/ Language: Русский / Genre:prose,

Стихотворения 1830

Александр Пушкин


Пушкин Алексндр Сергеевич

Стихотворения 1830

А.С. Пушкин

СТИХОТВОРЕНИЯ 1830

<Циклоп.>

Язык и ум теряя рзом, Гляжу н вс единым глзом: Единый глз в глве моей. Когд б Судьбы того хотели, Когд б имел я сто очей, То все бы сто н вс глядели.

* * *

Что в имени тебе моем? Оно умрет, кк шум печльный Волны, плеснувшей в берег дльный, Кк звук ночной в лесу глухом.

Оно н пмятном листке Оствит мертвый след, подобный Узору ндписи ндгробной Н непонятном языке.

Что в нем? Збытое двно В волненьях новых и мятежных Твоей душе не дст оно Воспоминний чистых, нежных.

Но в день печли, в тишине, Произнеси его тоскуя; Скжи: есть пмять обо мне, Есть в мире сердце, где живу я......

ОТВЕТ.

Я вс узнл, о мой оркул! Не по узорной пестроте Сих неподписнных кркул, Но по веселой остроте, Но по приветствиям луквым, Но по нсмешливости злой И по упрекм... столь непрвым, И этой прелести живой. С тоской невольной, с восхищеньем Я перечитывю вс И восклицю с нетерпеньем: Пор! в Москву, в Москву сейчс! Здесь город чопорный, унылый, Здесь речи - лед, сердц - грнит; Здесь нет ни ветрености милой Ни муз, ни Пресни, ни хрит.

* * *

В чсы збв иль прздной скуки, Бывло, лире я моей Вверял изнеженные звуки Безумств, лени и стрстей.

Но и тогд струны луквой Невольно звон я прерывл, Когд твой голос величвый Меня внезпно поржл.

Я лил потоки слез нежднных, И рнм совести моей Твоих речей блгоухнных Отрден чистый был елей.

И ныне с высоты духовной Мне руку простирешь ты, И силой кроткой и любовной Смиряешь буйные мечты.

Твоим огнем душ плим Отвергл мрк земных сует, И внемлет рфе серфим В священном ужсе поэт.

* * *

Нет, я не дорожу мятежным нслжденьем, Восторгом чувственным, безумством, исступленьем, Стенньем, крикми вкхнки молодой, Когд, виясь в моих объятиях змией, Порывом пылких лск и язвою лобзний Он торопит миг последних содргний!

О, кк милее ты, смиренниц моя! О, кк мучительно тобою счстлив я, Когд, склоняяся н долгие моленья, Ты предешься мне нежн без упоенья, Стыдливо-холодн, восторгу моему Едв ответствуешь, не внемлишь ничему И оживляешься потом всё боле, боле И делишь нконец мой плмень по неволе!

СОНЕТ.

Scorn not the sonnet, critic.

Wordsworth.

Суровый Днт не презирл сонет; В нем жр любви Петррк изливл; Игру его любил творец Мкбет; Им скорбну мысль Кмоэнс облекл.

И в нши дни пленяет он поэт: Вордсворт его орудием избрл, Когд вдли от суетного свет Природы он рисует идел.

Под сенью гор Твриды отдленной Певец Литвы в рзмер его стесненныи Свои мечты мгновенно зключл.

У нс еще его не знли девы, Кк для него уж Дельвиг збывл Гекзметр священные нпевы.

<НА БУЛГАРИНА.>

Не то бед, что ты поляк: Костюшко лях, Мицкевич лях! Пожлуй, будь себе ттрин, И тут не вижу я стыд; Будь жид - и это не бед; Бед, что ты Видок Фиглярин.

* * *

Шумит кустрник... Н утес Олень веселый выбегет, [Пугливо] он подножный лес С вершины острой озирет, Глядит н светлые <луг>, Глядит н синий свод небесный И н днепровские брег, Венчнны чщею древесной. Недвижим, строен [он] стоит И чутким ухом шевелит......

Но дрогнул он - незпный звук Его коснулся - [боязливо] [Он шею] [вытянул] и [вдруг] [С вершины прянул]

К ВЕЛЬМОЖЕ.

(Москв)

От северных оков освобождя мир, Лишь только н поля, струясь, дохнет зефир, Лишь только первя позеленеет лип, К тебе, приветливый потомок Аристипп, К тебе явлюся я; увижу сей дворец, Где циркуль зодчего, плитр и резец Ученой прихоти твоей повиновлись И вдохновенные в волшебстве состязлись.

