/ / Language: Русский / Genre:sf_action, sf_space / Series: Проснувшийся

Проснувшийся (Дилогия)

Антон Демченко

НФ? Космоопера? А чёрт его знает. Но боты-дроиды и плазмобои присутствуют.

Антон Демченко

Дилогия «Проснувшийся»

Проснувшийся

ПРОЛОГ

Старому избитому космическим мусором спутнику не суждено было пережить очередное попадание метеороида. Мчавшийся сквозь пустоту, космический скиталец размером с грецкий орех пробил и без того дышавшую на ладан силовую защиту и угодил аккурат в коррекционный двигатель… как раз в этот момент пытавшийся исполнить свою задачу и удержать старую железяку на прежней орбите. Случись подобное ещё лет пять назад, когда на спутнике были целы четыре корректора из восемнадцати положенных по нормативу, и всё бы обошлось, но как не пытался процессор компенсировать последствия удара метеороида, двух оставшихся движков просто физически не хватало, чтобы удержать убитый спутник на нужной орбите. В конце концов, до полусдохшего блока его интеллект – схем дошла вся бессмысленность этой затеи, и процессор, отправив, как и положено по протоколу, отчёт, подтверждения получения которого можно было и не ждать ввиду давнего разрушения ЦОК[1], попытался сделать последнее, что было прописано в его протоколах безопасности. Расчёт интеллект – блока позволил запустить иную процедуру коррекции и увечный старый аппарат начал падение на планету. Согласно программе, сделав два витка, спутник должен был войти в плотные слои атмосферы и совершить посадку в районе запасного полигона Службы Планетарной Безопасности… О том, что ни полигона, ни самой СПБ на планете давно нет, а значит некому будет позаботиться о древних, но по – прежнему секретных потрохах железяки, интеллект – блок естественно не знал. Но ему уже было откровенно всё равно. Последняя эволюция спутника не прошла бесследно, и он, получив мощный разряд, закономерно выгорел вместе с основным вычислительным модулем и управляющими системами.

Последний расчёт траектории вышел точным, но время, проклятое время, и всё те же пресловутые корректоры сделали своё дело.

Обломки спутника упали не в заданном квадрате, а рядом, буквально в сотне километров. Взметнув к небу столбы пыли и пластобетонного крошева, которые тут же снесло стоковым ветром, стекающим с недалёких гор и набирающим бешеную скорость на равнине, спутник рухнул наземь, и разлапистая, обгоревшая, но не утратившая своих запредельных характеристик, штанга, торчавшая несуразным рогом из его шарообразного корпуса, пробив и так уже основательно растерзанный пластобетонный короб, вонзилась точно в линию энергоснабжения. Пахнуло горелым пластолитом, по спрятанным в коробе шинам пробежало несколько искр и… тишина. Только вездесущие долинные суслики, которых здесь иначе как пустынными грызами не величают, заинтересовались происшествием. Любопытные твари, не способные сожрать разве что тот самый пластолит, довольно быстро отыскали место падения спутника и, следуя своей природе, тут же ринулись исследовать недоступные им прежде подземные ходы.

А их тут было немало. Военные любят закапываться в землю, пожалуй, не меньше тех самых грызов и достигли в этом деле немалых успехов, превратив грунт под седьмым наблюдательным пунктом, в запутанную систему галерей и переходов. Впрочем, это было давно. Ещё в те времена, когда над планетой царил ЦОК Третьего Флота Королевских Военно – космических сил Ронда, а на ней самой проживало больше восьмисот миллионов человек, из которых четверть носила знаки различия всех возможных родов войск. Здесь безраздельно правила военная администрация. Когда‑то… Да только сейчас от былой роскоши остались лишь ошмётки, по каким‑то причинам не выжженные орбитальными бомбардировками. Флот? Ну, раз дело дошло до обстрела из космоса военных баз, систем ПКО и административных центров, можно с уверенностью предположить, что и доблестный Третий Флот призванный защищать систему, постигла та же незавидная участь. И это будет правдой. Точнее, стало таковой… лет двадцать назад, когда два больших и суровых государства решили вдруг, как настоящие добрые соседи, померяться силушкой молодецкой за одну небольшую, но очень удобную систему Агора. Легко догадаться, что её частью и была вот эта самая планета, где бывший хозяин организовал настоящий плацдарм, который, как небезосновательно полагал его сосед, мог служить только опорным пунктом для рывка на его системы. А это ж не по – соседски, правильно? Вот и завертелось. Да быстро закончилось. Пока соседи пыхтели да силой мерялись, пришли к ним «зареченские»… на огонёк заглянули, ага. И пошла потеха да такая, что про систему Агора и планету с незатейливым названием Агора Третья забыли прочно и надолго. Ну, право, какое дело до межи, когда «зареченские» уже у печи горшки вовсю колотят?

Или казалось, что забыли? Через заблокированные кольца гиперпереходов сообщения нет, но небольшие корабли с опознавательными знаками фронтира в системе появляются. Аккуратно, незаметно, но регулярно. И на планету присаживаться не забывают. Наверное, потому что больше некуда. Все пустотные конструкции в системе раздолбаны в хлам. А на Агоре Третьей продолжают жить люди… выживают, если точнее. И здесь грызам не досталось первого места, хотя, казалось бы, уж кто‑кто, а они – идеальный образец самого живучего млекопитающего. Ан нет, упёртые людишки их и тут обошли.

– Гар, слышал? – Затянутый в потрёпанный комбез сбоящей камуфляжной расцветки, молодой парень с выгоревшими на солнце волосами сдвинул на лоб огромные очки, защищающие его глаза от секущего пыльного ветра, и повернулся к напарнику, копающемуся во внутренностях малого транспортника. «Пустынник», как называют здесь эту высокую трёхосную машину, больше похожую на бронированный от большого ума багги – переросток, то и дело скрипел и время от времени покачивался на длинноходной подвеске.

– Ты что‑то сказал, Тим? – Бородатая физиономия старшего напарника показалась над люком мехвода, и маленькие глазки испытующе уставились на младшего, сидящего на капоте и внимательно шарящего взглядом по сторонам.

– Да… там, у Двойного Рога что‑то конкретно бахнуло. Может, глянем?

– Ага, сейчас. – Хмыкнул Гар. – Вот всё бросим и поедем смотреть. Башкой думай, малой! Мы на территории Сухого, и его люди уже наверняка в курсе, что там что‑то ё… кхм. Или сами же это дело и устроили. В общем, что так, что эдак, если мы туда сунемся, попадём либо под их разъезд, либо под их же экспедицию. На их территории. Жить надоело?

– Да ладно тебе. – Буркнул Тим. – Я ж просто предложил, так… не всерьёз.

– Не всерьёз будешь Витку у Хромого в ночлежке валять. Обсос. – Вызверился рыжий Гар и скрылся во внутренностях пустынника. Но тут же вновь высунул патлатую голову. – По сторонам смотри, дурило! Нам гости не нужны!

– Да смотрю я, смотрю… вот же пенёк старый. – Последние слова блондинистый договорил уже себе под нос, поудобнее перехватил игольник и, вновь нацепив на запылённую физиономию защитные очки, сосредоточил своё внимание на окружающем пространстве.

– Я может быть и старый, но не настолько глухой, чтоб не услышать тебя в гарнитуре. – Неожиданно рявкнул прямо в ухо Тиму голос его напарника, и белобрысый еле сдержался, чтоб не сплюнуть. В сухих долинах жидкость лучше поберечь даже с учётом скорого наступления сезона дождей.

А в подземных переходах у того самого Двойного Рога, где рухнул спутник, стало оживлённо. Пустынные грызы, рванувшие в открывшийся проход, столкнулись со своими «городскими» собратьями, давно считающими эту территорию своей вотчиной, и в тёмных сухих штреках началась своя война. Визг первых столкнувшихся нос к носу «разведчиков» привлёк внимание их товарищей. Так что уже через несколько минут в переходах послышались шорохи и цоканье сотен когтистых лапок по пластобетонному полу, и в заброшенных людьми переходах закипела битва. В воздухе повис тяжёлый запах крови. Нынешние обитатели базы, совсем не желая отдавать свою территорию пришлым, бились отчаянно… и с умом. Они вовсю использовали своё превосходное знание местности, обходили и брали агрессора в клещи, пробирались по трубам над местами схваток и падали на головы противников… Так что, в конце концов, выжившие в бойне пустынные грызы отступили туда, откуда пришли, а пространство вокруг места падения спутника и образовавшегося пролома отошло под контроль «городских». Их острые заляпанные кровью мордочки с тёмными быстрыми глазами и покрытые гладким мехом вытянутые тела замелькали вокруг медленно остывающих обломков спутника. Всё, граница на замке.

Эта часть военной базы, расположившейся прямо под НП, когда‑то находилась в ведении Службы Планетарной Безопасности, пожалуй, единственной военизированной структуры на Агоре Третьей, не входившей в вертикаль подчинения военного ведомства.

Что здесь хранили безопасники, армейцы не знали. Командование сектора получило приказ обеспечить им изолированные помещения с собственным энергоснабжением и выполнило его, отведя под размещение отдела СПБ часть заброшенной военной базы и подключив её системы к одной из ниток резервного питания, сотни которых были проложены в разных направлениях от «медленного» реактора в недрах Синих гор. Это было проще и дешевле, чем установка полноценного блока автономного питания, избыточного для выделенного СПБ комплекса, или чем подключение к давно дышащим на ладан автономникам законсервированной военной базы. Собственно, именно поэтому, когда вырубились основные генераторы, в брошенном комплексе, отведённом Службе Планетарной Безопасности, продолжали тускло светить панели аварийного освещения, и установленная техника всё так же помаргивала зелёными огоньками готовности к работе… а кое – какая аппаратура и вовсе продолжала отрабатывать заложенный цикл.

Такая как, например, подключённая к малому вычислительному модулю, стазис – камера. – эдакий высокотехнологичный пластобетонный гроб, верхняя крышка которого, выполненная из очень прочного и довольно дорогого типа пластолита с изменяемой светопроницаемостью, позволяла рассмотреть содержимое камеры во всех подробностях.

Так было. До момента падения спутника и разрушения питающего кабеля. Прекращение подачи энергии вызвало короткий сбой. В лучшие времена, когда на базе и в помещениях СПБ ещё было полно народа, это не стало бы проблемой. Сработали бы стабилизаторы, и малые автономники моментально взяли бы на себя всю нагрузку, но… двадцать с лишним лет без обслуживания и присмотра сказались на технике не самым лучшим образом. Из четырёх миниатюрных генераторов, установленных здесь параноиками из СПБ, сработали только два, да и те с небольшим опозданием, которого хватило на то, чтобы вычислительный модуль раздражённо пискнул и перезагрузил систему. А в следующую секунду прозрачная крышка стазис – камеры потускнела, и исходивший от конструкции тихий, почти неслышный гул, стих.

В воцарившейся в помещении тишине тихо щёлкнули замки, и крышка камеры неслышно отъехала в сторону.

ЧАСТЬ I

ШЕСТЬСОТ ЛЕТ – НЕ СРОК

Глава 1

С добрым утром, Агора

Всё‑таки, не получилось… Последнее воспоминание – трап к верхнему люку межсистемника… и темнота. Значит, там и взяли, не иначе. А ведь, казалось бы, всё продумал до последней мелочи, не должны они были хватиться пропажи ещё сутки, как минимум!

Слуха коснулось странное жужжание… Эх, глаза бы открыть, да тело не слушается. Дроид, что ли? И судя по издаваемым им звукам, на диво ушатанный. Руки бы оторвать тому технику, что его обслуживает…

Дроид действительно был «ушатан»… временем. Гравиплатформа, служившая ему средством передвижения, гудела от напряжения и чуть заметно подрагивала, манипуляторы, которыми дроид освободил камеру от содержимого, скрипели и подвывали приводами.

А содержимое было весьма примечательным. Юноша, лет семнадцати на вид, хорошо развитый физически, черноволосый и бледный, с заострившимися чертами лица, одетый в серый облегающий комбинезон без каких‑либо намёков на карманы и с пустыми разъёмами поясных держателей. На ногах высокие ботинки, а на запястье левой руки медленно проступает узкая ленточка неприметного серого браслета…

Подняв тело над стазис – камерой, дроид, выполняя заложенную в него когда‑то программу, крутанулся на месте, отчего руки и ноги юноши мотнулись из стороны в сторону, и покатил к стоящему в углу комнаты цилиндру медкапсулы. Оказавшись рядом с ней, дроид пискнул, обозначив поданный на капсулу сигнал, и цилиндр, зашипев приводами, медленно открылся. Несмотря на разболтанный механизм, дроид довольно ловко поместил юношу в некое подобие кресла внутри капсулы и, издав ещё один писк, откатился в сторону. Створка медкапсулы закрылась, и комната вновь погрузилась в тишину.

«Запрос… идентификация… отклик. Информаторий первого уровня… связь отсутствует. Информаторий второго уровня… связь отсутствует. Обнаружено сорок восемь устройств открытых к подключению. Подключение… отклонено. Неизвестный формат данных… идёт анализ… время окончания процедуры… шестьдесят семь минут. Найден блок протоколов… коррекция временного интервала… тридцать две минуты до окончания процедуры…»

Прикрытые веками глаза считывали поступающую информацию, а в голове запертого в медкапсуле юноши зрели вопросы. Что за бред? Как может отсутствовать связь с верхним Информаторием?! Это… так не бывает! Доступ к первому уровню обеспечивается в любой точке обитаемой части галактики, даже у ксеносов! Да у последнего приговорённого с колонизируемого мира имеется возможность подключения. Пусть связь открыта только на приём, но… она есть! А здесь… И что за неизвестный формат данных?

«Внимание… объём памяти недостаточен для продолжения анализа… рекомендуется увеличение объёма минимум в… сорок два раза… Отдать команду на приращение объёма?»

Сколько?! Да что он там анализирует, а?! Это же… это же… не понял. Тьфу, он же на каждое устройство свой процесс поднял.

«Подтверждение… до окончания процедуры… 3:22. 3:21. 3:20. 3:19… 0:01. 0:00. Формирование массива завершено. Структура данных определена. Протокол 1. Запрос… Отклик. Есть доступ… устройство, наименование на интерлине: МЕДКОН «Лекарь», персональный номер 421222. Внимание, анализ текстового материала справочных формуляров модуля «Лекарь» свидетельствует о языковом дрейфе. Вероятность смещения ввиду изоляции популяции – 36 %, вероятность временного дрейфа – 57 %, вероятность иных причин изменения языка – 7 %…»

Ого… если допустить временной дрейф, то… это ж сколько времени‑то прошло? Впрочем, что гадать… Запрос на синхронизацию.

«Принято. Планетарное время… синхронизировано. 18:25, день 5, месяц 8, цикл 845.» Хм, 15 месяцев в году… лето в разгаре, да? Или наоборот, зима? Хм… не важно. Позиционирование «на местности» отложим на потом… «Системное время… синхронизировано. 12:25 5/25 оборота»… Ага, скорость вращения здешнего светила почти классическая… «Галактический стандарт… синхронизировано. 0,0062… уточнение 14384 год от Начала» Сколько – сколько?!!! Шестьсот лет? Да чтоб его… шестьсот двадцать два года в стазисе. Как вообще такое могло произойти?!

Медкапсула, уловив возбуждение пациента, тут же полыхнула предупреждающими сигналами и впрыснула в объём успокоительный раствор… Минута – другая и, закончив работу, цилиндр распахнул створку.

Юноша, наконец, смог открыть глаза и, глубоко вздохнув, перешагнул высокий порог «Лекаря». Высокие, плотно облегающие лодыжки, ботинки с толстой, грубо рифлёной подошвой глухо ударились о пластобетонный пол комнаты, и взгляд молодого человека зашарил по сторонам, не преминув отметить казённую скудность обстановки и общее запустение царящее в плохо освещённом помещении.

– Вот это я попал… – Хриплым голосом протянул юноша и растрепал влажные после медкапсулы волосы. – Так ещё никто со службы не дезертировал. Это точно. На другой край Галактики сбегали, было дело, сам слышал… но чтоб убежать во времени… Поздравляю, Ким, ты и тут отличился…

Молодой человек огляделся по сторонам и, заметив застывшего в углу дроида, уставился на него. Прошло несколько минут, и старый бот, скрипя манипуляторами и вибрируя гравиплатформой, подплыл ближе.

– Значит, это ты меня вытащил из стазиса, да? Дебер-12МУ… Будешь Бычком. Кстати, о мясе… может, ты мне и поесть чего‑нибудь найдёшь, а? – Протянул Ким. На взлом последних протоколов безопасности дроида у него ушла одна минута, по истечении которой бот полностью подчинился юноше и, пискнув в очередной раз, покатил на выход из комнаты, показывая дорогу своему новому хозяину. А тот, следуя за дроидом, не прекращал взламывать все обнаруженные его системой устройства по очереди. И напоровшись на вычислительный модуль, тихо выматерился, прочитав данные о последнем обращении к машине. Двадцать лет назад… иными словами, последние два десятка лет здесь никого не было. Законсервированная база? Или брошенная?

Ответ на этот вопрос нашёлся всё у того же вычислительного модуля. Запись последних действий персонала в логах машины чётко свидетельствовала – подземный комплекс его сотрудники покидали в спешке, но не по тревоге. Ушли и больше не вернулись. По крайней мере, ни один из люков комплекса с того момента ни разу не открывался. Отработав протокол, не дождавшаяся хозяев база перешла на энергосберегающий режим, в котором и пребывала до недавнего времени.

Ким хмыкнул. Весело. Очнулся на брошенной базе СБ, чужой СБ! через шестьсот лет после попытки сбежать со службы… и был принят системами этой самой базы как родной. Хм… в этом, конечно, есть свои плюсы. Вариант очнуться в тюремном блоке Корпус Сервус был бы куда менее приятным. Можно сказать, что Киму удалось‑таки сбежать от перспективы воевать против родного мира самым радикальным способом. Сейчас же он жив, здоров и свободен. Уже три эти факта позволяют смотреть в будущее с оптимизмом. Ну а странности… хм, у него полно времени, чтобы с ними разобраться.

Например, с удивительной адекватностью и… доброжелательностью систем базы. Здешняя техника принадлежит планетарному СБ и, по логике, опережает его морф – систему на сотни лет… но взламывается с такой лёгкостью, словно это не защищённая аппаратура специального назначения, а… домашняя кофеварка!

Нет, морф – система в организме юноши была довольно продвинутой… для своего времени, всё‑таки разрабатывалась она не абы для кого, а для операторов разведмодулей, но даже с учётом этого факта вскрытие защищённых каналов связи и взлом вычислителей, тем более аппаратуры СБ, с такой скоростью… это что‑то странное. Надо разобраться… стоп.

Ким остановился перед низким, но широким порталом и, покосившись на зависшего рядом дроида, уставился на замок. Сигнал на открытие прошёл моментально, и тяжёлые створки складского комплекса с тихим скрежетом разошлись в стороны. М – да уж… какое громкое название: «складской комплекс», и не подумаешь, что на самом деле за массивными дверьми располагается помещение площадью чуть больше ста квадратных метров. Правда, забит он был, что называется, под завязку. Стеллажи ломятся от контейнеров, ящиков и капсул, и только в дальнем углу склада, ограждённом низким бортиком – пусто. Хм. Оружейка?

Морф – система отправила запрос на складской вычислитель, и тот, в очередной раз удивив Кима своей покладистостью, выдал всю необходимую информацию. Да, оружейка. Силовые щиты отключены в виду отсутствия единиц хранения и для экономии энергии. Значит, оружия нет. А что есть?

Номенклатура всего имущества, находящегося на балансе склада, «упала» Киму, едва он сформировал и отправил запрос. Хм… вот почему дроид притащил его именно сюда. Сухпай… ничего другого на брошенной базе всё равно не найти, правильно?

Сухой паёк, одно название. Да и то неточное. ИРП – СН. Индивидуальный рацион питания. Суточная норма. Почти не изменились за прошедшее время. Немного другой нагреватель, иные нормативы питательных элементов, явно привязанные к условиям Агоры Третьей. В остальном всё то же. Саморазогревающийся обед, галеты, тоник… и пара плиток «перебиватора». Сладкие и очень питательные смеси. Всё знакомо, всё стандартно…

Для перекуса Ким устроился в том же помещении, где очнулся. После пребывания в медкапсуле, основательно почистившей его организм, пустой желудок юноши требовал еды со страшной силой. Собственно, именно поэтому, убедившись, что он на базе один, Ким и решил отложить её исследование до тех пор, пока не утолит голод. Но кое‑что он узнал во время похода за едой. А именно, что «ирпов» на складе ровно тысяча восемьсот штук. Учитывая, что год на Агоре Третьей, как он выяснил из общения с вычислителями базы, длится ровно триста суток… Шесть лет он может прожить здесь, не нуждаясь в пище и воде. От перспективы шесть лет питаться исключительно «ирпами», пусть даже офицерскими, Кима ощутимо передёрнуло. Нет, задерживаться здесь настолько, он не станет.

Вот, разберётся в происходящем, решит вопросы с покладистостью интеллект – системы базы… и на свободу с чистой совестью, как говаривал один давно сдохший следователь Корпуса, расписывая Киму перспективы его дальнейшей жизни…

Горячую кашу, несмотря на её довольно посредственные вкусовые качества, юноша срубал в один момент. Ему не привыкать. В трущобах Нижнего Салема и позже в учебке с разносолами было туговато. Так что, на голодный желудок и «ирп» за деликатес сойдёт. Вот как сейчас. Ким запил кашу тоником и, довольно ухмыльнувшись, покосился на терминал вычислителя.

– Вот, совсем другое дело. А теперь за работу. – Юноша поднял руку, и от закреплённого на запястье браслета в ладонь скользнул тонкий проводок с ниточками – усиками на конце, шевелящимися, словно живые. Универсальный шунт. Ким перехватил его пальцами и подвинулся поближе к терминалу. – Ну‑ка, друг мой, подставляй разъём. Попробуем прощупать тебя на аппаратном уровне…

Глава 2

Не хватает… деталей не хватает

Ким удручённо смотрел на раскуроченный вспомогательный модуль вычислительной системы и бездумно крутил в ладони ластящийся к пальцам универсальный шунт.

– И что с этим делать? – Вздохнул юноша.

– Запрос не ясен. Уточните. – Раздавшийся в комнате голос заставил Кима раздражённо отмахнуться.

– Помолчи, железяка.

– Перехожу в виртуальный режим. – Булькнул интеллект – комплекс базы и замолк. Молодой человек скривился, закрывая развернувшуюся перед его внутренним взором консоль связи с ИК.

– Ну, зато хотя бы стало понятно, почему они так легко открываются. – Вздохнул он. – Ничего странного, учитывая отсутствие пси – модуля. Вопрос в другом… а почему ни в одном вычислителе этой базы его нет? Куда делись? Сотрудники пропили? Или…

Взгляд Кима упал на застывшего в углу комнаты «Бычка», и молодой человек, прищурившись, поманил дроида пальцем.

– А иди‑ка ты сюда, друг разлюбезный… а ещё лучше, катись прямо на склад… так, где тут у нас это… не то, не то… вот! Полевой вычислитель исследовательской группы… Его и принесёшь. Проверим практику статистикой, хм… – Пролистав файл номенклатуры склада, Ким отдал приказ дроиду, и тот поплыл прочь из комнаты…

Вот и замечательно. А пока одна железяка ищет другую, самое время пройтись по закуткам базы СПБ, окинуть их… хозяйским взглядом, так сказать. Сенсоры сенсорами, отчёты отчётами, а собственные глаза ничто не заменит, это ещё сержанты в учебке вбили накрепко. Решено.

Ким поднялся с жалобно скрипнувшего пыльного кресла и, подхватив со стола вытащенный со склада фонарь, двинулся на выход. Замелькали полутёмные коридоры, пустые помещения и переходы… База СПБ оказалась невелика. Всего два уровня, и лишь на втором, том самом, где он очнулся, Ким нашёл оставленные сотрудниками вещи. Первый уровень был вычищен под ноль. Ничего… ни обрывка проводка, ни разбитого кристалла памяти… только сырость и звуки капающей где‑то в тех – переходах воды.

И так по всему уровню, кроме одного – единственного места. Ким подал приказ на открытие дверей, но створки даже не дрогнули. Не зашипели приводы, не зажёгся сигнал открытия… ничего… кроме коротко моргнувшей алой подсветки, на миг очертившей абрис стандартной стальной двери. И тишина.

Юноша в недоумении приподнял бровь и обратился к плану – схеме базы, выкачанной им из интеллект – комплекса. Хотя какой там интеллект?! Откуда? Без пси – модуля и, соответственно, «возможности ситуативного анализа в условиях наличия неполных и искажённых данных», как это называлось тогда, здешний вычислитель… тьфу ты, вот же заноза в башке засела… Ким тряхнул головой и принялся изучать схему, в поисках обозначения заинтересовавшего его объекта. Есть синхронизация… Помещения на карте окрасились ровным жёлтым цветом, сигнализируя об открытом доступе. А вот искомое помещение с непокорной дверью на схеме оказалось окрашено чёрным, да ещё и обозначено как «Чёрный блок». Хм… ну да, понятно, почему при первом просмотре карты юноша пропустил это исключение из правила. Чёрным блоком в учебке звался карцер, а это было не то место, куда бывший курсант Ким Дрём пошёл бы по доброй воле. Шестьсот лет как с куста, а воспоминания свежи, будто всё вчера было… И это нежелание сыграло с Кимом дурную шутку. Не обратил внимания на то, что «карцер» разместился среди жилых помещений базы.

Ну уж сейчас‑то он эту ошибку исправит. Юноша предвкушающе улыбнулся и, в азарте потерев руки, скомандовал морф – системе «фас»… но тут же дал отбой и чуть не отвесил себе подзатыльник. Идиот! Кто знает, что там за дверью? А если активная система обороны? Или просто штурмовой дроид «в спячке», запрограммированный на атаку при открытии двери?!

Ким огляделся по сторонам и вздохнул. Да, кажется, у кого‑то за прошедшие столетия окончательно протухли мозги. Проверил базу по отчётам и решил, что раз здесь никого нет, а вычислители ломаются от одного тычка шунта, можно спокойно шататься, где вздумается… Придурок…

Юноша ожесточённо потёр лицо и, развернувшись, отправился на нижний уровень, поближе к своей колыбельке… и складу. Там, кстати, можно попытаться отыскать что‑нибудь для самообороны на случай вот таких вот «вылазок», да и вообще… определиться с ситуацией. В самом деле, с мозгами у Кима что‑то не в порядке… точнее с реакциями. Заторможено действуют, нелогично. Вместо того чтобы в первую очередь определиться со своим местонахождением и разобраться в ситуации, зачем‑то полез разбираться с необычной покладистостью местной системы безопасности, а потом и вовсе принялся курочить вычислитель… не иначе, как по привычке… Говорят, бывает такое, что в экстремальной ситуации человек начинает делать не то, что нужно для выхода из неё, а то, что лучше всего умеет. Хрен его знает, так это или нет, но в случае Кима очень похоже на правду.

Молодой человек скривился… Происходящее с ним явно выбивалось из нормы, а значит… значит, прежде всего, нужно попытаться привести себя в порядок, а потом, если процедура не займёт много времени… вот опять! Гадство! Нет, положительно что‑то не то с головой творится… Сначала надо отыскать оружие… нет… разобраться с отсутствующими пси – модулями. Это здесь стандарт или случайное совпадение… Ужин?… Так ведь ел недавно… Или давно?… Нет, давно, он завтракал… шестьсот двадцать лет назад, а обедал недавно… Ар – ргхх!

Ким сделал шаг… другой… и, потеряв сознание, кулем свалился на пластобетонный пол. Именно там, спустя несколько минут, его и обнаружил «Бычок». Сервисный дроид замер на миг перед распластавшимся на полу телом, но буквально через секунду у него сработал один из штатных протоколов и, подхватив человека манипуляторами, дроид, значительно прибавив ходу, помчался к медкапсуле.

Дежа вю… Так кажется, называл подобное состояние один из однокурсников Кима… Юноша вывалился из цилиндра «Лекаря», взъерошил вновь ставшие влажными волосы и, окинув взглядом спешно залатывающий прорехи комбез, вздохнул. С другой стороны, из головы словно свежим ветром вымыло всю муть. Чувствовал себя Ким не в пример лучше, чем после первого пробуждения… хотя тогда ему казалось, что всё неплохо. Но сейчас он понимал, что именно «казалось». Всё‑таки стазис на такой долгий срок, то ещё испытание…

Ким покрутил головой, повёл плечами и, оглянувшись на медкапсулу и вызвал отчёт автодока, благо, хоть после второго посещения капсулы, он, наконец, был сформирован. Перед внутренним взором юноши побежали строчки информации… не сказать, что он понимал всё, но в подготовку оператора разведывательного модуля входило и обучение началам полевой медицины, так что шансы разобраться с выводами «Лекаря» у него были неплохие… Да, у будущих операторов была очень разносторонняя программа, и сейчас Ким мог только благодарить её составителей. Впрочем, вспомнив методы, которыми наставники – сержанты вбивали знания во вчерашних уличных шакалят, ставших курсантами, юноша решил придержать свои благодарности… и потратить время более продуктивно.

Вот. Вот оно… Ленивые умники, исследовавшие его тело, совершенно не озаботились выводом из него продуктов разложения тех медикаментов, что они пичкали, дабы Ким во время отключения стазиса оставался без сознания. Естественно, что эта гадость накопилась в организме, и когда он таки выбрался из «заточения», тут же дала по мозгам… Медкапсула? Без оператора эта тупая штука просто действовала по программе, приводя Кима в чувство. И только когда он рухнул в обморок, вычислитель «Лекаря» провёл диагностику для определения причин. Вот тогда автодок и занялся ликвидацией скопившейся в организме пакости… М – да… а был бы в медкапсуле пси – модуль, и этой ерунды можно было бы избежать. Но увы…

Ким покосился на вплывшего в комнату «Бычка». Дроид остановился у стола и опустил на него узкий пластолитовый ящик.

– Ага… это, я так понимаю, мой заказ со склада… Ладно. – Ким отщёлкнул замки и, откинув крышку, уставился на содержимое ящика, аккуратно уложенное в мягкие гнёзда. – То, что надо… Если и здесь нет пси – модуля, значит, это не чудачество здешних СПБшников, а общее правило. Хотя я представить себе не могу, какой должна быть причина, чтобы люди отказались от такой вещи, как использование пси в технике. Хм… ладно, что мы здесь имеем?

Юноша вытащил из ящика коробку полевого вычислителя, пять «шайб», широкий металлизированный браслет на мягкой подложке, такое же кольцо, шириной почти в фалангу указательного пальца, и небольшую, величиной в полладони, пластинку.

Так… ну, вычислитель, понятно, а «шайбы» и бижутерия здесь при чём?

Ким пробежался взглядом по короткой «сопроводиловке» на внутренней стороне ящика и хмыкнул. «Бижутерия» оказалась рекомендованным для офицеров тактического уровня наручным коммуникатором со сканером и считывающим устройством. Часть инструментария для работы с вычислителем. А вот шайбами прикинулись шестилапые дроиды – исследователи.

– Ну что… начнём обследование с коммуникатора? – Усмехнулся Ким, перехватывая пальцами выброшенный его собственным браслетом нетерпеливо ёрзающий шунт. Ниточки – усики моментально отыскали гнездо подключения на считывателе, и через секунду по матово – серой металлической поверхности «проснувшегося» коммуникатора побежали мелкие черные строчки сервисной информации. Морф – система забралась в военный браслет с той же лёгкостью, с которой недавно потрошила СПБшные вычислители.

Накатившее было разочарование от отсутствия искомого модуля в коммуникаторе и вычислителе Ким задавил… и после недолгого размышления нацепил на себя изученную морф – системой гарнитуру. Браслет на правую руку, кольцо, как и сказано в инструкции, на противоположную. А пластина считывателя оказалась на поясе, к которому прилипла без всяких усилий со стороны носителя. Неплохо.

Вообще‑то наличие морф – системы делало коммуникатор лишним… если бы не одно «но». Нынешние системы связи, протоколы и форматы, мало походили на то, что имелось в памяти Кима, а процессы эмуляции всего этого «счастья» занимали немалый объём кластеров морф – системы. Учитывая, что перестраивать её юноша не хотел категорически, не желая лишаться отлаженного инструмента, подключение военного браскома в качестве буферной прокладки между собственной морф – системой и внешними устройствами показалось ему очень неплохой идеей. Тем более что коммуникатор с радостью принял своё подчинённое положение в отношении «нейрокоммуникатора неизвестной модели», как он определил морф – систему. Кроме того, в комплексе коммуникатора находился сканер – детектор с огромной базой справочных материалов по сотням тысяч устройств разного типа и назначения. Очень полезная вещь… хм. Остаётся только надеяться, что здесь существует хоть какое‑то подобие Информаториев, и базу данных этого сканера можно будет обновить до актуального состояния.

Ну а исследовательский модуль… посмотрев на кубик вычислителя и сложенные стопкой шайбы дроидов, юноша махнул рукой. Пусть будет. Может и пригодится для чего‑нибудь этот самый модуль «Археолог». Например, для исследования Чёрного блока…

Глава 3

Не всё так славно, как хотелось

Вот так. Один вопрос в минус. А теперь, вперёд на поиски оружия.

Ким прошерстил номенклатуру склада, но, увы… никакого стрелкового вооружения там не оказалось. Было, да вывезли, очевидно, когда покидали базу. Тем не менее, юноша не оставил идею разжиться чем‑нибудь стреляющим и всю дорогу по пути на склад в сопровождении «Бычка» упрямо листал списки хранящегося там оборудования.

Есть! Ким довольно ухмыльнулся. Личное оружие, это, конечно, здорово… но личный боевой дроид, ещё лучше. А они на складе имеются. Не военные штурмовики, правда, а полевые охранники, но сути дела это не меняет. Вообще, чем больше молодой человек узнавал о хранящемся на складе имуществе, тем чаще ему казалось, что весь этот комплекс СПБ на самом деле одна большая база археологов. Хорошо устроились исследователи прошлого, надо сказать. Тут вам и исследовательские комплексы с мощными сканерами и походными лабораториями, и дроиды любой направленности, от мелких «паучков» – исследователей до летающих геодезистов и охранных «крабов»… и документы – «вездеходы», и даже техника для доставки оборудования. Правда, последняя как раз отсутствует. Очевидно, забрали с собой, когда сматывались… в общем, богато жили господа «археологи».

Добравшись до нужного отсека склада, Ким пробежал взглядом по массивным ящикам, стоящим на полу, и, выбрав три из них с соответствующей маркировкой, попытался отдать команду на активацию дроидов. Не тут‑то было…

Морф – система, обработав приказ, выдала отрицательный результат. Взлом приведёт к полному уничтожению программного обеспечения дроидов, и вместо охранников у Кима в этом случае останется три неподвижных жестянки. Не пойдёт… но ведь вычислители‑то ломались без проблем? Так в чём дело?

Юноша хмыкнул и… полез разбираться. Разобрался, конечно… спустя час. Разница проста. Сравнив «мозги» найденных на складе дроидов типа «Егерь» с вычислителями базы, Ким пришёл к выводу, что последние – чисто гражданские машины, чья система безопасности сводится к крикам «караул, грабют!». Иными словами, в случае обнаружения взлома они могут только подать сигнал на контур защиты, сейчас отключенный, и не более того, а дроиды, как изначально мобильные системы, работают только при наличии у оператора военного идентификатора, не получив который, моментально уничтожают своё ПО.

Придя к такому выводу, Ким ухмыльнулся. Идея о том, что на этой базе работали гражданские, а не кадровые служащие СПБ, получила ещё одно подтверждение. Хм… А ведь по этой логике исследованный им недавно коммуникатор тоже должен быть параноиком? Но нет, никаких требований «специальных» идентификаторов во время подключения от браскома не поступало. Как и от полевого вычислителя и дроидов – исследователей. Включились, как миленькие, и фырчали, только в путь! Хотя морф – система не просто их активировала, но и прошерстила вплоть до программных кодов, взломав по пути не один десяток закрытых производителем протоколов. И ни одного предупреждения подобного тому, что она выдала сейчас касательно «Егерей». Логи… логи… Есть.

Ким почесал затылок, рассматривая то, что упустил во время первого включения браскома. Даты. По ходу, с ним поступили именно так же, как сам юноша только что чуть не вляпался с охранными дроидами. То есть включили без военного идентификатора, а когда браском «слился», уничтожив содержимое своих банков памяти, ему заново поставили те же программы. Но уже без «стопора». М – да, ход простой, как топор. Одна проблема: нет у Кима программного обеспечения для заливки в «мозги» дроидов типа «Егерь». А значит, повторить эту процедуру не получится… хм… Но это же не повод, чтобы отступать, правильно? Иначе какой он, к драным джошам, орм, если не сможет справиться с тупым дроидом – охранником?

Вот тут Ким и убедился, что казавшаяся лёгкость, с которой ему удавалось вскрывать вычислители базы, не распространяется на действующую военную технику. Нет, с помощью морф – системы, использующей его мозг, как своеобразный пси – модуль, ему‑таки удалось расколоть «Егеря» на низком уровне и мягко заблокировать блок идентификатора. Но на это ушло больше трёх часов объективного времени. Тем не менее, он справился. Морф – система, встроившись в структуру дроида, активировала его и тут же отослала подтверждение верификации от имени заблокированного узла. Ядро «Егеря», в полном соответствии с протоколами, тут же сформировало новый ключ, отправив его… узлу безопасности, то есть морф – системе Кима, под «присмотром» которой тот обработал поступившие данные и отправил новый идентификатор на браском оператора… то есть опять же морф – системе взломщика. Всё. Осталось перезагрузиться для проверки.

Метровой высоты, похожий на краба с поднятыми «клешнями» кинетических орудий или на скорпиона с обрезанным хвостом, первый «Егерь» приподнялся на мощных и прочных металлопластовых лапах и, чуть покачавшись из стороны в сторону, мигнул подсветкой.

«Юнит-3 системы охраны «Егерь» готов к работе». Прочитав это уведомление, поступившее на браском и переправленное ему морф – системой, Ким довольно улыбнулся. Первый.

Оставшихся двух «Егерей» он сумел «привести к присяге» всего за час, благо система уже была отработана, и на обратном пути в медблок базы его сопровождал уже не только подвывающий гравиприводом «Бычок», но и дробно цокающая многосуставными лапами по пластобетону, объединившаяся в единый кластер, тройка дроидов – охранников, вооружённая скорострельными автоматами. Шесть стволов, способные разогнать сверхтугоплавкие малокалиберные снаряды до гиперзвуковых скоростей, пусть даже управляемые довольно тупыми машинами, вселяли в Кима некоторую уверенность в себе, тем более, что при необходимости он вполне мог перейти на прямое управление дроидами, благо морф – система изначально создавалась для решения задач распределённого единовременного контроля. Фактически, при желании, Ким мог бы заменить собой весь экипаж малого межсистемника. Собственно, нечто подобное он и рассчитывал проделать, дезертируя из Корпус Сервус. Но на корабль, судя по всему, так и не попал. По крайней мере, воспоминаний об этом этапе побега у него не сохранилось.

Перекусив одним из прихваченных со склада «ирпов», наугад выбранным из десятка одинаковых упаковок, Ким покосился на пыльную кушетку в углу медблока… Спать особо не хотелось, но вот у тела явно было своё мнение на этот счёт. Кажется, вне стазиса он провёл несколько больше времени, чем думал… иначе с чего бы так устало ныли мышцы?

Выходит, придётся заняться возвращением физической формы. И тут никакая медкапсула не поможет. Хотя – а… можно было бы поиграть с гравиприводами, но… нет, браться за настройку этой медкапсулы для создания необходимых условий тренировок, он не станет. Знаний в медицине не хватит, да и соответствующих встроенных систем здесь нет.

После недолгих размышлений Ким всё‑таки решил отправиться на боковую и, выставив дроидов на стационарный охранный режим для сбережения ресурса реакторов, принялся устраиваться на высокой и, как оказалось, очень неудобной кушетке.

Проснулся молодой человек спустя восемь часов и тут же столкнулся с проблемой. Вычислитель базы, перешедший в «вирт – режим», прислал сообщение об истощении систем аварийного питания и, соответственно, о грядущем отключении энергоснабжения.

Ким удивлённо перечитал «жалобу» вычислителя и, покачав головой, отправился разбираться с проблемой. Оказавшись в соседнем помещении, куда вели толстенные, змеящиеся кабели, явно когда‑то брошенные, что называется, «наживую», молодой человек остановился перед парой тихо гудящих, переносных генераторов и тяжело вздохнул. М – да, ставить полевые генераторы, предназначенные для питания небольшого временного лагеря, в качестве аварийных автономников в куда более энергоёмкой, пусть и довольно маленькой подземной базе, это, конечно, верх разумности… Да здесь одна стазис – камера жрёт столько, что… хм, ну, собственно, он же и предполагал, что вышел из стазиса именно из‑за обрыва линии питания. Да и вчерашние исследования показали именно такой ход событий.

Но вот то, что аварийная система завязана на это… мра – ак. Придётся что‑то делать, если нет желания остаться на базе без банального освещения и… санузла. Поскольку это важное устройство тоже жрёт энергию и в немалых количествах. Что утилизатор, что так называемый «сухой» или пустотный душ. Про привод дверей и вовсе можно не упоминать. Хм.

Счастье, что на складе нашлись запасная пара генераторов и дроид – бурильщик с довольно мощным реактором. Это позволило Киму заменить выдыхающиеся автономники и поставить их на зарядку от ненужной железяки. Всё равно ни бурить шурфы, ни устанавливать сейсмодатчики и подземные сканеры он не собирается. Но всё это меры временные. И вскоре придётся выбираться из‑под земли и идти к людям… если они здесь ещё есть.

От последнего варианта Ким поёжился и постарался выкинуть его из головы. Нет, надлежащей подготовки этот факт не отменит, но думать о том, что за пределами базы его ждёт выжженная орбитальными бомбардировками пустыня, юноше совсем не хотелось. До жути. Поскольку для него это будет означать только одно: медленную смерть в одиночестве. Рассчитывать на нахождение запрятанного где‑нибудь корабля в этом случае было бы полной наивностью. Это только в лихих боевиках ушлые и дошлые «единственные выжившие», обнаружив свою «единственность», радостно ломятся к ближайшему посадочному полю, расстреливая по пути кучу мутировавших тварей, благополучно загружаются в стоящий наготове челнок и бодро улетают в небесную высь. А в реальности этот самый челнок был бы уничтожен второй волной зачистки вместе с посадочным полем… а если бы каким‑то чудом и пережил этот момент… для того чтобы вывести даже такую малявку из гравитационного колодца планеты, одной «педали в пол», как говаривал однокурсник, недостаточно. Не зря же суборбитальники запрещены к продаже лицам без лицензии… кхм, ну, были запрещены, по крайней мере… шестьсот лет назад.

Временно решив проблему с энергопитанием и отключив «ненужные» системы, Ким, вздохнув, всё‑таки решился на доведение до конца обхода базы. Вот только теперь впереди него по коридорам и переходам неслись миниатюрные, чуть больше ладони величиной, но шустрые дроиды – разведчики, те самые «шайбы». Благодаря шести многосуставчатым конечностям и установленным в «брюшках» дроидов шарикам гравикомпенсаторов, упрощённым и маломощным аналогам гравитационных платформ и приводов, вроде того, с помощью которого передвигался «Бычок», разведчики плевать хотели на то, по какой поверхности передвигаются. Вертикальная, горизонтальная… им по барабану. Вот и мельтешили «пауки» впереди, а за ними двигался первый из тройки «крабов» – охранников. Ещё один шёл непосредственно перед Кимом, а третий держался в арьергарде. Такой себе отряд членистоногих с шестисотлетним юнцом – гуманоидом в качестве командира и управляющего тактического вычислителя в одном лице. Как же плохо без пси – модулей!

Обход пустой и запертой на все замки базы Ким закончил у давешнего Чёрного блока. Пока «паучки», отправленные на поиски какой‑нибудь щели, через которую можно проникнуть в помещение, не открывая двери, пытались найти проход, «крабы» – охранники, повинуясь приказу, подобрались поближе и, заняв позиции с двух сторон от двери, замерли в ожидании приказа…

Глава 4

Привет из недавнего прошлого

Обычный жилой модуль, двухкомнатный… От остальных помещений на уровне отличается лишь тем, что был заперт, и выглядит так, будто хозяин вышел из него на несколько минут и вот – вот вернётся. Очень аккуратный и чистоплотный хозяин, поскольку в модуле нет никакого бардака… нет даже пыли. Это за двадцать‑то лет?!

Вещи аккуратно сложены в закрытых шкафах – нишах, на столе в центре первой комнаты – гостиной готовый к работе голопроектор, рядом пара кристаллов памяти и информ – ключ от сейфа. Точно такой же Ким видел в медблоке, только там он был вставлен в распахнутую дверцу пустого сейфа. Потому и узнал…

Юноша окинул комнату настороженным взглядом и дал запрос на поиск активных устройств. Мало ли? Но ответ морф – системы успокоил, а заодно и объяснил странную чистоту в модуле. Дроиды – уборщики. Два мелких устройства ежемесячно наводящих порядок в комнатах. Больше никаких действующих устройств в модуле нет. Ким расслабился и, выставив двух из трёх «крабов» у входа, принялся за археологические исследования… Хм, обстановка располагает, да.

Первым делом юноша двинулся осматривать шкафы – ниши и их содержимое. Вот тут‑то он и понял, что первое впечатление о модуле было неверным. Да, на полках ниш действительно нашлось некоторое количество одежды… но лишь самый минимум. Пара технических комбезов – обычный планетарный и станционный, с защитой на случай разгерметизации, три запечатанных комплекта нижнего белья. Крепкие, тоже так называемые «станционные» ботинки со встроенными шариками гравикомпенсаторов в подошве. Удобная вещь… по потолку в них, конечно, не походишь… но пробежаться по стене, если умеючи, не проблема, а можно и по полу прокатиться, как на коньках. М – да, во времена учёбы Кима такого не было. «Гравики» тогда, даже самые компактные, разве что в качестве платформ для тяжёлых дроидов использовали… А здесь их не только в мелких «разведчиков» втиснули, но даже в обувь встраивают. Интересно, а что у них с питанием?

Ответ на этот вопрос Ким обнаружил на той же полке. Жёсткий ремень техника с многочисленными элементами для крепежа инструментов красовался небольшой плоской пластиной, опознанной сканером браскома, как увеличенный блок питания носимого оборудования. Восемнадцать подключаемых элементов, при полной нагрузке время работы – семь стандартных суток. Время восстановления заряда – полчаса. Не кисло!

Юноша покачал головой и, недолго думая, приспособил ремень на пояс. Чуть помедлил и принялся переобуваться. Ботинки с «гравиками» чуть поёрзали, словно устраиваясь поудобнее, и ужались по размеру, плотно обхватив ступни и щиколотки. Активировавшаяся обувь тут же была опознана браскомом, и морф – система передала от него информацию о стопроцентном заряде. Значит, пластина в шкафу, на которой стояли эти ботинки, держала их элементы питания «в тонусе»… хм. Это, конечно, здорово, но неплохо было бы подключить обувь к блоку питания на ремне… Морф – система, откликаясь на мысль хозяина, сформировала запрос, и через секунду от браскома пришёл ответ, прочитав который, Ким хмыкнул и, наклонившись, потянул легко поддавшиеся боковые «ушки» – выступы на ботинках. Выпрямившись, юноша защёлкнул их крепёж на ремне, и вытянувшиеся из обуви чёрные узкие ленточки энерговодов сами собой прилипли к боковым швами комбеза. Эдакие лампасы. Браском тут же вздрогнул и сообщил о подключении к обуви дополнительного источника питания. Замечательно…

Менять сам комбез Ким не стал. Никаких преимуществ у лежащих на полках образцов перед его собственной одеждой не было. Функция спасательного скафа? Так она имеется и у его комбеза, да и отдельного питания не требует, в отличие от найденного на полке. Комбезу Кима достаточно той энергии, что вырабатывает его носитель… заодно, эта одежда маскирует в псидиапазоне. Так зачем менять лучшее на хорошее?

Притопнув ногой, юноша убедился, что обувь сидит на ногах, как влитая, и принялся оглядываться в поисках других интересностей. Мародёрка? Не фига. Археология. Да и вообще, выходцу из трущоб Нижнего Салема на Гнозисе не привыкать к подобным изысканиям. Тем более, что содержимое этой базы за давностью можно признать ничейным. Клад, короче говоря. А это всяко лучше, чем подламывать продуктовые склады на окраине жилого сектора, чтобы добыть пару десятков солдатских «ирпов»…

Ким скривился, вспомнив давние события, и непроизвольно дёрнул плечом, в которое во время одного из таких «налётов» угодила шальная пуля. Рваный шрам от неё оставался с молодым человеком до самого поступления в учебку, в медблоке которой его свели вместе с остальными отметинами жизни в Салеме. Ну, негоже будущим ормам иметь такие характерные отметины на теле. Хоть и техническая разведка, но всё же разведка… традиции.

Голопроектор на столе в гостиной Кима не заинтересовал, а вот лежащие рядом кристаллы памяти и ключ от сейфа, ещё как. Но стоило ему коснуться этого самого ключа, как голопроектор тихо щёлкнул, и в воздухе над столом соткалось изображение моложавого человека, одетого в точную копию одного из найденных Кимом комбезов.

– Ну, здравствуй, предок… Удивлён? А как мне ещё к тебе обращаться? – Голограмма задорно улыбнулась. – Нет – нет, не пугайся. Ты мне не родственник никаким боком. Наши генные линии не пересекались. Просто шесть сотен лет между нами… ну ты понимаешь, да? Считай это шуткой.

Ким облегчённо вздохнул. Высокий, чрезмерно худощавый человек на голограмме, с костистым, словно состоящим из одних острых углов лицом, в качестве потомка был бы слишком… экстравагантен.

Юноша махнул голопроектору рукой, и умный агрегат возобновил воспроизведение.

– … шуткой. – Улыбка исчезла с лица человека на голограмме. – А если серьёзно, то меня зовут Логан Дейм. Техник археологического отдела СПБ Агоры Третьей. Ладно, оставим это… кстати, после просмотра, советую уничтожить эту запись. Во избежание, так сказать… Думаю, ты сам поймёшь, почему. А теперь к делу. Сегодня, второй день четвёртого месяца 823 цикла по стандарту Агоры Третьей. Это, как ты понимаешь, название и номер планеты в одноимённой системе. Впрочем, общие данные ты сможешь найти в вычислителе базы. Доступ к нему, конечно, закрыт, но это гражданская версия, и её привязку к владельцу я уже убрал. Так что, тебе будет достаточно обратиться к вычислителю, и он предоставит полный доступ к своим данным… правда, там их не так уж много. Всё‑таки большая часть сведений принадлежит СПБ… хм… службе планетарной безопасности, к которой наша база формально относится. Именно поэтому все данные под грифом уже удалены. Ну да они тебе и ни к чему. Да… Таким образом… хм… В общем, как ты понимаешь, база теперь твоя. С чего такая щедрость? А мы, в смысле СПБ, драпаем из системы, и уже вряд ли вернёмся в эти места. Война, предок. Не наша, чужая война. М – да… Консервация базы будет завершена через три дня. По моим расчётам твоя стазис – камера должна выйти из рабочего режима сразу после нашего отлёта. Мой тебе совет, не спеши уходить на поверхность. Атаковать базу вряд ли станут, хоть она и является частью старого военного комплекса, который армейцы отдали СПБ специально под наш проект. Скинули ненужный хлам, так сказать. Мы в старые переходы базы на охоту ходили… на грызов. Мелкие, кусачие твари, но мех замечательный, да и на вкус очень даже… хм, извини, увлёкся. Люблю охоту. Ладно, возвращаюсь к теме. На базе остаётся склад. По условиям консервации забирать с собой неприкосновенный запас мы не имеем права. А это значит, что там ты сможешь найти еду и кое – какие нужности технического характера. Кстати, учти, рационы на складе собраны из расчёта на год жизни для пяти человек, плюс «аварийный» запас на всякий случай. Срок хранения… хрен его знает, честно говоря. Во Фронтире, например, и военные рационы столетней давности идут в пищу без всяких последствий. Так что, имей в виду. По поводу технических «нужностей». Часть из них должна быть в неприкосновенном запасе по инструкции, другая часть, это собственность нашего археологического отдела. Утащить её с собой мы всё равно не сможем. Лимит на массу груза не позволит, а тебе может пригодиться. В крайнем случае, продашь кому‑нибудь. Только военный идентификатор не забудь перепрошить. Как? Ответ в сейфе, инфоключ к нему, рядом с голопроектором. И да, не удивляйся найденному. Я хоть и имею должность всего лишь старшего техника, но всё‑таки работаю в СПБ, так что, кое – какие возможности имею. Ха. Считай это подарком на день рождения… Не веришь? Может, ты и прав, предок… А если серьёзно, то мне просто стыдно. Стыдно оставлять семнадцатилетнего пацана на пустой базе, фактически, обрекая его на смерть, только потому, что в карго – листе отдела не нашлось места для археологического объекта N12–б… то есть, для твоей стазис – камеры. Именно поэтому я сделал так, чтобы она отключилась после нашего ухода…

Картинка вдруг погасла, оборвавшись на полуслове. Ким протянул руку к лежащему рядом с голопроектором ключу, но тут изображение появилось снова. На этот раз техник археологического отдела выглядел изрядно взъерошенным и обеспокоенным.

