/ Language: Русский / Genre:sf,

Очень Добрый Мир Книга 1

Александр Виноградов


Виноградов Александр

Очень Добрый Мир (Книга 1)

Александр Виноградов (Commander Хэлл)

Очень Добрый Мир

Книга первая

Песенка странствующего мага из одного очень доброго мира.

Куда собрался, Силы друг

Развеять ты тоску?

Что нужно страннику в пути?

Лишь Солнце наверху

И ноги, чтобы вдаль идти,

Рюкзак и голова.

Ну и без рук не обойтись,

Природа тут права.

И будет ветер дуть в лицо,

И будет дождик лить,

А ты узнаешь мира суть

И магии пути.

И каждый будет рад тебе

Когда куда придешь

Ведь у тебя есть в голове

Здоровье, ветер, дождь!

Ты силы дашь богатырю

И радость детворе

Вот и спешишь в жару и в снег

Довериться судьбе.

А коль устанешь ты шагать,

То ждет тебя всегда

Горячей женщины кровать

И свежая еда!

Неправильный поединок.

История, рассказанная Хенком из Гейдельберга, магом Жизни, Природы, Яви и Хаоса.

1

Утро выдалось чудесное - солнце, быстро высушив росу, разогнало утренний холод, и я наконец-то скинул с себя одеяло и запихал его в рюкзак. Что ни говори, а осень в этом году выдалась довольно теплая.

Проснулся я уже с полчаса назад и, перекусив остатками ужина, сразу же вышел из лесу обратно на дорогу, так что теперь шел добрых десять минут. Запасы еды еще вчера подошли к концу, рыболовные снасти я утопил прошлым утром, а до деревни оставалось полдня ходу. По расчетам, если двигаться с той же скоростью, к середине дня лес должен бы кончиться, а там - если есть дорога, то она обязательно куда-нибудь приведет. "Дорога, правда, какая-то заросшая, хоть и широкая!" - подумал я, наконец выйдя к ней, но не придал этой мысли значения, и пошел дальше, наклоняясь время от времени за травами для будущего чая и подпрыгивая за орехами для того, чтобы оправдаться перед собственным желудком. А тот - все больше давал о себе знать, орехи только пробудили аппетит.

"Был бы у меня кот!" - размечтался я. - "Полчаса - и в селении!" Не знаю, если бы не эта мысль, может быть, события пошли бы по другому руслу. А так - я спас одних и погубил других. А может, и не погубил, но все равно - всю жизнь буду жалеть о том, что я не мечтал в тот миг, скажем, о карете, запряженной четверкой лошадей или о тривиальном ковре-самолете.

-Мя? - раздалось у меня за спиной.

От неожиданности я чуть не побил мировой рекорд по прыжкам в высоту с места. Я знал, что коты, как и все хищники, могут передвигаться неслышно и стремительно, но не настолько же! Секунду назад его здесь не было.

Это был огромный домашний котяра, боевой зверь рыцарей.

- Маг? - спросил кот.

- Ну, вообще-то да, хотя сейчас... - начал было я, но вспомнил, что животным, пусть даже и генетически форсированным, легче понимать простые зрительные образы. Да и общаются с людьми они именно так, а уж...

- Маг?

- Маг.

- Еда?

- Еда.

- Не еда.

- Не еда?

- Работа!

Стоп! Так значит, этот кот искал сейчас именно незанятого мага, а я тут думал на весь лес.

- Не работа! - ответил я.

- Хозяин. Укусили. Кровь. Маг - работа. - разразился речью кот.

Я демонстративно повернулся и пошел дальше. "Знаем мы таких. Поедет герой на охоту, спьяну всю дичь себе и коту распугает, а еще - в чью-нибудь нору полезет. А сейчас, наверное, в носу ковыряет, а кота за магом послал, царапины лечить. Само пройдет!"

-Мия-а-ау!

Кот перепрыгнул через меня и снова встал на пути. Когда наши глаза встретились, я увидел. Животное отвечало четкой картинкой.

Поляна. Далеко от дороги. Кровь. Человек в помятых доспехах пытается встать. Нога крупным планом.

"Да, довольно серьезно..."

-Так бы сразу и сказал. Поехали быстро.

В общем, хозяин кота был ранен. Ну а "ранен" и "укушен" в сознании хищника - одно и то же.

Кот заурчал и сел, чтобы я мог забраться в седло. Только сейчас я заметил, то и зверь весь покрыт порезами, причем такими, которые может нанести лишь меч или кинжал.

"Да, видимо, начинается приключение. А это то, что я искал... Только бы он не сдох."

-Сдох? Съем! - отозвался кот, хлопнул меня хвостом по спине, чтобы я поскорее влез в седло, вскочил и помчался напролом через лес. Его-то не задевала ни одна веточка, а вот я не успевал отталкивать летящие в глаза коряги, из которых, казалось, состоит весь лес. Вдобавок, в нос при каждом вдохе лезли какие-то мошки. С минуту бешено повращав руками и чуть не свалившись при этом с кота, я решил, что есть и более удобные способы езды. Но потом вспомнил, что на кошках ездят не совсем так, как на лошадях, и пригнулся к спине животного, обхватив его за шею. Теперь, хоть моя задница и подскакивала при каждом прыжке, ни ветки, ни мошкара были мне не страшны.

- Ну и что случилось? - спросил я, немного приспособившись.

На меня обрушился такой шквал нечеловеческих ощущений, что я чуть не свалился. Ничего нельзя было понять, кроме какого-то кольца злобы, окружившего кота и всадника.

-Сто-о-ой! Картинку дай.

Вообще животные редко могли посылать картинку. Да и не всякому магу это под силу. Я, например, до сих пор не научился, хотя в общем-то знаю, как это делается. Мозг запоминает то, что понял, и именно это передает при мысленном диалоге. Но у кошачьих и у приматов совершенно разное восприятие мира. Поэтому и передаваться могут только самые тривиальные, общие для всех, понятия. Чтобы передать картинку, надо помнить все, что увидел и почувствовал, а фотографической памятью обладает далеко не каждый. Но вот этот кот - обладал.

И я увидел.

Сеть падает сверху. Боль около хвоста. ("Нет у меня хвоста!") Люди. Окружают, кидают ножи. Всадник отбивает мечом. Булыжники, всадник падает, копьем ему попадают в ногу. Рычу. Кусаю шею. Свежая вкусная кровь. Ой, больно! Мя-авк! Не дам унести. Ушли. Хозяин-труп? Теплый, дышит. Скоро вернутся, их будет больше. Унести. Не доживет. Нужен маг - поможет. А вот и маг! Ветка уклониться - прыжок...

Да, теперь я примерно представляю, как это было. А забавно слышать свои мысли кошачьими усами...

Приехали!

На большой солнечной поляне среди нескольких уже не оставляющих сомнения трупов либо с прокушенным горлом, либо с рубленными ранами, лежал воин мужчина лет под тридцать. Впрочем, он мог быть и моложе - за густой бородой легко скрыть возраст. Одежда была разодрана, но кольчуга, надетая между рубахой и тельником, видимо, отразила большинство ударов. Опасными были лишь порез, переходящий со щеки на шею и немного не дошедший до сонной артерии, и рана на ноге.

"Видимо, сначала его сбили с кота сетью и попытались закидать камнями (кстати, откуда в лесу камни), а потом он долго отбивался. Было это еще до рассвета. Ну да, самое время для нападения - он спал на ходу."

"А смог бы я спать на ходу?" - вспомнил я несколько минут бешеной встряски.

Вывернув рюкзак, я стал готовиться к лечению. Раньше я ни за что бы не взялся за подобные раны, а теперь - за полгода странствий исцеление стало моим основным ремеслом. Хоть воин и свалился от потери крови, с того времени прошло не так много времени, и с помощью магии можно будет ему помочь. И с помощью кота.

Еще лет 200 назад было установлено, что генетически люди и кошки наиболее близки друг другу. А еще через 50 лет их решили еще больше сблизить. Так и появились всадники на котах. Ну а для мага-целителя важно, что у животного и у человека всегда одна группа крови. А в сумках на сбруе кота должны быть приспособления для переливания - если кот или человек пострадает товарищ всегда спасет.

За то время, что я пытался осмыслить произошедшее, руки сами достали иглы и бутылочки. Зелено-голубая вспышка дезинфекции окутала меня, кота, воина и инструмент. Рана была опасной, но не трудной - вена на ноге разрезана где-то на две трети, и сосуд все еще составлял единое целое. Очистив рану ото всякой гадости и нацепив на порезанный сосуд зажимы, я стал искать, куда бы воткнуть капельницу - среди кучи мышц, называемой рукой воина, вену отыскать было довольно просто. Коту пришлось еще внушить нечувствительность к боли, и теперь он сидел достаточно спокойно. Человек же и так был без сознания, и после того, как я наладил переливание, можно было спокойно заняться раной. Что я и сделал.

Когда почти все было готово, воин дернулся и чуть было не разорвал все швы.

