/ Language: Русский / Genre:prose,

Стихотворения 1832

Александр Пушкин


Пушкин Алексндр Сергеевич

Стихотворения 1832

А.С. Пушкин

Полное собрние сочинений с критикой

СТИХОТВОРЕНИЯ 1832

I.

И дле мы пошли - и стрх обнял меня. Бесенок, под себя поджв свое копыто, Крутил ростовщик у дского огня.

Горячий кпл жир в копченое корыто. И лопл н огне печеный ростовщик. А я: "Поведй мне: в сей кзни что сокрыто?"

Виргилий мне: "Мой сын, сей кзни смысл велик: Одно стяжние имев всегд в предмете, Жир должников своих сосл сей злой стрик

И их безжлостно крутил н вшем свете." Тут грешник жреный протяжно возопил: "О, если б я теперь тонул в холодной Лете!

О, если б зимний дождь мне кожу остудил! Сто н сто я терплю: процент неимоверный!" Тут звучно лопнул он - я взоры потупил.

Тогд услышл я (о диво!) зпх скверный, Кк будто тухлое рзбилось яйцо, Иль крнтинный стрж курил жровней серной.

Я, нос себе зжв, отворотил лицо. Но мудрый вождь тщил меня вс° дле, дле И, кмень приподняв з медное кольцо, Сошли мы вниз - и я узрел себя в подвле.

II.

Тогд я демонов увидел черный рой, Подобный издли втге мурвьиной И бесы тешились проклятою игрой:

До свод дского кслся вершиной Гор стекляння, [кк Аррт] остр И рзлеглся нд темною рвниной.

И бесы, рсклив кк жр чугун ядр, [Пустили вниз его смердящими] когтями Ядро зпрыгло - и глдкя гор,

Звеня, рстресклсь колючими звездми. Тогд других чертей нетерпеливый рой З жертвой кинулся с ужсными словми.

Схвтили под руки жену с ее сестрой, И зголили их, и вниз пихнули с криком И обе сидючи пустились вниз стрелой...

Порыв отчянья я внял в их вопле диком; Стекло их резло, впивлось в тело им А бесы прыгли в веселии великом.

Я издли глядел - смущением томим.

МАЛЬЧИКУ. (ИЗ КАТУЛЛА)

Minister vetuli, puer.

Пьяной горечью Флерн Чшу мне нполни, мльчик! Тк Постумия велел, Председтельниц оргий. Вы же, воды, прочь теките И струей, вину врждебной, Строгих постников поите: Чистый нм любезен Бхус.

<В АЛЬБОМ А. О. СМИРНОВОЙ.>

В тревоге пестрой и бесплодной Большого свет и двор Я сохрнил взгляд холодный, Простое сердце, ум свободный И првды плмень блгородный И кк дитя был добр; Смеялсь нд толпою вздорной, Судил здрво и светло, И шутки злости смой черной Писл прямо нбело.

<В АЛЬБОМ КЖ. А. Д. АБАМЕЛЕК.>

Когд-то (помню с умиленьем) Я смел вс няньчить с восхищеньем, Вы были дивное дитя. Вы рсцвели - с блгоговеньем Вм ныне поклоняюсь я. З вми сердцем и глзми С невольным трепетом ношусь И вшей слвою и вми, Кк няньк стря, горжусь.

<ГНЕДИЧУ.>

С Гомером долго ты беседовл один,

Тебя мы долго ожидли, И светел ты сошел с тинственных вершин

И вынес нм свои скрижли. И что ж? ты нс обрел в пустыне под штром,

В безумстве суетного пир, Поющих буйну песнь и скчущих кругом

От нс созднного кумир. Смутились мы, твоих чуждяся лучей.

