/ / Language: Русский / Genre:prose_military,adventure, / Series: Военные приключения

По Законам Ненависти

Александр Марков

Мог ли кто-нибудь представить ещё несколько десятилетий назад, что войны вновь придут на территорию Европейского континента? Но это случилось, и болью во многих сердцах отозвалась трагедия раздираемой на куски Югославии. Что происходит на этой древней земле, почему на города и селения сыплются натовские бомбы? Чтобы рассказать правду о происходящем, на Балканы отправляется Сергей Комов, знакомый читателю по предыдущим книгам авторов. Но журналистов в «горячих точках» поджидают такие же опасности, как и участников боевых действий…

Виталий Пищенко, Александр Марков

По законам ненависти

Авторы выражают благодарность за помощь в работе над этой книгой Антону Передельскому

Пролог

Сергей Комов. Белград, тюрьма

Сергей уже жалел, что перед походом в комиссариат не выпил немножко сливовицы – всё было бы не так скучно и противно сидеть в тюремной камере. Но кто же знал, что поход этот так бесславно закончится?

Комов сел на нары, потом лёг на них, уставившись в потолок. По российским меркам эта камера, наверное, относилась бы к категории «люкс», чтобы попасть в такую же на Родине, подследственный должен был всучить надзирателям взятку. Обычно ведь в отечественных камерах, рассчитанных на пять человек, ждут своей участи втрое больше людей – спят, как на подводной лодке, по очереди. Здесь Сергей был абсолютно один.

Такому жилью позавидовали бы бездомные, которые прямо-таки стремятся попасть в тюрьму на время зимних холодов, – здесь тепло, не надо думать о хлебе насущном, тюремный повар готовит горячую кормёжку каждый день. Но с каждой минутой всё больше и больше нарастало в Комове чувство тоски. Даже не оттого, что на крохотном окне, куда едва-едва проникали солнечные лучи, и на железной прочной двери, которую разве что тротиловой шашкой прошибёшь, были решётки, а – от неопределённости.

На сколько его сюда засадили, Сергей и гадать не мог, но его начинало тяготить одиночество, сейчас он был готов променять эту клетку (которая для кого-то могла показаться золотой) на обычный «обезьянник», переполненный пьяными, возбуждёнными фанатами какого-нибудь футбольного клуба, которых забрали в отделение «за нарушение общественного порядка». В таких случаях милиционеры проявляли особую осторожность и задержанных болельщиков-противников размещали по разным отделениям.

Комов однажды снимал сюжет на эту тему, он подпихивал микрофон поближе к решётке, а за ней полуголые фанаты кричали, что они ещё зададут жару своим «оппонентам», вытягивали в разные стороны руки, а в них сжимали шарфы с расцветкой любимого клуба.

Неподалеку от стадиона, где получасом ранее закончился вничью футбольный матч, то и дело вспыхивали потасовки. Население «обезьянника» постепенно пополнялось, казалось, что и милиционеры получают удовольствие, охаживая резиновыми дубинками дерущихся и разгоняя их. Самое удивительное, что в тот раз в камеру затесался-таки фанат из враждебного лагеря, причем он не таился, шарфа с себя не снимал, а противники его не трогали. Между ними установилось какое-то временное перемирие. Может, оттого, что они находились в плену, а вот когда их отпустят на свободу, тогда друзья по несчастью превратятся во врагов по жизни и вновь завяжут драку.

Сергей с удовольствием поменял бы нары в персональной клетке на место в том обезьяннике…

Когда же всё закончится и чем? Его, конечно, не расстреляют как шпиона, ведь всё-таки у него российское гражданство, а Россия Югославию в этой войне поддерживает. Правда, больше на словах, а сербам сейчас весьма пригодились бы зенитные комплексы С-300. Тогда натовские самолёты не чувствовали бы себя в небе над Белградом так спокойно… Но однажды Россия уже ввязалась в войну из-за конфликта на Балканах, и ничего хорошего из этого не вышло. Вот только сербам об этом говорить бесполезно. Если они на Комове злобу начнут срывать, тогда дело будет дрянь. Додумаются ещё какую-нибудь статейку местного уголовного кодекса ему приписать, а время военное, вот и упрячут Сергея в вариант местного зиндана, а потом, когда всё поутихнет, отправят на восстановление разрушенных во время бомбёжек мостов. Работы там непочатый край. Комов через всю страну проехал, видел, во что она превратилась.

То, что местные соотечественники не будут его искать, Сергей не сомневался. На посольство РФ надежда малая. Американское-то к своим гражданам совсем иначе относится, шум на весь мир получается, если кого в дальних далях арестуют. Для вызволения соотечественников янки поднимают по тревоге спецназ, играют мускулами и готовятся к операции вторжения. А Комову в посольстве России в Белграде, когда он за помощью пришёл, точно нищий подаяния просить, двери даже не открыли, общались по селектору.

– Я журналист. У меня виза закончилась, – внушал Сергей виртуальному собеседнику.

Но ему очень дипломатично напомнили старую поговорку о том, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Конечно, слова были другими, но смысл сводился именно к этому…

Предаваться грустным мыслям надоело. Сергей сильно надеялся: максимум, что ему угрожает, это депортация из страны, но Комов и сам был бы рад такому исходу, потому что задержался он здесь, ох как задержался, уже больше месяца колесит по Югославии. Конца и края этой одиссее не видать, а так хочется домой!

Обратиться в комиссариат Сергея надоумил Радко – водитель, с которым он ездил на протяжении всей командировки. Дескать, продлить визу дело, если уж не минутное, так всё равно займёт не более часа. Поначалу казалось, что так и будет…

К кому конкретно обращаться со своей проблемой, Комов не знал. Он как-то забыл спросить у Радко – что должно быть написано на кабинете, где продлевают визы, и как называется должность сотрудника комиссариата, который этими вопросами занимается. Сергей испытал облегчение, когда вообще комиссариат нашёл, сверяясь по карте и выясняя у прохожих своё местонахождение. Он прошёл мимо ряда полицейских автомобилей и решительно толкнул дверь, думая, то за ней-то все его проблемы немедленно разрешатся.

– Мне бы визу продлить, – сказал Комов, обращаясь к первому попавшемуся сотруднику комиссариата.

– Да нет проблем, – бросил тот и благородно проводил Сергея до нужных дверей, после чего сообщил: – Тут.

Взбодрившись от столь радушного приёма, Комов ожидал, что сейчас его начнут угощать кофе, предложат к нему какую-нибудь вкусную булочку, а потом нальют сливовицы, и пойдёт разговор по душам. Ха! Не тут-то было.

– Мне бы визу продлить, – вновь произнёс Сергей фразу, которую использовал уже, как пароль, открывающий нараспашку помимо дверей и сердца местных чиновников. – Она у меня закончилась.

Добавление было необходимо для того, чтобы Комова сразу же причислили к лояльным иностранцам, которые букву закона стараются не переступать, ну а уж коли такое случилось, то в этом их вины нет или почти нет. И вправду, в чём же повинен Сергей, если он две недели, как должен был вернуться домой? Но, когда Комов уже паковал сумку, складывая в неё вещи, выяснилось, что придётся задержаться, потому что корреспондент, который должен был приехать ему на смену, потерял паспорт. Он уверял Сергея по телефону, что сделать новый – проблема всего лишь нескольких дней, видимо, своим оптимизмом растяпа убедил и начальство, которое прислушалось к его обещаниям, а не к доводам начальника службы протокола, которому и предстояло пробить через МИД новый паспорт для нерадивого корреспондента, а затем поставить туда ещё и визу. Не исключено, что сказался и режим жёсткой экономии. В наступившие после прошлогоднего дефолта трудные времена все компании старались сократить расходные статьи, а Комов своим пребыванием в Сербии экономил по меньшей мере стоимость перелёта до Москвы и обратно. В общем, очерёдность командировок в Сербию изменять не стали, но шли дни и недели, а воз и поныне оставался там же. На днях уехал оператор. Он забрал с собой всю аппаратуру, оставив Сергею лишь маленькую камеру, которая умещалась в сумке. Комов в редких случаях делал прямые включения, а на камеру снимал кое-что впрок, сам не зная, зачем это нужно. А там и его виза закончилась, но Сергей так замотался в постоянных разъездах по стране, что вспомнил о дате её истечения лишь дня через три после того, как это прискорбное событие произошло. Сколько Комову ещё предстояло пробыть в Югославии, он не знал, вот и решил всё-таки продлить визу. Не беда, если упущение обнаружат на таможне, когда у него уже будет на руках билет на обратный самолёт. Не отправят же журналиста из аэропорта в тюрьму. Максимум, что могут сделать из-за просроченной визы, – прикрыть ему въезд, и Сергей больше не сможет посещать эту страну. Такое случилось с героем фильма «Брат-2». Но и это навряд ли – Югославия не США. Мы же «братушки»! Плохо только, если нарушение законодательства обнаружится где-нибудь в глухом месте – там и на неприятности можно нарваться. Так что лучше визу продлить.

Следователь, сидевший за столом, оживился, сразу определив в Комове русского. Он приветливо махнул рукой, приглашая журналиста войти, и указал ему на стул перед собой.

– Давайте ваш паспорт, – сказал следователь. Он был одет в синюю форму, на погонах у него блестело по три звёздочки.

Сергей протянул паспорт чиновнику, тот с интересом стал его листать, постепенно приветливая улыбка на его лице каменела, будто он углядел в паспорте Комова, нечто крайне непристойное. Может, цифры номера, которые в нём стояли, на самом деле были какой-то шифровкой, о которой Сергей даже и не подозревал, но чуткий взгляд следователя тут же её расколол? В последнее время ко всем иностранцам здесь относились с некоторой долей недоверия: поди разберись, кто на самом деле приехал в страну под видом журналиста. Это ведь очень лёгкий способ прислать сюда шпиона, который потом будет сообщать по мобильному телефону результаты бомбардировок и наводить самолёты на новые цели.

– Виза просрочена, – сказал по-русски следователь, он неплохо изъяснялся на этом языке, пусть и с приличным акцентом, но все слова были понятны.

– Да. Времени всё никак не было к вам зайти, – согласился Сергей и пояснил: – Работы было много.

– Работы много… – повторил следователь, о чём-то задумавшись, потом сообщил: – По нашим законам нахождение в стране свыше месяца предполагает наличие разрешения на работу, – и он по памяти процитировал какую-то из статей местного законодательства.

«Хм… Вообще-то я и не собираюсь наниматься на работу здесь, – подумал Комов. – Это югославы на протяжении всего уходящего века ездили на заработки в ближайшие страны, в основном в Германию. Даже Иосип Броз Тито какое-то время зарабатывал себе на хлеб насущный в Руре. Именно югославов в Германии называли “гастарбайтерами”, а теперь словечко это прилепилось ко всем иностранцам, которые приезжают в более развитые страны наниматься на работу…»

Не стал Сергей говорить следователю, что он и не помышлял заделаться гастарбайтером, сказал лишь, что о такой статье закона не знал и очень сожалеет, что всё так получилось.

– А позвольте посмотреть вашу сумку! – резко сказал следователь – точно саблей рубанул.

– Пожалуйста, – пожал плечами Комов, уверенный, что при нём нет ничего, что могло бы бросить тень на его честное имя.

Уверенность эта стала пропадать, как только следователь извлёк из сумки кошелёк, второй заграничный паспорт Сергея, да ещё в придачу к нему – внутригражданский российский.

– А зачем вам два заграничных паспорта? – осведомился следователь.

Логичный вопрос. Хотя что в этом преступного? Вот если бы документы были разных государств, тогда ещё можно было бы понять появившийся в глазах чиновника азарт, но ведь оба паспорта были российскими...

– Вдруг один потеряю, – слабо улыбнулся Комов, который и вправду не мог придумать вразумительное пояснение – отчего у него сразу два заграничных паспорта.

Эта ситуация напоминала анекдот про пассажира, который зашёл в автобус, пробил сперва один билетик, потом второй… Когда попутчик спросил, зачем он прокомпостировал сразу два билета, тот ответил, что на случай, если один потеряет. «А если вы и второй посеете?» – не унимался попутчик. «У меня проездной есть», – расплываясь в улыбке, сказал предусмотрительный пассажир.

Во все времена таким проездным билетом мог считаться туго набитый кошелёк, осмотром которого в эти секунды и занимался следователь.

– Так… – проговорил он, доставая толстую пачку денег, и начал их раскладывать, точно в руки к нему попала коллекция бон.

Здесь были сербские динары, боснийские и немецкие марки, хорватские куны, американские доллары… Все эти деньги чиновник видел не раз, и привлечь они его могли разве что своим количеством и появившейся возможностью сделаться обладателем части купюр за продление визы. Венгерские форинты следователь с пренебрежением отодвинул на дальний край стола, точно испытывал к этим банкнотам особую неприязнь. Очевидно, в нём проснулась генетическая память, напомнившая о тех временах, когда Австро-Венгерская империя, напав на сербов, развязала Первую мировую войну. Деньги эти затесались в общую массу из-за того, что прямого рейса на Белград из Москвы не было и Комову пришлось лететь через Будапешт самолётами авиакомпании «Малеев». Форинты дали на сдачу, когда Сергей пил пиво в аэропорту.

Российские купюры достоинством в 5, 10, 50 и 100 рублей следователь долго вертел в руках, рассматривая изображённые на них виды городов, точно изучал путеводитель по стране. После деноминации, когда с купюр исчезло три нуля, рубли стало не стыдно показывать иностранцам. Они теперь производили впечатление надёжной, полноценной валюты.

Сергей надеялся, что сейчас следователь, ткнув в купюру самого большого достоинства, спросит, что на ней изображено. Комов скажет, что это Большой театр, а на другой стороне – колесница, которая украшает его фронтон. Потом, пройдясь по всем купюрам, Сергей расскажет чиновнику о российских достопримечательностях, удостоившихся чести быть запечатлёнными на денежных знаках. Он даже предложит следователю оставить у себя в качестве сувенира по одной купюре каждого достоинства, как то было в Риме, когда местный таксист, услышав непонятную речь, на которой изъяснялись пассажиры, спросил, откуда они?

– Из России, – признался Сергей.

– У вас есть металлические деньги? – спросил таксист. – Я их собираю.

В кошельке Комова оказались и однокопеечная монета, и пяти, и десяти, и пятидесяти, и даже рубль, который он без сожаления тоже вручил таксисту.

– О, спасибо! – расплылся в благодарности итальянец, заполучивши горсточку монет.

Сергей думал, что за эту услугу таксист по меньшей мере сделает небольшую скидку, но он взял с них по полной программе…

Кажется, русские деньги следователю были совсем не нужны. Вдоволь насмотревшись на них, он принялся за дальнейший осмотр сумки, а там ведь была пластиковая карточка на чужое имя, но с фотографией Комова.

«Попал…» – подумал Сергей.

Он ещё не знал, насколько точно это определение, потому что в тот же миг следователь вытащил из сумки сложенную в несколько раз, потёртую на сгибах туристическую карту, которую Комов купил на границе сразу же по приезде. У Сергея ещё оставалась надежда, что чиновник не станет разворачивать карту, отложит её в сторону, но не тут-то было…

Глаза следователя буквально полезли на лоб, когда он начал понимать обозначения, которыми была испещрена карта. Она вызвала у чиновника неподдельный восторг, наверное, в мыслях своих он уже строил воздушные замки, представляя, какое ждёт его в скором времени повышение, – ведь именно он разоблачил опаснейшего иностранного шпиона! Комов проехал всю страну вдоль и поперёк, а на карте автодорог Югославии отметил все взорванные мосты и простреливаемые зоны…

«Вот попал-то…» – покрываясь холодным потом, думал Сергей, чувствуя, как по спине у него бегут мурашки, а кончики пальцев начинают холодеть.

Больше ничего заслуживающего внимания следователь не нашёл. Перерыв всю сумку, он, к счастью, не обратил внимания на поддельную карточку. После этого вошедший в раж чиновник обыскал Комова, заставив его встать по стойке «смирно», но чуть расставив в стороны руки и ноги, – чтобы было удобнее ощупывать бока. Следователь пригласил в кабинет помощника, очевидно, испугавшись, что изобличённый шпион попробует убежать. Честно признаться, Сергею в голову такая мысль приходила. Он даже примеривался взглядом, куда лучше засветить кулаком, чтобы сразу отправить следователя в состояние лёгкого помутнения рассудка. Но ведь когда тот очнётся, наверняка, вспомнит его имя, составит фоторобот... Его разошлют по всем таможенным пунктам, и тогда выбираться из Югославии придётся нелегально, как контрабандисту, которого на границе может из автомата уложить любой патрульный…

Так рисковать не стоило. Постепенно Комов начинал успокаиваться. Конечно, если бы служителям закона взбрело в голову приказать ему раздеться догола и они стали бы выискивать в его заднице какую-нибудь контрабанду, Сергей послал бы их на три буквы. Следователь наверняка точно понял бы значение этого слова. Это бедные жители Африки готовы за несколько купюр в конвертируемой валюте провести у себя в заднице запакованные в целлофан наркотики. Они порой даже глотают разнообразные микроконтейнеры и везут наркотики в желудке. Но если в подобных грехах служители закона станут подозревать Комова, то на этот случай существует рентгеновский аппарат…

В конце концов Сергею объявили, что его задерживают на неопределённый срок. Он не слишком удивился этому, вот только жалел теперь, что не позвонил из кабинета следователя в российское посольство. Кто знает, может, у тамошних сотрудников проснулось бы чувство вины и они попытались вызволить соотечественника из заточения? В это, правда, не слишком верилось, но позвонить в посольство он всё-таки мог…

У Комова отобрали злосчастную карту и деньги, но почему-то оставили мобильный телефон. Может, из-за того, что в стенах камеры было слишком много металлических вкраплений и связь внутри всё равно не работала? Уровень приёма стоял практически на нуле.

Через денёк, когда Сергей не выйдет на связь, в телекомпании забьют тревогу, попытаются выяснить, что с ним стряслось, обнаружат, что телефон его не отвечает, и тогда коллеги начнут донимать звонками посольство, сделав жизнь его сотрудников невыносимой. Тем станет легче отправить кого-нибудь из низшего штатного персонала на поиски исчезнувшего соотечественника, чем отказать. На уши местное Министерство внутренних дел дипломаты, конечно, не поднимут (там и без русских дел по горло), но дело с мёртвой точки сдвинется и вскоре местонахождение Комова выяснится.

Подобные мысли поднимали настроение.

Сергей подошел к стене камеры, постучал по ней, но вовсе не оттого, что ждал ответа из соседнего застенка. Морзянку или чем там ещё общаются заключённые он всё равно не знал – просто надоело лежать.

Никто календарь на стене не вёл, не отмечал каждый прожитый здесь день чёрточкой, не зачеркивал потом семь таких чёрточек, считая недели, как это делал Робинзон, оказавшись на необитаемом острове. Значит, не было в этом надобности, сидели здесь недолго, а это тоже внушало оптимизм.

Зато стены были обильно испещрены надписями, которые оставили бедолаги, населявшие камеру до Сергея. Надписи были примерно того же содержания, что пишут в туалетах.

«Ebet pichku mate», – начал изучение настенных росписей Комов.

Хмыкнув, Сергей ещё более приободрился – можно использовать пребывание в этой камере с пользой и поучить сербскую ненормативную лексику. Вдруг потом пригодится, хотя бы в общении с заразой-следователем.

Комов так увлёкся единственным доступным ему делом, что не услышал, как сказал последнее «прости-прощай» мобильный телефон. Он приглушенно пискнул (видно, только на это у него ещё оставались силы), и экран погас. Связь с внешним миром прервалась…

Глава 1

Сергей Комов. Комары и осколки

По всей Европе лето 1999 года выдалось засушливым, и не начни натовские самолёты бомбить Югославию, именно с сюжетов об одуряющей жаре начинались бы выпуски новостей по всему континенту.

В Белграде тоже было жарко, настолько жарко, что на улице губы вмиг пересыхали, начинали трескаться, будто ты оказался под горячим солнцем пустыни. Постоянно хотелось пить, но вода уже не утоляла жажду, а только выходила через поры обильным потом.

Сергей вместе с оператором Игорем Зубцовым поселились в центре Белграда в фешенебельной гостинице, которая носила такое родное название «Москва». Открыли её в начале двадцатого века под звуки королевского оркестра, одним из первых, кто в ней остановился, был какой-то русский князь с супругой, но снимал во времена оны здесь номер и Лев Троцкий, бывший тогда корреспондентом газеты «Правда» на Балканах. Может, он даже и номер занимал тот же, что и Комов с Игорем, хотя Сергею не хотелось жить там же, где обитал этот пламенный р-революционер. Во время оккупации, когда в гостинице размещалась штаб-квартира гестапо, её перекрестили в «Великую Сербию». Зря фашисты так сделали, лучше бы оставили прежнее название, потом, на старости лет те, кто пережил войну, рассказывали бы, что жили в «Москве», а у слушателей глаза б на лоб лезли! С концом оккупации гостинице вернули прежнее название и даже во времена, когда Тито поссорился со Сталиным и у Югославии с Советским Союзом были весьма напряжённые отношения, на её фасаде по-прежнему светилось: «Москва».

Средства, выделенные компанией на командировку, приходилось экономить – вот Комов с оператором и взяли на двоих один номер. Потом, когда они принесут сдавать в бухгалтерию квитанции об оплате за проживание, их, конечно, похвалят за бережное отношение к общественным деньгам, и никому не придёт в голову выяснять, что номер-то на самом деле был двухэтажным. На первом этаже располагались гостиная и туалет, а на втором – спальня, ванная и ещё один туалет.

Но жизнь в этих великолепных апартаментах, где роскошная мебель была сделана в стиле Людовика XV, превратилась в настоящий кошмар, в пытку. Дело в том, что из-за бомбёжек постоянно случались перебои с водой и электричеством, а, следовательно, кондиционер большую часть времени не работал. Номер очень быстро нагревался, превращаясь в парилку, но стоило открыть окна и впустить внутрь уличный воздух, как вместе с ним прилетали тучи голодных комаров. Ощущение ещё то – словно ты оказался в тайге. Отбиваясь от кровососов, Сергей и оператор дёргались, точно танцевали джигу. Истребить всех комаров было практически невозможно, всегда приходилось быть настороже: вот сейчас какое-нибудь недобитое насекомое подаст признаки жизни, и ты услышишь возле своего уха противный писк.

– К чертям! – сдался наконец Комов. Он дошёл до изнеможения в этой обречённой на поражение войне. – Будем сидеть с закрытыми окнами. Если опять комаров напустим, ночью не заснём.

– Боюсь, мы и так не заснём, – буркнул Игорь. – Натовцы ведь бомбят именно по ночам…

Идея Комова облегчения не принесла. Одежда быстро пропитывалась липкой влагой и начинала прилипать к коже, а по спине стекали струйки пота. Ничего другого не оставалось, как ходить по номеру в одних трусах, обмотав шею мокрым полотенцем.

Ещё одна беда состояла в том, что из-за перебоев с водоснабжением в туалет надо было ходить чуть ли не по расписанию, по крайней мере приходилось очень сильно подумать – идти туда или потерпеть ещё немного. Бачки унитазов напоминали пересохший колодец в пустыне, а из туалетов разносился такой «ароматный» запах, что мухи с ума бы сошли от счастья, учуяв его. Кран в ванной всегда надо было держать открытым, потому что воду могли дать в любой момент и в любой же момент отключить вновь. Важно было не упустить эти счастливые секунды и наполнить ванну до краёв.

Целая ванна воды!

Как-то Сергей несколько секунд восторженно смотрел на это богатство, а потом они с Игорем взяли разрезанные пополам пластиковые бутылки, начали набирать в них воду и выплескивать её в унитаз, топя то, что плавало на поверхности.

«Хы, пятизвездочный отель! – думал Комов при этом. – Расскажи кому – вот смеху-то будет…»

Ко всему прочему они изнывали от безделья. Для того чтобы приступить к съёмкам, одного желания было мало, надо было ещё в Министерстве обороны получить специальную бумагу, называвшуюся «жёлтый лист». Почему документ так окрестили – Сергей так и не узнал, сперва он думал, что печатают его на жёлтой бумаге из-за того, что белая закончилась. По-сербски это звучало «жутый папир». В среде журналистов к документу тут же приклеилось другое имечко – «жёлтый папирус» – и когда кто-нибудь из правоохранительных органов спрашивал во время съёмок разрешение, журналисты отвечали: «Сейчас, сейчас папирус покажу…»

Приехав в особый отдел Министерства обороны, Сергей и Игорь сдали копии паспортов, редакционных удостоверений, фотографии. Милые, симпатичные девушки, занимавшиеся выдачей «жёлтых папирусов», приветливо улыбаясь, приняли все документы.

– Когда можно будет получить разрешение на съёмки? – спросил Комов.

– Приезжайте завтра, – сказала девушка.

– Раньше нельзя? – спросил Сергей, тоже попытавшись приветливо улыбнуться, но льстивые улыбки девушка видела по нескольку десятков раз за день, сердце её уже окаменело, и такими гримасами завоевать расположение симпатяги было невозможно.

– Нет, – она чуть приподняла брови, видимо, показывая, что искренне хочет, чтобы процедура выдачи документов прошла как можно быстрее, но это не в её силах, ведь она только выдаёт их.

Скорее всего, эти девушки были лишь первым фильтром, через который проходят документы, и уже на этой – начальной – стадии, они могли посоветовать своим коллегам, на кого следует обратить особое внимание. Процедура выдачи не сводилась к простому печатанию «жёлтых папирусов» для любого, изъявившего желание получить вожделенное разрешение. Контрразведчики тщательно проверяли документы всех обратившихся в министерство журналистов. Может, кому-то после таких проверок не то что «папирус» не давали, а вообще приглашали его в следственный кабинет для более тесного общения? Комов, правда, о таких случаях не знал, все русские рано или поздно разрешение получали.

Когда на следующий день Сергей приехал в министерство, выяснилось, что документы всё ещё не готовы. Видать, они с Игорем показался контрразведчикам очень подозрительными личностями. Оператор прежде занимался бодибилдингом, и когда он носил короткую майку, то редко кто из прохожих не бросал заинтересованные взгляды на его накачанные руки.

Проблема разрешилась лишь через пару суток. «Жёлтый папирус» оказался напечатанным на обычной бумаге, а вовсе не на папирусе. Отправляясь в министерство за заветной бумажкой, Сергей решил, что должен ради интереса спросить, отчего всё-таки разрешение называется «жутым папиром», не то этот вопрос будет мучить его не один день, но так и забыл это сделать, обрадованный тем, что получил наконец вожделенную бумагу. У него возникла отчего-то аналогия с «белым билетом», который выдают людям нездоровым, в том числе и психически. «Жёлтый папирус», вероятно, был неким эквивалентом этого документа, ведь нормальные люди не сунутся в те места, куда лезли журналисты. Туда отправиться могли только сумасшедшие, обитающие в «жёлтом доме», – такую мысль высказал оператор.

Вынужденный простой, возникший в связи с ожиданием «папируса», Комов решил использовать с пользой для дела и собрать в своём номере некое подобие «Совета в Филях». Он пригласил в гости коллег из дружественной телекомпании. Они тоже жили в «Москве». Здесь наездами появлялись все российские журналисты. Всё-таки название гостиницы напоминало о Родине.

– Сейчас сюжет отмонтируем, перегоним и заедем, – пообещали коллеги.

Сергей на эту встречу возлагал большие надежды. Информации сербская сторона представляла крайне мало, её приходилось собирать буквально по крупицам, и «сарафанное радио» очень помогало, а кто, как не коллеги, которые провели в Югославии уже дней десять и стали чуть ли старожилами здешних мест, расскажет о том, где стоит снимать, а куда нет смысла ехать?

В запасниках у них была литровая бутылка виски, которую Игорь приобрёл в «Duty Free». Газета, разложенная на столе вместо скатерти, ломти чёрного хлеба, пара банок килек в томатном соусе, варёная картошка, солёные огурцы – как напоминание о родине. С остальной закуской проблему решили в ближайшем продуктовом магазине, купив там мясные и сырные нарезки и банки с консервированными овощами.

– О, смотри, – сказал Сергей, показывая на значок, который продавался в газетном киоске, стоявшем рядом с магазином.

Он приметил его случайно, когда поднял взгляд от пачек газет чуть повыше. На первых полосах газет были фотографии разрушенных мостов, выступающий президент Сербии Слободан Милошевич, ещё что-то – газеты закрывали друг друга, и Комов не мог рассмотреть все фотографии. Он хотел купить одну из газет, пусть они с Игорем почти ничего не понимали по-сербски, но язык этот немного похож на русский, вот Сергей и надеялся, что сможет уловить хотя бы общий смысл написанного в статьях.

На значке был нарисован американский флаг, но вместо звёзд на нем была свастика, а под флагом шла надпись: «Kolombo, ebem tya za radoznale». Первое слово никаких трудностей в переводе не вызвало, второе – тоже, оно ведь по-русски звучало точно так же, только последнее было совсем непонятно. Сергей полез в сумку, достал справочник, на последних страницах которого был словарь. Оказалось, что «radoznale» – это любознательность. Теперь он мог перевести всю фразу. Звучала она примерно так: «Колумб, трахали мы тебя за твою любознательность».

– Ого! – сказал Игорь, прокрутив в голове то, что было написано на значке.

– Берём?

– Конечно. Дайте два.

Зубцов произнёс это с таким же выражением, с каким Киса Воробьянинов, решивший поразить своей щедростью молоденькую девушку, заказал в ресторане два солёных огурца.

Сергей хотел сразу же нацепить значок на майку, потом почему-то передумал и положил его в сумку, но пока они дошли до гостиницы, то дважды встретили людей с такими же значками – видимо, они продавались по всему городу.

Приехавшие коллеги, уставшие и немного возбуждённые, ввалившись в номер, критически осмотрели накрытый стол.

– Виски, конечно, хорошо, – сказал корреспондент, которого звали Глебом. – Но у нас есть кое-что получше, чем это натовское пойло.

Он вытащил из сумки огромный пузырь со сливовицей и водрузил его на стол.

– Вот, – объявил Глеб и испытующе посмотрел на хозяев номера.

– Отлично! – в один голос сказали Сергей и Игорь.

С этим напитком Сергей был хорошо знаком. В Москве несколько дней назад он записывал интервью с послом Югославии в России Бориславом Милошевичем. Тот приходился родным братом местному президенту Слободану, но внешне на него совсем не походил. Глядя на посла, на его великолепные густые седоватые усы, Комов подумал, что именно так должен был выглядеть средневековый славянский витязь. Чтобы сыграть такую роль в историческом фильме, Бориславу не надо гримироваться, ему достаточно надеть кольчугу, остроконечный шлем, взять в руки щит и меч и можно отправляться крушить крестоносцев, потомки которых до сих пор несут его соплеменникам смерть.

После интервью посол подарил Сергею бутылку сливовицы, сказав, что такой в магазине не купишь, её он сам делал. Сливовица действительно оказалась отличной, но впоследствии выяснилось, что почти все спиртные напитки местного производства хороши.

Перед приездом гостей Сергей и Игорь приняли более пристойный вид: натянули джинсы и майки, вот только носки надевать не стали, ходили по номеру босиком. За приобщение к цивилизации пришлось расплачиваться: через несколько минут они стали испытывать сильнейший дискомфорт, точно оказались в подводной лодке, у которой разладилась система очистки воздуха.

Впрочем, гости чиниться не стали, да и знали они друг друга не первый год, и через несколько минут все сняли майки, побросав их на спинку дивана.

Сказать, что встреча оказалась полезна, значит вообще ничего не сказать, потому что через пару часов Комову показалось, что он пробыл в Сербии бог знает сколько времени и знает здесь все ходы и выходы.

Накануне поездки Сергей, чтобы хоть как-то проникнуться местным колоритом, помимо того, что следил за сообщениями информационных лент из зоны конфликта, купил кассеты с фильмами Эмира Кустурицы и просмотрел «Андеграунд», «Время цыган» и «Чёрная кошка, белый кот», который уже видел полгода назад, но решил освежить воспоминания. На всякий случай он взял ещё и «Аризонскую мечту», пусть дело там происходит и в Америке, зато лишний раз можно полюбоваться игрой Джонни Деппа. Из музыки удалось добыть только Горана Брэговича, его произведений Комов наслушался до одурения. Правда, оказалось, что Брэгович босниец, то есть враг тех, кто живёт в Белграде, но для Сергея он всё равно был югославом, как «индеец» Гойко Митич и хорват Иосип Броз Тито. В местных взаимоотношениях вообще черт ногу сломит. Во время Второй мировой войны здесь воевали друг с другом четники, усташи, титовские партизаны. Кто-то из них поддерживал немцев, для кого-то гитлеровцы были злейшими врагами, а итальянцы, выступавшие на стороне стран «оси», были в здешних местах скорее не оккупантами, а своеобразной «буферной зоной», которая хоть как-то мешала местным жителям перерезать друг друга до последнего человека. Со времён детства Сергей помнил кадры из фильма «Освобождение», где по горным тропам, окружённые со всех сторон, идут уставшие и голодные югославские партизаны во главе с Тито. К нему подбегает кто-то из командиров и говорит о том, что впереди дорогу преграждают немцы.

– Будем прорываться! – отдает команду Тито.

На следующем плане показывалась моторизированная немецкая колонна, которая отчего-то вдруг останавливалась, из машин начинали выбегать солдаты и стрелять куда-то вдаль, откуда на них накатывалась волна партизан. Они напали на немцев с тыла, спустившись с отвесных гор по канатам. В последней серии этого фильма приводится число потерь, так вот югославов в войне погибло полтора миллиона. Тогда Сергей думал, что всё это жертвы борьбы с фашизмом. На самом деле самые большие потери принесла югославам междоусобица, в борьбе друг с другом происходили самые ужасные события: у людей выкалывали глаза, их рубили на части, кололи штыками, живьём закапывали в землю, сбрасывали в каменоломни. Главные страдания выпали на долю сербов.

Братоубийственная война вспыхнула с новой силой в девяностых годах двадцатого столетия, когда страна стала распадаться, и процесс этот всё продолжался и продолжался. Если так пойдёт и дальше, Югославия развалится даже не на составлявшие её республики, а на атомы.

Как вообще такое могло случиться в центре Европы в конце двадцатого века? Кадры из клипа Боно и Лучано Паваротти «Мисс Сараево» выглядели какой-то сюрреалистической картинкой. Вот девушка стоит на подиуме и получает корону победительницы, а вот она через несколько лет бежит по развалинам родного города – того города, где ещё совсем недавно проходила зимняя Олимпиада. Комов не мог вспомнить имени ни одного спортсмена, победившего на тех олимпийских играх, разве что наших хоккеистов, ведь в ту пору они выигрывали всё, что только можно выиграть, и просто обязаны были получить в Сараево «золото», но он хорошо помнил эмблему той Олимпиады – маленького симпатичного волчонка. Кажется, его звали «Вук».

Сергей вспоминал события недавних времён и не мог понять, почему недруги упорно не хотят оставить в покое остатки Югославии и многострадальных сербов? Те несколько дней, что они провели здесь с Игорем, уже накрепко запечатлелись в памяти Комова.

На центральной площади Белграда, где стоял Национальный театр, название которого по-сербски звучало очень смешно «Narodno pozorishte», в течение всего дня шли концерты, причём во время бомбёжек, когда люди должны были по идее прятаться в бомбоубежищах, на площади собиралась особенно большая толпа.

«Если вы стреляете, то стреляете по народу» – под этим лозунгом югославы умирали.

От центральной площади шла пешеходная улица Князя Михаила – местное подобие Арбата в Москве. Она упиралась в старую крепость Калимегдан, построенную на слиянии Савы и Дуная. Крепость окружал ров, но воды в нём давно не было, а поскольку в центре города любой квадратный метр земли стоит огромных денег и без дела простаивать не может, то у стен крепости построили баскетбольные площадки.

Эту крепость Сергей запомнил по фильму «Андеграунд». Рядом с ней был зоопарк. В фильме, действие которого происходит во время Второй мировой войны, немцы зоопарк разбомбили, звери разбежались по городу и, наверное, с голодухи нападали на местных жителей, а одна обезьяна всю войну жила в подполье вместе с людьми.

Натовские пилоты в зоопарк ещё не попали. Их главной целью были мосты. Сербы во время бомбёжек выходили на них, думая, что, рука пилота, увидевшего, как много мирных людей стоит на «цели», которую надо уничтожить, дрогнет, и он не станет запускать ракету. Но сидевшие за штурвалами самолётов представители стран развитой демократии предпочитали выполнять приказы своих командиров…

Коллеги рассказали о том, как натовцы разбомбили местное телевидение, комплекс компании RTS. Её сотрудников завалило в обрушившемся здании, и все, кто об этом узнал, бросились к руинам вызволять коллег, но натовский пилот выпустил вторую ракету, и те, кто пришёл спасать пострадавших, тоже оказались под обломками. Погибли десятки ни в чём не повинных людей. Тактика-то у натовцев была старая, испытанная. Её издавна снайперы применяли. Не убивай того, в кого попадёшь первым, пусть он стонет и причитает, к нему на помощь придут другие, вот их-то ты и убьёшь, а потом добьёшь и раненого.

– Какие же они всё-таки суки! – процедил сквозь зубы Глеб. – Да чего я вам всё это на словах рассказываю? У нас картинка есть. Мы это снимали. Хотите посмотреть?

– Давай, – сказал Сергей.

Оператор сбегал за кассетой, потом её вставили в камеру Игоря. Смотреть приходилось в видоискатель, картинка воспроизводилась чёрно-белая. Игорь откинул в сторону резиновый наглазник, чтобы лучше было видно. Получился маленький экранчик с диагональю сантиметров семь, как на очень старых телевизорах, выпускавшихся полвека назад. Чтобы экран казался больше, тогда перед экраном ставили увеличительную линзу, но в их распоряжении подобных приборов не было. Единственное преимущество перед теми, кто некогда смотрел передачи, сидя у таких телевизоров, было в том, что картинка шла чёткая, без помех.

…Комнаты с запылившейся аппаратурой, свисающие куски подвесного потолка. Очевидно, на эту кассету попали ещё и кадры, отснятые в морге. На столах – раздетые мертвецы, кровь засохла на лицах вместе с пылью, нарисовав на них жуткую маску смерти, на груди у каждого – раскрытые документы.

Сергею после таких кадров захотелось сделать плакат с такой же картинкой и с такой же надписью, что и на значке, который он купил, и прийти с этим плакатом к посольству США в Москве. Митинги возле него проходили чуть ли не каждый день. Устраивали их всевозможные партии. В зале заседаний Госдумы их представители устраивали драки с оппонентами, но возле посольства США все обиды забывались, и они были единодушны. Те, кто приходил на митинги, частенько бросали в стену посольства баночки с чернилами или краской, но однажды напротив здания остановился белый внедорожник. Из него вышел мужчина, одетый в камуфляжную форму, вытащил что-то очень напоминающее гранатомёт, направил его в сторону посольства и нажал на спусковой крючок. Кто-то из прохожих снял всё происходящее на видеокамеру.

«Жалко, что у него гранатомёт не сработал», – наверняка такая мысль родились у многих из тех, кто в выпусках новостей наблюдал, как мужчина бросает на асфальт своё оружие, забирается в машину и быстро уезжает. Его, кажется, так и не поймали. А американцы, может, стены своего посольства и отмоют, но отмоют ли они когда-нибудь честь своей страны?

Китайцы в Пекине тоже закидывали посольство США баночками с чернилами, рвали и жгли ненавистный полосатый, как роба арестанта, флаг. Полицейские, окружавшие посольство, нисколько этому не мешали. Ведь в стране с демократическим укладом, каждый волен высказывать свою точку зрения. Вот если бы они стали разгонять митингующих, тогда это стало бы грубейшим нарушением законов. Похоже, сотрудники правопорядка и сами были бы не против запустить чем-нибудь в здание, возвышавшееся у них за спинами, чтобы фасад обрушился, погребая под собой всех, кто прятался там от разгневанной толпы.

Увидев машины с дипломатическими номерами, митингующие не давали им проехать, останавливали, переворачивали. Американцы должны ответить за то, что убили двух сотрудников посольства КНР в Белграде, попав в здание «томагавком»!

Что касается причин этих бомбардировок, то китайцы без труда догадались, откуда ноги растут. Среди плакатов с иероглифами попадались и на английском языке, чтобы те сотрудники посольства, которые не знали китайский, не чувствовали себя ущербными и тоже могли прочитать: «Fuck NATO and USA», а рядышком были нарисованы Билл Клинтон и Моника Левински. Китайцы дорисовали американскому президенту щётку усов, как у Гитлера, а сам портрет поместили в центр свастики. Удивительно, что для обозначения самых циничных поступков всё ещё используют символы фашистской Германии. Американская символика давно уже заслужила право выступать в той же роли.

Какие этнические чистки в Косове? Побойтесь бога! Янки палец о палец не ударят, чтобы спасать кого-то, если это им не приносит дивиденды. Американскому президенту надо было срочно переключить интересы общественности со скандала в Белом доме, в котором он был замешан вместе со своей секретаршей, на что-то другое. Вот Югославия и подвернулась под руку. А то ведь грозил Клинтону импичмент. Ладно, если бы он признался в содеянном. Тогда бы его осудили разве что за то, что не закрутил роман с более привлекательной секретаршей. Хотя, может, в Америке девушек симпатичнее не осталось? Клинтон же поначалу темнил, потом стал мямлить, что «да, куда-то что-то пихал, но не помнит что и куда». Совсем как во время предвыборной гонки, когда его припёрли к стенке и сказали: «Есть сто пятьдесят три свидетеля того, что вы курили травку». Клинтон тогда был вынужден ответить: «Было дело, но я ведь не затягивался!» Теперь он старался показать американцам свою «крутость»…

Центральное телевидение Югославии вещало в последнее время из запасного офиса, совсем как это было в Москве во времена августовских беспорядков 93-го года, вот только Останкино лишь штурмовали, никто его не бомбил и не разрушал.

Многим позже Сергей узнал, что рядом с тем местом, где стояло здание RTS, в память о погибших поставили памятник…

На Белградских улицах часто попадались таблички с надписями «бомбоубежище» и стрелкой, показывающей, где надо искать спасение, но сербы из чувства гордости туда не ходили и предпочитали умирать на улицах. Такое отношение к жизни и смерти отчего-то ассоциировалось у Комова со штыковой атакой – люди не стреляют лишь оттого, что у них не осталось патронов, а смерть когда-нибудь настигнет всех, даже тех, кто в эти мгновения, прячась за железным щитком, поливает бегущих на чужие окопы длинными очередями из пулемёта. Даже тех, кто несёт под крыльями своего самолёта ракеты.

А как ещё сербы могут показать врагу, что они не сломлены? Вот если бы натовцы шли по горным ущельям и до них можно было добежать, пусть даже и под пулемётным обстрелом...

– С монтажами – проблема, – говорил Глеб. В комнате уже плавали клубы сигаретного дыма, а из пепельницы вываливались окурки. – На местном телевидении такие деньги за монтаж просят, что с ума сойти. Ещё надо специальное разрешение получать. Делаешь материал, отвозишь кассету в особый отдел, там её просматривают и ставят печать, разрешающую перегон, а без этого – никто перегонять не станет.

– Муторно, – сказал Сергей. – Времени и так всегда не хватает, а тут ещё ждать, пока тебе разрешат материал согнать. Что там они хоть проверяют? Вдруг засняли что секретное?

– Типа того.

– Тебе что-то не разрешали гнать?

– Не совсем. Просто кассету после проверки не успеваешь просмотреть, начинаешь перегонять и тут вдруг замечаешь, что нескольких кадров нет. Кадры эти затерли, а вместо них – чёрное поле, так и приходится гнать. В Москве подчистку закрывают из той картинки, что у них есть.

– Забавно… Но кадры-то убранные на исходных кассетах остаются, можно их восстановить. На кассете печать уже есть, никто и не заметит.

– Можно, но очень рискованно. Прокатит один раз, но во второй – вряд ли, засекут. Зачем лишние проблемы? К тому же, может, у кого и есть монтажная пара, на которой можно вставить затёртые кадры, но у нас такой нет, а на тех студиях, где мы материалы свои собираем, сербы затёртые кадры вновь вставлять не будут. Им такие проблемы ещё меньше, чем нам, нужны.

– Насчет перегонов и монтажа… Нам-то как быть? Помочь чем можете? – спросил Сергей. Он уже решил, что первый сюжет, а может, и несколько, будет снимать в самом Белграде. Люди на мостах и концерт в центре города во время бомбёжек того стоили.

– Вы когда собираетесь к работе приступить?

– «Жёлтый папирус» ещё не дали. День-два придётся подождать.

– Ясно… Что касается перегонов – то придётся через центральное телевидение, но они это по безналу делают, так что у тебя голова об оплате болеть не будет. Всё контора сделает. Только им сообщи, чтобы гарантийное письмо прислали.

– Само собой, – кивнул Комов.

– А что касается монтажа, то есть тут один клиент… Он нам студию организовал. Думаю, и вам поможет.

Корреспондент достал из кармана мобильный телефон. Нужный номер, судя по тому, сколько он нажал клавиш, был занесён в память.

– Милош, привет, это Глеб… Нет, нам сегодня студия уже не нужна, но я тут русских коллег встретил, вот им студия понадобится, не сегодня, а дня через два, ну и дальше тоже. Я им твой телефон оставлю? – после паузы, во время которой неведомый Милош, видимо, дал утвердительный ответ, Глеб продолжил: – Они тебе позвонят. Зовут их Сергей и Игорь. Сошлются на меня. Ты тогда им студию для монтажа посоветуй?.. Да, им нужно примерно то же самое, что и нам… Вот и хорошо, а я с тебя за найденных клиентов, сдеру проценты… Шучу. Шучу! Всё, пока… Ну вот, всё и разрешилось, – сказал Глеб, протягивая телефон Комову. – Записывай номер. Зовут его, как ты слышал, Милош. Парень хороший. Случайно в баре неподалеку отсюда познакомились. Он, кстати, если тебе нужно, и чек выпишет на оплату монтажа. Просил только, чтобы ты звонил заранее, если это, конечно, можно.

– Чек, конечно, будет нужен, – сказал Сергей, потому что кому же хочется оплачивать монтаж сюжета из собственных средств, что он для себя это делает? А если нет чека, то бухгалтерия эти расходы не возместит. Хотя можно написать служебную бумагу, подписать её у начальства, она послужит заменой чеку, но очень не хотелось по кабинетам бегать. – А «заранее» – это накануне вечером? – спросил он, записав номер телефона в память своего мобильника.

– Ну нет, не так радикально. За несколько часов. Так всё-таки и ему, и вам спокойнее будет. Но если тебе студия позарез нужна, Милош её и побыстрее организует. У нас такое пару раз случалось.

– Это не проблема, всё равно мы под эфир завязаны. С утра буду ему говорить – во сколько мне монтаж будет нужен и во сколько перегон.

– Вам ещё и водитель, наверное, понадобится? Такой, что согласится и за город поехать, а может, и туда, где сербам показываться не стоит, – Глеб точно закидывал удочку с живцом.

– У тебя и такой на примете есть? – оживился Сергей, потому что за несколько минут решались практически все его проблемы.

– Записывай, – сказал корреспондент и продиктовал номер. – Зовут водителя Радко. У него в распоряжении «Мерседес-220». Машина почти новая, ей ещё и двадцати лет нет.

– Ха! Не развалится? – спросил Комов, хотя он-то был готов ездить на чём угодно.

– Ну что ты! – развёл руками Глеб. – Кстати, что касается бомбёжек, то они случаются сугубо по ночам. Делается это, чтобы измотать местное население. Когда несколько ночей подряд не поспишь, сам понимаешь, какое у тебя будет состояние. Но сербы держатся. Некоторые ходят как сомнамбулы, чуть ли не на прохожих на улице натыкаются, но держатся. Ну и мы тоже мало спим, а вот натовские пилоты, днями, наверное, валяются по койкам вместе с проститутками.

– Или с сослуживцами, – ввернул Игорь. – Недаром же американцев прозвали пендосами. Хотя, у них и бабы служат. Правда, тех, кого я встречал, впору снимать в фильмах ужасов, а уж такие очень любят представительниц своего пола...

– Обычно, о предстоящем налёте предупреждают по телевизору, – улыбнувшись, продолжал Глеб. – Если во время трансляции любого канала, в верхнем правом углу появляется… – корреспондент посмотрел на работающий телевизор. Он был включён «для фона», а звук его был приглушён, – …маленький силуэт самолёта или ракеты, – продолжил после паузы Глеб, – то это означает, что надо ждать подарков от натовских лётчиков.

Сергей бросил взгляд на экран телевизора и к ужасу своему увидел, что в правом верхнем углу мигает силуэт самолёта. Более опытные коллеги тоже должны были это заметить, и всё-таки они никуда не бежали, а продолжали преспокойно есть и пить. Пир во время чумы какой-то…

– Так что, сейчас бомбить будут? – спросил Комов, показывая на экран.

В эту секунду по всему городу начали завывать сирены, как будто хотели отпугнуть приближающийся самолёт.

– Минут через пять прилетит, гад, – пояснил Глеб. – Представляете, как мы тут живём? Никаких нервов не хватит. Налёты за ночь по нескольку раз случаются. От бессонницы голова дуреет, глаза красные у всех… Когда домой приеду, то буду спать беспробудно столько, сколько смогу. Все телефоны отключу.

– А в бомбоубежище вы, значит, не ходите?

– Ой, ну зачем? Сербы туда тоже не ходят. Давайте лучше выпьем за то, чтобы на самолёт, который летит сейчас бомбить Белград, обрушился гнев Божий.

Глеб, произнося последние слова, встал с кресла, вытянул вперёд руку со стаканом, словно это был крест, а во фразе «обрушился гнев Божий», протянул, насколько получилось, гласные, точно проповедь читал. В эту секунду он отчего-то напомнил Сергею Арамиса, вернее, актёра Старыгина, который в старом фильме про мушкетёров примерно такими же словами втолковывал истину разбойникам, что хотели его задержать.

Все подняли стаканы, успели чокнуться, и даже осушить их.