Заклинания прояснения сознания и обезболивания я уже держал в голове, осталось лишь тут же привести их в действие. Взглянув на правую ногу, воин сразу же отвел глаза, но больше не дергался - видимо, это была не первая его серьезная рана. Помогло мне и то, что человек не принадлежал к сторонникам Нави, и время от времени мылся.

- Ты не похож на деревенского колдуна, - произнес воин. - Надеюсь, я не оторвал мага от важных дел?

- Нечего прикалываться. Был бы я занят - не поехал бы.

- Голодный! - произнес кот. - Быстро в деревню! Я довезу.

- А, странствующий лекарь!.. За Жизнь и за радость без гроша в кармане... - начало фразы рыцарь хотел пророкотать басом, но быстро сбился на полускрип-полукашель.

Внезапно что-то мощное и злое коснулось моего сознания. Казалось, будто солнце померкло и мир потерял все свои краски, подмененные оттенками злобы, ненависти и зависти. Я чуть не выронил иглу и зажим от неожиданности. Но ощущение схлынуло так же быстро, как и наступило.

Кот зарычал. Он еле удерживался от того, чтобы прыгнуть и куда-то помчаться.

- Что случилось? - удивился всадник.

- Идут обратно! - ответил кот.

- Скорее нельзя? - обратился он ко мне.

- Я уже истратил всю магию, может, хватит еще на одно заклинание. Но тебе лучше вообще не двигаться, - сказал я, когда вынул иглы и срастил места уколов.

- Да мне бежать надо!.. А, да, у меня же вот чего есть!

Что-то пробормотав коту, воин указал на мешочек у него на ошейнике. Кот пригнулся.

- Возьми.

Внутри было около двух десятков маломощных, но полностью заряженных кристаллов. А главным богатством было кольцо, которое так и лучилось Силой. Я схватил его и собрался нацепить на палец.

- Не тебе! - произнес кот, и зарычал. Полуживой воин потянулся к мечу.

И тут - вновь меня коснулась тень зла. "Вот - кольцо, в нем, несомненно, заключена власть. Воин вреда не принесет, а у кота - вон артерия, вот скальпель - и ты станешь Хозяином!" Мысль была явно не моя, настолько не моя, что казалась порождением другого мира, но я ее подумал. Значит, и мысль о том, что я могу отобрать кольцо, была внушена всаднику и коту!

- Нет! - отбросил я наваждение. - Забирай!, - и я засунул кольцо обратно.

- Они близко? - спросил воин. Теперь и он почувствовал чужое воздействие.

- Они близко. - ответил кот.

Попытка поссорить нас явно не удалась.

- Постарайтесь не двигаться, оба, - попросил я, выбрал из кучи кристалл и ушел разумом в загадочное сияние его граней.

Уже с полгода, со времени окончания университета, не приходилось мне держать их в руках. И вот, наконец-то, я смогу почувствовать себя настоящим магом. В принципе, кристалл стоит не особенно дорого, но если денег нет, а заработать их лень, то остается лишь мечтать. Дешевле, конечно, сотворить кристалл самому, для этого не нужно никаких особых знаний, только мастерство, достаточный навык, без которого, впрочем, только запортишь ингредиенты.

"Тотальное исцеление не потянет, а вот регенерировать можно," - подумал я, и начал творить заклинание регенерации. То, что без кристалла заняло бы минуты предельной напряженности, перемежаемые часами кропотливого набора энергии, отнимало лишь несколько секунд и требовало небольшого усилия воли. Надо было только следить за ростом тканей и не допускать образования раковых опухолей. Я чувствовал все три тела - свое, кота и воина, и, будто свои, воспринимая и чешущиеся царапины, и обжигающе-острые раны, и тупую боль ушибов. Бешено колотились сердца, а делящиеся клетки требовали новых веществ и энергии. Запасенная энергия кристалла вливалась в них через меня, а кровь несла материал для восстановления тканей. Еще надо было следить за равномерностью распределения жиров в организме. Человеку было хорошо - он потел, и всякая бяка тут же выносилась наружу. Кошачьему организму приходилось еще помогать пропускать через почки неимоверное количество шлаков и мертвого вещества.

Наконец швы с ноги воина сошли. Затянувшиеся раны оставили после себя рубцы, а вскоре исчезли и они. О происшествии напоминала лишь слабость и полоски незагорелой кожи.

Первый кристалл был опустошен, когда неведомая сила нахлынула на нас с новой яростью, будто кто-то кинул тебя в грязь и растоптал ногами. Промежутки между приливами чужой злобы становились все короче.

"Значит, носитель влияния приближается, и вот-вот должен выйти наружу. И не один."

Следующий удар был нанесен не по мозгам. Кристаллы один за другим стали чернеть и рассыпаться в пыль - я ухватил те, что лежали ближе ко мне, и поставил защиту. Изо всей россыпи осталось всего пять - из них один уже был активирован, и его сила рано или поздно кончится, а сила другого была полностью исчерпана регенерацией.

Вообще-то мне давно следовало защитить кристаллы - тем более, для этого не требовалось заклинания - простой психологический барьер. Но до этого момента у меня не было врагов в этом мире, и потому - не было и защитных рефлексов.

Обычно воины дрались между собой, проливая кровь, а маги - сражались только с магами, и ставкой у них была не столько жизнь, сколько сила. Ну а если кто наносил вред крестьянам или горожанам, то против них вставали все. Так что в этом нападении на воина при помощи магии было что-то странное.

- Ты перемещаться умеешь? - спросил воин.

- Зачем? Если это маг Смерти, я вызову его на поединок. А если нет - так он уйдет.

- Смерть. Зло. Навь. Хаос. Тьма. - произнес кот.

"Плохая комбинация!" - подумал я. Сам я владел заклинаниями, разработанными орденами Жизни, Природы, Яви и чуть-чуть - Хаоса. Так что мне предстояло драться по двум позициям. Но причин для ухода не было.

- Он играет без правил, и просто убьет тебя!

- Ты откуда знаешь?

- На меня напали крестьяне.

- А зачем им?..

- В деревне у ведуна спроси! - воин сорвался на крик. - Не знаю, зачем.

- Никогда такого не было.

- А вот есть.

- Ну быть этого не может!

Из кустов показались люди в простой одежде. Казалось, они только что оторвались от работы - у некоторых штаны и руки были выпачканы в земле. Но это было не то - крестьяне давно бы счистили те двух-трехдневные наслоения, что сами собой отваливались от порванной в некоторых местах одежды. К тому же, кое-кто из них был некогда празднично наряжен, что никак не вязалось с теперешним состоянием. Довершали картину необработанные и начавшие кое-где загнивать одно-двухдневные шрамы.

- Они что, в болоте сидели? - удивился я.

- Не знаю, где они сидели, но вон те двое удрали от меня, - проговорил воин.

- Интересно...

- Ничего интересного...

Один из разбойников ("Наверно, именно так они когда-то и выглядели") на ходу выстрелил из лука, довольно метко - стрела попала бы точно в горло воина, но в последний момент была отбита мечом. Продолжая движение, всадник сбил пару летевших в меня ножей и ушел в разворот, увернувшись от второй стрелы. Кот с душераздирающими воплями носился вокруг.

- Сейчас навалятся скопом и завалят, - прошептал воин, отразив третью стрелу.

Это действительно было интересно. Но так как крестьяне, видимо, намеревались убить и меня, надо было сматываться.

- Ладно, сейчас убежим. Только выкинь все лишнее.

- Да нет у меня ничего лишнего!

- А жаль, было бы легче.

На телепортацию мощности кристалла не хватало, и я начал творить капилляр. Примерно я представлял себе направление и дальность переброски. Но тут же с ужасом понял, что не могу больше привести себя в равновесие для сосредоточения на заклинании. Мои руки дрожали, и я не мог не то что войти разумом в структуру кристалла, но даже сфокусировать на нем свой взгляд. К тому же, надо было удерживать защиту, давление на которую постоянно возрастало. Вдобавок сбивали с толку вой кота и лязг оружия.

"Из Киевского университета в Оксфорд катапультироваться было гораздо легче" - подумал я.

И тут... Это чувство я запомню навсегда. Еще в детстве, когда я только-только начал обучаться первым лечебным заклинаниям, выбрав Жизнь; нас водили в Дом противоборствующего ордена, чтобы мы узнали то, с чем нам предстоит бороться. И вот сейчас, через 10 лет, я вновь почувствовал дыхание Смерти. Только на этот раз я ощутил не какую-то абстрактную, а свою собственную смерть.

Выход был лишь один. Схватив четвертый кристалл, я перешел на темп. Для стороннего наблюдателя ничего не изменилось. Я не мог заставить быстрее двигаться тело - этому темпу обучают обычно только воинов. Но мой разум работал сейчас со скоростью, намного превышавшей быстродействие самого мощного кристалла. Расплата должна была наступить потом - организм отдавал все силы сознанию, ничего не оставляя себе. Я видел магов, проживших в темпе чуть больше срока, предоставленного человеческой природой - живые скелеты с угасшим мозгом и растительными рефлексами.

