/ Language: Русский / Genre:det_action / Series: Слепой

След тигра

Андрей Воронин

Суперагент ФСБ Глеб Сиверов по прозвищу Слепой ступает на опасную тропу Уссурийской тайги, чтобы разгадать тайну тигра-людоеда.

Воронин А. Слепой. След тигра Современный литератор Минск 2004 985-14-0797-6

Андрей Воронин

СЛЕД ТИГРА

ГЛАВА 1

— Как ты относишься к диким животным? — спросил генерал Потапчук, мелкими глотками попивая бледно-коричневую жидкость, которую он именовал кофе, а Сиверов называл «кофе по-генеральски».

Глеб потушил в пепельнице длинный окурок и бросил на собеседника быстрый пытливый взгляд из-под очков. Жалюзи на окне были подняты до самого верха, а само окно слегка приоткрыто: за ночь, проведенную у компьютера, Сиверов здорово надымил в квартире и Федор Филиппович, едва войдя сюда, потребовал создать приток свежего воздуха. Подняв жалюзи и открыв окно, Глеб задернул полупрозрачную занавеску, которая скрывала от посторонних взглядов то, что происходило внутри квартиры, но, увы, не могла служить серьезным препятствием для весеннего солнца, которое широким потоком вливалось в комнату, беспощадно высвечивая каждую деталь безбожного кавардака, оставленного Глебом на рабочем столе. В этом чересчур ярком для чувствительных зрачков Слепого, жизнерадостном дневном свете было хорошо видно, что комнату все еще заполняет синеватая туманная дымка; с каждой минутой дымка эта редела — табачный дым потихонечку вытягивался в щель приоткрытого окна, а вместо него в комнату прохладной, чуть знобкой струей вливался свежий апрельский воздух.

Слепой машинально ткнул указательным пальцем в переносицу, поправляя очки, защищавшие глаза от слишком яркого света и придававшие всём предметам обстановки привычный сумеречный колорит. «Вот так вопрос! — подумал он, искоса разглядывая генерала и радуясь тому, что глаза спрятаны за темными линзами. — Как я отношусь к диким животным… А правда, как я к ним отношусь? Никак, в общем-то… Но к чему это он клонит? Видно же, что пришел неспроста…»

Тянуть паузу дальше не имело смысла. Еще чуть-чуть, и она, эта пауза, станет заметной, а потом и многозначительной. Поэтому Глеб сделал глоток из своей чашки, с подчеркнутой аккуратностью поставил ее на блюдце, сел прямее и сказал:

— Я к ним не отношусь.

— М-да? — Потапчук суховато улыбнулся одними уголками рта и тоже поставил чашку. Эта улыбка сделала его лицо лет на двадцать моложе, на мгновение вернув ему былую твердость и четкость линий. — Не относишься, значит… Что ж, каков вопрос — таков ответ. Сформулирую по-другому…

— Да уж, сделайте милость, — попросил Сиверов, вытряхивая из пачки новую сигарету.

Потапчук недовольно покосился на сигарету — ему было завидно. Глеб понимал, что вид открытой сигаретной пачки является для Федора Филипповича тяжким испытанием, но сознательно игнорировал генеральские проблемы: не дав слова — крепись, а дав — держись. Сочувствие окружающих провоцирует в человеке жалость к себе, а тому, кто бросает курить, жалость к себе противопоказана. Пусть уж лучше гордится собой, даже если гордость эта безосновательна: дескать, вот я какой сильный, никто и не подозревает, как мне трудно, а я держусь и виду не показываю.

Глеб повертел в руках зажигалку, думая, не вернуть ли сигарету обратно в пачку, но решил, что не стоит: это бы смахивало на издевательство. Он крутанул колесико, высекая огонь, и глубоко затянулся горьковатым дымом. Потапчук с заметным усилием отвел взгляд от тлеющего кончика сигареты, морщась, хлебнул из чашки водянистой бурды, которую он именовал кофе, и сказал:

— Шутки шутками, а мне все-таки хотелось бы знать, как ты относишься к проблеме защиты диких животных. Учти, вопрос не праздный.

— Это я уже понял, — сказал Глеб. — Не понял только, при чем тут животные? Мы, цари природы, сплошь и рядом не в состоянии защитить даже своих близких, а туда же — зверей защищать…

— То есть ты считаешь, что защищать редкие и вымирающие виды не нужно? — уточнил Потапчук. — Пусть себе вымирают?

— Да нет, конечно, — Слепой пожал широкими плечами и одним быстрым глотком допил остывший кофе. — Зачем это нужно, чтобы они вымирали? Кому они мешают? Уж, во всяком случае, не мне. Они в лесу, а я в городе… — Он заметил, что Потапчук начинает хмуриться, и сменил тон: — Не знаю, Федор Филиппович, какого ответа вы от меня ждете. Разумеется, дикие животные, особенно редкие и вымирающие, нуждаются в защите. Вернее, они нуждаются в том, чтобы люди оставили их наконец в покое. Но, повторяю, в этом нуждаются многие, и далеко не все из этих многих ходят на четырех ногах. В общем, к животным я отношусь, наверное, нейтрально: они не трогают меня, а я не собираюсь трогать их. Впрочем, вы спрашивали, как я отношусь к проблеме их защиты…

— Вот именно, — проворчал Потапчук.

Глеб немного помолчал. Струи прохладного воздуха, врываясь в приоткрытое окно, колыхали легкую штору, сминали тонкую струйку дыма, поднимавшуюся от сигареты; вместе с воздухом и светом в комнату проникали весенние звуки — пьяное чириканье воробьев, стук каблуков по мостовой, одышливое бормотание дизельного движка, шуршание щеток и скрежет металла об асфальт. Первый настоящий ливень смыл с улиц и площадей остатки черных ноздреватых сугробов, и теперь с мостовых и тротуаров удаляли набросанный за зиму песок и прочий мусор, всю зиму пролежавший под снегом. Город приводил себя в порядок перед тем, как достать из гардероба и снова примерить зеленый летний убор.

— Я считаю, что такая проблема действительно существует и что решается она из рук вон плохо, — сказал наконец Слепой. — Иначе, наверное, и быть не может. Дело это государственное, а наше государство отопление в домах наладить не может. Где уж ему животных защищать!

— Ну а общественные организации? — с непонятным Глебу интересом спросил генерал. — Фонды там всякие или, скажем, «Гринпис»? Сиверов снова пожал плечами и махнул рукой, словно отгоняя муху.

— Первые — жулики, вторые — просто блаженные, которых никто не воспринимает всерьез. Все эти высосанные из пальца акции в защиту бедных зверушек — чепуха на постном масле. Они ничего не меняют, да и не могут изменить. Даже самые крутые меры, принимаемые властью — любой властью, не только нашей, — это всего лишь пассивная оборона. Человек алчен, и, когда впереди светят по-настоящему большие деньги, идет на любой риск. Все эти заповедники, егеря, штрафы и даже перспектива оказаться за решеткой — весьма, кстати, сомнительная — ерунда. Вот если бы на кону стояла жизнь… Понимаете, это как в казино: все знают, что крупье в конечном счете всегда остается в выигрыше, но все равно продолжают играть, потому что рискуют только деньгами и надеются выиграть. А в нашем случае браконьер рискует куда меньше, чем игрок в казино… Их надо просто отстреливать без суда и следствия, и тогда проблема защиты вымирающих видов решится сама собой.

Он посмотрел на Потапчука, и владевшее им удивление многократно усилилось: Федор Филиппович выглядел довольным, как учитель, любимый ученик которого только что доказал теорему Ферма. Он ухмылялся: так мог бы ухмыляться кот, слопавший соседскую золотую рыбку, и это было Глебу решительно непонятно. То есть он понимал, конечно, что весь этот природоохранный разговор затеян неспроста и что ответ его оказался именно таким, какого ожидал от него генерал Потапчук. Но при этом Слепой никак не мог взять в толк, каким образом эта беседа соотносится с реальной жизнью и теми делами, которые связывали его и Федора Филипповича.

Он в последний раз затянулся сигаретой и погасил окурок в пепельнице. За окном гнусаво заныл клаксон, тарахтевший на холостых оборотах дизельный движок сердито зарычал, закашлял, стреляя глушителем, и звук начал постепенно удаляться. Снова стали слышны шаги, голоса, обрывки разговоров. Прямо под окном женский голос на скверном английском спросил у невидимого собеседника, как ему нравится Москва. Ответа Глеб не разобрал — говорившие свернули за угол.

— Не пойму, к чему вы клоните, — повторил он. — Какое отношение имею я к защите вымирающих животных? Вы, Федор Филиппович, часом работу не сменили? Может, вы в лесничие подались?

— Вот видишь, — переставая сиять и приобретая деловитый вид, сказал Потапчук. — А говоришь, не понимаешь… Ты все очень правильно понял, Глеб Петрович.

— То есть… — осторожно подтолкнул его Сиверов.

— То есть для тебя есть работа в области охраны живой природы, которая, как ты, наверное, знаешь, является национальным достоянием. Тебе ведь не впервой становиться на защиту национального достояния, правда?

— Гм, — произнес Глеб и замолчал, не зная, что еще сказать. Уж очень все это необычно.

Потапчук с интересом наблюдал за ним, ожидая продолжения. Сиверов встал, задумчиво теребя мочку уха, зарядил кофеварку, включил ее и подошел к окну.

— Хорошо, — сказал он, глядя на улицу сквозь полупрозрачную занавеску. — Так кого же я должен буду защищать — зайчиков, белочек или, может быть, японских журавлей? И как вы себе это представляете?

С улицы потянуло ветерком, штора надулась, как парус, легкая ткань скользнула по щеке Глеба, на секунду зацепившись за дужку темных очков. Сквозняк слегка отдавал выхлопными газами, и Глеб подумал, что в лесу сейчас, наверное, воздух чист и прохладен, как родниковая вода. Под деревьями еще лежат языки смерзшегося до каменной твердости снега, густо пересыпанного сосновыми иглами, из оврагов тянет холодом, как из открытого холодильника…

— Не волнуйся, — сказал у него за спиной Потапчук. — Патрулировать лесные угодья тебе не придется. Собственно, защищать бедных, как ты выразился, зверушек тоже не придется. Их и без тебя уже защищают. Твоя задача — защищать этих самых защитников. Смотри только, чтобы бедные зверушки не слопали тебя, а заодно и тех, за кем ты станешь присматривать.

— Занятно, — сказал Глеб. — Но я по-прежнему ничегошеньки не понимаю. Вы не могли бы для разнообразия выразиться яснее? Что это, например, за зверушки, которых я должен защищать и одновременно опасаться? Волки, что ли, какие-нибудь?

— Бери выше, — покачав головой, ответил Потапчук. — Уссурийские тигры.

Глеб присвистнул. «Теперь ясно, почему он так долго темнил, — подумал он о генерале. — Уссурийские тигры живут в Уссурийском крае, практически на границе с Китаем. В глухой тайге, где весной, наверное, еще и не пахнет. Елки-палки, это же у черта на куличках! Ирина будет просто вне себя, потому что это задание не из тех, с которыми можно справиться за неделю. То-то Федор Филиппович так юлит! И хочется ему и колется… Только я все равно не могу понять: какое дело генералу ФСБ до уссурийских тигров?»

— А какое отношение мы с вами имеем к уссурийским тиграм? — спросил Глеб.

— Пока никакого, — сказал Потапчук и, подняв кверху указательный палец, повторил: — Пока. Но не исключено, что когда-нибудь руководство поручит нам заняться этой проблемой вплотную. Национальное достояние — оно и есть национальное достояние, будь это золото, валюта, алмазы, тигры или какие-нибудь полевые цветочки…

— Конопля, например, — не удержался Глеб.

— А хотя бы и конопля, — с вызовом согласился Потапчук. — Дело не в названии и даже не в сущности объекта, который нам поручено охранять. Дело вот в чем: если национальному достоянию регулярно наносится невосполнимый ущерб, следует ожидать, что нам с тобой рано или поздно прикажут прекратить это безобразие… так или иначе.

— Теоретически все верно, — с сомнением сказал Глеб, выключая кофеварку, над которой клубилось облако ароматного пара. — В высшей степени логично и где-то даже благородно. Вот только я меньше всего ожидал, что наше руководство решит вплотную заняться спасением уссурийского тигра от вымирания. Нам что, больше делать нечего?

Потапчук молча принял от него курящуюся паром чашку, молча долил ее доверху водой из стеклянного кувшина и все так же молча, глядя на Глеба ничего не выражающим взглядом, сделал первый глоток. Только теперь до Глеба дошло: минуту назад Потапчук сказал, что руководство МОЖЕТ поручить ему защиту пресловутых тигров. Когда-нибудь. Еще он сказал: не исключено. И при этом весь разговор построен так, словно этот приказ уже поступил и теперь его остается только выполнять. И вообще, для того, чтобы довести до исполнителя приказ командования, вовсе не обязательно делать такое пространное вступление…

— Федор Филиппович, — сказал Слепой, — давайте начистоту. Я же вижу, что приказа у вас нет и к вашим прямым служебным обязанностям вся эта тигровая бодяга не имеет ни малейшего отношения. Мы же с вами сто лет знакомы, пуд соли вместе съели, так почему бы прямо не сказать, чего вы от меня хотите?

Потапчук снова хлебнул кофе, не выдержал — сморщился, раздраженно брякнул чашку на стол, пролив часть бледно-коричневой, похожей на воду из болотного оконца бурды на блюдце.

— Закрой-ка окно, — сказал он. — И жалюзи можешь опустить…

— Дует? — спросил Сиверов, затворяя раму и поворачивая ручку запора.

Генерал неопределенно покрутил в воздухе ладонью с растопыренными пальцами и нараспев процитировал:

— У наших ушки на макушке. Лишь утро осветило пушки и леса синие верхушки…

— Французы тут как тут, — закончил Глеб, с треском опустил жалюзи и снял темные очки. Покончив с этим, он вернулся за стол и принялся с удовольствием прихлебывать кофе, выжидательно глядя на генерала.

— Это другое дело, — сказал Потапчук. — Извини, Глеб, но не могу я с тобой разговаривать, когда ты в этих своих стеклах. Ты в них на этого похож… Ну, который раньше все с дробовиком бегал, а нынче в губернаторы выбился.

— Шварценеггер, — подсказал Глеб, нисколько не сомневаясь, что даже если Федор Филиппович Потапчук и запамятовал фамилию актера, сыгравшего Терминатора, то генерал ФСБ Потапчук наверняка помнит, как зовут нового губернатора Калифорнии.

— Вот-вот — Потапчук покивал, потом озадаченно покрутил головой. — Скажи ты, что на свете делается! Актер, и притом не самый лучший, губернатором стал!

— А что вас удивляет? Рейган, положим, тоже в Ленкоме не играл, а все больше по вестернам специализировался. И ничего, даже с президентским постом справился… Но вы ведь, кажется, хотели поговорить о тиграх?

— Торопишься, — усмехнулся Потапчук, — спешишь… Знал бы ты, куда спешишь! А впрочем, правда твоя. Чего, в самом деле, тянуть?

— В самом деле, — поддакнул Глеб, откидываясь на спинку дивана и поднося к губам чашку.

— Так вот, — продолжал Федор Филиппович, демонстративно не обращая внимания на его ироничный тон, — дело в том, что на днях меня неожиданно разыскал один старый знакомый…

***

В ресторане было очень много резного красного дерева, зеркал и расписного матового стекла. Все это великолепие просматривалось сквозь стеклянную дверь вестибюля. Федор Филиппович ненадолго задержался у входа, чтобы поглядеть на золотых рыбок, которые, лениво шевеля плавниками, медленно перемещались внутри открытого, выложенного камнем бассейна. Углядев его из-под воды, рыбки бросились к нему, сбились в плотную кучу у бортика бассейна и принялись, теснясь, толкаясь и выставляя на поверхность глупые морды с круглыми зевающими ртами, выпрашивать подачку.

— На сковородку бы вас, дармоедов, — проворчал генерал и, повернувшись к большому, во всю стену, зеркалу, стал приглаживать остатки волос.

Делал он это не спеша — до условленного времени оставалось еще добрых пять минут, да и вообще… Вообще, Федор Филиппович за свою долгую и весьма насыщенную событиями жизнь каким-то образом ухитрился ни разу не побывать в китайском ресторане и теперь слегка робел. В самом деле, кто его знает, какие у них тут порядки? Еще разуваться заставят… Впрочем, разуваются в японских ресторанах, да и то, по слухам, не во всех… А палочки? Ведь палочками же, наверное, есть-то придется! Экзотика… Пропади она пропадом, эта экзотика! Ну зачем, спрашивается, русскому человеку, да еще пожилому, да еще к тому же и генералу, на старости лет истязать себя, гоняя какими-то щепками рис по тарелке? Как будто нельзя было назначить встречу в каком-нибудь другом месте…

Федор Филиппович спрятал расческу в карман пиджака, поправил узел галстука, одернул лацканы и двинулся к дверям. Пожилой коренастый китаец в аккуратной белой курточке — официант, а может, и хозяин заведения, — уже некоторое время маявшийся у входа, с улыбкой шагнул ему навстречу, открыл дверь и отступил на шаг, сделав приглашающий жест рукой.

— Добро пожаловать, — сказал он с потешным восточным акцентом. — Мы вам рады.

«Еще бы вам не радоваться», — подумал генерал. На часах было начало шестого, и за столиками в ресторане сидело человек пять, не больше. Федор Филиппович обвел взглядом тесноватый зал с зеркальным потолком и стеклянными перегородками в обрамлении резного красного дерева. Сидевший за столиком в углу человек привстал и помахал ему рукой. Потапчук кивнул китайцу и двинулся вперед, лавируя между тесно поставленными столами.

Корнеев поднялся ему навстречу, протягивая для пожатия руку. За те двадцать с чем-то лет, что они не виделись, Николай Степанович Корнеев заметно раздался вширь и потерял большую часть своей волнистой шевелюры, но выглядел моложаво, держался непринужденно, одевался с иголочки и вообще производил впечатление человека преуспевающего. Ладонь у него была широкая, белая, с тщательно ухоженными и, кажется, даже отполированными ногтями, и руку Федору Филипповичу он пожал крепко, как в молодости, а может быть, и еще крепче. Потапчук с первого взгляда оценил все: и здоровую гладкость кожи, и обманчиво простой покрой костюма, и приглушенный белоснежной манжетой блеск золотых часов на запястье, и яркую, как фотовспышка, голливудскую улыбку старинного приятеля, и исходивший от него аромат дорогого французского парфюма, и спокойную, уверенную манеру держаться — словом, все те мелочи, которые красноречивее любых слов свидетельствуют о преуспевании. Впрочем, ничего иного Федор Филиппович и не ожидал, поскольку сразу же после звонка Корнеева потрудился навести о нем справки. В данный момент Николай Степанович Корнеев занимал видный пост в Фонде защиты редких и вымирающих видов. Параллельно со своей общественной деятельностью он весьма успешно занимался бизнесом, и Федор Филиппович был несказанно рад узнать, что никаких темных делишек за старинным приятелем не числится. Корнеев имел безупречную репутацию и был чист — настолько, разумеется, насколько вообще можно оставаться чистым, занимаясь бизнесом в России.

— Садись, Федор Филиппович, садись, дорогой! — оживленно заговорил Корнеев, подвигая генералу стул. — Сколько лет, сколько зим! Отлично выглядишь. Черт, я так рад тебя видеть!

— Ну да? — с иронией переспросил Потапчук, усаживаясь и расстегивая пиджак. — Надо же, какой сегодня удачный день! Все рады меня видеть, как будто я — Дед Мороз.

— А? — удивился Корнеев, но тут же рассмеялся, вспомнив, по всей видимости, китайца, который приветствовал посетителей у дверей ресторана. — А ты, брат, не изменился. Все такой же шутник. Язык у тебя всегда был как бритва… Тебя из-за него еще не вышибли из твоей конторы?

— Держусь пока, — осторожно сказал Потапчук, с рассеянным кивком принимая у официанта меню в толстой папке тисненой кожи.

Он открыл папку и удивленно поморгал, разглядывая покрытый иероглифами мелованный лист. Потом сообразил, перевернул страницу и углубился в изучение длинного перечня предлагаемых рестораном блюд и напитков.

— Брось, брось, — сказал Корнеев, отбирая у него папку и небрежно кладя ее на край стола. — Нечего смотреть, все решено. Ты у меня в гостях, поэтому выбор за мной. Будем есть утку с ананасами.

Генерал честно попытался представить, какова может оказаться на вкус утка с ананасами. Вкус утки он помнил, ананасов — тоже, но вот мысленно совместить эти два вкуса у него никак не получалось. Выходила какая-то ерунда наподобие соленых огурцов с клубничным вареньем или арбуза с хреном.

— А что-нибудь попроще заказать нельзя? — поинтересовался он. — Желудок у меня консервативный, да и возраст уже не тот, чтобы экспериментировать…

— Экспериментировать никогда не поздно, — возразил Корнеев. Он кивком подозвал официанта, ткнул пальцем в раскрытое меню и выставил перед собой два пальца, словно собираясь поиграть с китайцем в козу рогатую. Официант склонил голову и ушел выполнять заказ. — И потом, какие твои годы? — продолжал Николай Степанович, откидываясь на спинку стула и снова сверкая своей ослепительной улыбкой. — Мы же с тобой одногодки, Федор Филиппович!

— Вот именно, — сказал Потапчук. — Самое время переходить на овсянку.

— Еще чего! Самое время наслаждаться жизнью, пожинать плоды своих трудов! Скажешь тоже, овсянка… Ты любовницу мою видел? Нет, конечно, откуда тебе… Я вас как-нибудь познакомлю. Только учти: попробуешь отбить — я тебе по старой памяти все ребра пересчитаю, не посмотрю, что ты большая шишка в своей конторе! Овсянка…

— А с чего ты взял, что я большая шишка? — делано удивился Федор Филиппович.

На самом деле никакого удивления он не испытывал, потому что был уверен: прежде чем набрать номер его домашнего телефона, Корнеев тоже навел о нем справки. И позвонил он наверняка не просто так, а с какой-то определенной целью. Иначе просто быть не может, потому что так не бывает: двадцать три года не виделись, живя в одном городе, и вдруг на тебе — выскочил, как чертик из табакерки, и сразу же потащил в ресторан… «Неприятности у него, что ли? — подумал Федор Филиппович, вынимая из кармана и отключая сотовый телефон. — Не без того, наверное… Конкуренты наехали, а может, налоговая за глотку взяла, вот он и вспомнил, что был у него в молодости дружок — Федя Потапчук, душевный парень, да еще и чекист в придачу…»

— Ну как же, — с улыбкой ответил на его вопрос Корнеев. — Если до сих пор не выгнали за длинный язык и излишнюю сообразительность, то наверняка продвинули. С твоими-то способностями, да чтобы не продвинули!.. Небось, уже в генералах ходишь?

— В общем, да, — сдержанно ответил Потапчук.

Ему было грустно. С Корнеевым он дружил, можно сказать, с детства, и какое-то время они были неразлучны. После школы их пути разошлись, однако друзья юности не забываются. Можно не видеться с ними сто лет, а потом случайно столкнуться на улице, и разлуки как не бывало. Именно такие отношения связывали Потапчука и Корнеева. Встречались они редко, раз в десять — двадцать лет, очень этим встречам радовались, приятно проводили время за воспоминаниями о днях бесшабашной юности и снова теряли друг друга на десятилетия. Однако сейчас, похоже, все было иначе: Корнеев чего-то недоговаривал, зачем-то прощупывал Федора Филипповича, хотя мог бы задать прямой вопрос и получить на него не менее прямой ответ. «Печально это все, если разобраться, — думал Федор Филиппович, наблюдая за тем, как официант-китаец устанавливает на столе жестяную жаровню и помещает внутрь нее плоские свечки в металлических плошках. — Неужели дело в возрасте? Чем старше мы становимся, тем меньше у нас остается настоящих друзей, с которыми можно говорить без оглядки, не хитря, начистоту… У каждого на уме какие-то дела, какая-то своя выгода, и Кольку Корнеева, друга моего закадычного, не я сейчас интересую, а мои генеральские погоны, связи, возможности. Смешно, наверное, на это сетовать. Так уж устроен мир, но мне от этого не легче…»

— Да, брат, высоко ты взлетел, —

качая головой, продолжал Корнеев, когда официант ушел. — Надо же — генерал! Я теперь месяц правую руку мыть не буду, всем буду хвастаться — мне вот эту самую руку генерал пожимал!

— Ну, судя по твоему виду, генерал для тебя — птица не слишком большая, — заметил Потапчук, разглядывая диковинных рыб, плававших в огромном, во всю стену, аквариуме прямо за спиной у Корнеева. — Подозреваю, что среди твоих знакомых достаточно влиятельных людей — членов правительства, депутатов, банкиров… Разве нет? Корнеев рассмеялся.

— Тебя не проведешь!

— Работа такая, — согласился Федор Филиппович. — И знаешь что, Николай, давай-ка начистоту. Я понимаю, что рано или поздно ты все равно выложишь, зачем пришел, но не надо тянуть кота за хвост. Стыдно смотреть, как ты меня обхаживаешь! В ресторан вот пригласил, утку какую-то заказал… С ананасами. У тебя что, неприятности?

Корнеев хмыкнул, вынул сигареты и закурил, избегая смотреть генералу в глаза, Потом он рывком вскинул голову и опять сверкнул белоснежными, явно искусственными зубами.

— А ты стареешь, Федор, — сказал он. — Раздражительным стал, и мания преследования налицо… Или это работа твоя так на тебя влияет? Обхаживают его, видите ли! Старый ты дурак! Не спорю, есть у меня к тебе разговор, и притом довольно важный, но с чего ты взял, что я пекусь о собственной шкуре? Дело, между прочим, государственной важности, а ты тут корчишь из себя… тьфу ты черт!… старую деву!

Федор Филиппович немедленно устыдился, но виду не подал, тем более что догадка его все-таки оказалась верна: Корнеев нуждался не столько в нем, сколько в его погонах. Будто угадав его мысли, Корнеев продолжал:

— Ты пойми, чудак, генералов в Москве — пруд пруди. Но я обратился к тебе, потому что ты — мой друг. Во-первых, друг и только во-вторых — генерал. Первое хорошо, а второе просто… просто полезно, потому что возможности у генерала как-никак шире, чем у капитана или даже полковника. Если хочешь начистоту, изволь: мне позарез нужна помощь — квалифицированная и сугубо конфиденциальная.

— Конкуренты? —предположил Потапчук.

— Конкуренты — ерунда, — отмахнулся Корнеев. — Сейчас, слава богу, не девяносто пятый год, и с конкурентами почти всегда можно разобраться цивилизованными методами. Все намного сложнее. Ты, наверное, знаешь, что я работаю в одной общественной организации…

— Даже знаю в какой, — согласился Федор Филиппович.

— Не сомневаюсь. Позволь тебя заверить, что наш Фонд — это не корыто для отмывания грязных денег. То есть в какой-то степени, возможно… Но мне об этом ничего не известно. Я знаю другое: мы заняты реальным и очень нужным делом, но это, к сожалению, понимают далеко не все.

— Гм, — сказал Потапчук. — А нельзя ли без агитации? Мы все-таки не на митинге, как ты полагаешь?

Корнеев открыл рот и сразу же его закрыл, потому что к их столику подошел навьюченный тяжеленным подносом официант. Он ловко поставил на жаровню два фарфоровых блюда с какой-то неопределенной коричневатой мешаниной, опустил на стол закрытые керамические горшочки — надо полагать, с гарниром, — пожелал приятного аппетита и удалился. Федор Филиппович потянул носом и вынужден был признать, что пахнет вкусно. Открыв горшочек, он, как и следовало ожидать, обнаружил внутри рис.

— Давай-давай, генерал, не верти носом, — подбодрил его Корнеев, накладывая себе риса и поливая его коричневатой жижей, в которой плавали какие-то куски и комья. — Налегай на китайскую кухню. Путь к сердцу мужчины лежит через желудок, а мне сейчас просто необходимо отыскать этот путь.

Он налил себе и Федору Филипповичу водки. Потапчук с сомнением понюхал рюмку, и у него немного отлегло от сердца: в рюмке была именно водка, а не какая-нибудь экзотическая дрянь. Они выпили, закусили, и Корнеев снова заговорил, подавшись к Федору Филипповичу через стол.

— Так вот, — сказал он, — наш Фонд, как явствует из его названия, занимается охраной и спасением редких и вымирающих видов диких животных. Создание и финансирование заповедников, спонсирование служб, занимающихся борьбой с браконьерами, — это наша повседневная работа, наши будни. Помимо этого, специалисты нашего Фонда заняты серьезной научной работой. Поверь, у нас очень хорошие специалисты, многие — с мировыми именами.

— Верю, — сказал Федор Филиппович. — Точнее, знаю. А если бы не знал, то поверил бы, только раз взглянув на тебя. Насколько мне известно, ученые тоже не имеют ничего против регулярного питания.

— Точно, — засмеялся Корнеев. — Так что наш Фонд выполняет еще одну благородную миссию — предотвращает утечку мозгов.

— Спасаете редкий исчезающий вид — гомо сапиенс, — поддакнул Потапчук.

— Точно! Ты все схватываешь буквально на лету. Так вот, прошлой весной, почти год назад, мы снарядили экспедицию в Уссурийский край. Несколько наших, как ты выразился, сапиенсов отправились туда, чтобы по мере возможности проследить пути миграции уссурийского тигра и уточнить численность популяции. Тебе, должно быть, известно, что уссурийский тигр близок к полному вымиранию. В тех краях охота на него приобрела масштабы настоящего бизнеса. Выбивают безбожно и продают за большие деньги в Китай…

— А это точно утка? — спросил Федор Филиппович, показывая Корнееву насаженный на вилку (слава богу, здесь все-таки подавали вилки, а не палочки!) кусочек мяса. — Не тигр? Ресторан-то китайский…

— Это не смешно, Федор, — поморщившись, сказал Корнеев. — Во-первых, за тигрятину мы бы с тобой просто не расплатились, а во-вторых, никаких поводов для веселья в этой истории нет. Я понимаю, ты служишь в серьезном ведомстве и привык заниматься совсем другими проблемами — терроризм, шпионаж… Что тебе какие-то тигры? Что есть они, что нет их — тебе, москвичу, генералу, это безразлично. Вот если бы вымерли коровы или, к примеру, свиньи, ты бы это почувствовал, Отбивные-то, небось, по-прежнему любишь? А тигры что? Подумаешь, тигры! Жалко, конечно, но, с другой стороны, об этом очень легко забыть, перестать думать. Мы ведь тоже не вечны. Вымрут тигры, мы тоже рано или поздно умрем, а правнуки наши даже и не вспомнят, что жил когда-то на свете такой зверь — уссурийский тигр. Будут про него в учебниках читать, как про динозавров. Вымерли, мол, в процессе естественного отбора, не выдержав конкуренции с царем природы…

Федор Филиппович перестал жевать, аккуратно положил вилку на краешек тарелки и, промокнув губы салфеткой, внимательно всматривался в лицо собеседника. Корнеев был очень взволнован. Он говорил горячо и торопливо, словно боялся, что его перебьют, не дадут договорить. На скулах у него заиграли желваки, глаза сузились, и каждую свою фразу он подчеркивал, ударяя ребром ладони по краю стола. Удары эти постепенно усиливались, посуда на столе начала тихонько позвякивать, и Федор Филиппович понял, что на них вот-вот начнут оглядываться.

— Погоди, — сказал он, дождавшись короткой паузы в речи Корнеева, — не ломай мебель. Ты чего раскипятился? Я же с тобой не спорю. Охрана природы — дело важное. Может быть, даже гораздо более важное, чем те дела, которыми занимаюсь я. В конце концов, когда лет через сто все мы почувствуем нехватку кислорода, террористам станет не до терроризма, а шпионам — не до шпионажа… И я очень рад, что этим делом наконец-то занялись серьезные, состоятельные люди, умеющие не только болтать, но и делать деньги. А с другой стороны, до нехватки кислорода мы можем просто не дожить. Нажмет какая-нибудь обкуренная сволочь на кнопку, и вымрем все, как динозавры, вместе с тиграми и лягушками… Так что, Николай, мы с тобой оба заняты важными делами: ты своим, а я — своим. Ты достаточно слабо разбираешься в специфике моей работы, а я в твоей вообще не разбираюсь. И это нормально, разве нет? Короче говоря, я был бы тебе благодарен, если бы ты перешел непосредственно к делу.

Корнеев неопределенно хмыкнул и подлил ему водки. Федор Филиппович не стал возражать, хотя его рабочий день еще не закончился.

— Видишь ли, — сказал Корнеев, — весь фокус в том, что я говорю именно о деле. Отстрел уссурийского тигра — очень прибыльный бизнес, приносящий огромные деньги. А наш Фонд чуть ли не с первого дня своего существования прилагает определенные усилия к тому, чтобы этот бизнес прикрыть…

Он замолчал, выжидательно глядя на Федора Филипповича. Генерал в уме сложил два и два, и полученный результат ему, мягко говоря, не понравился.

— Погоди, — сказал он. — Ты ведь говорил что-то об экспедиции, которую вы отправили туда прошлой весной… Корнеев молча кивнул.

— То есть ты хочешь сказать…

— Экспедиция не вернулась, — подтвердил Корнеев. — Просто исчезла, словно испарилась. И никаких следов. Потапчук задумчиво побарабанил пальцами по краю стола.

— Расследование?.. — спросил он, заранее зная, каким будет ответ. Корнеев безнадежно махнул рукой.

— Как ты себе это представляешь? Разумеется, расследование было, и спасатели с месяц летали над тайгой… Но это же тысячи квадратных километров! И не степи, заметь, а тайги. А тамошний персонал, сам понимаешь, по пальцам пересчитать можно. Конечно, мы не нищие, с финансированием поисков проблем не было. Их искали даже зимой — с воздуха, разумеется. Но… Ну я же тебе говорил: это бизнес. И речь ведь не только о тиграх. Незаконные лесоразработки, например. Ведь древесина тысячами, миллионами кубометров уплывает в Китай. И не какая-нибудь сосна или осина, а кедр! А они из нее палочек нарежут и нам, дуракам, продают — экзотика! Словом, из этих мест выкачивают сумасшедшие бабки, и местные власти наверняка в доле. Понятно, что экспедиция, которая целое лето шастала по тайге, внимательно смотрела по сторонам и все мотала на ус, горячей любви у них у всех вызвать не могла, и, когда она пропала, все вздохнули с облегчением. Понятно также, с каким рвением они эту экспедицию искали…

— М-да, — сказал генерал Потапчук. Все это было ему понятно, но он по-прежнему не мог взять в толк, чего Корнеев хочет от него, генерала ФСБ Потапчука, лично. — Ну, а вы сами что же?

— Видишь ли, — со вздохом ответил Корнеев, — по плану экспедиция должна была вернуться осенью, перед самыми снегопадами. Кроме того, сам понимаешь: человек предполагает, а Бог располагает. Мало ли что могло вызвать задержку на неделю-другую! Какой-нибудь несчастный случай, поломка оборудования, неожиданный разлив какого-нибудь ручья, из-за которого им пришлось дать сто километров крюка по бурелому… Причин могут быть сотни. Словом, когда стало ясно, что они пропали, снаряжать собственную поисковую партию было уже поздно. То есть мы пытались искать там, куда смогли добраться, но ты же понимаешь: холода, снег, никаких следов… Короче говоря, в данный момент мы заканчиваем подготовку масштабной экспедиции, которая должна будет выяснить, что случилось с нашими людьми, а заодно и собрать данные, которых мы не получили в прошлом году. Но главное — люди… Знаешь, я все еще надеюсь отыскать их живыми. Тайга — это, конечно, не Новый Арбат, но и не Марс все-таки, не Венера! Можно как-то выжить…

— Это если против тебя только погода, — заметил генерал Потапчук.

— Вот об этом я и говорю, об этом и думаю все время… Если бы только погода! С погодой они бы как-нибудь справились. Люди бывалые, опытные, полжизни по экспедициям. Охотники, следопыты, специалисты по выживанию… Не знаю, что должно было случиться, чтобы они даже весточку не сумели подать.

— Ну, что, что… — Федор Филиппович вздохнул. — На тигра ведь, насколько мне известно, охотятся с нарезным оружием. Карабины всякие, построенные на базе родимого «Калашникова»… А «Калашников» — он и есть «Калашников», как его ни обзывай. Против него, брат, не попрешь. Не хочу тебя пугать, но мне кажется, что живых ты не найдешь. Да и мертвых, я думаю, тоже. И вообще, тебе не приходило в голову, что, потеряв одну экспедицию, ты так же легко можешь потерять и вторую? А вкусная утка! Гораздо вкуснее, чем можно было ожидать. Даром что с ананасами.

— К черту утку, — отмахнулся Корнеев. — Я, Федор ты мой Филиппович, обо всем этом уже полгода думаю. Не поверишь, спать по ночам перестал, чертовщина по углам мерещится. Чего я только не передумал! Вот и решил в конце концов обратиться к тебе. Потапчук ждал этой фразы, но, когда она прозвучала, все равно удивился.

— Не понимаю, — сказал он. — Точнее, не вижу, чем конкретно я могу тебе помочь. Разве что поговорить с кем-нибудь из коллег, чтобы выделили в твое распоряжение взвод спецназа…

— Говорить ни с кем не надо, — быстро перебил его Корнеев, — и без спецназа я тоже как-нибудь обойдусь. То есть спецназ — это, конечно, хорошо. Перестрелять сволочей к чертовой матери… — Он не договорил, обреченно махнул рукой. — Сам понимаешь, это нереально. Вон в Чечне настоящая война, и то судебные процессы на всю страну транслируют — не того замочили, не там, не так, и не в самое подходящее время… Мне бы очень не хотелось, чтобы наш Фонд причислили к разряду вооруженных бандформирований, да и тебе лишние неприятности, я думаю, ни к чему. Карательная экспедиция — это, конечно, заманчиво, но в высшей степени противозаконно. И в то же самое время мне бы очень не хотелось, чтобы эти мерзавцы с карабинами остались безнаказанными.

— Подытожим, — сказал Федор Филиппович, отодвигая от себя тарелку. Аппетит у него пропал совершенно, хотя утка с ананасами действительно оказалась выше всяческих похвал. — Ты хочешь найти первую экспедицию, не потеряв при этом вторую. Еще ты хочешь наказать виновных в исчезновении первой экспедиции. По закону ты этого сделать не можешь — этого, я думаю, никто не может, и с этим надо смириться. А действовать противозаконно, устраивать локальную войну на таежных просторах тебе тоже не хочется — кишка тонка, да и с законом ссориться не с руки. Я имею в виду, ссориться по-крупному… Я правильно тебя понял?

— Правильнее некуда, — ответил Корнеев. — Вот именно, по-крупному… Я ведь почему такой долгий разговор затеял? Интересно было посмотреть, сильно ли ты изменился.

— Ну, и?..

— К счастью, ты не изменился совсем. Все та же помесь скорпиона с донкихотом. Я ведь тебя, старого черта, знаю как облупленного. Дух закона тебя всегда интересовал больше, чем буква. Федор Филиппович покашлял в кулак, скрывая некоторое замешательство.

— Гм… И много тебе известно о моих взаимоотношениях с законом? Корнеев тонко улыбнулся и подмигнул.

— Ничего, кроме туманных намеков и косвенных данных. Думаю, если бы хоть кто-то имел возможность разобраться в этих, как ты выразился, взаимоотношениях, ты сидел бы не здесь, а в одиночной камере где-нибудь на Лубянке и ел бы не вот эту утку, а тюремную баланду. Скажешь, нет?

— Ну, от сумы да от тюрьмы… Однако вы в своем фонде подходите к делу основательно. Надо бы к вам повнимательнее приглядеться. Ну-ну, не напрягайся, это я шучу. Делать мне больше нечего, что ли?

— Ф-фу ты черт! — Корнеев заметно расслабился. — Шутки у тебя, Федор… Этого-то я и боялся — что приду к тебе как к другу, а ты меня крутить начнешь…

— А есть за что?

— Ну как не быть? Сам пойми, места там глухие, дикие, случиться может всякое. А у закона позиция однозначная: если в тебя, скажем, целятся из карабина, дождись выстрела, а потом предъяви дырку в милиции, напиши заявление и жди, когда тебя защитят в официальном порядке. Понимаешь, о чем я толкую? Кое-какие законные полномочия у наших людей имеются, но очень ограниченные. Мы же все-таки общественная организация, а не ФСБ. В общем, нам приходится сплошь и рядом преступать границы этих самых полномочий, чтобы дело хоть как-то двигалось. Ну, и чтобы просто оставаться в живых, разумеется… Как видишь, я к тебе с полным доверием, хотя оснований побаиваться тебя у меня сколько угодно.

— Ну, какие там основания? — отмахнулся Федор Филиппович. — Похожие основания в этой стране есть у каждого второго… да что я говорю — у каждого первого! Даже если бы я захотел тебя утопить, предъявить тебе нечего. Ты ведь всегда можешь отказаться от своих слов, сказать, что пошутил, хотел меня разыграть… Ну, думаю, этому тебя учить не надо. В общем, я ценю твою откровенность, но все равно… Слушай, давай начистоту. Чего ты от меня хочешь, а?

— Человека, — просто ответил Корнеев. — Надежного, проверенного человека, который умеет не только стрелять и держать язык за зубами, но и шевелить извилинами. Желательно, чтобы у него был опыт военных действий. Лучше всего подошел бы бывший армейский разведчик — сам понимаешь, какая там будет ситуация.

— Да, танкисту там делать нечего, — согласился Потапчук — Ну а если он там ненароком кого-нибудь… того?

— А ты не понял, для чего он мне нужен? — вопросом на вопрос ответил Корнеев. — Не волнуйся, людей в экспедицию я подбирал сам. Если что, по возвращении в Москву никто из них в милицию не побежит. Главное, чего я хочу от твоего человека, — чтобы люди вернулись. По возможности в полном составе. Ну а если благодаря твоему человеку им удастся отыскать кого-нибудь из первой экспедиции, я в долгу не останусь.

— Хорошо, что ты поднял эту тему, — сказал Потапчук. — Вряд ли наша бухгалтерия согласится оплатить эту командировку…

— Это не обсуждается, — заявил Корнеев. — Никто не будет обижен — ни ты, ни твой человек.

— Прошу прощения, — сказал Федор Филиппович. — Обо мне речи нет. Если ты просишь помощи у старого друга, предлагать деньги, согласись, просто некрасиво. А если ты решил по сходной цене приобрести собственного, карманного генерала, то это, извини, не ко мне.

— Фу-ты, ну-ты! — со смехом воскликнул Корнеев. — Пар из ушей, дым из ноздрей, изо рта пламя, а из глаз — молнии… Не хочешь — не надо, у меня тоже лишних бабок нет, чтобы насильно их тебе совать. Ну, так как — договорились?

— Я подумаю, — сказал Федор Филиппович.

ГЛАВА 2

Допив кофе, Глеб взял со стола два сколотых медной скрепкой листка и снова, уже в который раз, пробежал их глазами. Информации было немного, чего, собственно, и следовало ожидать. Какую еще информацию он хотел получить? Список членов экспедиции — десять человек, из которых целых шестеро числились рабочими, — примерный маршрут, который сто раз мог измениться в соответствии с полученными экспедицией данными о путях миграции тигров, и текст последней телефонограммы, где сообщалось, что экспедиция благополучно добралась до забытого богом леспромхозовского поселка — последнего населенного пункта, который значился в маршруте. Отсюда, из поселка, экспедиция должна была углубиться в тайгу и приступить к работе. Это, несомненно, было сделано — экспедиция ушла в тайгу и больше оттуда не вышла. Вот, собственно, и вся информация…

Глеб задумчиво потеребил кончик носа, спрятал листки обратно в прозрачную пластиковую папку, закурил. Мысли его упорно вертелись вокруг списка членов экспедиции. Шестеро рабочих, которые должны помогать четверым зоологам, — это много или мало? В разговоре с Потапчуком этот деятель из Фонда, Корнеев, отозвался о своих людях как об опытных, бывалых бродягах, проводящих полжизни в разнообразных экспедициях. Обычно такие люди самостоятельно, без помощи чернорабочих, разбивают палаточный лагерь, разводят костер и носят воду из ручья. Лишние люди в экспедиции — это лишние деньги, лишний груз продовольствия и инструментов, а значит, и лишние вьючные лошади. Или шесть рабочих как раз и заменяли лошадей?

Он снова покосился на папку. Чего в ней не было, так это списка экспедиционного оборудования. Были лошади или не было? Какими инструментами пользуются люди, занятые выслеживанием тигров с целью уточнения путей их миграции? Но больше всего Глеба интересовало оружие. Полный перечень стволов, взятых в тайгу сотрудниками Фонда, мог бы многое рассказать об истинных целях и задачах экспедиции. Быть может, эти шестеро на самом деле были не рабочими, а стрелками? Возможно даже, что в тайгу они отправились вовсе не следить за тиграми, а снимать с них шкуры… Впрочем, подумав немного, Глеб отказался от этой мысли. Несомненно, в том, чтобы спрятать под вывеской Фонда защиты редких и вымирающих видов хорошо организованную банду браконьеров, был определенный резон. Но зачем в таком случае Корнееву обращаться к Потапчуку и просить включить в состав экспедиции опытного разведчика, сотрудника ФСБ? Или Корнеев сам ничего не знал об истинных целях экспедиции?

Глеб с сомнением покачал головой. Он уже виделся с Корнеевым, и тот не произвел на него впечатления человека не от мира сего. Это был опытный бизнесмен, делец, видавший виды руководитель. Тем более что первую экспедицию, как и вторую, он формировал сам…

Гораздо более правдоподобным выглядело другое предположение: пропавшая экспедиция все-таки была не столько научной, сколько карательной. В разговоре с Федором Филипповичем Корнеев косвенно намекал на это, да и вообще… Этот его Фонд существует за счет средств, перечисляемых состоятельными людьми, и управляют им тоже, прямо скажем, не нищие. А бизнесмены, если уж берутся за дело, то, как правило, доводят его до конца. Задача перед ними стоит вполне конкретная: спасти уссурийского тигра от полного вымирания. Теперь так: почему тигр вымирает? Потому что его безбожно отстреливают ради наживы. Как его спасти? Реальный, действенный способ только один: отбить у охотников вкус к охоте. А у таежных аборигенов, живущих исключительно за счёт охоты на тигра, отбить желание охотиться можно только вместе с головой…

«Вот они и попытались, — решил Глеб. — Да только, видно, не на тех напали. Так что теперь, пожалуй, искать их бесполезно — даже косточек, наверное, не осталось…»

Он задумчиво поскреб пятерней затылок. Командировка обещала получиться очень, очень занятной. Но, чтобы оттуда вернуться и поделиться своими впечатлениями с Федором Филипповичем, придется изрядно попотеть…

«А ведь таких командировок у меня не было, пожалуй, с самого Афгана, — вдруг подумал Глеб, испытав при этом очень неприятное чувство. — Чтобы идти в колонне и все время гадать, откуда, из-за какого камня тебе выстрелят в спину… Да, от такого положения я уже успел отвыкнуть. Столько лет был охотником, что теперь в шкуре дичи как-то неуютно… Ну, спасибо, товарищ генерал! Ничего не скажешь, удружил так удружил».

Он посмотрел на часы, потушил в пепельнице окурок и пошел в прихожую за курткой — пора было отправляться на аэродром, чтобы познакомиться наконец со своим непосредственным начальником.

Глеб поехал в такси, резонно рассудив, что «разнорабочему» не пристало подъезжать к месту работы на вызывающе новом «БМВ». Именно такую должность он занимал в экспедиции — разнорабочий. В этой командировке у Глеба была двойная легенда. Для членов экспедиции он был рабочим, когда-то отслужившим срочную в войсках специального назначения и потому умеющим обращаться с оружием. О том, кто он такой на самом деле, знал только Корнеев — точнее, думал, что знает, потому что Федор Филиппович представил Глеба прапорщиком спецназа, прошедшим все горячие точки, начиная с Афганистана и кончая Чечней. Зачем понадобилась эта двойная конспирация, Глеб не понимал, но, как и генерал Потапчук, склонялся к мысли, что береженого Бог бережет. И потом, существование двойной легенды в данном случае просто неизбежно. Не мог же Потапчук, в самом деле, сказать Корнееву, кто он такой! Легенда стала неотъемлемой частью жизни Глеба Сиверова с того самого дня, как он увидел могильный камень, на котором было высечено его имя. Так что если у него и были какие-то основания для недовольства, так разве что звание, которое присвоил ему генерал: ходить в прапорщиках Глебу до сегодняшнего дня как-то не приходилось.

«Что это еще за звание такое — прапорщик?» — помнится, спросил он у Федора Филипповича, когда тот в общих чертах изложил ему легенду. «Самое хорошее звание при сложившихся обстоятельствах, — посмеиваясь, ответил генерал. — Я Корнеева знаю сто лет и доверяю ему почти как себе. Однако, согласись, штатский — он и есть штатский. Как ни крути, а совсем исключить возможность утечки информации мы с тобой не можем. Так вот, если станет известно, кто ты такой и откуда взялся, пусть лучше все думают, что ты — прапорщик. Сам знаешь, какое в народе бытует отношение к прапорщикам. Даже зная, что человек десять раз прошел через чертово пекло, его все равно никто не воспринимает всерьез, потому что он — прапор. У него по определению не может быть больше одной извилины. Так что, Глеб Петрович, ты уж постарайся не разочаровывать людей. Соответствуй своей репутации. Но только внешне!»

Вспомнив этот разговор, Глеб улыбнулся. Что бы там ни говорил Федор Филиппович о безграничном доверии, которое он испытывал к Корнееву, его отношение ко всей этой затее, похоже, было не менее сложным, чем у самого Глеба. Что ж, генералу ФСБ по долгу службы полагается быть подозрительным. Доверяй, но проверяй! Потапчук не отдавал Слепому прямого приказа держать ухо востро, но это, как обычно, подразумевалось само собой.

«Ну, хватит, — подумал Сиверов, рассеянно глядя на проносившиеся за окном таксопарковской „Волги“ улицы и площади весенней Москвы. — Что толку ломать голову, не имея практически никакой информации? Доберемся до места, тогда и посмотрим, что к чему. Эх, надо было все-таки попросить у Корнеева список оборудования первой экспедиции! Интересно, как бы он себя повел? Дал бы, наверное. Потому что, если бы не дал, сразу стало бы ясно: темнит, бродяга, водит наши славные органы за нос… Впрочем, мог бы и не дать, сославшись на какие-нибудь бюрократические закавыки: оборудование-де списано, список уничтожен, а то и просто затерялся… В общем, теперь это все неважно. Оборудование второй экспедиции я увижу безо всякого списка, своими глазами. Боюсь, мне еще многое предстоит увидеть — даже больше, чем хотелось бы. А может быть, все еще и обойдется. Может, они, эти без вести пропавшие, живы и здоровы. Разбили рацию, потеряли карту, заблудились, зазимовали… Вот прилетим мы в этот поселок, разгрузимся, а они шасть навстречу из тайги — здравствуйте! Сказка, конечно, но почему бы и нет? История о хорошо вооруженной, всесторонне подготовленной экспедиции, поголовно выбитой какими-то неумытыми браконьерами, тоже похожа на сказку. Только она почему-то кажется нам более правдоподобной, чем сказка про благополучное возвращение пропавшей полгода назад группы отлично подготовленных специалистов. Мы вообще охотнее верим в злые сказки, чем в добрые. Вот и тверди после этого, что человек по натуре добр и справедлив…»

Поисковая партия должна была отправиться в путь с аэродрома МЧС. Вылет назначили на завтрашнее утро. Временный штаб экспедиции разместился в просторном ангаре на краю летного поля. Расплатившись с таксистом, Глеб потянулся, закурил и не спеша зашагал к ангару, на ходу без особого интереса оглядываясь по сторонам.

Легкий ветерок трепал мертвую прошлогоднюю траву, раскачивал черные стебли бурьяна, играл застрявшим в редких корявых кустиках мусором. Вдалеке виднелась красно-белая вышка диспетчерской, из-за поросшего желтовато-серой щетинистой травой бугра выглядывали решетчатые бумеранги локаторов.

На поле в кажущемся беспорядке стояли самолеты. Один из них привлек внимание Глеба. Это был тяжелый транспортный «Ил», имевший, судя по его окраске, весьма бурное прошлое. Он был темно-оливковый, весь в черно-коричневых пятнах и разводах, придававших ему воинственный вид. Красная звезда на фюзеляже отсутствовала, вместо нее на фоне камуфляжных полос и пятен красовалась оскаленная тигриная морда. Вдоль всего борта, от кабины пилотов до хвостового оперения, тянулась сине-красно-белая полоса, а на фоне этого неимоверно растянутого в длину российского флага виднелась четкая надпись стилизованной славянской вязью: «Российский фонд защиты редких и вымирающих видов».

— Кучеряво, — сказал Глеб и двинулся дальше.

Он миновал скучавший на стоянке оранжевый автозаправщик. Из-за кабины заправщика навстречу ему вдруг шагнула некая плечистая личность в полувоенной одежде. На поясе у личности висела открытая кобура, и притом не пустая. Охранник опустил ладонь на рукоятку пистолета и потребовал предъявить документы, глядя на Слепого из-под низко надвинутого берета, как солдат на вошь. Глеб предъявил пропуск, накануне собственноручно выписанный ему Корнеевым. Охранник внимательно изучил закатанный в пластик прямоугольник плотного картона, придирчиво сличил фотографию на пропуске с оригиналом и наконец с явным неудовольствием вынужден был признать, что с документами у Глеба полный порядок.

— Проходите, — буркнул он.

— Кучеряво, — повторил Глеб, заметив на его рукаве ту же эмблему, что красовалась на фюзеляже самолета.

— Что? — спросил охранник таким тоном, словно только хорошее воспитание мешало ему закатать Сиверову промеж глаз.

— Я говорю, красиво жить не запретишь, — пояснил Глеб.

Охранник молча отвернулся, потеряв к нему всякий интерес. У Глеба зачесался язык, но он смолчал. Мысленно он сделал себе замечание: надо поменьше блистать остроумием. Бывший прапорщик спецназа должен вести себя примерно так, как вот этот охранник: мол, чего с вами, шпаками, разговаривать? Дать бы вам всем в рыло, недоумкам, да мараться неохота…

Глеб Сиверов помнил период — к счастью, непродолжительный, — когда его отношение к окружающим было именно таким. Сознание того, что ты способен легко и безнаказанно, по собственному выбору, убить любого не может не влиять на мироощущение. Люди превращаются в самодвижущиеся фанерные мишени. А о чем можно разговаривать с мишенью? Потом это как-то незаметно прошло, развеялось, забылось. Глебу казалось, что перемена наступила тогда, когда он встретил Ирину, но сказать с уверенностью, так это было или не так, он не мог.

У входа, в ангар у него еще раз проверили пропуск. Глеб переступил высокий порог и очутился в просторном, почти пустом помещении, в дальнем конце которого виднелась беспорядочная груда тюков и ящиков, по сравнению с огромным пространством ангара казавшаяся просто кучкой мелкого мусора. Здесь же, в ангаре, были оборудованы временные стойла, в которых, постукивая копытами, фыркая и распространяя запах свежего навоза, хрустели овсом лошади. Глеб подавил вздох: отношения с лошадьми у него были сложные — он их не понимал. Держаться в седле Сиверов умел — научился просто так, на всякий случай, чтобы не было пробелов в образовании, — но ощущение перекатывающихся, играющих прямо под тобой мощных мускулов всегда вызывало у него желание спрыгнуть на землю и больше никогда не садиться в седло. Казалось несправедливым заставлять большое, красивое, умное животное таскать на себе грузы и катать бездельников.

«Городские мы люди, — подумал Глеб, издали разглядывая лошадей. — Ездить верхом на лошади нам неловко, потому что она, видите ли, живая. При этом колбасу из конины мы едим так, что за ушами трещит. И вообще… Что может быть вкуснее хорошей свиной отбивной? А предложи горожанину заколоть и разделать свинью — он же в обморок грохнется!»

Неподалеку от дверей стоял обшарпанный складской погрузчик. Крышка аккумуляторного отсека была поднята, а из-под нее торчал туго обтянутый замызганными камуфляжными штанами тощий зад какого-то гуманоида. Из пыльных, покрытых грязной смазкой жестяных недр доносилось неровное металлическое позвякивание, лопатки и локти гуманоида мерно шевелились, направленный в зенит зад совершал сложные эволюции в воздухе, и все это сопровождалось невнятным нецензурным бормотанием. Вдали, рядом со сваленной в кучу амуницией, стояли еще трое. Кто-то курил, и дым висел над головами стоящих слоистым синеватым облаком, хорошо заметным в свете свисавшей с поперечной балки сильной лампы в пыльном жестяном колпаке.