Комов стоял возле окна, изредка поглядывая на ночной город. Там особо не заботились о светомаскировке. Ведь современные ракеты и в темноте найдут цель. Но та, которую успел-таки увидеть Сергей, то ли сбилась с курса, то ли её сознательно запускали в центр Белграда…

Комову показалось, что она взорвалась прямо возле стен гостиницы, хотя, если бы такое случилось, то отель бы рухнул.

Сергея ослепила вспышка, он закрыл глаза, крикнул что-то наподобие «ложись» и повернулся спиной к окну. В тот же момент его осыпало осколками, которые стали впиваться в кожу куда как больнее, чем комары. Тёплая волна ударила в спину так, что Комов потерял опору под ногами. Его впечатало в стену, от удара перехватило дыхание и, оседая на пол, Сергей несколько мгновений не мог вдохнуть, испугавшись, что пыльный воздух никогда уже не попадёт в лёгкие. В довершение, на него упала выбитая взрывом оконная рама, к счастью, уже почти без стёкол. Комов сидел в ней точно посредине, похожий на ожившую картину. Он чувствовал, как саднит кожу на руках, спине и немного – на щеке, попробовал потрогать лицо ладонью и наткнулся на какой-то заусенец, торчавший из щеки. Прикосновение было болезненным, а когда Сергей посмотрел на ладони, то на них оказалась кровь.

– Не трогай! – услышал он сквозь звон в ушах голос Глеба. – Ща тебя лечить будем. У вас аптечка есть?

Сергей не слышал, что ответил Игорь, но аптечки в полном понимании этого слова у них не было, они не взяли даже бинты, а только пластырь и ещё какие-то таблетки от желудка – на тот случай, если съедят какую-нибудь гадость, но здесь готовили очень вкусно.

Очевидно, Глеб сбегал в свой номер за аптечкой или послал туда своего оператора, но через считанные минуты он, вооружившись пинцетом и ваткой с дезинфицирующим раствором, уже обрабатывал раны коллеги.

– Ай!.. – выдыхал Сергей, когда корреспондент выдёргивал у него из спины очередной осколок стекла.

– Не стони… – приговаривал Глеб. – Всё фигня! Посекло тебя не сильно. Раны не глубокие. Царапины!

В дверь номера заколотили. Выяснять, кто пришёл и что ему нужно, на правах хозяина отправился Игорь.

– У нас спрашивают, всё ли в порядке и нужна ли помощь? – закричал он с порога.

– Пусть окно вставят. Скажи, что у вас раму с окном выбило, – откликнулся Глеб.

Вскоре Игорь, закрыв дверь, вернулся.

– Сказали, что придут завтра утром.

– Чёрт… – сказал Сергей. – Целую ночь без окна, нас же комары сожрут…

– Вот если бы у вас окно открыто было, – назидательно произнёс Глеб, – то тогда бы его взрывной волной не вырвало. Мы с открытыми окнами спим.

– А комары?

– Привыкли уже. Вы тоже привыкайте.

– Попробуем… – без особого энтузиазма согласился Комов.

Глава 2

Арджан Хайдарага. Знаменательный день

Арджан сидел, удобно прислонившись спиной к стволу старого дерева, и бездумно покусывал длинный стебелёк сорванной травинки. Солнце начинало клониться к закату, его лучи уже не обжигали, они вязли в густой листве, дробились на золотые пятна, покойно ложившиеся на землю. Высокое небо, казавшееся днём застиранно-выгоревшим, постепенно набирало глубокую голубизну. Было тихо, только беззаботные кузнечики настырно пилили свою незатейливую мелодию, да невидимая Арджану пичуга время от времени начитала выводить длинную руладу, потом сбивалась и смущённо замолкала.

В последнее время мгновения, когда можно отдаться покойному ничегонеделанию, возникали нечасто, и Хайдарага наслаждался минутами отдыха. Ещё час, два, пусть несколько часов, и безделье закончится. Чем придётся заниматься, какое дело поручит ему дядя Эрвин? Неизвестно, да и голову над этим ломать не стоит – всё равно не угадаешь. А значит, нет смысла пытаться забежать вперёд по реке времени – в нужную минуту всё прояснится, останется только аккуратно и точно выполнить приказ.

Узнать бы, куда утекает время? Может быть, существует некая загадочная нить – потянешь за неё, и ушедшие годы послушно вернутся, а с ними и былые ощущения, переживания, чувства…

Арджан улыбнулся. Рано ему ещё предаваться воспоминаниям. Ой, рано! Вся жизнь впереди, а она благодаря дяде Эрвину теперь наполнена смыслом до краёв. Даже не верится, что меньше года назад всё было по-другому.

Тогда тоже был такой же ясный день, только лето уже уверенно шагало на встречу с осенью – всё чаще опускались на землю жёлтые листья, выгоревшая трава заметно пожухла, ветер приносил с собой ощущение неласковой прохлады…

Арджан вместе со своим другом Далматом Папакристи любил подниматься в горы, окружающие Приштину. Они неспешно проходили мимо красивых особнячков, выше, выше, и вот уже город расстилался перед ними – вдалеке серебрилась водная гладь Ситницы, рвались в небо новые многоэтажки, жуками проползали по улицам автомобили. У друзей было излюбленное место – большой плоский валун, укрытый под сенью могучего дуба. Жёсткие листья великана покрывали землю толстым слоем, созревшие жёлуди то и дело звонко шлёпали по камню. Порой серо-коричневый кругляш попадал в голову кого-нибудь из приятелей, тогда оба заливались радостным смехом, а неудачник украдкой почёсывал макушку.

Давно они облюбовали это местечко, ой, давно! Как только подросли, и родители стали разрешать мальчуганам выбирать место для игр по своему усмотрению. Старый валун услышал немало секретов, не предназначенных для посторонних ушей. Камень никому ничего не расскажет, дуб – тоже. На них можно положиться. Да и друг на друга тоже. Арджан с Далматом это знали. Ни один из них товарища не предаст…

Вот только время наивных детских мечтаний ушло безвозвратно. Жизнь переломилась: на смену прежней нудноватой, но спокойной размеренности пришло неуютное беспокойство. Чем заниматься? Как жить дальше? Ответы на эти непростые вопросы не могли найти люди куда более опытные, чем вчерашние школьники.

– И всё-таки нужно учиться дальше, – в который раз высказался Далмат.

– Где? – лениво осведомился Арджан.

– Ай! – недовольно всплеснул руками Папакристи. – Можно подумать, на нашей Приштине и Косово свет клином сошёлся. Уехать за границу, и дело с концом!

– Ну да, нас же там ждут… С утра до ночи переживают: где эти два талантливых албанских парня? Жильё выстудилось, еда засохла, профессора университетов все глаза повыплакали. Не смеши меня! Чтобы уехать за границу, нужно деньги иметь.

– Бардхил уехал… – возразил Далмат.

– И что он там делает? Улицы подметает. Можно подумать, в Приштине мусора нет…

– Может, в столицу уехать? – неуверенно предположил Папакристи. Немного помолчал и добавил: – В Белград.

– К сербам? – удивился Арджан. – Тебе что жить надоело? Здесь не знаем, как от них сдыхаться, а ты готов голову в их ярмо засунуть? Лучше уж сразу удавиться!

– Да чем тебя вечно сербы не устраивают? – буркнул Далмат. – Люди, как люди.

– Ага! И отмутузили они тебя, когда ты попробовал за Волгицей приударить, вполне по-людски. Или забыл уже?

– Нашёл, что вспоминать! – щёки Папакристи окрасил густой румянец стыда. – Ну, отлупили меня пацаны за то, что на их улицу ходить повадился, и что с того? В этом-то зачем какой-то особый смысл искать?

– Добрый ты… – неодобрительно протянул Арджан. – Всем всё готов простить. Только сдаётся мне, что не будь ты албанцем, могло по-другому обернуться.

– А-а… – махнул рукой Далмат, но больше спорить не стал.

И Арджану говорить не хотелось – очень уж хорошо было вокруг. Природа жила своей извечной жизнью, её не интересовали человеческие заботы и проблемы. В голове Хайдараги мелькнуло: «Да провались всё пропадом! Потом определимся. Не сегодня судьба решается и не завтра…»

Как же он ошибался! Впрочем, чему удивляться? Жизнь никогда не предупреждает: «Готовься, этот миг имеет для тебя особое значение!» Только время способно всё расставить по местам…

– Э-э-э! – донеслось издали.

– Что там? – равнодушно осведомился Арджан. Нагретый солнцем камень приятно грел спину, шевелиться было лень.

– Фатмир бежит. Сын тётки Генты, – сообщил привставший Далмат и предположил: – Наверное, ты матери понадобился.

– Перебьётся… Только из дому выйдешь, уже квохтать начинает.

– Предположим, из дому ты ещё вчера ушёл, – педантично уточнил Папакристи и укорил друга: – Говорил я тебе утром: давай заглянем, вдруг что нужно.

– Да что ей может понадобиться? – разозлился Хайдарага. – Наверняка опять какую-нибудь ерунду придумала…

– Арджан! Эй, Арджан! – издалека закричал подбегающий к ним мальчишка. – Быстро иди домой!

– Зачем? – осведомился Далмат, поскольку друг его только невнятно что-то пробормотал.

– Дядька к нему приехал, – пояснил, почёсывая вечно разбитые коленки, Фатмир и вприпрыжку помчался прочь.

– Какой такой дядька? – спросил Папакристи.

– Не знаю… – озадаченно почесал в затылке Арджан. Встретил взгляд друга и пояснил: – Правда, не знаю. Был у матери младший брат, но о нём с восемьдесят первого года ни слуху ни духу. Тогда его вроде бы посадили.

– За что?!

– Не знаю. Кажись, украл что-то. Да я его и не видал никогда…

Лукавил Арджан. Несколько лет назад он случайно подслушал разговор своей матери и приехавшей к ней подруги – остроносой, суетливой тётки, одетой в длинное неопрятное платье. Как её звали и откуда она приехала, Хайдарага не помнил, да и не старался запомнить.

– А как у Эрвина дела? – между делом осведомилась приезжая.

– Не знаю… – потупилась мать. – Ни одной весточки от него не было…

– Да-а… – лицемерно вздохнула остроносая. – Угораздило его ввязаться в те студенческие волнения! Всю карьеру себе загубил. А ещё слышала я, что ваш Эрвин был в числе заводил. Небось самый большой срок получил?

– Он для всех албанцев старался, – обиделась мать.

– Эт да, эт конечно! – поспешно согласилась приезжая и быстренько перевела разговор на другую тему.

Арджан помнил, как сильно забилось тогда у него сердце. Участие в мятеже… Государственное преступление… Это не хухры-мухры, это серьёзно, очень серьёзно! Как бы сделанное когда-то неведомым дядей Эрвином не икнулось самому Арджану…

И вот…

Хайдарага просительно посмотрел на друга:

– Надо идти…

– Конечно, – согласился Далмат.

Шли быстро, дорогой почти не разговаривали – Арджана одолевали мысли. Возле своего дома он неуверенно спросил:

– Зайдёшь?..

– Нет, – решительно отказался Папакристи. – Там у вас дела свои, семейные. Как-нибудь потом…

Арджан кивнул и быстро вошёл в подъезд. Возле дверей их квартиры стоял незнакомый угрюмый парень. Заступив дорогу Хайдараге, он хрипло осведомился:

– Куда?

– Домой… – растерялся Арджан и зачем-то робко пояснил: – Живу я здесь.

– Проходи, – парень отстранился, освобождая проход.

Дядя сидел за столом в комнате. Первым, что бросилось в глаза Арджану, была бутылка дорогущего французского конька. На аккуратно расставленных тарелках теснилась снедь – и незнакомого вида, но тоже явно недешёвая, и привычная – явно мать расстаралась. Она словно помолодела и, забыв про изнуряющую боль в ногах, хлопотала возле стола.

Завидев племянника, дядя аккуратно положил в пепельницу длинную дымящуюся сигарету (Арджан мимоходом удивился – мать табачный запах на дух не переносила) и встал. Был он невысок ростом, но ладно сложен, лицо пересекали глубокие морщины, виски заметно серебрила седина – видно, пришлось дяде за свои неполных четыре десятка лет пережить немало.

– Ну, здравствуй, племянник! – улыбнулся он скупо, но Хайдарага заметил радостный блеск его глаз.

Арджан замялся, а дядя, заметив смущение парня, приказал:

– Иди сюда!

Хайдарага шагнул навстречу нежданному родственнику и попал в крепкие объятия. Почувствовал, что пахнет от дяди коньяком, хорошим табаком и незнакомым, но очень приятным одеколоном.

– Садись, – дядя по-хозяйски указал на стул, потом спросил: – Куришь?

Арджан покосился на мать и неуверенно кивнул.

Дядя, вновь устроившийся за столом, пододвинул ему пачку «Мальборо» – настоящих, американских, не местную подделку. Мать недовольно поджала губы, но смолчала.

– Зовут меня, как ты уже, наверное, догадался, Эрвин, – чуть насмешливо посмотрев на сестру, заговорил гость. – И прихожусь я тебе родным дядей, а значит, ближайшим, после моей дорогой Линдиты, родственником. Так уж случилось, что свидеться до этого нам не удалось, но, по-моему, лучше поздно, чем никогда. Согласен?

Арджан молча кивнул.

– Вот и хорошо… – дядя глубоко затянулся сигаретой, дым выпустил длинной и тонкой струйкой. – Тем не менее вины за то, что все эти годы не смог вам помогать, с себя не снимаю, – снова заговорил он. – Ну да о себе рассказывать не буду. Что нужно, твоя мать знает, а что ненужно… – Он негромко засмеялся. – Какой смысл говорить о том, что знать не нужно никому? Давай-ка лучше, племянник, о тебе. Школу, насколько я знаю, закончить не удалось?

– Нет, – вытолкнул из себя Арджан и пояснил: – Закрылась школа…

– Это плохо, – дядя внимательно посмотрел на столбик пепла, венчающий сигарету, аккуратно стряхнул его в пепельницу. – Но не смертельно. Если голова на плечах есть, знания никогда не поздно получить. Тем более что сейчас куда важнее в жизни разбираться, найти в ней своё место. Верно я говорю, сестра?

– Куда уж вернее? – пригорюнилась мать. – Времена сейчас, брат, такие наступили, что не поймёшь, как жить дальше…

– Простых времён вообще не бывает, – не согласился с ней дядя. – Однако умные люди никогда не пропадали… Вот ты, племянник, к примеру, чем заниматься собираешься?

Арджан осторожно отогнал в сторону клуб сигаретного дыма (ну никак не удавались ему, как дяде, легко улетающие в окно длинные струйки!) и неожиданно для самого себя ляпнул:

– Уезжать нужно. За границу. Там работу искать.

Мать испуганно охнула. Дядя, жёстко прищурившись, смотрел на племянника.

– И куда, например? – спросил он.

– В Италию… – неуверенно произнёс Арджан.

– Не самая плохая страна, – слегка пожал плечами дядя. Было неясно, одобряет он выбор племянника или подсмеивается над ним. – Хотя есть и получше. Одно мне непонятно… Какой смысл уезжать, если и здесь можно заниматься серьёзными и интересными делами?

– Это как? – не понял Хайдарага.

– Расскажу, – тепло улыбнулся дядя. – Одна беда: не сегодня. Пока ты гулял, а мы тебя поджидали, немало времени ушло. А дела ждать не могут... Да ты не расстраивайся! – воскликнул он, заметив смущение племянника. – Ни в чём тебя не виню. Не мог же ты с самого дня рождения сиднем дома сидеть, поджидая, когда появится дорогой, но совершенно незнакомый тебе дядюшка! Ничего, теперь всё наверстаем… Если я завтра на ужин заявлюсь, не прогоните?

– Эрвин! Как ты можешь такое говорить? – вспыхнула мать.

– Прости, сестрёнка, прости! – дядя со смехом поднялся из-за стола, ласково обнял её за плечи. – Ну, не дуйся же! Ляпнул, не подумав, глупость, с кем не бывает? Дай-ка я тебя поцелую. Вот так!

Он протянул руку Арджану, крепко пожал его ладонь и, строго глядя в глаза племянника, произнёс, будто приказ отдал:

– До завтра!

Уже подходя к двери, обернулся и спросил:

– У тебя, Арджан, друзья есть?

– Конечно! – не задумываясь, отозвался Хайдарага.

– Надёжные?

Арджан на мгновение задумался, потом честно сказал:

– Надёжный только один – Далмат Папакристи.

– Пригласи его, – попросил дядя. – Хочу получше узнать нынешнюю молодёжь.

Глава 3

Сергей Комов. Пометки на карте

Оператор из книжки Артуро Перес-Реверте «Территория команчей» с ума сходил оттого, что ему никак не удавалось запечатлеть на свою камеру взрыв моста. Он просиживал у обречённого сооружения часами, ждал, когда сапёры заложат заряд, потирал руки от радости, думая, что в этот-то раз дело выгорит на сто процентов, но потом оказывалось, что он не сможет дождаться, когда мост поднимут на воздух, потому что надо ехать на студию – перегонять сюжет. Так повторялось из раза в раз, из года в год… У Игоря таких навязчивых идей не было. Они с Комовым просто стояли на набережной и снимали, как во время налёта натовской авиации под аккомпанемент сирен по мосту через Саву продолжают ехать и автобусы, и легковые, и грузовые машины.

Игорь смотрел в видоискатель, а тот даёт чёрно-белую картинку, так что вряд ли оператор заметил инверсионный след, который тянулся следом за ракетой. У Сергея лицо перекосило, когда он понял, что ракета летит точно в центр моста, но он не мог уже ничего сделать. Закричать, чтобы предупредить людей, что находились на мосту? Они просто его не услышали бы...

– Снимай! Не выключай камеру, – только и смог выдохнуть Комов.

– Что? – переспросил Игорь, отрываясь от видоискателя.

– Мост снимай! – заорал Сергей, гримаса на его лице в эту секунду, видимо, была очень страшной.

И тут центральный пролёт моста изогнуло дугой, приподняло огненным облаком, разметало в разные стороны. Камни стали падать в реку. В огненный смерч, не успев остановиться, въехало несколько машин, а потом пролёт рухнул, следом за ним в речку сполз автобус. Люди, что стояли по краям моста, посыпались вниз, как горох из порванного пакета.

– Твою мать… – только и смог сказать ошарашенный оператор.

Самым жутким было то, что всего несколько минут назад Сергей и Игорь были на этом мосту и снимали людей, что на нём собрались. Многие из них прикрепили к груди листочек, на котором была нарисована мишень, а под ней – надпись: «Target»[1].

– Зачем вы здесь? Сейчас же налёт будет, – самому Комову было очень боязно, словно он участвовал в игре, называющейся «русской рулеткой», в которой не ясно – кому достанется пуля, что прячется в барабане пистолета. Этот ли мост разрушат или какой-то другой? Какой-то ведь точно разбомбят, а то и не один…

– Пусть натовские вояки видят, что они стреляют по мирным людям, – отвечала Сергею женщина лет пятидесяти.

Она, наверняка, знала, что пилотов мирные люди на мосту не остановят…

На ракетах обычно ставят видеокамеры. Они до самой последней секунды передают на командный пункт картинку. Часто подобные кадры показывают по телевизору. Очень эффектно смотрится, как ракета попадет точно в центр какого-нибудь военного объекта. Интересно, сохранят ли картинку того, как ракета попадает в мост, по которому идут мирные жители, или её тут же сотрут? Дескать, НАТО бомбит исключительно военные объекты, ну а мост… Никакого моста и не было!

Чуть раньше Сергей и Игорь ездили на центральную площадь снимать концерт. На сцене выступали совершенно неизвестные им югославские группы, которые, скорее всего, так никогда и не добьются такой же популярности, какой в своё время пользовался «Laibach». Эта группа стала чуть ли не первой из славянских, которая смогла завоевать европейскую популярность на волне любви к техно.

Играли вживую современный рок, довольно неплохого качества – ноги сами начинали дёргаться в такт музыке. Площадь была заполнена до отказа. Чтобы подойти к сцене поближе, пришлось протискиваться сквозь очень плотную толпу. Люди, увидев камеру, расступались и давали дорогу. Их лица были очень одухотворёнными, сюда, наверное, ходили для того, чтобы подпитаться энергией. На щеках у детей, которых взрослые держали у себя на плечах (иначе ничего бы они не увидели), были нарисованы флаги Югославии, точно они пришли на какое-то спортивное соревнование и болели за свою команду. А у самих взрослых на лбах красной краской был выведен крест и четыре славянские «с». Это было символическое исполнение лозунга, произнесённого впервые святым Саввой – основателем Сербской православной церкви: «Само слога Србина спасова», что означало: «Сербов спасёт только единство!» Ещё запомнилась Комову растяжка, которую собравшиеся держали в руках, на ней в слове «Београд» буква «О» – изображалась в форме мишени. Присутствующие точно специально провоцировали тех, кто каждую ночь прилетал бомбить их город.

Жители Белграда вовсю проявляли своё остроумие, придумывая разнообразные надписи на плакатах. На одном из них сверху написали слово «NATO», под ним изобразили мальтийский крест – символ альянса, а снизу по одну сторону от креста шло «DE», а по другую – «BILL». Было понятно, что дебилом сербы называют нынешнего президента США. Вообще-то Клинтон был далеко не самым глупым президентом, даже напротив, но что касается умственных способностей руководителей той или иной страны, то для многих сербов очень символичным казалось название улицы, где находится резиденция премьер-министра Великобритании, – Даунинг-стрит. Ассоциируется со словом «даун». Это не ругательство. Это просто обозначение несчастных, больных на голову людей...

Для хорошего сюжета хватило бы и съёмок на концерте, но Комов почувствовал вкус работы, хотелось снимать ещё и ещё, вот они и отправились на мост. Чтобы снять общий план, отъехали чуть в сторону, и теперь оказалось, что тем самым они спасли свои жизни, а многих из тех, кто стоял всего несколько минут назад рядом с ними и кого они снимали и расспрашивали, возможно, уже и в живых нет. От осознания этой мысли Сергей сел прямо на мостовую, вытащил пачку сигарет, закурил, но вкуса табака не почувствовал, руки его дрожали, он достал вторую сигарету, потом третью, прежде чем стал хоть немного успокаиваться.

Игорь тоже курил не переставая, вот только от камеры он не отходил. Дым застилал ему глаза и, наверное, наплывал на объектив, отчего казалось, что оператор находится рядом со взрывом. Это получалось случайно, Зубцов не хотел таких спецэффектов, но он не мог оторваться ни от сигареты, ни от камеры.

Радко – водитель, с которым Комов с подачи Глеба быстро договорился, – когда Сергей и Игорь пошли на мост, оставался в машине. Он пристроил её на обочине и ждал, когда журналисты вернутся. Ему ничего не грозило. Но сейчас его тоже трясло. Он включил аварийку, чтобы кто-нибудь не въехал в него сзади в темноте, вылез из машины, стоял, опираясь на дверь руками, и смотрел на остатки моста.

К разрушенному мосту примчалась, завывая и мигая, карета «скорой помощи», затем вторая, третья… Начиналась спасательная операция, и надо было бы подойти поближе, снять, как несут на носилках раненых, грузят их в кареты «скорой помощи», как кричат люди, как стаскивают с моста покорёженные машины. Но ноги стали ватными, Сергей чувствовал, что ему будет трудно просто подняться с мостовой, не то что куда-то идти. А ещё он знал, что старый принцип «снаряд в одну воронку дважды не попадает» здесь не действует, наоборот, натовцы часто бомбят один и тот же объект дважды.

И всё-таки надо было решиться. Надо… Без этой картинки сюжет будет неполным.

– Пошли? – обречённо спросил Сергей у оператора, кивнув на ряд карет «скорой помощи».

– Пошли, – так же обречённо согласился Игорь.

Вот так на карте, что Сергей купил на границе с Венгрией, появился ещё один взорванный мост. А первый он нанёс на неё в ночь приезда. Их тогда очень долго держали на границе. Прямых рейсов на Белград уже не было, пришлось лететь до Будапешта, а затем ехать до границы с Югославией на арендованном автобусе вместе с коллегами из другого канала. У них-то проблем не возникло, но коллеги сказали, что никуда не поедут до тех пор, пока Сергею и Игорю не позволят миновать контрольно-пропускной пункт. Всем хотелось спать, глаза слипались, а таком состоянии очень трудно отвечать на вопросы пограничников – язык едва ворочается во рту – ещё труднее ждать, сядешь в кресло, чтобы чуть-чуть отдохнуть, и не заметишь, как придёт сон.

Их мариновали часа четыре, после чего всё-таки смилостивились, пропустили, Комов уж не стал выяснить, чем он или Игорь так не понравились пограничникам, но в итоге получилось, что эти придирчивые зануды невольно спасли им жизни.

Сергей следил по указателям, где они едут, сверялся с картой и прикидывал, когда они, двигаясь такими темпами, попадут в Белград. Все подсчёты пошли коту под хвост, когда доехали до разрушенного моста, где-то неподалеку от Нови-Сада.

В воздухе ещё чувствовался запах гари.

– Ого, – сказал водитель, вылезая из автобуса. – Днём мост стоял...

Военные на внедорожнике установили некое подобие баррикады, чтобы, не дай бог, кто-нибудь не свалился в воду, не разобрав в темноте, что переправы больше нет. Соответствующий указатель на дороге они ещё не поставили, лучше было его вообще установить на ближайшей развилке, чтобы водители сразу же ехали объездной дорогой. Один из военных подошёл к автобусу, поговорил о чём-то с водителем, тот открыл пассажирскую дверь, военный заглянул внутрь, посмотрел на журналистов, на груды аппаратуры, сложенной на полу в проходах, но проверять документы так и не стал.

– Не проедете вы тут, – наконец сказал он.

Это и так было ясно, но потом военный объяснил, что мост взорвали часа четыре назад во время налёта, то есть получалось, что если бы пограничники не задержали Сергея и Игоря, то автобус с ними вполне мог оказаться на мосту, когда в него угодила ракета. Мост-то был длинным, очень длинным…

Когда после съёмок они ввалились в номер, ноги их не держали. Аппаратуру бросили на пороге, а сами завалились в кровати, едва поднявшись на второй этаж. Сергей устал до чёртиков, но всё никак не мог ни заснуть, ни избавиться от картинок, что стояли перед глазами, а ведь назавтра предстояло вновь их смотреть, когда будет монтироваться передача. Лишь позже, когда Комов немного успокоился, он понял, что сюжет-то должен получиться «убойным»…

Стёкла в номере вставили, но духота окончательно замучила, и окно решили держать открытым. Комаров налетело – полчища, но и они не могли поднять Сергея с постели, он даже не сильно от них отмахивался. Собравшись с силами, Комов заставил себя позвонить Милошу, представился, извинился, что беспокоит ночью, объяснил, когда ему будет нужна студия, и спросил, сколько будет стоить монтаж и перегон.

– Долго монтировать-то будете? – уточнил Милош.

– От монтажёра зависит.

– Будет очень хороший.

– Сюжет минуты три по длительности, всё с одного исходника. За час должны управиться.

– Ясно… – сказал Милош, что-то подсчитал и назвал сумму.

– Хорошо. Чек будет?

– Да.

– Тогда никаких проблем. Какой адрес?

Сергей несколько раз переспрашивал название улицы, чтобы записать его правильно.

– Кого там спросить?

– Я вас буду ждать, – ответил Милош.

– Тогда спокойной ночи, – сказал Комов. – И ещё раз прошу прощение за позднее беспокойство.

Студия располагалась в жилом доме, в одной из квартир на первом этаже. Подойдя к железной двери, Сергей не стал звонить в звонок, а набрал номер Милоша по телефону – так было надёжнее. На двери вместо номера квартиры была прикручена двумя шурупами крошечная синяя табличка, на которой было выведено белыми печатными буквами: «Милена-студия». Вот только название это абсолютно не объясняло, чем же за железной дверью занимаются. Может, это студия красоты? Запросто, но при чём тогда видеомонтаж? Заскрежетали замки, дверь отворилась, на пороге возник парень лет двадцати пяти.

– Привет, – сказал он, отступая внутрь комнаты и давая дорогу Комову, Игорю и Радко. Тот тоже увязался следом, потому что ему было скучно сидеть час, а то и больше в машине.

– Кофе? – спросил парень.

– Давай, – кивнул Сергей.

На таких маленьких студиях всегда принимают очень гостеприимно. Тут же говорят, что из холодильника можно брать всё, что захочется. Там обычно хранятся сок и какая-нибудь газированная вода, лишь в очень редких случаях – бутерброды.

Парень шёл первым, ведя их по узкому коридору, заваленному какими-то декорациями, которые были свернуты в рулоны, штативами, осветительными приборами и подставками под них, носившими смешное название «триподы». При этом слове в голове возникали треножники марсиан из «Войны миров» Уэллса. Впрочем, подставки назывались так оттого, что тоже имели три ноги.

Проходя мимо одной из комнат, Сергей заметил, что её стены обтянуты зелёной тканью, а окон вообще нет. Вероятно, их заложили. Не оттого, что свет в них мог привлечь пилотов натовских самолётов. Это явно была основная студия, в ней можно было посадить актёра на первом плане, а потом всё зелёное, что располагалось у него за спиной и по бокам, заменить какой угодно картинкой – хоть инопланетным пейзажем, хоть интерьером замка в Баварских Альпах. Такой приём называется «хромокей». Его особенно часто используют при съёмках прогноза погоды, когда симпатичная ведущая, рассказывая о сюрпризах, подготовленных нам природой, показывает на тот или иной регион страны или мира. На самом-то деле перед ней голая стена, обычно зелёная, потому что этот цвет проще всего заменить. И что бы ни появлялось на экране, перед девушкой по-прежнему остается голая зелёная стена. Главное, чтобы таких же цветов не было в одежде рассказчика, а то и они исчезнут, вместе с соответствующей частью тела.

То, что здесь, вполне возможно, записывают прогноз погоды, Сергей получил подтверждение, придя на кухню. Там сидели две девушки в обтягивающих джинсах, очевидно, они уже переоделись после записи, – в джинсах о погоде рассказывать не принято, для этого нужен деловой костюм. Девушки пили кофе и переговаривались, они посмотрели с интересом на журналистов, бросили взгляд на Милоша, но тот отрицательно замотал головой, тогда девушки вернулись к прерванной беседе. Комов этого немого диалога не понял.

Сергей с удовольствием выпил бы и вторую чашку кофе, но время поджимало. Текст он написал в гостинице на листочке, отредактировал, а потом переписал начисто, чтобы можно было без проблем прочитать, а то Комов в своих каракулях и сам иногда путался, для других же чтение его почерка было сущей мукой.

В монтажной места на всех не хватило, там в ряд умещалось лишь два стула, которые спинками почти упирались в стену и дверь. Всё остальное пространство занимал стол, протянувшийся от стены к стене, на нём были установлены два магнитофона, экран, пульты управления для монтажа и записи звука, да микрофон. Вероятно, прежде в этой комнате была кладовка, потому что площадь её по прикидкам Комова не превышала трёх квадратных метров, такие комнаты могли построить разве, что для пигмеев, даже кухни в панельных домах-«хрущёвках» были гораздо больше.

Стулья заняли монтажёр и Сергей, Игорь и Радко расположились у них за спинами. Вообще-то их можно было отправить на кухню, пусть продолжают пить кофе и налаживают контакт с девушками, но Игорь получше корреспондента знал записанную картинку и мог посоветовать что-нибудь дельное.

Комов быстро начитал текст, потом они стали накладывать на него отснятое: люди на мосту, мост издали, ракета, машины «скорой помощи», раненые и убитые… Всё казалось нереальным, будто они монтировали постановочный фильм, а те, кто в нём участвовал, сейчас или отдыхают, или отправились сниматься в другой картине.

Из соседней комнаты – той, где размещалась зелёная студия, послышались какие-то возгласы, судя по тону, – это были команды. Монтажёр, клеивший ужасы налёта натовской авиации, отчего-то покраснел, как тот скромный воришка из «12 стульев». И Радко всё больше и больше поворачивался в сторону студии, хотя вряд ли мог разглядеть, что в ней происходит. А из студии уже послышались женские стоны и ахи.

– Чего там снимают-то? – спросил Игорь, который совсем уже не следил за монтажом, а буквально голову свернул, пробуя рассмотреть происходящее в зелёной комнате.

Монтажёр опять покраснел и начал объяснять, что студия среди прочего занимается и съёмками порнофильмов.

Комов чуть не рассмеялся, услышав это. Выходит, что девчонки, которые пили кофе на кухне, вовсе не новости читают, они – актрисы, местные Чичолины, а та, помнится, даже в итальянский парламент избиралась. Он наконец-то понял суть обмена взглядами между Милошем и девушками. Они, наверное, подумали, что Милош привёл им новых партнёров для съёмок...

Всё напоминало какой-то жуткий сюрреалистический фильм. Они сидят и монтируют сюжет о жертвах налёта, а в соседней студии – снимают порно.

– Давай кассету раздобудем, а потом автографы у участниц съёмок стрельнем, – предложил Игорь.

– Обязательно, только дай сюжет домонтировать. Вообще-то мы, я думаю, не в последний раз здесь оказываемся, – сказал Сергей. – Успеешь и кассеты заполучить, и автографы.

Им надо было ещё успеть съездить в особый отдел, получить разрешение на перегон материала, потом мчаться на центральное телевидение, чтобы отправить сюжет в Москву. Времени хватило только на то, чтобы заглянуть на секунду в зелёную студию, когда они проходили мимо. Одна из девушек танцевала в центре комнаты какой-то эротический танец, на ней была расстёгнутая коричневая шуба – Сергей не смог бы определить, из какого меха. Наряд танцующей дополняли жемчужные бусы, такие огромные, что сразу становилось понятно – подделка, и серебристые туфли на тонком высоком каблуке. Воздух в студии постепенно нагревался от осветительных приборов. Девушке в шубе скоро станет нестерпимо жарко.

На прощание Милош протянул Комову визитку с адресом и названием студии. На ней было написано: «Оказываем любые услуги».

«И похороны со свадьбами снимаете?» – хотел спросить Сергей, но не стал. Маленькие студии, чтобы выжить, берутся за любую работу, а свадьбы и дни рождения обычно оплачиваются очень хорошо. Спрашивать же о съёмках похорон не следовало – было в этом что-то кощунственное…

Глава 4

Арджан Хайдарага. Принцип этнического права

Так, со знакомства с дядей Эрвином, и началась новая жизнь Арджана. Весь вечер и последующий после первой встречи день он пытался выяснить у матери, где был все эти годы неожиданно появившийся родственник, чем занимался, что делает теперь…

– Не знаю, сынок, – пожимала плечами мать. – Ничего не знаю… – и, словно оправдываясь, пояснила: – Эрвин всю жизнь такой. Шуточки да хаханьки, а если что серьёзное, так из него клещами не вытянуть.

Она устало опустилась на стул, сложила на коленях натруженные руки.

– Мы ведь и о том, что он в студенческих волнениях участвовал, только от следователя узнали… – горько вздохнула, потом улыбнулась, словно что-то вспомнила: – И друзья у брата такие же – болтать не любящие, но люди умные, серьёзные, знающие, что делают. А Эрвина они уважали, это я помню, – подняла голову, внимательно посмотрела на сына. – Ты, Арджан, дядю слушайся, он плохого не посоветует. Тем более тебе. Родная кровь в нашей семье всегда почиталась. Да и мне спокойней будет. Ты уже вырос, должен на ноги становиться, а что я, старуха, тебе присоветую, если и сама не знаю, как жить дальше?..

День клонился к закату. Дядя запаздывал – об этом предупредил страшно вежливый, щеголеватый парень, назвавшийся Кендримом. Он же принёс большую коробку, набитую деликатесами и несколько бутылок французского вина и коньяка – похоже, дядя Эрвин не привык отказывать себе в напитках и еде.

Мать посматривала на часы, то и дело поправляя что-то на тщательно сервированном столе. Арджан с Далматом открыто курили на балконе – впервые в жизни. Линдита глядя на них, неодобрительно покачивала головой, но ничего не говорила.

Наконец возле дома притормозила чёрная щегольская машина. Дядя, выбравшись из неё, приветливо махнул рукой стоявшим на балконе племяннику и Далмату. Его сопровождал давешний мрачный тип, допрашивавший Арджана, куда тот идёт. В квартиру верзила не вошёл, видно, опять остался караулить лестничную клетку.

– Голоден, как волк! – объявил дядя с порога.

– Руки мыть будешь? – спросила мать. Немного сварливо, как и полагается старшей сестре, давно поджидающей непутёвого брата, который загулял невесть где.

– Обязательно! – весело откликнулся Эрвин, целуя её.

Устроившись за столом, он азартно потёр руки и принялся за еду. Изредка дядя поглядывал на парней, но не произносил ни слова. Молчали и они – кто же отвлекает болтовнёй голодного человека? Наконец дядя удовлетворённо откинулся на спинку стула, пододвинул поближе пепельницу, извлёк из новой пачки сигарету, закурил и глубоко затянулся.

Арджан пристально смотрел на улетающую к форточке тонкую струю дыма (как у него так получается?), поэтому не сразу понял, что дядин вопрос адресован ему с Далматом.

– Ну-с, молодые люди, и что вы сделали для нашей родины?

В голосе дяди чувствовалась смешинка, но глаза его смотрели строго и испытующе.

– В каком смысле? – осторожно спросил Арджан.

Далмат промолчал.

– Вот… – дядя посмотрел на сестру. – И что прикажешь делать, дорогая Линдита? – он задумчиво посмотрел на огонёк, тлеющий на кончике сигареты, перевёл взгляд на племянника. – В прямом смысле, в самом прямом, милый юноша. Верю, что вам надоела болтовня, коей заполнены все газеты. Самому весь этот трёп опротивел, хотя и понимаю, что журналистам тоже хочется заработать на кусок хлеба с маслом. Но нельзя же, как говорится, за деревьями леса не видеть. Нравится это кому-то или нет, но Косово сегодня действительно стоит перед серьёзным выбором, ищет ответ на вопрос: как жить дальше? Всем, заметьте, жить, – каждому косовару. И вам – в том числе. Ты, племянник, давеча говорил, что хочешь за границей поработать. Без профессии, без знания языка…

Дядя вновь затянулся горьким дымом. Арджану показалось, что в глубине его глаз мелькнуло что-то похожее на брезгливость, и он, не понимая почему, внутренне сжался.

– В Европе таких немало… – снова заговорил Эрвин. – В основном из Африки: из Марокко, Судана, всяких там нигеров и нигерий. Только я не хочу, чтобы мои земляки, а тем более родственники пополняли эту армию нищебродов.

– Вот! – Далмат радостно встрепенулся. – Поэтому я и говорю Арджану: нужно учиться дальше.

– Верно, – дядя благосклонно посмотрел на него. – Учиться, создавать свой бизнес, становиться хозяином жизни, а не приживалкой при богатеньком олухе-иностранце. А для этого нужно прежде всего навести порядок в собственном доме.

– Не понимаю я тебя что-то, Эрвин, – призналась мать, напряжённо прислушивавшаяся к словам брата.

– Ну что же здесь сложного? – дядя с улыбкой посмотрел на неё. – По-моему, всё предельно ясно. Югославия и сербы ищут свой путь в объединённую Европу? Бога ради! Но – без нас. У албанцев свои головы на плечах, и мы сумеем обустроить жизнь в нашем родном Косово сами. Тот, кто с этим не согласен, должен убраться с нашей земли. Куда? Вот это уже его проблемы.

– «Косово без сербов»? – криво усмехнулся Далмат. – Слышали… По-моему, отдаёт от этого лозунга какой-то дикостью, Средневековьем…

– Да-а? – нехорошо прищурился дядя. – Скажите, пожалуйста! И чем же мой уважаемый оппонент может подкрепить столь резкое заявление?

– Ну… – растерялся на мгновение Папакристи. – Обратимся хотя бы к историческим данным…

– Смелее! – подбодрил его дядя.

– Вы же не будете оспаривать факт, что Косово вошло в состав сербского государства аж восемьсот лет назад… – неуверенно начал Далмат.

– Не буду, – согласно кивнул дядя. – Произошло это в конце двенадцатого века при Стефане Немане.

– Ну вот, – приободрился Папакристи. – Вскоре независимость Сербского королевства была общепризнана, а город Печ стал резиденцией митрополита Сербии. Да и вообще Косово превратилось в политический, культурный и религиозный центр сербского государства. Наша Приштина служила королю Стефану Урошу Второму Милутину резиденцией. Это в самом начале четырнадцатого века…

– В первой четверти, – уточнил дядя. – Вот только несколько десятилетий спустя войска Османской империи в пух и прах разбили сербов на Косовом поле. Напомню, что после этого сербское население драпануло из Косова, а в тысяча шестьсот девяностом году печский патриарх и вовсе призвал сербов к великому переселению с этих земель.

– Ну да, – согласился Далмат. – Это после того, как турецкие войска разбили австрийцев…

– Какая разница, кто кого бил? – пожал плечами дядя Эрвин. – Главное, что на земли, с которых сербы убежали, не побоялись прийти албанцы. Именно наши предки начали борьбу с турками, они в итоге и добились победы.

– Да, но по итогам Балканских войн большая часть Косова вошла в состав Сербии…

– Выражаясь точнее, – была включена. Хотим мы быть в составе Сербии и Черногории или жить в едином Албанском государстве, независимость которого была провозглашена по итогам всё тех же Балканских войн, нас никто не спрашивал. А потом албанцев стали вытеснять с этой благословенной земли – с нашей земли! Сильные духом развернули партизанскую войну, не щадили своих жизней за то, чтобы Косово стало частью Албании.

– Что и было осуществлено в годы Второй мировой войны, – подхватил Далмат. – Вот только о независимости приходилось лишь мечтать. Косово стало частью независимого итальянского протектората Албания. Теперь отсюда изгоняли уже сербов. А после войны Косово вошло в состав Югославии.

– Социалистический автономный край Косово и Метохия в составе Социалистической республики Сербия в составе Социалистической Федеративной Республики Югославия, – усмехнулся дядя. – Сам чёрт ногу сломит! Ответь мне лучше на такой вопрос: почему к тысяча девятьсот шестидесятому году соотношение долей албанцев и сербов в нашем крае составляло девять к одному?

– Это же общеизвестно, – развёл руками Папакристи. – Тито всячески поощрял переселение в Косово албанцев, рассчитывал создать здесь пятую колонну, надеясь, что ему удастся включить в состав Югославии Албанию Энвера Ходжи.

– Может быть, может быть… – раздумчиво покачал головой дядя. – Я с Броз Тито не общался, мне он ничего подобного не говорил. Тебе, думаю, тоже. Логичнее предположить, что на протяжении последнего полутысячелетия албанцы делали всё, чтобы обжить и благоустроить эти земли, а сербы… Сербы ждали, что им преподнесут Косово на блюдечке в награду за какие-то мифические заслуги в дремучем прошлом.

– Но вы же не станете отрицать принцип исторического права? – спросил Далмат.

– Стану! – решительно качнул головой дядя Эрвин. – Вот именно: стану! Вдумайтесь только: что это за глупость! «Историческое право»… Если следовать ему, североамериканцам следует выметаться из Америки, а жителям Австралии – с Зелёного континента. Ведь там исконные места проживания индейцев и папуасов-аборигенов! Все долой! Так, что ли?

Арджан, до этого не раскрывавший рта, весело расхохотался. История всегда казалась ему наукой скучнейшей, и относился он к ней по принципу «сдал – забыл».

– Вы преувеличиваете… – зарделся Папакристи, обиженный смехом приятеля.

– Отнюдь!.. – прервал его дядя. – Просто я вычленяю суть, отбрасывая шелуху пустословия, которую так ценят нынешние политболтуны. – Кстати, – он пристально посмотрел на Далмата. – Если ты так ценишь факты седой истории, скажи мне, пожалуйста, откуда есть пошёл наш албанский язык?

– Имеется несколько теорий… – замялся Папакристи.

– Например, та, что в основе нашей речи лежит этрусский язык. А этруски, как общеизвестно, владели и Апеннинским полуостровом – нынешней Италией, и близлежащими землями задолго до создания великих цивилизаций Афин и Рима.

– Знаком я с этой гипотезой, – поморщился Далмат, – но… Несерьёзно это как-то всё.

– Зато я её полностью разделяю, – сухо произнёс дядя Эрвин. – Учтём при этом, что племена иллирийского происхождения населяли косовские земли издревле, что ещё во втором веке Птолемей сообщал, что в горах Дардании и Македонии обитают альбаны, что именно на наших землях находился римский город Ульпиана… Славяне же начали проникать сюда только в шестом веке. По-моему, подтверждение нашего исторического права на Косово налицо. Так, племянник?

– Ага! – кивнул Арджан.

– Впрочем, как я уже говорил, принцип исторического права – это глупость. За нами право этническое, право большинства выбирать устраивающий народ путь. И от этого права мы не откажемся. Ну а историки, если им это хочется, могут подтвердить справедливость наших действий и поступков ссылками на времена и события оны. Хотя… Сказав, «если им хочется», я погорячился. История всегда обслуживала современность. Для этого она, собственно, и нужна.

– Не знаю, не знаю… – с сомнением покачал головой Папакристи.

Арджан посмотрел на друга с осуждением. Дядя всё буквально по полочкам разложил, в чём же ещё сомневаться? Впрочем, сам Эрвин с Далматом спорить не стал.

– Подумай, – равнодушно предложил он. Прошёл в прихожую, открыл аккуратно поставленный у стены портфель. – Должны же ещё быть сигареты… – ни к кому не обращаясь, бормотал он. – Ага, вот они!

– Очень уж ты много куришь, Эрвин, – недовольно произнесла мать.

– Жизнь такая, – скупо улыбнулся дядя. – Нервотрёпка с утра до вечера. А табак, вроде как, успокаивает. Знаю, что это глупость, знаю, что курить вредно, но ничего с собой не могу поделать. Ничего, Линдита, обустроится всё понемногу, и брошу. Честное слово, брошу!

Он вернулся к столу, аккуратно налил в свою рюмку коньяк, не спеша выцедил его, опять закурил.

– Ладно… – Эрвин прищурился. – Экскурсы в прошлое – штука и полезная, и занятная, но жить нужно сегодняшним. Хочу я вам, молодые люди, дело предложить. Реальное дело, на долгие годы. Польза от него будет и родине, и вам лично... – он помолчал, внимательно глядя на парней. – Одна беда: толку от вас сегодня немного. Делать ничего не умеете, от знаний, полученных, но непрочувствованных и непродуманных, в головах у вас каша. А дело, о котором я говорю, требует соответствующей подготовки. Таких, как вы, в нашем крае немало, вот и решили мы создать для вас что-то типа учебных лагерей. Там вам и мозги просветлят, и мужчинами сделают, способными за себя, за своих близких да и за родину постоять. Ну, как?

– Я согласен! – не задумываясь, выпалил Арджан.

– Подумать нужно, – неохотно выдавил Далмат и опустил глаза, не выдержав пристального взгляда дяди Эрвина.

– Это как же? – испуганно вскинулась мать. – Я ж тогда совсем одна останусь!.. Тяжело мне, да и молод он ещё. Куда ж ему из дома?

Арджан обиженно дёрнулся было, но сказать ничего не успел.

– Молодость – порок, который проходит сам, причём очень быстро, – улыбнулся Эрвин. – Меня вон молодым давно уже никто не называет. Созрел, наверное. Так что, смогу и о тебе, сестра, позаботиться, и об Арджане. Да и не завтра наш парень уезжает, успеешь ещё привыкнуть к этой мысли, подготовиться. Ну вот, уже и глаза на мокром месте…

На улице, воспользовавшись тем, что дядя Эрвин отвлёкся на разговор со всхлипывающей сестрой, Далмат быстро прошептал:

– Ты с ума сошёл! Знаешь, что это за лагеря?

– Ну? – недоумевающе посмотрел на друга Арджан.

– В них учекистов готовят. Боевиков! Тебе что, воевать охота?

Хайдарага поморщился.

– Вечно ты всё преувеличиваешь… Подучат, подтянут. А если даже с оружием научат обращаться, это что, плохо? Коли и правда какая-нибудь серьёзная заварушка начнётся, лишним не будет. Мужчина должен уметь за себя постоять.

– Ну, как знаешь… – Далмат помолчал, потом протянул Арджану ладонь. – Пока! Пойду я.

– Я думал, погуляем ещё, – удивился Хайдарага.

– Нет… Поздно уже.

Он, не оборачиваясь, побрёл прочь. Арджан поглядел другу вслед, пожал плечами и повернулся к машине. Он успел заметить, как дядя сказал что-то мрачному верзиле, который весь вечер простоял под дверью их квартиры. Тот кивнул и уставился на Далмата.

Хайдараге запомнился этот взгляд – холодный, внимательный, оценивающий…

Глава 5

Сергей Комов. Поездка в Таково

Сергей решил сделать несколько вылазок из Белграда. В Министерстве информации он узнавал о результатах натовских налётов за минувшую ночь, выбирал, что снять, и тут же получал разрешение на ту или иную поездку (по «жёлтому папирусу» снимать было можно лишь в столице). Выбор был богатым. Челночные рейсы Белград – место съёмки – Белград, занимавшие целый день, стали теперь постоянными, и они с Игорем исколесили остатки Югославии из конца в конец.

Далеко не всегда уничтоженные объекты относились к стратегическим. К таковым, пожалуй, можно было отнести нефтехранилища в Нови-Саде. Огромные цилиндрические ёмкости, в которых хранилась нефть, югославские пожарные не могли потушить несколько дней. Зарево пожара было видно за много-много километров. Поначалу пламя даже не пытались гасить, потому что это невозможно, как невозможно потушить загоревшийся танкер, до бортов залитый нефтью. Его просто оттаскивают подальше от берега и ждут, когда нефть выгорит. Но куда оттащишь гигантские цилиндрические баки?

Небо потемнело от дыма. Он вспухал, как огромные кукурузные зёрна, которые бросили на сковородку, чтобы приготовить из них попкорн.

