/ Language: Русский / Genre:sf_action, sf_space

Бейссел

Арсен Шмат

Пришел в себя и ничего не помнишь? Не беда! Обнаружил что у тебя тело черта? Причем нестандартного? Ну и что, бывает и хуже! Тебя вновь хотят лишить разума, и ко всему ты обнаруживаешь себя точно не на родной планете? Ха! Не твои проблемы!

Что ж, пора прошвырнуться по Галактике — на инопланетян посмотреть, себя показать… Может, что еще интересного узнаешь о своем прошлом…

А в довесок: вот вам живой и разумный звездолет, разудалая команда и пси-силы в нагрузку!

Как говориться — кто не спрятался… Впрочем и спрятавшимся тоже не повезет!


Арсен Станиславович Шмат

Бейссел

Ой! Больно то как… Стоп! Что значит больно? Что вообще со мной случилось? Минуточку, а кто я вообще такой? Ничего не помню… Так во-первых, надо разобраться кто я? Во-вторых где я? И в-третьих что собственно произошло?

Так начнем с простого, я мыслю — значит, я существую, а осознание этого означает, что я разумен. Банально, но справедливо. Так, философию отложим на потом, сейчас надо разобраться почему я не чувствую своего тела, и есть ли оно вообще? Хотя, как тогда я могу чувствовать боль? Так… Я напрягся, концентрируя все свое внимание на боли. Пульсирующей боли. Пульсирующей боли на затылке. Что ж, у меня есть затылок. Уже это радует… Медленно, но верно, я, отталкиваясь от боли в затылке, прочувствовал все тело.

М-да… странный я получил результат. Судя по ощущениям, у меня есть — руки, ноги и… хвост. Почему-то именно хвост меня больше всего удивил. Что из этого выплывает? Ну если судить логически, то раньше его у меня не было… Или был?.. Ни черта не помню… Точнее помню многое, но это вроде как голые знания… а вот с личной памятью проблемы. И что теперь делать?.. Перестать фигней страдать и разобраться где я нахожусь, и чем мне это может грозить…

Снова сосредоточился на своем теле. Наконец к ощущению тела начали добавляться и другие чувства… Судя по ощущениям я лежу на спине, на полу. Руки, ноги и… хвост — раскинуты в разные стороны. Нет, ну не могу я понять, почему меня так удивляет мой хвост. Ладно, с этим потом.

Дальше пришел запах — какой-то кисловатый вперемешку с запахом паленой проводки… и еще что-то сладковатое…

Ощутил легкое колебание воздуха и легкое тепло, какое ощущается, когда рядом находиться кто-то еще. Это конечно не физическое ощущение, а что-то сродни тому, когда чувствуешь, что на тебя смотрят. Ладно, с этим разбираться будем потом. Что я еще чувствую?..

В это же мгновение проснулся, по-другому не назовешь, слух. По ушам немилосердно резануло визгом на грани ультразвука. От неожиданности я открыл глаза, и от яркого света на мгновение ослеп, но вскоре начал различать проясняющиеся фигуры.

Тут-то мне стало уж совсем нехорошо. Надо мной склонилась жуткая тварь, похожая на прямоходящую ящерицу. Ростом под три метра, с желтоватой чешуей и с такими же зрачками, в какой-то розовой, рваной одежде, из-под которой выглядывал короткий толстый хвост. Именно она издавала этот мерзкий звук, и при этом ее передние шестипалые конечности тянулись ко мне.

Порядочно струхнув, я завопил и резко взмахнул правой рукой, походя отмечая, что моя темно-фиолетового цвета пятипалая конечность заканчивается небольшими черными когтями, а на запястье находиться узкий, но очень толстый серебристый браслет, и судя по ощущениям, подобные есть на левой руке и на лодыжках. "Ящерица" что-то испугано пискнула и отпрянула от меня на порядочное расстояние. Чем я и воспользовался, перевернувшись на живот и встав на четвереньки. Быстро осмотрелся.

Я находился в очень большой комнате, метров эдак тридцать на двадцать. Выдержанная в золотисто-зеленых тонах она поражала роскошью. По крайней мере, с моей точки зрения. Кроме меня и "ящерицы", здесь находился еще один представитель ее рода. Его рост был около трех с половиной метров, и на нем была одето что-то среднее между туникой и мантией синего цвета. И он был мертв. О чем недвусмысленно говорили два фактора. Он лежал на полу в неестественной позе, а также огромная с опаленными краями дыра, которая заменяла ему грудную клетку.

'Ящерица' снова что-то заговорила на своем языке. В том, что она говорит, я уже не сомневался. Одета, ведет себя как разумная, и… у-ё!!! Я резко прыгнул вперед, сокращая между нами дистанцию и выбивая у нее из руки поднятый с пола предмет, жутко похожий на оружие. 'Ящерица' в свою очередь отпрыгнула назад, но результат был достигнут. Оружие оказалось на полу.

Вообще странно, что я, владея телом всего пару минут, уже смог с ним так резво управляться… Ладно, с этим потом…

Очередной рывок вперед, хватаю оружие, и как раз вовремя отскакиваю, чтобы не столкнуться с моим оппонентом. Или оппоненткой? Раз в розовом, буду считать, что оппоненткой. Теперь мы оба стоим на четвереньках, но при этом у меня есть оружие. Скосив взгляд, быстро осмотрел его. Как для меня великоватая машинка, вороненый метал, углы сглажены, слегка непривычный курок и тумблер, судя по всему предохранитель. Если рассуждать логически, то это энергетическое оружие. Другое такую дырку, в том трупе, не сделало бы. Лазерный пистолет?.. И вот еще одна непонятность, откуда я могу знать, как должен выглядеть курок? Или что именно такое 'лазерный пистолет'?..

'Ящерица' что-то заворковала, при этом медленно двигаясь в мою сторону и протягивая вперед руки. В правой руке у нее было что-то по виду съестное. Не понял… Меня что, принимают за животное?

Я посмотрел на 'ящерицу'. Скорей всего так оно и есть. И судя по тому, как она ко мне обращается, она либо моя "хозяйка", либо та, кто часто имел со мной дело. Меня это взбесило.

Значит, я был здесь на правах домашней зверушки?! Значит, меня лишили разума?!! Все… я разозлился…

Наверное, надо было притвориться животным и разузнать обстановку, но в тот момент я не мог рассуждать здраво… А кто смог бы? Потому я медленно встал на ноги, уверенно направил пистолет на все еще стоящую на четвереньках "ящерицу" и проговорил:

— Что, диковинного зверька решила завести? Надо было хомячка покупать… — голос мой звучал тихо и с каким-то рыком. Но ей хватило.

Когда я встал — ее глаза были полны удивления, когда направил на нее оружие — испуга, а когда уж заговорил — ужаса.

Я хотел было уже нажать на курок, как стена позади меня взорвалась, и меня ударной волной бросило через полкомнаты. К счастью я смог сгруппироваться и потому ничего себе не повредил. И вообще мне показалось, что здесь что-то не так с гравитацией. Уж слишком долго летел и мягче, чем положено приземлился на бренную землю, снова оказавшись на четырех конечностях.

Вот еще одна странность, уж очень быстро я анализирую происходящие. Почему? Последствия утраты памяти? Глупо, но пока за неимением другой версии, буду использовать эту…

Тем временем в комнате появились новые действующие лица. Все те же "ящерицы", но одеты в какие-то зеркально-черные доспехи, такие же шлемы и с оружием, которое я окрестил как лазерные винтовки-пулеметы.

Теперь расклад был не в мою пользу. "Хозяйку" окружили со всех сторон, защищая своими телами, а в меня были направлены все стволы. Пистолет у меня выбило из рук еще при взрыве. Из оружия остались только когти на руках… и ногах. Ах да, еще хвост. Он кстати, сейчас нависал надомной, наподобие скорпионьего. Правда, мой был тонким, подвижным, очень длинным и оканчивался острой костяной иглой. Таким себе шипом…

М-да… этот раунд не за мной, а потому я медленно встал, поднял руки вверх и обвил хвостом правое бедро.

Через минуту мои руки были скованы за спиной, к ним же пристегнут конец хвоста. Меня куда-то повели…

Я, в окружении охраны из шести 'ящериц', достаточно долго плутал по огромным (как для меня) коридорам, пока мы не вошли в огромное помещенье, судя по всему ангар. Я так решил, что это ангар, потому что все помещенье было заполнено коробкообразными машинами, некоторые из которых то и дело поднимались в воздух и исчезали в вертикальных шахтах в потолке.

Меня грубо толкнули к ближайшей из них. Задняя стенка распалась на две части. Верхняя ушла в потолок, а нижняя оказалась со ступеньками на внутренней стороне, по которым вся наша компания и поднялась. Внутри оказалось двенадцать сидений в два ряда, обращенных друг к другу 'лицом'. В дальнем конце находилась еще одна дверь, судя по всему, пилотская кабина. Никаких иллюминаторов, или чего-то подобного не было. Меня усадили в одно из них посредине салона и туго затянули ремнями, при этом полностью лишив меня возможности двигаться. Остальные заняли мои конвоиры. Кресло не было рассчитано на мои габариты, а потому выглядел я в нем как ребенок… Особо опасный. Почему-то это меня развеселило, и я улыбнулся. Сидящий напротив меня охранник вздрогнул и крепче сжал в своих руках винтовку. Интересно, почему меня так бояться? Я ведь более чем в полтора раза ниже их…

Тем временем наш транспорт вздрогнул и, судя по ощущениям, начал, наращивая скорость, подниматься. От перегрузки меня вдавило в кресло. Я мельком взглянул на охрану, им приходилось хуже. Ну да, судя по гравитации на поверхности, они привыкли к более низкой, а потому и более чувствительны к ее изменению. Хм, по идеи на мне это тоже должно было сказаться… Непонятно…

Через полчаса постоянной перегрузки все вдруг резко прекратилось. Вообще. В смысле исчезла не только перегрузка, но и гравитация, как такова. Что ж, товарищ, могу вас поздравить с выходом в космос. Только вот я почему-то сомневаюсь, что посадка произойдет на моей родной планете… А как она вообще называется? Недолгое самокопание привело к странным выводам, у родной планеты было аж три известных мне названия — Гея, Терра и… Земля. Последнее, в каком смысле? Почва что ли? Так попробуем покопаться в себе еще. Вдруг, что еще интересное найду? После длительного вспахивания тех маленьких залежей памяти, что у меня имелись, пришел к неутешительным результатам — я знаю, что ничего не знаю. Даже про себя… Причем это вроде цитата. Вскоре, разочаровавшись в своей памяти, и незнанием местного языка, а потому, не имея возможности пообщаться со своей охраной, я незаметно для себя, заснул.

Проснулся я от настолько сильного толчка, что аж зубы клацнули.

'Прилетели' — с какой-то грустью подумалось мне. Меня освободили из кресла, и повели к выходу. Судя по гравитации, мы были не на планете, или уже на другой.

Когда меня вывели, я успел оглядеться. Что ж, моя догадка оказалась правильной, мы были все еще в космосе, а точнее на космической станции. Об этом говорил прозрачный потолок, через который можно было наблюдать оранжево-синюю поверхность планеты. Вот на ее орбите мы и находились. А космическая станция, потому, что я увидел на одной из стен монитор, на котором вращалась схема самой станции. Мою догадку подтвердил конвоир, который подошел к монитору, что-то набрал, на появившейся снизу клавиатуре. После чего ткнул в какой-то сектор на изменившемся рисунке.

Судя по схеме, станция представляла собой сильно сплюснутый шар, который был опоясан тонким кольцом, а из полюсов выходили цилиндрические башни, утыканные всякой электроникой. Размеры я берусь угадывать, но судя по всему, диаметр шара около полукилометра.

Меня ткнули стволом между лопаток вынуждая двигаться за конвоирами. И снова плутание по коридорам.

На этот раз до цели мы добрались намного быстрее. Это оказалась какая-то лаборатория, полностью заставленная непонятной аппаратурой. Здесь я увидел представителя новой расы. Два с половиной метра роста, хрупкое создание с тонкой костью, голубой кожей, огромными фасетчатыми глазами. Одет он был в туго обтягивающий комбинезон слегка темнее его кожи.

Конвоир переговорил о чем-то с этим 'голубым', тот согласно кивнул. Меня подвели к вертикально стоящей пластине один на два метра. Она была хромирована, а потому я, наконец, смог рассмотреть свое тело в отражении. Поджарое тело с темно-фиолетовой кожей, кое-где рисунок чешуи, желтые звериные глаза с вертикальными зрачками, черная как смоль шевелюра кучерявых волос до плеч, клыки, выпирающие из-под верхней губы, и четыре небольших, но острых рога на лбу, крайние слегка загнуты назад. Теперь добавим, что на моих руках когти, а сзади еще и хвост с иглой на конце.

— Бес! — ахнул я, попятившись. Уж такого я не ожидал. Не-ет… я точно знаю, что так представители моего вида не выглядят. Но вот и вспомнить, как именно — не могу. Хотелось смеяться и плакать одновременно… А еще не хотелось жить… Потому я безропотно позволил прижать себя к пластине, к которой меня тут же притянули несколькими ремнями, после чего она приняла горизонтальное положение.

Я ощутил, как что-то холодное прижалось к моему многострадальному затылку. Меня пронзила короткая острая боль, и наступило забытье.

+ ПОДКЛЮЧЕНИЕ К НЕРВНОЙ СИСТЕМЕ: ВЫПОЛНЕНО

+ СКАНИРОВАНИЕ МОЗГА. ЖДИТЕ…

+ ВНИМАНИЕ! ОБНАРУЖЕНО ПОВРЕЖДЕНИЯ НЕКОТОРЫХ СЕКТОРОВ МОЗГА.

+ ВОССТАНОВИТЬ?

+ ВНИМАНИЕ! НЕКОТОРЫЕ СЕКТОРЫ МОЗГА ОТКЛЮЧЕНЫ.

+ АКТИВИРОВАТЬ?

Блин, у меня, что — глюки? Хотя какая разница? Давай уж, глюк, выполняй…

Ощущение было, будто меня ударило электричеством. Мгновение ничего не происходило, а потом будто прорвав плотину меня, накрыл поток знаний. Было много пробелов, но и того что я получил, (или точнее вспомнил?) хватило чтобы снова захотеть жить и получить цель жизни. Я — человек, и как говориться, это звучит гордо. Но, какая-то сволочь превратила меня в черта, и запихала неизвестно куда. Хотя секундочку… Я знаю, где нахожусь… Скопление Зарод, система Фархар, орбита планеты Лонер. Откуда? На этот риторический вопрос я получил вполне нормальный ответ — от биокорабля 'Задор'. Теперь осталось найти гада и помучить его перед смертью… Угу, разогнался. Так, а где я вообще? Тут же вернулось ощущение тела и с ним все остальные чувства.

Я так и остался лежать привязанный к пластине. Не показывая, что пришел в себя, прислушался к тому, что происходит вокруг. Рядом кто-то с кем-то общался. К сожалению, язык неизвестный…

+ АКТИВАЦИЯ СИНХРОННОГО ПЕРЕВОДЧИКА.

В следующее мгновение я услышал вполне понятную речь:

— Не волнуйтесь господин, он будет таким, как и раньше, — говорил мужской голос.

— Точно? Доктор, вы должны понимать, если любимец моей дочери так резко исчезнет, могут пойти слухи, а это будет достаточно неприятно… — говорил другой, властный голос. Судя по всему, они общались через какое-то подобие телефона… с экраном. Так как через прикрытые веки я видел собеседника доктора — ящера в темной одежде, наподобие мантии.

— Не волнуйтесь, этот артефакт древних всегда действует безотказно, — судя по интонациям, доктору этот разговор уже порядком надоел. — Можете быть полностью спокойны, имплантант полностью разрушит высшую деятельность мозга, как это происходило со всеми до этого. Теперь этот пришелец действительно навсегда станет животным… Он бы им и оставался, если бы кто-то не повредил ошейник, который он носил. Я кстати осмотрел его. Удивительный механизм. Внешне ничем не отличается от обыкновенного подавителя агрессивности. А на самом деле отключает разум существа от управления телом. Кстати, сколько он его носил?

— Не знаю, — ответил собеседник. — Восемь циклов назад я купил его уже с ошейником.

— Да… — протянул доктор. — У этого существа поразительная сила воли, если он смог сохранить остатки разума до сих пор… Хотя, уже нет, — в его голосе звучало разочарование пополам с удовольствием от проделанной работы. Жуткая смесь…

'Все, — подумал я. — Доктор тебе хана. Ты у меня, гад, так просто не отделаешься! Хотели уничтожить меня как личность, оставив животное в моем теле? А наоборот, не хотите ли?'

Наконец эти двое закончили разговор и оборвали связь. После этого доктор переговорил по коммуникатору еще с несколькими "людьми". Все это время мне приходилось изображать из себя спящего. Где-то через полчаса я услышал звук открывающейся двери. Точнее она уехала в стенку. Ну не это главное. Главное то — кто пришел. А пришла моя "хозяюшка"…

— Доктор, как он?

— С вашим любимцем все в порядке. Он должен вот-вот прийти в себя.

— Ой, я так рада, — зачастила она. — Вы не представляете, как я испугалась, когда узнала, что в него вживили этот странный биочип, из-за которого им смогли управлять…

'Ага, а эта девка-ящерица оказывается дура… Но об этом пусть болит голова у ее родителей, а доктор кстати хорошую идею подсказал. Пора действительно 'прийти в себя'…' — подумалось мне.

Издав тихий стон, я, пытаясь косить под еще не пришедшее в себя животное, начал вырываться из пут, при этом издавая как можно более жалобные звуки.

Добрый доктор (убью гада!!!) сунул какой-то приборчик мне под нос. Я лишь успел заметить, как на небольшом дисплее появилась вполне понятная надпись: ЯЗЫКОВЫЕ СТРУКТУРЫ НЕ ОБНАРУЖЕНЫ… Это он типа проверил, или я не притворяюсь. Ню-ню…

Над головой послышалось одобрительное бормотание, и о чудо! — меня, наконец, освободили.

Порезвимся!!!

Все произошло мгновенно. Я взвился на ноги, параллельно обматывая своим хвостом шею ящерки. Доктор кинулся к вполне прозаической красной кнопке. За что и был наказан перебитыми передними конечностями, и пришпилен к стене когтями моей правой руки.

А я крут, однако! Сломать кости сразу на двух руках и при этом не повредить свои… Хотя может они у него изначально были хрупкие?

Все замерло. Ящерка сзади тихо хрипела, не получая кислорода в достаточном количестве, доктор тихо подвывал от боли, а из дырки в плече сочиться темно-синяя кровь.

— Ну что гадина, пришел твой час, — прохрипел я ему в лицо. Он испугано посмотрел на меня. Ба! Да он понял, что я сказал. — Это хорошо, что ты меня понимаешь. Сейчас ты у меня сполна поплатишься, — после чего последовал удар левой рукой от пояса до шеи. Не глубокий, но очень болезненный. Отчего он лишь всхлипнул и рухнул без чувств. — Слабак, — раздраженно проворчал я, и со злости плюнул на него…

Как он заорал… А я с удивлением смотрел на то, как моя слюна прожигает в нем дырку. Через пару минут он затих, окончательно. Э-э-э… Это как?

+ СЛИШКОМ ВЕЛИКА РАЗНИЦА В СТРУКТУРАХ БЕЛКОВ — сообщил уже слегка привычный глюк.

А ладно, потом разберусь. Сейчас главное выбираться отсюда.

Я повернулся к ослабшей ящерке. Та уже еле дышала. Пришлось ослабить хватку. Не хватало, чтобы она загнулась раньше положенного.

— Ну что, будешь послушной, или мне и на тебя плюнуть? — ласково поинтересовался я у нее.

— Буду, — прохрипела она.

— Это хорошо… — странно, откуда берется этот рык?.. Ладно, все потом. — Где мы сейчас находимся?

— На станции…

— Меня не это интересует. Где расположена эта система? — я слегка сдавил ее шею.

— Это один из крайних миров, он находиться вблизи от карантинной зоны, — выпалила она, боясь что я продолжу душить ее.

— Что за карантинная зона?

— Мертвая часть рукава. Мертвые миры. Там когда-то жила древняя цивилизация, но она погибла из-за сильного излучения неизвестного типа, которое до сих пор остается там.

— И что, никто туда не летает? — поинтересовался я.

— Очень редко, и только смертники… Слишком опасно.

— Ясно. Какая ближайшая вражеская по отношению к вам система?

— В месяце гипера отсюда. Жванг — мир насекомых…

— А какая гуманоидная раса ближе всего?

— Она очень далеко… — это не ответ, я снова сдавил ее шею. — Туда год лететь! Гуманоиды слишком редки!! Тебя будут искать, если ты меня убьешь!!!

— Меня будут искать в любом случае, — отмахнулся я. — Что у вас полагается за лишение разумного существа разума?

— По галактическому закону… уничтожение всей семьи виновного… в преступлении, — прохрипела она.

— Вот видишь? Кстати, а что это такое? — я резко сменил тему, уже некоторое время, рассматривая браслеты на запястьях. Мой "глюк" уже сообщил, что внутри находиться какая-то техника. Но толком не описал.

— Гравитационные браслеты, — как само собой ответила ящерка.

— И?.. — раздраженно смерил ее взглядом. Что мне в принципе проблематично из-за разницы в росте.

— Гравитации на планетах то разные, а они их стабилизируют…

— Как его отключить?

— Нажать на небольшой выступ и провести его вправо в половину оборота браслета.

Я уже собрался было попробовать, как что-то меня остановило. Потому подойдя к ней впритык, прижал все еще окровавленные когти к ее горлу и как бы в задумчивости провел ими наискось, сильно оцарапав кожу.

— Просто нажать на синий ромб, — пискнула она.

— То-то же, — проворчал я, нажимая на ромб. Первое мгновение казалось, что ничего не изменилось. А потом пришло ощущение пониженной гравитации. Допросив ящерку обо всей структуре управления браслетом, осторожно поиграл с регулятором мощности, и понял, откуда у меня такая сила. Оказывается, кто-то задал на браслетах повышенную гравитацию. Что в свою очередь привело к постоянному "накачиванию" мышц. Странно, что я вообще не загнулся…

Так перестаем думать о глупостях, и думаем о том, что делать дальше.

Сначала поставим задачу минимум. Ну, хоть бы — выжить и не лишиться снова разума.

Мрачная конечно вырисовывается перспектива… Но что поделаешь, на безрыбье и рак сойдет…

А кто такой рак?.. Нет, ну это меня бесит все больше и больше! Надо перестать задумываться над каждым словом и просто действовать!

Будем считать, что задача минимум поставлена. Теперь возьмемся за задачу максимум. Ну, тут все тоже просто. Надо свалить с этой базы, и желательно так, чтобы от меня отвязались, если будет преследование. А потом найти тех гадов, что сотворили это со мной и…

Видимо на моем лице проступило особо зверское выражение, потому что ящерка тихо заскулила.

— Хочешь жить? — тихо поинтересовался я у нее. Нервное кивание. Как бы голову не оторвала от такой скорости… — В таком случае… — я сам не зная как, потянулся к тому кораблю, что дал мне знание о моем месторасположении. Он сообщил, что с радостью поможет мне выбраться отсюда, а то ему самому здесь все до жути надоело. А особенно тот факт, что никто его не понимает… После чего поинтересовался у меня — начинать ли предстартовую подготовку. Я конечно согласился. И прежде, чем разорвать связь успел еще спросить, где именно он находиться. Угу…

Я зашел ящерке за спину и залез на нее, положив свой подбородок ей на плечо, а руками обняв за шею так, чтобы в случае чего смог располосовать ей горло. Та охнула под моим весом, но удержалась на ногах.

— А теперь топай в красный сектор, третий уровень, пятый док, — скомандовал я и предупредил. — Мне известны многие языки Галактики. Так что попробуешь кого-то предупредить — умрешь… — не уверен или действительно пойму, но ведь ей не обязательно об этом знать. Ведь так? — А теперь топай!

И мы потопали.

Идти пришлось довольно долго. Пару раз спускались на лифтах, раз даже проехались на чем-то наподобие метро. Потом снова лифт, парочка шлюзов.

По дороге попадались представители других рас. На протяжении всего пути на нас смотрели лишь слегка удивленно, но не более. Хотя я и не уверен, так как мимика на лица инопланетян непривычна. А потому больше ориентировался по глазам. Правду кто-то сказал, что в глазах отражается душа… Пусть даже инопланетная.

И наконец, открылся шлюз, пропуская нас в пятый док.

Честно признаюсь, корабль не очень-то меня и впечатлил. Болотно-зеленого цвета, небольшой, бочковатый, слегка вытянутый, с какими-то атрофированными крылышками, весь прилизанный, стоял он на четырех небольших опорах. Чем-то он напоминал какого-то жучка…

Но вот идущие он него волны радости и тепла, полностью скрашивали его недостатки. Я даже толком не могу понять, откуда пришли эти самые ощущения, но то, что они были, это — несомненно.

Как только мы вошли в док, из шлюза корабля появился еще один ящер, одетый в какое-то засаленное подобие рабочей формы.

— Делай, что хочешь, но мы должны оказаться как можно ближе к кораблю. И не вздумай бежать, — тихо прошипел я своей заложнице в ухо, делая при этом вид, что лащусь к ней. Она лишь вздрогнула и поспешила навстречу к ящеру, что-то быстро тарахтя при этом.

Что именно она говорила, я не прислушивался, так как в этот момент незаметно пытался отрегулировать браслет, чтобы он работал где-то в треть своей силы. Наконец мне это удалось.

И когда между нами оказалось что-то около метра, я плюнул в лицо ящера, одновременно с этим используя свою носильщицу как стартовою площадку. Ящер такого не ожидал, а потому рефлекторно прикрыл лицо руками. Слюна к сожалению на него не подействовала… От моего сильного рывка 'хозяйка' потеряла равновесие и упала на пол, а я тем временем вонзился когтями рук и хвостовым шипом в грудь ящера. Когда я поднялся на ноги, он был уже мертв. Затолкал ящерку на борт корабля, после чего поднялся сам.

Повинуясь моей мысленной просьбе, шлюз за нашими спинами закрылся. Заперев заложницу в первой же каюте, при помощи все той же странной связи с кораблем, я быстро осмотрел остальные помещения. Не хватало еще, чтобы кто-то оказался на борту. После чего проследовал в рубку.

Рубка оказалась небольшой. Каплевидной формы, с тремя креслами, среднее было слегка впереди, и, судя по большему количеству панелей управления, в нем должен был сидеть капитан. Вся пологая стена представляла собой сплошной экран, на котором сейчас показывалось помещение дока с трупом ящера в нем. Не долго думая я сел в кресло.

Ощущения, когда я сел в него, были, будто тебя обнимает кто-то близкий тебе. Мать… Чувство родства душ, защищенность, спокойствие.

— Куда полетим? — спросил меня бесполый голос. Голос корабля.

Я слегка поморщился. Слегка неприятно, когда с тобой общается бесполое существо.

Ответом мне был детский смех.

— Так ведь я еще маленький, — ответил мне мальчишеский голос.

— Что уже выбрал пол? — удивился я.

— Ну да. Звучи я сейчас девушкой, у тебя были бы проблемы, так как рядом нет представителя твоего вида, — нет, все-таки корабль, хоть и с душой мальчишки, но все же…

— Злюка, — обижено ответили мне.

— Ну, извини-извини, просто многое навалилось на меня в последнее время…

— Прощаю, — тут же откликнулся он, и поинтересовался. — Так куда же полетим?

— Не знаю… Я, честно говоря, и летать-то не умею…

— А что здесь сложного? — и я почувствовал, как мое сознание слилось с сознанием корабля. Теперь мне было доступно и известно многое. Я-корабль осмотрелся. Надо выбираться отсюда, иначе точно погибну.

Стоило мне об этом подумать, как взвыли сирены и синим светом замигали лампы.

'Это они, наверное, доктора нашли, — злорадно подумал, после чего спохватился. — Стоп! Чего я злорадствую? Выбираться отсюда надо!!!'

Запустились маневровые и атмосферные двигатели. Медленно оторвался от пола, и, круша всякие постройки, начал разворачиваться носом к шлюзу в космос.

Сзади из стен появились четыре двуствольные турели и начали по нас стрелять. Меня очень порадовал тот факт, что диафрагмы на космических двигателях были закрыты, а потому повреждения оказались несущественны. Но все равно, надо что-то делать…

Датчики показали, что врата шлюза не протаранить — слишком крепкие. А места для разгона практически нет… Но сам корабль предложил решение. Оценив его, я согласился.

Спереди, из специальных пазов появилось четыре лазерных резака, что еще больше добавило кораблю сходства с жуком. С некоторым сопротивлением резаки вошли в металл врат. Минута работы, и наконец, выход свободен! Вывалившись из проделанной дыры, включил космические двигатели и начал набирать скорость. А сзади уже появилась погоня. И судя по тому, что не стреляют, им известно о заложнице…

Переговоры сейчас ничего не решат. Я не в том положении чтобы диктовать условия, несмотря на козырь в виде ящерки.

— Мы можем смыться отсюда? — мысленно поинтересовался у корабля.

— Гипердвигатель не выращен, гипер-излучатели не выращены, световые ускорители, и необходимый защитный щит не выращены, система Черных Врат не выращена, гравитационные врата поблизости не обнаружены… — начал перечислять корабль.

— Ну, хоть какой-то вариант есть?

— Можно состыковаться с кораблем, совершающим гиперпрыжок, — наконец предложил он. Хм, а это шанс…

— Быстро найди подходящий транспорт!

— Жди, сканирую… — и умолк на некоторое время. А мне тем временем пришлось резко уклоняться от залпа, который все-таки по мне дали. Еле успел увернуться, от нескольких зарядов, жутко похожих на шаровые молнии. Это как же оно должно было на меня-корабль подействовать?.. Тут же пришел ответ — концентрированный ЭМП заряд. Вырубило бы всю электронику. Угу, и взяли бы меня тепленьким…

Нет, здесь оставаться нельзя, надо что-то делать…

— Обнаружено несколько подходящих под наши нужды кораблей, — как раз вовремя подал голос корабль. Быстро просмотрев список кораблей, я выделил один из них — тяжелый грузовик, готовящийся по параметрам часа через два произвести гиперпрыжок от местного спутника. Только вот одна проблемка… Между нами находятся преследователи, планета, и сам спутник…

— Рекомендую использовать гравитацию планеты для разгона. При использовании данного варианта прибудем к цели за один час, пятьдесят минут. Приступать?

— Приступай, — согласился я, и почувствовал, как меня очень вежливо отстранили от управления. Ну вот, теперь два часа ничегонеделания… Стоп! А откуда он знает о привычных мне мерах?

— Автоматическая адаптация под пользователя для облегчения взаимосвязи между кораблем и пилотом, — вот тебе и ответ…

Тем временем корабль резко изменил направление и пошел наискось, намереваясь пройти между преследователями, разделившимися на две группы, пытаясь взять нас в клещи.

— Перевожу двигатели в режим ускорения. Активация дополнительных гравитационных компенсаторов… — и мы прилично прибавили в скорости. И судя по всему для преследователей это было неожиданностью.

— Слушай, а что ты раньше делал? — поинтересовался я.

— Да так… тяжелым кораблям помогал швартоваться к станции…

— Это что же получается? Ты буксир? — опешил я. Ничего себе, никогда бы не подумал, что можно оторваться от преследователей на буксире. А ведь у них истребители… а это заведомо более быстрые машины.

— Моя система позволяет переводить мощность двигателей в скорость, — гордо сообщил мне детский голос.

— Да я ничего против не имею… Даже наоборот… — мы уже подошли к планете и чуть ли не ныряя в атмосферу, начали разгон. И судя по тому, как вибрировал корпус, это обещало быть что-то с чем-то…

Вскоре, преследователи отстали. Это же какая у нас скорость? А как же перегрузки?

— Мне, между прочим, приходилось буксировать крейсеры, а они свои гравитационные поля никогда не отключают… — обижено заметил корабль. Что-то у него в последнее время повышенная эмоциональность, и вся в сторону обиды… — Принимаю поправку к психоматрице, — тут же сообщил он мне. А то я уже и забыл, что общаюсь с кораблем…

Расцепив наши сознания, решил толком осмотреть корабль. А то когда по нему носился, то ничего и не рассмотрел…

Как я уже говорил, кораблик был небольшим, даже можно сказать крохотным… За рубкой (хотя какая рубка? простая кабина) начинался короткий коридор с шестью дверями по бокам и еще одной в конце. Первая справа была шлюзом, слева — чем-то наподобие гибрида кухоньки и медотсека. На такие мысли наводил цилиндрический саркофаг с прозрачной крышкой и пара тарелок с объедками. Остальные четыре двери скрывали за собой небольшие каюты со столом, кроватью и чем-то похожем на тумбочку. Причем все более-менее приемлемого для меня размера. Ящерам, этот кораблик, так вообще должен казаться крошечным… А еще в каждой из кают наблюдалось небольшое сооружение наподобие душевой, скрытое за полупрозрачной стенкой. Это радовало… За дальней дверью, противоположной входу в кабину, находилась реакторная. Так как световой столб от потолка до пола, окруженный всякой аппаратурой по-другому не назовешь… Интересно, на каком принципе он работает? И все-таки маленький достался мне кораблик…

— Я же сказал, что я еще ребенок!!! — тут же возмутился описанный выше.

— А я подумал, что ты шутишь…

— Ничего подобного!! — возмутился он. — К твоему сведению, я являюсь лишь изначальной формой настоящего биокорабля.

— Вот с этого места поподробней, пожалуйста. А то мне толком не понятно, как это биокорабль?..

— Данная моя форма является как бы зародышем, который должен развиться в требуемую форму корабля. И если быть совсем точным, я не являюсь биокораблем, как таковым… Просто это определение на твоем языке наиболее подходящее. На самом деле я помесь нано, квази и все-таки биотехнологий.

— И что же надо, чтобы ты так сказать развился? — поинтересовался я.

— Только и надо, что поместить меня в подходящую питательную среду… Ну и еще провести инициацию с капитаном, для получения его генокода, для того, чтобы я мог подстроиться под его же нужды.

— И кто же твой капитан? — насторожился я.

— На данный момент его нет. Но если это возможно, то я хотел бы, чтобы им стал ты…

— А это возможно?.. Я как бы не принадлежу к расе твоих создателей… Кстати, а кто тебя создал?

— Ну, во-первых, не имеет разницы, какой ты расы — я универсал. А во-вторых, раса моих создателей имеет самоназвание Аффтахор, если тебе интересно… — мне это ничего не сказало, а потому он пояснил. — Теперешние цивилизации называют их древними.

— Гложут меня смутные сомнения… — протянул я. Слишком уж все странно… Как я помню, доктор упоминал, что тот имплантант, который мне вживили тоже принадлежал древним, и он должен был лишить меня разума, а все вышло наоборот… Теперь корабль древних… В мою и без того поврежденную голову пришла совсем уж больная идя… А если?..

— Нет, нет, и еще раз нет, — засмеялся корабль. — Ты не являешься древним, это я могу сказать точно… Конечно, у тебя очень схожа генетическая структура, но она достаточно похожа у всех гуманоидных рас. А древние были именно гуманоидами. Именно благодаря схожести генокодов, твой мозг имеет подходящее строение под имплантант.

— Ну, хоть с этим разобрались… — я облегченно вздохнул. Быть представителем древней, вымершей цивилизации мне не улыбалось. А вдруг я последний?.. — А что, никто из гуманоидов не пытался применить на себе имплантанты?

— А они что совсем психи? — вопросом на вопрос ответил он, но все-таки пояснил. — Чтоб ты знал, древние обитали там, где сейчас карантинная зона. А так как вокруг нее живут не-гуманоиды, то они и нашли имплантанты первыми. На них же они действуют губительно, а потому считается, что это опасно для всех…

— Угу… Ладно это мне ясно. А как же насчет тебя? Ты ведь не один? И если нет, то почему тебя все еще не развили в настоящий корабль?

— А кто это сделает? Без имплантанта мы не можем никак общаться, чтобы дать о себе знать, а потому не можем просветить насчет нашего настоящего происхождения. Я вообще находился в полусонном состоянии, соображая почти как обыкновенный бортовой компьютер, пока не почувствовал тебя… Насчет того, как мы тут появились?.. Все просто — была найдена одна из уцелевших орбитальных верфей древних. Так мы и появляемся. И нас все принимают за простые буксиры… Нет, конечно проводились исследования, но в нас попробуй что-то разбери. Теперешние цивилизации еще не доросли до того, чтобы понять, что мы такое.

— М-да… — я задумался. После чего хмыкнул и направился в первую же каюту. В душ.

Уф… как все-таки хорошо… Никогда бы не подумал, что сходить в душ, это такое счастье…

Когда я, все еще мокрый, плюхнулся в капитанское кресло, то мы уже были на подходе к цели. Сейчас под нами проплывала бурая, вся в кратерах, поверхность местного спутника. Наши преследователи порядочно отставали, но прекратить погоню даже не думали. Радовало хоть то, что больше не предпринимали попыток подстрелить…

— До выхода на цель осталось десять минут, — сообщил корабль.

— Да, кстати, забыл спросить, у тебя имя то есть?

— Имя?.. Ну, меня называли "Задор"… — как-то неуверенно протянул он.

— Это уж больше на кличку похоже, — заметил я. — А ты ведь, как-никак, разумен. А потому, я считаю, что тебе положено нормальное имя…

— Ну не знаю… — задумался он и поинтересовался. — А как тебя зовут?

— Меня?.. — я грустно усмехнулся. — Не помню… Надо придумать что-то на первое время, а то как-то неудобно будет в общении…

Я задумался. Может Бесом назваться? Хотя нет… Какой из меня бес? Копыт нет, хвост кончается острым шипом, а не кисточкой, вместо двух рогов — четыре. Даже бес из меня и тот неправильный…

В голове послышался дикий хохот.

— Что смешного? — мрачно поинтересовался я.

— Ничего… ох, ха-ха-ха… Бес!.. Гы-гы…

Я угрюмо ждал ответа.

— Да ладно тебе… — успокоившись, обратился ко мне корабль. — Просто это твое слово… Знаешь, как сказал один великий мудрец, в Галактике есть место всему, а потому случайность здесь обыденная вещь…

— Ты это к чему?

— Понимаешь, слово "бес" на языке аффтахор — переводиться как "безымянный" в прошлом времени…

— М-да… действительно, мудрец был прав. А как будет безымянный в теперешнем времени? — заинтересовался я.

— Бейссел…

— Хм… Ну вот и имя мне подобралось, — мрачно усмехнулся я. — Как раз для меня, ведь я не помню своего настоящего имени…

— Ладно… Бейссел, мы выходим на цель.

И действительно, из-за горизонта спутника появилась какая-то продолговатая черточка, которая с каждой секундой увеличивалась…

Я присвистнул. Настоящий колос. Километров десять в длину махина, состоящая из огромных прямоугольных, сто на двадцать и на сорок метров бурого цвета контейнеров, которые сцепили вместе, вокруг тридцатиметрового цилиндра, а потом к этой конструкции приварили огромное количество двигателей. Сейчас это чудище, подобно нам, использовало гравитацию планеты для ускорения. Радовало то, что мы заходили к нему сзади и слегка сбоку. А то при столкновении с подобной махиной ничего хорошего нам бы не светило. Я опасался, что мы попадем под выхлоп его двигателей, но мой кораблик заверил, что он все просчитал. Ну-ну…

Наконец мы поравнялись с ним и теперь шли параллельным курсом. Желая узнать, что будет делать дальше мой корабль, я подсоединился к его сознанию… Судя по тем расчетам, что он проделывал, он собирался прицепиться на один из контейнеров.

— А не оторвет? — взволновано поинтересовался я. Честно говоря, не знать, что происходит в момент гиперпрыжка — меня порядочно нервировало.

— Не должно… — как-то уж слишком неуверенно протянул корабль. — Во время прыжка, на несколько мгновений, появляется проход в подпространство, в который и уходит корабль…

— Какого размера будет проход?

— По контуру корабля, в форме овала…

— И практически впритык к обшивке, так? — я начал чувствовать что-то нехорошее.

— Д-да…

— И ты предлагаешь нам прицепиться к контейнеру? Ты корабль или нет? Ты что не соображаешь, что нас скорей всего срежет этим самым проходом?!! — вскричал я, когда в подтверждение моих слов он прогнал подобную модель.

— Но у меня же нет опыта в абордаже… особенно абордаже судна, которое готовиться к прыжку, — начал оправдываться он.

Все наше общение шло с бешеной скоростью, так что в реальном времени прошло не больше пятнадцати секунд.

— Что же делать? — наконец не выдержал он. Ну, честное слово, настоящий ребенок, не смотря на то, что корабль, и что у него соображала на пару порядков лучше моей…

Я начал рассматривать грузовик… Блин! Да контейнеры же просто огромных размеров! Неужели не сможем пристроиться между ними?!

— Идею понял. Можем! Приступаю!! — подал голос корабль, который беззастенчиво копался в моих мозгах, и тут же заложил крутой вираж, быстро сокращая оставшееся расстояние. — Ничего не беззастенчиво! Сам прикрывай свои мысли! И вообще — грузовик уже собирается прыгать!!

Действительно, передняя часть уже сияла каким-то призрачным голубым светом. Мне тут же объяснили, что это активация излучателей, которые собственно и создадут проход в гипертуннель. Мой кораблик еле успел втиснуться между контейнерами последнего ряда и зафиксироваться при помощи выдвижных фиксаторов, как последовал гиперпрыжок. Ощущения при прыжке были странными. Сначала я почувствовал, как мое тело вдавило от перегрузки в кресло, при этом казалось, что меня кто-то растягивает, как какую-то резинку…

— Мы в гипертуннеле, — сообщил корабль. Будто я и без него не догадался.

— Сколько нам так лететь?

— Около недели…

— Знаешь, я — наверное, дурак, но не подскажешь, куда именно мы летим?

— Судя по положению корабля при прыжке и потраченной энергии на прыжок — в систему Ропус.

— А там кто живет?

— Да все эти же, как ты выразился, ящерицы.

— М-да… Слушай, а мы сможем как-то избежать этого?

— У нас излучателей гиперпрыжка нет, а потому можно отстыковаться от грузовика и таким образом 'выпасть' в обыкновенный космос…

— А вообще неделя в гиперпрыжке это долго?

— Прилично… Где-то систем сорок проскочим…

— А в них есть разумные? Ну, кроме ящериц…

— Есть, но мало… этот сектор слабо заселен. Но здесь вполне достаточно диких планет.

— Дикие — это в смысле разумные на них не живут? — уточнил я.

— Ну да…

— А мы можем попасть в подобную систему?

— Подожди… — и он замолк минут на двадцать.

Я тем временем проверил, как там моя "хозяйка". Она забилась в угол между душевой и кроватью, и теперь затравлено смотрела на меня. Удовлетворенно хмыкнув, я сходил на кухню-медотсек, и при помощи подсказки корабля, заказал некое подобие обеда. Отнес это ящерице. Не хватало, чтобы она действительно загнулась. Полезный заложник как-никак… После чего снова вернулся в кухню и начал экспериментировать с синтезатором пищи, пытаясь получить что-то вкусное уже для себя, любимого. Ответ корабля по заданному вопросу застал меня в тот момент, когда я пил что-то наподобие яблочно-апельсинового сока закусывая вполне вкусными, сладкими крекерами.

— Я проверил имеющиеся у меня звездные карты…

— И? — поторопил я его

— На пути следования грузовика есть тринадцать диких систем. Четыре планеты подходящие для тебя по составу атмосферы.

— Короткую справку дать можешь? — поинтересовался я, направляясь в кабину. Уселся в кресло. Передо мной на мониторе, занимающем всю пологую стенку, где до этого показывался передний вид — длинный ряд контейнеров на фоне серой пелены гипертуннеля, появилось изображение четырех планет.

Первые две я отмел сразу. Так как на одной в данный момент, и судя по всему сейчас и в ближайшие две тысячи лет, проходил ледниковый период. А на второй было повышенное количество, как я понял — сероводорода. А мне не улыбалось провести достаточно долгое время на планете, где стоит запах общественного туалета.

Теперь я рассматривал вторую пару планет. Обе были очень удобны и хороши для проживания. Странно, почему они не заселены?..

— А ты на гравитацию внимание обрати, — посоветовали мне.

Угу… А что там у нас с ней? Ага, вот, в чем дело. Она слишком высока для ближайших рас… Это нам на руку…

— Слушай, а ты вообще сможешь сесть на планету? — наконец сообразил я спросить.

— Без проблем. Даже смогу взлететь без особых затруднений, — гордо заявил он мне.

— Ага… А как насчет того, чтобы подрасти? Ты ведь говорил, что сейчас ты вроде как ребенок…

— Аналогично — без проблем. Моя структура позволяет мне вытягивать необходимые элементы на близком расстоянии с окружающей среды. Хотя, это и происходит очень долго…

— Насколько долго?

— Ну… при хорошем стечении обстоятельств смогу где-то за месяц вырастить гипердвигатель, излучатели к нему и слегка увеличить свои габариты.

— И это, по-твоему, долго? — опешил я.

— Ну — да! В специальном растворе, в который помещали нас древние, подобное происходило за пару дней…

— Ик… — мудро выдала моя темность. И тут он меня добил:

— За месяц в этом растворе можно было вырастить небольшой авианосец, или хороший такой дредноут.

— М-да… — я в задумчивости посмотрел на экран. У одной из планет было астероидное кольцо. И по идеи, время от времени эти астероиды должны падать на поверхность. А это значит, что там должны быть лучшие условия для развития моего корабля.

— Правильно мыслишь, — и заметил. — Хотя я все еще не полностью твой. Ты ведь не прошел инициацию…

— Ну и как ее пройти? — со вздохом поинтересовался я.

— Да все просто: тебе только и надо, что посидеть пару минут в кресле, пока я возьму немного твоей крови и проведу сканирование твоего мозга…

— И все?

— Да… Приступать?

— А… давай, — махнул я рукой, откидываясь на спинку кресла. Никаких особых эффектов не последовало. Я просто сидел в кресле, бездумно уставившись на экран. Лишь раз были неприятные ощущения, когда выскочившая из подлокотника иголка, быстро уколола меня в ладонь, после чего убралась назад.

— Готово… капитан.

— Угу… Ты кстати имя себе еще не придумал?

— Ну, есть одно, которое мне понравилось… — судя по голосу, он стеснялся.

— И?

— Фрийон…

— И что оно значит?

— Свободный ветер, — совсем тихо ответил он. Я засмеялся. А отсмеявшись, пояснил:

— Ты не обижайся, я ничего плохого про имя сказать не хочу. Просто оно тебе очень подходит. Ведь ты действительно дал мне возможность обрести свободу…

— Потому и выбрал, — буркнул Фрийон. — Я ведь должен подходить своему капитану, чтобы между нами не было никаких разногласий…

— Безымянный ушел при помощи вольного ветра, — протянул я. Звучало как-то эпически. Как начало для легенды… Не хватает только легендарного меча и верного скакуна. Хотя… Скакун у меня такой, что грех жаловаться. А насчет меча… Думаю, со временем, парочка каких-нибудь лазерных пушек его заменят… От этих мыслей мне стало грустно. Ведь неизвестно, смогу ли я вернуться домой… Да и где этот дом?..

Я затряс головой. Э… нет, так дело не пойдет. Нечего унывать. Я жив, со мной новый друг, и у меня есть все шансы на победу в этом нелегком деле под названием — жизнь.

— Просчитай, когда нам надо отстыковаться от нашего извозчика, чтобы попасть на ту планету с астероидным кольцом. Выход выполнишь сам, — отдав распоряжение, я направился в ближайшую каюту — отсыпаться. Первый день моей новой жизни оказался слишком уж обильным на приключения…

Следующие двое суток я только и делал, что спал и мучил синтезатор пищи, пытаясь изобразить что-то повкуснее яблочно-апельсинового сока и сладких крекеров. Под конец первого дня мне это удалось. И наконец, я смог съесть огромный кусок хорошо прожаренного мяса. Не знаю, сколько я не ел его, но увидев это чудо, набросился на него как сумасшедший…

Ах да… еще я слегка допросил эту свою "хозяйку". Меня интересовало то, как я попал к этим ящерицам. Но, к сожалению, ничего нового от нее не узнал… А о своей жизни в как ее питомца, и вовсе не хотел знать, потому, что было у меня ощущение, если она это расскажет, то жить ей останется всего ничего… Не удержусь. А она еще может мне пригодиться…

По-хорошему надо было бы остаться прицепленным к грузовику до конца путешествия, а по выходе из гипера — начать орать на всех частотах о том, что со мной сделали… Но, я откинул эту мысль почти сразу, так как Фрийон рассказал мне о том, что существуют некие гиперпередатчики, а потому о беглеце в конце пути уж предупреждены. И что скорее всего выставлен я там, в виде какого-нибудь пирата, шпиона, террориста или чего-то в этом роде… Так что есть у меня предчувствие, что сначала пристрелят, а потом уже будут разбираться… Кстати, ящерицу я запихнул в саркофаг на кухне, который оказался помесью криокамеры и регенератора. Нечего переводить продукты на борту, к тому же гравитация для нее слишком велика, а дополнительных браслетов, на подобие моих, поблизости нет.