– Ещё раз приветствую, предок. У нас тут возникли некоторые сложности. Короче говоря, из‑за одного высокопоставленного идиота, мне пришлось свернуть все приготовления и перенести предназначенные тебе вещи, в свой жилой модуль. Надеюсь, ты выживешь и доберёшься сюда без проблем. Я сделал всё для того, чтоб у тебя была возможность это сделать. И мне остаётся надеяться только на твоё любопытство. Единственный реальный минус в том, что я теперь не знаю, когда именно отключится стазис – камера. Пришлось поставить этот момент в зависимость от перехода базы на аварийный режим питания… А когда оно будет задействовано, только звёздам известно. Как бы то ни было, я верю, что ты выживешь, и хочу пожелать тебе удачи. На кристаллах рядом с проектором – история работы нашего отдела по объекту 12–б… думаю, тебе это будет интересно. И ещё раз… прости. Удачи тебе, предок.

На этот раз голопроектор отключился окончательно. Запись кончилась. Ким выудил из аппарата кристалл памяти и, чуть подумав, отложил в сторону. Уничтожить его, он всегда успеет. А пока, нужно разобраться с наследством совестливого техника.

Инфоключ словно сам собой прыгнул в руку юноши, и Ким направился к сейфу, по пути размышляя над полученной информацией. Как ни странно, но мысль о том, что для здешних сотрудников он был всего лишь археологическим объектом, не вызвала у молодого человека никакого удивления. Что‑то такое он подозревал с того самого момента, как определился с принадлежностью этой базы. А вот действия техника удивили. В своей жизни Ким редко сталкивался с бескорыстным желанием помочь. Разве что в детстве, когда ещё были живы родители… но это было… давно. И последующая жизнь на улицах Салема, а потом в приюте и учебке Корпус Сервус, старательно доказывала ему, что бескорыстие и сочувствие в этом мире вещь очень и очень редкая…

Тяжёлая дверца встроенного в стену сейфа, получив команду с инфоключа, подалась в сторону, и взору Кима открылось содержимое «сокровищницы» бывшего техника. Там он нашёл небольшой полупрозрачный бокс с нумерованными кристаллами памяти, коробку с чем‑то стреляющим, пластиковую карточку, похожую на анонимные платёжные чипы, имевшие хождение шестьсот лет назад, и… идентификатор на имя Кима Дрёма, зарегистрированного на Агоре Третьей в восьмой день первого месяца восемьсот семнадцатого цикла…

Глава 5

Подарки на день рождения

Если бы не удивление от увиденного, то Ким, как и любой мальчишка на его месте, первым делом ухватился бы за ствол. Но собственные имя и фамилия на голографической поверхности идентификатора сдвинули приоритеты.

Прямоугольная карточка размером пять на восемь сантиметров из дорогого, шелковистого на ощупь пластолита, материала, ставшего универсальным задолго до рождения Кима. Длинный шестнадцатизначный номер, имя, фамилия… и дата рождения, глянув на которую юноша фыркнул. Ну да, если судить по карточке, то в день регистрации на Агоре Третьей ему было десять лет, на момент консервации базы должно было исполниться шестнадцать, а сейчас, соответственно, тридцать восемь. Учитывая семнадцатилетний биологический возраст и шестьсот двадцать два года объективного времени, проведённого в стазисе, кавардак с возрастом получался тот ещё.

Ким покрутил карточку в руках и поднёс её к сканеру. Браском тут же вздрогнул и прислал морф – системе уведомление о полученном файле. Ну‑ка, ну‑ка… и что у нас в расширенных данных?

Имя: Ким.

Фамилия: Дрём.

Статус: Свободный поселенец Агоры.

Гражданство: Отсутствует.

Сведения о биологических родителях: Отсутствуют.

Индекс интеллектуального развития: Не указан.

Место рождения: Сектор М Свободного Космоса, станция Брейв.

Дата рождения по галактическому стандарту: 68 день 14346 года от Начала.

Дата регистрации в системе Агора по системному стандарту: 8/25 оборота 817 цикла.

Идентификатор выдан Первым сектором системной администрации Агорийского Наместника Его Величества короля Ронда Нимира Второго в соответствии с коронным законом Ронда о развитии периферийных систем…

М – да, кажется, придётся задействовать легенду о Ромери. Она, конечно, не для того была придумана, но… такое несоответствие возраста и внешности, оправдать иначе не получится.

«Идентификатором предоставлен пакет нормативных документов, адресованный генетически верифицированному носителю браскома. Принять?»

Получив переданный морф – системой запрос от браскома, Ким вздохнул и согласился. А в следующую секунду перед внутренним взором юноши развернулся файл с присланными чипом идентификатора документами.

«Внимание, браском предлагает прямую загрузку пакета в память носителя. Ментальные закладки не выявлены. Возможное воздействие на пси – модуль – не выявлено.» А это уже подала голос морф – система… Хм. Прямая загрузка в память? Насколько Дрём помнил, подобные действия в его времени были возможны только в медкапсуле… Интересно… Возможные проблемы?

«Ответ отрицательный. Процедура признана стандартной и безвредной. Загрузка из неверифицированного банка данных будет отслежена по протоколу «Бин – прим»…

Замечательно. Это значит, что сведения будут передаваться под прямым контролем морф – системы, и при обнаружении нетипичного для этого процесса изменения любого из трёхсот параметров мозга, она «откатит» загрузку пакета данных. Параноидально? Ну так, для того протокол «Бин – прим» и существует.

Ким не раз сталкивался с прямой загрузкой информации, пусть и в медкапсулах учебки, и сравнивая сейчас оба способа, не находил в них разницы. Да, появился в памяти некоторый объём ранее неизвестных сведений, в данном случае юридического характера, и Дрём теперь знал немного больше, чем раньше… но и только. Впрочем, было одно отличие. Вылезая из медкапсулы после очередного сеанса теоретической подготовки или загрузки ещё одного справочного материала, юноша первым делом отправлялся в столовую. Сейчас же дело обошлось без голодного урчания желудка. И это радовало.

Дрём пробежался по полученной информации и хмыкнул. В его распоряжении оказались общие данные по юридической системе королевства Ронд для свободных поселенцев… и подданных короны. Последнее явно было приложено с этакой ненавязчивой рекламой положения подданных в королевстве и описанием их преимуществ перед лицами, имеющими статус свободных поселенцев. Но учитывая ситуацию Кима и отгремевшую в системе Агоры войну, молодому человеку пока эта реклама была не особо интересна. Вот выберется на поверхность, тогда и разберётся, стоит ему оставаться поселенцем, или есть смысл начать работать на получение статуса подданного.

А пока у него есть и более насущные дела. Рука Кима ухватила карточку, так похожую на привычные ему анонимные платёжные чипы, и уже отработанным жестом поднесла её к сканеру. Браском вновь заработал и честно сообщил результат сканирования.

На чипе полторы тысячи кредитов в некоем межбанковском стандарте. Это много или мало? Молодой человек задумчиво потёр подбородок и, так и не решив этот вопрос, отправил чип в карман следом за идентификатором. В любом случае стоит сказать спасибо тому технику за его заботу…

Пообещав себе при случае отблагодарить Логана Дейма, Ким оглядел вытащенные из сейфа «сокровища» и хмыкнул. Вот про что говорил техник, упоминая о перепрошивке военной техники. Рядом с оружейной коробкой лежал инфоключ на металлической цепочке с ясно различимой символикой СПБ Агоры Третьей. И не надо больше мучиться со взломом дроидов на складе… Ким повесил инфоключ на шею и взялся за коробку с оружием. А теперь, самое вкусное!

Игольник… классический игольник, разве что, помимо магазина на две сотни игл, здесь имеется возможность установки небольшого резервуара с какой‑то то ли жидкостью, то ли гелем. Впрочем, сканер быстро прояснил ситуацию. И если верить выданной им справке, в руках Кима сейчас оказался снятый с производства пятьдесят лет назад миллиметровый автоматический игломёт «Минор-10». Хорошая скорострельность, мощный заряд, с возможностью селекции типа игл без смены «магазина», и фактически, без задержки.

Дрём внимательно вчитался в список и, удивлённо хмыкнув, выудил из коробки, где хранился игольник, небольшую призму, лежавшую в отдельном гнезде рядом с пустыми резервуарами. Судя по описанию, это была узкоспециализированная фабрика нанитов, способная к производству в любой жидкости, превращая её в гель, из которого и создаются иглы. Боеприпас с обратной связью. Интересная вещь. Ким хмыкнул. Шестьсот лет назад даже представить себе использование нанитов в подобном ключе было невозможно. Да та же морф – система, по сути являвшаяся самовозобновляемой колонией нанитов и устанавливавшаяся каждому будущему орму, как с готовностью сообщали в учебке всем курсантам, стоила столько же, сколько малый внесистемник! А тут… фабрика нанитов, пусть узкоспециализированных, а значит, тупых, используется для производства боеприпаса… Весело. Но есть у этого боеприпаса и очевидный минус. Жидкость. Если на планете стандартного типа найти жидкость для заправки опустевших резервуаров – не проблема, то в космосе, на станции или корабле, да вообще, в условиях жёстких лимитов расходования воды, это может стать непреодолимым препятствием для пополнения боезапаса. О чём тут говорить, если даже здесь на базе единственный доступный сейчас источник воды, это тоник из «ирпов». Душ здесь, и тот только пустотный, то есть, сухой… Нет, есть, конечно, ещё медкапсула, но тот вязкий бульон медсредств, что наполняет её операционный объём, вряд ли подойдёт для заправки резервуара игольника.

Ким повёл плечами… насчёт душа, это он вовремя вспомнил. Было бы неплохо привести себя в порядок. Хоть медкапсула и постаралась, очищая тело, но вот психологическое желание помыться никуда не делось. Впрочем, душ, тем более пустотный, подождёт. Сначала надо разобраться с подарками на «день рождения». Что у нас следующее? Коробка с кристаллами памяти. Базы? Что за базы?

Дрём нахмурился и отправил первый из кристаллов в считыватель браскома, одновременно дав команду морф – системе на отслеживание потоков данных. Не хотелось бы столкнуться с какой‑нибудь вирусной гадостью. Но тут и сам браском не подкачал. Его военное ПО быстро прошерстило подсунутый массив информации и с готовностью отчиталось об отсутствии вирусов или подозрительного содержимого. Итак, что у нас тут?

Информационная база «Политическая астрография. Общие сведения.». База «История Ронда. Общий курс.». «История человечества. Общий курс.»… Хм, школьные предметы, надо понимать… Интересно будет почитать, как изменился мир за шестьсот лет, да… Что там ещё? «Информация. Хранение и защита. Общий курс». Ну да, учитывая необходимость перепрошивки некоторых устройств, логичный выбор. «Энергетика. Общий курс». «Энергетика. Обслуживание и ремонт». Это предусмотрительный потомок позаботился о том, чтобы Ким мог разобраться с питанием базы. «Грависистемы»… без уточнений. Тоже интересно, хотя и не понятно, зачем Логан его сюда засунул. Хм… да и остальное тоже сплошная сборная солянка. Тут и археологические справочники и наставления по управлению и ремонту оборудования, в том числе и специализированных комплексов, типа того, что сейчас координирует работу «паучков» – разведчиков, разбежавшихся по всему уровню, и даже невнятно – общие названия типа «Техника. Ремонт и наладка». «Двигательные системы. Обслуживание и ремонт»… Какая техника? Какие двигатели? Очевидно, Логан просто собрал все имевшиеся у него в наличии кристаллы со справочной информацией. Впрочем, не в положении Кима жаловаться. Это и без того многократно больше, чем он рассчитывал вообще найти на базе.

Решив полюбопытствовать, он попытался загрузить одну из баз в браском, и тут же получил предупреждение, от которого глаза полезли на лоб. Что значит, «невозможно прервать обучение», и как понимать «разрушение информационного носителя»? Зачем? Какой в этом смысл?

Отказавшись от загрузки базы, Ким повертел в пальцах вынутый из считывателя кристалл с базой «Стрелковые комплексы» и положил его обратно в коробку. Подождёт. Хотя… ведь не зря же Логан подсунул кристалл «Информация». Там наверняка должно быть объяснение этого бреда…

И оно действительно нашлось. Правда, чтобы понять это, Дрёму пришлось прождать добрых восемь часов, пока медлительный браском под пристальным присмотром морф – системы загружал содержимое базы. А когда молодой человек, наконец, разобрался с полученными массивами данных, то долго – долго плевался на «кривую» систему обучения, бытующую в этом времени.

Глава 6

Какой день рождения без гостей?

По нынешней логике получается: загрузил пару баз, сдал сертификационный тест… сугубо теоретический или, если речь идёт о тех же пилотах, с применением симулятора – и готов сертифицированный специалист! Без практики… без базовых знаний, в смысле, настоящих базовых знаний, а не информации из этих вот справочников! Спрашивать ремонтника о том, почему для силового набора межсистемника подходит только композит типа «А», и почему нельзя применить композит типа «Б», бесполезно. Он НЕ ЗНАЕТ! Потому что в его «базах» этой информации нет. Точнее, она там может быть и есть… разнесённая по спецификациям композитов. Но вот ответа, из‑за какого конкретного свойства в силовом наборе должен применяться именно композит «А», нет. Да и не должно быть, ведь все эти «базы», по сути своей, справочники! Но учиться по справочникам нельзя. А здесь учатся, и получается, что вместо, например, толковых техников, сертифицирующие центры выпускают… продвинутых дроидов – сборщиков и не более. Да и те будут запинаться даже при простом разборе полетевшего устройства, пока не наберут достаточно практики. Ну, бред же!

Ким покачал головой. Ну, вот изучит он справочник под названием «Стрелковые комплексы». И что? Станет снайпером? Да нет, конечно. Без наработанной моторики, без привычки к оружию, знание как целиться и куда нажимать, так и останется голой теорией. И даже симулятор, каким бы продвинутым он ни был, не научит его правильным приёмам обращения со стволом. И даже если он изучит рекомендованную тактику применения оружия, это не спасёт в боевой ситуации. Просто потому, что правильно натасканный противник, опередит такого горе – стрелка ещё в самом начале боестолкновения. Опередит, поскольку знает и умеет правильно и быстро, что называется на автомате, обращаться с оружием. А добиться этого без долгих выматывающих тренировок и многочасовых монотонных вбиваний последовательности правильных действий в подсознание невозможно.

Тем не менее, разочарование от полученной информации не помешало Дрёму загрузить все имеющиеся «базы» – справочники в морф – систему и, выкинув остатки разрушившихся кристаллов памяти в утилизатор, начать изучение полученной информации, одновременно приводя археологический комплекс в жилой вид и разбираясь с имеющимися у него активами. Всё‑таки намерения поселяться здесь навечно у юноши не было, а значит, стоило определиться со списком необходимых в предстоящем путешествии вещей и перечнем годного к продаже имущества. А заодно и прикинуть возможный маршрут движения. Благо карты местности в вычислителе имелись, пусть и устаревшие на добрых двадцать лет.

Кима не пугала даже возможность того, что на месте выбранного им в качества конечного пункта города Вейн вполне могла оказаться выжженная пустыня или руины. Агора Третья – немаленькая кислородная планета, пригодная для жизни вне куполов. И такой кусок никто не оставит без внимания. А значит, рано или поздно Дрём выйдет к людям… Главное, толково экипироваться.

Вот этим он и занялся. Прошерстив склад, отыскал всё мало – мальски подходящее для продажи. Главным критерием стали компактность, вес и… высокая технологичность, а значит, и стоимость. Во вторую часть груза пошли вещи необходимые для жизни. Одежда, «ирпы», инструменты и ЗИП для комплекса дроидов – разведчиков, оружие и палатка. А вот самой массивной получилась третья часть, включавшая в себя ЗИП для «крабов» и универсального Дебера – близнеца Бычка, найденного на складе, который должен был стать носильщиком всего собранного добра, а также генератор на солнечных панелях для зарядки энергоёмкого имущества Кима.

На сборы у юноши ушло два полных дня, и всё это время морф – система укладывала в голову носителя всё новые и новые пласты информации, обогащая его знания об окружающем мире… пусть и в довольно специфических областях.

Но не всегда полученные сведения повисали мёртвым грузом. Так, например, Ким с облегчением узнал, что государство, чуть не отправившее его воевать против планеты, на которой он родился, благополучно ею подавилось и было уничтожено всего через несколько лет после попытки захватить родной мир Дрёма, оставив после себя только несколько строчек в курсе истории человечества. А потом последовало странное сжатие сектора галактики, подвластного человечеству. Причём следов внешней агрессии не было. Просто многочисленные внутренние конфликты и войны между государствами привели к тому, что человечество оставило около тридцати процентов занимаемых территорий. Естественно, те недолго оставались пустыми и вскоре в них уже хозяйничали расы ксеносов, среди списка которых Ким с неудовольствием отметил джошей… Эти «почти люди», попортившие немало крови человечеству, и здесь оказались первыми, благополучно и бескровно оттяпав у людей половину оставленных систем. И постоянные конфликты с ними тут же сошли на нет… или были заретушированы. Такого тоже исключать нельзя, тем более, что в благие намерения джошей Ким не верил ни на грош. Не те ребята. Да, генетически они с людьми не совместимы, хотя и очень похожи. Да так, что в своё время Информатории ломились от историй о несчастной любви человека и джоши и наоборот. Но похожесть не ограничивалась возможностью заниматься сексом с представителями джош. Нет, сходство было гораздо глубже. Такие же хитрые и вероломные, как люди, эти ксеносы были достойным соперником человечеству. И именно поэтому Дрём отказывался верить в благостную картинку, нарисованную общим курсом истории. Зная людей и джошей так, как знал он, это было бы форменной глупостью. А юноша, несмотря на свой фактический возраст, глупцом не был. Не выживают в Салеме глупцы, да и ормами они не становятся…

Самым трудным в подготовке к выходу оказалось… найти воду для снаряжения игольника. Наверху‑то почти пустыня. Тратить на боеприпас тоник из «ирпов» Ким не желал, к медкапсуле было не подступиться, да и имеющийся в ней раствор мало подходил для этих целей. Зато у капсулы есть подключение к водопроводу. Раствор‑то одноразовый, и его нужно менять! Но вот подобраться к трубам оказалось настоящей проблемой. Киму пришлось демонтировать «Лекаря» и, отключив его от посадочного гнезда, перетащить в другой угол комнаты, а потом ещё и вытаскивать блок посадочного гнезда из пола. И всё только для того, чтобы добраться до водовода. Нет, первоначально он рассчитывал, что будет достаточно убрать капсулу в сторону. Но посадочное гнездо, в котором был размещён первичный фильтр, ни в какую не желало разблокировать клапан. Так что, пришлось снимать его целиком вместе с фильтром и утилизатором.

Несмотря на существенную помощь Бычка, молодой человек основательно умаялся, пока завершил работу и наполнил двадцатилитровый походный анкерок технической водой. И закончив с этой работой, юноша посчитал, что заслужил награду.

Разворотить вытащенное посадочное гнездо оказалось проще простого, так что уже через полчаса в распоряжении Кима был работающий насос с фильтром и сливом. Осталось найти подходящую ёмкость для ванны и подключить полевой водонагреватель из походного комплекта археологов. Ну а гигиенические принадлежности имеются и на складе, и среди «подарков» Логана.

Ванну, точнее небольшой надувной бассейн, Дрём отыскал на том же складе. Кому мог понадобиться в походе этот лишний груз, он не стал размышлять, только мысленно поблагодарил неизвестного сибарита и потащил будущую ванну в медблок.

Но забраться в уже подключённую ванну ему не удалось. Морф – система напомнила о прекращении карантинного периода после стазис – камеры и безжалостно погнала на тренировку. Как говаривали в учебке, нет страшнее сержанта, чем тот, что сидит в твоей голове. И мечтой всех учащихся по утрам было скорейшее окончание учебки и получение званий… хотя бы потому, что с момента выпуска орм мог перенастроить морф – систему по своему желанию и отрубить к чёрным дырам этот выбешивающий план – график тренировок!

А вот Ким об этом просто забыл… Точнее, тогда он просто не успел отключить этот кошмар курсанта, поскольку свидетельство о выпуске получил уже на базе флота, за два дня до отправки на работу по специальности. Потом был неудачный угон межсистемника… и стазис – камера. А после того как очнулся, и разобрался со всеми навалившимися новостями, он действительно забыл о план – графике. И морф – система о нём не напомнила, поскольку в её протоколах нахождение носителя в стазисе или медкапсуле автоматически означает карантин до окончания процедур или распоряжения лечащего врача.

Валяясь в горячей ванне, впервые за фиг знает сколько лет, юноша лениво вспоминал всё, что успел узнать из справочников – «баз» об Агоре Третьей и, параллельно, обкатывал в голове осторожную мысль о том, что можно было бы и оставить план – график в действии. Всё‑таки почему‑то ни один из известных курсантам ормам не отключал этот «тренировочный пакет»… и все они только ухмылялись, заслышав стенания своих будущих коллег на эту тему. Вот и Ким, балдея в горячей воде, начал склоняться к мысли, что хоть сам по себе план – график явное изобретение отъявленного садиста и мизантропа, но в нём имеется свой смысл. Правда, искать его лучше после тренировки, например, вот так, лёжа в бассейне и потягивая через трубочку кисловатый тоник из «ирпа»…

Неожиданно проснувшийся вычислитель базы чуть не заставил юношу утопить тубу с напитком.

– Внимание, неизвестные у второго шлюза!

От этого заявления Ким самым натуральным образом остолбенел. За эти несколько дней он успел сжиться с мыслью, что местонахождение базы никому неизвестно, и тут на тебе… Впрочем, не прошло и пары секунд, как юноша взмыл над водой и, оказавшись на полу медкабинета, принялся одеваться, заметно перекрывая нормативы учебки по скорости. Защёлкнув кобуру с игольником на поясе и на ходу отдав «крабам» приказ о готовности к отражению возможной атаки, Дрём подлетел к терминалу основного вычислителя комплекса и затребовал картинку с сенсоров внешнего обзора. Правда, когда перед ним развернулась мутная голограмма, до молодого человека быстро дошло, что вторжение идёт не снаружи, а из старой военной базы. По крайней мере, второй шлюз находится именно там, да и тёмная картинка свидетельствует о том, что изображение поступает из какого‑то помещения, поскольку на поверхности сейчас должен быть день.

Ким поблагодарил свою почти профессиональную паранойю, запретившую ему ради экономии отрубать от питания внешнее кольцо сенсоров, и переключился на ночной режим. Изображение в голограмме тут же выцвело, став чёрно – белым, но приобрело чёткость и резкость. Среди нагромождения серых теней в коридоре за замаскированным шлюзом проявились яркие белоснежные пятна людских силуэтов и чуть сероватые очертания дроидов. Последние замерли вокруг пятерых «исследователей», стоящих посреди коридора и, судя по жестам, о чём‑то яростно спорящих друг с другом. Точнее, спорили только двое. Ещё двое поддерживали оппонентов, что было заметно по их кивкам, а пятый вроде бы стоял и внимательно слушал доводы сторон. Старший?

Звук… звук… Ким пробежался по настройкам, в два движения активировал звукосниматели и прислушался к разговору «гостей».

– А я говорю, здесь пусто! – Чуть ли не во весь голос орал один из спорщиков.

– Ну да… людей здесь, скорее всего, нет. – Взмахнув рукой, вроде как согласился его оппонент и тут же добавил, – но это не значит, что мы должны прекратить обыск.

– У нас есть график… и мы уже отстаём от него на сутки. – Прорычал первый под кивки стоящего рядом с ним напарника.

– Думаешь, Сухой нас по головке погладит, узнав, что мы задержались из‑за этой базы да ещё и бросили её обыск на полпути?

Глава 7

А счастье было так возможно

Ким следил за ходом этих странных переговоров и никак не мог избавиться от зудящего чувства неправильности происходящего. И лишь когда один из спорщиков шаркнул ногой по полу, до юноши дошло… Следы! Его собственные следы на полу у второго шлюза, оставшиеся там со вчерашнего дня, когда он «выглядывал на улицу». Из любопытства. Вот и долюбопытствовался. Сомневаться в том, что рыскающие по коридорам заброшенной базы люди не заметили этих самых следов, было бы просто глупо. А теперь вопрос. Какого хрена они так расшумелись?

– Вним… – Вот и ответ. Дрём выматерился, чего не позволял себе очень давно. Вычислитель заткнулся, и голограмма продемонстрировала погасший квадрат третьего шлюза на схеме. Есть проникновение. Пока эти пятеро отвлекали Кима, остальные просочились к другому шлюзу и, вырубив системы наблюдения, вскрыли двери. Добрые люди так в гости не ходят. Что ж, если они рассчитывали на тупой сдохший вычислитель или идиота – сталкера, они ошиблись. И Ким это им докажет. Тем более, что рассчитывать на добрую беседу за чашкой травяного сбора здесь явно не стоит.

Дрём отдал короткий приказ «крабам» и те, моментально перейдя в боевой режим, прижав тела к полу, метнулись к выходу из комнаты. Игольник в руку, и вперёд. Вход на этот уровень только один. Есть ещё подъёмник к складу, но он обесточен. Так что, никуда они не денутся. Придут сюда сами, и бегать по подземельям не понадобится.

Морф – система «присоседилась» к вычислителю базы, и моментально отыскав движение в комплексе по сети сенсоров, не заглушенных гостями, подсветила местонахождение целей на развёрнутой перед внутренним взором хозяина схеме. Благо после вскрытия шлюза они перестали скрываться. Идут голубчики… медленно, аккуратно… Опытные. Эти точно учились не по «базам»… но и не у специалистов. Самоучки. Потому и идут хоть осторожно, но криво. Иначе с чего бы им при движении оставлять без присмотра целые сектора? А вдруг там скрытая турель или злой дроид притаился?

Но относиться снисходительно к гостям, только потому что они не показывают сноровки штурмовиков Корпус Сервус? Вот уж на фиг… Недооценка противника – последнее дело. А значит, и встречать их надо со всем респектом, как тех самых штурмовиков.

Ким зло усмехнулся и, расставив «крабов» в выверенных с помощью морф – системы точках, отошёл за ведущий к складу пандус, чтоб не оказаться на виду у «гостей», когда те спустятся по лестнице и выйдут в главный коридор нижнего уровня.

Попытка взять под контроль систему наблюдения… отбита. Морф – система полыхнула предупреждающей надписью и, в свою очередь, атаковала вычислитель взломщика. Откуда‑то сверху потянуло злостью и раздражением, и Дрём довольно ухмыльнулся. Получилось. Хм… кажется, для его пси шестьсот лет стазиса не прошли даром. Радиус чувствительности явно увеличился и, судя по тому, что Ким сумел уловить чувства человека, отделённого от него добрыми двумя метрами пластобетона и сотней метров расстояния, чувствительность увеличилась неслабо. Как бы ни в несколько раз… Запатентовать что ли этот способ раскачки пси? Ха… вот только вряд ли среди живущих найдутся люди, желающие достичь результата таким способом…

Так, размышляя и краем глаза отслеживая передвижения противников, уже успевших закончить обыск на верхнем уровне и двинувшихся в сторону лестницы, ведущей к берлоге Кима, молодой человек занял позицию чуть поодаль и, отбросив мелькнувшее сожаление о том, что не успел приноровиться к оружию, приготовился к бою.

Вот только вместо ожидаемых силуэтов нападающих первым на этаж бесшумно вкатился серый полуметровый шар. Молодой человек втянул носом воздух, в котором ему почудились нотки озона, и, повинуясь взвывшей морф – системе, мгновенно скрылся за пси – щитом, выставленным навстречу неизвестному дроиду. От прокатившего в следующий миг вдоль коридора волне электромагнитного импульса Ким охнул. Ощущение было такое, будто по металлическому щиту в руках кто‑то со всей дури саданул кувалдой.

Что ж, приветствие принято. Ким поднял игольник, и в сторону крутящегося на полу шара ушло добрых три десятка игл. И если первый десяток только высек на поверхности дроида бессмысленные и безобидные искры, то следующий умудрился неплохо расковырять его корпус. Вот что называется здесь боеприпасом с обратной связью… или сокращённо БОС – гелем. Автоматическая селекция боеприпаса игольника происходит на основании потока данных, получаемых от выпущенных игл, уже соприкоснувшихся с целью. И уже руководствуясь этой информацией, наниты подстраивают боеприпас для наиболее эффективного поражения конкретного типа брони. Неплохо. Жаль только, что расстояние, на котором действует такая селекция, невелико. Не больше тридцати – пятидесяти метров. Да и защита… впрочем, об этом потом.

Дроиду явно не понравилось, что его «шкурку» начали дырявить, и он, уклоняясь от третьего десятка игл, откатился в сторону, спрятавшись в нише одной из дверей в самом начале коридора.

– Эй, одинокий! Кончай палить. – Раздавшийся из лестничного тамбура голос заставил Кима напрячься. Они знают, что он здесь один? Откуда? – Слышь! Опусти ствол, поговорим!

– С чего вы взяли, что я здесь один? – Откликнулся парень, не сводя ствола с дверного проёма.

– Ха… желторотый. – Эти слова «переговорщик» произнёс куда тише, явно только для своих. Вот только не учёл чувствительности морф – системы, подключённой сейчас к наблюдательным сенсорам подземного комплекса.

– На верхнем уровне только твои следы, больше там никого не было. – Крикнул «переговорщик». – Давай, парень, не страдай хернёй. Опусти ствол, я выйду, и мы поговорим. Решим наше дело миром…

– Какое «наше»? Я по своему краю хожу, вы по своему. – Не прекращая отслеживать перемещения «гостей» на лестнице, спросил Ким. – Я вас сюда не звал, так что, никаких «наших» дел тут нет и быть не может.

– Не гоношись. Нашёл базу – молодец. Но нашёл ты её на нашей территории, а значит, это дело всё‑таки немного и наше. Не находишь? – Переговорщик попытался высунуться в коридор, но тут же отпрянул. Пяток игл дробно простучал по пластобетону. – Значит, не хочешь по – хорошему, одинокий? Ну, ты попал.

На этот раз в голосе говорившего всё‑таки прорвалась сдерживаемая злость и… предвкушение. А в следующий миг воспаривший над полом дроид – шар полыхнул очередным импульсом… и, отчаянно заискрив, рухнул наземь, прошитый добрым десятком игл. Хм… надо запомнить, чем удобнее всего «крошить» такие вот «шарики».

Повинуясь невысказанному приказу хозяина, морф – система тут же отдала распоряжение через браском на интеллект – блок игольника и, получив ответ, отрапортовала о фиксации типа боеприпаса, не забыв добавить, что расчётное количество зарядов в резервуаре уменьшено до двухсот пятидесяти трёх. Вот такие мощные иглы нужны, оказывается, чтобы расковырять здешний пластобетон…

Эти мысли тенью промчались в голове Кима, пока тело, автоматически, как в тире, расстреливало небольшой рой мелких дроидов, влетевших в коридор из лестничного тамбура. От попадания слишком мощных игл стремительных малявок, поливавших коридор маломощными зарядами плазмы, разносило на части. А их собственный огонь не причинял защитившемуся пси – щитом юноше никакого вреда. Будь заряды мощнее, да… ему бы пришлось туго… Вот только на таких мелких машинках даже пехотный плазмобой не установить…

Очевидно, задача дроидов была в том, чтоб отвлечь на себя внимание Кима. И им это почти удалось. Вот только ворвавшиеся в коридор нападающие никак не ожидали, что у противника тоже имеются дроиды. Расположенные наискосок друг от друга, двери по обе стороны коридора мгновенно открылись, и на гостей тут же обрушился вал огня из четырёх «клешней» дроидов – «крабов».

Силовые щиты, предусмотрительно выставленные «гостями», не помогли. Они защищали лишь по фронту, то есть, только от возможной атаки Кима, сейчас разбирающегося с остатками летающей мелюзги, и в результате фланговый огонь одного из «Егерей» прошёлся по нападающим без всяких помех, сходу уложив двоих и основательно контузив ещё трёх человек. Их спасли только навороченные личные грависистемы и тот факт, что разогнанные до трёх махов пули прошлись по ним вскользь. От прямого попадания даже встроенные в комбезы щиты не уберегли бы. Повезло.

Надо отдать должное нападавшим, они не растерялись и, подняв сразу два силовых щита, попытались тут же откатиться обратно, под прикрытие стены лестничного тамбура. Вот только рухнувшая, опять‑таки в аварийном режиме, бронестворка двери не позволила им отступить. Поняв, что пути назад нет, налётчики с рёвом устремились к вновь спрятавшемуся за пандусом Дрёму, успевшему к этому моменту расстрелять всех летающих дроидов. Двое «щитоносцев», прикрывающих фланги, на ходу сместили щиты так, чтобы «крабы» не могли вести эффективный огонь, «оголив» тем самым фронт. И в ту же секунду атакующие открыли бешеную пальбу, прижимая Кима к полу. В помещения с «крабами» полетели гранаты… и отскочили от захлопнувшихся по команде морф – системы дверей. Взрыв! Огонь стих и, пока Ким не начал стрелять, щиты моментально переместились вперёд, прикрывая фронт. Кажется, нападающие решили взять «одинокого» живьём.

Юноша буквально почувствовал захлестнувший атакующих адреналиновый шторм и, выждав, пока они окажутся в десятке метров от него, отдал очередную команду, одновременно ныряя в приоткрытую дверь склада. Вентиляционная решётка над головами нападавших буквально испарилась, уничтоженная ураганным огнём третьего «краба»… «Щитоносцы», взятые на прицел дроидом, упали первыми, изрешечённые доброй сотней пуль, выпущенных практически в упор. Следующим стал «переговорщик». Он даже успел развернуться в сторону опасности, но пуля дроида просто снесла ему череп. Двое последних нападавших попытались разойтись в стороны… может быть, у них что‑нибудь и получилось, если бы стрельбу вёл человек. Но охранный дроид типа «Егерь» снабжён парой стволов, а это значит, что он способен отслеживать несколько целей одновременно и вести по ним эффективный огонь. В чём и пришлось убедиться оставшимся в живых налётчикам. Выйти из зоны видимости спрятавшегося в вентиляционном коробе «краба» этим двоим не удалось. Две одновременных очереди перечеркнули их тела, перегружая гравищиты… а следом, в затылок каждому прилетело по игле от высунувшегося из‑за двери Кима, к которому они так неудачно повернулись спиной.

– Вот так… – Молодой человек вышел в коридор и, окинув взглядом оставшееся за ним поле боя, довольно хмыкнул. Но тут же вынужден был отвлечься на очередной сигнал от браскома, проигнорировать который на этот раз морф – система не позволила.

«Код красный. Последнее предупреждение персоналу. Контур самоликвидации запущен. Активация самоподрыва будет произведена через 6:38… 37… 36…»

– Твою красивую! Почему сейчас?! – Ким зарычал и помчался в медблок. Пусть не всё, но забрать самое необходимое он успеет!

Глава 8

Кто к нам с чем зачем

Шесть минут тридцать секунд, это много или мало? Для обывателя – ничто. За это время он успеет разве что встать с дивана, надеть тапочки и, дойдя до кухни, заказать в синтезаторе чашку кофе. А вот курсант Корпус Сервус старшего курса за это время успеет прыгнуть в пустотный скаф, после чего, став на добрый центнер тяжелее, доберётся до своего разведмодуля и шестую минуту встретит уже в пустоте, готовый к любой вводной.

Ничего удивительного в том, что к исходу той же шестой минуты Ким оказался у пресловутого второго шлюза, нагруженный словно ишак «выживальной» частью давно собранного для похода груза, а вот вещи, приготовленные «на продажу», пришлось оставить. У Кима просто не хватило рук, чтобы прихватить с собой всё, что он собрал на складе. Исключение составил лишь полевой исследовательский комплекс с дроидами – «пауками». А вот от «крабов» и, соответственно, от ЗИПов к ним Дрёму пришлось отказаться. Почему? Всё просто. Нагруженный Бычок движется со скоростью пешехода. Учитывая время, необходимое на разблокирование складского подъёмника, с помощью которого он только и может подняться на верхний уровень, дроид физически не успеет добраться до шлюза, ведущего в старую военную базу. Пытаться же отправить его к штатному выходу из комплекса на поверхность так же бессмысленно. Взрыв накроет поднимающийся лифт на полпути. А раз вытащить Бычка, несущего те самые ЗИПы, не удастся, то и заморачиваться с «крабами» смысла нет. Без запасных деталей и боезарядов они не более чем мёртвый груз. Да, дорогой. Да, высокотехнологичный, но… И времени, чтобы принайтовать ЗИПы и боеприпасы к самим «крабам», у Кима тоже нет.

А всё из‑за того, что он отмахнулся от первого предупреждения комплекса о вторжении. Стоило ему просмотреть уведомление до конца, мог бы и избежать грядущего взрыва. Всего‑то и надо было поставить отметку об отражении атаки силами базы, и вычислитель даже не заикнулся бы о самоликвидации… Идиотский протокол. Хорошо хоть последнее предупреждение морф – система не позволила проигнорировать, хотя кому оно вообще предназначалось? По нормативу, эвакуация персонала проводится либо до введения в действие протокола самоуничтожения, либо… не проводится вообще. В общем, повезло… криво, по – дурацки, но повезло.

Дрём вывалился из неработающего шлюза прямиком к тому месту, где недавно стояла группа, отвлекавшая его от попытки их друзей – товарищей скрытно проникнуть в комплекс.

Оглядевшись по сторонам, благо морф – система позволяла видеть даже в полной темноте, Ким поправил висящий за плечами раздувшийся рюкзак и, вздохнув, постарался убраться как можно дальше от комплекса археологов, ориентируясь по следам оставленным нападавшими. Он успел отойти на несколько сотен метров по коридору, когда за его спиной послышался будто тяжкий вздох. А потом пол под ногами дрогнул, и до Кима докатился тихий, но закладывающий уши грохот. Вот и всё. Кончилась база СПБ. Была и не стало.

Юноша покосился на трещины, зазмеившиеся по пластобетонным сводам и полу коридора, и прибавил ходу, внимательно присматриваясь к следам, оставленным его недавними «гостями», одновременно, стараясь оставлять как можно меньше следов сам. Что, впрочем, было не так уж сложно для тренированного орма с активным пси. Пыль, поднимавшаяся с каждым шагом, закручивалась смерчиками и вновь ложилась на пол ровным слоем, будто её никто не тревожил. Если бы ещё Ким вспомнил об этом, когда выходил из комплекса в прошлый раз… Но кто же знал, что на заброшенной базе вдруг объявятся гости? Там, как минимум, двадцать лет никто не бывал!

Дрём отмотал уже не один километр по тёмным переходам бывшего военного комплекса, изрядно попетляв по пустым залам и комнатам, разматывая цепочку следов. Пару раз ему довелось столкнуться с теми самыми грызами, об охоте на которых с таким удовольствием отзывался Логан. Шустрые мохнатые существа с вытянутыми приземистыми телами старались убраться с пути человека, но далеко не уходили. Забивались в какие‑то щели или забирались в переплетение труб и внимательно следили за ним, пока Ким не скрывался за очередным поворотом.

Наконец, Дрём оказался у какого‑то пролома, ведущего в длинный прямой туннель, низкий настолько, что даже невысокому в силу своего возраста Киму пришлось наклонять голову, чтобы не удариться о пластобетонный потолок. Успокаивало только одно, впереди, метрах в трёхстах от начала хода, виднелось пятно света, а значит, идти, согнувшись, придётся недолго.

Но не дойдя нескольких метров до пролома в потолке, парень замер. Послышалось?

– Долго они ещё там?

– Брог, заткнись. Достал уже своим нытьём!

– Ну да, не тебе же приходится жариться на этом солнцепёке…

– Сиди и смотри!

– Да кто здесь может быть?! Всем известно, что это наша территория!

– Ага, думаешь, Сухой – один такой босс на всю Агору? Или о беспредельщиках забыл? – В ответ на эту сердитую реплику со стороны неизвестного Брога раздалось какое‑то невнятное бухтение.

Не послышалось. Ким вздохнул и попытался ощутить количество людей, расположившихся рядом с проломом. Говорят‑то двое, но где гарантия, что им не составил компанию какой‑нибудь заядлый молчун?

– Рун, новости есть? – Вновь пробухтел «сидящий на солнцепёке».

– Брог, не нервируй меня. – В голосе его собеседника явно послышались нотки злости. – Если бы что‑то было, я бы уже сообщил. Следи за горизонтом.

– И чего они коммами не пользуются…

– Ты идиот? Сам же слышал старшего. Под нами военная база, э – кра – ни – ро – ван – ная.

– Она ж давно брошена! Там и генераторы‑то поди сдохли.

– Точно, идиот. Экранировка в стенах не требует энергии. Так что, связь возможна только через сейсморетранслятор… впрочем, кому я объясняю…

Дослушивать ворчание знатока связи Ким не стал. Вместо этого он тихо вернулся назад к пролому в стене, ведущему на базу и, сняв со спины рюкзак, нашарил в нём одного из «пауков» – разведчиков. Пытаться атаковать вслепую Дрём не собирался…

Повинуясь приказу морф – системы, маленький дроид выкинул из корпуса шесть многосуставчатых лапок и шарик сенсора над ними, закрутился на месте и, получив указание, взлетел по стене на потолок, благо небольшой гравикомпенсатор, установленный в «шайбе» корпуса, позволял мелкому «пауку» без напряжения передвигаться по любым поверхностям, и помчался по коробу в обратную сторону.

Краем глаза отслеживая движение разведчика, Ким пристроил рюкзак у стены и двинулся следом за «пауком», который к этому времени уже успел добраться до ведущего на поверхность пролома и выбросить вверх сенсор на тонком подвижном щупе. Перед внутренним взором Дрёма появилась картинка с поверхности, смоделированная морф – системой на основе данных, переданных дроидом – разведчиком.

И первым, что увидел Ким, оказался мощный транспортник с явно военным прошлым, стоящий в десятке метров от пролома. Огромные колёса с глубоким протектором, довольно изношенные, если учесть сверкнувшую под лучами солнца косую сетку армирующих нитей, потрёпанный, выцветший тент – явная самоделка, заменившая штатный короб, широкий приплюснутый «нос» с подвешенной под его острой кромкой «люстрой», прикрытой мощной трубчатой конструкцией отбойника… Солидный агрегат, явно приспособленный для долгих поездок по пересечёнке. Хотя и изрядно устаревший.

Один из охранников, чьи голоса Дрём слышал недавно, стоял на крыше транспортника, осматриваясь по сторонам и не выпуская из рук охотничий игольный карабин, а второй, судя по звукам, возился в отсеке под тентом. Чем он там занимался, Ким не знал, но в том, что кроме этих двух «гостей», поблизости больше никого нет, был уверен, тем более, что улучивший удобный момент «паук» успел выбраться наружу и аккуратно обежать окрестности. Так что, если среди заглянувших в гости бандитов не было профессиональных диверсантов, Ким мог быть уверен, что в округе, кроме двух оставшихся охранников и пары сотен пустынных грызов, нет ни одной живой души.

Оказавшись прямо под отверстием в потолке, Ким глубоко вздохнул и, дождавшись пока стоящий на крыше транспортника охранник повернётся к пролому спиной, с резким выдохом оттолкнулся от пола. Усиленные морф – системой мышцы ног подбросили его на добрых три метра.

Стрелять из игольника Ким начал ещё до того, как подошвы ботинок коснулись сухой выжженной земли. Охранник вздрогнул и, выронив карабин, скатился наземь.

– Брог, с тобой всё в… – Выглянувший из‑под тента на звук напарник не успел даже схватиться за оружие. Игольник в руке подбежавшего к машине Кима тихо фыркнул, и на лбу «связиста» словно нарисовали красную точку.

Готов. Ким подошёл по очереди к обоим охранникам и, убедившись, что те уже не встанут, облегчённо вздохнул. Жалость? С какой стати? Не он к ним «в гости» пришёл… с горячим приветом. А значит, и переживать не о чем.

Но расслабляться рано, а потому, окинув взглядом окрестности и удостоверившись, что никаких неожиданностей не предвидится, юноша бегом отправился за своим имуществом, оставленным в подземелье. На всё про всё у него ушло несколько минут, так что вскоре он погрузил вещи в транспортник, запихнул туда же тяжеленное тело скатившегося с крыши охранника и, затерев оставшийся на земле кровавый след, полез в кабину, разбираться с управлением транспортника. Оставаться здесь дольше необходимого Ким не собирался. Не ровен час, нагрянут коллеги наглых гостей… или неизвестный Сухой решит отыскать своих нерадивых подчинённых… оно ему надо?

На то, чтобы разобраться с примитивной системой управления машины, у Кима ушло едва ли больше получаса. Так что, вскоре одинокий транспортник уже катил по пустой равнине в сторону далёких холмов, темнеющих у горизонта, навстречу надвигающимся, тяжёлым от непролившегося дождя тучам. Вот тебе и пустыня… в сезон дождей.

Ливень застал Кима в пути, когда до холмов оставалось всего несколько километров. Но ни размокшая земля, ни холодные порывы ветра юношу расстроить не могли. Дождь смоет все следы происшедшего у пролома, и это не могло не радовать…

Глава 9

Археология как основа благосостояния

Идиотский дождь! Насколько Ким был ему рад днём, настолько же он возненавидел падающую с неба воду к вечеру. Ливень, какой ему доводилось видеть лишь на Фари, в джунглях, долбил в землю до самого вечера и, кажется, собирался идти всю ночь. Нет, в кабине, несмотря ни на что, было сухо и тепло, но в транспортном отсеке валялись два завёрнутых в найденные там же одеяла трупа, и Киму совсем не улыбалась мысль возить их с собой до скончания веков.

Но, в конце концов, звёзды всё‑таки вняли его молитвам, и, оказавшись у поросших рыжей травой холмов, Ким отыскал подходящее место для ночёвки, достаточно неприметное, чтобы машину невозможно было рассмотреть издалека. А к тому моменту, когда солнце окончательно скрылось за горизонтом, дождь, вопреки пессимистичным расчётам Дрёма, наконец, закончился, и он получил возможность избавиться от тел горе – охранников. Правда, копая раскисшую землю найденной в машине лопатой, ничуть не изменившейся за тысячелетия, прошедшие с момента её изобретения, Ким вымазался в грязи не меньше, чем если бы он пытался проделать тоже самое под дождём. Вот когда парень пожалел об отсутствии Бычка, функционал которого был рассчитан не только на транспортировку, но и на земляные работы. Куда ж археологам без такого дроида? Эх… Жаль машинку.

Разбор трофеев юноша отложил на следующий день. Он слишком вымотался и устал, чтобы заниматься этим сегодня. А потому, забравшись под тент и включив старенькую, натужно сопящую климат – систему, Ким скинул мокрые вещи и, развесив их над дефлектором, полез в спальник.

Утром Дрём проснулся с первыми лучами солнца, и тут же желудок напомнил ему о том, что парень ничего не ел со вчерашнего утра. Потянувшись, Ким бросил взгляд на развешенную одежду и, секунду подумав, решил всё‑таки сначала заняться высохшим, но измазанным в грязи комбезом и обувью, а уж потом уделить внимание завтраку. Благо на то, чтобы запихнуть закаменевшую одежду в «сухой» душ, много времени не нужно. Другое дело, что само наличие такого приспособления в транспортнике стало для Кима большой неожиданностью… весьма приятной.

Вообще, трофей оказался на диво интересным. В прежней жизни, то есть лет эдак двадцать – тридцать назад, этот четырёхосный монстр на архаичных пневматиках полутораметрового диаметра явно числился среди техники какого‑то подразделения планетарных войск, но руки умельцев изрядно над ним потрудились, переделав до неузнаваемости, причём относительно недавно. В результате транспортник «Рокот» превратился в довольно оригинальный мобильный жилой модуль с большой автономностью, рассчитанный на восемь человек, если судить по количеству спальных мест. Собственный довольно мощный генератор на солнечных панелях, санблок с «пустотным» душем и универсальным утилизатором, пищевой синтезатор и даже капельный конденсатор для добычи воды, способный выдавать до сорока литров в сутки… правда, последнее возможно только на стоянке. Разворачивать девятиметровое полотнище конденсирующей плёнки на ходу тяжело и… бессмысленно. Зато у конденсатора имеется функционал, позволяющий работать даже в условиях пустыни, для чего в ящике с ЗИПом хранятся четыре дроида – коптера, способных утащить конденсатор на высоту до трёх – четырёх километров и удерживать его там до тех пор, пока плёнка не напитается влагой до предела. Вот только, судя по всему, этой системой ни разу не пользовались. По крайней мере, логи дроидов чисты, как слеза младенца. Впрочем, неудивительно, учитывая, что активировать их Ким смог, только воспользовавшись идентификатором, подаренным Логаном. Военные не любят, когда их игрушками пользуются гражданские. Так было и так будет всегда.

В одном из рундуков Дрём обнаружил добрую сотню картриджей для пищевого синтезатора и, покрутив их в руках, поморщился. Самопал… качественно исполненный, но явно не общего стандарта, знания о котором Ким почерпнул из имеющихся в его распоряжении «баз». То же самое сообщил и сканер, выдав вместо описания картриджа и его содержимого: «информация недоступна, отсутствуют идентификационные маркеры». Местная кустарщина? Ну и звёзды с ним. Во время тренировочной заброски на Фари приходилось ещё и не таким питаться.

Обследуя доставшийся ему трофей, Ким, как самый настоящий гурман, самое вкусное оставил напоследок. Оружие и оснащение охранников. Повздыхав, вспоминая снаряжение «гостей», оставшихся в комплексе, которое он физически не успевал забрать с собой, Дрём развернул одеяло, на которое скинул всё снятое с охранников транспортника. М – да… негусто. Пара ручных игольников «Треск», рассчитанных на обычные иглы, погрубее и попроще, чем его собственный «Минор», потёртый плазмобой с подвывающим генератором, способный выдать не больше десятка выстрелов одной очередью, после чего на добрых полминуты превращающийся в тяжёлую бессмысленную железку, и ещё один игольник… оказавшийся оружием совершенно иного уровня. Это не грубые ручники, типа того же «Треска», и не изящный, хотя и давно снятый с производства «Минор», оставленный Киму Логаном. В руках юноши оказался высококлассный охотничий карабин с отличной адаптивной оптикой и возможностью синхронизации прицельного комплекса с личными интеллект – устройствами, типа браскома и имплантов, о чём с готовностью сообщил сканер. Замечательное оружие для любителей трофейной охоты, не желающих портить излишне шкуру зверя. Раздельная ложа из натурального дерева, украшенная лаконичной резьбой, эргономичная пистолетная рукоять, хорошая точность и обеспеченное встроенным гравиком полное отсутствие отдачи, в отличие от известных Киму ручников… Штучная работа. Даже странно, что такая вещь попала в руки его недавних «гостей». Ну не похожи они на богатых охотничков, что могут позволить себе заказное оружие с русских заводов.