Пожарные, когда огонь чуть поутих, стали заливать его тоннами пены, они ведь не могли простаивать без дела и смотреть просто так на разгулявшуюся стихию, но пламя всё не унималось, у него было слишком много «съестного». Вблизи от хранилища можно было находиться разве что в жаростойких скафандрах, так там было горячо. Полицейские растянули заграждения, но Игорь умудрился за них пробраться. Прикрывая рукой лоб, он всё хотел подобраться поближе к этому чудовищному пожару, стиснув зубы, делал короткие шажки, а в это время горячий воздух лизал кожу на его лице и руках, врывался в лёгкие, обжигая их. Зубцов не хотел сдаваться и, наверное, вскоре у него прямо на теле задымилась бы футболка.

– Брось! – кричал Сергей, надеясь, что оператор его услышит.

Теперь ёмкости, которые давно уже покорёжились и почернели, просто горели, а не взрывались, как бомбы, начинённые взрывчаткой. Даже от маленького газового баллона при пожаре получается такой взрыв, что он выносит панели в домах и рушит межэтажные перекрытия, что уж говорить, когда взрывается ёмкость, в которой несколько десятков тонн нефти? Такой пожар угаснет, только когда сгорит всё, что может сгореть. Частично нефть впиталась в землю и выжгла её на глубину десятка сантиметров. На этом месте будет только пепел, в который превратились трава и почва. Странно, но активисты «Гринпис» страшного урона экологии и природе Сербии не замечали, предпочитали привязываться к китобойным судам, а не ставить палки в колёса натовским воякам…

Комов мог согласиться с мнением «демократических» стратегов, что и сигаретная фабрика (от которой не оставили камня на камне) тоже – объект военного значения. Речь даже не о том, что без сигарет солдатам, привыкшим к куреву, придётся туго. Просто в военное время производство сигарет частенько перепрофилируется на изготовление патронов, потому что и у тех, и у других одинаковый диаметр.

Но Сергей никак не мог понять, сколько не ломал над этим вопросом голову, зачем нужно было бомбить фабрику по производству сока? То ли её приняли за какой-то другой объект, то ли натовцы решили стереть с лица земли все предприятия Югославии? На следующем этапе они, видимо, примутся за фабрики детского питания…

Прикинув по карте расстояние до Таково, Комов решил, что ехать придётся не больше часа. Вот только карта его катастрофически устаревала, большинство мостов через реки можно было с неё стирать или зачёркивать, чем Сергей и занялся по дороге.

Переправ почти не осталось. Приходилось по старинке искать брод и таким образом преодолевать водные преграды, моля господа бога (или кто там сидит на небесах?), чтобы вода не залила двигатель, и он не заглох посреди речки. Что они вымокнут до нитки при этом – не страшно. Страшно то, что сами они ни за что не вытянут из реки заглохшую машину. Придётся выходить на большую дорогу за помощью, падать в ножки беженцам из южных районов, которые пожитки свои везут на тракторах с прицепами.

Чего только в этих прицепах не навалено! Рядышком теснятся и люди, и животные – мычащие, хрюкающие, блеющие. На таких средствах передвижения обездоленные колесят по всей стране, таская с собой весь свой «дом», как улитка, да и скорость схожая…

Таких тракторов и маленьких грузовиков они встречали множество. Сергей видел, что Игорь ёрзает на заднем сидении, не оттого, что сидеть там неудобно или он захотел выйти из машины по нужде (чай, не постеснялся бы попросить). Оператор провожал взглядом караваны беженцев, и чувствовалось, что он очень хочет включить свою камеру.

И вправду, почему они пропускают этих людей мимо и не снимают? На это совсем мало времени уйдёт. Зато вот оно – доказательство того, что именно сербы подвергаются геноциду, бегут из веками обживаемых мест, а то ведь натовцы бомбардировки Югославии объясняли тем, что якобы в Косово геноциду подвергались албанцы… На самом-то деле, сербы остались в числе немногих, кто не прогнулся под северо-атлантическим катком, за рулём которого сидели американцы. Вот и надо их было под любым предлогом изничтожить.

Завидев очередной караван, Комов попросил Радко остановиться. Машина съехала на обочину. Мотор на всякий случай глушить не стали, а то вдруг придётся быстро покидать это место? Тогда секунды, которые потребуются, чтобы двигатель завести, могут стоить им жизни…

– Эти точно из Косова едут, – сказал Радко, посмотрев на приближающийся трактор.

С чего он это взял? Что у тамошних жителей есть какие-то остро выраженные этнические особенности? Вот Сергей никогда бы не определил, кто из Тульской области, а кто – из Воронежской. Разве что по номерам машин. Но ведь на тракторе, который осмотрел Радко, не было никаких номеров.

Игорь быстро вытащил камеру и стал снимать с плеча. Трактор, кашлянув тучей дыма, затих, но на обочину не съехал, загородив всю левую часть дороги.

Радко вежливо сказал что-то напоминающее «доброго пути вам», а то ведь в прицепе сидели люди угрюмые, в возрасте, в руках у кого – автомат Калашникова, а у кого – берданки, старые, времён Первой мировой, с ними ещё предки этих людей, наверное, входили восемь с половиной десятилетий назад в Косово, отбив его у турок. Там было некогда их Куликово поле, битву на котором сербы и их союзники проиграли, и более чем на полтысячелетия на этих землях воцарилась Османская империя.

Сергею врезался в память рисунок из учебника истории. Там изображалось, как во время Косовской битвы Милош Обилич вонзает свой меч в грудь турецкого султана. Удивительно, но Комов запомнил и имя этого героя, и то, что он сделал, хотя очень многое из того, чему учили в школе, давным-давно забылось.

Судя по тому, как держали беженцы своё оружие, дело это для них привычное, да и то – мало ли кто на дороге встречается. Комов даже подумал: не ровен час, начнут стрелять… Радко старался изо всех сил, пытаясь разговорить сидевших в прицепе, но это у него совсем плохо получалось.

– Чего тебе надо? – наконец спросил угрюмый старик. У него было сухое морщинистое лицо и такие же сухие и морщинистые руки.

– Узнать хочу, что на дороге творится. Куда направляетесь?

– А сам-то куда едешь?

– В Таково, – сказал Радко и, прикинув, что вряд ли эти люди будут припоминать россиянам, что те не поставили зенитные комплексы в Югославию и страна оказалась точно раздета, сообщил, что вместе с ним едут два русских журналиста.

– На дороге стреляют… – нахмурился старик и замолчал.

Молчали, стиснув губы, и мужчины, недовольные тем, что их остановили. Судя по всему, это были ополченцы. Если покопаться в их судьбах, то за спиной у каждого много чего найти можно. Но судить об их делах по законам мирного времени было нельзя. Как поступать, если в дом тебе ломится вооруженная толпа? Они тебя не просто выгонят, сначала у тебя же на глазах убьют всех твоих родственников, а потом и твоя очередь подойдёт. Толпа опытная, сразу умереть не даст, ей ведь развлечения нужны. Вот и будешь ты, умирая, мучиться ей на потеху…

Беженцы походили на караван поселенцев с Дикого Запада, которые в случае нападения спрячутся за своей повозкой и дадут врагам достойный отпор, причем стрелять будут все – и женщины, и дети, и старики.

Сергей слушал причитания женщин: о брошенных домах и хозяйствах, о том, что албанцы бесчинствуют, убивают сербов, как скотину. Это напоминало ужасы, которые творились в европейских городах, когда католики охотились на ведьм и сжигали всех подвернувшихся под руку, лицемерно говоря при этом, что на небесах разберутся, кто есть кто. Война же, будь она проклята, всегда умеет принять самую жестокую форму…

В Косово по такому же трактору с прицепом натовский пилот выпустил ракету. Потом, когда кадры с убитыми албанскими крестьянами, валяющимися возле сгоревшего трактора, стали широко известны, командование альянса распространило сообщение, что пилот принял трактор за сербский танк…

Наконец женщины выговорились, а мужчины всё нетерпеливее поглядывали на часы. Да и журналистам нужно было двигаться дальше. Пожелав друг другу спокойной дороги, они отправились каждый в свою сторону.

Миновал час, другой, а Таково, похоже, было так же далеко, как в самом начале пути. Сергей всё поглядывал по сторонам, на тот случай, если в небесах появится натовский самолёт. Он ведь за неимением более соблазнительной цели запросто может обстрелять одинокую машину. На этот случай двери в «мерседесе» не захлопывали, только прикрывали, пусть на повороте они могли и открыться – поймать их, высунувшись из салона, не составит труда. И на дорогу не выпадешь, ремни безопасности удержат. Лучше уж так ехать, зато в случае опасности можно сразу сигануть в придорожный кювет и там переждать налёт. Куда неприятнее оказаться при обстреле в закрытом автомобиле, как в закатанной консервной банке. Хорошо ещё, что машина была старой, не напичкали её новейшей электроникой. Пищала бы она тогда из-за незакрытой двери всю дорогу, действуя на нервы.

На следующей повозке, которую остановили журналисты, ехали цыгане, правда, не такие весёлые, как в фильмах Кустурицы. Были на них не пёстрые национальные костюмы, а давно не стиранные рубашки, майки и джинсы. В глазах таилась какая-то застарелая боль, которую цыгане пытались развеять, слушая баяниста. Тот вяло наигрывал что-то, но когда увидел, что его снимают, оживился, точно проснулся, пальцы резво пробежали по клавишам, руки разошлись, растягивая баян, цыган запел с воодушевлением, как и полагается артисту. Рот сверкнул двумя рядами золотых зубов.

– Вы куда едете? – спросил Сергей.

– В Белград к родственникам, а может, и подальше – в Нови Сад, у нас там тоже родственники, у нас везде родственники! – отвечали цыгане, перекрикивая друг друга. – Нужда заставит, и дальше поедем.

«Но дальше уже Венгрия, – подумал Комов. – Разрешат ли им пересечь границу без виз? Скорее всего, у них и паспортов нет, вообще никаких, ни югославских, ни заграничных».

– Вы-то куда? – полюбопытствовали цыгане.

Сергей подумал вдруг, что у них должен быть ручной медведь, который сейчас спит в повозке, напившись сливовицы, заваленный пёстрыми тюками. В этих тюках хранится кричащая одежда, без которой цыган – не цыган. Комов был уверен, что обязательно найдёт в повозке медведя, которого показывают на ярмарочных представлениях. От таких мыслей ему стало одновременно смешно и грустно.

– Мы в Таково, – ответил на вопрос беженцев Радко.

После таких слов, будь время мирное, цыгане замахали бы руками, поясняя, что машина сбилась с дороги и едет совсем не туда, но теперь частенько приходилось ездить окольными путями.

– Ой, не надо! – воскликнул баянист. – Народ нехороший повсюду. Нападут ещё, ладно если только деньги отберут, а то ведь и убить могут. Жизнь сейчас ничего не стоит! Поэтому мы из Косова и уехали.

– А что, цыганам там тоже жить стало плохо, как и сербам?

– Албанцы всех решили вырезать: и сербов, и цыган. Вот мы и уехали.

– Возвращаться-то думаете?

– Мы не самоубийцы…

И опять Сергей подумал о том, что западные европейцы на словах всегда выступали за защиту прав национальных меньшинств, однако в Косове национальным меньшинством уже стали и сербы, и цыгане, но вместо защиты натовцы несут им на своих самолётах бомбы…

Дорога до города заняла добрую половину дня. Комов стал понимать, отчего Радко предлагал выезжать, как можно раньше.

В воздухе витала едкая пыль, лезла в ноздри, от неё хотелось чихать. В Таково вместе с фабрикой натовцы разбомбили несколько жилых домов, стоявших неподалеку. Всех, кого убило на улице, уже увезли. Чтобы снять трупы, пришлось бы ехать в морг. Возле развалин дежурило несколько машин «скорой помощи»: вдруг кого удастся живым извлечь из-под развалин? Пока попадались только мертвецы.

В соседних домах выбило стёкла, по квартирам гулял ветер, жильцы уже начали заделывать проёмы фанерой. Никто ведь не думал, что надо будет столько стекол вставлять. Чтобы выполнить эту работу за день или два – во всём городе не найдётся столько стекольщиков. Наверное, неделю ждать придётся, пока до тебя очередь дойдёт. Хорошо, что лето, а не зима, вот зимой бы все умерли в таком доме от холода. А ещё на лицах людей читалось: самое хорошее, как не кощунственно это звучит, что ракеты попали не в их дом...

Пожарные добивали последние очаги огня в развалинах, вода, вытекая из-под разрушенных камней, вымывала песчинки цемента, грязи и, стекая в сливные отверстия, оставляла на дороге следы, похожие на русло высохшей реки.

За работу принимались спасатели, пока ещё действуя вручную. Ведь ещё оставалась надежда, что под завалами есть живые. Тяжелую технику пригонят позднее, когда надежд уже не будет, а трупы начнут разлагаться, и надо будет тогда их быстрее похоронить, чтобы не разразилась эпидемия.

Полицейский, точно археолог на раскопках, осторожно выковыривал из груды камней обгоревшую человеческую руку. Кожа на ней запеклась чёрной коркой, кисть скрючилась, стала совсем маленькой, точно это и не человеческая рука, а лапка какой-то курицы-переростка.

Повсюду валялись яркие картонки, точно с натовского самолёта бросали не только бомбы и ракеты, а ещё и рекламные плакаты с надписью наподобие: «Сербы, сдавайтесь! Всем, кто покорится, гарантируются жизнь, масло, хлеб и колбаса».

Сергей нагнулся, чтобы разглядеть то, что было написано на картонке. Как на картинах Энди Уортхола, где многократно воспроизводится один и тот же сюжет, здесь повторялось по горизонтали и вертикали изображение виноградной грозди, а рядышком – надпись, о том, что это стопроцентный виноградный сок, изготовленный из натуральных продуктов. На этой фабрике не разводили водой химический порошок, выдавая его за сок, а яблоки и виноград везли с юга – из Косова. Теперь благодаря «помощи Запада» косовским крестьянам трудно будет сбыть свой урожай. Европе он не нужен, там поставщики с Иберийского полуострова обеспечивают весь спрос.

Игорь, как робот, снимал всё происходящее. Он был ошарашен, хотя должен был бы уже привыкнуть к виду смерти. К оператору подбежали две женщины, плача, стали кричать: «За что? За что нам всё это? Косово – это наша земля! Мы боремся с инородцами, а нам на головы бомбы сыплют…»

Глупо требовать объяснения у натовских генералов – отчего они не бомбят Мадрид, ведь тот не отпускает басков на вольные хлеба, отчего не бомбят Тбилиси, который не признаёт независимость Абхазии и Южной Осетии? Таких примеров легко можно отыскать не один десяток, но бомбёжкам подверглась только Югославия…

Как же не хотелось Сергею задавать этим женщинам глупые вопросы о том, не погиб ли кто-нибудь из их близких во время налёта, не разрушили ли бомбы дом, в котором они жили. Он знал, что на эти вопросы будет звучать: «Да! Да! Да!» – а из-за него женщины с новой силой почувствуют боль утрат. Как не любил в такие секунды Комов свою профессию! Ему ведь надо писать о том, в каком из разрушенных домов эти женщины жили, расспрашивать, почему они остались в живых. Наверное, в гости пошли, там и заночевали, а когда вернулись, от их дома остались только дымящиеся развалины…

Сергей записал только их имена.

Полицейский наконец-то раскопал труп, спасатели переложили обугленное тело на носилки, укрыли его простынёй с ног до головы, а то вид этого мертвеца даже у людей с непробиваемой психикой мог вызвать нервную дрожь. Игорь подошёл поближе и заснял всё: и то, как труп доставали из развалин, как положили его на носилки, как запихнули в медицинскую машину. Уезжая, сирену на ней не включили. Действительно, куда торопиться? Мертвецов оживлять врачи ещё не научились…

Когда оператор подошел к Комову, у него нервно подрагивало правое веко. Игорь вопросительно смотрел на корреспондента, спрашивая, что они будут делать дальше.

– Сейчас поедем, – тихо сказал Сергей, в горле у него пересохло. – Поставь камеру на штатив, запишем stand up и поедем…

За то время, что они отсутствовали в столице, произошли знаменательные события. На улицах Белграда разбрасывали листовки. Комов вышел из машины, поднял одну из них. На белом фоне был нарисован похожий на летающую тарелку самолёт «Стелс», а под ним шла надпись: «Мы не знали, что он невидим!»

Упав в номере гостиницы в кресло и включив телевизор, Сергей увидел на экране пляшущих людей. Настроение у них было такое, точно война закончилась, они одержали победу, а диктор как раз рассказывает об условиях капитуляции врага. Оказалось, что югославам удалось сбить натовский истребитель «Стелс», и вот теперь показывали, как люди прыгали на том, во что превратилось два миллиарда долларов. Куски металла вполне бы ещё сгодились для сдачи на пункт вторсырья. Хотя два миллиарда баксов за них не дадут. Поменьше. Правда, Сергей не знал, как оценивается килограмм алюминия и пластика в местных приёмных пунктах…

Сообщения о том, что югославская ПВО сбила тот или иной натовский самолёт, появлялись постоянно. Руководство альянса их опровергало. Югославы в подтверждение своих слов показывали обломки. На этот раз они впервые сбили «стелс».

Версии случившегося были разными. По одной из них в самолёт попали из старой системы ПВО «Шилка», которая находилась на вооружении югославской армии уже четверть века. Выходило, что валенком в небо кинули и – попали. По другой же версии югославский пилот, летевший на истребителе «Миг-15» визуально увидел «стелс» (это произошло совершенно случайно), и сбил его из бортовых пушек. Кстати, «Миги» с той поры, как они поступили на вооружение, никто не модернизировал. Они катастрофически устарели, но в этом-то и заключалось их преимущество – натовские радарные системы ушли очень далеко вперед и были рассчитаны на обнаружение самолётов совершенно других поколений, летающий антиквариат они демонстративно не замечали. Это всё равно, что выстрелить ракетой по самолёту Можайского. Она пролетит мимо, потому что делали её для поражения куда как более современных моделей.

Настроение у горожан было приподнятым – без всяких опасений можно ехать в любой кабак, не то, что несколькими днями ранее. Тогда Радко повёз журналистов в одно из самых своих любимых заведений, располагавшееся на окраине Белграда.

Это даже и не город был уже, а пригород, с сельскими одноэтажными каменными домишками под красными черепичными крышами. Там и располагалась корчма «У рыбаря», похожая на те, что описывают в книжках о путешественниках, которых застала ночь в дороге, и они, чтобы отдохнуть и немного перекусить, останавливаются на ночь в придорожных сельских гостиницах.

Вывеска над дверью была вырезана на доске, наверное, в незапамятные времена. Она рассохлась от непогоды и пошла трещинами, которые пересекали буквы, точно старческие морщины. Подъезжая к корчме, журналисты услышали звуки баяна и пьяные возгласы, из неприкрытой двери и окон клубами вырывался дым, точно в помещении топили печку по-чёрному, а то и вовсе там начался пожар, и сейчас посетители бились в неравной схватке с огнём.

– Здесь что, кормят рыбой, которую во время бомбардировок оглушило? – спросил Комов, прочитав название корчмы.

– Тут рыбных блюд почти и нет, – ответил Радко. – Говядина и свинина.

– Тогда почему корчма называется «У рыбаря»? Или в Саве и Дунае не рыба водится, а коровы и свиньи?

– Спроси у повара, почему её так назвали, а в Саве и Дунае я только рыбу ловил.

К тому времени вся компания была уже немного навеселе, даже Радко, которому было совершенно наплевать на то, что он сел за руль пьяным. Кто их будет посреди ночи останавливать, проверять документы и просить водителя дунуть в трубочку, чтобы проверить содержание алкоголя в его крови? Полицейские, что стоят на постах, наверняка тоже скрашивают своё дежурство глотком-другим сливовицы, и пойманного за такое нарушение водителя они отпустят с миром, а то и предложат ему составить им компанию…

Поставив машину на стоянку, компания ввалилась в корчму и замерла на пороге, потому что (насколько это вообще можно было рассмотреть в густых клубах табачного дыма), все столы, куда ни кинь взгляд, были заняты. Дым был едким, не иначе здесь курили самосад, одна затяжка которым продирает горло и лёгкие, будто по ним прошлись ёршиком.

Завидев новых посетителей, официантка, одетая в национальный костюм, помахала рукой, показывая, что где-то возле стены всё-таки есть пустующий столик. В другой руке она держала три огромные кружки с пенным пивом. Радко пошёл первым, как таран, следом за ним протискиваясь в узких проходах меж столиков и стульев, задевая посетителей, двинулись остальные. Помимо Игоря и Сергея в компанию входили три звезды порноиндустрии, решившие отдохнуть после съёмок очередного «блокбастера».

На сцене играли на баянах две тучные женщины, а третья (очень напоминающая внешним видом ту, что в отличном фильме «Чёрная кошка, белый кот» вытаскивала ягодицами гвоздь, по самую шляпку вбитый в доску) пела что-то сильно местное.

Оглядевшись, Комов понял, что они очутились среди пэвэошников и ополченцев, которые, судя по тому, что на столах было почти что одно спиртное, ударными темпами накачивались горячительными напитками. Сердце Сергея ёкнуло от предчувствия беды.

– Вы только по-русски не говорите, – тихо попросил Радко, когда они наконец-то уселись за стол. – А то сами знаете, что произойти может…

В корчме было шумно, чтобы что-то расслышать, говорить приходилось в самое ухо собеседника.

Увидев недоуменный взгляд Игоря, Радко пояснил:

– По роже схлопотать можно.

«Опять эти пресловутые С-300… – подумал Сергей. – Да ещё отказ Ельцина рассмотреть вопрос о приёме Югославии в союз Россия – Белоруссия. Но на каком языке говорить? Не по-английски же… Тогда уж точно поколотят, приняв за выходцев из стран, что ни сна, ни покоя югославам не дают».

А если дело дойдёт до драки, то какими бы талантами не обладали Игорь и Сергей, перспективы у них мрачные, учитывая численное превосходство противников. Реальная стычка, это вам не голливудская туфта.

И буквально в ту же секунду почти в самом центре корчмы завязалась потасовка. Она была быстротечной, и Сергей причин мордобития так и не понял. Парень, одетый в джинсы и рубашку, сказал что-то пэвэошникам. Один из них без лишних слов схватил его за грудки, оторвал от пола, чуть приподнимая, а другой заехал парню огромным кулаком по скуле. Первый пэвэошник во время удара отпустил свою ношу, и бедолага-парень, перелетая через столы и сбивая всё, что на них стояло, грохнулся на пол в метрах в трёх от своих обидчиков. От такой оплеухи он, похоже, впал в транс и признаков жизни не подавал. Смолкла музыка, шум приутих, все смотрели, что же будет дальше.

Встав со своего места, что-то зычно крикнул офицер. Ещё два пэвэошника подхватили парня под руки и выволокли на улицу. Спустя несколько секунд они вернулись, махнув офицеру, всё, мол, в порядке, и веселье продолжилось, а женщины с ещё большим энтузиазмом заиграли на баянах. Официантка спешно несла новые кружки с пивом взамен тех, что сбил во время полёта покинувший не по своей воле корчму парень.

Сергей стал подозревать, что следующим из этой забегаловки может вылететь он или кто-то из его друзей. Такие же мысли он читал в их глазах. Даже Радко перепугался не на шутку, явно жалея, что привез компанию в это место. Пришлось спешно убираться, быстро осушив принесённые официанткой кружки пива и даже не попробовав тех мясных блюд, ради которых они сюда и приехали.

Радко всю дорогу извинялся и говорил, что они легко отделались: без последствий да ещё и посмотрели бесплатно своеобразное шоу.

Глава 6

Арджан Хайдарага. Первая кровь

Дядя Эрвин слов на ветер не бросал. Прошло чуть больше полумесяца, и Аржан оказался в «молодёжном спортивном лагере», о котором шла речь во время того памятного ужина. Один. Без Далмата. Папакристи ехать с другом отказался категорически. Напрасно Аржан соблазнял его, напрасно, безбожно привирая, расписывал прелести жизни в лагере (о котором и сам не имел ни малейшего представления).

– Мне это не интересно, – упрямо твердил Далмат.

Упорство друга Арджана озадачивало. Как-то так сложилось в их отношениях, что лидером (пускай и неявным!) был Хайдарага. Далмат всегда, пусть зачастую и неохотно, уступал приятелю, рано или поздно, но соглашался с его задумками и предложениями. А здесь, как заклинило…

Аржан переживал, раздражался, потом в его душе поселилась глухая обида. Дядя Эрвин так старался помочь парням, чьи планы на будущее оказались перечёркнуты смутными временами, а Далмат… Хайдарага чувствовал, что эта размолвка куда серьёзнее, чем былые мальчишеские ссоры, что в их с другом отношениях появилась глубокая трещина, которая если и зарастёт когда-нибудь, то навсегда едва ли забудется.

Первая трещина… Но не последняя. Через несколько месяцев будет ещё одна размолвка, более крупная. А потом…

Арджан вздохнул. Потом произойдёт то, что произошло…

Лагерь находился близ крупного селения, расположенного в горах. Сербов в селе почти не оставалось, лишь отдельные семьи никак не могли решиться на то, чтобы покинуть обжитое место и могилы предков. Но таких упрямцев было немного, а память об остальных сербах – менее упёртых или более сообразительных – хранили только заколоченные дома и зарастающие бурьяном участки некогда обихоженной земли. Албанцы чужое имущество не трогали, хотя и поглядывали на него с вожделением. «Ладно, сегодня ещё не время, но завтра…» – явственно сквозило в их поведении и разговорах.

От селения до лагеря было недалеко, но и нельзя сказать, что слишком близко. Впрочем, в первые недели Арджану было не до мечтаний об отдыхе «в увольнительной». Лагерь жил по военным законам, подчиняясь чёткому расписанию. Особенно мучили поначалу Хайдарагу ранние – едва солнце начнёт золотить вершины деревьев – подъёмы. Дома-то Арджан любил поспать… А как по-другому, если и ложился он чуть ли не с рассветом? Пока нагуляешься, наобщаешься с приятелями и знакомыми, пока подурачишься с девчонками, которые чем дальше, тем больше уделяют внимания парням… Ни вечера, ни ночи на это не хватит. Да и вообще, по определению того же Далмата, Хайдарага был «совой»: для таких людей задержаться за делами и развлечениями далеко за полночь – не проблема, зато в утренние часы толку от них, почитай, и нет – пока прозеваются, пока прогонят недосып и сонливость, время обеда подойдёт. Мать Арджана против подобного образа жизни своего чада не слишком возражала (особенно после того, как исчезла необходимость ходить в школу), вполне устраивал он и самого Хайдарагу. Вот только в лагере никого не интересовало, «сова» ты или «жаворонок»: прозвучала команда «Подъём!», и – марш-марш на плац. Гимнастика, пробежка по кругу, потом долгие часы маршировки…

Кое-кто из парней ворчал: «Я в парадах участвовать не собираюсь…» Арджан помалкивал. Во-первых, потому что вообще предпочитал не высовываться со своим мнением – самые азартные чаще всего по макушке и получают. Ну а, кроме того, (это – во-вторых), он знал: дядя Эрвин заниматься ерундой не заставит. Считают он и его друзья, что Арджану и прочим, собранным в лагерь парням, нужно маршировать на плацу, значит, так тому и быть. В дальнейшей – взрослой – жизни пригодится…

Слабаком себя Хайдарага никогда не считал: и в беге запросто опережал друзей-приятелей, и в борьбе без особых проблем брал верх не только над одноклассниками, но и над парнями постарше, но «хлебнуть лиха» в первые дни лагерной жизни ему пришлось по полной. Бесконечные марш-броски, занятия на турнике и иных гимнастических снарядах настолько выматывали, что к вечеру Арджан еле до койки добирался. О былых капризах («Мама, ещё рано, я не усну…) и не вспоминал – хватило бы сил голову до подушки донести. Приходящую порой трусливую мыслишку: «Не выдержу…» – гнал от себя беспощадно: не мог он подвести поверившего в него дядю. Хватит и того момента, когда Эрвин, узнав, что Папакристи отказался ехать в лагерь, огорчённо обронил:

– Хорош у тебя друг… Действительно – «надёжный»…

Вспоминая об этом разговоре, Арджан готов был от стыда сквозь землю провалиться… Хотя, едва ли Далмат смог бы выдержать режим лагерной жизни. Силой он никогда не отличался. С книжкой в руках посидеть, какой-нибудь заумный фильм, где ни лихих драк нет, ни голозадых девочек, – это, пожалуйста. А чтобы в поход сходить или просто на стадион вырваться… Семь потов с Арджана должно было сойти, пока он на такое друга уговорит. Может, поэтому Папакристи и отказался ехать в лагерь? Постеснялся сказать правду (кто же любит в слабости признаваться?), потому и талдычил своё: «Мне это не интересно…» Думать так было приятно, подобные мысли хоть как-то, но оправдывали Далмата. Одно плохо: в глубине души Арджан знал, что всё обстоит совсем не так, как ему хочется представить…

День шёл за днём, и Хайдарага внезапно почувствовал, как его мышцы стали наливаться силой, а усталость, которая совсем недавно захлёстывала с головой, как-то сжалась, стала отступать, потеряла свою прежнюю власть над изнурённым бесконечными тренировками телом. Откуда-то появилось свободное время – раньше его едва хватало на то, чтобы, жадно затягиваясь, выкурить сигарету, теперь же между занятиями и отбоем Арджан успевал посмотреть то телевизионную передачу, то какой-нибудь американский боевик – чаще всего о подвигах Рембо и других спецназовцев. Сделанное лихими заокеанскими парнями, готовыми отстаивать принципы демократии в любом уголке планеты, Хайдараге нравилось, но он ловил себя на том, что то и дело скептически ухмыляется, наблюдая за их отчаянными бросками и пируэтами. В жизни всё происходит не так! Одного грамотно нанесённого удара достаточно, чтобы вывести противника из строя, да и выпускать веер пуль в дёргающееся тело врага – это глупость. Во время реальной схватки боеприпасы лучше экономить, попади в цель точно – этого достаточно…

Рассуждать об этом Арджан теперь имел полное право – на смену опротивевшей, что ни говори, муштре пришли боевые занятия. Раньше об автомате АК-47 и гранатомёте РПГ-7 Хайдарага только в книжках читал, теперь знал их устройство назубок, собрать и разобрать сумел бы спросонья и с завязанными глазами.

На стрельбище загонять чуть ли не силком никого не требовалось, парни шли туда, как на праздник. Чувствовать в руке тяжесть оружия, видеть, как точно поражают цель посланные тобою пули – наслаждение, у настоящего мужчины от него кровь в жилах бежит с удвоенной скоростью!

Кроме того, подметил Хайдарага, что инструкторы относятся к нему с повышенным вниманием, чуть ли не отеческой заботой. Со стрельбой не заладилось? Не торопись уходить, разберёмся, в чём причина, как её устранить, что нужно сделать, чтобы подобное больше не повторялось. На занятиях по рукопашной приём не получается? Не беда. Повтори ещё раз, второй, десятый… Видишь, теперь совсем другое дело. Только ты, парень, ещё вот что учти…

Причину такого к себе отношения Арджан вычислил без проблем. Он ведь не дурак, чтобы себя суперталантом считать – не иначе, дядя Эрвин руку приложил, из-за него инструкторы по-особому относятся к Хайдараге. Значит, нужно ещё больше стараться, доверие следует оправдывать.

А вскоре у Арджана появился ещё один инструктор – персональный. Он принялся натаскивать парня по английскому языку. От его дотошности, от свалившихся на бедную голову Хайдараги груды незнакомых слов и заумных правил впору было взвыть. Арджан держался – ведь и этот инструктор выполнял приказ «господина Эрвина».

Сам дядя в лагере появлялся нечасто, можно сказать, почти и не приезжал. Но Арджан подметил, как светлеют лица инструкторов и воспитателей, едва они завидят Эрвина. Это был не страх перед начальством, нет – окружающие искренне уважали дядю, ценили его дружеское отношение к ним. Не раз Хайдарага вспоминал слова матери: «К брату всегда люди тянулись…»

Даже если дядя приезжал в лагерь совсем ненадолго, он всегда находил несколько минут, чтобы подойти к племяннику и узнать, как обстоят у него дела. А однажды увёз с собой Арджана на несколько часов. Наговорились тогда вволю!

Всё тот же угрюмый верзила (Хайдарага уже знал, что зовут его Резаром, но про себя прозвал почему-то Кабаном) молча крутил баранку автомобиля, а дядя, устроившийся с племянником на заднем сидении, придирчиво выяснял у него подробности лагерной жизни.

– А как тебе лекции, которые вам читают? – поинтересовался он, выслушав с улыбкой все восторги Арджана.

Хайдарага запнулся, потом с неохотой выдавил из себя:

– Лучше, чем в школе… – потом, решившись, пояснил: – Знаешь, дядя, хотелось бы услышать не только цифры и примеры, но и что-нибудь… Более конкретное, что ли… Вот рассказывали нам на днях об отношениях албанцев и сербов. Не знаю, как другие… Хотя нет, знаю, я ж с ребятами потом разговаривал… Так вот хотелось бы поменьше общих слов, лучше что-нибудь такое, чтобы зацепило по-настоящему. И потом… Историю, может быть, и нужно знать, но я ж не триста лет назад живу, а сегодня. Вот и сдаётся мне, что примеры из нынешнего будут поважнее рассказа о том, что невесть когда происходило…

Дядя с удивлением покосился на Арджана, и тому показалось, что во взгляде родственника проскользнуло что-то похожее на уважение. А в том, что смотрел Эрвин на племянника с одобрением, сомневаться не приходилось.

– Молодец! – дядя одобрительно похлопал Арджана по плечу. – Подметил самое важное… Мы уже отдали распоряжение, – пояснил он и задумчиво произнёс: – Конечно же современность, боли и задачи сегодняшнего дня должны быть на первом месте в вопросах воспитания нашей албанской молодёжи. Да и не только молодёжи… – удовлетворённо кивнул и ещё раз повторил: – Молодец!

За разговорами доехали до какого-то небольшого селения. Как оно называется, Хайдарага прослушал.

– Идём, – коротко предложил дядя, выходя из машины. Потом бросил взгляд на Кабана и приказал: – Жди нас здесь.

Вошли в неприметный дом, где дядю уже, похоже, поджидали. Лысоватый, невысокий человечек бросился ему навстречу, быстро заговорил, чуть ли не захлёбываясь словами. Арджан внимания на него не обращал, с любопытством озирался вокруг.

Большая комната, мебели в ней почти что и нет. В полу – здоровенная крышка от погреба. Зачем такой большой подпол?

Лысый тем временем перестал тарахтеть, нажал какую-то кнопку на стене, и удивившая Арджана крышка начала подниматься, открывая широкий проход. Дядя одобрительно кивнул и, махнув племяннику рукой, направился к люку.

Хайдарага последовал за ним, спустился по добротной пологой лестнице.

Стены внизу облицованы светлым пластиком, светло – горят сразу несколько мощных электрических ламп. Из расположенной под полом комнаты невесть куда ведёт достаточно широкий ход, туда уже углубились снова затараторивший лысый и дядя.

Ого! Проход-то длинный, да ещё расширяется. По обе стороны от него расположены несколько подземных помещений. В них установлены удобные кровати, тумбочки, шкафы для одежды. Больница что ли… Но зачем строить больницу под землёй?

Дядя внимательно осмотрел помещения, одобрительно кивнул. Лысый буквально расцвёл, предложил идти дальше. Арджан шёл, немного приотстав от дяди, и прикидывал: «Наверное, всё-таки больница. Вот это – явно операционная. Куча каких-то приборов и оборудования, всё абсолютно новенькое, так и блестит…»

– Оборудование самое современное, – разобрал Хайдарага слова лысого. – Есть всё необходимое.

– Только необходимое? – уточнил дядя.

– Ну что вы, господин Эрвин! – всплеснул руками лысый. – Заверяю: проблем ни в чём не будет!

Дядя ещё раз внимательно осмотрел незнакомые Арджану причиндалы и довольно сказал:

– Ну что ж… Кажется, вы всё учли, всё предусмотрели. Так и сообщу.

Лысый зарделся от радости. Прощаясь, он чуть ли не кланялся дяде, а Арджану долго жал руку, проникновенно глядя ему в глаза. Хайдараге даже неудобно стало, и он едва не вздохнул облегчённо, когда странный человечек отнял наконец влажную ладошку от его руки.

– Где мы были, дядя? – спросил Арджан, едва машина тронулась с места.

– Не догадываешься?

– Похоже на больницу… Только странная она какая-то?

– Времена нынче, племянник, странные. Странные и особенные. Поэтому и госпиталь наш выглядит непривычно.

– А зачем он? – полюбопытствовал Хайдарага.

– Людей лечить, – скупо улыбнулся дядя. – Тех людей, что для родины ни здоровья, ни самой жизни не жалеют, – он поудобнее устроился на сиденье, повернулся к Арджану и спросил: – Как думаешь, куда албанцу, если он, не дай бог, заболеет, идти?

– К врачу, – недоуменно пожал плечами Хайдарага.

– Правильно, – вздохнул дядя. – Вот только не хватает нам ни врачей, ни больниц. Что остаётся? К сербам обращаться. Ты на такое пойдёшь? Я – нет. Лучше сразу же помереть, по крайней мере меньше мучиться придётся. Они к представителям нашего народа хуже, чем к животным, относятся. Если тебя интересуют примеры, могу привести.

Арджан отрицательно помотал головой. Брать под сомнения слова дяди Эрвина ему и в голову не приходило. А тот с горечью в голосе закончил:

– Вот и приходится обыкновенные госпитали под землю прятать. Подальше он недобрых глаз.

Помолчали. Арджан обдумал услышанное, прикинул и так, и этак и пришёл к выводу, что дядя как всегда прав.

Спустя несколько минут он вспомнил о том, что его уже несколько дней волновало и неуверенно заговорил:

– Я бы хотел задать один вопрос… Правда, не знаю… Может быть, ответ на него секретом является…

– Спрашивай, – поощряюще улыбнулся Эрвин.

– У нас появились новые инструкторы. Говорят они по-английски, а я его ещё не очень-то и знаю, так что общаемся мы с ними через переводчика. Но на американцев не похожи – мне с ними приходилось встречаться. Да и акцент какой-то странный…

– Через переводчика – это плохо, – вздохнул дядя. – Учи языки, племянник! Да и не тебе одному они понадобятся, без этого нам в Единую Европу не войти. Видишь, ещё одна проблема… И тоже достаточно серьёзная. А инструкторы, о которых ты спрашиваешь, из Аль-Каиды. Только болтать об это не надо. Ты, кстати, знаешь о такой организации?

– Чуть-чуть, – признался Арджан.

– Этого мало, – строго сказал дядя. – И вообще не в обиду тебе скажу: меньше глазей, больше слушай. А то мне порой кажется, что слишком многое ты мимо ушей пропускаешь. Для исполнителя – качество незаменимое, но я, мой мальчик, готовлю тебя отнюдь не на роль простого исполнителя приказов. Так вот, запомни: Аль-Каида объединяет истинных мусульман, отдающих свою жизнь на борьбу с неверными. Сейчас действует она в основном в Афганистане и Пакистане, но постепенно сферу своего влияния расширяет. Создана Аль-Каида при активном участии американцев, а те, да будет тебе известно, зря деньги не тратят. Ваши инструкторы – профессионалы очень высокого уровня, у них есть чему поучиться. Понял?

– Да, – кивнул Хайдарага.

Любой совет дяди он воспринимал, как приказ, подлежащий абсолютно точному исполнению. Что английский язык пока ещё не совсем понятен, – это жаль, но и с помощью переводчика можно немало усвоить. А если что-то не просечёшь, – спросить нужно – за спрос не бьют.

Ещё через два дня произошло событие, которое, как подозревал Арджан Хайдарага, запомнится ему на всю жизнь…

За время пребывания в лагере Арджан довольно близко сошёлся с парнем, которого звали Эдоном. Был он постарше, чем Хайдарага, по слухам, успел послужить в Армии освобождения Косова, причём зарекомендовал себя там очень даже неплохо. Как Эдон попал в лагерь, Арджан не знал – сам Эдон об этом помалкивал, а спрашивать его Хайдарага постеснялся. Никто, кроме инструкторов, не знал и фамилии Эдона, но в этом ничего особенного не было – многие парни предпочитали свои фамилии и место жительства не афишировать.

На вечернем построении традиционно подвели итоги дня, а потом… Потом инструктор особо остановился на успехах, достигнутых Эдоном и Арджаном (у Хайдараги даже щёки от неожиданности заполыхали), и сказал, что им предоставляется увольнительная. До утра.

– Пойдём в село, – предложил Эдон.

– Идём, – согласился Хайдарага, хотя решительно не представлял, чем можно заниматься в незнакомом селении, где у него ни друзей нет, ни знакомых.

Эдон предложил, чтобы не возбуждать нездорового любопытства у местных жителей, переодеться в цивильное – джинсы, свитера, куртки, в которых приехали в лагерь. Во время занятий парни носили ставшую уже привычной камуфлу, но у сельчан такая одежда, скорее всего, вызвала бы удивление.

– Взял с собой что-нибудь? – поинтересовался Эдон, перед тем как выйти из лагеря.

– В каком смысле? – не понял Хайдарага.

– В том, что с голыми руками соваться в деревню не совсем сподручно.

– Едва ли нам разрешат автоматы с собой тащить, – улыбнулся Арджан.

– Пожалуй, – не стал спорить Эдон. – Хотя, мне кажется, что вполне хватит ножей и кастетов.

– Но зачем? – искренне удивился Хайдарага.

– А если столкнёмся с сербами?

– Да их в этом селе уже почти и нет!

– «Почти», это не значит – «абсолютно»…

– Я смотрю, не любишь ты сербов, – сказал Арджан, когда парни уже подходили к окраине селения.

– Это ты их не любишь, – хмыкнул Эдон. – А я – ненавижу.

– И за что же?

– За многое… – не стал вдаваться в подробности Эдон и, немного помолчав, добавил: – Это ж не люди, а мразь…

Они устроились в крохотном кабачке, заказав бутылку крепкой местной водки. Вкус её Хайдараге абсолютно не понравился, но, стараясь не отставать от приятеля, он усердно тянул огненное пойло. Скоро в голове приятно зашумело.

Неподалеку от них устроились за столом два совсем уж дряхлых деда, в углу шумела стайка молодёжи.

«Сверстники мне», – прикинул Арджан, глядя на них.

Один из местных ребят перехватил взгляд Хайдараги и что-то сказал своим приятелям. Те довольно заржали.

Эдон резко встал, подошел к парням, сказал им несколько слов, потом сплюнул на пол, вернулся к приятелю и шепнул:

– Спокойно…

Арджан недоумевающе посмотрел на него и пожал плечами.

– Выпьем? – Эдон уверенно разлил по стаканам остатки спиртного.

– Выпьем… – пьяно качнул головой Хайдарага.

Следующие несколько минут из его памяти стёрлись…

Арджан помнил, как, неуверенно переступая ногами, он плёлся к выходу из кабачка, да ещё твёрдую руку Эдона, поддерживающую его за локоть. В себя он пришёл на улице. Было темно, где-то взбрехивала собака, судя по лаю – мелкая и пустяшная.

– Держись… – голос Эдона донёсся словно издалека.

Хайдарага шагнул назад, опёрся спиной о шершавый забор, постарался принять вертикальное положение…

Послышались шаги. К ним быстро приближались несколько человек. Арджан сфокусировал взгляд и понял: та самая компания, из кабачка.

Когда парни подошли вплотную, передний – среднего роста, но крепкий, – что-то сказал. По-сербски.

– Говори по-человечески, мразь! – взревел Эдон.

Его кулак обрушился на парня. Тот отлетел в сторону, схватился за лицо. Тут же двое его приятелей набросились на Эдона, а третий ударил Хайдарагу.

Острая боль согнула, но Арджан справился с ней. Неожиданно ловко увернулся от второго размашистого удара. Бешенство ослепило, и он, сам не соображая, что делает, сунул руку под куртку. Рукоятка ножа удобно легла в ладонь.

Хайдарага видел расширяющиеся в ужасе глаза нападающего, но его рука уже шла вперёд – уверенным, не раз отработанным на тренировках движением. Оружие уткнулось в преграду, однако тут же преодолело её, и нож по рукоятку погрузился в живот парня. Что-то горячее выплеснулось на ладонь.

– А-а-а!!! – резанул по ушам вопль.

Нападающие метнулись в темноту. Остановившимися глазами Арджан увидел, как прыгнул за ними Эдон, как взмахнул рукой и вонзил нож под левую лопатку приотставшего парнишки. Потом быстро повернулся к Хайдараге:

– Уходим! Живее!!

Топот ног убегавших затихал вдали, зато где-то раздалась заливистая трель свистка…

И опять провал в памяти…

Арджан опомнился в лагере, в умывальной комнате. Он бессмысленно смотрел на свои руки, на валяющийся в раковине нож. Вода скатывалась по ним и становилась красной. От чужой крови…

Потом Арджана вырвало. Он долго сгибался от рвущих желудок спазмов, кашлял, отплёвывался. Наконец, немного пришёл в себя. Тщательно вымыл руки с мылом, убедился, что на ноже следов крови не осталось, внимательно осмотрел одежду. Грязи полно, но крови не видать, даже удивительно. Ополоснул разгорячённое лицо холодной водой и внимательно посмотрел в зеркало.

«Что будет дальше?» – только это крутилось в голове.

Придумать ответ на этот вопрос не успел. В притворённую дверь заглянул дневальный:

– Арджан! Быстро к дежурному инструктору!

Шёл, с трудом передвигая ноги. Ждал: в комнате полицейские, арест, суд, тюрьма… Нет, никого чужого… Инструктор за столом, в углу скромно притулился на расшатанном стуле Эдон.

– С кем подрались? – буркнул инструктор. На щеке его отпечатался шов от подушки, видно, срочно разбудили.

– С сербами… – вытолкнул из себя Хайдарага.

– Дальше что?

Кое-как, перескакивая с одного на другое, рассказал то, что запомнилось.

– Вот видите, – лениво процедил Эдон. – Всё, как я рассказывал…

Инструктор недовольно покосился на него:

– А если разборки начнутся?

– Мой ничего никому не расскажет… – широко ухмыльнулся Эдон.

– А его? – инструктор ткнул пальцем в сторону Арджана. Потом перекатил взгляд на Хайдарагу. – Скот, которого ты пырнул, жив остался?

– Не знаю… – растерялся Арджан.

– «Не зна-аю…» – передразнил его инструктор и обрушился на Эдона: – Ну, ладно, этот сопляк… Первый раз в деле, что с него возьмешь?! Но ты-то! Почему не довёл всё до конца? Даже не проверил…

Эдон вскочил, вытянул руки по швам. Ленца исчезла из его голоса:

– Виноват…

Инструктор зло скрипнул зубами. Потом приказал Хайдараге:

– Иди! Свободен… И запомни на будущее: если взялся за оружие, свидетелей и пострадавших оставаться не должно!

Растерянный Арджан вывалился в коридор. Через неплотно притворившуюся дверь до него доносились обрывки разговора.

– Ну что я мог сделать? – оправдывался Эдон. – Всех четверых кончить? Так уцелевшие порскнули в темноту, как крысы. Не гоняться же за ними по всей деревне… А так всё нормально прошло. Никто нас не знает, зацепок никаких…

– Ладно, кончай трёп, – остановил его инструктор. Помолчал, потом с насмешкой спросил: – Скажи лучше, зачем ты-то ножом размахался?

– Не устоял перед соблазном… – хмыкнул Эдон.

Арджан долго не мог заснуть. Снова и снова вставали перед глазами расширяющиеся от ужаса зрачки, снова рука ощущала, как входит нож в тело… И продолжал сверлить мозг всё тот же вопрос: «Что теперь будет?»

Несколько дней Хайдарага не находил себе места. Машинально ходил на занятия и тренировки, машинально исполнял все приказы начальства. И ежеминутно ждал: вот-вот его арестуют… Подумывал даже о том, чтобы уехать домой – в Приштине-то его едва ли найдут.

Похоже, Эдон уловил мысли подельника, потому что как-то перед отбоем отвёл Арджана в сторону и строго сказал:

– Не дури, парень!

Потом неожиданно подмигнул и добавил:

– Не дрейфь! Всё будет путём…

Ничего нового не происходило, и мало-помалу Хайдарага начал успокаиваться. Вот только беспокоило его, что скажет по поводу происшедшего дядя?

Эрвин появился в лагере примерно через неделю после столь запомнившейся его племяннику «увольнительной». Передал традиционный привет от матери, посоветовал побольше спать – а то круги под глазами появились, потрепал по плечу и обронил:

– Я слышал, ты боевое крещение прошёл…

А больше ничего не сказал. И ответа не стал дожидаться…

Глава 7

Сергей Комов. Бой на дороге

В Министерстве обороны на Сергея посмотрели круглыми глазами и замахали руками, едва он заговорил о том, что хочет получить «жёлтый папирус», разрешающий съёмки в Косово. Разве что у виска пальцем не покрутили. Фразу, которой ему отказывали в разрешении, можно было перевести примерно так: «Мы не хотим стать вашими убийцами».

Комов чуть расстроился, понимая, что разрешения он никогда не добудет. Ну что ж, придётся на свой страх и риск добираться до пропускного пункта на автономную территорию, а там – либо идти пешком, точно контрабандисты, либо повезёт, и их пропустят без специального разрешения. В любом случае, он хотя бы постарается проникнуть в Косово и потом, когда будут звонить из Москвы, требуя сюжет, сможет честно сказать, что их на автономную территорию не пустили.

Иностранным агентствам было проще. Албанцы встречали их с распростёртыми объятиями. Тональность репортажей западников на протяжении последних лет была одна и та же. Сейчас она выражалось так: «Сербы – плохие, албанцы – хорошие», чуть раньше звучала немного иначе: «Сербы – плохие, боснийцы – хорошие». Никогда в этих сюжетах, что бы ни случилось, сербам не стать «хорошими». Сколько бы их не поубивало во время бомбёжек, для западных компаний они всё равно останутся «плохими».

