/ Language: Русский / Genre:det_action / Series: БАНДА

Смерти вопреки

Андрей Воронин

В романе Андрея Воронина «Смерти вопреки» читатель встретится с уже знакомым ему героем – офицером ФСБ Александром Бондаровичем, по прозвищу Банда. Мощная криминальная структура выделяет крупную сумму денег на организацию террористических актов с целью дестабилизации обстановки в стране Однако деньги таинственным образом исчезают. Их начинают искать не только бандиты – Александр Бондарович также получает задание найти деньги, чтобы исключить их использование в террористических целях.

ru ru Black Jack FB Tools 2004-09-06 C9026F94-0640-4322-B610-D573588FC973 1.0 Андрей Воронин. Смерти вопреки АСТ М. 1999 5-237-03606-6

Андрей ВОРОНИН

СМЕРТИ ВОПРЕКИ

Глава 1

Полковник ФСБ Котляров, как никто другой в его ведомстве, знал, что великие дела всегда начинаются с мелочей. Мелочам он уделял самое пристальное внимание. Ему не всегда удавалось предвидеть большой успех, но вот мелочи, на которых успех основывается, полковник распознавать умел.

Тяжелая звуконепроницаемая дверь в кабинет генерала Мазурина приоткрылась. Ее осмеливался широко распахивать только один человек, которому так завидовал полковник Котляров, – майор Александр Бондарович, остальные чинно входили, вплывали, настороженно просачивались.

– А, это ты, Котляров, – генерал опустил очки со лба на нос и отложил бумаги. – Ты приходишь всегда на одну минуту раньше назначенного времени.

– Привычка, – ответил полковник.

– Наверху довольны твоей работой.

– Я работаю не один, главный успех нам обеспечивает Александр Бондарович, – Котляров считал, что лучше самому сказать о том, что генерал Мазурин знает и без него, – тогда не попадешь в глупое положение.

– Да, Александр Бондарович, – вздохнул генерал. – Но я привык называть его по прозвищу – Банда. Все равно – это твой успех, Котляров, ведь ты занимаешься его поддержкой и обеспечением его секретного подразделения.

Котляров посчитал уместным промолчать. Мазурин поднялся из-за стола:

– Но меня, полковник, беспокоят не те дела, за которые он берется, а те, от которых отказывается.

Почему он уже дважды проигнорировал наши предложения? – в голосе генерала послышались нотки неудовольствия.

– Я уже думал над этим.

– Докладывай.

– Он в своем роде гений, – начал Котляров и заглянул в глаза генералу – не перебрал ли?

– Продолжай…

– А гения может сгубить только одно – спокойная жизнь, – горячо заговорил полковник о том, что уже давно обдумал. – Ему нельзя иметь жену, семью, детей. Такой человек, как Александр Бондарович-Банда, в конце концов уйдет от нас, особенно если вспомнить о его гонорарах. Ему захочется спокойствия, он ощутит его вкус. Хороший волк – это голодный волк, у которого нет логова. Такой готов на все и никогда не теряет формы.

– По-моему, он женат?

– Он живет с женщиной – Алиной Большаковой, у них есть сын – Никита, еще маленький, – полковник Котляров раскрыл папку и принялся вы.кладывать на стол фотографии и короткие досье.

– Красивая… Кажется, она дочь генерала Большакова, этого ученого? – задумчиво, но не скрывая своего нерасположения к ученым, проговорил генерал Мазурин, беря в руки фотографию Алины. – Они давно вместе?

– Больше двух лет.

– Поженились?

– Фактически – да, но документальное оформление брака для Банды – формальность. Он пока сохранил привычку к абсолютно независимой жизни, но годы-то идут, товарищ генерал… И вот уже несколько раз он позволил себе наотрез отказаться от наших предложений. С одной стороны, засекреченный Банда со своим подразделением, не связанный никакими инструкциями, хорош, когда дело касается щекотливых заданий: он может позволить себе сделать то, чего не сделает ни один официальный сотрудник, о существовании которого знает даже самый ленивый журналист. Но, с другой стороны, ему и его людям практически невозможно приказывать… К сожалению, никто не берет на себя ответственность отдать приказ в письменной форме. Не могу же я заставить вас, товарищ генерал, отвечать за нарушение закона.

– Ты прав, все только и кричат: «Сделай! Сделай!», а вот ответственность нести… – вздохнул генерал. – Женщины, женщины, – он посмотрел на свое обручальное кольцо. – Я тоже раньше не о кабинетах мечтал…

– Меня его семья тоже беспокоит. Большакова имеет на него огромное влияние. К тому же она уже год как знает о его занятиях. Помните, тогда были неприятности с чеченскими террористами?

– Лучше не вспоминать.

– Так что это и наша вина. Она обозлена, ее тоже втянули в передрягу…

– Что ты предлагаешь, Котляров? Ты же понимаешь – от нас просто так не уходят. В него вложено столько… Деньги, информация, в конце концов.

Он бы сдох после Афганистана, если бы не мы…

Друзья его уже давно похоронили. Многие даже не знают, что он выжил.

– Это понимает и Банда. Возможно, только поэтому он еще и сотрудничает с нами. Деньги его мало интересуют. Материально он обеспечен. До недавнего времени он не задумывался о собственном жилье, жил у родителей жены, а недавно купил себе квартиру – понимаете, не попросил, чтобы ему дали от ФСБ, а купил, чтобы ни от кого не зависеть. Подозреваю, тут сказалось влияние Большаковой.

– Что ты предлагаешь? Без него ты – ноль, – генерал свел большой и указательный пальцы в колечко и показал его полковнику.

«И ты без него – ноль», – подумал Котляров.

– Я все продумал. Их надо поссорить, развести. У него в жизни есть только две стоящие вещи: работа и Большакова, она и сын – для него единое целое.

Если он сам не может сделать выбор между женщиной и делом, ему надо помочь, – на губах Котлярова появилась приторная улыбка. – А потом он сам набросится на работу, как голодный на корку хлеба.

– Не наши это, конечно, дела… – задумался генерал. – Но если ты уверен, что сможешь… Смотри, если он раскусит тебя, то сам ответишь, я ни о чем не знаю. Не отдавать же тебе письменный приказ испортить ему личную жизнь.

* * *

Алина Большакова чувствовала: с ее мужем Александром происходит что-то неладное. Он словно разрывался в душе между нею и…

Таинственное "и" не давало Алине покоя. Ей хотелось верить, что это работа, странная, временами такая для нее непонятная и чуждая. Она старалась сдерживать себя, но иногда ей это не удавалось. Она начинала укорять Бондаровича, хотя понимала: лучше от этого ни ей, ни ему не будет. Сперва ей казалось, будто виной всему ее родители, с которыми они жили, но вот появилась своя квартира, а сомнений не убавилось.

Алина даже на время отвезла сына Никиту к родителям, в чисто женской манере переложив ответственность за последнюю ссору с себя на ребенка.

Словно это маленький Никита был виноват в том, что Саша уделял ей не столько внимания, сколько ей хотелось бы. Алине казалось, что чем больше времени она проведет с Александром, тем крепче он будет привязан к ней. Пытаясь утвердить свою самостоятельность и дать понять Бондаровичу, что не на деньгах основан их союз, она сама продолжала работать, давать юридические консультации, брать заказы на оформление целых пакетов документов, благо новые фирмы плодились в Москве, как кролики в жаркую погоду, и без дела она не сидела. Уставы, протоколы, договоры… Банда и половины не понимал из того, чем она занималась. Конечно же, ее заработки не могли сравниться с тем, что мог дать и давал ей Банда.

В этот вечер она собралась приготовить пирог и устроить маленькую вечеринку на пару с Бондаровичем. Неожиданно зазвонил телефон. Алина вернулась в гостиную, в которой сиротливо стояла пустая кроватка Никиты, и виновато улыбнулась Саше:

– Мне только что позвонили, предлагают выгодный заказ. Я не могла отказать.

– Ты сейчас уходишь?

– Да, прямо сейчас, заказчица будет ждать меня на машине неподалеку отсюда, она сейчас там в гостях. Потом мы поедем к ней. Живет она у черта на куличках, а все документы остались у нее дома. Она хорошо заплатит – за срочность. Так что меня долго не будет.

Александр Бондарович терпеливо выслушал эти объяснения.

– Буду ждать.

Когда Большакова вышла из дома, она не заметила, что из неприметной старой «Волги» за ней наблюдают.

– Она вышла, – сказал полковник Котляров девушке в короткой шелковой юбке, которая сидела рядом с ним, а затем обратился к молчаливому мужчине за рулем:

– Виктор, еще раз проверь, как работает связь.

Виктор молча нажал единственную кнопку на маленькой черной коробочке, лежавшей рядом с ним на сиденье. Тут же в приоткрытой сумочке девушки полыхнул красный огонек индикатора.

– Порядок. Идем и мы, Оля, – полковник с девушкой вышли из машины. Котляров нес в руках две бутылки марочного вина и маленький изящный букетик цветов.

Банда открыл дверь квартиры и растерянно посмотрел на Котлярова с девушкой. Близкими друзьями они не были, – правда, в последнее время полковник довольно часто наведывался к нему в гости, пытаясь уговорить взяться за реорганизацию их подразделения. Банда был против тогда и он, и его ребята окончательно превратились бы в «незаконное вооруженное формирование», не предусмотренное не то что Конституцией, а даже никем еще не отмененными нормативными актами СССР сталинских времен. Бондаровичу не хотелось случайно оказаться орудием политических разборок. Он привык знать, за что и с кем борется. Котляров приходил обязательно с легкой выпивкой, но с женщиной и тем более с цветами – никогда.

– Это поставь в холодильник. А это – Алине.

Алина, – с фальшивой ноткой в голосе позвал Котляров.

– Она ушла.

– Жаль. Поставь тогда в вазочку. Кстати, это Оля, а это… – полковник замялся, не зная, хочет ли Банда, чтобы его представили под настоящим именем.

– Можно звать меня просто Банда, – назвал Бондарович свою кличку.

– Глупо получилось – шли в гости, на день рождения к ее институтским друзьям. Там знают, что мы с Олей иногда встречаемся… – он подмигнул, чтобы уже не оставалось никаких сомнений насчет цели их встреч. – Выпивку купили, цветы.

Хорошо хоть с улицы догадался перезвонить. Она день перепутала. Не мог же я с ней, с бутылкой и букетом домой пойти. Жена дома, – развел руками Котляров. – Если не выгонишь, посидим немного, в дождь не погуляешь. Только чуть позже мне на секунду отскочить надо будет, тут рядом.

Банда сперва чувствовал себя немного скованно, но потом, когда незваные гости уже сидели в гостиной возле журнального столика, заставленного наскоро приготовленной снедью, он повеселел. Глупенькая с виду Оля болтала и болтала. Котляров тоже рассказывал всякие байки. На коленях у девушки лежала чуть приоткрытая сумочка.

* * *

Алина так и не дождалась своей заказчицы, та почему-то не приехала. Кто была эта женщина, позвонившая ей, Большакова тоже не знала. Прождав полчаса, обозленная Алина направилась домой, замерзнув и промокнув. Едва она показалась из-за угла, шофер «Волги» Виктор нажал на кнопку и спрятал коробочку в футляр.

Оле даже не пришлось подавать условный знак Котлярову – тот сам заметил сполох лампочки индикатора, лежавшего в ее приоткрытой сумочке, и глянул на часы:

– Извини, Банда, мне на минутку надо отскочить на площадь, там у меня встреча, скоро вернусь.

Котляров вышел за дверь, но вместо того, чтобы вызвать лифт, взбежал на площадку следующего этажа и затаился.

Когда Бондарович, проводив полковника Котлярова до порога, вернулся из прихожей и уже устраивался за столом, Оля внезапно вскрикнула:

– Ой, Банда, ты мне кофе на юбку разлил, я сейчас замою, – и она побежала в ванную.

А дальше все пошло-покатилось, как в дурном сне. Почти тут же в квартиру вошла Алина.

– Ты Котлярова не встретила? – еще из гостиной спросил Банда.

– Нет, – пожала плечами Алина, с подозрением посмотрела на женскую куртку на вешалке и прислушалась к шуму душа в ванной комнате.

– У нас гости, – сказал Банда, понимая, что ситуация выглядит довольно глупо.

В этот момент дверь ванной приоткрылась, и послышался мелодичный голосок Оли:

– Банда, ты мне все белье испачкал, пришлось постирать. Где высушить можно? – Вслед за этим из-за двери вышла и сама Оля в майке, вытянутой до середины бедер. В руках она сжимала мокрые трусики. – Ой! Я не знала, что мы не одни Извините, пожалуйста.

Пока Оля одевалась, Банда пытался убедить Алину, что произошло недоразумение. Запахло скандалом. Оля принялась что-то объяснять, но так бестолково… Алина не отводила взгляда от мокрых трусиков, зажатых в ее кулачке.

– Я даже не знаю… – лепетала Оля. – Ваш муж сказал, что вы не скоро вернетесь, вот мы и подумали…

– Сучка! – больше объяснять Оле ничего не пришлось – Алина выставила ее на лестницу.

Банда уже не помнил, что говорил он, что кричала ему Алина. Он помнил только то, как Алина запустила в стену бутылкой вина.

Бондарович послал ее к черту, накинул куртку, выбежал на улицу, вскочил в машину и, пробуксовывая протекторами по мокрому асфальту, понесся со двора.

– Кажется, сработало, – полковник Котляров не удержался и поцеловал Олю в щеку. Водитель Виктор оставался все так же молчалив.

Старая «Волга» медленно выехала со двора.

* * *

А дальше Банду закрутило. Он переночевал на предоставленной месяц назад в его пользование конспиративной квартире, принадлежавшей ФСБ. Утром к нему приехал Котляров. Банда спросил его, объяснил ли он Алине, когда вернулся и застал ее одну, что произошло на самом деле, Котляров ответил:

– Извини, Банда, что так получилось, но Большакова и слушать меня не захотела.

– Но сама она хоть что-то сказала? – невесело усмехнулся Бондарович.

– Она удивилась, как быстро ты сумел меня отыскать и привезти к вашему дому, чтобы продемонстрировать ей как вещественное доказательство.

Услышав это, Бондарович решил ни в коем случае не звонить Алине первым. После такого решения на душе у него стало немного легче.

– У тебя есть работа? – спросил он Котлярова – Иначе я сойду с ума Желательно подальше от Москвы Конечно же, работа у Котлярова нашлась, к тому же именно такая, какая нравилась Банде: действовать предстояло не с подразделением, а одному.

– Я сейчас изложу тебе суть, а ты скажешь, согласен или нет.

– Я согласен на все.

Полковник изложил суть дела. Заключалась она в следующем: один из претендентов в кандидаты на пост президента России не рассчитал свои силы – почти все его деньги ушли на покупку подписей, а потом Центризбирком не зарегистрировал его, обнаружив пару сомнительных списков. Неудачливого кандидата поначалу поддерживала одна из преступных группировок, но потом отказалась от него, и он остался один на один со своей злобой. Деньги у него еще были, но не наличные, а пущенные в оборот через преступного авторитета по кличке «Адвокат» Тот, как удалось узнать ФСБ, использовал для отмывки и прокручивания денег бывшего полковника, а ныне банкира Рахмета Мамаева, обосновавшегося в Крыму. Теперь бывший кандидат прилагал все усилия к тому, чтобы получить обратно эти деньги, несмотря на то, что предварительно оговоренный срок кредита-отмывки еще не истек. Главным было то, на что он собирался использовать эти немалые деньги – десять миллионов долларов. Убийство президента он не планировал – слишком сильная охрана, слишком большой риск. Но он придумал вариант, который мог прийти в голову только неудачнику если нельзя убить президента, то можно поступить хитрее…

Убийство нескольких кандидатов или хотя бы одного из них во время выборов взорвет обстановку в стране.

Никто не сможет отмыться от подозрений. Человек не мог сам получить власть, но жаждал вырвать ее из рук тех, кто обошел его в политическом забеге. Уже имелась договоренность с киллерами…

После раздумий в ФСБ остановились на следующем варианте: держать ситуацию под контролем здесь, в России, и одновременно попытаться задержать возвращение денег – не перехватить их, не забрать, а тянуть время, чтобы политик-террорист не терял надежды получить их со дня на день, чтобы созданный им механизм так и не был пущен в ход. А потом… Наверстать в спешке потерянное время у него не получится. Если же он заранее поймет, что денег ему не видать, то от отчаяния может просто подарить свою идею тому, кто будет в состоянии провести ее в жизнь. Сложность операции заключалась в том, что открыто в украинском Крыму, где находился банкир Рахмет Мамаев, ФСБ действовать не могла.

Этим должен был заняться Банда как человек, по документам не связанный со спецслужбами.

Выслушав Котлярова, Бондарович дал принципиальное согласие. Его подкупило еще и то, что Мамаева он знал раньше. Правда, Банда неохотно вспоминал об этом знакомстве, ведь оно произошло в его прошлой, «десантной» жизни, когда еще не существовало ФСБ, еще до окончания афганской войны.

Прошли годы, а Банда мало кого видел из старых друзей. Окончательное согласие он дал, когда Котляров сообщил ему еще одну новость: Адвокат рассчитывал послать в Ялту для «присмотра» за банкиром Мамаевым еще одного старого знакомого Бондаровича по Афганистану – Артема Прищепова. Адвокат сделал такой выбор, полагая, что Прищепов, знавший Рахмета Мамаева, лучше разберется во всех его ухищрениях. Исходя из того же принципа сделал выбор и полковник Котляров – Александр Бондарович хорошо знал и Мамаева, и Прищепова.

Артем Прищепов основал в Москве на пару с одним из бывших офицеров-афганцев что-то вроде частного охранного бюро. Артем обеспечивал техническую сторону предприятия – по специальности он был электронщиком и связистом, а его напарник, служивший до этого в военном спецназе, – силовую. Дела этого бюро оставляли желать лучшего, хотя парням и удавалось арендовать офис, а точнее, пару комнат в цокольном этаже пятиэтажки.

На грань развала бюро Прищепова поставил арест его напарника за незаконное применение оружия, на ношение которого тот не имел разрешения. В результате напарник получил пять лет тюрьмы.

Котляров сумел использовать и эту чужую беду.

Александр Бондарович как бы случайно оказался в кафе, куда пришел пообедать Прищепов. Воспоминания о войне, к которым Артем не мог остаться равнодушным, сделали свое дело. Мужчины просидели за столиком до самого закрытия. Легенду Бондаровичу подготовил полковник Котляров. Из нее следовало, что после того, как они с Прищеповым отвоевали рядом, в дальнейшем пути их ни разу не пересеклись. Бондарович как бы вскользь заметил, что заработал довольно много денег на перегоне подержанных машин из Германии, но не лежит у него душа к этому делу. Тянет тряхнуть стариной…

Артем Прищепов тут же принялся расписывать Банде прелести работы в своем охранном агентстве, а после второй бутылки они уже обсуждали совместные планы. Ночевать Бондаровичу пришлось в офисе своего некогда потерянного, а теперь вновь обретенного приятеля. В кармане у майора ФСБ лежали самые безобидные документы на имя Александра Бондаровича – гражданский и заграничный паспорта. Из последнего следовало, что Банда раз двадцать пересекал границы между Белоруссией и Польшей, между Польшей и Германией.

Артем, которого Банда раньше мог даже назвать другом, клюнул на историю, рассказанную Бондаровичем. Тот решил привлечь его к сотрудничеству, понимая, что силовую сторону своего предприятия он один не потянет. К тому же Банду Артем видел в деле в Афганистане. Афганское прошлое было для Артема по-прежнему свято.

Теперь Банде оставалось только ждать, когда Адвокат явится в офис к Прищепову и поручит ему «охрану» банкира Мамаева. Адвокат уже наведывался раньше, прощупывал почву. Доверять Артему он мог, как-никак пару дел тот для него провернул удачно.

И вот этот день настал.

* * *

– Послушайте, друзья мои, – сказал Адвокат с наигранным спокойствием и издевательскими интеллигентскими интонациями, – кто-нибудь из вас знает человека по фамилии Мамаев, Рахмет Мамаев?

Если бы Банда не привык держать себя в руках, то он непременно вздрогнул бы, услышав это имя. Но он сдержался, напустив на себя показное безразличие, и чуть заметно пожал плечами – мол, откуда мне знать какого-то не то татарина, не то дагестанца.

Артем удивленно посмотрел на Банду и собрался уже отрицательно покачать головой, но Бондарович чуть прищурил правый глаз, недоступный взгляду Адвоката, разрешая тем самым Артему действовать по своему усмотрению и дать волю эмоциям. Артем хоть и получил свободу действий, но облегчения не испытал – наоборот, он напрягся и настороженно поинтересовался:

– Полковника Мамаева?

Все-таки Артем в сложных ситуациях больше любил подчиняться, чем принимать решения самостоятельно.

– Верно, – кивнул Адвокат, – когда-то этот человек был полковником.

– Что это вы вдруг вспомнили о нем? – все еще настороженно спросил Артем. – Может быть, поговорим о ком-нибудь другом?

– Может быть, не будем притворяться? – в тон ему сказал Адвокат. – Мы тут и так достаточно много времени потратили на шутки-прибаутки. Если я спрашиваю, значит, нужно отвечать.

– Пожалуйста, – пожал плечами Артем, – я знал его в Афгане.

– Про Афган и я знаю, – нетерпеливо кивнул Адвокат. – А потом?.. Потом ты его видел?

– Нет, – удивленно покачал головой Артем, – больше никогда.

– Никогда? – недоверчиво переспросил Адвокат, покачав головой, словно они играли в какую-то странную игру. – Правда?

– Правда, – кивнул Артем. Никогда еще ему не приходилось отвечать на такие странные вопросы. – С тех пор не видел… Даже не знаю, что потом с ним стало.

Он задумался, мысленно вернувшись к еще не очень далекому прошлому. Артем догадывался, что Александр Бондарович вспоминает о том же самом времени.

* * *

Прошло уже почти десять лет, но Александру Бондаровичу вдруг показалось, будто все это происходило вчера, а может быть, происходит еще и сейчас. Рахмета Мамаева никак нельзя было даже во времена фронтового братства назвать хорошим парнем. Хотя, впрочем, стоило ему тогда только захотеть, как он сразу же из отъявленного мерзавца превращался в прекрасного человека, доброго товарища, душу любой компании. Но это происходило лишь в тех случаях, когда ему было выгодно и приносило какой-то ощутимый доход. Людей в такие моменты так и тянуло раскрыть перед ним душу.

Мамаев умел дать им почувствовать, что выслушает их с большим вниманием и неподдельным интересом. А что еще нужно человеку, когда он оказался в трудных обстоятельствах?

И все-таки потом обычно оказывалось, что такая откровенность никогда не проходила даром. За потерю контроля над собой всегда приходилось платить, и немалую цену. Рахмет никогда ничего не забывал и всегда умел легко, тонко, но одновременно очень конкретно и жестко намекнуть, что ему известно про человека нечто такое, о чем лучше никому больше не знать, и за это тот, кто оказывался у него на крючке, должен был расплачиваться информацией и услугами, причем услугами самыми разнообразными и очень значительными.

Благодаря таким уникальным способностям Рахмет, который был всего-навсего начальником тыла полка ВДВ, в котором служили тогда Александр Бондарович и Артем Прищепов, имел разветвленные связи и пользовался огромным влиянием во всем ограниченном контингенте советских войск. Связи и влияние он прекрасно умел использовать в своих корыстных интересах.

Банда даже ни на минуту не сомневался в том, что Мамаев выехал из Афганистана, имея достаточно средств для того, чтобы навсегда расстаться с армией и открыть собственное дело, причем дело немаленькое. По слухам, Рахмет набивал бронетранспортеры, которые отправляли на ремонт в Союз, всяким барахлом, купленным в Афгане по дешевке, а то и вовсе награбленным. Бронетранспортеры опечатывались, и никто не имел права досматривать их на границе…

Однако не это связывало Рахмета с Бандой и не это определило их отношения в настоящем.

Однажды случилось так, что неуемная тяга к самодеятельности, которая и без того постоянно портила жизнь Александру Бондаровичу, помешав ему сделать военную карьеру и вообще добиться какого-нибудь определенного положения в жизни, привела к тому, что Банда оказался под арестом. Причем инкриминировали ему, ни много ни мало, неподчинение приказу начальства в боевых условиях, то есть дело по тем застойным временам расстрельное.

Никого не волновало то, что благодаря этому неподчинению Банде, который тогда был еще только лейтенантом, – лишняя звездочка на погонах не светила ему даже в самых смелых снах, – Банде, командовавшему спецвзводом, удалось сберечь своих людей и ко всему прочему выполнить боевую задачу, то есть фактически он никого не подставил и ничего не нарушил. Однако неподчинение все равно являлось нарушением приказа, то есть воинским преступлением. Благословенные времена, когда он стал отвечать перед начальством лишь за результат, а за потери – перед собственной совестью, наступили позже. А тогда еще не канули в прошлое бесполезные инструкции и бездарные командиры с их приказами. Можно согласиться с тем, что Бондаровичу повезло – неизвестно, чем кончились бы его вечные разногласия с начальством, не получи Банда тот злополучный приказ и не откажись он его выполнить… Случилось это неподалеку от Кандагара, и светил ему военный трибунал.

Нужно сказать, что Александр не был ни безумцем, ни идиотом. Нарушая чужой дурацкий приказ, он прекрасно сознавал, на что идет. Но после трезвого размышления, которое, впрочем, длилось не очень долго, Банда решил, что все-таки лучше пожертвовать одним человеком, то есть собой, чем сразу многими. Это был простой арифметический подсчет: один всегда меньше, чем все плюс один.

Банда принял такое решение, сознавая даже то, что если он все-таки заставит на время замолчать свою совесть, выполнит приказ и поведет своих ребят на смерть, то сам скорее всего уцелеет, потому что его высочайшая воинская квалификация и невероятная жизнеспособность не дадут ему погибнуть в заурядном бою. Он предчувствовал, что его смерть будет совсем другой.

Александр Бондарович приказ все-таки нарушил и оказался на один шаг от трибунала. Шансов выйти сухим из воды у него практически не оставалось.

Все уже поставили на нем крест. Куда легче было спастись от пуль моджахедов, чем от праведного гнева вышестоящего начальства.

И все-таки ему удалось спастись дважды: первый раз – вместе со своими ребятами в бою, а второй раз – при помощи Мамаева. Причем это был как раз тот редчайший случай, когда Рахмет оказал услугу без всякого личного интереса для себя. «За красивые глаза», как выразился он потом. во время грандиозной пьянки, устроенной Александром Бондаровичем по поводу своего неожиданного избавления.

У Мамаева и в самом деле не имелось никаких особых причин для такой благотворительности. Наоборот, он должен был бы иметь на Бондаровича зуб, потому что Банда постоянно враждовал с ним, как постоянно враждует любой не обдирающий своих подчиненных офицер с любым начальником тыла, который не прочь погреть руки на своей хлебной должности.

Тем не менее Мамаев все-таки сделал широкий жест – ему с его связями это ничего не стоило. Банду после его заступничества просто-напросто временно перевели в другую часть, а дело потихоньку замяли. На этом все и закончилось ко всеобщему удовольствию. Однако на душе у Бондаровича все-таки остался неприятный осадок – он чувствовал себя обязанным человеку, который ему не нравился, и ничем не мог его отблагодарить. Если бы он тоже мог что-нибудь сделать для Мамаева, то, конечно, от этого неприятного ощущения не осталось бы никакого следа, но случай отдать долг Банде так никогда больше и не представился.

После перевода в другую часть дороги их разошлись, а после окончания войны Банда и вовсе ничего больше о Мамаеве не слышал и даже почти забыл о нем, хотя время от времени в его душе возникало неприятное ощущение неоплаченного долга.

И вот теперь имя Мамаева он услышал из уст Адвоката. Конечно, это не было случайностью. Банда знал, что речь о Мамаеве обязательно зайдет. Тут было о чем подумать.

* * *

– А может быть, хочешь все-таки встретиться со своим старым приятелем? – чуть заметно усмехнувшись, спросил Артема Прищепова Адвокат.

– Ну уж нет, – возразил Артем, хотя и впрямь хотел бы пообщаться с Рахметом, – избавьте меня от таких милых встреч. Прошлое – такой враг, с которым лучше не встречаться лицом к лицу. Ничего хорошего не выйдет. Победить тут невозможно.

Давайте лучше поговорим о ваших неотложных делах. Так что мы должны сделать в Ялте? Надеюсь, не пришить кого-нибудь вы нас посылаете?

– Если бы я хотел кого-нибудь ликвидировать, то обратился бы не к тебе – вы с приятелем законы нарушать не должны. Для этого у меня есть другие люди. У вас лучше получается уберечь кого-нибудь, чем прикончить. Разве не так?

– Так, – улыбнувшись в душе, ответил Банда и почувствовал некоторое облегчение. – Что-что, а это мы можем.

– Человека, к которому вы поедете, нужно будет беречь как зеницу ока, – опять усмехнулся Адвокат.

Прищепов и Бондарович, который хотя и не участвовал напрямую в разговоре, но внимательно к нему прислушивался, готовый в любой момент прийти к другу на выручку, – оба приятеля заметили, что Адвокат почувствовал себя гораздо увереннее и даже повеселел после того, как они дали понять, что готовы выполнить его поручение.

– Хорошо, если так, – кивнул Банда. – Это мы умеем. Верно, Артем?

– Верно, – сразу же откликнулся Артем. – Уж это мы умеем.

– Этого человека, – не обратив внимания на их слова, продолжал Адвокат, – вы должны не только беречь как зеницу ока, но даже на шаг от себя отпускать не имеете права. А ему, возможно, очень захочется от вас удрать.

– Почему это? – с беспокойством посмотрел Прищепов на Банду, словно тот мог запросто выложить все свои соображения в присутствии Адвоката.

– Охрана, – коротко и расплывчато пояснил Банда.

Артем осторожно спросил:

– Мы должны будем его охранять, даже если он захочет от нас смыться?

– Точно, – кивнул Адвокат. – Именно это я и имел в виду. Этот человек должен нам деньги… И пока он не расплатится, вы глаз с него не спустите.

Ни днем, ни ночью, ни в холод, ни в жару.

– Но почему мы?! – удивленно спросил Прищепов. – У вас, наверное, и для этого есть люди?

У Бондаровича возникло желание вытащить носовой платок и заткнуть им рот Артему, но потом он рассудил, что скорее всего Адвокат проникнется к ним доверием из-за чрезмерной наивности Прищепова. Что касалось компьютеров, раций, прочей электроники, тут Артему не было равных, но в практической жизни он недалеко ушел от школьной парты.

– Есть, – кивнул Адвокат и понизил голос:

– Но тут дело особенное. Во-первых, речь идет о больших деньгах. Очень больших деньгах. Во-вторых, нам не хочется, чтобы хоть кто-то из людей, связанных с нами, засветился где-нибудь поблизости от этих денег. И в-третьих, человек, который должен нам эти деньги, не кто иной, как твой друг Рахмет Мамаев. Я подумал, что вам очень захочется с ним встретиться. Вот вкратце и все.

Он замолчал, ожидая, что сейчас и Банда, и Артем засыплют его вопросами о деталях предстоящей операции, но ошибся. Артем упорно молчал, пытаясь переварить все услышанное, а Банда не любил задавать лишних вопросов.

Так и не дождавшись, когда они начнут говорить. Адвокат заговорил сам.

– Вот этот твой Мамаев взял кое у кого деньги, – равнодушно, как что-то малосущественное, сообщил он. – Вернее, конечно, не он сам, а банк «Черноморский», фактическим хозяином которого он является, Наличные деньги. Для одной очень выгодной операции. А потом не смог вовремя вернуть кредит.

– Ага, – начал кое-что понимать Артем. – И сейчас нам нужно эти деньги из него вытрясти.

– Верно, – кивнул Адвокат. – Но не совсем. Договор был очень жесткий. Вы потом получите копию.

А проценты просто атомные. Человек знал: стоит ему хотя бы на десять минут затянуть с этим делом, и ему этого уже не простят. Он знал, на что шел.

– И на сколько же дней он уже затянул возврат? – с интересом спросил Банда, разобравшись наконец-то в той ситуации, которую ему пытался обрисовать Адвокат. – Сколько еще у Рахмета есть времени?

– Нисколько, – грустно развел руками Адвокат. – Мне очень жаль, но счетчик уже включен. Вчера. Так что можете особенно его не торопить.

Долг растет. Главное, чтобы этот субъект никуда не смылся. Он живет сейчас не в Ялте, а в своем особняке в Коктебеле…

Александр Бондарович прикрыл глаза. Ему вспомнилась Ялта – город, в котором ему некогда пришлось побывать. Он вспомнил тенистый парк на самом берегу моря, ломаный силуэт гор, набережную с белой балюстрадой и даже вкус молодого белого вина, которое он пил на террасе одной из дач, старой, еще довоенной, сложенной из громадных колотых камней. Плетеный столик, плетеные кресла, узкая полоска моря виднелась из-за верхушек деревьев. А напротив него сидела молодая женщина… Пустой дом, мертвый сезон на курорте.. "

«Это было… – задумался Банда. – Да, конечно же, это было до Алины и после Афганистана». Он вспомнил, как они понимали друг друга без слов, даже без жестов, только обмениваясь взглядами.

– Банда! – прозвучало у него над самым ухом.

Александр Бондарович замечтался и не сразу понял, что обращаются к нему.

– Да, – устало проговорил он, – Банда, Банда.

Я уже и для вас стал Бандой…

Глава 2

Море было ласковым и теплым, песок горячим, солнце светило вовсю. В общем, не жизнь, а рай.

Банда мигом скинул с ног душные кроссовки, стащил раскалившиеся джинсы и вошел в прохладную воду.

– Вот это да! Красота! – радостно крикнул он, нырнул, надолго исчезнув под водой, а потом вынырнул уже далеко от берега и, легко, но мощно загребая руками, поплыл прямо в открытое море.

Артем не последовал его примеру. Вместо этого он, как был – в одежде, рухнул на песок и закрыл глаза.

Близость Черного моря подействовала на мужчин по-разному: в Банде вдруг проснулась неуемная энергия и жажда деятельности, а Артем, наоборот, стал вялым, сонным и тупо реагировал на окружающее. Вот и сейчас, стоило Артему только повалиться на песок, как он сразу же задремал и даже не слышал, как Банда, отфыркиваясь, выскочил из воды, запрыгал по пляжу, что ему, как человеку сдержанному, было совершенно не свойственно, и даже сделал сальто, взметнув вверх облако мелкого приморского песка. Только после этого он, окончательно выбившись из сил, повалился на песок рядом с Артемом, закрыл глаза и вскоре тоже задремал.

Теперь и Артем, и Банда лежали рядом и сладко спали, обдуваемые ласковым приморским ветерком.

* * *

Александр Бондарович проснулся первым и сразу же сел на мелком золотом песке, внимательно озираясь по сторонам и как будто даже не понимая, где он находится.

День уже клонился к вечеру, и хотя солнце еще продолжало палить изо всех сил, но в воздухе уже чувствовалась предвечерняя свежесть, а все, что торчало из песка – обломки веток, острые камни, недопитая бутылка кока-колы, – отбрасывало чет-. кие тени.

Не обнаружив вокруг ничего подозрительного, Банда потряс Артема за плечо. Тот недовольно забормотал, но, ощутив в голосе своего компаньона нотки раздражения, быстро поднялся.

Пока все шло по плану. В инструкциях, которые они получили от Адвоката перед самым отлетом, было сказано, что лететь они должны в Симферополь, а оттуда ехать не в Ялту, а в Коктебель, небольшой курортный городок, находящийся километрах в двадцати от Феодосии. В день приезда им предписывалось до вечера не показываться в людных местах.

Этот-то пункт инструкции и заставил Банду и Артема по прибытии из аэропорта в Феодосию выбраться на окраину города, на безлюдный пляж, и провести весь день в праздном ничегонеделании, что обычно было вовсе не свойственно даже Прищепову, не говоря уже об Александре Бондаровиче…

Когда наступил вечер, друзья решили, что пришла пора приступить к выполнению следующей части плана, и, поймав такси, отправились по коктебельскому адресу, указанному Адвокатом.

Банде казалось, будто он никогда и не уезжал из Крыма.

* * *

Скоро они миновали последние домики Феодосии и помчались по дороге среди выжженных ярким солнцем холмов. Море качнулось и исчезло, напоминая о себе только чуть различимым запахом йода, когда ветер налетал с юга. Потянулись бесконечные виноградники. Банда опустил стекло и подставил лицо под упругий поток воздуха. Здесь, на стыке горного и степного Крыма, холмы казались особенно величественными.

«Эти холмы видели всех: древних греков и римлян, византийцев, генуэзцев и венецианцев. Татары считали, что они обосновались здесь навсегда. Затем пришли мы, русские. Тоже навечно… – усмехнулся Александр Бондарович. – А теперь здесь Украина… Небось и украинцы думают, что на вечные времена. Нет, эта земля не может принадлежать кому-нибудь, она сама по себе. Это Крым».

Артем Прищепов сидел рядом с Бандой на заднем сиденье машины и, как ни странно, дремал, будто и не выспался сперва в самолете, а потом на феодосийском пляже. Артема нельзя было удивить ни красотами пейзажей, ни развлечениями, ни даже возможной опасностью. Наверное, когда-то он решил для себя: все, что происходит в жизни – это пустые фантазии, настоящее творится только в недрах компьютеров. И если бы не голод, не жажда, он вряд ли стал бы возвращаться в реальный мир: вечно сидел бы с безумным видом за столом, воображая себя то «материнской платой», то «хард-диском». Раскручивать женщину на любовь в его представлении было скучнейшим занятием по сравнению с преодолением программных блокировок.

Из-за поворота возник древний, еще византийский храм, строгие, не испорченные поздними перестройками очертания. Храм был прекрасен даже в своем запустении – еще совсем недавно в нем размещался склад винсовхоза. Банда вздохнул поглубже. Он знал: еще пара километров, и они увидят Коктебель.

Картина перед ними раскрылась просто изумительная. Море с левой стороны от дороги отливало бронзой, блестело и переливалось в лучах заходящего за горы солнца, казалось живым существом, которое звало и манило к себе каждого путника, уставшего в пути и мечтавшего об отдыхе и покое. С правой стороны от дороги к морю сбегали склоны высоких холмов, а впереди уже вставали горы, три массива: Кара-Даг, Святая гора и Сюрю-Кая. В их очертаниях чувствовались красота и сила. Сейчас, когда они были окрашены в теплый красновато-желтый цвет, они и сами казались живыми и теплыми, как море.

Бондарович толкнул Прищепова в плечо:

– Просыпайся.

– Уже приехали?

– Почти.

Банда, сделав над собой усилие, заставил себя думать не о красотах, а о деле. Да, ни Банде, ни Артему было сейчас не до любования пышной южной природой. И в более спокойное время у них не замечалось особой склонности к этому, а сейчас, когда они чувствовали приближение опасности, им и вовсе было не до того, чтобы обмениваться впечатлениями… По сторонам они смотрели, но вовсе не для того, чтобы насладиться красивым переливом листвы оливковых деревьев в последних лучах заходящего солнца. Просто будучи постоянно настороже, Банда обращал внимание на все, пусть даже и самое незначительное, что могло послужить хоть малейшим признаком надвигающейся опасности. Именно благодаря такой привычке он и был до сих пор цел и почти невредим.

Привычно соблюдая осторожность, Банда попросил таксиста остановиться, не доезжая двух кварталов до дома Рахмета. Лишь дождавшись, когда машина уехала, Бондарович обратился к Артему:

– Давай договоримся: в этом деле нас прежде всего заботит собственная безопасность.

Прищепов пожал плечами:

– Договорились.

Ему показалось, что Банда немного трусит, но он не понял, что Бондарович боится за его жизнь, а не за собственную.

Трудно сказать, что именно насторожило Бондаровича: возможно, то, что вокруг было слишком тихо и спокойно, а возможно, красный «БМВ» – семерка, который стоял на противоположной стороне дороги, в то время как в инструкциях говорилось, что к моменту их прибытия дом будет совершенно пуст. В тот момент, когда они приблизились к дому, ни Банда, ни Артем, на протяжении двух кварталов не обменявшиеся ни одним словом, уже не сомневались, что там, внутри, не все в порядке. Поэтому Банда сделал Артему знак войти через главную дверь, но при этом особенно не торопиться, а сам начал осторожно обходить дом, чтобы забраться в него с противоположной стороны.

* * *

Как всегда, предчувствие не обмануло Александра Бондаровича, но приехали они с Артемом чуть позже, чем следовало…

Девушка полулежала на кровати.

Она была так легко одета, что все ее прекрасное, великолепное тело оказывалось на виду, завораживая своими зрелыми, идеально правильными формами. Вероятно, обладательница такой фигуры не могла думать ни о чем другом, как только о радостях жизни и непрерывных развлечениях. И ее одежда, а вернее, подобие одежды, и огромная кровать, на которой она покоилась, и комната, интерьер которой напоминал будуар принцессы прошлого века, и даже горы, прекрасные и величавые в лучах заходящего солнца, – все говорило об этом.

Здесь не могло быть не только забот, но даже какого-то смутного их подобия. Здесь царили нега и наслаждение, и только о них разрешалось здесь думать. Однако девушке сейчас было ни до неги, ни до наслаждения. Об этом говорили и ее испуганные глаза, и ее взгляд, напряженный, как у насторожившейся, перепуганной птицы.

Впрочем, ничего удивительного в ее испуге не было, потому что возле кровати стояли двое мужчин и внимательно смотрели на девушку. Один только вид этих людей мог испугать существо и менее беззащитное, чем она. Казалось, что эти люди целиком состоят из одних только мышц. Даже лица у них были мускулистые. И лбы, и щеки, и носы, и подбородки – все это казалось переплетением мышц, из которого черными угольками выглядывали крохотные злые глазки без признака не только человечности, но и вообще каких бы то ни было чувств.

Постояв некоторое время молча, парни переглянулись, а потом один из них приблизился к кровати и наклонился над девушкой, с ужасом взиравшей на него.

Он молчал, молчала и девушка, однако чувствовалось: сейчас произойдет нечто ужасное и непоправимое.

– Боится, – процедил сквозь зубы парень.

– Будто ни с кем до этого не трахалась, – хохотнул второй. – Сама ноги раздвинешь или как?

Внезапно к девушке вернулся голос, и она закричала, завопила изо всех сил. Такой крик могло издавать только смертельно перепуганное существо.

Однако этот крик ничуть не смутил ни того парня, который приблизился к кровати, ни того, который остался поодаль, превратившись в наблюдателя.

По-видимому, они ничуть не сомневались в собственной безнаказанности. Наоборот, крик девушки и ее испуг даже подхлестнули верзилу, склонившегося над жертвой. Недолго думая, он прыгнул на кровать, накрыв и придавив девушку своим массивным телом. Теперь она уже не могла даже кричать и только стонала под его тяжестью. А он, пользуясь ее полнейшей беспомощностью, принялся срывать с нее немногочисленные предметы одежды и разбрасывать их в разные стороны.

И в этот момент, когда, казалось, ничто уже не могло помочь несчастной жертве, помощь появилась, причем с самой неожиданной стороны.

Ни тот парень, который измывался над беспомощной девушкой, ни тот, который, оставаясь наблюдателем, с неподдельным интересом наблюдал за действиями своего приятеля, не заметили, как чья-то тень на миг закрыла равнодушно взирающие через окно горы. Человек бесшумно подтянулся к окну, заглянул в комнату через стекло и замер, даже не пытаясь спрятаться.

Александр Бондарович, чуть смежив веки, смотрел на то, что происходило в комнате. Его глаза как будто впитывали в себя все совершавшееся и становились все глубже и темнее. Но продолжалось это недолго. С первого взгляда становилось понятно, что жить девушке оставалось не больше пары минут. Фраза об изнасиловании, брошенная бандитом, была не более чем данью традиции. Бандит вовсе не собирался насиловать девушку – он хотел ее просто-напросто прикончить. Его пальцы сжали горло девушки, и сразу же лицо ее посинело, рот открылся, язык вывалился.

Медлить было нельзя.

Лицо человека, заглядывавшего в комнату снаружи, исчезло, и в окне опять показались горы. Оконное стекло со звоном разбилось, осыпав всех находившихся в комнате дождем осколков, и человек, заглядывавший в окно, влетел в комнату ногами вперед.