Отстреляв пару магазинов, Дрём просто влюбился в этот ствол. Единственный минус – отсутствие автоматического режима огня, но… это ведь охотничье оружие, а не штурмовой комплекс. С другой стороны, там, где на расстоянии в полкилометра требуется вести массированный огонь, приличный орм смазывает лыжи. Не дело операторам разведмодулей участвовать в масштабных боях… если, конечно, речь не идёт о космических сражениях, но там даже от такого замечательного карабина толку не будет. В космосе используются совсем другие средства уничтожения… Зато на планете, в качестве снайперского оружия этот карабин, с идеально подходящим ему именем «Точный», будет просто незаменим.

Погладив цевьё трофея, Ким довольно улыбнулся и, аккуратно сложив его в найденный в одном из рундуков «родной» кейс, порадовавший наличием пустых магазинов и сменным, удлинённым стволом калибра 0.2[2], переключился на «небоевые» трофеи. Ими стали два потёртых браскома, один из которых оказался под завязку забит порнухой, зато половина банка памяти второго была отведена под технические справочники по системам связи… Хорошая находка.

Наскоро прошерстив память браскомов, Ким отдал команду морф – системе и та, пользуясь его собственным коммуникатором, как инструментом, перенесла на него всю тех. документацию. Ежедневник пополнился записью с напоминанием о необходимости изучить полученную информацию, браскомы с «зачищенными» банками памяти отправились в ящик, а Дрём занялся обыском салона машины.

Ох и тяжкая это работа… впрочем, Ким не жаловался. Разворошив имущество налётчиков, он получил некоторое количество интересных вещиц. Например, рундук «связиста» принёс ему весьма оригинальную установку, явно собранную чуть ли не на коленке, зато позволяющую связаться с доброй сотней ретрансляторов, разбросанных по всему материку. Идентификаторы станций и целый список номеров абонентов он нашёл в браскоме «связиста». Это, конечно, не Информаторий… но хоть что‑то… Кстати, позже, копаясь в записях этого технаря, Ким наткнулся на упоминания системы связи, схожей по своему функционалу с памятными ему Информаториями. Галаком. Галактическая коммуникационная сеть… Вот только доступа к ней, похоже, у Агоры Третьей нет. Судя по записям, единственный существовавший в системе ретранслятор грохнули едва ли не за сутки до начала вторжения, да потом так и не восстановили. Некому…

Вообще, исходя из найденной информации, Ким пришёл к выводу, что ситуация на Агоре сложилась аховая. Вторжение флота и армии «соседей» Ронда, если можно так выразиться о звёздных государствах, привело к полному уничтожению инфраструктуры периферийной системы. Орбитальные бомбардировки добили производства на планете, а затем… затем флот внезапно ушёл, и об Агоре попросту забыли. Оставив на планете, кстати говоря, всю первую волну десанта. В результате забытая планета ещё три года вела войну, разрушая то немногое, что уцелело после бомбардировок. Постепенно, конечно, боевые действия сошли на нет, поскольку и перед обороняющимися отрядами партизан, и перед захватчиками встала общая проблема… выживание. Хотя для того, чтобы прийти к общему взаимопониманию, местным жителям и агрессорам понадобилось пять лет. Пять лет, чтобы осознать, что об Агоре забыли, и на помощь не придёт никакой флот. Ни рондесский, ни алавийский… С тех пор прошло ещё пятнадцать лет, и планета, фактически, откатилась до уровня фронтирных систем. Отсутствие общей власти, технических и пищевых производств обернулись городами – государствами, частными фермами – крепостями и кустарными мастерскими. Как ещё в феодализм не рухнули?!

О причинах, по которым Агору Третью забыли, ни в одном источнике информации, включая планетарную сеть, в которую Ким‑таки умудрился выйти, не было никаких сведений. Лишь редкие упоминания о некой войне, в которую ввязались оба государства, да и то без конкретики. Кто воюет, с кем и зачем… полный ноль. И это, несмотря на то, что свидетельства о появлении здесь инопланетников были. Событие это было довольно редким, но регулярным. Раз – два в год к Агоре Третьей подходили корабли, брали груз и уходили, оставляя взамен заказанное оборудование или иную плату. Но что интересно, среди прилетающих «купцов» не было ни рондессцев, ни алавийцев. Только «вольники» Внешнего Космоса, то есть те же жители Фронтира, повадившиеся заглядывать в заброшенную систему ради добывавшегося в здешних океанах коралла. Что интересно, производства по добыче этого самого «стратегического» сырья во время орбитальной бомбардировки не пострадали, в отличие от перерабатывающих комплексов, расположенных на суше. Так что, подводные «фермы» пережили вторжение без особых проблем, и теперь их объединившиеся в общины работники слыли чуть ли не богатейшими людьми на Агоре Третьей. «Куркули – подводники», как называл их в своей переписке «связист».

Впрочем, вот кому – кому, а ему было грех жаловаться. Всё‑таки сам недавний гость принадлежал к другому, не менее обеспеченному сословию планеты, окрещённому жителями «археологами»… Поисковики, занимавшиеся розыском старых военных сооружений, законсервированных или оставленных во время эвакуации баз и комплексов, они поставляют, как минимум, половину всей техники в города Агоры. Естественно, не бесплатно. А учитывая прежний «полувоенный» статус системы, баз и захоронок, рондесские вояки оставили здесь очень немало, да и не только они… В общем, «археологи» могли бы посостязаться в богатстве с «подводниками».

ЧАСТЬ II

НА ВОЛЮ, В ПАМПАСЫ!

Глава 1

Цивилизация, чтоб её…

Ким потянулся и, зевнув, поднялся из‑за куцей полки, приваренной к полуборту транспортника и служившей ему по необходимости то верстаком, то, как сейчас, обеденным столом. По тенту снова бешено колотил дождь, так что от идеи выбраться на охоту молодому человеку пришлось отказаться. Опять. А жаль… Как Ким успел выяснить на практике, Логан был прав, и грызы действительно оказались довольно вкусными зверьками. За последние две декады Дрём уже не раз выбирался в холмы, чтобы разнообразить своё меню… ну и потренироваться в стрельбе из карабина, не без того. А готовка… ну, не зря же он в своё время на отлично сдал норматив по добыче и приготовлению дичи в полевых условиях? А ведь тогда у него не было ни соли, ни специй, в отличие от нынешней ситуации.

Но сегодня явно был день, неудачный для вылазки. Дождь зарядил с самого утра, и у Кима остался невеликий выбор – повозиться с дроидами и их программной начинкой, настраивая их для наиболее эффективной работы в связке с морф – системой, или же вновь окунуться в здешний планетарный эрзац Нижнего Информатория… Был ещё вариант с загрузкой в память справочников, которые «потомки» громко именуют обучающими базами, но этим можно заняться ближе к ночи. Всё равно разницы между загрузкой в бодрствующем состоянии и «изучением баз» во сне никакой.

После недолгого размышления Ким всё‑таки решил вопрос в пользу сети. Несмотря на отвратительную скорость связи и довольно скудный, точнее, откровенно утилитарный контент, за две декады, прошедшие от момента ухода с базы, он уже успел нарыть в сети немало интересной информации, в основном на открытых форумах. А вчера вечером и вовсе умудрился забраться под идентификатором убитого «связиста» в инфоветку «Сухих»… довольно большой компании поисковиков, получивших своё прозвище по имени их предводителя. Разумеется, пробираясь через фильтры и отслеживающие программы системы контроля закрытой ветки, Ким остался невидимкой для неё. Иначе какой он к тёмным звёздам орм? Было ли это опасно? Не слишком. Как и в случае с вычислителями базы, в сети отсутствовали интеллект – системы, снабжённые пси – модулями, а без них любая программа остаётся только программой и не больше. Обходить и ломать такие он научился ещё до того, как попал в училище Корпуса. В любом случае Ким не мог прошляпить возможность попытаться узнать что‑нибудь о друзьях недавних «гостей», и… ни ищут ли они некий транспортник.

Выяснил: ищут. Но не машину, принадлежавшую лично командиру уничтоженной Дрёмом группы, а самих бойцов. Впрочем, и поиск, кажется, вёлся спустя рукава. Одно сообщение в общем доступе о поиске и напоминание о награде за решивших «уйти в свободное плавание» без выплаты отступных.

Вообще, первоначальное впечатление Кима о поисковиках за это время сильно изменилось. Он‑то поначалу посчитал «археологов» такой же общиной, как и «подводников», но… схожими они оказались лишь в одном – в обеспеченности. Да и то, среди команд поисковиков, как выяснилось, разброс в доходах бывал очень и очень внушительным. Но даже не в этом дело. «Подводники», окопавшиеся на своих океанских фермах, как на пустотных станциях, действительно представляли собой спаянные общины, тогда как вольные в передвижениях «археологи», не привязанные к своему источнику дохода, как «подводники», были куда более аморфной группой. Ни о каком серьёзном взаимодействии между ними и речи не было, зато конкуренция процветала. И если в пределах одной команды или группы, объединявшей несколько поисковых команд, эта конкуренция была вполне… цивилизованной, то с представителями других команд и одиночками господа «археологи» не церемонились. Собственно, пример их действий в случае столкновения с «коллегой» Ким и сам наблюдал не далее, как две декады тому назад. И не только наблюдал…

Ким окинул взглядом внутренности транспортника и, вздохнув, решил посвятить образовавшееся свободное время приведению в порядок изрядно ушатанной машины. Нет, лезть в силовую установку Дрём не собирался, несмотря на то, что среди изученных им справочников, именуемых здесь обучающими базами, имеются и материалы по техническому обслуживанию и ремонту планетарной техники. Толку‑то от этих «баз», если весь ремонт они сводят к банальной замене вышедших из строя узлов? Ким, может, и рад был бы заменить те же гребенчатые фильтры гравипривода, да вот незадача… на ближайшие триста километров вокруг нет ни одного магазина или склада запчастей, где их можно было бы приобрести.

А потому, только чистка и приведение в порядок тех узлов, что не требуют серьёзного ремонта… впрочем, от осмотра основных агрегатов транспортника Кима это решение не избавило.

«Инспекцию» транспортника Дрём закончил только после заката всё под тот же неумолчный шум дождя. Благо «пауки» – разведчики избавили его от необходимости ползать по грязи под брюхом машины. Итог осмотра был довольно обнадёживающим. Несмотря на почтенный возраст, транспортник «Рокот» оказался в очень приличном состоянии, хотя электросеть не мешало бы подшаманить… Но этим делом Ким решил заняться на следующий день. Пусть у него не хватит запасов, чтобы полностью переложить всю систему энергоснабжения транспортника, но уж заменить несколько самых «убитых» шин он сможет. А потом… потом можно и выбираться поближе к цивилизации.

Двигатель транспортника низко зарокотал, оправдывая название, и машина тронулась с места, сминая колёсами непокорную остистую рыжую траву и размётывая в стороны чавкающую грязь. Белёсое небо низко нависло над холмистой равниной, грозя обрушить на и без того напитанную влагой землю очередной многочасовой ливень, а тяжёлый транспортник, подвывая чуть рассинхронизированным гравиприводом, пожирал километр за километром, словно по ниточке двигаясь на восток к ближайшему городу… ближайшему, если не считать Тирон, в котором, судя по данным, выуженным из местного подобия Информатория, обосновались поисковики некоего «Сухого».

Но ехать туда Ким не пожелал хотя бы из‑за того, что кто‑то из местных мог узнать его машину. А отвечать на вопросы людей Сухого Дрём желанием не горел. Потому сейчас транспортник катил по размокшей равнине в сторону совершенно другого города – Вейна, который Ким изначально планировал сделать целью своего путешествия. Да и информация, имеющаяся в местной сети, вроде бы подтверждала правильность такого решения. Из найденных сведений Ким сделал вывод, что Вейн, несмотря на небольшие даже по местным меркам размеры, является торговым узлом… и именно там находится один из трёх общеизвестных портов, куда время от времени наведываются гости из космоса. Там же расположена одна из резиденций «подводников», что, в свою очередь, подразумевает наличие хоть каких‑то законов и определённую меру безопасности, с которой на Агоре Третьей вообще‑то большие проблемы, даже в городах. Неудивительно. Фронтир, пусть и планетарный, располагает к росту количества людей, презирающих чужое право собственности.

К городу Ким прикатил на исходе третьего дня и… уткнулся в самый натуральный блокпост, ощетинившийся парой лёгких плазменных орудий, чьи почерневшие от окалины раструбы моментально навелись на замерший перед шлагбаумом транспортник.

– Кто таков? – Хриплый голос раздался из пустоты. Хозяева блокпоста не торопились выбираться из‑под прикрытия стационарных силовых щитов.

– Поисковик. Одинокий. – Откликнулся Ким, выбравшись на крышу кабины и отправив данные идентификатора со своего браскома. Поиск в сети убедил его, что такое объяснение будет наилучшим. Поисковики – перекати – поле, сегодня здесь, завтра там…

– С хабаром? – Голос чуть потеплел.

– Есть немного… но так, по мелочи. – За прошедшие две декады Ким под воздействием морф – системы приноровился к изменившемуся за столетия языку, так что сейчас мог говорить на нём не хуже местных.

– В Вейне бывал? Правила знаешь? Впрочем… судя по идентификатору, твоя тачка здесь впервые.

– Как и я сам. – Кивнул Ким. – А правила… они чем‑то отличаются от инфы в сети?

– Да нет… – Говоривший, кажется, убедился, что появление Кима не является прелюдией к атаке и тоже выбрался из модуля блокпоста. Впрочем, стволы плазмобоев так и остались наведёнными на транспортник, а «сторож» не отнимал ладони от мощного «кинетика», наподобие тех, что были встроены в «клешни» уничтоженных вместе с базой дроидов – охранников. Рослый детина в потрёпанном военном комбезе пнул тяжёлым ботинком придорожный камень и, окинув сидящего на крыше кабины Кима взглядом, усмехнулся. – Правила те же, да не все…

– О как. – Крякнул Ким и, почесав кончик носа, хитро прищурился. – И у кого бы я мог получить юридическую консультацию?

– Ну… с юристами‑то у нас тут не очень. – Улыбнулся охранник. – А уж социальных и вовсе нет.

– Намёк понятен. – Кивнул Дрём. – Цена вопроса?

– Договоримся, одинокий. – Улыбка охранника и вовсе чуть не выползла за пределы, назначенные ей природой.

Спустя полчаса, довольные беседой Ким и охранник расстались почти друзьями. При этом на руке начальника караула появился новый браском, а Дрём разжился неплохой картой города наполненной метками, обозначавшими самые разнообразные точки. От местонахождения резиденции «подводников» до продуктовых лавок и борделей. Последние, правда, были представлены единственным заведением в городе, но, как отметил новый знакомый по имени Трой, хозяева следят за тем, чтобы «меню» не приедалось, и каждые полгода обновляют персонал заведения.

– За счёт чего? – Удивился Дрём.

– А, ты ж западный, не знаешь… За счёт девчонок из других городков. У брима Роуза целая сеть заведений на восточном побережье. Так что, каждые полгода «феи» меняются. К нам везут из Липпо, от нас в Брайт… и так далее. – Пояснил Трой и ухмыльнулся. Он вообще оказался чрезвычайно улыбчивым типом. – И за здоровье можешь не переживать. Сеть клиник тоже принадлежит Роузу, так что с этим делом у его «фей» проблем не бывает. Даже если и подхватят чего, автодок тут же вылечит.

– Так то их вылечит, а не клиента. – Хмыкнул Ким.

– Не скажи… – Покачал головой Трой. – Если клиент чего подхватит… ну, мало ли? Всяко бывает… Так вот, такого невезучего в роузовской клинике бесплатно лечат. Всё по уму… Но я даже не слышал, чтоб кто‑то хоть раз на «фей» жаловался.

В разрекламированное и явно любимое заведение Троя Ким решил пока не соваться. Куда больше он хотел сейчас выспаться, отдохнуть, а там уж можно будет и местные достопримечательности осмотреть…

С этой мыслью Дрём попрощался с охранником и, дождавшись, когда поднимется шлагбаум, покатил в город.

Глава 2

Гостеприимство по – вейнски

Вейн действительно оказался очень маленьким городом… по сравнению с теми мегаполисами, что помнил Ким. Да и по здешним меркам, довоенным, разумеется, он не тянул даже на региональный центр… но то было до войны и орбитальных бомбардировок. А сейчас Вейн с его двухэтажной застройкой вполне себе оживлённый торговый городок средних размеров, расположившийся на берегу океана, у устья широкой Вагды.

Здесь не было домов из вездесущего пластобетона, как не было и общественного транспорта. Над улицами не проносились со свистом глайдеры, а об орбитальном лифте и вовсе можно было промолчать. Зато каменные дома утопают в зелени, а крыши сверкают отражённым от солнечных панелей светом. По широким улицам разъезжает колёсная техника, по большей части представленная юркими двухместными квадрами, а вот на мощные машины вроде кимова «Рокота» местные поглядывают с неудовольствием. Но об этом Дрёма просветил Трой, так что, едва оказавшись на улицах Вейна, Ким свернул к ближайшей стоянке, указанной на послушно высвеченной браскомом карте, и уже через несколько минут транспортник застыл посреди полупустого ангара.

А вот стоимость стоянки, объявленная пропустившим его в ангар худощавым стариком с гривой заплетённых в хитрую косу, седых волос и крючковатым носом на смуглом морщинистом лице, неприятно удивила.

– Сорок кредитов?! В сутки? – Юноша окинул взглядом старика, невозмутимого, словно выходец с Топаканы. Впрочем… почему «словно»? Если учесть косу, общий абрис лица и худощавое телосложение, Хрон вполне может оказаться выходцем с этой самой планеты.

– Именно. Сорок кредитов в сутки. – Проговорил тот.

– Уважаемый Хрон, а вам не кажется, что цена несколько… м – м… завышена?

– Молодой человек, если бы Трой не сообщил о тебе, цена была бы пятьдесят кредитов. – Старик скривил тонкие бесцветные губы в намёке на ухмылку.

– Поня – атно. – Протянул Ким. Теперь всё стало ясно. Браском убитого поисковика, который он с такой лёгкостью отдал охраннику у блокпоста, тянул на полторы сотни кредитов, так что, ушлый Трой скорее всего решил сделать доброе дело и помочь своему старому знакомому нажиться на лопушистом новичке… Или обнаружил, что браском полностью пуст… то есть, в нём даже операционки нет. Тогда это можно считать своеобразной местью охранника. А программы пришлось снести, чтобы их метки не засветились в местной сети. Было бы странно, если бы исчезнувший поисковик вдруг начал ползать по информационным веткам, не так ли? А ну как его занесёт в информационное пространство подконтрольное людям Сухого?

– Уважаемый Хрон, у меня есть подозрение, что если бы Трой не сбросил вам сообщение обо мне, цена могла бы оказаться не сорок и не пятьдесят кредитов, а пятнадцать. И то при условии, что мой транспортник действительно простоит здесь только один день. А если бы я оставил его тут хотя бы на пять дней, можно было бы рассчитывать и на десять кредитов в сутки. Не находите?

– Кто знает… кто знает… – Хрон покачал головой и кивнул на выход. – Но о чём спорить? Можешь пробежаться по моим соседям. За те полчаса, что твой транспорт простоит у меня в гостевой зоне, я не возьму ни единого кредита.

Ким присмотрелся к старику и вздохнул. От того так и веяло уверенностью в своих словах.

– Полагаю, едва я выйду за ворота стоянки, вы сообщите им о моём визите. – Медленно проговорил Ким. Старик в ответ только пожал плечам.

– В этом нет необходимости, Трой уже сделал это за меня.

– Ясно… – Дрём хмыкнул. Чего‑то в этом роде и стоило ожидать. – Стоп. Вы сказали, в гостевой зоне? Не поясните, в чём соль?

– Хорошее выражение. С моей родины… – Кивнул старик и, чуть помедлив, договорил. – Я давно его не слышал. Очень давно… думаю, за такое напоминание о Топакане, я могу сделать тебе небольшую скидку. Скажем, в пять кредитов.

– Это весьма щедрое предложение, тай Хрон. – Так же медленно проговорил Ким. – Но я надеюсь, что вы удовлетворите мой интерес и ответите на вопрос о гостевых зонах?

– Хах… какой умный юноша… – Протянул тот. – И уважительный. Тридцать кредитов в сутки, тин Ким.

– Ваша цена высока, как пик Ветров, тай Хрон.

– Уж не знаю, чем ты так расстроил нашего бравого лейтенанта, но Трой – идиот. – Покачав головой, протянул старик. – Юноша, если ты сейчас скажешь, что прыгал с этого пика, цена упадёт до двадцати кредитов. Обещаю.

– Если бы я прыгнул с этого пика, ваши соотечественники содрали бы с меня шкуру. – Проворчал Ким, и Хрон гулко, на весь ангар, расхохотался. От его прежней невозмутимости не осталось и следа.

– Верю. Вот теперь действительно верю, что ты бывал на Топакане. – Хлопок по плечу чуть не сбил Дрёма с ног. К счастью, он вовремя увидел движение старика и смог удержать равновесие. А это было довольно непросто, учитывая, что сила притяжения на Топакане в полтора раза выше стандарта, и её жители отличаются огромной силой и выносливостью, которые совершенно не вяжутся с их субтильным видом. – Десять кредитов, если твоя машина простоит здесь больше пяти дней…

– По рукам, тай Хрон. А что по поводу моего вопроса? – Улыбнулся Ким.

– Настырный, да? – Старик прищурился. – Ладно, отгоняй свой «Рокот» в левый дальний угол и приходи в бытовку. Выпьем клемы, заодно расскажу о кое – каких обычаях этого городка. А ты, в свою очередь, поведаешь, чем так обидел Троя, что он не поленился устроить тебе эту каверзу.

Бытовка оказалась небольшим пустотным модулем с выдранной начинкой. Ни системы жизнеобеспечения, ни собственного энергоснабжения. Пустая коробка, присобаченная к стене ангара на высоте трёх метров для экономии пространства.

Поднявшись по гулкой лестнице из архаичного стального сплава, Ким оказался в небольшом помещении, обставленном настоящей деревянной мебелью… впрочем, юноша тут же себя одёрнул. Это в пустоте почти невозможно встретить подобную роскошь, а на планетах, тем более фронтирных, такое встречается сплошь и рядом. Да и не только на них. Русские, вон, до сих пор почти на всех своих терраформированных планетах строят загородные дома целиком из дерева. Традиция, повергающая зелёных так называемого «цивилизованного мира» в дикий шок. Не иначе, как от зависти…

К тому моменту, как Ким вошёл в «бытовку», Хрон уже успел разогреть обещанный напиток, и по комнате поплыл терпкий, чуть горьковатый аромат отвара из сбора топаканских трав. Где старик сумел найти на Агоре этот сбор, загадка. Впрочем, не такая уж и большая, если учесть, что сюда порой заглядывают пустотные бродяги.

– Присаживайся, тин Ким. – Старик указал гостю на плетёное кресло у низкого столика и, поставив на столешницу небольшой поднос с классическим набором для клемы, уселся на стоящий рядом диван.

Разговор получился интересным. Правда, начался он не с рассказа старика, а с заявления, изрядно покоробившего Кима.

– Знаешь, увидев твой идент, я грешным делом решил, что ко мне в гости заглянул натуральный джош. – С усмешкой заметил старик и, заметив, как скривился его собеседник, кивнул. – Вот – вот. По иденту твой возраст – тридцать восемь стандартных лет, а на вид больше шестнадцати – семнадцати не дашь. Но джошам дорога на Топакану закрыта… а в том, что ты там бывал, у меня сомнений нет. С другой стороны, чтобы попасть на мою родину, ты либо должен был родиться ещё до здешней войны, о чём, кстати говоря, свидетельствует твой идент, либо сюда ты попал уже после войны. А это… довольно странно. Кем нужно быть, чтобы пожелать осесть на планете, где цивилизация стремительно регрессирует? Не пояснишь этот момент?

Собственно, чего‑то в этом роде Дрём ожидал, ещё когда планировал свою вылазку, но вот того, что ему зададут этот вопрос в первый же день, Ким не предполагал. Впрочем, отмазка у него была, причём придумывал её не он, а специалисты Корпус Сервус. Морф – системы, которыми снабжали его сотрудников, довольно сильно выбивались из ряда имплантируемых интеллект – систем, так что на случай проверки со стороны вероятного противника у них всегда была наготове отработанная до мелочей легенда. Вот сейчас она Дрёму и пригодится…

– Наследие Ромери. – Словно нехотя, буркнул Ким, и старик присвистнул.

История Ромери была известна ещё до рождения Дрёма… Одно из карликовых моносистемных людских государств, заигравшееся с геномом настолько, что в один далеко не прекрасный момент его просто уничтожили, а богатая система отошла корпорантам. Часть жителей осталась, другая разбежалась, но отголоски действий исследователей и евгеников Ромери существуют до сих пор. Потомки изменённых очень не любят вспоминать историю своего происхождения, да и обычные люди частенько относятся к ним с опаской и недоверием. Мало кому хочется, чтобы его дети привнесли в чистую генетическую линию «мусор Ромери». И небезосновательно, ведь учёные уничтоженного государства были не настолько гениальны, чтобы их творения не имели никаких минусов, так что сбои в наследственности у выходцев из Ромери дело обычное.

– Извини, тин Ким. – Чуть помолчав, проговорил старик. – К нашему брату относятся не намного лучше, чем к вам. Так что, понимаю. Ещё раз, извини.

– Да ничего страшного. – Вздохнул юноша. – Я уже привык. Одно время хотел поменять идент, но здесь и сейчас это проблема из разряда неразрешимых.

– Ну уж… – Хмыкнул Хрон, но заметив, как его собеседник покачал головой. – Уверен?

– Для местных условий сменить данные не проблема, со здешними‑то системами контроля это ерунда… Но выбравшись с Агоры, с «палёным» идентом я тут же попаду в «неблагонадёжные», планета‑то, считай, натуральный Фронтир. А делать запись о рождении вне Агоры бессмысленно. Не со здешними возможностями.

– Это да… учитывая отсутствие на Агоре галакома, синхронизировать данные даже при наличии соответствующей аппаратуры не удастся… – Задумчиво проговорил старик и испытующе глянул в глаза собеседнику. – А ты, значит, надеешься унести ноги с планеты?

– Ну, не жить же здесь вечно, правда? – Развёл руками Ким.

– Тоже верно. – Усмехнулся Хрон. – Ладно, оставим это… тебя же, вроде бы интересовал вопрос гостевых зон, не так ли?

Глава 3

Внутренний монолог, как способ анализа

Судя по всему, в своей социальной политике власти Вейна решили идти по пути бывшего сюзерена Агоры, то есть по стопам королевства Ронд. Суть проста. Все жители города делятся на три категории. Собственно, постоянные жители города, так сказать, аналог подданных королевства Ронд, городские работники, как подобие вольных поселенцев в королевстве, имеющие право заниматься предпринимательством, но не имеющие права работать в администрации или иным способом участвовать в формировании внутренней политики, и гости города – аналог подданных других государств. Никакого права работать на территории города или подконтрольных ему территориях, иначе как на неквалифицированных работах или батраком на фермах, никаких политических прав и довольно серьёзный перекос в сторону «местных» при разборах возможных споров. Но вот система перехода из одного состояния в другое, в отличие от детально расписанных процедур в королевстве, в Вейне была запутанна и неопределённа. Ввиду небольшого количества жителей и… нежелания городского Совета бездумно увеличивать их число, по каждому случаю смены статуса решения принимаются отдельно малым составом совета, в который входят торговый советник, маршал и глава городского Совета, он же – мэр города.

Ну а в том, что при такой политике цены на товары и услуги в городе зависят от статуса покупателя, и вовсе нет ничего удивительного. Правда, затея Троя с «местью» за пустой браском всё же была некоторым перебором. Обычно разница в стоимости товара для городского работника и жителя города не составляет более двадцати процентов, а статус гостя добавляет ещё столько же к начальной стоимости товара или услуги. А заявленные ушлым стариком при встрече сорок кредитов за суточную аренду стояночного места превысили стандартный ценник почти втрое.

Но что самое интересное, в сети не было ни одного упоминания о таком вот дифференцированном подходе Вейна. Жалобы на высокие цены встречались, особенно в инфоветках поисковиков. Но о том, что это, так сказать, официальная политика городского совета, упоминаний не было. Ни одного.

– И как же мне сменить статус? – Тихо проговорил Ким.

– Тебе это так необходимо? – Чуть приподняв бровь, поинтересовался старик, медленно прихлёбывая клему из классической круглой чашки, сделанной из плода маниоба, ореха, скорлупа которого не уступает по твердости алмазу. Точно такая же чашка стояла и перед Кимом. Сделав из неё глоток ароматного взвара, юноша кивнул.

– Я хочу убраться отсюда. А для этого мне нужно поселиться поблизости от порта, чтобы не пропустить появление пустотников. Но с такими ценами у меня просто не хватит средств, чтобы прожить здесь хотя бы полгода… Можно, конечно, продать машину. Но она – мой билет отсюда. Я просто не могу позволить себе жить на деньги от её продажи.

– Да, а ждать придётся долго… расписаний у пустотников нет. Прилетают, когда хотят, но обычно не чаще одного раза в год. А бывает, что и пару лет не заглядывают. – Задумчиво протянул Хрон и, чуть пожевав губами, словно решая что‑то для себя, вздохнул. – Знаешь, я не могу тебе что‑то посоветовать прямо сейчас. Разве что… наведаться к нашим искателям. У них вечная нехватка людей, и ты со своим транспортником можешь прийтись им ко двору. Стандартно, гость города должен отработать год, чтобы получить право подать прошение Малому совету о смене статуса. Но во всяком правиле есть исключения. И если глава искателей, как один из членов Большого Совета, замолвит за тебя слово, то вопрос может решиться и раньше… наверное. Опять же, работая на городских жителей, можешь рассчитывать на небольшие скидки, да и общее отношение к тебе будет получше, чем к «залётным». Кстати, а что у тебя с техникой?

– В каком смысле? – Не понял Ким.

– В прямом. Ремонт, обслуживание…

– Ну, есть пара изученных сп… баз, но без сертификатов. – Пожав плечами, проговорил Дрём. Старик еле слышно фыркнул.

– Можно подумать, у кого‑то из здешней молодёжи имеются эти самые сертификаты. – Хрон отставил чашку в сторону. – Эх… поступим иначе. Один из моих приятелей… такой же старый пень, ищет толкового помощника. Не хочешь попробовать наняться к нему? Деньги, конечно, так себе, учитывая, что официально ты будешь чернорабочим, но угол и бесплатный гараж для твоего «Рокота»… плюс стол… неплохой вариант, в общем. Что скажешь?

– А говорил, что не можешь дать хорошего совета. – Ухмыльнулся Ким.

– Хех… ты сначала с ним сработайся. – Отразил улыбку гостя Хрон. – К тому же, когда я говорю о небольших деньгах, именно их и имею в виду. Больше, чем десяток – полтора кредитов в день, он тебе платить не станет. Так что, думай, тин Ким. Думай.

– Подумаю. Пару дней. – Согласно кивнул Дрём, парой демонстративно мелких глотков, чтобы не обидеть хозяина дома, допил свою порцию клемы и, перевернув чашку донышком кверху, поставил её на поднос. От Хрона плеснуло явным довольством с лёгким оттенком ностальгической грусти, и Ким в очередной раз удивился своей поднявшейся пси – чувствительности. В прежние времена таких оттенков настроения собеседников он бы просто не разобрал.

В этот момент браском в восьмой раз дёрнул руку Дрёма сигналом… и затих. Ну и замечательно, а то достал уже…

Вполне по – дружески попрощавшись со стариком и получив от него напоследок чип с подписанным файлом гарантии безопасности оставляемого в транспортнике имущества, Ким, наконец, покинул ангар – стоянку и, оказавшись на широкой улице, кольцом опоясывающей городок, медленно побрёл в сторону центра, одновременно просматривая логи вновь включённого браскома.

Вот же ушлый дед… и настырный! Восемь попыток взлома коммуникатора. Шесть из которых браском героически отбил сам, одну атаку отразила морф – система, а после восьмой просто отрубила браском, изобразив его экстренное отключение. Весело. Это что же за вычислитель такой у Хрона, что способен загонять морф – систему? Неужто нашёлся образчик с пси – модулем? Хм… Какое интересное знакомство получилось, однако. Непрост старик, ой, не прост. Впрочем, как и большинство топаканцев. Их ведь не за повышенные физические кондиции не любят, а за непредсказуемость. В прежние времена ходили байки, что топаканец может убить за косой взгляд. По крайней мере, с кулаками набросится, точно. И это при том, что народ этот чрезвычайно сдержанный и хладнокровный. Можно сказать, что сдержанность у топаканцев возведена в культ. Странно, противоречиво? Ничуть.

Топаканцы удивительно чувствительны к эмоциям окружающих, и вся их древняя цивилизация строилась с учётом этой особенности. Умение держать свои чувства в узде для топаканца так же естественно, как для чистоплотного человека умывание по утрам. Без этого качества житель Топаканы рискует не дожить до старости, погибнув на дуэли за «оскорбление чувством». Раздражение, пренебрежение, ненависть… любая из этих эмоций, это повод для их адресата вызвать обидчика на бой. А ребята они суровые и никаких поединков «до первой крови» не признают. Только до невозможности продолжать бой… или до смерти.

На этом‑то и горели юные выходцы с Топаканы, покинув родную планету. Прежде всего, доставалось «пустотникам», многие из которых до сих пор отличаются некоторой фанаберией в отношении «земляных червяков». Адресованное топаканцу презрение, замешанное на чувстве собственного превосходства и толике обычной зависти к «планетарникам», моментально включало у последнего вбитый с детства рефлекс, потом следовали краткий вызов на бой и… собственно, доведение гордеца – «пустотника» до состояния отбивной. Естественно, со стороны это выглядело странно. Топаканцев стали опасаться, а потом слухи об их странностях докатились до исследователей, благо к тому времени уже накопилась солидная статистика по чудачествам выходцев с одной из заштатных систем, включавшая в себя не только разборы драк и убийств с их участием, но и некоторые более… хм… курьёзные случаи, вроде тех, когда топаканец запросто подходил в баре к незнакомой женщине, брал её за руку и уводил прочь без всякого сопротивления со стороны выбранной им подруги на ночь и без единого слова. И никакие вопли присутствовавших при этой «краже» ухажёров не могли ничего изменить. Зато стоппер действовал безотказно. В пустоте даже шутка появилась: «Познакомился с красавицей? Меняй игольник на стоппер». Топаканцы действительно обладают отменным вкусом. Ну а отсутствие сопротивления со стороны понравившихся им женщин смогли обосновать гораздо позже, когда вплотную занялись исследованием Топаканы и живущей на ней ветви человечества.

Заподозрив в некоторых случаях пси – воздействие и сравнив количество причастных к ним топаканцев с общим числом расползающихся по космосу выходцев с их планеты, исследователи с радостным писком ринулись на Топакану, рассчитывая, что уж теперь‑то они смогут открыть секрет наследственной передачи пси – способностей, до сих пор остававшейся тайной за семью печатями. И это при том, что генокод человека во всех его вариациях, как казалось, был исследован вдоль и поперёк.

Благодаря Топакане, исследователи действительно смогли серьёзно продвинуться в своих изысканиях, правда, попутно пришли к выводу, что хоть сами аборигены, и обладают кое – какими способностями, но дар их довольно ограничен. Только эмпатия и проистекающие из неё способности, вроде чувственного резонанса. Собственно, именно благодаря последнему, любая женщина, посмотревшая на топаканца с сексуальным интересом, рисковала проснуться на следующее утро не в своей постели и не в обнимку с любимым мужем, а в чужом доме с приглянувшимся вчера выходцем с Топаканы. А вот не фига было использовать «приглашение чувством»… Кстати, топаканки тоже не чурались подобных приглашений со стороны мужчин, но реже. Всё‑таки с выносливостью у пустотников, по сравнению с выходцами с Топаканы… не очень.

В общем, отношение к топаканцам было сложным. Конечно, со временем, пообтесавшись в разношёрстом обществе выходцев с разных систем, подчас отличающихся друг от друга больше, чем ксеносы, эмпаты отказывались от привычных шаблонов действий, не дикари всё же… но общественное мнение, при всей своей изменчивости, порой обладает такой инерцией, что только диву даёшься. Вот и с топаканцами оно сыграло дурную шутку. Почудить ребятки успели немало, да и выходки молодёжи порой подогревали прежние слухи, так что в памяти межсистемного общества топаканцы так и остались абсолютно непредсказуемыми типами, с которыми никогда не знаешь, что они отмочат в следующую секунду. Но обыватели, это обыватели, а были структуры, которые очень заинтересовались умениями топаканцев. Корпус Сервус, например, готовил из них идеальных снайперов и дознавателей. А что? Ведь топаканец, это почти готовый специалист. Почуять внимание врага для эмпата – выходца из общества, где всё взрослое население промышляет охотой, это же плёвое дело. А умение расположить к себе собеседника, отследить по его эмоциям правдивость или, при необходимости, раскачать «закрывшегося» допрашиваемого? Чем не сладкие перспективы?…

Ким покосился на браском, вспомнил ангар – стоянку, старика, попивающего клему, и хмыкнул. Ну – ну… паранойя цветёт и пахнет. Из тай Хрона такой же дознаватель, как из дерьма – пуля. Уж это‑то орм может заявить со всей уверенностью.

Глава 4

Город, а за городом закат

После заката Вейн и вовсе превратился в живую декорацию к историческому видео. На улицах тихо, прохожих почти нет, даже вездесущие квадры, недавно шмыгавшие без всякого порядка по дороге и успевшие испортить Киму настроение по пути на стоянку, и те исчезли. По крайней мере, так было в той части города, через которую шёл Дрём в поисках гостиницы. Полагаться на карту Троя он больше не собирался, а потому забрался в местную сеть и, довольно быстро отыскав адреса имеющихся в городке отелей, решил посетить их все по очереди…

Конечно, Ким мог бы переночевать и в «Рокоте», как обычно, но желание комфорта и мечты о горячем душе перевесили бережливость и расчёт. В конце концов, в прежней жизни ему чаще всего приходилось довольствоваться пустотным душем… когда вообще была возможность воспользоваться хоть каким‑то душем.

Только оказавшись в сотне метров от первого отеля, Ким понял, что не весь город засыпает сразу после заката. Ближе к центру жизнь продолжала бить ключом и сейчас. И судя по звукам, доносящимся из подворотни, некоторых она била по голове.

Глянув по сторонам и не обнаружив поблизости ни одного прохожего, Дрём уже собрался было пройти мимо разбирающихся в тёмном углу личностей, но… всегда находится это идиотское «но»!

Раздавшийся из подворотни приглушённый взвизг явно не принадлежал взрослому человеку. И ноги Кима сами понесли его навстречу неприятностям. Почти мгновенно сформированные нанитами морф – системы активные линзы разогнали и без того не слишком густую темноту, краски выцвели, зато картинка тут же обрела чёткость и контрастность.

В глаза бросилось сжавшееся в комок на грязном пластобетоне маленькое тело, вздрагивающее от ударов обутых в тяжёлые ботинки ног… и тихий гогот трёх уродов. Били несильно, явно не желая быстро распрощаться с «игрушкой», но и этого было достаточно, чтобы свернувшееся в позу эмбриона тело ребёнка подлетало от каждого удара, распространяя вокруг волны боли…

Ким мотнул головой, прогоняя воспоминания о своей жизни в Нижнем Салеме… и рванул вперёд. К игольнику он даже не прикоснулся, незачем оставлять такие следы. Беззвучно, в лучших традициях ормов, преодолев тот десяток метров, что отделял его от веселящихся отморозков, Дрём впечатал кулак в основание черепа стоявшего ближе всех урода и, тут же сменив направление, резким и хлёстким ударом пробил второму, аккурат под приподнятую руку. Хруст рёбер и тихий хрип. Третий противник, заметив падающее тело своего товарища, на одних инстинктах попытался отскочить в сторону и тут же получил сокрушительный удар открытой ладонью в нос. Хлынула кровь, и неудачник, дёрнувшись от скрутившей его судороги, рухнул наземь. Хм… а сержант в учебке уверял, что убить таким ударом можно только при большой удаче…

Двое в минусе, остался один. Ким развернулся к хрипящему от боли, но находящемуся в сознании уроду и, смерив его коротким взглядом… добил. Где двое, там и третий…

Жёстко? Наркоши, обдолбавшиеся какой‑то синтетической дрянью и решившие ради подогретого дурью интереса запинать ребёнка, жить не должны.

Ким осторожно подошёл к скрючившемуся на земле телу и уже протянул было к нему руку… но тут же отвёл её в сторону.

– Эй, ты как? – В ответ на этот идиотский вопрос ребёнок только тихо что‑то простонал. Ким дёрнулся. Перед внутренним взором заскользил список доступных для синтеза препаратов. Не то… не то… снова не то… Да где же?!

Есть! Вот этой вещицей в учебке разрешали пользоваться даже на первом курсе. Правда, это больше стимулятор и болеутоляющее, созданный только для того, чтобы боец мог добраться до медика… но ничего более подходящего и быстрого для создания у Кима всё равно нет. Эх… головная боль завтра обеспечена!

Вытянутый из браслета шунт ловко скользнул к тонкой руке ребёнка и, окутавшись на миг пси – полем, вошёл под кожу. Теперь, подождать пару секунд и можно… идиот! Сначала надо проверить на предмет сломанных костей… может его и с места трогать нельзя без силового корсета!

Ким сосредоточился, избавляясь от проецируемой ребёнком боли, и попытался провести простейшую диагностику. Минута… слава звёздам! Кроме перелома руки и пары трещин в рёбрах, только гематомы. Так… кажется, дитё приходит в себя. Девочка, возраст… лет десять – одиннадцать. Хотя по виду не скажешь. Слишком маленькая и худенькая…

– Эй, ты меня понимаешь? Слышишь? – Никакого ответа, ребёнок только сжался ещё больше. – Они тебя больше не тронут.

– …шли? – Тихо, на грани слышимости…

– Я их прогнал. Где ты живёшь, скажи. Я тебя отнесу. Позволишь?

– Д – да. – Голос чуть окреп, явно сказалось действие стимулятора. Да и болью ребёнок стал фонить чуть поменьше. Уже хорошо.

– Тогда держись за меня. Будешь показывать дорогу. – Ким протянул руки и осторожно подхватил девочку, одновременно укутывая её в своё пси. Так будет вернее, да и «пассажир» будет меньше страдать от боли. Все‑таки боевой коктейль, пусть и рассчитанный на юные организмы, полностью погасить болевые ощущения не в состоянии.

Оглядевшись по сторонам, Дрём убедился, что рядом нет глазастых свидетелей, и двинулся вглубь переулка, повинуясь тихим указаниям обхватившей его за шею девчонки. Чумазая, одетая явно с чужого плеча… но вещи аккуратно перешиты… вручную! И нет того застарелого запаха грязи и ночлежек, что так долго снился Киму в приюте, после трущоб Нижнего Салема.

А идти пришлось далековато. Попетляв по узким переулкам, Ким миновал через трубу ливнестока уже знакомую кольцевую дорогу и, внимательно выслушав тихие объяснения девчушки, стал осторожно спускаться в овраг. Пять минут быстрого шага вдоль ручья, стремительно несущегося по каменному ложу, пересечь небольшую рощицу молодых деревьев и…

Руины… те самые, остатки прежнего Вейна. Когда‑то здесь был огромный город, раскинувшийся на многие километры вдоль побережья океана, а теперь только тонны и тонны вездесущего пластобетона, раздолбанного, громоздящегося гигантскими терриконами, да кое – где виднеющиеся пеньки обрушившихся зданий. Вот только люди неохотно уходят оттуда, где жили. И здесь, в этом с виду мёртвом, давно уничтоженном городе ещё теплилась жизнь. Пусть и совсем не похожая на ту, что царила за холмом.

– Что значит, ты не знаешь? Какого харга, Мик! Ты же обещал за ней присмотреть!

– Да что у меня десять глаз, что ли?! Я на секунду отвернулся, а её уже на месте нет!

– Кхм… Извините, что вмешиваюсь в вашу беседу… это не вы девочку потеряли?

Немая пауза… и оба спорщика медленно развернулись в сторону непонятно откуда возникшего в подвале незнакомца, на руках у которого с любопытством сверкала глазами их пропажа.

– Тина… – Стройная, скорее даже худая девушка с огненными волосами, одетая в старый потёртый комбез техников, метнулась к незнакомцу, но, не дойдя всего пары шагов, застыла, будто наткнулась на стену.

– Тихо – тихо… не торопитесь. Девочка избита. – Покачав головой, гость огляделся и решительно шагнул вперёд, явно нацелившись на застеленный топчан, уже занятый собеседником рыжеволосой валькирии. Парень окинул хмурым взглядом приближающегося к нему невозмутимого незнакомца с девочкой на руках и… освободил место.

– Как избита?! Что с ней?! – Рыжеволосая заметалась по комнате, заполняя её своим волнением, но едва «гость» опустил свою ношу на топчан и, развернувшись, приложил палец к губам, замерла на месте.

– Успокойтесь и прекратите кричать. Ребёнку нужно отдохнуть и хорошо выспаться, а с вашей беготнёй это будет невозможно.

– Но… но… – На лице девушки проступила растерянность, а в глазах мелькнули слёзы. – Вы же… она… с ней всё в порядке?

– Утром будет. – Уверенно кивнул незнакомец и добавил, – если я её немного подлечу. Но вы мне будете мешать.

– А…

– Просто оставьте нас на четверть часа. Я проведу диагностику и восстановительные процедуры. А потом мы с вами поговорим.

– Да какого харга! – Наконец очнулся Мик, но был тут же схвачен подругой за руку и утянут в соседнюю комнату. Молча и без слов. Замечательно.

– Ну что, малышка… будем приводить тебя в порядок? – Спросил Ким. Девочка неуверенно кивнула. – Не бойся. Это не больно. Ну‑ка, вытяни руку…

Второй вброс нанитов прошёл как по маслу. Пока Ким добирался до места обитания девочки, морф – система получила отчёт от первой колонии и сумела в аварийном режиме состряпать вполне вменяемый «коктейль». Так что, сейчас Дрём внимательно следил за тем, как вторая колония добирается до сломанных и треснувших костей. Ким напрягся, одновременно воздействуя пси – полем на сломанную кость и снимая болевые ощущения девочки… точнее, принимая их на себя. А через минуту шустрые наниты уже принялись латать повреждённые ткани. Процесс, конечно, не такой быстрый, если сравнивать с лечением в нормальном медблоке, но где его тут взять? Вряд ли в мёртвом городе имеются свои клиники. А восстановление без нанитов будет куда как более долгим. Так что, пусть лучше так, чем никак. К тому же, теперь девочка сможет обойтись без лубков и шин, а значит, ей не придётся мучиться с одной действующей рукой, хотя поберечься, конечно, придётся. Зато мелкие лекари надёжно зафиксировали кости, так что смещение им не грозит. С гематомами намного проще… для их рассасывания вполне достаточно обычной восстанавливающей колонии. А уж этот «коктейль» у Кима, как и у любого курсанта учебки Корпус Сервус, отработан на «ять», как говаривал один из его однокурсников.

– Ну как, не болит? – Улыбнулся Дрём, и девочка покачала головой. – Вот и замечательно. А теперь, спать.

– Спокойной ночи. – Тина заразительно зевнула и, одним движением завернувшись в старое одеяло, закрыла глаза. Поразительное послушание.

Ну вот. С этим делом закончили. Теперь можно и с рыжеволосой пообщаться… Хм… интересно, у них здесь лишнего топчана не найдётся? А то, возвращаться в город за холмом в ночи, да по местным оврагам – буеракам, как‑то очень не хочется. А там ведь ещё и гостиницу искать придётся… или обратно под тент «Рокота» забираться… М – да уж.

Ким потянулся и, бросив взгляд на затянутый какой‑то тканью дверной проём, вздохнул. Из соседней комнаты явно тянуло любопытством, нетерпением и беспокойством. Ну ни минуты отдыха у бедного орма…

Глава 5

Ностальгия – отвратительное чувство

Странная ситуация складывается в здешних местах. Вот вроде бы есть за холмом вполне приличный городок… ну, по послевоенным меркам. Живёт себе, торгует… жители работают, развлекаются… на карте Ким не только бордель, но и театр видел. Улицы освещённые, каждый дом солнечными панелями сверкает. Порядок, опять же, какой‑никакой, хм… А перейдёшь через холм и будто в другой мир попал. Руины, разруха… люди живут в подвалах, шарахаются от каждого шороха. Какое энергоснабжение?! Они даже воду с ключей или реки берут. А у кого имеется даже плохонький генератор, тот молчит. Потому как иначе, сопрут, и хорошо, если самого бывшего гордого владельца в живых оставят. Стрельба и поножовщина не исключение, а правило. В общем, жизнь в лучших традициях Нижнего Салема, каким его запомнил Дрём.

Как так получилось? Только тёмным звёздам известно. По крайней мере, Мику и его огневолосой подруге Нари, по их утверждению, причины такого отношения были неизвестны. Но они были искренне убеждены, что в Вейне выходцам из Старого города совсем не рады. Местных не нанимают на работу, не позволяют селиться в городе… хотя найденные ими в руинах «осколки прошлого» покупают, но, опять‑таки, не все торговцы согласны работать с такими «поставщиками». Повезло ещё, что у Мика были неплохие завязки на базе поисковиков и в паре магазинчиков на окраине Вейна, иначе их компании пришлось бы совсем туго.

– Мы бы может и ушли отсюда… но куда и как? – Развела руками Нари. – Нас здесь десять человек. Мы с Миком старшие, остальные ещё совсем дети. Двое ровесников Тины, остальные чуть постарше… И какой караван возьмёт с собой такой «детский сад»? Да если и возьмут… слишком велика вероятность попасть в рабство. А у нас из оружия только один старый убитый игольник, да…

– Нари. – Одёрнул её Мик, и девушка чуть растерянно ему улыбнулась. Похоже, она совсем недавно оказалась в нынешних условиях, иначе не была бы так откровенна.

Долгой беседы не получилось. Нари замкнулась в себе и больше молчала, чем говорила, а Мик, умудрившийся потерять Тину во время похода в город для продажи собранного хабара, и без того угрюмо зыркал на Кима и изначально не был настроен на разговор. Тем более после того, как Ким стал свидетелем взбучки, устроенной рыжей по поводу «потери» в городе Тины. И никакие отмазки, что, дескать, девчонка не раз уже ходила в город в одиночку и вообще не такая уж беспомощная, Мику не помогли.

Ну, не то, чтобы Нари на него кричала, нет… она скорее шипела, тихо, но угрожающе, как песчаная вампа[3]. А уж когда её собеседник заикнулся о том, чтобы выпроводить Кима прочь, дескать, «спасибо за помощь и до свидания», и вовсе отвесила приятелю мощного леща, звук которого Дрём услышал, несмотря на то, что находился в тот момент в другой комнате, куда ушёл, чтобы проверить состояние Тины… и подальше от спорящей парочки.

К счастью, в этот момент в подвал стали возвращаться с «ночной охоты» остальные его жители, и стычка Мика и Нари тут же закончилась, сменившись деловитой суетой. На усевшегося в углу Кима дети не обращали никакого внимания, лишь бросали короткий взгляд, входя в комнату, и устремлялись к длинному столу, где принимались выкладывать на него из сумок и рюкзаков свои находки, разбором которых тут же занялась Нари. И в её действиях явно прослеживалась немалая сноровка. Достаточно было взглянуть, как сноровисто она управляется с битыми блоками и ловко вскрывает заклинившие от удара корпуса приборов.

– Мик, взгляни, я не знаю, что это такое. – Девушка нахмурилась, рассматривая лежащее перед ней устройство в чёрном, изрядно поцарапанном, но на удивление крепком пластолитовом боксе. Довольно массивный и тяжёлый контейнер, надо сказать.

Парень хмыкнул и, лениво поднявшись с топчана, на котором тут же устроились двое детей, подошёл к подруге. Взяв в руки прибор, он попытался включить древний сенсорный экран на верхней крышке, но тот отозвался лишь тусклой вспышкой…

– Хлам. – Коротко констатировал Мик, толкая коробку с округлым дном, и та тяжело закачалась, словно древняя игрушка «неваляшка». Притащивший этот контейнер мальчишка расстроено вздохнул и отошёл в сторонку. Надо думать… на своём горбу же пёр.