Глеб подошел к погрузчику и постучал костяшками пальцев по бугристой поверхности сто раз перекрашенного капота. Из-под капота вынырнула небритая, крайне недовольная физиономия со следами графитовой смазки на лбу и правой щеке. Жесткие черные с проседью волосы как попало торчали во все стороны, в крепких желтоватых зубах была зажата потухшая папироса.

— Чего? — не выпуская из зубов папиросы, неприветливо осведомился гуманоид.

— Начальника экспедиции, — в том же тоне и тоже не утруждая себя приветствием, буркнул Глеб. В глазах небритого зажглась и сразу же потухла искорка интереса.

— Это Горобец. Там, — лаконично ответствовал небритый, сопроводив свои слова небрежным взмахом руки, направленным в сторону группы людей, стоявших в дальнем конце ангара.

Глеб кивнул как ни в чем не бывало. Разнорабочему, впервые явившемуся к месту работы, вовсе не полагалось знать такие детали, как фамилия начальника предыдущей, исчезнувшей без следа где-то в тайге экспедиции. «Однофамилец, — неуверенно думал Глеб, шагая мимо лошадиных стойл. — А может, родственник. Сын, например. Или брат. А что? Место-то хлебное, вот один из этих Горобцов и пристроил другого в своей конторе. Если так, то желание одного из братьев отправиться на поиски другого выглядит вполне естественно, не говоря уже о желании сына найти отца…»

Он миновал импровизированную конюшню и немного замедлил шаг. Теперь Глебу было видно, чем занимаются те трое, один из которых отныне являлся его непосредственным начальником. Двое стояли возле невысокого штабеля ящиков — один копался в верхнем, подняв крышку, а другой лениво покуривал, наблюдая за его действиями. Третий — щуплый, длинноволосый, в длинном растянутом свитере и повернутой козырьком назад бейсболке — сидел на корточках, повернувшись к этим двоим спиной, и что-то делал с громоздким прибором, который здорово смахивал на аппарат спутниковой связи.

Заметив постороннего, человек, который рылся в ящике, торопливо опустил крышку. Он мог бы этого не делать: все равно этот ящик —длинный, дощатый, узкий, оливково-зеленый, с откидными железными ручками на торцах и надежными стальными защелками — невозможно было спутать с чем бы то ни было. Тот, что до сих пор курил, вынул изо рта окурок и лениво, вразвалочку, шагнул вперед, то ли пытаясь прикрыть ящик своим могучим торсом, то ли намереваясь выставить непрошеного визитера вон.

Глеб сдержанно поздоровался и поинтересовался, где ему найти начальника экспедиции Горобца. Русобородый здоровяк, к которому он обращался, снова сунул окурок в зубы, как-то странно улыбнулся и молча указал на щуплого. Щуплый обернулся, и Глеб удержался от нервного смешка только благодаря многолетней привычке постоянно контролировать выражение лица. Начальник экспедиции Горобец оказался женщиной — уже немолодой, лет сорока или чуть меньше, — но вполне привлекательной и пребывающей в отличной спортивной форме.

— Я Горобец, — сказала она, легко вставая с корточек и становясь напротив Глеба. — Слушаю вас.

Глебу немедленно вспомнился один из фильмов об Индиане Джонсе — кажется, «Индиана Джонс и последний крестовый поход», — где обыгрывалась точно такая же ситуация. Правда, начальник экспедиции Горобец нисколько не напоминала сексапильную белокурую нацистку из фильма Спилберга, которую, помнится, звали доктором Шнайдер. Сиверов разглядывал ее, испытывая удовольствие пополам с раздражением. Первое впечатление оказалось верным — она действительно была привлекательна, хотя назвать ее красавицей у Глеба не повернулся бы язык. Невысокая, худощавая, с маленькой грудью, широкими, как у пловчихи, плечами и узким тазом, она смотрела на Слепого снизу вверх. Ее темные волосы были коротко подстрижены — коротко для женщины, разумеется, — а скуластое лицо с чуточку чересчур широким волевым ртом покрывал ранний загар, не имевший ничего общего с тем, который можно заработать в солярии. Косметикой она не пользовалась — по крайней мере, сейчас она не была накрашена, что нисколько ее не портило. Рукава растянутого свитера были закатаны до локтей, открывая тонкие, очень неплохой формы руки с узкими длинными кистями. На безымянном пальце правой Глеб заметил блеск обручального кольца и снова подавил вздох: его худшие предположения оправдывались. Начальница поисковой партии, судя по всему, была женой руководителя пропавшей экспедиции.

Именно это и раздражало Глеба больше всего. Он ничего не имел против женщин вообще, но всегда старался держаться подальше от женщин-руководителей. Принимать решения, руководствуясь эмоциями, можно и должно в кругу семьи, но не там, где от тебя зависят благополучие и судьбы других людей. Женский стиль руководства Глеб склонен был считать, мягко говоря, нелогичным, а уж если говорить начистоту, это самое руководство здорово напоминало ему одну сплошную истерику. Он никак не мог взять в толк, как у Корнеева хватило ума поставить во главе столь рискованного и сложного предприятия женщину, и не просто женщину, а жену, сходящую с ума от беспокойства за пропавшего без вести мужа. Если бы кто-то потрудился сообщить ему об этом заранее, Глеб, пожалуй, не согласился бы ввязываться в эту авантюру даже из уважения к генералу Потапчуку. Возможно, именно поэтому Корнеев и не предупредил его о том, кто поведет экспедицию, — не хотел заранее пугать. Словом, только сейчас Сиверов начал понимать, что поставленная перед ним задача — по мере возможности обеспечить благополучное возвращение поисковой партии в Москву — будет намного сложнее, чем ему казалось даже пять минут назад. У него возникло очень неприятное ощущение, что с учетом всех обстоятельств эта задача окажется попросту невыполнимой.

— Моя фамилия Молчанов, — сказал он со всей сдержанностью, на какую только был способен. — Меня прислал Корнеев.

Он протянул свои документы, но Горобец помедлила, прежде чем их взять. В течение нескольких секунд она внимательно и, как показалось Глебу, оценивающе разглядывала его, а потом все-таки взяла бумаги, бегло их просмотрела и снова подняла спокойный, испытующий взгляд на Сиверова.

— Разведка спецназа, — медленно, будто взвешивая это словосочетание, произнесла она, и Слепой про себя отметил, что госпожа начальница ухитрилась с первого взгляда отыскать в его липовом резюме самое главное. — Почему пошли разнорабочим? Вопрос был задан резко, явно с расчетом смутить собеседника.

— Да так, — с хорошо разыгранной ленцой ответил Глеб, — засиделся на одном месте. Дай, думаю, посмотрю новые места. За свой счет в те края не больно-то доберешься. И потом, этот ваш… Корнеев, да?.. Так вот, он сказал, что там может быть… ну, вы понимаете. Горячо.

— М-да, — скептически проговорила Горобец, снова оглядывая Глеба с головы до ног и обратно. — Хорош подарочек… Только «диких гусей» мне в экспедиции и не хватало! А почему в темных очках? Это что, имидж?

— Это не имидж, — все так же лениво, с затаенной, но легко различимой насмешкой ответил Глеб. — Это просто очки.

— Вы плохо видите?

— Наоборот.

— Что значит — наоборот?

«Так я тебе и сказал», — подумал Глеб. Веских причин скрывать от начальника экспедиции свое умение видеть в темноте у него не было, но он, как обычно, предпочел до поры до времени придержать этот козырь. В конце концов, даже с точки зрения женщины-начальника скрытые достоинства подчиненного — это лучше, чем скрытые недостатки.

— Зрение — единица, — сказал он. — Оба глаза. А на улице солнышко светит.

Дав такое уклончивое объяснение, он снял очки и спрятал их в нагрудный карман, чтобы окончательно закрыть эту тему.

— Каким оружием владеете? — спросила Горобец. Тон у нее был спокойный и ровный, как в самом начале разговора. Все попытки Сиверова вывести ее из душевного равновесия пропали втуне — по крайней мере, пока. «Еще не вечер», — подумал Слепой. Он нарочно дразнил начальницу, испытывал на прочность ее нервную систему. Если она вспылит, повысит голос — словом, скатится до, чисто женского стиля руководства, — возможно, придется позвонить Потапчуку и рекомендовать ему пресечь всю эту самоубийственную затею в самом зародыше. Подумать страшно, что может натворить истеричка, командующая группой хорошо вооруженных людей в нехоженых лесных дебрях… Горобец ему нравилась, но Глеб очень хорошо понимал: если окажется, что она не умеет держать себя в руках, то у него останется только один способ сохранить жизнь ей и ее подчиненным — не пустить их туда, куда они собрались. У Потапчука достанет власти на то, чтобы отменить экспедицию, тут и думать нечего. Если не поможет дружеский разговор с Корнеевым, можно придраться хотя бы к оружию — вон его тут сколько, целый ящик! И, судя по тому, как резво ребята захлопнули крышку при появлении Глеба, далеко не все стволы зарегистрированы…

— А при чем тут оружие? — изумился Глеб. — Вы же сами только что сказали, что вам наемники не требуются!

— Я задала вопрос, — спокойно сказала Горобец.

— Извините, — сказал Глеб, решив не перегибать палку. — Каким оружием, говорите? Да любым, наверное.

Русобородый здоровяк, который уже докурил сигарету и теперь, усевшись на ящик с оружием, с огромным интересом прислушивался к разговору, насмешливо фыркнул. Его коллега, высокий, жилистый и широкоплечий, как бывший десантник, наоборот, закурил и старательно делал вид, что все это его совершенно не интересует. Хвастливое заявление Сиверова он встретил молчаливой скептической улыбкой. Одна Горобец осталась невозмутима.

— Например? — спросила она. Глеб пожал плечами.

— Вы скажите, что вас интересует, — миролюбиво попросил он, — а то долго перечислять. Оружие — оно ведь оружие и есть. Ствол, приклад да курок, вот и все оружие. Что у вас — карабины, пистолеты?

— Как насчет винтовки Драгунова?

Сиверов мысленно присвистнул. Желание позвонить Потапчуку и попросить его немедленно прекратить это безобразие усилилось. Однако звонить генералу было рано, и он это прекрасно понимал. Отказываться от задания было не в его правилах, да и Корнеев не показался Глебу дураком — знал, наверное, кому доверяет такое ответственное дело, как руководство экспедицией. И к Федору Филипповичу он обратился наверняка затем, чтобы тот помог, подстраховал, прислал верного человека, на которого Горобец могла бы положиться в любой, даже самой неожиданной, нештатной ситуации. «Ладно, — подумал Глеб, — поживем — увидим. В конце концов, это моя работа — притащить их всех обратно в Москву целыми и невредимыми. То, что начальник у них — баба, делает эту работу лишь чуточку сложнее. Баба так баба. Говорят, не бывает правил без исключений, так, может, эта Горобец как раз и есть такое исключение из общего правила?»

— Это «плетка», что ли? СВД? — пренебрежительно осведомился он. — Вы бы еще спросили, умею ли я пользоваться ложкой и завязывать шнурки на ботинках!

— То есть умеете, — констатировала Горобец.

— Могу показать, если есть.

Русобородый и жилистый быстро переглянулись. Жилистый снова скроил скептическую мину и принялся равнодушно почесывать заросшую густым черным волосом грудь под десантным тельником с голубыми полосками; а русобородый едва заметно пожал могучими плечами и кивнул. Горобец стояла к ним спиной, по-прежнему со спокойным интересом разглядывая Глеба, но Сиверов мог бы поклясться, что этот безмолвный обмен мнениями не ускользнул от ее внимания. «А коллективчик-то слаженный, — подумал Глеб. — Видно, не один пуд соли съели».

— Любопытно было бы взглянуть, — сказала Горобец. — Гриша, подай.

Жилистый Гриша с недовольным видом передвинул сигарету в угол рта, согнал русобородого с ящика, поднял крышку и вынул оттуда снайперскую винтовку. Здоровяк взял у него винтовку, сделал шаг вперед и протянул ее Глебу. Гриша порылся в ящике и вдруг без предупреждения, даже не меняя сонного выражения лица, метнул в Глеба обойму. Слепой лениво взял ее из воздуха, как с полки, со щелчком загнал на место, передернул затвор и огляделся в поисках подходящей мишени.

Мишень нашлась сразу же. Слепой на мгновение заколебался, понимая, что может нажить себе смертельного врага. Впрочем, если все эти люди были теми, кем они казались, они могли по достоинству оценить задуманную Сиверовым шутку. Ведь в среде профессионалов и юмор профессиональный, специфический…

— Эх, дистанция маловата, — огорченно вздохнул Глеб, прижимая к плечу слегка скользкий от смазки приклад. — Это то же самое, что на органе частушки играть.

— Лошадей не перестреляй, композитор, — впервые за все время подал голос русобородый. — Дистанция ему мала…

Глеб не ответил. Он бросил быстрый взгляд на Горобец, которая по-прежнему разглядывала его со спокойным интересом естествоиспытателя, наблюдающего за частной жизнью навозного жука, и приник глазом к окуляру прицела.

Все произошло мгновенно. Отголосок сделанного русобородым скептического замечания, казалось, еще звучал под сводами ангара, а Сиверов уже прицелился и спустил курок. Винтовка сухо кашлянула, резко дернувшись в руках у стрелка, в стойлах заржали, забили копытами напуганные выстрелом лошади. Небритый гуманоид, который уже не копался в двигателе погрузчика, а стоял рядом, разглядывая на свет какую-то деталь, подпрыгнул, нелепо взмахнул руками и опрокинулся на спину.

Публика отреагировала незамедлительно. Все трое метнулись вперед с явным намерением скрутить маньяка, пока он не продырявил еще кого-нибудь. Первой, разумеется, успела Горобец, которая стояла в каком-нибудь метре от Глеба. Она резким, очень точным движением вцепилась в винтовку, задрала ствол вверх и попыталась вырвать у Глеба оружие. На лице у нее Сиверов не заметил даже тени испуга — только железную решимость и сосредоточенность человека, стремящегося во что бы то ни стало обезвредить опасного сумасшедшего.

«Надо же, — подумал он, — не испугалась. Вот это женщина! Неужели и вправду исключение?»

Горобец тем временем с неожиданной ловкостью попыталась сделать подсечку. Глеб убрал ногу и сказал:

— Тише, тише! Чего вы все всполошились? Все в порядке! Подтверждение его словам пришло в ту же секунду.

— Вашу мать!!! — раздался со стороны ворот свирепый рев. — Вы что там, совсем охренели?! Головы поотрываю уродам! Нашли игру, кони педальные!

Подстреленный Сиверовым небритый гуманоид уже вскочил и теперь прыгал на одной ноге, разглядывая то место, где минуту назад находился начисто оторванный винтовочной пулей каблук. Судя по резвости движений и силе голоса, гуманоид пребывал в добром здравии.

— А? — растерянно сказал русобородый. Он немного поморгал глазами, соображая, что к чему, и вдруг захохотал густым басом. — Ну, композитор! — закричал он сквозь смех и гулко хлопнул Глеба по спине широченной ладонью. — Ну, ты и отморозок! Люблю, которые без башни!

— Да, — сказал жилистый скептик Гриша, растирая подошвой окурок и качая головой, — орган не орган, но сыграно мастерски. Прямо за душу берет.

— Паганини, блин! — кричал русобородый, обеими руками держась за ноющий от смеха живот. — Моцарт и Сальери в одном флаконе!

Успех был полный. Горобец отпустила наконец ствол винтовки и отступила на шаг, восстановив прежнюю дистанцию. Лицо у нее было спокойное и даже безмятежное.

— Да, — сказала она, — винтовкой пользоваться вы умеете. Но прошу учесть: еще одна такая выходка, и я исключу вас из состава группы, не заплатив ни копейки. Даже если это произойдет в двух неделях пути от ближайшего населенного пункта. Вы меня поняли?

— Понял, — сказал Глеб, прислоняя винтовку к штабелю. — Учту.

— Превосходно, — сказала Горобец. — Продолжим. Курите?

— А это имеет значение?

— Имеет. Мы пойдем налегке, поэтому ни о какой раздаче сигарет даже не мечтайте. Хотите курить — тащите свои запасы сами и имейте в виду, что никаких скидок на дополнительный груз не будет. Это — ваши личные проблемы. Так же, к слову, как и алкоголь.

— Выпивку тоже на себе тащить? — сделав круглые глаза, уточнил Сиверов.

— Выпивка запрещена, — по-прежнему игнорируя его развязный тон, пояснила Горобец. — Я не шучу.

— Да понял я, — с деланым разочарованием протянул Глеб. — Ясно же, что тайга — не бульвар Луначарского. Недаром же вы с собой целый арсенал тащите.

— Не «вы», а «мы», — спокойно поправила Горобец. — Кстати, если вас это интересует, меня зовут Евгения Игоревна.

— Очень приятно, — сказал Сиверов. — А меня — Федор Петрович.

— Здесь написано, — сказала Горобец, тряхнув слегка помятыми бумагами Слепого, которые все еще держала в руке.

— Можно просто Федор, — не желая сдаваться, добавил Сиверов.

Горобец выдержала короткую, но очень подчеркнутую паузу, на месте которой, по идее, должна была прозвучать ответная реплика «Можете звать меня Евгенией» или что-нибудь в этом роде.

— Вопросы есть? — спросила она, когда пауза истекла.

— Есть, — сказал Глеб. — Что вы делаете сегодня вечером?

Это был рискованный ход — пожалуй, даже более рискованный, чем сомнительный фокус с выстрелом из винтовки. Однако, выдержав экзамен, Глеб хотел и сам слегка проэкзаменовать свою начальницу. Он заметил, как русобородый и Гриша напряглись возле ящика с оружием, а небритый гуманоид, который, ковыляя, приближался к ним из дальнего конца ангара, замедлил шаг. Однако Горобец и бровью не повела.

— Ужинаю, — спокойно ответила она. — На ужин у меня стакан кефира и яблоко. Потом ложусь спать. Ложусь рано, потому что вылет назначен на завтра, на пять утра. Это все?

Спрашивать, одна ли она ляжет, Глеб не стал. Горобец так же спокойно, не моргнув глазом, ответит, что спать будет одна, а всем окружающим, в том числе и ей, станет предельно ясно, что их новый коллега — полный идиот, не заслуживающий доброго слова. И вообще, зачем хамить женщине без какой бы то ни было пользы для дела?

— Ну, композитор, как тебе наша солдат Джейн? — получасом позже поинтересовался у него русобородый, которого звали Володей, а чаще — Вовкой или даже Вовчиком.

— Солдат Джейн? — переспросил Глеб, опуская молоток. Они с Вовчиком строили стойла в салоне того самого военно-транспортного самолета с тигриной мордой на фюзеляже. — Слушай, а похоже! Как есть солдат! Железная баба. Не боится, понимаешь, с толпой здоровенных мужиков в тайгу идти. Или ей не привыкать? Вовчик заметно помрачнел и тоже опустил молоток, которым до этого орудовал.

— Ты вот что, Федя, — сказал он с угрозой в голосе. — Ты, браток, эти штучки брось. Горе у нее, понял? Муж у нее в экспедиции пропал, и теперь она его искать едет. В тайгу едет, понял? А тайга, браток, дело такое… Если что, кто-нибудь может и не вернуться. И, что характерно, искать никто не станет. Тигры сожрали, и весь разговор. Я понятно излагаю?

— Да уж куда понятнее, — сказал Глеб. — Ты чего нервный-то такой? Я ведь просто спросил.

— Ну, а я просто ответил, — сказал Вовчик и с грохотом обрушил молоток на шляпку гвоздя.

***

Пятнисто-зеленый тяжелый транспортный самолет, словно неимоверно толстая ящерица, грузно оторвался от земли, развернулся и, постепенно набирая высоту, пошел на восток.

Когда гул турбин окончательно стих вдали, а темная крылатая точка растворилась в сером, как оцинкованная жесть, предрассветном небе, Федор Филиппович опустил бинокль и тяжело вздохнул.

Отсюда, с пригорка, за которым пряталась радиорелейная станция, ему безо всякого бинокля было видно, как провожавший самолет Николай Степанович Корнеев сел в свой роскошный джип и укатил в сторону Москвы. Было совершенно непонятно, за какой надобностью такой солидный мужчина, как Николай Степанович, ни свет ни заря прикатил на аэродром МЧС. О том, что самолет благополучно взлетел, он мог бы узнать и по телефону, и не в пять утра, а, скажем, в девять или когда ещё он является на свое рабочее место…..

Поймав себя на этой мысли, Федор Филиппович усмехнулся и невесело покачал головой… Появление Корнеева на аэродроме было очень легко объяснить: как всякий хороший начальник, Николай Степанович беспокоился о судьбе своих пропавших без вести подчиненных. Он ведь прямо так и говорил: ночей, мол, не сплю, чертовщина по углам мерещится… А вот что делал в такую рань на аэродроме генерал ФСБ Потапчук? Если бы кто-то задал Федору Филипповичу этот вопрос, он наверняка затруднился бы с ответом.

Корнееву он по-прежнему доверял — настолько, разумеется, насколько вообще мог доверять кому бы то ни было. Никаких причин для беспокойства Федор Филиппович не видел, но недавно зародившееся где-то в глубинах генеральского сознания чувство с течением времени не только не ослабевало, но и, напротив, становилось все сильнее. Это чувство было крайне неприятным: чем дальше, тем больше Федору Филипповичу казалось, что он только что собственными руками послал своего лучшего агента на верную смерть. Да и чувство ли это было? А может, предчувствие? Ведь что такое интуиция? Это просто способность мозга подсознательно делать выводы из множества мелких, незначительных с виду данных, которых сплошь и рядом оказывается недостаточно для логического анализа…

«Маразм это, а не интуиция, — сердито подумал Федор Филиппович, зачехляя бинокль. — Обыкновенный старческий маразм. А еще знающие люди говорят, что беспричинное беспокойство служит одним из верных признаков приближающегося сердечного приступа. Валидольчику, что ли, хватануть для профилактики?»

Он опустил руку в карман плаща, но вместо цилиндрической колбочки с валидолом пальцы нащупали твердый угловатый картон сигаретной пачки. «И как она здесь очутилась, эта зараза? — старательно подумал Федор Филиппович, как будто его мысли кто-то мог подслушать. — Подбросили, что ли?»

Лгать самому себе было до невозможности глупо, но еще глупее казалось Федору Филипповичу то, что он намеревался сделать. Руки словно сами по себе надорвали целлофановую обертку, и та, вырвавшись из пальцев, полетела, трепеща на утреннем ветерке, куда-то в неведомые дали, но не дотянула — зацепилась за низкий корявый куст и повисла, вяло трепыхаясь, как обрывок гирлянды на осыпавшейся новогодней елке. Генерал старательно скатал в тугой шарик вынутый из пачки кусочек фольги, — опустил шарик в карман и зубами — чего там, все равно никто не видит! — вытащил сигарету.

Зажигалки у него не было — повыбрасывал все до единой, когда твердо решил завязать с курением, — но свежий, нетронутый коробок спичек обнаружился в том же кармане, что и сигареты. Федор Филиппович ловко, по-солдатски, прикурил от первой же спички — навыки, выработанные на протяжении полной лишений и опасностей жизни, не вытравишь из памяти несколькими относительно спокойными годами генеральства. Дым кувалдой обрушился на легкие, закружилась голова. Генерал стерпел, не закашлялся, сделал две или три неглубокие затяжки, бросил сигарету в траву и старательно затоптал ее подошвой своего дорогого черного ботинка. После этого он бросил еще один долгий взгляд в ту сторону, где над краем земли уже начал разгораться костер восхода, повернулся к встающему солнцу спиной и стал осторожно, скользя гладкими кожаными подошвами по жухлой прошлогодней траве, спускаться с пригорка к своей служебной «Волге», за рулем которой скучал, душераздирающе зевая, хмурый, невыспавшийся водитель.

ГЛАВА 3

Двигатель буксира в последний раз чихнул и заглох, напоследок выбросив из выхлопной трубы облачко сизого дыма, который, стелясь над водой, потянулся к берегу и исчез, запутавшись в полузатопленных кустах. Серые прозрачные льдинки покачивались на поверхности черной воды, с тихим шорохом и звоном ударяясь о ржавый железный нос баржи. Это был не настоящий лед — тот уже сломался и, грохоча, ушел вниз по, реке, к недосягаемому для него морю. Глеб легко перепрыгнул полосу черной, непрозрачной воды, плескавшейся между грязным бортом баржи и серыми досками причала, поймал брошенный Вовчиком разлохмаченный канат с петлей на конце и накинул петлю на причальную сваю. Хмурый Гриша, у которого из-под утепленной куртки виднелся неизменный треугольник десантной тельняшки, принял от Тянитолкая кормовой конец и, в свою очередь, укрепил его на причале. Гриша, как выяснилось по дороге сюда, был кандидатом наук, а вечно небритый Тянитолкай, которого Глеб подстрелил в ангаре и настоящего имени которого так и не сумел узнать, хоть и не имел степени, занимал в Фонде должность, которая в каком-нибудь НИИ соответствовала бы должности старшего научного сотрудника. Бородатый хохотун Вовчик тоже ходил в кандидатах, а руководительница партии, Евгения Игоревна Горобец, она же «солдат Джейн», готовилась к защите докторской. Насколько Глеб понял из рассказа разговорчивого Вовчика, Горобец уже защитилась бы, если бы не это несчастье с ее мужем, из-за которого у нее, по выражению все того же Вовчика, «совсем башню снесло».

Вовчик с Тянитолкаем, поднатужившись, спустили сходни, а Глеб и Гриша опустили их на доски причала. С палубы буксира за их действиями наблюдали двое матросов, грязных и затертых до такой степени, что выглядели единоутробными близнецами. На фоне одетых в яркие пуховики москвичей аборигены казались особенно заброшенными и неухоженными. Они почти сливались с фоном, и помощи от них было как от части пейзажа — от парочки кустов, к примеру, или от приречного пологого бугра, на макушке которого сбились в кучу покосившиеся, черные от времени и непогоды бараки леспромхозовского поселка. Стояли, дымили газетными самокрутками, заряженными не то махрой, не то крепчайшим местным самосадом. Поплевывая в черную ледяную воду, они с равнодушием сфинксов наблюдали за разгрузкой.

Впрочем, их помощь никому и не требовалась. Спутники Сиверова, все эти кандидаты, без пяти минут доктора и старшие научные сотрудники, вкалывали так, что Глеб едва поспевал за ними. Он не без оснований считал себя недурно приспособленным к суровому походному быту, но люди, с которыми он сейчас вынужденно делил кров и пищу, удивляли его буквально каждый день. Однажды Глеб спросил бородатого Вовчика, где он, кандидат наук, научился так ловко, не хуже профессионального конюха, управляться с лошадьми, на что тот, хохотнув, ответил: «Чудак, я же кандидат биологических наук, а не физико-математических! Могу почистить, вылечить, а могу и разделать. Без проблем, понял? Это тебе не из винтовки пулять, композитор!» При этом Глеб ни капельки не сомневался, что винтовкой Вовчик владеет не хуже, чем лошадиным скребком, скальпелем или микроскопом. Вряд ли он, Гриша и Тянитолкай были виртуозами военного дела, но, судя по некоторым признакам, все они прошли огонь, воду и медные трубы, и даже, может статься, не единожды. Гриша, например, и не думал скрывать свое бурное прошлое, и на запястье у него можно было, без труда разглядеть татуировку в виде эмблемы воздушно-десантных войск, под которой красовалась короткая, но очень красноречивая надпись: «ДШБ». Вовчик тянул срочную в морской пехоте, обошел полмира, нюхал порох где-то в Африке и даже принимал участие в замирении взбунтовавшейся зоны, о чем любил рассказывать в свойственной ему юмористической манере.

Где, в каких войсках служил Тянитолкай, оставалось для Глеба тайной за семью печатями — так же, впрочем, как и его имя. Они почти не общались, и вовсе не потому, что Тянитолкай обиделся на Глеба за его выходку в ангаре. Просто такой он был человек — нелюдимый молчун, вещь в себе. Непонятно было даже, откуда у него такое странное прозвище — Тянитолкай. На этот счет Глеба, как обычно, просветил словоохотливый Вовчик. «Чуковского помнишь? — сказал он. — Это он придумал такого сказочного зверя — Тянитолкая. Одна голова у него спереди была, а другая — сзади. У нашего Тянитолкая голова одна, зато глаз две пары — одна спереди, как у всех, а другая на затылке». Насчет глаз на затылке Глеб сомневался, но как-то раз ему довелось увидеть Тянитолкая за довольно странным для старшего научного сотрудника занятием — метанием ножа. Нож у Тянитолкая был знатный, в добрый килограмм весом, с широким тусклым клинком и устрашающими зазубринами на спинке, и бросал его Тянитолкай не куда-нибудь, а в вертикальную жердь дощатой перегородки, за которой стояли лошади. Стоило ему взять на пару сантиметров левее или правее, и он мог бы поранить одно из животных, которые здесь были на вес золота. Но Тянитолкай ни разу не промахнулся, и Глеб мысленно ему поаплодировал.

Как только сходни были опущены, по ним сразу же повели заранее навьюченных лошадей. Кони шли неохотно, дробный перестук копыт и скрип прогибающихся досок далеко разносились в холодном утреннем воздухе. «Но, мертвая!» — радостно горланил Вовчик, едва ли не волоком стаскивая вниз по сходням упирающуюся, испуганно мотающую головой лошадь. На спине у лошади Глеб заметил хорошо знакомый дощатый ящик защитного цвета и от души посочувствовал животному, вынужденному тащить на себе такую груду железа.

За Вовчиком шла «солдат Джейн», ведя на поводу смирную гнедую кобылу. Куртка на госпоже начальнице была расстегнута, и Глеб заметил на поясе у «солдата Джейн» большую, сильно потертую кожаную кобуру, которой там раньше не было. Кобуру Горобец носила на животе, что, по мнению Глеба, свидетельствовало о серьезности ее намерений. Козырек ее выцветшей бейсболки был надвинут чуть ли не до кончика носа, почти целиком скрывая лицо. Видневшийся из-под этого козырька широкий волевой рот был плотно сжат, а волосы «солдат Джейн» собрала в конский хвост на затылке. На ногах у нее были прочные хлопчатобумажные штаны со множеством накладных карманов, заправленные в высокие, видавшие виды походные ботинки на толстой рубчатой подошве. Плечи Евгении Игоревны были оттянуты широкими лямками туго набитого рюкзака, на поясе, помимо пистолета, висели фляга с водой и внушительного вида тесак в поцарапанных деревянных ножнах.

За Горобец, дымя зажатой в зубах неизменной папиросой, спускался Тянитолкай. Пропустив его, Глеб поднялся на баржу, открыл загон и с опаской взял за повод вредную кобылу по кличке Заноза, вечно норовившую цапнуть кого-нибудь зубами. Она и сейчас попыталась проделать свой любимый трюк, но Глеб, который успел изучить ее повадки, ловко уклонился, прикрикнул на норовистую тварь и повел ее на берег.

Вообще-то, согласно трудовому соглашению, все эти погрузки-выгрузки были делом Глеба, и только его. Но господа ученые всю дорогу служили для него источником приятного удивления: руками работали умело и охотно, и Сиверов все чаще задумывался о том, нужен ли он в этой экспедиции вообще. То есть было совершенно очевидно, что в роли разнорабочего он не нужен никому — с повседневной работой члены поисковой партии справлялись превосходно и вполне могли обойтись без «прислуги за все». Следовательно, группа действительно остро нуждалась в опытном разведчике, умеющем ловко управляться с любым оружием и не бледнеющем при виде крови.

Глебу все это активно не нравилось. Создавалось впечатление, что группа имеет своей целью не столько поиск пропавшей экспедиции или сбор каких-то там научных данных, сколько обыкновенную месть. Недаром же все члены этого маленького отряда были крепкими, бывалыми мужчинами, готовыми в случае чего перегрызть любому глотку за свою молчаливую и строгую начальницу. Видимо, всех их связывали узы куда более крепкие, чем простое сотрудничество во имя спасения вымирающих видов животных; что-то подобное Сиверову доводилось видеть в Афганистане и других горячих точках. Это было что-то вроде солдатского братства, которое рождается только под огнем. Но в Афгане была война, а тут… Впрочем, тут, судя по некоторым признакам, тоже была война, и Глеб начинал побаиваться, что, едва успев сойти на берег, Горобец отдаст приказ приступить к планомерной зачистке поселка. Его давно подмывало как-нибудь изловчиться и поставить Федора Филипповича в известность о том, что тут происходит. Но в том-то и загвоздка, что ничего особенного здесь пока не происходило! Сколько ни думал Слепой над текстом предполагаемого донесения, у него неизменно получалось что-то наподобие знаменитого письма Ваньки Жукова: «Милый дедушка Федор Филиппович, забери ты меня отсюдова Христа ради…»

Собственно, никто и не ждал от него вестей, и Глеб уже который день подряд ломал голову, пытаясь понять, с чего это его вдруг потянуло на какие-то донесения. В предчувствия он, в общем-то, не верил, но сейчас его, похоже, одолевали именно предчувствия, и притом не самые хорошие. На лицах его спутников, даже на широкой, вечно ухмыляющейся, бородатой физиономии Вовчика, как будто лежала какая-то прозрачная, но различимая тень. Когда Глеб пытался повнимательнее присмотреться к членам экспедиции, тень эта исчезала, таяла, словно ее и вовсе не было. Однако стоило ему только заняться своими повседневными делами и перестать напрягать глаза и мозги, как у него снова возникало ощущение холодной, мрачной тени, упавшей на всю поисковую партию.

Вот и сейчас, едва Глеб сосредоточился на Занозе, которая примеривалась цапнуть его за плечо, как он почти физически ощутил присутствие чего-то недоброго. Такое бывало и раньше, особенно если Слепой знал, что за ним охотятся, и всегда в подобных случаях он, оглянувшись, обнаруживал за спиной либо нацеленный в затылок ствол, либо просто холодный, ненавидящий взгляд. Какое-то время он боролся с желанием резко обернуться, а потом все-таки не выдержал, осторожно повернул голову и посмотрел назад через плечо.

И, разумеется, не увидел ничего особенного. Все были заняты своими делами, никто даже не смотрел в его сторону. Горобец о чем-то совещалась с Гришей, разложив поверх офицерского планшета подробную карту местности. Вовчик, как всегда, увивался возле лошадей — пробовал подпруги и ремни, проверял, надежно ли закреплены вьюки, — а Тянитолкай, на ходу раскуривая потухшую папиросу, поднимался наверх по склону бугра, держа курс на гнилые бараки заброшенного поселка. Склон был покрыт грязными пятнами еще не успевшего растаять снега, и Тянитолкай оставлял за собой цепочку глубоких рыжих следов от налипшей на его сапоги глины. Папиросный дым рваной голубой лентой тянулся из-за его правого плеча и таял в холодном, сыром, очень чистом воздухе. Огромный нож, с которым Тянитолкай давеча развлекался на барже, висел у него на поясе , в потертых меховых ножнах и при каждом шаге похлопывал Тянитолкая по тощему заду.

— Куда это он почесал? — спросил Глеб у Вовчика.

— Проводника искать, — ответил тот, бросив быстрый равнодушный взгляд на удаляющуюся фигуру Тянитолкая. — Места здесь глухие, дикие. Карта — это, конечно, хорошо, но на ней нарисовано далеко не все. Да и пора сейчас не самая подходящая, для прогулок. Лед уже сошел, вот-вот разлив начнется. Без человека, который, все тут знает как свои пять пальцев, можно надолго застрять в какой-нибудь дыре — позади болото, спереди речка, а под ногами — камни да мох…

Он подтянул ремень, которым был закреплен ящик с оружием, и задумчиво похлопал ладонью по зеленой деревянной крышке. На его бородатом, обманчиво простодушном лице появилось выражение глубокой задумчивости.

— А здесь разве живут? — спросил Глеб. — Поселок выглядит совсем заброшенным.

— А? — встрепенулся Вовчик, выходя из ступора. — Чего? А, поселок… Да он и есть заброшенный. Леспромхоз загнулся лет пять назад. Только не спрашивай почему. Леса кругом — мама, не горюй, и нужда в деловой древесине, насколько я понимаю, до сих пор не отпала… Бардак, в общем. Но какие-то люди здесь остались. Черт их знает, что они тут делают.

— Браконьерствуют потихоньку, — предположил Глеб.

Вовчик уставился ему прямо в лицо и некоторое время смотрел не мигая ничего не выражающим взглядом. Глеб выдержал этот взгляд, хотя и не без труда. Он уже привык к тому, что самые невинные вопросы и замечания порой вызывают у Вовчика такую вот странную, ни с чем не сообразную реакцию. Причин к тому могло быть как минимум две: либо развеселый кандидат биологических наук имел какие-то психические отклонения, либо вопросы и замечания Глеба были не такими невинными, какими казались на первый взгляд. Насчет психических отклонений Сиверов здорово сомневался, а насчет невинности своих реплик… Что ж, сам он не видел в своих словах ничего особенного и даже не стремился вкладывать в них какой-то второй смысл, но вот Вовчик, похоже, этот второй смысл угадывал…

— Может, и браконьерствуют, — медленно проговорил Вовчик, отводя от лица Глеба тяжелый, как свинцовая болванка, взгляд. — Скорее всего, браконьерствуют. Что здесь еще делать? Жевать-то хочется! Не рыба, так птица, не птица, так зверь…

— Тигр, например, — предположил Глеб. Вовчик бросил на него быстрый взгляд, тяжело вздохнул и сказал:

— Слушай, композитор, чего тебе неймется? Ты меня прости, Федя, не обижайся, но ведь, если разобраться, твое дело телячье. Скажут грузить — грузи, скажут тащить — тащи, скажут стрелять — стреляй и не спрашивай отчего и почему. Не обиделся?

— А на что тут обижаться? — пожал плечами Глеб. — У меня всю жизнь так — что в армии, что на гражданке. Как сказал один умный человек, не хочешь работать головой — работай руками. А я головой работать — ну просто ненавижу! Я от этого сразу засыпать начинаю, понял? Только, Вовчик, был на свете еще один умный человек, Суворов была его фамилия, слыхал? Так вот, он сказал, что каждый солдат должен знать свой маневр. Вовчик хлопнул Глеба по плечу.

— Вот чудила! Суворов, спору нет, был умный дядька, а вот ты, брат, до него маленько не дотянул. Свой маневр, говоришь? Ну так это вот и есть твой маневр — мешки таскать и держать винтарь под рукой. Ты думаешь, мы зачем сюда пришли — браконьеров вязать? Мы людей искать пришли! Людей, понимаешь? А вот когда найдем, когда разберемся, что тут было и кто виноват, вот тогда… В общем, тогда и посмотрим. Сам понимаешь, все зависит от того, что мы найдем и найдем ли что-нибудь вообще. Но сначала надо найти. А то если мы прямо сейчас, не успев высадиться, начнем следствие проводить, выяснять, кто тут тигрятинкой промышляет да у кого дома на стене шкура полосатая висит, так от нас уже назавтра рожки да ножки останутся. Понял теперь, композитор?

— Чего ж тут не понять, — буркнул Глеб. — Вы все тут начальники, один я у вас дурак.

Краешком глаза он видел, что «солдат Джейн» уже некоторое время стоит поодаль и, делая вид, что изучает карту, внимательно прислушивается к их разговору. Это показалось ему любопытным, тем более что Вовчик настолько увлекся процессом воспитания непутевого работяги, что не заметил присутствия начальницы.

— Да ты и впрямь дурак, братец, — огорченно сказал Вовчик. — Сам же просил объяснить, что к чему, а потом сам же и обиделся!

— Да ладно тебе, — сказал Глеб. — Должность у меня такая — дурацкая. Должен же я ей соответствовать!

— Крученый ты парень, хоть и дурак, — задумчиво произнес Вовчик.

— Хватит болтать, — вмешалась в их беседу «солдат Джейн», сворачивая карту. Глеб про себя отметил, что вмещалась она очень своевременно — как раз тогда, когда разговор по существу закончился и начался пустой треп. — Володя, ты зачем ящик упаковал? Сейчас же распакуйте и раздайте оружие. Молчанов, позаботьтесь о том, чтобы все карабины были заряжены и поставлены на предохранитель. Володя, займись верховыми лошадьми. Проверь все, чтобы потом не тратить время на остановки.

— Не шуми, Женя, сейчас все сделаем, — мягко отозвался Вовчик и кивнул Глебу: — Слыхал, композитор? Давай, снимаем этот гроб!

Вдвоем они ослабили ремни и сняли с лошадиной спины тяжелый ящик. Вовчик отдал Глебу ключ от навесного замка и пошел к верховым лошадям, хотя мог бы этого и не делать: лошадей он седлал собственноручно, и проверять свою собственную работу ему было незачем.

Глеб отпер ящик и откинул деревянную крышку. Внутри, как он и ожидал, лежали четыре скорострельных карабина «сайга» на базе АКМ и уже знакомая ему снайперская винтовка Драгунова. Оцинкованные коробки с патронами, запасные обоймы и даже матерчатые подсумки лежали здесь же; помимо всего этого богатства, в ящике обнаружилась ракетница и коробка патронов к ней. У Слепого немного отлегло от сердца: в глубине души он побаивался обнаружить парочку гранатометов, а может, и ПЗРК — уж очень решительный вид был у «солдата Джейн».

Ракетницу в брезентовой кобуре он отложил в сторонку и, пока суд да дело, принялся снаряжать магазины. Зарядив все пять стволов и поставив их на предохранители, он рассовал обоймы по подсумкам. Пока он этим занимался, к нему подошел Гриша, присел на корточки и, покуривая, стал наблюдать за тем, как ловко работает Глеб.

— Пристрелять бы их, — сказал Сиверов, протягивая ему заряженный карабин.

— Не дрейфь, разведка, — ответил Гриша. — Не ты один знаешь, с какой стороны у карабина приклад. Все пристреляно в лучшем виде.

Глеб собрал стволы в охапку, подошел к верховым лошадям и рассовал карабины по седельным кобурам. Лошади, фыркая, неохотно нюхали мертвую прошлогоднюю траву, позванивали сбруей. Под копытами чавкала грязь — верхний слой почвы уже оттаял, превратившись в полужидкую кашу. Заноза, демонстрируя неизбывную вредность характера, пыталась есть снег. Глеб нашел в тюках пустой мешок, сел на оружейный ящик и стал, отрезая от мешка длинные полосы, обматывать ими ствол винтовки.

— Ты чего делаешь, композитор? — поинтересовался у него Вовчик. — Не в разведку идешь!

— Не уверен, — лаконично ответил Глеб. — И вообще, привычка — вторая натура.

— Любопытные у тебя привычки, дружок, — сказал Гриша.

— Вы мне лучше скажите, профессора, чем мы лошадей кормить будем? — спросил Глеб. — В тайге-то, наверное, еще снег лежит. По мешку овса на лошадь — не маловато ли будет?

— Будет день — будет и пища, — туманно ответил Вовчик. — Если что, недельку-другую они у нас и на подножном корме протянут. Жрать захотят — из-под снега выкопают. А там, глядишь, и свежая травка пойдет. Вообще-то, я тоже считаю, что пешочком, без этих скотов, гулять приятнее. Но тогда вьюки на себе переть пришлось бы, да и медленнее пешочком-то…

Молчаливый Гриша кашлянул в кулак и нахмурился. Что-то ему в этом разговоре явно не понравилось, но вот что именно? Глеб заметил, что члены экспедиции как-то очень уж болезненно реагируют на его вопросы — не на все, а исключительно на те, которые так или иначе связаны с организацией и целями похода. Впрочем, это могло объясняться вполне естественными причинами. В конце концов, для них он был просто разнорабочим — то есть, по определению, природным недоумком, с которым не о чем разговаривать. И вот он, этот недоумок, лезет к ученым людям со своими дурацкими вопросами да еще, видите ли, и критикует: чем же мы, дескать, лошадей-то станем кормить? Да не твое дело, чучело! Таскай мешки и сопи в две дырки, вот и весь разговор…

«Точно, — подумал Глеб, накрепко приматывая кусок мешковины к винтовочному стволу обрывком бечевки. — Просто мне давненько не приходилось под дурачка косить, вот и мерещится всякая ерунда с непривычки. Когда вернусь, надо будет предъявить Потапчуку претензии. Как ни крути, а легенду для меня придумывал он на пару со своим Корнеевым, и не Вовчик с Гришей виноваты, что мне внутри этой легенды тесно…»

— Что-то долго Тянитолкая нет, — сказал Вовчик, заметив, как Горобец бросила нетерпеливый взгляд на часы. — Самогон они там пьют, что ли?

«Солдат Джейн» снова, уже не скрываясь, посмотрела на часы, и Глеб заметил, как на скулах у нее вздулись и опали желваки, а глаза нехорошо прищурились. Губы Евгении Игоревны шевельнулись, и Слепой мог бы поклясться, что Горобец была готова отпустить крепкое словечко из тех, которых не отыщешь ни в одном толковом словаре.

Позади них, на реке, взревел двигатель буксира. Все вздрогнули и обернулись. Двигатель сбросил обороты, застучал ровно и глухо. Буксир отошел от пристани, волоча за собой баржу, и начал неуклюже разворачиваться, расталкивая круглым, похожим на лапоть носом звенящие утренние льдинки.

— Тьфу, сволочь, — сказал Вовчик. — Совсем про него забыл.

«Что это с ними сегодня? — подумал Глеб, глядя, как Гриша торопливо прикуривает еще одну сигарету, а „солдат Джейн“ грызет нижнюю губу. Зубы у нее были белые, ровные и крупные. — Почему они все такие нервные?»

— Отвратительное место, — сказала Горобец напряженным голосом. — Я понимаю, почему люди отсюда ушли. Здесь что-то… Что-то не так.

Сиверов огляделся, но не увидел ничего необычного. Местечко, конечно, было унылое, но не настолько, чтобы вывести железобетонную Евгению Игоревну из душевного равновесия. Да и остальные явно были не в своей тарелке, хотя держали себя в руках лучше, чем «солдат Джейн». Потом он вспомнил о пропавшей экспедиции — пропавшей, вероятнее всего, не без помощи местных жителей — и удивился: если уж вы так опасаетесь аборигенов, то зачем было посылать Тянитолкая в поселок одного, пешком и даже без карабина?

Честно говоря, Глебу казалось, что долгое отсутствие Тянитолкая объясняется очень просто: небритый молчун, скорее всего, впустую тратил время, один за другим обследуя покинутые дома в поисках аборигенов. Не было тут никого, давно уже не было. Это чувствовалось по мертвой тишине, царившей вокруг. В таких вот местах прибытие буксира — это же настоящий праздник, повод для народного гуляния. А на берегу пусто, да и над крышами ни одного дымка…

Однако излагать свои соображения по этому поводу Глеб не стал. Пять минут назад ему ясно дали понять, что его дело — помалкивать в тряпочку. Вот он и решил помалкивать, тем более что тот, кто молчит, лучше слышит, о чем говорят другие.

— Господи, да что же это? — почти простонала «солдат Джейн», в третий раз посмотрев на часы. Тогда Глеб не выдержал.

— Давайте я схожу, Евгения Игоревна, — предложил он. — Не волнуйтесь, я аккуратно.

— Нет! — почти выкрикнула Горобец. — Всем оставаться на месте! Будем ждать. «Э, — разочарованно подумал Глеб, — ненадолго же тебя хватило!»

Минут через пять, когда стук дизельного движка окончательно потерялся где-то за излучиной реки, на гребне холма возникли две фигуры. Видно было, что один человек поддерживает другого. Горобец прерывисто вздохнула, Вовчик озадаченно хмыкнул, а Гриша длинно сплюнул в грязь и отвернулся. В первое мгновение Глебу почудилось, что один из этих двоих ранен. Он поднял лежавшую у него на коленях винтовку, посмотрел в прицел и понял, что ошибся.

Один из этих двоих, как и следовало ожидать, был Тянитолкай. Он выглядел целым и невредимым, хотя и очень недовольным. Второй, невысокий щуплый мужичонка в драном ватнике и криво нахлобученном на макушку треухе, не столько шел, сколько волочился рядом, повиснув на Тянитолкае всем своим весом. Он был мертвецки пьян, о чем Глеб счел нужным проинформировать начальницу.

— Вот сволочь, — сказал Вовчик. — Ну, слава богу, хоть на месте оказался. А то я было подумал… Горобец метнула на него быстрый взгляд, и Вовчик осекся.

— Пойду помогу Тянитолкаю, — сказал он с полувопросительной интонацией.

«Солдат Джейн» молча кивнула. Вовчик широкими шагами поднялся по склону холма, подхватил все время норовящего навернуться носом в грязь аборигена и что-то сказал Тянитолкаю. Тот мрачно кивнул. Вдвоем они взяли пьяно мотающего головой проводника под руки, и потащили вниз. Спустившись с холма, Тянитолкай и Вовчик не стали задерживаться возле лошадей, а поволокли свою ношу мимо, к самой воде. Здесь Вовчик свободной рукой предупредительно снял с аборигена его засаленную, облезлую шапчонку, после чего господа ученые очень слаженно и ловко, явно не впервые действуя подобным образом, уложили свою жертву физиономией в ледяную воду. По реке поплыли пузыри, полетели брызги. Мужичонка приподнялся на руках, встал на четвереньки и замотал плешивой башкой. Вода каскадами полетела с жидкой растрепанной бороды и редких волос, обрамлявших красную лысину. Разинув беззубый рот, он пьяным голосом заорал что-то нечленораздельное.

Вовчик укоризненно покачал головой и пихнул мужичонку ногой в отставленный зад. Руки аборигена подогнулись, и он снова булькнул в воду. Стоя на берегу, чтобы не замочить ног, Тянитолкай уперся ему между лопаток прикладом неизвестно откуда взявшегося одноствольного охотничьего ружья и придержал, не давая вынырнуть раньше времени. Когда он убрал ружье, мужичонка снова вынырнул с громким плеском, встал в воде на колени и, отплевываясь, завопил неожиданным фальцетом:

— Вы чего, ё-н-ть, делаете? Вы чего творите, фашисты?!

— Мало, — негромко произнес стоявший рядом с Сиверовым Гриша.

Вовчик, как видно, пришел к такому же выводу. Он толкнул аборигена между лопаток. Тот устоял, упершись рукой в дно, и опять заголосил на всю реку. Тогда Вовчик шагнул в воду, ухватил его одной рукой за воротник телогрейки, а другой — за штаны, легко поднял в воздух и обмакнул головой в реку.

Глеб повернул голову и посмотрел на Горобец. «Солдат Джейн» наблюдала за экзекуцией с выражением брезгливого нетерпения, но тревога уже ушла из ее глаз. Сиверов удивился: неужели ее могло успокоить появление этого пьяного создания, лишь отдаленно напоминающего человека? Хорош проводник, нечего сказать! Вылитый Дерсу Узала… Впрочем, Глеб не понимал, каким образом Тянитолкаю удалось откопать в явно покинутом людьми поселке хотя бы это диво. Да еще и пьяное вдобавок… Интересно, где он достал выпивку? А главное, чем же все-таки была так взволнована «солдат Джейн»?

Со стороны реки доносилось азартное кряхтение, громкий плеск и фырканье, как будто там, у самого берега, бултыхался взрослый бегемот. Тянитолкай, убедившись, что Вовчик превосходно справляется со всем без его помощи, отошел в сторонку и стал брезгливо стряхивать с куртки попавшие на нее брызги и какой-то мелкий мусор, явно подцепленный от «Дерсу Узала».

— Долгонько ты ходил, — сказал ему Гриша.

Молчаливый Тянитолкай лишь пожал плечами и возмущенно ткнул пальцем в сторону реки, давая понять, что потратил время на поиски спавшего где-то беспробудным пьяным сном аборигена. Глеб протянул ему подсумок с запасными обоймами. Тянитолкай молча кивнул в знак благодарности, расстегнул ремень и принялся просовывать его сквозь твердые, как жесть, брезентовые петли подсумка.

— Это точно он? — спросила «солдат Джейн», кивая в сторону реки, где мокрый до пояса и даже выше Вовчик старательно выполаскивал из туземца остатки алкогольной эйфории.

— Похож, — буркнул угрюмый Тянитолкай, застегивая пряжку ремня. Охотничья одностволка с замызганным, явно самодельным прикладом торчала у него под мышкой, на плече болтался полупустой патронташ, — старый, рваный, перештопанный вдоль и поперек. — Сейчас очухается, тогда спросим. А то несет какой-то бред…

— Что именно он несет? — неожиданно заинтересовалась Горобец.

— Да говорю же, бред, — огрызнулся Тянитолкай. — Ума не приложу, где он в здешней глуши телевизор нашел.

— Телевизор?

— А откуда еще он мог этой чепухи набраться? Упыри какие-то, людоеды… Крестить меня пытался, идиот.

— Белая горячка, — с видом знатока констатировал Гриша. — Ничего, сейчас Вовчик его вылечит.

Глеб покосился на Горобец и успел заметить промелькнувшее на ее лице озабоченное выражение. Впрочем, Глеб тоже задумался бы, стоит ли доверять судьбу экспедиции проводнику, которому с перепоя мерещатся упыри. «Солдат Джейн» перехватила его взгляд.

— Теряем время, — досадливо поморщившись, сказала она. — Володя, ты скоро? — повысив голос, окликнула она Вовчика.

— Уже, — ответил тот, повернув к ней разгоряченное, мокрое от брызг лицо.

Напоследок он еще раз обмакнул «Дерсу Узала» головой в речку. Туземец не сопротивлялся и даже перестал орать — понял, наверное, что от этого будет только хуже. Вовчик, все так же держа его одной рукой за шиворот, а другой за штаны, выволок горемыку на берег и придал ему вертикальное положение. С горемыки текло в три ручья; с Вовчика тоже текло, хотя и не так интенсивно. Наклонившись, бородач подобрал откатившуюся в сторону шапку, нахлобучил ее проводнику на плешь и прихлопнул сверху ладонью. Проводник немедленно стащил шапку с головы и принялся утирать ею мокрое лицо. Вовчик крепко взял его за плечо, подтолкнул и почти силой подвел к «солдату Джейн».

Горобец стояла, широко расставив ноги в высоких солдатских ботинках, и, запрокинув голову, холодно разглядывала аборигена из-под низко надвинутого козырька бейсболки. Правую руку она держала на кобуре, скорее всего просто так, потому что за кобуру было удобно держаться, но вид у нее из-за этого был жутко воинственный.

— Это ты Иван Пономарев? — холодно осведомилась она.

Абориген шмыгнул носом. В сапогах у него чавкало, за пазухой хлюпало, с пропитавшегося водой ватника на землю, журча, сбегали тонкие мутные струйки, редкая бороденка мокрыми сосульками торчала во все стороны, и с сосулек тоже капало. Перегаром от него разило со страшной силой, но он уже пришел в себя и, услышав вопрос, хитро прищурился.

— А ты кто, ё-н-ть? — ехидно поинтересовался он. — Чегой-то я не разберу, баба али мужик?

Стоявший у него за спиной Вовчик подался вперед, но опоздал — Горобец неожиданно, без замаха, резко и явно очень сильно двинула мужичонку кулаком прямо в солнечное сплетение. Мужичонка сложился пополам, хватая воздух широко разинутым ртом, и тогда «солдат Джейн» открытой ладонью хлопнула его снизу по подбородку. Челюсть аборигена отчетливо лязгнула, захлопнувшись, на глаза навернулись мутные слезы.

— Здесь спрашиваю я, — заявила она, брезгливо вытирая ладонь о штаны. — Повторяю вопрос: это ты Иван Пономарев?

— Я, — просипел Иван Пономарев, благоразумно воздержавшись от дальнейших комментариев.

— Превосходно. Ученых в прошлом году к Каменному ручью ты водил?

Иван Пономарев крепко стиснул беззубые челюсти и отвернулся, демонстрируя полное нежелание отвечать на поставленный вопрос. Горобец сделала движение рукой, туземец испуганно шарахнулся.

— Ну я, — с огромной неохотой выдавил он. — Чего спрашивать-то, когда и так ясно?

— Превосходно, — повторила Горобец. Лицо у нее при этом было такое, что сразу делалось ясно: ничего хорошего и тем более превосходного она в этом не видит. — Ну, и что же с ними стало?

— А мне откудова знать? — задрав клочковатую бороду, огрызнулся проводник. — Откудова мне знать, чего с ними стряслось? До места довел, расчет получил и пошел себе…

— Что значит — пошел? Как так — пошел? А обратно доставить?

