/ Language: Русский / Genre:adv_history, sf_action / Series: Ратник

Крестоносец

Андрей Посняков

Отвечать за себя куда легче, чем за других. Однако Михаил Ратников, вновь оказавшийся в прошлом, вынужден заниматься именно этим! Мало того, что на дворе стоит 1241 год и едва удалось сбежать из тевтонского плена, так еще и новгородские воины считают его предателем. И нужно восстановить свое имя, свою честь, найти и вырвать из этой жестокой эпохи своих современников, двух молодых людей… одного удается отыскать быстро, а вот второго… точнее говоря – вторую…

А Псков, между прочим, захвачен рыцарями Тевтонского ордена, и войско новгородского князя Александра Ярославича уже на подходе… К тому же не дремлют старые враги – людокрады.


Крестоносец Ленинградское издательство Санкт-Петербург 2010 978-5-9942-0549-5

Андрей Посняков

Крестоносец

Глава 1

Наши дни. Псковская область

Усадьба

Вот аллоды, кои состоят в вечном владении аббатов…

Из средневековой грамоты

Усадьба, она так и называлась «Усадьба», потому как стояла на отшибе, в лесу, на берегу небольшой речки, а даже, лучше сказать – широкого ручья, что впадал в реку Черную, а уж та пополняла своими бурными водами беспредельно-серебристую гладь Псковского озера. До него от Усадьбы было километров десять, а до второго озера, Чудского, чуть побольше – пятнадцать, но это, если напрямик, через леса, ручьи, болотины… Имелись, вились тропки – в сухое лето запросто можно было пройти, даже и проехать – по заброшенной и разбитой лесовозами до полного некуда грунтовке. Не на легковушках, конечно, проехать – на «УАЗике».

У Миши как раз «УАЗик» и был куплен, почти одновременно с Усадьбой. А что, плохо разве? Рубленый дом – крепкий, на века, только лишь починить крышу – амбары, участок чуть ли не в гектар. Кругом лес, река, озеро вот…

Вообще, эту Усадьбу Мише приятель, питерский опер Василий Ганзеев по прозвищу «Веселый Ганс», посоветовал. Ты, сказал, хотел ведь чего-то уединенного, да на лоне природы, да подальше от людских глаз? Так вот и покупай – место хорошее: природа, охота, рыбалка, цивилизации почти никакой нет, даже сотовая связь – и та не берет. Покупай, пока просят недорого…

Миша – Михаил Сергеевич Ратников, молодой человек лет тридцати, высокий синеглазый брюнет с небольшой бородкой, бывший коммерсант, бывший учитель истории (о, это в какие седые времена еще было?!) – подумал-подумал, да и купил. Не для себя уединенья и покоя искал – для Марьюшки: стройненькой, миленькой, зеленоглазой… а как распустит по плечикам сахарным волосы льняные – ну, чисто русалка! Не думал, не гадал прожженный циник Михаил Сергеевич, что вот эдак вот Господь сподобит влюбиться, словно бы броситься с головой в глубокий речной омут! И вот на те ж – бросился…

Выжав сцепление, Михаил врубил первую передачу и, поднявшись в крутую горку, остановился, заглушив двигатель. Тут – рядом, буквально в двух шагах – щавеля росло немеряно, вот Миша и решил нарвать – на щи, Марьюшка-Маша любила…

Управился быстро – минут за десять нарвал пакетик, а больше и не надобно было. Хороший щавель – густой, крепкий, забористый, и здесь его прорва, не то, что за Усадьбой. Там, конечно, близко, но все не то – редкий да мелкотравчатый – не то, что вот здесь, тем более и по пути же.

Разогнувшись, молодой человек потянулся и повернул голову, услыхав надсадный рев мотора. Рев быстро приближался, и вот уже между деревьями, на лесной дорожке показался замызганный по самое некуда «Урал», под завязку груженный лесом. Ну, ясно дело – воры. Миша, конечно, в местные дела не лез, потому что был умный и вовсе не хотел, чтобы кто-то пустил красного петуха в Усадьбу или, пуще того, в магазин, еще по весне открытый им в ближнем, в пяти километрах, поселке. Поселок – а, вернее, два сросшихся – имел двойное название – «Советский номер 3» и «Сяргозеро». Первое досталось от времен колхозов-строек-лесоповалов, второе – от древних финно-угорских племен – «белоглазой» чуди. Проживало в сем довольно красивом местечке, если верить переписи, четыреста двадцать два человека, число которых летом, за счет приезжих дачников, легко переваливало и за тысячу. А магазин до Миши имелся один – бывший «ОРС», да и тот торговал только продуктами.

Ну, господин Ратников, пообжившись да приглядевшись, это дело быстро поправил – арендовал помещение в добротном кирпичном здании недавно закрытой восьмилетки, завез товар – парфюм, батарейки, шмотки, мелкую электронику и прочее – расторговался… И вот, на следующий год уже подумывал о магазинчике автозапчастей. А что? Дело выгодное – машины у всех не новые, ломаются часто, да еще мотоциклы, да моторные лодки, катера…

Поэтому ссориться с местными не хотелось. И без того – чужак. Хорошо, хоть жил в отдалении – все ж не так завидовали, как, к примеру, недавним переселенцам из Узбекистана Кумовкиным, этнически русским, которых в поселке, как водится, сразу же прозвали – «узбеки».

Ох, как их возненавидели!

Поселковые и так-то промеж собой жили недружно – в свое время в Советский переселили жителей так называемых «неперспективных деревень» – Карякина, Пустыни, Горелухи, издавна враждовавших. Выходцы из каждой поселились отдельными улицами, так сказать «средь своих», исконная вражда никуда не делась, но потихоньку притухла, проявляясь лишь по большим праздникам, когда в местном клубе традиционно устраивались драки. Все, как и положено издревле: карякинские на пустынских, или те и другие – на горелухинских, летом вариант – все вместе – на дачников или стройотрядовских студентов… Все как положено – с пьяными воплями, с кольями, с красной юшкой из носу и сломанными ребрами бузотеров. В общем, весело жили по праздникам, с огоньком, с задором, жаль, времена те давно ушли. Молодых мужиков нынче маловато осталось, да и те большей частью спились, а кто не спился, те, на пилорамах да лесовозах халтурили – после банкротства леспромхоза никакой другой работы в поселке не было. С одной стороны, молодцы – семьи-то кормить-одевать надо… Да и леса, в общем-то, не жалко – вон его сколько кругом, не окинешь взглядом! Леса не жалко, жалко дорог – уж их-то лесовозники-гады разбили, как «юнкерсы» в войну не разбивали.

Так вот, об «узбеках» Кумовкиных. Приехали они крепкой семьей, сами вдвоем, сын с невесткой, дочери, зятья, внуки. Сразу же взяли ссуду, да и так, верно, накопления были, выстроили просторный двухэтажный дом, с садом-огородом, с теплицею… И конечно же сей особнячок сразу же стал бельмом на глазу для каждого, уважающего себя, сяргозерца. Ходили, мычали – вот, мол, понаехали тут на все готовенькое… Ну и по мелочи пакостили, по крупному пока опасались.

Отогнав «УАЗик» с дороги в траву – чтоб лесо-возник-гад невзначай не помял, а то ведь они та– кие – Миша с интересом следил, как груженный лесом «Урал» с натугой штурмует горку… Нет, выкатил все же! Молодец! Только вот дорога…

– Здорово, командир! – лесовозник тоже остановил машину на пригорке, выскочил из кабины, закурил. Кудрявый молодой парень, лет на пять помоложе Ратникова, звали его Николай Карякин… Карякин, да – как и бывшую деревню.

– Привет, Николай, – Михаил вылез из авто, поздоровался. – Что – на халтурах?

– А куда ж нам деваться? – Карякин хохотнул. – Не все ж водку жрать.

И прищурился. Нехорошо так прищурился, не по-доброму… Миша знал, что Карякин-то был судимый, отсидел лет пять за грабеж, недавно вернулся… семью завел – вроде бы совсем стал порядочным человеком, и все же… Все же сквозило в его облике и повадках нечто такое… волчье… И это вот – «командир»… Карякина в поселке побаивались.

– Слышь, командир, – сплюнув, с ленцой протянул лесовозник. – Там, у повертки, ментов случайно, не видел?

– Да не видел, – Миша пожал плечами. – Однако ж – менты: они сейчас здесь, а потом – там. Никогда не угадаешь.

– Это верно. Ну, бывай, командир…

Карякин выбросил окурок в лужу и полез в кабину. Загудел двигатель, тяжелая машина тронулась, спустилась под горку… Михаил видел, как, выбравшись на шоссе, «Урал» резко прибавил скорость – что и понятно: сделка. Сколько рейсов сделаешь, столько и получишь.

– Собьют они когда-нить кого-нить! От, Хрис– том-богом клянуся – собьют! Ишь, как носятся – словно черти угорелые.

– Это точно!

Ратников обернулся, увидев подошедшего старичка, бывшего лесника, а ныне пенсионера, Пантелеича, сухонького, седого, но еще вполне бодрого – вон, и сейчас шагал с ружьишком, хотя… сезон охоты уже что, открыт? Ах – Миша поморщился – не его это дело!

Старик проводил удалявшийся лесовоз долгим взглядом:

– Случай, не Колька Карякин за рулем?

– Он.

– Двух горелухинских третьего дня в клубе уделал… На танцах, Генка Горелухин видал – как раз проходил мимо клуба. Он так-то нелюдим, Генка-то… Участковый приезжал – разбираться.

– Разобрался?

– А, – Пантелеич махнул рукой. – Никто ничего не видал, никто ничего не хочет. Но колеса ему про– ткнут – вот, Христом-Богом клянуся – проткнут!

Михаил лишь усмехнулся – кто бы сомневался?

– Слышь, Миша, а ты не в поселок?

– Не, на Усадьбу – домой.

– Жаль, жаль… думал – может, подвез бы? Ну, раз так, пешком доберусь… Хо! Людей седни странных видал… аккурат у Черной, на бережку – в одежке старинной, ну, знаешь, как в кино показывают, некоторые даж – с мечами! Слыхал, в городах-от, клубы такие есть. Как их зовут-то?

– Реконструкторы, Пантелеич… Тут ведь Чудское рядом… Наверное, чего задумали изобразить, – Миша улыбнулся. – Хотя Ледовое побоище вряд ли у них выйдет. По причине полного отсутствия льда, потому как – лето красное стоит. А где ты, говоришь, их видел?

– Да у Черной речки. Ну, там недалеко к Красной Горке повертка… где черника… Черт! Аристаршка Брыкин, бригадир бывший, уже, верно, все ягоды там обрал. А не он – так Горелухин, уж тот-то все места знает.

– А, – Михаил улыбнулся. – И я знаю. Съездить, что ли, проведать? Может, кто знакомый?

Ратников и сам когда-то, когда еще жил в Питере, занимался исторической реконструкцией и тамошнюю тусовку знал. Впрочем, эти-то вполне могли оказаться и местными…

А действительно – съездить, что ли? Нет, сначала – домой, Маша, поди, заждалась…

– Ну, ладно, пойду я, – Пантелеич протянул Ратникову руку. – Слышь, Миша, ты когда за товаром поедешь?

Михаил пожал плечами:

– Да ездил уже. Теперь в августе только.

– Жаль, жаль… Мне б кабель для телевизора, а то старуха совсем заела – сделай да сделай… Мне-то он ни на хрен собачий не нужен, телевизор этот, а вот ей охота – «кармелит» всяких смотреть.

– Тебе кабеля-то много надо?

– Да метров пять… А что есть, что ли?

– Так загляни в магазин, там отрезки должны оставаться. У продавщиц спроси – уж всяко еще не продали.

– Ладно, – Пантелеич обрадованно затряс головой. – Спрошу! Спасибо, Миша, обнадежил… Ну, пойду…

– Добрый путь, – Михаил улыбнулся. – Супруге привет.

– Передам ужо…

Места вокруг расстилались красивейшие – зеленое изумрудье лесов с синими прожилками ручьев и речушек, прозрачные зеркала озер, желто-розовые – от лютиков и клевера – луга, воздух – прозрачный, тянучий, сладкий… И тишина вокруг! Ну, не считая пилорам и лесовозов…

Миша все же решил навестить реконструкторов, тем более тут и ехать-то всего ничего, а потому остановил машину, не заезжая во двор. Проходя воротами, окинул хозяйским глазом высокий, недавно слаженный забор, огород, сараи…

– Мисаиле!!! – оторвавшись от грядок, кинулась навстречу Марьюшка – милое зеленоглазое чудо в подоткнутой длинной юбке (коротких, как и, упаси Боже, джинсов или там шортиков, девушка не носила принципиально… может быть, пока?).

– Мисаил… любый мой… Приехал!

Михаил обнял девушку, прижал к себе и не говорил покуда ни слова, чувствуя, что соскучился, сильно соскучился, хотя и времени-то прошло мало… день всего, сутки – съездил в поселок, да там и заночевал, решая возникшие проблемы с лицензией.

Ах, как радовалась Марьюшка!

Целуя девушку в губы, Миша подхватил ее на руки, закружил… расстегнул блузку… Никакого белья Марьюшка не носила – еще не привыкла – под блузкой и юбкой ничего не было…

Михаил поцеловал девушку в грудь, поласкал языком, чувствуя, как быстро твердеют соски…

– Ах… – прикрыв глаза, томно застонала Марьюшка. – Ах, любый…

Они повалились в траву, и белый пух одуванчиков, сверкая, взлетел к солнцу…

– Ты такая у меня загорелая! – восхищенно, будто впервые, Миша смотрел на любимую, гладил ее по плечам и бедрам, Марьюшка смущалась, потом вдруг прижалась крепко-крепко, всем телом… – Прямо статуя бронзовая. Небось, на реку купаться бегаешь, когда меня нет?

– Бегаю, – улыбнулась девушка. – Хорошо ведь!

– Так вот прямо, голой…

– Так ведь тут нет никого? Или…

– Бегай-бегай, душа моя, – Михаил ласково похлопал Машу по ягодицам – тугим и упругим, чувствуя, как вновь нарастает желание… – Бегай!

Их утехи прервал вдруг треск мотоцикла – та– кой громкий, что слыхать было еще издалека, от повертки.

Миша поцеловал Марьюшку в губы…

– Черт, принесло кого-то…

– Не говори так! – девушка засмеялась. – Гость в дом – счастье в дом, ведь верно?

– Верно, верно, – Михаил кивал, быстро одеваясь. – А ну-ка, глянем, что там за счастье?

Темно-голубой «Восход-2М» – насколько помнил Ратников, именно так именовалось сие восстановленное двухколесное чудо – выскочил из-за леса на ведущую к Усадьбе повертку и теперь быстро приближался, грохоча, словно немецкий танк.

Миша присмотрелся, опершись на ограду.

За рулем сидел щуплый пацан, то ли поселковый, то ли дачник, черт его знает, с копной светлых, растрепавшихся от ветра – какой, к черту, шлем? – волос и в обрезанных до колен джинсах, за ним виднелся и пассажир – ухмыляющийся и чем-то неуловимо похожий на самого Ратникова – тоже темноволосый, только без бороды, да и глаза не синие, а карие.

Неужели?

Господи – вот уж действительно радость, права оказалась Марьюшка!

Гость в дом – радость в дом!

– Здорово, лесной житель! – слезая с сиденья, пассажир скинул с плеч рюкзак.

– Здорово, Веселый Ганс!

Друзья обнялись.

– Ну, давай, давай, заходи… – Ратников радостно похлопывал приятеля по плечу – и в самом деле, не так уж и часто на Усадьбе бывали гости. – Сейчас посидим, отдохнешь с дороги, я пока баньку сварганю…

– Банька – это хорошо! – с чувством промолвил гость. – Однако я ведь того, не устал. Чай не пешком!

– Ага… Так ты, Василий, хочешь сказать, из Питера сюда на общественном транспорте добирался?

– Да нет, на своей… В поселке оставил – к тебе же на нормальной машине никак!

– А то ты не знал?

– Да знал… Ну, что, может, на рыбалочку сходим?

– Можно и на рыбалочку… – Михаил хохотнул. – Но сначала – водки!

– А вот это по-нашему, по-бразильски! – обрадованно подхватив рюкзак, гость вслед за хозяином зашагал по двору к дожидавшейся у крыльца Марьюшке – по обычаю, поклонившейся в пояс.

– Ну, ну, Маша, – Василий с видимым удовольствием чмокнул девушку в губы. – Зачем уж так-то?

– Дядя Миша!

Михаил оглянулся – во двор заглянул тот самый пацан, мотоциклист. Надо бы и его позвать, а то нехорошо как-то…

– Айда обедать с нами!

– Не-а… спасибо. Мне б уехать.

– А!!! – догадался наконец Ратников. – Что, не заводится? Подтолкнуть, что ли?

– Угу, подтолкните… если, конечно, не трудно.

– Да не трудно… Тебя как звать-то?

– Максимом…

– Ну, давай, Максюта, прыгай в седло… Разбегаемся… Оп-па!

Немного прокатившись под гору, мотоцикл оглушительно затрещал, и улыбающийся Максим, радостно поддав газку, скрылся за ближним лесом.

– Ну, вот, – посмотрев ему вслед, Михаил потер руки. – Теперь порядок…

– Порядок, говорю, – войдя в горницу, Ратников заплескался у рукомойника, краем глаза наблюдая, как сноровисто и быстро Марьюшка накрывает на стол.

Свежий лучок, молодая, только что появившаяся, редиска – краснобокая, крепкая, хрустящая, соленые огурцы, капусточка – в печи поспевало жаркое с гречневой кашей. А вот ни картошки, ни помидоров на столе не было – Марьюшка относилась к ним с недоверием, сии овощи были для нее незнаемыми, непонятными. Хотя, конечно, картошку Михаил выращивал, вон, пол-огорода засеяно. Зря, наверное, – все равно Маша ее не ест.

– Ну, вы кушайте, – поставив на стол аппетитно нарезанный толстыми хрустящими ломтями хлеб, девушка вновь поклонилась. – А я пока баньку спроворю…

– Да обожди, никуда не денется твоя банька, – разливая по стаканам водку, с нарочитой сердитостью проговорил Ратников. – Посиди вот лучше с нами, люба. Уваж гостюшку.

Стесняясь, девушка уселась на лавку… выпила, точней – пригубила. Да и потом не сидела спокойно – все бегала, сновала от печи к столу и обратно, да в сени – за квасцом холодненьким, в конце концов уж так-таки и сбежала в баньку…

– Хорошая девчонка эта Маша, – смачно хрустнув огурцом, похвалил Веселый Ганс. – Я бы сказал – неиспорченная. И вообще, повезло тебе с ней.

– Или – ей со мной, – хохотнул Михаил.

– Нет, – гость со всей серьезностью посмотрел прямо ему в глаза. – Тебе! Это точно.

Хлопнув пол-литра, друзья по-быстрому накопали червей и спустились вниз, к ручью, порыбачить…

– Хорошо как! – закидывая удочку, Веселый Ганс посмотрел вокруг с таким видом, словно это он и был истинным хозяином всего вокруг – вот этого вот ручья, того перелеска, луга с ромашками, даже синего, с небольшими белесыми облачками, неба. Всего.

– Да, сейчас здесь неплохо, – Михаил вытащил из прихваченной с собою сумки сверкнувшие на солнце жестяные банки. – Лови! Оп!

– Вот это правильно: пиво без водки – деньги на ветер, – одобрительно кивнув, гость откупорил банку «Невского».

Ратников хохотнул:

– Или – наоборот – водка без пива.

– Так я не пойму… Мы в баню-то сегодня идем или как? Ого – холодненькое…

– Так из холодильничка же!

– А ты что – уже и электричество провел?

– Поговорил кое с кем… с просеки фазу бросили. Зимой, правда, плохо… ну так у меня на тот случай и свой дизель имеется.

– А телевизор чего не заведешь?

– Да видишь… Ловит здесь плохо…

Врал Миша, врал. Как ни хотелось самому – не покупал в дом телевизор, боялся за Марьюшку… И так-то, пока в Колпино жили, насмотрелась на улицах всего, бедная… как только с ума не сошла.

– Эй, эй!

– Что такое?

– Клюет у тебя, говорю! Тащи – о чем думаешь? Эх… поздно…

– Да и черт с ней! Ну что, в баньку?

– А готова уже?

– Ну, конечно – сейчас же лето, топить долго не надо.

Всласть напарившись в бане, друзья вновь уселись за стол. Вечерело уже, и черные вершины сосен и елей царапали оранжевый край солнца.

– Ну, что? – Миша искоса посмотрел на приятеля. – Еще по пять капель?

Тот молчал, задумчиво устремив взор на литровую бутыль «Путинки».

– Да настоящая, не переживай, не паленка! – оглянувшись на деловито возившуюся с рыбой Марьюшку, заверил Ратников.

– Да я не об том, – гость поскреб на подбородке щетину. – Слышь, Миш… Я ж тебе подарок привез – коньячок «Эчмиадзин», вкус – уммм!

– Так доставай!

– Да нету… Весь рюкзак обшарил – нет… Видать, в машине оставил.

– Не переживай, завтра съездим, – Михаил рассмеялся, весело наполняя стаканы, и тут же осекся. – А он, коньяк-то, у тебя там где? В багажнике лежит?

– В том-то и дело, что нет. В салоне. В пакете на заднем сиденье лежит…

– Ай-ай-ай, – Ратников с осуждением покачал головой. – Как же ты так неосторожно? А еще опер!

– Да, понимаешь, торопился… Панельку от магнитолы тоже забыл выдернуть.

– Э! Растяпа!

– Так и в вашей глуши тоже по салонам шалят?

– Эк, сказал – глушь! – ухмыльнулся Миша. – Есть, есть и у нас охотнички, и свои и приезжие… Тем более – суббота сегодня, танцы. Ты где тачку свою бросил, надеюсь, не у клуба?

– Не. У магазина.

– Ага. Вот туда-то все перед танцами и пойдут… Да не переживай ты так, дотемна стекла бить не станут…

– Может, позвонить? – Василий вытащил мобильный. – Ну, продавцам твоим… чтоб присмотрели.

Михаил саркастически усмехнулся:

– Ага, позвонить… Связи-то нет!

– А я, кажется, видел вышку… и не так далеко…

– Да, поставили… до кризиса еще. С тех пор так и стоит – без всякой нужды, аппаратуру-то когда еще установят? Обещали к зиме.

– К зиме…

– В общем, так, – посмотрев на загрустившего дружка, Ратников прихлопнул ладонью по столу. – Сейчас мы к твоей тачке съездим. Туда, обратно – за час и обернемся. А Марьюшка нам пока рыбку пожарит, верно, Марьюшка?

– Пожарю, милый, – оторвавшись от своего занятия, девушка поклонилась. – Как вернетесь – так и за стол.

– Вот это девушка! – остановившись на крыльце, восхищенно промолвил Веселый Ганс. – Вот это я понимаю! Другая бы начала ныть – да куда, да зачем, да не езжайте… или сама бы напросилась вместе… А эта – нет! Как ты сказал – так и будет. Ни слова не возразила! Даже поклонилась… слушай, а это она зачем? – гость резко понизил голос. – Издевается?

– Да нет, – рассмеялся Ратников. – Просто… привычка у нее такая. Она ведь из этой… из старообрядческой семьи, вот!

– Кержаки? Знаю. Теперь понятно, что повезло тебе. И как же я, дурак, раньше-то не догадался? В прошлом году еще…

– Ладно, хватит разоряться, поехали.

– Слушай, а ничего что мы… что ты…

– Ты еще про ГАИ спроси! На этой дорожке их отродясь не бывало. Ну, разве что – с вертолета.

Усевшись в верный Мишин «УАЗ», приятели поехали к поселку, понимая за собой тучу светло-оранжевой песчаной пыли, клубящейся в нежных лучах заходящего солнца.

– Ну и пылища здесь, – поскрипев песком на зубах, вымолвил Веселый Ганс.

– Так – суглинки! Подожди, сейчас ручей пере– едем, там получше пойдет…

Весело рычал двигатель, подпрыгивая на ухабах, машина ходко бежала по узкой лесной дорожке.

– Там, в поселке, заодно пива в магазине купим! – ворочая рулем, громко кричал Ратников. – Чтоб завтра зря не ездить.

– В твоем магазине?

– Не. У меня – промтоварный.

– А чего ж пивом не торгуешь?

– Так лицензия… да и… тут у нас разделение труда, знаешь ли!

– А, вот так!

– А ты думал? Все строго.

Километров через семь, за лесом, пошел уже более-менее приличный участок дороги, и «УАЗ», если верить спидометру, разогнался аж до восьмиде– сяти.

– Смотри на скорости не разбейся, Шумахер! – глядя на проезжавших по обочине велосипедистов, пошутил гость. – Ой, смотри-ка… А девочки тут ничего! Может, поедем потише, а?

– Девочки ему… – сворачивая с грунтовки в поселок, Миша хмыкнул. – Тебе сколько годков-то, черт?

– Тридцать три… скоро будет.

– Во! И я говорю – седина в бороду, бес – в ребро.

– Нет, в самом деле – велосипедистки симпатичные… Особенно во-от та, в желтой юбочке!

– Это, между прочим, восьмиклассница!

– Восьмиклассница… ммм… А говорят, что тебя по географии трояк, а мне на это просто…

– … наплевать! – подхватил Михаил. – У-у-у – восьмиклассница-а-а-а…

Вот так вот, под старую песенку Цоя и подкатили к площади, на которой располагался старый ОРСовский магазин, ныне гордо именующийся «Немезида», деревянная одноэтажная почта, еще какое-то здание в псевдоклассическом стиле позднего сталинизма, с облупленными колоннами и штукатуркой, и – чуть в стороне, за небольшим сквериком – школа, точнее сказать, уже бывшая школа.

– Во он, мой магазин, – выходя из «УАЗика», Ратников кивнул на школу.

– А вон моя машина, – Веселый Ганс радостно улыбнулся, глядя на серую «десятку». – Смотри-ка, еще не вскрыли… Оп!

Пикнула сигнализация…

– Ну, вот он, коньяк! А вот – магнитола.

– Вот что, Вася, – негромко произнес Михаил, задумчиво глядя на тусующуюся у «Немезиды» молодежь, – думаю, мы твою машинку сейчас отгоним… к одному хорошему человеку на двор… Нет, ты не думай, тут тоже безопасно… но… сам видишь – танцы сегодня. Понаедет со всей округи шантрапа, так что уж лучше… Как говорится – береженого Бог бережет.

– Да-да, – поспешно закивал гость. – Так и нужно сделать.

– Ну, тогда езжай за мной, да смотри, по пути не потеряйся!

Объехав толпу азартно пьющих пиво и тоник подростков, Ратников свернул налево, потом – направо, потом – еще раз налево и, миновав приземистое здание клуба, остановился метров через сто от него, напротив зажиточного вида ворот и ограды.

– Ну, вот, – выйдя из машины, он дождался, когда рядом остановится Веселый Ганс. – Здесь мой знакомый живет, у него тачку твою и оставим… Подожди-ка…

Михаил что есть силы загрохотал кулаками в ворота. Во дворе злобно залаял пес.

– Гляди-ка, – Веселый Ганс опасливо попятился. – А ведь не написано «осторожно, злая соба– ка»!

– Да она не злая, – немного передохнув, Ратников застучал вновь. – Эй, эй, есть кто дома?

– Ой! Здрасьте, дядя Миша, – в ограде открылась неприметная маленькая калиточка, выпустив со двора девочку лет десяти, веснушчатую, с косичками, в смешном коротеньком платьице, красном в белый горошек. – А я думаю – и кто это там барабанит?

– Привет, привет, Настюшка, – Михаил ласково потрепал девчонку по голове. – А где твои все?

– Так в Городище поехали, в гости. Там у них свадьба!

– Что?! – Миша покачал головой. – У дедушки-бабушки твоих – свадьба?

– Да не, не у них. У их знакомых.

– И что же – ты теперь на хозяйстве одна?

– Не одна – с Пальмой! А бабушка с дедушкой обещали к одиннадцати вернуться.

– К одиннадцати? – Миша кинул взгляд на часы – едва набежало девять… Ну да – самое начало танцев. – А мы-то хотели машину у вашего дома поставить.

– Так поставьте! – девчушка улыбнулась. – Только ворота сами откройте – тяжелые!

– А Пальма твоя нас не разорвет?

– Не… я ее счас на цепь!

Настенька скрылась во дворе:

– Пальма, Пальма… А ну-ка, иди сюда… Вот я тебя, вот! Ты зачем опять в огороде грядки порыла? Ну, ни на минуту нельзя оставить! Не собака, а наказание…

– Вот что, Настюшка, – косясь на Пальму – здоровенную овчарищу – уши торчком, – Ратников заглянул во двор. – А там, ну, где свадьба… телефон есть?

– У Кадниковых-то? Есть, конечно… такой, зеленый…

– А номер ты помнишь?

– Номер? Ой… А! Он у нас на обоях записан! Да вы заходите, дядя Миша…

Через пять минут приятели, поглядывая на явно волнующуюся при виде чужих овчарку, проворно открыли ворота и, загнав «десятку» на просторный двор, поехали на «УАЗике»» обратно.

– В свой магазин сейчас загляну, – рассуждал по пути Миша. – Потом – в продовольственный, за пивом… ну и – домой! Маша, небось, рыбки уже нажарила… Умм! Знаешь, как она рыбу готовит? Нет, ты не знаешь!

– От твоих слов прямо слюни текут, – хохотал Веселый Ганс.

Настроение его резко улучшилось, еще бы – машину пристроили, коньяк нашли, вот, еще и пиво купят, и впереди еще – один выходной и два дня отгулов, с большим скандалом выпрошенных у райотделовского начальства.

– Здоров будь, Димыч, – притормозив, Ратников громко приветствовал какого-то молоденького мальчика, на вид – так вообще почти подростка, в серой, на кнопках, форме с погонами младшего лейтенанта милиции. С черным дипломатом в руке, паренек с крайне деловым видом шагал куда-то в сторону грунтовки… нет – к шоссейной дороге.

– Здравствуйте, Михаил, – младший лейтенант улыбнулся… и с некоторой даже надеждой спросил. – Случайно, не в райцентр?

– Не!

– Жаль… А кто туда сегодня поедет – не в курсах?

– Не в курсах, – Михаил подмигнул. – Завтра – да, многие обратно поедут, а сегодня – вряд ли. Суббота же!

– Да знаю, что суббота…

– Слышь, Димыч, а зачем тебе в райцентр? Давай ко мне в гости – водочки тяпнем…

– Да не пью я.

– Ну, тогда – в баньку, и – пива. Ну? Хочется же! По глазам вижу – хочется!

Младший лейтенант вздохнул и отрицательно тряхнул головой:

– Хочется, конечно, да времени нету. Материалов полно – и у всех сроки вышли. Начальник сказал… а-а-а, не охота и пересказывать, что он сказал. Этим летом как прорвало, Миша! То одно, то другое, третье… То корову со двора сведут – не успеешь разобраться: морды друг дружке набьют, или незаконный поруб, или там труп некриминальный… А еще отдельные поручения следователя выполняй… будто у меня своей работы мало! Вы куда сейчас – в магазин?

– Ну да, сначала в мой, потом в «Немезиду», за пивом. Кстати… а ведь Игорь из «Немезиды» как раз вечером домой поедет… в райцентр…

– Точно! – милиционер просиял. – Игорь! И как это я мог позабыть? Побегу…

И, смешно дергая дипломатиком, побежал к магазину.

– Это что ж такое за недоразумение? – удивленно хлопнул ресницами Веселый Ганс. – Только не говори, что участковый.

– Участковый и есть, – усмехнулся Миша. – Дмитрий Дмитриевич, здесь все его Димычем кличут… ничего паренек, безобидный.

– Да-а-а… наберут детей в милицию, потом сами не знают – что с ними делать? А как он, интересно, материалы разрешает? А случись в клубе драка…

Михаил хмыкнул, притормаживая у своего магазина:

– Дурак он, что ли, драки тут разнимать? Ты пока посиди, я быстро…

– А, с другой стороны, такой клуб – очень даже хорошо, – сам с собой рассуждал старший опер Василий Ганзеев, в узких кругах реконструкторов известный как Веселый Ганс. – По пьяным да по мелким – всегда план выполнен. Не надо и стараться.

Миша отсутствовал недолго, минут пять, после чего, легко прыгнув за руль, повел машину к «Немезиде» – последнему пункту пребывания обоих приятелей в поселке Советский № 3.

Из магазина уже как раз вышел участковый Димыч, поставил дипломат на крыльцо, закурил… приосанился…

– Ой, Дмитрий Дмитриевич! А что это вы, на службе, да?

– Ут-ти, какие! – Веселый Ганс не удержался, обернулся, посмотреть на окруживших младшего лейтенанта девчонок, тех самых велосипедисток лет пятнадцати…

– Ты не о девочках думай! О бане!

– И еще – о пиве. И – о коньяке! – хохотнув, старший опер вошел в магазин следом за Мишей.

– Нам вот это, вот это… и еще – вон то! – дождавшись очереди, показал пальцем Ратников. – Да, еще карамелек… вон тех, «Взлетных»…

– Ты чего это, уже на конфеты перешел?

– Да нет, Машка любит…

Все купив, вышли…

А крыльцо все прямо цвело от обступивших участкового голоногих девчонок!

– А что же вы к нам на танцы не ходите, Дмитрий Дмитриевич? Некогда? А тогда так, на чаек загляните… вот хоть ко мне! А? Правда, приходите в понедельник, а? Чай у меня вкусный… с баранками…

Это все издевалась та, в желтой мини-юбке и бежевой безрукавочке. Длинные, по плечам, волосы, большие серо-голубые глаза, смуглая, точнее сказать – загорелая – кожа.

– На Машку твою похожа чем-то, – угнездившись на сиденье, ухмыльнулся Ганзеев. – Вон та, в желтой юбочке…

– Да ладно тебе – похожа! – Миша повернул ключ… да так и застыл, углядев на запястье девчонки в желтенькой юбочке браслетик золотисто-коричневого стекла…

И как током кольнуло…

Бросил:

– Я сейчас.

Выскочил из машины:

– Девушка… Вы, вы… Ваш браслетик… Я бы супруге хотел такой, в подарок… Можно взглянуть?

– Да, пожалуйста, – девчонка манерно ухмыльнулась и протянула руку. – Смотрите! В вашем магазине, небось, таких нет?

Тот! Или, по крайней мере – очень похожий. Витой, в виде змейки с красными рубиновыми глаз– ками.

– А откуда такая прелесть, можно узнать?

– Да можно, – девчонка пожала плечами. – Максик Гордеев подарил вчера… То же еще, мелочь, клеится…

– Нет, Лера, Макс вообще-то симпатичный.

– Ну и целуйся с ним, если симпатичный!

– Ага…

Максик, значит… Гордеев…

Черт! Так это ж тот самый, мотоциклист… Эх, знать бы раньше!

– На танцы он, конечно, придет?

– Нет, не придет… С родителями в город уехал.

– Что, насовсем?

– К середине недели объявится.

Ладно… пусть так… ладно…

А браслетик этот надо бы у девчонки… Нет! Слишком уж подозрительно, нелепо даже… Может, просто похож? Да нет… такой же! Один в один. Ладно, подождем Максика…

В машине нетерпеливо забибикал Веселый Ганс.

– Иду, иду уже…

Усевшись за руль, Михаил завел авто и тронулся с места, задумчиво глядя на девчонку с браслетиком… Леру…

Нет… скорее всего – просто похож…

Глава 2

Наши дни. Июль. Псковская область

Советский-3

Мы же в обмен на названную его крепостную дали господину епископу Парижскому Эмелину – нашу крепостную, для выдачи ее замуж…

Из средневековой грамоты: об Эмелине, женщине, даной в обмен аббатом и монастырем св. Германана Лугу, епископу Парижскому

Через день Ратников отвез Веселого Ганса обратно в поселок – гостю нужно было возвращаться. Забрав «десятку» со двора, тормознулись у магазина, обнялись на прощанье.

– Ну, – улыбнулся Ганзеев. – Ты не забывай, звони.

Миша кивнул:

– Буду. Да и ты информируй, ежели что-нибудь интересное… ну, в знакомых местах.

Опер вскинул глаза:

– Понял… Не пойму только – и что ты к этому браслету привязался? Ну, похож – и что?

– Да так… – Ратников отмахнулся – да что тут скажешь-то?

Что это никакой не браслет, а прибор для мгновенного перемещения во времени? Кстати, вчера ведь по пьяни так и брякнул… Конечно, Василий, как всякий нормальный человек, на это не прореагировал, даже у виска пальцем не покрутил, счел за шутку…

Нет, этот браслетик, тот что на девочке Лере, конечно, может, и не тот… Во, как мысли причудливо изгибаются – «этот – не тот»! – уж точно – по древу.

Михаил усмехнулся и, хлопнув приятеля по плечу, пожелал удачного пути.

Гость завел двигатель и высунулся в форточку:

– Спасибо за все, Миха! Отдохнули классно.

– Да не за что.

– В Питер когда?

– Да к осени выберусь…

– Ну, будешь – заходи. Посидим не хуже, чем у тебя здесь.

– Да уж. Не сомневаюсь.

Махнув рукой вслед отъехавшей «десятке», Ратников немного еще постоял, подумал и, взяв в «УАЗике» сумку, зашел в магазин – за пивком.

И сразу же выпил, вот только отъехал за угол, в тенечек, чтобы особо-то не отсвечивать. Первую бутылку – на этот раз взял бутылочного, оно почему-то казалось вкуснее – Михаил охоботил разом, в три глотка – уж больно после вчерашнего душа горела, прямо таки надрывно просила влаги, а вторую уже смаковал, пил медленно, с чувством. Пил и думал. О браслетике… О Марьюшке… О том невероятном, что приключилось с ним почти год назад. Тоже вот началось все с найденного случайно браслетика – желтовато-коричневого стекла, в виде змейки с красными глазками, благодаря которому Ратников, к ужасу своему, очутился вдруг в тринадцатом веке, а точнее – в тысяча двести сороковом году, 15 июля – как раз в момент знаменитой Невской битвы. На битву эту Михаил, собственно, тогда и приехал в Усть-Ижору – с историческими реконструкторами – целой ватагой! Помахали мечами всласть, потом выпили – как всегда, мало показалось. Миша с Веселым Гансом – Василием Ганзеевым – махнули за водкой. Ратников тогда еще не знал, что Ганзеев – опер, специально внедрившийся в среду реконструкторов: под их видом кто-то поставлял в городские притоны подростков – юношей и девушек – очень странных, словно бы не от мира сего.

Как выяснил Михаил уже позже, разобравшись, где очутился – в Новгороде Великом, мать честная! – ребятами этими торговала целая шайка во главе с боярышней Ириной Мирошкиничной, молодой и обворожительно сексуальной дамой из могущественного аристократического рода. На нее работали хитрые ярыжки, типа Кривого Ярила, тиуна, и такие откровенные садисты, как некий Кнут Карасевич, которого Михаил едва не убил.

В общем, удалось тогда выбраться – вместе с Марьюшкой – да, эта девчонка была оттуда, из прошлого. Холопка – раба!

Ой, не просто оказалось найти эти браслеты – да и сам Ратников далеко не сразу догадался, что это именно с ними все связано. Как выяснилось, перейти время можно было только в двух местах – а может, иных Миша просто не разведал, не установил – в Усть-Ижоре, на месте Невской битвы, и далеко на северо-востоке Ленинградской области, в Долгозерье, рядом с турбазой.

Там-то – уже когда перебрался с Марьюшкой – весьма кстати пришлась помощь Ганзеева, давно пасшего всю банду.

Удалось тогда выбраться, удалось… Ганзеев конечно же так ничего и не понял, думал – странных «рабынь» возили с дальних архангельских деревень или от староверов. Такой же вот староверкой он считал и Марьюшку, Машу, как ее стал называть Михаил, потому как короче.

Именно из-за Маши он и оставил родной Санкт-Петербург, поселившись в сельской глуши, средь непроходимых болот и лесов. Для Маши – любимой! – это действительно оказалось лучше. Ее воспитанная с детства покорность теперь пришлась как нельзя более кстати – лишний раз она ничего не спрашивала, все перемены воспринимала, как есть, занималась домашним хозяйством – только еще не смогла привыкнуть к картошке – и, похоже, была очень счастлива. Еще бы – сбылась наконец давно лелеемая мечта – жить с любимым человеком!

В загсе, конечно, не регистрировались, правда, Миша предложил как-то – в Петербурге – венчаться, но Марьюшка лишь хмыкнула – ты что, мол, совсем с ума сбрендил? Да Ратников и сам знал – по «Русской Правде» жениться на рабе – значит, лишиться всего, самому стать холопом, причем полным – обельным. А вот так жить, с наложницей – это не возбранялось, хотя церковь, конечно, смотрела косо… да не особенно она была и сильна в те времена, в городах только, хотя и там иногда процветало самое оголтелое язычество.

Да, в Петербурге у Маши случился выкидыш… От всего пережитого. Так что предложение Ганзеева – дача в псковской глухомани – пришлось как нельзя более кстати. Девчонка постепенно отошла, повеселела, похорошела, прямо расцвела вся! Людей уже не дичилась, с туристами, рыбаками, охотниками разговаривала смело. Миша даже начал ее потихоньку учить управлять «УАЗиком» – «бесовской повозкой», как ее называла Марьюшка поначалу… А потом, как увидела за рулем «Хантера» православного батюшку, махнула рукой, – учи! Железный конь в хозяйстве сгодится… все равно обычного нет. Подумывали уже и о коровушках – это, конечно, Маша просила – и по осени Ратников решился уже взять телочек, ну, а следующей весной – и кур, и уток, хотя, сказать честно, к животноводству его душа ну уж никак не лежала. Он бы, конечно, Машу в магазин в свой магазин пристроил – продавщицей – вот только подучить кой-чему.

Да… тогда, в прошлом году, бонду хорошо приложили: как сказал Ганзеев, ни разу больше ничего необычного в тех местах не было. И это хорошо, хорошо… Только вот, браслетик… Миша ведь тогда так и не смог узнать – как их делают, зачем, по каким технологиям… или это – магия?

Да и черт с ними! Нет ничего – и нет… Только вот девочка Лера… Максик Гордеев ей браслет подарил… А тот где взял? Приедет – спросить: наверняка купил в какой-нибудь сувенирной лавке…

А если это именно тот браслет? Который… И вдруг девочка Лера его случайно сломает… И окажется где-нибудь в средневековье! Вот будет номер!

Черт… и как же позавчера-то об этом не подумал? Жалко девку… Хотя раньше браслеты «работали» только в определенных местах – в Усть-Ижоре и на Долгом озере. Так, может, и сейчас?

Нет, браслет все же у нее надо будет забрать! Под любым предлогом. Но – осторожненько – не сломать.

Размышляя таким образом, Михаил сидел себе в машине, потягивал пивко да посматривал на прохаживавшихся к магазину и обратно местных… слонявшихся гурьбой и что-то оживленно обсуждавших. Ага!!! Вот и участковый объявился… в рубашечке серо-голубой, в фуражке, со всегдашним своим дипломатиком… явно чем-то сильно озабочен– ный.

Ратников распахнул дверь:

– Димыч!

– Здрасте, Михаил.

– Что такой озабоченный?

– А, – подойдя к «УАЗику», участковый махнул рукой. – Фигней всякой маюсь. Якобы девчонка одна пропала.

– Якобы? А кто?

– Лерка Размятникова, местная юная… ммм… как бы поприличнее выразиться…

– Не надо, я понял. Да ты садись! Пивка?

– А – выпью! – умостившись на сиденье рядом с водителем, младший лейтенант снял фуражку и устало вытер выступивший на лбу пот. Жарило сегодня прямо с утра, и духота такая кругом расстилалась… к хорошей грозе, верно.

– Понимаешь, Михаил, – как всегда, когда волновался, участковый незаметно для себя переходил на «ты». – Я-то в отгулах должен был быть – уже с друзьями договорились в один бар забуриться, да потом в Струги, в баньку съездить… Только собрался, и тут – на тебе, начальство вызывает!

– Бывает, – понимающе кивнул Миша. – Ваше дело такое – служебное. Да ты пей, пей…

– Спасибо… уфф… Холодненькое!

– Так что Лерка-то?

– Да ничего! – младший лейтенант поморщился, словно от зубной боли. – Пропала, дескать – тетка в отделение позвонила, мол, как в субботу на танцы ушла, так и в воскресенье целый день не было… подумаешь! Трех суток еще не прошло, а начальство погнало – посмотри, мол, чего там да как… У нас, видишь, серия изнасилований, как раз вот в сельских клубах, после танцев… Вот и Лерку, может… Хотя – она сама кого хочешь изнасилует!

– Да-а, – Ратников покачал головой и откупорил очередную бутылку. – А сколько ж ей лет, этой Лерке?

– Пятнадцать, кажется… или вот-вот будет. Ты, Михаил, на возраст ее не смотри – со столбами разве еще только не перетрахалась, извиняюсь за грубое слово.

– Гулящая, что ли?

– Не то слово! Причем знаешь – избирательно, не со всем и не с каждым. А только, как она говорит, – с тем, кто понравился и почти по любви! – На этих словах участковый неожиданно покраснел и замолк. Правда, ненадолго. – Она ведь как бы и не деревенская, городская… не поверишь – из Питера!

– Да ну? – удивился Михаил. – Землячка, значит.

