/ Language: Русский / Genre:other,

Китайгородская Стена Защитит Кремль От Набегов

Алексей Смирнов


Смирнов Алексей

Китайгородская стена защитит Кремль от набегов

Алексей СМИРНОВ

Китайгородская стена защитит Кремль от набегов?

Многие думали, что вершиной градостроительной политики московского мэра будет сооружение памятника государю императору Петр Алексеевичу на стрелке Москвы-реки. Они ошиблись.

Общая высота памятника составляет 70 метров (примерно 35 этажей), поэтому исполинский Петр безо всякого труда разбалансировал и без того причудливую систему доминант московской панорамы. Но мелких произведений Зураб Церетепи не ваяет, не ваять же он не может. Москвичам Петр Великий обойдется в сумму около 15-20 миллионов долларов.

Зураб Церетели - это живая легенда и постоянный объект бессильного сарказма столичной интеллигенции. Его энергия вызывает восхищение. Глумятся над художником не первый год. Одно из первых его крупных произведений - памятник российско-грузинской дружбе на Тишинской площади, представляющий из себя здоровенный столб, обвешанный буквами, насмешники дразнили фаллосом и шашлыком. Но собака интеллигентной общественности лаяла, а караван Зураба Константиновича невозмутимо шел.

За последние годы он соорудил мемориальный комплекс на Поклонной горе, обустроил каменной живностью Московский зоопарк, заселил своими скульптурами подземелье Манежной площади (кроме зверей, там предполагается разместить еще 75 князей работы скульптора Церетели).

Зураб Константинович в свое время даже ваял исполинскую статую в подарок американскому народу. С этим эпизодом в его творческой биографии связан нехороший скандал: оказалось, что под видом запчастей и комплектующих к монументу Церетели гнал братскому американскому народу цветной металл в одинаковых малохудожественных слитках.

Возможно, творческие экзерсисы мастера не вызывали бы такого ужаса у публики, если бы не стоимость проектов, размер произведений и явное желание монументалиста украсить ими всю Москву. Однако робкие (хотя и регулярные) протесты прессы и общественности не оказывали никакого влияния на художественные пристрастия мэра. Последний только удивленно пожимал плечами и сообщал, что "людям нравится". Руководителям вообще свойственно считать, что "людям" нравится все большое и ужасное.

* * *

А недавно жителей столицы проинформировали еще о двух грандиозных проектах, которые способны затмить все - прежние стройки - и размахом, и безумием замысла.

Первая задумка касается улицы Новый Арбат, в прежние времена известной под именем проспекта Калинина. Когда-то, еще во времена устойчивого социализма, под руководством архитектора Михаила Посохина была снесена изрядная часть заповедного Арбата и через нее был проложен прямой и широкий проспект Калинина со знаменитыми "домами-книжками". Композиция Михаила Посохина была прозвана в народе "вставная челюсть". Теперь архитектор Михаил Посохни - младший, представляющий авторитетное учреждение "Моспроект-2", мечтает зарыть в землю то, что построил его папа.

Суть замысла такова: вместо улицы прорыть тоннель длиной в километр двести метров. Сверху тоннеля насыпать бульвар с газонами и фонтанами. И, разумеется, с магазинами, офисами и ресторанами, как показывает практика, краеугольным камнем всякого зрелого архитектурного проекта являются рестораны и офисы.

Считается, что их наличие позволяет окупить любую историческую стройку. Проблема окупаемости в нашем случае весьма актуальна: закапывание Нового Арбата оценивается в сумму около 1 миллиарда долларов США. При этом - по оценке "Моспроекта-2" - арендная плата с 228400 квадратных метров вновь отстроенных площадей будет приносить городу 1,2 миллиарда долларов в год. Практика показывает, однако, что подобные расчеты недорогого стоят (в отличие от самого строительства).

В качестве исключительно самоокупаемой замышлялась, скажем, подземная стройка на Манежной площади. Предполагалось по кусочкам распродать подземелье коммерческим структурам и на вырученные средства реализовывать грандиозный проект. Выяснилось, однако, что структуры не готовы приобретать кусочки по таким расценкам, которые позволили бы в склько-нибудь существенной части покрыть расходы строителей. Это вынудило Юрия Лужкова провести специальное совещание, на котором он ругал руководителей проекта и учил их экономике. Юрий Михайлович рассказал своим подчиненным о том, что невозможность реализации товара свидетельствует о завышенной цене, уличил их в порочной ценовой политике и приказал распродавать квадратные метры дешевле. В противном случае он пообещал сменить руководящий состав Манежного погреба. О самоокупаемости речь, по-видимому, уже не заходила.