Еще на лету он сгруппировался и повернулся лицом к тому бандиту, который стоял в стороне. Но тот тоже не был новичком в драке – он успел принять защитную позицию и приготовиться к схватке. Бандит даже ухмылялся, уверенный в своем превосходстве.

Бондарович смерил его взглядом. И на первый взгляд в самом деле казалось, что силы неравны – уж слишком превышал его габаритами противник.

Но Банду такое не могло смутить, даже порадовало: бандит уверен в своей победе, значит, не станет осторожничать и совершит роковую для себя ошибку.

В этот момент девушка на кровати забилась и захрипела, пытаясь освободиться от хватки нападавшего. Появление незнакомца придало ей сил. В ответ бандит только сильнее сжал ее горло. Жертву нужно было срочно выручать. Но на пути Бондаровича, влетевшего в комнату, стоял принявший боевую стойку бандит, и на то, чтобы сражаться с ним по всем правилам, времени не оставалось.

Бандит был так уверен в себе, что, не оглядываясь, крикнул своему напарнику:

– Кончай ее, не дрейфь! С этим фраером я сам разделаюсь!

Однако выполнить свое обещание он не смог.

Банда не решался начинать стрельбу. Он знал, что не промахнется, но было неизвестно, куда угодят пули бандитов. Бондарович сделал рукой, круговое движение, и в его ладони мелькнул острый, как кинжал, осколок стекла, который он подхватил, запрыгивая в окно. Не раздумывая, он метнул его и не промахнулся. Просвистев в воздухе, осколок вонзился в горло бандита, перерезав артерию. Из раны хлынула кровь. Бандит, еще не понимая того страшного, что с ним произошло, удивленно посмотрел на своего убийцу, сжал горло руками, которые сразу же стали багряными от крови, и рухнул на паркет, заливая кровью все вокруг себя.

Банде было не до того, чтобы наблюдать за конвульсиями своей жертвы. Уже в тот момент, когда стеклянное лезвие со свистом рассекало воздух, он забыл о бандите, в которого оно летело, и целиком переключился на того, который все еще продолжал душить девушку.

Громила, увидев гибель своего приятеля, сразу же понял, что душить девушку и одновременно бороться с человеком, который простым осколком стекла сумел перерезать горло его товарищу, не стоит. Он скатился с кровати, продолжая сжимать горло своей жертвы, а затем не торопясь поднялся и разжал пальцы. Правой рукой он обхватил девушку за талию и, прикрываясь своей пленницей как щитом, начал отступать к двери.

Однако человек, только что прикончивший его друга, как ни странно, не торопился гнаться за ним.

Он оставался на месте, следя только за тем, чтобы бандит не причинил вреда девушке. А тому сейчас было не до своей жертвы. Он уже сам чувствовал себя жертвой и думал только о собственном спасении.

Подбежав к двери, которая открывалась внутрь, в комнату, бандит, не отпуская девушку, дернул на себя дверную ручку и тут же отпрянул. В дверях стоял еще один человек. Его решительный вид недвусмысленно говорил о том, на чьей стороне он находится Теперь бандит оказался между двух огней.

Недолго думая, он отбросил девушку в сторону человека, оказавшегося за дверью, лишив его тем самым оперативного простора, повернулся и с криком бросился на того, что находился в комнате. Они схватились и покатились по полу, мешая друг другу провести один из тех смертельных приемов, которыми оба владели в совершенстве.

– Сука! – шипел бандит.

– Убью! – с ненавистью выдыхал Бондарович.

Артем Прищепов не торопился на помощь своему приятелю, не сомневаясь в том, что тот способен справиться с бандитом и сам, да и толку в драке от Артема не было бы никакого. Уложив девушку на пол, он принялся приводить ее в чувство.

Между тем схватка на полу шла с переменным успехом. Ни один из противников не мог одолеть другого, и они так и катались по комнате, натыкаясь на мебель, круша и разбивая все, что только возможно. Внезапно бандиту удалось вырваться. Александр Бондарович угодил лицом в лужу крови, окружавшую убитого бандита, и был вынужден ослабить свою железную хватку, чтобы стереть кровавую пелену, застлавшую глаза. Это и позволило бандиту освободиться. Он вскочил на ноги и бросился к разбитому окну, решив, по-видимому, что лучше бегство, чем смерть. Но добраться до спасительного окна он все-таки не успел. Банда вскочил на ноги, бросился следом за ним, одним прыжком преодолев почти всю комнату, и, с лету сбив бандита с ног, обхватил его за пояс.

Бандит упал на живот, и в тот же момент Бондарович схватил его сзади за подбородок и резко дернул его голову вверх. Раздался треск. Это сломался позвоночник. Бандит коротко вскрикнул от острого укола боли, которая иглой пронзила его мозг, но тут же перестал что-либо чувствовать. Он все еще оставался жив, но позвоночник его был сломан, и это мгновенно лишило чувствительности его тело, бывшее еще секунду назад таким мощным и послушным. А Банда, расправившийся с бандитом так быстро и жестоко, сразу же потерял к нему всякий интерес, поднялся, пересек комнату и наклонился над девушкой, возле которой хлопотал Артем Прищепов.

Девушка оставалась совершенно голой. Убийца успел сорвать с нее одежду, но оба ее спасителя, казалось, не обращали на это никакого внимания.

– Ну что, Артем? – хрипло, чуть задыхаясь, спросил Бондарович. – Сильно они ее изувечили?

Похоже, мы опоздали.

– Да ну, ерунда, – отмахнулся Артем. – Пара синяков и ссадин – в общем, ничего серьезного.

По-моему, она даже осталась девушкой. Ты оказался здесь очень вовремя. Еще немного, и она бы так легко не отделалась.

Сказав это, он хихикнул и тут же покраснел. Зато Бондарович по-прежнему оставался совершенно невозмутимым. Он закурил и продолжал спокойно рассматривать девушку. Его внимательный и настойчивый взгляд, казалось, обжег ее и привел в чувство.

Девушка открыла глаза, посмотрела на Банду и Артема изумленным, почти безумным взглядом, а потом медленно перевела все такой же бессмысленный взгляд на свои ноги. Только обнаружив, что никакой одежды на ней нет, она пришла в себя и села на корточки, прикрыв пышную грудь обеими руками – Кто вы?! – напряженным голосом спросила она. – Что вам здесь надо?! Что здесь происходит?!

Банда и Артем переглянулись. Они и сами хотели бы узнать, что здесь происходит и что они здесь делают. Ведь еще совсем недавно все начиналось так тихо и мирно и совершенно не предвещало подобного поворота.

* * *

Не стоило долго оставаться в доме, где лежали два свежих покойника. Следовало как можно скорее уносить ноги. Неизвестно, кем они были, кто их послал? «Сначала узнай, откуда исходит опасность, и только потом действуй», – гласил девиз Александра Бондаровича. Но пока получалось по-другому.

Может, он и сделал ошибку, выручив девушку, о которой ровным счетом ничего не знал. Может, этих бандитов и можно было использовать в своих интересах, но когда двое мужчин издеваются над женщиной… Такого Банда стерпеть не мог, даже если вмешательство грозило испортить все дело.

Перед уходом Александр все-таки на всякий случай быстро осмотрел дом, стараясь при этом ни до чего не дотрагиваться. Впрочем, осмотр не дал никаких результатов. Дом был пуст. Артем за это время заботливо помог еще не совсем пришедшей в себя девушке облачиться в то, что уцелело из ее одежды.

Этого уцелевшего набралось так мало, что Артему Прищепову пришлось даже поделиться с несчастной жертвой кое-чем из своего гардероба. В частности, он отдал девушке свою рубашку, – как ни странно, в доме не нашлось никакой другой одежды, ни мужской, ни женской. Одетая в рубашку Артема, будто в тунику, девушка стала выглядеть еще более соблазнительно, чем тогда, когда была совсем голой. Банда почувствовал некоторое беспокойство, отвернулся и опять отправился исследовать странное жилище, в котором они оказались.

Дом выглядел совершенно нежилым и даже не очень приспособленным для жилья. Поэтому Артем и Александр, которым было предписано окопаться в нем и ждать появления Мамаева, покинули его без особого сожаления и прихватили с собой девушку, которая все еще не могла ничего толком им рассказать и только вздрагивала при каждом звуке, прижимаясь к груди Артема, к которому прониклась почему-то большим доверием, чем к Банде.

Так они и вышли из дома: впереди Банда, а сзади Артем, обнимавший девушку за плечи. В дальнейшие планы следовало немедленно вносить корректировку.

Оказавшись на улице, они остановились в растерянности. Куда идти дальше, они не знали. Внезапно и Банде, и Артему пришла в голову одна и та же мысль. Машина! Они посмотрели на красный «БМВ». Конечно, машина была достаточно приметной, и в том, чтобы сейчас ею воспользоваться, был некоторый риск, но, во-первых, на улице уже стемнело, а во-вторых, было еще неизвестно, что менее опасно: уехать на красном «БМВ», хозяева которого лежали в лужах крови на полу принадлежавшего банкиру особняка, или по-прежнему находиться поблизости от этого залитого кровью дома?

После недолгого размышления Банда решил, что воспользоваться машиной не только можно, но и просто необходимо. Когда они уже подошли к «БМВ», Артем вдруг удивленно спросил:

– А ключи?! Ключи у нас есть?

– А то нет? – Банда поиграл перед его носом связкой ключей, которые во время обыска не преминул вытащить из кармана убитого бандита. – Ты за кого меня принимаешь? Я еще кое-что соображаю.

Банда быстро открыл дверцу машины и сел за руль, предоставив Артему возможность усадить девушку на заднее сиденье и усесться рядом с ней самому. Пока Прищепов с девушкой располагались в салоне, Банда быстро обшарил машину, порылся в бардачке и под передними сиденьями, приподнял коврики. Его поиски увенчались успехом. Под водительским сиденьем он обнаружил увесистый черный пистолет Макарова.

– Видал? – усмехнулся Банда.

– Видал и не такое, – ответил Артем, не отрывая взгляда от своей спутницы.

– Держи, – Банда протянул компаньону оружие.

– Я предпочитаю обходиться без таких игрушек.

– Когда тебя застрелят, жалеть будет поздно.

По-видимому, бандиты были так уверены в своих силах, что даже не стали брать с собой оружие, направляясь в особняк.

– Ну ладно, – наконец кивнул Артем и сунул пистолет за пояс.

Перед отъездом Банда так и не сумел его уговорить взять с собой оружие. От людей, пославших тех громил, которые сейчас валялись в доме, можно было ожидать чего угодно. Поэтому Александр решил при случае проверить пистолет – нет ли на нем других дел. Машиной можно было попользоваться до утра без особого риска, а с рассветом избавиться от нее.

* * *

Взревел мотор. Машина стремглав сорвалась с места, вылетела на дорогу и на полной скорости понеслась в сторону Судака.

– Куда это мы так летим? – с удивлением спросил Артем, видя, как уверенно и быстро ведет машину Банда.

– Поживешь – увидишь, – зло ответил Александр, который, завладев машиной, почувствовал себя гораздо увереннее. – Я покажу этим мерзавцам, что нас так просто не одолеешь! Мы с тобой сами кого хочешь завалим и фамилии не спросим!

– На кого это ты так взъелся? – с удивлением спросил Артем.

– Если бы знать! – Банда ударил обеими руками по баранке. – Если бы только знать, кто эти сволочи. Я бы тогда им…

Он еще сильнее стукнул по рулю.

– Осторожно! – сказал Артем. – Руль сломаешь, чем тогда рулить будем?!

Но Банда никак не хотел успокаиваться. После того как они оказались в относительной безопасности, у него, как всегда, началась нервная разрядка.

Эта разрядка иногда принимала самые бурные формы. Злость передалась и спокойному до этого Артему Прищепову. На самом-то деле Банда всего лишь пытался показать девушке, что они не замышляют против нее никакого зла. Девушка должна была поскорее выйти из нервного шока и рассказать все то, о чем знала или хотя бы догадывалась.

– Я бы их!.. – Артем так разозлился, что даже не мог подобрать слов. – Да я бы!.. Это же надо выдумать такое. Люди, можно сказать, в гости приехали, даже без стволов в карманах, – это я про себя. Просто по душам поговорить, и все… А тут идиоты какие-то.., душат.., крыша съедет от такого…

– Ты говори, говори, – кивнул Банда, – только не забывай на дорогу сзади посматривать.

– Зачем?

– Хоть при деле будешь, – Бондарович с обидой припомнил, как Артем даже не попытался придти ему на помощь в доме.

– Куда мы едем? – спохватился Прищепов.

– В Новый Свет.

– Какого черта?

– Нужно же куда-то пристроить нашу подругу. У меня там есть знакомые. Во всяком случае, я знаю, где их дачи, и они не обидятся, если мы подселим им квартирантку. Если хочешь, и ты можешь остаться с ней, все равно толку от тебя почти никакого.

Услышав одобрительное «почти». Прищепов проглотил остальное – он-то боялся услышать что-нибудь похлеще.

– Без тебя я бы пропал, – признался он.

– Это еще не значит, что не пропадешь со мной – Типун тебе на язык.

Дорога, пройдя долиной, забирала в горы. Иногда в промежутке между вершинами вспыхивало море. Справа отвесная стена скал уходила в темноту. Слева то и дело черными битумными озерами возникали провалы. Но Банда не сбрасывал скорость даже на крутых поворотах.

«Теперь я понимаю, почему Прищепов без умолку ругается – он просто боится остаться наедине со своими мыслями. Он так заглушает страх. Не буду ему мешать», – великодушно подумал Александр Бондарович.

Пока Артем ругался, все больше распаляясь, Бондарович пытался смоделировать ситуацию, в которую могли бы уложиться и их приезд, и происшедшее в особняке Ничего не говорило о том, что нападение на девушку, которая сейчас дремала, уютно устроив голову на плече Артема Пришепова, как-то связано с их приездом. Банда рассудил, что, наоборот, никак не связано. Просто так уж случилось, на счастье девушки, что он там оказался.

Александр сперва подумал, что они могли даже просто-напросто ошибиться адресом и оказаться не в том доме, куда им следовало попасть. Однако он предпочел оставить эти мысли при себе, только бросил беглый взгляд в зеркальце заднего вида и спокойно сказал, обращаясь к Артему:

– По-моему, тебе представится возможность надрать кому-нибудь задницу. И значительно раньше, чем ты думаешь. Так что очнись, приятель, и возьми себя в руки.

– Что?! – не сразу сообразил разозленный Артем. – Что ты сказал?!

– По-моему, сейчас нас опять хотят взять на испуг, – сказал Банда еще более флегматичным тоном. – Глянь-ка, что сзади делается.

Артем Прищепов посмотрел в зеркало заднего вида и робко ухмыльнулся. В темноте позади бледными точками светились фары двух машин.

Неопытному человеку могло показаться, что Это просто случайные ночные попутчики, с которыми они вынуждены ехать одной дорогой по воле судьбы.

Но Банда не был неопытным человеком. Он прекрасно понимал, что на той скорости, на которой он ведет машину, случайных попутчиков попросту быть не может. Тем не менее машины, которые ехали за ними, не только не отставали, но и постепенно догоняли их пронизывающий пространство «БМВ».

Объяснить это можно было только тем, что преследователи обладали более мощными машинами. А более мощные и скоростные, чем «БМВ», марки машин можно по пальцам пересчитать. Сопровождение явно не было случайным. Их кто-то преследовал, и делал это очень профессионально.

Артем не стал высказывать свои догадки Банде. прекрасно зная, что тот думает о том же и ищет решение неожиданно возникшей проблемы. Артем с надеждой посмотрел на бесстрастного Бондаровича.

«Если сегодня он сумел отвести беду, то отведет и еще раз», – рассудил Прищепов.

Однако на этот раз Артем ошибся: Банда вовсе не искал никакого решения – он его уже давным-давно нашел и теперь только присматривал место, где это решение, может быть, и не самое лучшее и безопасное, но зато самое простое и при этом еще и дающее возможность отвести душу, можно было реализовать наиболее успешно.

Сейчас он до боли в глазах всматривался в местность, стремительно проносившуюся по обе стороны дороги. Свет фар был не самым лучшим помощником в этом. Он хорошо освещал дорожное покрытие, но все, что находилось справа и слева, толком разглядеть не удавалось. То и дело фары вырывали из темноты мрачную рубчатую поверхность скал, почти вплотную подступавших к дороге.

– Надоело! – воскликнул Банда, выключая фары.

– Ты что, с ума сошел? – вырвалось у Прищепова.

– Так лучше…

Теперь Банда уже мог рассмотреть кое-что и за пределами шоссе – включилось ночное зрение, хотя и мешали огни идущих следом машин. Прищепов с сомнением покачал головой, затем подозрительно покосился на Бондаровича.

– Ты уверен?

– Лучше молчи и ни о чем не спрашивай.

– Почему?

– Останемся живы, будет время поговорить, а если нет, то и разговор ни к чему.

Банда пока не рисковал остановиться и гнал машину дальше и дальше, хотя давно уже был готов к новой схватке. «Что поделаешь, если ты один, то имеешь право рисковать, но с тобой еще двое. Два плюс один…» – усмехнулся Александр Бондарович.

Автомобили преследователей были уже совсем близко от их машины, когда Банда наконец-то увидел то, что ему требовалось. Прямо рядом с шоссе, прилепившись к подступающей к самой дороге скале, которая возвышалась неприступной черной стеной, уходящей в неизвестность, возникла небольшая автостоянка. На ней в этот поздний час не было ни одной машины, ни одного человека. Почти не сбрасывая скорость, Банда повернул машину на эту стоянку и затем так резко затормозил, что «БМВ» пошел юзом и, чуть не ударившись о скалу, остановился, развернувшись почти на сто восемьдесят градусов.

Александр еще на ходу заглушил мотор и выключил зажигание, чтобы не вспыхнули огоньки стоп-сигналов. Только фары преследующих их машин светились теперь в темноте. Они были уже совсем близко.

– Оставайтесь здесь, – прошептал Банда Артему. Прижатый впавшей в оцепенение девушкой, тот застрял на заднем сиденье, не имея возможности выбраться из машины и укрыться в более безопасном месте. – Я пойду погуляю немного.

– Как? Куда?

– Возьми пистолет, но только не стреляй, – предупредил Прищепова Банда. Тот растерянно огляделся:

– Пистолет?

– Ты совсем очумел, Артем, – Бондарович с усилием всунул ему в руку оружие и сжал его пальцы. Тот даже не заметил, что «Макаров» стоит на предохранителе и патрон не дослан в патронник.

– Что делать? – спросил Прищепов.

– Положись на меня.

– А с ней?

– Пусть сидит, и лучше не буди ее.

Сказав это, Банда вытащил свой «кольт», выскользнул из машины и исчез в темноте. Теперь он предвидел два варианта развития событий. Первый – если преследователи проскочат мимо, не заметив машину на стоянке. Это казалось вполне вероятным, но слишком простым. В таком случае надо было немного выждать и затем последить, куда они поедут.

«Вновь та же проблема. Я не один», – скрежетнул зубами Александр.

Второй вариант: их заметят. Вернее, заметят машину, в которой сидят Прищепов и девушка. К этому варианту Бондарович тоже был готов.

– Преследователи, не ожидавшие того, что их вероятная жертва рискнет остановиться, проскочили было мимо, но тут же, причем на удивление быстро, заметили, что шоссе впереди пусто, сориентировались и, развернув машины, направили их к стоянке.

Теперь, когда они выруливали на нее, отрезая затаившейся там машине с выключенными фарами путь к отступлению, Артему казалось, что все кончено.

Он покрепче сжал пистолет, так и не догадавшись снять его с предохранителя.

Две машины оказались приземистыми спортивными автомобилями фирмы Бугатти – не было ничего удивительного в том, что они так легко догнали Банду и Артема. Преследователи остановились неподалеку от красного «БМВ», обложив его с двух сторон и осветив фарами, и казалось, будто ничто уже не может защитить сидевших в «БМВ» мужчину и девушку. Это ощущение усилилось, когда дверцы обоих «бугатти» с громкими хлопками распахнулись и из них, громко переговариваясь, выбрались четверо мужчин. Они не таились и не торопились, уверенные в своей полной безопасности. Продолжая весело переговариваться и даже шутить, они направились к «БМВ».

Ни жив ни мертв, Артем сидел на заднем сиденье, прижимая к себе девушку, и не без страха следил за людьми, которые все ближе и ближе подходили к нему.

– Сейчас мы тебе задницу надерем! – донесся до него чей-то грубый голос, и Артем прекрасно понял, что одной только задницей дело тут не закончится.

Он не мог понять только одного: почему медлит Банда, бросивший его, как ему вдруг показалось от страха, на произвол судьбы. Конечно, Артем прекрасно знал, что Александр, даже если сам будет истекать кровью, ни за что не оставит его без помощи. Но теперь, когда Бондарович был цел и невредим и все-таки не появлялся, панические мысли сами собой закрадывались Артему в голову.

Преследователи подошли уже совсем близко, а Банда как будто сквозь землю провалился. Верзила с квадратным лицом уже взялся за ручку дверцы, собираясь ее распахнуть.

Артема хватило на то, чтобы заблокировать дверцы, хоть он и сознавал, насколько ненадежна эта мера защиты против людей, приближавшихся к нему. Машина заперта, бандиты могли сразу же открыть стрельбу.

– Ну ты, фраер, выходи, – прошипел один из преследователей, остановившись возле машины.

Артем, не мигая, смотрел на него. Рука мужчины коснулась никелированной ручки дверцы Дверца не поддалась.

– Осторожно, у него пистолет, – прозвучал хрипловатый голос.

– Вижу. Слушай, парень, ты мне не нужен. Отдай девчонку, и можешь ехать себе дальше.

Артем вжался в сиденье. Эта фраза доконала его «Теперь точно пиздец, – подумал он. – Я сижу в их машине, в особняке два трупа их приятелей, а они обещают меня не трогать».

Верзила с квадратным лицом резко распахнул куртку. В лунном свете блеснул вороненой сталью пистолет.

– Я давно мог бы тебя пристрелить – сам не знаю, почему до сих пор этого не сделал. Отдай девчонку и сматывайся побыстрее.

Рука Артема словно сама собой потянулась к фиксатору дверцы. На квадратном лице появилась улыбка.

«Даже стекло разбивать не придется», – подумал бандит. Теперь он был уверен, что все улажено На какое-то время все нападавшие расслабились, посчитав, что пик акции миновал, и за это им сразу же пришлось поплатиться, потому что Банда вовсе не был так беспечен, как они. В то мгновение, когда один из бандитов взялся за ручку дверцы «БМВ», а остальные беззаботно наблюдали за его действиями, Бондарович открыл стрельбу.

Стрелял он бегло, но ни разу не промахнулся.

Освещенные фарами собственных автомобилей, преследователи представляли собой прекрасные мишени, в то время как сам Банда хотя и находился в пятнадцати шагах от них, но оставался совершенно невидимым в полной темноте.

С такого расстояния Банда просто не мог промахнуться. Первым, получив пулю, вскрикнул тот бандит, который стоял у самой машины. Артем явственно видел, что рука бандита все еще продолжает сжимать ручку дверцы «БМВ», когда сам бандит был уже мертв.

В ответ прозвучало всего два выстрела Их сделал самый молодой из бандитов. Парень успел броситься ничком на землю и откатиться к своему автомобилю. Он стрелял на вспышки пламени, вырывавшиеся из ствола «кольта», но каждая новая вспышка возникала в новом месте. Банда выстрелил еще раз, а затем с разбегу вскочил на крышу «бугатти», намереваясь оттуда спрыгнуть на своего противника. В последний момент ему пришлось изменить план, потому что он увидел нацеленный на него пистолет.

Выстрел – и парень упал с простреленной головой на пыльный, горячий после знойного дня асфальт.

Банда устало вздохнул. Четыре трупа, и не у кого спросить, кто они такие были и чего хотели.

Артем напомнил о своем существовании негромким покашливанием. Он все еще не выпускал из объятий девушку, но уже пытался выбраться из машины.

– Теперь я в порядке, – тупо проговорил он.

– Не думаю, – ответил Банда и силой забрал у него пистолет.

Девушка глядела на Бондаровича абсолютно безумным взглядом, губы ее дрожали, она не могла вымолвить ни слова, но пока никто и не просил ее об этом – Я в порядке, – повторил Прищепов тоном. который говорил об обратном. Передав девушку Банде осторожно, как передают заряженный гранатомет, он уселся на землю, прислонился спиной к колесу «БМВ» и вытер рукой мокрый лоб.

– Да, – сказал он, покачав головой, – еще немного, и я бы подумал, что ты нас оставил.

– Артем, я не бросаю даже ревнивых женщин. хотя они этого и заслуживают.

Прищепов явно не был намерен шутить. Он как завороженный смотрел на узкий ручеек крови, который приближался к его кроссовкам. Кровь то лоснилась жирным блеском, то внезапно покрывалась невесомой пылью. Артем исчерпал себя за этот вечер – у него не было сил даже отодвинуться.

– Эй, Прищепов!

– Что?

– Проснись.

Артем ухватился рукой за крыло машины и поднялся. Ручеек крови, словно передумав, резко изменил направление и весь стек в широкую трещину, оставив на асфальте блестящий, будто лакированный след.

– Я не сплю.

– Знаешь, всех людей можно разделить на две группы. Одни блюют, когда видят окровавленный труп, другие – нет, – попытался успокоить Прищепова Банда.

– Знал бы ты, как мне тяжело сдерживать рвоту, – попробовал улыбнуться Артем.

Банда почувствовал себя неловко. Он поддерживал под руку девушку, имени которой еще не знал, и сам не отдавал себе отчета в том, что, собственно, происходит, а ведь ему предстояло объяснять смысл происшедшего и девушке, и Артему. Банда с беспокойством поглядывал на девушку, а та смотрела на него совершенно равнодушно. Мысли ее, казалось, находились где-то далеко от этого места.

Стоит двум мужчинам остаться наедине с привлекательной женщиной, и между ними неизбежно начинается соперничество. Банда поймал себя на том, что ему хочется как-нибудь уколоть Прищепова, чтобы самому оказаться в выигрышном свете.

Он выругал себя за это.

«Ты в конце концов не на отдыхе и не собираешься завести пляжный роман,» – подумал он.

Тем женщинам, с которыми ему приходилось иметь дело раньше, если не считать Алины Большаковой, по большому счету не нужна была его защита, – скорее ему самому приходилось защищаться от них, даже если он официально и выполнял при этом роль телохранителя. Женщины всегда представляли для него опасность, потому что он не мог видеть в них врагов. Вот и теперь перед ним было совершенно беззащитное существо. Девушка не просила о помощи, но в помощи нуждалась, и Банда вдруг почувствовал, что если и хочет кого-то защитить, то именно ее, пусть даже ему за это ничего не заплатят, пусть даже платить придется ему самому, причем скорее всего сумму немалую.

О том, что дело обернется именно так, догадаться было совсем не трудно. Стоило только взглянуть на четыре трупа и прибавить к ним еще два в особняке, и сразу же становилось понятно: стоит эта девушка немало, а защита ее будет стоить еще больше.

Вот только найдется ли кто-то кроме них, кто возьмется ее защищать? Ответить на такой вопрос сейчас было невозможно, но Банда понимал, что раньше или позже отвечать на него придется. Бондарович посмотрел на Артема и увидел, что тот наконец-то смотрит на него трезвым и серьезным взглядом.

– Да, – вздохнул Артем и покачал головой, – если и дальше так дело пойдет, то их, – он покосился на одного из убитых, – скоро прибавится.

– Не бойся, – усмехнулся Банда и взглянул на девушку, – это не самое страшное. Как-нибудь все уладим.

– Не по мне такие дела.

И в этот момент они услышали шум мотора. По дороге ехала еще одна машина.

Конечно, ее появление могло быть чистой случайностью: какой-нибудь припозднившийся любитель ночных развлечений, спешивший домой… Однако сегодня ни Артем, ни Банда ни в какие случайности уже больше не верили. Время случайностей для них, по-видимому, надолго миновало.

Конечно, оставалась надежда на то, что даже сообщники преследователей могут просто никого не заметить в темноте и проехать мимо. Стоянка находилась в стороне от дороги, но все-таки рисковать не стоило. Слишком уж живописная картина открывалась на стоянке.

Времени на размышление не оставалось. Банда предоставил девушку самой себе, бросился к спортивным машинам и погасил их фары. Стоянка сразу же погрузилась в темноту, скрыв место перестрелки и ее участников, живых и мертвых. Теперь можно было не бояться того, что проезжающий мимо водитель что-либо сможет рассмотреть в кромешной тьме южной ночи.

На всякий случай Банда продолжал сжимать в руке «кольт». Для надежности стоило отогнать машины в укромное место, но делать это сейчас он не решался, боясь поднять шум, который обязательно отозвался бы среди гор громким эхом и сразу их выдал бы.

И все-таки, несмотря ни на что, в глубине души Банда почти не сомневался в том, что проезжающая теперь мимо стоянки машина оказалась здесь случайно. Было бы уж совсем невероятно, если бы еще кто-нибудь решил преследовать их в такой кромешной тьме.

Девушка как-то странно посмотрела на Бондаровича. Впервые в ее глазах блеснуло что-то кроме страха.

– Спрячься за машину, – посоветовал Банда.

– Хорошо, – произнесла она первое за все время их путешествия слово.

– Это случайная машина, тебе ничего не угрожает, – произнес Бондарович.

Она кивнула.

Артем тоже считал новую погоню совершенно невозможной. Чтобы столько совпадений за один день! И все-таки они ошиблись. Поравнявшись со стоянкой, машина остановилась. Напряженный слух Банды и Артема, которые затаились, почти перестав дышать, сразу же уловил, как выключился мотор. Потом хлопнула дверца, и кто-то, осторожно ступая в темноте, вышел на дорогу.

Это был один человек, он не прятался, не осторожничал – можно было вздохнуть с облегчением.

Кем бы приехавший ни был, но он был один, а это означало, что опасности нет. Тем не менее они не спешили обнаруживать свое присутствие. Мало ли кто мог бродить в темноте и мало ли что ему здесь нужно. Всем будет лучше, если он все-таки их сейчас не заметит. Лишний свидетель ни к чему. Вот если незваный гость выкажет признаки агрессивности или хотя бы двинется в их сторону, тогда совсем другое дело. А сейчас лучше затаиться и не обнаруживать своего присутствия раньше времени. Однако невидимый человек, похоже, и не собирался никуда идти. Он топтался на месте возле своей машины и скорее всего тоже прислушивался. Что ж, им некуда было спешить. Пусть слушает хоть до посинения. Чего-чего, а терпения у них хватит. Они могли оставаться в полной неподвижности хоть до самого рассвета. Терпение и выдержка, эти важнейшие свойства настоящих бойцов, не раз спасали Александру и Артему жизнь еще во время войны в Афгане, где и выковывались их характеры. Сейчас, после недавней схватки, было даже неплохо перевести дух и посидеть, вслушиваясь в тишину.

Однако тишина длилась недолго. Внезапно человек закричал:

– Эй!

Это было настолько неожиданно, что и Банда, и Артем одновременно вздрогнули, причем Артем чуть не выронил свой пистолет и покосился на Бондаровича. – не заметил ли тот его дурацкой оплошности.

Но Банда ничего не заметил. Он и сам был ошарашен этим неожиданным криком.

– Роза!!! – кричал человек низким гортанным голосом. – Роза! Ты здесь?! Отзовись, пожалуйста!

Банда чуть не расхохотался: мужик где-то бабу свою потерял и теперь ездит, разыскивает ее по кустам. Однако в следующее мгновение он удивился еще больше, потому что девушка, которая до этой минуты вела себя так тихо, что он даже позабыл о ее существовании, вдруг задергалась в его руках, вырвалась и устремилась к дороге с криком:

– Я здесь, папа! Я иду!

Банда остолбенел от неожиданности и не побежал следом за девушкой, а только встал в полный рост. Правда, этот столбняк продолжался недолго.

Уже в следующее мгновение он пришел в себя и бросился вдогонку за девушкой. Ему совсем не хотелось ее сейчас упускать.

А девушка тем временем уже подбежала к мужчине и бросилась к нему в объятия. Разглядеть лицо мужчины было невозможно – фары светили ему в спину.

– Папа.., папа… – приговаривала девушка и плакала навзрыд, как будто только сейчас осознав, что ей пришлось пережить.

– Доченька моя.., доченька… – приговаривал мужчина и гладил ее по волосам, – как маленькую.

От этих его слов девушка расплакалась еще пуще. Она уткнулась лицом в грудь мужчины и вся так и затряслась от рыданий.

– Ничего, доченька, ничего… – мужчина поглаживал ее по спине. – Сейчас мы поедем домой…

Сейчас поедем… Твой папа приехал, и теперь никто не сможет тебя обидеть… Ни один человек.

– Да… Да, папа… – бессмысленно повторяла девушка. – Никто. Поедем домой. Я очень хочу домой, папа.

– Поедем, – кивнул ее отец и распахнул дверцу машины. – Садись, доченька.

Они уже собирались усесться в машину, но тут подоспел Александр Бондарович.

– Куда это ты собралась? – подойдя к приземистой машине, спросил он. – Мы еще не все вопросы решили, а ты уже уезжать надумала.

Подошел и Артем Прищепов. Он встал рядом с Бандой и произнес:

– Сперва нужно кое-что выяснить.

Банда ожидал, что мужчина сразу же начнет выяснять отношения, и приготовился к этому, но все произошло совсем по-другому. Услышав голоса, отец девушки быстро наклонился, включил свет фары-искателя своего автомобиля и развернул ее. Это было проделано настолько быстро и ловко, что Артем не успел ни спрятать лицо, ни отступить в тень. Он вдруг оказался на свету и даже прикрыл глаза ладонью, ослепленный неожиданной вспышкой света.

Бондарович же успел отступить в сторону.

Артем наконец отвел руку от глаз и приготовился дать отпор, но внезапно воскликнул:

– Черт!

Отец девушки вовсе не собирался воспользоваться своим преимуществом – он стоял на месте и просто смотрел на Артема.

– Рахмет… – вырвалось у Александра Бондаровича.

Перед ним стоял Рахмет Мамаев собственной персоной. Рахмет Мамаев, тот самый человек, к которому они сюда приехали, и был отцом девушки, которую они совсем недавно спасли от смерти.

В общем-то в этом не было ничего особенно удивительного. Почему бы девушке, оказавшейся в доме, где они должны были встретить Рахмета, и не оказаться его дочерью? Что тут сверхъестественного?

Банда вышел из темноты.

– Здравствуй, Прищепов, – спокойно проговорил Мамаев, – вот ты и явился. А это кто? – покосился он на Банду.

– Мы вместе, – пояснил Артем.

Мамаев некоторое время сверлил Бондаровича взглядом, пытаясь понять, видел он его когда-нибудь или нет.

– Мы раньше не встречались, – недружелюбно проговорил Рахмет Мамаев, но как-то уж слишком уверенно.

– Да это же… – начал было Артем и покосился на Бондаровича.

– Поговорим об этом попозже, – глухо ответил Банда. – Сперва дела.

– Да, – губы банкира искривила неприятная улыбка, так хорошо знакомая Бондаровичу. – Конечно, сперва – дела.

«Притворяется или нет? – думал Банда. – В конце концов в том, что я его помню, нет ничего удивительного, ведь встреча с ним перевернула мою жизнь, вернее, не дала ей перевернуться. А я для него кто? Таких, кому он помог или кого утопил, – много… Но Прищепова он ведь помнит!»

Глава 3

Александр и Артем сидели в большом удобном офисе Мамаева в коктебельском филиале банка «Черноморский» и завтракали: ели вполне сносные бутерброды и запивали их горячим чаем. После ночного приключения Рахмет Мамаев привез их прямо сюда и уложил спать на мягких кожаных диванах, а сам повез домой свою дочку Розу. И вот сейчас, когда они проснулись, их уже ждал завтрак. Заботливая. миленькая, похожая на школьницу секретарша Мамаева хлопотала вокруг них так, словно они были самыми близкими родственниками ее хозяина.

– Послушай, дорогая, – вдруг вкрадчиво спросил Банда, когда она начала собирать посуду, оставшуюся после их завтрака. – А что, ваш босс… Он какой человек? Хороший или плохой?

– Что? – секретарша притворилась, будто не поняла, что он имеет в виду.

– Ну, к людям как он относится? – не отставал Банда. – Хорошо или плохо?

Секретарша не ответила. Она покачала головой и развела руками, показывая, что о хозяевах плохо не говорят, а ничего хорошего сказать она не может Потом она многозначительно обвела взглядом комнату, намекая на то, что в этом месте лучше ни о чем важном не разговаривать.

Стоило ей только убрать со стола, как дверь офиса распахнулась и вошел сам Мамаев, радостный, довольный, чисто выбритый и вообще выглядевший так, словно он очень хорошо отдохнул, прежде чем явиться сюда, а не носился всю ночь по горным дорогам в поисках потерявшейся дочери. На нем был новый дорогой костюм. Казалось, будто в жизни банкира не возникало никаких сложностей и трудностей, не говоря уже о процентах, которые дамокловым мечом висели у него над головой. Создавалось впечатление, что вся его жизнь – лишь непрерывный поток самых разнообразных радостей и утонченных удовольствий.

– Ну как дела? – бодрым голосом спросил он. – Хорошо отдохнули?

Александр Бондарович кивнул, как бы говоря, что все в порядке и беспокоиться нечего. Артему тоже не хотелось ударить в грязь лицом перед собранным и уверенным в себе банкиром, поэтому он и старался выглядеть как беззаботный отдыхающий, приехавший в гости к своему старому боевому приятелю и помышляющий теперь только о том, чтобы выпить с ним хорошего виноградного вина, вспомнить оставшиеся в далеком прошлом кровавые боевые будни и унять боль старых ран на жарком южном солнце.

– Вижу, что все отлично!.. – радостно развел руками Мамаев и добавил, словно о чем-то несущественном:

– Тогда, может быть, поговорим о делах?

Если, конечно, вы не возражаете. А может быть, все-таки хотите еще немного отдохнуть? Говорите, не стесняйтесь. У нас для этого все есть. Скучать не будете.

– Нет, – решительно покачал головой Банда, – мы не устали. Давно пора за дела приниматься. И так много времени зря потрачено.

– Ну о делах так о делах, – еще шире развел руками Мамаев. – С чего начнем?

Банда сразу понял, что банкир старательно избегает всяческих напоминаний о событиях прошедшей ночи, старается держаться так, будто ничего не случилось. Не хочет он и говорить о том, встречался ли он с Бандой раньше.

– Мы прямо здесь будем разговаривать? – удивленно спросил Артем и посмотрел по сторонам внимательно и подозрительно, как ищейка на охоте.

Весь его вид намекал на то, что у здешних стен могли оказаться уши.

Мамаев с удивлением посмотрел на Артема и утвердительно кивнул:

– А почему бы и нет! Это мой личный кабинет.

Здесь посторонних не бывает.

– Ну что ж, – развел руками Артем, – здесь так здесь. Вам виднее.

Но прежде чем Банда и Мамаев начали разговор, Прищепов встал и начал осматривать помещение, исследовать электропроводку, электроприборы и электронику. Офис ломился от всего этого добра Артем осмотрел выключатели, лампочки, телефонные аппараты, компьютеры и факсы. Даже кофеварка и печь СВЧ не ускользнули от его внимания Банда и Рахмет Мамаев с интересом наблюдали за его действиями.

– Так я и думал, – сказал наконец Артем, обшарив комнату. – Полагаю, найдутся места и поспокойнее, чем это.

– Ты же вроде бы ничего не обнаружил? – изумился Рахмет Мамаев.

– Да-да, я искал запонку. Она закатилась под диван, оттуда мне ее не достать.

Произнося эти слова, Артем приложил палец к губам, приказывая Банде и Рахмету молчать – подслушивающая аппаратура работала.

До этого неуклюжий и неловкий, Артем преобразился. Он специально не показывал до поры до времени того, что отыскал, желая удивить хозяина по-настоящему. А удивлять было чем Закончив поиски, Артем принялся демонстрировать Рахмету Мамаеву то, что обнаружили его острый опытный взгляд и умелые руки.

Несколько крохотных, но от этого не ставших менее коварными «жучков» притаилось в самых различных местах: в телефонном аппарате, в плафоне настольной лампы и даже под рабочим столом самого Мамаева.

– Видите, – спокойно сказал Артем, взглядом указывая на подслушивающие устройства, – видите, какая погода хорошая? Не лучше ли нам и в самом деле прогуляться, а потом уже о делах поговорить?

Когда Мамаев увидел «жучки», глаза у него полезли на лоб. «Жучки» были расположены так тщательно и умело, что разговор даже шепотом в любом углу комнаты не представлял никакой тайны для того неизвестного, или, скорее, тех неизвестных, которые, по-видимому, очень сильно интересовались всеми делами и переговорами Мамаева – Действительно, – сказал Банда, показывая Артему большой палец, – пойдем прогуляемся. Подышим с утра кислородом.

– Ладно, – с неудовольствием в голосе произнес Мамаев, виртуозно изображая разгневанного бизнесмена, которого в разгар рабочего дня оторвали от дел. – Слово гостя для меня – закон.

* * *

Погода, в отличие от вчерашней, стояла неважная. Небо было затянуто черными тучами. Моросил легкий дождик, на улице почти не было прохожих.

Теперь, после того как Артем показал ему «жучки», Мамаев стал очень осторожным и не решался говорить о делах даже в машине. Только после того, как они выехали на серую бетонную набережную, где в дождливую погоду никого не было, и вышли и.3 Машины, он опять начал говорить.

– Видите, – вздохнул он, – насколько неважно обстоят мои дела. Нет, сказать «неважно» – это значит ничего не сказать. Честно говоря, меня обложили, как зайца.

Он опустил голову и задумался. Теперь это был совсем не тот бодрый, подтянутый и уверенный в себе банкир, которого они совсем недавно видели в офисе. Рядом с Александром Бондаровичем и Артемом Прищеповым находился смертельно уставший, насмерть перепуганный человек, который уже почти утратил способность управлять своими эмоциями и действиями.

– Да уж, – с сожалением вспоминая боевого полковника, которого он видел в Афгане, кивнул Банда, – что и говорить. Хуже некуда.

Артем Прищепов промолчал. Как профессионал он знал, что даже в таких безлюдных местах при желании можно подслушать все, о чем они сейчас говорят – для этого у других профессионалов тоже имеется достаточное количество всяких устройств и приспособлений, – и теперь он внимательно осматривал окрестности. Вокруг не было не только машин и людей, но даже мало-мальски подходящих укрытий, и Артем одобрительно кивнул, оценив уединенность места, в которое привез их Мамаев.

Однако и санкции Артема теперь банкиру казалось мало. Взяв друзей под руки, как будто они и в самом деле были праздношатающимися курортниками, вышедшими в непогоду подышать целебным морским воздухом, он не торопясь повел их на длиннющий, уходящий далеко в море пирс, к которому в обычное время подходили прогулочные суда и на котором любили располагаться рыбаки. Теперь пирс обезлюдел. Соленые брызги прибоя, смешанные с дождем, осыпали мужчин. На самом конце пирса возвышался небольшой маяк, который сейчас, в светлое время суток, не работал. Прогулочные суда перегнали в бухту Янышар, чтобы укрыть их от волн.

Бухту надежно прикрывал со стороны открытого моря мыс Хамелеон. Этот мыс, сложенный из вулканического пепла и так хорошо знакомый Александру Бондаровичу по акварелям Максимилиана Волошина и картинам Айвазовского, был теперь, казалось, совсем рядом, стоило только протянуть руку.

О лучшем месте для серьезного разговора нельзя было и мечтать. Рев волн мог перекрыть даже громкую речь, сделав ее недоступной для самой совершенной аппаратуры подслушивания.

– Ну так вот, – не очень уверенно начал Мамаев, когда они прошли не менее половины пирса, – вы уже слышали, наверное, о тех неприятных обстоятельствах, в которых я оказался.

– Да уж, – подтвердил Банда. – Иначе бы нас здесь не было.

– Поставлены в известность, – коротко сказал Артем, чтобы тоже что-то сказать.

– Ну так вот, – продолжал Мамаев, – тогда вы, конечно, знаете, что я должен вернуть большие деньги. Очень большие деньги!