Наконец настал час Ч, минута М, и секунда С. Фрийон отстыковавшись от грузовика дал маневровыми двигателями мощный импульс и мы выпали в обыкновенный космос. Правда, слегка промахнулись, а потому пришлось еще пол дня лететь к намеченной планете…

А красивой оказалась планетка… Вся из себя синенькая и с кучей маленьких зеленых вкраплений островков. Плюс к этому местным светилом оказался желтый карлик, что вновь напомнило мне о доме…

Я так и не вспомнил ничего из прошлого. Лишь смутные образы, которые не смог расшифровать ни мой имплантант, ни Фрийон… У меня в голове были лишь голые факты (и то не все), память личности (по-другому не назвать) напрочь отсутствовала…

Мы, наконец, вышли на орбиту планеты. Я предложил было прихватить с собой несколько небольших астероидов с необходимыми элементами. На что корабль мрачно поинтересовался, как мы их определим, ведь у него нет геологического сканера. Да к тому же куда их складывать? Трюма ведь тоже нет, а тащить их прикрепленными к обшивке — глупо, так как они просто напросто сгорят при входе в атмосферу. Оставаться же на орбите для проведения вырастания и речи быть не может, так как не известно, когда сюда прилетит поисковая группа, а системы маскировки у нас аналогично нет. В том, что она будет, не было никаких сомнений. Как узнают, что мы отстыковались от грузовика, тут же начнут проверять маршрут. А мы с системы никуда сейчас улететь не сможем…

Еще некоторое время поспорив, выбрали подходящий, средних размеров, остров, в центре которого нашлось небольшое пресное озерцо, и пошли на посадку. Сама посадка прошла более-менее комфортно — Фрийон компенсировал почти всю тряску. Мог бы и всю, но видимо не стал, чтобы я прочувствовал все его качества…

— И как ты догадался?.. — притворно ужаснулось это недоразумение.

— Ну, я тебе это еще припомню…

Вскоре корабль, уже выпустив посадочные опоры, приземлился около озера. Тут я снова запоздало вспомнил о том, что на других планетах могут быть опасные вирусы, да и все та же разница в белковых структурах…

— Белки вполне совместимы, на кой бы я тогда выбирал эту планету? — удивился Фрийон. — А насчет вирусов… Имплантант тебе на что? В нем есть функция защиты организма от опасных вирусов. Но если хочешь, могу сделать инъекцию биоблокады. Штука конечно пекущая, но очень даже полезная… — укол оказался не просто пекущим, а адским. Последнее слово вызывало только неприятные ассоциации, хотя как мне помниться бесы живут именно там. Странно… В общем следующие несколько минут я мог выдавать лишь идиоматические выражения уровней эдак на пять…

Мы договорились, что этот месяц он проведет недалеко от острова в подходящем для его роста месте.

Перетащив в небольшую пещерку неподалеку некоторые достижения цивилизации, такие как матрас, синтезатор пищи, переносную аптечку, а также прихватил вибронож и скротчер, которые нашел в небольшом оружейном ящике. На себя же надел темно-зеленый комбинезон, переделанный из найденного в одной из кают, и раньше предназначавшегося для ящера. Больше ничего на себя не надевал, так как больше ничего мне не подходило… Конечно скарб оказался не очень, но мне должно хватить. К тому же, судя по имеющимся у Фрийона данным, местная живность вполне подходила мне в пищу. Ящерицу оставил в криокамере на борту корабля. Буду я еще за ней здесь присматривать…

В данный момент я наблюдал, как Фрийон медленно взмыл в воздух и направился куда-то в сторону восходящего местного светила. Жаль забыл поинтересоваться, как оно называется. Хотя, скорее всего, у него есть лишь порядочный номер.

— Он улетел, но обещал вернуться… — вспомнились мне, пришедшие неизвестно откуда, слова.

— Врешь, не уйдешь!! — рычал я, с огромной скоростью перепрыгивая с ветки на ветку и преследуя свой обед. Обед возражал, а потому все время пытался оторваться от меня, резко сменяя направление движения. Это помогало мало, и я потихоньку настигал свою жертву…

…Тут надо кое-что объяснить. Все дело в том, что остров оказался населен небольшими хищными существами, похожими на белок, но длинной в метр, с синеватой меховой шкуркой и очень острыми зубами. В первую же ночь одна из этих "белок" решила проверить, насколько я вкусен…

Проснувшись от дикой боли в хвосте, я с ревом вскочил на ноги и увидел вцепившегося зубами в пострадавшую часть такого любимого собственного тела представителя местных хищников. В порыве ярости я просто разорвал его на части. А с утра, сделал с ним то, что он попытался было сделать со мной. Так что, освежевав тушку — зажарил ее на костре. Мясо оказалось на удивление вкусным. Но, к моему сожалению никто из "белок" больше на меня не пытался напасть. А если судить по тому, как они быстро скрывались, завидев меня — говорило о том, что если и не имели полноценного разума, то хоть какая-то соображалка присутствовала. И пришлось мне искать способ их ловли… Уж очень их мясо мне понравилось. Нет, конечно, на острове присутствовали и другие виды существ, но они оказались не такими вкусными…

Но 'белку', как показало время, было очень сложно поймать… Всякие силки на них не срабатывали. Хотя может я, просто, не умею их делать… Подстрелить из скротчера тоже было очень сложно… Да и стрелять я еще толком не научился.

Так что самым простым способом — оказалось преследование. "Белки" не выдерживали быстрый темп долго. И к ним подходил принцип "волка ноги кормят". Причем зачастую ноги туриста… Шутка.

Была лишь одна проблема. Они передвигались по веткам деревьев… Но она быстро разрешилась, когда я узнал об одном интересном свойстве местных деревьев. А именно — они были очень гибкими. Просто невероятно гибкими и крепкими, так что, без особых проблем, выдерживали мой вес. Конечно, была еще проблема с равновесием, точностью прыжков и вообще координацией движений… Но в этом деле мой имплантант оказался поистине незаменим. Он не только взял всю расчетную часть моих передвижений, но еще и поправлял мои движения. А мне оставалось лишь выбирать маршрут… А в суме с отключенными гравитационными браслетами, я мог часами носиться по деревьям, чему так же способствовали мои когти на руках и ногах, а также уже более-менее привычный хвост. Им, кстати, я, чаще всего, и наносил завершающий удар.

Теперь уже и не удивительно, что меня приняли за зверя. Уж очень хорошо я приспособлен к жизни в дикой среде… Правда Фрийон, с которым я постоянно поддерживал связь через имплантант, заметил, что многие расы произошли именно от хищников, которые когда-то стояли на вершине пищевых пирамид своих планет. М-да…

Ну, так вот, через полторы недели своей полудикой жизни на этой планете я уже являлся самым опасным хищником на острове. Ах да, еще Фрийон откопал в своей памяти, больше похожей на какую-то свалку, так как в ней имелось куча лишней, ненужной информации, парочку программ по рукопашной подходящих для моего тела — то есть, чтобы можно было биться руками, ногами и хвостом. А потому кроме охоты я еще и постоянно тренировался. И, благодаря все тому же имплантанту, схватывал все на лету…

…Наконец белка достаточно выдохлась, а потому прилично сбавила скорость. Чем я и воспользовался, прыгнув на более низкую, но толстую ветку. Та под моим весом сильно прогнулась, после чего, как с рогатки, выстрелила мною в необходимом мне направлении. Преодолев на огромной скорости оставшееся расстояние, ударил хвостовым шипом в затылок "белки". После чего воткнулся всеми когтями в ствол дерева. На шипе, как на подобии диковинно копья, висел мой будущий обед.

Сдирая когтями кору, съехав по стволу вниз, и уже не спеша, направился в лагерь.

В лагере уже привычно освежевал тушку и завернув ее в кусок фольги. Развел хороший костер. После чего пошел окунуться в озеро. Вода была прозрачная как слеза новорожденного, и ледяная что аж зубы сводило…

Кстати про слезы, Фрийон рассказал, что у многих рас они вообще не имеют прозрачность, а некоторые так вообще плачут кровью… Да уж…

Выбравшись из воды, направился к прогоревшему костру, в чьи угли и зарыл тушку в фольге. Ну вот, минут через тридцать у меня будет вкуснейший обед. А сам улегся на траве, греясь на солнышке.

— Лепота… — протянул я, в задумчивости почесывая правый, более загнутый, рог. На этой планете я уже провел три с половиной недели. И последние две, мои рога постоянно чешутся. Не очень сильно, но достаточно неприятно… Пытался было разобраться с этим при помощи имплантанта, но ничего не вышло… Он заявил, что с ними все нормально. Тогда я поинтересовался, можно ли их удалить. Получил категорическую рекомендацию этого не делать, так как тогда возможно нарушение деятельности мозга… Как такое возможно, я не понял. Ведь по идеи рога мне прикрутили, чтобы скрыть мою разумность… Как они могут повлиять на мозг? Пришел ответ, что рога являются частью моего тела. Причем их не приживляли. Откуда же они тогда взялись, из-за недостатка информации у имплантанта, ответа я не получил… М-да.

— Бейссел, — позвал меня Фрийон.

— Что? — лениво откликнулся я, разомлевший на солнышке.

— У меня нехорошая новость, — грустно откликнулся он. — В системе, возле соседней планеты объявились корабли, и они ведут поиск по всем частотам…

— Блин! — вскочил я. — Нас засекли?!

— Нет, — поспешил он меня успокоить. — Меня сейчас сложно запеленговать. Я перевел реактор в режим ожидания, так что меня сейчас спокойно могут принять за кусок скалы, с повышенным количеством металла. К тому же я нахожусь в небольшом подводном гроте. А это делает меня вдвое более сложной целью поиска.

— Так почему же мы не остались на орбите, в астероидном поясе? — удивился я.

— Все из-за того же реактора… — неохотно ответил он. — В режиме ожидания — энергии вырабатывается слишком мало, и я бы не смог поддерживать систему жизнеобеспечения… Мне сейчас ее только и хватает на поддерживание криокапсулы и на выращивания необходимых деталей…

— Хм… может тебе надо было после того как ты высадишь меня уйти к кольцу? — поинтересовался я.

— Ага, а что случилось бы, если бы меня засекли. Ведь я не смог бы вовремя добраться до тебя. Скорее всего, просто сбили бы при заходе на посадку… — да, надо признать правильность его мыслей. — Что будем делать, капитан?

— Пока ждать, — поразмыслив, ответил я. — Нас пока что не засекли, и надеюсь, что и не смогут этого сделать… Они ведь по идеи, и визуально будут искать?

— Да.

— Ну, тогда я, пожалуй, слегка приведу полянку в порядок, чтобы они не засекли моего месторасположения. А ты информируй меня об изменениях, — сказано — сделано, теперь фиг подумаешь, что тут кто-то был. Те приборы, что у меня были с собой, как заверил Фрийон, вполне экранировались стенками пещеры. И потекли полные напряжения дни…

…Приходилось почти все время сидеть в пещере и питаться тем, что готовил синтезатор. Правда раз повезло, когда какая-то глупая, молодая "белка" сунулась в мое пристанище. Она даже пикнуть не успела, как я скрутил ей шею. И наконец, смог объяснить синтезатору, каким должно быть настоящее мясо, а то раньше постоянно забывал, оставляя одни лишь косточки…

…По истечению второй недели моего заключения в пещере, Фрийон сообщил, что гипердвигатели и гипер-излучатели, наконец выращены. Осталась одна проблема — на орбите болтался оставленный поисковиками корабль. И судя по всему, в ближайшее время он никуда не собирался улетать…

— Чего же он ждет? — не выдержал я, вскакивая с матраса, на котором до этого лежал.

— Наземную команду, — как само собой ответил Фрийон.

— Почему ты мне раньше не сказал?!!

— Я думал, ты знаешь…

— Откуда?!! Моя память повреждена, моя раса, насколько мне известно, дальше ближайших планет не летала!!! Да ты сам должен это знать!! Кто как ни ты постоянно копаешься в моих мыслях!!

— Я конечно виноват, — признал он. — Но я не могу знать, о том, что ты знаешь, а чего нет. Я могу читать только те мысли, которые ты очень четко думаешь, либо часто повторяешь…

— Ладно, проехали… — быстро успокоился я, усаживаясь на матрас на полу пещеры. — Надо думать о том, как побыстрей смыться отсюда. Ведь при взлете, как пить дать, нас попытаются сбить… Какой вообще на орбите корабль?

— Поисково-спасательный, — откликнулся Фрийон. — Вооружения практически нет — так пара слабеньких излучателей. Но вот броня у него хорошая. Специально, чтобы влезть, например в разорванный, все еще пылающий крейсер. Для подобного дела у него есть даже пара манипуляторов на подобие моих.

— И почему на такой корабль не поставить вооружение посильней? Ведь должна выйти вполне опасная машина, — удивился я.

— Так и ставят. Но только на другие корабли с подобной броней, чтобы еще и щит можно было поставить. Ведь эта броня только от радиации и высоких температур спасает. А у излучателей температура будет повыше необходимой, чтобы разрезать броню… Так что без щита, можно спокойно заказывать гроб, если решишься вступить в бой.

— Угу… Значит единственный выход — это убежать, при чем так, чтобы в нас ни раз не попали. Верно?

— Ага! — как-то уж очень радостно отозвался Фрийон. Я насторожился.

— А ну признавайся, что придумал?

— Все простое — гениально! Я это, кстати, от тебя услышал, — заявил он мне, после чего принялся излагать свой план…

— А что, может и выйти, — оскалился я. — Попробуем, все одно другого выхода нет.

Все действительно оказалось простым. Как только наматывающий круги на орбите корабль отошел на определенное расстояние, с которого к нам теперь можно было добраться либо, сделав дополнительный круг вокруг планеты, либо потратить уйму энергии и времени на гашение скорости и разворот, мы начали действовать. Фрийон покинув грот, в котором до этого находился, на максимальной скорости, доступной ему на планете, направился к моему острову. Резкая посадка, я заскакиваю в открывшийся шлюз, держа в руках синтезатор пищи (другого на борту нет, а голодовать не хочется) и такой же резкий старт.

— Ну, понеслась душа в рай! — завопил я, плюхаясь в капитанское кресло. Интересно, а как бы меня приняли в раю с моей-то внешностью? Я тихо захихикал, представляя себе подобную картину. Мне вторил смех Фрийона, который уже знал, кем, по собственному мнению, я являюсь на данный момент…

Пока корабль выходил на орбиту, я подключился к нему и осмотрел все изменения. Да уж, Фрийон действительно подрос… Стал длиннее раза в два и более обтекаемым, на то, что раньше без слез не посмотришь, стало настоящими, хоть и коротковатыми, крыльями. Увеличил размеры кают, вырастил дополнительные двигатели — те самые, что гипер, а к ним и излучатели. Также появилась новая комната, что-то на подобие кают-компании, и… А это что еще такое?

— Ага, уже увидел! — мерзко захихикал Фрийон.

— Что это?

— А это гиперпередатчик. Помниться, ты хотел высказать 'пару ласковых' папаше своей 'хозяйки'. Ну, я и внял твоему желанию. Благо материала хватило…

Наконец мы вышли на орбиту и тут же устремились в открытый космос, набирая скорость для гиперпрыжка. Нашей целью была вольная станция, которая находилась на нейтральной территории между двумя космическими государствами, и исповедующая принцип нейтралитета. Вооруженного. Не трогайте нас, и мы не тронем вас. Защита на такой станции была на высоте, а потому все крутые сделки проводились именно на подобных ей. Как раз из-за защиты мы туда и направлялись. До нее было пять дней гипера.

— Бейссел, нас вызывают с борта поисковика, — доложил Фрийон. — Соединить?

Я задумался, а потом кивнул.

— А давай. Хоть этого для начала пошлю полем-лесом…

— Соединяю.

— Немедленно выключите двигатели и лягте в дрейф! — тут же гаркнули динамики, а на мониторе появилась жутко злая морда ящера.

— Может тебе еще и ноги раздвинуть, а красавчик? — издевательски проворковал я. Тот удивленно щелкнул пастью, пытаясь понять, что такого ему сказали, а когда понял… Признаюсь, матерился он однотипно, но достаточно интересно. Может показать как это делается?

— Да я тебя…, через… в… и на…, вместе с твоей…, засуну… и твоим излучателем по… И вообще заткнись, — застенчиво посоветовал под конец я. Ящер выпал в осадок. — Передай тому ящеру переростку, что если хочет получить свою дочь назад, и если хочет, чтобы я забыл об одном происшествии, то пусть встретит меня на этой вольной станции… — я передал координаты. — И пускай прихватит с собой миллион кредитов. А теперь пока, — я помахал на прощание рукой, так и не пришедшему в себя ящеру, и благополучно ушел в гипер.

В положенное время мы вышли из гипера. Надо заметить, что правильный выход из подпространства на много приятней, чем экстренный. Ощущение, будто постоянное напряжение в теле исчезает, и на ее место приходит приятная истома.

Вышли мы всего в километрах в ста от станции, что по космических мерках, просто мизерное расстояние. Нам тут же поступил запрос на связь. Пришлось принимать.

— Назовитесь, пожалуйста, а также назовите причину своего прибытия в этот сектор, — в меру вежливо попросило массивное существо, очень похожее на желтую сухопутную, четырехрукую черепаху, только роста около двух метров, если судить по заднему плану. Что-то в последнее время я чувствую себя недомерком…

— Мое имя Бейссел, капитан корабля Фрийон. Прошу разрешение на посадку для проведения переговоров, — формулировка конечно не ахти, но здесь она вполне нормальная.

— Вам разрешена посадка, — через минуту откликнулся диспетчер. — Передаю координаты. С вас сотня кредитов в день за занятие дока. Вы согласны?

— Да, но расплачиваться буду только перед отлетом, — сразу предупредил я.

— Принято. Удачной вам сделки, — и отключился. Ну и пожелание у них…

Вскоре Фрийон вошел в небольшой, светлый док. Как только атмосфера стабилизировалась, я покинул корабль. Одет я был во все тот же перешитый комбинезон ящеров, а на поясе висел скротчер. Ботинки не носил за неимением подходящей обувки. На выходе меня уже ждало двое встречающих, как я помню по прочитанным атласам (нечего было делать во время полета), в легких боевых доспехах. Судя по силуэтам, передо мной была одна из инсектоидных рас, которая напоминала помесь богомола и муравья — на четырех конечностях стоит, а еще две использует как руки. Поверхность доспехов сейчас была зеркальной, что значило, что они в режиме лазерной защиты. Нет, это не значит, что они собираются со мной драться, просто у них такие правила безопасности по встрече всех новоприбывших.

— Добрый день, капитан, — обратился ко мне один из них, легонько кивая. Я ответно склонил олову. — Так как вы на нашей станции впервые, мы должны проинструктировать вас о правилах безопасности.

— Я все понимаю уважаемый офицер, — я старался вести себя как можно более вежливо. Не хватало мне еще проблем с местной охраной, а ведь в скором времени она может мне понадобиться. Я отстегнул висящий на поясе скротчер. — Как мне известно, оружие я должен сдать.

Молчаливый безопасник принял оружие. Снова легкий поклон.

— Надолго ли вы здесь капитан?

— Не знаю, — честно признался я. — Но если вы мне подскажете, или прибыл некий Паруж ор Ваг, то тогда смогу ответить более точно.

— Минуточку… — он проверил что-то на коммуникаторе, прицепленном к правой верхней руке. — Данный господин прибыл вчера, и ожидает некоего господина для проведения закрытой встречи. Это вы? — судя по интонациям, которые мне со временем становилось все легче понимать — эта ящерица их уже достала

— Да, — легко согласился я.

— Если желаете, я могу проинформировать его о вашем прибытии.

— Буду премного вам благодарен, — я снова легонько поклонился. Ух, как же меня достали эти поклоны… Мой собеседник что-то понажимал на коммуникаторе, проговорил:

— Все, готово…

— Еще раз большое вам спасибо, — поблагодарил я, после чего направился по указанному адресу.

Путь оказался не длинным, но очень извилистым. Без Фрийона, я фиг бы дошел.

На входе меня встретили двое охранников. Хмуро на меня глянув, пропустили внутрь. Место, куда я прибыл, оказался небольшой конференц-зал в зеленых тонах. Большой круглый стол, а вокруг него двенадцать мягких стульев без спинок. Кроме ящера, наряженного в какие-то ярко-оранжевые тряпки (которого я раньше видел на экране, когда лежал привязанным к столу), и большого черного чемодана здесь больше никого не было.

— Ну, здравствуй папик, — широко улыбнулся я.

— Где моя дочь?! — с места в карьер начал он.

— Ну как так можно? — притворно удивился я. — Ни тебе здрасьте, ни тебе рюмочку за здоровье налить… Ну кто же так себя ведет?

— Прекрати паясничать! — не выдержал он.

— Да пошел ты, — рыкнул я. — Что хочу, то и буду делать. И вообще, где деньги?

Ящер лишь глубоко вздохнул, открыл черный чемоданчик, развернул в мою сторону, буркнул:

— Доволен?

Я склонился над чемоданом. Вынул из набедренного кармана небольшой приборчик, который вырастил для меня Фрийон. Провел им над деньгами.

— И не стыдно вам уважаемый меня травить, да еще и фальшивками? — поинтересовался я у занервничавшего ящера. Некоторое время мы поиграли в гляделки, пока он не вытащил из-под стола другой чемодан. Этот оказался нормальным во всех смыслах. Я усмехнулся. — Вот так-то лучше…

— Где моя дочь? — снова спросил он.

— Где-где, у меня на корабле, — о, в рифму вышло! Взяв чемодан, поинтересовался. — Пошли, что ли?

И снова повторился путь, только теперь в обратную сторону.

— Жди здесь. Ясно? — предупредил я. Тот уныло кивнул.

Поднявшись на борт, я тут же закрыл вход, после чего нервно хихикая, сполз по стенке. Получилось. Теперь вторая часть плана.

— Заключенная на выход, — гаркнул я, открывая дверь в каюту, где находилась заложница. Я ее еще вчера из криокамеры вытащил… Та уныло подчинилась. Интересно, что она думает, я с ней сделаю? Подвел ее к шлюзу, открыл дверь, вытолкал наружу, напоследок отвесив пинка пониже спины, после чего снова закрылся на корабле. Прихватив чемодан с деньгами, направился в кабину. При подсказке корабля, быстро обезвредив небольшое взрывное устройство, которое было вшито в подкладку чемодана, скомандовал Фрийону:

— Соедини-ка меня со службой безопасности, — на экране появился богомоло-муравей.

— Хорошей вам сделки, чем могу вам помочь? — поинтересовался он.

— И вам всего хорошего, — усмехнулся я. — Понимаете, у меня есть две проблемы…

— Да-да…

— Первая небольшая, — я помахал взрывчаткой. — Меня пытались взорвать на вашей станции…

Мой собеседник вздрогнул.

— Но знаете, это и не особо меня расстраивает. Но хочу вас попросить просмотреть вот этот пакет информации. Фрийон, перекинь, — попросил я. От полученного безопасник мелко затрясся.

— Подождите минуточку, — нервно попросил он. Через отведенное время на экране появилось другое действующее лицо. Представитель все той же инсектоидной расы, но судя по символу на груди, глава службы безопасности.

— Добрый день. Можете ли подтвердить эту информацию? И не является ли это шуткой? — напрямик спросил он.

— Ни в коей мере. Вся информация достоверна, — заверил я его. — При необходимости, согласен пройти необходимую экспертизу.

— Очень жаль… — протянул он. — В таком случае я должен распорядиться о необходимых санкциях, — после чего сразу же отключился.

Что тут объяснять? Не хочу оставлять за своей спиной врага, который попытается при первой же возможности меня убить. А в том, что попытается, нет никаких сомнений. Да и злопамятный я… По крайней мере теперь, так как своего прошлого не помню…

Когда за ящерами пришли, чтобы взять под стражу, они убили конвой и прорвались к своему кораблю. Правда, это им не очень помогло. Даже не смотря на хорошую защиту оного — удар главных орудий станции при выходе в космос разнес их корабль на атомы. Причем в прямом смысле, так как главными орудиями были дезинтеграторы.

Наверное, надо объяснить, почему лишение разума является таким сильным преступлением. Все дело в том, что чаще всего "лишенные" — как называют подобных мне, попадали к богачам, либо власть имущим в виде диковинных существ. Это не значит, что они были землянами. Просто рас много, попробуй, определи, кто животное, а кто нет. И те, кто приходил в себя, желали одного — мести. И чаще всего разум возвращался постепенно, а потому они оставались рядом со своими поработителями… В этом плане я оказался уникумом. И везунчиком… Ну так вот. Приходит в себя "лишенный", и начинает зачастую вынашивать планы мести, если, конечно, его раньше не убьют… И в один прекрасный момент его "хозяин" находит себя мертвым, или что еще веселей умирающим под пытками. Один "лишенный" в качестве мести так вообще учудил оригинальную вещь — убил императора какого-то мира, к которому был вхож его "хозяин", а так как он всегда был рядом с ним, это не составило особого труда.

Правда, по идее легче убить самого "лишенного", но здесь уж как карта ляжет…

Иногда устраивались и подставы, когда специально лишали разума, а потом подсовывали "диковинную зверушку" жертве…

А потому, общегалактическим голосованием (даже такое есть) был принят закон о самой жестокой мере наказания за подобные преступления.

А знаете, почему так жестоко? Потому, что глава одной очень воинственной цивилизации являлся именно "лишенным". У них там был закон победителя. Типа убил врага, и все его имущество твое. Ну, он и загрыз своего "хозяина" — бывшего правителя, во сне. И пообещал, что если не примут закон в таком виде, то быть войне… Весело, правда? Радует то, что эта цивилизация находиться в другом рукаве Галактики… Хотя кто знает? Может слетать к собрату по несчастью, вдруг примет под свое крылышко? Чем черт не шутит? Нет, я все-таки шучу…

И это при том, что за обыкновенное убийство — наказание варьируется от тюремного срока до смертной казни. А на одной планете, как сказал Фрийон, вообще положен лишь штраф. И никого из семьи не трогают. К пиратам такое не относиться. За них даже наоборот можно получить награду. Странно, жестоко, но мне это понравилось…

К сожалению, львиную долю моего честно отобранного миллиона, пришлось потратить на получение документа, являющего собой что-то наподобие паспорта, только более универсального. Тут тебе и удостоверение личности, и права пилота и всякие разрешения (в том числе и на оружие)… Также пришлось заплатить за угнанный корабль, так как на просьбу его вернуть я категорически отказался. А кто бы отдал своего первого и единственного друга? Еще, благодаря моему статусу "лишенного", а также из-за инцидента с бомбой (точнее за его умолчание), мне предложили приобрести торговый патент вольных станций. Фрийон настойчиво посоветовал согласиться на предложение, при этом в его голосе было такое возбуждение (он разве что не повизгивал от восторга). После его приобретения на моем банковском счету (уже успел завести) осталось чуть больше ста тысяч. Конечно не очень много, чтобы прожить достаточно долгое время ни в чем себе не отказывая, но как на первое время — вполне нормально. К сожалению никакой компенсации "лишенным" не выплачивали… Так что все-таки я был прав, когда содрал с ящера деньги. Хотя, наверное, надо было запросить и побольше…

Да, вот что еще интересно. Во время экспертизы, которую таки пришлось проходить, меня осматривал представитель все того же жукообразного народа, причем самый настоящий телепат! Как мне стало позже известно, они зачастую выступают наподобие детекторов лжи. Но интересно не само присутствие телепата, а то что вышло когда во время сканирования он попытался проникнуть слегка глубже, чем было необходимо для подтверждения моих слов.

Вообще-то телепатическое сканирование странная штука. Во время сканирования от меня требовалось вспомнить подтверждающие факты преступления. При этом я ощущал, будто кто-то стоит за моей спиной, просматривая воспоминания вместе со мной, но, не имея возможности затронуть другие воспоминания.

И вот на том месте, где доктор рассказывал ящеру про вживление мне имплантанта, телепат попытался узнать, все по этому поводу. То есть про имплантант. Причем сделал это в очень грубой форме, ощущения были, будто мне в мгновение бульдозером перепахали все мозги… В сознании заорал имплантант о незаконном проникновении, и что выставленная защита не справляется… Ох, как это меня взбесило… И вся накопленная мною ярость, что копилась на моих мучителей выплеснулась на него как в ментальном, так и физическом поле.

В следующее мгновение я стоял на ногах, правая рука вытянута, а телепат отправился в полет через весь зал, получив кулаком под дых. Впечатавшись в стену он на некоторое время потерял сознание…

Когда же он, наконец, пришел в себя, то смотрел на меня полными ужаса глазами. И сразу же бухнулся на все четыре колени и начал просить прощения. Я, честно говоря, опешил, пока Фрийон быстро мне не растолковал, что за подобное, ему вполне могут надеть ошейник, подавляющий телепатические способности. Особенно с этим строго на вольных станциях…

Минут десять я доводил его до истерики, когда же мне это надоело, то великодушно простил. К сожалению после подобного инцидента мне пришлось рассказать об имплантанте. Но и только!!! Я что совсем дурак, рассказывать об остальном?

Меня, конечно же, попытались склонить к согласию пройти медобследования, на что я громко и выразительно послал их полем-лесом, как давеча ящера со спасательного корабля. Тогда они попытались снова, да еще и какой-то другой телепат (так как этот тут же подал рапорт об увольнении по собственному желании) попытались на меня мягко надавить. Но моя защита была уже слегка подправлена, а потому имплантант выдал тот самый импульс, что и я сам немногим раньше. В общем от меня отвязались, хотя и предложили, что если я когда-нибудь соглашусь, то мне заплатят очень щедро… Угу, как уже говорилось, я еще не полный дурак, а потому никуда не пойду. Знакомая песенка: приду, меня обследуют, а потом заявят, что я неизлечимо болен и мне нельзя покидать лаборатории. А то и вовсе вколют что-то, и проснусь я в маленькой, с мягкими стенами комнатушке. Если вообще проснусь…

А потому было принято решение как можно быстрее валить с этой станции. Что, в общем, я и сделал, предварительно быстро пробежавшись по местным магазинам. Наконец купил себе подходящую одежду, кое-что из оружия и даже легкий скафандр (так, на всякий случай, так как по моему пониманию, на космическом корабле должен быть подобный предмет вне зависимости от ситуации).

Так что вскоре Фрийон вышел в открытый космос. Конечно же, стал вопрос о том, куда все-таки лететь? Понятно, что не к ящерам — туда мне путь заказан, разве что устроить вторжение… А хорошая идейка однако. Только флотом надо где-то разжиться… Может к мирам древних слетать?.. Хорошая была идея, пока Фрийон не заявил, что он не протянет там и пары часов… А жаль. Но заметку по этому поводу сделать можно…

Вскоре мы все-таки выбрали пункт назначения. Система Цынтолх, населена очень мирной птицеподобной расой. Можно будет спокойно отдохнуть, а заодно и какую-то непыльную работенку подобрать. На следующие девять дней Фрийон ушел в гипер…

Прибыв в систему Цынтолх, мы преспокойно получили разрешение на посадку на самой планете. А потому уже через час я вышел с главного космопорта планеты.

Этот мир был красив. Весь в зелени, а местные здания выглядели воздушными и хрупкими. Отчего картина была поистине фантастической… Сев в первое же аэротакси, назвал адрес, и, откинувшись на спинку сиденья, уставился на мелькающий за окном пейзаж.

Как говорилось, местная раса была очень мирной, а потому и высокоразвитой в духовном плане. Именно это меня в ней очень и заинтересовало. А точнее в том что она могла мне предложить… конечно сначала я просто собирался посмотреть на местные достопримечательности и подыскать работу. Но! Очень такое четырехрогое "но".

А все дело в том, что три дня назад мой имплантант, а потом и Фрийон подтвердил, что в моих рогах началась зарождаться некоторая клеточная структура. Я, конечно, перепугался, полагая, что это какая-то опухоль, или вообще что-то наподобие устройства биологического самоуничтожителя, который наконец должен меня прикончить… Но, не имея никаких шансов что-либо сделать в данный момент, пришлось просто напиться с горя, ожидая прибытия в систему, и надеясь, что там мне смогут помочь. Но вчера Фрийон обрадовал сообщением о том, что смог опознать формирующуюся структуру…

Аэротакси, наконец, приземлилось перед шестиэтажным, металлическим, вычурной конструкции зданием. Расплатившись, я направился внутрь.

— Гармонии вам, — свистящим голосом поприветствовал меня местный клерк. Если так можно назвать канарейку красного цвета, в полтора метра росту с покрытыми перьями руками вместо крыльев, да еще и сидящую на небольшом расшитом коврике в позе лотоса напротив входа. Да еще и попивая с небольшого блюдечка что-то наподобие чая…

— И вам того же, — слегка растерялся я от подобной картины.

— Чем я могу вам помочь? — вежливо поинтересовался он, делая очередной глоток из блюдечка. — Прошу, присаживайтесь. Может длою?..

— Э… спасибо… — я, все еще очумевший, плюхнулся на предложенный коврик, сев по-турецки. Насчет выпивки Фрийон шепнул, что она для меня безопасна. Что ж, попробуем… На вкус, если моя дырявая память права, оказалось что-то среднее между кофе и чифирем. — Я вот пришел… ну чтобы…

— Я понимаю, — мягко сказал клерк. — Многим сложно, когда они узнают о своих способностях…

— М-да… для меня это был шок. Особенно когда мой… диагност заявил о появлении новой клеточной структуры…

— Даже так? — слегка удивился мой собеседник. — Если вы не против, то не могли бы вы рассказать что с вами произошло в последние дни?

'Почему бы и нет?' — подумал я. После чего рассказал свою историю, естественно кое-что утаив.

— Очень интересный случай, — заметил он. — Так вы говорите, что когда тот телепат попробовал проникнуть поглубже, то вы смогли вытолкнуть его из своего сознания?

— Ну, да…

— Вполне возможно, что именно он и был виновником вашей инициации, — задумчиво произнес он. — Так иногда случается, когда у кого-то способности спят, то ментальная атака вполне способна их пробудить…

— Но рога же…

— Рога у вас — ваши родные, иначе та структура не смогла бы в принципе зародиться. Уж такая она требовательная…

— Но как же… — растеряно протянул я.

— Ну что вы так расстраиваетесь. Во всем надо искать положительные стороны, — попытался успокоить меня этот канарейк.

— Это же какие?..

— Ну… У вас есть возможность начать жизнь заново. Ведь неизвестно, кем вы были раньше… Да и ваши способности смогут со временем помочь это узнать… М-да… что-то утешать у меня не выходит… Вы уж извините…

— Да ладно… — грустно вздохнул я. — Хоть выслушали, и то хорошо… Так вы мне поможете?

— Ну, насколько это возможно, — развел он руки в стороны. — Все зависит от того, насколько ваши способности велики…

Дальше мы, наконец, встали и прошли по длинному коридору, который вскоре вывел нас в небольшой круглый зал, где сидело еще восемь разноцветных канареек.

'Джедаи, блин!' — пришло откуда-то сравнение… Опять повторилось распивания местного кофе, и наконец, последовала проверка. Если еще не понятно, то у меня начали зарождаться псионические клеточное структуры. Короче говоря, у меня есть все шансы стать телепатом, или чем-то сродни ему…

Во время проверки произошло одно небольшое недоразумение. В общем, я забыл убрать свою защиту… Так что у двоих проверяющих порядочно разболелась голова. Но вот все-таки осмотр был благополучно завершен. И мне сообщили результаты…

М-да… как мне объяснили, на данном этапе развития моих способностей у меня есть возможность использовать эмпатию — чувствовать эмоции и телекинез… Но меня заверили, что со временем мои способности вполне могут развиться… Но для этого нужны постоянные тренировки (как же без них!) и предложили пройти соответствующее обучение… Платное! Услышав цену, я чуть было не подавился этим их длоем… Но, прикинув кое-что, оплатил двухнедельный курс…

Следующие две недели превратились для меня в дурдом — от рассвета до заката постоянные тренировки по обоим направлениям. Если с эмпатией было, хоть что-то ясно, так как у меня уже был небольшой опыт в подобном — ведь во время общения с Фрийоном я чувствовал его эмоции, а потому вскоре смог таки ощущать и окружающих. Правда, как оказалось, на небольшом расстоянии, что-то около трех метров. А вот с телекинезом как-то не заладилось. Максимум, что мне удавалось поднять — это один пятиграммовый стальной шарик, да и то мог им управлять только на расстоянии в метр от своего тела. Хоть со скорость дело обстояло лучше, а потому я задумался о кое-какой возможности применения своего слабенького телекинеза… Да вот еще что. У меня появилась прикольная, но полностью бесполезная способность — я мог создавать слабую, но вполне видимую электрическую дугу между рогами, что выглядело очень даже эффектно…

Ах да, чуть не забыл — еще я кое-что придумал насчет Фрийона, а то в последнее время со мной связывалось несколько странных личностей, очень заинтересованных в покупке необычного корабля. И из-за нежелания привлекать лишнего внимания, я приобрел довольно старый, почти "убитый" небольшой военный кораблик, класса разведчик-прорыватель. Ну, это что-то вроде влететь на форсаже во вражескую систему, облететь оную, делая необходимые замеры, после чего уйти от огромного количества преследователей в гипер. Форму он имел (как на меня) — наконечника стрелы, довольно толстый по центру и переходящий в крылья на концах, а еще корабль был в два с половиной раза больше Фрийона. Он был практически никакой, внутри почти ничего не осталось — реактор практически истощен, разбитый генератор щита, одна слабенькая, на ладан дышащая ЭМП пушка… (радовало, что хоть перегородки были на месте), зато он был весь завален металлоломом. А потому достался мне за копейки. Единственное, что меня интересовало — это его корпус, а также регистрационный номер… Дальше я перегнал Фрийона в арендованный ангар не краю космопорта, где уже стоял прорыватель, и, снабдив свой корабль закупленными очищенными слитками разных металлов, сплавов и тому подобным — вернулся в центр подготовки псиоников, обучаться…

В общем, через две с половиной недели я, наконец, покинул эту гостеприимную планету. На моем счету осталось всего двадцать три тысячи кредитов, слабенькие пси силы, а также Фрийон, который теперь внешне выглядел как разведчик-прорыватель, но благодаря закупленным слиткам, он был уже не таким слабым и беззащитным, как раньше. Конечно, с крейсером или чем-то подобным он бы еще не смог справиться, но теперь ему вполне по зубам пара пиратов, а при хорошем стечении обстоятельств, сможет даже справиться с каким-нибудь средне пострадавшим, например в предыдущем бою, рейдером.

Сейчас мой путь лежал в систему Олькуа, на тамошнюю орбитальную крепость, чтобы передать пару контейнеров с обыкновенной почтой для тамошних служащих. Все дело в том, что я решил взять курс к мирам гуманоидов, а то надоело, понимаете ли, быть таким выделяющимся на фоне других. А так как система мне была по пути, я принял предложение о доставке. Естественно, не за просто так.

— Ну, что Фрийон? Как говориться поехали, — гипер-излучатели активировались, создавая нам вход в подпространство.

— Неопознанный корабль, вы находитесь на военной территории, назовитесь, — потребовал от меня появившийся на мониторе представитель расы чригхо (он же богомол-муравей).

— Говорит свободный корабль Фрийон, — спокойно ответил я, заодно пересылая необходимые документы. — У меня тут для вашей крепости пара контейнеров с письмами с планеты Кра, системы Цынтолх.

Исектоид проверил документы, после чего я, наконец, смог состыковаться с орбитальной крепостью. Крепость была на вид мрачной и опасной, какой и являлась. Квадратный трехсотметровый стержень со стороной в сто метров, на который надета полусфера, диаметром в километр и вся утыканная орудиями разных калибров, да еще и с черной зеркальной броней — для отражения лазерных лучей. Я даже слегка вздрогнул, когда представил, что здесь должно начаться, если кто-то попытается взять это место штурмом…

Сразу после стыковки небольшая группа рабочих быстро забрала контейнеры с письмами. Хотя какие это письма? Обыкновенные портативные носители памяти, полностью забиты видео файлами. А все потому, что использовать для общения гипер передатчик довольно неудобно, и очень дорого… Короче говоря, легче нанять почтальона.

Вот и все, можно лететь дальше. Но я решил зайти в местный бар, а то в последнее время начал чувствовать себя слегка одиноко… Нет, конечно всегда рядом есть Фрийон, но вот обретенные способности к эмпатии требовали время от времени находится в обществе живых существ…

+ На что это ты намекаешь? — тут же возмутился мой корабль.

+ Фрийон, не сейчас, ладно? — слегка поморщился я, после чего направился к бару, заказать себе что-то слабоалкогольное. Вообще-то принцип инопланетных баром очень интересный, ведь у многих рас метаболизм, структура белков, и остальная куча биологических заумностей — разная. А потому каждый бар оборудован небольшим прибором, к которому ты прикладываешь палец (щупальце, плавник… да хоть пятку, если она есть), происходит быстрое сканирование структуры клетки (не генетическая экспертиза, а слегка проще) после чего робот-бармен быстро подает требуемый пищу, или напиток.

Взяв себе большой бокал чего-то похожего на пиво, я уселся в углу зала, и понемногу отпивая, прикрыв глаза, начал купаться в окружающих эмоциях. Общий эмоциональный фон я мог чувствовать, находясь в одной комнате с излучающими этот самый фон… Как объяснить не посвященному, на что это похоже — довольно сложно. А как говорил мой наставник (так самая красная канарейка) то оно у каждого свое в зависимости от имеющихся чувств восприятия, и как не удивительно — фантазии. Для меня общий фон был сродни океану, переливающимся всеми возможными красками. Направленное же (это когда я сосредотачиваюсь на ком-то одном) похоже на экран, который изменяет свой цвет, в зависимости от эмоций того на ком я сосредоточен.

— Вы позволите к вам присоединиться, а то все столики уже заняты? — обратились ко мне. Я слегка раздраженно взглянул на говорившего… М-дя… самый натуральный тигр. Только с четырьмя руками, каждый кулак с мою голову, да еще и с та-а-акими когтями… Одет он был в комбинезон цвета мокрый асфальт, на поясе и бедрах висело четыре скротчера, по одному в руку (вот интересно — а он со всех четырех одновременно стрелять умеет?), на ногах тяжелые ботинки. Я слегка скосил взгляд ему за спину, но хвоста там не заметил. Но вот что меня действительно удивило, так это самые настоящие очки, надетые на нос, да к тому же, с простыми, на первый взгляд, стеклами…

— Э… да, пожалуйста, — слегка растеряно ответил я, удивленный его видом. Окинул зал взглядом — действительно свободных мест нет.

— Благодарю, — усевшись, он представился. — Джур Хра, младший офицер безопасности.

— Бейссел Лишенный, — представился я (да, да знаю что фамилия не очень, впрочем, как и имя, но зато полностью совпадает с моим реальным положением). — Вольный капитан корабля Фрийон.

— А… так это вы почту доставили? — поинтересовался он.

— Ну да… — я аккуратно начал считывать его эмоции. Никакого подвоха там не оказалось, он просто хотел с кем-то выпить-поговорить. Хотя и не факт… тренированный человек-пришелец может выдавать необходимые эмоции в эфир… Но подумав, что в последнее время становлюсь параноиком, плюнул на предосторожности и предложил выпить за знакомство…

Дальнейшее я помню не очень точно. Помню, сначала мы просто говорили ни о чем, потом выпили. Дальше, предварительно хорошенько выпив, я рассказал ему о своем положении, он пожалел меня, и мы снова выпили за скорейшее восстановление памяти. Одним словом мы просто напились. Помню еще к нам пристал, было, какой-то жук, точнее не помню, ну мы и набили ему морду, чтоб не лез. За жука тут же вступились члены его корабельной команды, который причалил пару часов назад к станции. Теперь уже нам попытались набить морду. Не тут-то было! Джур оказался прекрасным бойцом, в чем немало помогали две дополнительные конечности. Я тоже не остался в стороне. Не смотря на количество выпитого, я двигался достаточно проворно (все благодаря имплантанту), постоянно уворачиваясь от конечностей противников и используя самые грязные приемы. Конечно, никого не убил, но мои удары были достаточно болезненны, а некоторые заставили задуматься о как можно скорейшем продлении рода, ибо в скором будущем у них могли возникнуть проблемы с этим самым делом.

Когда в драке участвовал уже весь бар, а также два наряда охраны, что прибыли для успокоения буйных, я решил, что мой долг выполнен. А потому, прихватив с собой уже ничего толком не соображающего Джура Хра (соратников не бросаю), которому таки досталось по голове запущенным кем-то стулом, заковылял к своему кораблю.

Уже около шлюза мой собутыльник слегка пришел в себя, и мы стали прощаться. Но тут произошло что-то странное. Пол под моими ногами вдруг резко присел и так же резко подскочил, больно ударив по пяткам и подбросив меня вверх. То же самое произошло и с Джуром.

Ничего не соображая, я приземлился на четыре конечности, и ошалело закрутил головой. В голове что-то истерично завопил Фрийон. Имплантант, выдав какое-то сообщение, начал насильно меня протрезвлять. Сознание быстро прояснялось, и я услышал, как где-то вдалеке слышен грохот, жутко напоминающий взрывы. Смутно догадываясь, что происходит я, схватил уже поднявшегося, но все так же пьяного тигра, за одну из лап и с силой потащил его на корабль.

Как только мы оказались на борту, Фрийон врубил двигатели на максимум и начал быстро отдаляться от станции.

Добравшись до рубки, моему взору предстало поистине завораживающее и ужасное одновременно действие. На экране станция медленно, отсек за отсеком вспыхивала пламенем, превращаясь в что-то наподобие раскаленного гриба колоссальных размеров. То место, где был пришвартован мой корабль, только что исчезло во взрыве. Пришвартованный чуть дальше корабль (скорей всего той самой команды, с которой мы подрались), попытался тоже отлететь от станции. Он уже отстыковался и даже отошел на пару десятков метров, как столкнулся с одной из аварийных капсул, что отстреливались, то тут, то там…

— Боги… — прохрипели у меня за спиной. Я резко обернулся. Джур Хра стоял как статуя, глаза его были полны ужаса, шерсть стояла дыбом и, судя по всему, он тоже уже протрезвел. Тихо прошептал. — Как такое могло произойти?..

+ Бейссел, у нас проблемы! — подал голос Фрийон.

+ Что случилось?

+ Сюда приближаются три десятка кораблей разных классов. Предположительно — пираты.

— Пираты?!

— Где?! — взревел Джур, который не мог слышать нашего мысленного разговора.

Фрийон услужливо вывел на экран карту системы и пометил нас и пиратов. Обе точки соединились линией, расстояние быстро сокращалось.

+ Что делать? — спросил Фрийон.

— Как что? Уходим! — завопил я. Еще с парой пиратов мы бы и смогли потягаться, но не с тридцатью…

— Куда?! Мы никуда не уйдем!! — тигр схватил меня за грудки и припечатал к стене. — Мы должны защитить спасательные капсулы!!

— Идиот! — рявкнул я, со всей дури заезжая ему между ног. Он, охнув, отпустил меня и рухнул на колени, держась за причинное место всеми четырьмя руками. — Мы не на крейсере!! Нам не справиться одним!!!

+ Бейссел, я зарегистрировал еще две группы целей… — доложил корабль.

— М-мать!!! Фрийон, врубай излучатели, уходим в гипер!!!

— Я не позволю! — прорычал Джур Хра, все еще держась двумя руками между ног, но вот его верхние две держали скротчеры. И направлены они были на меня.

+ Фрийон, ты можешь что-то сделать? — мысленно обратился я к кораблю.

+ Нет…

Значит надо его переубедить, подумал я.