Теперь я мог разглядеть свою смерть - блестящий на солнце наконечник из обсидиана, зависший в дюйме от моего сердца. "Не железный? Странно..." Сосредоточившись на его блеске, я привел свои мысли в порядок, стараясь не впадать в панику от того, что не бьется сердце и не ощущается тело. Теперь мне наоборот приходилось ждать, когда кристалл отреагирует на мои команды. Зато со стороны казалось, будто я творю заклинание с огромной скоростью и безукоризненно точно.

Наконец, капилляр был открыт. Энергия третьего и четвертого кристалла ушла на выравнивание потенциалов пространства, и, когда это было сделано, началось погружение. Я вышел из темпа, и тут же возникло ощущение, будто тебя протаскивают за волосы через узкую трубочку. За полгода пеших путешествий я уже отвык от таких встрясок.

Капилляр закончился на берегу реки. Вдали виднелись дома. Зато низенькая фигура, стоявшая передо мной, словно вышла из старых сказок. За надвинутым капюшоном черного плаща из толстой шерсти струился мрак, который не в силах были пробить лучи солнца.

- Ты посмел помешать мне, мальчишка! Я вызываю тебя. Через двое суток, здесь! - произнес неизвестный и вновь окатил меня волной жути - защитный барьер я упустил при перемещении. - Ты еще не понимаешь, с кем связался!

Расхохотавшись, маг исчез во вспышке пламени. "Телепортация и вспышка... Куча энергии - для внешнего эффекта?" - удивился я и потерял сознание.

2

Сперва я увидел глаза. Потом вокруг оформилось лицо, а некоторое время спустя я полностью разглядел склонившуюся надо мной женщину. Длинные темные волосы, захваченные на лбу тесьмой, свободно падали ей на плечи, а у спины были собраны в пучок. Ничего нельзя было сказать о ее возрасте, но нельзя было и сказать, что она его скрывает. Она была женщиной, и ей этого было достаточно. Небогатая одежда не соответствовала моде, зато подчеркивала все то, что не давало оторвать взгляд от тела. Не то, чтобы она была слишком откровенной, но ясно - эта одежда подходит этой женщине.

За ее спиной стояли два старика. Ну, на них мой взгляд фокусироваться не захотел и пошел гулять дальше по складкам одежды, угадывая форму и размер грудей.

- Ты угадал! - произнесла женщина, обращаясь к старику слева. - Именно сейчас он и очнулся.

И, к моему огромному сожалению, отвернулась и вышла из комнаты

"Если я терял сознание, то..." - не успел подумать я, как старик справа произнес спокойным голосом:

- 16 сентября 1957 года от основания ордена Добра ныне, маг! Я - ведун, и все мысли твои мне ведомы, покуда слаб ты. А то - отец Пафнутий, жрец сына Одинокого бога.

Маг, не пришедший на поединок, признавался побежденным. Так что мне очень повезло - после такой встряски я очнулся на тот же день. Правда, уже смеркалось, значит, я весь день с раннего утра провалялся без сознания. И так и не поел.

Дав мне переварить информацию, ведун продолжил:

- Вот уж о чем не стоит беспокоиться путнику в славном селе Шорохове! Сейчас окончатся закатные жертвы и будет славный пир. Андо *(Андо (старославянское) - вместе.) с нами и пообедаешь!

Ведун будто тренировал мой разум после долгого бездействия. "Если село может содержать и христианскую церковь, и жреца Древних богов, то оно довольно богатое. Но так как меня до сих пор не посетил местный колдун, то либо его нет, либо он из противоборствующего ордена! "

Усмехнувшись, ведун исчез за дверью.

- Если бы я был моложе, - сказал мне священник, как только ушел ведун, то подумал бы, что сегодня тебя коснулся Дьявол. Сейчас же я не знаю, что подумать. Но я буду молиться за тебя.

"Не пренебрегай помощью богов," - говорили мне в универе, - "они иногда помогают."

- Благодарю! - прошептал я.

Отец Пафнутий перекрестился и побрел к двери.

- Ну что же ты! Вот сущий кот. Я бы сейчас тебе рубаху всю облила, донесся из-за стены препротивнейший детский голосок. - Ой, прости, отец Пафнутий! А я-то думала, то маг очнулся.

"И вовсе нет!" - подумал я. - "Стояла под дверью, да подслушивала!"

- И вовсе я не подслушивала! - закричала вбежавшая в дверь девчонка лет семи. - Вот, мама зелье согрела, тебе пить! Тоже мне, ведун!

- А и подслушивала, - обернулся священник. - Грешно врать!

- Так то ж маг, и так узнает!

Я и не думал смотреть ее мысли, чтобы проверить. Судя по виду ребенка, я угадал.

- Держи зелье вот, ведун поварил!

Я взял дымящуюся чашку и глотнул. Если бы меня хотели убить - давно бы это сделали, так что местных магов опасаться не стоило. Ну, на то он и ведун, чтобы знать, что способно поднять на ноги обессилевшего, а сам я кроме горечи тысячелистника так и не смог определить ни одного ингредиента.

- Да у нас этим зельем всегда Три Старика друг друга потчуют, - произнесла девчонка. - А ты откуда? А почему мозги не закрываешь? Да, а кот сказал,..

- Эх, замолчала бы ты лучше, - в комнату опять вошла женщина, - Ну что, легче стало?

- Вот сейчас превращу ее в мышь, сразу и полегчает!

- А и не превратишь! - отозвалась любопытная, - ты же добрый!

- Так зла и не будет, раз ты все равно пищишь.

- Ой, какой страшный!

- Спать тебе пора, - сказала женщина, - а то завтра ведун опять без тебя в лес уйдет.

- А ты, - добавила она, - обращаясь уже ко мне, - закрыл бы мозги, рано ей еще знать, что ты о моих прелестях думаешь.

Взяв девчонку за руку, женщина ушла.

3

Близилась полночь, когда в окошко заглянул кот.

Я открыл сознание, и услышал:

- Еда.

4

Поздний ужин прошел в молчании. Но за это время я окончательно пришел в себя.

За столом сидели отец Пафнутий, та самая женщина, воин, ведун и жрец. Последний - начинающий стареть великан, бывший некогда скорее воином, чем магом, ел больше всех, но в то же время создавалось впечатление, что именно такое количество пищи и нужно огромному крепкому телу. Ведун, сухощавый и длинный, наоборот, ел меньше всех, вовсе не притрагиваясь к вину и мясу. Зато на вино налегал отец Пафнутий. Я ел, принимая во внимание, что у меня уже почти сутки во рту ничего не было за исключением орехов.

- Мы преломили хлеб, а теперь - откроем наши последние имена, - произнес жрец. - Я - Глеб из рода славных воинов, и ношу имя с рождения.

Я угадал. Раньше жрец был воином.

- Я Добрыня, сын Лихуши, - оторвался от кости найденный мною.

"Сам выбился в воины," - подумал я, - "Это хорошо... А что, если просто выгнали из деревни?.. Нет, скорее младший сын, оставшийся без надела."

- Пафнутий, служитель Божий, - произнес священник.

Следующим встал ведун.

- Шелест, - тихо, но отчетливо сказал он. - Так меня прозвали здесь.

Очередь дошла до меня.

- Хенк, маг из Гейдельберга.

Потом встала женщина.

- Я Ванда, дочь Ольги.

Последние имена не несли магической силы, и человек менял их, когда хотел. Ну надо же как-то обращаться друг к другу!

- Воин уже знает обстановку, - продолжила Ванда, усаживаясь обратно. Теперь попробуем все объяснить тебе. Было бы проще всем нам связать мысли, но тебе и так уже сегодня досталось.

Отец Пафнутий внезапно закашлялся и Глеб принялся стучать его по спине, но, как ни странно, не убил. В это время Шелест начал рассказывать тихим, но хорошо различимым голосом:

- Три месяца назад Гороша, сын Микиты, ушел в лес и не вернулся. С тех пор и стал народ пропадать. Особенно в первый месяц много было, и сейчас - тоже.

Отец Пафнутий прекратил кашлять.

- И все исчезновения - в том районе, который вами был пересечен, - вставил жрец. - В результате Синцов Тракт совсем перестал использоваться. С юга же деревня блокирована отрядом разбойников.

- Но мы видели их и на севере! - вставил я.

- Ты говоришь так, будто пред тобою - воин, - перебила жреца Ванда. - Но с Добрыней ты говорил целый день, а магу гораздо интереснее другое.

В разговор вступил отец Пафнутий.

- Тогда же здесь появился и неизвестный нам черный маг.

- Темный? - захотел поправить его я.

- Черный, - раздраженно подтвердил священник. - Как я понял, основа его магии - зло и смерть, и действовать он предпочитает грубой силой.

- Если хочешь получить мед, не стоит переворачивать улей, - тихо сказал ведун.

- Вот именно! - жрец стукнул по столу кулаком так, что подпрыгнули тарелки и кружки.

- А этот, - продолжил Шелест, - не только переворачивает улей, но и пытается уничтожить всех пчел.