– Мы и приехали за этими деньгами, – не стал сдерживать усмешку Александр Бондарович. Он подумал, что Мамаев хочет сделать вид, будто не так давно начал вести дела с людьми, подобными тем, которые прислали сюда его и Артема, будто он еще не понял как следует всех правил игры и не оценил серьезности ситуации.

– Все на самом деле очень просто, – миролюбиво сказал Банда, стараясь не противопоставлять себя и Артема банкиру. – Вы отдаете нам деньги плюс набежавшие проценты, и мы спокойно уезжаем. Вот и все.

– Действительно, – грустно усмехнулся Мамаев, – как все просто. Я отдаю вам деньги, и вы спокойненько с ними уезжаете.

– Точно, – кивнул Банда, – точнее не скажешь.

Нас прислали сюда не для того, чтобы выколачивать из вас эти деньги – жечь утюгом живот, вырывать ногти, насиловать вашу дочь и резать скот.

– Какой еще скот? – растерянно спросил Мамаев, которого грустные мысли отвлекли от слов Бондаровича. – У меня нет никакого скота.

– Это я так просто сказал, – усмехнулся Банда. – У вас внимание рассеялось. Нужно было брякнуть что-то абсолютно идиотское, чтобы вы снова вернулись в реальный мир. Случается, впрочем, что и скот режут… Но я не это имел в виду.

– Точно, – кивнул Артем Прищепов, – мы не мясники. Скот не режем.

– Не мясники, – подтвердил Банда, – да и ваши кредиторы, по-моему, вполне приличные люди. Они разыскали Артема, поскольку знали о нашей службе в Афганистане, и попросили меня и его приехать сюда, в Крым, с единственной целью – быть возле вас до того момента, как вы отдадите долг. Долги так или иначе придется отдавать. Но, как я понимаю, выколачивать их никто пока не собирается – для этого прилетают совсем другие птички, с длинными, очень острыми перьями. А мы только забираем деньги, и все… Нам от вас ничего не нужно – нам нужно только деньги довезти в целости и сохранности. Если не можете отдать сразу все, платите частями с учетом процентов.

– Это я понимаю, – кивнул Мамаев, – и полностью с вами согласен. Но беда в другом. Беда в том, что у меня нет таких денег. У меня вообще нет денег. Совсем никаких. Я гол как сокол.

– Ну да, – недоверчиво улыбнулся Банда. – Как же, гол как сокол. А банк? А то, что у вас в порту припасено? Я приехал сюда, чтобы договориться. А если вы не хотите по-хорошему, то приедут другие люди, к которым мы не имеем никакого отношения.

– Так я же хочу! – перебил его Мамаев. – Как это не хочу? Но денег у меня и вправду нет. То, о чем вы сейчас говорили, – это просто фикция, не более чем видимость благополучия. На самом деле я гол. Я поставил на сделку с теми, кто вас прислал сюда, все, что имел. Все, до копеечки. Слишком уж выгодно объединить то, что имеется здесь, с тем, что есть кое у кого в Москве. Они теперь уже контролируют Балтику и стремятся объединить перевозки товара в порты Балтики и в порты на Черном море. После того как Украина отвалила в сторону со всеми своими портами, Новороссийск становится главным черноморским центром. Ради такого дела, несомненно, стоило рискнуть. Вот я взял да и рискнул. Дело казалось мне беспроигрышным: я украинский гражданин, моя дочь – российская гражданка. Родственные связи всегда сильнее деловых.

– И проиграл, – хмыкнул Артем.

Рахмет на это ничего не ответил и грустно развел руками.

Банда тоже промолчал и только внимательно вслушивался в то, что говорил Рахмет. Конечно, кое-что ему было известно. Но все-таки некоторые подробности о собственных проектах и о планах своих хозяев Адвокат оставил при себе. Сейчас же, после слов Рахмета, перед Бандой наконец-то открывался весь грандиозный план, связывающий через стоявшего рядом с ним человека север и юг, Москву, Новороссийск и украинский Крым Мамаев говорил сейчас только общими фразами, опуская детали, но и того, что услышал Банда, было достаточно, чтобы понять: деньги, когда-то пущенные в оборот с целью их приумножения и одновременного сокрытия от пристального взгляда спецслужб, теперь стали частью истории, о которой рассказывал Рахмет, обросли по дороге новыми хозяевами, каждый из которых почему-то считал их своими.

"О какой сумме на сегодня все-таки идет речь?

Счет идет не на сотни тысяч – это смешная сумма, если говорить об устранении пусть и не самого президента, но кандидата на этот пост. Тут наверняка миллионы… – подумал Бондарович. – Главное теперь – не спугнуть стаю, дать себя втянуть в разборки между теми, кто претендует на деньги"

Конечно, Мамаев был не единственным втянутым в это дело бизнесменом. Такие дела не делаются с одним человеком, тем более никак не связанным ни с какими теневыми структурами. Впрочем, Банда не сомневался в том, что во всем этом деле Рахмету отведена важная роль. Хотя кто сказал, что Рахмет не имеет связей с теневыми структурами и не рассчитывает на миллионные прибыли? Адвокат Но правду ли он сказал? В этом тоже предстояло разобраться.

– Нет, – внезапно проговорил после довольно долгой паузы Мамаев, – не думайте, что ситуация представляется мне такой уж безнадежной Уверен какой-то выход все-таки найти можно.

– Вот как, – недоверчиво хмыкнул Банда. – И что же это за выход? Лично я вижу только один выход, и никакого другого.

– Деньги можно найти, – сказал Рахмет, понизив голос и даже обернувшись, хотя Артем внимательно следил за тем, чтобы вокруг не появилось незваных гостей. – Я уверен, что они далеко не уплыли.

– Да ну! – присвистнул Банда. – И что же породило такую непоколебимую уверенность?

– То, что произошло ночью, – помедлив, ответил Рахмет – Меня кто-то хочет непременно прикончить. И не только меня, но и мою дочь, единственного близкого человека, который у меня есть.

– Ну так что же, – усмехнулся Банда, – меня вот тоже кто-то все время хочет прикончить. Ничего удивительного, всякое в жизни бывает. Артем подтвердит.

– Нет, – покачал головой Мамаев, – вы, Александр и Артем, совсем другое дело.

Впервые Рахмет назвал Банду по имени, пусть и не уточняя, помнит он его или нет При этом банкир как-то странно улыбнулся, словно его удивил звук собственного голоса.

– Это верно, – кивнул Банда, – мы с вами и вправду на сегодня люди разные.

– Вот именно, – кивнул Мамаев, как будто реплика Банды подтверждала его слова. – Вне связи с этими деньгами я ни для кого интереса не представляю. Эти люди хорошо знают, что я не опустил руки и продолжаю попытки вернуть деньги. Сначала они только обещали прикончить мою дочь, а вчера даже попытались это сделать. Хорошо, что вы появились вовремя.

– Странно, – покачал головой Банда. – И вы, наслушавшись таких угроз, оставили свою дочь без охраны? И себя, кстати говоря, тоже.

– Почему же оставил без охраны? – развел руками Мамаев. – Охрана у нее была.

– Что-то я вчера ее не увидел, – покачал головой Банда.

– Нет, вы как раз видели ее охранников, – вдруг грустно усмехнулся Мамаев. – Те люди, которых вы прикончили ночью у дороги, и были ее охранниками.

Они ехали, чтобы забрать мою дочь и вас в Ялту, но чуток припозднились. А потом, когда они увидели в доме двух покойников и не нашли Розу, они помчались за вами в погоню. Кто же мог знать, что на нее вдруг невесть откуда свалятся спасители?

Артем Прищепов хотел что-то сказать, но Бондарович остановил его легким движением руки.

– Это верно, – кивнул Банда, – вы, Рахмет, человек умный, и сразу сообразили, в чем дело.

Даже не стали удивляться и спорить.

– Меня уже давно ничто не удивляет. Я не моргну глазом, если окажется, "то вы работаете на спецслужбы.

– Вы потеряли веру даже в собственных охранников?

– Приходится. Деньги иногда выделывают с людьми такие штуки… До последнего дня я им верил, вернее, платил, а это для меня одно и то же.

Было странно, что Мамаев так спокойно рассуждает о гибели своих людей и даже не пытается их выгородить. Банда почувствовал какой-то подвох.

«Так не бывает, не бывает. Не может человек, у которого на карту поставлено все, выглядеть таким флегматичным. Или же… Или же он и впрямь потерял голову от страха. У разных людей это по-разному проявляется».

Мамаев, словно прочитав мысли Александра Бондаровича, зябко повел плечами. Его плащ уже успел промокнуть и пошел сеткой складок.

– Вы, по-моему, даже не делаете попытки по-другому взглянуть на события, – сказал Банда. – Ваши люди сильно опоздали. С охранниками-профессионалами такого не случается. На таких машинах отсюда даже в Москву можно вовремя успеть, не то что из Ялты в Коктебель. Да, они угрожали нам, когда нас догнали, но как один процент из ста можно предположить, что они не предавали вас.

Банда прекрасно сознавал вздорность такого предположения, но ему необходимо было разговорить Мамаева. Все-таки банкир являлся единственным выявленным звеном в цепочке передвижения денег, и только начиная с него можно было продолжить поиски.

– Предавали, не предавали – кто сейчас сможет ответить на этот вопрос? – развел руками Мамаев, но потом подумал немного и покачал головой:

– Впрочем, нет, кое-кто все-таки, наверное, сможет.

Да, я думаю, кое-кто сможет. Есть у меня такие люди.

Артем Прищепов почуял опасность и занервничал.

«Хватит мне вести разговор, – решил Банда, – пусть поспорят они, вмешаться, скорректировать я успею всегда».

– Надо же, – возмутился Артем, – как вам повезло! Только что погибли одни ваши люди и тут же появляются другие, которые могут во всем разобраться. Что ж вы деньги такие упустили, если вас столько хороших людей окружает? Вы не боитесь, что и этих ваших людей прикончат?

Мамаев помолчал, глядя на темную воду, которая билась о сваи пирса прямо под его ногами, и вдруг улыбнулся, даже хихикнул.

– Нет, – все еще продолжая улыбаться, сказал он, – этих людей вы не прикончите. Это, наверное, единственные люди, с которыми вам не справиться.

Он опять хихикнул и замолчал.

– Вот как, – удивленно сказал Артем. – И что же это за герои такие?

Мамаев не ответил. Прищепов посмотрел на Банду, но тот, как нарочно, стоял к нему спиной.

– Я знаю, Рахмет, кого вы имеете в виду, – вдруг сказал Бондарович не оборачиваясь.

– Кого?! – выдохнул Артем.

– Нас, – все так же спокойно и даже флегматично сказал Бондарович. – Нас, а кого же еще? Он хочет, чтобы мы отыскали его деньги.

– Что?! – Прищепов даже присвистнул от удивления. – Ты что думаешь – мне жизнь надоела?!

Искать несколько миллионов долларов! Сколько там чисто твоих?

– Пять, – помедлив, ответил Мамаев. – Там пять моих миллионов.

– И ты хочешь, чтобы мы полезли в это дело?! – Артем даже засмеялся, настолько смешной и глупой показалась ему даже самая мысль о том, чтобы ввязаться в такое безумное предприятие. – Нас попросили получить с тебя деньги и привезти их в Москву. Прошлое можно вспоминать, сидя за бокалом вина, но не я и не Сашка хозяева положения, – мы только посыльные. У меня задание сидеть возле тебя и ждать возвращения денег.

"Хватит и того, что я согласился приехать сюда.

Это тоже было безумием, но ничего другого мне не оставалось. Плати по счетам, приятель, и разойдемся с миром", – подумал Артем.

– А если я не смогу отдать деньги? – тихо спросил Рахмет. – Что тогда?

– Тогда бросайся в воду прямо сейчас, – зло ответил Артем. – Это я как вечный должник тебе говорю. По старой дружбе. Меньше мучиться.

Он замолчал и от злости топнул ногой по бетону пирса, на котором они стояли.

– А что тогда будет с вами? – спросил, казалось, ничуть не смутившийся Мамаев.

– Что? – не понял Артем. – Что ты сказал? С кем?

– С вами, – отчетливо повторил Рахмет Мамаев. – Представим себе, что я взял и бросился в море. А что тогда случится с вами?

– А тебе-то какая разница? – почти прокричал Артем. – Ничего с нами не будет. Вернемся домой, и все.

– Ну нет, – покачал головой Мамаев, – ничего хорошего с вами тоже не произойдет. И с твоим бюро тоже. Неужели вы не понимаете: вас прислали сюда именно для того, чтобы вы нашли деньги!

Если бы это было не так, послали бы кого-нибудь попроще. Я думаю, что если вы вернетесь с пустыми руками, то кормить вам рыбу в Москве-реке точно так же, как мне – в Черном море.

Артем почувствовал, как бешенство опять охватывает его, заставляя забыть обо всем, и не мог понять, почему Банда до сих пор молчит.

– Да ты что?! – схватил он Мамаева за грудки. – Кто ты такой, чтобы так со мной разговаривать?! Да я уже дважды мог быть покойником из-за твоей дочери. Какого черта мне из-за твоей семьи головой рисковать, к тому же не ты нам платишь!

Он собирался еще раз тряхнуть Мамаева, который и не думал сопротивляться, как вдруг почувствовал, что кто-то схватил его сзади за руки и крепко сдавил запястья.

Прищепов отпустил Мамаева, который спокойно отошел в сторону, и быстро обернулся. Перед ним стоял Банда.

– Ты что это?! – набросился на него Артем. – Его защищаешь?!

Однако Бондарович только слегка поморщился и сказал спокойно:

– Перестань, Артем. Нечего тут цирк устраивать. Он прав. Чего заедаться?

– Что?! – не поверил своим ушам Прищепов. – Кто это тут прав?! Не понял!

– Он. Он все правильно сказал. Назад без денег нам дороги нет. Прятаться, думаю, ты больше не хочешь. Хватит и того, что было раньше.

Артем уже начал потихоньку остывать, но только не хотел сразу признавать справедливость слов Банды.

– Так и так пропадать, – стараясь держаться как можно более солидно, взволнованно проговорил Артем. – Так почему же не попробовать? Тем более что Рахмет с нами, конечно, за работу рассчитается.

Ведь правда, Рахмет? Не обидишь, если поможем?

– Какие могут быть разговоры?! – радостно закивал Рахмет. – Только спасите меня, а об остальном мы как-нибудь договоримся.

– Вот видишь, – повернулся Банда к Артему, который отошел немного в сторону и упорно смотрел прямо в открытое море, – у тебя есть только один вариант вернуться обратно и сохранить твое агентство: это как можно скорее рассчитаться с Адвокатом…

– Да, – задумчиво кивнул Прищепов, – уж я тогда с ним рассчитаюсь!.. Это точно. Он знал, куда нас отправить.

– Тише, – остановил его Бондарович, покосившись на Рахмета, который, впрочем, старательно делал вид, будто ничего не расслышал. – Опять разошелся! Говори лучше о деле.

– Да-да, – радостно и возбужденно закивал Прищепов, – что делать будем?

– Что делать? – задумчиво повторил Банда, повернулся, внимательно посмотрел на Мамаева и вздохнул. – Что ж, видно, пришла пора рассчитываться с долгами. Это вы, Рахмет, скажите, что произошло. Вы пока лучше всех ситуацией владеете.

– Хорошо, расскажу. Обязательно, – поспешно кивнул заметно повеселевший Мамаев. – Только не здесь. Поехали со мной.

Глава 4

Машина, в которой они ехали из Коктебеля в Ялту, была скоростной, но запас скорости они не могли реализовать на горных дорогах. Тут от них не отстали бы и обычные «Жигули». Одна радость – в просторном салоне можно было сидеть, вытянув ноги.

Автомобиль остановился возле особняка, очень похожего на тот, в котором Банде накануне пришлось ввязаться в бой. Уже по одному этому он и без комментариев хозяина сразу понял, что перед ним дом, в котором живет Мамаев. Однако в отличие от дома в Коктебеле, здесь бурлила и кипела жизнь. Бросалось в глаза большое количество людей – начиная с охранников у входа, и кончая многочисленными родственниками.

– Ничего себе! – присвистнул Банда. – Да тут у вас целая армия!..

– Тоже мне армия!.. – презрительно отмахнулся Мамаев. – Жрать да спать – вот и все, что эти бездельники могут. Армия осталась в Афганистане…

Банда хмыкнул, но промолчал и вместе с безучастным Артемом вошел в дом следом за Рахметом.

Сразу же откуда-то вынырнул молодой человек в белом пиджаке. У него было тонкое женственное лицо и модно подстриженные светлые волосы. Несмотря на бородку, обрамлявшую его нижнюю челюсть, молодой человек очень походил на девушку, особенно движениями.

– Это Алик, – представил его Рахмет. – Он позаботится о том, чтобы вы не скучали, а мне нужно отлучиться – очень ненадолго.

Мамаев повернулся и исчез за одной из многочисленных дверей. Алик стоял и приветливо улыбался, видимо, раздумывая, как лучше ублажить неожиданно появившихся гостей.

– Он займется нами!.. – чуть слышно прошипел Артему на ухо Банда. – Тоже мне дворецкий выискался. Видали мы таких Аликов!..

– Что вы сказали? – любезным тоном спросил Алик и весь изогнулся от желания услужить. – Извините, я не расслышал.

– Ишь прогнулся!.. – сказал Александр Прищепову, повернулся к Алику и проговорил отчетливо:

– Не прогибайся, парень, мне твои достоинства неинтересны. Лучше веди нас туда, где мы сможем наконец отдохнуть. А если ты будешь перед нами прогибаться в коридоре, то мы так весь день здесь и протопчемся.

– Пожалуйста, – казалось, что Алик ничуть не обиделся. – Идемте за мной.

Он провел их в небольшую, но светлую и уютную комнату, указал на глубокие кресла, обтянутые натуральной кожей, и сказал, по-прежнему вежливо и подобострастно, как будто до этого не слышал издевки:

– Садитесь, пожалуйста. Чувствуйте себя как дома. Может быть, желаете выпить?

– Минералки неплохо бы, – сказал Банда, устраиваясь в кресле и наблюдая за тем, как Алик наливает им с Артемом по стакану шипучей воды из большой бутылки, извлеченной из холодильника. Когда запотевшие стаканы оказались перед гостями на журнальном столике, Банда добавил:

– А теперь пойди погуляй. Мы и без тебя развлечемся. С твоими манерами лучше бы нам настоящую девочку прислали.

– Как желаете…

– Не верти задом, – не удержавшись, прошипел ему вслед Прищепов.

Алик по-прежнему не выказал обиды, молча кивнул и вышел, аккуратно притворив за собой дверь.

– Если у Рахмета и охранники такие, – насмешливо сказал Банда Артему, – то у него тут что угодно может твориться.

После ухода Алика их некоторое время никто не беспокоил. Они пили холодную минералку и почти не разговаривали.

"Странный дом, странные люди, – размышлял Александр Бондарович. – Такое впечатление, будто все они живут среди декораций. И я тоже артист – изображаю из себя какого-то приблатненного фраера. Время меняет людей внешне, но не меняет их сущности. Рахмет так и остался верен себе – ему всегда хотелось жить чуточку лучше остальных.

Хоть чуточку, но лучше. А разве теперь ему угнаться за другими? Такие особняки могли поражать воображение при советской власти, но не теперь".

Банда осмотрелся и заметил отсыревшую штукатурку в углу, трещину, наискосок пробежавшую по стене… Правда, в целом дом выглядел ухоженным и богатым. И все же разрушение уже коснулось его.

Взгляд Бондаровича остановился на легком халате, переброшенном через спинку стула. Невесомый шелковый халат, явно женский, еще хранивший очертания тела. Казалось, дотронься – и ощутишь тепло женщины, выскользнувшей из него.

Банда отвел взгляд, но, не удержавшись, вновь посмотрел на халат и ощутил, как что-то вроде легкой щекотки пробежало по его телу. Ему захотелось еще раз испытать это ощущение. Теперь он уже мог рассмотреть на матово поблескивающем паркете еле заметные отпечатки босых женских ног.

«Я мог бы даже накрыть их рукой», – усмехнулся Бондарович. Он начинал злиться на самого себя и на хозяина дома, который куда-то запропастился.

"Ты ведешь себя, как школьник, – укорял себя Банда, – ты позволяешь себе отдаваться эмоциям, тогда как тебе необходимо сохранять трезвость мысли. С одной стороны, это хорошо, что ты сумел угодить Рахмету, спас его дочь – теперь он тоже обязан тебе, но с другой – ты действовал неосмотрительно…

К черту! Я никогда не любил исполнять чужие приказы. Для меня важны только две точки: начало дела и его завершение. Только в эти моменты я внимательно слушаю других и соглашаюсь. Остальное – за мной".

Банда прикрыл глаза – следовало попытаться отдохнуть. Он почти наверняка знал, что окружившая его темнота окажется непродолжительной. Уже не впервые он в такие моменты возвращался памятью к Алине. Это получалось само собой, без малейшего усилия. Наверное, если расслабиться, то обязательно увидишь то, что является для тебя самым приятным. Однако сейчас получилось по-другому.

Он долго видел перед собой темноту, затем она превратилась в какое-то серое марево – что-то вроде дождя с туманом на рассвете. Из него постепенно проступали тени, они окрашивались в еле различимые оттенки цветов. Картинка еще не проявилась, а Бондарович уже понял, что он видит. Комната, плетеная мебель, распахнутое окно… Он знал, кто скрывается в тени, – уже вполне реально обозначившийся женский силуэт. Даже имя готово было возникнуть в его памяти. Туман рассеялся, в воображении обозначилась комната. В комнате никого не было. За распахнутым окном виднелся, словно вырезанный из плотного картона, силуэт Кара-Дага. И все же что-то в этой комнате было не так.

То ли что-то лишнее, то ли чего-то не хватало…

Банда открыл глаза. Комнату, где он сидел с Прищеповым, наполняли в общем-то красивые вещи, но, собранные вместе, они производили впечатление безвкусно подобранного букета. И лишь одна вещь… Бондарович боялся признаться сам себе в этом. Да, он видел в комнате, возникшей в его воспоминаниях, то, чего там быть не могло – халат, женский шелковый халат, переброшенный через спинку стула. Тот самый, что существовал сейчас в реальности – те же складки, тот же цвет…

У Бондаровича возникло желание выругаться вслух.

– Ты чего? – поинтересовался Прищепов.

– Ждать не люблю.

– Легче ждать два часа поезд на морозе под открытым небом, чем пять минут в тепле ожидать ста граммов водки, – рассмеялся Артем.

Банда вспомнил, что это была его собственная дежурная шутка в Афганистане, когда кто-нибудь из его ребят уходил за выпивкой, а остальные сидели вокруг импровизированного стола, заставленного закуской.

Прищепов тем временем мечтательно продолжил:

– А еще тяжело ждать, когда разденется женщина, особенно если вы пришли с мороза, а на ней теплое белье. Я предпочитаю освобождать их от легких халатов…

– Подлей себе минералки.

– Я уже не хочу больше пить.

– А я не хочу слушать твои бредни.

– Спасибо.

Артема как будто совсем не волновало затянувшееся ожидание, а Банда уже терял терпение. Когда оно уже почти иссякло и он стал сам себе напоминать неразорвавшуюся гранату, из которой выдернули чеку, дверь в комнату неожиданно отворилась.

Банда находился в таком состоянии, что был готов наброситься на любого входящего. Он сделал брезгливое лицо – специально для Мамаева. Но на пороге возникла девушка.

– Ничего себе!.. – прошептал Артем, откинувшись в кресле. – Похоже, что Алик и вправду решил выполнить все наши пожелания, да еще и воспринял наши слова буквально.

– Заткнись!.. – коротко, но веско прошептал в ответ Банда.

Правда, Прищепов уже и сам понял, что нужно придержать язык, и замолчал прежде, чем вошедшая смогла его услышать. Девушка уж точно была не из тех, что занимаются развлечением гостей. Она выглядела слишком гордой для этого. Такой независимой походки, такой холодно-отчужденной и в то же время притягательной манеры держаться не встретишь, если даже весь день проходишь по центру Москвы. На девушке было довольно простое по покрою, но очень элегантное черное платье, и никаких украшений. Войдя в комнату, она остановилась в дверях и с любопытством посмотрела на Артема с Бандой, словно они были экзотическими экспонатами в ее домашнем музее.

– Здравствуйте, – сказала она мягким чувственным голосом. От такого голоса у мужчин обычно кровь начинает течь быстрее, и Банда с Артемом не стали исключением из этого правила.

– Добрый день, – сдавленным голосом просипел Артем. – Здравствуйте.

– Мы уже заждались, – кивнув, ответил Александр Бондарович и поднялся навстречу девушке.

– Это она! – громким шепотом, как будто девушка находилась где-то далеко от них и не могла его слышать, прошептал Артем. – Посмотри, Сашка! Это ведь она, та самая девушка!

– Она, – кивнул Банда, который не понял, чему это Артем вдруг так удивился.

Вчера он видел ее только мельком. Больше запомнилось ее обнаженное тело в лучах заходящего солнца, а не лицо, но все равно он узнал ее сразу же, как только она вошла. Да-да, это была та самая девушка, дочь Мамаева, которую они спасли вчера вечером.

– Здравствуйте, – повторила она, – большое спасибо за все, что вы для меня вчера сделали. У меня еще не было возможности поблагодарить вас.

– Да что вы, – расплылся в широкой улыбке Банда, – нам это было совсем нетрудно. Наоборот, мы получили огромное удовольствие, помогая вам.

Честное слово. Мы даже готовы повторить все еще раз.

– Нет-нет! Спасибо, не стоит так себя утруждать! – с легкой насмешкой перебила его девушка, подошла к нему и абсолютно естественно положила прохладную тонкую ладонь на его губы. – Я уже поняла, что вы на многое готовы, но повторить такое, пожалуй, будет чересчур. Нет, повторять подвиги не стоит, но для того, что вы вчера сделали, невозможно даже подобрать слова. Это… Это было замечательно! Если бы не вы, трудно бы мне сейчас пришлось.

– Скорее всего вам было бы уже совсем не трудно, – хмыкнул Прищепов. – Скорее всего вас уже вообще на свете бы не было.

– Это верно, – улыбнулась девушка и, увидев, что Александр все еще стоит, сказала:

– Садитесь, что вы стоите?

Они все не садились, ожидая, пока она сядет первой, хотя Прищепов в душе и проклинал себя за такую «мягкотелость». Девушка, поняв это, уселась в кресло напротив них и жестом пригласила их сесть.

Увидев, что они наконец устроились в креслах, она спросила своим околдовывающим голосом:

– Надеюсь, папа уже высказал вам свое предложение?

Банда удивленно закусил губу. Не в его привычках было посвящать женщин, даже таких необычных, в свои планы, и неожиданная беспечность Рахмета Мамаева его удивила.

– Ну так что же? – продолжала настаивать девушка. – Высказал или нет?

– Да-а… – наконец ответил Банда. – Да уж, высказал… Конечно.

– А обо мне он вам что-нибудь говорил? – поинтересовалась девушка с улыбкой.

Банда сбросил с себя оцепенение, попытался представить себе, что разговаривает не с женщиной, а с мужчиной, и покачал головой.

– Он вообще о вас ничего не говорил, – ответил он.

– Ну что ж, это в его характере, – усмехнулась девушка. – Так вот, папа сказал, что я должна буду координировать ваши действия.

Сказав это, она закинула ногу на ногу, заметив слишком пристальный взгляд, устремленный на ее колени.

– Что-что? – удивленно спросил наконец Артем. Как ни странно, он овладел собой первым, хотя обычно бывало наоборот. – Что такое вы должны делать? Я не совсем вас понял.

– Я должна буду координировать ваши действия, – спокойно повторила девушка. – Так решил мой папа, и я с ним полностью согласна.

От этих ее слов Александр очнулся и с издевкой спросил:

– Что вы должны координировать? Я никак не въезжаю.

– Ничего-ничего, – ничуть не смутившись, ответила она. – Я тут ко всякому привыкла.

В это время дверь опять отворилась, и на пороге возник Рахмет Мамаев.

– А, Роза, ты уже здесь! – радостно сказал он. – Что ж, тем лучше.

– Рахмет!.. – грозно спросил Артем, не поднимаясь с места. – Это что значит – «координировать»?! Что она имела в виду?

Рахмет помолчал, подумал немного и сказал:

– Я сам виноват, думал, успею раньше, чем Роза. Мы с вами говорили о гарантиях, В моем сегодняшнем положении глупо было бы предлагать вам одно мое честное слово, хотя и оно многого стоит. Давать слово офицера тоже глупо. Я решил по-другому. Может, жестоко, не знаю, но Роза сама предложила мне свою помощь.

– Да, не сомневайтесь, – девушка кивнула.

– Гарантии необходимы для всех, – продолжил Рахмет. – Вы можете справедливо опасаться, что я решил избавиться от вас, попросив сделать невыполнимое.

– Резонно, – согласился Банда, глядя прямо в глаза банкиру.

– Если с вами будет моя дочь, вы не станете так думать. Правда?

– А вы, господин Мамаев, не думали предложить мне воспользоваться радиоуправляемой миной? – засмеялся Бондарович. – Очень действенный способ: вы надеваете себе на шею мину, а я беру с собой пульт управления, и если окажется, что вы нас подставили, жму на гашетку. Взрыв – голова вдребезги.

Мамаев с ненавистью посмотрел на Банду. Его взгляд как бы говорил: «Не самое удачное время для шуток. Я рискую самым дорогим, что у меня есть, а вы…»

– Не надо, это не отец, а я настояла, – вмешалась в разговор Роза. – Не смотрите на меня как на заложницу. Если хотите знать, я страшная эгоистка и поступаю так ради собственной безопасности. Будем откровенны: после вчерашнего я не очень-то доверяю и отцовской охране. А вы – люди со стороны и уже один раз доказали, что способны меня защитить. Можете считать, что в дополнение к сегодняшней договоренности отец просит вас взять на себя еще и роль телохранителей…

Банда подумал: "Сейчас она непременно добавит – «и за соответствующую плату». Или даже назовет конкретную сумму, положенную нам сверху…

Как будто у них сейчас есть деньги – одни долги".

Но этого не произошло. Роза приложила ладонь ко лбу и из-под нее взглянула на Банду. Спокойный взгляд – ни надменности, ни просьбы о помощи.

Такая на колени ни перед кем не встанет, даже если ей будет угрожать смерть.

– И еще одно, прежде чем вы согласитесь или откажетесь, – произнес Мамаев. – Роза ведет дела совместно со мной, она в курсе почти всех договоренностей. Она сможет помочь вам, будет как бы вашим справочным бюро, чтобы вам легче было ориентироваться в наших делах. Без этого денег не отыскать. Вот и все, что я хотел сказать.

Он замолчал, но было очень хорошо видно, что ответа Банды и Артема он ждет с огромным нетерпением.

– Подумайте, – почти беззвучно шепнула Роза, – разве я вам помешаю?

Артем и Банда переглянулись, собираясь шумно возмутиться. А Роза между тем, ничуть не смущаясь, продолжала настаивать на своем.

– Разве я помешаю? – она повернулась к Банде. – Скажите честно.

– Есть вопросы, на которые не отвечают.

– Почему?

– Можно дать не тот ответ, которого от тебя ждут, – усмехнулся Бондарович.

– Хотя бы на одно из моих предложений вы согласны? – чуть сдавленным голосом спросила Роза – Одно исключает другое: либо охранять, либо искать деньги, – ответил Бондарович. – Что вам нужнее, решайте сами, без меня.

– Тогда, – Роза зло сузила глаза, – я обойдусь без вас. Может, мне повезет.

– Собираетесь искать деньги сами? – недоверчиво поинтересовался Прищепов.

– Есть вещи и люди, к которым привыкаешь, – Роза положила руки, сцепленные замком, на колени, нервно сжала пальцы. Чуть слышно хрустнул сустав. – Я привыкла к богатству и к независимости, это моя жизнь.

– Жизнь – это не люди и не вещи, жизнь – это ты сам, – ни к кому конкретно не обращаясь, произнес Банда.

– Я считаю до трех, – серьезно сказала Роза. – Или вы соглашаетесь, или..

Александр не мог сказать «нет», хотя Артем Прищепов рассчитывал именно на это, несмотря на весь ужас своего финансового положения.

– Раз…

Бондарович прикрыл глаза. «Не хватайся за большее, когда можно обойтись меньшим',» – вспомнил он одну из своих заповедей.

– Два…

– Налейте нам, пожалуйста, воды, – произнес Банда самым обыденным тоном, хотя ситуация требовала от него совсем другого поведения Можно было подумать, что он сидит в баре и обращается к официантке.

– Но сперва я скажу «три».

– Я согласен, – чуть более поспешно, чем следовало бы, произнес Банда.

Про Артема Прищепова никто не вспоминал, словно его согласия и не требовалось. Роза поднялась и слегка дрожащими руками принялась наливать минеральную воду в высокие тонкостенные стаканы. , – Не стоит волноваться – я бы все равно сказал «да».

– Я, наверное, показалась вам слишком жесткой?

– Именно.

– Значит, – вздохнув, произнесла Роза, – я могу рассчитывать на вас?

– Да, можешь, – кивнул Мамаев, – принеси, пожалуйста, мои бумаги. Они в «дипломате» в моем кабинете на столе. Найдешь, надеюсь?

– Найду, – кивнула Роза, посмотрела на Банду, на Артема, вздохнула и добавила:

– Хорошо Сейчас принесу.

Она легко поднялась из своего низкого кресла. Ее платье при этом приподнялось, и Александр Бондарович быстро отвел глаза. Когда девушка наконец вышла из комнаты, он набросился на Рахмета:

– Это что значит?! – закричал он. – Вы что, дочь свою под пули ставите? Крыша поехала? Деньги голову вскружили?

Рахмет терпеливо выслушал его и затем возразил:

– Я вовсе не хочу, чтобы Роза находилась рядом с вами под пулями. Нет, я хочу совсем другого. Я хочу, чтобы вы были рядом с ней, когда она окажется под пулями. Я хочу, чтобы наряду со всеми другими делами вы еще и охраняли мою дочь, и за это я заплачу дополнительно.

Наконец-то прозвучала эта полная самодовольства фраза – правда, и произнесена она была чуть ли не с мольбой в голосе. Это-то и дало возможность Банде вновь почувствовать себя хозяином положения.

– У вас нет денег.

– Вы же беретесь их найти.

– Уже начинаю жалеть об этом.

– Думаете, мне было легко? Ей пришлось дважды считать до трех, прежде чем я согласился.

Банда хотел возразить, но в это время Роза вернулась в комнату. В руках у нее был атташе-кейс.

– Это мой первый взнос и документы, – объяснил Мамаев. – Он погасит первые проценты.

Он взял у дочери портфель и взвесил на руке.

Банда молча следил за его действиями, прикидывая, в какой пропорции там могут находиться деньги и бумаги.

– Одному из вас придется съездить в Москву, – сказал Мамаев, положил «дипломат» на журнальный столик, установленный между креслами, и открыл его ключом, который вытащил из кармана.

В «дипломате» и в самом деле были деньги. Довольно много денег – тысяч сто пятьдесят-двести различными купюрами и несколько папок с бумагами.

– Что ж, раз так, значит, можно приступать к делам, – бодрым голосом сказал Банда, повернулся к Артему и, кивнув на «дипломат», спросил:

– Ну что, Артем, слетаешь в Москву с этим хозяйством?

После недолгого разговора с банкиром Банде удалось на короткое время остаться с Артемом наедине. Ни слова не говоря, он достал из кармана универсальную отмычку и вскрыл кейс. Банда листал документы, запоминая названия фирм, номера счетов. Можно было бы, конечно, так не спешить – вызваться самому лететь в Москву и по дороге сделать даже копии документов, но это означало бы потерю драгоценного времени. Вскоре Банде пришлось убедиться, что документы – это всего лишь правдоподобная «липа», изготовленная Мамаевым для затягивания переговоров. Да, счета были настоящими, но из этого отнюдь не следовало, что денег у банкира нет. Можно тратить миллионы и получать прибыли вдвое больше, чем потрачено. Рахмет же показывал только убытки.

– Тебе обязательно заглядывать куда не следует? – поинтересовался Артем.

– Я хочу знать, в каком дерьме сижу вместе с тобой, – не отрывая взгляда от бумаг, ответил Бондарович.

– У нас нет выбора.

– Не говори сразу за двоих.

Прищепов хотел возразить, но Банда говорил таким тоном, что ему трудно было возражать.

Вечером того же дня Банда выгнал из гаража особняка машину – не очень новый, но достаточно скоростной и одновременно совершенно неприметный «фольксваген». На нем он не спеша поехал в сторону центра города к морскому вокзалу. Он вел машину чисто механически – голова его при этом была занята самыми разными мыслями.

* * *

Распрощавшись с Мамаевым, который торопился вернуться в свой банк, а заодно должен был отвезти в аэропорт Артема, Банда всерьез принялся за Розу. Нет, это вовсе не означало, что он заглядывался на нее. Наоборот, Банда постарался забыть о том, что она женщина, да при этом еще и очень привлекательная. Он решил выудить у Розы все, что она могла знать – расспрашивал ее о последнем периоде ее жизни, о встречах и разговорах, происшедших за это время, но так ничего и не смог выяснить.

Роза была или очень умна, или очень скрытна.

Она только смотрела на него кристально чистыми глазами да поправляла время от времени платье, отчего у Банды каждый раз перехватывало дыхание. А Роза на каждый вопрос отвечала односложно: «да» или «нет», иногда для разнообразия «не знаю», «не думала».

Продолжалась эта пытка до тех пор, пока Банда не понял: девушка либо и вправду ничего не знает, что было весьма вероятно, либо настолько умело притворяется, что с наскока ему ее притворство не пробить, – если, конечно, молчаливость являлась притворством, в чем Банда уже практически не сомневался.

– Послушайте, Роза, я привык всех, с кем работаю, называть на «ты».

– Согласна. Хотя, если признаться, у меня язык не поворачивается называть вас Александром.

– Почему?

– Какое-то неудобопроизносимое имя.

– Я не заметил, чтобы ты, меня и раньше так называла.

– Наверное, и мое имя кажется тебе немного непривычным. Первое время, когда его слышишь, тебе представляется цветок, но потом привыкаешь.

Все поменяется местами, и после при слове «роза» тебе сперва буду вспоминаться я, и только затем уже чайная роза. А привычки, Александр, не меняются до самой смерти, – девушка пристально поглядела Банде в глаза. В ее голосе не чувствовалось ни угрозы, ни кокетства, она лишь констатировала факт.

– Так ты не уверена в своей охране?

– Да, но считала за лучшее пока что притворяться, будто все в порядке. Меня никто не трогает, и я никого.

– Сейчас мы все выясним. Тебя сколько парней сейчас охраняет?

Роза показала три пальца.

Банда кивнул, приоткрыл дверь и сделал одному из охранников, находившихся за дверью, знак войти в комнату.

Тот помялся немного, не зная, стоит ли ему подчиняться этому незнакомому и странно себя ведущему человеку, и посмотрел на двух своих товарищей, как бы спрашивая у них совета, как поступить: подчиниться Банде или послать его подальше. Все зависело от Розы: даст она знак – он войдет. Роза, как назло, смотрела в окно и не поворачивала головы.

Тогда охранник, к которому обратился Александр, пожал плечами, ухмыльнулся и, покачав головой, сказал:

– Прошу прощения, но мне нельзя. Не имею права покидать свой пост.

– Что ж, – миролюбиво произнес Банда, – нельзя так нельзя. Тогда я к тебе выйду. Я – человек гордый, но могу и сам к тебе подойти.

Он вышел из комнаты и приблизился к охраннику, который ухмылялся, не подозревая, что его ждет. Банда ни на мгновение не сомневался в том, что если и эти охранники кем-то перекуплены, как и погибшие ночью на автостоянке, то при первом же удобном случае, когда поблизости не будет посторонних глаз, они не замедлят разобраться с ним.

Поэтому он предпочел опередить события и попытаться убить двух зайцев: сразу же поставить на место охранников и одновременно узнать то, что ему было необходимо знать. Подойдя к охраннику, который глыбой возвышался у стены, Банда, продолжая улыбаться, ударил его ногой по щиколотке, а затем ребром ладони по шее. Тот не ожидал такого и, даже не попытавшись защититься, скорчился от боли, присел и замотал головой, теряя сознание.

Два его приятеля сразу же бросились ему на помощь, но Александр был готов к этому и встретил их натиск, почти одновременно ударив одного пяткой прямо в переносицу, а другого кулаком в солнечное сплетение. Этим он сразу же вывел обоих из игры, не успев даже как следует размять мышцы.

– Они тебе больше не понадобятся, – сказал он Розе, стоявшей в дверном проеме и удивленно взиравшей на все происходящее. Все произошло так быстро, что она не успела ничего понять. – Теперь тебя буду охранять только я.

– Похоже, это становится для тебя привычкой, – Роза внимательно посмотрела на трех охранников, так и не успевших нанести ни одного удара.

– Если ты не хочешь расстаться с жизнью, то можно ко всякому привыкнуть, даже к тому, чтобы нападать первой, – пожал плечами Банда. – Эти парни не собирались тебя охранять, – уверен, у них были совершенно другие планы, и сейчас мы сумеем это выяснить.

– Понятно…

– Если будут проблемы, то в другой раз не сиди с отсутствующим видом.

Бондарович не глядя нанес еще два удара ногой.

Шевеление на полу прекратилось. Тогда он присел и взял за волосы того парня, с которым он безуспешно пытался завести разговор.

Охранник не мигая смотрел на него стеклянными глазами, – казалось, он потерял всякий интерес к происходящему вокруг. Только его хриплое дыхание говорило о том, что он еще жив.

– Хочешь добавки? – спросил Банда участливо. – Даже если не хочешь, то получишь.

– Александр! – не выдержала Роза.

– Потом, – бросил Банда, – все потом.

Страх мелькнул в глазах парня, но он все-таки не хотел сдаваться сразу и, собрав в кулак остаток сил, дернулся, попытавшись броситься на Банду, – травмы его были хоть и болезненными, но все-таки не очень сильными: до поры до времени Банда не хотел лишать его возможности вести нормальный разговор и потому не калечил слишком сильно.

Александр был готов к тому, что встретит отпор.

Он разжал пальцы, выпустив волосы парня, качнулся в сторону и ударил парня кулаком в бок, рассчитывая сломать несколько ребер, – травма не опасная для жизни, но вместе с тем очень чувствительная и болезненная, то есть очень хорошо развязывающая язык. Если слышишь, как трещат твои кости, особо упрямиться не станешь.

Рассчитал он правильно – охранник будто на забор наткнулся. Он замер, безумно глядя на Александра и ничего не понимая: ему все еще хотелось броситься на противника, но сделать этого он уже не мог. Через мгновение охранник повалился на пол и, не в силах сдерживаться, застонал от боли.

Александр Бондарович встал, нагнулся над ним и поднес ногу к самому лицу парня.

– Если хочешь еще и зрения лишиться, – спокойно, даже равнодушно произнес он, – то сейчас это и произойдет, вот увидишь.

Парень вновь застонал и, все еще не желая признать свое поражение, попытался схватить Александра за ногу. В ответ Банда выполнил свое обещание и ударил его подошвой в лицо. Он метил в бровь и не промахнулся. Лицо парня сразу же залила кровь, и, как и обещал Банда, он перестал что-либо видеть.

– В следующий раз буду бить прямо в глаз, – пообещал Банда и спросил уже более миролюбивым тоном:

– Может, все-таки потолкуем? И чего ты дергаешься, никак в толк не возьму.

Парень промолчал, пытаясь вытереть кровь, заливавшую ему лицо. Вид у него был неважный, но Банда понял, что к разговору тот наконец-то готов.

– Ну что, успокоился? Начнем беседу? – уже совсем миролюбиво спросил Александр и покосился на Розу, сомневаясь в том, что такие методы могут вызвать ее одобрение.

Однако, к его огромному удивлению, Роза, которая все еще продолжала стоять в дверях и смотрела на его расправу с парнем широко раскрытыми глазами, не проявляла ни тени возмущения, негодования или страха. Наоборот, в ее глазах читалось одобрение и даже восхищение его действиями.

«Эта девушка совсем не так проста, как хочет казаться», – подумалось Банде. Впрочем, сейчас ему было не до подобных размышлений. Сейчас ему предстояло быстро расколоть охранника.