— То и значит — пошел… Отпустили, я и пошел себе. Иди, говорят, назад уж мы сами дорогу найдем. Ну я и пошел, потому они ученые, им видней… Карты у них, понимаешь, компасы… А вот, гляди, сгинули. И с компасом, и с картой, и с карабинами своими… А я ему, начальнику ихнему, говорил: не ходи, мол, к Каменному ручью, нехорошо там, совсем худо… Нет, не послушал!

На скулах у Горобец снова заиграли желваки. «Не пристрелила бы она его сгоряча», — с опаской подумал Глеб, прикидывая, как бы ему в случае чего половчее выбить из руки «солдата Джейн» пистолет, ничего ей при этом не повредив.

— Ну, и что же с ними, по-твоему, стало? — еле сдерживаясь, спросила она.

— Да я-то почем знаю? В тайге с человеком что хошь приключиться может, — рассудительно ответил проводник. — Может, тигры, может, медведи, а то, гляди, лихие люди повстречались… А может, и еще чего похуже. Говорил ведь я: не ходи! Худо там, хуже некуда!

— Хватит, — сказала Горобец, презрительно и горько кривя рот. — Хватит, болтать чепуху! Отведешь нас к Каменному ручью. Выходим прямо сейчас.

— Не, — неожиданно твердо заявил Пономарев и для убедительности помотал головой. — Даже и не думай. И сам не пойду, и вас на погибель не поведу. Я и так всю зиму от каждой тени шарахаюсь, ночей не сплю. Сроду Богу не молился, а теперь, не поверишь, молюсь. Как солнце сядет, так я на колени и бормочу, бормочу… Господи, бормочу, спаси и помилуй! Пронеси, Господи, страх-то какой! Я такого страху за целую жизнь не натерпелся и не думал даже, что такая жуть на свете бывает. Оттого и пью — со страху, значит… Вовчик у него за спиной сокрушенно покачал головой и покрутил пальцем у виска.

— Может, его еще разок макнуть? — задумчиво предложил он. — А то, гляжу, его по новой разбирает. Опять ему черти, мерещиться начали.

— Я те макну! — взвизгнул Пономарев, с неожиданной живостью отскакивая на добрых полтора метра в сторону. — Я те мак…

Он осекся и застыл с открытым ртом, глядя в ствол тусклого от старости и частого употребления парабеллума, который непринужденно и даже изящно держала в руке Евгения Игоревна Горобец. Глеб напрягся, и сейчас же ему на плечо легла чья-то твердая, как доска, ладонь. Он обернулся и увидел Тянитолкая. Тянитолкай отрицательно покачал головой: не встревай. Его правая рука свободно висела вдоль тела, а в ней был зажат его знаменитый нож. Глеб удивленно поднял брови. Тянитолкай снова отрицательно качнул головой, неожиданно подмигнул и спрятал свой тесак в ножны.

— Так, да? — с отчаяньем в голосе спросил проводник. — Вот так вот, значит? Ну и пропадайте, леший с вами! Эх! Провались оно все сквозь землю! Пожил, хватит! Пора и честь знать! Ах ты господи! Ну и пропадайте!

— Не визжи, старик, — устало сказала Горобец. — Выведешь нас на Каменный ручей и можешь убираться на все четыре стороны. Получишь два ящика водки.

— Три, — быстро сказал Пономарев.

— Хорошо, получишь три, — равнодушно согласилась Горобец. — Тянитолкай, отдай ему ружье. Нужно двигаться, мы и так потеряли уйму времени.

На макушке лысого, поросшего серой прошлогодней травой пригорка Глеб придержал лошадь и оглянулся на оставшийся позади поселок. Он снова увидел просевшие, дырявые крыши, трухлявые стены с пустыми глазницами выбитых окон, мертвый черный бурьян в полтора человеческих роста и холодные, полуразвалившиеся печные трубы. Кое-где окна были вкривь и вкось забиты досками, но в большинстве домов их не было вовсе — остались только голые черные проемы, сквозь которые кое-где уже проросли длинные гибкие ветви каких-то кустов. Под обвалившимся навесом тихо ржавели остатки пилорамы, в стороне от заросших полынью рельсов лежала на боку перевернутая вагонетка. И вдруг там, возле вагонетки, мелькнуло и пропало что-то серое. Стебли бурьяна качнулись и снова замерли в мертвой неподвижности. Глеб вскинул винтовку, посмотрел в прицел, но движение не повторилось.

— Ты чего, композитор? — спросил ехавший рядом Вовчик. — Руки чешутся? Погоди чуток, еще настреляешься!

—Да нет, — сказал Глеб, опуская винтовку. Просто…

— Что?

— Да так, ничего. Наверное, померещилось.

***

Над Москвой неторопливо сгущались прозрачные майские сумерки. В открытое окно тянуло теплым ветром, который пах нагретым за день асфальтом. Прозрачная штора на окне была задернута, но привлеченные светом ночные бабочки все равно как-то ухитрялись пробраться сквозь эту преграду — не менее десятка их беспорядочно кружилось над зеленым абажуром настольной лампы, и еще столько же валялось в круге электрического света на столе. За окном послышалось нарастающее басовитое гудение, и спустя секунду раздался звонкий, увесистый щелчок, от которого генерал невольно вздрогнул. Звук был такой, словно в окно бросили камешком. «Майский жук, — догадался Федор Филиппович. — Надо же, куда его, дурака, занесло! Не сиделось ему за городом, на природе… Интересно, как там сейчас, на природе?»

Супруга Федора Филипповича третий день сидела на даче, но в данный момент генерал думал не о ней. Да и природа его интересовала вовсе не подмосковная…

Сиверов не выходил у Федора Филипповича из головы. С того момента, как транспортный «Ил» тяжело оторвался от бетона взлетной полосы и взял курс на восток, прошло уже больше двух недель. Все это время генерал Потапчук был очень занят, но посторонняя и ненужная, в общем-то, мысль «А как там Глеб?» нет-нет да и всплывала из глубин генеральского подсознания, регулярно отравляя ему жизнь. Снедавшее Федора Филипповича беспокойство не имело под собой никакой реальной основы, и он это прекрасно понимал, но беспокойство от этого не только не проходило, но и, наоборот, усиливалось. Прошлой ночью Федор Филиппович неожиданно для себя проснулся с сильно бьющимся сердцем и долго лежал на спине, глядя в потолок, безуспешно пытаясь припомнить, что же это был за кошмар, из-за которого он выскочил из сна, как пробка из бутылки. Припомнить ему ничего так и не удалось, но генерал не сомневался, что кошмар был как-то связан с Глебом Сиверовым. Покорившись неизбежному, он стал думать о Слепом, но размышлять о чем-то, не имея информации, — дело пустое и безнадежное. Единственный вывод, к которому Федор Филиппович пришел в результате своих ночных раздумий, это что Корнееву удалось каким-то образом заразить его, Федора Филипповича, своим беспокойством.

— Ночей он не спит, — злобно бормотал Федор Филиппович, глядя на ворох бумаг в своем кабинете. — Чертовщина ему, видите ли, мерещится… И откуда только ты свалился на мою голову, старый неврастеник?

Он неприязненно покосился на висевший на спинке соседнего стула китель с генеральскими погонами. Это был его собственный китель, и он раздражал Федора Филипповича уже давно, но сегодня вид этого отлично скроенного и безупречно отглаженного предмета обмундирования вызывал в его душе чувство близкое к безнадежному отчаянью. «В отпуск пора, — подумал Федор Филиппович. — А может, и на пенсию. Что-то я совсем расклеился, прямо как старая баба».

Он потер усталые глаза, помассировал кончиками пальцев натруженную переносицу и с протяжным вздохом водрузил на место очки. «Дочитаю сводку — и домой, — твердо решил он. — Завтра выходной, надо наконец отоспаться. Завалиться пораньше, встать попозже, а потом, на свободе, сходить за угол в ларек и в кои-то веки попить пивка — прямо с утра, на свежем воздухе, в сугубо мужской компании, которая знать ничего не знает об оперативных сводках, секретных операциях и пропавших экспедициях…»

Он выдвинул ящик стола, на ощупь нашел жестяную коробку с леденцами, кинул один в рот и стал, вздыхая и причмокивая, невнимательно бегать глазами по черневшим на экране компьютера строчкам оперативной сводки. Все было то же, что и вчера, и позавчера, и неделю назад: жизнь шла своим чередом, кто-то за кем-то следил, брал кого-то в разработку, кто-то попадался с поличным, кто-то, наоборот, ускользал за бугор с наворованными денежками, еще кого-то повязали на Павелецкой с самодельным взрывным устройством в пакете…

Генерал зевнул, потянулся и вдруг замер в странной позе, с выпяченной грудью и поднятыми над головой, разведенными в стороны руками. Глаза его неотрывно смотрели в одну точку, снова и снова перечитывая один и тот же абзац, по неизвестной причине приковавший генеральское внимание.

Спохватившись, генерал опустил руки, торопливо проглотил леденец, поперхнулся, закашлялся, вполголоса произнес нехорошее слово и рывком придвинул к себе телефон. Через две минуты его уже соединили с генералом Кузьминым, отдел которого занимался разработкой операции под кодовым названием «Песок» — занимался, судя по содержавшейся в сводке информации, без особого успеха. Кузьмин, к счастью, оказался в своем кабинете и, более того, разрешил Фёдору Филипповичу подробнее ознакомиться с материалами по упомянутой операции без обычных в подобных случаях «зачем?», «почему?» и «кто приказал?».

Как известно, дорога в ад вымощена благими намерениями, и выспаться генералу Потапчуку в эту ночь не удалось. Он вернулся домой под утро, когда небо над крышами уже начало наливаться жемчужно-серым светом, а на улицах вовсю трудились поливочные машины. Федор Филиппович был выжат как лимон, но очень доволен собой и окружающим миром. Ему по-прежнему оставалось только сидеть сложа руки и ждать известий от Слепого, но, генерал все равно был счастлив, потому что очень не любил всякие предчувствия, озарения и прочую мистику и всегда радовался, нащупав в туманном киселе неизвестности твердое рациональное зерно.

Отперев дверь квартиры, Федор Филиппович очень удивился, увидев в прихожей неожиданно вернувшуюся с дачи супругу. Супруга тоже очень удивилась — вернее, сделала вид, что удивлена, — обнаружив, что Федор Филиппович не только трезв как стеклышко, но даже и не пахнет ничем посторонним — ни чужими духами, ни, упаси боже, табаком. Тем не менее Федор Филиппович был строго осужден, после чего сразу же амнистирован — жена не умела долго сердиться на генерала, потому что привыкла к его поздним приходам.

ГЛАВА 4

Глеб подбросил в затухающий костер охапку веток, и пламя с треском взметнулось вверх, выбросив в звездное небо султан белого дыма и сноп золотистых искр. Сидевший ближе всех к огню Пономарев отшатнулся, прикрывая рукой готовую вспыхнуть бороденку, которой он по неизвестным науке причинам очень дорожил.

— Тише ты, леший! — прикрикнул он на Глеба своим дребезжащим тенорком. — Заживо спалишь!

— А ты не дрейфь, старый, — подначил его неугомонный Вовчик. — Огонь, говорят, очищает. Заживо сгореть — это, считай, как пропуск в рай получить. Никакие бесы до тебя не доберутся. Так что, если на Каменном ручье что-нибудь не то почувствуешь — обращайся. Хвороста соберем, керосинчиком окропим, и полный вперед — прямым ходом на небеса.

— Запросто, — невнятно поддакнул Гриша, подчищая хлебной коркой алюминиевую миску с остатками каши. — И даже с удовольствием.

— Тьфу на вас, дурачье! — с достоинством огрызнулся проводник. — Я вам дело говорю, а у вас одни жеребячьи шуточки на уме. Это вас еще жареный петух не клюнул, вот вы и гоношитесь. Хихоньки вам!

Глеб откинулся назад, лег, подперев голову рукой, и вынул из кармана мятую, плоскую, сильно затрепанную пачку с двумя последними сигаретами. Сигареты были кривые и уже начали высыпаться. Сиверов сунул одну из них в зубы, потянулся, выудил из костра тлеющий сучок и закурил. Он делал так каждый вечер — по одной сигарете в сутки, на вечернем привале, после плотного ужина, на сон грядущий. Когда они высадились на ветхой пристани заброшенного поселка, пачка была почти полна, в ней недоставало всего двух или трех сигарет. И вот он курит предпоследнюю, а вокруг по-прежнему ничего не происходит. День за днем мимо проплывают деревья, скалы, ручьи, распадки, буреломы, и седло уже стало привычным, как водительское сиденье «БМВ», и даже непрерывная трескотня Пономарева уже не так раздражает, как в начале пути, и, как в самый первый день, остается непонятным, зачем, чего ради забрался он, Глеб Сиверов, агент по кличке Слепой, в эту дикую глушь. Вокруг на многие километры ни одной живой души — ни кровожадных тигров, ни коварных браконьеров с карабинами и вертолетами, ни членов пропавшей экспедиции, ни даже их трупов…

Тянитолкай потянулся, снял с огня закопченный котелок и осторожно поставил на землю, подперев для надежности сучком. «Солдат Джейн» легко поднялась со своего места, достала кружки, разлила чай и обнесла всех по очереди. Вообще-то, по большому счету ей, начальнику экспедиции, делать это не полагалось. Тем не менее она это делала каждый вечер и каждое утро, и было чертовски приятно получить горячую, пахнущую дымком кружку из рук единственной женщины. В эти редкие минуты «солдат Джейн» ненадолго превращалась просто в Евгению Игоревну — мягкую, симпатичную женщину, стойко переносящую свое горе. Эти чаепития, особенно те, что происходили по вечерам, создавали в зыбком круге света посреди дикой тайги какую-то очень интимную, теплую, почти домашнюю обстановку. Картину портил только проводник Пономарев со своей бесконечной и однообразной трескотней, сводившейся, по сути дела, всего к двум вещам: во-первых, к тому, какой он, Иван Пономарев, непревзойденный охотник и знаток здешних мест, а во-вторых, к тому, что приближаться к Каменному ручью нельзя ни под каким видом, если они не хотят, чтобы их постигла судьба первой экспедиции. Болтовня эта раздражала Глеба, тем более что не содержала в себе конкретной, объективной информации, поддающейся проверке. Однако высказываться на эту тему Слепой избегал, поскольку хорошо понимал: он в этой компании такой же посторонний и неприятный чужак, как и проводник, и терпят его, как и Пономарева, только в силу необходимости.

— Спасибо, Евгения Игоревна, — сказал он, принимая у Горобец горячую алюминиевую кружку.

«Солдат Джейн» с улыбкой кивнула ему и, перешагнув через разлегшегося у самого огня Вовчика, подала чай проводнику.

— Благодарствуй, дочка, — ответил тот и, обхватив кружку грязными костлявыми пятернями, принялся шумно дуть на кипяток. Борода его смешно топорщилась, мутные глазенки выпучились от старательности и поблескивали в свете костра, как кусочки слюды.

— Нет, ты все-таки скажи, дед, почему ты так этого Каменного ручья боишься? — снова пристал к проводнику Вовчик, прихлебывая обжигающий, пахнущий дымом и таежными травами напиток.

— Это кто тут дед? — немедленно вскинулся Пономарев. — Ишь, какой внучонок выискался! Сам бородищу отрастил, как у разбойника, а туда же — дед! Мне, чтоб ты знал, всего-то сорок восемь годочков. Какой я тебе дед?

— Сорок восемь? — изумился Вовчик. — Да, поработала жизнь… Слушай, поехали с нами в Москву! Мы тебя в клинику продадим, где алкоголиков лечат. Тобой там будут пациентов пугать: вот, мол, до чего водка доводит! Знаешь, какие бабки нам за тебя отвалят! Да и ты в накладе не останешься. Зарплату тебе будут в литрах начислять, девочек водить, какие подешевле… А, Ваня? Как тебе такой расклад?

— Володя, — укоризненно сказала Горобец.

— Пардон, увлекся. — Вовчик сменил позу, чтобы удобнее пить чай, и снова повернулся к Пономареву: — Не обижайся, Иван Иваныч. Ты же свой человек, шутки понимаешь. Так расскажи все-таки, что там, на Каменном ручье, за нечистая сила и почему ты ее так боишься. Может, мы тебя послушаем, да и задумаемся: а надо ли, правда, туда идти? А то ты все вокруг да около, а по делу — ни слова. Откуда мы знаем — может, тебе просто ноги бить лень или ты дорогу туда забыл?

Говоря, он подмигнул своим коллегам, постаравшись сделать это незаметно для Пономарева. Однако проводник заметил и опять встопорщился.

— Чего с тобой, нахалом, разговаривать? У тебя ведь одни хахоньки на уме! Опять смеяться станешь, а я тебе, вишь, не клоун. Горобец неожиданно приняла сторону Вовчика.

— Нет, правда, Иван Иванович, — сказала она, усаживаясь между Гришей и Тянитолкаем, — расскажите. Это действительно интересно. Никто не будет смеяться, я вам обещаю.

— Ну, ежели ты обещаешь…

После той безобразной сцены на пристани леспромхоза проводник проникся к «солдату Джейн» пиететом, и теперь она была единственным человеком во всей экспедиции, на которого вздорный мужичонка смотрел снизу вверх и любое приказание которого бросался исполнять со всех ног. Это Глеба не удивляло: «солдат Джейн» показала себя очень неплохим начальником, грамотным, авторитетным и твердым, и приказания свои дважды не повторяла никому, даже безалаберному Вовчику.

— Давай, давай, Ваня, не томи, — подстегнул задумавшегося Пономарева все тот же Вовчик. — Расскажи, откуда в вашей тайге упыри. Или это просто комары-мутанты?

— Сам ты мутант, — с достоинством ответствовал Пономарев и огладил свою бороденку жестом профессионального сказителя. — Ты что же думаешь, — обернувшись к Вовчику, вопросил он для начала, — мы тут, в лесу, совсем дикие, что ли? В бабкины сказки верим, на солнце крестимся, пням кланяемся? Нет, брат, какой на дворе век, нам тоже ведомо. Кабы дело только в сказках было, я бы не боялся. Оно конечно, и сказок про эти места тоже много рассказывали. Хочешь верь, хочешь не верь, а годков двенадцать тому я сам вот так же над этими сказками посмеивался. Да чего там! Я на этом самом Каменном ручье столько раз зверя промышлял, что и не сосчитаешь! Белку там, зайца, — спохватившись, быстро добавил он и бросил на Горобец трусливый взгляд. — Бывало, что и на медведя хаживал, но это редко — раза два, может, три… Я-то в ту пору на охоту просто так, для баловства ходил — в леспромхозе, вишь, работал, покудова это все не началось. Разное про те места болтали, да не всему, про что люди болтают, верить можно.

— Да что болтали-то? — встрял неугомонный Вовчик. — Ты толком говори, хватит туману напускать!

— Не любо — не слушай, — отрезал Пономарев. — А болтали всякое. Старики, особенно которые из местных, сказывали, что тигр — зверь непростой, будто дух в нем какой-то, что ли… Особенно, если он, тигр значит, хоть раз человечины отведал. Ну, про людоеда любому охотнику и без стариковских баек ведомо. Страшный это зверь, ребятки, страшнее некуда. Хитрости у него вдесятеро против обыкновенного, будто он и не зверь вовсе. Силища страшная, огня не боится, и не всякая пуля его берет, потому как живучести он необыкновенной.

— Ага, — сказал Вовчик. — Ну, это нам знакомо. Людоеды — они все такие. Говорят, если человека схарчить, можно получить его силу, хитрость, храбрость… Ум, честь и совесть, в общем.

— А вот мне это не кажется смешным, — негромко сказала «солдат Джейн». Глаза у нее были темные, лицо задумчивое. — Ведь это поверье бытовало среди каннибалов, живших в различных частях света, никак друг с другом не связанных. Как знать, может быть, во всем этом что-то есть? Простите, Иван Иванович. Продолжайте, пожалуйста.

Глеб сделал последнюю затяжку. Сигарета сгорела до самого фильтра, курить в ней было уже нечего, и он с сожалением выбросил коротенький упругий цилиндрик в костер. «Выкурить, что ли, еще одну? — лениво подумал он. — Все равно ведь последняя. Не наелся — не налижешься… А с другой стороны, нечего себя баловать. Завтра я о ней еще вспомню, об этой сигарете…»

— А еще болтали, — продолжал Пономарев так спокойно, словно его никто не прерывал, — будто если кто тигра-людоеда подстрелит и сдуру или там с большой голодухи мясца тигриного поест, так этот тигр будто бы в него переселиться может,

— Ну-ну, — сказал Вовчик.

Гриша усмехнулся и покачал головой, а молчаливый Тянитолкай длинно сплюнул в костер. На лице у него застыло выражение презрительной скуки. Глеб посмотрел на Горобец. «Солдат Джейн» сидела обхватив руками колени и, положив на них подбородок, молча смотрела на Пономарева. Лицо у нее было напряженное, как тогда, на пристани, когда они ждали ушедшего на поиски проводника Тянитолкая.

— Вот тебе и «ну-ну», — спокойно сказал Пономарев. — Как говорится, за что купил, за то и продаю. Мне, брат, такого за всю жизнь не выдумать. Да я же и говорю, байки это все. Их и слушать никто не хотел, разве что спьяну, для смеха…

Тянитолкай широко зевнул — не слишком демонстративно, но и не особенно скрываясь, — вынул откуда-то из-за спины свой огромный нож, выбрал из кучи хвороста замысловато изогнутый сучок и принялся очищать его от коры, беззвучно насвистывая что-то под нос. Вовчик завозился, развернулся лицом к огню, ногами в темный лес, положил подбородок на сжатые кулаки и стал снизу вверх смотреть на Пономарева сквозь пляшущую завесу огня. На его полных губах блуждала неопределенная полуулыбка, но от скептических замечаний Вовчик воздерживался, хотя и было видно, что это дается ему нелегко.

Сиверов осторожно поднес к губам кружку, подул, убедился, что кипяток внутри уже немного остыл и не сожжет ему губы, и сделал первый глоток. Обоняние его не подвело: чай действительно имел непривычный привкус каких-то дикорастущих трав — терпкий, не имеющий, по мнению Глеба, ничего общего с чаем, но очень приятный. Он нашел глазами взгляд «солдата Джейн», кивнул ей и сказал, воспользовавшись возникшей в рассказе паузой:

— Очень вкусно.

— Спасибо, — улыбнувшись, ответила Горобец, — но комплимент не по адресу. Это Иван Иванович нашел эту травку… Как, вы сказали, она называется? — спросила она у проводника.

— Не знаю, как по-вашему, по-городскому, — заклеивая самокрутку, невнятно отозвался Пономарев, — а у нас ее медвежьей махоркой кличут. Да тут много всякой всячины растет, всего и не упомнишь. Вот Савка Хромой — из местных он, из узкоглазых, значит, — тот знатный был травник! Со всей округи к нему народ шел, как в поликлинику. Всем помогал, ага, и никто после не жаловался, даже, наоборот, хвалили. Сгинул он, Савка-то. По весне, вот как раз такой порой, в тайгу за травками пошел и не вернулся. Так его и не нашли — ни живого не нашли, ни мертвого. Да и не больно-то, по правде сказать, искали. Кто он такой, Савка-то, чтобы из-за него всю тайгу кверху дном переворачивать? Эвон, через месяц после него директор леспромхоза пропал. Вышел на ночь глядя нужду справить, и поминай как звали. Этого, правда, искали, да что толку? Пропал, будто его и вовсе не было. Из райцентра милиция приезжала. С собакой, ага. Вот где цирк-то был, вот где представление! Взяла, значит, эта псина след. Ну, известно, что за след — от крыльца до нужника, тут уж не ошибешься. Добежала она, значит, до нужника, покрутилась, понюхала, а потом как завоет, как заскулит! Хвост поджала и бегом обратно в машину. Уж как они бились, чтобы ее оттуда выманить, — нет, не пошла. Скулит, хвостом виляет, а из машины нейдет. Ну, будто тигра учуяла.

— Так, может, и вправду тигр? — предположил Вовчик.

— Кабы тигр, так следы остались бы, — резонно возразил Пономарев. — Ну хоть крови пятнышко, да нашлось бы. А так — ничего…

— Значит, плохо смотрели, — уверенно сказал Вовчик. — Знаю я этих районных следопытов, да еще в такой глухомани. А может, и тигра никакого не было. Проворовался начальничек да и дал тягу, не дожидаясь ревизии. Ну, а дальше-то что?

— А чего дальше? Дальше, как говорится, пошло и поехало… То бабы за грибами, за ягодами подадутся — пойдут втроем, а вернутся двое, то мужик с охоты не придёт, то дитё по дороге из школы средь бела дня сгинет, да так ловко, что никто ничего не видал и не слыхал… А кто на Каменный ручей зверя промышлять ходил, тех, сказывают, видели. Да только лучше бы их никому не видеть… Словом, так поселок мало-помалу и вымер — кто на Большую землю утек, кто без вести сгинул… Кто как, в общем.

— Постой-ка, — возмутился Вовчик, который, как и Глеб, сразу уловил, что в рассказе проводника чего-то недостает. — Ты чего это, сказитель? Пролог рассказал, эпилог рассказал, а остальное где?

— Какой такой эпилог? — в свою очередь, возмутился Пономарев. — Ты чего ко мне вяжешься? Говорю же: не любо — не слушай, а врать не мешай!

— Вот чудак человек! Да ври себе, сколько влезет, только тогда уж давай по порядку. Что случилось-то? Каменный ручей-то здесь при чем?

— Так я же и говорю! — сердито воскликнул Пономарев. — Чего привязался, леший? Сам с толку сбивает, а потом сам же и недоволен… Говорю же, проклятое это место! Мы-то, которые тутошние, над стариковскими байками, известно, смеялись, а только на Каменный ручей все одно ходили с опаской: ну, мало ли… Старикам-то их байки тоже, поди, не ветром надуло. Да и кто его ест, тигра-то, если разобраться? Кошка ведь, хоть и большая. Китайцы — те да, те все подряд за обе щеки трескают, им чем противнее, тем лучше. А нам тигриное мясо ни к чему, в тайге дичи и без тигра навалом. Словом, байки байками, а на себе пробовать никому не хотелось. Да ведь и не каждый тигр в тайге — людоед… Я-то этих людоедов сроду в глаза не видал, а что мужики по пьяному делу врали, так кто ж пьяные враки слушает-то? Человек после месяца в тайге такого наплетет, что десять профессоров не разберут, где правда, где выдумка, а что ему ночью со страху померещилось. Ну, и вот, значит, годочков уж с десять тому приехали в наши края какие-то… Да вот, вроде вас. Разодеты в пух и прах, карабины у всех фартовые, ножи штучные — хоть гвозди руби, ничего им не сделается… Ну, директор леспромхоза тогда еще жив был, да и участковый наш тоже, земля ему пухом… Словом, о чем они промеж собой толковали, нам никто не докладывал. Надо думать, ручку начальству заезжие артельщики густо позолотили, чтоб оно, начальство, в их дела свой нос не совало. Да могли бы и не золотить, потому как где Каменный ручей, а где поселок? Участковый тоже… Один он у нас был, а участок с добрую эту, как ее… Бельгию, что ли. Но они, артельщики эти, решили, видать, чтоб все было по закону — кому на лапу, кому по шеям… Ну, одним словом, ушли они к Каменному ручью. Мишку Сидоркина в проводники взяли и ушли. Чего они там, на ручье, делать собирались, никто не знает, однако снаряжения, снасти всякой при них много было — знать, зимовать порешили. Ну, и зазимовали… Так зазимовали, что никто их с тех пор в глаза не видал. А как снег сошел, так и началось… Первым Савка пропал, травник, потом директор, и пошло и поехало… Мы потом уж с мужиками промеж себя решили: видать, бес их попутал, подвел кому-то под выстрел тигра-людоеда. Попробовали ребятки тигриного мяса — им-то, городским, небось, интересно, какое оно на вкус, да и голодно в тайге зимой-то… Попробовали, стало быть, людоедского мяса, ну а там, дальше, известное дело — кто сильнее да хитрее, тот и молодец, а кто зазевался — того в холодец… Вот с тех пор и пошло. Я ведь почему ночей не сплю, Богу молюсь, милости у него прошу? Ходил ведь я на Каменный ручей с товарищами вашими. Они остались и, видать, сгинули все до единого, а я-то вернулся… След я, ребятки, проложил от самого Каменного ручья прямо к своему порогу, а у людоеда нюх… Э, да чего там! До сих пор не пойму, как я нынешнюю зиму пережил, как со страху копыта не отбросил, как он, чертяка, меня не изловил… Затеплишь вечером керосинку, сядешь с четвертинкой к столу — бутылка, значит, на столе, а ружье на коленях. Для себя ружье, не для него — чтобы, значит, ежели он в дом ломиться начнет, сразу себя порешить, не мучиться. А за окошком вьюга воет, и все чудится, что вокруг дома ходит кто-то… А утром до ветру выйдешь — опять же с ружьем, — а во дворе все сугробы истоптаны. Снегом следы замело, и не поймешь, кто ходил, зверь или человек. Видно только, что ходил, принюхивался… Вовчик отставил пустую кружку и сел, зябко передернув плечами.

— Ну, Ваня, сказки у тебя… — сказал он и помотал головой, словно для того, чтобы прогнать навеянную сбивчивым рассказом проводника мистическую жуть.

— Ага, — сварливо откликнулся Пономарев, — сказки… Ты поселок наш сам видал. Никого ведь не осталось, разбежались все, как тараканы. А ты — сказки…

— А ты почему не побежал? — подавляя зевок, спросил Вовчик.

— А куда мне бежать? — ответил проводник и тоже зевнул, широко разинув черную, усаженную гнилыми пеньками зубов пасть.

Глеб протер слипающиеся глаза и обвел взглядом присутствующих. Тянитолкай уже мирно посапывал, завалившись на бок и все еще держа в руках нож и наполовину обструганный сучок. На толстом конце сучка он вырезал змеиную голову — не вырезал, собственно, а лишь чуть-чуть подправил то, что создала сама природа. Сделано это было мастерски — так, во всяком случае, показалось Глебу.

Гриша сонно моргал на затухающее пламя. Лицо у него было спокойное, равнодушное и расслабленное, но Сиверов заметил, что рука бывшего десантника лежит на ложе карабина — похоже, Пономарев сумел-таки произвести на слушателей впечатление своей не слишком складной байкой.

Сидевшая между Тянитолкаем и Гришей Горобец выглядела осунувшейся и постаревшей. Ее большой рот был скорбно сжат, уголки его опустились книзу, и возле них залегли горькие складочки. Оранжевые отблески огня плясали в ее широко открытых, неподвижных, как у покойника, глазах. Потом она шевельнулась, поднесла к губам сигарету, глубоко затянулась и с силой выдула дым прямо в костер. Глеб подумал, что впервые видит ее курящей, и удивился: с чего бы это? Неужели болтовня Пономарева ее напугала? Да ведь это же чепуха, подумал Глеб, борясь с наваливающейся дремотой. Смесь народных поверий, темных таежных легенд, глупых слухов и обыкновенного пьяного бреда. Сейчас Пономарев трезв, но мозги у него проспиртованы насквозь, и он вряд ли способен отличить явь от кошмаров, всплывающих из его сумеречного подсознания. Одиночество и водка — верный путь к сумасшествию, и Пономарев его прошел до конца — сначала сам прошел, а теперь, как и положено проводнику, ведет за собой других…

Странно, подумал Глеб. Странно, что тот же Вовчик, вечно бросающийся на защиту своей начальницы, стоит только кому-нибудь задеть ее неосторожным, словом, до сих пор не заткнул Пономареву рот своим пудовым кулаком. Ведь этот пропойца прямым текстом говорит, что муж драгоценной Евгении Игоревны вместе со своими подчиненными отправился в желудок к людоеду — получеловеку-полутигру. Конечно, что с него возьмешь, с этого полусумасшедшего алкаша, но все-таки, все-таки… Неужели они ему верят? Неужели допускают возможность того, что рассказ чокнутого проводника может оказаться правдой хотя бы наполовину?

А с другой стороны, на свете чего только не бывает. Каннибалы существовали всегда и существуют до сих пор, и не в джунглях какой-нибудь Амазонки или Новой Зеландии, а в огромной, шумной, ярко освещенной Москве, где навалом продуктов на любой вкус. Вон в позапрошлом, кажется, году, Федор Филиппович рассказывал, двое собутыльников взяли, да и съели третьего, когда у них кончилась закуска. Просто так съели, безо всяких переселений душ, злых духов и сатанинских обрядов. Отварили, поджарили и употребили в пищу, а то, что осталось, один из приятелей понес выбрасывать на помойку, за каковым занятием его и застукал милицейский патруль. А тут патрулей нет — твори, что в голову взбредет…

Он представил себе заметенное снегом зимовье в двух неделях пути от ближайшего жилья, в каком-нибудь глухом распадке, на берегу замерзшего ручья. Дичь ушла в поисках пропитания, рыба ловиться не хочет… Да и не в рыбе дело, в конце-то концов! Просто зима, глушь, жуть, и совершенно нечем себя занять, и в голову сами собой, непрошеные, лезут всякие странные мысли. А товарищи, которые были хороши в городе, — а может, кстати, и не были, — теперь, когда они круглые сутки мелькают перед глазами, не вызывают ничего, кроме раздражения, постепенно переходящего в глухую ненависть. А под рукой, как водится, масса надежных, прочных и функциональных предметов, будто специально предназначенных для сведения счетов, — топоры, охотничьи ножи штучной выделки, карабины, наконец…

Глеб Сиверов по себе знал, какая это тонкая, легко уязвимая вещь — человеческая психика. Порой достаточно ничтожного толчка, дурацкого стечения обстоятельств, чтобы сильный, закаленный человек с уравновешенной психикой превратился в кровожадного маньяка. А когда компания здоровых, изнывающих от безделья мужиков чуть ли не на полгода оказывается запертой в тесном пространстве таежного зимовья, достаточно спора из-за того, чья очередь мыть посуду, чтобы тонкая грань между человеком и зверем стерлась, разлетелась вдребезги, перестала существовать. И не нужны тут никакие тигры-людоеды и иные-прочие чудовища. Монстров выдумывает молва, чтобы придать скучной, грязной, изнурительной, бессмысленной жизни хоть какой-то вкус, пускай это даже вкус страха.

Потом он вспомнил движение, почудившееся ему в развалинах опустевшего леспромхозовского поселка. Кто это был — одичавшая собака, волк, еще какой-нибудь зверь? Или человек — тот самый, который, если верить Пономареву, всю зиму бродил, принюхиваясь, около его избы?

В лесу вдруг раздался дикий, потусторонний и в то же время совершенно человеческий вопль, перешедший затем в раскатистый сатанинский хохот. Горобец сильно вздрогнула, и даже при свете угасающего костра было видно, как она побледнела. Вовчик одним резким движением уперся руками в землю, будто намереваясь вскочить, Гриша схватился за карабин. Глеб ухитрился сохранить полную неподвижность, но на какое-то мгновение внутри у него все оборвалось. Потом до него дошло, что это была просто ночная птица, но он все равно позавидовал Тянитолкаю, который спал без задних ног и ничего не слышал.

— Филин, — равнодушно сообщил Пономарев, мусоля свою самокрутку.

— Тьфу ты, сволочь какая, — сказал Вовчик, принимая прежнюю позу. — Прямо душа в пятки ушла.

— Что, герой, замочил штанишки-то? — язвительно осведомился Пономарев. — Насмехаться, конечно, проще. Уже успокоившийся Вовчик зевнул, — помотал бородой, тяжело завозился и сел.

— Пионерский лагерь, — проворчал он. — Страшилки на сон грядущий. Черная рука, «отдай мое сердце»…

— Погоди-погоди, — убежденно кивая косматой головой, сказал ему Пономарев, — вот если, даст бог, доберемся до Каменного ручья, будут тебе страшилки. Света белого невзвидишь, умник.

— Слушай, ты, абориген, — начиная злиться, с напором сказал Вовчик и даже подался вперед, как будто собирался прыгнуть на проводника через костер. — Если там так страшно, зачем же ты с нами пошел? Только не говори, что мы тебя заставили. Ты сто раз мог сбежать, однако идешь как миленький. Ну, в чем дело?

— Так ведь одному-то страшнее, — с неожиданной искренностью ответил проводник, — Ведь вы, ребятки, последняя моя надёжа. Меж людей так испокон веков ведется: ты мне поможешь, я тебе… Вам без меня пропадать, а мне-то без вас и подавно! Я ведь, ежели по правде, давно с жизнью распрощался. В долг я живу, понятно? Видел он меня, запах мой знает. Ты пойми, борода: если людоед чей-то след взял, нипочем не отступится, покуда своего не добьется. Это же верная смерть, да такая лютая, что врагу не пожелаешь. А вас пятеро, и все с винтами. Все ж таки какая-никакая, а защита. Кабы не это, ничего бы я вам не сказал. Думаешь, мне интересно насмешки ваши терпеть? Зато теперь ты, борода бестолковая, и товарищи твои тоже, сколь бы ни смеялись, все одно про мои слова не забудете. А не забудете, так, может, и уцелеете. Может, смилуется надо мной Господь, подведет его, аспида, под меткую пулю… Вы, главное, близко его не подпускайте, разговоры с ним не разговаривайте. Запорошит глаза, мозги затуманит, а потом оглянуться не успеете, как от вас рожки да ножки останутся.

— Погоди, Иваныч, — неожиданно вмешался в разговор до сих пор молчавший Гриша. — Ты что же предлагаешь? Получается, если завтра утром, к примеру, нам навстречу из тайги человек выйдет, мы что же — стрелять в него должны? Без разговоров?

— Заговоришь с ним — не жилец ты, — спокойно подтвердил Пономарев. — Именно, что без разговоров. И главное, в глаза ему не гляди. Поглядишь в глаза — считай, пропал. А бить его в голову надо, чтоб уползти не смог. Не то отлежится, а после непременно за тобой придет. Проскользнет промеж сонными, никого пальцем не тронет, а тебя отыщет, и… В общем, лучше сразу застрелиться, самому.

— Ну, Ваня, молодец, — с уважением сказал Вовчик. — Такую пулю отлил, что просто загляденье! Я прямо заслушался, честное слово! Значит, говоришь, как только увидим человека, сразу стрелять? В голову, да? А кол осиновый в него, мертвого, вбивать не надо?

— Смейся, смейся, — сказал Пономарев. — Товарищи ваши, которые в прошлом году на Каменный ручей ушли, тоже, помню, смеялись. Смейся, борода, только, Христа ради, слова мои не забывай. Об одном ведь только я вас, ребятушки, прошу: помните, что разговор у нас был, все время помните! До Каменного ручья полтора дня идти осталось, а там, как ни крути, нам с ним не разминуться. Его это место — Каменный ручей, его логово. И он уж постарается, чтобы мы обратно из тайги не вышли.

Проводник зевнул, потянулся, хрустнув суставами, и завозился, поудобнее устраиваясь на куче еловых веток, заменявшей ему постель.

— Спать я буду, — объявил он. — Полгода с людьми не разговаривал, устал. Прямо язык отваливается, чтоб ему пусто было. Да и уморился я чего-то за день, глаза сами собой закрываются… Горобец встала.

— Иван Иванович прав, — сказала она. — День был длинный, и завтрашний будет не короче. Спасибо за рассказ, Иван Иванович. Вы нас прекрасно развлекли.

Пономарев в ответ только фыркнул, пристраивая вместо подушки свой драный, латаный-перелатанный солдатский вещмешок, в просторечье именуемый «сидором». Он всегда спал снаружи, у костра, игнорируя шикарные экспедиционные палатки с надувным дном и спальными мешками на гагачьем пуху. Честно говоря, это всех устраивало: проводник «благоухал», как куча гниющих на жарком летнем солнце отбросов, да и набраться от него насекомых никому не хотелось.

***

Утром Глеба растолкал Вовчик. Это было странно, потому что Глеб, как самый младший по чину член экспедиции, всегда ночевал с краю, и выбраться из палатки, не разбудив его, было затруднительно. К тому же до сих пор никому из господ ученых не удавалось проснуться раньше Сиверова, а что до Вовчика, тот и вовсе дрых до последнего и утром его всякий раз приходилось чуть ли не волоком вытаскивать из палатки.

Проморгавшись и сообразив, на каком свете находится, Глеб понял, что это была не единственная странность. Солнечный свет, падавший через треугольный проем откинутого полога палатки, был чересчур ярким. Слепой поднес к глазам запястье, посмотрел на часы и удивленно присвистнул: часы показывали четверть одиннадцатого.

— Ого! — воскликнул он.

— Вставай, композитор, — сказал Вовчик.

Он был непривычно хмур и озабочен. Глаза у него были припухшие, на щеке багровела не успевшая разгладиться складка — видно было, что Вовчик тоже проснулся совсем недавно и еще не успел умыться.

— Вот черт, — сказал Глеб, подавляя зевок, — надо же было так проспать!

— Вставай, вставай, — нетерпеливо повторил Вовчик. Глеб присмотрелся к нему повнимательнее, рывком расстегнул спальник и сел. — Что случилось?

— Слинял наш Дерсу Узала, — мрачно сообщил Вовчик. — Свалил, пока мы дрыхли без задних ног, сказочник хренов!

— Ну?!

— Это еще не все. Да вставай ты скорее!

Глеб кубарем, на четвереньках, выкатился из палатки, встал, первым делом нацепил темные очки и огляделся.

Уже успевшее высоко подняться солнце ярко освещало поляну, на которой был разбит лагерь. Посреди поляны виднелось светло-серое с черной каймой пятно потухшего костра. От горячей золы поднимался тонкий голубоватый дымок, собранная вечером огромная куча хвороста за ночь заметно уменьшилась в размерах. На примятых еловых лапах, служивших сиденьем во время ужина, валялся перевернутый, густо закопченный котелок, стопка грязных тарелок, которым к этому времени полагалось быть давным-давно помытыми и упакованными в лошадиный вьюк, стояла поодаль, у корней старой лиственницы. Ни Пономарева, ни его залатанного «сидора», ни старого охотничьего ружья с самодельным прикладом видно не было.

Кроме проводника, на поляне явно недоставало чего-то еще — чего-то важного, хотя и успевшего за время путешествия примелькаться до полной незаметности. Глеб не сразу сообразил, чего не хватает, а когда понял, схватился за голову: вместе с Пономаревым из лагеря исчезли лошади.

— П…дец подкрался незаметно, — констатировал Вовчик с каким-то мрачным удовлетворением, и пристукнул кирпичом. Вот гнида плешивая! Он мне с самого начала не понравился, туземец этот вшивый. Лошадей увел, сука! Ну, и что нам теперь делать?

— Надо будить остальных, — сказал Глеб, озираясь, как будто рассчитывал увидеть где-нибудь за деревом исчезнувшего проводника вместе с лошадьми.

Ему все еще не верилось, что все это происходит наяву, а не в продолжении путаных ночных кошмаров, смутные воспоминания о которых все еще клубились в мозгу. Он чувствовал себя как с хорошего похмелья и никак не мог начать воспринимать происходящее всерьез. Переход от размеренного, не омраченного ничем, кроме обычных бытовых неудобств, походного быта к таинственным исчезновениям, вероломству и мрачным перспективам был чересчур резким, и мозг просто отказывался адекватно реагировать на изменившуюся обстановку. Гораздо проще было предположить, что Пономарев встал раньше других, прогулялся по окрестностям, нашел поблизости какой-нибудь ручеек и решил, пока все спят, сводить лошадей к водопою. Мешок свой он прихватил, потому что чудак — боялся, наверное, что «городские» украдут у него запасные портянки или какие там еще сокровища, что хранились в его тощем «сидоре», — а ружье взял просто по привычке. И потом, куда же в тайге без ружья-то?

Позади вжикнула, расстегнувшись, «молния», и из своей отдельной палатки, удивленно щурясь на яркое, уже не утреннее солнце, выбралась Горобец.

— Доброе утро, — сказала она, потягиваясь и с некоторым удивлением оглядываясь по сторонам. — Слушайте, который час? У меня часы остановились. Мы что, проспали?

— Проспали, — мрачно подтвердил Вовчик. — «Проспали», Игоревна, это не то слово. А время, — он посмотрел на часы, — двадцать минут одиннадцатого.

— Сколько?! — Горобец выглядела шокированной. — Господи, да я в последний раз столько спала, когда… Да я уже не помню когда! Володя, ты не шутишь?

— Да уж какие тут шутки… Вергилий наш сбежал, Женя. Вместе с лошадьми, представляешь?

— Что?!

«Солдат Джейн» резко повернулась на каблуках в сторону места, где накануне вечером спокойно стояли лошади. Рука ее дернулась к кобуре, но тут же бессильно упала: стрелять было не в кого.

— Разбудите остальных, — сухо сказала она. — Володя, займись.

— Я? — удивился Вовчик.

— Именно ты. И, будь добр, поскорее.

Вовчик демонстративно пожал плечами и полез в палатку. Стало слышно, как он тормошит Гришу и Тянитолкая.

Горобец повернулась к Глебу — резко, отчетливо, как на плацу, — и спросила, глядя ему прямо в глаза:

— Ну, и что вы обо всем этом думаете?

Глеб открыл рот, чтобы совсем как Вовчик изумленно спросить: «Я?!», но тут же его закрыл. Судя по выражению лица Евгении Игоревны, она прекрасно знала, с кем говорит. Следовательно, Корнеев ее обо всем проинформировал, что было, если вдуматься, вполне естественно и логично: уж кто-кто, а начальник экспедиции должен знать, с кем идет в неизведанные дали, кишащие тиграми и браконьерами… Правда, было непонятно, почему уважаемый Николай Степанович счел нужным утаить от Глеба информированность «солдата Джейн», — разве что хотел облегчить ему жизнь, чтобы он, Глеб, не оказался в положении актера, играющего одновременно две роли. Впрочем, сейчас нужно было думать не об этом.

— Для начала вы должны понять, Евгения Игоревна, — негромко, но твердо сказал он, — что высказывать свое мнение я могу только как частное лицо…

— Плевать мне на вашу профессиональную этику, — так же тихо и твердо ответила Горобец. — Насколько я поняла, ваше дело — обеспечивать безопасность. А я не почувствую себя в безопасности, пока не пойму, что здесь произошло… или происходит.

— Тут вы совершенно правы, — согласился Глеб. — Что ж, выводы делать пока рано, но кое-что представляется очевидным. Например, тот факт, что всех нас чем-то опоили, не вызывает сомнений.

— Точно, — сказал Вовчик, который, оказывается, уже выбрался из палатки и стоял у Глеба за спиной. Заспанные и хмурые Гриша и Тянитолкай тоже были здесь. — Медвежья махорка — так, кажется, называлась эта травка, которой ты, Игоревна, нас вчера потчевала?

— Откуда мне было знать?! — воскликнула Горобец.

— Факт, — неожиданно для всех подал голос Тянитолкай, которого при обычных обстоятельствах легко было принять за глухонемого. — Никто не мог предполагать, что у этого мешка с блохами хватит ума на такой фокус.

— Я не понимаю, какого дьявола мы тут устроили новгородское вече, — нетерпеливо сказал Вовчик. — Догнать гада и башку отвернуть!

— На часы посмотри, — посоветовал Гриша. — У него часов десять, ну, самое меньшее, восемь форы. Да верхом, да по знакомым местам…

— Да, — сказал Глеб. — Если что-то подобное было у него на уме с самого начала, логично будет предположить, что он водил нас кругами, а теперь драпает, естественно, по прямой…

На него уставились, как на оживший табурет — все, кроме Горобец, разумеется. Сначала Глеб не понял, в чем дело, а потом сообразил: за все время пути он впервые вышел из роли разнорабочего, бывшего спецназовца — парня работящего и компанейского, но туповатого.

— А здорово на тебя эта медвежья махорка подействовала, — первым нарушил молчание Вовчик. — Грамотно излагаешь, композитор. Ну-ну, валяй, излагай дальше, а мы послушаем…

— Володя, — сказала «солдат Джейн». — Помолчи, пожалуйста. Он…

Она осеклась и посмотрела на Глеба, будто спрашивая разрешения. Сиверов вздохнул.

— Я сотрудник ФСБ, — сказал он. — Включен в состав экспедиции для обеспечения безопасности.

— Ай да композитор! — негромко воскликнул Гриша.

— Ага, — поддакнул Вовчик. — Ничего не скажешь, обеспечил безопасность. А если бы этот урод нам вместо снотворного яду в чай подсыпал? Уже, наверное, остыли бы.

— Володя! — с упреком повторила Горобец.

— А что — Володя? Я что, не прав? Вот пусть он теперь скажет, что нам дальше делать.

Глеб почувствовал себя уязвленным, но крыть было нечем. Крыть было нечем даже капитану Сиверову, не говоря уже о прапорщике Молчанове. «Точно, — подумал он. — Прапорщик — это идея…»

— Что делать, спрашивай у начальника экспедиции, — огрызнулся он. — Я могу только высказать свое мнение, а прислушаться к нему или нет — дело ваше. Так вот, вся эта затея мне с самого начала казалась сомнительной. Так не ищут тех, кто потерялся. А проводник… Это вы его привели. Мне лично непонятно, откуда он вообще взялся там, в поселке. Как будто нарочно нас дожидался. Мне представляется, что так оно и было на самом деле. Если в здешних местах и вправду орудует шайка, браконьеров и если они уничтожили первую экспедицию, нетрудно было догадаться, что весной сюда явимся мы. Вот они и оставили в поселке своего человека, который встретил нас, завел в глухомань и бросил тут. — Он вдруг вспомнил, как Тянитолкай искал проводника, а когда нашел, его спросили, точно ли это тот человек, который им нужен. А Тянитолкай, помнится, ответил: «Похож». Как будто они искали именно этого человеками никакого другого. Как будто заранее знали, кто их встретит… Глеб сделал в памяти зарубку, но решил на всякий случай пока что не выносить этот вопрос на обсуждение. — Между прочим, надо отдать ребятам должное: действуют они мягко, гораздо мягче, чем можно было ожидать. Могли бы просто перестрелять из засады, как куропаток. Меня с вами, между прочим, отправили как раз на такой случай, а не на случай массового наркотического отравления,

— Ну ясно, ясно, — неприязненно проворчал Вовчик. — Виноватых, в общем, нет. И что теперь?

— Бросаться в погоню, конечно, бесполезно, — сказал Глеб. — Мое мнение как ответственного за вашу безопасность простое: надо заворачивать оглобли и потихонечку по собственным следам выбираться отсюда к реке. И все время вызывать по рации спасателей, чтобы, когда мы выйдем из леса, нас уже ждали. Понимаю, что вам это не нравится, но в сложившейся ситуации самый разумный выход — это принять условия противника и отступить, пока целы. Надо смотреть фактам в лицо, Евгения Игоревна: ни вашего мужа, ни его подчиненных, скорее всего, давно уже нет в живых. Боюсь, если мы двинемся дальше, то столкнемся с вооруженным противодействием, и тогда…

— Достаточно, — излишне резко перебила его Горобец. Она была бледна, на щеках опять играли желваки. — Ваше мнение мне ясно. Вы правы во всем, и в первую очередь в том, что решения здесь принимает начальник экспедиции — то есть я. Перед нами поставлена четкая задача: выяснить, что случилось с первой экспедицией, какова ее судьба. До Каменного ручья два дневных перехода, а до реки — больше двух недель пути. Без лошадей эти две недели превратятся в три, если не в месяц. Глупо отступать, дойдя до конца. Если кто-то не согласен со мной, я никого не стану удерживать. Берите карабин, патроны, запас продуктов и отправляйтесь назад, к реке. Я все понимаю и не стану вас осуждать даже мысленно. А я пойду дальше, даже если мне придется идти одной.

«Начинаются нервы», — подумал Глеб. Именно этого он и боялся, когда узнал, что экспедицию возглавляет женщина. Правда, до сих пор Горобец вела себя превыше всяческих похвал, но ведь, если разобраться, до сих пор не происходило ничего экстраординарного, ничего, что требовало бы принятия по-настоящему ответственных решений. А вот теперь, когда пришлось выбирать между безопасностью подчиненных и призрачной возможностью отыскать исчезнувшего год назад мужа, она повела себя чисто по-женски — топнула ножкой.

— Ну-ну, Игоревна, — примирительно сказал Вовчик, — не перегибай палку. Не знаю, как кто, а я пойду с тобой. Подумаешь, Вергилий утек! Он с самого начала туда идти не хотел. Видно, поговорили вчера, он вечерком призадумался, прикинул, что к чему, и решил, что целый табун лошадей и прямо сейчас будет как-нибудь получше, чем три ящика водки в отдаленной перспективе. Обыкновенная грязная скотина с двумя извилинами. Вернемся с этого Каменного ручья, я лично его найду и башку его плешивую на дерево заброшу. Я ему, мать его, не людоед, всю зиму кругами по двору ходить не стану! Не знает, придурок, с кем связался…

— И то правда, — согласился Гриша. — Ты, Жень, это брось. Зря ты нас обижаешь. Ну, что это такое: одна, одна… Кто ж тебя пустит одну-то? А, Тянитолкай? Молчаливый Тянитолкай ограничился коротким, мрачным кивком.

— Простите, — тихо сказала Горобец. Голос у нее едва заметно подрагивал. — Вы, наверное, думаете: вот, дескать, дай свинье рога, а бабе власть… Простите, но иначе я просто не могу. И… спасибо вам. А вы?.. — повернулась она к Глебу.

— А я — человек военный, — деревянным, «прапорщицким» голосом ответил Глеб. — Мое дело — выполнять приказы и не рассуждать. Здесь приказы отдаете вы.

— Я не могу вам приказывать, — так же тихо сказала Горобец. — Я могу только просить вас пойти с нами. Видите ли, когда вы поблизости, мне как-то спокойнее. Глеб кашлянул в кулак, изображая смущение, которого не испытывал.

— Чтобы было еще спокойнее, Евгения Игоревна, — сказал он, — я бы советовал вам прямо сейчас, не откладывая, вызвать по радио спасателей, егерей, милицию — словом, кого дозоветесь, — подробно описать ситуацию и сообщить о принятом вами решении. Нам, я думаю, не помешает, если Большая земля на всякий случай будет в курсе наших дел.

— Точно, — согласился с ним Гриша. — А то ведь никаких экспедиций не напасешься. Так и будут пропадать одна за другой — что ни год, то пропавшая экспедиция.

— Да, — сказала Горобец. — Вы совершенно правы. Гриша, попытайся связаться с райцентром. Как думаешь, получится?

Гриша задрал голову, посмотрел в ясное, безоблачное небо и пожал широкими костистыми плечами.

— Далековато, конечно, но погода хорошая. Должно получиться. Говорить сама будешь?

— Поговори ты. Ты все-таки мужчина.

Гриша молча кивнул и удалился в сторону брезентовой палатки, в которой было сложено экспедиционное оборудование. «Солдат Джейн» снова повернулась к Глебу.

— Специалист по безопасности еще что-нибудь посоветует?

— Непременно, — сказал Глеб, сделав вид, что не заметил ее колкого тона. — Я предлагаю сначала внимательно осмотреть лагерь и ближайшие окрестности, а уж потом трогаться в путь.

— Это еще зачем?

— Видите ли, в данный момент мы располагаем двумя версиями случившегося. Первая — диверсия, совершенная замаскированным под проводника… э-э-э… слова-то не подберешь… в общем, агентом некоего преступного сообщества — предположительно, браконьеров, занятых незаконной добычей уссурийского тигра. Вторая версия — обыкновенный, извините за выражение, кидняк, вульгарное конокрадство, совершенное одичавшим алкоголиком. На мой взгляд, эти версии наиболее вероятные. Любые другие не выдерживают критики. Но, Евгения Игоревна, пока у нас нет ничего, кроме наших собственных предположений, они остаются всего-навсего версиями.

— Вы что, намерены проводить следствие по всем правилам? — ощетинилась Горобец. — Боюсь, у нас нет на это времени.

— Вы не поняли, — мягко возразил Глеб. — Я говорю не о следствии, а о беглом осмотре места происшествия, который может дать нам некоторые дополнительные данные. Наши версии хороши и непротиворечивы, но это, повторяю, только версии. А вдруг они ошибочны? Ни на что особенное я не рассчитываю, но чем черт не шутит… Ведь это не я, это вы ученый, и вам должно быть известно, как опасно делать выводы из неверных предпосылок. Надо хотя бы посмотреть, в какую сторону увели табун, и немного пройти по следу. А вдруг наш Дерсу Узала решил наверстать то, что упустил за ночь, и спит в каком-нибудь километре от нашей стоянки? Горобец в раздумье закусила губу.