Ким бросил взгляд на заинтересовавшее парочку устройство и удивлённо присвистнул. Однако, везучие ребята, что ни говори…

Взгляды Мика и Нари скрестились на Дрёме, и тот после недолгого размышления решил «сдать» им найденное. А почему бы и нет? Ему оно без надобности, а ребятам, глядишь, и пригодится…

– Не скажи, Мик… – Улыбнулся Ким, отвечая на безмолвный вопрос приятеля Нари. – Это не просто хлам, а очень древний хлам. Не удивлюсь, если дети умудрились найти часть коллекции какого‑нибудь историка или просто богатого оригинала…

– Ты знаешь, что это? – Удивилась Нари, как‑то по – новому взглянув на Дрёма. Тот в ответ пожал плечами.

– Скажем так: предполагаю. Но если я прав, то у вас, возможно, появился шанс решить проблему с нехваткой средств защиты… или, по крайней мере, немного поправить ситуацию.

Вот тут встрепенулся и Мик.

– А поподробнее?

– Можно и подробней. Это комплект выживания. Лет пятьсот назад их пихали в любое военное транспортное средство. От планетарных танков до малых внутрисистемников и спаскапсул. Смотри. – Ким взял в руки тяжёлый бокс, пробежался пальцами по потухшему сенсорному экрану, демонстративно хлопнул ладонью по браскому, и… морф – система, определив устройство в руках хозяина, повинуясь приказу, отправила стандартный ключ опознавателя Корпус Сервус. Пластолитовый короб еле слышно щёлкнул, и его верхняя крышка слегка приподнялась.

– Как это? – С явным недоумением в голосе спросила Нари.

– У меня когда‑то был приятель, увлекавшийся такими вот вещицами… – Хмыкнул Ким. – И стандартные военные коды – опознаватели у него для подобных случаев тоже имелись. Вот он со мной ими и поделился как‑то в обмен на небольшую помощь.

– Военные коды пятисотлетней давности? – Скривился Мик. Услышав о возрасте найденной вещицы, он явно потерял к ней интерес. – Где он их взял?

– Я не спрашивал. – Отмахнулся Ким. – Но ты зря считаешь это чем‑то странным. Сейф какого‑нибудь древнего генерала такими кодами не откроешь, они всего лишь идентифицируют пользователя, как военнослужащего, и позволяют пользоваться армейским имуществом. Собственно, это и сейчас так же.

– А ты откуда знаешь? – Прищурился Мик.

– Я поисковик. – Ким пожал плечами. – Мне необходимо знать подобные вещи… Так вы будете смотреть, что вам досталось?

– Будем – будем… Арни! – Нари повернулась к притащившему контейнер мальчишке, успевшему разжиться «ирпом» и теперь хмуро ковыряющемуся в разогретой каше. Услышав огневолосую, тот выжидающе взглянул на неё. – Иди, посмотри, что ты принёс.

Мальчишка, светловолосый и вихрастый, радостно сверкнул глазами и тут же оказался рядом со столом, не забыв прихватить с собой недоеденный ужин. От недавнего расстройства не осталось и следа.

– Нари, этому хламу пятьсот лет. Ну что там может быть интересного? – Вздохнул Мик, тем не менее, подвигаясь поближе.

– Не скажи… – Протянул Ким, раскладывая увесистый бокс на шесть частей. Опершись на откинутые боковины и крышку, тот сразу перестал изображать «неваляшку». Дрём извлёк из полукруглого отсека матовый чёрный цилиндр и, установив его на торец, прихлопнул по верхнему срезу ладонью. – Маяк с текстовым передатчиком…

Мик фыркнул.

– Межсистемным. Активным. – Договорил Ким, и лицо его оппонента вытянулось. А теперь, немного горечи… – Вот только воспользоваться им в нынешнем виде у вас не получится.

– Почему? – Удивлённо протянули оба, но Нари тут же спохватилась.

– Ну да… пятьсот лет прошло. Каналы связи, формат передачи данных, тип шифрования…

– И самое главное, блок питания. – Кивнул Дрём. – Всё тобой перечисленное, не больше чем программные проблемы, а вот состряпать приемлемый передатчик для этой штуки вам будет проблематично.

– Не поняла… – Покачала головой рыжая. – У него что, собственного питания нет? И зачем он тогда нужен?

– Есть. Но встроенного блока хватит только на передачу сигнала маяка с предустановленным циклом. Или на пару месяцев работы в режиме обычного передатчика. Потом он просто сдохнет. Но если подключить реактор, вроде устанавливаемых на тех. дроидах…

– Понятно… Я же говорил, что это хлам. – С явными нотками удовольствия в голосе протянул Мик. – Проблему совместимости программного обеспечения нам не решить, про генератор или реактор для дроидов и вовсе говорить нечего. Шлак.

– Ну, положим, с решением первой задачи я могу помочь. – Протянул Ким. – А второе… вам, или вашим младшим есть с кем связываться вне Агоры?

Мик с Нари, переглянувшись, покачали головами, а следом за ними и внимательно прислушивающиеся к беседе дети.

– Мне тоже. Значит, вопрос личной заинтересованности в передатчике можно считать исчерпанным. Отсюда следует простой вывод: его можно продать тому, кому есть с кем поболтать на другом краю галактики. – Заключил Ким. – Заодно и денежек поднимем.

– А причём здесь ты? – Прищурился Мик.

– Ха, ты думаешь, я стану бесплатно заниматься перепрошивкой этого агрегата? – Усмехнулся Дрём. – Нет, если у вас есть наличные, чтобы оплатить мою работу, пожалуйста. Буду рад помочь. Но что‑то мне говорит, что это не так. Я не прав?

– Прав. – Кивнула Нари, вновь принимая сторону Кима. – Мик, не ерунди. Эта вещь стоит огромных денег, ты же понимаешь. А теперь подумай… даже если мы справимся с перепрошивкой сами, во что я не верю, уж извини… какова вероятность того, что нас не кинут, когда мы попытаемся её продать?

– Тридцать процентов. – Посверлив сердитым взглядом подругу, буркнул тот. – И ни кредом больше.

– И продажей занимаешься ты, Ким. – Уточнила Нари. Дрём кивнул, и девушка улыбнулась. – Замечательно. Тогда, раз мы разобрались с этим вопросом, давай показывай остальное, а то Арни сейчас помрёт от любопытства.

Глава 6

Врёт, как очевидец

Как Ким и предполагал, набор оказался полным. В принципе неудивительно, если вещь раньше принадлежала понимающему человеку. Взломать замок с пси – модулем можно, только имея подходящую аппаратуру, оснащённую не менее мощным пси – модулем или сверхмощным вычислителем без такового, а при попытке разбить или иным образом уничтожить корпус из специального пластолита содержимое самоспаса просто разрушится до состояния пыли… во избежание попадания в цепкие руки представителей юных цивилизаций… мало ли, куда может зашвырнуть военную спасательную капсулу или десантный бот? Вот и получается, что за прошедшие сотни лет этот контейнер никто не открывал…

Следующим подарком для обитателей подвала стал прикреплённый к одной из боковин самоспаса футляр.

– Автоматический игольник «Дырокол». – Откинув крышку коробки, провозгласил Дрём. – Две сотни игл в магазине, неубиваемый пневматик с запасными баллонами и мощным насосом. Штатный боекомплект – тысяча игл в наборе. Калибр ноль точка четыре. Прицельная дальность пятьдесят метров. Скорострельность – до пяти выстрелов в секунду. Одного баллона хватает на двести выстрелов.

– Это ж монстр какой‑то… зачем оно нужно? – Удивлённо протянул Мик.

– На некоторых планетах водятся такие твари, что им обычная игла, даже разрывного типа нипочём. Отсюда и такой вот «убойный» калибр. – Пояснил Ким, одновременно снимая с другой боковины массивный, плоский контейнер. – Кстати, предупреждая вопросы о неходовом калибре и проблеме поиска боеприпасов… иглы для «Дырокола» можно «испечь» в обычном пищевом синтезаторе… но лучше использовать вот этот, универсальный. Там и соответствующие программы имеются.

– Это пищевой синтезатор? – Удивилась Нари. – И куда здесь вставляются картриджи?

– Они ему не нужны. – Хмыкнул Дрём. – Достаточно запихнуть в лоток любую органику. Даже если она токсична, прибор её очистит, переработает и создаст необходимый набор белков, жиров, углеводов и витаминов. На вкус гадость жуткая, но от голода не помрёте. В совсем уж экстремальных ситуациях можно развернуть плёнку – сборщик: она будет забирать необходимые элементы из окружающей среды, и синтезатор преобразует полученное в питательный бульон… Времени, правда, на создание такого вот эрзац – питания будет уходить очень много. От получаса до половины стандартных суток для получения стандартного дневного рациона.

– А энергии? – Тут же сообразила Нари, и в её эмоциях плеснул самый искренний интерес.

– С энергией… всё сложно. – Вздохнул Ким. – В синтезаторе имеется встроенный генератор, но я нигде не нашёл описания принципа его действия. Такое впечатление, что никто не знает, как он работает. И самое паршивое то, что этот генератор функционирует только в штатном оборудовании. Мы несколько раз пытались поменять местами два вроде бы идентичных модуля, установленных в разных аппаратах, и эффект нулевой. Они просто не желают работать.

Рассказывать о пси – модулях и особенностях их работы Дрём не стал, хотя девушка явно интересуется «древними» технологиями. На всякий случай. Очень похоже, что по крайней мере на Агоре Третьей о них не имеют никакого понятия… и пусть так остаётся и дальше. Хуже от этого никому не будет, а Ким гарантировано будет избавлен от головной боли, связанной с возможным интересом поисковиков. Наверняка же они в своих поисках натыкались на приборы из времени Дрёма… В общем, ну его на фиг.

– А что с иглами? Их тоже нужно ждать по полдня?

– Зачем же… Печь иглы можно хоть из пластобетона, хоть из необработанной породы. В последнем случае, правда, выход будет невелик, примерно два – три десятка игл на килограмм исходного вещества, но это если уж совсем не повезёт с породой…

– А если меня занесёт на газовый гигант? – Прищурился парень.

– Тогда, скорее всего, воспользоваться самоспасом тебе уже не светит. На такой экстрим он всё‑таки не рассчитан.

– Ты бы ещё про корону звезды спросил. – Тихо фыркнул молчавший до сих пор Арни и, ловко увернувшись от подзатыльника Мика, спрятался за спиной Нари.

Дрём вздохнул. Скепсис приятеля огневолосой уже начал утомлять, хотя Ким и понимал прекрасно его истоки. Ещё бы! Припёрся в ночи этакий герой – спаситель, исправивший его собственный косяк, и мало того, что уходить не желает, так ещё и выпендривается… и подругу уводит!

Вот ревность, исходящую от парня, Ким, пожалуй, чувствовал даже лучше, чем любопытство всех детей, сидящих в комнате тихими мышками и жадно ловящими каждое слово их беседы… Единственное, чего Ким не мог понять, так это отношение девушки к Мику.

Человеческие эмоции – не фонтан, постоянно бьющий с одной и той же силой, они скорее похожи на костёр, который горит тем ярче, чем больше в него подкидывают дров внимания. Иными словами, пока человек концентрируется на некоем объекте, эмоции в его отношении становятся чётче и ярче. Когда же предмет уходит из зоны внимания, эмоции притухают. У женщин же всё куда сложнее. С их способностью делать одновременно сотню дел чувства, испытываемые в отношении объектов их внимания, часто перепутываются до такого состояния, что уже невозможно определить, не только к какому конкретно действию, событию, предмету или человеку относятся те или иные эмоции, но даже их превалирующий тип. А если добавить к этому способность женщин испытывать одновременно несколько совершенно разных чувств по отношению к одному и тому же объекту… бр – р-р… Так и «утонуть» можно. Недаром в Корпусе работу с женским контингентом предпочитали поручать либо сотрудникам женского пола… либо топаканцам.

– А это что? – Прервал размышления Кима высунувшийся из‑за спины Нари мальчишка, ткнув пальцем в бокс, прикреплённый к другой боковине контейнера. Арни так и фонил гордостью. Оно и понятно, такая полезная находка в глазах остальной ребятни здорово поднимала его репутацию и, соответственно, позволяла занять более высокое место в иерархии группы. По крайней мере, до чьей‑то следующей находки…

– Аптечка с универсальным инъектором. Эту вещь я вам продавать не советую. – Ответил Ким, откладывая в сторону футляр с игольником, тут же оказавшийся в руках Мика. – Подобную, только куда более простую, я использовал, чтобы привести в порядок Тину. Завтра осмотрите её и убедитесь сами. Ни синяков, ни ушибов не найдёте… лучевая кость и рёбра восстановятся в течение пяти – десяти дней, но рукой она может двигать и сейчас, если не перенапрягать, конечно.

– Ты говорил. – Улыбнулась Нари и кивнула на аптечку. – Эта так же может?

– Лучше. У неё есть встроенный анализатор, и она способна проводить местные операции. Извлечь осколки иглы, например. А может и позвоночник «починить», правда, при условии, что с момента повреждения прошло не больше нескольких часов. Про отравления и прочие радости, вроде поноса от некачественной еды, я и вовсе молчу. Может нейтрализовать яд и вывести любой токсин, но опять же, не позднее чем через шесть часов после их попадания в организм. Никаких специальных знаний для управления не требует. Очень полезная вещь в ваших условиях.

– Да уж… У нас же что ни день, то новая травма… – Нари мечтательно зажмурилась, но тут же встрепенулась и уставилась на Кима своими синими глазами. – Кстати… а как её заправлять?

– Стандартными аптечными блоками синтезатор «накормите», он все исходные вещества сам вытащит. Это ж единая система, в одной связке работает. Только вам придётся к старому интерлину привыкать. Язык‑то порядочно изменился за эти столетия.

– А в остальных боксах что? – Снова влез неугомонный Арни.

– Плёнки – сборщики. Для воды, для питания синтезатора… и палатка из универса. Точнее, малый кокон. В принципе, всё.

– А это зачем? – Мик выудил из кармана в одной из боковин контейнера какой‑то продолговатый чехол.

– Не стандарт. – Покачал головой Ким. – Очевидно, самоспас был установлен в чьём‑то персональном транспорте. Вот владелец и запихнул в него что‑то… сверх комплекта, так сказать.

– Нож… – Мик открыл клапан чехла и, ухватившись за рукоять, вытащил на свет тёмно – серый матовый клинок, увидев который, Ким еле сдержал удивление. А вот приятель Нари недовольно скривился. – Тупой…

Клинок действительно выглядел невзрачно, больше походя на муляж, чем на оружие. Невзрачный серый материал с имитацией двусторонней заточки, того же цвета пластолитовая слаборазвитая гарда – упор… разве что рукоять, обтянутая каким‑то упругим и шершавым на ощупь чёрным материалом, производила удовлетворительное впечатление.

– Ну не скажи. – Хмыкнул Дрём, одновременно пытаясь подтолкнуть собеседника эмпатией. – Вполне приличный тренировочный муляж… наверное, талисман бывшего владельца этого самоспаса.

– Раз он тебе так понравился, забирай. – Ухмыльнулся парень. – В качестве компенсации за консультацию.

– Мик! – Воскликнула огневолосая, явно недовольная его выходкой. – Как ты можешь?!

– Тише, тише, Нари. – Ким примирительно улыбнулся, внутри ликуя. Получилось! – Я прекрасно понимаю шутки и совсем не в обиде. В конце концов, мы же уже договорились об оплате моей помощи, не так ли?

– Извини, Ким… иногда кое‑кто просто не умеет держать язык за зубами. – Вздохнула девушка.

– Да ладно, Нари. Всё в порядке. – Дрём махнул рукой и повернулся к Мику. – А за муляж спасибо. Я его заберу… как компенсацию.

Мик недовольно скривился в ответ на эту подколку, но глянув на сурово нахмурившуюся подругу, всё же взял себя в руки.

– Да, пожалуйста. Нам он всё равно ни к чему.

– Вот и славно. А то я на утренних тренировках всё время какими‑то эрзацами вынужден обходится. – Убирая нож в чехол, проговорил Ким.

М – да, если бы не раздражённое состояние собеседника и его крайне слабое пси, Дрёму бы ни за что не удалось сподвигнуть Мика на подобный ход. А так… удачно получилось, ничего не скажешь. Вот если бы пришлось договариваться с Нари, Ким не рискнул бы влиять на её эмоции. Во – первых, он не специалист по эмпатическому манипулированию, а во – вторых, учитывая её довольно мощное от природы пси и известные проблемы, возникающие при работе с женскими эмоциями, ничего хорошего из этого всё равно не вышло бы.

Глава 7

Утро вечера мудренее… или замудрёней?

Доверить Киму приводить в порядок передатчик на своей территории ни Нари, ни Мик не решились, а потому ближе к полудню следующего дня, выспавшийся, но отказавшийся от завтрака и заменивший вожделенный душ коротким купанием в ручье, Дрём отправился в Вейн налегке. Ну, не считать же грузом болтающиеся на бедре ножны с невзрачным муляжом?

Ким без проблем добрался до кольцевой дороги, опоясавшей городок, но едва он пересёк узкое дорожное полотно и сенсорную завесу, как за спиной раздался тихий свист приближающегося транспорта, а ещё через несколько секунд рядом с Дрёмом затормозил двухместный квадр.

– Стоять, босота! Куда намылился? – Резкий окрик водителя квадра, затянутого в старый, но ухоженный боевой комбез планетарной пехоты, заставил Кима остановиться. И едва он замер на месте, как пассажир квадра, одетый в точно такой же костюм, навёл на него станнер.

– Простите, это вы мне?

– Глянь, Той, какой вежливый грыз нам попался. – Со смешком заметил водила, поднимая забрало шлема. Но тут же, скривившись, рявкнул. – Какого хрена ты здесь делаешь, грыз?

Грызами, как Ким узнал из разговора с Нари и Миком, жители Вейна прозвали людей, обитающих в руинах старого города… и прозвище это было оскорбительным. По крайней мере, тот же Мик утверждал, что в Вейне назвать оппонента грызом означало нарваться на драку… или на выстрел, если дело происходило в каком‑нибудь злачном месте невысокого пошиба.

Если бы морф – система не опознала идентификаторы здешней маршальской службы, Ким, наверное, уже положил обоих идиотов наземь, чтоб не тыкали стволами куда ни попадя… Впрочем, позволить себя оскорблять Дрём всё же был не намерен.

– Вообще‑то, я гость города Вейн. – Спокойно проговорил Дрём, сделав шаг, и оказался на расстоянии вытянутой руки от беспечного охранника. Его пассажир чуть отклонился в сторону, не сводя с Кима ствол станнера… неудобно, да. Так на то и был расчёт. А вот сам водила даже не насторожился. Ну как же, он же хозяин положения! Зря. Тоже что ли по «базам» учился?

– Гость города, говоришь… интересно. А идентификатор ты, конечно, потерял вчера в баре, да?

– Почему же? – Ким улыбнулся и щёлкнул пальцем по браслету. – Ловите.

– Хм… – Водила бросил взгляд на собственный браслет, и над тем развернулось мутное для окружающих облачко голограммы. Охранник несколько секунд всматривался в видимую только ему самому картинку и, наконец, свернув её, цыкнул. – И какого харга гость города шляется по буеракам, а не занимается своими делами?

– Это запрещено? – Удивлённо поинтересовался Ким.

– Не приветствуется. Особенно, когда гости уходят гулять в сторону старого города. – Водила хмыкнул, смерил взглядом Дрёма с головы до ног и неожиданно усмехнулся. – А вообще, сдаётся мне, что никакой ты не гость, а грыз с поддельным идентом. Так что, давай‑ка по – хорошему, мордой в пол, руки за голову.

– Повторю. Я гость города… и если ты, господин неизвестный, ещё раз меня оскорбишь – ляжешь прямо тут… Обещаю.

– Той, я ошибся, это не вежливый… а очень наглый гры… – А вот не надо быть таким беспечным. Шаг вперёд, удар по выставленному пассажиром стволу и тут же ещё один, локтем, прямо под поднятое забрало шлема водителя. Ещё пара ударов завершает дело, и оба горе – охранника распростёрлись на пыльной дороге.

– Я предупреждал. А теперь отошлём уведомление в офис маршала о том, что на гостя города напали двое неизвестных. Пусть присылает своих людей и пакует голубчиков. – Проговорил Ким в пустоту и тут же исполнил свою затею, приложив к посланию сделанную морф – системой запись происшествия.

Как‑то не везёт Дрёму в этом городе на прогулки. То на наркоманов напорется, то на ещё на каких неадекватов… С другой стороны, и на интересные знакомства эти сутки оказались так же богаты. Вот, например, тай Хрон… Стоило Киму связаться по браскому со стариком и извиниться, что не сможет прийти на встречу с возможным работодателем по причине пребывания в тюремном блоке, как топаканец примчался в офис маршала, и… проблема оказалась решена. Для этого хватило подтверждения стариком того факта, что «Рокот» Кима со вчерашнего дня стоит у него на стоянке, и записи беседы Дрёма с помощниками маршала, из которой вдруг стало неожиданно понятно, что те повели себя в корне неверно. Не представились, усомнились в честности, оскорбили… в общем, как таких идиотов Агора носит, маршалу абсолютно непонятно. А ведь когда получали значки помощников, казались такими благонадёжными людьми… Цирк. Театр… Зато Ким на свободе и при своём имуществе. Правда, без компенсации, но тут тай Хрон так взглянул на заикнувшегося о ней Дрёма, что стало понятно: дохлый номер. Ну и хрен бы с ним. Зато до ангара топаканца добрались с ветерком на личном краулере очень злого маршала.

– А ты везучий, тин Ким. – Заметил Хрон, выставляя на стол поднос с клемой.

– Да? Ну, если только на знакомства. – Ответил Дрём. – Если бы не твоё появление, дело могло затянуться надолго. Спасибо за помощь, тай Хрон.

– Не за что, тин. Я ведь тоже имею свой интерес в этом деле. Должок у меня перед приятелем, тем самым, с которым я обещал тебя свести. Эх, знал бы ты, как трудно найти в городе приличного техника…

– Хм? И откуда такая информация обо мне? Помнится, я говорил, что имею всего несколько неподтверждённых… «баз».

– Здесь всё просто. Мой вычислитель подсказал.

– В смысле? – Не понял Дрём.

– Тин Ким, не стоит изображать непонимание. Я говорю про попытку прочесть твой браском вчера вечером. Не заметить её ты не мог. Но уж прости старику маленькую слабость. – Хрон спрятал улыбку за ореховой чашкой. – Мой вычислитель настроен таким образом, чтобы снимать максимум информации с клиентских профилей и идентов. Мера безопасности… иногда очень хорошо помогает от молодчиков, промышляющих… всяким… в общем, а твой браском оказался удивительно устойчив к неавторизованному съёму информации…

– То есть к взлому. – Усмехнулся Ким, а старик даже не сделал вид, что смущён. Впрочем, с его невозмутимой физиономией такая попытка всё равно не принесла бы никакого результата.

– Ну, законы о неприкосновенности частной информации у нас, как ты понимаешь, не действуют, так что, да… мой интеллект – комплекс взламывает браскомы клиентов. И нет, я не выскребаю банки памяти до донышка. Мне вполне хватает их контакт – листов. Гарантия, конечно, не абсолютная, но иногда одно знакомое имя в контактах клиента позволяет избежать больших проблем… А я не люблю проблемы и людей их доставляющих.

– Понятно. Старые дела, да?

– Именно. Я прожил весьма долгую и активную жизнь… и как у всякого деятельного человека, недоброжелателей у меня хватает.

– Понятно. Что ж, разумная предосторожность… вот только, сказанное никак не объясняет, с чего вдруг ты, тай Хрон, решил, что я «приличный» техник.

– Ну, то, что ты понимаешь «железо», было заметно по «Рокоту». Следы недавнего обслуживания и ремонта от человека с моим опытом не скрыть. Аккуратно сделано, с толком… А твои познания в интеллект – системах, как я уже сказал, перестали быть секретом с того момента, как мой вычислитель не смог взломать твой браском.

– Военная модель. – Пожал плечами Ким. – Что тут странного?

– Мой комплекс, знаешь ли, тоже не в сим – клубе нашли. – Проговорил Хрон. – И уж алгоритм защиты твоего браскома он всяко должен был «поймать», но… не вышло. А следующий анализ показал, что противодействие взлому не было автоматическим. Ну и кто мог управлять программами защиты твоего браскома, кроме тебя самого? Я уж молчу о том, что занимался ты этим во время нашей беседы, и я ничего не заметил. Значит, у тебя имеется нейроподключение к браскому… не знаю, как сейчас обстоят дела с подобными «игрушками» в большом мире, но до войны подобную роскошь могли себе позволить либо богатые бездельники, либо люди, серьёзно занимающиеся интеллект – системами, их разработкой, ремонтом и обслуживанием. А после войны установить подобный имплант на Агоре стало невозможно. Не ошибусь, если предположу, что отец прочил тебе большое будущее в этой сфере, не так ли?

– Спалился. – Сохраняя каменное выражение лица, проговорил Ким. Отвечать на последний вопрос Хрона он и не подумал. Смысл? Создал себе старик правдобподобную легенду, ну и замечательно, Дрёму она подходит. Главное теперь, не выбиться из её канвы.

– Именно. – Так же невозмутимо кивнул старик. – Отсюда и мой вывод о твоей квалификации.

– Полагаю, тебе очень нужен хороший техник, а, тай Хрон? – Прищурился Ким.

Старик отхлебнул клемы и уточнил.

– Моему хорошему приятелю нужен хороший техник. И учти, нужен настолько, что он готов закрыть глаза на статус гостя города и платить этому самому хорошему технику хорошие деньги.

– Хм… а вчера речь шла о десятке – другом кредитов в день… неужели мои таланты так восхитили твоего приятеля? Или всё дело в редком импланте? – Медленно проговорил юноша, крутя в руках свою чашку с горячей клемой.

– Скажем так… он доверяет моему мнению, тин Ким. И нет, имплант его не интересует. Ему просто очень нужен толковый техник. – Качнул головой старик. Дрём смерил его долгим взглядом, подумал и… кивнул.

– Ну что ж, ему нужен техник, соображающий в интеллект – системах, а мне нужна работа и деньги, чтобы покинуть Агору. Думаю, нам есть о чём поговорить с твоим приятелем, тай Хрон.

– Вот и замечательно, тин Ким. Просто замечательно. – Дёрнул уголками губ топаканец… улыбнулся, вроде. – Тогда я отошлю ему приглашение на встречу. Скажем, в заведении Ли, через часок?

– Там можно заказать хороший обед? – Поинтересовался Дрём. Старик кивнул. – Что ж, тогда пусть так и будет… только, через два часа.

– Договорились. Ещё клемы?

Глава 8

Za zdorov'e…

Вздохнув, Дрём окинул взглядом небольшую, изрядно замусоренную площадку за гаражом, где теперь располагалось его рабочее место, спальня и, возможно, стоянка «Рокота», правда, лишь после того, как удастся расчистить угол огороженного пространства, где сейчас высился целый террикон какого‑то технологического мусора… и истечёт время аренды стоянки в ангаре Хрона.

Переговоры в баре «У Ли» прошли без сучка и задоринки. Владелец магазина и по совместительству ремонтной лавки действительно оказался ровесником топаканца, по крайней мере, на вид ему было не меньше сотни лет. Брим Ром, так он представился. «И давай без фамилий, парень, да?»

Высокий, массивный, и явно ещё не ослабевший от старости, щеголяющий полированной лысиной и роскошными длинными усами, явно являющимися предметом его гордости, мужчина со старым электроскорчером на бедре вызвал у юноши странное ощущение, будто они где‑то уже встречались. Но такого не могло быть, и Дрём выкинул эту сумасбродную идею из головы.

В результате теперь у Кима имеются бесплатная крыша над головой, стол, заранее нежно любимая ванна с нелимитированным расходом воды и работа за двадцать пять кредитов в день… при учёте ненормированности этого самого рабочего дня. Но этот минус перевешивал довольно серьёзный плюс, а именно, обещанная щедрая оплата за ремонт устройств, приносимых в лавку брима Рома на продажу, и возможность брать частные заказы, но исключительно вне территории работодателя.

Оглядев грядущий фронт работ, Ким покачал головой и отправился осматривать предложенное жильё, виденное пока лишь мельком. Дрём вошёл в огромный гараж, рассчитанный, как минимум, на пять «Рокотов» и превращённый владельцем в довольно просторную мастерскую, миновал мощный подъёмник, обогнул длинный верстак и, оказавшись в углу немаленького помещения, отослал с браскома выданный Ромом инфоключ. Металлизированная стенная панель бесшумно отъехала в сторону, пропуская жильца в недра огромного строения, раскинувшегося почти на самой окраине Вейна, недалеко от стоянки Хрона.

За этим «секретным ходом» и располагалось новое жильё Кима. Небольшая комната, совмещавшая в себе функции гостиной, спальни и кухни, с минимумом мебели. Кровать, стол, пара стульев и встроенный в стену шкаф, справа от которого расположилась дверь в санблок, если и уступавший по размерам комнате, то не намного. Впрочем, за огромную ванну, обнаружившуюся в санблоке, Ким готов был закрыть глаза на такую несуразность. Тем более что, несмотря на невеликий объём, чрезмерно тесной комната не казалась. Кубрик в учебке Корпуса, рассчитанный на четырёх человек, был едва ли больше. И там точно не было собственного пищевого синтезатора.

Правда, когда Ким ради эксперимента попытался заказать у автоповара небольшой перекус, то оказался несколько разочарован результатом… судя по всему, отвечающие за вкусовые качества сенсоры синтезатора давно вышли из строя, поскольку вкус получившегося блюда… хм, в общем, ирп лучше.

– Уже работаешь? – Пророкотал Ром, заглянув в мастерскую и застав Кима у верстака, сосредоточенно следящим за суетой одного из «пауков». Разведчик, он разведчик и есть, для мелких манипуляций его конечности подходят идеально. Вот и сейчас «паучок» стремительно разбирал корпус пищевого синтезатора, затрачивая на снятие каждого винта не больше секунды.

Дрём обернулся и кивнул.

– Да, синтезатор барахлит, решил разобраться с причиной.

– Хех… м – да, как‑то я позабыл об этом. Со времени ухода последнего помощника прошло больше года… А я своим пользуюсь… да… – Ром огладил длинные усы и, потоптавшись на месте, кивнул. – Там… детали в хранилище, под тем же ключом. Бери, что понадобится, только запись оставить не забудь. Учёт, в первую голову…

– Понял, брим Ром. – Откликнулся Ким. – Сегодня заказы будут? Или я могу заняться приведением в порядок рабочего места?

– Эка… да вроде бы ничего срочного нет, ну а по моим делам… вечером поговорим, за ужином. Так что, мастерская в твоём полном распоряжении. – Чуть помедлив, ответил тот и, чуть помявшись, потопал обратно в лавку.

В течение всего дня, возясь в мастерской и выглядывая во двор под дождь, чтобы погонять пару древних раздолбанных дроидов, разбирающих хлам, занимающий место будущей стоянки «Рокота», Ким размышлял о том, как удачно сложился его визит в Вейн… и не мог избавиться от нетерпения, с которым ожидал ужина. Должен же Ром рассказать, зачем ему действительно понадобился техник? Нехватка рабочих рук? Да неужели? Судя по состоянию инструмента в мастерской и способу сортировки деталей в подсобке, хозяин лавки и сам очень недурно соображал в «железе», а отсутствие «горящих» заказов позволяло сделать вывод, что запарки с их исполнением у Рома не наблюдается. Значит что? Работодателю нужен исполнитель для какой‑то весьма специфической работы… А учитывая местные особенности, Дрём предположил, что работа эта будет связана с так называемой археологией.

Чистое предположение, конечно. Никаких доказательств, как и объяснений, почему Ром не желает обратиться за решением своей проблемы к местной бригаде поисковиков, у Кима не было… но потому‑то он и горел нетерпением услышать предложение из уст своего нанимателя. В конце концов, чем гадать, лучше получить информацию, что называется, из первых рук. А потом… потом можно будет аккуратно наведаться в старый город. Раз уже есть возможность брать подработки на стороне, и уже имеется заказчик, то почему бы и не воспользоваться удачей.

Ким и сам не заметил, как безликий образ «заказчика» трансформировался в огневолосую девушку с застенчивой улыбкой и стальным взглядом. Хмыкнул удивлённо, тряхнул головой и, получив сигнал от дроидов со двора, ринулся на улицу под хлещущий ливень выяснять, что ещё умудрились натворить эти косорукие создания пьяных троглодитов со справочниками вместо мозгов.

К великому сожалению Дрёма, ужин начался в молчании. В отличие от Хрона, Ром явно не был любителем поболтать за чашкой клемы или чего‑нибудь подобного. Зато на столе вместо продукта из синтезатора стояли блюда, приготовленные вручную, и источали просто божественный аромат, а сам хозяин дома трескал их с таким наслаждением, что Ким невольно заразился его аппетитом и сам не заметил, как смёл содержимое огромной тарелки. Дрём отодвинул опустевшую тарелку и окинул стол ищущим взглядом.

– Грибы попробуй, с нашей фермы. Сам солил. – Ткнув вилкой в сторону плошки, заполненной какими‑то сероватыми кусочками в тягучей слизи, проговорил Ром. Ким недоверчиво уставился на хозяина дома, и тот фыркнул. – Да – да, когда я впервые увидел это блюдо, у меня была такая же реакция. А теперь я уже и не представляю себе хороший стол без грибочков.

Дрём немного поколебался и неловко наколол слизистый кусок на вилку. Понюхал и, получив успокаивающий сигнал от морф – системы, решительно отправил странный продукт в рот. Вопреки ожиданиям, гриб не расползся медузой, а оказавшись на зубах, ощутимо хрустнул. Как ни странно, но солоноватый привкус оказался скорее приятным, а с чёрным, явно самодельным хлебом, так и вовсе замечательным.

– А теперь так. – Заметив довольное выражение лица Кима, Ром хмыкнул и, подхватив неровную квадратную бутылку из настоящего стекла, набулькал её прозрачное содержимое в маленький неудобный стаканчик на тонкой ножке, стоящий перед Дрёмом. – Выдох. Глоток. Вдох. Закуска.

На этот раз морф – система задумалась и после некоторой паузы выдала информацию об условно – безопасном содержимом стаканчика и рекомендацию по очистке организма в случае, если доза продукта превысит сто пятьдесят миллилитров… Алкоголь… да ещё и не ароматизированный, судя по резкому запаху. Ну, на этот счёт у Кима и сомнений не было. Хорошо, что не какая‑нибудь другая дурь. Не хотелось бы напрягать морф – систему созданием сложной цепочки веществ, выводящих синтетическую дрянь из организма.

– Не нюхай. Пей. Залпом. – С ухмылкой проговорил Ром и, дождавшись пока Ким поднимет ёмкость с алкогольной жидкостью, стукнул её краем своего стаканчика. – Твоё здоровье, работничек.

Горькая жидкость огненным комком прокатилась по пищеводу. И только тот факт, что Дрём точно исполнил указание хозяина дома, удержал организм от спазматического кашля. Гадость какая…

– Закусывай, орёл. – Фыркнул Ром, кивнув в сторону плошки с грибами. Ким опомнился и метнул в рот сразу пару солёных ломтиков… вкусно.

Пока Дрём оценивал разницу вкусовых ощущений, брим Ром успел снять крышку с большого блюда, стоящего по центру стола, и, подвинув пустую тарелку, накидал в неё пару десятков странных шариков.

– Отморозь техническая, ты что, пельменей никогда не видел? – Удивился хозяин дома, когда увидел, с каким подозрением косится Ким на поставленное перед ним блюдо.

– А ты, брим Ром, когда‑нибудь джиг пробовал? Морского червя с чёрными водорослями? – Прищурился Дрём и с удовольствием отметил, как передёрнулся его собеседник.

– Не порть аппетит. – Нахмурился тот, сосредоточенно наливая ещё по одной порции алкоголя. – Червей пусть рыбы едят. А пельмени… ничего, сейчас попробуешь, потом сам извинишься.

– А можно я их без этого… – Кивнул на вновь наполненный стаканчик Ким. Ром хмыкнул.

– Ну уж, нет. Пельмени без водки жрут только собаки. И вообще, у Хрона ты от клемы не отказывался? Не отказывался, значит, вежество знаешь. Так чего ж от моего угощения нос воротишь? Обидеть хочешь?

Такой интерпретации и аргументов Ким не ожидал… и сам не заметил, как влил в себя несколько «стопок» водки подряд, под короткие пожелания – поговорки Рома. В ушах зашумело, а настроение поползло вверх. Накатило какое‑то благодушие… усиливающееся похожими эмоциями хозяина дома. Мозг юноши, непривычный к алкоголю, резко отреагировал на небольшую в общем‑то порцию, и если бы ни работа морф – системы, то после ещё двух – трёх стопок под прибаутки – «тосты» неугомонного, раскрасневшегося от выпитого Рома наверняка ушёл бы в астрал, как после порции дури. Но ничего… справился. Пусть и с помощью нанитов, Ким всё‑таки удержался на грани эйфории и даже смог вести внятную беседу, сохраняя определённый контроль над собой. Жаль только, что как и всякий наркотик, нейтрализовать уже ударивший по мозгам алкоголь оказалось куда сложнее, чем только что упавший в желудок. Иначе Киму не пришлось бы прилагать столько усилий, чтобы удержать собственный язык за зубами и не начать рассказывать истории из своей жизни в ответ на байки, посыпавшиеся из неожиданно разговорившегося Рома.

А посидели хорошо, да…

Глава 9

Чаепитие, как способ времяпрепровождения

В старый город Ким отправился уже глубоко за полночь. Он бы, может, и хотел выйти раньше, но пока привёл себя в порядок после попойки, отчего‑то названной Ромом ужином, пока собрал необходимые вещи, время неумолимо утекало, как вода сквозь пальцы. Вот и получилось, что до знакомого подвала Дрём добрался, когда ночь уже давно вступила в свои права. Хорошо ещё, что не пришлось идти под дождём, хотя размокшая земля, особенно на спуске в знакомый овраг, и без льющей с неба воды добавила Киму хлопот.

Тем не менее, до места обитания Нари, Мика и их подопечных Дрём дошёл без проблем, хотя ночные руины жили своей жизнью. Тихой, осторожной… но от этого не менее опасной, судя по тем отголоскам эмоций, что улавливал Ким, пробираясь через пластобетонные завалы. По крайней мере, пару раз рука Дрёма словно сама собой нащупывала на бедре игольник, а пси наполнялось тем, что тренеры в учебке именовали чувством хищника или, коротко, «яростью». И ведь действовало. Пара ночных обитателей руин, подобравшихся к Киму слишком близко, получив по мозгам «яростью», моментально потеряли всю свою уверенность и… спокойно пропустили его, так и не осмелившись напасть. Напоследок Дрёма окатило их удивлением собственной реакции, но преследовать юношу несостоявшиеся грабители не стали. И правильно… чувство хищника невозможно транслировать, если нет готовности подкрепить эмоции действием. То есть, если не готов убивать, то даже пытаться напугать оппонента не получится. Любое живое существо, будь то человек или ксенос, разумный или зверь, поддельную «ярость» распознают с лёгкостью, а то и вовсе не заметят.

В знакомом подвале, расположенном на западной окраине старого города, в северной его части, отделённой от Вейна молодым лесом и цепочкой холмов, к легкому, даже удивившему разочарованию, Кима встретила не Нари, а Тина. Увидев Дрёма, девочка радостно улыбнулась, но тут же нахмурилась.

– А наши все ушли на промысел. – Вздохнула она после обмена приветствиями.

– А тебя оставили на хозяйстве. – Понимающе кивнул юноша, и Тина снова вздохнула.

– Я говорила, что со мной всё в порядке, но Нари… она такая… – Девочка с комичным недовольством покачала головой.

– Наверное, она просто хотела, чтобы ты потренировалась хозяйствовать и встречать гостей. – Предположил Ким, на что Тина смерила его долгим и таким снисходительным взглядом, что парень не удержался от улыбки.

– Ну что ж, будем считать, что именно так оно и есть. – После недолгой паузы проговорила девочка и, потеребив заплетённые в косу чёрные волосы, махнула рукой. – Ужинать будешь? Правда, у нас ничего, кроме ирпов, нет. Мик с мальчишками давно не ходили на охоту… Но теперь‑то точно сходят, с новым‑то игольником.

– Да нет, спасибо, Тина. Я сыт. – Отказался Ким. – А на кого Мик охотится? На грызов?

– В старом городе их почти нет. Если только в подземельях, но там опасно. Зато барок по руинам бегает много. И в лесу они есть. – С охотой начала рассказывать девочка, но тут же сама себя перебила. – Ой, Нари же сказала, чтобы я показала тебе, где лежит передатчик! Идём!

С этими словами Тина ухватила Дрёма за руку и потащила его в соседнюю комнату, где указала на стул у верстака.

– Вот. Садись, можешь пользоваться инструментами Нари, они в ящике под столом. А я сейчас принесу передатчик. – И исчезла. Не девочка, а метеор какой‑то!

Усмехнувшись, Ким проводил умчавшуюся Тину взглядом и, скинув рюкзак, принялся искать в нём действительно нужный инструмент. К тому моменту, когда он вытащил из сумки пару шайб незаменимых «паучков», девочка как раз вернулась в комнату с цилиндром передатчика в руках.

– Держи. – Она водрузила устройство на верстак и, нашарив под ним табуретку, устроилась напротив Кима, явно приготовившись наблюдать за его работой.

– Спасибо, Тина… – Кивнул Дрём, активируя дроидов. Глаза девочки тут же загорелись от любопытства, так что ему пришлось несколько раз повторить свой вопрос, прежде чем она отвлеклась от созерцания приплясывающих на столе «паучков» занятых самодиагностикой. – Так что это за барки такие?

– Барки? Ну, маленькие такие пушистые зверьки. Вкусные, и мех у них тёплый. Говорят, их раньше в домах держали, вроде как ради забавы, но я не уверена. – Пояснила девочка, не сводя взгляда с дроидов, успевших заняться съёмом корпуса будущего передатчика. Перенастроить его без физического доступа к встроенному вычислителю было невозможно, потому‑то и суетились «пауки», старательно высверливая «мёртвые» крепления оболочки. – Раньше Мик частенько ходил на охоту, но недавно у него кончились заряды к игольнику, и пришлось перейти на ловушки. Вот только за ними глаз да глаз нужен. Не успеешь обернуться, как добыча исчезает. Да и барки в них не так часто попадаются. Пришлось нам перейти на сухпайки, ирпы эти самые. Их‑то всегда купить или обменять можно… было бы на что.

– А что, воруют добычу?

– Ещё как. – Кивнула Тина. – Здесь многие охотой промышляют. Один выстрел из игольника, всё‑таки дешевле ирпа.

– А что же Мик не стал менять их на иглы? – Удивился Ким, краем глаза наблюдая за работой дроидов.

– У него игольник необычный, я видела. Родер калибра ноль точка ноль три. Их только в Соединённом королевстве производят, а у Ронда не было с ними контрактов на поставку оружия. Мик говорил, иглы такого калибра здесь не найти. Вот так.

– Ну да, был один редкий калибр, теперь будет другой. Судьба, не иначе. – Хмыкнул Ким, и Тина улыбнулась.

– Зато здесь хотя бы недостатка в боеприпасах не будет. – Довольно проговорила девочка. – Мы уже с синтезатором разобрались… кстати, Нари удивилась, что в отличие от самого кофра, там не было никакого пароля.

– Правильно. – Кивнул Дрём. – А зачем? При открытии самоспаса во всех его агрегатах прописываются данные открывшего его армейца. Соответственно, если где‑то впоследствии всплывёт хотя бы один из предметов, всегда можно определить, кто именно последним открывал самоспас и, соответственно, толкнул военное имущество «налево». Это и сейчас так.

– Что, правила совсем не изменились? – Удивилась Тина.

– А зачем менять то, что и так хорошо работает? – Пожал плечами Ким и, получив сигнал от дроидов, сосредоточился. – Так… извини, хозяйка, но теперь мне нужно работать. Дальше «пауки» без меня не справятся.

– Всё – всё. Не мешаю. – Кивнула девочка и, чуть помявшись, попросила. – А можно я рядом посижу, посмотрю?

– Можно, конечно. Только ничего интересного ты не увидишь. – Честно предупредил Дрём. – Я буду работать через браском.

– Ла – адно. – Протянула Тина. – Тогда пойду, займусь делами. Скоро наши должны прийти… М – м… а может тебе травяной взвар сделать? Логи с Марой собирают хорошие травы, из них вкусный напиток получается. А если ещё и с ягодами роха…

– Не откажусь. Спасибо, Тина. – Улыбнулся Ким, разворачивая над браскомом облачко голограммы, нужное ему на самом деле только для маскировки реальной работы с маяком через морф – систему. Девочка кивнула и снова умчалась в соседнюю комнату.

Дрём тут же выудил из‑под браскома универсальный шунт морф – системы и, удерживая его так, чтобы со стороны не были заметны шевелящиеся тонкие усики контактов, поднёс к инфопорту маяка, только что освобождённому дроидами от заглушки. Шунт скользнул в отверстие, и морф – система почти тут же подала сигнал о подключении. Замечательно. Вот теперь можно попробовать договориться с древним аппаратом.

И Ким окунулся в круговерть протоколов и шифров. Заставить сотрудничать интеллект – систему, оснащённую пси – модулем, будет посложнее, чем взламывать нынешние вычислители. С другой стороны, допуск орма позволял многое, в том числе и использование, так сказать, недокументированных возможностей различных устройств… если таковые имелись, конечно.

* * *

– Ну, что скажешь? – Спросил топаканец, дождавшись, пока его собеседник пригубит ароматную клему из ореховой чашки и, утерев седые усы, поставит её на стол.

– Интересный паренёк. – Чуть помолчав, неторопливо ответил тот и усмехнулся. – Банку держит.

– Твои идиомы… – Чуть дёрнул краем губ Хрон, в свою очередь, делая глоток горячего, но не обжигающего напитка.

– Не хуже твоих. – Как ни в чём не бывало пожал плечами Ром и, заметив пристальный взгляд, брошенный на него топаканцем поверх чашки, хмыкнул. – Ладно – ладно, не сверкай глазами, старый. Говорю же, интересный мальчик. Язык за зубами держать умеет, себя даже во хмелю контролирует. Как техник… хм, синтезатор, он, положим, отладил в два счёта, и программные, и «железные» недочёты нашёл и ликвидировал без особых проблем.

– И что, никаких странностей ты не заметил? – Поинтересовался Хрон.

– Ну почему же… – Протянул Ром. – Кое‑что нашлось, хотя стоит ещё понаблюдать, но… уже сейчас могу сказать, что с аппаратурой он работает несколько необычно. Некоторых общеизвестных приёмов техников не знает и действует по шаблону, зато там, где любой из нынешних рукосуев от схемы и на миллиметр отступить побоится, он импровизирует… но явно с расчётом. По крайней мере, после его починки синтезатор стал куда экономнее при тех же затратах продукта. И без потери качества.

– И это всё?

– А что тебе ещё надо, старый? – Удивился Ром. – Мозги у парня есть, практики маловато, но какие его годы… точнее, не так. Практика у него есть, только явно не на базах наработанная. Моторика, приёмы… кто‑то его учил и учил вживую. Думать и делать, а не тупо следовать рекомендациям баз, высчитывая проценты повышения эффективности от замены одних узлов на другие. А вот работать по шаблонам он явно не привык. Как‑то так… зато дроиды под его управлением просто летают. Я даже не думал, что мои старички могут так работать… Представляешь, они за полдня умудрились растащить свалку на моём заднем дворе, к которой я год не знал как подступиться, всё боялся, что дроиды просто сдохнут на ней в разгар работы. А он справился, и справился неплохо.

– Значит, головастый? Да ещё и дроиды… хорошо. Очень хорошо. – Медленно кивнул Хрон и, обратив внимание, что чашка собеседника опустела, подлил в неё горячей клемы из стоящего на подносе керамического сосуда. Немного, на пару глотков…

Покосившись на ореховую чашку с плещущимся на донышке напитком, Ром вздохнул. Кажется, разговор будет долгим.

ЧАСТЬ III

ВСЁ ТЕЧЁТ, НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТСЯ

Глава 1

Как тесен мир…

Договориться с упрямым цилиндром у Кима получилось только к утру. Зато теперь можно было с уверенностью сказать, что вместо стандартного маячка из самоспаса на верстаке стоит полноценный межсистемный передатчик с полностью актуальными протоколами связи, честно слямзенными укрощённой интеллект – системой из пространства. Благо, как и всякая звезда в освоенном космосе, светило системы Агора тоже участвовало в ретрансляции сигналов межсистемной связи, а уж вычислителю, установленному в бывшем маяке, при наличии активного элемента и мощного пси – модуля, да при активной помощи морф – системы Кима просканировать и распознать проходящие через систему сообщения, было не так уж сложно.

Отвалившись от верстака, Ким потянулся и, широко зевнув, улыбнулся. Что может быть лучше хорошо выполненной работы? Только её оплата и… крепкий, долгий сон.

– Ну как? Получилось? – Голоса Тины и Нари слились в один тихий, но удивительно слаженный возглас. На этот звук в комнату заглянул и заспанный, но явно заинтересовавшийся происходящим Мик.

– Да. – Дрём довольно кивнул, оборачиваясь к ним. – Передатчик готов к работе. Все протоколы обновлены, опознаватели приведены к нынешним стандартам, теперь к передатчику можно подключиться с обычного браскома… если есть инфоключ, конечно.

– А сам инфоключ? – Поинтересовалась Нари. Ким ухмыльнулся и постучал указательным пальцем по виску.

– Здесь. – В ответ Мик неопределённо хмыкнул, и Дрём ему кивнул. – Ну да, должен же я подстраховаться, правильно? В конце концов, мы друг друга толком не знаем…

– Думаешь, мы тебя кинем? – Прищурился Мик. Нари же только вздохнула, поджав губы, но ничего не сказала.

– Вовсе нет. – Покачал головой Дрём. – Всего лишь мера предосторожности. У вас само устройство, у меня инфоключ. Гарантия, что никто из нас не останется без своей доли. Возражения?

Нари с Миком переглянулись и одновременно покачали головами. Тина же, внимательно прислушивавшаяся к беседе, только фыркнула.

– Вот и замечательно. Сегодня я закину удочку насчёт продажи передатчика…

– Мы тоже можем заняться поиском покупателей. – Буркнул Мик, но Ким нахмурился.

– Не советую. Вряд ли среди здешних жителей найдётся хоть кто‑то, способный купить подобную вещь. А если и найдётся… то не факт, что заплатит.

– А эти из‑за холма, значит, все честные, да? – Прищурился приятель Нари.

– Сомневаюсь. Но там есть возможность провести сделку без обмана. За пять процентов от цены договора служба маршала обеспечит защиту при обмене товара на кредиты. И в этом случае попытка кинуть контрагента, от какой бы стороны она ни исходила, обеспечит обманщику немалый штраф и «чёрную метку», то есть запрет на торговлю во всех городах восточного побережья. – Не зря же Ким целый вечер убил на разговоры с Ромом? Успел расспросить работодателя о правилах торговли в городе…

– И чьи пять процентов ты предлагаешь отдать маршалу? – Поинтересовалась Нари.

– Я предлагаю вообще их не учитывать при дележе. – Ответил Дрём. – Проще считать их накладными расходами и не забивать себе голову ерундой.

– Но пять процентов это… это… – Тина попыталась возмутиться, но слишком громко, так что огневолосая тут же на неё шикнула, чтоб та не разбудила спящих.

– Мы пока не знаем стоимость передатчика, так что гадать, сколько кредитов составят эти пять процентов, не получится. – Положив руку на плечо девочки, проговорил Мик. – Единственное, что можно сказать с уверенностью, полная сумма потянет не на одну тысячу кредитов.

– Скорее, здесь речь идёт о десятках тысяч. И именно поэтому так важно, чтобы слухи о передатчике не пошли гулять по округе, понимаешь? – Поддержала приятеля Нари, и Тина, секунду подумав, вздохнула.

