/ Language: Русский / Genre:sci_medicine,

Восстановление Щитовидной Железыруководство Для Пациентов

Андрей Ушаков

Перед вами уникальная книга. Это результат практической и исследовательской деятельности её автора — доктора Ушакова Андрея Валерьевича. Книга последовательно проводит читателя-пациента от понимания роли щитовидной железы в организме и основ диагностики, к механизмам развития заболеваний и возможности восстановления. В этой книге доктор Ушаков представляет собственные взгляды на основу патологических процессов в щитовидной железе. Впервые публикуются сведения о сущности и изменениях узлов щитовидной железы. Впервые раскрываются основы обратимости аутоиммунных, узловых и диффузных процессов. Эта книга — больше, чем консультация. Это искреннее откровение профессионала. Это доступное пониманию пациентов руководство! Иллюстрации и оформление А. В. Ушаков, 2008



Предисловие

Эта книга появилась не случайно. Необходимость такого руководства для пациентов возникла, когда я понял что мои консультации и беседы с пациентами во время процедур стали превращаться в лекции.

Оказалось, что многие пациенты не могут найти ответы на свои вопросы у врачей, ограниченных стандартизованным мышлением.

Почему же так происходит? Почему, несмотря на обилие специалистов, обладающих научными степенями и званиями, занимающих различные по значимости должности в структуре академической медицины, пациенты вынуждены искать ответы на свои простые вопросы? Почему лечебный процесс, предлагаемый современной академической медициной, как правило, не приводит к излечению — восстановлению?

Для того, чтобы ответить на эти и близкие к ним вопросы мне пришлось потратить годы и исследовательские усилия. Мои наблюдения и клинический анализ заболеваний щитовидной железы позволили определиться с главным — пониманием сущности патологических изменений в щитовидной железе! Именно знание основы развития заболевания позволяет ориентироваться в его диагностике и лечении.

Сущность заболевания и его причина — это взаимосвязанные, но абсолютно различные понятия! Всеобщее увлечение поиском причин, к сожалению, уводит исследователей в сторону от понимания сущности болезни.

Приведу пример. Открытие инфекционной причины гастрита, дуоденита и язвенной болезни (возбудитель — Helicobacter pylori) оказалось неполноценным. Более, чем в 40 % случаев у больных язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки эти бактерии, провоцирующие заболевание, не выявляют. При этом почти в 20 % случаев эти возбудители в изобилии обнаруживаются у здоровых людей.

Миллионы научных публикаций, посвященных исследованиям Helicobacter pylori, как причины пищеварительной патологии, создали у многих врачей иллюзию открытия основы заболевания. Но оказалось, что применение антибиотиков и других антибактериальных препаратов лишь временно позволяет улучшить состояние пациентов. Через некоторое время большинство «выздоровевших» пациентов вновь обращаются за медицинской помощью. У многих из них уже не находят бактерию-возбудителя. Но всё также выявляют воспаление или язвенное поражение слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки.

В эндокринологии, в области заболеваний щитовидной железы понимание сущности также оказалось «незаметно» смещено в сторону причины. Произошла подмена одного ориентира на другой. Главного — второстепенным.

Поэтому формирование в академической медицине

современных гипотез развития заболеваний щитовидной железы привело к искаженному восприятию истины. Важные факты проявлений и течения заболеваний, отражающие в себе основу болезней, но не вписывающиеся в такие гипотезы стали неугодными, подрывающими сложившиеся представления. Им досталась незавидная роль — быть незаметными.

Вместе с тем, смещению центра внимания врачей с главного на второстепенное способствовали и модные тенденции в медицине. Ранее — увлечение инфекционными возбудителями, а ныне — генетикой.

Да, современные технологии позволяют определять соответствие участка хромосомы определённым изменениям со стороны органов. Казалось бы, это даёт возможность утверждать, что основа заболевания заключена именно в генотипе — унаследованном наборе хромосом. Поэтому некоторые заболевания щитовидной железы спешат объявить наследственными.

Но как лечить такие генетические болезни? Как влиять на этот генный уровень? Этого никто не предлагает!

Открою вам секрет. Он известен всем. Но незаметен. Дело в том, что все заболевания можно назвать наследственными. Даже простуду! Это так. Поскольку строение организма и все явления в нём определены нашими генами.

Так что же с щитовидной железой?

Исследования, ориентированные лишь на причины заболеваний щитовидной железы оказались не на высоте. Их результаты всё также запутаны в фактах, разобщённых отсутствием единой связующей основы — сущности патологического процесса.

Потраченные годы и усилия академической медициной на изучение причин гипотиреоза наконец… не подтвердили роли «лёгкого дефицита йода» в его развитии. Многолетнее избыточное внимание дефициту йода в развитии заболеваний щитовидной железы оказалось ошибочным!

Но вместо одной причины гипотиреоза, академическая медицина переориентировалась на другую — на антитела к ткани щитовидной железы. Как вы узнаете из этой книги, такой же безнадёжной как и «лёгкий дефицит йода» (стр. 79).

Вам и сейчас (по инерции) продолжают рекомендовать препараты йода для лечения гипотиреоза и узлов?

Итак, в результате искажённого восприятия развития заболеваний щитовидной железы, из-за незнания или ограниченного понимания главного — сущности изменений в щитовидной железе, большинство врачей, вооружённых такими знаниями, оказались неготовыми вместо вспоможения оказывать истинное лечение — восстановительное.

Признаком такого кризисного состояния эндокринологии стала и распространённая некомпетентность специалистов.

Моя судьба, мой врачебный путь позволили мне приблизиться к пониманию истины.

Эта книга написана для вас, мои пациенты. Я хочу, чтобы с её помощью, вы смогли выбрать правильное направление в восстановлении своей щитовидной железы.

Доктор А. В. Ушаков, Москва, 2008 г.

Основы знаний о щитовидной железе

Строение щитовидной железы

Догадываюсь, что большинство читателей начинает чтение не подряд, от первой до последней страницы, а выборочно. Рассуждают приблизительно так: «Выявили у меня узлы в железе… Так, где здесь пишут про это?». Или: «Эндокринолог написал, что у меня гипотиреоз и назначил лечение. Посмотрим, что это такое и как это лечится. Где здесь об этом?». Или, заглянув в содержание книги: «О, да тут и про влияние загара есть. Ну-ка, ну-ка…

Это, наверно, правильно. Я и сам часто в первую очередь вычитываю наиболее нужные для себя сведения из множества монографий и статей. И только затем, в зависимости от важности материала, знакомлюсь с остальным содержимым. Это рационально.

Читайте так, как вам удобно. Но если желаете понять, почему в железе образуются узлы, начинайте с этого раздела. Если хотите разобраться с хитростями «аутоиммунного тиреоидита», начинайте отсюда. Прочесть этот раздел отчасти стоит и для того чтобы решить — делать или нет пункцию железы. Кроме того, здесь вы узнаете и о том, что ускользает от внимания большинства эндокринологов. С одного такого нюанса мы и начнём.

Развитие щитовидной железы

Оказывается, щитовидная железа образуется из пищеварительного тракта. Это происходит в эмбриональном периоде развития. Железа отпочковывается от пищеварительной трубки в области рта.

Вспоминаю рисунок из школьного учебника биологии. Там было изображено внутриутробное развитие зародышей человека, крысы, черепахи и рыбы. По-моему так. Удивительно, но первые стадии у всех этих животных видов внешне одинаковы. В данном случае нам не важно, почему Природа создала такое подобие. Важно другое. Зародыши, изображенные на всех первых стадиях, напоминают личинки или червячков. У всех таких зародышей имеются простые изначальные органы: осевая трубка (зачаток пищеварительной системы), внешняя оболочка (зачаток кожи и нервной системы) и внутренняя прослойка (образующая кости и мышцы).

Именно в этот период начинают постепенно формироваться внутренние органы.

Также и с щитовидной железой. В области глотки от пищеварительной трубки вырастает своеобразный мешочек. Это образование отодвигается кпереди. А канал, ведущий из глотки в этот мешочек, постепенно зарастает. И поскольку устье этого канала начинается у корня (основания) языка, то в последствии там можно найти вполне заметную ложбинку (ямочку). Её называют слепое отверстие (рис. 1).

Противоположная часть трубчатого выроста (канала) преобразуется в эндокринно-железистую ткань. И если обратить внимание на общую форму щитовидной железы, то этот остаток канала заметен в виде поднимающегося к языку сравнительно узкого образования. Его называют пирамидальным отростком (рис. 1 и 2). Но в действительности, как вы уже понимаете, это не нечто выросшее. Это напоминание о происхождении щитовидной железы.

Зачем же нам нужны знания об особенностях развития железы в эмбриональном периоде? На то есть две причины. Первая поможет нам понять откуда в щитовидной железе эпителиальные клетки. Знать, что это не опасно и, наоборот, хорошо. Вторая причина укажет нам на функциональные связи щитовидной железы. А это один из прямых путей к пониманию развития болезни железы и её лечения. Но об этом я расскажу дальше.

Общее устройство железы

Щитовидная железа получила своё название не случайно. Этот орган находится рядом с щитовидным хрящом гортани. Можно сказать, что она примыкает к нему (рис. 2). И, также, своими двумя долями немного подобна этому хрящу.

Щитовидный хрящ наиболее заметен у мужчин. Это тот самый «кадык» который может незначительно перемещаться при глотательных движениях. Если этот хрящ находится у входа в трахею, то железа располагается непосредственно рядом с ней, охватывая её своими долями.

Рисунок 1. Путь от слепого отверстия языка к щитовидной железе.

1 — слепое отверстие,

2 — язык (в разрезе),

3 — эмбриональный путь щитовидной железы,

4 — щитовидный хрящ,

5 — щитовидная железа,

6 — паращитовидные железы,

7 — трахея,

8 — пирамидальный отросток щитовидной железы,

9 — перешеек щитовидной железы.

Трахея состоит из относительно жестких хрящевых колец, которые служат опорой для мягкой щитовидной железы. Поэтому мы без труда можем пальпировать железу Попробуем это проделать вместе.

Рисунок 2. Щитовидная железа (вид спереди).

1 — щитовидный хрящ,

2 — пирамидальный отросток щитовидной железы,

3 — левая доля щитовидной железы,

4 — правая доля щитовидной железы,

5 — трахея.

В первую очередь следует найти щитовидный хрящ. Прислоните ладонь к шее спереди. Наиболее плотным (или даже твердым) выступающим образованием будет щитовидный хрящ. Если при этом вы сделаете глотательное движение, он будет ускользать (в сторону челюсти).

Затем пальцами пропальпируйте и саму щитовидную железу. Она находится рядом с одноимённым хрящом (ближе к туловищу). Железа обычно ощущается в виде податливого надавливанию, мягкого «нароста» на трахее. Всё это лучше проделать перед зеркалом.

Иногда оценить границы железы бывает сложно. Так бывает если она небольшая. Требуется определённый практический навык. Трудности могут возникнуть и при индивидуальной анатомической вариации формы и положения этого органа. Например, при расположении части железы за грудиной.

Грудина — это кость, которая расположена спереди по центру грудной клетки. К этой кости сходятся ключицы и почти все рёбра (кроме 11-х и 12-х рёбер). У некоторых людей щитовидная железа может частично находиться за грудиной. Это обстоятельство становится важным при увеличении объёма железы. В этом случае железа, опираясь спереди на грудину, может оказывать давление на другие важные органы: трахею, сосуды, пищевод. Поэтому такое обстоятельство может стать поводом к назначению операции с удалением части железы. Подробнее об этом можно прочесть в разделе «Показания к операции на щитовидной железе».

Форма щитовидной железы напоминает бабочку. Внешне в ней различают правую и левую доли, перешеек и уже упомянутый ранее пирамидальный отросток. Можно сказать, что железа своими долями и перешейком охватывает трахею спереди.

Перешеек железы, конечно же, меньше долей. Но он вовсе не узок. Это довольно широкая часть железы. Нередко, проводя клинические исследования, мне приходится видеть, что он активно участвует в выработке гормонов. И когда одна или обе доли железы «устают» и снижают свою активность по выработке гормонов, перешеек продолжает интенсивно трудиться.

От поверхности тела щитовидную железу отделяет кожа, подкожная клетчатка и специальная оболочка — фасция. Эта тонкая плёнка. Она же плотно охватывает железу, создавая её капсулу. От этой капсулы вглубь железы отходят многочисленные отростки, которые делят орган на маленькие дольки. Эти перегородки способствуют удержанию структуры железы, создавая опору. В толще перегородок проходят сосуды и нервы.

Помню в детстве, читая русские народные сказки, иногда встречал слово «присказка». Так вот, всё о чём вы уже прочли в этом разделе — всего лишь присказка. Более важная информация заключается в мелком строении железы. В медицине это относится к ткани органа. Изучает это гистология — наука о строении биологических тканей.

Фолликулы щитовидной железы

В основе строения щитовидной железы находятся специальные структурные элементы — фолликулы. Это объёмные округлые образования, по периметру которых плотно друг к другу расположены клетки железы (рис. 3). Внутри фолликула находится гелеобразное вещество — коллоид. В нём преимущественно и содержатся вырабатываемые клетками гормоны. Подсчитано, что в щитовидной железе человека содержится около 30 млн. фолликулов.

Рисунок 3. Фолликул щитовидной железы (объёмная схема).

1 — нерв,

2 — сосуд,

3 — нервная сеть,

4 — сосудистая (капиллярная) сеть,

5 — эпителиальные клетки фолликула,

6 — коллоид.

Рисунок 4. Тиреон (упрощённая схема). Группу фолликулов различной формы оплетает сеть нервов и сосудов.

1 — нерв,

2 — сосуд,

3 — нервное сплетение,

4 — сосудистая сеть,

5 — эпителиальные клетки фолликула,

6 — коллоид.

Исследования показали, что фолликулы вовсе не обособлены между собой. Они объединены в функциональные группы. Такие совокупности фолликулов называют тиреоны (рис. 4). Принцип строения железы схематично можно представить в виде последовательности её структурных элементов (по уменьшению):

«Вся железа» — «Тиреон» — «Фолликул» — «Клетка»

Практика показывает, что основное внимание большинства врачей обращено на фолликулы. В то время как клинический опыт заставляет обращать внимание на тиреоны! Именно в этом образовании заключен глубинный смысл таких локальных изменений как формирование узлов.

Что, например, нам даст изучение устройства колеса велосипеда в отдельности от остального сущностного устройства: цепочки, передающей усилие на колесо от блока педалей?

Подобно этому, мы можем углублённо и всесторонне изучать каждую субъединицу (органеллу) клетки, можем также исследовать состояния отдельных фолликулов. Тем не менее, весьма мало приблизимся к пониманию общей сущности изменений в железе при заболевании.

Чтобы вы смогли понять, откуда берутся узлы и о чём говорят данные УЗИ, необходимо сделать небольшое усилие — более сосредоточенно прочесть несколько следующих абзацев. Впрочем, это не сложно.

Обратите, пожалуйста, своё внимание на следующее обстоятельство. К щитовидной железе подходят сосуды и нервы. По сосудам вся ткань щитовидной железы получает продукты питания и вещества, идущие на образование гормонов. Посредством нервов оказывается управление этими процессами в железе.

Железа очень важна для организма. Без её гормонов прожить невозможно — организм начинает страдать и интенсивно разрушаться. Вероятно, поэтому к щитовидной железе подходят и доставляют кровь сразу несколько артерий. Сверху и снизу.

От каждой артерии внутри железы отходят более мелкие — артериолы. Это внутреннее разветвление сосудов можно образно сопоставить с корнями растения. Артериолы охватывают своими сосудиками каждый тиреон, и дают во внутрь него обильную сеть более тонких сосудов — капилляров. Эти капилляры оплетают внутри тиреона фолликулы.

Нервы разделяются в железе подобно сосудам (рис. 4).

Артерии доставляют кровь к железе, формируя подведение крови к органу в целом. Артериолы доставляют кровь к тиреонам, демонстрируя структурное подразделение железы. Капилляры же обеспечивают фильтрацию веществ из крови к клеткам железы и наоборот.

Получается, что фолликул — это малая, а тиреон — большая структурная единица щитовидной железы. Внешне щитовидная железа представляется в виде скопления маленьких долек. Такой ячеистый вид и демонстрирует принцип внутреннего устройства. Каждая долька состоит из тиреонов, включающих около 20–50 фолликулов.

Интересен следующий факт. Каждый фолликул окружён очень тонкой мембраной, в которой имеются отверстия. Посредством этих отверстий фолликулы объединяются в единый комплекс. Это обстоятельство нередко затрудняет различие фолликулов между собой при рассмотрении их под микроскопом. Но в то же время, это указывает на единство фолликулов в пределах тиреона.

Скажем по-другому. Фолликул — исполнительная единица. Как станет ясно далее, в нём и происходит образование гормонов — то, на что часто и обращено наше основное внимание. Тиреон — командная единица щитовидной железы. От того, какая функциональная задача через нервы передаётся тиреону, зависит состояние фолликулов!

Узел и тиреон — что общего?

Большинство вопросов моих пациентов о состоянии узлов в их щитовидной железе можно условно объединить в один: «Узел — это опасно?». Отвечу: «Чаще нет, но редко — да».

В принципе я ответил. Но если бы этот ответ был адресован мне, то я не испытывал бы окончательной удовлетворённости. Почему «да»? Почему «нет»? В каких случаях «да», а в каких «нет»? Как мне самому разобраться в этом? Ведь собственной логике и опыту оценки ситуаций я больше доверяю. Но не хватает дополнительных знаний. Что же, эта книга и предназначена для того, чтобы вы самостоятельно смогли выяснить всё, что скрывается за фактами.

Действительно, большинство узлов в щитовидной железе не опасно. Подозрение об опасности кроется в слове «узел». Часто пациенты предполагают, что узел — это нечто образовавшееся в железе. «И что же это может быть, как ни опухоль?», — задаются они вопросом. Но в подавляющем большинстве случаев дело обстоит иначе.

Упрощённо это можно представить так. Через нервно-сосудистые пути к участку щитовидной железы передаётся команда на выполнение определённой работы. Например, требуется увеличить производство гормонов. Далее этот участок железы начинает функционально напрягаться. Со временем, происходят изменения в фолликулах и клетках этого участка. Он начинает менять свою плотность. Тогда-то, при УЗИ или пальпации, может определяться участок, отличающийся от остальной ткани органа. Его и называют узлом. Конечно, это не опухоль.

Вот здесь и становится нужным наше знание о тиреонах. Не отдельная клетка или фолликул, а тиреон воспринимает на себя функциональную задачу. Именно эта структурная единица претерпевает изменения, становясь узлом. Нередко, узел включает в себя несколько соседних тиреонов. Часто разрозненные тиреоны «превращаются» в узлы. Такая разобщённость узлообразования, по-видимому, связана с различной активностью тиреонов. Как показывают исследования, в первую очередь страдают наиболее функционально активные образования.

Последние модели современных ультразвуковых аппаратов позволяют определять состояние сосудов в щитовидной железе. И нередко приходится сталкиваться с ситуацией, что вокруг напряжённо работающих узлов увеличивается объём сосудов. Эта особенность также указывает на то, что в основе узлов щитовидной железы находится тиреон или группа тиреонов.

Ткань щитовидной железы

В быту слово «ткань» обычно ассоциируется с материей для одежды или других вещей. Например, из хлопка или синтетики. В биологии же тканью называют то, из чего состоит орган или другая структура (оболочка, прослойка, сосуд…) живого объекта.

Обычно ткань состоит из клеток и межклеточного вещества. Видите, как просто. Поэтому сначала мы рассмотрим клетки железы, а затем и межклеточное вещество. Эти знания помогут понять описание цитологического исследования и разобраться в сущности «аутоиммунного тиреоидита».

В щитовидной железе клетки называются тиреоциты. Это слово составное. «Тирео-» означает относящееся к щитовидной железе, а «циты» — клетки.

Все клетки организма, в зависимости от их происхождения и принципа строения, подразделяют на несколько видов. Клетки щитовидной железы относятся к эпителиальным. Иногда их так и называют: «эпителиальные клетки». Поскольку щитовидная железа формировалась из внутренней стенки пищеварительной трубки (см. «Развитие щитовидной железы»), то содержащиеся там эпителиальные клетки стали предшественниками клеток железы. Это обычные естественные клетки железы. Так и должно быть.

В щитовидной железе есть два типа клеток. Около 95–98 % — это эпителиальные клетки фолликулов. Изредка их называют «фолликулярные клетки». Эти клетки основные для железы. Они вырабатывают важные гормоны — тироксин (Т4) и трийодтиронин (Т3).

Другая разновидность клеток называется С-клетками. Их значительно меньше. Эти клетки вырабатывают гормон кальцитонин, регулирующий обмен кальция в организме. При некоторых заболеваниях щитовидной железы определение состояния С-клеток помогает в диагностике.

Клетки фолликулов окружают гелеподобное вещество — коллоид. Получается, что коллоид расположен внутри фолликулов.

Между фолликулами находятся сосуды, нервы и… соединительная ткань. Это очень важная и полезная для организма разновидность ткани. Это универсальная прослойка, заместитель и «заплатка» для всех органов. В здоровой щитовидной железе соединительной ткани сравнительно мало. Но этот минимум плотно соединяет клетки, сосуды и нервы в единую форму. Вместе с тем, эта ткань является своеобразным буфером. Механической защитой.

При необходимости соединительная ткань может разрастаться и заполнять образовавшуюся «прореху». Это становиться возможным за счёт клеток самой соединительной ткани, способных вырабатывать собственное соединительнотканное межклеточное вещество. Организм умело направляет и контролирует этот защитный процесс. Универсальность этой ткани замечательна и тем, что при её избыточности она может быть утилизирована!

Возможно, вам случалось получать ранения кожи. Вспомните, что сразу после заживления на этом месте можно было видеть рубчик, который со временем истончался и исчезал. Все рубцовые образования кожи (а, впрочем, и внутри организма) — это соединительная ткань, которая «рассасывается» через определённое время. И этот процесс характерен не только для кожи, но и для любых других образований, включая щитовидную железу.

В процессе написания этой книги я отдавал читать некоторые её разделы пациентам и врачам. Делал это по двум причинам.

Во-первых, это связано с важностью реалистичных откликов на содержание книги. Они были очень ценны для меня тогда. Но не менее ценны и сейчас. Уже изначально хотелось сделать книгу, которая стала бы «Руководством для пациентов». Предоставить людям без медицинского образования возможность получить в простой и доступной форме знания о щитовидной железе.

Во-вторых, причиной стали так называемые «слабые» места в профессионализме врачей. К сожалению, это так.

Попробую вас удивить. Освоив материал этого раздела по анатомии, вы приобрели знания, превышающие уровень «рядового» врача-эндокринолога! Некоторые специалисты честно признавались в том, что впервые «открыли» для себя ту или иную важную особенность в обустройстве щитовидной железы и связанными с нею процессами.

Если вы настроены решительно и готовы продолжить «разбираться» в основах развития заболевания щитовидной железы, предлагаю перейти к следующему разделу. Он посвящён функции.

Функциональная роль щитовидной железы

Обучаясь в медицинском институте, я приобретал, как мне казалось, фундаментальные книги по различным медицинским дисциплинам. Это были «Руководства для врачей». По кардиологии, гастроэнтерологии, пульмонологии, нефрологии и др.

Конечно же, на моей полке было и отечественное «Руководство по клинической эндокринологии». Книга была написана большим коллективом авторитетных советских эндокринологов и выпущена издательством «Медицина» (Москва), куда она поступила в 1990 г.

Насыщенные информацией, 512 страниц формата А4, внушали уважение. Возникало желание обучаться не по институтскому учебнику, а по этому руководству, которое, как думалось, сразу вводит в мир практической эндокринологии. Казалось, что эти знания ставят на один уровень с ведущими эндокринологами. А как же иначе, ведь и они лечат в соответствии с современными сведениями из этого руководства.

Эта книга и сейчас стоит на одной из моих дальних книжных полок, как источник эндокринологических взглядов того периода. В течение всех 90-х годов это руководство служило врачам основным ориентиром в их практике. Возможно, им пользуются и сейчас.

Спустя годы, я специально заглянул в эту книгу. Увы, моя образная память не подвела. В этот раз, как и 17 лет назад, нашёл там обилие справочных сведений о химическом составе гормонов, их молекулярном весе, процентном соотношении и сложных биохимических процессах. Перечитал раздел об «эффектах и механизме действия» гормонов щитовидной железы. И, как ожидал, не нашёл выделения главного — основного эффекта гормонов железы.

Первый абзац этого раздела направляет внимание читателя на то, что «тиреоидные гормоны обладают широким спектром действия, но больше всего их влияние сказывается на клеточном ядре». Заканчивается этот вводный абзац информацией, нацеливающей врача на то, что «у человека тиреоидные гормоны особенно важны для развития ЦНС и для роста организма в целом».

Справка:

1) тиреоидные гормоны — это гормоны щитовидной железы (Т3 и Т4);

2) ЦНС — центральная нервная система (головной и спинной мозг).

Впрочем, на одной из 9 страниц о функции щитовидной железы этот эффект был упомянут. Но завуалировано, в виде отдельных этапов комплексной биохимической реакции.

Тогда, в начале 90-х годов я понял одно — очень уж неопределённа, сложна и местами малопонятна функция щитовидной железы. Ограничился на то время обычным заучиванием причин болезней, симптомов (признаков) и схемы лечения. Не скрою, очень вероятно, что на этом же уровне знаний я бы, как и многие мои коллеги, пребывал и сегодня, если бы не приложил в этом направлении свои исследовательские способности.

20 лет спустя

А.Дюма верно подметил, что наша жизнь состоит из этапов: 10, 20, 30… лет спустя.

Что же изменилось через 20 лет в академическом предоставлении врачам информации об основном эффекте гормонов щитовидной железы?

В 2007 г. в том же издательстве вышла в свет книга профессора М. И. Балаболкина и соавторов «Фундаментальная и клиническая тироидология (руководство)». Все 816 страниц этого руководства посвящены биологическим и медицинским исследованиям щитовидной железы.

Я не знаю другого более объёмного и содержательного отечественного труда в области знаний о щитовидной железе. Авторами была проделана огромная титаническая работа по сбору исследовательского материала, накопленного к настоящему времени в огромном количестве во всём мире. Вы сможете представить себе объёмность этого сочинения, например, по списку использованных в этой книге русских и иностранных научных литературных источников (статей, диссертаций, монографий и пр.). Он включает около 1900 наименований.

И вот, задавшись поиском изложения основной функциональной задачи щитовидной железы, я внимательно прочёл первую часть (230 страниц книги), под названием «Общая тироидология». Особое внимание я уделил разделам «Метаболизм тироидных гормонов» и «Механизм действия тироидных гормонов». И что же?

К своему удивлению, не нашел там чёткого и понятного обычному врачу разъяснения основной функции гормонов железы. Судите сами. Раздел «Механизм действия тироидных гормонов» с первой строки нацеливает читателя-врача на то, что биологическим эффектом гормонов щитовидной железы является «развитие и функционирование ЦНС, поддержание нормального роста, развития организма и нормального обмена веществ». На мой взгляд, это весьма общие слова. Последующее изложение также не разъясняет того, в чём же заключается сущностная задача этих гормонов. Перечисляется около десятка (из известного огромного количества) влияний гормонов на разные структуры и функции организма: «они контролируют образование тепла, скорость поглощения кислорода, участвуют в поддержании нормальной функции дыхательного центра, оказывают инотропный и хронотропный эффекты на сердце, увеличивают количество e-адренорецепторов в сердечной и скелетной мышцах, жировой ткани и лимфоцитах, увеличивают образование эритропоэтина и повышают эритропоэз, стимулируют моторику ЖКТ, стимулируют синтез многих структурных белков в организме». Заканчивается раздел ещё более удивительно: «…основное действие ТГ проявляется на геномном уровне».

Справка:

1) ТГ- тиреоидные гормоны, т. е. гормоны щитовидной железы (Т3 и Т4);

2) Геномный уровень — область хранения в клетках наследуемых качеств;

3) ЖКТ — желудочно-кишечный тракт;

4) Метаболизм — обмен веществ;

5) Эритропоэз — образование эритроцитов (красных клеток крови).

6) ЦНС — центральная нервная система (головной и спинной мозг).

В результате невольно складывается следующее представление: влияние гормонов щитовидной железы на организм разностороннее и многонаправленное, и связано с генными структурами.

Если практикующий специалист ознакомится с текстом этого раздела, то, думаю, вряд ли он сможет чётко определиться с тем, что собственно делает щитовидная железа. Полагаю, что внимание врача-эндокринолога, для которого и создано это руководство, рассредоточится среди множества информации. Сомневаюсь в том, что врач сможет извлечь практическую помощь из того, что действие гормонов щитовидной железы проявляется на уровне генов. Поскольку нигде в рассматриваемом руководстве не указано приёмов влияния на этот геномный уровень.

В таких случаях большинство специалистов следуют стандартам, лишь весьма поверхностно представляя себе сущность заболевания и, соответственно, сущность лечебных мероприятий.

В поиске основного эффекта гормонов щитовидной железы

Несколько лет назад я провёл небольшой статистический анализ. Я задавал вопрос об основном эффекте гормонов щитовидной железы врачам и пациентам. Самый распространённый ответ пациентов был: «Не знаю». Редко кто-либо из них пытался что-то рассказывать о влиянии гормонов на массу тела («полноту») или работу сердца.

Такая ситуация меня не удивляла. Действительно, что может сказать о щитовидной железе не специалист. В целом, 100 % обычных людей (не врачей) не знали основного действия гормонов. Иначе говоря, не понимали роль щитовидной железы в организме.

Я не был удивлён, когда начал получать ответ «не знаю» от медсестер. Но что же отвечали врачи?

Почти половина эндокринологов не смогла дать четкого ответа на вопрос. Все другие специалисты, как правило, путались и сводили свои ответы к неопределённому «обмену веществ».

Всякий раз, когда я задаю своим коллегам вопрос о главной функциональной задаче гормонов щитовидной железы, получаю однотипный ответ.

Удивительная встреча у меня произошла летом на южном побережье Крыма. Так получилось, что свой отдых я разнообразил походами в горы. В тот день целью моего восхождения стала гора, расположенная у залива Ласпи. Когда я был близок к вершине, и моему взору представились великолепные красоты крымских гор, лесов и морского побережья, на большом камне я заметил «скалолазку». Фотографии, в которые попала эта отважная девушка в красной косынке стали одними из лучших. Разговорившись с нею, неожиданно узнал, что она только что закончила медицинскую академию в Москве и, после летнего отдыха, собирается стажироваться в области эндокринологии. Конечно же, мне было интересно, между прочим, узнать и её понимание функции щитовидной железы. К сожалению, и в этот раз, даже на высоте в 600 с лишним метров над морем, чуда не произошло.

Где скрыт «Основной эффект гормонов щитовидной железы»? (предыстория)

Вы можете ответить, в чём заключается основная функция автомобиля? Думаю, это не сложно. Могу предположить, что ответ будет состоять из одного предложения или просто — фразы. Наверно, вы скажете, что для этого достаточно одного слова. И будете правы. Даже специалисту по ремонту автомобилей не придёт в голову вместо ответа на вопрос о том, что делает автомобиль, подробно рассказывать о технических процессах в двигателе и ходовой части, пояснять важную роль системы управления и «обтекаемости» формы корпуса.

Щитовидной железе, по сравнению с автомобилем, повезло меньше. Специалисты-медики часто склонны к другому. Врачи изучают частности. Мы знаем не только о влиянии гормонов на органы и системы органов. За последние два десятилетия акцент в исследованиях сместился на изучение гормонального действия на уровне внутриклеточных структур (органелл) и даже генов (хромосом)!

Это замечательно. Но такая погоня за знаниями о частностях не редко уводит от понимания их единства. И эта «болезнь медицины» длится уже более ста лет.

Вот, например, что пишут об этом академики, возглавляющие ведущие медицинские школы, Д. С. Саркисов, М. А. Пальцев и Н. К. Хитров: …«углубление» в клетку все заметнее отвлекает внимание ученых от дальнейшей разработки не менее важной проблемы организма как единого целого…Следствием такого отвлечения от общего и ухода в частности явилось, например, такое понятие как «клеточная» проблема… Эта проблема весьма актуальна, прежде всего, в практическом отношении: многовековой и особенно современный опыт клинической медицины свидетельствует о том, что полной победы над той или иной болезнью, как правило, не удается достигнуть, если при этом придерживаться локалистических концепций… Но, увы, рядовые врачи не задумываются над «клеточной проблемой». Они несут в себе стойкий вирус установок, предписаний и методических рекомендаций. А врачи-исследователи, в виду модных тенденций генных технологий, посвящают себя «микроскопу», отождествляя реально страдающих живых пациентов с высоко сложными генноуправляемыми системами.

И всё же, в отношении щитовидной железы дела обстоят не так плохо. Основной эффект гормонов щитовидной железы известен.

К пониманию этого эффекта я шёл логическим путём. Недолго, но, всё же, потратил время и усилия. Что, тем не менее, очень для меня ценно. И когда понял сущность основной функции щитовидной железы, то, конечно же, поспешил найти подтверждение своему взгляду. Но далеко идти не пришлось. Подтверждение я нашел в 4-м томе зарубежного учебника «Физиология человека» R.Schmidt и G.Thews. Это известное среди отечественных врачей и уважаемое ими «переводное» издание. Действительно, надо отдать должное его авторам за четкость и наглядность содержания.

Вот что можно прочесть там в разделе «эффекты тиреоидных гормонов»: «Одним из наиболее выраженных эффектов гормонов Т3 и Т4 является их влияние на энергетический обмен, которое называют также калоригенным действием». Авторы учебного руководства специально выделили жирным шрифтом основное свойство гормонов щитовидной железы.

Четырёхтомник «Физиология человека» R.Schmidt и G.Thews я храню у себя на полке уже более 20 лет. Это одна из первых приобретенных мною серьезных книг по медицине. Я получал её по подписке ещё в книжно-дефицитные годы советской власти. Безусловно, это издание, несмотря на свои преимущества, в том числе 3-х кратный объём по отношению к институтскому учебнику, включает в себя лишь малую часть известных к сегодняшнему дню физиологических знаний. Тем не менее, в рассматриваемом случае оно содержит сущностную информацию о деятельности эндокринных структур.

Вот такое противоречие. Иностранная «Физиология человека» R.Schmidt и G.Thews 1986 г. объясняет и ярко выделяет главную функцию щитовидной железы, а отечественные «Руководство по эндокринологии» 1991 г. и «Фундаментальная и клиническая тироидология» 2007 г. её скрывают. О причинах и результатах этого обстоятельства вы прочтёте в разделе «Врач — щитовидная железа — пациент».

Основной эффект гормонов щитовидной железы

Итак, оказывается, щитовидная железа поддерживает энергетический обмен. Но что это за обмен? Почему энергетический? Насколько это важно?

Щитовидная железа выделяет в кровь гормоны Т3 и Т4. Они разносятся ко всем органам и клеткам, где оказывают важное влияние на усвоение энергии. В каком-то смысле, гормоны щитовидной железы — это катализаторы, т. е. ускорители биохимических процессов. Именно за счёт гормонов в клетках активируется потребление и усваивание килокалорий, которые и являются эквивалентом энергии. Вот, отчасти, почему обмен называется «энергетическим» или «калоригенным».

Слово «калоригенный» составное. Его первая часть обычно не вызывает вопросов, и выражает отношение к калориям. Вторая же часть слова иногда вызывает недоумение и вопрос: ««Генный» — это, стало быть, связанный с генами?». В данном случае — нет. Слово «ген» (греч. genos) дословно означает «происхождение». А «генезис» (греч. genesis) — происхождение, возникновение, или, иначе, процесс образования. Поэтому слово «калоригенный» можно понимать как «относящийся к калориям» или «связанный с калориями». По аналогии с этим, слово «патогенный» означает «вызванный болезнью».

В очень упрощённом виде калоригенное влияние гормонов можно представить следующим образом. Энергию, которую помогают усвоить организму гормоны, мы получаем извне — продуктами. Если помните, на упаковках продуктов часто указывают их энергетическую ценность (в калориях).

Казалось бы, например, съел человек йогурт, и килокалории, через пищеварительный тракт и кровь, устреми-лись ко всем клеткам, обогащая их энергией. Но в клетках эти калории окажутся невостребованы без помощи гормонов щитовидной железы.

Энергетической ценностью обладает кислород. Именно этим продуктом, мы усиленно насыщаем организм. Именно его (т. е. кислород) гормоны щитовидной железы вовлекают в энергоёмкие процессы в клетках всех органов, кроме головного мозга, селезёнки и семенников. Стоит ли говорить, что кислород является неотъемлемой частью горения (окисления), в процессе которого выделяется энергия.

В клетках большая часть энергии расходуется на работу специальных «клеточных насосов» в их мембране (т. е. оболочке). Эти насосы регулируют баланс веществ между внутренней (внутриклеточной) и внешней средой (межклеточной). Можно сказать, что от этого баланса зависит жизнедеятельность клеток, органов и всего организма. Для деятельности таких клеточных насосов и используется важное участие гормонов щитовидной железы, которые способствуют поглощению кислорода и энергетическому распаду жиров и углеводов.

В целом, можно сказать, что основной функциональной задачей гормонов щитовидной железы является комплексная энергорегуляция.

Ко мне на приём пришла молодая женщина, 29 лет. Помимо прочего она жаловалась на зябкость. Кисти рук и ступни ног у неё были постоянно холодными. При этом она замечательно переносила летнюю жару, чувствуя себя лучше. Проведенное обследование выявило у неё гипотиреоз (стр. 72).

Справка:

гипотиреоз — уменьшение функциональной возможности щитовидной железы по выделению гормонов. Иначе — слабость железы.

Несмотря на изменение функции щитовидной железы, основное внимание пациентки было обращено на её вес и телосложение. В целом, она была довольна собой. Могла позволить себе много кушать и при этом оставаться стройной, почти не набирая какого-либо лишнего веса. Врачи же, к которым она обращалась в своём городе, рекомендовали как-то улучшить своё питание для коррекции соотношения рост/вес. Эти врачебные назидания создали в сознании пациентки психологическое несоответствие между прежней удовлетворённостью собой и представлением терапевтов и эндокринологов.

Пациентка пробовала питаться лучше и больше, но всё же оставалась в прежнем весе. Безусловно, в её случае никакое дополнительное питание не позволит приобрести требуемый статистикой вес. Одна из причин такого состояния недостаточное количество гормонов щитовидной железы. А это, как вы теперь понимаете, признак недостатка энергетической регуляции.

Анализ на гормоны

Даже если вы впервые держите в своих руках результаты анализа крови на гормоны щитовидной железы, вы сможете сами выяснить основное состояние своего гормонального обмена. Необходимо лишь прочесть и воспринять материал этого раздела, а также уточнить, как меняется уровень гормонов при гипотиреозе и гипертиреозе в одноименных разделах книги.

Если же вы неоднократно сдавали кровь на гормоны щитовидной железы, то сумеете понять, правильно ли ваш лечащий врач контролировал функцию щитовидной железы. Это важно! Поскольку очень часто, принимая пациентов из разных городов России и стран СНГ, мне приходится наблюдать ошибочные или неполноценные исследования гормонального обмена щитовидной железы. Всё это способствует и ошибкам в лечении.

Как вы уже знаете, в щитовидной железе образуются два гормона, участвующих в энергетическом обмене. Это тироксин (или сокращённо Т4) и трийодтиронин (или сокращённо Т3). Конечно, такие сокращения удобны. Они представляют два гормона. Но зрительное восприятие обилия таких обозначений у некоторых пациентов может вызывать ощущение чего-то сложно-загадочного. В таких случаях человек старается отгородиться от специальной информации, полностью исключая для себя возможность разобраться и понять содержание.

Но поверьте своему жизненному опыту! В вашем здоровье и благополучии, прежде всего, заинтересованы только вы сами. Лучше вас никто не сможет понять, что вам необходимо.

Думаю, что абсолютно полагаться на специалистов, не вникая в сущность диагностической оценки вашего здоровья и тем более лечения, нельзя. Но как вы сможете контролировать диагностический и лечебный процесс без принципиального понимания того, на что он направлен? Вот зачем вам необходимы такие знания.

Эта книга написана не только для любопытных. Цель этой книги — позволить пациенту приблизится к уровню врача в вопросах, касающихся изменений со стороны щитовидной железы, с тем, чтобы не навредить себе безграмотным лечением, не упустить время, а с ним и возможность рационального восстановления.

Одна из моих пациенток высказала следующее: «Я уже много раз в жизни обращалась к врачам. Знаю о том, как лечат в поликлинике. Поэтому направилась за помощью в медицинский центр. Там мне предложили пройти полное обследование организма. Я спросила их, что же будет в итоге. Получу я на руки данные обследования, и что? Мне ведь нужно вылечиться! Мне нужен результат, а не процесс. Но мне ответили, что они проводят только обследование. Поэтому я отказалась от их предложения, и продолжила поиск такого специалиста, который ориентирован на результат, на лечение и выздоровление».