– Почти. Бабка у нее в Питере жила, в коммуналке, а мать здешняя, пьянь – клейма ставить негде! – вот бабка-то внучку и забрала, в гимназию какую-то крутую пристроила, с французским уклоном… да года полтора назад померла. Комнатуху соседи прихватили – уж не знаю, как – да Лерка там и прописана не была, не успела бабка. Увы! Побарахталась девчонка в Питере – да сюда. Не к матери-пьяни – у той каждый день шалман – к тетке. Та тоже, конечно, не ангел, но ничего – племянницу кормила, правда поругивала, соседи говорят – скандалили они часто. Да Лерку-то ругать было за что!

– Я так полагаю, на такую красивую девку многие западали, – задумчиво произнес Ратников. – И те, кому она, грубо говоря, не дала, могли запросто ее… тем более, что другим-то она как раз давала, о чем весь поселок уж наверняка знал.

– Да знали… Вот и я о том же подумал! Из особо подозрительных к Лерке двое клеились – Эдик «Узбек» и Колька Карякин. Карякин – местный – тот еще урод, с зоны недавно откинувшийся, ну и Узбек – тоже себе на уме, семейку их здесь очень не жалуют, жлобами кличут.

– Это ты про Кумовкиных, переселенцев? – на всякий случай уточнил Михаил.

– Про них.

– А мне так кажется, зря их не любят – завидуют просто, вон какую домину выстроили. И непьющие все, работают с утра до зари. Завидуют. Просто потому, что чужаки.

– Так и ты не местный! – хохотнул младший лейтенант. – Однако ж тебя жлобом не зовут?

– Потому что в магазине местным работу дал…

– Правильно! И продавцы твои в долг запросто отпускают. А у Кумовкиных – снега зимой не выпросишь. Вот и говорят – жлобы.

– Еще? – Миша достал с заднего сиденья бутылку.

– Нет, спасибо, – участковый отрицательно качнул головой. – Пойду.

– Ну, как знаешь. А что про Максика Гордеева не говоришь? Он ведь тоже – Леркин воздыхатель. И, я полагаю, неудовлетворенный. Кстати, чем ей Карякин с Узбеком не нравились?

– Карякин – потому что сидел, да и вообще, в поселке говорят – злой он. А Эдик Узбек – жлоб, Лерка таких ненавидела. – Младший лейтенант вылез из машины и обернулся. – Что ж до Максика, так он же ребенок еще, таких целая куча за Леркой таскались. Парни хорошие, безобидные… как вот и Максик. Она, Лерка-то, среди них, как королева – принеси-подай. Ладно, пойду к матери ее прогуляюсь… наверное, похмелилась уже.

– Слышь, Димыч, ты это, в баньку-то заходи или так, в гости… Да, и если съездить сегодня куда на– до – я пока в поселке.

Максик Гордеев уже завтра должен бы вернуться. Вот и спросить – про браслетик: откуда взял? А Лерка… правда, может, ничего с ней такого и не случилось – просто загуляла девка, видно снял кто-то – кто понравился. И, если бы не случаи изнасилования, никто бы сюда участкового по такому поводу не погнал. Да и сейчас – так просто пригнали, на всякий случай. Вдруг да чего?

Размышляя, Ратников вдруг с удивлением обнаружил, что только что купленное пиво – кончилось, и очень быстро. Ну да, ведь еще и участкового угощал, вот и…

Хлопнув дверью, Михаил зашел в магазин… где, как всегда, уже гомонила очередь. Обсуждали как раз участкового.

– Ишь, – размахивал руками старик Пантелеич. – Лерку-поблядушку ищут! Милиции больше заняться нечем, нет что ворюг огородных ловить…

– Так, так, Пантелеич, – одобрительно кивали поселковые бабки. – Лерка эта, та еще курвища – а одета-то как, прости Господи? Пуп голый, юбка – по самое некуда. Срам один!

– Да все они сейчас так одеваются, – здороваясь, хохотнул Миша. – Мода такая, молодежная.

– Бляжья, а не молодежна! У тебя, вон, жена тоже молода – а этак не ходит! Совесть, значит, да стыд есть.

– Сергеич, а ты пленку-то в магазин завез? Обещал ить.

– Какую пленку, баба Зина?

– Так парниковую. Мою-то какие-то ироды изорвали. Участковому жалилась – да тот только рукой машет, мол, и других дел полно.

– Лерку эту искать. А чего ее искать-то? Сама объявится.

– И то верно.

– Колька Карякин, грят, на эту девку глаз положил… И не стыдно? Женатый-то человек!

– Дак это, может, она его приваживает. Сука!

– И Эдик Узбек, жлобина… внук говорит – так в клубе к ней и цеплялся, ну, к Лерке-то.

– Как матушка – такая и дочка!

– Да уж, яблочко от яблоньки недалеко…

– Они, Узбеки эти, на все способны…

– Да и Колька парень не сахар…

– Сергеич, так ты привези пленку-то…

– А? Ах, да… Уже привез, баба Зина. Можешь идти покупать.

– Ай! Вот молодец, вот и славно.

– А Лерка-то все по танцулькам, по танцулькам… вот и допрыгалась!

– Да все они по танцулькам…

– Вот в наше-то время хоть танцы были, так танцы… а счас что? Трясенье одно, скажи, Пантелеич?

– Верно, верно, бывали ране дела. Помнишь, Зинка, как я тя у забора зажал?

– Ой, бабоньки! Да что ж он такое горит-то, ирод! Ты че несешь-то, Пантелеич, че несешь?

– То что было, то и несу…

Дедок ухмылялся в усы, окружившие его старушки хохотали, косясь на не на шутку разошедшуюся бабу Зину:

– Ирод ты, Пантелеич! Как есть – ирод.

Клуб! – выходя из магазина, вдруг подумал Ратников.

Точно – клуб. Вот если кто и знает, кто там Лерку «склеил», так это те, кто позавчера на танцах трясся. Пацаны… или девки… и надо помладше выбирать – те, может, поразговорчивей. Кстати, участковый, верно, тоже этим же путем пошел? Хотя, нет – он вроде к Леркиной мамашке-алкоголичке отправился. Скатертью дорога…

И где сейчас молодежь? В такую-то жару? Конечно, на пляже, у речки. Правда, рановато еще, но, может быть, кто-нибудь уже и есть, а нет – так подойдут.

Подъехав к реке, Михаил оставил машину в тенечке, разделся и с удовольствием выкупался, после чего разлегся на песке, невдалеке от азартно резавшихся в карты ребятишек лет по двенадцати:

– Три вальта!

– Верю! Ходи, Жека.

– Валет…

– Еще валет…

– Еще два…

– А не верю!

– А – забери! Ха-ха-ха!

Из валявшегося рядом в траве раздолбанного магнитофона хрипло матюгался «Сектор Газа» – вот уж, поистине, вечная для подростков группа!

– А ну, Жека, подставляй лобешник, раз проиграл!

Ратников лениво потянулся:

– Парни, в клубе вчера были?

– Были, дядя Миша.

– Что, вас уже на танцы пускают?

– Ха! А мы и не спрашиваем.

– Лерку видели?

– А как же! Ходила, как павлин, выпендривалась. А у самой под блузкой лифчика нет, как плясать стала – я сам титьки видел!

– И я видел!

– И я!

– Вот что, парни, а браслетика вы у нее на руке не заметили? – Михаил решительно направил разговор в нужное русло. – Такой, желтенький.

– Да много на ней всякого было.

– Я почему спрашиваю – хочу такой же браслетик супружнице своей купить. Лерка обещала сказать – где купила.

– Это Макс Гордеев ей подарил, я сам видел.

– Макс, значит? Ну-ну… А что парни – красивая девчонка Лерка? Вам нравится?

– Да… ничего вообще-то. Не жадная и не дура. Только вяжется с разными…

– Эдик с Колькой из-за нее вчера подрались!

– Эдик с Колькой? – Ратников резко насторожился. – Колька, я так понимаю – Карякин, а Эдик – Узбек?

– Они, – светлоглазый, загорелый почти до черноты, пацан – Жека – радостно делился увиденным. – Колька ка-ак ему даст, жлобу этому – тот так и покатился. Потом, такой, встал… ка-ак заедет с ноги, типа каратист… А Колька…

– Ну, и кто ж победил?

– Колька, конечно, – он поздоровее будет.

– А с чего ты взял, что они из-за Лерки дрались? Может, так просто.

– Ха, так? – Жека склонил голову на плечо и хитровато прищурился. – Да сначала Узбек с Леркой о чем-то за клубом шептались-жимкались, а Колька увидел…

– Узбек Лерке кольцо подарил – вот!

– Да ладно те, Жека, заливать-то! Кольцо! Этот жлоб-то?

– Точно вам говорю – Лерка сама в клубе хвасталась. Вы уж к тому времени ушли давно, а я все видел!

– Все-то ты видел, – на этот раз прищурился Ратников. – А еще что видал? Лерка-то с кем ушла?

– С Эдиком. Ну, с Узбеком… Уже после драки.

Так… значит, все-таки с Узбеком…

– А куда пошли?

– Так к Танаеву озеру поехали… на Узбековой «семере»… Ясно зачем!

– А Карякин куда делся?

– Колька-то? Так он еще раньше ушел.

Ушел…

Танаево озеро – любимое место для местных пикников – Михаил конечно же знал: небольшое лесное озерко весьма живописно располагалось километрах в пяти от его Усадьбы, можно сказать – совсем рядом. Правда, от Усадьбы к озеру можно было добраться только лишь по рыбацкой тропинке, которую еще далеко не каждый из дачников знал, а вот на машине – только в объезд, через поселок.

Туда-то Ратников сейчас и рванул – к Танаеву, сам еще не зная – зачем.

И в самом деле – красивое было местечко! Как на картинке – плакучие ивы, ракитовые заросли, зеленая травка, стройные сосны и – в середине всего этого – озеро с песчаными берегами и теплой прозрачной водою. А вокруг, по берегам – кострища, пивные банки, бутылки и всякий прочий мусор. Вылезая из машины, Миша даже головой покачал – троглодиты! Ну, приехали, выпили, посидели, девчонок потискали – так за собой-то потом уберите! Куда там… Одно слово – свиньи.

Насвистывая, Ратников захлопнул дверь и неспешно зашагал по тропинке вдоль озера, приглядываясь к разного рода укромным местечкам – вот здесь, за кустиками, ничего спокойно, а вот тут можно проехать на «жигулях», а вон там, чуть дальше – нет, не проедешь.

Тихо было кругом, безлюдно – лишь радостно пели птицы. Может быть, потому-то они и радовались, что еще не понаехали людишки, не учинили безобразий, не намусорили… хотя, куда уж больше… и вот есть еще целая неделя покоя – до ближайших, следующих, выходных.

Чуть дальше от берегов, в ложбинке, желтели кувшинки, а пригорок за кустами малины и ежевики был розовым от клевера… Нет, и там что-то желтело. Какой-то мусор… Пакет, что ли? Нет…

Миша наклонился…

Юбка!!!

Короткая, по самое некуда – такая же, какая была на Лерке!

Леркина?! А чья же еще-то? Однако дела-а-а…

Миша озадаченно присел на валявшуюся на берегу сушину. С минуту посидел, подумал… Потом встал, закричал:

– Лерка, Лерка!!!

Быстро разделся, нырнул, поплавал – никакого трупа не обнаружил, вылез обратно, обсох. Потом огляделся по сторонам и, спрятав юбку в кустах, рванул к «УАЗу».

Участкового Димыча он обнаружил там, где и предполагал, – тот как раз выходил из клуба. Отлично! Быстро по тормозам…

– Ну как, Пинкертон, чего выискал?

– О! Михаил! Ты-то мне и нужен, – явно обрадовался милиционер. – До Танаева не подбросишь?

– Садись… – Ратников предупреждающе открыл дверцу и эдак небрежно спросил: – А что там, с Танаевым-то?

– Да, понимаешь, вроде как туда Лерка с Эдькой Узбеком поехали, – бесхитростно признался Димыч. – Ну, некуда просто больше…

– А на шоссе? В город?

– Могли и туда рвануть… – младший лейтенант задумчиво кивнул, но тут же вскинул глаза. – Хотя… а чего им там делать-то? По выходным и здесь не скучно. Тем более – лето. Нет! На Танаево они рванули, больше некуда.

– Райка-завклубом сказала? – догадался Ми– хаил.

– Она. Ну, так что – едем?

– Поехали… – прямо по-гагарински отозвался Ратников и, лихо развернув машину на площади, покатил в обратный путь.

Машину покачивало на кочках, но все же дорожка была укатанной, на «жигулях» вполне можно проехать. Над ярко-желтым лютико-одуванчико– вым лугом весело синело небо, высокое и чистое – налетевший с обеда ветерок развеял, унес тучи, и собиравшийся с утра дождь так и не случился.

– Вот, если задуматься, красота-то вокруг какая! – глядя в окно, негромко промолвил участковый. – И чего только людям надо? Только не говори, что – только денег!

– Ну, почему ж только денег? – Ратников философски усмехнулся. – Удовольствий всяких – тоже надобно.

– Понимаю – на Эдика с Леркой намекаешь.

– На них.

Михаил остановил машину почти там же, где и в первый раз, невдалеке от озера. Участковый сразу выпрыгнул, не забыв прихватить дипломат, и деловито распорядился:

– Вон – тропа. По ней и пойдем. Поглядим!

– Давай, – согласно кивнул Миша. – Она как раз вокруг всего озера…

Юбку милиционер так и не заметил, пришлось Ратникову самому привлечь внимание:

– Слышь, Димыч… а там вроде что-то желтеет!

– Да лютики…

– Не вроде не лютики.

– Тогда – кувшинки. Или одуванчики какие-нибудь, тут всего много.

– Не… Пойду, гляну…

– Давай…

Придав лицу как можно более удивленный вид, Михаил выскочил из кустов:

– Юбка! Честное слово – юбка. Леркина, факт!

– Ну, то что на Лерке была такая же, еще не значит, что эта – ее, – пристально рассматривая находку, весьма резонно заметил милиционер. – Но – очень может быть, очень. Спасибо, Михаил, ну и глаз у тебя!

– Группу вызвать надо, – Ратников дипломатично улыбнулся. – Эдьку Узбека арестовывать.

– На каком основании? – снова спросил Димыч, и снова – весьма резонно. – То, что он куда-то там ездил, пусть даже и с Леркой – еще не факт! Скажет, подвез ее… да на то же Танаево… да сразу обратно. Уж попросила, не отказал. А народу тут много было, всех и не упомнил. Ведь так он скажет?

– Ну… Тебе виднее, ты же у нас участковый.

– А потому – давай-ка не будем горячку пороть, а все еще разок внимательно осмотрим… А ж потом отзвонюсь начальству, доложу. Пусть оно решает, на то у него и звезды большие.

Больше ничего не нашли, как ни искали. Ну, конечно, на худой конец, труп можно было б и закопать – и тут участковый что-то сказал о собаке. И это правильно было бы – чего уж тут искать-то? То же еще – Следопыт и Зоркий Глаз.

Нет… вот младший лейтенант застыл… ну, точно взявшая след гончая – наклонился…

– Колеса!

– Так «жигули» – «семера» Узбекова.

– Не-ет… тут на «Урал» больше похоже! И следы свежие… Прав ты, Михаил, вызову-ка я лучше группу!

– Вот и правильно, – одобрительно кивнул Ратников. – А то мы одни с тобой тут наворочаем… Ладно, отвезу тебя в поселок, и – бывай. Вечерком заглядывай, я тут недалеко – во-он по той тропке километров пять, не больше.

Если, конечно, девчонку убили, если дело вовсе не в браслете… Лерку было жалко. По сути, ведь и пожить-то не успела еще, пятнадцать лет – соплюшка. Жаль, жаль, если вдруг найдут прикопанный кем-то труп… С другой стороны, а зачем Узбеку ее убивать? Коль уж она сама к нему в машину села, вместе и поехали… опять же, колечко он ей подарил, не пожадничал, хоть и жлоб…

Опа!

Едва Ратников притормозил на площади, у магазина, как прямо к машине торопливо зашагал некий молодой парень с обмотанной бинтами головой.

Эдик Кумовкин – Узбек!

– А я вас повсюду ищу, товарищ участковый!

– И чего ж, интересно, ты меня ищешь?

– Рассказать все хочу… Ну, как на Танаевом озере было.

– Ну, тогда пошли к тебе…

– Нет. Лучше здесь, в машине, – Эдик неожиданно застенчиво улыбнулся. – Не хочу, чтоб мои видели. И так-то не отпускали…

– А меня не стесняешься? – кивая на заднее сиденье, хмыкнул Миша.

– А мне стесняться нечего, – парень пожал плечами. – Расскажу все как есть…

Он быстро забрался на сиденье и захлопнул дверь. – Короче, Лерка со мной на Танаево поехала… Я ведь всегда ее… ну… нравилась она мне, очень… Кольцо вот ей подарил. А она все – жлоб да жлоб… Я понимаю, всю нашу семью здесь не любят. Ну вот, в общем, поехали… Как бы искупаться, потом – костерок, шашлыки, музыка. Я мясо купил, в машине – стереосистема хорошая. Весело ехали! Лерка все смеялась – никто, говорит, за мной еще так не ухаживал. Нет, что вы смотрите?! Именно так и сказала! Никто, говорит…

– Ладно, – младший лейтенант оторвался от бланка «Объяснения». – Давай – что дальше было?

– А дальше… – парень вновь застеснялся, опустил ресницы. – Ну, сами, наверное, понимаете…

– Ты говори, говори, коль уж начал! Потом еще следователю то же самое рассказывать будешь.

– Так я и говорю…

– Что у тебя с головой-то?

– Так там все, на Танаевом… Короче, приехали, из машины вышли. Я музыку романтическую включил, громко… Хотел костер, да Лерка на капот села… Стали целоваться… А потом вдруг – бамм!!! Кто-то меня приложил по затылку… Отключился… Очнулся – вокруг никого. Ни Лерки, ни… того, кто меня огрел… Ну, покричал-покричал Лерку… да домой поехал. Башка вся в крови… до сих пор трещит – вот.

Участковый задумчиво погрыз колпачок ручки:

– И кто тебя так приложил, ты, конечно, не видел?

– Нет… – Эдик кисло усмехнулся. – Могу, конечно, предположить…

– Потом предположишь, – Димыч спрятал объяснение в дипломат и, защелкнув замки, многозначительно посмотрел на парня. – Значит, сидишь сейчас дома и ждешь следователя… ну, или опера… Заодно – вспоминаешь все подробности, даже самые незначительный… типа там – какая именно музыка играла и какие трусики были на Лерке!

– Трусики, кажется, розовые были. А музыка – Милен Фармер, новый альбом…

– Все, Эдик! Иди.

Вежливо попрощавшись, парень вышел из машины и скрылся за магазином.

– Ну? – Димыч посмотрел на Мишу. – Как тебе ухажер?

– Он к тому гнет, что это Колька Карякин его по башке треснул, – Ратников усмехнулся. – Кстати, очень может быть. Не удивлюсь, если так оно и было. Только вот Карякин к тебе точно не побежит ни в чем признаваться! Да и этот тоже… ишь – только целовались они… Так, что юбка в кусты улетела. Ладно, пошел я звонить.

– Как группа отработает, заглядывайте на огонек, коли время будет, – врубая мотор, гостеприимно пригласил Михаил.

Они все ж заявились уже ближе к ночи, часов в десять – Димыч и с ним какой-то незнакомый коротко остриженный парень, высокий и худой, Димыч его представил Сашей, дознавателем.

– Задержался после работы – дела в порядок привести, – вот и послали, – Саша развел руками. – Кого уж нашли.

– А я думал – на убийства следователь прокуратуры должен выезжать, – разливая водку, дипломатично сказал Ратников.

– Правильно, – Саша с готовностью кивнул. – Только какое ж это убийство, когда трупа нет? Да, Кумовкин пострадал, но у него, как максимум – средней тяжести вред здоровью, а то и вообще – легкий: как эксперт скажет.

– Но девка-то, похоже, пропала!

– Так ведь еще не вечер… – Дознаватель посмотрел в окно и улыбнулся. – Ой… я в смысле – может, найдется.

– А Карякин что?

– Да ничего – я, мол, не я и лошадь не моя! Никто ж его там не видел!

– А следы? От «Урала»?

– А он не отрицает – заезжал на Танаево, искупаться, только вечером, а не ночью.

– С ворованным лесом!

– Да… Только ведь он не дурак: ворованный лес ему куда лучше признать, чем возможное убийство повесить… Хотя – какое там убийство? Трупа-то нет! А Карякина, кстати, мы все же тормознули… пока по-мелкому…

– По какому?

– Ты, Миша, не вникай, – встрял в разговор участковый. – У них там свои тонкости. Кстати, забыл сказать – плохо мы с тобой искали… то есть – не там.

– Что значит, не там? – вскинул глаза Ратников.

– В «Урале» Карякина монтировку нашли… с плохо вытертыми следами крови… Не успел выбросить или не захотел, пожадничал, решил, что и так сойдет.

– Теперь уж мы из него все вытрясем, – ухмыльнувшись, пообещал Саша. – Не мы, так прокурорские, если их прижмет. Это здесь, у себя дома, они все пальцы гнут, в казенных-то стенах совсем по другому разговаривается. Совсем-совсем по-дру– гому…

– Ну и славно, – улыбнулся Михаил. – Димыч! Ты никак водку пить начал?!

– Начнешь тут… – младший лейтенант смущенно помотал головою. – Коли такие дела.

– Маша! – Ратников обернулся к возившейся у печки супруге… или лучше сказать, сожительнице. Пока – сожительнице. – Хватит там елозить, давай, садись к столу.

Миша промолчал тогда про Максика. Решил сначала сам поговорить, а уж потом… Выяснить, откуда ж у него тот браслет? Браслет… А может, зря все? Показалось. Ну, браслет… Похож просто… Чего панику-то раньше времени разводить?

Да и Лерка, быть может, найдется скоро… хм… без юбки. Что, если Карякин и вправду ее того… Все той же монтировкой. Остается надеяться, что все вскоре выяснится.

Утром Миша отвез гостей в поселок, а к ближе к вечеру снова наведался туда же – к приходу рейсового автобуса. Заняв удобную позицию на крылечке расположенной неподалеку от остановки почты, читал газету и делал вид, что кого-то ждал. Впрочем – действительно ведь ждал.

Конечно, наверное, лучше было бы самому не светиться, расспросить Максика через каких-нибудь ребят… да вот ребят-то – хороших знакомых – не было, а доверяться незнамо кому – еще больше подставиться. Поэтому Ратников и решил действовать нахрапом, грубо. Знал, что тетка Лида Гордеева живет на самом конце деревни, куда как раз сейчас поселковый пастух пригонит стадо… Так что никак тетушка не побежит встречать родного племянника, ни– коим образом не побежит.

Да где же, черт возьми, этот долбаный автобус? Что-то запаздывает… А давно уж должен быть… Ага! Вот он!

Подняв тучу пыли и прогнав с площади роющихся там кур, автобус – видавший виды «ЛиАЗ», какие в более приличных населенных пунктах, верно, остались только в музеях, – остановился прямо напротив почты, выпустив из своего прожаренного, словно печка, нутра вялых, как мухи, пассажиров, большей частью поселковых теток с кошелками, в которых виднелись немудреные городские гостинцы типа вареных колбас и французских булок. Вот еще одна тетка вылезла… еще…

– Михална, в больницу ездила?

– Дак, туда…

– Чего говорят-то?

– Дак, что они скажут? Деньги только зря прокатала.

Еще тетки… Вот какой-то дед. Девчонки… А где же, интересно, Макс? Ага… Вот он!

Светлоглазый лохматый подросток в белых – пижон! – шортах и клетчатой красно-желтой рубахе выбрался из автобуса одним из последних, взлохмаченный, распаренный, краснощекий…

– Максим!

– А? – парнишка на ходу оглянулся. – Здрасьте, дядя Миша.

– Привет, привет… – Ратников нехорошо прищурился. – Разговор есть, Макс. Я поначалу хотел сразу в милицию заявить, да подумал… может, так разберемся?

– Разберемся? – мальчишка непонимающе моргнул. – В чем?

– У меня из магазина партия браслетов пропала… Желтенькие такие, янтарные, в виде змейки. Я у Лерки Размятниковой увидел, спросил – она божится, что ты подарил. Так?

– Так, – подросток сглотнул слюну и остановился. – Я подарил, не врет Лерка. Но… я не вор, дядя Миша! Честное слово – не вор! Я их нашел, эти чертовы браслеты, у Танаева озера нашел, хотите, так завтра же покажу – где… Так это у вас их украли? Но там немного было – всего три – валялись себе в траве, я случайно наткнулся… Нет, если б их больше было… или – в коробке… я бы… я бы сразу взрослым сказал… А так…

Глаза у парня казались честными-честными, Максик даже чуть заикаться от волнения начал, тянуть гласные – «за-автра», «ска-азал».

Ну, завтра, так завтра – так и уговорились встретиться, на повертке к Танаеву. Договорившись с мальчишкой, Ратников обошел автобус и, насвистывая, зашагал к стоявшему за углом «УАЗику»… где нос к носу столкнулся с участковым.

– Привет, Димыч? Почто опять в наши края? Что, Лерка отыскалась?

– Да не отыскалась, – милиционер достал сигаретную пачку и закурил, нервно поглядывая на автобус. – Как бы раньше времени не ушел…

Михаил улыбнулся:

– Да кури, кури – успеешь. Что Карякин, так все и играет в молчанку?

– Карякин? – Димыч довольно выпустил в воздух дым – попытался по-пижонски, кольцами, да не получилось, видать, опыта не хватало. – Ты не поверишь – признался!

– Да ты что? – Ратников удивленно хлопнул себя ладонями по коленкам. – Значит, что же, выходит, он ее и…

– Не, – стряхнув пепел в траву, участковый помотал головой. – В убийстве он не признался… Ну, разве что – в неосторожном, так ведь опять – трупа нет. Озеро все переглядели, тем более – мелко там. Сказал да, было дело – увидел, как Лерка в машину к Эдику Узбеку садилась, так решил – за ними, как он выразился, «слегка проучить». И ладно бы, сказал, хоть бы кто из своих, деревенских, Лерку эту увез, а то – Узбек! Непорядок! Короче, те – на Танаево и он, на своем «Урале» – за ними, этак, не торопясь – чего их там искать-то? Издалека видны, еще больше – слышны – музыка-то на весь лес грохотала. В общем, выскочил Карякин из машины, монтировочку прихватил… а Эдик уже девчонку на капот посадил, юбку с нее снял и блузку расстегивал… Вот Карякин ему и двинул по черепу – как говорит: слегка…

– И в самом деле – слегка, – кивнул Ратников. – Не слегка бы – убил!

– Это уж точно, – участковый вновь стряхнул пепел, на этот раз – себе на брюки. – Короче, дальше самое веселье пошло. Лерка как бы рассердилась, заорала, все больше матом, на Карякина с кулаками кинулась… тот ее схватил за руки… оттолкнул тихонько – она и в озеро… И – не видать! Он говорит – сразу за ней… Нырял, нырял – никого! Такая вот странная история… Но в озере трупа точно – нет, водолазы уже проверяли.

– Тогда куда же он делся?

– Загадка! – Димыч пожал плечами и, выбросив окурок в пыль, нетерпеливо взглянул на автобус.

– Слышь, – тихо спросил Ратников. – А он как ее за руки схватил… за запястья?

– Да, наверное, за что же еще-то? О, завелся наконец! Ну, пока, Миша, поехал я!

Подхватив дипломат, младший лейтенант галопом побежал к автобусу, да по пути запнулся о какую– то корягу, едва не упал, выронил дипломат… склонился, пособирал вывалившиеся бумаги – автобус уже сигналил – мол, поторапливайся… Успел…

Задумчиво покачав головой, Михаил забрался в машину и завел двигатель.

Утром, не раненько, а уже часов в десять – что для подростков летом, в общем-то, рано – Максик Гордеев, позевывая, поджидал Ратникова на повертке. Как и условились. Лохматый, в старых порванных джинсах и длинной черной майке с изображением рогатого черепа и надписью «Motorhead» – «Kiss Of Death».

– «Поцелуй смерти», – вслух перевел Михаил, едва мальчишка забрался в кабину. – Нравится «Моторхед»?

– Да ну, – Максик отмахнулся. – «Расмус» там, «ХИМ», «Найтуиш» – еще ладно, а это старичье… Нет, не люблю.

– Чего ж тогда майку надел?

– Просто так. Прикольно! А что?

– Да так просто. У меня дома отрывной календарь на таком же вот плакатике присобачен. «Моторхед». Как раз сегодня листок оторвал с рецептом…

Миша зачем-то вытащил из кармана измятый листок:

– Двадцать девятое июля… Борщ по-украински. Вкусная штука – хочу вот Машу научить… да забыл отдать. Впрочем, ладно, поехали. Место-то помнишь?

– Найду, – подросток хмуро кивнул и спросил про Лерку… Мол, правда ли, что ее… на озере…

– Не знаю, – выруливая на лесную дорогу, честно ответил Ратников. – По мне так вряд ли она там утопла. Озеро-то мелкое… если что, давно нашли бы.

– Это точно, мелкое, – шепотом повторил Макс.

Михаил искоса посмотрел на мальчишку:

– Ты-то сам как думаешь, могла она куда-нибудь свалить втихую, никого не предупредив?

– Да могла, конечно, – от такого вопроса Максик сразу повеселел. – Запросто! Взяла, да махнула с кем-нибудь в Питер, у нее там знакомых – тьма! А я как раз там, у Танаева, этих… ну, которые старинных воинов изображают, видел… когда эти долбаные браслеты нашел.

– Реконструкторов ты видел, – улыбнулся Миша. – Их многие видели…

– Ну, вот я и говорю… Лерка могла запросто с ними напроситься в город, аж дальше – ищи-свищи… Вы ж сами говорите, что… трупа нет.

– Нет, – Ратников согласно кивнул. – Это точно.

Если только Колька Карякин девчонку не отвез на Чудское да не притопил там… А он мог – ушлый! Тогда уж точно – никаких концов не найдешь.

Этой своей мыслью Михаил с пассажиром делиться не стал, а спросил про браслеты.

– Да я ж говорил уже! – парнишка пожал плечами. – Шел себе по тропинке, смотрю – в кустах блестит что-то…

– В этих, что ли, кустах? – показал рукой Ратников – они как раз уже подъезжали к озерку.

Максик всмотрелся:

– Не, не в этих. Подальше.

– Ну, показывай тогда.

Проехали еще метров сто…

– Вон-вон, здесь!

Ратников остановил машину, вышел вслед за выпрыгнувшим пацаном.

– Вот она, тропка, – деловито показывал тот. – А вот – кусты… Тут они и лежали, вот под этой ракитой, кучей. И, знаете, один даже на ветке висел – словно бы кто-то повесил, чтоб увидели.

– А сколько их было, ты говоришь?

– Да не помню… Я взял два – один маме подарил, другой Лерке вот…

Наклонившийся к земле Михаил с усмешкой обернулся:

– Чего ж все-то не забрал? Продал бы – наварился.

– Ага, наварился… держи карман! Это ж не золото, не серебро – стекляшка! Хоть вы и говорили про янтарь – но, нет. Стекло! Уж мама-то у меня разбирается… Блин… Что-то не видно… Штук пять тут точно еще оставалось… Не найти. Может, тоже нашел кто?

– Может, – Михаил подавил вздох.

Не нравились ему эти браслеты, очень и очень не нравились…

– Вон здесь один лежал, прямо на колее… видать, обронил кто-то…

На колее…

Они обыскали все, насколько можно это было сделать – ну, не рыть же землю? Максик честно отработал час, а потом – видно было – надоело, и Миша отпустил парня купаться. Сам же еще раз осмотрел кусты, заросшую густой травою дорогу… Да-а… тут при всем желании…

– Ну что? – выкупавшийся и довольный Максик, прыгая на одной ноге, выбивал попавшую в ухо воду. – Нашли что-нибудь?

– Да нет, увы, – Ратников развел руками и мотнул головой. – Давай, одевайся. Едем.

– Угу… сейчас, только обсохну…

Когда парнишка забрался в салон, Михаил запустил двигатель и аккуратненько развернулся, заехав задними колесами в кусты… Потом медленно тронулся…

Черт!

– А где дорога-то? – повернув голову, очумело спросил Максим. – Ведь только что была… А вон сейчас – травища какая! В пояс!

Не говоря ни слова, Ратников смотрел в зеркало заднего вида, в котором отражался… натуральный тевтонский рыцарь! На коне, в накинутом поверх блестящей кольчуги белом, с большим черным крестом посередине, плаще.

Глава 3

Лето. Окрестности Псковского озера

Христовый брат

Так собрались все графы и все знатные бароны, которые взяли крест.

Робер де Клари.«Завоевание Константинополя».

За рыцарем – он был налегке, без щита и шлема – маячили оруженосцы и кнехты. Тоже с крестами. С короткими копьями, в сверкающих открытых шлемах – железных касках с широкими полями.

– Привет! – Максик выскочил из машины первым и сразу же подбежал к рыцарю. – Как у вас все натурально! И кольчуга… И меч… А почему – кольчуга? Я в кино видел – все рыцари в латах…

– Это добрый доспех, работы мастера Герхарда Мюллера из Нюрнберга, – рыцарь отвечал вежливо, даже с улыбкой, и по-русски говорил довольно хорошо, только с ярко выраженным акцентом. Эстонским – «топ-прый тоспехх»… – Кто ты есть, славный юноша? Я вижу – у тебя герб? Ты – оруженосец. Подожди… Я сам попробую угадать твоего господина… Рогатый череп – это не есть геральдическая фигура! Похожий герб имеет славный Бруно фон Эшберг… но, нет… это не герб Эшбергов, их я хорошо знаю. Ммм… Ха! Подойди-ка поближе, славный юноша. Я вижу, здесь и девиз… «Кисс Оф Дет»… Что это за язык? Какой-то смутно знакомый…

– Обычный английский, – подросток пожал плечами. – Странные вы какие-то. А можно ваш меч посмотреть?

– Меч?! – крестоносец горделиво обернулся к кнехтам. – Вот! Слышали? Знающие люди еще издалека определят лучший клинок! Даже в ножнах! Что бы там не говорил брат Бруно!

Реконструкторы…

Ратников вышел наконец из машины и – как и принято было – поклонился:

– Приветствую тебя, о, доблестный рыцарь! Не ожидал встретить вас в этой глуши.

– Не ожидал? – крестоносец – он был довольно молод и весьма приятен – светловолосый, с небольшой бородкой, улыбчивый. – Вы нас искали? Понятно… К нам многие хотят примкнуть, особенно после призыва его святейшества папы. Так вы англичане?! Славные воины благочестивого короля Генриха! Я немного знаю саксонскую речь… но ведь английски йомены говорят не совсем по-саксонски.

– А рыцари и бароны – вообще по-французски! – рассмеялся Миша. – Мон амур, ту жур, бонжур!

– Ах да, да, я это слышал! К сожалению, я не понимаю вашей речи… хотя в Ордене есть и французские, и английские братья. Но – ваших земляков, увы, немного. В Пскове их сейчас нет. Похвально, что вы выучили язык врагов. Ордену нужны хорошие толмачи, которым можно было бы доверять… Странная у вас повозка. А где быки? Лошади?

– Вы сами-то откуда? – улучив момент, Ратников наконец-то прервал словоохотливого рыцаря этим простым и не вызывающим особого подозрения вопросом. – Москвичи? Питер? Нет… в питерской тусовке я почти всех знаю… О! Про Веселого Ганса слыхали?

– Ганс? – рыцарь улыбнулся. – О да, в пограничном замке есть каштелян, Ганс… Вы про этого Ганса?

– А он веселый?

– Гм… не думаю, что очень.

– А вас самого как зовут?

– Ах, – рыцарь приосанился. – Совсем забыл. Мое имя – Иоганн фон Оффенбах, я младший сын славного Готфрида фон Оффенбаха и дамы Матильды, урожденной младшей ветви рода маркграфов Пфальцских!

– Ого! – Михаил хлопнул в ладоши. – Рад знакомству со столь именитым рыцарем. Но ныне, судя по кресту, вы у тевтонцев?

– Вот уже третий год, как я дал обет нести слово Божие поганым язычникам и примкнул к братьям славного Ордена! Вы, думаю, хотите того же? А какого вы рода, разрешите узнать?

– Михаил… Майкл… Максик, как по-английски – ратник?

– Ратник… Воин, что ли? Кажется, уориор.

– Майкл Уориор – как вам имя? – Ратников хохотнул и уже серьезно поинтересовался: – Куда запропастилась дорога?

– А дорога там, дальше, – с улыбкой махнул рукой Иоганн. – Вам крупно повезло. Я вижу, что вы заблудились… Но теперь – с нами – мы войдем в Псков, и я представлю вас маршалу!

– Спасибо, о, благороднейший рыцарь! – Михаил издевательски сплюнул. – Может, хватит уже? Лучше б вытолкнули на дорогу машину, парни.

– Да, нам бы пора уже уезжать, – Максик наконец оторвался от разглядывания рыцарского вооружения и коня. – А вы тут сражения устраивать будете? А когда? А можно прийти с ребятами, посмот– реть?

– Какой у вас забавный оруженосец, герр Майкл, – усмехнулся рыцарь.

– Зато ваши кнехты, как на подбор – молчаливые.

– А я еще не давал им право заговорить. Ну, что, идите за нами… Увы, конь у меня только один… Ничего, думаю, вы скоро себе добудете лошадей! Несмотря на кажущуюся безлюдность, здесь, в лесах, есть деревни русских схизматиков… Только добывать трофеи нужно сейчас, через сутки уже будет поздно – там пойдут деревни герцогства Плескау, а, поскольку герцогство сие с недавних пор наше, эти деревни грабить нельзя. Наоборот, мы должны будем их защищать. Ну, чего вы ждете? Идемте же!

Ратников положил руку на плечо Макса:

– Идем. Глянем, где тут эта чертова дорога. А рыцарь хорошо излагает – в подробностях не теряется. Действительно, был такой момент в тринадцатом веке, когда тевтонские рыцари владели Псковом, правда, не очень долго.

– Захватили?

– Нет, часть псковичей открыли ворота.

– Предатели!

– Не все так однозначно, Максим. Многим было все равно, под чье покровительство отдаться. Рыцари точно так же могли бы защищать Псков от тех же литовцев, от Смоленска, от Новгорода, наконец. Хоть и считался Псков младшим братом, а новгородцы его при каждом удобном случае плющили. Так что немцы – для многих не такой уж и плохой вариант. Не лучше других, но и не хуже. Но, конечно, неминуемо начались бы проблемы с религией… Господи! Это что – дорога, что ли?

То, на что указывал рыцарь, вовсе не напоминало ту укатанную лесную дорожку, по которой можно было проехать и на «жигулях». Какая-то невообразимо жуткая – такое впечатление, что тележная – колея, грязь, точнее – густая пыль.

Максик покачал головой:

– Нет. Это какая-то не та дорога. Парень на коне, похоже, ничего тут не знает. Да все они… Я думал, он эстонец, а вышло – немец. У них тут что, международный сбор? Вот здорово! Наверняка рыцарский турнир устроят, я такой один раз видел в Выборге, у замка…

– Ты в Выборге был?

– Да, у меня же мама оттуда… Ой! Чего это ему надо?

Один из кнехтов – приземистый мужичок с рыжей разбойничьей бородой – подойдя к Ратникову, поклонился и, поправив шлем, обратился… кажется, по-немецки…

– Макс, ты немецкий знаешь?

– В школе учу… Только… он как-то не совсем понятно говорит. Лишь некоторые слова разобрать можно… Ага! Светлый какой-то… Светлый рыцарь… Светлый рыцарь Иоганн приглашает нас отдохнуть в его шатре и разделить трапезу…

– Скажи – пойдем, раз приглашает.

Максик быстро перевел и обернулся к Мише:

– Вы как хотите, дядя Миша, а я, наверное, пойду. Не очень-то и далеко тут…

– Да подожди ты – посидим да вместе поедем. Что ты так заторопился-то?

Мальчишка пожал плечами:

– Не нравятся мне эти иностранцы. Странные они какие-то. Не говорят ничего, а глазами так и зыркают. Нет, сам-то этот Иоганн вроде парень нормальный…

– Ну и пойдем. Посидим с «нормальным парнем».

– Так вы пока идите, а я к машине сбегаю… забыл кое-что…

– Ну, беги, коль охота, – махнув рукой, Михаил хмыкнул и быстро зашагал к видневшемуся за деревьями высокому шатру… естественно, тоже украшенному черными тевтонскими крестами.

– Вы без оруженосца? – рыцарь Иоганн, сняв кольчугу, развалился на разостланной кошме. – Он недостаточно знатен?

– Да нет. Явится чуть позже. Какой-то у вас восточный стиль… Кошмы эти, циновки, скатерть на траве… думаете, именно так у крестоносцев и было? Ну, разве что в Палестине…

– Палестина? – Иоганн вскинул глаза. – О, да! Я вижу, вы много где побывать успели… В Латинской империи? Вот почему ваш оруженосец ходит с голыми руками, в хламиде…

– Я говорю – стиль похож: как там.

Рыцарь вдруг улыбнулся:

– Все хочу спросить вас, герр Майкл… Ваше платье… Это в Англии такое носят? Или в Латинской империи?

Джинсовая рубаха на Мише, в общем-то, не была такой уж старой… А, впрочем – понятно: герр Иоганн шутит.

– Откуда вы? Гамбург? Берлин? Мекленбург?

– Мекленбург, – кивнул хозяин шатра. – Рад, что вы вспомнили мой род, герр Майкл! Более того – польщен! А оруженосца вы, верно, послали присмотреть за повозкой? Не беспокойтесь, по возвращению Плескау пошлем сюда кнехтов с быками. А вашего коня и ваших быков, видать, увели местные, а? – рыцарь хитро прищурился и шутливо погрозил пальцем.

Он был одет в узкие штаны-шоссы и гамбизон – стеганую – как раз под доспехи – куртку, с этой стороны у Ратникова не было замечаний – все, как и в то время. Не было претензий и к языку – это раньше, еще до своего появления в средневековом Новгороде, Миша считал бы, что древние русичи разговаривали именно так – «вельми понеже» – ан, нет, все гораздо проще. Громоздкие словесные формулы употреблялись лишь в официальных прошениях да в летописях, достаточно лишь берестяные грамоты прочитать – «что ты такое ко мне имеешь, что не приходишь» – как писала одна новгородская девушка своему парню. Обычный русский язык, вполне понятный. Мы же тоже редко говорим «санузел», «головной убор» и прочее.

– Ничего! – снова засмеялся рыцарь. – Вот завтра с утра, по пути устроим охоту. Тут ведь на наши деревни – повеселимся! Оп! А вот уже и дичь!

Огромный, зажаренный на вертеле – такое впечатление, что целиком – гусь оказался чересчур – до изжоги – жирным и жестким, к тому же жутко пах тиной, и Ратникова едва не вырвало, хорошо – вовремя схватил кубок.

– Доброе рейнское вино! – горделиво похвастался Иоганн. – Отец-каштелян не часто балует таким братьев.

– Да, вино хорошее, – попробовав, искренне похвалил Миша. – Давненько такого не пил!

– Ну, а я что говорю?! Признаюсь – весьма рад нашему знакомству, герр Майкл, весьма рад! Вы как рассчитываете – примкнуть к Ордену братом, приняв все обеты, или пока так… невоцерквленно…

– А вот прием – посмотрим, – Михаил со смаком откусил изрядный кусок жареной рыбины – форель, что ли? Так и есть! Однако удачливые рыбаки, эти иностранцы.

– Герр Иоганн, вы вино где покупали? У себя в Мекленбурге? А сколько оно там стоит? Знаю один магазинчик в Париже, рядом с Данфер Рошро, так там меньше двух евриков – совершенно потрясающее бордо, честное слово!

– Париж – вы сказали? – крестоносец неожиданно ухмыльнулся. – Знавал я некогда оттуда студентов… Редкостные буяны!

– Так вы игнорировали мой вопрос относительно вина, герр Иоганн!

– Ах, вино… Недавно прибывшие братья привезли пару бочонков. Вот приедем – напробуемся. Вы, я вижу, не очень-то любите поститься?

– Да нет, не очень.

– Я тоже. Только… тсс… не очень-то болтайте об этом, друг мой! Среди кнехтов есть наушники отца Германа, командора – а это, хочу предупредить, очень уж въедливый брат. Он послан великим магистром… для пригляду… Ну что, герр Майкл, поднимем бокала за Орден!

– Поднимем! «Помогать, защищать, лечить!» – Девиз Ордена Святой Марии тевтонской Ратников ввернул весьма к месту… и к большому удовольствию своего сотрапезника.

Рыцарь фон Оффенбах обслуживал гостя сам, по-походному – кнехты в шатер не лезли, что было странно – неужели, им не хотелось выпить?

Ага… вот послышались чьи-то шаги… шуршала трава…

– Можно к вам? – в шатер заглянул запыхавшийся Максик.

Грязный, как черт – и где только уделался?

– Кеды снимай, – крикнул ему Ратников. – Где шлялся-то?

– Да вокруг озера пробежал… Нет там дорог!

Мальчик сопя, уселся на кошме, по-турецки скрестив ноги.

– Ну вот, – хмыкнул хозяин шатра. – Будет теперь кому нам прислуживать. Как зовут парня, забыл спросить?

– Максом кличут.

– Ого! Как римских императоров! Верно, он и в самом деле древнего и весьма достойного рода. Разливай вино, Максимус, так и быть – плесни и себе во-он в тот кубок.