– Понимаю. За такие деньги нас просто вырежут. – Невозмутимым тоном проговорила она. Вот только сомневаться в том, что одиннадцатилетняя девочка действительно прекрасно представляет, о чём говорит, не приходится. В трущобах Нижнего Салема дети тоже взрослели быстро…

Нахмурившись, Ким постарался отогнать не вовремя накатившие воспоминания шестисотлетней давности и улыбнулся.

– Не волнуйся, Тина. Мы постараемся провернуть дело так, чтобы никто не пострадал. – Заверил он девочку, и та, внимательно и серьёзно посмотрев ему в глаза, сосредоточенно кивнула.

– Смотри, ты обещал. – Заявила она и тут же, с детской непосредственностью спросила. – Взвару хочешь?

– Не откажусь.

Потягивая горячий терпкий напиток, оценённый морф – системой как слабый, но практически безвредный стимулятор, Ким выбрался из подвала и, усевшись в глубокой тени под нависающей пластобетонной плитой, образовавшей своеобразный «козырёк» над входом в подвал, уставился на тонкую огненную полоску, прочертившую горизонт там, где серо – зелёная масса воды сходится с наливающимся розовым светом небом.

Того, что кто‑то может высмотреть его здесь, Дрём не боялся. «Пауки», расползшиеся по округе, создали вокруг места обитания Нари и её друзей плотное поле внимания и держали непрерывную связь с вычислителем, а через него и с браскомом, контролируемым морф – системой Кима, так что о приближении незваных гостей он узнает заблаговременно. Да и рассмотреть его в довольно узкой щели в тени плиты было задачей не из простых.

Допив взвар и бросив взгляд на выплывший из‑за горизонта солнечный диск, Ким поднялся на ноги, потянулся и, созвав дроидов, отправился собираться. Впереди долгий день, а он опять толком не выспался… придётся снова воспользоваться стимуляцией через морф – систему…

Как назло, по возвращении в Вейн, на этот раз, хвала звёздам, без эксцессов в виде встреч с очередными наглыми охранниками, Ким тут же оказался загружен невесть откуда взявшимися заказами, так что за весь день у него не нашлось и минуты, чтобы поесть, не говоря уж о времени на поиск необходимой информации в местной сети. В результате, к вечеру, Дрём еле волочил ноги и сразу после ужина, наскоро приняв душ, завалился спать. Морф – система – штука хорошая, и в боевом режиме наниты способны очень долго снимать симптомы усталости, поддерживая и стимулируя организм. Одно «но»: после такого номера Киму пришлось бы отправляться в медкапсулу на чистку, а здесь это удовольствие не из дешёвых… да и по вымываемым продуктам распада толковый медик может слишком многое понять, зачастую неправильно, но… от этого количество проблем у Дрёма вряд ли уменьшится. А потому прошедшие двое суток ему пришлось провести, пользуясь лишь распространёнными на Агоре «естественными» стимуляторами. От клемы Хрона и тоника из «ирпов» до кофе Рома и взвара Инги.

Следующий день стал почти полной копией предыдущего: Ром просто‑таки завалил Кима различным переломанным хламом, определить происхождение которого порой затруднялся даже сканер. Но ничего, отменно выспавшийся и сытый, Дрём довольно скоро приноровился к потоку сломанной техники, а к обеду и вовсе выработал простенькую схему сортировки поступающей в ремонт аппаратуры.

А после короткого перекуса поток заказов как‑то неожиданно иссяк, и Ким получил возможность заняться собственно тем, для чего его наняли. Ремонтом всего того, что натащил в его мастерскую Ром.

От работы над очередным, убитым в хлам голопроектором с поцарапанными линзами Дрёма отвлёк визит работодателя.

– Ты тут ещё в дроида не превратился, Ким? – Голос Рома разнёсся по мастерской, заставив юношу выглянуть из‑за массивной холодильной установки, привезённой этим утром из заведения «У Ли».

– А что? Ещё заказ?

– Да нет. Откуда? После заката магазин закрыт, так что до завтра никакие клиенты нам не грозят.

– Уже вечер? – Удивился Ким, кинув взгляд на браском. – Ох ты… заработался.

– Вот – вот, а я о чём. – Кивнул Ром. – Ужинать будешь?

– С удовольствием.

– Вот и замечательно. Тогда через полчаса заходи. Заодно с сыном моим познакомишься. – Констатировал Ром и, насвистывая какой‑то незатейливый мотивчик, потопал к себе.

Закончив со шлифовкой линз голопроектора и установив их на место, Ким погонял отремонтированный аппарат в разных режимах и, удовлетворившись результатом, довольно хмыкнул. Вот теперь можно и отдохнуть… Кстати, и оговоренные работодателем полчаса уже истекли… почти. Так что, Ким как раз успеет привести себя в порядок, прежде чем садиться за стол.

– О, ты вовремя. – Ром крякнул, водружая на деревянный стол массивную и явно нелёгкую кастрюлю странной формы. Интересно, из чего она? Морф – система тут же отреагировала на интерес владельца, и сканер, подумав, выдал результат…

– Чугун? – Не сдержал удивления Ким, рассматривая причудливую кухонную утварь. Хозяин дома усмехнулся.

– Он самый. Приятель подарил… лет сорок назад. Привет с родины.

– Однако… – Протянул Ким. В его голове с трудом укладывалась мысль о том, что кто‑то будет тащить с собой через пустоту пятикилограммовый кусок примитивного высокоуглеродистого железа в качестве подарка.

Хозяин дома оглянулся на звук открывающейся двери и широко улыбнулся.

– О, а вот и мой вечно всюду опаздывающий сынок. Знакомьтесь, Влад, Ким…

Оглянувшись, Дрём воззрился на вошедшего в комнату мужчину. Хм, а он думал, что «Влад» это фамилия…

– Да мы, вроде как, уже знакомы. – Протянул здоровенный детина в комбезе планетарных войск, почесав пятернёй затылок.

– Добрый вечер, брим маршал. – Кивнул Ким, поднявшись с табуретки.

Глава 2

Мужские игрушки

– А потом этот гений продемонстрировал запись разговора с моими людьми. Собственно, уже одного этого факта было достаточно, чтобы я освободил Кима из‑под стражи, но тут примчался твой приятель и устроил в участке форменный скандал… Те два идиота, что решили подзаработать деньжат на «глупом мальчишке», теперь не раз пожалеют о сделанном. – Закончил маршал свой краткий пересказ отцу истории о знакомстве с Дрёмом.

– Почему? Неужели владелец стоянки в Вейне такой влиятельный человек? – Поинтересовался Ким, и отец с сыном переглянулись.

– Во – первых, он владеет всеми стоянками в городе. – Медленно проговорил Ром, и Дрём хмыкнул, вспомнив момент знакомства с Хроном…

– А во – вторых, ему принадлежит единственная мастерская по ремонту транспортной техники и тяжёлых дроидов. – Закончил за отца Влад и добавил, – правда, у поисковиков имеется своя рембаза, но чужих они туда не пускают ни под каким видом. Так что, у моих накосячивших подчинённых возникла весьма серьёзная проблема с ремонтом личного транспорта. Цену старик будет ломить… пустотную.

Надо же, время течёт, всё меняется, но некоторые вещи остаются такими же, как и шестьсот лет назад… Цены в пустоте, особенно на ремонт оборудования и планетарные продукты, всегда отличались немилосердностью и, судя по словам маршала, так оно остаётся и по сей день.

– Однако… – Протянул Ким.

В этот раз ужин не превратился в попойку. Хотя отец с сыном и не отказались от пары рюмок водки, но усугублять не стали. Зато после ужина… Ким глянул на Рома, вытащившего из холодильника литровую бутыль с тёмным, почти вишнёвого цвета содержимым, и решил откланяться. Ни отец, ни сын удерживать его не стали. Дрём поднялся из‑за стола, чуть брякнув кобурой с игольником, которую по примеру здешних жителей не снимал даже в доме, и тут же поймал заинтересованный взгляд маршала.

– Хм… а в тот раз я и внимания не обратил на твой игольник. – Медленно проговорил Влад. – «Минор», да?

– Десятый. – Кивнул Ким.

– Ну, началось… – Вздохнул Ром, покачав головой. Но Влад даже внимания на него не обратил.

– Серьёзный калибр. Военная версия, редкость в наших местах. Тысячи на полторы кредитов потянет, если с обвесом.

– Две с половиной. – Уточнил Дрём, вспомнив информацию, выуженную из сети, и, заметив приподнявшуюся бровь маршала, пояснил. – Офицерский вариант в комплектации для полевых сотрудников СПБ. Снят с консервации перед самой войной и до недавнего времени хранился в герметичном сейфе. Фактически, новьё.

– Повезло. Хм… Ким, я смотрю, ты в оружии понимаешь. А пострелять не хочешь? У нас тут имеется очень приличный тир. – Осведомился Влад, явно имея в виду возможность уговорить Кима позволить ему испробовать «Минор» в деле.

– С удовольствием. – Кивнул Дрём.

– Замечательно. – Улыбнулся маршал. – Тогда завтра вечером подходи к заведению Ли, а оттуда двинемся на стрельбище.

– Хм… Влад, а как насчёт больших дистанций? – Поинтересовался Ким.

– Есть открытая площадка с двухкилометровым полем и подсветкой, но если будет дождь… сам понимаешь. – Пожал плечами маршал. – А что, у тебя имеется ещё что‑то?

– Карабин «Точный». – Отозвался Ким, и глаза Влада сверкнули…

– Установим тент. – Решительно проговорил маршал под насмешливым взглядом отца. Подумал и добавил, с энтузиазмом потерев ладони. – Я, пожалуй, тоже вытащу кое‑что из своей коллекции… для сравнения, так сказать.

– Договорились. Тогда, до завтра?

– До завтра, Ким. – Пожав руку юноше, ответил Влад. Ким кивнул на прощание отсалютовавшему ему рюмкой Рому и отправился к себе.

Уже ложась в постель, Дрём вспомнил об одной из причин, что сподвигла его на предложение своих услуг по превращению древнего маяка в межсистемный передатчик и, недолго думая, отправил запрос на подключение. Благо, связь с маяком из любой точки планеты была одной из его встроенных возможностей.

Информация. Местная сеть просто физически не могла предоставить ему доступ к межсистемной связи за полным отсутствием такового, а Киму было интересно, что творится в мире, и как он изменился за прошедшие века. Кроме того, если, выбираясь из подземелья, он беспокоился только о выживании, то теперь следовало озаботиться дальнейшими планами, что называется, «на послезавтра». То есть тем, что он будет делать, выбравшись с Агоры Третьей. Куда отправится и чем займётся… А для этого необходимо знать о происходящим за пределами системы несколько больше, чем представлено в справочнике – «базе» из школьного курса, оставленном ему Логаном. Ну и, кроме того, хотелось бы узнать, сколько может стоить сам передатчик в условиях, когда его приобретение не является проблемой. Так хоть можно будет сориентироваться в ценах, поскольку найти что‑то подобное в сети Агоры Третьей Киму так и не удалось. Никаких упоминаний. Даже в архивах нет информации о том, что подобные вещи когда‑либо выставлялись на продажу. Конечно, это не показатель, ведь большая часть сделок с найденным оборудованием совершается на Агоре, так сказать, в живую… но не насторожить такое отсутствие информации не могло. В то, что до сих пор никто не находил ни одного межсистемного передатчика и не пытался его продать, Дрём не верил. Хоть где‑то, хоть краешком, незначительным упоминанием, но инфа о передатчиках должна была просочиться в сеть, но её не было. А это значит, что либо её затёрли, либо подобные сделки действительно проводились только вживую… Но и тот, и другой вариант говорит об одном. При продаже бывшего маяка следует быть предельно осторожным и внимательным.

Получив отклик передатчика, Ким отдал команду на подключение к межсистемной связи и погрузился в круговерть информации, непрерывным потоком несущейся через систему «на гребне гравитационных волн»… как выражались некоторые романтики в незапамятные времена.

Утро принесло свежесть после ночного дождя, солёный ветер с океана… и смутную идею, навеянную Киму долгим сёрфом по галакому и пришедшим перед самым рассветом сном о давнем, почти забытом времени, когда он ещё не знал ни гниющих трущоб Нижнего Салема, ни государственного приюта зверёнышей на Гнозисе… ни выматывающей душу учебки Корпус Сервус. Двенадцать лет и шесть столетий… Мозг плавится, когда подумаешь об этой прорве времени.

За работу Ким взялся, пребывая в довольно раздраенных чувствах. Накатило, что называется. Впрочем, не в первый раз уже, так что метод борьбы с этим дурным состоянием Дрём освоил ещё в холмах… Занять себя делом, и через полчаса от хандры не останется и следа.

Так вышло и на этот раз. Увлёкшись ремонтом, в основном сводившимся к чистке домашней аппаратуры и замене сгоревших узлов, он чуть не пропустил обед, за которым узнал, что его рабочий день уже закончился.

– Выходные, Ким. – Пояснил Ром, пожав плечами. – Мне не нужны загнанные до смерти работники, так что, сегодня и завтра можешь спокойно отдыхать. Сходи, прогуляйся по городу, развейся… Сегодня, кстати, будут гуляния в центре, загляни, не пожалеешь. Может, с какой девчонкой познакомишься. Хотя – а… ты же на стрельбище собрался? Хех, тогда совет о девчонках можешь забыть. Там они точно не водятся.

В этом Ром оказался абсолютно прав. В тире женщин не было, зато вооружённого народа хватало. Выходной день, он и есть выходной. На стрельбище выбрались даже те, у кого скорчер, станнер или игольник в обычные дни мирно покрываются пылью в кобуре или являются не более чем аксессуаром, без которого просто неприлично выйти на улицу.

Но несмотря на довольно большое количество людей, пришедших в тир, чтобы продырявить десяток – другой мишеней, проблем со свободной огневой точкой у Кима не возникло. Спасибо Владу, он просто открыл пару «линий», отведённых для подготовки его службы…

И, кстати, не только Дрём удивил его своим трофеем, но и у сына Рома нашлось чем вызвать интерес Кима. Пара ручных игольников калибра ноль точка ноль пять, явно выполненных на заказ и способных поспорить с его собственным «Минором» за счёт использования зарядов с кумулятивным эффектом. По крайней мере, лёгкую броню они прожигают весьма эффективно. Да и в руке близнецы – «Хищники» производства рондесского ВПК – сидят очень комфортно. Небольшие и очень удобные машинки. Но вот универсальности «Минора» у них нет. И каждый тип зарядов приходится размещать в отдельном магазине или чередовать. Впрочем, это преимущество своего игольника Ким изначально решил не открывать, а потому призма с нанитами так и осталась в кобуре, а резервуары с уже готовым гелем так и не покинули кармашков на поясе Дрёма.

А потом пришёл черёд испытания «Точного», в который Влад вцепился мёртвой хваткой. Киму даже не нужно было быть эмпатом, чтобы понять, какие чувства испытывает маршал к этому изделию русских оружейников. Его даже начавший мелко накрапывать дождь не удержал от испытания. Впрочем, с обещанным тентом полившая с неба вода большой проблемой не стала, тем более с учётом наличия в открытом тире автоматической транспортировки мишеней, благодаря которой не было никакой необходимости месить грязь, мотаясь к целям, чтобы оценить результаты стрельбы или заменить продырявленную мишень.

Киму же довелось вволю пострелять из автоматического рельсовика, небольшой и очень удобной машинки, способной выпускать до пятнадцати зарядов в секунду. Одна проблема… энергию жрёт едва ли не быстрее, чем стреляет. Поэтому нет ничего удивительного в том, что вместо магазинов с боеприпасами стрелку приходится обвешиваться энергоячейками…

* * *

Влад проводил взглядом уходящего вниз по улице работника отца и жестом подозвал к себе стоящего невдалеке владельца клуба.

– Возьми мишени с наших линий и прошерсти библиотеку «отстрела». Посмотрим, что за птицу занесло к нам в гости.

– Будет исполнено. – Кивнул тот и, блеснув значком помощника маршала на груди, исчез в здании.

– Имя именем, но так оно вернее будет. – Пробормотал маршал себе под нос, доставая из портсигара самодельную сигарету.

Глава 3

Деловое свидание

В следующий визит в старый город, через пару дней после пострелушек в тире с маршалом, Ким не поленился прихватить с собой пару дешёвых браскомов, валявшихся в «трофейном» ящике «Рокота», не забыв предварительно их почистить, оставив только голую операционку с минимумом функций и подключив через доставшуюся от «связиста» станцию к планетарной сети. Теперь в случае необходимости Нари или Мик могли с ним связаться, не мотаясь в город и не дожидаясь, пока он сам заявится к ним в гости.

Ну, а кроме того, по пути он заглянул в продуктовую лавку, где прикупил десяток «ирпов», отдав за них дневной заработок, пару тушек пустынных грызов, обошедшихся ему в пятнадцать кредитов, ну и сласти для детей. Итого, минус пятьдесят кредитов. Натуральный грабёж. Но, увы, так везде. Покупая одежду для себя, ему вообще пришлось выложить сотню кредитов. Это за два технических комбеза без коннекторов, три футболки и нательное бельё! А куртка из кожи морского драйка за пятьдесят кредитов? Бр – р…

Ким вздохнул. Статус гостя города давал о себе знать. Будь он хотя бы «работником», цена на любую покупку оказалась бы процентов на двадцать ниже. С другой стороны, ждать, пока совет примет положительное решение по этому вопросу, и ходить всё это время в одном и том же комбезе было бы глупо. Вот и пришлось раскошеливаться.

Хорошо ещё, что Ром согласился взять у него несколько «трофеев» по вменяемой цене, не цепляясь к статусу. Так, Ким вполне удачно пристроил оба «Треска» за пятьсот кредитов и потрёпанный плазмобой за сотню. Остальное Дрём пока решил придержать, хотя Ром довольно прозрачно намекал, что готов выкупить у него «пауков». Но тут уж Ким сделал вид, что в упор не понимает, о чём идёт речь. Расставаться с дроидами – разведчиками, показавшими себя толковыми универсальными помощниками, незаменимыми для мелких работ, он не собирался. Вообще. Пришлось работодателю отступить.

Как бы то ни было, но ситуация с деньгами подталкивала Кима к необходимости чуть поступиться осторожностью и поторопиться с продажей передатчика. Гости из космоса могут прибыть в любой день, и оказаться в этот момент без средств для оплаты перелёта парень не желал. Правда, была у него надежда на «Рокот», вот только были и подозрения, что если станет известна причина продажи, нормальной цены за машину ему не дадут. Тем более, что один осведомлённый человек в городе уже имеется… Хрон.

А передатчик… как выяснил Ким из своих «заплывов» по галакому, даже за пределами системы он стоит около пятидесяти тысяч кредитов, так что, учитывая закрытость Агоры и урывочные контрабандные поставки продуктов отсутствующих здесь технологий, можно смело рассчитывать на трёхкратное увеличение стоимости. По крайней мере, среднее соотношение цен примерно такое.

Сто пятьдесят тысяч… весомая сумма даже для вейнских поисковиков, второй по обеспеченности группировки в городе. Да и «подводники», чья резиденция находится на центральной площади, тоже не раз подумают, прежде чем выложить такие деньги.

Хотя убить ведь могут и за меньшее. Например, за те три с половиной тысячи кредитов, что сейчас имеются на чипе у Кима, благодаря щедрости Логана, трофеям с «археологов» Сухого и жалованью, получаемому у Рома, где‑нибудь в старом городе его запросто грохнут… раз пять. Да что там… обитателям бывшего курортного города и сотня кредитов уже богатство.

Собственно, именно о деньгах Ким и шёл разговаривать с Нари и Миком. Видел он недавно, как Ром принял у «гостя из‑за холмов» старый пищевой синтезатор, заплатив за него десятку. Ремонт этого устройства, найденного где‑то в руинах, заключавшийся в замене пары шин и треснувшего корпуса, стоил максимум пяток кредитов, а продавать отремонтированный аппарат Ром собрался, минимум, за пятьдесят кредитов. И это цена для полноправных горожан, а не «работников» или «гостей», вроде самого Дрёма. Не кисло?

Вот Ким и решил немного подзаработать на поставке… хотя бы деталей для ремонта. А если выгорит, то можно будет и кое – какую мелочёвку из найденного в руинах хлама попытаться пристроить на полках магазина Рома.

– А в чём твоя выгода? – Подозрительно прищурился Мик, когда ребятня утихла после бурной радости от полученных в подарок сластей, и Дрём выложил своё предложение старшим.

– Всё довольно просто. – С готовностью принялся объяснять Ким. – Я – «гость города», это значит, что цены на любой покупаемый товар для меня выше на восемьдесят – сто процентов от той цены, за которую его могут приобрести горожане. И, соответственно, сбыть собственные находки я могу с той же разницей в цене, но уже в минус. Работать по основной… специальности, то есть поисковиком, мне в этом случае просто невыгодно. Не отобью даже накладные расходы… если, конечно, не повезёт наткнуться в поиске на что‑либо равноценное нашему передатчику. С другой стороны, сидя в мастерской и работая техником, я могу продавать отремонтированные устройства через магазин своего работодателя. Он вменяемый человек и цену сильно занижать не будет.

– Почему? – Тут же встряла Нари.

– Потому что ему нужен соображающий техник. А какой нормальный специалист пойдёт на жалованье разнорабочего? Так что, Рому проще выплачивать мне десять – двадцать процентов от стоимости восстановленной техники, выставленной на продажу в его магазине, и не иметь проблем с кучей неремонтируемого хлама в мастерской. Но для того, чтобы я мог нормально работать, мне нужен объём. То есть та самая поломанная техника и запчасти. Если я сам буду бегать по руинам в поисках хабара, то времени на работу в мастерской у меня не будет. А вот если поставкой займётесь вы, то все будут довольны. У вас появится надёжный канал сбыта найденного, у меня будет достаточно материала для работы, а Ром сможет пополнить ассортимент своей лавки. И все довольны.

– Хм… – Мик с Нари переглянулись и… кивнули. Заговорил юноша. – Интересное предложение, думаю, мы сможем договориться…

– Замечательно. Тогда перейдём к частностям. – Улыбнулся Ким, вытаскивая из рюкзака браскомы. – Держите. Они подключены к сети и… невидимы в ней. Если, конечно, вы не попытаетесь влезть в закрытые инфоветки, тогда их анонимность я гарантировать не смогу, учтите.

– Эм… это же сотня кредитов, не меньше… – Протянула Нари, крутя в руках браском и явно не решаясь его надеть.

– И что? Нам нужна постоянная связь. Не бегать же мне к вам каждый раз со списком требуемых запчастей или оборудования, правильно? Да и я сильно сомневаюсь, что вы сбежите с этими приблудами или толкнёте их кому‑то. Ну а если у вас всё‑таки возникнет необходимость в деньгах, надеюсь, вы сообразите сначала связаться со мной. Уж сотню – другую кредитов для своих партнёров я точно смогу выкроить.

– Кстати, а если мы не сможем найти необходимое? Всё‑таки старый город это не склад. – Проговорил Мик.

– Тогда вам будет достаточно сообщить мне об этом. Желательно, хотя бы за сутки до поставки. – Произнёс Ким. Нари звонко и заразительно рассмеялась.

– Можно подумать, что здесь сидят директора корпораций и обсуждают условия контракта. – Пояснила она свою неожиданную весёлость. Дрём отвёл взгляд от заворожившей его улыбки.

– В какой‑то мере, так оно и есть. Разве что у меня, по сравнению с вами, должность «пожиже». – Проговорил он, стараясь не обращать внимания на неожиданно нахмурившегося приятеля Нари. – Всего лишь директор производства.

– Идея понятная. – Подвёл итог Мик. – И думаю, стоящая. Осталось только два вопроса. Первый: ты будешь забирать хабар здесь, или кто‑то из нас должен будет лезть в Вейн, рискуя попасться на глаза охране? И второе: цена. Хотелось бы получить надбавку к стоимости тех запчастей и оборудования, что мы найдём. Иначе какая нам разница, куда сдавать найденное?

– Отвечаю по порядку. – Выслушав вопросы приятеля Нари, заговорил Ким. – Забирать заказанное я буду сам. Лучше, конечно, на нейтральной территории, чтоб не вызвать излишнего интереса со стороны охраны и поисковиков Вейна или здешних обитателей. Ну, тут не мне вас учить, сами всё понимаете. Что касается цены… я готов обсуждать стоимость ремонтопригодной техники, но не запчастей. Они пойдут по той же цене, что предлагают скупщики в Вейне.

– Почему? – Вклинилась Тина, до этого тихой мышкой сидевшая рядом.

– Потому что по договорённости с хозяином мастерской, с продажи «моей» техники он будет брать только свои комиссионные, а запчасти пойдут к нему на склад и будут использоваться при выполнении заказов горожан.

– Тина, Мик, это нормально. – Чуть подумав, согласилась Нари. – Вспомните, когда в последний раз мы сдавали скупщикам какую‑то аппаратуру? Года полтора назад, не меньше. Да и то, если они её берут, то только на разбор и по цене запчастей.

– А почему? – Тихо спросила девочка. Вот ведь, «почемучка» какая…

– Потому что технику вейнские торговцы покупают на базе «поисковиков», и она обычно в куда лучшем состоянии, чем та, что можем добыть мы. А «археологам» лень заморачиваться с откручиванием всякой дешёвой мелочёвки. Поэтому запчастей на их развалах мало. – Пробурчал Мик и взглянул на Кима. – Кстати, имей в виду, они очень не любят, когда кто‑то лезет на их делянку. Нас‑то они не отыщут, а вот тебя прижать могут, особенно если в Вейне появится в продаже слишком дешёвая техника. Так что, будь осторожнее.

– Не дурак, понимаю. – Кивнул Дрём. – Но за совет, спасибо.

– Да не за что. Не о тебе беспокоюсь, а о возможных доходах. – Фыркнул Мик, и Нари огорчённо вздохнула.

– Кстати, о доходах. Полагаю, в стоимости отремонтированной техники вы не разбираетесь, так что предлагаю наведаться в Вейн, глянуть в лавках порядок цен, чтобы потом не было никаких обвинений в обмане. – Заметил Дрём, пропуская колкость Мика мимо ушей.

– А с чего ты взял, что мы не знаем цен? – Прищурился тот.

– У вас торговцы технику не покупают, а значит, и стоимость этого товара раньше вам была не интересна. Разве не так?

– Умник. – Хмыкнул парень. – А если мы любопытные?

– Излишнее любопытство в трущобах – вредно для жизни. – Заметил Ким и резко закончил пикировку, не дожидаясь вопросов о своей осведомлённости. – Так что, кто из вас пойдёт в Вейн? Желательно, перед следующими выходными…

Старшие переглянулись, а глаза Тины тут же заблестели.

– Нари, а ты меня с собой возьмёшь? – Не удержала язык за зубами девочка.

– С чего ты взяла, что в город пойду я? – Деланно удивилась рыжая, стрельнув глазами в сторону Кима. – Может, Мик…

– Ага, днём его первый же патруль скрутит, обчистит и вышвырнет за кольцевую… или «археологи» отметелят. – Ответила Тина.

И ведь не поспоришь. Девушку охранники могут и не заметить, а вот хмурого Мика точно примут, просто «для порядка»…

Глава 4

Работа по профилю

Ким вряд ли признался бы в этом вслух, но слова Тины пришлись ему по душе. Возможность прогуляться с Нари по городу отозвалось теплом в душе… и предвкушением. Влюбился? За пару встреч в полутёмном подвале? Ерунда… но не признать, что огневолосая девушка ему симпатична, Дрём не мог. Как не мог и не отметить тот факт, что Мик неровно дышит к своей подруге. Ничем иным оправдать раздражение и язвительность, время от времени прорывавшиеся у последнего при общении с Кимом, было невозможно. Да и эмоциональный фон Мика при общении с Нари выдавал бедолагу с головой. Именно бедолагу, поскольку никаких признаков ответных чувств к нему со стороны девушки Ким не обнаружил. А вот интерес к самому Дрёму прослеживался. Лёгкий, ни к чему не обязывающий, но довольно устойчивый. И это радовало.

От размышлений и воспоминаний о недавней встрече с Нари юношу отвлёк голос вошедшего в мастерскую Рома.

– Эгей, Ким, ты здесь?

– Здесь, брим Ром. – Дрём вынырнул из‑под верстака, где рылся в ящике с расходниками, и махнул рукой хозяину дома. – Что, новый заказ?

– Вроде того. – Ухмыльнулся тот и, повернувшись к открытым настежь створкам ворот, заорал, – затаскивай потихоньку!

Во дворе взвыл двигатель, и через несколько секунд под заинтригованным взглядом Кима в помещение мастерской вкатился квадр, волоча за собой серый матовый куб контейнера на низко осевшей под его весом гравиплатформе.

– Это что? – Обойдя по кругу отцепленный от квадра груз, поинтересовался Ким, после того как сканер отказался опознавать привезённое.

– Мой личный заказ… – Усмехнулся в усы хозяин мастерской. – Сможешь заставить работать?

– Кхм… – Дрём недоумённо взглянул на Рома. – Знать бы ещё, что это такое, и как оно функционирует… или хотя бы для чего нужно…

– Разберёшься. Считай это экзаменом. – Ответил работодатель и, махнув рукой привёзшему этот «подарок» водителю, вышел во двор…

Эказамен, да? Интересно. Ким бросил взгляд вслед ушедшему Рому и, хмыкнув, принялся за тщательный осмотр контейнера. Повинуясь мысленному указанию, незаменимые «пауки» ринулись в бой, моментально облепив металлопластовый куб, пытаясь «просветить» его во всех доступных диапазонах. А морф – система, тем временем, принялась сканировать все возможные частоты, отыскивая возможный сигнал «ящика». А что делать? Ни сварных швов, ни крышек на кубе найдено не было, вот и пришлось идти окольными путями. Вообще, судя по той картинке, что передал сканер, весь куб есть не что иное, как цельный неразборный корпус для вплавленного в него устройства.

«Пауки» опередили морф – систему, отчитавшись о нахождении физического порта подключения, расположившегося на стыке трёх граней куба. Хорошо ещё, что разъём оказался в верхней части куба, и не пришлось заморачиваться с его переворачиванием… судя по тому, как просела гравиплатформа, ящичек весит никак не меньше трёх тонн. Тут, пожалуй, и с дроидами Рома повозиться пришлось бы. Надорвутся же «старички», тягая такую тяжесть, они и с кучей хлама во дворе еле разобрались… Нет, потом, Ким их конечно подшаманил, но… чинить технику, выходившую по пять – шесть гарантийных сроков, дурное дело, она же от малейшего толчка сыплется!

Шунт морф – системы скользнул в найденный «пауками» разъём… и Ким неопределённо хмыкнул. Ну да, всё как всегда. Как там пишут в инструкциях? Если прибор не работает, проверьте подключение к сети. Иными словами, у неизвестного агрегата просто «сел» внутренний источник питания, и теперь он, естественно, не реагирует на сторонние раздражители. Но вот чтобы это понять, морф – системе пришлось высосать немало энергии из своего носителя.

Дрём поёжился от холода, сопровождающего любой серьёзный расход личной энергии, окинул куб подозрительным взглядом и, вздохнув, отправился к верстаку, ладить подходящий штекер для подключения агрегата к домовой сети энергоснабжения.

Тонкий витой штырь с хитрой контактной сеткой, сделанный по образцу, определённому универсальным шунтом, с лёгкой натугой вошёл в почти незаметное отверстие разъёма и, щёлкнув, зафиксировался. От куба донеслось лёгкое гудение, и сканирующая его во всех доступных диапазонах морф – система тут же вывалила перед внутренним взором Кима приглашение к подключению.

Военный идентификатор… запрос на статус… верификация…

«Комплекс Варта-12 серийный номер 122246–В-12 приветствует старшего техника. Процесс самодиагностики запущен. Внимание! Отсутствует штатный носитель. Отсутствует сигнал старшего управляющего модуля. Отсутствует связь со штабом округа. Отсутствует связь с орбитальной группировкой… Включен автономный режим. Есть питание через аварийный канал… Готовность системы к работе: 12 %. Расчётное время выхода на рабочую мощность: 46 минут 12 секунд… 11… 10…»

И ни слова о том, что это за хрень, эта самая Варта-12…

Ким почесал пятернёй затылок и, в очередной раз сделав круг почёта вокруг куба, принялся шерстить систему, доступ к которой только что получил.

Нашёл. Дрём присвистнул и окинул контейнер уважительным взглядом. Внутри этого ящика, как оказалось, прятался штабной вычислительный модуль дивизионного уровня. Богатая машина… по местным меркам. В смысле, не Агоры Третьей, а этого времени вообще. Интересно, где Ром смог добыть такую интересную вещь? И где всё остальное, что к ней должно было прилагаться? Ну, тот самый «штатный носитель», например, или батальон дроидов огневой поддержки, которым эта штука, помимо прочего, должна управлять…

Попытка влезть в управляющую систему модуля закончилась вполне ожидаемо: «Предъявите военный идентификатор… Внимание! Старшему технику Дрёму в доступе к управлению отказано. О попытке несанкционированного подключения будет доложено по команде».

Логично. С подобным агрегатом должен работать офицер, а не какой‑то там техник. Ким вздохнул. Ломать или не ломать, вот в чём вопрос… С одной стороны, возня с «Вартой» была обозначена Ромом, как некий экзамен… на профпригодность, ага. С другой стороны, показывать, что Дрём способен в лёгкую взломать военный вычислительный модуль, было бы, по крайней мере, неразумно. Хм…

После недолгого размышления Ким махнул рукой и, чуть повозившись с «пауком», прикрывавшим его возню с разъёмом от возможных систем наблюдения в мастерской, вызвал своего работодателя через браском.

– Брим Ром, не могли бы вы подойти? – Вежливо попросил Дрём, когда тот соизволил ответить на вызов.

* * *

– Значит, говоришь, он смог заставить эту штуку работать? – Ореховая чашка беззвучно опустилась на поднос, и топаканец поднял взгляд на сидящего в кресле усатого приятеля.

– Скажем так, почти. – Ром в свою очередь отхлебнул клемы и, покрутив чашку в ладони, словно любуясь незатейливым узором на ней, поставил её рядом с заварочником.

– То есть? – Хрон приподнял бровь.

– Как мы и предполагали, у блока просто закончилась энергия во внутреннем источнике питания. Один из дроидов Кима нашёл разъём аварийного подключения и снял с него карту контактной сети. Так этот харгов вычислитель во время теста умудрился высосать из «паука» энергию, да так, что у того чуть вся сенсорика не полетела.

– И? Вычислитель‑то включился? – Поинтересовался Хрон.

– О да… вычислитель включился. А я лишился пяти сотен кредитов за ремонт дроида. – Буркнул Ром.

– Ясно. И теперь ты полагаешь, что я должен возместить тебе затраты, так? – Ни один мускул не дрогнул на лице топаканца, но его собеседник был просто уверен, что в душе тот просто покатывается со смеху.

– А хотя бы и так. – Запальчиво вскинулся Ром, дёрнув себя за ус.

– Половину. – Невозмутимо покачал головой Хрон. – Не больше. А будешь настаивать, я вспомню о том, кто именно положил глаз на этот вычислитель, когда делили трофеи.

– Так ведь договорились же, что делёж откладываем до окончания проекта. – Нахмурился Ром.

– О да… Тебе перечислить всё, что ты посулил остальным участникам, если они откажутся от вычислителя в твою пользу? – Чуть подавшись вперёд, вкрадчиво проговорил Хрон.

– Не надо. – Буркнул его собеседник. Вот чего он не ожидал, так это того, что старик заметит эти попытки договориться за его спиной.

– Не надо, так не надо. – Топаканец примирительно кивнул и откинулся на спинку кресла. – Ладно, оставим эти мелочи. Что с Кимом?

– Да ничего. Всё в порядке. Подходящий штекер для аварийного питания он сделал, так что модуль готов к работе. А вот с дальнейшим – облом. Имеющийся у Кима военный идентификатор недостаточен для управления вычислителем. У того в протоколах прописано, что оператором может быть только офицер. И взломать систему, парень не смог.

– Я бы удивился, если бы у него это получилось. – Качнув головой, проговорил Хрон. – Военная техника, всё‑таки, да не абы какая… Но с проблемой включения Ким разобрался, уже хорошо.

– Да что хорошего? Работать‑то с модулем нельзя. Или у тебя офицерский идентификатор имеется? – Возмущённо фыркнул Ром.

– Имеется. – Невозмутимо согласился Хрон, и уголки его губ тронул намёк на улыбку. – Так что, придётся тебе договариваться ещё и со мной.

– Ну, ты жу – ук. – С каким‑то даже восхищением протянул хозяин мастерской и магазина, рассматривая сидящего напротив старика.

– Какой есть, друг мой. Какой есть. – Хрон наполнил чашку клемой и протянул её Рому. – Но об этом мы с тобой можем переговорить и после. По завершении дела. А пока давай ещё немного потолкуем о Киме. Твой сын узнал о нём что‑то интересное?

Глава 5

Романтика… чтоб её

Встретив Нари в оговорённом месте, Ким невольно залюбовался девушкой, ради выхода в город сменившей удобный, но не очень‑то презентабельный технический комбез на короткое белое платье, довольно свободное, но открывавшее изумительный вид на стройные ноги. Очевидно, юноша как‑то выдал себя, потому как в эмоциях огневолосой на миг мелькнуло довольство.

Спохватившись, Дрём поприветствовал «гостью» и, вспомнив давние уроки соцархитектуры, поспешил вслух выразить своё восхищение. Нари выслушала комплименты с благосклонной улыбкой и, поблагодарив Кима, тут же подхватила его под руку.

– Сначала дело, потом всё остальное… – Негромко проговорила она, едва касаясь уха юноши губами, отчего беднягу обдало жаром.

– Остальное? – Справившись с собой, Ким покосился на девушку, и та мечтательно улыбнулась.

– Мне нечасто удаётся погулять по городу, так что я не намерена упускать такой шанс. – Ответила она и, бросив на Кима короткий взгляд из‑под приопущенных ресниц, осведомилась. – Ты же позаботишься о безопасности своего делового партнёра?

– С удовольствием. – Улыбнулся Ким. – А после… имеем же мы право немного отдохнуть в свой законный выходной?

– Именно. – Кивнула Нари и, втянув носом напоенный после дождя свежестью и ароматами луговых трав воздух, потянула Дрёма в сторону центра города. – Идём. Разделаемся побыстрее с официальной частью нашей встречи.

– Звучит замечательно. – Согласился Ким, прибавляя ходу и жалея только о том, что не догадался одеться во что‑нибудь менее затрапезное, чем его старый верный комбез. Рядом с наряженной в лёгкое воздушное платье Нари он смотрелся несколько чересчур… брутально… Впрочем, кажется, сама огневолоска, ничуть не была разочарована видом своего сопровождающего, а потому Ким выкинул из головы неоправданные сожаления.

Хорошая солнечная погода, тёплая рука красивой, проявляющий яркий интерес девушки на предплечье и долгий день впереди. Что может быть лучше?

Подобное настроение посещало Кима разве что во время отпуска в учебке, когда их роту, как победителей в соревновании, отправили на один из курортов Корпус Сервус. Это были самые славные пятнадцать дней в жизни Дрёма. И даже тот факт, что все приключения курсантов на курорте, включая встречи с озорными «местными» девчонками, как оказалось впоследствии, были тщательно спланированы службой эмоконтроля учебки, не смог испортить эти воспоминания.

Правда, «официальная часть» прогулки, как назвала их поход по магазинам техники Нари, несколько затянулась. В общей сложности им пришлось обойти полдюжины лавок, где девушка умудрялась вмиг разговорить любого продавца. Правда, сбросить цену на тот или иной товар ей, если и удавалось, то ненамного. Тем не менее, она старательно фиксировала в своём браскоме все расценки, скрупулёзно отмечая даже малейшие расхождения. И такой подход Ким оценил. Отдых отдыхом, но работу никто не отменял… если бы ещё этих харговых магазинов было поменьше… Кстати, неплохо было бы узнать, что это за харги такие…

Казалось бы, политика Вейна в отношении чужаков должна плохо влиять на торговлю, но нет. Город пользовался своим привилегированным положением, а именно, наличием космопорта. Здесь можно было найти продукцию, которую не могли предложить другие города, и именно это условие обеспечивало постоянный приток гостей. А потому даже с учётом довольно высоких цен в магазинах городок процветал.

Покинув очередной магазин, Нари демонстративно отключила окно записей в браскоме и, сладко потянувшись, отчего ткань платья обрисовала все изгибы её тела, довольно вздохнула. Приняв из рук Кима банку с освежающим тоником, девушка кивнула и, поблагодарив своего спутника, с наслаждением глотнула холодную жидкость.

– Уф. Устала. – Констатировала она.

– Может, зайдём в кафе? Отдохнём, перекусим… – Предложил Дрём… а девушка неожиданно смутилась.

– Я… извини… я не голодна и…

– Нари… Мы же собирались устроить выходной, не так ли? Погулять по городу и так далее… – Покачав головой, заговорил Ким, моментально поняв, отчего его спутница вдруг засмущалась.

– Ну… да. – Осторожно кивнула огневолосая.

– А гулять на голодный желудок – последнее дело. Поэтому мы идём в кафе. – И пока девушка не успела придумать какую‑то отговорку, подхватил её под руку и повлёк к ближайшему заведению, сияющему лёгкой изморозью на вершине охлаждающего купола, растянутого над открытой верандой. По нынешней погоде, удивительно жаркой для сезона дождей, самое то…

– Ким… – Укоризненно произнесла Нари, едва они уселись за угловой столик.

– Даже не думай. Мы отдыхаем, у нас есть деньги, всё остальное побоку. – Чуть резковато проговорил Дрём, и девушка отступила, сопроводив согласный кивок лёгким вздохом. Впрочем, скоро её настроение выправилось, и уже через несколько минут они с Кимом увлечённо болтали обо всём и ни о чём в ожидании заказа.

– Ким, расскажи о себе? А то Тина меня со свету сживёт, если я не открою ей все тайны её спасителя. – В какой‑то момент попросила Нари, кивком поблагодарив дроида, прикатившего тележку с блюдами. Дрём хмыкнул.

– Кстати, как тебе удалось отвертеться от её компании в этом походе? – Осведомился он.

– Маленькие женские хитрости. – Улыбнулась девушка, но тут же погрозила собеседнику пальцем. – Не увиливай.

– Да я и не собирался. – Деланно возмущённо открестился Дрём и пожал плечами. – Но в моей жизни нет ничего удивительного или таинственного. Жил с родителями. Их убили. Остался один. Подался в поисковики… Теперь вот надеюсь выбраться с Агоры.

– Коротко, но ёмко. – Заметила Нари, но выспрашивать подробности не стала. – А куда хочешь податься?

– Не знаю… есть кое – какие мысли, но сначала хочется просто убраться отсюда. – Чуть помедлив, проговорил Ким, бросив взгляд в ту сторону, откуда почуял какой‑то странный интерес. Пусто. – А ты?

– Почти та же история. – Бледно улыбнувшись, ответила Нари. – Родители дали мне неплохое начальное образование, насколько это было возможно в нынешних условиях. Я сносно разбираюсь в технике, так что, оставшись одна, довольно быстро нашла применение своим умениям. Если бы ещё не жизнь в руинах…

– А как ты там оказалась? – Поинтересовался Ким.

– Сбежала из каравана работорговцев. – Чуть помолчав, тихо проговорила девушка. – Думала устроиться в городе, но меня не приняли. Денег, чтобы жить в статусе гостя, не было, а первая же попытка устроиться работать чуть не привела меня в местный бордель. Еле ноги унесла…

– Извини.

– Ничего страшного. Это было довольно давно. – Отмахнулась Нари.

– А как ты оказалась в этой «детской» команде? – Спросил Дрём, отметив, что девушка действительно не особо расстроена воспоминаниями.

– Сначала я познакомилась с Миком. К тому времени он со своим младшим братом Маром и его приятелем Рони уже полтора года жил в руинах без родителей… Помогла им починить пару вещиц, у Мика от отца остался неплохой инструмент… Потом мы нашли Тину… а там… ну, оно само как‑то так получилось. – Нари чуть помедлила, размазывая мороженое по тарелке, и грустно вздохнула. – Руины – небезопасное место, люди гибнут довольно часто, и дети остаются одни… А деваться им некуда. Вот они и прибиваются к бандам. Сквады малолеток, та ещё беда. Тянут всё, что под руку попадётся, иногда даже друг у друга, да и попавшегося одиночку забить не постесняются. Мы‑то в нашей компании такого паскудства не допускаем, добычи из развалин хватает, чтобы не голодать…

– Это я понял, иначе бы и меня попытались угробить. – Усмехнулся Ким. Нари хмыкнула.

– Думаешь, у нас могло бы получиться?

– Кто знает. – Пожал плечами Дрём. Девушка прищурилась и ткнула в его сторону черенком ложки.

– Ага, рассказывай… У отца был приятель из бывших военных. Я помню, как он двигался. Если бы не разница в возрасте, я бы подумала, что ты заканчивал то же учебное заведение, что и он.

– Ну уж. Сравнила самоучку со специалистом. – Фыркнул Ким, мысленно отвесив себе подзатыльник. Выходит, не только в Вейне нужно держать контроль тела, но и в руинах? С другой стороны… сколько там таких вот всё замечающих девушек водится?

– М – да? В таком случае ты очень талантливый самоучка. – Улыбнулась Нари.

– Не смущай меня. – Проворчал Дрём под тихий смех девушки.

За тихой беседой вечер подкрался как‑то уж очень незаметно. Раз, и на улице зажглись фонари, а предметы неожиданно обзавелись длинными тенями. Переглянувшись, парочка с неохотой выбралась из‑за стола и, оказавшись вне прохлады купола, медленно направилась прочь из центра, начавшего заполняться праздным людом.

По дороге в мастерскую, Ким несколько раз ловил заинтересованные взгляды прохожих, обращённые на его спутницу, и всякий раз в душе его начинала ворочаться какая‑то странная мутная смесь из гордости и… злости. Такого с Дрёмом прежде не бывало. Никогда. Он настолько удивился этим эмоциям, что в какой‑то момент даже умудрился выключиться из разговора с Нари, полностью потеряв нить беседы. И очнулся только в тот момент, когда девушка, замерев на месте, одновременно заставила остановиться и его самого.

– Ким, всё в порядке? – Настороженно спросила она. Дрём тряхнул головой и, легко улыбнувшись, кивнул.

– Извини, просто задумался кое о чём…

– Надеюсь, о чём‑то важном? – Отразив улыбку, поинтересовалась Нари, внимательно глядя в глаза своего спутника.

– О да… – Протянул тот и, вспомнив всё ту же соцархитектуру, договорил… – об одной очаровательной рыжеволосой особе.

– Это достойная причина. – Преувеличенно серьёзно покивала Нари и неожиданно оказалась очень… просто очень близко. Юношу обдало жаром, когда тело спутницы прижалось к нему, тонкие девичьи руки обвили его шею… а в следующий миг изумлённая Нари была жёстко впечатана в землю, и над её ухом раздалось сердитое стаккато заработавшего игольника…

Глава 6

И опыт – сын ошибок трудный…

После встречи с неудачниками – наркошами, Ким убил несколько часов, но, в конце концов, добился слаженной работы морф – системы и фабрики нанитов «Минора», в результате чего прежде исключительно военный ствол получил почти «гражданский» парализующий боеприпас. «Почти», поскольку в отличие от обычных парализаторов, собранные под присмотром морф – системы иглы оказались способны пробить даже лёгкую броню планетарной пехоты, столь любимую жителями Агоры Третьей, от одиноких «археологов» до службы маршала Вейна.

Именно поэтому, когда на прогуливающуюся парочку из‑за угла вылетели двое отморозков, Дрём, ни секунды не сомневаясь в своих действиях, открыл по ним стрельбу из игольника. Правда, перед этим пришлось уложить Нари наземь, но девушка, кажется, была не в претензии. Особенно, когда увидела, что вырубленные Кимом нападавшие были вооружены отнюдь не «безобидными» станнерами – стопперами, а вполне себе боевыми рельсовиками.

– И что теперь? – Заторможено поинтересовалась девушка, когда Ким освободил нападавших от оружия и сложил его аккуратной стопкой чуть поодаль. Всё‑таки иглы – парализаторы он использовал впервые и, закономерно опасаясь сбоя, решил обезопасить себя и свою спутницу от возможных эксцессов.

– А теперь, я советую тебе пойти домой, если, конечно, ты не горишь желанием общаться с маршалом и его присными. – Вздохнув, ответил Ким, одарив девушку многозначительным взглядом… и тут же отправил на её браском короткое сообщение. Нари вздохнула и, наградив Кима коротким поцелуем в щёку, кивнула.

– Я свяжусь с тобой…позже. Должна же я отблагодарить своего спасителя, верно? – Улыбнулась девушка и, махнув рукой, исчезла за углом.

Дрём потёр щёку, которой коснулись девичьи губы, и, глупо улыбнувшись, вздохнул. Но стоило ему бросить взгляд на валяющиеся в отключке тела, как юноша пришёл в себя. А тут ещё и невесть откуда взявшиеся любопытные… Харг!

И в этот раз люди маршала примчались на сигнал в считанные минуты. Да не одни, а вместе со своим начальником.

– Брим Влад. – Кивнул Ким, едва заметил слезающего с квадра маршала.

– Ким… Опять? – Оценив открывшуюся его взору картинку, вздохнул тот. Один из его подчинённых, кажется, уже набравший в грудь воздуха, чтобы проорать что‑то типа: «лежать, руки за голову»… поперхнулся и удивлённо покосился на спокойного, словно слон, начальника.

– Снова, господин маршал. Запись скинуть? – Пожав плечами, ответил Дрём и, получив в ответ укоряющий взгляд маршала, развёл руками. – Ну да… у меня свидание было, вот и записывал.

– Брим Влад, это же… – Подал голос один из помощников, успевший осмотреть выключенных нападавших.

– Вижу, Бердин, вижу… что поделать, идиотизм, как выяснилось, неизлечим. – Вздохнул маршал, бросив взгляд на тела. – Два раза проколоться на одном и том же… Точно, идиоты. Грузите их на квадры и дуйте к доку. Значки обоих мне на стол.

– Но…

– Помощник. Я что, неясно выразился? Или ты считаешь, что нападение на гостя города представителями моей службы, это нормально? – Вдруг вызверился Влад и заикнувшийся подчинённый, побледнев, замотал головой.

– Никак нет, господин маршал. – Гаркнул он.

– Тогда, почему ты ещё здесь? Исполнять!

После крика маршала, его помощники засуетились, затаскивая тела на квадры и загружая туда же снятое Кимом оружие, а редкие любопытные, кружившие неподалёку, предпочли исчезнуть.

Всё это время Влад смотрел короткую запись, предоставленную Дрёмом.

Вот парочка идёт по улице, почти доходит до перекрёстка, из‑за угла доносится скрип тормозов, и через секунду навстречу Киму и его пассии вылетают двое с изготовленными к бою рельсовиками. Картинка дёргается, девушка летит наземь, и в руке Дрёма оказывается знакомый удивлённому маршалу «Минор». Пять выстрелов, и оба нападавших оседают на землю, выронив из рук оружие.

Короткий обрывок, но… даже если эти два придурка смогут доказать, что они не пытались нападать на Кима и его неизвестную подругу, а просто бежали мимо, обвинить в чём‑то гостя города не получится. Агрессия налицо, да и в радиусе сотни метров от места нападения нет ничего, чем можно было бы оправдать такой торопливый бег с оружием наизготовку. И ладно, если бы эти двое были, что называется, при исполнении, но у них выходной, а значит, шляться по городу, размахивая боевыми стволами, им запрещено так же, как и любому другому жителю города. Принцип: первый обнаживший оружие виновен, в действии.

– А остальное где? – Поинтересовался маршал, трижды отсмотрев присланный Дрёмом ролик.

– Не дам. Это – личное. – Насупился Ким. Ну, в самом деле, не признаваться же, что морф – система включила запись лишь в тот момент, когда Дрём насторожился, услышав скрип тормозов за углом? Да и то лишь потому, что начиная с посиделок в кафе, Ким чувствовал чужой интерес?

Влад смерил молодого человека нечитаемым взглядом и… махнул рукой.

– Харг с тобой, Ким. Но учти, ещё одна подобная выходка, и я запру тебя в участке. Просто на всякий случай. Усёк?