Этот пример отражает разные проблемные стороны в системе здравоохранения. Но его главная идея в том, что именно благодаря знаниям человек принимает то решение, которое или быстрее приводит его к необходимой цели, или уводит в сторону, заставляя его плутать, прежде чем он доберется к намеченному. Опыт этой пациентки помог принять ей рациональное решение.

Гормоны Т4 и Т3

Гормоны Т4 и Т3 синтезируются щитовидной железой в разных количествах. Около 80–90 % в клетках щитовидной железы образуется Т4, и, соответственно, почти 10–20 % — гормона Т3.

В лабораториях определяют по две разновидности гормонов Т4 и Т3. Их обозначают как Т4-свободный, Т4-общий, Т3-свободный и Т3-общий. «Свободные» виды гормонов называют так потому, что они не связаны с белками плазмы крови. Специальные белки крови одновременно служат своеобразным транспортом (переносчиком) и депо (местом временного удержания и хранения) для Т4 и Т3. Поэтому общие фракции Т4 или Т3 (т. е. Т4-общий и Т3-общий) малодостоверны в оценке гормоновыделительной функции щитовидной железы.

Определить «связанную» разновидность гормонов Т4 или Т3 можно по разнице между значениями общей и свободной фракций.

Поскольку основное количество гормонов, продуцируемых щитовидной железой, приходится на гормон Т4, то в первую очередь обращают внимание на уровень Т4-свободного. Можно сказать, что между количеством Т4-свободного и количеством выделяемых железой гормонов существует прямая зависимость. Иначе, чем больше выделяется Т4-свободного, тем больше функциональная активность и функциональная ёмкость железы, и наоборот. Поэтому часто врачи назначают анализ крови только уровня Т4-свободного (помимо уровня гормона ТТГ, о котором расскажу далее).

Когда вам предписывают анализ крови на гормоны щитовидной железы, обращайте внимание на то, чтобы помимо определения ТТГ (тиреотропный гормон) обязательно проверялся уровень Т4-свободного. Врач может говорить о том, что для контроля состояния железы достаточно выяснить только количество ТТГ. Это не совсем так. Определение только уровня ТТГ уместно с целью экономии времени и средств при профилактическом обследовании большого количества людей. Но если требуется уточнить функциональную способность щитовидной железы необходимо определять и Т4-свободный. Это рекомендуют и врачи Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ).

Оценку состояния щитовидной железы только по данным ТТГ можно сопоставить с получением представления о человеке по мнениям о нём других лиц. Сообразно этой аналогии, определение уровня Т4-свободного сравнимо с непосредственным знакомством.

Иногда, врачи поликлиник вместо Т4-свободного назначают определение Т3-общего. И под контролем этого показателя корректируют приём гормональных препаратов. Это не совсем правильно, поскольку в этом случае упускается из вида доминирующая гормоновыделительная деятельность щитовидной железы.

Схема 1. Процентное распределение калоригенных гормонов щитовидной железы.

Остальные фракции гормонов служат для уточнения особенностей гормонального обмена. Для того, чтобы понять их значение, следует ознакомиться со следующей информацией.

Т4 выделяется больше, чем Т3. Но Т3 почти в 10 раз функционально активнее Т4. Потому Т3 более важен для организма. Гормон Т3 способен образовываться из Т4. Из Т4 образуется почти 80 % Т3 (см. схему 1). Такая ступенчатая система гормонообразования, по-видимому, более удобна организму. Она позволяет последовательно регулировать активность энергетических процессов в клетках органов.

При хронических заболеваниях, голодании и переохлаждении увеличивается образование Т3 из Т4. И это понятно. Организму при указанных условиях необходимо больше энергии. Гораздо быстрее энергетические потребности может обеспечить именно Т3. Вместе с тем, щитовидная железа вынуждено увеличивает продукцию гормонов. Возникает функциональное перенапряжение щитовидной железы.

На уровень общего Т4 и Т3 в плазме крови влияет и количество связывающего их белка. Этот белок участвует в регуляции свободных Т4 и Т3, поддерживая требуемое их количество в крови.

Думаю, вы понимаете, что эти особенности гормонального обмена будут практически бесполезны без знаний о развитии заболевания. Лабораторные показатели можно представить в виде спидометра и датчика топлива на приборной доске автомобиля. Они не позволяют полноценно отразить передвижение машины. Не видно направление, нет информации о состоянии дороги, неизвестно изначальное состояние этого средства передвижения и т. п. Только совокупность этих сведений позволит понять, с какой скоростью тратится топливо и другие нюансы.

Подобно этой иллюстрации, для диагностики важно не только знание уровня разных фракций Т4 и Т3, но и история развития болезни. Сочетание этих данных и позволит определиться с характером гормонального обмена щитовидной железы.

Гипофиз, ТТГ и щитовидная железа

В организме существуют три контролирующие системы: нервная, иммунная и эндокринная. Эти системы функционально взаимосвязаны, и, помимо влияния на другие органы, осуществляют взаимный регуляторный контроль. При изменении функционального состояния щитовидной железы нервная и иммунная системы начинают проявлять к ней своё контролирующее внимание.

В головном мозге имеется специальные образования, которые контролируют деятельность эндокринных органов. Этими структурами являются гипоталямус и гипофиз. В гипоталямусе вырабатываются предшественники гормонов, которые попадают в гипофиз, где и формируются гормональные вещества, оказывающие непосредственное влияние на другие эндокринные железы.

Для контроля деятельности щитовидной железы гипофиз выделяет тиреотропный гормон, который врачи привычно называют ТТГ. Тиреотропный гормон (ТТГ) дословно означает относящийся к щитовидной железе. Английская аббревиатура этого гормона — TSH (тиреостимулирующий гормон). Это обозначение может встречаться на бланках анализа крови. Мне больше нравится название этого гормона в английском варианте, поскольку оно передаёт его основную способность, — а именно, стимулировать работу щитовидной железы.

Если щитовидная железа выделяет недостаточно гормонов, то количество ТТГ увеличивается. И, наоборот, при избыточном выделении гормонов щитовидной железой количество ТТГ уменьшается. Эта зависимость позволяет по уровню ТТГ определять функциональное состояние щитовидной железы. Вот почему врачи в первую очередь оценивают величину ТТГ и только затем остальных гормонов.

Что показывает ТТГ? Упрощённо, ТТГ — это оценка деятельности щитовидной железы со стороны. Например, по вашему внешнему виду к концу рабочего дня большинство наблюдателей дадут почти одинаковую оценку. Но истинное ваше самочувствие и состояние будете знать только вы сами. Эти оценки могут совпадать, но могут и различаться. Иногда это различие очень выражено. Так и с щитовидной железой: её состояние со стороны отражает ТТГ, а непосредственно о её состоянии говорит Т4-свободный.

Можно сказать следующее. Анализ уровня ТТГ важно. ТТГ — это контролирующий показатель функциональной способности щитовидной железы. Поэтому его обязательно учитывают в диагностике. Но количество ТТГ отражает лишь «внешнее» рабочее состояние органа. Объективная же оценка деятельности щитовидной железы включает интерпретацию комплекса данных ТТГ, Т4св., Т4общ., Т3св., Т3общ.

Последующий контроль функции обычно проводится по двум показателям: ТТГ и Т4-свободному.

Вегетативная нервная система — блеф или явь?

В организме есть две разновидности нервной регуляции. Иначе говоря — две части нервной системы. Одна часть нервной системы управляет нашими мышцами. По латыни она называется соматической (сома — тело). Другая часть нервных образований регулирует деятельность внутренних органов и сосудов, а также контролирует обмен веществ и температурную регуляцию. Это вегетативная нервная система.

Какая из этих двух систем важнее? Представьте, что без движения человек может прожить длительно. Есть люди, которые в связи с тяжёлой формой инвалидности не могут даже пошевелиться. Их оберегают родственники (сами или прибегая к помощи медперсонала). Таких обездвиженных людей кормят, моют, переворачивают и т. д. Так могут проходить годы.

Сколько же может прожить человек, если его вегетативная нервная система перестанет регулировать деятельность сердца и изменять тонус сосудов для адекватной подачи кислорода и других важных веществ с кровью к головному мозгу и другим органам? Несколько минут — да, несколько часов — редко, несколько дней — почти нет, годы — нет. Вот насколько важна вегетативная нервная система!

Вегетативная нервная система (ВНС) условно разделяется на две части: центральную и периферическую. Центральная часть расположена в голове, и входит в состав головного мозга. Периферическая вегетативная нервная система находится в туловище.

Гипофиз, гипоталямус, ретикулярная формация и некоторые другие структуры — это центральные органы ВНС. Обратите внимание на то, что гипофиз, который вырабатывает гормон ТТГ, является важной частью вегетативной нервной системы.

Периферическими центрами ВНС служат нервные узлы. Каждый такой узел содержит огромное количество нервных клеток. Узел может содержать сотни тысяч клеток, а иногда и миллион клеток, от которых во все стороны расходятся нервные отростки. По этим нервным путям к органам и сосудам доставляется соответствующая регуляторная информация. Впрочем, и к центрам вегетативной регуляции поступает информация о состоянии этих органов.

Получается, что вегетативная нервная система — это вполне конкретная, материальная, реально существующая структура. Это не нечто метафизическое и нереальное. Это известная по анатомическому строению и частично известная своей функцией руководящая система организма.

Тем не менее, в медицине ей досталась роль приведения со своенравным характером. Все знают или догадываются о том, что оно существует. Но большинство не знает где. Оно не уловимо. Кто-то что-то читал об этом, но как нейтрализовать этот своенравный характер — никто толком не знает.

Даже неврологи и невропатологи чураются вегетативных изменений у пациентов. Направляют их к другим специалистам, не желая играть в прятки со своим незнанием. Не редко, таких пациентов посылают к психотерапевтам.

Терапевты нашли спасение от подобных неясностей, придумав индульгенцию своей высокой квалифицированности. Ею стала «вегетососудистая дистония». Иногда её называют «нейроциркуляторная дистония».

Стр. 40–41 «А сейчас я хочу остановиться на проблеме очень важной для практических врачей. Когда вас, неврологов, вызывают на консультацию к терапевтам, сразу возникает вопрос о нейроцир-куляторной дистонии (НЦД). И перед вами проблема: как быть?

Идея НЦД непобедима и будет жить века! Хотя и абсолютно неправильна/ Об этом мы много писали, дискутировали. Почему мне не нравится термин «нейроцир-куляторная дистония»?

Этот термин ввел Оппенгеймер в 1919 году. Я не уверен, что он был неврологом. Он описал заболевание, которое назвал «нейроциркуляторная астения». До него и после другие описывали подобные состояния. «Синдром Да Коста», синдром «солдатского сердца» и т. д. А потом, уже в 20-х годах XX века наши терапевты — А. Ф. Ланг и Н. С. Молчанов — назвали это нейроциркуляторной дистонией, убрав слово «астения».

Но что это означало? По двум пунктам меня этот термин не устраивает. Во-первых, он родился в недрах кардиологии. Каким образом? Кардиологи видели больных, у которых имелись вегетативные расстройства — колебание АД, ЧСС, аритмии, то есть видели органику, и писали диагноз — НЦД. И дальше своей кардиоваскулярной системы не видели ничего. А ведь вегетативные расстройства полисистемны.

Конечно, бывает так, что доминирует желудочно-кишечная система, иногда сердечно-сосудистая, но принципиально они полиморфны. Кардиологи этого не видят: как будто бы все происходит внутри кардиоваскулярной си-стемы. Если встать на их позицию, то синдром НЦД можно «растащить» по системам. С одной стороны, НЦД, а с другой — гипервентиляционный синдром или, в ЖКТ — гастроинтестинальный, то есть нейрогастральная дистония, термоневрозы и т. д.

Таким образом, СВД раздроблен, он состоит из отдельных фрагментов, что не страшно, с этим можно бороться. Но главное то, что адепты НЦД считают, что это не синдром, а болезнь. А если это болезнь, то все «закончено», не надо ничего искать, думать, все понятно. На самом деле это неверно».

*здесь и далее в цитате выделено А. В. Ушаковым

А. М. Вейн Семь лекций на Россолимо. — М.: Нейромедиа, 2004, 220 с.

Под эту «болезнь» часто подводят все непонятные врачам проявления заболеваний. Почти никто из специалистов не удосуживается вникнуть в основы патологии вегетативной нервной системы. И вот итог — врачи не умеют лечить пациентов с такой дистонией!

Попробую немного вас удивить! Известно ли вам, что кроме «вегето-сосудистой» дистонии существует ещё и «ве-гето-почечная», и «вегето-желудочная», и прочие «вегето-…» состояния? Предположу, что это может вызвать непонимание даже у врачей. Тех специалистов, которые с лёгкостью навешивают на своих пациентов диагнозы «остеохондроз позвоночника» и «вегето-сосудистая дистония».

Но приведенные мною термины не надуманны. Их правомерность обоснована самой природой вегетативной нервной системы, управляющей органами, сосудами и биохимическими реакциями. Именно эти разновидности дистонии упоминаются профессором А. М. Вейном, бывшего до недавнего времени наиболее авторитетным в России специалистом в области вегетологии — науки о вегетативной нервной системе.

* * *

История преобразования вегетологии в незаметное приложение в медицине требует отдельного рассказа. Эта история связана с выдающимися именами учёных, затерянных в мире интересов современных фармакологических компаний. В этой истории есть место интереснейшим достижениям в диагностике и лечении, вытесненным и забытым под натиском модных медицинских тенденций. Но эта книга о щитовидной железе.

Как вегетативная нервная система управляет щитовидной железой

В области шеи, с двух сторон, располагаются шейные вегетативно-нервные узлы. По три с каждой стороны. Эти образования содержат сотни тысяч нервных клеток. Особенно много этих клеток в верхнешейных узлах. Их количество у некоторых людей может доходить до миллиона или более.

От двух верхних узлов к щитовидной железе направляются нервы. По ним и проводятся нервные импульсы, регулирующие работу этого эндокринного органа.

Следует сказать, что именно эти нервные узлы постоянно контролируют деятельность щитовидной железы. Именно они заставляют активнее или пассивнее работать тиреоны, фолликулы и клетки. Вместе с тем, к этим вегетативным узлам по нервным связям поступает ответная информация о состоянии щитовидной железы. Так происходит постоянный контроль и регуляция железы.

Значение щитовидной железы в организме очень велико. Вероятно, поэтому в организме сформировался двойной контроль за щитовидной железой. Со стороны центральной вегетативной системы гипоталамус. Со стороны периферической вегетативной нервной системы — нервные узлы.

Если под влиянием патологических условий шейные вегетативные узлы не справляются с регуляцией железы, то на помощь приходит гипоталямус. Вырабатывая ТТГ, он начинает этим гормоном целенаправленно и мощно активизировать деятельность ткани щитовидной железы.

Вегетативные нервные центры (гипоталямус, узлы и пр.) взаимосвязаны между собой нервными проводниками. Поэтому всегда передают друг другу сведения и о своём функциональном состоянии, и о состоянии железы.

Получив сигнал о перегрузке щитовидной железы, нервные центры вегетативной системы могут привлечь иммунную систему. Под влиянием нервных сигналов о избыточном перенапряжении железы, иммунная система начинает выделение антител. Так запускается аутоиммунный процесс.

К сожалению, многие эндокринологи упускают из вида влияние периферической вегетативной нервной системы на щитовидную железу, довольствуясь только знанием о роли гипоталамуса. Упущение такого важного обстоятельства, конечно же, ограничивает возможности лечебного процесса.

Обычно, такие специалисты (их очень много!) рассказывают пациентам о так называемой биологической оси: гипоталамус-гипофиз-щитовидная железа. Для лучшего разъяснения этой функциональной связи некоторые эндокринологи рисуют качели или весы. На разные чаши весов или концы качелей размещают позиции щитовидной железы и гипофиза. Поясняют взаимовлияние их гормонов — ТТГ и Т4.

Это хороший пример. Но он позволяет понять лишь зависимость ТТГ и гормонов щитовидной железы. И более ничего! Этот пример удобен для демонстрации обязательности заместительной терапии.

Как вы уже поняли, организм представляет собой систему таких весов-качелей, представляющих множество органов и прочих структур организма, взаимосвязанных между собой и окружающим миром.

Как работают клетки щитовидной железы

Случается, что пришедшие ко мне на консультацию пациенты, обеспокоено рассказывают о настораживающем их заболевании, выявленном у них эндокринологом. В таких случаях они с тревожной серьёзностью произносят название болезни — «коллоидный зоб». Что же, в этом «психическом состоянии пациента» прослеживается заслуга того врача, который не смог разъяснить пациенту особенностей изменений.

Вы уже знаете из предыдущего раздела, щитовидная железа состоит из клеток, которые образуют между собой округлые образования — фолликулы. Клетки расположены по периметру фолликулов, а в центре находится коллоид, состоящий из белка — тиреоглобулина. И если вы узнаете от врача, что он предполагает у вас «коллоидный зоб», то теперь, прежде всего, поймёте, что это доброкачественное состояние, при котором ничего необычного в щитовидной железе не выявлено. Подробнее об этом состоянии вы сможете прочесть в соответствующем разделе (стр. 101–103, 183, 270).

Кровеносные сосуды оплетают фолликулы (рис. 3), и доставляют к клеткам фолликулов вещества, необходимые для образования гормонов Т3 и Т4. В эти же сосуды и выделяются из клеток готовые гормоны.

Током крови к клеткам щитовидной железы доставляется йод. Но в клетки он попадает за счет усиленной работы специальных йодных насосов, расположенных в мембране (оболочке)клеток.

В клетках и коллоиде фолликулов йод соединяется с другими веществами, и через несколько биохимических стадий образуются гормоны Т4 и Т3. В этом процессе важную роль играет специальное вещество — пероксидаза. Без участия пероксидазы невозможно формирование гормонов щитовидной железы.

И вот, благодаря работе химического конвейера в клетках щитовидной железы, образуются гормоны. Часть этих гормонов попадает в кровь и используется для нужд организма, а другая направляется в специальные «кладовые», где хранится некоторое время.

Проведенные исследования и расчёты показали, что депонируемых запасов гормонов щитовидной железы хватает на 2–3 месяца. И если прекращается дальнейшее поступление гормонов, то, спустя указанный период, организм может погибнуть.

Для того, чтобы выяснить истинное состояние функции щитовидной железы, врачи рекомендуют проводить исследования уровня гормонов через 2–3 месяца. В течение этого периода почти полностью гормоны «замещаются» на новые. Иначе можно сказать, что за этот срок полностью изменяется количество гормонов, соответственно состоянию железы.

Например, если вы прекратили приём гормональных препаратов, то только через 2 месяца анализ покажет, насколько щитовидная железа справляется с выработкой и выделением гормонов. Впрочем, значимая достоверность анализа возникает не сразу через 2 месяца, а повышается постепенно. Поэтому даже через месяц можно выявить некоторую тенденцию к истинному состоянию гормонального обмена щитовидной железы. И в некоторых случаях я назначаю своим пациентам ежемесячный анализ крови на гормоны.

Регенерация (возрождение) клеток и фолликулов щитовидной железы

Одним из чудесных природных свойств организма является его обновление. В повседневной жизни мы привыкаем и не замечаем этого чуда Природы. Но именно этот медленный процесс самовосстановления постоянно омолаживает нас.

Каждые 120 дней обновляются все эритроциты (красные клетки крови, доставляющие кислород ко всем прочим клеткам), каждые десять дней обновляется кожа. Постоянно совершенствуется костная ткань, укрепляясь в тех местах, которые в большей степени подвергаются нагрузкам. Большинство органов способны обновляться. Но как же щитовидная железа? Есть ли у неё возможность к самоисцелению и обновлению?

Оказывается — есть!

Из предыдущего раздела вы узнали, что щитовидная железа состоит из фолликулов. Напомню, что фолликулы — это структурные единицы железы. По периметру фолликулов расположены клетки, которые охватывают своим клеточным «одеялом» заключённый внутри коллоид. Но самым главным структурообразующим элементом железы являются сами клетки. Именно они создают гормоны. Именно эти клетки служат основой размножения.

В ткани щитовидной железы находят клетки расположенные внутри и снаружи фолликулов. Исследования показали, что именно из них чаще и образуются новые клетки, из которых и формируются новые фолликулы. Но клетки самих фолликулов также могут участвовать в размножении.

Процесс образования новых фолликулов зависит от функциональной активности щитовидной железы. Предельно нагрузочное перенапряжение органа, а также гибель некоторой части клеток, способствует усилению регенерации (обновлению). Цитопатологи такую активность описывают словом «пролиферация».

Под микроскопом в таких случаях можно видеть появление молодых фолликулов. Они как бы отпочковываются от клеток-родителей. Эти скопления клеток в местах развития новых фолликулов принято называть «подушечками Сандерсона» (рис. 5).

Такое размножение щитовидной железы сравнительно медленно. Но эта очень важная восстановительная способность позволяет со временем компенсировать железе свои потери. Именно эта уникальная природная возможность обновления щитовидной железы даёт нам реальную надежду на восстановление!

Эта книга называется «Восстановление щитовидной железы». Это название выбрано не случайно. Я специально принял решение обратить внимание читателя на уникальную возможность восстановления этого органа. Надеюсь, что понимание этого важного обстоятельства позволит вам чувствовать себя уверенней на пути к излечению.

Рисунок 5. Два варианта стадийного размножения фолликулов щитовидной железы.

Заболевания щитовидной железы

Обзор заболеваний щитовидной железы

Истории пациентов повторяются. Некоторые из них очень похожи. Другие — лишь частично. Но почти всегда пациенты подозревают у себя определённое заболевание, о котором, по их мнению, знает только врач.

Одни, придя от врача, пытаются выяснить, почему специалист определил у них именно эту болезнь. Что теперь делать? Чего опасаться? Что кушать? И, вообще, как жить и лечиться?

Вот, с такими вопросами обращаются ко мне на Форуме сайта: «Здравствуйте! Мне ставят Гипотиреоз. Что это зна-

чит для меня (мне 28 лет, не рожавшая) какие последствия и лечение?».

Или: «Сыну 11 лет. Поставили диагноз — ХАИТ. Хотелось бы узнать о заболевании и лечении подробнее».

Справка:

1) гипотиреоз — это состояние, при котором в организме недостаточно гормонов щитовидной железы;

2) хаит или ХАИТ — это аббревиатура, означающая Хронический Аутоиммунный Тиреоидит.

Другие пациенты пытаются распознать своё заболевание, вычитывая о нём в книгах и Интернет. Сопоставляют беспокоящие их проявления с симптомами различных заболеваний. Очень часто признаки болезней не совпадают с известными перечнями симптомов. И тогда, в их глазах списки болезней приумножаются, словно в зеркалах, глядящих друг на друга. Наконец, они пишут на Форум.

Например:

«Увеличена щитовидка перешеек-3,0 мм, правая доля — 44,5x19,0x15,0 объём 6,1. левая — 40,0x15,0x13,5, объём 3,9. Контуры чёткие, капсула не изменена, эхогенность не изменена, региональные лимфоузлы определяются мелкие единичные без видимых изменений эхоструктуры. 19 лет, 60 кг. 163 рост. Давление 90 на 50. Была температура, сильная постоянная головная боль, колет в затылке, общее недомогание, сонливость, упадок сил, сердечные боли и сдавливание в груди, внутри всё горит, дышать тяжело. Порок сердца, подклапанный стеноз аорты, было сотрясение и ушиб мозга. Доктор, что со мной?»

Рисунок 8. Норман Казинс и его «Анатомия болезни с точки зрения пациента».

Эта «нужная и полезная книга», как сказал академик А. Н. Амосов, была издана в 1991 г огромным тиражем — 100 тысяч экз.

Джером К.Джером о Заболеваниях

Мой любимейший писатель — Джером Клапка Джером. Его повести и рассказы никогда не приедаются. Что говорить, иногда я прописываю своим пациентам прочесть «Трое на велосипедах» или «О еде и питье». Результат всегда потрясающий: одни просто не читают, другие не читают из-за занятости, третьи — благодарят.

Тем не менее, это психологическое оздоровление я практикую давно. С начала 90-х годов. Когда прочел об эффективности такой практики в «Анатомии болезни с точки зрения пациента» Нормана Казинса. И с тех пор не раз убеждался в успешности такой эмоциональной поддержки.

Догадывался ли Джером К. Джером о том, что его произведения станут лечебным подспорьем? Может быть.

Но он верно приметил другое.

Почти сто лет назад он красочно описал, как сложно бывает пациенту сориентироваться в мире болезней, наполнивших медицинскую чашу знаний. Я специально привожу здесь отрывок из его рассказа «Трое в лодке, не считая собаки».

«Как-то раз я зашел в библиотеку Британского музея, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил, — кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно; а потом от нечего делать начал перелистывать книгу, просматривая то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего, — знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого, — и не успел я добраться до середины перечня «ранних симптомов», как стало очевидно, что у меня именно эта болезнь. Несколько минут я сидел, как громом пораженный; потом, с безразличием отчаяния, принялся переворачивать страницы дальше. Я добрался до холеры, прочел об ее признаках и установил, что у меня холера, что она мучает меня уже несколько месяцев, а я об этом и не подозревал. Мне стало любопытно: чем я еще болен? Я перешел к пляске святого Витта и выяснил, как и следовало ожидать, что ею я тоже страдаю; тут я заинтересовался всей этой историей и решил разобраться в ней досконально. Я начал прямо по алфавиту. Прочитал об анемии — и убедился, что она у меня есть и что обострение должно наступить недели через две, Брайтовой болезнью, как я с облегчением установил, я страдал лишь в легкой форме, и будь у меня она одна, я мог бы надеяться прожить несколько лет. Воспаление легких оказалось у меня с серьезными осложнениями, а грудная жаба была, судя по всему, врожденной. Так я добросовестно перебрал все буквы алфавита, и единственная болезнь, которой я у себя не обнаружил, была родильная горячка.

Вначале я даже обиделся: в этом было что-то оскорбительное. С чего это вдруг у меня нет родильной горячки? С чего это вдруг я ею обойден? Однако, спустя несколько минут, жадность была побеждена более достойными чувствами. Я стал утешать себя, что у меня есть все другие болезни, какие только знает медицина, устыдился своего эгоизма и решил обойтись без родильной горячки. Зато тифозная горячка меня совсем скрутила, и я этим удовлетворился, тем более что ящуром я страдал, очевидно, с детства. Ящуром книга заканчивалась, и я решил, что больше уж мне ничто не угрожает.

Я задумался. Я думал о том, какой интересный клинический случай я представляю собою, каким кладом я был бы для учебных демонстраций. Студентам незачем было бы практиковаться в больницах и участвовать во врачебных обходах, если бы у них был я. Я сам — целая больница. Им нужно только совершить обход вокруг меня и сразу же отправляться за дипломами.

Тут мне стало любопытно, сколько я еще протяну. Я решил устроить себе врачебный осмотр. Я пощупал свой пульс. Сначала никакого пульса не было. Вдруг он появился. Я вынул часы и стал считать. Вышло сто сорок семь ударов в минуту. Я стал искать у себя сердце. Я его не нашел. Оно перестало биться. Поразмыслив, я пришел к заключению, что оно все-таки находится на своем месте и, видимо, бьется, только мне его не отыскать. Я постукал себя спереди, начиная от того места, которое я называю талией, до шеи, потом прошелся по обоим бокам с заходом на спину. Я не нашел ничего особенного. Я попробовал осмотреть свой язык. Я высунул язык как можно дальше и стал разглядывать его одним глазом, зажмурив другой. Мне удалось увидеть только самый кончик, и я преуспел лишь в одном: утвердился в мысли, что у меня скарлатина.

Я вступил в этот читальный зал счастливым, здоровым человеком. Я выполз оттуда жалкой развалиной».

Немало студентов-медиков при изучении заболеваний переживают описанный Джеромом К. Джеромом феномен преувеличенного и искажённого восприятия симптомов. Что уж говорить о других людях, которых неприятности вынудили обратиться к изучению своего заболевания.

Но как разобраться в том, какое именно заболевание присутствует? Как различить свою болезнь среди многих малопонятных названий недугов?

Заболевание — это Диагноз?

Название заболевания, или проще болезни, можно рассматривать как терминологическое (иначе — словесное) обозначение Диагноза.

Обычно в Диагноз включается описание состояния различных органов и частей организма. Причём, на первое место выносится наиболее выраженное или основное в развитии болезни. Подробнее о том, как должен выглядеть Диагноз и как он используется врачами, вы сможете прочесть в разделе «Представление о диагнозе» (стр. 142).

Здесь же лишь частично коснёмся основ формулировки диагноза. Это нам поможет выяснить причины многообразия заболеваний щитовидной железы.

Действительно, к настоящему времени исследователи рассматривают несколько десятков заболеваний щитовидной железы! Разобраться в них поможет знание о том, как специалисты формируют понятие о болезни.

Откуда берётся знание о Заболевании?

Как же врачи определяют заболевание как таковое?

Уверен, что на этот вопрос вы уже знаете ответ. Или ориентировочно представляете, как это происходит. Полагаете, что нет? Не знаете? Что же, рассмотрим известное всем заболевание — «простуду». Явление, вызванное именно переохлаждением, а не вирусом.

Думаю, сложно найти человека, который не соприкасался бы с этим состоянием. Некоторые из нас периодически подвергают себя переохлаждению и, в результате, испытывают знакомые проявления этой болезни: общее недомогание, насморк, жар или озноб, отсутствие аппетита, сонливость и т. д. У каждого эти признаки проявляются по-разному: в различных сочетаниях, интенсивности и продолжительности.

В течение жизни мы безошибочно определяем у себя или своих близких появление «простуды» по повторяющимся признакам — симптомам заболевания. Такое повторение комплекса симптомов и служит нам важным ориентиром в определении болезни. В данном случае «простуды».

Другим важным критерием заболевания являются его истоки — причины и способствующие факторы. При «простуде» — это избыточное влияние холода, недостаточность защитных сил организма и неблагоприятные условия.

Многоликие заболевания

Одно и то же заболевание у каждого человека протекает по-разному. Это известно не только врачам, но и людям без медицинского образования.

Заметьте, что, как правило, Название болезни одно, а его проявления и течение — другое. Такое отличие может быть незначительно или очень выражено.

У одних больных простудой заболевание протекает с высокой температурой, у других — никогда не поднимается выше 37.0 градусов. Одни пациенты почти всегда переносят переохлаждение с кашлем, у других нет кашля, но почти всегда болит горло. Кому-то «простуда» доставляет головные боли, а кому-то боль в ухе. Некоторые справляются с таким состоянием за два-три дня, а большинство — за одну-две недели.

С годами, наблюдая на своём опыте и на примерах других людей течение простудных заболеваний, мы приобретаем знания о том, как распознать болезнь и как её лечить. Уверен, что у вас есть не только собственный способ лечения при «простуде», но и сможете без особого труда подсказать ещё несколько вариантов её лечения. Наверно, всем людям после 20 лет, подобно тому, как писал Джером К. Джером, можно смело выдавать диплом на лечение «простуды». Каждый взрослый человек в той или иной мере может считаться специалистом по «простуде». Поэтому я предлагаю вам рассмотреть это заболевание так, как это делают профессионалы-исследователи.

Чтобы не потеряться во множестве признаков (симптомов) «простуды», в первую очередь, нам следует выявить основные и второстепенные проявления болезни. Далее все эти признаки мы «расставим по полочкам», то есть создадим классификацию «простуды».

Итак, это заболевание может протекать с высокой или не изменённой температурой тела. Предположим, что это два основных критерия.

Действительно, и в том и в другом случае могут наблюдаться и головные боли, и насморк, и боль в горле, и чихание и кашель. Что же у нас получилось? Предлагаю посмотреть на нашу Классификацию Простуды.

Классификация Простуды (основная)

Заболевание, протекающее с высокой температурой тела (от 37.0 градусов и выше).

С кашлем

С болью в горле, или чиханием

С головной болью

С тошнотой или болью в животе

Заболевание, протекающее с нормальной температурой тела (36.4–37.0 градусов).

С кашлем

С болью в горле, или чиханием

С головной болью

С тошнотой или болью в животе

На первый взгляд, получилось неплохо. Но мы забыли о возрастных особенностях! А ведь в каждом возрасте это заболевание может протекать по-разному. Поэтому сделаем возрастную классификацию «простуды».

Классификация Простуды (возрастная)

Простуда грудного возраста

Простуда детей дошкольного и школьного возраста

Простуда юношества

Простуда среднего возраста

Простуда пожилых

Старческая простуда

Если вспомним, то «простуда» может иметь разное течение, и возникать как один-два раза в год, так и гораздо чаще. Поэтому добавим к этой классификации ещё один раздел.

Классификация Простуды (по течению)

Острая простуда

Подострая простуда

Хроническая простуда

Отдыхая на юге, днём в номере гостиницы я случайно заснул с включённым кондиционером. В результате, от такого продолжительного (несколько часов) переохлаждения я почувствовал себя заболевшим. Простуженным. После обеда незначительно повышалась температура.

Что делать, в течение ближайших двух-трёх дней пришлось лечиться. Ограничил морские купания, пил горячие сладкие чаи. И, конечно же, заключил перемирие с кондиционером. Через три дня я опять наслаждался южным побережьем. Чувствовал себя вполне здоровым.

Удивительно, но если я приводил свой пример в беседе с отдыхающими, то в ответ слышал похожие истории. Об ангинах и простудах, возникших на юге после длительного пребывания в море, или продолжительной поездке на катере (с ветерком) или после поедания большого количества мороженого. Этот и подобные примеры позволяет нам выделить ещё одну классификацию.

Классификация Простуды (сезонная)

Холодного периода года

Тёплого периода года.

Возможно, что такая импровизационная классификация «простуды» неточна. Более того, может вызывать улыбку или даже возмущение. Ведь ни в каком справочнике мы не найдём с вами заболевания под названием — «простуда». Ни в какой монографии или статье не увидим какой-либо классификации этого заболевания. Но дело не в этом.

На примере этого знакомого всем заболевания мы поняли, как специалисты составляют классификации болезней. Осталось лишь разобраться в том, как использовать нашу «простудную» классификацию. То есть понять — зачем она нужна. И на этом простом примере выяснить «хитрости» современных классификаций заболеваний щитовидной железы.

Так зачем же нужна Классификация Простуды? Дело в том, что человечество во всех сферах жизни удобно пользуется классификациями для упорядочивания разнообразных сведений. Действительно, подобные классификации создают удобства в понимании и применении многочисленных данных. Ими становится легче оперировать и использовать.

Все заболевания щитовидной железы, как и заболевания других органов, систем органов или целого организма имеют близкие классификации. Эти классификации обсуждаются опытными докторами на страницах медицинских журналов и в монографиях. А мировая врачебная общественность создала международную классификацию болезней, присвоив каждому заболеванию буквенно-циферное обозначение.

Значение и использование Классификаций

Возможно, вы уже поняли, что классификация заболеваний позволяет нам не только обозначить заболевание в целом, но и характеризовать его особенности. Это и есть — формулировка диагноза.

Например, если воспользоваться составленной классификацией простуды, можно сформулировать такой диагноз: Острая простуда с высокой температурой тела, с кашлем, холодного периода года. В этом случае мы описали состояние условного пациента. Нам понятно, что человек переохладился в зимний период года. Заболел внезапно. Организм прореагировал повышением температуры. Переохлаждение затронуло дыхательные пути (трахею или бронхи). В последнем случае врачи написали бы иначе, например, респираторного характера, или с респираторным компонентом. Но как, вы понимаете, это почти одно и то же.

Обратите внимание на классификации «простуды». Всё это — разнообразие проявлений одного процесса!

Комплекс защитных биологических процессов в организме одинаков у всех больных «простудой». На одно и то же влияние избыточным холодом у всех людей происходят однотипные ответные события в организме. Но их проявления зависят от индивидуальных особенностей организма и условий, в которых находится человек. Поэтому мы наблюдаем такое разнообразие проявлений.

Безусловно, что чем ослабленнее организм, тем выраженнее будут проявления болезни. А симптомы заболевания могут указывать на так называемые «слабые места». Например, нервно-сосудистый комплекс при головной боли, или нервно-кишечный — при боли в животе.

Но в каких бы симптомах не выражалось заболевание, каким бы диагнозом не описывался бы процесс изменений в организме, как правило, в его основе присутствует единая патологическая сущность.

Заболевания щитовидной железы

Прежде чем вы обратитесь к представленной далее классификации заболеваний щитовидной железы, я хотел бы упростить её восприятие. Обратите внимание на следующие два обстоятельства.

Если «пробежаться» взглядом по названиям многочисленных пунктов, то неожиданно можно встретить одни и те же слова: гипотиреоз, гипертиреоз, диффузный, узловой, многоузловой. А основные разделы классификации, обозначенные римскими цифрами, объединяют разнообразие проявлений болезни в три большие группы — с эутиреозом, с гипертиреозом и с гипотиреозом.

Эти слова означают уровень гормонов щитовидной железы в крови. Эутиреоз — нормальное количество гормонов, гипертиреоз — избыточное, гипотиреоз — недостаточное.

Почти при всех этих функциональных состояниях могут наблюдаться анатомические изменения:

• диффузный, т. е. охватывающий всю ткань железы;

• узловой, т. е. локальный, расположенный в одном из участков железы;

• многоузловой, т. е. также локальный, но расположенный в нескольких участках.

Не напоминает ли эта повторяемость основную классификацию «простуды»? Ведь там также при избыточной температуре (подобно гипертиреозу) наблюдаются такие же изменения (кашель, головная боль…), что и при нормальной температуре (подобно эутиреозу).

Для удобства восприятия я специально выделил жирным шрифтом ключевые слова, а основные разделы подчеркнул.

Классификация заболеваний Щитовидной железы

(предложена F. Manaco, 2003 г., в модификации проф. М. И. Балаболкина и соавторов)

I Заболевания, протекающие с тканевым эутиреозом

А. Эутиреоидный зоб

1. Диффузный (хронический, спорадический или эндемический — йоддефицитный)

2. Диффузный [преходящий: менархе, беременность, менопауза, обычно в эндемических или йоддефицитных регионах, ятрогенный (тиреостатики, диета, рентгеноконтрастные препараты и др.)]

3. Узловой [спорадический или эндемический (йоддефицитный) хронический узловой или многоузловой]

Б. Опухоли

1. Доброкачественные

а) узловой зоб [одиночный узел: спорадический или эндемический (йоддефицитный) и редкие опухоли (лимфома, тератома и др.)]

б) многоузловой зоб [спорадический или эндемический (йоддефицитный)]

2. Злокачественные

а) дифференцированный рак (папиллярный, фолликулярный)

б) недифференцированный или анапластический рак (мелко- и гигантоклеточный)

в) медуллярный рак

г) другие злокачественные опухоли (метастазы, саркома, лимфома и др.)

В. Тиреоидиты

1. Острый тиреоидит

2. Подострый тиреоидит (эутиреоидная фаза)

3. Хронический аутоиммунный тиреоидит (эутиреоидная фаза)

4. Послеродовой или безболезненный тиреоидит (эутиреоидная фаза)

5. Фиброзный тиреоидит (тиреоидит Риделя)

II. Заболевания, сопровождающиеся тканевым гипертиреозом

A. Протекающие с гиперфункцией щитовидной железы

1. Диффузный токсический зоб (ДТ3) или диффузный гипертиреоидный зоб (ДТ3)

2. Многоузловой гипертиреоидный (токсический) зоб

3. Гипертиреоидная или тиреотоксическая аденома

4. Редкие формы гипертиреоза [хаситоксикоз, послеродовой тиреоидит (гипертиреоидная фаза), избыточный прием экзогенного йода, гипофизарная резистентность к тиреоидным гормонам, тиреотропинома, опухоли, секретирующие хориогонин (хориокарцинома, эмбриональный рак яичка), фолликулярная аденома или карцинома щитовидной железы]

Б. Тиротоксикоз без гиперфункции щитовидной железы

1. Избыточное поступление экзогенных гормонов (ятрогенный тиреотоксикоз, фактический тиреотоксикоз и см. преходящий гипертиреоз)

2. Поствоспалительный (подострый тиреоидит) или деструктивный тиреоидит (см. преходящий гипертиреоз)

3. Вызванный приемом кордарона (амиодарона)

B. Преходящий гипертиреоз

1. У взрослых (избыточное поступление йода в организм, избыточный прием тиреоидных гормонов, после терапии 1311, гипертиреоидная фаза послеродового, безболезненного и под-острого тиреоидита)

2. У новорожденных (материнские тиреоидстимулирующие антитела)

III. Заболевания, характеризующиеся тканевым гипотиреозом

А. Протекающие с гипотиреозом

1. Первичный гипотиреоз:

а) У взрослых

1. Хронический аутоиммунный гипотиреоз (с зобом или без зоба)

2. Ятрогенный (после тиреоидэктомии или применения терапевтических доз радиоактивного йода)

3. Диффузный или узловой зоб

4. Выраженная недостаточность йода

б) Врожденный у новорожденных [эктопия и дисгенез щитовидной железы, дисгормоногенез (нарушение обмена йода, биосинтеза тироглобулина, дефект ферментов)]

2. Вторичный или гипофизарный гипотиреоз (опухоль гипофиза, гипофизит, травма, недостаточность ТТГ, инфильтративные заболевания, изолированный или пангипопитуитаризм)

3. Третичный или гипоталамический гипотиреоз (опухоль, воспаление, травма, инфильтративные заболевания)

Б. Без гипотиреоза

1. Генерализованная или периферическая резистентность к ТГ (рецепторный или пострецепторный дефекты)

В. Преходящий гипотиреоз

1. У взрослых [недостаточность или избыток йода, диета и различные лекарства, подострый и послеродовой гипотиреоз (гипотиреоидная фаза)]

2. У новорожденных (недостаточность или избыток йода, прием матерью тиреостатиков или зобогенных веществ, наличие материнских антител к антигенам ЩЖ)

IV. Аутоиммунная офтальмопатия, сочетающаяся с заболеваниями щитовидной железы

1. Наличие только симптомов

2. Симптомы и признаки офтальмопатии с вовлечением мягких тканей

3. Проптоз (экзофтальм)

4. Вовлечение в процесс мышц глаза

5. Поражение роговицы

6. Потеря зрения

V. Нарушенные тиреоидные параметры при отсутствии заболеваний щитовидной железы (нетиреоидные заболевания, дефицит ТСГ и др.).