Ты понял жизни цель: счстливый человек, Для жизни ты живешь. Свой долгий ясный век Еще ты смолоду умно рзнообрзил, Искл возможного, умеренно прокзил; Чредою шли к тебе збвы и чины. Послнник молодой увенчнной Жены, Явился ты в Ферней - и циник поседелый, Умов и моды вождь пронырливый и смелый, Свое влдычество н Севере любя, Могильным голосом приветствовл тебя. С тобой веселости он рсточл избыток, Ты лесть его вкусил, земных богов нпиток. С Фернеем рспростясь, увидел ты Версль. Пророческих очей не простиря вдль, Тм ликовло всё. Армид молодя, К веселью, роскоши знк первый подвя, Не ведя, чему судьбой обречен, Резвилсь, ветреным двором окружен. Ты помнишь Тринон и шумные збвы? Но ты не изнемог от слдкой их отрвы: Ученье деллось н время твой кумир: Уединялся ты. З твой суровый пир То чтитель промысл, то скептик, то безбожник. Сдился Дидерот н шткий свой треножник, Бросл прик, глз в восторге зкрывл И проповедывл. И скромно ты внимл З чшей медленной фею иль деисту, Кк любопытный скиф финскому софисту.

Но Лондон звл твое внимние. Твой взор Прилежно рзобрл сей двойственный собор: Здесь нтиск плменный, тм отпор суровый, Пружины смелые гржднственности новой.

Скучя, может быть, нд Темзою скупой, Ты думл дле плыть. Услужливый, живой, Подобный своему чудесному герою, Веселый Бомрше блеснул перед тобою. Он угдл тебя: в пленительных словх Он стл рсскзывть о ножкх, о глзх, О неге той стрны, где небо вечно ясно, Где жизнь ленивя проходит слдострстно, Кк пылкой отрок восторгов полный сон, Где жены вечером выходят н блкон, Глядят и, не стршсь ревнивого испнц, С улыбкой слушют и мнят инострнц. И ты, встревоженный, в Севиллу полетел. Блгословенный крй, пленительный предел! Тм лвры зыблются, тм пельсины зреют... О, рсскжи ж ты мне, кк жены тм умеют С любовью нбожность умильно сочетть, Из-под мнтильи знк условный подвть; Скжи, кк пдет письмо из-з решетки, Кк злтом усыплен ндзор угрюмой тетки; Скжи, кк в двдцть лет любовник под окном Трепещет и кипит, окутнный плщом.

Всё изменилося. Ты видел вихорь бури, Пдение всего, союз ум и фурий, Свободой грозною воздвигнутый зкон, Под гильотиною Версль и Тринон И мрчным ужсом смененные збвы. Преобрзился мир при громх новой слвы. Двно Ферней умолк. Приятель твой Вольтер, Превртности судеб рзительный пример, Не успокоившись и в гробовом жилище, Доныне стрнствует с клдбищ н клдбище. Брон д'Ольбх, Морле, Гльяни, Дидерот, Энциклопедии скептической причот, И колкой Бомрше, и твой безносый Ксти, Все, все уже прошли. Их мненья, толки, стрсти Збыты для других. Смотри: вокруг тебя Всё новое кипит, былое истребя. Свидетелями быв вчершнего пденья, Едв опомнились млдые поколенья. Жестоких опытов сбиря поздний плод, Они торопятся с рсходом свесть приход. Им некогд шутить, обедть у Темиры, Иль спорить о стихх. Звук новой, чудной лиры, Звук лиры Бйрон рзвлечь едв их мог.

Один всё тот же ты. Ступив з твой порог, Я вдруг переношусь во дни Ектерины. Книгохрнилище, кумиры, и кртины, И стройные сды свидетельствуют мне, Что блгосклонствуешь ты музм в тишине, Что ими в прздности ты дышишь блгородной. Я слушю тебя: твой рзговор свободный Исполнен юности. Влиянье крсоты Ты живо чувствуешь. С восторгом ценишь ты И блеск Алябьевой и прелесть Гончровой. Беспечно окружсь Корреджием, Кновой, Ты, не учствуя в волнениях мирских, Порой нсмешливо в окно глядишь н них И видишь оборот во всем кругообрзный.