- Но силы у него не меряно! - добавил жрец.

- Если бы Сатана вновь пришел на землю, то это выглядело бы именно так, подытожил священник.

- Теперь ты знаешь о нем почти столько же, сколько мы, - закончил ведун.

5

Наутро я проснулся со свежей головой и с хорошим аппетитом, а разбудили меня странные крики, иногда заглушаемые неритмичным стуком.

Если бы дело происходило вечером, я, наверное, принял это за обычную потасовку среди сельских мужиков, пожелавших почесать кулаки. Но было утро, причем раннее холодное осеннее утро, и все, не занятые в поле, в это время предпочитали спать.

Но сейчас предо мной открылась еще более странное зрелище - весь этот шум создавали несколько парней и девчонок, которые под руководством какого-то однорукого старика махались друг с другом кто палками, кто длинными шестами, а кто - и вовсе голыми руками. Но главное - что Глеб и Добрыня тоже были заняты дракой. Жрец, казалось, помолодел в бою лет на двадцать, а Добрыня, несмотря на слабость, работал в полную силу, стараясь доставить радость от хорошего поединка бывшему коллеге.

Умывшись у реки, я отправился на капище. Жрец и здесь выполнял свои обязанности даже лучше, чем можно было ожидать - все идолы содержались в исключительной чистоте, и почти у каждого лежало соответствующее ему приношение. В местном пантеоне преобладали боги, способствующие смерти. В центре стояли, правда, Род и Сварог, но дальше вместо обычного в деревне Велеса почетные места достались покровителям военных искусств - Перуну и Шиве. Впрочем, и Велес, ухоженный и одаренный, стоял немного поодаль.

А вскоре я нашел и свою богиню. Среди женских фигур стояла вырезанная из черного сверкающего на солнце гранита Жива. Место у Матери богов было далеко не самое почетное, но статуя содержалась в чистоте. К Живе не вели многочисленные тропинки: весенние просьбы уже давно отзвучали, время благодарности за урожай вот-вот должно было подойти, а сейчас богиня стояла по пояс в траве, радуясь обилию и плодородию, царящим вокруг. Стрекот пригретых утренним солнцем кузнечиков заменял ей торжественные хоры десятков жрецов, а пение птиц восторженный рев фанатиков. Уединение, казалось, дано было богине специально, чтобы те, кто стремится к Жизни, именно в такой обстановке ощутили ее Силу.

Древнее изваяние, наверное, было здесь первым, а еще раньше ледник оставил огромный гладкий валун, которому тысячи лет поклонялись жившие здесь люди, пока глаз мастера не заметил в камне присутствия богини.

- Надеюсь, ты мне поможешь, - сказал я и направился повидать Одинокого. Не знаю, что нашел в нем основатель первого ордена. Но если жрец Одинокого молился за меня - надо же как-то за это его отблагодарить.

6

Село было довольно крупным, и чтобы пересечь его из конца в конец, требовалось около получаса. Ну а перейти через все село мне пришлось из-за того, что Одинокий в отличие от остальных своих собратьев, не признавал за богов никого, кроме себя. Как говорили нам в университете, "никогда не прибегай к помощи демонов, они могут и обмануть". Одинокий же всех считал демонами. Поэтому-то его храмы и стояли всегда отдельно от святилищ других божеств, причем как можно от них дальше. Что значительно усложняло основание церкви, ведь все пригодные для соприкосновения с богами места были уже давно заняты. В древности служители Одинокого пытались изгонять богов, пользуясь когда грубой силой, когда - фанатизмом своих приверженцев, а иногда - и магией, противной богу-покровителю этого места. А потом, очистив его своими обрядами, строили собственный храм. Так продолжалось чуть более тысячи лет, но когда окрепли ордена Яви и Нави, преследования служителей Древних прекратились. Однако богов примирить друг с другом гораздо труднее, чем людей, и поэтому - до сих пор Одинокий гнушается чьим-либо обществом. Зато его служители уже не видят в тех, кто не поклоняется именно их богу, носителей Зла. Да и магических орденов за тысячу лет поприбавилось.

Несмотря на то, что собирались тучи, у храма я увидел чуть ли не всех жителей Шорохова. Те, кто занимался час назад у однорукого, тоже стояли неподалеку, а посередине лежало несколько мертвых тел. Среди них я сразу узнал и трупы тех, с кем нам пришлось драться вчера утром. Жутко грязная одежда, не мытые по несколько недель тела... Но голова у каждого была тщательно выбрита, а на макушках виднелись какие-то надписи. Мне даже не пришлось пробираться поближе сквозь толпу, потому что все собравшиеся думали об одном и том же - это были те самые люди, которые в последнее время пропадали из Шорохова и окрестных хуторов.

Старухи голосили, дети кричали, а мужики и женщины стояли чуть поодаль и переговаривались:

- И чем это они занимались, что так угваздались?

- Будто времени помыться не было!

- А Рос-то, гляди, как уехал на свадьбу в Тимьяново, так и ходил в шелковой рубахе!

- А руки-то! Руки-то все в мозолях! Будто дрова рубили.

- И тощие, как только стерпели - без еды их, что ли, держали?..

Тут я почувствовал угрозу, и торопливо вошел в церковь.

Внутри было чисто и уютно. Отец Пафнутий и Шелест, с тряпками в руках, уничтожали несуществующую грязь.

- Читай! - произнес священник, и посмотрел мне прямо в глаза.

Только что закончилась утренняя служба. Один за другим, присутствующие выходят наружу. И вдруг - из разверзшейся в небесах (хотя и не выше церковного купола) дыры начинают один за другим падать трупы. И у каждого на лбу написано "Жди!", "Жди!", "Жди!"

Безусловно, способность читать мысли - хорошее свойство магов, ведунов и отчасти - жрецов. Но когда видишь такое - становится жутко.

Шелест, успевший за это время выйти наружу, чтобы выплеснуть грязную воду в утилизатор, зловеще ухмыльнулся и произнес:

- Когда-то я был магом Смерти. А сегодня я вновь почувствовал ее дыхание.

Улыбка исчезла с лица ведуна.

- Сначала, - продолжил отец Пафнутий, - мы с Глебом подозревали его, - он ткнул пальцем в ведуна. - Но потом... Потом перестали.

Это произошло, когда мы нашли Ольгу, - сказал ведун и пронзил мои глаза необычайно ясной картинкой.

Начало лета. Вся деревня обеспокоена. И раньше бывало, что Ольга, старая ведунья, ночевала в лесу. Но вот уже двадцать лет она не покидала село больше, чем на 3 дня.

...

А на четвертый - люди нашли палец. Через день - еще один... А голова появилась только через месяц. Молитвы жреца и священника не помогли найти убийцу, а посланные в город гонцы пропадали в лесу. Да и ведун был уже настолько стар, что не мог достать мыслью до города.

Тогда Шороховский, Юльевский и Растяпинский люд понял, что они отрезаны от мира. Вернулся из темных глубин сознания страх перед лесом, а потом - с небольших хуторов по обе стороны Сивцова тракта стали пропадать люди.

- Ольга - мать Ванды? - спросил я.

- Бабушка.

- Твоя дочь?

- Внучка. Я начал стареть, лишь когда утратил Силу.

- А та девчонка?

- Дочь Ванды...

- А где она сейчас?

Внезапно ведун выронил ведро.

- На рассвете мы искали травы. я вернулся вместе с ней, и отправил домой. Ей так и не удалось найти клевер с четырьмя лепестками. И сейчас ее нет дома, прошептал он.

Тут шум на улице стих.

- Дре-е-ва! - закричал ведун, и выскочил наружу.

Когда вслед за ним вышли мы со священником, на куче тел лежала мертвая девчушка, а над ней рыдал жалкий старик, секунду назад бывший всезнающим ведуном.

И тут - я почувствовал, что Жизнь еще не окончательно покинула Древу, и решительно направился к ней.

Резкий рывок повалил меня на землю, и я уткнулся в босые ноги жреца.

- Что ты собрался делать? - резко и четко произнес он.

- Есть... кристалл... верну... жизнь, - проговорил я, карабкаясь к ведуну и мертвой девчонке.

Попытка встать на ноги была остановлена сапогом воина, мягко прижавшим мои плечи к земле.

- Твои силы - последний шанс выжить всем в радиусе двух дневных переходов, - твердо произнес он.

Вместе с первыми каплями дождя ударил гром. "Осенью грозы не бывает!" подумал вдруг я.

- Верни ей жизнь! - донесся с неба голос моего вчерашнего соперника, иначе Жива отступится от тебя! И лишит тебя Силы!

Это была правда. Маг Жизни всегда должен бороться со смертью, так же, как маг Смерти - с жизнью. И если он не использует любую возможность, то никогда больше не ощутит дыхания своей Силы. "Силы?"

- Эй! Ведун! - крикнул я. - Жалкий старикашка, неспособный узнать даже собственное отражение! ("Надеюсь, это его разозлит...") Ты, слушай!

Кажется, попытка возымела действие.