Я специально привёл здесь одну из полных «врачебных» классификаций заболеваний щитовидной железы, насчитывающую более тридцати вариантов болезней. Причём, не самую удачную. Конечно же, в этой книге не ставится цель обучить вас тонким врачебным премудростям. Важны не частности, а общие закономерности.

Напомню, что главными задачами этой книги являются:

• представление сущности диагностики и лечения щитовидной железы;

• ознакомление с основами современной врачебной практики (её заслугами, реалиями и ошибками);

• обучение самостоятельности в выборе рационального пути восстановления.

Если из этой обзорной классификации вывести раздел об опухолях, то всё оставшееся разнообразие заболеваний щитовидной железы можно обозначить упрощённо:

Изменения при эутиреозе.

Изменения при гипертиреозе.

Изменения при гипотиреозе.

Осложнения (офтальмопатия, вовлечение иммунной системы (хронический тиреоидит) и пр.).

Воспаление (острый и подострый тиреоидит).

Возрастные и репродуктивные (т. е. связанные с беременностью) состояния.

Как понять сложную классификацию

Как же воспринять это классификационное нагромождение? Даже в некотором упрощении.

Проведём параллель всё с той же «простудой». Вспомните, как это случалось в вашей жизни или у ваших близких.

После насыщения организма холодом, начинают активизироваться внутренние защитные механизмы. Течение этих приспособительных процессов зависит от индивидуальных качеств организма.

Одни люди обладают сравнительно малым количеством защитных сил. У них «простуда» протекает с повышением температуры (выше 37 градусов). Это происходит в противовес охлаждению. В результате подавляется влияние холода, сказывающееся на изменении внутренней среды организма. Усиливаются восстановительные процессы.

У других людей, имеется очень много защитных сил. Эти люди или не простывают (т. е. не страдают внешне), или переносят заболевание в лёгкой форме — без увеличения температуры.

В обоих случаях, большие или меньшие проявления болезни могут сопровождаться сходными симптомами: насморком, болью или першением в горле, болью в голове или животе, снижением аппетита, усталостью и пр. Некоторые такие признаки указывают на место, куда повлиял холод. Где от повреждающего влияния холода развилась защитная реакция — воспаление.

Если защитных сил у человека много, то такое воспаление может быть незначительным. И заболевший обычно говорит, что у него, кроме небольшого насморка, ничего нет. Если же компенсаторных сил не много, то повреждение холода более значительно. В таких случаях воспаление охватывает не только слизистую оболочку носа, но и горла. Появляется стойкая заложенность носа, боль при глотании. А у некоторых может вовлекаться слизистая оболочка трахеи и бронхов. Возникает кашель.

Во всех этих и других многообразных проявлениях «простуды» лежит одно — индивидуальная ответная реакция организма на повреждение переохлаждением. Поэтому классификация отражает единый процесс, но представляет его в многообразии клинических проявлений.

Классификация заболеваний щитовидной железы, за исключением истинного воспаления и опухолей, также отражает многообразие индивидуальных проявлений одного патологического процесса.

Эутиреоз, гипотиреоз и гипертиреоз — это функциональные проявления величины компенсаторно-приспо-собительных сил щитовидной железы, на влияния со стороны вегетативных нервных центров. Иначе говоря, это проявления величины защитных способностей железы. Как правило, заболевания щитовидной железы сводятся к двум формам — гипотиреозу и гипертиреозу (недостатку и избытку гормонов). Чаще, изучают именно эти два состояния. Это два своеобразных полюса в многообразии заболеваний щитовидной железы.

Вспомните основной функциональный эффект щитовидной железы (см. раздел «Функция щитовидной железы). Напомню — это обеспечение почти всех тканей организма энергией (калориями), позволяющее активировать обменные процессы. Поэтому при неблагоприятных условиях и различных заболеваниях усиливается нагрузка на щитовидную железу.

Для преодоления избыточных физических, психических, холодовых, приспособительных (адаптационных) и восстановительных (при заболеваниях) нагрузок увеличивается потребность в энергии, и, стало быть, в гормонах щитовидной железы. Организм вынужденно усиливает активность железы.

Это усиление деятельности клеток щитовидной железы может происходить локально и диффузно. В первом случае, в местах локальной активности формируются «узлы». В классификации это называется «узловой зоб». Если «узлов» много — «многоузловой зоб». Во втором случае вовлекается вся щитовидная железа. Это «диффузный зоб». Слово «зоб» следует воспринимать как «изменение щитовидной железы». Оно не всегда отражает своё прямое значение — увеличение железы.

Но как бы не менялось строение щитовидной железы при её функциональном перенапряжении, в зависимости от обеспеченности железы компенсаторными возможностями, в крови будет наблюдаться эутиреоз (условная норма), гипотиреоз (недостаток гормонов) или гипертиреоз (избыток гормонов). Это и есть три основных классификационных варианта заболевания железы.

При «простуде», на фоне повышения температуры тела, может беспокоить насморк или боль в горле (или, вообще, без симптомов). Подобно этому, при заболевании щитовидной железы, гипотиреоз может сопровождаться формированием «узлов» или диффузным зобом (или, вообще, без таких изменений). В этом и проявляется единство патологического процесса в многообразии клинических проявлений.

Известно, что при всех заболеваниях возможны осложнения. При «простуде» таким осложнением может стать пневмония (воспаление ткани лёгкого). При заболевании щитовидной железы распространенным осложнением является офтальмопатия. Или, как это называют в быту, — пучеглазие, иначе — экзофтальм (выступание глазных яблок из орбит). В представленной классификации заболеваний щитовидной железы IV раздел как раз отражает различные варианты такого осложнения.

В V разделе классификации указаны возможные изменения состояния щитовидной железы при других заболеваниях организма.

Гипотиреоз

Что такое гипотиреоз? В чём состоит его сущность? Это признак, состояние или болезнь?

Часто не только пациенты, но и врачи представляют гипотиреоз в виде болезни. Не редко мне приходится слышать: «Я заболела гипотиреозом». Или: «Врач мне поставил диагноз гипотиреоз…». Сами врачи в ответ на то, что такое гипотиреоз, говорят так: «Это гипофункция щитовидной железы». Так ли это?

Приставка «гипо-» означает «мало», «тирео» — относящийся к щитовидной железе. Слово «гипотиреоз» стало привычным среди врачей разных стран. Оно кратко и удобно в применении. На мой взгляд, не важно насколько точно оно передаёт смысл. Более важно то, что под ним подразумевается. А также насколько распространена его преемственность среди профессионалов.

В целом же, термин гипотиреоз в первую очередь характеризует недостаточное обеспечение организма гормонами щитовидной железы. И поскольку уровень гормонов определяют по анализу крови, то гипотиреоз часто представляют как лабораторный признак патологического состояния. Часть причин гипотиреоза относится к самой щитовидной железе. Поэтому гипотиреоз часто воспринимают как собственно патологическое состояние. Следствия гипотиреоза, проявляющиеся определёнными признаками, можно рассматривать как заболевание. Вот так непросто. Но предлагаю не акцентировать своё внимание на этих нюансах. Оставим их специалистам.

Два взгляда на Гипотиреоз

Удивительно, но врачи и пациенты оценивают гипотиреоз по-разному. В поликлиниках, на конференциях, в монографиях — везде обсуждение гипотиреоза представляется врачами в виде оценки лабораторных показателей. В статьях и книгах дотошно обсуждаются возможные трактовки анализа крови. Сравниваются наши отечественные наблюдения с рекомендациями иностранных специалистов.

Можно ли при таком-то уровне гормонов ставить диагноз «гипотиреоз»? Лечить или нет, если уровень гормонов лишь незначительно превысил норматив? Что делать, если при этом поднимается уровень антител? И так далее.

Пациенты же воспринимают «заболевание гипотиреоз» несколько иначе. Главное — это проявления болезни, а лабораторное подтверждение — как приговор. Мягкий или суровый.

— Доктор, — обращаются ко мне пациенты, — мой врач поставил мне диагноз «гипотиреоз». По каким признакам он это определил? Что у меня соответствует гипотиреозу?

— Скажите, — говорят другие, — я прочла, что при гипотиреозе выпадают волосы и увеличивается вес. Волосы, конечно, выпадают, но я как была стройная, спортивная, так и осталась. Я всегда ем столько, сколько хочу — и без последствий. Так что, у меня гипотиреоз есть или нет?

Первые признаки Гипотиреоза

В моём кабинете постепенно формируется библиотечка из книг, которые мне приносят пациенты. В основном это книги об оздоровлении. Некоторые из них — подарки, относящиеся к теме наших отвлечённых бесед во время лечения. Другие — о щитовидной железе, написанные популяризаторами медицинских знаний для населения.

Не без интереса перелистываю и эти издания. Очень часто эти книжечки пишутся как под копирку. Они, как «близнецы-братья». Адаптировано, для человека без медицинского образования, сравнительно кратко пересказывают врачебные руководства и монографии по заболеваниям щитовидной железы.

И когда в таком издании читатель подходит к разделу о гипотиреозе, он видит всё то же, что и Джи — главный герой произведений Джерома К.Джерома. В первую очередь пациент отыскивает перечень симптомов.

Что же может подумать неискушенный читатель-пациент? Как правило, только одно: все признаки болезни следует «примерить» к себе. И что же дальше? А дальше опять тупик. Почему? Вот мы опять подошли к самому интересному в практической медицине!

В научных медицинских книгах и статьях, написанных врачами для врачей, за сотни лет сформировался и утвердился академический стиль изложения сведений. В учебниках медицинских институтов и врачебных руководствах признаки заболеваний обычно излагаются списками.

В результате, у многих специалистов создаётся ошибочное впечатление о том, что все или большая часть этих симптомов (признаков болезни) обязательно должна присутствовать у пациента с определённым заболеванием. Что уж говорить о людях без медицинского образования?

Но вернёмся к гипотиреозу.

Не редко пациенты даже не подозревают о произошедших в их организме изменениях. Они приходят к эндокринологам после плановых медицинских обследований, удивляясь каким-то «находкам» в их анализах крови. Надеясь понять серьёзность своего положения.

— Вы знаете, — говорят они в таких случаях, — меня абсолютно ничего не беспокоит. Вот только с анализами что-то не так, как мне сказали.

И только в последующей беседе проясняются незаметные, на первый взгляд, признаки гипотиреоза.

— Скажите, пожалуйста, — начинаю свой расспрос, — зябнут ли у Вас ноги? Холодные ли ступни ног и кисти рук?

— О, это у меня давно, — отвечают одни.

— Может быть… Что-то такое есть, — говорят другие.

— Любите ли погреться в ванной? Под душем или налив в неё воды, — продолжаю уточнять.

— Обязательно. Каждый день, — утвердительно замечают они.

— Да она часами парится в ванной! Не вытянуть никак,

— замечает мама, приведшая ко мне на консультацию свою 17-летнюю дочь.

— Люблю вечером ножки погреть в ванной. Стараюсь всегда это делать. Иначе плохо засыпаю, — говорит другая пациентка.

— Измеряли ли Вы в течение жизни артериальное давление? Не запомнились ли значения? — продолжаю беседу.

— Мне ставили диагноз «вегетативная дистония». Давление всегда пониженное: 100 на 60, — слышу я в ответ.

— Постоянно на работе меряем давление. В последнее время 110 на 70. Раньше у меня бывало и 90 на 60, — отвечают другие.

— Вы высыпаетесь? Чувствуете себя отдохнувшей с утра?

— Редко. Чаще не высыпаюсь.

— Устаёте? Как быстро появляется усталость по сравнению с тем, как это было год-два назад? — расспрашиваю дальше.

— Иногда даже с утра. Но обычно после обеда. Раньше всё было в порядке, — рассказывают в одном случае.

— Обычно «держусь» в течение дня. Пью кофе. А к вечеру уже никаких сил нет, — отвечают в другом, — Прихожу с работы и сразу ложусь отдохнуть.

— И Вы знаете, доктор, — говорят мне некоторые пациенты, — что-то стала хуже справляться с работой. Иногда бывает сложно вспомнить нужную информацию. А ведь раньше легко вспоминалось всё нужное. Даже стала забывать разные мелочи. Например, куда я ножницы положила, или взяла ли сдачу в магазине.

— А сладкое любите? Если будете пить чай с шоколадкой, сколько съедите? — тестирую я пациентов.

— Да всю и съем — ерунда, какая! Я всегда на работе, как белочка, запасаю конфеты и шоколад, — слышу в ответ.

В этих отрывках из диалогов с пациентами я постарался отразить малозаметные признаки гипотиреоза.

Вряд ли можно не согласиться с тем, что мы обычно привыкаем к тому, что на работе устаём. А по субботам стараемся в виде компенсации поспать до обеда. Так ли уж необычно позабыть имя актёра или название предмета. Которое так и «вертится» на языке, но всплывает в памяти гораздо позже. Холодные ноги? И что же?

Увы, всё это первые признаки приближающейся или даже появившейся функциональной перегрузки щитовидной железы, определяемой по анализу крови как Гипотиреоз. А что же дальше?

О сущности гипотиреоза

Действительно, появление признаков гипотиреоза не обрушивается на больного всем списком. Оно развивается медленно. Проявляя себя постепенно.

Симптомы подкрадываются почти незаметно. Годами. Подобно кошке, выслеживающей птичку. Прижимаясь и прячась. В неспешном напряжении. Шаг за шагом переставляя хищные лапки-симптомы — приближаются. К ним привыкают, и поэтому они остаются незаметны. Но вот уже пройден критический путь. С годами истощаются защитные способности щитовидной железы. И с проворностью кошки, болезненное состояние охватывает организм.

Кроме слабости, апатии, выраженной утомляемости и сонливости могут наблюдаться и другие признаки: сухость кожи и изменение ногтей, выпадение волос и перхоть, изменение менструального ритма. У некоторых пациентов появляются кожные изменения в виде участков покраснения и шелушения кожи на конечностях или туловище.

Но что же лежит в основе всего этого многообразия?

Сущность гипотиреоза — это недостаточность обеспечения клеток и прочих структур организма энергией (килокалориями). Именно это служит фундаментом рассматриваемого состояния. Это основная формула, которая предопределяет появление характерных признаков болезни.

Вам и не нужно всматриваться в списки симптомов гипотиреоза или другого заболевания, сопоставляя их со своим случаем. Достаточно понять, может ли тот или другой признак заболевания зависеть от сущности патологического процесса.

Обратите внимание, что практически все проявления гипотиреоза прямо указывают на недостаток энергии в активно развивающихся тканях — волосах, коже, ногтях. А такие признаки как зябкость (непереносимость холода, холодные конечности) и желание погреться только подтверждают эту закономерность.

Остальные симптомы также зависят от этой сущности. Но разъяснение их механизма развития требует дополнительных медицинских знаний. Поэтому я упускаю разъяснение зависимости энергетического дефицита с такими симптомами, как склонность к запорам, изменение массы тела, пастозность или отёчность, нарушение ритма сердца и другое.

Развитие и появление признаков гипотиреоза зависят от индивидуальных особенностей организма и условий, в которых он находится:

• величины компенсаторно-приспособительных возможностей клеток щитовидной железы и других органов,

• тяжести и частоты заболеваний других органов,

• пола и возраста,

• нагрузкой состоянием беременности, интенсивности трудовой деятельности, полноценности отдыха, питания,

• климатических условий в местности проживания,

• психических нагрузок.

И только в очень редких случаях гипотиреоз возникает из-за низкого содержания йода в окружающей среде.

Только значительный дефицит йода способствует заболеванию. Вот отчасти почему применение с лечебной целью препаратов йода в большинстве случаев не оказывает реальной восстановительной помощи.

Чем больше затрачивает организм энергии на преодоление нагрузок, и чем меньше он компенсирует её в виде пищи и отдыха, тем выраженнее и быстрее будет развиваться гипотиреоз.

Причины гипотиреоза

В разделе «Функция щитовидной железы» мы выяснили, что гормоны щитовидной железы прямо тождественны энергии, которой они насыщают клетки организма. При увеличении потребности в энергии организм активизирует выработку гормонов щитовидной железой. Почему же так случается, что щитовидная железа не обеспечивает организм достаточным количеством гормонов? Почему развивается гипотиреоз?

стр. 184 «…легкий йодный дефицит сам по себе не может явиться причиной гипотиреоза у взрослых, что подтверждают и наши данные…

Фадеев В. В. Заболевания щитовидной железы в регионе легкого йодного дефицита: эпидемиология, диагностика, лечение. — М.: Издательский дом Видар-М, 2005. — 240 с., ил.

Фадеев В.В. — д.м.н., доцент кафедры эндокринологии ММА им. И. М. Сеченова

Как видите, периодически я специально обращаю ваше внимание на то, как подобную информацию излагают в других литературных источниках. Это делаю не только для того, чтобы отличительно выделить представляемые здесь знания, но и, главным образом, для того, чтобы с помощью сравнения закрепить эту информацию в памяти и позволить вам самостоятельно использовать эти знания на практике.

Вместо обычного перечисления причин, симптомов и прочего я предлагаю вам с помощью разъяснений и иллюстраций освоить основы. Только поняв смысл (сущность) можно использовать частности, в которых, без знания сущности, можно потеряться и зайти в тупик. Или продолжительно пребывать в неведении, в иллюзорном убеждении реалистичности неполноценной гипотезы.

Итак, что же известно о причинах гипотиреоза? Руководства для врачей и тем более книги для пациентов обычно размещают перечень обстоятельств, которые приводят к этому состоянию. Представлю их в более сжатом, принципиальном виде:

Первичный гипотиреоз (95–98 %), в результате

аутоиммунного процесса, после операции на щитовидной железе, после лечебного применения радиоактивного йода,

от определённых медикаментов,

другого повреждения ткани железы,

недостатка или избытка йода.

Вторичный гипотиреоз и Третичный гипотиреоз (5–2 %).

Наследственный гипотиреоз или «синдром резистентности к тиреоидным гормонам» (единичные случаи).

Кратко прокомментирую. Первичный гипотиреоз наиболее распространён. Он объединяет причины, связанные с самой щитовидной железой. Вторичный и третичный очень редки. Это нарушения в центральной нервной системе. Наследственный гипотиреоз, как и следует из названия, связан с генетическими отклонениями, и ещё более редок.

В целом, именно эти обстоятельства и приводят к недостаточному обеспечению организма гормонами. Но скажите, пожалуйста, насколько полезны эти знания на практике? Как именно они могут нам помочь? Или, подобрав подходящий для себя пункт из этого списка (ведь что-то же должно быть причиной), нам остаётся лишь горестно вздохнуть? Какая польза от этого знания?

К сожалению, почти нигде не предлагается практическое применение этих важных знаний. Предполагается, что врач знает, а пациент сам догадается, что результаты операционного, радиоактивного или рентгеновского повреждения части щитовидной железы необратимы. Что вредный медикамент нужно отменить или заменить другим, лучшим. Что аутоиммунный тиреоидит не обратим (далее вы убедитесь в противоположном). Что при недостатке йода, который обычно не определяют, его нужно добавить.

Допустим, вы заподозрили причиной гипотиреоза недостаток поступления в организм йода. Ведь только об этом и приходиться думать, когда по телевидению то и дело рекламируются препараты, содержащие йод. Эта реклама так и подталкивает нас к такому выводу. Но известно ли вам, что почти в 80 % случаев йод вообще не играет никакой роли в развитии гипотиреоза и «узлов» щитовидной железы?

Об этом начали писать авторитетные исследователи. Но практикующие специалисты почти всем пациентам по инерции настойчиво назначают препараты йода. Часто — в избыточной дозе.

Знаете ли, что избыток йода может стать причиной гипотиреоза? И как определить обеспеченность организма йодом в динамике? Практическая медицина оказалась ограничена в этой возможности.

А если проанализировав эти причины мы не нашли подходящей? Что нам следует тогда предпринимать?

Потерянная причина гипотиреоза

Среди многих причин гипотиреоза часто забывают указать ещё одну важную причину. Это часто встречающаяся причина гипотиреоза!

Вы наверно, знаете, что лежащая на видном месте вещь становится незаметной. Возможно, всего лишь, поэтому она бывает «потеряна» из вида.

Если вы заметили, мы постоянно используем арифметические действия. Что такое гипотиреоз? Это недостаточность. Иначе — минус, отрицание, дефицит. Что же такое гипертиреоз? Это избыток. Иначе — плюс, сложение, пресыщенность. Такое допущение позволяет применять к причинам гипотиреоза очень простой математический анализ.

Поскольку вторичный, третичный и наследственный гипотиреоз встречаются редко, то мы условно не будем учитывать эти случаи. Подобно задачкам из физики, для «чистоты» исследования пренебрежём малозначимыми условиями. Остаётся первичный гипотиреоз. Он встречается почти в 95 % случаев!

Обратите внимание на то, что почти все причины этого вида гипотиреоза сводятся к самой щитовидной железе. А именно — к разнице между заведомо нормальной потребностью в гормонах и недостаточностью обеспечения этой потребности со стороны щитовидной железы. Иначе говоря, все перечисленные причины первичного гипотиреоза уменьшают выделение гормонов самой железой, и только поэтому организму их не хватает.

Но существует другой вариант недостатка в гормонах. Представьте, что щитовидная железа производит обычное, «нормальное» количество гормонов. И только организм из-за избыточного их потребления создаёт дефицит гормонов. Это тоже состояние гипотиреоза. Но связано не с щитовидной железой, а с организмом. В научных публикациях оно обычно не отражается в причинах этого состояния!

Получается, что причиной падения яблок на землю служат утяжеление поспевающих яблок, ослабление связи плодоножки яблока с веткой и даже внешние механические влияния (ветра, человека). Вот только о гравитации (силе тяжести) как-то позабылось.

Что же способствует увеличению потребности организма в гормонах? Определиться в этом поможет перечень факторов, указанный в подразделе «О сущности гипотиреоза» (стр. 77).

Существует двунаправленная зависимость щитовидной железы и остальных структур организма. Это означает, что как организм зависит от щитовидной железы, так и железа зависит от организма.

При этом щитовидная железа является органом первого реагирования при любых нагрузках на организм. То есть, при всяком заболевании, физической или эмоциональной нагрузке щитовидная железа увеличивает выработку гормонов, для обеспечения энергией, требующейся на преодоление такого влияния. Железа функционально напрягается и перегружается.

Если такое состояние длится избыточно долго, то щитовидная железа постепенно истощается. Ослабевает. Возникает разница между избыточными потребностями организма в гормонах и невозможностью обеспечить их перенапряжено работающей, но ослабленной щитовидной железой. Развивается гипотиреоз. А диффузные изменения, «узлы» и аутоиммунные процессы в железе — это ответные приспособительные изменения, развивающиеся у каждого человека в соответствии с его индивидуальными особенностями.

Найдено ли потерянное?

Впрочем, я поспешу вас порадовать. Не всё так безнадёжно в отношении «незамеченной» причины гипотиреоза. Постараюсь представить вам диагностическую тонкость академической медицины.

Существует международное понимание о «псевдодисфункции» щитовидной железы, которое также называют «синдромом нетиреоидных заболеваний». Считается, что это состояние не соответствует гипотиреозу. Иначе говоря, не связано с истощением щитовидной железы. Что же это за состояние?

Его наблюдают при заболеваниях других органов. Характеризуют лабораторно, по снижению уровня гормонов щитовидной железы в крови, и «нормальном» уровне ТТГ.

Исследователи этого синдрома описывают его как некую реакцию внутренней среды организма, с участием гормонов щитовидной железы, при заболеваниях, не связанных с щитовидной железой. Профессор М. И. Балаболкин с соавторами указывают на признаки этого синдрома:

• какое либо заболевание организма, кроме заболевания щитовидной железы,

• отсутствие изменения самой щитовидной железы, снижение уровня гормонов щитовидной железы в крови при «нормальном» уровне ТТГ.

Вот такая внешняя сторона этого синдрома. Её причины в исследованиях изучаются в основном на уровне частностей, даже генотипа. К сожалению, отсутствуют целостное понимание сущности таких изменений. Судя по материалам литературных источников, современная структура медицинских исследований и практики довольствуется в основном протоколированием набора признаков подобных состояний.

По моему мнению, представленный синдром служит признаком недостаточной способности железы обеспечивать организм энергией посредством своих гормонов. То есть одной из форм гипотиреоза.

Если человек неплохо выглядит после работы — не означает того, что он не устал. Если есть дым, то где-то тлеет. И если, при снижении гормонов Т3 и Т4, уровень контролирующего гормона (ТТГ) не увеличен — не следует забывать о щитовидной железе.

Для понимания этих особенностей я рекомендую прочесть раздел «Анализ крови». Но лучше просмотреть фильм «Анализ крови», где более подробно и нагляднее представлены и разъяснены изменения гормонального уровня на всех стадиях гипотиреоза.

В своей первой книге «Аускультация сердца и сосудов», которую написал во время интернатуры (т. е. по окончанию института), я поместил слова доктора В.Орлова: «Больное сердце не скрывает своих недугов. Торопясь и запинаясь, оно силится рассказать о них врачу. Уловить, разобрать, осмыслить этот смутный лепет сердца — это значит порой решить судьбу больного…

Организм также пытается рассказать нам о себе языком своих гормональных показателей. Но слышим ли мы их «смутный лепет»? Так ли их понимаем?

Причины и развитие гипотиреоза

Развитию гипотиреоза может способствовать группа причин, разной степени выраженности. Они могут быть «пусковыми», постоянными или дополнительными.

Например, многолетняя напряжённая работа со смещённым суточным графиком и без отпусков, проживание в холодном климате, семейное неблагополучие, продолжительные судебные процессы и болезни близких в сочетании с остеохондрозом позвоночника самого пациента могут совокупно привести к истощению щитовидной железы.

Другой пример — конституциональная слабость щитовидной железы и организма в целом, бурное и непропорционально развитие тканей органов в подростковом периоде, холодный климат, перегрузки занятиями в «секциях», подготовка к поступлению в институт и вступительные экзамены.

Гипотиреоз, как правило, развивается в течение нескольких лет. Только прямое влияние на щитовидную железу (операции, радиоактивность и т. п.) сравнительно быстро переводит в состояние гипотиреоза.

Диагноз «гипотиреоз» определяется на основании лабораторного анализа крови (оценивается уровень гормонов). Именно к анализу крови преимущественно обращено внимание врачей во время обследований и консультаций (о показателях гипотиреоза см. раздел «Анализ крови», стр. 208).

Академическая медицина рассматривает начало гипотиреоза, как такового, с момента перехода уровня ТТГ (тиреотропного гормона) за верхнюю границу «нормы».

Приведу отвлечённый пример. Если до пересечения государственной границы человек держит какую-то ценность, принадлежащую ему по закону, то он не считается преступником. Но стоит ему перейти эту границу вместе с этим, но незадекларированным ценным предметом, как тут же он становится нарушителем закона — контрабандистом. Но как же быть с подготовкой к этому шагу? Ведь это уже нарушение закона.

Подобно этому примеру ставится диагноз «гипотиреоз». Но действительное развитие этого состояния происходит иначе.

Вспомните, как до появления признаков «простуды», возникают её малозаметные предвестники (усталость, сонливость). Известно, что инфекционные болезни имеют инкубационный, т. е. скрытый период развития. Следует сказать, что большинство болезней (за исключением, например, травматических) проходят малозаметное начальное формирование. Если такое у гипотиреоза?

Да, безусловно, есть. В области заболеваний щитовидной железы такие состояния называют «эутиреоидной патологией». Напомню, что «эутиреоз» — это уровень гормонов щитовидной железы в пределах нормативных (референсных) значений.

Например, определение узлового образования в щитовидной железе при УЗИ и «нормы», как говорят пациенты, по анализу крови, иногда приводит врача к вопросу: «Лечить или не лечить?».

Действительно, у современного эндокринолога есть только три основных влияния на щитовидную железу:

заместительное применение гормональных препаратов,

хирургическое удаление части или всей железы,

подавление деятельности железы с помощью тиреостатических медикаментов или радиоактивного влияния.

Что же делать специалисту, если с одной стороны внешние признаки начинающегося заболевания есть, а лабораторно подтверждённых показаний к применению этих трёх «лечебных» возможностей нет? Обычно в таких случаях эндокринологи предлагают просто «понаблюдаться». То есть ничего не предпринимать.

А что же происходит в это время в организме? Постепенно развивается гипотиреоз! Вот тут то и приходят на выручку три способа.

Знаете, какую тактику применяют в «лечении» гипертиреоза, состояния, когда щитовидная железа избыточно вырабатывает гормоны? Отвечу. Применяют второй и третий способы. В результате «переводят» пациента в состояние гипотиреоза. А дальше — всю его жизнь «лечат» гипотиреоз. Когда я узнал об этом впервые, то неожиданно почувствовал холодное дыхание средневековья.

Гипертиреоз

Это состояние иногда называют тиреотоксикозом. Другие синонимы гипертиреоза — «болезнь Базедова» и «болезнь Грейвса». Один из клинических вариантов гипертиреоза носит название диффузный токсический зоб (ДТ3).

В противопоставлении к гипотиреозу, гипертиреоз характеризует избыточное обеспечение организма гормонами щитовидной железы. Подобно гипотиреозу, это состояние характеризуется как лабораторный признак, определяемый по анализу крови. И поскольку гипертиреоз проявляется определёнными признаками (симптомами), то его выделяют в качестве заболевания.

Исторически сложилось отношение к этому состоянию как к болезни. В 1835 г. доктор Грейвс дал описание трёх пациентов с признаками, указывавшими на участие щитовидной железы в патологическом процессе. В 1840 г. врач Базедов опубликовал наблюдения над четырьмя пациентами с увеличением щитовидной железы (зобом), учащённым сердцебиением (тахикардией) и выпячиванием глазных яблок из глазниц (экзофтальм). Эти три признака в последующем стали диагностической основой болезни, получившей название «болезнь Базедова».

Таким образом, наблюдение пациентов на стадии выраженнейших изменений и отсутствие лабораторного контроля за развитием этого состояния в начальных стадиях, способствовало восприятию гипертиреоза как заболевания.

Несмотря на доминирующий в эндокринологии взгляд на гипертиреоз как на болезнь, эти изменения, всё же, следует представлять как патологическую реакцию, способную перейти в заболевание при отсутствии адекватного лечения.

Первые признаки Гипертиреоза

Одна из моих пациенток рассказала мне о том, как врачи долго не могли определиться в её состоянии. Одни специалисты (по снижению веса, учащению ритма сердца, повышению температуры на суточную дозу йода и значительный аппетит) считали, что перед ними находится пациентка с типичными признаками гипертиреоза. Другие врачи удивлялись тому, что при всём этом, данные анализа крови демонстрируют гипотиреоз — противоположное гипертиреозу состояние. В этом случае «перевесили» результаты анализа крови, и у пациентки «признали» гипотиреоз.

Следует сказать, что своевременное обращение за медицинской помощью при начальных изменениях со стороны здоровья или после медицинских осмотров, где «случайно» выявляют изменения в щитовидной железе и анализе крови, обычно не позволяет гипертиреозу проявиться в классическом виде — заболевании с зобом, выпячиванием глазных яблок и прочим. Возможно, поэтому мне чаще приходиться видеть пациентов в начальных стадиях заболевания.

Как правило, жалобы пациентов сводятся к избыточной усталости («утомляемости»), повышенной раздражительности, изменению интеллектуальных способностей и непереносимости тепла.

— Мне постоянно жарко, — говорят такие пациенты, — зимой стараюсь полегче одеться, а в кабинете обязательно открываю окно.

Перечитывая список симптомов гипертиреоза, сложно не найти у себя хотя бы один признак: потливость, раздражительность, чувство беспокойства, повышенная активность на работе и дома, непоседливость, усталость, некоторая рассеянность, сентиментальность, нарушение сна, непереносимость повышения окружающей температуры.

О сущности гипертиреоза

Несомненно, проявления гипертиреоза вызваны избыточным количеством гормонов щитовидной железы в организме. Увеличение энергетического (калоригенного) обмена за счёт гормонов щитовидной железы способствует активизации многих биохимических процессов в организме.

Напомню, что гормоны — лишь проводники энергии, но не сама энергия. Энергетические запасы хранятся в виде жира и гликогена (упрощённо — сахара). При увеличении количества гормонов ускоряется распад жира и гликогена. В результате уменьшается вес. Это происходит не только за счёт специальных жировых депо, но и за счёт мышц туловища. Пациенты слабеют.

Избыточное насыщение организма энергией и вызванное этим увеличение функциональной активности органов способствует выделению тепла. Может повыситься температура тела. Пациенты испытывают чувство жара, говорят о потливости.

Безусловно, что активизация энергетических процессов сказывается и на нервной системе. В первую очередь — вегетативной нервной системе. Именно она управляет потливостью (защитной реакцией, направленной на снижение температуры), именно она контролирует питание тканей (регулирует использование запасов энергии). Именно изменения в вегетативной нервной системе ведут к раздражительности и характерному поведению.

Итак, в основе гипертиреоза находится избыточное выделение энергии за счёт увеличенного количества гормонов щитовидной железы. Но почему так происходит? Почему организм вдруг начинает перевыполнять план по производству гормонов? Зачем ему это необходимо?

Возможно, своим ответом на эти вопросы я удивлю вас, если до этой книги вам пришлось освоить какой-либо материал о развитии гипертиреоза из Интернет, популярных или, даже, врачебных изданий.

Наш организм можно рассматривать как универсальную биологическую систему, постоянно контактирующую с окружающим миром. Эта система очень устойчива. Она умеет приспосабливаться, отвечать на влияния из вне адекватной реакцией.

В нашем организме имеются защитные механизмы. Они имеют общий принцип реагирования. Например, на любую опасность (нападение врага, неблагоприятные погодные условия, психический стресс) происходит сравнительно быстрый и мощный выброс адреналина из надпочечников. Это позволяет значительно повысить защитные возможности. Преодолеть физические преграды, уменьшить боль и т. д.

Но вместе с тем, для преодоления подобных нагрузок, организму нужна и энергия! Неприкосновенный запас энергии (жиры и углеводы) всегда готов к применению в критических ситуациях. И вот, нервная система подаёт команду, и щитовидная железа щедро начинает раздавать ключи-гормоны от энергетических складов. Происходит избыточное выделение энергии.

Эта избыточность уместна при преодолении стрессовых нагрузок. Посмотрите на бегунов после преодоления ими двух десятков километров, обратите внимание на боксёров после нескольких раундов. Вы не сможете не заметить обильного пота, разгорячённости, жара, пышущего от их тел. Это всё — действие гормонов щитовидной железы в критически напряжённых ситуациях.

Спросите этих профессиональных спортсменов о том, сколько им приходиться терять килограмм веса на соревнованиях.

Один из моих пациентов, у которого были выявлены признаки гипертиреоза, сообщил мне, что ощутимые признаки заболевания у него начались после почти трёхсуточной напряжённой работы по проверке и анализу важных архивных материалов. Срочность выполнения работы и повышенная ответственность за неё привели к перегрузке вегетативной нервной системы, повлиявшей на щитовидную железу в виде активизации её деятельности. В результате пациент похудел. Он говорил о том, что ему даже пришлось сменить костюм, так как привычные ранее брюки оказались ему велики, а пиджак — просторным.

стр. 184 «На основании статистических данных установлено, что тиреотоксикоз чаще всего возникает после психической травмы.

Психическая травма может привести к различным изменениям функционального состояния коры головного мозга. В одних случаях при этом развивается разной интенсивности возбуждение с иррадиацией по коре или на подкорковые образования; при других обстоятельствах психическая травма может вызвать в коре головного мозга тормозной процесс, который в порядке положительной индукции может создать в подкорковых образованиях очаг возбуждения.* Этим путем психическая травма может при некоторых обстоятельствах привести к состоянию возбуждения подкорковых аппаратов, в том числе тех из них, которые имеют отношение к регуляции обмена веществ, в частности также и к иннервации желез внутренней секреции. Вследствие этого может развиться гиперфункция щитовидной железы, ее гиперсекреция, а потом и тиреотоксикоз».

*здесь и далее в цитате выделено А. В. Ушаковым

Фридберг Д. И. Неврологический анализ тиреотоксикоза. М.: Медгиз, 1961, 288 с.

Но почему после стрессовых событий в одних случаях всё возвращается вновь в норму, а в других случаях развивается гипертиреоз? В ответе на этот вопрос и заключается сущностная основа этого явления.

Гипертиреоз следует воспринимать как избыточноизвращённую компенсаторно-приспособительную реакцию в ответ на стресс. Эта реакция может быть непродолжительной или устойчиво долгой.

Причины гипертиреоза

Многие исследователи замечали, что гипертиреоз развивается после психических перегрузок. Мои наблюдения показывают, что помимо этого важного влияния, к гипертиреозу могут привести физические перенапряжения или обострение заболеваний других органов.

Например, одна из моих пациенток (55 лет) обратилась ко мне с жалобой на общую утомляемость, головные боли и увеличение объёма щитовидной железы. Анализ крови показывал избыточную выработку гормонов и антител. После подробного расспроса, оказалось, что все проявления болезни вызваны приспособительной реакцией щитовидной железы в ответ на преодоление организмом заболевания (простуды, с последующей ангиной), длившегося около полутора месяца.

Мне пришлось отменить назначенный ей медикамент-тиреостатик. Впрочем, пациентка и сама желала обойтись без таких таблеток. В результате, после проведенного безмедикаментозного лечения, устранившего напряжённую активность щитовидной железы, нам удалось достичь восстановления. Улучшилось самочувствие. Объём щитовидной железы уменьшился до её индивидуальной нормы, а уровень гормонов и антител в крови вернулся к оптимальным значениям. Следует сказать, что контрольное обследование (УЗИ и анализ крови), проведенное через два года (пациентка консультировала у меня своего мужа), показало устойчивое сохранение нормальной деятельности её щитовидной железы.

Другая пациентка, женщина 58 лет, рассказала, что изменения её самочувствия возникло после отдыха на Кипре, где она присматривала за своим внуком. Желая испытать прелести нетрадиционного для неё отдыха, она решила посетить греческую сауну.

Представьте себе жаркое лето, немолодой организм и посещение сауны! В результате ей стало плохо. Понизилось, а затем повысилось артериальное давление. Возникла общая слабость, ухудшилось зрение, появилось сердцебиение. Участились головные боли.

Кое-как пережив последние дни на Кипре и возвращении в Россию, она направилась к врачам. Обследование показало — гипертиреоз. Эндокринологи, следуя лечебным стандартам, назначили ей меркозолил, препарат, агрессивно подавляющий деятельность щитовидной железы и активность ростковых клеток крови. Вместе, нам удалось избежать применения этого средства.

Течение гипертиреоза

Несмотря на некоторые противоположные проявления гипотиреоза и гипертиреоза, оба эти состояния имеют общее начало. Возможно, вы уже заметили этот общий источник.

Эти два полярных процесса обладают единой основой. Эта основа — ответное перенапряжение щитовидной железы.

Гипотиреоз и гипертиреоз сопровождаются одинаковыми признаками перенапряжения железы:

• увеличением объёма, из-за усиления активности всех клеток и фолликулов, и/или

• активизацией участка железы, с его преобразованием в, так называемый, узел.

Гипотиреоз и гипертиреоз могут протекать с истощением и гибелью клеток щитовидной железы. Это в обоих случаях приводит к защитной реакции иммунной системы — выбросу в кровь антител (аутоиммунной реакции).

Гипотиреоз развивается медленно, чаще годами. Это связано с постепенным уменьшением немногочисленных компенсаторно-приспособительных сил железы. Гипертиреоз развивается быстрее. Его возникновение у значимой части пациентов, помимо прочего, сопровождается несколько большим количеством компенсаторно-приспособительных сил железы, чем при гипотиреозе.