– Хорошие у вас рюмочки! – старательно наливая из кувшина вино, хмыкнул подросток. – Такими и убить можно. Дядя Миша, это что – из какого-нибудь музея, да?

– Новоделы… Да не тряси ты так – больше расплещешь! Так нет, говоришь, дороги?

– Нигде! Честно слово – не видел. А облазил кругом все… Главное – мы-то как-то проехали…

Нехорошие подозрения вмиг закрались в голову Ратникова. Тевтонский рыцарь, шатер, странные разговоры… ни одного современного предмета – радио там или навигатора – ничего! А может…

Миша похолодел… Неужели? Но – как? Ведь никаких браслетов-то ни на нем, ни на Максике не было! И машина… Машина… Она-то – как?

Черт! А если… если чисто случайно, когда разворачивался, наехал… раздавил…

– Макс! Не в службу, а в дружбу, сбегай-ка снова к машине… посмотри под колесами… нет ли чего? Может, осколки какие лежат?

– Осколки?

– Да, посмотри, пожалуйста, и повнимательней, а?

– Ну… ладно… – с явным удовольствием допив из кубка вино, Макс вытер рукой губы и выскочил из шатра.

– Да не беспокойтесь вы так за свою повозку, герр Майкл! – хохотнул тевтонец. – Хотя, оно конечно – оруженосец не должен бездельничать, за это вам его родители спасибо не скажут!

Неужели… неужели… правда?!

В шатер – очень уж быстро – заглянул раскрасневшийся от вина Макс. Протянул на ладони осколки… те самые – золотисто-коричневые… витые…

– Вот. Вы не про это спрашивали?

Они… Черт побери… они…

Значит… Впрочем, может быть, не стоит зря разводить панику? Да, паниковать не стоит… но подстраховаться нужно. Если представить, что сейчас… гм… тринадцатый век, точнее – тысяча двести сорок первый год – то… Хорошо еще, крестоносец принял их за рыцаря и оруженосца – небось, хватало в ту эпоху таких вот искателей удачи и славы. Из Палестины рыцарей давно выбили, почти всех, осталась новая фишка – Прибалтика да псковские и новгородские земли. Да, еще Литва. Литовский Кунигас Миндовг не столь уж давно так лихо врезал тевтонцам при Шауляе, что Ордену наверняка требовались люди. И это, несмотря на объединение с меченосцами, которые теперь превратились в филиал Тевтонского Ордена в Ливонии, или просто – в ливонцев. А еще были германские князья, император Священной Римской империи Фридрих (кстати, главный враг и конкурент папы римского), Рижский архиепископ, орденские комтуры, уже упоминавшиеся литовцы, а еще к ним – и поляки, плюс ко всему – смоленцы, полочане, новгородцы, псковичи… И у каждого – свои интересы, и каждый – друг другу враг, а если на какое-то время и друг – так исключительно из тех, про кого пословица – «против кого дружить будем?».

Такая вот в тринадцатом веке в здешних местах ситуация, насколько себе представлял Миша.

Да! Оружие. Крестоносец попался вежливый, еще ничего толком и не спросил, но очень скоро спросит, обязательно спросит…

– Наш баркас угнали какие-то люди… Вернее, это был их баркас… мы его наняли… Сказали, что так быстрее добраться в Плескау.

– Ха! – Иоганн громко расхохотался. – То-то я и смотрю… Конечно же на баркасе осталось и ваше оружие, и кони…

– Да, именно так. Успели выгрузить только повозку. Пока мы с нею возились, баркас неожиданно уплыл…

– Вы слишком доверились этим закоренелым язычникам эстам, мой дорогой друг! – покачав головой, крестоносец поднялся на ноги и выглянул из шатра: – Эй, Теодор! Принеси-ка сюда еще один кувшинчик.

– Что-то я не пойму… – озадаченно хлопал глазами Макс. – Какой баркас? Какое оружие? Что за повозка? И где наконец дорога?

– Объясню, – Ратников быстро кивнул. – Обязательно объясню, только – чуть позже. А сейчас пока много не болтай… лишь поддакивай да важно кивай.

– Но зачем?

– Скоро узнаешь… хотя, конечно, лучше бы и не знать.

– А знаешь, герр Майкл, – усаживаясь обратно на кошму, усмехнулся рыцарь. – Если б не герб на хламиде твоего оруженосца да не шикарная повозка, я, наверное, принял бы вас за бродяг.

– Ничего удивительного, – буркнул Ратников. – Именно на них мы сейчас и похожи.

– Тога не побрезгуйте… я распоряжусь, чтобы вам дали мантии или плащи… вполне добротные вещи… Уж не беспокойтесь, как-нибудь подберем вам платье!

– Вы очень добры, герр Иоганн!

– Пустяки! Ведь все мы – братья во Христе, верно?

– Истинная правда, о, благороднейший!

– Господин… – Снаружи, перед шатром, что-то звякнуло.

– Теодор?

В шатер, поклонившись, вошел белобрысый парень – кнехт – довольно мускулистый и рослый, с ним крестоносец заговорил по-своему, на мелкенбургском диалекте, который ни Ратников, ни Максик не понимали.

– Боюсь, сегодня нам понадобятся все силы! – взволнованно произнес рыцарь, едва кнехт ушел. – Мои соглядатаи видели совсем рядом большой отряд язычников. Приплыли на двух карбасах, псы. Видать, это они вас и ограбили…

– Сколько их, ты сказал?

– С полсотни человек будет. А у меня – только одно «копье»: я да с дюжину кнехтов.

– Можешь вполне рассчитывать на нас, герр Иоганн! – высокопарно заверил Миша.

Рыцарь улыбнулся:

– Клянусь, и не ждал иного ответа, мой друг! Думаю, язычники нападут ночью… или рано поутру, как это у них принято. Придется не спать!

– А что, если… гм… переместиться куда-нибудь в боле удобное место.

– Это самое удобное! К тому же мы не очень хорошо знаем местность – все эти ручейки, речушки, болота… Нет, встретим их здесь, да поможет нам Бог! – крестоносец набожно перекрестился. – А, если уж не поможет – что ж, тогда умрем с честью! Я приказал разбить для вас походный полог, отдохните, переоденьтесь… И…

Рыцарь засунул руку под кошму и вытащил оттуда – меч! Довольно длинный – около метра длиной – с большим перекрестьем и заостренным концом.

– Бери, герр Майкл! Конечно, это не нюрнбергский клинок, но все ж – плесковский. Извини, ножен к нему тоже нет. А твоему оруженосцу я пришлю копье, надеюсь, он хорошо им владеет…

– Добрый меч, – проведя по клинку пальцем, довольно произнес Ратников. – Спасибо. Я – твой должник Иоганн!

– Ничего-ничего, – снова засмеялся рыцарь. – Быть может, с долгами мы разберемся уже на том свете!

– Хорошее напутствие, – выходя из шатра, вполголоса заметил Михаил. – Макс, не видишь тут того полога, что для нас разбили?

– Нет…

– И я тоже…

– Ой! А вон там, за деревьями – не он? Низенькая такая палатка…

Подскочивший кнехт – Теодор – поклонился и что-то сказал, указывая рукою на полог.

– Говорит – это для нас, – Максик, наконец смог хоть что-то разобрать. – И еще что-то говорит – да я не все понимаю.

– Хорошо еще хоть что-то понимаешь, – забираясь под полог, хмыкнул Михаил.

– Дядя Миша! – устроившись рядом, взволнованно воскликнул подросток. – Я вообще ничего не понимаю! Что тут такое делается-то? Куда дорога делась, тропки все? Почему все эти люди такие странные?

– Ты только не волнуйся, Макс… я попробую объяснить. Слыхал что-нибудь про путешествие во времени?

– Фильм смотрел французский – «Пришельцы».

– Вот и хорошо – представление, значит, имеешь.

– Да о чем представленье-то? – Максим уже чуть не плакал. – О чем?

– О том, что мы здесь – такие же пришельцы.

Мальчишка обхватил себя руками за плечи и обиженно скривился:

– Все равно не понимаю… Одно понял пока – с этими людьми нужно быть поосторожнее, верно?

– Верно мыслишь, Шарапов!

– Так, может, лучше убежать, пока не поздно? Черт с ней, с дорогой… и с «УАЗиком», потом как-нибудь его заберете!

– Ладно, попробуем уйти… Прямо сейчас предлагаешь?

Максик зябко поежился:

– Да нет – темновато уже. Давайте утром, пораньше.

– Утром? Давай… Ну, тогда сейчас спи.

– Ага… Дядя Миша, а я ведь правда, осмотрел тут все, пока бегал, – немного помолчав, растерянно промолвил подросток. – Ничего знакомого не нашел! Тропинки есть, правда, но какие-то не те… да и вообще, как-то уж слишком чисто кругом, прибрано.

– Что значит – прибрано?

– Ни бутылок вокруг, ни банок… Как такое может вообще быть?

Ратников ничего не ответил, лишь вздохнул и попытался забыться. Да уж, ситуация… А ведь получается, если все так, как он подумал, то… То ведь именно он и подставил Макса! Ведь, если бы парень с ним не поехал… Господи, только бы все это оказалось дурным сном! А если – не сон, если – правда? Была ведь в его жизни похожая ситуация… Тогда нужно выбираться! Если и здесь действуют браслеты – значит, во-первых, как минимум, нужно хорошенько запомнить место – Танаево озеро. И еще запомнить – как к нему добраться, дороги тут могут быть другими, да, наверняка – другие. А затем? А затем – искать эти самые браслетики! Ведь их же кто-то принес! И, значит, кто-то этим переходом пользуется! Отвязаться от этих чертовых крестоносцев, поселиться здесь – и ждать! Черт… Псков-то под тевтонцами сейчас. Потом Александр Грозны Очи явится… нет, отсидеться вряд ли получится. Ладно, это все надо обдумать… А вот пока Максику-то что сказать? А все как есть – так и сказать! Все равно, ведь начал уже. А поверит– не поверит – его дело.

– Макс, спишь?

– Да, дядя Миша? – мальчишка вздрогнул и тут же обернулся. – Слышите? Идет кто-то!

– Мейне геррен?

Ну, эту-то фразу Ратников понял и без перевода. Пришел белобрысый Теодор, принес одежку – положил у полога с поклоном и, еще раз кивнув, удалился к шатру… нет-нет – к повозкам! Тяжелые такие, крытые рогожкой, телеги, волы… нет, быки все же. Значит – есть тут где-то дорога! Правда, машина – даже «УАЗ» – сейчас туда вряд ли проедет, местность уж больно болотистая… а вот, когда чуть подмерзнет… или – еще больше подсушит.

– Дядь Миша, чего этот парень принес-то?

– А вот сейчас и глянем… – Ратников присел на корточки.

Смеркалось, но небо еще было белесым, высоким, на его фоне контрастно выделялись аспидно-черные вершины елей. Где-то совсем рядом куковала кукушка – ку-ку, ку-ку…

Господи, сколько нам здесь жить?

Ку-ку, ку-ку, ку-ку…

– Так, что тут у нас… Плащи… Этот – синее корзно с фибулой, мне, тот, рваненький – тебе. Не кривься, не кривься, именно такой оруженосцу и полагается.

– А это что? – у парня аж глаза округлились. – Кольчуга, что ли? Ишь, звенит…

– Кольчуга… короткий хауберт. Все ее тогда носили – и наши, и рыцари… Это вранье все про тяжелые рыцарские доспехи, они много позже появятся, да и то, в основном, для турниров… Хауберт – мне, а тебе вот – панцирь из чудеснейшей свиной кожи – чуешь, как пахнет?

– Да уж, – Максик с отвращением отодвинулся. – Вонища – хоть нос затыкай!

– А какие на нем прекрасные железные бляшки! Многих, правда, нет – отвалились, ну, уж извини – дареному коню в зубы не смотрят. Ага! Шлемы! Этот, с наносником – мне, а ты бери каску…

Максим тут же водрузил шлем на голову и поморщился:

– Великовата шапочка…

– Ничего, с подшлемником в самый раз будет. Меч у меня уже есть… а вот и твое копье… Потом покажу, как пользоваться.

– Дядя Миша… Мы что же – тоже в турнире будем участвовать?

Ратников усмехнулся:

– Вот в турнире – вряд ли! А в какой-нибудь мелкой стычке – запросто. Ты, Максюта, помнишь, что я тебе недавно сказал… ну, про другое время?

– Да помню… И как вам только прикалываться-то не надоест?

– Так вот теперь слушай, как мы здесь могли оказаться… Браслеты помнишь?

– Ну!

– Так вот – с их помощью… Наехали колесом – ты сам принес осколки. И с их же помощью мы можем вернуться назад. Нужно только их отыскать, эти браслетики… через тех, кто их сюда принес. Останемся, подстережем… Не такое уж и сложное дело, верно? Найдем браслеты, выберемся… Черт! Еще бы эту вертихвостку Лерку найти!

– Лерку? – мальчишка дернулся, губы его задрожали. – Так вы… вы думаете, что…

– Ты слышал уже про нее?

– Да слышал. Эти два урода… Узбек и Карякин…

– В общем, думаю, что она тоже здесь, в этом времени, и мы…

– Ой, дядя Миша, – обхватив голову руками, Максик тихонечко застонал. – А давайте, вы мне все это потом расскажете, ну, когда домой придем, а?

Ратников в ответ только вздохнул: не поверил парень.

– Ладно, давай спать – утро вечера мудренее!

– А утром уходим – не забыли?

– Да уж не забыл, спи, с утречка разбужу.

А утром они проснулись от жутких криков! Кто-то бежал, что-то звенело, вопили, казалось, прямо над головою и еще – жутко пахло гарью!

– Надевай! – Ратников швырнул Максу панцирь и подшлемник. – Быстро!

– Да не надену я это…

– Давай без разговоров!

Михаил и сам уже облачался в кольчужку – имелся опыт – справился один, без помощи оруженосца, надвинул на глаза шлем и, взяв в руки меч, высунулся наружу…

– Ой, мать моя!

Тотчас же прямо на Мишу набросилась какая-то совершенно жуткая бородатая рожа с перекошенным от ярости ртом и огромной дубиной… которая едва не угодила Ратникову в голову… хорошо, тот успел пригнуться… и пустил в ход меч, ударив коротко, тычком, бородачу в пах!

Враг зарычал, дико и страшно, как рычит смертельно раненный, выгнанный из теплой берлоги медведь. Зарычал… выронил дубину… и тяжело повалился в траву, орошенную кровью.

– Дядя Миша! Что это? – испуганно возопил выбравшийся из полога Макс. – Что тут происходит… Боже? Он что – мертвый?

– Мертвее некуда, – оглядываясь, сквозь зубы процедил Ратников. – Ты вот что… спрячься пока где-нибудь и не высовывайся… не до тебя.

Огромными от ужаса глазами подросток смотрел на стекающую с меча Михаила кровь…

– Дядь Миша…

– Кому сказал – исчезни!

А вокруг происходила уже самая настоящая битва! Какие-то люди в плотных стеганых панцирях из звериных шкур, ловко орудуя рогатинами, дубинами и топорами, окружили тевтонцев и теперь крушили их со злобной и молодецкой удалью. Надо сказать, «копье» рыцаря Иоганна фон Оффенбаха, несмотря на численное превосходство врагов, защищалось умело – сам рыцарь быстро организовал оборону, меч его сверкал над головой, словно молния, в блестящем, похожем на перевернутое ведро, шлеме, отражались первые лучики солнца.

– Helfen! Wehren! Heilen! – с каждым ударом фон Оффенбах выкрикивал едва слышный из-под шлема девиз Ордена. – Помогать! Защищать! Лечить!

У Ратникова даже и сомнения не возникло – кому помогать, да и, честно сказать, не до того было… Вот снова подскочил какой-то лохматый черт! Выпучив глаза, завращал дубиной…

Мечом такую не отобьешь – клинок жалко…

Михаил резко отпрыгнул вправо и тут же взмахнул мечом, оцарапав противнику плечо. Враг еще пуще рассвирепел, что-то закричал, поудобнее перехватив страшное свое оружие… вернее – только попытался перехватить, Ратников не дал ему это сделать. Стремительный выпад вперед… Укол! Хруст… Выплеснувшаяся фонтаном кровь вновь обагрила лезвие…

– Дядя Миша-а-а!

Михаил обернулся… увидев под своими ногами поверженного, хрипящего еще врага – молодого парня… Выпавшая из его рук секира валялась тут же, в траве, рядом стоял Максик, смешной, в казавшемся таким нелепым шлеме. С острия его короткого копья капала свежая кровь… Значит – он…

– Молодец, Макс!

Выкрикнув, Ратников ухватил парня за руку и метнулся к толстой березе – врагов вокруг было слишком уж много, как бы не зашли за спину.

Вот они, вот они – напирают, теснят… Что там за треск позади? Неужели…

Теодор! Так, кажется, его зовут… Белобрысый парень, кнехт с круглым лицом… Без шлема – видно, сбили дубиной. На лице – кровь, но в руках – копье… Парень прихрамывал – в бедре торчала обломанная стрела. Ах, у них и луки!

– С нами Бог! – Теодор неожиданно улыбнулся. – Постоим за Святую Деву! Помогать! Защищать! Лечить!

Их сразу же окружило человек десять – двое здоровяков в ржавых кольчугах, с рогатинами, остальные – мелкий, в медвежьих шкурах, сброд… Да, у двоих луки… И помощи ждать – неоткуда!

Теодор снова что-то крикнул Мише, задиристо потрясая копьем.

– Говорит, нам бы еще чуть-чуть продержаться, – сглотнув слюну, тут же перевел Макс. – Дядя Миша… а они нас сейчас убьют?

– Если мы им это позволим! – ловким ударом Ратников отбил рогатину, и Макс… Максик… немедленно сунул копьем в шею вырвавшемуся вперед верзиле… Тот захрипел, осел, зажимая рану… Остальные завыли, словно тучи дьяволов, кто-то метнул дубину, едва не пришибившую Макса… Просвистела стрела…

– С нами Бог и Святая Дева! Держитесь!

Ратников поднял голову – рыжебородый кнехт и фон Оффенбах в сверкающем ведре-шлеме, а с ними еще человек пять, орудуя мечами и копьями, пробивались на выручку… Ага… вот рыжий упал с разможженной головой…

Черт…

– Помогать! Защищать! Лечить! – снова выкрикнул Теодор и, закусив губу, вдруг повалился спиной на толстый березовый ствол…

Макс встал рядом, выставив на врагов копье… Ратников взмахнул мечом и грустно ухмыльнулся: похоже, помочь им сейчас и в самом деле могла только Святая Дева.

– Помогать! Защищать! Лечить!

И вдруг, где-то совсем рядом, за лесом, раздался звук рога… И вот уже за деревьями показались всадники, в белых, с большими черными крестами, плащах, в сверкающих шлемах!

– Помогать! Защищать! Лечить!

Их было человек двадцать, из которых – двое рыцарей, а все остальные, насколько мог судить Ратников по вооружению и одежде, – кнехты.

Вражины замялись… дрогнули… и вот уже, не дожидаясь разгрома, рванули, побежали в разные стороны, словно зайцы… Повернув коней, всадники кинулись было преследовать их, но, куда там, тщетно…

– Рад видеть тебя, брат Гернольт, – сняв шлем, Иоганн фон Оффенбах устало опустился на землю. – Клянусь святыми мощами, ты появился вовремя.

– Вообще-то, я не очень спешил, – орденский рыцарь в подбитом волчьим мехом плаще слез с коня и передал шлем подскочившему кнехту.

Лет сорока, с худым узким лицом, он напоминал аскета. Редкие светло-рыжие волосы падали на плечи, на макушке виднелась аккуратно выстриженная тонзура. Тонкий, с небольшой горбинкой, нос, реденькая, как и волосы, бородка – ничем не примечательный облик, какой-то даже потасканный, блеклый… если бы не глаза! Глубоко посаженные, черные, они сверлили всех таким яростно-жгучим и подозрительным взглядом, что Ратников невольно поежился.

– Сколько у вас потерь? – хмурясь, спросил брат Гернольт. Спросил, естественно, по-немецки, вернее, на том диалекте, что был в ходу в Ливонии.

Подтянувшись, герр Иоганн быстро доложил обстановку, после чего с улыбкой показал рукою на Ратникова:

– Это герр Майкл, рыцарь из Англии. Прибыл к нам с оруженосцем. Сражался, как лев! О, видели бы вы, брат Гернольт, как ловко он орудует мечом!

– Так любой рыцарь должен владеть им, – крестоносец усмехнулся, краем глаза наблюдая, как кнехты оказывают помощь раненым и складывают в скорбный ряд погибших. – Так вы прибыли из Англии, сэр Майкл?

Ратников слабо улыбнулся и, разведя руками, покачал головой.

– Герр Майкл не знает нашего языка, – поспешно пояснил фон Оффенбах.

– Как же вы общаетесь? Неужели, как в Англии? Или – по-латыни?

– Нет… Зная, куда отправляется, герр Майкл специально выучил речь руссов.

– Даже так? Поистине это великий подвиг… Из какой вы семьи, сэр Майкл? – спросил брат Гернольт по-русски. Хорошо спросил, почти совершенно без акцента, даже не «цокал», как, скажем, новгородцы – те ведь так и говорили – «зацем», «поцему»…

– Я… ммм… Мой род известен в Ливерпуле. Сэр Пол Маккартни – слышали? Так это мой дядя.

– Сэр Пол Маккартни? Увы, не слыхал. Ведь ваша Англия столь далека от нас… Хотя, в комтурствах Пруссии найдутся ваши земляки англичане. Вы славно бились… – брат Гернольт потер руки.

– Да и вы подоспели вовремя.

– Что ж… сейчас погребем павших… помолимся… и потрапезничаем, а уж потом – в путь. Так, брат Иоганн?

Фон Оффенбах кивнул и направился к своим – подсчитывать потери.

– Я рад, что вы прибыли к нам, сэр Майкл! – неожиданно улыбнулся крестоносец. – Опытных рыцарей нам очень не хватает, особенно здесь и сейчас, ведь надобно брать под руку Ордена все эти дикие земли. Кстати, знаете, сколько братьев-рыцарей взяли Плескау?

– Интересно, сколько же?

– Двенадцать! Да-да, всего-то дюжина. Ну, не считая кнехтов и того, что добрые бюргеры Плескау во главе со своим бургомистром Твердильо Иванковичем с радостью распахнули пред нами ворота.

Вот оно – гнусное предательство, – подумал про себя Ратников. – хотя, наверное, имелись у «добрых псковских бюргеров» во всем этом и свои интересы.

– Теперь нас всего четверо в Плескау… я имею в виду – четверо рыцарей, – брат Гернольт продолжал водить неофита в курс дела. – К сожалению, великий магистр Хайнрик фон Вида отстранил гроссмейстера отделения Ордена в Ливонии. Магистр считает, что мы зря вмешались в русские дела, что нас используют все кому не лень. Вот и сейчас обиженный на псковичей князь Ярослав Дорогобужский захотел отвоевать себе трон. Якобы нашими руками, именно так и считает магистр. Да, наверное, это и так – но и мы здесь немало поимеем! Вы толок представьте – Плескау – наш! О, это большой и красивый город, вы скоро сами увидите и восхититесь. Что же касается князя Ярослава… он всем надоел. Приехал в Феллин, ныл там, ныл, мол, обижают… интриговал, выпросил помощь – ну как отказать? Жена его отца, князя Владимира Мстиславича – дочь Дитриха фон Буксгевдена, а Дитрих – родной брат рижского епископа, ссориться с которым нам пока не с руки. Кстати, и сам князь Владимир в свое время пытался использовать Орден – тогда еще – Меченосцев – в своих корыстных целях, силясь оторвать Плескау от Новгорода. Вот и великий магистр относится ко всей этой эпопее с Плескау с большим недоверием. Вот и мало рыцарей – буквально некому доверять. А ведь нужно основывать дальние комтурства, крестить язычников, строить замки… А некому! О, у нас здесь много достойных для любого славного рыцаря дел, сэр Майкл!

Брат Гернольт хитро прищурился:

– Вы как хотите… сразу принять обет Ордена? Предупреждаю, наш устав очень строгий.

– А может быть, мне пока остаться на правах орденского вассала? – хитро вывернулся Михаил. – Кто его знает, как там все сложится? Может, жениться захочу? Говорят, в Плескау очень много красивых и знатных дев…

– О, вы правы, их там великое множество, как русские говорят – «бесщисла»! – крестоносец прищелкнул языком… но тут же заплевался и перекрестился. – господи, прости меня, грешника… Ну, что ж – жду вас за трапезой, сэр Майкл. Там уж поговорим посерьезнее.

Ратников усмехнулся – не такие уж тевтонцы безвинные овечки, как пытается убедить брат Гернольт. Надо же – в русские дела их втянули… затащили лису в курятник – а то они на русские земли не зарились?! Псковичи, правда, тоже хитрованы еще те – и опека со стороны Новгорода – «старшего брата» – многим наверняка давненько уже надоела, вот и пригласили немцев да князя Ярослава Дорогобужского – из Смоленского, кстати, княжества – тамошние князья во Пскове и сидели, а вот суздальцы – Ярослав и сын его, Александр Грозны Очи, через много-много-много лет прозванный летописцем «Невский», – никакого отношения к Пскову не имели. Назвать псковичей «предателями русской земли»? Ну, это если только считать «Русской» землею сузадьцев или Новгород… А ведь там полно еще княжеств! И никакого единства – как, впрочем, в германских землях. Суздальцы от нашествия монголов ослабли? Отлично! Кто больше всех радуется, руки потирает? Немцы? А вот и нет – смоляне! А вот Новгород смотрит на поднимающийся Псков как на свою колонию… кому ж такое понравится? Тут сойдет и Орден… Почему бы нет? Сейчас поможет, а потом… насчет католичества… там посмотрим… Мавр выполнит свое дело… а дальше ему и накостылять можно! С помощью того же Смоленска или Литвы. Нет! У литовских кунигасов слишком уж руки загребущи, хуже, чем у немцев, – потом не выгонишь. «Немцы» в контексте Ордена – это именно что «немцы» – иностранцы. И датчан там хватало, и французов, и шведов… да и Мекленбург, Померания, Бавария – все разные земли, и очень часто друг другу – враги.

А вот рыцарей Тевтонского Ордена смело можно назвать предателями… предателями интересов Священной Римской империи (германской нации), император которой – Фридрих – был самым яростным врагом римского папы, верховного сюзерена Ордена. И, в общем-то, брат Гернольт прав – сильно потрепан Орден: в тридцать восьмом, при Шауляе, накостыляли литовцы, совсем недавно – монгольские тумены хана Кайду. Так что не хватало рыцарей, не хватало…

Ратников все ж закончил когда-то истфак, кое в чем разбирался…

Черт побери! А где же Максик-то? Неужели… Нет, нет, не может быть – он же вот, рядом был, буквально только что…

Так куда ж делся?

– Максим! Макс! – сложив рупором ладони, позвал Ратников.

Тишина… Только слышно, как переговариваются кнехты, делая свою неприятную работу.

Закусив губу, Михаил подбежал к березе… той самой, с красным от крови стволом. Осмотрел все, рванулся в кусты, по тропинкам… И там, в камышах, у самого озера наконец обнаружил Макса. Мальчишка лежал ничком…

Господи!

– Ма-а-акс!!!

В три прыжка Ратников оказался рядом, упал на колени, с ужасом трогая подростка за плечо… Мертв?

– Дядя Миша…

Максим обернулся – лицо его было мокрым от слез:

– Дядя Миша… да что же это… я вот того, бородатого… копьем… А он… Я что же – убил? Нет! Нет!

Парень уронил голову в ладони, плечи его задергались.

– А ну, не реви! – схватив Макса за подбородок, Ратников ударил его ладонью по щекам. Несколько раз. Не сильно, но вполне чувствительно.

– Прекратить истерику! Да – ты его убил. Иначе бы он тебя! Помнишь, что я тебе говорил? Ну? Помнишь?

– Дядя Миша…

– Иди умойся, да пойдем обедать. Не журись, парень! Выберемся! Это я тебе говорю – выберемся! Самое сложное – это Лерку найти. Ну да ничего – и тут справимся.

Парнишка неожиданно улыбнулся:

– Да, Лерку найдем… и свалим! Верно, дядь Миша?

– Конечно же верно, Макс!

– Кто это были – русские? – сидя в шатре фон Оффенбаха за скромной трапезой, спросил Ратников.

– Чудины или эсты, – обгладывая кость, хмуро бросил Иоганн. – Русские нас бы вмиг…

– Это были язычники, – брат Гернольт скривил губы. – По пути мы видели капище – огромный серый камень на берегу озера. А вокруг кости птиц, зверей, даже человеческие… И еще – разноцветные ленточки.

– Чудины поклоняются бесам, – согласно кивнул фон Оффенбах. – Брат Гернольт, мы отправимся в путь сегодня?

– Да, – крестоносец вытер жирные руки о край плаща. – Язычники могут вернуться, и в гораздо большем количестве. На трех карбасах, на четырех, на десяти. Следует поспешить. Сэр Майкл?

– Да? – Ратников поспешно оторвался от кубка.

– Помните, я говорил о серьезной беседе?

– Ну да…

– Ее час пришел. Вам следует знать – я нынче исполняю обязанности командора Плескау и вверенной мне властью решил основать несколько пограничных комтурств… одно из которых предлагаю возглавить вам!

Хитро прищурясь, крестоносец посмотрел прямо в глаза собеседнику:

– Это очень непростое, опасное, но весьма бого– угодное дело. Да вы и сами, наверное, уже это поняли…

– За тем и явился! – слегка наклонил голову Михаил.

Брат Гернольт удовлетворенно кивнул:

– Признаюсь, иного ответа не ждал.

Ратников опустил глаза, лихорадочно соображая – что же дальше? Сообразил, надо сказать, быстро и тут же спросил:

– А могу я сам выбрать комтурство?

– Ну, конечно же! – неожиданно расхохотался Гернольт. – Их ведь, в общем-то, еще нет, вернее есть, но пока только – здесь, – он постучал себя по лбу указательным пальцем. Так что – выбирайте! На правах вассала, конечно…

– Тогда – здесь! – решительно заявил Ратников. – На этом вот самом месте.

– Хорошо, – крестоносец устало кивнул. – В десяти лигах отсюда, на берегу, есть что-то вроде нашего опорного пункта.

Глава 4

Лето 1241 года. Окрестности Чудского озера

Комтур

Желаем, чтобы поместья наши, коим мы определили обслуживать наши собственные нужды, всецело служили нам, а не другим людям. Чтобы с нашими людьми хорошо обращались и чтобы никто не доводил их до разорения.

Капитулярий о поместьях

Вот тогда только Максик Гордеев поверил в то, что говорил ему Ратников, когда увидел Псков! Тот самый, средневековый, с полной лодок и кораблей пристанью на реке Великой, с горделиво возвышающимся на высоком холме белокаменным кремлем – Кромом – с огороженным валом и деревянной стеною посадом, с мерцающими вдали куполами Спасо-Мирожского монастыря.

– Вот это прикол! – едва город открылся перед глазами, только и вымолвил Макс.

Бедняга…

Псков произвел впечатление и на Ратникова, хотя тот уже видал и Новгород, и Ладогу – и все же, тем не менее, и тот был очарован и потрясен псковской красотою, богатством и мощью.

Неожиданно вдруг даже закралась мысль:

– И все это немцам отдали!

Впрочем – а что, лучше литовцам? Смолянам? Суздальцам? Нет, может быть, в чем-то и лучше – уж, по крайней мере, католичество те насаждать не будут.

В Пскове, кстати, Михаил с Максом долго не задержались. С благословения брата Гернольта и – заочного – гроссмейстера Ливонского отделения Ордена Святой Марии Тевтонской, новоявленный крестоносец «сэр Майкл» получил отряд в три копья кнехтов – сорок человек самого разноплеменного сброда – да две телеги оружия – копья, старые кольчуги, мечи, секиры, было даже два тяжелых крепостных арбалета, орудия, некогда запрещенного папой в силу своей дьявольской действенности, но с успехом используемого даже вот, божьими рыцарями. Кроме того, имелась и бумага на право вассального владения землями – грамота великого магистра – а как же без нее-то?

Надо сказать, впечатления оккупированного города Псков не производил – орденских немцев в нем было не так уж и много, куда больше купцов – торговлишка шла вовсю, причем не только с немцами. Лето нынче выдалось сухое, знойное, хлеб в псковских землях мог и не уродиться, потому следовало позаботься заранее – с кем-то договориться, заплатить.

Эти же заботы тревожили сейчас и «сэра Майкла» – важной задачей была заготовка продовольствия на зиму, до которой Ратников, вообще-то, задерживаться вовсе не собирался, однако, кто знает? Человек предполагает, а Бог располагает.

На смирной белом коняшке, с некоторой грустью помахивающем желтовато-пегим хвостом, Михаил, не особенно торопясь, ехал во главе своего небольшого отряда, сборного, а лучше сказать – сбродного, кого там только не было! Беглые крестьяне-баварцы, наемные лучники из Бранденбурга, с десяток державшихся на особицу чудинов, столько же белоглазых эстов, да, были еще и русские – Иван Судак и Доброга – тоже, верно, из беглых. Иван – здоровенный крепыш, косая сажень в плечах, с кудлатой огненно-рыжей бородою, Доброга – чернявый, цыганистый, не такой широкоплечий, но тоже – верзила с ручищами, словно оглобли. К ним почему-то прибился Эгберт – совсем еще молодой парнишка из Любека, похоже, что из подмастерий или, скорее, учеников, из тех вечных бедняков, что никогда не выбьются в мастера. По типу характера – как знаменитый чеховский Ванька – такой же зачуханный, светленький, сероглазый, с тонкой, вечно замотанной какой-то грязной тряпицею, шеей. Остальные кнехты его откровенно шпыняли, один из бранденбуржцев – сутулый, с длинным вислым носом, звали его, кажется, Фрицем – даже как-то на привале под общий смех завалил бедолагу, наплевав на все Божьи заповеди, явно намереваясь использовать того, как девочку… Ратников уж хотел вмешаться, да не успел – рыжий Иван Судак, не говоря ни слова, просто огрел охальника кулаком по хребтине – тот и осел. Бранденбуржцы хватились было за копья… да тут выступили вперед молчаливые чудины и эсты… Угомонились. Вот с той поры Эгберт, устало примостив на узком плечике копьецо, и шагал следом за русскими, как собачонка.

Короче – то еще было воинство, недаром брат Гернольт, прощаясь, вполне серьезно советовал первым делом парочку из этого сброда повесить, просто так, для острастки. Наверное, так бы и стоило сделать, да Миша – «сэр Майкл» – почему-то стеснялся. Наверное, проклятое воспитание мешало.

А Максик, уже помаленьку приходивший в себя, шагал рядом с Ратниковым – конь парню не полагался, как и любому другому из всех этих с позволения сказать, солдат. Михаил ехал неспешно, да при всем желании не получалось быстрее – в телеги-то были запряжены быки, а уж они-то никуда не торопились, помахивали себе хвостами, отгоняя назойливых мух, да время от времени останавливались – жевали траву. Возами правили баварцы – видно было, что – крестьяне. Беглые.

А никто их, похоже, о прошлом и не спрашивал – людей у Ордена не хватало, и не только рыцарей.

Бург – если его так можно было назвать – располагался километрах в двенадцати от Танаева озера, на мысу, в виду большого острова у впадения в Чудское озеро реки Желчи. Частокол с воротами, сложенная на скорую руку башня и несколько жилых и хозяйственных построек, многие из которых были еще не законченными.

Вновь прибывших встречал священник – орденский брат – отец Арнольд. Даже с виду весь какой-то желчный, с отечным носом и желтым лицом, священник сразу же не понравился Ратникову, как, впрочем, и сам бург, центр нарождавшегося комтурства.

– Я – рыцарь Майкл, – спешившись, представился Михаил, вытаскивая бумаги. – Из…

– Я знаю, кто вы, – холодно ответствовал отец Арнольд. – Меня уже известили – брат Гернольт отправил связного на лодке.

Ага… Ратников ухмыльнулся в усы: Гернольт ему ничего о подобном вестнике не говорил – специально? Или просто не счел нужным?

– Располагайтесь, – священник соизволил изобразить на тонких губах нечто вроде улыбки. – Ваши покои, герр Майкл – в главной башне, там же, я полагаю, поселиться и ваш оруженосец, в привратницкой же обычно располагалась охрана. Прошу вас, проходите… Вскоре приготовят обед, уж извините, не успели…

– Ничего, ничего…

– А пока я бы порекомендовал вам после молитвы и краткого отдыха ознакомиться с уставом, герр комтур.

– Гарнизонной и караульной службы? – пошутил Миша. – Хорошая вещь, тащите сюда, отец Арнольд.

– Я велю принести.

Велю… А не слишком ли ты много на себя берешь, гнида желтолицая? Ратников усмехнулся – а брат Гернольт хитер, ишь ты, предложил комтурство. Он, «сэр Майкл», вроде как – командир, а этот отец Арнольд, выходит, за комиссара?! Для слежки, пригляду, наушничества и наблюдения за морально-политическим обликом вверенного гарнизона? Не дурак брат Гернольт, не дурак… все правильно – разделяй и властвуй. Ладно, поглядим, кто кого!

Привратницкая располагалась на первом этаже башни, на второй вела узкая приставная лесенка – в покои комтура и оруженосца. Последнему, собственно, никаких таких отдельных покоев и не полагалось – он спал на скамье в небольшой зале – приемной. Весь первый этаж был сложен из замшелых камней и выглядел довольно старым, остальная же – верхняя, бревенчатая – часть башни явно была пристроена недавно, и в покоях вкусно пахло свежей сосновой смолой и опилками.

– Ну, вот, – сбросив плащ, Ратников уселся на лавку. – Вроде прибыли.

– Выбраться бы поскорее отсюда, – сжал губы Макс.

Выглядел он сейчас хоть куда – в мягких башмаках из лошадиной кожи, в длинной, перехваченной широким поясом, тунике с черным крестом на груди. На поясе висел устрашающих размеров кинжал – трофейный, чудинский.

– Да-а… – хохотнул Миша. – Ты у нас теперь – истинный ариец!

Подросток наморщил лоб:

– Дядь Миша… а что же это – мы теперь с тобой крестоносцы? Псы-рыцари?

– Псы? – Михаил улыбнулся. – У тебя, Максюта, что по истории было?

– Четыре! Нет, ей-богу, четыре!

– Ну, вообще – да, что у нас в школьных учебниках написано – ясно. Выдумка на пропаганде сидит и глупыми побасенками погоняет. Тевтонцев, Максюта, современники псами не звали… Это уж потом, пресловутого Карла Маркса не совсем правильно перевели – он-то писал «рыцари-монахи», а получилось – «псы». Ты, кстати, фильм «Александр Нев– ский» случайно не смотрел? Ну, тот, старый…

– Нет.

– И слава Богу! Чу! Вроде как кто-то внизу кричит… Сбегай-ка. Макс, посмотри.

Кивнув, парнишка выбежал из покоев… и тут же вернулся, держа в руке пожелтевший пергаментный свиток:

– Сказали – устав.

– Понятненько! – Ратников потер руки. – Сейчас взглянем… ну-ка… ах, блин, по-немецки… Ну-ка переводи!

Разложив свиток на столе, Максим придавил его тяжелыми подсвечниками – что б не скручивался – и снова наморщил лоб:

– Ну и почерк – убил бы!

– Что – совсем ничего не разобрать?

– Да нет… сейчас попробую… «братьям позволено носить и использовать холст для нижних рубах, подштанников и чулок, простыней и покрывал… верхняя одежда должна быть спокойных тонов…»

– Стой, стой, что это ты такое читаешь?

– Что написано, – подросток пожал плечами. – Дальше продолжать?

– Давай, – Миша разлегся на лавке, вытянув ноги. – Только с другого места.

– Как скажете… «все братья должны стричь свои волосы в монашеской и духовной манере…»

– Подожди! – Михаил уселся и, пододвинув свиток к себе, неожиданно рассмеялся. – Так это они мне Орденский устав подсунули, клоуны! Так и знал – нет у них караульного устава! Бардак. Ладно, разберемся и с этим…

– А чего разбираться-то, дядя Миша? Валить надо при первом же удобном случае!

Ратников насмешливо взглянул на подростка и покачал головой:

– Э, это ты погоди, Максюта – валить! А куда валить?

– Ну… к машине, куда же еще-то?

– Допустим. И что там делать? Ждать, когда кто-нибудь с браслетами явиться – на подносе нам их принесет? А вдруг опять чудины? Ну, те… Нет, братец ты мой! Не наш это путь, мы пойдем другим путем…

– Каким другим путем, дядя Миша? – жалобно поморгал Макс. – Тут ведь только одна дорога.

– Эх, молодежь, молодежь, – Михаил с осуждением покачал головой. – Вот в чем беда – не знаете классики. Ладно! Я к тому, что ведь очень хорошо, что мы с тобой в крестоносцах. В командирах, а не где-нибудь там в пыточном подвале! Этим надо воспользоваться, Максюта. Мы там, около Танаева – пост выставим! И, ежели что – сразу знать будем. Обо всех подозрительных людях! Смекаешь?

– Понял, – мальчишка обрадованно закивал. – Понял, дядя Миша… Вы не смотрите, я вообще-то понятливый… только вот растерялся немного…

– Любой бы на твоем месте растерялся, – Ратников потрепал парня по голове. – Хорошо. Отдохнул?

– Ну…

– Так иди-ка теперь на разведку, разузнай там насчет обеда… и спроси, где туалет, что-то я его тут не видел.

Максим убежал, а Миша встал у узенького – бойницей – оконца и долго разглядывал мерцающие голубым серебром просторы Чудского озера. Вот где-то здесь… примерно в этих местах, напротив мыса, у Узмени и Вороньего камня и разразиться битва… Знаменитое Ледовое побоище… Или – похабище?

В приемной послышались шаги.

– Ну? – Михаил обернулся. – Узнал?

– Узнал! Обед сейчас подадут в трапезную… а уборной тут, похоже, и нет!

– То есть, как это нет? – удивился Ратников.

– А так! Все за угол ходят… в ров…

– Да-а, – Михаил угрюмо вздохнул. – Я и говорю – бардак!

После трапезы – вареной рыбы с грибами и просяной кашей, обильно сдобренной проповедями отца Арнольда, новый комтур решительно объявил строевой смотр. Его еще во время пути сюда достали взаимные придирки, разборки и драки, которым нужно было бы как можно быстрее положить конец, ибо Ратникову было совершенно точно ясно, во что это все может вылиться. Как в семнадцатом году в России…

Три явившихся вместе с Михаилом из Пскова «копья» сменили весь гарнизон бурга, кроме, разве что, кастеляна и отца Арнольда – эти относились к категории несменяемых. Что же касается остальных, то их уже и след простыл, лишь где-то далеко в лесу слушалась быстро удаляющаяся залихватская песня. Ну, ясно – смена кончилась – чего им тут теперь и делать-то? В этой-то опасной глуши? Пусть теперь новенькие хлебнут лиха. Со скучной рутиной службы, с ничем не ограниченным произволом начальников, с постоянными набегами чуди, с полчищами комаров, наконец!

По приказу комтура, все воинство выстроилось в две шеренги – по «копьям»: чудины, эсты и все остальные – бранденбуржцы, баварцы, русские – и с ними забитый мальчишка Эгберт из Любека.

Осматривая войско, Михаил угрюмо качал головой. Нет, вооружены-то все были более-менее… Кольчуги, правда, не у всех, так есть кожаные панцири с нашитыми на них металлическими платинами, зато – копья, мечи, секиры – этого добра в полном достатке, как и шлемов, простых, открытых.

А вот что касается боевого состояния гарнизона, то с этим дело обстояло не очень. Нет, конечно, Ратников вовсе не собирался учить их чему-то – бою, строю и прочему – но элементарный порядок должен был навести, от этого в буквальном смысле слова зависело все. И жизнь и – скорейшее возвращение в свою эпоху.

Во-первых, начинать нужно было с понимания. Эсты понимали немецкий – ливонский диалект, чудины – русский, остальные все – серединка на половинку. Потому Ратников и, не мудрствуя лукаво, отдал команды по-русски, а уж потом Максим переводил – как ни странно, его понимали.

Затем Михаил сразу же перетасовал всю колоду, разбавив «чудинское» и «эстское» копья скандальными бранденбургскими лучниками – те против перестановки не возражали – лишь бы не видеть ненавистных баварских рож, оставшихся в третьем «копье» – по имени десятника Ивана Судака Ратников стал именовать его «русским». Карауль– ную службу стали вести по очереди – через день на ремень… нет, тут через два дня выходило. Все же остальные вне наряда вовсе не бездельничали – надзирали за исполнявшими повинности местными жителями – в большинстве, чудинами – лениво ремонтировавшими дорогу, а также ловили рыбу, соби– рали в лесу грибы и занимались прочими промыслами.

Да! И вопрос с уборной Ратников решил в первый же день. Выстроив всех, приказал выкопать две выгребные ямы, установить будки:

– Чистить их будет – кто? Нет, не местные… Вы, бездельники! Те, кто спит на посту, спустя рукава выполняет приказы или иным недостойным образом уклоняется от службы господу нашему и Ордену благочестивых рыцарей Святой Марии Тевтонской.

Кто-то хмыкнул за спиной – Миша углядел отца Арнольда – тому явно понравилось принятое решение. Удивительно – хоть что-то понравилось!