— Пожалуй… — начала она, но ее прервал внезапный поток неистовой ругани, раздавшейся со стороны палатки с оборудованием, куда минуту назад ушел Гриша.

Все обернулись на звук, а Глеб удивленно приподнял брови: он и не подозревал, что у кандидата биологических наук может быть такой богатый словарный запас.

Брезентовый полог палатки распахнулся, как от сильного порыва ветра, и оттуда на поляну, согнувшись в три погибели в низком проеме, выбрался пунцовый от ярости Гриша. Разогнувшись, он с проклятиями швырнул на землю серый жестяной ящик, в котором Глеб без труда узнал старенькую коротковолновую «Р-107» — вернее, то, что от нее осталось. Прочный корпус был вскрыт, разлохмаченные пучки варварски оборванных разноцветных проводов торчали во все стороны — словом, вид у рации был такой, словно внутри нее взорвалась ручная граната.

— …ец, …дец и перебздец! — заявил Гриша и наподдал обломки рации ногой. Обломки глухо задребезжали.

— Ты погоди пинаться! — воскликнул Вовчик. — Может, починить ее?..

— Давай, дерзай, если такой умный, — сквозь зубы предложил Гриша, безнадежно махнул рукой и стал нервно прикуривать сигарету.

Вовчик подошел к лежавшим на земле обломкам, глянул, свистнул и отошел. Глеб тоже приблизился и заглянул вовнутрь распахнутой жестяной коробки. Все стало ясно с первого взгляда. Тот, кто вывел рацию из строя, не был новичком в этом деле. Он знал, что прикрутить на место оторванные провода гораздо легче, чем это может показаться человеку несведущему, и принял все меры к тому, чтобы рацией нельзя было воспользоваться.

— Даже аккумулятор унес, сволочь, — глухо констатировал Вовчик.

— Гриша, — вдруг позвала Горобец каким-то странным, незнакомым Глебу голосом. Все повернулись к ней. Глаза у «солдата Джейн» были как смотровые щели танка, загорелое лицо посерело и осунулось, рот сжался в прямую линию. — Григорий Васильевич, почему вы так долго были в палатке? Рацию не могли найти? Даже Глеб не сразу понял, что она имела в виду.

— Чего? — удивился Гриша. Брови у него полезли на лоб. — Ты это о чем?

— О рации, — жестко повторила Горобец. — Что ты так долго делал в палатке?

— А, вон оно что, — с кривой усмешкой протянул Гриша. — Лучше перебдеж, чем недобдеж, да? Ну, давай, арестовывай. Или сразу расстреляешь — по законам военного времени, а?

— Никто тебя не собирается арестовывать, — сдерживаясь из последних сил, сказала «солдат Джейн». — Я просто задала вопрос и жду ответа. Так что ты там делал, в палатке?

— Рацию я там искал, — огрызнулся Гриша. — Этот урод ее зачем-то под мешки с овсом засунул, я насилу откопал.

— Странно, — сказала Горобец.

— Постойте! — перебил ее Глеб. — Погодите! Он что, оставил овес?

— Опаньки, — сказал Вовчик, который первым сообразил, что к чему. — Вот это действительно странно! Лошадей увел, а корм оставил? У него что, собственный альпийский луг поблизости?

— Евгения Игоревна, — сказал Глеб, — я решительно настаиваю на том, чтобы осмотреть окрестности. Хотя бы в радиусе километра-двух. И еще я советовал бы всем проверить личное оружие и боеприпасы. Они тоже могут оказаться выведенными из строя.

— Хорошо, — кусая губы, сказала Горобец. — Хорошо, займитесь. Проверьте оружие, осмотрите местность, а я пока поколдую над картой. Нужно уточнить наше местоположение и прикинуть дальнейший маршрут.

Глеб перешагнул через разбитую рацию и направился к палатке, которую делил с Гришей, Вовчиком и Тянитолкаем. Их оружие — снайперская винтовка и три карабина — по ночам хранилось там, под рукой, и как-то повредить его, пока они спали, Пономарев, скорее всего, не мог. То есть мог бы, наверное, — ведь после «медвежьей махорки» все они спали как убитые, — но вряд ли отважился. Уж если бы у него хватило смелости ночью забраться в палатку, где спят четверо здоровых, сильных мужчин, ему было бы проще перерезать им глотки, чем ковыряться в механизмах винтовок, каждую минуту рискуя засыпаться. Но кто сказал, что оружие испортили этой ночью? Они двигались по тайге уже третью неделю, не сделав за все это время ни одного выстрела. Насколько мог припомнить Глеб, он осматривал свою винтовку не то три, не то четыре дня назад; остальные делали это еще реже, так что их оружие могло оказаться испорченным давным-давно…

— Блин, вот так ситуевина, — тихо, гораздо тише, чем того требовали обстоятельства, сказал за спиной у Глеба Вовчик, обращаясь, по всей видимости, к Грише.

— Ай, помолчи ты, — раздраженно отозвался Гриша. Глеб не видел их, но мог бы поклясться, что, произнося эти слова, Гриша указал Вовчику на него — дескать, думай, при ком язык распускаешь. «Да, — подумал он, — теперь все будет иначе. Теперь я для них — враг номер один, хотя меньше кого бы то ни было виноват в их неприятностях. Что ж, остается только принять это к сведению и постоянно иметь в виду…»

Он наклонился, поднял полог палатки. Изнутри шибануло привычным походным духом — несвежим бельем, сапогами, которые снимают только на ночь, да и то не всегда, табачным дымом, одеколоном, волглой шерстью. Глеб потянулся к чехлу, в котором хранилась винтовка, слыша, как сопят позади господа ученые, и тут их окликнула «солдат Джейн».

— Послушайте, — сказала она, — кто-нибудь видел мою сумку? Глеб выпустил полог, выпрямился и обернулся.

— Какую сумку? — тупо, явно по инерции, переспросил Вовчик, как будто Горобец возила с собой целый гардероб, битком набитый платьями и аксессуарами.

— Полевую, — терпеливо пояснила «солдат Джейн». — Планшетку. У меня там карта лежала, документы…

— Деньги и губная помада, — упавшим голосом подсказал Гриша.

— Деньги и губная помада, — с вызовом подтвердила Горобец. — Помада гигиеническая, бесцветная… Но в данный момент меня интересует карта. Не видели? Все молчали.

— Так, — сказала «солдат Джейн» заметно упавшим голосом. — Надо же, как интересно. Чем дальше, тем интереснее…

— О, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья дух… — неожиданно для всех продекламировал в наступившей тишине Вовчик.

— Молчи, дурак, — негромко сказал Тянитолкай и с силой продул папиросу.

ГЛАВА 5

Перед тем как покинуть лагерь, Глеб распаковал рюкзак, достал с самого дна туго свернутый свитер и развернул его.

— Ого, — сказал Вовчик, наблюдая за тем, как Слепой просовывает руки в ремни наплечной кобуры.

— Да, — согласился Гриша, — это тебе не парабеллум.

Не обращая на них внимания, Глеб зарядил пистолет, рассовал по кармашкам портупеи запасные обоймы и, немного подумав, все-таки навинтил на ствол глушитель. Он не знал, с чем придется столкнуться, а шуметь по-прежнему не хотелось. Хорошо, если Пономарев действовал в одиночку, на свой страх и риск. А если нет?

— Девять миллиметров, — демонстрировал свои познания разговорчивый Вовчик, — шестнадцать патронов в рукоятке, один — в стволе. Скорострельность, дальность и точность боя такие, что «Макарову» и не снились.

— Я такой по телевизору видал, — заявил Гриша, глядя, как Глеб засовывает «глок» в кобуру. — Помните, сериал показывали? Как его, черт… «Бригада», что ли?

Сиверов застегнул рюкзак и бросил его поверх спального мешка, в изголовье. Прихватив расчехленную винтовку, он, пятясь, выбрался из палатки и забросил винтовку за спину — по-охотничьи, стволом вниз.

— Я вижу, вы во всеоружии, — со странным выражением сказала Горобец, которая стояла у погасшего костра, нетерпеливо притопывая ногой. Из-под исцарапанного носка ее солдатского ботинка взлетали невесомые облачка пепла.

— Согласитесь, снайперская винтовка в ближнем бою — это не столько подспорье, сколько обуза, — сказал Глеб.

— Вам виднее, — нетерпеливо сказала «солдат Джейн». — Вы готовы, наконец?

— Давайте я все-таки пойду один, — снова предложил Глеб, ни на что уже не надеясь. — Как-никак разведка — моя специальность.

— Нет уж, — отрезала Горобец. — Пойдем все вместе. И постарайтесь не терять друг друга из вида. Хватит с нас таинственных исчезновений!

Она держала карабин наперевес, как будто собиралась пойти в атаку. Глеб отвел взгляд. Горобец заметила это, закусила губу, повесила карабин на плечо и расстегнула кобуру. Слепой вздохнул.

— Евгения Игоревна, — сказал он, — у меня к вам огромная просьба. Постарайтесь по возможности открывать огонь только после того, как убедитесь, что это необходимо. И вообще, лучше бы нам всем обойтись без стрельбы, А если все-таки придется стрелять, делайте это только по моей команде и постарайтесь не попасть друг в друга.

Вовчик презрительно фыркнул, Гриша, по обыкновению, пожал плечами, а Тянитолкай вообще никак не отреагировал на эту оскорбительную реплику. У Горобец снова нехорошо сузились глаза.

— У меня к вам встречная просьба, Молчанов, — сказала она. — Постарайтесь поменьше командовать. Вы не у себя в казарме!

— Есть, — деревянным голосом ответил Глеб и добавил, сменив тон: — Простите, Евгения Игоревна. Я с самого начала подозревал, что меня вам, мягко говоря, навязали…

— Вот именно — мягко говоря, — непримиримо сказала Горобец. — Уточнять, насколько мягко, я думаю, не стоит.

— Знаете, — задушевно сказал Глеб, обращаясь к ней, но чувствуя, что его внимательно слушают все, — я ведь тоже не в восторге от этой прогулки, да и от вас заодно. Вам ничего не стоит от меня избавиться, вы же начальник! Напишите приказ, и дело в шляпе. Что-нибудь в этом роде: «Исключаю из состава экспедиции разнорабочего Молчанова за систематическое препятствование моему твердому намерению погибнуть самой и погубить вверенную мне группу в количестве четырех человек». Число, подпись. Отдаете приказ мне на руки, и я ухожу. А вы делайте что хотите.

— М-да, — сказал у него за спиной Вовчик. Горобец промолчала.

Они подошли к месту, где стояли лошади. Как и предполагал Слепой, отыскать след оказалось совсем просто. У них было пять верховых лошадей и три вьючные — иначе говоря, небольшой табун, не заметить следов которого мог бы разве что настоящий слепой. Молча указав на следы «солдату Джейн», Глеб бесшумно двинулся вдоль полосы взрытого копытами мха, то и дело отмечая такие подробности, как приставшие к коре лиственниц пучки конского волоса и кучи свежего навоза. Возле первой такой кучки Вовчик неожиданно опустился на корточки и сунул в навоз указательный палец.

— Уже остыло, — сообщил он, небрежно вытирая палец о сырой мох. — У него действительно большая фора. Огромная.

— Как будто мы этого без тебя не знали, — проворчал Гриша. — Зря только в дерьме ковырялся.

— Навоз — не дерьмо, — наставительно заявил Вовчик. — Хочешь, палец оближу?

Некоторое время Глеб краем уха прислушивался к затеянной Вовчиком и Гришей дискуссии о сравнительных свойствах лошадиного и коровьего навоза, а потом сказал:

— Прошу прощения. Мне бы не хотелось лезть в командиры, но должен вам заметить, что вот такие ясные, четкие, хорошо различимые следы, как тот, по которому мы сейчас идем, часто служат отличным местом для засады.

Вовчик у него за спиной замолчал на полуслове, а рассудительный Гриша сказал вполголоса:

— Вот это верно.

Глеб не стал оглядываться. Он шел по следу, думая, не стоит ли ему на всякий случай развернуть этих специалистов по экскрементам в цепь, а самому пойти сторонкой, лесом, чтобы выйти предполагаемой засаде в тыл. Поразмыслив, он решил, что ничего этого делать не будет. Какая еще к дьяволу засада? Если бы кто-то всерьез хотел с ними покончить, они бы уже остыли — прямо в своих спальниках, не успев отойти от воздействия «медвежьей махорки». Кстати, что это за трава такая — медвежья махорка? Глеб о такой ни разу не слышал, хотя знание различных трав и кореньев входило в элементарный курс выживания. Но трава травой, а ждать засады, скорее всего, не стоило. Про засаду он сказал просто так, чтобы заткнуть рот не в меру болтливому Вовчику. Заткнул, и ладно, себя-то зачем обманывать? Нет здесь никакой засады и быть не может…

Горобец догнала его, пошла рядом, на ходу сильно отмахивая свободной рукой. Другая рука, правая, лежала поверх расстегнутой кобуры.

— Я должна перед вами извиниться, — сказала она.

— Не надо, Евгения Игоревна. Я все понимаю.

— Нет, не понимаете. Я очень… — Она обернулась, но Вовчик с Гришей уже отстали метров на десять — из деликатности, наверное, — а Тянитолкай вообще едва виднелся за деревьями. — Я очень любила… о господи, что я говорю! Я очень люблю своего мужа, — твердо закончила она, бросив на Глеба быстрый взгляд из-под низко надвинутого козырька. — Наверное, вас раздражает то, как я командую экспедицией. Вы, наверное, вообще не признаете начальников женского пола. Не знаю, может быть, вы и правы…

— Вы очень хороший начальник, — сказал Глеб, сам не зная толком, сколько в этих словах правды, а сколько лжи. — Только не надо нервничать. Обстоятельства почти всегда можно победить, но, в отличие от людей, перекричать их удается крайне редко. Почти никогда.

— Разве я кричу? — удивилась Горобец.

— Нет, конечно. Но вы отлично поняли, что я имел в виду. Некоторое время Горобец молча шла рядом, а потом сказала:

— Да. А знаете, вы непохожи на прапорщика. Чересчур умны. «Вот те на», — подумал Сиверов.

— Видите ли, Евгения Игоревна… — начал он.

— Можно просто Евгения, — перебила она.

— Видите ли, Евгения, — продолжал Глеб, ухитрившись сдержать улыбку, — прапорщик — это не диагноз, а воинское звание. Присваивается кадровым военнослужащим, которые по тем или иным причинам не получили высшего образования. Ведь вы же не станете утверждать, что каждый штатский без высшего образования — клинический дебил, а каждый обладатель институтского диплома, к тридцати годам не защитивший кандидатскую, — просто бездарь?

— Н-да, — озадаченно сказала «солдат Джейн». — Логика у вас просто железная. И все-таки мне трудно расстаться со своими предубеждениями. А может, вы вовсе и не прапорщик?

— Очень может быть, — серьезно сказал Глеб. — Только это бесполезный разговор. Что бы я вам сейчас ни ответил, вы все равно не будете знать, правду я говорю или беззастенчиво лгу. Тем более что в данный момент вам должно быть глубоко безразлично, прапорщик я или генерал-лейтенант.

— Пожалуй, — подумав, согласилась Горобец. — Ну и храните свою служебную тайну на здоровье!

— Благодарствуйте, — не удержался Глеб.

— Я просто хотела предложить мир. Кажется, нам без вас действительно не обойтись, и вообще…

— Принимается, — сказал Глеб. — Да вы не беспокойтесь, Евгения. Ничего страшного с нами не случится. Я обещал Корнееву привести вас обратно живыми и здоровыми, и я постараюсь выполнить обещание. Кроме того, это просто работа, которая меня кормит.

— Вы меня успокоили.

«Как мило мы беседуем, — подумал Слепой, непрерывно обшаривая взглядом частокол испятнанных лишайником стволов. — Прямо как в парке на прогулке. Я ее успокоил… Это очень хорошо, только вот самому мне успокаиваться рано, тем более что след этот ведет куда угодно, но только не в сторону поселка… Или этот Дерсу Узала, этот Сусанин, Вергилий этот доморощенный — словом, Пономарев — действительно знает короткий путь? Вот ведь сказочник! Я же ему вчера чуть было не поверил. То есть поверил я не в его сказки как таковые, а в то, что где-то в здешних краях действительно может скрываться маньяк, одичавший настолько, что вообразил себя каннибалом. А он, оказывается, просто сказки нам на ночь рассказывал, как малым детям…»

Слева от проложенной лошадьми тропы поблескивало стоячей водой небольшое болото, а справа возникла серая, иссеченная трещинами, испятнанная рыжими, зелеными и серебристыми заплатами мхов скала величиной с трехэтажный дом. Подняв взгляд, Сиверов увидел висящие над головой корни деревьев. Под ноги тоже все чаще подворачивались камни, и на некоторых были заметны оставленные конскими подковами белые царапины. Глеб посмотрел на часы. По его расчетам, они отошли от лагеря уже километра на полтора.

— Нам не пора возвращаться? — заметив его жест, спросила Горобец. — Вы ведь сами говорили, что пускаться в погоню бессмысленно…

— Еще немного, — ответил Глеб. — Еще совсем немного, и пойдем назад. Кстати, куда вы намерены нас вести? Карты-то нет! Обратную дорогу мы бы нашли, а вот как дойти до этого пресловутого Каменного ручья, лично я, признаюсь, представляю смутно.

— Я помню карту, — сказала «солдат Джейн». — Вот это болото, — она махнула рукой налево, — питается Каменным ручьем. Мы почти на месте, понимаете?

— Понимаю, — сказал Глеб. — Повернуть назад в двух шагах от цели действительно обидно. Я бы на вашем месте тоже пошел до конца, невзирая на препятствия. Но, извините, я — это я. Хотите, я схожу туда сам? Дня за три обернусь, а вы подождете меня в лагере. Я все узнаю, и вам не придется рисковать собой и людьми…

— Нет, — отрезала Горобец. — Это мое дело, и я должна довести его до конца. И потом, если туда пойдете вы, я до конца жизни буду сомневаться: а вдруг вы чего-то не заметили, что-то неверно поняли или просто не сочли достойным внимания?

— Или наврал, — подсказал Глеб.

— И это тоже.

След табуна огибал скалу, скрываясь из вида за поворотом. Сиверов остановился, обернулся назад, повелительно махнул рукой, давая знак поторопиться, и подождал отставших.

— Будьте здесь, — сказал он. — Я позову.

— Если успеешь, — буркнул Гриша.

— Постараюсь успеть.

Глеб осмотрел поверхность скалы, прикидывая, с чего бы начать, поплевал на ладони и полез наверх. Подъем оказался легче, чем можно было ожидать, и через каких-нибудь пять минут Сиверов уже вскарабкался на макушку обманчиво крутого и неприступного каменного лба, поросшую высокими лиственницами и редким колючим подлеском. Засады, которую он в глубине души опасался обнаружить, не было — по крайней мере, здесь, наверху. Глеб выбрал удобную позицию, с которой можно было хорошенько осмотреться, начал снимать с плеча винтовку и остановился: то, что он увидел, было различимо и без помощи оптического прицела.

Спустившись вниз, он молча махнул своим спутникам рукой и повел их вперед по лошадиному следу, который, как он только что выяснил, кончался буквально в полусотне метров отсюда, на дне неглубокой впадины, по краям которой росли какие-то кусты, уже слегка тронутые зеленой весенней дымкой. Члены экспедиции еще не знали, что ждет их впереди, а Глеб знал, но молчал, потому что ничего не понимал. И потом, чего зря языком трепать, сами все увидят…

И они увидели. «Солдат Джейн» тихонько, очень по-женски ахнула, прижав ко рту ладонь, Вовчик тяжело вздохнул, Тянитолкай в сердцах плюнул на землю, а Гриша невнятно выругался. Здесь, в просторном, наполовину скрытом кустами углублении, лежали лошади — все восемь. Глотки у них были перерезаны, серебристый мох на дне лощины почернел от пропитавшей его крови. Глеб заглянул в лиловый, широко открытый лошадиный глаз, увидел в нем немую укоризну и отвернулся, стиснув зубы. Он и не предполагал, что это его так заденет. Ведь, казалось бы, не люди — просто лошади, рабочая скотина, сырье для сырокопченой колбасы… Впрочем, лошадей было жаль именно потому, что они не относились к роду человеческому и ничем не заслужили той страшной участи, которая их постигла.

— Простите, — сказала «солдат Джейн», неверными шагами пятясь назад, подальше от этого страшного зрелища. Ее заметно пошатывало. — Я… Простите, я не могу.

— А вот за это я его убью, — тихо, но с большим чувством пообещал Вовчик. — Привяжу мерзавца к дереву и буду отрезать маленькие кусочки, пока не подохнет. Я зоолог, я знаю, как резать, чтобы он прожил долго и все время оставался в сознании…

Пока Вовчик предавался кровожадным мечтам, Глеб огляделся по сторонам и пришел к выводу, что иезуитские планы бородатого зоолога неосуществимы. Немного в стороне от ямы, где покоились экспедиционные лошади, из кустов торчали ноги в рваных, залатанных, рыжих от старости и очень, очень знакомых кирзовых сапогах. Правый сапог был перехвачен куском изолированного провода — буквально позавчера у Пономарева отстала подметка, и он решил проблему, выпросив у хозяйственного Гриши обрывок электрического шнура. Сапоги и заправленные в них грязные, обтрепанные штанины были густо запятнаны чем-то темно-бурым, почти черным. Глеб отвел глаза и вздрогнул, напоровшись, как на колючую проволоку, на мертвый взгляд широко распахнутых остекленевших глаз.

Косматая голова Пономарева с размалеванным причудливыми разводами подсохшей крови, искаженным смертельной мукой лицом торчала из кустов как раз на уровне его роста. Это выглядело дико и неправдоподобно: выглядывающая из кустов мертвая голова и лежащие на земле, повернутые носками вниз ноги, принадлежащие одному и тому же человеку. Глеб сделал шаг вперед, и иллюзия разрушилась: стало видно, что отрубленная голова Пономарева насажена на молодое деревце со срезанной верхушкой, как рождественская звезда на новогоднюю елку.

— Я его кастрирую и заставлю проглотить собственное хозяйство, — монотонно разорялся выведенный из душевного равновесия Вовчик. — Я его…

— Ничего ты ему не сделаешь, — сказал Глеб.

— А? Чего? Это еще почему? Кто это мне помешает, уж не ты ли? Много на себя берешь, композитор. А может, вы с ним заодно?

Глеб молча показал в ту сторону, где из кустов торчали ноги в сапогах, и Вовчик моментально заткнулся, словно кто-то его выключил. «О господи!» — почти простонала где-то позади Евгения Игоревна.

Гриша первым подошел к кустам, раздвинул ветки и некоторое время смотрел на то, что там лежало.

— Да, Вовчик, ты малость опоздал, — сказал он, отступая в сторону, чтобы пропустить Глеба.

Прежде чем наклониться над убитым, Сиверов внимательно огляделся по сторонам, но не заметил ничего подозрительного. Тогда он сосредоточился на трупе.

Пономарев лежал ничком, вытянув вдоль тела вывернутые ладонями наружу руки. Ладони у него были испачканы свернувшейся кровью, носки сапог почти соприкасались, а пятки торчали врозь. Слетевший с головы треух валялся немного в стороне, ружье исчезло. Полевой сумки «солдата Джейн» поблизости тоже не наблюдалось; впрочем, она могла оказаться внизу, под телом. Крови вокруг было чертовски много — на траве, на мху, на ветках, на камнях и старых гнилых сучьях. Над ухом у Глеба шумно, с присвистом, дышал Вовчик. Его хотелось отогнать, как муху. «Почему он так пыхтит? — мимоходом удивился Глеб. — Прямо астматик какой-то, честное слово…»

Он обернулся через плечо и увидел бледное с прозеленью, покрытое крупной испариной лицо бородача.

— Кому тяжело, может отойти, — ни к кому персонально не обращаясь, сказал Глеб. — Я должен его перевернуть, чтобы… Должен перевернуть, словом.

— Ничего, — хрипло выговорил Вовчик и вымученно улыбнулся. — Мы в морской пехоте и не такое видали. А уж в институтской анатомичке…

Он замолчал — похоже, воспоминание об институтской анатомичке не прибавило ему бодрости. Глеб слегка отодвинул его локтем, поправил норовящую съехать винтовку, наклонился еще ниже, чувствуя тяжелый запах крови и сырого мяса, и, взявшись за ветхую телогрейку, перевернул проводника на спину.

— Да, — тяжело и глухо, будто камень уронил, сказал Гриша.

Вовчик за спиной у Глеба издал хриплый булькающий звук, сильно оттолкнул стоявшего на дороге Тянитолкая и бросился прочь. Впрочем, далеко он не убежал — остановился у ближайшей сосны, уперся в нее лбом и обеими руками и стал издавать звуки, которые обычно издает человек, выворачиваемый наизнанку. Очевидно, того, что лежало в кустах перед Глебом, Вовчик не видел ни в морской пехоте, ни даже в институтской анатомичке.

Стараясь не морщиться, Глеб снял с дерева отсеченную голову и аккуратно положил рядом с трупом. Теперь, если не знать, в чем дело, можно было решить, что у Пономарева просто разрезано горло — широко, от уха до уха. Покрытое потеками высыхающей крови бледное лицо с широко разинутым беззубым ртом и остекленевшими глазами казалось чужим и незнакомым. Распахнутая телогрейка позволяла всем желающим убедиться, что из тела извлечены внутренности, но даже не это было страшнее всего. Хуже всего остального были бурые от крови бедренные кости, торчавшие из оборванных у самого паха штанин. От таза и до самых коленей мяса на ногах Пономарева не было — остались только эти кости да кое-где кусочки мышечной ткани, которые убийце не удалось соскоблить. Выглядело все это так, словно кто-то очень тщательно, никуда не торопясь, поработал острейшим ножом.

— Ножом, — сказал Глеб.

— Что?! — вскрикнула Горобец.

— Это сделали ножом, — повторил Глеб. Обернувшись, он увидел Евгению Игоревну — она стояла в стороне, повернувшись спиной к страшным кустам, и смотрела на него через плечо испуганно расширенным глазом. — Хорошим ножом, острым. На костях глубокие царапины.

— Точно, ножом, — подтвердил Гриша, а молчаливый Тянитолкай кивнул, соглашаясь с коллегами.

— Да пошли вы все! — неожиданно заорал Вовчик, отталкиваясь от дерева и бросаясь к ним. Он остановился перед Глебом — глаза вытаращены, лицо серое, как сырая штукатурка, ко лбу прилипли чешуйки сосновой коры, — схватил его за отвороты куртки и принялся трясти, как грушу. — Каким еще ножом?! Кто — ножом?! Ну, кто?! Тигры? Волки? Ты? Я? Кто?! Может, этот оборотень-людоед, про которого он нам вчера рассказывал?!

Тянитолкай неожиданно вынул руки из карманов и без предупреждения отвесил Вовчику звонкую затрещину, от которой тот выпустил Глебову куртку, отлетел на два шага и с трудом устоял на ногах. Восстановив равновесие, он некоторое время стоял, прижав ладонь к покрасневшей щеке, и моргал вытаращенными, бессмысленными, как у больного животного, глазами. Выглядел он при этом до смешного нелепо — крупный, очень сильный мужчина, с лицом незаслуженно обиженного ребенка и густой русой бородой, — но никто не засмеялся, потому что всем было не до смеха.

Наконец в глазах Вовчика появилось осмысленное выражение. Он быстро моргнул еще несколько раз, помотал головой и убрал ладонь от щеки.

— Простите, — сказал он. — Странный у меня организм. Животных потрошу — хоть бы что. А увижу, как кто-нибудь палец порезал, меня прямо выкручивать начинает, ничего с собой поделать не могу. Извините.

— Пустое, — сказал Глеб, которому сейчас было не до Вовчиковых тонкостей.

Он осмотрелся и увидел немного в стороне «сидор» Пономарева — густо испачканный, но целый, нетронутый, с аккуратно завязанной горловиной.

— Гриша, взгляни, может быть, у него там карта, — попросил он, и кандидат биологических наук Гриша без слова протеста отправился выполнять просьбу.

Впрочем, Глеб подозревал, что любой из присутствующих отправился бы куда угодно, хоть на край света, и по чьей угодно просьбе, лишь бы как можно скорее оказаться на максимальном удалении от этого страшного места, Глеб не мог осуждать их за это, поскольку сам испытывал точно такое же желание. Он снова огляделся, не нашел ничего подходящего, снял куртку и накрыл ею труп проводника.

Стало легче, но не намного: куртка была коротка, и обезображенные бедра убитого торчали из-под нее во всей своей ужасающей красе.

— Нет карты, — сказал вернувшийся Гриша. — Черт, ну и зрелище!

Стоявший рядом Тянитолкай вздохнул, крякнул и тоже снял куртку. Глеб благодарно кивнул, взял ее и укрыл ноги Пономарева. Теперь наружу высовывались только порыжелые носки стоптанных кирзачей.

— Другое дело, — сказал Гриша, а Горобец вздохнула с облегчением.

Она даже нашла в себе силы подойти поближе и с расстояния в пять метров осторожно взглянуть на укрытое куртками тело.

— Боже мой, какой кошмар, — сказала она.

— Так ты говоришь, работали ножом? — раздался неожиданно спокойный голос Вовчика. — Острым ножом, да? Слышь, Тянитолкай, а где твой нож?

Все удивленно обернулись к нему. Вовчик стоял, широко расставив ноги и сложив на груди руки, и с нехорошим прищуром смотрел на Тянитолкая.

— Чего? — удивился тот.

— Ты меня слышал. Я спрашиваю, где твой нож?

Тянитолкай презрительно скривил губы и, не торопясь, запустил руку за спину, где у него обычно висел его огромный тесак в меховых ножнах. На его лице медленно, как проявляющаяся на фотобумаге картинка, проступило изумленное выражение. Тянитолкай вынул руку из-за спины. В руке ничего не было.

— Нету, — сказал он упавшим голосом.

— Вот, — спокойно произнес Вовчик. — Вот вам! Я в оборотней не верю, потому что их не бывает. Они, оборотни, не пользуются ножами и не стоят потом над трупом с постной миной, изображая глубокую скорбь. Что, Тянитолкай, тушенка надоела? Или это у тебя такая манера шутить?

Тянитолкай молча шагнул к нему, стиснув костлявые, похожие на две кувалды кулаки. Гриша поймал его за плечо.

— Тише, тише, — сказал он. — Ты, Вовка, все-таки думай, что говоришь. В конце концов, нож у сонного человека стащить — раз плюнуть. Если с этой стороны смотреть, мы все под подозрением. Между прочим, если я правильно понял, ты сегодня встал раньше всех. А может, ты и не ложился?

— Ложился, — процедил Вовчик. — А встал раньше всех, потому что ночью спал, а не шастал по лесу, ясно?

«Горобец была права, — подумал Глеб. — Действительно, чем дальше, тем интереснее». Завязавшийся спор, густо пересыпанный взаимными обвинениями, легко мог бы решить элементарный анализ проб, взятых из-под ногтей у всех членов экспедиции, но сейчас о таком анализе не могло быть и речи. Глебу ничего не стоило отобрать у каждого образцы, но где, спрашивается, он должен их хранить? К тому же у него было предчувствие, что, если так пойдет и дальше, никакие анализы уже не понадобятся.

— Прекратите! — громко, на весь лес, выкрикнула «солдат Джейн». — Немедленно прекратите! Мо-ол-чать!!!

По лесу прокатилось звенящее эхо, и наступила тишина. В этой неожиданной, ватной тишине Горобец повернулась к Глебу.

— Ну, что же вы, специалист по безопасности? Ведь это же ваша работа! Делайте что-нибудь, не стойте столбом! Глеб пожал плечами.

— Я бы с радостью, — сказал он, — да вот лопату мы прихватить не догадались. Теперь придется за ней в лагерь идти.

— Что?!

— А чего, собственно, вы от меня хотите? Чтобы я затеял следствие, уединился в палатке и по одному вызывал всех на допрос? Ну, так это как раз таки не моя специальность. И к тому же никакие дознания нам ничего не дадут. Я не утверждаю, что все мы вне подозрений, но доказать или даже логически обосновать эти подозрения в данный момент просто невозможно. Нож у Тяни… Простите, я не могу называть человека этим идиотским прозвищем. Как вас зовут? — повернувшись к Тянитолкаю, резко спросил он.

— Глеб Петрович, — ответил Тянитолкай.

— Как?!

— Глеб Петрович Жуков, — спокойно повторил Тянитолкай. — А что такое?

— Ничего, — сказал Слепой, потихонечку отходя от шока, вызванного этим сообщением. Не мог же он признаться, что они с Тянитолкаем полные тезки! — Ничего, Глеб Петрович. Просто имя у вас довольно редкое, вот мне и показалось, что я ослышался. Так вот, нож у Жукова действительно могли украсть. Скорее всего, украли, иначе нам останется только признать, что Глеб Петрович нарочно сделал все, чтобы его заподозрили в этом… черт, это даже убийством-то не назовешь!.. в этом зверстве. И вообще, если принять гипотезу о том, что опоили нас именно чаем, получается, что у всех нас имеется алиби. Чай пили все…

— И Пономарев в том числе, — вставила «солдат Джейн».

— Действительно, — сказал Гриша. — Получается, уйти из лагеря на своих двоих он не мог и зарезать его было некому… Слушайте, а может, мы еще спим? Может, вся эта хреновина нам просто снится?

— Всем? — с кривой улыбочкой спросил Вовчик.

— Нет, — не растерялся Гриша, — мне одному. Не знаю, что снится вам, а мне — вот эта дрянь с вашим участием. Это я, наверное, дурацких сказок на ночь наслушался, вот они мне теперь и мерещатся…

Точно, подумал Глеб, глядя на клочок рыжей шерсти, зацепившийся за ствол сосны в десяти сантиметрах от левого плеча «солдата Джейн». Точно! Золотые твои слова. Это все просто бредовый сон, потому что наяву такого быть не может. Никогда. Ни при каких обстоятельствах. Потому что, если я не сплю, значит, вчерашний рассказ Пономарева был правдой от первого до последнего слова. Как это он сказал? «Пройдет промеж сонными, никого пальцем не тронет, а тебя отыщет, и…» Да, старик, ты был прав: такой смерти и впрямь врагу не пожелаешь…

Почти уверив себя в том, что спит и видит сон, Глеб шагнул вперед, подошел к Горобец вплотную и медленно поднял руку на уровень плеча. «Солдат Джейн» молча смотрела на него снизу вверх с выражением вопроса и, кажется, даже надежды в глубоко запавших глазах. Похоже, она тоже убедила себя, что все это ей только снится, и теперь ждала, что леденящий душу кошмар вот-вот перейдет во что-нибудь более приятное — к примеру, в эротическую фантазию.

Глебу было жаль ее разочаровывать, но он пронес руку мимо плеча начальницы, осторожно взял двумя пальцами, отцепил от коры и показал присутствующим клочок оранжевого, чуть тронутого черным, густого и шелковистого меха.

— Ну-ка, зоологи, — сказал он, — просветите меня. Что это за зверь — белка, что ли?

Однако он догадывался, что это не белка, и по смертельной бледности, мгновенно залившей лицо «солдата Джейн», понял, что его догадка верна: это была не белка, не; лиса и не какая-нибудь куница, а тигр. Странный тигр, передвигающийся на задних лапах и разделывающий свои жертвы украденным у спящего Тянитолкая ножом…

Глеб открыл рот, еще не зная, что собирается сказать, но говорить ему не пришлось: позади него вдруг раздался визгливый, истеричный, совершенно безумный хохот человека, начинающего утрачивать последнюю связь с реальностью. Сиверов резко обернулся. Как он и ожидал, хохотал Вовчик. Он смеялся долго и замолчал только после того, как, угрюмый Тянитолкай шагнул к нему и поднял руку, примериваясь снова ударить его по физиономии.

…Пока Гриша, Вовчик и Глеб по очереди рыли яму принесенной из лагеря лопатой, второй Глеб, он же Тянитолкай, ухитрился при помощи топора и обрывка проволоки соорудить вполне приличный крест. Он даже выцарапал на горизонтальной перекладине надгробную надпись: «Пономарев Иван Иванович, ум. 15 мая 200… года». То, что осталось от проводника, завернули в брезент, снятый со ставшего ненужным лошадиного вьюка, и засыпали каменистой землей. Погребальная церемония вышла незамысловатой: Тянитолкай укрепил в изголовье могилы крест, и все немного постояли у свежего земляного холмика, не зная, что сказать: те слова, что вертелись у них на языках, предназначались для совсем других случаев.

Потом Глеб встряхнул свою куртку, которой полчаса назад был укрыт покойник, бегло оглядел ее со всех сторон и натянул на плечи. Тянитолкай покосился сначала на него, затем на свою собственную куртку и тоже оделся, решив, как видно, что брезгливость при сложившихся обстоятельствах неуместна.

Направляясь обратно в лагерь, Сиверов остановился, опустил руку в карман и вынул оттуда пачку с последней сигаретой. Две или три секунды он внимательно изучал рисунок на пачке, а затем смял пачку в кулаке и выбросил в болото.

— Что это за странная демонстрация? — спросила шедшая рядом «солдат Джейн». — Нашли время бросать курить…

— Это не демонстрация, — спокойно ответил Слепой. — Просто я никогда не курю на работе.

***

К тому времени, как они вернулись в лагерь и по-новому упаковали вещи, оставив на поляне все лишнее и взяв с собой только самое необходимое, было уже начало четвертого. Солнце давно перевалило зенит и начало заметно клониться к западу, заставляя тени предметов потихоньку, удлиняться.

— Стоит ли нам сегодня куда-то идти? — спросил Глеб у Горобец, приторачивая к рюкзаку свернутый спальный мешок.

— А что вы предлагаете взамен? — устало спросила Евгения Игоревна, застегивая на тонком загорелом запястье ремешок компаса. — Сидеть здесь и до поздней ночи переливать из пустого в порожнее? Впечатления еще чересчур свежи. Знаете, до чего так можно договориться? Глеб вздохнул.

— Не знаю. Но, по правде говоря, мне бы очень хотелось договориться хоть до чего-нибудь конструктивного!

— Вы хотите сказать, правдоподобного.

— Ну, правдоподобия-то в этой истории как раз хоть отбавляй. Только это какое-то странное правдоподобие. Слушайте, а мы точно не спим?

— Эх вы, чекист! — с горькой насмешкой сказала Горобец. — Чистые руки, горячее сердце, холодная голова… Неужели я должна даже вам объяснять, что всему на свете должно существовать рациональное объяснение?

— Да, — согласился Глеб и, крякнув, вскинул на плечи тяжеленный рюкзак. — Да, — с натугой повторил он, просовывая руки в лямки, — наверное, всему. Даже, извините, тому упорству, с которым вы стремитесь прямиком туда, куда вам стремиться категорически противопоказано.

— Вы опять за свое?

— У кого что болит, тот о том и говорит… — вздохнул Глеб.

Он помог начальнице надеть рюкзак. В тот самый момент, как «солдат Джейн» продела руки в лямки и поблагодарила его, Глеб снова почувствовал, что за ним наблюдают — наблюдают пристально и, мягко говоря, без особой доброжелательности. Он обернулся и встретился взглядом с бородатым Вовчиком, который немедленно отвел глаза и заговорил о чем-то с Гришей. Сиверов не придал этому значения: все они были на нервах, каждый питал по отношению к другому смутные подозрения, так что недомолвки и косые взгляды в сложившейся ситуации были просто неизбежны.

Уходя из лагеря, Глеб обернулся. Посреди поляны темнело пятно тщательно засыпанного землей кострища в кольце разворошенного елового лапника, поодаль, рядком стояли три палатки — большая, в которой ночевали мужчины, одноместная палатка «солдата Джейн» и простой брезентовый тент, где хранилась поклажа. Сиверов считал, что лагерь лучше свернуть и как можно надежнее спрятать все, что они не могли взять с собой. Но Горобец рассудила иначе — подстегиваемая лихорадочным нетерпением, она не хотела терять ни одной минуты и потому приказала оставить все как есть. «Все равно люди здесь не ходят, — объяснила она свое решение, — а в палатках нет ничего, что заинтересовало бы зверей. И вообще, мы же вернемся сюда буквально через несколько дней!» Сиверов не стал затевать с нею спор, хотя ему показалось, что на уме у Евгении Игоревны было что-то совсем другое: покидая лагерь, она выглядела как человек, который не рассчитывает сюда вернуться — ни через несколько дней, ни через несколько десятилетий, никогда. Ну, быть может, в следующей жизни, но уже по другому поводу и в другой компании…

Он повернулся к покинутой стоянке спиной и отыскал взглядом Горобец. У Евгении Игоревны был вид человека душой и телом рвущегося вперед, к намеченной цели и не испытывающего по поводу то и дело возникающих препятствий ничего, кроме досады и раздражения: ну, что там опять? Она двигалась размеренным походным шагом, привычно пружиня ногами, чтобы компенсировать немалый вес рюкзака, и придерживая на плече ремень карабина, и Глебу на мгновение почудилось, что она несется вперед, как выпущенный из дальнобойного орудия снаряд.

Будто почувствовав на затылке его взгляд, «солдат Джейн» обернулась, сошла с тропы, пропуская мимо себя мужчин, и пошла рядом с Глебом.

— Вы не против? — спросила она, бросив на него короткий взгляд, сопровождавшийся очень мягкой, почти просительной улыбкой.

— Отчего же? — Глеб пожал плечами под широкими лямками рюкзака. — Напротив, буду очень рад. Хотите немного попереливать из пустого в порожнее? Горобец покачала головой, вздохнула.

— А вы мстительны, — заметила она. — В цивилизованном мире принято прощать женщинам маленькие слабости. Сиверов мысленно присвистнул. «Это еще что такое?» — подумал он.

— Где он, этот ваш цивилизованный мир? — сказал он вслух. — Ну, допустим, он должен быть не столько снаружи, сколько внутри нас. Но все-таки, согласитесь, приятная женщина и начальник — не совсем одно и то же. То, что простительно женщине, начальник себе позволить не может. Видите ли, я не всегда успеваю заметить, когда вы перестаете быть начальником и становитесь женщиной. Поверьте, это очень трудно — не знать, с кем имеешь дело в тот или иной момент. Горобец снова вздохнула.

— А вы думаете, мне легко? Думаете, я сама знаю, кто я? Притворяюсь начальником… Вам ведь, наверное, известно, что за глаза меня прозвали «солдат Джейн»? Известно, известно, не отпирайтесь. У вас ведь работа такая — все про всех знать.

«Это точно, — подумал Глеб. — Только выполняю я эту работу из рук вон плохо. Ничего-то я ни про кого не знаю, и спросить, что характерно, не у кого. Вот начни вас сейчас расспрашивать — да хотя бы и тебя, госпожа начальница, — вы же ничего полезного мне не скажете! Начнете темнить, крутить, вертеть, утаивать информацию, которая вам кажется сугубо интимной, личной и никого, кроме вас, не касающейся, а мне могла бы помочь сберечь ваши драгоценные шкуры… Ну что мне с вами со всеми прикажете делать? Разоружить и погнать домой под конвоем? Тоже ведь не дело, потому что мне и самому понемногу становится интересно: а что там, дальше? На что вы все рассчитываете, к чему стремитесь? Ладно, у Горобец там муж остался, а как насчет других участников этого мероприятия? Неужели в них так развиты чувства долга и корпоративной солидарности, что они продолжают упорно двигаться навстречу вполне реальной, осязаемой и, более того, смертельной опасности? Ведь это же не солдаты, а ученые, кандидаты наук… У каждого в Москве осталась карьера, солидный оклад, квартира, семья, наконец… Не сумасшедшие же они, в самом-то деле! Да любые другие люди на их месте, только раз взглянув на то, что осталось от проводника, немедленно и без лишних разговоров смотали бы отсюда удочки. Сказали бы: извини, мол, Игоревна, ищи своего мужа сама, если у тебя в одном месте свербеж, а нам еще пожить охота… И никто, что характерно, их бы за это не осудил. А эти прут вперед, как танки, чуть ли не наперегонки. Боятся, но прут… С чего бы это?» Он повернул голову и встретился с пытливым взглядом Евгении Игоревны.

— О чем вы сейчас думали? — спросила она.

— Погода славная, — ответил Глеб. — Скоро все вокруг зазеленеет, потом появятся комары, гнус…

— Не хотите отвечать, — с грустью констатировала Горобец. — А жаль. Я вот, к примеру, думаю о том, правильно ли себя веду. Вы, наверное, правы, начальник не должен руководствоваться эмоциями. Супружеский долг, любовь — какое все это имеет отношение к моим служебным обязанностям? Наверное, достоверная информация о судьбе исчезнувшей в прошлом году экспедиции действительно не стоит человеческих жизней. Но я… В общем, иначе я не могу. Это не оправдание, конечно. Возможно, отчасти меня оправдывает то обстоятельство, что мои люди идут за мной добровольно… Не знаю. Честно говоря, в последнее время мне начинает казаться, что все они знают что-то, чего не знаю я. Нет, правда, посудите сами. Меня ведет вперед желание разыскать мужа, а что движет ими? Солидарность? Дружба? Но ведь они были едва знакомы, а Володя так и вовсе не знал Андрея… Андрей — это мой муж, — дала она пояснение, в котором Глеб не нуждался.

Слепой упорно молчал. Ему нужно было время, чтобы обдумать услышанное. Ведь Горобец почти слово в слово повторила его мысли! Ее, оказывается, мучили те же вопросы, которые не давали покоя Глебу, терзали те же смутные, не поддающиеся анализу подозрения. Неужели эта экспедиция — только ширма? Но для чего? И почему начальнику экспедиции ничего неизвестно об истинной цели путешествия? Что это — браконьерский рейд, часть сложной многоходовой операции по контрабанде или что-то еще? И для чего все-таки Корнеев попросил генерала Потапчука включить в состав группы своего человека? Он знал что-то конкретное, или подозревал, или просто чуял неладное, как животные чуют приближение стихийного бедствия?

— Как это все-таки страшно! — не дождавшись ответа, продолжала Евгения Игоревна. — Как жестоко и бесчеловечно! Я говорю об этом несчастном, об Иване Ивановиче…

— Да, — сказал Глеб, — обошлись с ним круто.

— Ужасно! И все-таки мне хотелось бы услышать, что вы думаете по этому поводу?

— Вы этого хотите как женщина или как начальник экспедиции?

— Нельзя быть таким злопамятным. Неужели вы не понимаете, до какой степени мне сейчас нужна поддержка?

Глеб сдержался и ничем не выдал своего удивления. Железная начальница буквально на глазах огромными кусками сбрасывала с себя стальной панцирь, причем по собственной инициативе да еще в тот самый момент, когда это было менее всего уместно. «Поддержка ей нужна, — сердито подумал Сиверов. — Вот и вся ваша эмансипация. Она, эмансипация, куда как хороша в Москве, где такая вот дамочка может вовсю пользоваться всеми правами мужчин, нимало не рискуя взвалить на себя некоторые из особенно неприятных мужских обязанностей. Там, в Москве, на фоне современного офисного интерьера какой-нибудь кабинетный деятель запросто может поверить, что эмансипированная женщина способна заменить мужчину на любой должности. Некоторые считают, что женщина как начальник даже лучше мужчины — по крайней мере, не так много пьет… Черт, до чего же не вовремя Евгения Игоревна решила вспомнить о том, что она принадлежит к слабому полу!» .

— По-моему, поддержки у вас сколько угодно, — сказал он вслух. — Ваши люди за вас горой, несутся вперед, как беговые лошади, а Вовчик так и вовсе глаз с меня не спускает — боится, что стану вас обижать. Вон, видите, оглядывается. Видали, какой взгляд?

Взгляд, которым обернувшийся Вовчик наградил Сиверова, действительно был очень красноречивым,

— А, Володя… — Горобец слабо, болезненно улыбнулась и понизила голос. — Знаете, мне кажется, он ко мне неравнодушен.

— Мне тоже так показалось, — согласился Глеб. — Должен вам заметить, что его нетрудно понять.

— Спасибо…

Горобец снова улыбнулась, трогательно и беззащитно, и поправила выбившуюся из-под бейсбольной шапочки прядь. Когда она подняла руку, Глеб заметил, что ногти у нее обведены широкой траурной каймой. Он украдкой покосился на свои пальцы и пришел к выводу, что они выглядят ничуть не лучше.

— Некрасиво, правда? — заметив, куда он смотрит, сказала Евгения Игоревна и спрятала руку в карман. — Со всей этой кутерьмой совершенно забыла привести себя в порядок. Теперь до вечера придется ходить чучелом… Знаете, всю жизнь мечтаю отрастить ногти и сделать себе настоящий маникюр, и всю жизнь это у меня не получается —то одно мешает, то другое…

— Профессия не та, — поддакнул Глеб, просто чтобы не молчать.

— Профессия меня как раз устраивает, только вот маникюр действительно очень плохо с ней сочетается… Вообще-то, мне кажется, что маникюр плохо сочетается с любой профессией, даже с профессией секретаря-машинистки. Знаю, знаю, они-то как раз все щеголяют прекрасным маникюром, но вообразите только, чего им это стоит! Представьте себя на их месте. Вот вам надо садиться за машинку и печатать, а у вас ногти по два сантиметра… Удобно? То-то же! А посуду помыть, а постирать?.. Кстати, раз уж мы заговорили на профессиональные темы, я бы все-таки хотела услышать ответ на свой вопрос: что вы как профессионал думаете о ночном происшествии? Меня это интересует прежде всего как начальника.

«Ловко, — подумал Глеб. — Как в той старой песенке из фильма про Айболита: нормальные герои всегда идут в обход…»

— Насчет профессии — это мимо, — сказал он. — Я ведь действительно не следователь, не сыщик, а скорее солдат.

— Как бы то ни было, мне кажется, что вы должны понимать во всем этом гораздо больше, чем все мы, вместе взятые, — возразила Горобец.

— Ну правильно, должен. Должен! Но не понимаю. В общем-то, все выглядит довольно однозначно. Не думаю, что Пономарева убил кто-то из нашей компании.

— Уф! — с облегчением выдохнула Горобец. — Господи, как я боялась, что вы этого не скажете!

— Понимаю, — сказал Глеб. — Делить еду и ночлег с маньяком — то еще удовольствие.

— Вы думаете, это маньяк?

— А вы думаете, кто-то был настолько голоден, что срезал с нашего проводника весь филей? Вокруг навалом дичи. И потом, восемь здоровых, сытых лошадей — это что, мало? Нет, этот тип явно вбил себе в голову, что он людоед. И пришел он со стороны, из тайги. Мне все это представляется следующим образом. Пономарев подсунул вам эту свою «медвежью махорку», которой вы благополучно нас напоили — вернее, опоили…

— Простить себе этого не могу, — вставила Горобец.

— И правильно делаете, — серьезно сказал Глеб. — Это была очень серьезная ошибка, Евгения Иг…

— Женя.

— Это была большая ошибка, Женя. Но думать вам сейчас надо не о ней, а о том, чтобы не допустить новых ошибок. Если станете себя казнить, даже не заметите, как растеряете всю группу и погибнете сами.

— Думаете, все так серьезно?

— Даже еще серьезнее. Пономарев дождался, пока все уснут, увел лошадей и заодно прихватил вашу сумку, в которой лежала карта. Думаю, карта его интересовала в последнюю очередь, но там ведь были еще и деньги. Вот на них-то он, наверное, и польстился. В это время, как я полагаю, за лагерем уже следили…

— Что вы такое говорите?! Вы хотите сказать…

— За нами следят от самого поселка, — сказал Глеб. — Раньше я сомневался, а теперь уверен. За нами и сейчас, наверное, следят. Впрочем, я могу ошибаться. Должен же он когда-то спать!

— О господи…

— Таковы факты, которые вам, как начальнику, следует знать. Словом, когда наш Дерсу Узала вместе с лошадьми удалился от лагеря на приличное расстояние, тот, кто за ним следил, решил напасть. Очевидно, он сначала убил Пономарева, а потом занялся лошадьми. Они, наверное, были связаны друг с другом и не смогли разбежаться… Покончив с лошадьми, этот человек вернулся к проводнику и довел дело до конца — извлек внутренности и срезал мясо с бедер…

— Боже мой, какое зверство… А тот клочок тигриной шкуры, который вы нашли? Он был слишком высоко для тигра, если только тот не стоял на задних лапах. Знаете, когда вы сунули его прямо мне под нос, я впервые в жизни почувствовала, что вот-вот потеряю сознание. Понятия не имею, как мне удалось удержаться. Ведь рассказ Пономарева не мог быть правдой! Но этот клочок меха, кажется, один способен перевесить все доводы разума… Ведь все произошло именно так, как говорил этот несчастный! Людоед его выследил и убил…

— Тут возможны два варианта, — сказал Глеб. — Или тот, кто за нами следил, находился так близко, что слышал рассказ Пономарева, а потом обставил убийство в полном соответствии с легендой, чтобы посильнее нас напугать, или тут действовал настоящий сумасшедший, действительно вообразивший, что в него вселился дух тигра-людоеда. Какой вариант вас больше устраивает?

— По мне оба хороши. — Голос у Горобец плыл и ломался, словно она из последних сил боролась с подступающей тошнотой. — А вы? Что кажется вам более правдоподобным?

— Речь не о правдоподобии, — со вздохом сказал Глеб. — Лично мне больше нравится думать, что Пономарева убил сумасшедший, который ест сырую человечину, бегает по тайге в полосатой шкуре и рычит, подражая тигру, с которого он эту шкуру снял. Потому что человек, способный сознательно, находясь в здравом уме, сделать то, что он сделал, может оказаться опаснее целой сотни настоящих маньяков. Ведь он даже клочок шкуры не забыл к дереву прилепить! Ночью, в темноте, после такой, с позволения сказать, работы… Для этого нужно вообще не иметь нервов. Поэтому, повторяю, я очень надеюсь, что мы имеем дело с психом.

— А если вы ошибаетесь?

— А если я ошибаюсь, Женя, то зрелище, которое вы сегодня видели, в ближайшие несколько дней может сделаться для вас привычным и даже рутинным. Мы будем просыпаться по утрам, обнаруживать очередное исчезновение и говорить друг другу: «Ну вот, еще один сгорел на работе». И знаете что? Я не завидую тому, кто останется последним. Тогда наш людоед перестанет прятаться, и вот тут-то начнется настоящий кошмар…

— Вы меня пугаете, — слабым голосом сказала Горобец.

— Да, пугаю, — согласился Глеб. — Слушайте, чего вы от меня хотите? Я вам все время твержу одно и то же: давайте повернем обратно! Тогда он от нас отстанет, все будут живы и здоровы…

— Мы должны идти вперед. Глеб услышал в ее голосе звон металла и пожал плечами.

— Вперед так вперед. Я же не оспариваю ваше решение, а только отвечаю на ваш же вопрос.

— Погодите, — наморщив лоб, сказала Горобец. — Постойте, мне тут пришло в голову… Вот вы говорите: это чужак. Да, мне приятно это слышать, это меня хотя бы отчасти успокаивает… Но как же нож Жукова? Он ведь так и не нашелся. И рация..

— Тут снова возникают два варианта. Либо и нож, и рация — дело рук Пономарева, либо приходится признать, что сразу же после ухода проводника убийца побывал в лагере.

— Вот так успокоили! Все действительно слово в слово совпадает с легендой. Пройдет между спящими и никого не тронет… Жуть! Так недолго и впрямь поверить в оборотней. Но почему в таком случае он просто не перерезал нам глотки, пока мы спали?

— Откуда мне знать? — сказал Глеб. — Если это маньяк, сумасшедший, то он, наверное, получает своеобразное удовольствие от самого процесса. Ему нравится играть с нами, загадывать загадки, заставлять нас бояться и вздрагивать от каждого неожиданного звука… А просто перерезать глотки спящим — что в этом интересного? Никакого изящества, все просто и грязно, как на скотобойне… И потом, если он воображает себя людоедом, убивать нас оптом ему не с руки. Холодильника-то у него нет, вот он и соблюдает очередность.

— Боже, что за извращенная фантазия!

— При чем здесь фантазия? Поверьте, если бы острая нужда заставила вас питаться человечиной, вы бы сами до этого додумались, как любая рачительная хозяйка, предпочитающая свежее мясо тухлятине. Мы для него — просто мелкий домашний скот. Пасемся под присмотром, нагуливаем вес…

— Бр-р-р, ну и перспектива… Ладно, насчет маньяка я, кажется, все поняла. А если это все-таки не маньяк? Если кто-то не хочет пускать нас на Каменный ручей из каких-то своих соображений, зачем ему в таком случае весь этот отвратительный кровавый балаган? Почему мы до сих пор живы?