– Ну что? – поудобнее присаживаясь на корточки, тихо произнес Банда. – Кровь все идет и идет, а врача никто не вызывал. Еще немного резину потянем, глядишь, вся кровь вытечет. Как ты тогда-то жить будешь? Сам подумай.

Охранник ничего не ответил, но после некоторого промедления все-таки кивнул, показывая тем самым, что отвечать на вопросы будет.

– Добро, – кивнул Александр, – надолго я тебя не задержу. Вопрос первый. Не хотелось бы, чтобы он оказался последним. Твои знакомые, которые ехали в Коктебель, – они ведь не случайно опоздали? Так?

Охранник помялся, но потом все-таки медленно, с трудом ответил:

– Да.

– Смотри-ка, наверное, тебе и впрямь суждено умереть своей смертью…

Банда покосился на Розу. Глаза ее блестели, рот приоткрылся. То, что она услышала, было для нее полной неожиданностью, чего, конечно же, нельзя было сказать об Александре.

– Хорошо, – с удовлетворением кивнул Банда, опять повернувшись к охраннику. – Это уже совсем другое дело. Теперь вопрос номер два. Кто велел им не торопиться? Имя?.. Мне нужно его имя.

На этот раз охранник молчал дольше. Видимо, ответ мог стоить ему очень дорого.

– Имя!.. – жестко повторил Банда. – Я жду…

Не тяни, ты рискуешь!..

Охранник помолчал еще немного, но потом все-таки не выдержал и ответил.

– Муса Корд, – сказал он. – К ним пришел Муса Корд и сказал, чтобы они не торопились, а то их на куски порежут. А Муса Корд если сказал, что порежут, то и вправду порежут. Вот они и перестали торопиться. Куда ж деваться-то было? Но он их все равно порезал…

«Наверное, уточнять, кто именно их порезал, не стоит», – решил Александр Бондарович.

– Ничего себе перестали, – уже вслух, покачав головой, пробормотал Банда, машинально взглянув на товарищей допрашиваемого, которые все еще напоминали бесформенные груды мусора. Он повернулся к Розе и спросил:

– Кто такой Муса Корд?

Ты что-нибудь слышала о нем?

– Нет, – с удивлением покачала головой девушка, – никогда. Впервые слышу это имя.

– Вот, – вздохнул осуждающе Банда, – этот человек приходит в твой дом, разговаривает с твоей охраной, а ты о нем ничего не знаешь.

– Мусу Корда все знают, – вмешался в разговор парень. Начав говорить, он уже сам стремился поскорее довести допрос до конца. – Езжайте в казино «Золотой якорь». Он там всегда по вечерам ошивается. Кого хочешь спроси, каждый на него укажет. А я больше ничего не знаю. Им сказали не торопиться, вот они и не торопились. А теперь их пришили – какая теперь разница?

Охранник замолчал и повалился на спину, запрокинув голову и показывая тем самым, что разговор окончен и он теперь хочет только одного: чтобы его оставили в покое.

Банда позволил ему лечь. Теперь он ничего против охранника не имел – он уже узнал от него все, что ему было нужно.

– Если спросит кто, скажи, что это вы сами между собой передрались, иначе я, когда вернусь, доломаю тебе все, что еще осталось. А осталось еще много, – произнес Банда и поднялся. – Ясно тебе?

– Ясно, – чуть слышно ответил парень, – скажу все, что надо.

– Вызови ему врача, – велел Банда девушке, повернулся и направился вниз к гаражу, который находился в полуподвальном этаже дома и в который, как понял Александр, еще только подойдя к дому, был вход изнутри.

Так и оказалось. Вход в гараж и в самом деле находился прямо в доме. Дверь была не заперта. Банда надеялся, что ему удастся найти здесь для себя какую-нибудь подходящую машину, и не ошибся. В гараже он обнаружил «фольксваген», в замке зажигания которого, словно нарочно оставленный кем-то для него, торчал ключ. Впрочем, отсутствие ключа для Бондаровича тоже не создало бы особых проблем.

Банда подошел к воротам гаража и приоткрыл их.

Он знал, что у входа в дом находится еще одна группа охранников, и, подозревая, что они могут вступить с ним в разборки, решил постараться выехать из гаража незамеченным. Он не боялся охранников, но в драке с ними теперь уже не было никакой необходимости, а без особой нужды Банда никогда не дрался.

Выполнению его решения способствовало еще и то, что ворота гаража выходили не во двор, а прямо на улицу. Собственно говоря, в этом не было ничего удивительного – ворота и запор на них были такими прочными, что проникнуть с улицы в гараж незваному гостю было совершенно невозможно.

Приоткрыв ворота, Александр вернулся к машине и, усевшись за руль, завел мотор. Он уже собирался выезжать, когда в гараже вдруг появилась Роза.

– Куда ты без меня собрался? – закричала она, загородив ему путь.

– По делам.

– Мне одной оставаться? С этой охраной?

– Ты была с ними до этого, побудешь и еще немного.

– Раньше – другое дело.

– Оставайся, – приказал Банда и чуть подал машину вперед, легонько толкнув при этом девушку бампером. – Ничего с тобой не сделается.

– Куда ты едешь?

– К тем, кто заказал твое убийство, так что в доме будет безопаснее.

Он не очень верил в то, что говорил, но ему все-таки не хотелось брать Розу с собой.

– Но мы так не договаривались, – не сдавалась Роза. – И папа сказал…

– Что папа сказал? – перебил ее Банда, высунувшись в окошко машины. – Что же он такое сказал?!

– Он сказал, что я должна остерегаться тебя, – чуть не плача, ответила Роза и приблизилась к окошку, из которого на нее смотрел Банда. – Ну возьми меня, пожалуйста. Не оставляй меня здесь одну.

Стоило ей только приблизиться к Банде, как его сразу же обдал ни с чем не сравнимый запах следящей за собой ухоженной женщины. Этот запах состоял из тысячи пленительных оттенков. Роза присела, уперев подбородок в срез опущенного стекла, склонила голову набок и чуть слышно прошептала:

– Не бросай меня. Не оставляй. Ты же знаешь – эта охрана гроша ломаного не стоит.

Однако, упомянув о своих охранниках, она сделала ошибку. Вспомнив о них, Банда сразу же овладел собой и взялся за ручку стеклоподъемника.

– Именно из-за них ты и должна остаться, – решительно сказал он.

– Как это? – изумилась девушка. На глазах ее даже выступили слезы. – Ты специально хочешь оставить меня с ними. Да, я уже успела заметить, что ты – человек жестокий! Но чтобы до такой степени…

Она замолчала, не зная, каким словом уязвить его побольнее. Воспользовавшись паузой, Александр сказал, стараясь при этом выглядеть как можно серьезнее:

– Да, именно из-за них ты и должна остаться.

Кто еще сможет помочь мне добраться до «Золотого якоря» незамеченным? Мне нужно, чтобы никто из них не успел сообщить этому Мусе Корду о том, что я его разыскиваю. Ясно?!

Банда чувствовал, что ее охранники хоть и не ангелы, но покушаться на ее жизнь не станут, во всяком случае – пока не станут. Заставить их это сделать мог только человек по имени Муса Корд.

– Ясно, – внезапно поняла девушка, – я должна их отвлечь.

– Вот и славно, – удовлетворенно кивнул Банда, – это другой разговор. Но ты хоть сумеешь придумать, как это сделать? Или тебе подсказать?

– Можешь не беспокоиться, – усмехнулась Роза, – уж это-то я смогу.

– Ну тогда порядок, – согласился Банда, – тогда я поехал. А ты, главное, ничего не бойся.

– Ты возвращайся поскорее, – голос девушки опять стал грустным. – Я буду беспокоиться. Я уже начала привыкать к тому, что ты рядом.

– Не бойся, – усмехнулся Банда, – я не задержусь. Мне и самому не хочется оставлять тебя надолго в этом доме. Ты пока подумай, в какое более безопасное место мы могли бы перебраться.

– Хорошо, – прикрыла глаза Роза, – подумаю.

Ты сам не думай пока об этом. Возможно, я даже уеду до твоего возвращения, но обязательно потом с тобой свяжусь.

– Хорошо, – кивнул Банда, – когда я выеду, ты сразу же прикрой ворота, только не запирай их, чтобы я смог въехать обратно. Ясно?

Она отошла в сторону. Александр включил двигатель «фольксвагена» и, осторожно подтолкнув бампером створку ворот, выехал на улицу. Роза тут же закрыла за ним ворота.

* * *

Мамаев не поехал с Артемом в аэропорт, хотя и обещал Банде сделать это. Сославшись на недостаток времени, он вышел из машины возле своего офиса, оставив Артема с тремя телохранителями, которые получили приказ лететь с ним до самой Москвы. Телохранителям приказано было также обеспечить, чтобы Артема и его багаж не досматривали в аэропорту и вообще беречь своего подопечного как зеницу ока.

– Ты в ответе за этого человека, Леонид, – сказал он старшему из сопровождающих, который сидел на заднем сиденье рядом с Артемом, – он во что бы то ни стало должен доставить свой груз по назначению.

– Не дрейфь, начальник, – и не думая подбирать вежливые слова, ухмыльнулся Леонид. – Будет целенький и свеженький, как огурчик.

При этом он так взглянул на Артема, что тот сразу же сильно засомневался в искренности своего провожатого.

Леонид был не очень высок, мускулист и даже, пожалуй, уступал по комплекции Артему, который тоже вовсе не был гигантом. Тем не менее Артем сразу понял, что рядом с ним находится очень опасный человек – под стать, может быть, даже Александру Бондаровичу, или, как мысленно называл компаньона Прищепов, Банде. Леонида никак нельзя было назвать красавцем – лицо у него было восточное, широкоскулое. Артем даже подумал, что «Леонид» – это скорее всего не имя, а кличка. Два длинных тонких белых шрама, которые от губ до ушей пересекали желтоватую кожу на обеих щеках телохранителя, создавали такое впечатление, будто кому-то уже почти удалось оторвать его нижнюю челюсть, но потом, в последний момент, этот кто-то остановился. В результате Леонид походил на настоящего монстра, что вряд ли могло улучшить его характер.

– Ну ладно, тогда всего хорошего, – кивнул Мамаев, взглянув на Леонида вовсе не так, как смотрят на человека, которому доверяют, а даже с какой-то опаской и плохо замаскированным подобострастием. Потом, повернувшись к Артему Прищепову, банкир добавил безо всякой уверенности в голосе:

– Я думаю, с этими людьми вам опасаться нечего. Теперь мы будем умнее, чем в прошлый раз.

Это обращение на «вы» неприятно покоробило Прищепова. Рахмет Мамаев словно отгораживался от него.

– Хочется верить, – кивнул Артем, покрепче прижимая к груди «дипломат».

По словам Рахмета Мамаева, сопровождающие должны были буквально пылинки сдувать со своего подопечного, хотя Артему почему-то слабо верилось в то, что они захотят это делать. Наоборот, присутствовало в этих людях что-то настораживающее. Артем не мог взять в толк, как Мамаев мог доверить столь подозрительным типам охранять такие деньги и документы, тем более, по словам банкира, это были его последние деньги. Если бы Мамаев поручил Леониду и двум его подчиненным кого-нибудь убить, взорвать самолет или ограбить поезд, это выглядело бы куда естественнее.

Впрочем, у Мамаева могли быть свои причины доверять Леониду, да и внешность часто бывает обманчива. Поэтому Артем решил оставить свои подозрения при себе и покорно подчинялся своим провожатым. Сначала он ощущал лишь смутное беспокойство, но когда они выехали из Ялты и понеслись в сторону Симферополя, беспокойство это переросло в стойкое ощущение опасности. Если бы Артема напрямую спросили, что именно вызывает подозрения, он, наверное, не смог бы дать ясного ответа, тем не менее теперь он был уже совершенно уверен, что до аэропорта они не доедут. Об этом говорили какие-то незначительные признаки, приметы, взгляды, которые бросали на него или друг на друга его сопровождающие. Кроме того, ни Леонид, ни двое других не походили на людей, собирающихся в дальнюю поездку. Больше всего они напоминали бандитов, которые отправляются на краткосрочную, но кровопролитную операцию. Они не прятали оружия – наоборот, проверяли его прямо на глазах у Артема. Прищепов же прекрасно понимал, что ни один человек в здравом уме не потащит с собой в самолет такой арсенал, какие бы у него ни были связи в авиации. Даже Банда, хотя и взял с собой в полет один-единственный «кольт», все же прекрасно знал, насколько это опасно и какими последствиями может обернуться. Брать же с собой оружие, чтобы потом оставить его в машине в аэропорту, было бы еще глупее, а спутники Прищепова отнюдь не походили на недоумков.

Дорога, по которой они ехали, между тем стала совсем пустынной. Ни машин, ни людей на ней не встречалось, и никакого жилья не было видно по сторонам. Только неприступные, поросшие густыми кривыми кустиками скалы с одной стороны, а с другой – глубокая пропасть, по которой где-то далеко внизу струился мелкий, наполовину высохший ручеек. И уж совсем странно смотрелись тут троллейбусные провода над шоссе – тут проходила единственная в мире междугородная троллейбусная линия, сооруженная во времена Советского Союза.

В прошлый раз, после спасения Розы, Мамаев вез их здесь в ночной темноте, и теперь Артем в любом случае не смог бы узнать дорогу к аэропорту, но почему-то ему казалось, будто это совсем не та дорога и его вообще везут куда-то в другом направлении. Он даже пожалел, что не засек в прошлый раз сторон света. Хотя, конечно, заниматься этим тогда, ночью, каждому показалось бы полным безумием. Прищепов в который раз упрекнул себя в легкомыслии и дал себе обещание: если теперь ему все-таки каким-то чудом удастся уцелеть, то в следующий раз он обязательно будет предпринимать даже самые незначительные, пусть и кажущиеся кому-то безумными меры предосторожности.

Леонид и его люди в очередной раз переглянулись. Артем почувствовал, как холодный пот потек у него между лопаток. Он понял, что развязка близка и ни в какой аэропорт его никто везти не собирается. Он весь затрепетал, но это не был трепет страха.

Наоборот, каждая, клеточка его тела приходила в боевую готовность, как будто внося в общий боевой настрой всего организма свою пусть и небольшую, но весьма значимую и незаменимую лепту.

Конечно, если бы он так здорово дрался, как Банда, то ему ничего не стоило бы разделаться с этими людьми прямо в машине, на ходу, применив какой-нибудь из множества совершенно невероятных способов борьбы, которыми Сашка владел в совершенстве.

Но Артем Прищепов, к сожалению, таких способов не знал. Поэтому он прекрасно понимал, что у него остается один путь – бегство, а для того, чтобы сбежать, первым делом нужно остановить машину.

Для этого, конечно, тоже требовался какой-нибудь план, но для разработки планов времени уже не оставалось. Поэтому он решил воспользоваться старым и испытанным дедовским приемом, о котором слышал бесконечное множество раз.

Надеясь, что они все-таки еще не доехали до места, где должна будет наступить развязка, Артем вдруг скорчился и простонал так жалобно, как только мог:

– Ой, стойте! Стойте!

– Что еще? – недовольно покосился на него Леонид и посмотрел на часы – как видно, остановка совсем не входила в его планы.

– Стойте! – смущенно попросил Артем Прищепов и даже попытался покраснеть.

– Да что такое?! – зло набычился Леонид. – Говори толком! Что ты заладил – стой да стой! Что случилось?

– Нужно остановиться, – с решительностью отчаяния простонал Артем, – а то я сейчас… Прошу вас, остановитесь на минутку!

– Не выйдет, – пожал плечами Леонид. – Скоро сделаем остановку, тогда пожалуйста, а сейчас мы останавливаться не станем.

Однако тут вмешался водитель. Он недолго думая притормозил и остановил машину у обочины.

– Давай, – скомандовал он Артему, – давай!

Только по-быстрому!

– Ты что, охренел? – набросился на него Леонид. – Опоздать хочешь?

– Не возникай! – ничуть не смутился водитель, и Артем понял, что Леонид вовсе не является для своих спутников непререкаемым авторитетом.

Леонид промолчал, но по его глазам Артем понял, что эти слова водителя он запомнил надолго и рано или поздно он их обидчику припомнит. Лучше было бы, конечно, чтобы пораньше, но надеяться на это не приходилось. Надеяться по-прежнему нужно было только на себя.

Артем очень хорошо понял и другое: раз бандиты перестали сдерживаться в своих спорах, значит, развязка и в самом деле близка и в попытке спастись ему нельзя терять ни секунды.

– Давай! – опять поторопил его водитель. – У нас времени мало.

Артем не заставил себя просить дважды. Он распахнул дверцу и вместе с «дипломатом», в котором лежали деньги, выбрался из машины.

– А это зачем? – Леонид с удивлением посмотрел на «дипломат». – В машине оставь! Что с ним здесь сделается? Еще потеряешь!

– Нигде я его не оставлю, пока до места не доберемся! – стараясь говорить как можно более уверенно, сказал Артем. – Сам ведь слышал, что Рахмет Мамаев говорил! Я теперь с ним повсюду буду.

Он понимал, что слова Рахмета имеют для этих людей очень малое значение и, конечно же, Леонида не остановят. Артем собирался уже бросить «дипломат» Леониду в лицо – черт с ними, с деньгами, собственная жизнь дороже! – и кинуться вниз под откос, благо он здесь был не такой уж и крутой, но Леонид, видимо, считал своего подопечного полным лохом, не понимающим смысла происходящего, и все еще надеялся, что все идет по его плану и обойдется без излишней стрельбы и шума. Поэтому он в конце концов согласился:

– Ну давай. Если тебе удобнее с кейсом это делать, то делай с кейсом.

– Удобнее, – кивнул Артем и двинулся прочь от машины, осматриваясь, словно выбирая место, где лучше пристроиться. Однако каким бы лохом ни считал его Леонид, сам-то Леонид, конечно, лохом не был. Выйдя из машины, он направился следом за Артемом.

Это несколько усложняло задачу – Прищепов понимал, что в одиночку ему с Леонидом не справиться. Размышляя, что же делать дальше, Артем обогнул ближайшую выходившую к дороге скалу, так что машина и даже идущий за ним Леонид на какое-то время скрылись из виду. Воспользовавшись этим, Артем нырнул за большой валун, лежавший у скалы, и притаился:

Он не видел, что сделал Леонид, когда тоже обошел скалу, но по шуму шагов понял: тот не бросился сразу же искать его, чего опасался Артем, сознавая ненадежность своего укрытия, а помчался обратно к машине, чтобы привлечь к поискам всю свою команду.

Артему оставалось всего несколько секунд для подготовки, и он воспользовался ими грамотно. Осторожно, стараясь не громыхать кейсом, он пополз среди камней не прочь от преследователей, а, наоборот, им навстречу. Вскоре он убедился, что выбранная им тактика оказалась правильной: голоса послышались уже у него за спиной. Никому из убийц и в голову прийти не могло, что беглец поступит так нахально – они все еще не воспринимали его всерьез.

Занимаясь его поисками, они не скрывались и даже продолжали громко между собой пререкаться.

Некоторое время Артем лежал, прижавшись к земле, и слушал, о чем они говорили. Чем больше он слушал, тем более уверенно себя чувствовал.

– Остановил машину, козел! – по резкому твердому голосу Артем узнал Леонида. – И на хрена тебе это нужно было?! Двадцать километров до хаты оставалось, небось не обделался бы, мудак.

– Пошел ты! – огрызнулся водитель. – Сам его отпустил, вот сам с Кордом теперь и разговаривай.

– Это я упустил? – воскликнул зло Леонид. – Ты сказал, я упустил?!

– Конечно, ты! – не раздумывая, ответил водитель. – Ты ведь с ним пошел. Если бы пастью не щелкал, то ничего бы и не случилось.

Послышался какой-то треск. Артем понял, что это Леонид схватил водителя за воротник.

– Перестаньте, парни, – вмешался в разговор третий бандит, голоса которого Артем раньше не слышал. – Пока вы здесь собачитесь между собой, он далеко уйдет, потом не догоним.

– Догоним, – зло ответил Леонид, – куда он по камням с чемоданом, да еще над пропастью? Ты вот лучше скажи прямо: и ты думаешь, что это я его упустил?

– Ничего я не думаю! – Поспешно ответил третий. – Я думаю, что всякое бывает. Нужно просто поскорее вычислить его, и все. И не о чем разговаривать. А потом замочим его, и делу конец: фишки подбиты, никто ни в чем не виноват. Все будет позабыто.

– Нет! – быстро и решительно ответил водитель. – Ничего не будет позабыто!.. Я давно этого ждал… Выдрючивался, понимаешь… Ниндзя хренов… Самый крутой тут отыскался!.. А мы и без тебя крутые!

Артем Прищепов никогда не отличался особой храбростью, но был человеком азартным. Именно азарт и помог ему в эти секунды.

«Или сейчас, или никогда», – подумал он и с замиранием сердца ступил на узкий каменный карнизик, тянувшийся над пропастью.

Шаг, еще один. Главное – не смотреть вниз и не думать ни о чем. Вообще ни о чем! Но разве такое возможно? Всего десять шагов, и можно будет рискнуть высунуть голову. Голоса звучали сзади, совсем неподалеку слышался ровный гул работающего автомобильного двигателя.

– Где он?

– Далеко не уйдет.

– Сам упустил, теперь ищи.

– Да никуда он не денется…

Артем делал шаг за шагом, огибая скалу.

– Ниндзя хренов…

– Сука…

– Мудак…

Двое ругались, один, видимо, искал Прищепова.

Раздался треск, и Артем понял, что это рвется куртка водителя, а по последовавшему затем шуму и звяканью он догадался, что началась потасовка. Собравшись с духом, он высунул голову из-за гребня скалы. Спасительный автомобиль стоял совсем близко. Призывно манила приоткрытая дверца. Артем скосил глаза. Лучше бы бандиты и не ругались.

Тот, который его искал, находился за скалой, зато водитель и Леонид избрали не совсем удачное, с точки зрения Артема, место – всего метрах в двадцати от машины. Он глубоко вздохнул, готовясь к прыжку, и только сейчас сообразил, что до сих пор сжимает в руке кейс. Если бы он вспомнил о нем раньше, то непременно выкинул бы, плюнув на деньги. Он сам удивился, как ему удавалось цепляться занятой рукой за шероховатости скалы.

«Зря мама не возила меня в детстве отдыхать в Крым, – не к месту подумал он, – знал бы сейчас наизусть дорогу от Ялты до Симферополя!»

Он привстал на цыпочки, отжался на руках.

Предательски громыхнул кейс. Водитель, заслышав шум, поспешно отскочил в сторону и вытащил пистолет. Три взгляда пересеклись в одной точке.

– Не двигайся! – рявкнул водитель. – А то я из тебя сейчас труп сделаю. Увидишь, не пожалею!

Но Артем уже приготовился к прыжку. Эти несколько мгновений форы и спасли ему жизнь. Он кувыркнулся, не выпуская кейса – словно тот прирос к его руке. Громыхнул выстрел – мимо.

«Главное – не останавливаться!»

Короткая, на долю секунды, передышка. Артем оказался под прикрытием автомобиля, колени подтянул к животу. Выстрелов не последовало. То ли бандиты пожалели машину, то ли посчитали, что под огнем он побоится двинуться с места. Прищепов выглянул из-под днища автомобиля, увидел три пары ног.

Больше, как ему показалось, он ничего не видел и не слышал. Он не помнил, как вскочил за руль, как вовремя пригнулся – вдребезги разлетелось ветровое стекло, осыпав его множеством сверкающих осколков.

Рычаг передачи мягко стал в нужную позицию.

Педаль газа пошла вниз. Проскальзывая широкими протекторами по асфальту, машина рванулась вперед. Несколько выстрелов ничего изменить не смогли. Прищепов пригнулся так низко, что его не было видно из-за руля. И все-таки страх врезаться куда-нибудь с разгона или свалиться в пропасть заставил Артема разогнуться. До бандитов оставалось метров семь-восемь.

Леонид встретился глазами с Артемом, который похолодел от ужаса и позабыл о том, что опять нужно пригнуться. Глаза Леонида были совершенно белыми и ничего не выражали. Сейчас он еще больше напоминал зомби, ожившего мертвеца, как их иногда показывают в фильмах ужасов. Медленно и неотвратимо он поднимал руку с пистолетом, целясь точно в голову Артема и громко выкрикивая какие-то гортанные нерусские слова.

Водитель лихорадочно пытался перезарядить пистолет. Магазин выпал на асфальт, а водитель попытался отпрыгнуть в сторону, чтобы избежать столкновения с машиной. Прищепову показалось, будто Леонид занял собой все пространство. Он не видел ни гор, ни пропасти – только человека перед собой и черное отверстие ствола, смотревшее на него зрачком мертвеца… Артем уже готов был читать себе отходную молитву, но руки инстинктивно вывернули руль, пуля прошла мимо, машину на всей скорости занесло, разворачивая поперек дороги. Прищепов услышал два глухих удара.

Автомобиль качнулся и замер. Артем медленно обернулся. На земле лежали Леонид лицом вниз и водитель – его все-таки зацепило багажником Черный пистолет валялся в пыли. Незахлопнутая дверца машины сама собой распахнулась. Только теперь Артем бросил кейс на сиденье и подхватил с дороги оружие. Он ни на секунду не забывал о третьем бандите.

Смертельный холод прокатился волной по его телу, ожидание выстрела парализовало волю.

Шум ветра, далекие голоса диких птиц и безумно затянувшееся ожидание.

«Где же он?» – только подумал Прищепов и вдруг услышал легкий шорох.

Артем мгновенно обернулся – никого. Лишь знойный воздух, поднимаясь над раскаленной дорогой, искажал пейзаж. По земле бежали волнистые тени.

– Брось оружие!

Артем не мог понять, откуда исходит отраженный скалами голос.

– Брось!

«Если он не стреляет сразу, значит, не видит меня», – сообразил Прищепов.

– Я сдаюсь, – крикнул Артем и, схватив подвернувшийся под руку автомобильный атлас в черной кожаной обложке, бросил его на землю.

Звук падения успокоил бандита:

– Руки за голову и выходи из машины!

Наконец-то Артем понял, где прячется его противник. Бандит стоял за скалой. Прищепов прекрасно помнил это место – каменный карнизик там обрывался, и чтобы оказаться на площадке, следовало прыгнуть. Артем, унимая волнение, выбрался из машины. Пистолет он держал прямо перед собой, лихорадочно пытаясь прикинуть, где именно окажется бандит после прыжка. Ошибка в расчетах на каких-нибудь полметра могла стоить Артему жизни.

Прищепов выстрелил, едва его противник появился из-за скалы. Тот находился еще в прыжке, когда три пули одна за другой впились в его тело.

Бандит с глухим стуком упал на землю. Что-что, а стрелять Артем умел. Стрельба – это не драка, где требуются исключительные физические данные, в стрельбе главное – быстрота реакции и твердость руки. Прищепов, привыкший чувствовать и фиксировать малейшее перемещение компьютерной мышки, ощущал пространство с точностью до микрона. Про реакцию и говорить не приходилось – когда он работал, перемещаясь между программами и окнами, на экране стояло сплошное мельтешение, изображения сменялись со скоростью кадров в кинофильме. Не прошли даром и занятия в тире – слабый человек любит пострелять по мишеням, почувствовать себя сильным благодаря оружию.

Артем опустил пистолет и внимательно осмотрел картину побоища. Леонид был еще жив – его спина чуть заметно приподнималась в такт дыханию. Насчет водителя ничего конкретного сказать было нельзя, но Прищепов и не собирался никого ни добивать, ни спасать. Он выпутался сам, вот пусть и другие выпутываются сами. Первое возбуждение после боя миновало. Он не мог поверить, что сумел победить сам, без посторонней помощи. Страх возвращался Затравленно озираясь, Прищепов забрался в машину и поспешил исчезнуть с места преступления.

Он проехал пару километров. Далеко уехать на автомобиле с разбитыми стеклами, с явственно видными отверстиями от пуль в капоте нечего было и думать. Присмотрев обрыв покруче, он выбрался на асфальт, высыпал в багажник ключи и прочий инструмент из брезентовой сумки, переложил в сумку из кейса деньги и документы, предварительно вскрыв кейс при помощи штыка, найденного в багажнике.

Автомобиль на удивление легко подкатился к обрыву. Артему оставалось только подправлять его движение рулем. Качнувшись и напоследок проскрежетав днищем по камням, машина сорвалась в пропасть. Звук падения отозвался в ущелье эхом и затих. Артем отряхнул руки. Странное дело, но сегодня ему почти все удавалось. Такое он испытывал впервые в жизни.

«Двигаться лучше всего боковыми дорогами, тропинками», – рассудил он, ступая на утоптанную до блеска дорожку, ведущую вниз.

Глава 5

Трудно было поверить в то, что люди, причастные к исчезновению денег, – люди, которых он так стремился найти, – держали бы деньги где-то поблизости. И все-таки Александра Бондаровича не оставляла мысль, что это именно так и что ему рано или поздно удастся их найти – и нужных людей, и деньги.

Если в итоге и Артему Прищепову кое-что перепадет, то это будет только справедливо. О себе Александр Бондарович старался не думать. Банда принял предложение Мамаева и в душе хотел верить банкиру. Возможно, тот и сам оказался жертвой, возможно, он даже не знал о том, откуда взялись эти миллионы и для чего они предназначены.

К тому же Банда не хотел, чтобы об их негласном соглашении с Рахметом узнали в Москве. Александр хорошо понимал, что там это не понравится, несмотря на то, что такой поворот дела мог привести к успеху. В ФСБ придерживались той версии, что и Мамаев вовлечен в заговор.

Если же посмотреть на дело так, как оно могло выглядеть сейчас с точки зрения Мамаева, то выходило, что им, Банде и Артему, как будто навязали это решение – отыскать деньги, хотя им нужно было всего лишь выполнить роль курьеров. И сделал это Рахмет.

"Конечно, – думал Банда, привычно ведя машину, – деньги спрятаны в таком месте, чтобы при необходимости ими можно было бы сразу же воспользоваться. В противном случае они бы и дальше обрастали процентами, плодились и размножались.

Наверняка приближается время использовать их по первоначальному предназначению. Время "Ч" близко, но промежуток между ним и сегодняшним днем существует. Миллионы решили вывести из оборота и поместить в тайник. Нет, не хозяева суммы вырвали их из рук Рахмета. Им-то нужны и проценты".

Банда не очень хорошо знал город – бывал до этого в нем всего два раза, к тому же давно, но, отправляясь в Крым, досконально изучил карту Ялты. Завернув еще раз за угол, он понял, что прибыл наконец на место. Казино «Золотой якорь» находилось возле городского парка, недалеко от морского вокзала.

Остановив машину перед невысоким зданием со светящейся всеми цветами радуги надписью, Александр вспомнил, что раньше, много лет назад, ему случилось побывать в этом заведении.

* * *

Тогда оно было просто дешевой забегаловкой, где собиралась всякая шушера, чтобы выпить стаканчик-другой дешевого вина за грязными вонючими столами и всласть поговорить за жизнь. Что бы ни рассказывали ветераны былых сражений, на самом деле дрались тогда мало. Люди были настроены доброжелательно друг к другу. Даже впав в агрессивное настроение, больше ругались и угрожали, чем реально применяли силу. Да тогда толком и не за что было драться – ни политики тебе другой, кроме однопартийной, ни денег больших.

В ту пору Банда, будучи еще молодым курсантом Рязанского училища, находился в Ялте в короткой командировке. Вместе с приятелем он случайно забрел в заведение во время самоволки и стал свидетелем, а потом и участником редкой по тем временам драки.

Стосковавшиеся по земле матросы с нескольких торговых судов заглянули сюда после долгого плавания и порядочно набрались всякой дряни, которую здесь выдавали за спиртные напитки. Дешевое питье довольно быстро ударило им в голову, и они начали без всякого повода приставать к нескольким молодым курсантам морского училища, которые заехали сюда из Севастополя расслабиться и выпить пива, – называли их «салагами», «сухопутными крысами» и еще более обидными словами, а когда те попытались что-то сказать в ответ, набросились на них с кулаками и принялись избивать.

Десантники находились в самоволке в штатской одежде, то есть вовсе не хотели засветиться и попасть на гауптвахту комендатуры. Однако они все же не могли не вмешаться в потасовку и приняли сторону курсантов, которые к этому времени находились в довольно-таки плачевном положении. Солидарность военных сработала против морской романтики. После этого ситуация стала развиваться в совершенно противоположном направлении, несмотря на значительное численное превосходство противника. Солдаты были хорошо подготовлены и просто не могли позволить себе уступить в драке каким-то гражданским.

Вскоре разбушевавшиеся матросы все до одного лежали на грязном полу возле прилавка, а изрядно потрепанные курсанты благодарили своих спасителей. Ликование длилось недолго. Никто не успел убежать – военный патруль и милиция приехали одновременно. Однако Александр Бондарович с приятелем не зря были десантниками – они умели не только отлично драться, но и ловко скрываться от противника.

Бондарович первым принял решение. Завидев за окнами машины с мигалками, он подбежал к оторопевшей официантке и шепнул ей: «Веди на кухню!»

Та мигом сориентировалась. Банда с другом отсиживались в кладовке, пока гражданских матросов забирала милиция, а курсантов – патруль. Вскоре все стихло. Девушка приоткрыла дверь кладовки и выпустила пленников.

– Дважды снаряд в одно и то же место не падает, – заявил приятель Банды.

– Ты хочешь остаться? – спросил Бондарович.

Приятель выразительно посмотрел на официантку и чудом уцелевшую сервировку их столика. За ужин они еще не расплачивались, но не пропадать же добру.

– Идет, – согласился Банда.

Они не рассчитывали на что-то большее, чем скромный ужин с коньяком, но не прошло и получаса, как в закусочную вернулись курсанты. Бывает же справедливость на свете – их отпустили. В кафе был устроен грандиозный банкет, где с победителями каждый хотел выпить персонально. Александр Бондарович пил с курсантами, а потом вновь оказался в кладовке вместе с молоденькой официанткой, имени которой он даже не запомнил. Вернулся в казарму он только утром.

Официантка была первой женщиной, с которой он переспал без любви. Она же стала и причиной его первой отсидки на гауптвахте, причем на гауптвахте морской. Моряки, наслышанные о том, что он устроил с их гражданскими коллегами, имевшими в этом городе большие связи, попробовали отомстить обидчику. Однако, несмотря на беспокойную отсидку, Банда никогда не жалел о той ночи и порой вспоминал ту официантку. Это было чем-то вроде первой взрослой любви. Та женщина научила его находить удовольствие именно в сексе как таковом.

С ней впервые он куда больше внимания обращал на тело, а не на лицо, глаза… Не запомнив имени, кое-какие подробности той ночи он запомнил очень хорошо и многие годы поступал в аналогичных ситуациях так, как его научила эта необыкновенная девушка. В том, что имя ее забылось, была какая-то справедливость, да и называла ли она его по имени? Банда вспоминал о ней, как благодарный ученик вспоминает о своей первой учительнице.

Ровно неделю длился рай на земле, а потом жизнь увела его отсюда, и со временем Банда позабыл и о Ялте, и о девушке, имени которой никак не мог вспомнить.

* * *

Он не думал, что когда-нибудь сюда вернется, и теперь, сидя в машине перед реконструированным, но все же узнаваемым зданием, вдруг подумал о том, остался ли здесь хоть кто-нибудь помнящий минувшие времена, ту драку и ту девушку-официантку.

Это казалось маловероятным, и тем не менее в душе у Банды что-то шевельнулось – что-то такое, от чего губы его слегка растянулись в улыбке. Поэтому когда он, выбравшись из машины и аккуратно ее заперев, направился к зданию казино, то чувствовал некоторый душевный трепет, обычно совсем ему не свойственный, и прилив миролюбия.

Однако стоило только Банде войти в неожиданно просторный и одновременно уютный вестибюль казино, как он моментально собрался. К нему сразу подлетел молодой человек в черном двубортном пиджаке, под которым угадывалась кобура. Правда, вел себя молодой человек чрезвычайно вежливо.

– Добрый вечер, – обратился он к Банде, – прошу вас, проходите. Что-то вы раньше у нас не появлялись? Обычно я запоминаю наших гостей.

– Даже тех, что были в прошлом сезоне?

– Обязательно…

– Я здесь проездом, – объяснил Банда, – и в этом городе не был очень давно.

– Что ж, всегда рады новым гостям, проходите, пожалуйста, в зал, – любезно произнес молодой человек. – Надеюсь, вы хорошо проведете у нас время.

«Ну что ж, в профессиональной честности ему не откажешь, – подумал Бондарович. – Он хотя бы не желает мне большого выигрыша».

– И я тоже на это надеюсь, – хмыкнул Банда, которому уже до глубины души осточертел этот самоуверенный вылощенный недоносок. Чтобы немного его позлить, Банда порылся во внутреннем кармане куртки, словно собирался дать большие чаевые. При этом целая гамма чувств отразилась на лице швейцара-зазывалы: от близкого оргазма – когда хрустнула в руках Бондаровича стодолларовая банкнота, до смертельной усталости – когда из-под этой купюры появилась вторая номиналом в единицу. Швейцар превозмог разочарование, принял чаевые, слегка наклонил голову, а Банда, гордо выпрямив спину, двинулся в зал.

Было еще довольно рано, и народу пока собралось не очень много. В игровом зале было человек двадцать мужчин и женщин. Стоило только Банде войти, как все они одновременно повернули головы в его сторону и с любопытством посмотрели на пришедшего. В этом не было ничего удивительного – уж слишком он отличался от них, считавших себя богатыми, самоуверенных и провинциально шикарных. Даже бандиты и прочая крутизна, приходя сюда, надевали приличные костюмы и галстуки, – правда, попадались и малиновые пиджаки с золотыми пуговицами. Банда выглядел совсем не так роскошно и этим нарушал общепринятый порядок.

Куртку он перебросил через руку, на нем были простые черные джинсы и майка, которая хотя сразу и показывала, что у него нет с собой оружия, но одновременно никак не вязалась с обстановкой заведения. Вошедший человек выглядел в понимании местной публики как лох, а лоху здесь, конечно же, было не место. Это-то Банде и попытались сразу же объяснить взглядами. Правда, он сделал вид, что попросту их не замечает, но одновременно взглядом же умудрился объяснить всем любопытствующим, что лучше с ним не связываться.

Что этот человек опасен, завсегдатаи и персонал почувствовали сразу и напряглись, даже несмотря на то, что Банда был безоружен. Здесь шла игра на большие деньги, и все воспринималось через призму этого обстоятельства. Привычное не пугает – пугает новое. Поэтому Бондаровича ничуть не удивило бы, если бы сейчас кто-нибудь из нервных завсегдатаев, прибывших с охраной, попросил его удалиться. Впрочем, Банду это не слишком волновало.

Уходить отсюда просто так он не собирался, даже если бы его и попытались заставить это сделать.

Ему во что бы то ни стало требовалось кое с кем переговорить, а для прихода этих людей время еще не наступило – было слишком рано. Отчасти именно поэтому никто не попытался выставить его отсюда – сейчас здесь сидели только мелкие сошки, хотя и у них деньги водились немалые.

Банда специально решил явиться в казино пораньше, чтобы до прибытия своих «клиентов» осмотреться и спокойно оценить ситуацию. Он даже поиграл немного в рулетку, особенно не рискуя, но и стараясь не показывать себя соседям по столу ни жадным, ни расточительным. Раз – ставка чуть больше средней, второй раз – чуть меньше, и никакого особенного азарта.

Результаты не замедлили появиться. Когда Банда вволю наигрался и решил наконец отдохнуть, его выигрыш составлял уже долларов пятьсот с небольшим. В этих деньгах он, в сущности, не нуждался, но получать их в кассе все равно было приятно. Он мог с легкой душой их потом истратить. К тому же за время игры он освоился среди публики И окружающие, и охранник, который так любезно встретил его у входа, но потом несколько раз заглядывал в зал и обеспокоенно посматривал на него, постепенно поняли, что этот экстравагантно для казино одетый человек не представляет ни для них, ни для их денег никакой особой опасности.

И все-таки Банда в своем наряде чувствовал себя отщепенцем. Поэтому он, подумав, решил вообще раствориться среди посетителей казино и даже знал, что для этого следует предпринять. Выйдя в коридор, он поманил к себе молодого человека, который все еще с некоторым беспокойством косился на него, и обратился к нему, стараясь быть как можно более вежливым и даже приветливым:

– Послушай, приятель, раздобудь мне какой-нибудь пиджак, и поскорее.

– Что? – молодой человек посмотрел на него с недоверием. – Что вы сказали?!

– Я сказал – пиджак, – ответил Банда. – Мне нужен пиджак. Разве не ясно?

Молодой человек смешался. Его еще никогда не просили ни о чем подобном. Однако он не привык отказывать клиентам заведения – в исполнении их желаний и заключалась его работа. Поэтому даже в таких странных обстоятельствах он не мог просто послать Банду к чертовой матери, чего ему хотелось и чего в глубине души ожидал от него Бондарович.

– Честно говоря, я не могу выполнить вашу просьбу, – развел он руками. – Извините. Может быть, пожелаете что-нибудь другое? Днем у нас можно играть и без костюма.

– Нет, – покачал головой Александр Бондарович и вытащил из кармана пачку денег – сто долларов, разменянных на украинские купоны. – Смотри, если выполнишь мою просьбу, получишь кое-что из этой пачки, и чем быстрее выполнишь, тем больше получишь.

Молодой человек задумался – ему очень хотелось получить деньги. Несмотря на генеральский вид и пистолет под мышкой, зарплата его не превышала зарплаты самого обычного официанта Вспомнив об официантах, молодой человек вдруг придумал, что нужно сделать. Расплывшись в широкой улыбке, он выхватил из пачки Александра Бондаровича несколько купюр и торопливо направился в сторону входа в ресторан, который находился совсем рядом с игровым залом.

Банда ухмыльнулся, присел на стул и приготовился ждать. Впрочем, время ожидания в вестибюле не прошло для него даром. Вскоре Александр увидел тех, ради кого он и появился здесь. Стоило только молодому человеку отойти, как дверь, выходившая на улицу, отворилась, и в вестибюль вошла группа людей, социальная принадлежность которых не представляла для Банды никакой тайны. Иногда их именовали «деловые», а иногда просто «бандиты». Все они были в роскошных, хотя иногда и не совсем опрятных и чистых костюмах. Шеи, пальцы, запястья и карманы каждого из них были увешаны, обтянуты, унизаны и набиты золотом. Золота на этих парнях красовалось гораздо больше, чем на сопровождавших их шикарных девушках, которые очень напоминали небольшое агентство фотомоделей, выведенное на вечернюю прогулку. Мужчины, громко переговариваясь и ни на кого не обращая внимания, сразу же прошли в игровой зал, а девушки, повертевшись перед зеркалами в вестибюле и бросив пару взглядов на Банду, тоже последовали за ними.

Теперь можно было бы идти туда и Банде, но молодой человек, отправившийся добывать пиджак, все еще не появлялся. Бондарович уже начал беспокоиться, но стоило только ему встать со стула, как его посланец сразу же, словно из-под земли, возник перед ним. На его руке подкладкой вверх висел пиджак – судя по подкладке, совсем новый.

– Долго же ты гулял, – Александр Бондарович постарался скрыть удовлетворение.

– Извините, – вздохнул молодой человек, косясь на пачку, которую Банда все еще держал в руке, – просто там очень трудно было найти ваш размер. Вы широки в плечах.

– Где это – «там»? – с подозрением спросил Банда, протягивая ему деньги.

– В ресторане, – ответил молодой человек, спрятал деньги и развернул пиджак. – Я думаю, вам это должно понравиться.

Увидев, что принес ему посланец, Александр поморщился.

– Что ты мне такое притащил? – возмущенно спросил он, боясь дотронуться до своего нового приобретения. – Это же не совсем пиджак.

– Смокинг… – молодой человек с удивлением посмотрел на Александра, не понимая, что могло его так рассердить. – Отличный английский смокинг. Полтысячи долларов стоит.., вернее, стоил, а я вам его принес на вечер за двадцатку. По-моему, удачная сделка. Но если не нравится, то всегда можно его вернуть. Деньги, конечно, пропадают.

– Я ведь просил пиджак! Простой пиджак! Зачем мне смокинг?! – никак не мог успокоиться Банда. – Как я его надену с джинсами?