Тк, вихорь дел збыв для муз и неги прздной. В тени порфирных бнь и мрморных плт, Вельможи римские встречли свой зкт. И к ним издлек то воин, то ортор, То консул молодой, то сумрчный дикттор Являлись день-другой роскошно отдохнуть, Вздохнуть о пристни и вновь пуститься в путь.

НОВОСЕЛЬЕ.

Блгословляю новоселье, Куд домшний свой кумир Ты перенес - с ним веселье, Свободный труд и слдкий мир.

Ты счстлив; ты свой домик млый. Обычй мудрости хрня, От злых збот и лени вялой Зстрховл, кк от огня.

* * *

Когд в объятия мои Твой стройный стн я зключю, И речи нежные любви Тебе с восторгом рсточю, Безмолвн, от стесненных рук Освобождя стн свой гибкой, Ты отвечешь, милый друг, Мне недоверчивой улыбкой; Прилежно в пмяти хрня Измен печльные преднья, Ты без учстья и внимнья Уныло слушешь меня... Кляну коврные стрнья Преступной юности моей И встреч условных ожиднья В сдх, в безмолвии ночей. Кляну речей любовный шопот, [Стихов тинственный нпев], И [лски] легковерных дев, И слезы их, и поздний ропот.

ПОЭТУ.

Поэт! не дорожи любовию нродной. Восторженных похвл пройдет минутный шум; Услышишь суд глупц и смех толпы холодной, Но ты остнься тверд, спокоен и угрюм.

Ты црь: живи один. Дорогою свободной Иди, куд влечет тебя свободный ум, Усовершенствуя плоды любимых дум, Не требуя нгрд з подвиг блгородный.

Они в смом тебе. Ты см свой высший суд; Всех строже оценить умеешь ты свой труд. Ты им доволен ли, взысктельный художник?

Доволен? Тк пускй толп его брнит И плюет н лтрь, где твой огонь горит, И в детской резвости колеблет твой треножник.

МАДОНА.

Не множеством кртин стринных мстеров Укрсить я всегд желл свою обитель, Чтоб суеверно им дивился посетитель, Внимя вжному сужденью знтоков.

В простом углу моем, средь медленных трудов, Одной кртины я желл быть вечно зритель, Одной: чтоб н меня с холст, кк с облков, Пречистя и нш божественный спситель

Он с величием, он с рзумом в очх Взирли, кроткие, во слве и в лучх, Одни, без нгелов, под пльмою Сион.

Исполнились мои желния. Творец Тебя мне ниспослл, тебя, моя Мдон, Чистейшей прелести чистейший обрзец.

* * *

Полюбуйтесь же вы, дети, Кк в сердечной простоте Длинный Фирс игрет в эти, Те, те, те и те, те, те.

Черноокя Россети В смовлстной крсоте Все сердц пленил эти, Те, те, те и те, те, те.

О, ккие же здесь сети Рок нм стелет в темноте: Рифмы, деньги, дмы эти, Те, те, те и те, те, те.

БЕСЫ.

Мчтся тучи, вьются тучи; Невидимкою лун Освещет снег летучий; Мутно небо, ночь мутн. Еду, еду в чистом поле; Колокольчик дин-дин-дин... Стршно, стршно поневоле Средь неведомых рвнин!

"Эй, пошел, ямщик!..." - "Нет мочи Коням, брин, тяжело; Вьюг мне слипет очи; Все дороги знесло; Хоть убей, след не видно; Сбились мы. Что делть нм! В поле бес нс водит, видно, Д кружит по сторонм.

Посмотри; вон, вон игрет, Дует, плюет н меня; Вон - теперь в оврг толкет Одичлого коня; Тм верстою небывлой Он торчл передо мной; Тм сверкнул он искрой млой И пропл во тьме пустой".

Мчтся тучи, вьются тучи; Невидимкою лун Освещет снег летучий; Мутно небо, ночь мутн. Сил нм нет кружиться доле; Колокольчик вдруг умолк; Кони стли... "Что тм в поле ?" "Кто их знет? пень иль волк?"

Вьюг злится, вьюг плчет; Кони чуткие хрпят; Вот уж он длече скчет; Лишь глз во мгле горят; Кони снов понеслися; Колокольчик дин-дин-дин... Вижу: духи собрлися Средь белеющих рвнин.

Бесконечны, безобрзны, В мутной месяц игре Зкружились бесы рзны, Будто листья в ноябре... Сколько их! куд их гонят? Что тк жлобно поют? Домового ли хоронят, Ведьму ль змуж выдют?