А вечером Ратников пригласил к себе всех десятников: от русских – Иван Судак, от чуди явился высокий, с длинными русыми волосами мужик, звали его Витольдом, от эстов – немногословный круглоголовый Тойво. Ни бранденбуржцы, ни баварцы таким образом, в начальство не попали – не повезло, ладно.

– Вот что, господа сержанты, – меряя шагами приемную, негромко начал комтур. – О дисциплине я вам уже все сегодня сказал, больше повторяться не буду. Теперь вот о чем… Вам нужно будет выделить из каждого копья наиболее ловких и ушлых людей, у кого получится с местными… пусть даже они им в чем-то будут потакать, не важно, пусть пьют иногда в местных корчмах…

Присутствовавший на совещании – а как же! – отец Арнольд при этих словах возмущенно вскинул брови.

– Я должен знать все обо всех подозрительных людях, появившихся на территории вверенного мне приказом магистра и Божьей волей комтурства. Обо всех! И особенно – о людях из Новгорода.

Отец Арнольд навострил уши.

– Таковых ушлых людей вы пришлете мне завтра же!

На этом день и закончился. Отдав все необходимые распоряжения, Михаил – «сэр Майкл и вассал Ордена Святой Марии Тевтонской» – улегся спать на широкой лавке, укрывшись тяжелой медвежьей шкурой.

Рядом, за стенкой, давно уже посапывал Макс. В горнице надоедливо зудел комар.

Долгое время ничего существенного не случалось, все шло своим чередом. Время от времени, как и было заведено, отец Арнольд брал десяток воинов и отправлялся на баркасе по прибрежным деревням, как он выражался «навестить недавно крещеный люд», а на самом деле, конечно, – получить богатые подарки да и просто развеяться, отвлечься от надоедливого сидения в бурге, где, кроме как молитвами да интригами, занять себя было совершеннейшее нечем.

Этим его очередным отъездом и решил воспользоваться Ратников, давно уже намеревавшийся перетащить поближе машину – жалко было оставлять без пригляду, ведь разберут, рано или поздно, странно, что еще не разобрали, видать, побаивались незнакомого предмета, да и народу в тех местах бродило немного – охотники, рыбаки, да вот – орденские братья.

Дорогу к бургу уже к тому времени отремонтировали, топи у Танаева озера по приказу Михаила замостили валежником – уж как получилось, но должно быть можно было б проехать. И вот, едва только баркас под крестоносным флагом Ордена скрылся за ближайшим мысом, Ратников немедленно отправился в путь, прихватив с собой свободных от смены кнехтов да деревенского кузнеца – приладить к машине оглобли, в которые намеревался впрячь быков, именно для этой цели и реквизированных. По здравому размышлению, Михаил не очень-то хотел прослыть чернокнижником и колдуном, управляющим самобеглой повозкой.

– Да, это верно, – согласился Максик. – Только вот – долго провозимся.

А возились не так уж и долго! На болоте, уж конечно, пришлось помочь быкам и толкающим машину кнехтам двигателем… Немножко все напугались… Но – «УАЗ» выскочил все-таки, проехал через болото… А уж дальше спокойно покатил себе, поднимая тучи пыли и влекомый медлительными быками.

Михаил специально отослал кнехтов обратно в замок и на подъемах все же заводил мотор. Сидящий рядом, на пассажирском сиденье, Макс ухмы– лялся:

– Хорошо хоть, аккумулятор не сдох и бензин не слили!

– Аккумулятор новье, а бензин… да кому он тут нужен-то – бензин!

– Ой… это верно.

Чудную повозку загнали в дальний амбар, кнехты прозвали ее «латной колесницей». Отец Арнольд, по возвращению, на железную повозку дивился, но ничего не сказал – колесница, так колесница, он вообще не лез в дела вооружений и тактики.

В августе выстроили наконец и уборные, и баню – к вящей радости русских, Ивана Судака и Доброги, уже те любители были попариться, да и Ратников с Максом баню жаловали, а вот отец Арнольд – что– то не очень, слишком уж ему там было жарко – «как у дьявола на сковороде» – именно так он и выражался. Михаил даже установил во вверенном ему «гарнизоне» банный день и каждую неделю гонял свободных от службы в лес, по дрова – чтоб не расслаблялись, у хорошего командира солдаты без дела не сидят!

Наряду с отцом Арнольдом манкировал помывкой и Эгберт, вечно ходивший грязным, в баню его не могли затащить даже русские – слишком уж упирался, кусался даже. Бывший подмастерье неожиданно сблизился с Максиком, Ратников не раз уже замечал, как парни, усевшись за амбаром на траве, о чем-то разговаривали, смеялись.

– Эгберт мне про Любек рассказывает, – как-то вечером пояснил Макс. – Красиво, говорит, там, весело. Только он оттуда сбежал – хозяин семь шкур драл.

– Нашел, куда сбежать, чудо!

– Он говорит, Орден переселенцев привечает, особенно – кто из немецких земель. Всякие льготы дают, земли…

– Ну да, ну да, – Михаил рассмеялся. – Как в Штатах на Диком Западе. Закон о гомстедах! Наделы всем желающим фермерам! Ничего, что на индейских землях? Ничего, что на орденских землях – пруссы, эсты, чудь?

– Ну, не знаю, – мальчишка пожал плечами. – Так Эгберт сказал. Говорил еще – и поляки многие под Орден идут, и даже литовцы. Выгодней, чем своих алчных князей кормить!

– Эгберт, Эгберт, – Ратников оперся на резные перила высокого, пристроенного недавно, крыльца. Перила, кстати, вырезал Иван Судак, оказавшийся неплохим плотником и столяром. – Смотрю, скорешились вы с ним.

– Ну да, – Максик пожал плечами. – Он меня ненамного и старше – всего-то на полгода. Много чего повидал, интересно послушать. Да и говорит он понятно, не как другие. К примеру, баварцев так я сосем не понимаю, а бранденбуржцев – через слово.

– Ты б спросил своего друга – когда он в баню пойдет? Или привык – вечно чумазым?

– Он бы пошел… он бы рад, – сразу же кивнул подросток. – Но боится. К нему и так этот, вислоносый Фриц пристает…

– Ах так? Ну, это дело мы быстро исправим!

– Да нет… он не открыто…

– И все же, пусть твой дружок вымоется наконец, а то стыдно смотреть – воин!

Эгберт и мылся – в озере, так сказать, в свободное от ратной службы время. Уходил подальше, за мыс, почти к Черной речке – всерьез опасался Фрица и ему подобных ухарей. И вот однажды…

Собственно, со слов юного кнехта о случившемся доложил Макс, сам Эгберт почему-то постеснялся, да, наверное, не счел и особо важным то, что невзначай увидел. А дело было так…

Ратников даже представил воочию.

Лес, сверкающая гладь озера, жаркое солнце – лето в этом году выдалось на редкость знойным. На песчаную косу, подозрительно озираясь, из леса выходит Эгберт. Сбрасывает одежку, боязливо пробует воду ногой… И вдруг – слышит шум весел! Из-за мыса появляется вместительный баркас, с мачтой и только что спущенным парусом.

Подхватив одежку, кнехт быстро прячется в ближайших кустах – к лесу-то не успеть, далековато.

Баркас причаливает к берегу – там, у впадения в озеро Черной речки, есть подходящее место. Дюжие, вооруженные мечами и копьями, парни выталкивают на берег… юных стенающих девушек, похоже что – пленниц. Кое-кто лупит их кнутом…

Дев гонят в лес, как раз по той тропке, что тянется вдоль Черной реки… Быстро накинув одежку, Эгберт крадется за незнакомцами следом. Вот они – подозрительные люди, о которых предупреждал герр комтур! Вот она – награда, теперь уж никто не скажет, что Эгберт – плохой воин, грязнуля и неумеха. Теперь уж… Юный кнехт крадется неслышно, в серых глазах его сверкает огонь любопытства…

Странный отряд сворачивает к Танаеву озеру. Эгберт затаился в кустах. Господи! Кажется, идут обратно! Нет, не все – только вооруженные парни. Дюжие такие, один – с кнутом. Идут, усмехаясь, о чем-то негромко переговариваются, смеются, как люди, только что выполнившие какое-то важное дело.

Эгберт пропустил их – ну, ясно, что возвращаются к баркасу, да сейчас уплывут. А вот девки… Куда они-то делись? Далеко уйти не могли…

Но, нет! Напрасно бегал парень по всему лесу – никого и ничего не нашел, словно и не было тут никаких парей и девок, похоже что – пленниц. И крови не было, и мертвых тел – ну, не успели бы закопать, слишком уж быстро вернулись. Тропки там две через болотины – быстро не пойдешь, а по дороге – той самой, недавно отремонтированной – либо к бургу, либо во Псков. Что же, девки туда одни отправились? Или – кто-то за ними явился?

– Так ведь он и не узнал толком ничего, – пожаловался Макс. – Потому и доложить не решился.

– Гад твой дружок! Я же говорил – докладывать о любой мелочи.

– Ну, мне-то он рассказал! Дядя Миша, я ведь тоже думаю – куда те девчонки делись? Можно я… можно мы… ну, с Эгбертом… к Танаеву сбегаем, посмотрим там повнимательней?

Ратников лишь рукой махнул:

– Бегите. Авось, и впрямь чего сыщете…

– Спасибо, дядя Миша! – мальчишка едва ли не кубарем бросился с крыльца.

– Только вряд ли, – сплюнув, желчно заключил Михаил. – Не такие уж они дураки… наверное.

А у самого сердце екнуло – а вдруг и, правда, это те, которых он ищет?

Так и нервничал целый день почти до самого вечера, пока ждал парней… Те вернулись ни с чем.

– Ничего там нету! – виновато доложил Максик. – Трава только примята… Но точно! Куда ж девчонки делись? К нам! Стопудово – к нам! – глаза парня вспыхнули.

– Охолонись, – Ратников подошел к узкому оконцу и посмотрел вдаль. – В Псков скорее всего их угнали. На рынок – живой товар.

– А… а ведь у них сейчас феодализм, а не рабовладение, дядя Миша!

Михаил прищурился:

– Умный ты, как я посмотрю… Слова ученые знаешь – «феодализм», надо же. А рабов-то вокруг полно, ты не заметил? И пленниками на рынках торгуют. Даже слово такое есть – не то, что холопка – раба!

Сказал и осекся. Вспомнил Марьюшку. Она ведь и была когда-то рабою…

И все ж таки пришлось Эгберту вымыться. Нет, не в бане, а снова – в озере – кто б его в баню-то пустил, такого…

А дело все в том, что бывший подмастерье заснул на посту – и самым дурацким образом попался вездесущему отцу Арнольду.

– В выгребную яму! – тут же и распорядился священник от имени комтура. – Вычистить до утра.

Что поделать, пришлось незадачливому бедолаге брать золотарскую телегу да лопату пошире… Во– зился долго… но к утру ничего, вычистил, благо ночка выдалась светлая, лунная…

А утром, сразу после трапезы и молитвы, к Мише побежал Максик. Глаза горят, весь такой возбужденный, зашептал взволнованно:

– Есть кое-что!

Отдав очередному наряду распоряжения, Ратников обернулся:

– И что же у тебя есть?

– Есть… отойти бы.

– Ну… пошли тогда в горницу.

По скрипучей лестнице оба поднялись наверх, в башню.

– Вот! – Максик вытащил из-за пазухи что-то завернутое в тряпицу, бросил на стол…

Осколки!

Стеклянные желтовато-коричневые осколки… Неужели – те самые?

Ратников протянул руку, взял одно стеклышко, поднес к окну… Оно! Вон – змеиная головка, глазки… и запах такой… Михаил поморщился:

– Где отыскал? Опять на Танаево без моего разрешения бегал?

– Не-а… Эгберт их в выгребной яме нашел. Сегодня ночью. Говорит – сверху плавали.

Глава 5

Осень 1241 года. Окрестности Чудского озера

Ведьма

…этот клирик, то и дело рискуя собственной жизнью, совершил подвигов больше, чем кто-либо иной.

Робер де Клари. «Завоевание Константинополя.

Значит, кто-то есть в бурге! Кто-то, кто как-то связан с работорговцами, кто помогает, пусть даже не зная всей правды. И это, скорее всего – кто-то из «старичков», из тех, кто живет здесь уже достаточно давно, можно даже сказать – постоянно. Следовательно осталось лишь его вычислить…

Кто бы это мог быть? Кто постоянно в бурге? Отец Арнольд? Хм… маловероятно, хотя и его нельзя сбрасывать со счетов. А кроме него? Кузнец с молотобойцем, каштелян, конюхи… да, еще может быть кто и пришлый, из деревенских. Были они в тот день, когда Эгберт проспал? Ну, разумеется – ведь каждый день кто-нибудь да приходит, то с оброком, то пожаловаться на соседей, то еще с каким делом – земли-то окрестные теперь – орденские. Пойди, попробуй, вычисли… Однако и то хорошо уже, что теперь точно известно…

Был уже послеобеденный час, и солнце постепенно клонилось к закату. Размышляя, Ратников валялся себе на лавке, закинув ногу на ногу, и даже чуть задремал, когда услышал донесшиеся со двора крики. Кто-то кричал… Должно быть, опять бранденбуржцы с баварцами что-то не поделили, вот уж, поистине, вражины – и дня не могут прожить без доброй ссоры.

А ну их… Пускай десятники разбираются – потом доложат.

Михаил перевернулся на бок, пододвинув под голову медвежью шкуру, заставив себя не обращать решительно никакого внимания на доносившуюся со двора возню. Оруженосец Макс вновь отпросился на Танаево озеро – Ратников не возражал, пускай, может, чего-нибудь еще отыщет?

Браслет, браслет… Эх, если б вдруг целый! Тогда бы можно было Максика спровадить обратно домой, а самому уж остаться здесь, выручать Лерку… если она тоже сюда попала, если ее Колька Карякин не придушил. Честно говоря, закрадывались у Миши сомнения насчет Лерки – что-то про внезапно объявившуюся в здешних лесах странную полуголую девку в окрестных деревнях не болтали. А ведь, по идее – должны были б…

Снизу послышались шаги, скрипнула лестница.

– Герр комтур!

И кого там черт несет…

– Мы с вами договаривались…

Ах да, отец каштелян.

– Входите, входите, брат Герман!

Вот уж поистине, более незаметного человека нельзя было себе представить! Вечно сгорбленный, низенького росточка, отец Герман и сам, казалось, старался выглядеть как можно скромнее, незаметнее. Он был монахом, не рыцарем – темная, подпоясанная обычной веревкою, ряса, благообразное, без всяких особых примет, лицо, нельзя сказать, что красивое, но и не безобразное, обычное такое лицо мелкого канцелярского служащего, этакого офисного планктона, бюрократа средней руки. Ему бы еще нарукавники… Кстати, в окрестных селеньях отца Германа почему-то уважали, Ратников узнал это не так давно от Макса, а тот – от Эгберта – и был очень удивлен. Впрочем, тут же и позабыл – настолько отец Герман был неприметен, не вызывал буквально никаких эмоций.

Вот и сейчас, перекрестившись, долго и нудно читал список оброчников – кто чего должен был и кто чего дал…

– Крестьянин Гуго Лахти, с женой и детьми, держащий надел от Ордена, должен хлеба на 12 любекских марок, да десяток яиц, да – на день Святого Марка – курицу… Эйно, кузнец, за пользование водою из орденского ручья – подков на 12 шиллингов или на одну кельнскую марку, либо серебром – арабским, ромейским или германским – на ту же сумму… Кроме того, бесплатно чинить орденские брони, и копья, и мечи и прочее… Василиса, вдова, за водяную мельницу на орденском ручье – две любекские марки в год, а помесячно на сумму, равную двум шиллингам серебра – в любых монетах либо продуктами на указанную сумму…

Ну, настолько нудно читал отец каштелян, что Ратников опять задремал, лишь иногда просыпаясь.

– …Эрмендрада, крестьянка из эстов, недавно крещенная, за крешение лично отцу Арнольду – десяток яиц, да курицу, да двух утиц, да холста домо– тканого на полдюжины шиллингов или на половину любекской марки…

Насколько помнил Миша, все эти шиллинги да марки были в это время чисто счетными единицами, точнее сказать – счетно-весовыми, монетами же обходились разными – какие попадутся, в большинстве случаев – германскими либо византийскими.

– Иоганн, крещеный чудин, за пользование орденским лугом…

Орденский лучей, орденский луг, орденская роща – а не многовато захапали? Словно тут до появления рыцарей и не жил никто! А ведь жили же – чудь в основном, но и русские деревни имелись, и селенья эстов…

– К чему вы мне все это читаете, брат Герман? – Ратников уже немного понимал и по-латыни и по-немецки – вернее, на той его разновидности, что использовалась в Ордене. А брат Герман прекрасно знал и русский… и даже говорил с чудинами и эстами на их родном языке!

– К тому, чтобы вы знали, герр комтур. Хочу вас кое о чем попросить.

– Да, слушаю.

– Лето нынче жаркое, сухое… боюсь, плохо уродиться хлеб. Потому счел бы целесообразным заменить часть оброка с зерна на дичь и рыбу… И даже несколько его уменьшить – разоренные деревни нам не нужны, ведь это же наши деревни.

А его не зря уважают…

Ратников улыбнулся и махнул рукой:

– Делайте, как знаете, брат Герман. Не сомневайтесь, я вас во всем поддержу.

– Да, но отец Арнольд…

– Отец Арнольд всего лишь священник! Поступайте, как считаете нужным.

– Хорошо, – встав со скамьи, брат-каштелян поклонился. – Тогда у меня все, герр комтур.

– Послушайте-ка, брат Герман, что это такое там происходит, во дворе – кто там орет как резаный?

– А, – отец-каштелян улыбнулся. – Отец Арнольд велел пытать ведьму!

– Ведьму?! – несказанно удивился Ратников. – Откуда она здесь взялась-то?

– Из деревни чудинов, тех, кого недавно крестили, – пожал плечами монах. – Крестьяне же и пожаловались – мол, завелась у них одна приблуда – портит скот, наговаривает, порчу насылает. Засуху вот, говорят, она и вызвала.

– Вы сами-то в это верите, брат Герман?

– Даже не знаю, как вам и сказать, – каштелян неожиданно улыбнулся. – Дыма ведь без огня не бывает, верно? Так я пойду, герр комтур? Дел полно.

– Да-да, идите… А я уж все-таки тоже спущусь, посмотрю – что там за ведьма?

Нет, это была не Лерка. Обычная местная девка – чудинка или даже русская – на вид где-то лет двадцати, с длинными каштановыми кудрями и неожиданно черными жгучими глазами. Красивая. Наверное, потому ее и объявили ведьмой. Девка лежала на широкой лавке, специально для этого притащенной в распахнутый настежь амбар – кстати, именно там и стоял «УАЗик» – по пояс голая, на спине ее виднелись кровавые полосы, а рядом, ухмыляясь, поигрывал кнутом вислоносый извращенец Фриц.

Сидя на высоком стуле, отце Арнольд важно задавал вопросы, тут же записываемые служкой из числа послушников – тоже, кстати, одного из тех, кто остался в бурге при смене гарнизона.

– Итак, женщина, ты говоришь, что никогда не летала на метле, не вынимала ногти покойника и не колдовала с помощью свиной требухи?

– Нет, господин… – девушка отвечала по-немецки.

– А что же Эрмендрада, эта добрая женщина, наговаривает на тебя? А Салия? А Марта? А Евстифения? Они что же, все врут?

– Выходит, что так, святой отец, – плача, сказала девчонка. – Не знаю, чем уж я их так расстроила?

– Честно-честно, не знаешь? – неслышно войдя, Ратников наклонился к девушке. – А ну-ка подумай! Брат, перетолмачь… А ты поди пока прочь!

Последняя фраза относилась к Фрицу, немедленно убравшемуся.

Отец Арнольд недовольно покусал губы:

– Решили вмешаться в святое следствие, герр комтур? Осмелюсь напомнить, что, согласно капитулярию великого магистра от…

– Да бросьте вы, – Михаил рассмеялся. – Честно слово, просто стало вдруг любопытно – с чего бы это вдруг в здешней глуши взялась ведьма?

– Мне вот тоже очень любопытно, – желчно усмехнулся священник. – Смотрите, как бы она вас не околдовала, герр комтур. Знаете ли, бывали случаи.

– Ничего, ничего, как-нибудь… – Велев монаху развязать девушку, Ратников уселся рядом, на капот «УАЗа». – Оденься, голубушка…

– Вы очень добры, господин.

Да, это была настоящая красавица с тонкой талией и большой тугой грудью… посмотрев на которую, отец Арнольд сглотнул набежавшую вдруг слюну и перекрестился.

– Так что? – дождавшись, когда девушка накинет поверх белой полотняной рубахи жилетку, Михаил взглянул на нее неожиданно строго. – Расскажешь нам, как переспала со всеми мужьями уже упомянутых женщин?

– Что?! – нервно дернулся отец Арнольд.

– Да-да… Полагаю, именно за это на нее и были обижены. Ведь так, голубушка? Как твое имя?

– Лиина, – девушка зарделась. – А с мужчинам я не спала… не со всеми…

– Ну, остальные, стало быть, подстраховались… Я имею в виду жен. А как вы очутились в деревне?

– Приплыла на лодке. Нашу-то деревню сожгли, а здесь у меня родичи… Правда, не приютили.

– Не приютили? Понятно… Я б на их месте тоже такую не приютил. Кстати, отец Арнольд, вам не нужна экономка? Постирать там, полы помыть… а то зовете все какую-то старушку… И у меня в башне тоже бы неплохо начать убираться – а то пылища скоро все глаза выест.

– Экономка? – священник явно не ожидал подобного предложения.

Скорее всего, он намеревался отправить «ведьму» на костер, предварительно подвергнув пыткам… Но вот так…

– Пусть эта грешница сперва покается! – отец Арнольд приосанился. – Десять псалмов на ночь, сто поклонов… Ты знаешь ли псалмы, женщина?

– Нет, святой отец…

– Что ж, придется научить… Зайдешь ближе к вечеру. – Отец Арнольд поднялся со скамьи: – Пойду, посмотрю, как там дела со строительством церкви.

– Да-да, конечно, – громко засмеявшись, Ратников догнал священника одним прыжком. – Подождите, святой отец, и я с вами. Так вы, кажется, сказали, здесь уже бывали подобные случаи? И какого же рыцаря околдовали?

– Тсс! – отец Арнольд неожиданно завертел головой и понизил голос. – Об этом не велено распространяться. Был тут такой рыцарь, заезжал, незадолго до вас… Анри де Сен-Клер из Нормандии. Искатель приключений, авантюрист… Был тут проездом – возвращался из новгородского плена. Решил выкупаться в озере… ест тут оно, лесное… и там повстречался с русалкой!

– Неужто, с русалкой?! – ахнул Михаил. – А вы ведь говорили – с ведьмой.

– Ведьма это и была, – со знанием дела пояснил священник. – Просто она обратилась в русалку. И молодой граф увез ее с собой! Околдовала! Об этом немногие знают… Оруженосец графа рассказывал.

– И куда же он ее увез? – быстро спросил Ратников. – Неужто в Нормандию?

– Да нет, поближе – в Дерпт. Прежде чем вернуться домой, граф дал обет совершить какой-нибудь подвиг во славу христовой веры! И еще – он жаждет участвовать в какой-нибудь славной битве.

Лерка… расслабленно подумал Ратников. Неужто – Лерка? Ведь все сходится – время, место… и это… Русалка!

Глава 6

Осень 1241 года Окрестности Чудского озера

Кто?

Так эта проклятая собака умела скрыть свое коварство.

Из хроники Жана де Венетта

– А ну-ка, Максюта, поддай парку! – вытянувшись на полке, распорядился Ратников. – Эх, и попаримся всласть… Жаль, Иван с Доброгой в наря– де!

С камней пахнуло жаром… и чем-то таким, вкусным…

– Я малинового кваску плеснула… Ничего?

– Да ничего… Ой!

Михаил с удивлением обернулся, увидев вместо Макса с удовольствием расположившуюся на лавке рыжеволосую красавицу Лиину!

Девчонка сидела в чем мать родила, ехидно скалила зубы и прикрывало лоно веником. Впрочем, недолго…

– А ну-кось, господине… Уж, разомну сейчас твои косточки, кровушку разгоню!

– Ого! – ухмыльнулся Миша. – Ты, оказывается, и русский знаешь?

– Я много чего знаю, – загадочно улыбаясь, девушка взмахнула веником.

– Ну, давай, – сдался Ратников. – Попробуй… сама только не угори… Постой… а Макс, оруженосец мой, где?

– Я его в солодовню послала… за пивом приглядеть – как раз варить зачнут скоро.

– А он, значит, так вот просто взял и убежал? Тоже еще, пивовар хренов.

– Нет, не так просто… покраснел почему-то…

– Понятно, – Миша с удовольствием подставил спину под веник. – Значит, догадался, что тут дальше будет…

– А что тут дальше будет? – невинно опустив глаза, поинтересовалась девчонка.

– А вот там поглядим, – Ратников расхохотался и, обернувшись, легонько ущипнул самозваную банщицу за талию.

В конце концов, он ведь был всего лишь мужчина и никаких высокоморальных обязательств на себя не брал, так что уж дальше все вышло, как вышло… как и должно было выйти.

Нет, не в бане, конечно – больно уж жарковато – в предбаннике, на широкой скамье…

Без ложной стыдливости Лиина обняла комтура и с жаром поцеловала его в губы:

– Ну же… давай…

Она оказалась истинной обольстительницей, эта страстная чудинская девка, и Ратников почти сразу понял, что был полностью прав, догадываясь, от чего это так невзлюбили ее местные крестьянки.

Лиина сама потянула его к себе, раздвинув ноги, повалившись на лавку, обхватил руками спину, выгнулась, закатила глаза… застонала…

– Ох! – наконец выдохнул Миша. – Вот это парок у нас с тобой вышел! Ядреный!

– То ли еще будет, мой господин, – девушка многообещающе улыбнулась…

И Ратников только сейчас понял, как он все же истосковался по женской ласке! Какая же чудная красота создана Господом в женщине, в этих сверкающих черных глазах, в этих бедрах, в изящной ямочке пупка, в большой упругой груди, белой-белой… как снег…

– Ах, чаровница! – застонав, Михаил поочереди накрыл губами соски. – Что же ты со мной делаешь?

– То, что надо, мой господин… Лежи спокойно… Дальше я все сама…

Они провели в предбаннике, наверное, часа два, если того не больше, и странно, что парочку никто не побеспокоил. Впрочем, наверное, об этом побеспокоился Максик? Ага… как же, станется с него…

– Я поставила у дверей одного парня с копьем, – лукаво улыбнулась любезница. – Пусть стоит, караулит.

– И он тебя послушал? – удивился Ратников.

– Послушал, герр комтур. Ведь я передала ему твой приказ! Ты бы ведь его конечно же отдал, если б знал все наперед, да?

– Что – знал? Ах, ладно…

– Я тебе очень благодарна, – неожиданно серьезно произнесла девушка. – Если б не ты, тот желторожий упырь меня б точно сжег! А сейчас весь такой ласковый… как побитая собака… На словах такой святоша, а сам…

Ратников неприятно поморщился… впрочем – чего морщиться-то? Сам же эту вот девку и присоветовал отцу Арнольду. Все лучше, чем костер.

– Знаешь, желторожий святоша обещал мне покровительство, – улыбнулась Лиина. – Говорит, у него кто-то есть в Риге… я ведь оттуда. И хотела бы вернуться.

– Ну, вот, – Михаил потянулся к простыне. – Видишь, как тебе повезло. А что из Риги-то выгнали?

– Пришлось бежать… Но это ведь мои дела, правда? – девушка поцеловала Мишу в губы и призналась. – Знаешь, Арнольд просил меня последить за тобой, втереться в доверие… Вот я и втираюсь!

– И довольно успешно, надо сказать! – Ратников хлопнул девчонку по упругим ягодицам.

– Я вовсе не собираюсь шутить! – Лиина почему-то больше на его провокации не поддавалась, может, устала или просто хотела сделать разговор как можно более вдумчивым и серьезным. – Слушай. Ты помог мне, а я помогу тебе… Этот Арнольдик, между нами, такая тварь, что… Но я его использую, уж будь уверен, а вот ты с ним можешь и не ужиться. Он на тебя доносы еще не писал?

– Не знаю. Наверное, успел уже.

– Вот и я думаю, что успел. Слушай, – Лиина понизила голос. – Мало ли что, вдруг тебе придется бежать…

– Бежать?

– Пожалуйста, не перебивай! Так вот… есть у меня верный человек в деревне, что у Желчи-реки. Зовут его Тойво, Тойво-рыбак – запомнил?

Ратников молча кивнул.

– Что случится – найдешь его, покажешь вот это, – сунув руку под груду валявшейся на лавке одежды, Лиина вытащила круглую янтарную бусину с застывшей в ней древней мухой. – Есть один остров, далеко, у северных берегов. Тойво переправит. Оттуда в Ливонию – рукой подать. Рига, Ревель – потом, куда хочешь… Бери бусину! Спрячь и никому не показывай.

– Спасибо, – искренне поблагодарил Ратников. – А почему ты мне так доверяешь?

– Ты на них не похож! – Лиина усмехнулась и посмотрела Мише прямо в глаза… да так, что у того на миг захолонуло сердце.

– Ты вообще ни на кого не похож, – тихо продолжила девушка. – Словно бы вообще не из нашего мира…

А ведь, действительно – ведьма! Как она догадалась?

– Не спрашивай меня ничего… Поверь, я просто это чувствую.

Ратников ни секунды не сомневался, что эта хитрая, пусть даже в чем-то и весьма наивная девчонка, сможет использовать отца Арнольда в своих целях. Сможет, сможет, и еще как! Достаточно было взглянуть на этого святошу – раньше вечно ходил хмурый, а теперь словно бы даже посветлел лицом, вроде как даже всегдашняя желтизна куда-то делась. Может, Лиина пользовала его травами, лечила пе– чень?

Что же касается тогдашней баньки, то Максик никак об этом не напоминал, разве что лишь иногда ни с того ни с сего ухмылялся, да и то недолго – Михаила все чаще прогонял к Танаеву озеру, вместе с Эгбертом, устроив там нечто вроде временного поста. Костер обоим было строго-настрого приказано не жечь, рыбу не удить, меньше болтать да больше посматривать… Ну, уж об этом можно было бы не сомневаться, особенно – в отношении Максика!

Все подозрительное парни прилежно фиксировали в памяти, а потом подробно докладывали Мише. Пока, правда, зацепиться было особенно не за что, но Ратников все же надеялся, что рано или поздно что-нибудь этакое случится, как-нибудь работорговцы себя проявят. Старший опер Василий Ганзеев говорил, что в «старых» местах – в Усть-Ижоре и на Долгом озере – ничего подозрительного больше не случалось, никакие новые люди там не объявлялись, тишь да гладь, да божья благодать. И это было хорошо! Это позволяло надеяться! Торговцы людьми сменили дислокацию, точнее, что-то заставило их сменить, так сказать, прикормленные места. Что-то или кто-то…

Ну ведь явно сменили, иначе бы…

По крайней мере, хотелось бы верить.

Но пока ничего не случалось, а время шло. Уже позолотились деревья, и прохладный осенний ветер срывал с ветвей листву и серебряные паутинки, а высоко в небе потянулись в теплые южные края крикливые птичьи стаи. Хорошо еще, осень выдалась сухая, солнечная, теплая. Хоть по утрам частенько были заморозки, покрывая изморозью траву, но днем солнышко пригревало вполне по-летнему, жарило, пекло плечи.

Чем дальше, тем больше Максик ходил смурной, засыпал в последнее время молча, не заходил на обычную «беседу», да и срывался – покрикивал зло на Эгберта. Маялся парень, чего уж… Да Миша и сам маялся…

И как-то не выдержал, поднялся ночью… ходил, мерял нервными шагами горницу… А потом вдруг хлопнул себя ладонью по лбу и позвал Макса.

– А? – недопонял спросонья тот. – Чего еще?

– Вставай, говорю! Разговор есть.

– Что еще за разговор?

– Интересный…

Недовольно сопевший парнишка уселся на лавку и хмуро уставился на Ратникова. Тот ухмыльнулся:

– Квасу хочешь?

– Квасу? – Максик непонимающе поморгал.

– Ну, как знаешь, было бы предложено… А я выпью!

Пододвинув крынку, Михаил плеснул квас в тяжелый серебряный кубок и медленно, с явным наслаждением, выпил. А потом, словно бы невзначай, сказал:

– Надо бы нам бучу поднять, Макс!

– Какую еще бучу? Зачем?

– Да проснешься ты наконец, чудо?! – разозлился Ратников. – Мы, большевики, не можем ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача!

– Дядя Миша, – жалобно протянул подросток. – Ну, пожалуйста, говорите понятно.

– А что тут такого непонятного? – Михаил глухо хохотнул и снова наплескал в кубок квасу. – Будешь? Короче, объясняю популярно. Здесь, в бурге – или где-то рядом – явно есть человек, который нам нужен. Это – во-первых. Во-вторых, Танаево озеро и те исчезнувшие девчонки. Куда именно они исчезли, думаю, нам с тобой объяснять не надо. Туда, куда бы и нам неплохо. Однако мы здесь можем сидеть и ждать до морковкина заговенья! Когда эти чертовы работорговцы еще явятся? Я не знаю. Может, завтра, а может – зимой… или даже летом. Значит, надо не ждать, а – что?

– Что?

– Нужного нам человечка выцепить! А для этого – заставить шебуршиться, действовать! Вот тут-то вы мне с Эгбертом и нужны… Слушай…

Парни прибежали к вечеру. Возбужденные, они громко кричали и размахивали руками:

– Русские! Русские!

– Где русские? Как?

– Там, там, в лесу… у Танаева!

В общем, переполошили весь гарнизон, пока герр комтур самолично не учинил строгий допрос, здесь же, во дворе. И уже через пару минут выяснилось, что Эгберт и Максимус – глупые паникеры, и что видели они не русский военный отряд, а каких-то непонятных людей с молодыми девушками… скорее всего – купцов.

– Да что купцам-то на Танаевом озере делать? – махал руками Макс. – Это ж в стороне от дороги.

– Да-да, – округлив глаза, поддакивал Эгберт. – Я думаю, это не купцы, а соглядатаи русских.

– Ага, соглядатаи… с девками! Ладно, прямо с утра пошлю туда «копье»… даже два. Ночью все равно ничего не увидишь…

Устроенный переполох быстро сошел на нет, закончился… А поутру, как и обещал комтур, два «копья» – «чудины» и «эсты», «русские» находились в карауле – в полном боевом вооружении подались к Танаеву озеру… где и рыскали до обеда, после чего возвратились в бург не солоно хлебавши.

– Нет там никаких русских, – глухо грозился кто-то из бранденбуржцев. – И девок нет. Ноги только зря истоптали. Ну, Эгберт, гадина мелкая, это тебе так даром не пройдет!

Эгберта, конечно, избили, но не сильно – так, пару раз пнули слегка по ребрам, да расквасили нос. Максика, конечно, тронуть побоялись – все ж оруженосец комтура, а так бы досталось на орехи и ему, вне всяких сомнений.

А сразу после обеда, Ратников наконец-то смог выслушать Максима… относительно вчерашнего вечера.

– Значит, так… – парень откашлялся. – Вечером отсутствовали пятеро… Нет, многие, конечно, выходили – но шли к озеру, и возвращались уже через полчаса. А вот те пятеро…

– Короче, – Михаил усмехнулся. – Кажется, понимаю, о ком ты говоришь… Ну, ну, давай, интересно послушать!

– Итак, начнем, пожалуй, с отца Арнольда, – важно произнес Макс и тут же огляделся вокруг и понизил голос почти до шепота. – Знаете, дядь Миша, мне почему-то кажется, что это именно он!

– Когда кажется – креститься надо, знаешь такую пословицу? Так что отец Арнольд?

– Вот… у меня все записано, – Максик вытащил записную книжку и посмотрел на часы – и часы, и записная книжка, и даже фонарь – все это богатство оказалось в «УАЗике» и было немедленно прибрано Ратниковым, едва только машину водворили в амбар. Часы, правда, оказались со сломанным браслетом, но ходили вполне исправно – и это сейчас очень даже пригодилось.

– Отец Арнольд ушел – якобы в деревню, читать вечернюю мессу – в 17.45. – а вернулся в бург – ночью. Месса обычно заканчивается часам к девяти.

– Мог и в деревне задержаться. Дальше!

– Один бранденбуржец, Фридрих… ну, тот самый Фриц… тоже явился ближе к ночи… Так же в числе подозрительных эст Эйнар, Иван Судак и брат Герман, каштелян… Все они отсутствовали больше четырех часов – вполне достаточно, чтобы добраться до Танаева и обратно.

– Ну, брат каштелян наверняка по хозяйственным делам шастал, он, кстати, и предупреждал, что пойдет в деревню… А всех остальных надобно будет проверить… Этак осторожненько поговорить, выспросить… Справишься?

– Смогу, – подумав, убежденно кивнул Максим.

И доложил уже вечером.

Легче всего оказалось разговорить Ивана Судака – тот и не скрывал, что проверял поставленные переметы… Один, и специально подменился, остальные из его «копья» были в карауле.

А вот с остальными дело пошло куда труднее.

Эст Эйнар вообще не стал разговаривать, он вообще многословностью не отличался. Точно так же себя повел и обычно брехливый Фриц – все отшучивался, да и невозможно было спросить прямо – где был, да что делал?

– Ты ведь сам предупреждал, дядя Миша, чтоб осторожно…

– Предупреждал… – Ратников вдруг улыбнулся. – Да это сейчас и не очень важно, что там ты выспросил.

– То есть как это – не важно? – захлопал ресницами Макс. – А зачем же я тогда… зачем мы…

– А затем! Кто-то все же ходил к Танаеву… или не ходил… Мы выясним это наверняка через неделю!

– Через неделю?

– Да-да, именно так, друг мой!

На этот раз на Танаево озеро было послано трое свободных от смены кнехтов из «чудинского» копья – якобы для охраны засыпавших дорожные ямы крестьян. И с ними – Эгберт и Макс. Которые снова увидели «русских», едва отошли с дороги…

Прибежали, размахивая руками… молодец Эгберт – настоящий артист, Максим от него ничего подобного и не ждал:

– Эй! Эй! Русские!

– Да где? – кнехты схватились за копья.

– Там, там!!! У озера… Эгберта чуть не ранили!

– Да много их там?!

– Кажется, двое!

– Ха! Двое? А ну, пойдем, посмотрим.

– И еще – с десяток молодых дев.

– Ах, там еще и девы? Тогда бежим!

Никого, конечно, не поймали, мало того, даже не увидели. Бедолага Эгберт снова получил по шее…

К обеду вернулись в бург, доложили… А после полудня герр комтур с верным оруженосцем, прихватив с собой «русское копье», отправился объезжать дальние селения, как того и требовали дела службы.

По дороге разделились на части – одна, под командованием Ивана Судака – отправилась вдоль берега к югу, вторая – ею командовал Доброга – на север, по дальним деревням, ну а уж все ближние селенья взял на себя лично герр комтур с оруженосцем и Эгбертом. Ну, те места считались пока относительно безопасными…

Едва кнехты скрылись из виду, Ратников резко поворотил коня на лесную дорогу, пришпорил, обернулся:

– Устанете – скажете!

И поскакал. А Максик с Эгбертом бежали за ним пешком. Не то чтобы им не полагалось сейчас коней – могли бы и взять – просто всадники парни были те еще – запросто могли свалиться на всем скаку да сломать себе шеи! Так что пусть уж лучше пешком, тем более от поворота до Танаева озера всего ничего – километров семь-восемь.

Расположились таким образом, чтобы можно было рассмотреть две тропы – и ведущую к озеру с побережья, и ту, что шла от дороги.

– А если враги не появятся до темноты? – осмелился поинтересоваться Эгберт. – Что тогда? Может, приготовить факелы? Тут много смолистых сосен.

– Нет, – Ратников покачал головой. – Уж как-нибудь обойдемся и так…

Солнышко светило совсем по-летнему, было очень тепло, даже жарко, и Михаил незаметно уснул, а когда проснулся – был уже вечер.

Остальные караульщики, слава Богу, не спали. Эгберт что-то негромко рассказывал Максику, а тот внимательно слушал, время от времени задавая вопросы.

– Об жизни своей говорит, – повернув голову, пояснил подросток – ага, заметил все ж таки, что начальство проснулось!

– О Любеке рассказывает…

– А в Уставе любекских стекольщиков записано так, – чуть прикрыв глаза, продолжал Эгберт, а Максик тихонечко переводил, впрочем, Ратников и без него понимал кое-что. – Всякий желающий самостоятельно заняться стекольным делом должен пользоваться славой человека, который, по своему поведению и искусству, достоин этого звания. И должен дважды заявить о своих притязаниях на это звание… и быть бюргером.

– Так ты заявлял?

– А ты слушай дальше, Максимус. Ведь в Уставе любекских стекольщиков также сказано, что каждый желающий стать мастером должен обладать свободным имуществом в десять любекских марок, доказать свое искусство и дать обед. А также, желающие стать самостоятельными мастерами должны внести двадцать четыре шиллинга панцирного взноса и еще восемь шиллингов на покупку свеч… Видишь – сколько всего? А я ведь даже еще не подмастерье, хотя давно должен был. Мастеру Фердингу выгоднее держать меня в учениках.

– И ни фига не платить, – невесело усмехнулся Макс.

– Да, так. Именно.

– А что такое панцирный взнос, Эгберт?

– Это, видишь ли, те деньги, что идут на…

– Тсс!!! – прислушавшись, глухо прошептал Ратников. – Тихо вы оба! Похоже, идет кто-то!

Все трое насторожились… и действительно, услыхали чьи-то торопливые шаги на той тропе, что вела с побережья, со стороны бурга. Шаги становились все ближе, трещали кусты, слышались даже приглушенные ругательства – тот, кто явился сюда, вовсе не затруднял себя и подобием конспирации, видать, не рассчитывал встретить здесь особенно любопытных…

Между тем уже сильно стемнело, и ночка на– двигалась черная, пусть даже и ясная, звездная, да вот только месяц висел на небе тоненьким, едва заметным серпом.

– Подпустим ближе, – взволнованно прошептал Михаил. – В конец концов, нам бы его только увидеть, опознать…

– А если это незнакомец!

– Тогда будем хватать – я ж говорил уже…

– Смотрите, сворачивает!

Уже у самой воды возникла невысокая, в накинутом на плечи плаще с капюшоном, фигура. Остановилась у старой березы… послышался треск ветки… Ага – вот как они оставляют друг другу знак. Предупреждают, блин…

Так… подобраться чуть ближе…

– Поползли, парни!

Еще… еще… и – совсем немного… лишь бы раньше времени не ушел, обернулся…

«Апчхи!!!» – громко чихнул Эгберт.

Фигура в плаще дернулась, обернулась…

Ратников тут же включил фонарь… выхвативший из темноты искаженное страхом лицо…

Лицо брата Германа, каштеляна!

– Вот уж никогда б не подумал, – покачал головой Макс.

А брат Герман… брат Герман вдруг расхохотался – весело, зло… Что-то прокричал, поднял вверх руку… И исчез.

Исчез совсем, как и не было!

– Ясненько, – подбежав, Ратников пошарил лучом фонаря у березы и, нагнувшись, поднял желтовато-коричневые осколки…

Ясненько!

Глава 7

Осень 1241 года. Окрестности Чудского озера

В Плесков!

И, как волки вечернею порою подстерегают овец, так и они… каждодневно строят козни.

Церковные фогты, из грамоты 1122 г.

Каштелян, исчезнув, так и не появился, что вызвало откровенную радость отца Арнольда, неофициально обвинившего пропавшего «брата» в пособничестве русским, о чем и был составлен самый серьезный доклад, отправленный с нарочным в Псков. И теперь ждали комиссию – представителей капитула.

Дежурство у Танаева озера Ратников не отменял, отправляя туда то парней, то одного Максика, то кого еще, благо теперь и вполне понятный повод имелся. Дни становились короче, по утрам подмораживало, хорошо, хоть дожди шли редко, и лес кругом стоял сухой, красно-желтый, красивый.

Несмотря на все произошедшее с отцом каштеляном, Михаил с Максом сразу же после происшествия почувствовали нешуточную надежду – еще бы, ведь все их догадки полностью подтвердились: и в самом деле, с Танаева озера можно было уйти. Как ушел отец Герман…

По всем прикидкам, каштелян, несомненно, должен был бы вернуться – только вот, когда? Да, в каморке исчезнувшего был проведен обыск… увы, никаких браслетов Ратников там не нашел.

Красавицу Лиину отец Арнольд перед ожидаемым приездом комиссии сплавил с попутным обозом в Псков, от греха подальше, отчего тосковал и еще больше исходил желчью, изводя паству придирками. Все – даже задиры бранденбуржцы – притихли, ждали.

Члены капитула явились на трех баркасах, два из которых принадлежали псковским купцам – попутчикам орденцев – шедшим за товаром на север, к Нарове. Спустив паруса, суда осторожно подошли к причалу на веслах, спустили сходни.

Герр комтур и отец Арнольд лично встречали высоких гостей – брата Дитмара, тощего сутулого и худого, с лысым, обтянутым сухой коричневой кожей, черепом, и его помощников, двух орденских монахов. Кроме них, было еще два «копья» хорошо вооруженных кнехтов, по мнению Ратникова – предосторожность совершенно лишняя, в бурге хватало и своих воинов, а по пути, на озере, вряд ли бы кто осмелился напасть на обоз – пиратов не имелось. Да и у союзных рыцарям псковских купцов было достаточно охраны.