– Но у официантов больше ничего не нашлось, – развел руками молодой человек, – наши официанты только в смокингах ходят.

– Я тебе не официант!.. – проговорил Банда. – Ты за кого меня принимаешь, сынок?

– А что такого? – пожал плечами молодой человек. – Да тут у нас половина гостей в смокингах. Не волнуйтесь, надевайте.

Поскольку другого выбора у него не было, Банда сдался и при помощи молодого человека натянул смокинг, а потом не без некоторой" опаски посмотрел на себя в зеркало. Однако то, что он там увидел, ему понравилось, – даже очень понравилось Результат превзошел все его ожидания. Черные, слегка вылинявшие джинсы и черная майка создали в комплекте со смокингом весьма причудливый ансамбль, который нельзя было назвать плохим или некрасивым.

– Так даже американские кинозвезды ходят, – одобрительно сказал охранник, выглянув из-за плеча Банды. – Круто и демократично.

Александр Бондарович никогда особенно не интересовался собственной одеждой, считая, что главное в одежде – это удобство. Теперь он с удивлением обнаружил: то, как он одет, ему и вправду нравится. По крайней мере, он не испытывал никакого дискомфорта, а для того, чем ему предстояло заняться, это имело большое значение. Сам же он всю жизнь охотно проходил бы в камуфляже.

– Спасибо, – сказал он молодому человеку и протянул половину пачки, которую показал ему, отправляя в поход за пиджаком. – Тебя как зовут?

– Игорь, – ответил молодой человек и поспешно, не пересчитывая, спрятал деньги. – Вам тоже спасибо. Большое спасибо.

– Это за что же? – ехидно спросил Александр. – Что я такого сделал? Денег немного тебе дал? Так ты их заслужил. Честно отработал.

Игорь негромко сказал:

– Дело не в деньгах. При чем тут деньги? Деньги тут совершенно ни при чем. Спасибо за то, что по-человечески ко мне отнеслись, вот за что.

«Ничего себе! – подумал Александр Бондарович. – Как же к нему тогда относятся другие, если мое отношение он считает человеческим?»

– Слушай, Игорь, – понизив голос, спросил Банда, – я здесь не просто так. Мне нужен Муса Корд. Знаешь такого?

Хотя он поначалу и не хотел задавать Игорю этот вопрос, не желая вызывать ненужные подозрения, но после слов Игоря решил, что можно рискнуть.

Впрочем, никаких эмоций его вопрос у Игоря не вызвал. Видимо, Муса Корд здесь не таился и имя его ни для кого не было тайной.

«Что ж, тем лучше. В этом случае то, что я обратился именно к Игорю, оградит меня от лишних подозрений и постороннего любопытства», – успел подумать Бондарович, прежде чем прозвучал предсказуемый ответ.

– Конечно, знаю, – кивнул Игорь, – кто ж Мусу не знает? Пойдемте, покажу его вам, если, конечно, он уже пришел.

«Значит, я не ошибся, Муса в этой компании», – рассудил Банда.

Когда они вошли в игровой зал, то Игорь сразу же указал Александру на компанию, которую Бондарович видел в вестибюле.

– Вон он, – чуть слышно сказал Игорь, – видите, вон тот, в белом пиджаке.

– Вижу, – кивнул Банда, рассматривая человека, с которым ему сейчас предстояло каким-то образом потолковать по душам.

Муса Корд оказался пухлым коротышкой с лысым черепом и редкой черной бородкой. Упоминание о белом пиджаке оказалось излишним – в его компании все щеголяли в белом, но главаря можно было узнать сразу.

Муса носил белый смокинг, но это не прибавляло ему ни стати, ни привлекательности. В глубине души Банда признался себе, что мало встречал в жизни таких омерзительных типов. Выразительную татарскую внешность Корд наверняка специально подчеркивал – теперь, когда в Крыму вовсю шел дележ сфер влияния между татарскими и славянскими группировками, оставаться нейтральным было просто неприлично.

– Ну я пойду, – шепнул Банде Игорь. – Можно мне теперь уйти?

– Иди, конечно, иди, – рассеянно кивнул Бондарович, продолжая изучать взглядом Корда. – Спасибо тебе большое, парень. Ты мне очень помог.

– Не за что, – пожал плечами Игорь, развернулся и сразу же исчез – незаметно, как умели исчезать в прошлом только рабы, а теперь официанты и коридорные в гостиницах после получения чаевых Александр сразу же забыл об Игоре Он медленно двинулся по залу, но не к той компании, которая привлекла его внимание, – это было бы неразумно и неосторожно, – а обратно к рулеточным столам, решил продолжить игру. Он подошел уже совсем близко и начал было подыскивать себе место, как вдруг почувствовал чей-то пристальный взгляд. Он медленно, как бы невзначай, обернулся. За стойкой бара на фоне зеркальной стенки стояла женщина – она-то и смотрела на Банду.

Воспоминания, которые охватили Бондаровича, когда он подъезжал к казино, нашли свое продолжение, а точнее, воплотились в удивительную реальность. Перед ним стояла та самая девушка, о которой он иногда вспоминал. Правда, назвать юной и свежей ее сейчас было трудновато – слишком уж много времени прошло, но выглядела она и сейчас очень неплохо. Точнее говоря, ее по-прежнему можно было назвать красавицей. Теперь это была не юная девушка, а зрелая, расцветшая женщина.

Как говорится, «в самом соку».

Когда Банда посмотрел на нее, она сразу растерялась, отступила от стойки и застыла, прижавшись спиной к зеркальной стенке и глядя на него. Бондаровичу вспомнилось несколько фраз, которыми они обменялись после первой близости. Тогда Александр не нашел ничего умнее, как сказать ей:

– Ты будешь помнить этот день всю свою жизнь.

Он мог сморозить тогда подобную глупость – все-таки до этого между словами «секс» и «любовь» для него стоял знак равенства. В ответ девушка рассмеялась, перевернулась на живот. Лежали они в каморке на мешках с сахаром, покрытых клетчатым одеялом. В тот далекий вечер Бондарович не задумывался о том, что это одеяло служило не ему одному.

– Глупый, – прошептала девушка ему в самое ухо, – если бы ты только знал, как часто мне приходится это делать. Но ты не подумай, не за деньги Ее откровенность и впрямь запомнилась ему надолго. Ее фраза вспоминалась часто, лишь только Банда оказывался наедине с женщинами, даже с Алиной. Ни от одной из них он не слышал подобного признания. О таком предпочитают не говорить вслух. У Банды же слова девушки намертво связались с темной каморкой, пропитанной запахом муки и влажного сахара, с горячим шепотом, когда губы говорившей касались его уха.

«Это точно она», – отбросил колебания Банда.

Ему даже не нужно было видеть лицо – он прекрасно помнил длинную шею, выступающие ключицы и волосы, такие пышные, упрямо возвращающиеся назад, если их отвести рукой. Банда молчал, не зная, стоит ли заговаривать с ней теперь, когда из давних, почти стершихся воспоминаний она вдруг воплотилась в реальность.

Так они постояли немного в неловком молчании, а потом она вдруг улыбнулась, указала на его черный смокинг и сказала, заговорщицки улыбаясь:

– Где-то я уже такой пиджак видела. Не подскажешь, где именно?

Обращение на «ты» прозвучало вполне уместно.

Даже если бы Бондарович прежде и в глаза не видел этой женщины, обидеться было невозможно. Что-то невидимое, но ощутимое осталось в казино от прежней забегаловки-кафе, вот и эта фраза вернулась из прошлого, когда и официант, и посетитель были равны.

– Что ты говоришь?! – ничуть не смутившись, ответил Банда. – Неужели ты бывала в Англии?

– В Англии? – удивленно спросила она. – А что, разве это ты в Англии купил?

– Ну да, – кивнул Бондарович, вспомнив «лейбл», мельком виденный им на подкладке. – Это английский смокинг. Я привез его из Англии.

– Вот как, – усмехнулась она, – а я такие видела гораздо ближе.

– Где это, интересно?

– У нас в ресторане, – она не выдержала и засмеялась. – У нас в таких официанты ходят.

– Правда? – Бондарович не выдержал, тоже засмеялся и сказал вполголоса:

– Честно говоря, этот смокинг хоть и английский, но именно из ресторана.

Просто неудобно было сюда без пиджака заходить.

– Это правильно, – согласилась она, но тут к стойке кто-то подошел и ей пришлось отвлечься.

Александр Бондарович обернулся и увидел, что Муса Корд и вся его компания за это время переместились к рулеточному столу, к которому до встречи со своей старой знакомой стремился и он сам. Теперь, правда, ему этого сделать не удалось бы, потому что люди, которые сопровождали компанию, оставаясь при этом в тени, быстренько расчистили место у рулетки и теперь никого из новых игроков к столу не подпускали.

– Налить тебе чего-нибудь? – вернулась к нему женщина, обслужив клиентов.

– За счет заведения?

– С какой стати?

– У меня есть перед ним определенные заслуги.

– Что-то я не заметила, чтобы ты много проиграл, а другие заслуги тут не признаются. Если бы ты спустил все до последнего, я могла бы тебе налить чашечку кофе.

– У меня заслуги не перед казино, – усмехнулся Бондарович. – Перед заведением, которое было тут раньше.

Женщина сузила глаза, испытующе глядя на посетителя в чужом смокинге:

– Не врешь?

– Как-то я с приятелем уложил здесь с дюжину мерзавцев и при этом не разбил ни одного стакана.

– В самом деле?

– Послушай, тут была одна очень уютная каморка. Мешки с сахаром, конечно, не такие мягкие, как домашняя постель, но все же было удобно на них и на клетчатом одеяле.

– Я не понимаю, – произнесла женщина, хотя по ее глазам было ясно, что она все понимает не хуже Александра.

– Я сдуру сказал тогда, что ты запомнишь нашу встречу на всю жизнь, а ты пообещала, что забудешь. Так вот я ее помню, а ты?

«Черт с ней, даже если и спутает меня с кем-нибудь – мало ли парней прошли через ее каморку… Главное, чтобы у меня появилась в этом заведении знакомая, которая знает внутреннюю жизнь казино», – подумал Банда.

Женщина помолчала, закусив губу, затем рассмеялась, наклонилась над стойкой и зашептала:

– Знаешь, из-за этой фразы я и запомнила тебя.

Не поверишь, когда ты зашел, я тебя сразу не заметила, а потом увидела возле стойки и вспомнила. Хотела даже окликнуть, но ты обернулся сам. И мне показалось, что я ошиблась, изменился ты сильно. А потом рискнула заговорить. И подумала, что раз на «ты» не обиделся, значит, наверное, все-таки не ошиблась.

«Да, с годами меняешься, – подумал Александр, – но фигура, жесты – они остаются прежними. Некоторые вещи помнятся тем лучше, чем больше времени отделяет нас от них».

– Я пришел сюда не играть.

– Только не надо мне рассказывать, что ты пришел сюда встретиться со мной, – в голосе женщины появились неприятные игривые нотки, которыми она наверняка пользовалась и в разговорах с другими мужчинами.

– Я этого не говорил.

– Давай угощу за счет заведения. Что будешь пить?

– Минералку, – не задумываясь, ответил Банда, не спуская глаз с Мусы Корда, который в это время вытаскивал из кармана объемистую пачку денег.

Один из его охранников принял купюры и отправился за фишками. – Что-то в горле пересохло.

– Минералку? – удивленно спросила она, откупоривая бутылку, и вздохнула:

– Раньше курсанты пили здесь более крепкие напитки.

– Я не был обыкновенным курсантом. Я…

– Подожди, – остановила его женщина, – правда, ты был десантником, это вы били курсантов.

– Мы, курсанты-десантники, вместе с флотскими курсантами всего один раз избили штатских матросов, – поправил ее Бондарович. – Они сами нарвались.

– Не придирайся, я помню совсем другую сторону событий – более приятную.

– Это было давно, – задумчиво произнес Банда, – очень давно.

– Да, – согласилась женщина и снова вздохнула. – И вправду прошло очень много времени. Я теперь совсем не такая интересная, какой была тогда. Совсем старухой здесь стала, Бабой Ягой.

– Почему же, – возразил Банда, поднял глаза и рассмотрел ее уже не таясь, как бы с ее разрешения.

Перед ним стояла вполне привлекательная стройная женщина со светлыми волосами. Конечно, она мало напоминала ту девушку, которую он знал когда-то, но все-таки что-то юношеское в ее лице осталось. «Может быть, во вздернутом носике? А может, в разрезе глаз? Или в веснушках на щеках? Или в тонком подбородке с маленькой ямочкой?»

Одним словом, перед Бандой стояла красивая женщина. Многие женщины, которые заслонили в его жизни эту, были гораздо менее привлекательны.

Хотя, впрочем, не стоило сейчас об этом думать Он выбрал Алину и менять свой выбор не собирался.

«Менять поздно, – усмехнулся Бондарович. – Алина – она совсем другая, с ней можно просидеть целый вечер, не обмолвившись словом и не почувствовав отчуждения. Но если ты уже начинаешь задумываться о таких вещах… Да, я помню, она мать моего сына…»

Он еще раз, на этот раз более критическим взглядом, посмотрел на женщину за стойкой.

«С этой можно немного поразвлечься в каморке, и не более того. Утром она покажется пресной и безвкусной, как давно выжатый лимон. С женщинами такого рода чувствуешь себя хорошо, когда между мыслью о близости и самой близостью проходит минут пять, не больше. С ними хорошо в каморке на мешках с сахаром, в ночном парке на лавке. С ней было бы неплохо сойтись под водой на виду у всего пляжа – на поверхности две головы, а под водой… Полное отсутствие комплексов на долгое время не возбуждает», – рассуждал про себя Бондарович, глядя на женщину за стойкой.

– Ты серьезно иногда вспоминала мою дурацкую фразу, за которую мне стыдно до сегодняшнего дня? – тихо поинтересовался он.

– Давай я сейчас совру тебе. Но мне хочется соврать красиво, – помедлив, ответила она. – Мне все время казалось, что откроется дверь и ты войдешь, уверенно и независимо. Вот так, как сегодня вошел. Где же ты был все это время? – патетически прошептала женщина и закашлялась, поперхнувшись смехом. – Потаскушки со стажем вроде меня любят обманывать просто так, без всякой для себя выгоды. Могу даже поклясться, что любила тебя все эти годы – от меня не убудет. Самое смешное то, что я действительно запомнила тебя, вернее, твою фразу. Так где же ты был, мой принц?

– Я воевал, – ответил Банда в тон своей давней знакомой-потаскушке, – я все время был на войне.

Я и сейчас на войне. И завтра буду на ней.

– Я это поняла, – кивнула она, проследив за его взглядом. – Все сейчас воюют – за деньги. «Сатана там правит бал, люди гибнут за металл». Только здесь у тебя ничего не получится. Ты ведь потолковать кое с кем пришел, расспросить?

– Точно, – ответил Банда, – именно за этим.

– Даже и не надейся, – махнула она рукой, – здесь у тебя ничего не выйдет.

– Почему? – спросил Александр. – Мне нужно только поговорить.

– Они ни с кем не разговаривают, – покачала головой женщина. – За последние дни татары потеряли несколько человек и теперь ни с кем не разговаривают. Стоит тебе только подойти к тому столу, как тебя сперва просто-напросто пошлют – довольно вежливо, а будешь настаивать – выволокут на улицу, объяснят, что к чему, и отмудохают. Сунешься после этого еще раз – скорее всего просто-напросто пристрелят, даже не поинтересовавшись, кто ты такой и чего хотел. Тут на днях случилось с одним: мужик напился и стал приставать, так, полегоньку, без всяких задних мыслей, но настойчиво.

Бывает у пьяных – навязчивая идея. А они бац прямо в висок, на заднем дворе.

– И что? – спросил Александр Бондарович.

– Ничего, – равнодушно пожала она плечами, – дальше ничего не было.

– А милиция? – уточнил Банда. – Они после такого тут должны были шустрить и шустрить.

– Никто здесь не шустрил, – грустно усмехнулась женщина. – Написали, что самоубийство. Он, мол, был пьян, имел оружие… Проигрался, наверное, большие деньги спустил. А у него никакого оружия и не было вовсе – даже булавки, ни денег больших, – так, мелочевка. Даже на выпивку скупился. Чашку кофе у меня выпросил.

– Чашку кофе? – задумчиво переспросил Банда и подумал:

– «Что ж, нужно будет поговорить и с милицией». – Когда, говоришь, это было?

– Дня три назад, – ответила женщина. – Или, может, четыре. На такой работе, знаешь ли, все перемешивается в голове.

– Знаю, – кивнул Банда, – как не знать. Слушай, мне необходимо с Мусой Кордом поговорить.

Без всякого хамства – очень поговорить нужно. Раз они сейчас никого к себе не подпускают, то как это сделать? Подскажи.

– Потолковать?.. С Мусой Кордом?.. – переспросила женщина, подумала немного и сдавленно зашептала:

– Это можно устроить… Приезжай за мной попозже, часов в двенадцать. В двенадцать они все отсюда уйдут в другое место, и я тогда отпрошусь. Есть у тебя машина?

– Есть.

– Вот и хорошо. И смокинг свой обязательно надень, пригодится. Ну а теперь иди, а то я из-за тебя всех клиентов растеряю.

Банда направился к выходу. В вестибюле он подошел к бдительно стоявшему на своем посту Игорю, взял его за рукав, подвел к двери, ведущей в игорный зал, и, указав на женщину за стойкой, спросил:

– Ее как зовут?

– Кого? – Игорь притворился, будто не понял. – Кого зовут?

– Женщину за стойкой, – помедлив, ответил Банда. – Как ее имя?

– А зачем вам? – Игорь посмотрел на него с подозрением.

– Мне кажется, я ее где-то видел раньше, – пояснил Банда. – Никак не могу припомнить, где это все-таки было.

Игорь посмотрел на него, покачал головой и сказал очень тихо:

– Вы с ней поосторожнее, знаете…

– Красивые женщины всегда опасны, – перебил его Банда. – Как ее зовут?

– Пожалуйста, – Марина Богданова. Только ухаживать за ней не советую, плохо кончится, – обиженно пожал плечами Игорь.

«Марина Богданова? Может, и так, – задумался Бондарович. – Впрочем, и она не помнит моего имени».

– Приятель, мне понравился этот смокинг.

– Красивый?

– Мерзость, но когда играешь в нем – выигрываешь. Мне бы его в аренду на пару дней, а?

– Сложно, вещь не моя.

– Подумай.

– Спросить сейчас не у кого.

– Скажи, что я его тебе не отдал.

.

– Не поверят. Какой же я тогда к черту охранник?

– И правда.

Игорь стоял, морща лоб, и наконец отчаянно махнул рукой:

– Оставьте за него залог – двести долларов, и можете носить. За каждый день – десятка.

– Ты же говорил, он полтысячи стоит.

– Гм… Новый, может, две сотни и стоил, Мужчины ударили по рукам.

В смокинге с чужого плеча Банда вышел из «Золотого якоря» и уселся за руль «фольксвагена». Пока суд да дело, он решил навестить Рахмета. Мамаева и побеседовать с ним в свете вновь происшедших событий и той информации, которую уже успел собрать.

Глава 6

Мамаев очень удивился, когда Александр вошел в его кабинет, оттолкнув пытавшуюся загородить ему дорогу секретаршу. Кабинет располагался на втором этаже здания банка. Рядом с Мамаевым сидели еще какие-то люди, по виду весьма солидные, и Банда понял, что секретарша его не обманула – Рахмет действительно был занят какими-то срочными и важными делами. Однако Банду это совершенно не смутило. Он был уверен, что ничего важнее беседы с ним для Мамаева сейчас быть не может Мамаев, по его мнению, тоже должен был так думать. Ведь все его будущее и даже сама его жизнь зависели только от того, найдет Банда пропавшие деньги или не найдет.

Тем не менее, увидев Александра, Рахмет сильно рассердился.

– Минутку, – пробормотал он.

С побагровевшим лицом он вскочил со своего места и, сделав какой-то неопределенный жест, означающий, наверное, что он просит своих собеседников не волноваться и немного подождать, схватил Александра Бондаровича за локоть и потащил в соседнюю комнату.

Банда был очень удивлен и даже возмущен таким приемом, но сдержался и последовал за Мамаевым, не желая пререкаться с ним при посторонних. Только оказавшись с Рахметом один на один, он спросил с удивлением:

– Вы что это, Рахмет? Смотрите, лопнете от злости, кто потом склеивать будет?

Однако Рахмету, как видно, было не до шуток.

– Какого черта!

– А что случилось? – удивился Банда.

– Вы зачем сюда явились? – продолжал кипятиться Мамаев. – Вы что, не понимаете, что подставляете меня?

– Это почему? – поинтересовался Александр, хотя уже понял свою ошибку.

– А потому! – ответил Рахмет. – Этим людям совсем ни к чему знать, что я веду хоть какие-то дела с… – он замялся, – с людьми не от бизнеса С кем-то, кого они не знают. Господи! Да сейчас все держится только на том, что мне по привычке доверяют. Если хоть кто-нибудь копнет, то сразу же увидит «пусто-пусто».

– Ну, может быть, – нехотя согласился Банда. – А если все-таки мне захочется что-нибудь срочно у вас узнать или сообщить вам что-нибудь не по телефону? Как быть тогда?

– Я же оставил вам для этого свою дочь. Я и она – это почти одно и то же, она в курсе многого, – ответил Рахмет и покосился на дверь – ему не терпелось вернуться к своим делам. – Кстати, она просила передать, что перебирается в Коктебель, охрану я ей сменил, подобрал из своих людей.

– Она вновь в безопасности, – передразнил Рахмета Банда, – с ней все в порядке.

– Я принципиально не буду с тобой сейчас разговаривать, – процедил Мамаев. – Ты, возможно, сорвал мне сделку, сгорели деньги, о которых вы с Прищеповым можете только мечтать.

– Можно подумать, товарищ Мамаев, – снисходительно улыбнулся Бондарович, – что постоянные финансовые проблемы – это стиль вашего существования. Возможно, своим приходом я обезопасил вас от миллионных убытков. У меня к вам вопрос…

– Все вопросы через нее, – ответил Рахмет и поспешно выскочил за дверь.

Банда постоял немного, с трудом сдерживая желание вновь зайти в кабинет, схватить Рахмета за воротник, хорошенько потрясти и ткнуть пару раз лицом в пепельницу с окурками. Но потом Банда решил, что даже таким способом добиться от банкира толку не сможет, и направился к выходу.

Он понял: все в этом деле не так просто и очевидно, как ему поначалу казалось, и полагаться ни на кого не стоит, только на себя самого. Возможно, еще на Артема. Хотя ведь прошло столько лет, Артем тоже изменился, а люди после тридцати лет имеют тенденцию меняться только в худшую сторону… Еще оставались женщины – Роза, Богданова.

Поддержки от них ожидать можно было только моральной.

"Хотя кто знает… – задумался Банда. – Больше половины проблем в этом мире возникает из-за женщин, но и решается тоже через них Мы привыкли видеть мир мужскими глазами, и многое от нас ускользает. Те, против кого я сегодня играю, несомненно, мужчины. Не в восточной традиции посвящать в дела женщин. Значит, и маскируются мои враги исходя из мужского миросозерцания.

Против меня это действенно, не могу же я перевоплотиться,.. – Бондарович рассмеялся собственной мысли. – Но не зря же говорят, что в определенной ситуации мужчина и женщина – одно целое.

По-моему, ты положил кое на кого глаз, а? Признайся!

Только в интересах дела, – ответил себе Банда. – Ты уже не мальчик и влюбиться не способен, ты обленился для этого, поэтому ничем не рискуешь.

Главное, не забудь, кто ты и что тебе надо…"

* * *

Выйдя от Мамаева, Александр отправился в особняк. Прямо на ходу, продолжая вести машину, он связался с Розой по телефону. Та ответила тут же:

– Это ты, Александр?

– Откуда такая уверенность?

– Номер этого телефона есть только у отца и у тебя.

– Вот я и думал услышать: «Это ты, папа?»

– Он только что звонил.

– Значит, ты в курсе нашей с ним беседы.

– Он страшно зол, – правда, он быстро отходит.

Ты должен его понять.

– Ты по дороге в Коктебель?

– Да. Наверное, ты расслышал шум мотора?

– Проблем пока никаких?

– Не больше, чем вчера или сегодня утром, – рассмеялась Роза.

– Приятно слышать.

– Когда встретимся? – вопрос прозвучал не очень по-деловому.

– Я должен повидаться с одним человеком. Когда это случится – сказать трудно, но знаю одно – скоро. Возможно, даже сегодня вечером После этой встречи обязательно приеду. Но прежде ты должна мне ответить на один вопрос.

– Спрашивай.

– Ты уверена, что твой отец не хочет твоей смерти?

– Дурак! – выкрикнула Роза.

– Я хотел бы им быть, так проще жить, – спокойно ответил Банда. – Мне показалось, что ты, Роза, человек дела. А ведешь себя слишком эмоционально.

В трубке слышалось только прерывистое дыхание девушки. Бондарович медлил, но так и не дождавшись ответа; вновь заговорил:

– Тогда спрошу по-другому. Если с тобой что-нибудь случится, твой отец выиграет от этого в финансовом плане?

– В то время, когда он был подполковником, он застраховал меня на тысячу рублей от несчастного случая! – Роза прокричала это так громко, что Банда даже отстранил трубку от уха. – Кажется, страховая квитанция до сих пор валяется в чулане вместе с моими детскими игрушками!

– Не горячись.

– Я начинаю сомневаться в правильности своего выбора. Тебе стоит над этим задуматься.

– Я спросил, можно ли задать тебе вопрос, ты согласилась. Неужели и с отцовским адвокатом ты так же откровенна, как со мной? Если да, то я не удивляюсь тому, что ваши дела идут паршиво.

– Я не могу быть откровенна до конца с человеком, которому плачу деньги.

– Я так и знал, что ты вспомнишь про деньги.

Наконец-то дождался. Они – линейка, которой ты меряешь мир. А значит, ими можно измерять и тебя. Сколько же ты стоишь, девочка? Покупать я тебя не собираюсь, так – прицениться. В дорогие магазины не хожу из принципа.

– Десять миллионов, – ни на секунду не задумываясь, ответила Роза. – Я думаю, сумма не маленькая.

Бондарович рассмеялся:

– Вот ты и попалась…

– На чем?

– Сама же только что говорила, будто не можешь откровенничать с человеком, которому платишь деньги. Значит, снова врешь?

– Я сказала – не могу быть откровенна до конца. Это не тот случай.

– До конца? Это интересно, – хмыкнул Банда. – Когда до него дойдет, ты мне подмигни, не люблю зря стараться.

– Жлоб! – произнесла на выдохе Роза. Произнесла довольно зло, но вот выдох! Бондарович ощутил его даже по телефону. Выдох девушки, которая старается держать мужчин на расстоянии, но тем не менее мечтает о принце.

– Я не ослышался?

Роза зло и возбужденно дышала в трубку.

– Жлоб, – повторила она, но теперь это слово прозвучало с другой интонацией – будто она предложила: «Не будем ссориться…»

– Спасибо за откровенность.

– Я откровенна с тобой, но не до конца, – на этот раз Роза нашла в себе силы засмеяться.

– Странно, но слово «жлоб» невозможно употребить в женском роде. Иначе я бы обязательно его сейчас произнес – в отместку.

– Поговорим об этом при встрече. Я ни на секунду не буду расставаться с телефоном, так что отыщешь меня в любой момент. Дальше Коктебеля я вряд ли уеду. Уладишь дела в Ялте – и езжай на восток.

– До встречи.

На этом разговор закончился. Последнюю фразу Банда проговорил уже в подземном гараже под домом Мамаева. Он вернулся в дом тем же путем, каким выбрался из него утром. Заглушив двигатель, Александр вышел из машины и по внутренней лестнице поднялся в дом.

Его удивила полная, ничем не нарушаемая тишина. Каждый шаг Банды отдавался далеко вокруг громким эхом, заставляя его вздрагивать, – не от страха, конечно, а от ощущения полного одиночества. Создавалось впечатление, будто в доме, кроме него, никого нет.

Через несколько минут выяснилось, что Банда не ошибся. Из дома исчезли даже домашние животные.

Лишь несколько свежих пятен крови на том месте, где Банда допрашивал охранника, говорили о том, что здесь совсем недавно протекала какая-то жизнь.

Не было ни родственников, ни охранников, ни живых, ни, слава Богу, мертвых. Везде царил порядок, не наблюдалось никаких следов борьбы и насилия.

Банда посмотрел на часы – до назначенной встречи еще оставалось время.

"Придет Рахмет, я с ним потолкую. Не придет – тоже не беда. Честно говоря, он прав в том смысле, что с его дочерью говорить приятней, чем с ним.

Оскорбления звучат неубедительно, когда их произносит женщина, а главное – не возникает желания ответить на оскорбление ударом".

Бондарович уселся в кресло – так, чтобы иметь в поле обзора большую часть комнаты и вход в нее.

Перед ним на тумбочке оказалась фотография в полированной дубовой рамке – Рахмет Мамаев на фоне какого-то идиотского по архитектуре сооружения – современное здание, но сработанное под старину. Теперь и не поймешь, то ли провинциальная Америка, то ли ближнее Подмосковье.

Банда без зазрения совести заглянул на обратную сторону карточки.

«Дорогая Роза, твой папа теперь в Америке. Вот как я выгляжу, вот где я живу. В другой раз съездим вместе».

Под трогательной подписью стояла дата четырехгодичной давности.

"Ну вот, – подумал Банда, – еще совсем недавно съездить в Америку для нее было недосягаемой Мечтой, а теперь поди ж ты – оценивает себя в десять миллионов. И, надо сказать, цену не завышает.

Мне приходилось встречать людей, ворочающих миллионами, но сами они не стоили даже жетона для проезда в метро".

* * *

Чтобы собраться с мыслями, Александр Бондарович немного поездил по городу, пока не наступило двенадцать часов и не настало время встречи с Мариной. Ровно в двенадцать его «фольксваген» опять стоял возле входа в «Золотой якорь». Ночь игры только начиналась, и к казино подъезжало намного больше машин, чем отъезжало.

Банде не пришлось долго ждать. Прошло всего пять минут, и Марина, держа в руке большую сумку, неторопливо вышла из служебного входа и растерянно остановилась, высматривая в полумраке, в какой же из множества припаркованных вокруг машин ждет ее Банда. Он не заставил ее долго стоять на улице и коротко посигналил. Марина моментально поняла, что этот сигнал предназначен ей, обернулась, помахала ему рукой, и когда Банда в ответ высунул руку из окошка, быстро и легко подбежала к его машине, распахнула дверцу и уселась на переднее сиденье рядом с ним.

– Поехали, – скомандовала она, – у нас осталось мало времени.

– Для чего? – повернулся к ней Банда.

– Я из-за тебя рискую, а ты, кажется, думаешь о другом.

– Вот именно – «кажется».

* * *

Они проехали через весь город, долго петляли по разным закоулкам до тех пор, пока Александр наконец не понял, что Марина проверяет – нет ли за ними слежки. Когда они в третий раз проехали мимо одного и того же фонтана, Бондарович не выдержал.

– Наверное, ты хочешь, чтобы у меня закружилась голова.

– О чем ты?

– Если тебе нравится ездить кругами по городу, то давай хотя бы изменим направление движения.

Мне надоело каждый раз видеть этот фонтан по левую руку.

– Думаю, мы уже оторвались…

– С кем я связался! – воскликнул Банда. – За нами никто и не следил, я это знал с самого начала.

По-моему, ты не поняла: мне нужно всего лишь переговорить с Мусой Кордом, убивать я его не собираюсь.

– Ты многого не знаешь о жизни нашего города.

– Ну конечно, ты сейчас меня начнешь учить жизни…

– Я могла и не браться тебе помогать.

– Но взялась же.

– И начинаю жалеть об этом.

– Если есть желание, на машине мы покатаемся чуть позже, а теперь поехали, куда скажешь.

– Мы уже почти приехали.

Марина еще несколько раз коротко скомандовала «направо», «налево». Банда чувствовал: Марина напряжена и озабочена и, возможно, даже сожалеет о том, что взялась устроить ему эту встречу. Он хотел было спросить ее напрямик: если выполнение его просьбы для нее так трудно, то, может, ей стоит вообще отказаться от всей этой затеи? Однако задать вопрос он не успел.

– Приехали, гаси фары, – зашипела на него Марина, и он поспешно остановил машину, выключил фары и заглушил мотор.

– Когда не надо, ты излишне осторожна.

– Надевай смокинг.

– Все у нас сегодня не правильно, – ухмыльнулся Банда, – обычно в таких ситуациях говорят – снимай.

– Не я придумала сегодняшнюю поездку Не так легко надеть смокинг, сидя в машине Но Марина настояла на том, чтобы он сделал это именно в салоне. Когда Бондарович наконец облачился в смокинг, который ему уже успел разонравиться, Марина осмотрела своего компаньона.

– Ну не похож ты на официанта, хоть убей.

– Никогда и не стремился к этому.

– А теперь придется.

– Раз надо…

Марина Богданова, склонив голову набок, с полминуты внимательно изучала Банду. При этом она беззвучно шевелила губами, будто давала сама себе распоряжения.

– Волосы пригладь, – наконец произнесла она.

Банда провел ладонью по шевелюре – не помогло.

Волосы вновь вернулись в прежнее положение.

– Ну как? – поинтересовался Бондарович.

– Не годится. У официанта должен быть такой вид, будто его только что облизала корова, – заявила Марина.

– Возможно.

– И не смотри никому прямо в глаза, официанты этого никогда не делают. У тебя все должно быть само по себе – взгляд в одну сторону, а идешь в другую. Руки что-то делают, а ты на них и не смотришь.

– Хороший совет, если знаешь, как им воспользоваться.

– Ладно, помогу, – Марина расстегнула свою тяжелую сумку и вытащила из нее бутылку минеральной воды. Налив немного жидкости в ладонь, она смочила Банде волосы, взъерошила их, а затем аккуратно уложила своим гребнем.

– Спасибо.

– Пошли.

Они вышли из машины. Банда осмотрелся. Они находились в темном тупике перед небольшим одноэтажным зданием. Ни одно окно в здании не светилось.

– Что там? – спросил Александр.

– Баня, – коротко ответила Марина и сделала ему знак следовать за собой.

– Париться будем?

– Нет, – неохотно ответила Марина, – париться будут другие.

– Жаль. А что же будем делать мы?

– Увидишь, – буркнула она, распахивая огромную железную дверь, которую Александр уже успел заприметить в темноте. Сделав знак Банде следовать за собой, она прошептала:

– А теперь молчи.

Говорить буду я.

– Давай.

За железной дверью оказался небольшой тамбур, а за ним еще одна дверь, на этот раз деревянная.

Марина открыла ее, и они оказались в длинном, ярко освещенном коридоре, стены которого были выкрашены в желтый цвет. Стоило только Марине и Банде войти в коридор, как прямо у входа им за" городили дорогу два охранника. В руках оба они держали небольшие автоматические винтовки.

– Чего надо?! – сурово спросил один из них, в то время как второй делал вид, будто держит их на мушке. Однако Банда чувствовал, что охранники хорошо знакомы с Мариной и прекрасно знают, для чего она пришла.

Фамильярность здесь, как видно, не была в чести, потому что Марина ответила совершенно серьезно:

– Из «Золотого якоря», – сказала она, – для обслуживания прибыли.

Охранника этот ответ, по-видимому, устроил, и он удовлетворенно кивнул:

– Проходите.

Но тут второй охранник кивнул на Александра и спросил:

– А это еще кто?

– Наш новый официант, – сказала Марина, указывая на смокинг, – новенький.

– А где Вася?

– Вася заболел.

Охранник недоверчиво покосился на Банду – слишком уж непохож он был на официанта, – но форменный смокинг и прилизанные стараниями Марины волосы, по-видимому, убедили его, и он, отойдя в сторону, уступил дорогу:

– Проходите.

– Пошли, – скомандовала Марина и сделала Банде знак следовать за собой.

Они шли по коридору, и чем дальше шли, тем более влажным и душным становился воздух. Такой воздух бывает только в банях. Потом откуда-то стали доноситься плеск воды, чьи-то невнятные голоса, пьяные выкрики, нестройное пение и веселый смех. А потом Марина открыла еще одну дверь, и они оказались в подсобке – комнате, в которой находились продукты и разная посуда.

Продукты уже были разделаны, нарезаны, украшены и даже разложены на тарелки, а спиртное стояло рядом со сверкающими бокалами на больших круглых подносах: как видно, перед их приходом сервировкой занимался кто-то другой, на смену кому и явилась сюда Марина.

Банда, который за время поездок по городу сильно проголодался, почувствовал зверский аппетит и сразу же принялся что-то жевать, хватая куски с тарелок и запивая вином из бокала.

– Ты что? – испуганно прикрикнула на него Марина. – Все испортишь!

– Не испорчу, – покачал головой Банда, – я аккуратно. Никто и не заметит.

Марина кивнула, но все-таки не позволила ему долго перекусывать.

– Раздевайся, – коротко приказала она и принялась стягивать с себя платье.

– Что ты сказала? – не понял сразу Александр. – Что я должен сделать? Раздеться?

– Ну да, – без всяких эмоций ответила Марина. – Ты что же, одетым париться будешь?

– Париться? Мы так не договаривались.

– Мы договаривались с тобой, что я тебе помогу, – спокойно произнесла Богданова. – Это все входит в мой план. А что касается удовольствий, то мне хватило их в молодости.

Банда, который выискивал на подносе кусочек повкуснее, наконец обернулся. Марина стояла перед ним практически обнаженная.

– Ты все еще ничего, – присвистнул он, – только зря стараешься, мне сейчас не до развлечений.

Вот потом…

– Отстань! – отмахнулась Марина. – Давай лучше сам разоблачайся. Или, может быть, хочешь, чтобы я тебе помогла? Не дождешься! Терпеть не могу раздевать мужиков.

Теперь на ней оставались только трусики, практически ничего не скрывавшие – тонкие полоски материи, одна из которых целиком исчезала между ягодиц. Как раз в тот момент, когда Банда обернулся, Марина надевала маленький фартучек и наколку, которые вытащила из принесенной с собой сумки Несмотря на то, что момент был совершенно неподходящий, Александр не смог не отметить, что фигура у Марины просто великолепная и, на его вкус, стала даже немного лучше со времени их давней встречи.

Теперь это была фигура зрелой женщины. Мраморные чаши грудей сохраняли идеальную форму. Втянутый упругий живот закруглялся идеальным овалом с воронкой пупка в самом центре. Очертания стройных бедер не портила ни одна капля лишнего жира.

Банда готов был позабыть о цели своего прихода, но Марина вернула его к реальности, произнеся нарочито грубо:

– Ну что, насмотрелся? Тогда раздевайся сам.

Или, может быть, тебе все-таки помочь?

Она протянула к нему руки, словно и вправду собираясь помочь ему раздеться. Но это уже было бы для Банды слишком – он чувствовал, что еще чуть-чуть, и выдержка окончательно оставит его Придется выйти из игры на полчасика, а такого он не мог допустить. Поэтому он отстранился от Марины и стал быстро раздеваться. При этом он искоса поглядывал на Марину и потому заметил, что его тело тоже интересует ее. Он заметил испуг и даже некоторое сочувствие на лице женщины, когда из-под майки показался шрам.

– Ты и впрямь долго воевал? – спросила она.

– А ты, Марина, еще не поняла, что мы с тобой попали на войну?

– На войне всегда нужны те, кто стоит за барной стойкой.

– В таком виде?

– Тебе не нравится?

– Ты стала лучше, – польстил самолюбию женщины Банда.

– Самое странное в том, – улыбнулась в ответ на комплимент Марина, – что я не чувствую себя сейчас обнаженной. Профессиональная привычка. Наденешь наколку, передничек – и ты в униформе. Хоть и с голой задницей, а в голове глупых мыслей нет.

– Наколка – это звучит по-зэковски.

– А смотрится как?

– Лучше без нее. Обнаженное тело и булавки несовместимы, – вернее, несъедобны, – ответил Бондарович, отправляя в рот еще один кусок вяленого мяса.

– Не мародерствуй, – остановила его Марина – Вновь военная терминология…

– Что поделаешь.

– Меня уверяли, будто находиться рядом с тобой опасно. Ты что, любовница какого-нибудь авторитета?

– Тебе обязательно это знать?

– А вдруг поможет делу?

– Это может только помешать, – ответила Марина.

– Муса Корд, – наугад сказал Бондарович. Теперь его куда больше интересовало выражение глаз женщины, чем доступные взгляду прелести ее тела.

Марина молча кивнула, но тут же немного испуганно добавила:

– Это уже почти в прошлом.

– Да, – задумчиво произнес Банда, – ничего себе протекция.

Он поддразнил Марину:

– Познакомься, Муса, этого парня я встретила совсем случайно, он мой бывший любовник, как и ты…

– Может, хватит паясничать?

Александр закончил раздеваться, оставшись в чем мать родила.

– А теперь что? – спросил он, поеживаясь. – Может, мне смокинг надеть?

– Зачем? – удивилась Марина.

– Ну-у.., чтобы быть тебе под стать, – стараясь говорить серьезно, ответил Банда. – Если официантки здесь ходят в одних передничках, то официанты, я думаю, в одних пиджаках.

– Передники… – зло сверкнула на него глазами Марина. – Да, я в «переднике», а ты в «заднике». И какого только черта я с тобой связалась?

– Мы коллеги – официант и официантка.

– Здесь нет официантов, – серьезно ответила Марина. – Просто я взяла этих лохов-охранников на пушку. Они думают, будто такие крутые, всех знают и никого постороннего не пропустят. А вот видишь, как все просто. Нет, ты не будешь прикидываться официантом. Ты будешь выглядеть как гость, а гостей здесь ни о чем не спрашивают. Если уж ты сюда попал, значит, свой. Вот, надевай.

Она вытащила из своего пакета простыню и протянула ее Банде.

– Спасибо, Марина, – сказал он, наматывая на себя простыню наподобие римской тоги. – А тебе ничего не будет за это?

– А кто узнает? – пожала она роскошными плечами. – На нет и суда нет.

– А те, на входе? – с сомнением спросил Банда. – Они ведь меня видели.

– Так там служебный вход, – объяснила она, – гости через него не ходят.

– А выбраться отсюда как?

– Ты передумал встречаться с Мусой?

Банда усмехнулся: «Неужели она решила, что я беспокоюсь о собственной безопасности?»

– Для меня, дорогая, выбраться отсюда не проблема, но я не хочу, чтобы у тебя возникли из-за меня неприятности.

– Правда?

– Правда.

– Через главный вход, – ответила Марина. – Ты не беспокойся, я твою одежду в раздевалку перенесу. Будет лежать в ячейке. Ключ отдам тебе где-нибудь в зале с бассейнами или в комнате отдыха, так что тебе не нужно будет сюда возвращаться.

Выйдешь со всеми, потом аккуратненько исчезнешь, а машина же с обратной стороны стоит. Теперь темно, никто и не заметит. Ну давай, иди, а то еще войдет кто. Мусу Корда найдешь – попробуй с ним поговорить, тут ведь только избранные. Большего я для тебя сделать не могу.

– И за это благодарен.

Она открыла небольшую дверцу, находившуюся в противоположной стене комнаты, через которую, по-видимому, выходили официантки, когда разносили напитки с закусками, и сказала напоследок:

– Иди… И если что, ты меня не знаешь. Захочешь поговорить – приходи в «Золотой якорь», а здесь мы незнакомы, ясно? Если уж совсем трудно без моей помощи будет, подзови меня как официантку, парой фраз обменяться успеем.

Бондаровича немного смешила такая забота Марины о конспирации. Однако нельзя было не согласиться с тем, что Марина придумала довольно надежный план, чисто женский – с переодеванием, даже с раздеванием. Банда был благодарен ей и захотел отплатить хотя бы добрым словом. Вряд ли жизнь очень ее баловала, если Марина чуть не бросилась при встрече ему на шею. А было-то между ними всего ничего – одна-единственная встреча, любовь на пыльных мешках в подсобке.

«Вот и теперь, – подумал Банда, – , снова мы в подсобке. Судьба, наверное…»

– Ясно, – кивнул Бондарович, – я зайду в «Золотой якорь». Обязательно. Если, конечно, жив буду.