Мчтся тучи, вьются тучи; Невидимкою лун Освещет снег летучий; Мутно небо, ночь мутн. Мчтся бесы рой з роем В беспредельной вышине, Визгом жлобным и воем Ндрывя сердце мне...

ЭЛЕГИЯ.

Безумных лет угсшее веселье Мне тяжело, кк смутное похмелье. Но, кк вино - печль минувших дней В моей душе чем стре, тем сильней. Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирть; Я жить хочу, чтоб мыслить и стрдть; И ведю, мне будут нслжденья Меж горестей, збот и треволненья: Порой опять грмонией упьюсь, Нд вымыслом слезми обольюсь, И может быть - н мой зкт печльный Блеснет любовь улыбкою прощльной.

ОТВЕТ АНОНИМУ.

О, кто бы ни был ты, чье лсковое пенье Приветствует мое к блженству возрожденье, Чья скрытя рук мне крепко руку жмет, Укзывет путь и посох подет; О, кто бы ни был ты: стрик ли вдохновенный, Иль юности моей товрищ отдленный, Иль отрок, музми тинственно хрним, Иль пол кроткого стыдливый херувим, Блгодрю тебя душою умиленной. Внимнья слбого предмет уединенный, К доброжелтельству досель я не привык И стрнен мне его приветливый язык. Смешон, учстия кто требует у свет! Холодня толп взирет н поэт, Кк н зезжего фигляр: если он Глубоко вырзит сердечный, тяжкий стон, И выстрднный стих, пронзительно-унылый, Удрит по сердцм с неведомою силой, Он в лдони бьет и хвлит, иль порой Неблгосклонною кивет головой. Постигнет ли певц незпное волненье, Утрт скорбня, изгннье, зточенье, "Тем лучше, - говорят любители искусств, Тем лучше! нберет он новых дум и чувств И нм их передст". Но счстие поэт Меж ими не нйдет сердечного привет, Когд боязненно безмолвствует оно... - - - - - -

ТРУД.

Миг вожделенный нстл: окончен мой труд многолетний.

Что ж непонятня грусть тйно тревожит меня? Или, свой подвиг свершив, я стою, кк поденщик ненужный,

Плту приявший свою, чуждый рботе другой? Или жль мне труд, молчливого спутник ночи,

Друг Авроры злтой, друг пентов святых?

ЦАРСКОСЕЛЬСКАЯ СТАТУЯ.

Урну с водой уронив, об утес ее дев рзбил.

Дев печльно сидит, прздный держ черепок. Чудо! не сякнет вод, изливясь из урны рзбитой;

Дев, нд вечной струей, вечно печльн сидит.

* * *

Глухой глухого звл к суду судьи глухого, Глухой кричл: "Моя им сведен коров!" "Помилуй, - возопил глухой тому в ответ: Сей пустошью влдел еще покойный дед".

Судья решил: "Чтоб не было рзврт, Жените молодц, хоть девк виновт".

ПРОЩАНИЕ.

В последний рз твой обрз милый Дерзю мысленно лскть, Будить мечту сердечной силой И с негой робкой и унылой Твою любовь воспоминть.

Бегут меняясь нши лет, Меняя всё, меняя нс, Уж ты для своего поэт Могильным сумрком одет, И для тебя твой друг угс.

Прими же, дльня подруг, Прощнье сердц моего, Кк овдовевшя супруг, Кк друг, обнявший молч друг Пред зточением его.

ПАЖ или ПЯТНАДЦАТЫЙ ГОД.

C'est l'вge de Chйrubin...

Пятндцть лет мне скоро минет; Дождусь ли рдостного дня? Кк он вперед меня подвинет! Но и теперь никто не кинет С презреньем взгляд н меня.

Уж я не мльчик - уж нд губой Могу свой ус я зщипнуть; Я вжен, кк стрик беззубый; Вы слышите мой голос грубый, Попробуй кто меня толкнуть.

[Я нрвлюсь дмм, ибо скромен, И между ими есть одн..... И гордый взор ее тк томен, И цвет лнит ее тк тёмен, Что жизни мне милей он.]

Он строг, влстолюбив, Я [см дивлюсь] ее уму И ужс кк он ревнив; Зто со всеми горделив И мне доступн одному.

Вечор он мне величво Клялсь, что если буду вновь Глядеть нлево и нпрво, То дст он мне яду; - прво Вот кков ее любовь!

Он готов хоть в пустыню Бежть со мной, презрев молву. Хотите знть мою богиню, Мою севильскую грфиню?.. Нет! ни з что не нзову!