стр. 334 «Следует иметь в виду, что у определенного количества больных заболевание (гипертиреоз — прим. А. В. Ушакова) характеризуется периодами наступления ремиссии и значительного улучшения, а затем без «видимых» причин такое благоприятное течение вновь сменяется выраженной клинической симптоматикой. Нередко такое интермитти-рующее течение ДТ3 может трансформироваться даже в гипотироз, наступление которого может быть спонтанным или как результат проводимого лечения».

М. И. Балаболкин, Е. М. Клебанова, В. М. Креминская «Фундаментальная и Клиническая Тироидология», М.: Медицина, 2007.- 816 с.

Интересно наблюдать переход гипертиреоза в гипотиреоз! Это иногда заметно при аналитической оценке данных обследований пациента, проведенных в течение нескольких лет. Заметьте, что почти никто не описывает обратного перехода гипотиреоза в гипертиреоз.

Такой интерес к переходу от гипертиреоза к гипотиреозу вовсе не праздный. У меня, он вовсе не вызывает удивления. Я рассматриваю его как закономерное явление, указывающее на сущность процессов в организме, в целом, и в щитовидной железе, в частности.

Это явление известно. Но нигде в научной литературе мне не довелось встретить последовательных разъяснений этой важной особенности. В лучшем случае, авторы чаще довольствуются лишь указанием на вероятность таких событий.

Обратите внимание на то, что по мере восстановления, при гипертиреозе и при гипотиреозе уменьшается количество антител (АТ-ТПО и АТ-ТГ). Этот факт не согласуется с представлением о губительном влиянии антител на щитовидную железу, как причину заболевания. Но подробнее об этой особенности вы сможете прочесть в разделе «Аутоиммунный тиреоидит».

Офтальмопатия — осложнение, симптом или болезнь?

При заболеваниях щитовидной железы встречаются изменения со стороны глаз. Эти нарушения сопровождаются единичными признаками или множеством признаков. Они происходят за глазным яблоком, но могут вовлекать и сам глаз, проявляясь в виде различных симптомов нарушения зрения.

Для обозначения этого состояния был избран термин «офтальмопатия». Это слово «прижилось» в среде врачей.

«Офтальмо-» — первая составная часть сложных слов, означающая отношение к глазам или глазным болезням; «-патия» — слово, означающее какое-то нарушение, заболевание. Иначе говоря, офтальмопатия — это «что-то с глазами».

Так что же бывает с глазами? Перечислю:

экзофтальм, то есть выпячивание глазных яблок из орбит. Это обычно связано с увеличением в объёме заглаз-ничной клетчатки (жировой ткани или мышц),

болевые ощущения в глазах или за ними,

слёзотечение, светобоязнь, ощущение «песка в глазах»,

необычные реакции со стороны век и других окружающих глаза тканей,

нарушения зрения.

Офтальмопатия наблюдается при гипотиреозе, гипертиреозе и эутиреозе. Некоторые иностранные специалисты анализировали сочетание офтальмопатии с такими состояниями эндокринного обмена щитовидной железы.

Чаще всего офтальмопатия сочеталось с гипертиреозом. Исследователи указывают на то, что при офтальмопатии наблюдалось 60–90 % пациентов с повышенным содержанием в крови гормонов щитовидной железы. Гипотиреоз при офтальмопатии встречается значительно реже — от 1 до 20 % из всех случаев. Эутиреоз же не так уж и редок при офтальмопатии — 6-35 %. О чём говорят эти факты?

Вывод прост: появление офтальмопатии не зависит от гормонального обмена! Но от чего же он зависит? Что провоцирует появление офтальмопатии?

Многие эндокринологи связывают появление офтальмопатии с аутоиммунными процессами. Считается, что собственная иммунная система пациента производит антитела (специальные вещества), нацеленные на ткани, расположенные в заглазничной области. В результате агрессивного влияния таких антител появляются и признаки их агрессии — глазные симптомы.

Но что же говорят факты?

Оказывается, лишь в ~3,3 % случаев при офтальмопатии встречается аутоиммунный тиреоидит — состояние, при котором действительно вырабатываются антитела.

Удивительно, но поиск аутоантигена к заглазничным тканям, который проводится несколько десятков лет, всё ещё не закончен. Антиген — вещество, провоцирующее аутоиммунную реакцию, не найден!

При офтальмопатии нередко признаки изменений возникают только с одной стороны! Неужели антитела игнорируют другой глаз с его окружающими тканями?

Это значит, что отсутствуют главные доказательства гипотезы, предполагающей, что в основе офтальмопатии находится именно аутоиммунный процесс. Или вы считаете иначе?

Выскажу собственный взгляд на основу развития офтальмопатии. Понимание этого патологического процесса разделяется и некоторыми другими врачами. Подтверждение этому можно найти в публикациях — специализированных монографиях и статьях.

Итак, накопившееся раздражение в соответствующих вегетативных нервных центрах передаётся к области глаз. На нервных окончаниях густой вегетативной сети, охватывающей заглазничную область, выделяются активные вещества — медиаторы. Эти вещества провоцируют выработку других активных веществ в области тканей, рядом с глазом. За счет этого местного повреждающего раздражения возникает защитный процесс — воспаление. Различные по выраженности и локализации проявления воспаления выражаются в виде симптомов — признаков офтальмопатии.

Все известные знания об офтальмопатии абсолютно соответствуют этой схеме развития патологического процесса, представленной здесь в упрощенном виде.

Эутиреоз

Состояние под названием эутиреоз созвучно гипотиреозу и гипертиреозу. Что же оно означает?

Как вы уже поняли, эутиреоз — это состояние, при котором в крови уровни гормонов щитовидной железы (Т4, Т3) и тиреотропного гормона (ТТГ) находятся в пределах референсных границ. Или, проще, в пределах границ нормы. Таким образом, понятие эутиреоз служит врачам для характеристики лабораторных сведений.

Почему это состояние «нормы» рассматривается в разделе, посвященному обзору заболеваний?

Оказывается, что при эутиреозе также как и при гипотиреозе или гипертиреозе могут наблюдаться изменения в щитовидной железе. Обратите своё внимание на представленную в этом разделе «Классификацию заболеваний щитовидной железы». Первый раздел этой классификации посвящён эутиреозу. Как при гипо- и гипертиреозе, при этом состоянии также могут определяться диффузное (общее) и узловое (локальное) изменения в щитовидной железе.

Вас не удивляет сочетание патологического процесса в ткани железы (по данным УЗИ) при её «нормальном» (по данным анализа крови) функциональном состоянии? Почему так происходит? Возможно состояние эутиреоза — не всегда является истинной «нормой»?

В эндокринологии существует такое направление — эутиреоидная патология. В мировой эндокринологической практике рассматривают и синдром эутиреоидной патологии, который представлен в этом разделе несколько ранее.

Узловой и диффузный зоб

В щитовидной железе могут встречаться два вида изменений. Один — локальный, занимающий какой-либо участок железы, другой — общий, охватывающий всю ткань щитовидной железы. В первом случае говорят об очаговом или узловом образовании. Во втором — о диффузном процессе.

Слово зоб изначально характеризовало большое увеличение щитовидной железы. Современное же использование этого термина расширило его границы применения. Нынешняя трактовка слова зоб позволяет подразумевать под ним не только увеличение щитовидной железы, но и изменение её строения в принципе. Поэтому, при образовании узлов, процесс обозначают как узловой зоб, а при распространённых изменениях во всей железе, процесс описывают как диффузный зоб. При этом, понятие диффузный зоб не обязательно соответствует увеличению железы. Уменьшение щитовидной железы также может называться диффузным зобом, но гипопластическим.

Узловые изменения могут быть единичными или множественными. Иначе говоря, может быть один или несколько узлов. Этот процесс часто захватывает только одну долю щитовидной железы.

По моему мнению, это связано с особенностями нервной регуляции деятельности железы. Дело в том, что у большинства людей всегда доминирует только правые или только левые регуляторные нервные центры, обеспечивающие контроль щитовидной железы (о таких нервных центрах вы сможете прочесть в разделе «Функциональная роль щитовидной железы»).

Почему появляются узлы? Что они из себя представляют? Каково их значение?

Следует сказать, что строение узловых изменений ткани щитовидной железы во многом исследовано. Но, не смотря на это, среди врачей нет однозначного понимания этого явления. От части, поэтому в умах людей без медицинского образования упорно удерживается путаное восприятие сущности узловых изменений.

Ни в одном современном руководстве или монографии, посвящённых щитовидной железе, я не нашёл сведений, разъясняющих природу узловых образований таким образом, как это изложено мною в этой книге! Авторы таких изданий намеренно обходят вниманием это важное обстоятельство, от которого зависит результат лечения.

Что такое узел щитовидной железы?

Под узлами щитовидной железы обычно понимают любое локальное изменение в её структуре. Это изменение может быть одинаковым с окружающей тканью железы, но отграниченным заметным образом. Узел может полностью отличаться от окружающей ткани железы, обладать внутренней однородностью или быть неоднородным. Причём, эта неоднородность может быть различной.

В разделе об анатомии щитовидной железы вы узнали, что ткань железы состоит из клеток и коллоида, образующих фолликулы, а также межклеточного вещества, сосудов и нервов. Вас не удивляет, что в 95 % случаев узлы содержат именно эти компоненты здоровой щитовидной железы? Почему так происходит?

Дело в том, что узлы щитовидной железы — это не выросшая ткань, а часть имеющейся ткани железы, выделившаяся в результате изменения её деятельности.

Сущность образования и развития узлов (мнение доктора А. В. Ушакова)

Когда условия, в которых находится человек, требуют большего количества «энергетических» гормонов, нервная система направляет в щитовидную железу командные импульсы об активизации её работы. Нервные проводники доставляют эту информацию локально, к определённому количеству фолликулов, расположенных компактно. Между прочим, эта компактность при ультразвуковом исследовании (УЗИ) часто воспринимается в виде округлости, что, по-видимому, послужило образному восприятию таких изменений в виде узлов.

Группа фолликулов, получившая «указание» от нервной системы (от нервных центров по нерву), активизирует свою деятельность. При этом, усиливается кровообращение. Расширяется сосудистая сеть вокруг или внутри этого комплекса фолликулов. Позже, в области сосудов, окружающих этот комплекс фолликулов, может образовываться соединительная ткань. Так формируется узел — участок ткани щитовидной железы, заметный при УЗИ, а иногда и при пальпации.

Узел — это активно работающий участок щитовидной железы, который, по мере истощения, проходит ряд преобразований (стадий). О последовательности таких преобразований вы сможете прочесть в разделе «Ультразвуковое исследование щитовидной железы».

Неутраченные иллюзии

Многие врачи и пациенты склонны додумывать, фантазировать и верить.

— Вы верите, что это поможет? — спрашивают меня те и другие.

— Нет, — отвечаю, — в отношении лечебного процесса и диагностики я не руководствуюсь верой, слепым предположением о вероятности чего-либо. Мне приходиться опираться на знания. Как бы вы сами отнеслись к специалисту не знающему, а только лишь верящему? Насколько в этом случае лечебный процесс будет успешным?

Незнание компенсируется верой! А от веры к уверенности — один шаг. Так и формируются иллюзия — искажённое восприятие действительности.

Иллюзия, основанная на некоторых научных достижениях, становится убедительной. Для иллюзии достаточно поверхностное восприятие фактов. Главный отличительный критерий иллюзии заключается в том, что она не опирается на знание сущности, основы явлений. Поэтому иллюзия может не учитывать неудобные факты.

Иллюзиями о строении и роли узлов часто «болеют» хирурги. Действительно, им не зачем вникать в сущность этого процесса. Что бы там ни было, в этом узле. Проще удалить! Хирурги вникают в сущность проведения операций, в современные технологии, в особенности модернизаций и методологические подходы к операционному процессу.

Многие терапевты-эндокринологи также не склонны разбираться в сущности узлов. Их тактика проста: нет узла — нет и врачебной ответственности.

Какими же иллюзиями в отношении узлов «болеют» врачи и пациенты? Перечислю.

Узел — это нечто выросшее.

Узлы — это старение щитовидной железы.

Доброкачественный узел может стать злокачественным.

Заместительным гормональным лечением можно устранить узлы.

Любой узел может «рассосаться» от точно подобранного лечения.

С ликвидацией узла устраняется болезнь.

Пациенты же (из разных городов), к сожалению, постоянно рассказывали и рассказывают о распространённой некомпетентности врачей или их стандартизованной ограниченности в области эндокринологии (см. раздел «Врач-Щитовидная железа-Пациент», стр. 271).

Меня перестала удивлять внешняя реакция специалистов на мои разъяснения сущности заболеваний щитовидной железы и происходящих в ней изменениях.

Оказывается, они всё знают! Когда я пояснял врачам мои собственные представления о развитии узлов или другие знания, сформулированные именно мною, они вовсе не удивлялись и ничего не уточняли.

— Да, да. — говорят они в таких случаях и делают такое выражение лица, как будто я им рассказал банальность.

Теперь это вызывает у меня своеобразную внутреннюю улыбку.

В результате многолетней практической и научнотеоретической работы мне удалось проанализировать и выяснить:

• природу появления и преобразований узлов,

• защитную основу аутоиммунных процессов,

• общность гипотиреоза и гипертиреоза,

и многое другое в отношении щитовидной железы и организма в целом. В своих врачебных взглядах на развитие заболеваний щитовидной железы я многократно убеждался на практике.

Сущность узлового и диффузного зоба

Как вы уже могли заметить, в классификации заболеваний щитовидной железы различные по лабораторным и в чём-то внешним проявлениям состояния (эутиреоз, гипотиреоз и гипертиреоз) сопровождаются одинаковыми признаками — диффузными и узловыми изменениями. Почему же так происходит? Почему один и тот же патологоанатомический процесс в ткани щитовидной железы протекает с различным уровнем гормонов в крови?

Дело в том, что образование узлов или общее увеличение железы вызвано необходимостью активизировать работу клеток и фолликулов для увеличения выработки гормонов.

Узел — это перенапряжено работающий участок железы.

Общее (диффузное) увеличение фолликулов — признак избыточной активности всей щитовидной железы. Эти две разновидности изменений имеют общую цель — увеличение выделения гормонов.

Состояние гипотиреоза вынуждает перенапрягаться истощающуюся щитовидную железу, обеспечивая повышенные потребности организма в энергии и гормонах.

Поэтому при гипотиреозе образуются узлы или диффузное увеличение ткани железы.

Состояние гипертиреоза подталкивает к избыточной активности щитовидную железу, обладающую достаточным количеством ответных сил. Но она также активизирует свои резервы за счёт увеличения своего объёма и/или образования узлов. При этом и фолликулы узлов могут из-за перенапряжения увеличиваться в объёме, создавая внешнюю видимость увеличения узла.

Узлы и зоб — универсальные ответные реакции единого процесса, — функционального перенапряжения ткани щитовидной железы. Именно за счёт этого перенапряжения, в некоторых случаях, организму удаётся удерживать эутиреоз — уровень гормонов в пределах границ «нормы».

* * *

Этот обзор заболеваний щитовидной железы, конечно же, не полон. Впрочем, это и не планировалось. Здесь не представлены истинные воспалительные явления в железе, нет и описания различных форм злокачественных изменений.

Почему так? Во-первых, из-за их относительной редкости среди других заболеваний щитовидной железы. Во-вторых, в связи с тем, что некоторые заболевания требуют обязательного и неотложного участия врача. Ведь, несмотря на то, что эта книга вводит вас в область профессиональных медицинских знаний об изменениях в щитовидной железе, основное значение этого издания состоит в том, чтобы помочь вам сориентироваться на распутье медицинских дорог. С тем, чтобы под влиянием недостаточной или искажённой информации не выбрать ошибочное направление. Именно поэтому в этой книге я ориентирую вас на сущность изменений. При этом, книга не может абсолютно заменить настоящей врачебной помощи!

Особое внимание я обращаю на аутоиммунный процесс по отношению к щитовидной железе. Множество противоречий в современном понимании этого явления, во взглядах на природу аутоиммунности, искажённое восприятии фактов и, тем более, нежелание замечать важнейшие факты, инициировали мой поиск сущности этого состояния. Мои научные изыскания и клинические наблюдения позволили выявить совершенно другое понимание развития этих аутоиммунных изменений. Поэтому я выделил аутоиммунный тиреоидит в отдельный раздел, с которым и предлагаю внимательно ознакомиться.

Аутоиммунный тиреоидит — приговор или обратимое состояние?

Как-то однажды ко мне на приём пришла врач-терапевт. Запомнилось её тревожное состояние. Она была очень обеспокоена выявленным у неё «серьёзнейшим заболеванием» под названием «аутоиммунный тиреоидит». От неё исходила беспомощность. Это был тот случай, когда профессия не помогает, а усугубляет. Её знания о «сложностях» лечения и бесперспективности восстановления продолжали, подобно якорю, удерживать её в рамках обреченности.

Ещё недавно она была уверена в себе. Вероятно, принимала своих пациентов, привычно измеряя им артериальное давление и прописывая что-либо из бэтаблокаторов.

Но выявленные изменения в крови повергли её в своеобразное шоковое состояние. Она перестала быть врачом. Передо мной сидела не специалист с высшим медицинским образованием, а обычная пациентка.

И тогда, и сейчас я не перестаю придерживаться мнения о том, что беседа со специалистом той области, на тему которой ведётся разговор, гораздо проще, чем с человеком малосведущим. Почему-то, всё ещё думаю, что врач может понять врача с полуслова. Иногда это действительно так, но, как оказывается, далеко не всегда и не во всём.

Моя врач-пациент, побывав до меня на приёме у эндокринолога поликлиники и перечитав руководства по заболеваниям щитовидной железы, категорически считала своё нынешнее положение кризисным. Она просто не могла представить себе, что содержание учебников и руководств — не канонизированная истина. Это всего лишь изложение современного понимания особенностей патологического процесса группой врачей, к которой принадлежат и авторы этих книг.

Почему же так происходит? Дело в том, что мы находимся в своеобразном плену у главной своей иллюзии. Нам представляется, что современные знания являются вершиной достижений человечества. Конечно, мы ожидаем от будущего несбыточных на сегодня чудес, но все также обращаем свой взгляд в современность. В ней мы видим свою стабильность и опору. Поэтому современные взгляды и мнения так для нас ценны. Вместе с тем, и наши ориентиры на представления авторитетных специалистов (в чём-то помогая) всё ещё ограничивают нас.

Так почему же была встревожена пришедшая ко мне на приём пациентка-врач? В чем заключаются «опасности» аутоиммунного тиреоидита? Что это вообще за болезнь и излечима ли она?

Начнем с истории

В 1912 г. доктор Хасимото опубликовал статью, в которой на примере четырёх своих пациентов описал признаки заболевания, которое через некоторое время стали называть «тиреоидит Хасимото». Конечно, лабораторные технологии начала прошлого века значительно отличались от тех, что сложились через пятьдесят лет, и, тем более, современных. В то время Хасимото исследовал строение щитовидной железы с помощью микроскопа (гистологически) и выявил у некоторых больных характерные изменения. И только позже, в 1956 году, у пациентов с тиреоидитом Хасимото в крови были выявлены антитела к ткани щитовидной железы. Почти тогда и появился синоним тиреоидита Хасимото — аутоиммунный тиреоидит.

С того времени настал новый расцвет лабораторных возможностей. И сегодня, вооружившись компьютерными, оптическими и, так называемыми, нанотехнологиями, мы стремимся разобраться в хитросплетениях огромного количества биохимических процессов. Почему-то нам кажется, что так возможно подобраться к пониманию причин заболеваний. При этом только лишь осознаём потребность в общем закономерностном взгляде на это множество частностей.

Но вернёмся к тиреоидиту. И, прежде всего, уточним то, что скрывается за этим словом.

Почему тиреоидит? Почему аутоиммунный?

Так что же означают эти загадочные термины? Слово «аутоиммунный» можно представить как составное. Приставка «ауто-» означает «собственный», слово «иммунный» указывает на отношение к иммунной системе. Иначе говоря, «аутоиммунный» — значит вызванный или как-то связанный с иммунной системой своего организма.

Слово «тиреоидит» также составное. Окончание «-ит» указывает на воспаление. Например, бронхит — воспаление бронхов, аппендицит — воспаление аппендикса. Корень «тирео-» следует воспринимать как что-то относящееся к щитовидной железе, которая по латыни читается в транскрипции как гляндуля тироидеа (glandula thyroidea — железа щитовидная). Поэтому слово «тиреоидит» означает воспаление щитовидной железы. Но не пугайтесь! Описываемое состояние весьма мало напоминает процесс воспаления. К тому же, при хроническом «аутоиммунном тиреоиди ге» в лечении не используют противовоспалительных препаратов.

Воспаление без воспаления?

С древних времён все врачи знакомы с пятью признаками воспаления. Это простые и легко определяемые без специальных приборов признаки: покраснение, повышение температуры, боль, нарушение функции и отёчность. Чем ближе к поверхности тела находится очаг воспаления, тем выраженнее эти проявления. Чем глубже расположено воспаление, тем менее оно заметно. Иногда только два признака воспаления (боль и нарушение функции) заставляют и пациента, и врача обращать на себя внимание.

Щитовидная железа находится сравнительно поверхностно. Это единственный эндокринный орган, который возможно легко и точно пропальпировать. И при этом оценить его величину, плотность, подвижность и даже выявить узлы, если их диаметр больше сантиметра. Такое расположение железы позволяет гораздо легче определять присутствие в ней воспалительного процесса, чем, например, по отношению к поджелудочной железе или желчному пузырю. Поэтому признаки воспаления щитовидной железы гораздо заметнее. Но, как ни странно, при аутоиммунном тиреоидите эти признаки практически отсутствуют.

Как-то ко мне на консультацию родители привели свою 17-летнюю дочь. Войдя втроём в кабинет, они, конечно же, расселись в соответствии со своим психологическим настроем. Отец молодой пациентки занял наблюдательную позицию подальше от стола. Её мама поначалу подсела к моему столу, заняв то место, куда чаще всего садятся пациенты. Уже только это говорило о её намерении повести «серьезный разговор о серьезном заболевании». И действительно, чуть позже она начала с вопроса о том, смогу ли я помочь при такой неизлечимой болезни. Но, несмотря на то, что мне пришлось поменять местами маму и дочь, я преимущественно обращал свои разъяснения к маме пациентки, чем к ней самой.

Оказалось, что до обращения ко мне они обследовали свою дочь и побывали в Эндокринологическом научном центре РАМН, где им рассказали о необходимости длительного приёма гормональных препаратов, опасностях аутоиммунного процесса и о неопределенности восстановления. Но большее беспокойство у родителей пациентки вызывало воспаление щитовидной железы дочери.

Прежде чем ответить на вопросы мамы пациентки (папа авторитетно молчал) я ознакомился с клиническими особенностями этого случая. Не без помощи мамы расспросил пациентку, изучил результаты обследования (анализ крови, УЗИ щитовидной железы, цитологический анализ и пр.), провёл собственную врачебную и термографическую диагностику. В результате пришел к выводу, что силы щитовидной железы частично истощены: у пациентки наблюдался субклинический гипотиреоз и аутоиммунный тиреоидит. Что же, конечно, печально, когда заболевание развивается в молодые годы, и это вполне объясняет обеспокоенность родителей.

Действительно, мои коллеги из научного центра были правы в том, что функциональная способность щитовидной железы у этой 17-летней пациентки ослабла. Возможно прогрессирование ухудшения и бездействовать нельзя.

Но существует одно важное отличие во взглядах на этот и подобные клинические случаи. Это отличие заключается в односторонности представления о процессах в щитовидной железе и выборе лечения. К сожалению, в научных кругах преобладает понимание деятельности щитовидной железы только с позиции гормонов. Соответственно этому, в лечении доминирует принцип назначения или убавления этих гормональных веществ. Такое однополярное представление о патологическом процессе в щитовидной железе исключает восприятие этого эндокринного органа в единой связи со всем организмом. Получается как в пословице: «За деревьями не видно леса».

Парадокс заключается в следующем. Известно о единстве всех органов и систем. Но изменения в щитовидной железе считают только её собственной болезнью. Или включают в круг основных участников патологического процесса ограниченное количество биологических систем или явлений. Нарпример, только иммунную систему. Остальное обычно считается следствием, не играющим ведущей роли в основе заболевания..

При этом, не все признаки болезни «вписываются» в авторитетное понимание природы заболевания. Их не замечают… для удобства.

Отсюда результат. Распространённый в академической медицине взгляд на аутоиммунный тиреоидит позволил врачу, консультировавшему родителей этой юной пациентки, говорить о воспалении щитовидной железы, постепенном истощении и гибели её клеток.

Безусловно, мне пришлось рассказать маме и её дочери о сущности этого состояния и возможности излечения. Но улыбка на лице мамы появилась только после того, как после первого и особенно после второго курса лечения анализ крови показал улучшение деятельности щитовидной железы (восстановление гормона ТТГ) и уменьшение «признака воспаления» (значительного уменьшения антител). Что же касается самой пациентки, то её отношение к своему состоянию и всему лечению осталось почти без изменения. Её интересовало совсем другое: подруги, друзья, дискотека, поездка на отдых, увлечение роликами и многие другие интересные события жизни. Думаю, это нормально. Наверно, в её годы я тоже не стремился бы лечиться. Тем более, что ничего не болит. А усталость и периодические приступы слабости — ерунда. Наверно, от усердия в учёбе.

Почему же для обозначения «неполноценного» воспаления в железе употребляют термин «аутоиммунный тиреоидит»? Дело в том, что воспаление — это защитный процесс, в котором принимают участие клетки иммунной системы.

Именно эти клетки выделяют различные вещества, которые способствуют появлению признаков воспаления. И поскольку в ткани железы при «аутоиммунном тиреоидите» выявляют иммунные клетки (лимфоциты), то это состояние было классификационно отнесено к воспалению.

В щитовидной железе действительно может развиваться воспаление. Этому, например, способствует бактериальная или вирусная инфекция, оказывающая повреждающее влияние на ткань железы. В этом случае развивается истинное воспаление, которое в зависимости от выраженности и ряда признаков называется «острым тиреоидитом» или «подострым тиреоидитом». Этот процесс характеризуется не только отдельными частными признаками воспаления, такими как присутствие лимфоцитов в ткани щитовидной железы, но и остальными обязательными проявлениями. Именно при остром тиреоидите область щитовидной железы может быть отёчна, иметь повышенную температуру и болезненность. Именно при этих формах тиреоидитов назначаются противовоспалительные средства.

В медицине, как и в других науках, всё «раскладывается на полочки»: классифицируется. Над этим работают отдельные авторы или большие коллективы специалистов. На группы и подгруппы разделяют многое: болезни (!), лекарства, физиопрецедуры, способы лечения, специализации и пр. Основная задача классификации болезней заключается в упрощении и удобстве ориентации во множестве патологических состояний. Все классификации периодически изменяются. По ним можно проследить саму историю медицины.

Согласно международной классификации, тиреоидиты подразделяют на острые, подострые и хронические. К последним и относят аутоиммунный тиреоидит. Логика разработчиков классификации проста: если есть острое воспаление, то должно быть и хроническое, тогда пусть этим хроническим процессом будет аутоиммунный тиреоидит. Тем более, что он имеет один из явных лабораторных признаков воспаления. В результате такая «удобная» классификация и ограничивает умы специалистов.

Таким образом, аутоиммунный тиреоидит характеризуется лишь некоторыми признаками воспалительного характера и сводится к выделению клетками иммунной системы (лимфоцитами) специфических для щитовидной железы антител.

Воспаление без воспаления — 2

На Форуме сайта www.dr-md.ru вы сможете найти такое сообщение:

«Помогите! Чем лечиться? У меня хронический аутоиммунный тиреоидит. Идёт воспаление щитовидки. Гормоны ТТГ-1,82; Т3 -1,4; Т4 -140. Симптомы: тремор верхних конечностей, давящая боль в области шеи, головная боль, отеки на лице, тошнота, тахикардия, очень сильная слабость. Чем лечиться? Чем снять воспаление?

Результаты УЗИ:

ПРАВАЯ ДОЛЯ — 4,6x1,2x1,6 мм (V 4,4 см3),

ЛЕВАЯ ДОЛЯ — 4,4 xl, 1 х1,4 мм (V 3,2 см3)

Перешеек 4 мм, (V общ. 7,6 см3)

Контуры нечеткие, неровные. Локальная деформация: нет. Эхоструктура: умеренно диффузно неоднородная. Эхогенность: понижена. Степень изменения эхогенности:

умеренная. Васкуляризация: не усилена. Очаговые образования: нет. Регионарные л/узлы: не лоцируются.

Заключение: ультразвуковая картина хронического аутоиммунного тиреоидита.

Эндокринолог сказал, что ничего не нужно, в пищу употреблять йодированную соль, на ночь пить беллатаминал. Только от этого мне лучше не стало».

В этом письме пациентки жирным шрифтом я специально выделил более важную информацию. Всё начинается с обращения о помощи! Действительно, судя по содержанию письма, врач рассказал пациентке о том, что у нее обнаружили признаки аутоиммунного тиреоидита (это подтверждает УЗИ). И поскольку слово «воспаление» повторяется, и на него обращено основное внимание («Чем снять воспаление?»), то нет сомнений в том, что врач-эндокринолог специально акцентировал внимание пациентки на воспалительном характере изменений в щитовидной железе. И при этом, заметьте, назначил препарат, который никак не влияет на причины жалоб, перечисленных в письме. А проявления эти вызваны изменением состояния важных нервных центров.

Это пример того, как некоторые мои коллеги вносят панику в умы пациентов. Удивительно! Врач говорит о воспалении, пациентка выражает обеспокоенность этим, современная медицина имеет достаточно средств и возможностей для противовоспалительного лечения, и при этом никаких противовоспалительных мероприятий не проводится: «Эндокринолог сказал, что ничего не нужно…

В чём же заключается такое несоответствие? С одной стороны врачи побуждают пациентов к панике, рассказывая им о неумолимом воспалении в железе. С другой стороны, не предпринимают никаких прямых противовоспалительных действий. Может быть потому, что в тёмной комнате нет черной кошки? И темнота в ней — лишь из-за неблагоприятных условий? И нужно только открыть окно или включить свет?

Это действительно так! Стоит только улучшить условия для щитовидной железы, как тут же загадочное «воспаление» куда-то исчезает. Уменьшается количество антител в крови, восстанавливается ткань железы. И это наблюдает на практике огромное количество врачей, но всё также упрямо твердят о воспалении и необратимости. Всё также настоятельно внушают пациентам фатальность их состояния, опираясь на довлеющий авторитет современных медицинских теорий.

«Российская мифология вокруг аутоиммунного тиреоидита» или «История повторяется?»

В детстве, когда мне было где-то девять или десять лет, я зачитывался книгой «Русские сказки». Помню, любил читать рассказы о подвигах русских моряков на море. А немного позже, в книжно-дефицитные годы Советского Союза, мне удалось купить и прочесть «Мифы и легенды древней Греции».

Вы знаете, что такое мифы? Откуда они берутся? Помните мифы об обустройстве нашего мира?

Миф — это вымысел. Миф — это часто красивое, сказочное, но наивное представление об устройстве нашего мира.

Вы думаете, что сказки ушли в прошлое? Что вместе с древней Грецией и мифами, возникшими в тот период, ушло в небытие и наше человеческое качество, порождающее иллюзии «научного» понимания явлений Природы?

Увы, к сожалению, «мы слепы в своей современности», как писал профессор Л. Г. Чижевский!

Всё так же, как и много лет назад, мы открыты для мифов. Мы их создаём и поддерживаем. Иногда, огорчаемся утраченным иллюзиям. Почти как окончанию интересной книги или фильма. А некоторые даже воинственно защищают свои любимые сказки.

В 2001 году в журнале доказательной медицины для практикующих врачей «Consilium medicum» вышла статья «Мифы отечественной тиреоидологии и аутоиммунный тиреоидит». Авторы — главные ведущие специалисты академической медицины в области заболеваний щитовидной железы. Это первые лица в официальной государственной эндокринологии. Хранители и корректоры догматических знаний.

Если вас заинтересовала тема аутоиммунного тиреоидита, то рекомендую прочесть и эту статью. Она представлена в Интернете на http://www.consilium-medicum.com/media/consilium/01_11/525.shtml

Безусловно, она написана для врачей. Но неужели вам не интересно заглянуть в мир врачебных тайн? Я вновь приглашаю вас в «зазеркалье».

Разъяснение терминов, использованных в этой статье, вы сможете найти в этой книге. Вот, например, некоторые из них:

иммуносупрессивный — подавляющий иммунную реакцию; здесь имеется ввиду снижение выделения антител;

эутиреоз — уровень гормонов щитовидной железы по анализу крови в пределах границ «нормы»;

тироксин — гормон щитовидной железы (Т4);

левотироксин — препарат на основе гормонов щитовидной железы;

per os — через рот (так врачи обозначают путь введения препарата);

АИТ — аббревиатура аутоиммунного тиреоидита.

Мне понравилась ориентация статьи «Мифы отечественной тиреоидологии и аутоиммунный тиреоидит». Авторы удачно решились повторить литературный опыт. «Мифы и реальность» — это, по-видимому, вечная тема в медицинской науке.

Вы, наверно, удивитесь, но авторы статьи многократно и по-разному пишут об одном — отечественные специалисты не знают сущности аутоиммунного тиреоидита! Не понимают, что это за состояние, его причин и следствий! Не умеют правильно диагностировать и лечить!

Вот, например, цитата из этой публикации: «Всякому лектору, изъявившему намерение пообщаться с отечественной аудиторией врачей-эндокринологов по тематике любого из заболеваний щитовидной железы, следует быть готовым к тому, что основные вопросы аудитории будут касаться почти исключительно различных аспектов диагностики и лечения АИТ».

Вы понимаете, почему так происходит?

Антитела — месть собственному организму?

Современный диагноз «аутоиммунный тиреоидит» устанавливается на основании всего двух признаков: повышения количества антител (к тиреопероксидазе или тиреоглобулину) в крови и увеличения количества соединительной ткани в щитовидной железе. Очень упрощенно можно сказать, что всё изменение в щитовидной железе при аутоиммунном тиреоидите сводится к действию антител на клетки железы.

стр. 95: «В настоящее время широкое распространение получило представление об аутоиммунных болезнях, в патогенезе которых предполагается наличие элемента саморазвития на основе замыкания порочного круга. Следует, однако, учитывать, что все детали патогенеза этих болезней еще далеко не ясны и, в частности, неизвестно, прогрессирует ли болезнь по этому замкнутому кругу автоматически (т. е. сама по себе) или этот процесс непрерывно поддерживается какими-то привходящими «пусковыми» факторами. Так, Я. Л. Рапопорт обращает внимание на то, что «нередко понятию «аутоантитело» автоматически придается смысл «причина болезни», несмотря на ряд противоречий в попытках обосновать эти взгляды и сомнительность доказательств*». Автор подчеркивает, что «если иммунопатология и играет какую-то роль в патогенезе болезней человека, то главным образом как вторичное наслоение, включающееся в патогенетическую цепь. Однако, раскрытие и доказательства и такой роли требуют дальнейших убедительных исследований, дифференцированных для каждой болезни». По крайней мере, из области инфекционной иммунологии известно, что во многих случаях ликвидация этиологического фактора (микроба) снимает иммунопатологические наслоения».

*здесь и далее в цитате выделено А. В. Ушаковым

Саркисов Д. С., Пальцев М. А., Хитров Н. К. Общая патология человека: Учебник (2-е изд., перераб. и доп.). — М.: Медицина, 1997. — 608 с: ил. (Учеб. лит. Для студентов старших курсов медвузов, интернов, клинических ординаторов, и слушателей факультетов институтов усовершенствования врачей).

Справка:

патогенез — развитие заболевания,

этиологический — причинностный.

Антитела представляют собой химические вещества, которые вырабатывают клетки иммунной системы (лимфоциты). Считается, что при аутоиммунном тиреоидите антитела способствуют повреждению ткани щитовидной железы. Количество её клеток при этом уменьшается, а прослойка между клетками (из соединительной ткани) увеличивается. Это наиболее распространённое мнение.

Такое понимание агрессивности антител к клеткам собственной щитовидной железы выражается даже в терминах, введённых врачами в свой лексикон. Например, антитела к ткани щитовидной железы называют «антитиреоидными» (т. е. направленными против щитовидной железы) и «цитотоксическими» (т. е. разрушающими клетки). Эта точка зрения сегодня доминирует. Её излагают в руководствах и преподают в институтах усовершенствования врачей. Так что же после этого может сказать врач пациенту об аутоиммунном тиреоидите?

Вот так. Оказывается, Природа, создавая организм и совершенствуя его устойчивость ко множеству агрессивных влияний, дала сбой. Создала аутоиммунный механизм самоповреждения. Но зачем?

Или это мы, люди, пытаясь разгадать язык Природы, интерпретируем факты в угоду себе? Что Вы ответите? Вы готовы быть честными сами с собой?

Не спешите с ответом. Не забывайте, что история человечества изобилует примерами самообмана.

Всего лишь несколько сот лет назад врачи отчаянно выпускали из пациентов «дурную» кровь. Научный медицинский совет того времени мог лишить звания врача любого, опровергавшего канонические воззрения такой практики.

Во времена А. П. Чехова при изжоге рекомендовали употребление соды. А сейчас об обманчивости такого «лечения» знает почти каждый студент медицинского ВУЗа.

В моём детстве при повышении температуры из-за переохлаждения врачи стремились снижать её до 36,6 градусов. Вы знаете, почему в таких случаях сейчас рекомендуют придерживаться 38-градусной отметки? Верно, это помощь в восстановлении. Организм сам пытается повысить температуру. Активизировать на борьбу с заболеванием свои биохимические процессы и губительно влиять на вредоносные вирусы и бактерии.

Что же изменилось за последние 30–40 лет в понимании значения повышения температуры тела? Организм человека или «научный» взгляд? Что стало вымыслом? Природа или наша оценка проявлений Природы?

Так что же такое антитела? Враги или друзья? Польза или вред?

Вообще, антитела нужны организму. Они могут вырабатываться к любым собственным и чужеродным (поступившим в организм) веществам, которые рассматриваются ими как вредоносные. И главной их задачей, как, впрочем, и задачей иммунной системы, к которой относятся антитела, является Защита организма.

Но сами антитела не повреждают клетки! Они обладают способностью только лишь блокировать (т. е. ограничивать) деятельность клеток.

Секрет аутоиммунного тиреоидита прост. Щитовидная железа избыточно трудится над выработкой гормонов. Её клетки перенапряжены. Через некоторое время истощившиеся от работы клетки погибают. Процесс гибели клеток преобладает над их возрождением.

Но поскольку железа важна, поскольку без её гормонов невозможно прожить ни дня, то её организм оберегает. Но бережёт её только так, как способен: организм выделяет антитела, которые запрещают клеткам работать.

Можно сказать иначе. Антитела защищают клетки щитовидной железы от истощения и гибели, сохраняя их как необходимый минимум. Для жизни. А конкретнее, для жизнедеятельности всех прочих клеток организма.

Расскажу об одной из своих пациенток, обратившейся ко мне в связи с аутоиммунным тиреоидитом. Прежде чем решиться лечиться у меня, она обошла несколько врачей. Обычно это происходило так. Её знакомые, имевшие неприятности с щитовидной железой, рекомендовали специалиста. Она консультировалась у него. Но что-то её не устраивало. В итоге она приняла решение. Мы начали лечение.

Оказалось, что её устроили два обстоятельства. Рациональность во взгляде на заболевание и отсутствие вредоносности в лечебном процессе.

В период лечения всегда приходится знакомиться с пациентом не только с телесной, но и с его психологической, а, иногда, даже духовной стороны. Это важно.

Пациентка обладала аналитическим складом ума. Ей легко давалась систематизация сведений. Видимо, поэтому она была гармонична и со своей работой на должности главного бухгалтера. И поэтому ей было проще наблюдать за результатами лечения.

Первоначально обращали внимание три критерия. Высокий уровень антител в крови, изменения ткани щитовидной железы и признаки функциональной слабости щитовидной железы (т. е. гипотиреоз). Ведущим диагнозом был аутоиммунный тиреоидит. Всё это крайне не нравилось моим коллегам из других медицинских учреждений, обследовавшим пациентку до меня.

Судя по их пессимистичному, со слов пациентки, отношению к заболеванию и их записям-рекомендациям, складывалось представление о том, что надеяться на какой-либо благополучный исход просто не приходилось. По мнению большинства специалистов, которых посетила до меня эта пациентка, впереди её ожидал многолетний приём гормональных препаратов и вероятность необратимых изменений ткани щитовидной железы.

Итак, мы начали лечение. Помимо процедур в клинике, и обычного соблюдения рекомендаций, пациентка выполняла некоторые из назначений с особой настойчивостью. После каждого лечебного курса мы контролировали уровень гормонов и антител. Сравнивали результаты УЗИ. И вместе радовались постепенному улучшению всех показателей крови. На протяжении первых трёх курсов уменьшалось количество антител, восстанавливалась выработка гормонов щитовидной железой, уменьшался уровень ТТГ. А после четвертого курса врач-сонолог из госпиталя Бурденко, контролировавший состояние щитовидной железы с помощью УЗИ, высказала ей следующее: «Теперь у Вас с щитовидной железой почти всё в порядке. Состояние ткани железы практически восстановилось. Прежней неоднородности нет. И если у Вас так получилось с щитовидной железой, то теперь следует такие же лечебные усилия перенести на поджелудочную железу».