— Возможно, ему не хочется вас убивать, — сказал Глеб. — Вас персонально или вместе с вашими коллегами… Может быть, он просто хочет вас напугать, заставить повернуть обратно. Право, не знаю, чем он при этом руководствуется, какие мотивы им движут. Возможно, сентиментальные воспоминания?

— Что?! — Горобец мгновенно поджалась, лицо ее подсохло и затвердело, как посмертная маска, глаза метали молнии из тени козырька. — Простите, но я не понимаю ваших намеков!

— Не понимаете или не хотите понимать?

— Я же ясно сказала: не понимаю!

— Тогда почему вы так нервничаете? Хорошо, если хотите, я скажу это сам, но учтите: вам будет неприятно это слышать. Хотите, чтобы я продолжал?

— Можно подумать, вас это интересует… Впрочем, почему бы и нет? Прошу вас, продолжайте.

— Учтите, вы сами вызвали меня на этот разговор. Так вот, я не верю ни в оборотней, ни в вампиров, ни в прочие чудеса. Точно так же я не верю в то, что кто-то из той партии, о которой рассказывал Пономарев, мог выжить в глухой тайге, питаясь, извините, человечиной, в течение доброго десятка лет. Пусть даже не десять лет, а пять, все равно я в это не верю. Для этого нужно действительно перевоплотиться в зверя — физически перевоплотиться, а не в собственном воображении. Так что, Женя, мне кажется, если я выслежу и прикончу этого негодяя, а потом приволоку его в лагерь, вы почти наверняка узнаете знакомое лицо. Может быть, даже родное.

Он ожидал бурной реакции, может быть, даже истерики, но «солдат Джейн» только тихонько, прерывисто вздохнула и долго молчала, переваривая это сообщение, которое, судя по всему, не явилось для нее большой неожиданностью. Глеб вынужден был в очередной раз признать, что она умна и отлично умеет держать себя в руках. Кроме того, ему не могла не импонировать определенная схожесть образа мыслей, которую он заметил между собой и Евгенией Игоревной — той самой несгибаемой Евгенией Игоревной, что на протяжении каких-нибудь несчастных суток превратилась для него сначала в «просто Евгению», а затем и в Женю. Сближение было налицо, причем настолько стремительное, что это вызывало у Слепого недоумение. Можно было подумать, что, отправляясь в эту экспедицию, Горобец не так уж сильно надеялась застать мужа в живых и на протяжении всего пути выбирала, к кому бы ей прислониться. Выбирала-выбирала, а теперь, значит, выбрала…

Это была скользкая мысль, и Сиверов с некоторым усилием выбросил ее из головы. Додумывать эту мысль до конца, наверное, действительно не стоило, тем более что Горобец ему нравилась — и как женщина, и как человек. Только не как начальник… Впрочем, чины в этом деле никогда и никому не мешали. Как там говорили на фронте? «Война все спишет», вот как…

— Спасибо вам за откровенность, — тихо сказала Горобец и легко дотронулась до плеча Глеба своей узкой сильной ладонью. — Я сама об этом все время думаю… Но давайте все-таки считать, что это сделали браконьеры. Они ведь очень жестокие люди, вы просто не знаете… — Ее лицо на мгновение потемнело. — Давайте, а? Вам ведь, в сущности, безразлично, от кого нас защищать, правда?

— Правда, — солгал Сиверов.

В этот момент их коротенькая колонна остановилась, и спереди донесся крик Гриши:

— Игоревна! Поди-ка сюда! Говори, куда идти, начальник! Тут кругом болото, чтоб ему пусто было!

Горобец вздохнула, улыбнулась почти виновато, бросила на Глеба непривычно теплый взгляд и, легко пружиня на стройных, сильных ногах, двинулась в обход колонны вперед — руководить.

ГЛАВА 6

Они двигались по краю болота до темноты, все дальше забирая к северо-востоку, почти под прямым углом к своему первоначальному маршруту. Болото вело себя не лучшим образом: оно воняло, активно испарялось под ярким майским солнцем и периодически выбрасывало им наперехват длинные топкие языки, которые приходилось подолгу огибать, Проклиная все на свете и все дальше отклоняясь от первоначально избранного направления. Глеб привычно ориентировался по солнцу, почти инстинктивно отмечая в уме каждый изгиб сложного, запутанного, а главное, совершенно бессмысленного маршрута. Как и говорил еще на леспромхозовской пристани Вовчик, карта в здешних местах значила не так уж много. Чтобы благополучно добраться из точки А в точку Б, пройти прочерченный на карте остро, отточенным карандашом маршрут, требовался опытный проводник. Проводника у них не было, карты они лишились, и Глеб заметил, что Горобец все чаще стоит на месте, вертя перед глазами компас то так, то сяк. Очевидно, Пономарев знал какую-то тайную тропу через болото, по которой только и можно было добраться до пресловутого Каменного ручья. Впрочем, с таким же успехом можно было предположить, что никакой тропы в природе не существовало и что проводник попытался дать тягу именно потому, что точно знал: впереди болото, ни обойти, ни форсировать которое нельзя. Словом, никакой он был не Дерсу Узала, а самый настоящий Иван Сусанин и кончил примерно так же, как его знаменитый тезка…

Все эти мысли Глеб благоразумно держал при себе. Помалкивал он по двум причинам: во-первых, потому, что не сомневался в своей способности вывести группу на место последней стоянки, а оттуда и к поселку, а во-вторых, ему стало интересно, чем все это кончится. Несмотря на то что дороги дальше не было, несмотря на незримое присутствие маньяка, которое, по мнению Глеба, было ничуть не лучше присутствия какого-нибудь злого духа или оборотня, нежелание зоологов поворачивать назад оставалось горячим и единодушным. Поэтому Глеб терпеливо шел вперед, фиксировал в мозгу свое положение относительно солнца и пройденное расстояние, помалкивал и внимательно смотрел по сторонам, по-прежнему не замечая ничего достойного внимания.

Он почти сразу отказался от мысли уйти вперед и хорошенько прочесать маршрут на предмет возможной засады. Никакой засады он не ждал, и по-прежнему висевшая у него на плече «драгуновка» казалась ему теперь бесполезной обузой. Со всей этой экспедицией что-то было не так — настолько не так, что Глеб предоставил событиям развиваться стихийно, довольствуясь ролью наблюдателя. Это был, пожалуй, единственный способ досмотреть кино до конца, хотя у Сиверова крепло подозрение, что его так или иначе попытаются вывести из зала задолго до конца сеанса.

Те же мысли, судя по всему, продолжали одолевать и Горобец. Всю дорогу она по мере возможности старалась находиться поближе к Глебу, кобуру с парабеллумом держала расстегнутой, слышать не хотела ни о каких разведках и прочесываниях местности и вообще здорово напоминала Глебу человека, которого с большой помпой, с речами и оркестром, назначили водителем асфальтового катка, с наилучшими пожеланиями усадили за руль, а потом вышибли подпорки и пустили каток с вершины горы Арарат. Поначалу счастливый водитель гордо крутил руль и жал на педали, а когда, наконец, сообразил, что ничем на самом деле не управляет, а просто несется, с каждой секундой наращивая и без того безумную скорость, навстречу неизбежности, выпрыгивать стало уже поздно. Евгению Игоревну можно было только пожалеть, но Сиверов, как и раньше, видел только один по-настоящему действенный способ ей помочь: взять за шиворот, развернуть лицом на запад и гнать пинками до самого поселка, а оттуда дальше, прямиком в Москву. Ничего не слушать, ни на что не обращать внимания, а если кто-то попытается вмешаться — стрелять. Сначала под ноги, чтобы поостыл, а потом, если это не поможет — прямо между глаз. Увы, существовали некоторые соображения, по которым Слепой пока не мог прибегнуть к этому действенному способу.

К вечеру стало окончательно ясно, что Горобец заблудилась. На образовавшемся тут же стихийном вече Глеб снова предложил вывести всех отсюда и благополучно доставить в поселок, и от него снова дружно, единогласно отмахнулись, хотя на лице Евгении Игоревны он заметил тень нерешительности. Похоже было, что она, помимо всего прочего, побаивается, двинувшись дальше, в один прекрасный день действительно увидеть брошенное посреди лагеря тело своего пропавшего супруга, пробитое навылет метким выстрелом из «драгуновки» и накрытое небрежно брошенной сверху потертой, облысевшей тигриной шкурой. «Витязь в тигровой шкуре, — подумал Глеб с совершенно неуместным юмором. — А что, версия получается очень складная. Этот самый Андрей Горобец — он кто? Правильно, зоолог. И не просто зоолог, а большой специалист по уссурийским тиграм, приехавший сюда специально для того, чтобы защитить их от вымирания. Вот приехал он сюда, посмотрел, каково его любимым полосатикам живется, да и съехал потихонечку с катушек — сам записался в тигры и вплотную занялся самозащитой. И действует он, между прочим, очень грамотно: сначала напускает страху, а потом мочит всех, кто не испугался. Вот это я понимаю борьба с браконьерством! Это вам, ребятки, не штраф в размере трех базовых величин…»

Они стали лагерем посреди чахлого осинника, росшего вдоль края болота. Местечко было — хуже не придумаешь: под боком камни, лишь слегка прикрытые прошлогодней листвой и мхом, вокруг непролазные заросли молодых деревьев, а метрах в пятидесяти от этой, с позволения сказать, стоянки — болото, которое, как вскоре выяснилось, при луне воняло ничуть не меньше, чем при ярком дневном свете. Но найти другое, более подходящее место им помешала сгущающаяся темнота, да и усталость сказала свое веское слово — все-таки это был их первый пеший переход за все время пути. Все вымотались до предела, а Горобец вообще только и сумела, что сказать: «Привал», после чего упала, где стояла, даже не сняв рюкзака.

С хворостом тут тоже были некоторые проблемы. Несколько лет, а может, и десятилетий назад здесь прошел лесной пожар, сметая все на своем пути. Старые деревья сгорели, а молодые еще не успели вырасти настолько, чтобы дать достаточное количество хвороста для приличного костра, рассчитанного на всю ночь. Глеб бродил по этим дебрям битый час, описывая все расширяющиеся круги, и собирал те жалкие крохи, которые ему удавалось найти. Остальные, за исключением Горобец, занимались тем же. Наконец им удалось развести более или менее приличный огонь, после чего в ход пошли срубленные на корню молодые деревца. Сырая осина шипела в огне, курясь паром, отчаянно дымя, стреляя на весь лес и распространяя горький запах, оставлявший на языке привкус хины.

Глеб волок к костру очередную охапку относительно сухих дров, когда дорогу ему вдруг преградил Вовчик. Это получилось именно вдруг, неожиданно: Глеб, хоть и заметил издалека темную фигуру стоявшего в зарослях человека, никак не ожидал, что тот шагнет ему наперерез.

— Поговорить надо, композитор, — сказал Вовчик. Прозвучало это вполне мирно, но Глебу не понравился требовательный, хозяйский жест, которым бородач положил ладонь на охапку дров в его руках. Таким ленивым, хозяйским жестом обычно берут человека за рукав, чтобы поинтересоваться: «Ты чего хочешь, козел? Рога чешутся?»

— Может, у костра потолкуем? — спросил Глеб как ни в чем не бывало.

— Если бы можно было у костра, я бы там с тобой и поговорил, — с непонятным раздражением буркнул Вовчик.

— Ага, — сказал Глеб. — Дело, стало быть, секретное. Надеюсь, не явка с повинной?

Как и ожидал Сиверов, бородач немедленно вскипел. Он вцепился в дрова обеими руками и сильно тряхнул.

— Ты, — с ненавистью выдохнул он Глебу в лицо, и Сиверов поморщился от его несвежего дыхания. — Ты… композитор! Ты чего, а? Ты чего делаешь?

Он все дергал несчастный хворост, тряс его, тормошил и раскачивал. Глебу это надоело, он разжал руки, и дрова с шумом упали Вовчику на ноги. Они были совсем легкие, но Вовчик, похоже, воспринял это как покушение на свое драгоценное здоровье и крепко, как клещ, вцепился в лацканы Глебовой куртки.

— Ты чего творишь, умник?! — сдавленным голосом осведомился он, снова принимаясь трясти и дергать. — Я тебе что говорил, а?

— Ты мне много чего говорил, — спокойно ответил Глеб, отцепляя от себя его руки. Вовчик попытался этому воспротивиться, но тут его поджидал сюрприз, и Глеб с удовольствием увидел на его бородатой физиономии выражение удивления и нерешительности. — Ты, Вовчик, всю дорогу рта не закрываешь, так разве я все твои слова упомню? Может, освежишь мою память?

— Ты дошутишься, — пообещал Вовчик. Как только Глеб выпустил его запястья, к нему вернулась былая уверенность в себе. — Я тебя предупреждал: не лезь к Горобец! Предупреждал?

— Что значит — не лезь? — поинтересовался Глеб. — Куда, собственно, мне запрещено лезть? А главное, скажи, будь так добр, по какому такому праву ты мне что-то запрещаешь?

Это была не самая разумная линия поведения, но Вовчик безумно ему надоел. Глеб с грустью подумал о том, как сильно меняется наше мнение о людях под влиянием обстоятельств. То есть меняется не столько мнение, сколько сами люди. Ведь такой симпатичный был мужик, общительный, компанейский… А как только жизнь чуточку прижала — все, готово дело, посыпался, потек… И чему их только учат в этой морской пехоте?

Кроме того, Сиверов не без оснований подозревал, что его реплики не имеют в данном случае никакого значения. Вовчик не собирался слушать — он намеревался вещать, наставлять на путь истинный и восстанавливать попранную, как ему казалось, справедливость. Восстанавливать силой, если в этом возникнет необходимость. И, похоже, он уже успел убедить себя в том, что такая необходимость существует. Глеб чувствовал, что конфликт было бы лучше всего замять, но он тоже устал как собака. И потом, забот у него хватало и без Вовчика. Поэтому он, помолчав секунду, добавил:

— Отцепись от меня, недоумок. Кто ты такой, чтобы командовать?

— А, ну да, — неприятным голосом сказал Вовчик, — конечно. Я и забыл, что ты у нас теперь из дураков в начальники выбился. Извини. Только помни, что я тебе еще в Москве сказал: здесь тайга, а из нее ведь можно и не вернуться. Думай, что делаешь, композитор. Думай, сволочь, к кому клинья подбиваешь!

— Так я и думал, — сказал Глеб. — Клинья… Возьми себя в руки, истеричка! Какие к дьяволу клинья? По-твоему, сейчас подходящее время и место, чтобы этим заниматься, из-за этого ссориться? Я-то помню, о чем ты мне говорил, куда мы идем и кого ищем. А вот ты, как я погляжу, был бы не прочь об этом забыть. Так что лучше угомонись и перестань корчить из себя рыцаря. Эта роль идет тебе как корове седло.

— Ну, сука, — процедил Вовчик и сразу же, без перехода, попытался ударить Глеба кулаком в лицо.

Очевидно, когда-то он занимался боксом, и удар у него получился почти профессиональный — быстрый, точный и очень сильный. Из-за этого у Глеба не осталось выбора, парировать нападение пришлось в той же манере — быстро, сильно и эффективно. Вовчик охнул и сложился пополам, прижимая к животу кисть правой руки, которая, как надеялся Глеб, пострадала не слишком серьезно. Сиверов немедленно взял себя в руки, разжал уже готовый обрушиться на челюсть противника кулак и несильно толкнул его в лоб открытой ладонью. Не разгибаясь, Вовчик с треском сел в густую заросль осинового молодняка.

— Не ушибся? — спросил Глеб. — Рука в порядке?

— Да пошел ты, — процедил Вовчик. — Смотри, гад, спиной ко мне не поворачивайся!

— Ладно, — сказал Сиверов, — посиди, остынь.

Он наклонился, чтобы поднять рассыпавшийся хворост, невзначай повернул голову и увидел Гришу, который стоял поодаль и, засунув руки в карманы, наблюдал за происходящим. Неизвестно было, как давно он там стоит, но, подумав, Глеб пришел к выводу, что это не имеет значения: с какого бы места Гриша ни начал смотреть это кино, финал все равно выглядел вполне однозначно.

— Ну, — сказал Глеб, медленно разгибаясь, — а ты что скажешь? Гриша пожал плечами, сплюнул в кусты и ответил:

— А что тут говорить? Сам напросился, дурак.

Он развернулся и, треща ветвями, пошел к костру. Глеб собрал хворост и двинулся следом, слушая, как позади шумно ворочается, шипит от боли и тихо матерится сквозь зубы поверженный Вовчик.

«Бедняга, — думал Глеб, протискиваясь сквозь спутанный частокол молодых осинок, — второй раз за сегодняшний день получил по физиономии… Тяжелый у него выдался денек, ничего не скажешь. Впрочем, остальным было не легче, а они держатся. Горобец, женщина, и та держится, а этот бугай сломался. Вот уж действительно, колосс на глиняных ногах… А с другой стороны, что я о нем знаю? Может быть, это любовь — большая, чистая и безнадежная. Может, он и в экспедицию эту отправился только затем, чтобы оказаться рядом со своей возлюбленной, когда она убедится в том, что овдовела. Поддержать, защитить, подставить крепкое мужское плечо и, если повезет, воспользоваться моментом. Звучит, конечно, не очень возвышенно — „воспользоваться моментом“, — но с чисто человеческой, житейской точки зрения все нормально и даже, наверное, правильно. Ведь что такое любовь? Это не только желание обладать человеком, но и стремление во что бы то ни стало, даже ценой собственной жизни, сделать его счастливым. А что человек не платит тебе взаимностью, так ведь общеизвестно, что взаимная любовь — штука редкая, выпадающая в жизни далеко не каждому. Миллионы семейных пар прекрасно живут без этой самой взаимной любви, и все у них хорошо. Вот и Вовчик, наверное, того же хотел — сделаться привычным, необходимым, уговорить, убедить, уломать и чтобы все у них с Женей Горобец было хорошо… И даже если он имел в виду что-то другое — например, жениться на начальнице ради карьеры, — то это, в сущности, его личное дело. И он, наверное, думал, что это самое дело уже, можно сказать, в шляпе, но — вот беда! — не рассчитал свои силы, не выдержал, сломался… А тут еще я — соперник. Я-то ему, конечно, в соперники не набиваюсь, но он, бедняга, этого не знает… И вообще, с чего он взял, что между мной и Горобец что-то есть?»

Тут Глеб почувствовал, что пытается обмануть уже не Вовчика, а себя. За последние сутки смутная, полуосознанная симпатия, которую он питал к Евгении Игоревне, окрепла настолько, что почти превратилась в тягу. Да, его тянуло к «солдату Джейн», и виновато в этом было внезапно переменившееся отношение начальницы к нему, Глебу. Сиверов не был робким юношей и хорошо знал сигналы, которыми обмениваются представители противоположных полов, выражая свою готовность к дальнейшему сближению. С того самого момента, как они похоронили Пономарева, Слепой ощущал постоянный и мощный сексуальный призыв, исходивший от «просто Жени» и направленный в его сторону. Будучи помноженным на привлекательную внешность, твердый характер и несомненно высокий интеллект начальницы, призыв этот, естественно, не оставлял Глеба равнодушным. Сиверов ясно видел, что Евгения Игоревна ждет только одного: чтобы он наконец сделал первый шаг. Наверное, она действительно остро нуждалась в поддержке — не в союзнике, каковым Глеб по определению являлся с самого начала, не в лишнем стволе и крепком кулаке, а вот именно в человеке, который может не только защитить от опасности, но и утешить, и даже, черт возьми, приласкать.

Разумеется, это было заманчиво. Еще как заманчиво! Несмотря на свой далеко не девический возраст, Евгения Игоревна Горобец с самого начала показалась Глебу очень привлекательной. При прочих равных условиях он бы, пожалуй, подумал, стоит ли упускать такой случай, но теперь… Теперь было совсем другое дело. Вокруг них на многие километры без конца и края лежала дикая тайга; их было пятеро — четверо молодых, здоровых, в самом соку, мужиков и одна женщина. Через две-три недели такой жизни даже колченогая, одноглазая горбунья может показаться красивой и желанной, что уж говорить о такой даме, как «солдат Джейн»! В подобной ситуации есть единственный способ избежать ссор, разборок и поножовщины: женщина должна держать всех своих спутников на равном удалении от себя. Глебу казалось, что Горобец это отлично понимает, но сегодня она первой нарушила золотое правило, и результат не заставил себя долго ждать. Вон он, результат, ворочается и матерится в кустах, баюкая вывернутую кисть и строя планы кровавого возмездия…

Собственно, дело было даже не в этом. Обвинять себя Глебу было не в чем — по крайней мере, в отношении Горобец он не проявлял никакой инициативы, а всего лишь поддерживал начатый ею разговор, как и подобает любому воспитанному человеку. На Вовчика ему было наплевать, так же как и на всех остальных; причина, по которой Глеб принял твердое решение держаться как можно дальше от Евгении Игоревны, заключалась в другом: во время работы Слепой избегал не только табака и спиртного, но и женщин. Жаль вот только, что женщины это не всегда понимали, и порой избежать сближения с ними бывало чертовски трудно — вот как сейчас, например.

Когда Сиверов вышел из леса в дрожащий круг отбрасываемого костром света и сбросил на землю злосчастный хворост, Горобец подняла на него блестящие глаза и улыбнулась — тепло, ласково, радостно, как будто он был не он, а ее вернувшийся с работы муж. Верный данному себе слову, Глеб посмотрел на нее холодно и отчужденно, как на совершенно постороннего, незнакомого человека. Ему стало жаль Евгению Игоревну — лицо у нее дрогнуло, как от пощечины, уголки губ опустились, рот приоткрылся, словно она хотела задать какой-то вопрос. Потом выражение этого растерянного лица изменилось, снова стало твердым, и Горобец отвела взгляд — поняла.

Гриша уже сидел здесь, помешивая в закопченном котелке дымящееся варево. На Глеба он не смотрел, но Сиверов чувствовал, что бывший десантник внимательно за ним наблюдает. Через некоторое время вернулся Вовчик — без хвороста, прихрамывая и озабоченно вертя поврежденной кистью. «Идиот», — подумал Глеб с раздражением.

— Что с тобой, Володя? — озабоченно спросила Горобец и зачем-то опять посмотрела на Глеба.

«Смотри, смотри, — угрюмо подумал Сиверов. — Твоя работа, товарищ начальник экспедиции…»

— Споткнулся, — буркнул Вовчик и осторожно опустился на землю, бросив на Слепого многообещающий взгляд. Вид у него снова был обиженный, как у большого ребенка.

Когда варево поспело, Горобец, ни на кого не глядя, разлила его по тарелкам. Атмосфера за импровизированным столом сегодня была далека от домашней — все молчали, думая о своем. Вовчик злился на Глеба, Горобец тоже была им недовольна, да и Гриша, пожалуй, имел все основания смотреть на него косо. Что же касается Тянитолкая, то он, как всегда, оставался вещью в себе, и было невозможно понять, о чем он думает и что чувствует. Он первом выхлебал свою порцию, подчистил миску черствой хлебной коркой, выкурил папиросу (Глеб в который уже раз подивился, откуда он их все время берет), завернулся в спальный мешок и затих.

Сиверов с некоторым усилием выбросил из головы все эти матримониальные сложности, любовные треугольники и прочую чепуху, не имеющую прямого отношения к делу. Где-то поблизости, за призрачной гранью светового круга, бродил вооруженный убийца, что автоматически налагало на Глеба определенные обязательства. Преодолев свое нежелание разговаривать с настроенной против него компанией, Слепой предложил установить дежурство.

— Дежурство? — устало переспросила Горобец. — Господи, мне кажется, я теперь до конца жизни не усну! Впрочем, вы специалист, вам виднее. Займитесь, если считаете это нужным.

Глеб распределил время дежурства, оставив для себя «собачью» вахту — с четырех до шести утра. Честно говоря, он, как и Горобец, сомневался, что сможет уснуть — принимая во внимание ссору с Вовчиком и его недвусмысленную угрозу, у него было сколько угодно причин к тому, чтобы не смыкать глаз, по крайней мере до возвращения в Москву. Он все еще обдумывал эти причины, лежа у костра в своем подбитом гагачьим пухом спальном мешке, когда сон неслышно подкрался к нему со спины и набросил на голову свое невесомое черное одеяло.

***

Он сел так резко, что Гриша, сидевший рядом на корточках и трясший его за плечо, испуганно отшатнулся. Глеб тряхнул головой, прогоняя остатки сна, и посмотрел на небо. Небо еще сохраняло жемчужно-серый предрассветный оттенок, но в нем уже угадывалась дневная голубизна. Окружавший место стоянки осинник, в свете костра казавшийся частоколом торчащих из земли голых костей, сейчас был виден ясно и отчетливо — пожалуй, даже отчетливей, чем при излишне ярком для чувствительных зрачков Слепого дневном свете.

Во всем этом чувствовалось что-то неправильное, но, только взглянув на часы, Глеб понял, в чем дело. Было пять тридцать, а значит, оставалось ровно полчаса до конца его «собачьей» вахты, на которую он, судя по всему, не заступал.

— Черт, как это я проспал? — удивился он, торопливо выскребаясь из спальника.

— Тихо, не шуми, — шепнул Гриша. — Это не ты, это я проспал. Помню, без четверти четыре еще на часы смотрел, думал, скорей бы спать завалиться, а потом раз — и нету… Проснулся пять минут назад.

— А, — успокаиваясь, сказал Глеб, — ясно… Ну, это с кем не бывает! Не волнуйся, Григорий, я — могила. Хотя, по слухам, из-за таких, как ты, погиб легендарный комдив Василий Иванович Чапаев.

— Да при чем тут Чапаев! — с непонятным Глебу раздражением отмахнулся Гриша. — Вовки нету!

— Вовчика?

— Ну! Он мне вахту сдал и спать улегся. Покуда я на часах стоял, он тут был — храпел на весь лес, что твой тигр. А пять минут назад просыпаюсь — нет его!

— Черт, — сказал Глеб, поднимаясь на ноги и проверяя, на месте ли пистолет. Гриша тоже встал. — Вот черт! — повторил Сиверов. — Слушай, а может, он по нужде в лес отошел? Мало ли что… В конце концов, если у него брюхо прихватило, то пять минут — не срок.

— Это факт, — тихонько, чтобы не разбудить спящих, согласился Гриша. — Но я решил на всякий случай с тобой посоветоваться, потому что, как ты правильно подметил, мало ли что… К тому же мне как-то не приходилось слышать, чтобы кто-то, идя по нужде, брал с собой спальник.

Глеб вздрогнул и быстро оглядел лагерь. Гриша говорил правду: ни Вовчика, ни его спального мешка нигде не было видно. Горобец спала, свернувшись в своем спальнике калачиком, неслышно, как мышка; у самого костра лежал скомканный спальник Гриши, между ним и Горобец, прямой, как упрятанное в мешок дубовое бревно, размеренно посапывал Тянитолкай, выставив наружу заросший колючей трехнедельной бородой подбородок. Костер прогорел, угли розовели под слоем золы, безуспешно пытаясь соперничать цветом с занимающейся утренней зарей, а на том месте, где с вечера устроился со своим мешком Вовчик, виднелось только продолговатое пятно примятой прошлогодней листвы, от которого в сторону болота тянулась, исчезая за деревьями, широкая взрытая полоса. Вид этой полосы сразу наводил на мысль, что здесь совсем недавно волоком протащили что-то тяжелое, и не нужно было долго гадать, чтобы понять, что именно здесь тащили.

Глеб молча указал на эту полосу Грише, но тот даже не повернул головы, продолжая с любопытством его разглядывать.

— Видел, — сказал он вполголоса. — Как проснулся, сразу увидал. Вот я и решил сначала у тебя поинтересоваться: может, ты в курсе, куда он мог подеваться? Глеб наконец сообразил, на что он намекает.

— Парадокс получается, Гриша, — сказал он, завязывая шнурки на ботинках. — Какого ответа ты от меня ждешь? Если я скажу: «Не знаю», ты мне, скорее всего, не поверишь. А если скажу, что это я его в болоте утопил, поверишь безоговорочно. Так зачем тогда спрашивать? Парадокс!

— Да нет тут никакого парадокса, — спокойно сказал Гриша. — Обычный принцип экономии мышления. Кому нужны лишние заморочки? Подозреваемый признался — значит, дело можно сдавать в архив. Кстати, а откуда ты знаешь, что Вовка в болоте? Глеб снова указал ему на полосу серо-коричневой листвы.

— А где ему быть? Или это его любимый вид спорта — ночное ползанье в спальном мешке?

— Так ты точно ни при чем? — настойчиво спросил Гриша.

— А как ты себе это представляешь? Вечером я при свидетелях бью ему морду из-за женщины, он мне угрожает — опять же, на твоих глазах, — а ночью я тихонечко встаю, душу его голыми руками и топлю труп в болоте… Я что, похож на идиота?

— Я так и думал, что не ты, — сказал Гриша. — Хотя мне в последнее время сдается, что мы тут все форменные идиоты. Ну, что делать будем, правоохранительный орган?

— Будить народ, наверное, — сказал Глеб. — Тем более что уже все равно утро.

— А может, сперва к болоту сходим? — предложил Гриша. — Может, этот дурак нас просто разыгрывает. Думает, все проснутся, увидят, что его нет, и начнут на тебя бочки катить. Может, даже расстреляют по законам военного времени… А он потом шасть из леса — здравствуйте, а я за грибами ходил!

— Глупо, — сказал Глеб, двигаясь к болоту вдоль оставленного тяжелым спальником широкого следа. — Я понимаю, что ты слегка утрировал, но все равно. Мышление на уровне старшей группы детского сада. Он же все-таки кандидат наук!

— А по-твоему, кандидат наук не может быть болваном? Он и есть болван, ты разве не заметил? И всегда им был, только в городе это не так бросается в глаза. Я, как узнал, что он тоже в эту экспедицию едет, чуть было не отказался, ей-богу. Насмотрелся я на него в полевых условиях… По-моему, насчет своей службы в морской пехоте он врал как сивый мерин. Просто здоровенный бугай, а внутри — гниль сплошная, хлипкое дерьмо… Так что имей в виду, даже если это ты его… того, я все равно на твоей стороне. Здесь не Москва, товарищеских судов и милиции нету, и вопросы разные приходится решать по старинке: кто успел, тот и съел.

— Это не я, — сдержанно напомнил Глеб.

— Да знаю, это я так, к слову…

Как и следовало ожидать, след обрывался на краю болота, уходя в черную стоячую воду, из которой торчали покосившиеся остовы сгнивших на корню чахлых деревьев. От воды несло болотной гнилью, и тишина здесь казалась ватной, неживой. Гриша крякнул, расстегнул прикрепленный к поясу чехол, извлек оттуда топорик и двумя точными ударами срубил ближайшее молодое деревце. Более или менее очистив его от веток, он подошел к самой воде и принялся тыкать в болото этой импровизированной слегой, пытаясь нащупать дно.

Глеб стоял у него за спиной, смотрел и думал: «Странно он себя ведет — вот именно, как последний болван. Что бы я ни говорил, что бы он ни думал обо мне и о Вовчике, вероятность того, что я — убийца, все равно остается. Пусть небольшая, но сбрасывать ее со счетов разумный человек не вправе. А этот повернулся ко мне спиной и стоит, наклонившись над самой трясиной, как будто ждет не дождется хорошего пинка в зад. Он же знает, что у меня, предполагаемого убийцы, под мышкой пистолет с глушителем. Один негромкий хлопок, один всплеск, и единственный свидетель нашей с Вовчиком ссоры оказывается раз и навсегда выведенным за скобки. И даже тело прятать не надо. Можно убирать ствол в кобуру и спокойно идти досыпать. А утром все решат, что Гриша утопил Вовчика, — они всю дорогу потихонечку цапались, это все знают, — а сам рванул напрямик через тайгу в сторону ближайшего райцентра… Он не может этого не понимать, не может об этом не думать, но все равно спокойно стоит ко мне спиной, как будто мы с ним закадычные друзья и ловим рыбку где-нибудь в Подмосковье».

У Глеба вдруг возникло сильнейшее искушение вынуть пистолет, приставить его к Гришиному затылку и поинтересоваться, что и, главное, зачем он, Гриша, сделал с Вовчиком. Ведь бородач пропал именно в его дежурство. Гриша говорит, что проспал момент его исчезновения, но мало ли кто что говорит…

— Гриша, — сказал Глеб, — а ты не боишься, что я пальну тебе в затылок?

— Боюсь маленько, — не оборачиваясь, ответил бывший боец десантно-штурмового батальона. — Всегда страшновато, когда у тебя за спиной стоит человек со стволом за пазухой, даже если ты ему полностью доверяешь. Да только смысла меня мочить никакого. Зачем? Я знаю, что это мог сделать ты, ты знаешь, что это мог сделать я… Какой отсюда вывод? А вывод простой: ни ты, ни я этого не делали, потому что оба мы не такие дураки, чтобы собственной рукой под мокрухой подписываться. Значит, что? Значит, нам друг друга не мочить надо, а, наоборот, беречь как зеницу ока. Кто бы Вовчика ни порешил, он где-то рядом, а тут уж не до разборок, кто кому не нравился… Ни хрена мы тут не найдем, — заключил он и вынул из воды слегу. Слега была до самого верха облеплена жидкой грязью и кусками тины, и рукав Гришиной куртки тоже был мокрым почти до локтя. — Нет здесь дна. Вот и гадай теперь, там наш морской пехотинец или уже на полпути к поселку.

Он отбросил бесполезную слегу, сел на берегу, широко расставив ноги в облезлых, исцарапанных армейских ботинках, достал из кармана мятую пачку «Примы» и протянул ее Глебу.

— Будешь?

— Спасибо, — сказал Глеб, — Временно не курю.

— Завидую, — вздохнул Гриша. — А я вот так не умею — сегодня курить, завтра не курить, а через месяц опять курить, как ни в чем не бывало. Силы воли, что ли, не хватает?

Он отыскал в другом кармане разлохмаченный коробок спичек, со второй попытки добыл огонь и окутался густым облаком вонючего дыма.

— А Женька — хорошая баба, — сказал он неожиданно. — Ей-богу, хорошая. Не упусти шанс, композитор.

— Не понимаю, — сказал Глеб.

— Да ладно, чего темнить-то? Держишься ты, не спорю, молодцом. И правильно делаешь, сейчас эти шуры-муры, наверное, и вправду ни к чему. Ты, главное, когда в Москву вернемся, едалом не щелкай. Мне только одно интересно: чего она делать-то станет, если мы и впрямь Горобца разыщем?

— Как что? — удивился Глеб. — Радоваться, наверное. Я бы на ее месте до неба от радости прыгал…

— Ты бы на ее месте хрен сюда поперся бы, — неожиданно грубо отрубил Гриша. — Андрюха Горобец — мужик нормальный, компанейский и специалист грамотный. А вот муж из него, как из бутылки молоток. Только о тиграх своих и думает, десять месяцев из двенадцати в командировках, а остальные два — по кабакам, по бабам… Упущенное, в общем, наверстывает. Нет у них никакой семьи, давным-давно нет. Просто Женька — баба правильная. Верная она, понимаешь? Другая бы на ее месте от радости плясала, что этот мучитель наконец-то доездился, сгинул, а эта, видишь, искать полетела. Раз, говорит, я его мертвым не видела, значит, живой он. Значит, говорит, замужем я, а супружеская измена — это, товарищи, мерзость. И потом, с кем ей гулять-то, с кем Горобцу изменять? Ты же видишь, какая она. Ей и мужик нужен такой же, из сплошного железобетона, а не хлыщи эти московские. Недаром же она сразу на тебя запала! Словом, не упускай шанс, другого такого может и не быть.

— Спасибо на добром слове, — не скрывая, что удивлен таким неожиданным поворотом разговора, сказал Глеб, — только я, знаешь ли, женат.

— Ну, ты парень взрослый, сам решишь, что к чему, — пожал плечами Гриша. — Черт, рукав промочил, теперь неделю этой дрянью вонять будет… Я к чему это говорю? Я это все к тому, чтобы ты понял: Женька — баба надежная, и лишнего она у тебя никогда не попросит. Главное, ей сейчас помощь нужна, поддержка… Ну, ты понимаешь, о чем я толкую. В крайнем случае имей в виду, мы с Тянитолкаем можем и отвернуться — дровишек, к примеру, пойти пособирать или, скажем, за каким-нибудь зайцем погнаться…

— Ну, Григорий, удивил, — сказал Глеб. — Ты сам-то понимаешь, что несешь? Ты кто — Сваха или сутенер? Григорий не обиделся.

— Дурак ты, — сказал он беззлобно. — Я домой живым хочу вернуться, понял? А возвращение мое от нее, от Женьки, зависит. Ты же видишь, она сейчас вперед на одних нервах прет — на принцип пошла, значит. Да и устала она от этой неопределенности — то ли жена, то ли вдова, не поймешь. Ты ведь, я вижу, мужик бывалый, опытный. Сам должен понимать, что это такое — за комком нервов на рисковое дело идти. Размякнуть ей надо, успокоиться, зубы разжать, иначе она нас всех тут положит во имя своих дурацких принципов. И сама ляжет, а жалко. Чего ради подыхать-то? А где бабе размякнуть, как, извини, не под мужиком? А? То-то, брат. А ты говоришь, сутенер…

Он выбросил окурок в стоячую воду, тот коротко зашипел, в воздух поднялась и сейчас же растаяла тонкая струйка пара.

— Аида, — сказал Гриша, поднимаясь и отряхивая штаны, — а то, пока я тут Игоревну за тебя сватаю, этот людоед хренов ей голову оттяпает.

— Ох, и шутки у тебя, Григорий! Гриша обернулся.

— А кто сказал, что я шучу?

— Тем более, — сказал Глеб, не найдя лучшего ответа.

— Говорят, самый черный юмор у медиков, — помолчав, сказал Гриша. — Врут. Ты бы зоологов послушал!

— Всяк кулик свое болото хвалит, — рассеянно откликнулся Глеб.

Он никак не мог понять, с чего это обычно молчаливый Гриша вдруг так разговорился, да еще на такую, мягко говоря, деликатную тему, как личные потребности Евгении Игоревны Горобец. То ли исчезновение Вовчика его не столько опечалило, сколько обрадовало, то ли страшно ему было — так страшно, что начался у него своеобразный вариант пресловутой медвежьей болезни — не обычный понос, а словесный… Бояться он, конечно, должен, не без того. Глебу и самому становилось очень неуютно, стоило только подумать, что прямо сейчас за ним сквозь переплетение тонких осиновых стволов и ветвей наблюдают чьи-то внимательные глаза. Впрочем, в данный момент ощущения слежки у него не было, но это еще ни о чем не говорило: притуплённые усталостью и обилием событий чувства могли и подвести.

Но вот к смерти Вовчика Гриша отнесся действительно странно. Он, конечно, не сказал вслух: «Собаке собачья смерть», но это явно подразумевалось. Констатировал факт, посетовал на запутанность ситуации, обозвал покойника болваном и сменил тему, как будто речь шла об угодившей под грузовик дворняге… А с другой стороны, он ведь воевал. Это такая школа, после которой люди начинают относиться к смерти как к самому обыденному явлению. Особенно если умирает не близкий друг, а дурак, болтун и вообще неприятный тип.

Как бы то ни было, разговорчивостью Гриши стоило воспользоваться, тем более что сказать он мог много такого, о чем ни за что не упомянула бы Евгения Игоревна. Да он и так уже много сказал — об Андрее Горобце, например…

— Слушай, Григорий, — сказал Глеб, — как ты думаешь: если за нами охотятся не какие-то там браконьеры, а маньяк-одиночка, это не может оказаться Горобец? Я имею в виду Андрея Горобца, — пояснил он, увидев, как Гриша удивленно приподнял косматые брови.

— А, — сказал Гриша, — вон ты о чем… Да, мне тоже не верится, что это какие-то артельщики, которые сгинули тут еще в прошлом веке. И если это кто-то из наших, из прошлогодней экспедиции, то… — Он закатил глаза, явно что-то прикидывая, и некоторое время стоял так, глядя в небо, беззвучно шевеля губами и по одному загибая пальцы. — В общем, так, — сказал он наконец. — У работяг, которые с ними были, просто ума не хватило бы устроить весь этот цирк. Обыкновенные быки с карабинами, бойцы на случай локального конфликта с браконьерами. А у ученого люда, у всех этих ковырятелей дерьма и потрошителей дохлых кошек, не хватило бы пороху в одиночку бегать по тайге и мочить всех по очереди. А вот Андрюха — тот да. Проскальзывала у него иногда в глазах такая, знаешь, сумасшедшинка, и парень он был жилистый, крепкий. Ни хрена не боялся, к тиграм прямо в клетку входил и вот как я с тобой разговаривал. А чуть что — по уху его, полосатого, по уху! И странная штука — хоть бы раз они его оцарапали, что ли… Дикие ведь, прямо из леса, мы их даже сквозь прутья кормить побаивались, а ему хоть бы что. Как будто своего в нем чуяли… Знаешь, как он говорил? Людям, мол, в тайге делать нечего. Люди — это болезнь природы, вирус, который, к чему ни прикоснется, все превращает в дерьмо, в хлам, в пепелище… В общем, концепция охраны природы у него была простая: обнести всю тайгу колючей проволокой, поставить вышки с крупнокалиберными пулеметами и дырявить каждого, кто подойдет на расстояние выстрела. Чтобы вдребезги, в клочья, понял? У него лицо белело, когда он об этом говорил, смотреть на него было страшно…

— Хорошая концепция, — сказал Глеб. — Между прочим, я, хоть и не специалист, тоже об этом частенько задумываюсь. И прихожу к выводу, что защитить природу можно только так: око за око, зуб за зуб. Чтобы каждая сволочь, беря в руки ружье или капкан, точно знала, что пуля на нее уже отлита и только часа своего дожидается. В общем, правильная у этого Горобца концепция. Так и надо действовать.

— Мало ли что надо… В теории все хорошо, а как дойдет до практики… Видишь, что на практике-то получается? По одному, по одному… Ладно, пока что всякая шваль в землю ложится. Но скоро, того и гляди, и до нас с тобой очередь дойдет. Помирать-то, небось, не хочется? Лично мне точно не хочется, даже ради правильной концепции.

— Может, и не придется, — сказал Глеб. — Я вот думаю: может, это неспроста? Сначала этот никчемный алкаш, потом Вовчик — тоже, прямо скажем, не гений чистой красоты… Может быть, если это Горобец свою концепцию в жизнь претворяет, то таким образом он дает нам время подумать, испугаться и повернуть назад?

— Гм… — Гриша опять остановился и задумался. — Надо же, как у тебя котелок-то варит! Голова, голова… Звучит очень даже логично. Пономарев этот, Иванушка-дурачок, гроша ломаного не стоил — алкаш конченый, браконьер, да и знал он про Горобца, надо полагать, немало. Например, где у него логово… А Вовчик уж лет пять, с самого своего поступления в Фонд, за Евгенией ухлестывал — тоже, понимаешь, мотив… Логично, композитор! Ты, брат, не только стрелять умеешь, но и мозгами шевелить, а это в наших внутренних органах большая редкость!

— Много ты знаешь про органы, — сказал Глеб.

— Да, тебе, наверное, виднее. А только мне кажется, что это все-таки браконьеры. Смотри, что получается. Экспедицию Горобца они перебили до последнего человека, а потом затаились и стали ждать: что будет? А тут мы — здравствуйте, я ваша тетя! Понятно, что, если вторую подряд экспедицию похоронить, здесь черт знает что начнется. Понаедет следователей, солдат нагонят больше, чем в тайге деревьев, прочешут каждый распадок, под каждый пень заглянут, и будет ихнему бизнесу полный и окончательный капут. Вот они нас страшилками и пугают, чтобы мы без памяти домой побежали. Прибежим и скажем: так, мол, и так, в тайге маньяк завелся, который всех, кто туда приходит, живьем с потрохами ест. Ну, поищут этого маньяка для порядка да и перестанут. Это же иголка в стоге сена, его тут и за сто лет не сыщешь! Проще и впрямь обнести этот участок колючей проволокой, тем более что тут на сто километров в любую сторону даже намека на человеческое жилье не наблюдается. То-то будет раздолье! Стреляй в свое удовольствие, хоть всю живность в тайге перестреляй до последнего муравья, никто тебе не помешает! Глеб посмотрел на него с уважением.

— Ого! Вот это действительно красиво! И ты еще хвалил меня за сообразительность! Гриша усмехнулся.

— Каждый должен выступать в своей весовой категории. Высшее образование и ученая степень тоже чего-нибудь да стоят! «Ах ты сволочь», — подумал Глеб.

— Да, — сказал он сочувственно, — чтобы плохо жить, надо долго учиться.

Гриша воспринял шутку как-то странно. Он посмотрел на Глеба тяжелым взглядом, вздохнул и коротко, мрачно сказал:

— Это факт. Уже перед самым лагерем Глеб снова остановил его, взяв за рукав.

— Слушай, Григорий, — сказал он. — Я вижу, ты мужик деловой и неглупый, хоть и кандидат наук…

— Спасибо.

— Кушай на здоровье. Вот скажи мне, ученый человек, как дальше быть? Я считаю, что надо рвать отсюда когти, пока голова цела, а Евгения уперлась, как… как я не знаю кто.

— А я тебе уже все сказал, — ответил Гриша. — Расслабиться ей надо, душой отогреться. Глядишь, и жизнью дорожить начнет — не своей, так хотя бы твоей. Подумай об этом, композитор. — Он повернулся к Глебу спиной, широким шагом приблизился к костру и во всю глотку крикнул: — Рота, подъем!

ГЛАВА 7

Смерть нанесла следующий удар внезапно, не дожидаясь темноты.

Известие об исчезновении Вовчика все восприняли сравнительно спокойно — по крайней мере, далеко не так бурно, как гибель Пономарева. Можно было подумать, что все члены тающего на глазах отряда ждали чего-то в этом роде. К тому же, решил Глеб, след на опавших листьях — это не разделанный, выпотрошенный труп со срезанным с бедер мясом. С бороздой, оставленной тяжелым спальником в прошлогодней листве, все-таки легче смириться, чем со зрелищем кровавой бойни. И потом, нет тела — нет и убийства. Может быть, у Вовчика просто не выдержали нервы, и он подался на Большую землю в одиночку, на свой страх и риск. Правда, в таком случае он не оставил бы у костра свой рюкзак с сухарями и консервами, который сиротливо лежал в сторонке. Но это уже были частности, на которые при большом желании можно было закрыть глаза. Увидел страшный сон, испугался какого-нибудь филина, впал в очередную истерику и убежал без памяти. Правда, не забыл при этом утопить в болоте спальный мешок, предварительно набив его камнями, чтобы имитировать свою насильственную смерть, — снова частность, на которую не стоит обращать внимания, если не хочешь впасть в истерику…

Именно так себя и вели — словно было доказано, что Вовчик попросту дезертировал. Ничего не обсуждали, не выдвигали версий, не рвались на поиски — просто выслушали то, что рассказал им Гриша, и кивнули головами. Молчаливый Тянитолкай сказал: «Так», а Евгения Игоревна грустно пропела строчку из «"Юноны» и «Авось"»: «Нас мало, и нас все меньше…» — а потом попросила Глеба раздуть костер, чтобы приготовить завтрак.

Глеб молча раздул костер, навалил сверху хвороста, сел в сторонке и принялся методично чистить сначала пистолет, а потом винтовку — ему нужно было успокоиться и подумать, а лучшего способа сосредоточиться, чем чистка оружия, он не знал. Существовала еще и классическая музыка, но она осталась далеко позади — там, где горели электрические огни и гудели сигналы застрявших в пробках автомобилей.

Тянитолкай встал, потянулся, взял под мышку карабин и вразвалочку зашагал прочь от костра.

— Куда? — резко вскинув голову, испуганно спросила Горобец.

— Туда, — расплывчато ответил Тянитолкай, махнув рукой куда-то в гущу осинового молодняка. Горобец продолжала требовательно и испуганно смотреть на него снизу вверх, и он сказал, досадливо крякнув: — Ну, Женя, ну что ты, ей-богу! Утро, понимаешь? Надо мне, неужто непонятно!

— Недолго, ладно? — просительно сказала Горобец.

— Это уж как получится, — все так же туманно ответил Тянитолкай и, треща сухими ветками, скрылся в кустах.

— Если что, пукни погромче! — крикнул ему вслед Гриша.

— Гляди, чтоб тебя в болото не снесло, — донеслось из гущи осинника, и треск веток затих в отдалении.

«Что-то они сегодня разговорились, — подумал Глеб. — И все не по теме… С чего бы это?»

Тянитолкая не было долго — с полчаса, наверное, а может, и дольше. Горобец заметно нервничала, глядя на часы, и Глеб совсем уже было собрался сжалиться над ней и пойти на поиски, когда в отдалении снова возник приближающийся треск и шорох веток. Минуту спустя к костру вышел Тянитолкай, с некоторым удивлением заглянул в дула направленных на него двух карабинов и пистолета, криво усмехнулся, прислонил свой карабин к дереву и сел у костра, по-турецки поджав длинные костлявые ноги в мокрых по щиколотку сапогах.

— Нет дороги, — лаконично сообщил он, принимая у Евгении Игоревны горячую миску и запуская гнутую, рябую от старости алюминиевую ложку в аппетитно пахнущий пар. — Куда ни ткнись, кругом одно болото. Если вообще куда-то двигаться, то разве что назад.

— Это точно? — спросила Горобец, переставая есть. У нее даже лицо вытянулось от огорчения.

— Точнее не бывает. А чему тут удивляться? Это же тайга! Вокруг здешних болот можно годами ходить — обойдешь одно и сразу же в другое ухнешь…

— Значит, придется вернуться. Попробуем обойти болото с другой стороны. И не надо на меня так смотреть! Каменный ручей совсем рядом, вон там, — она махнула рукой, указывая направление, — прямо за болотом!

Гриша перестал есть и поверх миски выразительно посмотрел на Глеба. Глеб ответил ему пустым, равнодушным взглядом и сосредоточился на еде. Краем глаза он заметил, как Гриша укоризненно покачал головой и вернулся к прерванному завтраку. Так же, боковым зрением, он видел, что Евгения Игоревна внимательно смотрит на него, явно ожидая привычной песенки: я как ответственный за безопасность экспедиции настаиваю… Ну, и так далее. «Черта с два, — мстительно подумал Глеб, истово хлебая полужидкую перловку с волокнами тушеной говядины. — Ни на чем я больше не буду настаивать. Посмотрим, что вы запоете, лишившись официальной оппозиции».

Так ничего и не дождавшись, Горобец опустила взгляд, и на ее лице Глебу почудилось озадаченное выражение. Впрочем, оно тут же исчезло. «Правильно, — подумал Слепой. — Она думает так: вот вернемся на прежнее место, и тогда наш чекист опять начнет проситься домой. Логично, конечно, только никуда проситься я не начну. Хватит! Пора, наконец, разобраться во всей этой ерунде с тиграми-оборотнями…»

Если бы кто-то спросил его, почему он избрал именно эту тактику, а не какую-нибудь другую, Глеб затруднился бы с ответом. Просто он очень хорошо помнил свое последнее выступление на тему «А не повернуть ли нам восвояси?», состоявшееся накануне вечером. Тогда ему вежливо, но твердо предложили заткнуться и не путаться под ногами. Что же изменилось сегодня? С чего это того же Гришу вдруг потянуло к цивилизации, да так сильно, что он прямо предложил Глебу вступить с начальницей в интимную связь, дабы заставить ее переменить решение? Почему, если уж ему так неймется, он не может встать и сказать: «Хватит дурака валять, айда по домам!»? И что, любопытно, думает по этому поводу вечно молчащий Тянитолкай?

Помимо всего этого, у Глеба имелись еще кое-какие соображения, нуждающиеся в проверке. Ему вдруг вспомнилась одна мелочь, до сих пор по разным причинам ускользавшая от его внимания, и в свете этой мелочи все происходящее неожиданно приобрело совсем иную окраску: трагедия превратилась в фарс, любовная драма — в шутливый водевиль, а зверски изуродованный труп проводника Пономарева получил незавидный статус театрального реквизита, пригодного к тому же только для одноразового использования.

Дальнейшие события убедили его в ошибочности этого мнения, но тогда, за завтраком, Слепой еще не знал, что его ждет, и время от времени осторожно оглядывался по сторонам, рассчитывая уловить потаенное шевеление в гуще осинника и гадая, где схоронился живой и здоровый Вовчик.

Позавтракав, они распределили по рюкзакам продукты, которые до этого нес Вовчик. Личные вещи исчезнувшего морского пехотинца вместе с его выпотрошенным рюкзаком остались лежать у потухшего костра, и это заставило Глеба лишний, раз усомниться в его смерти. Правда, лишний карабин Тянитолкай на глазах у него утопил в болоте (чтоб зайцы не озорничали, как он выразился), но это тоже могло быть частью инсценировки. До сих пор им ни от кого не приходилось отстреливаться, так что одним карабином больше, одним меньше — какая разница?

Они выступили около восьми утра и двинулись обратно, по возможности срезая все сделанные накануне петли и зигзаги. Однако не прошло и часа, как они снова уперлись в болото. Глеб, который по-прежнему внимательно отслеживал маршрут, был уверен, что повернуть им следует налево, вернуться на свою вчерашнюю тропу и, не мудрствуя лукаво, двигаться берегом. Сделав это, они уже к полудню оказались бы на том месте, где впервые увидели перед собой болото, однако Горобец, руководствуясь какими-то неизвестными никому, кроме нее, соображениями, решительно повернула направо. Глеб не спорил: он наблюдал.

Они довольно долго, около двух с половиной часов, двигались вдоль края болота, время от времени бредя по щиколотку в стоячей воде и нащупывая дорогу палками. Дважды палки проваливались в трясину, и им приходилось сворачивать, далеко огибая опасное место. Потом болото кончилось, они перевалили через каменистый, поросший старыми лиственницами бугор и снова повернули — на этот раз налево, возвращаясь на первоначально избранное направление. Потом земля, до этого ровная, вдруг пошла вспучиваться буграми, какими-то каменными зубьями и даже стенами, которые приходилось снова огибать, обходить, а местами даже и перелазить. Они так петляли, что даже Глебу с его тренированным чувством направления постепенно стало трудновато держать запутанный маршрут в голове. Если бы не уверенность, что его целенаправленно водят за нос, он непременно решил бы, что Евгения Игоревна безнадежно заблудилась. Но такая уверенность у него была — пусть не стопроцентная, но была, — и он продолжал помалкивать, гадая, чем все закончится.

Кончилось это внезапно и совсем не так, как ожидал Сиверов. Скалистая гряда осталась позади, они перешли вброд узкий ручеек с каменистым дном — очевидно, приток Каменного ручья, от одного упоминания о котором Глеба уже начинало тошнить, — и углубились в густые заросли молодых сосенок. Впрочем, вполне возможно, то были юные кедры — в этом вопросе Сиверов был подкован не лучшим образом.

Горобец снова шла рядом с ним. Колючие ветки время от времени хлестали их по лицу, шуршали по одежде и по непромокаемой ткани туго набитых рюкзаков. Проклятая бесполезная «драгуновка», чересчур длинная и громоздкая для таких прогулок, все время норовила за что-нибудь зацепиться и соскользнуть с плеча. Солнце поднялось уже довольно высоко. Становилось жарко, соленый пот щекотал ребра, тек по щекам и заползал в глаза, которые немедленно начинало немилосердно щипать. Где-то впереди, за непроницаемой завесой растопыренных зеленых лап, слышались звуки, производимые Гришей и Тянитолкаем, — треск, шорох, невнятные возгласы и тихий, но очень прочувствованный мат. Глеб и сам начинал мало-помалу стервенеть, тем более что все эти крюки и петли казались ему лишенными какого бы то ни было смысла.

Он повернул голову и посмотрел на Горобец. Евгения Игоревна упрямо держалась рядом, сильно наклонившись вперед под тяжестью рюкзака. На переносице у нее блестели мелкие бисеринки пота, нижний край выгоревшей на солнце старенькой бейсбольной шапочки тоже намок и потемнел неровной, расплывающейся полосой. Собранные в конский хвост на затылке волосы явно нуждались в мытье, но при всем при том Горобец по-прежнему выглядела привлекательно. «А то как же, — довольно ядовито подумал Глеб. — Небось, если бы тебя принялась клеить гром-баба весом в полтора центнера, тебе, товарищ липовый прапорщик, было бы куда легче держать себя в руках!»

— Послушайте, Женя, — мягко сказал он, — вы хотя бы в общих чертах представляете, куда мы идем?