* * *

Румяный критик мой, нсмешник толстопузый, Готовый век трунить нд ншей томной музой, Поди-к ты сюд, присядь-к ты со мной, Попробуй, слдим ли с проклятою хндрой. Смотри, ккой здесь вид: избушек ряд убогой, З ними чернозем, рвнины скт отлогой, Нд ними серых туч густя полос. Где нивы светлые? где темные лес? Где речк? Н дворе у низкого збор Дв бедных деревц стоят в отрду взор, Дв только деревц. И то из них одно Дождливой осенью совсем обнжено, И листья н другом, рзмокнув и желтея, Чтоб лужу зсорить, лишь только ждут Борея. И только. Н дворе живой собки нет. Вот, првд, мужичок, з ним две ббы вслед. Без шпки он; несет подмышкой гроб ребенк И кличет издли ленивого попенк, Чтоб тот отц позвл д церковь отворил. Скорей! ждть некогд! двно бы схоронил. Что ж ты нхмурился? - Нельзя ли блжь оствить! И песенкою нс веселой позбвить?

-

Куд же ты? - В Москву - чтоб грфских именин Мне здесь не прогулять.

- Постой - крнтин! Ведь в ншей стороне индийскя зрз. Сиди, кк у ворот угрюмого Квкз Бывло сиживл покорный твой слуг; Что, брт? уж не трунишь, тоск берет - aгa!

[К ПЕРЕВОДУ ИЛИАДЫ.]

[Крив был Гнедич поэт, преложитель слепого Гомер,

Боком одним с обрзцом схож и его перевод.]

* * *

Я здесь, Инезилья, Я здесь под окном. Объят Севилья И мрком и сном.

Исполнен отвгой, Окутн плщом, С гитрой и шпгой Я здесь под окном.

Ты спишь ли? Гитрой Тебя рзбужу. Проснется ли стрый, Мечом уложу.

Шелковые петли К окошку привесь... Что медлишь?... Уж нет ли Соперник здесь?...

Я здесь, Инезилья, Я здесь под окном. Объят Севилья И мрком и сном.

РИФМА.

Эхо, бессоння нимф, скитлсь по брегу Пенея.

Феб, увидев ее, стрстию к ней воспылл. Нимф плод понесл восторгов влюбленного бог;

Меж говорливых няд, мучсь, он родил Милую дочь. Ее приял см Мнемозин.

Резвя дев росл в хоре богинь-онид, Мтери чуткой подобн, послушн пмяти строгой,

Музм мил; н земле Рифмой зовется он.

ОТРОК.

Невод рыбк рсстилл по брегу студеного моря;

Мльчик отцу помогл. Отрок, оствь рыбк! Мрежи иные тебя ожидют, иные зботы:

Будешь умы уловлять, будешь помощник цapям.

* * *

Дв чувств дивно близки нм В них обретет сердце пищу Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробм.

Животворящя святыня! Земля был <б> без них мертв, Кк пустыня И кк лтрь без божеств.

* * *

Когд порой воспоминнье Грызет мне сердце в тишине, И отдленное стрднье Кк тень опять бежит ко мне; Когд людей вблизи видя В пустыню скрыться я хочу, Их слбый ум возненвидя, Тогд збывшись <я> лечу Не в светлый кр<й>, где н<ебо блещет> Неизъя<снимой> си<невой>, Где <море> те<плою волной> Н мрмор ветхой тихо плещет, И лвр и тем<ный> ки<прис> Н воле пыш<но> рзрослись, Где пел Т<орквто величвый>, Где и теперь <во> мг<ле> но<чной> Длече звонкою склой [Повторены] пловц октвы. Стрем<люсь> привычною меч<тою> К студеным север<ным> волн<м>. Меж белоглвой их толпою Открытый остров вижу тм. Печльный остров - берег дикой Усеян зимнею брусникой, Увядшей тундрою покрыт И хлдной пеною подмыт. Сюд порою [приплывет] [Отвжный северный рыбк], Здесь рыбрь невод рсстилет [И свой] рзводит он очг. Сюд погод волновя Зносит [утлый] мой челнок.

ЭПИГРАММА.

Не то бед, Авдей Флюгрин, Что родом ты не русский брин, Что н Прнсе ты цыгн, Что в свете ты Видок Фиглярин: Бед, что скучен твой ромн.

ЗАКЛИНАНИЕ.