В порыве гнев и печли Ты проклял ли, пророк, бессмысленных детей,

Рзбил ли ты свои скрижли? О, ты не проклял нс. Ты любишь с высоты

Скрывться в тень долины млой, Ты любишь гром небес, но ткже внемлешь ты

Жужжнью пчел нд розой лой. [Тков прямой поэт. Он сетует душой

Н пышных игрх Мельпомены, И улыбется збве площдной

И вольности лубочной сцены,] То Рим его зовет, то гордый Илион,

То склы стрц Оссин, И с дивной легкостью меж тем летет он

Во след Бовы иль Еруслн.

КРАСАВИЦА.

Вс° в ней грмония, вс° диво, Вс° выше мир и стрстей; Он покоится стыдливо В крсе торжественной своей; Он кругом себя взирет: Ей нет соперниц, нет подруг; Крсвиц нших бледный круг В ее сияньи исчезет.

Куд бы ты ни поспешл, Хоть н любовное свиднье, Ккое б в сердце ни питл Ты сокровенное мечтнье, Но встретясь с ней, смущенный, ты Вдруг остновишься невольно, Блгоговея богомольно Перед святыней крсоты.

К ***

Нет, нет, не должен я, не смею, не могу Волнениям любви безумно предвться; Спокойствие мое я строго берегу И сердцу не дю пылть и збывться; Нет, полно мне любить; но почему ж порой Не погружуся я в минутное мечтнье, Когд нечянно пройдет передо мной Млдое, чистое, небесное созднье, Пройдет и скроется?... Ужель не можно мне Любуясь девою в печльном слдострстье. Глзми следовть з ней и в тишине Блгословлять ее н рдость и н счстье, И сердцем ей желть все блг жизни сей, Веселый мир души, беспечные досуги, Вс° - дже счстие того, кто избрн ей, Кто милой деве дст нзвние супруги.

В АЛЬБОМ

Гонимый рок смовлстьем От пышной длеко Москвы, Я буду вспоминть с учстьем То место, где цветете вы. Столичный шум меня тревожит; Всегд в нем грустно я живу И вш пмять только может Одн нпомнить мне Москву.

(ИЗ KСЕHOФAHA КОЛОФОНСКОГО.)

Чистый лоснится пол; стеклянные чши блистют; Все уж увенчны гости; иной обоняет, зжмурясь, Лдн слдостный дым; другой открывет мфору, Зпх веселый вин рзливя длече; сосуды Светлой студеной воды, золотистые хлебы, янтрный Мед и сыр молодой - вс° готово; весь убрн цветми Жертвенник. Хоры поют. Но в нчле трпезы, о други, Должно творить возлиянья, вещть блговещие речи, Должно бессмертных молить, д сподобят нс чистой душою Првду блюсти: ведь оно ж и легче. Теперь мы приступим: Кждый в меру свою нпивйся. Бед не велик В ночь, возврщясь домой, н рб опирться; но слв Гостю, который з чшей беседует мудро и тихо!

(ИЗ АФЕНЕЯ.)

Слвня флейт, Феон, здесь лежит. Предводителя хоров

Стрец, ослепший от лет, некогд Скирпл родил И, вдохновенный, нрек млденц Феоном. З чшей

Слдостно Вкх и муз слвил приятный Феон. Слвил и Втл он, молодого крсвц: прохожий!

Мимо гробницы спеш, вымолви: здрвствуй Феон!

* * *

Бог веселый виногрд Позволяет нм три чши Выпивть в пиру вечернем. Первую во имя грций, Обнженных и стыдливых, Посвящется вторя Крснощекому здоровью, Третья дружбе многолетной. Мудрый после третьей чши Все венки с [глвы] слгет И творит уж возлиянья Блгодтному Морфею.

В АЛЬБОМ.

Долго сих листов зветных Не кслся я пером; Виновт, в столе моем Уж двно без строк приветных Злежлся твой льбом. В именины, очень кстти, Пожелть тебе я рд Много всякой блгодти, Много слдостных отрд, Н Прнсе много гром, В жизни много тихих дней И н совести твоей Ни единого льбом От крсвиц, от друзей.