Дородные, с окладистыми бородами, торговцы, сойдя на берег, с любопытством рассматривали укрепления, переглядывались, пересмеивались, перешептывались, да и вообще, такое впечатление, были себе на уме.

Михаил не обращал на них никакого внимания, полностью поглощенный представителями капитула. Брат Дитмар оказался въедливым, дотошным, и сразу же, едва помолившись, пожелал лично осмотреть комнату пропавшего каштеляна, каковая возможность и была предоставлена сразу же. Не обнаружив ничего любопытного – ну, конечно, Ратников там уже раза три все обыскал и бесполезно! – крестоносец, не выказав никаких эмоций, деловито скрылся в отведенных ему покоях – в небольшом гостевом домике, недавно пристроенном к южной стене – куда и велел привести ему некоторых братьев, «для существенной и важной беседы». Помощники орденского брата – монахи – рыскали по всему двору бурга: что-то расспрашивали, вынюхивали, примечали. Даже отец Арнольд, косясь на них, что-то злобно шептал и нехорошо щурился… доносчик чертов! Мог бы ведь и не выносить сор из избы – замяли б дело… Так нет же, решил себя показать! Ну, получай теперь.

– Что-то они с нами не разговаривают, – столкнувшись со священником во дворе, сухо заметил Михаил. – Не доверяют?

– Брат Дитмар известен своим особым подходом к расследованиям, – скривился отец Арнольд. – Не думал, что он в Плескау, иначе б…

Ближе к вечеру глава высокой комиссии все же наконец соизволил побеседовать и с непосредственными руководителями бурга. Долго не рассусоливал, мыслию по древу не елозил, вопросы задавал въедливые и по существу дела: почему именно на дальнем лесном озере был выставлен пост? Чем это было вызвано, что там такое раньше происходило? Кто чаще всего был караульным? Говорят, молодой послушник Эгберт из Любека? И еще ваш оруженосец, брат Майкл? А можно поинтересоваться – почему именно эти двое? Так-так… теперь – о несчастном отце каштеляне. Когда вы узнали о его исчезновении? Кто доложил? Ах, оруженосец… Кстати, вы его пришлите для разговора… Ах, на посту… и где же? Опять на том озере? Гм…

Выйдя из гостевого дома на двор, Ратников вытер рукавом пот. Не понравилась ему только что проведенная беседа, и вопросы брата Дитмара не понравились.

В таком вот несколько нервном состоянии Михаил и поднялся себе, долго не мог уснуть, ходил, меряя шагами пол, а утром, когда наконец задремал, был разбужен громким и настойчивым стуком.

– Кто там?

Поднявшись, Ратников отодвинул засов… с большим удивлением увидел перед собой брата Дитмара и четырех дюжих кнехтов с мечами и короткими копьями, за которыми маячила довольная рожа отца Арнольда. Этот-то хоть чему радуется?

– Герр Майкл! – слегка поклонившись, официальным тоном произнес капитульер. – К сожалению, интересы проводимого мною расследования требуют временно отстранить вас от должности комтура вплоть до окончания дела.

– Вот как? – Ратников дернулся было к мечу, но отец Дитмар с усмешкой покачал головой – мол, не стоит.

И в самом деле, пожалуй, не стоит – четверо на одного, плюс ко всему надо подумать и о Максе, который сейчас как раз на озере… и скоро бы должен вернуться…

– Прошу ваш меч! – капитульер требовательно протянул руку. – Здесь нет никакого урона для вашей чести, герр Майкл – расследование есть расследование.

– Меня в чем-то подозревают? – передавая клинок, быстро спросил Михаил. – На каком основании?

– Вы узнаете все сегодня, – передав меч кнехту, отец Дитмар вежливо поклонился. – И, уверяю вас, очень скоро. Пока же прошу вас оставаться в башне. Я мог бы выставить пост, но… наверное, будет вполне достаточно вашего слова. Даете?

– Что ж, – Ратников развел руками.

– Есть какие-нибудь просьбы?

– Да… пусть принесут квасу… и каши.

Капитульер улыбнулся и, еще раз поклонившись, вышел… За ним загрохотали тяжелыми башмаками кнехты.

Квас.

И каша. О, хитрый Ратников знал, чего просил. Точно знал, и кого пришлют – а больше и некого было б…

И все же нервничал, прислушивался… ага! Вот раздались шаги… ближе… робкий стук…

– Я принес вам квас и кашу, герр комтур.

Эгберт! Повезло хоть с этим!

С поклоном поставив миску и кувшин на стол, юноша поклонился.

– Вот что, парень, – плотно прикрыв за ним дверь, Ратников вытащил из-под матраса бусину. – Сейчас пойдешь к Танаеву озеру…

– Сейчас? – Эгберт вскинул глаза. – Так мы вроде после обеда договорились меняться.

– Сейчас, – настойчиво повторил Михаил. – И постарайся выйти из бурга незаметно. Передашь Максу вот это, – он протянул послушнику бусину. – Сюда возвращаться не будете… В деревне, за мысом, у пристани спросите рыбака Тойво. Покажете ему бусину, он переправит вас на остров – там и будете меня ждать. Все понял?

– Да, но… – Эгберт поморгал. – А кто же будет здесь, в бурге?

– Ты сам видишь, что здесь творится, – невесело усмехнулся Михаил. – Так что безопаснее будет там. Да! Вот еще, если я… если меня долго не будет – ждите! Ни в коем случае не показывайтесь на этом берегу… да… ммм поздней весны.

– До поздней весны?

– Ты все правильно понял. Расскажешь Максу все, как есть… И вот еще… – Вырвав из блокнота (того самого, найденного в бардачке «УАЗа» вместе с фонариком) листок, Миша быстро написал записку, протянул. – Иди!

Эгберт ушел, недоуменно оглядываясь, однако Ратников знал – этот парень выполнит все.

Брат Дитмар не заставил себя долго ждать, исполняя свое обещание, явился уже ближе к обеду – сидя за столом, Михаил как раз допивал квас.

– Сидите, сидите… герр Майкл, – капитульер недобро прищурился, и по его знаку два кнехта уселись по обеим сторонам Ратникова.

– Прошу зайти и вас, отец Арнольд, – брат Дитмар обернулся. – И вас, братья…

Все вошедшие, не спрашивая разрешения, расселись на лавках, у стены выстроились в ряд кнехты.

– Давайте его сюда! – выглянув в дверь, капитульер махнул рукой.

Послышались быстрые шаги, и в горницу, пригнувшись на пороге, вошел небольшого роста купец в длинном, подбитом заячьим мехом, кафтане. Верткий, жилистый, с чуть тронутой рыжиной бородой… одноглазый…

Ратников на миг опустил глаза – не может быть! Впрочем, почему же не может?

– Скажи нам, уважаемый, кто этот человек? – кивая на комтура, вежливо обратился к вошедшему брат Дитмар.

– Этот? – одноглазый прищурился. – Это некий Мисаил, новгородец, бояр Онциферовичей верный пес!

– Так-так… – ухмыльнулся капитульер. – Все слышали, господа? А вы, герр Майкл, что на это скажете?

– Скажу, что он лжет, – Ратников равнодушно пожал плечами. – Я его не знаю.

– Не знаешь? – неожиданно взвизгнул одноглазый. – Ты – не знаешь? Ты… Кривого Ярила забыл, да?

Кривой Ярил… служка рода Мишиничей… а заодно и работорговец… из тех…

Откуда он здесь взялся? Ха… откуда. Потому и взялся, что…

– Что такое происходит, брат Дитмар? – встав на ноги, Ратников гневно повысил голос. – Я знать не знаю этого гнусного проходимца! Да и знать не хочу!

– Его многие из новгородцев помнят, – гнусно ухмыльнулся Кривой Ярил. – Во Пскове есть люди… Я их уже называл.

– Мы их спросим, – жестко кивнул брат Дитмар. – Обязательно спросим, так что… – он резко повернулся к Ратникову. – Уж придется вам, герр Майкл, проехаться с нами в Плескау!

Глава 8

Осень 1241 года. Псков

В узилище

Не в добрый час пришли они туда, ни с чем и вернулись обратно.

Из летописей аббатства Мури

Лязгнул засов, и тоненький луч дрожащего света едва занимавшегося осеннего денька, похоже, что бессолнечного, хмурого, упал на земляной пол, с набросанной на него гниловатой жесткой соломою.

– Входи, располагайся, герр! – издевательски хохотнув, стражник – тучный, с чем-то похожим на свиное рыло лицом, кнехт кивнул на охапки соломы. – Тут теперь твой бург.

Пожав плечами, Ратников звякнул цепями – ру– ки и ноги орденский кузнец только что заковал в кандалы.

– Малую нужду справлять во-он на тот угол, – хохотнул второй страж, вислоусый, длинный, почти под самый потолок. – Большую – утром, как выведем. Ну? Чего встал-то?

Узник сделал шаг, неприятно пораженный открывшейся перед ним перспективой, точнее – ее отсутствием. По приезде в Псков орденские братья резко перестали вести себя с ним, как рыцари – куда только делась их былая вежливость и относительное радушие? С чего бы? Что-то случилось здесь, во Пскове, едва зашли на орденское подворье… Кто-то еще опознал Ратникова? Почему бы и нет? Раз есть Кривой Ярил, вполне могут найтись и другие. Хоть тот же Кнут Карасевич, если не сгинул еще. Быть может, даже сама боярышня Ирина – главарь шайки. Или лучше сказать – атаманша? Почему бы и нет, раз уж теперь именно здесь, на Танаевом озере, открылся переход – сюда и переориентировали весь работорговый бизнес. Отца каштеляна в долю взяли, надо же! А как же – раз уж это теперь орденская территория… вернее – союзного Ордену Пскова. А с немцами они, похоже – вась-вась… Тот же Кривой Ярил – по крайней мере…

Михаил покачал головой – нет, явно его на подворье кто-то увидел. И не случайно – специально провели, показали… в этакую рань. Ну, что уж теперь…

За спиной лязгнул засов, и Ратников, чуть склонив голову, поздоровался – в узилище, насколько можно было разобрать, кроме него, находилось еще с десяток человек, некоторые по виду – бродяги, а другие – купцы или просто зажиточные горожане, быть может, даже и бояре… Нет, бояр вряд ли стали бы в таких застенках держать.

– И ты здрав будь, братец, – откликнулся старческий голос слева от входа. – Присаживайся – местечко есть.

– Гостеприимный ты человек, Дромило, – пробасил кто-то рядом. – Словно в свои хоромы зовешь.

– Да не было у меня ни в жисть никаких хором. А ты, Бреслав, чем смеяться, так лучше б подвинулся, человек, может, устал да прилечь хочет.

– Ляжет, когда с Сытенем повидается, – глухо хохотнул бас. – От, тогда уж точно – ляжет.

– Типун тебя на язык, Бреславе!

Сделав пару шагов, Ратников осторожно уселся на солому и осмотрелся – насколько это вообще оказалось возможным сделать. Впрочем – возможно. Чем дальше, тем в узилище становилось не то чтобы светлее, но уже не так темно и мрачно. Свет проникал сквозь маленькое – в ладонь – окошечко под самым потолком. При всем желании – не пролезешь. Пахло прелой соломой и потом, из дальнего угла несло сильным запахом мочи. Вытянув руку, Миша потрогал стену – каменная кладка, сырая и холодная – дом на подворье бы выстроен по-новгородски, на высоком каменном подклете, в котором сейчас и находились узники.

– Меня Мисаилом зовут, – разглядев силуэт сгорбленного старичка – он-то, похоже, и бы Дромило, – представился Ратников.

– А я – Дромило, приказчиком у Миношичей был, до немцев.

Ну точно – угадал.

– Миношичи-то, вишь, завсегда супротив немцев шли, – поежившись, пояснил Дромило. – Вот нас всех и…

– Да не слушай ты его, паря! – снова прогрохотал бас. – За дебош его сюда укатали.

– А хоть и за дебош! – взъярился старик. – Так ведь – против немцев!

– Ага, против… – бас – Бреслав, что ли? – издевательски захохотал. – Просто бражки пить меньше надо! Тогда б магистра собакой не обозвал. При рыцарях. Черт старый!

– Ладно те лаяться-то, – Дромило, похоже, обиделся, замолчал.

Зато забасил Бреслав – назвал свое имя да спросил, что за человек новый узник?

– Не знаю, как и сказать, – признаваться в комтурстве Ратникову почему-то казалось как-то не с руки. Но ведь и не новгородцем же называться – кто знает, что тут за люди сидят? Наверняка есть и соглядатай и, может быть, даже не один.

– А ты как есть, так и говори, паря, – загремел Бреслав. – Стесняться тут нечего, верно, братцы?

Никто не отозвался, только у противоположной стены хмыкнули.

– Управлял я тут одним… местом, – уклончиво пояснил Михаил. – Отсюда далече.

– Тиун, что ли?

– Можно сказать и так. А вы-то, православные, кто?

– Ну, православные тут не все, – пробасил собеседник. – Я, к примеру, католик.

– Тьфу ты, тьфу ты, – заплевались у стены.

– Ты поплюйся еще, чудило, живо по стенке размажу! – громыхнув цепями, пообещал Бреслав.

Видать, даже здесь, в узилище, угрозу сочли нешуточной, поскольку у противоположной стены больше не произнесли ни звука.

Только Бреслав хохотнул:

– Видишь, пан Мисаил – народец здесь у нас разный.

Ближе к полудню посветлело, и Ратников наконец смог как следует разглядеть своих собеседников – седенького лысого старичка с длинной пегой бородой – Дромило – и здоровенного парнягу в зеленом, отороченным лисьим мехом, кунтуше с многочисленными шнурами, с круглым веселым лицом с задорно подкрученными кверху усами – Бреслава. Кроме этих двоих, еще – как и рассмотрел Ратников раньше – имелись трое довольно неплохо одетых людей с аккуратно подстриженными в кружок волосами, остальные же пятеро, судя по всему, представляли собой разную шваль – нечесаные, одетые в рубища, они постоянно шипели руг на дружку и время от времени дрались, с явной опаской посматривая на Бреслава.

Поляк наверняка был пленником, и не из простых. Чего ж его тогда здесь держали? Не могли подыскать узилище поприличнее? Или – поприличнее не было? А зачем тогда сунули сюда всякую шваль? Непонятно.

Надо отдать должное, брат Дитмар вел следствие умело и быстро – не успел Ратников задремать, как явившиеся стражники выдернули его для допроса… Точнее сказать, это была очная ставка с очередным старым знакомцем – здоровенным верзилой с бритым подбородком и квадратным лицом. Ну, конечно… старый знакомый – садист и работорговец Кнут! Кнут Карасевич.

Ратников даже не удивился – чего-то в таком роде он и ждал.

Угодливо кивая капитульеру, Кнут живо подтвердил все то, что до него уже говорил немцам Кривой Ярил. «Герр Майкл» никакой не английский рыцарь, а верный человек Онциферовичей, мало того – тесно связан с новгородским тысяцким Якуном и его сыном Сбыславом!

– Ай-ай-ай! – выпроводив Кнута, брат Дитмар радостно потирал руки. – Ну что, будете и дальше упираться, герр… ммм… Мисаил? Имейте в виду, я немедленно отправлю гонца в Феллин. Доложу о вас и маршалу, и самому магистру. Доверенное лицо ратмана Якуна! Не часто, не часто попадают к нам подобные гости. Уверен, вы не обычный шпион и многое нам расскажете! И, знаете, совсем не хотелось бы приглашать палача… хотелось бы договориться.

– Что вам нужно? – Ратников скривил губы.

– Все! – кратко отозвался капитульер. – Вы выдадите всех ваших людей здесь, в Плескау, а также – на всем побережье и в Иссабурге.

– Иссабург? Изборск – так, кажется?

– Да-да, Из-бор-с-к – так его называют русские.

– В Изборске я никого не знаю!

– Хорошо, – с неожиданной покладистостью согласился брат Дитмар. – Пока обойдемся одним Плескау. И побережьем. Прошу вас помнить, герр Мисаил, мои слова о палаче – вовсе не пустые угрозы!

Ратников улыбнулся как можно более безмятежнее:

– Ладно. Предположим, мы с вами договоримся. А что я с этого буду иметь?

– А что вы хотите? – вопросом на вопрос отозвался монах.

– Все! – хохотнул Михаил.

Брат Дитмар посмотрел на него со всей возможной серьезностью:

– Так таки – все?

– Ну, я же не знаю всех ваших возможностей. Если я вдруг захочу дом в Любеке и пожизненную ренту – вы вряд ли сможете все это мне предоставить…

– Ну почему же нет? – капитульер улыбнулся. – Я вижу, у нас пошел деловой разговор, герр Мисаил. – С Любеком у нас налажены неплохие связи. С домом… постараемся устроить, а вот насчет ренты – это прерогатива магистра. Хотя… хотите честно?

– Давайте! – Михаил вскинул глаза.

– Лучше всего вам попросить землю на правах вассала Ордена, – негромко произнес монах. – У нас привилегии для переселенцев, особенно – явившимся из германских земель, хотя на наших землях с удовольствием селяться и поляки, особенно из Мазовии… Их жадные князья дерут семь шкур, а мы… мы хозяйствуем куда более разумно.

– Угу, – кисло улыбнулся Ратников. – И где вы мне предоставите землю? В Пруссии? Курляндии? Жемайтии? На переднем крае – образно говоря.

– И об этом можно будет договориться, – брат Дитмар довольно кивнул. – Я рад! Клянусь святыми мощами – рад! Ну… герр Мисаил, может быть, поговорим более конкретно? Сейчас как раз принесут обед, вы, небось, проголодались?

– Что ж, рад буду отобедать, тем более – в вашей компании. Вы кажетесь мне умным человеком, брат Дитмар.

– Как и вы мне, герр Мисаил. Да, конечно же я прикажу вас расковать…

Обменявшись любезностями, оба ненадолго примолкли, ожидая, когда вошедший слуга расставит на узком столе принесенные на серебряном подносе яства: рыбу, жаренную на вертеле дичь, явно только что выпеченный, с тонкой хрустящей корочкой, хлеб. Был даже высокий серебряный кувшинчик с вином…

– Итак? – откушав, потер руки монах. – Я внимательно вас слушаю, герр Мисаил. Очень внимательно!

– Вам бы лучше записать, – любезно предупредил Ратников. – Смею вас заверить, информация будет обширной!

– У меня хорошая память… Впрочем, вы правы, сейчас позову писца.

Брат Дитмар выглянул за дверь, что-то прокричал… Тотчас же в трапезную… впрочем, нет, это, скорее, был кабинет, неслышно вошел молодой монах с писчими принадлежностями – пером, чернилами и бумагой, судя по белизне, не самого худшего качества, вероятно, выделанной где-то в Италии. Хотя, у Ордена наверняка имелись и собственные бумажные мельницы.

– Записывайте! – спрятав усмешку, Ратников махнул рукой. – Сначала о Пскове… потом о Риге… если вас интересует этот город.

– Рига? – капитульер удивленно похлопал глазами. – У вас что – есть свои люди и там?

– У нас много верных людей, герр Дитмар! Ну, что, вы слушаете?

– О да, да, конечно же да! – поспешно закивал монах. – Не сомневайтесь, брат Феликс запишет все с надлежащей тщательностью.

– Пишите… – Ратников прикрыл ладонью глаза. – Итак, Псков. Во-первых, каждый третий и четвертый вторник месяца по утрам мне нужно быть у реки, на пристани – и, держа в правой руке бумажный свиток с зеленой печатью, ждать человека с важными сведениями.

– Что за человек? – оживился брат Дитмар.

Ратников пожал плечами:

– Не знаю. Честное слово, не знаю, друг мой! Обычный человек, связной… Подойдет, спросит: «У вас продается славянский шкаф»? Я – ему: «Был нужен, да уже взяли», он: «А может, и я на что сгожусь»? Я: «Может, и сгодишься». Писец успевает?

– Да-да, продолжайте.

– Свисающая со свитка печать обязательно должна быть зеленой, если будет красная – это знак опасности, слежка или, того хуже, провал, – продолжал витийствовать Миша. – Кроме этого, также, во Пскове, но уже в другом месте – у Мирожского монастыря, прямо у дороги, по церковным праздникам тоже обусловлены встречи. Также – нужно держать свиток с зеленой печатью и детскую куртку, знаете, такую, коричневую, из замши, что еще носят кнехты.

– Да, знаю. Дальше, пожалуйста.

– Так вот, подойдет мальчик, спросит, не для него ли курточка. Надо в ответ сказать, что не для него, а для Бинского…

– Кто такой Бинский?

– Один портной из Риги… он уже умер, а раньше работал на нас, у него на квартире обычно хранилась рация…

– Что-что хранилось?

– Ра… Рацио – так мы называли нашу книгу шифров.

– Шифры! – брат Дитмар облизнулся. – Так вы их тоже знаете?

– Увы, далеко не все. Но, что знаю, естественно – скажу.

– Так… это все ваши люди в Плескау?

– Нет, конечно, – Ратников пожал плечами. – Просто эти могут непосредственно связаться со мной, остальных же я знаю поскольку-постольку, можно сказать, случайно. Где-то кто-то проговорился, знаете, так ведь бывает… Одного звать Ондрей, он перевозчик… или рыбак, в общем, что-то связанное с лодками. Высокий, чуть заикается, нос такой… немножко влево… Следующий – Антон, таксист… тьфу… подмастерье…

В течение получаса Михаил вдохновенно перечислил монаху всех своих хороших знакомых из Санкт-Петербурга, тех, чьи имена наверняка мог бы повторить при следующих допросах, а то, что таковые обязательно воспоследуют, Ратников ни чуточки не сомневался.

Сделав небольшую паузу, Михаил выпил вина и продолжил:

– Теперь – о Риге.

– С вашего позволения, о Риге – чуть позже, – неожиданно возразил крестоносец. – Сейчас я бы хотел услышать о ваших, так сказать, непосредственных помощниках – оруженосце и том юноше из Любека, Эгберте.

– А, вот вы о ком, – Ратников светски улыбнулся. – Об этих. Вот уж, действительно, послал Бог помощничков. Я отправил их в Новгород. Немедленно. С сообщением о моем возможном провале!

– Возможном?

– Ну, я же все-таки поначалу надеялся выкрутиться. Вы сами-то наверняка точно так же и поступили бы на моем месте, уважаемый брат Дитмар!

Монах покивал головой:

– Да… может быть, может быть. Значит, в Новгороде уже знают о том, что мы вас схватили… Это не есть хорошо, друг мой!

Ратников лишь пожал плечами: мол, что ж теперь с этим поделаешь?

И осторожно сказал:

– Через две недели, возможно, некий человек явится ко мне в бург.

– Вот как? – монах вскинул глаза.

– Он должен знать меня в лицо. Пароль не нужен.

Брат Дитрих лишь покачал головой – возвращаться обратно в бург, ему, как видно, не очень хотелось.

Они проговорили долго – за окном уже смеркалось.

Не только о делах, но и так, за жизнь. Даже об отце Арнольде потрепались, как выяснилось, брат Дитмар его давно и хорошо знал.

– Неуч! Между нами говоря – неуч! – Монах позволил себе рассмеяться, причем, кажется, вполне искренне. – Вы попробуйте затеять с ним ученый диспут, скажем, об универсалиях или о книгах Блаженного Августина… Не услышите толкового слова! А вот, ежели речь зайдет о падших женщинах… Кстати, у него ведь была одна, в бурге. Ведь так? Что же вы о ней не упомянули, друг мой?

– А вы не спрашивали, – усмехнулся Миша. – Незадолго до вас она, кстати, уехала во Псков. Отец Арнольд отправил.

– Наверняка на подворье рижских купцов… есть у него в Риге и добрые знакомцы и связи… Но, в общем, бог с ним, не будем завидовать зря.

– Зависть вообще – нехорошее чувство.

– И – один из семи смертных грехов! Выпьете еще вина? – улыбнулся брат Дитмар. – Пейте, пейте… Эту ночь вы еще проведете на старом месте… Придется снова вас заковать. Вы же ведь понимаете – нам нужно обо всем доложить, все тщательно проверить. Так что уж, как говорят русские, не обессудьте!

И снова узилище, на этот раз – уж точно, настоящая темница. Лишь только слабо мигающая звездочка угрюмо заглядывала в оконце, лишь только маленький кусочек луны.

Ратников вполне отдавал себе отчет – зачем именно его засунули обратно, когда могли бы – несомненно могли бы – выказать и более радушный прием, коли уж все так хорошо пошло. Могли. Но – не захотели. Почему? Ежу понятно – потому что здесь имеется подсадная уточка, а то – и не одна, и эти водоплавающие в случае с новым узником еще никак себя не реализовали. А надо было бы использовать и их! По крайней мере сам-то Михаил именно так бы и поступил на месте брата Дитмара – использовал бы все, имеющиеся в распоряжении, возможности.

Лиина… Значит, на подворье рижских купцов?

– Спишь, Мисаиле? – послышался вдруг шепот Дромилы.

С чего б это он интересуется? Просто так?

– Да нет, не сплю, – так же тихо, шепотом, ответствовал Михаил. – Думаю.

– Не стращали еще Сытенем, палачом?

– Да нет, пока обошлось как-то…

– И-и-и, мил человек! Ты так не думай, что обошлось. И вообще немцам не верь – обманут! Вижу, парень ты неплохой… тсс… Не говори громко… Спят все?

– Да, похоже, что так.

– Тогда послушай… Отсюдова просто так не выбраться.

Ратников ухмыльнулся:

– Да я уж заметил!

– Одначе с воли могут помочь… если есть кому. Надо только весточку передать… а уж дальше…

– Неужто, помогут?

– А то! Мнози тут вот, поначалу так, как ты… А потом оп – и нет их. На свободе гуляют! Кто надо кому надо подарок заслал, серебришка сунул, малую толику иль великую – уж и не знаю.

– А что? – заинтересованно зашептал Михаил. – Так можно? Весточку отсюда послать?

– Конечно, можно, – задребезжал тихим смехом старик. – Только вестимо – не всем. Ежели есть кому – говори, я завтра-послезавтрия – выйду. Кому надо – дали дружки. Так передать, весть-то? Есть у тебя во Пскове кто-нить?

– Во Пскове нет, – тихо, якобы раздумывая, протянул Ратников. – Есть в Изборске.

– Изборск не так и далече. Хорошему человеку – чего ж не помочь? Ладно, так и быть, говори – где твоих отыскать в Изборске?

– Да на реке… Там рядом с пристанью, корчма… знаешь?

– Сыщу.

– Свиток с собой возьми, ну, грамотцу, письмо… любой. Только печать чтоб была – зеленая. По свитку этому, по печати, тебя и узнают, подойдут…

– Ишь, как чудно, – старик усмехнулся.

– Чудно, зато – надежно, – на этот раз Ратников не стал придумывать никаких паролей. – Подойдут, спросят про меня, как мол там, Мисаиле, чего сам не пришел? Вот тут им все и обскажешь. Да не за просто так, человече!

– На то и надеюсь, на то и надеюсь, – тихонько захихикал Дромило.

А уже под утро Мишу разбудил Бреслав, поляк.

Загундосил гулким шепотом:

– Ты этому старику, Дромиле, не верь!

А дальше сказал, что и сам вскоре выходит… и может помочь, сказать, кому надобно, о бедственном положении Мисаила, ну, и все такое прочее – о чем говорил и Дромила.

Едва сдерживая смех, Ратников и ему рассказал про Изборск, про корчму, про свиток, откровенно намекая, что в Изборске у него хороших знакомых много и все – люди чрезвычайно влиятельные, не какие-нибудь шпыни.

Больше заснуть не удалось, но почти до полудня, если судить по блеклым солнечным лучикам, иногда все же попадавшими в оконце, никаких изменений в Мишиной судьбе не происходило, ежели не считать, что из камеры увели троих – в том числе и Бреслава с Дромилой.

Ну, флаг им в руки… Михаил с усмешкой покачал головой.

За ним пришли немного погодя, чуть ближе к вечеру. По пути освободив от цепей, привели к брату Дитмару, усадили за стол, накормили…

– Ну? – капитульер потер руки. – Прогуляемся до пристани, друг мой? Сегодня как раз тот вторник, который нужен.

Сам монах в длинной сутане шествовал рядом, чуть ли не под руку, за ними и чуть впереди, пряча под плащами мечи, тащились стражники-кнехты. Двое впереди, двое сзади. Брат Дитмар – пятый. Монаха можно не брать в расчет, он человек хилый…

Улицы Пскова были полны народу – купцы, мелкие торговцы, приказчики – вот плотники потащили куда-то увесистую балку… Поднырнув под нее, Ратников на какое-то время остался один, без наблюдения… и терпеливо дождался стражи и брата Дитмара.

Когда вышли к реке, Михаил поудобнее перехватил свиток – чтоб еще издалека была видна зеленая восковая печать.

Четверо кнехтов фиксировали его четко – «коробочкой» – так что бежать было невозможно. Брат Дитмар вовсе не дурак – наверняка предвидел такую возможность и выставил еще людей у самой пристани. Нет, не убежишь!

Ладно! Тогда расчет на его нетерпение!

Они явились на пристань и в следующий вторник… и, наверное, пришли бы еще, если бы брат Дитмар не вспомнил о бурге.

– У вас ведь, кажется, там скоро встреча, друг мой?

– Да, – безо всяких эмоций, Ратников мотнул головой. – Именно так.

Ветер оказался попутным, и баркас под белым с черным крестом флагом Ордена добрался до нужного мыса часов за пять, как раз к вечеру. С Ратниковым обращались достойно, но глаз не спускали – «копья» кнехтов было для того совершенно достаточно. Мало того, брат Дитмар принял все меры, чтобы максимально затруднить общение «герра Майкла» со своими бывшими воинами: договорившись с отцом Арнольдом, специально выждал до темноты, а уж потом в бург ввели пленника, поселив в гостевом доме под чутким присмотром капитульера и кнехтов его «копья».

– Посланник должен прийти рано утром, – проиграв брату Дитмару в шахматы вторую партию подряд, Ратников широко зевнул и прикрыл рот рукою. – Скорее всего, когда привезут дань. Воины распахнут ворота – повесьте на створку еловый венок – это знак, что все хорошо.

– Надо же? – монах покачал головой. – А вы раньше ничего не говорили про венок.

Миша с улыбкой пожал плечами:

– Забыл. Хорошо вот сейчас – вспомнил. Да! Он придет в дальний амбар… я там буду ждать, как условились. Можете посадить у дальней стены кнехтов, сразу за повозкой – думаю, там есть, где спрятаться.

Хорошо, что осень выдалась сухой, почти без дождей. Да и лето стояло знойное… А с утра подморозит – так и совсем хорошо. Совсем… Главное – выбраться, а там видно будет.

Утром, едва рассвело, в бурге распахнули ворота, на створку которых брат Дитмар самолично водрузил еловый венок. Ратников же отправился в дальний амбар в сопровождении все тех же кнехтов. Двое остались снаружи, у открытых ворот, двое расположились у дальней стены, за повозкой… за железной повозкой… за автомобилем «УАЗ»!

Слава Господу – ключи торчали на месте. Лишь бы аккумулятор не подвел… не должен бы, двигатель заводил все же… иногда…

Потянувшись, Ратников распахнул дверцу… уселся за руль…

Запустил двигатель и, не прогревая, врубив передачу, вылетел во двор, пересек его под крики ужаса и испуганные взгляды брата Дитмара и кнехтов и, пролетев ворота, повернул на луг, навстречу только что взошедшему солнцу!

Глава 9

Осень 1241 года. Чудское озеро

Предатель

Первое мытарство – оболгание, елико боудет солга от оуности и до старости.

Кирилл Туровский. Слова о мытарствах.

Выехав на луг, Михаил поехал по пожне, затем повернул к лесу, на недавно отремонтированную дорогу, по которой и разогнался километров до сорока—пятидесяти. Куда именно ехать – выбора не было, конечно, к Танаеву озеру, после него уж такая начиналась дорожка, что только черту проехать. Да и не хотелось людей зря пугать.

Мотор урчал хорошо – довольно и ровно, бензина было еще полбака, жаль вот пути не было, до Танаева и все – туши свет, сливай масло. Следовало поторапливаться – крестоносцы, опомнившись, могли бы организовать и погоню. Однако и бросать машину просто так было жаль – вдруг да еще пригодится?

Когда за золотыми деревьями показалось голубое, как небо, озерко, Ратников снизил скорость и, обнаружив слева подходящее местечко, не задумываясь, свернул. Поставив «УАЗ» на пригорке, впритирку к раскидистым елям, Михаил, как смог, забросал автомобиль лапником, так, чтоб был не очень заметен. В принципе, скоро уже и снег выпасть должен – уж тогда точно никто тут ничего не найдет, разве что случайный охотник.

Прикинув, сколько у него еще форы – выходило примерно часа два, – Миша немного подумал и решительно зашагал к Черной речке, намереваясь по рыбацкой тропинке выйти к Чудскому озеру… Точнее сказать – к Псковскому, но оно в эти времена отдельного названия не имело.

Нанять какой-нибудь баркас или лодку… поискать остров, ребят… Нет, сначала – в деревню, ту, что за мысом, поговорить с рыбаком Тойво. А будет он говорить без бусины, без пароля? Скорее всего – нет. И все же… все же стоит попробовать, не бросать же в конце концов Максюту – надобно его отыскать, и почему бы – не сейчас?

Ратникову повезло – выйдя к озеру, он сразу же наткнулся на рыбаков, закричал, замахал руками. Сидевший в ближнем к берегу челноке седобородый дед, оглянувшись на Мишу, взялся за весла:

– Чего надобно, мил человек?

– Тойво-рыбака знаешь?

– Тойво? Это что на мысу, что ль?

– Его… То приятель мой.

Старик вдруг посмурнел лицом и перекрестился:

– Сгинул твой приятель – утонул с неделю назад. Ветер, вишь, налетел внезапно, челн перевернул… Тойво о днище головою ударился – и поминай как звали. Хорошо, вытащили, схоронили. Жаль. Хороший был человек, хоть и чудин.

– Утонул? Господи… Царствие ему небесное!

Ратников тяжело вздохнул, тоже перекрестился и покачал головой. Куда ж теперь было податься? А туда, где меньше всего будут искать! Здесь побережье, конечно, все облазят, может, и награду за поимку объявят, если уже не объявили, это только в дурных снах советского агитпропа все местное население дружно ненавидело немцев – увы, действительность от этой агитки отличалась сильно. Какие-нибудь охотники-рыболовы вполне могли схватить, выдать. Прельстившись наградой или просто так, потому что – чужак.

Значит, отпадал берег…

– Так поплывешь с нами-то? – прервал затянувшееся молчание дед. – Тогда садись скорей, не мешкай.

Садиться в челнок? А, пожалуй…

– Слышь, добрый человек, а в Плесков никто из ваших не поплывет ли?

– В Плесков? – рыбак озадаченно взъерошил затылок. – Вообще, частенько туда ходим. Вчерась вот были… Да! Васька-баркасник сегодня рыбу должен везти… Как раз вот-вот… Если не прошел уже…

Старик чуть приподнялся в лодке, приложил ладонь ко лбу от яркого солнца. Улыбнулся:

– Повезло тебе, паря! Во-он, видишь, парус? То Васька и есть, больше некому.

– Так мы его догоним?

– Не, не догоним. Он сам сюда за рыбкой свернет… А уж что за провоз уплатить – ты с ним сам сговаривайся.

Вообще-то – да. За провоз. Ратников как-то об этом и не подумал, а надо было бы. Вот сейчас и сидел на кормовой банке, прикидывал, чем расплатиться? Серебришко, которое и было, увы, кнехты давно уж похерили-поделили, и что ж оставалось? Длинная шерстяная туника, очень даже добрая, но ведь не голым же ходить? Пояс? Или плащ? Он обычный, без крестов, но теплый, подбитый лисьим мехом. Да, пожалуй, плащ – уж во Пскове как-нибудь что-нибудь можно будет сообразить, лишь бы побыстрее добраться. Псков, именно Псков – уж там-то, точно, никто сейчас искать не будет.

Судно Васьки-баркасника – добрая, с высокой мачтой, ладья – приблизилось довольно быстро. Ветер наполнял выгнувшийся дугой парус, да и гребцов на ладейке хватало.

– Аой, робята! – ухватившись за шкот, орал Васька-баркасник – здоровенный мужик со светлой, аккуратно подстриженной на немецкий манер, бородой. – Рыбка-то есть-от аль не?

– Да есть, есть, – выкрикнул в ответ кто-то из рыбаков, а дед, в лодке у которого сидел Ратников, замахал руками:

– Эгей, Василий! Попутчика в Плесков не возьмешь ли?

– Отчего ж не взять? Эй, парни, – баркасник обернулся к гребцам. – Бросай веревку!

Перебравшись на ладью, Ратников расположился, где сказали – у левого борта ближе к корме – все внутреннее пространство беспалубной ладьи было заполнено серебрящейся на солнце рыбой.

Дул в снастях ветер. Солнечные зайчики весело отражались от темно-голубых волн. Груженная рыбой ладья, взрезая водную гладь, словно норовистый конь, двигалась к югу.

Ратников все же продал на пристани плащ – хватило расплатиться с баркасником да и еще остались деньги – серебряные византийские монетки – динарии. Немного пошатавшись по рынку да пособирав свежие сплетни, беглец прикупил надежный и крепкий нож в кожаных тисненых ножнах и, повесив его на пояс, отправился на подворье рижских купцов, располагавшееся на постоялом дворе, недалеко от каменного Кремля – Крома.

Пришел, как обычный посетитель, усевшись за стол, заказал с раками пива, только что сваренного по случаю дня священномученика Ерофея. С Ерофеева дня, как считалось, резко усиливались холода, а в лесах, прощаясь с летом, начинали буйствовать лешие – выворачивали с корнем вековые дубы, ломали деревья, гоняли зверей.

– С первым морозцем! – поклонившись, принесла в деревянных кружках пиво женщина в светлом узорчатом переднике поверх длинного шерстяного платья. Из-под белого чепца выбивались непокорные светло-рыжие пряди.

– Лиина! – откинув капюшон, улыбнулся Миша.

Девушка сверкнула глазами:

– Герр комтур!

– Тсс! Зови меня просто – Михель. Что, еще не перебралась в Ригу?

– Да нет, – Лиина лукаво прищурилась. – А вы что же, бросили комтурство?

Ратников подвинул пиво поближе:

– Можно сказать и так. Потянуло, знаешь ли, на острова… Помнишь, ты говорила про Тойво? Ну, к которому дала бусину…

– Ну да, помню.

– Говорят, умер Тойво. На прошлой неделе утонул.

– Господи, – девушка набожно перекрестилась. – Вот ведь как бывает… Жаль Тойво – хороший был человек. Так вы и не воспользовались моей бусиной, герр… Михель?

– Посидишь со мной? – поднял глаза Михаил. – Или вам тут не разрешают?

Лиина качнул головой:

– Да нет, можно. Пока народу нет.

Улыбнулась, уселась на лавку, рядом.

– Да, жаль Тойво, – покачал головой Ратников. – А что, кроме него… тот путь, к острову, никто не знает?

– Здесь – никто, – твердо сказала девушка. – Тойво ведь не здешний, с Нарвы-реки – просто вышло так, что пришлось родные места бросить.

– Да-а, – Михаил задумчиво сделал долгий глоток. – Хорошее пиво… И как же мне теперь тот островок отыскать? Ты сама-то там бывала когда?

– Бывала, – Лиина кивнула. – Только я маленькая еще была, не все помню. Да и ни к чему вам тот остров, Михель.

Девушка говорила об острове с явною неохотой, даже несколько раз оглянулась, словно бы искала причину уйти.

– Видишь ли, там, на этом острове, мой приятель, – взяв собеседницу за руку, все ж таки признался Ратников. – Хотел бы его отыскать.

– Поня-атно, – Лиина вновь улыбнулась и тут же наморщила нос. – Ума не приложу, кто бы тебе мог в этом деле помочь. Разве что наши… с Нарвы. Там есть селение… Передашь от меня поклон старому Яану.

– Обязательно передам, как только доберусь в те места.

– Добраться просто – завтра уходит торговый караван в Дерпт. С ними и езжай, по озеру-то нынче опасно, вскорости лед встанет.

– В Дерпт, говоришь? – подумав, Миша махнул рукой и улыбнулся. – А черт с ним, почему бы и нет-то?

Уж где-где, а в Дерпте его точно никто б не сообразил поискать. Тем более, где-то именно в тех местах затерялись следы некоего французского рыцаря, того самого, что, по слухам, сделал своей возлюбленной юную озерную ведьму, русалку. Лерку, наверное… Ее ведь тоже надобно поискать, не только одного Макса…

– Пошли, – снова оглянувшись, вдруг предложила Лиина. – Поищу… может, найду еще одну бусину. С ней надежней.

Они прошли через всю залу, полутемную, почти пустую, с длинными лавками и столами. Из расположенной рядом кухни сильно пахло кислой капустой и дымом.

– Сюда, – девушка кивнул на лестницу, ведущую на второй этаж, вернее сказать, на чердак, под крытую соломой крышу. – Осторожней, не провались… Заходи…

Каморка Лиины оказалась маленькой, но весьма уютной – зарешеченное, забранное слюдой, оконце, сквозь которое проникал страдавший излишней желтизной свет, пара сундуков, небольшой стол, мягкое, с накропанной соломою тюфяком, ложе под синим бархатным балдахином.

– По случаю прикупила, – кивнув на балдахин, похвасталась хозяйка. – У Саввы из Дерпта. Он вообще-то, порванный… не Савва – бархат. Потрогай… А я пока бусину поищу, где-то здесь, в сундуке должна быть…

Она нагнулась, так, что тонкая шерсть платья во всех подробностях обрисовала упругие ягодицы. Ратников сглотнул слюну… Лиина, похоже, и не собиралась тотчас же разгибаться. Обернулась, прищурилась:

– Знаешь, что-то никак не найду. Наверное, и нет таких больше.

Отойдя от сундука, она уселась на ложе и, притянув к себе гостя, властно поцеловала его в губы:

– Помнишь, как мы с тобой…

Еще б не помнить!

Ратников, не сопротивляясь, позволил освободить себя от одежды и, растянувшись на соломенном тюфяке, помог разоблачиться Лиине. В желтых слюдяных лучиках притягательно сверкнуло белое женское тело: тонкая талия, животик, грудь – упругая и большая…

– Ты все так же красива, Лиина, – обнимая девчонку за шею, прошептал Михаил.

Та улыбнулась и, лукаво щурясь, облизала кончиком языка губы:

– А ты все такой же страстный… герр Майкл!

Их молодые тела слились в едином порыве, лишь шуршала солома да чуть скрипело ложе… да слышались томные стоны…

– Славно! Славно!

Истосковавшийся по женской ласке Ратников любил эту разбитную девчонку долго и страстно, почти до полного изнеможения, и Лиина отдавалась ему точно так же. И губы ее были жаркими, как огонь, а в глазах сверкало буйное пламя страсти.

Караван – полтора десятка возов плюс дюжина кнехтов охраны – как и говорила Лиина, тронулся в путь еще засветло – купцы явно собирались добраться в Дерпт до наступления темноты… если такое вообще было сейчас возможно. Впрочем, в саму крепость Ратникову и не нужно было – добраться до узкого, соединяющего озера, пролива, а там – вдоль озера или, наняв лодку, – к Нарве-реке.

Никто из купцов особенно не интересовался, кто такой их новый спутник и по каким делам едет, видать, Лиина шепнула кому надо что надо, вот и не приставали – побаивались задавать лишние вопросы орденскому брату – именно так его ушлая девушка и представила.

Обильных дождей в эту осень – не говоря уж о лете – не было, да и подморозило – возы ехали хорошо, ходко. Везли, как определил любопытный Ратников, в основном хлеб – зерно в мешках – да бочки с медом и воском. Торговцы были псковскими, некоторые полностью поддерживали немцев, другие – не особо, а большинству же было абсолютно все равно, какая в их городе власть, лишь бы блюла спокойствие горожан, не драла семь шкур да не мешала торговать и получать прибыль. Даже возчики, обычно большие любители почесать языками, в пути переговаривались довольно вяло, политические темы вообще не трогали, предпочитая обсуждать местные дела да всякие слухи.

Миша тоже спросил – не слыхали ли про русалку, что набилась в любовницы к какому-то тевтону?

Оказывается, слыхали, но не от псковичей – об этом случае одно время говорили в Дерпте, правда, что был за рыцарь и что за русалка, ни возчики, ни купцы толком не знали. В Дерпте нужно было расспрашивать, в Дерпте, бывшем Тарбату – древнем городище эстов, в 1030 году захваченном Ярославом, много-много лет спустя прозванным «Мудрым». Ярослав назвал город своим христианским именем – Юрьев, но вот в это время Юрьев был Дерптом, форпостом крестоносцев ливонской ветви Тевтонского Ордена. Бывших меченосцев, короче.

Несмотря на небольшие размеры каравана, никто по пути купцов не тревожил. То ли нигде поблизости крупных шаек не было, а мелкие несколько смущала даже та охрана, которая имелась, то ли просто все боялись Ордена, контролировавшего местную торговлю.

Как стало смеркаться, караван вышел к озеру, к тому самому, узкому его месту, куда и надобно было Ратникову. На склоне пологого холма маячили деревенские избы.

– Йыига, – силясь выговорить непривычные звуки, обернулся возница. – Там заночуем… не успеем до ночи в Дерпт.

Михаил пожал плечами – Йыига, так Йыига, ему, честно сказать, было все равно – лишь бы в этом селении нашлась лодка (хоть какой утлый челнок), да хватило бы оставшихся монет ее арендовать или купить.