— В самых общих, — призналась она, на мгновение блеснув хорошо знакомой Глебу, немного виноватой улыбкой. — Все-таки без проводника ужасно тяжело. Например, того болота, которое мы только что обходили, на карте не было. Это я помню точно.

— Талая вода, наверное, — предположил Глеб, точно знавший, что это не так. — А может быть, что-то запрудило ручей, вот он и разлился.

— Что-то?

— Или кто-то. Честно говоря, не ощущаю разницы.

— А по-моему, разница громадная. Представляете, до какой степени сумасшедшим нужно быть, чтобы строить какие-то запруды, отгораживая себя от внешнего мира! Меня просто в дрожь бросает.

— Знаете, Женя…

— Давай на «ты», — неожиданно перебила она. — В сложившейся ситуации просто нелепо соблюдать условности.

Глеб, не видевший в соблюдении некоторых условностей ничего нелепого, в ответ только пожал плечами.

— Знаешь, мне страшно, — продолжала Горобец. — По-настоящему страшно, как в детстве, в темной комнате. Все время кажется, что за спиной кто-то есть — притаился и смотрит, смотрит… Выжидает, подкрадывается…

Она содрогнулась всем телом и подалась поближе к Глебу, почти коснувшись его плечом. Сиверов заметил, что она постепенно замедляет шаг, и сказал:

— Надо торопиться, Женя. Если устала, объяви привал, но отставать от наших не стоит. Если идти, то всем вместе, а если стоять, то тоже всем.

— Пусть идут, — сказала она и остановилась, — Мы их догоним, не волнуйся. Я слышала, о чем вы говорили с Гришей, — добавила она внезапно.

— Черт, — искренне смутился Глеб. — Мне, конечно, надо было его остановить…

— Неважно, — перебила она. — Важно, что ты решил. Итак?..

— Что «итак»? — тупо переспросил совершенно сбитый с толку Сиверов. Честно говоря, в такую ситуацию он попал впервые. — Это ты насчет того, чтобы вернуться? Видишь ли, я уже не знаю…

— Это насчет другого. Господи, ты что, хочешь, чтобы я сказала это вслух? Или, быть может, мы, два взрослых, опытных человека, обойдемся без пошлых иносказаний? Неужели ты ничего не видишь, не замечаешь? Или не хочешь замечать? Я… Нет, к черту слова.

Она резким движением раздернула «молнию» куртки, передвинула кобуру с живота на бедро и начала, глядя Сиверову в глаза, одну за другой расстегивать пуговицы на своей клетчатой рубашке. Глеб остановил ее, взяв за руку, и она тут же накрыла его кисть второй ладонью, крепко прижав к своей груди.

— Помоги снять рюкзак, — попросила она.

Глеб стоял, ощущая сквозь грубую ткань рубашки тепло ее груди, и слушал, как впереди, удаляясь, трещат ветками их спутники. К нему снова вернулось испытанное вчера над трупом Пономарева странное чувство нереальности происходящего. Сердце Евгении Игоревны билось под его ладонью ровно и мощно, толчками гоня кровь по ее сильному, красивому и, несомненно, опытному телу. Она смотрела на Сиверова снизу вверх, и в ее глазах Глеб без труда читал настойчивое требование и щедрое обещание.

— Ну же, — тихо сказала она и передвинула ладонь Глеба правее и ниже.

Сиверов ощутил в ладони упругую округлость и подумал: «Вот это и называется — совершить невозможное».

— Прости, — сказал он и мягко высвободил руку. — Я действительно не хочу ничего замечать, потому что мне кажется, что здесь не самое подходящее место и время для того, что ты задумала.

Это прозвучало почти грубо. Честно говоря, Глеб Сиверов не знал, существует ли способ отвергнуть женщину так, чтобы она не почувствовала себя глубоко оскорбленной. Ему казалось, что такого способа нет; единственной альтернативой оскорблению было убийство: если в ответ на предложение заняться с ней любовью сразу же выстрелить женщине в голову, обидеться на тебя она наверняка не успеет. Словом, Глеб приготовился к пощечине, а может, и к слезам, но ничего подобного не произошло.

— Время и место, — горько кривя рот, повторила Горобец. Она не спешила застегивать рубашку, и Сиверову была хорошо видна белевшая в глубоком вырезе полоска ткани, отороченная, к его немалому удивлению, кружевом. — Время и место! — еще раз воскликнула Евгения Игоревна. — Неужели непонятно, что другого времени и места у нас может просто не быть? Неужели ты не чувствуешь, что этого пресловутого времени у нас почти не осталось? Я часто думаю, — продолжала она уже совсем другим, усталым и каким-то опустошенным голосом, — как много мы теряем, все время твердя: «Не время, не место, не тот человек»… Вот Володя… Он пять лет ходил за мной, как собака, в глаза заглядывал и даже, чудак, письма писал. Со стихами… А я его не замечала, потому что — не время, не место и совсем не тот человек. А теперь, когда его не стало, я все время думаю: ну что мне стоило? Месяц, неделю — господи, да хотя бы полчаса! — что мне стоило сделать ему этот подарок? Да ничего не стоило! А ведь он меня по-настоящему любил — единственный, наверное, человек на всем белом свете, который меня любил. А я все твердила: нет, не то! А если даже и то, все равно нельзя, потому что я замужем и должна соблюдать условности… Будь оно проклято, это замужество!

Она резким движением сорвала с пальца обручальное кольцо и, не глядя, швырнула его куда-то за спину, в гущу хвойного молодняка. Кольцо беззвучно исчезло из глаз, и Глеб подумал: вот кто-нибудь удивится, если вдруг найдет посреди уссурийской тайги золотое обручальное кольцо!

— Считается, что женщине неприлично самой предлагать себя и тем более навязываться, — продолжала Горобец, по-прежнему глядя Глебу прямо в глаза. — Но я и так уже наговорила слишком много непозволительных вещей, поэтому все-таки скажу еще одну. Ответь, что нам стоит подарить друг другу немного тепла, в котором мы оба так нуждаемся?

Глеб помолчал, слушая, как отдаляется, затихая, едва различимый шорох ветвей. «Дровишек подсобрать, за зайцем погнаться», — вспомнил он, и ему сразу стало легче.

— Прости, Женя, — сказал он. — Не будем говорить о цене. Но есть еще одно обстоятельство, о котором ты не знаешь.

— Ну-ну, — с горечью произнесла она, — и что же это за обстоятельство? Только не говори, что ты нездоров. Я все равно не поверю.

— Со здоровьем у меня полный порядок. Просто я на работе.

— А! — воскликнула она. — Ты ведь у нас железный человек! Даже не куришь в рабочее время… Ну и зря. А вдруг завтра утром мы не досчитаемся не кого-нибудь, а тебя?

— Значит, умру здоровеньким.

— Кто не курит и не пьет… Да. Что ж, извини. Надеюсь, по возвращении в Москву ты не подашь на меня в суд за сексуальные домогательства?

— По возвращении в Москву я приглашу тебя в самый лучший ресторан, засыплю алыми розами и буду на коленях просить прощения, — серьезно сказал Глеб.

— Не стоит утруждаться, — сухо ответила она, застегнула рубашку, снова передвинула на живот потертую кожаную кобуру с парабеллумом и, широко шагая, напролом двинулась туда, где едва слышались голоса Гриши и Тянитолкая.

Глеб двинулся следом, раздираемый противоречивыми чувствами. Он не знал, насколько искренними были слова Евгении Игоревны. Было очень похоже на то, что она говорила искренне, из самой глубины измученной, напуганной, ищущей защиты и поддержки души. В любом случае, независимо от степени ее искренности, победа над собой далась Сиверову нелегко; к тому же это была одна из тех побед, которые не приносят победителю ничего, кроме горького разочарования. Это была победа разума над инстинктом, а такие победы всегда кажутся пирровыми.

Вскоре они почти догнали Тянитолкая и Гришу. Оскорбленная Горобец, снова натянувшая на лицо маску «солдата Джейн», шла гордо вскинув голову. Она шагала быстро, явно торопясь поскорее нагнать подчиненных и стараясь по мере возможности оторваться от двигавшегося следом за ней Глеба. Глеб, наоборот, старался держаться к ней поближе — не совсем рядом, но на расстоянии полутора-двух метров. В том, как беспечно они разбрелись по этому колючему лабиринту, ему чудилась опасность. Вот вынырнет откуда-нибудь псих в тигровой шкуре, полоснет ножом по горлу, и поминай как звали. А остальные даже ничего не услышат— ветки шуршат, сучья трещат… В общем, отряд не заметил потери бойца… Однако вышло все иначе.

Впереди, над сплошным морем колючего, испускающего дурманящий аромат нагретой смолы молодняка, показалось старое, засохшее дерево с облетевшей корой. Пеньки обломанных сучьев торчали вдоль всего ствола, поднимаясь вверх по спирали, как винтовая лестница. Глебу пришло в голову, что было бы очень неплохо осмотреться, поднявшись по стволу хотя бы до середины, и в это самое мгновение шедшая впереди Евгения Игоревна крикнула:

— Гриша! Григорий Васильевич! Дерево видишь? Вот бы залезть на него и глянуть, что там впереди!

— Без проблем, Игоревна, — откликнулся Гриша. — Сделаем на раз!

Он изменил направление и двинулся к сухому дереву. Шедший в паре метров справа от него Тянитолкай тоже повернул. Глеб видел, как мелькают впереди их яркие рюкзаки и поблескивают на ярком полуденном солнце стволы карабинов. Он тоже взял правее, держа курс на сухое дерево и радуясь предстоящей передышке. Сиверов чувствовал себя вполне удовлетворительно и мог бы, не останавливаясь, шагать еще целые сутки, но все равно перспектива немного постоять, а может быть, даже и посидеть в тени, пока Гриша будет изображать белку, выглядела заманчиво.

Впереди, там, откуда только что доносилось Гришино бормотание, вдруг гулко ударил выстрел. Стреляли не из карабина — звук был слишком громкий, раскатистый. Сиверов мог бы поклясться, что выстрел был сделан из гладкоствольного ружья.

Все произошло мгновенно. Отголоски внезапного грома еще катились над зеленым морем колючих ветвей, а Слепой уже точным ударом сбил Горобец с ног, нимало не смущаясь тем, как она это воспримет, одним движением сбросил на землю рюкзак, отшвырнул винтовку и, выхватив из кобуры пистолет, пригибаясь, ринулся вперед.

Впереди началась пальба. Теперь стреляли из карабина и, пробежав несколько метров, Глеб увидел Тянитолкая, который, припав на одно колено, опустошал обойму, целясь куда-то в заросли.

— Где?! — крикнул Глеб.

Тянитолкай повернул к нему заросшее колючей бородой, зверски оскаленное лицо и махнул рукой, указывая направление. Но Глеб уже и сам видел густое облако порохового дыма, медленно расплывавшееся среди колючих ветвей. «Дыма-то, дыма! — подумалось ему. — С ума сойти. Прямо как из старинной пушки…»

— Не стрелять! — крикнул он Тянитолкаю и ринулся туда, где серые пряди, редея на глазах, лениво путались в густом лапнике.

Сквозь шорох скользящих по одежде веток он слышал, как Тянитолкай перезаряжает карабин. В ноздри ему ударил острый запах пороховой гари. Сиверов резко остановился, присел на полусогнутых, готовых к прыжку ногах и прислушался.

Он ничего не услышал, кроме звуков, производимых его коллегами. Судя по этим звукам, Горобец и Тянитолкай занимали оборону, готовясь отразить нападение со всех сторон сразу. Гриша не подавал признаков жизни. Это было плохо, но хуже всего Глебу казалось то, что невидимый противник тоже не давал о себе знать. Он мог быть где угодно — спереди, справа, слева, за спиной… Он мог стоять в этой непролазной зеленой чащобе на расстоянии вытянутой руки от Слепого и в это самое мгновение целиться ему в голову из своего охотничьего ружья, заряженного пулей, картечью, а то и крупной сечкой… «Какая поганая смерть, — подумал Глеб, — получить пригоршню гвоздей в основание черепа!»

Он медленно повернулся, поверх пистолетного ствола озирая колючую чащу, и почти сразу увидел ружье. Глеб встал, убрал пистолет в кобуру и подошел поближе.

Ружье, старенькая охотничья одностволка с самодельным прикладом, было надежно привязано обрывком веревки к стволу молодой сосенки. Глеб сразу узнал его — это было ружье Пономарева. А засохшие темно-бурые пятна, густо покрывавшие грубо вытесанный из цельного полена приклад, не могли быть ничем иным, кроме крови незадачливого проводника. Курок был спущен, а от спускового крючка куда-то в чащобу тянулась, тускло поблескивая на солнце, покрытая черными и зеленоватыми пятнами окисла тонкая медная проволока.

— А, чтоб тебя, — сказал Слепой и еще раз огляделся.

Вокруг никого не было, теперь он в этом почти не сомневался. «Вот невезуха, — подумал Глеб, осторожно идя вдоль проволоки. — Тысячи, десятки тысяч гектаров сплошного леса, и среди этих немереных гектаров — один-единственный кусок проволоки, который какая-то сволочь протянула здесь с совершенно непонятной целью. Пройти именно тут, зацепиться за эту чертову проволоку — это же все равно что найти кольцо, которое пять минут назад выбросила Евгения Игоревна…»

Далеко идти ему не пришлось. Гриша лежал на боку, мучительно скорчившись, прижав к животу окровавленные руки. Глаза его были закрыты, зубы стиснуты, на лбу и щеках блестела обильная испарина. Перемешанный с рыжей хвоей песок под ним покраснел от крови. Кровавое пятно было большим, и Глеб ужаснулся: песок впитывает кровь, как губка, так сколько же ее успело вытечь за такое ничтожно короткое время? Что же там за рана?!

Он опустился на колени и дотронулся кончиками пальцев до Гришиного лба. Лоб был скользкий от пота и холодный, несмотря на жару. Глеб хотел пощупать пульс, но тут Гриша с трудом открыл глаза, расцепил сведенные судорогой челюсти и едва слышно просипел:

— Композитор… Беги отсюда, дурак… Ноги в руки!.. Я… спекся. Не… дожидайся… Бросай всё и… беги.

Позади раздался треск и шорох ветвей. Глеб потянулся за пистолетом, но это были Горобец и Тянитолкай. Евгения Игоревна глухо вскрикнула и упала на колени рядом с Глебом. Тянитолкай, державший в одной руке рюкзак Слепого, а в другой — бесполезную снайперскую винтовку, остался стоять. Лицо у него было мрачное, как на похоронах. Собственно, это и были похороны: тот факт, что покойник еще дышал и даже пытался говорить, ровным счетом ничего не значил. Даже если полученная Гришей рана была не так серьезна, как это казалось на первый взгляд, бывший десантник все равно был обречен: он не дотянул бы не только до ближайшей больницы, но даже и до леспромхозовского поселка. Изорванные в клочья кишки и желудок, почти наверняка задетые легкие, огромная потеря крови и неизбежный сепсис — все это не оставляло Грише никаких шансов. Собственно, беспокоиться о транспортировке раненого, наверное, не стоило: он уже отходил. Почти отошел.

— Эх, десантура, — с огромной досадой пробормотал Глеб, — как же тебя угораздило? Он не ждал ответа, но Гриша ответил.

— Проморгал, — хрипло выдохнул он. — Не… ожидал… так. — Он открыл глаза и увидел склонившуюся над ним Горобец, которая ловила каждое его слово. — А, ты… Довольна?

— Тише, Гришенька, тише, — умоляюще прошептала Горобец, накрывая своей узкой ладонью его обрамленный колючей щетиной, испачканный розовой пеной рот. — Тише, родной, не надо разговаривать, тебе нельзя…

— Ему теперь все можно, — угрюмо пробасил Тянитолкай.

Горобец вскинула на Глеба глаза, словно ища у него поддержки, и Сиверов заметил, что они полны слез.

— Боже мой, боже мой, — прошептала она и прижала к лицу испачканные Гришиной кровью ладони. Потом она сжала ладони в кулаки, оставляя на щеках кровавые полосы, и впилась в костяшки пальцев зубами. Теперь глаза ее были зажмурены, и слезы текли из-под ресниц, капая на воротник куртки. — Боже мой, Гриша…

— Все, — сказал сверху Тянитолкай, — отмучился Григорий Васильевич.

Евгения Игоревна открыла мокрые глаза и посмотрела на Глеба с безумной надеждой, будто умолял его опровергнуть только что прозвучавшие страшные слова. Сиверов видел, что Тянитолкай прав, но сопротивляться силе этого взгляда было невозможно, и он, протянув руку, поискал на шее убитого пульс. Шея была ледяная, скользкая от испарины, колючая, и пульс на ней не прощупывался. Он убрал руку и, не глядя на Горобец, молча кивнул головой: да, все.

Тогда она припала к его груди и зарыдала — в голос, по-бабьи. Некоторое время Сиверов неподвижно, как истукан, стоял на коленях, а потом все-таки поднял руку и неловко погладил ее по волосам. Евгения Игоревна прижалась к нему еще сильнее, изо всех сил вцепилась в куртку, и он сквозь рубашку почувствовал на груди ее слезы.

— Будь я проклят, — сказал он глухо.

Версия, пришедшая ему в голову сегодня утром — та самая версия, в соответствии с которой он совершал одни поступки и не совершал других, — рассыпалась у него на глазах, как карточный домик под порывом сквозняка. С самого утра он вел себя не так и делал совсем не то, что от него требовалось, и результат его ошибочной тактики лежал сейчас у его ног в луже собственной крови. Горобец резко отстранилась от него и вытерла кулаком мокрые глаза.

— Не надо просить у неба то, чем уже обладаешь, — сказала она надтреснутым голосом. — Мы все прокляты. Мы все умрем в этом гиблом месте. И это я, я привела вас сюда! Проклятая дура! Это я их всех убила!

Она снова упала Глебу на грудь и забилась в рыданиях, Сиверов гладил ее по голове и молчал. Он с удовольствием возразил бы Евгении Игоревне — хотя бы для того, чтобы немного ее успокоить, — но возразить, увы, было нечего.

***

Гришу похоронили под корнями того самого сухого дерева, и угрюмый Тянитолкай, орудуя взятым у Глеба ножом, вырезал на сухой серебристо-серой древесине имя и дату. Глядя, как он это делает, Глеб гадал, сколько пройдет времени, прежде чем мертвое дерево окончательно сгниет и рухнет под собственной тяжестью или сгорит в лесном пожаре. По всему выходило, что ждать осталось недолго, но большего они сделать не могли.

Очевидно, те же мысли одолевали и Тянитолкая, потому что он, закончив работу и отступив от дерева на пару шагов, негромко произнес:

— Извини, Григорий Васильевич. Это, конечно, халтура, но скажи спасибо за то, что есть. Нас, может, и закопать будет некому.

Они сделали привал совсем неподалеку от этого места, на вершине пологого каменистого бугра. Лес здесь стоял старый, редкий, и пламя разведенного Тянитолкаем излишне большого и яркого костра, наверное, видно было за добрых десять километров. Глеб хотел сказать об этом своему тезке, но, подумав, махнул рукой: тот, кто за ними следил, отлично знал, где их искать, и без дополнительных ориентиров.

К вечеру небо нахмурилось, и в темноте пошел дождь — мелкий, моросящий, невыразимо нудный. Чувствовалось, что погода испортилась надолго и всерьез. Несмотря на усталость, спать никому не хотелось. Они сидели, нахохлившись, глядя в огонь и чувствуя, как постепенно тяжелеет одежда, пропитываясь дождевой влагой. Капли дождя, попадая в пламя, беззвучно испарялись на лету, лес был наполнен осторожным, вкрадчивым шумом сеющейся с неба воды, в котором Глебу то и дело чудился шелест чьих-то шагов.

«Телохранитель из меня, как из дерьма пуля, — думал Слепой, безучастно наблюдая за тем, как Тянитолкай продувает папиросу. — И всегда так получается, потому что я не сторож, я — охотник. Сто раз я говорил об этом Потапчуку, и опять он меня не послушал. И что в результате? В результате — три трупа, и никто не знает, кто будет следующим. И солнце ушло — ушло, судя по всему, надолго. Завтра придется ориентироваться по мху на деревьях и по муравейникам, а это, увы, не так просто, как описывается в школьных учебниках по природоведению.

А Гриша, кажется, был прав, говоря, что никакой это не маньяк, а просто шайка браконьеров, пытающаяся запугать нас баснями о людоеде. Маньяки, как правило, действуют в рамках одной, раз и навсегда избранной тактики: уж если начал резать людей ножом, потрошить и употреблять в пищу, так и будет поступать, пока не попадется, — резать глотки, извлекать внутренности и обрезать самые вкусные куски. А здесь — сплошное разнообразие! Одного зарезали, другого утопили в болоте — очень может быть, что прямо живьём, хотя в это как-то слабо верится, — а третьего поймали в примитивнейшую ловушку и нашпиговали рублеными гвоздями, которые, черт бы их побрал, хуже любой картечи. Вот и получается прямо по Гришиной версии: сначала пугали, а когда увидели, что мы продолжаем упрямо лезть на рожон, начали банальнейшим образом убивать из-за угла. Не понимаю только, почему они просто не устроят засаду и не уничтожат нас всех одним плотным залпом. А может, тут работает одиночка? Банда орудует где-то в другом месте, добывает зверя, а этот, к примеру, поставлен стеречь тайник с готовой продукцией — шкуры там, когти или что еще эти чертовы китайцы используют в своей народной медицине… В общем, если против нас действует один человек, тогда понятно, почему он осторожничает, не вступает в открытую перестрелку. Я бы на его месте особенно не мудрил: взял бы ту же «драгуновку», выбрал бы хорошую позицию и перещелкал всех по очереди, как в тире… Но я, к сожалению, не на его месте, а на своем — на месте глиняной утки в уже упомянутом тире… Как же я мог так просчитаться? Почему решил, что люди, которых мне было поручено защищать, сами водят меня за нос? И вот, пока я пытался сообразить, с какой целью они это делают, у них у всех появилось железное алиби — половина уже в земле, а вторая половина, включая меня, ждет своей очереди».

Сидевшая рядом с ним, плечом к плечу, Евгения Игоревна, похоже, начала дремать. Она то и дело приваливалась к Сиверову, как к стволу дерева, голова ее клонилась к нему на плечо. Затем она просыпалась, вздрагивала и садилась прямо, а через минуту все начиналось заново. Глеб подумал, что ночь, проведенная вот таким образом, завтра непременно выйдет им всем боком; еще он подумал, что надо бы построить хоть какое-то подобие шалаша, где они смогут улечься втроем, тесно прижавшись друг к другу, но еще некоторое время продолжал сидеть неподвижно, чувствуя на своем плече мягкую, сонную тяжесть доверчиво прислонившейся к нему женщины.

«Надо же, как бесславно кончается моя карьера, — подумал он. — Бывают такие обманчиво простые задания — задания, с которых не возвращаются. Потом о тех, кто погиб, говорят и пишут: „Ценой своей жизни обезвредил… спас… выполнил ответственное задание…“ А тут получается полная ерунда: и задание провалил, людей не спас, и сам без пяти минут покойник… Ничего не скажешь, славно поработал!»

— Да, — вторя его мыслям, задумчиво произнес Тянитолкай, — вляпались мы по самое некуда… А от тебя, телохранитель хренов, и вовсе никакого толку. Только тушенку жрешь. Одно слово — прапор… «Точно», — подумал Глеб. Но вслух произнес другое.

— Ты когда-нибудь пробовал охранять человека, который твердо решил покончить с собой? — сказал он. — Нет? Вот и не пробуй, потому что непременно облажаешься. Отберешь у него бритву — он выпрыгнет в окно. Отгонишь от окна, закроешь его ставнями или решеткой — твой клиент повесится на шнурках или утопится в ванне. Что бы ты ни делал, как бы ни старался, он все равно отыщет способ — задохнется, уткнувшись лицом в подушку, порвет зубами вены, наглотается крысиной отравы… Как я могу вас защитить, если вы ни черта не хотите слушать? Я вам еще вчера говорил: уходить отсюда надо, пока живы. А вы мне что ответили? Хором ответили, единогласно… А теперь, когда спасать уже, считай, некого, вы мне говорите: спаси, мол, наши души!

Кажется, эта тирада ему удалась. Тянитолкай молчал, в темноте мерно разгорался и гас огонек его папиросы. Горобец по-прежнему полулежала, положив голову на плечо Глебу, но сонная тяжесть из ее тела исчезла, и Слепой понял, что она больше не спит, за мгновение до того, как Евгения Игоревна нарушила молчание.

— Это правда, — сказала она. — Если кто-то и виноват, так это я. Да и то… Вот вы говорите: бессмысленная затея, организованное коллективное самоубийство… Но ведь никто из вас не сомневается, что кто-то из… что это именно Андрей сошел с ума и совершает все эти зверства. А если это не так, говорите вы, то и он, и все его товарищи наверняка давно мертвы, убиты браконьерами, или контрабандистами, или… неважно кем. Но это ВЫ так говорите, потому что думать так вам удобнее и проще. Потому что тогда вся эта затея действительно лишена смысла и можно с чистой совестью поворачивать обратно. Но если хотя бы на одно мгновение допустить, что кто-то из них жив и нуждается в нашей помощи… Вы только представьте себе это! Больной или раненый, со сломанной ногой, лежит где-то в лесу, в землянке, в шалаше, умирает от голода и ждет, ждет… Надеется на нас, верит, что мы придем, видит, что снаружи весна, и радуется: они уже близко, уже идут, осталось потерпеть еще немного… Их было десять человек. Десять! Так почему же вы не можете допустить, что хоть один из них мог уцелеть и не превратиться при этом в маньяка? Вы говорите: три жизни за одну — это слишком много…

— Неправда, — неожиданно для Глеба сказал Тянитолкай. — Вот как раз этого мы не говорили. Кто воевал, такого не скажет. Короче, все ясно, Игоревна. Ты не переживай так и ничего плохого не думай. Мы все понимаем. То есть я-то понимаю… А ты как, композитор, — донимаешь, о чем разговор?

Глеб молча поднялся, взял топор и пошел рубить ветки для шалаша. Он все понимал — еще бы ему не понимать! Самому не раз приходилось лежать в грязи, чувствуя, как кровь вытекает из тела, словно из дырявой канистры, и гадать: найдут или не найдут? Должны найти, потому что десант своих не бросает… В общем, с мотивами, которые двигали Евгенией Игоревной, все было ясно. Да они, эти мотивы, с самого начала были ясны, только тогда все думали, что она идет искать мужа, а теперь оказывается, что ее упрямство продиктовано высоким гуманизмом.

У Сиверова язык чесался спросить, какого черта в таком случае они не отправились прямо к Каменному ручью на вертолете. Зачем, в самом деле, понадобился этот изнурительный и смертельно опасный переход? Изучение путей миграции уссурийского тигра… Не надо сказок, товарищи ученые! Если где-то в здешних местах и водятся тигры, то пути их миграции пролегают далеко в стороне от маршрута экспедиции. Очень, очень далеко! И ими, этими маршрутами, за все три недели никто из членов группы даже не поинтересовался: где, дескать, эти самые маршруты? Почему это их не видно? Указатели с номерами нельзя было поставить, что ли? Тигры, ау! Где вас носит? Тьфу!

…Перед тем как улечься спать в наскоро построенном, обильно протекающем шалаше, Глеб порылся в рюкзаке, на ощупь отыскал в нижнем правом углу маленький стеклянный цилиндрик и, отойдя в сторонку, вытряхнул на ладонь таблетку. Подумав, добавил к первой таблетке еще одну, бросил в рот, разжевал, морщась от разъедающей язык горечи, и проглотил. Тело сотряс бесшумный адреналиновый взрыв, сердце забилось быстрее, сна не осталось ни в одном глазу. Глеб очень редко прибегал к помощи этого средства, содержавшего в себе, помимо незаменимого кофеина, массу синтетических компонентов с труднопроизносимыми названиями. Обычно Слепой полагался на резервы собственного организма и старый добрый кофе, но теперь ситуация была особая и требовала экстраординарных мер. Глеб твердо решил для себя, что таинственных ночных исчезновений больше не будет, и единственное, о чем он теперь жалел, это что не принял препарат с самого начала пути. Впрочем, в самом начале ничего ведь и не происходило — шли себе спокойно, мерили ногами уссурийскую тайгу, и не было никаких причин к тому, чтобы не спать ночи напролет…

Убедившись в том, что препарат подействовал, Глеб вернулся к шалашу и, притворно зевая, пролез на свое место. Евгения Игоревна робко, как будто это не она возглавляла экспедицию, поинтересовалась у него, не собирается ли он организовать посменное дежурство.

— К черту, — широко, с подвыванием зевая, пробормотал Глеб, — Не вижу никакого смысла. Прошлой ночью уже надежурились… Часовые на посту, в городе весна… — Он снова зевнул, за ухом что-то отчетливо хрустнуло, и Глеб испугался: не перестараться бы. — Красть у нас нечего, а дежурный, всю ночь торчащий на фоне костра, — это такая мишень, что лучше не придумаешь. Хочешь, режь его, а хочешь, стреляй…

— Точно, — глухо прогудел из своего угла Тянитолкай. — Смотри-ка, прапорщик, а соображает…

Сделав это заявление, он немного повозился, шурша спальником, и через минуту уже заливисто храпел. Горобец долго ворочалась, вздыхала и, кажется, даже немного всплакнула, но через полчаса затихла и она. Глеб лежал на спине, глубоко и ровно дыша, и сквозь полуопущенные веки наблюдал, как снаружи постепенно слабеет оранжевое зарево костра. Горобец вдруг заворочалась во сне, тихонько всхлипнула, совсем как обиженный ребенок, повернулась на бок, выпростала из спальника руку и положила ее Глебу на грудь. Ее волосы щекотали Сиверову щеку, но он не стал отодвигаться, боясь разбудить усталую женщину. «Пусть спит, — с неожиданной теплотой подумал он. — В такой ситуации, как сейчас, спать лучше, чем бодрствовать. Может, что-нибудь хорошее приснится… И вообще, по слухам, сон — лучшее лекарство…»

Евгения Игоревна снова завозилась, прижалась к, нему плотнее и положила голову на плечо. «Женщины, — подумал Сиверов, одновременно обрадованный и огорченный тем обстоятельством, что его и Горобец разделяют два спальных мешка на гагачьем пуху. — Вот народ! Это у них всегда так: все понимает, со всем согласна, ни с чем не спорит и все одобряет, но при этом все равно продолжает гнуть свою линию. Даже во сне…»

Евгения Игоревна обняла его крепче и потерлась щекой о его грудь. Похоже, ей действительно снилось что-то очень приятное. Глеб представил, как они выглядят со стороны, и ему стало неловко, хотя ничего предосудительного он, кажется, не сделал — пока, по крайней мере. Фантазия у него разыгралась, подстегнутая лошадиной дозой кофеина, но работала она в каком-то странном направлении: Сиверов вдруг ясно представил себе, как под потолком шалаша внезапно вспыхивает яркий электрический свет, а в открытом треугольном проеме на,фоне ненастной ночной тьмы, как ангел мщения, возникает Ирина Быстрицкая. Возникает она, значит, и видит такую картину: ее муж лежит в объятиях посторонней женщины и, что характерно, не делает никаких попыток из этих объятий вырваться…

Глеб поймал себя на мысли, что не отказался бы увидеть Ирину даже при таких сомнительных обстоятельствах. Пускай бы вошла, и увидела, и устроила сцену, и даже, если уж совсем невмоготу, вцепилась бы Горобец в волосы, или отвесила ему, Глебу, пощечину… Пускай, лишь бы не сгинуть так, как сгинул муж той женщины, что лежит сейчас рядом, доверчиво прижавшись щекой к его груди: бесследно, не успев подать последней весточки, да еще и будучи посмертно заподозренным — в чем бы вы думали? — в людоедстве…

Костёр мало-помалу угас, осталось лишь красноватое мерцание над медленно остывающими углями. Оно тоже мешало, но не так сильно, как пламя, и вскоре глаза Слепого привыкли к неверному полусвету. Он начал различать стволы сосен, черные купы кустов и даже медленно ползущие по небу рваные клочья туч. Дождь не то кончился совсем, не то удалился на обеденный перерыв, но тишины все равно не было: лес наполнился шорохом и перестуком срывающихся с ветвей тяжелых капель. Один раз прямо над потухшим костром стремительно и бесшумно, как парящий в восходящем воздушном потоке невесомый клочок пепла, промелькнула какая-то белесая тень на широко распростертых мягких крыльях. Низкий входной проем шалаша сильно ограничивал поле зрения, но выходить наружу Сиверов не хотел, да и ни к чему это было: чтобы нанести очередной удар, убийца должен был войти в шалаш, возникнуть черным силуэтом на более светлом фоне, и тогда…

Не двигаясь и продолжая ровно, глубоко дышать, Глеб скосил глаза и проверил, сумеет ли выхватить из наплечной кобуры пистолет. Голова Евгении Игоревны лежала почти на нем — почти, но не совсем. «Смогу, — решил Слепой. — И уж если выхвачу, то не промахнусь. Вот было бы славно! Они бы проснулись от шума, а их маньяк валяется прямо у входа, задрав копыта, с пулей между ушей…»

Ему почудился какой-то посторонний звук, долетевший снаружи. Кажется, вокруг их лагеря кто-то ходил — осторожно, крадучись, почти не производя шума. Сиверов напряг слух, но звук не повторился. «Зверь, — решил он тогда. — Мелкая зверушка, мышка какая-нибудь. Переждала дождик и вышла по своим мышиным делам. Суетится, хлопочет… хозяйственная такая зверушка, домовитая… хлопочет, словом, и знать не знает, какие у нас, царей природы, проблемы. А проблемы у нас, как ни странно, те же, что у нее: дожить бы до утра, не попасть в чье-нибудь брюхо — вот и все наши проблемы… Вот оно, истинное единение человека с природой!»

Спустя какое-то время — Глеб не знал, какое именно, потому что не мог посмотреть на часы из боязни разбудить свою соседку, — Горобец вдруг перестала мирно сопеть и сразу же села — бесшумно, очень быстро и при этом плавно, без рывка. Только что она лежала у Глеба на плече, обнимая его левой рукой, и вдруг исчезла. Глеб мысленно поаплодировал ей, потому что знал: если хочешь покинуть постель, не разбудив того, кто спит с тобой рядом, действовать нужно именно так — быстро, решительно и аккуратно. Тогда твой сосед разве что почмокает во сне губами или пробормочет что-то нечленораздельное, переходя из одного сна в другой. Но если начнешь красться, миллиметр за миллиметром отодвигаться, по капле воруя у спящего тепло своего тела, он проснется обязательно, это доказано и проверено тысячу и один раз…

Глеб сонно почмокал губами и что-то промычал, для правдоподобия перевернувшись на бок. Пистолет при этом больно врезался ему в ребра. «Артист, — ядовито подумал Глеб. — Мастер перевоплощения… Черт, до чего лежать неудобно!»

— Чш-ш-ш, — сказала Горобец. — Тихо, тихо. Спи. «Я-то сплю, — подумал Глеб, — а вот ты что делаешь?»

Горобец выскользнула из шалаша, двигаясь бесшумно и грациозно, как крупная кошка. «Бывает, — подумал Глеб. — У женщины, вынужденной неделями бродить по долинам и по взгорьям в сугубо мужской компании, неизбежно возникает масса мелких, но неприятных чисто бытовых проблем. И решать эти проблемы тем сложнее, чем лучше женщина воспитана…» В общем, пока что в поведении Евгении Игоревны не было ничего необычного.

Впрочем, странности не заставили себя долго ждать. Вместо того чтобы заняться решением мелких бытовых проблем, Горобец подошла к запасенной с вечера куче хвороста, опустилась на корточки и начала по одной подкладывать в потухший костер ветки, выбирая снизу, где хворост был посуше. Потом она стала на колени и принялась дуть на угли. Вскоре костер уже вовсю пылал, с треском пожирая топливо. Евгения Игоревна сдвинула заготовленный хворост в сторону, освободив для себя пятачок сухой земли, и грациозно уселась перед огнем, по-турецки скрестив ноги.

«Что-то я не припомню, чтобы она жаловалась на бессонницу, — подумал Глеб. — Впрочем, она вообще редко жалуется на что бы то ни было».

Горобец что-то делала там, у костра, — что именно, Глеб со своего места не видел. Тогда он бесшумно принял сидячее положение и выглянул из шалаша. Разбудить Тянитолкая он не боялся — тезка храпел так, что возникали опасения за судьбу построенного на скорую руку шалаша. С новой позиции Сиверов отлично видел свою начальницу.

Впрочем, смотреть оказалось не на что. Горобец выудила из наплечного кармашка одинокую кривую сигарету, взяла из кучи хвороста тонкую ветку, подержала ее над огнем и, когда кончик ветки занялся язычком желтого пламени, прикурила от него сигарету. Подсвеченный костром табачный дым рваным облаком поплыл из-за ее плеча, попал в восходящий поток горячего воздуха, рванулся вверх, завиваясь спиралью, и мгновенно рассеялся в черном ночном небе. «Скверно, — подумал Глеб. — Ночные раздумья у таежного костра — это очень возвышенно и романтично, но скверно. В нашей ситуации ничего глупее просто не придумаешь. Она что, смерти ищет?»

Евгения Игоревна завела руку за спину и что-то вынула из заднего кармана своих неизменных армейских штанов. Глебу показалось, что это был бумажник, но утверждать это с уверенностью он не мог — мешало пламя костра, окружавшее фигуру Горобец слепящим оранжевым ореолом. На этом фоне Евгения Игоревна казалась просто черным, лишенным мелких деталей силуэтом — ни дать ни взять фанерная мишень на полковом стрельбище. Сравнение с мишенью очень не понравилось Глебу. Он далеко вытянул шею, чтобы разглядеть, что она там такое держит в руках, потерял равновесие и вынужден был опереться рукой о землю. Под пальцами тихонько хрустнула зеленая ветка — сооружая шалаш в темноте, да еще и под дождем, они с Тянитолкаем поневоле набросали вокруг немало мелкого мусора. Горобец резко обернулась, и Глеб понял, что замечен.

— Я все-таки тебя разбудила, — огорченно сказала она. Глеб выбрался из шалаша, подошел к костру и сел рядом.

— Не то чтобы разбудила, — сказал он. — Просто я сквозь сон почувствовал, что мне чего-то не хватает.

— Я польщена, — тихо сказала Горобец. — «Чего-то не хватает» — это уже несомненный прогресс в отношениях. Глеб вздохнул.

— Нет-нет, — торопливо сказала она, — не надо ничего говорить. Я же прекрасно понимаю, в какое положение тебя ставлю: что бы ты сейчас ни сказал, получится либо ложь, либо пошлость, либо откровенная глупость. Прости, я вовсе этого не хотела. Я вообще все понимаю и ни на что не обижаюсь. Правда-правда, ни капельки. У каждого из нас свои понятия о том, что хорошо, а что плохо, что можно, а чего нельзя. Я… Прости, я сегодня наговорила тебе очень много лишнего. Обычная бабья слабость, больше ничего. Ты вел себя абсолютно правильно…

— Да уж, — не кривя душой, пробормотал Глеб. — Уж куда правильнее… Ей-богу, вспоминать тошно.

— А иначе и быть не могло. Это я во всем виновата, потому что пошла напролом. Наверное, это было что-то вроде истерики. Прости. Ты замечал, как странно у нас понимают равноправие полов? Все будто договорились, что женщины отныне имеют все права и не имеют обязанностей, кроме одной-единственной — рожать, да и то, если сами этого захотят. Нам торжественно вручили право самим добиваться любви мужчины, но забыли научить очень важной вещи: достойно принимать отказ. Я хочу быть с тобой честной, и я постараюсь научиться достойно принимать отказы… и не сдаваться,

— Ага, — сказал Глеб. — А то я уж было испугался, не заболела ли ты. Значит, не сдаваться?

— Вот именно. Надеюсь, приглашение в лучший московский ресторан все еще в силе?

— Оно может потерять силу, если мы с тобой будем торчать на виду у всей тайги, как две глиняные тарелочки на огневом рубеже биатлонной трассы. Симпатичные такие, круглые тарелочки — сидят себе рядышком и ждут, когда прибежит запыхавшийся дядька с винтовкой…

Она усмехнулась, одной длинной затяжкой прикончила сигарету и бросила окурок в огонь.

— Какой ты после этого прапорщик, — сказала она. — Прапорщики так не выражаются.

— Что ты знаешь о прапорщиках? — возразил Глеб. — И потом, какая тебе разница, прапорщик я или нет?

— А может, я строю далеко идущие планы, — усмехнулась она. — Планы, в которых твое звание играет определяющую роль… Ведь офицер, даже если это всего лишь лейтенант, в перспективе может стать генералом, а вот прапорщик — это навсегда.

— Лейтенант в моем возрасте — это тоже навсегда, — ответил Глеб. — Можешь не сомневаться, я знаю, о чем говорю. И потом, если ты случайно не в курсе, я женат.

— Ну и что?

— Так уж и ничего? Имей в виду, я её люблю, и она, как и ты, не привыкла сдаваться.

— Скажи мне, кто твой враг, и я скажу, кто ты… И потом, нам вовсе не обязательно с ней враждовать. Потягаемся на равных, а потом, глядишь, как-нибудь договоримся, заключим соглашение… В конце концов, штамп в паспорте не имеет никакого значения. Зато представь, как ты тогда заживёшь!

— Если б я был султан… — задумчиво пробормотал Глеб, радуясь тому, что она все еще сохранила способность шутить. — Знаешь, — добавил он, подумав, — если вы сговоритесь, от такого семейного счастья впору бежать на край света!

— Мы уже на краю, — отбросив шутливый тон, напомнила она.

Собственные слова — «бежать на край света» — вдруг резанули Глеба прямо по нервам, и ему сразу стало не до шуток. Именно это советовал ему перед смертью Гриша: бежать без оглядки, не тратя времени на сборы и прощание…

Повернув голову, он увидел, что она вертит в руках предмет, который недавно извлекла из заднего кармана. Это действительно был бумажник — кожаный, мужской, сильно потертый, с заломавшимися, смятыми уголками. Евгения Игоревна открыла его и вынула оттуда фотографию, при свете костра казавшуюся черно-белой.

— Хочешь взглянуть? — спросила она.

— Муж? — догадался Сиверов.

— Да, Андрей…

Глеб взял фотографию в руки. Она и впрямь была черно-белая, любительская, но сделанная, несомненно, хорошей камерой, находившейся в опытных руках. «"Зенитом» щелкали, наверное, — решил Сиверов. — Или ФЭДом…»

На фотографии был изображен плечистый, мужчина в походном обмундировании — уже знакомой Глебу куртке с оскаленной тигриной мордой на рукаве, в поднятых до самого пояса болотных сапогах. Голова не покрыта, темные кудри вьются по ветру, глаза прищурены — улыбается, даже смеется. Окладистая борода, почти как у покойного Вовчика, только черная с легкой проседью, в зубах «беломорина», под мышкой — карабин с мощной оптикой. Позади, накренившись в какой-то грязной рытвине, стоит гусеничный вездеход с вездесущей тигриной мордой на борту, а за вездеходом сплошной стеной — еловый лес с белыми пятнами нерастаявших сугробов между черными стволами.

— Что скажешь? — со странной, болезненной улыбкой спросила Горобец.

— Красивый мужик, — ответил Глеб. — Сильный. И сразу видно, что цельный, будто из одного куска высечен. Даже не верится, что… Он осекся, поняв, что говорит лишнее. Впрочем, было уже поздно.

— Что он мог сойти с ума? — закончила за него Горобец. — Мог. Ты его просто не знаешь. Да и фотография удачная — наверное, самая удачная из всех. Семейных фото у нас нет, только вот такие… Даже свадебные фотографии не сохранились — потерялись в какой-то экспедиции. Он… — Горобец даже сморщилась от усилий, пытаясь выразить словами то, что болело у нее внутри долгие годы. — Понимаешь, он действительно очень цельная натура. Весь в работе, вся жизнь — вечный бой… Вечный бой и вечные поражения, потому что охрана природы в нашей стране и в наше время — это, согласись, не та стезя, на которой можно ожидать чего-то другого. Этому делу нельзя отдаваться так, как он, — всей душой, без остатка. Потому что, если достаточно долго стучать сердцем в бетонную стену, оно рано или поздно разобьется. Я тоже всю жизнь билась в глухую стену, только для меня этой стеной был он.

Она забрала у Глеба фотографию, бросила на нее беглый взгляд и спрятала в бумажник. Потом снова раскрыла бумажник, вынула фотографию и нерешительно протянула руку к огню.

— Не надо, — сказал Глеб, мягко беря ее за запястье и отводя руку с фотографией от костра. — Никогда не надо торопиться, никогда не надо огорчаться — можно под машиной очутиться или под трамваем оказаться… Горобец издала какой-то странный звук — не то засмеялась, не то всхлипнула.

— Правда, — продолжал Глеб, — зачем тебе это? Если вот эта фотография — самая лучшая из всех, зачем выбрасывать именно ее? Вернешься в Москву — выбросишь все остальные, менее удачные. А эту сохранишь на память. Необратимые поступки, особенно совершенные спонтанно, под влиянием минуты, — это то, о чем нам потом приходится горько сожалеть.

Евгения Игоревна вздохнула, положила фотографию в бумажник и, изогнувшись, начала заталкивать его в задний карман брюк. В это мгновение в лесу раздался громкий, как пистолетный выстрел, щелчок сломавшейся под чьей-то неосторожной ногой сухой ветки. Глеб стремительно прыгнул вперед, повалил Горобец, прижал ее к земле, закрыв собой, и дважды выстрелил на звук из пистолета, который каким-то непонятным образом уже оказался у него в руке. «Глок» с глушителем негромко, деликатно прокашлял два раза, и Глеб слышал, как одна из пуль с отчетливым щелчком шлепнулась в ствол сосны. Куда ушла вторая, он не знал, но очень надеялся, что она в данный момент сидит у кого-то в кишках.

Евгения Игоревна наконец пришла в себя и принялась деятельно возиться, пытаясь выбраться из-под придавившей ее к земле тяжести. Она оказалась очень сильной и скреблась так энергично, что Глеб с трудом преодолел желание покрепче стукнуть ее по голове, чтобы успокоилась. Это желание только усилилось, когда он заметил, что Горобец как-то ухитрилась вынуть из кобуры свой парабеллум.

— Тихо, — прошептал он, — тихо. Не дергайся. Кажется, уже все.

Она перестала двигаться, и в наступившей тишине Глеб услышал едва различимый шорох и легкий, почти беззвучный топоток — кто-то удалялся от лагеря мягкой трусцой, почти не производя шума. Удалялся на четырех лапах, и это означало, что два патрона потрачены впустую — там, в лесу, был обыкновенный зверь. Возможно, даже тигр, но тигр обычный, никак не связанный с потусторонним миром.

Глеб приподнялся на одной руке, на всякий случай продолжая держать лес под прицелом, согнул в колене правую ногу, оттолкнулся от земли и встал, запихивая в кобуру громоздкий, чересчур длинный из-за глушителя пистолет и испытывая сильнейшую неловкость. Горобец села на земле и помотала головой, вытряхивая из волос мусор. Парабеллум все еще тускло поблескивал у нее в ладони.

— Никогда не видела, как стреляют из пистолета с глушителем, — сообщила она. — Только по телевизору. Но у тебя, однако, реакция! Я даже не сразу поняла, что произошло. Поначалу даже решила, что ты наконец решил за мной поухаживать… В такой, знаешь, своеобразной манере — быстрота и натиск… А потом ты начал стрелять… Попал?

— Нет, — сказал Глеб. — Попадешь тут, когда под тобой копошатся… Чего тебе не лежалось?

— Хотела поучаствовать в увеселении, — усмехнулась Горобец, вкладывая пистолет в кобуру, и вдруг широко, явно непроизвольно зевнула. — Думаешь, это был он?

— Нет, — рассеянно откликнулся Глеб, — не он. Просто какой-то зверь.

— Зверь… Знаешь, мне порой начинает казаться, что вся эта мистика, о которой рассказывал Пономарев, — не такая уж чепуха.

— Ну-ну, — предостерегающе произнес Сиверов, — давай-ка без этих штучек. У нас и без оборотней проблем выше крыши.

— Рационалист, — сказала Горобец, и это прозвучало как диагноз. — Мир прост и изучен, да? Если что-то нельзя пощупать, взвесить и снабдить ярлычком с ценой, то этого в природе не существует, так?

— Нет, — возразил Глеб, — не так. Не совсем так. Знаешь, что такое «бритва Оккама»? Это принцип, согласно которому не следует без крайней необходимости изобретать новые сущности. Не надо усложнять то, что и так достаточно сложно, иначе нам останется только обвешаться самодельными распятиями, налепить на лоб иконки и идти по тайге, распевая псалмы. Горобец снова зевнула, безнадежно махнув в его сторону рукой.

— Рационалист, — повторила она.

— Вот что, — решительно сказал Глеб, — иди-ка ты спать, мистик доморощенный.

— А ты?

— А я немного посижу, подумаю… Да, и пистолет оставь, я его почищу. Ты ведь его с самой Москвы не разбирала, а может, и дольше. Не хватало еще, чтобы ты осталась без руки, пытаясь принять участие в очередном увеселении…

Горобец улыбнулась, снова расстегнула клапан потертой кожаной кобуры и рукояткой вперед протянула Глебу парабеллум. Она немного повозилась в шалаше, устраиваясь на ночлег, и вскоре затихла. Продолжая краем уха вслушиваться в ночные звуки, Сиверов расстелил на земле куртку и сноровисто разобрал пистолет начальницы. Посмотрев через ствол на пламя костра, он понял, почему Горобец улыбалась, отдавая ему оружие: внутренняя поверхность ствола блестела как зеркало, а механизм издавал запах свежей оружейной смазки.

ГЛАВА 8

Ночь закончилась без новых происшествий. Правда, перед самым рассветом вокруг лагеря снова кто-то бродил, но на этот раз Глеб воздержался от стрельбы и был вознагражден: присмотревшись, он заметил промелькнувший у самой земли темный вытянутый силуэт, затем в темноте, отразив пламя костра, сверкнули два красных, глубоко посаженных огонька с перламутровым отливом, потом огоньки исчезли, и при очередной вспышке пламени Глеб разглядел мелькнувший из-за дерева пушистый рыжий хвост с черно-белым кончиком — непуганая лиса охотилась на мелких лесных грызунов.

Когда рассвело, Глеб подбросил в костер хвороста и подвесил над огнем котелок с водой. Воду они набрали в давешнем ручье, она была чистая как слеза и очень вкусная. Убедившись, что наскоро установленные им рогатины не завалятся, Глеб двинулся к шалашу, чтобы разбудить народ. И остолбенел, безотчетно схватившись за пистолет.

Видимо, несмотря на принятое им вечером лекарство, бессонная ночь не прошла для Глеба даром, и в первый момент ему померещилось черт знает что. Сразу же вспомнился ночной разговор с Горобец и ее слова о том, что рассказанная покойным проводником страшная сказка могла соответствовать действительности в гораздо большей степени, чем все они поначалу решили. Потом в голову пришел добрый старый Эдгар Аллан По и в особенности его рассказы, посвященные адским мукам людей, погребенных заживо.

Короче говоря, в первое мгновение Глебу показалось, что вчера они совершили ужасную ошибку, закопав под сухим деревом живого человека. И вот теперь человек этот выбрался из своей неглубокой могилы, как-то добрел до лагеря, невзирая на ужасную рану в животе, и стоял в кустах неподалеку от шалаша, решая, как лучше наказать своих спутников за то, что они с ним сотворили…

— К чертям собачьим, — хрипло проговорил Глеб.

Никакого Гриши в кустах, разумеется, не было. Зато его голова, аккуратно отделенная от тела, торчала на каком-то суку, повернув к Глебу иссиня-бледное, испачканное могильной землей лицо с закрытыми глазами. Ночной дождик размыл набившуюся в глазницы землю, исчертил мертвое лицо темными потеками, и казалось, что Гриша плачет грязью.

Картина была жуткая, но тому, кто ее создавал, этого показалось мало. Неизвестный творец приоткрыл Грише рот и вытащил наружу бледный синеватый язык. Казалось, мертвая голова дразнится, безмолвно говоря: что, съели? Съел, специальный агент? Помогли тебе твои секретные пилюли как мертвому припарка…

При виде этого зрелища в голову Глебу пришло полузабытое ввиду редкого употребления слово: кощунство. Это оно и было — кощунство в полный рост. Это был вызов, насмешка и предупреждение: вот что со всеми вами будет, если не уберетесь.

Глеб тряхнул головой, прогоняя остатки мистической жути, которой веяло от этого кощунственного украшения, с силой провел по лицу рукавом куртки и хрипло, вслух, очень надеясь, что тот, к кому обращены его слова, сейчас находится поблизости и отлично его слышит, сказал:

— Ну все, сволочь. Ты доигрался. Не надо было тебе этого делать. А теперь я отсюда не уйду, пока твои яйца не будут болтаться на каком-нибудь суку рядом с твоей тупой башкой. Имей это в виду, мразь.

Он подумал, что, наверное, выглядит очень глупо, стоя на лесной поляне и разговаривая с насаженной на сук мертвой головой. Обычно такого за ним не водилось, и сейчас это было, очевидно, что-то вроде истерики, однако, сказав то, что хотел сказать, Глеб почувствовал себя намного лучше. Ярость и страх в душе улеглись, он остыл и снова мог рассуждать спокойно и логично, как всегда.

Впрочем, рассуждать тут было не о чем. «Надо же, как я облажался, — думал Глеб, привычным жестом убирая в кобуру „глок“, который за последние несколько часов словно приобрел свободу воли и то и дело сам, незаметно для Глеба Сиверова, оказывался у него в руке. — Даже не подозревал, что могу так позорно, как приготовишка, облажаться на глазах у пораженной публики. Затеял какое-то секретное расследование, версии строил, дурак, а на самом деле все просто, как рогатина: где-то поблизости бродит человек, который бродить не должен — ни поблизости, ни где бы то ни было еще. Лежать он должен, а не бродить, и я его уложу. Ох, как я его уложу! Никого еще не укладывал с таким удовольствием… И плевать мне, кто он такой — начальник пропавшей экспедиции, тигр-оборотень, сумасшедший или браконьер, выдающий себя за сумасшедшего. Е-мое, я же сам не далее как сегодня ночью толковал Горобец про „бритву Оккама“! Не надо ничего усложнять, не надо ломать себе голову над вопросами, ответы на которые не имеют ни малейшего практического значения! Этот гад, кто бы он ни был, вполне материален. Это раз. Этот гад не кто-то из нас троих, потому что сегодня ночью я не спал и знаю, что из лагеря никто не отлучался. Это два. И три — этот гад ходит по земле, оставляет следы, и где-то поблизости, скорее всего на Каменном ручье, у него есть логово. Вот и все, что мне нужно знать, — всего-то навсего три пункта. Остальное — шелуха, с которой можно будет разобраться потом, на досуге, когда я прикончу этого ублюдка».

— Эй, секьюрити, ты с кем тут лаешься? — послышался хриплый со сна голос Тянитолкая.

Глеб медленно повернул голову и увидел своего тезку, стоящего на четвереньках в треугольном проеме, образованном наклонными стенками шалаша. Передняя часть Глеба Петровича Жукова примерно по пояс торчала снаружи, а задняя оставалась в шалаше, и на ней все еще красовался до половины расстегнутый спальник.

— Это что, — благодушно продолжал неожиданно разговорившийся Тянитолкай, — у вас, в ФСБ, такая психологическая зарядка — типа как у хоккеистов перед матчем? Или ты таким манером Богу молишься? Ну, чего молчишь-то? А может, у тебя крыша съехала от нервного напряжения? Я читал, у вас, у чекистов, паранойя и шизофрения — профессиональные заболевания…

Глеб продолжал молчать. Тянитолкай на четвереньках выполз из шалаша, пару раз взбрыкнул ногами, стряхивая спальник, сел на землю, нашарил в шалаше ботинки и принялся обуваться. В зубах у него уже торчала неизменная папироса, и Глеб, как всегда, не заметил, откуда она взялась. С утра Тянитолкая почему-то явно тянуло поговорить.

— А вообще-то, я тебя понимаю, — бубнил он, затягивая шнурки высоких армейских ботинок. — У меня самого от всех этих дел крыша начинает съезжать. Пару дней назад нас шестеро было, а теперь всего трое. Если так дальше пойдет, скоро мы и впрямь Григорию, земля ему пухом, завидовать будем. Его-то хоть не сожрали…

— Ты так думаешь? — сквозь зубы спросил Глеб. Мертвая голова по-прежнему торчала на суку в каких-нибудь трех метрах от разглагольствующего Тянитолкая. Смотреть на нее не хотелось, а не смотреть было трудно.