— Послушай. Что ты собираешься делать один? В меня стрелять глупо. Убьешь меня, и корабль больше никуда не полетит. Это раз. Дальше. Как ты предлагаешь драться с… — я кивнул на экран. — Уже с пятидесятью кораблями? — он нервно сжал рукоятки скротчеров, в глазах промелькнуло сомнение. Я постарался развить эти сомнения. — Мой корабль очень стар (ты и не представляешь насколько), вооружения на разведчике-прорывателе практически нет (ну да, а то, что это только оболочка, тебе знать не обязательно), да и броня не ахти какая (это внешне). Единственное преимущество, какое мы имеем — это скорость, а потому надо уходить… Капсулам мы, к сожалению, помочь не можем. На борту нет необходимого оборудования, чтобы взять их с собой… Да я и не уверен, что им что-то грозит… Уничтожать, я думаю их не станут, им больших проблем за уничтожение беззащитных не нужно. Максимум что им грозит — это выкуп… Единственное, что мы сейчас можем, так это доложить об этом военным. Пусть они и разбираются…

— Может ты и прав, — после некоторого раздумывания согласился Джур Хра, опуская скротчеры.

— Вот и хорошо, — я облегченно вздохнул. — Фрийон, запускай излучатели, и давай к ближайшей системе с военными, а заодно по гиперпередатчику передай пакет с данными о том, что здесь произошло.

+ Хорошо, — откликнулся он. — Передаю информацию. Готово. Запуск гиперизлучателей… Ой!

— Что значит "ой"? — насторожился я.

+ Излучатели не срабатывают… — виновато откликнулся он.

— Как такое, может быть?! — воскликнул я в голос.

— Что происходит? И с кем ты общаешься? — не выдержал тигр.

— Что происходит — не знаю. Почему-то не срабатывают излучатели, — ответил я. — А общаюсь я со своим кораблем…

— У тебя, что есть искинт? — опешил он.

— Э-э-э… Фрийон, ты искинт? — как-то раньше я не догадался поинтересоваться…

+ Нет. Я не искинт. Я — ИЛ, — видя, что я не понимаю, пояснил. — ИЛ — Искусственная Личность, я на порядок выше, чем ИИ — Искусственный Интеллект.

Та я и повторил для Джура. Ответом мне были выпученные глаза, снова вставшая дыбом шерсть, а также нервно поддергивающаяся щека, от чего то и дело был виден клык из-под, то и дело, поднимающейся губы.

Вот же я дурак!! Так себя спалить! Ведь только что втирал насчет старости корабля!..

+ Бейссел, нас вызывают, — отвлек меня от раздумий о том, что делать дальше, Фрийон.

+ Кто?

+ Судя по позывным, это военные…

— Давай связь… — откуда они здесь взялись? Ах, ну да… Какая же военная крепость без своих патрульных?.. — Фрийон, давай в их сторону, — на экране появилась одетая в шлем пилота голова сородича Джура.

— Говорит командир патрульного крыла, Фрей. Немедленно заглушите двигатели и лягте в дрейф! То же относиться и к вашим союзникам! Иначе вы будете уничтожены! — ну вот, действительно патруль. Стоп! Что он сказал?!!

— Каким союзникам?! — опешил я.

— Не надо делать из меня дурака!! — заорал он. — Хочешь сказать отребье, что ты не с пиратами?! — дальше последовали плоские и однотипные угрозы. Послушав с минуту, мне это надоело, да к тому же и пираты уже приближались. А потому я повторил то, что когда-то высказал ящеру на орбите безымянной планеты. В эфире наступила тишина.

— И вообще, я являюсь свободным капитаном, а потому не стал бы связываться с пиратами. Вот мои документы, — что правда, то правда — этот документ стоил многого. Уличи меня кто-то в связи с пиратами, лишили бы лицензии вольного капитана, да еще и назначили бы награду за мою голову. А так я мог заниматься чем угодно, и мне ничего не было бы.

— Ясно… — раздраженно ответил командир крыла. — Прошу меня простить. А сейчас мы должны вступить в схватку… Вы присоединитесь?

— А куда мне деваться? Улететь ведь не могу, что-то блокирует гипер-излучатели, — невесело усмехнулся я, плюхаясь в капитанское кресло. — Джур, если умеешь стрелять, садись в правое кресло на орудия. Они хоть и не мощные, но скорострельные.

— Угу, — буркнул он, садясь на предложенное место. Фрийон организовал для него джойстики управления орудиями, которые выскочили из подлокотников, а сектор панели управления перед ним отъехал назад, из-под него поднялся плоский монитор с перекрестьем на нем. Параллельно с этим приподнялись две бронеплиты на "спине" Фрийона, приводя орудия в боевое положение.

Я провел слияние с кораблем. В мозг тут же потекло огромное количество информации. Быстро выделив необходимые для полета потоки данных, отключив от сознания лишние, резко развернул корабль, который к тому времени уже поравнялся с патрульным крылом, и, подняв щиты, кинулся вместе со всеми в атаку.

Пока мы приближались к пиратам, я рассмотрел ближайший из военных истребителей. Он напоминал сильно вытянутую и положенную на бок пирамиду с треугольной основой, из которой торчал двигатель. На небольшие крылышки по бокам были подвешены прямоугольные коробки с мелкими ракетами. Нос истребителя раскрылся и изнутри показался раструб излучателя (однако, оригинальный способ установки!). А вот корабли пиратов не впечатляли. Это были настоящие развалюхи, которые впрочем, были до зубов вооружены (таким же древним, как и они сами оружием). Многие из них были намного старше приобретенного мною разведчика. Теперь хоть ясно, почему меня приняли за пирата…

Дали первый залп бортовые орудия, управляемые Джуром, несколько десятков сереньких шариков плазмы устремились к своей цели, за ним открыли огонь и остальные. Оторвавшись от рассматривания кораблей, я взвинтил внутреннее время на максимум и изобразил что-то похожее на штопор, уворачиваясь от вражеских зарядов.

Надо заметить, что космический бой — самый странный из всех возможных боев. Вся проблема в расстояниях. Попробуйте-ка попасть в корабль, который в нескольких световых минутах от вас. А потому все бои происходят на близком расстоянии, и ведут действия наподобие атмосферных истребителей, только скорости в тысячи раз выше. Конечно, будь это настоящий бой, с участием тяжелых кораблей — типа крейсеров, дредноутов, маточных кораблей (авианосец для космических истребителей) и им подобным махинам, то все выглядело бы как две стены, на приличном расстоянии друг от друга, тяжелых кораблей, которые лупят с главных калибров. А между ними носиться мелюзга вроде тех же истребителей, рейдеров, фрегатов…

В нашем случае есть только та самая мелюзга, но сейчас это только осложняет бой.

Ой, блин! Вжух… Бабах!!!

Фу-ух… Еле успел отстрелить противоракетные ловушки. Так, а кто это у нас такой наглый? Ага, нашел!

Резко гашу скорость, просто развернувшись на сто восемьдесят градусов и врубив двигатели на максимум, после чего ухожу свечою "вверх", наперерез пирату, который выпустил по мне ракеты. Противник такого не ожидал, от (с виду!) старой калоши, за что и поплатился — две длинные очереди, выпущенные Джуром, пробили его щит и попали по подвеске с ракетами. Корабль разорвало на куски.

Я снова резко изменил направление. И как раз вовремя, там, где я должен был оказаться секундой позже, пролетело несколько десятков вражеских зарядов, а мне на хвост село двое пиратов. Как быть?.. Ага, а если так? На несколько секунд врубаю крейсерский режим двигателей (функция для полетов по системе без использования гиперперехода). Появляется несколько километровый плазменный хвост из выхлопов двигателей, что заглушило на несколько секунд сенсоры противников. Использую это время, чтобы заложить очень крутую мертвую петлю, не выключая при этом крейсерский режим. Фрийон кричит, что есть опасность поломки компенсаторов от таких маневров… Я его не слушаю, и пытаюсь закончить полукруг петли, чтобы дать удобный обзор Джуру для залпа. Наконец он стреляет и один из пиратов вспыхивает маленьким солнышком. Второй практически одновременно с первым взрывается от попадания ракеты одного из военных, который видимо, решил нас выручить.

Вырубаю крейсерский режим и двигаясь уже в простом (хоть и на предельной скорости) быстро осматриваю поле боя.

От военных истребителей осталась половина, от пиратов — треть. Значит, наши силы приблизительно равны. Фрийон подсвечивает один из вражеских кораблей, который чуть крупнее остальных, и находиться в стороне он общей свалки, избегая боя.

+ На этом корабле находиться "возмутитель гипера", и именно он не дает нам уйти в подпространство, — поясняет в моем сознании Фрийон.

— Понял, — буркнул я, на секунду вынырнул в реальность, кинул Джуру. — Сосредоточь огонь на этом корабле, — после чего снова слился с Фрийоном и кинулся к новой цели.

Проскочил насквозь поле боя, которое нас разделяло, попутно получив пару зарядов, которые были поглощены щитом, а также получив на хвост из пяти ракет, я пер в лоб на пиратский кораблик. Как только позволило расстояние, Джур открыл огонь. Плазменные заряды просто исчезали в его щите, но что радовало, его мощность падала. Фрийон вывел процент мощности щита. Выходило, что сбить защиту мы сможем, но дальше просто проскочим возле него… То, что надо! Я нацелил корабль точно в борт пирата.

Вот мы приблизились к нему, щиты падают, и я делаю маневр, больше всего похожий на прыжок, после чего мы оказываемся с другой стороны… Пять ракет, что висели у меня на хвосте, преспокойно врезаются в незащищенный бок пирата.

Быстро осматриваюсь в поисках очередного противника и с удивлением понимаю, что нету больше против кого сражаться. На моих глазах как раз добили последнего пирата пять уцелевших истребителя.

Еще сутки нам пришлось проболтаться в этом секторе в ожидании прибытия спасательной экспедиции.

Надо признать, что это поражает, когда во вспышках гиперперехода появляется небольшая, но внушительная эскадра с космической крепостью (что-то вроде орбитальной, только убойность повыше) во главе. Уж не думал, что подобные махины могут вытворять подобное. Остальные корабли были ей под стать — пара крейсеров, с десяток линкоров, фрегатов, рейдеров, несколько маточных кораблей…

Я слегка нервно поинтересовался у Джура, чего это они сюда такую флотилию пригнали.

— Да видать решили устроить карательную экспедицию, — спокойно ответил он. — Такие вещи не должны прощаться.

— А как так быстро успели собрать?

— Ты что, совсем дурак? — как идиота спросил меня Джур.

— Нет, я Лишенный, — в тон ответил ему.

— Э… А, ну-ну… — хмыкнул он, но все-таки пояснил. — Это же приграничье, так что тут всегда много военных образований. А на подобные действия надо сразу отвечать, чтобы было понятно за что. Да и чтоб не успели попрятаться…

Угу, ясно. Короче, как только разберусь с местными военными, надо валить подальше из этого сектора галактики, а мало ли. У них, судя по всему, тут маленькая войнушка назревает…

Следующие два дня мне пришлось давать показания, отвечать на всякие нехорошие вопросы. Также приложить своей ментальной защитой, а потом и кулаком зарвавшегося телепата, который видимо, решил выслужиться. Еще сильно погрызться с местными следователями, которые попытались, было свалить все произошедшее на меня. Но угроза с моей стороны, что только они это сделают, как мой корабль передаст по гиперсвязи во все стороны пакет с данными о реальных событиях, подействовала наподобие ледяного душа на кошку. Те сильно испугались, а потому я, обнаглев, до размеров космической крепости, выставил им огромный счет за помощь в бою против пиратов, спасении их людей, а также за сеанс гиперсвязи, благодаря которой они сюда и прилетели. И что самое удивительное, они оплатили его…

А потому в данный момент я в самом радужном настроении направлялся к доку, в котором находился мой корабль, с желанием как можно скорей покинуть эту гостеприимную космическую крепость. Причем сделать это так, чтобы в меня не успели выстрелить, если вдруг допрут, насколько я их развел в материальном плане.

Особенно учитывая то, что имея сутки в запасе, я слегка помародерствовал. Нет, вы не подумайте, я не трогал трупы или что-то в этом роде. Просто слетал к останкам орбитальной крепости, и что смог отодрал полезного для развития Фрийона. Так что у меня был полный трюм всяких довольно дорогих металлов, который мой корабль с огромным удовольствием сейчас переваривал. Так что сейчас Фрийон уже полностью выглядел разведчиком-прорывателем, а не прятался в его оболочке как моллюск в скорлупе, поглотив и переработав всю старую броню. И это учитывая, что трюм полностью заполнен металлами. Хорошо, что мой невольный напарник в лице (или морде?) четырехрукого тигра после боя залился спиртным по самые уши было мне на руку. Короче говоря, надо будет в ближайшем будущем подыскать себе очередной кораблик, и желательно погабаритней.

— Ну, наконец-то, — раздалось у меня за спиной, как только я зашел в док, где располагался Фрийон. Спокойно обернувшись, увидел скалящегося Джур Хра. Это он типа улыбается. Напугать меня хотел, да? Эмпат я или вышел погулять? Да я засек его еще перед шлюзом. — Давно тебя здесь жду.

— Ага, — хмыкнул я. — И?..

— Что "и"? — не понял он.

— И зачем ты меня здесь ждешь? — дал я наводящий вопрос.

— Ну, это… Как бы сказать… — замялся тигр.

— Ладно, киса, — криво усмехнулся я. — Судя по той сумке, что у тебя на плече, ты либо ушел из армии, либо, что более вероятнее, тебя оттуда поперли. Вариант о том, что ты мне хочешь ее продать, откидаем как идиотский. Мне интересно только за что выперли?

— За пьянство и драку с одним вольным капитаном, — буркнул он. Ага, капитан это типа я. Видимо этот дурак доложил им об этом происшествии… И зачем спрашивается? Балда, одним словом.

— И что же ты хочешь от меня? Ведь ты даже не смог умолчать о пьянке. Думаешь, мне нужен такой в команде, который не знает, как держать язык за зубами?

— Да не говорил я! — вспылил он. — Это все автоматическая система передачи! Она каждые десять часов по гиперсвязи посылала отчет! Вот и послала перед самым взрывом! Потому и пираты в это время появились! Они, гады, давно видимо эту атаку планировали. Все продумали…

— Да ладно, успокойся. Главное мы живы, а все остальное наладиться! — поспешил я замять свой беспочвенный наезд. — А теперь вернемся к более важным вопросам. Почему я должен брать тебя с собой?

— Ну… мы же бились вместе против пиратов… — неуверенно начал он.

— Ага. А за пару минут до того ты пытался пристрелить меня, — Джур совсем поник. М-дя… Растерянная груда мускулов весом в четверть тонны — это удивительное зрелище. А уж о его эмоциональном фоне, и вообще нечего говорить…

И чего я над парнем издеваюсь? Балбес он, конечно, порядочный, но вот в том, что будет верным и надежным товарищем можно и не сомневаться…

— Что делать то умеешь, киса? — вздохнул я. Вот ведь не смогу его здесь бросить, и все! Совесть — странная штука, появляется в самое ненужное время, и толкает иногда на самые глупые поступки… Поймаю, прибью!!! От такой идеи я расплылся в идиотской улыбке. И только спустя минуту, до меня дошло, что это не моя эмоция, это Джур настолько рад, что мои ментальные щиты уже толком не выдерживают…

— Все-все! — замахал я на него руками. — Успокойся, а то я за себя не ручаюсь. От твоих эмоций хочется всех расцеловать… И ты единственный поблизости. А я же за правильную ориентацию…

А потому спустя каких-то десять минут мы вышли в открытый космос и практически сразу совершили гиперпрыжок, тем самым доведя оператора космической станции до истерики. Но уж очень мне хотелось сделать хоть какую-то, хоть маленькую пакость местным военным, так сказать "за все хорошее".

Наш путь лежал чуть в сторону от первоначально намеченного мною пути. А именно в систему — Свалка. Подобное название она получила по причине того, что в ней продавали всякое барахло. Здесь я надеялся разжиться новым корпусом для Фрийона…

Выход из гипера у нас оказался веселым. А именно в нескольких десятках километров от фермы гидропоники. И эти самые километры очень быстро сокращались. Радовало лишь то, что при выходе с гипера, скорость очень сильно падает, а потому я успел, прямо-таки свалиться в сознание Фрийона, и выполнив что-то на подобие штопора, проскочить между двумя переходами, соединяющими части куполов ферм. Когда опасность миновала, мне стало страшно подумать, что случилось бы, появись мы внутри этой самой фермы.

Фрийон тут же начал мне объяснять, что такого не может быть в принципе, из-за каких-то там гипер-физических законов. Его заумные объяснения прервал вызов с нашего бывшего препятствия.

По установлению связи, мне тут же выдвинули обвинения по поводу моей некомпетентности как навигатора. Причем в таких выражениях, что я невольно заслушался. Когда поток замысловатых выражений перешел в банальную кабацкую брань, я спокойным тоном поинтересовался у Фрийона, сбились ли мы с курса (который к тому времени вырастил себе динамики для общения с Джуром, так как я и дальше пользовался преимуществом имплантанта). Ответ был отрицательный. На вопрос о том, кто из нас неправ, и что полагается виновному — Фрийон тоном судьи, выносящего смертный приговор через особенно жестокую казнь, заявил, что мы имеем полное право разнести на атомы эту самую ферму, как угрожающую нормальному выходу из гипера кораблям, в установленной для этого точке…

Мой собеседник попытался было нам угрожать всякой там подмогой и тому подобным глупостями. Но залп из лазерного орудия (Фрийон отрастил в переходе и такой), снесший антенны дальней связи и заваривший шлюз главного ангара, откуда, вполне могли появиться неприятности, поубавили пыла у идиота. Короче говоря, к планете мы подлетали довольные собой и пополнившимся на пять тысяч счетом.

И вот мы, наконец, пройдя всю пограничную проверку, входим в атмосферу, окутавшись плазменным щитом.

— Что будем делать по посадке, капитан? — поинтересовался Джур. Он вообще теперь называл меня именно так, с того момента, как был принят ко мне на службу и стал моим первым помощником. Хотя какая к черту… н-э-э, родню трогать не будем… к ангелам, команда? Если и намечается ее набор, то только в далеком будущем… Надеюсь… Очень…

— Думаю, надо будет пройтись, поискать кой-какого товару. А также заодно, и кораблик подыскать покрупнее… — Джуру я не рассказывал о происхождении Фрийона, а потому он думает, что корабль то ли угнанный у ящеров прототип, то ли подарок мне за какие-то там заслуги… Разубеждать я его не стал. Если понадобиться, расскажу.

Тем временем Фрийон уже выполнил посадку и сейчас катился на шасси в сторону снятого нами ангара.

Первым делом после посадки мы отправились в гостиницу. Все покупки было решено делать завтра, чтобы не привлекать к себе особого внимания.

Гостиница для "прибывших" приятно меня удивила. Чистые и светлые номера, делящиеся для разных видов пришельцев. А так как гуманоиды здесь редкость, то нашлась свободная, подходящая для меня, комната. А потому я завалился на мягкую постель и трубился до вечера, успев еще подумать, что надо будет напрячь Фрийона, сделать что-то с койками на борту.

Проснулся я уже, когда местное, зеленое светило скрылось за горизонтом. Позевывая, натянул на себя уже привычный комбинезон, ботинки, надел пояс с оружием и двинулся в сторону местного общепита.

Плюхнувшись на стул рядом с не менее сонным Джуром, заказал какое-то мясное блюдо, предварительно сунув палец в считыватель ДНК, и задумчиво уставился на сцену, которая имела здесь место.

А на сцене тем временем не по-детски колбасило двоих зеленых "осьминогов", которые засунув куда-то снизу микрофоны, что-то увлеченно булькали. Имплантант услужливо начал вести синхронный перевод. Послушав пару минут то, что они несли, я дал отбой на перевод, и принялся за поглощение принесенной, наконец, пищи.

Утолив голод я, наконец, слегка пришел в себя, и довольно потянувшись, потащил своего первого помощника в город, развеяться.

Правда, этого у нас толком не вышло. Зато мы хорошо размялись.

В одном из темных переулков (как банально то!!!) нас поджидало четверо со станерами. У них естественно ничего не вышло. Мои эмпатические способности слегка возросли с последнего раза, а потому засаду я учуял еще в шести метрах до угла переулка по направленной на нас злобе. А потому в следующее мгновение отключил гравитационные браслеты, которые все так же носил на себе и, подскочив с места на два метра вверх, уцепился за какой-то выступ на стене здания. Как таракан, цепляясь за всякие выступы, смог подкрасться к нашим неудачливым противникам. После чего спрыгнул на двоих ближайших. Мгновением спустя в подворотню вкатился Джур, и с колена, со всех рук сразу, всадил парализующие заряды в оставшихся двух.

После этого последовал короткий допрос одного из грабителей. На проверку это оказались придурки с той самой фермы, которые решили нам отомстить.

А потому, хорошенько накостыляв незадачливым мстителям, и забрав все их оружие, мы двинулись дальше, напоследок пообещав, что когда будем улетать, обязательно навестим их ферму, если еще хоть раз о них услышим. А если у нас не выйдет быть там самостоятельно, то просто пришлем парочку ракет в подарок. Естественно с самодоставкой…

На следующее утро, которое началось для меня после полудня я, позевывая, вышел со своего номера, громко, носком ботинка, постучал в дверь Джура, и мы, наконец, занялись тем, чем и собирались. А именно покупкой нового корабля. Точнее сказать очередного, так как новым его назвать язык не поворачивается.

Для поиска подходящего корабля мы отправились на одну из наибольших площадок (20х40 километров) со списанными кораблями. Мне честно говоря было больно видеть прикованные (возможно навечно) к земле тех, кто был создан, чтобы бороздить безбрежный космос. Было бы намного гуманней, как по мне, сбросить их на местное светило, тем самым проводить, как подобает, в последний путь. Или хотя бы переплавить их на новые, тем самым дав им возможность вновь подняться в небеса… Что-то меня потянуло на грустное. Это видимо от общения с Фрийоном. Ведь я уже давно ощущаю его живим, и видимо неосознанно придаю те же черты и остальным кораблям. Стоящий рядом Джур судя по его эмоциональном фоне чувствует приблизительно то же самое… Ткнув его локтем в бок, я преувеличено бодро улыбнулся (хотя моя мина все одно оказалась довольно кислой), после чего мы пошли искать подходящий нам экземпляр…

Новое тело (или точнее панцирь?) для Фрийона мы смогли выбрать только часа через три. Им оказался двухуровневый корабль довольно больших габаритов (раза в два больше как по широте, так и по длине прорывателя). Я некоторое время ходил, недоумевая вокруг этого чуда-развалюхи, пытаясь понять, зачем собственно такой корабль был создан? Все дело в том, что корабль имел довольно вместительный трюм, соединенный с небольшим ангаром способным принять в себя пару флаеров, или какой-нибудь легкий танк. Также реакторный отсек был намного больше необходимого, и, судя по следам, аппаратуру, что там находилась в большинстве своем — демонтировали. Сразу за реакторным отсеком оказался еще один ангар (сразу на два уровня), но теперь уже довольно приличных габаритов, и в него можно было бы загнать десантный бот и легкий системный истребитель, да еще и место бы осталось. По бокам от него находились мощные даже на вид двигатели. На втором уровне находились собственно жилые помещения, а также медблок, рубка, арсенал и еще один маленький склад, а также кают-компания.

— И кто придумал такую махину? — в очередной раз покачал я головой.

— Фарианцы, — получил неожиданный ответ от Джура. — Это средний контрабандист, модель "Авантюрист", хотя практически полностью копирует как внешний, так и внутренний вид легкого заурского кланового корабля — и создан специально для перевозки контрабанды. Также в свое время был довольно популярен у многих наемников из-за возможности брать на борт довольно-таки большое количество военной техники…

— Оригинальная машинка… — пробормотал я, по-новому смотря на корабль. Собственно этот корабль заинтересовал меня из-за своей дешевизны (из-за практически "убитого" состояния), габаритов, а также хорошей обтекаемой формы, чем-то похожей на форму прорывателя. Внутренности само собой перетерпят масштабные изменения, хотя… Чем-то мне понравилось обустройство этого "Авантюриста". Несколько минут я еще смотрел на обводы корабля, после чего повернулся к мелкому клерку сопровождающего нас во время поиска подходящего корабля.

— Мы берем его.

После чего последовала довольно нудная часть — оформление документов. Спасибо, что хоть перегнали корабль в ангар на космодроме, где уже поджидал своего времени Фрийон.

Что же, все фигуры были расставлены на свои места, а это значило, что все готово к предстоящему представлению. Остался последний штрих. А потому я утянул Джура в ближайший бар, где мы напились до состояния поросячьего визга. Правда, что такое поросенок я не помнил. Но стоило об этом задуматься, как начинал глотать голодную слюнку…

— Что это такое?! — орал я, нервно расхаживая перед десятком местных жителей — представляющих местные правоохранительные органы, а также космопорт. — Стоило мне отлучиться от моего корабля на три дня, как его сперли с территории космопорта! Да еще и из закрытого ангара!! Я вас спрашиваю, товарищи, как это возможно?!! — подобный текст ваш покорный слуга говорил вот уже на протяжении двадцати минут, распространяя вокруг ауру злости и алкогольных паров. — Что за народ! Это уму непостижимо!! Сперли целый звездолет, да так, что никто и не почесался!!! — я резко остановился и яростно уставился на представителей космопорта, тихо прорычал. — Надеюсь у вас хорошие адвокаты. Хотя сомневаюсь, что найдется кто-то в здравом уме, кто возьмется за это гиблое дело. А уж на вольные станции вам путь теперь заказан. Пускай я опозорюсь, но вы за это поплатитесь! — в подтверждение моих слов тихо зарычал Джур стоящий в тени ангара, от чего производил впечатление грозовой тучи на горизонте, которая вполне может разразиться настоящим ураганом.

Все дело в том, что последние три дня у меня с моим старпомом был настоящий запой, из которого нас вывели прибывшие вежливые, но нервные полицейские (мы ведь только спивались, а не дебоширили (да и за поломанную мебель заплатили)). И эти самые личности сообщили нам, что мой корабль пропал. Причем пропал так, что ничего те не смогли обнаружить. Ну, я и устраивал им теперь настоящий ад.

— Что мне прикажете теперь делать?! Лететь на этом корыте?! — я ткнул пальцем в "Авантюриста", который сиротливо стоял в ангаре рядом с тем местом, где должен был находиться прорыватель.

— Прошу прощения господин Лишенный, — обратился ко мне один из клерков, когда я набирал воздух в легкие для очередной порции проклятий и угроз, представляющий космопорт после того, как пообщался с кем-то по коммуникатору.

— Чего еще? — мрачно поинтересовался я, нервно дернув хвостом, концом выбивая бетон из пола.

— Наша администрация приносит вам глубочайшие извинения за произошедшее. И хотела бы предложить вам компенсацию за потерянный корабль и доставленные проблемы, — а также за молчание, добавил я про себя. Минут десять мне пришлось изображать дерущиеся во мне чувства противоречия, показывая всем видом, как мне хочется денег, а также и отомстить. За это время полиция незаметно свалила (видимо, чтобы не попасть по очередную порцию упреков). Когда клерк начал уже нервничать (эмпатия — все-таки великая вещь!) не получив моего ответа, я мрачно начал цедить слова.

— Я надеюсь, вы мне поможете также в получении страховки? — клерк энергично закивал, всем видом показывая, что будет только рад.

На этом и договорились. Так что к концу дня на мой счет легла приличная сумма в четверть миллиона кредитов. И это без учета страховки. А это значит плюс еще пятьдесят тысяч.

Так что следующую неделю пришлось потратить на создание видимости напряженной работы по восстановлению "Авантюриста" который в честь безвозвратно утраченного корабля был назван Фрийон.

Под конец нашего пребывания на планете я еще умудрился купить военный внедорожник с гравитационными пластинами, а то понимаете, надоело постоянно пользоваться аэротакси. Нафиг платить общественным аэротакси, если можно купить собственный транспорт, да еще и улучшить его так, что врагам мало не покажется. Вообще-то военная наземная техника почти не использует режим полета, так как в воздухе ее проще простого сбить, но гравитационные пластины имеют все поголовно для, например, преодоления болотистых участков, а также быстрого десантирования на планету. Ведь намного легче, а главное быстрее просто войти в атмосферу на десантном корабле и с небольшой высоты сбросить технику, которая сама слевитирует на поверхность. Это лучше, чем искать место посадки для огромной дуры, которую очень легко сбить при посадочных маневрах. Использование же специальных челноков, опускающих и поднимающих на орбиту технику и пехоту — не оправдывает своих затрат, разве что только для точечных операций или экстренного десантирования подкрепления. Чаще ее используют, и то очень редко для перевозки важных особ с поверхности на орбиту и назад (как было в моем случае на начале всего этого приключения) из-за довольно высокой цены топлива для подобных маневров… Да и малый десантный транспорт будет раза в три-четыре дороже например того же танка, который он собственно будет опускать на поверхность. А гравиипластины в этом смысле намного дешевле и проще в пользовании.

Ну что ж, вернемся к нашим баранам… Блин, снова слюнка потекла. С чего бы это?.. Внедорожник погружен, закупленное по дешевке оружие (не без поддержки представителей космопорта) погружено, груз который надо доставить на одну из станций по пути погружен, слегка пьяный Джур погружен. Что же, можно отлетать.

— Ну, Фрийон, врубай двигатели. Пора сматываться с этой планеты.

+ Так точно капитан, — отозвался уже юношеский голос, и корабль слегка вздрогнув, начал быстро набирать высоту, вертикально возносясь в небеса. Я опешил. Ведь раньше для взлета нам был необходим разгон, а вертикально мы могли только садиться. Ведь нужен намного больший импульс для подъема…

+ Так я же подрос, — хохотнул этот паразит. — Вот и решил, что небольшое улучшение не помешает…

— Главное, чтобы внизу ничего не заподозрили. Или хотя бы мы успели отойти на достаточно большое расстояние. Ладно уж, полетели отсюда… — устало пробормотал я, откидываясь на спинку кресла и отрешенно наблюдая, как чернота космоса перемигивающаяся мириадами звезд заменяются уже привычным гипером.

С полчаса я просто сидел в своем кресле, просто наблюдая за переливами гипертуннеля. Это завораживающее действо однако. Для меня гипер выглядит как поток осязаемого синего света изменяющего свой цвет от нежно-голубого до практически черного. Правда Джур говорит, что каждое существо видит это по-своему, и лишь представители одной расы могут видеть что-то одинаковое. Он например видит желтый туннель с черным пятном в конце. Как такое возможно учитывая, что мониторы должны показывать одно и то же для всех — является одной из величайших загадок вселенной, которую так и не удалось разгадать и по сей день. Но мне кажется, что все зависит от мировосприятия… Хотя, кто знает?..

Наконец налюбовавшись зрелищем, я побрел в кают-компанию.

Вообще Фрийон молодец. Он фактически растворил себя в "Авантюристе", от чего помещения остались внешне такими же, как и были. И лишь знающий, как корабль выглядел раньше, смог бы что-то заподозрить. Ну в реакторном отсеке новый реактор появился в замену старому, ну движки новой модели поставили, орудия заменили. Да и небольшой косметический ремонт заодно сделали. Кто же подобное не сделает, приобретая старый потрепанный корабль. Все так… Хи-хи… да не так… Фрийон на самом деле "выгрыз" почти полностью внутренности корабля (ну осталась пока еще часть помещений, не преобразованных в часть "родного" тела Фрийона (хотя и это в скором времени измениться)), параллельно перестроив себя так, как выглядели старые внутренности, оставив целой пока только обшивку и грузовой отсек, в котором был сложен груз, который мы должны доставить.

Там, как и ожидалось, обнаружился опохмеляющийся Джур.

— А… кэп… — усмехнулся он. — Признаюсь — не верил до последнего, что нам удастся обмануть местных… До сих пор понять не могу как нам это удалось…

— А что здесь непонятного? — хмыкнул я, растягиваясь на довольно-таки мягком диване (мы закупили некоторую мебель на планете, а то, что Фрийон мог вырастить нам из мебели не очень то было удобным), и потягивая только что заказанный у синтезатора сок (мне, кстати, все лучше и лучше выходит воспроизводить те вкусы, которые то и дело вспоминаются). — Разве они могли ожидать, что Фрийон окажется биокораблем? Да и кто бы им поверил? Ведь сейчас это лишь легенды…

— Ну, это-то понятно. Но зачем вам понадобилось устраивать весь этот спектакль с угоном?

— А ты сам подумай… Во-первых, если бы мы просто улетели на новом корабле, а старый бесследно исчез, то это вызвало бы кучу не нужных вопросов, а я уже раз так напортачил… Или даже два… А так все хоть и странно, но банально. С космопорта угнали звездолет. Капитан тут вообще ни при чем, так как все эти дни он спивался со своим старшим помощником во всех ближайших барах… Да и во-вторых… Джур, тебе, что, не нужны деньги?..

Несколько секунд мы пристально смотрели в глаза друг другу, пока не заржали как ненормальные.

— Слушай, Джур, когда мы одни, пожалуйста, не обращайся ко мне на "вы", а то мне постоянно, кажется что меня должно быть здесь много…

— Это лишь дань уважения, — смущенно пробормотал он.

— Угу… — хмыкнул я. — Ты не забывай, что я эмпат, и чувствую твое уважение и так. А потому кончай "выкать".

— Ладно, Бейссел, уговорил…

— Ты, кстати, чем сейчас собираешься заняться? — поинтересовался я.

— Да вот, думал посмотреть, что можно с купленным тобой внедорожником сделать… Может орудие какое-нибудь установить, или броню навесить. Да и движок не помешало бы форсировать…

— Ну-ну… Ты сначала проспись, мастер-ломастер…

— Тоже дело, — покладисто согласился он, после чего встал и, буркнув что-то наподобие "спокойной ночи", поплелся в свою каюту.

+ Вот она высшая власть на мне, — захихикал в моем мозгу Фрийон, чтобы Джур не услышал… И ведь не поспоришь… Капитан, как говориться закон и бог на своем корабле… Хм… И откуда это вспомнилось?.. Все никак не привыкну к вывертам своей памяти. Если просто действую не задумываясь, то все нормально. Но стоит задуматься, откуда что взялось, так сразу, будто об стальную стену головой бьюсь. Так же неприятно и бессмысленно, одним словом…

— Фрийон, будь добр, приготовь саркофаг виртуальной реальности. Хочу немного поразмяться, — попросил я. Надо заметить, очень полезная вещь оказалась. Ложишься в такой саркофаг и окунаешься в любую среду. Хочешь в войну, хочешь — можешь полетать в небесах без каких либо приспособлений. Одним словом очень удобно. А система гравитационных полей дает возможность ощутить все физически. Правда есть пределы мощности, ведь не хочется быть убитым гравитационным ударом из-за того, что, например, тебе на голову упал кирпич в виртуале? А так нарабатываются необходимые рефлексы без слишком сильных повреждений. Ведь если во время тренировки ты не получил пары синяков, какая же это тренировка?

С такими мыслями я прошествовал к одной из жилых комнат, которая теперь являлась местом расположения виртуальных саркофагов.

Сегодня меня ждал тренировочный бой на мечах с тремя шестирукими инсектоидами. Бр… Больше жуков я не люблю только ящеров… А точнее одну определенную расу.

Два дня полета прошли довольно быстро и вскоре мы вышли из гипера практически впритык (по космическим меркам) от космической станции, на которую мы должны были доставить груз. Видимо пугать диспетчеров при входе и выходе из гипера это уже становиться традицией. Погрызшись минут десять с перенервничавшим диспетчером, который от перепуга никак не хотел давать нам разрешение на посадку, Фрийон наконец заложил крутой маневр (чем снова перепугал на этот раз всю диспетчерскую) и лихо вошел в посадочный бокс… Вот что удивительно, Фрийон прекрасно маневрирует в мирных условиях так, что любой ас позавидует, но стоит дойти делу до боя, как он пасует. Почему так?

+ Ну, уж извини, — пробормотал слегка обиженный, если судить по голосу, Фрийон. — Такова моя природа. Аффтахор не дали нам способности к ведению боя, опасаясь, что мы взбунтуемся. А так нас любой более-менее хороший пилот может сбить. Так что в бою мы можем положиться только на своих пилотов, дав взамен всю возможную информацию, необходимую для боя. Ну и реакцию хорошенько усилить, что тоже немаловажно…

— Ладно, забили…

Тем временем бокс уже стабилизировал атмосферу, и прибывшие рабочие роботы под контролем нескольких техников начали разгрузку трюма.

Джур, контролирующий разгрузку с нашей стороны находился на пандусе грузового отсека, лениво наблюдая за снующими роботами. Я же сидел в рубке задумчиво изучая карту на ближайший месяц гипера и прикидывал, где стоит сделать остановки… Нет, конечно можно залечь на месяц в анабиоз, и довериться Фрийону, который за это время вполне сможет нас доставить практически к границе, за которой начинаются гуманоидные миры… Но мне почему-то не хотелось этого делать. Может через то, что я дорожил каждой своей минутой проведенной в сознании?

Так, а это уже плохо. Один из мониторов, показывающий Джура, сейчас показывал, как к нему подошли четверо жукоидов неизвестной мне расы с символами службы безопасности. Это меня напрягло. А потому приказав Фрийону приготовиться на всякий случай к экстренному прорыву с последующим экстренным же прыжком, я повесил себе на пояс два излучателя, на плечи натянул небольшой рюкзак каплевидной формы с малым генератором щита в нем (Фрийон вырастил) и прицепив в довершение на хвостовой шип легкое двустороннее ромбовидное лезвие (все тот же Фрийон) с атомарной заточкой (одним ударом можно пробить даже легкий боевой скафандр (теперь придется держать хвост навесу и постоянно контролировать, чтобы раньше времени никого не убить им)), кинулся к Джуру, готовясь сразу вступить в бой.

Каково же было мое удивление, когда я появился перед ними, то они, стараясь скрыть свой испуг от моего вида (фиг это у них вышло — эмпатия рулит) очень вежливо, без какой-либо задней мысли, передали просьбу их шефа о встрече со мной. С минуту посмотрев на них подозрительным взглядом, от которого они нервно затоптались на месте, все же согласился на встречу.

На удивление нас не повели куда-то внутрь станции, минут через десять глава службы безопасности явился сам. Это оказался представитель той же расы, что и Джур, только с более темной шерстью и несколькими серебристыми полосами (что-то наподобие седины) и с четырьмя уже привычными скротчерами на поясе и бедрах. После чего начались вежливые расшаркивания. Эту часть я старался растянуть как можно дольше, так как мне было необходимо разобраться в его чувствах, а значит, и выбрать правильную стратегию поведения. Хорошая все-таки штука эта виртуальная реальность, смогла натаскать меня даже в дипломатии… Чего удивляться то? В виртуальной симуляции время летит намного быстрей, так что один день в саркофаге равен приблизительно недели-двум реального времени, в зависимости от структуры мозга, аналитических способностей и еще сотне параметра. А еще учитывая мои постоянно возрастающие эмпатические способности…

Такс, посмотрим… Волнение, даже больше встревоженность, зарождающееся раздражение, напряженность и опаска (это он видимо меня боится, ну и того орудия, которое Фрийон выдвинул из-под брони, как бы для точной калибровки)

Когда официальные расшаркивания вот-вот грозили перерасти в фарс, а начальник службы безопасности сорваться с катушек, я резко прервал свой очередной витиеватый монолог, и холодно посмотрев ему в глаза, спросил, что называется "в лоб".

— Что вам надо от нас, и что мы за это получим? — от моей резкой смены как темы, так и тона он сильно растерялся, а меня прям, накрыло его противоречивыми эмоциями. Но надо отдать ему должное, он быстро взял себя в руки (Во все четыре, — хихикнул в мозгу Фрийон) и мрачно посверлил меня с минуту взглядом.

— Мы хотели бы нанять вас для одной небольшой миссии…

— И эта миссия, судя по всему, подразумевает что-то опасное, — так же мрачно заметил я.

— С чего вы взяли?

— Если бы это было не так, то вы бы пригласили нас к себе в кабинет, а не явились сюда сами. И на что же вы хотите нас подписать?

Четырехрукий тигр жестко оскалился, обнажая свои внушительные клыки. Я не остался в долгу и показал свои. Не столь внушительные, но зато намного острее его, отчего выглядящие более жутко.

— Три дня назад мы перестали получать трехчасовые доклады от карательной экспедиции, выдвинувшейся в сторону ничейных земель для уничтожения пиратов.

— Карательная экспедиция… — задумчиво пробормотал я, и поинтересовался. — Это случайно не та, что началась после уничтожения орбитальной крепости в системе Олькуа?

— Д-да… откуда вы знаете? — удивился он.

— А я думал, что вы хотите нанять меня именно из-за произошедшего там, — в свою очередь удивился я.

— Нет, я обратился к вам из-за других причин. Во-первых, вы один из вольных капитанов, что значит, что чего-то вы да стоите (ага, знали бы вы, как я получил этот патент). Во-вторых, вы единственный за последние пять дней, кто побывал на нашей станции, а прибытия кораблей в ближайшее обозримое время не предвидится.

— М-да… галактика любит совпадения, — пробормотал я, вспомнив сказанные мне Фрийоном слова одного из мудрецов. — Что толком-то надо сделать?

— Ничего особенного, просто слетать к последнему месту передачи карательной экспедиции, и по возможности разузнать, что с ними случилось. Если ничего не найдете, то вернуться, и доложить нам, а заодно получить и оплату. Остальные меры прими мы.

Я повернулся к Джуру.

— Что скажешь старпом?

— А что здесь говорить, кэп? Работы максимум на восемь дней. Есть, конечно, риск нарваться на пиратов, но мы вполне успеем уйти в гипер, если там не будет "возмутителя"… Да и пираты не очень любят связываться с вольными кораблями…

— Что ж, твое мнение ясно. Остался последний вопрос. Какова цена?

— Вах-унр, ха фага хйо… — потеряно пробормотал Джур. И я с ним был полностью согласен. Такой ж… уткой картины нам еще наблюдать не доводилось… Все ближайшее пространство заполняли обломки всех возможных классов кораблей. Большую часть которых представляли собой обломки карательной экспедиции… Точнее того, что ею раньше было. Кто же мог такое сделать? Мне казалось, что у пиратов нет таких мощных технологий, позволяющих разгромить такие силы…

— От одного корабля до армады, — глухо ответил Фрийон. — В зависимости от мощи противника.

Представив, что это мог сделать один корабль, или даже небольшая флотилия, я передернулся от жути. Не хотелось бы мне встречаться с ними…

— Мне здесь не по себе, — почему-то прошептал Джур.

— Не тебе одному… Фрийон, давай по-быстрому просканируем местность на наличие уцелевших, и валим отсюда. И заодно приготовь высылать пакет данных по гиперпередатчику…

— Понял, выполняю, — четко ответил он.

— Ты думаешь, кто-то уцелел? — неуверенно спросил Джур.

— Не уверен, но мы обязаны проверить, иначе я не смогу быть спокойным и это ляжет грузом мне на душу…

— Сканирование закончено, — подал голос Фрийон. — Никаких сигналов не обнаружено, но…

— Что, но?

— В останках одного из крейсеров я зарегистрировал тепловое излучение…

— Может реактор уцелел? — предположил Джур.

— Если верить моим каталогам, то у данного корабля реактор расположен в другом месте. Сектор, который, к слову, не имеет места на этих обломках…

— Что ж, полетели, проверим. Только Фрийон, на всякий случай приведи все системы в боевой режим, вдруг это ловушка…

Окутавшись силовыми полями и приведя в боевой режим все орудия, мы медленно двинулись сквозь поле обломков.

Пока мы продвигались к цели, я рассматривал обломки, пытаясь понять, как выглядел бой.

Судя по косвенным показателям, драка была долгой и беспрерывной.

Карательный флот был построен в классический ордер для чисто космического боя. Спереди истребители и легкие классы кораблей, потом средний — прикрывающий маточные корабли, далее тяжелые, а уже за ними бесполезные в этом бое десантные, медицинские и корабли поддержки.

Странно, что я не могу обнаружить космической крепости… Уничтожить ее настолько качественно, что не осталось бы даже обломков нереально из-за ее габаритов… То что это значит? Ее забрали с собой победители? Зачем? Ведь судя по всему, слабыми они не являются… Странно все это…

Так, что еще мы имеем? Если судить по некоторым обломкам, то мы видим, что здесь участвовали истребители как минимум пяти рас…

— Фрийон, попробуй создать каталог более-менее определяемых обломков. Я хочу знать, какие именно корабли здесь сражались, а также сверяй их с каталогами известных тебе. Может что-то да вылезет…

+ Идею понял, приступаю, — откликнулся он.

Пока ничего непонятно. Ясно лишь одно. Если судить по положению обломков, то бой был волнообразный. Противник раз за разом налетал на экспедицию, пока не уничтожил ее…

Так, а это уже интересно! Мы как раз добрались до мест, где размещались крейсеры. Точнее не только крейсеры. Судя по всему, часть тяжелых кораблей с кораблями поддержки смогла отойти и перегруппироваться, занять оборонную позицию, создав плотную сферу защиты. Внутреннее "ядро" которой состояло из транспортников, а "оболочка" из боевых кораблей. Но не это интересно, а то, что видимо кто-то достаточно сообразительный догадался перегнать всю стреляющую наземную технику на обшивку боевых кораблей. А учитывая, что вся техника герметична и может стрелять практически при любых условиях, то они имели довольно мощную защиту.

А это что?!

— Фрийон, разве в бою используются роботоподобные машины?

+ Что ты имеешь в виду?

Я сосредоточился на образе, который и передал кораблю. Несколько секунд обработки, и перед нами на экране появилась трехмерная модель шестилапого робота-паука с овальным корпусом, длинными тонкими конечностями и движками на их концах, и довольно внушительных габаритов. В наш большой ангар влезло бы полторы таких махин.

+ Так называемых механоидов используют лишь в городских патрулях, и то не всегда из-за их сложности в управлении. Они больше служат как устрашающий фактор… Шагоходы (механизмы имеющие ноги, а не колеса, гусеницы и т. д.) довольно неудобны для ведения боя, ибо требуют довольно прочной поверхности, еще, как я уже говорил сложности управления, а также довольно сложны в обслуживании.

— А если прямое подключение как в нашем с тобой случае? — задал я резонный вопрос. — Ведь сливаясь с тобой, мы практически становимся одним целым…

+ А вот это действительно плохо, если подобное было достигнуто, то раса имеющая доступ к этой технологии будет довольно впереди всех остальных в боевом плане, так как это дает более высокую возможность маневрировать, да и отслеживать намного больше полезной информации… Да что я рассказываю то? Ты сам все это знаешь!

— Фрийон, подыщи один из "пауков" поцелее, надо будет доставить его заказчику. Если начнется война, то пускай она будет идти на равных, тогда будет больше шансов выжить… Или произойдет обоюдное уничтожение… — тихо прошептал я.

Наконец мы подлетели к интересующему нас крейсеру.

— Так, покажи-ка, где этот источник тепла, — попросил я. На экране высветилась схема обломков с указателем. — Что говорят твои датчики?

+ Это не реактор, и не ловушка. А также не невзорвавшийся боеприпас… Могу сказать с вероятностью в восемьдесят четыре процента, что это действительно кто-то из выживших.

— Ясно… — я слегка задумался. — Значит так, Джур, ты давай берись за управление орудиями, вдруг это враг. Фрийон, подойди как можно ближе к источнику, и приготовь на всякий случай медблок. А я пойду, прогуляюсь…

Быстро натянув свой скафандр (который Фрийон довольно сильно модифицировал (он вообще любит все улучшать)) и, прихватив один из ручных лучеметов (самое то, для боев в закрытом пространстве при нулевой гравитации, так как не имеет ни отдачи и ударной волны при попадании), я направился к шлюзу.

Плавно скользнув в огромнейший пролом напротив места сигнала, я оказался на небольшой посадочной палубе. Для техники палуба хоть и небольшая, но для меня была довольно большой. И к сожалению темной. Даже встроенные фонарики не помогали, хотя я включил все до последнего на полную мощность.

— Фрийон, ты можешь подсветить? — мысленно спросил я.