О, если првд, что в ночи, Когд покоятся живые, И с неб лунные лучи Скользят н кмни гробовые, О, если првд, что тогд Пустеют тихие могилы Я тень зову, я жду Леилы: Ко мне, мой друг, сюд, сюд!

Явись, возлюблення тень, Кк ты был перед рзлукой, Бледн, хлдн, кк зимний день, Искжен последней мукой. Приди, кк дльня звезд, Кк легкой звук иль дуновенье, Иль кк ужсное виденье, Мне всё рвно, сюд! сюд!...

Зову тебя не для того, Чтоб укорять людей, чья злоб Убил друг моего, Иль чтоб изведть тйны гроб, Не для того, что иногд Сомненьем мучусь... но тоскуя Хочу скзть, что всё люблю я, Что всё я твой: сюд, сюд!

* * *

Стмбул гяуры нынче слвят, А звтр ковной пятой, Кк змия спящего, рздвят И прочь пойдут и тк оствят. Стмбул зснул перед бедой.

Стмбул отрекся от пророк; В нем првду древнего Восток Луквый Зпд омрчил Стмбул для слдостей порок Мольбе и сбле изменил. Стмбул отвык от поту битвы И пьет вино в чсы молитвы.

Тм веры чистый луч потух: Тм жены по бзру ходят, Н перекрестки шлют струх, А те мужчин в хремы вводят, И спит подкупленный евнух.

Но не тков Арзрум нгорный, Многодорожный нш Арзрум: Не спим мы в роскоше позорной, Не черплем чшей непокорной В вине рзврт, огонь и шум.

Постимся мы: струею трезвой Одни фонтны нс поят; Толпой неистовой и резвой Джигиты нши в бой летят. Мы к женм, кк орлы, ревнивы, Хремы нши молчливы, Непроницемы стоят.

Алл велик!

К нм из Стмбул Пришел гонимый янычр Тогд нс буря долу гнул, И пл неслыхнный удр. От Рущук до строй Смирны, От Трпезунд до Тульчи, Скликя псов н прздник жирный, Толпой ходили плчи; Трещ в объятиях пожров, Влились домы янычров; Окроввленные зубцы Везде торчли; угли тлели; Н кольях скорчсь мертвецы Оцепенелые чернели. Алл велик. - Тогд султн Был духом гнев обуян.

<ДЕЛЬВИГУ.>

Мы рождены, мой брт нзвный, Под одинковой звездой. [Киприд, Феб и Вкх румяный] Игрли ншею судьбой.

Явилися мы рно об Н ипподром, не н торг, Вблизи Держвинского гроб, И шумный встретил нс восторг.

Избловло нс нчло. И в гордой лености своей Зботились мы об мло Судьбой гуляющих детей.

Но ты, сын [Феб] беззботный, Своих возвышенных зтей Не предвл рукой рсчетной Оценке хитрых торгшей.

В одних журнлх нс <ругли>, Упреки те же слышим мы: Мы любим слву д в б<окле> Топить рзгульные умы.

Твой слог могучий и кры<лтый> Ккой-то дрзнит продист, И стих, ндеждми <богтый>, Жует беззубый журнлист.

СТИХИ, СОЧИНЕННЫЕ НОЧЬЮ ВО ВРЕМЯ БЕССОННИЦЫ.

Мне не спится, нет огня; Всюду мрк и сон докучный. Ход чсов лишь однозвучный Рздется близ меня. Прки ббье лепетнье, Спящей ночи трепетнье, Жизни мышья беготня... Что тревожишь ты меня? Что ты знчишь, скучный шопот? Укоризн, или ропот Мной утрченного дня? От меня чего ты хочешь? Ты зовешь или пророчишь? Я понять тебя хочу, Смысл я в тебе ищу...

ГЕРОЙ.

Что есть истин?

Друг.

Д, слв в прихотях вольн. Кк огненный язык, он По избрнным глвм летет, С одной сегодня исчезет И н другой уже видн. З новизной бежть смиренно Нрод бессмысленный привык; Но нм уж то чело священно, Нд коим вспыхнул сей язык. Н троне, н кроввом поле, Меж грждн н чреде иной Из сих избрнных кто всех боле Твоею влствует душой?

Поэт.

Всё он, всё он - пришлец сей брнный, Пред кем смирилися цри, Сей ртник, вольностью венчнный, Исчезнувший, кк тень зри.

Друг.