Такое же мнение сложится у жителей Лондона, Мадрида, Вашингтона, а значит – они одобрят натовские бомбёжки. Никто ведь из обывателей не поедет в Белград или Приштину, чтобы выяснить: правду ему говорят с экрана телевизора и в газетных статьях или лапшу на уши вешают. К тому же, чтобы закрепить успех, за дело примутся киностудии. И то – информационные сюжеты скоро забудутся, с телеэкранов начнут рассказывать о других событиях: о леденящих кровь убийствах, наводнениях и политических заговорах, но кассеты с фильмами будут продаваться и через десять лет после того, как всё закончится, напоминая всем, кто выступал на стороне «добра», а кто – «зла».

В сюжетах, что делались для российского телевидения, сербы были «хорошими», а те, кто им противостоял, – «плохими». Это и называется информационной войной. Выигрывает её тот, у кого больше аудитория. Албанцы это превосходно знают, так что русских журналистов они встретят как своих врагов.

Первые страхи от пребывания в зоне боевых действий у Сергея давно прошли, и он перестал держать дверь в машине открытой на тот случай, если появится натовский самолёт. Но такое Комов мог себе позволить в Сербии, а вот когда они миновали административную границу с Косово, словно что-то в воздухе изменилось и запахло бедой. Ощущение это было очень противным, гнетущим, как будто знаешь, что где-то поблизости есть минное поле и ты можешь в любой миг на него забрести.

На обочине дороги, чуть завалившись носом в кювет, стоял сгоревший автобус. От него остался только металлический каркас, а всё остальное – краску, обшивку кресел и салона, пластик, в котором крепились измерительные приборы, слизнул огонь. Автобус казался таким же хрупким, как скелет, подойди к нему, тронь – и он начнёт осыпаться пеплом.

Автобус наверняка вёз сербских беженцев, но албанцы такие автобусы не пропускали – если видели, что поблизости нет солдат югославской армии, преграждали им дорогу живым щитом. Водителю сгоревшей машины надо было не останавливаться, таранить этот живой щит, сбивать его, как кегли в боулинге, ведь на этой территории цивилизованные законы давно не действовали, а он почему-то решил им следовать…

Что произошло дальше, легко было догадаться – таких случаев было множество. Стоило автобусу остановиться, албанцы вскрывали его двери, выбрасывали на улицу пассажиров, не обращая внимания на то, женщины это, дети или старики, начинали растаскивать чужие пожитки, а автобус потом сжигали. Если он не останавливался, то в него кидали камни. Сергей видел много машин с трещинами от камней на стёклах, но лучше уж стекло потерять, чем машину, а то и жизнь.

Самым эффектным считалось выстрелить из винтовки (а оружие здесь было у всех, даже у детей) по бензобаку автобуса во время его движения. Огненный фейерверк вырывался из-под днища машины. Она точно на противопехотную мину натыкалась и, как комета, – со шлейфом огня – всё ещё продолжала ехать вперёд, ведь колёса её не были повреждены. Дым заполнял салон, его не мог выгнать ветер, даже если выбить все стёкла. Пол начинал дымиться, раскаляться, прогорать. Пассажиры точно внутрь печки попадали. Приходилось останавливаться. В такой «охоте на автобусы» с точки зрения «охотников» был один, но большой минус – почти всё имущество беженцев сгорало. Какой дурак сунется вытаскивать что-то из охваченного пламенем автобуса? Зато зрелище получалось впечатляющее, особенно если двери в автобусе заклинит, и не все пассажиры успеют выбраться через окна.

Ещё в Москве Комов насмотрелся кадров со сгоревшими автобусами и машинами. Съёмочные группы подъезжали к ним ещё до того времени, как успевали увезти трупы. Впрочем, никто особо и не заботился о том, чтобы убрать погибших. Они могли лежать часами на тех местах, где их настигла смерть. На тех кадрах какая-то женщина застряла в дверях, рука и голова её вывалились наружу, а ноги остались в салоне автобуса. Другая (судя по стройной фигуре совсем ещё молодая) лежала на земле лицом вниз, пули вырвали несколько кусков из чёрного свитера на её спине.

– Этот автобус позавчера обстреляли, – прокомментировал Радко, – а вон ту машину, пораньше, дня три назад.

Он показывал на свалившуюся в кювет легковушку. Огонь сильно её изуродовал. Теперь было трудно определить модель. Кажется, это был старый «гольф». Сергею не хотелось снимать убитых, но пока им везло – жертв не было видно.

Радко уже несколько раз ездил в Приштину. У него там родственники жили, надо было вывезти их в Сербию, пока здесь ещё оставались части югославской армии. Как только они уйдут, никто уже не сможет защитить сербов. На миротворческий контингент надежд мало, если только Косово не отдадут полностью русским, но им-то его точно не отдадут.

Сергей настроился на то, что если их остановят на границе, он вывалит весь ворох «жёлтых папирусов» (пусть ни один из них и не разрешал съёмок в Косово) и попытается заболтать патрульных. На худой конец, скажет, что разрешение у него есть, но из-за всех этих написанных на сербском бумаг, которые надо непременно таскать с собой, он, видимо, забыл его в номере гостиницы. Не заставят же его за ним возвращаться?

По первоначальному плану они должны были проехать через контрольно-пропускной пункт, вообще не останавливаясь. Наглость в таких случаях очень помогает, прямо как при проникновении на какую-нибудь светскую вечеринку, подступы к которой охраняют крепкие парни, одетые в чёрное. Лезь напролом с зажжённой сигаретой в руках, или с бокалом шампанского, дескать, ты только вышел с вечеринки, или помаши кому-то невидимому рукой, тогда охранники и вправду поверят, что ты уже был внутри, уже прошёл строгий досмотр, и пропустят тебя без всяких вопросов.

Такая тактика помогла и на этот раз. Их никто не окликнул, не приказал притормозить. Патрульным было не до одинокой машины с белградскими номерами, которая добровольно ехала в ад.

Рессоры сглаживали выбоины, которые оставили в асфальте танки. Колонны Т-72, которые поставлялись в Югославию ещё во времена социализма, шли мимо контрольно-пропускного пункта, следом за ними ехали грузовые машины с закрытыми брезентовыми тентами кузовами. Военные занимали левую часть полосы, так что останавливаться, пропуская их, не пришлось. Радко смотрел на то, как выходят из Косово югославские войска с тоской в глазах.

То и дело машина проезжала через сожжённые албанские посёлки. По обе стороны дороги тянулись разрушенные, обгоревшие строения, в которых очень удобно прятаться и стрелять по проезжающим машинам. Они просто предназначены для создания подобных засад. Это был результат зачисток, которые проводили в селениях югославские военные.

Селения не обезлюдили, жители в них всё ещё оставались, а может, они вернулись, когда солдаты уже ушли, и теперь ждали, когда югославская армия полностью покинет Косово. Сергей видел, какими взглядами провожали их машину албанцы. От таких взглядов становилось нехорошо, ведь им ещё предстояло возвращаться, и кто знает – не подготовят ли к тому времени хозяева засаду? Может, сейчас у них просто не хватило времени найти подходящий камень или спрятаться в руинах с ружьем в руках? На всякий случай Комов поправил бронежилет, чуть высовывающийся из-за стекла и прикрывавший ему бок.

А ещё Сергей пожалел, что не прихватил с собой кассету с какой-нибудь немецкой группой. «Rammstein», например. Услышав, что из машины доносятся крики «Du hast!», местные обитатели могут подумать, что в ней едут союзники и обстреливать их не стоит. Даже несмотря на белградские номера. Нечто схожее случилось во время Второй мировой войны. Четники обстреляли колонну итальянцев, те ведь выступали на стороне стран Оси. Дети Апеннин попрыгали из грузовиков, залегли и стали кричать, кто они такие. Четники тут же прекратили стрельбу, а после стали извиняться, что приняли итальянцев за хорватов…

– Это плохой сектор, – со знанием дела пояснил Радко, прибавляя газу. – Здесь постреливают.

Сергей чувствовал себя, мягко говоря, неуютно. В таких случаях очень уместно выражение «очко играет». Он приоткрыл дверь и держал её за ручку, чтобы не открылась от порывов ветра. Хотя, если начнут стрелять, лучше не вываливаться из машины на обочину и не брать ноги в руки, а гнать отсюда куда подальше, ведь попадёшь в руки албанцев – легко не отделаешься.

Дорога пошла серпантином меж гор. Воздух был чистым, пьянящим. Комов только начал было расслабляться, глядя на красоты, мелькавшие за стеклом, как впереди послышались автоматные выстрелы. Сергей тут же встрепенулся, стал прислушиваться, посмотрел на Радко тревожным взглядом, спрашивая, а не заедут ли они в ловушку и не лучше ли повернуть назад?

Казалось, что выстрелы раздаются совсем рядом, но из-за многократно повторяющегося эха трудно было определить – где именно. Вдруг Радко утопил педаль газа до упора, и машина буквально прыгнула вперёд, завизжав покрышками по асфальту. Сергея вдавило в кресло. Стреляли откуда-то сверху. Комов завертел головой, пытаясь понять, от кого удирает Радко. Каким-то непостижимом образом они оказались в самом центре боя, причём меж двух огней, но пока было совершенно неясно, кто и с кем тут сражается.

– Блин! – заорал Игорь.

Ему вторил Радко, ругаясь на смеси сербского с хорватским.

Пули пролетели высоко над машиной. Дорога чуть извернулась. Впереди Комов увидел колонну военной техники. Два бронетранспортёра съехали на обочину, развернули свои башни к вершине ближайшей горы и поливали её из пулемётов. Прячась за придорожными камнями и за бронёй, сидели и лежали югославские солдаты и вяло отстреливались, за ними стояли две грузовые машины. Тент одной из них «украшал» ряд дырок, оставленных автоматной очередью.

Радко на полной скорости мчался к этой импровизированной крепости, совершенно не думая о том, что солдаты в пылу боя могут заподозрить, что в приближающемся «мерседесе» сидят албанцы-учекисты, а сама машина набита взрывчаткой. Надо её остановить, пока она не врезалась в колонну? Для этого очень подходит автоматная очередь, выпущенная по радиатору, а затем ещё одна – по тем, кто сидит в салоне. Они были очень хорошей мишенью.

Сергей чуть было глаза руками не прикрыл, когда увидел, что автоматы в руках солдат, дернулись в сторону «мерседеса», но, видимо, кто-то из них всё же разглядел белградские номера. Вообще-то машину и учекисты могли захватить, но эта мысль в головы солдатам не пришла.

Пули подняли фонтанчики пыли рядом с колёсами «мерседеса». Стреляли с соседней горы. Радко нажал на тормоза. Завизжали колёса, от покрышек повалил серый дым, машину протащило несколько метров, прежде чем она окончательно остановилась, чуть было не выехав за импровизированную баррикаду из двух бронемашин. Радко дёрнул ручной тормоз, «мерседес» замер.

Комов вывалился из машины головой вперёд. Руки его инстинктивно схватились за бронежилет, тот зацепился за дверную ручку, и Сергей не смог его вытащить сразу. Упал коленками на дорогу, больно ударился, разодрал джинсы и стесал кожу до крови.

– Чёрт… – простонал Комов, садясь на корточки.

От пуль учекистов его защищала «крепость», состоящая из трёх стен, но всё равно Сергей втягивал голову в плечи и никак не мог решиться встать в полный рост, как будто стоило ему это сделать, как тут же в голову угодит пуля. Наконец он вытянул из машины бронежилет, надел его на себя, застегнул липучки.

Игорь с Радко выпрыгнули с другой стороны машины, тоже посчитав, что лучше уж снаружи находится, чем в салоне. Пули прошьют борта «мерседеса», как картонку. Теперь оператор, чертыхаясь, вытаскивал из машины камеру. Этот напичканный электроникой кусок железа весил килограммов пятнадцать. На руках Игоря рельефно проступили мускулы. Наконец он водрузил камеру себе на плечо, но в полный рост так и не поднялся – стал передвигаться на чуть согнутых ногах, а это и без лишнего веса делать трудновато, что уж говорить, когда у тебя в руках полтора десятка килограммов.

О штативе речи в такой обстановке не шло, Зубцову приходилось снимать с плеча. От этого картинка, записанная на кассету, будет дрожать в такт с его шагами. Она будет такой же дёрганой и рваной, как кадры в фильме «Спасти рядового Райана», вот только «Оскара» за операторскую работу Игорю никто не даст.

Сергей быстро осмотрелся. Прислонившись спиной к колесу бронемашины и вытянув перед собой ноги, сидел солдат-югослав. Он был ранен в предплечье. Сослуживец разрезал ножом рукав его куртки и сейчас накладывал бинт, сквозь который всё ещё проступало пятно крови. Солдат чуть двигал рукой, чтобы товарищу было удобнее его перевязывать. Скорее всего, ранен он был легко, пуля прошла по касательной, оцарапав кожу, либо только мягкие ткани задела. Попади она в кость, солдат корчился б от боли, а рукой и пошевелить бы не мог.

Учекисты не сумели застать югославов врасплох – то ли поспешили открыть огонь, то ли их заметили, но в любом случае, солдаты сумели выстроить импровизированную баррикаду, не потеряв ни одной машины.

Один из бронетранспортёров был выкрашен в болотно-зелёный цвет, а второй – в тёмно-синий, на его бортах белыми буквами было написано «POLICE». Значит, в засаду попали и военные, и полицейские.

– Да ты ранен!.. – встревожился Игорь, бросив взгляд на ноги Сергея.

– Да? – испугался Комов, который и не заметил, что разбил коленки. Посмотрев себе на ноги, увидел порванные джинсы и кровь на них, махнул рукой. – Переживу…

– Попроси, чтобы тебе перевязали, – посоветовал Зубцов.

Он уже чуть устал, дышал прерывисто, будто долго бежал.

– Обязательно, – сказал Сергей. – Как только, так сразу…

– Откуда вы тут взялись?! – закричал на них югославский офицер. Он стоял в полный рост, потому что крыша бронетранспортёра всё равно была выше его головы. Пришлось и Сергею выпрямиться. Всего солдат было человек пятнадцать, плюс экипажи в бронемашинах. Ни на солдатах, ни на офицере не то что бронежилета, но даже и касок не было, вместо них они носили береты, так что Комов почувствовал себя белой вороной.

– По дороге мы ехали… – пояснил журналист.

Не скажет же офицер, чтобы и дальше… ехали. Сергей чувствовал, что югославу очень хочется послать их куда подальше, потому что не нужны ему здесь штатские. От них морока одна. Но куда их пошлёшь? Повсюду стреляют. На всякий случай Комов добавил, надеясь, что здесь, на косовской дороге ему не будут припоминать ни С-300, ни поведение Ельцина:

– Мы русские.

– Русские… – повторил офицер, было видно, что он борется сам с собой. Наконец справился с раздражением, махнул рукой. – Ладно, оставайтесь здесь, только не высовывайтесь!

Сергей этот приказ, конечно, не выполнил, и как только офицер от него отвернулся, подобрался к бронетранспортёру и выглянул из-за него.

На вершине соседней горы за огромными камнями, некоторые из которых размерами превышали человеческий рост, засели учекисты. Сергей не мог разглядеть их форму и нашивки на плечах, но кому ещё устраивать засаду югославским солдатам? Американцы в таких случаях вызывают вертолёт или авиацию, чтобы она разбомбила опорный пункт противника, и только тогда снимаются с места – без поддержки с воздуха они и шага не сделают. Атаковать высоту уж точно не будут.

Впрочем, югославы делать этого тоже не собирались, во-первых – атака была сопряжена с большими потерями, во-вторых, у них просто не хватило бы на это солдат. На поддержку с воздуха им надеяться тоже не приходилось, разве что прилетит натовский самолёт и сбросит свои бомбы не на югославов, а на учекистов. Американские политики потом отоврутся, они к этому привыкли. Но вообще-то ситуация была патовой.

Офицер что-то кричал, приложив к уху трубку мобильного телефона. Комов несколько раз отчетливо различил слово «танк».

«Отличная идея», – подумал он.

Пули выбивали дробь из бортов бронетранспортёров, но толку от таких выстрелов было не больше, чем от горсти орехов.

– Куда?! – услышал Сергей.

Он обернулся на этот крик и увидел, что солдат хотел было схватить Игоря за ногу, да не успел. Зубцов прошмыгнул мимо него, точно футболист-нападающий, который обводит защитников, упал среди таких же высоких, как и на горе, камней, поставил между ними камеру, а чтобы она не качалась, подложил под неё булыгу поменьше. Сам он теперь заглядывал в видоискатель, стараясь разглядеть, что там, среди учекистов, происходит. Ещё оператор крутил настройку фокуса, постоянно нажимая на кнопку увеличения. Палец его, правда, из-за этого постоянно был на виду, хотя самого Игоря надёжно укрывали камни. Что касается пальца, то, похоже, Зубцов решил им рискнуть, совсем как Шерлок Холмс, который некогда таким же образом обманул пособника профессора Мориарти полковника Морана. Наконец оператор угнездился и затих. Теперь он видел всё происходящее в стане противника, как в подзорную трубу.

Спустя несколько секунд Игорь внезапно понял, что и на него кто-то смотрит через видоискатель, более того, он узнал человека с камерой. Это был Славка – оператор, с которым они встречались в гостинице «Москва». Значит, где-то там же, среди учекистов, должен находиться и Глеб. Зубцов сообразил, что коллега тоже его заметил и узнал, только махать рукой в знак приветствия не стал. Нетрудно догадаться, что это вызвало бы подозрения у албанцев. Игорь от приветствий тоже решил воздержаться. Во избежание, так сказать…

«Как они туда попали?» – думал он, ведь узнай албанцы, что его коллеги – русские, сразу же пристрелили бы их.

В кармане оператора лежал мобильный телефон, а в нём был забит номер Глеба, и сейчас Зубцов мог бы легко связаться с ним и расспросить, сколько учекистов находятся в засаде и как они вооружены. Говорить, конечно, придётся на-английском. Но вдруг кто-то из албанцев поймёт их разговор? Нет, не стоит так рисковать…

В этот момент Игорь разглядел в руках одного из боевиков гранатомёт. Нос трубы показался поверх камней, скрылся, потом учекист занял позицию между глыбами, но времени хорошенько прицелиться никто ему не дал, потому что и югославы заметили гранатомётчика. У боевика был лишь один миг. Труба на его плече качнулась. Выстрелив, учекист тут же юркнул за спасительные камни, а на то место, где он только что находился, обрушился град пуль.

Зубцову казалось, что граната летит очень медленно, но он видел только начало её полёта, потом инстинктивно спрятался за камнями (какая-никакая, но это была защита) и стал считать удары своего сердца. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем громыхнул взрыв. Игоря чуть оглушило – он уткнулся головой в землю, а ведь чем среда тверже, тем лучше передаются в ней звуки, оператор помнил это ещё со школьных уроков физики, а теперь получил практическое подтверждение некогда полученным знаниям.

Боевик что-то не рассчитал – граната взорвалась ниже по склону, далеко от бронетранспортёра, так что до него ни осколков, ни кусков вырванной взрывом земли, не долетело.

– Мать вашу… – простонал, услышав взрыв, Комов.

Дело принимало скверный оборот. Сергею стало очень страшно. Гранатомёты, вероятно, приволокли из багажников машин, на которых перемещались боевики, но сколько этого оружия было в их распоряжении? Один, два, три? Хватит ли, чтобы албанцы пристрелялись и попали в бронетранспортёр. Может, граната и не пробьёт его корпус, пройдёт по касательной, разорвётся над ним, в любом случае – это очень опасно, потому что, если снаряд или мина взрываются в воздухе, у них чудовищная поражающая способность. Экипажу бронетранспортёра тоже несладко придётся. От взрыва их оглушит, контузит, а пока стрелок не придёт в себя, из строя будет выведен один из станковых пулемётов…

Такого югославы допустить не могли, и как только меж камней появился ещё один вооруженный гранатомётом албанец, по нему ударили чуть ли не из всех стволов, точно это был камикадзе, которому всё равно – убьют его или нет, главное, донести заряд взрывчатки до цели, ну а у тех, кому он этот «подарок» тащит, задача другая – как можно быстрее остановить смертника.

Игорь видел, как пули станкового пулемёта буквально разорвали боевика пополам, они, как зубы каких-то фантастических монстров, вырывали из его тела огромные куски, разбрызгивали фонтаны крови. Те, кто был рядом с гранатомётчиком, должны были перемазаться в ней с ног до головы. Пули высекали искры из камней, крошили их. Боевик выронил трубу, его отбросило назад, но и пока он падал, в него всё ещё продолжали впиваться пули.

Игорь отполз от камней под защиту бронетранспортёра и шепнул Комову:

– Я там наших видел?

– Где? – не понял Сергей.

В горле у него пересохло, хотелось пить.

– Ну там, среди албанцев, – оператор махнул в сторону боевиков.

– Ничего не понял, – сообщил Комов, помотав головой. – Каких наших?

– Глеб там со своим оператором Славкой, среди учекистов.

– Ого! – удивлённо сказал Сергей. – Ты уверен?

– На все сто. Славка меня тоже видел. Я ему чуть рукой не помахал.

– Хм… Я, пожалуй, высовываться не буду, – после секундного раздумья сказал Комов. – Потом Глебу позвоню, когда обратно поедем, либо из дома, в смысле – из гостиницы.

Игорь подумал, что слова корреспондента звучат слишком оптимистично, потому что они попали в такую переделку, из которой можно и вовсе не выбраться, а до дома доедешь разве что в цинковом гробу.

Сергей внимательно посмотрел на него и продолжил:

– Я когда увидел, как ты к камням дернулся, хотел сначала наорать на тебя. Типа, ты что, решил геройски умереть и всё такое… Давай всё же поосторожнее, Игорёк, а то, что я буду твоим родственникам говорить? Ну и обо мне подумай. Одному, без тебя тут скучно будет.

– Да я только о тебе и думал! – расплылся в улыбке Зубцов. – Такие картинки наснимал, что сюжет должен получиться улётным.

– Да? И что же именно?

– Да всё! И как учекисты по нам стреляют, и как один придурок в нас из гранатомёта шмальнул, и как граната взорвалась тоже должно получиться, я ведь камеру не выключал. Ну и как ещё одного, того, что тоже из гранатомёта по нам стрельнуть собирался, убили. Да и по мелочам тоже много чего получилось.

– Впечатляет, – сказал Сергей, начиная раздумывать над текстом сюжета, который надо будет передать сегодня в Москву.

Они на миг выпали из действительности, сидели, переговариваясь, будто бой уже прекратился. Впрочем, стрельба действительно начала затихать. Сергей услышал это, встрепенулся:

– Слушай, нам же ещё меня в кадре надо записать. Сейчас самое время – выстрелы очень симпатично лягут в качестве интершума, а то, если никто стрелять не будет, получится неинтересно.

– Надеюсь, ты меня не заставишь штатив раскладывать? – спросил Игорь.

– Боже упаси, конечно, нет!

Комов закрутил головой, выбирая фон, на котором его должен был заснять Игорь. Стоять, повернувшись к борту бронетранспортёра и сжимая в руках микрофон, в то время как на втором плане за его спиной югославские солдаты продолжают вести бой с учекистами, было даже более эффектно, чем записать свои слова, стоя в полный рост на фоне горы и камней, где укрывались албанцы. Какой смысл вылезать на линию огня, если зрители ничего не разберут за исключением вспышек от выстрелов на кончиках автоматов? Разве что во время этой записи Сергею снесут голову или его подранят… Нет уж, без подобных глупостей вполне можно обойтись.

Оператор подключил кабель к камере, протянул микрофон Комову и потребовал:

– Несколько слов скажи.

Добавлять, что он хочет проверить уровень звука, оператор не стал, потому что это само собой разумелось.

Сергей посчитал до десяти, остановился.

– Ну, когда ты будешь готов, Феллини? – спросил он, наблюдая за тем, как Игорь, положив камеру боком на колено, подкручивает какие-то датчики.

– Всё, – Зубцов закинул камеру на плечо. – Я готов, поехали.

То, что Сергей, произнося свои слова, запнулся, когда рядышком югославский солдат выпустил длинную очередь из своего автомата и сбил его с мыслей, получилось очень стильно. Настолько стильно, что они ограничились лишь одним дублем, потому что второго такого не сделать. При взгляде на картинку становилось ясно, что съёмочная группа находится в самом эпицентре боя. К тому же после того, как Комов отговорил свои слова, стрельба, словно по команде, совсем прекратилась.

– Круто получилось! – сказал Игорь, показывая корреспонденту большой палец.

– Думаешь? – спросил Сергей.

– Просто уверен!

Из-за поворота, изрыгая клубы дыма, как дракон, у которого что-то не в порядке с желудком, выполз танк. Он громыхал всем, чем только можно, казалось, что у него сейчас начнут отваливаться куски обшивки. Вероятно, офицер сообщил танкистам о том, что произошло и где засели учекисты. Корпус танка содрогнулся, выплевывая из дула сгусток огня. На вершине горы поднялся столб пламени, дыма и кусков земли, а камни, за которыми укрывались учекисты, должно быть, стали их надгробиями, если, конечно, там ещё кто-то оставался.

«Получите, суки!» – читалось в глазах солдат.

– О чёрт, там же Глеб и Славка, – прошептал Комов, глядя на опадающее пламя. На лице его отразилась тревога.

Не останавливаясь, танк сделал ещё один выстрел, миновал колонну, поехал по дороге, а следом за ним, прикрываясь за бронёй, двинулись солдаты. Игорь тоже дёрнулся за ними, водрузив на плечо камеру, следом за ним пошел и Сергей – должен же он увидеть сам, что там, на склоне осталось. Конечно, Комов мог потом просмотреть картинку, которую снимет оператор, но оставлять Игоря одного в такой ситуации было как-то не по-товарищески, да и впечатления гораздо ярче, и текст пишется легче, когда всё видишь сам.

Он шел, а сердце у него стучало, как паровой молот. Что с Глебом? Что со Славкой?

Сергей знал, что некоторые корреспонденты дальше пригородов Белграда не выезжают, благо разрушений повсюду хватает, и кто там разберёт, на фоне какого из них записан stand up. Все развалины кажутся одинаковыми. Сюжеты «журналисты-надомники» писали в гостинице, а нужную картинку: с убитыми, ранеными и перестрелками – покупали на югославском телевидении. Там были не прочь чуть подзаработать на ленивых коллегах, которые боятся выехать на места событий. К тому же, наверняка, сделки эти совершались в обход официальных инстанций, а потому едва ли отснятые материалы стоили дорого. Зелёные бумажки всегда решали такие проблемы. Тот, кто их имел много, мог не рисковать. Сам Комов к подобному «стилю работы» относился брезгливо.

На склоне горы оказались россыпи гильз, брошенная пустая труба гранатомёта, пятна крови, почти впитавшиеся в землю. Над воронками всё ещё витали лёгкие облака едкого дыма.

Офицер ничего не сказал Сергею и Игорю, когда они пошли следом за солдатами, только посмотрел на них раздражённо, как на надоедливых мух, при этом выражение лица у него было такое, точно он почувствовал внезапную зубную боль. Но потом югослав жестом приказал журналистам остановиться, не лезть на позиции, пока их не проверят солдаты и не выяснят – не оставили ли учекисты какой-нибудь скверный подарок типа растяжки. Но те уходили быстро, успели только утащить убитых и раненых. Убедившись, что склон безопасен, офицер разрешил Зубцову и Комову подойти поближе.

Игорь стал с упоением снимать крупные планы, приседал, выбирая наиболее эффектные ракурсы, и так увлёкся, что пришлось Сергею отрывать его от работы – югославы уже потянулись к своим машинам.

– Уезжать пора, – сказал Комов. – Ты же не планируешь остаться здесь?

– Поедем дальше? – с азартом спросил оператор.

– Думаю, того, что ты наснимал, хватит за глаза.

Игорь посмотрел на индикатор, который показывал тайм-код и сообщил:

– Пятнадцать минут тридцать две секунды. Ну, тридцать секунд – ГЦП[2]. Пятнадцати минут ведь тебе хватит?

– Ого! – сказал Сергей, прикидывая, что вся заварушка длилась около получаса. – Ты что, камеру почти не выключал?

– Иногда, – признался Зубцов. – Но не в самых важных местах. Я даже снял, как танк в первый раз стреляет, а во второй – уже взрыв. Сможешь смонтировать, будто это взрыв от первого выстрела. Как в фильме получится.

– Молоток! – усмехнулся Комов. – Так и сделаем… Надеюсь, что с Глебом и Славкой всё в порядке.

– Я тоже на это надеюсь. Ну, пошли, а то офицер на нас уже зверем смотрит.

– Всё правильно: оставить нас одних он тут не может, а мы его задерживаем.

– Пошли, пошли!

Они спустились с холма. У югославов убитых не оказалось, только четверо легкораненых, их быстро перевязали и помогли забраться в кузов грузовика.

Преследовать учекистов не стали. Даже не пытались. Ведь те уже, наверняка, были за тридевять земель, добрались до ближайшего селения, переоделись, оружие спрятали и стали такими же, как и простые обитатели, а то, обнаглев оттого, что их поддерживают натовцы, и переодеваться не стали, ходят по сёлам в форме с красной нашивкой, на которой изображен чёрный орёл.

Напоследок можно было ещё расспросить о минувшем бое офицера, но тот не был настроен давать интервью. Сергей не очень об этом жалел, прикинув, что в качестве «лайфа», который заменит синхрон, можно дать кадры, где офицер кричит в телефонную трубку или командует обороной.

Оставалось надеяться, что албанцы из разрушенных селений не устроят на них охоту. Комов настроил себя на то, что если кто-нибудь попробует перегородить дорогу, взявшись за руки, как делала это троица из фильма «Кавказская пленница», то он прикажет Радко не останавливаться, а если кто не успеет увернуться от колёс – тот сам виноват.

Звонить в редакцию Сергей пока не спешил. Отснятый материал тянул на одно из первых мест в вечернем выпуске, но Комов катастрофически не успевал к нему, а ведь это не объяснишь тем, кто в Москве сидит. Они непременно захотят получить сюжет о бое сегодня же. Сергей, естественно, не успеет и потом, когда он вернётся в Москву, разговор будет не только о том, что корреспондент Комов снял великолепный сюжет, а ещё и о том, что он опоздал на перегон. И это будет не ложка дёгтя в бочке меда, а целый половник, а то и больше. Незачем лишний раз нервы себе трепать, у него и так ноги ещё дрожат.

Конечно, Сергею и самому хотелось, чтобы сюжет вышел в вечернем выпуске. Он был самым рейтинговым, его смотрело больше всего людей, причём именно смотрело, а не слушало, как это часто бывает утром, когда собираешься на работу, а телевизор играет роль фона.

Но в любом случае Комов успевал только на утренние выпуски, ведь ещё надо показать отснятый материал в особом отделе… Возможно, в Москве сюжет не выпустят в эфир сразу, поберегут, подержат в загашнике, а потом выбросят эту бомбу вечером? Эх, если бы Глеб и Славка работали на одном с ними канале, тогда бы их сюжеты пошли один за другим. Эффект был бы фантастическим! А что, это идея… Осталось только выяснить, согласится ли на это Глеб.

Начинало темнеть. По местным дорогам в такое время суток с белградскими номерами могут ездить только самоубийцы. Примерно это читалось на лице постового на контрольно-постовом пункте, когда они пересекали границу. Сергей боялся, что их остановят, потребуют документы и разрешение на съёмку, а когда он не сможет его предъявить, то кассету заберут. На этот случай Комов попросил оператора заменить кассету в камере: пусть там будет совершенно нейтральная картинка – виды селений, которые Игорь снял по дороге обратно. Её не жалко отдавать. Кассету югославы, конечно, не вернут, а потом, на работе за потерю оборудования могут вычесть её стоимость из зарплаты, а это долларов двадцать… Хотя… Скорее всего, простят, и кассету просто спишут. Съёмку боя Игорь положил в коробку и запихнул её даже не в сумку к аппаратуре, а под сидение, чтобы не нашли, если югославы вдруг начнут обыскивать оборудование.

Но всё обошлось.

Кромешная темнота накрыла их на подступах к Белграду. Комов посмотрел на часы: настало время, когда и в Москве должны были понять, что он не успевает перегнать сюжет, так что можно звонить в редакцию, но рассказывать подробности не хотелось – Сергей как на иголках сидел, думая, что же там с Глебом и Славкой? Вот уехали они из Косово, а может, коллегам помощь нужна…

Но и со звонком в Москву больше тянуть было нельзя. Вкратце описав ситуацию, Комов сказал, чтобы утром от него ждали экшн, потом набрал номер Глеба. На пятом гудке тот взял трубку. У Сергея словно тяжёлый груз свалился с плеч, так он был рад слышать голос коллеги.

– Hello, how do you do? – сказал Комов. – This is Serj.

– Hello, – откликнулся Глеб и тут же перешёл на русский: – Дела у нас нормально. Серега, а что это ты не по-нашенски говоришь?

– Так ты же с учекистами был. Вдруг вы и сейчас с ними, вот я и подумал, что по-русски говорить не стоит.

– Было дело, но мы уже от них смотались. Мне Славка сказал, что вы в этой заварушке среди югославских солдат оказались. Как туда попали-то?

– То же самое у тебя хотел спросить.

– Да всё просто. Ехали по дороге, учекистов увидели, сказали им, что мы из BBC. Я корочкой поддельной у них перед носами помахал, они поверили, обыскивать не стали, а то, если б настоящие документы нашли, хана бы нам настала. Им, видишь ли, приятно было, что их снимают, попозировали до тех пор, пока кто-то не сообщил, что сербский танк едет. Вот они быстренько и смотались, побросав убитых и раненых в машины, а мы вместе с ними уехали.

– Рад, что с вами всё в порядке. Когда танк по горе шарахнул, я за вас перепугался.

– А что танк таки приехал?

– Ага.

– Тогда нам действительно повезло…

– Точно. Мы в эту заварушку тоже случайно попали. Вы-то сейчас где?

– В Белград возвращаемся. Почти уже доехали. А вы?

– Тоже. Слушай, вот какая у меня идея возникла… Давай картинками обменяемся.

– Хо! – после секундного раздумья сказал Глеб. – Я как-то об этом не подумал… Давай. Когда?

– Вы монтировать к Милошу поедете?

– Конечно.

– Сегодня?

– Да.

– Там и встретимся. Мы забросим шмотки в гостиницу, поедим чуток и на монтаж отправимся.

– Хорошо. Я тебе позвоню, как до города доберёмся.

– Договорились. Жду твоего звонка. Пока!

Игорь использовал любой случай, чтобы подзарядить аккумуляторы камеры, ведь если они сядут, то он окажется в положении солдата, у которого закончились все боеприпасы. Приходя в номер, оператор точно в рулетку играл, потому что если электричества не было, ему тут же надо было решать, где же севшие аккумуляторы зарядить, а то ведь завтра снимать будет нечем. Однажды он притащился с ними на монтаж, прихватив с собой и зарядное устройство. Зубцов точно милостыню выпрашивал, наверное, когда-нибудь выброшенные своими хозяевами на улицу старые роботы также будут клянчить энергию для своих батарей. Сумка оператора была такой тяжелой, точно Игорь набил её блинами для штанги, но ему-то ведь не впервой тяжести тягать. Ведь не на анаболиках же Зубцов заработал себе такие мышцы на руках и груди.

– Ничего, подкачаюсь чуток… – говорил Игорь, перебрасывая сумку с одного плеча на другое и обливаясь потом.

Он повторял эту шутку постоянно, так что она давно перестала быть шуткой.

…Света в гостинице не было.

– Чёрт! – выругался оператор.

Глаза быстро привыкли к темноте, они сложили возле дверей камеру и штатив, Игорь взял кассету с отснятым материалом и ещё две запасных, запихнул их в сумку, вместе с аккумуляторами и зарядником.

Зашли в ресторан, чтобы перекусить. Окажись группа в Израиле, их бы не пустили внутрь, не осмотрев сумку Игоря – очень уж она походила на те, в которых смертники приносят в людные места взрывчатку. Но здесь на них никто внимания не обратил.

Они уже доедали вкуснейшее мясо с овощами, когда позвонил Глеб.

– И где вы? – осведомился он.

– В ресторане… – Сергей замялся, потому что не мог вспомнить, как ресторан называется. – Ну, он находится… – и Комов начал объяснять.

– Всё, я знаю, где это, – прервал его Глеб, – Вы там долго ещё сидеть намерены?

– А что? – спросил Сергей.

– Мы могли бы сейчас к вам подойти, поедим вместе, а потом отправимся на монтаж.

– Отличная идея, – признал Комов.

– Чтобы зря время не терять, закажите нам… – и Глеб назвал несколько блюд, из чего можно было сделать вывод, что он в этом ресторане уже бывал.

Все сгрудились за спиной монтажёра. Чтобы войти в курс дела, он хотел было промотать отснятый материл на ускоренном воспроизведении, но ему объяснили, что надо сделать по копии с каждой картинки. Первым копировали материал Глеба и Славы. Монтажёр запихнул в магнитофоны кассеты, нажал на кнопку «rec», встал из-за стола и отправился за кофе. Вернулся он спустя пару минут. Бой на картинке только начинался. Рука монтажёра, размешивающая ложечкой сахар в чашке, замерла. Он уставился на экран и позабыл о кофе, а когда вспомнил – напиток уже остыл. Монтажёр выпил его одним длинным глотком. За время этой войны он должен был многое увидеть в материалах, которые ему приходилось обрабатывать, но, похоже, снятое русскими его потрясло.

Глебу пришлось куда труднее, чем Комову. Ему ведь тоже надо было слова в кадре произнести, чтобы своё присутствие обозначить, но говорить по-русски он не мог, поэтому сказал свой текст на английском.

– Я потом в сюжете укажу, что нам пришлось выдать себя за съёмочную группу западного агентства. Не буду говорить, что мы под BBC закосили, а то ещё в суд подадут. Ну и объясню, что по-русски нельзя было говорить, потому что албанцы тут же нас и порешили бы.

– Да-а-а уж… – протянул Сергей.

– Кстати, что касается поддельных документов, – продолжил Глеб. – Вещь эта в Косове просто необходимая. Думаю, что и вы не в крайний раз туда отправляетесь? – он намеренно выразился так, как говорят лётчики, рассказывая о своих полётах. Слово «последний» никогда не упоминается ими – считается, что это плохая примета.

– Не хотелось бы, но придётся, – согласился Комов.

– Так вот, албанцам можешь сказать, что ты поляк или чех, но вдруг они тебе на слово не поверят и документы попросят? Что тогда делать будешь?

– Не думал об этом… Ты намекаешь, что можно раздобыть поддельные ксивы?

– Легко! Милош всё организует. Албанцы удостоверения не изучают так же придирчиво, как банкноты.

– Слушай, отлично-то как! – обрадовался Сергей.

Милош только спросил, какие имена в поддельные документы вписывать – английские или другие.

– Да какие из нас англичане или американцы? – махнул рукой Комов. – Не похожи мы на них.

– Местные не поймут таких тонкостей, если ты будешь на английском лопотать. Акцент – тоже не разберут, – усмехнулся Глеб. – Хотя, для перестраховки, конечно, лучше назваться чехами или поляками.

– Вы кем значитесь?

– Чехами.

– Тогда мы прикинемся поляками. Не такая уж большая страна Чехия, чтобы журналисты из неё толпами разгуливали.

– Имена с фамилиями сами себе выберете или мне доверите? – спросил Милош.

– Сам решай, только что-нибудь не очень трудное для произношения, – решил Сергей.

– Хорошо.

– Сколько это будет стоить?

– Сойдёмся, – пообещал Милош.

– Ты нам за опт скидку уже делать должен, – засмеялся Глеб. – Мы ж тебе клиентов сами привели, ты их не искал.

– Сделаю, сделаю, – стал отшучиваться Милош.

Тем временем монтажёр принялся копировать вторую кассету.

– О, а это я, – пояснил Игорь и ткнул пальцем в отблески света на оптике своей видеокамеры. – Тебя я тоже снял, – сказал он Славе.

– Молоток! – оценил работу Зубцова Глеб.

Слава, как оказалось, успел навести камеру на боевика, который хотел выстрелить из гранатомёта, когда его буквально разорвало пулями. Даже издали это зрелище не могло никого оставить равнодушным, а уж вблизи-то и подавно. Учекисты подхватили мертвеца под руки, оттащили подальше от камней, сперва положили на землю, потом, когда стали покидать позицию, вновь схватили убитого, донесли до машин, что стояли неподалеку, и забросили тело в багажник.

– Они даже не запретили мне снимать номера их машин, – комментировал Слава.

– Даже без номеров, только по внешнему виду машины, можно было бы их отыскать, – сказал Глеб. – Да и кровищи в багажнике натечёт столько, что её не отмоешь. Но они, похоже, не боятся, что их будут искать… – он помолчал, потом произнёс: – Я вот что подумал… А не спросят ли нас в особом отделе, когда мы разрешение на перегон получать будем, как получилось, что мы оказались и с одной, и с другой стороны?

– Думаешь, могут заподозрить, что мы сами этот бой организовали, чтобы картинку такую заполучить?

– А чем чёрт не шутит? Предположим, мы узнали, где колонна югославов идёт, смотались в селение к албанцам, дали денег учекистам, чтобы они эту колонну обстреляли. Это логичнее, чем предположить, что мы стали случайными свидетелями этого боя.

Сергей погрустнел.

– Тогда нам картинку эту могут запретить гнать. Ещё и заберут всех для допроса с пристрастием.

Глеб с силой растёр лицо ладонями.

– Ладно, не грузись! Посмотрим, что будет.

У них и вправду получилось некое подобие фильма, и не сразу становилось понятно, что всё это реальность, а не совмещение удачных дублей, когда режиссёр сперва снимает обстрел с одной точки, потом перемещает камеру в другую, а между этими событиями кричит на помощников, злится оттого, что меняется освещение и пьёт кофе. В том и разница между художественным фильмом и снятым журналистами. В телерепортаже, если кого-то убивает или ранит, то всё это – правда, и кровь остаётся кровью, а не томатным соком.

– После такого сюжета мы можем до окончания командировки гнать всякую лажу, нам всё сойдёт с рук, – объявил Игорь.

– Думаешь, мы заработали отпущение всех будущих грехов? – спросил Сергей.

– А то! – усмехнулся оператор. – У меня до сих пор руки трясутся, всё никак успокоиться не могу.

– А во время боя, глядя, как ты сиганул за камни, я бы не сказал, что ты волновался.

– Некогда было, – простодушно пояснил Игорь.

– Нет, мужики, материал и в самом деле убойный, – признал Глеб.

Текст сюжета Комов придумал ещё в машине, когда они из Косова возвращались, написал его вчерне на листочке, когда ужинал, теперь в студии только немного подкорректировал, учитывая картинку коллег.

– Да чего тут слова какие-то говорить? – возмущался он. – Здесь и так всё понятно. Надо вообще без слов давать. Есть же такой формат: «без комментариев».

– Ты перестрелку и давай без комментариев, как лайф пойдет, – советовал Зубцов. – Синхронов-то мало.

Закончив работу, всей компанией, пригласив с собой тех, кто ещё оставался в этот поздний час в студии, отправились в ресторан. Ох, и напились же они там, так напились, что под конец вечеринки голова соображала слабо!

Кажется, Игорь кричал тост:

– За боевое крещение!

– О да, это как лишение девственности, – неумно острил Сергей.

Пусть только кто-нибудь в эту минуту попытался бы с ними поссориться из-за Ельцина и С-300. Они бы тогда объяснили, где побывали днём!

Комову казалось, что они оказались в ситуации, в которую попадают лётчики. Ещё несколько часов назад, рискуя жизнью, выполняли задание, а сейчас сидят в ресторане в полной безопасности – едят, пьют, веселятся, как будто и нет никакой войны, она ведь очень далеко и о ней можно забыть… До следующего задания.

Как он добрался до гостиничного номера и кто ему в этом помогал, Сергей запомнил весьма фрагментарно.

Но лозовая ракия оказалась очень качественной. Утром молотки в голове не стучали, она была свежей, но удивительно пустой, так что если бы он отложил вчера написание сюжета, то уже не смог бы сделать его так же хорошо, как это получилось накануне. Может, ощущения уже притупились?

В особом отделе у них ничего спрашивать не стали и довольно быстро вернули кассету, поставив на неё разрешающую перегон печать. С какой-то дрожью в руках Сергей запихивал её в магнитофон, ведь вместо сюжета на кассете могли оставить только чёрное поле. Но первое «пятно» появилось лишь в конце первой минуты. Комов стал вспоминать, что же вместо него было в сюжете. Оказалось – крупный план офицера. Его крупные планы вообще все из сюжета вырезали. Видимо, в особом отделе опасались, что учекисты из телепередачи узнают, кто командовал обороной, и отомстят офицеру.

В Москве такие «чёрные поля» должны были бы уже стать привычными, но тот, кто принимал перегон, всё равно удивленно воскликнул:

– Дырка!

– Заклейте её чем-нибудь, – посоветовал Сергей устало.

– Чем? Вы не можете вдогонку перегнать ещё немного картинок, чтобы мы «чёрные поля» закрыли?

– Нет, – сказал Комов. – Мне не разрешат.

– Ладно, что-нибудь придумаем… А сюжет-то у тебя получился охренительный!

– Ой, спасибо за лестные слова, – съязвил Сергей.

Судя по всему, сюжет всё-таки придержали до вечера и выдали его в самое рейтинговое время. После летучки, которая проходит по окончании вечерних выпусков, Комову звонил начальник, восторженно благодарил за работу и говорил, чтобы они с Игорем не очень всё-таки рисковали. Сергей не стал ему объяснять, что всё вышло случайно.

А спустя пару дней, во время очередной поездки в Косово, Глеб и Слава влипли в очень скверную историю. Подробности Комов узнал только когда вернулся в Москву.

Они выехали из Приштины, но поехали по какой-то короткой дороге, через албанские сёла, куда и сербам, и русским лучше было не соваться. Сёла горели.

– Пойду поснимаю, – сказал Славка.

Машина остановилась, оператор выбрался из неё, взяв с собой камеру.

– Давай побыстрее, – напутствовал его Глеб.

Слава вернулся скоро, а когда он сел в машину и она почти уже тронулась, в них начали стрелять. Они были точно на ладони, некуда им было удирать, и, понимая это, Глеб приказал водителю: «Стой!» Он выскочил из машины, поднял руки и закричал, что они журналисты. Сам при этом оглядывался по сторонам, пытаясь выяснить, откуда же стреляют.

В это время серб-водитель надавил на педаль газа, машина дёрнулась назад, и тут же в неё попало несколько пуль: две в радиатор, одна – в камеру Славы, а четвёртая или какая она там была по счёту – в водителя. Ему пробило лёгкое. Кровь из раны совсем не выступила, но водитель умер минуты через полторы, так и не сумев ни разу вздохнуть. Машина врезалась в опору моста и остановилась. Славка уже решил прыгать на ходу, хотя кто там разберёт, что лучше, – очутиться в воде и добираться до противоположного берега вплавь или вывалиться из машины и оказаться на виду у тех, кто в них стрелял.

Буквально через пару минут из кустов появились несколько сербских солдат во главе с офицером.

– Здесь хорошее место для албанских снайперов, – сообщил офицер по-английски, но что-то не было видно, чтобы он боялся этих снайперов – стояли солдаты открыто, а Глебу показалось, что у них ещё дымятся стволы автоматов.

Офицер заглянул в салон и сказал:

– Мы позаботимся о теле. И вас доставим, куда вам нужно. В Приштину?

– В Белград, – пояснил Глеб.

– Хорошо, в Белград.

Тут же подъехала грузовая машина, солдаты забрались в неё и уехали. Глеба это насторожило, ему показалось, что солдат стараются побыстрее изолировать от журналистов, чтобы не сболтнули случайно что-нибудь лишнее. Офицер остался. Слава забрал из багажника сумку. Там помимо аппаратуры был спутниковый телефон. Их довезли до Приштины, доставили в автобусное депо, принесли бутерброды, чай и кофе, объяснив, что до Белграда они доедут на рейсовом автобусе, но надо немного подождать.

Тем временем Министерство обороны распространило заявление о том, что албанские террористы обстреляли русских журналистов и убили водителя-серба. Глебу показалось, что их специально немного задержали, чтобы они не смогли связаться с редакцией и высказать собственную версию произошедших событий. Потом уже не было смысла пытаться выяснять, кто же их обстрелял: югославские военные или албанцы из УЧК.

Глеб думал над тем, что скажет, когда вернётся в гостиницу. Водитель приходился каким-то дальним родственником одному из её совладельцев. Он сам вызвался отвезти журналистов в Косово, соблазнился на предложенные деньги. Ему было лет двадцать пять. Что ответить родственникам погибшего, когда они спросят: «Куда он делся? Убит? Где тело?»

После этого события руководство телекомпании приняло решение прекратить их командировку.

– Валите оттуда немедленно! – распорядился главный редактор, как только узнал о случившемся.

Чего он опасался? Мести со стороны родственников водителя? Но разве Глеб и Слава виноваты в его гибели?

Короче, группу отозвали. Правда, и толку от них было теперь мало: камера испорчена, снимать они не смогут. Самолёты из Белграда по-прежнему не летали. Единственный путь – до Венгрии по земле, а там уж из Будапешта в Москву на самолёте.

Глеб думал о том, что офицер легко мог приставить им пистолет к виску и выстрелить, а потом свалить всё на албанцев, но он этого не сделал. И почему он говорил по-английски? Или это был ненастоящий серб?

Как же близко они оказались от смерти! Глеб и Слава курили всю дорогу, сигареты кончились, они купили несколько пачек в Будапеште и курили даже в самолёте.

В московском аэропорту их встречали как героев, – с камерами, цветами и всем прочим.

Потом Глеб выяснил, что тело водителя родственникам так и не вернули. Труп куда-то исчез. Какой-то тёмной была вся эта история…

Глава 8

Арджан Хайдарага. Власть – это мы!

Арджан достал из кармана пачку сигарет, закурил. Да, первая в его жизни увольнительная оставила надёжный след в памяти, не взирая на то, что стычка с сербами давно отошла в прошлое и острота ощущений подёрнулась туманом обыденности. Сегодня, вспоминая тогдашние переживания, Хайдарага внутренне улыбался, посмеивался над своей «повышенной чувствительностью». Столько нервов истратил! А нужно всё воспринимать спокойнее, так, как это сделал тогда Эдон. Куда он, кстати, исчез? Уехал недели через две после драки с сербами, даже не попрощавшись. Впрочем, военные своим временем не располагают, строить планы на длительный период нет смысла – поступит приказ, и его придётся выполнять. Армия освобождения Косова в этом смысле – не исключение, вне зависимости от того, признаёт кто-то её легальность или нет… Это Хайдарага тоже воспринимает как должное.