— Чего? — переспросил Тянитолкай. — А чего тут думать? Мы же вместе его хоронили…

Он закончил обуваться, встал, достал из кармана спички, повернул голову и увидел то, на что уже некоторое время неотрывно смотрел Глеб. Незакуренная папироса повисла у Тянитолкая на нижней губе, когда у него упала челюсть.

— Ну, семь-восемь, — непонятно пробормотал Тянитолкай, повернулся к страшному сюрпризу спиной и решительно полез обратно в шалаш. В дверях он столкнулся с заспанной Горобец.

— Ты куда, Глеб Петрович? — спросила та, протирая глаза.

— Куда-куда… На Кудыкину гору! — злобно ответил Тянитолкай. — К чертям собачьим отсюда! Ничего я больше не хочу, ничего мне уже не надо…

— Да что, в конце концов, случилось? — хорошо знакомым Глебу металлическим, начальственным голосом осведомилась Горобец. — Что это за истерика, Жуков? Дайте мне, наконец, выбраться отсюда, что вы претесь на меня?! Тянитолкай замолчал и задним ходом выполз из шалаша.

— Выбраться — это пожалуйста, — сказал он со зловещим спокойствием. — Это сколько угодно. Из шалаша выбраться — не фокус. А вот из какого другого места — это уж как получится… Горобец вылезла наружу, торопливо обулась и встала.

— А теперь объясни мне, что происходит, — обратилась она к Тянитолкаю. — Какая муха тебя укусила?

— Муха, — с прежней злобой в голосе пробормотал Тянитолкай. — Что, блин, происходит… Я тебе скажу, что происходит! Происходит, Игоревна, полная ерунда. Кто-то слишком заигрался в свои игры, вот что происходит. Я отсюда сваливаю, вот что происходит, ясно? Потому что такие игры не по мне. Ни хрена я больше не хочу, и отстань ты от меня, ради бога, пока не поздно! Вон у него спроси, что происходит!

С этими словами он свирепо ткнул пальцем в ту сторону, где на суку торчала мертвая голова Гриши. Горобец взглянула туда и задохнулась, прижав обе ладони к побелевшему лицу.

— Вот что происходит, — уже спокойнее сказал у нее за спиной Тянитолкай. — Ты, мать, как хочешь, а с меня довольно. Может, кому-то все равно, а я человек крещеный. Хочу, понимаешь, после смерти в земле лежать, как православному полагается, а не торчать на суку, как воронье пугало.

Горобец отняла ладони от губ. Ее лицо на глазах приобрело нормальную окраску и Глеб с уважением подумал, что на ее месте далеко не каждый мужчина сумел бы так быстро взять себя в руки.

— Прекрати истерику, — негромко, но с большой силой сказала она. — Баба! Этого я от тебя не ожидала.

— Мало ли, кто чего не ожидал, — проворчал Тянитолкай. — Гришка вон тоже, небось, не ожидал, что его голову на кол насадят, воронью на поживу! Все, братцы. Вы как знаете, а я пошел. Он сунулся было в шалаш, но его остановил властный окрик «солдата Джейн».

— Стоять!

Тянитолкай замер в странной позе, потом медленно разогнулся и с неохотой повернулся лицом к Горобец.

— Ну, стою. Что дальше?

— Я считаю, что нам нужно держаться вместе, — отчеканила Горобец. — И я как начальник экспедиции буду добиваться этого всеми доступными мне средствами.

Ее рука красноречиво опустилась на кобуру. Произошла короткая заминка. Горобец нахмурилась и требовательно посмотрела на Глеба. Сиверов не сразу понял, чего она от него хочет, потом спохватился, вынул из кармана куртки увесистый парабеллум и отдал ей. Евгения Игоревна с усилием оттянула тугой затвор, передвинула флажок предохранителя и, демонстративно помедлив, вложила пистолет в кобуру. Глеб заметил, что застегивать кобуру она не стала.

— Стрелять, что ли, будешь? — с кривой улыбкой уточнил Тянитолкай.

— Буду, если понадобится. — Горобец помолчала, борясь с раздражением, и заговорила снова спокойным, деловитым, не терпящим возражений тоном. — Я считаю, — сказала она, — что в сложившихся обстоятельствах нам действительно следует отказаться от дальнейшего продвижения вперед и постараться вернуться в поселок, а оттуда — на Большую землю. А каково ваше мнение, Молчанов?

— Мое? — Глеб пожал плечами. — Для начала, я полагаю, всем следует немного поостыть. Что же до возвращения… Вы правы, расходиться в разные стороны нам нельзя. Ты… — он осекся, поймав себя на том, что чуть было не назвал Тянитолкая тезкой. — Ты, Глеб Петрович, не горячись. Ну куда ты пойдешь?

— Туда, — ответил Тянитолкай и махнул рукой, довольно точно указав направление на поселок.

— Это значит прямо в лапы к убийце, — спокойно возразил Глеб. — И не воображай, что карабин тебе поможет. Евгения Игоревна права, нам необходимо держаться вместе. Теперь насчет возвращения. Вот здесь я с вами категорически не согласен. Во-первых, не думаю, что этот человек, кто бы он ни был, даст нам беспрепятственно уйти. Игра действительно зашла чересчур далеко, чтобы он мог позволить себе выпустить нас из тайги живыми. Если о нем узнают на Большой земле, ему конец. Официальные розыски, разумеется, вряд ли что-то дадут, но лично я приложу все усилия к тому, чтобы сюда пришло достаточное количество опытных следопытов и стрелков, которые в три дня отыщут эту тварь и прибьют его шкуру к дереву.

— Отлично, — сказал Тянитолкай. — На здоровье. Вот и пошли отсюда, пока целы, а то некому будет стрелков собирать.

— Нет, — сказал Глеб. — Повторяю, уйти он нам не даст. Отступая, мы вынуждены придерживаться оборонительной тактики, которая в нашем случае уже показала себя ни на что не годной. Мы должны наступать. Пусть почувствует себя дичью, пусть засуетится, начнет совершать ошибки! Я хочу, чтобы время наших с ним встреч назначали мы, а не он. Пускай он лишится покоя, пускай покинет свое логово, пойдет напролом! И тогда, обещаю, я не промахнусь. Да вы что, ребята, — сказал он другим тоном, — вы что же, хотите бежать без оглядки от этого психа, даже не попытавшись отплатить за своих коллег? Тянитолкай, ты же говорил, что был на войне! За такие вещи надо наказывать! Тянитолкай тяжело вздохнул и с видимой неохотой кивнул головой.

— За такие вещи убивать надо, — согласился он и посмотрел на Горобец.

— Что же, — сказала она, — возразить, наверное, нечего. Хотя я не представляю себе, как вы собираетесь его искать. Мне кажется, пойти сейчас вперед — значит просто исчезнуть без следа, затеряться в лесу и пропасть…

— Повернуть назад — пропасть наверняка, — сказал Глеб. — А как мы его найдем… Не знаю. Было бы желание, а способ отыщется. И потом, я думаю, долго искать не придется — он найдет нас сам. И вот что, товарищи ученые, доценты с кандидатами… Боюсь, что в сложившейся ситуации мне придется командовать, а вам — подчиняться.

— Дождался своего часа, — буркнул Тянитолкай.

— Но… Да, ты прав, — сказала Горобец.

— Тогда сворачиваем лагерь и спускаемся вниз, — распорядился Глеб. — Надо похоронить… это, — он указал на голову, которая по-прежнему дразнила их высунутым языком. — И потом, если он раскопал могилу, там должны были остаться следы. Много следов…

…Он шел впереди, до боли в глазах вглядываясь в гущу колючих ветвей, боясь пропустить предательский блеск протянутой поперек тропы медной проволоки. Дойдя до сухого дерева, он первым делом обследовал все подходы к нему, и не напрасно: почти на самом краю небрежно разрытой ямы ему удалось обнаружить тщательно замаскированную лапником веревку, натянутую на уровне щиколотки. Сиверов присел на корточки, подняв над головой ладонь в предупреждающем жесте. «Стой на месте», — продублировал его команду искушенный в военном деле Тянитолкай, и Горобец тихонько вздохнула в ответ.

«Черт, сколько же у этой сволочи ружей? — думал Глеб, сбрасывая с плеч рюкзак и пристраивая поверх него безумно надоевшую винтовку. — Хотя чему тут удивляться? Экспедиция Горобца была вооружена до зубов, так что наш приятель может утыкать самострелами все подходы к Каменному ручью, и еще про запас что-нибудь останется. Только бы не граната… По идее, гранате тут взяться неоткуда, но от этих чокнутых защитников природы всего можно ожидать — и гранаты, и контактной мины, и даже ядерной бомбардировки…»

Он осторожно, дыша через раз, удалил свежесрезанные сосновые ветки, обнажив веревку — не веревку, собственно, а прочный нейлоновый шнур вроде тех, которыми пользуются для страховки альпинисты. Шнур был пестрый, сине-белый, изрядно замызганный, но целый. Глеб легко дотронулся до него пальцами, задумался на мгновение, а потом достал из бокового кармана рюкзака катушку толстой лески, привязал ее конец к растяжке и, пятясь, на ходу разматывая леску, вернулся к своим спутникам.

— Ты чего? — насмешливо спросил Тянитолкай. — В войну поиграть захотелось?

— А если граната? — вопросом на вопрос ответил Глеб. — А если не одна?

— Тоже верно, — рассудительно согласился тезка. — Оно, конечно, вряд ли, но кто его, идиота, знает… Давай-ка, Игоревна, приляжем от греха подальше.

Они улеглись и на всякий случай загородились рюкзаками от возможных осколков гипотетической гранаты. Укладываясь на перемешанный с колючей хвоей песок рядом с Горобец, Глеб подумал, что все это выглядит довольно-таки комично, но тут же решил, что лучше быть смешным, чем мертвым.

Убедившись, что все готовы, Сиверов повернулся на бок и резко дернул леску, заранее щурясь в ожидании грохота и дыма. Послышался звонкий щелчок, короткий свистящий шелест и почти сразу же — тупой деревянный стук.

— Пшик, — прокомментировал это непонятное событие Тянитолкай.

Глеб поднял голову и почти сразу увидел короткую стрелу с костяным наконечником, глубоко, вонзившуюся в ствол того самого сухого дерева, под которым они вчера похоронили Гришу. Тянитолкай тоже увидел стрелу.

— Виноват, — сказал он, — не пшик. Надо же, какая экономная сволочь! Карабина пожалел… Он начал вставать, но Глеб положил руку ему на плечо и с силой надавил.

— Лежи.

— Чего?

Вместо ответа Слепой изо всех сил дернул леску. Щелчки, неотличимо похожие на первый, слились в короткий треск, за которым последовал звук, похожий на барабанную дробь. Еще две стрелы вонзились в сухое дерево, одна глубоко вошла в оставленный Глебом рюкзак, а три или четыре торчали из песка, причем одна — в полуметре от головы Евгении Игоревны.

— Ну, скотобаза! — выругался Тянитолкай, тиская в ладонях карабин. — Ну, совсем с цепи сорвался, гад! Слушай, — обратился он к Глебу, — ты как догадался?..

— Ну, не напрасно же он нас сюда заманил, — поднимаясь на ноги и отряхивая приставший к коленям сырой после ночного дождя песок, ответил Глеб. — Однако эта игра, похоже, ему уже наскучила. Он пытается от нас избавиться одним махом, так что прошу всех соблюдать осторожность.

Вдвоем с Тянитолкаем они обследовали местность и через десять минут оказались владельцами целой коллекции примитивных самострелов, выполненных по образцу средневекового арбалета.

— Рукодельник, — ругался Тянитолкай, — изобретатель-рационализатор! Псих-псих, а котелок варит! Потом он замолчал, потому что они подошли к яме.

Яма была варварски разрыта. Часть земли ссыпалась обратно, остальное было как попало разбросано вокруг — чувствовалось, что копали в большой спешке, расшвыривая сырые комья во все стороны, сопя, пыхтя и, может быть, негромко рыча от нетерпения. Тут и там на песке виднелись следы крови. Извлеченное из могилы обезглавленное тело валялось поодаль, как отброшенная рукой капризного ребенка тряпичная кукла. Даже издали было видно, что оно разделано так же, как труп Пономарева: внутренности извлечены, с бедер срезано мясо. Впрочем, на сей раз мясо было срезано и со спины, и из-под лохмотьев разодранной куртки жутко белели обнаженные ребра.

— Да что же он делает, гад? — сдавленным голосом выговорил Тянитолкай.

Горобец сидела на земле, повернувшись к могиле спиной и спрятав лицо в ладони. Глеб ее за это не винил: начальник или не начальник, а прежде всего она была женщиной. Было бы странно, если бы она как ни в чем не бывало стояла над обезображенным трупом и хладнокровно распоряжалась: ты делай это, а ты — то…

— Ну что, — вздохнув, сказал Тянитолкай, — берем?

— Погоди, — остановил его Глеб, — сначала следы.

Следов было сколько угодно, но это были совсем не те следы, какие хотелось увидеть Сиверову. Влажный песок вокруг разрытой могилы был испещрен глубокими округлыми отпечатками, окаймленными по краям узкими темными отверстиями, похожими на следы, остающиеся после укола ножом.

— М-да, — сказал Сиверов и показал отпечатки Тянитолкаю. — Ну-ка, зоолог, ответь, что это такое?

Тянитолкай долго разглядывал отпечатки, мрачно жуя заросшую колючей щетиной губу. Потом достал папиросу, спички, закурил и рассеянно выбросил горелую спичку в могилу. Спичка ударилась о край ямы, подскочила и, дымясь, скатилась по рыхлому откосу почти до самого дна.

— Следы тигриные, — сказал Тянитолкай. — Только, судя по размеру, весит этот тигр тонны полторы, а то и больше. В природе таких не бывает.

— Раньше не было, а теперь есть, — сказал Глеб. — Дай-ка затянуться.

Тянитолкай мрачно усмехнулся, отлепил от нижней губы папиросу и протянул ее Глебу мундштуком вперед. Слепой сделал глубокую, на все легкие, затяжку, вернул папиросу тезке и поймал на себе внимательный, изучающий взгляд Евгении Игоревны Горобец.

***

Раскаленный добела, слепящий шарик солнца еще не добрался до середины своего дневного пути, а над крышами уже повисло дрожащее знойное марево. Перспектива запруженной транспортом улицы терялась в сизой дымке выхлопных газов; на пыльных крышах и стеклах автомобилей неподвижно, как приклеенные, горели злые солнечные блики. На них было больно смотреть, и Федор Филиппович с недовольным вздохом извлек из кармана и нацепил на переносицу старомодные темные очки в широкой пластмассовой оправе. Мир немедленно окрасился в отвратительный болотно-зеленый цвет, но глазам стало полегче. «Как там Глеб? — подумал генерал Потапчук. — Что у них там с погодой?»

Собственно, он знал, как обстоят дела с погодой в тех краях, где вот уже почти три недели странствовал Слепой. В данный момент, если верить сводкам синоптиков, над Уссурийским краем нависло крыло юго-восточного циклона. Сейчас там, наверное, пасмурно и, возможно, моросит дождь. Федор Филиппович попытался представить себе все это: тайгу, дождь, отсыревшую одежду и обувь, тяжелый рюкзак за плечами, карабин на груди, ночлег в палатке, где воняет чужими портянками, — и ему стало грустно. Раньше подобные мелочи его нисколько не смущали и даже казались одним из неотъемлемых атрибутов настоящей жизни. Сейчас перспектива хотя бы две ночи подряд ночевать на сырой земле не вызывала у генерала ничего, кроме тоскливого раздражения, и он снова, в который уже раз, подумал, что понемногу становится старым бирюком. А вообще-то, если разобраться, все было правильно. Ну какой, спрашивается, толк может быть от пожилого генерала там, в этом чертовом лесу?

В салоне «Волги» было жарко, как в раскаленной духовке, пахло синтетической обивкой сидений, горячей пластмассой, бензином, пылью и выхлопными тазами. Федор Филиппович принялся раздраженно крутить ручку, опуская стекло. Водитель покосился на него с неодобрением, но промолчал: видя, в каком раздражении пребывает начальство, он не хотел по собственной инициативе брать на себя незавидную роль громоотвода. Впрочем, опустив стекло до половины, Федор Филиппович тут же поднял его снова: с открытым окном было еще хуже. «Поделом тебе, старому упрямому ослу, — сердито подумал он. — Все кругом ездят на импортных лимузинах с кондиционерами — зимой не холодно, летом не жарко, — один генерал Потапчук, видите ли, считает это непозволительной роскошью. Его заслуги перед Россией, по его мнению, не так велики, чтобы раскатывать в лимузинах… Можно подумать, России есть дело до заслуг генерала Потапчука! Уйдет он на пенсию или околеет прямо у себя в кабинете от обширного инфаркта — Россия и не заметит.

Он посмотрел на часы и принял решение. В запасе у него оставалось еще минут двадцать, а то и все полчаса, но пробке конца не предвиделось. Федор Филиппович преодолел искушение отчитать водителя за то, что тот, как последний чайник, ухитрился увязнуть в пробке, и ограничился коротким приказом:

— Давай к обочине.

— Зачем, товарищ генерал? Выйдем из своего ряда — застрянем надолго. Пока обратно вклинишься… Может, потерпите?

— Я тебе что сказал? — нахмурился Потапчук. — Живо к тротуару!

— Есть, — нехотя сказал водитель, всем своим видом выражая недовольство. Как и все водители, в глубине души он считал, что пассажир, независимо от воинского звания и должности, должен тихонько сидеть на отведенном ему месте, сопеть в две дырки и терпеливо ждать, когда его, бесполезного, благополучно доставят к месту назначения. Ну, в крайнем случае пассажир может сгодиться на то, чтобы развлечь водителя разговором о погоде и последних новостях внутренней политики — только на это, и ни на что больше. — Только, товарищ генерал, — продолжал он, останавливая машину у бровки тротуара, — потом не говорите, что это из-за меня вы на встречу опоздали.

— А то из-за кого же? — удивился Потапчук, держась за дверную ручку и стоя одной ногой на бордюрном камне. — Кто, если не ты, в час пик на Кутузовский выехал? Как будто боковых улиц не существует… Карту купи, деревня! — заключил он.

— «Джентльменов удачи» не вы один смотрели, — буркнул ему в спину водитель. Демократичные манеры и отходчивый характер генерала Потапчука были хорошо известны всем сотрудникам ведомственного гаража, из-за чего Федор Филиппович постоянно страдал. — Дерево ему нужно… вот такое…

Водитель растопырил пальцы обеих рук, изображая пальму. Генерал, который уже наполовину вылез из машины, грозно обернулся.

— Поговори у меня. Живо в таксисты загремишь! Набьешь на своего «жигуленка» трафарет «Эх, прокачу!» — и вперед, пьяных братков из кабака в кабак возить…

— Я-то не пропаду, — не полез за словом в карман водитель, — братва хотя бы платит по-человечески. А вот вас, товарищ генерал, кто тогда возить будет?

— Товарищ Сталин говорил, что незаменимых людей нет, — наставительно произнес Федор Филиппович. — И вообще, я тогда пешком ходить стану. Раза в три быстрее получится. Все, хватит, некогда мне с тобой болтать. Когда это безобразие кончится, приезжай… ну, сам знаешь куда. Я там буду. Припаркуйся где-нибудь и жди.

— А долго ждать?

— Сколько надо, столько и жди. А замечу, что халтуришь, тебе небо с овчинку покажется, так и знай.

— Есть, — повторил водитель еще более недовольным тоном.

Водитель был пожилой, всего лет на пять моложе Федора Филипповича, и водил закрепленную за генералом Потапчуком «Волгу» уже очень долго — лет восемь, наверное, а то и все девять. И все эти годы они с Федором Филипповичем препирались и бранились, получая от этого обоюдное удовольствие, которое оба старательно скрывали даже от себя самих. Правда, скрывать что-то от других порой бывает сложнее, чем от себя, и про генерала Потапчука с его водителем частенько говорили: «Милые бранятся — только тешатся».

Однако сейчас привычная перебранка не доставила Федору Филипповичу никакого удовольствия. Этот словесный пинг-понг сегодня казался частью какого-то бессмысленного и надоевшего, но при этом строго обязательного ритуала — как, впрочем, и все остальные действия, которые генералу приходилось производить на протяжении последних трех недель. Ритуальные телодвижения начинались с момента пробуждения и заканчивались поздно вечером там же, в постели, щелчком выключателя укрепленного над генеральской кроватью бра. Все это, по мнению Федора Филипповича, было пустой тратой времени — буквально все, за исключением операции «Песок», в разработке и осуществлении которой он теперь принимал самое живое и деятельное участие. Увы, пресловутая операция была еще очень далека до завершения и сейчас находилась в стадии, которую Федор Филиппович ненавидел всеми фибрами души, — той самой стадии, когда все, что можно было сделать, уже сделано и остается только терпеливо ждать, мучительно гадая, все ли ты сделал правильно и верны ли были твои расчеты и предположения.

Раскаленный асфальт дышал жаром, как будто там, под землей, в тоннелях метро, кто-то оборудовал доменную печь. Федор Филиппович, придерживая локтем неизменный портфель, чуть-чуть ослабил узел галстука и поспешно укрылся в жиденькой тени лип, распустившаяся листва которых успела изрядно запылиться. Он зашагал вперед, раздраженно чувствуя, как размокает от пота крахмальный воротничок белой рубашки. Под мышками тоже было горячо и мокро, и это не прибавляло Федору Филипповичу хорошего настроения.

Идти было совсем недалеко, квартала четыре. В общем-то, отпускать машину не имело смысла, генерал почти не сомневался, что водитель окажется на месте раньше его и потом не преминет высказаться по этому поводу. Но сидеть в душном салоне автомобиля, изнывая от нетерпения, было превыше его сил, потому он и решил немного пройтись пешком. Когда идешь, затрачиваешь хоть какие-то мускульные усилия, создается приятная иллюзия занятости: вроде бы делаешь что-то, двигаешь что-то вперед. Да так оно и есть на самом деле — ты действительно что-то двигаешь, даже если это «что-то» — твое собственное тело…

Офис Николая Степановича Корнеева располагался в старом шестиэтажном здании, которое, как понял Федор Филиппович, целиком сдавалось внаем различным фирмам и организациям. Следуя полученным по телефону указаниям, генерал вошел во двор, отыскал нужный подъезд и внимательно изучил укрепленную на стене рядом с дверью табличку с номерами офисов. Он набрал трехзначный номер на вмонтированной в железную дверь панели, нажал кнопку звонка и, подняв голову, поискал под бетонным козырьком навеса следящую камеру. Камеру он так и не нашел — надо полагать, она была хорошо замаскирована. «Чтобы не свистнули, — решил генерал. — Россия! Если ставишь видеокамеру, чтобы следить за порядком, рядом непременно нужно ставить омоновца с дубиной, чтобы следил за видеокамерой, а то ее непременно сопрут или просто сломают от избытка энергии…»

Его размышления были прерваны щелчком отпираемого замка. Где-то в недрах двери противно заныл электронный сигнал, и Потапчук поспешно потянул дверь на себя и вошел в прохладный вестибюль. Дверь закрылась за ним со сдержанным металлическим лязгом, замок снова щелкнул, и электронное нытье немедленно прекратилось. Федор Филиппович вытер лоб и шею мятым носовым платком и с интересом огляделся.

Смотреть оказалось не на что. Темноватый, без окон, освещенный лампами дневного света тесный холл не блистал архитектурными изысками и, судя по всему, имел чисто утилитарное назначение. Вдоль одной стены зачем-то стояли выстроенные в ряд стулья, а напротив виднелся обшарпанный письменный стол, за которым со скучающим видом томился долговязый субъект в полувоенной одежде темно-синего цвета с какими-то яркими нашивками на рукавах — секьюрити, тот самый омоновец с дубиной, приставленный охранять следящую видеокамеру и систему охранной сигнализации от поползновений вандалов. На столе перед ним возвышался монитор в пожелтевшем от старости светло-сером корпусе. Он был наполовину закрыт развернутой газетой, которую читал охранник. Генерал беспрепятственно миновал этого стража порядка, приблизился к дверям лифта и нажал кнопку вызова.

— Одну минуточку, — послышалось со стороны стола, где сидел охранник.

Мысленно морщась, — он очень не любил без особой необходимости козырять своим служебным удостоверением — Федор Филиппович обернулся и молча уставился на охранника.

— Простите, — сказал тот, — вы не подскажете мне фамилию композитора, начинается на «М»?

— Моцарт, — сказал Федор Филиппович и хотел было отвернуться, но не тут-то было.

— Моцарта я уже пробовал, — с сожалением сказал охранник, — не подходит. Слишком коротко. А тут, — он сунулся в газету, — раз, два, три… Десять букв.

— Мендельсон, — буркнул генерал.

— Мендель… Точно! Как же я сам-то не сообразил? Свадебный марш же! Пам, пам-парам-пам… Спасибо вам большое!

Федор Филиппович не ответил. За спиной у него со стуком разъехались отделанные полированным металлом двойные створки, он повернулся и вошел в ярко освещенный лифт с зеркалом во всю стену. Поднимаясь на пятый этаж, генерал мысленно проклинал охранника, который, сам того не подозревая, ткнул его пальцем прямо в больное место. В последнее время Федор Филиппович начал частенько ловить себя на том, что ему не хватает принудительных сеансов прослушивания классической музыки, которым он подвергался всякий раз, появляясь на конспиративной квартире Слепого. Музыку генерал считал более или менее организованным шумом, который, как и всякий шум, не мог, по его мнению, вызывать у нормального человека ничего, кроме раздражения. Но то было раньше, теперь же Федор Филиппович многое бы отдал за то, чтобы снова посидеть в знакомой квартире, послушать музыкальные записи и рассуждения Сиверова на отвлеченные, не имеющие никакого отношения к реальной жизни темы, казавшиеся ему раньше обыкновенным словоблудием.

Отыскав в длинном полутемном коридоре дверь с нужным ему номером, Федор Филиппович вошел и представился сидевшей за столиком секретаря сногсшибательной блондинке, одетой и причесанной в модном нынче деловом стиле. Блондинка сверкнула ослепительной дежурной улыбкой и очень милым голоском сообщила, что Николай Степанович ждет. Она даже вскочила из-за стола и распахнула перед Потапчуком дверь кабинета, заодно предоставив ему отличную возможность по достоинству оценить свою фигуру, которая была превыше всяческих похвал. Федор Филиппович даже слегка растерялся от такой предупредительности; впрочем, мелькнувшее в густо подведенных глазах блондинки боязливое любопытство яснее всяких слов поведало ему о причинах этой предупредительности: девчонка знала, с кем имеет дело, и вела себя соответственно. «Ах, Николай Степанович, Николай Степанович, — укоризненно подумал Потапчук, входя в кабинет. — Вот не знал, что ты такое трепло! Раньше за тобой такого не водилось. Надеюсь, вопрос о том, кто я такой, вы с этой девицей обсуждали не в постели…»

Корнеев встретил его у самых дверей, с радушной улыбкой пожал руку и усадил в глубокое, мягкое кресло рядом с низким стеклянным столиком. Затем он проверил, плотно ли закрыта дверь в приемную, и опустился в кресло напротив, продолжая широко, приветливо улыбаться. При этом он украдкой посмотрел на часы, и Федор Филиппович мог бы поклясться, что это было сделано не случайно: уважаемый Николай Степанович тактично намекал старинному приятелю на свою чрезвычайную занятость. «Переживешь, — подумал Потапчук. — Я, знаешь ли, тоже не развлекаться сюда явился».

Вслух он этого, разумеется, не сказал, а, напротив, встрепенулся в кресле, придал лицу озабоченное и даже слегка виноватое выражение и извиняющимся тоном произнес:

— Прости, я, кажется, отнимаю у тебя время…

— О чем ты говоришь! — подчеркнутым жестом одергивая рукав пиджака, чтобы тот полностью скрыл часы, воскликнул Корнеев. — Я, конечно, стараюсь отрабатывать свой оклад, и крутиться мне для этого приходится как белке в колесе, но я же понимаю, что твое время стоит дороже моего! Уж если ты решил наведаться ко мне в разгар рабочего дня…

Федор Филиппович осмотрелся, не скрывая любопытства. Офис у Корнеева был оборудован по последнему слову техники, но далеко не шикарный. В обстановке чувствовалась нарочитая сдержанность, местами граничившая с аскетичностью — с аскетичностью, да, но никак не с нищетой. Все сверкало чистотой, все было, что называется, с иголочки, но всякие там модные излишества отсутствовали.

— Ну, как тебе моя берлога? — заметив его изучающий взгляд, поинтересовался Корнеев.

— Честно говоря, я ожидал большего, — не кривя душой, признался Потапчук. — Скромно живешь, Николай.

— Ну, видишь ли, — с улыбкой сказал Корнеев, — этот офис, конечно, принадлежит моей фирме. Я ведь, как ты знаешь, сижу на двух стульях, совмещаю бизнес с общественной деятельностью. Поэтому мне часто приходится принимать здесь посетителей, явившихся по делам Фонда. Наш Фонд — организация не бедная, но существует он, как тебе должно быть известно, целиком за счет пожертвований. А жертвователям, особенно крупным, обычно бывает интересно, как тратятся их деньги. Вряд, ли кому-то из них будет приятно узнать, что он финансирует не защиту диких животных, а обстановку многочисленных роскошных кабинетов, в которых сидят сытые дармоеды. Поэтому наш принцип — иметь все необходимое, но избегать излишеств.

— Я бы тебе поверил, если бы не видел твою секретаршу, — не удержавшись, поддел его Федор Филиппович. Корнеев ухмыльнулся и подмигнул.

— Что, хороша? — Он привстал, снова покосился на дверь и проверил, не включен ли ненароком селектор. — Скажу тебе как на духу, — продолжал он, снова опускаясь в кресло, — дура редкостная, но печатает, как ураган, и притом без единой ошибки. Знает три языка, может грамотно сервировать стол, и при этом ее не надо опасаться, потому что — дура… Я такую год искал, пока нашел.

— Это с ней ты меня хотел познакомить?

— Что? О чем ты… А! Да боже сохрани! Что ты, ей-богу? Мой период коллекционирования красивых куколок давно в прошлом, теперь меня, как раньше, больше всего интересует внутреннее содержание. Хотя форма тоже, конечно, имеет значение. Погоди, вот устроим как-нибудь междусобойчик у меня на даче, тогда поймешь, о чем я толкую … Кстати, о куколках. Он снова встал, дотянулся до письменного стола и включил селектор.

— Нина, принеси коньяк!

— Ни в коем случае! — запротестовал Федор Филиппович. — На улице жара несусветная, а ты — коньяк… Да и некогда нам с тобой коньяки распивать, у обоих дел по горло. Середина рабочего дня, а ему коньяк подавай! Андропова на тебя нет…

— Да, при Юрии Владимировиче с этим делом было круто, — согласился Корнеев. — Нина, отставить коньяк! Кофе? — обернулся он к Федору Филипповичу.

— Уволь, — развел руками генерал. — Сердчишко пошаливаете. Даже курить пришлось бросить, какой уж тут кофе.

— Не узнаю тебя, Федор. Что с нами делает время! А помнишь, как бывало?.. Эх, молодо-зелено! Где мои семнадцать лет? Нина, сообрази-ка ты нам, пожалуйста, чайку… Надеюсь, против чая ты возражать не станешь? — осведомился он, снова повернувшись к генералу.

— Против хорошего — нет, не стану. В Фергане мы только чаем от жары и спасались, и на Кубе тоже. Ну, и в некоторых других местах…

— Да-а, — возвращаясь в кресло, задумчиво протянул Корнеев, — помотало тебя по свету, братец… Зато есть что вспомнить. Завидую!

— Напрасно завидуешь, — успокоил его Потапчук. — Есть что вспомнить, да внукам рассказать нечего. Таким, как я, перед уходом на пенсию на лоб ставят гриф «Совершенно секретно», чтобы, как глянешь в зеркало, язык сам собой отнимался.

— Да уж, — сказал Корнеев, озадаченно вертя головой, — действительно не позавидуешь! Ну, и какие же совершенно секретные дела привели тебя в мое скромное пристанище? Федор Филиппович смущенно крякнул и развел руками.

— Видишь ли, это не столько мои, сколько твои секретные дела…

— Так я и знал! — не дав ему договорить, зловещим голосом провинциального трагика воскликнул Корнеев. — Так я и знал, что зря с тобой связался! А теперь меня, невинного, закуют в кандалы и по этапу отправят в Сибирь за преступленья, коих я не совершал! А тебе, вероломному сатрапу, повесят на грудь медаль «За заслуги перед Отечеством»… Слушай, — сказал он вдруг нормальным, очень заинтересованным тоном, — а почему у нас нет медали «За ОСОБЫЕ заслуги перед Отечеством»? «Однако и здесь не без клоунов», — подумал Федор Филиппович.

— Потому что у нас отечество особое, — сказал он вслух. — И народ в нем живет особый, не такой, как все остальные. Поэтому словосочетание «особые заслуги» наш народ тоже воспринимает по-особому. Кто же при таких особых условиях рискнет нацепить медаль «За особые заслуги»? Могут ведь и лицо побить — очень обыкновенно, по-нашему.

Корнеев рассмеялся. Дверь кабинета приоткрылась, и в нее проскользнула давешняя блондинка с заставленным подносом. Федор Филиппович откинулся в кресле, с удовольствием ее разглядывая. Второе впечатление не испортило первого — девица и впрямь была хороша, хотя генерал все-таки предпочел бы, чтобы она была одета в юбку, а не в эти модные нынче широкие прямые брюки, под которыми могло скрываться все что угодно. Опуская поднос на стол, блондинка повернула голову, встретилась взглядом с Федором Филипповичем и улыбнулась. От нее веяло свежестью и запахом дорогой парфюмерии. Будучи пойманным на месте преступления, генерал немного смутился, хотя и понимал, что такое вот разглядыванье наверняка входит в перечень служебных обязанностей белокурой красавицы. Так уж повелось, что секретарша, или, как теперь принято выражаться, офис-менеджер, — это не только и не столько сотрудник, сколько украшение приемной. А украшение для того и существует, чтобы его разглядывали…

Чай у Корнеева оказался на диво хорош, Федор Филиппович давно, такого не пробовал. Однако чай этот не шел ему в горло, стоило лишь вспомнить, по какому делу Федор Филиппович сюда явился. Дело это явно интересовало и Корнеева; выслушав комплимент насчет чая и еще немного позубоскалив по поводу того, как Федор Филиппович пялился на секретаршу, Николай Степанович вежливо, но решительно взял быка за рога.

— Ну, Фёдор, поведай, чем же я ухитрился прогневать твой могущественный департамент? — спросил он, маскируя улыбкой свою настороженность.

— Ну, во-первых, не прогневать, а озадачить, — аккуратно возвращая чашку на блюдце, а блюдце на стол, ответил генерал. — И не департамент, а меня лично. В противном случае сейчас не я бы у тебя в кабинете сидел, чаи распивая, а ты у меня. С повесткой в кармане и вертухаем за дверью…

— Ты меня успокоил, — сказал Корнеев, но было заметно, что он врет — спокойнее ему не стало.

Федор Филиппович с грустью подумал, как плохо иногда быть государевым человеком. Все тебя опасаются, даже лучшие друзья, и сам ты с течением времени перестаешь верить кому бы то ни было, потому что опыт — страшная штука, особенно опыт многолетней службы в госбезопасности. Начинаешь видеть людей насквозь, и то, что ты там видишь, обычно не доставляет тебе никакого удовольствия…

— Рад за тебя, — сказал Федор Филиппович. — Так, может, и ты меня успокоишь? Я, собственно, затем и пришел.

— Да ну? — удивился Корнеев и едва заметно переменил позу, усевшись чуть свободнее. Со стороны заметить и верно оценить это движение было трудно, но Федор Филиппович заметил и оценил. — Слушаю тебя, Федор. Я полностью в твоем распоряжении — как говорится, готов всячески содействовать. Чем же, позволь узнать, я тебя озадачил?

— Об этом после, — сказал Федор Филиппович. — Да ты не волнуйся, это так, робкие попытки дилетанта разобраться в узкоспециальных вопросах. Скажи лучше, оттуда, из тайги, какие-нибудь новости есть? У Корнеева удивленно округлились глаза.

— Это ты об экспедиции? Да нет, конечно! Их и не должно быть. Какие оттуда могут быть новости? Теперь настала очередь Федора Филипповича удивленно округлять глаза.

— То есть как это — не должно быть? — изумился он. — Добрались нормально, потерь нет, пройдено столько-то километров, замечено столько-то тигров, зафиксировано энное количество фактов браконьерства… или, наоборот, не зафиксировано… У вас что, связь не предусмотрена?

— Да ты что, Федор! — Корнеев даже всплеснул руками. — Какая связь? Там же тайга, глушь, дичь, сто километров напрямую до ближайшей электрической лампочки, а ты — связь… Ей-богу, удивил! У них, конечно, есть рация, обычная армейская «Р-107»…

— Место ей в музее радиосвязи, — пробормотал Федор Филиппович.

— Вот именно… То есть что я говорю? Ты меня не сбивай, генерал! Ты меня просто, огорошил… «Сто седьмая» — отличная рация, простая, надежная и неприхотливая, и с ее помощью наши люди в любой момент могут связаться с ближайшим населенным пунктом — вызвать милицию, спасателей, медиков, если понадобится…

— В наше время существуют и другие средства связи, — вставил Федор Филиппович.

— Да зачем?! Зачем они им, эти средства связи? На кой черт им прямая связь с Москвой, до которой полторы тысячи километров? Это же просто лишняя тяжесть и, между прочим, лишний потребитель электроэнергии, которую там, в тайге, добыть просто неоткуда. Ведь им же двигаться надо, тащить весь этот груз! А зачем им, скажи на милость, суперсовременный спутниковый телефон, по которому они могут связаться с Москвой, но не с соседним райцентром, откуда только и может прийти помощь! И вообще, я не понимаю, что тебя так удивляет. Это же не полярная станция! Они — кочевники, им нужно за короткое время пройти очень приличное расстояние, и, естественно, идти они предпочитают налегке. Дорог там нет, автотранспорт бесполезен, а на лошадей много не навьючишь. Да и острой необходимости в поддержании постоянной связи с ними нет. Поставленные перед ними задачи не предполагают постоянной передачи полученных данных в Москву. — Он помолчал, отхлебнул чаю и захрустел печеньем. — Ну что, удалось мне развеять твои недоумения?

— Лишь отчасти, — сказал Федор Филиппович. — Есть некоторые вопросы относительно задач, стоящих перед экспедицией…

— И дернул же меня черт связаться с тобой! — в сердцах воскликнул Корнеев. — Ты извини, Федор, но если бы я только мог предположить, что твоя помощь обернется допросом, я бы к тебе ни за что не обратился!

— А чего ты так взвился? — очень натурально удивился Федор Филиппович. — Я пришел к тебе как частное лицо, задаю совершенно невинные, на мой взгляд, вопросы на интересующую меня тему… И потом! К черту частное лицо. Поставь себя на мое место. Я, генерал ФСБ, начальник отдела, старый служака с безупречной — да, да, представь себе, безупречной! — репутацией, фактически участвую в деле, о котором почти ничего не знаю. Согласись, это выглядит странно, особенно если учесть количество и качество стволов, в этом деле фигурирующих.

— Ха, стволы! — Корнеев опять хлебнул чаю, и Федору Филипповичу показалось, что он сделал это нарочно, чтобы ненадолго спрятать в чашке лицо. — Стволы… Это же тайга, Федор. И занимаются наши люди не кроликами, а тиграми. Кстати, все стволы зарегистрированы и оформлены честь по чести, можешь проверить.

— Уже, — скромно признался Федор Филиппович, точно зная, какой эффект произведет это признание.

В кабинете повисла нехорошая тишина. Потом Корнеев откашлялся в кулак и осторожно спросил:

— А что, если не секрет, послужило причиной проверки? Федор Филиппович замахал на него руками.

— Господи, Николай Степанович, да что с тобой сегодня? Что ты все время дергаешься, как будто тебя шилом в зад тычут? У тебя что, совесть нечиста? Ты пойми, когда мы с тобой разговаривали насчет этого дела, у меня голова была совсем другим забита. Работа, черт бы ее побрал! Так что встречу нашу я вспоминаю как сквозь туман… Выслушал тебя, отдал необходимые распоряжения и забыл. А теперь со старыми делами покончил, новые еще только на подходе, вот я и заинтересовался: во что же это меня друг Коля втравил? Навел кое-какие справки… И, знаешь, некоторые моменты меня не то чтобы насторожили, но удивили изрядно.

— Например? — напряженным голосом спросил Корнеев.

— Например, численный состав экспедиции. Четыре научных сотрудника, ни одного профессионального стрелка, если не считать моего человека, и это при том, что в составе предыдущей, исчезнувшей экспедиции таких стрелков было шестеро. Я видел их послужные списки, они впечатляют. У вас они, правда, числились разнорабочими, но сути это не меняет, ведь правда? Мой человек тоже был зачислен разнорабочим. Вот мне и любопытно, что за работы ему придется выполнять там, в тайге. Ты только не подумай, что я хочу тебя в чем-то обвинить и вообще припереть к стенке. Я же понимаю, браконьерство в тех краях — серьёзный бизнес. А серьезный бизнес и защищают всерьез, по-взрослому. Там передовая, а на передовой свои законы. И вообще, что бы там ни произошло, потом это всегда можно будет представить как необходимую самооборону… Это все так, это я отлично понимаю и, поверь, целиком и полностью разделяю и поддерживаю твою позицию. Но, согласись, принимая участие в деле, я должен точно знать, о чем конкретно идет речь. Это нужно для того… Ну, словом, на всякий случай.

— А ты не поздно спохватился?

— Лучше поздно, чем никогда. Кстати, имей в виду: если это какая-нибудь провокация, если твои научные сотрудники по возвращении в Москву попытаются обвинить моего человека в какой-нибудь уголовщине, я его непременно вытащу. Его вытащу, а тебя утоплю, чтоб не забывал о старой дружбе.

Последнее заявление было вопиющим, и Корнеев поспешно прильнул к чашке с чаем, пряча в ней снисходительную улыбку. Федор Филиппович не обиделся: именно такого эффекта он и добивался, произнося эту бессмысленную и ничем не спровоцированную угрозу.

Николай Степанович с видимым трудом преодолел вполне понятное желание разразиться обидным для собеседника смехом, поставил чашку и воскликнул, театрально разведя руками:

— Ну что ты, Федор, ей-богу! Какие еще провокации? Честное слово, обидно. Провокации какие-то выдумал… Ну хорошо, если ты так хочешь… Извини, ты прав, конечно, я повел себя не лучшим образом. Мне действительно надо было сразу же выложить все начистоту, но я очень боялся, что ты откажешься помочь.

— Ага, — сказал Федор Филиппович с удовлетворением, которого вовсе не испытывал. — А ну-ка, давай выкладывай.

На столе у Корнеева зазвонил телефон. Он снял трубку, молча послушал несколько секунд, потом коротко бросил в трубку: «Я занят!» — и прервал связь.

— Видишь ли, — сказал Корнеев, — я действительно отчасти ввел тебя в заблуждение относительно целей и задач первой экспедиции. Всякие там пути миграции, научные изыскания — это, как ты, наверное, уже догадался, чепуха на постном масле. Я сказал тебе, что экспедиция должна была попутно, по мере сил и возможностей, пресекать замеченные случаи браконьерства. Это тоже неправда, точнее, не совсем правда. Борьба с браконьерами была не побочной, а главной и единственной задачей экспедиции. Дело в том, что в тех краях уже лет десять подряд действует хорошо организованная, прекрасно вооруженная и оснащенная по последнему слову техники банда. Это не местные олухи, а грамотные бывалые ребята откуда-то из столицы, а может, из Питера. Год за годом, без отпусков и выходных, опустошают тайгу, выбивают все живое, а особенно, сам понимаешь, тигра… Ты, конечно, далек от этих вопросов, но поверь мне на слово: за эти десять лет популяция уссурийского тигра сократилась более чем в семь раз! Да что тигр! Вот пример, более близкий твоему пониманию: эти мерзавцы, чтобы им никто не мешал, очистили район своих операций даже от людей. Пустили легенды про каких-то людоедов и под этим прикрытием терроризировали население, пока оттуда все не разбежались… Если бы ты знал, Федор, скольких своих людей мы там потеряли! Ученые с мировыми именами отправлялись туда, чтобы заниматься своим прямым делом — изучать животных в естественной среде обитания, — и не возвращались! Куда мы только не обращались, у кого только не просили помощи! В том числе и у твоего руководства. А ответ повсюду один: вы— общественная организация, занимайтесь своим делом и не суйтесь туда, откуда не можете вернуться. С компасом сначала научитесь обращаться… Словом, прошлогодняя экспедиция Горобца была жестом отчаяния, последней, радикальной мерой, которая никого из нас, и меня в том числе, не радовала. Как ты знаешь они не вернулись… Правда, наш агент докладывает из Китая, что за этот год поставки из интересующего нас района сократились до минимума, почти до нуля… Короче говоря, цель второй экспедиции — выяснить, что случилось с первой, спасти уцелевших, если таковые отыщутся, а если все погибли, добыть факты, неопровержимые доказательства того, что наши люди не заблудились в тайге и умерли от голода, а были убиты шайкой негодяев.

— А почему их пошло туда так мало? — спросил Федор Филиппович. — Всего четверо, не считая моего человека…

— А потому, что наш Фонд — не бездонная бочка! — в сердцах воскликнул Корнеев. — У нас нет под рукой миллионной армии, мы — всего-навсего общественная организация, которой не поздоровится, если, она начнет вербовать наемников под носом у твоей конторы. Да и на кой черт нам сдались наемники? Разве им можно доверять? Разве я могу быть уверенным, что они не переметнутся на сторону противника, если тот предложит им на доллар больше, чем платим мы, или посулит процент от прибыли? Мы могли рассчитывать только на своих людей — надежных, проверенных, — и притом исключительно на добровольцев. Добровольцев, кстати, набралось человек двадцать, но мы отобрали лишь тех, кто уже нюхал порох. Их оказалось слишком мало, и мне пришлось обратиться к тебе, о чем теперь, признаться, я уже начинаю жалеть.

— Жалеть тебе надо о другом, — возразил Федор Филиппович. — Как же ты, старый дурак, отважился поставить во главе такого рискованного дела женщину? Я, признаться, сначала не разобрался. Ну, Горобец… Думал, это какой-то родственник того, первого Горобца, — брат, племянник, сын, в конце концов… А когда разобрался, у меня волосы дыбом встали! Женщина! И не просто женщина, а жена!

— В чем-то ты, несомненно, прав, — сказал Корнеев, задумчиво потирая двумя пальцами подбородок.

— Ха, в чем-то! Ты меня удивляешь, Николай. По-моему, это высшая степень безответственности!

— Это ТЫ так думаешь. А ты смотрел ее личное дело?

— Не сумел достать, — с очень недовольным видом солгал Федор Филиппович.

— Хоть что-то приятное удалось от тебя сегодня услышать… Впрочем, от тебя у меня секретов нет. Если хочешь, я велю его доставить. Ознакомься, это очень любопытный документ.

— Ты думаешь, у меня нет других занятий? Предпочитаю поверить тебе на слово. Кто она — Жанна д'Арк?

— Вроде того. Сорок лет от роду, замужем, детей нет. Совсем девчонкой попала в Афганистан, операционной сестрой в полевой госпиталь. Насмотрелась там всякого и подала заявление в школу снайперов — сама, без какого бы то ни было давления со стороны. Сама добилась, окончила с отличием и — марш-марш… Сорок восемь попаданий.

— Ого!

— Вот тебе и «ого»… Орден Красной Звезды, медаль «За отвагу». Ходила в десант, трижды ранена — из-за ранения, кстати, у нее детей-то и нет, — потом попала в плен… Ты знаешь, что духи делали с нашими пленными снайперами?

— Я даже знаю, что наши солдатики делали и продолжают делать с их снайперами. Странно, что она осталась в живых.

— Она бежала в первый же день, выпрыгнула из кузова машины при транспортировке, предварительно обезвредив двоих охранников. У нее, кстати, разряд по самбо и отличная физическая подготовка — до сих пор, между прочим, не то что у нас с тобой.

— Ну, в сорок лет и мы были очень даже ничего, — возразил Федор Филиппович. — Правда, сорок восемь попаданий… Я, наверное, за всю жизнь столько народу не перебил. Да, ты меня и впрямь успокоил. А с головой у нее после такой бурной молодости все в порядке?

— Умнейшая и очень милая женщина, без пяти минут доктор наук, прекрасная жена и блестящий сотрудник, — с гордостью за свою подчиненную провозгласил Корнеев.

— Тогда я действительно спокоен. А то чуть было из кресла не выпал, ей-богу. Что, думаю, с ума они там все посходили, что ли? Поставили бабу разведвзводом командовать… А баба, оказывается, любому мужику фору даст!

— Вот именно. — Корнеев заметно расслабился, сел в кресле свободнее и с любопытством посмотрел на Федора Филипповича. — Слушай-ка, Федя, а с чего это ты вдруг так разволновался? Ты обо всех своих подчиненных так печешься?

— Только о некоторых, — серьезно ответил Потапчук. — Ты ведь просил дать хорошего специалиста, вот я по старой дружбе и выделил тебе лучшего. А теперь волнуюсь: вдруг пропадет? Я без него как без рук.

— Ну, если лучший, значит, не пропадет, — сказал Корнеев.

— Да, наверное, ты прав: этот точно не пропадет, — согласился Федор Филиппович и с огромным удовлетворением заметил промелькнувшее на гладком, холеном лице Корнеева выражение глубокой озабоченности.

Это странное, неуместное выражение означало, что операция под кодовым названием «Песок», очень может быть, в ближайшие дни наконец-то сдвинется с мертвой точки.

ГЛАВА 9

Прошло еще три дня, в течение которых никто не был убит.

Снег сошел окончательно, его не осталось даже на дне глубоких оврагов, в вечной тени нависающих каменных глыб. Тайга свежо и молодо зазеленела под непрерывным моросящим дождиком. Этот дождик действовал на нервы, выводя из душевного равновесия своей вездесущностью, но, когда он ненадолго прекращался, становилось еще хуже потому что тогда в воздух поднимались бесчисленные тучи гнуса.

Накомарники и тонкие матерчатые перчатки, до сих пор бесполезным грузом лежавшие в рюкзаках, теперь оказались очень кстати, но и они не до конца спасали от мелкой кровожадной мошкары, проникавшей в любую щель, норовившей набиться в рукава и облепить каждый клочок незащищенной кожи. Репеллент, которым руководство Фонда предусмотрительно снабдило своих экспедиторов, помогал слабо. Лучше всех было Тянитолкаю, в рюкзаке которого хранился запас папирос, казавшийся Глебу буквально неистощимым. Изобретательный Тянитолкай наловчился курить, не снимая накомарника и даже не приподнимая сетку, а прямо через нее, заталкивая ее в рот вместе с мундштуком. В результате, после первой же выкуренной папиросы на сетке напротив его рта образовалось желто-коричневое пятно крайне неприятного вида, зато густой дым и исходивший от сетки резкий запах никотина прекрасно отпугивали гнус.

В течение первого дня Тянитолкай глядел на своих спутников волком и не упускал случая подчеркнуть то обстоятельство, что идет вперед против собственной воли, из-под палки, и не ждет от этой прогулки ничего хорошего. Он угрюмо тащился позади, время от времени принимаясь вздыхать, ворчать и вполголоса ругаться скверными словами. Глеба удивляла такая странная перемена в поведении молчаливого Тянитолкая, но потом он решил, что у него нет времени отвлекаться на все эти тонкости. Что с того, что в молодости Тянитолкаю довелось понюхать пороху? Воспоминания о славном прошлом, неизбежно приукрашенные и почти наверняка разбавленные расхожими фронтовыми легендами, очень редко служат залогом того, что и через двадцать лет человек окажется способным повторить то, что ему удалось однажды. И кто сказал, что на войне Тянитолкай был таким уж героем? И кто, кстати, сказал, что он вообще воевал? Он сам и сказал, вот кто. Так стоит ли удивляться, что его долготерпение наконец иссякло?

К тому же война — совсем другое дело, рассуждал Глеб, двигаясь вперед по маршруту, который он пролагал, полагаясь в основном на интуицию. На войне всегда есть четко обозначенный противник, есть командиры, которые говорят тебе, куда идти и что делать, есть, наконец, товарищи, готовые прикрыть тебя огнем, поделиться хлебом и вынести тебя, раненого, с поля боя. А здесь ничего этого нет, и с поля боя тебя не вынесут, потому что выносить некуда, и ты один на один со смертью, которая в любой момент может выскочить из-за ближайшего дерева и одним махом снести твою голову с плеч… И так — круглые сутки, день за днем, третью неделю подряд. В таких нечеловеческих условиях может сломаться любой, даже самый сильный характер.

Поэтому Глеб махнул на Тянитолкая рукой и целиком сосредоточился на поиске следов своего невидимого и неуловимого противника. Оставшиеся на краю разрытой могилы отпечатки, принадлежавшие, по словам Тянитолкая, тигру в полторы тонны весом, поначалу произвели на Глеба очень тягостное впечатление. Против зверя таких размеров нужно что-нибудь посолиднее «глока» или даже карабина; пожалуй, тут очень пригодился бы гранатомет, лучше всего — противотанковый. Впрочем, Тянитолкай, несомненно, был прав в одном: таких тигров на свете не бывает. Перед тем как покинуть место, где они во второй раз за два дня похоронили Гришу, Глеб поставил свою ногу рядом с одним из уцелевших следов оборотня и обнаружил, что тот длиннее его ботинка сантиметра на три. Сам собой напрашивался вывод, что Глеба и его спутников попросту водят за нос и что найденные ими отпечатки — тщательно изготовленная фальшивка, какие-нибудь самодельные лапти с когтями — нацепил на ноги поверх ботинок, и готово: ты — тигр… К тому же полторы тонны — это вес, который оставил бы на рыхлом песке куда более глубокие следы.

Исходя из этих рассуждений, Сиверов посчитал, что имеет дело с очень изобретательным психом, и действовал соответственно. Вскоре он был вознагражден, найдя в яме под корнями вывороченного давним ураганом дерева лежку, оборудованную, несомненно, человеком, а вовсе не зверем. Дно ямы было выстлано еловым лапником, срубленным при помощи острого инструмента, а на покатой земляной стенке Глебу удалось найти довольно четкий отпечаток ладони.

После этой находки Горобец стала смотреть на Слепого с нескрываемым уважением и окончательно сложила с себя полномочия начальника, передоверив бразды правления Глебу. Правда, когда Тянитолкай в очередной раз начал ворчать, понося чертовых ищеек, которые в погоне за лычками готовы загубить ни в чем не повинных людей, Евгения Игоревна приотстала и минуты две шла рядом с Тянитолкаем, что-то тихо, но очень энергично ему втолковывая. Один раз Глеб услышал, как его тезка возмущенно проревел: «Сказано, ничего больше не хочу! Я подыхать не нанимался!» — после чего снова заговорила Горобец. По окончании этой воспитательной беседы Тянитолкай замолчал и молчал больше суток, до вечера второго дня, когда Глебу удалось отыскать тропу, которая, судя по некоторым признакам, вела через болото.

Тропа представляла собой неровный ряд вешек, торчавших из воды на приличном расстоянии друг от друга. Стоя у самого ее начала, можно было видеть всего три из них. Вешки можно было не заметить, и Глеб нашел их только потому, что старательно искал нечто именно в этом роде. Убийца, оборотень, браконьер или Андрей Горобец — словом, противник — допустил незначительную ошибку, использовав в качестве вешек свежесрубленные ветки.. Очевидно, ему казалось, что таким образом он маскирует свою потайную тропу; на самом же деле именно покрытая молодой, уже успевшей слегка пожухнуть листвой ветка, ни к селу ни к городу торчавшая прямо из гнилой стоячей воды, привлекла внимание Сиверова. Присмотревшись, он увидел вторую, такую же ветку, потом еще одну и понял, что перед ним искомая тропа, ведущая к Каменному ручью. Пошарив в кустах на краю болота, Глеб наткнулся на длинную, небрежно отесанную березовую жердь — слегу. Толстый конец слеги был испачкан болотной тиной; установив жердь вертикально, Глеб пришел к выводу, что в самом глубоком месте тропы им придется брести, самое большее, по грудь в воде.