Хозяин постоялого двора (а по совместительству – и староста деревни) – высокий худощавый эст с немецкими именем Карл – встретил гостей приветливо, но без особых любезностей. Не лебезил, не кланялся, особо ничего не выспрашивал, лишь поинтересовался числом лошадей и кнехтов. Купцы тоже не проявляли никакого интереса ни к старосте, ни к его белесым дочерям-подросткам, что тут же занялись размещением прибывших и приготовлением пищи. Видать, и те и другие давно были друг другу не в новинку. Кроме Ратникова – на него девчонки явно заглядывались, особенно одна… длинная, как коломенская верста, белоглазая, с белесыми, как у молочного поросенка, ресницами. Нет, вообще-то она была ничего, симпатичная и даже вполне… Но с Лииной, конечно, никакого сравнения!

Она подкараулила его во дворе, почти сразу после не очень-то изысканного, но сытного – каша, печеная рыба, кисель – ужина. Сказала, что зовут ее Айна, что сейчас покажет место, где ночевать… Показала… В собственной постели, в небольшой пристройке, летней и сейчас довольно прохладной, если не сказать более. Вот вместе и грелись под одеялом из волчьих шкур. Ратникову не хотелось обижать девушку отказом, к тому же подобное поведение в здешней лесной глуши, похоже, было делом обыденным, во всяком случае, староста – если Айна, конечно, была его дочь – не проявлял ну совершенно никакого волнения или там, нездорового любопытства.

По-русски девушка говорила так же плохо, как и – надо полагать – по-немецки, ее же родную речь Миша, естественно, не понимал. Впрочем, тут нечего было и понимать, итак невооруженным взглядом видно…

Ничего не говоря, Айна усадила гостя на ложе и быстро, без всякого намека на стеснение, скинула юбку… рубашку…

Тощай! Ай, тощая!

Хотя, если по-другому сказать – фотомодель! И на личико ничего, приятственная…

– Ну, иди сюда, – улыбнувшись, Михаил привлек к себе прыгнувшую под одеяло девчонку. – Забеременеть не боишься?

– Цто? Цто? Ах, нет… Хочу!

Вот такие, однако, дела – хочет.

Михаил неожиданно для себя распалился не на шутку, быть может, потому, что девчонка эта оказалось полной противоположностью Лиине… и чем-то неуловимо напомнила ему Машу. Нет, чувства стыда и неловкости Ратников не испытывал – ну, разве что только намеки – не то было на дворе время.

Он с нежностью гладил Айну по плечам, спине и бедрам… поласкал ртом грудь, чувствуя, как до того несколько холодная девушка постепенно распаляется, впитывая в себя настоящий вулкан внезапно вспыхнувшей страсти.

А какая у нее оказалась улыбка! Ходила-ходила себе вокруг да около эта неприветливая и чем-то смешная чухонская дылда, но вот, стоило ей лишь улыбнуться, всего лишь улыбнуться, как тут же, буквально сразу, Ратников понял весь затаенный смысл поговорки о том, что некрасивых женщин не бывает! Не бывает – это уж точно! И дело тут вовсе не в водке, тем более ее еще и не было-то в это время, о, нет, отнюдь… Просто чудесная улыбка преобразила вдруг несколько утомленное лицо Айны, а вырвавшийся изо рта слабый стон удовольствия и неги растопил оставшийся лед.

Фотомодель! Явная фотомодель… если б на дворе был двадцатый век, двадцать первый… А сейчас, в это время наверняка на эту Айну никто из местных парней и смотреть-то не хотел, плевались – тоща, как палка!

– Ты очень красивая, Айна.

– Ой… Не надо… лгать, да?

– Нет-нет, поверь, я говорю правду. Ты видела свое отражение в светлых озерных водах? А блеск своих глаз? А эту улыбку, поистине, волшебную, колдовскую…. Нет, пожалуйста, улыбнись еще… вот так! Теперь садись… поудобней… Ах…

– А разве так…

– Можно, Айна, можно! Поверь, тебе будет очень приятно…

Утром он нашел лодку. Вот через Айну и нашел – девушка спросила у Карла, приходившегося ей двоюродным братом.

Купцы собирались, не торопясь – Дерпт был, почитай, рядом, всего-то ничего и осталось. На всякий случай порасспросив торговцев и возниц о крепости – мало ли, пригодится – Ратников вслед за Айной спустился к озеру. Кругом было тихо и благостно, лишь потрескивал под ногами первый тонкий ледок, да где-то крякали утки. Деревья и кусты уже стояли в большинстве своем голые, лишь некоторые еще щеголяли в изысканных осенних нарядах. Над озером стоял туман, невесомый, почти прозрачный, за ним угадывался противоположный берег – серо-черный, с редкими яркими свечками не успевших расстаться с листвою деревьев.

– Будь… опасен, – вытаскивая из-за куста весла, предупредила Айна. – Страшен… Осторожен.

– Да-да, – Ратников улыбнулся девушке. – Осторожен – так правильно.

– Лед, – показывая рукой на озеро, Айна нахмурилась. – Лед. Скоро!

– Я знаю… Вот деньги за челнок… Хватит?

– Не надо деньги… Нет… надо. Благодарю. Счастливый путь!

Деревня на северном берегу, у Нарвы-реки, насколько себе представлял Михаил, была чудинской или вообще – водской – а чудь и водь – это не эсты, и расспрашивать о них Айну было бы бесполезно. Хорошо хоть лодку дала…

По краю озера ветер шевелил высокие камыши, бледно-желтые, сухие. Уныло склонили головы в воду ракиты и вербы… вдруг озарившиеся внезапно вспыхнувшие светом – из-за высоких елей на том берегу выглянуло желтое, по-летнему веселое солнышко! Выглянуло и тут же скрылось за белесым облачком. Рядом, не плесе, всплеснула какая-то крупная рыба… нет, не рыба! Весла!

Челнок! Выскочив из камышей, он быстро поплыл к тому берегу. На веслах сидел какой-то парень с небольшой бородкой и в синем, небрежно наброшенном на плечи, плаще.

– Ваш? – кивнув на быстро удаляющуюся лодку, спросил Михаил.

Айна дернулась, на бледном лице ее появилось на миг выражение тревоги:

– Нет. Не наш. Чужой. Тут бывают. Часто. Надо сказать Карлу!

– Да-да, – Ратников взял девушку за руку. – Скажи. Ты правда красивая, Айна! Очень красивая. Да!

Девушка улыбнулась и, вдруг опустив ресницы, несмело спросила:

– А ты еще приходить?

– Не знаю, – пожав плечами, ответил Миша. – Не буду тебе лгать.

– Я буду ждать, – повернувшись, Айна обняла его за плечи и крепко поцеловала в губы. – Когда бы ты ни пришел…

Эту фразу она произнесла на своем родном языке, но Ратников все равно понял. Вздохнул и, еще раз целуя девчонку, ласково погладил ее по плечам и тихо сказал:

– Прощай.

Сев в лодку, оттолкнулся веслом от берега и, подняв голову, посмотрел на Айну… не оглядываясь, девушка поднималась к деревне, стройная и гордая фотомодель… несчастная обитательница средневековья, обреченная из года в год рожать детей и быть всегдашней рабой мужа. Если бы еще этого мужа найти!

Все так… И все же! Как она сейчас шла! Как ставила ноги! Какая осанка, какой царственный стан… Как будто вокруг не холмы и пожухлая осенняя трава, а подиум какого-нибудь модного кутюрье, создателя высокой моды. Ишь, как идет, как идет… О, Боже! Ну, оглянись же… Нет! Все правильно – зачем? Все приходит… и все уходит…

Айна скрылась за высокой изгородью, и Ратников, вздохнув, приналег на весла, стараясь вести челнок сообразно изгибам береговой линии – на столь утлом суденышке, да еще без необходимого опыта, пуститься прямо через озеро он все же не рисковал, даже несмотря на то, что водная гладь выглядела приветливой и спокойной.

Михаил греб в охотку, почти не отдыхая, потому быстро согрелся и скинул прикупленный в Пскове плащ. Озеро не обманывало, оставаясь все таким же спокойным и благостным, утренний туман рассеялся, и сквозь полупрозрачную дымку облаков желтым волейбольным мячиком проблескивало нежаркое осеннее солнце.

Ратников невольно улыбнулся – до чего ж хорошо было кругом! Светло-голубая гладь озера, низкие, серовато-желтые берега, солнышко в блекло-синем небе. Главное – и ни намека на дождь! Это славно все, славно…

Чу!!!

Опустив весла, беглец вдруг всмотрелся в оставшийся позади путь… Показалось – кто-то плывет следом! То самый парень, в синем плаще? Или кто-то другой? Мало ли в здешних местах рыбаков, чего зря тревожиться? Да и тот, кто там плыл, кажется, чуть поотстал. Да-да, поотстал! Вот, его уже и почти не видно. Видать, расставил сети. Рыбак…

Ратников повернул голову – впереди показался какой-то большой остров, довольно низкий, почти стелющийся по воде, густо поросший смешанным лесом. Может быть – именно этот остров и есть? Может, именно там сейчас Макс с Эгбертом? И не надобно никуда больше плыть, ничего узнавать… Жаль, жаль, что вот так вот случилось с Тойво!

Михаил бросил весла и, отдыхая, завалился на корму. А вдруг – и вправду, вот сейчас, вот из-за тех сосен вдруг покажется Максик Гордеев, закричит, замашет руками, обрадуется… Ах, если бы, если бы…

Но, нет, не все так вот просто. К тому же Лиина говорила, что тот остров где-то на севере, дальше. А может, причалить? Ну, вот просто так, на удачу? Постоять, покричать… вдруг…

Ратников схватил весла и в три гребка врезал челнок носом в прибрежный песок острова. Привязал за какой-то корень, аккуратно сложил весла, вышел. Ласково плескались волны.

Михаил подошел к видневшемуся невдалеке серому приметному камню высотой примерно с него самого. Остановился, всмотрелся в начинавшийся уже тут же, сразу, лес – угрюмый, непроходимый, чужой – встал зачем-то на цыпочки, крикнул:

– Эгей! Макси-и-и-им! Эгберт! Ре-бя-та!

И кричал так минут семь, покуда не сорвал голос. И ничего, зря старался. Ну, в самом деле – а чего ждал-то? Ведь не ребенок, нечего в чудеса верить… их надобно организовывать самому, что намного труднее, нежели вот просто так, ничтоже сумняшеся, просто стоять и ждать какого-то там чуда!

Набрав в припасенную флягу волы из журчащего рядом с валуном родника – пожалуй, повкуснее озерной будет! – Михаил зашагал обратно к челну. Наклонился…

А весел-то не было!

Не рассуждая, Ратников тут же бросился в камыши, в любую секунду ожидая пения каленой стрелы, которую вовсе не собирался ловить сейчас собственной спиной. Да она и не запела, стрела-то… что странно. Зачем тогда украли весла?

– Эй, паря! – это прокричали рядом, из-за ракиты, прокричали по-русски, явно обращаясь к затаившемуся в камышах беглецу! – Ты, ты! Вышел бы – поговорил б.

И тут же повторили все то же самое по-немецки… точнее, это Ратников сообразил, что – повторили.

И что делать? Выйти?

Их, кажется, двое… Ага – как же! Вон еще парочка, с копьями, обходят по воде, слева. Да нет… не копья у них – мощное короткое древко, длинное навершье… Рогатина. С такой можно и на медведя.

– Да выходи ты, – показывая пустые руки, пошел к камышам вышедший из лесу человек – добродушный с виду мужик, коренастый, широкоплечий, с задорной кучерявой бородкой. Одет незнакомец был в русский полукафтан и длинную, с расписным подолом, рубаху, узкие штаны – порты – недешевого синего сукна (как сразу определил Ратников) были заправлены в такие же узкие сапоги, без каблуков, темно-красной, с тисненьем, кожи. Типичный прикид средней руки купчины… новгородца, псковича… а может, это торговец из Изборска или Смоленска, Полоцка – этих здесь тоже хватало.

– Да мы не разбойники, не воры, не тати, – улыбка у незнакомца казалась вполне дружелюбной, чем-то приятной даже. – Выходи, мил человек.

– Не тати, говорите? – Ратников все же решился выйти – держал в уме тех, с рогатинами. От них-то куда денешься? – А что же весла мои украли?

– Ну, извини, брат, – остановившись шагах в пяти от вышедшего навстречу беглеца, мужик смущенно развел руками. – Мы тут становьем встали, лодейку чинить. Так у нас неведомо кто всю снасть схитил!

– Лучше надо за своими вещами приглядывать, – напряженно пошутил Михаил. – Тогда их никто хитить не будет.

– Да мы вроде смотрели… – незнакомец выглядел таким бесхитростным и даже простоватым, что Ратников не выдержал, рассмеялся.

– Ага, вижу я, как вы смотрели… Так думаете, я это?

– Что-ты, что-ты, мил человек, – мужик перекрестился. – Не похож ты на шпыня ненадобного.

– Тогда весла верните.

– А и вернем… Меня Игнатом зовут.

– Михаил, – Ратников краем глаза наблюдал за теми… с рогатинами.

Ага, вот и они подошли, безмолвно взглянули на Игната. Тот, как видно, и был у них за старшего.

– Извиняй, Михайло, – еще раз произнес Игнат. – А за то, что обидели тебя, прошу, не отказать – откушай с нами. Ушица знатная, налимья, есть и из белорыбицы.

– А весла…

Старшой обернулся к своим, цыкнул:

– Да положите вы ему весла в лодку!

– Уже положили.

– Слыхал? Ну, пошли ушицу хлебать.

Гости из Дорогобужа – именно так представил всю свою компанию Игнат – расположились лагерем метрах в трехстах от приметного камня. Устроили шалаши, даже шатер разбили… И – старшой не соврал – с дюжину молодцев усердно конопатили вытащенное на берег судно – не такую уж и большую ладейку. Работали ладно: с шутками, прибаутками, с перекличем.

Увидев подходившего к горевшему у самого берега костру незнакомца – Ратникова, – ничуть не удивились и дело свое не прервали. Может, потому, что рядом с ним, широко улыбаясь, шагал Игнат. Дорогобужский гость… Он-то, может, и дорогобужский, а вот эти парни… Миша не зря прислушивался: «цто, зацем, цевой-то» – ну, явно новгородский говор, то же еще – «дорогобужцы»!

Ох, не прост этот зачем-то прикидывающийся добродушным простофилей Игнат! Далеко не прост. Однако ушица и в правду знатная. Она у «купцов» была в трех видах, в трех котлах. В одном – налимья, в другом – белорыбица, в третьем, кажется, из форели. Все, как положено, в те времена рыбу в ухе не смешивали. Налимья уха, так в ней одни налимы, форелевая – так, вестимо, форель, а не какой-нибудь там паршивенький окунь.

– Хороша ушица! – похлебав, искренне поблагодарил Михаил. – Вкусная.

– То-то, что вкусная, – старшой ухмыльнулся в усы. – Так ты, Мисаиле, откель будешь?

– Известно, откель – с Плескова!

– И как вам там, под немцами?

Ага! А то ты не знаешь, дорогобужец?! Коли ваш князь Ярослав тевтонов и привел… за себя воевать подначил, за трон псковский… а братьев рыцарей ведь уговаривать не долго.

– А по-разному, – честно отозвался Ратников. – Кому хорошо, кому – не особо. Да при любой власти так.

– А веру латынскую немцы как… не навязывают?

– Да не так чтобы уж очень, – Михаил ухмыльнулся. – Церкви латинской – так, почитай, и поныне нет! А ведь у нас в Плескове не одни орденцы – и рижские купцы, и цесарские, и даны – из Равеля, немцев хватает. А храма у них общего нет. Дело это, по справедливости молви, Игнат?

– Не дело, – Игнат согласно кивнул. – А ты-то сам как с Орденом? Уживаешься?

Миша сплюнул:

– Уживался, так сюда бы не подался! Тут-то, считай, свобода – охоться себе, рыбку лови, никому ничего не должен!

– Так ты что ж… один?

– Да не один. С ватагою. Только ватажка моя припоздала что-то. Боюсь, теперь до снега и не пожалует, придется тут одному куковать. Ну, да ничего, я привычный, – Ратников расхохотался и протянул опустевшую миску. – Еще ушицы не нальешь ли, хозяин?

– А? Кушай, кушай, гостюшка. Плесковский, значит? Это хорошо, что мы тебя встретили! Ну, ты трапезничай… а я пока своих молодцов проверю, в нашем деле ведь, сам знаешь, глаз да глаз.

– То, Игнат, верно!

Сидя на бревнышке у костра, хлебал себе Миша налимью ушицу, а сам все вокруг примечал. И речь – говорок новгородский – и орудие: мечи – вона, у молодого дубка сложены, копья-рогатины, луки-стрелы в саадаках, всего с дюжину, а еще и боевые топоры, и шестоперы… Куда мирным купцам столько?

– Ширше, ширше пеньку-от кладите! – командовал у ладейки Игнат. – И смолой, смолой заливайте… От, так!

За работой приглядывал, а сам, нет-нет, да и косил на костерок глазом – как там гость? А гостю что делать? Недалече в кустах еще двух парней заприметил, оружных. Вот и сидел. А куда денешься?

Солнышко уже поднялось высоко, засверкало куда приветливей, нежели утром, разморило, разжарило, кое-кто из парней у ладьи уже и рубахи скинул, работали по пояс голыми… все, как на подбор – мускулисты, поджары… Ой, не купцы это – воины! Не иначе – разведывательный отряд князя Александра! Точнее – один из многих подобных отрядов. А где сейчас сам-то князь новгородский? Копорье громит? Или уже на Псков движется? Да нет, вроде бы рано еще ему на Псков… Как прикидывал Ратников, Александр Грозны Очи – много-много позднее прозванный историками Невским – должен был взять Псков только в самом начале весны следующего, 1242, года. А затем – 5 апреля – знаменитая битва на Чудском озере. Вот, может быть, где-нибудь здесь или чуть южнее. Все правильно – это как раз и есть разведка. Купцы, блин, дорогобужцы!

Одна небольшая ладья… немного. Но и немало – зачем разведывательному отряду много людей? Игнат этот, похоже, человек бывалый, опытный… Одна ладья… Нет! Вон, еще кто-то плывет…

Встав, Михаил посмотрел на озеро, насколько это позволяло слепящее глаза солнце. Смотри-ко, вроде бы осень, а вот, поди ж ты… И лето было сухим, и такая же осень… Хлеба, однако, недород, как бы голод не вышел.

Быстро приближающийся челнок, похоже, заметили. Бросив раздавать ценные указания, Игнат тоже всмотрелся в водную гладь, точно так же, как вот только что Миша, прикрывая глаза ладонью. Затем подозвал двух парней, что-то сказал – послал навстречу… Сам же к ладье не вернулся, зашагал к костру, к гостю…

– Ну, еще ушицы?

Ратников ухмыльнулся:

– А вина что, нету?

– Вина? Да найдем. Посейчас, велю принести… Эй, Славко!

Подбежал какой-то поджарый парень, смуглый, чернявый.

– Вина принеси… взять, знаешь где.

Молча кивнув, парень ушел… вернулся через минуту, с кувшином и тремя кружками…

– Ну, и мы с тобой выпьем… – ухмыльнулся Игнат. – Я и дружок наш, Никифор. Давно уже его здесь ждем. Заждались… Да вон он идет!

Михаил обернулся и непроизвольно вздрогнул: со стороны озера, от только что причалившей лодки, к ним направлялся знакомый светлобородый парень в синем плаще… тот самый… лодочник…

– С кем это ты вино пьянствуешь, Игнате? – увидев Ратникова, лодочник неприязненно скривился – узнал.

– А – этот? – Игнат хохотнул. – Это друг. Плесковский. Все здешние места знает.

Никифор вдруг осклабился и схватился за нож:

– Местный, говоришь? Места знает? Он, между прочим, про все места здешние у Айны расспрашивал, а та девка с немцами знается. Так что зря ты с ним вино пьешь, Игнат. Никакой он не друг – предатель!

– Предатель, так предатель, – поставив кружку наземь, Игнат равнодушно пожал плечами и, обернувшись к своим, скомандовал. – Хватайте его. Предатель, так предатель. Интереснее будет поболтать!

Глава 10

Осень – зима 1241 года. Чудское озеро

Колобок

И спасались бегством все… если не хотели стать жертвами…

Хроники Фруассара

Ну вот, надо же так глупо попасться! Называется – из огня да в полымя. И ведь сам, сам во всем виноват, внимательней надо было быть, глядеть в оба.

Игнат сразу же провел допрос – говорил уже не так, как прежде, а по-другому, с угрозами и пристальным взглядом. Много чего интересовало этого хваткого мужика: кто в Новгороде предатель? Кто связник, через кого уходит информация в Орден?

То же еще, вопросы – как будто не ясно! Купцы – они в эти времена были главными поставщиками информации, шпионами. А кто из бояр – тут Ратников пожимал плечами – в таких высоких кругах не вращался.

А Игнат – и тот, второй, в синем плаще, Никифор – наседали, вели допрос можно сказать, неотрывочно: есть ли сообщники здесь, на Чудском? Во Пскове? Кто непосредственно связан с ними в Ордене? Почему Михаил плыл именно сюда? Зачем, ведь скоро зима и на озере встанет первый лед – тогда какое-то время с островков вообще никуда не выберешься…

У Миши уже голова разболелась от всех этих расспросов, и даже появился точно такой же соблазн, как при беседе с братом Дитмаром – выдумать всего как можно больше, пускай себе проверяют, ищут, а пока суд да дело, что-нибудь и придумается, может, и побег выгорит… Куда вот только теперь бежать-то? И так крестоносцы ловят, теперь вот, еще и новгородцы будут. А ведь эти люди Мише не чужие, почитай – земляки.

Господи! А ведь есть и еще одни землячки, черт бы их побрал! Чего ж про них молчать-то?

– Кнут Карасевич, Кривой Ярил? – Игнат и Никифор озадаченно переглянулись. – Это еще кто такие?

– Кривой Ярил – Мишиничей человек верный, тиун иль еще кто – точно не знаю.

– Но, но! – неожиданно взъярился Игнат. – Ты на знатные роды-то не наговаривай! Сам знаешь – такие наветы только под пыткой проверяют.

А вот тут он врал! По новгородским законам применение пыток было запрещено, по крайней мере – официально.

– А второй, Кнут, он кто? – требовательно посмотрел прямо в глаза Никифор. – Тоже скажешь, что боярских родов человече?

– И скажу! – Михаил ухмыльнулся. – Сами думайте – у кого еще важные сведения имеются, как не у бояр? Про Мирошкиничей род, поди, слыхали?

– Ну ты и плут! – покачав головой, неподдельно восхитился Игнат. – Со всеми боярами нас перессорить хочешь? Смотри-ка, и Мишиничи у него предатели-переветники, и Мирошкиничи? Все знатные роды перечислил? Никого не забыл? Может, еще Онциферовичей сюда приплетешь? Или самого посадника?

Не верили… Что ж – их дело.

Впрочем, нет – приметы Кривого Ярила и Кнута Карасевича Никифор тщательно записал в небольшую грамотку:

– В Новгороде поглядим. Может, и потолкуем.

Связав пленнику руки сыромятными ремнями, они пока поместили его в шалаше, рядом с ладьею. Все, как полагается, – приставили для охраны часового, молодого веселого парня, старательного напускавшего на себя серьезный, приличествующий сложившейся обстановке, вид. Звали парня Афоней, Афанасием – именно так обращался к нему Игнат.

– Смотри, Афанасий, в оба! Переветник хитер – чуть что, враз сбежит.

Парень лишь усмехнулся, показав белые зубы:

– Ницего, дядько Игнат – у меня не сбежит!

«Ницего» – новгородский, новгородский говор…

Как стемнело, костерок притушили, видать, опасались в открытую жечь, днем-то дымок развеивал ветер, а вот ночью, во тьме, пламя не скроешь – далеко видать.

Афанасия никто не сменил, то ли забыли, то ли не сочли нужным, парень так и проходил всю ночь вокруг шалаша с пленником. Не спал, даже не пытался – упертый. Утром, как рассвело, вывел «переветника» на моцион, деликатно отвернулся, но местечко подобрал открытое, не сбежишь – живо достанут стрелою.

Утро выдалось хмурым, промозглым. Все небо обложили низкие темно-серые тучи, накрапывал холодный, пополам со снежной крупой, дождь.

Парни разложили костер, наскоро перекусили, пленнику от их щедрот достались остатки ушицы. Затем, поплевав на руки, под руководством Игната спустили на воду отремонтированную лодейку да принялись быстро собирать на берегу скарб – скатали шатер, затушили костерок, подобрали манатки и копья.

Довольно потянувшись, Игнат обернулся к пленнику:

– Ну? Что сидишь? Пошли.

Зачавкала под ногами мокрая грязь, скрипнули сходни… Кто-то подхватил Мишу под руки, усадил на какой-то тюк, на самое днище. Низко, ни берегов не видать, ни озера – одно серое, затянутое тучами, небо. Порыв ветра швырнул в глаза ледяную кашу… Да, погодка… По команде Игната, парни дружно взялись за весла, отчалили… поплыли. Куда только – интересно знать?

А вообще – куда они могли здесь плыть? К Желчи-реке? К Черной? Ладейка небольшая, узкая – вполне по тем рекам пройдет, а по перекатам и протащить можно – легкая. А может, они сейчас будут тщательно изучать береговую линию? Примечать впадающие в озеро реки, ручьи, расположенные неподалеку деревни… Полная разведка, как и положено, князь Александр, несмотря на молодость – воевода опытный, ушлый.

Между прочим, скоро лед на озере встанет, того момента не так уж и долго ждать. А потому – миссия новгородских агентов должна была бы вот-вот закончиться. Если, конечно, они не собирались, бросив лодейку, оставаться в здешних местах и дальше, дожидаясь подхода новгородского войска где-нибудь на побережье, в лесах. Новгородское войско… скорее уж – суздальская дружина Александра, кованая рать в сверкающих шлемах.

Ратников уже стал замерзать, когда ладья наконец приткнулась к какому-то берегу. И это снова оказался остров, только очень маленький, шагов сто на двести, поросший низким густым кустарником и осиной. Далеко, почти на горизонте, угрюмым серым маревом проглядывался берег.

Насобирав валежника, воины проворно развели костер, поставили в котелках воду. Верно, затем и приставали – обедать. Опять ушица – а что еще-то? Правда, можно было бы взять на стрелу и парочку уток, вон их сколько крякало в камышах, но парням, похоже, было не до уток, как догадался Миша, разведчики то ли кого-то ждали, то ли, наоборот, незаметно преследовали, осторожно делая остановки в разных неудобьях. И, скорее, второе – когда садился в ладью, Ратникову показалось, что где-то впереди мелькнул парус.

Михаил специально немного задержался, якобы споткнулся на сходнях… Ну точно – парус! И не так далеко.

– Что, ослабел, человече? – помогая пленному подняться в ладью, усмехнулся Афоня.

Похоже, у этого парня теперь появилось особое задание – приглядывать за Михаилом, что он и делал, исполняя поручение старательно, но без нарочитой истовости. Сероглазый, с круглым веснушчатым лицом и легкомысленными кудряшками, Афанасий производил впечатление весельчака – часто шутил, смеялся. Игнат и все остальные смотрели на это снисходительно, быть может, делали скидку на молодость? Парню ведь вряд ли было больше семнадцати, безбородый еще, лишь над верхней губой – легкий подростковый пушок.

А парус-то приближался!

Неизвестное судно двигалось навстречу. И кто бы это мог быть? Обычные рыбаки? Тевтонцы? У Ордена, между прочим, очень приличный флот, правда, на Балтике…

– Как мыслишь, Игнате, они это? – как-то непонятно спросил Никифор. Спросил тихо, почти что шепотом, но Михаил услышал.

Интересная фраза… Что же, новгородцы тут кого-то ждут?

– На парусе должны быть лев и корона… Правда, сейчас плохо видно, – Игнат задумчиво почесал бороду и решительно махнул рукой. – Вздымайте стяг!

Лев и корона… Однако!

На носу взметнулся к небу флаг ярко-алого шелка с вышитыми на нем серебряными медведями. Взметнулся, затрепетал на ветру, яростно, словно бурно разгоревшийся факел.

– На всякий случай приготовьтесь, – перебравшись на нос, Игнат обхватил высокий форштевень в виде головы лошади и пристально всмотрелся вперед, на быстро приближающееся чужое судно.

Впрочем, пленник дальше уже ничего не видел – его наконец усадили на днище. Воины быстро облачались в кольчуги, изящные, серебристые, они сияли даже сейчас, в непогодь, видать, хорошо были начищены. Обычные короткие хауберты – такие же, как и у тевтонских рыцарей. Кое у кого, правда, двойные, те доспехи что сверху, – более грубой вязки, а некоторые – из крупных стальных пластин – чешуек…

Понятно… на всякий случай, готовятся к битве.

Ратников непроизвольно поежился – а ему-то что в данном случае делать?

– Отбой!!! – неожиданно обернувшись, весело закричал Игнат. – Они подняли знамя!

То, другое, судно оказалось гораздо больше – двухмачтовая купеческая барка, какие были в ходу у псковских и изборских купцов и ходили по всему озеру. На передней мачте было поднято синее полотнище с вышитым желтыми нитками львом и короной. Чей-то герб? Нет, скорее уж просто услов– ный знак – недаром ведь тут все так конспирировались.

У Ратникова неожиданно засосало под ложечкой от дурных предчувствий – очень нехорошо, когда какое-то третье лицо становится невольным свидетелем чужих тайн. Не очень-то приятно самому быть таким вот третьим лицом… долго таковые обычно на этом свете не задерживаются.

– Корона и лев! – громко выкрикнул Игнат.

И тут же, в ответ ему, послышалось столь же громкое:

– Медведь и секира!

Ратникову показалось, что кричали с акцентом.

– Что-то вы долго! Мы уж думали, не придете, – с улыбкой бросил старшой, Михаилу не видно было – кому. Кому-то с того корабля, скорее всего – кормщику.

– Мы б и хотели раньше, но… Да и погода – сами видите.

– Да, погода не очень. Сворачивайте за нами, друзья!

Ого! Друзья – вот как? Интересно, что же это за друзья такие?

– Здесь недалеко остров. Вполне безлюдный, там и поговорим.

Спустив парус, новгородцы налегли на весла, разворачивая ладью. Поднявшийся ветер бросил Мише в лицо ледяные брызги.

Примерно через полчаса мерной гребли ладья ткнулась носом в песок. Как понял Михаил, это был все тот же маленький островок, на котором обедали… Ну да – вот и кострище…

– У нас тут задержка, – под присмотром Игната Афоня вывел Ратникова из ладьи все в тот же, оставшийся еще с прошлого бивуака, шалаш. – Можешь пока поспать, потом – покормим.

Ага, поспать…

Улегшись в шалаше на лапник, Ратников укрылся плащом, сквозь дыры в ветвях наблюдая, как сходят с купеческого корабля одетые на немецкий манер – узкие штаны, башмаки, плащи поверх коротких кафтанов – люди. Всего трое. У двух молодых – длинные волосы, бритые подбородки, короткие мечи, тот, что постарше – седобородый – с золотой цепью поверх синей бархатной куртки. Зеленый, вышитый серебром, плащ оторочен бобровым мехом, на голове – такая же бобровая шапка. Он, похоже, и был за главного.

– Прошу, пожалуйста, господа, – Игнат гостеприимно кивнул на только что разожженный костер. – Там мы можем спокойно поговорить.

И неожиданно перешел на немецкий, на какой-то диалект – любекский или южный, баварский. Ратников в таких тонкостях не разбирался. Но кое-что понимал, разговаривали не таясь, довольно громко, правда – и вокруг, у костра, никого не было, кроме вот Игната с Никифором да троих немцев.

Мишу в шалаше брало любопытство – кто же это такие? Да и вообще, что тут происходит? Что, Игнат с Никифором запродались Ордену? Или они встречаются с рижанами? А может, это вообще – датчане из Ревала-Ревеля-Таллина. Они как раз там сейчас, датчане, и город, бывшую свою Калевииан-Колывань местные эсты называют «Таан Лиин» – «Датский город».

– Передайте великий поклон цесарю от князя… И вот эти небольшие подарки.

Игнат обернулся, махнул рукой – один из воинов поспешно достал из мешка ларец, деревянный, узорчатый. Поднес, протянул с поклоном…

Седобородый немец улыбнулся, распахнул крышку:

– У нас тоже есть, что подарить…

А дальше уже говорили тихо, Ратников редко что мог разобрать, как ни прислушивался. Так, некоторые обрывки фраз только и долетали.

…император не может… ударить с запада… папа… а вот – что-то про ломбардцев… Ломбардская лига!

Господи! Понятно теперь! Фридрих Штауфен, номинальный император германских земель и самый главный враг покровителя Тевтонского Ордена римского папы! Фридрих – человек одаренный и умный – заручившись поддержкой германских князей (попросту, не вмешиваясь в их дела), решает сейчас проблемы с папой – бьется в северной Италии за инвеституру – право назначать епископов. Уж понятно – каждому хочется иметь везде своих верных людей, а епископы в раздробленной Германии – сила, соперничающая с князьями. Ломбардская лига – союз североитальянских городов, к которому примкнул и папа. Все это, как бывший историк, Ратников себе очень хорошо представлял – дело известное, сдавал когда-то экзамен. Хитер, хитер Александр – хочет договориться с Фридрихом по принципу – враг моего врага – мой друг. Оно, конечно, так, но… вряд ли дело дойдет дальше простого обмена любезностями и подарками, вряд ли они договорятся – император уж слишком увяз в итальянских делах, даже в германские некогда вмешаться, что уж говорить о далекой Прибалтике!

Однако… самим фактом таких переговоров можно повлиять на Орден!

Ага… вот у костра начали хлебать ушицу… похоже, переговоры закончились… Пьют вино. Прощаются. Немцы уходят на свой корабль…

Тяжело шагая, Игнат с Никифором остановились рядом с шатром.

– Что переветник? – спросил кто-то из них, похоже, что Игнат.

– Спит! – бодро отрапортовал Афоня.

– Спит? Ну, хорошо… Ты иди, Афанасий, к костру, похлебай ушицы.

– А…

– А за переветником мы присмотрим, не сомневайся. Иди!

Парень ушел, слышно было, как хрустнула сухая ветка под его кожаным башмаком-постолом.

Ратников затаил дыхание.

– Что будем делать с этим? – донесся до него приглушенный голос Никифора. – Хорошо бы еще разок допросить. С пристрастием! Не всех он назвал. Не верю я ему, не верю.

– И я не верю. И я хочу допросить… Вечером. А потом…

– Что – потом?

– В воду! – отрывисто бросил Игнат. – Слишком у нас тут важная встреча. Мог догадаться… не нужно рисковать.

– Хорошо, – Никифор ухмыльнулся и сплюнул. – В воду – так в воду, меньше хлопот.

Послышались удаляющиеся шаги…

Ратников стиснул зубы.

В воду!!! Все правильно, как говорится – все концы… Это ведь про него шла речь – уж и полный бы дурак догадался. Что ж так неосторожно-то? У самого шалаша… Вначале будут пытать с пристрастием… затем – в воду. Вечером. А чего не сейчас? Вероятно, сейчас есть еще какие-то неотложные дела…

Резко запахло дымом – кто-то подбросил в костер валежник. Снова раздались шаги. Кто-то заглянул в шалаш:

– Эй! Просыпайся!

Афоня. Что – уже…

– А-а? – Ратников расслабленно потянулся. – А я тут прикорнул малость.

Парень ухмыльнулся:

– Вставай! Велено покормить.

О, вот как… покормить.

Честно говоря, у Михаила кусок в горло не лез. Да и этот еще черт, Игнат, заявился, как ни в чем не бывало уселся рядом. Хорошо, хоть ничего не расспрашивал, больше почему-то с Афоней говорил и еще с каким-то таким же молодым парнем.

– Как, Афанасий, службишка – по нраву?

– Дак ведь как не по нраву… Хорошо!

– Олекса, а ты там, на мысу, за лесочком, костер проверил?

– Проверил. Хотел бы и доложить, да…

– Докладывай!

– Рыбаки там… бывали. Верно, местные. Лодчонка в кустах… утлый такой челн. Продырявить?

– Зачем? – Игнат пожал плечами. – Людям еще рыбу ловить. Нешто мы какие-нибудь нехристи?

– Как мунгалы? Дядька Игнат, а, говорят, они в мадьярской стороне тевтонов дюже побили, так? Не брешут?

– Не брешут, – Игнат улыбнулся. – Не только тевтонов, но и короля мадьярского Белу, и поляков тоже, богемцев… Всех!

– А чего ж потом не пошли дале?

– Не знаю. Дела у них какие-то, свои заморочки. Хан верховный, вишь, умер – возвращаться, выбирать надо.

Ну и дальше говорил все вот в таком же духе, по мнению Ратникова – ничего интересного.

Как бы спастись да Макса с Леркой отыскать-вызволить – о том голова болела. Особенно за Макса стыдно было – ведь получалось, он здесь из-за Михаила очутился. Не позвал бы Миша парнишку на Танаево озеро браслеты искать – ничего б и не было. Сидел бы сейчас себе спокойно Максюта у себя на даче в Советском, попивал бы чаек… эх…

– Поел?

Михаил кивнул и поставил в траву миску.

Игнат обернулся к Афоне:

– Ешь, ешь, паря! Давай сюда ремень – сам свяжу.

И – Ратникову:

– Ну, переветник, вставай, поворачивайся… От так-то лучше будет!

Связал умело, быстро… ушлый.

Быстро дохлебав ушицу, Афанасий поднялся и отвел Мишу в шалаш.

Ухмыльнулся, усаживаясь к дереву и примостив на колянях копье:

– Поел – теперь спи дальше!

Ага, спи… Уснешь тут!

Вечерело уже, Ратников и не заметил, как быстро пробежало время. Вечерело… Скоро поведут пытать, затем…

А затем – в воду!

Миша поработал запястьями, дернул… так просто, попробовать… И стягивающий руки ремень тут же лопнул! Сгнил? Прохудился? Бывает…

Теперь бы…

Чу! Кто-то позвал Афоню… Никифор. Парень шумно поднялся, прихватив копье, зашагал к костру.

Пора!

Ратников выполз из шалаша и, добравшись до леса, опрометью бросился бежать по первой же, попавшейся на глаза, тропке.

Колобок, колобок… и от бабушки у шел…

Ага, тропка! Значит, не такой уж этот остров не– обитаемый, как сперва казался.

…и от дедушки ушел!

Ну да, Игнат… или Никифор… кто-то из них говорил о каких-то рыбаках, лодке… Да-да – то парень, молодой воин, у костра. Лодка… Где-то за лесом. За лесом!

Темно, черт – не споткнуться бы! Впрочем, не об этом нужно сейчас думать, торопиться надобно, бежать!

Хлестали по рукам ветки, и злой промозглый ветер дул прямо в лицо. В лицо… С озера дует, однако…

Темнота сгустилось, и стало уже почти не видно тропы, Ратников двигался наугад, ориентируясь на светлеющее за деревьями озеро. Пару раз едва не упал в какие-то ямы, потом чуть было не напоролся на брошенный кем-то кол… Или это было просто поваленное ветром дерево?

Вот, похоже, и озеро! Миша едва не угодил в воду, хорошо – успел почувствовать, как под ногами зачавкало. Немного отдышавшись, огляделся – позади угрюмо чернел лес, впереди поднималась стена камыша.

Ага – вот там, слева, просвет… волны…

Ратников прислушался, чувствуя, как непозволительно громко бьется в груди сердце. Тишина… Лишь воет в ветвях ветер. Никаких голосов, криков… Значит, нет еще погони. Еще не обнаружили…

Не тратя больше зря ни секунды, беглец, настороженно озираясь, вышел на свободное от деревьев и камышей место – какой-то мыс. И сразу увидел лодку – небольшой челнок был привязан к выдающемуся в воду камню.

Черт побери – удача! Еще бы весла… Где бы они могли быть? Где их рыбаки обычно прячут? Ну, конечно, рядом, в кустах…

Миша нагнулся, пошарил… вот они!

Развязав узел, уселся, сильно оттолкнувшись веслом. Черные волны неслышно подхватили суденышко, увлекая за собой в наступавшую ночь. Внезапный порыв ветра едва не захлестнул челн волною, он же развеял на миг облака… Показавшаяся луна яркой сверкающей полосой отразилась в озере, выхватила из темноты берег… Всего лишь на миг. Но теперь Ратников знал, куда плыть и, поплевав на руки, приналег на весла. Не так уж и далеко берег! Теперь уж добраться можно… А дальше – у беглеца сто дорог! Ловите!

Разогнавшись, Михаил ткнулся в низкий берег с такой силой, что едва не вылетел из лодки. Вылез – по колено в воде, постоял, прислушался… Вроде бы все вокруг было спокойно. Подумав, Ратников спустился к озеру и вытащил на берег челнок. Замаскировал, как смог, как увидел, в кусточках. Задумался…

Теперь куда? А куда-нибудь подальше! Собак у новгородцев нет, да и вряд ли они пустятся в погоню ночью – кого тут поймаешь-то?

Значит, нужно переждать до утра, а уж утром, таясь, ноги в руки… А даже и нет – просто посидеть где-нибудь, посмотреть, куда поплывет ладейка?

На ощупь наломав лапника, Миша сунулся подальше от берега в лес и, кое-как устроившись, чутко, вполглаза, задремал. Несколько раз, естественно, просыпался, прислушивался… кругом все было тихо. Тихо… До тех пор, пока не стало светать – вот тогда и послышались отдаленные крики. Ясно откуда – с островка.

С осторожностью выйдя на берег километрах в двух севернее от того места, где был спрятан челнок, беглец пристально всмотрелся в бледную озерную гладь. Словно гигантский жук-плавунец, черная ладья, помахивая веслами, быстро удалялась на юг. Прочь! Не стали искать – некогда? Неужели, уплыли по своим делам? Или…

Ратников вдруг подумал – а как бы он сам поступил сейчас на месте Игната? Прочесывать лес – людей не хватит. Но ведь беглец – человек, а нелесной зверь, а потому – рано или поздно выйдет к людям, в какое-нибудь селение. Вот там-то и нужно ждать… либо оставить кого-нибудь, а может быть, там давно есть свои люди. Скорее всего – именно так. То-то они не очень-то суетились, знают – никуда «переветник» не денется, просто некуда, рано или поздно попадется.

Ратников ухмыльнулся – а мы пойдем другим путем!

Челнок есть – чего ж еще желать-то? Теперь вдоль бережка – осторожно, чтоб никого не встретить – и на север, на север, к Нарве-реке. Там – селение, Орден, вряд ли новгородцы туда сунутся. В селении – Яан, рыбак, про которого говорила Лиина. Он знает про тайное убежище – остров, а быть может, даже встречал там ребят, Максюту и Эгберта. Сколько тут всего плыть? Километров с полсотни, вряд ли больше. За двое суток вполне можно добраться, если приналечь. Следует поторопиться, и не только из-за возможной погони – скоро вообще-то лед встанет.

Почти до полудня Михаил греб, насколько хватало сил, а потом устроил себе небольшой привал, выбрав пустынный на вид мыс. Согрелся, да и из-за облаков выкатилось, на радость беглецу, солнце. И жутко захотелось есть.

Пересилив себя, Ратников вновь уселся в лодку, погреб… и, заметив показавшийся из-за мыса парус, резко повернул к берегу. Спрятался в камышах, переждал, покуда рыбаки не проплывут мимо… Рыбаки… По сути, им-то до беглеца какое дело?

И снова в путь, и волны, и холодный ветер в лицо, и кровавые мозоли на ладонях, и ноющая от усталости спина. Греби, греби, Миша! Усмехнувшись, Ратников сбавил темп и посмотрел на небо – бледно-голубое, высокое, безоблачное… Это плохо, что безоблачное. Лучше уж дождь, чем мороз, – этак, не успеешь оглянуться – и лед.

Ближе к вечеру резко похолодало, и приставший к берегу Михаил тоскливо подумал о том, что его самые нехорошие предположения скорее всего сбудутся не сегодня-завтра. Однако, что было с этим поделать? Он же не механический двигатель, чтоб работать подряд целые сутки.

Да еще желудок сводило… И ни огнива, ни трута, ни – конечно же – зажигалки. Вот как плохо не вовремя бросить курить! Ратников прикинул – сколько он уже обходился без сигарет? Лет пять? Больше? С тех пор, как бросил… А вот не надобно было бросать, сейчас бы, глядишь, зажигалочка какая-нибудь завалялась – огонь! Поймал бы рыбину или глухаря – уж пошарил бы по чужим силкам да вершам. Итак, конечно, придется пошарить… Но вот жрать дичину сырой что-то не очень-то хотелось.

Привязав челнок в камышах, Михаил отправился присмотреть себе ночное убежище… и тут заметил костер. Легкий полупрозрачный дымок, дрожа, понимался в темно-голубое, пока еще с бледными серебристыми звездочками и луной, небо.

Миша не стал таиться – вряд ли это погоня. Кстати, насчет своего удачного побега он теперь имел несколько иное мнение… Ему просто позволили убежать! Можно сказать – вынудили. Чтоб рассказал своим «хозяевам» тевтонцам о странных переговорах… Да, скорее всего, Игнат – вовсе не производивший впечатления рассеянного или плохо разбирающегося в жизни человека – поступил именно так.

– Бог в помощь, – подойдя к костру, вежливо поклонился Ратников.