На меня вновь смотрел не старик, а ведун.

- Ты сказал, что чувствуешь дыхание смерти, - продолжил я, - так встань же на ее пути и отверни его в сторону!

Не помню, как я вывернулся и вскочил на ноги, но продолжая я уже стоя.

- Ты, идиот, не сумел уберечь... - я поносил ведуна, как только мог, понемногу направляя на девчонку дыхание жизни. Кристалл валялся в грязи у ног жреца, а дождь лил не по-осеннему сильно.

А ведун отгонял смерть прочь от последней в его роду.

Я еще и сам не понял, что я только что сделал. Это понимание пришло потом, а тогда - я стоял под проливным дождем, у меня по щекам текли слезы, смывая грязь, а жизнь неиссякаемым потоком выходила из моего тела. Щеки девчонки из мертвенно-бледных стали розовыми, а потом - красными. Ее сердце забилось, она попыталась сделать вдох и тут же зашлась в жутком кашле. Изо рта и из пробитого то ли стрелой, то ли острым штырем правого легкого вылетели пунцовые сгустки крови.

Все было бесполезно!

Через ошеломленную толпу пробилась Ванда, но жрец удержал и ее, не дав пробиться к Шелесту.

- Я - жалкий идиот? - заорал вдруг ведун. - Как ты там это делаешь?

Он вытянулся во весь рост, простер одну руку к небу, а другую - направил на грудь Древы, и испустил такой импульс, что меня, находящегося в трех метрах от него, отбросило обратно в грязь у ног жреца.

А открыв глаза, я увидел ведуна с живой и здоровой девчонкой на руках.

Я - жалкий идиот?.. Да! Я - жалкий идиот!!!

Ванда вырвалась из рук жреца и кинулась к дочери, не в силах произнести ни слова.

Ведун мягко отпустил Древу на землю. Только что он вновь стал магом. Прежняя сила вернулась к нему вместе с новой.

- Я только что...

- Ты только что сотворил заклинание Тотального Исцеления, на изучение которого у меня ушло полтора года, - прокричал я. - Жалкий идиот. Совершенный идиот!

Этого мой мозг опять не стерпел и погрузил тело в теплую тьму беспамятства.

7

Тьма была действительно теплой, потому что я с головой был под одеялом, когда очнулся.

А произошло вот что. Обычно маги могут применять заклинания лишь одного из противоборствующих орденов, потому максимальный набор - шесть-семь любых не соперничающих видов заклинаний. Сначала маг учится, потом наступает пик Силы, а потом она резко сходит на нет, и маг заканчивает ведуном или жрецом. Иногда на короткое время могущество возвращается к старикам, но, очень редко, бывает и так, что маг подчиняет себе противоположные Силы, и не спрашивайте меня, как, потому что я не силен в дзене, а овладев ими, становится совершенным. А это почти бог, включая бессмертие.

"И надо же такому случиться... "

- ... что ты уловил момент силы во мне тогда, когда я сам этого не заметил, - услышал я голос Шелеста, подслушавшего мои мысли.

- Но ты же сам сказал мне, что почувствовал смерть! - ответил я, стаскивая одеяло с лица.

- Я молился Одинокому, - произнес отец Пафнутий.

- А я - просил о помощи Живу, - отпарировал я.

- А я нашла-таки клевер с четырьмя лепестками, - добавила Древа. - А это к удаче, каждому ведомо.

- Она ничего не помнит, - сказала Ванда. - Может, и к лучшему.

"Ну, все собрались!" - раздраженно подумал я.

- Мыслю, боги тут вовсе ни при чем. Ты сам без кристалла удержал два заклинания, - произнес Шелест.

- Два? Ну, одно-то ясно какое - я жизнь тянул, пока ты смерть отводил.

- А второе - что-то из кладези Хаоса. Причем так как сфера первого была достаточно обширной, второе задело меня, и толкнуло к совершенству.

- Ну ладно! - сказал я, вскакивая на ноги. - Еще немного, и выяснится, что и Тотальное Исцеление сотворил Хенк из Гейдельберга. И что же это я наколдовал?

- А ты и ныне находишься под его влиянием, - подытожил ведун.

- Ну ладно. Все равно единственное, что мне сейчас надо - это сходить в туалет.

Собственно, над утилизатором я и понял, что за заклинание я сотворил параллельно с основным. Итак, моими поступками руководило стремление достичь цели любой ценой, а когда меня уронили, я был довольно сильно разозлен. Потом я сумел отшвырнуть воина, пусть это и было для него неожиданностью, сотворил первое заклинание сам, без помощи кристалла, а результат второго - потеря сознания и усиленная работа всех систем организма (эту деталь подсказал мне кишечник).

Это была ярость. А использовать собственное бешенство, направляя его энергию на достижение своей цели, с разрушением всех встающих преград - и есть суть магии Хаоса. Правда, до сих пор такой контроль мне не удавался! Не знаю, почему, но я сотворил заклинание Бешеной Ярости и наложил его на себя и на ведуна раньше, чем начал сознательно нагнетать жизнь в тело Древы.

Теперь предстояло изучить место дуэли.

Проигрыш в поединке с магом, постоянно демонстрирующим свою силу, казался мне неизбежным, правда, теперь под защитой совершенного мага деревням нечего было опасаться.

Берега были ничем не примечательны - с одной стороны - лес, с другой небольшой пляж, чуть поодаль - оба берега резко сходились, на противоположном течение то ли разделялось на два рукава, то ли просто река образовывала небольшую заводь, потом, в месте их соединения, был, видимо, омут, а дальше вода вновь шла чуть извивающейся лентой и река терялась в лесу.

Сзади раздался хлопок телепортации.

- Что, смотришь? - поинтересовался возникший из воздуха Шелест. - Я вот зарядил тебе, держи!

Все пять кристаллов оказались полностью восстановленными. Усмехнувшись моему удивлению, ведун продолжил:

- Только не забудь защитить. Тебе, вроде бы, хочется подраться? Коли так, удачи! Мне же надо проведать старых знакомых, а после - вернусь сюда, месяца через два.

- Когда? - удивился я.

- Где-то к ноябрю-декабрю. Да и ты постарайся быть здесь - ведаешь, как деревне без колдуна...

- А ты?

- Ведь ты, чтобы позвать дождь, не пользуешься ураганом... - произнес он и исчез.

Теперь предстояло драться всерьез, ведь от итога дуэли зависела не только моя жизнь, но и...

"А ведь скоро - ярмарка!", - подумал я.

Урожай, собираемый в удаленных от городов местностях, перед ярмаркой обычно свозили в ближайшее крупное село. В первый день ярмарки городские маги телепортируют продукты из условленного места в арендованные склады, а добравшиеся до города налегке крестьяне через несколько дней заключают сделки с уже видевшими товар купцами.

А если вместо зерна и овощей на месте телепортации будет стоять вооруженный отряд из исчезавших крестьян, обученных перед этим драке для защиты от неизвестной опасности? Картина понятна - маги будут сразу выведены из строя необычайно большим весом груза. В ярмарочной суматохе большинство умеющих держать в руках оружие (а мой противник позаботится об их вычислении), будут перебиты, и город окажется в его руках.

В любом городе всегда находится куча предметов, созданных Орденами, часто экспериментальных, обладающих неисследованными побочными эффектами...

Мои размышления прервала Древа. Дело в том, что я уже устроился на берегу для того, чтобы успокоиться и подзарядиться. А спасенная пыталась повторить мою позу.

- Слезь с кочки-то, - произнес я добродушно.

- А че?

- А ты хочешь единства с природой или с деревяшкой в попе?

Ну не умею я учить, и все тут. Иначе - остался бы в университете. Но Древа, видимо, поняла, переместилась на более-менее плоское (и даже более-менее сухое) место и уставилась на текущую воду.

Я тоже смотрел, стараясь принять в себя это место. Самое сложное было не сосредотачиваться ни на чем конкретном, пытаясь увидеть все. И я смотрел на текущую воду, потом - на текущую воду и противоположный берег, потом подхватил сознанием и себя, и выходящее из-за туч солнце, и тучи, и всех пролетающих птиц, мышей, копошащихся в траве и рыб в воде. А потом уже я не смотрел, а видел их всех, и ведал, что и почему они делают.

А потом - пошел обедать.

8.

Когда я проснулся на следующее утро, мне было уже совершенно неважно, кто победит. А когда первые лучи солнца осветили берег, я уже был там.

Противника я почувствовал издалека, еще там, откуда он собирался телепортироваться на место схватки. Меня всегда удивляла нерациональность его поведения: несомненно, он демонстрировал мне свое могущество. Но почему-то всегда самым неэффективным способом.

Я как следует защитился, и, когда он с шумом и треском возник в нескольких шагах от меня, снова увидел все, происходящее вокруг, в малейших деталях и сразу попросил помощи Природы.

- Ты готов к Смерти? - произнес маг.

- Я готов к Жизни, - ответил я.

Ритуального вызова Нави и Яви не последовало. Значит, предстоит схватка только по одной теме.

И тут - он ударил.