+ Да, подожди секундочку…

Через десять секунд с борта Фрийона, повисшего напротив пролома, хлынул свет. Увиденная картина заставила меня резко сдать назад… У задней стены… Хотя точнее вбитый в заднюю стену находился "паук", и судя по всему причиной его такого состояния был небольшой истребитель который практически проткнул его. Небольшой истребитель с каплевидной кабиной, двумя крупными скоростными двигателями и двумя параллельными "рогами" на которых были установлены излучатели, и которые собственно и проткнули "паука".

Я медленно подлетел ближе, опасаясь, что выжившим оказался пилот "паука". Но ни одна из машин не показывала признаков работоспособности. Зависнув напротив кабины "рогатого" истребителя, я аккуратно прислушался к тому, кто находился там. Чувства улавливались плохо и как-то сумбурно. Чувствовалась просто жуткая боль, страх, и заглушающая все остальные эмоции тоска. Да такая, что выть хотелось лишь от поверхностного контакта…

— Фрийон, выруби у себя гравитацию, — хрипло приказал я. — Надо извлечь пилота и переместить его в медблок, иначе он не проживет и шести часов, а, не зная в каком он точно состоянии, мы можем просто убить его гравитацией…

+ Понял. Уже отключил. Джур спрашивает или тебе нужна помощь…

— Помощь не нужна… Но, пускай он одевает скафандр и попробует переправить в наш ангар истребитель с "пауком", он вроде не очень пострадал…

+ Понял, передам.

Я тем временем попробовал вскрыть пилотскую кабину. Даже нет смысла говорить, что мне это не удалось даже с излучателем. А потому пробормотав.

— Не думал, что этим когда-то доведется спасть чью-то жизнь, а не наоборот, — я достал из специального кармашка металлического цвета брусок со сторонами 1х5х12 сантиметров со специальными фиксаторами по боках. Нажав на небольшой выступ, от чего из бруска выдвинулась одна из пластин толщиной всего в несколько атомов. Ухватив ее телекинезом, я вогнал этот тонкий прямоугольник в почти незаметный стык между корпусом и крышкой кабины истребителя, начал медленно двигать его по контуру.

Когда круг был завершен, а пластина практически полностью сточена (я ее тут же выкинул) я все тем же телекинезом медленно поднял колпак кабины (обожаю невесомость, в ней я могу передвигать довольно большие предметы, так как там оно практически не имеет веса). Во все стороны брызнул быстро кристаллизировавшийся от холода кислород. Вот я дурак! А если бы у пилота скафандр был поврежден?!! Но вроде обошлось… Аккуратно освободив хрупкое на вид тело пилота, я поднял его телекинезом (так надежней и меньше травм, чем если бы я касался его) и медленно поплыл в сторону приветливо открытой шлюзовой камеры Фрийона.

Надо заметить, что двигаться по не очень широкому коридору в полной невесомости, да еще и двигать перед собой раненого одной только силой мысли довольно сложно… Но мне это удалось! Когда бессознательное тело легло в саркофаг медблока, и им занялись системы Фрийона, я медленно сполз по стенке вместе с вернувшейся гравитацией.

Но отдохнуть как следует мне не дали. Минут через десять злой как… ангел Джур в очень нелестных выражениях попросил своего горячо любимого капитана пойти и наконец помочь ему с этим проклятым "пауком".

— Угу, щас буду… — буркнул я, после чего кинув взгляд на саркофаг с полуживым пилотом, пошел принимать участие в этом, несомненно, добром деле. Хи-хи… бес делает доброе дело… Буду надеяться, что мои сородичи не настоящие черти, а то это зачтется мне как сильный минус… Гы-гы… Тупо хихикая своим мыслям я наконец покинул медотсек.

— Вот ты мне скажи Бейссел, на кой джунг рахун, тебе понадобился еще и этот битый истребитель? — мрачно вопрошал в который уже раз меня Джур. Наконец моя темность не вытерпела.

— А я знаю?!! — зарычал я, показывая клыки. — Захотелось!!! Может мне чисто пилота жалко стало?!! Это вообще последнее, что у него осталось!!! Это же наемник, а не военный, а значит что и корабль куплен на его кровные!! А что такое остаться без какой-либо возможности заработка я приблизительно догадываюсь. Хотя какой это "он"? Баба, самая натуральная баба, хоть и инопланетянка! — выпустив все свое раздражение, накопившееся, пока мы перетаскивали "паука" проткнутого истребителем в ангар. О том, что пилотом оказалась женщина, да еще и гуманоидной расы, нам сообщил Фрийон минут десять назад, когда мы, наконец, закрыли врата ангара. А о том, что наша спасенная оказалась наемницей, меня просветил Джур, когда мы выковыривали (практически в прямом смысле этого слова) машины из стены, и он заметил эмблему наемников на хвостовом стабилизаторе ее корабля. Пару минут мы злобно сверлили друг друга взглядами, после чего я глубоко вздохнул и пробормотал. — Извини Джур, дружище, просто я слегка на взводе от этого места…

— Да ладно, мне тоже не стоило доставать тебя… Так что, как ты говоришь — забили…

Мы пожали руки, после чего начали решать, что делать дальше.

— Да что здесь решать. Надо прыгать, — хмыкнул Джур.

— Это да, но сначала я хочу посмотреть, кто же управлял этим "пауком". А то не хотелось бы тащить с собой бомбу замедленного действия.

— Логично, — признал старпом. — Ну, я пошел за инструментами?

— Угу, давай, а я пока попробую найти, где у него кабина, или хотя бы что-то напоминающее вход…

Джур пошел в арсенал, а я ловко взобравшись на "паука" начал его исследовать.

Найти что-то было довольно проблематично, так как вся поверхность была просто забита всякими датчиками, антеннами, буграми и тому подобной фигне… Минут через пять вернулся старпом, таща в каждой руке по увесистому механизму для вскрытия особо бронированных консервных банок. Еще минут пятнадцать спустя лазая по нему уже вдвоем, мы, наконец, нашли что-то наподобие входа. А именно бронированная выпуклость, которую мы сначала приняли за очередной радар. Вскрыв, наконец, этого задравшего нас по самые помидоры (опять слюнка потекла) "паука" мы смогли увидеть и его пилота. После пятиминутного рассматривания окровавленного трупа, утыканного проводами по самое не могу, я, наконец, облегченно уселся на обшивке механоида и расхохотался.

Что ж, все оказалось не так страшно, как казалось. Чтобы стать пилотом "паука" необходимо практически срастится с машиной, подключая напрямую нервные окончания к системе управления. А это значит, что воевать подобным образом будут немногие, хотя и уверен, что каждая уважающая себя раса будет иметь в скором времени подобные подразделения.

Ржал же я по другой причине. Просто пилотом оказался представитель моих личных врагов. А именно ящер. Отсмеявшись, я оставил недоумевающего Джура позаботиться о теле, а сам, отдав Фрийону команду о прыжке в гипер, пошел в кают-компанию. Мне надо было напиться. И желательно до невменяемого состояния. Вот так вот действует аура смерти на эмпата…

Девушка уже пришла в себя минут как десять, но все еще прикидывалась спящей, пытаясь проанализировать свое дальнейшие действия. Надо заметить, что это довольно смешно наблюдать со стороны, особенно если можешь ощущать чужие эмоции. Я это могу… В первый момент, когда она только пришла в себя, будучи уже извлеченной из мед-саркофага, то от нее хлынул такой поток противоречивых эмоций, что я чуть было не упал со стула, на котором сидел в ожидании, пока он придет в себя.

Надо заметить, что инопланетянка оказалась довольно привлекательной как для меня. Конечно, я не помню даже приблизительный вид женщин своей расы, но что-то говорило мне, что она довольно сильно похожа на них. Невысокая, около метра шестидесяти, стройная фигурка, кажущаяся хрупкой, средних размеров грудь, тонкая талия. Небольшие ладошки с гибкими пальчиками, заканчивающиеся полукоготками (не когти, и не ногти, а что-то среднее). Темно-красная кожа. Очень большие глаза на чуть детском личике, пухлые губки и маленькие заостренные ушки. Коротко стриженые синие волосы. И вся эта красота при желании может завязать узлом стальной прут сантиметровой толщины.

Я неспешно приблизился, и навис над ее головой так, чтобы если ей захочется, она не смогла бы достать меня сразу, и самым ехидным голосом поинтересовался:

— И как долго ты еще собираешься прикидываться спящей красавицей?

На меня тут же уставилась возмущенная пара больших фиалковых глаз, которые тут же сменились нешуточным удивлением, и даже… страхом?

— Я что, в аду? — нет, конечно, слово она произнесла другое, но мой имплантант перевел именно так.

Поборовшись с собой несколько секунд, я, наконец, не выдержал и расхохотался.

— Нет, ты не в аду, но если соберешься туда, позови меня с собой. Давно хочу родичей своих повидать, — все еще всхлипывая, выдавил я. Вот такой вот прикол… У гуманоидов вообще довольно схожее понятие о темных силах. Рога, клыки, когти, хвост, жуткие крылья (конечно если этого у них самих нет) ну и тому подобные дополнительные части тела… Наконец успокоившись я попросил ее. — Ты полежи еще немножко, надо сделать еще пару тестов, — она лишь понятливо кивнула.

+ У нее все практически нормально, — откликнулся Фрийон.

— Да?.. Что значит "практически"?

+ Ну, нервное истощение, а также последствия болевого шока лечиться только временем…

— Ну, думаю, что она с этим справиться. Она вроде как крепкая девчушка.

+ Угу…

Тут я, наконец, отвлекся от короткого диалога с Фрийоном и посмотрел на предмет обсуждения. Сначала я не понял, что меня заставило это сделать. Но прислушавшись к ее эмоциям, догадался.

— Фрийон, я что, в голос с тобой разговаривал?

+ Ну да…

Теперь понятно, что ее напрягает.

— Фрийон, перейди на динамики, а то наша гостья меня за психа начала принимать. Да и давай с этого момента так и общаться, если это что-то не конфиденциальное.

— Понял, задача принята, — тут же выполнил Фрийон приказ.

— Ну что? — усмехнулся я. — Не желаете перекусить? А заодно рассказать, что же произошло… — предложил я, протягивая ей комбинезон, а то наверное не очень приятно чувствовать, что из прикрывающего твою наготу на тебе только больничная простыня. Хотя кто знает, какие у этой расы нравы? — Кстати, как вас зовут?

— Арина Лар Варик…

— Ну а меня Бейссел Лишенный. Для друзей просто Бейссел. И давайте на "ты"?

— Х-хорошо…

— Вот такая вот история… — грустно закончила девушка, пытаясь удержать слезы.

М-да… весело, ничего не скажешь. К сожалению, Арина ничего нового не смогла нам рассказать, кроме того, что противник состоял не только с механоидов, но там были и простые пиратские корабли, хоть и довольно необычные по своим ходовым качествам. Она хоть и продержалась довольно долго в бою, но вскоре у нее кончились боеприпасы, а потому она отошла на перезарядку. Ну, тут и увидела, как на хвост к ее брату сел один из "пауков", чтобы в следующую секунду сбить его. А он был последним из ее родственников. Как она объяснила, у них что-то вроде кланов, где браться, сестры и родители сражаются вместе. Вот в этом бою она и потеряла всех, а брат так вообще погиб прямо на глазах. Ну, она в лучших правилах камикадзе (это кто еще такие?) и пошла на таран. Надо отдать должное системе жизнеобеспечения ее истребителя — спас свою хозяйку, хоть сам и навернулся, да и прочность тоже очень высокая, выдержать такое сильное столкновение это вам не ахти. Результат мы видели — вбитый внутрь крейсера "паук" с пробившим его истребителем…

Судя по всему, кто-то начал сильно спонсировать пиратов. Вопрос только для чего? Вариантов несколько…

Первый — простые грабежи. Банально, но вполне реально, если знать, на что и когда нападать. Но если судить по масштабности, то у пиратов появился сильный лидер. Причем такой, что смог подчинить себе огромное количество этих самых пиратов. А это очень даже сложно, с их-то анархическими замашками…

Второй вариант — испытание нового оружия. Так сказать испытательный полигон. Но слишком уж оригинально. А потому не очень то и вериться. Хотя он может быть на половину правдой. Например, они раздобыли, а точнее сперли где-то военные разработки. То, что это военные разработки — без вариантов. Ну не для рудокопов честное слово же!

Вариант номер три — отвлечение внимания. Кто-то специально стягивает вражеские силы, чтобы захватить что-то сильно охраняемое. Но против этого говорит то, что слишком масштабные отвлекающие маневры. А потому это еще более абсурдно, чем второй вариант.

Ну да ладно. Не мне же с этим разбираться… Надеюсь… А то с моим счастьем…

— Ладно, — вздохнул я, отгоняя мрачные мысли. — Через десять часов мы выходим с гипера. К этому времени надо выспаться, а то нас потом будут мурыжить очень долго выспрашивая все возможные детали… И знаете что? Я хочу выйти из гипера в боевом режиме и на расстоянии от станции, — они удивленно посмотрели на меня. Пришлось пояснять свою идею. — Все дело в том, что они вполне могли двинуться к станции, или в этом направлении. Ведь ты, Арина, не знаешь, куда они направились? Вот, не знаешь… А потому мне не хочется напороться на ракету или залп дезинтегратора…

Мои доводы были логичны, а потому на том и порешили.

Через девять часов и пятьдесят пять минут мы уже сидели в рубке, и готовились к выходу с гипера.

Какое же было мое удивление, когда Фрийон завопил о том, что в точке выхода расположен "возмутитель гипера", и что нас выбросит в простой космос через тридцать секунд.

Ругаясь на чем свет стоит я быстро свалился в сознание Фрийона, приготовившись сразу же перехватить управление, как только мы окажемся в космосе. Джур и Арина тут же приготовились открыть огонь в любой момент.

Как только гипер выплюнул нас в простую реальность, я заложил просто жуткий по своей сложности выполнения и скорости маневр, при этом разгоняясь насколько возможно. Параллельно пытаясь понять, что происходит.

Отыскать станцию даже, несмотря на датчики Фрийона оказалось довольно-таки сложно. И не из-за расстояния, а из-за того, что та была прикрыта со всех сторон боевыми кораблями среднего класса, которые находились сейчас в режиме невидимок.

Но слава всем богам, вскоре от станции пришел запрос об идентификации, а то я уже было приготовился отбиваться от приближающихся к нам трех звеньев истребителей. Хм… а не за много ли на один кораблик?

Вскоре мы уже в обыкновенном режиме подлетали к станции, имея в сопровождении одно звено. Два остальных продолжили патрулирование. Наконец мы получили разрешение на посадку, и плавно скользнули в открывшийся док.

Встречал нас все тот же начальник службы безопасности. Только теперь с ним было несколько его сородичей, судя по замашкам откуда-то из контрразведки… Блин, чем дальше в лес, тем больше деревьев, — мысленно простонал я. Как же я не люблю всех этих особистов!! Поубивал бы нафиг!!! Один из особистов вздрогнул и пристально посмотрел на меня. Ну, вот… Ты, что, телепат? Тот слегка кивнул… Еще один блин…

— Уважаемый Лишенный, как задание? — напряжено спросил меня начальник службы безопасности (я так даже и не удосужился узнать, как его зовут).

— Задание выполнено, но скажу вам честно, лучше бы я не брался за него…

— И все же…

— Мой корабль сейчас передает все полученные нами данные. Мы вот даже перевыполнили план, — я указал на Арину. — Свидетеля нашли.

Три пары глаз ошарашено уставились на девушку, от чего та начала чувствовать себя неловко.

— Что же, вы отработали свои деньги, и даже заслуживаете небольшую надбавку за спасательную операцию, — проговорил один из особистов.

— Вот и ладно, — криво усмехнулся я, после чего поинтересовался самым безразличным тоном. — Вам случаем вражеский корабль не нужен? А то мы прихватили один…

— Да что там может быть интересного в нем? — хмыкнул глава. Телепат же, который уже успел слегка покопаться в памяти Джура и Арины (ну да, ведь ко мне влезть у него так и не вышло), начал незаметно (это он так думает) показывать какие-то знаки своему компаньону.

— Ну-ну… Но все-таки я предложил бы вам сначала полюбоваться на него.

Ничего не понимающие вояки двинулись за мной к створкам корабельного ангара. Когда мы подошли, Фрийон раскрыл их… Только ради физиономий этих тигров в этот момент стоило заваривать всю эту авантюру с погрузкой механоида.

— Ну, что, поторгуемся? — самым елейным голосом предложил я. Да таким, что мне сейчас бы и душу продали за кусочек использованной туалетной бумаги наихудшего качества.

Торговались мы долго, но плодотворно. Я узнал довольно много теорий о моем возникновении и просто много интересных, а главное очень красочных идиоматических оборотов.

Ну и наконец, мы стали обладателями довольно-таки кругленькой суммы денег, которую я решил поделить на три (Арина как по мне это заслужила). Также я выбил из особистов для девушки новый истребитель, так как старый довольно прочно застрял внутри механоида, а это значило, что при выковыривании, можно было разрушить что-то особо ценное в "пауке", на что те пойти не могли. Истребитель ждал ее на одной из военных верфей, которая была нам по пути, а потому я любезно предложил подвезти ее.

На удивление нас долго не мучили. Промурыжили пару часов, после чего вежливо, но ОЧЕНЬ настоятельно попросили не трепаться о лишнем. А чтобы мы не обижались, еще и заплатили за задержу. Увидев, сколько упало на счет "за задержку", мне почему-то сильно захотелось, чтобы нас так подержали еще хотя бы недельку. Но этому не было суждено случиться, а потому мы быстро собрались и прыгнули в сторону верфей.

Дни, что мы летели к верфям, я провел в небольшом спортзале (еще две каюты были переоборудованы), стараясь усилить свою мышечную массу (и это несмотря на то, что я продолжал носить гравитационные браслеты). А то саркофаг виртуальной реальности заявил, что больше ничему не может меня научить на данном уровне развития моего организма.

Арина же провела время полета вместе с Джуром в малом ангаре, где размещался внедорожник, который она вызвалась улучшить как плату за проезд (а то я отказался брать с нее деньги (вот такой я благородный)).

И вот, наконец, мы вывалились в своей привычной манере из гипера — напугав до нервного тика диспетчерскую, пошли на стыковку.

Улаживание формальностей заняло полчаса, после чего Арину провели, а заодно и нас, в одни из ангаров, где стояли ряды истребителей той же модели, что и ее старый. Где девушка тут же уселась в кабину указанного ей нашим провожатым истребителя. Надо было видеть ее мордашку в этот момент. Она так сияла, что и прожектор не смог бы заглушить ее. После мы пошли в местный бар, где собственно и собирались расстаться с нашим спасенышем.

— Бейссел? — неуверенно обратилась она ко мне.

— А?

— Слушай, я хотела спросить… — замялась Арина.

Я ласково усмехнулся, стараясь подбодрить ее.

— Я хотела спросить, может… может ты примешь меня к себе в команду? — выпалила она, после чего начала жадно пить из своего стакана, как бы отгородившись от меня кружкой.

Вот это да… Нет, я конечно чувствовал, что она что-то сильно хотела меня спросить-попросить, но такое… Я думал с нее уже хватит приключений. Этот вопрос я и задал.

— Мне некуда пойти, и я больше ничего не умею… Кому нужен наемник-одиночка с истребителем, не имеющим возможности даже уйти в гипер?..

— Что ж, — начал я самым жестким тоном. — Бери-ка ты свой истребитель, и лети-ка… к доку с Фрийоном и грузись в задний ангар, — закончила моя темность фразу уже веселым, слегка насмешливым тоном.

Девушка сначала надулась, но как только до нее дошел смысл слов…

— Есть кэп! — вытянулась она по стойке смирно, тут же откозыряла, и сразу же умчалась за своим истребителем, причем все это слилось в какое-то замысловатое па. Я же задумчиво перевел взгляд на Джура.

— Как по мне, ты сделал правильно кэп, — ухмыльнулся тигр, обнажая клыки. Я последовал его примеру, показав свои. После чего мы дружно чокнулись кружками и залпом выпили их содержимое, а через мгновение уже ржали как ненормальные. Присутствующие в баре и слышавшие наш диалог тоже подхихикивали.

— Не ну ты это видел? 'Есть кэп!', - передразнил я. — Это же надо, сколько радости в голосе…

— Ага… А с какой она скоростью умчалась? Ей и гипер не нужен, сама куда хочешь, доберется, — поддержал меня старпом. Мы снова заржали, и к нам присоединился уже весь бар… Вот так, вроде ничего особенного не произошло, а как посмеялись.

Через час, погрузив истребитель в ангар, мы вылетели в дальнейший путь.

А путь наш лежал в одну систему, довольно известную как прекрасное место отдыха. Думаю, мы заслужили его. Да и заработанную сумму за последнее задание, и развод с угоном корабля пора отпраздновать.

Как появляются миры-курорты? Здесь есть несколько вариантов. Один из них — это материнские миры, в которых выработаны все природные ресурсы, и если раса довольно развита, то после этого мир превращается в заповедник, или в курорт. Ведь все должно делать деньги.

Еще один вариант похож на первый, только с тем исключением, что обнаруженная планета, хоть и имеет очень даже подходящий климат и даже всякую флору и фауну, но не имеет в достаточных количествах все тех же природных ресурсов, и через что невыгоден для стандартной колонизации. Кстати, пиратские миры зачастую подпадают под это определение.

Есть еще один вид подобных миров, но этот вид очень редок. А именно созданные миры. Планеты, которые подверглись очень сильному терраморфингу специально для создания курорта. Этот вид является реликтовым, так как на данный момент в этом и ближайших рукавах галактики нет рас, обладающих мощью для создания подобных миров. Даже раса Аффтахор, представителем которой в неком роде есть Фрийон, не обладала подобной силой. Хотя в их хрониках есть упоминание о еще более древней цивилизации, которая была способна на такое. Великие цивилизации рождались, развивались, достигали своего пика, после чего либо деградировали, либо погибали в войнах. Такова судьба всех рас. Разниться только срок.

Ну да ладно, небольшая лекция закончена, и пора уже заходить на посадку.

Планета, на которую мы собирались приземлиться, являлась второго типа. Пиратского. Эти миры-курорты надо заметить были нейтральны ко всем. Будь ты пират или император — здесь это не имело значения. Главное, чтобы у тебя были деньги. Есть деньги — ты господин бог для окружающих. Нет — пшел вон! А довольно мощный флот, который базировался на орбите, предотвращал любые попытки покушения на вероятных клиентов.

Фрийон, окутавшись плазменным щитом, уже вошел в атмосферу, и теперь по пологой траектории спускался к одному из многочисленных островов этого странного мирка. Цены хоть и были здесь довольно высокие, но вполне приемлемые. А еще здесь можно было посадить свой корабль возле арендованного коттеджа (если это не грозило загрязнением окружающей среды). Который мы и заказали как только вышли из гипера.

Вот, наконец, на горизонте появился тропический остров, на котором собственно нас и ждал наш коттедж.

Остров надо заметить был довольно больших размеров, с потухшим вулканом в восточной части и небольшим городком в центре, где отдыхающие могли потратить свои деньги. Остров был поделен на секторы, каждый из которых сдавался в аренду. Наш находился в западной прибрежной части. А потому сделав круг над островом, Фрийон пошел на посадку. Приводнились мы в небольшой бухточке. На берегу находился трехэтажный особняк белого цвета, довольно хорошо вписывающийся в окружающий пейзаж джунглей. Фрийон медленно пристал к причалу, специально построенному для кораблей способных на водную посадку (кстати, практически все тяжелые и большая половина средних кораблей, способных на вход в атмосферу, совершают посадку именно на воду, так как не каждое посадочное поле способно выдержать несколько тысяч-миллионов тонн металла).

— Приплыли, — хмыкнул я, выбираясь из капитанского кресла. Ответом мне был легкий смешок со стороны экипажа (в том числе и Фрийона). — Ладно, разгружаемся, и айда отдыхать.

Команда была тут же выполнена с огромным энтузиазмом.

Пока Джур и Арина перетаскивали кое-какие пожитки в особняк, я тем временем спустился на нижний уровень к переднему ангару, и, задраив отсек, залез во внедорожник, после чего открыл внешние створки. А так как нижний уровень находился под водой, то машину мне пришлось вести по дну, выводя ее на берег. Благо улучшения, которые сделали Джур с Ариной и при большой поддержке Фрийона, сделали наш транспорт способным даже к перемещению в космосе (они бы и гиперизлучатели на него навесили бы, если те не были такими большими). Надо сказать это выглядит внушительно, когда вдруг из воды на довольно большой скорости выскакивает военный внедорожник. А если еще знать, сколько в нем спрятанного оружия… Мне почему-то вспомнилось имя Джеймс Бонд. Хотя кто он такой я так и не смог вспомнить. Вот такая у меня дырявая память. Хотя надо заметить, что процесс восстановления памяти, хоть и ползет, как раненая на все четыре лапы черепаха, но все-таки продвигается.

— Ну, лентяи, кто хочет прокатиться до города? — весело вопросила моя темность вылезая из внедорожника. Ответом мне были поднятые вверх три правых руки (это они у меня переняли). Я хмыкнул. — Ну ладно, поехали…

Быстро погрузившись в транспорт, мы покатили по дороге (уж не знаю, из чего сделана, но внешне она была похожа на асфальт только с зеленоватым оттенком) в сторону городка.

Городок только внешне казался небольшим. На самом деле он был глубоким. Несколько десятков уровней делали его намного вместительней. Конечно же, большую часть занимали магазины, а также всевозможные кафешки, ресторанчики, да и просто бары.

Что было еще хорошего в этом мире-курорте, так это то, что острова делились по типам рас. Для каждого вида понятие о комфорте было разное. Но у нас команда собиралась пока что более-менее с одними вкусами, и относительно гуманоидная (если не брать во внимание вторую пару рук Джура и мой хвост).

Арина, как и каждая женщина, тут же попыталась протащить нас по магазинам одежды, мотивируя тем, что у нее все было утрачено в том бою. Смутно догадываясь, что должно сейчас начаться и как надолго это все затянется, я при первой же возможности свалил куда подальше. Меня провожал удивленный взгляд Джура. Ну-ну… Посмотрим, что ты запоешь через пару часов таскания по магазинам и постоянных примерок. Это тебе не представительницы твоей расы, которые обходятся всего несколькими нарядами в неделю и пятиминутным прихорашиванием с утра. Это чистокровная гуманоид!!

Петляя по улочкам, то и дело заходя в некоторые магазины, я, наконец, наткнулся на заинтересовавшее меня место. А именно оружейный магазин. А какой уважающий себя вольный капитан пройдет мимо такого дела? Хмыкнув, я решил не выделяться и зайти внутрь.

Магазин оказался довольно большим, и больше походил на выставочный центр. Зал был поделен на сектора по типу вооружения. А в каждом секторе стояло множество стендов с самим оружием на нем. Чего здесь только не было…

Прохаживаясь между рядов, и то и дело, беря в руки тот или иной образец жизнилишателя, я добрел до противоположной стороны магазина.

Фрийон, который по ходу дело комментировал тот или иной образец вдруг замолк. Не понимая, что происходит, я остановился.

+ В чем дело? — обратился я мысленно к нему.

+ Прости, я слегка удивился, обнаружив здесь одно из оружий аффтахор, — смущенно пробормотал он. Да… Фрийон в последнее время стал, по-настоящему живым, в эмоциональном плане. Подслушивающий мои мысли тут же обижено спросил. — А разве это плохо?

+ Да нет, — хмыкнул я. — Просто никак не привыкну ко всему этому, хоть уже и должен был давно… Ладно, замяли для ясности. Так что там за оружие то?..

+ Да вон, — пробормотал Фрийон, пользуясь моими глазами как камерой. — Чуток левее… еще… еще… нет, назад, ты проскочил. Да, именно это!

Вскоре я с удивлением рассматривал странный рюкзак каплевидной формы, кстати, довольно сильно похожий на мой с генератором защитного поля (хотя чего удивляться то? Ведь Фрийон относиться к той же расе, а значит, что и понятия формы должны быть более менее схожие). Только на этом рюкзаке были прикрепленные по бокам на подвижных штативах два небольших излучателя. Также к этому рюкзаку было прилажено некое устройство. И зачем оно?

+ Так ведь имплантант, подобный твоему никто не использует, а без него это бессмысленный механизм.

+ Так оно работает при помощи мысли?

+ Ну… когда-то да. А сейчас судя по всему, считывает направление стрельбы с сетчатки оператора. Вон и необходимый сенсор есть…

+ И откуда оно здесь взялось? — задумчиво пробормотал я.

+ Так ведь не только завод по постройке мне подобных, уцелел. Есть и другие…

+ Как ты думаешь, стоит мне его купить?

+ Не-а… Зачем? Этот ремонтировать долго, чтобы ты мог имплантант на нем использовать. Но если хочешь, я могу вырастить на твоем, как ты выразился рюкзаке такое же оружие.

+ Угу… Хорошая идея. Как сможешь, так и сделай.

+ Да я вообще-то уже приступил.

Мне оставалось только хмыкнуть.

+ Слушай, а почему ты мне всю инфу по возможностям технологий, а также каталоги оружия аффтахор не скинешь сразу? — задал я один из мучающих меня уже давно вопросов.

+ Ну… — вновь смущенно протянул он. — Понимаешь ли… Нашедшие завод, по производству мне подобных, не удосужились толком разобраться в принципах его системы. И через это я, как и все остальные мне подобные, лишен львиной доли информации, которую загоняли в нас аффтахор. И потому мне приходиться по крупицам выуживать информацию о моих создателях.

Я слегка растеряно покачал головой, сделав зарубку на память, что надо будет как-то наведаться на этот самый завод. А побродив еще минут десять среди стендов с оружием — двинулся в дальнейший путь.

Пробродив часа четыре по местным магазинам, я возвращался к назначенному времени к нашему внедорожнику, припаркованному на одной из специальных площадок. За мной брело трое роботов нагруженных всяким товаром. И кто сказал, что только женщина гуманоид любит ходить по магазинам? Неправда это. Мужчина тоже любит. Особенно, когда не стеснен в деньгах. Только если женщина чаще всего покупает более-менее приглянувшеюся вещь, то мужчина, как хищник рыскает в поисках наилучшей добычи. Хотя некоторые покупают первое попавшееся или вообще жалеют деньги на ту или иную вещь (а потом сильно жалеют).

Возле транспорта меня ждала моя маленькая команда, но загружена она была как рота спецподразделения в тяжелой броне. М-дя… И как спрашивается мы все это довезем? Фрийона что ли сюда вызывать?

Надо кое-что пояснить. Наш внедорожник не является габаритной машиной. Это скоростной, хоть и хорошо бронированный, автомобиль с тремя посадочными местами (одно из которых занимает стрелок сзади посредине) обтекаемо-агрессивной формы. И крупного грузового отсека в нем не предусмотрено…

— Ну и что делать будем? — поинтересовался я у них. — Кстати, как сходили?

В ответ я получил довольную донельзя мордашку Арины, и угрюмый взгляд от Джура. Причем угрюмый это мягко сказано. Весь его вид так и говорил: бросили, помучили, растерзали, а теперь еще издеваетесь и никак не хотите добить.

— Ну и сколько ты потратила? — поинтересовался я у Арины.

— Ну…

— Ясно, — я тяжело вздохнул, повернулся к Джуру. — Сколько она тебе должна?

— Ей!!! — возмутилась девушка. Но напоровшись на мой насмешливый взгляд, сразу перестала возмущаться. Визуально. Зато меня просто накрыли ее эмоции. Ну, этим меня не проймешь… А потому я лишь фыркнул и снова поинтересовался.

— Ну и как будем доставлять всю эту груду барахла? Ну, какие идеи? Я жду, — в ответ угрюмое молчание. Чесслово, как дети… — Ну что вы бы делали без меня? — задал я риторический вопрос, после чего закатав левый рукав комбинезона, выставляя на обозрение плоскую прямоугольную панель управления, притянутую к руке ремешками. Нажав несколько кнопок, я стал ждать результата. Результат не замедлил появиться. Из-за ближайшего угла. В виде шестиколесного приземистого бронетранспорта с активным камуфляжем и небольшой спаренной пламенной пушкой на башенке сверху.

Ответом мне был зачарованный вздох.

— Сколько же стоит это чудо? — благоговейно спросил Джур.

— Половину моих сбережений, — безразлично пожал я плечами.

— И не жалко?

— Ни капли. Я как увидел это чудо, сразу понял, что хочу его несмотря ни на что.

— Я тебя понимаю, — покачал головой тигр. — Дашь поводить?

— Дам, — легко согласился я, и тут же обломал старпому весь кайф. — Но сначала сам накатаюсь.

— Я знал, что садист… Но чтобы настолько!!! — Джур всем видом показывал, какой он обиженный. Ну-ну… О том, что я эмпат лишний раз напоминать не буду.

Наконец загрузившись, мы двинулись в обратный путь.

— Что это? — подозрительно поинтересовался Джур, рассматривая замоченные в резко пахнущем маринаде мясо.

— Честно? — хмыкнул я. — Не знаю. Сегодня, когда забрел в один магазин, торгующий натуральными продуктами, наткнулся на огромный кусок мяса, то в памяти всплыл рецепт данного блюда.

— Ты уверен что оно съедобно?

— Честно? Не знаю…

— Повторяешься, — хихикнула Арина.

— Ну уж извините, — обиделся я.

— А мы точно не потравимся? — Джур продолжал допрос.

— Ну, я посоветовался с Фрийоном, и он говорит, что так как у нас троих довольно схожая биологическая структура, то ничего плохого случиться не должно… В худшем случае придется посидеть лишних полчаса на толчке, — добавил я совсем тихо, чтобы меня не услышали.

— Если мы помрем, то виноват будешь ты, — с самым серьезным видом 'добил' меня старпом. Правда, в эмоциональном фоне от него просто разило предвкушением блюда. Ну-ну…

Наконец все приготовления были закончены, и я развел огонь в небольшом мангале, обнаруженном в одной из кладовок в доме. А так как вечер только начался, то мы расположились на улице, на небольшой террасе.

Действуя чисто на интуиции, я подождал, пока прогорят дрова, и уже над дышащими жаром углями начал само священнодействие приготовления пищи. Уже через пару минут, когда в воздухе появился аромат вкуснейшего жаркого, мне пришлось практически отгонять мою маленькую, но ОЧЕНЬ настырную команду от мангала.

Следующие двадцать минут превратились в самую настоящую, по всем правилам организованную партизанскую войну за обладание стратегически важным ресурсом. И если бы не мои способности к эмпатии и дополнительная конечность в виде длинного и гибкого хвоста, то меня ожидало бы поражение.

В очередной раз, вогнав в пол свой хвостовой щип перед самим носом у подползающей ко мне со спины Арины, пока Джур пытался отвлечь меня какой-то довольно-таки смешной историей, я, наконец, заявил, что мясо готово. После чего переложил нанизанное на титановые прутья с кольцами с одной стороны (Фрийон вырастил по моей просьбе) мясо на тарелку, и поставил сие блюдо на стол.

Секунд десять все молча сверлили друг друга взглядами, всем своим видом показывая, что собственно мясо нас в общем, и не интересует.

Первым не выдержал Джур. Взревев, он всеми четырьмя руками попытался сграбастать все мясо. Но у него вышел облом.

Первым успел я (для этого пришлось воспользоваться "ускорителем" имплантанта), так что в следующее мгновения у меня в каждой руке оказалось по пруту с мясом (никак не могу вспомнить его правильное название), а еще один смог подцепить хвостовым шипом за кольцо.

Второй оказалась Арина — вот что значит рефлексы пилота-истребителя. Девушка захватила себе два прута. На большее количество — у нее просто не хватило рук. Так что Джуру не оставалось ничего другого как обижено мяукнуть и довольствоваться оставшимися четырьмя.

Дальше был ЖОР. Куски мяса мы чуть не съели вместе с титановыми прутами. Когда же мы немного насытились, то только тогда смогли по достоинству оценить сам вкус мяса.

— Если потом я от этого умру, то это будет — самая счастливая смерь в галактике, — прочавкал Джур, срывая зубами по очереди по куску мяса с каждого из четырех прутов. Арина всем своим видом поддержала его мнение.

— Ну… если вам так хочется умереть, то могу вас обрадовать. В доме есть огромный чан подобного яда, который мы, если конечно захотите, приготовим завтра, — выдал я самым скучающим голосом, крутя при этом кончиком хвоста за кольцо уже опустевший прут. На меня уставились две пары глаз, а сознание накрыло бурей эмоций.

'Вот так, наверное, и становятся идолами' — почему-то подумалось мне.

Следующее утро, как и положено, началось в два часа по местному времени. Минут двадцать повалявшись в огромной мягкой постели я, наконец, встал и, позевывая, двинулся в сторону выхода на пирс. Добредя до конца пирса, просто плюхнулся в воду.

Вот это действительно приятно. Довольно теплая вода на удивление быстро привела меня в нормальное состояние, но при этом настроив на просто таки умиротворенное состояние. А потому я, всплыв, лег на спину и позволил волнам качать мое тело, сам же созерцая, голубое со слегка зеленоватым оттенком, небо.

Полчаса качания на волнах посреди нашей бухточки (свое положение я удерживал при помощи хвоста, используя его как руль и винт одновременно) наконец мне надоели, и я начал соображать, чего вообще проснулся так рано. Учитывая, что легли спать мы вчера уже далеко после восхода местного светила (или это считается, что мы легли спать уже сегодня?). После длительных размышлений, наконец, вспомнил. Рога. Мои. Опять чешутся. Неприятно.

+ Фрийон?..

+ Без понятия, — тут же откликнулся он. Вновь мысли читает паразит…

+ А нечего их все на внешний план выставлять, — привычно огрызнулся он.

+ Что надо, чтобы ты, наконец, узнал, что с моими рогами собственно происходит? И по какой именно причине они, то начинают расти, то перестают?

+ Пройти глубокое сканирование…

Я скривился, будто выпил стакан неразбавленного маринада к вчерашнему мясу.

Все дело в том, что это самое глубокое сканирование довольно неприятная штука. И к тому же мне страшно… Нет не боли, а того, что может выясниться в процессе скана. Ибо есть у меня некоторые подозрения…

Из задумчивости меня вывел веселый голос Арины, незаметно подплывшей ко мне.

— Бейссел, ты как, еще живой?

— Нет, я умер еще вчера от отравленного мяса, — замогильным голосом ответствовал я, после чего быстро нырнул и пощекотал девушку за пятку. Та, взвизгнув, приняла условия игры и тоже нырнула.

Через полчаса мы вылезли на берег еле волоча ноги от усталости, но довольные как… как Джур объевшийся вчера мясом.

— Какие идеи на дальнейшее? — поинтересовалась Арина лежа рядом со мной на песку.

— Да вот… Думаю проходить глубокое сканирование или нет…

— А что так?

— Да так… — отмахнулся я. — Слушай, я хотел тебя спросить, но мой вопрос может быть неприятным…

— Да ничего, кэп…

— Слушай, а что, у тебя вообще больше никакой собственности не осталось кроме истребителя после гибели клана?

— Ну… Вообще-то на одной из наемнических станций остались кое-какие вещи… Кроме того, не помешало бы переоформить лицензию наемника… Да и док кланового корабля все еще числиться за моей семьей.

— Хочешь туда слетать?

— А можно? — меня накрыло эмоциями надежды, благодарности и… сильнейшего удивления.

— Почему бы и нет? — пожал я плечами. — Нам собственно нет разницы, куда лететь. А миры гуманоидов и так уже довольно близки… Так что можно будет сделать крюк. Что такое лишняя сотня парсек для бешеного беса?

— Эй, кэп! — окликнул меня уже проснувшийся Джур. — Как насчет легкой разминки?

Я предвкушающее усмехнулся. С некоторого времени мы устраиваем некое подобие спаррингов. Бои ведутся всем, чем только возможно — благо Фрийон может довольно быстро создать любое холодное оружие (а энергетическое чуть медленнее, правда мы особенно в нем пока и не нуждаемся).

Как только я кивнул, Джур тут же атаковал. Что ж, это будет даже приятно — размяться в таком замечательном месте.

Я как лежал, так и взмыл в воздух, чтобы в следующее мгновение оказаться на ногах в боевой стойке и повернутый лицом к Джуру. Повинуясь моей мысленной команде, слегка измененные Фрийоном гравитационные браслеты отключились — тем самым позволяя мне пользоваться всей своей физической силой…

Хотя надо заметить, что мой старпом даже так был сильнее меня раза в полтора. Конечно, можно было бы активировать имплантант, и тогда он бы не был мне опасным противником. Но тогда спрашивается — какое же это будет удовольствие от боя? Ведь намного приятнее, когда противник равен тебе по силам и можно уповать, по большому счету, только на свое мастерство скорость и реакцию.

А дальше был собственно тренировочный бой…

Описывать его очень сложно. Особенно когда сам в нем участвуешь… Уворачиваться на одних чувствах эмпата и на них же наносить удары — это надо заметить довольно-таки сложно…

Со стороны же это должно больше всего походить на оживший ураган из двух смазанных фигур, которые ни на мгновение не останавливаются…

А еще через минуту Джур спиной вперед улетел в воды местного океана. И теперь сидел на мелководье, тряся головой, пытаясь прийти в себя. Зрелище было довольно комичное, а потому Арина, не выдержав, прыснула в ладошку. Впрочем я тоже не удержался от кривой ухмылки, но руку своему старпому все-таки подал… Чтобы в следующий момент полететь во все тот же океан.

Хорошо хоть, что я ожидал подобного действия от него — как я уже говорил — эмпатия рулит, а Джур лучился беззлобным коварством. А потому пролетая над ним, я успел уцепиться за его плечо. Так что он повторил свое погружение…

— Ну что там? — первым делом поинтересовался я, вылезая из камеры глубокого сканирования.

— Тебе это не понравится… — протянул Фрийон.

— Считай, что я предупрежден, — отмахнулась моя темность, которую все еще знобило от сканирования.

— Ну, в общем… — замялся ответчик. — Ты частично оказался прав… Ты не являешься искусственным существом, но в ДНК твоей расы, если судить по твоему сканированию, слишком странна для природной эволюции. Структура твоего генетического кода настолько насыщена и в то же время стабильна, что чем-либо другим, как генетическим вмешательством я это объяснить не могу. Причем настолько, что найди ты женщину своего вида — вы, вдвоем, сможете стать основателями целой расы без каких-либо генетических мутаций.

И еще эти изменения были проведены очень-очень давно…

— Насколько? — охрипшим голосом спросил я.

— Точно сказать не могу, но где-то семь-десять тысяч лет назад…

— Аффтахор?

— Вполне возможно. По крайней мере, в то время они еще существовали… Да и были любителями генетических модификаций…

— Фрийон…

— Уже ждет в твоей каюте…

— Угумн… — только и смог я выдавить. Надо будет все это обмозговать, а также более подробнее узнать, что же там намешано в моем генетическом коде… А сейчас я хочу только одного…

В каюте меня ждала трехлитровая бутыль с прозрачной жидкостью… Посмотрев на нее, с моей покореженной и медленно восстанавливающейся памяти всплыло, что мне бы сейчас надо было бы фуражку повернуть козырьком назад… Но что это была за ассоциация я толком и не понял… да собственно и не очень хотелось… А потому вырвав когтями с бутылки пробку я надолго присосался к горлышку…

…Через полчаса я сидел с самым мрачным видом и тупо смотрел на вторую, на половину пустую трехлитровую бутылку. Наконец мое раздражение вырвалось на свободу, и ударом хвостового шила я разнес ее на куски. Ну, кто мог знать, что алкоголь вдруг перестал на меня действовать?!!

Поняв, что напиться мне не суждено, я направился к голографическим капсулам. И выставив самый сложный и бешеный режим генерирующий какую-то крупномасштабную баталию на поверхности какой-то дикой, покрытой джунглями планеты… Где собственно и провел оставшуюся часть нашего отпуска.

Я с отрешенным видом стоял в рубке и невидяще смотрел на монитор.

Моя маленькая команда, что находилась тут же то и дело слегка встревожено посматривала на меня…

И не удивительно! Не каждый день меня можно увидеть таким… Да еще и пси-искажения, что начали появляться вокруг меня, стоило только ослабить над ними контроль. А во всем виновато — то самое мясо!!!

Кто же знал, что мне для развития псионических структур в рогах — надо просто наесться мяса 'природного' происхождения, а не синтезированного… Вот теперь и маюсь, пытаясь удержать в узде новые открывшиеся способности, которые никак не хотят толком слушаются… А параллельно пытался вникнуть в то, что мне втолковывал Фрийон. Спасибо ему за то, что он не срывается, что я постоянно погружаюсь в свои невеселые думы и не обращаю внимание на его слова…

— Да, пожалуйста, — тут же хмыкнул он… Вот паразит! — И Вам не хворать.

— В кого ты такой язва? — задал я риторический вопрос.

— Да все в вас батенька, — ехидно заметил он.

— Ладно, кончаем этот глупый спор. Давай лучше с самого начала… — попросил я, возвращаясь к предыдущему вопросу.

— Ладно… Итак, как я уже не раз говорил — генотип твоей расы изменен очень давно девять-десять тысяч лет назад…

— Ты вроде говорил семь? — припомнил я.

— Я пересчитал заново, — проворчал Фрийон. — Так вот, генотип изменен не просто так (а кто спрашивается, будет его менять просто так?), а в определенном направлении. Основной упор сделан на увеличение выживаемости… Ты, кстати, это и сейчас ощущаешь, так как твои гравитационные браслеты изначально должны были убить тебя. Но твое тело смогло выдержать и адаптироваться к ним… Так, далее… Перечислять то, что напихали тебе в геном устану даже я. Основное то, что кроме живучести у тебя есть регенерация, которая сейчас находиться в начальной стадии. Но если принять несколько препаратов, то она довольно быстро усилиться… Но даже не вздумай потерять конечность! Замахаешься отращивать…

— Да уж постараюсь, — хмыкнул я.

— Ну-ну… Так, что еще?.. Ну, из известного тебе — то, что ты, хорошенько поев мяса природного происхождения, получишь сильный толчок в развитии псионических клеточных структур…

— Вот меня этот вопрос очень интересует, — перебил я его. — На кой ляд, изменяющим потребовалось так изгаляться над геномом?

— Знаешь, чисто с практической точки зрения это очень удобно.

— Это как же?

— Ну а ты сам представь, что убив врага, и съев его тело, ты получаешь усиление своих пси-способностей.

— Глупый метод развития… — проворчал я.

— Отнюдь! Если я правильно понимаю принципы тех, кто изменил генотип твоей расы. А пока что мы будем считать, что это аффтахор. То это очень удобно, когда боец развивается таким образом.

— Как-то это неправильно, поедать своего противника… — как-то неуверенно протянул я. А неуверенно потому, что не ощущал никаких особых комплексов по этому поводу. Хотя… мне вспомнился папаша ящер со своей дочуркой — моей 'хозяйкой'… Фрийон лишь выразительно хмыкнул на мои мысли. — Но что же это выходит? Аффтахор изменили геном целой расы, чтобы получить простых солдат?

— Ну почему же простых? — в свою очередь удивился Фрийон. — Скажи мне название хоть одной расы, где все поголовно обладают пси-способностями?

— Не легче было наклепать просто боевых роботов? — задал я резонный вопрос.

— Для них — однозначно нет. Тут еще играет как некий фактор сама психология их расы, ведь аффтахор кроме всего очень плохо уживались с 'неодухотворенными' технологиями… Их первые корабли вообще были генетически измененными животными — так как они пошли не по проторенной дорожке большинства рас, а по линии генетических изменений.

— Но как это возможно? Ведь для генетической модификации нужны высшие технологии!!

— А псионики на что? — ехидно хмыкнул Фрийон.

— Ем… А это возможно? — недоверчиво переспросил я.

— На себя посмотри! — фыркнул он в ответ. — Или ты думал, что псионика кончается телепатией и телекинезом? Так ты сам опровержение этому — твоя новая способность, которую ты сейчас с горем пополам удерживаешь под контролем, ни что иное — как контроль над гравитацией! В конце концов, если целую расу подвергли генетической модификации, то это могли сделать только псионики-генетики… Это благодаря им аффтахор потом из по-настоящему живых кораблей пересели на моих древних собратьев — когда научились управлять материей не то что на атомарном уровне, а на квантовом, — последнюю фразу он сказал по мыслеречи, так как мы решили продолжать темнить по поводу происхождения Фрийона. Так что Джур и Арина и дальше считают, что наш корабль — угнанный у ящеров экспериментальный образец в котором попытались воплотить технологии аффтахор — отсюда и такие огромные познания по этой расе. И благодаря легкому эмоциональному внушению, которое я смог им сделать благодаря своим развивающимся силам помог в этом, также как и пара небольших "оговорок" в речи Фрийона.