Через полтора года после проведенного лечения мы провели контрольное обследование. Самочувствие было хорошим. Прежние беспокойства прошли. Уровень антител не превышал нормы. Это, безусловно, радовало. Но самое интересное было в другом. Ультразвуковое исследование показывало стабильное улучшение состояния ткани щитовидной железы! Утилизировались участки фиброза (соединительной ткани) и регенерировали фолликулы!

Подобных примеров не мало. И каждый из них демонстрирует обратимость аутоиммунного процесса не только по отношению к выработке антител, но и к восстановлению структуры щитовидной железы.

Так почему же антитела к щитовидной железе так себя ведут? От чего зависит увеличение и уменьшение их количества? Почему обратимо то, что считается необратимым?

Надеюсь, что Вам так же, как и мне в своё время, интересно получить ответы на эти вопросы. Поэтому предлагаю рассмотреть две версии развития аутоиммунного тиреоидита и сопоставить их с реальными медицинскими фактами.

Сейчас эти две гипотезы напоминают мне эпизод из советского мультфильма про двоечника, попавшего в волшебную страну «Невыученных уроков». В этой стране, под страхом казни, маленькому невежде предложили самому решить свою участь, поставив запятую в предложении: «Казнить нельзя помиловать».

Вот и я предлагаю Вам проанализировать эти две гипотезы и решить для себя аналогичную задачу.

Две гипотезы развития аутоиммунного тиреоидита

В России, как и большинстве стран мира, распространена гипотеза об агрессии антител по отношению к щитовидной железе. Пациенты постоянно приносят ко мне от других специалистов свои опасения за состояние щитовидной железы.

— Я был на УЗИ, и врач-узист сказал мне, что моя щитовидка увеличится, и придётся делать операцию, — сообщила мне одна из пациенток.

— Что же делать? — обречённо спросила другая пациентка. — Мне сказали, что скоро антитела убьют все клетки щитовидной железы.

Действительно ли это так? Попробуем сопоставить факты, находящиеся в основе двух гипотез о развитии аутоиммунного процесса в щитовидной железе. Для этого рассмотрим все аргументы, свидетельствующие за и против двух гипотез (таблица 1).

Итак, как вы видите из таблицы, все факты (данные практических наблюдений) свидетельствуют против агрессивности антител, в пользу их защитного влияния. Безусловно, эта защита иммунной системы своеобразна. Но об этом вы уже знаете.

Мне вспомнилась пьеса «Голый король», Евгения Шварца. Помните, как короля специально вводят в заблуждение его придворные, а подчинённые ему министры, солдаты и народ стараются не замечать его наготы? Как они расхваливают несуществующие одежды на его обнажённом теле? И вдруг, маленький мальчик, далёкий от придворной лести удивлённо восклицает: «… а ведь он голый!».

Таблица 1. Сопоставление двух гипотез о сущности аутоиммунного процесса в щитовидной железе.

Факты («За» или «Против» гипотезы) Гипотеза агрессивного влияния Гипотеза защитного действия
Антитела не повреждают клетки железы, а лишь временно блокируют в них некоторые вещества Против За
Антитела привлекают клетки иммунной системы, утилизирующие разрушенные от перегрузки и истощения элементы фолликулов щитовидной железы Против За
Клетки щитовидной железы могут погибать (апоптоз), но не от прямого повреждения антителами, а от продолжительной защитной блокировки биохимических процессов в клетках Против За
Аутоиммунный процесс обратим: количество антител уменьшается по мере улучшения деятельности щитовидной железы Против За
После устранения избыточной функциональной нагрузки на щитовидную железу, антитела к ткани железы не выявляют многие годы Против За
Антитела не провоцируют воспаления в щитовидной железе Против За
Не у всех пациентов с увеличенным уровнем антител повреждается ткань щитовидной железы Против За
Экспериментальный аутоиммунный тиреоидит развивается лишь у части иммунизированных антигеном животных Против За
Изменения от экспериментального аутоиммунного тиреоидита у животных через некоторое время подвергаются обратному развитию Против За
Отсутствует прямое соответствие между количеством антител и изменениями в фолликулах и клетках щитовидной железы Против За
Устойчивая обратимость аутоиммунного процесса свидетельствует об отсутствии прямой генетической Независимый факт Независимый факт

Неужели и в случае с аутоиммунным тиреоидитом, воспаление и агрессивность антител к щитовидной железе стали такой же удобной одеждой?

«Король голый»? Да!

При тиреоидном аутоиммунном процессе в щитовидной железе нет воспаления, как нет и агрессии, со стороны антител. Я знаю, что это именно так! И беру на себя ответственность уверенно утверждать это!

Обратите своё внимание на последнюю строку таблицы. Оказывается, аутоиммунный тиреоидит — это вовсе не обязательно наследуемое состояние. После излечения антитела уменьшаются до значений нормы. А по мере укрепления организма, эта норма поддерживается многие годы. Это характерно для наследственных заболеваний? Что же такое наследственная предрасположенность и наследственная болезнь? Предлагаю вам это выяснить, прочитав следующий раздел книги.

Наследуемость заболеваний щитовидной железы

Когда во время процедуры, которую я проводил 11-летнему пациенту, его мама спросила меня о возможном наследовании её сыном заболевания щитовидной железы, я понял — пора написать и об этом.

В подобных случаях обычно приходиться слышать нечто следующее: «Скажите, что Вы думаете о наследственности? У моей мамы делали операцию на железе, и она потом постоянно пила гормоны. И у меня в щитовидке обнаруживали какие-то изменения. Значит, у моего сына это наследственное?».

Обеспокоенность наследованием заболевания вполне понятна. Но в чем именно она заключается? Из чего исходит такое настороженное внимание к болезни?

Я проанализировал обстоятельства, при которых задавался вопрос о наследственности. Оценил настроение и эмоциональное состояние пациентов, интересовавшихся вероятностью наследования болезни. И оказалось, что во всех случаях обращавшиеся ко мне пациенты были обеспокоены не самой наследуемостью изменений, сколько возможностью восстановиться, и в последующем не возвращаться вновь и вновь к необходимости лечения.

Предисловие или Осторожно, «злая собака»!

Мы расположены опасаться неизвестного. Это качество заложено в нас Природой. Оно помогает нам быть осторожными и выживать, избегая опасности. Эта настороженность часто избыточно преувеличивает риск какого бы то ни было повреждения. И так бывает почти всегда в незнакомом или малознакомом нам мире.

Вспоминаю, как во время обучения в институте студенты посещают кожно-венерологический диспансер. Я и сам прошёл через это. Мы старались ни к чему не прикасаться. Вы бы видели, с какой ловкостью мы открывали двери ногами. Девчонки-студентки всегда пристраивались за парнями, настаивая на том, чтобы мы первыми входили, открывая им двери. Что там говорить, во время двух-трёх недель практики в диспансере мы все успевали заподозрить у себя неожиданные кожные заболевания. Мы то и дело почесывали себя в разных местах. С подозрением смотрели на окружающие вещи: мебель, аппаратуру, предметы ухода за больными, медицинскую документацию. И, конечно же, всё это быстро прошло после окончания дерматологической практики.

Припоминается и другая история. Её рассказал профессор на одной из лекций по инфекционным болезням. Его учитель, уважаемый в институте профессор-«инфекционист», всегда отрывал дверь, прикладывая к нему носовой платок. Он никогда ни с кем не здоровался через рукопожатие. Конечно, окружающие знали об этих «странностях», но старались не замечать их.

Что же общего между опасением в вероятной наследуемости заболевания, студенческими страхами и настороженным поведением старого профессора? Может быть, это Неизвестность и Незнание? Возможно ли, что эти два «Н» мистически соединены с первой «Н» — Наследственностью? Конечно, нет. И далее мы выясним некоторые важные особенности данного нам Природой полезного свойства — наследственности.

Вы видели, как виляют хвостом от любви к своим хозяевам домашние собаки, которые готовы всякий раз облаять проходящего мимо? Так и наши гены приспосабливаются под различные условия, в которые мы попадаем, оказывая нам соответствующую поддержку и внимание.

Что наследуется?

Так что же такое наследственность? Что достаётся нам от наших любимых мам, пап, дедушек, бабушек и более дальних предков? Что мы сами привносим в этот багаж жизни, накопленный за огромное количество лет? И можем ли мы избавляться от неугодных нам и устаревших способностей?

В школе мы изучали сухие факты. ДНК, РНК, хромосомы и деление клеток. В институтах — гаплоидность, зигота, рецессивность, аллели и так далее. Может быть, вы помните об опытах Менделя и о законе Вавилова? Как правило, все ранее полученные нами знания о наследственности весьма упрощены и сводятся системой преподавания к схемам, общим формулам и общим законам.

Из всевозможных источников информации (книг, газет, телевидения…) мы воспринимаем наследуемость как обязательный, предопределённый генами сценарий нашей жизни.

Что говорить, ничего толком не зная о наследственности, тем не менее, мы представляем её предначертанной обязанностью. Поэтому мы так выискиваем знакомые черты у новорожденных.

— У него мой нос, — говорит отец.

— Не выдумывай, у него и носик, и глазки от меня. А вот пониже — это твоё, — с улыбкой говорит мама.

Но проходят годы, и уже не так понятно: что от кого. Говорят просто: «Очень похож на деда!». Или: «Ну, вылитая я в молодости!».

Так что же наследуется? Что передается от поколения к поколению? Неужели, каждому из нас достаётся не более чем сумма частей генов от папы и мамы? Неужели, нам предопределено болеть именно тем, чем болели наши родители и ничем более?

Конечно, наследуемость не следует рассматривать как простую сумму генов — хранилище матричной информации. Наш генотип, наша наследственность — это гораздо большее. Это не только стабильная основа, формирующая наш организм и его проявления в жизни, но и постоянно изменяющееся дополнение, позволяющее приспосабливаться в окружающем нас мире.

Обратите внимание на то, что именно из этих двух частей состоит полноценный наследственный материал. Только постоянная и изменяющаяся части наследственности образуют гармоничное и устойчивое единство. И передаваться потомству может не только стабильные, но и изменяющиеся части генов.

Случай из практики

В один из консультационных дней, родители привели ко мне свою дочь. Девочка 14 лет считала себя вполне здоровой. Её история общения с врачами началась со школьного медицинского осмотра и продолжилась в поликлиниках и специализированных медицинских центрах.

Обследование маленькой пациентки выявило выраженные нарушения в строении щитовидной железы (узловые образования, истощение и гибель клеток с образованием островков соединительной ткани). По данным анализа крови — гипотиреоз (недостаточное выделение в кровь гормонов щитовидной железой).

По окончанию консультации, когда я уже разъяснил родителям подростка о сущности изменений, перспективы восстановления и обозначил план лечебных мероприятий, мама пациентки вдруг спросила: «Скажите, ну откуда у неё всё это случилось? Ведь ни у меня, ни у мужа ничего подобного с щитовидной железой нет! Я специально не так давно обследовалась. И у меня с щитовидкой всё в порядке».

Я задал несколько уточняющих вопросов, касающихся вероятности изменений в щитовидной железе у родителей девочки и их собственных родителей. Оказалось, что и у бабушек-дедушек «ничего такого» с щитовидной железой не замечено. Проведенный расспрос по «вертикали и горизонтали» наследственности не выявил никаких признаков отягощенное™ заболеваниями железы.

Ещё один случай

Другая пациентка рассказала мне о непонятном для неё несоответствии в появлении заболеваний щитовидной железы.

У её мамы, в целом считающей себя здоровой и почти никогда не обращавшейся к врачам, после 55 лет при диспансерном обследовании обнаружили некоторую слабость щитовидной железы. Назначили небольшую дозу гормонального препарата. Как рассказала пациентка, никаких изменений при УЗИ у её мамы не выявили.

Пациентка была удивлена тем, что заболевание её щитовидной железы (гипотиреоз и «узлы») было выявлено гораздо раньше, чем у её матери. Кроме того, у её младшей сестры не было никаких признаков слабости щитовидной железы — она благополучно выносила и родила здорового ребенка.

— Как же так, — спрашивала она меня, — получается, что я заболела раньше мамы, а моя сестра вообще здорова и нормально перенесла беременность — это что, не наследственное заболевание?

Конституциональная предрасположенность

Скажите, пожалуйста, что у нас не связано с генами? Я бы сказал, что абсолютно всё устройство и все процессы нашего организма предопределяются генотипом — совокупностью генного материала. Всё что происходит с нами так или иначе исходит от генов, обладающих способностью наследоваться.

Развитие современной медицинской науки преимущественно связано с достижениями в области проникновения в микромир. Человечество ищет ответы на вопросы о возникновении и развитии заболеваний в глубине клеток и тканей, среди биохимических реакций и хромосом, в познании свойств и природы вирусов и бактерий.

Почти во всех областях медицины (кардиологии, пульмонологии, эндокринологии, неврологии, гастроэнтерологии…) настойчиво изучается связь различных структур и функций с генами. Оказывается, что каждое анатомическое образование, каким бы оно ни было малым, зависимо и предопределено конкретным участком в хромосомном наборе — месте, где хранится наследственная информация. Развитие и поведение каждой клетки, нервного рецептора или сосуда, ответная реакция этих и любых других структур связаны с определённым геном.

Невольно, складывается вывод о том, что абсолютно всё предопределено и абсолютно зависит от генов. Поэтому всё может наследоваться, т. е. передаваться потомству. А наследственность — это и есть некая предопределённость, вынужденность и обязательность. Так ли это?

Оказывается — нет! Точнее — не совсем так.

Да, гены служат носителями информации о формировании, деятельности и ответных проявлениях организма, его органов и прочих структур. Гены предопределяют изменения. Но и гены зависимы. Они обладают способностью изменяться при перемене условий, в которые попадает организм.

Неизменяемые гены создают организм как таковой, и поддерживают его существование. Но устойчивость организма в окружающем мире связана с заложенной в него способностью к изменениям. Например, приспособлениям и адаптации. Эти преобразования связаны с изменяющейся частью генов.

Именно от изменяющейся части генотипа зависит появление большинства заболеваний. Но, заметьте, гены могут как появляться, так и исчезать!

Поэтому все мы, в большинстве случаев, наследуем от родителей и передаём своим детям лишь Вероятность, а не Обязательность появления и развития болезней.

Все анатомические образования, их функции и заболевания связаны с генами, то есть с наследственностью. Можно сказать, что абсолютно всё в организме наследственное. Все болезни тоже наследственные.

— Ваши родители болели простудой? — спрашиваю пациентов, задающих вопросы о наследственной обязательности заболеваний щитовидной железы.

— Да, — слышу в ответ, и вижу, как вопросительно изменяется мимика на их лицах.

— А дедушки и бабушки? Они также болели простудой? — продолжаю я свой расспрос.

— Думаю, что с ними это случалось.

— Скажите, пожалуйста, Вы считаете простуду наследственным заболеванием?

— Конечно, нет.

— Почему же Вы полагаете, что гипотиреоз — это наследственная болезнь?

— Не знаю, так говорят…

Так что же такое «наследственное заболевание»?

Все болезни — это реакция организма (его органов) на изменение условий, в которых он пребывает, и ответ на факторы, которые на него влияют. Эти ответные реакции

организма формируются определёнными генами. Иначе, все болезни следует считать наследственными. Это действительно так.

Но «наследственными заболеваниями» принято называть лишь те, которые связаны с нарушением правильного состава хромосомного набора или внутреннего состава хромосом. При таких заболеваниях появляются анатомические и функциональные изменения, явно отличающее организм от принятой нормы. В таких случаях могут говорить о пороке развития. Эти «наследственные заболевания» часто заметны с самого рождения.

Иногда наследуемые пороки могут быть несовместимы с жизнью. Например, некоторые пороки сердца. Но в других случаях это не опасно. Например, при таком пороке как «заячья губа» современная хирургия очень успешно устраняет «прорехи» (т. е. незаращения) в верхней челюсти и губе. Вы встречали людей с маленьким малозаметным швом на верхней губе? Они благополучно живут многие годы. Но у таких людей, этот порок развития может передаваться потомству — наследоваться.

Поэтому следует разделять истинные наследственные болезни от просто наследственных.

Наследственно передаётся лишь предрасположенность к определённым заболеваниям, а не абсолютная обязательность их возникновения. Если условия благоприятствуют болезни — она развивается, если нет — болезнь никогда не появится.

В этом заложен глубокий смысл возможности восстановления при заболеваниях щитовидной железы!

Мне приходится лишь устранять неблагоприятные факторы и избыточную функциональную нагрузку на щитовидную железу. И всё! В результате щитовидная железа восстанавливается! Возвращаются к «норме» показатели гормонального обмена. Уменьшаются избыточное количество антител. Улучшается и восстанавливается строение щитовидной железы.

Это и есть доказательство отсутствия обязательной предопределённости большинства заболеваний щитовидной железы!

Диагностика состояния щитовидной железы

Представление о диагнозе

Очень часто пациенты стараются рассказать о себе врачу профессиональным медицинским языком. Наверно, им кажется, что от этого их рассказ становится более понятным. Например, не редко я слышу: «Доктор, у меня тахикардия». Или: «Гастрит у меня давно». А слова «остеохондроз:» и «узлы» в своей врачебной практике я слышу почти каждый день.

Конечно, я и сам, общаясь с профессионалами из другой области, стараюсь понятнее для них изложить сущность своего дела. Когда я объяснял программистам и специалистам по Интернет-технологиям нюансы своего сайта, то старался употреблять известные мне термины «компьютерного» HTML-языка. Я говорил: «А возле этого слова поставьте якорь». При этом наблюдал, как на лице программиста мелькала еле заметная улыбка, а глаза говорили: «Ну ладно… Знаешь про «якорь»… В целом то, всё равно с тобой приходиться разбираться на самом простом уровне. Именно я понимаю структуру сайта и как его практически успешно сделать».

Такое наше естественное стремление быть понятыми, в профессиональной медицине чаще не срабатывает. Попробую объяснить почему.

В моём примере с сайтом была предыстория. До этого я интересовался этой интернет-технологией. Действительно, хотелось самому перенести собственные идеи в такой Интернет-продукт. Прочел три-четыре руководства по созданию сайтов. Начитался статей в Интернете. С помощью специальной программы сделал простой, но объёмный сайт. По ходу дела, у меня возникало много частных вопросов. В книгах же ясных ответов на эти вопросы я не нашел.

Может быть и поэтому, в конечном итоге, сам разместить «взаимосвязанные странички» в Интернет я так и не смог. «Втиснуть» его в Интернет мне помогли. И где-то около полугода он красовался там, где и расположен нынешний сайт — на www.dr-md.ru. Сейчас он изменён, можно сказать, создан заново и стал, по мнению посетителей, лучше. Нынешний сайт — дело рук специалистов, с которыми я сотрудничаю.

Как известно, «первый блин — комом». Мой первый «блин» всё же получился съедобным. Но, несмотря на такой опыт с созданием сайта, тем не менее, в этом процессе я освоил некоторые азы сайтостроения и изучил определённые понятия и термины. Поэтому был понятен профессионалам-программистам.

В медицине чаще по-другому. Пациенты не склонны вникать в значения терминов. Они пользуются упрощённым восприятием слов. Например, под «тахикардией» пациенты понимают не только учащенную работу сердца и, соответственно, частый пульс, но и ощутимую деятельность сердца, которая называется «сердцебиением» и не всегда сопровождается избытком частоты пульса. Поэтому врач не может довольствоваться помощью пациента. Приходится переспрашивать: «Вы чувствуете, как сердце колотится или пальпируете пульс (измеряете с помощью тонометра), и он больше 80 ударов в минуту?». Понимаете? Ощущение деятельности сердца (т. е. сердцебиение) и увеличение частоты пульса — это различные явления.

С такими признаками как «тахикардия» или «изжога» гораздо проще. Не сложно с помощью дополнительных вопросов выяснить «что» под ними подразумевается.

Большей ошибкой следует считать случаи, когда пациент, вооружившись «диагнозом», пытается найти себе соответствующее этому диагнозу лечение. Почему так? Следующие сведения помогут в этом разобраться.

Это Диагноз?

Что же такое «диагноз»? Упрощённо, диагноз — это словесное описание. Это всего лишь слова, рассказывающие о состоянии чего-то и где-то.

Иногда диагноз может быть коротким. Из одного слова. Но часто это одно или несколько предложений, увязанных между собой в определённой последовательности.

Диагноз может быть не только коротким или длинным, но быть конкретным или неопределённым. Например, красивый диагноз «дорсопатия» означает дословно «что-то со спиной». Вы, наверно и сами предполагали бы такой диагноз у человека, жалующегося на неприятные ощущения в спине. Почти тоже означает диагноз «спондилёз» — «что-то с позвоночником».

Диагноз как будто есть, но он не конкретен. Поэтому пациент, узнав, что у него «дорсопатия», не сможет найти себе соответствующее лечение!

Как правило, в таких случаях путём проб и ошибок (эмпирически) пытаются подобрать лечебный ключик среди множества способов, которые предлагают медицинские центры или самоучки-целители, использующие медицинские термины для доказательства своей осведомлённости и правоты.

Если к слову «тирео-», означающему «щитовидный», или «относящийся к щитовидно-», мы присоединим слово «патия», означающий «заболевание» или «патология», то в результате получим диагностический термин — «тиреопатия». В отличие от термина «дорсопатии», используемого в названиях диссертаций и научных статей, термин «тиреопатия» не применяется. И хорошо. Иначе было бы так:

— Что со мной? — спрашивает пациент.

— У Вас тиреопатия, — важно отвечает врач.

— А как лечиться? — не теряет надежды пациент.

— Я предлагаю Вам понаблюдаться. Ну-у, ещё попринимайте препарат йода.

Вам это ничего не напоминает? Может быть, у вас уже состоялся подобный разговор с врачом, в котором вместе «тиреопатии» применялись другие диагностические определения, но результат был одним и тем же?

Традиции диагностических терминов

В медицине сложились некоторые традиции образования терминов. Например, окончание «-ит» обязательно указывает на воспалительный процесс. Например, бронхит, трахеит, гайморит. Уверен, что вы знаете, как называется воспаление в аппендикулярном отростке.

А что означает слово «тиреоидит»? Воспаление? Только если тиреоидит «острый». Если же он «хронический», то в этом случае не верьте написанному. Об этом казусе вы прочтёте в разделе «Аутоиммунный тиреоидит».

Откуда врачи берут Диагноз?

Удивительно, но ответ на этот вопрос прост. Возможно, это как раз то, что первым пришло к вам в голову.

С одной стороны, диагноз — это название болезни. И все описания болезней представлены в специальных книгах (учебниках, справочниках, монографиях) и научных статьях. Они и служат источником знаний о заболеваниях.

Но описание заболеваний в таких книгах представлено по-разному. Как правило, в учебниках и справочниках болезни характеризуются односторонне — с позиции наиболее распространённой гипотезы на природу заболеваний. Лишь в монографиях и статьях можно встретить обсуждение различных взглядов на развитие заболеваний. А это очень важно с точки зрения того, что подразумевается под названием болезни, которое и служит основой «диагноза».

Современные требования по формулировке диагноза во всём мире сведены к алгоритмам. Врач определяет присутствие у пациента важных и дополнительных признаков болезни, и на основании их сочетания устанавливает Диагноз. Дальше — ещё проще. Международные врачебные соглашения по тем же алгоритмам предлагают врачам вполне определённый лечебный путь.

Существуют международная классификация болезней (МКБ). В нашей стране среди врачей распространилась и утвердилась её аббревиатура и обязательное применение. В МКБ каждому заболеванию присвоен буквенно-числовой код. Посетив врача, пациент и не подозревает, что его состоянию уже присвоили код МКБ. Далее эти коды могут поступить к статистам, и там уже подводят итоги. Анализируют: насколько эта болезнь распространена, как часто по этому поводу обращаются за помощью, сколько средств тратится на лечение заболеваний и т. д.

Врачи привыкают к примитивным формулировкам диагноза в соответствии с кодами международной классификации болезней. Многие специалисты, считают, что это очень удобно и правильно. Некоторые из них полагают, что «весь врачебный мир так работает», и следует придерживаться именно такой методики формулировки диагноза. Как вам нравится такой диагноз как К47 или J18?

Наряду с МКБ авторитетные специалисты составляют классификации болезней. С одной из таких классификаций мы познакомились в разделе «Обзор заболеваний щитовидной железы». В этом же разделе, на примере «простуды» мы выяснили, как по такой классификации строится диагноз.

Диагноз для пациента

Пациенты понимают под диагнозом вовсе не то, чем он является для врачей.

Диагноз для пациентов, прежде всего, — констатация факта. Эмоционально — это «приговор», как сказала мне одна из пациенток. Мягкий или более жесткий.

Диагноз для человека без медицинского образования часто служит успокоением. «Ну вот», — говорит он сам себе, — «теперь всё понятно. Вот, оказывается, от чего у меня эти явления». Определившись с диагнозом, такой человек продолжает мирно сосуществовать с возникшими в организме изменениями. Он уже не ищет помощи. Это напоминает смирение с пятнышком или маленькой прорехой в одежде, которую приходится продолжать носить.

Существует ещё одно восприятие диагноза пациентами. Вот их главная иллюзия: диагноз — ключ к лечению. Пациентам всё ещё представляется, что, чётко определившись с диагнозом, наконец-то можно излечиться.

Узнав свой диагноз, они смело отправляются в аптеку за лекарствами, следуя чёткому алгоритму: конкретный диагноз — конкретное лечение — конкретный препарат. Но, увы, конкретный препарат может помочь лишь временно.

Три компонента Диагноза

Обычно, диагноз ориентируют по отношению к органу, системе органов, части тела или всему организму. Диагноз может включать описание состояния нескольких органов.

Каждый диагноз, по моему мнению, должен обязательно содержать знания о строении, функции и компенсаторном состоянии анатомического образования.

Например, в случае с заболеваниями щитовидной железы, понятия «гипотиреоз» или «гипертиреоз» отражают только функциональные признаки изменений в организме. Такие термины как «зоб», «узловой», «диффузный», «гипоплазия», «гипертрофия» используются для описания изменений строения щитовидной железы. Слова «скомпенсированный», «субкомпенсированный» и «декомпенсированный» отражают величину компенсаторно-приспособительных возможностей.

Всё это структурные компоненты диагноза. Они — своеобразный остов диагноза. Поскольку эти компоненты характеризуют только состояние одного органа. Поэтому такой диагноз необходимо рассматривать как элементарную субъединицу целостного представления о состоянии организма, и функционально-анатомических взаимоотношениях в нём.

Диагностика состояния щитовидной железы

Многие пациенты обращаются ко мне с вопросом, который обычно задают так: «Скажите, доктор, что со мной?». Вот здесь и начинается диагностический процесс. Но прежде чем я расскажу о диагностических ориентирах, рассмотрим предысторию этого вопроса.

Обычно мы не обращаем внимания на своё здоровье. Бытовые дела, личная жизнь, бизнес, творчество, учёба или заботы о близких почти не оставляют времени вспомнить о том, что в течение дня был, например, эпизод незначительных неприятных ощущений в области шеи. «Может быть, это из-за того, что вчера был прохладный день, а ещё позволила себе съесть мороженое… Это, наверно, что-то с горлом», — вот что чаще приходит на ум в таком случае. И лишь только тогда, когда эти явления с заметным постоянством повторяются, мы начинаем приглядываться и прислушиваться к себе, вспоминая при этом всю свою наследственную историю: «Что-то у меня шея стала потолще спереди, может быть это щитовидка? А ведь моей маме сделали операцию на щитовидке, и бабушке, кажется, тоже её удалили». Это и есть момент, когда начинается поиск выхода из неясной ситуации.

Чувствуя себя здоровым, мы готовы всякому (и близкому, и дальнему) помочь советом, спокойно и обстоятельно разъяснить, что нужно делать и как лечиться. Но стоит только заболеть самим, как становимся почти беспомощными по отношению к себе. Нередко, под влиянием результатов ультразвукового исследования и особенно после «приговора» первого врача, к которому попали на приём, куда-то исчезает здравый рассудок и возникает зацикленность внимания на нежданно обнаруженном узле или кисте в щитовидной железе. Вот, например, как это бывает.

Ко мне на приём пришла пациентка, обеспокоенная выявленными у неё узлами в щитовидной железе. Обычно, расспросив пациента и проведя обследование, я подробно разъясняю ему доступными словами все важные особенности его состояния. При этом, понимая встревоженность пациента и рассредоточенность его мыслей, неоднократно обращаю внимание на главные изменения.

В описываемом случае мне также пришлось повторяться. Я пытался передать основное: необходимо восстановить функцию щитовидной железы, а выявленный при УЗИ узел — доброкачественный, и никаких официальных «минздравовских» показаний к операции на железе у неё нет. Но всё было тщетно. Подобно внимательной ученице она кивала на мои пояснения о том, что «говорят» анализы крови, как нужно понимать описание ультразвуковой картины, и что означают проявления болезни, каким образом будет происходить восстановление, но всё также произносила один и тот же вопрос: «А как же быть с узлом?». Увы, мне пришлось привести даже весьма отвлечённый пример, позволяющий, как мне казалось, рассмотреть ей всю ситуацию со стороны. Но, тем не менее, и это не особенно помогло.

У некоторых пациентов, как, например, в этом случае, основное внимание сосредотачивается только на результатах УЗИ. В их восприятии всего диагностического процесса, этот вид диагностики становится не только доминирующим, но даже чуть ли не единственным, реально указывающим на заболевание-«узел». Почему так? По-видимому, в связи с избыточным материалистическим восприятием событий, при котором не находится места для осмысления нематериальных основ подобных изменений — функциональных процессов.

Кроме того, в этой оценке своё довлеющее влияние оказывает страх перед злокачественными процессами. Именно он способен иногда абсолютно затормаживать наше сознание. Не редко, человек, словно кролик перед удавом, замирает в своеобразном эмоциональном и умственном оцепенении.

Пациент даже не задумывается над тем, что перед ним не конец дороги, а всего лишь небольшая ямка, которую вполне возможно объехать. А этот участок дороги со временем восстановят. Почти как первоклассник, написавший букву «о» вместо «а» в своей тетрадке, приходит в ужас от такой оплошности, ещё не понимая, как можно исправить ошибку.

Между прочим, о том, что происходит с коллоидными «узлами», вы сможете прочесть в других разделах этой книги. Например, в разделе «Ультразвуковое исследование щитовидной железы» (стр. 163).

Ещё одна обратившаяся ко мне пациентка была удивлена тем, что у неё неожиданно быстро образовались «узлы» в щитовидной железе.

— Надо же, — говорила она, — я ежегодно проверялась у эндокринолога, и в этом году у меня обнаружили «узлы»!

— Скажите, пожалуйста, почему Вы ежегодно наблюдались у эндокринолога? — спросил я.

У нас на предприятии проводят профосмотры. Нас осматривают разные врачи, и в том числе эндокринолог.

А как он проводил обследование щитовидной железы?

— Как обычно. Щупал её. Но ни каких узлов не находил! И вот, в этом году сделала УЗИ. Оказалось, что их несколько, — ответила пациентка, и продолжила, — Скажите, почему они так быстро выросли?

— Судя по данным УЗИ, эти изменения в щитовидной железе у Вас уже несколько лет.

— Что Вы говорите? — в глазах пациентки было искреннее удивление.

— Не просто определить точный срок развития этих образований в щитовидной железе. С уверенностью можно говорить о 2–3 годах. Но, вероятно, они формировались около четырех лет.

При дальнейшем расспросе пациентки выяснилось, что около 4–5 лет назад в её жизни был сравнительно тяжелый период. Были неприятности «на работе» и приходилось через суд восстанавливать своё право на квартиру. Это, по-видимому, и послужило своеобразным «пусковым» эпизодом для избыточного перенапряжения щитовидной железы.

— Почему же врач не обнаружил узлы ещё в самом начале? — спросила пациентка после того, как мы выяснили сроки развития изменений в щитовидной железе.

— Скажите, а до ультразвукового исследования железы, врач обнаружил в ней с помощью пальпации (пальцами) какие-либо изменения?

— Нет. Он направил меня на УЗИ, на всякий случай. Дополнительно, как я поняла.

— Вот и ответ на Ваш вопрос. Каждый способ обследования обладает своими преимуществами и ограничениями.

Первый шаг к диагностике

Все диагностические мероприятия по отношению к щитовидной железе направлены на выяснение трёх важных составляющих частей диагноза:

• строения щитовидной железы,

• её функционального проявления и

• скомпенсированности железы.

Эти признаки взаимосвязаны между собой. Строение железы не может быть изменённым, а её функциональное состояние — нормальным. И наоборот. А выраженность функциональных изменений зависит от величины компенсаторных сил.

Для чего нам нужно такое условное разделение состояния одного органа — щитовидной железы? Обратите внимание на следующую, очень важную особенность, с которой связан выбор определённых диагностических процедур.

Дело в том, что каждая диагностическая процедура обладает известными ограничениями. Каждый способ диагностики преимущественно ориентирован только на изучение анатомического устройства или только функциональных проявлений. Сочетание этих двух направлений в одном способе возможно, но не всегда. Это «не всегда» как раз и относится к щитовидной железе.

Поэтому все диагностические мероприятия можно разделить на «анатомические», изучающие строение железы, и «функциональные», определяющие деятельность. И те и другие могут оценивать величину компенсаторных возможностей органа. Но функциональные способы имеют преимущество такой оценки. Поскольку понятие «скомпенсированности» преимущественно относится к области физиологии.

Сразу же и определимся с таким распределением диагностических способов.

К анатомическим или структурным способам относятся:

• пальпация,

• ультразвуковая диагностика (УЗИ),

• магнитно-резонансная томография (МРТ) и

• цитологическое исследование пункционного материала.

Пальпацию, по-другому, можно назвать «ощупыванием». С помощью своих собственных пальцев врач пальпирует (так по-медицински называется ощупывание) щитовидную железу. Определяет её величину, расположение, однородность и плотность.

УЗИ и МРТ осуществляют с помощью соответствующей аппаратуры. Подробнее об ультразвуковой диагностике вы сможете прочесть в разделе «Ультразвуковое исследование щитовидной железы» (стр. 163). О цитологической диагностике — в разделе «Цитологическое и гистологическое исследование» (стр. 244). Об МРТ расскажу в этом же разделе, но немного далее.

К функциональным способам диагностики относятся:

• анализ крови,

• термография и

• радиоизотопное сканирование.

Каждому из этих способов в этой книге отведен отдельный раздел. А для самостоятельного обучения оценки анализа крови мной подготовлен одноимённый фильм, который не только разъяснит вам сущность диагностики и поможет освоить методику, но и продемонстрирует изменения данных анализа крови на разных стадиях развития заболеваний щитовидной железы. Именно понимание изменений данных анализа крови «в динамике» служит важным ориентиром в оценке нынешнего состояния и прогноза на будущее. Этот материал является авторским (приоритетным). Он частично изложен в разделе «Анализ крови» этой книги, но более полно и нагляднее представлен в фильме. К сожалению, развитие заболеваний щитовидной железы по стадиям вообще игнорируется в научной и научно-популярной литературе.

МРТ и загрудинный зоб

Итак, мы уже знаем, что МРТ — это магнитно-резонансная томография. Иногда МРТ называют ЯМР (ядерно-магнитная томография). Это синонимы.

Пожалуйста, не путайте «томографию» с «термографией». Это совершенно разные слова.

Томография означает послойное изображение. Его применяют для изучения строения какого-либо участка тела послойно. С помощью томографии врач-исследователь может в различных плоскостях оценивать строение органов и его частей.

Термография почти ничего не сообщает о строении (понятие послойности здесь вообще не уместно). Этот способ, как вы узнаете из соответствующего раздела, позволяет оценить функциональное состояние органов и частей тела.

Эти два исследования получают различную информацию. МРТ способно послойно представить расположение щитовидной железы в теле и указать на особенности расположения в ней или рядом с ней некоторых анатомических образований. Термография же исследует функциональную активность частей щитовидной железы и влияющих на неё структур.

Но достаточно о термографии. Сравнить эти два способа мне пришлось лишь из-за относительно часто встречающейся путаницы, которая возникает у пациентов. Гораздо важнее выяснить показания к МРТ. Иначе говоря, понять, когда именно необходима эта разновидность диагностики.

В отличие от УЗИ, которое также позволяет оценить строение железы, МРТ применяется реже. Ещё раз повторюсь, обратив ваше внимание на их отличие. Магнитно-резонансная томография нужна для точного определения расположения щитовидной железы по отношению к другим структурам (грудине, трахее, пищеводу, сосудам и пр.). УЗИ также позволяет определять анатомические взаимоотношения между органами, но точность этой оценки хуже. УЗИ уступает в этом МРТ.

Процедура МРТ в несколько раз дороже, чем УЗИ. МРТ осуществляется немного дольше, требует помещения пациента в замкнутое пространство, требует временного ограничения в движениях (во время обследования) и сопровождается шумом от работы аппарата.

В большинстве случаев заболеваний щитовидной железы необходимости в МРТ нет. Но при значительном увеличении щитовидной железы, и особенно её загрудинном расположении, МРТ позволяет решить важные диагностические задачи. Одна из которых связана с необходимостью проведения операции.

Абсолютным показанием к операции является сдавление жизненно важных анатомических образований, за счёт избыточного увеличения щитовидной железы, при её загрудинном расположении. Заметьте, что загрудинное расположение железы без сдавления нельзя считать показанием к операции.

Что такое «загрудинное положение»? Так называемую «грудную клетку» образуют кости — рёбра, прикрепляющиеся сзади к грудным позвонкам, а спереди к грудине. Грудина представляет собой продолговатую уплощенную кость, немного напоминающую своей формой кинжал. Именно поэтому её верхняя часть называется рукояткой, а нижняя — мечевидным отростком.

Щитовидная железа у большинства людей располагается над рукояткой грудины. Но у некоторых — может частично «опускаться» в грудную клетку.

При увеличении щитовидной железы (именно это классически называется зобом) в большинстве случаев железа просто выпячивается, смещая кожу. И лишь при очень значительном увеличении (например, более 70–80 мл) может в какой-то степени оказывать давящее влияние на расположенные рядом органы. Но при расположении железы за грудиной, гораздо меньшее увеличение её объёма может существенно отразиться на смещении анатомических структур. В таких случаях, особенности анатомических изменений возможно уточнить с помощью МРТ.

Расскажу вам об одном из подобных случаев. Ко мне на приём вместе с мужем пришла пациентка 68 лет. Невольно, оба они напомнили мне героев рассказа Н. В. Гоголя «Старосветские помещики». Если помните — добрые старички, доживающие свой век в поместье. Занимающиеся заготовкой варенья и радостно встречающие редкого гостя — внучатого племянника, заехавшего к ним невесть откуда.

Основное внимание этой пациентки было сосредоточено на щитовидной железе. Пытаясь поддержать нужный организму уровень гормонов, её железа за счёт усиленной деятельности увеличилась — 40 мл. По данным УЗИ и пальпации определялось именно загрудинное расположение зоба. И это настораживало.

У пациентки не было одышки. Также не было нарушено прохождение пищи. Голос не изменялся и не обращал особого внимания. То есть признаки сдавления отсутствовали.

Как рассказала пациентка, ей предложили операцию, с удалением щитовидной железы, из-за её увеличения и загрудинного расположения.

Всё верно, прямые показания указывали на необходимость такого шага. Но настораживало иное. Возраст и состояние организма в целом, по моему мнению, вряд ли бы позволили ей перенести все этапы операции и полноценно восстановиться. Выбор операционной тактики лечения усложнялся необходимостью последующего вынужденного приёма гормональных средств.

Напомню, что физиологически уменьшающиеся с возрастом обменные процессы требуют соответствующей энергетической поддержки, в которой прямое участие принимают гормоны щитовидной железы. Без них не мыслима жизнь. С их уменьшением угнетается жизнедеятельность.

Что и говорить, удаление щитовидной железы у этой пациентки было крайне нежелательно. Плачевный конец вероятной истории с оперативным вариантом мог, на мой взгляд, не только сравнительно быстро привести к гибели пациентки. Но и сказаться психологическим стрессом на её супруге.

Проведенное пациентке MPT-исследование показало скомпенсированное смещение анатомических структур загрудинно расположенной щитовидной железой. Это означало отсутствие значимого сдавления и нарушения жизненно важных функций. В результате было принято решение отложить проведение операции.

Спустя два года супруг пациентки обратился ко мне по другому поводу. Безусловно, я поинтересовался состоянием его жены. Оказалось, что её самочувствие хорошее. Никаких неприятностей со стороны органов, расположенных рядом с щитовидной железой не наблюдалось.