– И тебе того же, – откликнулся седенький старичок в меховой телогрее и сдвинутом на затылок треухе. – Садись, поснидай с нами ушицы.

Михаил, конечно, уселся, второй рыбак – вихрастый мальчишка лет десяти-двенадцати – протянул ему деревянную ложку:

– От. Не побрезгуй мил-человеце.

– Благодарствуйте…

Ах, с каким наслаждением беглец поднес ко рту обжигающе-ароматное варево! Хорошая была ушица, духовитая, наваристая, да с луком, с кореньями. Не налимья, а окуневая, да уж и на этом спасибо.

– Хороша у вас уха! – наедаясь, искренне поблагодарил Миша.

– Возьми-ко, мил-человек, хлебушка, – протянул краюшку парнишка. – Кушай, кушай. Издалече, видать?

– А нут-ко, помолчи, Гришатка! – охолонил парня старик. – Ты ешь, гостюшка, ешь, его не слушай. Ишь, любопытный больно, все ему расскажи, вынь да положь!

– Да я ж просто так, дедко Силантий!

– С Плескова я, – насытившись, улыбнулся беглец. – К Нарове-реке, к родичу дальнему добываюсь. В Плескове, вишь, дом у меня сгорел…

– Ай-ай-ай! – дед Силантий горестно покачал головой. – Вот горе-то. А семейство-то твое, как… упаслось?

– Да слава Богу! К свату уехали… туда и я пробираюсь.

– Ясно, в Ыйву путь держишь, старик улыбнулся. – Большое село, красивое. Сват-то твой, спрошу, из чудинов что ль?

– Из них, – спокойно кивнул Ратников.

– Долгонько тебе еще плыть, – дед Силантий посмотрел в темнеющее прямо на глазах небо. – Инда, с утреца выплывешь – к вечеру будешь. Лишь бы ледок не встал.

– Да уж, – озабоченно повел плечом Миша. – Да уж.

Поев, стали налаживаться спать. Чуть отодвинув в сторону угли кострища, настелили на горячее место лапника, улеглись, пригласив гостя, накрылись шубейкой а сверху – рогожкой. Сразу же стало тепло, уютно… И Ратникова тут же сморил сон. Едва только успел улечься. Умаялся за все эти дни, бедолага!

С утра подкрепившись превратившимися в студень остатками ушицы, Михаил простился с гостеприимными рыбаками и, спустившись к озеру, вывел из камышей лодку. Уселся, помахал рукой рыбачкам – деду с внуком – да потихоньку погреб, обмотав тряпицами обмозоленные ладони.

К вечеру не успел, приткнулся к дощатым мосткам деревни уже ночью – хорошо, вызвездило, да и луга светила.

Привязав лодку, обстучал об доски весла, нарочно, чтоб было слышно издалека. Где-то совсем рядом взъярился, залаял пес.

– Тихо, тихо, Шрамко. Тихо! Да говорю же – не лай! Эй, мил человек! Кто таков будешь?

Этот же вопрос сначала произнесли на ином языке – чудинском.

Ратников улыбнулся – а по-немецки не повторят ли? И – того не дожидаясь – отозвался:

– Мисаил я, к Яану-рыбаку в гости.

– К Яану? – судя по изменившемуся тону, спрашивающий сразу успокоился и подобрел. Даже, придерживая у колен кудлатого пса, вышел на свет луны из-за растянутых на кольях сетей. – Зайди, зайди, Яан завсегда гостям рад. Вчерась только жаловался, что не навещали.

У рыбака Яана Ратников прожил с месяц, так уж вышло. Хороший оказался человек (Лиина ему приходилась племянницей). И жена его, Клара, и дети – все, разинув рты, слушали россказни Михаила о Плескове, о далеком Новгороде и новгородцах. Беглец ведь, не ломая долго голову, сказался разорившимся купцом. Мол, рассчитался с орденскими немцами за долги и теперь вот пробирался на родину, в Новгород, а сюда вот заглянул по пути – дела были.

Какие именно дела, сказал через три дня, когда получше присмотрелся к Яану. Про остров. Про бусину с мухой. Про друзей.

– С этого б и начинал, – ухмыльнулся в бороду Яан. – Знаю я, где этот остров, у нас его Змеиным кличут. Сейчас уж мы туда не пойдем – опасно. Теперь уж только по льду.

Вот и пришлось ждать настоящей зимы, которая, надо отдать должное, оказалась вовсе не за горами. Буквально через несколько дней после появления Миши, встал на озере лед, вначале – у берегов, припоем, а потом и полностью затянул водную гладь. Скоро уж было и совсем собрались к острову, да грянула оттепель, и пришлось снова ждать.

Наконец, после морозцев, метелей, снега, Яан махнул рукой – мол, завтра с утра поедем. Лошадь не стал запрягать, встали на лыжи, широкие, подбитые куньим мехом. Прихватили с собой луки со стрелами – в пути поохотиться – силки, капканы.

Вообще, село Ыйва выглядело довольно зажиточным, если не сказать больше. Обитали здесь большей частью рыбаки и – немного – охотники, вполне лояльные к тевтонцам, и – многие – крещенные в католическую веру. Немцы собирались к лету ставить храм, никто – даже православные (имелись здесь и такие) не возражал – в общем-то, неплохо жилось селянам под Орденом.

Шли хорошо, ходко, погодка выдалась не шибко морозная, но солнечная – благодать! По пути пару раз останавливались поохотиться на зайцев, затем, на одном из попадавшихся островков, разложили костер, подкрепились свежей дичиной. Отдохнув, пошли дальше, заночевав тоже на острове, в сложенной рыбаками заимке.

Змеиный остров – небольшой, лесистый, издали смотревшийся словно покрытый снегом еж – показался на исходе следующего дня.

– Тут тайная тропа есть, капище раньше было, – Яан неожиданно замедлил шаг и обернулся. – Молились люди старым богам… и сейчас еще молятся – кому они мешают-то, старые, проверенные боги?

– Никому не мешают, – к явной радости рыбака (наверняка бывшего скрытым язычником или двоевером) покивал головой Михаил. – Как говорится – старый друг лучше новых двух!

– Это правильно! Слышь, Миша… А что, если мы… одного зайца там, в капище… ну, ты понял?

– А запросто! – Ратников широко улыбнулся. – Ты хороший человек, Яан, потому – делай, как знаешь.

Чудин закивал головой:

– Вот и хорошо, вот и славно… Лиина – про нее многие нехорошо говорят, однако ж – ни разу эта дева ко мне плохих людей не приводила!

Лес на Змеином оказался густым и почти что непроходимым, однако ж, Яан знал верный путь и как-то умудрялся находить тропу по одному ему видимым приметам.

– Что ж он, остров-то, пустой? – когда проводник оглянулся, быстро поинтересовался Ратников. – Никто, говорю, тут не живет, что ли?

– Зимой – нет, а летом… всякое бывает, – Яан неожиданно засмеялся. – Ничего, не переживай, не пропадут твои дружки! Дичи здесь много, да и заимка теплая.

К заимке они наконец и вышли. Небольшая такая избенка в дремучем лесу, заваленная снегом по самую крышу.

– Однако – да, – почесал бороду проводник. – Дверь отрывать надо.

У Ратникова все в душе упало… Неужели… Неужели – погибли оба? Или – ушли куда?

– Давай, давай, не стой, работай! – подзадорил рыбак. – Дверь раскопаем – может, узнаем что.

Это уж точно! Иного-то пути не было.

Сняв с плеч лыжи, путники живо разбросали снег. Холодея в душе, Ратников толкнул дверь… Та со скрипом открылась. Миша нагнулся, вошел, чувствуя позади дыхание Яана… Обернулся:

– Темно здесь. Свет-то не загораживай, отойди…

Избенка, как избенка – небольшая, но ладная, с широкой лавкою, с печью. В такой можно и зимой жить-поживать. Тогда интересно, где же…

Войдя следом за Ратниковым, Яан шарил руками по полкам:

– Ага, свечи… две штуки… Лучины – целый пучок. Трут, огниво… соль. Ого – крупа! А твои друзья тут не голодали!

– Знать бы, где они сейчас? – хмуро отозвался Миша.

– А это что еще? Березовая кора… на растопку. Славно, славно! Сейчас печечку…

Присев, старый рыбак побросал в печь найденные тут же дровишки, схватил огниво… поцокал языком:

– Хорошее, свейское! Миша, дай-ка сюда берестину. Счас, обогреемся!

– Какую еще берестину… Ах, эту…

Черт!

На березовой коре было что-то нацарапано…

– Яан, ты откуда эту берестину взял?

Рыбак обернулся:

– Да вон, с полки… там ее полно.

– А ну-ка… посмотрим…

Выбежав на улицу, Михаил вчитался в буквицы… Тут и не надо было знаний палеографии, чтоб прочитать – буквы оказались вполне современными… еще бы…

«Дядя Миша, – деловито извещал Максик. – Мы с Эгбертом идем тебя искать. В бург, потом – не знаю. К лету вернемся к Танаеву…»

Ратников обрадованно уселся в сугроб и, сдвинув на затылок шапку, расхохотался:

– Молодец, Максюта! Хоть известить догадался.

Глава 11

Зима 1242 года. Псков

Медведев-Путин

Никто также никому не должен платить или обещать платить… больше обычного.

Ордонанс о рабочих и слугах 1349 г.

Ратников так и предполагал, что в бург парни вряд ли заглянут, скорее, будут собирать информацию в окрестных деревнях. Так и вышло – многие рыбаки, крестьяне, охотники хорошо помнили двух любопытных подростков, вполне подходящих под данное Мишей описание.

Эгберт и Максимус? Нет, как их звали – не вспомнить, но точно – оба немцы. Один совсем плохо по-русски лопочет, второй лучше, но так, что тоже мало что разберешь.

Второй – это наверняка был Максик.

Михаил смог отправиться на поиски парней не сразу, а лишь в январе, с попутным караваном, санным поездом, обновлявшим проложенный по озеру зимник. Ревельские купцы везли в Псков закупленный в Стокгольме хлеб. Лето на Руси выдалось жарким, знойным, вот и недород, в Швеции все же попрохладнее было, жита собрали в достатке. К купеческому каравану, сопровождаемому солидной охраной, по пути присоединялись и местные – удобный был случай съездить на псковский рынок, поторговать да потом, с такой же оказией, вернуться обратно.

Вот и односельчане Яана собрали, что смогли – лисьи, беличьи, куньи меха, мороженую рыбу, дичину – набралось на пару саней, возницами да торговцами отрядили двух мужиков, самых ушлых, с ними, простившись с гостеприимными чудинами, уехал и Ратников. Наконец-то!

Радовалась душа пушистому, сверкающему на ярком солнце, снегу, небу – чистому, высокому, голубому, свежему бодрящему воздуху, белым деревьям, отбрасывающим синие, фиолетовые, нежно-сиреневые и темно-голубые тени. Стоял небольшой морозец, градусов семь-восемь, от лошадей поднимался пар.

К исходу пятого дня пути увидели белые от снега псковские стены и купола Спасо-Мирожского монастыря. Уплатив на воротах пошлину, в город въехали с темнотою, да сразу на постоялый двор, где и расположились на отдых.

Утром, как обычно, все поднялись рано, с первыми лучами солнца. Хозяйская прислуга уже затапливала печи, гремела дровами, перекликалась. На улице звал к заутрене малиновый звон церковных колоколов.

Умывшись под рукомойником из сверкающей, старательно начищенной служками меди, Михаил вместе со всеми сходил в ближнюю церковь – деревянную, небольшую, со смешной, чем-то напоминающей скворечник, маковкой, крытой серебристою дранкой. Помолясь, поставил свечки – во здравие Марьюшки и ребят – после чего вновь зашагал на постоялый двор, прикидывая начать поиски ближе к полудню – со всех городских рынков, откуда ж еще-то? Да, и не забыть зайти на рижское подворье…

В синем, чуть тронутом белыми плавно плывущими облаками небе сияло солнце. Тени церквей, палат и башен переливались на снегу всеми оттенками голубого. На папертях и прилегающих к ним улочках голосили нищие.

– Пода-а-айте, Христа ради!

– Хле-е-ебушка, хле-е-ебушка!

Нищих было много, кроме обычных, местных, так сказать, профессионалов, прибавились и жители окрестных деревень – хлеба-то нынче не хватало, да и не только хлеба. Слишком жаркое лето – бич аграрного общества. Впрочем, дождливое тоже ничем не лучше. Вот и просили:

– Хле-ебушка! Хле-ебушка!

Ратников деньгами не сорил, экономил – кто его знает, сколько он здесь пробудет? Что узнают – не опасался, внешность изменил сильно – побрил бороду, отпустил вислые усы и, обрезав «в кружок» волосы стал похож на Тараса Бульбу. Боялся даже – ладно, Лиина не сразу признает, но парни?

На подворье рижских купцов было на удивление безлюдно, даже собаки не лаяли, лениво свернувшись в снегу. Сидя на завалинке главной избы, какой-то чернобородый мужик в подпоясанном цветным кушаком зипуне, примостив рядом копье, лениво потягивал что-то прямо из кувшина и довольно щурился. На коленях у него сидел огромный полосатый котище и тоже щурил глаза. Собаки на кота не лаяли – обленились.

– Здоров будь! – подойдя, кивнул Ратников. – А чего тихо-то так?

– Так старые купчины съехали, третьего дня еще. А новые вот, еще на постой не встали.

– А-а-а, понятно, – Миша озадаченно сдвинул на затылок отороченную бобровым мехом шапку – подарок Яана. – Уехали, значит. А ты-то кто будешь?

– Сторож. Хочешь сбитню?

– Давай.

Усевшись на завалинку рядом, Михаил глотнул варево прямо из кувшина – горячий, сильно пахнувший травами и хмельной сбитень напоминал что-то среднее между вермутом и глинтвейном.

– Благодарствую, – сделав долгий пахучий глоток, Ратников передал кувшин обратно. – Вкусно!

– Еще б не вкусно! – сторож ухмыльнулся и погладил кота.

– А помнишь, была здесь такая Лиина, – тут же спросил Михаил. – Ее где найти?

– Где? – мужик неожиданно хохотнул. – Да, пожалуй что, в Риге.

– В Риге? – Ратников, не сдержавшись, ахнул.

– Ну да, там. С купчинами она и уехала. Давно собиралась. А те, мил человек, она зачем, Лиина-то?

– Дело одно было. Значит, уехала…

Миша и сам вспомнил, что, в общем-то, девушка и сама не раз говорила про Ригу. Мол, у отца Арнольда так какие-то связи. Отец Арнольд… Ну, блин, нашла себе покровителя… А, впрочем, чем худо? По крайней мере с женитьбой не будет навязываться – сан не позволит.

На всякий случай спросив сторожа про ребят – безуспешно, – Ратников отправился шататься по городу – расспрашивал торговцев на рынке, нищих на папертях, стражников. Нельзя сказать, что совсем уж безрезультатно, однако от всех полученных сведений толку не было никакого. Да, парней похожих видали… «бесщисла», много их тут крутилось. Да уж, среди этих «многих» наверняка были и Максим с Эгбертом. Только вот найди их, попробуй, за рубль – за двадцать.

Вернувшись на постоялый двор, Ратников заказал миску щей с блинами и задумчиво уставился в стену. В противоположном от входа углу о чем-то шептались торговцы, один – судя по одежке, немец, второй – русский. Какая-то белобрысая девчонка в сером, грубого сукна, платье, согнувшись, старательно скоблила пол, время от времени убирая рукой выбивающиеся из-под платка пряди. Невдалеке от Миши примостился худенький мужичок с сивой бородкой. Разложил на столе кусочки пергамента и выделанной бересты, чернила, перья, писала…

Клиентура набежала быстро. Не успел Миша опустить ложку в принесенные щи, как к соседу, поклонившись, подсел здоровенный детинушка косая сажень в плечах. Вид детина имел самый глупый и, похоже, не очень-то понимал, что хотел.

– Мне б ну это… это самое… дядько Федот посоветовал… напиши, мол…

– Так что случилось-то? – вежливо поинтересовался писарь. – Прошение какое написать? Посаднику али в суд?

– Во-во! В суд! – обрадовался парень. – Говорят, один я на Косого Кузьмы в корчме кулаками махал… а там ить и окромя меня – народу!

Дохлебав щи, Ратников отправился в людскую – немного вздремнуть да подумать, что делать дальше. Растянулся на широкой лавке, заложив за голову руку. Натопленная с утра печь распространяла приятственное тепло, нагоняла дрему. Миша почесал подбородок и, посмотрев в потолок, вдруг поймал себя на мысли, что ищет там надпись. Ну, типа – «Макс и Эгберт здесь были. 13.01.42». Вот, что-нибудь в этаком роде.

Усмехнулся… А дела-то складывались не особо весело. Ясно было, что парней быстро отыскать вряд ли получится, а следовательно, нужно было как-то легализоваться в городе и, самое главное, на что-то жить.

На что-то…

Ратников вдруг подпрыгнул на лавке и, схватив кушак, снова вышел в трапезную. На ходу подпоясываясь, присел на лавку рядом с писарем, терпеливо дожидаясь, когда тот освободится. Заказал хмельного кваску… две кружки. Как принесли, одну пододвинул соседу:

– Испей, друже! Гляжу, притомился…

– А с удовольствием! – писец не стал ломаться, сразу намахнул полкружки, после чего с хитрецой посмотрел на Мишу. – Издалека к нам?

– Из деревни. Вижу, неплохо у тебя, мил человек, получается.

– Да уж, не обижен.

– А я вот не сказать, чтоб совсем неграмотен… Но так, серединка на половинку. А в деревне у нас судиться приходится часто. То корова чужие луга потравит, то не так нарежут межу, то еще что…

– Поня-атно! – ласково протянул писарь. – Меня, между прочим, Софроном кличут. Так тебе, значит, прошеньице? Посейчас враз сообразим. Да ты не журись, дорого не возьму.

– Не, не, – Ратников помотал головой. – Мне не то чтобы прошеньице… мне бы много…

– Как это много? – не понял Софрон.

– Так ведь говорю – в деревне дела разные… а грамотеев нет. Ехать куда – далече, не наездишься. Ты б мне изобразил, как писать… к примеру – на одной грамотце – «Прошение в суд», на другой – «О меже», на третьей – «О холопах»…

– А-а-а! – догадался писец. – Вон ты о чем… Что ж… сделаем. Тебе как, по-дорогому писать?

– Нет, конечно.

– Тогда на берестице… Денег-то у тебя сколь?

– Три серебряхи немецкие.

– Ладно, так и быть… на две напишем!

Пока Софрон писал на бересте образцы, старательно выкарябывая острым металлическим писалом буквы, хитрый Ратников, пользуясь моментом, расспрашивал обо всех писарских хитростях. Софрон отвечал охотно:

– Чернила, это брат, только кажется, что просто. На торгу продают, да смотреть надо в оба – живо подсунут слишком жидкие или, наоборот, такие, что и зубами не раскусишь. Плотными они должны быть, да, чернила-от, густыми, а на цвет смотреть не надобно – коричневые они там или бурые. Хочешь почернее – так добавь сажи. Еще краски есть – киноварь, охра да прочие – но то для прошений не надобно. Перья? Конечно, только гусиные, вороньи или там, куриные – только курам и на смех. Писала для берестин лучше железные брать, костяные, хоть и удобней, да ломаются быстро, зато железные – тупятся. Где взять? Опять же, на рынке. А берестины особо подбирать нужно…

– Слышь, друже Софрон, – под конец попросил хитрый Ратников. – Ты мне еще азбуку изобрази. Вот, на отдельной грамотке.

– Азбуку? – писарь почмокал губами. – Что ж, изволь…

Выцарапанные, вернее, выдавленные, на берестине буквы мало напоминали приятное в летописях письмо – устав – не очень-то удобно было выводить писалом. А по Мише, так оно и лучше – незатейливей.

Еще со студенческих времен, сдав зачет по палеографии, он четко представлял, как именно писали в тринадцатом веке. Прежний тяжеловесный начерк – устав – уже отходил, сменялся более быстрым стилем, так называемым «поздним уставом». Буквы становились более вытянутыми, скошенными вправо, увеличивается нижняя половина некоторых буквиц, типа «И», «В» и прочих… Вот они все – их начертание – в старательно изображенной писцом «Азбуке». А вот и образцы – «О краже», «О меже», «О закупе»…

Отлично!

Аккуратно сложив грамотцы в наплечную суму, Ратников радостно потер руки. Теперь можно было не думать о хлебе насущном! Правда, для того еще нужно было кое-что предпринять…

На следующее утро Михаил прошелся по всем, как он выражался – «заведениям общепита» – корчмам и постоялым дворам. Везде примечал – не занято ли местечко, не сидит ли уже где-нибудь в уголке писарь. И ближе к вечеру отыскал таки кое-что подходящее – постоялый двор у южных ворот, недалеко от реки Великой. Двор был так себе, можно даже сказать – захудалый. Вытянутая в длину изба, с пристроенными к ней летними сенями и кухней, крытые соломой крыши, небольшая конюшня для гостей, рядом, в снегу – зеленовато-желтые кучи навоза.

Местечко сие, похоже, пользовалось успехом у самых невзыскательных путников – окрестных крестьян-смердов, периодически приезжавших на ярмарки либо с данью за пожилое. Да, еще частенько привозили рыбу, и даже из относительно дальних мест, благо – зима, товар в пути не портился.

Быстро сговорившись с хозяином – на редкость угрюмым, но, как оказалось, вполне понятливым типом – Ратников тут же и остался на ночь, а с утра скромненько уселся в углу, разложив перед собой все необходимые причиндалы – берестицы, писала, перья с чернильницей из яшмы, вчера прикупленной на последние деньги вместе с двумя листами пергамента. Не для письма – для солидности больше.

В ожидании клиентов, новоявленный писарь потихоньку потягивал квасок, сам с собой рассуждая об ушлом хозяине дворища, запросившего сразу половину всего будущего Мишиного заработка, но, в конце концов, согласившегося на треть. Наверное, истово поторговавшись, можно было бы сбавить сей грабительский процент и до четверти, а то и до пятой части, но Ратникову было лень торговаться, к тому же за эту треть он выпросил себе ночлег и стол по принципу «все включено».

И вот теперь сидел, думал. О жительстве и еде, таким образом, вопрос был снят, и дело теперь оставалось за малым – найти парней. Что найдет – Ратников ни капельки не сомневался, если, конечно, ребята в Пскове. Ну, а куда ж им еще пойти-то? Если они всерьез намеревались искать Мишу – а дело, несомненно, обстояло именно так. И конечно же перед ними так же встал тот же самый вопрос, который только что удачно разрешил Ратников – где жить и что кушать? Что вообще парни умели делать? Эгберт – ученик стеклодува. Могли в чью-нибудь мастерскую пойти? Вполне. В обычные, те, что на виду, Михаил наведался еще позавчера, правда, безрезультатно. Но ведь были еще мастерские боярские… Орденские, в конце концов… Нет, туда б они, наверное, не сунулись, хотя… Кто их сейчас будет искать-то? Времени-то сколько прошло? Печатных станков еще нет, плакаты с их физиономиями и надписями «Розыск» по городу не висят, чего бояться, спрашивается? Только какой-нибудь чисто случайной встречи, от которой, увы, не застрахован никто.

Так, стеклодувы… Что еще? Что, к примеру, умеет Максик? Как и любой средний подросток, в общем-то – ничего. Языком болтать только… Болтать. Он ведь немецкий знает, и неплохо… да и здесь поднаторел. Почему б не пойти в толмачи? Кстати – обоим. А где в Пскове нужны толмачи? Да везде! Псков ведь сейчас под Орденом! Впрочем, и так – пограничный город, иностранцев полно, в основном, конечно, немцев, в смысле – из германских вольных городов и княжеств.

Та-ак… Хорошо бы это «везде», так сказать, поточней обозначить. Локализовать. К примеру, пристань – да, там можно – нужно даже – поспрошать. Еще где? Крупные постоялые дворы, купеческие объединения…

– Здоров, мил человек! Жалобы пишешь?

Какой-то кривоносый мужик в нагольном полушубке из лисьих шкур, присев рядом на лавку, пристально посмотрел на Ратникова.

– Пишу, – кивнул тот. – По какому вопросу жалоба?

– По важному, – кривоносый усмехнулся и, отдуваясь от жары – в гостевой горнице было жарко натоплено, – распахнул полушубок. Блеснула на груди золотая цепь… смотри-ка! А ходит во всякой рванине! Пестряди домотканой порты, штопаные онучи да постолы драные! Однако… А цепь-то толстенная!

– Ну, – Ратников улыбнулся. – На чем писать будем и кому? Есть берестица и пергамент.

– На пергаменте, – не стал жмотиться мужик. – Судиям посадским.

– Угу, – солидно кивнув, Ратников положил перед собою на стол лист пергамента – ха! пригодился таки! И в первый же день! – и, обмакнув в чернильницу гусиное перышко, вывел «поздним уставом»:

«Господину посаднику Твердиле Иванковичу…»

– От кого жалоба-то?

– Ась?

– Как кличут тебя, спрашиваю?

– А-а… Онфимий Рыбий Зуб.

– А… кто ты есть-то? Смерд, али закуп, иль из торгового люда?

– Пиши – человек посадский.

– «…посадский человеце Онфимко Рыбий Зуб челом бьет», – послушно написал Михаил. И теперь уж спросил о сути дела.

– Уличане в татьбе обвиняют облыжно, – скупо признался жалобщик.

– Так-так, – быстро перебирая берестяные образцы, покивал Ратников. – В татьбе, значит…

– Аще и в разбое, – подумав, добавил Рыбий Зуб.

– Ага, ага… и в разбое, значит.

Перебирая грамотцы, Михаил исподволь косился на клиента. Этот скошенный на бок нос, кривая рыжеватая бороденка, мрачные, глубоко посаженные глаза, да все повадки – проситель цедил слова этак небрежно, с нарочитою ленцою – не вызывали никакого доверия, однако Ратников старался исполнять свое дело честно.

– Ага… вот… «Оже станеть без вины на разбои», – взяв нужную грамоту, Миша с выражением зачитал вслух. – Будеть ли стал на разбои без всякой свады, то за разбойника люди не платять, но выдадядь и всего с женою и с детьми на поток и на разграбление.

– На поток и разграбление, говоришь? – зло прищурился жалобщик. – Не! Поищи-ка, давай, что другое.

– Хорошо, – спокойно кивнул Ратников. – Сейчас посмотрим… Секундочку… Ага… Вот, кажется, подходящее – «О поклепной вире».

– Во-во, – кривоносый явно обрадовался. – О поклепной!

– Аще будеть на кого поклепная вира, то же будет послухов семь…Есть у уличан семь свидетелей? Ну, в смысле – послухов?

– Хм… – Онфим Рыбий Зуб задумался. – Токмо трое.

– А троих мало! В законе ясно сказано – семь.

– Нет у них семи!

– Нет? Вот и славненько. Поскольку ты, Онфиме, у меня сегодня первый – скидка.

– Чего?

– Не три серебряхи, а две!

– Дорого берешь, одначе, – Онфим покривился, но тут же ухмыльнулся и махнул рукой. – Ладно. Вот те две, с вязью…

С вязью… два арабских дирхема. Черт возьми, неплохо для начала!

– А уж, коли поможет твоя писанина, отблагодарю, не сумлевайся. Онфим Рыбий Зуб слово держит!

– Осподине! – в горницу вдруг вбежал запыхавшийся молодой парень в телогрее из желтой овчины. – Пристава орденские… сюда идуть!

– Пристава? – кривоносый быстро встал и запахнул полушубок.

Ратников тоже проворно сгреб все свои принадлежности в объемистый плетеный короб.

– Ого, – уходя, обернулся на пороге Рыбий Зуб. – Похоже, и ты не очень-то приставов жалуешь.

Сказал, еще раз ухмыльнулся и, сплюнув через выбитый зуб, вышел.

А орденские так и не появились. То ли вовсе не сюда шли, то ли, увидав кривоносого, решили потолковать с ним посерьезней. Увидав… Ага, стал бы он их дожидаться, как же! Судя по всему, тот еще гусь этот Онфим! Тот еще…

Немного выждав, Михаил вновь вытащил все причиндалы, разложился… Правда, в этот день никого больше и не было. Зато на следующий…

Клиент, можно сказать, попер валом уже с самого утра, и кого только не было! Крестьяне с межевыми тяжбами, подравшиеся супруги, обиженный на весовую «заморский гость», обсчитанный нечестными хозяевами печник, даже бывший челядин, ныне, по хозяйской воле, обретший новый статус.

Ратников, естественно, не отказывал никому и, что греха таить, притомился, зато заработал за день немало… К вящей радости упыря-хозяина. Эх, надо было с ним договариваться на конкретную сумму, надо было, ну, да чего уж теперь – после драки кулаками не машут.

А самое-то главное – Михаил выспросил у «заморского гостя» про толмачей! Тот и рассказал – у весовой, примерно с месяц назад, объявились двое. Молодые парни, являются обычно ближе к вечеру, и не каждый день – нужно договариваться. Берут недорого, да и кормятся на чужом месте, потому и таятся – опасаются, как бы тамошние толмачи не набили б морды или того хуже.

– У весовой, говоришь? – быстро уточнил Ратников. – Это у той, что близ собора Иоанна Крестителя, что ли?

– Что ты, что ты! – рассмеялся торговец. – Куда им туда соваться – враз головенки открутят. Не, у речной пристани они крутятся, есть там одна корчма, вдовицы Матрены.

Вдовицы Матрены… Ратников запомнил.

– А тебя как же кличут, мил человек? – поинтересовался купец. – А то ведь будут спрашивать… И что отвечать? Писарь, что на Угрюмого Потапа дворище?

Угрюмый Потап – так звали хозяина постоялого двора. В точку!

А ведь и правда, о рекламе-то тоже следовало позаботиться. Да и… Не своим же именем называться, любым другим… Ан, нет, не любым! Надобно таким, чтобы… чтобы Максик Гордеев, его услыхав, мигом бы сюда мчался… Ммм… Что ж придумать-то? Быстрее надо, быстрее…

Ага! Пусть уж так… уж это-то имя Макс точно вспомнит.

– Владимир я, Путин – так зовут, потому что в пути родился.

– Владимир? – удивленно переспросил купец. – Язычник, что ль?

– Что ты – крещеный.

– А чего ж имя языческое?

Ратников пожал плечами:

– Привык. В крещенье-то я – Димитрий. Димитрий, Медведя Обрукова сын.

– Димитрий Медведев, значит… Ладно, оба твоих имени запомню.

Ратников только головой покачал после его ухода. Ну, надо же – выдумал! Попроще не мог? А, с другой стороны, зачем проще-то? Медведев-Путин – как раз то, что в данном случае и нужно!

В корчму вдовицы Матрены, что располагалась рядом с речной пристанью, Ратников отправился уже вечером – нечего было зря время тянуть! Двое толмачей, молодые парни… Кому и быть, как не тем, кого Михаил искал?

Наконец-то, наконец-то он встретится с Максом… и потом останется только вызволить Лерку – что будет, наверное, уж куда трудней. Да – и еще хотелось бы отправить Макса домой. Очень бы хотелось. Нужно искать Кривого Ярила, Кнута… Может быть, через Онфима по прозвищу Рыбий Зуб? Похоже, этот скользкий тип знал здесь, во Пскове, многие ходы-выходы.

Матрена оказалась дородной ухватистой теткой лет сорока—сорока пяти, в высоком кокошнике и темно-голубом, вышитом мелким бисером, сарафане, она лично встречала гостей у входа. Кому-то кланялась, кому-то – лишь кивала, а некоторых даже и выпроваживала, вернее – они сами уходили, едва ее завидев. Видать, когда-то тут натворили чего, вот хозяйка и осторожничала.

К Ратникову вдовица отнеслась, в общем, благосклонно – кивнув, улыбнулась – проходи, мол, не стой. Тут же побежал и служка – усатый молодец руки-оглобли – такому бы в поле с косой иль, на худой конец, за углом стоять с кистенем, а не тут, с мисками бегать.

– Квасок есть добрый, осподине, – изогнулся в угодливом полупоклоне халдей. – Вино – рейнское и мальвазеица, пироги с визигой, ушица.

– Тащи все! Но – понемногу, – прикинув собственную кредитоспособность, Михаил уселся на свободное местечко ближе к углу, между громко храпевшим, уронив голову на руки, детиной, похоже, уже укушавшимся, и приятным с виду мужчиной в опрятном полукафтанье из добротного фландрского сукна, с аккуратно подстриженной бородою.

– Сметанников, Опанас, – подвигаясь, с улыбкой представился сосед. – Фомы Сметаны сын. Слыхали, верно, про моего батюшку?

– Нет, не слыхал, – честно признался Миша. – А что, должен был бы?

И тут же, улыбнулся в ответ:

– Владимиром меня зовут. Во крещенье – Дмитрий.

Служка как раз принес кувшинчик и кружку.

– Винца? – тут же предложил Опанасу Ратников. – Ну, за знакомство.

Выпив, как водится, разговорились. Опанас Сметанников, как выяснилось – письмоводитель в канцелярии Совета Господ, оказался собеседником превосходным и, что немаловажно, много чего знающим.

Для затравки поговорив о ценах и видах на будущий урожай, Ратников умело направил беседу в русло нужной ему темы: о немецких купцах да о торговцах с речной пристани. О толмачах-переводчиках.

– Мне б хоть с кем-нибудь из них знакомство накоротке свести, лучше б с каким молодым парнем… чтоб много не брал.

– Есть тут молодые парни, – охотно закивал собеседник. – Как раз в этой корчме и кормятся. И берут недорого, так что – повезло тебе Димитрий!

– И в самом деле – повезло! – Ратников и не пытался скрыть радость. – Так ты меня с ними сведешь?

– Сведу, – улыбнулся Сметанников. – Чего ж не свести хорошего человека? Выпьем еще?

– Выпьем, – Михаил ловко разлил по кружкам оставшееся вино и тут же заказал еще кувшинчик. – Ну, еще разок – за знакомство!

Выпили и принесенный кувшинчик, после чего Опанас тут же попросил у прислужника квасу:

– Да, смотри, хорошего, не твореного принеси, паря!

– Как можно?!

– Плуты они тут все, – едва служка – не тот дюжий усач, другой, совсем еще молодой парень – удалился, пожаловался Ратникову Опанас. – Глаз да глаз нужен.

– Это так, – негромко посмеялся Миша. – Ну? Еще за дружбу…

– Чуть погоди… Отлить бы надоть.

– Давай…

Сметанников выскочил из-за стола и быстро вышел, верно, отправившись во двор, в уборную. Хороший человек. Ратников невольно усмехнулся – сильно уж ситуация смахивала на ту, что в фильме «Брильянтовая рука».

– Ты зря с ним дружишься, мил человек, – вдруг послышался чей-то гулкий голос.

Миша повернул голову – все это время храпевший на столе детина, проснулся и смотрел на Ратникова мутными, но не такими уж и пьяными глазами.

– Не пей с Опанасием, паря. Гнида он! Тля!

Сказав, парняга поднялся с лавки и, пошатываясь, направился к выходу. На полпути обернулся, снова посмотрел на Михаила и, приложив палец к губам, вышел.

Ратников не знал, что и думать. Что за странные слова? Почему – гнида? Тля? Поговорить бы поподробнее с этим парнем, да, похоже, пока не судьба… Вон, уже и Опанас возвращается. Улыбается, аж цветет весь. Нет, ну право же, до чего же приятственный человек! Не то, что тот полупьяный детина.

И все же, Ратников решил держаться настороже – мало ли? Зря ведь никто подобными словами бросаться не будет.

Но – улыбнулся – а как же?

– Повезло тебе, друже! – усевшись, снова сказал Сметанников. – Спросил я про тех парней, ну, толмачи которые. Вскорости должны бы быть… служка, как придут, скажет. Сходишь, договоришься… им ведь тут тое не с руки, за столом-то – народу, ишь… Сам знаешь, всякие люди на свете бывают.

Ратников усмехнулся, кивнул:

– Это уж точно – всякие!

– Ну… пожалуй, еще выпьем?

Или Мише так показалось… или вскорости подошедший усатый служка все же Опанасу подмигнул. Впрочем, может, и просто – покривился.

Сметанников угощал уже на свои средства, и это несколько коробило Ратникова, привыкшего к тому, что в этой жизни всегда и за все приходится рано или поздно платить. Всегда – и за все. И, скорее, рано, чем поздно.

Выпивая, Михаил искоса поглядывал на собеседника. С чего бы эта неожиданная щедрость? Широта русской души? Или – просто зачем-то напоить хочет? А вот это вряд ли выйдет – привыкший к водке, виски и коньяку Ратников мог с ходу, без всяких особых для себя последствий, выкушать ведро стоялого меду, не говоря уж о всякой там мальвазеице.

Так что все пока выходило, как выходило – Сметанников быстро пьянел, а вот у Миши, можно сказать, и ни в одном глазу еще не было. Нет, вот, если б сейчас, сверху всего, намахнуть граммов сто – двести водочки, то, конечно, захорошело бы, а так… И в самом деле, сидишь в кабаке трезвый – стыдно людям в глаза смотреть!

– Эх, за дружбу…

Ну, за дружбу, так за дружбу – поехали…

Снова подошел усатый служка. Поставил очередной – четвертый уже – кувшин, наклонился к Опанасу, шепнул что-то на ухо, ухмыльнулся.

– Ну, все – пришли! – Сметанников хлопнул собутыльника по плечу.

Миша вскинул глаза:

– Кто пришел-то?

– Да тот, кто тебе и нужен. Толмачи. Парни. Идем… не… я не могу… что-то шатает… Давай, ты – один. Я скажу – куда…

– Ну, говори, – Ратников пожал плечами.

Новый знакомец обнял его за шею, зашептал, обдавая перегаром:

– Как выйдешь во двор, налево, мимо навозной кучи… там избенка стоит, курная – в ней они и живут.

– Ладно, – поставив кружку, Ратников поднялся с лавки. – Пойду, пройдусь.

Снаружи уже начинало темнеть, но, несмотря на это в корчму все прибывали люди – местные рыбаки, мелкие торговцы, подмастерья. Многие были друг с другом знакомы – громко здоровались, радостно били друг друга по плечам.

– Эва! Савва! От не думал тебя здесь встретить-то! Как тесть?

– Да ничего, лучше уже. К травнице Катьке сводили…

– А у меня братец помер. Вчерась схоронили. От лихоманки скончался, сердечный.

– О, вон оно что. Ну, так идем, помянем.

Все приходили и приходили. Что же, сия корчма с наступлением темноты не закрывается? Закон ей не писан? Или во Пскове под немцами другие законы стали? Да нет, не похоже – во внутренние дела рыцари не лезли.

Ну, вот и навозная куча… Ишь как пахнуло! А вон там, у забора – изба. Маленькая, курная… Да тут у всех курные, окромя боярских палат да хоромин купеческих.

Если б, конечно, он был пьян, так ничего бы и не заметил. Точнее говоря – никого. А так… Ратников четко почувствовал – за ним кто-то следил, крался. Слышно было, как скрипел на расчищенной тропинке снежок. Чуть-чуть… еле слышно… И все же…

Михаил не стал нарочно оборачиваться, нет, наоборот, пьяно пошатнулся да неловко завалился в сугроб. Покачиваясь, встал на ноги, отряхнулся… а тем временем внимательно все осмотрел.

Ну – да, вон они, спрятались за навозной кучей. Двое! Один, похоже, тот самый служка – дюжий усач. Второй… Второй – черт его знает…

Если у них ножи или кистень, может прийтись туго. Чего ж они хотят-то? Может, не идти в избу? А куда? Обратно – так эти встретят… Может, у них и луки со стрелами за кучей спрятаны, кто знает?

Ладно…

Подойдя к избе, Ратников вновь зашатался, упал, подобрав обломок увесистой палки, поднялся, пнул башмаком дверь… как во всякой избе, естественно, открывавшееся вовнутрь, чтобы зимой не завалило снегом.

– Здорово, Максюта!

И тут же опешил. Ни Максюты, ни Эгберта в избенке не было, а за маленьким столом сидели какие-то совсем другие парни, сгорбленные, какие-то малость пришибленные, что ли.

– А толмачи где? – сжав в руке палку, Михаил неприязненно посмотрел на ребят.

– Мы и есть толмачи, – испуганно отозвались те.

На столе перед ними что-то лежало… какие-то стекляшки…

Некогда было рассматривать!

Услыхав снаружи чьи-то крадущиеся шаги, Ратников погрозил сразу притихшим парням палкой и рванул на себя дверь…

Первым влетел дюжий служка… получив по кумполу, растянулся на полу, второй оказался осторожней – рванулся было бежать, но и его Михаил достал таки палкой. Метнул – попал по затылку… Шпынь взвизгнул, пошатнулся, громко и жалобно закричал… и повалился в навозную кучу ничком. Самое ему место!

– Что? Что тут такое? – закричали выбежавшие из корчмы люди.

Видать, услыхали таки крик.

– А черт его знает! – улыбнулся им Миша. – Какая-то пьянь в куча упала. Да… в еще в избенке кричали, подите-ко, гляньте…

И, проводив глазами метнувшуюся к курной избенке толпу, насвистывая, зашагал в воротам.

И вдруг застыл. Повернулся… Вспомнил…

Вспомнил. Что за стекляшки валялись на столе перед толмачами! Те самые осколочки… коричневато-желтые… Господи! Неужели…

Сплюнув, Ратников решительно бросился обратно в избенку.

Глава 12

Январь – февраль 1242 года. Псков

Суета

И он посылал их туда, где видел, что в этом была особенно большая надобность.

Робер де Клари. Завоевание Константинополя.

Ратников не стал наезжать на парней сразу – слишком уж много вокруг было свидетелей, и откуда только набежали? А, впрочем, ясно – откуда – из корчмы. Но, с другой стороны, сидели себе, сидели, потягивали бражицу да медвяной квас, и вдруг – сорвались: ах, ах, никак бьют кого-то? Скорее, конечно, из любопытства – не вступиться, а посмотреть… Ну, да смотреть и не на что было – побитый Мишей служка свалил, а молодые толмачи сидели себе смирно, не рыпались. Ну, были осколки на столе – желто-коричневые… Так, может, не стекляшки – янтарь?

Ан, нет – точно они, Михаил нагнулся, хорошо рассмотрев витой «змеиный» узор. Но действовать пока не стал – опасно, слишком уж людно кругом, вот и решил наведаться по-тихому завтра.

А завтра, с утра уже, на постоялом дворе началась суета – бегали служки, топили печи, таскали из пилевни солому – ждали гостей из Смоленска по санному пути – в Дерпт и далее, в Ревель. Ратников тоже проснулся – снимал для себя каморочку в углу – только разбудил его вовсе не общий шум – экая безделица! – о, нет, кто-то настойчиво колотил в дверь.

Кого еще черт принес?

Быстро накинув на плечи кафтан, Миша, на всякий случай, придвинул поближе длинный засапожный нож и откинул кованый крюк:

– Кто?

– Разрешишь ли войти, милостивец?

Михаил удивленно хмыкнул – вот уж если кого и ждал, так только не этих! А тут явились – оба-два – усатый корчемный служка с перевязанной грязной тряпицею башкой и Опанас Сметанников с хитрой рожей. Насчет башки – это вчера Миша постарался.

И чего ж, интересно, они приперлись-то? Смирно стоят, не похоже, что для разборок.

– Ну, заходите, – Ратников распахнул дверь пошире.

Войдя, оба гостя смиренненько перекрестились на висевшую в углу иконку и вдруг разом упали на колени:

– Прости нас, батюшка, за вчерашнее. Извиняй – бес попутал!

– Ладно, – Мише уже стало очень интересно – а чем, собственно, вызвано сие превращение вчерашних волчин в нынешних белых и пушистых овечек. – Садитесь вон, на лавку. Бражки выпьете?

– Коли угостишь, милостивец…

– Да пейте – жалко, что ли? – Ратников кивнул на стоявший на сундуке кувшин с кружкой. – Уж извините, за второй кружкой сами идите…

– Да мы с одной.

Выпив по очереди, снова уставились очи долу.

– Ну? – не выдержал Ратников. – Так вы только извиниться явились?

Усач – понятно, но почему пришел Сметанников? Его-то Миша не видел, вряд ли и догадался бы, что тот при делах.

– Не токмо… – отвечал за двоих служка – похоже, он был в этой парочке за главного – дюжий, коренастый, усатый, лицо такое… Ратников присмотрелся – на рожу фашистского прихвостня похоже, какого-нибудь зажравшегося полицая.

– Мы, батюшка, отслужить готовы, – подобострастно осклабился Опанас. – Что тебе надобно – говори, сладим!

– Что надобно? – Михаил усмехнулся и задумчиво взъерошил затылок. – Песни какие знаете? Пойте!

– Что?! – незваные гостюшки удивленно переглянулись.

– Правда, что ли, петь? – угрюмо переспросил служка.

Миша улыбнулся:

– Шучу! Уж, не беспокойтесь, сыщу вам дело поинтересней. Скажите-ка вот только для начала – кто вас прислал? Что молчите, кобенитесь? – Ратников и сам с удовольствием хлебнул бражицы из кувшина, с утра – самое оно то! – Ладно, не хотите говорить, не надо – сам догадаюсь. Онфимий Рыбий Зуб – угадал?

Гостюшки поникли голосами, правда, вслух так ничего и не сказали, да Михаил и без их слов сразу догадался – угадал. Хотя, чего тут было угадывать-то? Ясно, что упыри эти не сами пришли, ясно, что босс у них есть криминальный, он и прислал с извинениями, а кому то было надобно? Тому, кому Ратников сильно помог, – Онфимию! Так что – что тут гадать-то?