Когд ж твой ум он поржет Своею чудною звездой? Тогд ль, кк с Альпов он взирет Н дно Итлии святой; Тогд ли, кк хвтет знмя Иль жезл диктторский; тогд ль, Кк водит и кругом и вдль Войны стремительное плмя, И пролетет ряд побед Нд ним одн другой вослед; Тогд ль, кк рть героя плещет Перед громдой пирмид, Иль кк Москв пустынно блещет. Его приемля, - и молчит?

Поэт.

Нет, не у Счстия н лоне Его я вижу, не в бою, Не зятем кесря н троне; Не тм, где н склу свою Сев, мучим кзнию покоя, Осмеян прозвищем героя, Он угсет недвижим, Плщом зкрывшись боевым. Не т кртин предо мною! Одров я вижу длинный строй, Лежит н кждом труп живой, Клейменный мощною чумою, Црицею болезней... он, Не брнной смертью окружен, Нхмурясь, ходит меж одрми И хлдно руку жмет чуме, И в погибющем уме Рождет бодрость... Небесми Клянусь: кто жизнию своей Игрл пред сумрчным недугом, Чтоб ободрить угсший взор, Клянусь, тот будет небу другом, Кков бы ни был приговор Земли слепой...

Друг.

Мечты поэт Историк строгой гонит вс! Увы! его рздлся глс, - * И где ж очровнье свет!

Поэт.

Д будет проклят првды свет, Когд посредственности хлдной, Звистливой, к соблзну ждной, Он угождет прздно! - Нет! Тьмы низких истин мне дороже Нс возвышющий обмн... Оствь герою сердце! Что же Он будет без него? Тирн...

Друг. Утешься..................

29 сентября 1830

Москв.

* Mйmoires de Bourrienne.

* * *

В нчле жизни школу помню я; Тм нс, детей беспечных, было много; Неровня и резвя семья.

Смирення, одетя убого, Но видом величвя жен Нд школою ндзор хрнил строго.

Толпою ншею окружен, Приятным, слдким голосом, бывло, С млденцми беседует он.

Ее чел я помню покрывло И очи светлые, кк небес. Но я вникл в ее беседы мло.

Меня смущл строгя крс Ее чел, спокойных уст и взоров, И полные святыни словес.

Дичсь ее советов и укоров, Я про себя превртно толковл Понятный смысл првдивых рзговоров,

И чсто я укрдкой убегл В великолепный мрк чужого сд, Под свод искусственный порфирных скл.

[Тм] нежил меня [теней] прохлд; Я предвл мечтм свой юный ум, И прздномыслить было мне отрд.

Любил я светлых вод и листьев шум, И белые в тени дерев кумиры, И в ликх их печть недвижных дум.

Всё - мрморные циркули и лиры, Мечи и свитки в мрморных рукх, Н глвх лвры, н плечх порфиры

Всё нводило слдкий некий стрх Мне н сердце; и слезы вдохновенья. При виде их, рождлись н глзх.

Другие дв чудесные творенья Влекли меня волшебною крсой: То были двух бесов изобрженья.

Один (Дельфийский идол) лик млдой Был гневен, полон гордости ужсной, И весь дышл он силой неземной.

Другой женообрзный, слдострстный, Сомнительный и лживый идел Волшебный демон - лживый, но прекрсный,

Пред ними см себя я збывл; В груди млдое сердце билось - холод Бежл по мне и кудри подымл.

Безвестных нслждений темный голод Меня терзл - уныние и лень Меня сковли - тщетно был я молод.

[Средь отроков] я молч целый день Бродил угрюмый - всё кумиры сд Н душу мне свою бросли тень.

НА ПЕРЕВОД ИЛИАДЫ.

Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи;

Стрц великого тень чую смущенной душой.

* * *

Для берегов отчизны дльной Ты покидл крй чужой; В чс незбвенный, в чс печльный Я долго плкл пред тобой. Мои хлдеющие руки Тебя стрлись удержть; Томленье стршное рзлуки Мой стон молил не прерывть.

Но ты от горького лобзнья Свои уст оторвл; Из кря мрчного изгннья Ты в крй иной меня звл. Ты говорил: "В день свиднья Под небом вечно голубым, В тени олив, любви лобзнья Мы вновь, мой друг, соединим".

Но тм, увы, где неб своды Сияют в блеске голубом, Где [тень олив легл] н воды, Зснул ты последним сном. Твоя крс, твои стрднья Исчезли в урне гробовой А с <ними> поцлуй свиднья... Но жду его; он з тобой...