– Так точно. – Вытянувшись во фрунт, гаркнул Дрём. Маршал скривился и, развернувшись, потопал к своему квадру. Но уже усевшись за руль, вдруг замер.

– Ким, а что за девчонка с тобой была? – Поинтересовался он.

– Просто девчонка. – Пожал плечами тот. – Сегодня познакомились.

– Я – асно. – Протянул Влад и вдруг подмигнул. – Ну, ты хоть номер комма у неё взял, надеюсь?

– Не успел. – Улыбка Кима померкла. – Ваши горе – мстители помешали.

– Жаль. Девчонка хороша. – Цокнул языком маршал. – Ну, ничего, если ты ей глянулся, она тебя найдёт. Наши девки, они такие, своего не упустят.

– Надеюсь. – Вздохнул Ким, отворачиваясь от улыбающегося Влада. Тот хмыкнул и, кивнув, провернул рукоять мощности на руле. Квадр загудел и, плюнув грязью из‑под колёс, укатил вниз по улице.

Проводив взглядом удаляющийся транспорт, Дрём стёр с лица недовольное выражение и, получив от морф – системы указание на сигнал браскома Нари, решительно направился на её поиски. Благо, судя по указанному морф – системой расстоянию, та прочла полученное сообщение и не стала уходить из города, а значит, дожидается, пока Ким справится с непредвиденными проблемами и присоединится к ней.

* * *

– Тебе удалось что‑нибудь узнать? – Ром поставил перед сыном кружку с ароматным взваром из местных трав, и тот, с наслаждением потянув носом терпкий аромат, кивнул.

– Кое‑что. – Медленно произнёс Влад, и, сделав глоток взвара, довольно кивнул и повторил. – Кое‑что.

– А подробнее? – Ром подался вперёд.

– Можно и подробнее. Итак. У «соседей» информации по применению схожего оружия нет. Иными словами, такая роскошь, как «Точный» Кима, там не светилась. А вот на западе кое – какие следочки нашлись… в разборках «археологов» подобная двухмиллиметровка использовалась не раз. Сам понимаешь, связей с «западниками» у нас немного, но кое‑что узнать удалось. За последние пару лет подобный ствол довольно часто мелькал в Тироне и его округе. Совершенно точно можно утверждать, что хотя бы однажды это оружие использовалось в интересах одного из тамошних боссов «археологов» – Ранта по прозвищу Сухой.

– Тирон? Сухой? Это ж харг знает где… – Нахмурился Ром. – И что могло понадобиться человеку Сухого в Вейне? У нас даже торговые интересы не пересекаются.

– А кто сказал, что Ким – человек Сухого? – Усмехнулся Влад и, с удовольствием глянув на удивлённую физиономию отца, кивнул. – Некоторое время назад Сухой начал поиск одной из своих команд, пропавшей на пути из Дойта в Тирон, во владении которой как раз и был замечен этот самый «Точный» или очень похожее на него оружие.

– Подготовил легенду для подсылов? – Катнув желваки, процедил Ром.

– Отец, какие шпионы из заштатной команды рядовых поисковиков, не очень‑то удачливых, между прочим, иначе бы их не поставили на банальную доставку груза? Самому не смешно? Тем более, что у нас всплыли только один ствол и человек, которого в той команде и близко не было. Кстати, машина его, похоже, оттуда же. Но в последнем я не уверен, поскольку таких «Рокотов» по Агоре раскатывает не тысяча и не две.

– Поня – атно. – Ром побарабанил пальцами по столешнице, а его сын, понаблюдав за отцом, вдруг фыркнул. – Что?

– Хочешь, я подкормлю твою паранойю? – Улыбнулся Влад и, дождавшись кивка отца, заговорил. – Сегодня Ким в очередной раз столкнулся с моими помощниками и отправил их в долгий и глубокий сон. Идиоты решили отомстить ему «за унижение» и не придумали ничего лучшего, чем напасть на твоего техника аккурат в разгар его свидания с одной симпатичной рыжеволосой девушкой.

– Рыжеволосой? Дочка Митана, что ли? – Удивился Ром.

– Да нет. Какая‑то совершенно неизвестная особа. Думаю, она вообще из руин. По крайней мере, мои имбецилы в этом убеждены. Собственно, они утверждают, что если бы не этот факт, они бы и не подумали нападать на Кима. Дескать, проблемы с городом им не нужны. М – да… – Вздохнул Влад. – Я бы проверил её идентификатор, но Ким вежливо отослал свою пассию домой сразу после столкновения, и только после этого он прислал мне известие о случившемся.

– Шустрый паренёк. – Заметил хозяин мастерской и нахмурился. – Вот только я не понял, причём здесь моя паранойя.

– А это самое интересное. За какие‑то доли секунды Ким успел не только сориентироваться в ситуации и положить нападавших раньше, чем те смогли хоть что‑то сделать… он, как оказалось, ещё и само нападение записал. Опять. – Ухмыльнулся Влад.

Глава 7

Выйдем, поговорим

Проводив дождавшуюся его девушку домой и одарив «детский сад» заранее купленными сластями, Ким получил в качестве благодарности недовольный фырк Тины, обиженной, что её не взяли в город, подозрительно – ревнивый взгляд Мика и радостный гвалт довольных детей. А когда Дрём собрался уходить, Нари подловила его на выходе из подвала и закончила‑таки действо, прерванное нападением охранников в Вейне. Так что, в мастерскую Ким возвращался взбудораженный подаренным огневлаской долгим и жарким поцелуем. Впечатление от прощания с Нари было таким, что даже когда юноша собрался ложиться спать, он всё никак не мог избавиться от мечтательной улыбки, не сходившей с его губ всю дорогу до мастерской.

Уснуть сразу он не смог, слишком велико было возбуждение, и Ким решил прошвырнуться по галакому, чтобы поискать информацию об интересующих его системах… ну и сбить накал эмоций. Но не успел он развернуть для удобства голоэкран браскома, как шарившая по планетарной сети морф – система сообщила о письме, пришедшем на один из анонимных адресов, организованных Дрёмом для связи с возможными покупателями передатчика.

Открыв послание, Ким быстро пробежал по нему взглядом и довольно хмыкнул. Заинтересовавшийся товаром, потенциальный покупатель явно правильно понял, что имел в виду Дрём, выставляя в сети объявление о продаже «специализированной системы связи планетарного базирования». А вот цена… ну, на то и торг, чтобы покупатель и продавец могли договориться, не так ли? Ким выставил цену в сто восемьдесят тысяч, покупатель предложил сто двадцать. Осталось сойтись где‑то посередине… ну и не влететь на подставу. Впрочем, здесь поможет маршальская служба…

Вспомнив недавнюю беседу с Владом, Ким поморщился. Вопросы об идентификаторе Нари были совсем… «не в кассу», как говаривал однокурсник Дрёма во времена учёбы в Корпус Сервус.

С этими мыслями юноша и уснул, чтобы проснуться через девять часов от стука в дверь. Подивившись такой активности брима Рома в выходной день, Дрём поднялся с кровати и, натянув штаны, пошлёпал к выходу.

Но за дверью хозяина мастерской не оказалось. Зато там стоял совершенно хмурый мужик со знакомым лицом, затянутый в форму маршальской службы.

– Брим Трой? – Удивлённо протянул Ким.

– Узнал? Замечательно. – Скривившись, проговорил тот, смерив юношу презрительным взглядом. Вот только в эмоциях первого знакомца Дрёма в Вейне не было и намёка на то самое презрение. Скорее, уж, там было лёгкое, совершенно постороннее недовольство с оттенком неприязни. Вот последняя как раз была направлена на Кима, но учитывая особенности их знакомства, ничего удивительного в этом не было.

– Проходи, брим Трой. Будь как дома. – Посторонившись, Дрём пропустил раннего гостя. Тот помялся, но всё‑таки перешагнул порог. Оказавшись в небольшой комнате, Трой покрутил головой, без особого интереса рассматривая обстановку, но едва Ким открыл рот, чтобы узнать о причинах столь раннего визита, охранник заговорил, отрывисто, чётко и монотонно.

– Вчера, брим Ким, ты напал на моих людей. Маршал считает, что ты был в своём праве. Я с ним не согласен. Вы, гости города, в последнее время слишком много на себя берёте, и нам это не нравится.

– Хм… – Удивлённый Ким хотел было задать какой‑то вопрос, но сотрудник маршальской службы ему этого не позволил.

– Не перебивай меня. – Всё так же, без каких‑либо интонаций произнёс Трой. – Сегодня на закате жду тебя на стрельбище.

– Поединок?

– Именно. Оружие – игольники. Без брони. Поединок официальный, попытаешься сбежать, догоним и вернём. – Трой договорил и, не проронив больше ни слова, вышел за дверь, не преминув с грохотом захлопнуть её за собой.

– И что это было? – Свой вопрос Дрём адресовал низкому потолку.

Как бы то ни было, но такие новости лучше переживать на сытый желудок… да и с Ромом стоит поговорить, хотя бы об условиях проведения поединков. А потому Ким не стал рассусоливать и, сменив домашние штаны на привычный неубиваемый комбез, отправился к владельцу мастерской, чтобы поговорить о происшедшем, а заодно и позавтракать. Благо, кулинарный талант брима Рома был вне конкуренции, особенно по сравнению с ирпами и столовой учебки. Про приютскую кухню и говорить нечего.

– Значит, поединок, да? – Ром снял с плиты сковороду и, водрузив шипящую железяку на стол, задумчиво хмыкнул, глядя как его собеседник потянул носом заманчивый аромат жареных овощей с тонкими ломтиками мяса…

– Именно, брим Ром. – Кивнул Ким. – Трой отчего‑то решил, что я был не прав, вырубив его подчинённых.

– Ну, тут ничего удивительного. Гарвиц – мстительная скотина. И ты дал ему шанс поквитаться за тот финт с пустым браскомом.

– А он что, за пару советов рассчитывал получить полностью функциональный браском стоимостью в полторы сотни кредов? – Фыркнул Ким.

– Я же говорю… мстительная скотина. – Покачав головой, произнёс Ром, продолжая заставлять поверхность стола закусками.

– Хм, а можешь рассказать о правилах поединка? – Поинтересовался Ким.

– Запросто. Но только после завтрака. А пока, вилку в руку и налетай. – Ром кивнул на скворчащую сковороду, а когда Дрём принялся метать еду на свою тарелку, уточнил. – Заодно расскажешь, что у тебя там вчера вышло с его людьми.

– Как будто сын тебе не рассказал. – Фыркнул Ким.

– Ну, так он рассказал свою версию, а теперь я хочу услышать твою. – Пояснил Ром. – Согласись, вполне нормальное желание для работодателя?

– Не буду спорить. – Вздохнул Ким…

Разговор с Ромом вышел весьма познавательным. Владелец мастерской довольно подробно рассказал о принятой в городе традиции поединков и правилах их проведения, так что к завершению беседы Ким был вполне уверен, что их не нарушит.

Ну да, сам поединок Кима не пугал совершенно. Спасибо всё той же учебке, где подобные вещи были не просто в порядке вещей, но и всячески поддерживались администрацией, являясь серьёзной частью учебного процесса. Можно было бы поспорить, дескать, соревнования, это одно, а поединок насмерть, это совсем другое дело. Если бы не одно «но»… несмотря на возможности медицинского блока учебки Корпус Сервус, в среднем за год заведение теряло до десятка курсантов именно в таких «учебных» поединках. Десять из тысячи. Сотая часть курсантов списывалась в необратимые потери, и ещё десятая часть ежегодно по той же причине вынуждена была проходить полный курс регенерации, частенько включавший в себя восстановление утраченных конечностей или внутренних органов, что называется, с нуля. В общем, предстоящий поединок Кима совершенно не пугал, хотя осторожности тоже не убавил. Забывать о том, что один – единственный удачный выстрел в голову может сделать бесполезными все медкомплексы мира, даже невзирая на наличие морф – системы, Дрём не собирался.

Тем не менее, спокойствие техника изрядно удивило Рома.

– Ким, ты уверен, что правильно всё понял? – Осведомился владелец мастерской. Дрём кивнул.

– Бой на закрытой площадке с возведённой по случайному принципу системой препятствий и укрытий. Боеприпас – тысяча игл без ограничений по поражающему принципу. Время от заката до рассвета. Бой до невозможности продолжения. Ничего не упустил?

– Хм… верно. Коротко, но в принципе, точно. – Кивнул Ром и, смерив Кима взглядом, покачал головой. – И ты так спокоен…

– У меня немалый опыт боёв в закрытых помещениях с неизвестной планировкой. – Пожал плечами Дрём.

– Где ты его мог получить? – С явным недоверием протянул его собеседник, и Ким усмехнулся.

– В голоиграх. – От такого ответа Ром аж рот раскрыл. Но заметив ухмылку Дрёма, тихо, с чувством выматерился.

– Идиот легкомысленный. Издеваться он надо мной вздумал! – Проворчал в усы хозяин мастерской.

– Брим Ром, ну сам подумай, я – поисковик, одиночка. И по подземным базам походил немало. Думаешь, там без стрельбы обходилось? То старые защитные системы, то конкуренты… Так что, поверь, опыт у меня имеется, и немалый.

– Да что у тебя того опыта, малолетка!? – Хлопнул кулаком по столу Ром, и Ким смерил его недоумённым взглядом, заметив который, его собеседник осёкся. – Что?

– Разве Хрон тебе не говорил? – Осведомился Дрём.

– О чём? – Нахмурился Ром.

– О моём происхождении… – Уточнил Ким.

– Хм… нет. А что с твоим происхождением не так?

– И на мой идентификатор при заключении контракта ты не смотрел, так что ли?

– Да кому здесь какое дело до идентификаторов?! Я с тобой контракт заключал, а не с чипом сдристнувшего государства! – Вызверился Ром. – И какое отношение этот никчёмный кусок пластика имеет к твоему происхождению?!

– Ох… я‑то думал, ты знаешь. – Покачал головой Ким и, заметив опасный блеск в глазах собеседника, вздохнул. – Я из Ромери, брим Ром. И думал, что тай Хрон сообщил тебе об этом, когда предлагал мои услуги.

– Ромери… ромери… Стоп, это не те ли дефект… извини.

– Ничего страшного. Дефективные, да. Это про меня. – Кивнул Ким. – И мой… «дефект», это замедленное развитие тела. Мне тридцать восемь лет, брим Ром.

– От ни хрена ж себе новости… – Хозяин мастерской как стоял, так и сел. Впрочем, никакой злобы в его эмоциях не было. Только безмерное удивление… и разгорающаяся ярость, но явно не направленная на Кима. – Ну, старый хрыч… любитель дозированной информации! Я тебе это припомню. Шутить он вздумал! «Возьми мальчонку на работу, помоги юному дарованию»… Нос сломаю гаду! В клеме утоплю мерзавца!

Догадаться, о ком именно говорит Ром, Киму не составило труда… Ну, хоть «происхождение» техника его не волнует…

Глава 8

Вышли…

Стрельбище встретило Кима шумом и гулом. Как ни странно, но поглядеть на поединок собралось немало любопытных. Впрочем, какие странности? Ни театров, ни виртсалонов в городе нет, так что удивляться такому стечению народа не приходится. Вон сбились тесной компашкой охранники из маршальской службы, а чуть левее, у барной стойки, собрались завсегдатаи стрельбища, лениво потягивая алкоголь и стим. Ловят момент, наверное. Обычно здесь подобные напитки не продаются, но сегодня хозяин стрельбища явно решил сделать исключение. Его можно понять, ввиду предстоящего действа, заработать на продаже боеприпаса и аренде «дорожек» ему не удастся, вот владелец стрельбища и переключился на другой способ заработка.

Ким покосился на прогуливающиеся под длинным навесом веранды парочки и поморщился, услышав разговор двух затянутых в камуфляж черноволосых девушек, щеголяющих нашивками здешних «археологов» на рукавах и тяжеленными скорчерами в открытых набедренных кобурах. Пари на результаты поединков претили Дрёму ещё в учебке, но даже там шалеющие от отсутствия новых впечатлений курсанты не доходили до такого маразма, как ставки на ранения участников, оторванные конечности или вероятность смертельного исхода. Здесь же это, кажется, было в порядке вещей. Нет, положительно, если сегодняшний бой пройдёт так, как Ким и рассчитывает, он обязательно продаст Рому идею об открытии виртсалона.

Поймав на себе оценивающие взгляды тех самых девушек, Ким вздохнул и, покачав головой, двинулся на поиски распорядителя. Обращать внимание на этих адреналинщиц он не собирался. А в том, что девушки как раз из этой когорты, сомнений не было. Достаточно чуть прислушаться к их эмоциям. Предвкушение и возбуждение, явно усиленные каким‑то стимом… их парням можно только посочувствовать.

Передёрнув плечами, Ким скрылся от преследующих его взглядов зевак в фойе, где был тут же пойман распорядителем и, по совместительству, владельцем стрельбища… со значком помощника маршала на груди. М – да…

– Готов?

– Готов. – Кивнул Дрём.

– Тогда идём к старту, а по пути я тебе объясню кое – какие моменты. – Кивнул распорядитель и повёл Кима знакомым маршрутом к закрытому тиру.

У каждого из поединщиков своя точка старта, находятся они в противоположных сторонах «поля», размеры которого сто пятьдесят на восемьдесят метров. Высота потолка восемь метров. Учитывая выстроенные на поле в хаотичном порядке преграды и укрытия, по большей части представляющие собой разновеликие старые контейнеры и разбитую технику, задача типа «опереди противника» переходит в разряд «найди и убей». Любая техника запрещена вплоть до браскомов. Разрешены только нейрокоммуникаторы… на этом слове распорядитель окинул Кима долгим взглядом и хмыкнул. Ну да, откуда у юнца на разорённой войной Агоре возьмётся такой имплант, правильно? Так вот, разрешены они лишь, поскольку извлечение нейрокоммуникатора из головы носителя без автодока невозможно. Но преимущество обладателя такого импланта можно свести к нулю, сняв все коммутируемые устройства, включая прицельную систему игольника, и закрыв доступ к внешней связи временным паролем.

Гонг. Получив хлопок по спине от распорядителя, Ким шагнул в открытую дверь и… тут же замер. С освещением на «поле» было туго. Из сотен осветителей на потолке горел едва ли каждый десятый. Яркие пятна света перемежались с глубокими угольно – чёрными тенями, отчего окружающая обстановка превратилась в причудливую графическую фантазию, нагромождение сверкающих под светом ламп полированных граней и непроглядно – чёрных провалов…

Морф – система подала сигнал, Ким скривился и, тихо втянув носом пропитанный запахом смазки воздух, медленно двинулся вперёд, напрягая пси. А что? Как с ним, так и он. К тому же формально никаких запретов и правил поединка, он не нарушает… в отличие от противника. Но вот с распорядителем, только что наградившим Кима маячком, он ещё поговорит. При случае…

Чувствительность увеличилась скачком, мгновенно расширив восприятие. Сейчас Дрём в буквальном смысле чувствовал каждый выступ, каждую грань и угол препятствий в радиусе добрых пятидесяти метров.

Медленно продвигаясь вперёд вдоль длинного и высокого контейнера, явно успевшего послужить не только на планете, но и в пустоте, судя по многочисленным кавернам и следам ударов на корпусе, Ким старался производить как можно меньше шума и старательно вслушивался в пространство вокруг себя. Наконец, он почувствовал движение противника и замер на месте, пытаясь определить, куда тот пробирается… вдоль стены тира, по часовой стрелке. Очевидно, решил показать «честную» игру… Что ж, Киму такой подход только на руку. Мимолётно улыбнувшись сам себе, Дрём двинулся прочь от противника, так же, как и он, начав обход «поля»… в ту же сторону.

На то, чтобы обойти весь зал по периметру и выстроить в голове примерный план «поля», Киму понадобилось около часа. Целый час игры на нервах противника, знающего, где находится цель, идущего за этой самой целью по пятам, но не смеющего к ней приблизиться, чтобы не вызвать подозрений наблюдающих за ходом поединка зрителей. Ведь оба изображают исследование территории, и метания из стороны в сторону в ходе такого действа будут выглядеть слишком… внезапными, скажем так. Впрочем, долго так длиться не может…

Ким услышал короткую очередь игольника, громко протарабанившую по корпусу пустого контейнера, и тихо хмыкнул. Молодец, Трой. Теперь, сделав вид, что засёк противника, охранник совершенно спокойно может совершать любые манёвры, не боясь раскрыть своё знание о местонахождении Кима. Но в эту игру тоже можно играть вдвоём!

Бросок, шаг в сторону… Дрём подтянулся и забросил своё тело на очередной контейнер. Глухо грохнул по металлопласту ремень…

Трой сверил указатель маячка, транслируемый ему старым боевым нейрокомом, с направлением, откуда послышался стук, и улыбнулся. Замечательно. Несмотря на то, что этот мальчишка изрядно попортил ему крови своим хождением вдоль периметра, техник остаётся техником, и не ему тягаться с бывшим штурмовиком.

Игольник прочертил ещё одну короткую очередь по какой‑то бочке, а сам охранник легко скользнул в сторону, обходя цель по крутой дуге. Ага, а вот и контейнер, где должен прятаться мальчишка.

Трой перекатился с пятки на мысок и, опустившись на колени, аккуратно заглянул в тёмный зев за распахнутыми створками дверей огромного металлопластового ящика. Того, что противник может его заметить, он не боялся, не зря же зашёл с теневой стороны. Шорох?

Пусто. Но маячок показывает, что цель здесь… Трой поднял взгляд на крышку контейнера и покачал головой. Ну, конечно… улёгся сверху и думает, что там его не видно. Техник…

Охранник предельно тихо сдал назад и, откатившись за покорёженный погрузчик, воздевший свою стрелу к потолку, принялся максимально осторожно взбираться вверх по мятому корпусу, в кабину. Маячок перед внутренним взором Троя продолжал указывать на ту же точку. Миг, и, высунувшись из окна, охранник наводит на цель игольник, чтобы тут же тихо выругаться… очень тихо.

Только что лежавший на крыше контейнера, мальчишка, словно почувствовав опасность, соскользнул вниз, так что Трой заметил лишь мелькнувшую тень. Опоздал… Ну, ничего… теперь уже можно совсем не скрываться.

Охранник спрыгнул наземь и, метнувшись в сторону, выкатился из‑за контейнера. Очередь игольника впилась в тихо загудевшую ёмкость для жидкого топлива, едва не достав свернувшую за неё цель. Бегом!

Азарт… до Кима докатились отголоски чувств преследователя, и он улыбнулся. О да, это ему знакомо. Охота, преследование… главное, не дать чувствам взять верх над разумом…

Прыжок! Перемахнув через очередную преграду, Ким нырнул вниз и ормом ввернулся под колесо гигантского, раздолбанного в хлам транспортника, стоящего в каких‑то двух метрах от предыдущего препятствия.

Дважды… дважды на одну и ту же удочку! С этой мыслью Трой прянул в сторону, скрываясь за выступом какого‑то ящика от прочесавшей в считанных сантиметрах очереди. Позади фыркнул и раскололся плафон светильника, и охранник убедился в своей правоте. Угол выстрела говорил о том, что мальчишка снова наколол его. Только на этот раз рассчитывавший догнать противника, когда тот будет перебираться через тушу старого транспортника, Трой чуть не напоролся на очередь игольника стрелявшего из‑под гигантского колеса машины.

Маячок сместился… парень меняет позицию… Что ж, пора и Трою показать, что он умеет работать в трёхмерном пространстве. В конце концов, ему доводилось штурмовать не только планетарные базы, но и пустотные станции с отключенными гравиками! Если бы ещё собранная нейрокоммом карта была трёхмерной… но чего нет, того нет. Без дополнительных модулей о такой роскоши можно только мечтать.

Трой осторожно взобрался на террикон из ящиков, так удачно прикрывший его от стрельбы противника, и, выглянув из‑за них, довольно ухмыльнулся. Кажется, мальчишка напуган… вон как крутится на полутёмном пятачке меж транспортником и двумя контейнерами. Что, некуда деваться, да? А вот думать надо было, куда несёшься, те – ехник…

Сначала охранник хотел просто расстрелять цель из укрытия, но попытавшись вытянуть руку, понял бессмысленность попытки. Террикон почти подпирал потолок тира, и на его крутом «склоне» даже просто стоять было неудобно. А уж о прицельной стрельбе и речи быть не могло. Придётся сместиться в сторону, на открытое пространство… а это опасно. Свет из‑за спины сделает из него идеальную мишень, которую даже такой лопоухий не заметить не сможет. А вот если его отвлечь…

Трой на миг задумался и, сняв с груди значок маршальской службы, взвесил его в руке. Вот и обманка… Медленно и осторожно сдвинувшись в сторону, охранник метнул значок в один из контейнеров, а едва тот застучал по металлопластовой крышке, выпрыгнул из укрытия… Вот только отвлечь мальчишку не удалось. Зрачки Троя расширились, когда он уже в полёте увидел наведённый игольник… а в следующий миг, очередь иголок пробила его тело насквозь. Глухой удар о капот транспортника… и темнота.

Тихо щёлкнув, зажглись светильники, и из‑за открывшихся дверей до Кима докатился гул голосов зрителей. Конец боя.

Юноша опустил руку с зажатым в ней игольником и моргнул. Надо же, казалось бы, не один поединок за спиной, были победы и проигрыши, один раз даже руку заново отращивать пришлось, а мандраж бьёт, как в первый раз…

Глава 9

Недомолвки как особенность коммуникации

– Хороший поединок. – Констатировала Лими, толкнув подругу в плечо, и выключила голопроектор. Сидящий за столом напротив них седой мужчина в дорогом костюме смерил похожих словно сёстры девушек долгим взглядом и, затушив самокрутку, усмехнулся.

– Интересный, я бы сказал. Молодость против опыта…

– И опыт на этот раз проиграл, а? – С подколкой мурлыкнула Нора, стрельнув глазками в сторону собеседника.

– Скорее, победила удача. – Отмахнулся тот, но помолчав, добавил. – И реакция. Кроме этих двух плюсов, у паренька ничего нет. Ни знаний, ни подготовки. А вот Трой банально лопухнулся.

– Ты уверен, Моран? – Прищурилась Лими.

– На все сто. Уж поверь специалисту. – Кивнул тот. – Паренёк спортивный и, должно быть, талантливый «пастух». Обычно им присуща такая скорость реакции, иначе за двумя – тремя дроидами сразу никак не поспеешь. Слишком большой поток информации…

– Он, кстати, техник, числится разнорабочим у старого Рома. – Вставила Нора.

– О чём я и говорил. – Развёл руками Моран. Он хотел было сказать что‑то ещё, но в этот момент рядом со столом нарисовался внушительный бугай с точно такой же нашивкой на рукаве, с какими красовались сидящие за столом подруги, и, склонившись к уху начальника, что‑то тихо прогудел. Моран его внимательно выслушал и, кивнув, поднялся из‑за стола. Уже шагнув к выходу из фойе, он оглянулся на девушек и подмигнул им. – А хорошие техники нам пригодятся, да…

– Это разрешение? – Протянула Лими в пустоту и тут же схлопотала тычок локтем в бок от подруги.

– Это приказ. – Усмехнулся Моран и, махнув рукой, устремился к выходу. Девушки переглянулись и расплылись в одинаковых и, надо признать, довольно хищных улыбках.

– Такие приказы дядюшки я готова исполнять хоть всю жизнь. – Констатировала Нора.

– Аналогично. Охота? – Отразила улыбку подруги Лими.

– Хм… вдвоём. – Уточнила Нора, и девушки скрепили договорённость крепким рукопожатием. А потом ещё и по коктейлю накатили, для полного взаимопонимания, заодно уточняя программу грядущей «охоты». Вот только за обсуждением планов они совершенно не заметили, что их внимательно слушает усевшийся за соседний стол старик – топаканец. Впрочем, он недолго «грел уши» и, едва рядом оказался Ром, вместе с ним покинул стрелковый клуб. У них тоже имелась тема для обсуждения, но в отличие от шебутных племянниц главы местных «поисковиков», они не собирались разговаривать на виду у всех. Опыт…

* * *

А вот Киму на всю эту возню было откровенно плевать. Сразу после того, как медики брима Роуза погрузили Троя в стазис и уволокли из клуба, Дрём воспользовался запасным выходом и слинял в мастерскую Рома, решив избежать встречи со зрителями… и охранниками маршальской службы. Но если первые ничего, кроме досадной помехи, для него не представляли, то вторых он закономерно опасался. Не считая самого маршала, отношения со службой охраны Вейна у него как‑то не складывались. И ведь не сказать, что он старательно наживал себе врагов среди подчинённых маршала, вовсе нет. Но начиная с Троя, его просто‑таки преследовали неудачи при встречах с охраной. Невезение? Может быть и так, но на результат это не влияет.

Рассуждения на эту тему Ким оставил, только добравшись до дома и погрузившись в ванну. Хех… надо же было провести шестьсот лет в стазисе и очнуться на пережившей войну планете, постепенно скатывающейся в дикость, чтобы получить в своё распоряжение такую роскошь, как полная горячей воды, самая настоящая ванна, а?

Ким довольно зажмурился и, пригубив тоник из ирпа, подключился к местной сети. А уж когда он прочёл ответ потенциального покупателя на своё последнее письмо, настроение Дрёма и вовсе взлетело до небес. Сто шестьдесят семь тысяч пятьсот кредитов!

Кажется, пора назначать дату встречи. Но вот тут Ким вдруг сообразил то, о чём должен был подумать сразу, как только пришёл к выводу о нереальности планов насчёт мирного сосуществования с некоторыми представителями маршальской службы… О какой защите сделки может идти речь, если господа охранники устраивают одну подлянку за другой? Где гарантия, что после проведения сделки они не решат облегчить кошелёк Кима на всю сумму? Сто шестьдесят тысяч… для любого человека здесь это огромный капитал. И завалить за него какого‑то юнца, тем более, доставившего столько неприятностей… Хм, мрачная, но вполне реальная перспектива.

Настроение, ещё несколько минут назад парившее в заоблачных высях, резко упало, и Ким, несмотря на усталость после поединка, решил отложить вожделенный сон и хорошенько обдумать возможные варианты.

Морф – система скрипела и насиловала пси, пока Дрём прокручивал идеи одну за другой. Спать он завалился уже под утро, причём для того, чтобы уснуть, пришлось задействовать медблок всё той же морф – системы, чтобы купировать накатившую головную боль… но кое – какие намётки у него появились, а это главное. Нужно только проверить пару моментов…

Сон навалился неожиданно, и сопротивляться ему у Кима не было никаких резонов, так что он со спокойной душой проспал до самого полудня. Благо день был выходной, и работодатель не стал будить своего подчинённого.

– Проснулся, великий воин? – Поприветствовал Ром вошедшего на кухню Кима. – Садись обедать… или завтракать?

– Хорошее настроение? – Поинтересовался Дрём, устраиваясь за столом и наблюдая за насвистывающим какой‑то весёлый мотив Ромом. Тот оглянулся на юношу и подмигнул.

– Ага. Благодаря тебе, я вчера поднял полсотни кредитов… а ещё… помнишь, я говорил тебе об экзамене?

– Да… – Протянул Ким.

– Так вот, спецы с нашей базы поисковиков подтвердили квалификацию твоей работы с тем вычислителем, и у нас имеется к тебе одно небольшое предложение.

– У нас, это у «поисковиков»? – Удивился Ким.

– Не совсем. – Усмехнувшись, проговорил Ром. – Через полчаса придёт один человек, он тебе всё объяснит. А пока, ешь.

На столе перед Кимом оказалась сковородка с ещё шипящей от жара яичницей, и юноша не стал отказываться от предложения.

– Приятного аппетита, тин Ким… – Голос раздался за спиной юноши аккурат в момент, когда тот поднёс вилку ко рту.

– Полчаса, да? – Со вздохом поинтересовался он у работодателя, на что Ром только плечами пожал.

– Присаживайся, Хрон, ты как раз вовремя. Яичницу будешь? – Поинтересовался владелец мастерской. Топаканец бросил взгляд на Кима, успевшего подвинуть к себе сковородку, и, улыбнувшись, покачал головой.

– Обойдусь взваром, Ром. Боюсь, этот бой мне не выиграть.

Вот только несмотря на беспечный тон старика, Ким ясно почувствовал его серьёзность. А значит, разговор предстоит не из простых. Хм, кажется, реализацию пришедшей ему вчера в голову идеи придётся немного отложить. Или нет?

Топаканец не стал тянуть время и нервы и довольно сжато изложил предложение, ради которого явился в дом своего старого приятеля. Выслушав его, Ким побарабанил пальцами по столешнице и, переведя взгляд с работодателя на Хрона, задумчиво хмыкнул.

– Спрашивать, почему вы не стали сотрудничать со своими поисковиками, я не стану. Ваше дело. Но почему именно я? – Спросил Ким.

– Две причины, тин Ким. – Знакомым ровным тоном заговорил Хрон. – Ты, действительно, толковый техник… и способен постоять за себя. Работа всё‑таки предстоит тихая, но на дальнем выходе, а значит, каждый ствол будет на счету.

– Хм… я ведь не случайно повстречал тебя на той стоянке, да, тай Хрон? – После недолгого размышления, поинтересовался Дрём.

– Три причины, тин Ким. Ты неглуп. – Отсалютовав юноше кружкой со взваром, ответил топаканец. – Да, по моему настоянию Ром просил своего сына сообщать ему о въезжающих в город техниках и поисковиках – одиночках.

– А как же история с мстительным Троем? – Прищурился Дрём.

– Одно другому не мешает. – Безразлично пожал плечами топаканец. – Случайное совпадение, не больше.

– Понятно… – Протянул Ким. Были у него на счёт Троя свои подозрения, но озвучивать их… Впрочем, почему бы и нет? – Полагаю, экзаменом был не только тот вычислитель, но и вчерашний поединок?

Топаканец даже не моргнул, а вот Ром зло засопел.

– Парень, ты не прав. – По – медвежьи переваливаясь с ноги на ногу, проговорил владелец мастерской. Но старик – эмпат поднял руку, и Ром остановился, неверяще глядя на приятеля. – Хрон?

– Нет. Я не устраивал этого поединка. – Покачал тот головой. – Но твои выводы, Ким, понимаю и поддерживаю. Трой не выглядел человеком, искренне желающим «отомстить» за тех двух идиотов. Очевидно, не только мы с Ромом заинтересовались твоей личностью.

– И кто это может быть? – Нахмурившись, спросил Дрём, глянув на Рома. – Маршал?

Владелец мастерской дёрнулся, но тут же покачал головой.

– Сомневаюсь, но… я с ним поговорю. – Вздохнул он.

– Было бы неплохо. – Медленно проговорил Хрон. – А я попробую узнать, не было ли это затеей Морана.

– Хозяина базы поисковиков? – Зацепившись за знакомое имя, встречавшееся ему в здешней сети, уточнил Ким.

– Именно. – Кивнул топаканец и, задержав взгляд на Дрёме, поинтересовался. – Я вижу, тебя совсем не радует такой жгучий интерес, а?

– Я бы относился к нему легче, если бы не тот факт, что организованный кем‑то для «проверки» поединок был откровенно грязным. – Буркнул Ким, решив‑таки чуть приоткрыть карты. Под удивлёнными взглядами собеседников Дрём выудил из кармана пакетик со снятым с комбеза маячком и бросил его на стол.

ЧАСТЬ IV

ГДЕ ПРИБЫЛО, ГДЕ УБЫЛО

Глава 1

Паранойя? Трезвомыслие

– Я слышал, Барри ногу сломал? – Протянул Ром, разливая по бокалам ароматную наливку темно – вишнёвого цвета. Сын в ответ задумчиво кивнул. – Говорят, он споткнулся в тире о дроида – уборщика. Это правда?

– Не совсем… – Вздохнул Влад. – Поскользнулся у себя дома на полу, который этот самый дроид только что чистил.

– Угум… Понятно. – Ром усмехнулся.

– А с чего такой интерес к моему помощнику, отец? – Поинтересовался маршал. – Боишься, что он предъявит претензии твоей мастерской? Это ж вы с Кимом того дроида чинили?

– Ким. Не я. – Уточнил тот, не стирая улыбки с лица. Сын насторожился.

– Отец? – С многозначительной интонацией проговорил Влад. Ром фыркнул.

– Поделом идиоту. На! Передашь своему подчинённому. – На колени маршала шлёпнулся запаянный прозрачный пакетик с неразличимым чёрным пятнышком внутри.

– Это то, что я думаю? – Взяв пакетик двумя пальцами, Влад присмотрелся к его содержимому. Отец кивнул.

– Знаешь, сынок, солидарность штука хорошая… но вот за такие приколы в моё время можно было и в пустоту прогуляться… с билетом в один конец. – Тихо произнёс Ром. – Короче, пусть Барри скажет спасибо, что Ким не настолько кровожаден и не любитель болтать. Я бы на его месте просто грохнул идиота без всяких поединков. А вообще… сдаётся мне, что тебе пора завести хорошего кадровика. Уж больно много швали ты набрал в свою службу.

– Погоди – погоди, бать. – От волнения маршал даже перешёл на родной диалект интерлина. – Ты вообще сейчас о чём?

– Владик, не строй из себя идиота. Этот маячок Барри подсадил Киму на спину, перед тем как выпустить на поединок. Вот только о шифровке сигнала не подумал и не учёл, что у парнишки тоже нейроком имеется, а обращаться с ним Дрём, как техник, умеет получше, чем бывший штурмовик. Иначе Трой нашёл бы его в первые же минуты поединка.

– Грязная игра, значит… – Влад стиснул зубы, рассматривая злосчастный пакетик. – Поня – атно.

Отец смерил сына долгим взглядом и облегчённо вздохнул. Ром, конечно, не так проницателен, как старый Хрон, но уж сына‑то своего он знает…

– А причём здесь дроид – уборщик? – После недолгого молчания, кое‑как переварив новости, спросил невпопад маршал.

– Ну, я ведь предупреждал Барри, что не могу дать гарантию на работу смесителя моющего средства в его старье. – С улыбкой пожал плечами Ром. – Так что, надо было заранее наводить раствор, а не заливать концентрат и воду по отдельности, как он привык…

– Так это… ты… вы… – Дошло до Влада.

– Что? – Сделал непонимающее лицо Ром, и его сын со свистом выдохнул воздух сквозь сжатые зубы.

– Отец!

– Ты, главное, передай своему подчинённому его имущество и обязательно скажи, что я очень интересовался его здоровьем. Я ясно выразился? – К концу фразы в словах Рома явно послышались стальные нотки.

* * *

Как бы Ким ни надеялся, что давешние зрители удовлетворятся одним лишь поединком, с наступлением рабочих будней в мастерскую потянулся поток посетителей. Впрочем, Ром был этому только рад, поскольку мало кто заглядывал в его владения внаглую: большинство приносило какую‑то мелочёвку на ремонт, прикрывая таким образом свой интерес к одному «разнорабочему».

Особенно старались две юных особы, которых Ким видел перед поединком обсуждавшими ставки. Эти стрекозы нарисовались в лавке едва ли не через пять минут после того, как Ром её открыл в первый же рабочий день, и с упорством лантийских носорогов принялись ломиться в мастерскую. Впрочем, работодатель Кима не особо стремился их выпроводить. В конце концов, его мастерская вовсе не секретный бункер, а Дрём не специалист «под грифом»… потому Ром лишь понимающе фыркнул, когда девушки после десяти минут препирательств со вздохом признались в своём интересе к его работнику, и кивнул им на дверь, ведущую в мастерскую.

– А он симпатичный… – В просторном помещении шёпот Лими прозвучал достаточно громко, чтобы его услышал Ким. Оторвавшись от разбора фильтрующей системы, Дрём поднял голову и с удивлением уставился на стоящих у дверей девушек. Черноволосые, с тонкими чертами лица и гибкими фигурами в лёгких платьях, их можно было бы назвать сёстрами. Несколько секунд Ким не сводил с них взгляда, вспоминая, где он их мог видеть. Долго думать не пришлось. Это были те самые особы, что перед его поединком спорили о ставках.

– Добрый день. Чем могу помочь? – Ровным тоном спросил парень.

– И вежливый. – С улыбкой поддержала родственницу Нора, окинув Кима долгим изучающим взглядом.

– А мы нет. – Ткнула подругу кулачком в бок Лими и, в свою очередь, улыбнувшись нахмурившемуся юноше, приложила ладошку к груди. – Извини. Я – Лими, а это моя подруга Нора. И нет, мы не сёстры… просто похожи.

– Ким Дрём. – Стараясь не вестись на излучаемый девушками интерес, ответил с кивком Ким. – Итак, чем могу помочь?

– Вот. – Лими в несколько стремительных шагов оказалась рядом и протянула парню блок миниатюрного голопроектора.

– И что с ним? – Поинтересовался Дрём.

– Ты же техник. Вот и скажи, что с ним не так. – Фыркнула Нора, присоединившись к подруге.

– Я имел в виду, что с ним случилось? – Вздохнув, поправился Ким.

– Он вдруг задымился и выключился. – С готовностью пояснила Лими. Дрём недоверчиво покосился на девушку, и та отвела взгляд… – Ну, он сначала упал в воду, а когда мы его вытащили и включили…

– Понятно. – Дрём собрался было отложить блок голопроектора в сторону, но поймав выжидающие взгляды девушек, переменил решение. Проще разобраться с проблемой сразу… иначе они явно не отстанут.

Осмотрев аппарат, Ким не удержался от ещё одного взгляда в сторону стоящих рядом девушек, на этот раз весьма подозрительного. И было отчего. Голопроектор был опознан сканером, как военный образец, а значит, «купание» ему ничем не грозило. Так с чего бы ему сгореть? Ладно, посмотрим. Может быть, нарушена целостность корпуса… тоже вариант. Игрушка всё‑таки не новая…

Повинуясь мысленному приказу, один из «паучков» пробежал по верстаку мимо девушек и под их заинтересованными взглядами начал кружить вокруг голопроектора.

– Это же разведчик… разве нет? – Удивлённо проговорила Лими.

– Угум. – Кивнул Ким, просматривая телеметрию поступающую с дроида… и поёжился от накатившего со стороны подруг любопытства. Не отвяжутся… харг! Надо было их сразу выгнать… – А куда деваться? Ремонтника такого класса днём с огнём не сыщешь, а эти ребятки вполне универсальны, чтобы выполнять тонкую работу. Достаточно было адаптировать их программы…

– Понятно. – Девушки переглянулись, и Лими попыталась взять в руки одного из дроидов. – Ай! Он меня укусил!

– Не укусил, а ударил током. И поделом, не будешь хватать чужие вещи без спроса. – Индифферентно пожав плечами, произнесла Нора и улыбнулась занятому работой Дрёму. – Извини, Ким. Она не специально.

– Угум. – Получив финальный отчёт от занятого разборкой и осмотром голопроектора дроида, юноша вздохнул и, выудив из стоящего рядом ящика аналог сгоревшего чипа, явно недавно вляпанного в схему аппарата абы как, отдал его «пауку». Тот аккуратно, в два движения, извлёк дефектную деталь из голопроектора, зачистил контакты и поставил полученный от Кима чип на освободившееся место, тут же прихватив его моментально затвердевшим гелем. – Готово. С вас пять кредитов.

На этот раз в интонациях Дрёма не было и намёка на дружелюбие. Может быть, если бы не давешние события и признание Хрона, он и потешил бы своё самолюбие тем, что две очаровательные девушки нашли такой «оригинальный» способ для знакомства… но сейчас ничего, кроме настороженности, их действия у Кима не вызывали.

Лими с Норой переглянулись. От их внимания явно не укрылся похолодевший тон собеседника.

– Спасибо, Ким… – Наконец проговорила Нора, извлекая из сумочки платёжный чип и явно собираясь уйти. Но Лими, тряхнув забранной в хвост иссиня – чёрной шевелюрой, перехватила чип у подруги и улыбнулась недовольному технику.

– Ким, не обижайся. Извини, что заняли твоё время, но… не могли же мы просто подойти к тебе на улице? Это было бы просто неприлично. Согласись? – Пропела девушка и, хлопнув длинными ресницами, на миг прикрывшими омуты чёрных глаз, договорила. – Прости нам эту маленькую хитрость. Пожа – алуйста.

Это было… искренне… ну, насколько мог судить Ким, не рискуя углубляться в водоворот девичьих эмоций. И Дрём кивнул.

– Я не в обиде, Лими, Нора… был рад с вами познакомиться. А сейчас, извините, но мне действительно нужно работать. – Оглянувшись на хлопнувшую дверь мастерской и наблюдая за катящимся к верстаку нагруженным дроидом, произнёс Дрём.

– Конечно – конечно! – Подруги просияли и, неожиданно взяв Кима в «коробочку», наградили его двойным поцелуем, каждая в «свою» щёку, после чего со смехом отпрянули в стороны. – Пока – пока! Мы ещё зайдём!

Проводив взглядом упорхнувших за дверь девушек, Ким покачал головой.

– Хм, а познакомиться на улице, значит, неприлично, да? – Пробормотал он. Перед внутренним взором Дрёма вдруг возникло грустное лицо Нари, и он тряхнул головой. – Вертихвостки.

За три рабочих дня эти черноволосые кометы успели трижды побывать в лавке Рома и дважды прорывались в саму мастерскую, чтобы пофлиртовать с Дрёмом, одновременно устраивая в помещении совершенный беспорядок. Что показательно, они ни разу не появились в «форме» с нашивками и при стволах. Только платья с коротким подолом и глубоким декольте… и то, и другое открывало ошеломительные виды, вот только Киму было не до того… по крайней мере, он очень старался не обращать внимания на выкрутасы Лими и Норы, не отвлекаться от работы и… от размышлений о предложении Хрона, к принятию которого всё больше и больше склонялся.

Глава 2

Услуги и оплата

В гости к Нари и Мику Ким отправился лишь перед следующими выходными, зато с хорошими новостями. Покупатель передатчика найден, и маршал обещал обеспечить безопасность сделки.

Вспомнив беседу с Владом, Дрём усмехнулся. При встрече в доме Рома маршал с минуту молча сверлил Кима взглядом, а потом махнул рукой.

– Спасибо, что не убил моего помощника. – Буркнул он, указывая Дрёму на свободное место за накрытым столом.

– Это привело бы к проблемам. – Пожал плечами Ким. – А мне не улыбается перспектива потерять возможность спокойно дожить до прилёта пустотников.

– Хм… ладно. Я говорил с Барри, и он уверил меня, что сам предложил идею с маячком Трою. Тот не был особенно доволен затеей, но помощь принял. – Помолчав, хмуро проговорил Влад. – Говорю это на тот случай, если ты вдруг решишь доискиваться ещё каких‑то виноватых. Мне не нужны лишние эксцессы в городе.

– Понимаю. – Кивнул Ким, бросив взгляд на колдующего у плиты Рома. Он ни на секунду не сомневался, что только расположение владельца мастерской удерживает его сына от того, чтобы выкинуть Дрёма из города. А это уже говорило о том, что Хрон действительно очень заинтересован в помощи человека, никак не связанного с местными поисковиками.

– Я рад, если так. – Фыркнул Влад и, задумчиво почесав кончик носа, вздохнул. – Харг! Я не дипломат и не умею вилять. Ладно. Давай начистоту. Мне совсем не хочется, чтобы информация о действиях Барри начала гулять по городу. Такие слухи могут неслабо ударить по репутации моей службы и, соответственно, по моему влиянию в Малом Совете. Отец уверял, что ты не болтлив, но… сам понимаешь, этого мало.

– Предложение? – Подобрался Ким, готовясь к любому возможному исходу событий, вплоть до иглы в лоб.

– Услуга. – Выдохнул Влад. – Одна услуга. В пределах разумного, конечно.

– Личная или служебная? – Не расслабляясь, поинтересовался Дрём и получил в ответ одинаково долгий, изучающий взгляд и от отца, и от сына.

– Ким, не наглей. Закон я нарушать не буду. – Процедил маршал и добавил. – И за грызов можешь не просить, каких бы сисек у них не было. Это понятно?

– Даже если их будет три? – Невинным тоном осведомился Ким.

– Чего три? – Не понял Влад.

– Сиськи. – И честный – честный взгляд.

– Тьфу на тебя! Нашёл время для шуток! – Под хохот отца вызверился маршал, и Дрём поднял руки в жесте сдающегося.

– Ну, извини, брим Влад. Я же не виноват, что ты всё превратно понял.

– Превратно, да? – Резко втянув носом воздух, процедил тот. Чуть помолчал и, немного успокоившись, продолжил уже куда более ровным тоном. – Ладно. Объясняй.

– Хорошо. – Кивнул Ким. – У меня есть один предмет, который я хотел бы продать. И есть покупатель, который хотел бы этот предмет получить. Но я опасаюсь за чистоту сделки.

– Хочешь провернуть её под защитой маршальской службы. – Догадался маршал. – И в чём проблема? Для этого вовсе не нужна моя помощь.

– Проблема в людях, вроде твоего помощника Барри, Троя… и им подобных. Цена вещи достаточно велика, чтобы узнав о сделке, у них возникло искушение сорвать куш.

– Я не могу провернуть подобное тайно. – Покачал головой Влад. – Такие действия обязательно отражаются в отчётности. А сама сделка должна проводиться в помещении с банковским терминалом, находящемся на территории «подводников». Заставить молчать их представителей, я также не смогу.

– И не надо. – Пожал плечами Ким и повернулся к внимательно наблюдающему за происходящим Рому. – Главное, чтобы в сделке не фигурировал я сам.

– Хех, решил подключить к своей афере ещё и меня? – Усмехнулся владелец мастерской.

– Ну, брим Ром, я думаю, ты не откажешься помочь сыну? – Вопросом на вопрос ответил Ким. – К тому же ни о какой афере речь не идёт. Обычная сделка. Годный товар в обмен на кредиты. Ничего больше.

– Стоп. Я правильно понимаю, что ты хочешь провести сделку, выставив его продавцом? – Влад кивнул в сторону отца.

– Именно. – Согласился Ким.

– И не боишься, что мы можем… кинуть? – С небольшой заминкой уточнил Ром.

– Ну, вам ведь по – прежнему нужен хороший техник, не так ли? – С улыбкой ответил Дрём. Маршал приподнял в удивлении бровь, но заметив согласный кивок отца, не стал ничего уточнять. Их дела…

– Подробности. Что за товар, сумма сделки… – Перешёл на деловой тон Ром, абсолютно правильно поняв слова Кима, как завуалированный, но определённо положительный ответ топаканцу… или непременное условие принятия его предложения. Хм.

– Цена – сто шестьдесят тысяч. – Проговорил Ким, и его собеседники замерли, неверяще глядя на юношу.

– И кто‑то ещё говорил, что у него нет денег на билет с Агоры… – Разорвал тишину хриплый голос Рома. Дрём пожал плечами.

– На тот момент так оно и было. Этот предмет я нашёл в ваших руинах.

– А я думал, ты там себе пассию нашёл… – Усмехнулся Ром, немного оправившись от новости.

– Неужто ты отыскал действующий десантный бот? – Чуть помолчав, спросил маршал.

– Вовсе нет. Всего лишь работающий межсистемный передатчик. – Развёл руками Ким.

Отец и сын переглянулись, и Ром покачал головой.

– Я думал, больше меня ничем не удивить. – Проговорил владелец мастерской и, помолчав, добавил. – Но Ким абсолютно прав. Продавать такую вещь без прикрытия маршальской службы не просто трудно, а зверски трудно… и опасно. Выставил через сеть?

Последний вопрос был явно адресован Дрёму, и тот кивнул.

– М – м… хорошо. Я буду представлять твои интересы на сделке. А Влад обеспечит её защиту. – Заключил Ром. Они обменялись рукопожатиями и одновременно взглянули на Влада. Маршал только вздохнул.

– Харг с вами. Сделаем. – Кивнул он.

