/ Language: Русский / Genre:home_crafts,

Мой Час

А Семенов


Семенов А

Мой час

А.Семенов

МОЙ ЧАС

Где ловить на новом водоеме, рыболову сразу и не сообразить. В таком неведении был я, когда в начале июня 1976 г. попал на Рижское водохранилище, родившееся между Саласпилсом и Кегумом. Сюда, на стремительную Даугаву, меня в течение многих лет тянул как магнит неповторимый, захватывающий клев голавля. "А что будет теперь?" - думал я, шагая по отвесному берегу. Река сильно раздалась вширь, пополнела, утихомирилась, улеглась меж крутых берегов и, казалось, безмятежно отдыхала от многовекового бега по каменистому ложу. В ее новых глубинах потонули мои заветные перекаты, косы, мыски, валуны и выступы, в районе которых еще год назад таились в засадах голавли, готовые молниеносно метнуться за упавшими на воду жуком или бабочкой, стрекозой или кузнечиком. Все, что раньше помогало мне ловить эту рыбу, исчезло. Не без грусти гадал: "Где ж теперь искать буяна? Да и можно ли его ловить здесь наплавом? Неужели настал конец увлекательной рыбалке?"

Отступить, сдаться без боя не хотелось. А потом появилась и надежда, что еще не все потеряно: ведь я знал берега, которые стали теперь дном водохранилища. А это уже кое-что! Надо, решаю, прежде всего определить, есть ли тут хоть какое-нибудь течение. Вспоминаю: на Кегумском бывает, когда вода то убывает, то прибывает. Значит, оно должно быть и здесь. Ищу подтверждения, шарю взглядом по зеркальной глади водохранилища и вскоре замечаю дощечку. Хоть и медленно, все же подвигается она в сторону Риги. "Хорошо. И при таком течении, - уверяю себя, - можно ловить наплавом. Лишь бы голавль поскорей выходил на поверхность воды..."

Голавль же не спешил покидать глубины. Ему пока нечего было делать наверху: стоявшее ненастье задержало массовый вылет крылатых, в частности садового хрущика. И все же смотрю - а не вскинется ли где-нибудь осторожная рыба?.. Но она не подавала признаков жизни. "Ничего, - обнадеживаю себя, выйдет, когда полетят и начнут попадать в воду всякие жучки, бабочки, и стрекозы. Вот только где голавль будет охотиться за ними?"

А пока для первой рыбалки на новом водохранилище выбираю один пятачок. К нему можно было подойти, и дно тут, недавно залитое и хорошо знакомое, не имело зацепов. Выбор оказался удачным: с глубины больше 2 м выудил на хлеб язя, вимбу, леща и три крупные плотвы. Озадачило лишь отсутствие голавля в улове. Я терялся в догадках: был ли он здесь или мне не удалось его подсечь после нескольких резких поклевок?

Кое-что прояснил выход к хорошо знакомому мне заливу, примерно в 42 км от Риги. До заполнения водохранилища вдоль этого залива тянулась зеленая, без единого кустика лобастая полоса правого берега реки. От основного русла Даугавы залив был отрезан перекатом, который, еле угадываясь, уходил под небольшим углом к левому берегу. Когда на полную мощь работала Кегумская ГЭС, в заливе появлялось небольшое течение и хорошо ловились вимба, окунь, щука, голавль, плотва, лещ. Вот сюда-то, к берегу, ушедшему под воду, я и наведался.

Расположился недалеко от рыболова, в садке которого уже билась какая-то рыба. Делаю первый заброс на хлеб. Еле заметно поплавок пошел вниз по течению, а поклевки нет. Подергиваю леску, дразню рыбу, но тщетно, а сосед то голавлика, то приличную плотвичку выхватит. А когда у его ног запрыгал изрядный щуренок, я понял, что сосед ловит на червяка, и сам перешел на эту насадку. И сразу же - поклевка. В садок опускаю первую плотву. А потом пошло и пошло, поклевка за поклевкой: то плотва медленно топила поплавок, то, мгновенно, голавль. Взял даже солидный щуренок, а за ним в садок последовал и килограммовый голавль. Правда, с буяном пришлось повозиться, чтобы не сломать тонкий кончик удилища.