– Перестань! – испуганно шепнула она. – Накличешь беду, не дай Бог…

– Не накличу, – усмехнулся Александр, – а если накличу, то тоже ничего. Сколько раз накликивал и вот жив еще, как видишь…

Сказав это, он махнул Марине рукой и проскользнул в дверцу, которую она ему указала.

Как и предсказывала Марина, никто не обращал на него особого внимания. Банда шел по сауне, по-прежнему обернутый белоснежной простыней, рассеянно поглядывая по сторонам, и постепенно успокаивался, замечая, что точно так же, как и он, выглядело и большинство ее посетителей. В жарких клубах пара простыня оказалась куда более эффективной, чем любой маскировочный костюм.

Однако в простыни была облачена только мужская часть парильщиков, да и то наиболее респектабельная. Простыни, облегавшие мужские достоинства, являлись здесь такой же привилегией, как и роскошные дорогие пиджаки и смокинги в казино.

В этом, помимо всего прочего, имелся свой особый смысл, остававшийся невысказанным, – про некоторые вещи в обществе, претендующем на роль изысканного, говорить вслух не принято. Слишком уж непотребно выглядели зачастую фигуры обладателей этих пиджаков, скрывавших уродство. Среди них почти не встречались нормальные мужики с хорошими фигурами – разве что некоторые из бандитов могли похвастаться правильностью телесных пропорций. До Банды в этом отношении большинству присутствующих было очень и очень далеко. Белые простыни прикрывали дряблую отвисшую кожу, складки жира и огромные животы. Уже от одной только мысли об этом Банда почувствовал, как губы его начинают кривиться в презрительной усмешке, и, чтобы подавить гримасу отвращения, стиснул челюсти. Он напомнил себе, что явился сюда вовсе не для того, чтобы разглядывать мужчин и радоваться тому, что сам выглядит лучше, чем они.

Разглядывал Бондарович, впрочем, и женщин, которые, в отличие от мужчин, ходили в чем мать родила. Это он делал не столько в интересах дела, сколько просто из любви к красоте. Что касалось женского пола, никакие простыни здесь и в самом деле не требовались. Все красотки здесь были отборные и холеные, одна к одной – молоденькие, статные, раскованные и совершенно лишенные всяких комплексов и предубеждений. Стоило Банде только взглянуть на них, как он сразу же почувствовал напряжение в нижней части живота и угадал еще одну причину, по которой мужчинам приходилось носить простыни. Не очень-то походишь с восставшей плотью даже в такой, не отягощенной приличиями, компании.

«Такое хорошо испытать раз или два в году, – подумал Бондарович. – Но, кажется, эти парни не знают меры. По их скучающим лицам видно: и недели не проходит, чтобы они не появились на светском рауте в сауне. Глазеют на голых девиц скорее всего лишь потому, что тут так принято»."

Бондарович оказался в большом помещении, где легкие пластиковые столы были сплошь заставлены закуской и выпивкой. В тяжелых керамических вазах топорщились огромные букеты живых цветов.

Запах цветущих роз смешивался с запахом мужского пота и хлорки – от этого делалось немного дурно. Но завсегдатаи скорее всего не испытывали подобных неудобств. Достаточно выпить граммов двести сорокаградусного напитка, и никакие запахи тебе не страшны.

Банда окинул взглядом зал – Мусы Корда нигде не было видно. Бондарович отыскал отдельно стоящее кресло и уселся в него, прикрытый от любопытных глаз развесистой финиковой пальмой. Ее, наверное, посадили в кадку еще во времена Сталина. Если она и не вымахала под самый потолок, то лишь потому, что лет пятнадцать проторчала в полутемном коридоре. А когда наступили девяностые годы, ее выволокли в зал для гостей – южная экзотика вновь вошла в моду.

Все вокруг происходило, казалось, в замедленной съемке: разомлевшие от жары и выпивки мужчины даже если и переругивались, то делали это очень лениво, без выдумки и эмоций. Бондарович уже присмотрелся к местной публике, когда в зале появилась Марина Богданова. Она бесшумно ступала босыми ногами по кафельному полу. На согнутой в локте руке она несла огромный поднос, уставленный запотевшими бокалами, из которых торчали соломинки.

Бондарович знаком подозвал ее к себе. Марина с застывшей улыбкой на лице приблизилась к нему и замерла. Банде на мгновение показалось, что она стоит, держась за поднос, – настолько спокойным оставался напиток в бокалах.

– Где Муса?

– Не знаю, – еле двигая губами, ответила Марина.

– Но он здесь?

– Здесь, это точно.

Бондарович завладел ледяным бокалом с коктейлем, в котором было больше льда, чем спиртного, и ощутил, как приятно холодит руку стекло. Вместе с бокалом в его руку перекочевал и маленький ключик от ячейки в раздевалке.

– Здесь принято приставать к официанткам? – сделав глоток, поинтересовался он.

– Это удел охранников и шоферов, – зло процедила сквозь зубы Марина, продолжая улыбаться безжизненной улыбкой.

– Ни у кого из них нет вкуса, – польстил ей Бондарович.

Ответа он не дождался – по другую сторону пальмы кто-то из гостей звонко щелкнул пальцами, подзывая официантку. Марина, даже не кивнув, направилась туда.

Хотя Марина и расхаживала с открытой грудью, но рисковала очень немногим, постоянно оказываясь рядом с юными красотками. Банда понял: вероятность того, что она нарвется здесь на чьи-нибудь домогательства, настолько же мала, как если бы она была кривой и косоглазой, да еще и разносила бы свои закуски в длиннополом тулупе. Он на какое-то время даже обиделся за женщину, сослужившую ему хорошую службу, понимая, что проблемы в подобном заведении у Марины могут возникнуть вовсе не на почве сексуального насилия. Наоборот.

Проблема, наверное, была в совершенно противоположном: в том, что рядом с юными девицами Марина довольно-таки сильно проигрывала, особенно в глазах пресыщенных и не очень молодых любителей свеженького и молоденького. А ведь для женщины нравиться – залог счастья. Приятно, когда на тебя обращают внимание.

«Даже обидно, – рассудил Банда, – она красива и сохранилась хорошо. В ней есть шарм, пусть даже это и шарм женщины, стоящей за стойкой. Но в ней нет той доступности, какую демонстрируют молодые шлюхи. Вот уж между ними и их клиентами никакой преграды не существует, даже в виде стойки – бери и пользуйся. А это не заводит. Женщины моего поколения годятся в жены, в любовницы, но в проститутки им уже путь заказан. А вот Роза Мамаева дала бы фору многим из этих девчушек…»

Вспомнив о Розе, Александр вздохнул и отогнал от себя легкомысленное настроение. Нужно было переходить к делу. Продолжая сжимать в руке бокал с потеплевшим коктейлем, он отправился на поиски Мусы Корда, еще не зная толком, каким из множества известных ему способов принудит татарского авторитета к откровенности.

Парилок в этой сауне насчитывалось восемь. И бассейнов, напоминающих большие полуоткрытые раковины, тоже было восемь. Бассейны эти, по-видимому, являлись главным достоинством заведения.

Они отделялись друг от друга приподнятыми крышками-раковинами таким образом, чтобы скрыть от посторонних глаз происходящее в каждом из них.

Говорят, человек получает девяносто процентов информации о внешнем мире при помощи зрения, но Банде хватило и слуха, чтобы составить себе полное представление о происходящем в бассейнах.

Слышно было многое. Даже очень многое.

В этих бассейнах-раковинах явно творилось самое интересное. С одной стороны доносились подробности сугубо делового разговора, но с жуткими кровожадными подробностями и перечислением того, скольких замочили – баня и стирка здесь в виду не имелись, – кого именно замочили и даже чем именно замочили. Этот разговор был прерван звонком сотового телефона. Его хозяин нецензурно выругался и переключился на телефонную беседу. С другой стороны неслись красноречивые стоны и вздохи. Там явно занимались любовью, причем любовью особо изощренной, требующей большого количества участников и их высокой квалификации.

С третьей стороны доносился весьма интеллигентный шепот, в котором то и дело слышались слова «кредит», «банковский процент» и тому подобные не каждому понятные термины. В поток терминов порой вплеталась и английская речь, сигнализировавшая о том, что среди беседующих находится по меньшей мере один иностранец.

Покружившись возле бассейнов, Банда в конце концов выяснил для себя то, что хотел. Оказалось, что в этом заведении даже у самых крутых была чисто символическая охрана. Такая особенность, видимо, объяснялась узостью круга приглашенных, хотя многие и не знали друг друга. Вероятно, действовал принцип ручательства одного из авторитетов за каждого гостя.

Парилки располагались в длинных коридорах, окружавших зал с бассейнами. Бондарович, напустив на себя скучающий вид, прошелся по коридору. Возле одной из парилок он увидал двух охранников Мусы. Парни, завернутые в простыни, стояли и негромко переговаривались. Бондарович прижался к стене, так что они не могли его увидеть, и прислушался. Из разговора он понял: Муса сейчас в парилке один. Улучив момент, Банда выглянул и убедился, что оружия у охранников с собой нет. Теперь предстояло только придумать, как этим воспользоваться.

На раздумье ушло ровным счетом две минуты.

Бондарович подхватил со стоявшего в коридоре кресла полотенце, обмотал его вокруг головы наподобие тюрбана, а свободный край свесил с левой стороны так, чтобы он прикрывал лицо. Охранники сразу смолкли, когда Бондарович появился из-за угла. Он шел не спеша, изображая из себя пьяного.

Левую руку Банда приложил ко лбу, словно у него раскалывалась голова. Один из охранников посторонился, давая ему дорогу. Бондарович пошатнулся.

– Проходи, проходи, – послышал он недовольный голос, – свободная парилка за углом, здесь занято.

– Где? – пробормотал Банда.

– За углом, – охранник нетерпеливо схватил Бондаровича за руку и подтолкнул его в спину. Бондарович перехватил руку охранника, тот, не ожидая нападения, оказался застигнутым врасплох Резкий рывок – парень врезался головой в стенку и тут же рухнул на пол. Из-под слипшихся волос на влажную простыню потекла кровь. Краем глаза заметив это, Бондарович резко присел, пропустив над собой удар второго охранника.

Он вспомнил слова тренера, учившего его боевому искусству: «Ты, Бондарович, вместо того, чтобы отбивать удары, уходишь от них. Я бью и ожидаю сопротивления, встречного удара, но мой кулак каждый раз проваливается в пустоту. А это пострашнее удара в голову…»

Нападавший бил в полную силу. Промахнувшись, он покачнулся и с трудом удержался на ногах.

Банда не стал дожидаться, пока он выпрямится, схватил охранника сзади и бросил его на стену. В руках у Бондаровича осталась простыня Парень, даже не вскрикнув, растянулся во весь свой двухметровый рост. Банда оттащил его поближе к стене, прикрыл простыней и постоял, прислушиваясь Все так же мирно беседовали в бассейнах, все так же беззаботно звучал женский смех Бондарович усмехнулся: «Ну что ж, теперь пришло время заняться Мусой…» Он замер перед дверью парилки, внимательно осмотрел ее. Как обычно в таких заведениях, она отворялась вовнутрь. Банда толкнул дверь плечом и придержал ее рукой. Секунд через пять послышался недовольный голос Мусы:

– Какого х.., дверь закрой! – из узкой щели потянуло запахом анаши.

Банда ждал.

– Кому сказал! – выкрикнул Корд. – Закрой дверь!

Прошло секунд десять, и наконец в парилке послышалась возня.

– Суки, – ворчал Корд, – ишаки трахнутые.

Дерьмо есть заставлю!

Муса подошел к двери с другой стороны и хотел было ее закрыть, но Банда изо всех сил толкнул дверь. Послышался короткий вскрик, глухой удар.

Бондарович шагнул в парилку. Муса Корд лежал, опрокинувшись навзничь. Невидящие глаза застыли, глядя в потолок, левая голень покраснела от слишком близкого соседства с раскаленными камнями, аккуратно сложенными за деревянной решеткой. Муса прерывисто дышал, на его лбу краснела огромная ссадина.

Корд не шевелился и явно не собирался приходить в сознание. Банде он требовался живым, и поэтому его нельзя было оставлять в парилке ни на минуту. Первым делом его нужно было вынести на свежий воздух – любое промедление грозило Мусе самыми печальными последствиями. Недолго думая, Александр вскинул Корда на плечо – тащить на руках такую тушу даже ему было не под силу, – и вынес оглушенного бандита из парилки. По дороге Александр сорвал с головы полотенце и бросил его под шкафчик.

Сначала он хотел затащить Мусу в раздевалку, где стояли мягкие удобные диваны, но потом передумал и отнес его в душевую. Здесь никого, кроме них, не было. В эту сауну приходило много народу, но отнюдь не для того, чтобы мыться. Мылись у себя дома, в собственных ваннах, больше похожих на бассейны. В этих безразмерных ваннах имелись и гидромассаж, и подводная подсветка, и еще множество самых невероятных вещей, порожденных буйным воображением зарубежных дизайнеров и отечественных сантехников. У Мусы Корда тоже наверняка была не одна такая ванна, но особенно чистым он не выглядел.

Банда без церемоний уложил свою жертву прямо на кафельный пол и пустил воду, стараясь, чтобы она лилась Корду на лицо, но чтобы бандит при этом не задохнулся.

Банду не особо удивило то, что никто не обратил никакого внимания на него, когда он волок на спине увесистого Мусу. По дороге ему повстречались две девушки в компании бизнесмена. Диковато смотрелся молодой, но до безобразия толстый и абсолютно голый делец с сотовым телефоном в руках Он умудрялся одновременно отвечать в трубку на деловые вопросы и щипать свою подружку за грудь.

Вторая девушка семенила сзади и, пользуясь тем. что парень ее не видит, смотрела с нескрываемым отвращением на его зад, покрытый складками жира.

На Бондаровича не обратили внимания ни тогда, ни в тот момент, когда он довольно-таки бесцеремонно свалил свою ношу на пол. Впрочем, уже наступило такое время, когда на полу и без Мусы было кому валяться. Кого сбивал с ног алкоголь, кого сладковатый дым гашиша. Кое-кто предпочитал удовлетворять свою страсть на виду у других.

Здесь было не принято обращать внимание на чужие чудачества – в этом и заключались правила игры, для этого тут и собирались. Марина и вправду знала, куда нужно привести Банду для неофициальной беседы. Эта сауна была единственным местом в городе, где появление нового человека в компании могло пройти совершенно незамеченным. Марина не учла только одного – того, что Муса может оказаться не в состоянии разговаривать. Но тут уж Банде оставалось винить лишь самого себя.

Занимаясь Мусой, Бондарович думал, какое здесь идеальное место для убийства. Если бы он сам не вытащил татарина вовремя из парилки, с Мусой Кордом все уже было бы кончено, и при этом никто бы даже не заметил, что произошло убийство. Скорее всего в этой сутолоке на Мусу вообще никто не обратил бы внимания, и он так и провалялся бы в парилке до самого утра, пока служители не начали бы делать уборку.

Банда попробовал рукой воду, которая все это время стекала на голову и грудь все еще не приходившего в сознание Мусы, и решил, что тот уже достаточно остыл после парилки – можно сделать воду более холодной, а потом, немного погодя, и совсем ледяной. Бондарович отвел струю ладонью и заглянул Корду в глаза, приподняв его отяжелевшие веки.

«Да, основательно он накурился».

Банда хотел не только привести Мусу в чувство, но и протрезвить его, то есть сделать его все-таки способным к разговору. Побеседовать с Мусой ему было просто необходимо, каким бы образом это ни произошло, пусть даже и с применением радикальных средств. Одуревший от анаши собеседник Банду совершенно не устраивал. Не стоило и надеяться узнать от него что-нибудь толковое.

Вскоре усилия Банды дали свои результаты: сначала Муса начал отфыркиваться, потом глубоко завышал и наконец открыл глаза.

– Ну вот и слава Богу, – улыбнулся ему Банда, – ожил значит.

– Ожил, – ответил Муса и сел, стараясь уклониться от все еще обдававших его струй ледяной воды. – А что, разве я умирал?

– Да, почти что так и было, – спокойно кивнул Александр. – Можно даже сказать – на том свете побывал и все-таки вернулся обратно.

Посидев немного с выражением глубочайшей задумчивости на лице, Муса глубоко вздохнул, повернулся, посмотрел на Александра и спросил:

– Ты кто?

– Твой спаситель, – недолго думая, ответил Банда. – Можешь звать меня так.

Он протянул руку и помог Мусе, который еще не полностью пришел в себя, подняться на ноги.

Впрочем, ноги у Корда сразу же подогнулись и он тяжело опустился на мраморную скамью.

– А было от чего спасать? – с сомнением спросил он, глядя на Банду снизу вверх.

– Не помнишь?

Муса неопределенно мотнул головой – наверняка он еще толком не пришел в себя. Затем он пристально посмотрел Банде в глаза, как будто мог прочитать в них всю правду, о которой тот пытался умолчать.

– Было от чего спасать, – не отводя глаз, ответил Банда, – прямо из ящика тебя вытащил.

– Покажи, – сказал Муса. Он оказался гораздо менее словоохотливым, чем полагал Банда. – Я хочу посмотреть, как это было.

– Пошли.

Муса уже тверже держался на ногах, но по дороге то и дело останавливался и прикладывал ладонь ко лбу, спрашивать же о ссадине пока не спешил.

– Твои ребята?

Александр и Муса остановились возле охранников. Ни один из них в себя еще не пришел. Корд передернул плечами, будто ему стало холодно, присел, отбросил простыню с лица парня, лежавшего под стеной.

– Мои, – пробормотал он.

– Кто их мог вырубить?

– Значит, нашелся такой человек, – ответил Муса, заходя в парилку первым.

– Ты вот здесь лежал, на верхней полке, в самой жаре.

– Здесь? – с недоверием переспросил Муса.

– Здесь, – повторил Банда, – лежал, как бревно, и уже не дергался.

– Кто меня еще видел? – внимательно посмотрел на него Муса. – Был здесь еще кто-нибудь, кроме тебя?

– Скорее всего – нет, – покачал головой Банда, – больше никто не видел.

Муса провел руками по лицу, наморщил лоб:

– Кажется, вспомнил, – он глянул на Банду с подозрением. – Дверь открылась…

– Не знаю, – жестко ответил Бондарович, – твои ребята под стеной уже лежали, а дверь была закрыта. Я когда зашел, то подумал, что ты уже загнулся.

Взвалил тебя на плечи – и под холодную воду.

– Один? – опять удивился Муса, как видно, вспомнив, что здесь в одиночку обычно не ходят. – А почему ты был один? Что тут одному делать?

– Тебя искал, – решил пойти ва-банк Александр, – мне с тобой поговорить нужно.

– Со мной? – переспросил Муса. – А зачем? И вообще, кто ты такой? Я тебя здесь раньше вроде бы не видел. Тебя кто пустил?

Банда сделал вид, будто не слышал вопроса, усмехнулся и ответил:

– И я тебя раньше не видел.

Муса помрачнел.

– Ты мне не хами! – медленно сказал он. – Говори, чего надо.

– Здесь не скажу, – покачал головой Банда:

– А где? – зло спросил Муса.

– Где хочешь, только не здесь.

– Где угодно, значит?

– Да.

– А здесь не хочешь?

Бондарович бросил взгляд на охранников:

– Их бы в больницу отвезти.

– Ими займутся Сами заслужили. Вместо них тот мудак, что меня хотел на тот свет отправить, лежать должен был.

Александр по взгляду Мусы понял: тот боится, боится двух вещей: во-первых, того, что кто-нибудь узнает о покушении на его жизнь, а во-вторых, убийцы, находящегося где-то рядом. Но почему-то Корд не делал попыток поднять охрану на ноги и попробовать словить этого «мудака». И Бондарович решил сыграть на его страхе.

– Вдруг тебя опять кто-нибудь прикончить захочет, – покачал головой Банда, – и меня за компанию. Нет. Давай-ка сваливать отсюда, Муса. А если не хочешь, так я один сваливаю. Можешь оставаться.

Александр направился было к выходу, но Корд тут же схватил его за простыню, – Погоди, – гораздо более миролюбивым голосом сказал он, – не торопись. Сейчас вместе поедем. Дай только отдышаться.

– Вот это другой разговор, – кивнул Бондарович и остановился.

Муса обошел его, заглянул в зал с бассейнами и негромко произнес, точнее, даже не произнес, а просто пробормотал себе под нос:

– Жорик, Костик. А ну-ка, мальчики, вы где?

Давайте сюда.

Банде показалось, что в стоящем вокруг шуме этот тихий призыв останется без ответа, но ошибся: ровно через пять секунд перед ними как из-под земли выросли два качка и сразу же уставились на Александра прозрачными, ничего не выражающими глазами.

– Вот что, мальчики, – сказал Муса, – ты, Жорик, тащи сюда мои шмотки, а ты, Костик, займись ребятами, приведи их в чувство. Отправь в больницу, если надо. Бегом!.. И сами давайте одевайтесь – чтобы через пять минут были готовы… Все ясно?

– Ясно!

Жорик моментально исчез, а Костик принялся поднимать охранникам веки, щупать пульс. Наконец он выпрямился и посмотрел на Мусу.

– Живы? – без эмоций поинтересовался его хозяин.

– Живы.

Банда промолчал – он всегда точно рассчитывал силу удара. Если хотел убить, то мог сделать это с первого захода. Если противника предстояло просто «выключить» на время, то и это не представляло для него трудности.

«Теперь мне нужно расположить Корда к себе, – подумал Банда, – хотя, честно говоря, предпочел бы просто размазать его по стене. А еще лучше – по потолку…»

Ровно через пять минут Банда, Корд и двое телохранителей Корда были одеты и потихоньку вышли из сауны. Несмотря на свою комплекцию, Муса умел действовать очень быстро и уверенно. К тому же он явно не страдал манией величия и, несмотря на свое высокое положение, не стал устраивать в сауне разборки и выяснять, кому пришло в голову посягнуть на его драгоценнейшую жизнь. Он покинул сауну без лишнего шума, и лишь Марина обратила внимание на его уход. Ее глаза остекленели, когда она увидела Корда, прикладывавшего ко лбу полотенце с завернутым в него льдом. Несколько ледяных кубиков просыпалось на кафельный пол.

Сперва женщине показалось, что Банда попал к Мусе в заложники, но Бондарович еле заметно покачал головой: мол, все отлично, ты мне помогла.

Корд рассудил здраво – с покушением можно было разобраться и потом, уверившись в собственной безопасности и получив в свое распоряжение большее количество людей. А может, у Мусы имелись свои, только одному ему известные резоны не поднимать шума – об этом Бондаровичу оставалось только догадываться. Слишком мало он еще знал о здешней жизни, но времени на детальную рекогносцировку не оставалось.

Муса, а за ним и двое его охранников подошли к роскошному лимузину. Корд повернулся к Банде, которого до этого он, казалось, перестал замечать, погруженный в свои мысли, и спросил:

– У тебя есть машина?

– Есть, – ответил Александр.

– Отдай ключи Жорику, он следом поедет, скомандовал Муса, – а ты со мной садись. Подороге и поговорим. Чего тянуть-то?

Сказав это, он тут же, не дожидаясь Банды, влез в просторный салон своей машины. Банда немного замешкался, передавая одному из людей Корда ключи от своего «фольксвагена» и объясняя ему, где, найти этот «фольксваген», а затем сел в салон лимузина рядом с Мусой Кордом.

Они тронулись с места и не спеша покатили по все еще погруженному в ночную темноту городу.

Сидя в мягком и уютном салоне машины, так и не дождался никаких вопросов. Муса упрямо молчал, глядя на город сквозь тонированное стекло. Охрана если и следовала за ними, то на большом расстоянии. Во всяком случае, сзади машин видно не было.

Вскоре кончились фонари. Многоэтажки сменились одноэтажными домами. Затем жилые дома исчезли. Потянулись виноградники. Корд нажал кнопку, и стекло поехало вниз. Дышать стало легче – теперь салон наполнял не стерильный воздух, льющийся из кондиционера, а ветер, напоенный запахами сухой травы, моря…

Александр не переставал удивляться Мусе, ведь его даже никто не стал обыскивать. «Кольт» и теперь лежал в небольшой кожаной сумке – в таких деловые люди обычно носят записные книжки, калькулятор и ручки. В гардеробе Банда украдкой проверил оружие – патроны оказались на месте.

Маршрут скорее всего был оговорен заранее.

Шофер ни о чем не спрашивал. Лимузин свернул с асфальта и очень медленно, рискуя зацепить днищем за камни, проехал метров триста проселком.

Мотор замолк.

– Приехали? – спросил Банда.

– Приехали, – кивнул Муса, и шофер распахнул перед Бандой дверцу. – Выходи.

Александр вышел из машины. Дорога выводила на совершенно безлюдный берег моря. Пляж тянулся в обе стороны до отдаленных скалистых мысов, вдававшихся в море. Лениво перекатывались волны.

Нигде никаких признаков жилья.

– Ничего себе местечко, – присвистнул Банда.

Краем глаза он заметил, что водитель тоже вышел из машины и остановился у него за спиной.

– Да, – кивнул Муса, – место и вправду хорошее. И глаз лишних нет, и течение здесь такое, что никогда трупы к берегу не выносит.

– Разумно, – кивнул Банда, – хорошо, что ты еще не труп.

– Каждый может им стать, – вздохнул Муса Корд с искренней и глубокой грустью, – очень даже может.

– Точно, – согласился Александр, – а некоторые уже успели ими стать.

– Это кто же? – насторожился Муса.

– Несколько человек в Коктебеле, – уклончиво ответил Банда.

– Коктебель – большой поселок, с нервной жизнью, – сузил глаза Муса, – мало ли там покойников бывает? Давай лучше поговорим о своих делах, о своих людях…

– А они что же, не твоими были, что ли? – покачал головой Александр Бондарович. – Только не притворяйся, будто не знаешь, что я имею в виду.

– Ну, допустим, знаю, – ухмыльнулся Муса. – И что же?

– Я ведь только спросить хотел. – миролюбиво сказал Банда, чувствуя, что его собеседник напрягся и может из-за этих неосторожных слов вообще прервать беседу.

– Ну так спрашивай, – резко ответил Муса. – Если бы ты не спас мне жизнь, то я ни за что не стал бы отвечать на твои вопросы.

– Почему ты мне поверил? – решил сменить тему Александр. – Твоей жизни что-то угрожает?

– С чего ты взял? – усмехнулся Муса, хотя выглядела эта усмешка совсем невесело. – Если крутишь большие деньги, всегда найдется кто-то, кому ты мешаешь.

– Как сегодня.

– Да…

– А если ты сам решил кого-то убить, то будь готов к ответному удару.

– Возможно… Таким, как я, всегда кто-то угрожает. Столько гнид всяких развелось, – ухмыльнулся Муса и добавил – Кто знает, может быть, и ты такая же гнида и хочешь убить меня.

– Может быть, – согласился Бондарович, – очень даже может быть, что я это сделаю.

– К чему такая откровенность… – только и успел сказать Корд.

Бондарович внезапно стремительно развернулся и прыгнул. В прыжке он выпрямил ногу и ударил стоявшего за его спиной водителя каблуком прямо в лицо. Тот не ожидал нападения и оказался к нему совершенно не готов – как стоял, так и упал на спину, широко раскинув руки.

Муса стоял, замерев, и смотрел на все это, широко раскрыв глаза, но при этом не делал никаких попыток ни защититься, ни помочь своему телохранителю, ни убежать. Впрочем, бежать на этом пустынном берегу было некуда.

– Видишь, – сказал Банда Мусе как ни в чем не бывало, – я запросто мог бы тебя оставить подыхать в сауне, мог бы прикончить и здесь. Это для меня не проблема – Вижу, – проговорил Муса.

– Хорошо видишь? – Александр Бондарович начал медленно приближаться к Мусе. Ему хотелось напугать этого человека как можно сильнее.

Однако Муса Корд оставался спокоен, смутить его было трудно. Он не выглядел испуганным и не отступил, а только покосился на своего шофера и спросил почти равнодушно:

– Ты его убил?

– Нет.

– Это хорошо, – одобрительно кивнул Муса, – он очень хороший шофер. Другого такого здесь не найти Хорошо, что он жив.

– Он придет в себя через сорок минут, – сказал Банда, усаживаясь на гальку – Значит, сорок минут мы сможем говорить по душам.

– Говорят, это полезно – стоять у моря.

– Хорошо, – кивнул Банда, – если хочешь – стой.

Муса промолчал, повернулся к Банде спиной и не спеша направился к воде. Банде ничего не оставалось, кроме как подняться и последовать за ним.

– Я не стану вести игру втемную, – сказал Александр, – до поры до времени меня не интересовало, что здесь творится. Но потом в ваши разборки оказались втянуты мои друзья.

Муса слушал его спокойно, внимательно, затем неспешно произнес:

– Ты за кого?

– У меня своя игра.

– Это не ответ – всегда кому-то подыгрываешь Даже если это друзья.

– Мне нужно знать, почему погибли твои люди в Коктебеле, – сказал Банда.

– Ты спрашиваешь, почему погибли эти люди? – повторил Муса, когда Александр остановился у него за спиной. – Ты и вправду хочешь это знать?

– Да, – кивнул Банда, – и эти люди… И все остальные тоже. Ты знаешь, кого я имею в виду Всех, кого не оказалось на месте вовремя… Всех, кто опоздал… Вообще всех, всех, всех.

– Много будешь знать, никогда не состаришься, как говорили у нас в детстве, – захихикал Муса. – Откуда я знаю, кто ты такой? Первый раз тебя сегодня вижу. А может, ты мент, – усмехнулся Корд.

– Ты всерьез так считаешь?

– У тебя на лбу не написано.

– Я и обидеться могу.

– Нет, на мента ты не похож. Да и не боюсь я их нисколечко.

– Ты, Муса, считаешь меня своим врагом? – спросил Бондарович. Такая фраза могла вызвать ненужные подозрения, ведь она находилась недалеко от истины. Но Корд не стал передергивать, – он сказал:

– Но и не другом тоже…

– Наши пути ненадолго пересеклись, Муса, и чем скорее ты удовлетворишь мое любопытство, тем быстрее мы расстанемся. Нам нечего делить.

– Что-то я не пойму, какого черта тебе нужно.

Деньги? Мстишь кому-то? Женщина? И какого черта я с тобой разговариваю – сам не знаю. Есть в тебе что-то, умеешь ты заставить себя уважать. Нечасто таких людей встретить можно.., среди русских, – неожиданно добавил Муса. – Татарин – другое дело, он не только за себя, он и за свой народ драться может, и неплохо.

Банда не стал спорить с этим утверждением и продолжал:

– Денег у меня хватает своих, чужие мне без надобности. Зачем ты погнал своих людей в Коктебель? Воевать воюй, но женщин зачем втягиваешь?

– Ах, вот оно что – рассмеялся Корд. – Так и знал, что без бабы не обошлось. То-то ты идейный с виду, прямо как замполит в штрафбате.

– Если бы все было прости, я бы тебя из парилки не вытащил, – напомнил собеседнику Бондарович – Знаю, – кивнул Муса и вдруг злобно заговорил:

– Все случилось из-за того, что какие-то фраера захотели поиметь нашу хату… Ясно тебе?

У нас здесь уже давным-давно все по закону поделено, мир и покой. Зря, что ли, я три года русских с хохлами в Коктебеле стравливал? Думаешь, легко мне далось их под себя подмять? Скольких человек я потерял! А нас, татар, не так уж и много, каждый на счету… А тут вдруг кто-то хочет есть из моей кормушки, да еще большой ложкой. Что ты сам сделал бы?! Утерся бы, да?!

– Нет, – ухмыльнулся Банда, – я бы просто такого не допустил – Вот и я допустить не хочу, – в голосе Мусы появилась настоящая злоба. – Почему мои люди должны за чужую задницу головы класть?

– Ладно, – кивнул Банда, – это я понял. А при чем тут дочка Рахмета Мамаева?

– А кто говорит о дочке Рахмета? – удивленно посмотрел на него Муса. – Я не говорю ни о дочке Рахмета, ни о самом Мамаеве тоже.

– Что-что? – сразу же напрягся Банда. – Как это не говоришь? А чьих это людей я в его доме уложил, – не твоих, скажешь?

– В его доме? – Муса с удивлением посмотрел на Банду. – Да моих людей сто лет в его доме не было Рахмет мне исправно платит только за охрану проституток в гостиницах. Все вовремя отдает Поэтому у меня к нему никаких претензий нет. Но в моих делах он никак не завязан. Крут он для этого Моя территория дальше Крыма не идет, да и то у нас тут как шахматная доска в три цвета: один квадрат татарский, другой – русский, третий – украинский. А он на Россию завязан. Там свои разборки. Правда, Мамаев пару раз слова не сдержал, с хохлами спелся…

Муса хотел было сказать про Рахмета еще что-то обидное, но тут Александр жестом остановил его.

– Погоди, – сказал он, – не горячись, Муса То есть ты хочешь сказать, что твои люди никогда раньше на Рахмета не работали? Подробности меня не интересуют.

– Нет.

– И теперь не работают?

– Нет.

– И его дочку ты не забирал?

– А зачем она мне? – ухмыльнулся Муса. – У меня таких дочурок у самого целый зоопарк. Сам небось видел недавно? Зачем мне еще одна?

– Ну и дела! – Банда почувствовал, что вспотел, несмотря на то, что еще было достаточно прохладно. – Значит, дочку его не вы брали?

Муса ухмыльнулся:

– По-моему, ты обратился не по адресу, приятель. Поищи в другом месте.

Банда почувствовал, что окончательно сбит с толку, и даже покрутил головой.

– А что, – осторожно спросил он, – у вас здесь есть еще и другие командиры?

– Кое-кто есть.

– Способные поквитаться с Мамаевым?

– Нет, – пожал плечами Муса, – насколько мне известно, таких здесь не водится, даже мне он не по зубам.

Александр не выдержал, сел на песок и развел руками.

– Ничего не понимаю.

– Вот и я не понимаю, – отбросив настороженность, Муса уселся рядом с ним. – Смотри: я знаю, что здесь никого нет, но кто-то все-таки есть, и я не знаю кто. Потом этот кто-то хочет убить меня. Нравится тебе такое?

– А кто тогда приказал охранникам Розы Мамаевой опоздать? – Банда вдруг повернулся к Мусе На его лице не осталось и следа растерянности. – Или этого тоже не было?

Муса колебался всего секунду, но это колебание отразилось в его глазах. Александр понял – тот темнит, не договаривает. Страх – вот что сковывало Корда. И тогда он рискнул высказать то, о чем только догадывался:

– Тебя же не первый раз за последние дни хотят убить, а, Муса?

– Не думал, что до этого дойдет и сегодня, – признался Корд.

– Ты пойми, скорее всего нас интересует один и тот же человек. Кто-то мешает жить и мне и тебе.

Если мы врем друг другу – значит, помогаем ему – Резонно. И все-таки почему ты считаешь, что я буду с тобой откровенен?

– Тебе ничего другого не остается, – ответил Банда.

– Всегда что-нибудь остается.

– Например? – спросил Александр.

– Можно убивать, можно самому пустить себе пулю в лоб, – проворчал Муса.

– Ты так не поступишь.

– Почему?

– Ты игрок, Корд, – я следил за тобой в казино «Золотой якорь». Ты играешь азартно.

– Я верю в судьбу, а потому и играю до последнего.

– До чего – «последнего»? – усмехнулся Банда.

– Последнего вздоха. Дальше за меня доиграют другие. На мои же деньги и фишки. За моим же столом. Возможно, этим игроком станешь ты.

– У меня не тот азарт, – ответил Бондарович, – я играю расчетливо. Потому и жив до сих пор.

– Я тоже жив. Это не аргумент. Никому не дано сказать – «я уже мертв», – нервно хохотнул Муса.

– Расчет сильнее азарта, – произнес Бондарович.

– Не всегда.

– Проверить хочешь?

– Попробуем…

Муса Корд, понимая, к чему клонит Банда, вытащил из кармана нераспечатанную колоду карт. Зашелестела срываемая обертка, которую ветер подхватил и погнал в воду. Волна легко вознесла ее, поднырнув под невесомый целлофан, он сверкнул напоследок и исчез в отливавшей ультрамарином пене.

"Он верит в судьбу. Насколько легче так жить!

Все уже решено за тебя на небесах, а ты только подчиняйся их велению. Ты убил – значит, такова судьба. А если убили тебя… Да, прав Муса: никому не дано произнести эти слова, – рассуждал про себя Банда, пока Корд перемешивал карты. – Вот и теперь он хочет довериться случаю".

– Сыграем? – предложил Муса.

– Сыграем.

– Тогда самое время договориться о ставках.

– Что ставишь ты? – Бондарович посмотрел прямо в глаза Корду.

Тот выдержал его пристальный взгляд – Молодец, что не называешь сам за меня, – рассмеялся Муса. – Я ставлю на кон правду. То, чего ты от меня добиваешься.

– Не сомневаюсь, что в картах ты соблюдаешь правила игры. А я ставлю на кон…

Банда не успел произнести конец фразы. Муса остановил его жестом:

– От тебя ничего не требуется. Пока не требуется.

– Во что играем?

– Тяни карту, потом вытяну я – у кого меньшая, тот и проиграл.

– А если будут две одинаковые? – спросил Александр, кладя руку на колоду.

– Боишься, что два туза окажутся? Сделаем как в «тысяче»: черва старше всех, затем бубна, трефы, пики. И не забудь, что десятка старше короля.

– Мне третью сверху, – попросил Бондарович.

Муса демонстративно положил колоду на плоский камень и по одной снял три карты. Последнюю он протянул Бондаровичу рубашкой вверх. Банда сжал карту в ладони, нетерпеливо заглянул в нее.

Король червей.

– А теперь дай-ка мне пятую снизу, – Муса пододвинул колоду к Бондаровичу.

Банда чуть согнул колоду в пальцах. Одна за одной снизу отлетали карты:

– Одна, две, три, четыре, пять, – считал вслух Муса Корд.

Пятая карта упала точно возле его правой руки.

Муса не глядя перевернул ее.

– А у тебя что?

Рядом с пиковым королем лег червонный. Муса развел руками:

– Я проиграл. Если хочешь, можешь сменить вопрос. Отвечу правду.

– Вопрос тот же. Это ты приказал расправиться с дочкой Мамаева?

Муса покачал головой и ответил в чисто восточной манере:

– Я не воюю с женщинами.

– А дочка Мамаева не исключение?

– Значит – дочка Мамаева?

– Она…

Муса растерянно смотрел на него, не зная, что сказать.

– Значит, ты не отдавал приказа? – повторил свой вопрос Банда, специально употребив частицу «не». – Ты проиграл и должен говорить правду.

Карточные долги не отдавать – западло.

Муса сглотнул слюну и кивнул:

– Было дело…

– Вот, – развел Александр руками, – я же говорил. А ты все – нет и нет.

– Меня заставили это сделать, – по-прежнему не поднимая глаз, сказал Муса. – Мне звонили по телефону и говорили, что нужно делать…

– И ты делал?.. – с удивлением спросил Банда. – Ты, который круче всех…

– Они знали про меня такие вещи, о которых я сам рад был бы забыть, – чуть слышно проговорил Муса. – Они обещали сдать информацию моим же людям, если я их не послушаюсь.

– Они? – спросил Банда. – Я думал, тебе только по телефону звонили.

– Они и звонили, – кивнул Муса, – мужчина и женщина… Иногда это был мужчина, а иногда женщина… Но в лицо я никого не видел. Правда, не видел. Их нельзя было вычислить, всегда звонили только по сотовому.

– Да, – покачал головой Банда, посмотрел на Мусу и спросил:

– И курьера они велели убрать? Я хочу сказать, курьера тоже вы брали?

– Что еще за курьер? – Муса посмотрел на Банду – на этот раз его удивление было неподдельным, а потом покачал головой:

– Не знаю никаких курьеров.

– Московский курьер, с деньгами! – пояснил Банда, поняв, что его собеседник говорит правду. – Он сюда приехал, но до места не добрался.

– Московский? – переспросил Муса, вдруг оживившись. – Когда?

– Точного дня не знаю, но не позже прошлой недели, – помедлив, ответил Банда.

– Давай договоримся, – сказал Муса. – Парень ты, как я понял, крутой. Но один ты много не сделаешь. Так уж получилось, что своих ребят в это дело я впутывать не хочу и не могу. Я тебе подсоблю, а ты мне поможешь.

– Договорились. Так тебе что-то известно про московского курьера?

– Московский-то он московский, но курьер он или хер с бугра – не знаю.

Муса вдруг резко вскочил на ноги.

– А ну поехали!

– Куда? – удивленно посмотрел на него Банда. – Куда это мы поедем?

– Увидишь, – отмахнулся Корд и сказал, посмотрев на раскинувшего руки шофера, который, все еще бездыханный, лежал на пляже. – Сам его свалил, сам и в машину затаскивай.

Предложение выглядело справедливым. Банда схватил шофера за плечи, поставил на ноги, затем осторожно отпустил. Шофер еле стоял, покачиваясь, наконец сумел раскрыть глаза и с ненавистью посмотрел на Александра.

– Ты в порядке? – поинтересовался Бондарович.

– Пошел ты.. – процедил сквозь зубы едва пришедший в себя шофер.

– Значит, в порядке…

– Загружайся на заднее сиденье, – скомандовал Корд, – машину поведу я.

– Да ну его, пусть полежит, – сказал Банда. – На воздухе скорее отойдет.

– Ладно, оставайся, – бросил Корд водителю.

Уже светало. Сказочный ночной пейзаж уступал свое место дневному безобразию. Узкая расщелина, по дну которой текла речушка, оказалась завалена старыми покрышками, искореженными кузовами легковых машин и прочим хламом. Город надвигался быстро. Вскоре машина замерла возле казино «Золотой якорь». Охранник, убедившись сквозь триплекс окошечка, что перед ним сам Муса Корд, без дальнейших расспросов впустил ранних гостей.

Муса прошел в игровой зал, жестом пригласил Банду усаживаться. Корд задумчиво крутил колесо рулетки, провожая взглядом подскакивающий шарик, словно пытаясь остановить его в нужной лунке.

– Погоди, погоди, – минут через десять бросил он наконец Банде, – рано туда ехать.

– Куда?

– Увидишь. Недолго осталось.

Муса достал из кармана трубку радиотелефона и стал о чем-то договариваться со своей охраной.

Банда решил немного вздремнуть. Он положил голову на руки, а руки его лежали прямо на игорном столе, обитом плотным зеленым сукном.

Глава 7

Здание, возле которого остановил Муса –Корд свой лимузин на этот раз, оказалось не чем иным, как самым обыкновенным отделением милиции.

Они вышли из лимузина, который несколько абсурдно смотрелся среди потрепанных патрульных милицейских «жигулей», потому что Корд весьма благоразумно подъехал к отделению не со стороны главного входа, а со служебного двора, и поставил машину на служебную стоянку. Несмотря на то, что на стоянке находилось несколько милиционеров, это не вызвало ничьих возражений. По-видимому, Муса Корд был здесь своим человеком.

– Пошли, – сказал он Банде и, не дожидаясь спутника, направился к зданию.

Александр вслед за ним вошел в отделение, прошел по длинному скучному коридору мимо снующих взад-вперед милиционеров и посетителей и поднялся на второй этаж. Там Корд окинул взглядом длинную череду одинаковых, как близнецы, дверей служебных кабинетов, возле которых на неудобных жестких стульях сидело по несколько посетителей, и уверенно, без стука открыл нужную дверь.

– Пошли, – произнес он, махнув рукой Банде, и вошел в кабинет со словами:

– Можно войти, Александрыч?

Банда задержался в коридоре, потому что лицо одного из посетителей показалось ему знакомым и он хотел получше его рассмотреть. Однако Корд дернул его за рукав и втащил в кабинет. Там за столом сидел и что-то старательно писал пожилой подполковник в потрепанном кителе. Он поднял голову, улыбнулся и приветливо кивнул:

– Привет, Муса, заходи, садись. С чем пожаловал? Кто обидел?

– Кто меня обидит? – усмехнулся Корд, уселся и сделал Банде знак садиться рядом с ним. – Я ведь сам кого хочешь обижу.

– Это верно. Что-что, а это ты можешь, – кивнул Александрыч. – Но вот друг друга мы все-таки, слава Богу, не обижаем.

При этом подполковник многозначительно ухмыльнулся, но тут же опять принял официальный вид и с легким подозрением посмотрел на Банду.