— Мдямс… Весело, ничего не скажешь… Чем еще порадуешь?

— Ну как тебе сказать… Ну вот например — как я уже недавно упоминал — если мы не найдем твой родной мир, то вполне можно будет клонировать тебя, изменив игрек хромосому на икс, после чего с получившейся самочкой сможешь стать основателем целой расы без каких-либо генетических мутаций…

Я удивленно присвистнул. Так как Фрийон говорил через динамики, то все слышавший Джур молча кивнул, полностью со мной соглашаясь. А вот Арина от подобного заявления покраснела.

— Что еще?

— Ну, пока что ничего интересного или полезного сказать больше не могу. Мне надо некоторое время, чтоб обработать такой массив информации. Я все-таки не являюсь генной лабораторией…

Дальше мы прервались, так как, выйдя из гипера, началась процедура разрешения на стыковку со станцией наемников. Да и уже полученную информацию мне надо было обдумать.

Вскоре Фрийон плавно скользнул в док, который раньше принадлежал клану Арины.

Наш кораблик довольно смешно смотрелся в огромном доке для корабля типа рейдера или фрегата — как пятилетний ребенок в комнате родителей. Даже удивительно, что стоило нам приземлится, как огромный док начало заполнять кислородом — ведь по моим представлениям на станциях он должен быть довольно дефицитным. Но Фрийон в своей привычной — ехидной манере заметил, что мы находимся в системе, где две планеты имеют довольно крупные ледяные шапки, а потому никакого недостатка в кислороде или воде быть не может.

Кстати сама станция не имела формы уже привычного "гриба", а больше походила на два огромных бронированных блюдца, между которыми с внешней стороны находились бесчисленные доки, и все необходимые помещения для проживания и ведения дел — с внутренней.

— Джур — за главного. Присмотришь за механиками, — кивнул я на монитор, на котором были видны спешащие к нашему кораблю механики с как минимум ротой ремонтных роботов — классическая схема всех наемнических станций — ведь практически всегда наемники возвращались с повреждениями разной сложности. На то они и наемники.

А потому оставив старпома улаживать дела с технарями, я в сопровождении Арины двинулся вглубь станции — к помещениям которые когда-то занимал ее клан…

— М-дя… — буркнул я, рассматривая ту гору вещей, которую Арина пожелала забрать с собой.

Ну допустим перетащить на борт Фрийона это все не такая уже и проблема — благо можно запрячь местных роботов — Аринина лицензия наемника это позволяет… Но вот чтобы все это поместилось внутри… Прикинув в уме я пришел к выводу, что для этого Фрийону придется 'съесть' как минимум малый системный сухогруз…

Сев на первое попавшиеся кресло — я начал думать.

Сначала мысли прыгали как сумасшедшие с одного на другое, но вскоре все размышления сошлись к одной фразе: Какого нафиг?

Какого фига я куда-то прусь, если и так самому слабоумному понятно, что сородичей в гуманоидных мирах я все тот же фиг — найду. Но нет, я уперся всеми своими четырьмя рогами и пру к поставленной цели… Видимо желание оказаться среди себе подобных было во мне очень сильно… Но если даже теперь мне понятно, что фиг я там кого-нибудь близкого найду, встает во весь свой рост вопрос: А что тогда собственно делать?

В задумчивости, я поерзал в оказавшимся довольно-таки удобном кресле, устраиваясь поудобней. Арина тихо сидела напротив, пристроившись на краешку дивана, и с интересом наблюдала за мной.

Я вызвал Джура.

— Джур, давай сюда — комнату выбирать, — после чего покосился на Арину, ожидая ее реакции. Судя по эмоциональному фону она была рада… И то хлеб…

…Переселение в комнаты станции не заняло много времени — личных вещей у нас было не много, а Аринины — находились тут же. Теперь их надо было только затащить обратно в ее комнату.

Сам я занял самые большие апартаменты — как капитан. Впрочем, никто против этого и не возражал. Лишь Фрийон слегка бурчал, что все удобства имеются и на его борту… Что ж, не буду с этим спорить. Но и некое разнообразие тоже приятно.

После этого я занялся оформлением документов на капитана команды наемников.

Нет, конечно, мой статус вольного капитана — очень хорошая штука, но я подумал, что лишних справок не бывает. А потому уже к вечеру в сейф на борту Фрийона лег патент наемников.

А что было дальше? А дальше я нашел одного псионика, который за небольшое вознаграждение помог мне научиться управлять с новообретенными способностями. Им оказался сородич Джура, что уже было само по себе очень удивительно — так как раса нашего 'льва' была довольно бедная на псионов. Впрочем, иногда и среди грязи попадаются самородки. Нет-нет, я ничего против Джура или его расы не имею, просто именно почему-то эта аналогия выплыла из моей дырявой памяти.

Во время одной из таких тренировок, когда я при помощи узконаправленного гравитационного вектора выдавливал в воске некий абстрактный рисунок, тем самым тренируя точность управляемой силы, в тренировочном зале появилась Арина. И не одна. А с чригхо — представителем той самой помеси муравья и богомола расы. Судя по тусклой, кое-где сероватому хитину данный представитель своего народа был довольно стар. Впрочем, в эмоциональном фоне, как и в мысленном (который я уже на малых дистанциях научился ощущать) он был так сказать живчиком.

Но, только докончив упражнение под внимательным взглядом учителя, я встал и подошел к ожидающей меня парочке.

— Кэп, разреши тебе представить Алира Ор Лата, — начала Арина. — Он давний друг нашей семьи… — тут она запнулась, но все-таки продолжила. — Специализируется на всем что взрывается, а также неплохой механик…

Под конец девушка совсем стушевалась под моим взглядом. Я посмотрел на чригхо, поинтересовался:

— Что-нибудь добавите?

— Собственно — нет, — ответил он, изображая руками символ аналогичный пожатию плечами — его раса не имеет лицевых мышц, а потому использует знаки руками, показывая свои эмоции. — Единственное что позволю себе заметить — неплохо управляюсь с тяжелым, стационарным оружием…

Я вновь посмотрел на Арину. Та вся сжалась, ожидая отповеди.

— Что, решила по блату провести своего знакомого, — мрачно начал я. — Думаешь — приведешь мне любого, и я тут же соглашусь принять его в команду? Ну-ну… — хмыкнул я. Девушка была уже вся красная, когда я совсем другим тоном закончил. — В общем, правильно подумала. Членам моей команды я предпочитаю доверять, — после чего обратился к чригхо. — Добро пожаловать в команду, Алир Ор Лат. Конечно, если вы согласны служить под моим началом.

— Согласен, — ответил он, слегка кланяясь. — И вообще, кэп, можно просто — Алир.

— Что ж, Алир, — уже командным тоном продолжил я. — У вас есть два часа, чтобы быть на борту НАШЕГО корабля. Нам предстоит небольшой почтовый полет. Заодно посмотрим, на что вы годны.

— Есть кэп! — отдал он честь и, развернувшись, спокойно вышел за двери.

Как только за ним закрылась створка, моя напускная строгость пропала и я, взъерошив волосы девушки, вернулся к прерванной тренировке…

Мы уже как раз начали разгрузку контейнеров с почтой на одной из периферийных станций этого сектора, когда мне будто раскаленные иглы воткнули в виски.

— А йохар… — выругался я, хватаясь руками за голову. — Фрийон!!! Что со мной происходит?!

— Не могу понять, — встревожено откликнулся он. — Судя по всему, кто-то пытается при помощи телепатии что-то с тобой сделать…

— А чтоб его… — прошипел я от боли, стараясь как можно быстрей, возвести все возможные ментальные щиты вокруг своего разума. Наконец у меня это получилось, и я смог обессилено откинуться в капитанском кресле. Джур, Арина и Алир встревожено смотрели на меня.

— Фрийон, можешь определить, откуда пришла атака?

— Могу… Но надо заметить, что это была не атака…

— А что?

— Крик о помощи… Мне удалось принять через твой имплантант часть послания…

— Ты уверен?

— Безусловно. Тот телепат, кстати необученный, что послал этот крик, чего-то очень боится… И если я правильно понимаю те сумбурные образы, которыми сопровождается его мысленный крик, то его вскоре собираются убить.

— Блин… И что нам делать? — пробормотал я.

— Я обнаружил место сигнала… Это соседняя с нами система.

— И?

— Как тебе сказать… В современных атласах она значиться как не заселенная…

— В современных? А что, есть какое-то другое мнение?

— В атласах аффтахор, есть упоминание о той системе.

— Фрийон, не тяни меня за хвост, — от моего сравнения все прыснули.

— Да ладно тебе… — слегка обижено пробормотал он, но требуемую информацию выдал. — Так вот, в атласах аффтахор данная система помечена как молодой мир с первобытной, слаборазвитой, но вполне разумной расой.

— Угу, значит соплеменники решили прирезать своего собрата, а я должен мучиться головной болью? На каком расстоянии его вопли будет слышно?

— Ну… На восемь часов гипера как минимум…

— Ясно… — раздраженно прорычал я. — Значит так, разгружаемся и полным ходом туда. Что? — удивленно посмотрел я на свою команду.

— Кэп, а на кой ляд нам дался этот телепат? — поинтересовался Алир.

— А не на какой, — фыркнул я. — Если вы не заметили, особым альтруизмом я не страдаю. По крайней мере, если не вижу выгоду в этом для себя, любимого…

— И какая же здесь выгода? — удивилась Арина.

— Джур, дружище, — вместо ответа обратился я к старпому. — Будь так добр, расскажи нашим недалеким, но верным друзьям, что полагается обнаружившему новый, разумный мир? Да к тому же, ни один телепат не сможет послать сигнал за пределы системы такой мощный сигнал…

Ну, он и рассказал. А точнее назвал сумму. Команда послушала, попросила повторить и спешно началась готовиться к отлету.

Вышли мы из гипера под мое очень недовольное бурчание. Так как вопль этого придурка телепата достал меня даже там, то мне пришлось вколоть себе глушащий на некоторое время мои эмпатические силы. А это очень неприятно. Все одно, что ослепнуть или оглохнуть… Хорошо, что препарат действует довольно выборочно, это позволило мне сохранить способность к телекинезу и контролю гравитации.

Фрийон вывел на экран приятную на вид планетку в голубых с зеленым и кое-где красных тонах.

— Этот придурок еще жив? — спросил я, так как больше не ощущал вообще никакого фона.

— Жив-жив… — пробурчал Фрийон. — И истерит не прекращая. Но тут есть одна проблема…

— И какая же?

— Я обнаружил причину такого мощного крика… Это какой-то прибор на орбите планеты. Он многократно усиливает силу того придурка.

— Даже так? — удивился я. — И чей же это прибор?

— А ты отгадай.

— Аффтахор?

— Они самые…

— Ага, — усмехнулся я. — Значит так, Арина, садишься в свой истребитель и дуешь за этим прибором. Думаю, он нам пригодиться. Если не использовать самим, то загнать кому-то по бешеной цене, — девушка согласно кивнула и пошла за скафандром.

— Ну а мы ребятки, сейчас десантируемся на планету и, если выйдет, по-тихому находим этого придурка и узнаем каким это он образом он смог подключиться к древнему артефакту. На подготовку пятнадцать минут, после чего Фрийон входит в верхние слои атмосферы и сбрасывает нас, а сам идет на посадку, чтобы забрать после выполнения поставленной задачи. Да, почему вы еще здесь?

Когда они ушли в арсенал, я поинтересовался у Фрийона.

— Кстати, а какой у них там сейчас период?

— Ну… Для каждой расы понятие разное, но если приблизительно судить, то по тем данным что у тебя сохранились, то он больше всего похож на так называемые темные века…

— Даже так? — удивился я. — Можешь что-то подробнее выяснить?

— К сожалению нет. У меня просто нет необходимой техники для этого дела. А простой видеосъемкой с орбиты многого не добьешься.

— Плохо… Какой хоть внешний вид у местных?

— Минуточку, сейчас настрою телескоп. Вот, готово, — на мониторе передо мной появился достаточно крупный город с крепостными стенами. А так как Фрийон вел съемку, судя по всему, с довольно-таки пологого угла, через огромную толщу атмосферы, то картинка была блеклая несмотря на используемые им фильтры. Но и того, что я увидел, было достаточно. Фрийон показал мне ближайшего стражника на стене.

Ну что тут можно сказать? Судя по параметрам существо имело рост чуть больше двух метров. Также оно имело приличной толщины длинны хвост. Хорошо развитую мускулатуру. И являлось ящером. Конечно не моими личными врагами, а просто того же класса. Только в отличие от ненавистных мне, эти имели более приятные черты лица (а не морды как у некоторых), с вполне сформировавшимися лицевыми мышцами. Об этом говорило выражение стражника, которому, судя по всему, было жутко скучно. Да и вместо чешуи они имели вполне настоящую кожу, хотя и довольно плотную. Данный экземпляр имел какой-то песочный цвет, а от глаз вниз тянулись тонкие полоски синеватой кожи, которые скрывались под броней.

— Фрийон, покажи-ка место десантирования.

— Я его и показываю. Так сказать совмещаю полезное с полезным.

— Ага… Тогда само место заключения того придурка.

На экране показалось небольшое каменное строение, но уже под намного большим углом (что говорило, что Фрийон уже скоро пойдет на снижение) — судя по решеткам на окнах что-то наподобие тюрьмы. Короче говоря — казематы. Правда мне всегда казалось, что заключенных должны держать под землей… Хотя наверное у каждой расы свои понятия о безопасности.

— Ну, ладно я пошел, — буркнул я Фрийону, и пошел облачаться в свой скафандр.

Скафандр надо заметить Фрийон вырастил мне просто загляденье. Легкий, облегающий и не сковывающий движений. При этом он имел довольно прочную пластинчатую броню, которая прилично защищала от кинетического оружия. А генератор щита с мощной батареей, которые выглядели как крупный горб на спине (из-за своей угловатости имел довольно внушительный вид) — защищали от энергетического. Плюс наращенные на "горбе" два подвижных излучателя, управляемых мыслю — делали меня довольно опасным противником. Ко всему прочему скафандр имел систему камуфляжа, подобную бронетранспорта. А в неактивном режиме он был черного цвета с фиолетовым отливом. Ну и еще куча мелких удобностей вроде удобного лицевого щитка с встроенным интуитивным интерфейсом, легкие гравипластины, фонарики, два тонких виброклинка, которые выдвигались при необходимости из наручей, ну и экзоскелет. Короче говоря, довольно мощный боевой скафандр. И подобной броней обладали все члены моей команды.

Когда я сел на место водителя бронетранспорта, Алир, сидящий на месте управления турелью спросил:

— Кэп, где высаживаться будем?

— Думаю, что элемент неожиданности будет нам на пользу. А потому высаживаемся прямо в городе. Недалеко от необходимого нам здания есть небольшая площадь. Вот туда и будем падать.

Дальше последовала сама высадка. Бронетранспорт вывалился из чрева Фрийона на высоте в десять километров и на огромной скорости понесся к поверхности, слегка поправляя свое направление точечными включениями гравипластин.

На высоте в двести метров я дал на пластины постоянный заряд, и мы довольно аккуратно, но в то же время довольно быстро приземлились посреди площади. Те жители, которым не посчастливилось быть зрителями нашей посадки, с довольно громкими воплями разбежались по ближайшим укрытиям.

А мы же, не тратя времени, погнали по улочкам в сторону тюрьмы.

Надо отдать должное местным стражникам, они не разбежались как простые горожане, а лишь побледнели (при этом учитывая специфику своей расы), и построившись в какое-то подобие ежа, приготовились защищать тюрьму. Честно говоря, таким поведением я был слегка обескуражен, как и мои товарищи. Но у нас не было времени на выяснение подобной реакции, и я вместе с Джуром (оставив Алира в бронетранспорте), предварительно выстрелив с башенной пушки звуковым парализатором, кинулись к входу. Нам не нужны лишние жертвы, а то еще потом в комиссии пристанут за негуманное отношение к младшим народам.

Влетев внутрь, и оглушив с заплечных излучателей (для такой цели переведенных в режим парализатора) находящуюся там очередную партию стражников, кинулись на третий этаж, ведомые подсказками Фрийона. Конечно, было бы намного лучше приземлиться на крышу здания, а потом уж проковырять дырку, но это вполне возможно было бы дольше, а к тому же, не факт, что бронетранспорт не провалил бы крышу. А идиот телепат нам нужен был живим. По крайней мере, пока.

Наконец мы оказались около необходимой нам камеры, и, вырубив еще двоих стражников, я активировал спрятанные виброклинки в наручах. Вогнав их в щель между дверями и стеной, очертил полностью контуры двери, надо заметить, что довольно-таки массивной (а то мало ли, вдруг у них и засовы в полу, если уж камеры с заключенными не в подземелье). После чего со всей силы своего экзоскелета двинул ногой по ней. После чего выругался. Вот что значит импульсивность. От моего удара дверь хорошенько приложила спасаемого, от чего тот потерял сознание.

— Джур хватай придурка, и ходу!

Старпом без проволочек выполнил команду и, взвалив довольно-таки крупного ящера себе на плечо, быстро двинулся в обратный путь. Я двигался сразу за ним, прикрывая на всякий случай со спины, так как за вход не опасался, потому, что там находился Алир, а уж он никого не пропустит. А так как 'цель' была без сознания, я отдал команду скафандру на ввод антидота глушителя псионических способностей — а то без них уже чувствовал себя как слепой или без полного набора конечностей.

Пока Джур грузился в транспорт, я успел перехватить несколько довольно крупных болтов пущенных кем-то в его спину.

Но то, что произошло дальше, меня сильно удивило, если не сказать напугало.

По рядах обороняющихся, которые засели по ближайшим домах, где их не доставали парализаторы, пронесся радостный возглас. После некоторого анализа, мой имплантант, наконец, перевел только одно слово: МАГИ. А дальше из-за угла одного из зданий появилось с десяток местных ящеров в каких-то балахонах.

Алир увидев их, и решив, что непонятная угроза — самая опасная, повернул турель в их сторону и дал довольно мощный залп. Но вместо того, чтобы попадать, наши новые противники вскинули руки, и парализующий заряд в виде шаровой молнии повис в каком-то метре от них.

У меня в голове что-то щелкнуло, хотя тут бы и дурак понял, что перед нами находились самые настоящие псионики. И довольно мощные надо заметить…

— Ребята, уходим. И желательно очень быстро, — пробормотал я, медленно пятясь к люку транспорта. В следующее мгновение я в один прыжок оказался внутри бронетранспорта, при этом умудрившись хвостом еще и закрыть за собой люк, и подключившись через имплантант к системам управления, дал команду на максимальное ускорение и взлет.

От резкой перегрузки нас придавило к тем местам, где мы находились, но в следующее мгновение нас сильно мотнуло, и вдруг мы перестали набирать высоту. Моя команда дружно выругалась.

— Кэп, что происходит? — мрачно поинтересовался Джур.

— Проблемы, как всегда, в общем-то…

— Угу… И что на этот раз?

— Псионики… — грустно ответил я, рассматривая через сенсоры транспорта группу местных "магов", которые держали вытянутыми руки в нашу сторону. Через секунду я заметил еще несколько подобных групп и на других улочках. А вот это действительно плохо…

— Внимание, идем на посадку! — скомандовал я, после чего полностью отрубил гравипластины. Мой расчет оказался довольно верен, и несколько из псиоников рухнули на мостовую без чувств… Что ж, начало хорошее. Теперь нас будут опасаться больше.

Повторив подобный трюк еще пару раз, а потом еще и постреляв немного парализатором, наконец позволил посадить наш транспорт на ту самую площадь, где происходила наша предыдущая посадка.

Вскоре появились и "маги" в сопровождении стражи. Площадь оцепили, но приблизиться не осмеливались. А потому приказав Джуру и Алиру сидеть в транспорте и не выключать систему защиты от телепатического воздействия (которая, кстати, работала всегда) и присматривать за нашим бессознательным "гостем", я вылез наружу.

Выбравшись, я отошел метров на пять и спокойно став и сложив руки на груди, стал ждать продолжения. Оно не замедлило появиться. Из одной из групп псиоников отделилась фигура в белых одеяниях и с длинным посохом в руке. Ага, вот и местный глава как минимум псиоников, — усмехнулся я про себя. Этот ящер оказался довольно-таки старым, и, судя по всему, видимо посеревшая кожа показывала возраст, так как другие представители местной расы имели довольно-таки яркие цвета.

Остановившись в тех самых пяти метрах от меня, что и я от бронетранспорта, ящер заговорил.

Имплантант исправно начал переводить. После минуты слушания его ломаного языка, который Фрийон опознал как язык аффтахор, я спокойно обратился к нему:

— Уважаемый, не утруждайте себя, я прекрасно говорю на всех языках галактики, — ящер удивленно уставился на меня, после чего быстро взял себя в руки и довольно спокойно спросил:

— Зачем вы напали на мой город?

— Нам нужен был ваш заключенный.

— Зачем он вам?

— Через его зов. Он привел нас сюда.

— Зов? Вы демоны? — насторожено спросил он.

— Смешно, — прокомментировал я. Ящер удивленно посмотрел на меня. Усмехнувшись, я поинтересовался у него. — Как, по-вашему, выглядит демон?

— Ну… — было видно, что мой вопрос сбил его с толку. — Это покрытый шерстью монстр с шестью тонкими длинными лапами, размером с деревенский дом…

— Прикольный паучок, — прокомментировал Алир в наушнике.

— Красавец, — усмехнулся я. — А посланцы светлых сил у вас какие?

— А с чего такие вопросы? — наконец не выдержал ящер. Хорошо, что хоть не хамит…

— Да так… — хмыкнул я, после чего поддавшись какому-то наитию, попросил. — Прикажите своим людям не стрелять. Я сниму шлем. От вашего оружия я уклонюсь, а вот вы от моего нет. А мне же пока что не хочется устраивать здесь резню…

Ящер недоверчиво хмыкнул.

— Не верите, — понял я его хмык. — Тогда смотрите…

После этих слов я нагнулся, и, выпустив виброклинок с правого наруча, полоснул по брусчатке, отчего во все стороны полетела крошка, а на месте удара оказалась глубокая борозда.

— Учтите — это всего лишь для вскрытия дверей, а также для отмахивания от особо надоедливых.

— Какое же оружие вы используете для настоящего боя? — пораженно прошептал он.

— Ну… я например обладаю таким, что может испепелить весь ваш город. А есть и такие, что могут уничтожить весь ваш мир… Даже звезду могут потушить…

— А что здесь сложного-то? — удивился он последнему сравнению. Я криво усмехнулся.

— Представьте, что ваш мир — это вот этот камень, — указал я на один из камней брусчатки. — Так вот, чтобы вы знали — ваша звезда, если для вас понятней, то ваше солнце, по соотношению к этому камню как вся эта площадь. А теперь подумайте, или нужны вам такие проблемы…

Я, конечно же, умолчал, что доступа к подобному оружию не имею, да, в общем-то, и не горю желанием уничтожать даже одного жителя этого мира. Не знаю чем, но этот мир мне начинал нравиться. Наверное, своим бесстрашием, и, наверное, сказочностью из-за 'магов'. Но проникнутся уважением — они просто обязаны.

— Ну, так что, прикажете своим воинам не нападать, чтобы я мог снять шлем?

— Д-да, конечно… — вышел из оцепенения мой собеседник, после чего обернулся, и последовала пара отрывчатых команд, потом ящер выжидающе обернулся ко мне.

Ну что ж, попугаем местных? — усмехнулся я про себя, и отдал команду скафандру убрать шлем. Раздалось тихое шипение выравнивания давлений, я автоматически сглотнул из-за тут же заложивших ушей, и колпак шлема уполз вверх, тем самым прячась в задней части.

Увидев мое лицо, ящер только и вздрогнул, что говорило о хорошем контроле своих эмоций. Но вот когда шлем полностью сложился и переместился на "горб" и он увидел мои волосы и довольно-таки длинные рога…

Уж тут-то его проняло, и не по-детски… Он рухнул на колени, как и все на площади…

— Кто-то может мне объяснить, что происходит? — мрачно поинтересовался я, не особо рассчитывая на ответ.

— Что именно желает знать посланец богов? — спросил ящер все так же стоящий на коленях передо мной.

— Меня интересует, за кого вы меня приняли, — ровным тоном ответил я.

— Ты посланец богов, — получил лаконичный ответ.

Так, включаем соображалку на максимум. Почему я посланец богов? Из-за моего вида… Что мы еще имеем? Язык аффтахор!!! Надо проверить…

— Язык, на котором ты обращался ко мне сначала — это язык ваших богов?

— Да…

Значит, выходит, что аффтахор имели постоянные отношения со мне подобными… И я оказывается не был простым экспериментом…

+ Фрийон! — мысленно заорал я.

+ Я честно ничего не знаю, — спокойно ответил тот.

+ Где мы можем получить необходимые данные?

+ В одном из архивов аффтахор… Но те сектора заражены! Мы там погибнем все за считанные секунды. Причем еще на подлете! Это излучение действует даже в гипере! — нервно зачастил Фрийон.

+ А это точно? Может это всего лишь миф, чтобы никто к ним не совался?

+ Если бы… Туда летал даже один разведывательный флот. Их задачей было одно — на огромной скорости пройти ближайшую зараженную систему проведя видеосъемку…

+ И что?

+ Через десять лет патрулирующие соседнюю, не зараженную систему, взяли на абордаж вышедшие из глубокого космоса несколько уцелевших кораблей… Ни один из абордажной команды не выжил проведя на борту не больше десяти минут… Когда же туда запустили роботов… Такое не рекомендуется смотреть на полный желудок… Если хочешь, я потом покажу, что смогли снять корабли за время своего полета. Эти ролики в свое время были предоставлены всем желающим.

+ Ясно… — мысленно буркнул я, после чего обратился к "магу". — Мне надо знать все, что вы знаете о богах и их посланцах, — я ощутил сильное недоумение ящера по этому поводу. Ну да, его можно понять. Посланец богов, хочет знать о себе подобным. А потому пришлось быстро придумывать отмазку, чтобы он ничего не заподозрил. — Я должен знать или вы, смертные, не забыли истинных богов…

— Да, конечно господин… Я все расскажу…

— Это не обязательно… — покачал я головой, после чего снял перчатки скафандра и приказал тому подняться с колен. — А теперь вспоминай все, что знаешь о мне подобных, — проговорил я, обхватив его голову руками и прижавшись своим лбом к его… Бр… Теперь самое сложное… Надо будет потренироваться на досуге… Так, откинули лишние мысли и сосредоточились… Проникновение!.. Мысленный крик помог более легко войти в сознание ящера. На меня тут же обрушился водопад отдельных фактов, обрывков информации, всяких путаных воспоминаний…

Сначала было довольно сложно понять что-то в этой какофонии образов, мыслей и тому подобной фигне… Но вскоре я смог, так сказать, настроится на нужную 'волну'… Что ж теперь быстренько посмотрим интересующую меня инфу…

М-да… чего еще можно было ожидать как не всякий эпос?.. Ничего полезного… Хотя, этот 'маг' в свое время прочитал довольно интересный трактат…

+ Фрийон, возьмись за анализ этой инфы, — мысленно обратился я к кораблю, одновременно скидывая тому считанную информацию. Тот в ответ лишь буркнул, тем самым показывая, что уже взялся за работу.

Теперь пора заняться самими туземцами.

Я мрачно посмотрел на заполненную стоящими на коленях туземцами.

Встал во весь свой длинный рост вопрос — что же теперь делать?

Нет, конечно, понятно, что надо уматывать с этой планеты, а заодно получать бабки за ее открытие…

Но и если учитывать то, что здесь настолько сильны псионики — это говорит о том, что сюда вскоре припрется куча ученых, которые чуть ли не на куски порежут местных ради своих экспериментов. А учитывая то, что местные скорее всего в свое время очень плотно пообщались с аффтахор… Будет очень паршиво… Мне честно говоря — не хочется для них такой участи…

+ Фрийон, — мысленно позвал я. — Измени бортовой журнал таким образом, чтобы все считали, если его будут проверять — что мы нашли прибор аффтахор в диаметрально противоположном направлении. Сможешь подыскать соответствующую систему?

+ Да без проблем…

+ И это… Поправь все данные в коммах команды — я им конечно доверяю… Но — не настолько.

Вот и славно.

И пока Фрийон подлетал к городу — я задвинул длинную и пространственную речь для туземцев, общий смысл которой сводился к тому что ин надо учиться и развиваться, если они хотят чтобы боги вновь пришли в их мир… Короче говоря от этой речи меня самого начало подташнивать. Правда на местных она подействовала куда более круче, о чем говорил фанатичный блеск в глазах окружающих.

После чего, не дав опомниться местным — быстро заскочил в бронетранспорт и резко взмыл в небо, к тому времени, уже зависшему над городом Фрийону.

И только выйдя на орбиту, я позволил себе перевести дух. Руки мелко дрожали, а хвост беспокойно метался за спиной.

Вскоре корабль ушел в гипер, неся на борту порядком уставшую команду, нового пассажира и артефакт аффтахор.

Продать древний механизм аффтахор было не сложно — благо артефакты этой расы всегда высоко ценились. Но была другая проблема — я не очень-то и хотел отдавать его кому бы то ни было. Но после некоторого раздумья просто приказал Фрийону скопировать всю его систему — как 'железо', так и 'софт', после чего отформатировать и записать программу вируса, которая должна при первой же попытке в нем покопаться — разрушить все его важные сегменты. И только после этого согласился продать его.

Сама продажа проводилась на вольной станции, где, как известно, имя гостя не раскрывается без его разрешения. А потому всего через четыре дня после того как мы прибыли на станцию и разместили объявление о продаже артефакта в сети — в систему прилетела небольшая армадка из пятнадцати кораблей, не ниже рейдера, и не торгуясь выплатила требуемую сумму. А она составила… Скажем так — при желании можно было бы купить старенький крейсер. Хорошо, что я все-таки додумался делать это на вольной станции — их влияние среди космических цивилизаций имело не малый вес.

После получения груза корабли тут же нырнули в гипер. Как стало известно чуть позже — не безосновательно. На обратном пути их попыталась было перехватить группа пиратов, используя для этого возмутитель гипера, в одной из незаселенных систем на пути следования армады. Отбиться им, конечно, удалось, но четыре корабля они оставили там…

Правда, продав этот механизм аффтахор, я все одно подложил покупателям большую и жирную свинью. И дело не только в вирусе, а еще и в том, что для работы с этим артефактом надо было иметь специальный венец, который мы по прибытию на борт Фрийона — сняли с головы туземца.

Как оказалось — данный прибор являлся прототипом разработки аффтахор. А именно заменитель гиперпередатчиков. Ведь передатчику нужно время чтобы информация дошла до адресата, в то время когда телепату его не надо. Что кстати доказала одна империя, где при правителе куда бы тот не пошел, находился телепат близнец, а его брат в это время безотлучно находился при дворце. Вот так то…

Так вот — еще на орбите планеты я вытянул со спасенного всю информацию — за что же его собственно собирались казнить. Его кстати звали Дараларх зар'н Лударан — и он был из рода обедневших аристократов. Как оказалось его обвинили в изучении 'ментальной магии' — как я понял — телепатии. А она была строжайшим табу. Ведь все-таки давала огромную силу — что может быть опасней для противника, когда ты знаешь его действия наперед? Причем парень изучал телепатию лишь потому, что просто любил учиться. А как говориться — запретный плод сладок…

А венец на него надели потому, что носящий его утрачивает способность ощущать телепатически окружающих на расстоянии до светогода что немаловажно — ведь было бы сложно без такого ограничителя — фон жителей планеты, на которой находился бы использующий венец — очень бы ему мешал. Так что на планете Дараларха венец считался неким ограничителем для 'ментальных магов'.

Выяснив это все — я, от доброты душевной (она была вызвана скорым пополнением на приличную сумму банковского счета), предложил высадить его на другом континенте, где его не должны, по идее, встретить знакомые. В ответ тот на некоторое время задумался, после чего на полном серьезе попросил взять его с собой.

Тут наступила моя очередь задуматься. С одной стороны он является из слаборазвитого мира — что значит, могут быть проблемы, как с его поведением, так и с легализацией. С другой же стороны — сильный телепат никогда не помешает, да и в ментальном плане я не ощущал никакой 'гнильцы' — благо он не смог поставить надежной защиты, чтобы я не мог ее обойти. К тому же ведь он был не только телепатом… Псионика в его мире была довольно грозным оружием — в чем мы сами убедились первый раз пытаясь взлететь и удерживаемые местными 'магами' при помощи телекинеза.

Вопрос я решил демократически — отдав право выбирать, что делать с этим 'магом' — команде. Так что двумя голосами против одного мы получили нового члена экипажа.

Так что теперь Дараларх почти сутками находился в виртуальной капсуле, поглощая информацию огромными дозами. Также в его обучении помогло то, что он все-таки был, хоть и необученным, телепатом. И благодаря этому я смог передать ему часть знаний об окружающем мире.

А дальше встал вопрос, что же собственно делать дальше? Ведь денег мы смогли срубить прилично. Даже очень прилично… На курорты пока что-то не тянуло — не успели мы еще настолько устать с прошлого раза.

Джур было предложил купить более крупный корабль. Предложение, конечно, было довольно-таки интересным, но я, честно говоря, не очень-то и рвался увеличивать свою команду. По крайней мере, пока…

— А что тут думать? — удивился во время очередного из таких споров Дараларх. — Не знаю как у вас иномирцев. А у нас всегда ценилась земля — кто больше ее имеет, у того и денег больше, которые он получает с нее тем или иным способом…

Эти слова заставили меня задуматься. Конечно, покупать землю на какой-то из планет я и не думал. Но вот сама идея… Признаюсь — что-то в ней меня зацепило. Ведь иметь место, которое со всей ответственностью можно назвать ДОМОМ — греет сердце многим разумным. А безликая космическая станция наемников это не совсем то…

А потому вскоре у меня созрела авантюрная и рисковая идея…

— Ты — псих, — коротко и ясно выразила свои мысли по этому поводу Арина, после чего добавила. — Но мне нравиться…

Вся команда согласно закивала. Что ж, быть по сему…

Я сидел в баре за угловым столиком в конце зала и неспешно потягивал пряный и слегка горьковатый бодрящий напиток, а справа от меня сидел Джур и также неспешно тянул свой слабоалкогольный. Остальная часть команды сейчас ходила по магазинам, закупая вещи как для Дараларха, так и выбирали всякие побрякушки на выданную зарплату — для себя любимых.

— Приветствую вас уважаемый, — обратился ко мне ларидиец подходя к нашему столику. Несколько секунд я напряжено смотрел на обратившегося, параллельно сканируя его всеми доступными мне способами. Все-таки именно представитель этой расы некогда вживил мне имплантант аффтахор. Так что некая подсознательная настороженность к этой расе у меня была. Впрочем он не дал ни малейшего повода для того чтобы его в чем-то заподозрить. И то, что он всего с пару минут как обратился к нам — ничего не значит. Я все-таки псионик, и свои телепатические способности постепенно начинаю использовать все лучше и лучше.

— Прошу вас, присаживайтесь, — предложил я.

— Разрешите представиться — Икых из дома Ролинг. Доктор астроистории и ксеномедицины

— Странные специальности, — заметил Джур после очередного глотка.

— Есть немного, — согласно кивнул он. — Впрочем, первая специальность всего лишь мое хобби. В наше время мало кто интересуется былыми сражениями… Разве что мародеры и искатели древних артефактов…

— И что же привело вас к нашему столику? — поинтересовался Джур, делая большой глоток из своей кружки.

— Как я слышал — вы ищете того, кто сможет рассказать вам о планировке базы пиратов в системе Арнт…

— Да, это так, — согласно кивнул я, не видя причины это скрывать. — А вы обладаете такими сведеньями?

— К сожалению, или к счастью — это решать судьбе — знаю.

Я, молча, посмотрел на него, предлагая продолжать.

— Видите ли, в чем дело — перед тем как то место стало пиратской базой, там была небольшая шахтерская колония. И мне как доктору пришлось провести там около полутора месяца после обвала в шахтах. Так что вы сами должны понимать, что в свободное от работы время — я облазил большую ее часть. Ведь в таких дырах больше-то и делать-то нечего… Конечно можно было бы и напиться, но я не любитель этого дела…

— И что же вы хотите взамен информации о базе? — в лоб спросил я.

— Хочу, чтобы вы взяли меня в свою команду, — спокойно ответил он.

От подобного заявления я, мягко говоря, опешил. Видя мое удивление, он пояснил:

— Я, знаете ли, прожил уже достаточно долго, чтобы понять, что подобные вам — рано или поздно становятся если не легендарными, то уж по крайней мере известными личностями. А у моей расы есть один недостаток — мы очень долго живем, и из-за этого устаем от размеренности жизни. А потому и ищем подобных вам, чтобы стать частью их команды.

— И сколько же вам лет? — удивленно спросил я.

— Двести шестьдесят девять.

Мне не осталось ничего иного, как покачать головой.

М-да… Ну и команда у меня набирается…

— Что ж, — хмыкнул я, справившись с удивлением. — Вы приняты в команду. Но прежде чем вы станете ее членом — вы должны знать, что мне не так давно пришлось убить одного из вашей расы. Что вы скажете на это?

Все это я сказал лишь с одной причины — мне надо было знать реакцию на подобные вещи, а также — не вздумает ли он мстить мне за это. Ведь у некоторых рас есть некий кодекс вендетты…

— Я, знаете ли, перед тем как встретиться с вами — навел некие справки, — тонко усмехнулся он. — Так что можете не волноваться по этому поводу. Вы были в своем праве…

В ментальном фоне все было спокойно.

— Что ж, тогда добро пожаловать на борт, — улыбнулся я. А сам вновь подумал, что в последнее время команда как-то очень быстро разрастается.

Взять в одиночку, или в моем случае группой из шести разумных пиратскую базу — является слабовыполнимой задачей. Это я понимал. Также как и то, что рано или поздно мне придется контактировать больше чем в пьяной драке с другими командами кораблей.

А потому сейчас мой путь лежал в местный клуб капитанов — место, где собираются эти самые капитаны, а также командиры всяких команд и подразделений, которые ищут работу или партнеров.

Сев привычно за дальний столик я окинул взглядом зал. Первыми я выделил шестерых капитанов, которые в рассеянном порядке по помещению сидели за своими столиками.

Благодаря Фрийону — я уже знал личные дела и послужные списки всех присутствующих здесь. Спрашиваете — откуда я их взял? Все очень просто — у Фрийона, оказывается, есть пристрастие к взлому компьютерных систем. А что могут противопоставить древнему искусственному разуму простые железяки? Да собственно ничего… Правда и у него есть предел — например те же банковские системы ему не по зубам… Вот уж где действительно неприступные цитадели информационной защиты…

Такс… Приступим…

Финар Ило — капитан корабля 'Ирго', что в переводе — 'Стремительный'. Сородич Джура — гарианец. Хм… Корабль действительно быстрый — старый тяжелый курьер Империи Ранг. Команда — четверо разумных экипажа и абордажная команда из двенадцати бойцов. Стаж восемь лет. Процент выполненных заданий — 72 из 100…

Чьино эж'Приол — корабль 'Страх бездны'. Псионик. В команде так же все псионики. Абордажная команда — двадцать бойцов. Естественно с пси-силами… Класс корабля — хэ… тяжелый авантюрист… Это ж надо… Процент заданий — ого! 91 из 100… Хотя чему тут удивляться? Команда псиоников и не на такое способна — телепатическая координация действий боевой группы многого стоит. Я и сам бы не отказался бы от чего-то подобного…

Кто там дальше?

Иногр из гнезда Отурк — боец хороший, да и корабль приличный… Но вот его характер… С таким я точно сцеплюсь под конец совместных действий. Так что — ну его нафиг…

Просмотрев данные остальных — понял, что первые двое мне вполне подходят.

После чего предложил им пересесть ко мне, заманив их бесплатной выпивкой. Безотказный вариант.

Так что вскоре мы обо всем договорились. Все-таки псионика — это круто… Ну да — я повторяюсь. Но что же делать — если это так? Ведь я очень быстро смог найти подход к обоим капитанам. Мне даже ментальные щиты Чьино не были помехой — благо я считывал лишь поверхностный слой и больше ориентировался по эмоциям, а не по мыслеобразам.

А потому, через полторы недели подготовок, наши корабли ушли в гипер.

Два дня гипера и наши корабли вышли в системе Арнт. А корабли, которые весь путь в гипере были состыкованы в один механизм, тут же ушли каждый в свою сторону. И все это в нескольких сотнях километров от атмосферы планеты, где засели пираты.

В общем — последние такого финта ушами и моим хвостом не ожидали. А потому Фрийон преспокойно ввинтился в атмосферу и на огромной скорости понесся к пиратской базе. А в то время корабли других капитанов сцепились с небольшой сворой системных истребителей противника, что патрулировала ближайшую территорию.

Впрочем, Фрийон выпустив с десяток тяжелых ракет по комплексу, и заложив противоракетный маневр, ушел назад в космос на помощь остальным кораблям.

А я тем временем несся на внедорожнике по расщелине, которая во времена шахтеров была приспособлена ими под дорогу. Сзади шел бронетранспорт и на малой высоте десантный бот со 'Страха бездны'. Все с включенным камуфляжем. Благо мой внедорожник теперь тоже им обладал — Фрийон давно уже модифицировал всю технику, находящуюся на его борту.

А? Что? Ах да… Все дело в том, что Фрийоном сейчас управляла Арина, которой ассистировал Алир. Дараларха пока можно не считать — он мало на что, сейчас, способен. Разве что на ментальные атаки, что он собственно и делает. Правда уровень у него пока низковат, но и этого вполне достаточно — даже легкая дезориентация в пылу боя бывает смертельной.

Так что вышло так, что пираты, занятые противовоздушной обороной и пожаров который был вызван ракетами, пущенными с борта Фрийона, не заметили нас до последнего момента. А потом…

А потом мы оказались на близком расстоянии — я уступил дорогу более тяжелой технике. Орудие бронетранспорта (естественно также модифицированное) выплюнуло крупный сгусток плазмы, который пробил насквозь створки ангара — благо те как в космосе, так и на поверхности планет всегда делались довольно легко разрушаемыми — чтобы в случае чего быстро покинуть опасное строение. Правда, в этот раз это сыграло плохую службу засевшим в здании. В образовавшийся пролом ввинтился десантный бот.

Надо отметить, что над данным ботом поработал какой-то безумец или гений своего дела. Из простой консервной банки, предназначение которой лишь в десантирование и эвакуация бойцов — бот стал довольно мощной системой боевой поддержки, чему немало способствовали две спаренные кинетические пушки на носу и два плоских бокса с ракетами на его крыше.

Так что когда мы влетели вслед за ботом в пролом — там уже был сущий ад.

Вот она, родина, — как-то ехидно отметило сознание.

В первое мгновение агония умирающих пиратов болезненно резанула по моим псионическим способностям. Так что когда я смог нормально соображать — Джур уже вылез из внедорожника и с колена одновременно стрелял с двух лучеметов. Причем они были разработаны таким образом, что каждый из них держался или только левыми или только правыми конечностями — разработка его родины.

Тряхнул головой, параллельно возводя дополнительные ментальные щиты, я тоже включился в перестрелку. Заплечные пушки тут же, повинуясь моими мысленным командам, завертелись с бешеной скоростью и выискивая себе цели.

Как говориться — бот был хорошей системой огневой поддержки. Да к тому же пираты видимо большей своей частью кинулись к своим кораблям, чтобы уничтожить противников, либо, если дело сложиться неблагоприятно — по-быстрому свалить отсюда. А так как мы вломились именно в ангар… Да к тому же нас не ждали…

В общем, довольно крупный ангар, скрытый в толще камня горы, в которой собственно и была расположена база — стал главным местом сражения.

'Та-ак… Похоже бой переходить в другую плоскость!' — мысленно ангельнулься я. Все дело было в том, что какому-то пирату удалось таки добраться до одного из истребителей. А это плохо. Очень!

Повинуясь моему мысленному приказу, орудия бронетранспорта и внедорожника тут же развернулись в его сторону. Залп! И облом…

Этот гад успел поднять щиты…

Впрочем, его все-таки зацепило — щиты все же больше предназначены для защиты от лучевого оружия. А тут совсем другие виды. Ну, если плазму еще можно более-менее проигнорировать. Ведь какой это будет космический истребитель, если не будет способен находиться под прямыми лучами звезды, не смягченными атмосферой планеты? Хотя и от нее ему досталось. То вот ЭМП-импульс и очередь из кинетического оружия он не смог не проигнорировать… Так что ему оторвало правое крыло и разворотило космический движок — так что фиг он теперь покинет атмосферу своим ходом.

Но, ему не дали даже взлететь под потолок — две ракеты со стороны десантного бота и напоследок громко громыхнув взрывом твердого топлива, истребитель обрушился на головы своих же подельников.

Пора переходить в атаку… Эту мысль я кинул всем обладающим пси-силами, параллельно продублировав ее по рации.

А теперь наляжем… Мои гравитационные браслеты полностью отключились и я, бешеными прыжками по три-четыре метра, кинулся к одной из баррикад из пустых ящиков, за которой засели пираты. В меня попали только два раза до того как я добрался до цели. И то это было не страшно — благо в моем скафандре кроме всего прочего был выращен и малый генератор полей, плюс сама броня сейчас была в зеркальном режиме, что сильно уменьшало вред от лазерных лучей.

Со щелком из наручей выдвинулись виброклинки, и когда я приземлился, то позади меня один противник упал без головы, а другой потерял руку. Не останавливаясь, я тут же кинулся вперед, при этом убирая защиту с лезвий, закрепленных на хвосте. Кувырок через голову и фигура из брейк-данса. Интересно, что это за боевое искусство такое? Эх… Никак не вспомнить… В общем, после моего вращения вокруг оси на малой высоте еще трое потеряли нижние конечности. Заплечные пушки, которые до этого отстреливали более отдаленные мишени, тут же добили раненых мною.

Так, что дальше?

Телепаты при активной поддержке десантного бота и нашей техники как раз дожимали группу пиратов в углу ангара — те уж очень хорошо засели, всего за ничего соорудив баррикаду из подручных средств. Вот же ж… Из-за своего нежелания умирать так мешать нашему делу. Не порядок.

Я вновь подсоединился напрямую к системе управления главным калибром бронетранспорта и дал несколько залпов. Над головами пиратов… Нет — я не идиот. Просто некоторые постоянно забывают о третьей плоскости, а то понимаешь ли привыкли воевать в двухмерном пространстве… А я надеялся что космолетчики все-таки не так подвержены этим пагубным привычкам…

Короче говоря, приличный кусок перекрытий с потолка рухнул на головы пиратов…

Ну а дальше… Дальше была просто зачистка — так как особого сопротивления пираты оказать не смогли. Все-таки они больше привыкли к сражениям в космосе, да к тому же против слабо вооруженных противников. Ведь какая их тактика? Быстрый удар всем скопом, после чего грабеж и такое же быстрое отступление…

Нет, конечно можно заикнуться, что мол у них есть абордажные команды… Но во-первых, как я уже говорил, пиратская братия привыкла грабить торговцев. А какие из них бойцы? А во-вторых, именно в ангаре нас и встретило подавляющая часть абордажных команд пиратов. Вот такие вот пироги…

В общем, по окончанию зачистки базы наши потери составляли пару легкораненых из телепатов, рассеченного лба у Джура (он нарвался на какого-то обезумевшего техника, размахивающего неким подобием гаечного ключа — точнее он прозевал небольшую нишу из которой тот ненормальный и выскочил), и моего отбитого хвоста (а нечего было бить плашмя по голове того самого технаря).

К этому времени на орбите также все было кончено — патрульные истребители пиратов теперь представляли собой кучу обломков. Впрочем, нашим тоже досталось… Фрийону, конечно же, меньше всего, но и он не избежал повреждений. Так что теперь ему придется некоторое время заняться заращиванием пробоин. Хорошо, что хоть ничего особо ценного не повредило. Если таковым не считать шкафчик с одеждой Арины в ее комнате, который прилегал к внешней стенке корабля, и куда собственно попала ракета. Хорошо хоть то, что последняя оказалась маломощной, и ее только и хватило, что сделать небольшую пробоину…

— Уф… — выразил я общую мысль, упершись спиной об колесо нашего бронетранспорта, и медленно съезжая по нему вниз. Джур буркнул нечто невнятное, но что при фантазии можно было бы назвать согласием.