Вечером того же дня Ким связался с потенциальным покупателем, и они назначили дату встречи. А вот теперь он пробирался в старый город, чтобы поделиться новостью с командой Мика и Нари… Нет, можно было бы, конечно, связаться с ними по браскому, но тогда Киму не удалось бы встретиться с рыжеволосой, а хотелось… очень. И не только увидеться, что было неудивительно, учитывая постоянно крутившихся в мастерской и отчаянно флиртовавших Лими и Нору, не забывавших этак невзначай демонстрировать достоинства своих фигур… весьма достойные достоинства, надо заметить… мда. Если бы ещё морф – система не отказывалась подавлять гормональные «взрывы» Кима, поскольку «подобные действия не рекомендованы для растущих организмов». Эту фразу система транслировала голосом штатного медика учебки, крайне язвительной и ехидной особы, попасть в руки которой было страшным сном для любого курсанта. Но дело даже не в голосе или характере медика. Подобный тип сообщения означал, что обойти запрет не получится. Медицинские ограничения у морф – системы в безусловном приоритете. Вот и мучился Ким, отводя взгляд от стройных ножек и глубоких декольте… одновременно вспоминая синеглазую и рыжеволосую красавицу. Зацепила, да.

* * *

– Твои деньги, болезный. – Прямоугольник чипа упал на кровать, и Трой поморщился. Гость, как всегда, нагрянул внезапно. И опять в своём идиотском плаще с глубоким капюшоном. Конспиратор… – Не кривись. Всё прошло не так плохо, как ты думаешь. Так что двадцать процентов сверху ты честно заработал.

– Двадцать процентов? – Прищурился Трой, брезгливо подцепив кончиками пальцев лежащий на покрывале чип. – Да только лечение у медиков Роуза встанет мне в пятьсот кредов!

– Уже оплачено. – Гость поправил выглядывающую из‑под капюшона маску – респиратор. – Готов получить следующее задание?

– Хм… смотря какое. – Не стал сразу отказываться охранник, внимательно глядя на гостя.

– Тебе понравится. – Собеседник Троя издал тихий смешок, но тут же перешёл на серьёзный тон. – Прошёл слушок, что ваш маршал собирается провести защищённую сделку. Между своим отцом и кем‑то со стороны…

– Э – э, нет. Сразу говорю. – Трой даже не дослушал гостя. – Соваться под этот бульдозер? Ищи других идиотов.

– Идиотом будешь ты, если откажешься. – Голос его собеседника лязгнул сталью. – Мы уверены, что участие Рома в сделке – фикция. Получателем, наверняка, будет тот мальчишка, что так лихо раскатал тебя на поединке.

– С чего бы это?

– Башкой своей подумай. Ни сам Ром, ни один из его дружков, в последнее время из города носа не казали. И вдруг, у них появляется на продажу лот стоимостью в полторы сотни больших. Откуда?

– Да мало ли? Грызы притащили, а Ром их кинул. Редкость, что ли? – Выдал Трой.

– Дебил. Ром слил бы вещицу городу или даже Морану, но уж точно не стал бы заморачиваться с выставлением лота в сети. – В голосе гостя послышались недовольные нотки. – Короче. Сделка назначена на двадцатое. Твоя задача – по маячку взять курьера на выходе из города и привезти на нашу базу. Ясно? Он будет один, так что проблем тебе и твоим людям не доставит.

– А где гарантия, что этот самый курьер будет без охраны? – Вздохнув, спросил Трой.

– Тебе уже недостаточно моего слова? – Осведомился гость… и его собеседник отрицательно покачал головой. – То‑то же…

Глава 3

Не всё так гладко…

Несмотря на ставшее уже привычным недовольное сопение Мика и носящуюся вокруг ребятню, Ким был очень доволен вечером, проведённым в старом городе. Правда, пришлось пообещать Тине прогулку по Вейну в качестве «возмещения морального вреда», так сказать, но это не то, что могло расстроить Дрёма. Шустрая весёлая девчонка, любопытная, как пять кошек, она напоминала Киму одну из однокашниц по приюту, мелкую такую кнопку, тем не менее, бывшую безоговорочным авторитетом для своих одногруппников… и первой заводилой всех их проделок. Головная боль для обычно индифферентных воспитателей и администрации…

Тина была такой же. В команде Мика и Нари она по праву занимала место этакого «заместителя» рыжей. В моменты отсутствия Нари эта малявка командовала всем «домашним» хозяйством, и остальные обитатели подвала слушались её беспрекословно… ну, по большей части. При этом сама Тина никак не выпячивала своё «превосходство», при необходимости не чуралась грязной работы и с удовольствием участвовала в проказах ребятни, частенько выступая их организатором.

Вот и сегодня, заглянув в подвал, Ким оказался в центре урагана. Мик носился за визжащими и хохочущими детьми, а Нари сидела за своим верстаком и тихо всхлипывала от смеха. Здесь же, прямо на крышке стола, устроилась и Тина: болтая ногами и невозмутимо прихлёбывая взвар из огромной кружки, она всем своим видом демонстрировала полную непричастность к царящему вокруг бедламу. Если бы ещё не пальцы, заляпанные той же краской, разводы которой красовались на лице Мика, превращая его в гротескную маску… Ким фыркнул.

Пока заметившие его присутствие дети наперебой здоровались, а Мик оттирал с лица краску, Дрём успел указать Тине на её упущение, и кнопка, катастрофически покраснев, умчалась в закуток санузла.

На этот раз Ким притащил своим «партнёрам» не только сласти, но и кое‑что иное. А именно, целый ворох одежды для детей, обошедшийся ему в довольно круглую сумму, и хорошие новости для Мика и Нари.

– Четыре дня? – «Предводители» переглянулись. – Всего?!

– Да. Сделка назначена на вечер двадцатого. – Кивнул Ким. – И мы подходим к вопросу дележа.

– В смысле? – Подозрительно нахмурился Мик. – Мы же вроде бы договорились о долях?

– Я не о том. – Покачал головой Дрём. – С долями всё ясно. А вот каким образом и где мы будем производить делёж, это вопрос… я бы даже сказал: вопрос доверия.

– Логично. – Протянул Мик. – Я тебя понял. Хотя, не скрою, очень удивлён тем, что это предложение поступило от тебя…

– Ну, вы же не стали поднимать эту тему. – Усмехнулся Ким, заметив, как переглянулись Нари и Мик. – Итак. Что я могу предложить…

Ким изложил своё видение процесса дележа, и после недолгого размышления оба «предводителя» поддержали его идею. А вот с запланированной на следующий день прогулкой в обществе Нари Дрёма ждал облом. Нет, девушка была не против, но тут же рядом оказалась внимательно прислушивавшаяся к беседе Тина и напомнила об обещании, данном ей Кимом не далее как час назад. В результате намеченное свидание моментально превратилось именно что в чинную прогулку в её компании. Ким и Нари вздохнули, но отказать шустрой «кнопке» не смогли, к вящему удовольствию Мика…

Правда, в итоге встречу пришлось перенести ещё на день. Город вновь залили потоки воды, так что ни о какой прогулке и речи быть не могло. Зато следующий день оказался солнечным и тёплым, и прогулка удалась на славу… ну, почти…

– Ким, ты не знаешь, почему эти две девушки так пристально смотрят в нашу сторону? – Тихо поинтересовалась Нари, когда они втроём устроились за столом в заведении у Ли.

Дрём оглянулся, чтобы посмотреть, куда указывала взглядом его рыжеволосая подруга, и еле слышно вздохнул. Ну да, Вейн это большая деревня… точнее, небольшая. Мог бы и предусмотреть возможность встречи с Лими и Норой. А это были именно они. И сейчас девушки не щеголяли в лёгких платьях, а были наряжены точно так же, как в вечер поединка. Как готовые к выходу поисковики. Впрочем, Нари с Тиной тоже были одеты по – походному. Всё‑таки не на свидание пришли… м – да.

– Кто это, Ким? – Стрельнув взглядом в сторону подружек, с улыбкой спросила Тина.

– Мои знакомые. – Честно ответил Дрём, с настороженностью наблюдая за тем, как Лими с Норой, явно заметившие, что их обнаружили, поднимаются из‑за стола. Была, была у него надежда, что девушки просто пройдут мимо. И она, конечно же, не оправдалась.

Лими с Норой оказались рядом… и два коротких поцелуя в щёку стали негласным объявлением войны. Ким чуть ли не хребтом почувствовал воцарившееся за столом напряжение… и совершенно не заметил тишины, опустившейся на зал ресторанчика.

Тем временем подруги подхватили по стулу из‑за соседнего столика и, поставив их по разные стороны от Кима, невозмутимо уселись на них… зажав Дрёма между собой так, что тому и плечами стало не шевельнуть. Близко, слишком близко!

– Привет, Ким. Познакомишь со своими подружками? – Улыбнулась Лими, кивнув Нари и Тине, которые сверлили гостей подозрительными взглядами.

– С удовольствием. – Старательно удерживая на лице улыбку, кивнул Дрём, но представляя дам друг другу, решил несколько сместить акценты. Помнится, преподаватель психологии говорил, что женщины чувствительны к таким… мелочам. – Нари, Тина, знакомьтесь. Это Лими и Нора, знатные поисковики и первые помощницы брима Морана.

– Ну уж, не смущай нас так, Ким. – Погладив Дрёма по лежащей на столе ладони, промурлыкала Нора. Один – один. – Мы пока не настолько важные птицы. А ты, Нари, да? Чем ты занимаешься?

– Я техник. – Ровным тоном, словно нехотя, проговорила рыжая, бросив на Кима предупреждающий взгляд.

– Она с сестрой только сегодня приехала в город. – Указав кивком на Тину, поддержал Нари Дрём. Подруги переглянулись, но комментировать эти слова не стали.

– Уже нашли место, где остановитесь? – Спросила Лими.

– Надолго в Вейн? – Тут же поддержала подругу Нора.

– Пока осматриваемся. – Спокойно ответила Нари. – Думаю, дней десять мы здесь точно пробудем. Отдохнём, погуляем, а потом двинемся дальше… может быть.

– Оставайтесь. У нас хороший город. – Улыбнулась Лими. – А уж с таким охранником, как Ким, вам и вовсе нечего опасаться. После поединка с Троем за ним закрепилась репутация серьёзного бойца, так что будете как за каменной стеной.

– А может, им не по душе такие мирные места, как Вейн? – Подала голос Нора. – Да и с техниками у нас всё очень неплохо. Так что новым работникам будет трудно вклиниться на этот рынок. С другой стороны, с такими физическими данными, как у… Нари, да? Проблем с работой в городе у тебя точно не будет.

Разговор, завязавшийся между девушками, со стороны казался вполне мирным, но напряжение не отпускало Кима до тех пор, пока изрядно рассердившие его своими намёками Нора и Лими не попрощались и не покинули их компанию. Только тогда юноша смог перевести дух и облегчённо вздохнуть. Правда, взглянув на Нари и Тину, понял, что поторопился.

– Поединок, Ким? – Нахмурившись, проговорила рыжеволосая. – Почему ты не рассказал?

– Когда? – Пожал в ответ плечами Дрём. – И зачем? Было и было. Все живы, здоровы. Разве что Трою пришлось раскошелиться на лечение, но тут он сам виноват. Не я его вызвал на бой…

– А обойтись без поединка нельзя было?

– Нет. – Отрезал Ким, недовольный претензиями рыжеволосой. Нари скривилась.

– Мальчишки. Всё бы вам друг другу морды бить! Как будто нет других способов решения проблем. – В голосе девушки послышались покровительственные нотки.

– Иногда именно так и бывает. – Дрём постарался взять себя в руки и эту фразу произнёс довольно спокойным тоном. Хотя замечание Нари его задело.

– Да ну? – Фыркнула та. Ким смерил её долгим взглядом и неожиданно обратился к Тине, внимательно прислушивающейся к их разговору.

– Тина, как ты думаешь, если бы я попросил тех наркоманов, они бы прекратили тебя избивать?

– Нет. – Не раздумывая, ответила та и повернулась к Нари. – Ким прав. Иногда нужно просто драться…

– Но это… это неправильный пример! – Возмущённо воскликнула рыжая. – Совершенно разные ситуации!

– Думаешь? А что ты вообще знаешь о причинах нашего с Троем поединка? – Медленно проговорил Дрём и заключил. – Ничего. Но тем не менее, абсолютно уверена, что этот бой был мальчишеством и не более. Тебе не кажется, что это немного нелогично?

Нари фыркнула, насупилась и замолчала. Отдых был испорчен… Нет, Ким понимал, что скорее всего, девушка просто хотела отыграться за Лими с Норой, но легче от этого не становилось.

И Тина, явно почувствовав неправильность происходящего, притихла… и только когда пришло время прощаться, «кнопка» неожиданно повисла у него на шее.

– Не переживай. Она просто ревнует. Вот увидишь, через пару дней остынет, и всё будет в порядке. – Прошептала она на ухо Киму и, задорно улыбнувшись, спрыгнула наземь.

– Спасибо, Тина. – Улыбнулся в ответ Ким и, бросив взгляд на Нари, дожидающуюся пока ее подопечная попрощается с ним, вздохнул. – Надеюсь, что ты окажешься права.

– Эй, я всегда права! – Комично нахмурившись, девочка ткнула Дрёма кулачком в пресс. – И не вздумай ухлёстывать за этими фифами! Обижусь.

– Обещаю. – Рассмеялся Ким, но тут же посерьёзнев, наградил рыжеволосую долгим взглядом. И та, явно совершенно точно поняв, кому на самом деле предназначалось это обещание, недоверчиво хмыкнув, ухватила Тину за руку и с самым независимым видом двинулась прочь.

Глава 4

Поторгуем…

– Опять ему пишешь? – Мик подошёл к освещённому «ночником» верстаку, за которым устроилась Нари, и девушка, вздрогнув, резко выключила облако голографического экрана, мягко светившееся над браскомом.

– И что? – Во взгляде девушки, брошенном на приятеля, мелькнула настороженность.

– Да ничего… твое дело, конечно, но… – Мик пожал плечами и, чуть помявшись, продолжил уже другим, куда более мягким тоном. – Ты же понимаешь, что это ненормально, Нари?

– Что именно? – Деланно безразлично произнесла та.

– Всё это… Не отгораживайся от меня, подруга. Мы уже два года друг друга знаем. Пропасть времени по здешним меркам, разве нет? – Мик хотел было коснуться плеча девушки, но отдёрнул руку. – Поговори со мной. Пожалуйста.

– Мик, что ты хочешь от меня услышать? – Со вздохом спросила рыжеволосая.

– Услышать? Я хочу поговорить. Ты понимаешь, что делаешь? Мы жили тихо – спокойно, работали, с голоду не помирали. И вдруг появляется какой‑то мутный тип, влезает в нашу жизнь и дела… начинает таскать сюда еду, одежду… как будто мы нищие! И не прошло месяца, а ты уже готова скакать вокруг этого парня на задних лапках, словно прирученная барка…

– Так вот что тебе покоя не даёт, да? – Вдруг резко мотнув головой, процедила Нари, с прищуром глянув на напарника. – Что Ким оказался лучше? Спас Тину, исправив твою ошибку… ошибку, чуть не стоившую ей жизни! Заботится о малышне, «таская» им то, о чём ты ни разу даже не подумал… и не заставляет их по ночам ползать по руинам с ежесекундной опасностью быть удавленными за сумку, набитую хламом…

– Ты… – Мик задохнулся от гнева…

– Что? Что я?! Ну скажи, скажи! – Воскликнула Нари. – Дрянь? Сучка? Что молчишь?! Он мне просто нравится. Понимаешь? Он, а не ты!

– Заткнись, дура. Детей разбудишь. – Глухо проговорил парень и, резко развернувшись, двинулся прочь из комнаты. Желание поговорить… объясниться… пропало напрочь.

– Кретин. – Тихо произнесла Нари себе под нос.

В ответ Мик только дёрнул плечами и окончательно скрылся за занавеской, ведущей в соседнюю комнату.

* * *

Тина оказалась права. Действительно, не прошло и двух дней, как Нари остыла, и они с Кимом вновь стали каждый вечер болтать по браскому. Встретиться лично мешали дела. Мик где‑то откопал богатые «залежи» техники, и у рыжей стало дел невпроворот, а на Дрёма навалил заданий Ром. Как он сам признался, набрал заказов перед отъездом на «промысел», обещание участвовать в котором Ким недавно «обменял» на помощь с проведением сделки.

В результате увидеться им удалось только в день, когда должна была состояться та самая сделка. Правда, на встрече присутствовала не только Нари, но и Мик, но это не помешало рыжеволосой кинуться Киму на шею и наградить долгим, очень долгим и жарким поцелуем. Сказать, что Дрём был ошарашен, значит, ничего не сказать… Нет, они с Нари, разумеется, успели помириться, но такого приветствия он от неё точно не ожидал… И тем удивительнее была реакция Мика. Парень, полыхнув яростью, вдруг резко задавил свои эмоции и только горько усмехнулся, глядя на подругу.

Ким перевёл взгляд с Нари на Мика, нахмурился, но… время! До встречи осталось не больше получаса, а им ещё нужно добраться до резиденции «подводников», причём сделать это желательно незаметно, чтобы не напороться на патрули. Это браском Кима подаёт сигнал о том, что он гость города, и его статус может защитить Нари, но Мик… взрослый вооружённый парень без идента совсем не то, что желают видеть в своём городе сотрудники маршальской службы. Ну хоть в гостях у «подводников» встречи со служащими брима Влада или с ним самим Мику опасаться не нужно. Экстерриториальность, называется… А за небольшие деньги «подводники» могут и вывезти клиента за пределы города, что тоже радует. Нет, они могут отвезти и дальше, куда скажет клиент, но ни Мику, ни Нари дальше пригорода уезжать не требуется. Главное, выбраться за пределы юрисдикции маршальской службы…

До резиденции добрались без проблем и даже с небольшим запасом по времени. Охранники «подводников», громилы в экзоскелетных скафах десантников, недоверчиво покосились в их сторону, но получив опознаватель с браскома Кима, всё же пропустили трёх гостей на территорию резиденции. Единственное… прямо в холле просторного здания рядом с ними очутился один из клерков отделения банка, под чьим патронатом проходят защищённые сделки, и непреклонно потребовал сдать оружие… у Мика.

Парень засопел, но подчинился. А вот к Киму служащий с таким «предложением» обращаться не стал. Статус гостя города сказывается. Про Нари и вовсе говорить нечего, у барышни просто не было при себе оружия, вообще. Да и про рюкзаки за спинами рыжей и её смурного товарища служащий даже не заикнулся. Хм… хорошие сканеры стоят у господ «подводников». Полезные.

Запечатав внушительный ствол в одной из ячеек у стены, клерк скинул на браском Мика инфоключ и, улыбнувшись, предложил компании проследовать в переговорную, где «свидетелей» уже ожидают брим Ром и маршал.

– Так это и есть твоя пассия, Ким? – Усмехнулся Влад, увидев входящих в комнату гостей. Дрём поморщился… одновременно с Ромом.

– Знакомьтесь, это мои партнёры. – С ударением на последнем слове отозвался Ким. – Брим Мик Ройс и бримма Нари Тавал.

– Маршал Влад. – Кивнул переглянувшимся жителям старого города тот.

– Брим Ром. – В отличие от сына, его отец даже с кресла встал, приветствуя визитёров.

– Очень приятно. – Ответила рыжая. Мик же ограничился коротким кивком и, оглядевшись по сторонам, принялся деловито доставать из снятого с плеча рюкзака цилиндр передатчика.

– Проверим работу системы перед появлением покупателя? – Предложил Дрём Владу и Рому. Те степенно кивнули. Владелец мастерской вернулся на своё кресло и кивнул стоящим перед низким журнальным столиком молодым людям.

– Присаживайтесь и начнём проверку.

Инфоключ, как обычно, без проблем активировал передатчик, Ким отправил ему запрос на подключение браскомов, и уже через несколько секунд оба родственника вовсю шарили по галакому.

Впрочем, долго лазать по сети у них не вышло. По комнате разнёсся голос клерка, предупредивший о приходе покупателя, и дверь переговорной отъехала в сторону, пропуская высокого и плотного, почти толстого, широкоплечего мужчину в самом невообразимом наряде, который Ким когда‑либо видел… ну, почти. У старейшины Паики, хозяина одного из небольших городков на Топакане, костюм был побогаче… бахрома на рукавах подлиннее, куртка потолще… но это, наверное, лишь потому, что сшита была не из выделанных шкурок пустынных грызов, как у покупателя, а из кожи топаканского летающего ящера. В остальном, очень похоже. Даже шляпа такая же…

От Нари плеснуло настороженным удивлением, Мик презрительно хмыкнул, а вот Ром и маршал вообще никак не прореагировали на наряд гостя. Впрочем, неудивительно. Наверняка, они не раз видели национальную одежду Хрона…

– Бримы, бримма… – Прогудел покупатель, сохраняя на лице фирменное невозмутимое выражение лица… этакая визитная карточка топаканцев. Взгляд мужчины на миг замер на девушке, но тут же скользнул дальше и обратился к стоящему на журнальном столике цилиндру передатчика.

– Полагаю, это и есть та самая «система связи планетарного базирования»? – Осведомился он. – Не похожа.

– Можете проверить. Блокировка снята. – Предложил Ким. Топаканец внимательно посмотрел на юношу, огладил одинокую косичку у виска, переплетённую несколькими цветастыми ленточками, и, хмыкнув, развернул голоэкран своего браскома. Весьма внушительного, надо отметить… ну, по крайней мере, морф – система, бодренько просканировав этот аппарат, тут же причислила его к верхнему сегменту качества.

И опять проверка не затянулась надолго. Топаканец отправил некое внесистемное сообщение и уже через несколько секунд получил ответ. Удовлетворённо кивнув, покупатель выложил на стол рядом с передатчиком прямоугольник платёжного чипа.

– Контракт? – Услышав вопрос, Ром кивнул, и на вновь заклубившемся голоэкране топаканца мелькнули цветные пятна присланного документа. Покупатель пробежал взглядом по невидимым окружающим строчкам контракта и совершил рукой какое‑то замысловатое движение. Подписал.

– Сто шестьдесят семь тысяч пятьсот кредитов. Инфоключ? – Произнёс он.

– Сначала терминал. – Откликнулся Ром. Маршал тут же поднялся со своего кресла и, взяв в руки банковский сканер, приложил чип к его считывателю.

– Всё верно. Ким…

Инфоключ, предусмотрительно скинутый Дрёмом на кристалл памяти, скользнул по столику и был тут же подхвачен толстыми, но цепкими пальцами покупателя. Миг, и его браском «съел» полупрозрачный носитель. Ещё секунда, и морф – система сообщила об отключении доступа к галакому. Вот и всё.

– С вами приятно иметь дело, бримы. – Покупатель растянул губы в намёке на улыбку и, подхватив со стола передатчик, стремительно поднялся. – Всего хорошего. Будет ещё подобный товар – обращайтесь. С удовольствием приобрету.

– Взаимно, брим. – Кивнул в ответ Ром, поднимаясь с кресла. Топаканец и владелец мастерской обменялись короткими поклонами, и покупатель исчез за дверью. На всё про всё ушло меньше пяти минут.

– Ким, ты позволишь? – Указав на чип, спросил Влад. – Пять процентов…

– Разумеется. – Дрём подхватил оплату со столика и, выудив из кармана ещё пару таких же прямоугольников, сложил все три тонкой стопкой. Браском вздрогнул, показав, что транзакции проведены, и Ким протянул один чип маршалу, а второй Мику. – Пять процентов маршальской службы, брим Влад. Ваша доля, брим Мик… Контракт закрыт.

Глава 5

Всем нужен Ким…

Несмотря на явную неприязнь, которую Мик испытывал к Киму, он всё‑таки воспользовался советом своего «соперника» и заказал у хозяев резиденции «такси». Правда, когда он уже садился в небольшой четырёхместный «пустынник», Нари проигнорировала его выжидающий взгляд и… демонстративно подхватила Кима под руку. Её напарник дёрнул щекой и, не говоря ни слова, захлопнул дверь.

– Вы поссорились? – Спросил юноша, когда они с Нари остались вдвоём на площади перед резиденцией.

– Он ревнует. – Коротко ответила рыжеволосая, недовольно поморщившись, и тут же попыталась улыбнуться. – Пойдём, погуляем, а Ким?

Влезать в ссору двух старых знакомых Ким посчитал идиотизмом, а потому вместо расспросов только коротко хмыкнул.

– Идём. – Проговорил Дрём и, махнув на прощание ехидно ухмыляющемуся маршалу, появившемуся на пороге резиденции в компании отца, потянул девушку в сторону центральной улицы. Ещё не хватало выслушивать комментарии этих двоих…

Прогулка удалась на славу. Очевидно, тёмные звёзды в кои‑то веки сжалились над парочкой, и их свидание не было омрачено дождём или ненужными встречами… с подругами – поисковиками, например. А вечером Ким впервые по достоинству оценил тот факт, что живёт не в доме Рома, а в задней комнате его мастерской, обладающей такими достоинствами, как отдельный вход и… неплохая звукоизоляция.

Правда, едва рассвело, Нари выскользнула из постели и, с трудом отбившись от приставаний Кима, сбежала в ванную. Дела – дела…

Дрём посмотрел вслед продефилировавшей через комнату обнажённой красавице и довольно улыбнулся. Это была очень долгая и очень приятная ночь…

Впрочем, уже через несколько секунд он задвинул воспоминания подальше и поднялся с постели. Ему тоже особо некогда было разлёживаться. Ещё во время вчерашней прогулки с Нари Киму на браском пришло сообщение Рома о скором выходе команды тай Хрона в поиск… Очень скорого выхода, сразу по окончании выходных. А это значит, что у него остался только один день на подготовку «Рокота». Благо, каких‑то особо сложных работ не предвиделось, поскольку за то время, что транспортник простоял во дворе мастерской, Ким успел привести его в порядок, частично отремонтировав, а частично и заменив слишком изношенные детали, как раз в преддверии грядущей поездки. Так что, он был уверен, что оставшегося времени ему хватит и на закупки, и на сборы… если не лениться, разумеется.

Эх, а с каким удовольствием он забил бы болт на предстоящий поиск и остался с Нари… Но слово есть слово, а тай Хрон обещал неплохой заработок в виде доли от дохода экспедиции. Правда, насчёт цели похода старый топаканец что‑то темнит, но тут Ким не мог его не понять. Это остальные члены команды – люди проверенные и надёжные, а он сам просто приблудный техник, о котором достоверно топаканец может сказать только одно: Дрём очень неплохо разбирается в компах и вычислительных комплексах. Точнее, в их взломе и защите. А это именно те качества, что требуются компании Хрона. Не зря же он придумал заворачивать к себе на стоянку всех заглядывающих в город поисковиков. Знал, где искать нужные кадры…

Любой «археолог» – одиночка просто обязан хоть немного разбираться как в защите, так и во взломе информационных систем, или обладать мощным вычислителем, «заточенным» на подобный взлом, иначе ему просто нечего делать в поиске. Нет, конечно, есть искатели, что специализируются на иных вещах. Например, на физической защите, технике или системах энергоснабжения. Но они работают в группах. Постоянных, входящих в сообщества типа вейнского, возглавляемого Мораном, или временных, как компания Хрона. Собственно, и специалисты по интеллект – системам тоже входят в такие группы, но топаканцу они были не нужны. Как он сам объяснял, таких спецов очень трудно переманить, тем более для разовой работы. Да и портить отношения с «археологами», даже чужими, ему было совсем не с руки, а потеря подобного кадра гарантирует проблемы с коллегами «перебежчика». На вопрос Кима, зачем вообще Хрону мог понадобиться такой специалист, если он и сам неплохо наловчился ломать интеллект – системы, топаканец только печально вздохнул.

– Если бы, Ким… если бы. Я ни бельмеса не соображаю в этих вещах. А взлом твоего браскома, так и не удавшийся, к слову, вёл не я, а мой вычислитель. Но его с собой в поиск не возьмёшь, поскольку он встроен в жилой модуль, и выдрать вычислитель оттуда просто не представляется возможным. Можно, конечно, было бы разжиться мобильным интеллект – комплексом, но за аренду такой игрушки Моран возьмёт такие деньги, что никакой поиск не окупится. В общем, ты пожаловал в Вейн как нельзя кстати.

Именно поэтому, проводив Нари, Ким рванул в вояж по лавкам Вейна. Подготовка к выходу та ещё морока. И Дрём желал разделаться с ней как можно быстрее… а может просто выделенные Хроном средства жгли ему карман? Как бы то ни было, спустя четыре часа Ким вернулся в мастерскую, нагруженный словно ослик, и тут же полез в свой транспорт, чтобы распихать покупки по местам.

Офицерские ирпы забили один из рундуков по самую крышку, в другом разместились коробки с боеприпасом для «Точного», обошедшиеся Киму в пять сотен кредитов, и то только потому, что в лавке всё того же Барри имелся полевой синтезатор, позволявший «печь» иглы любого калибра. Да и тут не обошлось без проблем. Охотничьи иглы, использующиеся в «Точном» – преднапряжённые, они созданы специально для поражения крупной дичи. Попадая в цель, такая игла раскалывается на пять частей, увеличивая тем самым поражающий эффект. В результате возрастает останавливающее действие без опасности разнести цель в клочья. Но полевой синтезатор не рассчитан на «охотничьи» требования, и единственная альтернатива, которую он мог предложить, это разрывные иглы. При должном импульсе они запросто пробивают даже тяжёлые десантные скафы и, взрываясь внутри, превращают их содержимое в фарш. В принципе, поскольку Ким не собирается охотиться, вариант, предложенный ему в лавке, должен был устроить Дрёма как нельзя лучше, но… должен же он был за счёт чего‑то сбить цену, правильно? И ему это удалось. Апеллируя к тому, что результатом охоты с таким боеприпасом будет мясо, ароматизированное взрывчаткой и нашпигованное мельчайшими осколками игл, Киму удалось сбросить цену на четверть… и никакие правила «только для гостей города» помехой не стали. Впрочем, возможно, тут сработал ещё и тот момент, что Барри до сих пор не забыл историю с дроидом – уборщиком… Как бы то ни было, охотиться с «Точным» Ким если и собирался, то лишь с «родными» охотничьими боеприпасами, а купленные у помощника маршала сойдут для той дичи, что ходит на двух ногах и вместо когтей и клыков предпочитает использовать игольники и плазмобои.

Разобравшись с оружием и питанием, Ким взялся за имеющиеся в его распоряжении тех. средства. Проверка генератора и водосборника не заняла много времени. Убедившись, что и то, и другое находится в рабочем состоянии, Дрём сложил устройства в штатные кофры и взялся было за осмотр всякой мелочёвки, как предполагалось по составленному им плану, но раздавшиеся во дворе голоса заставили его отвлечься.

– Ким! Ты где?

– Лими, Нора… – Выглянув из «Рокота», со вздохом кивнул девушкам Дрём. Те переглянулись и, моментально преодолев несколько метров, отделявших их от борта машины, оказались в салоне рядом с Кимом. Огляделись…

– Далеко собираешься? – Поинтересовалась Нора, бесцеремонно усевшись в единственное кресло у рабочего стола.

– В поиск. – Пожал плечами Ким.

– В по – оиск… – В унисон протянули девушки, и глаза у них заблестели. Лими прижалась горячим бедром к Дрёму и заглянула ему в глаза эдак снизу вверх. – Без нас?

– Эм – мм, ну… – Протянул Дрём.

– А если мы попросим? – Оказавшись рядом, Нора обвила руками Кима за шею.

– Очень попросим… – Тёплые губы Лими коснулись уха Дрёма. Тот вздрогнул… но тут же взял себя в руки.

– Вперёд. Просите. – Кивнул он.

– Что прямо здесь? – Нора огляделась по сторонам, и её взгляд остановился на узкой койке, сейчас пристёгнутой к борту.

– Зачем же? – Усмехнулся Ким. – Идёте в мастерскую, от входа повернёте налево. Увидите дверь…

– В твои апартаменты? – Мурлыкнула Лими.

– Нет. – Покачал головой Дрём. – В магазин.

– А зачем нам магазин? – Не поняла Нора и, отстранившись от Кима, внимательно на него посмотрела.

– Сам магазин вам ни к чему. Но за прилавком стоит его хозяин – Ром. Подходите к нему и проситесь в команду. Всего делов.

– Так ты не один идёшь в поиск. – Протянула Лими…

– Именно так. Я работаю на Рома. Он отправляется в экспедицию, я, соответственно, отправляюсь с ним. – Развёл руками Ким.

– Значит, повернуть налево, да? – Переспросила Нора, обменявшись улыбками с подругой. – Хорошо. Так мы и поступим.

* * *

– Что, вот так запросто пришли и потребовали? – Хмыкнул Хрон, наблюдая за расхаживающим из стороны в сторону Ромом.

– Именно! Просто подошли и потребовали! – Рыкнул Ром.

– А ты? – Поинтересовался старик.

– А я отбоярился тем, что это не в моей компетенции, и велел им подождать пару часов. – Буркнул владелец мастерской.

– И как? Ждут?

– А то. Вон, Кима на прогулку уволокли, «чтобы развлёк дам, пока они томятся в ожидании». Тьфу! Моран их научил, что ли?

– Может быть. Всё‑таки бывший профессор философии, в столичном университете преподавал. – Кивнул топаканец и, помолчав, договорил. – Ладно. Возьмём их с собой. Пара дополнительных стволов лишними не будут.

– Эй, а как же делёж? – Возмутился Ром.

– А они хоть что‑то говорили о деньгах? – Деланно удивился Хрон и тут же еле заметно усмехнулся. – Думается мне, девочки вовсе не в погоне за кредитами в команду напрашиваются… Но если откажутся, нам же проще, не так ли?

– И как ты себе представляешь участие людей Морана в нашем походе? – Вздохнул Ром.

– Нормально. Пока они ничего не знают, а в поиске заглушим связь, и всё. До самого возвращения ничего и никому не скажут…

Глава 6

Цели и возможности

Вопреки мечтам Кима, провести вечер в компании Нари ему не удалось. Связавшись с девушкой, он узнал, что та с самого возвращения в старый город, не желая встречаться с Миком, забурилась в какие‑то отдалённые руины и будет занята разведкой, как минимум, дня три – четыре. Грустно… А если учесть, что поиск самого Кима должен продлиться около двух декад…

В общем, предупредив Нари о том, что и сам будет занят в ближайшие дни, Дрём попрощался с подругой и, отключив связь, покосился на уложенные под рабочим столом в салоне рюкзаки Норы и Лими… м – да, это будет непростая поездка!

А он так надеялся, что Ром и Хрон им откажут… Собственно, они и попытались, объявив, что не смогут включить девушек в делёж дохода от поиска, поскольку все доли уже распределены и заверены контрактом, и вряд ли кто‑то из поисковиков согласится на уменьшение своей части прибыли. Но Лими и Нора ничуть не смутились от такого поворота и, ничтоже сумняшеся, объяснили свой интерес необходимостью практики. Дескать, Моран воли не даёт, и под его крылышком о серьёзной работе даже мечтать не приходится. А тут такая возможность… И Ром, бросив короткий, нечитаемый взгляд в сторону Кима, махнул рукой.

Практика, практика… Девчонки, судя по всему, действительно не особо нуждаются в средствах, но вот так вот сорваться, хрен знает куда, без какой‑либо оплаты, что называется, лишь за кров и стол… это было выше понимания Кима. Тем не менее, факт есть факт. И даже глава вейнских археологов, их прямой начальник, оказавшийся к тому же опекуном, которого Нора с Лими называли не иначе как «дядя Моран», не стал противиться решению девушек. Зато сделал Киму серьёзное внушение, пообещав оторвать все выступающие части тела, если с его «племянницами» что‑то случится. Во время этого разговора Лими с Норой старательно делали вид, что они тут вовсе не причём, а Моран не менее старательно игнорировал их присутствие. Хотя беспокойство в его эмоциях ощущалось, да. А потому сомневаться в том, что глава вейнских поисковиков исполнит своё обещание, если с его подопечными что‑то случится, не приходилось.

И вот теперь вещи этих двух стрекоз лежат в салоне «Рокота», а Ким ломает голову над тем, как они смогут разместиться в салоне, довольно просторном, конечно, раз уж в нём спокойно уживался неполный десяток поисковиков, но точно не рассчитанном на совместное проживание разнополых «сокомандников». Впрочем, если поставить вот такую перегородку здесь… и там, как раз получится небольшое купе на двоих… Верхние полки принайтовать намертво, и вполне можно жить… А сам Ким сможет разместиться за дальней перегородкой, у самой кабины. Конечно, в таком случае, чтобы попасть в «общую» часть салона, ему придётся либо вылезать из транспортника, либо проходить через «купе» девчонок, но это проблема невеликая.

Эх, и вот чего стоило тому же Рому определить Нору и Лими в транспорт к Ирен? У неё достаточно просторная машина, и проблем с «разнополостью» обитателей не было бы. Но нет…

– Ты их притащил, ты с ними и живи. – Отрезал Ром, когда Ким, познакомившись с будущими сокомандниками, заикнулся о своём предложении. Трое габаритных братьев Лой, похожих друг на друга как бильярдные шары, особенно причёсками, завистливо вздохнули, и младший из них, по имени Тарн, тут же попытался предложить поселить Лими и Нору в их транспорте, на что девушки только презрительно фыркнули и теснее прижались к плечам Кима, заставив последнего покраснеть.

Ирен – высокая смуглая женщина, спортивного телосложения, щеголяющая гривой белоснежных волос, довольно странно сочетающихся с тёмным цветом её кожи, заметив действие Лими и Норы, приподняла не менее белоснежную, изящно очерченную бровь и, насмешливо улыбнувшись, покачала головой.

– Не выйдет, мальчик. Даже если ты попытаешься силой их выгнать… уж я‑то вижу. – Тихим, чуть хрипловатым голосом проговорила Ирен. – Так что смирись… и наслаждайся.

– Ну да… расслабься и думай о Корпусе… – Тихо, себе под нос, пробурчал Ким, вспомнив шутку, ходившую среди девчонок учебки. Кажется, до него только что дошёл истинный смысл этого выражения.

– Ким, неужели ты не рад? – Прощебетала Лими, хлопнув ресницами. – Это же так романтично! Равнина, море травы от горизонта до горизонта, синие холмы вдалеке… и мы втроём… М – м…

– Дождь, грязь и очередь к утилизатору. – Откликнулся Дрём под общий смех присутствующих. – Р – романтика, конечно… А вы ещё и готовить, наверное, не умеете. А значит, к остальным прелестям плюсуем две декады на ирпах. Класс.

Судя по тому, как девушки переглянулись, с кулинарией у них дела действительно обстояли не очень.

– Ничего, Ким… приличный стол нам Ром обеспечит. А уж дичь для этого дела, братья Лой добудут. Так ведь, Хинт, Онто? – Заметил, как всегда невозмутимый, топаканец, и братья Тарна солидно кивнули. – Вот и замечательно. А теперь о серьёзном. У нас есть трое новичков, не знакомых с особенностями команды и её членов, и это надо исправить. Этим и займёмся. Ким мотай на ус… и вы тоже, вертихвостки. Итак. Братья Лой – наша силовая поддержка и охотники. Могут работать как против живых целей, так и против дроидов, вплоть до тяжёлых подавителей. Предпочитают плазму и рельсовую кинетику. Охраной отряда в поле заведует Ирен: на ней защитные системы, и она же занимается инженерными работами, а в команде с Ромом разбирается с техникой, как трофейной, так и нашей собственной. Ром – наш каптенармус, штатный повар и… оператор тяжелого плазмобоя «Корна-77». На случай больших проблем…

– И неподражаемый Хрон. – Завершила за топаканца Ирен. – Глава отряда. Его мозг и нудная заноза в заднице всех присутствующих.

– Я тебя тоже очень люблю, милая. – Отозвался Хрон. – А теперь о пополнении. Ну, насчёт Кима вы в курсе. Взломщик, он взломщик и есть.

– А также неплохой ремонтник и шустрый стрелок. – Дополнил владелец мастерской.

– Мы видели бой с Троем. Опыта, конечно, маловато, но да… стрелок шустрый. Что касается взлома и ремонта, положимся на мнение Рома. – Подал голос Тарн. Кажется, из трёх братьев за всё время встречи только он и говорил. Эдакий голос семьи…

– Ну и наше нечаянное приобретение. – Хрон смерил девушек долгим взглядом, а когда Нора уже собралась что‑то сказать, заговорил, – Стрелки, быстрые, точные. Наиболее эффективны в городских условиях на коротких дистанциях. Лими – подрывник и взломщик, Нора – защитник и ремонтник… Предпочитаемое оружие: скорчеры и игольники. Подготовка достойная, но практического опыта маловато. Я ни в чём не ошибся?

Девушки полыхнули удивлением и, молча уставившись на Хрона, медленно покачали головами.

– Ха, готовый отряд поисковиков из двух человек… Сильно! – Подал голос Онто… или Хинт?

– Откуда вы знаете? – Справившись с удивлением, спросила Лими, исподлобья взглянув на топаканца.

– Девочка, неужели ты думаешь, что я взял бы в отряд совершенно неизвестных мне людей? – Осведомился тай Хрон, демонстративно не замечая руки Лими, скользнувшей к рукояти скорчера на бедре. А вот Ким бездействовать не стал и мягко перехватил ладонь девушки. Топаканец раздвинул губы в подобии улыбки. – Спасибо, Ким. А чтобы не было недопонимания, поясню. С вашим опекуном, милые девушки, я знаком куда дольше, чем вы живёте на свете. И, естественно, я навёл справки у старого друга, прежде чем принимать вас в свою команду. Можете связаться с ним и убедиться в этом сами.

Лими с Норой переглянулись и, кивнув друг другу, расслабились.

– Мы непременно так и поступим, брим Хрон. – Пропела Нора, улыбнувшись. Напряжение, повисшее в комнате жилого модуля топаканца, исчезло, будто его и не было. Ну и хорошо.

Вечер в компании команды Хрона прошёл неплохо. Познакомились, поговорили, выпили немереное количество клемы, от которой братья Лой поначалу скривились, но отказаться от напитка и не подумали… да и разошлись по домам. Выход назначен на раннее утро, и перед ним желательно хорошенько выспаться, чтобы потом не заснуть за рулём в караване.

– Ким… – Нора с Лимой замерли перед воротами своего дома, куда их Дрём как вежливый человек препроводил. Всю дорогу девушки легкомысленно щебетали ни о чём и обо всём и, лишь дойдя до дома, посерьёзнели.

– Да?

– Извини нас. – Проговорила Лими без малейшей игры и флирта.

– Не понял. – Протянул Ким.

– Ну… прости нас, что так навязались… нагло. – Поддержала подругу Нора. Дрём вздохнул и девушки принялись наперебой объясняться. – Нам действительно нужна практика. Дядька привязал нас к дому и никуда не отпускает. В лучшем случае, в короткие рейды на два – три дня в составе штатных групп. Мы там просто лишние! К тому же, подчинённые Морана трясутся над нами и не допускают до реальной работы.

– Всё боятся, что мы поранимся, и дядька сдерёт с них шкуры. – Язвительно заметила Лими и, вздохнув, закончила грустным тоном. – И как мы чему‑то научимся в такой ситуации?

– А очень хочется, да? – Спросил Ким.

– Хм… да, хочется. – Решительно заявила Нора. – Нам противно сидеть на шее у дядьки. Нет, ты не подумай, он хороший человек и нас любит, но…

– Когда‑нибудь ему придётся отдать руководство базой кому‑то другому. – Жёстко проговорила обычно смешливая и легкомысленная… по сравнению с подругой, Лими. – Будем это мы с Норой или кто‑то из его помощников, не суть. И в том, и в другом случае нам жизненно необходимо наработать опыт. Если Моран отдаст руководство нам, то не зная, что такое настоящий поиск, мы просто развалим дело, а если он решит отдать бразды правления кому‑то другому, то следующий глава вряд ли станет содержать нас так, как Моран, и перед нами встанет вопрос собственного заработка, и, опять‑таки без практических навыков с большой вероятностью мы можем просто не вернуться из первого же самостоятельного поиска…

– Понимаю. – Протянул Ким и… улыбнулся. – Что ж, никаких обид, девушки. Только одна просьба. В следующий раз, когда дело будет касаться не только вас, но и меня, прежде чем действовать, посвящайте меня в свои планы. Хорошо?

– Хорошо. – В унисон откликнулись подруги и, звонко чмокнув Дрёма каждая в «свою» щеку, скрылись за воротами.

– И почему мне кажется, что это не единственная причина, по которой они так рвутся в поход? – Буркнул себе под нос Ким.

Глава 7

Дорога, дорога…

Утро выдалось дождливым и пасмурным, но даже через шум дождя, гулко колотящего по крыше, можно было услышать мерное гудение, наполнившее ангар. Три мощных военных транспортника, снабженных длинными тентованными прицепами, выстроившись куцей колонной, медленно потянулись к воротам. Первым шёл трёхосный пустынник «Магна», приземистый, на широких, далеко выступающих за пределы ниш, колёсах, с боевым коконом на плоской крыше, вооружённый «Корной», хищно поводящей из стороны в сторону спаренными стволами с почерневшими от окалины раструбами. Это Ром в очередной проверял работу плазменной установки. Следом за ним негромко урчал гибридным двигателем такой же старый и заботливо ухоженный тяжёлый транспортник «Борей» с подозрительными выступами на опалённых огнём бортах, явно скрывающими нечто опасное. А если учесть, что Ирен была единственным членом экипажа четырёхосного монстра, Ким небезосновательно предположил, что за этими самыми выступами прячутся ракеты. Например, тот самый «Рой», по поводу которого Ром так долго вчера возмущался. Точнее, не по поводу самих ракет, а об их стоимости. Самонаводящиеся, мелкие и очень юркие. По пятьдесят штук в комплекте. Отбиться от такой стаи можно, лишь имея скорострельную автоматическую установку, а это счастье не каждый поисковик может себе позволить… как и сами ракеты, впрочем. От двадцати тысяч кредитов… не хухры – мухры.

Ну а замыкающим стал «Рокот» Дрёма, красующийся новеньким жестким тентом вместо того убожества, что было установлено на нём раньше. Нет, бывших владельцев транспорта тоже можно было понять. Чем раскошеливаться на восстановление системы кондиционирования, проще было установить мягкий съёмный тент и разместить в салоне пяток вентиляторов. Но Кима такой расклад не устраивал, и первое, что он сделал, когда начал приводить в порядок машину, заменил тряпки нормальным жёстким верхом, на который пустил валявшийся без дела во дворе мастерской облегчённый пластолит и… найденные там же куски керамоброни от лёгкого атмосферника. Откуда взялся этот хлам во владениях Рома, не знал даже его хозяин, но Киму эти находки пришлись как нельзя кстати. Их как раз хватило на добронирование машины и ещё осталось на боевые жалюзи в кабине.

Так что, к моменту, когда Хрон втянул его в затею с поиском, Дрёму оставалось только покрасить «надстройку» в подходящий цвет… Что он и сделал, не преминув полностью обновить цвет машины. И теперь «Рокот» красовался серо – буро – зелёным камуфляжем, как нельзя более подходящим для местных условий. Хотя сочетание, конечно, было то ещё. Зато незаметность машины повышалась в разы. А учитывая вставки в двигательном отсеке из всё той же керамоброни, великолепно поглощающей тепловое излучение, Дрём мог не опасаться и некоторых ракет, вроде того же «Роя». Навестись на реактор «Рокота» им всё равно не удастся… по крайней мере, Ким на это надеялся.

Пока в кабине Дрём осваивался с движением в колонне, Лими и Нора возились в салоне, устраиваясь сами и распихивая по углам свои вещи. Надо было видеть, как они отреагировали на появление в ещё вчера «однообъёмном» салоне двух отдельных спален…

– Кажется, это будет сложнее, чем мы думали. – Протянула Лими, обозревая переделки…

– Точно. Но мы ведь не отступимся, а? – Кивнула Нора.

– Ни за что. – Фыркнула её подруга.

Ким предпочёл сделать вид, что не услышал этого короткого диалога и, бегло показав девушкам, где что находится, удалился в кабину. Благо, по ангару в тот момент разнёсся сигнал к отправлению, и Дрём поспешил занять место за рулём, позволив спутницам самим разбираться с заселением…

Маленькая колонна поисковиков успела удалиться на полторы сотни километров от Вейна, когда браском Кима подал сигнал о потере связи. Юноша выругался и заработал пару удивлённых взглядов от Лими и Норы, которым уже через полчаса езды надоело сидеть в салоне, и они присоединились к Дрёму в кабине.

– Что‑то случилось?

– Обрыв связи. – Кивнул Ким, и в тот же миг браском подал ещё один сигнал, на этот раз запрос на подключение к локальной сети. Судя по тому, как девушки завозились со своими гаджетами, они тоже получили такое же сообщение. Ким вздохнул и дал разрешение на подключение.

– Вот так. Замечательно. – Голос Хрона зазвучал в ушах Дрёма. – Ким, ты меня слышишь?

– Да. Что со связью? – Опять же через морф – систему поинтересовался тот, не открывая рта.

– Я её заглушил. Точнее, Ирен… – Поправился топаканец, услышав тихий фырк в канале. – Собственно, хочу предупредить, что до конца поездки никакой возможности связаться с кем бы то ни было у нас не будет. На всякий случай. Лими, Нора, прошу не воспринимать это как недоверие. Но Моран мог снабдить ваши вещи маячком просто ради безопасности. А я не настолько доверяю старому лису, чтобы делиться с ним сведениями о конечном пункте нашего путешествия. Да и активный мощный сигнал может навести на нас какую‑нибудь шваль, чего мне очень не хотелось бы.

– Мы поняли. – В унисон протянули подруги. И судя по спокойствию, они действительно всё поняли правильно. Никаких обид.

– Вот и хорошо. Итак. Ирен, твой выход. Объясни новичкам, что и как…

– Не вопрос. – Отозвалась весёлым голосом Ирен. – Итак, молодёжь, слушайте внимательно. Связь я заглушила надёжно, работают только циркулярка нашей компании и приват – каналы, но тоже лишь в рамках группы. Связаться с кем‑то ещё вам не позволит моя глушилка. Далее. На вечерней стоянке я пройдусь с детекторами по машинам, поищу возможные маячки. Так что, как только остановимся, советую выключить браскомы, чтоб не мешали мне в поисках. Потом проверим и их… Ким, Ром говорил, что видел у тебя ретранслятор?

– Ну, раз Ром говорит, значит, так и есть. – Согласился Дрём с лёгким вздохом.

– Это хорошо. Позволишь объединить его в одну сеть с моим? – Осведомилась Ирен, и в её голосе послышалось предвкушение.

– А зачем? – Осторожно спросил Ким.

– Ну, мой ретранслятор работает как глушилка, а из твоего может получиться очень неплохой сканирующий комплекс на случай если в округе появится хоть один незарегистрированный в нашей сети источник сигнала… а заодно поработает станцией нашей циркулярки.

– Понял. – Кивнул Дрём и после недолгого размышления произнёс. – Позволишь присутствовать при сборке?

– И мне! – Лими аж на сиденье подпрыгнула.

– Договорились, молодёжь! У меня всё. Отбой связи. – И отключилась.

– Тай Хрон… – После недолгого молчания, заговорил Дрём.

– Слушаю, тин Ким. – Отозвался топаканец. Девушки удивлённо взглянули на юношу, но тот не обратил никакого внимания на их реакцию.

– Надеюсь, больше сюрпризов не будет?

– Обещаю, это был первый и последний. – Проговорил Хрон. – Отбой связи.

На ночь колонна остановилась, лишь миновав гряду пологих холмов всего в трёхстах километрах к юго – востоку от Вейна. Учитывая среднюю скорость движения по равнине в шестьдесят километров в час, изрядно упавшую, когда колонна втянулась в пойму разлившейся от непрерывных дождей реки, и затейливые петли, закладываемые Хроном во избежание ненужных встреч на оживлённых маршрутах, это был очень неплохой результат.

– Интересно, мы и завтра будем тащиться, словно пьяный поисковик от бара до борделя? – Проворчала Лими, когда «Рокот» замер рядом с «Бореем» Ирен.

– Лучше так, чем попасться на глаза беспредельщикам или заинтересовать кого‑то из конкурентов. – Заметила Нора. Её подруга в ответ только фыркнула.

– А я бы постреляла. – Почти мечтательно протянула она.

– Завтра у тебя может появиться такая возможность. – Буркнул заглянувший в окно кабины Ром и, заметив вопросительные взгляды новичков, вздохнул. – Выбирайтесь. Поужинаем в машине Ирен, там Хрон и объяснит, что к чему.