Жадный клев, хороший улов, подход голавля к берегу - все это радовало, вселяло надежду на будущее, но я не мог отделаться от мысли, почему рыба не трогала хлеб, а на червяка набрасывалась жадно? Случайно в траве у самого уреза воды увидел несколько безжизненных дождевых червей. Странно! Откуда они взялись тут? Из размытых берегов? Нет. Слабое течение не способно размыть берега. Произошло другое: когда берег ушел под воду, черви полезли из земли, как лезут они из нее во время дождя. С прибылью воды рыба подошла к залитому берегу, наткнулась на лакомую пищу и не обращала никакого внимания на хлеб.

После этого мне оставалось решить главный вопрос: будет ли голавль набрасываться на жука, когда я стану ловить плавом?

К сожалению, массовый вылет жучка - садового хрущика - начался как никогда поздно - 11 июня. Из-за ненастной погоды вылетал он не каждый день, и голавль редко выходил на поверхность воды. Уловы на хрущика оказались скромными. Оставалась надежда на майского (июньского) жука. И она сбылась. Не забыть мне одного, во всех отношениях удивительного, часа рыбалки - то был мой час!

Массовый вылет майского (июньского) жука в 1976 г. тоже задержался, и задержался сильно, на целых три недели. С первым запасом этих жуков появился я на берегу залива лишь 14 июля. Занимался чудесный летний день. Было тепло. В просветы между крохотными облаками, похожими на клочки ваты, разбросанные по небу, пробивались солнечные лучи. Тишина. На воде ни одной морщинки. Лишь кое-где бесшумно плавилась крупная рыба.

Присаживаюсь, изготавливаю снасть, волнуюсь, но не спешу. Сбрасываю с катушки метров двадцать лески и отправляю вперед свою "подводную лодку" и жука на крючке. На излете поплавка легонько подаю удилище назад и тут его опускаю. Заброс получился нормальный, без хлесткого удара по воде. "Перископ" [Описание поплавка "перископа" см. в статье "За голавлями" в 33-м выпуске альманаха] и жук легли на одной линии со мной и стали медленно подаваться влево, в сто-рогу Кегума. Задерживаю поплавок, пропускаю жука вперед, моргаю, открываю глаза, а на воде уже ни жука, ни "перископа", лишь не намокшая еще леска стремительно уходит вниз. Подсекаю - и чувствую: есть первый голавль на жука! Правда, не великаном оказался, но я был доволен и им.

Когда третий лобастый улегся в мешок с травой, ко мне подошел местный спиннингист. Присел рядом, поздоровался кивком головы. Я ответил тем же и сделал новый заброс. Голавль словно ждал лакомство. Подсекаю. Удочка гнется, стараюсь ее удержать и... вздрагиваю от неожиданного: "Ура! Браво!" Это, оказалось, кричал спиннингист и хлопал в ладоши. И так продолжалось с перерывами минут двадцать. Потом восторженный болельщик взглянул на мой улов и признался:

- За всю свою жизнь я не видел такой захватывающей рыбалки. На глазах рыба берет наживку! Да какая рыба! Еще бы посидел и посмотрел на это зрелище, но дома дела ждут. Побегу. До новой встречи! По книжке, которая есть в нашей группе рыболовов, сделаю себе такой же, как у вас, поплавок и сюда, за голавлем! Хватит блесной воду цедить!..

Спиннингист заторопился, а я решил сделать еще один-два заброса. Очередной жук лег на воду и еле заметно пошел вправо. Стремительная поклевка застала меня врасплох. Не зная давно ли "перископ" и жук исчезли, я дал натянутой леске слабину и только потом подсек. Удилище угрожающе согнулось, тревожно запела леска. Снова дал ей слабину и потянул на себя. Голавль словно прилип ко дну, но, понукаемый моим подергиванием снасти, все же тронулся с места, начал бросаться из стороны в сторону, а я неторопливо то чуть опускал удилище, то поднимал его, подматывая леску. Минут через пять буян сдался. Потянул он, как потом показали весы, 1 кг 650 г.

Так на новом водохранилище закончился мой час, первый час ловли голавля наплавом. Домой я уходил довольный. И не только потому, что рыбалка доставила огромное удовольствие. Главное, я убедился, что плавом здесь можно на жука успешно ловить голавля. Да, видимо, не только тут, но и на многих водохранилищах, воды которых двигают турбины ГЭС, убывают и прибывают, создавая течение то в одну, то в другую сторону.