Огромный огненный шар свалился на меня с неба. Заклинание файерболта одно из простейших, используемых Хаосом. Поэтому было довольно странно использовать его против меня. Тем более, что это был не боевой сжигающий, а бытовой обогревающий огненный шар, только большой.

Я отразил его. и получил еще один, раза в три мощнее, но все равно - не боевой. Со стороны, наверное, это выглядело, как поединок Шивы и Кришны *(Шива использовал жар, Кришна - холод, и победил.), а на деле было лишь пробой сил. Потом - еще один. Отразить их особого труда не составляло, а мой противник тратил куда больше энергии на их генерацию. Пока что я не нападал, опасаясь, что моя магия будет обращена против меня.

Продолжая метать огонь, противник начал второе заклинание. Я не успел вовремя среагировать, и оно было сотворено. Это было нечто из арсенала Смерти, мне неизвестное. Я усилил защиту, но проклятье вилось вокруг меня, не собираясь исчезать. Казалось, будто тысячи холодных тонких цепочек постепенно опутывают мои руки, проникая сквозь кожу и ледяными ручейками устремляются к мозгу.

Тогда я толкнул его в реку. Так как я видел и точку отправления, и точку прибытия, телепортировать было довольно просто. Что, собственно, я и сделал. Ледяная текучая вода разбила чары, а я быстро восстановил защиту, пока противник медленно всплывал сначала на поверхность, потом - в воздух над рекой. Это и навело меня на мысль сотворить порыв ветра, а я уж постарался сделать его насколько можно холодным. Ветер разбросал полы плаща у колдуна, и я заметил, что тот прячет от света что-то блестящее.

Неведомое заклинание навалилось на меня с прежней силой, а попытка опять телепортировать его причину в воду закончилась неудачей - он так хитро завернул вокруг себя пространство, что я не смог найти ни одной зацепки.

"Но ведь как-то его проклятье доходит до меня!" - подумал я и направил сознание по следу заклинания, попутно гася файерболты. Самым сложным здесь было удержаться от паники и вспомнить о кристаллах.

Усилив защиту, я впитал всю Силу первого кристалла, и, используя ее, активизировал второй. Удержать столько Силы я не мог, и надо было ее срочно тратить. Остатки первой порции я направил по следу проклятья, вторым кристаллом - еще больше усилил защиту, и активизировал третий. Теперь я чувствовал только легкое покалывание в кончиках пальцев, но, начиная сосредоточение на третьем кристалле, я упустил первое заклинание. Оно вышло из-под контроля и было уничтожено, так и не обнаружив лазейки. Впрочем, теперь и колдун был поглощен поисками бреши в моей защите.

Наконец, я вошел в третий кристалл, замечая, что противник переходит на темп и начинает творить что-то совсем непонятное. Я усилил ветер, и плащ наконец-то слетел с плеч моего соперника.

Нельзя было точно определить его возраст. Больше всего то, что предстало предо мной, напоминало мумию, последние десять лет пролежавшую в очень плохих условиях. Еще до порыва ветра я тоже начал переход на темп. За миг до этого из воды выскочила огромная щука и уцепилась в ногу мумии; жалко, что я не нашел пролетающего ястреба: он мог бы не только отвлечь, но и вывести из равновесия, что позволило бы мне победить.

Сейчас у меня тоже было преимущество, я мог бы войти в Темп раньше и сотворить что-нибудь, решившее исход поединка. Я подал условный знак "Сдавайся!" Не заметить этого мой противник не мог - обычно потом следовал либо завершающий смертельный удар, либо - мирная беседа и выполнение побежденным желаний победителя. Обычно это была нудная работа по накачке кристаллов Силой. Конечно, я знал, что в случае моего поражения я буду убит. Но не мог же я, сосуд силы Жизни, убивать врага! Этим он и воспользовался. Вместо ответа маг довольно неумело бросил в меня нож с предварительно наложенным на него заклинанием Тьмы, который и прятал от света под плащом. Ну что ж, представителям орденов Зла и Нави позволено нарушать правила поединка. Но это настолько ошеломило меня, что я упустил заклинание защиты, а мой собственный заслон стало вновь быстро пробивать неизвестное проклятье.

Нож тем временем ускорился и, направленный рукой Тьмы, летел точно мне в сердце. Спасло меня только то, что я был на входе в Темп. Четвертым кристаллом я вызвал небольшой смерч на пути ножа, и тот упал на землю. Последний, пятый кристалл я употребил на восстановление защиты, и вышел из темпа.

- А вот теперь - я уничтожу тебя, - прогрохотал маг, и ухватил обеими руками один из медальонов у себя на груди.

- Забери его душу! - продолжил он каким-то детским голоском, и я понял, что у меня не один противник, а двое - маг и вызванный им демон. Это опять-таки было не по правилам - помощник мог только подпитывать энергией одного из дерущихся (именно на это я и надеялся, когда думал вчера о помощи Шелеста), но правила здесь, похоже, не соблюдались. Так что заклинания я не мог обнаружить, потому что демоны не оставляют следов! А магия - их натура, причем в большинстве случаев - магия из арсенала Зла, Нави, Тьмы, Хаоса и Природы.

У меня не было времени узнавать, откуда этот демон, и какие силы ему подчиняются. Я просто вернулся в темп, ослабил защиту и из этих последних крупиц магии сотворил заклинание Беспощадной Ярости, и выскочил в нормальное время с пеной на губах, ища, кого бы ударить.

Если бы мой расчет не оправдался, я узнал бы это только в аду или в каком другом месте, где живет этот демон. Но я так ничего и не узнал.

Когда я очнулся, меня за шиворот тащил в деревню кот. Значит, моя душа была еще при мне.

Правда, дело осложнял тот самый нож, все-таки торчавший у меня в груди.

Перед тем, как опять потерять сознание (который раз за последние три дня), я решил подумать, кто все-таки победил. Но так и не успел этого сделать.

9

Образы последних трех дней мелькали у меня перед глазами, перемешиваясь с картинками реального мира - Добрыня, пытающийся что-то узнать у меня, Ванда и отец Пафнутий, перевязывающие рану ("!Сердце не задето..."), жрец, взывающий к Перуну о помощи, Древа с какими-то детьми...

- А вы что тут делаете?

- Мастерства ждем: колдун-то, небось, помрет скоро.

- А ну, пошли отсюда, вам еще тыщу лет ждать!

("Это что их, Древа отгоняет?")

...Опять Ванда с каким-то отваром, Добрыня, почему-то с виноватым видом мнущийся у порога, какие-то смутные образы, и все это - вперемешку с кошмарами, в которых я вновь и вновь переживал последний бой, то сжигаемый пропущенным файерболтом, то ощущая, как мои руки и ноги немеют, а лютый холод пробирается к мозгу, в котором не осталось не только ни единой капли Силы, но даже и ни одной мысли.

В очередной раз я очнулся от жуткого хохота и резкого серного запаха.

Передо мной стоял высокий, больше двух метров, демон, одетый в белоснежный халат, подпоясанный широким золотисто-зеленым кушаком и в перчатки из человеческой кожи с дырочками для когтей.

- Приветствую тебя, чародей, освободивший меня, - пророкотал демон знакомым уже басом, который я до этого считал голосом мага. - Просто безобразие было так долго держать такого демона, как я, на голодном пайке.

"Значит, мой план сработал!" - подумал я.

- Естественно, - сказал демон. - Все равно это какой-то неправильный маг!

- А ты его разве не уничтожил?

- Собирался, как только ты освободил мою ярость. А он вместо этого ткнул тебя ножиком и смотался неизвестно куда, причем руки его так тряслись, что он даже не попал тебе в сердце. Ха! Но зато его душа при мне! Это же надо заставлять меня, известного еще в Вавилоне под именем Грааазмагорл, воровать души, ничего не отдавая взамен, и к тому же - заряжать ему кристаллы, чтобы он тратил их на всякие фейерверки! Кстати, держи, - он протянул мне когтистую лапу, в которой сверкали пять заново заряженных кристаллов.

Превозмогая боль, я потянулся за ними, но демон наклонил лапу, и кристаллы один за другим скатились под кровать.

- Ой, упали! - рассмеялся демон. - Ладно, мне пора! Если понадобится помощь - зови Грааазмагорла.

- Нет уж... Не надо, - прошептал я.

- Ну, как знаешь, - сказал демон и провалился под землю, оставив после себя невыносимую вонь.

"Что-то я не помню, чтобы в вавилонском пандемониуме присутствовали Грааазмагорлы," - подумал я и снова погрузился в беспокойный сон.

10

Наутро я попросил Ванду достать кристаллы, которые действительно оказались заряженными. Выложив их крестом на груди, я сконцентрировался на центральном, а как только тот откликнулся, активизировал и четыре крайних, на случай, если первого мне не хватит, и начал Тотальное Исцеление. Это была уже настоящая магия. Казалось, будто я заново рождался на свет - каждый орган, каждая клетка омывались волной энергии, обретая прежнюю силу. Срастались, не оставляя следов, раны, новые и старые, а мне оставалось следить за тем, чтобы не переборщить. Некоторые маги, используя Тотальное Исцеление, не хотели вовремя остановить заклинание, и превращались в грудных младенцев, доходя, таким образом, до предела оздоровления. Но вместе с болезнями теряли и все свои знания.