Хм… А вид с ангара надо отметить довольно красивый — темно-серые скалы с белыми шапками, и все это с багровым оттенком заходящей местной звезды.

— И что теперь? — поинтересовался подошедший капитан группы псиоников.

— А что? — зевнул я. Честно говоря, этот бой почему-то вызвал у меня повышенную сонливость.

— Ну… — протянул тот. — Что со скарбом то делать? Ведь трофеев много…

— Можете все поделить между своими двумя командами, — отмахнулся я. На меня все удивленно уставились. Я же лишь хмыкнув, вновь встал на ноги и неспешно побрел к внедорожнику — Фрийон как раз заходил на посадку. Лишь перед тем как сесть за руль я бросил. — Мне надо было лишь очистить планету от мешающих покопаться в ее недрах.

И оставив присутствующих в ангаре обдумывать мои слова — покатил к кораблю…

А через полчаса Фрийон вновь заходил на посадку. Только на этот раз на один из полюсов планеты.

— Красавец, — вырвалось у Джура, когда мы зависли над целью всей этой маленькой эпопеи. Остальные закивали, признавая его правоту.

Да… Действительно красивый… А? Про что это я? Про корабль. Небольшой такой кораблик — около двух километров в длину, сорока в высоту и ста двадцати до тридцати в ширину (в зависимости от места), а также — сто сорок метров в самом высоком месте. А если быть совсем точным, то это был авианосец одной из канувших в лету цивилизаций. Но, не смотря на свою древность, он находился в довольно приличном состоянии, чему сильно способствовали окружающие его льды.

Кстати на общем белом фоне он разительно выделялся из-за своего матово-черного цвета. А с учетом хищных и в то же время плавных обводов этой махины — зрелище было какое-то сюрреалистичное.

Впрочем, корабль был все-таки и неплохо потрепан, о чем говорили множественные пробоины на верхней и боковых сторонах корпуса, а также открытые 'розы' диафрагм, где некогда находились реакторы, и которые в свое время были отстрелены в космос. Собственно из-за этого этот корабль и находился здесь — его потрепали в бою и он, отстрелив вышедшие из строя реакторы (а также, чтобы они случайно не сдетонировали при посадке), пошел на вынужденную посадку. Причем след от его приземления был виден до сих пор.

Сделав круг над кораблем, я повел Фрийона на посадку. Причем в виде посадочной площадки выбрал корпус этого самого авианосца.

Эта махина даже не вздрогнула, когда наш корабль коснулся ее поверхности посадочными опорами.

— И что теперь? — поинтересовалась Арина.

— А теперь я собираюсь пройтись, посмотреть на это чудо изнутри, — буркнул я, уже находясь на выходе из рубки. — Кто хочет — может пойти со мной…

Естественно никто не отказался.

Забрались внутрь мы через одну из крупных пробоин.

Внутри корабль был под стать своему внешнему виду. Широкие и довольно высокие коридоры с тонкими и хрупкими на вид, но, в то же время, с некой хищностью в каждом контуре всех окружающих предметов. Все-таки данная цивилизация, кто бы она ни была (точно не аффтахор, и не их противники — это я узнал у Фрийона в первую очередь), умела делать красивые вещи. Было бы интересно посмотреть на их корабли используемые исключительно для боя. Хм… может здесь остались поломанные истребители? По идее должны — ведь, несмотря на внушительный вид корабля, цивилизация его построившая была все-таки довольно юна, и их технология была далеко не передовой по Галактическим меркам. А потому мало кто мог на нее позариться. Разве что пираты. Но, те тоже не дураки — на устаревшем летать. Многого на таком не навоюешь…

Ну и естественно везде также присутствовали запустение и разруха… В нескольких местах даже были остатки от баррикад и следы от множественных выстрелов из энергетического оружия. Экипажу, совершившему экстренную посадку, не дали спокойно отсидеться…

Облазив самые интересные на наше мнение места мы, наконец, добрались до рубки, где собственно и устроили совещание. Кстати, что еще меня порадовало — так это отсутствие ловушек. Впрочем, это объяснимо — когда корабль только был обнаружен, сюда налетело куча ученых и военных. И последние, естественно, позаботились о безопасности яйцеголовых.

— Ну как вам? — поинтересовался я, преспокойно усевшись на какую-то приборную панель.

— Корыто, — буркнул Икых.

— Очень старое, но прочное корыто, — подумав, добавил Алир.

— Ну а в целом? Стоит ли с ним возиться?

— Ну… Если ты точно сможешь каким-то образом вывести его на орбиту… То я бы сказал — вполне, — вынес свой окончательный вердикт старый чригхо.

Я посмотрел на остальных.

— Лично мне нравиться здешний стиль, — хмыкнул Икых.

— Ну, если немного прибраться… — протянула Арина. — Но этим буду заниматься точно не я…

— Главное, чтобы это корыто не развалилось пополам при попытке взлета, — более пессимистично заметил Джур.

Оказавшийся последним Дараларх замялся, подбирая подходящие слова:

— Знаете, никого не хочу обижать… Но эта куча лома никогда не взлетит. Не лучше было бы приобрести нормальную землю, или если вам уж так сильно хочется — корабль? Это же чистой воды авантюризм… — под конец своей небольшой тирады парень совсем стушевался под нашими взглядами.

— Именно так! — хмыкнул я, и потрепав того по плечу, пояснил. — Но ведь в этом сама, как говориться, соль! Ведь что это будет за жизнь, если искать простые пути? Неинтересно…

— Хорошо… — буркнул псионик. — Но все-таки как ты собираешься поднять эту махину в небо?

— А вот это пока тайна… — вновь хмыкнул я, как раз получая сообщения о прибытии от четырех ИЛов вышедших из гипера корабликов.

Всего через двадцать минут четыре маленьких, по сравнению с тушею авианосца, кораблика намертво вцепились в борт последнего, расположившись попарно на его обшивке.

Моя команда к тому времени уже перебралась на борт Фрийона.

— Ну? И что дальше? — все так же мрачно поинтересовался Джур. — Я конечно догадываюсь, что эти кораблики довольно-таки мощные… Не буду даже спрашивать откуда они взялись в замен купленным тобою перед отлетом буксирам аффтахор… Но им не хватит мощности ни при каких условиях…

— Ну-ну… — хмыкнул я, загадочно улыбаясь.

Да, слегка модифицированные куколки кораблей аффтахор не были способны поднять корабль в космос — мощность все-таки не та. Единственная их модификация заключалась лишь в способности входить в гипер… Но какая же это была способность!

Фрийон, — обратился я к кораблю. — Как там синхронизация?

— Все закончено, Бейссел, — тут же откликнулся он. — Накопители полностью заполнены. Генераторы в любой момент готовы перейти на форсаж. Так что жду только твоей команды.

— В таком случае, — в голос проговорил я. — Запускай переход.

Вся команда удивленно уставилась на меня. Осмотрев их непонимающие лица — посоветовал:

— Вам лучше сесть и за что-то держаться.

Рекомендация была выполнена даже быстрее чем команда на эвакуацию при разгерметизации корабля.

— Что ж… Поехали, — криво усмехнулся я.

Кораблики, все так же крепко держась за обшивку авианосца, выдвинули свои гипер излучатели, (которых насчитывалось целых шесть вместо стандартных двух на каждом, да которые были расположены по периметру их корпусов) из корпуса…

Почему чаще всего корабли входят в гипер с разгона? А тяжелые так вообще все как один вынуждены это делать? Все дело в том, что сам портал гипера — место разрыва реальности — оказывает некое сопротивление входящим в него. И чем большая масса — тем больше сопротивление…

А потому, когда все гипер-излучатели заработали как единый механизм — поначалу казалось, что ничего не происходит. Но потом… Потом арки переходов начали сливаться в единое целое, постепенно окутывая авианосец, и вцепившееся в него кораблики, в некий кокон, состоящий из гиперпространства…

Говорить о том, что происходило с окружающим пространством в это время — не имеет смысла, если вы не поет или художник, способный выразить красоту и ужас той феерии, что происходила вокруг.

Цветовой спектр постоянно сменялся, отовсюду и везде били молнии самых причудливых расцветок. Ледяная шапка планеты от разрываемого пространства начала давать трещину. Да не одну…

И все в один миг стихло — стоило авианосцу полностью окутаться коконом и оказаться в гипере. Лишь грохот все еще рушащейся шапки продолжал звучать…

А спустя пять минут авианосец оказался в нескольких сотнях тысяч километров от планеты — ведь то, что гипердвигателем сейчас ему не воспользоваться — не значит, что от этого галактика, так и звезды с окружающими их планетами остановятся…

И именно этим фактором я и воспользовался.

А то, что с эту планету, мягко говоря, потрепало — имеет мало значения. Ведь на ней никто жить не собирается. Двум другим командам, что остались на поверхности — ничего не грозит, так как они находились ближе к противоположному полюсу, а значит — их максимум слегка потрясет… Проверено кровавым опытом многих молодых рас, которые по глупости проверяли прототипы своих гиперизлучателей на поверхности родных планет.

— ……, и… себе… — ошарашено выдал Джур, тупо уставившись на монитор, который показывал яркую точку планеты, где мы были еще совсем недавно. И никто не смог не согласиться с ним.

— Что ж, — нарочито весело сказал я, когда все более-менее пришли в себя. — А теперь пора собственно перегнать этого малыша поближе к нашей станции.

Ответом мне был общий стон.

Следующий шаг, который надо было выполнить — это кроме как загнать авианосец в гипер — заставить его еще и двигаться там.

А потому три из четырех корабликов теперь переместились назад, и закрепились между побитыми движками корабля. А четвертый тем временем закрепился на носу, и должен будет изображать из себя гипер-излучатели.

Конечно, разница в весе у авианосца и малышей была очень велика, но их количество должно было это компенсировать. И максимум во что может выльется несоответствие — в более долгий срок пребывания в гипере.

Сам же Фрийон разместился перед верхним ангаром, своим задом упираясь в его створки.

Сам разгон занял около шести часов, прежде чем мы, наконец, смогли войти в гипер без опаски быть выброшенными оттуда.

После чего начался сам полет в гипере. М-да… Летели мы весело — как атмосферные самолеты попавшие в воздушную яму. И так на протяжении почти двух недель в отличие от положенной одной…

Но все-таки мы долетели…

— Э… Бейссел, а где станция? — удивленно спросил Джур рассматривая показания данных о системе где мы вышли.

— Я что? Совсем дурной пригонять этот корабль к станции? Нет уж… Мы находимся в соседей системе. Авианосец пока побудет здесь. Хотя бы до того времени, как пока не будет отремонтирована внешняя обшивка…

— И кто же ее будет ремонтировать? — скептически хмыкнула Арина. — Я уже говорила, что ни убирать, ни тем более ремонтировать его не собираюсь…

— И не надо, — пожал я плечами. — Его будут ремонтировать они…

— Кто? — дружно не поняла команда.

— Вы что, думаете, эти кораблики сами прилетели? Без команды? Ничего подобного… Вот их экипажи и займутся работой…

В тот же момент на экране появилось небольшое чешуйчатое зеленое, с черными полосками, существо с непропорционально большой клиновидной головой, большими желтыми глазами с вертикальными зрачками, а также большими листовидными ушами, которым позавидовала бы любая летучая мышь. Одето оно, а точнее он, был в темно-синий форменный комбинезон с серебристым треугольником на левой груди.

— Сир, — обратился он ко мне. — Команда готова к началу восстановительных работ. Есть ли какие-нибудь пожелания, прежде чем мы начнем?

— Нет, — величественно отказался я. — Я вам целиком доверяю. Можете приступать.

— Слушаю и повинуюсь, — склонился он, после чего монитор потух.

— Что это сейчас было?.. — ошарашено и больше риторически поинтересовался Джур.

— Гремлин, — как само собой ответил я. — Хорошие работники надо отметить… — и, давая всем видом понять, что больше на эту тему распространяться — не намерен, сменил тему. — Ну да ладно, пора и на станцию лететь…

Так что через минуту Фрийон отстыковался и ушел в непродолжительный гиперпрыжок. А авианосец, влекомый четырьмя маленькими корабликами двинулся к заблаговременно разведанному астероидному поясу, где и был спрятан в расщелине одного из них.

Ах да… чуть не забыл упомянуть — никаких гремлинов до последнего времени не существовало. Да и вообще пока этого вида есть лишь один представитель. Нет, конечно может где-то в Галактике и есть раса с подобным самоназванием… Но мои гремлины не совсем живые, или точнее совсем не живые? Короче говоря, тот самый гремлин, с которым мы сейчас пообщались, есть ни что иное как порождение одного из кораблей аффтахор. Такой себе квази-живой организм. Ну не буду же я сейчас команде объяснять, кто именно будет ремонтировать корабль?

Впрочем, мы на станции долго не задержались. А все дело в Арине. Или если точнее, то в сообщении, которое она получила.

— Что такое? — удивленно спросил я, ощущая со стороны девушки, просто бурю разных эмоций.

— Мой брат… жив, — только и смогла ответить она.

На минуту вся команда ошарашено замерла, переваривая услышанное.

А когда до нас дошло… В общем уже на четвертый день по прибытию на станцию мы на всех парах понеслись к миру, где объявился ее братец…

— Бейссел, Арину похитили! — через два часа после того как Арина в сопровождение Джура направилась к ресторану, где была назначена встреча с родственником, на всю кают-компанию раздался моего старпома, где находился я и остальные члены нашей маленькой команды.

— Как? Кто? Где? Когда? — тут же пришел я в себя от потрясения. А в голове пронеслось, что надо было пойти с ними. Но будь проклята эта местная таможня…

— Судя по всему — выживший брат — был не более чем ловушка. Это работорговцы. Час назад они напали на нас в ресторане где была назначена встреча, и, оглушив меня — забрали Арину, — судя по голосу Джур был в ярости, и… и бежал?

— Ты куда сейчас направляешься? — поинтересовался я, сопоставив факты.

— Я… я двигаюсь в сторону района Сиббат. Мне удалось вытрясти из заведующего ресторана, что они имеют там свое логово…

— Ясно, Джур, хватай первый попавшийся транспорт, и давай в космопорт.

— Но…

— Никаких 'но'!!! — рявкнул я. — Ты не вооружен и один. Тебя просто убьют. А потому, ноги во все четыре руки, и быстро на корабль! Мы своих — не бросаем, — под конец прорычал я, после чего позвал. — Фрийон!

— Все тесты завершены. Прогреваю орудия и двигатели. Щиты переведены в боевой режим. Произвожу установку дополнительного вооружения на наземный транспорт, а также на истребитель, — тут же доложил он.

— Ясно… Что с боевыми скафандрами, которые я просил вырастить?

— К сожалению должен сказать, что готовы они будут только через неделю. Если бросить все имеющиеся на данный момент ресурсы, то срок сократиться вдвое…

— Ладно, оставим это пока как есть. Но при первой возможности ускорь процесс на столько, на сколько это возможно.

— Есть!.. Внимание, к нам приближается скоростной флаер. Двигается с запрещенной для территории космопорта скоростью.

— Это Джур, — тихо ответил Дараларх, выйдя из своего уже привычного транса, в котором проводил большую часть свободного времени. — Он выполнил твой приказ дословно, и угнал первый попавшийся флаер.

— И правильно сделал, — одобрительно хмыкнул Алир, изображая своими руками ехидную улыбку.

— Не могу не согласиться, — поддержал его Икых.

— Фрийон, открой грузовой ангар, и как только флаер окажется внутри, давай в сторону того проклятого района Сиббат.

Как и было приказано, Фрийон на огромной скорости оторвался от поверхности космопорта, как только Джур оказался внутри. Нам вслед летели истеричные вопли диспетчерской, которую Фрийон без зазрения совести заткнул, взломав и вырубив все системы наблюдения.

Через тридцать секунд в кают-компанию влетел злой Джур.

— Бейссел, что будем делать? — рявкнул он, практически не сдерживая эмоции.

— Что-что… Спасать Арину конечно, — стараясь выглядеть спокойным, ответил я. — У вас есть десять минут, прежде чем мы подойдем к району. Всем вооружиться и быть готовым к десантированию, — обвел слегка удивленным взглядом всех присутствующих. — Вы все еще здесь? БЕГОМ!!!

Все были готовы за восемь минут. И больше выглядели как ходячие оружейные склады. Одобрительно хмыкнув, я занял свое место во внедорожнике, рядом со мной, на правах старпома, на место стрелка, привычно сел Джур. Остальные погрузились в бронетранспорт.

Фрийон вывел на монитор план района Сиббат. М-дя… одно слово — трущобы. Быстрое сканирование, и источники самого мощного излучения были обнаружены. Ага, нам вот сюда, — ткнул я пальцем в самый большой источник…

Ты смотри! Чья-то стартовая площадка. В таком-то районе? И чья же это может быть? Ответ понятен. Плохо только, что корабля на ней нет… Но будем надеяться, что он просто еще не прилетел.

— Фрийон?

— Десантирование через двенадцать секунд, — доложил тот. — Я постараюсь прикрыть вас с воздуха.

— Понял, действуем, — перейдя на общий канал, и ровным томном сказал. — Значит так, в живых оставлять только тех, кто не будет сопротивляться. Малейшая агрессия в вашу сторону — убивать не задумываясь. Эти уроды у меня надолго запомнят, что такое связываться с нами. Все ясно?

— Так точно! — рявкнули все в едином порыве.

— Десантирование, — лаконично сказал Фрийон, сбрасывая наши машины, с нами в середине, вниз.

Прежде чем мы достигли поверхности, бортовые орудия Фрийона хорошенько прошлись по местной системе защиты. А тем временем мы, наконец, приземлились на посадочной площадке и рванули в разные стороны. Бронетранспорт направился в сторону огромного строения, которое вполне может быть местом содержания рабов, а я с Джуром погнали к довольно богатому зданию, то ли вилла босса, то ли просто жилье бандитов, совмещенное с блеклым подобием диспетчерской.

Протаранив огромные двери здания, мы влетели внутрь, паля из бортовой пушки по всему, что двигается.

Не ожидавшие такой наглости работорговцы, находящиеся в зоне поражения, тут же погибли. А я, не раздумывая, протаранил несколько стен подряд, пока мы не оказались довольно большом зале. Откуда такое место здесь? — удивился я.

— Бейссел, я проверил, что это за здание, — вдруг подал голос Фрийон. — Вы находитесь в старом дворце правителей этой планеты. Они его покинули после того, как кто-то использовал радиоактивную пушку на нем…

— Фрийон, ближе к делу!

— Извини… Так вот. Вам надо вниз — там находиться небольшой бункер.

— Понял. Где вход?

— Даю карту, — на экране появился план здания.

— Капитан, это Дараларх, — поступил сигнал от бронетранспорта.

— Что у вас?

— Ее здесь нет. Арины на расстоянии в два километра отсюда точно нет. Гарантирую.

— Ах, твою же… — выругался я. — Понял… Задание не изменилось, всех работорговцев под корень. После того как закончите, давайте к нам, у нас тут бункер нарисовался. Надо взять кого-то из главарей. Нам надо узнать, куда они ее дели.

— Все понял. Приступаем, — вот за что мне нравиться Дараларх, так это за короткость и точность. И никакой тебе лишней болтовни!

Пока мы общались, я успел протаранить еще три стены, после чего пришлось резко уходить от вражеского огня. Выругавшись, на чем свет стоит, я протаранил еще две стены, скрываясь от огня, после чего остановился.

Вот это плохо… Врагом оказался бывший полицейский шагоход, только сильно переделанный под нужды работорговцев — а это значило повышенная броня и огневая мощь. Все очень х… А самое плохое, что он охранял вход в бункер. Такой себе сторожевой песик… И что спрашивается делать? Джур задал тот же вопрос в голос.

— Фрийон? — позвал я.

— Извини Бейссел, но с вероятностью в восемьдесят процентов, если я выстрелю, то под обломками погибните и вы.

— Плохо… Что ж, попробуем более рискованный метод… — с этими словами я разогнал внедорожник, и продолжая пробивать им стены, параллельно задавив нескольких, не ожидающих такого финта, работорговцев, зашел механоиду с тыла. Разогнавшись на максимальную скорость, доступную с постоянными препятствиями в виде стен — погнал вперед. А когда до меха осталась одна стена, врубил гравитационные пластины, тем самым взмыв под потолок. Такого противник никак не ожидал, а потому нам удалось не только повалить его на 'живот' но и оторвать 'голову' с сенсорами наблюдения на ней. А еще, если судить по тому, что я ощущал жуткую боль, исходящую из механоида, то его пилот сейчас пребывал в предсмертной агонии. Что ж, путь дальше был открыт.

Только, к сожалению, дальше пришлось передвигаться на своих двоих, так как бункер оказался с довольно узкими коридорами и из довольно-таки качественного пенобетона, так что на внедорожнике здесь фиг почудишь то, что наверху.

Быстро передвигаясь и прикрывая друг другу спину, мы с Джуром успели зачистить верхний уровень бункера, прежде чем подтянулись остальные члены нашей команды. Все это время я пребывал в какой-то эйфории. Чувствовал направленную на меня злость, ненависть, ярость, и эти чувства доставляли мне какое-то извращенное удовольствие, когда противник думал, что вот-вот убьет меня, как вдруг обнаруживал, что сам уже умирает. Глазами в этом бою я практически не пользовался, переключившись на эмпатическое восприятие мира. Все эмоции слились для меня в какую-то удивительную музыку, под которую хотелось пуститься в бешеный, необузданный танец…

Когда мы с Джуром, наконец, встретились со второй частью команды, то Дараларх как-то удивленно посмотрел на меня, и тихо пробормотал:

— Надо же, никогда не думал, что встречу еще одного Танцора Смерти… — услышав это, я сделал себе зарубку на памяти узнать у него попозже по этому поводу. Сейчас для этого не было времени, да и место было не из лучших.

— Дараларх, где главари, можешь определить? — спросил я у него.

— Да… — он прикрыл глаза. — На три уровня ниже, в хорошо защищенной комнате. Следующий уровень чист, но на остальных двух нас ждет множество засад…

— Ясно… — пробормотал я. — Но у нас нет на это времени… Алир, взрывай пол, будем делать шахту прямо в их комнату.

— Уверен? Они могут и погибнуть…

— Они не то, что погибнут — они подохнут. Главное, чтобы Дараларху хватило времени считать необходимую нам информацию. Ты как, сможешь это сделать, Дараларх?

— Даже если уцелеет только голова, то у меня будет около десяти минут чтобы это сделать.

— Прекрасно, — жестоко усмехнулся я, обнажая клыки. — Покажи Алиру, где лучше всего пробивать пол.

Через две минуты направленный взрыв пробил пол, а потом еще раз, который и угробил с десяток противников. После того, как мы спустились и зачистили ближайшую территорию, то повторили подрыв пола. Потом еще раз, и еще раз. Последний пол Алир подорвал в углу защищенной комнаты. Так что мы вполне спокойно смогли взять несколько языков из главарей, так как те заработали довольно сильную контузию.

— Уходим, — коротко скомандовал я, после того, как Джур и Дараларх взвалили на себя по пленнику. Остальных уцелевших в комнате я самолично расстрелял с наплечных излучателей. — Алир, ставь свою игрушку. Я хочу, чтобы здесь даже камня на камне не осталось.

Быстро поднявшись на поверхность и погрузившись в транспорты, которые стояли у входа, охраняемые Икыхом, мы на огромной скорости погнали к рабовладельческой взлетной площадке, на которую как раз приземлялся Фрийон.

Только мы заскочили в грузовой отсек, как он быстро начал набирать высоту. Так что вскоре мы оказались на орбите. Под нами же расцвел небольшой гриб. Хорошо хоть не радиоактивный…

— Дараларх давай по-быстрому сканируй их, Алир, Икых присмотрите, чтобы пленники не рыпались. Фрийон приготовиться к экстренному прыжку, чует мое сердце — Арины в этой системе уже нет. Джур, ты со мной в рубку.

— Бейссел, нас вызывает орбитальная станция, — сказал Фрийон, стоило мне попасть в рубку.

— Ага, зашевелились уроды, — мрачно хмыкнул я. — Давай их на связь, а заодно постарайся по-тихому взломать защиту и взять под свой контроль всю станцию.

— Выполняю, — откликнулся Фрийон, на экране тут же появилась неприятная морда одного из местных жителей.

— Немедленно заглушите двигатели, деактивируйте все вооружение и защиту, и приготовьтесь к приему абордажной группы.

— Ага… — буркнул я. — А по какому поводу столь резкий наезд?

— Что?! — яростно уставился он на меня. — Да как ты смеешь жалкое существо так говорить со мной?!!

— Оп-па! Да у нас комплекс величия… Не хорошо… И как таких как вы на месте держат?

— Не зарывайся, ты не в том положении, чтобы вякать!!

— Это еще почему? — изобразил я удивление, после чего мысленно обратился к Фрийону. — Как у тебя дела?

+ Почти готово. Погрузи его еще немного…

— И вообще, я еще раз требую объяснить мне причину столь резкого наезда.

— Взлет без разрешения, угон частной собственности, нападение на мирных жителей, уничтожение частной собственности, а теперь еще и сопротивление при аресте, — победоносно закончил он.

— Ну, признаю, взлетели мы без разрешения и угнали флаер, — самым смиренным голосом начал я, чтобы тут же продолжить самым ехидным и издевательским. — Но за первое полагается штраф, как и за второе, а также сумма стоимости самого транспорта, если мы его не пожелаем вернуть. Мирных же жителей мы не трогали, а уничтожили самых настоящих работорговцев с их имуществом, которых, как мне не изменяет память разрешено уничтожать при малейшем желании и возможности. А вот вашей планетке светят довольно жесткие санкции, как со стороны галактического содружества, так и со стороны вольных станций, как только им станет известно о вашем пособничестве этим самым работорговцам и о похищении ими члена моей команды.

— А кто тебе сказал, что они это узнают? — мерзко улыбнулся он. — Вы ведь отсюда не улетите. Возмутитель гипера работает на довольно-таки большое расстояние. Так что вам не уйти — погибните раньше…

— Ну почему же не узнают, — нахально усмехнулся я, когда Фрийон шепнул, что перехватил управление. — Вот сейчас возьмем и передадим по гиперпередатчику обо всем здесь произошедшем. А вам должно быть известно, что на сигнал "возмутитель" не срабатывает.

— Уничтожить!!! — истерично заорал мой собеседник куда-то в сторону.

— Ну-ну, уважаемый, зачем же так шуметь? — очень ласково проворковал я, после того, как орудия станции не сделали ни единого выстрела. — Кстати, вы забыли про одно такое маленькое наше правонарушение. А именно — о перехвате систем управления вашей станцией… — после этих слов он так приятно, как на мой взгляд, посинел.

— Капитан, я закончил, — сообщил Дараларх, после чего в моей голове появилась необходимая информация.

— Фрийон, запускай излучатели и в погоню. А также не забудь передать информацию в содружество и на вольные станции, — последние слова я сказал в голос специально для еще не отключившегося противника. А потому последнее что я услышал перед уходом, был приятен для моих ушей душераздирающий вой.

Следующие сутки мы провели в лихорадочном состоянии.

Джур и Икых приводили оружие и технику в порядок после нашего налета на логово работорговцев.

Алир так вообще закрылся в своей маленькой подсобке с парой ракет выпрошенных у Фрийона, и теперь колдовал над их начинкой.

Дараларх впал в глубокий транс. Да такой, что мне так и не удалось ничего узнать у него о тех, сказанных во время боя, словах. А потому сейчас я оказался практически не у дел. Чтобы хоть как-то успокоиться, мне сначала пришлось напиться успокоительного, но это не помогло. Тогда я съел огромный кусок мяса, даже не позаботившись пожарить его, так как все одно его вкуса, после чего отправился в грузовой отсек, где начал проводить тренировку по разработанной Фрийоном схеме. Часов на шесть это позволило мне забыться. А когда я уже на автопилоте добрел до кровати, то заснул, стоило только коснуться подушки.

Кстати, узнал причину, по которой похитили именно Арину. Точнее их было две. Первая — силлурианки очень редкие экземпляры на рынке рабов. А как же по-другому, если они живут кланами, которые если что мстят очень кроваво? А тут такое счастье — последняя из клана. А вторая причина… Можно было и догадаться, что разбитую базу пиратов нам не простят… Удивительно лишь то, как быстро они среагировали…

Проснулся я от очень неприятного звука, который было невозможно заглушить, так как он звучал в моей голове.

— Фрийон, что такое? — сонно простонал я в подушку.

— Мы выходим из гипера, — последовал лаконичный ответ. Я тут же резко сел на кровати, вспомнив произошедшее накануне. А потому поспешил в рубку.

Вышли мы из гипера на орбите газового гиганта бурого цвета, а совсем недалеко от нас висела станция по добыче того самого газа.

— Необходимый корабль не обнаружен, — доложил Фрийон через минуту.

— Свяжи нас со станцией.

— Я вас слушаю, — появился на экране представитель станции. Им оказался сородич Алира.

— Хорошего вам времени суток, — поздоровался я с ним, после чего сразу перешел к делу. — Нас интересует некий корабль, который должен был прибыть незадолго до нас. Его название "Жаджуорей", порт приписки Оридонский космопорт.

— Могу я узнать причину, по которой вы им интересуетесь?

— Честно? Это корабль работорговцев. И они сделали большую глупость, похитив одного из членов моего экипажа, — мой голос оставался спокойным, не выражающий никаких эмоций. Насколько мне известно, такой голос заставляет многих разумных галактики проникнуться, так сказать ситуацией…

— Я понимаю вашу причину. Но, откуда я могу знать, что вы не являетесь пиратами, и не пытаетесь подобным образом добыть информацию о своей добыче?

— Оттуда, что я не являюсь пиратом. Мое имя Бейссел Лишенный, вольный капитан корабля Фрийон. Вот мои данные. И я никогда…

— Простите, вы сказали, что вас зовут Бейссел Лишенный? — удивленно спросил он.

— Да… — слегка растеряно ответил я.

— Вот необходимая вам информация. Поспешите, они ушли в гипер всего три часа тому, — ответил собеседник, передавая информационный пакет. Прежде чем мы прыгнули, я успел спросить, почему он так резко изменил свое мнение.

— Ведь это вы участвовали в защите уцелевших в системе Олькуа?

— Д-да…

— И это из-за вас уничтожили семью губернатора планеты Рэоодоло? — название показалось мне знакомым… Ну конечно же, ведь это оттуда и начались мои приключения. Я постарался особо не запоминать название того мира.

— Да, это так… Но я не понимаю, какое это имеет значение…

— Все очень просто, моя семья жила на Лодуре 7, который был уничтожен под предводительством того самого губернатора…

— Галактика полна совпадений, — усмехнулся я.

— Именно так, — согласно кивнул мой собеседник. — Удачной охоты…

После этого мы снова прыгнули. На этот раз полет оказался намного короче — всего восемь часов.

Когда мы вывалились из гипера, то были готовы ко всему.

Минутное сканирование, и тишину нарушил радостный вопль Фрийона.

— Корабль обнаружен. Даю оптимальную траекторию для перехвата…

Я тут же слился с Фрийоном и на огромной скорости кинулся к крупному и неповоротливому бочкообразному кораблю, который постепенно набирал скорость.

Судя по всему, на корабле поняли наш маневр, так как он прибавил еще скорости.

— Бейссел, они готовятся к гиперпрыжку! — яростно завопил Джур.

Я лишь зарычал от бешенства. Действительно, передняя часть корабля уже окуталась привычным голубым сиянием.

— Не уйдешь!!! — зарычал я сквозь плотно стиснутые зубы, врубая крейсерский движок на максимум. — Фрийон, захваты!!!

И когда до корабля оставалось всего ничего, тот прыгнул. Рубку заполнил яростный рев теперь уже всей команды. И тут Фрийон выдал.

— Активация режима синхронизации излучателей. Создание вторичного входа.

На мгновение нос нашего корабля окутало сияние, только не привычно голубое, а какое-то черно-красное, и в следующий миг мы оказались в гипертуннеле.

Еще ничего не понимая, я наблюдал, как Фрийон перехватив у меня управление, прибавил мощности на гипердвигатели, а также увеличил мощность поступающей энергии на излучатели.

— Фрийон, ты что делаешь? — нервно спросил я.

— Иду на абордаж вражеского корабля. У вас есть минут двадцать, прежде чем я его настигну.

— Абордаж в гипере?! — воскликнул молчаливый Икых. — Это же невозможно!!

— Для кораблей аффтахор мало что невозможно, — как-то отстраненно ответил я.

— Аффтахор?!! — теперь вскричали все.

— Да, это корабль древних, — спокойно подтвердил я.

— Но… но… от них осталось совсем ничего! — нервно взмахнул руками Джур. — А из кораблей остались лишь одни буксиры…

— Фрийон тоже когда-то был буксиром, — пожала плечами моя темность. — Ладно, все вопросы потом, когда спасем Арину. А сейчас всем приготовиться к абордажу!! — последние слова я прорычал так, что все против своей воли кинулись исполнять команду. Я же устало плюхнулся обратно в капитанское кресло, заметил. — Наверное, надо было им рассказать раньше…

— Возможно… — тихо откликнулся Фрийон. — А может и нет… Бейссел, тебе тоже стоит пойти и переодеться в скафандр…

— Хорошо, — устало ответил я, и поплелся переодеваться.

Через двадцать минут, как и обещал Фрийон, мы настигли вражеский корабль. Они, как мы и предполагали, не ожидали абордажа в гипере. Даже нашу фиксацию на их корпусе они восприняли как редкие, но существующие толчки слегка возмущенного гипера, когда перекрестным курсом идет какой-нибудь тяжеловоз или крейсер.

Хорошо, что Фрийон уже давно вырастил в грузовом отсеке абордажную систему. Она состояла из специального бура, герметической камеры перехода, и нескольких турелей. Последние выдвигались в помещение, куда прорезался бур, и открывающие огонь под управлением Фрийона.

— Арины на борту нет… — растеряно прошептал Дараларх. — Что будем делать?

— Уничтожим всех, оставив парочку для допроса, — спокойно сказал я, после чего скомандовал. — Приготовились! — стоящая рядом со мной команда, тут же перевела оружие в боевой режим. Окинув их быстрым взглядом и удовлетворенно кивнув, обратился к Фрийону. — Давай.

Завизжал бур, вгрызаясь в броню вражеского корабля. Всего двадцать секунд, и огромный кусок стены падает внутрь, после чего раздается грохот рельсовых пушек управляемых Фрийоном. Десять секунд стрельбы, и настает оглушительная тишина. Теперь наш выход.

Переведя имплантант в боевой режим, и задав максимальное ускорение, а также отключив гравитационные браслеты, я первым влетел внутрь вражеского корабля. Заплечные турели с бешеной скоростью завертелись, выискивая цели, из наручей выдвинулись виброклинки, а на хвосте сложилась защита, обнажая атомарные лезвия.

Получая всю необходимую информацию через Фрийона прямо в мозг, в том числе и план корабля, я кинулся в сторону ближайшего прохода. Сзади меня, быстро, несмотря на свою массивность, на некотором расстоянии двигался Джур. Остальная команда направилась в противоположную сторону.

Первый же противник встретился мне за ближайшим поворотом. Расстояние между нами практически отсутствовало, через что тот сразу распался на четыре половинки, получив двойной удар накрест виброклинками. Резкий прыжок, благодаря которому я пролетел весь коридор до очередного разветвления и створка дверей напротив, на несколько секунд (благодаря изменению вектора личной гравитации при помощи псионики), превратилась для меня в пол, за который я к тому же зацепился одним из виброклинков. Одновременно с этим, открываю огонь из заплечных трелей по трем противникам спереди и сношу лезвием на хвосте голову одному позади меня.

Очередной прыжок прямо со створки дверей назад, что мне вполне сейчас также доступно благодаря множеству факторов (таких как освобожденная физическая сила от гравитационных браслетов, имплантант в боевом режиме, мой скафандр и гравитационные искажения), и разведенные руки с клинками лишают жизни еще двоих работорговцев.

Мои эмпатические способности сейчас работают на максимум своих возросших возможностей. Я ощущаю противников больше чем на двадцать метров. И от их чувств ярости, ненависти, страха… и даже ужаса — мне хочется… не знаю, как это описать. Что-то подобное сродни танцу, пению… Вот! Вдохновению!! В моем случае — это танец смерти и разрушения. А эмоции противника столь упоительны. Особенно агония побежденного врага…

Следующие несколько коридоров больше напоминают внутренности цилиндра миксера, с плохо нарезанным фаршем. А я несусь дальше. Туда, где чувствую самое большое скопление ненависти и ужаса направленного на меня.

В последний момент я вместо того чтобы пробиться сквозь створку дверей к моим противникам, резко подпрыгиваю, и пробив тонкую стенку вентиляционной шахты совмещенной с главной артерией энергетических и информационных кабелей, влезаю в нее, по ходу дела круша все что могу достать своими клинками.

Вскоре я оказываюсь в рубке корабля. Она довольно большая и в ней много противников. Но они не ожидали меня из вентиляционной шахты, плюс здесь кромешная тьма из-за перебитых мною кабелей. Лишь несколько панелей мигают красными огоньками.

Пробив в очередной раз стенку шахты, я свалился между двух противников располовинив их. Еще двоих сзади — посек хвостом. Тем временем турели обрабатывали тех, кто находился спереди меня. Один из противников находился сбоку от меня, и дотянуться клинком или хвостом до него не было возможности, а турели заняты…

Вскинув руку в его направлении, быстро концентрирую над ней миниатюрную сферу, сжимая окружающее пространство, используя для этого всю свою силу управления гравитацией. Исказив ее до максимально возможной мне 'аномальности', ударяю этим во врага. Вся процедура заняла от силы секунду, и он не успел отреагировать, когда гравитационная аномалия разорвала его пополам…

Через пять секунд снесло двери, и на пороге показался Джур. Но противников уж не было.

— Бейссел, — неуверенно позвал он.

— Я здесь, — хрипло ответил я, медленно, и какими-то рывками возвращаясь в нормальное состояние.

— Что здесь произошло? — напряжено спросил он, рассматривая изувеченные трупы работорговцев ('ночное зрение' скафандра позволяло все прекрасно видеть).

— Не знаю, что на меня нашло, — признался я. — Как с цепи сорвался…

— И как мы теперь узнаем где Арина? — мрачно поинтересовался товарищ.

— Это не сложно… — я подошел к тому месту, где трупов было больше всего, и, тихо матерясь сквозь зубы, вытащил оттуда представителя синекожей расы с той самой планеты, где похитили Арину. Обезоружив его и хорошенько пнув между ребер, от чего том всхлипнул, а я, ощутив его боль, вновь захотел броситься разрушать все и вся. Но переборов это, поднял его за шиворот, пару раз встряхнул, приводя в сознание.

На меня уставилась пара полных ужаса глаз.

— Отвечать быстро и четко. Ясно? — вкрадчиво посоветовал я.

— А если нет? — вдруг проявил он храбрость.

— Не будь таким самонадеянным, — убрав шлем и оскалившись, я посмотрел ему прямо в глаза. — У меня в команде есть телепат. И от тебя зависит только одно — как именно ты умрешь. В муках или без…

— За нас отомстят! — взвизгнул он.

— Кто? Вашу базу мы разрушили полностью, вскоре после того, как вы улетели.

— Братство!

— О… Мне доводилось слышать о нем… Но как мне известно, их кодекс четко говорит, о том, что взятое на абордаж судно является добычей победителя, как это вышло на этот раз с вами.

— Ты!.. Ты!!! — задергался он.

— Ну, я… — мягко согласился я, после чего зарычал ему прямо в лицо. — Быстро говори, где силлурианка, иначе клянусь, что после того как тебя просканирует мой телепат, я тебя живьем съем!!

Голубокожий истерично задергался в моей хватке, после чего зачастил, выдавая всю необходимую информацию.

— Джур, кто такой Рило Орито? — поинтересовался я, когда получил необходимую информацию, истинность которой подтвердил вскоре прибывший в рубку Дараларх, так как влезь в его мозг я — то от переполнявшего пленника ужаса, не смог бы себя удержать и сорвался бы в безумную пляску со смертью.

— Один из крупнейших наркоторговцев в этой части рукава галактики…

— Зачем ему понадобилась Арина?

— Он… как это правильно звучит… А, ксенофил… — выдал Алир.

— Да, он обожает женщин других рас, которые хотя бы немного похожи на гуманоидов… Одна и самых мерзких тварей галактики, — выплюнул слова Джур. — Он содержит целый гарем подобных рабынь…

— Действительно мерзость… — сплюнул я, после чего спросил у, все еще зажатого в руке, работорговца. — Где его можно найти?

— В астероидной системе Родол… У него там построена целая база…

— Как туда можно попасть?

— Туда можно попасть только по приглашению, либо заинтересовав чем-то самого Орито… — прохрипел допрашиваемый, так как я медленно сдавливал его горло.

— Заинтересовать говоришь? — хищно усмехнулся я, ломая ему шею и отбрасывая мертвое тело в сторону. — Дараларх, рабы на корабле обнаружены?

— Нет, судя по всему, их всех раньше продали… Тут только контрабанда и наркота…

— Что ж, это нам даже на руку… Ребята, внимание, — обвел я взглядом всю собравшуюся мою команду. — Даю вам три часа на разграбление корабля. Тащите все, что выглядит ценным или полезным. После этого Алир минирует это корыто, и мы идем в гости к этому Рило…

— Кэп, у вас есть план? — удивленно спросил Икых.

— Да, есть. Очень рискованный, все еще сырой, но есть, — твердо ответил я, после чего тяжело вздохнул. — Друзья, то, что я собираюсь провернуть — это будет танец на лезвии ножа. Атомарного. А потому малейшее движение может быть вполне последним… Я пойму, если кто-то не пожелает пойти со мной…

— Бейссел, не знаю как другие, но я с тобой, — хмыкнул Джур. — Надо выручать мелкую.

— Согласен, — усмехнулся Дараларх. — Более того, я обязан тебе жизнью, да и не только я…

— Да, капитан, — кивнул Алир. — Надо выручать девочку. Я ведь ее с детства знаю… Да и стар я слишком чтобы перед чем-то пасовать из-за простого страха умереть…

— И что с того? — буркнул Икых. — Когда я сказал, что хочу стать членом твоей команды — это значило, что хочу стать им в полной мере. А настоящая команда — это как семья — своих не бросают.

— Что ж… — слегка грустно усмехнулся я. — Если все смертники не против, то пора приступать к выполнению моего плана…

Из гипера в систему Родол, полностью усеянную астероидами вышел небольшой серебристый корабль неизвестного типа. Повиснув на краю системы и отключив все щиты, а также дезактивировав орудия, он подал сигнал в ее глубь. Спустя каких-то полчаса изнутри системы вылетело четыре стареньких, но мощных малых рейдера.

Надо заметить, что система Родол являлась не только местом базы известного наркодилера Рило Орито. Также это место было самым защищенным пиратским логовом из всех возможных. Довольно плотное астероидное поле не позволяло военным флотам принять боевое построение и тем самым стереть в порошок местное логово заразы. Малые карательные отряды же не могли выйти внутри системы, так как вся она была утыкана возмутителями гипера, а большие крейсеры, которые все-таки могли пробиться ближе к центру, имели огромные шансы напороться на астероиды при выходе из гипера. А выходить на дальних рубежах при этом не имело смысла.

Так вот, рейдеры взяли в плотное кольцо новоприбывший кораблик и двинулись в центр системы.

Еще спустя пять часов они подошли к огромной ярко сверкающей дископодобной, золотистого цвета, станции. Получив разрешение, кораблик медленно поплыл к открывшемуся доку, сопровождаемый нацеленными на него десятками орудий. Вскоре он неподвижно замер на посадочных опорах.

Как только в доке появилась нормальная атмосфера, тут же нарисовалась небольшая, но прилично вооруженная делегация, которая замерла в некотором отдалении от корабля. А минуту спустя корабль открыл шлюз и опустил трап. По которому медленно и грациозно спустилась необычного вида гуманоидка. Несмотря на свои непривычно крепкие формы как для женщины, она завораживала окружающих своими движениями и пластикой. Да что говорить, даже ее тело выглядело довольно привлекательным для многих из встречающих, а ее одежда только усиливала их желание…

От группы встречающих боец с нашивками лейтенанта сделал шаг вперед.

— Госпожа, я попрошу сдать ваше оружие.

— Конечно, — мурлыкнула она, от чего у всех пробежала дрожь, и передала просившему свой необычный жезл.

— Ваших сопровождающих я также попрошу сдать оружие.

— А они его не имеют, — фыркнула она. — Рабам оно положено.

— Они ваши рабы? Без каких-либо сдерживающих приспособлений? — не поверил он.

— А зачем? Они давно потеряли свои личности, — пожала дама плечами, что вызвало очередную порцию восхищенных вздохов. — И теперь у меня нет более преданных зверушек…

— В таком случае прошу следовать за мной. Мой господин ожидает вас, — вежливо поклонился лейтенант.

После этого их повели по длинным огромных размеров коридорам. Пройдя несколько пунктов охраны, они попали в приемную. Здесь их попросили подождать, после чего лейтенант скрылся за дверью. Вскоре он вернулся и с поклоном сказал:

— Госпожа — мой господин ждет вас. Но я вынужден попросить ваших… зверушек подождать здесь.

— Хорошо, — величественно кивнула та. — Киса, малыш, подождите меня здесь. Мамочка скоро вернется, — два сопровождающих ее существа издали обиженные звуки, но подчинились. А она сама грациозно вошла внутрь.

Апартаменты, оказавшиеся по ту сторону дверей, были богато украшены и все в золотых оттенках, как впрочем, почти все помещения на станции.

Внутри ее встретило существо, которое дама окрестила про себя как 'гоблина обожравшегося стероидами'. Зеленого цвета, под два метра росту, с мощными мускулами, но довольно уродливой мордой, маленькими черными глазками, выпирающими нижними клыками и торчащими в стороны мохнатыми ушами. Одето существо было в тунику все того де золотого цвета.

Существо, несмотря на свой глупый вид, излучало довольно мощные волны властности и превосходства. И в данный момент оно с интересом рассматривал девушку перед ним.

'А она хороша…' — восхитился Рило Орито, а это был именно он. 'Очень хочется попробовать ее в постели…'.

Стоящая перед ним самка ему действительно очень нравилась — тонкая талия, крутые бедра, полная грудь. Правда, картину слегка портили мощные плечи… И все это было подчеркнуто легким, полупрозрачным платьем. И все это в довольно необычной обертке в виде неизвестной ранее расы. Фиолетовая кожа с ярко-розовым отливом, длинный гибкий хвост с большой красивой кисточкой на конце, небольшие клыки, выглядывающие из эротично приоткрытого рта, фиалковые вертикальные зрачки, кислотно-синяя шевелюра длинных волос. И как завершающий штрих — четыре рога, как бы зализанных назад, с крупными красными каплями неизвестного камня висящего на их концах.

— Рад с вами познакомиться прекрасная госпожа, — подал он, наконец, голос. Надо заметить довольно-таки глубокий.

— Для меня это огромная честь… — все так же промурлыкала она, приседая в каком-то подобии реверанса. Голос у нее оказался не менее эффектен — с мурлыкающими нотками и очень приятный.

— И что же вас привело ко мне?

— Много чего. Но главным поводом надо признать — является ваш гарем…

— О… — удивился Рило Орито. — Вы и об этом знаете?

— Моя раса хоть и довольно закрыта для окружающих — но это не значит, что не следит за событиями в мире…

— Похвально… Простите мою невежливость, но как ваше имя?

— Что вы, — мягко усмехнулась она. — Меня зовут Бесовка из рода Суккубов, раса Дьяволов.

— Хм… Надо признать, что никогда не слышал о вашей расе…

— И это не удивительно, — рассмеялась та, что назвалась Бесовкой. — Мы не подпускаем никого к себе. Мало кто может похвастаться, что был в наших системах…

— Да?.. И как это у вас выходит, если не секрет?

— Ну почему же? Для уважаемого разумного я могу открыть эту небольшую тайну… Все дело в том, что мы обладаем технологиями древних практически в полном объеме…

— Но как такое возможно?! — удивленно воскликнул он.

— Ну, это очень просто, — хитро усмехнулась Бесовка. — Только и надо что… Уничтожить их расу.

— Так это вы?!!