Муса тут же рассеял его подозрения.

– И не обидим, Александрыч, не обидим, – заговорил он, кивнув при этом на Банду как на своего. – Дельце у нас к тебе есть небольшое.

– Дельце? Слушаю! Внимательно слушаю! – сказал подполковник и весь обратился в слух. – Что за дело?

– Ты говорил, что жмурик у тебя есть московский, – осторожно напомнил Муса.

– И правда есть, – кивнул Александрыч, – а что такое? Кто-то его знает?

– Ну, это я точно не скажу, – опять покосился Муса на Бондаровича, – только вот товарищ мой им интересуется. Расскажи-ка ему, Александрыч, то же самое, что и мне вчера рассказывал.

– А что рассказывать, – пожал плечами Александрыч, – даже и не знаю, что рассказывать. Его в туалете нашли, в казино «Золотой якорь».

Он порылся среди бумаг, вытащил несколько не очень качественных фотографий и протянул их Банде – Вот, смотрите, если хотите.

– Убили? – быстро спросил Банда, разглядывая фотографии мертвого мужчины. Лицо покойника показалось ему знакомым, но по такой фотографии, сделанной впопыхах, узнать его было трудно.

– Кто его знает? – равнодушно пожал плечами Александрыч, – может, и убили.

– Как это? – удивился Банда, – что значит – – «может, и убили»?

– А то, – Александрыч посмотрел на него: с раздражением. – Нашли его в туалете, в кабинке, вечером. Кабинка была заперта изнутри. Никаких ран или следов насилия. Что мы должны были подумать?

– Догадываюсь: меньше думаешь, меньше проблем, – ответил Банда.

– А как же? – хмыкнул Александрыч. – У нас тут курортная зона, приезжих больше, чем своих. У нас таких покойников, знаете, сколько по разным сортирам валяется?

Банда не стал спрашивать сколько. Его это не очень интересовало.

– Но этого-то вы заметили, правда? – спросил он.

– Правда.

– Почему?

Александрыч замялся.

– Александрыч, – вмешался в разговор Муса, – чего ты тянешь?

– Я не тяну, – отмахнулся подполковник, – просто я думаю. Трудно сказать. Он нам необыкновенным сразу показался. Не таким, как другие.

– Чем это? – Банда не давал подполковнику перевести дух. – Что значит – «необыкновенным»?

– Чем, чем… – Александрыч посмотрел на него с легкой неприязнью. – Смотрите сами: человек приличный, хорошо одетый, а в карманах ни денег, ни документов, вообще ничего. «Пусто-пусто».

– Может, обчистил его кто? Может, проигрался? – предположил Муса. – А потом горемыка сам и окочурился с расстройства. Зашел облегчиться и перекинулся.

Банда с удивлением отметил; что Корд употребляет куда больше блатных словечек в разговоре с милицейским чином, чем со своими ребятами.

" Может, и так, – кивнул Александрыч, – только я думаю, что не совсем так. Мы нашли его, сфотографировали, как положено, а потом по фотографии его буфетчица и опознала. Он в тот же день появился в городе. Буфетчица запомнила, что этот мужчина с чемоданчиком пришел, а потом все свой багаж искал. Вроде бы у него кейс украли. Но когда милиционер подошел, он от претензий отказался.

Потом сидел у стойки – кофе пил в долг. Рассказывал, что из Москвы приехал.

– Приехал или прилетел? – перебил Банда.

– Не знаю, он не уточнял. А документов при нем никаких не оказалось. Как-то странно: у человека сразу украли и документы, и деньги, и багаж.

Обычно ведь пропадает что-то одно.

– Верно, – кивнул Муса, – так не бывает. Это и вправду необычно.

– А вскрытие? – спросил Банда. – Вскрытие что показало?

Александрыч смешался.

– Вскрытие? – наконец с неохотой переспросил он, когда дольше молчать уже было нельзя.

– Да-да, вскрытие.

– А вскрытия-то никакого и не было, – опустил голову Александрыч.

– Почему?

– А потому, – произнес Александрыч, – что наши ротозеи потеряли покойника.

– Потеряли?

– Даже до морга в Симферополе не довезли.

– Как это до морга не довезли? – удивился Банда. – Впервые слышу про такое.

– Они по дороге остановились… – несколько неуклюже ответил подполковник. – Облегчиться…

Пошли в кусты, а покойника в машине оставили.

Ему-то все эти дела уже ни к чему. А когда вернулись, то оказалось, что труп исчез… Как будто сквозь землю провалился.

– Украли его, что ли? – недоуменно спросил Банда. – Машина что, открытой оставалась?

Александрыч ничего не ответил, а только развел руками. Объяснений не требовалось, все и так было ясно. Однако Банда не торопился уходить. Он взял со стола фотографию покойника и опять поднес к глазам.

Банде очень хотелось узнать, кто этот человек. И внезапно он вспомнил. Банда и вправду видел его в Москве, тоже на фотографии. Когда полковник Котляров показал ему снимок, сделанный в ресторане «Прага», Банда увидел на снимке Адвоката и людей за его столиком. Но этот мужчина, чье мертвое лицо он видел сейчас, сидел не с Адвокатом, а подальше, у развесистой пальмы. Он случайно попал в кадр, и Бондарович запомнил его чисто автоматически. Тогда покойный значил для него не больше, чем пейзаж, висевший на стене ресторанного зала.

Все это было очень странно. С одной стороны, этого человека наверняка что-то связывало с Адвокатом, и его смерть в Ялте никак не могла оказаться случайной. Однако, с другой стороны, – и тоже почти наверняка, – он не мог быть курьером. Покойный не был охранником и не имел специальной подготовки – стоило только глянуть на его тщедушную фигуру.

"Что же в таком случае этот человек здесь делал?

К кому он ехал? И куда все-таки делся курьер с деньгами, если Муса, а значит, и вся местная мафия не имеют к этому никакого отношения? А может быть, Муса Корд водит меня за нос? С него ведь станется".

Банда внимательно посмотрел на Корда и увидел, что и сам Корд, и Александрыч тоже во все глаза следят за ним, словно им было очень важно, как он отнесется к рассказу подполковника.

Бондарович сразу же отвел глаза в сторону и положил фотографию на стол, даже отодвинул ее от себя. Все равно он уже запомнил ее навсегда.

– Вы знаете этого человека? – спросил наконец Александрыч. – Кто он такой?

– Нет, – покачал головой Банда, – не знаю.

Никогда его не видел раньше.

– Можете взять фотографию себе, – любезно предложил подполковник, которого, казалось, вполне устроил этот ответ, – у меня еще есть.

– Спасибо, – Банда кивнул и спрятал фотографию в карман, рассудив: «Одно дело помнить ее самому, другое – если придется кому-нибудь показать».

– Если вдруг вспомните, кто он, сообщите, – официальным тоном напомнил Александрыч.

– Обязательно, – кивнул Банда.

– А кстати говоря, – спросил вдруг Александрыч у Мусы, – ваш друг, он кто? Что-то я раньше его не видел. Что он у нас тут делает?

Банда уже хотел сам ответить на этот вопрос, однако Муса Корд загодя подготовил ответ. У него существовал свой стиль разговора с милицейскими чинами, которым он платил. Он поднял на подполковника удивленные глаза и спросил с недоумением:

– О ком ты, Александрыч?

– Как это о ком? – удивился подполковник и кивнул в сторону Банды:

– Об этом человеке, который пришел сюда с тобой. ;

– О каком человеке? – еще больше удивился Корд. – Я пришел сюда один.

– Что?

– Я пришел сюда один, – с нажимом повторил Муса, – разве ты не видишь?!

Сначала Александрыч смотрел на него с недоумением, но потом вдруг понял.

– И вправду, Муса, – с досадой произнес он, чувствуя себя полным идиотом, – ты пришел сюда один. Поосторожней с этим, Муса. Сейчас пули – как пчелки, туда-сюда, туда-сюда… Не стоит все-таки рисковать и ходить в одиночку.

– Буду осторожен, – кивнул Муса и поднялся. – И ты, Александрыч, остерегайся. Если с тобой вдруг что случится, мне будет очень одиноко.

– Хорошо, – кивнул подполковник, слегка побледнев, – буду остерегаться.

Они уже подходили к дверям, когда Банда вдруг! остановился и спросил:

– А эту женщину как зовут?

– Какую женщину? – спросил Александрыч, по-видимому, обдумывавший последние слова Мусы. ;

– Буфетчицу, – ответил Банда, – которая погибшего москвича запомнила.

Несмотря на то, что для Александрыча Тэанда являлся человеком-невидимкой, подполковник принялся рыться в бумагах:

– Буфетчицу? – рассеянно переспросил подполковник. – Дай Бог памяти, как же ее звали?

Банда терпеливо ждал, пока подполковник искал затерявшееся имя. Ему вдруг пришло в голову, что такая рассеянность может быть не случайной, – точно так же, как и потеря трупа. Он покосился на Мусу и вдруг даже пожалел этого человека, который стал чем-то ему симпатичен. Да, видно, у него и в самом деле земля горит под ногами, если этот мент, который, по-видимому, раньше был его верной собачонкой, теперь начал лгать ему.

Корд, не выдержав, бросил:

– Марина Богданова ее зовут. Теперь доволен?

– Вполне, – Банда сделал вид, будто это имя ему ровным счетом ни о чем не говорит.

Муса вышел из кабинета, Банда без промедления последовал за ним. По коридорам отделения они прошли молча, а на улице остановились, и Муса с грустью сказал:

– Бегут крысы. Бегут.

– Бегут, – кивнул Банда и добавил:

– Тебе тоже бежать надо. Они достанут.

– Достанут, – вяло согласился Муса, – но мы еще посмотрим, кто кого. Тебе хорошо, ты русский, куда ни поедешь – повсюду родина, а мне бежать некуда.

– Смотри не смотри, – покачал головой Банда, – все равно тебе их не одолеть.

– Может быть, – прищурился Муса, – только ведь и я не такой простой. Я не тварь бессловесная, я тоже кусаться умею. Да и куда мне бежать? Я хорошо здесь жил, а на Канары не собираюсь.

– Ну ладно, – развел руками Банда, которому больше нечего было сказать этому человеку, – я пошел. Машина-то моя где?

– Вон там, – указал Муса на другой конец милицейской стоянки.

«Фольксваген» Александра и в самом деле стоял там, целый и невредимый. Бондарович пошел к нему, думая о том, что этот татарин, с которым он провел полдня, во многом симпатичней ему, чем подполковник милиции. Банда даже ощутил легкие угрызения совести – ведь Муса до сих пор оставался в уверенности, что он, Банда, спас ему жизнь, хотя дело обстояло с точностью до наоборот. Корд отплатил ему тем, что помог ухватиться в расследовании за ниточку, хотя и тонкую, но единственную.

Думая об этом, Банда подошел к своей машине и уже взялся за ручку дверцы, как вдруг мощный взрыв, раздавшийся у него за спиной, ударной волной сбил его с ног. Еще до того, как Александр успел посмотреть назад, он уже знал, что увидит. И все-таки он оглянулся. Там, где только что стояла роскошная дорогая машина Мусы Корда, теперь горели бесформенные обломки. С Мусой все было кончено.

При таком взрыве он просто не мог уцелеть.

Стараясь особенно не спешить, Бондарович уселся за руль своего «фольксвагена» и с легким замиранием сердца – а вдруг и к его машине приспособлена бомба, которая сейчас же разнесет ее на куски, – повернул ключ, торчавший в замке зажигания. Проверять, не подложена ли в его машину бомба, в милицейском дворе после всего, что здесь произошло, он никак не мог решиться. Сейчас это выглядело бы полным безрассудством. Банде нужно было как можно скорее убираться прочь. Поэтому он завел мотор и, ежесекундно ожидая взрыва, выехал с милицейского двора.

* * *

Артем не стал рисковать, даже не пробовал ловить попутку, и в Симферополь не поехал. Перебравшись через близлежащую гору, он дошел до поселка, который за ней находился, решив, что уехать оттуда будет гораздо проще и безопаснее. Поселок оказался довольно большим и, к огромной радости Артема, через него ходили междугородные автобусы. В нем даже была небольшая автостанция.

Наконец-то Артем Прищепов смог вздохнуть с облегчением. Ему не так уж часто приходилось самостоятельно выпутываться из сложных ситуаций – обычно за него это делали другие, он же занимался интеллектуальным обеспечением операций. Раньше опасность если и существовала в его воображении, то где-то недосягаемо далеко. Как назло, украинских денег, впрочем, как и русских, у него с собой не оказалось – только доллары.

Автостанция встретила его закрытой дверью, на которой красовалось объявление: «Приду к ближайшему рейсу». Чтобы узнать, когда же ожидается этот ближайший рейс, нужно было забраться внутрь.

Расписание белело на стене над самым окошечком кассы. Но сколько ни старался Прищепов, ему так и не удалось разглядеть не только время отправления, но даже маршруты. А ему требовалось не только уехать, но и по возможности миновать симферопольское шоссе. Добираться до Москвы он решил из Новороссийска.

Артем усиленно раздумывал, стоит ли ему лететь в Москву или же лучше вернуться в Ялту.

«Я должен посоветоваться с Бандой, – решил Прищепов, – во всяком случае, он должен узнать о том, что со мной произошло».

Но в чертовом городке Артем не набрел ни на одно открытое заведение, где можно было бы воспользоваться телефоном. И тогда он, с тоской посмотрев на телефонные провода, зашагал вдоль линии, высматривая, где же от них будет ответвление.

Артем зашел во двор расположенного недалеко от автостанции добротного кирпичного дома. Оказавшись за забором, Прищепов осмотрелся – на первом этапе стоило опасаться собаки. Однако собаки во дворе не оказалось. Он прошел по широкой, залитой бетоном дорожке к крыльцу, постучал в приоткрытую дверь. То ли хозяин находился так далеко, что не мог ответить, то ли дом был пуст – ответа на стук не последовало.

– Есть кто живой? – крикнул в прохладную глубину дома Прищепов.

– Минутку, – прозвучало издалека.

Послышались неторопливые шаги. Хлопнула одна дверь, другая, и наконец на пороге возник коренастый мужчина в спортивном костюме. Он тер кулаком заспанные глаза.

– Добрый день, – произнес Прищепов заранее приготовленное приветствие.

– Добрый день, – сказал хозяин дома, подозрительно глядя на незнакомца.

– Мне телефон нужен, срочно.

– А зачем?

– Позвонить, – простодушно сказал Прищепов.

На лице хозяина появилась добродушная улыбка:

– А я подумал – трубкой будешь гвозди забивать.

При этом он не сделал ни малейшей попытки пригласить Артема пройти в дом.

– Я заплачу.

– Куда звонить будешь?

– В Ялту.

– Валяй, – мужчина повел Прищепова в аскетично обставленную гостиную. Завладев телефоном, Артем покосился на хозяина – не хотелось ему вести разговор при посторонних.

– Мешаю? – осведомился коренастый мужчина, подтягивая трико.

– Нет, – ответил Прищепов, набирая номер.

«Куда же подевался Банда? – недоумевал Прищепов, вслушиваясь в длинные гудки. – Где он бродит?»

Хозяин тем временем вышел в соседнюю комнату. Наконец раздался недовольный голос Александра Бондаровича:

– Слушаю…

– Сашка, это я, Артем Прищепов.

– Ты еще не в Москве?

– В какой Москве, – зашептал Прищепов, – меня чуть не убили.

– Кто?

– Охранники, – насилу улизнул от них. По-моему, наш общий друг плохо представляет себе, какие люди его окружают.

– Артем, не говори загадками.

– Я не один.

– Тогда лучше вообще молчи.

– Я в каком-то поселке. Зашел в дом позвонить тебе. Хозяин на минутку вышел, – торопливо объяснил Артем.

– Тебе ничего не померещилось?

– Нет. Меня точно хотели прихлопнуть.

– Значит, так, слушай меня внимательно, – Александр Бондарович произносил каждое слово отчетливо, чтобы Артем мог все хорошо запомнить. – Пока делать тебе в Ялте нечего, я тут разберусь один.

Если уверен, что оторвался от хвоста – лети в Москву, только не из Симферополя. Добирайся в любой другой город, где есть аэропорт, на перекладных. Разыщи Адвоката. Передай ему деньги и документы.

Они хоть целы?

– Все со мной.

– В свой офис заходи только в крайнем случае, на квартиру тоже. Найдешь, у кого остановиться?

Если нет – подскажу.

– У одной женщины, про нее никто не знает, – прошептал Прищепов.

– Будем надеяться.

– Адвокату про здешние дела говорить?

– Думаю, пока не стоит Завези деньги и такими же окольными путями добирайся назад. Перезвонишь мне, чтобы я знал, где, в случае чего, тебя отыскать – У тебя хоть все в порядке? – наконец-то догадался спросить Артем – В сравнении с тобой – да. И еще, – Банда помедлил, не решаясь сказать. – Если совсем плохо тебе придется, звони в приемную ФСБ и требуй соединить тебя с полковником Котляровым, только не забудь добавить, что звонишь по поручению Банды. Он тебя из любой беды вытащит.

– ФСБ? – переспросил Артем. – Может, не стоит так круто брать? Если надо, то я могу и в милицию сдаться, добровольно.

– Это на крайний случаи. Котляров – мой хороший знакомый, многим мне обязан. Сделает за просто так. А потом сразу же все забудет, – не стесняясь, врал Бондарович.

– Даже если окажется, что я не в ладах с законом? – уже злясь, спросил Прищепов.

– Дуй в Москву и не забудь оттуда мне позвонить, – сказал Бондарович, – плохого не посоветую.

Мы с тобой одним и тем же делом заняты. Пока.

– Пока, – ответил Артем и положил трубку.

Прищепов запустил руку в карман, но почувствовал, что он в комнате не один, и медленно обернулся Перед ним стоял хозяин дома, только теперь вместо тренировочного костюма на нем был надет милицейский мундир.

– Поговорил? – мягко поинтересовался лейтенант милиции.

– Да.., поговорил , спасибо… – Артем почувствовал, как у него холодеет спина. Ему показалось, что милиционер уже в курсе всего, что произошло на шоссе. Артем не подумал о том, что бандиты скорее всего сами ликвидируют все следы схватки. Им тоже конфликты с властями были ни к чему – А дальше что? – милиционер протянул руку и крепко взял Прищепова за запястье.

Артему уже послышался звон наручников, защелкнутых на его руках. Он успел побледнеть, но, к собственному счастью, дергаться не стал. Вторая рука Артема милиционера не интересовала. Он остановил свой взгляд на командирских часах на руке своего гостя Это были очень хорошие часы – не те подделки, которые продавались во всех киосках, а настоящие армейские, с которыми Артем вернулся из Афганистана.

Хозяин дома с легкой усмешкой задрал рукав форменной рубашки. Оказалось, что у него на руке точно такие же командирские часы, как и у Артема.

– Не повезло тебе, брат? – участливо спросил странный милиционер.

– Не повезло, – кивнул Артем.

– Бывает, – развел руками милиционер и спросил:

– Кандагар?

– И там тоже, – покачал головой Артем, – но в основном я в Кабуле был… Штабная связь…

– В Кабуле?.. – призадумался милиционер. – Ничего, там тоже горячо бывало.

– Бывало, – согласился Артем, – еще как горячо бывало.

Прищепов до сих пор не мог прийти в себя, не мог поверить, что колесо Фортуны вновь выносит его к жизни и свободе.

– Тебе чего нужно, брат? – участливо спросил милиционер. – Какие проблемы?

Артем пытался прикинуть, стоит ли посвящать внезапно появившегося доброжелателя хотя бы в часть своих тайн. Наконец он понял, что рискнуть стоит.

– Мне на автобус до Новороссийска надо, – ответил Артем, – позарез надо.

– Зачем автобус? – отмахнулся милиционер. – К тому же прямого автобуса от нас нет. Будешь на автобусе пыль глотать весь день. Я тебя сам на мотоцикле отвезу.

– Да ну, – попытался отказаться Артем, – не надо. Ты меня только на автобус до Новороссийска посади, и все. Тебе-то это небось не трудно будет То, что Артем перешел на «ты», только усилило доброжелательность хозяина.

– Не трудно, – кивнул милиционер, – это мне раз плюнуть. Но довезти тебя до Судака мне будет еще проще. Да я и сам давно уже туда собирался. Оттуда легче добраться до Новороссийска. Как я понял. тебе в Симферополь соваться нельзя. Пошли, поедим чего-нибудь на дорожку и сразу же тронемся.

Артем вздохнул, но возражать не стал и побрел за гостеприимным хозяином на кухню. Милиционер, которого звали Афанасий, хорошо накормил гостя. Фамилия Афанасия была Филимонов и происходил он из семьи староверов, которые основали поселок в те давние времена, когда эти места еще не принадлежали Российской империи.

– Староверы до сих пор живут по своим законам. не пьют, не курят и не носят оружия, – сказал Афанасий и вытащил из холодильника бутылку водки.

– Верю…

– Ну, давай на дорожку, – предложил хозяин. – По пятьдесят и в путь.

– Тебе же потом за руль, – удивленно сказал Артем, – а ты – по пятьдесят.

– Тогда давай по сто! – рассмеялся Филимонов. – Подумаешь, мотоцикл! Это не самолет – высоко не взлетит, сильно не разобьется.

– Бывает, и мотоциклы разбиваются, – усмехнулся Артем, – даже очень часто.

– Бывает, – ответил Афанасий, – но только не со мной.

– А что это ты про самолет вспомнил? – прощупал почву Артем.

– Тебе не в Новороссийск надо, а в Москву.

– С чего ты взял?

– Я твой разговор по телефону слышал.

– А-а-а…

Филимонов разлил водку по стаканам.

– Ну, давай, – взял он свой стакан и торжественно поднял. – Разбросала нас жизнь. Там все на одной стороне были, а теперь кто где, – бывает, и по разные стороны оказываемся. Я хоть и в спокойном месте служу, но все равно иногда куда-нибудь выедешь, или общая операция какая-нибудь, или в морг на опознание придешь, и вдруг вижу – наш: или в шрамах весь, или татуировки, а вообще-то и так видно. За что, спрашивается, воевали? Непонятно.

– Давай, – вздохнул Прищепов, ощутив прилив грусти.

Артем не придерживался таких строгих принципов, как Александр, поэтому для того, чтобы выпить среди дня с малознакомым человеком, ему не пришлось делать над собой особых усилий. Кроме того, после побега надо было расслабиться.

– Будем, – он поднял стакан и чокнулся с Афанасием.

– Будем, – кивнул милиционер.

– Вот не думал, не гадал, что с милиционером пить придется, – вздохнул Артем.

– А что такое?

– Ты только не обижайся, но недолюбливаю я милицию. Вроде бы и форма, и погоны – все как раньше, а прежнего-то и нет…

– Да, – кивнул Афанасий. – много швали сейчас форму носит, но ведь дело не в форме.

– Не в форме, – вздохнул Артем, – в нашей форме тоже много всяких было.

– Это точно, – опять согласился Афанасий, – я ведь чувствую, что у тебя по моей линии тоже не все в порядке, но вижу, что ты человек хороший.

– И я вижу: ты – парень что надо, – согласился Артем, – хоть и не в нашей форме.

– Не в нашей?

– Форма-то на тебе украинская, – рассмеялся Артем Прищепов.

– В Афгане ты тоже не в русской ходил, – напомнил Филимонов.

– Форма, она – г… – рассудил Артем.

– Не скажи…

– Главное – кто в форме ходит.

– Вот за это и выпьем, – поддержал его Афанасий. – За дружбу.

Они выпили, закусили жареным мясом и, не медля больше ни минуты, вышли на улицу.

– Погоди немного, – сказал Афанасий Артему Прищепову, направился к сарайчику, который находился в глубине двора, и вскоре выкатил оттуда желтый милицейский мотоцикл. – Садись.

Он протянул Артему мотоциклетный шлем, помог застегнуть его ремешок, а потом уселся за руль, и они наконец двинулись в путь.

* * *

Артем надеялся, что сумел выиграть некоторое, может быть, даже значительное время и ему все-таки удастся беспрепятственно улететь в Москву.

Паспорт у него был с собой, деньги он рассчитывал пронести в самолет без особых проблем. Однако надежды на беспрепятственную поездку очень быстро развеялись, как сигаретный дым в жарком южном небе. К глубокому разочарованию Артема, вскоре после того, как они проехали Алушту, Афанасий вдруг обернулся к нему и гаркнул, стараясь перекричать яростный свист ветра:

– Это не за тобой те ребята гонятся? Если за тобой, то на нашей развалюхе от них не оторваться!

Слишком уж силы неравные.

– Какие еще ребята? – похолодел Артем – А ты назад посмотри, – ответил Афанасий, – они давно уже к нам прилепились.

Покрепче обхватив Афанасия за пояс, Артем осторожно обернулся. И в самом деле, метрах в двадцати позади них несся черный «мерседес». Это было странно. «Мерседесу» ничего не стоило обогнать их мотоцикл и уйти вперед, тем не менее он терпеливо следовал за ними и уже довольно давно, если верить Афанасию, который и раньше смотрел в зеркальце заднего вида.

Сомнений не было. Этот «мерседес» преследовал именно их, а точнее, именно его, Артема Прищепова. Его надежды не оправдались – охранникам скорее всего удалось каким-то образом связаться со своими руководителями, либо другие люди, которые ждали их в аэропорту или на той «хате», где бандиты собирались его прикончить, подняли наконец тревогу и отправились на его поиски, которые теперь увенчались успехом.

Как бы то ни было, «мерседес» стрелой мчался за ними и в любой момент, стоило только сидящим в нем людям этого захотеть, мог их настигнуть Его двигатель был неизмеримо мощнее латаного-перелатаного мотора милицейского мотоцикла.

– Так это твои друзья? – опять прокричал встревоженный и одновременно возбужденный Афанасий. – А может, все-таки враги?

– Скорее уж враги, – пробурчал себе под нос Артем. – Чего уж скрывать – враги! – громко ответил он – Чего они хотят-то, ты знаешь? – Афанасий вовсе не казался напуганным.

– Знаю! – со вздохом прокричал Артем. – Как же не знать!

– Бить будут или, может, подвезут?

– Бить будут! – заражаясь его оптимизмом, ответил Артем. – И еще как!

– Это плохо! – отозвался Афанасий. – Мой мотоцикл к гонкам не готов.

Артем опять обернулся. «Мерседес» по-прежнему не отставал, но, правда, и не догонял. Однако настичь мотоцикл он мог в любую минуту. Тем не менее Афанасий держался совершенно спокойно и даже что-то насвистывал.

– Ссади меня! – прокричал, подумав, Артем, который не был так спокоен, как его новый приятель. – Остановись! Слышишь?

Однако Афанасий и не думал останавливаться Вместо этого он, наоборот, пытался выжать из своего мотоцикла все, на что тот был способен. Правда, этот ресурс был, видимо, совсем невелик.

– Стой! – опять повторил Артем. – Остановись, тебе говорю!

– Чего это? – удивленно прокричал Афанасий. – Чего ради мы должны останавливаться из-за какой-то ерунды? Смотри, на самолет не успеешь – Все равно нам от них не уйти, – ответил Артем, – так зачем же тебе вмешиваться? Ссади меня и езжай дальше. Я сам с ними разберусь!

– Ссадить тебя? Разберешься? Сам? – как будто размышляя, переспросил Афанасий.

– Да!

Афанасий задумался – казалось, он и в самом деле решал, ссадить Артема с мотоцикла или нет.

– Не могу! – наконец прокричал он. – Совесть не позволяет! Ты лучше ответь мне на один вопрос, только честно, ладно?

– Ладно! – с готовностью отозвался Артем.

Сейчас он был готов отвечать на все вопросы своего нового друга и покровителя.

– Тогда скажи, ты у них украл что-нибудь?

– Нет! – сразу же ответил Артем. – Это они украсть хотят. У меня с собой деньги!

– Деньги? – встревожился Афанасий. – Чьи?

– Чужие, – честно ответил Артем. – не мои. Но и не ихние. Я эти деньги не крал. Мне их обязательно нужно довезти. Это, можно сказать, – он искал подходящее слово, свято веря в то, что Филимонов сможет ему помочь, – это, если по старой терминологии, боевое задание!

– Боевое задание! – хмыкнул Афанасий. – Ну что ж, тогда попробуем оторваться!

Однако оторваться им не удалось. Как раз в этот самый момент «мерседес» начал прибавлять скорость, и расстояние между машиной и мотоциклом стало неуклонно сокращаться.

– Догоняют… – прошептал Артем.

– Их дело, – туманно ответил Филимонов.

И тут Афанасий сделал такое, чего Артем от него совершенно не ожидал. Сначала разогнавшись так, что «мерседес» на какое-то время, хотя и очень непродолжительное, отстал от них, он остановил мотоцикл. Преследователи потеряли их из виду – обзор закрывали густо разросшиеся кусты. Филимонов выхватил из кобуры пистолет и передернул затвор:

– Наклонись!

Артем вжал голову в плечи и пригнулся. Из-за поворота вылетел «мерседес». Прищепов и глазом моргнуть не успел, как Филимонов выстрелил – по колесам. Автомобиль качнулся – раздался глухой хлопок. «Мерседес» пошел юзом.

– Держись! – закричал Филимонов.

– Рвем отсюда! – Прищепов не сводил глаз с «мерседеса». Автомобиль вынесло на обочину, и он замер в клубах пыли.

Мотоцикл сорвался с места. Артема окутала пыль, он перестал что-либо видеть, закашлялся. В голове пульсировала одна и та же мысль – «сейчас мы врежемся в машину!» Клубы пыли остались позади.

Прищепов обернулся, но уже ничего не увидел – «мерседес» скрылся за поворотом. Спокойно-величественный пейзаж. Великолепие природы – больше ничего. Он глубоко вздохнул, все еще не веря в свое спасение, затем немного ослабил хватку – во время погони он намертво вцепился в Филимонова.

– Держись! – вновь крикнул Афанасий.

Мотоцикл свернул с асфальта и понесся по узкой, двум машинам не разминуться, горной дороге.

Еще минут десять они мчались, подпрыгивая на ухабах, ныряя вниз по головокружительным спускам. Затем Артем увидел только небо над головой: мотоцикл, натужно ревя мотором, полз в гору.

Филимонов остановился среди зарослей шиповника, заглушил двигатель. Прищепов тяжело дышал.

– Жив?

– Жив, – выдохнул Артем, – спасибо тебе.

– Да, связался я с тобой на свою голову.

– Так уж получилось. Если что, я скажу, что они нас хотели сбросить своей машиной в пропасть, – не слишком уверенно проговорил Прищепов. Он медленно слез с мотоцикла и на непослушных ногах прошелся взад-вперед.

– Не поедешь ты в Новороссийск, – твердо произнес Филимонов.

– Надо ехать, мне в Москву… Обязательно…

– Теперь тебя и там ждать будут, – эта фраза Филимонова не прибавила Артему оптимизма.

– Что же делать? – растерялся он.

– Придумаем.

– Легко сказать.

– Сегодня же улетишь. Обещать не обещаю, но сделать кое-что попытаюсь.

– Трижды мне уже не повезет.

– Это верно, – кивнул Афанасий, подумал и опять завел мотор. – Лишь бы мне повезло…

– Куда это мы? – удивленно спросил Артем. – Здесь вроде нигде аэропортов больше нет.

– Увидишь, – ответил Афанасий, покручивая ручку газа. – Если скажу, обязательно сглажу.

– Ладно, – согласился Артем, – тогда и вправду лучше не говори.

Он уже понял как то, что его новый друг способен на разные неожиданные поступки, – так и то, что он слов на ветер не бросает.

* * *

Филимонов и Прищепов еще часа два ехали по горным дорогам. Затем Филимонов распорядился временем довольно странно: они дожидались в овраге, пока стемнеет. Артем теперь старался вообще ни о чем не думать. День, проведенный на мотоцикле, настолько утомил его, что он впал в состояние прострации и уже почти ничего не ощущал – просто ехал и при этом старался не выронить по пути кейс, ради которого, собственно говоря, все и происходило. Потеря кейса сделала бы рискованное предприятие совершенно бессмысленным. Артем чувствовал, что тогда он может даже сойти с ума.

Затем он дремал, лежа на траве, все так же сжимая в руках злополучный кейс. Что-что, а зацикливаться на какой-нибудь одной задаче Артем умел.

Филимонов потряс его за плечо:

– Подымайся, самое время ехать.

– Сейчас.

И вновь началась дорога, – правда, на этот раз не такая долгая и опасная. Вскоре впереди послышался какой-то гул, а потом Артем в свете огней увидел самолеты – огромные самолеты, стоявшие на стоянке.

Что это был за аэродром, Артем понял не сразу. Он очень хорошо знал, что ближайшие аэропорты находятся только в Симферополе и в Новороссийске, но до них отсюда было очень далеко. И все-таки Артем видел аэродром своими глазами.

Потом рядом с большими самолетами замелькали машины поменьше – истребители и вертолеты, и все наконец прояснилось. Виновата была темнота, в которой Прищепов принял военные транспортные самолеты за гражданские. Они приехали на военный аэродром, понял наконец Артем Прищепов. Если бы он не был таким усталым и озабоченным, то давно бы уже об этом догадался.

Когда они остановились возле контрольно-пропускного пункта, Артема трясло от волнения, а Афанасий пока не собирался ничего ему объяснять.

– Подожди здесь, – бросил Афанасий, соскочил с мотоцикла и быстрым шагом направился в сторону будки КПП.

Он отсутствовал минут десять, но каждая из этих минут показалась Артему не короче часа. Когда милиционер наконец вернулся, лицо у него было такое довольное, как будто он только что сделал большое и важное дело.

– Кажется, все получится, – бодро сообщил он и вскочил на мотоцикл. – Поехали поскорее.

– Договорился? – не выдержав, спросил Артем. – Я молчал, сглазить боялся.

– Почти, – кивнул Афанасий, – поехали, а то можем опоздать.

Они направились вдоль забора, огораживавшего аэродром. Вскоре Афанасий свернул с дороги, проходившей по периметру аэродрома, и уверенно направил свой мотоцикл по узенькой тропинке, которая вела к проему в заборе. Тропинка была едва заметна в темноте, а кое-где вообще исчезала в черной траве, но Афанасий вел мотоцикл быстро и уверенно даже без фар, как будто ездил здесь раньше множество раз. Казалось, что взлетная полоса уже совсем близко. Теперь они ехали по летному полю.

Прошло еще минут пятнадцать, и Афанасий остановил мотоцикл. Дорожка закончилась, никуда не приведя.

– Вот теперь приехали, – сказал Афанасий. слез с мотоцикла и сделал Артему знак следовать за ним. – Пошли. Здесь уже недалеко. Дальше пешком.

Артем побрел за ним, приминая ногами высокую высохшую траву. Теперь они шли вдоль сетчатой изгороди, и Афанасий вел ладонью по сетке, как будто не доверяя собственным глазам.

– А часовой в нас не стрельнет? – осторожно спросил Артем.

– Нет, – покачал головой Афанасий, – сейчас в нас уже никто не стрельнет. Раньше могли.

Внезапно он остановился.

– Что такое? – спросил Артем. – Что-то не так?

– Все так, просто мы пришли, – ответил Афанасий. Его рука раньше глаз обнаружила дыру в заборе. – Сейчас сюда придет один человек.

– Кто? – насторожился Артем.

– Тоже служил в Афгане, – уклончиво ответил Афанасий, – он тебе поможет.

Служил в Афгане. Что ж, для Артема это было неплохой рекомендацией. Несмотря на то, что прошло уже довольно много лет, афганское братство не умерло, – наоборот, окрепло, превратившись в своего рода касту, объединяющую людей самых разных профессий и социального положения. Члены этого братства могли оказаться по разные стороны баррикад, но в любом случае они всегда были готовы помочь друг другу быстро и бескорыстно.

Прошло еще минут десять, в течение которых Артем исходил потом от нервного напряжения. Затем вдали послышался шум мотора.

– Что ж, – сказал Афанасий, – вот и пришло время прощаться.

– Да, – кивнул Артем. Он не знал, что еще можно сказать.

Впрочем, слова для двух мужчин были не самым главным. Они давно уже научились понимать их настоящую цену. Поэтому Артем и Афанасий просто пожали друг другу руки. С другой стороны ограды засветились вдруг два чуть заметных световых пятна от фар со светомаскировкой, подъехал военный «уазик» и остановился напротив дыры, проделанной в заборе.

– Ну все, – сказал Афанасий, – езжай с ребятами. Сейчас отправляется борт прямо на Москву.

Они тебя подбросят, и никто об этом не узнает. Так что прощай. Может, увидимся.

«Уазик» призывно посигналил.

– Увидимся, – кивнул Артем, легко пролез в дыру в заборе и побежал к машине, которая сразу же сорвалась с места, стоило только ему забраться на сиденье.

Глава 8

Еще не успело наступить утро, а Артем был уже в Москве. Военные, которые довезли его, и словом не обмолвились с ним во время полета, но после того как он выбрался из самолета на одном из пригородных аэродромов, его опять усадили в «уазик» и все так же молча повезли прямо в Москву, до которой путь был неблизкий.

В очередной раз Артем почувствовал, что афганское братство по-прежнему существует. Сейчас благодаря этому братству он вместе с первыми лучами солнца входил в свой офис. Впрочем, он вскоре выскочил обратно. Да, прав был Бондарович, когда сказал Артему, чтобы тот отправлялся в офис лишь в случае крайней необходимости. Прищепов же рассудил перед своим визитом по-другому. Самое большее, чего он мог опасаться, так это засады. Однако Артем рассудил, что если он сам не надеялся так быстро попасть в Москву, значит, его преследователи тоже не могли предвидеть такого поворота событий.

Внешне ничто не говорило об опасности. Привычно скрипнула дверь. Ему показалось, будто он попал не туда, куда шел, но потом, когда он опять осторожно заглянул в дверной проем, то понял, что попал именно туда, куда стремился. Но на душе легче от этого не стало.

Помещение действительно было его офисом и одновременно уже не являлось им. Все – почти все – разломано, разбито, исковеркано. Создавалось впечатление, будто кто-то тщательно чего-то искал здесь, не находил, вновь искал, вновь не находил и приходил от неудачи в ярость, круша все, что попадалось под руку.

Артем не стал зажигать свет, да и зажигать-то уже было нечего: погромщики отсоединили светильники от креплений, и теперь они свешивались с потолка на электропроводах. Прищепов вытащил из кармана фонарик – одну из тех многочисленных, но не занимающих много места вещей, которые он постоянно носил с собой. Включив фонарик, он принялся осматривать помещение, пытаясь определить, что же именно искали незваные гости На всякий случай он закрыл жалюзи. Грабители оставили их в неприкосновенности. Наверное, им как и теперь хозяину офиса, лишние глаза с улицы были ни к чему.

Артем представления не имел, что же все-таки искали взломщики, и это затрудняло его задачу. На его взгляд, ничего особо ценного, кроме компьютера, он в офисе не оставил. И все-таки наметанный глаз сразу же подсказал ему: в помещении что-то искали, а не просто громили все подряд.

Вскоре Артем понял, что поиски ни к чему не приведут, и решил заняться своей главной драгоценностью – компьютером, который он купил совсем недавно, угробив на него почти всю свою наличность. Машина без программ – мертвый металл; кое-какие деньги у Артема оставались, но их и близко не хватало на все программное обеспечение, которое ему требовалось, а запросы у Артема в этом отношении были самые разносторонние и изощренные. Он хотел многого. А многое стоило очень больших денег, о которых не стоило даже и мечтать.

Однако нехватка денег Артема не очень расстроила. Он поступил абсолютно правильно – с советской точки зрения: остальные нужные ему программы Артем получил совершенно бесплатно, то есть просто-напросто украл. Причем для этого ему вовсе не нужно было рисковать свободой и здоровьем. Не нужно было даже выходить из офиса. Для того чтобы раздобыть недостающие программы, Артем воспользовался тем самым компьютером, для которого они и предназначались. Ему понадобился доступ к нескольким компьютерным сетям и некоторое терпение.

Чего-чего, а терпения у Артема было в избытке.

Шаг за шагом продвигался он по чужим компьютерным сетям, кочевал через свой компьютер по странам и континентам, знакомился с такими же умельцами, как и он, и ссорился с ярыми любителями порядка и законности. И при этом он копировал, стирал, создавал и опять копировал файлы. Это было захватывающее занятие. Куда более увлекательное, чем соблазнять жену своего врага, – с точки зрения Прищепова, конечно.

Артем сутками колдовал возле компьютера, забывая про еду и сон. Уже через месяц у Артема появилось все, что ему требовалось. Он удовлетворил свое самолюбие, а потом все опять вошло в свою привычную колею, если его чреватую всякими неожиданностями жизнь можно было охарактеризовать таким образом. Но что бы ни происходило с ним самим, компьютер свой Артем лелеял и берег как зеницу ока.

И вот сейчас он приближался к нему, испытывая острое чувство тревоги. Разгром в офисе говорил о непоправимом. В такой мясорубке компьютер не мог уцелеть – это было бы совершенно невероятно.

И все-таки Артем продолжал на что-то надеяться.

Он жаждал увидеть чудо. Он от всей души надеялся на чудо, и это чудо произошло!

Когда Артем с большим трудом пробрался через груды обломков мебели в самый дальний уголок офиса, где в тихом и надежном месте он держал свою драгоценность, то был так удивлен, что даже глаза протер. Компьютер стоял там целый и невредимый, новенький, чистый и прекрасный, каким был в день приобретения. Казалось, будто он и компьютерная стойка являлись единственными вещами, уцелевшими во всем этом разгроме.

Это было просто невероятно. Потому-то Артем и не бросился сразу включать компьютер, хотя ему очень хотелось это сделать. Прищепов сообразил: кто-то настойчиво предлагает ему проверить любимую машину, но Артем никогда не пользовался подсказками, если дело касалось электроники. В таких случаях он всегда действовал самостоятельно.

Много раз его это спасало, спасло и на сей раз.

Вместо того чтобы тут же усесться за компьютер и включить его. Артем осторожно, стараясь ступать неслышно, подошел к нему, содрогаясь от одной мысли, что его любимое детище может быть превращено в ловушку для собственного хозяина. Это выглядело таким кощунством, что Прищепов задрожал от негодования. Более подлого поступка он не мог себе представить. Разгром офиса по сравнению с этим казался просто мелким хулиганством. Сначала он думал, что в компьютере может быть спрятана мина или что-нибудь в таком же духе – нажимаешь кнопку и с шумом отправляешься на небеса. Но при более тщательном рассмотрении выяснилось, что все обстоит совсем не так просто.

"Постой, – сказал себе Прищепов, – мину могли присоединить уже к двери, открыл – и взрыв.

Или хотя бы к выключателю, но тогда бы не корежили светильники".

Мины в обыкновенном смысле в компьютере не нашлось. С точки зрения опасности для чьей-либо жизни он был абсолютно безвреден. И в то же время теперь он представлял для своего хозяина огромную, возможно, даже большую опасность, чем если бы в нем оказалась мина.

Артем вытащил из своего дорожного набора маленькую отверточку и осторожно, стараясь не делать резких движений, снял панели. Ему пришлось немало потрудиться, прежде чем он обнаружил то, что искал.

Это была маленькая деталька, а точнее, приборчик, выглядевший как микросхема и пристроившийся в укромном местечке среди других микросхем. очень на него похожих, но безвредных и «родных» для компьютера. Приглядевшись к приборчику, Артем даже различил следы довольно свежей пайки.

В других, менее критических обстоятельствах Артем не стал бы так внимательно осматривать внутренности своего компьютера. Сейчас же ему понадобилось всего полчаса, чтобы отыскать ловушку. Заметив наконец чужеродное включение в электронном теле своего верного помощника. Артем не сразу даже понял, что это такое, – никогда раньше он ничего подобного не видел, хотя ему и приходилось слышать о компьютерном шпионаже.

Перед Артемом был своеобразный компьютерный «жучок», микромодем, который мог передавать все движение информации своему хозяину, который находился далеко и вместе с тем очень интересовался делами Прищепова. Коварство «жучка» заключалось в том, что стоило бы только Артему включить компьютер, как этот чип сразу начал бы докладывать о том, чем именно Артем сейчас занимается.