В начале апреля неожиданно приехал Кабан.

– Собирайся, – сказал он Арджану. – Дядя велел возвращаться домой. Ты ему нужен.

«Вот оно! – сердце Арджана сильно забилось. – Пришло время действий…»

Честно говоря, он уже начинал тяготиться пребыванием в лагере. Слишком долго тренироваться нельзя, человек должен использовать приобретённые навыки в реальной жизни.

До Приштины добрались уже затемно. Кабан подвёз Хайдарагу к неприметному дому в районе, где издавна предпочитали селиться только албанцы, притормозил и буркнул:

– Иди. Тебя встретят.

И точно, навстречу уже спешил Кендрим – тот самый, что привозил вино и продукты для ужина, во время которого состоялся разговор о будущем Арджана. Улыбался щёголь так радостно, словно встретил дорогого родственника. Зато сам дядя Эрвин выглядел усталым, похоже, что-то сильно его беспокоило. Однако, завидев племянника, улыбнулся, приобнял его, потом внимательно всмотрелся в лицо и наконец вынес вердикт:

– Повзрослел. Выглядишь настоящим мужчиной…

Провёл Арджана в глубь комнаты, усадил на один из неаккуратно теснящихся вокруг стола стульев, сам устроился рядом.

– Не слишком помпезно всё выглядит? – усмехнулся он, заметив, что племянник быстро осмотрел помещение. – Ничего, мой дорогой, ничего!.. Лоск будем наводить потом, сейчас главное – дело.

Он с наслаждением закурил, выпустил длинную струю дыма и, пристально глядя на Арджана, спросил:

– Как ты оцениваешь встречу господина Руговы с Милошевичем?

Хайдарага пожал плечами:

– Я не политик. Да и информацией в полном объёме не владею. Нас ведь в лагере только о факте встречи известили. На первый взгляд – ничего существенного для нас. Сербы, пожалуй, больше выиграли…

– Не скажи, – усмехнулся дядя. – Всё ещё только начинается…

Его прервал телефонный звонок. Эрвин снял трубку, произнёс несколько слов. Арджан тактично отвёл глаза в сторону.

Кабинет у дяди небольшой, обставлен разномастной мебелью, словно подбирали её с бору по сосенке. Окна задёрнуты портьерами, которые не мешало бы выстирать. Стол завален бумагами, на многих документах – пометки, сделанные рукой Эрвина, – Арджан его почерк уже хорошо знает.

Тем временем дядя завершил разговор, аккуратно водрузил телефонную трубку на место. Помолчав, досадливо дёрнул уголком рта.

– Не удастся нам сегодня поговорить… – он с силой потёр ладонями лицо, мимоходом пожаловался: – Устал… Не помню уже, когда высыпался нормально. Ну да ладно… Поезжай-ка ты, племянник, домой. Резар отвезёт. Пообщайся с матерью. Привет ей, кстати, от меня огромный. Долго не засиживайся и не вздумай пить. Завтра ты мне понадобишься. Да, вот ещё что… Надо думать, с людьми, которые живут в вашем районе, ты знаком?

– По-разному… – пожал плечами Хайдарага. – Более-менее всех знаю.

– Это хорошо, – сказал дядя. Больше ничего пояснять не стал. – Всё, Арджан, ни секунды больше времени нет…

Мать уже спала, но дверь открыла быстро. Угрюмый Кабан занёс в прихожую коробку с продуктами и, не прощаясь, ушёл. Охи, ахи, слёзы… Арджан ласково успокаивал мать, осматривая при этом давно знакомую обстановку небольшой квартирки. Всё привычное, всё родное, но как же он успел, оказывается, по всему этому соскучиться! Эх, ещё бы Далмата повидать… Только сегодня не получится – ночь на дворе. Ничего, завтра как-нибудь выкроит несколько минут…

Утром, когда Хайдарага с наслаждением плескался под душем (воду в последнее время давали с перебоями, но сегодня как специально к его приезду подгадали), мать что-то крикнула из-за двери. Что там ещё? Может, распоряжение от дяди Эрвина привезли?

Арджан заторопился, кое-как обтёрся и высунул мокрую голову в коридор.

– Листовки разбрасывают, – сообщила мать, показывая белый квадратик бумаги.

– Да?.. – озадачился Хайдарага, вытирая голову полотенцем. – И что там?

– Оказывается, господина Ругову заставили приехать в Белград! Ложной была их встреча с Милошевичем… – Линдита удивлённо посмотрела на сына. – Как же так можно, Арджан? Если сербы даже нашего лидера ни во что не ставят, кто ж им поверит?

– Уж такие они… – неопределённо отозвался Хайдарага.

– А ещё… Господин Ругова призывает всех албанцев покинуть Приштину. Уехать в Македонию или Албанию… В голове не укладывается, – мать всхлипнула. – Всё бросить, уехать невесть куда. Можно ли так?

– Наверное, нужно… – Арджан лихорадочно соображал: не об этом ли вчера собирался поговорить с ним дядя? Ничего, скоро всё станет понятным. Ласково погладил по голове расплакавшуюся мать: – Не реви… Дядя Эрвин подскажет, как правильно поступить.

– Верно, верно, – быстро закивала Линдита и слабо улыбнулась сквозь слёзы: – Уж Эрвин-то знает, что делать…

– Пойдешь с Резаром, – распорядился дядя. – На всякий случай прихватите ещё пару человек. Обойдёте всех албанцев, живущих в вашем районе. Объясняй, уговаривай, запугивай, но чтобы завтра духу их в Приштине не было.

– А если кто-нибудь заупрямится? – спросил Арджан. – Не силой же их выгонять…

– Силой, пожалуй, не нужно. Возьми таких на заметку, потом решим, как с ними поступить.

Под глазами Эрвина чернели круги, в голосе появилась хрипотца – видно, курил не переставая.

– Ты меня прости, дядя, – неуверенно произнёс Хайдарага, – но, если можно, объясни. Зачем всё это? Неужели мы покорно уйдём, а сербы останутся здесь победителями, чтобы пользоваться тем, что наши люди создавали поколениями?

– Насильственное выселение народа называется геноцидом, – устало улыбнулся дядя. – На дворе – конец двадцатого века. Так просто подобное никому не сойдёт с рук. Тем более – сербам… – он потянулся к пачке сигарет и, прикуривая, невнятно произнёс: – Да и не все мы уйдём.

– Как с мамой быть? – спохватился Арджан. – Ей-то что делать?

Эрвин пожал плечами.

– Ничего. Пускай живёт, как жила.

– Но, дядя… – растерялся Хайдарага.

Глаза Эрвина нехорошо прищурились, взгляд потяжелел:

– Уж не думаешь ли ты, что мне безразлична судьба единственной сестры?

Арджан быстро затряс головой: мол, и в мыслях подобного не было!

– Мы о ней позаботимся, – пообещал Эрвин. Приблизился к племяннику, ласково потрепал его по щеке. – Оба позаботимся: и ты, и я. Да и других попросим. Тех, что в Приштине останутся… Скажи Линдите, пусть не переживает и не волнуется. Ближе к вечеру я зайду и всё ей объясню.

Это был трудный день. Подъезды, лестницы, калитки, двери, двери, двери… А ещё – люди: растерянные, озлобленные, негодующие. Заплаканные лица женщин, рёв детей, бесконечные вопросы. От чисто житейских: что с собой брать, до самого важного: как такое допустили? Как?! Кто в этом виноват? Неужели можно вот так, запросто, уйти из родных мест? Неужели можно оставить свои дома на разграбление?

Арджан с удивлением заметил, что к его словам прислушиваются, что ему верят. Даже мелькнула мысль: уж не сказывается ли родство с дядей Эрвином, корни-то у них общие? Хотя скорее причина была в другом – в этом море всеобщей растерянности люди, знающие, что нужно делать, казались последними островками уверенности, стабильности, к ним инстинктивно тянулись остальные.

– Не беспокойтесь, – успокаивал земляков Хайдарага. – О вас позаботятся. И в дороге, и на месте прибытия. И об оставленном не переживайте. Есть кому проследить за его сохранностью и спросить с сербов, если что случится…

Сербы! При этом слове лица вспыхивали от ненависти, кулаки сами собой сжимались. Многие мужчины готовы были остаться, защищать свои дома, мстить обидчикам. Жестоко мстить!

– Не сейчас, – терпеливо внушал им Арджан. – У каждого из вас будет возможность встретиться с представителями Армии освобождения Косова, каждому представят шанс проявить патриотизм и наказать виновных в сегодняшнем позоре. Это я вам твёрдо обещаю!

Одна встреча особенно запомнилась Хайдараге. Запомнилась навсегда…

– Тут Папакристи живут, – пробурчал Кабан-Резар, показывая на дверь очередной квартиры.

– Знаю… – Арджан облизнул внезапно пересохшие губы. – Звони…

Дверь открыл Далмат. Увидев пришедших, молча посторонился, пропуская их в квартиру. Радости от встречи на лице друга Хайдарага не заметил, и это неприятно зацепило: столько времени не виделись, он-то по Далмату соскучился абсолютно искренне…

Прошли в комнату.

– Хозяева где? – осведомился Кабан.

– Я хозяин, – Далмат выглядел абсолютно спокойным, хотя голос его подрагивал. – Родители, если они вас интересуют, уехали. Дома ещё бабушка, но она нездорова.

– Это куда ж они направились? – нехорошо скривился Резар. – Уж не в Белград ли?

– А вот это вас абсолютно не касается…

В разговоре возникла тяжёлая пауза. Прервал её Далмат:

– Что вам угодно?..

– Ты слышал о призыве господина Руговы? – заторопился Арджан.

– Конечно.

– И что?

– Ничего, – Папакристи пожал плечами. – Он имеет право высказать своё мнение, я вправе соглашаться с ним или нет.

– Как это? – растерялся Хайдарага. – Неужели тебя не волнует то, что нас выживают из родного города?

– Во-первых, никто нас не выживает. А, во-вторых, тебя почему-то не затрагивало, когда все последние месяцы сербов принуждали уезжать из Приштины…

– Ты, парень, говори да не заговаривайся!.. – угрожающе выдвинулся вперёд Кабан.

– Подожди! – Арджан решительно остановил его. – Я сам всё решу.

Резар недовольно проворчал что-то, но повиновался.

– Я не понимаю тебя, Далмат… – Хайдарага пристально смотрел на друга. – При чём здесь сербы? Я говорю о народе, частью которого мы с тобой являемся.

– А я говорю просто о людях! – запальчиво выкрикнул Папакристи. – Об албанцах, сербах, цыганах, турках… Какая разница, кровь какого народа в тебе течёт? Главное – уважать друг друга, жить по общим общечеловеческим законам!

– Ну, завёл старую песню… – поморщился Хайдарага. – Всё это, дружище, хорошо в теории. Но у нас есть не только права, но и обязанности. Весь наш народ уходит, значит, мы должны последовать за ним.

– Никуда я не пойду… – Далмат не опускал глаз. – Никогда не был леммингом.

– Чего? – прохрипел Кабан.

Папакристи с презрением посмотрел на него и пояснил:

– Зверьки такие есть. Маленькие, пушистые и… бестолковые. Они порой сбиваются в стаи и идут, куда глаза глядят. Река на пути – в воду лезут. Тонут тысячами, но лезут. Если пропасть повстречается, туда бросаются. Лишь бы всем вместе…

– Ты чего несёшь? – Кабан наливался дурной кровью.

– Ничего… – вздохнул Далмат. – Давайте лучше прекратим этот пустой разговор…

– Ну, гад!.. – выдохнул Резар, зло хлопнув дверью.

– Да не гад он, – вяло попытался защитить друга Арджан. – Интеллигент, несёт, сам не понимает что. У них вся семья такая. Я-то уж знаю…

Что ощущал в эти мгновения сам Хайдарага, он бы не решился определить. Обиду на Далмата, уязвлённое самолюбие (опять не смог убедить друга), растерянность (ну, хоть тресни, не мог он уяснить, почему Папакристи упёрся и не желает чувствовать себя частью своего народа) – всё сплелось в странный, тревожащий клубок…

Когда Арджан, едва волочащий ноги от усталости, приплёлся домой, дядя был там. Неизвестно, о чём он успел поговорить с сестрой, но внешне мать выглядела куда лучше, чем утром – слёз не лила, рук не заламывала, не переходила поминутно от гнева к отчаянию.

– Главное – не нервничай и ни о чём не беспокойся, – внушал ей дядя. – Я сделаю всё, чтобы с твоей головы волос не упал. Да и Арджан будет неподалёку. Вырос твой парень, способен уже мать защитить, – он ласково посмотрел на племянника. – Вот и всё, пожалуй. Пора мне, а то завтра опять такой денёк предстоит… Да, вот ещё что. Ты, Линдита, присматривай за тем, как сербы себя вести будут.

– Как это? – не поняла мать.

– Люди наши уходить налегке будут, – пояснил дядя. – Сама понимаешь, когда такая беда в дом приходит, не до вещей, не до мебели. Почти всё нажитое оставить придётся. Вот и приглядывай за сербами-соседями. Если кто из них позволит себе на чужое позариться, спросим потом строго.

– Когда? – печально спросила мать.

– Думаю, не так уж долго ждать остаётся, – серьёзно ответил дядя.

– Сигареты заканчиваются, – объявил Кендрим, отбрасывая в сторону пустую пачку.

– Съездим в город и купим, всего-то и делов, – лениво обронил Кабан.

– А заодно опять постреляешь… – подначил верзилу Кендрим.

– Не фига сербам спать спокойно! – хохотнул Резар.

Дядя уехал.

– Я ненадолго, – сказал он племяннику при расставании.

– Далеко едешь? – поинтересовался Арджан.

– В Албанию и ещё кое-куда, – не стал вдаваться в подробности Эрвин. – Кстати, запомни: без моего личного, подчёркиваю – личного – распоряжения ни во что не ввязывайся. Знаю я вас, молодых: голова горячая, кровь кипит. Присматривай за матерью, запоминай всё, что увидишь и услышишь. У нас, племянник, впереди великие дела.

Не будь этих слов, Арджан, конечно, не сидел бы на месте. Вчера, например, наверняка прогулялся бы с Резаром и ещё несколькими парнями на окраину Приштины – пострелять по сербским кварталам. Но нельзя, значит – нельзя…

– Я этим поганцам устрою счастливую жизнь! – вещал тем временем Кабан. – Из дому носы побоятся высовывать. А вам-то не скучно бока пролёживать?

– Приказа нет, – лениво откликнулся Кендрим, избавляя Хайдарагу от необходимости отвечать.

– Приказа… – проворчал Резар. Хотел что-то добавить, но, посмотрев на собеседников, промолчал. Арджан чуть не расхохотался: на лице верзилы явственно читалось, что мысли в его голове крутятся с натугой, точно несмазанные шестерёнки. Что-то прикинув, Кабан фальшиво произнёс: – Приказ – это святое. Без него никуда…

– Умница, – Кендрим вскочил на ноги и с наслаждением потянулся. – Поехали за сигаретами!

– Может, ещё что прикупим? – оживился Резар.

– Там видно будет…

Не новый, но всё ещё ходкий внедорожник быстро доставил их от села, в котором базировался отряд учекистов на окраину Приштины.

– Фу, – сморщился Кендрим, едва только сбавившая скорость машина въехала на городские улицы. – Свиньи эти сербы!

Приштина, и прежде-то не отличавшаяся особой чистотой, была буквально завалена мусором. Стихийные помойки громоздились возле домов, выползали на тротуары и проезжую часть. Над всем этим «благолепием» роились тучи мух.

– Убрать не могут? – продолжал возмущаться Кендрим.

– Они пробуют, но мы им мешаем, – радостно заржал Резар и мстительно прибавил: – Ничего, пусть повозятся в своём дерьме.

В приоткрытое окно вползала отвратительная вонь.

– Передохли они уже, что ли? – пробормотал Хайдарага, зажимая нос.

– Да нет, пожалуй… – Кендрим быстро поднял стекло и пояснил: – Скорее всего, холодильники завонялись. Электричество наверняка отключают, вот продукты и портятся.

Арджан кивнул. Жители Приштины – и сербы, и албанцы – обожали иметь дома запас мяса. Купят бычка или телёнка и – в морозилку. Если то и дело отключать электричество, такой запашок появится – мало никому не покажется!

Улицы были пустынны. Редко-редко появлялся нервно озирающийся прохожий, лишь группы военных бдительно посматривали на проезжающий мимо них внедорожник. На диво безлюден оказался и рынок.

– Куда все подевались? – удивился Хайдарага.

– Кто куда, – пожал плечами Кендрим. – Я своим знакомым позвонил, порекомендовал сегодня сюда не соваться.

– Почему?

– А вдруг к нам югославские военные привяжутся? Что ж невинным людям зря страдать. Ишь, – он зло посмотрел на проходящий мимо патруль, – скосоротились, сволочи.

– А что, могут и привязаться?

– Едва ли, – усмехнулся Кендрим. – Думаешь, они не догадываются, что мы из АОК? И что? Даже если точно знать будут, и то не тронут.

– Потому что боятся, – авторитетно заявил Кабан.

– Можешь и так думать. Если тебе это радость доставляет. На самом деле сербы опасаются лишний шаг сделать. Им сейчас дополнительный конфликт са-авсем не нужен.

– Это почему? – вытаращился Резар.

– Есть такое понятие: мировая общественность, – терпеливо пояснил Кендрим. – Она поведением шайки Милошевича возмущена до предела. Даже до Белграда дошло, что если они не одумаются, добром для них всё не кончится. Думаешь, зря господин Эрвин в Европу уехал? Там очень даже хотят знать, что у нас происходит. И узнают. Из первых, так сказать, уст. Понял?

– Не-а, – сконфуженно покачал башкой Кабан.

– Уф-ф… – вздохнул Кендрим. – Знаешь что, Резар? Не забивай ты всем этим свою премудрую голову. Там и так уже понапихано столько всякого, что для дополнительных сведений места нет.

– Ага! – польщенно осклабился верзила.

– Вот и договорились. Покупаем сигареты и поехали отсюда.

– Побольше купить нужно, – предложил Арджан, брезгливо озираясь. – Дорогие? Наплевать! Что-то не хочется мне часто на эту помойку ездить.

– Выпивки возьмем? – озаботился Кабан.

– Мы не будем, – жёстко произнёс Кендрим. – А ты, как знаешь. Сам будешь перед господином Эрвином оправдываться.

– Да я не себе, ребятам… – стушевался верзила.

Уже когда отъезжали от рынка, Хайдарага обратил внимание на молоденькую женщину.

– Честное слово, колготки! – кричала она в трубку мобильного телефона. – Да, на рынке! В киоске Момчило Трайковича!

– Бабы всегда остаются бабами, – ухмыльнулся Кендрим. – Война, землетрясение, наводнение, им главное – приодеться и приукраситься. Подозреваю, что когда Моисей народ израильский по пустыне водил, баб больше всего волновало, где косметику раздобыть.

– Это какой же Трайкович? – спросил Арджан. – Не лидер ли косовской партии «Возвращение»?

– Он самый.

– Охота ему ерундой заниматься… – неодобрительно пробурчал Резар.

– Это, друг мой, не ерунда, – пояснил Кендрим. – Это – бизнес! Войны начинаются и заканчиваются, целые страны летят в тартарары, а бизнес вечен. Конечно, киоск на приштинском базаре – мелочь, но из таких мелочей вырастает большое дело, приносящее миллионы.

И вот пришло время возвращения албанцев. Югославскую армию вынудили покинуть Приштину. Разрушенную – натовцы постарались. Сирену, предупреждающую население о бомбёжках, не было смысла включать-выключать. Самолёты, снаряжённые бомбами, прилетали один за другим. Превратились в руины почта, милиция, да и весь центр города, но бомбы упорно ложились в уже не существующие цели.

– Что они делают? – спросил как-то Арджан дядю. – Этак, нам и жить будет негде.

– Не волнуйся, племянник, – усмехнулся Эрвин. – Пусть бомбят. То, что нам необходимо, не тронут. Потом мы отстроим нашу Приштину. Современный, по-настоящему европейский город. Символ нового Косова. Деньги для этого будут.

– Ну а старинные здания? – не унимался Хайдарага.

– Что-нибудь уцелеет, – пожал плечами дядя. – А от разрушенного останутся фотографии, чертежи, обломки… Это будет ещё один – вечный – укор сербам. Ведь из-за их ослиного упрямства погибли шедевры мировой истории.

С матерью ничего не случилось. Только один раз, как пожаловалась она, приходили сербские милиционеры.

– Пьяные, злые, выматерили меня ни за что, но не тронули. Больше не возвращались.

– А как с соседскими квартирами? – спросил дядя. – Не разграбили?

– Не без того… – вздохнула мать. – Вообще-то ихняя армия это пресекала. Если мародёра ловили, то наказывали строго. Но не всех, – она мстительно поджала губы.

– Ну-ка, ну-ка… – заинтересовался Эрвин.

– Площадкой выше у нас профессорша живёт, – пояснила Линдита. – Да ты, Арджан, её хорошо знаешь.

Хайдарага кивнул. Профессоршей все звали совсем древнюю старуху-сербку, было ей лет восемьдесят, если не больше. Муж профессорши давно умер, он и вправду был каким-то учёным, преподавал в университете. Вдова его коротала свой старушечий век одна, занимая большую трёхкомнатную квартиру.

– Смотрю, – рассказывала мать, – а профессорша из квартиры, где одноногий Толант с женой живут, выходит…

– А как она туда попала? – спросил дядя. – Дверь выломала?

– Где ей старой! – махнула рукой Линдита. – До неё кто-то постарался. Но всё равно… Я ей говорю, не по-соседски, мол, так поступать. А она оправдывается, мучица, дескать, кончилась, а кушать надо. Мука-то до возврата хозяев всё равно пропадёт, жучки пожрут. А на лице – ни капельки раскаяния…

– Плохо, – констатировал Эрвин. – Красть у соседей, это большой грех!

– А я об чём? – гордо вскинулась мать.

– Ну, ничего, – покивал дядя. – Я попрошу, чтобы вашей профессорше объяснили, что негоже так поступать. Резар сейчас же этим займётся. А ты, племянник, помоги ему, да и проследи заодно. Ты же знаешь, Резар – парень простой, а в разговоре со старыми людьми особый подход требуется…

Профессорша долго не хотела открывать дверь, нудно выспрашивая, кто пришёл, да что нужно. Лишь заслышав голос Арджана, загремела замками.

Легко отодвинув в сторону хозяйку, рассвирепевший Кабан ворвался в квартиру. Быстро обошёл замусоренные комнаты. На мебели толстым слоем лежала пыль – домработница давно покинула ставшую безденежной хозяйку. Резар заглянул на кухню, хмуро осмотрел какие-то объедки, аккуратно разложенные на дорогих тарелках.

– Чужой мучицей пробавляемся? – спросил он наконец.

– Что? – не поняла старушка.

– То самое… – проворчал верзила.

Ещё раз огляделся и приказал:

– Короче так… Чтобы через час духа твоего, старая рухлядь, здесь не было!

– Как это? – растерялась профессорша. – Как это?..

– Так это, так это!.. – передразнил её Кабан.

Легко развернул хозяйку и поддал пониже спины ногой. Старуха отлетела к стене, тяжело сползла на пол и с ужасом уставилась на парня.

– Ты совсем дура? – спросил он. – Моли своего бога, что и так на ходу рассыпаешься. А то бы я показал тебе, старая сволочь, как по чужим квартирам шариться. Последний раз повторяю: выметайся! Через час приду и проверю. И не вздумай запираться – дверь выломаю, а тебя в окно выкину.

Спускаясь по лестнице, он хлопнул Арджана по плечу:

– Отличная квартирка! Скажи матери, пусть готовится к переезду. Поможем.

Хайдарага успел уже ко многому привыкнуть, но в этот момент растерялся.

– Даже не знаю… – промямлил он. – А что власти скажут?

– Парень! – восхитился Кабан. – Ты что, ещё не понял? Теперь власть – это мы!

Арджан отбросил в сторону окурок и усмехнулся. Забавно, но порой откровенные тупицы вникают в суть происходящего куда быстрее, чем нормальные люди…

Впрочем, до того, как произошло это всплывшее в памяти событие, ещё много чего случилось…

Глава 9

Сергей Комов. «Русские пришли!»

По сути, Югославия в одиночку воевала со всем миром, как когда-то Россия в Крымскую кампанию. Долго никто такого не выдержит. Её могли бомбить три месяца, год, один срок президента США, второй, пока югославы, наконец-то, не согласились бы вывести свои войска из Косова. Со временем это могло превратиться в постапокалипсическую картину: механизмы загружают в бомбардировщик ракеты и бомбы, в самолёте нет пилота, все команды подаёт компьютер. Самолёт взлетает и летит в сторону того, что прежде было Югославией. Там осталась лишь выжженная пустыня, где нет ни одного живого человека. Никто уже не помнит, зачем её бомбят, но упорно продолжают это делать...

Югославы выдержали два с половиной месяца. Затем согласились выполнить условия натовцев. На вывод войск из Косова им отвели неделю. Югославское Министерство обороны решило, что событие это должно пройти с помпой, чтобы все об этом знали, и ни у кого не возникла мысль о том, что уходящая армия оставляет в Косово отряды сопротивления, как русские во Вторую мировую, когда они, отступая, создавали склады оружия, которыми потом воспользовались партизаны.

Пресс-центр министерства оповестил всех журналистов, что готовится конвой в Косово. Походило это на то, как на вокзале или в каком другом людном месте стоит человек с мегафоном и зазывает всех приезжих поехать на очень занимательную экскурсию. Можно было, конечно, в Косово не ездить, а встать лагерем на административной границе и считать, сколько солдат, танков и бронетранспортёров покинули автономный округ, но в министерстве пообещали провезти журналистов по оставленным военным базам, пока их ещё не разграбили албанцы.

Поездка в Косово пользовалась огромной популярностью. Уговаривать никого не пришлось. Желающих было очень много. Всем выдали картонки с номерами, которые надо было прилепить к лобовым стёклам машин, туда, где обычно помещают талон техосмотра, чтобы у милиционеров не возникало лишних вопросов.

Сергею все эти номера отчего-то напомнили авторалли, а машины – участников гонки. Он и не подозревал, насколько в итоге оказался прав. Ведь надо было гнать и гнать вперёд, как во времена золотой лихорадки. Когда становится известно, где находится вожделенная жила, туда устремляются сотни, а то и тысячи искателей приключений, и надо побыстрее застолбить участок, иначе это сделают более удачливые конкуренты, и тебе ничего не достанется. Этими участками для журналистов были номера в «Гранд-отеле».

Если бы кто в самом начале, ещё при старте, им сказал, что сто пятьдесят первых получат место для ночлега, а тем, кто придёт после, придётся подумать о пристанище самим, тогда мероприятие действительно превратилось бы в гонку. Машины подрезали б друг друга на виражах. Те, кто сидел рядом с водителем, разложили бы на коленях карты и советовали, через сколько метров и в какую сторону надо повернуть. Местные жители включились бы в тотализатор, выходили на обочины, чтобы посмотреть на гонку и подбадривали б её участников приветственными возгласами, а не автоматной стрельбой, как это пару раз случалось.

В Министерстве обороны сообщили, что обе конфликтующие стороны предупреждены о том, что наступило перемирие и, как во время засухи на водопое (то есть на дороге и в других местах), убивать друг друга нельзя, но косовары сделали вид, что для них мирного соглашения не существует. Видимо, у них из-за событий минувших месяцев немножко помутилось сознание, и они теперь представляли себя охотниками, которые каждый вечер, ночь или день вынуждены идти на промысел и подстерегать возле дороги мчащихся по ней металлических монстров, наподобие тех, какими изображал на своих гравюрах носорогов Альфред Дюрер.

Бронежилеты занимали привычные места на окнах машины. Комов изредка чуть сдвигал их и смотрел по сторонам.

Гонка Белград – Приштина была достойна первых мест в выпусках теленовостей. Она проходила по диким местам, где закон ничего уже не значил, а её участники подвергались таким же опасностям, как и гонщики, которые участвовали на заре века в соревнованиях по неизведанным пустыням или степям. Сергей представлял, как за автомобилями мчатся, потрясая ружьями, косовары на тракторах – совсем как индейцы в американских фильмах. Они приняли машину за исчадие ада – ведь она испускает дым – и надо непременно убить и её, и всех, кто на ней едет, потому что они продались дьяволу и приехали в Косово, чтобы забрать души у его бедных жителей.

Подъехав к «Гранд-отелю», он не смог сразу сказать, попали они в число призёров гонки или нет, – судьи-то находились внутри гостиницы, стояли за стойками администраторов. Выбравшись из машины, Сергей размял мышцы, потянулся, точно проспал всю дорогу. Он и вправду, кажется, на несколько минут отключился, а до этого Радко посоветовал ему пристегнуться ремнями. Учитывая, что их могли в любой миг обстрелять, совет не самый удачный, но в противном случае уставший корреспондент мог при очередном повороте скатиться прямо на руки водителя или врезаться лбом в стекло.

Комов окинул взглядом гостиницу, почти все стёкла в ней были выбиты.

– Экономят на кондиционерах, – сказал Игорь, кивнув на разбитые окна.

– Надеюсь, комаров здесь нет…

– Лучше надейтесь, чтобы места были, – посоветовал Радко. – А с комарами или с тараканами – это второй вопрос.

– Могут и тараканы быть? – театрально удивившись, спросил Сергей, приподнимая брови домиком. – Гостиница же «Гранд-отель» называется. Надо марку держать. Или здесь так могут назвать любую развалюху?

– Вы лучше тут постойте, а я пойду, разведаю по своим каналам, есть места или нет, – сказал Радко.

– Иди, а мы пока покурим, – согласился Комов.

За те несколько минут, что Сергей и Игорь ждали Радко, к гостинице подъехала ещё одна машина с журналистами, они вытащили сумки с аппаратурой и двинулись внутрь здания. Комов проводил их недовольным взглядом. Он опасался, что администрация гостиницы, увидев, насколько спрос превышает предложение, устроит аукцион на каждый номер и тогда уж он точно его проиграет, потому что тягаться с иностранными корреспондентами в финансовых вопросах было невозможно.

Конкуренты остановились перед входом, кого-то пропуская. Оказалось, что это Радко. Он пытался скрыть свои эмоции, но по то и дело проступающей улыбке было ясно, что поход к администратору увенчался успехом.

– Берите вещи. Пойдёмте. Номер есть, – сказал Радко.

– Отлично, – обрадовался Сергей, взял одну из сумок и закинул рюкзак с одеждой на спину. Обычно на съёмочную группу из двух человек полагалось два одноместных номера, если они были однокомнатными, но здесь уж было не до таких роскошеств, хорошо, если выбитый Радко номер не окажется какой-нибудь подсобкой под лестницей, где прежде уборщица хранила свой инвентарь, а теперь его перестроили под нужды путешественников.

– Боже ж мой… – пробормотал себе под нос Игорь, когда увидел, что в холле гостиницы находится человек пятнадцать журналистов, которые, судя по всему, не оказались в числе призёров, и номера им не достались.

Неудачники начинали уже обживать холл: заняли не только все диваны, но и столы, кое-кто даже умудрился на них лечь, прикрывшись курткой, другие повытаскивали ноутбуки и что-то писали. Судя по всему, здесь сложился некий паритет: администрация не могла предоставить «акулам пера» номеров, но и не гнала их из холла. Постепенно из сумок стали появляться спальные мешки, журналисты разворачивали их на полу, забирались внутрь и пытались уснуть, как будто это был не холл «Гранд-отеля», а лужайка, поросшая травкой, а присутствующие отправились в увлекательный поход на лоно природы, но вместо леса забрели в каменные джунгли.

Конкуренты, появившиеся у гостиницы чуть позже Сергея и Игоря, выясняли что-то за стойкой. Администратор разводил руками, видимо, объясняя, что мест больше не осталось и их не купишь ни за какие деньги, как невозможно было купить место на спасательных шлюпках «Титаника».

– Ты как номер-то раздобыл? – тихо спросил у Радко Игорь, когда они начали подниматься по лестнице.

Лифт не работал, у Сергея начиналась отдышка.

– Личные каналы, – таинственно сообщил Радко.

– Денег, что ли, на лапу дал?

– Нет. Всё проще. Здесь работает сводный брат жены моего двоюродного брата, – Радко с трудом построил эту сложную конструкцию родственных связей. Сергей попытался мысленно повторить её, но не смог. – Я ему позвонил ещё из Белграда, – продолжал Радко, – попросил один номерок приберечь.

– Ты гений! – сказал Комов. – А то пришлось бы и нам в коридорчике лежать.

Они поднялись наконец на третий этаж, в коридоре которого лежали два спальных мешка, явно с содержимым, в которых по форме угадывались человеческие тела.

– Сплошные бомжи, – пробормотал Игорь, демонстративно обходя спящих стороной.

– Может, они того… Померли? – предположил Сергей.

Зубцов наклонился к первому спальнику, затаил дыхание, прислушался.

– Живёхонький, – сказал он шепотом. – Спит. Не надо его будить. Вы дверь-то поосторожнее открывайте, а то разбудите этих бедолаг, придётся извиняться.

Ключ противно заскрежетал в замке, проворачиваясь, спящие недовольно зашевелись в мешках. Сергей толкнул Игоря и Радко внутрь номера, а то вдруг на самом деле не мешки это спальные, а коконы, в которые гусеницы заворачиваются, прежде чем превратиться в бабочек. Вот только страшно представить, кто может появиться из такого огромного кокона.

– О!.. – только и смог вымолвить Комов, оказавшись на пороге номера.

Нет, он не был огромным, как их апартаменты в Белграде, но он был двухкомнатным, что по нынешней ситуации, могло считаться просто королевской роскошью. Игорь зашёл во вторую комнату.

– Две кровати, два дивана… Да здесь куча места! – радостно сообщил он.

– Двоим вам будет здесь достаточно просторно, – улыбнулся Радко.

– Почему двоим? А ты? – спросил Сергей.

– Я родственников проведаю. Они на окраине Приштины живут. Надо выяснить, собираются они уезжать или нет.

– Ты же уже забирал отсюда кого-то?

– У меня родственников много. Вы что сегодня вечером собираетесь делать?

– Ещё не решили, по обстоятельствам.

– Тогда приглашаю вас к моим родственникам. Мясо пожарим, сливовицы попьём.

– Отлично! – согласился Комов.

Они всё-таки растревожили спящих, когда Радко уходил из номера. Из спального мешка высунулась голова со взлохмаченными волосами. Слипающиеся глаза непонимающе смотрели по сторонам: на ноги проходящего мимо человека, на свет, льющийся из неприкрытой двери одного из номеров…

Сергей узнал обитателя спального мешка. Это был Богомил, корреспондент с болгарского телевидения. Они изредка встречались в «Москве» и болтали.

– Поможем славянам? – спросил Комов у Игоря. – В нашем номере места на четверых хватит.

– Ух-ты, да это же Богомил, – сказал Зубцов, нагнувшись к спальнику. – А во втором наверняка Живко сны смотрит. Бедняги! Конечно, поможем. Эй, братан, вставай, – затормошил он болгарина. – Счастье тебе подвалило.

– Привет, Игорь, – хриплым со сна голосом пробормотал Богомил.

– Привет, привет! У нас номер на этом этаже. Одну комнату вам отдаём.

– О, жизнь налаживается! – встрепенулся болгарин, вылезая из мешка. – Спасибо.

Он начал тормошить своего оператора.

– Вставай, лежебока, счастье своё проспишь, – приговаривал Богомил, пихая легонько ногой его спальник.

– Что, снимать надо? – спросил Живко.

– Нет, русские нам половину своего номера отдают.

– Ура!!!

– С нас причитается, – сказал Богомил, оборачиваясь к Игорю.

– Само собой. Выпьем, при случае. За оборону Шипки.

– И за взятие Плевны, – продолжил Сергей.

– И за взятие Константинополя! – не унимался Зубцов.

– Мы же не брали Константинополь?

– Нет? – делано удивился Игорь. – Кто нам помешал? – он свирепо осмотрелся, будто рассчитывал отыскать в коридоре виновников тех событий.

– Британцы. Ты плохо историю в школе учил.

– Тогда я подниму тост «Смерть британцем!», – у Игоря было такое настроение, словно он уже принял толику спиртного. – Была аббревиатура Смерш – «смерть шпионам», а я придумал новую: Смерб – «смерть британцам»! А ещё лучше – британоязычным.

– Ну, зачем же так радикально? – засмеялся Сергей.

– Надоели они мне, – признался оператор.

– Во-во! – назидательно поднял вверх палец Комов. – С этого всё и начинается. Сначала тост, потом конкретные действия. Спустишься в холл, начнёшь спрашивать у постояльцев, вставших там лагерем, кто из них подданный Её Величества или гражданин заокеанских штатов. Получив ответ на свой вопрос, тут же затеешь драку. Учитывая твою комплекцию, нетрудно предположить, что ты набьёшь морду попавшему под горячую руку британцу или американцу, а то и двоим, а может быть, даже трём. Потом тебя одолеют числом, хотя… Парень ты здоровый, не исключено, что сумеешь раскидать всех противников. В любом случае, не избежать международного конфликта. А нам это нужно?

Болгары горели желанием проставиться уже этим вечером, но вечеринку пришлось отложить до иных времен, потому что приехал Радко и забрал Сергея с Игорем к своим родственникам. Те обитали в панельной пятиэтажке на окраине Приштины.

– Мы вам шиптарско месо приготовили, – сказала хозяйка.

– Какое? – переспросил Сергей, прикидывая, чем их на этот раз угостят. Пахло очень аппетитно, но… Доводилось ему есть и котятину, и собачатину, и лягушачьи лапки, и ещё бог знает что. Как правило, выглядели все эти экзотические блюда весьма соблазнительно. Правда, кулинарного подвоха от сербов он не ожидал – славянские кухни к этому не располагают – и тем не менее…

Хозяйка улыбнулась. Оказалось, что шиптарами местные сербы называли албанцев. Те говорят, будто шепчут и шикают. Впрочем, для русских речь поляков тоже кажется состоящей чуть ли не из одних шипящих звуков. Комов кивал, вспомнив очень шипящее имя польского писателя Януша Пшимановского. По его книжке «Четыре танкиста и собака» некогда поставили телесериал, который Сергей с упоением смотрел в далёком детстве. Он и сейчас, спустя не один десяток лет, мог назвать имена героев фильма и фамилии актёров, которые исполняли роли тех танкистов, а когда видел их в других лентах, то заранее настраивался на то, что в плохих картинах они просто играть не могут. И обрюзгший, потерявший непосредственность юности Януш Гайос, и совсем состарившийся, поседевший Франтишек Печка оставались для Комова «знаком качества».

Так вот, албанцы свинину не едят, поэтому её и называют здесь «шиптарным мясом». Для местных сербов служит это блюдо своеобразным тестом «свой – чужой». Если гости «шиптарное мясо» едят – тест прошли, ну а если отворачиваются – нет.

Такие заморочки на религиозные темы Сергею очень не нравились. Ну, не едят мусульмане свинину – и что тут такого? Чего над этим смеяться-то? Главное ведь, что собой человек представляет. В таких случаях Комов вспоминал казахов, которые тоже мусульмане. Во время Великой Отечественной защищать нашу Советскую родину их полтора миллиона ушло, и каждый второй не вернулся. Да разве только казахи гибли за общее Отечество? Чёрт, ну почему же эти продажные политиканы допустили, чтобы Советский Союз распался? Почему никто не крикнул тот лозунг, которые сербы рисуют у себя на лбах: «Пока мы едины – мы непобедимы!» СССР, теперь Югославия… Сломать нас по частям, куда как легче… Неужели этот страшный процесс распада единых некогда народов не закончился?

Комов тряхнул головой, отгоняя неуместные в данную минуту мысли.

Расселись за столом в большой комнате, которая оказалась не очень-то и большой, и туда едва все уместились. Как и полагается, выпили за гостей, за хозяев, закусили, потом потекла светская беседа. Часто и она переходит в мордобитие, но, как говорится, какая выпивка без драки? Сергею и Игорю опять припомнили то, что Россия не поставила Югославии зенитные комплексы.

– Вы, что хотите, чтобы Третья мировая война началась? – начал распаляться Комов: ему порядком надоели постоянные упоминания С-300, точно это он лично наложил вето на их продажу югославам.

Язык так и чесался напомнить оппонентам причины, из-за которых началась Первая мировая война, а сейчас, спустя восемь с половиной десятилетий, Россия была послабее, чем тогда, да и союзников у неё нет, за исключением нескольких независимых государств, прежде входивших в состав Советского Союза, но и у тех своих проблем целый воз...

– Что вы на гостя накинулись? – влез в спор Радко. – Давайте лучше песню споём!

Сергей ни одной местной песни не знал, но предложение это всё равно было лучше, чем перспектива продолжать бессмысленный спор. Комов подхватил вилкой сочный кусок свинины, запихнул его в рот, стал пережёвывать. Может, хозяева начнут пока что-нибудь петь, а он подвоет им с набитым ртом? С него спрос не велик.

Но спеть им так и не дали. В дверь кто-то затрезвонил.

– Пойду, посмотрю – кто это… – сказала хозяйка, вставая из-за стола, в голосе у неё звучала тревога.

Здесь к ближайшему будущему относились с пессимизмом, ведь югославская армия уходила, оставляя сербов на произвол судьбы. Не было сомнений, что албанцы припомнят всем оставшимся в Косове и то, что было, и то, чего не было отродясь. Лучше уж бросить квартиру (всё равно за неё много не выручишь) и отправиться искать счастья в Сербию, а то в один прекрасный день заявятся новые хозяева и прежних владельцев квартир попросту выбросят на улицу. Хорошо, если жизнь сохранят, а то могут и убить…

Но этот день ещё не пришёл. Звонила соседка.

– Вы тут сидите, пьёте и не знаете, что в Косово русские танки входят! – пронзительно закричала она.

– Какие ещё русские танки? – растерялась хозяйка. – Откуда? Ты напилась, что ли?

– Русские танки! Все про это говорят, – не унималась соседка. – Административную границу уже перешли! Идут сюда! Нас спасать! Русские! Я знала, что они нас в беде не оставят…

Закрыв дверь, хозяйка вернулась в комнату.

– Слышали? – спросила она и так посмотрела на Комова, будто он обо всём этом знал заранее.

– Я ничего такого не слышал… – пожал плечами Сергей.

А с улицы доносилось радостное: «Русские идут!» Судя по всему, там начиналось что-то вроде стихийного митинга.

– Пошли, посмотрим, – предложил Игорь. – Может, это и правда. Хотя верится с трудом…

Как в такое поверишь? Все уже привыкли к недееспособной апатии власти, к тому, что президент Ельцин всё время «работает над документами». Поговаривают, что на самом деле он так плох, что не может показаться на публике. Уж не помер ли, часом, «гарант всего», а народу просто не торопятся об этом сообщить? Хотя большинству россиян на него абсолютно наплевать. Всем уже до смерти надоело, что президент может выступать лишь как герой анекдотов. Да и на международной арене его слово ни в грош не ставят, относятся с юмором ко всем заскокам главы России, и только – должен же кто-нибудь народ веселить. На его фоне любой зарубежный замухрышка-политик титаном мысли выглядит.

– Ну что, пошли? – поднялся из-за стола Зубцов.

– Мясо остынет… – неуверенно произнесла хозяйка. Чувствовалось, что ей самой не терпится узнать, что происходит.

– Что поделаешь, работа, – развёл руками Радко.

Было похоже, что на улицы высыпало всё население Приштины. Беспрерывно сигналя и то и дело нажимая на тормоза, Радко кое-как доехал до гостиницы – забрать аппаратуру. Глядя на происходящее, Игорь готов был взвыть – они в центре событий, а камера, без которой он как без рук, преспокойно полёживает в номере!

Болгар в гостинице не было, их камеры и штатива тоже. Это настораживало. Уж не имел ли и в самом деле под собой основу слух, передаваемый из уст в уста по сарафанному радио: к Приштине идут российские танки?

Прежде чем выйти из номера, Сергей выглянул в окно. По центральной площади разливался людской поток, он всё прибывал и прибывал, затекая на соседние улицы. Кто-то держал охапки цветов, кто-то принёс свеженаписанные транспаранты. Рекой лились ракия и сливовица, их приносили в стеклянных бутылках в оплётке, в пластиковых пакетах, да в чём угодно! Люди опорожняли свои погреба, потому что когда ещё представится такой случай – порадоваться и выпить всем вместе?

– Жаль, если всё окажется только слухом, – негромко пробормотал Игорь, снимая всеобщее ликование.

Кое-кто пришёл с оружием – его было здесь много, даже у детей встречались пистолеты. Комов знал, что югославская армия, уходя, оставляла оружие сербам – так хоть у населения будет чем защититься, когда их придут убивать. У границы, в Македонии, стояли натовцы из Америки, готовые сразу же, как только Косово покинет последний югославский солдат, заполнить возникший вакуум, но они-то уж точно сербам помогать не будут, да и не сумеют установить здесь порядок. Вернее – не захотят.

Начали раздаваться выстрелы, стреляли в воздух, но те, кто держал в руках автоматы, уже, видимо, изрядно напились, потому что отдача бросала оружие, пули задевали стены зданий, били стёкла. Сергей увидел, как один из автоматчиков, на котором была гражданская одежда, упал, всё ещё продолжая стрелять, потом стал подниматься, мотая головой, но ноги его совсем не держали, и он никак не мог встать.

«Они же перебьют друг друга!» – ужаснулся Комов и сказал, отходя от окна:

– Здесь оставаться опасно становится… На улицу пойдём?

– Там ещё опаснее… – пробурчал Радко, направляясь тем не менее к дверям.

– А то! – откликнулся явно не слушающий его Игорь. – Я из окна уже поснимал, общие планы будут. Пойдём быстрее!

– Через Белград только что прошла колонна русских танков! – закричал кто-то в мегафон, и толпа заглушила последние слова радостными воплями.

– Подождите-ка, – остановил друзей Комов. – Мысль одна пришла…

Он решил дозвониться до посольства России в столице Югославии. Сперва номер был занят, но с третьего раза попытка удалась, хотя Сергей был почти уверен, что никто там к телефону не подойдёт.

– Да, – услышал Комов и стал объяснять, кто он, где находится и что хочет узнать.

– Какая колонна? Мы ничего не знаем. Бред какой-то… – прозвучало в трубке.

– Спасибо, – сказал Сергей, погрустнев.

«Жаль, если это всё окажется слухами. Может, кто-то позаимствовал на киностудии технику, где она хранилась со времён, когда Советский Союз снимал с Югославией совместные фильмы, и едет сюда, выдавая себя за русских? Да нет, чушь…»

– Ты идёшь или нет? – крикнул из коридора оператор.

– Иду… – отозвался Комов.

Он позвонил в Москву, в редакцию, но там тоже ничего не знали.

– А что у тебя происходит? – спросил редактор.

– В Приштине, в центре города, толпа собралась. Кричат, что русские танки прошли через Белград и направляются сюда, но в посольстве мне эту информацию не подтвердили.

– Я тебя понял… Мы пока тоже ничего не знаем. Сейчас начнём выяснять, обзвоним, всех кто доступен. Минобороны, депутатов потрясём. Может, что скажут. Ты нас тоже в курсе держи…

– Само собой, – пообещал Сергей.

Больше в номере делать было нечего, и он отправился следом за давно исчезнувшими Игорем и Радко. Но их не было видно – затерялись в огромной толпе.

Комов решил, что будет стоять на площади, пока не разойдутся люди, но они явно не собирались этого делать. Надежда никак не хотела умирать. По толпе стали разносить пирожки с мясом, раздавать их бесплатно всем желающим. Почти сразу же пронёсся новый слух: из Сербии приехало несколько машин, которые отвозили туда родственников из Косова. Так вот водители этих машин утверждали, что русские танки действительно идут по дороге. Они их обогнали.

– Они иду-у-у-т!!! – кричала толпа, эти слова эхом приходили с разных сторон, начиная походить на шум волн, на заклинание какое-то.

Сербы так верили в это, что поверил и Сергей.

Давно стемнело, наступила глубокая ночь, люди устали кричать, теперь они молча смотрели в ту сторону, откуда должны были появиться русские. Никто не уходил, как будто если он сейчас отправится домой, то мечта разрушится и русские танки повернут назад. Словно именно вера в то, что их ждут в Приштине, заставляет русских идти вперёд. Дети спали на руках родителей, может, и они видели в своих снах русские танки? Нет, подумал Комов, едва ли. Им снится совсем другое: сказочные звери, шоколадные берега, реки из газированной воды…

И вдруг, когда время приближалось уже к третьему часу ночи, где-то на окраине возник гул, он приближался, накатывался на центральную площадь, растекался по всему городу. Толпа расступалась, прижимаясь к тротуарам, к стенам домов, а в образовавшийся проход протискивались… российские БТРы!

Один, другой, третий, четвёртый… Казалось, им не будет конца и края!

Их забрасывали цветами. Все клумбы и цветники в городе ободрали, словно скосили, наверное, цветы вырвали из всех горшков, что стоят на подоконниках в квартирах и на балконах.

У Сергея ком к горлу подступил, происходящее так живо напоминало хронику времён Великой Отечественной войны! Тогда ведь точно так же встречали советские танки на улицах Варшавы, Софии, Праги… В голове отчего-то зазвучала песня из фильма «Офицеры»:

От героев былых времён
Не осталось порой имён…

Имена миротворцев, вошедших в Приштину, наверняка, скоро сотрутся из памяти, да и сейчас их никто не знал, но о том, что сделали эти русские парни, ещё долго будут рассказывать в легендах.

– Ура-а-а! – закричал Сергей.

– Ура-а-а!! – вторил ему, не отрываясь от своей камеры, неизвестно откуда появившийся рядом Игорь.

– Ура-а-а!!! – срывал голос обнимавший журналистов Радко.