История заболевания в Диагностике щитовидной железы

Диагностика заболевания не ограничивается способами оценки анатомического, функционального и компенсаторно-приспособительного состояния щитовидной железы. Как правило, эти мероприятия позволяют оценить нынешнее состояние органа. Но не менее важным для нас является знание о том, как развивался процесс.

Исследование развития заболевания изучается врачом во время беседы с пациентом. Не редко очень полезным оказывается ознакомление с сохранившимися у пациента медицинскими документами, если ему приходилось до этого обращаться за помощью и обследоваться.

Такое изучение истории развития заболевания всегда очень важно. Оно способствует правильным диагностическим выводам в неясных диагностических ситуациях.

Например, в некоторых случаях, мне приходится не только оценивать возникновение и развитие заболевания со слов пациентов, но и сопоставлять эти сведения с данными УЗИ и анализа крови. Такие аналитические параллели очень важны в исследовании этапов (стадий) развития болезни щитовидной железы.

Однажды во время консультации вместе с одной из пациенток мы разложили на столе около двух десятков заключений по анализу крови. Языком цифр они рассказывали о не простых перипетиях в лечебном процессе молодой женщины, успевшей за несколько лет пройти через стандарты академического лечения по алгоритмам, которые размашистыми волнами, многократно поднимали состояние пациентки до гипертиреоза и затем резко низвергали до гипотиреоза.

Совместно с оценкой изменений щитовидной железы по данным анализа крови и УЗИ, я проанализировал присутствовавшее в этой истории попеременное «лечение» гормональными и, сравнительно противоположными им по влиянию, антитиреоидными препаратами. Среди заключений врачей-эндокринологов значилось то указание на гипотиреоз, то на гипертиреоз.

Стоит ли говорить, что пациентка эмоционально утомилась от такого лечебного процесса, замкнувшегося в своеобразном «заколдованном» круге. Выслушав мнения специалистов, начитавшись из Интернет и популярных книг о болезнях щитовидной железы, она так и не смогла сориентироваться в своей ситуации. Её беспокоила масса вопросов. Что же с ней происходит? От чего её лечат? И лечат ли вообще?

Последовательный аналитический разбор её истории показал, что появлению ослабления или усиления в деятельности щитовидной железы способствовали характерные причины. И «наслоение» контрастного лечения лишь усиливало «противоположные» колебания, наблюдаемые в заключениях из лабораторий.

Это был не разнообразный, а единый патологический процесс. Не чередование гипотиреоза и гипертиреоза, которое провоцировали непродуманными назначениями, а стадийный ответ организма.

Изначальная гипертиреоидная реакция, связанная с избытком компенсаторных возможностей щитовидной железы, а затем её ослабление, проявившееся в виде гипотиреоза. Последующее лечение, назначенное мною в соответствии с её состоянием, постепенно позволило ей восстановить компенсаторные силы щитовидной железы и отказаться от большой дозы гормонального препарата, который она ежедневно принимала до этого.

Ультразвуковое исследование щитовидной железы

Компьютерная диагностика

Мы очень быстро привыкаем к новинкам технического прогресса. Ещё не так давно мы вместо слова «компьютер» произносили «ЭВМ», а всеобщая мобильная телефонизация представлялась далёкой сказкой. С тех пор волшебная «компьютерная диагностика» всё ещё будоражит умы некоторых пациентов. Им всё ещё представляется, что великий гений компьютера способен разобраться в хитросплетениях их заболевания.

К счастью, компьютерная грамотность настойчиво проникает в нашу жизнь. И большинство современников понимает, что возможности компьютера абсолютно зависимы от интеллекта человека. Именно человек, путём программирования, создает в компьютере собственную систему оценки каких бы то ни было данных. Компьютер — это всего лишь отражение мыслительных способностей человека. Компьютер — это наш помощник. Мы ценим его за быстродействие, наглядность изложения сведений, удобство и компактность хранения материала.

Возможности компьютера (иначе, компьютерной диагностики) ограничены знаниями того человека, который ввел в него свою программу оценки информации.

С развитием компьютеризации, все прежние исследования (рентгеновское, ультразвуковое, тепловизионное, электрическое и электромагнитное) оснастились компьютерным анализом данных. Любую информацию, получаемую от человеческого тела, современные технологии облекают в удобный для диагностического восприятия компьютерный вид.

Возможности УЗИ

Ультразвуковое исследование или сокращенно УЗИ помогает нам «заглянуть» в глубины нашего тела. Эта удобная диагностическая возможность быстро и практически безвредно позволяет нам сориентироваться в особенностях строения органов.

Я специально выделил жирным шрифтом главное преимущество УЗИ. В кажущейся простоте этих строк заключен важный смысл этой диагностики. Во-первых, УЗИ позволяет определять только строение органов. Во-вторых, достоверность ультразвуковой диагностики не абсолютна. УЗИ позволяет лишь приблизительно представить нам скрытое от глаз истинное состояние биологических структур.

Одна из моих пациенток (женщина 64 лет) рассказала мне историю своего заболевания, в которой фигурировало ошибочное ультразвуковое заключение. Эта история не о щитовидной железе, а о желчевыделительной системе (желчном пузыре и протоках). Привожу этот пример потому, что он демонстративен и наглядно отражает субъективность УЗИ.

Началась её история с того, что в результате ультразвукового исследования было обнаружено замедление оттока желчи из желчного пузыря. На тот момент ей в руки попала газета со статьей её знакомого врача, где упоминалось желчегонное действие некоторых трав. Решив помочь себе с помощью фитотерапии, она принялась настойчиво заваривать и принимать желчегонный отвар из травы, которая и упоминалась в статье. Через некоторое время появились неприятные ощущения в правом подреберье, и она вновь посетила кабинет ультразвуковой диагностики. Каково же было её удивление, когда врач объявил ей о том, что в желчном пузыре рассматриваются камни и порекомендовал обратиться к гастроэнтерологу. Дальше события развивались по наиболее распространённому в таких случаях сценарию: посещение гастроэнтеролога — консультация хирурга — операция с удалением желчного пузыря. Как и положено, после операции исследовали содержимое пузыря. И оказалось, что вместо камней там присутствовали лишь податливые сгустки желчи, которые могли бы быть устранены без операции.

Позже, встретив своего знакомого врача-фитотерапевта, она узнала о том, что сгустки желчи появились от неправильного выбора трав. Как выяснилось, необходимо было принимать вместе с желчегонной травой и корни одуванчика, оказывающего желчеразжижающее действие. Но было уже поздно. Желчный пузырь был удален.

Что же послужило основой выбора неправильной тактики лечения? Ошибка ультразвукового исследования? Думаю, что нет. Плотность сгустка желчи была похожа на плотность камня. Очертания этого образования также напоминали камень. И поэтому врач, исследовавший ультразвуком состояние желчного пузыря, уверенно дал заключение о желчнокаменной болезни.

Выскажу следующее. Ошибка ультразвукового исследования вряд ли заключена в профессионализме врача-сонолога (так называется специалист УЗИ). Большей частью, она сводится к спектру информативности диагностического метода. Иначе говоря, ультразвуковая картина даёт лишь одностороннее представление о строении. Например, одинаковые по форме изделия из стекла и алмаза могут быть также прозрачны. И с помощью зрения далеко не всегда можно их отличить. Но, как известно, алмаз прочнее стекла. Поэтому, для оценки таких изделий требуются дополнительные методы.

УЗИ также не позволяет получить абсолютное знание о строении органа. Оно лишь ориентирует нас о его размерах, форме и плотности.

Что не может УЗИ?

Иногда ко мне обращаются с просьбой прокомментировать результаты ультразвукового исследования. Вы можете встретить эти сообщения на Форуме моего сайта (www.dr-md.ru). Казалось бы, что здесь такого странного?

Получены данные обследования и их требуется оценить. Но давайте посмотрим на это с другой стороны.

Врач-сонолог, после ультразвукового исследования щитовидной железы, описывает специальными терминами всю картину увиденного им на экране монитора ультразвукового аппарата. Он указывает размеры долей железы, даёт оценку плотности ткани, определяет присутствие изменений (например, узлов) и характеризует их. В результате суммирует эти сведения в виде вывода — ультразвукового заключения. Иначе говоря, что увидел — о том и написал.

Проведём аналогию. Например, вы рассматриваете фотографию и словами описываете её содержание. Вы видите предметы, здания, людей. По некоторым особенностям можете предположить историческое время и географическое место съёмки. Даже предполагаете события, связанные с тем, что изображено на фотографии. В результате вы излагаете описание на бумаге и передаёте другому человеку, который и предлагает третьему лицу прокомментировать это описание.

Что, по вашему мнению, может сказать о таком описании фотографии третий человек? Если описание профессионально (написано литературным языком), то к нему нельзя ничего добавить.

Не спешите закрывать книгу, сетуя на мою аналогию! Этим и следующим примером я пытаюсь подвести вас к более главному пониманию возможностей и ограниченности УЗИ.

Мне вспоминается один из аляскинских рассказов Джека Лондона. Он называется «Тропой ложных солнц». Рассказ начинается с того, как индеец Ситка Чарли, рассматривая иллюстрацию картины, прикреплённую на стене зимовья, говорит своим попутчикам о том, что жизнь напоминает ему подобие таких картин. Ситка поясняет, что в жизни мы также как на картинах, встречаем разных людей, но ничего не знаем о том, что это за люди. Не знаем, что они делали до того и как течёт их жизнь после. Мы просто наблюдаем их в тот самый момент жизни, когда их запечатлели.

Но вернёмся к щитовидной железе. Во время консультаций, чаще всего мне приходится видеть правильно составленные описания и заключения ультразвукового исследования. Поэтому, обычно, к ним редко можно что-либо добавить. Если обнаруживаются изменения (узлы, увеличение долей и пр.), то эти сведения вносятся в протокол исследования. И никаких дополнительных комментариев привести к увиденному при ультразвуковом исследовании о строении железы, как правило, невозможно.

И, тем не менее, пациенты абсолютно правы, интересуясь причинами образования узлов, неоднородности ткани железы, увеличения или, наоборот, уменьшения объёма железы. Но наш диагностический помощник (аппарат УЗИ) не позволяет дать однозначный ответ на это. Он отражает лишь одну из сторон знаний об объекте — данные о строении, но почти ничего не может прямо сообщить о другой стороне — функции.

По описанию и заключению УЗИ невозможно как-либо определённо судить о функциональной способности щитовидной железы. Безусловно, можно сделать косвенные выводы из полученных сведений о строении, но, как вы понимаете, они будут относительны. Поэтому для того, чтобы выяснить причины изменений в железе необходимо провести дополнительные функциональные исследования. К таким исследованиям относятся тепловизионная диагностика (термография), радиоизотопное сканирование и анализ крови. При необходимости, особенности строения ткани отдельных участков железы (узловых образований) поможет уточнить пункционная биопсия с последующей цитологической диагностикой. И только из совокупности данных о строении и функции щитовидной железы можно представить более достоверную картину состояния этого органа.

Сущность ультразвукового исследования

Попробуем разобраться в принципе, положенном в основу ультразвукового исследования. Во время такой диагностики врач с помощью датчика-сканера направляет в сторону исследуемого органа ультразвуковые волны и воспринимает их отражение. Величина отражения зависит от плотности биологических тканей. В результате ультразвуковой аппарат анализирует получаемую информацию о структуре щитовидной железы по отношению к ультразвуковым волнам и представляет её в виде черно-белого изображения на мониторе. Более плотные участки выглядят светлее, менее плотные — темнее.

Поскольку разные биологические образования имеют различную плотность, то такая ультразвуковая диагностика позволяет выделять и отличать исследуемый орган среди окружающих тканей.

В области ультразвуковой диагностики принято использовать определённые термины. Например, отражение ультразвуковых волн принято называть эхогенностью. Чем плотнее ткань, тем больше отражение (эхо), тем, соответственно, больше эхогенность. И наоборот. Величину эхогенности выражают присоединением к слову эхогенный приставки изо- (одинаковый, подобный), гипо- (мало), гипер-(много), а- или ан- (отсутствие). Таким образом, термин гипоэхогенный означает уменьшение плотности, анэхогенный — крайне низкую плотность, гиперэхогенный — высокую плотность.

Напоминаю, что слово «ген» (греч. genos) дословно означает «происхождение». А «генезис» (греч. genesis) — происхождение, возникновение, или, иначе, процесс образования. Поэтому под словом эхогенный следует подразумевать «произошедший в результате эхо-отражения». Не путайте наследуемость с происхождением.

Иногда врачи-сонологи применяют синонимичную терминологию. Эхонегативными они называют гипоэхогенные участки, а эхопозитивными гиперэхогенные участки.

Если ткань щитовидной железы имеет среднюю плотность, то в этом случае говорят о её изоэхогенности. Именно такой она и должна быть.

Более плотными (гиперэхогенными) могут быть участки железы, в которых содержится избыточное количество соединительной ткани (например, при аутоиммунном тиреоидите). Максимальную гиперэхогенность имеют участки, в которых откладываются соли кальция (кальцинаты). Эти образования выглядят более светлыми на общем фоне.

Чем темнее на ультразвуковом изображении участок, тем он более гипоэхогенен (рис. 6). Черные участки называют анэхогенными. Как правило, такой низкой плотностью (гипоэхогенной) обладают участки, содержащие жидкость. Это может быть киста (т. е. полость, содержащая жидкость) или сосуд с кровью. Иногда врач-сонолог может в описании ультразвуковой картины вместо слова анэхогенный применить слово «кистозный». В этом случае приходится думать, что специалист уверен в строении этого участка.

Рисунок 6. Виды эхогенности при ультразвуковом исследовании щитовидной железы.

Погрешности УЗИ

Когда из С.-Петербурга ко мне приехала на консультацию пациентка, я увидел сразу три протокола ультразвукового обследования. Все они были сделаны разными специалистами. По-разному описаны. При этом даты исследований отличались друг от друга почти недельным сроком.

Почему же так случается? Что делать в таком случае? Как поступать? В таких случаях приходится ориентироваться на два наиболее близких по описанию УЗИ-протокола, на обстоятельность изложения сведений или на собственные данные. Последнее, безусловно, лучше для врача.

Ультразвуковое исследование проводится человеком с помощью специальной электронной программы, заложенной в компьютер аппарата. Это указывает на то, что оператор УЗИ способен допустить некоторую погрешность. Например, неточно обозначить с помощью курсора границы доли или «узла». В результате расчёт величины щитовидной железы и очаговых образований может отличаться от контрольного ультразвукового исследования.

Помимо погрешности ручного измерения границ, может встречаться неточность за счёт невнимательности специалиста или низкого качества УЗИ-аппаратуры. В этих случаях описания УЗИ-картины различаются не только характеристикой «узлов» (их однородностью и т. п.), но и несоответствием описания действительности.

Когда одна из моих пациенток представила результаты УЗИ, то выяснилось, что гипоэхогенный узелок то появлялся, то исчезал на протяжении полугода. В трёх протоколах УЗИ, проведенных с промежутком в несколько месяцев разными специалистами, это образование играло в прятки. Сначала оно показалось в виде гипоэхогенного очага под названием киста 5 мм в диаметре. Затем вдруг исчезло, порадовав пациентку. Но через три месяца вновь появилось на том же месте.

Как рассчитать объём железы

Величина щитовидной железы выражается через объём. Этот важный показатель позволяет судить о функциональной активности органа. Как правило, увеличение объёма следует трактовать как результат более выраженной деятельности щитовидной железы. И наоборот, уменьшение объёма — результат процессов, ведущих к снижению функциональных возможностей железы.

Увеличение объёма может наблюдаться при избыточной работе щитовидной железы (гипертиреозе), при недостаточности гормонов в организме (гипотиреозе) и даже при нормальном количестве гормонов в крови (эутиреозе). Почему так бывает? Всё просто. Это связано с компенсаторно-приспособительными возможностями железы. Именно за счёт этих компенсаторно-приспособительных сил железа напрягается для выработки требуемого количества гормонов. При этом за счёт такого функционального напряжения клетки и фолликулы железы увеличиваются. Этот эффект свойственен и многим другим тканям. Например, мышечной. Вспомните, как увеличивается объём мышц в результате специальных физических упражнений у спортсменов, занимающихся бодибилдингом и фитнесом.

Если компенсаторные возможности велики, то наблюдается нормальный уровень гормонов в крови (эутиреоз). Если щитовидная железа ослаблена, то количество гормонов в крови уменьшается (гипотиреоз). И если компенсаторные способности железы велики и при этом она реагирует избыточной деятельностью, то в крови определяется большое количество гормонов (гипертиреоз).

Описание ультразвукового исследования начинается с указания размеров правой и левой долей щитовидной железы. Для каждой доли обязательны три размера. Это, как вы понимаете, связано с трехмерностью объёмных структур. Если в железе выявляют узловые образования, то их величину также представляют тремя значениями. Впрочем, при сравнительно малых размерах узлов, врачи-сонологи часто ограничиваются указанием двух показателей, или даже указывают только одно значение — диаметр.

Объём железы складывается из объемов её долей. Объем же каждой доли вычислить достаточно просто. Следует умножить все три размера, и это произведение дополнительно умножить на 0,479. Вместо умножения на 0,479 можно рассчитать объём упрощенно. В этом случае произведение из трёх размеров следует разделить на два.

Обратите внимание на то, что умножая миллиметры вы получите объём в кубических миллиметрах. И поскольку удобнее пользоваться кубическими сантиметрами, то к ним и следует привести полученный результат. Для этого необходимо перенести запятую, ограничивающую целые от десятых, на три пункта влево.

Иногда удобнее делать запись не в кубических сантиметрах, а в миллилитрах. Более того, литры и миллилитры — это истинные единицы объёма. Напоминаю, что один кубический сантиметр равен одному миллилитру.

После того как определен объём щитовидной железы его следует сопоставить со значениями нормы. Границы нормы зависят от возраста, пола и конституциональных особенностей (роста, массы тела и пр.). При сравнительной оценке объёма железы часто руководствуются критерием пола и возраста. Помимо этого, на величину «нормативов» влияет статистические данные авторитетных исследователей и предписания эндокринологических сообществ разных стран.

В России принято верхней границей нормы объёма щитовидной железы женщин считать величину 18 мл. Нижняя граница (для женщин) — 4 мл. По данным доктора Hegedus и его соавторов, объём нормальной железы женщин не должен выходить за пределы 20 мл, и при этом среднее значение колеблется около 13–15 мл (для мужчин, соответственно, — 25 мл и 15–18 мл).

Безусловно, что если женщина при росте 160 см и весе 48 кг имеет железу 18 мл, то этот объём вряд ли можно считать её индивидуальной нормой. На эти особенности и должно быть направлено внимание врача.

Случаи из практики

Во время консультационного приёма одна из пациенток сразу обратила моё внимание на большое узловое образование в левой доле щитовидной железы. Ей предлагали хирургическое удаление всей доли. Специалист, рекомендовавший операцию, говорил этой пациентке о том, что узел занимает почти всю долю и нет никакой необходимости его оставлять. Но какое-то внутреннее несогласие с предлагаемой операцией заставило женщину искать другие пути разрешения этой ситуации.

В этой книге я не раз буду обращать ваше внимание на показания к операции. Существуют чёткие, определённые ВОЗ и другими официальными медицинскими структурами показания. Они подразделяются на абсолютные и относительные. Это означает, что в первом случае операция обязательна для сохранения здоровья, а во втором случае выбор операции зависит от других дополнительных обстоятельств. Вот эти дополнительные обстоятельства мы и стали уточнять в случае с этой пациенткой.

Функциональная способность щитовидной железы пациентки в целом была снижена (гипотиреоз). Проведенное после пункционной биопсии цитологическое исследование материала из узлового образования показало отсутствие каких бы то ни было злокачественных признаков. При этом большинство ультразвуковых данных указывали на доброкачественность изменений, связанных с преобразованием участков железы в результате их избыточной активности.

Рассчитав объёмы обеих долей железы и объём узла левой доли, обнаружили следующее. Оказалось, что объём правой доли составляет 4,76 мл (4.9x1.3x1.5 см), левой доли — 20,27 мл (5.6x2.7x2.8 см), а объём узла в левой доле — 11,6 мл (4.2x2.4x2.4 см). Вы можете сами убедиться в том, что узел в действительности занимает около половины левой доли. Иначе говоря, почти 9 мл левой доли — это нормальная ткань, вырабатывающая необходимые организму гормоны.

Все эти данные (в виде размеров, а не объёма!) были указаны в описании ультразвукового исследования. Тем не менее, врач-сонолог позволил себе поместить в текст УЗИ-протокола следующую фразу: «Практически всю левую долю занимает узел неоднородной структуры р. 4.2x2.4x2.4 см».

Как рассказала пациентка, в последующем основное внимание врачей-эндокринологов было сосредоточено именно на словах «практически всю левую долю». Это стало одним из основных фактов, которым эндокринологи в своих разъяснениях обосновывали необходимость операции.

Что же, действительно, при беглом сопоставлении одних только размеров левой доли и узлового образования кажется, что так и есть. Зрительно, размер 2,4 см почти сравним с размером 2,7 см, а размер 5,6 см не намного отличается от 4,2 см. И если к этому присоединить изначальную ориентацию большинства эндокринологов на операционную «чистку» и применение гормональных препаратов, то ожидать иной рекомендации просто не приходится.

Напомню, что пациентке предложили удаление всей левой доли железы. Это означает, что после удаления левой доли, в которой около 9 мл ткани вырабатывает гормоны, функциональная нагрузка на оставшуюся правую долю увеличится. В последствии это обычно приводит к появлению новых узловых преобразований в оставшейся доле.

После термографического исследования щитовидной железы выяснилось, что незанятая узлом часть левой доли находится в нормальном, функционально активном состоянии. И её объём действительно составляет почти половину доли. Поэтому было принято решение отказаться от удаления доли, и избрать консервативное (т. е. нехирургическое) лечение.

Другой пример. Ко мне по телефону обратилась иногородняя пациентка. Как она рассказала, ей была назначена через десять дней операция по удалению всей щитовидной железы. Но, несмотря на определённый хирургом день и час проведения операции, она всё же сомневалась в правильности этого назначения и пыталась найти другое решение.

В таких случаях я всегда стараюсь выяснить показания к операции. Даже удаление одной доли железы переводит человека в прединвалидное состояние. В этом же случае, по какой-то причине, врач решил удалить всю железу. Стоит ли говорить, что полное удаление железы является инвалидизацией! Пациент становится полностью зависим от аптек. Он может жить только при условии ежедневного приёма гормональных медикаментов, приобретаемых в аптеках. Без такого введения искусственных гормонов человек достаточно быстро может истощиться и погибнуть. И этот срок исчисляется не годами, а неделями. Вот почему так важно бережно относиться к своему энергетическому регулятору — щитовидной железе. И решение о проведении операции принимать обосновано. Тогда, когда действительно к этому есть веские и значимые показания.

Но что же послужило поводом к такому радикальному шагу? Почему было назначена такая тотальная операция?

Оказалось, что основным и единственным доводом по отношению к удалению железы было мнение врача-эндокринолога и врача-хирурга о том, что узлы в щитовидной железе занимают большую часть. А именно две трети. По мнению этих специалистов, железа оказалась видоизменена и поэтому «всё равно» её необходимо удалить.

Пациентка зачитала мне результаты всех обследований. Данные анализа крови, УЗИ, сцинтиографии и цитологического исследования узлов, обнаруженных в щитовидной железе. И что же в результате?

Все данные обследования свидетельствовали о доброкачественности изменений. То есть, уже только это обстоятельство исключало абсолютное показание к операции. Как оказалось, уровень гормонов щитовидной железы и другие показатели (ТТГ, антитела) отражали скомпенсированность её функции. Иначе говоря, железа справлялась со своей работой по обеспечению организма гормонами. И в этом принимали участие доброкачественно изменённые участки железы — «узлы» (в каждой доле было выявлено по одному узловому образованию). Далее я расскажу о таких «полезных узлах».

Ни результаты пункционной биопсии с цитологическим исследованием, ни УЗИ, ни сканирование железы не показали признаков злокачественности. Железа вырабатывала достаточное количество гормонов. Да, безусловно, деятельность железы была избыточно перенапряжена. От чего и образовались узлы. Но что же заставляло врачей рекомендовать удаление всей железы? Как пояснила пациентка, поводом к операции послужила величина узлов. Напомню, что несколько врачей, которых посетила пациентка, настойчиво говорили ей о почти полном (на две трети) замещении ткани железы узлами. Это и было, по их мнению, показанием к операции.

Действительно, величина узла (а именно превышение в диаметре 3 см) может служить показанием к назначению операции. Но заметьте, только относительным, а не абсолютным показанием. Это означает, что для выбора тактики лечения следует принять во внимание все клинические обстоятельства. Например, если даже при узле в 3,5 см в диаметре железа вырабатывает нужное количество гормонов, и узел доброкачественный, то возможно придерживаться безоперационного лечения. Более того, по моему мнению, именно это будет верным.

Вот мы и подошли к математическим расчётам. Пациентка сообщила мне размеры долей и узлов в них. Правая доля: 22x17x50 мм с узлом 19x15x26 мм. Левая доля: 20х19x56 мм с узлом 19х13x27 мм. Посмотрите, пожалуйста, на эти размеры. У вас складывается впечатление о том, что узлы занимают 2/3 щитовидной железы?

Не знаю, как вам, а мне визуально, то есть «на глазок», представляется, что величина узла каждой доли составляет больше половины доли. И может быть даже 2/3. Но как же в действительности?

Вместе с вами рассчитаем объёмы долей и их узлов. Объём правой доли составляет 9 мл (22x17x50x0,479=8957 мм куб. или 9 см куб.), объем узла в ней — 3,5 мл (19х15х26х0,479=3549 мм куб. или 3,5 см куб.).

Объём правой доли составляет 10,2 мл (20х19х56х0,479=10193 мм куб. или 10,2 см куб.), объем узла в ней — 3,2 мл (19x13x27x0,479=3194 мм куб. или 3,2 см куб.).

В результате, мы убеждаемся, что нельзя без опыта определять величину доли и узлового образования визуально. Как следует из вычислений объемов, не две трети, и не половину, а только лишь третью часть занимает узел в каждой доле щитовидной железы этой пациентки.

Как можно видеть из размеров узлов, ни один из них не превышает 3 см в диаметре. Это не округлые, а продолговатые по форме образования, у которых только лишь один из размеров приближается к 30 мм. Поэтому, даже официально установленное и всего лишь относительное (!) показание к операции не может служить руководством к удалению доли. Тем боле всей железы.

Позволю себе заметить, что этот случай показателен. Очень часто приходится встречать необоснованное назначение операций на щитовидной железе. Почему-то некоторым врачам, как, между прочим, и пациентам, хочется почистить «загрязнившуюся» узлом железу. Им кажется, что нужно избавиться от узла. Даже ценой удаления доли. Даже ценой удаления всего органа!

В этом желании «очищения» я могу понять пациентов, дезориентированных людьми без медицинских знаний методиками «чистки» организма. Но как можно объяснить желание очистить железу от доброкачественных узлов, вырабатывающих нужные организму гормоны?

Размышляя над этими вопросами, я пришел к такому выводу. Дело в том, что большая часть врачей выполняют свою работу механистически. Они именно ходят на «работу». И выполняют только от и до. Многие из них гордятся своим «белым халатом». Но все они обычные люди, желающие избежать лишних, по их представлению, обязательств, снять с себя какую бы то ни было ответственность.

Это удобно и легко. Это чужой организм чужого человека. Вот почему с легкостью назначаются лекарственные препараты и операции. Нет железы — нет проблемы. Дальше думайте сами, пожалуйста.

Итак, приведенные примеры не только позволяют понять необоснованность назначения операции в подобных случаях. Они демонстрируют возможность математической и функциональной оценки клинических обстоятельств, позволяющих выбрать рациональный путь лечения.

Что такое «узел» щитовидной железы

Все локальные изменения в щитовидной железе принято называть «узлами». Правильнее — очаговыми образованиями. Не скажу, что слово «узел» полноценно отражает истинный процесс изменений в ткани железы. На мой взгляд, это не совсем удачное название. В моём представлении, узел — это какое-то утолщение на структуре, подобной нити или веревке. Например, нервные узлы (скопления нервных клеток) действительно похожи на скрученные узлы вдоль нервных проводников.

Представьте себе более плотный комочек каши или кусочек творога в сметане. Напоминают ли эти «комочки чего-то более плотного в менее плотной массе» узлы? Но за многие годы именно этот термин стал наиболее употребимым. Что же, пусть будет узел. В конечном счете, важно то, что подразумевается под этим термином. Но всё же, многие пациенты не получают от врачей разъяснений о природе узлов. И поэтому могут надумывать и фантазировать себе различные неблагоприятные перспективы ухудшения здоровья, связанные с этими самыми узлами.

Почему врачи не объясняют пациентам механизм формирования узлов? Из-за недостатка времени? Вы считаете, что человек в белом халате знает всё, и ему некогда отвлекаться по пустякам? Вы думаете, что невозможно за одну или несколько минут разъяснить пациенту то, что в действительности представляет собой узел? Хотя бы принципиально?

За годы моей практики никто из пришедших ко мне пациентов не знал о том, чем в действительности являются узловые образования в щитовидной железе. А ведь большинство из них побывали до меня на консультациях у других эндокринологов. Многие годы под наблюдением этих специалистов они лечились гормонами. Некоторым из них удаляли одну долю с узлами, а через несколько лет узлы возникали в оставшейся доле железы, где раньше всё было благополучно. Часть пациентов годами наблюдали изменения узлов. Но все эти люди не знали о том, что в действительности представляют собой узлы. Многие из них с удивлением воспринимали мои пояснения о сущности узлов щитовидной железы. Для некоторых это было откровением.

Те же из пациентов, кто обратился за помощью впервые, мои слова оценивали как нечто обычное, известное всем врачам.

Так в чем же заключается загадка узлов? Как это часто бывает, нет никакого особого секрета и сложности в понимании возникновения и развития образований щитовидной железы, называемых узлами.

Узел щитовидной железы не вырастает. Это не опухоль, не разрастание ткани! Это преобразование (изменение) участка щитовидной железы. Узел — это часть железы, ставшая заметной при УЗИ или пальпации за счет активной деятельности её структур, и связанных с этим изменений.

Большинство образований в щитовидной железе — это так называемые «коллоидные узлы». Как вы уже знаете из раздела анатомии и физиологии, коллоид — часть нормальной здоровой ткани железы. В этих узлах, при исследовании их содержимого под микроскопом, находят обычные структурные компоненты (клетки, коллоид, кровь), характерные для здоровой щитовидной железы. Безусловно, в них имеются признаки, отличающие их от неизменённой ткани. Но эти изменения малосущественны и характеризуют лишь избыточное перенапряжение клеток и фолликулов.

Коллоидные узлы — самые доброкачественные из всех узлов. Они наблюдаются более чем в 90 % случаев среди всех узловых образований. Именно о них здесь и расскажу. Об остальных разновидностях узлов вы прочтете в других разделах книги.

Много раз мне придётся говорить о функциональном перенапряжении щитовидной железы. Так уж получается, что большая часть случаев заболевания этого органа связана с таким состоянием. Щитовидная железа старается обеспечить все клетки организма своими «энергетическими» гормонами (Т3 и Т4). Ив тех случаях, когда потребность в энергии возрастает (восстановительные процессы в организме, преодоление физических или психоэмоциональных нагрузок, преодоление внешнего холода…), увеличивается функциональная активность железы. Увеличивается выработка гормонов. И всё избыточное количество гормонов расходуется на возросшие нужды жизнеобеспечения.

Продолжительная функциональная нагрузка на железу уменьшает её компенсаторно-приспособительные возможности. И в критический период, когда в дополнении к прочему, под влиянием любой болезни или ином стрессовом состоянии, щитовидная железа начинает перенапрягать свои клетки, появляются узлы.

У большинства людей не все клетки и фолликулы щитовидной железы работают с одинаковым усилием. Только некоторые участки в каждой доле наиболее активны. Именно они и берут на себя ведущую роль по выработке гормонов. Подобная избирательная нагрузка характерна для многих органов. Только часть их структурных компонентов (например, клеток головного мозга, долек печени, нефро-нов почек, альвеол легких) активны или более активны. Это общебиологическая особенность, позволяющая органам одновременно «отдыхать» и «работать».

И поэтому при увеличении функциональной нагрузки на щитовидную железу в первую очередь начинают избыточно работать её наиболее активные участки. Такая усиленная деятельность сопровождается расширением сосудов в этих местах. И это закономерно. Увеличивается скорость обменных процессов. Требуется больше поставлять к этому участку продукты питания и отводить от него продукты выделения. В том числе гормоны.

В таком активном участке железы изменяется плотность ткани. Его плотность значимо отличается от плотности окружающей ткани железы. И в результате, при ультразвуковом исследовании он становится заметен. Этот участок с иной плотностью и называют узлом. Таким образом, все коллоидные узлы (в том числе и аденомы) щитовидной железы являются видоизменённой частью органа, а не чем-то выросшим. Это не опухоль, не размножившиеся локально клетки и фолликулы!

Рисунок 7. Фрагмент ультразвукового исследования щитовидной железы.

1 — гипоэхогенный узел,

2 — хало вокруг изоэхогенного узла.

Вот мы и подошли к пониманию того, что такое узел. Но как он устроен? Это важно! Одно только понимание его устройства позволит вам легко сориентироваться в особенностях узлов, их преобразованиях, стадиях, перспективе лечения и прочем.

В разделе о строении щитовидной железы мы рассмотрели общий принцип её устройства. Напомню, что она состоит из малых функциональных субъединиц — фолликулов, объединенных сосудами и нервами в большие функциональные единицы — тиреоны. А каждый узел щитовидной железы состоит из группы тиреонов.

Обратите внимание на гипоэхогенный ободок вокруг узла (рис. 7). На иллюстрации он выглядит более темным (даже черным). Сонологи его обозначают как Halo (читается как хало), то есть ореол.

Это и есть расширенная сосудистая сеть вокруг большой группы фолликулов и тиреонов, из которых состоит узел.

Пространственное наложение нескольких расширенных сосудов по границе узла образует большее скопление жидкости (крови) и, поэтому, воспринимаются при УЗИ как менее плотная структура. Напомню, что участки с меньшей плотностью называются гипоэхогенными.

Итак, мы пришли к пониманию того, что узел — это несколько видоизменённая часть ткани щитовидной железы. И теперь, уважаемый читатель, мы подошли ко второй важной части в понимании сущности узлов. А именно к их стадийному преобразованию.

Стадийное изменение узлов

Узел — это не стабильная структура. Это активный, динамически видоизменяемый участок железы. Интенсивный обмен веществ в узлах сопровождается истощением его клеток и межклеточных структур. В результате, со временем, строение узлов становится иным.

Все узловые образования щитовидной железы проходят несколько стадий. Эти стадии видны при ультразвуковом исследовании. Изменение внутреннего строения узлов сопровождается изменением их плотности, что и фиксируется при УЗИ.

Как вы помните, плотность ткани щитовидной железы при ультразвуковой диагностике обозначается эхогенностью, то есть степенью эхо-отражения ультразвуковых волн. Поэтому именно этот критерий позволит нам оценить стадийное изменение внутреннего строения узлов.

Рисунок 8. Схема стадийного изменения узловых образований в щитовидной железе (по данным УЗИ).

Вначале все узлы изоэхогенны. То есть плотность их внутреннего содержимого такая же, как и окружающей ткани железы. На этой стадии они выделяются лишь усилением кровообращения и расширением сосудистой сети вокруг узла, что и формирует гипоэхогенный ободок — хало (рис. 8–1).

В дальнейшем, по мере истощения и гибели клеток и фолликулов, появляются неоднородность ткани узлов. Именно разрушенные фолликулы воспринимаются как гипоэхогенные включения.

Если процесс разрушения клеток и фолликулов увеличивается, то внутри узлов появляются маленькие гипоэхогенные участки. И поскольку слово «разрушение» по-латыни — «дегенерация», а полость, заполненная разрушенными клетками и жидкостью, называется «кистой», то многие врачи-сонологи описывают строение таких узлов так: «Неоднородный узел, с участками кистозной дегенерации». Эта стадия может иметь различную степень выраженности таких изменений (рис. 8–2 и 8–3).

Хочу обратить ваше внимание на одно очень важное обстоятельство. Его важность сопоставима с качеством жизни.

Изоэхогенный или неоднородный узел не следует рассматривать как нечто испортившее щитовидную железу и как то, от чего следует избавиться с помощью операции. Напомню, что узел — это активно функционирующая часть ткани щитовидной железы. И эта ткань вырабатывает особо востребованные организмом гормоны. И до той поры, пока в узле сохраняются изоэхогенные участки, его можно считать полезным в отношении производства собственных гормонов. Чем больше в узле изоэхогенных или близких к ним образований, тем большее количество гормонов вырабатывается. Тем ценнее для организма этот узел!

Да, это изменившаяся часть железы. Да, в этом месте погибло часть клеток. Но он ещё полезен!

Приведу простое сравнение. На каком-то участке зуба разрушился кусочек эмали и развился кариес. Неужели врач сразу назначает операцию по удалению зуба? Как правило, нет. Стоматолог удаляет пульпу зуба (нерв и сосуды) и пломбирует дырочку. И этот мёртвый зуб ещё не одно десятилетие жизни приносит пользу!

Почему никого не смущает присутствие мёртвого зуба в полости рта? Почему же столь велико внимание к доброкачественному узлу щитовидной железы, всё еще старающемуся выработать необходимые организму гормоны? Вы уверены в том, что нужно «почистить» организм с помощью операционного удаления полезного, но «уставшего» узла? Неужели вы предпочитаете удаление собственного, родного вам источника гормонов введению гормонов с помощью ежедневного приёма гормональных таблеток?

Да, вы слышали (возможно, от врачей) о перерождении узлов в злокачественные. Что же, обратимся к научным фактам. Именно факты, а не эмоции позволят нам понять, насколько обоснована такая перспектива. В этом мы убедились на примере расчета объёма узлов по отношению к объёму доли железы.

Научные исследования не доказали перерождение доброкачественных узлов в злокачественные. То есть гипотеза перерождения в рак необоснованна фактами. Поэтому я придерживаюсь позиции изначального образования недифференцированных клеток (т. е. злокачественных) в щитовидной железе. Другие исследования показали, что злокачественность встречается не более чем в 4 % случаев. Это общеизвестный факт.

Почему же почти в 100 % случаев рекомендуется операция? На всякий случай? Заранее? Или, может быть, учитывая эти сведения и то, что злокачественные процессы в щитовидной железе развиваются очень медленно (десятилетиями), придерживаться наблюдательной тактики? Может быть, рациональнее сохранять источник собственных гормонов?

Думайте и решайте, пожалуйста, сами! Здесь же изложу своё мнение. Считаю, что если все данные обследования свидетельствуют о доброкачественности, и узловое образование продолжает обеспечение организма гормонами, то возможно его сохранение, с обязательным периодическим наблюдением за его состоянием и функцией щитовидной железы.

Но вернёмся к стадиям преобразования узлов. Следующая стадия — это полное разрушение ткани узла. В этом случае узел описывается как гипоэхогенный и даже анэхо-генный. Такое изменение плотности связано с истощением или гибелью клеток и фолликулов щитовидной железы. Если от истощения погибает ткань узла, то он преобразуется в полость, содержащую жидкость и разрушенные компоненты ткани (клетки и межклеточные элементы). Это называется кистой.

При ультразвуковом исследовании любая полость, содержащая жидкость выглядит как округлый участок черного цвета. Его называют анэхогенным. Так могут выглядеть сосуды. Например, крупные артерии, проходящие внутри железы. Но сосуды распознаваемы, поскольку они, как правило, расположены в определённом месте, и при повороте узи-сканера из округлой превращаются в продолговатую форму.

Следующие две стадии — это рассасывание содержимого кисты и рубцевание. На стадии рубцевания оставшаяся полость зарастает соединительной тканью, которая является универсальной биологической заплаткой. Этот процесс длителен. Его продолжительность зависит от величины узла, состояния иммунной системы истощенности компенсаторно-приспособительных возможностей организма в целом и щитовидной железы в частности. Иногда, для ускорения рубцевания применяют склеротизацию кисты. Об этом вы сможете прочесть на стр. 321–332.

Если вы наблюдали заживление поверхностной раны, то могли видеть образование на её месте рубца. Этот процесс восстановления раны всегда сопровождается развитием специальной заплатки из соединительной ткани. Со временем (обычно это месяцы или годы), в зависимости от величины раны и, соответственно, рубца, количество соединительной ткани уменьшается. Рубец истончается. Уменьшается. И даже может полностью исчезнуть из видимости. То же происходит и в щитовидной железе.

Что известно о стадийности узлов

В предыдущем разделе вы узнали о стадийном преобразовании участков щитовидной железы, которые называют узлами. Следует сказать, что это вовсе не распространённое знание. О нём невозможно прочесть в большинстве современных руководств и монографий по заболеваниям щитовидной железы.