"Но чего стоят все знания мира по сравнению с этим?" - подумал я, купаясь в ощущении переполнявшей меня силы. - "Врял ли больше."

Опомнился я, когда услышал радостные крики, доносившиеся из-за окна, и, тут же остановив исцеление, поспешил узнать, что случилось.

Вдоль по улице ковыляли несколько крестьян, считавшихся пропавшими в лесу. Точно я не скажу, но были, наверное, среди них и те, от кого мы убегали четыре дня назад. За ними толпой следовали родственники и любопытные.

Я вышел наружу. Добрыня, Глеб и Ванда были уже на улице.

- Ну что, вернулись, разбойнички? - гаркнул воин.

- Да не разбойники мы, местные!! - испуганно ответил один из них.

- Да? А кто в меня стрелял? - продолжил Добрыня. - Уж не ты ли? - и указал на другого вернувшегося.

- Да я его знаю! - заступился первый оборванец. - Он и мухи не обидит!

-За грибами пошел, занесла в болото нелегкая, чую - смерть близка, быстро заговорил второй. - Уж и грязь засосала по пояс - помню, а там что было - так хоть убей.

- Ну, это мы можем, - вставил Добрыня.

- На поляне утречком очнулся, - продолжил второй.- Домой пошел. Как вылез - и не упомню!

- А ты вообще - кто? - вступил в разговор еще один вернувшийся. - Меч нацепил и все можно? Мы люди вольные, нам князь лишь - указ, и то, если пожелаем.

- Постой, - рявкнул жрец. - Вы ушли в разное время, пропали, теперь же вместе воротились. Как такое возможно?

- И правда... - удивленно подтвердил грибник. - Ты же, Селиван, незнамо где целую неделю был.

- Да не неделю, - задумался тот, кому князь не указ. - С месяц пропадал...

- Словом, никто не помнит, что случилось? - спросил я.

- Всего не помню, но кое-что сказать могу,- произнес вышедший из толпы низенький мужичок в кое-как заштопанном плаще из плохо покрашенного в черный цвет льна. - Я у них за десятника вроде был, мне без памяти нельзя, вот и оставили.

- Прочесть сможешь? - спросил меня Глеб.

Я кивнул жрецу.

Десятник некоторое время отпирался, но потом, когда Добрыня наполовину вынул меч из ножен, сдался, и взглянул мне в глаза.

Как выяснилось, колдун ловил людей, зашедших в лес, и действительно с их помощью собирался захватить и ограбить город. Некоторых он околдовывал, некоторых - запугивал, вытягивая заодно жизненные силы для того, чтобы охватить все больше и больше людей. К моменту моего прибытия влияние простиралось уже на всю округу, и многие, уже сами того не осознавая, шли к нему в отряд.

"Ты выжил, но ненадолго!" - уловил я краешком сознания, и тут мне показалось, будто у меня под ногами разверзлась пропасть, а я - туда падаю. Если бы не остаток энергии кристаллов, я не выкарабкался бы из ловушки, установленной в мозгу десятника. Видимо, остатки воспоминаний были приманкой. После этого я долго еще не мог заниматься магией.

То же повторилось и с остальными. Ловушек у них не было, но после нескольких обрывочных воспоминаний я натыкался на непреодолимый барьер.

- Он и он отдали душу колдуну, - указал я на десятника и на первого из вступивших в разговор.

- Добить их? - предложил Добрыня.

- Нет, - ответила Ванда.

- Поче.. - удивился было я, но тут же осекся. - Действительно, не надо. Так у нас еще есть шанс, а иначе - души навсегда останутся у колдуна.

- Я присмотрю, чтобы не натворили чего, - добавил жрец, и Добрыня спрятал меч в ножны.

К концу недели вернулись все те пропавшие, что остались в живых.

Сильные заклинания всегда исполняются. Демону приказали: "Забери душу", чтобы он попытался это сделать, лишив меня энергии. Мой же фокус состоял в том, что я навел на демона ярость, на которую наложились старые обиды, и он обратил ее против своего хозяина. Тот испугался и отдал демону душу в обмен на свою жизнь. Таким образом, он изменил Смерти и лишился ее поддержки. Добив меня, колдун куда-то телепортировался, оставив себе несколько чужих душ.

Не знаю, что обещал маг тем, у кого он их отбирал, но душа - это не вещь, которую можно украсть. Даже боги вынуждены ждать согласия или хотя бы смерти владельца души, чтобы получить ее.

Дни и ночи проводили я, отец Пафнутий и жрец в попытках исцелить мозги уцелевших. Но, думаю, привычная работа по уборке урожая помогала вернувшимся гораздо больше.

А когда урожай собрали, жрец предложил мне быть распорядителем в приношении даров Живе. Все знаки благоприятствовали и предвещали добрую зиму, и праздник окончательно вытравил грязь из людских сердец.

Ну а после того, как люди вернулись с ярмарки, получив довольно приличную прибыль, и было сыграно несколько свадеб, меня попросили остаться на эту зиму в должности сельского колдуна.

Выйдя на улицу, и поймав несколько порывов мокрого октябрьского ветра, несущего последние желтые листья, я согласился.

11

Меня часто посещает мысль - чего же я принес больше своими делами - вреда или пользы. С одной стороны, я предотвратил разграбление города и помог ведуну стать совершенным, а с другой - послужил причиной гибели десятков людей и освободил демона. Вдобавок, маг, лишенный Силы Смерти, наверняка ищет сейчас способ отомстить, и я не знаю, сколько еще людей погибнет в нашей неоконченной битве.

Беседы с отцом Пафнутием на эту тему сводятся к тому, что мне пора бы принять христианство, что сразу решит все проблемы. Сам я так не считаю, но ссориться не хочу.

12

Вчера я решил, что Добрыня полностью восстановил свои силы, и он, не сказав ни слова, вскочил на кота и исчез в холодном утреннем тумане. Пять кристаллов лежали в потайном кармане седельной сумки его кота, вместе с таинственным кольцом, и мне опять приходится надеяться только на себя.

Сегодня я закончил эту рукопись, и сейчас, как следует запаковав ее, я открою капилляр и запущу туда свои мысли, положенные на бумагу. Говорят, что бесконечные капилляры выходят иногда в таинственные миры, в чем-то похожие на наш или совсем не похожие.

***

Вам все равно, вы там, наверху

Вершите судьбы миров.

А мы в деревне своей начеку,

Защита от бед и врагов.

Жрец - старый воин - ослабла рука,

Но воля - каменный столп.

А вот - священник, барьер ото зла

Поставит своим крестом.

Ну а ведун узнает тотчас,

Откуда беда идет.

Маг молодой возьмет свой алмаз,

Заклятьем ее отведет.

Женщина-мать покой сохранит,

Извечный порядок такой,

А малый ребенок, что Силу хранит

Нарушит этот покой.

*** конец ***

Некоторые факты, сведения и комментарии.

(этот материал вообще-то не входит в текст книги, и предназначен не для печати, а для интересующихся)

Очень Добрый Мир - это не мир розовых зайчиков и поющих птичек. Там строят заговоры и плетут интриги, там ходят на охоту, живут и умирают. Там есть и войны, и болезни. Но здесь не оставят в беде обиженного и не откажут в ночлеге путнику, там нет зависти и желания навредить, и даже злоба и ярость в этом мире чисты и откровенны. Поэтому для представителей других миров этот кажется очень уж добрым.

Краткая история Мира. Князь Владимир ослеп и был предательски убит в одном из походов. Тотальное христианство на Руси введено не было, и проповедникам приходилось постоянно доказывать достоинства своей религии и выдерживать жесткую конкуренцию с другими конфессиями. Потомки Владимира и Рогнеды жили довольно дружно, и, благодаря умелой политике и дипломатическим бракам сумели создать нечто вроде Европейского Союза от Британии до Урала, объединив все нации, но оставив их государственность и культуру в неприкосновенности. Славянские дружины из перешедших в христианство витязей принимали участие во всех крестовых походах, а нашествие Батыя было остановлено в самом начале благодаря своевременной помощи европейских армий. Сейчас это добрый и счастливый мир. Рыцари ищут славы и развлечений, купцы водят караваны от Гейдельберга через Киев и дальше - на Юг и Восток, студенты гуляют от университета к университету, а Ордена ищут знания.

Основание Ордена Добра приписывают великому магу И.Христу (1г до н.э. 99г н.э по исчислению Земли). С этого момента и ведут календарь все другие Ордена. Т.е 1г от основания Ордена Добра соответствует 90г н.э. Земли. Но время в разных мирах течет по-разному, и поэтому 1957г соответствует скорее 1950г Земли, чем 2047.