— Ну почему сразу я? Мои предки конечно, — изобразила из себя глупышку собеседница Рило Орито. После чего ласково поинтересовалась. — Так может, все же покажете мне свой гарем? Очень уж не терпится его увидеть…

— Конечно. Только позвольте задать вам еще один вопрос, — одна из стен оказалась огромным экраном, а на нем появилось изображение. — Известен ли вам этот разумный? Как я понимаю — он из вашей расы?

Бесовка несколько секунд всматривалась в черты лица, после чего яростно зашипела, и резко повернулась к Рило Орито.

— Где этот ублюдок?!! Я должна вырвать его сердце!!

— Так вы знакомы? — удовлетворенно усмехнулся наркоторговец.

— Знаю ли я его?!! Да на эту тварь уже тридцать лет ведется охота!! Дайте мне только к нему добраться! — вдруг голос ее стал леденящим и властным. — Помогите мне его поймать, и вы получите поддержку моего народа, а также живой крейсер.

От подобного заявления наркоторговец даже забыл посматривать на детектор лжи, который был замаскирован под массивное кольцо на его пальце.

— Простите, как это живой крейсер?

— Что тут непонятного? — раздраженно дернула собеседница хвостом. — Все наши корабли являются живыми и имеют привязку к хозяевам. Например, мой корабль, при необходимости мог бы уничтожить сопровождающие нас сюда рейдеры всего за десять минут боя, не получив при этом ни одного серьезного повреждения. Крейсер же… Крейсер в одиночку спокойно может справиться с практически любой армадой этого рукава галактики… — последние слова она закончила, позевывая, будто обсуждала прошлогодний семейный флаер — то есть как что-то ей безразличное и скучное.

Эти слова произвели определенный эффект на Рило. Ему стало страшно. По-настоящему жутко страшно. Ведь перед ним стояла представительница расы, которых сложно чем-либо запугать, с такими-то технологиями. Но она и притягивала его к себе. Даже не только тем, что была из гуманоидов, но и своим поведением. Жестокостью, которой веяло он нее, при упоминании о мятежном собрате. Просто невероятно резкими переменами настроения. А еще его очень прельщало отношение этой инопланетной красавицы к рабству.

— В таком случае, я могу вам помочь, — расплылся в улыбке наркоторговец. — У меня в гареме, который вас так заинтересовал, есть член экипажа вашего сородича. Довольно-таки хорошенькая силлурианка… И насколько мне известно, он как раз ищет ее…

— Великолепно, — эротично облизнулась Бесовка, и так многообещающе посмотрела на Орито…

— П-прошу сюда, — слегка заплетающимся языком попросил он, указывая на дверь, противоположную той, через которую вошла гостья. Даже он не был готов к такому постоянному эротическому напору.

Бесовка благосклонно кивнула, следуя за Орито…

— Вот она, — указал Орито на прикованную к стене в маленькой камере силлурианку. Бесовка, приблизившись к ней, втянула ноздрями воздух, после чего скривившись, поинтересовалась у наркоторговца:

— Какой гадостью вы ее накачали?

- 'Звездной пылью', - хмыкнул Орито.

— И зачем?

— А чтоб послушней в постели была…

— Для этого есть более удобные способы. И более полезные…

— Это же какие? — удивился он.

— Скажите, как вам мои зверушки? — вопросом на вопрос ответила Бесовка.

— Хороши, хотя я и предпочитаю самок…

— А то, что они полностью мне покорны вас не удивляет?

— Ну, есть немного… — он никак не мог понять, куда клонит его гостья.

— А если вы узнаете, что у них имплантанты аффтахор. То, что скажете на это?

— Но как?!!

— Не верьте всем сказкам, которые слышите… Да, имплантант уничтожает личность неподходящего носителя. Но! Он не сводит их с ума… А потому их можно обучить так, как того хочется…

Рило Орито живо представил себе перспективы подобных слуг. На его лице появилась мечтательная улыбка.

— Вижу, вы уже все поняли, — ласково заметила Бесовка. — Ну что, не хотите проверить прямо на этой рабыне? — кивнула она на силлурианку.

— Что ж, можно и попробовать. Я сейчас распоряжусь принести имплантант…

— Не надо напрягаться, мой друг. Как говорится, все свое носи с собой, — с этими словами она неуловимым движением вынула откуда-то из волос тонкий штырь имплантанта…

Больше всего имплантант был похож на длинный черный матовый гвоздь с шариком вместо шляпки. Если же внимательно присмотреться, то можно увидеть, что он сложен из тысяч тонких металлических нитей закрученных в спираль. Когда имплантант входил в череп, то нити быстро разворачивались, каждая из них впивалась в свою часть мозга.

…И нагнув голову пленницы вниз, быстрым движением вогнала иглу имплантанта в затылок. Силлурианка тут же завопила от дикой боли. Несколько минут нескончаемого крика на одной ноте, и вот она, наконец, обвисла на приковывающих ее к стене цепях.

— Прекрасно, — предвкушающее усмехнулся Рило. — Как насчет теперь выпить чего-нибудь горячительного.

— Горячительного говорите? — мурлыкнула бесовка… А в следующее мгновение в ее взгляде что-то изменилось и в один рывок она оказалась около наркоторговца.

Без каких-либо сложностей сломала ему руки и впилась в горло своими клыками.

— Почему?.. — успел только простонать тот, прежде чем упасть на пол мертвым от обескровливания.

— А нефиг было трогать члена моей команды… — последовал ответ, которого тот уже не услышал.

Я, избавившись от туфлей и платья, присел возле Арины. Она вот-вот должна была прийти в себя…

Наконец девушка дернулась на цепях и подняла на меня свой все еще затуманенный от боли, но уже вполне осмысленный взгляд.

— Бейссел? — удивилась она. Я, молча, кивнул. — Где мы? Что это была за боль? И почему ты выглядишь как очень сексуальная девушка?

— Начну с конца, — хмыкнул я. — Выгляжу я так, потому что надо было тебя спасать, а кроме женщины Рило Орито больше никого к себе так близко не подпустил бы… Можешь не волноваться — это лишь временное изменение организма. Через неделю тело само примет прежнюю форму. Теперь о боли. Извини, но мне пришлось воткнуть тебе имплантант аффтахор. Шансы были 50 на 50, но другого пути спасти твой мозг от разрушительной деятельности 'Звездной пыли' не было. Особенно после такого продолжительного срока приема…. Насчет же того, где мы находимся… Название системы Родол тебе что-то говорит?

Девушка неуверенно кивнула. После чего до нее кое-что дошло.

— Постой Рило Орито?! Он же нас убьет!!

— Ну, это вряд ли, — хмыкнул я, сдирая с хвоста бутафорскую кисточку, под которой находился мой шип с вставками из пластиковых атомарных лезвий, после чего примерился, как бы поудобней отчекрыжить трупу голову — самое лучшее доказательство смерти Орито. Правда в последний момент остановился и предварительно снял с того одежду — ну не буду же я носиться по станции в голом виде. Да еще и выглядя при этом, как представительница противоположного пола.

По всей базе уже разносились крики сирены, а за стенами слышался грохот взрывов и выстрелов кинетического оружия. Это ребята отобрали оружие у охраны и теперь удерживали позиции.

Арина быстро восстанавливалась (благодаря имплантанту), а потому я потащил ее к выходу, не забыв при этом прихватить голову Орито…

…Когда мы выбрались из сектора камер в покои наркоторговца, то обнаружили ребят у дверей и яростно отстреливающихся от противников. Аккуратно помог девушке присесть у боковой стены (чтоб ненароком не зацепило) и сам включился в бой.

Оружия у меня, конечно, не было — единственное, что я смог протащить — это были атомарные пластины на хвосте и пара игл в волосах. Но впрочем, оно мне и не сильно было нужно. Хотя…

Вынув иглы из волос, я прижался к стене у самого проема дверей и при помощи телекинеза вывел их, так сказать, на боевую позицию. После чего создал небольшие гравитационные туннели, при помощи которых выстрелил иглы в противников — благо навестись по эмоциональному фону, было не сложно, а имплантант быстро просчитал траекторию. Мой ход имел положительное воздействие. Именно положительное — я положил таким образом пятерых противников четырьмя иглами (одна убила двоих, пройдя навылет голову первого и застряв в груди второго). Ну-с… Продолжим!

Я сконцентрировался и начал при помощи гравитации и телекинеза создавать шар, состоящий из воздуха. Да на столько плотно сжатый, что никому не рекомендовал бы стоять на его пути, или даже рядом с ним.

Наконец удовлетворившись его плотностью (кислород уже начал принимать жидкую форму), со всей своей псионической силы послал его в сторону противников — системой наведения опять послужил эмоциональный фон. Шар пролетел половину коридора удерживаемый моей волей и еще часть на остаточном гравитационном заряде, благодаря чему рванул почти над противниками.

— Бейссел, что дальше делать будем?! — перекрикивая грохот кинетического оружия, спросила Арина.

— Сваливать отсюда поскорее! — вместо меня ответил Джур.

— Как?! — удивилась девушка. И ее удивление можно понять. Ведь с технологиями, которые существуют в этой части Галактики сложно… точнее невозможно выбраться отсюда живим, да еще и одним кусочком. В ответ Дараларх и Джур засмеялись.

— Что?! — обиделась спасенная.

— Сейчас увидишь, — хмыкнул я, отдавая Фрийону требуемую команду…

Пол под ногами яростно взбрыкнул, но тут же успокоился. Но почти сразу начал вибрировать. И эта вибрация неуклонна возрастала. В конце второй минуты пол в стороне от дверного проема разорвали огромные буры четырех цилиндрических установок каждая в диаметре имеющая три, а в длину десять метров. Благо никто в здравом уме не делает внутри станции бронированные перегородки — экономически невыгодно. И именно благодаря этому было возможно осуществить то, что мы собственно и сделали.

Стенки открылись, показывая внутренности цилиндров. Каждый из них внутри имел некое подобие формы, которая повторяла контуры одного из членов нашей четверки.

— По машинам! — залихватски свистнул я, запуская в противников очередным гравитационно-воздушным шаром, после чего тут же впрыгивая в цилиндр с моей формой. Мое тело со всех сторон плотно охватил компенсирующий материал формы. Или точнее сказать доспеха? Ведь это был именно доспех. Бронескафандр… Несколько секунд полной темноты и забытья одновременно — и я уже ощущаю свое механическое тело.

Вывалившись из цилиндра бура-транспортника, я тут же стал на пол всеми шестью конечностями. Поводив головой привыкая к новой форме тела, и тут же дал очередь из спаренных излучателей, установленных в нижней части головы, по противникам.

Рядом со мной встал второй бронескафандр. Судя по позывным — Джур. Вот уж кому действительно удобно в скафандре — ведь количество конечностей-то не изменилось.

На что были похожи скафандры? Ну… Из слегка восстановившейся памяти я подобрал самое близкое сравнение — волк длинной в шесть метров и о шести же конечностях, с длинным хвостом с лезвиями на конце и покрытый прочными черными пластинами брони, под которыми упрятано множество всякого вооружения… Ну да — переработал, а точнее заново создал механоиды, управляемые пилотом будто это его собственное тело. Подсмотрел идейку у спятивших ящеров…

— Что, в конце концов, происходит? — не выдерживает Арина, подключившись к своей мех-броне.

— Спасаем твою задницу, а заодно и остальные части тела, — пробурчал Дараларх, начав разрывать своими сверхпрочными когтями пол под нами. Благородный лоск телепат уже давно подрастерял, и теперь изъяснялся зачастую как какой-то заправский боцман — вот, что с разумными делает стресс…

Пока я с Джуром обстреливали противников, наш телепат при посильной помощи быстро осваивающейся девушки, наконец, прорыли пол вплоть до нижнего этажа. Куда они собственно сразу и нырнули. Я, как и полагает командиру — отступал последним.

Дальше было быстрое отступление к кораблю — благо туннели проделанные буровыми аппаратами. А системы герметизации пробоин в центре станции почему-то кто-то не догадался установить. Наверное потому, что считается, что если станцию пробили на такую глубину, то это значит, что от нее мало что останется после этого… Лишь у самой цели нам пришлось пробивать три переборки — что впрочем не намного замедлило нас. Ведь это только в голофильмах герой крошит всех пиратов в мелкий фарш на их же станции, после чего неспешно улетает в глубокий космос… Ню-ню…

Ну мы не настолько спятили, чтобы совершать подобное… Ну совсем… Нет, честно!

Мы поступим по-другому…

Наконец мы вывалились из дыры в ангар, где располагался Фрийон. И не тратя времени, тут же нырнули ему под брюхо в спасительный грузовой отсек. Благо стрелять по нам не было кому — все ограничители, которые некогда были созданы аффтахор для своих кораблей — я безжалостно убрал, оставив лишь полную преданность… А потому все возможные орудия нашего корабля стреляли по всем кто имел несчастье сунуться в ангар.

Я успел лишь вылезти из мех-брони, как пол под ногами вздрогнул. Что такое?

Тут же получил ответ — один из рейдеров пиратов находиться напротив шлюза и стреляет по ним из главного калибра… Э… А почему мы еще живы? Ведь как известно створки шлюза всегда делаются более слабыми на случай экстренного покидания станции… Угу… А пираты посчитали по-другому — делали станцию неприступной цитаделью — а так как именно все те же створки являются первой целью абордажных команд… В общем, они не могли даже подумать, что кто-то сможет забраться так далеко… Что ж — это нам на руку… Но все одно — надо поторапливаться, а то все равно помрем… С такими мыслями поспешил в рубку…

— Э… А как мы уйдем? — наконец сообразила Арина, которая уже сидела в своем кресле. — Ведь возмутители гипера точно работают…

— Угу — работают, — буркнул я, на данный момент занятый более важными делами.

— Тогда как?..

— Увидишь, — хмыкнул Джур. Хоть он, как и остальные не знал, что я задумал, но догадывался, что пара тузов у меня в рукаве все-таки есть.

Я резко раскрыл глаза, которые держал до этого закрытыми для большей концентрации.

— Фрийон, запускай системы, — промурлыкал я.

Пол вновь вздрогнул. Только на этот раз по-другому… Более протяжно, что ли? А потом даже сквозь обшивку послышался скрежет сминаемого металла.

В следующее мгновение стена, к которой была обращена кабина корабля, а значит, внутренняя была смята как бумага и утащена внутрь… А нашим глазам предстало поистине прекрасное и ужасное одновременно, как непобедимая стихия, будь то ураган, шторм, или землетрясение, зрелище. А именно — там, где еще недавно был один из жилых секторов пиратской станции, как-то неспешно вращалась черная воронка. Одновременно плоская и объемная. Черная дыра.

— Создание туннеля закончено. Стабилизация закончена, — менторским голосом доложил Фрийон. — Система Черных врат активирована и готова к использованию.

— Хех… Поехали, однако, — хмыкнул моя темность любуясь на вытянувшиеся лица команды. Впрочем, я и сам внутренне был не в лучшем состоянии.

А, потому, не делая ручкой на прощание пиратам (буду я из корабля вылезать ради такого), Фрийон нырнул в центр черной воронки. Перехода как такового мы не ощутили — будто ничего и не было. Просто влетели в черную кляксу и полетели себе дальше. Только уже совсем в другой звездной системе… Стоило нам пролететь врата, как те тут же хлопнулись.

— Хана пиратам, — прокомментировал Алир.

— Угу, — радостно улыбнулись все остальные, лишь Арина непонимающе на нас посмотрела.

— В тех бурах, что доставили наши доспехи, — пояснил я. — Также были ядерные заряды в несколько десятков мегатонн в каждом… Так максимум что осталось от станции — это внешняя обшивка. Да и то не факт…

Девушка ошарашено посмотрела на меня.

— А как же?.. Там ведь были и другие девушки… — пробормотала она.

— Были, — не стал я отрицать. — Да только что мы могли сделать? Спасти их? Ну, спасли бы мы их тела. И что дальше?.. Ведь разумы у них были полностью разрушены 'Звездной пылью'… Причем настолько, что даже псевдоличность не запишешь… Они бы были просто животными в теле разумного… Не более…

— Откуда ты знаешь? — вскинулась она. — Мы же были только в той камере, где содержали меня!

— А Дараларх на что? По-твоему, зачем я его прихватил? — покачал я головой. — Кроме боевой поддержки и экранирования Джура от пиратских телепатов, он еще и занимался сканированием уцелевших девушек. Таких не было, — безжалостно добавил я. Тот согласно кивнул.

— И что теперь? — подавленно спросила Арина — все-таки для нее подобное заявление было сильным ударом. И она не столько жалела девушек, сколько представила, что и с ней могло произойти такое же…

— Сейчас мы слетаем к одной из вольных станций — сдать мусор. Это я про голову Рило Орито, если кто не понял… После чего придется решать что делать с тобой… Ладно, пора приступать к делу… Пойду переоденусь, — буркнул я, уже предварительно морщась, ведь мне вновь придется играть роль Бесовки.

А? Что? Нет, я не извращенец! Просто так легче запутать следы и отвести подозрения от меня настоящего. Так как разумный, известный как Бейссел Лишенный, в данный момент находиться совсем в противоположном конце этого звездного скопления и занимается привычным перевозом грузов…

Ведь кто заподозрит в сексуальной гуманоиде гуманоида, но уже мужского пола? Причем, если даже сканирование ДНК заявит что это разные представители одного вида? А что? Фрийону изменить генокод подобным образом на короткий срок — совсем не сложно. А главное — благодаря нанитам, которые сейчас просто переполняли мое тело — вполне безопасно для здоровья. Конечно, можно было создать еще одного биоробота, как тот же гремлин или мой двойник, но… Времени это заняло бы слишком много. А его не было! И так почти месяц носились по Галактике, подготавливая спасательную операцию. И все ресурсы ушли на выращивание мех-брони… Конечно можно было подключить и системы перестраиваемого авианосца, но у него была своя задача…

Кроме того — есть у меня еще кое-какие планы на Бесовку. А именно — хочу устроить на себя, Бейссела, охоту. Информационную. Надо, наконец, собрать все возможные данные о себе любимом. А то я как последний дурак ношусь по Галактике и ничего про себя не знаю…

Пролетев через очередные Черные врата, мы оказались около вольной станции. Там, кстати, начиналась тихая паника. Ну а какая же еще? Ведь вакуум все-таки… Хи-хи… Кхм. Нервное…

Короче говоря, когда мы вышли на связь (всей команде пришлось покинуть рубку чтобы не отсвечивать), я пообщался с диспетчерской и получил разрешение на посадку. А уж когда я объявил о причине нашего здесь появления… М-дя… Переполох на станции получил, так сказать, второе дыхание. А как же! Голова Рило Орито это вам не просто так…

В общем, передача особо ценного хоть уже и попахивающего груза была произведена прямо в ангаре под пристальным наблюдением Джура и Дараларха в мех-броне. Они также добавили каплю паники. Ведь как уже упоминал — подобных технологий в этом рукаве галактики точно не было.

Кстати о команде. Им тоже пришлось вживить имплантанты аффтахор, только индивидуальные, каждый из которых был не просто заточен под определенную расу, а под определенного разумного. Благо оборудование для глубокого сканирования было. Да и Икых помог — все-таки ксенодоктор. Только с Ариной было по-другому — пришлось как можно шире расширить показатели имплантанта для гуманоидов, а также загрузить всю доступную инфу по силлурианцам. Из понятий сохранения тайны имплантантов — никого из ее расы привлекать было нельзя. И все одно при этом шансы на положительный исход были пятьдесят на пятьдесят. Но до исхода нашей авантюры я решил это никому не говорить…

Размер награды же был поистине колоссальным. Правда, его так же было опасно использовать — ведь нам будут мстить. Это без вариантов. И к псиону не ходи… А потому я тут же закупил кучу всего на станции. В том числе еще четыре зародыша кораблей аффтахор, которые под завязку загрузил самыми дорогими и редкими металлами. Сам Фрийон теперь был похож на склад роскоши. Везде коробки с дорогущими вещами.

Как только была закончена погрузка, мы вышли в космос и открыли Черные врата, в которые сначала были загнаны зародыши, а потом и Фрийон. Как только мы оказались в другой системе, я тут же выбросил в утилизатор все женские шмотки, которые мне приходилось все это время носить…

Следующие сутки были потрачены на отлов и уничтожение как жучков и следящих устройств, так и нескольких менее приятных 'подарков' в виде маленьких, но очень мощных взрывных зарядов. На всякий случай на это время зародыши висели в полукилометре от нашего корабля, и добираться до них приходилось своим ходом — в скафандрах.

Во время проведения этой операции Арина вдруг сообразила, что внутри Фрийон остался таким же каким был, а вот корпус совсем другой, и к тому же раза в два шире.

На что я ехидно отметил, что кораблю аффтахор и не такое под силу, после чего приказал тому вернуться в прежнюю форму. После чего имел удовольствие искупаться в чувствах девушки, наблюдающей за тем, как бронеплиты корабля за какую-то минуту сложились, сместились, повернулись и много чего еще сделали, а по корпусу пробежала рябь, от чего серебристый цвет сменился на стандартный черный. И перед нами завис уже привычный, ничем не отличающийся от своих собратьев по классу, 'авантюрист'…

Вновь прыжок. На этот раз последний, и мы оказываемся в системе, где нас уже поджидал наш авианосец.

Тот все так же прятался в глубине огромного астероида. Только теперь он не выглядел таким жалким как некогда. Скорее как какой-то морской хищник. Матово блестящий практически черный хищный корпус огромного гиганта, смертоносного даже на вид.

При нашем приближении тут же он осветился сотнями огоньков, приветствуя нас, и показывая коридор посадки. Всего через пять минут Фрийон уютно устроился в некогда адмиральском доке (док 'сверху' корабля предназначенный для официального и командирского транспорта).

Док выглядел удивительно. Белые приглушенные тона с вкраплениями черного и хрома (так и хочется вставить — серебра). Все это вместе составляло удивительный узор… Когда мы вышли из корабля нас уже ожидал почетный караул из восьми гремлинов.

— Сир! Мы рады приветствовать вас на борту корабля! — слова сопровождались стойкой 'смирно' и преданным пожиранием глазами командования. На это я лишь криво усмехнулся. Все-таки и у кораблей есть юмор…

— Вольно, — хмыкнула моя темность, принимая напыщенно благородный вид. Сзади раздались смешки и аплодисменты. Я картинно раскланялся, при этом элегантно щелкая кончиком хвостового жала по полу.

А вечером состоялся разговор с Ариной.

— Понимаешь, тебя будут искать, — тихо говорил я. — То, что мы смогли тебя вытащить оттуда — это лишь полдела. Теперь еще надо сделать так, чтобы тебя не искали.

— И что ты предлагаешь? — мрачно спросила она. — Сидеть на авианосце безвылазно? Или может вообще улететь куда подальше?

— Вообще-то я имел в виду совсем другое…

— Да? И что?

— Ну… — я замялся, пытаясь придумать, как правильно объяснить. — Ну вот например мое тело… Как видишь, оно пока еще частично сохранило женские контуры…

— И? Ты предлагаешь мне стать парнем? — изумилась девушка. Я же лишь поморщился.

— Нет, не пол я тебе предлагаю поменять. А расу…

— Э… В смысле?

— Сделать из тебя представительницу другой расы, — и видя ее ошарашенное выражение, поспешил успокоить. — Изменения будут лишь внешние. Разве что слегка подкорректируем генокод, чтобы тебя случайно не раскрыли при сканировании.

— А какая раса? — заторможено спросила он.

— Ну… Сама выберешь… — пожал я плечами. Тут же в эмоциональном фоне у девушки на смену подавленности и растерянности пришли ехидство, злорадство и… шаловливое настроение?

— Хорошо, я согласна, — как-то очень быстро согласилась она. — Я даже уже выбрала расу.

— Ага, — тупо кивнул я.

— И эта раса… твоя Бейссел!

Та-ак… Приплыли помидоры к водопаду. Ну, или как-то так… Я ошарашено посмотрел на ехидно улыбающуюся девушку. И за что мне такая напасть? Впрочем, вопрос риторический и ответа я не жду. И не хочу!!! Слышишь Фрийон, не вздумай комментировать!

+ А я чё? Я ничё! — тут же забубнил этот паразит, мерзко подхихикивая. И ведь ничего не сделаешь — сам почти все ограничители с него снял… Эх, жизнь моя жестянка…

В общем, на следующий день Арина легла в биокапсулу.

Ох… Но сколько же пришлось потратить нервов, прежде чем смоделировали ей новый облик. То форма носа не такая, то оттенок кожи не нравиться, то рога не так закручены, то хвост слишком толстый… Спрашивается — зачем мы ее спасали? Чтобы она нас живьем съела? У новорожденных-то такого выбора, как у нее, нет…

Ну как бы там ни было, но она наконец легла в капсулу… И мы все, наконец, дружно вздохнули спокойно.

Но надо отметить — облик она себе подобрала эффектный. Кожа цвета черного шоколада с рубиновым отливом, пламенного (именно пламенного, а не рыжего или красного) цвета волосы. Пара тонких, на порядок короче моих, рожек. К сожалению, наделить девушку пси-способностями даже Фрийон не мог. Зато в рога были встроены всевозможные передатчики и генераторы. Таким образом, теперь Арина могла в считанные мгновения перехватить контроль над любым дроидом противника — что тоже немаловажно. Про подключение к сетям и говорить нечего — девушка получила в свои руки (а точнее на свою голову — в прямом смысле этого слова) технологии, за которые любой хакер отдал бы любую часть тела (если идиот, то и мозг… гы). Хвост был практически полностью скопирован с моего, и воплощен в био-технологическом варианте Фрийона, с маленьким изменением жала на более короткую и тонкую версию. А так как дополнительная конечность для любой расы составляет определенные трудности в ее управлении, то было решено вывести контроль над этой частью тела на имплантант и привязать к эмоциональному фону.

Как и было задумано — генетический код девушки теперь частично напоминал мой, при этом, не утратив определенных черт для силлуриан. Впрочем, это можно было заметить только при целенаправленном поиске…

Черты лица также перетерпели изменения. Ну а как же по-другому? Ведь если можно узнать лицо, хоть и на теле у другой расы — могут появиться лишние вопросы. Так что теперь вместо слегка детского личика с вздернутым носиком, Арина приобрела тонкие аристократические черты. Так что теперь в моменты злости и раздражения ее лицо принимало довольно хищные контуры. Что впрочем нисколько не отражалось на ее красоте… Да и характер остался прежний, лишь немного повысилась настороженность и недоверие. Хотя это можно понять. После пережитого ею я бы, наверное, вообще законченным параноиком стал.

Так что как я и говорил, через неделю прибытия на авианосец — в Галактике стало на одного беса больше.

— А… Проснулась красавица, — усмехнулся я, рассматривая Арину, которая только что вышла с медблока, на ходу застегивая комбинезон. М-да… Результат недели в биокапсуле оказался даже более потрясающ, чем я ожидал. Наверное, в этом виновато длительное воздержание, а также то, что статичная картинка сильно отличается от движущейся. — Идем, покажу тебе одну штуку. Уверен — тебе понравиться…

Через пару минут, выйдя с лифта, мы оказались на смотровой галерее авианосца. Сам корабль в данный момент неподвижно завис невдалеке от астероидного кольца, нацелив нос на местную звезду.

— Что это? — ахнула девушка, круглыми глазами рассматривая с десяток небольших кораблей, выписывающих невероятные кульбиты вокруг нашего авианосца. Правда кораблями они были признаны только в первые минуты… Ведь тяжело представить что-то другое в мраке космоса.

— Ерийские лирны, — тихо шепнул я на ухо девушке. Отчего ее глаза стали еще более круглые, хотя минуту назад казалось что это невозможно.

Как бы в подтверждение моих слов один из лирнов (что переводиться с языка расы, первой их встретившей как — 'парящая рыба') на мгновение завис прямо над обзорной галереей.

Корпус… или точнее тело, напоминающее млекопитающего какого-то океана с горизонтальными плавниками-крыльями, выглядело невероятно грациозным. К тому же сероватое тело было испещрено тонкими, светящимися синим, линиями. Даже небольшие движки, находящиеся под 'хвостом' выглядели вполне здесь уместными.

М-да… все-таки это не простые существа… Точнее это предшественники кораблей того же класса, что и Фрийон.

Да-да… Это творения аффтахор. Первые корабли этой загадочной и странной расы, про которые когда-то упоминал Фрийон. У него, кстати, как оказалось, имелась информация о том, как именно появились эти лирны.

А история довольно романтическая и грустная одновременно.

Когда появились сородичи Фрийона, от старых кораблей стали отказываться. Так что вскоре те зависли мертвым грузом на орбитах и площадках-хранилищах… Наверное корабли бы так и сгнили со временем, если бы не группа энтузиастов пси-мастеров, под предводительством одного из сильнейших мастеров своего времени, не начала преобразовывать старые корабли, давая им новую жизнь. И через каких-то сорок лет Галактику заполнили небольшие стаи живых, теперь уже в полном смысле этого слова, кораблей…

И эти грациозные существа с машинной основой и по сей день странствуют между мирами… А так как инициатор был романтиком, и к тому же обожал космос, то эти корабли как некоторые морские млекопитающие, сопровождали корабли проходящие через Черные врата. А помогало им в этом обладание собственными генераторами врат. Еще Фрийон пытался что-то мне там втолковать о резонансах Черных врат, благодаря которым они собственно и определяли другой переход. Но я его не особенно слушал…

Это и их спасало от открытой некогда на них охоты уже после падения аффтахор. Как поймать то, что при желании может перепрыгнуть в одно мгновение полгалактики? И при этом предварительно разворотить окружающее пространство? А вообще-то они безобидные и игривые…

Все это я и поведал Арине, которая заворожено наблюдала за танцующими в космосе существами.

Правда, у меня были более мрачные мысли — ведь если они будут появляться каждый раз как мы прыгнем через Черные врата… Хорошая засветка однако. И это не есть хорошо… И вообще — надо будет перегнать авианосец в другую систему. Или… Хм… Ну об этом подумаю позже. А сейчас…

— Пойдем, — буркнул я, и потащил все еще пребывающую в прострации девушку к лифту.

Только уже когда створки закрылись, она сообразила поинтересоваться, куда мы собственно направляемся. В ответ я лишь еще более загадочно, чем в первый раз, улыбнулся и шепнул:

— Увидишь, — больше она и слова с меня не смогла вытянуть.

А через минуту мы уже были в нижнем ангаре.

— Э…

— Ага, — хмыкнул я, целенаправленно направляясь к двум шестилапым мех-скафандрам. Только данные экземпляры в отличие от тех, в которых мы прорывались через пиратскую станцию, имели дополнение в виде установленных, на спине главных и маневренных — на конечностях, двигателей, не говоря уже о телескопических плоскостных крыльях, которые сейчас были аккуратно сложены по бокам. Короче говоря, данные машины были прекрасными заменителями истребителям. Причем с более высокой скоростью, возможностями маневра и полем применения. Не говоря уж о прямом подключении, что давало большую фору в реакции. А то, что все сочленения и суставы были больше похожи на живые, чем на механические — позволяло не бояться поломок в таких сложных и дорогостоящих (для других рас) деталях.

А потому вскоре наши 'волки' преспокойно покинули чрево авианосца и устремились к лирнам, поиграть…

Как описать игры с лирнами — я не знаю. Это выше моих сил. Одни эмоции. Просто головокружительные маневры на пределе возможностей. Минимальные расстояния не то что по космическим понятиям, а даже по планетарным. Восхищение от слаженности и плавности действий этих удивительных существ-машин. И ощущение того, что и ты не хуже их справляешься с тем кружевом танца-полета, в котором мы кружились…

Если же смотреть чисто с практической точки зрения, то испытания космической модификации 'волков' также прошли на 'ура'. Звероподобные механизмы показали себя с наилучшей стороны. Единственное что не было проверено — это вооружение. Но не по лирнам же стрелять… Я конечно бес, но все же не на столько…

Кстати, надо отметить, что каждый такой 'волк' обходился мне в приличную сумму. Сумму корабля-зародыша. Ведь именно из них они и были созданы. Впрочем я считаю что не ошибся — каждый мех-доспехи того стоили. А все из-за того, что аффтахор наложили ограничение, которое невозможно обойти, а именно невозможность дублирования личностной матрицы каждого из их кораблей. То есть если хочешь получить десяток звездолетов с нормальным разумом, то изволь покупать десять зародышей. А не тупо отпочковывать от одного.

Так что в нашем ангаре разместилось пока что всего восемь 'волков'. Остальные же пришлось пустить на сращивание с авианосцем, как для ускорения восстановительного процесса, так и для создания нормальной ментальной сети управления гремлинами, чтобы те не были тупыми исполнительными механизмами, а стали по-настоящему полезными помощниками. Так что объединенные разумы зародышей стали таким себе роевым сознанием гремлинов. Естественно управлением гремлинами их работа не ограничивалась — так же ударными темпами создавались маленькие беспилотные роевые истребители. Хоть в этом запрет аффтахор нам удалось обойти — в отдалении от авианосца истребители были тупы до жути, и были больше похожи на простых сторожевых дронов. Лишь со слегка улучшенной программой. Но вот вблизи от него… Вблизи их брал под свое управление объединенный ИЛ корабля… Хм надо будет придумать ему нормальное имя… Позже посоветуюсь с командой.

Что ж… Думаю послезавтра можно будет приступать к очередной афере по доведению окружающих до шокового или предынфарктного (это уж как повезет) состояния…

Когда все началось — мы всей командой (кроме Арины) сидели в баре на станции наемников и с мрачными физиономиями поминали нашу боевую подругу, о чем успели объявить всем желающим. Девушку здесь знали многие, а потому поминали ее многие…

Траурную атмосферу в одночасье разорвал яростный рев сирены боевой тревоги. Все ошарашено уставились на мигающую всеми цветами радуги лампу под потолком, которая сопровождала этот рев.

Мониторы до этого показывающие какую-то рекламную лабуду тут же начали выдавать тактическую информацию о происходящем, тем самым вводя нас в курс проблемы. Судя по данным, к нам двигался огромный боевой корабль неизвестного типа с поднятыми щитами и прогретыми реакторами. Да еще и вдобавок окруженный целым роем истребителей. Короче говоря, все говорило о его агрессивных намерениях.

Дальше последовал общий испуганный вздох — телеметрия показывала, что под прицелом пришельца оказалось несколько тягачей пристыкованных с 'ночной' стороны станции во внешних доках для дозаправки. Конечно вроде ничего такого — да только дело было в том, что на их борту был пирил — довольно редкий материал, который использовался при постройке корпусов кораблей у одной из ближайших стран (он прилично упрочнял сплав, делая его более тугоплавким). Все бы ничего, да только в необработанном состоянии при нагревании, а потом мгновенном охлаждении (а уж в космосе это произойдет именно так) — он взрывался. И очень сильно… Короче говоря — шарахни по ним, и от станции мало что останется…

Также данные показывали, что кроме всего прочего на ближайшие два-три светогода гиперпрыжки заблокированные. Так что и убежать не удастся… Ситуевинка, однако…

— Капитан Бейссел Лишенный, пожалуйста, поднимитесь на боевой мостик. Повторяю — капитан Бейссел Лишенный, пожалуйста, поднимитесь на боевой мостик.

Все находящиеся в зале удивленно уставились на меня. А потому пришлось с самым невозмутимым видом подняться и пойти куда попросили. Хоть не послали…

— Капитан Лишенный? — вопросительно посмотрел на меня старший по боевому мостику в звании майора — талариец — такой себе крокодил на задних лапах. Я, молча, кивнул. Несколько секунд он молчал, видимо пытаясь сообразить с чего же начать, или понять смысл моего жеста — ведь не у всех рас кивок означает одно и то же. — У нас тут непредвиденная ситуация образовалась…

— Вы об авианосце?

— Да. О нем самом… Кстати, как вы догадались что это авианосец? Мне доложили об этом только несколько минут назад — до этого он был слишком далеко, чтобы точно определить, что это за тип корабля.

— Плохие у вас аналитики — полагаются лишь на механизмы, — пожал я плечами. — Тут все очень просто — слишком много истребителей. А других кораблей пока не обнаружено… Конечно можно было бы предположить, что авианосец оставили на расстоянии чтобы того не зацепило при атаке — но это чистый бред. Истребители не смогли бы взять на борт столько топлива. Разве что для самоубийственной атаки. А потому легче предположить, что перед нами вооруженный на манер крейсера авианосец, — и, не меняя интонации, поинтересовался. — Так зачем вы меня вызвали?

Талариец помотал головой, пытаясь сообразить, о чем это я, после чего просто сдвинулся в сторону, давая мне возможность увидеть на огромном мониторе лицо… бесовки? Бесихи?

В общем, на мониторе была Арина в своем новом облике.

И выражение ее лица на данный момент было очень мрачным и серьезно настроенным. Правда лишь до того момента как она увидела меня…

— Сир?!

Эх! Какая актриса пропадает! Правда, на репетицию нашего, так сказать, воссоединения было потрачено больше недели. Но судя по всему, это было сделано не зря…

Многие из присутствующих на мостике удивленно посмотрели на меня.

— Мы знакомы? — чтобы излучать в ментальном спектре настоящие удивление мне пришлось сильно поднапрячься, а то бы вся затея точно накрылась медным тазом — так как в рубке было как минимум трое псионов-эмпатов.

— Сир, что с вами произошло? Разве вы меня не помните? — в голосе девушки звучало неподдельное (для остальных) удивление, и некая отчаянность.

— Я помню только последний год. А до этого — находился на положении зверушки у одной твари… — мрачно буркнул я.

— Я понимаю, — тихо шепчет Арина. — Тогда позвольте представиться — Ариана дей Хелл, генерал-капитан клана Террас. Вашего клана, сир. И это означает, что вы мой сюзерен…

'Ох! Ну и стальной блеск в глазах' — это что же она такого вспомнила, что появилась такая целеустремленность? Хотя чему удивляться с ее-то приключениями по жизни.

— А потому сир вы можете располагать как мною, так и моим кораблем, как своим собственным. С этого момента ударный авианосец Легион вновь поступает под ваше командование…

По мостику прошла волна невероятного изумления ото всех присутствующих. И их можно понять — ведь ударные авианосцы являются полулегендарными кораблями. Так как фактически этот корабль мог использоваться для вторжения и захвата целых систем (естественно не в одиночку). А все из-за своей приставки 'ударный' — что значит, что он имеет просто толстейшую броню, заодно не менее мощную огневую мощь. В общем — мечта любого звездного адмирала.

Тонко улыбнувшись, я легонько кивнул, подтверждая сказанное:

— Что ж, в таком случае генерал-капитан дей Хелл, может, будете так любезны и прекратите целиться в станцию? И кстати, зачем вы это сделали?

— Прошу прощения сир, сию же минуту все будет исполнено… — она на минуту отвернулась куда-то в сторону и дала несколько команд на вахшти — языке аффтахор, после чего ответила на мой вопрос. — Причина проста, сир — все данные о вас которые позволили мне определить ваше местонахождение изобиловали боями. А потому аналитическим отделом был выдан сценарий, по которому выходило, что на станции вы находитесь по принуждению — так как оно не является соответствующим вашему статусу…

— Истребители возвращаются на авианосец. Орудия корабля переходят в ждущий режим, энергощиты в пассивном состоянии… — тихо доложил один из операторов, стараясь не привлечь на себя внимание, но и в то же время вынужденный исполнять свой долг и докладывать о все своему начальству. После чего удивленно пробормотал. — А быстро, однако — у нас ушло бы на стабилизацию реактора выведенного в боевой режим минут двадцать…

— Майор, я надеюсь это не отобразиться на наших отношениях в будущем? — обратился я к таларийцу.

Тот несколько секунд смотрел на меня, после чего улыбнулся, что на крокодильей морде выглядело, мягко сказать, необычно:

— Нисколько капитан. Или лучше обращаться к вам — сир?

— Сиром пока что я себя не чувствую, — беспечно пожимаю плечами. — Что ж, в таком случае могу я попросить разрешения на стыковку корабля со станцией?

— Сейчас все организуем, сир-капитан… — вот язва!

Слухи расходятся быстро. На космической станции еще быстрее. А уж если это станция наемников, да еще и полна телепатов…

Короче говоря, когда я только вошел в бар, где меня дожидалась команда — ко мне иначе как 'сир' — не обращались.

+ Похоже, что ты получил прозвище среди наемников, — хмыкнула Арина, которой я постоянно, как только Легион (а именно так я решил его назвать из-за его объединенной ментальной сети ИЛов — правда почему именно такое сравнение пришло, в упор не понимаю) оказался в обыкновенном пространстве, передавал картинку. — Что ж — могу поздравить. Ты поднялся еще на одну ступень в иерархии наемников. Хотя… Скорей всего — даже на две-три…

+ С чего такие выводы? — так же мысленно поинтересовался я.

+ Все просто — во-первых, корабль… Впрочем, повторять лекцию о том, что чем круче у тебя корабль — тем больше уважения я повторять не буду — сам соображаешь. Второе же — хоть ты уже около года странствуешь, но ты все еще не знаешь, что большинство станций наемников, так или иначе была связана именно с монархиями. Впрочем, об этом можешь в сети и сам узнать. Главное что уважение к благородным у многих наемников в крови. Хотя бы потому, что те миры, где монархия уцелела при выходе в космос — имеют за правило бережно относиться к своим подданным. Если не веришь — посмотри в той же сети процентное соотношение выходцев со всяких империй-королевств и республик-альянсов. Те миры, где разводиться демократия — приводят к упадку на стадии выхода к звездам, так как каждое государство планеты пытается перетянуть как можно больше власти на себя. И, в конце концов, начинается очередная мировая война. Так что в лучшем случае планета такая отделывается десятком другим разрушенных городов и финансовым кризисом. В худшем — выжженные пустыни и отброшенная до первобытного состояния цивилизация.

'Я не знаю чем будут воевать во время Третьей Мировой войны, но могу сказать, что в Четвертой оружием послужат камни и палки, — всплыло из памяти чье-то высказывание. — Что ж — теперь я, по крайней мере, вспомнил, что в моем мире было как минимум две мировые войны…'

— Ну что — пойдем — посмотрим на малышку? — весело поинтересовался я у команды, не уточняя кого именно имел в виду — девушку или корабль.

Сказать, что авианосец произвел впечатление на жителей станции — значит не сказать ничего. Многие поднялись на обзорные галереи, чтобы посмотреть на то, как гигантская туша космического авианосца величественно и в то же время резво заходит во внешний док станции.

Впрочем, я не отказал в подобном и своей команде — ведь корабль действительно был красив. Смертоносно красив. А потому мы расположились в смотровой галерее, что примыкала к переходному шлюзу. Так что через полчаса Арина, или теперь Ариана — присоединилась к нам. Правда, при этом пришлось разыграть сценку знакомства, но это так — мелочи.

— И что теперь? — поинтересовалась Арина, вольготно расположившись на мягком диванчике, уже на борту Легиона. Остальная команда также присутствовала здесь, а потому все вопросительно уставились на меня.

Я же думал. Точнее пытался думать, сидя в глубоком удобном кресле.

В голове крутились десятки вариантов, и пока ни одни меня не устраивал. Ну что прикажете делать, если у вас есть огромный атакующий авианосец, в котором постепенно заполняются ячейки с истребителями? И у которого мощь главного калибра достаточная чтобы с пятого залпа распылить ту же станцию наемников на атомы? Впрочем, главный калибр на то и главный, чтобы применять его в последнюю очередь.

— Фрийон, есть ли в новостях что-нибудь интересное для нас?

— А я уже думал, что ты и не спросишь, — хмыкнула эта ехидна. Вот же дал на свою голову ему полную свободу в некоторых вопросах…

— И?..

— Что 'и'? — продолжал веселится ИЛ.

— Кончай, а? — раздраженно проворчал я. — У меня сейчас нет настроения для пикировок…

— Ладно… Даю информацию на экран.

Противоположная стена тут же из зеркальной превратилась в огромный, но от того не менее качественный по своей картинке, экран.

Увиденное — заставило меня присвистнуть. Впрочем, в своем порыве я был не один. И было от чего…

За то время, что мы носились по рукаву галактики в попытке спасти Арину, в мире произошли интересные вещи.

Думаю упоминать о том, что в стане наркоторговцев велась натуральная война, причем с применением самого мощного оружия — говорить, смысла нет. Тут и так все понятно — со смертью Рило Орито остальные наркобароны решили прибрать к рукам его зону влияния… Что ж — это хорошо, ведь сначала они поубивают друг дружку, а оставшиеся будут слишком обескровлены, чтобы устраивать что-то крупномасштабное. Думаю, надо будет через полгодика наведаться на базы уцелевших с недружественным визитом. Если это раньше не сделают местные военные и полицейские флотилии.

Что еще?.. Ну да — упоминалась та самая планетка, на которой собственно Арину и похитили. Как я и обещал — у местных властей появились крупные проблемы в связи с восстанием местного населения. Которое вдруг осталось по их вине без поставок иномирных товаров, и без которых в наше время ни одна планета, жители которой вышли в космос, не может нормально существовать. А мы ведь там не очень долго и пробыли…

Так, что же тут у нас еще? Опля! Упоминание о нападении неизвестных кораблей, в составе которых также присутствовали ранее не известные космические бэтлмехи, более похожи на пауков, на небольшую колонию недалеко от границы с ничейными землями. Правда если судить по нечетким кадрам которые неизвестно как попали в прессу — то ящеры хорошенько их модифицировали, если сравнивать с тем образцом что мы прихватили когда нашли Арину…

Вот кстати что интересно — с девушкой постоянно приключаются подобные истории. Сначала чуть не погибла на поле боя, потом ее похитили и сделали рабыней, теперь вот она выглядит как чертовски соблазнительная чертовка (такой вот каламбур). С чего бы это? Ну да ладно — это к делу не относиться. И вообще — можно списать на ее извращенное везение. Ведь она всегда выходила если не невредимой, то уж живой так точно. А это уже не мало…

Правда, тот факт, что рядом так удачно оказался дархианский патрульный флот никого не удивило. Как известно — галактика полна совпадений… Хм… Дархианы… Это случаем не они купили у нас тогда тот самый пси-передатчик, что мы сняли с орбиты родной планеты Джура?

Последний вопрос я и задал Фрийону.

— А как же, — с готовностью подтвердил он. — Более того с вероятностью в более чем семьдесят процентов могу утверждать что именно на этой планете он и находился в каком-то засекреченном комплексе.

— Интересные события закручиваются вокруг тебя, капитан, — хмыкнул Икых. — Как я и говорил, такие личности как ты рано или поздно становятся легендами… Единственное, что тебя спасает пока от постоянных покушений на твою жизнь всякими жаждущими мести — это то, что ты довольно грамотно скрываешь свою связь с этими происшествиями. Причем это у тебя выходит как-то само собой.

— Ну что я могу сказать — по тем обрывочные воспоминания, что у меня проскальзывают время от времени подсказывают мне что всегда должно быть алиби… Хм… Что же это за мир такой, что каждый обыватель знает как, что и где делать, чтобы не попасться?..

— А с чего ты взял, что ты был простым обывателем? — поинтересовалась Арина.

— Все очень просто — нету в моей рефлекторной памяти ничего, что бы связывало меня с какими-либо боевыми подразделениями или криминальными группировками. А этом смысле я чист… Но в то же время… — я задумался на минуту. — Но в то же время, я в самом начале своего пути, без какой-либо личностной памяти умудрился улизнуть с космической станции, а потом и вообще с системы… Странно все это…

— Действительно странно… — протянул Джур.

— Угу… Ну да ладно — вернемся к нашим делам. Или делишкам? Хи-хи… Что нам делать дальше? Ведь с прибытием Легиона наш статус увеличился. Да и миссии нам будут теперь предлагать соответствующие. Предложения есть?

— Ну… Можно поступить на службу к какой-то стране… — неуверенно предложил старпом.

— А может… Хм… Создать свою группировку? — еще менее уверено предложила Арина.

— Я бы предпочел немного потрепать пиратов… — буркнул себе под нос Дараларх.

— Икых, Алир, а вы что скажете? — поинтересовался я у самых старых (по возрасту) членов команды.

— Я бы сказал, что одно другому — не мешает, — хмыкнул чригхо.

— Согласен…

— Ага… — умно согласился я. — Фрийон, а ты что молчишь?

— Жду, пока вы наобщаетесь…

— И?

— Смотрите… — стена-экран сменила картинку…

— Ем… Это то, что я думаю?

— Ага — угадал.