Этот победный клич подхватила вся многотысячная толпа, он объединял людей, вселял в сердца надежду и уверенность.

Откуда-то появились цыгане с бубнами, трубами, скрипками, заиграли, стали танцевать, и тут же в пляс пустились все. Обнимались, размахивали югославскими флагами, которые так похожи на флаг России. Ведь если здесь русские, жизнь продолжится!

Комов видел, что жителям Приштины очень хочется, чтобы машины остановились и те, кого укрывала от взглядов людей броня, вышли – их не отпустят, будут качать, хлопать по плечам, забрасывать цветами, им будут наливать ракию и сливовицу, предлагать сигареты, девушки будут целовать их в губы, их будут звать в дома, где уже накрывают столы.

Следом за БТРами ехали грузовые машины с солдатами. Они были в касках миротворцев. Выходило, что эти ребята совершили марш-бросок из Боснии – с северо-запада на юг – через всю Сербию и Косово, опередив тем самым американцев. В чью же светлую голову пришла эта мысль? Пусть теперь пендостанцы кулаки кусают! Они опоздали, fuck им всем!

Сергей заметил, что на бортах машин первая буква в слове КFOR[3] была нарисована совсем другим шрифтом, нежели остальные. Она вообще была написана от руки, небрежно, поверх буквы «В», которую стирали, да так до конца и не затёрли. Видимо, всё происходило в жуткой спешке, словно российские миротворцы, прознав, что в Косово собираются входить американцы, тут же бросились выручать сербов. Без приказа они бы, конечно, с места не сдвинулись, зато, получив его, сделали всё, чтобы выполнить. Из Боснии в Косово за одни марш-бросок? Мелочь! Они бы на своих БТРах и до Луны добрались, только прикажи!

Комов вдруг вспомнил, что сегодня 12 июня. День независимости. Очень странный праздник, смысла которого он не понимал. Это всё равно, что в Белграде будут когда-нибудь праздновать дату распада Югославии, радуясь, что Сербия освободилась от Боснии, Герцеговины, Черногории, Словении…

В колонне было порядка пятнадцати бронетранспортёров и ещё с десяток грузовых машин. Они, не останавливаясь, прошли через центр Приштины и направились в сторону Слатины, где располагался аэропорт. Захватив над ним контроль, российские миротворцы могли контролировать поставку грузов.

«Ох, что в мире начнётся, как же американцы и их прихлебатели завоют!» – улыбался Сергей.

Давно не ощущал он такую гордость оттого, что он – русский.

Всю оставшуюся часть ночи они пили вместе с болгарами, уж слишком хороший был повод. Утром Богомил и Живко встать с кроватей не смогли, валялись трупами, раскинув руки. Когда Игорь попробовал растормошить их, Живко сообщил заплетающимся языком, что нужно ещё немного поспать, а в Слатину они конечно же поедут. Но позже. От Богомила и этого добиться не удалось.

– Как знаете, – отстал от них Зубцов.

Им-то задерживаться никак нельзя было. По идее следовало бы уже уехать в Белград – перегонять сюжет, но без картинок того, как российские миротворцы обосновались на аэродроме Приштины, он был бы неполным.

До аэродрома было всего лишь семь километров. На асфальте валялись начинающие увядать цветы. Отчего-то это напомнило Сергею первый день после шумного праздника: веселье закончилось, скоро уберут все его следы и настанут серые будни – до следующего праздника.

Для миротворцев будни уже наступили. Похоже, мало кто из них спал, хотя после такого перехода, после нескольких часов, проведённых на жёсткой лавке в кузове грузовика, и солдаты, и офицеры должны были бы валиться с ног. Но у них было только несколько часов, чтобы закрепиться на аэродроме, потом придут другие миротворцы и могут попытаться россиян оттуда выбить…

Дорогу перегораживал БТР. Он занял своим корпусом обе полосы, а за ним миротворцы развернули мотки с колючей проволокой и опоясали ею весь периметр аэродрома. Комов заметил, что проволока была старой. Современную-то штампуют из одного куска, делая её сразу с острыми зазубринами, а на этой колючки были намотаны на проволоку. Вероятно, её сделали ещё во времена Советского Союза.

По бокам от дороги уже построили небольшую баррикаду: с собой миротворцы наверняка привезли только мешки, а землю и песок добывали здесь, в окрестностях аэропорта.

Утром закончился срок, отведённый югославам для вывода своих войск из Косова, так что к этому аэродрому уже должны были двигаться американцы из Македонии.

На взлётно-посадочной полосе в шахматном порядке стояло ещё четыре БТРа.

«Основательно подготовились», – улыбнулся Сергей.

Он подумал о том, что же здесь начнётся, когда американцы придут и увидят, что аэропорт занят их «злейшими друзьями», которых, в общем-то, не так уж и много, и их можно попытаться с аэродрома выдавить, если не удастся договориться на словах. Но ведь тогда на помощь русским придут те, кому терять уже нечего. Сербские ополченцы. Война вспыхнет с новой силой, только теперь в неё втянут миротворцев.

– Эй! – замахал руками часовой, приказывая машине журналистов остановиться.

Они всё равно бы не проехали сквозь заграждения из колючей проволоки.

– Привет! – крикнул Сергей, выходя из машины. – Мы русские! Телевидение. Можно мы на аэродром проедем, поснимаем там немного?

– Я разрешить не могу, – глаза у солдата были красные от недосыпа. – Надо командира искать. Если он разрешит, тогда – можно.

– Как его найти?

– Сейчас.

Солдат снял с пояса рацию, связался с кем-то, доложил, что на блок-пост, оборудованный при въезде на аэродром, приехали русские журналисты с телевидения и хотят, чтобы их пропустили. Выслушал ответ и сказал:

– Всё. Теперь ждите.

Тем временем Игорь стал устанавливать камеру, чтобы поснимать аэродром хотя бы с дороги.

– Снимать-то нельзя ещё… – почему-то немного виновато сказал часовой, показывая на Зубцова.

– Хорошо! – кивнул Сергей. Потом обернулся к оператору: – Игорь, снимать пока что нельзя.

– Понял, – сказал Зубцов.

Он сложил оборудование, подошёл к Сергею и постовому, достал пачку сигарет, протянул её солдату, тот взял одну. Игорь дал ему прикурить, потом закурил и сам.

– Классный вы вчера марш-бросочек совершили! – восторженно сказал он. – Я уж подумал, что в весну сорок пятого года попал, так вас тут встречали.

Солдат выпустил дым из лёгких, заулыбался. Отчего-то к Игорю он чувствовал большее расположение, чем к Сергею, вероятно, комплекция оператора наводила на мысль, что он не только штаны в конторе протирает. На всякий случай постовой бросил взгляд на лежащую у ног оператора камеру (не работает ли) и пояснил:

– Да, мы сами прифигели. Нас по тревоге подняли, сперва и не поняли, что случилось, война что ли? Куда едем – не сказали, только потом стало доходить, что в Косово, ну а когда Белград проскочили – всё стало ясно. Тут уж и задачу поставили: аэродром взять под контроль. Вот мы его и взяли.

Солдат опять улыбнулся. Всё-таки об этом не грех будет рассказывать в кругу семьи или друзей через десять, двадцать да и тридцать лет!

Чувствовалось, что он истосковался по общению с соотечественниками. В Боснии, где они находились более полугода, был только узкий круг сослуживцев. Сергей с Игорем тоже были не прочь поболтать просто так, без какой-либо цели, так что разговор этот напоминал встречу земляков, оказавшихся на чужбине. Миротворец был родом из Рязани.

– На родину не тянет? – спросил Комов.

– Да что там делать-то? – удивился солдат. – Здесь валюту платят, а там я столько не заработаю. Там я вообще мало что заработаю. У меня девушка дома осталась, родители. Я им каждый месяц немного денег высылаю, а то совсем бы им плохо пришлось.

Сергей только кивнул. Грустно ему стало от услышанного. Комову и самому после кризиса несладко приходилось, хотя зарплата у него повыше, чем у этого солдата (даже с учётом того, что он получает за миротворческую миссию). Журналисты ведь бюджетные средства не распределяют, честным трудом зарабатывают на жизнь…

В Боснии российские миротворцы почти что бок о бок с натовцами стояли. У тех, наверное, глаза на лоб полезли, когда русские со своего места сорвались, но солдат со смехом рассказывал не об этом, а как меняли они свои сухие пайки на натовские.

– Шоколад у них хороший. Наш тоже, конечно, неплох, но для разнообразия неплохо попробовать, чем американцы питаются. Хреново, прямо скажу.

– Да ты на них посмотри, жир так из всех щелей и прёт, – сказал Игорь.

– Ага! Они от нашей тушёнки тащатся. Она же теперь не в круглых банках, а в таких плоских, – солдат попытался изобразить жестами, как выглядит банка.

– Я видел, – кивнул Сергей. – В Таджикистане недавно мне такие сухие пайки тоже выдавали.

– Вот, – продолжил солдат. – Банка удобная, открывается легко. Но ещё больше америкашек поразило то, что в сухой паёк ещё и спиртовка входит и что тушёнку можно разогреть на огне, где бы ты не находился. Я думаю, что спиртовки они на сувениры себе разобрали. Вот только без чёрного хлеба совсем плохо...

– Плохо, – согласился Сергей.

Он и сам давно заметил эту странную особенность: вдали от Родины начинаешь скучать по чёрному хлебу, а знакомые, которые долго жили за рубежом, просят привезти не осетровую или кетовую икру, а буханку ржаного хлеба. У них руки начинают трястись, когда её в руки берут, рот слюной наполняется. Они подносят буханку к носу и вдыхают её аромат, будто наркоманы.

Но Комов не так уж и долго пробыл в Югославии, да и еда здесь была превосходной. Он ещё продержится какое-то время без чёрного хлеба...

Затрещала рация, оказалось, что командира не нашли, но сейчас к блокпосту подъедет один из его замов.

– Извините ребята, – сказал приехавший капитан, разводя руками. – Всё что угодно для вас сделаем, но на аэродром пустить не могу. Нас тоже лучше не снимайте.

– Отчего? – спросил Сергей.

– Режимный объект. Только командир может разрешить.

– А где командир?

– Полковник поехал на переговоры. Его не будет какое-то время.

– Ну что ж тут поделаешь? – пожал плечами Комов. – Тогда счастливо вам!

У него не было никакой обиды на военных.

Они отъехали метров на сто от блокпоста, остановили машину, вытащили камеру и всё-таки сняли и солдат, которые разматывали мотки с колючей проволокой, и перегородивший дорогу БТР. Миротворцы сделали вид, что ничего не заметили.

Приштину миновали, не останавливаясь, ведь все вещи были с ними. Болгары, конечно, удивятся, но с ними можно созвониться, да и встретятся ещё не раз. Радко гнал машину к Белграду. По дороге Сергей предупредил Милоша, что сегодня же наведается в его студию, и ещё позвонил в редакцию, сообщил, что вечером перегонит сюжет.

– Ты что сумел снять, как наши входят в Приштину? – удивились в Москве.

– Да, – сказал Комов. – И ещё аэродром, где они разместились...

Сергей забрался на заднее сидение машины, надел наушники и большую часть дороги смотрел отснятый материал. Он вытащил из сумки листочки и помечал в них коды реплик, которые намеревался использовать в сюжете в качестве лайфа или синхрона, затем начал набрасывать текст.

– Всё нормально? – спросил Игорь.

– Да, – сказал Комов. – Просто отлично!

Больше оператор его не отвлекал. Он, конечно, не верил во всякую чушь про музу, которая должна обязательно посетить пишущего, чтобы текст получился хорошим, и в то, что разговором её непременно спугнёшь, но не хотел мешать Сергею сосредоточиться. Вот и пришлось Зубцову ехать молча, поглядывая в окно и покуривая.

Сюжет писался очень быстро, но получился слишком большим, пришлось его немного сократить, а то бы он занял слишком много времени в вечернем эфире. Это, конечно, была одна из самых главных новостей, но кроме неё и другие есть. Для них тоже потребуется время.

Комов «резал по живому». Какие-то фразы выбрасывал, другие сокращал, делая их менее цветастыми и более информационными, в конце концов то, что он выбросил из текста, дополнит картинка…

В Белграде у людей тоже было приподнятое настроение. Ведь колонна русских миротворцев прошла по его центру, и все знали, куда она направляется. Можно было сделать неплохой бизнес, продавая на улицах российские флаги, прямо как накануне очень крупного спортивного соревнования. Причем все симпатизировали только одной «сборной». Появись кто с флагом другой «команды» – той, что выступает под звёздно-полосатым стягом, ему бы несдобровать.

В гостиницу решили заехать попозже – после монтажа и перегона.

– Классно вы американцам нос утерли! – встречая их, сказал Милош.

– Спасибо, – сказал Сергей, их с Игорем встречали так, будто в том, что сделали миротворцы, была личная заслуга журналистов.

– Они на аэродром полезли, а он уже занят. Смешно!

– А они туда сунулись-таки? – удивился Зубцов.

– А ты не знаешь?

– Нет. Мы же в дороге были, ничего не слышали, а когда в аэропорт приезжали, там никаких америкосов не было.

– Ну, братушки, многое упустили! У нас про это по телевизору показывали. Так вот, приехали американцы в Слатину, а им от ворот поворот. Пендостанцы начинают говорить, что аэропорт они должны охранять, а ваши им: «Идите на …». Может, не совсем так, а покультурнее, но смысл тот же. «У нас транспортные “Геркулесы” уже в воздухе. Они из Болгарии и Македонии вылетели, и должны сесть в Слатине», – не унимаются американцы. «Куда ж они садиться будут? – говорят ваши и показывают на взлётно-посадочную полосу, перегороженную БТРами. – Не смогут они тут сесть». – «Уберите свои бронетранспортёры». – «Никак нельзя, – разводят ваши руками. – Пусть “Геркулесы” обратно летят. Из Македонии и Болгарии, говорите, вылетели? Так туда лететь недолго. Запаса топлива с лихвой на обратный путь хватит».

Милош с таким воодушевлением пересказывал этот разговор, точно был его свидетелем.

– Убрались американцы, в общем. Сейчас их командование комментарии даёт разным СМИ о самоуправстве русских. Штатовцы-то себя королями мира считают, все должны под их дудку плясать, а тут такой конфуз! Оставили их в дураках.

– Жалко, мы не застали этого, – сказал Сергей. – Придётся под ту картинку, что у нас есть, пересказать.

Выполнив все формальности в особом отделе и перегнав сюжет, компания отправилась ужинать. Решили вновь поехать в ресторан «У рыбаря», поиграть с судьбой, – глядишь, на этот раз, бить не станут. Там опять играла музыка, но настроение было совсем другое. Как только посетители узнали, что пришли русские, им тут же освободили лучший стол возле сцены. Те, кто его прежде занимал, согласились пересесть без разговоров. Комову даже немножко стыдно стало. Мощная девушка, та, что, скорее всего, могла ягодицами вытащить гвоздь из доски, запела с новой силой, а каждый из посетителей считал для себя обязательным подойти к Сергею и Игорю и выпить с ними. Как откажешь, если тебя называют «братушкой», хлопают по плечам, и никто не вспоминает то, что Россия не поставила Югославии С-300? Очень скоро у журналистов, хотя они и не пили свои рюмки до дна, начали заплетаться языки.

Они ещё успели заказать по огромной котлете, поджаренной в сливочной пенке. Называлось это произведение местного повара «плескавица на каймаку». Огромные тарелки с котлетой, картошкой и овощами принесли сразу же. Наверняка, заказ делали без очереди. Он был приоритетным, а повар даже появился возле барной стойки, чтобы убедиться, понравилось ли его угощение русским. Сергей показал повару большой палец и только потом сообразил, что у разных народов этот жест имеет разное значение. Он-то надеялся, что и у сербов этот знак тоже выражает восторг, не ошибся ли? Но повар реакцией русского остался доволен и широко улыбнулся.

– Что вы, что вы, какой счет? – удивилась официантка и даже замахала руками, когда Игорь попробовал расплатиться за ужин. – Всё за счет заведения! Мы рады видеть здесь русских в любое время суток.

Глава 10

Арджан Хайдарага. Счёт к врагам, счёт в банке

Арджан посмотрел на часы. Можно не торопиться. Время до приезда дяди ещё есть…

Произошло это вскоре после того, как албанцы покинули Приштину. В тот день дядя приехал рано утром, совсем неожиданно. С усмешкой посмотрел на только-только продравшего глаза племянника и предложил:

– Составь-ка, мой мальчик, мне компанию. Поездка не самая приятная, но нужная. Зато по дороге поговорим спокойно, без лишней спешки. Собирайся. А я пока кофе выпью. Побалуешь брата, Линдита?

– Уже готовлю! – откликнулась мать. – Твой любимый, именно так, как ты, Эрвин, любишь.

– Замечательно! – довольно потёр руки дядя.

Поначалу говорили о всякой ерунде. Кендрим, устроившийся на переднем сидении, и вовсе рта не раскрывал, а крутивший руль Кабан в присутствии дядя всегда помалкивал.

– Вообще-то особенно жаловаться не на что, – задумчиво произнёс Эрвин, рассеянно смотревший в окно. – Всё идёт, как нужно. Не так, конечно, быстро, как хотелось бы, но… Главного мы добились – Соединённые Штаты идею независимого Косова поддерживают, а значит, всё решится так, как нам требуется…

– Сербы упираются… – откликнулся Арджан.

– Пусть их, – равнодушно махнул рукой дядя. – Запад уже определился с тем, что режим Милошевича нужно менять, и на половине дороги останавливаться не будет.

– У Слободана есть сторонники…

– Кто? Россия? Нет уже такого государства, племянник. Есть территория, которая каким-то чудом ещё не разваливается. Думаю, лет пять, ну, десять, и это произойдёт.

– С Чечнёй они, кажется, общий язык нашли, – пожал плечами Хайдарага.

– Чечня – это только начало. Россия как государство уходит в прошлое.

– Но президент Ельцин говорит…

– Только это он ещё и может, – перебил Арджана дядя. – Ляпнет что-нибудь, потом протрезвеет и тут же одумывается. Ну а если всё же упрётся… В его окружении есть люди, с которыми и Штаты, и Европа без труда общий язык найдут.

– Подъезжаем… – буркнул сидевший за рулём Кабан.

– Да-а, – протянул Эрвин. Весёлость с его лица, как водой смыло, стало оно серьёзным, даже печальным.

Глядя на дядю, и Хайдарага принял соответствующий вид, хотя представления не имел, что им предстоит увидеть, с кем встречаться.

На окраине селения толпились люди. Многие из них были вооружены телекамерами. Журналисты. Ну-ну… А это что за вопли?

Пронзительный женский плач перекрывал все звуки. Однако когда машина подъехала к толпе, он несколько поутих – похоже выдохлась плачущая, силы человеческие не беспредельны.

Вслед за дядей Арджан выбрался из автомобиля. Люди расступились, и он увидел свежеразрытую землю и… трупы. Много трупов, десятка полтора. Все мужчины, все в штатском, но разного возраста.

Завидев приехавших, женщина, надрывавшаяся над телом одного из убитых, заголосила с удвоенной энергией.

«Совсем уже пожилая, – отметил Хайдарага. – Постарше моей матери. А убитый – мальчишка мальчишкой… Наверное, поздно родила. А может, это не мать, а родственница?»

Кендрим склонился над женщиной, что-то негромко произнёс. Арджан разобрал слово «сын». Значит, всё-таки мать…

Журналисты с микрофонами наперевес метнулись к дяде, но он вежливо отстранился.

– Подождите, господа, – Эрвин говорил извиняющимся тоном. – Подождите… Совсем немного… Несколько минут.

Скорбно склонив голову, дядя пошёл вдоль уложенных шеренгой трупов. Хайдарага, Кендрим и Кабан последовали за ним.

Старик. Грудь перечёркнута автоматной очередью… Молодой парень. Длинные, свалявшиеся волосы аккуратно отведены в сторону и не мешают увидеть чёрный разрез, наискось перечёркивающий горло убитого… Ещё один расстрелянный… Ещё… И вдруг…

Арджан не поверил своим глазам. Закинув за голову правую руку, на влажной земле лежал Далмат. На легкомысленной футболке (Папакристи её только дома носил, на улицу надевать стеснялся) расползались уже почерневшие пятна крови. Три пули. На ткани заметны чёрные крапинки пороха – значит, стреляли в упор…

– А-а-а!!!

Дядя, успевший уйти вперёд, испуганно обернулся, бросился к Арджану, подхватил его сильными руками. Сзади клещами вцепились Кендрим и Резар.

– Что с тобою, мальчик мой? Что?!

Глаза дяди рядом, его ладони успокаивающе обхватили плечи.

– Далма-ат!..

– Что?

Дядя вгляделся в посиневшее и распухшее лицо убитого. В его глазах появилась тень узнавания, плечи горестно поникли.

– Да-алма-ат!!

Стрекочут камеры журналистов. Обступили со всех сторон, торопятся заснять происходящее, боятся хоть что-то упустить.

– Господа!.. – Эрвин пытается заслонить Арджана. – Нельзя так… Поймите: мой племянник потерял лучшего друга. Они вместе росли… Разве легко пережить такое?

– Как же это?.. – по лицу Хайдараги текут слёзы, но он не стыдится их. – Как? Ведь Далмат всегда был за дружбу с сербами… За что его убили?

– Вот, господа, – дядя повернулся к представителям прессы. – Вы сами видите, что происходит! Ещё один пример геноцида, которому подвергается наш народ. Неужели мировая общественность оставит это преступление безнаказанным?

– Как вы считаете, что здесь произошло? – невысокая девица в огромных очках-колёсах подсунула микрофон к самому лицу дяди.

– Трудно сказать… Среди погибших – местные жители… – Эрвин покосился в сторону Далмата. – И не только они. С уверенностью можно сказать одно: все жертвы преступления – албанцы. По-моему, причина этого массового убийства лежит на поверхности, но точный ответ знают только в Белграде. Уверен, что приказ поступил оттуда. Это далеко не первый факт…

– Подобное мы видели и в Рачеке, – перебил дядю плотный седовласый журналист.

– Именно! – кивнул Эрвин. – В селе, где произошло массовое убийство мирных местных жителей, в селе, которое прогремело на весь мир…

– Воистину – прогремело… – иронично улыбнулся седовласый. – Независимая комиссия определила, что так называемый «расстрел в Рачеке» – гнусная провокация. У тридцати семи из сорока «мирных жителей» на руках обнаружены следы пороха, значит, они имели дело с оружием, смерть «расстрелянных» наступила в разное время, похоже, трупы свозили со всего Косова…

– Это ложь! – дядя с достоинством посмотрел на говорившего, потом мягко добавил: – И мне жаль, что вы её повторяете. Позднее вам и не только вам станет стыдно за свои слова…

– Сомневаюсь… – седовласый повернулся к коллегам. – Посмотрите, господа! Та же самая картина, словно под копирку. Нас пытаются уверить, что на этом месте убиты полтора десятка человек. Да здесь всё было бы кровищей залито, а где она?

– Как вы смеете!.. – ринулся в атаку Кендрим.

– Смею! – повысил голос седовласый. – Именно после Рачека было принято решение о бомбардировке Югославии. Не прошло и трёх месяцев, и на неё были сброшены натовские бомбы!

– Да! Почти три месяца из-за таких, как вы, мировая общественность не могла решиться на то, чтобы наказать наконец преступную клику Милошевича!..

О чём они говорят?! Далма-ат! Арджан продолжал захлёбываться слезами, но журналисты о нём уже позабыли.

– Резар! – дядя повернул к ним раздосадованное лицо. – Уведи мальчика в машину! Мало ему потери друга, так ещё слушать всякую… – соответствующего слова подобрать Эрвин не смог и зло сплюнул.

– Идём! – взгляд Кабана скользнул по лицу Хайдараги. Глаза равнодушные, холодные…

Мало-помалу Арджан взял себя в руки. Утёр носовым платком лицо, глубоко вдохнул воздух, покосился в окно. Седовласого зануду оттёрли в задние ряды, журналисты жадно вслушивались в то, что рассказывал им дядя.

– Закури… – Резар протянул сигарету.

– Не надо, – отказался было Хайдарага, но тут же передумал: – Давай…

– Жалко парнишку, – обронил Кабан. – А мы ж с тобой его предупреждали… Нашёл кому верить – сербам! Вот и доигрался…

Арджан молча кивнул. Говорить не хотелось.

Разгорячённый спором дядя тяжело плюхнулся на сидение и тут же приказал:

– Узнайте, откуда эта говорливая сволочь!

– Знаю я его, – скривился Кендрим. – Финн из комиссии по Рачеку. Такие, как он, да ещё белорусы там только что носом землю не рыли.

– Понятно, – дядя зло выругался, потом повернулся к племяннику. – Прими, Арджан, мои соболезнования и извини. Устал я, нервы порой сдают. Да и как не взбесишься, когда какие-то подлецы тебе в глаза гнусности говорят? Ладно мы – нам правда известна. Вся правда… Но ведь рядом – сторонние люди, они и приехали-то в Косово, может быть, вчера только, пытаются во всём разобраться, а тут этакий мерзавец! Хочешь не хочешь, приходится давать ему отпор, говорят ведь, что одна паршивая овца всё стадо испортит…

– Остальные, по-моему, всё поняли правильно, – негромко произнёс Кендрим.

– Да, пожалуй, – дядя явно успокаивался. – Впрочем, по-иному и быть не могло. Люди сюда приезжают подготовленные и неглупые, соображают, что общеевропейская солидарность в таком важном вопросе должна быть на первом месте…

Только в конце пути Арджан осмелился произнести слова, которые мучили его всю дорогу:

– Не пойму, как Далмат, – голос Хайдараги предательски дрогнул, – как он оказался в этом селе?

Эрвин внимательно посмотрел на племянника, потом негромко ответил:

– Боюсь, что ты никогда этого не узнаешь… – помолчал, потом сказал: – У твоего друга был шанс послужить нашему народу. Отличный шанс! Он не захотел им воспользоваться. Так пусть хотя бы его смерть принесёт пользу родине…

Гибель Далмата потрясла Хайдарагу. То и дело перед ним проплывали картины недавнего прошлого – того прошлого, что было у них с Далматом на двоих… Хотелось мстить, неважно – кому. Любому, кто мог быть причастен к смерти Папакристи. Увидеть мучения врага, ужас в его подлых глазах. Всё чаще посещала мысль: а не сходить ли в рейд с Кабаном и его приятелями?

Эрвин опять куда-то уехал, при этом повторив приказ: без его команды не сметь высовываться, ни во что не ввязываться! Дяде легко говорить – он не потерял друга…

– Представляешь, – со смехом рассказывал Резар, – сербы навострились баррикады строить. Смехота! Надеются, что мы их за этими завалами не прищучим. И по домам почти не ночуют – боятся. Собьются в стадо, заберутся в какую-нибудь квартиру и дрожат до утра. Ну, не падлы ли?!

Арджан зло стискивал зубы. Прячьтесь не прячьтесь, вам не укрыться от справедливого возмездия!

– Сегодня опять пойдём, – сыто отрыгивая, говорил Кабан. – Повеселимся!

– Я с вами, – решительно произнёс Хайдарага.

Но задуманное не получилось…

Кендрим передал, что господин Эрвин вернулся и разыскивает племянника.

– Устал от безделья? – спросил дядя, едва они обменялись приветствиями.

– Не то слово, – криво усмехнулся Арджан и выпалил: – Не могу я так больше! Ждать, ждать, ждать… Скоро на людей начну от злости кидаться!

– А вот это лишнее… – Эрвин водрузился на стул, извлёк из кармана помятую пачку сигарет, посмотрел на неё и сообщил неизвестно кому: – Третья за день… – недовольно покачал головой, потом жёстко посмотрел на племянника: – Завтра будешь сопровождать груз. Он прибыл издалека и должен попасть в Албанию. Подчёркиваю: должен! Не взирая ни на что. Скорее всего, всё пройдёт гладко, это не первая подобная операция. Но если возникнут проблемы…

Он встал, устало потёр поясницу, жадно затянулся дымом и снова заговорил:

– Если возникнут проблемы, вы их устраните. Любым способом. Дело, племянник, сверхважное и очень секретное…

– Я всё понял, – впервые за время знакомства Арджан осмелился перебить дядю.

Тот не обиделся.

– Ну что ж… Старшим группы будешь не ты. Не обижайся, но у тебя пока что опыта маловато. Вас будет трое: водитель и двое сопровождающих. Нигде не останавливаться, никаких перекуров и перекусов по дороге. Ни с кем не разговаривать. С точным маршрутом и графиком передвижений тебя познакомит старший, его зовут Буджаром. Я в такие тонкости не вникаю, для меня главное – результат!

Буджар оказался крепко сбитым бритоголовым мужиком. Арджан обратил внимание на то, что ладонь у него огромная, а пальцы жёсткие и узловатые. Если такой лапищей сдавят горло – пиши пропало, ни за что не вывернешься.

Скептически осмотрев АК-47, которым был вооружён Хайдарага, Буджар хмыкнул, но ничего не сказал. Провёл Арджана на стрельбище и, ткнув рукой в сторону мишеней, приказал:

– Валяй…

Хайдарага остался доволен результатами своей стрельбы, подумалось, что и инструктора из лагеря похвалили бы его. Буджар оценил успех напарника более чем сдержанно:

– Сойдёт…

Перехватил недоумённо-обиженный взгляд Хайдараги, протянул руку к автомату:

– Дай…

Почти не целясь, поразил все мишени и, возвращая оружие, заявил:

– Научишься…

Обязанности Арджана во время поездки он объяснил более многословно:

– Будешь следить за левой стороной дороги. Если что-нибудь заметишь, сообщай мне.

– Что именно? – не понял Хайдарага. – Югославов?

– Их – само собой. Обо всём, что вызовет у тебя подозрение, немедленно говори. И не бойся перестараться и попасть в смешную ситуацию. Это нормально. Хуже будет, если проворонишь что-нибудь действительно серьёзное.

Дядя Эрвин провожал их в поездку. Был он не один. Вместе с ним, к удивлению Арджана, пришёл один из лагерных инструкторов – тех, из Аль-Каиды.

Придирчиво осмотрев фургон, плотно забитый тщательно упакованным и перевязанным грузом (только места вдоль ботов оставались свободными), Эрвин долго шептался о чём-то с инструктором.

– Не слишком ли много?.. – донеслось до Хайдараги. – Рискуем…

– Зато представьте, каким будет результат, – отозвался дядя. – К тому же я уверен: всё пройдёт, как надо.

– Вам виднее…

Буджар подошёл к дяде. Он говорил, громче, чем собеседники, его слова Арджан отлично разобрал:

– Пора. Я хочу большую часть пути пройти в тёмное время суток. Югославы попрячутся в казармы, а со своими, если что, договоримся.

– Лучше без этого… – поморщился Эрвин. – Без «договоримся».

– Значит, найдём другой выход…

Буджар подошёл к Хайдараге, внимательно посмотрел на него:

– Всё помнишь?

Арджан молча кивнул.

– Давай в машину…

Протиснувшись мимо груза, Хайдарага устроился на прикреплённом к стенке фургона откидном сиденье. Отметил, что устроился удобно, и обзор из бокового, забранного необычно толстым стеклом оконца, хороший. Облизнул враз пересохшие от волнения губы. Началось!

Ехали быстро. Арджан до рези в глазах вглядывался в мелькавшие за окошком кусты, деревья, поля. В сёла не заезжали, предпочитая обогнуть их по просёлочным дорогам – судя по всему, Буджар предпочитал затратить побольше времени, но не попадаться на глаза людям.

Поначалу Хайдарага твердил в уме подробный маршрут передвижения, который заучил наизусть, но скоро понял, что решительно не понимает, где они находятся. Оставалось исполнять приказ: тщательно следить за окрестностями. Но час шёл за часом, однако ничего не происходило.

Внезапно фургон затормозил. Буджар тихо шепнул:

– Граница!.. Не высовывайся…

Арджан видел сквозь оконце, как к машине подошёл пограничник, о чём-то переговорил с водителем и разрешающе махнул рукой – проезжай, мол.

Кажется, всё? Хайдарага облегчённо вздохнул и позволил себе расслабиться. Это не ускользнуло от внимания Буджара, и он зло прошипел:

– А ну, соберись!..

– Так мы ведь уже в Албании… – начал оправдываться Арджан, но в ответ услышал:

– Заткнись и делай, что велено!..

Когда наконец всё закончилось и Буджар передал загадочный груз людям, которые поджидали их у торчащего на обочине дороги дома-развалюхи, Хайдарага почувствовал, что он выжат, словно лимон. Ноги подгибались, пальцы мелко подрагивали, голову, словно ватой набили.

«Странно, – недоумевал Арджан. – Ничего ведь не делал, а вымотался так, словно весь день мешки таскал…»

Буджар подошёл к нему, довольно хлопнул по плечу:

– Молодец! – извлёк из пачки сигарету и, разминая её, сказал: – Вроде бы ты – парнишка внимательный. Наверное, я плохо объяснил. Запомни: в деле, которым мы занимаемся, понятие «свой» отсутствует. Есть люди, которым мы должны передать товар. Все остальные – враги. Расслабляться нельзя ни на секунду, где бы ты ни находился.

– Учту, – кивнул Хайдарага.

Завидев на пороге своего кабинета племянника, дядя быстро подошёл к нему и крепко обнял. Посмотрел на осунувшееся лицо Арджана, полувопросительно-полуутвердительно произнёс:

– Устал…

– Еле жив, – немного сконфуженно признался Хайдарага. – И сам не пойму от чего.

– Это нервы, – по-доброму усмехнулся Эрвин. – Ничто так не выматывает, как постоянное ощущение опасности. По себе знаю. О поездке можешь не рассказывать. Мне уже доложили.

– Скажи, дядя, – Арджан поднял на него покрасневшие от долгого напряжения глаза, – могу я узнать, что за груз мы сегодня перевозили?

– От тебя, – Эрвин подчеркнул эти слова голосом, – от тебя, мой мальчик, у меня секретов нет. Тебе знакомы названия: героин, опий, кокаин?

– Конечно, – кивнул Хайдарага. – У нас о них каждый мальчишка слышал.

– Надеюсь, ты не баловался ничем подобным? – вкрадчиво осведомился Эрвин.

– Нет, – помотал головой Арджан. Подумал немного и признался: – Пробовал как-то курить марихуану, но мне не понравилось.

– Это хорошо, – дёрнул щекой дядя и уточнил: – Хорошо, что «не понравилось». Потому что если когда-нибудь какое-нибудь из этих или иных зелий тебе «понравится», я не буду тратить время на твоё, племянник, лечение – это всё равно бесполезно. Я просто пристрелю тебя. Ты понял?

– Зачем ты так, дядя, – обиделся Хайдарага. – Разве я похож на ненормального?!

– Не похож… – на лице Эрвина засветилась прежняя добрая улыбка. – Просто сегодня ты помогал перевезти груз такой вот гадости. Недоумков много – и в Европе, и за океаном. Они без зелья жить не могут, готовы платить за него какие угодно деньги. А нам средства и сегодня нужны (на то же оружие, например), и в ближайшие годы весьма и весьма понадобятся.

Дядя прошёл по комнате, потом опять посмотрел на Арджана:

– Впрочем, может быть, ты считаешь, что подобным образом зарабатывать деньги бесчестно?

Хайдарага криво ухмыльнулся:

– Кто-то из древних, не помню кто, сказал: «Деньги не пахнут». И потом… Если жить по такому правилу, верёвки тоже продавать бесчестно – ведь на них разные придурки вешаются.

– Логично… Знаешь, мой мальчик, я рад за тебя. Ты быстро взрослеешь, не требуешь, чтобы суть прикрывали шелухой слов. Хочу тебе сказать ещё одно… По-моему, для тебя пришло время становиться независимым. Даже от меня. Экономически, во всяком случае.

– Дядя… – попытался возразить Арджан, но Эрвин быстро перебил его:

– Молчи! У тебя есть мать, да и о своём будущем ты должен заботиться. Короче, я открыл на твоё имя счёт в одном швейцарском банке. Швейцарском – не потому, что нынче так модно. Этот банк невелик, но очень надёжен. И сегодня на твой счёт перечислена первая сумма. Не самая большая, но ты бы столько не заработал за всю трудовую жизнь в социалистической Югославии.

Последние слова дядя произнёс с нескрываемым презрением.

Глава 11

Сергей Комов. С поддельными документами

Косово разделили на сектора, как когда-то поверженную Германию. Но не на три части – претендентов на то, чтобы «навести демократический порядок» набралось больше. Да и заслуги русских признали не столь весомыми, как при разгроме фашизма. Такой жирный кусок, как Слатина, российскому батальону оставить никак не могли, отвели для размещения какую-то богом забытую дыру, под названием Ораховац. С одной стороны – чтобы не мозолили глаза, а с другой – пусть помучаются, налаживая контакты с аборигенами, которые к русским были настроены так же «дружелюбно», как напавшие на капитана Кука папуасы к белым.

Албанцы, конечно, к человечине были равнодушны, по крайней мере с кулинарной точки зрения. Но они очень любили, говоря о россиянах, провести по горлу ножом, а если такового под рукой не было, то хотя бы ребром ладони, дескать, не хотим мы этих русских (они ж сербам помогали!) и перережем их всех, чуть только возможность появится. Ну а правительство России в очередной раз удовлетворилось тем, что им подкинул от своих щедрот Запад.

Албанцы решили русских в город не пускать. Они разбили возле дороги палаточный лагерь, кто-то разлёгся на асфальте, кто-то с видом мученика сидел на корточках. Пели песни, бездельничали (благо работать никто не хотел), зато к ним постоянно приезжали с расспросами журналисты из разных стран, так что все «жертвы сербских репрессий» находились вроде бы при деле.

Чтобы было сразу понятно, зачем они тут собрались, пикетчики обзавелись плакатами, на которых было написано: «NATO – yes, Russians – no!» или «We don’t like Russians!» Никто их, в общем-то, и не призывал любить русских, но это собравшихся не смущало.

Пикетчики грубо нарушали договорённости, мешая россиянам проехать в город. Разогнать эту толпу можно было в течение нескольких минут. Однако плакаты недаром были написаны на английском (на этом языке, кстати, большинство местных обитателей знало не более пары слов). Всё было рассчитано на одержимых демократией обывателей Соединённых Штатов Америки. Стоит только россиянам начать устанавливать порядок, как тут же специально обученные дети и женщины поднимут такой рёв, что позавидует профессиональная массовка из фильмов, которой платят по пять долларов за час работы. А уж возможные затраты легко окупятся! У сюжетов о «бесчинствах русских», которые появятся на всех западных информационных каналах, рейтинги будут сумасшедшими. Реклама потечёт рекой, возмущённые любители гамбургеров хлынут на улицы американских городов, начнут призывать своё правительство приструнить «распоясавшихся русских», а значит, сенат не будет возражать против выделения дополнительных средств из бюджета на дальнейшее проведение операции в Югославии.

В итоге миротворцы в город входить не стали, окружили его блокпостами, проверяя все въезжающие и выезжающие машины, но вожди укрепляющейся косоварской демократии то и дело прилетали к пикетчикам на вертолётах, давали указания, потом улетали, обещая вновь вернуться, совсем как Карлсон, который живёт на крыше.

Противостояние продолжалось уже больше двух недель, причём оно и албанцам порядком надоело. Они не ожидали от русских такого спокойствия и всячески старались их из этого состояния вывести: ночью постреливали, а днём шли в дело обычные камни – местные мальчишки кидались ими в миротворцев.

Редакция срочно требовала от группы Комова сюжет об этих событиях. Вот только ехать в Ораховац – это не руку в осиное гнездо совать, а всю голову. Прежде-то на югославскую армию можно было надеяться, а теперь её в Косове нет, и албанцы, если узнают, что к ним приехали русские, живыми не выпустят…

К этому времени, Сергей уже рассчитывал быть дома. Но смена никак не приезжала. По техническим причинам, а если проще – корреспондент-сменщик умудрился потерять заграничный паспорт. Когда он получит новый, снимать в Ораховаце будет уже нечего.

Комов вытащил из кармана поддельное пластиковое удостоверение, сварганенное Милошем, скептически осмотрел его.

– Ну что, Збигнев, снова двинем в Косово? – спросил он у Игоря, которого затягивающаяся командировка тоже совсем не радовала, но оператор стойко переживал все невзгоды.

Зубцов поначалу даже не понял, отчего Сергей его так именует, потом увидел в руках у корреспондента «удостоверение» и вспомнил, что в доставшемся ему «документе» значится имя Збигнев.

– Конешно, Томаш! – сказал он, коверкая русские слова на польский, как ему казалось, манер (на этом языке Игорь, как и Комов, знал не более пяти-шести слов). – А куда мы денемся? – после этого риторического вопроса оператор смачно выругался по-русски.

Сергей засмеялся, но обратил внимание на выражение лица Радко. Было ясно, что предстоящая поездка его совсем не радует. Серб был напряжён, а забравшись на водительское место, уселся так прямо, будто ему вместо позвоночника кол имплантировали.

«Не дрейфь, прорвемся!» – хотел было сказать Комов, но он и сам в этом не был уверен...

Жаль, что болгары не смогли вместе с ними поехать. Им-то (вернее, их телеканалу) на проблемы российских миротворцев было глубоко наплевать, но они могли послужить для русских коллег некой защитой, потому что к болгарам албанцы относились хорошо. Болгарские политики не разрешили пролёт над своей территорией самолёту с российскими десантниками и теперь в глазах албанцев были настоящими героями.

Сергей в разговоре с Богомилом упомянул этот случай. Тот покраснел, но ничего в своё оправдание говорить не стал. Было видно, что и ему такие действия родного правительства противны. А в глазах Живко явственно читалось: «Продались за зелёные бумажки…» Этого было достаточно, чтобы полностью оправдать «братушек».

До Косовска-Митровицы добрались без приключений по прямой, как стрела, дороге. Её контролировали французы, находясь на трассе, можно было чувствовать себя в безопасности. Но не стоило с дороги съезжать и уж тем более сильно от неё удаляться, потому что влияние французских миротворцев было обратно пропорционально расстоянию от шоссе, чем ты дальше от него – тем меньше шансов получить от французов помощь.

Город был разделён на две части: в южном его секторе обитали албанцы, в северном – сербы, окружённые со всех сторон враждебным населением. Причём положение их было куда как хуже, чем в западном Берлине, к примеру. Если кто и хотел пробраться в сербскую часть города, так лишь для того, чтобы насладиться местью. Хорошо ещё со снабжением пока что проблем не было – спасала дорога.

Зона разделения проходила через речку. На мосту стоял французский пост. Радко остановил машину так, чтобы её не было видно с албанской стороны, выбрался из «мерседеса», обошёл, осматривая, будто давно не видел и достал из багажника набор инструментов. Оказалось, что он прихватил с собой косовские номера и сейчас намеревался заменить на них белградские. Сергея такая предусмотрительность водителя порадовала.

Неподалеку от моста стояли сербские ополченцы. Никакого оружия у них не было, по договоренности они его сдали. Теперь ополченцы выполняли полицейские функции и приглядывали за тем, чтобы хоть какой-то порядок соблюдался. Радко отправился с ними поболтать. Всё-таки они лучше знали обстановку. Разговор занял минуты три. Когда водитель вернулся, лицо его было бледным.

– Слушай, Сергей, ты меня прости, но я дальше с вами не поеду, – сказал он.

Было видно, что сербу стыдно, он с трудом подбирал слова.

– Что, так всё плохо здесь? – спросил Комов.

– Если вы будете выдавать себя за кого угодно, только не за русских, то может, и обойдётся. Но я-то вам точно обузой буду. Кроме как на серба я ни на кого не похож…

– Ясно… Ты обратно поедешь?

– Нет, останусь. Вас подожду. Вот здесь буду стоять и ждать. Вы к вечеру вернётесь?

– Надеюсь, – сказал Сергей.

Как он мог сердиться или обижаться на Радко, когда тому и вправду в албанский сектор соваться нельзя? Это не детские игрушки.

Комов и Игорь вытащили аппаратуру из багажника и пешком пошли через мост, разделяющий оба сектора.

С албанской стороны подъехала военная машина, внешне не отличимая от «гелинвагена», выкрашенного в бледно-зелёные цвета, но французские военные никогда не стали бы разъезжать в машинах немецкого производства. Сергей знал, что «рено» выпускает очень похожие автомобили. Он видел один из них в Париже. Вот только эти машины отчего-то не стали популярны среди российских бандитов, отдававших предпочтение «мерседесам», хотя «рено», наверняка, стоили дешевле. А может, именно в этом и заключалась причина? Ходил же анекдот о двух «новых русских»: «Ты за сколько галстук купил?» – спрашивает один. «За триста баксов», – с гордостью отвечает второй. «Придурок! За углом точно такой же за пятьсот продаётся».

Из машины вышел французский капитан. Он был очень маленького роста. Чуть ли не на голову ниже Комова, не более метра шестидесяти, и поэтому капитану пришлось смотреть на Сергея снизу вверх. Ситуацию усугубляло то, что мост был чуть изогнут и Комов как раз спускался с него, миновав середину, в то время как капитан – поднимался. Зато в плечах француз был примерно таким же, как Игорь. Оператор это сразу заметил. Пройдя сотню метров с тяжёлой аппаратурой, он уже успел запыхаться и теперь говорил с большими паузами, во время которых старался отдышаться:

– Этот француз… просто культурист какой-то… наверное, качается… в свободное время…

– Надеешься, что он почувствует в тебе родственную душу и нас пропустит? Ну-ка напряги мышцы рук.

– Они и так напряжены… На мне килограммов двадцать пять всякого железа…

– Добрый день, куда направляетесь? – спросил француз по-английски. Перед этим он представился, но Комов разобрал лишь слово «капитан», а фамилию военного не смог бы повторить.

– Господин капитан, мы – русские журналисты, хотим проехать в Ораховац, – также по-английски сказал Сергей. Когда он был в Париже, то жители французской столицы делали вид, что ни слова не понимают на языке туманного Альбиона, и когда Комов подсовывал к их губам микрофон, отвечали на родном языке. Сергей такой патриотизм разделял, но сейчас они находились не во Франции.

– В Ораховац? – удивившись, переспросил француз и выпалил: – С ума сошли! Да вас там… – капитан не смог сразу подобрать нужное слово, поэтому ему потребовался небольшой разгон, как машине, которая завязла в сугробе. – Да вас же там перережут! – наконец выпалил он.

– Там наши миротворцы стоят. Мы туда обязательно должны попасть, – пояснил Комов с видом обречённого.

– Не советую туда соваться, – попытался отговорить его француз, которому совсем не хотелось взваливать на себя лишние проблемы, – всё-таки ближайшие территории находились в сфере влияния его батальона, и он отвечал за всё, что здесь происходит.

– Надо… – вновь повторил Сергей.

– Ну что ж… – капитан развёл руками. – Не имею права вас задерживать, могу лишь пожелать удачи.

– Спасибо!

– Мобильная связь там не работает, – предупредил француз. – И ещё… Вы ведь, надеюсь, не будете говорить албанцам, что вы русские? – капитан превосходно знал о том, какую «любовь» испытывают албанцы к россиянам.

– Нет, мы прикинемся поляками, – честно признался Комов.

– Поляками... – повторил капитан, очевидно, пытаясь вспомнить, где находится это государство. – Ну что ж, очень хорошо. Подождите минутку здесь. Я хочу вам немного помочь.

Сергей кивнул, Игорь уже снял с плеча тяжёлую сумку, поставил её себе под ноги, сам выпрямился и начал потягиваться.

– Тяжело держать, – пояснил он, когда увидел, что Комов на него смотрит. – Рука затекла, на плече от ремня синяк наверняка будет. А ты всё бла-бла-бла с этим французом. Нельзя было побыстрее его уговорить? Он куда пошёл-то? Не пускает нас?

– Пускает, а куда пошёл – не знаю...

Оказалось, что капитан, вернувшись в албанский сектор, дошёл до ближайшей стоянки, где коротали время в ожидании клиентов таксисты и нашёл свободного. Затем француз сел в его машину – это был такой же «мерседес», как у Радко, – и вернулся к мосту.

– Так, – сказал капитан таксисту. – Это польские журналисты. Довезёшь их до Ораховаца или куда они скажут. Отвечаешь за них головой! Если с ними что-то случится, я тебя найду. Всё понял?

Таксист только кивал, улыбаясь, потому что из речи капитана, едва ли разобрал треть, зато всю дорогу что-то воодушевлённо рассказывал на смеси албанского и английского, вероятно, проводил ознакомительную экскурсию. На эту мысль наводило то, что иногда албанец тыкал куда-то в сторону рукой.

Сергей и Игорь молчали, лишь иногда Комов что-то бросал таксисту на английском. Он начал побаиваться, что их поведение вызовет у албанца подозрение, ведь за полтора часа, что заняла дорога, его пассажиры между собой и парой слов не обмолвились. Можно было, конечно, попробовать исказить русские слова, добавив в них побольше шипящих, но ведь таксист – не дурак. Ещё более странным было бы, если б они стали меж собой общаться на английском. Игорь придумал отличный выход из ситуации: надел чёрные очки и откинул голову, сделав вид, что спит. Правда ли он спал или только притворялся, Сергей так и не узнал.

Но любая дорога когда-нибудь заканчивается.

– Русские, – зло сказал водитель, как будто это ругательство какое было, наподобие «свинья», показывая на трёхцветный флаг, трепетавший над БТРом, что стоял возле дороги на обочине.

Очевидно, таксист полагал, что и у его пассажиров это слово должно вызвать такую же негативную реакцию. Проверяя это, он, чуть скосив голову, посмотрел на Комова, а потом – в зеркало заднего вида, чтобы ему стало видно и Игоря. Албанец даже улыбнулся оператору. Ему понравилось, с каким выражением на лице сидел Зубцов, вот только причину таксист не понял. Злость на лице оператора появилась вовсе не из-за слова «русские», а от того, с каким выражением произнёс его албанец. У Игоря руки чесались намылить ему шею, чтобы прежде думал, а потом говорил, но приходилось терпеть – ведь они были в стане врага.

«Скотина!» – злился Зубцов.