Когда много лет назад я начинал изучать особенности изменений в щитовидной железе, мне приходилось видеть разные по внутреннему строению узлы. По отношению к ним возникало два типа вопросов. Первая часть вопросов выражала наиболее распространенный взгляд на узлы. Доброкачественные или злокачественные? Оперировать или не оперировать? Автономный токсический (т. е избыточно продуцирующий гормоны) или «спокойный», нетоксический узел?

Вторая часть вопросов были исследовательского характера. Они помогали мне понимать природу узлообразования, развитие и преобразование узлов. И, конечно, прогноз. Почему узлы образуются часто преимущественно в одной доле железы? Почему несколько узлов одной доли или двух долей отличаются своим внутренним строением (эхогенностью, однородностью)? Как сочетается появление и преобразование узлов с изменением функции железы? Почему одни узлы обратимы и «исчезают» при контрольном ультразвуковом исследовании, а другие остаются?

Моё внимание было устойчиво сосредоточенно на анализе механизма появления и развития узлов. Наконец, когда я был готов к ответу на большинство вопросов, в моей практике начали появляться пациенты с результатами УЗИ за несколько лет.

Обычно, в большинстве случаев обращений пациентов к врачу, приходится оценивать результаты УЗИ за последний год. Часто бывает так. Какой-нибудь врач (кардиолог, гинеколог, терапевт), на всякий случай, направляет пациента на исследование щитовидной железы. И… обнаруживают узлы. Пациент направляется к эндокринологу. От него — к хирургу. Получает настоятельную рекомендацию к удалению узлов или малорезультативно «лечится» гормональными препаратами. Когда ни то ни другое не устраивает, то пациент вновь ищет возможность рационального пути восстановления. Обращается к другим врачам. В том числе и ко мне. И все эти события, как правило, происходят в течение одного года. Реже — несколько большего периода.

За этот срок обычно проводится или одно, или три ультразвуковых исследований. Но они мало отличимы друг от друга. Поэтому сделать вывод о развитии и преобразовании узлов невозможно.

Когда же пациент наблюдает за своей щитовидной железой много лет (иногда и по инициативе врачей), то предстаёт очень интересная картина. Один из таких случаев постараюсь описать.

Ко мне за помощью обратилась пациентка 28 лет. Во время консультации выяснилось, что недавнее УЗИ показало присутствие узла в левой доле щитовидной железе. Этот узел был неоднородным. В нём появились участки истощенности клеток и фолликулов в виде гипоэхогенных зон. Когда же я обратился к протоколам УЗИ, сделанным 6 и 5 лет назад, то обнаружил, что в первое исследование (1998 г.) выявило изоэхогенный узел в левой доле, второе исследование (1999 г.), проведенное на том же аппарате не обнаружило узла. Пациентка рассказала, что врач пояснил отсутствие узла тем, что, по-видимому, он в прошлый раз принял за узел индивидуальную особенность состояния сосудов в этом месте железы. Это обстоятельство, безусловно, порадовало и успокоило тогда пациентку. Но как оказалось, преждевременно.

Через несколько лет (в 2004 г.) вновь при УЗИ был выявлен узел в том же месте левой доли. Несколько большего размера, по сравнению с узловым образованием, описанным в первом протоколе УЗИ. Вместе с тем, появился новый изоэхогенный узелок. Конечно, этот процесс формирования узла сопровождался снижением функциональной способности щитовидной железы.

Периодически мне приходится слышать от пациентов о том, что узлы в их щитовидной железе «исчезали» и через некоторое время появлялись вновь. И это они контролировали с помощью УЗИ. Не так давно, ко мне на Форуме сайта www.dr-md.ru обратилась мама 16-летней пациентки с просьбой прокомментировать назначения врачей. И в своём сообщении поведала очень интересные факты.

При обследовании её дочери обнаружили признаки функциональной слабости щитовидной железы (гипотиреоз) и изоэхогенный узел в одной из долей железы. Назначили приём гормонального препарата. Но принимать таблетки не хотелось, а впереди был летний сезон. Вместе с дочерью они уехали отдохнуть на юг. Там они пробыли около месяца. Девочка чувствовала себя хорошо. Каково же было их удивление, когда в сентябре, при контрольном обследовании они не обнаружили узла в железе, а состояние гормонального обмена (по анализу крови) значительно улучшилось.

И только к концу зимы у 16-летней пациентки вновь ухудшилось самочувствие. При ультразвуковом исследовании снова в том же месте определили узел. Анализ крови показал увеличение ТТГ (т. е. признак ослабления железы). И по настоянию врачей, пришлось начать приём гормональных средств. Позже, мама с дочерью побывали у меня на приёме. И всю эту историю в более подробном изложении я услышал во время консультации.

Эти и подобные случаи позволяют наблюдать за появлением и изменением состояния узлов. Таким образом, у меня сформировалось важное знание. Понимание динамического процесса в функционально напряженной щитовидной железе.

Несколько позже, я нашёл подтверждение своим выводам (представлению о причинах и стадиях преобразования узлов) в одной из наших отечественных монографий. Вышедшая в свет книга санкт-петербургского профессора Олега Константиновича Хмельницкого позволила мне утвердиться в своей теории.

Эта монография вышла в 2002 г. небольшим тиражом. Всего 1500 экземпляров. Называется она «Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний щитовидной железы». Это библиографически редкий литературный труд такой тематики в России! Иначе говоря, это единственная книга об особенностях строения патологически изменённой щитовидной железы, изданная на русском языке в России, если не считать книги Н. Ю. Бомаш.

Замечательная книга О. К. Хмельницкого всё ещё печально стоит на полках книжных магазинов, дожидаясь своих читаетлей — врачей.

Хмельницкий O. K. Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний щитовидной железы. Руководство. — СПб: СОТИС, 2002.-288 с.

В книге весьма высокопрофессионально приводится описание всех изменений в щитовидной железе с позиции строения клеток и ткани. Эта книга замечательна тем, что каждая разновидность патологических изменений не только подробно описана и представлена в схематичном и естественном виде, но и содержит клинические пояснения и комментарии, насколько это возможно с позиции врача-цито-гистопатолога. Иначе говоря, автор не только подробно изложил сведения об изменении клеток и ткани в железе при различных заболеваниях органа, но и постарался объединить эти знания с пониманием причин возникновения болезни и особенностями её проявления.

В этой книге почти нет никаких сведений об ультразвуковом исследовании железы. Эта книга о том, как производить современную профессиональную оценку материалу, полученному в результате пункционной биопсии (изъятия клеток из железы путём прокола) или в результате операционного изъятия ткани. Тем не менее, эти сведения совместно с данными УЗИ позволяют лучше понимать происходящие изменения в щитовидной железе. Они раскрывают сущность того, что врачи-сонологи определяют путём ультразвукового исследования.

Вот что пишет доктор О. К. Хмельницкий о стадийности: «Длительно существующий узловатый нетоксический зоб является многостадийным процессом, который протекает асинхронно на территории органа и заканчивается обычно регрессивными изменениями паренхимы в образовавшихся узлах вплоть до фиброза».

Справка:

фиброз — это процесс образования и развития соединительной ткани, (синоним — рубцевание);

зоб — изменение щитовидной железы с образованием в ней узлов или общего увеличения её объёма;

паренхимаэто ткань органа.

Переведу цитату на бытовой язык: «Длительно существующие узлы в щитовидке проходят несколько стадий изменений. Несколько узлов одновременно могут находиться на разных стадиях. В итоге, все изменения в узлах завершаются разрушением их содержимого (клеток и пр.) с образованием рубца».

Это предложение очень ёмкое. Оно выражает сущность узлового процесса. Но, помимо этого предложения, в книге почти отсутствует последующее подробное описание многостадийного процесса. Причины этого ясны. О них пишет сам О. К. Хмельницкий.

Он сетует на профессиональную разобщённость вра-чей-клиницистов (эндокринологов, терапевтов) и врачей аналитиков (цитопатологов, сонологов, рентгенологов). Врачи-аналитики находятся в «отрыве» от пациентов. Они не знают особенностей появления и развития их заболевания. С другой стороны, клинические специалисты не удосуживаются глубоко исследовать нюансы «поведения» клеток и фолликулов в железе. Поэтому в большинстве случаев малознакомы со спецификой цитологической и гистологической диагностики.

И поскольку монография О. К. Хмельницкого посвящена цитологии и гистологии (т. е. клеткам и ткани), а не УЗИ, в ней естественно не уместна и разработанная мною схема (рис. 8). Впрочем, стадийность процесса не представлена и в руководствах по ультразвуковой диагностике.

Со времени выхода указанной книги прошло шесть лет. Увы, полуторатысячный тираж этой книги до сих пор не разошелся среди врачей. Она все ещё продаётся в магазинах. Если учесть, что помимо цитопатологов, монография профессора О. К. Хмельницкого должна быть востребована в среде эндокринологов, гинекологов-эндокринологов, педиатров-эндокринологов, онкологов и хирургов, то тираж книги должен быть больше в десятки раз.

По моему мнению, это свидетельствует о низком профессионализме эндокринологов, довольствующихся лишь знаниями, полученными на курсах усовершенствования. Можно лишь сожалеть о нежелании большинства специалистов самообразовываться в главном направлении своей деятельности.

«Солидный» узел

Одна из пациенток обратилась ко мне после контрольного ультразвукового обследования железы. На её лице, в движениях и голосе выражалось обеспокоенность нарастающим ухудшением.

— Как же так, я пришла на УЗИ, а врач начал говорить мне, что у меня очень большой узел и нужно срочно оперироваться. Он так и написал: солидный узел.

— Позвольте, я ознакомлюсь с результатами обследования, — предложил я.

— Пожалуйста, — ответила пациентка, протянув мне заключение УЗИ.

Я начал внимательно изучать описание ультразвукового обследования щитовидной железы. В заключении, помимо выводов о характере изменений, значилось — «солидное узловое образование… Этот же узел в описании УЗИ характеризовался как «однородный изоэхогенный».

— Видите, какой большой узел!

— Да, действительно, узел больших размеров. Но он доброкачественный…

— Мне врач-узи говорил, что узел огромный. Он так и написал — солидный. Сказал, что нужно обязательно оперироваться. Я даже ночью плохо спала после того, что он наговорил мне.

— Как Вы сказали? Солидный? — переспросил я, — Этот термин означает наполненность, то есть содержащий не полость с чем-то, а биологическую ткань. В данном случае обычную ткань щитовидной железы. И произносится это слово иначе. Ударение нужно ставить не на второй, а на первый слог.

— А я то думала, зачем это врач написал так эмоционально…

— Применяя термин «солидный» врач хотел показать, что внутри выявленного им очагового образования присутствует ткань железы. Думаю, оно не совсем уместно в протоколе УЗИ по двум причинам. Во-первых, это может влиять на психическое состояние пациента, который, пытаясь сам разобраться в состоянии своего здоровья, внимательно вчитывается в описание УЗИ. Во-вторых, из-за того, что этот термин относится к патологоанатомическим изменениям и применяется специалистами-патологами при гистологическом исследовании.

Что важнее узлов?

Очень часто всё внимание пациентов сосредоточено только на выявленных узлах. Как правило, для них ничто более не значимо в отношении самой щитовидной железы как узлы. Не редко, вся консультационная беседа по инициативе пациента начинается и сводится к узлам.

— Расскажите, пожалуйста, о том, что Вас беспокоит, — обычно предлагаю я пациентке во время консультации.

— У меня узел в щитовидной железе, — отвечает она.

— Как именно этот узел себя проявляет? — уточняю я, пытаясь выяснить особенности самочувствия.

— Никак. Я сделала УЗИ. И там обнаружили узел, — слышу в ответ.

— Т-а-а-к? — стараюсь я интонацией побудить к дальнейшему рассказу о себе.

— Вот, обнаружили узел… И что, скажите, его нужно удалять? А можно как-то без операции?

В результате удаётся выяснить, что пациентку, например, беспокоят слабость, выпадение волос, сухость кожи, зябкость и дискомфорт в шее. После уточнения самочувствия пациентки, провожу обследование и выясняю характер узла по данным УЗИ, сканирования, термографии железы и результатам цитологического исследования содержимого этого узла. Определяюсь и с функциональным состоянием щитовидной железы. Если выявляю, что узел доброкачественный, коллоидный, то поясняю, каким образом он сформировался, и что его ожидает в дальнейшем без операционного удаления.

Рассказываю о том можно ли ожидать обратное преобразование узла, или его состояние будет изменяться в соответствии с уже знакомыми вам стадиями. При этом всегда обращаю внимание на более важное обстоятельство — причину и повод образования узлов! Не бывает беспричинных изменений в железе. И очень важно не только разобраться со следствием — узлом, но и восстановить нормальную деятельность органа. Но, к сожалению, эти слова не воспринимаются сознанием пациентки, абсолютно сосредоточенной на «узле».

Часто приходится рассматривать случаи появления новых узлов. Например, был один, а через 2–3 года обнаружили еще три. Также часты случаи, когда после удаления одного узла через некоторое время вновь появляются узлы в том месте железы, где ранее их небыло. Такие случаи должны заставлять задумываться!

Если узел доброкачественный и его появление вызвано нарушением функции железы, то в первую очередь следует задуматься о восстановлении нормальной работы щитовидной железы. И если такой узел способен производить гормоны — оставьте его под наблюдением. Это не рискованно, и лучше ежедневного приёма гормональных препаратов.

Напомню, что появление узлов вызвано функциональной перегрузкой железы. Удаление узловых образований не устраняет причин их образования. Без восстановления оптимальной деятельности щитовидной железы, без восполнения её компенсаторно-приспособительных возможностей можно ожидать появления новых узлов.

Присутствие узлов в железе следует оценивать как адаптационную перестройку ткани железы в ответ на недостаток обеспечения гормонами организма. Поэтому, восстановление функциональной способности щитовидной железы за счёт компенсации условий в организме позволяет не только улучшить состояние уже имеющихся узлов и предотвратить появление новых, но и оказать требующуюся организму помощь.

Обратимость узлов

Как-то, очередной раз «зашёл» в Интернет, на Форум своего сайта. Из нескольких сообщений сразу же обратило на себя внимание следующее: «По анализу крови доктор-индокринолог открыл у меня заболевание щитовидки, прописал гормоны которые я принимала год. После анализа УЗИ у другого доктора в этом году оказалось у меня нет никаких узлов и никогда не было, я здорова. Как же это, я зря принимала таблетки? Может так быть? Кому верить?».

Наверно, ваше внимание выделило подобные случаи, которые демонстрируют вероятность обратного развития узлов. Действительно, это научно известный факт. Но следует уточнить, какие именно узлы обратимы.

После прочтения подраздела «Стадийное изменение узлов» мы выяснили две важные особенности. А именно, что представляют собой узлы и почему происходит последовательное, постадийное изменение их состояния. Это знание и поможет нам понять, какие из «узлов» обратимы.

Напомню сущность «узлового» процесса. Несколько упрощено, узловые образования можно представить как избыточно работающую ткань щитовидной железы, в которой изменяются и, со временем, от истощения гибнут клетки, преобразуется состояние сосудов и межклеточного вещества.

В начале этого процесса не наблюдается массовой гибели клеток и других необратимых изменений. Поэтому на этой стадии возможно абсолютное восстановление — исчезновение «узлов». По описанию УЗИ, это изоэхогенные образования.

В дальнейшем, разрушение клеток провоцирует возникновение своеобразного анатомического кризиса — необратимости. В заключении УЗИ такие «узлы» могут быть представлены как «неоднородные» очаговые образования.

Это не должно вас как-либо беспокоить, поскольку взамен разрушенной ткани, спустя соответствующий регенераторной скорости срок, возродятся новые клетки и фолликулы.

Неоднородность ткани железы

Когда пациенты по телефону или на Форуме сайта сообщают мне о результатах УЗИ, то в первую очередь рассказывают о размерах узлов или долей железы. Очень редко они обращают своё внимание на описание врачом-сонологом состояния ткани органа. Между тем, это важный признак, позволяющий оценить патологический процесс в щитовидной железе.

Не следует путать состояние ткани самой железы и её узлов. Будьте внимательны. Это важно!

Ткань щитовидной железы в нормальном состоянии однородна. Так и должно быть. Если врач написал в протоколе УЗИ слово «неоднородна», то обязательно следует обратить внимание на её особенности. Обычно встречаются два вида формулировок.

Иногда специалист пишет, что ткань щитовидной железы неоднородна из-за присутствия в ней узлов. В этом случае часто отсутствует характеристика ткани железы между узлами. Это неверно, поскольку упускается из вида один из важных признаков. В другом случае, независимо от наличия узловых образований, врачи приводят сведения о состоянии ткани железы.

Неоднородность ткани щитовидной железы за счёт гипоэхогенных и гиперэхогенных участков часто свойственна аутоиммунному процессу в органе. Это один из признаков аутоиммунного тиреоидита (стр. 109). Обнаружив подобные изменения, врач-сонолог может написать в заключении УЗИ-протокола: аутоиммунный тиреоидит.

Не следует думать, что специалист УЗИ определил диагноз. Не забывайте, пожалуйста, что любое заключение ультразвукового исследования — всего лишь оценка состояния железы с помощью одного из видов аппаратной диагностики. Это не окончательный диагноз, который должен строится из комплекса сведений о состоянии самой щитовидной железы и всего организма. Не путайте «Диагностическое заключение УЗИ» с «Клиническим диагнозом».

Почему возникает такая неоднородность при аутоиммунном тиреоидите? За счет гибели истощенных клеток и фолликулов возникают гипоэхогенные участки. А образование на этом месте соединительной ткани (в качестве заплатки) способствует появлению гиперэхогенных участков. Об этом вы сможете более подробно прочесть в разделе «Аутоиммунный тиреоидит — приговор или обратимое состояние?» (стр.109).

Резать или не резать — вот в чём вопрос

Ещё раз процитирую из монографии О. К. Хмельницкого: «Как указывает Е. А. Валдина (1993) [эндокринолог, д.м.н., профессор-прим. А.В.], нельзя рассматривать удаление узловатого зоба как профилактику рака щитовидной железы [выделено А. В. Ушаковым]. Показания к операции при узловатых образованиях должны быть строго аргументированы. Вопрос о показании и объёме операции при узловатых образованиях — наиболее ответственный и трудный из тех, которые должен решать клиницист».

В своей книге я не раз буду уделять внимание показаниям к операции. Здесь же хочется сказать о том, что делать операцию «на всякий случай» категорически неверно.

Обычно, пациенты рассматривают выход из сложившейся клинической ситуации только на один-два «шага» вперед. Так их ориентируют врачи. И поскольку большинство людей привыкло планировать лишь ближайшие события своей жизни, то, как правило, никто из пациентов не расспрашивает специалистов о прогнозе на будущее. И напрасно!

Обязательно следует выяснить вероятность неблагоприятных последствий после операции. Уточнить чем именно они ухудшат качество жизни, как это скажется на состоянии других органов. Не забывайте сравнивать. Сопоставьте возможности безоперационного восстановления, и — после операции.

Врачи не всегда подробно и обстоятельно отвечают пациентам на их вопросы. Это связано и с их личностными человеческими качествами или дефицитом их рабочего времени, или некомпетентностью. Не редко, специалисты объясняют свою краткость недостаточной подготовленностью слушателя для восприятия информации. С последней причиной сложно согласиться. Профессионал способен объяснить просто и доступно.

Практические наблюдения позволяют прослеживать возможности и ограничения разных лечебных направлений. Оценивать состояние пациентов, находящихся на разных стадиях лечебного процесса. Это позволяет с определённой достоверностью предполагать каковы могут быть результаты выбранного лечебного пути.

Например, мне периодически приходится наблюдать пациенток после удаления одной доли щитовидной железы, в которой до операции определялся «узловой» процесс. В таких случаях, в другой доле узлы и другие изменения или отсутствуют, или крайне незначительны.

Хирурги выполняют свою задачу. Кажется, что наведен порядок. «Загрязнившуюся» долю щитовидной железы убрали. Подчистили. Осталась хоть и одна доля, но без узлов. Можно спокойно продолжать жить дальше.

Но через некоторое время после операции обнаруживается появление узловых образований в оставшейся доле.

Как опять! — удивлённо и возмущённо спохватываются пациенты.

К сожалению — да. В таких случаях на оставшуюся долю щитовидной железы перекладывается дополнительная нагрузка по выработке необходимого количества гормонов. Клетки оставшейся доли начинают интенсивнее трудиться. И в наиболее активных участках образуются изменения — «узлы».

Такие случаи не редки. Например, приведу сообщение, которое пришло ко мне на Форум сайта: «Щитовидная железа, опять узел. Здравствуйте, мне 22 года, подскажите пожалуйста… В 2005 г. мне удалили левую долю (операция). Курс лечения после этого не проходила. В августе 2008 сделала УЗИ и оказалось, что опять вырос узел и большой, что делать, и почему опять вырос. Хотя врач заверил, что при удалении всей доли больше узлов не будет».

К сожалению, пациенты вновь, как по кругу, возвращаются почти к тому же, с чего начинали. Единственное исключение — без одной доли щитовидной железы.

Может ли УЗИ распознать рак?

Каждый способ диагностики обладает своими границами исследовательских возможностей и собственным уровнем достоверности полученных результатов. Иначе говоря, всякий инструмент, приём или способ ориентирован под вполне конкретные задачи.

В принципе, и подходящим камнем можно забить гвоздь. Но лучше это делать молотком. Расстояние можно оценивать и «на глазок», и с помощью величины пальцев или шагов. Но точнее — с помощью линейки, измерительной рулетки или специального лазерного прибора. Всё это также относится и к ультразвуковой диагностике.

Да, УЗИ позволяет определять некоторые признаки злокачественности. Обратите внимание на слово «некоторые». Это важно! С помощью УЗИ, в большинстве даже сомнительных случаев, нельзя однозначно и с абсолютной уверенностью говорить о раковом процессе.

Тем не менее, есть некоторые признаки, которые могут подсказать необходимость более тщательного обследования. Например, к таким признакам относят неравномерность границ и формы очагового образования.

Практические наблюдения указывают на то, что не всегда выявленная с помощью УЗИ злокачественность подтверждается при цитологическом и гистологическом обследовании (после биопсии или операции). С другой стороны, при выраженных характерных изменениях в ткани железы, диагностические данные УЗИ оказываются достоверными.

Анализ крови

Что такое кровь? В медицине кровь называют биологической тканью. И это так. Кровь состоит из клеток и межклеточного вещества. Но чем отличается кровь от других тканей организма? Консистенцией? Да. Но это не главное отличие.

Главной характеристикой крови можно считать её транспортное значение. Кровь — переносчик и хранитель информации. Руслом крови, как известно, служат сосуды, а двигателем — сердце, мощный мышечный насос.

Содержащаяся в крови информация преимущественно представлена химическими веществами. Это органические и неорганические соединения. Элементы и молекулы. Ионы.

Эта «информация» может быть общей. Необходимой почти всем органам и тканям. Но некоторые химические соединения можно рассматривать как специфическую адресную информацию, или сообщения одной тематики. Такими информационными признаками обладают гормоны. Они предназначены конкретным органам или клеткам. Но могут быть ориентированы и на определённые химические процессы в различных органах.

Гормоны — органические химические соединения, вырабатывающиеся в эндокринных органах, и поступающие непосредственно в кровь. Именно эти вещества производит щитовидная железа. Поэтому основное внимание при анализе крови и нацелено на определение уровня гормонов.

«Анализ крови» может всё?

Отвечая на форуме сайта www.dr-md.ru, беседуя с пациентами по телефону или общаясь во время консультации, я пришел к интересному выводу. Наблюдение показывает, что все пациенты оценивают возможности анализа крови по-разному. Часто это полярные взгляды.

Одни считают, что всё очень просто. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы разобраться в том, что указано в заключении лаборатории. Если всё в пределах границ нормы (референсных значений), то с щитовидной железой всё в порядке. Вот только почему при этом образуются «узлы»?

Например, одно из подобных сообщений от 10.07.08 можно прочесть на Форуме:

«Здравствуйте!

Живу в Алтайском крае. Мне 32 года, у меня узловой

зоб эутиреоидный. Гормоны щитовидки в норме. Но с каждым обследованием УЗИ врачи находят новообразования: узлы, кисты.

Наблюдаюсь на протяжении последних 3-х лет. За это время в каждой доле появилось по узлу до 1 см в диаметре и 2 кисты по 3 мм. При регулярном употреблении йодида калия 100 мг. Щитовидка начинает увеличиваться. Что Вы можете мне посоветовать. Живу от Вас далеко. Спасибо, Алексей».

В другом сообщении от 11.07.08:

«Здравствуйте, доктор!

У мамы проблемы с щитовидной железой (узловой зоб?) уже три года, наблюдалась у эндокринолога все это время, гормоны в норме, а узлы растут. Результаты последнего обследования 26.06.2008: ТТГ — 2,44; Т3 — 0,27; Т4 — 59,02; Антитела к тиреоглобулину — 11,7; Антитела к тиреоидной пероксидазе — 5,21

Другие полагают, что тайна анализа крови доступна только посвящённым. Им представляется, что бумажный лист с результатами анализа содержит в себе зашифрованный код знаний о хитросплетениях патологического процесса. И врач, словно чародей, может, как по картам, рассказать о том, что было, есть или будет. Не редко, такое ожидание «пророчества» сочетается с уверенностью в чудодейственном лекарстве.

Эти пациенты перечисляют данные лаборатории и просят «расшифровать» результат обследования.

Что показывает Анализ крови

Но такое обследование как «Анализ крови» имеет чёткие цели, задачи, преимущества и вполне конкретные ограничения в получении информации об организме или его части (щитовидной железе).

Увы, но показатели из лаборатории ничем не помогут нам в исследовании строения щитовидной железы. Почему?

Потому, что из железы в кровь попадают продукты её деятельности — гормоны. И определение количества этих веществ позволит оценить не строение, а функциональные возможности.

«Анализ крови» — это функциональное исследование! Это одно из самых важных функциональных исследований состояния щитовидной железы. Его применяют в начале диагностики и, при необходимости, периодически. Например, в процессе лечения с помощью исследования крови контролируют изменения функциональной способности.

Обратите внимание на важное обстоятельство. По данным анализа крови определяют не функцию как таковую, а относящиеся к ней признаки. Функция любого органа всегда одинакова, если в нём не произошли необратимые качественные изменения.

Функция не может быть «больше» или «меньше»! Гипотиреоз (стр.) — не снижение функции, а гипертиреоз (стр.) — не увеличение функции. Щитовидная железа всегда имеет только одну неизменяемую функцию — производство (синтез) гормонов. Химическая формула гормонов при гипотиреозе и при гипертиреозе одинакова.

Но что же изменяется? Что мы пытаемся определить с помощью исследования состава крови?

Изменяется не функция, а её напряжение. Щитовидная железа может работать как в обычном, так называемом «среднем» ритме. Но при увеличении активности железы, т. е. ускорении ритма деятельности, её функциональное напряжение будет избыточно. И наоборот.

Кроме того, подвергаться изменению могут компенсаторно-приспособительные возможности органа. То есть, по данным анализа крови можно ориентировочно оценивать количество сил щитовидной железы по обеспечению организма гормонами.

Если врач говорит пациенту: «У Вас снижена функция щитовидной железы», то я склонен расценивать это как недостаточное понимание врачом сущности физиологических процессов в организме.

Мои наблюдения показывают, что непонимание автоматически переносится и в разъяснения специалиста. Ведь проще сказать: «Ваша железа ослаблена. Ей не хватает защитных, приспособительных сил».

Все специалисты, которым я в дружеской беседе пояснял сущность изменений в щитовидной железе, говорили мне, что всё это они прекрасно знают, и подразумевали как раз то, что я им и рассказывал. Это парадокс, который можно назвать феномен авторитетного невежды.

Показатели лабораторного исследования крови

Щитовидная железа производит и выделяет в кровь два «энергетических» гормона — Т4 и Т3. Именно эти гормоны участвуют в калоригенных процессах. Т4 обычно называют «тироксин», а Т3 — «трийодтиронин».

Эти гормоны вырабатываются в различном количестве. Т4 производится почти 80–90 % от всего количества гормонов, а Т3, соответственно, — только 20–10 %. Поэтому именно по Т4 следует оценивать гормонопроизводительную способность щитовидной железы!

В лаборатории вам предложат определение двух показателей: Т4-общего и Т4-свободного. Выбирайте Т4-свободный. Этот гормон не связан с белками плазмы крови. Поэтому его количество прямо зависит от активности железы. И лучше отражает её функциональное состояние.

Свойства Т4 и Т3 отличаются. Т4, в отличие от Т3, находится в крови дольше. Это качество гормона важно. Оно необходимо для сохранения требуемого организму «энергетического потенциала». Это запас «энергетической активности».

Гормон Т3 почти в 10 раз активнее по сравнению с Т4. Именно это гормон щитовидной железы преимущественно потребляется клетками. Организм, по мере необходимости, преобразует (в печени…) из Т4 в Т3.

Гормоны Т4 и Т3 — это прямые показатели деятельности щитовидной железы.

Косвенным лабораторным показателем служит тиреотропный гормон, который привычно обозначают в виде аббревиатуры: ТТГ. Слово «тиреотропный» означает «относящийся к щитовидной железе».

Английская аббревиатура этого гормона — TSH. Дословно она означает «гормон, стимулирующий щитовидную железу». Думаю, что это более удачное название. Действительно, оно передаёт назначение этого активного вещества. TSH (или ТТГ) заставляет работать щитовидную железу. Этот гормон вырабатывается вегетативной нервной системой — гипофизом, который расположен в головном мозге.

При ослаблении железы нервная система заставляет её работать активнее. С этой целью увеличивает производство и выделение в кровь ТТГ.

Анализ крови в «Первый раз»

Если вы решили в первый раз выяснить функциональное состояние щитовидной железы, то необходим «расширенный» анализ крови. В этом случае следует определить такие показатели:

• ттг,

• Т4-свободный,

• Т4-общий,

• Т3-свободный,

• Т3-общий,

• АТ-ТПО и АТ-ТГ.

Это количество показателей необходимо определять, если у пациента имеются существенные признаки заболевания. В ином случае можно ограничиться только ТТГ и Т4-свободным.

Если вы сдадите кровь только на «диагностический минимум» (ТТГ и Т4 свободный), и результаты исследования будут неблагоприятны, то Вам потребуется дополнительный забор крови. Следующий анализ должен быть «расширенным». Это позволит врачу, оценить особенности функционального состояния щитовидной железы.

Если «диагностический минимум» (ТТГ и Т4 свободный) будет указывать на полноценность состояния железы, то необходимости в дополнительном анализе крови нет.

Никогда не определяйте только ТТГ или только Т4-свободный. Неправильно оценивать деятельность железы только по одному показателю. Такая односторонняя интерпретация может быть ошибочна.

Анализ крови для Контроля

При повторном обследовании можно ограничиваться только ТТГ и Т4-свободным. Но если до этого определялись изменения со стороны других показателей, то необходимо контролировать их уровень тоже.

Обычно к дополнительным диагностическим критериям относятся антитела. Среди них АТ-ТПО и АТ-ТГ. Если были повышены только антитела к ТПО, то достаточно определять АТ-ТПО. Это обязательно!

Как часто следует делать анализ крови? Приблизительно каждые два-три месяца гормоны щитовидной железы в организме полностью обновляются. Поэтому именно с такой частотой следует делать анализ крови. Таким образом контролируют результаты лечения.

В некоторых случаях требуется более частый контроль. Например, каждый месяц. С такой частотой я рекомендую наблюдать пациенток с гипотиреозом во время беременности. Такая частота контроля уместна пациентам, принимающих гормональные препараты в сочетании с восстановительным лечением, на фоне благоприятных климатических, сезонных условий и гармоничного образа жизни.

Норма не всегда Норма

Все современные лаборатории в заключении анализа крови указывают так называемые «референсные значения». Это своеобразные границы нормы. Для каждой лаборатории эти границы различны. Но могут и совпадать.

Почему же это так? Дело в том, что они зависят от специальной аппаратуры и относящихся к ней диагностических реактивов. Каждая фирма, производитель лабораторной аппаратуры, предлагает свои фирменные расходные материалы. Вместе с тем она вводит собственные откалиброванные референсные значения.

Лаборатория «Инвитро» (г. Москва) предлагает значения ТТГ от 0,4 до 4,0 мМЕ/л, а лаборатория «XXI век» (г. Москва) указывает референсные значения ТТГ от 0,35 до 5,0 мМЕ/л.

Это обстоятельство следует учитывать! К нему можно привыкнуть, и, принимая во внимание, как бы не замечать. Но это относится к специалистам.

Так мы привыкаем к оценке стоимости в разной валюте (рублях, долларах, евро и пр.). Подобно этому температуру нашего тела можно измерять в градусах Цельсия, Реомюра или Фаренгейта. Но при различных числовых значениях температурное состояние будет тем же.

Вместе с тем, эти референсные границы условны. Относительны. Они выбраны опытным путём. И вовсе не являются неопровержимой числовой нормой, к которой, например, можно отнести количество конечностей человека. Эти референсные значения не предоставлены Природой. Они приняты человеком эмпирически и условно.

ТТГ превышающее среднее значение «нормы» служит признаком избыточного напряжения щитовидной железы. Это обязательно следует учитывать. Это важно!

Что скрывает Анализ крови или Динамическая диагностика

От внимания всех пациентов и многих практикующих специалистов ускользает одна очень важная особенность. Она относится к восприятию данных анализа крови.

Большинство врачей, к сожалению, не задумываясь, оценивает результаты исследования статически. Это происходит малозаметно. Пациент или врач смотрит на заключение лаборатории и видит уровень гормонов. При этом, основное внимание нацелено, как правило, только на отношение значений показателей к их границам нормы.

Но представьте, что кровь взяли из вены всего за несколько секунд! Затем определили в ней концентрацию нужных химических веществ. Что же из этого следует? Оказывается, в результате мы получаем знание о концентрации гормонов в сосудистом русле пациента только в определённый момент времени. Это почти мгновение! Мы абсолютно лишены какой бы то ни было информации о скорости поступлении гормонов в кровь и скорости потребления гормонов органами.

Можно ли сказать о коммерческой организации, имеющей на своём счету значительную сумму средств, что она экономически успешна? Можно ли при этом говорить о степени активности этой организации? Нет! Для ответа на эти вопросы нам необходимо знать скорость поступления (дохода) и скорость убытия (расхода) этих средств.

Данные анализа крови — это зафиксированная в определённый момент времени информация о деятельности щитовидной железы в определённых условиях организма. И эти условия могут быть скрыты под маской избыточной активности железы. Это своеобразная «американская улыбка» на фотографии, за которой может скрываться напряжённая жизнь по выплате кредитов. Но эта улыбка может быть выражением истинного благополучия.

Так что же с кровью? Как нам сориентироваться в её выражении, запечатлённом на листке из лаборатории?

Для наглядной демонстрации нескольких последовательных стадий, которые претерпевает щитовидная железа при изменении своего состояния, изображены в виде таблиц. При гипотиреозе и при гипертиреозе.

Обратите внимание на таблицу 2. Крайние колонки таблицы представляют скорости выделения гормонов щитовидной железой и потребления их организмом. Средняя колонка отражает данные Анализа крови (гормоны). Анализ крови демонстрирует четыре состояния (стадии), отличающиеся степенью дефицита компенсаторно-приспособительных возможностей щитовидной железы. Эти состояния характеризуют последовательное уменьшение компенсаторно-приспособительных сил, которое обычно происходит в течение нескольких лет.

Первые две стадии сопровождаются показателями крови в пределах «нормальных» значений. Но отличаются сбалансированностью и избыточным напряжением щитовидной железы. В первой стадии состояние железы уравновешенное, а во второй — перенапряжено в три раза. К заключению второй стадии уровень ТТГ приближается к верхней границе «нормы».

Третья стадия характеризуется избыточным уровнем ТТГ в крови. ТТГ активизирует работу щитовидной железы. За счёт этой дополнительной стимуляции железе удаётся обеспечивать организм требуемым минимумом своих гормонов (Т4 и Т3). Но постепенно, истощаясь, утрачивает эту способность. Процесс вступает в четвертую стадию.

Четвертая стадия характеризуется выраженной недостаточностью компенсаторно-приспособительных сил железы. Щитовидная железа значительно истощена. Поэтому в анализе крови будет наблюдаться не только увеличение ТТГ, но и снижение Т4-свободного.

Таблица 2. Динамика данных анализа крови при избыточной функциональной нагрузке на щитовидную железу (гипотиреоз)

ОРГАНИЗМ КРОВЬ ЩИТОВИДНАЯ ЖЕЛЕЗА
скорость потребления гормонов данные анализа скорость выделения гормонов
нормальная НОРМА нормальная
— 1х в час +1х в час
избыточная НОРМА избыточная
— 3х в час +3х в час
избыточная ТТГ (TSH) увеличение незначительно избыточная
— 3х в час Т4-свободный — норма +2х в час
избыточная ТТГ (TSH) увеличение +1х в час
— 3х в час Т4-свободный — снижение

Таблица 3. Динамика данных анализа крови при избыточной функциональной нагрузке на щитовидную железу (гипертиреоз)

ОРГАНИЗМ КРОВЬ ЩИТОВИДНАЯ ЖЕЛЕЗА
скорость потребления гормонов данные анализа скорость выделения гормонов
Нормальная НОРМА нормальная
— 1х в час +1х в час
Избыточная НОРМА избыточная
— 3х в час +3х в час
Избыточная ТТГ (TSH) снижение Незначительно избыточная
— 3х в час Т4-свободный — норма +5х в час
Избыточная ТТГ (TSH) снижение +7х в час
— 3х в час Т4-свободный — увеличение

В некоторых случаях может развиться избыточная защитная реакция на потребность в дополнительном количестве гормонов щитовидной железы. Часто, это извращённая реакция на потребность в энергии, при неблагоприятных условиях, в которые попадает организм.

В этом случае после двух стадий, совпадающих с описанными в комментарии к таблице 2, в анализе крови наблюдается уменьшение уровня ТТГ (таблица 3). При незначительной избыточной активности железы уровень Т4-свободного находится в пределах референсных значений. Если же щитовидная железа ещё более увеличивает производство гормонов, то в крови будут определяться не только крайне низкие значения ТТГ, но и увеличение Т4-свободного.

По мере уменьшения компенсаторных сил, данные анализа крови будут показывать иное. То, что было рассмотрено в таблице 2.

Фильм «Анализ крови» или «Как самостоятельно научиться понимать Анализ крови»

В «Клинике доктора А. В. Ушакова» специально для пациентов создан научно-популярный фильм. Он позволяет пациентам самостоятельно научиться понимать результаты Анализа крови. В фильме разъясняются основы и важные тонкости интерпретации лабораторных данных.

Работа над этой книгой и консультации показали, что в книжном варианте ускользает возможность абсолютно успешной передачи важной информации об интерпретации сведений. Например, в фильме, с помощью компьютерных возможностей, можно гораздо полноценнее донести представление о динамичности гормональных изменений и их лабораторной оценки.

Фильм нагляднее. Он позволил сконцентрировать в одном целом дополнительные знания, разрозненные по книге или не вошедшие в неё. Фильм позволяет подключать к восприятию не только орган зрения, но и слуха. А это более быстрый путь получения информации. Сочетание зрительного восприятия и устной речи позволяет лучше воспринимать новый материал, лучше усваивать и запоминать.

Радиоизотопное сканирование или сцинтиграфия щитовидной железы

С развитием технического прогресса в нашу жизнь стали внедряться офисные аппараты. Компьютеры, принтеры и сканеры. Вы знаете, что такое монитор? Пользуетесь копиром? Сканируете?

Что такое сканер? Это обычно офисный аппарат, который воспринимает информацию с листка бумаги. Откопированные сведения поступают в память компьютера. Таким образом, сканирование — это восприятие данных от какого-либо источника.

Обратите внимание, что при сканировании с листка бумаги аппарат создаёт необходимые условия для восприятия информации: этот процесс сопровождается определённым освещением.

Что это такое?

Что же находится в основе радионуклидного сканирования щитовидной железы?

Сканирование щитовидной железы позволяет определить функциональную активность её ткани по количеству захватывания радиоактивных веществ — изотопов. Иначе говоря, сканирование щитовидной железы — это получение информации о степени активности её клеток.

Щитовидная железа в процессе своей деятельности поглощает йод и другие вещества для производства гормонов. Скорость этого процесса может быть различной. Средней, большой или малой. Поэтому, по величине потребления веществ тканью железы, можно судить о её функциональном состоянии.

Для оценки такого функционального состояния щитовидной железы используют введение в организм специальных радиоактивных веществ, которые распределяются по всему организму. Ткань щитовидной железы потребляет их в большем количестве, чем прочие органы (исключение — слюнные и половые железы).

Если вы представите, что щитовидная железа является фильтром для таких веществ, в котором они оседают из крови, то сможете лучше понять смысл этой диагностики. Чем лучше работает фильтр-железа, и чем этот фильтр активнее, тем лучше он задерживает специальные вещества (введённые в кровь изотопы). И наоборот, чем пассивнее фильтр, чем у него меньше сил обрабатывать проходящий через него поток крови и отбирать нужные вещества, тем он «изношеннее», истощённее, слабее.