И топаканец объяснил. Как выяснилось, маршрут движения был разработан им не просто так, и основная часть сегодняшнего пути, проложенного по пойме реки, и потому прошедшая в брызгах воды и грязи, фонтанами летевшей из‑под огромных колёс транспортников, была предназначена специально для того, чтобы сбить со следа возможных любопытных. Глубокая колея в грязи, в которую превратилась равнина, была слишком приметной, чтобы остаться незамеченной, тем более, что их путь пролегал в стороне от обычных маршрутов. Именно поэтому Хрон направил колонну в пойму разлившейся реки. Вода великолепно скрыла все следы…

– Мне показалось, что только чудом кто‑то из нас не сел там на брюхо. – Проговорил Ким.

– Я учёл такую возможность. – Кивнул топаканец. – Именно поэтому мы двигались не по самой пойме, а непосредственно по каменному руслу реки… и именно поэтому ещё в Вейне я настаивал, чтобы ты загерметизировал днище «Рокота».

– М – да. Если бы не это, все наши вещи сейчас плавали по салону. – Вздохнул Дрём. – А если бы уровень воды поднялся выше?

– Я бы сообщила об этом заранее. – Покачала головой Ирен. – Мы же не первый раз идём этим маршрутом. И у нас было время, чтобы расставить метки вдоль всего русла. Оказавшись на расстоянии уверенного приёма, я подала сигнал, и датчики, оказавшиеся над водой, откликнулись на него. Ну а дальше…

– Ты просто составила по ним карту движения. – Понимающе кивнул Дрём.

– Умница. – Кивнула Ирен и повернулась к девушкам. – Берегите его, где ещё найдёте такого догадливого жениха?

От такого заявления Ким крякнул, а Лими с Норой одновременно поперхнулись тоником под смех присутствующих…

– И долго мы будем добираться до места? – Поинтересовался Ким, когда окружающие отсмеялись.

– Ещё пару дней, если не будет приключений. – Пожал плечами топаканец и, помолчав, добавил. – А они могут быть. Завтра выходим за пределы территорий, подконтрольных городам побережья. Там на тысячи километров вокруг ни ферм, ни нормальных поселений. Зато полно беспредельщиков и диких… И последнее хуже всего. Эти уроды отстреливают всех, в ком заподозрят алавийца, и плевать сволочам, что война давно закончилась… Идейные, понимаешь ли… Были такие в твоих родных местах, Ким?

Глава 8

Глаз за глаз и сердце вон

Невозможность поболтать с Нари, оставшейся в старом городе, сказалась на настроении Кима, так что, вернувшись в «Рокот» после превращения его ретранслятора в сканер в компании Лими и под руководством Ирен, он ещё долго ворочался на узкой койке, непроизвольно прислушиваясь то к шуму дождя за бортом, то к тихой возне и шёпоту никак не желающих угомониться девушек, обосновавшихся за тонкой переборкой в выделенном им «купе». Но, в конце концов, усталость от целого дня, проведённого за рулём тяжёлого транспортника, взяла своё, и юноша провалился в глубокий сон.

А утро началось с конфуза. Продрав глаза, Ким натянул штаны и, выбравшись из машины через дверь кабины, потопал к санблоку, установленному ещё вчера вечером по настоянию женской части команды. Открыл лёгкую складную дверь, шагнул внутрь… а через миг чуть не оглох от визга. Следом в лицо не успевшему продрать со сна глаза юноше прилетела мочалка, потом тюбик с мылом, щетка, тряпки… Из санблока он вывалился под хохот выглянувшей из окна своей машины Ирен. Смахнул с уха болтавшуюся на нём какую‑то кружевную тряпочку и, рассмотрев её, катастрофически покраснел.

– Ким, какой ты нетерпеливый, это что‑то. – Прыснула неведомо как оказавшаяся за его спиной Нора и, пока Дрём не успел ничего сказать в ответ, выхватила у него из рук чёрное бельё подруги и метко зашвырнула тряпочку обратно в санблок. – Да ещё и фетишист…

Нора вдруг придвинулась вплотную к охреневающему от происходящего Дрёму и, демонстративно облизнув губы, провела кончиками пальцев по алой от смущения щеке юноши.

– В следующий раз просто попроси… милый. Можешь поверить, у меня бельё ничуть не хуже… и не только бельё. – Выдохнула девушка и упорхнула прочь, оставив Кима стоять столбом. Очнулся он, только услышав смех, доносящийся из санблока и салона «Рокота». Смешно им…

Помотав головой, Дрём тихо выматерился под нос и, развернувшись, потопал к вздувшемуся от дождей ручью, протекающему в десятке метров от стоянки. Вода в нём, конечно, куда холоднее, чем в санблоке, зато её не нужно экономить, и никто не помешает привести себя в порядок.

– Тебе не кажется, что не стоило ломиться в санблок, когда тот занят? – Спросила Лими, когда Ким вернулся от ручья, вымытый, успокоившийся и окончательно проснувшийся.

– Хм… если ты не желала компании, могла бы запереть дверь на щеколду. – Холодно ответил Дрём. – Или это устройство для тебя слишком сложно?

– Он обиделся. – Констатировала Нора.

– Ну да, рассмотреть‑то ничего не успел. – Улыбнулась Лими и, поймав на себе демонстративно оценивающий взгляд Кима, приняла картинную позу. – Нравлюсь? Жалеешь, что не был осторожнее, открывая дверь?

– Неплохо смотришься. – Кивнул Ким и после недолгой паузы договорил. – В одежде. Хорошо скрывает недостатки.

– Недо… – Аж задохнулась от возмущения девушка. – Ты… Ты!

Лими вдруг развернулась к молча взирающей на происходящее Норе и принялась срывать с неё и с себя одежду.

– Недостатки! Я тебе покажу… нет, это… – Бормотала она, а когда Нора всё же попыталась воспротивиться, хлопнула её по рукам. – Да не дёргайся ты! Сейчас мы ему покажем! Недостатки! Да он слюной захлебнётся…

Читать женские эмоции трудно, но вот воздействовать на них… нет, в учёбке Ким не рискнул бы, но пребывание в стазисе довольно сильно повлияло на его пси, так что… ну, небольшая шалость в стиле «топакана». Можно сказать, маленькая месть.

– Был не прав. – Поднял руки Дрём, когда обе девушки остались в одном нижнем белье. – Вы очаровательны. Обе. Я в восхищении.

Лими довольно улыбнулась, услышав эти слова. А вот Нора, попавшая с её лёгкой руки под раздачу, нахмурилась…

– Одного понять не могу… зачем было визжать там, в санблоке, если вам настолько нравится, когда посторонние мужчины рассматривают ваши обнажённые тела? – Всё тем же искренним тоном проговорил Ким. И с каждым его словом улыбка на лице Лими становилась всё напряжённее и бледнее.

– Молодец, парень! – Раздавшийся рядом голос заставил всех троих подпрыгнуть на месте и обернуться к распахнутым настежь задним дверям транспортника, чтобы обнаружить сидящую на бортике Ирен, весело наблюдающую за происходящим. – Выехал кривовато, но за себя постоял. Хвалю. А теперь, если вы не думаете довести действо до логического завершения на кушетке прямо сейчас, одевайтесь и вперёд на завтрак. Через сорок минут выезжаем… артисты. – Ирен фыркнула и, спрыгнув с бортика машины, исчезла из виду.

Лими и Нора, алые от смущения не меньше, чем Ким четвертью часа ранее, тут же принялись судорожно приводить себя в порядок, старательно отводя взгляды от отрешённо наблюдающего за ними парня. А когда они оделись и уже собрались покинуть салон транспортника, вздрогнули от холодного, без намёка на насмешку голоса Кима.

– В следующий раз просто попросите… милые. И я с удовольствием удовлетворю вашу тягу к эксгибиционизму. Только без криков, пожалуйста.

– Сволочь. – Тихо пробормотали в унисон девушки, спрыгивая наземь.

– Стервы. – Бросил им вслед Ким. Вот чего – чего, а удовлетворения эта пикировка ему не принесла. Права Ирен. Устроили тут представление…

На завтрак он не пошёл. Ограничился ирпом, уничтожив его за пять минут, после чего решил потратить свободное время на осмотр машины. Пара «паучков» резво рванула обследовать днище и ходовую, а ещё один скользнул в технический отсек. Как раз к тому моменту, когда остальные члены экспедиции расправились с завтраком, дроиды закончили с осмотром «Рокота», а Ким собрал злополучный санблок и упрятал его в грузовой отсек под салоном до следующей стоянки. Проверив салон на предмет наличия незакреплённых вещей, Дрём сложил закончивших работу дроидов в кофр к вычислителю и, забросив его в рундук, отправился в кабину.

Девушки в машину так и не вернулись, решив продолжить путь в транспортнике Ирен, о чём она ему и сообщила по циркулярной связи, не скрывая смешливых ноток в голосе. Жизнерадостная особа… Что ж, оно и к лучшему. Разговаривать с этими вертихвостками у Дрёма не было никакого желания. А ведь перед отъездом они показались ему вполне вменяемыми особами, хм. Нет, всё‑таки насколько с Нари всё проще и понятнее… Ким вздохнул, вспомнив подругу, и бросил тоскливый взгляд на браском, но почти тут же встряхнулся и вернул своё внимание на дорогу. Точнее, на корму впереди идущего тяжелого «Борея». И этот вид напомнил ему об одной вещи… а именно, о сканере, в который Ирен, сидящая сейчас за рулём этого самого «Борея», превратила его ретранслятор.

Подключиться к системе, имея инфоключ, не составило никаких проблем. Браском, повинуясь команде морф – системы, вывел показания самопального сканера на голопроектор транспортника, вообще‑то совсем не созданного для подобных экзерсисов… но с другой стороны, какая ему разница, какую именно картинку транслировать, правильно?

Пусто… ну, почти. Тусклое пятно из нескольких засветок точно в центре облачка голоизображения, это их караван, и больше никаких отметок. Что ж, оно и к лучшему. Если верить словам Хрона, добрых попутчиков здесь днём с огнём не сыщешь…

* * *

– Ну, облажались? – Поинтересовалась Ирен, искоса поглядывая на девушек, устроившихся рядом с ней на широком диване в кабине «Борея». Сидевшая ближе к ней Лими передёрнула плечами, Нора же не отреагировала вовсе, продолжая сосредоточенно вглядываться в расстилающийся за окном пейзаж. – Так и будете молчать?

– А что говорить? – Наконец, вздохнула Лими. – Гад он.

– О… есть реакция. Пациент скорее жив, чем мёртв. – Усмехнулась женщина. – Значит, он гад?

– Конечно. Или у тебя другое мнение? – Прищурилась девушка.

– Другое. – Кивнула Ирен, поправив выбившийся белоснежный локон. – Глупость вы сделали, так цепляя паренька. Он, конечно, мальчик неопытный и смущается очень забавно, но подобных шуточек не поймёт и терпеть не станет. Ударит наотмашь и не раскается, уж поверьте. Я таких, как он, знаю. Навидалась. Да, собственно, он уже ответил. Вон как легко на стриптиз вас развёл. И заметьте, без серьёзных усилий. Всего‑то и надо было, что надавить на чьё‑то самомнение. А как проехался… нет, грубовато, конечно. Но ничего, с опытом и нужные слова подбирать научится и действовать потоньше… вот тогда я вам даже близко к нему подходить не советую. Да он и сам постарается держаться от вас подальше…

– Почему? Что в нас не так?! – Вспылила Лими, и даже Нора прекратила демонстрировать, что ей неинтересна тема разговора.

– О, всё так. Попки – грудки, ножки – глазки… красота и свежесть молодости! – Уже почти издевательски рассмеялась Ирен, но тут же осеклась и, бросив на девушек короткий взгляд, проговорила абсолютно спокойным тоном. – Как он вас там обозвал, не напомните?

– Стервами. – Нехотя ответила Нора, пока Лими недовольно сопела. Ирен кивнула.

– О да. Звание, которое многие женщины почему‑то воспринимают, как признание ума… А на самом деле… русское словцо. Знаете, что оно означает, нет? Стервь, стерво. Мертвечина с запашком. И с точки зрения мужчин, все интриги, манипуляции и «изящные» способы унижения окружающих, которыми мы так гордимся, пахнут именно так. Падалью, гнусностью. Вообще, нормальный мужчина заведёт отношения со… точнее не так, заведёт себе стерву только в том случае, если ему вдруг захочется разнообразия… на остренькое потянет, ага. Бывает. Вот только много остренького, тоже плохо. А потому, долго такие отношения не длятся.

– И что теперь? Клушей ради него становиться? Напялить передничек и тапочки ему в зубах таскать? – Скривилась Лими.

– Клушей? Совершенно необязательно. Ты тоже человек, и у тебя тоже есть свои интересы… но первое, что ты должна дать своему мужчине, это дом и тепло. Тот самый дом, куда он с гордостью будет тащить каждого убитого им мамонта. И плевать, что в холодильнике их уже десяток лежит, тобой лично забитых. Похвастаешься при случае, если муж не дурак – оценит и гордиться тобой будет. А если дурак, то вы друг друга стоите… Но вообще… ответьте мне на вопрос девочки: как вы Кима‑то делить собираетесь?

Глава 9

Кулинария, как политический аргумент

Вопреки многочисленным предупреждениям Хрона, за всё время поездки их маленький караван ни в какие неприятности не попал. Не встретились им ни банды беспредельщиков, ни рыскающие в поисках алавийцев и поживы «дикие»… Так что, спустя два дня, колонна из трёх транспортников оказалась у южных отрогов Синих гор, и скорость передвижения упала до двадцати километров в час. Ехать быстрее по каменным осыпям было невозможно. Удивительно было то, что они вообще умудрились проехать так далеко. Впрочем, присмотревшись к окружающему пейзажу, Ким сделал вывод, что их колонна не просто петляет меж всё выше вздымающихся круч, а едет по высохшему руслу горной реки, из которого получилась пусть тряская, но вполне сносная дорога. А если учесть попадающиеся чуть в стороне огромные валуны, до сих пор сохранившие следы пребывания в воде, то можно сделать вывод, что кто‑то когда‑то изрядно потрудился, чтобы сделать русло реки проходимым для транспорта. И было это сделано не год и не два назад, а гораздо раньше…

Собственно, в правоте этих выводов Ким убедился спустя всего несколько часов, когда куцый караван поисковиков втянулся в зев огромной пещеры с ровными, явно обработанными стенами… и теряющимися в полутьме мощными шлюзовыми створками, врезанными в дальнюю стену.

– Приехали! Пересылочная база «Ревело». – В тишине пещеры при заглушенных двигателях транспортников голос Хрона, раздавшийся по циркулярной связи, показался Киму слишком звонким. Юноша поморщился и, откинувшись на сиденье, с наслаждением покрутил головой, разминая затёкшую шею. Глубоко вздохнув, Дрём распахнул дверь кабины и спрыгнул на ровный, хотя и изрядно запылённый пол пещеры.

– Дамы, на выход. – Хлопнув ладонью по корпусу «Рокота», проговорил он и почти тут же услышал, как завозились внутри машины его пассажирки. Не дожидаясь, пока они соизволят выбраться из салона, Ким развернулся и потопал к головной машине колонны, где в свете фар уже мелькали силуэты остальных участников этого похода. Не то, что бы Дрём был обижен на Лими и Нору, вовсе нет. Но после недавней ссоры они сами резко сменили линию поведения и постарались максимально дистанцироваться от Кима… правда, «переезжать» в машину Ирен окончательно не стали. Или она их не пустила? Тоже вариант… Как бы то ни было, с момента размолвки они не обменялись и десятком реплик. Если бы ещё не дурная привычка подруг сверлить взглядами его спину. Видеть этого он не мог, да, но чувствовать чувствовал, и это раздражало… Но взглядами дело и ограничивалось. Никаких попыток сближения ни Лими, ни Нора не делали, и, честно говоря, Ким не имел ничего против такого положения дел. Вновь становиться объектом насмешек и терпеть их постоянный щебет он не желал, а потому был вполне доволен сложившимися «отношениями».

– Может, теперь ты расскажешь, что это за место? – Осведомился Ким, оказавшись рядом с явно довольным Хроном, внимательно рассматривавшим запертые ворота, освещённые фарами его «Магны».

– Старая военная база. – Деланно небрежно пожал плечами топаканец.

– Не дури мне голову, тай Хрон. – Вздохнул Ким. – Если это военная база, то где внешний охранный контур? Или хотя бы системы непосредственной обороны?

– Базы, Ким, они разные бывают. – Проговорил старик. – И защищают их тоже по – разному. К одним не подберёшься без полноценного штурма, а защита других больше рассчитана на скрытность и подготовку личного состава. Хотя, конечно, без автоматических защитных систем и здесь не обходится…

Явно повинуясь приказу топаканца, левая фара «Магны» вдруг развернулась и высветила груду железа в углу пещеры.

– Четыре газовых установки и две турели со станнерами. В прошлый раз пришлось изрядно повозиться, прежде чем удалось их нейтрализовать.

– И это всё? – Удивился Ким.

– Основную защиту должен был осуществлять личный состав базы, но его тут давно нет. А внешний контур наблюдения и контроля мы вывели из строя в прошлый раз. – Пожав плечами, пояснил Хрон и повернулся к подошедшим братьям Лой. – Так, господа мои, что делать, вы знаете. Через четверть часа охранный периметр должен быть готов. Ирен!

– Здесь я, здесь. – Проворчала та, с пыхтеньем подтаскивая к их компании тяжёлый кофр. – Что уставились? Могли бы и помочь! Онто, Хинт, берите детекторы. Где устанавливать, знаете. Вперёд, мальчики! Или я заставлю работать сенсорами вас самих…

– Уже ушли. – Вместо братьев, как всегда, отозвался Тарн и, послав сердито нахмурившейся Ирен воздушный поцелуй, ухватился за кофр.

– Паяц! – Фыркнула та и, оглядевшись по сторонам, поманила пальцем остановившихся чуть в стороне Лими и Нору. – Девочки, потом осмотритесь, а пока помогите мне с развёртыванием периметра… Ким, надеюсь, ты не полезешь сразу к воротам?

– А что?

– Ближайшие пятнадцать минут я бы не хотела, чтобы здесь фонили активированные дроиды. – Пояснила Ирен.

– Не вопрос. – Кивнул Дрём, и устроившийся на капоте «Магны» Ром хохотнул.

– Во! И у меня нашёлся помощник. Идём, Ким. Займёмся приготовлением обеда.

– Тебе бы только пожрать. – Покачал головой Хрон.

– Не только. Ещё и приготовить то, что потом можно будет сожрать. Спроси экипаж, они только «за». – Ухмыльнулся владелец мастерской. – А значит, ты в меньшинстве. Так что, поаккуратнее с критикой, а то не заметишь, как окажешься смещён с должности командира! Уж на это‑то моих кулинарных талантов точно хватит.

– Ну, началось… – Вздохнул топаканец. Ирен взглянула на недоумевающих девушек и Кима и хмыкнула.

– Не берите в голову. Побесятся и успокоятся. – Произнесла штатный техник отряда. – Это у них веселье от удачного рейса ещё не прошло. Девушки, за мной. Ким, надеюсь, у тебя, как и у твоего работодателя, тоже есть кулинарный талант? Не хотелось бы давиться подгоревшей едой.

Подхватив Лими и Нору под руки, Ирен слиняла в свою машину. Ром с Хроном переглянулись.

– Как всегда. – Покачал головой Ром. – Надавала указаний и смылась. Ладно… Идём, Ким. Обед ждать не будет.

Вопреки ехидному замечанию штатного техника команды, обед получился вполне себе съедобным, а если сравнивать его с ирпами, так и вовсе шедевральным. Что, впрочем, не помешало Ирен подозрительно покрутить носом над тарелкой, но никаких комментариев не последовало…

А после обеда, переговорив с Хроном и Ирен, Ким, наконец, смог приступить к тому, для чего его и зазвали в команду… правда, лишь после того, как инженер и техник отряда выставила у ворот целую сенсорную сеть.

– Думаешь, поможет? – Осведомился Ким.

– Надеюсь. – Протянула Ирен, не сводя взгляда с голоизображения, передаваемого вычислителем. – Других способов распознать шевеление за этой заслонкой у нас всё равно нет. Готово. Можешь приступать…

Ким кивнул и подошёл к панели управления ворот. Небольшая металлизированная пластина недолго сопротивлялась занявшемуся ею дроиду – «пауку» и со звоном отлетела в сторону, обнажив начинку замка… точнее, его внешней управляющей части. Шунт, извлечённый из‑под браскома, привычно скользнул в ладонь Кима и, пробежав по шинам и энерговодам, скользнул вглубь системы. Есть контакт…

Морф – система прикрыла рабочую область дроидом – разведчиком, так что со стороны шунт был совершенно незаметен. Но уже через десять минут Ким смог оставить свой «пост». А что? Инфоключ распознан, правда, о том, что работа уже сделана, остальным членам команды лучше не знать. Именно поэтому Ким оставил «паука» на распотрошённой панели.

– Ты что, уже закончил? – Удивлённо протянула Ирен, оторвавшись от объяснений Лими каких‑то особенностей работы своего сенсорного комплекса.

– Если бы. Я только закончил подключение дроида к системе. Сейчас раскочегарю вычислитель, и начнём вскрытие.

– Понятно… – Протянула техник, бросив взгляд на изредка помаргивающего красным огоньком «паука», зависшего над панелью управления. – Ким, а сможешь вскрыть замок так, чтобы не всполошить «охранку»?

– Постараюсь, но обещать не могу. Распознать тревожные «закладки» отсюда почти нереально. – Вздохнул Дрём. И сейчас он не лгал. Инфоключ, конечно, гарантирует открытие дверей, но кто знает, какие действия гости и хозяева базы должны предпринять после того, как отомкнутся замки шлюза. Разобраться в этом можно, только получив доступ к внутренним терминалам, и хватит ли на это времени, большой вопрос.

Хрон, очевидно, тоже понимал ситуацию, поскольку стоило Киму показаться ему на глаза, как топаканец тут же отдал команду на сбор.

– Я же ещё не закончил. – Попытался угомонить старика Дрём, но тот только отмахнулся.

– Лучше посидеть лишних полчаса в полной боеготовности, чем получить залп в упор из‑за открывшихся шлюзовых ворот. – Проговорил он, и возражать ему никто не стал. Хотя Ирен явно не понравился тот факт, что ей пришлось затаскивать свою аппаратуру обратно в «Борея».

Затягивать дело Ким не стал. Так что, уже через пятнадцать минут после того, как команда заняла места в машинах, а Ром занял свое место в боевом коконе, ворота шлюза дрогнули и медленно поползли в стороны. В ту же секунду, дроид – «паук» сорвался с панели управления и засеменил к «Рокоту».

– Внимание. Маски надеть. Начинаем движение. – Лязгнул в «циркулярке» приглушённый респиратором голос Хрона, и три машины, тихо загудев двигателями, осторожно тронулись вперёд. Шлюз оказался достаточно велик, чтобы в нём поместились все транспортники. Более того, он без проблем мог бы вместить ещё пару машин вроде «Рокота».

Дроид – разведчик соскользнул с обшивки машины и устремился к панели управления расположенной на створке внутренних ворот. На этот раз он справился и сам, резво набрав на тускло светящейся плоскости восемнадцатизначный цифробуквенный код. Тихо лязгнули внешние створки, отрезая команду поисковиков от пещеры, и в слабо освещённой трубе шлюза воцарилась напряжённая тишина.

ЧАСТЬ V

НА МЯГКИХ ЛАПАХ

Глава 1

Родные всё места

К облегчению поисковиков за внутренними воротами базы было тихо, спокойно и темно. Лишь несколько тусклых фонарей освещали оранжевым светом огромную подъездную площадку, да по гладким каменным стенам скользили лучи фар замерших в центре зала транспортников. Вот мелькнули в стене напротив шлюза опалённые, вывернутые причудливым цветком ворота… Хм. Здесь был бой?

– У меня чисто. – После недолгого молчания проговорила Ирен. Вот и замечательно. Значит, выскакивающих из самых неудобных мест дроидов и турелей можно не опасаться.

– У меня тоже. – Прогудел из боевого кокона Ром. Тоже хорошо. Это значит, что сканер орудия не обнаружил поблизости бронированных целей.

– Тарн, Хинт, пробегитесь по периметру. Проверьте визуально и отыщите терминал. Маски не снимать. – Отрывисто приказал Хрон. – Онто, прикрой их. Особое внимание на пролом!

Ким следил за происходящим снаружи через сенсоры всё того же «паука» – разведчика, устроившегося на крыше «Рокота», и отчётливо видел, как братья Лой, облачённые в штурмовые, судя по их массивности, скафы, выбравшись из «Магны», двинулись исследовать помещение.

– Ким, скоро твой выход, будь готов. – Голос Хрона вывел Дрёма из задумчивости.

– Всегда готов. – Откликнулся он и тут же услышал какой‑то неопределённый хмык Рома. Впрочем, юноше было уже не до того. Руки сами заскользили, проверяя крепления рюкзака и оружия, наличие боеприпасов и состояние инструментов.

– Чисто. – Все трое братьев рявкнули в унисон, и Дрём понял, почему Хинт и Онто предпочитают отмалчиваться. По ушам врезало неслабо.

– Парень, твой выход. – Тут же произнёс топаканец. – Лой, проследите, чтобы обошлось без сюрпризов.

– Сделаем. Ким, терминал в правом дальнем углу рядом с воротами номер три. – Не дожидаясь приказа, подсказал Тарн и почти тут же нарисовался рядом с «Рокотом». – Вылезай, сопровождение уже на месте.

– Спасибо. Иду. – Отозвался Дрём. Распахнул дверь кабины и, поправив маску, спрыгнул на твёрдое пластобетонное покрытие.

Взлом терминала прошёл куда проще, чем он ожидал. Во всяком случае, это оказалось не сложнее открытия шлюзовых створок… Правда, и в этот раз Ким постарался немного потянуть время и… смухлевать. Иными словами, сообщать о том, что убогие интеллект – системы базы перешли под его управление, Дрём не стал.

– Ром?

– Да? – Немедленно откликнулся тот.

– У меня здесь та же проблема, что и с тем модулем… помнишь свой «экзамен»? – Медленно проговорил Ким. – Для полного контроля требуется офицерский инфоключ. У меня такого нет.

– Что можешь предложить? – Тут же вклинился в их диалог Хрон.

– Как вариант… – Дрём немного помолчал и, вздохнув, продолжил. – Собственно, их всего два. Первый, сейчас получаем гостевой доступ и вскрываем склады сами. Противодействие системы обеспечено. Второй – опять же, получаем гостевой доступ и ищем блок особого отдела. Там я смогу попробовать поднять свой ключ до нужного ранга… и взять базу под контроль, как единственный действующий офицер.

– А сформировать такие ключи для нас сможешь? – Осведомился топаканец.

– Почему нет? – Пожал плечами Ким.

– Замечательно. Ограничения по времени имеются?

– Трое суток. После чего гостевой доступ будет аннулирован автоматически.

– Тогда действуем по второму варианту. – Заключил Хрон. – Лучше потратить трое суток и получить базу в собственное распоряжение, чем рисковать жизнью под огнём здешних дроидов.

Сформировав пропуски для «гражданского персонала», то есть попросту вбив иденты браскомов своих спутников в нужную форму, предоставленную ему системой, как экспедитору колонны, Ким за две минуты получил от системы гостевой доступ и даже карту базы с указанием помещений, куда прибывшим соваться не рекомендуется, и гостевым сектором, выделенным зелёным цветом. Правда, для того, чтобы активировать полученные допуски, Киму пришлось немного напрячься и поработать не только за «гостей», но и за «хозяев» базы, без чьего подтверждения выданные инфоключи были не более чем бессмысленным набором цифр и букв.

Причины, по которым Ким стал городить этот «огород», были просты, и их, как и предложенных Хрону вариантов действий, тоже было две. Во – первых, Дрём совершенно не стремился демонстрировать окружающим все свои способности. Хватит и того, что топаканец считает его хорошим взломщиком. А во – вторых… доверие это такая хрупкая и ненадёжная штука… В общем, юноша решил оставить при себе пару козырей, что называется, на всякий пожарный. Хотя какие там козыри! Судя по вытащенному описанию, эта база была обычным, хоть и хорошо спрятанным складом военного подчинения. И охрана здесь вовсе не походила на навороченные системы засекреченных объектов. А значит, никаких сотен ловушек, скрытых плазменных турелей и батальонов боевых дроидов здесь нет. Почти…

Вот для того, чтобы получить полный контроль над этим самым «почти», Ким и завернул идею насчёт проникновения в блок особого отдела базы. Очень хотелось плотно «оседлать» систему защиты базы, а не просто заставить её игнорировать действия гостей, а для этого Дрёму требовалось время, свободное время, когда его никто не будет дёргать. Нет, Ким не планировал ничего эдакого и вовсе не собирался ссориться с командой. Но обеспечить себе хоть какую‑то защиту на случай непредвиденных проблем считал необходимым. Да и возможность увести с базы несколько рабочих штурмовых дроидов или дроидов – охранников дорогого стоила. В конце концов, это тоже деньги, и Ким даже не собирается их утаивать. Наоборот, если всё пройдёт хорошо, он с удовольствием присоединит «машинки» к общей добыче, увеличив тем самым свою долю. Ну, а кроме того, активная, не подчинённая система безопасности просто нервировала. Это остальные поисковики могут считать, что получив коды доступа, они стали кум королю, и творить всё, что вздумается. А Ким помнил, как во время практики в Корпус Сервус защитная система, вроде бы уже считавшая захватчиков «своими», взбеленилась только потому, что один из диверсов, пробиравшихся в тот момент через медблок объекта, активировал плазмобой, что в «мирных» условиях, без объявления осадного положения или боевой тревоги, категорически запрещалось уставами.

Тогда Киму с Нолом, двум будущим ормам, «державшим» системы захватываемого объекта, пришлось на минуту полностью уйти в пси, чтобы угомонить «возмущённую» нарушением устава интеллект – систему объекта и не дать той сообщить о нарушении охране. Минута работы «на форсаже» стоила обоим недели в медкапсуле, а поддерживаемые ими диверсы по возвращении получили нахлобучку за забывчивость. Пункт о запрете активации тяжёлого вооружения на военных объектах в небоевой обстановке существовал не только в уставе противника…

– Я правильно понимаю, что в прошлый раз вы каким‑то образом попали внутрь базы? – Поинтересовался Ким у Хрона, вскрывая замок двери, ведущей в блок особого отдела.

– Да. – После недолгого молчания подтвердил топаканец. – Ты же видел выжженные ворота напротив шлюза…

– Видел. Странно, что в памяти терминала не сохранилось ни одного следа от вашего проникновения. – Тут Дрём слукавил. В журнале интеллект – системы имелась запись о вторжении, но сообщать Хрону об этом знании? Показав тем самым, что давно забрался в потроха основного вычислителя? Нет уж.

– И не могло… – Вздохнул Хрон. – Грега, нашего взломщика, накрыло газовым облаком, ещё в пещере. Дыхательными масками в тот раз мы не озаботились. Архаика же, даже для такой дыры… да и в документах упоминаний о нём не было. В общем, шлюз Грег открыть успел, а дальше… дальше нам пришлось идти напролом. Без него.

– Почему? – Удивился Ким. – Неужто газ был смертельным?

– Для него, да. – Кивнул топаканец. – Чёрная реакция. Анафилактический шок и смерть. В результате мы дошли только до крайнего складского бокса. Похватали, что можно, и ходу обратно, еле успели уйти от дроидов. Штук восемь нас преследовало до самого внешнего периметра наблюдения. Но что мы могли с лёгкой плазмой и игольниками против их рельсовиков и пустотной брони?

– М – да, неудачно сложилось. – Вздохнул Дрём. Замок щёлкнул, и дверь послушно ушла в сторону. Тут браском Кима вздрогнул, и юноша нахмурился. – Хрон, скажи нашим, чтоб не уходили из зелёной зоны. Пусть подождут с поисками…

– Что‑то случилось? – Отправляя приказ, спросил Хрон.

– Система насторожилась. Не понравилось ей, как я дверку вскрыл. – Объяснил Ким, входя в просторное помещение, обшитое пластолитовыми панелями и заставленное столами с терминалами, что делало его похожим на какой‑то дешёвый офис. Впрочем, а какая ещё обстановка должна здесь быть?

Проскользнув меж столами, Ким устремился к распахнутой двери, явно ведущей в кабинет начальника. Послушный приказу терминал на широкой столешнице ожил, развернув над выполненной «под дерево» поверхностью облако голоизображения.

– Не скажешь, откуда ты узнал про это место, Хрон? – Поинтересовался Ким через несколько минут и, подняв взгляд на топаканца, качнул головой. – Впрочем, можешь не отвечать…

– Догадался? – Еле заметно усмехнулся тот. На что Дрём неопределённо хмыкнул.

– Не совсем. – Ким сделал голооблако видимым собеседнику и ткнул в одну из строчек текста. – Подпись командира роты охраны базы «Ревело» Хрона дай Таика под свидетельством о консервации объекта.

– Ну да. – Кивнул Хрон. – Именно так оно и есть. Когда‑то мне довелось командовать полусотней самых раздолбанных раздолбаев во всём военном контингенте Агоры, громко именуемых «ротой охраны» этой дыры.

– Долго же ты ждал…

– Хватало других дел. – Пожал плечами тай Хрон. – А вот теперь… не ты один хочешь улететь с этой харговой планеты, Ким.

Глава 2

Народ он всё помнит

– Но у тебя же должен быть офицерский допуск, разве нет? – Просил Ким, не переставая изображать активную работу с терминалом, вновь скрывшим изображение от топаканца.

– Он и есть. Иначе как бы мы, по – твоему, смогли тогда дойти до склада? Одно «но». Даже в мою бытность командиром роты на этой базе у меня не было доступа к управлению дроидами. По логике, они должны были висеть на ротном «головастике», вот только даже в лучшие времена в роту такие не попадали. А единственный на всю базу настоящий «головастик» сидел на твоём месте и держался за свои полномочия так, что краном не оторвёшь! И я его понимаю. Когда тебя подставляют так, что остается выбор либо служить в самой глубокой дыре Агоры, либо идти под трибунал за подделку документов и взлом интеллект – систем интендантской службы Седьмого флота, поневоле станешь подозрительно относиться к окружающим. Вот и Грег был таким… недоверчивым. Да… если бы не его паранойя, из‑за которой этот придурок при взломе умудрился сменить внутренние коды доступа и замкнуть всю систему базы на себя, мы бы ещё тогда вывезли эти склады подчистую. А так, трёх человек на отходе потеряли, не считая самого Грега, и вся техника в решето, как до Вейна добрались, сам не понимаю… Одни потери. – Впервые на лице топаканца промелькнули настоящие эмоции.

М – да, вот это и называется тотальным невезением. Если бы не аллергия подельника Хрона, бывшего начальника особого отдела базы «Ревело» на усыпляющий газ… если бы не его недоверчивость к компаньонам, вполне возможно, что приехав в Вейн, Ким бы не познакомился ни с Ромом, ни с Хроном и его командой. Ну, уж с топаканцем‑то, точно.

Рассказ о неучтённом средстве защиты в виде нервнопаралитического газа Кима удивил. Но после недолгого изучения доступной документации… Ха, здесь ещё и не такое могло быть. Прав Хрон. Это не складской комплекс пересылочной базы, а самая натуральная дыра! Ни один «хозяин» с неё не ушёл переводом. Запас, отставка… выбытие по болезни или смерти. Сводная информация по личному составу и того веселее. Залётчики и штрафники… сводка просто пестрила красными предупреждающими надписями. Короче, не база, а отстойник для отребья и неугодных. Да ещё и древний, как… нет до самого Дрёма складу далеко. Сто пятьдесят лет не шестьсот, но тоже немало… Нет, в начале своей жизни это была замаскированная горная база снабжения, один из двадцати шести узловых плацдармов тогда ещё скрытой военной инфраструктуры, разбросанных по всей Агоре. Но чем больше проходило времени, тем меньше необходимости испытывали военные в подобных «тайниках», и спустя тридцать лет, когда скрывать военный потенциал планеты стало бессмысленно, «Ревело» и ей подобные «ушли за штат». Какие‑то базы были законсервированы, какие‑то превратились в «отстойники», финансировавшиеся по остаточному принципу. А где нет денег и пригляда, всегда расцветает бардак. Нет ничего удивительного, что так произошло и с «Ревело», превратившейся в обычный узел пересылки, через который шли в метрополию второстепенные военные грузы. Нет, немногочисленные техники наверняка знали своё хозяйство, иначе харга лысого газовые патроны в пещере вообще сработали бы, тем более, спустя двадцать с лишним лет после консервации базы, но где те техники?

– Я закончил. – Ким откинулся на пыльную спинку жалобно заскрипевшего кресла и облегчённо вздохнул.

– Вижу. – Кивнул Хрон, явно получив сигнал браскома, на который Ким только что сбросил сформированный инфоключ, и тут брови старого топаканца полезли вверх. – Группа расконсервации? Капитан дай Таика?

– Я бы тебя, тай Хрон, и полковником не постеснялся бы назначить, но должных сигнатур не знаю. А придумывать её самому… уж извини, слишком велика вероятность ошибки, а с ней и конфликтов в системе. Оно нам надо? – Развёл руками Дрём, одновременно мысленно пробегая по доступным к управлению дроидам, взятым им под контроль. Двенадцать единиц из двадцати восьми. Работоспособные… шесть штурмовых, шесть заградителей. С уловом, Ким!

– Ну, хорошо, что в лейтенанты не разжаловал. – Проворчал топаканец, вновь возвращая своему лицу привычно невозмутимое выражение. – Полагаю, теперь мы можем без опаски вынести хоть весь склад подчистую?

– Именно. Сейчас сформирую приказы на изъятие, и можно начинать. – Кивнул Дрём.

– Это ещё зачем? – Не понял Хрон.

– Чтоб не тратить взрывчатку на вскрытие хранилищ и уничтожение силовых щитов специальных единиц хранения. – Ухмыльнулся Ким. – Система сама откроет все двери, снимет защиту и активирует необходимую технику для разгрузки – погрузки.

– Волокита… опять волокита. – Вздохнув, проговорил тай Хрон. – Вот скажи мне, Ким, почему каждый человек, оказываясь в таком кресле, тут же превращается в отъявленного бюрократа?

– Я, что ли, виноват, что здешняя система на каждый чих приказ требует? – Нахмурился Дрём.

– Ладно, не обижайся. Это я так, ворчу по – стариковски. – Махнул рукой Хрон. – А что за изъятие‑то?

– На, читай. – Браском топаканца пискнул и развернул над проектором голографию полученных документов.

– Списание, изъятие для проведения гарантийного осмотра, изъятие для модернизации… – Забормотал Хрон, пробегая взглядом по строчкам присланных документов. – Ловко. Вот только… А что, скопом это всё на вынос никак?

– Для этого нужен приказ от вышестоящего командования, а у меня…

– Да – да. У тебя нет нужной сигнатуры. – Вздохнул топаканец и хлопнул себя ладонями по коленям. – Ладно. И так сойдёт. Главное, не забудь прибрать за собой, когда мы здесь закончим. Сомневаюсь, что я действительно последний житель Агоры, знающий об этой базе. А даже если это не так… не хотелось бы, чтобы через несколько лет, когда рондессцы опомнятся и вернутся, меня объявили в розыск за кражу военного имущества.

– Не беспокойся, тай Хрон. Всё будет в лучшем виде. – Заверил его Ким, уже сам не слишком довольный своим враньём. С другой стороны… двенадцать дроидов. Нет, положительно, оно того стоило!

– Тогда оставлю тебя здесь. Готовь документы, а мы займёмся делом. – С еле заметной улыбкой проговорил топаканец, поднимаясь с такого же пыльного и скрипучего кресла, в котором обосновался Ким.

Юноша покосился на цветное облако голоизображения, вздохнул… и кивнул.

– Я отправил Ирен инфоключ для погрузчиков… но боюсь, что из двух десятков дроидов в рабочем состоянии лишь половина. Да и те, прежде чем нагружать работой, не мешало бы проверить. – Проговорил Дрём в спину уходящему Хрону, а когда тот замер в дверях, договорил. – Склад «Единица – А», полный доступ. Документы на вашем браскоме, брим капитан.

– Хлам. – Констатировал топаканец, пробежав взглядом по полученным от Кима спискам. – Ты бы хоть отслеживал, что именно вносишь в проект приказа. Зачем нам, например, две тысячи картриджей для полевого инженерного синтезатора? Мосты строить будем или ДОТы?

– У нас есть инженер, двое профессиональных поисковиков, владелец магазина техники и весь их совокупный опыт. – Улыбнулся Дрём. – Вот с ними и разбирайся, что нужно, а что не нужно. А я буду штамповать документы… Тай Хрон, я серьёзно говорю. Ты представляешь, сколько времени у меня займёт разбор всей номенклатуры по степени ценности? А вы всё равно будете смотреть, что именно берёте, правильно? Так может, незачем грузить меня лишней и, самое главное, ненужной работой?

– Бюрократ! – Обвиняюще ткнув пальцем в сторону Кима, провозгласил Хрон и исчез из виду, оставив юношу возиться с той самой пресловутой номенклатурой. Ну и ладно. Всё лучше, чем крутиться под носом у Ирен. Эта мигом припашет, а Кима совсем не радовала перспектива заменить собой один из неработающих дроидов – погрузчиков. Как бы то ни было, сидеть без дела было бы совсем нехорошо. И пусть в «приказах» не было никакой насущной необходимости, но раз уж взялся блефовать, так иди до конца… Заодно и с содержимым складов ознакомится, не вставая с кресла. Выбор, правда, здесь оказался не так уж богат, но и не чета выметенным полкам базы археологов, где оставался только НЗ, да та аппаратура, что не уместилась в лимиты эвакуации. В «Ревело» же, кажется, эвакуация и вовсе коснулась лишь персонала базы. По крайней мере, почти все складские хранилища здесь полны более чем наполовину. Можно, конечно, предположить, что вторую половину как раз и эвакуировали, оставив на полках лишь всякий хлам, но номенклатура говорила о другом. Нет, хватало и мусора, что неудивительно, учитывая статус базы, но и серьёзной техники было более чем достаточно.

Оп – па! Несоответствие. В основном списке складских помещений меньше, чем в том, что просматривал Ким с терминала особиста. И в чём разница? У обитателей этого блока был собственный неучтённый склад? Или просто пара нычек в тёмном чуланчике, о котором даже кладовщик не знает? Впрочем, последнее – из области фантастики. Чтобы кладовщик что‑то не знал о своём хозяйстве? Ха! Это для проверяющих у них бардак и разгильдяйство, в котором можно эсминец потерять, а в реальности, подними хозяина склада ночью с постели, он тебе всю номенклатуру оттарабанит без запинки и с любого конца… если, конечно, найдёшь, чем его заинтересовать. Хм… надо будет заглянуть на склады, поискать эту «неучтёнку». А что? Интересно же…

С документацией Ким закончил лишь спустя час, аккурат к тому моменту, как Ром прислал на браском приглашение на обед. Потянувшись, Дрём поднялся с кресла и, сверившись с картой, устремился в зону отдыха под поторапливающее бурчание пустого желудка. И ведь что интересно, вроде бы за работой Ким особо и не напрягался, тяжестей не таскал, так когда же он успел так проголодаться?

– Значит, это ты нас гражданским персоналом окрестил? – Осведомилась Ирен, едва Ким оказался в рекреационной зоне. – Да ещё и неквалифицированным!

– А что, у кого‑то из присутствующих имеется военный контракт? – Осведомился Дрём, справившись с удивлением от стремительного наезда. Ирен хмыкнула под одобрительные смешки братьев Лой. Юноша улыбнулся. – Значит, не – ету. А сертификаты подтверждающие квалификацию? Тоже нет? Так кто вы после этого, как не гражданские работяги?

– А сам‑то! – Фыркнула Ирен.

– Так я от коллектива и не думал отрываться. – Пожал плечами Ким. – Это вон тай Хрон у нас выделился. Так что, с классовой ненавистью, пожалуйста, к нему. А я здесь не при делах.

– Какой – какой ненавистью? – Протянула Ирен, на что Дрём только отмахнулся.

– Это из доначальных времен. У Рома спроси, он лучше знает. Это его предки придумали.

– Немцы это выдумали. Немцы! Вот так всегда. Сами накосячат, навыдумывают всякой ерунды, а виноваты доверчивые русские. – Пробурчал Ром и, указав молчаливым Лими и Норе на стопку тарелок, внезапно рявкнул. – Садитесь есть уже. У нас дел по горло!

Глава 3

Любишь кататься? Люби и катайся

Лими взглянула на Кима, о чём‑то оживлённо спорящего с иронично усмехающейся и явно не согласной Ирен, и, решительно кивнув собственным мыслям, ухватила Нору за руку. Оттащив пискнувшую подругу в соседнее помещение, пыльное и обшарпанное, Лими отпустила её и, отступив на шаг, сердито заговорила.

– Мне кажется, твой план провалился. Ему просто плевать на то, что мы с ним не разговариваем.

– Считаешь, лучше вешаться ему на шею? Не напомнишь, благодаря чьей идее, Ким так себя повёл? – Едко отозвалась Нора, сложив руки на груди.

– О, как будто ты в этом не участвовала! – Прищурившись, Лими ткнула в выставленную грудь Норы тонким пальцем. Та взвизгнула и хлопнула подругу по руке.

– Вы ещё подеритесь. – Голос, раздавшийся от дверей, заставил девушек подпрыгнуть на месте. Ирен обвела смутившихся подруг долгим взглядом и, покачав головой, неожиданно хлопнула в ладоши. – Так. Отставили делёж юноши. Вы от него далеки, как накануне дуэли с Троем. Но!

– Мы не дел… – Попыталась вклиниться в речь инженера Нора, но под взглядом Ирен замолчала.

– Так вот… У вас есть шанс исправить ситуацию.

– Как? – Встрепенулись подруги.

– Ким только что рассказывал байки о каком‑то неучтённом складе. – Заметив реакцию девушек, с улыбкой протянула снежноволосая. – Разумеется, Хрон только посмеялся над этим заявлением, и честно говоря, у меня нет оснований ему не верить, учитывая, что когда‑то он отслужил на этой базе добрых полтора десятка лет. Но паренёк хочет проверить…

– Отпускать взломщика бродить по заброшенной военной базе в одиночестве – не дело. – Рубанула воздух ладонью Лими.

– Именно. Вижу, Моран вбил в вас основы. – Кивнула Ирен. – Вот и присмотрите за нашим любопытным. У вас есть десять минут на подготовку. Браскомы не выключать. Связь должна быть постоянной. Всё ясно?

– Ясно. – В унисон выдали подруги и умчались прочь – только пыль столбом.

– Хм… и все мысли о дележе парнишки как ветром выдуло. Трещотки… – Пробормотала себе под нос инженер и, поправив выбившийся локон белоснежных волос, отправилась к любимым железкам. Пусть Хрон составляет список вывозимого оборудования на первый рейс, но ведь кто‑то должен заниматься и подготовкой к погрузке, не так ли? Проверить дроидов, подлатать, если что… дел невпроворот.

Но по пути к вычислителю и походному стенду, развёрнутому в самом большом помещении рекреационной зоны, Ирен немного задержалась. Шустрые девчонки успели снарядиться всего за пару минут и теперь, прижав Кима к стене своими выдающимися достоинствами, что‑то оживлённо с него требовали. Впрочем, гадать, что именно, не приходится. Дрём явно не желает, чтобы барышни сопровождали его в блужданиях по переходам базы… Ну да, там темно, тихо… интимная обстановка, можно сказать… Хах!

Ирен покосилась в сторону деловито возящегося со старым потёртым скорчером Рома и, тряхнув головой, поспешила скрыться за массивным коробом реактора, подключённого к ремонтному стенду. Иначе, не ровен час, Ким поймёт, кто подкинул Лими и Норе эту идею… интуиция у мальчишки, не хуже чем у Хрона.

* * *

Вот ведь прицепились, а? И чего им вдруг так приспичило идти на «экскурсию» вместе с ним? Опасность? Ха! После того, как Ким взял под контроль все защитные системы базы? Чушь какая. Ну ладно, пусть об этом никто не знает, но ведь вся их команда вполне официально прописана в протоколах интеллект – системы «Ревело», как временный персонал с полным допуском! О какой такой опасности здесь можно говорить?!

Дрём бросил короткий взгляд на идущих следом за ним девчонок, уже принявшихся о чем‑то шушукаться, и вздохнул. Охраннички, ага. Их самих охранять впору…

Унылые серые стены, слабо освещённые редкими фонарями аварийного освещения, тянутся на километры в толще Синих гор на нескольких горизонтах, иногда они раздаются в стороны, превращаясь в огромные, тонущие во мраке, помещения. Реакторный зал, ремонтный цех, грузовой терминал с металлопластовой открывающейся крышей вместо шлюза, вроде того, через которые поисковики попали на базу… Ворота огромных складских комплексов, за которыми тысячи и тысячи стеллажей с военным имуществом самого разного назначения. От полевой формы для доброго десятка родов войск до походных жилых модулей и ремонтного оборудования. Вот оружия здесь не было. Никакого… даже боевых дроидов, подобных тем, что так хорошо подыграли Киму на базе археологов от службы безопасности, в здешних складских лабиринтах не нашлось. Неужто начальство настолько не доверяло личному составу базы «Ревело», что опасалось оставлять в его распоряжении хоть сколько‑нибудь серьёзное вооружение? Зато того что солдаты разбегутся из этой дыры, командование точно не опасалось. Иначе бы не оставило на складе такое количество транспорта. Здесь даже гравиплатформы нашлись самого разного назначения. Вот только толку от этих высокотехнологичных машин в нынешних условиях очень немного. Энергию они жрут, как не в себя, а реактор, работающий на том же принципе, в них не запихнёшь, наводки обеспечены… отсюда необходимость подключения к стационарным энергостанциям или хорошо экранированным от возможных наводок реакторам, сродни тем, что устанавливаются на пустотных кораблях. Но если со станциями вопрос худо – бедно решаем, да и то лишь в городах вроде Вейна, то в поиске – с зарядкой полный швах. Солнечные панели будут заряжать аккумуляторное нутро такого транспортника о – очень долго. А экранированный реактор… где его взять? Подобные «игрушки» уничтожались захватчиками с орбиты чуть ли не в первую очередь. Мало ли? Может, это какой‑нибудь пустотник притаился, а потом ка – ак прыгнет, ка – ак сбежит от бравого алавийского флота… Находили и били, невзирая ни на какую экранировку.

Вот и стоят гравиплатформы никому не нужные, всеми позабытые. Хм… с другой стороны, поисковикам, конечно, такие машины ни к чему, да и вообще для путешествий меж поредевшими городами Агоры они не подойдут, но ведь здесь есть не только огромные транспортники…

– Зачем тебе эта ерунда, Ким? – Поинтересовалась Лими, когда Дрём, тихо матерясь себе под нос, выволок на приёмный пандус паллету с сорситом, именно так именовалось это транспортное средство, согласно книге учёта. Двухместный открытый флаер, до боли похожий на памятные Киму байки. Только здесь вместо двух колёс три каплевидных гравика. Один – побольше, позади, аккурат под сиденьем пассажира, а два других, размерами поменьше, вынесены вперёд на мощной «вилке». Горб перед водительским сиденьем прикрывает преобразователь, а аккумуляторы расположились в нижней части машины – для снижения центра тяжести, очевидно. Высокий руль обеспечивает удобную посадку, ничуть не похожую на позу эмбриона, которую вынуждены были принимать водители скоростных байков во времена оны… Хорошая машинка должна быть.

– А что? – Пожал он плечами, придирчиво осматривая свою добычу. – Маленький, лёгкий. Хоть по городу катайся, хоть с собой в поиск бери. Удобная вещь!

– Энергию для этой удобной вещи ты где возьмёшь? – С лёгким превосходством в голосе поинтересовалась Нора.

– Ну, это же не транспортник вроде вон того «Бронто». – Не обращая внимания на тон собеседницы, произнёс Ким и кивнул в сторону распластавшегося на полу транспортника с гравиприводом. – Аккумуляторы можно и от обычной сети запитать, а в поиске солнечные панели их за час забьют.

– Не спорю. – Согласилась Нора. – Но ты хоть представляешь себе цену гравика? Сломается один из этих трёх, и всё. Ищи пару тысяч на