Миротворец с автоматом наперевес поднял руку, приказывая машине остановиться. Сергей боялся, что сейчас в машину заглянет тот парень, с которым они болтали в Слатине на блокпосте, и расплывётся в улыбке оттого, что снова встретил земляков. Тогда албанец поймёт, что никакие они не поляки. Вся маскировка пойдёт насмарку. Но лицо миротворца было незнакомым.

– Мы журналисты, – произнёс по-английски Комов заученную фразу, потом сделал небольшую паузу, и добавил: – Польские. Приехали город поснимать.

– Ясно, – сказал миротворец. – Но мы не сможем обеспечить вам охрану. Нас в город не пускают.

– Ничего страшного, – расплылся в улыбке Сергей, которому вся эта маскировка стояла поперек горла. – Мы сами управимся.

– Проезжайте, – разрешил миротворец, а для пущей убедительности махнул рукой, показывая, что путь открыт.

Албанцы, праздно лежащие на дороге, с приближением машины лихо вскочили со своих мест. Оказалось, что они для удобства подложили под себя матрасы, так что напрасно Сергей злорадно надеялся, что пикетчики заработают себе какое-нибудь простудное заболевание. Албанцы расступились, а когда автомобиль проехал, вновь заняли насиженные места. Машина подъехала к лагерю, как только она остановилась, её окружила толпа человек в пятьдесят.

Игорь вытащил камеру, водрузил её на штатив. Точно по команде албанцы начали представление, которое, видимо, уже много раз разыгрывали во время посещения лагеря другими съёмочными группами. Всё было так же хорошо отрепетировано, как во время чайной церемонии. Комов даже испугался, что, когда представление закончится, им представят счёт и попросят отдельно оплатить услуги статистов.

– Русские собаки! – выкрикнул на ломаном английском парень, одетый в пузырящиеся на коленках тренировочные штаны синего цвета с белой полоской. Ещё на нём была красная вылинявшая майка без рукавов – такие обычно надевают под рубашку, а на ногах – коричневые сандалии из кожзаменителя. – Русские собаки! Мы их не пустим к нам! Они сербам помогали!

Тут же из задних рядов вытолкали девчушку, которая стала рассказывать что-то рифмованное. Она была одета в сверкающую ослепительной белизной блузку и тёмно-коричневую юбку. В косички, смешно свисающие по сторонам, вплели белые банты. Казалось, что девочка выступает на школьном утреннике, а среди умилённых зрителей сидят её родители. Водитель стал переводить, это оказались стихи о доблестных солдатах из Армии освобождения Косова, которые, не жалея живота своего, боролись с оккупантами и убийцами, то есть с сербами, и вышвырнули их наконец с этой благодатной земли.

«Какая клюква, какая показуха! – думал Сергей. – Интересно, кто всё это оплачивает?»

Он не сомневался, что если задаст этот вопрос (в предельно мягкой форме, конечно), ему ответят, что все присутствующие пришли сюда по зову своих исстрадавшихся сердец.

Сперва у Комова холодок вдоль спины пробегал от страха (вдруг правда вылезет наружу!), но через несколько минут он успокоился. Удивительно, но документов от них никто не потребовал, поверили на слово. Главное, чтобы не принялись обыскивать, ведь помимо поддельных удостоверений у журналистов были с собой настоящие, да и деньги российские тоже. Не станешь же выдавать их за польские злотые, а Большой театр – за дворец, что стоит в самом центре Варшавы.

«Представляю, какой шум поднимется, если они узнают, откуда мы на самом деле приехали, – думал Сергей. – Закопают тут же в лагере…»

Толпа ходила следом за журналистами. Зачем? Чёрт бы их знал. Может, честно отрабатывали полученные деньги, а может, рассчитывали на дополнительный заработок.

В лагере было многолюдно. Готовили еду на кострах, албанцы сидели возле палаток, курили кальяны или трубки с длинным изогнутым мундштуком. Колоритнее всего выглядели мужчины пожилого возраста. Лица, изборождённые морщинами, задубевшая на свежем воздухе кожа, на головах фески. Они охотно позировали перед камерой, не требуя за это денег.

В центре лагеря горел огромный костер, албанцы встали вокруг него, взялись за руки и принялись танцевать, напевая какую-то жутковатую песню. Не хватало ещё, чтобы они вытащили из тайников оружие, которого наверняка здесь было в избытке, и пошли в атаку на миротворцев. Кадры, как их косит пулемёт БТРа, были бы превосходны…

– Сворачиваемся, – шепнул Комов Игорю. – Спасибо! – это он сказал уже водителю, улыбаясь «актёрам». – Нам надо уезжать.

– Поехали, – не стал спорить таксист.

Это слово словно было кодовым, едва оно прозвучало, представление закончилось.

– Для контраста нам надо с русскими пообщаться, – заявил таксисту Сергей.

Он намеренно не сказал: «С российскими миротворцами», знал, что такое словосочетание резанёт слух албанца не хуже, чем скрип несмазанных дверных петель.

– Зачем? – удивился таксист. – Разве вы недостаточно видели?

– Как «зачем»? – Комов сделал вид, что удивлён таким вопросом. – Я-то всё превосходно видел, теперь надо, чтобы увидели наши зрители. Вы не пускаете русских в свой город. Плакаты в руках албанцев мы сняли, теперь надо снять и тех, к кому эти плакаты обращены.

Его немного раздражало то, что он должен кому-то объяснять, что намеревается сделать, но ведь албанец не из праздного любопытства лез с расспросами. Сергей с удовольствием послал бы этого таксиста куда подальше, вот только возможность такая появится, когда они пересекут речку, разделяющую албанский и сербский сектора Косовска-Митровицы.

Таксист, судя по его физиономии, не понял большую часть сказанного, но сказал:

– Хорошо.

– Вы в машине оставайтесь, – сказал ему Комов. – Мы свою работу закончим и вернёмся.

Оглянувшись, Сергей увидел, что водитель смотрит им вслед. Он явно нервничал, как бандит, приставленный следить за Шараповым, когда тот купил билет в кинотеатр и на несколько минут освободился от слежки.

Написанные в спешке, когда миротворцы только ещё получили приказ выступать из Боснии, буквы на бортах машин нарисовали почётче, время-то было. Солдаты отдыхали, они вообще не обратили бы никакого внимания на съёмочную группу, если бы Комов не сказал им правду.

– Русские!.. – восторженно выдохнул один из миротворцев.

Он бросился к журналистам обниматься.

– Осторожнее, ребята, а то водила подсматривает, а нам ещё обратно возвращаться по территории, которую албанцы контролируют, – попросил Сергей.

Несколько месяцев назад он заехал в один из полков 201-й дивизии, расквартированной по всему Таджикистану. Возвращаться пришлось под вечер, когда уже стемнело. До Душанбе было километров сто, не меньше.

– Опасно на дорогах, – сказал командир полка Комову. – Мало ли кто напасть может. Район здесь неспокойный. Может, останетесь?

– Не могу, – развёл руками Сергей.

Его самолёт ночью должен был улетать в Москву.

– Ладно, – сказал командир полка. – Сейчас что-нибудь придумаем.

И действительно придумал. Всю дорогу позади машины Сергея двигался БТР, на броне которого сидело отделение солдат, выглядевших очень колоритно: в руках автоматы, на головах – чёрные банданы, как у пиратов.

Внезапно из темноты возник опущенный шлагбаум и несколько таджикских милиционеров возле него. Вряд ли они замышляли что-то плохое, останавливая машину Комова. Максимум – планировали оштрафовать, ведь не каждый день по этой дороге ездят иностранные журналисты.

– Посмотри, что позади меня едет, – сказал Сергей милиционеру, показывая рукой в темноту.

Милиционер различил очертания приближающегося броневика, увидел солдат, сидевших на нём, и тут же открыл шлагбаум.

Никто больше не останавливал машину Сергея на той таджикской дороге. Потом Комов записал интервью с этими солдатами и сфотографировался с ними на фоне БТРа…

Но миротворцы не могли дать им в сопровождение ни одной из своих машин. Единственное, что могли предложить – остаться до тех пор, пока кто-то из них не поедет в Сербию, или хотя бы в Косовска-Митровицу, но прежде чем это произойдет могли пройти недели. Комова это никак не устраивало. Значит, придётся возвращаться с любопытным таксистом-албанцем.

Россияне стояли на отшибе местной цивилизации, и Сергей подумал, что, возможно, где-то неподалеку здешний мир заканчивается, и тонны воды, наполняющей русла рек, устремляются в бездну, где ворочаются три кита, на спинах которых едва держится плоская, а не круглая Земля. Вот только киты эти – человеческие зависть, жадность и подлость – рано или поздно Землю всё равно развалят на куски. Потом эти куски зацепятся за панцири черепах, которых тоже зовут Подлость, Жадность и Зависть, снова разломятся… Кончится всё тем, что Земля окажется размолотой в песок, а сумевших выжить в бесконечной грызне людей поглотит водоворот, спасения из которого не будет.

Комов закурил, протянул пачку миротворцам, окружившим его, она пошла по кругу и быстро опустела. По тому, как жадно затягивались солдаты, Сергей понял, что у них проблемы с куревом.

– Сигарет мало, – подтвердил один из миротворцев. – Приходится экономить. Мы же сидим тут, на точке, и никуда отойти не можем. В город – нельзя, а магазинов поблизости никаких нет.

Комов представил, что будет, если кто-то из солдат пойдёт в город. Нападут на него. Он порылся в сумке, там нашлась ещё одна нераспечатанная пачка сигарет, а у Игоря оставалось всего несколько штук. Они протянули свои запасы миротворцам.

– Вот. Больше нет ничего, – сказал Сергей.

– Спасибо! Вы-то как без курева обойдётесь?

– До Косовска-Митровицы потерпим. У нас там водитель-серб остался. У него есть сигареты, – пояснил Игорь.

– Может, вы есть хотите? Можем быстро кашу организовать.

– Каша, это хорошо! – улыбнулся Комов.

Когда сидишь с котелком в руках и поскрёбываешь алюминиевой ложкой по донышку, счищая остатки каши, почему-то всегда приходят воспоминания о доме…

Албанский таксист, раньше такой словоохотливый, теперь молчал, насупившись. Он украдкой поглядывал на своих пассажиров – наверняка, догадался, что его оставили в дураках, и теперь придумывал, как отомстить.

Его косые взгляды Комова раздражали. Было такое ощущение, что в салоне «мерседеса» сгущается недобрая атмосфера. Несколько раз таксист тормозил, останавливал проезжающие мимо машины, о чём-то разговаривал с их водителями. Что уж он там говорил, было непонятно, но люди, с которыми общался албанец, начинали недобро коситься на журналистов.

– Не нравится мне всё это… – прошептал Игорь во время очередной остановки. – А у нас даже оружия нет. Нож и тот в моей сумке. Может, достать?

– Достань, – серьёзно ответил Сергей, наблюдая за переговорами таксиста.

У него мелькнула безумная мысль: пока албанец разговаривает, пересесть на его место (благо он ключи из замка зажигания не забирает и двигатель не выключает), угнать «мерседес» и домчаться на нём до моста в Косовска-Митровице. Едва ли их будут преследовать за угон…

Вскоре следом за ними пристроилась машина. Её водитель предпочитал тащиться сзади, несмотря на то, что таксист ехал гораздо медленнее, чем раньше, и их «мерседес» легко можно было обойти. Сколько человек сидят в этой машине, Комов разглядеть не мог, зато приметил, что одеты они в чёрное. Учекисты?

Затем следом за такси пристроилась вторая машина, третья. Теперь они ехали во главе небольшой колонны. Все автомобили были местного производства, марки «юго», похожие на «таврию», так что «мерседес» легко мог оставить их позади.

– Что это за машины? – спросил Сергей у водителя.

– Какие? – спросил албанец, будто он вовсе не смотрел в стекло заднего вида и не следил за тем, что творится позади него на дороге. – Ах, эти? Не знаю.

– Прибавь скорость, – сказал Комов.

– Зачем? Так хорошо едем, – криво усмехнулся водитель.

– Я сказал: прибавь скорость! – уже более настойчиво повторил Сергей.

Очевидно, после этих слов таксист подал какой-то знак тем, кто ехал следом за ними, фарами моргнул или ещё что придумал, но первая машина, резко пошла на обгон, её двигатель заревел, будто прохудился глушитель, а покрышки завизжали, прогорая. Машина промчалась рядом с «мерседесом» и начала прижимать его к обочине. Чтобы ускользнуть от неё, надо было выжать из «мерседеса» всё, на что он был способен. Одним прыжком, за одно мгновение он бы ушёл от погони.

– Вперёд! – жёстко приказал Комов, но таксист его не послушался, наоборот – прижался к обочине, остановился, чуть даже съехав в кювет.

Из «юго» действительно вышли учекисты. Они были без оружия, потому что Армию освобождения Косово якобы разоружили, но наверняка в машинах есть автоматы, а одежда преследователей подозрительно топорщилась, выдавая наличие ножей и пистолетов.

Сергей обернулся к Игорю, успел сказать ему по-английски: «Закрой замок», – и сам сделал то же самое прежде, чем их машину окружило человек десять. «Юго» оказались весьма вместительны, ведь водители свои места не покидали.

Когда к такси подошёл албанец, одетый в чёрную форму Армии освобождения Косово, Комов чуть приоткрыл стекло, но не сильно – так, чтобы в него невозможно было просунуть руку.

– Кто такие? – спросил албанец.

– Польские журналисты, – ответил Сергей, но слова эти не произвели на подошедшего никакого впечатления, а должны были, всё-таки Польша буквально на днях стала членом НАТО.

– Документы есть?

– А в чём дело?

– Выходите из машины, – распорядился албанец.

Комов отрицательно покачал головой, раздумывая, будут ли учекисты выламывать дверь «мерседеса» или вытащат пистолеты и начнут палить через его борта. Выходить из машины не хотелось, какая-никакая, а всё-таки защита.

Албанец дернул за дверцу, она, естественно, не открылась, он с удивлением посмотрел сквозь закрытое стекло, но не на Сергея, а на таксиста.

Вдруг замки щёлкнули, выпрыгивая из гнезд, стёкла на дверях полезли вниз. Оказалось, что в машине центральный замок, и водитель разом открыл все двери.

Комов ничего не успел сделать, потому что учекист сразу же дёрнул дверь на себя.

Несколько рук протянулись к Сергею, вытаскивая его из такси. Комов заехал кому-то ногой в лицо, но слишком неравны были силы. Ножа, с которым Данди охотился на крокодилов и который привёл в ужас чернокожего бандита, решившего ограбить австралийца на ночной улице Нью-Йорка, за пазухой у журналиста не было. Хотя, если бы Сергей вытащил нож, то учекисты достали бы пистолеты или автоматы. В Косово было куда опаснее, чем на ночных улицах американских городов.

Комова выволокли из машины и потащили через кювет к придорожным кустам, чуть позже из «мерседеса» вытащили и Игоря. На заднее сидение албанцы полезли сразу с двух сторон. Оператор успел упасть на спину, согнуть ноги в коленях и резко их выпрямить, буквально вышвырнув одного из учекистов из салона. Удар по лбу отключил албанца на какое-то время, но с тыла Игорь прикрыт не был. Его схватили за одежду, за волосы. Зубцов яростно отбивался, наносил удары вслепую – всё равно они находили цель – но потом и ему скрутили руки.

Мозг Сергея пронзила мысль: сейчас их будут убивать, перережут горло и бросят, а найдут не скоро, только когда полчища мух, летающих над разлагающимися трупами, привлекут внимание проезжающих мимо людей…

Кричи не кричи – никто тебя не услышит!

Комов резко извернулся, албанцы не удержались на склоне кювета, попадали, сбив при этом с ног и журналиста. Сергей ударился о землю спиной, да так сильно, что дыхание перехватило, зубы клацнули, а во рту появился кисловатый вкус крови. Несколько секунд Комов не мог вздохнуть, ему показалось, что он сломал позвоночник, а потом об него споткнулись учекисты, тащившие Игоря, навалились кучей. Сергей отталкивал нападавших, отбивался руками и ногами, но его опять схватили, и тут он вдруг увидел, что по дороге несутся два танка и грузовая машина с закрытым брезентовым тентом кузовом.

Танки немилосердно крошили гусеницами асфальт, выбивали из него огромные куски, точно на траках у них были приделаны отбойные молотки, которыми рабочие вскрывают дорогу, когда им нужно проложить какой-нибудь провод или трубу.

Теперь и албанцы увидели боевые машины и засуетились – они ведь бросили свои «юго» на дороге, танки раскатали бы их в плоские блины, так же, как гидравлические прессы плющат автомобили, выброшенные на свалку, чтобы они занимали поменьше места.

Чьи эти танки, Сергей разобрать не мог. Он знал только, что у испанских миротворцев танки на резиновых колёсах, а не на гусеницах, значит – это не испанцы. Голова Комова кружилась, всё казалось абсолютно нереальным, потому что то, что происходило, происходить просто не могло. И тут он увидел внедорожник, так похожий на «геленваген».

«Французы…» – понял Сергей.

Албанцы так и стояли в кювете, наверное, ожидали, что танки промчатся мимо, и тогда они разберутся с русскими, выдававшими себя за польских журналистов.

Комов закричал, но крик получился на удивление слабым. Надежды, что его услышат, почти не было.

Вдруг танки резко остановились, их пулемёты были направлены на албанцев. Из машины выпрыгнули несколько автоматчиков, а из внедорожника выбрался коренастый офицер (Сергей его сразу же узнал). Он встал на обочине, опустив руку на расстегнутую кобуру с пистолетом, но француз её не открывал, зато автоматчики демонстрировали своими позами, что им требуется всего лишь миг, чтобы открыть стрельбу.

Под дулами французских автоматов албанцы чувствовали себя неуютно. У них была очень неудобная позиция – почти на дне кювета. Учекисты отпустили журналистов и подняли руки, но не вверх, а выставив перед собой ладони, показывая, что оружия у них нет.

– Всё нормально, – поспешил успокоить французского капитана учекист, который требовал у Сергея и Игоря документы. – Всё нормально… – повторил он и опять, как заведённый: – Всё нормально…

Капитан ему явно не верил. Как он узнал, что здесь происходит? Агентурная сеть у него по всей дороге была, или француз прикрепил к такси жучок и отслеживал его перемещение, а как только «мерседес» остановился вдали от населённых пунктов, заподозрил неладное? Впрочем, это было не столь уж и важно.

Сергей и Игорь поспешили выбраться из кювета, албанцы пока оставались на своих местах. Французы пропустили русских, продолжая гипнотизировать учекистов дулами автоматов.

– С вами всё в порядке? – спросил капитан.

– Мерси… – улыбнулся Комов, сейчас было бы неуместно благодарить французов на английском.

И тут же Сергею вспомнился эпизод из фильма «Офицеры», когда герой Юматова тащит раненого французского добровольца по улицам какого-то испанского города и спрашивает у него: «Ты как, камрад?», а тот отвечает: «Мерси…» Какая глупость в голову лезет! Но Комов никак не мог поверить ни в чудесное спасение, ни в то, что был на краю смерти.

– Идите в мою машину, – сказал капитан.

– Хорошо…

– Где эта албанская сука? – прошипел по-русски Игорь.

Он говорил о таксисте. Не хватало ещё, чтобы оператор бросился его бить, тогда за своего соплеменника могут вступиться албанцы, а французы попадут в сложную ситуацию.

– Спокойно, – тихо сказал оператору Сергей, которого самого начало трясти, как от жуткого холода, так что у него зуб на зуб не попадал.

– Да я спокоен! – огрызнулся Игорь. – Камеру надо забрать и сумку.

Водитель исчез. Очевидно, завидев танки, он поспешил спрятаться в придорожных кустах и сейчас оттуда наблюдал за происходящим.

Оказалось, что во время драки у Сергея слетел кроссовок с левой ноги. Он этого тогда не заметил, а сейчас решил не рисковать и не возвращаться за потерянной обувью к албанцам.

Зубцов тем временем вытащил с заднего сидения такси камеру, потом из багажника – сумку, громко хлопнул, закрывая его (наверное, надеялся, что багажник сломается), чуть постоял у машины, явно размышляя – не прорезать ли в шинах дырки.

Капитан пристально посмотрел на оператора. Ему всё труднее было удерживать контроль над ситуацией. Албанцы осмелели и начинали роптать – дескать, по какому праву миротворцы держат их в кювете под прицелом автоматов и пулемётов, как какой-нибудь скот?

– Быстрее залезай в машину капитана, – подтолкнул Игоря Комов.

– Что за дела, господин офицер? – набрался наконец храбрости учекист. – Мы ведь и без вашей помощи можем на своей земле порядок поддерживать…

– Я не буду ваши машины обыскивать, – начал капитан, не собираясь отвечать на вопросы албанца. – Там ведь нет оружия?

– Нет, – замотал головой учекист.

– Прекрасно, – усмехнулся француз. – Желаю вам успеха… – сделал паузу и брезгливо обронил: – …господа.

Капитан отдал миротворцам приказ забираться в машины. Сам устроился на переднем кресле своего внедорожника, заднее занимали русские. «Геленваген» и грузовик развернулись, всё ещё находясь под прикрытием пулемётов, и помчались в сторону Косовска-Митровицы, следом за ними, выпустив клубы едкого дыма, двинулись и танки. Башни свои они развернули дулами назад, чтобы албанцы оставались под прицелом. Если у тех и возникла идея преследовать колонну, то теперь она отпала. Учекисты выбрались из кювета и провожали удаляющихся французов мрачными взглядами. Комову очень хотелось, чтобы кто-нибудь из них наступил сейчас на мину, которых, судя по рассказам опытных людей, немало напихали в эту землю. Албанцы стояли очень скученно, и одной мины, пусть даже противопехотной, хватило бы, чтобы все они получили по куску железа.

«Хороший учекист – мёртвый учекист», – зло подумал Сергей.

Дорога до города заняла считанные минуты. Комов никак не мог успокоиться. Теперь на него навалилась такая усталость, что ноги сделались ватными, и он подумал, что когда придёт время выходить из машины, они не смогут его удержать. Хотелось курить, но свой табак они отдали миротворцам, а попросить сигарету у капитана Сергей как-то не решался. Вдруг они не курят в машине. Однако француз сам протянул ему пачку. Дрожащими руками Комов вытащил сигарету, капитан поднёс зажигалку. Губы Сергея были разбиты, на них запеклась кровь, из-за этого Комов плохо чувствовал фильтр, и сжимал его чуть сильнее, чем требовалось.

Капитан похлопал Сергея по плечу, сказал что-то по-французски. Комов его не понял, но почему-то ему показалось, что капитан посоветовал запомнить эту дату и отмечать её как второй день рождения. Ещё он подумал, что когда говорят: «Бывало и хуже», то это как раз про то, что с ними случилось, – ничего более худшего произойти просто уже не может. Сергей хотел поделиться этой мыслью с Игорем, но тот сидел мрачный, как туча.

– Желаю удачи, – сказал капитан, когда внедорожник довёз их до моста.

– Спасибо, – сказал Сергей.

Ему хотелось обнять капитана, как старого друга. Но, может, это русское прощание покажется французу не очень политкорректным? Европейцы сейчас просто помешаны на этой политкорректности. Не знаешь, что можно делать, а что нельзя.

«Дай бог тебе женералем стать», – мысленно пожелал капитану Сергей, произнеся звание, как генерал Чернота из пьесы Булгакова «Бег», на французский манер, чтобы боги, которые заведуют распределением должностей в армии Третьей республики, услышали его просьбу, а то ведь скажи он: «Генерал», они и не поймут. Многие ли из россиян знают, к примеру, что у французов «колонель» – это полковник?

По ту сторону моста маячила машина Радко. Сам он сидел внутри, но когда заметил Сергея и Игоря, то выбрался из «мерседеса». Очевидно, вид журналистов произвёл на водителя потрясающее впечатление, потому что он несколько секунд стоял и с испугом смотрел на них, только потом бросился навстречу, чтобы взять одну из сумок.

Футболка Игоря была располосована и обнажала накачанную грудь с уже проступившими синяками. Сергей лишился воротника рубахи, он был, если так можно выразиться, полубос и ковылял при ходьбе, как человек, у которого одна нога заметно короче другой.

– Что с вами стряслось? – спросил Радко.

Комов махнул рукой:

– Долго рассказывать… Но ты правильно сделал, что с нами не поехал.

Французы оставались возле моста до тех пор, пока русские не сели в машину, и не направились в сторону Сербии.

«Самое лучшее, что сейчас может быть, – думал Сергей, – это доехать до гостиницы, собрать вещи, погрузить их в машину и отправиться к венгерской границе, а потом улететь из Будапешта в Москву… – Он чувствовал, что очень устал от этой командировки. – Когда в следующий раз позвонят из редакции и опять попросят съездить в Косово, пошлю всех, кто находится на другом конце провода, на три буквы».

– Косово-Кокосово… – зачем-то сказал Игорь, а потом, обращаясь к Радко, продолжил: – Теперь я очень хорошо понимаю, отчего вы так албанцев не любите. Я их сам не люблю. Готов голыми руками убивать.

Никто ему не ответил, и оператор, немного помолчав, сообщил:

– Самое интересное, что аппаратура во всей этой передряге нисколько не пострадала.

«Нужно придумывать текст сюжета, – думал Комов. – Вот только самое интересное осталось за кадром. Хотя, даже если бы Игорь случайно включил камеру и она записала, как нас тащат в кювет убивать, я бы не стал об этом рассказывать. Надо написать о наших миротворцах, и о том, что албанцы не пускают их в Ораховец…»

Текст долго не получался. Ведь после дневной встречи с российскими солдатами у Сергея появились новые впечатления. Их было слишком много, они были чересчур сильными, и Комов никак не мог от них отделаться…

Болгары тоже наведались в Косовска-Митровицу и нашли там православный храм. Некогда его хотели отреставрировать, но территория, на которой храм находился, теперь контролировалась албанцами. По строительным лесам, как обезьянки, лазили чумазые дети и старательно сбивали старинные фрески железными прутьями со стен. Если фрески находились слишком высоко и прутья до них не дотягивались, дети кидали камни, споря о том, кто разобьет сербскому святому голову, а кто сломает ему руку. К спору своему они относились очень ответственно, злились, когда бросок получался плохим. Богомил рассказывал, что ему в тот момент показалось, если бы перед этими детьми оказался живой, а не нарисованный человек, то они бы спорили с ещё большим воодушевлением, кто первый размозжит ему голову. Он спросил, так ли это у мальчугана, который искал на полу камень поухватистее.

– Конечно! – закивал мальчик. – Я ненавижу сербов! Когда вырасту, вступлю в Армию освобождения Косова и стану боевиком. Пока сербы будут на наших землях жить, я их буду убивать!

Крест с храма сбили. Болгары его так и не нашли, только заметили вмятину на земле на том месте, куда крест упал. От этой вмятины шёл небольшой шрам, а потом, скорее всего, крест погрузили на машину и куда-то увезли. Видимо, на переплавку.

Журналисты сидели в белградском номере Сергея и Игоря за столом, на котором стояла бутылка сливовицы и закуска. Здесь повсюду подавали очень вкусную и здоровую пищу. Комов, не заглядывая в меню ресторана, мог по памяти назвать десяток блюд, таких как плескавица на каймаку, шопски салат и прочие. Сербский язык отдаленно напоминает русский, так что и своими мозгами можно было дойти до того, что мешано мясо – это разные сорта мяса, приготовленные на гриле, а домачий крумпир – картофель по-домашнему.

– Вы, конечно, знаете, – рассказывал Богомил, – что наше правительство хочет, э-э-э, как бы это помягче сказать, интегрироваться в Европу. Но мы этим сюжетом показали, кого натовцы поддерживают, а значит, и наша страна тоже… Мы ведь ничего не придумывали, постановочных кадров не делали, сняли всё как есть. Этот сюжет вообще можно было без моего текста давать. Только подписать картинку: «Разрушение православного храма в Косове». Этого было бы достаточно. Из этих детей хорошие люди уже не вырастут, бандиты из них получатся. К счастью, в редакции ничего приукрашивать не просили…

– Вам-то хорошо, – сказал Сергей, уже рассказавший коллегам о том, что с ними стряслось, – а для нас в Косово съездить, всё равно, что к врагам в тыл попасть.

– Да, – печально согласился Живко. К албанцам журналисты-болгары относились очень плохо.

– Оторвут нам когда-нибудь голову, – мрачно заявил Игорь. – Стволами нужно обзавестись, здесь это не проблема. В случае чего, будет чем защищаться.

– Ты с ума сошел? – спросил Комов. – Нам нельзя быть с оружием.

– Знаю… – скривился оператор, но тут же взорвался: – Значит, если какие-нибудь суки нас, не дай бог, опять поволокут в кусты, снова будем голыми руками отбиваться?

– Лучше их перестрелять, а потом в тюрьму сесть?

– По мне лучше уж в тюряге посидеть, чем на том свете раньше времени оказаться! – озлился Игорь. – Да и с чего ты взял, что нас посадят? Отбрешемся. Дипломаты за нас вступятся.

– За убийство отбрешемся?

– За самооборону.

– Нет! – резко поставил точку в этом споре Комов.

– Тогда в следующий раз сам в Косово поедешь, – пообещал оператор. – Один! Мне моя жизнь ещё дорога.

– А мне, думаешь, не дорога?

– Что-то не видно…

– Ладно, парни, не спорьте, – примирительно заговорил Богомил. – Давайте лучше выпьем за что-нибудь.

– Запросто! – согласился Игорь. – У меня в запасниках помимо тостов за взятие Плевны и оборону Шипки теперь ещё один есть. За наших миротворцев! За их марш-бросок из Боснии!

Глава 12

Арджан Хайдарага. По избранному пути

Арджан удовлетворённо хмыкнул. Да, золотое дно нашёл дядя! Не один рейд с драгоценным грузом совершил уже Хайдарага. Ещё несколько раз ездил с Буджаром, а потом и сам возглавил группу. Эти рейсы приносят прямую пользу. И общему делу, и самому Арджану. Но в последний рейд Эрвин его не отпустил… Интересно, почему? Скоро узнаю.

Однако время, отведённое на перекур, миновало… Пора вставать. А кто это там появился? Кабан? Он и есть. Нужный всё-таки человек Резар. Глуп, конечно, как пробка, зато исполнителен. Вот и сейчас старается изо всех сил – мчится, не разбирая дороги, размахивает ручищами, блажит издалека:

– Господин Хайдарага! Господин Хайдарага! Вас господин Эрвин разыскивает!

Хватит бездельничать, «господин Хайдарага». Похоже, дядя задумал что-то новенькое…

Дорога до селенья, где базировались учекисты, не заняла много времени. Подходя к дому, в котором временно размещался штаб, Арджан обратил внимание на группу обтрёпанных людей. Их охраняли несколько бойцов с автоматами. Это ещё кто?

– Сербы, – услужливо пояснил Кабан. – Господин Эрвин приказал захватить живьём и доставить сюда.

Ненависть привычно ударила в голову. Подойдя поближе, Хайдарага внимательно осмотрел пленных. Все достаточно молодые, наверняка, успели повоевать. Может, в этой толпе прячется и убийца Далмата? Только он ни за что не признается в содеянном…

А это что за рожа? Где-то встречались, помнит Арджан этого молодчика… Не в Приштине ли? Точно! Этот парень из той компании, которая некогда избила Далмата, когда он попытался ухаживать за Волгицей. Ай да встреча!

– Подай-ка сюда этого поганца! – приказал Хайдарага Кабану. – Да не того! Парня в рваной ветровке…

Резар сгрёб серба за ворот, вытащил из толпы.

– Не узнаёшь?

Молчит, сволочь, а глаза ненавидящие, так и сверлят.

– Я тебе, гаду, всё напомню…

Кулак врезался в челюсть серба, тот отлетел в сторону, но на ногах устоял. Зло скривился, выплеснул из себя ругательство.

– Что-о?! Ах ты, мразь!

Арджан выхватил из подплечной кобуры пистолет:

– На колени!

Лицо пленного побелело, но приказу он не подчинился, наоборот, – выпрямился, вскинул голову.

– Не хочешь?.. – Хайдарага почувствовал, как кровь ударила в виски. – Вста-анешь! Ты у меня ещё ползать будешь…

Сухо щёлкнул выстрел. Серб осел в пыль, схватился за ногу пониже колена. Штанина светлых потрёпанных брюк быстро темнела от крови. Но глаз не опустил, и о пощаде не взмолился, закусил губу и – ни звука…

– Стоять тебе уже не придётся, – злобно глядя на него, пообещал Арджан. – Ты ведь почти покойник, а покойникам ноги ни к чему!

Расхохотался над собственными словами и вновь начал поднимать пистолет. Медленно, с наслаждением рассматривая искривлённое от боли лицо серба.

– Ты что делаешь?!

Сильная рука отбросила Хайдарагу в сторону, пощёчина обожгла лицо.

– Дядя… – растерялся Арджан.

Но Эрвин уже взял себя в руки.

– Прости… Прости, мой мальчик! Идём в дом, я тебе всё объясню…

Провёл Хайдарагу в какую-то комнату (все, кто там находился, при виде дяди с племянником тут же куда-то исчезли), усадил на стул. Дрожащими пальцами извлёк из пачки сигарету, закурил, лихорадочно затянулся, ещё раз повторил:

– Прости…

Прошёл по комнате, видимо, собираясь с мыслями, потом неожиданно указал в окно и спросил:

– Ты думаешь, там, во дворе, люди?

– Это сербы, – зло пробурчал Арджан. – Они не могут быть людьми…

– Правильно! Но ещё это – сердца, селезёнки, почки, суставы, – Эрвин строго посмотрел на племянника. – Не понимаешь?

– Не совсем… – напрягся Хайдарага.

– Тогда слушай. Об успехах современной хирургии ты наверняка кое-что знаешь. Врачи наловчились пересаживать органы от одного человека к другому…

– И что?

– Не перебивай! – нахмурился дядя. – Как ты думаешь, сколько стоят такие операции?

– Представления не имею. Наверное, недёшево.

– Очень даже недёшево! А почему? Дело в том, племянник, что десятки, сотни этих операций не могут быть проведены по одной простой причине – из-за отсутствия необходимых материалов. Человеческие органы на заводе не сделаешь, это даже Резару понятно. А законы о трансплантации в демократических странах строги. Вот и приходится людям годами ждать, пока не представится им возможность заменить больной орган. Представь себе, на что готов человек, чтобы сохранить жизнь своего ближнего: сына, дочери, жены, отца, матери… В такой ситуации расходы никого не пугают!

Он опять подошёл к окну, удовлетворённо посмотрел на пленных.

– У нас во дворе топчутся доллары… Сотни тысяч долларов! И это будет, мой мальчик, наш с тобой личный бизнес! Товар не нужно везти с другого края света, он шляется по округе и зря коптит воздух. Меньше посредников, а значит… – в глазах Эрвина мелькнула какая-то безумная искорка. – Но нужно спешить, нужно беречь имеющееся… Поэтому я и приказал задержать эту группу молодых и здоровых мерзавцев! А ты сырьё портишь… – и дядя с укоризной посмотрел на племянника.

– Я же не знал… – виновато пробормотал Арджан.

– Зато теперь – знаешь…

Договорить он не успел. Дверь отворилась, в комнату вошёл пожилой человек в белом халате.

– Ничего страшного, – сообщил он. – Прострелена икроножная мышца, кости и сустав не пострадали. Я сделал перевязку, рана заживёт быстро.

– Хорошо, – кивнул Эрвин. – Идите, – посмотрел на племянника, в глазах зажглись весёлые огоньки. – Ай-яй-яй!.. А ведь наверняка хотел надёжно обезножить этого жмурика? Вот что значит, стрелять, потеряв голову! Что бы сказал Буджар? Ай-яй-яй!

– Да ладно тебе… – Хайдарага почувствовал, что щёки его покрываются краской смущения, и быстро перевёл разговор на другую тему: – Скажи, дядя, а если слухи о нашем… бизнесе просочатся… куда не следует?

Эрвин ощерился.

– Неужели ты думаешь, что о происходящем в Косове никто не знает. Увы, мой мальчик, шила в мешке, как говорится, не утаишь. О том, что маршруты наркотрафика идут через нашу территорию известно многим весьма влиятельным людям. И дело, которое мы начинаем, не является тайной для той же госпожи Карлы дель Понте, которая мечет в сербов громы и молнии в Гаагском трибунале. Но сегодня решаются проблемы глобальной политики, определяется, кто будет властвовать на Балканах, да и не только здесь. Ради достижения этой цели сильные мира сего готовы смотреть сквозь пальцы на наши… проказы. И мадам дель Понте, и остальные будут молчать. Пока, во всяком случае. А что будет потом?.. Давай не будем слишком забегать вперёд.

– Ну, хорошо, – кое-какие сомнения всё ещё не оставляли Хайдарагу. – Допустим, Соединённые Штаты приберут все Балканы к рукам. Но за океаном своих деловых людей хватает. Не прижмут ли нас, чтобы не отхватывали куски пирога, который они считают своим?

– Нет, – покачал головой Эрвин. – Американцы умеют учиться на чужих ошибках. Гитлер пытался сделать всех кроме немцев людьми второго сорта и чем закончил? В Штатах понимают, что если они не будут получать поддержку от национальных элит, закончится всё для них плохо. Прецеденты уже были. Ну а кроме того… Мы с тобой, дорогой Арджан, до конца дней своих останемся косоварами и албанцами, но кто скажет, паспорт какой страны окажется у нас в карманах по истечении времени? Аргентины, Новой Зеландии? А может быть, Соединённых Штатов Америки? Впрочем, эту тему мы с тобой ещё успеем обсудить.

Дядя ещё раз прошёлся по комнате, спросил с лукавой улыбкой:

– Я вижу, обида на меня уже прошла?

Хайдарага ответил ему широкой улыбкой.

– Вот и хорошо! Теперь выслушай, что тебе предстоит сделать. Всё это стадо животных нужно погрузить в фургоны. Я уже распорядился, чтобы на пол что-нибудь подостлали, снабдили всех водой и пищей. Комфорт мы для них, конечно, обеспечивать не будем, но сносные условия создадим. Под твоим началом будет группа надёжных парней. Груз бережно и осторожно, но по возможности быстро перевезёте в Албанию, в местечко, называющееся Бурел. Это на севере страны. Да ты там, кажется, бывал?

– Доводилось, – подтвердил Хайдарага.

– Там уже предупреждены, груз примут, передадут тебе кое-какие документы. Сам понимаешь, не нужно, чтобы кто-нибудь умудрился засунуть в них свой нос. Вот, собственно, и всё…

Стевэн неотрывно смотрел в подрагивающую на ходу крышу фургона. Простреленная нога ныла, хотя боль была вполне терпимой.

Куда их везут?

Об этом никто не знал. Хорошего ожидать не приходилось, поэтому и гадать о предстоящем не рисковали. Молчали, погружённые в нелёгкие думы.

Стевэну было страшно. Очень страшно. Но что он мог предпринять? Абсолютно ничего. Раненый, безоружный, запертый в фургоне… Оставалось покорно ждать. Чего? Того, что произойдёт.

Может быть, и вправду говорят, что в таких ситуациях лучше всего вспоминать о чём-нибудь хорошем.

О многом ли помнит Стевэн? О школе само собой. Друзей помнит, вот только где теперь они?

Милун вместе с родителями уехал в Белград.

– Как тебе не стыдно? – возмущался Стевэн. – Покинуть могилы предков, людей, которые в тебя верят!

– А что я могу… – беспомощно разводил руки Милун.

– Как что? Мы ведь с тобой мужчины. Наш долг – защищать Родину!

– Бесполезно всё… – вздыхал Милун. – Неужели ты думаешь, что Югославия одна-одинёшенька выстоит против всей Европы?

– Во-первых, не одна! – кипятился Стевэн. – Не верю, что перевелись в мире честные люди! А, во-вторых, если и так, что с того? Наши предки понимали, что им не устоять в битве на Косовом поле, но не сбежали, бились до конца!

– Не знаю… – опускал глаза приятель.

Где теперь Милун? Жив ли? Ведь Белграду сильно досталось от натовцев…

Вот Драгана нет. Совсем нет. Убили. Ещё до того, как албанцы покинули Приштину, освобождая город для бомбардировок. Какой-то незнакомец на улице спросил у Драгана, сколько времени. Тот ответил по-сербски и получил четыре удара ножом в живот… Убийцу так и не нашли, а Драган давно уже лежит на кладбище.

Нет, эти воспоминания к светлым не отнесёшь…

О чём же тогда думать?

Последнее время Стевэн почти и не уходил с баррикады. Строили её всем народом, надёжно перегородили улицу, чтобы не прорвались по ней машины и БТРы учекистов. И дежурили круглые сутки все, даже мальчишки тринадцати-четырнадцати лет. Те, конечно, – в дневные часы, когда боевики ОАК едва ли нападут. Их, как сказочную нечисть, привлекает тёмное время суток. Но и днём приходилось быть настороже – пацаны на баррикаде, взрослые – где-нибудь неподалёку, чтобы успеть на помощь, если что. Вообще-то учекисты только раз на них напали…

Время тогда уже подходило к полуночи. Внезапно издалека донёсся шум автомобильных моторов, потом он стих, зато в наступившей тишине послышались шаги и пьяные вопли. Не доходя до баррикады, учекисты подняли пальбу. Зазвенели разбитые стёкла, кто-то испуганно вскрикнул. Видимо, это воодушевило нападавших, они совсем раздухарились и полезли напролом. Тогда дядя Предраг и скомандовал:

– Огонь!

Оружия у защитников баррикады почти что и не было – пара автоматов, некогда принадлежавших югославской армии, да несколько охотничьих ружей. Но и этого оказалось достаточно. Кто-то из албанцев истошно взвыл – дробью его зацепило, что ли? Остальные поспешно отступили. Не очень далеко – за угол. Время от времени высовывались оттуда, поспешно выпускали очередь в сторону баррикады, но не попали ни разу. Зато матерились беспрестанно. Потом ушли.

– Всегда они так, – сказал дядя Предраг, вытирая пот со лба. – Прямо по русской поговорке: «Молодец против овец, а против молодца и сам овца».

Когда-то дядя Предраг изучал русскую литературу, поэтому знал множество пословиц и поговорок, придуманных братушками…

Машину подбросило на ухабе, и Стевэн невольно поморщился – толчок отдался болью в раненой ноге.

Что от него потребовалось этому психу-албанцу? Как Стевэн мог его узнать, если видит первый раз в жизни? Чуть не убил, гад! Спасибо какой-то мужик его остановил. Ногу перевязали, уложили на мягкий матрац. Грязный он, правда, до невозможности, Стевэн бы на такой и собаку не положил. Но всё равно лучше, чем на металлическом полу…

Куда их везут? Зачем?

Вчера Стевэн вместе с дядей Предрагом и стариком Тихомиром решили сходить поискать продукты. Мама долго не хотела его отпускать, но дядя Предраг её уговорил: «Мы быстро». Едва отошли от дома, на них навалились албанцы. Отвели в развалины, где без лишних слов зарезали и старого Тихомира, и дядю Предрага. Стевэн думал, что и ему конец пришёл, но нет… Подогнали, подталкивая в спину, к машине, затолкали в багажник. Он чуть не задохнулся, сознание потерял. Очнулся в том селении, где его едва не застрелил сопляк-учекист. Теперь опять куда-то везут…

Куда? Зачем?..

Напряжённый и сосредоточенный Арджан внимательно следил за дорогой. Задание не казалось ему слишком сложным. Югославская армия ушла, теперь они полноправные хозяева на своей земле. Кейфоровцы, конечно, могут остановить, но это вряд ли. Для них важно, чтобы всё выглядело благопристойно, а что может привлечь интерес миротворцев к нескольким автомобилям, которые открыто и неспешно, не нарушая правил дорожного движения, пылят по шоссе? Однако бдительности лучше не терять.

Ай да дядя! Это про таких, как он, говорят: «Извлекает золото из воздуха». Светлая голова! Конечно, слишком долго этим бизнесом заниматься не удастся. Как только власть устоится, придётся подчиняться различным дурацким правилам, которые болтуны всех мастей привычно и высокопарно называют «демократией». Ничего, варианты заработать большие деньги на этом не исчерпываются. Арджан многое узнал, успел свести знакомство с нужными людьми…

Почему-то вспомнился Далмат, но прежней острой боли это воспоминание на этот раз не вызвало. Сглупил друг, что тут скажешь. А как было бы здорово работать плечом к плечу, помогать друг другу, закладывать основы будущей безбедной жизни! Не сложилось…

Конечно, то чем занимается Хайдарага, безопасным делом не назовёшь. Есть риск и немалый… А, ерунда всё! Не хлопай ушами, продумывай каждый шаг и всегда будешь на коне. Закон жизни, чем бы ты ни промышлял. А какие основания у Арджана сомневаться в себе? Да никаких!

Дорога стелилась вдаль. Хорошая, прокалённая жарким солнцем дорога. В конце её Хайдараге грезились богатый дом, весёлые развлечения, путешествия на собственной яхте, дальние страны… Это был его путь, тот путь, сворачивать с которого Арджан не собирался…

Глава 13

Сергей Комов. Законы «гостеприимства»

О спокойной жизни оставалось только мечтать. Редакция никогда бы не оставила их в покое. Надо отрабатывать суточные, причём, в самых опасных местах, таких, как Косово. Белград уже не бомбили, и жизнь здесь потихоньку стала возвращаться в мирное русло. Сергей и Игорь смогли хотя бы выспаться.

Ничего хорошего от звонков из Москвы Комов не ждал, так получилось и на этот раз. После долгих переговоров продюсеры договорились об интервью с одним из албанских лидеров, который жил в Приштине. Звали его Ибрагим Хаджиу. Где уж они раздобыли его телефон и как уломали встретиться с российскими журналистами, Сергей выяснять не стал, только записал адрес, где его должны были ждать. Ещё ему сообщили телефон какого-то русского парня, что работал наблюдателем при миссии ОБСЕ неподалеку от Приштины.

– Александр Галкин, – повторил Сергей, записывая телефон в блокнотик.

Этот парень согласился сопроводить Сергея и Игоря до места съёмки. Так хоть какое-то у них прикрытие было и надежда, что в Косово их не станут вновь вытаскивать из машины и разбираться – кто они такие и зачем приехали.

Сюжет подготавливался к пятилетию Дейтоновского соглашения о прекращении огня между сербами, хорватами и боснийцами. После интервью с албанцем надо было ещё съездить в Македонию, в Скопье и там побеседовать с одним из участников тех событий.

В поездку эту собирались, как на Голгофу. Даже как-то не хотелось шутить о том, оставил ли кто-нибудь из них завещание, потому что весь этот чёрный юмор был очень близок к реальности.

Радко отнёсся к предстоящему, как фаталист. Мало того что он решил ехать с русскими до конца, а не остался в сербском секторе, как в прошлый раз, в Косовска-Митровице, водитель даже не стал менять на своей машине белградские номера на местные.

«Ещё бы сербский флаг в окно выставил», – подумал Комов.

Он ощущал себя неумелым тореадором, который упорно размахивает перед быком красной тряпкой. Даже не так. Быков было слишком много, на их рогах – металлические острозаточенные насадки, и бежать от них некуда…

Галкину Сергей позвонил ещё из Белграда, предупредил, что они выезжают, но сказать, когда приедут, не смог – мало ли что в дороге может случиться. Но трассу контролировали французские миротворцы, причём делали это весьма тщательно, поэтому обошлось без приключений.

– Мы приехали, – сообщил Комов, когда их машина остановилась возле здания штаб-квартиры миссии ОБСЕ.

Располагалась она в заброшенном здании школы, вероятно, сербской, потому что сербы из Косово почти все уже уехали. Здание обнесли колючей проволокой, при входе поставили шлагбаум, а по бокам от него – баррикады из мешков с песком с узкими окошечками, за которыми находились пулемётные расчеты. Во дворе стоял бронетранспортёр миротворцев.

– Сейчас я к вам выйду, – пообещал Галкин.

Он появился спустя пару минут, одетый в светлый костюм – в тёмном он бы умер от жары, пожал всем руки и пригласил в гости (явно был рад встрече с земляками):

– Пойдемте, посидим немного у меня в кабинете. Машину во дворе оставьте. На моей поедем.

Галкин скосил взгляд на номера «мерседеса» Радко, но говорить о том, что на такой машине по Косову разъезжать опасно, не стал. Знаками показал постовым, что надо открыть шлагбаум и пропустить машину внутрь охраняемой зоны. Миротворцы беспрекословно исполнили его просьбу.

Кабинет был большим, просто огромным, наверное, прежде здесь умещался целый класс, но школьную мебель вытащили, оставили лишь учительский стол да две парты, на одной из которых стояла радиостанция дальней связи.

– Со связью здесь очень плохо, – пояснил Галкин. – Да вы и сами, наверное, об этом знаете.

– Да, – кивнул Сергей. – Уже убедились, что мобильники здесь не работают.

Он не добавил, что чувствует себя, как на затерянном в океане острове, населённом к тому же кровожадными туземцами.

Галкин достал из шкафа электрический чайник, кружки, пластиковые одноразовые ложки, которые, похоже, он использовал не впервые, банку кофе, сахар, пакетики чая, пачку печенья и коробку конфет «Белочка». Здесь-то их было не достать, так что Александр явно ставил на стол запасы, привезённые из России.

– Вот и всё, что есть, – сказал он, посмотрев на нехитрое угощение.

– Отлично, – улыбнулся Комов.

Он посмотрел на часы. Засиживаться было нельзя. Вдруг высокопоставленный албанец их не дождётся. Тогда весь план работы полетит к чертям.

– Успеем, – сказал Галкин, заметивший его взгляд. – Всё равно вам ещё надо сделать аккредитационные карточки международных сил.

– Это долго? – спросил Сергей.

– Несколько минут.

– Может, сначала сделаем, а потом кофе и чай попьем?

– Хорошо.

Это действительно оказалось делом нескольких минут. Вот если бы Сергей и Игорь приехали одни, если бы у них не было в сопровождении сотрудника миссии, тогда, возможно, процесс затянулся бы надолго.