ОТРЫВОК.

Не розу Пфосскую, Росой оживленную, Я ныне пою; Не розу Феосскую, Вином окропленную, Стихми хвлю; Но розу счстливую, Н персях увядшую [Элизы] моей....

ИЗ BARRY CORNWALL.

Here's a health to thee, Mary.

Пью з здрвие Мери, Милой Мери моей. Тихо зпер я двери И один без гостей Пью з здрвие Мери.

Можно крше быть Мери, Крше Мери моей, Этой мленькой пери; Но нельзя быть милей Резвой, лсковой Мери.

Будь же счстлив, Мери, Солнце жизни моей! Ни тоски, ни потери, Ни ненстливых дней Пусть не ведет Мери.

* * *

Пред испнкой блгородной Двое рыцрей стоят. Об смело и свободно В очи прямо ей глядят. Блещут об крсотою, Об сердцем горячи, Об мощною рукою Оперлися н мечи.

Жизни им он дороже И, кк слв, им мил; Но один ей мил - кого же Дев сердцем избрл? "Кто, реши, любим тобою?" Об деве говорят И с ндеждой молодою В очи прямо ей глядят.

МОЯ РОДОСЛОВНАЯ.

Смеясь жестоко нд собртом, Писки русские толпой Меня зовут ристокртом. Смотри, пожлуй, вздор ккой! Не офицер я, не сессор, Я по кресту не дворянин, Не кдемик, не профессор; Я просто русской мещнин.

Понятн мне времен превртность, Не прекословлю, прво, ей: У нс нов рожденьем знтность, И чем новее, тем знтней. Родов дряхлеющих обломок (И по несчстью не один), Бояр стринных я потомок; Я, бртцы, мелкий мещнин.

Не торговл мой дед блинми, Не вксил црских спогов, Не пел с придворными дьячкми, В князья не прыгл из хохлов, И не был беглым он солдтом Австрийских пудреных дружин; Тк мне ли быть ристокртом? Я, слв богу, мещнин.

Мой предок Рч мышцой брнной Святому Невскому служил; Его потомство гнев венчнный, Ивн IV пощдил. Водились Пушкины с црями; Из них был слвен не один, Когд тяглся с полякми Нижегородский мещнин.

Смирив крмолу и коврство, И ярость брнных непогод, Когд Ромновых н црство Звл в грмоте своей нрод, Мы к оной руку приложили, Нс жловл стрдльц сын. Бывло нми дорожили; Бывло.... но - я мещнин.

Упрямств дух нм всем подгдил: В родню свою неукротим, С Петром мой прщур не полдил И был з то повешен им. Его пример будь нм нукой: Не любит споров влстелин. Счстлив князь Яков Долгорукой, Умен покорный мещнин.

Мой дед, когд мятеж поднялся Средь петергофского двор, Кк Миних, верен оствлся Пденью третьего Петр. Попли в честь тогд Орловы, А дед мой в крепость, в крнтин, И присмирел нш род суровый, И я родился мещнин.

Под гербовой моей печтью Я кипу грмот схоронил И не якшюсь с новой знтью, И крови спесь угомонил. Я грмотей и стихотворец, Я Пушкин просто, не Мусин, Я не богч, не цредворец, Я см большой: я мещнин.

Рost scriptum.

Решил Фиглярин, сидя дом, Что черный дед мой Гннибл Был куплен з бутылку ром И в руки шкиперу попл.

Сей шкипер был тот шкипер слвный, Кем нш двигнулсь земля, Кто придл мощно бег держвный Рулю родного корбля.

Сей шкипер деду был доступен, И сходно купленный рп Возрос усерден, неподкупен, Црю нперсник, не рб.

И был отец он Гннибл, Пред кем средь чесменских пучин Громд корблей вспылл, И пл впервые Нврин.

Решил Фиглярин вдохновенный: Я во дворянстве мещнин. Что ж он в семье своей почтенной? Он?... он в Мещнской дворянин.

ЦЫГАНЫ.

Нд лесистыми брегми, В чс вечерней тишины, Шум и песни под штрми, И огни рзложены.

Здрвствуй, счстливое племя! Узню твои костры; Я бы см в иное время Провождл сии штры.

Звтр с первыми лучми Вш исчезнет вольный след, Вы уйдете - но з вми Не пойдет уж вш поэт.

Он бродящие ночлеги И прокзы стрины Позбыл для сельской неги И домшней тишины.