Проникшие в железу изотопы, путём радиоактивного распада и излучения, сигнализируют об активности её клеток. Существует прямая зависимость между величиной излучения от щитовидной железы и её активностью. Чем больше попало изотопов, тем больше сигнал, тем выше активность. Чем меньше проникло изотопов, тем сигнал, функциональная способность и силы железы ниже.

Последующее сканирование области шеи позволяет оценить величину насыщения радиоактивным веществом ткани железы. Всё это и служит основой диагностики.

Что исследуется?

Очень важно определиться с тем, на что направлено сканирование щитовидной железы. Для чего необходим этот метод? Каковы его возможности? Что именно он исследует в щитовидной железе?

Это функциональный метод диагностики. Он определяет функциональное свойство ткани железы насыщаться радиоактивным веществом.

Действительно, прежде всего, сканирование позволяет оценить степень насыщения радиоактивным веществом клеток и фолликулов щитовидной железы. По величине насыщения судят об активности структуры железы.

Но с помощью сканирования можно косвенно предположить особенности строения органа. Во-первых, по контурам железы можно оценить её размеры и отношение к близлежащим структурам шеи. Во-вторых, по величине насыщения радиоактивным веществом, можно предположить анатомическое состояние очаговых образований. Но такое анатомическое исследование будет не точным. Ориентировочным. Поскольку основа исследования построена на определении функционального состояния ткани железы.

Итак, с помощью сканирования изучается функция, а не строение. Напомню, что строение железы может быть определено ультразвуковым способом и магнитно-резонансной томографией.

Некоторые технические особенности

Для проведения сканирования щитовидной железы обычно используют два изотопа: радиоизотоп йода-123 и пертехнетаттехнеция-99 т. Как правило, их вводят внутривенно, но в некоторых случаях — через рот.

Технеций используют чаще. Это вещество дешевле и больше распространено в медицинской практике. Скорость распада у этого радиоизотопа быстрее, чем у йода-123. Поэтому сканирование с использованием пертехнетат технеция-99 т можно проводить уже через 10–20 минут, в течение которых вещество распределяется в организме и щитовидной железе.

После введения радионуклидного изотопа пациента помещают в гамма-камеру, с помощью которой воспринимается излучение от щитовидной железы. Эта гамма-камера и есть медицинский сканер.

В результате аппаратура получает информацию об излучении от щитовидной железы. Современное радиологическое оборудование представляет цветное изображение, которое затем переносят на лист бумаги. В некоторых радиологических отделениях России результаты представляют в черно-белом виде.

Рисунок 9. Сканограмма пациентки с узловым изменением в правой доле щитовидной железы.

На изображении представлена нижняя часть головы, шея и верхняя часть грудной клетки спереди. В области шеи, в проекции щитовидной железы заметно накопление большего количества радиоактивного вещества (более тёмный фон). В правой доле определяется более светлый участок. Это «холодный» очаг. В области головы, в месте расположения слюнных желез, также заметно подобное, и даже более избыточное, накопление изотопов.

Поскольку щитовидная железа состоит из двух долей, то на изображении она выглядит как два овалоподобных участка, насыщенных цветом или серым. Некоторые специалисты образно сравнивают это изображение с бабочкой. Да, иногда этот рисунок может напоминать это обычно красивое насекомое. Но такая симметричность бывает не всегда. На некоторых сканограммах изображения выглядят в виде заштрихованного контура головы, шеи и верхней части туловища человека, на котором более тёмным фоном выделяется область щитовидной железы (в области шеи) и слюнных желез (в области рта и нижней челюсти).

Насыщение ткани щитовидной железы радиоизотопом оценивается на изображении по плотности фона (темнее-светлее) или цвету. Если на общем фоне какой-либо участок (железы) отличается избыточным или недостаточным насыщением окраски или другим цветом, то это свидетельствует об избыточном или недостаточном насыщении радиоактивным изотопом. Или, иначе, — о величине активности участка ткани щитовидной железы.

Для обозначения таких участков врачи применяют термины, относящиеся к температуре: «холодный» или «горячий» очаг. Не просто пояснить почему, исследуя радиоизотопную активность ткани железы, специалисты используют малоподходящую категорию-температурную. Тем не менее, это традиционное обозначение общепризнанно и понятно.

Холодный и Горячий

Ткань щитовидной железы при не напряжённой работе должна быть равномерно насыщенной радиоизотопом, и выглядеть на сканограмме как два более темных почти овальных участка.

«Просветление» в области одного из таких участков обычно расценивается как недостаточное насыщение изотопом, и называется «холодным» очагом. Более тёмные места в пределах одного из указанных овальных участков (т. е. долей щитовидной железы) называют «горячими» или «тёплыми» очагами (рис. 9).

Не редко перед направлением на радиоизотопное сканирование пациентов предварительно обследуют с помощью УЗИ. Если в щитовидной железе выявляются узловые образования, то основное внимание при сканировании отводится функциональной оценке этих «узлов». Поэтому, в зависимости от активности захвата радиоактивных веществ, врачи могут говорить не об очагах, а о «горячих» или «холодных» узлах.

В зависимости от применяемого изотопа, один и тот же узел в щитовидной железе может быть холодным и горячим. Например, иногда очаговое образование при сканировании с помощью пертехнетата технеция-99ш воспринимается в виде «тёплого» («горячего») участка. Последующее сканирование с применением радиоизотопа йода-123 представляет этот узел как «холодный».

Поскольку основным ориентиром в диагностике считается йод, то в случае выявленных изменений при сканировании с помощью изотопа технеция, некоторые специалисты предлагают повторное обследование с применением изотопа йода.

Сканирование и Рак

Ранее в эндокринологической практике основной задачей сканирования щитовидной железы являлось определение вероятности злокачественности узловых образований.

Считалось, что если узел определяется как холодный, то вероятность его злокачественности значительно выше. Но как показали практические наблюдения и статистический анализ, в холодных узлах рак выявляют только в 5-16 %. При этом, теплые (горячие) и среднеактивные по восприятию изотопов «узлы» также могут быть злокачественными.

Рисунок 10. Копия описания и заключения о проведенной сцинтиграфии.

Поэтому радиоизотопное сканирование не может оказывать достоверную помощь в диагностике рака.

Обратите внимание на рисунок 10. Это правильно оформленный медицинский документ с результатами сцинтиграфии щитовидной железы (ФИО пациента и врача удалены). Специалисты этого отделения радиоизотопной диагностики последовательно и полно отразили все важные диагностические сведения.

Очень важно сопоставить строение щитовидной железы с её функциональным состоянием. Строение железы позволяет оценить ультразвуковое исследование. По данным УЗИ, в щитовидной железе находится большое количество узловых образований.

Изоэхогенные «узлы» (стр. 186–191) преимущественно расположены в правой доле. Это активные участки железы. Поэтому они избыточно насыщены изотопом, и выглядят на сканограмме более тёмной. Здесь больше накопилось изотопов и больше излучение. Врач описал её так: в верхнем сегменте определяется максимальное накопление РФП». В правой доле «узлы» находятся в начальных стадиях развития. Поэтому здесь наблюдается большая активность.

В левой доле при УЗИ найдены множественные кисты. Напомню, что киста — это полость, содержащая погибшую от истощения и распавшуюся ткань. Это одна из последних стадий преобразования узлов (стр. 186–191 и 344–345). И поскольку эти участки неактивны, то на сканограмме наблюдается незначительное накопление изотопа: «… распределение РФП умеренно неравномерное».

Задачи радиоизотопного сканирования

Современная эндокринология относительно редко применяет радиоизотопное сканирование щитовидной железы. Почему так? Чем же, всё-таки, полезно сканирование?

Одной из важных задач сканирования служит оценка состояния очаговых образований.

Таблица 4. Сравнение Термографии и Радиоизотопного сканирования (Сцинтиграфии).

Критерии оценки Термография Радиоизотопное сканирование
Оценка активности ткани щитовидной железы Любая активность Активность по отношению к захвату йода (или пертехнетата)
Вредность Абсолютно безвредно В организм вводится очень малая доза радиоактивного изотопа
Прлодолжительность процедуры 10-15 минут От часа до 2–3 дней
Обследование других органов Возможно (во время этой же процедуры) Не возможно (кроме слюнных и половых желез)

Как вы уже поняли из раздела «Ультразвуковое исследование щитовидной железы», развитие «узлов» проходит несколько стадий. В начале «узлы» обычно активны. Они потребляют йод в большей степени, чем окружающая ткань железы. Далее состояние их клеток истощается. Соответственно этому уменьшается и захват йода. Полное разрушение ткани «узлов» характеризуется как киста. На этой стадии захвата йода вообще не происходит, поскольку это так называемая «мёртвая» зона. Там нет живых клеток и фолликулов. В соответствии с такими стадиями, радиоизотопное сканирование будет демонстрировать функциональное состояние структур (клеток и фолликулов) в этих «узлах».

В некоторых, редких случаях «узел» является обособленным участком щитовидной железы, с собственной автономной скоростью выработки гормонов. Речь идёт об аденоме. В таких случаях радиоизотопное сканирование позволяет оценить наличие и степень избыточной активности аденомы.

Ещё одна задача сканирования — определение йодзахватывающей функции всей ткани железы. Иногда это важно для ориентации в объёме операционного вмешательства или выборе безоперационного лечения.

Сканирование и Термография

Кроме радиоизотопного сканирования существует температурное сканирование щитовидной железы. Но этот вид диагностики принято называть иначе. Термин сканирование обычно употребляется по отношению к оценке захвата щитовидной железой изотопов. Определение температурной картины в области шеи носит название термографии или тепловидения.

Эти два способа диагностики имеют сходства и различия, пересечения и независимые возможности (таблица 4). В чём же они заключаются?

Изначально следует напомнить том, что радиоизотопное сканирование и термография относятся к функциональным исследованиям. Они преимущественно исследуют функциональное проявления щитовидной железы, а не её строение. Это их отличие от УЗИ и МРТ.

Эти два исследования визуальны. Заключение сканирования и термографии представляется в виде цветных изображений с соответствующим описанием. Это позволяет сопоставлять их результаты.

Сканирование и термография топографичны. То есть, позволяют определять функциональное состояние каждого участка щитовидной железы. По анализу крови также оценивают функциональное состояние щитовидной железы. Но диагностические выводы по анализу крови ориентированы ко всей железе, а не к её части.

Несмотря на совпадение диагностической ориентации на функциональное состояние железы, оба способа оценивают различные функциональные проявления. Сканирование позволяет определять способность захвата йода клетками железы, а термография величину теплопотери тканью железы. При этом, захват йода клетками и тепло-потеря характеризуют общее — величину активности клеток и фолликулов.

Заинтересовавшись этими особенностями, я провел научное исследование. Его целью стало изучение равнозначности радиоизотопного сканирования и термографии по отношению к активности щитовидной железы. В результате мне удалось выявить почти 90 % совпадений между данными этих двух способов! Насколько важен это результат?

Термография оценивает любую активность и деятельность ткани железы! Сканирование же определяет только активность по отношению к захвату изотопов клетками железы. При сканировании пациенту предлагают ввести в его организм пусть очень малую, но, тем не менее, значимую дозу радиоактивного вещества. При термографии в организм ничего не вводится, и на пациента не оказывается никакого влияния. Скорость обследования с помощью термографии очень короткая. Может быть проведена всего несколько минут (но обычно 10–15 минут). Сканирование, как правило, длительно — от часа до двух-трёх дней, в зависимости от выбранного для диагностики изотопа.

Подобное сопоставление этих двух способов, безусловно, отдаёт предпочтение термографии. Например, термография за счёт скорости диагностики может быть использована для регулярного (еженедельного или ежемесячного) наблюдения за состоянием железы (в т. ч. других органов), а также — при массовых обследованиях.

Но, неправильно абсолютизировать такое преимущество. Иногда необходима оценка именно активности ткани щитовидной железы по отношению к йоду. В таких случаях уместно радиоизотопное сканирование. Но эта потребность редка.

Опасно ли радиоизотопное сканирование?

Может ли навредить введение радиоактивных веществ в организм при проведении сканирования?

Да, подобные манипуляции никого из пациентов не радуют. Но огорчаться также преждевременно. Для диагностики применяют крайне малое количество радиоактивного вещества. В целом, считается, что оно безвредно. Не обладает опасностью по отношению к развитию заболеваний, связанных с радиоактивным распадом. Не имеет других закономерных последствий, вредных для здоровья.

Термография при заболеваниях щитовидной железы

По отношению к термографии всех врачей можно разделить на три группы. Одни знают об этом, понимают, в чём заключены преимущества и применяют в практической деятельности. Другие что-то слышали о термографии, но толком ничего о ней не знают. Поэтому обходятся без неё. Как раньше — без мобильных телефонов.

Третьи, ничего не зная о современной медицинской термографии, настроены категорически против этого способа диагностики. «Зачем? — говорят они, — какая-то термография… Совершенно ненадёжный способ. Ведь есть же УЗИ».

Как вы думаете, какая из этих групп многочисленнее?

Подхожу к своей книжной полке и беру в руки монографию «Нервная система и внутренние органы» 2001 года, подписанную мне профессором Ю. С. Мартыновым. В этой книге его соавтор, профессор Е. Л. Соков, заведующий кафедрой нервных болезней и нейрохирургии РУДН, описывает и иллюстрирует одну из методик исследования с помощью термографии. Внимательнее вчитываюсь в текст, рассматриваю термограммы. И понимаю, как сложно было бы без термографии оценить результативность лечения.

На другой полке замечаю книгу профессора С. Н. Колесова из НИИ травматологии Н. Новгорода — «Остеохондроз позвоночника: неврологические и тепловизионные синдромы», 2007 г.

Тут же вспоминаю о книге профессора В. Г. Вогралика «Новый метод диагностики болезней» 1986 года. Этот известный в среде врачей клиницист исследовал основы термографии ещё в начале её внедрения в медицину. Тогда, когда технические возможности тепловизионной аппаратуры значительно уступали современным термографам.

Но вот уже у меня в руках и книга доктора Г. И. Зеновко «Термография в хирургии» 1998 года, где немало внимания отведено тепловизионной диагностике при заболеваниях щитовидной железы. В этой же книге обнаруживаю список литературы — объёмный перечень монографий, статей и диссертационных работ по термографии.

Так какая же из этих групп врачей многочисленнее? Увы, не первая. Причины этого обстоятельства я намеренно упускаю. Нам важно иное — достоверность и результативность термографии, её преимущества и ограничения по отношению к другим способам диагностики.

Термография или УЗИ?

Наверно, нет такой поликлиники, где бы не было аппарата ультразвукового исследования (УЗИ). Это одно из доказательств в пользу того, что история медицины сложилась в пользу УЗИ. Этот способ диагностики, позволяющий почти безвредно заглянуть во внутрь нашего тела, стал таким же востребованным в медицине, как, например, копирование документов в делопроизводстве.

УЗИ стало привычным. Вошло в обязательный миникомплекс обследования многих болезней. И сегодня оценка состояния щитовидной железы считается неполноценной без УЗИ.

Потребностям медицины благоприятствуют и коммерческие интересы производителей аппаратов УЗИ. Фирмы-производители медицинской техники сосредоточенно конкурируют между собой за рынки сбыта своей продукции. Технические возможности постоянно развиваются. Улучшается качество ультразвуковых установок.

Врачи также не остаются в стороне. Исследовательский поиск предлагает новые направления ультразвуковой диагностики. С помощью УЗИ стал исследоваться позвоночник. Разработаны методики диагностики полых органов — кишечника и желудка.

Но каким бы ни стало ультразвуковое исследование, оно никогда не сможет выйти за пределы своих физических возможностей. Ультразвук всегда останется ультразвуком, то есть будет расположен в определённых волновых границах. Также как компьютер ограничен интеллектом человека, так и ультразвук связан физическими законами Природы.

Напомню, УЗИ определяет строение органов по плотности тканей, в зависимости от прохождения в них ультразвуковой волны. УЗИ оценивает структуру. Иначе говоря, анатомическое устройство.

УЗИ почти ничего не сообщает о функции органа. Лишь в редких случаях УЗИ может показать работу органа — по его движению. Например, по сокращению сердца. Ультразвуковой анализ неподвижных органов, как щитовидной железы, позволяет исследовать лишь строение.

В отличие от УЗИ, термография изучает состояние температуры на поверхности тела. Если УЗИ оценивает плотность каждой условной точки внутри органа, то термография определяет температуру в каждой точке на поверхности тела. Поэтому ультразвуковое изображение — это карта плотности, а термография — температурная карта. Плотность — признак строения, а температура — признак функции.

Строение и функцию щитовидной железы можно рассматривать как две пересекающиеся информационные плоскости. Знание о строении не соответствует знанию о деятельности, т. е. функции. По строению можно лишь предполагать функциональные особенности органа. И, наоборот, по функциональным проявлениям анатомического образования можно ориентационно судить о его строении.

Но почему термография считается функциональным способом диагностики?

Биохимические процессы в клетках постоянно происходят с выделением температуры. Поэтому температура — это признак функции. Вот почему термография (тепловидение) относится к исследованиям функции органов.

Так что же важнее — УЗИ или Термография? Чем из этих способов можно ограничиться при обследовании?

Для оценки состояния щитовидной железы необходимо комплексное обследование — строения и функции. УЗИ не заменяет термографию, как и термография не исключает УЗИ.

Вы фотографировались?

— Скажите, а это не вредно? — иногда обращаются ко мне пациентки в начале термографического обследования.

— Абсолютно безвредно, — обычно отвечаю на такой вопрос, и продолжаю, — Вы когда-нибудь фотографировались?

— Конечно, — слышу в ответ, с интонацией непонимания и удивления. — Почему Вы об этом спрашиваете?

— Дело в том, что термография и фотография одинаково безопасны. При фотографировании фотоаппарат воспринимает отражённый от тела свет. Подобно этому, при термографии термоаппарат воспринимает излучаемую телом температуру.

— Таким образом, — продолжаю я, — на тело обследуемого ничего не излучается. Сравним абсолютную безвредность термографии с другими способами диагностики. При УЗИ на организм оказывается незначительное влияние ультразвуком. При МРТ магнитным полем, а при сцинтиграфии — заряженными частицами.

Термография и Сцинтиграфия

И термография и сцинтиграфия являются функциональными способами обследования щитовидной железы.

Каждый из этих способов по отношению друг к другу обладает собственными преимуществами и ограничениями. Подробнее об этом Вы сможете прочесть в одноимённом подразделе (стр. 232).

Преимущества термографии

Однажды ко мне на приём пришла пациентка с относительно большим узловым образованием в одной из долей щитовидной железы. До обращения ко мне она уже побывала на приёме у врача-эндокринолога и, по его рекомендации, посетила хирурга.

— Хирург, у которого я была на консультации, сказал, что узел очень большой и занимает почти всю левую долю щитовидной железы. Он предложил полностью удалить долю, — рассказала пациентка о своей ситуации. — Как мне быть?

При оценке результатов УЗИ выяснилось, что объём «узла» составляет 11,6 мл (4.2x2.4x2.4 см), а размер доли, в которой он находился, был 20,27 мл (этот случай описан в разделе «Ультразвуковая диагностика»). В результате арифметически удалось выяснить, что помимо «узла» в доле находится почти такое же по объёму количество «неузловой» ткани.

Да, показания к операции были. Но относительные! Дело в том, что уровень гормонов указывал на снижение функциональной способности щитовидной железы. Это означало, что железа усиленно трудилась, вырабатывая требуемое организмом количество гормонов. И изначально основная нагрузка пришлась именно на левую долю. Поэтому она увеличилась в объёме, и образовались изменения в её наиболее активном участке, который мы называем «узлом».

Скомпенсированное состояние железы по выделению гормонов, достигалось не только за счёт оставшейся без изменений правой доли железы, но и за счёт сохранившейся работоспособной ткани левой доли. Полное удаление левой доли вместе с «узлом» обязательно увеличит функциональную нагрузку на оставшуюся долю. А для уменьшения такой нагрузки, пациентке потребуется пожизненное употребление гормональных препаратов. Не исключено, что гормональная помощь не будет полноценной. Может возникнуть «узловой» процесс в правой, и уже единственной доле железы. Практические наблюдения показывают, что именно такие последствия происходят после проведения операции.

Для уточнения функционального состояния левой доли мы провели термографическое обследование щитовидной железы. Правая доля работала скомпенсировано. В ней мы не нашли никаких изменений. Нижний полюс левой доли занимал холодный участок, соответствовавший расположению «узла». Почти половина доли находилась в функционально нормальном, скомпенсированном состоянии!

Уместно ли в таком случае полное удаление доли? Вместе с пациенткой приняли решение: 1) начать восстановительные лечебные мероприятия по отношению к сохранившейся ткани щитовидной железы (вся правая и часть левой доли), и 2) рассмотреть возможность применения ограниченного устранения узлового образования (например, с помощью высокоэнергетического лазерного выпаривания).

Этот пример демонстрирует одно из преимуществ термографии в оценке сложных клинических задач. Рассмотрим ещё одно важное преимущество термографии.

Почему-то считается, что гипотиреоз (сниженное количество гормонов щитовидной железы в крови) — это «гипофункция щитовидной железы». Иначе говоря, гипотиреоз воспринимают как слабость железы. Гипертиреоз же описывается как её избыточная активность — «гиперфункция». Так ли это?

Напомню, что функция любого органа как таковая не изменяется до тех пор, пока его строение позволяет это функциональное проявление обеспечивать. Функция не может быть меньше или больше. Она может быть или отсутствовать.

Но что же изменяется? Очень часто перемены касаются приспособительно-компенсаторных сил тиреонов, фолликулов и клеток щитовидной железы. От количества этих сил зависит величина ответа на провоцирующий фактор.

Обследовав большое количество пациентов, я обнаружил, что при гипотиреозе часто можно наблюдать избыточную активность щитовидной железы. А при гипертиреозе эта активность не всегда избыточна.

Как же так? Почему так происходит? Ведь считается, что гипотиреоз — это гипофункция (слабость), а гипертиреоз — гиперфункция (избыток сил).

Ответ очевиден. Если нет, то перечитайте подраздел «Потерянная причина гипотиреоза» (стр. 82). А к этому добавлю следующее.

Вспомните, как много усилий приходится прикладывать людям, толкающим «заглохший» автомобиль. А если они толкают его на подъём, в горку? Тяжело? Да. Удаётся им преодолеть горку? Не всегда. У этих людей уже болят руки и ноги, ноет спина и течёт пот. Еще недавно они ехали на этом автомобиле и не подозревали, что им придётся его толкать. Это и есть гипотиреоз — непосильная «ноша» для нормальной, но избыточно работающей щитовидной железы.

Но бывает так, что гипотиреоз становится проявлением непосильной «ноши» для уставшей и ослабевшей железы. В этих двух случаях данные УЗИ будут одинаковы. Анализ крови также может не показать отличий. И только термография продемонстрирует компенсаторное состояние железы.

А как же с гипертиреозом? Почти также. Водитель и пассажир начинают толкать автомобиль. Сил у обоих много. Весело, без перенапряжения и сравнительно быстро преодолён первый километр. Но накапливается усталость. Через два-три километра снижается скорость продвижения. Подобно этому примеру гипертиреоз — избыточно работающая, но постепенно устающая щитовидная железа.

На какой стадии гипертиреоза находится железа? Как и в случае с гипотиреозом, здесь ни УЗИ, ни анализ крови нам не помогут. И лишь термографически мы выясним особенности произошедших изменений.

В результате такой термографической оценки, сможем не только понять степень истощенности щитовидной железы, но и определиться со сроками восстановления и объёмом лечебных мероприятий.

Цитологическое и гистологическое исследование

В первый раз пациентка С. позвонила мне из Торонто (Канада) в январе. Её голос был напряжен. Через акцент улавливалась обеспокоенность. Она пыталась узнать, смогу ли я чем-либо помочь в её, как она говорила, «сложном случае».

Во время таких телефонных переговоров я обычно пытаюсь уяснить для себя основные диагностические сведения и сообщить пациенту о возможности восстановления. В этот раз я также расспросил о результатах обследования и самочувствии. Оказалось, что основное внимание пациентки ориентировано на «узел» в щитовидной железе.

Местными специалистами ей было проведено расширенное обследование и вынесен безоговорочный вердикт: признаки злокачественного процесса. Вы думаете, что ей была только лишь предложена операция? Нет, ей в директивной форме назначили определённый день проведения операции!

Итак, по телефону пациентка продиктовала мне описание УЗИ, результаты анализа крови на гормоны и антитела, данные радиоизотопного сканирования железы. Все эти сведения отражали лишь избыточное функциональное напряжение щитовидной железы. Ни одного косвенного признака злокачественности!

Но, как вы уже понимаете, перечисленные способы диагностики являются вспомогательными в определении истинного строения ткани органа. Поэтому меня интересовали результаты цитологического исследования. То есть описание того, что было получено из щитовидной железы во время её диагностического прокола (пункции).

Пациентка сообщила, что материал брали из шести разных участков исследуемого узла. Следует сказать, что это сравнительно большое количество пункционного материала, полученного из образования с диаметром в 2 см. В России обычно ограничиваются меньшим. А это важно! Поскольку больший объём исследования прямо отражается на достоверности диагностического заключения.

Зачитывая описание цитологического исследования, пациентка сразу же начала обращать моё внимание на беспокоившие её «признаки злокачественности». Наш разговор протекал приблизительно так.

— Здесь в заключении написано, что обнаружили злокачественные клетки, — сообщила она.

Рисунок 11. Копия описания и заключения о проведенном цитологическом иследовании.

— Какие именно? — уточняю я.

— Фолликулярные клетки…

— Хм? Фолликулярные клетки? Странно. Как это звучит на английском?

— Follicular cells.

— Что ещё обнаружено? Прочитайте мне, пожалуйста, описание цитологического обследования.

— Вы знаете, там ещё и другие клетки есть.

— Какие?

— Клетки Хюртля.

— Всё же прочтите мне описание.

И после того как она прочла.

— В этом описании я не услышал ни одного признака, свидетельствующего о злокачественности, — произнёс я.

— Но мне врач говорил, что фолликулярные клетки…

— Послушайте, пожалуйста, — мне пришлось остановить пациентку.

— Да, конечно же, слушаю, — с тревогой в голосе произнесла она.

— Фолликулярные клетки — это клетки здоровой щитовидной железы. Они есть у каждого человека. Это хорошие клетки! Они никак не могут быть злокачественными! Клетки Гюртля, если я правильно услышал, это доброкачественные клетки, которые могут появляться в щитовидной железе при её функциональном напряжении.

— Но как же… Мне здесь врач говорил совсем другое. Мне даже назначили из-за этого операцию! Что же делать?

— Все сведения, и данные УЗИ, и сканирования, и цитологической диагностики, говорят о доброкачественности процесса. Имеется только функциональное перенапряжение железы, что и привело к образованию «узла». Вам вообще не показана операция. Лечение должно быть другим.

В результате пациентка приняла решение не спешить с операцией и приехать на обследование и консультацию в Москву. И что же я увидел и услышал при непосредственном общении с ней?

Взгляните, пожалуйста, на отсканированный лист цитологического обследования содержимого «узла» её щитовидной железы (рис. 11).

Я внимательно прочёл описание. Нигде в тексте не обнаружил каких-либо предположений о злокачественности. Но сосредоточившись на тексте, вдруг обратил внимание на то, что вначале посчитал малозначимым. Это были пометки от руки. Словосочетание «фолликулярные клетки» было несколько раз обведено и к нему пририсована выразительная стрелка.

— Скажите, а почему в этом документе такие пометки? — спрашиваю пациентку.

— Это обозначения моего семейного врача в Торонто. Он рассказывал мне о том, что у меня обнаружили злокачественные признаки, «фолликулярные клетки» и «клетки Гюртля». При этом он и подчеркнул их в тексте. Причём особенно указал на follicular cells, как на явный признак злокачественности. Поэтому и нарисовал стрелку.

— Понятно. Но почему семейный врач? Вы разве не были на консультации у эндокринолога?

— Понимаете ли, в Канаде пациенты «прикреплены» к семейным врачам. Более углублённое, специальное обследование можно пройти только по рекомендации семейного доктора. Мне даже с трудом удалось заставить его направить меня на обследование!

— Да? Эта система напоминает мне немецкую организацию медицинской помощи. Почти в таком же положении находятся и жители Германии, — несколько удивился я, — но судя по тому, что Вы мне рассказываете, этот семейный врач абсолютно не компетентен в области заболеваний щитовидной железы. Почему же он взялся за разъяснения и так настойчиво убеждал Вас в том, чего нет?

— Дело в том, что после того, как я обследовалась, он переговорил обо мне по телефону с цитологом, эндокринологом и хирургом. И мне назначили операцию. Представляете, у меня через месяц операция! — ответила пациентка. В её глазах можно было прочесть и понимание, и некоторую успокоенность отсутствием страшного диагноза. Но и глаза, и мимика все ещё выражали вопрос: «Действительно ли это так?».

Я открыл книгу профессора O. K. Хмельницкого «Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний щитовидной железы» на девятой странице и предложил прочесть следующее: «Фолликулярные клетки, или тиреоидный эпителий образован тироцитами, которые образуют основную массу паренхимы органа. Тироциты, или А-клетки по классификации Н. А. Краевского и соавт. (1976), выстилают просвет фолликулов… Функция тироцитов заключается в синтезе, накоплении и выделении тиреоидных гормонов — трийодтиронина (Т3) и тетрайодтиронина (Т4), или тироксина».

Справка:

эпителий разновидность биологической ткани (классификационно, к ней и относятся клетки щитовидной железы),

паренхима — вся ткань органа, выполняющая его основную функцию,

фолликулы — структурные элементы щитовидной железы (стр. 13–16).

На другой странице этой монографии можно прочесть о клетках Гюртля: «Эти клетки… обладают высокой метаболической активностью… Присутствие их в составе фолликулов и вне их расценивается многими исследователями как компенсаторное приспособление на клеточном уровне. Клетки эти называются по разному: клетки Hurthle (Гюртля), клетки Askanasi (Аскинази или Ашкинази)… Неоднократно указывалось, что неправильно употреблять термин «клетки Hurthle», поскольку Hurthle описал их у собак и, вероятнее всего, это были С-клетки. Но, несмотря на это, среди клиницистов и хирургов (особенно США) этот термин широко укоренился».

Справка:

метаболическая обменная, т. е. связанная с обменом веществ,

С-клетки — разновидность клеток в щитовидной железе. Располагаются рядом с фолликулами. Выделяют гормон кальцитонин, который способствует уменьшению кальция в крови и отложению его в костях.

После этого пациентка вздохнула, как бы расставаясь с последними сомнениями.

Пункция

Почему мы так настораживаемся при слове «пункция»? Правильно, это мы заранее включаем свой природный охранительный режим против неизвестного и, вероятно, очень болезненного.

— Пункция — это, наверно, больно. А раз больно, значит неприятно. И это ещё мягко сказано! И совсем не полезно… Вот! Это может быть вредно! Доктор, а может быть не нужно эту самую пункцию делать? — примерно так мелькают явные и скрытые мысли у каждого из нас, при необходимости проведения подобных процедур. Эти мысли могут и не облекаться в слова и звучать как музыка на один знакомый мотив.

— Нет, не пойду делать пункцию, — категорически заявляют одни.

— А может быть, можно без неё? — говорят вторые.

— Эх, делайте, если нужно, — соглашаются третьи.

Эти три группы пациентов в мире распределяются

примерно так: 30–40 %, 20–30 %, 40–50 %. В какой же группе Вы? Для того, чтобы определится с ответом, мы рассмотрим все преимущества и недостатки этого диагностического шага.

Так что же включает в себя понятие «пункция»? Что же это за «-ция» такая, как говорил сочинитель ребусов из «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова?

Пункция — это прокол. Да, действительно, больновато. Но врачи стараются, по-возможности, облегчить страдания и степень повреждения. И если нельзя обезболить, то применяют другие способы. Например, применяют специальные тонкие иглы. Это так и называется: тонкоигольная пункционная биопсия.

Чего же мы опасаемся? Думаю, многого. Но часто не обосновано. Мы готовы отвергать полезное вместе с вредным. Невольно мы можем стать своеобразными нигилистами, отрицающими абсолютно всё, что выходит за пределы наших ежедневных привычек. Мы не замечаем множества опасных и близких к ним событий, незаметно вошедшими в нашу жизнь. Привыкаем… Мы становимся беспечно слепы ко всему привычному. И болезненно принимаем в штыки всё новое, не вникая в его необходимость и полезность.

Как-то у меня состоялся телефонный разговор с бабушкой одного маленького пациента. Нужно было обследовать состояние щитовидной железы у мальчика шести лет. Я начал объяснять. Но тут же, в ответ на необходимость проведения комплекса диагностических процедур, услышал настойчивый и несколько возмущенный отказ.

— Мы не хотим подвергать его никаким вредным влияниям. УЗИ ведь вредит. И ещё этот анализ крови! Скажите, а как можно обследовать без этого?

— Да, хорошо, — отвечаю, — поверьте, что и я сторонник безвредности. Но в некоторых случаях мы вынуждены соглашаться с некоторым минимумом нежелаемых влияний на нас. Скажите, пожалуйста, рядом с Вашим внуком имеются сотовые телефоны?

— Да…

— Пользуетесь ультразвуковой печкой?

— Да.

— Вы позволяете ему смотреть телевизор?

— Да.

— А какой у Вас телевизор? Плазменный?

— Обычный, как раньше, — произнесла бабушка маленького пациента. Интонация её голоса изменилась. Появилось удивление. Она была готова сказать: «Как же я раньше не обращала на это никакого внимания?!»

— Итак, Вы окружили ребёнка разными электромагнитными полями. При этом отвергаете необходимость кратковременного минимального ультразвукового влияния. Практически безвредного. Поскольку организм человека способен компенсировать его. Вы отвергаете то, что требуется для диагностики, которая позволит сориентироваться в лечении. И вместе с тем, образно говоря, ищите брод рядом с хорошим мостом. Может быть, стоит согласиться?

— Да, Вы, наверно, правы.

Этот телефонный разговор — пример необоснованности наших опасений.

Неинформативность

Вы всё же решились сделать пункцию? Если к этому есть показание, то вы абсолютно правы. Это не опасно. И не имеет патологических последствий.

Что же кроется за этой процедурой со стороны пациента? Во-первых, это мероприятие требует изменить свои личные и рабочие планы. Во-вторых, нужна собственная психологическая подготовка. Решительный настрой на этот шаг. Обычно, мы сравниваем неприятности и пользу от процедуры. В-третьих, нужно немного потерпеть.

Итак, вы выбрали подходящее время для пункции. Нередко, это связано с изменением не только своего расписания, но и планами других людей. Вы психологически настроились. И готовы потерпеть.

И действительно всё прошло проще и легче, чем ожидали. Но вдруг, придя за результатами цитологического исследования, узнаёте, что результата нет.

Сообщают обычно так: «Из того, что мы взяли из щитовидной железы никакого вывода сделать нельзя». И в документе, который выдают «на руки» значится: «Материал не информативен». Скажем по-другому: ничего не получилось.

Одна из пациенток прилетела ко мне из Тюмени. И вместе с данными о результатах УЗИ и анализе крови показала такое заключение.

Как она рассказала, ей пришлось обратиться для проведения биопсии из «узла» щитовидной железы в местный медицинский центр. Но, как оказалось, напрасно. В заключении цитологического исследования значилось: «Материал не информативен». Ей предложили провести повторную процедуру биопсии. На мой взгляд, она поступила правильно — отказалась. Конечно же, весьма жаль, что в её случае так произошло.

После обследования в нашей клинике (в том числе по данным УЗИ, термографии, пальпации железы, сцинтиографии) и уточнения развития заболевания оказалось, что все косвенные признаки свидетельствовали об отсутствии злокачественности в очаговых образованиях («узлах») щитовидной железы. Но независимо от этого, пациентка согласилась сделать повторную пункционную биопсию.

Процедура прошла вполне обычно. Был получен результат! Изменения в «узле» оказались доброкачественными. Когда же я, между прочим, задал пациентке вопрос о том, почему же не получилось это исследование у специалистов в её городе, то услышал недвусмысленный ответ: «Лучше не спрашивайте».

К счастью, подобные случаи не часты. Но всё же случаются. Например, на Форуме моего сайта вы можете прочесть такое сообщение: «У мужа (52 года) обнаружен узел в правой доле щитовидной железы: 2,0x2,6x1,4. Структура железы неоднородная, эхогенность снижена. Лимфатические узлы не увеличены, тремора пальцев нет. Анализ при этом: ТТГ-1,4; Т4-50,4; антитела к ТГ-176,3. Узел не пальпируется, предположительно плотный. Делали 2 раза биопсию узла, материал неинформативный. Заключение не дали…

Почему же такие случаи иногда происходят? Большую часть «неинформативных» исследований я склонен относить к врачебным ошибкам, связанным с нарушениями технологии выполнения этой процедуры. В некоторых, но очень редких случаях, это может быть вызвано особенностями строения очагового образования.

Вы можете спросить: «Если существует некоторая вероятность после пункции щитовидной железы получить ответ о «неинформативности», то следует ли соглашаться и проводить биопсию?» Моё мнение однозначно: «Да, если имеются показания, то независимо от вероятности такого ответа, делать эту важную диагностическую процедуру необходимо». Нужно ли делать биопсию повторно? Да, нужно. Но в другом месте, у другого специалиста. Статистический анализ показывает, что повторная биопсия позволяет в половине случаев получать необходимые сведения.

Впрочем, не огорчайтесь заранее! Отсутствие результата случается не часто. Но вы должны быть заранее осведомлены о том, что иногда пациентам выдают заключение о «неинформативности».

Как должен выглядеть документ цитологического исследования

Вы не читали повесть Джека Лондона «Путешествие на Снарке»? Там описан очень интересный эпизод, позволяющий со стороны взглянуть на человека, гордящегося своим умением делать то, что не способны окружающие. События происходят около ста лет назад.

Преуспевающий писатель вместе с другом решается на авантюрное приключение. Они проектируют и с помощью умельцев создают океаническую яхту. В результате это им удаётся. Захватив с собой жён и помощников, отправляются в кругосветное путешествие. Этот поход на Снарке (название яхты) чем-то напоминает стечение «благоприятных» обстоятельств в плавании капитана Врунгеля. Но в отличие от капитана Врунгеля, друзья-капитаны на Снарке решили обучаться судоходным премудростям в процессе плавания. Для этого они предусмотрительно взяли с собой морские справочники, руководства по судовождению, карты и специальные мореходные приборы.

Но всевозможных дел и забот на привередливой яхте оказалось с избытком. Поэтому все обязанности были распределены между членами экипажа. Другу писателя досталось освоение судовождения.

Прошло время. Несмотря на обманчивость морских карт, своенравный характер яхты и настойчиво мокрый океан, команда освоилась, и начала легче управляться с непривычно тяжелой морской работой.

Некоторое время всё шло хорошо. Как однажды, к своему удивлению, писатель заметил всеобщее подобострастное отношение команды к его другу. На него смотрели как на бога, который, взяв в руки секстант, провозглашал точное местоположение яхты, а затем, посмотрев на карту, указывал туда пальцем, провозглашая: «Мы находимся здесь». Это воспринималось как чудо! В это время все члены экипажа напоминали дикарей, готовых благоговейно упасть ничь перед всемогущим богом, ведающим солнцем, звёздами, ветром и несчастной судьбой их яхты, затерянной как иголка среди океанских бескрайних просторов.

Упоённый таким вниманием, друг стал вести себя заносчиво, с божественно властным превосходством над смертными. Но каково же было падение этого божка!

Писателю ничего не оставалось, как углубиться в изучение морских руководств. И однажды, после того как прозвучала привычная всем фраза «мы находимся здесь», писатель, взяв в руки секстант, произнес: «Нет, мы находимся в стороне. Вот здесь!» Оказалось, Снарк действительно бороздил совсем другие просторы.

С чем же связан мой пересказ эпизода из повести Джека Лондона? Дело в том, что он в точности напоминает мне ситуацию с цитологическим исследованием, сложившуюся в среде врачей.

Большинство эндокринологов плохо или вовсе не знают признаков цитологических и гистологических изменений при заболеваниях щитовидной железы. Возможно, они считают, что это не их «хлеб», и не утруждают себя необходимостью изучать и знать особенности патологических изменений клеток и межклеточного вещества, полагаясь во всём на узких специалистов — цитопатологов.

Но удивительно! Эти специалисты знают о такой ситуации! И поэтому часто в своих заключениях ограничиваются только выводом, упуская главное — описание.

Вместе с пациентами, обращающимися за помощью, ко мне «стекаются» заключения специалистов-цитопатологов из разных городов. Одни из них вызывают доверие, другие — нет. В чем же эти принципиальные отличия?

Главное отличие — в краткости и неправильном оформлении медицинского документа. Это нарушает преемственность между врачами, и создаёт сложность в диагностике.

Каждое цитологическое заключение, помимо указания места изъятия материала, обязательно должно содержать подробное описание и вывод. Но многие цитопатологи упускают описание, довольствуясь только выводом.