Галкин отвёл их в аккредитационный отдел, там быстро сделали фотографии, но когда стали вписывать в карточки имена, Сергей задумался, стоит ли указывать, что они из России? Это вызывает у албанцев нездоровую реакцию, а нарываться на неприятности совсем не хочется. Галкин с ним согласился.

– Компанию тоже не вписывать? – спросил он.

– Компанию можно, – усмехнулся Комов. – По её названию никто не поймёт, откуда мы.

Рассматривая ещё теплую, заламинированную карточку, Сергей прочитал волшебные слова: «Контингент миротворческих сил в Косове». Он очень надеялся, что, увидев перед глазами такой документ, албанцы не станут чинить препятствия его обладателю.

Галкин рассчитал всё в точности чуть ли не до минуты. По городу он не плутал, из чего Сергей сделал вывод, что Александр уже успел хорошо изучить Приштину. Впрочем, нужный дом находился в самом центре, а перед подъездом русских поджидали сразу шесть человек. Глядя на них (если, конечно, не знаешь, кто живёт в этом доме), складывалось впечатление, что это какие-то бездельники. Им нечем заняться, вот и убивают время, болтаясь возле дома. Им бы ещё по бутылке пива, солёных орешков и чипсов.

Крепкие парни. На всех чёрные джинсы, чёрные куртки и чёрные же майки, вероятно, это намёк на чёрную форму Армии освобождения Косова. Все без оружия. Они производили впечатление роботов, в которых заложили очень бедную разговорную программу. Сергей не знал, как они отреагируют, когда он с ними заговорит и станет объяснять, зачем сюда приехал. Но Галкин был то ли более находчив, то ли просто имел соответствующий опыт. Он ничего объяснять вообще не стал, лишь показал албанцам свою карточку, те кивнули и перевели тяжёлые взгляды на телевизионщиков.

– Покажите им карточки, – сказал Галкин по-русски.

Ознакомившись с карточками, албанцы стали обыскивать журналистов, старательно выбивая пыль из их одежды, ощупывая и прощупывая. Таких сложных штук, как металлоискатель, охранники не имели, видимо, больше доверяя своим рукам, чем технике, которая может подвести. Комов стоял, чуть расставив ноги и раздвинув руки. Он прикидывал, что сделали бы албанцы, если б Сергей всё-таки купил по совету Игоря пистолет и взял его с собой. Об интервью точно пришлось бы забыть.

Закончив с проверкой, охранники гостеприимно отворили дверь в подъезд, но двое из них пошли впереди гостей, указывая путь, ещё двое двинулись следом, а последняя пара осталась сторожить вход. Комов почувствовал себя зажатым в коробочку – есть такой нехитрый хоккейный приём.

Ещё выходя из машины, Сергей подсчитал, что в доме шесть этажей. К счастью, Ибрагим Хаджиу на пентхаус не позарился, а занял квартиру на втором этаже. Увидев политика, Комов понял, почему он так поступил. Албанцу было бы весьма затруднительно каждый день взбираться на верхние этажи по лестнице, лифт-то ведь в этом доме не предполагался по проекту. Лет этак тридцать назад взбежать под самые небеса по лестнице для Хаджиу было развлечением, но с годами он погрузнел, стал расплываться, как большинство спортсменов, которые перестают упражняться. Фигура постепенно приходит в полную негодность, и даже несколько простейших движений вызывают у них отдышку, а на лбу выступают крупные капли пота. На черепе между седыми волосами Хаджиу виднелись солидные проплешины.

Квартира, в которой оказалась журналисты, была трёх– или четырёхкомнатной. В городе пустовало много брошенных сербами квартир, и албанцы забирали их себе – какая кому понравится и кто первым успеет застолбить право на приглянувшуюся недвижимость.

В комнате, куда их провели, сербский дух уже был изгнан. У сербов стены и полы украшены плетёными скатертями, а албанцы предпочитают развешивать на стенах ковры. Ещё здесь стояли удобные кресла и стол.

Ибрагим Хаджиу с облегчением опустился в одно из кресел, показав гостям, что они могут устраиваться в оставшихся, – напротив него. Принесли по стакану воды и кофе, разлитый в крохотные, похожие на напёрстки чашки, но напиток был такой концентрации, что его даже маленькими глотками пить было очень сложно.

«Если эту чашку разбавить в ведре воды, – подумал Сергей, – получится нормальный кофе».

Он решился сделать глоток, сердце такое испытание выдержало. Комов улыбнулся, потому что в голову ему пришло, что напиток этот по аналогии с «чефиром» должен называться «кофир». Сергею чефирить, правда, не доводилось, и желания делать это он не испытывал.

– Давайте, пока мы пьём кофе, немного поговорим. Вы скажите мне, что хотите услышать, а я подумаю над тем, что же мне вам ответить, – начал Хаджиу. – Импровизация, конечно, вещь хорошая, но её надо тщательно готовить.

– Конечно, – кивнул Сергей, но вопрос он задать не успел, потому что первым спросил албанец:

– Вы первый раз в Приштине?

– Нет, – сказал Комов, он не счёл нужным скрывать, что они вместе с Игорем снимали, как в автономный край входят российские миротворцы, вспомнил о бое на дороге, не стал лишь рассказывать о том, как проходила их последняя поездка в Косово.

– На этот раз ни о чем не беспокойтесь, – сказал Хаджиу, словно догадавшись, что Сергей кое о чём умалчивает. – Вы у меня в гостях, и я полностью обеспечиваю вашу безопасность. Это дело моей чести.

Комов кивнул, но словам албанца не слишком поверил, потому что Хаджиу мог обеспечить им безопасность лишь когда они находились у него дома, а когда журналисты перейдут порог его квартиры, то «законы гостеприимства» могут и закончиться.

– Я всю жизнь в Приштине живу, – продолжал Хаджиу, – но так получилось, что всё вокруг разбомбили, пришлось исторически принадлежащие нам дома забрать.

Он как будто оправдывался перед русскими за то, что вселился в эту сербскую квартиру...

– Вы хотели узнать, о чём я вас спрошу… – заговорил Сергей. – Так вот… Косово переходит к албанцам. Как вы представляете дальнейшую жизнь здесь?

– Мы бились, бились за наше Косово, за власть, – вздохнул Хаджиу, – а теперь… – он сделал театральную паузу, во время которой опять вздохнул. – Теперь мы не знаем, что со всем этим делать…

В его голосе Сергей почувствовал усталость. Вполне понятную: обычно в таких случаях начинается делёж власти, прежние друзья, когда у них не осталось внешних противников, превращаются во врагов.

– Но на камеру я скажу всё по-другому, – улыбнулся албанец. – Это первый вопрос из тех, какие вы хотите задать?

– Да, – подтвердил Комов.

– Тогда можно приступать. Дальше я буду импровизировать.

Игорь быстро установил камеру, поставил микрофон, подключил провода и проверил звук.

– Задайте мне вопрос ещё раз, – попросил Хаджиу.

– Косово переходит к албанцам, – повторил Сергей. – Как вы представляете дальнейшую жизнь здесь?

– Мы бились, бились за Косово, за власть и сейчас, когда мы получили почти всё, не получили лишь независимость, мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы вернуть людям достойную жизнь. Когда международное сообщество увидит, как здесь к лучшему меняется жизнь, оно признает и нашу независимость.

– Должны ли здесь оставаться миротворцы?

– Миротворцы должны завершить свою миссию: урегулировать обстановку, забрать оружие у тех, у кого оно ещё осталось, переселить сербов в Сербию, а потом мы будем поддерживать порядок своими силами.

Сергею совсем не нравились эти формальные ответы, хотя вот ведь проговорился албанец – намекнул на этнические чистки, на «Косово – без сербов», а то, что он не на камеру говорил, Комов сможет и сам воспроизвести, дескать, в приватной беседе один из лидеров АОК формулировал всё немного иначе…

– Какой флаг и гимн будет у Косова?

– Нам незачем что-то изобретать, у нас уже всё есть. Ведь под красным флагом с чёрным орлом мы боролись за нашу свободу. Вот он и будет национальным флагом Косово.

– То есть это флаг УЧКа?

– Да. Гимном тоже может стать одна из патриотических песен Армии освобождения Косова, у вас ведь, кажется, гимном тоже была подобная песня? Вот только слова её я не помню.

Вероятно, албанец имел в виду «Интернационал»…

– В дальнейшем, когда будет поставлен вопрос о том, чтобы мировое сообщество признало нашу независимость, – продолжал Хаджиу, – нам придётся отказаться от атрибутов, которые связаны с Армией освобождения Косова. Такое условие нам поставлено. Но ведь мы можем лишь чуть подретушировать и флаг, и песню, после чего сказать, что это уже не флаг Армии освобождения Косова и не песня учекистов, а наши национальные символы, – албанец точно читал лекцию, эмоции почти не проявлялись на его лице. – Вам такое ретуширование тоже должно быть понятно. Вы ведь жили в Советском Союзе, а там текст гимна несколько раз подправляли. В зависимости от политической конъюнктуры. Кстати, чтобы вы понимали, о чём идет речь, вот вам кассета с патриотическими роликами.

Хаджиу протянул Сергею видеокассету. На упаковке было отпечатано изображение человека в чёрной учекистской форме с автоматом в руках на фоне красного флага с чёрным орлом. Качество печати было отвратительным, а фотография зернистой, как будто обложку для кассеты делали в какой-нибудь пиратской студии, где помимо неё печатали и нелегальные тиражи западных фильмов, актёров озвучивали гнусавыми голосами, а копии фильмов добывали, поставив камеру в паршивеньком кинотеатре. Из-за этого на пленке периодически появляются силуэты встающих со своих кресел людей. Потом пиратские копии развозят по базарным точкам… Но кассету с патриотическими роликами, наверняка, должен был иметь любой албанец, а деньги, вырученные на её продаже, пополняли кассу АОК.

Поблагодарив хозяина, Сергей положил кассету в свою сумку, вот только он не знал, когда же сможет ознакомиться с её содержимым. Кассета была формата VHS, почти в каждом доме есть магнитофон, на котором её можно посмотреть. У Сергея таких было аж три. Один – громадный, совсем старый, купленный на чеки в «Берёзке» ещё в ту пору, когда видео являлось чем-то малодоступным и элитарным. Два других магнитофона были покомпактнее и поновее. Но ведь они находились дома, за тридевять земель от Югославии. А здесь им просто не на чем было смотреть эти ролики. Для камеры применяются кассеты другого формата. Возможно, нужный магнитофон был в порностудии, но Комову совсем не хотелось просматривать албанские патриотические ролики там.

Они проговорили ещё минут пятнадцать. Сергей знал, что Игорь в глубине души уже психует: им ведь ещё надо ехать в Македонию, вдруг к тому времени аккумуляторы сядут, подзарядить их будет негде, и тогда оператор ничего не сможет заснять.

Комов спрашивал о том, как Ибрагим Хаджиу оценивает распад Югославии. Тито ведь удавалось удерживать многонациональную федерацию в единстве. Но албанец опять приводил в пример развал Советского Союза, говорил, что когда рушится тоталитарная система, то подобная государственная структура не может больше существовать…

Этот разговор мог продолжаться часами. Хаджиу виртуозно уходил от ответов на прямые или не нравящиеся ему вопросы, отделывался общими фразами, запас которых был у него, судя по всему, неиссякаем.

– Спасибо, – сказал наконец Сергей.

– Вы довольны? – спросил Галкин, когда они вышли из квартиры и спустились к машине в сопровождении всё тех же охранников. Во время интервью они терпеливо ждали в соседней комнате.

– Сойдёт… – поморщился Комов. Честно говоря, он надеялся, что Ибрагим Хаджиу будет более откровенным.

Они забрали свою машину, попрощались с Галкиным и отправились к македонской границе, до которой от Приштины было километров шестьдесят. По самым пессимистическим подсчётам выходило, что дорога займёт час, плюс какое-то время уйдёт на таможенные формальности, а до вечера они доедут до Скопье.

Македонские визы журналистам предусмотрительно проставили в паспорта, на тот случай, если придётся снимать расквартированных там американских миротворцев. Ну а Радко, который имел сербский паспорт, в Македонию должны были пропустить без всяких виз.

На границе они сильно удивили всех. Сергей видел это по лицам таксистов, которые ждали потенциальных клиентов, сидя либо в своих машинах, либо в придорожном кафе за чашкой кофе и газетой. Их лица вытягивались, головы склонялись – так удобнее было смотреть на номер машины Радко, а тот специально ехал медленно, – никуда он не спешил, ведь они не хотели прорываться через пограничный пост силой. Прохожие тоже останавливались и провожали «мерседес» взглядами.

Наверное, в здешних местах после их визита появится легенда о призрачной машине с белградскими номерами, которая разъезжает по дорогам в ненастье, совсем как «Летучий голландец». Потом, спустя годы, свидетели этих событий будут с пеной у рта доказывать, что они видели, как к пограничному посту подъехала сербская машина.

– И куда же она потом девалась? – ехидно будут спрашивать слушатели-скептики.

– В Македонию, – уверенно ответят очевидцы, а потом добавят ещё что-нибудь совсем уж мистическое, например: – Больше мы её никогда не видели…

Пограничный пост назывался «Check point general Jancovich». На слух фамилия была сербской. Тут же возникал справедливый вопрос – отчего албанцы, когда получили контроль над этим пунктом проверки, не стали его переименовывать? Сергей хотел было выяснить у Радко, кто такой был этот генерал, если он пользуется здесь таким авторитетом, но не успел – они уже въезжали в погранзону.

Подходы к посту были завалены мотками с колючей проволоки, по бокам от шлагбаума высились баррикады из мешков с песком, в них были оставлены узкие бойницы. Судя по тому, как играла там тень со светом, в эти бойницы кто-то постоянно заглядывал.

Пост охраняли испанцы. Смуглые, импульсивные, они буквально изнывали оттого, что им поручили нудную работу – стоять на посту и проверять пересекающие его машины. Лучше бы её дали дотошным немцам, а испанцы в то время, пока немцы будут осматривать машины и изучать документы, попьют вина или погоняют футбол.

Радко опустил стёкла, Сергей просунул в образовавшийся проём аккредитации миротворческих сил. Испанец взял их, повертел в руках, прочитал, что там было написано, и вернул обратно, отрицательно покачав головой. Аккредитации давали право разъезжать по Косову, но вовсе не являлись разрешением на въезд в Македонию. Тогда Комов протянул миротворцу все три паспорта. Первым испанец открыл сербский, нагнулся, заглянул в машину, чтобы удостовериться, что на фотографии изображён именно водитель, потом полистал паспорта Сергея и Игоря, убедился, что поставленные там македонские визы подлинные, а срок их действия ещё не истек. Проверять машину он не стал, отдал паспорта, махнул своим товарищам, чтобы те открывали шлагбаум, и что-то пожелал на дорогу, наверное: «Хорошего пути». Комов сказать «спасибо» по-испански не смог, вспомнил почему-то это слово на итальянском. Он замялся на миг, потом поблагодарил миротворца по-английски.

Сергей облегчённо вздохнул после завершения всех этих формальностей. Он настраивался на то, что пересечение пограничного поста займёт больше времени, а оказалось всё так просто. Казалось, что в Македонию они должны въехать без проблем. Однако не тут-то было…

Македонский пограничник долго листал их документы, смотрел, как свет играет на голографиях виз, будто то, как преломляются на них солнечные лучи, доставляло ему удовольствие. Пограничнику не к чему было придраться, разве что к тому, что Комов не пристегнул ремень, а за это в худшем случае штраф положен, за такое правонарушение не должны запрещать въезд в страну.

– Куда ездили? – наконец спросил македонец.

Сергей старательно объяснял, кто они такие и что делали в Приштине. Пограничник заглянул в машину, проверяя, есть ли там профессиональная видеокамера.

– Зачем в Македонию едете?

– Нас ждут в руководстве Американского контингента миротворцев, – очень убедительно соврал Сергей, пытаясь нагнать на пограничника страху.

– Что в машине везёте? – продолжал допрос македонец.

– Только съёмочную аппаратуру, можете посмотреть.

– Вы можете проезжать, – наконец сказал пограничник, отдавая Сергею и Игорю паспорта, – а вот тебе, – и он ткнул пальцем в Радко, – нельзя. Ты должен здесь остаться.

– Это ещё почему? – возмутился Комов. – Ему не нужна виза, у него сербский паспорт. Вы обязаны его пропустить!

– Нельзя, – повторил македонец. – Вы можете проезжать, а он должен остаться здесь.

– Что за чушь? – не успокаивался Сергей.

– Или проезжайте, или убирайте машину, – нахмурился пограничник. – Не мешайте движению.

– Что будем делать? – спросил Радко. Лицо его побледнело.

– Не знаю… Давай к испанцам вернёмся. Почему он тебя не пропускает-то?

– Пограничник – македонский албанец, вот и не пропускает. Не любят албанцы сербов.

– Чёрт, каждая какашка строит из себя начальника, – прошипел Комов. – Ладно, поехали к испанцам, может, они сообщат на македонскую сторону о самоуправстве этого придурка.

Сергей понимал, что оставлять Радко здесь одного никак нельзя. Ему ведь тоже скажут, что возле пограничного пункта находиться запрещено, и как только он от него отъедет, то окажется среди албанцев, а это – верная смерть.

Радко лихо дал задний ход, развернулся на маленьком участке, так что дым из-под колёс пошёл, подкатил к испанцам. Те были удивлены, выслушав рассказ Комова.

– И чем же мы можем вам помочь? – спросил миротворец. – У нас пост с этой стороны границы. По ту сторону – македонцы хозяева. Мы не можем брать штурмом их пост, чтобы вы могли проехать. Не Третью же мировую войну из-за вас развязывать, – развёл руками испанец.

Сергей понял, что уговаривать его бессмысленно.

– Кстати, не загораживайте дорогу, – добавил миротворец. – Примите в сторону.

– Чёрт! Я не представляю, что делать… – в сердцах выпалил Комов, когда они освободили дорогу.

Он вышел из машины, закурил, облокотившись о дверцу, посмотрел на занятых так не нравившимся им делом испанцев, потом – на другую сторону границы, которая оказалась для них недоступной. Игорь тоже выбрался из салона и присоединился к коллеге. Радко остался в машине.

Так прошло минут двадцать. Сергей начал успокаиваться, решив, что ну её к дьяволу эту Македонию. За это время они с оператором выкурили по нескольку сигарет, окурки валялись у них под ногами, во рту Комова появился неприятный привкус. Вдруг по ту сторону границы совершенно неожиданно показалась ещё одна российская съёмочная группа – с другого канала.

– Эй! – замахал коллегам Сергей и заторопился к разделительной полосе.

– Ха, да это же Комов! И Игоряха с ним. Здорово! – донеслось в ответ.

Сошлись у шлагбаума, получалось, что они разговаривают на нейтральной территории, но испанцы и македонские пограничники делали вид, что это их нисколько не касается.

– Вы чего тут делаете?

– Нас не пускают, – пояснил Сергей.

– Виз, что ли, нет?

– Всё есть. У нас водитель серб. Его пограничник македонский не пускает. Он албанец.

– Вот козёл! Чего делать-то собираешься?

– Не знаю ещё.

– Можно дождаться, когда этот македонский засранец сменится, хотя кто знает, когда это произойдёт... Вы куда попасть-то хотели?

– В Скопье.

– Ха! Всё равно не проедете.

– Что так? – удивился Комов.

– Местные жители пикеты организовали, пригнали несколько грузовиков с гравием и высыпали его на дорогу. Там теперь ни одна машина не проедет. Несколько натовских стоят в пробке. А жители танцуют и кричат: «Верните Косово сербам!»

– О, чёрт, сюжет-то какой классный может получиться… – вздохнул Сергей.

– Да, мы это сняли, – похвастались коллеги.

– Завидую! А мне пустяк мешает: в Скопье не могу попасть.

– Подожди нас здесь…

Они вернулись минут через тридцать. Шли устало, как после длительного перехода, но широко улыбаясь. Сергей подумал даже, что коллегам удалось уговорить местных жителей взять македонский погранпункт штурмом и следом за ними идёт толпа, вооружённая камнями и палками.

– Там всё веселее и веселее становится, – сказал корреспондент. – Стычки с полицией и армией начались. Пикетчики ни в какую не хотят уходить. Объявили, что за сербов насмерть стоять будут. Камнями полицейских закидывают. А вы можете проезжать. Я им объяснил, что здесь съёмочная группа из России находится и проехать не может, так они откуда-то пригнали грейдер и готовы, как только вы подъедете, расчистить проход. Потом его сразу завалят, чтобы другие не смогли проехать.

– Круто! – восхитился Комов.

Они вновь подъехали к македонскому пропускному пункту, но пограничник, что их не пускал, ещё не сменился. Может, он работал здесь сутки через трое, и журналистам очень не повезло, что они попали именно на его смену.

Македонец вновь включил ту же пластинку о том, что русских он пропустить может, а серба – нет. Никакие уговоры на него не действовали. Сергей подумал было, не дать ли ему взятку – зелёные бумажки быстро решают подобные проблемы во многих частях света, но Радко объяснил, что это бесполезно. Для албанского националиста ненависть к сербам – святое. Никакие деньги не помогут.

Наконец Комов исчерпал весь набор аргументов и понял, что границу им всем вместе не перейти никак. Машину пришлось отогнать ещё дальше – испанцы объяснили, что близко стоять возле поста нельзя.

Откуда-то появились албанские дети, стали заглядывать внутрь салона. Взгляды у них были любопытные и хитрые, видать, детвора прикидывала, что можно утащить, когда хозяева машины отвлекутся. Несколько пацанов отошли в сторону и оживлённо переговаривались, наверное, они уже разрабатывали сложную операцию и решали вопрос, как отвлечь внимание тех, кто находился в салоне «мерседеса».

Сталкиваясь взглядами с Игорем, Сергеем или Радко, юные албанцы радостно вопили:

– Hello!

Стёкла были наглухо закрыты. Вскоре в салоне стало жарко. По спинам тёк пот. Страшно хотелось курить, но от дыма в машине стало бы совсем не продохнуть.

– Надо уезжать, – сказал наконец Сергей.

– Куда? – спросил Радко.

– В Белград. Не дадут нам ночь переждать возле миротворцев.

– Это точно… – поддакнул Игорь.

Радко прикинул, как быстро они сумеют доехать до границы с Сербией. До того как стемнеет, – уже не получалось, а ночью разъезжать по Косову опасно.

А детвора всё плотнее облепляла машину. Будущие независимые косовары прижимались к стёклам, расплющивали о них носы и губы, оставляли следы от дыхания и грязных рук.

Неожиданно дети расступились. Огромная тень приближалась к машине. Сергей, увидел её краем глаза и испугался, решив, что кто-то из взрослых албанцев решил поинтересоваться, а что это здесь делает машина с белградскими номерами? Но оказалось, что это миротворец. Он приветливо улыбнулся, постучал по стеклу машины, попросив его открыть. Черты лица миротворца были совсем не испанскими, было в них что-то очень знакомое, будто ребята, что стоят под Ораховацем, узнали, что российские журналисты попали в беду, и совершили очередной марш-бросок. На рукаве у пограничника была жёлто-синяя повязка. Трезубец отсутствовал, но и без него Комов догадался, что это украинец.

– Привет, хлопцы! Что у вас стряслось? – спросил миротворец, когда Сергей открыл окно.

– Завязли мы тут, – пояснил Комов.

Он открыл дверь, с наслаждением вдохнул свежего воздуха. Игорь начал объяснять миротворцу, что произошло. Дети внимательно следили за разговором, хотя ни слова не понимали.

– Тут я бессилен… – сказал с грустью украинец. – Могу вот что предложить. Вы дождитесь, когда моя смена закончится, а потом доедем до моей части. Здесь недалеко. У нас переночуете, а утром… – он замолчал, очевидно, сперва хотел сказать слово «Белград», но его подслушивающие дети поймут, и оно их насторожит. – Утром в гостиницу поедете, – закончил фразу миротворец.

– Когда у тебя смена? – спросил Сергей.

– В два ночи. Поздно, конечно…

– Поздно, – согласился Комов. – Дело в том, что нас всё дальше от миротворцев оттесняют. Видишь, как далеко отогнали. Похоже, не хотят испанцы с косоварами связываться. Боюсь, не дождёмся мы тебя. Может, лучше ноги в руки брать и рвать отсюда на всех парах?

– Опасно… – почесал в затылке украинец. – Я попробую предупредить о вас миротворцев, но что из этого получится, ей-богу, не знаю…

– Хреново дело, – печально констатировал Зубцов.

У самого-то Игоря, как и у Сергея, путь для спасения был. Они в любой момент могли пересечь границу, а там никакие албанцы не страшны, но... Такая мысль им и в голову не приходила – с самого начала решили, что втроём приехали, втроём и уедут.

Украинец ушёл. Становилось всё темнее и всё страшнее. Про их машину наверняка знала уже вся округа. Выключи они фары, затаись, не издавая ни звука, всё равно их найдут. И темнота не поможет. Скорее наоборот – она скроет нападающих.

Бездействие в ожидании беды сводило с ума. Комов понимал, что оставаться здесь бессмысленно, с каждой секундой ситуация становилась всё хуже. Он чувствовал, что в темноте что-то готовится. Если соберётся толпа, она мигом добежит до машины, взломает двери, вытащит пассажиров и… их больше никто не найдёт. А миротворцы сделают вид, что ничего не заметили.

– Какие будут предложения? – спросил Сергей.

– Здесь больше оставаться нельзя, – ответил Радко.

– Согласен! – подал голос с заднего сидения Игорь.

– Тогда поехали в Белград.

Свет фар мазнул по окружающей машину темноте, и Сергей с ужасом понял, что чувствовали белогвардейцы, когда они перенаправили свои прожекторы на Сиваш. Вокруг были люди, много людей, они подбирались к машине под прикрытием темноты. Прежде что-то останавливало их. Они чего-то ждали. Быть может, того, что пассажиры «мерседеса» заснут?

Радко утопил педаль газа, покрышки завизжали, машина сорвалась с места. Серб бешено вертел рулём, ускользая от собравшихся, которые, понимая, что добыча от них уходит, бросились следом за автомобилем. Но теперь им было его не догнать.

– Мне кажется, что на нас хотели напасть, – высказал догадку Игорь, когда они выехали на дорогу.

– Мне тоже, – сказал Сергей. – А кто такой генерал Янкович?

– Не понял… – озадачился оператор.

– Так назывался пограничный пост, – пояснил Комов.

– Я знаю, о ком ты спрашиваешь, – вступил в разговор Радко. – Генерал Божидар Янкович. Он в Белграде родился и с турками всю жизнь воевал. Когда ваши в конце прошлого века турок на Балканах били, он тоже принимал участие в той войне.

– Когда мы Константинополь чуть не взяли? – уточнил Игорь.

– Дался тебе этот Константинополь, – вздохнул Сергей. – А в школе небось пел: «Не нужен мне берег турецкий…» Ну взяли бы мы его тогда, и что? Сто раз бы уже прогадить успели. Рассказывай, Радко, дальше.

– Накануне Первой мировой войны у нас тут заварушка приличная была. Балканские войны называется. Мы тогда Косово поле наконец-то отбили. Спустя почти полтысячелетия… Янкович командовал одной из черногорских армий, той, которая Приштину брала… – он помолчал, потом резко сменил тему разговора. – Нам сейчас, как ни крути, через неё возвращаться придётся. Я попробую по кратчайшему пути до Сербии доехать, но всё равно нужно через центр Приштины ехать, а это одно из самых опасных мест…

– Хаджиу нам безопасность гарантировал, – Комов и сам не верил в то, что говорил.

– Ага! – тут же отреагировал Игорь. – Стоит на окраине Приштины с хлебом-солью. Жди!

Сергей промолчал.

Машина стремительно ввинчивалась в темноту. Прохладный воздух врывался в салон, но закрывать окна не спешили – насиделись в духоте. Зубцов со вкусом раскурил сигарету, посмотрел на то и дело тревожно оборачивавшегося Радко и спросил:

– Ты чего вертишься?

– Боюсь, что так просто нам отсюда уехать не удастся, – пояснил серб. – Люди, что на нас напасть хотели, следом поедут. Только машины раздобудут и сразу же поедут. Они ведь знают, куда мы направляемся. Другого-то пути нет…

Радко, как в воду глядел, настраивая Игоря и Сергея на самое плохое. Так и вышло.

Спящую Приштину проскочили без происшествий, но едва перевели дух, как увидели приближающийся свет фар. Радко прибавил скорость, однако оторваться не удалось, водитель машины, что их преследовала, тоже нажал на педаль газа. Вскоре к ней присоединилась вторая машина, затем третья…

– Что-то очень знакомое… – процедил сквозь зубы оператор.

Никто ему не ответил, но внимания на это Игорь не обратил.

– А что… – рассуждал он. – Методика обкатанная, себя оправдывающая. Совсем недавно мы это на своей шкуре испытали…

– Ох, да помолчи ты… – скривился Сергей.

Зубцов послушался. Стиснувший челюсти Радко сжимал руль, точно это был спасательный круг, а они находились в открытом море. Стоит чуть ослабить хватку, и стихия вырвет из его рук эту опору.

Дорога тонула в темноте. Обычное дело. Стоит и со МКАД-то съехать на какое-нибудь шоссе, как тут же окажешься во власти мрака, что уж говорить об этих забытых богом дорогах, где фонарных столбов отродясь не было и, наверное, никогда не будет? Но каким-то чудом Радко удавалось предугадать, когда дорога извернётся в очередной раз. Он входил в повороты на ужасающей скорости, машина визжала, содрогалась, кренилась, чуть ли не переворачивалась, а свет фар то и дело выхватывал из темноты кюветы, в которые они каким-то образом умудрялись не угодить. Сергея качало из стороны в сторону, когда Радко резко дергал руль, потому что местами в асфальтированной дороге зияли ямы, оставленные взрывами. Эти выбоины становились заметными, когда до них оставались считанные метры. Если наехать хоть на одну из них, эффект будет таким же, что и от мины: колёса лопнут, «мерседес» вынесет с дороги, он свалится в кювет, где машину сомнёт в гармошку и их – заодно с ней.

Несколько раз Радко выключал свет. Тогда ехали в полной темноте, надеясь, что преследователи подумают, что они свернули на боковую дорогу, но хитрость эта себя не оправдывала. Да и опасно было мчаться, не видя перед собой трассы, запросто можно было куда-нибудь врезаться.

Сквозь визг шин и рёв двигателя доносились звуки стрельбы, однако Комов так и не понял – по ним стреляют или в воздух? Хотя… Если им прострелят покрышку, то на этом гонки без правил закончатся. Вот только понять это пассажиры «мерседеса» едва ли успеют…

От «юго» они бы ушли без проблем, но у преследователей были спортивные «митсубиси». Сергей даже разглядел приваренные к багажникам самодельные антикрылья. Уж не вставили ли албанцы вместо обычных двигателей реактивные?

На прямых участках Радко топил педаль газа до пола. Стрелка спидометра переваливалась через максимум, её зашкаливало, им немного удавалось оторваться от преследователей, но те упорно продолжали погоню.

Потом дорога опять начинала петлять, и свет чужих фар неумолимо приближался. В самых глухих местах, где до ближайших селений было несколько километров, а вокруг наличествовали только темнота, деревья, кусты и поля, нападавшие предпринимали попытки прижать «мерседес» к обочине, сбросить его с дороги. Радко петлял, мешая им обогнать себя. Албанцы атаковали его несколькими машинами, пробовали ударить «мерседес» передним бампером («Насмотрелись, козлы, американских боевиков!» – зло шипел Игорь), но Радко удавалось ускользнуть от них.

«Если догонят, то снимут со всех скальпы», – думал Сергей.

На огромной скорости они проносились через албанские деревни, и Комов видел, как мелькают по обочинам дороги тёмные домишки. Электричества в них не было, только в некоторых окнах виднелись зажжённые свечи. Со стороны погоня представляла захватывающее зрелище: одинокая машина, за которой мчится целая кавалькада, которая растёт и растёт, прямо как снежный ком, потому что после каждого селения к ней присоединяются всё новые и новые преследователи.

Посмотрев в очередной раз в боковое зеркало, Сергей увидел, что дорога позади них на много десятков метров сияет светом фар. Это напоминало огненный поток, шлейф позади кометы, которая входит в земную атмосферу и раскаляется до страшной температуры.

– Скоро граница должна быть… – разлепил наконец губы Радко, чтобы хоть как-то успокоить своих пассажиров.

Игорь в очередной раз посмотрел в заднее стекло, хмыкнул, но ничего не сказал.

Неожиданно их ослепил яркий свет прожектора – казалось, что темнота впереди раскололась, что там взошло солнце.

«Только бы это не засада…» – успел подумать Комов, прикрывая глаза ладонью.

Радко нажал на тормоза. Сергей выставил перед собой руки, ремень больно врезался в плечо. Машину немного протащило вперёд, а потом её окружили люди с автоматами наперевес, но одеты они были не в чёрную форму учекистов.

«Американцы?» – мелькнуло в голове у Сергея – это был их сектор.

В примитивных вестернах, после жуткой погони со стрельбой, когда зрители с замиранием сердца следят за тем, что творится на экране, американская кавалерия появляется в самый последний момент и приходит героям фильма на помощь. Это уже стало штампом. Сергей никогда не верил, что такое может случиться наяву, а ведь случилось.

«Американцы!»

Он не думал, что так будет радоваться их появлению.

Один из солдат постучал костяшками пальцев по водительскому стеклу. Радко открыл окно.

– Кто такие? – спросил миротворец.

Радко вытащил свой паспорт, протянул солдату, Игорь и Сергей показали аккредитации. Миротворец пренебрежительно повертел карточки и спросил у журналистов:

– Паспорта есть?

– Да, – кивнул Сергей и отдал ему свой паспорт.

Похлопав себя по карманам, нашёл свой документ и Игорь.

Комов оглянулся. Кавалькада преследователей, сияя огнями, остановилась метрах в тридцати позади них и ждала, как будут развиваться события. Вдруг повезёт, и американцы не пропустят «мерседес», прикажут его водителю поворачивать назад.

– Русские? Серб? – брови солдата полезли под каску.

Он отошёл на несколько метров, встал перед машиной, потому что так ему было удобнее рассматривать документы, чуть нагнулся, скосив взгляд на номер «мерседеса». Миротворец изучал документы несколько минут, старательно листал их, рассматривал все страницы, потом вновь подошёл к водительской двери и, заглянув в салон, внимательно рассмотрел пассажиров. В его взгляде Сергей увидел нечто схожее с восторгом.

– Вы куда едете? – спросил американец.

– В Сербию хотим попасть, – пояснил Комов.

– Вы сумасшедшие! – взорвался миротворец. – Вас уже десять раз должны были убить, зарезать и похоронить! Вы безбашенные! – он покрутил головой и, немного успокоившись, спросил: – И что мне с вами делать?

– Пропустить, – сказал Сергей.

– Проезжайте на здоровье, – махнул рукой солдат.

– Вы можете хоть немного задержать албанские машины? – спросил Комов.

– Стрелять по ним мы не станем.

– Само собой… – вздохнул Сергей и спросил: – А до Сербии далеко ещё?

– Да вон она, ваша Сербия, – американец показал куда-то в темноту, укрывавшую дорогу.

Радко вновь вцепился в руль, выждал мгновение, точно собирался с силами. «Мерседес» рванулся с места, албанцы двинулись следом. Похоже, американцы не собирались задерживать преследователей и проверять у них документы.

Едва «мерседес» проскочил полсотни метров, как позади него из темноты возникло что-то огромное, точно там спал зверь, а они его разбудили. Зверь стал выбираться на дорогу, перегораживая её своей тушей.

«Мы ведь ускользнули от него. Он набросится на тех, кто гонится за нами, – метались в голове Сергея мысли. И вдруг он догадался: – Это же бронетранспортёр!»

Передние колёса БТРа подпрыгнули вверх, зависли над дорогой, потом машина грузно осела на них, заскрипела железом. Башня с крупнокалиберным пулемётом повернулась в сторону американского блокпоста и кавалькады албанцев, а «мерседес» окружили появившиеся из темноты сербские солдаты.

– Приехали… – с облегчением сказал Радко.

Он открыл дверь, с трудом выбрался из машины, за ним последовали и Зубцов с Комовым. Их обступили сербы.

– Мы слышали, что на дороге погоня за машиной с белградскими номерами, – чуть ли не хором заговорили они, похлопывая беглецов по плечам. – Здесь только вас ждать могли. Нам в Косово теперь нельзя…

– А тут можно? – тупо спросил Сергей.

– Это уже Сербия. Здесь наш пограничный пост. Ну, вы, братушки, и даёте!

Откуда они узнали о происходящем, Комов так и не понял. То ли украинский миротворец сообщил-таки на все блокпосты о попавших в беду журналистах, то ли у албанцев в машинах были рации, при помощи которых они переговаривались, а сербы прослушивали эти разговоры. В любом случае, об этой погоне должны были прознать и американцы. Но они и с места не сдвинулись, сидели на своём блокпосту, как в крепости. Даже если бы журналистов убивали всего в сотне метров от них, штатовцы палец о палец не ударили бы, чтобы их спасти. Сергей вспомнил французов, которые, не размышляя, бросились им на выручку, и брезгливо подумал, что это в голливудских фильмах американцы все сплошь герои, а когда до настоящего дела доходит, сразу становится понятно, кто они есть на самом деле…

В руках у Комова откуда-то появилась уже початая бутылка ракии. Кажется, ему передал её Игорь, после того, как сам основательно приложился к горлышку. Оператор уже громко смеялся, хлопая Радко по плечу и приговаривая:

– Ну, ты гонщик!

Серба шатало, будто он выпил минимум полбутылки, а организм его совсем не мог бороться с алкоголем, как у северных народов, которые хмелеют моментально.

– Молодец, Радко! – подхватил Сергей. – Не пробовал в гонках участвовать? Шумахер по сравнению с тобой – чайник! – потом, повернувшись к Игорю, он спросил:

– Ты откуда ракию-то взял?

– Мне кто-то из солдат её дал. Я не помню. А это имеет значение?

Комов видел, что у сербов руки чешутся расстрелять албанские машины, но в присутствии американцев они не могли сделать это, да и граница между Косово и Сербией была лишь административной, а не государственной, и никаких законов албанцы не нарушали. Ну, ехали по дороге с превышением скорости, шли на обгон по встречной полосе, и что? У них и водительских прав, наверное, ни у кого нет, отбирать нечего.

Преследователи спешно убирались восвояси, кто-то из них разворачивался, кто-то давал задний ход, но места всем не хватало, и несколько раз Сергей отчетливо расслышал скрежет бьющихся друг о друга машин.

«Так вам и надо, паразиты!» – подумал он.

Когда солдаты выяснили, что в «мерседесе» помимо Радко едут ещё и русские, они пришли в восторг от такой наглости. Комову показалось, что сербы готовы пуститься в пляс, что всё случившееся воспринимается ими как маленькая победа и над албанцами, и над американцами, которым здесь никогда не забудут недавние бомбёжки.

– Огромное спасибо вам, ребята, что меня не бросили, – заплетающимся языком говорил Радко. – Если бы вы меня оставили в Косово одного, то это смерть бы моя была. Кончили бы меня эти сволочи.

– Брось! Как же мы могли без тебя уехать? – внушал ему Игорь.

– Теперь вы мои братья! – не унимался серб. – Я скоро сына Вука крестить буду. Крестниками его станете?

– О чём речь? – воодушевился Зубцов. – Конечно, – и тут же деловито осведомился: – Когда?

– Только доедем до Белграда и сразу окрестим…

Сергей чувствовал, что ноги становятся студенистыми, словно тают, а тело медленно опускается на асфальт, и чтобы не упасть, ухватился за дверцу машины.

Радко, похоже, совсем поплыл. Он никак не мог забраться в машину: сперва плюхнулся в кресло, оставив ноги снаружи, потом, помогая себе руками, перетянул их под руль, будто у него вместо ног были протезы.

– Ты ехать-то сможешь? – спросил у него Комов. – Может, я поведу?

– Не… Доеду, – отмахнулся Радко.

Он то и дело утыкался лицом в руль, но машина ехала совсем медленно, так что если б Радко отключился, Сергей успел бы перехватить у него управление, прежде чем они свалятся с дороги.

Добрались до ближайшего городка. Улицы были пустынны, да и перегаром несло от пассажиров «мерседеса» за версту, так что любой прохожий, должен был бежать от них прочь и искать полицейских. Тем не менее они, пусть и не без труда, выяснили, где находится отель.

Оказалось, что нижние этажи в гостинице разбиты во время натовских бомбёжек, и переночевать можно лишь на верхнем. Лифт не работал, а сил, чтобы подняться на пятый этаж, совсем не оставалось. Восхождение до номера походило на последний рывок альпинистов к вершине высоченной горы, когда не чувствуешь уже ни рук, ни ног, только в голове пульсирует мысль: «Надо дойти, немного осталось…» В номере они побросали сумки и аппаратуру прямо на пол и, не раздеваясь, попадали на кровати.

Всю дорогу до Белграда Радко твердил о том, что Сергей с Игорем – настоящие парни и теперь они ему как братья. Журналисты согласно кивали. Вид у них был потрёпанный, говорить не хотелось.

Сразу ехать в Македонию они не смогли. Надо было хоть немного набраться сил, так что отправились туда день спустя. При этом решили, что в Косово теперь – ни ногой, разве только по этому региону пройдёт мор и выкосит всех албанцев подчистую.

В Скопье оказалось, что нужный им человек уехал на горный курорт Охрид, до которого было километров четыреста.

– Надо ехать… – развёл руками Сергей.

– Отлично! – обрадовался Радко. – Это ж замечательный курорт! Ты у меня про Янковича спрашивал, так вот, он одной армией командовал, а генерал Живкович – другой, той, что как раз и брала Охрид. Без боя его взяли.

Почему-то эта информация журналистов очень воодушевила. После всех приключений поездка казалась лёгкой прогулкой. Такой она и стала. Курорт был потрясающе красив. Там можно было опьянеть от чистого воздуха и тут же протрезветь, искупавшись в озере. Купаться они не решились, зато, уже записав интервью, заказали в местном ресторане блюда, приготовленные из рыбы, выловленной в этом чертовски красивом водоёме.

– Лодку бы сейчас, удочку, – мечтал Игорь, сидя в плетёном кресле почти на самом берегу озера, – и…

– И динамит, – прервал его мечтания Сергей.

– Варвар! – резюмировал Зубцов. – Слушай, давай пошлём всех в редакции к чёрту. Ей-богу, мы заслужили несколько дней отдыха. Если кто из Москвы позвонит и попросит сюжет сделать, отправь его подальше!

– Я трубку тебе передам, сам всё скажешь. Хорошо? – спросил Комов, обсасывая рыбью косточку.

– Не проблема! Если меня после этого уволят, то в любой конторе место найду.

Радко торопился с крестинами, боялся, что русские уедут домой и не смогут быть почётными гостями на этом мероприятии.

– У тебя сыну уже почти два года, – спросил его Сергей. – Почему же ты его только сейчас крестить решил?

– Каждый серб должен быть истинным православцем, – ответил Радко. – Я так считаю: события, что с нами произошли, – знаковые. Значит, срочно надо сына крестить.

Комову понравилось слово «православец» – странное оно было и очень доброе какое-то.

Радко сообщил адрес, где находилась церковь, в которой он решил крестить сына. Журналисты приехали туда на такси. Встречала их огромная толпа. Похоже, все уже знали о том, что с ними произошло в Косово – Радко рассказал (правда, не во всех подробностях, чтобы, не дай бог, у жены не случился сердечный приступ), и смотрели на Игоря с Сергеем как на героев – так в Приштине сербы смотрели на бронемашины российских миротворцев. От этого Комову было немного не по себе.

Радко подвёл священника, потом своего отца, всех присутствующих по очереди представил, всем журналисты пожимали руки, все улыбались им.

В церкви Сергей поднял глаза к потолку, рассматривая фрески, а тем временем батюшка окунул Вука в купель. Тот был уже большим и пусть слабо понимал, что происходит, но догадывался, что плакать из-за холодной воды – не время. Испытания все выдержал стойко.

– Молодец какой! – похвалил Вука батюшка и добавил: – Расти настоящим мужчиной, настоящим сербом, все дела твои должны быть направлены на то, чтобы шёл ты истинным путём.

За те недели, что Комов провёл в Белграде, он уже начинал немного понимать сербский язык, скорее даже не понимать, а догадываться о смысле сказанного, поэтому слова священника разобрал без перевода.

Праздничная церемония перетекла в ресторан, где гуляли до самого утра, а отец Радко торжественно вручил Сергею и Игорю бутылку ракии из своих запасов. Он сказал, что делал её сам. Напиток этот был очень крепким, плотным, маслянистым, как подсолнечное масло и таким же жёлтым. Комов рассказал, что брат Слободана Милошевича подарил ему сливовицу собственного приготовления.

– Ну и как она? – спросил отец Радко.

– Крепкая, – улыбнулся Сергей.

– Так и должно быть, – важно кивнул старик.

На следующий день в Белград прилетел первый с начала бомбардировок пассажирский самолёт. Это был ТУ-154. На нём прислали из Москвы специалистов: дорожников, строителей, мостовиков. Они намеревались выяснить, чем помочь сербам. Восстановительные работы московские власти брали на себя. Такое событие пропустить было нельзя, и Сергей с Игорем с тяжёлыми от похмелья головами отправились в аэропорт. Там же прошел и маленький брифинг.

Зубцов во время съёмки держался за камеру. Сергею было легче. Он сел на задний ряд и только слушал, а уж о том, чтобы вопрос задать и не думал, боялся, что язык у него начнёт заплетаться.

– Нам надо выяснить степень разрушения, только после этого мы сможем сказать вам, что сумеем восстановить и сколько на это уйдёт времени… – говорил руководитель делегации.

Игорь поставил на стол, за которым сидели участники брифинга, микрофон и потребовал от Сергея, чтобы тот дал ему указания, что записывать, а что не стоит. В это время оператор мог бы пройтись по залу и поснимать лица журналистов, которые внимательно слушали выступающих.

– Достал ты меня!.. – зашипел на Зубцова Сергей. – Снимай всё подряд. Потом разберёмся, что пригодится, а что можно будет стереть.

– Я тебе тогда ни одного плана не сниму, кроме говорящих голов, – пробурчал Игорь.

– Ладно, сними мне два плана: когда кто-нибудь вопрос задавать будет, а переводчик его переводить. И всё. Этого хватит.

– А сюжет из чего делать будешь?

– Дубина! Они же на объекты поедут, там всё и снимешь.

– Точно! – Игорь чуть не хлопнул себя по лбу рукой. – Как я сам до такой простой мысли не додумался?

«Пить нужно было меньше», – чуть не ляпнул Комов, но вовремя прикусил язык. Оператор, конечно, выпил вчера больше соратника, да ещё порывался продегустировать подаренную ракию, но и сам Сергей отнюдь не вёл здоровый образ жизни.

Приехавшие специалисты осматривали развалины, что-то записывали, а чиновники фотографировались на фоне разрушений, принимали боевые позы. Комов, глядя на них, едва сдерживал улыбку. Что будут рассказывать эти люди, когда станут показывать фотографии дома? О том, что пули свистели вокруг? О том, что в любую минуту могли налететь натовские «коршуны»? Пусть придумывают всё, что им в голову взбредёт...

Самолёт улетал тем же вечером. Свободных мест на нём было много.

– Может, и вы с нами? – неожиданно спросил у Сергея руководитель делегации.

Игорь с мольбой посмотрел на Комова.

– Хочешь – лети, – сказал ему Сергей.

– А ты? – спросил оператор.

– Я останусь.

– Что ты делать-то тут будешь один?

– Есть вкусные блюда и пить ракию.

– Слушай, я бы остался с тобой ещё, но домой звонил, жена приболела немного, надо помочь ей, да и за детьми поухаживать… – начал объяснять Игорь.

– Ну, чего ты оправдываешься-то? – спросил Комов. – Говорю же: лети. Мы и так сидим здесь два командировочных срока. Тебя и в редакции упрекать никто не станет.

Без Игоря стало совсем скучно. Днём Сергей гулял по городу, а вечерами сидел в ресторанах – чаще один, реже – с Радко. Тому ведь надо было семью кормить, работу искать, а Комов уже ничего не снимал. У него была бытовая камера, но он её из сумки почти не доставал. Заносил кое-что в блокнот на память и ждал, когда же наконец редакция пришлёт ему замену. Его кормили обещаниями. Раз в два-три дня Сергей звонил в представительство «Аэрофлота», выясняя, когда возобновятся полёты Москва – Белград – Москва.

– Скоро, – говорили ему. – Первый самолёт из Москвы прилетел, вот-вот и регулярные рейсы начнутся.

– Эй, – сказал он наконец, позвонив в редакцию в очередной раз. – Я забронирую билет на первый же рейс из Белграда в Москву, вне зависимости от того, пришлёте вы мне замену или нет. Ясно?

– А когда рейсы возобновятся? – поинтересовались на том конце провода.

– Скоро. Сообщу, чтобы вы в аэропорт машину выслали. Не поеду же я домой своим ходом…

– Хорошо.

Но за всей этой суетой Комов совсем забыл о том, что у него кончается виза, и в результате оказался в тюрьме…

Эпилог

Сергей Комов. Прощай, Югославия!

Сергей проснулся оттого, что в двери заскрежетал замок, но так и остался лежать на нарах, прикрывшись тонким одеялом. Дверь открылась, и в камеру вошёл охранник. Если бы он принёс еду, то не стал бы открывать дверь, а лишь постучался в неё, потом приоткрыл бы маленькое окошко, похожее на амбразуру, и поставил на приступок лепёшку, кружку с водой и миску с чечевичной кашей, приготовленной, наверное, из стратегических запасов, хранившихся на складе не один десяток лет. Так он поступил вчера вечером. Ужин Комов съел с удовольствием.

Заходить в камеру к арестанту было опасно: вдруг он набросится на охранника, отберёт у него ключи и бросится бежать из камеры? Но охранник в камеру зашёл. Значит, что-то изменилось…

– Ты не умер тут? – добродушно спросил охранник.

– Нет, – сказал Комов, вытаскивая ноги из-под одеяла и ставя их на кроссовки, что лежали под кроватью.

Сергей не помнил, когда е