Он оглянулся на своих спутников и увидел привычную картину, которая сейчас почему-то показалась ему странной, как отражение в кривом зеркале. Они сидели на пологом склоне в нескольких метрах от края болота — угрюмый, заросший неопрятной седоватой бородой Тянитолкай чуть поближе к воде, а спокойная и сосредоточенная, несмотря на усталость, Горобец — немного выше по склону, за спиной у Тянитолкая, с карабином на коленях. Они почему-то напомнили Глебу конвоира и подконвойного; ему вдруг почудилось, что так оно и есть, что Тянитолкай в течение последних двух или трех суток идет вперед исключительно под угрозой выстрела в спину.

Глеб вздохнул, крепко зажмурился и снова открыл глаза. Он не спал уже три ночи подряд, держась только на своих таблетках, запас которых начал таять с внушающей опасения скоростью. «Надо бы как-то изловчиться и подремать, — подумал он, — а то уже всякая чепуха начинает мерещиться. А с другой стороны, за те три ночи, что я не сплю, никто не умер и не пропал — плохо, что ли? Долго я так не продержусь, но надо держаться, пока возможно. Вот прикончу этого психа, возомнившего себя тигром, тогда и отосплюсь. Иначе, задремав, можно и не проснуться. Или, проснувшись, обнаружить, что твоих спутников сожрали живьем, пока ты спал».

Это была правда: с тех пор, как Глеб впервые принял таблетку и устроил ночью пальбу, невидимый убийца, казалось, оставил их в покое. Может быть, он не рисковал приближаться к лагерю, пока Слепой ночи напролет торчал у костра с пистолетом и винтовкой наготове, а может, одна из выпущенных той ночью пуль все-таки зацепила его, и он где-то отлеживался, зализывая рану. «Чтоб ты там сдох, в своей берлоге, — мысленно пожелал ему Глеб. — Желательно от гангрены, но можно и от потери крови; Неважно, отчего, лишь бы сдох».

Он снова посмотрел на своих спутников, и странное ощущение, овладевшее им минуту назад, прошло. Они просто сидели там, где сели, когда Глеб заметил вешки, и никто никого не держал на мушке, и никто не обдумывал планы побега… Правда, Слепому тут же некстати вспомнилось, что Горобец уже сутки, с того самого момента, как переговорила с Тянитолкаем, держится в хвосте их коротенькой колонны, прямо за спиной у тезки, и карабин свой несет уже не за плечом, как раньше, а в руках, все время в руках…

Правда, на ее месте он сам вел бы себя так же. Тот, кто взялся указывать путь, — в данном случае он, Глеб Сиверов, — идет впереди, а начальник замыкает колонну — прикрывает тыл и следит, чтобы никто не отстал. В конце концов, вовсе не Евгения Игоревна виновата в том, что Тянитолкай сломался. Если бы это у нее не выдержали нервы, если бы не она, а Тянитолкай шел позади, настороженно озираясь по сторонам и держа наготове заряженный карабин, никто на свете, в том числе и Слепой, не счел бы это странным и тем более подозрительным. Неужели все дело в том, что Горобец — женщина? Получалось, что дело именно в этом, и Глеб пришел к неутешительному выводу: мужской шовинизм действительно существует, и пройдет еще очень много времени, прежде чем равноправие полов перестанет быть просто бумажной декларацией.

— Ну, господа ученые, — сказал он преувеличенно бодрым тоном, аккуратно кладя выпачканную влажной тиной слегу на траву, — как вы относитесь к водным процедурам? А также к лечебным кровопусканиям? — добавил он, подумав. — Пиявок здесь должно быть просто невообразимое количество…

— Пиявки? — Горобец передернула плечами. — Ненавижу эту мерзость! Впрочем, насколько я понимаю, другой дороги к Каменному ручью просто не существует. Ты молодец, Федор. Без тебя мы бы ни за что не нашли эту тропу. В общем, идти так идти.

— А ты, Глеб Петрович, как считаешь? — обратился Сиверов к Тянитолкаю, чтобы соблюсти видимость демократии.

— Глеб Петрович тоже считает, что иного пути у нас нет, — ответила вместо Тянитолкая Евгения Игоревна.

Тянитолкай повернул голову и долго смотрел на нее через плечо. Густая сетка накомарника скрывала выражение его лица, но Глеб мог бы поклясться, что Тянитолкай смотрит на Горобец с ненавистью. На ту самую Евгению Игоревну Горобец, свою любимую начальницу, за которую в начале пути он и его коллеги готовы были кого угодно разорвать в мелкие клочья. Правда, с тех пор многое изменилось, так что у Тянитолкая, пожалуй, и впрямь имелись причины не испытывать по поводу предстоящей прогулки особого энтузиазма.

— Да, — медленно произнес: Тянитолкай, поворачивая к Глебу закрытое сеткой лицо, — я просто в восторге. Всю жизнь мечтал искупаться в трясине. А если это никакая не тропа, а очередная ловушка? Сунемся туда и утонем к чертовой матери, как выводок котят в унитазе.

Глеб не ответил. Такая мысль приходила ему в голову, но он ее отверг, потому что, если прохода через болото не существовало, вся эта история просто теряла смысл. Конечно, проход мог оказаться совсем в другом месте. Но не мог же противник считать их полными, безнадежными кретинами, которые очертя голову ринутся прямиком в трясину, едва увидев воткнутые им ветки? Да и как бы он их воткнул, если бы здесь нельзя было пройти?

— Ну что, — сказала Горобец и завозилась, вставая, — пойдем?

Глеб посмотрел на часы и перевел взгляд на солнце, которое уже начало заметно клониться к закату.

— Нет, — сказал он. — Думаю, сегодня нам соваться в болото не стоит. Ему конца-краю не видно, а дело к вечеру. Не хотелось бы ночевать, стоя по пояс в этой жиже.

— Дурак-дураком, а жить-то все равно хочется, — прокомментировал его слова Тянитолкай.

Глеб не стал отвечать на этот вздорный выпад, но позже, когда они уже оборудовали стоянку и Горобец ненадолго отлучилась по каким-то своим делам, он подсел к Тянитолкаю и дружеским тоном сказал:

— Ну, ты чего, Петрович? Чего приуныл? Болота не видал? Не волнуйся, пойдем аккуратно. Все будет в порядке, я тебе обещаю.

— Дурак ты, композитор, — ответил Тянитолкай, тщательно оборачивая полиэтиленовым пакетом последнюю пачку «Беломора». — Жил дураком и дураком помрешь. Это я тебе обещаю, — передразнил он Глеба, сделав сильное ударение на слове «я».

— Быстро ты скис, — сказал ему Глеб. — Я даже не ожидал.

— Я не скис, — неожиданно спокойно ответил Тянитолкай, — я просто загрустил. Шекспир, кажется, сказал, что в великом знании — великая печаль.

— А, — сказал Глеб, — вон что. А я, глядя на тебя, почему-то все время вспоминаю Лопе де Вега: кто мало видел, много плачет. Тянитолкай быстро повернул к нему завешенное накомарником лицо.

— Гляди, какой начитанный!

— Нет, — возразил Глеб. — Это я просто телевизора насмотрелся. «Собака на сене». Помнишь? Боярский, Терехова…

— Не помню, — огрызнулся Тянитолкай. — Я телевизор не смотрю, некогда мне ерундой заниматься.

— А что ж ты по вечерам-то делаешь?

— Не твое дело, композитор.

— Книжки, небось, читаешь, — предположил Глеб, старательно закрепляя образ туповатого спецназовца, из которого чуть было не вышел. — Накапливаешь знания, чтоб потом смотреть вокруг с чувством глубокой скорби. Может, поделишься своими знаниями, из-за которых уже третий день гавкаешь на всех, как собака?

— С тобой, что ли, делиться? Перетопчешься… Служи себе потихоньку, лижи начальству зад. Тем более что другого такого случая тебе в жизни не представится: вроде и зад лижешь, и удовольствие при этом получаешь. Зад-то очень даже ничего…

— Э, приятель, — разочарованно протянул Глеб, — да ты, я вижу, совсем скис. Несешь, сам не знаешь что… За такие слова на Большой земле людям морды бьют.

— А ты не стесняйся, — сказал Тянитолкай. — А лучше сразу пристрели. Вот увидишь, от начальства тебе за это благодарность выйдет. Горячая и влажная… Я, видите ли, не знаю, что несу! Я-то знаю, а вот ты…

Он замолчал, потому что к костру вернулась Евгения Игоревна. Присев у огня, она некоторое время пристально разглядывала Тянитолкая, словно пытаясь прочесть по его лицу, много ли он успел сказать Глебу. Все-таки между ними в последние дни что-то происходило, но вот что именно, Сиверов понять не мог, как ни пытался.

Ужин был скудным, потому что запасы продовольствия почти иссякли. На закате небо опять затянулось тучами, но дождя не было. Перед сном Глеб снова принял таблетки, после недолгого раздумья увеличив дозу до трех штук. Он знал, что такие вещи даром не проходят, но не видел другого выхода. «Потом отосплюсь», — решил он, с усилием проглатывая вязкую горечь.

В костре потрескивал, отчаянно дымя, свежий еловый лапник. Дым заставлял мошкару держаться на почтительной дистанции, и Глеб с удовольствием поднял накомарник и снял грязные, пропотевшие перчатки. Очень хотелось разуться, скинуть тяжелые башмаки, чтобы дать настоящий отдых усталым ногам, но этого Глеб себе позволить не мог. Стоять на часах босиком может только турист, а турпохода у них, увы, не вышло.

Тянитолкай, ворча и вздыхая, ворочался в собственноручно выстроенном шалаше, шуршал спальником, безуспешно пытался взбить изрядно отощавший рюкзак, служивший ему подушкой, и время от времени принимался злобно ругаться. Наконец он затих, а вскоре над болотом поплыл его могучий храп — спал Тянитолкай на зависть всем врагам, и никакие дневные неприятности не могли лишить его этого невинного удовольствия.

Позади хрустнула ветка. Глеб не обернулся — он знал, кто это. Евгения Игоревна, устало вздохнув, присела рядом, обхватила руками колени, тоже сняла накомарник и стала смотреть в огонь, который пляшущими искорками отражался в ее зрачках.

— Не спится? — спросил Глеб.

Говорить ему не хотелось, но он знал, что говорить придется, и потому первым нарушил молчание.

— Не спится, — тихонько произнесла Горобец. — Как-то мне… Не знаю. Неуютно, что ли. А может быть, просто страшно. Можно, я с тобой посижу?

— Конечно, — сказал Глеб. — Хотя лучше всего тебе было бы лечь спать. Завтра у нас трудный день.

— А ты? Честно говоря, не помню, когда в последний раз видела тебя спящим. Ты что, железный? Смотри, так тебя ненадолго хватит.

— На самом деле я сплю, — солгал Глеб, — только мало. Я всегда мало сплю, а уж на работе, когда в голове постоянно что-то варится… В общем, в полевых условиях мне много не надо. Часа три-четыре, и я снова бодр, как птичка.

— Птичка… А ты знаешь, что стрижи вообще не садятся на землю? Даже спят на лету — поднимаются как можно выше, расправляют крылышки и засыпают в парении. У них и лапок почти что нет. Они и спариваются в воздухе, представляешь?

— Вот этого я не умею, — признался Глеб. — Спать на ходу — это еще туда-сюда, это каждый может. Но вот это… Не хочу быть стрижом. Шла бы ты все-таки спать. Утро вечера мудренее.

— Если оно наступит, это утро.

Глеб быстро посмотрел на нее и отвел взгляд. Горобец сидела в прежней позе и все так же глядела в огонь. В отблесках пламени Сиверов заметил, как похудело и заострилось ее лицо — не от голода, поскольку по-настоящему голодать они еще не начали, а от постоянного, изматывающего нервного напряжения.

— Спать, спать, — повторил он, — а то ты уже начинаешь говорить глупости, прямо как Тянитолкай.

— А он говорил глупости? — быстро спросила Горобец. — Какие же именно, если не секрет?

— Даже не упомню, — сказал Глеб. — В общем, ничего конкретного, просто нес какой-то испуганный бред. По-моему, он здорово трусит. Хотя винить его за это я бы не стал. У каждого свой предел прочности, и наш Глеб Петрович, судя по всему, подошел к своему пределу вплотную.

— Да, — задумчиво сказала Горобец, — да, я тоже так думаю… Господи! — негромко, но с большой силой воскликнула она. — А я-то, дура, злилась на Корнеева за то, что навязал мне тебя! Вот что бы я, интересно, сейчас без тебя делала? Ты можешь надо мной смеяться, но мне страшно оставаться с ним наедине. — Она кивнула в сторону шалаша, как будто Глеб мог не понять, о ком она говорит. — Мне кажется, он не просто близок к пределу прочности. По-моему, он его уже давно перешагнул и теперь медленно, но верно сходит с ума. Я все время жду, когда же он наконец попытается меня придушить.

— Ну-ну, — с улыбкой сказал Глеб, не видевший во всем этом ничего смешного. — Зачем же так драматизировать? Даже если ты права, это не причина, чтобы не спать по ночам. Что ты, собственно, предлагаешь — пристрелить его, прогнать, как больную собаку? Ты — начальник экспедиции и несешь за него ответственность. А я несу ответственность за вас обоих. И, поверь, хоть мне и не удалось сберечь остальных, вас я сберегу во что бы то ни стало. Поэтому ложись-ка ты спать и не выдумывай на ночь всяких ужасов. Пока я здесь, никто тебя не тронет. Горобец печально улыбнулась.

— Я все-таки не рассчитала свои силы, — тихо призналась она. — Думала, я крепче. А теперь все время хочется прижаться к твоей ноге, вот именно как собака, заглядывать в глаза, вилять хвостом и лизать руки — все что угодно, только бы не прогнали.

— Ты отлично держишься, — возразил Глеб, который действительно считал, что Евгения Игоревна проявляет немыслимую для женщины твердость. — И завтра будешь держаться молодцом, особенно если сейчас перестанешь болтать чепуху, заберешься в спальник и как следует выспишься.

— Все-таки прогоняешь? — Горобец грустно, виновато улыбнулась ему и вздохнула. — Наверное, я недостаточно преданно лизала тебе руки… А можно, я лягу здесь, рядом? У костра теплее, и гнус не так донимает. А главное, ты близко. Ты, а не этот… Ну что я могу поделать, если мне страшно ложиться спать бок о бок с сумасшедшим?

— Никакой он не сумасшедший, — сказал Глеб. — Впрочем, как хочешь. Только спальник возьми, не то проснешься завтра с радикулитом. Путешествовать посуху, согнувшись пополам, — это еще куда ни шло, но вот по болоту… Неудобно идти, когда лицо в воде — дышать трудно, дороги не видать, да и пиявки…

Горобец фыркнула, легко поднялась на ноги и сходила в шалаш за спальным мешком. Перед тем как улечься, она, стоя на коленях на расстеленном возле самого огня мешке, вдруг подалась вперед и легко коснулась щеки Глеба губами. Губы у нее были сухие и обветренные, очень горячие. Поцеловав Сиверова, она немного помедлила, будто ожидая продолжения, и только потом нехотя отстранилась и начала забираться в спальник.

— Спасибо, — тихонько сказала она. — Спасибо тебе за все, Федор Молчанов.

Глеб не ответил, даже не обернулся. Хотелось курить как никогда. Он сидел, смотрел в огонь и старательно думал о том, как ему хочется курить, изо всех сил пытаясь прогнать ощущение горячих шершавых губ на своей щеке и назойливую мысль о том, что, не ответив на поцелуй Евгении Игоревны, очень многое потерял.

***

Перед самым рассветом Глеб все-таки задремал и проснулся, как от толчка, с ясным ощущением чего-то непоправимого, случившегося, пока он спал. Он быстро огляделся.

Над верхушками деревьев занималось серое пасмурное утро. Костер почти погас. Горобец спала рядом, по обыкновению свернувшись калачиком в своем спальном мешке. На одно очень неприятное мгновение Глебу показалось, что она не дышит, но, приглядевшись, он немного успокоился: спальный мешок медленно, почти незаметно для глаза, поднимался и опускался. Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь прерывистым, неуверенным чириканьем какой-то ранней пичуги. Потом Тянитолкай у себя в шалаше громко, отрывисто всхрапнул, почмокал губами и захрапел раскатисто и ровно, как работающий на холостом ходу дизель.

Все как будто было в порядке, но ощущение, что он проспал что-то важное, не оставляло Слепого. Он осторожно, чтобы не разбудить Горобец, поднялся на ноги, поправил на голове накомарник и, на ходу натягивая заскорузлые перчатки, обошел импровизированный лагерь по периметру.

Лагерь являл собой довольно жалкое зрелище. Потухший костер, возле которого скорчилась бесформенная в своем испачканном землей и золой спальнике Евгения Игоревна, парочка тощих рюкзаков, брошенное как попало оружие, убогий шалаш, из которого почти на полметра высовывались закутанные спальником ноги Тянитолкая, пустой перевернутый котелок с толстым слоем сажи на днище и следами засохшей вчерашней похлебки. Впрочем, эта печальная картина успокоила Сиверова: из лагеря ничего не пропало, а главное, ни в лагере, ни вблизи него не появилось ничего нового — никаких мертвых голов и прочей жути, которая не столько пугала, сколько злила атеиста Сиверова. Настоящим, стопроцентным атеистом Глеб, конечно, не являлся, но порой ему было очень удобно считать себя таковым, и сейчас подвернулся как раз такой случай.

Закончив осмотр лагеря и не обнаружив ничего подозрительного, Глеб решил прогуляться к болоту. Он подбросил в костер новую порцию лапника — гнус уже проснулся, и Сиверову не хотелось, чтобы его спутников сожрали заживо, — и, не торопясь, двинулся вниз по пологому склону.

Над мертвым болотом звенела мошкара. Здесь даже лягушки не квакали, хотя, казалось бы, стояла самая подходящая для их концертов пора. Когда впереди блеснула тусклым свинцовым блеском стоячая вода, Глеб замедлил и без того неторопливый шаг и вынул из кобуры пистолет. Винтовка болталась у него за спиной — он не стал будить Горобец, чтобы попросить бинокль, а оптика, как он чувствовал, могла ему понадобиться.

Болото лениво разлеглось перед ним, накрыв своей студенистой, бесформенной, испускающей отвратительный смрад тушей никем не считанные гектары тайги. Тут и там из него торчали хилые кусты, покосившиеся, сгнившие на корню деревца, какие-то облепленные космами тины и мертвой болотной травы коряги. Глеб стоял, расставив ноги и держа в опущенной руке бесполезный пистолет, смотрел на эту бескрайнюю трясину и думал о том, что сегодня болото выглядит как-то по-другому, иначе, чем вчера. Вчера оно было просто болотом, а сегодня превратилось в грозного противника, с которым ему предстояло насмерть схлестнуться не позднее чем через час-полтора.

На верхушку покосившейся, мертвой березы, хлопая широкими крыльями, опустилась ворона. Она издали покосилась на Глеба неразличимым на таком расстоянии глазом, разинула клюв и каркнула. Унылый, зловещий звук, прокатился над бескрайней гладью гнилой воды и заглох, запутавшись в кустах. Удовлетворенная результатом, ворона уселась поудобнее и затянула свою похоронную песню, похожую на скрип раскачиваемой ветром неимоверно ржавой железной калитки.

— Замолчи ты, ради бога, — попросил ворону Сиверов.

Ворона снова каркнула — как показалось Глебу, с издевкой. Тогда Слепой обеими руками поднял пистолет, тщательно, как на стрельбище, прицелился и спустил курок. Негромкий хлопок потонул в возмущенном карканье и хлопанье крыльев, ворона, роняя перья, поднялась в воздух, а сбитая пулей сухая ветка, на которой она до этого сидела, кувыркаясь, упала вниз и шлепнулась в болото.

— Очень умно, — похвалил себя Сиверов, слушая удаляющееся в сторону Каменного ручья карканье. — Нагадь там на голову нашему приятелю, — напутствовал он ворону, вовсе не будучи уверенным, что невидимка уже перебрался на противоположный край болота.

Эта уверенность появилась у него через две минуты, когда он не обнаружил оставленной в кустах на краю болота слеги. Грубо отесанная березовая жердь со следами засохшей тины исчезла без следа, зато вместо нее на берегу появилось кое-что другое: глубокий, вдавленный в черную грязь, наполнившийся водой отпечаток когтистой лапы уже знакомого небывалого размера.

Сиверов долго стоял, глядя на этот отпечаток и борясь с нахлынувшим на него ощущением мистической жути. Ему представлялось, как кто-то огромный и косматый, бесшумно ступая, прошел мимо погасшего костра, возле которого спали беззащитные люди, и, никого не тронув, скрылся в болоте. До этого он, наверное, долго сидел в кустах, дожидаясь, пока все уснут, и вот дождался… Глеба передернуло, когда он понял, что мог бы не проснуться. Затем на смену жути пришло дикое раздражение: какого дьявола?! Он что, в игры со мной играет? Что это, черт побери, за фокусы?!

Справившись с собой, он пошел будить своих спутников, но сначала тщательно затоптал след тигриной лапы — паника с утра пораньше отнюдь не входила в его планы.

Однако полностью скрыть ночное происшествие ему все-таки не удалось. Посланный рубить слеги Тянитолкай вернулся с двумя, а на вопрос, где третья, вполне резонно ответил, что он, как профессиональный защитник природы, не счел нужным зря губить целое дерево.

— Третья в кустах, — заявил он. — Если вам противно пользоваться ею после этого типа, можете отдать мне, я не брезгливый. Тем более она сухая, легкая. Глебу пришлось признаться, что слеги нет.

— Как так — нет? — удивился Тянитолкай. — Ты что, композитор, в костре ее спалил, что ли? Дров в тайге мало?

Сиверов терпеливо объяснил, что жечь слегу даже не думал и что она просто пропала — вчера была, а сегодня нет.

— Может, в воду скатилась и уплыла куда-нибудь, — высказал он предположение, которое даже ему самому показалось не выдерживающим критики. И критика не заставила себя ждать.

— Ага, уплыла, — очень ядовито сказал Тянитолкай. — Течением, надо полагать, унесло. Течение здесь бурное, прямо как на Тереке, вот ее и унесло. Или ветром. Ураганом, блин. Проспал, секьюрити?

— А ты? — спросил в ответ Глеб. — Ты не проспал?

Тянитолкай возмущенно открыл рот, но тут же его и закрыл, хотя вполне мог бы возразить, что он, в отличие от Глеба, спал не на посту, который занял по собственной инициативе, а в шалаше и потому никакой ответственности за случившееся безобразие нести не может. Он даже не сказал, что их всех до единого могли зарезать во сне, как цыплят, и Глеб был ему за это благодарен. Впрочем, в подробных разъяснениях никто и не нуждался: посмотрев на Евгению Игоревну, Сиверов увидел круглые от ужаса глаза на сером, как штукатурка, лице. Горобец была неглупа и, похоже, обладала очень живым воображением, так что картину, которую не так давно представлял себе Глеб, ей ничего не стоило восстановить во всех подробностях.

— Ничего не понимаю, — чуть слышно сказала она, не уточняя, чего именно не понимает.

Тянитолкай посмотрел на нее как-то странно: не то как на последнюю дуру, не то как на великую притворщицу.

Позавтракали они быстро — солнце уже встало, да и завтрак у них был не из тех, что отнимают много времени. Кружка слабо заваренного — из экономии — чая без сахара, пара черных сухарей — вот, собственно, и весь завтрак. Затушив костер, они привычно навьючили на себя изрядно полегчавшие рюкзаки и вернулись к краю болота.

От болота разило гнилью, чувствовалось, что трясине прямо-таки не терпится поскорее вобрать в себя их тела и немедля приступить к сложному процессу переработки их в жирную, отвратительно воняющую тину.

— Ненавижу пиявок, — зачем-то сообщила Горобец.

— А кто их любит? — философски заметил Тянитолкай. После инцидента с исчезнувшей слегой он странным образом успокоился, перестал ворчать и злиться и снова превратился в привычного Тянитолкая — бесстрашного, безотказного, хладнокровного и немного угрюмого от природы молчуна, на которого, казалось, во всем можно положиться. Однако Глеб точно знал, что полагаться на него нельзя, и терялся в догадках, пытаясь понять, что означает сия странная перемена. — А вешек-то нет, — продолжал Тянитолкай. — Тоже, наверное, течением унесло или ветром сдуло…

Он был прав: вешки, еще вчера косо торчавшие из воды, исчезли. Глеб пригляделся и невесело усмехнулся.

— Почему нет? Вон они, плавают…

Вешки, все три, действительно спокойно плавали в стоячей воде далеко в стороне от тех мест, где стояли накануне. Очевидно, тот, кто прошел здесь на рассвете, вырвал их одну за другой и отбросил как можно дальше от тропы, надеясь таким образом заставить преследователей отказаться от погони.

— Толку от них теперь, — проворчал Тянитолкай и, явно не сдержавшись, добавил: — Как от тебя.

— Что же делать? — растерянно спросила Горобец.

— Ерунда, — сказал Глеб, изображая уверенность, которой на самом деле не испытывал. — Во-первых, я довольно точно помню, где они стояли. А во-вторых, слеги на что? Мы знаем, что тропа здесь, прямо перед нами, а раз так, сумеем ее нащупать. Главное, что этот клоун нас боится. Ему уже не до фокусов с отрезанием голов. Он спасается бегством и бежит, как обычно и случается со всеми этими полоумными, прямиком к своему логову, надеясь там отсидеться. Я же говорил, стоит только чуточку на него нажать, как он растеряется и начнет делать глупости.

— Вот как начнет, он в нас палить из-за какой-нибудь коряги, — зловеще произнес Тянитолкай, — вот тогда попрыгаем. Даже спрятаться некуда, болото кругом…

— А ты, чуть что, ныряй с головой, — посоветовал Глеб. — Правда, там пиявки, но ты ведь в накомарнике. Авось, не прогрызут.

«Глупо, конечно, — подумал он, заметив, как поморщилась от его последних слов Евгения Игоревна, — но что делать? Признать, что Тянитолкай кругом прав, а я виноват? Как бы не так, ребята. Не я вас сюда привел, а вы меня, так что на меня обижаться вам не за что. А засада… Ну, тут уж ничего не попишешь. Если придется, нырнете как миленькие. И я в случае чего тоже нырну. А потом ка-а-ак вынырну!..»

— Ладно, хватит без толку языком молоть, —рассудительно сказал Тянитолкай. — Веди, Сусанин, раз такой умный.

Глеб посмотрел на них, но не увидел выражения лиц — мешали проклятые накомарники. Тогда он повернулся к ним спиной и, больше не оглядываясь, нащупывая перед собой дорогу слегой, вошел в болото и двинулся вперед, держа курс приблизительно туда, где вчера на закате видел первую вешку. Позади, на берегу, Евгения Игоревна напряженным голосом сказала Тянитолкаю: «За ним», и Глеб услышал за спиной тяжелый плеск воды.

Тропа здесь действительно была, а по обе стороны от нее слега беспрепятственно проваливалась на всю длину в зыбкое, сосущее, голодное ничто. Глеб шел, по очереди с трудом выдирая ноги из вязкого плена и все время держа перед своим мысленным взором картину торчащей из воды свежей ветки со слегка поникшими листьями. Он знал: стоит оступиться, шагнуть одной ногой мимо тропы, потерять равновесие, и без посторонней помощи из болота уже не выберешься. Там, в трясине, не на что опереться и не от чего оттолкнуться. Один неверный шаг — и надежда только на своих спутников, а на них-то надежды и маловато. Горобец, наверное, попыталась бы его вытащить, но у нее просто не хватит сил для такой операции. И потом, чтобы добраться до Глеба, ей придется как-то обойти Тянитолкая, что, принимая во внимание ширину тропы, представлялось Сиверову невозможным. А Тянитолкай… Тянитолкаю Слепой больше не доверял, он вообще не доверял людям, которые перед лицом опасности начинали демонстрировать утонченность своей душевной организации. А тезка именно так себя и вел: то ворчал и не хотел никуда идти, то скандалил, то угрюмо отмалчивался целыми сутками, то вдруг начинал вести себя как ни в чем не бывало, словно принял какое-то решение.

Глеб дорого бы отдал, чтобы узнать, что же решил Тянитолкай. Возможно, узкая тропа через болото показалась ему удобным местом для решения некоторых давно наболевших вопросов. Один толчок — и неосторожно приблизившаяся Горобец, взмахнув руками, падает в трясину; разобраться с Глебом будет еще легче, потому что он идет впереди и не имеет глаз на затылке. Пока обернешься, будет уже поздно: удар, а может быть, и выстрел в спину, и тебе уже никто не поможет. А Тянитолкаю останется только стоять и смотреть, как они барахтаются, с каждой секундой погружаясь все глубже…

«Да нет, — решил Слепой, — стоять и смотреть он, пожалуй, не станет. Во-первых, это пустая трата времени, а во-вторых, и у меня, и у Горобец есть пистолеты. Нет, не станет он рисковать, а просто снимет с плеча карабин и дважды спустит курок. Он ведь не из тех идиотов, которые толкают длинные речи, наслаждаясь своим триумфом. Пристрелит и пойдет себе тихонечко домой, благо людоед схоронился на другом берегу болота…»

Пробираться на ощупь через трясину и при этом все время ждать выстрела в затылок было очень неуютно. Да ладно, если выстрел… Тогда, по крайней мере, ничего не успеешь почувствовать. Глеб представил себе, как воняющая тухлятиной вода медленно поднимается, заливая сначала рот, потом ноздри, как жадно и неощутимо впиваются в незащищенную кожу огромные, как угри, пиявки, гроздьями виснут на губах, лезут в рот, пробуют на вкус глазные яблоки…

Ему стало совсем не по себе. Он попытался придумать какую-нибудь другую смерть, которая была бы страшнее этой, но решил, что хуже не бывает. Лучше сгореть заживо или быть насмерть забитым сапогами, чем вот так… «А ведь это фобия, дружок, — подумал он, нащупывая слегой место для следующего осторожного шага. — Самая настоящая, без дураков. И ведь никому не расскажешь! Нет, в самом деле, кому я могу об этом рассказать? Ирине? Она спросит, каким это ветром меня занесло в болото, и будет совершенно права. И вообще, не хватало только начать делиться с любимой женщиной своими страхами! А кому тогда — Потапчуку? Да боже сохрани! Старик расстроится, решив, что его агент опять расклеился и вот-вот начнет чудить, как в прошлый раз, когда все это чуть было не кончилось очень плохо… Вот и выходит, что поговорить мне не с кем».

Один раз, где-то между второй и третьей вешками — вернее, теми местами, где они когда-то стояли, — он чуть не упал, угодив слегой в бездну и потеряв равновесие. Он почувствовал, что падает, и понял, что ему ни за что не устоять на ногах. Но тут что-то мощно рвануло его за полупустой рюкзак, остановило падение и держало, пока он снова не обрел равновесие. Обернувшись, Глеб увидел прямо у себя за спиной угрюмого Тянитолкая.

— Осторожнее, композитор, — буркнул Тянитолкай. — Охота с тобой потом возиться…

— Да, нелегкая это работа — из болота тянуть бегемота, — сказал Глеб. — Спасибо, Петрович.

— Не за что, — сказал Тянитолкай. — Не для тебя, дурака, стараюсь. Давай, шевели фигурой, а то меня засасывает.

Глеб молча повернулся к нему спиной и двинулся вперед, к небольшому островку, заросшему чахлыми молодыми березками, подле которого, насколько он помнил, вчера торчала третья, последняя вешка из тех, что были видны с берега. Над болотом лениво колыхался туман вонючих испарений, где-то вдалеке опять заунывно каркала ворона — наверное, та самая. «Надо было пристрелить эту сволочь», — злобно подумал Глеб, по одной вытаскивая ноги из чавкающего, булькающего месива. Мутная вода уже поднялась почти до пояса. На ее поверхности колыхалась бледная ряска и бурые пряди какой-то мертвой травы. Глеб поравнялся с островком. До него было метров десять, и попытки нащупать дорогу в том направлении ничего не дали — слега беспрепятственно уходила в жидкую, лениво расступающуюся грязь.

— Привала не получится, — сказал он, не оборачиваясь.

— Да какой на хрен привал! — злобно проворчал Тянитолкай. — Лично я не успокоюсь, пока не вылезу из этой выгребной ямы.

— Пойдемте, пожалуйста, — жалобно попросила шедшая последней Евгения Игоревна. — Здесь столько, пиявок!

— Еще бы, — негромко, чтобы не услышала начальница, пробормотал Глеб. — Это их естественная среда обитания.

— Гляди, чтобы она не стала и нашей средой обитания, — мрачно произнес обладавший хорошим слухом Тянитолкай. — Ну, куда дальше? Вешек-то нет!

— А я знаю? — огрызнулся Глеб, прекрасно видевший, что впереди действительно нет ничего, что напоминало бы вешку.

— А кто знает? — возмутился Тянитолкай. — Что, так и будем стоять, пока нас тут не засосет к чертям собачьим?

— Пойдемте, пожалуйста! — с мольбой в голосе повторила Горобец и, помедлив, упавшим голосом добавила: — Куда-нибудь…

«Детский, сад, — подумал Сиверов. — Куда-нибудь… Куда? Может, этот гад нарочно вешек понаставил, чтобы нас в болото заманить? А сам сидит у нас за спиной, на твердом берегу, за каким-нибудь бревном — есть там одно, очень удобное, прямо не бревно, а готовая огневая точка, я сам видел, — хихикает, сволочь, в кулак и ждет, что мы предпримем: сами утонем или все-таки вернемся и дадим ему возможность перестрелять нас по одному, как в тире…»

Орудуя слегой, он нащупал впереди себя метр относительно твердой поверхности, прошел этот метр, потом продвинулся еще немного и стал: дальше дороги не было, слега проваливалась в трясину, как в огромный, глубиной с Атлантику, чан с густым молочным киселем. «Какой там еще кисель, — подумал Глеб, тщетно пытаясь отыскать внезапно оборвавшуюся тропу. — Дерьмо, вот на что это больше всего похоже. Славная смерть — утонуть в бескрайней яме с дерьмом…»

Потом он повернул голову направо — случайно повернул, безо всякого умысла, — и увидел вешку. Она стояла метрах в двадцати от него, справа, и идти к ней нужно было почти под прямым углом к прежнему направлению движения. До сих пор вешку скрывал островок, зато теперь она была видна как на ладони. «Лучше бы мне ее не видеть, — подумал Глеб. — Ну и зрелище!»

— Есть вешка, — не оборачиваясь, сообщил он своим спутникам. — Сейчас пойдем. Только, пожалуйста, без нервов.

— С чего это мы станем нервничать? — ворчливо осведомился Тянитолкай.

Глеб не ответил — он искал тропу. Сначала ему показалось, что тропы нет, но вешка маячила впереди, ее ни с чем нельзя было спутать, а значит, дорога все-таки была — ведь прошел же здесь тот, кто установил вешки! Потом конец слеги уперся во что-то твердое примерно в полуметре от ног Сиверова.

— Осторожно, — сказал он, — здесь надо перешагивать. Делай, как я.

Он шагнул так широко, как позволяла ему облепившая ноги вязкая дрянь, и утвердился на скользкой кочке. Дальше снова была яма без дна, а за ней — новая кочка.

— Да, — сказал Глеб, — это не Новый Арбат.

Он снова шагнул вперед и услышал, как Тянитолкай с шумом перебрался на только что оставленную им кочку. Потом тезка Сиверова охнул и вполголоса выругался скверными словами — он увидел вешку, и это зрелище не оставило его равнодушным.

Вешка представляла собой серебристо-серый от времени и непогоды деревянный шест в черных ошметках отставшей коры. На верхушке шеста, скаля зубы в жуткой ухмылке, торчал человеческий череп с приставшим к макушке пучком когда-то ярко-рыжих, а теперь наполовину обесцвеченных волос. Он был виден во всех подробностях, начиная от аккуратной круглой дырки почти точно посередине лба и кончая золотыми коронками на двух верхних резцах.

— Красавец, — обернувшись к Тянитолкаю, сказал Глеб. — Это не ваш?

— Не наш, — ответил Тянитолкай, с ненавистью глядя на череп. — В той экспедиции рыжих не было. Охотник, наверное. Вернее, браконьер. Да, кто-то здесь времени даром не терял…

— О чем вы? — спросила сзади Горобец.

— О погоде, — хмуро ответил Тянитолкай. — Не торопи события, сама все увидишь.

Глеб уже нащупал продолжение тропы и перебрался туда. Тянитолкай занял его место, освободив путь для Евгении Игоревны. Та шагнула вперед, стала одной ногой на скрытую под грязной водой скользкую кочку и тут увидела то, о чем только что разговаривали ее спутники.

— О господи! — сказала она и тут же вскрикнула: — Ай!..

Глеб услышал этот испуганный крик и понял, что Горобец упала, раньше, чем его ушей коснулся тяжелый всплеск. Ленивая волна ударила его сзади под колени, ряска закачалась на черной воде, и торчавшая в трех метрах от Глеба коряга несколько раз медленно поднялась и опустилась, как будто кто-то махал рукой из-под воды, зовя их присоединиться к компании. Судя по доносившимся сзади звукам, Горобец совершенно потеряла голову от ужаса и делала то, чего ей делать было нельзя: колотила по воде руками, дергала ногами, хрипела, булькала и пускала пузыри, сквозь которые время от времени прорывались полные слепой паники отрывистые крики.

Осторожно, стараясь не делать резких движений, Глеб развернулся на сто восемьдесят градусов и увидел, как Горобец барахтается в полутора метрах от тропы. «Это как же ее угораздило так далеко улететь? — с чувством близким к бессильному отчаянию, подумал Сиверов. — Нарочно, что ли, от кочки оттолкнулась, чтобы уж наверняка? Ну, и как прикажете ее оттуда вылавливать?»

Вопреки его подозрениям, Тянитолкай даже не подумал бросить свою начальницу в беде, а немедля поспешил на выручку.

— Держи! — крикнул он и протянул Глебу испачканный тиной, скользкий конец своей слеги.

Глеб ухватился за него, отдав должное тезкиной смекалке: балансируя на скользкой да вдобавок еще и невидимой глазу кочке, он вряд ли преуспел бы в спасательных работах. Заручившись надежной опорой, Тянитолкай протянул Евгении Игоревне свой карабин, впопыхах повернув его стволом вперед — так, словно собирался не вытащить «солдата Джейн» из трясины, а пристрелить, чтобы не мучилась.

Горобец дико посмотрела в дуло направленного на нее карабина, испуганно отшатнулась, а потом, сообразив, вцепилась в ствол обеими руками. Глеб постарался покрепче упереться ногами в скользкую, вязкую почву, предчувствуя дальнейшее.

— Готов? — не оборачиваясь, спросил Тянитолкай и, не дожидаясь ответа, начал тянуть.

Он оказался силен, а Горобец увязла крепко, так что Глебу пришлось туговато. Покрытый жидкой грязью конец слеги норовил выскользнуть из ладони, и очень скоро Глеб почувствовал, что начинает потихонечку съезжать со спасительной тропы — еще немного, и самого придется вытаскивать.

— Постарайся сбросить рюкзак! — сдавленным от усилий голосом крикнул он. — Женя, брось рюкзак! Брось! Из-за него все утонем к чертовой матери!

Горобец его, похоже, не слышала, а Тянитолкай слышал, конечно, но почему-то даже не подумал повторить его слова — видно, было ему не до того. Держась одной рукой за конец слеги, а другой — за приклад карабина, он напоминал узника, распятого на цепях перед публичной казнью. Трясина мало-помалу начала отпускать свою жертву, и тут Глеб заметил такое, что разом позабыл обо всем: и о публичной казни, и о собственном весьма сомнительном и шатком положении, и о необычной вешке — словом, обо всем, кроме карабина, который Тянитолкай держал за шейку приклада.

Карабин этот был виден Глебу во всех подробностях, и притом как раз с нужной стороны. Флажок предохранителя находился в крайнем нижнем положении, а обтянутый грязной перчаткой палец Тянитолкая лежал хоть и не на спусковом крючке, но совсем рядом с ним. Одно неловкое движение, одна попытка поудобнее перехватить скользкий приклад, и спасать будет уже некого…

Глеб колебался совсем недолго. Затем он выпустил свою слегу, на которую до этого опирался, торопливо вынул из кобуры пистолет и навел его на Тянитолкая.

— Ну-ка сними палец с курка, — сказал он железным голосом и сам взвел курок. — Живо!

Этот голос и щелчок взведенной пружины заставили Тянитолкая обернуться раньше, чем смысл произнесенных Глебом слов достиг его сознания.

— Чего? — спросил он, тупо уставившись в ствол «глока».

— У тебя карабин снят с предохранителя и палец на спусковом крючке, — подробно объяснил Глеб. — Надо что-то делать, Петрович, потому что иначе что-нибудь сделаю я. Или слегу выпущу, отправлю тебя поплавать, или башку продырявлю, чтобы пиявки тебя заживо не жрали. Ну?!

— Чего? — переспросил Тянитолкай.

Потом до него дошло, он медленно повернул голову и внимательно осмотрел свою руку с таким выражением, словно это был какой-то посторонний предмет.

— Во, блин, — сказал он, — а я и не заметил…

— Палец, — медленно, раздельно повторил Глеб. — Палец, говорю, убери. Так ведь и до несчастного случая недалеко. Тянитолкай вынул указательный палец из-под защитной скобы.

— Теперь предохранитель, — напомнил Глеб и был вознагражден сухим металлическим щелчком передвинутого предохранителя. — Вот умница. Ну а теперь давай, как в сказке про репку: тянем-потянем…

ГЛАВА 10

Вопреки настоятельным просьбам Федора Филипповича, машину, подогнали к самому трапу. Вдобавок ко всему это снова оказалась «Волга», и даже не черная, как та, на которой он ездил в Москве, а того отвратительного глухого синевато-серого цвета, который Потапчук ненавидел всю свою сознательную жизнь. Правое переднее крыло этого лимузина щеголяло кое-как выправленной вмятиной, вокруг которой сквозь краску уже начали проступать предательские пятнышки ржавчины, зато антенны спецсвязи и даже синий проблесковый маячок были тут как тут — антенны блестели, маячок сверкал, вот разве что сирену никто не додумался включить. «Все еще впереди, — спускаясь по трапу, сердито подумал Фёдор Филиппович. — Вот как только тронемся, так они ее и включат. Жалко, парочку БТР и почетный караул не додумались прислать. Верно в народе говорят: заставь дурака Богу молиться, он и лоб расшибет…»

Было жарко, сквозь тонкую сероватую пленку облаков размытым слепящим пятнышком угадывалось солнце. В самолете Федор Филиппович задремал и пропустил мимо ушей прощальную речь стюардессы, где та, помимо всего прочего, напомнила пассажирам о разнице во времени между Москвой и этим местом. Теперь, спускаясь по трапу, Потапчук попытался вспомнить, на сколько и в какую сторону ему надлежит перевести часы, но так и не вспомнил, хотя, по идее, подобные вещи генералу ФСБ полагалось бы знать назубок. Полагалось, конечно, и Федор Филиппович все это знал, он даже наглядно, как наяву, представлял себе карту часовых поясов, и не только бывшего СССР, но и всей планеты, но сегодня, сейчас, ему будто гвоздь вбили в то место, которым он обычно думал и вспоминал, — сколько ни бился, сообразить, который здесь час, он так и не смог.

Стоявший у приоткрытой дверцы «Волги» подтянутый молодой человек в модном, но заметно нуждавшемся в утюжке темно-сером штатском костюме, белой рубашке с однотонным галстуком и солнцезащитных очках, бывших в Москве последним писком моды сезона три назад, заметив и узнав генерала, просиял, словно Федор Филиппович был его богатым родственником из Америки. Он распахнул заднюю дверь машины, подождал, пока оттуда выберется грузный мужчина лет сорока пяти, с пышными черными усами и в мятом, будто жеваном, черном костюме, а затем метнулся к трапу и застыл, вытянувшись по стойке «смирно». Только что под козырек не взял, дурень. Впрочем, если бы отечественный строевой устав позволял козырять с непокрытой головой, как это принято, к примеру, у тех же американцев, этот красавчик так бы, наверное, и поступил: приложил бы ладонь к пустой своей голове и торчал бы на виду у всего честного народа. Как же, генерал приехал, из самой Москвы, прямо с Лубянки… Надо произвести впечатление, а то кто его знает, что он задумал? Говорит, что по делу, а потом окажется, что явился он с проверкой, с комплексной, будь она неладна!

Все это было понятно, естественно и вполне простительно. Вернее, было бы, если бы не одно обстоятельство: устраивая себе эту командировку, Федор Филиппович трижды звонил в здешнее управление по телефону, лично общался с начальником — вспомнить бы, кстати, как его зовут, этого полковника, а то неловко получится — и убедительнейшим образом просил и даже приказывал никаких торжественных встреч не устраивать, никаких машин к трапу не подавать и вообще сделать все как можно незаметнее. «Вот это, наверное, здесь и называется — не привлекать к себе внимания, — думал генерал, разглядывая встречающих. — Нашли в гараже самое старое корыто, прилепили на крышу милицейскую мигалку и считают, что дело в шляпе — все скромно, скромнее некуда. Может, они и брюки нарочно не стали гладить, чтобы смешаться с толпой?»

Подтянутый парнишка в застегнутом на одну пуговицу костюме стоял у трапа, вытянувшись в струнку, его огибали, разглядывая с опасливым удивлением, как вырвавшегося из клетки диковинного зверя. Усатый начальник молодого человека — надо полагать, тот самый полковник, фамилию которого Федор Филиппович так некстати позабыл, — торчал возле приоткрытой двери машины и, запрокинув голову, ел глазами генерала. Над воротником его белой рубашки нависала толстая жировая складка, и Потапчук подумал, что жене этого толстяка, наверное, приходится несладко: воротнички его сорочек должны засаливаться не только изнутри, но и снаружи.

У Федора Филипповича вдруг возникла озорная мысль: а что, если пройти мимо этих двоих, как мимо пустого места, а когда парнишка кинется навстречу с докладом, удивленно задрать брови и сказать, что он обознался? Будут знать, как устраивать торжественные встречи, когда их никто об этом не просил! Впрочем, он тут же отказался от этой мысли: такой поступок попахивал бы не озорством, а обыкновенным старческим маразмом, злобным капризом большого начальника, который точно знает, что ему за эту выходку ничего не будет. Да и что, собственно, произошло? Ну, перестарались немного, так ведь без злого умысла. Просто не хотели, чтобы генерал, пожилой, уважаемый человек, трясся через все взлетное поле в битком набитом автобусе. Их ведь тоже можно понять: генералы, как правило, любят почет и уважение, а что Федор Филиппович не такой, как все, так в его странностях виноват вовсе не этот провинциальный полковник и уж тем более не этот парнишка в старомодных солнцезащитных очках.

Парнишка шагнул вперед и начал открывать рот, готовясь, по всей видимости, отдать рапорт по всей форме. У него, бедняги, даже правая рука дернулась, норовя отдать честь. Федор Филиппович украдкой показал ему кулак, постаравшись сделать это незаметно для окружающих, и негромко сказал:

— Тихо, тихо, не ори. Звать как?

— Старший лейтенант Завьялов, товарищ генерал!

— Сказано тебе: не ори… Зачем людей-то пугать? Времени сколько, не подскажешь?

— Пятнадцать двенадцать, товарищ генерал, — отрапортовал старший лейтенант, посмотрев на часы. — Прибыли точно по расписанию..

— Ага, — сказал Потапчук, переводя часы и потихонечку двигаясь к машине, подальше от трапа и спускавшихся по нему пассажиров, — спасибо…

— Здравия желаю, товарищ генерал, — густым басом прогудел толстяк, делая шаг ему навстречу. Генерал узнал голос: это был тот самый полковник, с которым он трижды общался по телефону. «Ну, я тебя сейчас», — подумал Федор Филиппович и тут же вспомнил фамилию полковника: Смертин. — Разрешите представиться: полковник Смертин, — подтверждая его догадку, продолжал толстяк. — Мы с вами разговаривали по телефону. Начальник местного управления.

— Что за балаган вы здесь устроили? — недовольно проворчал Федор Филиппович. Впрочем, он уже порядком остыл: вся его злость испарилась, пока он спускался по трапу, и желание поднять пыль до небес исчезло вместе с ней. Настоящих, объективных причин для задуманного им разноса не существовало, а раз так, то и скандал затевать, наверное, не стоило. — Ладно, — отмахнулся он, видя, что полковник Смертин готов пуститься в объяснения, — поехали, пока «Аэрофлот» с пассажиров дополнительную плату взимать не начал за цирковое представление на летном поле…

«Откуда такая фамилия — Смертин? — думал Федор Филиппович, садясь в машину и пристраивая на коленях свой неразлучный портфель. — Не бывает таких фамилий. Не должно быть. Либо он потомственный органавт и кто-то из его предков, первых чекистов, сам придумал себе фамилию пострашнее, чтобы врагов революции запугивать, либо раньше она звучала чуть-чуть иначе — Смердин, к примеру. Подчиненные, небось, за глаза так его и дразнят, тем более что от него действительно смердит».

От полковника Смертина и впрямь основательно попахивало застарелым потом, и Федор Филиппович в очередной раз пожалел, что бросил курить. Сейчас бы задымил, и проблема запаха решилась бы сама собой… Эта мысль, как обычно, вызвала желание сейчас же, немедленно закурить, похожее на острый голод. У генерала даже под ложечкой засосало. Он вынул из кармана коробочку с леденцами, не спеша снял крышку и положил леденец под язык, как лекарство. Сидевший рядом полковник во время этой процедуры деликатно смотрел в сторону. Машина тронулась.

— Так, — стараясь не причмокивать леденцом, сказал Федор Филиппович, — что у нас теперь по плану?

— Разрешите доложить, — грузно поворачиваясь к нему лицом, пробасил полковник. — По плану у нас обед и отдых. Сауна там, бассейн, бильярд…

— Девочки, — в тон ему подсказал Федор Филиппович.

— Если нужно, организуем в два счета, — не моргнув глазом, пообещал Смертин. — У нас с этим делом, конечно, не так, как в Москве, но если постараться… Заодно и дела обсудим.

— С девочками, — снова подсказал Потапчук. — Вот что, полковник. Я, конечно, ценю ваше гостеприимство, но я вам, помнится, по телефону три раза сказал: я еду сюда не в бане с девками париться. Все, что мне от вас нужно, это посильное содействие в моем деле. Это все. Не больше, но и не меньше, полковник.

Он сказал это достаточно сухо, но спокойно, без начальственного негодования, и полковник, который, похоже, был далеко не таким лаптем, каким казался, на первый взгляд, сразу все правильно понял и оценил. Он сел ровнее, заставив пружины сиденья жалобно скрипнуть, деликатно кашлянул в кулак и сказал уже совершенно другим, деловитым тоном:

— Виноват, товарищ генерал. Это я так, на всякий пожарный случай…

— Я понял, — сказал Федор Филиппович. Голова у него тупо ныла — реагировала на перепад атмосферного давления. Завелась у нее, у головы, в последнее время такая нехорошая привычка — чуть что, сразу давать о себе знать тупой ломотой в висках. — Пожарный случай отменяется, — продолжал он. — Действовать нужно оперативно, от этого очень многое зависит. В частности, жизни людей.

— Понял вас, товарищ генерал, — сказал полковник. — Тогда, может быть, сразу на вертолетную площадку? До темноты будете на месте, осмотритесь, устроитесь… Машину мы вам обеспечили, насчет гостиницы договорились…

— Гостиница та самая? — перебил его Федор Филиппович.

— Она там одна, товарищ генерал, — ответил Смертин, — И, должен вас предупредить, это не «Хилтон». Может, все-таки на конспиративную квартиру? Я там жил пару дней в прошлом году. Очень приличная квартира, в новом доме, и соседи тихие…

— Мне не нужны тихие соседи, — терпеливо сказал Федор Филиппович. — Мне нужен один сосед, и притом вполне определенный. Он точно там, вы проверили?

— Так точно. Заселился вчера вечером, номер не покидал…

— Вы что, наблюдение за ним установили? — встревожился Потапчук. — Смотрите, полковник, спугнете — я лично займусь вашей карьерой.

— Не беспокойтесь, товарищ генерал, — сказал Смертин. — Не спугнем. Люди проверенные, опытные. А главное, вопросов не задают. Как вы и просили.

— А что с вертолетом?

— Вертолет ждет на площадке, товарищ генерал. Мы там будем минут через десять, сразу и отправитесь, так что не волнуйтесь…

— Я не про свой вертолет спрашиваю, — терпеливо сказал Потапчук. — У него вертолет есть?

— Так точно. У них там что-то вроде постоянной базы, так эта вертушка там уже неделю торчит, его дожидается.

— Какой тип машины?

— Виноват, опять название из головы выскочило… Французский какой-то…

— Меня не название интересует, а тип. Тип, понимаете? Количество посадочных мест, грузоподъемность…

— А! Виноват, товарищ генерал, не сразу понял… Ну, какая там грузоподъемность! Пятиместная такая стрекоза, вроде легковой машины.

«Плохо дело, — подумал Федор Филиппович, инстинктивно щупая карман пиджака в поисках сигарет, которых там не было. — Если отбросить пилота, остается всего четыре пассажирских места. Да и мой приятель, раз уж взял на себя труд забраться в такую даль, наверняка тоже полетит… Это минус еще одно место. Остается три, а в тайгу, между прочим, ушли пятеро. Значит, с самого начала планировалось, что вернутся не все. И, уж конечно, Глеба вычеркнули из списка пассажиров этого вертолета первым. Непонятно только, зачем он им тогда вообще понадобился. Ведь если бы не эта странность, все выглядело бы так просто и логично! Ничего не понимаю. А надо бы понимать, товарищ генерал. Пора бы вам уже начать понимать, что к чему, потому что времени на озабоченное чесание затылка у вас не осталось…»

— А что прослушка? — спохватившись, спросил он.

Впрочем, было ясно, что о таких новостях Смертин сообщил бы в самую первую очередь, если бы они были, эти новости.

— Пока тихо, — сказал полковник.

Федор Филиппович усилием воли подавил желание поинтересоваться, достаточно ли чуткая у полковника аппаратура и не спят ли его спецы на дежурстве. Настроение у него было скверное и портилось все больше с каждой минутой, так что ему приходилось внимательно за собой следить, чтобы не наговорить лишнего, не обидеть понапрасну людей, которые перед ним ни в чем не провинились. Тут его осенила новая идея.

— Послушайте, полковник, а там, в этом вашем поселке…

— В райцентре? — уточнил Смертин.

— Ну да, естественно, в райцентре… Там одна вертолетная площадка?

— Так точно, товарищ генерал. Но вам необязательно садиться прямо на их базе, можно приземлиться где-нибудь в сторонке и там подождать машину…

— Но вертолет-то все равно заметят, — предположил Потапчук.

— Это да, — задумчиво согласился полковник, — почти наверняка… А что, вас это беспокоит?

— И даже очень. Мы имеем дело с неглупым дилетантом. Как дилетант он боится всего на свете, а как умный человек запросто может с перепугу выдумать какую-нибудь неожиданную пакость. Поэтому давайте сделаем так… — Он немного помолчал, продумывая все заново, и пришел к выводу, что береженого Бог бережет. — Давайте так, — повторил он. — Вертолет пускай идет туда порожняком и ждет распоряжений — как вы сказали, где-нибудь в сторонке, желательно даже не в райцентре, а в какой-нибудь соседней деревушке. А я поеду туда на машине — тихо-мирно, чинно-благородно, не привлекая к своей особе лишнего внимания… Это можно устроить?

— Так точно, товарищ генерал. Только это триста пятьдесят километров, а вы и так с дороги… Федор Филиппович сделал нетерпеливое движение, и полковник понял его без слов.

— Есть. Клюев, — обратился он к водителю, — притормози-ка. Вы не возражаете, товарищ генерал, если я вам оставлю эту машину? Клюев, переходишь в распоряжение товарища генерала. Завьялов, ты тоже.

— Есть, — сказал старший лейтенант, который без своих темных очков выглядел вполне по-человечески — симпатичный такой парнишка, совсем молоденький, видно, сразу после училища.

«Волга» с громким шорохом съехала на обочину и остановилась, подняв в воздух густое облако серо-желтой пыли. Шедшая следом зеленая «Нива», на которую генерал уже несколько раз оглядывался, тоже съехала с дороги и затормозила в двух метрах позади «Волги». «Никаких торжественных встреч, — подумал Федор Филиппович, — никаких, блин, почетных эскортов…»

— Вот что, полковник, — сказал Потапчук, — я думаю, старший лейтенант сам справится с управлением автомобилем. Справитесь, старший лейтенан