– Значит, это вы так вот на пару в корчме промышляете? Добрых людей выслеживаете, ты, Опанас – их забалтываешь, а ты… как звать?

– Корятко, – смущенно прогундосил усатый.

– … а ты, Корятко, бьешь. Короче – разбойнички, тати! И многих уже поубивали?

– Да никого, – служка неожиданно перекрестился. – Вот те крест святой, милостивец, – никого! Я ж кистеньком… умело…

Ратников даже рассмеялся:

– Умелец, гляди-кось! Ладно, умельцы – раз уж пришли, давайте, выкладываете – что про парнишек тех, толмачей, знаете?

– Про толмачей? – Корятко задумчиво посмотрел в потолок, точнее сказать – на стропила. – Да мало что, милостивец, – недолго они у нас, с лета. Говорят – дорогобужские. Явились, сперва в людской жили, потом вот, перебрались в избенку. Матрене платили честно.

– Да, да, Матрене, – Михаил покивал. – Это ее ведь корчма-то?

– Корчма не ее – общества. Лодочники-перевозчики, Матрена-от, ихнего старосты покойного, Гунивы, вдовица.

– Поня-атно… Так что еще про толмачей знаете? Ты, Опанас, что молчишь?

Сметанников уныло развел руками:

– Да я ж разве что знаю? Без интереса к ним мы…

– Так-так-так, – насторожился Ратников. – Без интереса, значит? А почему? Ты б, Корятко, и их тоже – по башке кистенем, а все, что нашли, – ваше.

– Неможно, – мотнув головой, прогундосил служка. – Они ить – жильцы. Матрена то не одобрила б…

Ратников аж руки потер:

– Чудненько! Матрена, значит, тоже с вами в доле?

– Что ты, что ты!

– Да ладно вам врать – конечно, в доле, тут и говорить нечего, – убежденно перебил гостей Михаил. – Разве ж без ее соизволенья вы б решились… вот так запросто, в корчме. Не, ну, естественно – в доле. Онфимий Рыбий Зуб ей кем приходится – полюбовник?

– Брат…

– Угу, – Миша снова потер руки. – Значит, так, парни. Эти двое толмачей – из молодых да ранние – мне и знакомцам моим, о которых вам ведать ненадобно, много крови попортили в делишках торговых. А потому – желаю знать о толмачах все! Думаю, вас это не слишком обременит – на корчемном дворе Корятко за ними присмотрит, а, как пойдут куда, – ты, Опанас.

– Это и всего-то? – обрадованно потер ладони усач. – Это нам ничего, это мы сладим…

– Матрену о них расспросите. Сами ли за постой платят или, может, кто за них?

– Ну, уж это-то мы знаем – сами.

– Вот и славненько – идите, господа, работайте. К вечеру жду с докладом… ну, хоть тебя, Опанас.

Вновь поклонившись, визитеры покинули каморку Ратникова, дюжий служка Корятко при этом выглядел радостным, улыбался, а вот его напарник почему-то хмурился – видать, чувствовал, что дело окажется не таким уж простым.

Ратников и сам не сидел сложа руки, едва утренние посетители ушли, подкрепился свежеиспеченными пирожками с капустой и, допив остатки бражки, отправился на торг.

День выдался чудесный, слегка морозливый, но солнечный, светлый. По средам – а была как раз среда – на торжище приезжали крестьяне из окрестных сел, привозили сено, дрова, убоину, беличьи, куньи и прочие – кого запромыслят – шкурки, за неимением медных монет, повсеместно игравших роль разменных денег.

Вот и сегодня еще издали слышан был шум – уже на углу, у деревянной церкви, скинув шапки, спорили о чем-то мелкие купцы, ярились:

– Ты сам-один за свои слова ответь! При чем тут обчество-то?

– Как это при чем? Нешто, можно без обчества-то?

– А вот я тебе счас покажу – обчество!

Один из спорящих – длинный сутулый бородач – размахнулся и тотчас же заехал своему собеседнику в ухо, от чего у того слетел в снег треух, а каких-либо иных повреждений, похоже, и не случилось – сутулый казался не особо-то сильным.

Соперник его – маленький, круглый – однако ж, тоже взъярился, нагнулся и, словно бык рогами, ударил сутулого головой.

– Аой! – падая, заголосил тот. – Да что ж это делается-то, люди добрые?

Между тем в собравшейся поглазеть на зачинавшуюся драку толпе уже вовсю шастали какие-то оборванные мальчишки, нищие в кое-как залатанных рубищах и весьма подозрительного вида народец, наверняка охочий до содержимого чужих котомок и кошелей. Предвидя такое дело, проходивший мимо Ратников держал ухо востро… и проворно схватил за руку потянувшегося к висевшему на поясе лыковому кошелю воришку.

– Ага! Попался! Сейчас на посадников двор сведу!

– Ой, ой, – свободной рукой размазывая по лицу сопли, заныл, заканючил воришка – растрепанный светлоглазый пацан лет двенадцати. – Не надо к посаднику… Не буду больше, Христом-Богом клянусь – не буду-у-у-у…

Ратников быстро огляделся:

– Ты вот что, рожа немытая, заработать хочешь?

– Заработать? – вореныш разом перестал ныть. – А что делать-то, дяденька?

– Девок искать… впрочем, и не только… В общем, кто такие челядь да холопы – знаешь?

– Ха, еще б не знать! – усмехнувшись, парень тут же осекся, и Миша догадался – беглый.

– Так каких девок-то, дяденька?

– Молодых и красивых. Ими не должны торговать – скорее всего, держат где-нибудь взаперти, где-нибудь в подходящем месте. Знаешь такие места?

– Да полно! – воренок вырвал руку, но никуда не убегал, видать, позарился. А потом спросил прямо:

– А что дашь-то, дяденька?

– А вот! – Миша вытащил из кошеля жемчужную бусину, весело блеснувшую на солнце. – Коли сыщешь мне молодых дев да место, где их держат… Ее и получишь!

– Поклянись!

– Чтоб у моего соседа хоромы сгорели и все коровы сдохли!

Пацан засмеялся:

– Уж поищу, ла-адно.

– Эй, эй, подожди… Как звать-то тебя?

– Микитка.

– А где меня потом найти, знаешь?

– Не-а… – парнишка озадаченно поковырял в носу.

– Эх ты, чучело!

Покачав головой, Ратников назвал постоялый двор, где поселился, и, немного подумав, добавил:

– И еще… приятелям своим скажи, да и так, по всему торгу… Мол, на постоялом дворе том, писец есть… за мзду малую прошения, жалобы пишет. Зовут – Путин. Владимир, в крещении – Димитрий. Запомнил?

– Чего ж тут не запомнить-то?

– Ну, и славненько, беги теперь… Хотя, нет, постой. Стекольных дел мастера где своим товаром торгуют?

– А вона, там… за посудным рядком.

– Понял, – Миша кивнул и, посмотрев вслед убегающему мальчишке, деловито зашагал на торг.

Зима – самое время для торжищ! Реки-дороги встали, где раньше болотина – теперь удобный санный путь – езжай, не хочу! Вот и ехали ухари-купцы, торопились, везли. Из Риги, Ревеля да германских земель – штуки доброго сукна, зерно, кованые клинки (ими, несмотря на римского папы запрет, из-под полы торговали), вино – рейнское и мальвазеицу, селедку в крепких покатых бочонках; из свейской землицы – то же зерно и сельдь, а еще – медь в звонких полукруглых крицах; из Смоленска, Дорогобужа, Полоцка – воск, мед, меха – то, правда, не во Псков, а так, транзитом… Добрых рабынь тоже можно было купить – в основном, у восточных, ордынских, гостей, хотя и свои живым товаром не брезговали, работорговля – занятие почетное, прибыльное, Михаил даже не думал, что оно так вот сильно распространено – все в голове сидело: феодализм, феодализм… а вот, вам – и рабы – пожалуйста, сколько душе угодно и за вполне приемлемую цену!

Нужна девушка для хозяйства – постирать, сварить, еду приготовить? Пожалуйста, иди – покупай. Можешь ее и наложницей сделать – красивые, правда, дороже стоят – только жениться не вздумай, по «Русской Правде» кто рабу в жены взял – сам рабом стал. Хочешь рукодельниц – тоже купи, хочешь даже детей – на вырост, дешево очень.

– А такие, красивые молодые девы есть? – Ратников задержался у небольшой группки согнанных для продажи людей.

Было их, правда, немного, и в основном – дети: бледные, худые, синие от холода мальчики и девочки. Работорговец – дородный смоленский купчина в мохнатой нагольной шубе и лисьей шапке – при виде потенциального покупателя заулыбался, забегал:

– Ах ты, батюшка, проходи, посмотри. Эвон, девоньки пригожие… не смотри, что маленькие – год два и вырастут. Сейчас – дешево, за трех полгривны возьму, а как подрастут – куда дороже выйдет! Да ты не сомневайся, друже, товар хороший, справный…

Ратников отвернулся и сплюнул:

– Тощи больно! Больше съедят, чем от них толку.

– Да ты посмотри, экие красавицы… А что тощи… Эй, Манька – а ну, заголись!

Девчушка лет четырнадцати спокойно, без всяких эмоций, сбросила на снег полушубок и вздернула кверху платье. Бледное, несколько осунувшееся лицо ее не выражало никаких чувств, серые большие глаза с полным безразличием смотрели куда-то вдаль – на церковь, и дальше, на Кром, на голубое январское небо.

Миша лишь головой покачал:

– Я же говорю – тоща больно. Да и мала… У тебя настоящего-то товара что, нету?

– Да был, – работорговец махнул рукою, и девчонка быстро оделась. – Как раз перед Рождеством привозил… Да бери этих, других-то я на заказ – сразу скупают.

– Скупают?! – насторожился Ратников. – Это, интересно, кто же?

– Да есть тут…

– Холодно как! – Миша похлопал себя руками. – Может, в корчму зайдем – сбитню выпьем?

– В корчму? – купчина немного подумал и кивнул. – А пожалуй. Посейчас, распоряжусь тут…

Подозвав высокого худого парня – по всей видимости, приказчика, – работорговец приказал ему убрать пока весь товар «в амбарчик»…

– Печь-то стопили?

– Дак, как раз посейчас и стопили, батюшка, – поклонился парень.

– Ну вот, пущай там пока одна часть сидит, греется, а то перемрут и будем мы с тобой, Акулин, в убытках.

– Не перемрут, – Акулин неожиданно улыбнулся. – Ужо, натопим жарко. Покушать бы им что?

– Рановато еще – покушать, – охолонил купец. – После обедни поглядим… покормим… к тому времени, может, Бог даст, и купят кого…

Миша только головой покачал от такого расклада, хотя, в общем-то, все было чисто по-купечески логично. Чего зря кормить? Может, и в правду купят?

– Вон там, за углом, корчемка славная, – улыбался на ходу купчина. – Блины там, ушица.

– А пиво-бражка есть ли?

– Да, я чаю, найдется. А ты что же, друже, не здешний?

– Проездом, – Ратников не стал вдаваться в по– дробности. – Далеко еще идти-то?

– Да вон, видишь ворота?

Туда, в распахнутые настежь ворота, и вошли в числе многих прочих. Располагавшаяся сразу за деревянной церковью святого Иоанна Крестителя корчемка оказалась заведением шумным и, судя по количеству людей, весьма популярным среди торговцев с ближайшего рынка, артельщиков и всех прочих посадских.

Несмотря на постоянно открывающуюся дверь, внутри было тепло и уютно, правда, несколько душновато – вьющийся от топившейся печи дым уходил в волоковое окно под крышей.

Для начала заказали сбитню, бражицы и блинов с ушицей из белорыбицы, ну, еще пару пирогов с визигой и две краюшки хлеба. Хоть нынешнее лето и выдалось слишком уж знойным и неурожайным и все окрестные села голодали, но во Пскове хлеб был – привезли купчины. Правда – очень и очень недешево, пожалуй, по нынешним временам за пуд ржи можно было прикупить с десяток красивых рабынь.

Миша нынче решил не мелочиться – у него еще оставалось полсорока беличьих шкур – вервиц. Да и жемчуг имелся, правда, мелкий – так это и хорошо, платить удобнее. Писать жалобы оказалось неожиданно прибыльным делом. Не то чтоб можно было разбогатеть, но на жизнь хватало.

– Ну, за знакомство!

Работорговец – звали его Николай, Николай Скородум – привез свой товар из Смоленска. Часть девок продали в холопство по суду, часть – за долги, а некоторых Николай и сам подобрал по дороге, в голодных деревнях, чем, можно сказать, спас девчонок от смерти.

Вообще, он оказался очень неплохим и дружелюбным человеком, этот смоленский торговец людьми. Даже жалостливым.

– Понимаешь, Миша, – сняв шапку, жаловался новый знакомец. – Стою вот сейчас на торгу – себе в убыток! Мне бы домой – так товарец не продан. А некогда уже!

– Так ты их отпусти, – закусывая пирогом, посоветовал Ратников. – Вообще отпусти, так, забесплатно – все равно ведь толку нет. На волю!

– Шутишь! – работорговец испуганно перекрестился. – Нешто на мне креста нет? Нешто я их прогоню на верную погибель? Помрут ведь – кому они нужны-то?

А вот это уж точно! Михаил даже головой покачал – настолько был поражен открывшимся перед ним парадоксом. Вот вроде бы торговец людьми – должен бы быть изувером. Ан нет… И совесть, и понятие имеет – в самом деле, прогони этих девочек сейчас «на волю» – и что? В лучшем случае, будут у церквей, на паперти, побираться… если им, правда, позволят – сейчас, в голодный-то год, конкуренция за «хлебные» места жесткая. Да и так… даже и лето было б – одному, без коллектива и покровителя, в этом мире не выжить!

– Ты, Николай, говорил, перед Рождеством кому-то что-то продал?

– А, – работорговец неожиданно рассмеялся, словно бы вспомнил какой-нибудь веселый случай. – Знаешь, я и не ждал уже – зима. Нет, слыхал, конечно – летом тут скупали как-то молодых дев, но плохо скупали – по дешевке, я тогда торговать и не стал – зачем? Себе в убыток?

– А что за люди их скупали-то?

– Так, подожди, я ведь о том и говорю. Перед самым Рождеством – смех один – я уж думал товарец в женский монастырь сбагрить – с настоятельницей договорился вроде… Да она потом отказала – не прокормить. Да и девы те еще попались, никакого в них смирения не было, один блуд…

– Да ну!

– Во те крест! Не рабыни, а настоящие блудницы вавилонские!

– Как же ты таких купил?

– А… навязали. В общем, стою я перед самым Рождеством, здесь же, на своем месте, жалуюсь в разговорах – мол, да, блудницы… Вот этих уж совсем было собрался прогнать – верши, нет? – и тут вдруг, подходят ко мне два молодых парня.

– Ну-ну-ну! Парни, говоришь? – Ратников быстро спрятал возникший нешуточный интерес за долгим глотком забористой бражки. – И что?

– Подошли, и прямо таки спросили – «у тебя, говорят, тут блудницы вавилонские»? Я и приказчики мои – в смех. Думали – издеваются, коли так спрашивают… Ан нет! Всех пятерых блудниц купили! Задешево, правда, ну уж, с паршивой-то овцы…

– Ну, надо же! Эт тебе повезло, Николай.

– А я о чем? Повезло, ясно…

– Так, может, и сейчас эти парни объявятся?

– Умм… может… – купец пожевал рыбки. – Только – весной. Так они сказали. Мол, будет добрый товар – возьмем. Ага, так я им добрый товар и продал!

– Почему? – пододвинул кружку Миша. – Чем они тебе не понравились? Да и вообще – что за парни-то? Ты их потом где-нибудь в городе встречал?

Выпив, Николай мотнул головой:

– Да нет, не пришлось как-то. Нет, вру! Их приказчик мой, Акулин, видал как-то.

– Акулин? Ладно… Поговорим с ним?

– А хочешь, так и поговорим… Правда – не советую. Жадные они какие-то. Скопидомы!

Как этих парней звали, ни работорговец, ни приказчик его, Акулин, не знали, как и не ведали – откуда парнишки вообще взялись.

– Видал я их как-то – с одного двора выходили, – вспомнил приказчик. – Хороший такой двор, тыном огороженный.

– А чей, чей двор-то?

– Да не знаю, – парень пожал плечами. – тут таких дворов – тьма. И все – огороженные.

Михаил задумчиво потеребил усы:

– Усадьба, значит, а не двор.

– А, пожалуй, что и усадьба, – согласился Акулин. – Только – небольшая… Но, где – точно сейчас не вспомню. Обитель там какая-то… монастырь…

– Монастырь? – оживился Ратников. – Что за монастырь? Спасо-Мирожский? Иванов?

– Да не знаю я, – приказчик почмокал губами. – Случайно в те края забрел – хотел от пристани путь срезать. Может, и не монастырь там… может, просто большая церковь.

– Деревянная? Каменная?

– Деревянная. Но – большая, красивая.

Деревянная большая церковь. На пути с пристани. Тут можно будет и поискать. Да и лиходеи – Карятко с Опанасом – за «толмачами» присмотрят.

Интересно – а зачем парни держали на столе осколки? Случайно? А может, пытались склеить? Наверное, ведь можно их и склеить, эти разбитые браслетики. Склеить да продать. Работать они, конечно, не будут… а вот продать их… Не зря же Николай говорил, что парни эти – жадные. Если это, конечно, те парни… Те! Наверняка те! Господи, неужели – повезло? Господи…

Теперь еще бы Макса отыскать… Лерку… вытащить их отсюда…

Проходя мимо собора Иоанна Крестителя, Ратников старательно прятал радость – так… Каким-то слишком уж суеверным в последнее время сделался. Опасался тревожить Господа просьбами – уж, как-нибудь сам… лишь чуть-чуть помочь с везением… с небольшим.

Как бывает со слишком надоедливыми просьбами? Все ходят, жалуются – да что это за зима, теплая. Снега нет, дождь – разве это зима, нам бы морозцу… Идиоты! Потом сами же плачут – ах, холодно нам, бедным, ах, не проехать нигде, ах, сосульки по головам бьют. Нет, чтобы в теплую-то зиму не ныть, а поблагодарить Господа!

Вечером Ратников составил пару жалоб и на следующий день отправился бродить по городу. Не с самого утра отправился, выждал, когда солнышко поднялось, когда потеплело.

Синело над головой небо; отражаясь в снегу миллионами искр, солнце сверкало так ярко, что приходилось все время щуриться. Смешные красногрудые снегири толкались на стрехах, на белых ветвях деревьев что-то чирикали воробьи. Огромная черно-серая ворона, спугнув прочую птичью мелось, тяжело уселась на суку и каркала.

Кому каркаешь, пернатая сволочь? Кому беду кличешь?

Проходя мимо, Миша на всякий случай сплюнул и даже хотел швырнуть в ворону что-нибудь подходящее, какую-нибудь ледышку, да вот беда, не нашел.

Первым делом он направился к подворью Олифея Касаткина, известного псковского стеклодува, усадьба которого располагалась на узенькой улочке, недалеко от берега Великой. Обширный двор, ворота, накатанная полозьями дорога, белая, в желтых навозных проплешинах. Ворота заперты, но рядом, впритык – рубленный в лапу небольшой бревенчатый сруб с печью – лавка.

Поднявшись по невысокому крыльцу, Михаил отряхнул с сапог снег специально поставленным у дверей веником-голичком и, не стучась, вошел, перекрестясь на висевшую в глубине лавки икону:

– Здравствия вам, православные, удачной торговлишки.

– И тебе счастия, господине!

Лавочник, до того, словно сытый кот, сидевший на широкой скамье около самой печки, обрадованно вытянул шею:

– Желаешь ли чего купить?

Ратников улыбнулся:

– Посмотрю сперва…

– Смотри, господине. За смотр мыта у нас не берут!

Приказчик – ну, кто еще мог сидеть здесь в лавке, не сам же хозяин, мастер Олифей! – захохотал и, поглаживая объемистый живот маленькими по паучьи проворными ручками, ринулся к другими посетителям: одетой в богатую бобровую шубу девице с круглым несколько дебиловатым лицом, густо усыпанным рыжими веснушками. Поверх расписного платка была надета черная соболья шапка, из чего уже опытный в таких делах Ратников сразу же сделал вывод о социальном положении ее обладательницы: раз соболей хватило только на шапку, значит – из выбивающихся в люди купцов-нуворишей. Позади молодой купчихи шагали две девчонки с большими плетенными корзинками – сенные девки – обе с лисьими мордочками заядлых сплетниц и обожательниц пополоскать грязное белье, в общем – этакий местный аналог поклонниц телепрограммы «Дом-2».

– Здрав буди, боярыня! – оставив Ратникова, низко поклонился приказчик. – Ай, душа моя, боярыня злата-краса, купи-ко что-нить, не пожалеешь!

– Купить? А что у тебя есть-то? – купчиха ухмыльнулась и обернулась к девкам. – Ась? Тут что-нить торгует он, али как?

Девки разом поклонились:

– Торгует, матушка!

– Ну, тогда будем смотреть. Чего нам надоть-то?

– Гребни, матушка, надоть, – охотно, наперебой, принялись подсказывать девки. – И браслетов бы, и бисеру…

– Бисеру… А есть он тут у них-то?

Бисеру в лавке не оказалось, но ушлый приказчик этим вовсе не обескуражился, принявшись с недюжинной силою втюхивать покупательнице какие-то стекляшки:

– Гляди, гляди, краса-боярышня, эвон, как солнышко-от, на браслетке играет? Ась? Хорошо?

Кроме продукции стеклодувного производства – дешевых браслетов, гребней и бус – в лавке еще продавался разного рода плетеный лыковый ширпотреб: кошельки, лукошки, лапти. Плести лапти, кстати, было довольно выгодным делом, причем не столько зимой, сколько летом, когда хороших лыковых лаптей едва хватало на две недели носки. Зимой, конечно, сия обувка носилась подольше – снег кругом, мягко.

– А нам бы, слышь-ко, паря, таких бы браслеток, что на немецком дворе продают, – одна из сенных девок, рассмотрев предложенные товары, презрительно фыркнула. – А то ведь простые они у тебя какие-то! Такие и нам-то надеть стыдно, не то, что хозяюшке… ну, разве что на вервицу дюжину… Аль как?

– Дюжину на вервицу?! – приказчик, похоже, был оскорблен в лучших своих надеждах. – Да вы что! Да таких и цен-то нет.

– А на немецком дворе, говорят, есть, – упрямо заявила девка. Ее хозяйка – купчиха – захохотала:

– Ты, паря, как ни старайси – а мову Марфутку не омманешь!

– Да что ты, боярыня-краса, нешто мне нужно обманывать?

– Эгберт-стеклодув, немец, чай, не у вас на усадьбе работает? – услыхав про немцев, вовремя ввернул свой вопрос Михаил. – Молодой такой парень… с ним еще один – Максимус.

– Не, – оскорбленно отмахнулся лавочник. – Немцев у нас никаких нет, ни молодых, ни старых. Да нешто свои, православные, хуже сделают? Да ни в жисть! Токмо лучше!

– Жаль, жаль, – с видимым сожалением покивал головой Ратников. – Будем искать. Боярышня-краса – у тебя на примете нет ли мастера стеклодува – немца? Тут девки твои про немецкий двор говорили… Это какой двор, орденский?

– Не, милостивец, – остроносая Марфутка ухмыльнулась. – Рижский.

На подворье рижских купцов Михаил уже заглядывал и раньше, а потому продолжение завязавшейся беседы не вызывало у него никакого интереса.

У него-то не вызвало… Но вот у сенных девок…

– Ай, господине! Чи вы из бояр, аль из торговых гостей?

– Из гостей, – ухмыльнулся Миша. – Только не из торговых.

– Это как же?

– А так.

Ратников хотел уже удалиться – делать ему, что ли, нечего, как только языки зря чесать… Да вдруг подумал, что зря он пренебрегает этаким вот информационным кладезем… который явно можно было превратить в неудержимый поток.

– Вот что, девушки, – обернувшись на пороге, Миша игриво подмигнул сенным. – Мне бы совет ваш нужен… и матушки вашей, боярышни-красы… Жизнь свою расскажу – может, что и присоветуете?

И действительно, ну, как раньше-то в голову не пришло – браслетики да стеклодувов искать – куда как легче именно с помощью лиц, стеклянным товаром дюже интересующихся, сиречь – через небогатых девок.

Распахнув шубу – что-то стало жарковато, – Ратников встал у крыльца, дожидаясь…

Первой вышла боярышня… тьфу ты – купчиха … за ней – девки. Тут же, откуда ни возьмись, подкатили и сани с возницей:

– Садись, матушка!

– Погодь, Варфоломейко…

Одна из девчонок что-то зашептала на ухо своей хозяйке, время от времени азартно поглядывая и кивая на Михаила… вроде бы как безразлично смотрящего в небо.

– Эй, мил человек… Хозяюшка наша тебя послушать хочет. Пойдем-ка, эвон, туда, на солнышко.

Ратников спрятал улыбку:

– Как скажете, девчонки, как скажете!

Сани поехали впереди, девки – и Михаил – зашагали за ними. Выбрались на самый берег, почти перед самым монастырем, остановились – ах, как сверкало солнце! Невдалеке, на залитой льдом горке, веселясь, каталась ребятня.

– От и мы раньше тако… – неожиданно с грустью протянула одна из девок. – Но тут же опомнилась. – Ну, что, матушка? Тут слушать будем?

– Тут, – поудобнее устраиваясь на соломе, купчиха требовательно взглянула на челядинок. – Орешек-то каленых не забыли?

– Не забыли, матушка!

Девки – по очереди – начали щелкать орехи. Просто бросали их горстями в рот, выплевывали шелуху, лущили и – уже очищенными – с поклоном протягивали хозяйке.

Та ела да слушала, временами блаженно щурясь, словно нагревшаяся у печки кошка.

А Миша уж не терялся, растекался мыслию, точнее – словами, по древу, рассказывая мелодраматическую историю в духе женских романов: о том, как бросила его неверная возлюбленная, сбежала с заезжим стеклодувным подмастерьем, кстати говоря – немцем.

– Ай-ай! – качали головами девки.

Купчиха тоже дивилась:

– Нешто так может быть? Чтоб прямо на глазах… в постелюшке… Ох ты, Господи, грехи наши тяжкие! И слушать-то такое стыдно… Да ты говори, говори, мил человек, чего замолк?

Михаил и продолжил, насыщая историю несчастной любви различными эротическими подробностями…

– Прихожу как-то в хоромы… а они – там! Нагие! Он – лежит, а она…

– Ой-ой-ой! Вот курвищи-то!

Девки стыдливо краснели, а глазки-то были масляными!

А купчиха, ну такое впечатление, возбудилась, словно от порнофильма – вот-вот бросится!

– Ну, а дальше, дальше-то что? Не томи, сердечный!

– Дальше? – Ратников многозначительно усмехнулся. – А дальше будет, как на след полюбовнич– ков выйду… Уж погляжу! Ужо, сладко-то им не придется!

– Ой, господине… ты это… полегче, полегче…

– Да уж… ужо, в монастырь спроважу!

– От, это верно! А только как ты их найдешь-то?

– Прослежу. Помните, говорил про браслетики? Стеклянные такие, желтенькие?

– Ну!

– Вот, по ним и прослежу. И вы мне в том поможете!

– Мы? А как?

– А слушайте…

Проинструктировав неожиданных волонтерок, Ратников довольно подпоясался и, подумав, решил еще раз пройтись по торговой площади в надежде, что, может быть, и самому повезет – или браслетик увидит, или вызнает что-нибудь.

Шел, можно сказать, гоголем – фу-ты, ну-ты – шапка на затылок, орешки каленые пощелкивает – молодая купчиха угостила, верней – ее девки. Шел, шел, приценивался, приглядывался… и нарвался… Сам даже поначалу не понял, чего это на него монах орденский выпялился, словно баран на новые ворота? Сутулый такой монах, худой, со смурным подозрительным взглядом, больше подходящим какому-нибудь полицейскому детективу, нежели божьему человеку.

– Хальт! – вдруг закричал монах, словно ударенный током. – Хальт! Держи его!

Вот тут-то Ратников его и узнал – брат Дитмар. От которого убег еще по осени, в бурге, точнее сказать – уехал на машине.

А орденский монах уже ухватил беглеца за пояс и вовсю звал кнехтов. А те – кнехты – вот они, тут как тут – целое «копье», человек с дюжину. С копьями, с мечами… Вызверились – ату, мол его! – бегут, суки!

Миша, конечно, не долго думал – намахнул крестоносному братцу в морду, наотмашь кулаком, от всей души!

Тот так и улетел за рядок, сбивая наваленные на прилавке горшки и кувшины. Хозяин – горшечник – тут же заругался, наподдал незадачливому монаху еще – нечего чужие горшки бить! Хоть и немец – а нет такого закона!

Ратников ничего этого не видел и ругани не слыхал – бежал, подхватив полы полушубка, чтоб не мешались.

Перепрыгнул один рядок, другой, третий… Оглянулся – кнехты, гады, не отставали… Черт! Вот еще один появился – прямо у собора, вывалили из-за угла…

Все… некуда деться… Разве что – к берегу…

Беглец развернулся, юркнул в проулок, и ноги в руки… А сзади уже неслись, орали! Хорошо еще – никто не метнул копье… наверное, брат Дитмар предупредил, чтобы живьем брали. И как только узнал, в новом-то – с вислыми усами – прикиде? Узнал… умный… впрочем, если б умный так мог бы зря глотку не рвать – сперва подозвал бы кнехтов… Видать, спонтанно все вышло…

Ах, гады – близко! Вот-вот схватят.

Выбежав на берег, Миша рванулся к горке, где катались детишки, прыгнул к кому-то в санки:

– Хей, поехали, покатили – а ну, кто быстрей? На калач с маком спорим!

И покатил!

А за ним – и все детишки, так что подбежавшие кнехты остались без санок… разве что на рюхе по ледовой горке съезжать или на задницах… Так они и поступили – упорные, суки!

Ратников быстро поднялся, вскочил на ноги, осмотрелся… где-то они здесь должны были быть… не успели еще уехать.

Ага… Вот они! Сани…

– Эй, боярышня! Девчонки! Матушка! Погодь… Да погоди же!

– Да кто тут? Ой… мил человече! Ты как…

– Беда пришла, матушка, помоги… Полюбовнички кнехтов послали! Вона бегут, злыдни.

Купчиха прищурилась:

– Эвон, далеконько-то… Ну, ништо, не догонят. Садись, мил человек, в сани… Девки, подвиньтеся… А ты что спишь, Варфоломейка? А ну, гони давай!

Очнувшийся возница взял лошадей в кнут…

Ох, и помчались! Ох, и поехали! Едва все рядки – один за другим – не сшибли!

Хрипели лошади, на крутых поворотах скрипел под полозьями снег. Хватаясь за шубу Ратникова, визжали сенные девки…

А незадачливые кнехты копошились где-то внизу, с детьми, у подножия ледяной горки.

Глава 13

Февраль 1242 года. Псков

«Леви Страусс»

Над этим городом издавна тяготело такое злополучие, что в нем никто не боялся ни Бога, ни властей.

Из автобиографии Гвиберта Ножанского

Михаил соскочил с саней в каком-то проулке, юркнул меж стоящих близко – едва только протиснуться – оград, пробежал мимо чьих-то хором и остановился лишь на паперти возле собора Иоанна Крестителя – отдышался в толпе, перевел дух.

Нет, никто уже больше за ним не гнался. Давно уже… Брат Дитмар! Узнал-таки, крестоносное рыло! Теперь будут искать… но Псков – не какая-нибудь деревня, народу много, тем более и времени-то у тевтонцев почти нет – не пройдет и месяца, как город возьмет Александр Грозны Очи. Если осторожно, не паниковать – вполне можно продержаться.

Улыбнувшись, Ратников на всякий случай еще раз огляделся по сторонам и, насвистывая, зашагал на постоялый двор – «домой».

Выносивший помои служка – светлорусый парень, с длинным исхудавшим лицом – загородил Мише дорогу у самых ворот.

– Спрашивали про тебя какие-то, – оглянувшись на гостевую избу, негромко доложил слуга. – Ты говорил – если что, сказать…

– Жалобщики? – Ратников вскинул глаза.

Парень дернул головой:

– Нет, не похоже. Немцы!

– Немцы? Сколько их?

– Я видел двоих. Нахальные молодые кнехты…

Двое…

Михаил быстро зашел за амбар.

Как быстро… О, брат Дитмар вовсе не дурак, небось, уже вычислил странного писаку! Придется уходить… черт…

Ратников осторожно высунул голову.

– Ну? И где тут у вас уборная? – громко вопросили с крыльца. – Что-то никак не могу углядеть?

– А вот, сюда, батюшка, – поставив помойную бадью, деревянную, с плетеной ивовой ручкой, длиннолицый служка показал пальцем. – Эвон! За пилевней.

– За пилевней? Ну, так бы и сказал.

Молодой человек в наброшенном на плече полушубке с нашитым черным крестом с ленцой спустился с крыльца. Кнехт! Крест! Бритое лицо, мохнатая – на глаза – шапка… Черт!!! Да ведь это ж…

Ратников не поверил своим глазам… Ну, конеч– но же!

И, выскочив из-за амбара, побежал следом за идущим по узкой тропе парнем. Нагнав, ударил по плечу и громко и радостно заорал:

– Лыжню-у-у-у!

– Чего-чего? – кнехт обернулся…

– Ну, здорово, Макс! – глядя на него, довольно улыбнулся Ратников. – Наконец-то я тебя нашел!

– Это, скорее, я – вас… Дядя Миша! Экий вы… сам на себя не похожий.

– Ну, так ты ж узнал! Впрочем, не только ты…

Друзья обнялись, Максик украдкой утер рукавом внезапно набежавшие слезы. – Дядя Миша… мы так… мы… в общем…

– Пошли, пошли, – Михаил обнял подростка за плечи. – В доме расскажешь… Второй – я так понимаю – Эгберт?

– Какой – второй? – хлопнул глазами Макс.

Ратников хохотнул:

– А, не бери в голову!

На постоялом дворе все трое расположились в каморке Михаила. С Эгбертом тоже обнялись, правда, тот держался почтительно – все ж таки, что бы там ни происходило, для него «герр Майкл» оставался важным и влиятельным господином.

– Что ты, как аршин проглотил, Эгберт?! – Ратников потряс парня за плечи. – Давай, садись вон, на сундук, сейчас ужинать будем!

Максик тут же перевел сказанные Мишей слова, и подмастерье наконец улыбнулся:

– Ужин – это хорошо!

– Ну? – Ратников весело посмотрел на обоих. – Расскажете наконец где вас все это время черти носили?

– Это вас, дядя Миша, черти носили, а мы – просто ждали, – с улыбкой пояснил Максим. – Сначала на острове, Тойво-рыбак нас туда доставил… ну, к язычникам. Неплохие люди… только Эгберт их почему-то побаивался…

Длиннолицый служка с поклоном принес еду: печеную рыбу, ржаные лепешки, капусту.

Выпроводив его, Ратников развел руками:

– Уж извиняйте за не слишком обильный стол, сами знаете – пост! Масленица-то когда была…

Максик кивнул:

– Мы знаем. А рыба мне вообще нравится… особенно здешняя. Какая-то она жирная, вкусная – у нас такой нету. Мне, по крайней мере, не попадалась.

– Ага… а ты у нас рыбак заядлый?

– Ну… типа да, – подросток подцепил пальцами изрядный кусок рыбины. – Умм… Вкуснотища! Верно, Эгберт?

– Угу…

Парни набросились на нехитрое угощение с таким аппетитом, словно бы не ели дня три, а то и всю неделю.

– Ладно, кушайте, – тихонько смеялся Миша. – После, как наедитесь, расскажете.

– Одно другому не мешает, – облизав пальцы, сыто рыгнул Макс.

Ратников только головой покачал – сей вьюнош, похоже, впитал все здешние привычки.

– Ну, так вот, – наконец доклад был продолжен. – Короче, мы на том острове до зимы и ждали… А как лед встал, решили как бы самим поискать. Как раз и купцы с обозом рыбным мимо проезжали – ну и мы с ними попросились. В бург не заезжали… а в деревне, рядом, останавливались, мы там все и выспросили – про то, как вы, дядь Миша, сбежали… Ну, решили все равно на остров пока не возвращаться – в Пскове поискать. Заодно узнать кое-что… Явились на орденский двор – нанялись служками. Никто давно уже нас не искал, забыли.

– На орденский двор? – Миша покачал головой. – Смелые парни! Впрочем, вот именно там и прятаться. Кому в голову-то придет? Кстати, я вас там тоже искал…

– Небось, у отца эконома спрашивали? – хитро улыбнулся Макс.

– Да, наверное.

– Он бы не сказал – мы, считай, лично на него работали, не на Орден. Чего только не делали, дядя Миша! Ну в основном, конечно, все по хозяйству – дрова поколоть, печь истопить, воды натаскать, да разное.

– А меня как нашли? По имени?

– Ну да… – Максим качнул головой и присвистнул. – Это ж надо же – Путиным обозваться! Как тут не сообразить? Мы, как на рынке от парня одного услыхали, так сразу сюда. К отцу эконому-то нам что, возвращаться?

– А будет искать?

– Вряд ли. На что ему лишние заморочки? Других наймет с легкостью. Да! Дядь Миша! – юноша вдруг возбужденно хлопнул себя по коленкам. – Самое главное-то я и не сказал! Мы ж Лерку нашли!

– Что?! – вот тут Ратников по-настоящему удивился. И обрадовался – неужели, правда?

– Ну, не так, что бы уже нашли, а типа – где она – знаем!

– И типа где же она? – передразнил Михаил. – В Дерпте?

– В Дерпте. С орденским рыцарем по имени Анри де Сен-Клер! Отцу эконому про то кто-то рассказывал, а Эгберт подслушал. Говорят, Лерка, ее там «озерной нимфой» называют, мол, взялась непонятно как, из Танеева озера – замуж за этого Анри собралась. Не знаю, правда, можно ли крестоносцам жениться…

– Типа нельзя, – снова ухмыльнулся Ратников. – Они, знаешь ли, как бы монахи. Правда, этот рыцарь Сен-Клер может быть и невоцерквленным. Просто вассал. Явившийся на святое дело бродяга со звучной фамилией.

– Которую, может быть, просто выдумал! – расхохотался Максик.

– А вот это вряд ли, – Михаил качнул головой. – Видишь ли, знатных родов а Европе не так уж и много. Хороший герольд более-менее знает их всех, все гербы, имена, даже прозвища. Так что самозванца раскусят быстро! А про Анри де Сен-Клера и его озерную нимфу я и раньше знал… только вот не думал, что они в Дерпте. Это хорошо – почти рядом. Стало быть – нам надобно будет и туда.

– Да, тут не очень далеко, – Максим кивнул и тут же спросил. – А как с… ну, браслеты вы не отыскали еще?

– Пока нет.

Вспыхнувшая было в глазах отрока надежда тут же и погасла.

– Но вот-вот найду, – с улыбкой обнадежил Ратников.

Мальчишка вновь вскинул глаза:

– Правда?!

– Осколки я уже видел… И в скором времени прихвачу тех, кто их зачем-то принес. Люди они жадные, рано или поздно сдадут своих хозяев. Или так, в темную, на них выведут. Лишь бы не помешали!

– Да, орденцы помешать могут, – серьезно покивал Макс.

Михаил поджал губы:

– Не только и не столько они, как князь Александр Грозны Очи, который в эти места вот-вот явится. Тогда те, кто нам нужен, на какое-то время лягут на дно, затаятся…

– Александр Грозны Очи? – недоуменно хлопнув ресницами, переспросил Максим. – Что-то не помню такого.

– А Ледовое побоище помнишь?

– Да. Но там Александр Невский был!

– Невским его много-много позже прозвали. Точнее – прозовут… Ну что, парни – пора и на боковую. Вон Эгберт давно уже клюет носом. Значит, так… я – на сундуке, а вы оба – на ложе, как раз поместитесь. А завтра прикинем по деньгам, может, еще одну каморку снимем… или лучше даже – избу.

Утром, почти сразу после заутрени, на постоялый двор неожиданно явился Карятко – усатый служка из корчмы вдовицы Матрены, волею «авторитетного человека» по имени Онфимий Рыбий Зуб вынужденный кое в чем помогать Михаилу.

Он и помогал.

Войдя, поклонился, искоса посмотрев на отроков:

– Беда, господине!

– Что?! – у Миши застрял в горле кусок. – Что такое случилось?

– Обоих мертвыми нашли. Угаром отравились – печь, вишь, протопили, заткнули волоковое окно… а угли-то не заметили, вот и…

– Так-так, – Ратников быстро поднялся на ноги. – А ну-ка, пошли, взглянем. – Затем посмотрел на парней. – А вы что сидите?

В Матрениной корчме Михаил усадил Максима и Эгберта в уголок – послушать, чего народ болтает, сам же вместе с Каряткой пошел взглянуть на трупы.

Синюшные, с высунутыми языками, они лежали в уже успевшей выстыть избе прямо на полу, накрытые рваной рогожкой.

– Дьячок-от явится – отпевать, – негромко пояснил корчемщик. – Вскорости и схороним. Матушка Матрена бочонок бражки на помин души выкатит – все же не звери, люди.

Карятко набожно перекрестился.

– Оконце волоковое, говоришь, рано закрыли? – встав на цыпочки, Ратников внимательно осмотрелся. – Ага… вот этим, надо полагать, войлоком?

– Да, им, наверное. Обычно все соломой заты– кают.

– Ну да – соломой… А этим, видите ли, особого тепла захотелось… Ладно, пошли, что ли?

Выйдя из избы, Михаил внимательно осмотрел стрехи… оконце… Войлок можно было запросто засунуть и снаружи! А тогда что же – парни не почувствовали неладное? Задремали? Может быть, может быть… особенно, если им помогли задремать. Добавили, скажем, чего-нибудь в похлебку…

Вернувшись обратно в избенку, Ратников заглянул в стоявший на столе горшок… и поморщился!

Ну да – постные щи, что же еще-то? Капуста кислая… запашина такой, что хоть нос затыкай! С таким амбре могли ничего и не учуять.

Миша хотел спросить у служки, не было ли вчера на дворе посторонних? Однако ж сразу же усмехнулся, уяснив суть вопроса. Не было ли посторонних? Да полно! Чай – корчма, а не закрытое учебное заведение типа какой-нибудь гимназии для благородных девиц.

И следов у избенки полно… и желтые струйки мочи на снегу. Ну да – здесь, до уборной не доходя, и мочились. Так что – любой мог оконце заткнуть, любой…

С чего бы это парней убрали-то? И кто?

Не с того ли, что Ратников ими сильно интересовался?

Ничего не попишешь, теперь все концы обрублены… по крайней мере – с этой стороны.

Ладно! Придется подступаться с другой.

Позвав Макса и Эгберта – так они ничего толком и не наслушали – Михаил поставил им четкую задачу:

– Так, милые мои, сейчас будем искать одну усадебку. Вводная следующая – небольшая, но и не слишком маленькая, вблизи – какая-то деревянная церковь, и находится на пути от речной пристани – той, что не на Пскове, а на Великой – к торгу.

– Что находится – церковь? – непонятливо переспросил Макс.

Ратников только головой покачал:

– Усадьба, чудо! Церковь-то нам – к чему? В общем – ищите. Как чего подходящее увидите, постойте, поспрошайте соседей – мол, девушку, сестру ищете… говорят, мол, на этой усадьбе видали молодых девок.

– Ага! – с готовностью закивал отрок. – Я все понял, дядь Миша! Значит, от пристани – к торгу?

– Ну да. Как бы так.

Отправив ребят, Ратников и сам прошелся по нескольким улицам, расспрашивая народ да примечая в уме подозрительные усадьбы. Потом задержался на торговой площади – перекинулся парой слов с работорговцем Николаем. Тот выглядел озабоченным:

– Понимаешь, друже, немцы что-то зашевелились, кнехты по рынкам да постоялым дворам шастают, что-то вынюхивают, ищут кого-то…

– Ха – зашевелились? – неожиданно встрял в разговор приказчик Акулин. – Так уж пора бы! Александр Грозны Очи скоро в город войдет… а уж тут его найдется кому поддержать – недовольных много.

– Да уж, – согласно кивнул купец. – Немцев куда как меньше народу поддерживало, а все же открыли ворота.

– Так и Александру откроют – в том никаких сомнений нет.

Михаил усмехнулся – ну да, при любой власти всегда есть недовольные. И – если они достаточно активны – то могут эту власть сменить, точнее – ей изменить в любой подходящий момент. Так было, когда в Псков в смехотворно малом количестве во– шли немцы, так будет и сейчас – уже скоро – когда у городских ворот покажутся передовые сотни Александра. В свое время посадник просто не выявил вовремя таких вот активных вожаков… да и сам переметнулся к немцам, точнее сказать – к Ярославу, Дорогобужскому князю… кстати, имеющему все права на псковский престол, псковичи сей род давно привечали… чего никак нельзя сказать о суздальцах – в том числе и об Александре. Этот уж выглядел бы чистым узурпатором! Впрочем – кому какое дело?

– Так, говорите, зашевелились немцы?

Простившись с торговцами, Ратников зашагал к собору – подождать ребят. Там, на углу, они и условились встретиться – да уже и ошивались, зябко поеживаясь на не на шутку разбушевавшемся ветру.