— И как мы его достанем? — мрачно поинтересовался Джур, быстро наведя соответствующие справки через имплантант. — Это же фотка известного на весь рукав галактики Кардайского порта… А если кто не знает — то Кардай — это одна из самых хорошо укрепленных планет-пиратов.

— Хм… Арина, что ты там говорила про собственную группировку? — поинтересовался я.

Улыбки команды больше походили на оскал хищника, настигшего свою добычу. А как иначе? Ведь у их капитана родился очередной, не менее безумен, чем предыдущие, План. И именно с большой буквы.

— Ну, так как вам мое предложение? — спросил меня щуплый гериец. Скользкий, как на вид, так и в переносном смысле, больше похожий на худого бегемота полутораметрового роста. Я мрачно посмотрел на него, прикидывая в уме что с ним лучше сделать — просто убить, или показательно — предварительно что-нибудь оторвав или вообще откусив… Уж очень достал меня этот доморощенный аферист, который уже на протяжении получаса зудел у меня над ухом в одном из припортовых баров на Кардае. Не знаю, что его привело к мысли, что я лох, но он упорно пытался вытянуть из меня пару сотен (а то и тысяч) кредитов, как он выразился 'на перспективное капиталовложение'.

Взвесив все за и против, я поймал его взгляд своим, и после того как он запнулся на полуслове — нанес быстрый удар тому в висок когтями. Раздался хруст на удивление прочной кости, которая впрочем, не смогла выдержать моего удара — и уже теперь труп плавно завалился набок, падая на грязный пол.

На несколько секунд наступила оглушительная тишина, но мое презрительное:

— Шпик, — заставило всех вернутся к прежнему времяпрепровождению.

Я также вернулся к своей выпивке и ожиданию. На меня больше не обращали внимания. Лишь время от времени бросали уважительные взгляды, смешанные с легкой растерянностью…

Уж тут их можно понять. Ведь даже в этой пестрой толпе я умудрился выделиться. А все из-за неправильного толкования нескольких символов, украшающих мой легкий (ну это они так думают) бронекостюм. А точнее из-за одного — на предплечье — кобра с раскрытым капюшоном (очередное наследие восстанавливающейся памяти), которую многие почему-то приняли за сисслида — символики одного из ушедших в лету отряда пиратов, которые считались одними из самых кровожадных бойцов. Конечно, я мог сменить рисунок в любое мгновение (благо доспех умел прекрасно мимикрировать) — но теперь это бы вызвало еще больше вопросов. Хотя символ сейчас был невиден посетителям бара — так как я сидел в углу и единственный кто мог увидеть кобру — была стена. Скорее всех больше интересовали мои темно-алые потертые доспехи ветерана, а также 'гребни' на голове с электронной начинкой за которыми я замаскировал свои рога — уж очень они приметная деталь. Верхняя часть моего лица была сокрыта голографическим забралом-интерфейсом. Ну а чтобы еще больше отвлечь внимание от своего лица мне пришлось перекрасить свои волосы в кислотно-красный цвет с сединой в висках. И пока мои не явились — я позволил себе слегка расслабится, и вновь вспомнить, как собственно попал на эту 'защищенную' планету…

…Все было просто. Ну или оно мне таковым показалось из-за того что я смог выполнить свою часть плана безупречно. Хотя позже, просматривая записи своей дикой пляски — мне становилось не по себе.

Все началось с набора команды. Точнее с поиска тех двух команд, с которыми нам уже приходилось крушить пиратскую базу.

Финара Ило — капитана команды 'Стремительного' я нашел прямо в баре на станции. И через час переговоров мы расстались довольные друг другом. На следующий день его команда перебралась на борт Легиона, а их курьер удобно разместился в увеличенном адмиральском ангаре рядом с Фрийоном.

А вот разыскать команду Чьино эж'Приола — было более проблематично. Но и это вскоре разрешилось само собой — их жестоко потрепанный авантюрист, непонятно каким образом, смог дотянуть до недалекой отсюда шахтерской колонии, где они собственно и застряли. Так что когда они послали запрос о помощи на станцию — мне тут же о нем доложили — в последнее время уважение ко мне только возросло. А уж с присоединением одной из самых удачливых команд… В общем на следующий же день Легион прыгнул к отдаленной планетке… устроив на ней жуткий переполох своим прибытием. А как же иначе? Ведь этот корабль только одними истребителями, имеющимися на его борту, мог преспокойно захватить парочку таких планет со слабыми системами ПКО (противокосмической обороны).

К моему глубочайшему сожалению — сам капитан эж'Приол погиб в предыдущей миссии, как собственно и треть его команды. Так что уцелевшие с радостью приняли предложение пойти под мое командование — ведь им фактически не было другого пути — так как для командования отрядом нужен другой псион. Причем как минимум в два раза сильнее двойки самых сильных бойцов отряда, чтобы своим авторитетом (читай — силой) сдерживать остальных.

Сказать, что от моего предложение обе команды опешили — значит, ничего не сказать. Устроить ТАКОЕ ради маловыгодного, с их точки зрения, приза… Но когда я ехидно отметил что во время боя нам придется угробить минимум пару десятков пиратских кораблей, и что за каждый из них в любой части галактического рукава нам отвалят огромные бабки… Короче они были мои со всеми потрохами.

А после… После началась натуральная импровизация.

Сначала пришлось сильно замаскировать моего 'волка', заодно установив на него необходимые детали для межсистемных перелетов.

В это же время вся честная команда была усажена в кабины истребителей Легиона, кроме моей собственной — те как уже когда-то упоминалось — имели по собственному 'волку'. И вся эта толпа носилась вокруг Легиона, а также в астероидном кольце одной из систем, моделируя всевозможные ситуации в бою, параллельно притираясь друг к другу, а также и к новой технике. И то, что еще совсем недавно они воевали на поверхностях планет или внутри космических станций — ничего не значило. Ведь наемник космической эры сильно отличается от своего собрата из менее развитого мира. Фактически такой наемник является 'облегченной версией универсального солдата', как как-то выразился Фрийон по этому поводу. А потому всего за месяц все наловчились очень неплохо летать.

Правда ощущая их грусть, которую я долго не мог понять, но которую позже мне объяснил Джур, толком раскрыв ее причины — и все наемники получили предложение от которого сами не пожелали отказаться… Хотя фраза вроде звучала слегка по-другому — смысл не утратился. А причина была проста. Неуверенность в будущем. И я не имею ввиду предстоящую операцию, а то, что последует за ней. Ведь то, что после боя бойцов останется мало — понимали все. А также то, что маленькие команды слабо котируются на рынке наемников… Плюс ко всему прочему — они ощутили, что значит поистине хорошее оружие.

Так что мое предложение о вступлении в мою команду на постоянной основе все восприняли с энтузиастом. Даже Финар Ило был доволен своей новой должностью командира абордажной команды. Впрочем, эту должность он получит лишь после выполнения этого задания. Сейчас же он был одним из пилотов.

А сразу за этим я кинул пробный шар — те, кто не побоится навсегда остаться в моей команде — получит возможность иметь боевой имплантант аффтахор. Вот это предложение ввело их чуть ли не в благоговейный ужас перед моей персоной… Правда то, что пока они не докажут свою верность их имплантанты будут работать в жутко урезанном режиме я предпочел утаить. Ведь если кто-нибудь из них попытается продать эти сведения — у него не будет что предоставить на смотр для покупателей. Фактически единственные функции, что были активированы в их имплантантах — это ментальная защита от телепатов, а также возможность мысленного управления своим истребителем. Так что даже первичную инициацию куколки корабля аффтахор они произвести не смогут… Может это все довольно низко, но терять преимущество в недоступных для других рас технологиях я не желаю. Иначе у меня будет мало шансов найти свой родной мир…

А дальше… Дальше мне пришлось вместе с Фрийоном перелопатить и взломать кучу закрытых информационных ячеек, чтобы найти то, что мне было надо. А именно информацию о ближайшем захвате транспортника пиратами с Кардая. Эту информацию мы смогли раздобыть на одной из вольных станций. Правда, переполох, который произошел через пару часов, когда они обнаружили взлом, был просто невероятным. Радует лишь одно — к тому времени я находился уже очень далеко от станции… Да и фиг бы они что доказали.

Дальше было совсем уж просто. Джур вместе с Икыхом сдали на борт обозначенной жертвы контейнер для доставки к месту назначения. А то, что точка в процессе слегка поменяется — им знать было ни к чему.

В общем, находясь внутри контейнера в своем 'волке' я преспокойно дожидался момента захвата транспорта.

И он произошел как по нотам.

На пути следования транспортника в реальном пространстве были установлены гипервозмутители, перекрывшие общей сумой сферу в три светогода… Ну и их жертва влетела практически в центр этой космической сети.

Дальше произошел краткосрочный космический бой с последующим абордажем.

Команда транспортника была очень быстро вырезана под корень, а сам транспортник повела уже трофейная команда.

На убитую команду мне было глубоко плевать — это были рейналы, сородичи моей 'хозяйки'. Так что я очень невзлюбил эту расу. Да собственно и было за что — этих ящеров никто не мог терпеть. И их бы давно уничтожили, но все дело было в том, что у них в лапах было огромное количество артефактов аффтахор, а потому их просто боялись трогать. Хотя по мелочам нагадить им — никто не отказывался.

Ну, так вот — после этого транспортник был доставлен на перевалочную базу, где его начали споро разгружать.

Мне пришлось проторчать пять суток на складе, пока 'волк' собирал и анализировал позывные пиратских кораблей, заодно осторожно взламывая информационную сеть базы. Мне нужны были коды доступа, чтобы иметь возможность спокойно попасть на Кардай.

А когда 'волк' закончил… Эх — ну и оторвался я по полной.

Разнеся свое укрытие в клочья, я тут же атаковал двойку тяжелых сторожевых дронов, больше похожих на небольшие танки на четырех гусеницах. Ракеты еще не достигли своих целей, а я уже долбанул с гаусовки крупным снарядом из обогащенного урана по ближайшей стене, за которой как я знал — находится ангар с пиратскими истребителями. Несколько направленных взрывов, и отсек полностью блокирован, а это значит, что противник мало что сможет противопоставить мне в бою.

Видимо все пираты страдают одной болезнью — они не думают, что их могут атаковать изнутри.

Главное что мне надо было сделать в первую очередь, это уничтожить любую возможность передачи сигнала бедствия пиратами. Так что как только я вырвался на боевой простор (походя разворотив половину ангара), то тут же с помощью все той же гауссовки начал пробивать себе путь к гиперпередатчику. Во время этой атаки меня встретил огонь автоматических турелей — слишком медлительных для пилота управляющего своим кораблем напрямую. Так что отмахнувшись от надоедливых турелей несколькими роевыми ракетами, я начал охоту за пристыкованными к станции кораблями.

Первыми почили несколько старых корыт, которые в спешном порядке попытались отстыковаться от станции. Самый резвый еще успел приготовиться к экстренному гиперпрыжку, о чем наглядно говорило окутавшее его синее сияние…

…Да только видимо в спешке команда забыла, что на пиратской станции, что некогда была военной, а потом заброшенной из-за устаревшей конструкции, а это значило, имела хоть и старый, но вполне исправный возмутитель гипера. Который собственно и оберегал до этого времени пиратов от уничтожения — присылать пару крейсеров было слишком дорого, а с меньшими силами справлялись истребители станции. Но сейчас это преимущество стало смертельной ловушкой, для всех, кого я записал в свои враги — а это всех, до кого я мог дотянуться в этом секторе космоса…

…Так что 'резвый' получил с десяток ракет в дюзы, и на этом его эпопея закончилась — корабль взорвался довольно ярко, на минуту превратившись в новую звезду.

Наконец очухались и жители станции — по мне открыли шквальный огонь. А в эфире стоял такой мат… я прям заслушался, от чего чуть было не схлопотал залп прямо в лоб.

Выругавшись, заложил противоракетный маневр, после чего пошел на резкое сближение со станцией. Не знаю, за что они приняли мои маневры, но мат усилился…

Дальше… дальше начались танцы на лезвии атомарного клинка. Порою меня спасало лишь то, что я кроме обладания прекрасной реакцией и прямой связи с доспехом, имел еще и псионические способности, а потому успевал среагировать на очередную угрозу. Больше всего мои маневры напоминали наматывание ленты на какой-нибудь заковыристый предмет — между моим 'волком' и обшивкой станции в среднем было от полуметра до метра. Эта высота была вызвана одной причиной — архитекторы этой станции посчитали, что так близко от станции может летать лишь ракета, и уж если она приблизилась настолько близко — то это уже летальный исход и исправить его нельзя… Ну не то чтобы я не был с ними согласен — ведь именно этот самый исход сейчас и приближала моя темность.

За каких-то пятнадцать минут от пристыкованных к станции кораблей и ее же орудий не осталось и следа — я уничтожал все, до чего мог дотянуться. Я упивался битвой… Постепенно, понемногу ко мне начали доходить ощущения того страха, злости, ненависти, ярости всех находящихся на станции. Все эти эмоции были направлены на меня, и, сплетаясь вместе, доставали даже с такого расстояния…

И это было хм… упоительно — самое точное описание. Но в то же время я ощущал что для полного удовольствия не хватает какой-то малости, какой-то мелочи… И когда удовольствие грозило вот-вот перерасти в разочарование и раздражение — изнутри, из каких-то далеких закоулков памяти пришла песня. Я никак не мог разобрать слова, но мелодия… мелодия прекрасно вплеталась в рисунок боя, дополняя его. Быстрая команда бортовому ИЛу на запись и воспроизведение ее в реальном времени, и вот по ушам ударили тяжелые аккорды какого-то смутно знакомого музыкального инструмента. А после к нему присоединились и остальные… Ритм завораживал. Стало легко и просто, а мир постепенно замедлялся — мне все легче становилось маневрировать между залпами пока еще целых турелей. С удивлением я отметил, что мой 'волк' уже давно двигается на предельной скорости — еще чуть-чуть и скорость будет равна крейсерскому режиму. И это при том, что мои маневры становились только более головокружительные!

'Что со мной происходит?!' — пробилась паническая мысль. И все вдруг кончилось — мой 'волк' завис над пылающими останками того что еще недавно было пиратской космической станции.

Более менее придя в себя, я прыгнул к Кардаю, предварительно гиперпередачей передав Фрийону, ожидающему в нескольких системах отсюда, необходимую информацию.

Дальше было просто — используя коды, полученные из взломанного компьютера станции, я смог проникнуть на 'самую защищенную пиратскую планету' — как выразился Джур…

…Я откинулся на спинку стула, допивая залпом остатки выпивки. ИЛ 'волка' доложил, что получил сигнал от Легиона. До начала атаки осталось всего час. Надо поспешить.

Грузно поднявшись, и слегка пошатываясь как выпивший лишнего не-очень-разумный, я побрел в сторону выхода. Надо добраться до 'волка' раньше, чем все начнется.

Еще на полпути к 'волку' я ощутил чье-то пристальное внимание, которое к тому же было сильно замешано на нетерпении и… желании убить? Не нравиться мне это…

Неспешно лавируя между понатыканными то тут то там кораблями я пытался определить откуда же собственно за мной следят… И лишь когда к 'волку' осталось всего-ничего, мне повезло — в пятидесяти метрах от меня в тени одного из транспортников я смог заметить легкое колебание воздуха. Я тут же начал аккуратно сканировать пространство с помощью своих способностей по управлению гравитацией. Фактически я их использовал как гравилокатор. И когда, наконец, толком засек этого 'кого-то', то слегка прибалдел — мало того, что система камуфляжа у него была на порядок качественней всего, что я уже видел, так он еще и смог частично рассеять свое ментальное излучение. Не приглушить, но сделать так, что навестись на его эмоции, и дать залп на поражение — было нереально. А еще… Еще этот кто-то был — рейналом. Что-то я в последнее время слишком часто с ними сталкиваюсь…

Впрочем, подойдя к 'волку' мне пришлось слегка отвлечься от этого наблюдателя. Возле моего доспеха ошивалось несколько скользких личностей.

— Ты хозяин этого корыта? — хрипло спросила одна из личностей, заметив меня и кивая в сторону 'волка'.

— Да, и что? — буркнул я.

— Мне понравился твой корабль. И я хочу его.

— Не продается.

— Ты не понял. Я хочу его, — прошипел он. — И от того как я его получу — зависит твоя жизнь. Либо ты его отдаешь добровольно и тогда остаешься жив и относительно здоров. Либо… — он гнусно усмехнулся.

Я, молча, кивнул. Да только кивал я не этим горе угонщикам, а сообщению с Легиона — они, наконец, готовы и идут. А потому больше не рассусоливая, я сначала зарядил ближайшему похитителю в лоб сгущенным воздухом в виде иглы, тем самым убив его на месте. После этого защитные пластины на спине разошлись, выпуская заплечные турели. Два лазерных клинка полоснули по стоящим по бокам бандитам, разрубая их пополам.

Сам же я уже взвился в воздух и теперь прицельно падал в раскрывшееся нутро доспеха.

Секундная утрата ориентации и вот я уже поднимаюсь на все шесть своих механических лап, параллельно сбрасывая ненужную больше маскировку.

При виде меня, недавно вроде такие крутые из себя, угонщики, прямо-таки начали бурлить полноводным потоком страха, ужаса и обреченности.

Не удержавшись, я широко улыбаюсь. Голограмма, генерируемая вокруг доспеха, и имитирующая огромного черного шестилапого волка — оскаливается. Все в ужасе пятятся от меня…

Да — вы, и еще многие из присутствующих здесь сегодня умрут. И совесть не будет меня мучить. Ибо эта планета полна отребья со всей галактики. И сегодня вас станет намного меньше… Но сначала…

Я оборачиваюсь в сторону невидимого убийцы, а то, что это именно убийца, я больше не сомневаюсь.

Непонимание, удивление, переходящее в обреченность и безразличие.

'Что ж — это правильно' — мысленно соглашаюсь я с ним. Тонкий лазерный луч сжигает его мозг…

Теперь пора разобраться с вами… На угонщиков я не стал тратить ценные сейчас боеприпасы, а поступил проще и кровавей. Лапы у 'волка' имеют прекрасные когти по прочности сравнимые с алмазом, а благодаря тому, что это фактически виброклинки — им никакой металл не помеха. Что уж говорить о живой плоти?

Так… кого бы еще убить?

Впрочем, я пока не имею такой возможности — от Легиона пришел сигнал обратного отсчета. Опс — пора сматываться отсюда…

Включаю систему мимикрии, а заодно стартую с места. Причем не вертикально как ожидалось бы, а горизонтально — сейчас это единственный для меня способ уцелеть.

О-хо-хо… А маневрировать-то в атмосфере намного тяжелей чем в космосе — еле успеваю уклоняться от стоящих на дороге кораблей… Приходится сбавить немного скорость, и заодно активировать маневровые движки на всех шести лапах.

Я успел долететь до диспетчерской башне, прежде чем все началось…

Сначала казалось — вздрогнуло само мироздание. По всей планете пронеслась волна землетрясений около пяти балов (если судить за десятибалльной Терха). Потом в один миг подул невероятно мощный ветер. Причем дул он как бы в одну точку со всех направлений сразу. Стремительно темнело небо. А ветер уже превратился в неслабый ураган и все нарастал…

Видя что 'волком' стало сложнее управлять, или если быть точнее практически невозможно из-за турбулентности — я, отлетев километров на семь от эпицентра, приземлился между несколькими невысокими, но на вид прочными зданиями, сложил крылья и всадил в дорожное покрытие все имеющиеся у меня абордажные крюки. И таким образом обезопасив себя на некоторое время, я позволил себе полюбоваться буйством стихии.

А оно того стоило — небо уже полностью стало черным, и казалось что в атмосферу какое-то живущее в глубинах космоса чудище, просунуло свое матово-черное щупальце.

Над головой пронеслось несколько боевых катеров Смотрящих — местного аналога правоохранительных органов, как бы странно это не звучало для пиратской планеты. Ну-ну… Посмотрим как далеко вы сможете залететь… Точнее то что они долетят — я не сомневался. Но вот то, что с ними дальше произойдет…

И как бы в подтверждение моим мыслям — из непроглядной мглы вдруг ударило несколько ярких, нестерпимо-белых лучей, которые в мгновение испарили боевые машины.

Что ж — пора мне вновь выступить активным участником событий. Тем более что Легион уже на подходе… И это действительно было так — мгла занимала уже несколько километров в диаметре, что позволило ударному авианосцу преспокойно пройти через Черные Врата. Он как древняя подводная лодка неспешно всплывал вниз, к поверхности планеты. Черная туша Легиона величественно зависла над космопортом.

Ураган пошел на убыль и вокруг царил если не полный вакуум, то что-то уже близкое к оному. А как же иначе — ведь вторая точка выхода Черных Врат находилась именно в открытом космосе, который сейчас как пылесос высасывал у планеты ее атмосферу.

А потому врубив системные движки, я взлетел и направился в сторону авианосца. Пора заняться тем, ради чего все это и было устроено.

С Легиона мне на встречу уже стартовали истребители и 'волки'.

Резкий разворот практически на месте, и вот я уже во главе боевого клина, заходящего на цель.

Истребители, обвешанные ради этой миссии не хуже тяжелого бомбардировщика, начали скидывать свои заряды по целям.

Первым делом была уничтожена ПВО пиратов, которая и без того была сейчас в нерабочем состоянии — я ведь прибыл на эту планету отдельно от других не только чтобы установить маяки для точного прокола пространства Черными Вратами, но и для саботажа…

М-да… с 'плавающими' Вратами пришлось попотеть, чтобы оные были привязаны не к определенным пространственным координатам, а к так сказать — к географическим координатам. Ведь используй мы стандартные Врата — они бы открылись в одной точке и там бы и остались — а планета ушла бы себе дальше по всем законам космической механики. А потому на 'той' стороне Черных Врат находилась невероятно сложная установка, которая постоянно корректировала их расположение… Пришлось потратить на нее четыре куколки кораблей и несколько тысяч тонн всякого лома, который было очень сложно скрыть от любопытствующих. Ведь куда это ушло столько металла и нигде он не 'всплыл'? Но приз того стоит… По крайней мере я на это надеюсь…

Под нами вспыхивали один за другим стоящие на поле космопорта пиратские корабли. Некоторые пытались взлететь, другие — отстреливаться. Некоторым из них частично это удавалось. Те, что умудрялись подняться в небо, тут же ронялись назад 'волками', которые как их живые аналоги перекусывали сухожилия своей жертве. Только в нашем случае мы расстреливали, взрывали, или вообще просто рвали виброкогтями их двигатели, добирались до гравитационных плоскостей, разрывая обшивку, или разносили ракетами в клочья командные мостики и пилотские кабины…

С теми, кто пытался огрызаться, мы поступали аналогичным способом, если вообще обращали на них внимание — с ними по большей части расправлялись истребители посредством бомб. Благо вся наша техника была хорошо экранирована, и навести на нас ракету — было проблематичным делом. Ну а энергетическим или кинетическим оружием по пилоту, напрямую управляющему своим кораблем, очень сложно попасть, если он того не желает.

Когда подоспели местные защитники — мы уже хорошенько отутюжили космопорт. И теперь вокруг были видны лишь пылающие остовы некогда мощных боевых кораблей.

+ Джур, Икых, Дараларх — возьмите троих для прикрытия и займитесь 'трофеем'. А я с Ариной и остальными займусь налетевшей мошкарой. Алир — на тебе прикрытие с Легиона, — распорядился я по ментальной сети, связывающей всех благодаря имплантантам, а потому все общение заняло секунду, учитывая отклик каждого из бойцов.

Мы слажено разбились на две команды и устремились каждый к своей цели.

Первыми атаковали наши противники. Они попытались снять нас с расстояния при помощи ракет.

Хохотнув над такой наивностью, я закрутил штопор, в сантиметрах разойдясь с предназначенной мне, после чего атаковал что называется — в лоб, но при этом — не открывая огня. И когда между мною и противником оказалось опасно близкое расстояние, он попытался отвернуть. Ну-ну…

Резкий разворот на месте, от чего компенсаторы 'волка' взвыли от перегрузки, и вот я уже лечу хвостом вперед. Виброкогти выдвигаются на максимальную длину и я прямо-таки проезжаюсь по корпусу вражеского истребителя, заодно полосуя его броню и разрывая системы управления… И к поверхности уже падает бескрылый обрубок некогда бывшей боевой машиной.

Впрочем, это лишь часть моей атаки — параллельно с этим две импульсные турели, установленные на 'холке', дают точный залп по соседнему истребителю. И тот вспыхивает маленьким солнышком. Красиво…

Следующего противника я встретил двумя ракетами в лоб. Обломки весело закувыркались к поверхности…

Впрочем, не я один отрывался по полной — Арина вытворяла не на много менее головокружительные трюки, хотя и предпочитая бить врагов с расстояния. Что ж — каждому свое…

Следующую ракету я перерубил хвостовым клинком. Та-ак… Кто это у нас такой резвый? Ага…

Резко ускоряюсь, параллельно уворачиваясь от летящих в меня ракет, вновь иду в лобовую атаку.

У этого противника рефлексы оказались получше, чем у предыдущего. Или он просто видел, чем закончилась предыдущая стычка? Хмыкнув своим мыслям, я прочно сел на хвост убегающему противнику. Поиграем в салочки?

'Хорошо идет, — вынужден был я признать через две минуты бешеных маневров. — Но недостаточно…'

Даю короткий импульс из крейсерского движка (штраф никто не выпишет, так почему бы и нет?) — цель фактически прыгает в мои объятия.

Прочно вцепившись в корпус истребителя, который теперь с огромной скоростью вращался вокруг своей оси в попытках сбросить меня с себя, я быстро добрался до кабины пилота.

И кто же тут у нас? О! Цей-тан — раса, представители которой заслужено считаются одними из лучших пилотов во всей Галактике, несмотря на свой внешний вид: тело трехметровой сороконожки с удлиненными конечностями, каждая из которых заканчивается тремя костяными пальцами, которые при ходьбе складываются вместе в один шип.

Ну как бы там ни было — но этот цей-танец отлетался. Моя лапа проломила колпак кабины и расплющила пилота как… гы — жука. После чего спокойно отцепляюсь и пару секунд свободно падаю наблюдая за бесконтрольным полетом истребителя. Хорошо…

Резко выравниваюсь и, врубив двигатели на полную мощность, захожу на новую линию атаки…

Хм… Что-то многовато противников налетело — никакого удовольствия. Да еще и за своих переживаю, несмотря на охотничий азарт охвативший меня.

Что ж, жаль, но пора кончать с развлечениями. К тому же Джур с ребятами уже затащили трофей на борт Легиона. Так что пора и нам уходить… Подумано — сделано.

На несколько секунд наше крыло построилось в боевой порядок. Этого хватило, чтобы произвести согласование всех боевых машин, и они выпустили весь свой боезапас роевых ракет по противникам.

А теперь можно и драпать… Резкий разворот, больше похожий на кувырок в воздухе, и на всех парах мы несемся в сторону Легиона.

А сзади происходит настоящий воздушный ад. Ракеты, каждая из которых по себе ничем не отличаются своих простых товарок выпущенные хотя бы десятком — являются большой опасностью для кого бы то ни было. А уж если их несколько сотен — то и говорить нечего. А все из-за того, что все ракеты связанные между собой в некую сеть, которая образовывает некий коллективный разум- по этой причине, кстати, они и получили такое название — роевые. Уж очень похож принцип действия — как у роевых насекомых. Только у ракет есть одна задача — поразить как можно больше целей. Так что ближайшие полчаса нашим противникам не до нас — как бы самим в живых остаться. Ну а с таким количеством ракет в воздухе это очень проблематично…

А потому мы уже вполне спокойно приземлились на нижнюю посадочную палубу Легиона.

Бронированные створки за нами закрылись, и авианосец начал 'всплытие' через Черные Врата.

На палубу уже закачивался кислород, а потому уже очень скоро можно будет покинуть 'волка'…

— Это было что-то!!! — радостно взвизгнула Арина, повиснув у меня на шее, как только я выбрался с доспеха. Я, мягко говоря — опешил. А девушка, тут же смутившись, расцепила руки…

'Ну уж нет' — хмыкнул я, и мой хвост плотно обвился вокруг тонкой талии девушки.

Арина удивленно посмотрела на такое наглое поведение моей части тела. Но постепенно в ее взгляде проступало понимание. В эмоциональном плане сейчас она казалась каким-то ураганом из противоречивых эмоций. Впрочем, все вдруг резко замерло, и я наблюдал, как в ментальном плане раздробленные кусочки складываются в странную, но такую красивую мозаику…

Ее хвост робко обвился вокруг моего торса. Я мягко улыбнулся. В ответ получил робкую, но такую светлую улыбку, что аж сердце защемило…

Краем глаза я заметил, как присутствующие в ангаре псионы поспешили покинуть это место, не забыв прихватить с собой менее сообразительных товарищей. Видимо наши эмоции были для них слишком сильные…

Прижав к себе Арину я нашел своими губами ее… Сначала она ответила как-то на автомате, но уже через минуту наш поцелуй превратился в страстный и затяжной… Подхватив девушку на руки я поспешил к ближайшему лифту…

А дальше… А что было дальше — никого не касается кроме меня и Арины…

Проснулся я от чувства, что за мной наблюдают. Быстро просканировав окружающее пространство, я успокоился — никого кроме Арины рядом не было.

Открыв глаза, встретился с задумчивым взглядом девушки, на дне глаз которой плясали смешинки.

— Что? — не поняла мое темность, проводя пальцами по ее щеке.

— Ничего… Просто не думала, что ты так быстро жирком зарастаешь… — хмыкнула Арина. Я непонимающе на нее посмотрел. Она же вместо ответа провела пальчиком где-то в районе моей грудной клетки. Я с удивлением ощутил, что там появилось какое-то уплотнение. Причем…

Извернувшись мне, удалось частично ощупать свою спину. На ней появился какой-то жесткий небольшой горб.

— Фрийон!!! — взвыл я, вскакивая на ноги.

— Что? Ой мама… — пробормотал он.

— Что со мной произошло?!

— А я откуда знаю?! — не менее нервно отозвался корабль. — Выглядит нарост как жировое отложение… Но причины оному я не нахожу… Ну кроме того, что тебе почти две недели пришлось провести практически неподвижно находясь в 'волке'…

— Чем это может грозить? — поинтересовался я, пытаясь успокоиться.

— Не знаю — надо провести тщательное исследование…

— Почему диагност 'волка' не среагировал?

— Он искал опасные для тебя повреждения. А это же… Подожди — сейчас солью всю инфу с твоего доспеха, — Фрийон на минуту умолк.

— Бейссел, что происходит? — испугано спросила молчавшая до этого Арина.

— Что — не знаю… Но именно что 'что-то'… Ты ведь помнишь что я являюсь представителем генетически измененного вида? И что нас изменили аффтахор? — девушка кивнула. — Причем если судить по косвенным признакам — мы были у них кем-то на подобие стражей или охранников… Вспомни родной мир Дараларха… — опять кивок. Я же продолжал фактически раздумывать вслух, стараясь тем самым успокоить больше себя, чем девушку… — А это значит, что эта 'жировая прослойка' просто так не должна была бы появиться…

— И? — нервно пискнула Арина.

— А космическая бездна его знает… Как бы чего не случилось… Помнишь же как на меня мясо животных действует? Вдруг, какая очередная гадость полезет, а я даже не буду знать, как ее контролировать…

— Бейссел, я проанализировал данные, — наконец подал голос Фрийон.

— И что там?

— Изменения начались где-то через полчаса после того, как ты начал бой на перевалочной станции пиратов…

Я тут же постарался вспомнить тот бой… Хм… Сначала я уничтожил истребители пиратов, потом сбил пытающихся бежать… А дальше… Дальше я танцевал среди зарядов и ракет нацеленных на меня пиратами… Что я тогда ощущал? Эйфорию, упоение…

Хм… А ведь такое уже было когда мы взяли на абордаж корабль работорговцев в гипере…

— Легион — свяжи меня с Даралархом…

— Капитан? — удивленно спросил заспанный телепат. — Что-то случилось?

— Да… Помнишь наш абордаж работорговца?

— Такое сложно забыть, — пожал он плечами.

— А помнишь ли ты, как меня тогда назвал?

— Ем… Танцором Смерти… — удивленно пробормотал он.

— Можешь мне объяснить, что это такое?

— Разве что самую малость… Танцоры Смерти это была особенная, очень редкая, каста магов-воинов моей планеты… Мне довелось лишь однажды видеть ее представителя.

— Ну и?

— Они обладали какими-то… способностями что ли… Про них толком могли рассказать лишь они сами… Единственно что было подлинно о них известно это то, что они ощущали своих врагов на больших расстояниях. А еще они невероятно хладнокровны в бою — в ближнем бою один Танцор стоит нескольких десятков воинов высшей ступени обучения… А еще… их называли 'погибелью магов'.

— Ясно. Спасибо… — экран тут же потух. — Фрийон, быстро перекрестный поиск по ментальным практикам псионов с подобным описанием.

— Подожди немного… — попросил он и отключился.

А я же присев на кровать, привлек к себе Арину. Девушка была в смятении и испугана. Причем она не боялась меня, а скорее — за меня… Это было приятно ощущать что ты кому-то нужен.

Минут через десять, когда девушка уже расслабилась и уже отвечала на мои ласки — мягко вмешался Фрийон:

— Прошу прощения, но тебе Бейссел надо кое-что посмотреть…

— Что там? — слегка мрачно откликнулся я.

— Тут такое дело… Подобных ментальных практик ни в моих, ни в архивах Легиона — нет. Но кое-что я все-таки накопал. Есть несколько упоминаний о подобном феномене… Если коротко, то выходит, что некоторые псионы со временем достигают определенного порога, после которого они как бы 'слышат' мир… Считается, что их логика претерпевает некие изменения, которые со временем позволяют им частично предугадывать будущее. И это не простая интуиция… В разных мирах их зовут по-разному: Жнецы, Повелители Вероятностей, те же Танцоры Смерти…

— У аффтахор они были?

— Да. Их называли Стратегами… И они были лучшими военными командирами несмотря на всю миролюбивость моих создателей. Любая битва с их участием превращалась если не в фарс, то уж в избиение младенцев — наверняка…

— Хихикс… — нервно хихикнул я. Ничего себе… Мне тут же вспомнились все мои предыдущие похождения, больше похожие на танец на лезвии виброклинка… Но я практически сразу же перестал истерить. Ведь спрашивается, что изменилось от того, что я являюсь этим самым Стратегом? Пока лишь одни бонусы… Но и как говориться — тому кому много дается — потом и надают немало… Причем чаще всего это довольно болезненно… Наконец успокоившись полностью, я поинтересовался. — Фрийон — а что же собственно с 'жиром'? А то мы 'маленько' отклонились от первоначальной темы…

— Пройди очередное глубинное сканирование — узнаем больше. Благо на Легионе есть лаборатория на несколько порядков лучше той, что находиться у меня на борту…

— Угу — так и сделаю… Причем прямо сейчас… Арина — пойдешь со мной?

— Куда уж я от тебя денусь, — насмешливо хмыкнула она, уже почти полностью перестав за меня волноваться.

— Ну, тогда пойдем, — улыбнулся я ей, натягивая комбинезон. Правда дойти до дверей так и не успел — у меня сильно закрутилась голова. Уцепившись за косяк дверей, я смог удержать вертикальное положение. Впрочем, ненадолго. Голова все сильнее начала кружиться. Рука будто сама разжалась, и я брякнулся на пол…

— Бейссел!.. — успела закричать Арина, прежде чем я потерял сознание…

'…Что происходит? Где я? Я почему-то не ощущаю своего тела. Точнее его у меня просто нет. Как странно…

А вот и темный туннель со светом в конце… Что ж, пора посмотреть, как встретят меня мои сородичи… Или все-таки ангелы? Хотя сомневаюсь что последние — уж слишком много я успел натворить. Хотя вроде уничтожал лишь пиратов…

Я устремился вперед — к свету. Легкое сопротивление и я ощущаю, как будто прохожу слабый энергетический барьер…

Э… Ну и где же чаны со смолой и сковороды с грешниками? Или на худой конец белые тучки, и золотые врата с их, всем известным, фейсконтролем?..

…Я нахожусь в не очень большой комнате. Обставлена она со вкусом. Это заметно, несмотря даже на то, что здесь не часто убираются… Что-то мне говорит, что это моя комната…

Открывается дверь, и на пороге появляется миловидная женщина старших лет.

— Сынок, к тебе пришли, — мягко усмехается она. Моя мама… Странно, но у нее нет, ни рогов, ни хвоста или когтей к которым я уже привык… Простая гуманоида… Но такая родная… Она пропускает в комнату молоденькую девушку. Еще даже несовершеннолетнюю. Красивая фигурка, стройные ножки, небольшая грудь, тонкие черты лица и обалденная шевелюра пышных, черных как смоль, волос до лопаток… Она неуверенно улыбается. Я улыбаюсь в ответ, говорю:

— Ну, здравствуй красавица. Сегодня я буду твоим репетитором…

— Здравствуйте — меня зовут Ира…'

— Ира!!! — я резко подорвался с того места где лежал и непонимающе уставился на окружающую обстановку… Все эти приборы, шкафчики… Все это очень знакомо… Ах да, точно… А потому я позвал. — Фрийон?

— Наконец ты проснулся, — в его голосе звучало облегчение.

— Сколько я пробыл без сознания?

— Две недели. За это время мы успели вернуться на станцию, получить через подставных лиц оплату за уничтожение огромного количества пиратов, а заодно взяться за доставку груза большого тоннажа. Куда собственно сейчас и направляемся…

— Ясно… Фрийон, то, что я видел, это был сон?

— Нет, воспоминания… Во время закукливания был сломлен один из психоблоков, которые имели место в твоей памяти… Видимо близость с Ариной была тому причиной…

— Я думал, что полностью ее потерял… — непонимающе протягиваю, неуверенно вставая с медицинского стола-кровати.

— Я тоже так думал… Но теперь видно, что кроме утраты памяти у тебя есть еще и психоблоки на некоторых фрагментах… — замявшись немного, он добавил. — И еще одно…

— Да?

— Судя по всему, блоки поставил ты сам…

— Зачем? А главное как?! — ошарашено сажусь обратно на медицинский стол.

— Не знаю… Наверное чтобы сохранить эти воспоминания…

— Ясно… Ясно, что ничего не ясно… — шепчу я, закусывая по привычке коготь. Стоп! Какой коготь?! Это больше похоже на те ногте-когти что у Арины… — Фрийон? Что со мной произошло? — мой голос ровный и безэмоциональный, что говорило о моем сильнейшем волнении.

— Как я говорил, ты прошел закукливание… Тебе кстати очень повезло что оно не началось во время боя — за это можешь благодарить свой организм который был накачан просто жутким количеством адреналина… Но вернемся к основной теме… Ну, в общем… — больше он ничего не сказал, но часть противоположной стены превратилась в зеркало…

М-дя… что сказать? Если раньше я походил больше на беса или черта, то теперь передо мною, в отражении, с ошарашенным видом сидел настоящий демон.

Тот жировой нарост, что появился у меня — исчез. Теперь, по крайней мере, понятно для чего он был нужен — для наращивания мышечной массы.

Мой рост приблизился к двум метрам, кожа еще сильней потемнела и загрубела. Мускулатура, которая у меня и без того была довольно хорошо развита, грозила стать еще более мощной, сохраняя при этом свою поджаристость. Рога сильнее прижались к голове, но при этом прилично удлинились, а уши еще больше заострились и вытянулись, да к тому же, я мог ими вполне свободно шевелить. Клыки стали более крупными, зато теперь могли втягиваться. Хвост… хвост остался. Более того — он стал толще, а шип теперь мог распадаться на четыре части, тем самым его можно было использовать как пальцы. Малоподвижные, но пальцы. Сами пальцы, как уже говорилось, теперь оканчивались ногте-когтями, что впрочем, не сказалось на их остроте. А даже наоборот. Короче говоря, все части моего тела очень хорошо были приспособлены к убийствам. И было что-то еще…

— Фрийон, это то, что мне кажется?

— Они самые, — весело согласился он.

Вот это стало слегка неожиданно… Правда я быстро пришел в себя, после чего попытался ими пошевелить. Это оказалось на удивление легко, но сейчас они ощущались, как будто я их отлежал…

О ком это я?

Да о моих крыльях. Да, да — самых настоящих крыльях. Они оказались каким-то чудом: больше всего они были похожи на руки, только с сильно измененными пропорциями и с добавлением нескольких суставов. Их тонкие кости оказались на удивление прочными, к тому же при необходимости складывались довольно компактно и могли вжиматься в спину, которая теперь имела что-то наподобие карманов, куда собственно и можно было их сложить.

Еще большим чудом оказалась перепонка. Сейчас она была довольно-таки тонкая и практически прозрачна, но Фрийон заверил, что вскоре она станет очень прочной. А главное ее свойство было в том, что она была пронизана мышцами, благодаря которым я мог сознательно натягивать ее между "пальцев" крыльев, делая упругой или мягкой, а также притягивать вплотную к ним, отчего крылья превращались в странной формы руки с длиннющими пальцами.

— Э… А я смогу на них летать?.. Они хоть и большие, но мне кажется, что недостаточно для полетов на планетах с более-менее сильным гравитационным полем…

— У тебя кроме всего остального образовались биогравы — фактически это антигравитационные пластины биологического происхождения. Пока еще они довольно слабы, но их можно 'накачать', как и любые другие мышцы.

— Есть еще какие-то изменения, не заметные на первый взгляд? — нервно спросил я у Фрийона, пытаясь нащупать один из биогравов, который по заявлению моего корабля находился у меня в икре. Но ничего кроме небольшого уплотнения мышц обнаружить не смог.

— Ты как всегда прозорлив, — хмыкнул этот паразит. — У тебя возросли способности к регенерации. Также уплотнились псионические ткани, так что не удивляйся возросшим способностям. Еще что-то произошло с глазами — что точно никак не могу с Легионом определить… Вроде как ты получил аналог ночного зрения…

— М-да… Как ты думаешь, очередные метаморфозы ожидаются?

— Нет — пока ты находился в коконе, который, кстати, вырос, из жирового горба вокруг тебя за неполный час, мы сделали несколько анализов. Так что можно смело утверждать что больше нежданчиков тебя не поджидает… Разве что возрастут силы этой формы…

— Ясно… Кстати — а откуда взялась физическая масса? Ведь горба не могло хватить на все метаморфозы…

— Ну, это просто — ты все-таки на борту космического корабля, так что подключить тебя к необходимым системам с питательными веществами было самой малой нашей проблемой…

— Что ж, придется в скором времени пройтись по магазинам, — хмыкнул я, окидывая взглядом свое изменившееся тело, после чего вышел из медотсека, где собственно и находился. Пора поприветствовать команду…

Дверь плавно отошла в сторону, впуская меня в кают-компанию. Все находящиеся здесь (то есть вся моя команда — остальные бойцы находились кто где) тут же повернулись в мою сторону. Несколько секунд продолжалась немая сцена, после чего все как один вскочили с радостными криками и начали меня обнимать, хлопать по плечам, дергать за хвост и крылья… В общем все что положено после длительного отсутствия одного из членов экипажа.

Подобная кутерьма продолжалась минут пятнадцать, пока я начальственным голосом не приказал успокоиться. Те повиновались, хоть и с неохотой… и смешинками в глазах.

Я обвел взглядом радостные лица. 'Морды' — к разумным существам, было бы как-то неправильно применять. Ну, разве что — к моральным уродам. Но таковых в моей команде замечено не было. Облегченно улыбнулся, показав на мгновение свои изменившиеся клыки. Ни в ком из них я не ощущал никакой фальши — все были действительно рады меня видеть… Это было приятно.

Только что это? Грусть? Я нашел взглядом источник таких неправильных сейчас эмоций. Позвал:

— Арина… — девушка подняла на меня свои огромные глазищи, которые как говориться сейчас были 'на мокром месте'. Я мягко ей улыбнулся, после чего шагнул вперед, заключая ее в своих объятиях.

Девушка на мгновение замерла как маленький испуганный зверек, выскочивший навстречу огромному матерому хищнику, после чего сама повисла у меня на шее, рыдая в три ручья. Ее хвост довольно ощутимо обвился вокруг моего торса. Сквозь постоянные рыдания можно было различить тихие слова, постоянно прерываемые всхлипами, о том, как она за меня испугалась, когда я упал без чувств, а из всего тела начали быстро расти черные волосины, которые вскоре образовали вокруг меня непроницаемый кокон. О том, как она боялась, что я не проснусь… Или проснусь, но вновь утрачу память…

— Глупышка, — мягко сказал я, обвивая в свою очередь ее своим хвостом, а после и оборачивая нас крыльями, тем самым создавая некое подобие кокона. Команда вежливо отводила взгляды, хотя я то и дело замечал какие-то одновременно ехидные и завистливые взгляды…

Хотя их понять можно — Арина единственная девушка на корабле. А это есть непорядок. Ведь кто сказал, что женщины плохие бойцы? Может у некоторых гуманоидных рас так оно и есть — самки слабее самцов. Но вот только это не относиться к тем расам, чьи предки произошли от изначально хищных видов животных.

Например — женщины расы Джура даже сильнее мужчин, и это несмотря на свои более малые габариты — видал я на станции, как парочка таких 'львиц' сцепилась по какому-то поводу с командой каботажного судна, которое пришвартовалось для дозаправки. Так вот — улететь оные смогли лишь через неделю интенсивного лечения множественных переломов у всей команды, включая капитана, который был также 'львом'.

А посему надо будет исправить это недоразумение…

— Кэп, все же я не понимаю на кой нам этот трофей? — спросил меня Джур, когда мы все с удобствами уселись в кают-компании.

— Ты ведь запрашивал ответ по тому, что это такое. Впрочем, как и все здесь присутствующие, — для наглядности кого именно в виду я имею — обвел сидящую здесь команду Фрийона.

— Так-то оно так, — согласно кивнул мой старпом, задумчиво чеша свой подбородок верхней правой рукой, в то время как нижняя пара была сложена на груди. Забавное, однако, зрелище — каждый раз, когда вижу против воли начинаю улыбаться… — Но все же — зачем мы сперли дохлый информ-маяк? Пусть даже если он принадлежал аффтахор… Если уж это отребье Галактики не загнало его куда-нибудь хоть за полцены, а использовало его в виде памятника… То какой нам от него прок?

— Дохлый-то он дохлый… Но ты постоянно забываешь что в нашем распоряжении корабли этих самых аффтахор. А это что-то да значит… То, что сейчас невозможно для других рас — для Фрийона с Легионом лишь муторная, жутко кропотливая работа на месяц-другой… Уже сейчас они смогли извлечь кое-какую интересную, и что более важно — полезную информацию…

— Какую же например? — заинтересовано подалась вперед вся команда.

— Ну… — я издевательски начал затягивать время. — Как вам сказать… Информация штука всегда полезная… Особенно такая… Да… Такая особенно…

— Бейссел! — в один голос возмущенно рявкнули все.

— Хе-хе… Ладно, — махнул я на них рукой. — Все очень просто — на данный момент у нас на руках есть кое-какие исторические данные о том, что же собственно произошло во время гибели аффтахор… Ну и еще так — по мелочи — несколько полезных чертежей разных механизмов и оружия…

— Это же за сколько можно будет загнать такую информацию? — с придыханием закатил глазки к потолку Икых.

— Дорого. Очень дорого, — согласно кивнул я, после чего добил присутствующих. — Но это не идет ни в какое сравнение с тем, что мы сможем найти на планетах аффтахор…

— ЧТО?!! — да… они, несомненно, пока я был в коконе, репетировали хоровые вопли.

— Ну да — информ-маяки вообще-то были основными передатчиками информации в то время… Они, фактически, образовывали огромную информационную сеть по всей территории аффтахор благодаря своим модифицированным гиперпередатчикам…

Немая сцена.

Хмыкнув на ошарашенные лица друзей, которые на ближайшие десять минут потеряли способность разговаривать — я без стеснения тут же начал вновь приставать к Арине.

— И что — мы теперь будем разграблением мертвых миров заниматься? — как-то удивленно и с долей неприязни откликнулся Дараларх. Икых согласно кивнул.

М-да… Все же истинный аристократ — это аристократ. Даже, несмотря на то положение, в котором он находиться. Он не то, что я — даже если меня фактически королевским титулом величают — веду себя подчас хуже какого-то мясника. Хотя на войне не до расшаркиваний… Хотя все же надо наверное будет поработать над своими манерами