Едва ли строительство тоннеля окажется коммерчески более успешным. Несомненно одно': если бы сдача в аренду бывшего проспекта Калинина могла приносить хотя бы миллиард долларов в год, российское руководство было бы просто обязано изъять проспект в федеральную собственность, заколотить его с обеих сторон, понастроить на нем офисов и пельменных, обойдясь при этом безо всяких там тоннелей (тоннель в аренду сдавать но предполагается). С минимальными затратами Россия избавила бы себя от необходимости брать Деньги в долг у Международного валютного фонда. Державная выгода в данном случае не идет ни в какое сравнение с неудобствами от ликвидации одной столичной магистрали.

* * *

Помимо соображений мифической коммерческой выгоды, необходимость сооружения тоннеля энтузиасты строительства обосновывают заботой об экологии и оптимизации транспортных потоков в столице. И если в пользу арбатского тоннеля теоретически возможно привести хоть какието рациональные аргументы, то идея восстановления Китайгородской стены, которую тоже вынашивают в том же "Моспроекте-2" и которую тоже горячо поддержал мэр, иррациональна от начала и до конца и не обременена никакими земными прагматическими резонами.

Китайгородская стена была построена в первой половине XVI века. В 1934 году, в соответствии со сталинским планом развития города Москвы, стену снесли. Для благодарных потомков оставили два маленьких фрагмента (один из них - у станции метро "Театральная"). Теперь потомки готовы построить стену обратно.

Ее длина составляет два с половиной километра, а ширина - шесть метров. Но главная неприятность, разумеется, не в этом - не в размерах и не в объемах. Главная неприятность - это исторический маршрут прохождения стены.

Стена должна пройти по улице Охотный ряд (бывший проспект Маркса), Театральной площади, Лубянке, Старой и Новой площадям и, наконец, по Москворецкой набережной. Древнее сооружение расположится на проезжей части, а также вплотную к домам, построенным много позже XVI века.

Предков винить не в чем. Они, конечно же, не знали, что впритык к Китайгородской стене соорудят Государственную Думу и "Детский Мир", а на ее месте протянут оживленную улицу Охотный ряд и построят станцию метро "Театральная".

Станция метро уже причинила авторам проекта массу неудобств, хотя строительство еще не начиналось. Сперва планировалось изящно обогнуть "Театральную", однако это исказило бы исторически правильный маршрут стены. Тогда было решено встроить станцию метро в туловище древней стены, которая в далекие времена проходила аккурат через будущее здание наземного вестибюля.

Станцией метро проблемы, само собой, не ограничиваются. Когда стена отгородит гостиницу "Россия" от Москвы-реки и защитит ее от набегов с воды, транспорту станет негде ездить. Поэтому под стеной (и впритык к набережной) тоже придется рыть тоннели (правда, чуть короче, чем на Новом Арбате).

Так что стена тоже обойдется недешево. Однако, как мы уже отмечали, московские власти располагают кое-какими ноу-хау по части удешевления великих строек. Внутри шестиметровой древней стены будут размещены все те же магазины, офисы, рестораны, а также квартиры для особо состоятельных граждан. Просто диву даешься, насколько нерационально, не по-хозяйски использовали предки свою собственную стену.

В большом городе Москве есть 307 мостов и эстакад. По данным компегентных городских служб, треть из них находится в аварийном состоянии. Журнал "Столица", заботясь о своих читателях, опубликовал список 30 мостов, которые вообще готовы рухнуть в любой момент.

Мосты не чинят: нег денег. Да и бесперспективное это дело-чинить мосты. Кто запомнит человека, починившего чужой мост? Запомнят человека, построившего свою стену.

Кто бы помнил сейчас о крепком хозяйственнике древности Хуфу-Хеопсе, если бы он не отгрохал в свое время самую большую в Египте пирамиду? Пользы от нее-никакой, кроме того, разумеется, что в ней можно хранить одного покойника. Зато человечество уже без малого 4 тысячи лег охает, цокает языком и просто "тащится" от пирамиды Хеопса.

Все-таки она такая здоровая! И стоила по тем (египетским) временам просто немерено.