Великие (Противоборствующие) Ордена - наиболее продвинутые, но кроме них существуют и еще. Изначально существовало только 2 Ордена - Добро и Зло. Впоследствии к ним добавились Навь и Явь, а за ними - и все остальные. Последними в число Великих вошли ордена Природы (основан около 1000г О.Д. в Британии) и Техники (его основателем считается Леонардо да Винчи). Сейчас существует 12 Великих Орденов, и около сотни мелких, крупнейшие из которых Инь и Янь. См. ris1.jpg

Маг, не достигший высоких степеней посвящения, физиологически не может одновременно владеть заклинаниями, разработанными противоборствующими Орденами. Если магу это удалось - он становится совершенным, и тогда из-за необратимых изменений в организме либо теряет рассудок (а с ним и какую-либо магию), либо становится на порядок более сильным, нежели в период своего наивысшего могущества, а заодно - и бессмертным. Обычно же маги достигают пика в 40-50 лет, после чего - их сила иссякает. Сейчас, вместе с Шелестом, в мире 6 совершенных магов.

Смысл поединка магов - доказать превосходство своего ордена.

Биологическая основа магии (тут бы не помешал комментарий профессионального биолога). За то, родится ли человек магом, отвечают два гена. первый, доминантный, отвечает за обычные парапсихологические способности (чтение и передача мыслей), и присутствует практически у каждого жителя Мира. Поэтому при соответствующей тренировке каждый может быть ведуном. Второй ген рецессивный (т.е. проявляется только в том случае, если нет антигена), и встречается очень редко. Ген этот дает возможность изменять собственный организм, а во взаимодействии с первым - многократно усиливает способности ведуна. Способности мага проявляются обычно в 6-15 лет. Проявления могут быть самыми разными - от внезапной смерти или несчастных случаев с противниками носителей гена или сопровождающего носителя спонтанного полтергейста до простого проявления таланта в любой области. Кроме того, и парапсихологическими способностями носителям гена овладеть гораздо проще. Ордена, имеющие отношение к магии, стараются брать таких детей в ученики, и, каждый своим, тщательно скрываемым способом, помогает им справиться с потрясением (если оно есть) и освоить свои силы. На Земле в Европе этот ген практически не встречается, т.к. его носителей истребляли последнюю тысячу лет земной истории.

Кот - генетически форсированное животное, близкое к человеку по разуму и обладающее небольшими парапсихологическими способностями. Изначально проект разрабатывался для боевых целей, но продолжается до сих пор. Конечная задача выведение новой расы оборотней. Совместный проект орденов Природы и Яви (с 1750 до наших дней). Уже есть картинка, иображающая кота наиболее точно (иллюстрация в "Сюжете" - это все-таки скорее домашний кот). Нарисовала кота Квестер. См. рис. battlcat.jpg

Утилизатор - прибор на основе философского камня. Разделяет любое вещество на более простые (вода, металлы, соли, газы) и пригодные к повторному употреблению. Может быть настроен и на любой химически чистый элемент. Совместный проект орденов Техники и Порядка (1891-1904 гг.). Благодаря утилизаторам человечество ОДМ не знает свалок и проблем с экологией.

Капилляр - понятие из теории относительности. Суть в том, что некий атом может с равной вероятностью находиться в любой точке пространства, и если точно известен потенциал двух точек, то совершенно неизвестно, где именно сейчас этот атом. Так вот, магу приходится выбирать между старой доброй телепортацией, требующей уйму сил, и новомодным методом прохода по капилляру (в некоторых других своих рассказах я пользовался терминами "канал" (цикл о Созвездии) или "дромос" (рассказ "Темные переулки") ). Правда, сейчас копирайт на "дромос" забит Олдями, поэтому я использую "капилляр". Но телепортация точна на 200%, а через капилляр можно и в параллельный мир улететь, и в межзвездное пространство, если неточно рассчитаешь. Идея-то хорошая! А вообще, если не ошибаюсь, это называется принцип неопределенности Гейзенберга, и когда среди читателей найдется физик-ядерщик, он может подумать над более точной математической моделью капилляра, благо, я еще не описывал ее в основном тексте.

Переливание крови (комментарий медицинского работника). Судя по всему, у Добрыни было кровотечение крупной вены либо более мелкой артерии, раз он умудрился уложить всех противников, прежде чем потерять сознание. Под это определение подходят нижний отдел большеберцовой артерии (внизу голени) и соответствующая (одноименная), а также бедренная вены. Вот только сложно ранить вену, не задев артерии, а кровотечение из бедренной артерии свалило бы рыцаря в течение 1-1.5 минут. Итак, ранение сосудов голени. The next question: Что делать? Строго по науке, сейчас (на Земле) цельную кровь уже не переливают: антигенная несовместимость, куча осложнений и т.д. Но в принципе (тем более, что в этой реальности вряд ли считаются с современными научными достижениями Земли) это возможно, а в данной ситуации просто нет другого выхода. Итак, перво-наперво налаживается прямое переливание крови: рыцарю делается венепункция (т.е. вена прокалывается иглой от системы, а если вену найти не получается, то в локтевой ямке делается надрез кожи (осторожно!) и в этом разрезе находится и пунктируется (т.е. прокалывается) вена). Точно так же обнаруживается вена у кота, затем иглы соединяются системой, в которой должен быть резервуар для нагнетания крови и собственно нагнетатель (чтобы у кота кровь "оттянуть"), а также капельница, чтобы регулировать скорость переливания. Примерно так. (Это, скорее уж, полунаучно-полу-от-балды, но логично, а то сейчас все равно мало кто знает до точки технику прямого переливания.) После того, как переливание налажено, можно заняться раной, причем как можно быстрее, иначе кровь будет и дальше литься на землю. Вообще-то неплохо было бы, если у мага в котомке завалялся флакончик помилюкина... И коту легче было бы. Прежде всего, отсечь стерильным скальпелем при помощи пинцета все раздавленные, нежизнеспособные ткани - причем достаточно глубоко, чтобы увидеть в глубине раны поврежденный сосуд (или оба сосуда - артерию и вену). Если задета только одна стенка - проще, т.к. зарастить можно быстро, что и следует сделать при помощи соответствующего заклинания. Если же сосуд(ы) перерезаны надвое, то их концы надо обнаружить в ране, наложить зажимы Кокера или клипсы сосудистые и, сопоставив, сшить их "конец в конец" - без натяжения. После чего рану зашить (зарастить) послойно - мышцы, фасция (это такая соединительная оболочка для мышц), клетчатка, кожа. Сосуды шьются тонким стерильным шелком или сращиваются заклинанием, после чего ожидать результатов переливания. Если маг достаточно проворен, то он успеет.

Переливание крови (комментарий Коммандера) Я надеюсь, что не повторю печальный опыт В.Головачева, который, нисколько не разбираясь ни в магии, ни в компьютерах, пишет лажовую фантастику про магию и компьютеры (Впечатление от книг цикла "Запрещенная реальность", обладающих оч-чень увлекательным сюжетом, жутко портится, когда встречаешь фразу якобы из компьютерного жаргона или описание работы героя книги на компьютере). Поэтому - если ты, ув. Читатель, нашел в ЭТОМ тексте явный ляп по существу, срочно пиши мне или звони, т.к. рассказ - тоже только часть большой эпопеи, охватывающей около 5000 лет истории Мира. Один из таких ляпов был в первом варианте текста - там Хенку было сложно найти вены на руке воина, тогда как на самом деле у культуристов они прямо-таки выпирают наружу.

Некоторые "умные" мысли, приходящие героям время от времени, кажутся взятыми из Толкина (это не Кольцо, кольца и в Амбере имеются и в сотнях других книг), Хаббарда, Карнеги, Прабхупады и J.Joplin. Так оно и есть, а почему это происходит - узнаете в следующей серии.

Если этот текст подойдет для публикации - прошу обратиться ко мне за разрешением и окончательным исправленным вариантом. Использование в коммерческих целях без разрешения автора карается пожизненным презрением. Распространение текста на дискетах, компактах и по сетям, а также в самиздате только приветствуется. Но если уж собрались - обратитесь все равно ко мне за последним вариантом.

Это третий вариант текста. Благодарю за комментарии и советы Келебриень, Ольгу, Dикого Dеnta, Вlackbird, Светлану, Айони и Квестер. В данный момент я пишу второй, третий и 4й рассказы серии, кроме того, есть несколько страниц рассказа N из далекого будущего Мира.

Касательно постельных сцен - они планировались еще в первой части, но все как-то не выходит - маг слишком занят, и вообще большую часть времени проводит без сознания. Так что не будем за ним с Вандой подглядывать. Вот Древа подрастет, в большой мир выберется - она вам покажет... Если не будет так же сильно занята своими прямыми обязанностями мага и ведьмы.

Теперь касательно терминологии. Маг колдовать может, и к тому же всеми способностями ведуна обладает. Ведун (ведьма) - только мысли телепает, но вообще-то - тонкий психолог, так что наслать и снять порчу-сглаз запросто может. Жрецы вообще ничего не умеют, но им боги помогают (если услышат), а боги по части магии - еще круче демонов.