Если учесть, что всю свою информацию Артем хранил только в закодированном виде и расшифровать ее без его личного участия было решительно невозможно, становилось понятно: прочитать файлы можно лишь тогда, когда Артем решит сделать это сам, когда он снимет коды, сделает доступной для просмотра свою собственную информацию. А проследить за этим на расстоянии позволял «жучок».

Подумав немного, Артем преодолел овладевшие им эмоции, и не стал ничего удалять. Вместо этого он аккуратно привинтил на место панели компьютера и, так его и не включив; отошел, уселся прямо на пол и задумался. Что вызвало такие усилия его недоброжелателей? Какой ценной информацией он мог располагать? Кому понадобились такие мелкие сошки, какими были он и, как считал Прищепов, Банда? О настоящей подоплеке событий он пока и не догадывался.

Обычно в подобных офисах мелких фирм разгром устраивали в предупредительных целях, чтобы заранее разъяснить – в то или иное дело лучше не совать нос. Это был настоящий ритуал, и к нему прибегали только в строго определенных случаях и стандартных ситуациях.

Сейчас же случай был явно не тот; Предупреждать Артема с Бандой уже поздно – они влезли в это дело по самые уши и даже еще глубже. К тому же если бы кому-нибудь и захотелось их предупредить, то сделать это было бы логично в Ялте, где им сейчас и следовало находиться. Приезд Артема в Москву являлся чистой случайностью, никто его здесь сейчас ждать не мог. И тем не менее произошел разгром. Это еще раз доказывало: что-то во всем происходящем остается за пределами его понимания. Но что? Артем этого не знал. К тому же он был уверен, что этого не знает и Банда.

Возможно, той вещи, которую искали погромщики, у Артема с Бандой еще нет, но кто-то думает, будто она у них есть и компаньоны захотят ею воспользоваться, как только появятся в своем офисе. А возможно, у них ив самом деле есть что-то такое, цену чему Артем не знает.

«Что бы это все-таки могло быть?» – Артем ломал голову и ничего не мог придумать. Он покосился на телефонный аппарат, но сам сразу же удивился собственной неосторожности. Если Адвокату вообще и стоило откуда-нибудь заранее звонить, то, конечно же, из какого-нибудь другого места, лучше всего из телефона-автомата. Хотя, возможно, звонить заранее ему вообще не стоило. Мало ли на что потом можно нарваться, раз в Москве происходят такие странные вещи.

Артем решил попытаться встретиться с Адвокатом лично, не предупреждая его о встрече заранее. Но сначала нужно было убраться из офиса куда-нибудь в более безопасное место – вдруг кому-то захочется еще что-нибудь здесь поискать. Артему вовсе не хотелось, чтобы в офисе обнаружили его самого.

Вышел Прищепов не через главный выход, ведущий прямо на улицу, а через запасной, выходивший во двор и потому более безопасный. Оказавшись во дворе и убедившись, что за ним никто не следит, Артем выбрался на улицу и только оттуда направился к метро, где окончательно затерялся в толпе.

* * *

Адвокат очень удивился, когда увидел Артема, а еще больше удивился, увидев деньги. Казалось, он совершенно не ожидал их получить.

– Ну, Прищепов, – покачал он головой, – если честно, не ждал.

– Почему? – сразу же спросил Артем. Он не ожидал от Адвоката такой реакции.

Встретились они в ресторане, где Адвокат обыкновенно завтракал. Артем знал, что режим дня у Адвоката железный: тот всегда вставал очень рано, гулял по набережной и потом завтракал в небольшом ресторанчике, куда специально ездил есть постную говядину. Такая говядина, как утверждал Адвокат, была единственной мясной пищей, которая не старила, а молодила. И только потом, после завтрака, Адвокат приступал к делам, и возможность незаметно подобраться к нему уже отпадала.

Поэтому когда Адвокат вошел в ресторанчик, Артем уже сидел за дальним столиком и с аппетитом завтракал. Ему не удалось поспать, и он хотел, воспользовавшись случаем, хотя бы вкусно поесть.

Артем не стал приветствовать Адвоката, но тот и сам заметил его, нахмурил брови и направился к его столику.

С мрачным видом выслушал Адвокат то, что рассказал ему Артем, и долго молчал, постукивая пальцами по краю тарелки, к содержимому которой так и не прикоснулся.

– Да, – сказал он наконец, – дело, похоже, серьезное. Рахмет так и сказал, что денег не получал?

Артем не ответил. Впрочем, никто от него и не ожидал ответа. Такие вопросы задавались вовсе не для того, чтобы кто-нибудь на них отвечал.

– А ведь он врет, – Адвокат посмотрел Артему прямо в лицо, как будто это сам Артем врал ему.

Прищепов опять не ответил и только пожал плечами. Правды он не знал, а гадать, особенно в присутствии Адвоката, не хотел.

– Кто вез деньги? – вместо этого спросил Артем. – Как его звали?

В равнодушных глазах Адвоката неожиданно загорелся новый интерес к разговору.

– Что ты сказал? – как будто не расслышав, переспросил он.

– Кто был курьером? – повторил Артем. – Он вернулся обратно?

Адвокат помолчал немного, подумал, а потом сказал, растягивая слова:

– Нет, он еще не вернулся.

– Тогда мы могли бы поискать его, – предложил Артем, – он не мог исчезнуть бесследно. Какие-то следы должны были остаться. И деньги должны же где-то осесть. Они не могли раствориться.

Кто был курьером? Мы найдем эти деньги, и все встанет на свои места. Мы ведь все равно там. Почему бы его не поискать?

– Ни хрена ты, Артем, не понимаешь.

– Все, что потеряно, теоретически можно отыскать.

Несколько минут Адвокат изучающе смотрел на собеседника, а потом покачал головой и улыбнулся – А вы хитрые ребята. И от этого пирога хотите свой кусок откусить?

– Я не то имею в виду. Работа есть работа. Я согласен почти на любую. Банда, думаю, тоже.

– Не выйдет! – усмехнулся Адвокат. – Но вы ловкачи, ребята! Не ожидал.

– Да вы что, Адвокат! – Артем приподнялся со стула. – Вы за кого нас принимаете? Мы что, по-вашему, воры, что ли?

Прищепов только сейчас сообразил, что мешает Адвокату согласиться на его предложение. Этот человек уверен – Артем с Бандой хотят похитить деньги.

– Я этого не сказал… Пока не сказал, – многозначительно произнес Адвокат.

– Вы подумали, а значит, дальше нам работать вместе нет смысла.

– Зная то, что вы знаете, от работы не отходят, – усмехнулся Адвокат.

– Секреты других – хороший товар, – согласился Прищепов, – но я им никогда не торговал.

– Вся твоя жизнь – торговля чужими секретами, – напомнил ему собеседник.

– Давайте откровенно, – предложил Прищепов, – мне от вашей работы одни только неприятности. Я не могу ничего сделать, если вы мне не говорите правды.

Однако Адвокат его по-прежнему т слушал. Он весь горел праведным возмущением.

– Послушай, сынок!.. – он приблизил свое лицо к лицу Артема и злобно прошипел:

– Я не назову тебе имени курьера и вообще ничьих имен не назову. Вообще ничьих имен не назову, понял?

– Понял, – ответил Артем, – все я понял. Только не надо так волноваться.

Никогда еще он не видел Адвоката таким взволнованным и злым. Перед ним как будто сидел совершенно другой человек, потерявший всякую сдержанность.

– Вот-вот! – продолжал брызгать слюной Адвокат. – Имена – не ваше дело! Заруби себе это на носу. И пусть твой приятель тоже зарубит. А то он любит совать свой нос куда не надо. Ты скажи ему, что я ему этот нос оторву. Он у меня дождется!

– Скажу, – усмехнулся Артем. Сейчас он уже готов был говорить что угодно.

– И мне плевать, получил этот лох Мамаев бабки или проморгал. Это его проблемы, а не наши Он должен расплачиваться, вот пусть и расплачивается.

Но по копейке мне посылать не нужно.

– По-моему, он все же деньги не получил, – вставил Прищепов.

– По-твоему, – передразнил его Адвокат, – он-то по-своему поступает. Что ты думаешь, – я просто так курьера отправил, без присмотра?

Адвокат презрительно взвесил в руке кейс с деньгами, но Артему тем не менее его не вернул.

– Так своему другу и передай, – продолжал он, – и не нужно никакой самодеятельности. Никакой Вытрясите из этого козла душу и привезите ее мне А если не сможете, я сам из вас душу вытрясу. Чувствую, пора наконец этим заняться.

Адвокат встал и, не попрощавшись, направился к выходу, впервые за долгое время оставшись без завтрака. Артем некоторое время еще продолжал сидеть за столиком, приходя в себя после бурного разговора. К еде он не притрагивался – у него напрочь пропал аппетит.

Со спины к нему подошел человек. Прищепов нервно обернулся. Некоторое время они смотрели друг на друга. После некоторого напряжения памяти Артем узнал шофера и верного телохранителя Адвоката.

– Хозяин приказал отвезти вас в аэропорт – железным голосом произнес телохранитель.

– Сейчас кофе допью, – кивнул Артем, – и тогда поедем. Ладно?

Он не хотел кофе, но не любил, когда с ним обращались как с мальчиком.

– Поторапливайся.

– Я же сказал – допью кофе…

Но шофер оставался неумолим. Видимо, инструкции у него были самые жесткие.

– Нет, – покачал он головой, – поехали. У нас мало времени.

Артем понял, что настоять на своем не удастся, поднялся и вздохнул:

– Что ж, поехали, раз такое дело Кроме водителя в машине сидел еще один человек, дюжий и молчаливый, и Артем понял, что его дальнейшее пребывание в Москве окажется очень коротким. Из ресторана его привезли прямо в аэропорт, с ходу взяли билет и даже проводили до самолета. Артем и оглянуться не успел, как оказался в мягком кресле самолета, пристегнутый ремнем безопасности. Больше всего он сожалел о том, что не успел зайти к своей возлюбленной. Особо жарких чувств к ней Прищепов не испытывал, но каждой новой встречи ожидал с нетерпением…

* * *

Александр Бондарович проехал с десяток кварталов. Никто его не преследовал, никто не пытался остановить. Наконец, убедившись, что «хвоста» нет, он вздохнул спокойно, остановил машину, выбрался из нее, открыл капот.

Нет, никто не копался в моторе, никто не пробовал установить мину, разрегулировать тормоза. Такие вещи Банда замечал с первого взгляда. Все основные приемы диверсий были ему известны, и он, если бы понадобилось, сам мог бы отправить на тот свет кого угодно.

День не предвещал ничего хорошего. Ниточка в лице Мусы Корда оборвалась, так и не дав приблизиться к цели. Ну что ж, такое случалось и раньше.

Теперь у Банды имелась хотя бы фотография предполагаемого курьера. Стоило продолжать поиски именно здесь, в Ялте. Курьер исчез, но не исчезли же деньги! Походило на то, что не один он, Александр Бондарович, занят их поисками.

Мимо спешили люди. Бондарович сидел в автомобиле, прикидывая, куда именно лучше сейчас отправиться. Роза Мамаева ждала его в Коктебеле.

Если бы он и впрямь был ее охранником, то непременно поспешил бы туда. Казалось, так будет лучше всего: избежать «наездов» в Ялте, переждать суматоху, которая непременно поднимется из-за гибели Мусы. Незачем лишний раз «светиться». Но охрана дочери Рахмета являлась только ширмой, за которой работал Банда.

Бондарович взял в руки фотографии, полученные в милиции. Всегда возникает ощущение тайны, когда смотришь в лицо покойнику. Вечная тайна смерти. тайна тех нескольких фраз, которыми ушедший человек мог бы разъяснить многое… Почти всегда кажется, будто покойник улыбается, – иногда просветленной улыбкой человека, чьи страдания окончились. иногда издевательски, словно умирающий предвидел, какие трудности придется преодолеть живущим, чтобы разгадать его тайну. Именно такая улыбка застыла на лице мертвого курьера.

«Ясное дело, у него есть имя, фамилия, друзья, но его смерть – всего лишь одна из многих смертей. Нужно время, чтобы узнать, кем он был. А вот время и есть самый дорогой товар. Да, его можно купить, но расплачиваться приходится той же монетой – временем, а значит, собственной жизнью».

Бондарович откинулся на спинку сиденья, не глядя открыл бардачок, сжал в руке трубку радиотелефона. Одна за другой утопали в корпусе кнопки набора.

– Слушаю, – голосом полковника Котлярова отозвалась трубка.

– Это я, – не стараясь следовать уставу, произнес Банда.

– Узнал.

– Лучше бы не узнал.

– Богатым хочешь стать? – поинтересовался полковник Котляров.

– С тобой станешь. Прищепов вчера вылетел в Москву. Ты не в курсе, как он добрался?

Это сообщение заставило Котлярова ненадолго замолчать. Он аккуратно отслеживал все рейсы, прибывающие в столицу, но ни в одном списке пассажиров Артем не значился.

– Первый раз слышу, – наконец откровенно признался Котляров.

– Ты о многом не слышал… – начал было Александр, но понял – Котляров сейчас, прикрыв трубку рукой, отдает приказ еще раз проверить все рейсы. – Эй, ты слушаешь меня?

– Конечно.

– Ну так вот. Мамаев утверждает, что денег не получал. Его должники уверены, что деньги у него.

Им удобнее так считать – они надеются выколотить из него нужную сумму. Я, кажется, вышел на след исчезнувшего курьера, постараюсь передать тебе его фотографию.

– С ним самим встречался?

– Он мертв, и самое интересное – труп пропал из машины, в которой его везли в морг.

– А поподробнее нельзя?

– Наведи справки в местной милиции, мне не до пересказов сплетен.

– Сделаю.

– Тут очень много побочных факторов, – признался Банда, подразумевая Розу Мамаеву, – приходится заниматься ими параллельно с главным делом. Скорее всего в следующий раз свяжусь с тобой из Коктебеля.

– Может, прислать подмогу?

– Бессмысленно. Тут тебе не прочесывание лесного массива, где нужно брать количеством.

– Справки о ком-нибудь навести нужно?

– Разузнай поподробнее, кто такой Муса Корд Его, кстати, взорвали сегодня в автомобиле.

– Твоя работа?

– Нет, но на меня могут попытаться списать, я был последним, кто его видел.

– Банда, ты там осторожнее, занимайся только отслеживанием продвижения денег и не лезь в местные разборки. Желающих делить деньги и без тебя хватает.

– Хороший совет, если знаешь, как им воспользоваться, – зло ответил Бондарович.

– Твоя задача – отследить деньги, и все…

– Я, кажется, достаточно удачно вписался в здешний высший свет, – рассмеялся Бондарович, – а лучшей рекомендации, чем «это тот, кто взорвал Мусу Корда», и не придумаешь.

– Банда…

– До следующей встречи, – Бондарович отключил телефон и сунул трубку в карман куртки.

Теперь выбора у Банды практически не оставалось. Следовало выяснить все, что возможно, о курьере, а помочь ему в этом могла Марина Богданова. Бондарович злился на себя за то, что не догадался спросить ее домашний адрес.

«Если ее не окажется в казино, то придется мне тратить время на расспросы и лишний раз мозолить людям глаза», – подумал Банда.

«Фольксваген» он оставил в одном из дворов, а сам пешком отправился в казино. Дверь оказалась закрыта. Осмотревшись, Бондарович нашел еле заметную кнопку звонка, расположенную так низко, что найти ее могли только завсегдатаи. Самого звонка он не услышал, но вскоре за стеклом дверного окошечка появился незнакомый ему молодой человек и вопросительно посмотрел на Бондаровича.

– Привет! – фамильярно обратился к нему Банда.

– Чего надо?

– Марина Богданова уже пришла?

То ли охранник, то ли крупье несколько секунд изучающе смотрел на визитера, затем, ни слова не говоря, исчез в игровом зале. Ждать пришлось недолго.

– Пришел?

Вопрос прозвучал за спиной у Бондаровича. Не оборачиваясь, Александр улыбнулся отражению Марины в тонированном дверном стекле:

– Заехал. Может, зря?

– Пошли отсюда, – Марина схватила его за рукав и, страшно волнуясь, попыталась оттащить от двери.

– Что-то случилось?

– Ты еще спрашиваешь, – зашипела на него Марина. – У меня огромное желание врезать тебе по морде.

– Не здесь, Марина, все же мы с тобой солидные люди, – Бондарович разжал пальцы Богдановой, пропустил ее руку себе под локоть и не спеша пошел по улице.

Марина несколько раз попыталась вырваться, но не очень настойчиво, затем затихла и покорно зашагала рядом с Бондаровичем. Бегло заглянув ей в лицо, Банда увидел в ее глазах блеск, но не злости – нет, женщина готова была расплакаться.

«Этого еще не хватало! Чего не умею делать в жизни, так это утешать женщин, – подумал Александр. – Нет, конечно же, легко утешить, если кто-то другой обидел, но в данном случае, кажется, постарался я сам».

Марина покорно села в машину, тряхнула головой и посмотрела прямо в глаза Бондаровичу.

– Ты смотришь на меня так, будто сейчас скажешь: «Я беременна от тебя…» – заметил Банда – Сволочь ты, – Богданова, не выдержав, улыбнулась.

– Можешь ударить меня по физиономии, если тебе от этого станет легче.

– Уже не хочется, расхотелось.

– Про Мусу Корда знаешь?

– Уже целых десять минут знаю, – Марина прищурилась. – Нет, все-таки это не ты сделал.

– Я сдаю позиции в твоих глазах?

– Идиот. Тебе нужно скорее сваливать отсюда Прикончат, и некому вспомнить будет.

– А ты?

– Еще немного, и меня прикончат вместе с тобой. Тебя спасает только то, что до сих пор не выяснили, кто же хотел убить Мусу в сауне.

– Я мог бы прояснить ситуацию.

– Ты знаешь? – Марина даже на всякий случай отодвинулась к самой дверце.

– Я думаю, и ты догадываешься.

– Нет, – поспешно ответила женщина, – ничего я не знаю и знать не хочу.

Внезапно она подалась вперед и схватила Банду за руку:

– Скажи, ты не убивал его?

– А ты поверишь, если я скажу «нет»?

– Если скажешь мне сейчас, то поверю.

– Нет.

– Поклянись.

– Чем?

– Чем хочешь.

– Клянусь первой любовью, – с улыбкой произнес Бондарович.

Богданова с облегчением вздохнула и прислонилась к спинке сиденья:

– Ну у тебя и клятвы…

– Можешь придумать лучшую?

– Нет.

– Значит, принимай на веру.

– Я подумала: если придешь, значит, не ты это сделал, – Марина прерывисто вздохнула, сцепила руки на коленях. Теперь ее голос звучал почти спокойно:

– Зачем пришел?

Банда вытащил фотокарточки, полученные в милиции:

– Ты видела когда-нибудь этого человека?

– Погоди, с ходу и не скажу. Только не подсказывай, могу и ошибиться. Столько лиц за день увидишь, что голова идет кругом.

– Я не тороплю.

Марина брезгливо, двумя пальцами, держала перед собой карточку. Губы ее подрагивали. Когда она брала следующую фотографию, то непременно моргала, будто стирала в памяти предыдущую.

– Да, я его видела в казино.

– Он был один?

– Сперва да. Потом к нему подошел один наш банкир.

– Рахмет Мамаев?

– Он самый, – Марину нисколько не удивила осведомленность Банды. – Они почти не играли. только так, чуть-чуть, для приличия.

– В руках у этого мужчины было что-нибудь?

– Серебристый кейс. Он не расставался с ним ни на минуту.

– Но в конце концов ему пришлось с ним расстаться?

– Не знаю, не видела. Может, и сам отдал.

– Он кейс свой искать начал, когда Рахмет Мамаев уже ушел?

– Зачем тебе это знать? Кто ты такой? – Марина смотрела на него так, что Банда понял: пока он не объяснит ей хотя бы в общих чертах, чем он занят в Ялте, никакой информации он не получит.

– Значит, так, – сказал он, беря Марину за руку, – естественно, я приехал сюда не за тем, чтобы повидать тебя, и не за тем, чтобы отдыхать.

– Я это поняла.

– Пропала большая сумма денег. Я пытаюсь ее найти.

– Это твои деньги?

– Нет, я работаю по найму.

– На кого?

– Марина, я только что был у милицейского подполковника, но даже он не задавал мне такие вопросы.

– Я должна знать одно – друг ты мне или враг – Ни то, ни другое, Марина. Я твой старый знакомый – и не больше того.

– Старый знакомый, – горько улыбнулась Марина, – значит, и я старая…

– У тебя чисто женский взгляд на жизнь, – произнес Бондарович. – Ты помогла мне, спасибо. Я даже на это не рассчитывал.

Марина уже сама вернулась к прежнему разговору – без понуждения, без напоминания:

– То, что я говорила в милиции, можешь забыть. Хотя этого человека, – она бросила беглый взгляд на фотографию, – я и впрямь видела с Мамаевым в нашем казино.

– Кто его убил?

– Не знаю, – пожала плечами Марина, – сперва я подумала, что это дело рук Мусы Корда, но он никогда не стал бы употреблять яд, уколы… У него всегда просто – нож, пистолет.

– Но он не сам умер?

Марина глухо засмеялась:

– Не смеши меня. Как я теперь понимаю, у него в портфеле лежали деньги, которые ты ищешь.

– Может быть, – ответил Банда.

– Так вот, я не могу вспомнить, уходил ли Мамаев с этим портфелем, брал ли его кто-нибудь другой. Я отлично помню, как этот человек подсел к стойке. Он был чем-то расстроен.

В кармане у Александра запищал телефон. Марина вздрогнула, затем улыбнулась:

– Вот же напасть! Никак не могу привыкнуть к новомодным штучкам.

– Я слушаю, – бросил Банда в трубку.

– Бондарович, по-моему, у меня для тебя есть новость.

Звонил полковник Котляров.

– Выкладывай.

– Артем Прищепов вылетел в Симферополь.

– Ты уверен?

– Еще раз попросил проверить списки – не мог понять, как оказалось, что я проморгал его прилет в Москву.

– И что же?

– Выяснил, что он уже в воздухе, летит к тебе.

Вот, в общем-то, и все.

– Спасибо, свяжусь с тобой позже.

Полковник Котляров скорее всего не придавал большого значения тому, что узнал о вылете Артема. Им двигало желание немного поддеть Бондаровича. Как же, существует что-то такое, о чем знает он, а Банда не в курсе. Попав в неловкое положение при разговоре с Бандой полчаса назад, теперь Котляров расплатился той же монетой.

Сам Бондарович решил: что-то здесь не то. Артем непременно позвонил бы ему перед вылетом – поставил бы в известность, хотя бы спросил, куда ехать: в Ялту или в Коктебель. А самое главное – навряд ли он полетел бы прямиком в Симферополь.

Марина настороженно смотрела на Банду:

– Неприятности?

– Еще не знаю. Но я срочно должен ехать.

– Куда?

– В Симферополь, – почти не задумываясь, ответил Банда, но тут же пожалел о сказанном.

«Черт ее знает, можно ли ей доверять до конца?» – подумал он. Марина словно прочитала его мысли. Она поняла – если она выйдет сейчас из машины, Бондарович заподозрит ее в двойной игре.

Единственный выход – ехать с ним вместе. Так она и решила. Все-таки оставаться в казино, оставшемся без посетителей, да еще сразу же после гибели Корда, было небезопасно.

– Я поеду с тобой, можно? – спросила она.

– А ты молодец, умеешь просчитывать ситуацию, – без тени улыбки на лице ответил Банда.

– Откуда ты знаешь, может, я хочу вникнуть во все твои тайны?

– Вникай. Ничего брать с собой не будешь?

– Главное мое богатство всегда со мной, – вызывающе ответила Марина и одернула юбку.

Глава 9

Артем Прищепов чувствовал себя скверно. За время полета его порядком укачало. К тому же соседкой его оказалась довольно странная женщина. За два часа полета она успела задать Артему столько вопросов, сколько ему не пришлось выслушать за всю свою предыдущую жизнь. Касались они в основном безопасности полета. То ее интересовало, что произойдет, если самолет упадет на лес. Артем успокоил ее, сказав, что, возможно, деревья самортизируют удар и некоторые пассажиры останутся живы, особенно в хвосте самолета. Когда внизу перестали просматриваться леса и самолет уже летел над Украиной, женщина заинтересовалась возможностью лайнера продолжать полет с одним двигателем. Прищепов не мог убедить ее в том, что и с одним двигателем самолет дотянет до ближайшего аэродрома. Она добивалась от него, чтобы он сказал: «Лайнер сорвется в штопор!» Женщина произносила слова «лайнер» и «штопор» с таким упоением, будто они являлись составной частью заклинания, которое как раз и должно было заставить заглохнуть один из авиадвигателей.

Прищепов, который вообще-то не был склонен к паникерству, ощутил к концу полета легкий страх.

Самолет не очень кстати пересек береговую полосу и полетел над морем.

– А если… – начала было женщина.

– Да, непременно утонет, долго мы на воде не продержимся, – не дав ей договорить, заявил Артем.

– Но на самолете есть спасательные жилеты!

– Неужели?

Навязчивая собеседница указала на красную табличку с текстом. Наконец-то Прищепову стало понятно, откуда она черпала вдохновение. Текст предусматривал большинство нештатных ситуаций: от пожара на стоянке до разгерметизации фюзеляжа.

– Акулы нас съедят, – мстительно ответил Артем.

– В Черном море нет акул.

– Жаль, – не моргнув глазом, произнес Прищепов, радуясь в душе тому, что скоро посадка. Его соседка округлившимися от ужаса глазами смотрела на то, как выдвигаются закрылки, – возможно, она считала, что именно так самолеты начинают рассыпаться на куски.

Артему показалось, будто он никуда и не улетал.

Он прошел контроль. Стоило ему оказаться в зале, как от стойки бара отделился парень в куртке, хотя в такую погоду большинство людей предпочитало носить майки. На спине у парня была вышита аршинными буквами надпись «I love».

Прищепов не сразу его приметил. Парень упрямо шел за ним, то и дело останавливаясь, отсутствующим взглядом скользя по табло прибытий и отправлений и изображая на лице любопытство. Когда Артем вышел из здания аэровокзала, парень двинулся следом за ним. Но подходящей возможности приблизиться к Прищепову вплотную парню пока не представлялось.

Артем не спешил ехать в Ялту – следовало обдумать свои дальнейшие планы. Он купил две ледяные запотевшие банки пива, уселся на скамейку и только тогда заметил своего преследователя. Парень не успел отвести взгляд.

«Какого черта он тут делает? – подумал Артем. – На бандита не очень-то похож. Лицо немного женственное. Хотя силой, похоже, его Бог тоже не обидел».

Прищепов пустился в размышления о том, каждому ли Бог дает силу, а если не каждому, то можно ли ее приобрести тренировками. Сам он каждый вечер давал себе клятву начать новый день с зарядки и бросить курить. Но каждое утро неизменно начиналось с сигареты на пустой желудок, пока готовился крепкий кофе, а затем следовала сигарета с кофе без сахара.

Заметив пристальный взгляд черноволосого молодого человека, Артем насторожился. Он все-таки кое-чему научился после поездки по горной дороге и во второй раз переживать нечто подобное ему совсем не хотелось.

Прищепов засуетился. Ему тут же захотелось убежать, исчезнуть. Вокруг прохаживались люди.

Невдалеке стоял передвижной лоток с мороженым.

И тут Артем с ужасом понял: как только мороженое закончится, уйдут и люди. В это место ничто другое их привлечь не могло.

Парень в куртке с надписью терпеливо ждал.

Скорее всего он понимал, что его жертву никто не встречает.

– Мороженое заканчивается, – довольно громко проговорила торговка. Люди в конце очереди переглянулись. Девушке, которая подошла последней, посоветовали:

– Вы не стойте, все равно не хватит…

Девушка подумала и ушла. Вскоре покупатели разошлись. Заскрипели колесики передвижного лотка. Черноволосый парень двинулся к Артему.

Тот вскочил, подбежал к торговке и предложил:

– Можно, я помогу вам докатить лоток?

Та подозрительно на него покосилась:

– Сама справлюсь.

Не обращая внимания на ее слова, Артем при-1 строился рядом и зашагал в ногу с ней. Так он надеялся пересечь безлюдный участок Парень шел невдалеке и чуть ли не дышал ему в затылок Прищепов уже было вздохнул с облегчением – до людного тротуара оставалось метров сто, – как торговка повернула свой лоток в сторону: ей предстояло забрать очередную партию мороженого в здании аэровокзала с заднего хода, который вел в буфет Артем несколько секунд колебался – рискнуть ли преодолеть эти оставшиеся сто метров одному или же попытать счастья с заднего хода. Тяжелое дыхание парня, не желавшего нападать на него при свидетельнице, заставило его смалодушничать и продолжить свой путь рядом с лотком.

– Мужчина, – забеспокоилась торговка, – я вас помогать не просила.

– Я просто иду.

– Но почему рядом со мной?

– Так уж вышло.

Они свернули в пустой проход, вдоль обеих его стен тянулись пронумерованные двери, обитые железом. Парень отступил в сторону и исчез за сетчатой оградой, за которой высились ящики с пустыми бутылками из-под кока-колы.

– За мной гонятся, – шепотом произнес Артем – Кто?

– Враги, – не придумал ничего лучшего Прищепов.

Торговка оглянулась – никого, только ветер гнал по проезду фантики от жвачки да обертки от мороженого. Женщина своим ключом открыла дверь и, дружелюбно улыбаясь Прищепову, принялась вкатывать в нее лоток. Артем преждевременно расслабился.

– Сейчас, сейчас, – проговорила торговка. Артем не успел опомниться, как дверь перед самым его носом захлопнулась. Щелкнул замок.

«Черт», – подумал Артем и огляделся.

Из-за сетчатой ограды вышел парень. Он сжимал в руке увесистый камень, как раз такой, чтобы его можно было удержать в ладони.

– Чего надо? – спросил Артем.

– Поговорить.

– Не подходи…

Парень сделал два шага вперед и замер на расстоянии вытянутой руки от Артема.

– У меня пистолет, буду стрелять, – не слишком уверенно пригрозил Прищепов, опуская руку в карман.

– Стреляй!

– И выстрелю.

Больше Прищепов ничего не успел сказать – камень обрушился ему на голову. Он лишь успел немного смягчить удар, подставив руку. Парень присел рядом с ним на корточки, быстро выхватил из кармана ампулу и одноразовый шприц и торопливо ввел препарат Артему в вену на локтевом сгибе. Затем, оглядевшись, парень засунул ампулу и шприц Прищепову в карман, поднялся и побежал.

Заскрежетал замок. Когда в дверном проеме заднего хода показались двое мужчин в летной форме и торговка, парень уже успел забежать за угол.

– Ну, где твой сумасшедший? – спросил один из мужчин в форме.

– Ой! – только и выдохнула торговка, увидев распростертого на земле Прищепова. – А я ему не поверила. И карманы вывернуты…

Мужчины в летной форме быстро подхватили Артема под руки и поволокли в здание. Прищепов почти ничего не соображал. Звучали незнакомые голоса, обрывки фраз, затем вокруг загудело, словно Прищепова положили в пчелиный улей. Он с трудом приоткрыл глаза и увидел над собой ребристые дюралевые балки – его внесли в пассажирский терминал.

– Что это с ним?

– Плохо стало?

– На солнце перегрелся?

«Да, перегрелся на солнце, – со злобой подумал Прищепов. – Дура, тебе бы так перегреться». Лишь усилием воли Артем оставался в сознании. Он перенес всю свою злость с торговки, закрывшей перед его носом дверь, на абсолютно незнакомую женщину, посочувствовавшую ему. И тут внезапно ему показалось, что рядом с головой, украшенной белым колпаком, он видит над собой знакомое лицо.

Прищепов попытался улыбнуться – ему важно было успеть все сказать до того, как он потеряет сознание. Он приоткрыл сведенный судорогой рот…

* * *

«Фольксваген» мчался так быстро, что даже если бы кто-нибудь захотел его догнать, ему это вряд ли удалось бы. Марина время от времени испуганно вскрикивала. Ей всякий раз казалось, будто «фольксвагену» не удастся разминуться со встречной машиной. Но километров через двадцать она уже чувствовала себя вполне комфортно. Банда вел машину безукоризненно.

– Зачем спешишь?

– Приятеля встретить хочу.

– Сюрприз ему готовишь? Такой же приятель, как и Муса Корд?

– Старый приятель, как и ты, – ответил Бондарович.

Женщина поняла, что ее спутник разговаривать, а тем более любезничать с ней не настроен. Она обиженно поджала губы и, поискав среди аудиокассет, выбрала одну. Банда поморщился – он терпеть не мог «попсы». Ни слова не говоря, он взял кассету и выбросил ее в окошко, затем сам отыскал запись по своему вкусу – Вольфганга Амадея Моцарта. Не очень, конечно, тоже «попса», но с налетом старины.

Марина, не привыкшая к классике, и эту музыку воспринимала с трудом.

– Тебе это в самом деле нравится?

– Мне нравится другое, но его сейчас нет под руками, – не отрывая взгляда от дороги, ответил Бондарович.

Через некоторое время Марина с удивлением сообщила:

– Ты знаешь, и мне понравилось. Никогда не думала, что могу слушать такую музыку и что-то в ней понимать.

Бондарович чуть не рассмеялся. Ему хотелось спросить, что же такое она поняла в музыке? Бессмысленная фраза. Музыка не была бы музыкой, если бы ее можно было выразить словами. Все остальное – пожалуйста. Даже картину, и ту можно пересказать.

Возможно, поэтому Бондарович и любил музыку. Ее стихия была созвучна его душе. Он сам далеко не всегда мог высказать словами мотивы своих поступков. Существовал свой особый язык – язык чувств, ощущений, недосказанностей, а то и просто молчания. Да, иногда молчание для Бондаровича значило больше, чем долгий разговор. В том, как молчит человек, виден его характер. Поэтому и сам Бондарович больше любил молчать, чем говорить.

Как быстро он ни гнал машину, добраться в аэропорт к прилету самолета он все-таки не успел.

Когда Александр припарковал машину рядом со зданием аэровокзала, оказалось, что самолет уже приземлился, а пассажиры даже получили багаж и разошлись кто куда.

– Подожди в машине, – обратился Банда к Марине.

– А можно выйти?

– Далеко не отходи.

И все-таки Банда не сдался. Он медленно брел по аэровокзалу, всматриваясь в лица попадавшихся на его пути людей и неизвестно что выискивая. Он и сам не знал, надеется ли он еще встретить здесь Артема.

Это бессмысленное занятие внезапно принесло свои результаты. Неожиданно Банда увидел Артема, которого волокли под руки несколько человек в летной форме.

– Артем! – крикнул Банда, потеряв от неожиданности всяческую осторожность.

Но его друг не отозвался. Мужчины же, которые несли Артема, настолько увлеклись делом, что даже и не думали смотреть по сторонам и прислушиваться к чьим бы то ни было словам и выкрикам. Банда не мешкая бросился следом за ними. Он подоспел как раз тогда, когда мужчины вносили по-прежнему неподвижное тело его друга в помещение медпункта.

Не желая поднимать шума. Банда протиснулся в медпункт вслед за всеми. Он увидел, как Артема положили на медицинскую кушетку и над ним склонились одетые в белые халаты врач и медсестра.

– Что с ним?

Мужчина в летной форме, один из тех, что принесли Артема, не оборачиваясь, бросил:

– Черт его знает, говорят, по голове его ударили.

– Того, кто бил, поймали?

– Нет, его никто не видел.

И тут Артем открыл глаза. Он посмотрел на людей в белых халатах мутными, невидящими глазами и протянул к ним дрожащую руку.

– Кто вы?

– Не разговаривайте, так будет лучше для вас, – посоветовал доктор.

Врач взял ампулу и принялся ее рассматривать, а Александр, воспользовавшись этим, сумел протиснуться к Артему и наклониться над ним.

– Артем, – чуть слышно прошептал он, – ты как, Артем?

Услышав его голос, Артем опять, хотя и с огромным трудом, приоткрыл глаза. Увидев над собой лицо Банды, он счастливо улыбнулся сведенными судорогой губами и прошептал:

– Смотри, я жив. Все-таки они меня не добили.

Прищепова, вероятно, спасла впервые обретенная им уверенность в собственных силах. Никто не помогал ему – он сам справился со своими врагами.

– Что с тобой, Артем? – проговорил Банда. – Ты не теряй сознания, держись…

– Глупо.., умереть, – еле слышно пробормотал Артем и закрыл глаза.

– Кто тебя так?

Артем уже не мог говорить. Губы его тряслись. Собрав последние силы, он все-таки сумел прошептать:

– Это он… Он… Найди его обязательно… Он меня… Найди его…

– Кто? Кого?

– На нем куртка с надписью «I love». Черная тесьма по белой ткани. На спине…

Но тут Банду довольно бесцеремонно попросили отойти в сторону. Человек в белом халате наклонился над Артемом и вонзил шприц с какой-то прозрачной жидкостью ему в руку.

– Он, он… – повторял как заведенный Банда.

Затем он обратился к врачу. – Этот парень уже вне опасности?

– Думаю, да, – ответил врач, проверяя пульс, – кости целы. Вы его знаете?

– Немного.

И тут Бондаровича вдруг кто-то осторожно тронул за рукав, как будто приглашая обернуться, но при этом не привлекать к себе внимания.

Александр так и поступил. Он обернулся и увидел, что перед ним стоит Марина.

– Я видела этого мужчину, – спокойно сказала она, – могу его показать.

– Покажи, – прошептал Банда и, вдруг схватив ее за руку, прорычал:

– Давай, покажи мне эту дрянь. Сейчас я с ним поговорю.

Он заметил, что машинально сжимает в кармане рукоятку пистолета, и, злорадно усмехнувшись, повторил:

– Давай, давай. Пошли.

– Скорее, – пробормотала женщина, заражаясь его энтузиазмом и напором.

Они выбежали из медпункта и остановились, осматриваясь по сторонам.

– Куда? – возбужденно спросил Банда. – Показывай скорее!

– Туда, – не раздумывая, показала Богданова, – он туда пошел! Точно туда! На улицу!

Они побежали к выходу.

У Александра замирало сердце от одной мысли о том, что человек, покушавшийся на его приятеля, проходил совсем рядом с ним, а он ничего об этом не знал и ничего не почувствовал.

– Быстрее! Быстрее давай! – торопил он Марину, и без того бежавшую что было сил.

Они выбежали из аэровокзала и остановились перед автостоянкой. На ней никого не было. Походило на то, что они опоздали.

Нападавший на Прищепова должен был обеспечить путь к отступлению и располагать транспортом, чтобы исчезнуть с места преступления.

"И все-таки, чем черт не шутит – а вдруг его машина задержалась или самолет прилетел раньше?

Он-то сам ведь тоже опоздал", – подумал Бондарович.

Банда обвел автостоянку безнадежным взглядом.

Он не мог рассчитывать на то, что ему повезет И все-таки ему повезло. Марина опять дернула его за рукав.

– Вон он! – возбужденно прошептала она и кивнула в сторону стройного черноволосого парня в больших круглых очках, который нервно расхаживал по краю тротуара. – Вон он ходит. Видишь?

– Точно он?

– Точно! – Марина подпрыгивала на месте от возбуждения.

В этот момент парень повернулся к ним спиной.

Зачернела на белом надпись «I love».

– «Я люблю», – тут же перевела Богданова.

– Тише ты! – шикнул на нее Банда. – Не дергайся! Стой спокойно!

Сам он был спокоен. Этот парень от него не уйдет! Можно было не спешить. Александр осмотрелся, изучая взглядом пространство, на котором он сейчас будет проводить свою операцию.

– Так-так, – приговаривал он себе под нос, быстро обдумывая все детали, – хорошо, ты с ним так, а мы с тобой вот так.

– Александр!

– Что?

– Кажется, мне сейчас сделается дурно.

– Не беспокойся, он от нас не должен уйти, – Бондарович сделал шаг вперед.

– А мне что теперь делать? – спросила растерянно Богданова.

Охваченный возбуждением Банда и думать о ней забыл.

– Оставайся на месте! – не глядя на нее, рассеянно приказал он.

– Ну вот, – огорченно вздохнула женщина, – как только началось самое важное, так сразу же я стала тебе совершенно не нужна.

– Ну почему?.. – Банда вдруг почувствовал себя ее должником. – Как это не нужна? Ты мне очень даже нужна.

– Правда? Я ведь очень хочу вам помочь!

– Правда, ты можешь мне помочь, – не спуская глаз с черноволосого парня, который продолжал расхаживать вдоль стоянки, Александр полез в карман, вытащил ключи от машины и протянул их Марине. – Вот, бери скорее. Умеешь хоть чуть-чуть водить машину?

– Умею, – она удивленно посмотрела на него, ничего не понимая.

– Тогда вот что, – сказал Александр, кладя ключи ей на ладонь, – вон, видишь, стоит мой «фольксваген»?

– Вижу, – кивнула Богданова, все еще ничего не понимая. – Ну и что?

– Так вот, – продолжал Банда, – садись в него.

Заводи мотор и потихонечку подъезжай к этому парню А я с другой стороны к нему подойду.

– Ты хочешь, чтобы я сбила его машиной? – изумилась Марина.

Банда подумал, что скажи он сейчас «да», Марина хоть и без удовольствия, но выполнит его желание, даже не задумываясь о том, как ей потом выпутаться – Ты что? – зашипел Банда на Марину. – Что я, по-твоему, конкурент Мусы Корда? Мы сейчас посадим этого парня в нашу машину, отвезем куда-нибудь в укромное место и там с ним по душам потолкуем. Идет?

– Идет!.. – возбужденно кивнула Марина. – Конечно, идет! Еще как идет!

– И ты тоже иди, – напутствовал ее Александр. – Иди, чего тянешь?

Марина кивнула. Семеня на высоких каблуках и оглядываясь с заговорщицким видом, она быстро направилась к «фольксвагену».

Банда вздохнул, покачал головой и, по-прежнему стараясь не привлекать к себе внимания, направился к черноволосому парню, все еще стоявшему на краю тротуара. Главным сейчас было не спугнуть его раньше времени. Рядом могли оказаться сообщники. Захват следовало произвести быстро и без шума. Все должно было выглядеть следующим образом: стоял себе парень, ждал такси, подъехала машина и увезла его вместе с еще одним случайным пассажиром. Александр Бондарович справедливо полагал, что черноволосый уже у него в руках.

«Я выдавлю из тебя все, что ты знаешь», – подумал Банда, глядя на черноволосого парня. Было видно, что тот очень волнуется. Он нервно расхаживал по тротуару и то и дело поглядывал на часы. Но тут все планы Бондаровича рухнули в одно мгновение.

Неожиданно к бордюру на полной скорости подлетел вишневый микроавтобус-"форд" с зеркальными тонированными стеклами. Дверца его сразу же раскрылась, парень, не раздумывая, быстро запрыгнул внутрь, и микроавтобус тут же сорвался с места.

Банда даже глазом моргнуть не успел, как «форда» уже и след простыл. И в тот же момент рядом с ним остановился «фольксваген».

– Ну, чего ждешь? – закричала, высунувшись из окошка, Марина. – Садись давай! Или, может быть, упустить его хочешь?

Марина, пообщавшись с Бондаровичем, во-первых, прониклась к нему неограниченным доверием, во-вторых, вошла в роль. Теперь она начинала принимать его проблемы ближе к сердцу, чем свои.

Два раза повторять приглашение ей не пришлось. Через секунду Александр уже сидел рядом с .ней, и они на предельной скорости неслись вдогонку за микроавтобусом.

«Форд» проехал вдоль задней стенки аэровокзала на малой скорости, словно сидевший в нем забыл там что-то и хотел подобрать. Да, вовремя Артема отнесли в медпункт. Затем микроавтобус вывернул на дорогу, которая вела к городу, и замаячил впереди, не удаляясь от своих преследователей.

– Хочешь сесть за руль? – спросила Марина, которая и сама довольно уверенно вела машину на большой скорости по извилистой дороге.

– Нет, – покачал головой Банда.

– Почему? – удивилась она.

– А вдруг мне нужно будет стрелять? – ответил он, вытаскивая пистолет.

Пока Александр не ощущал надобности в том, чтобы самому сесть за руль. «Форд» отрываться не пытался, скорее всего его водитель даже не подозревал, что их преследуют. Женщина за рулем всегда выглядит менее подозрительно, чем мужчина.

Марина настороженно посмотрела на Банду, но ничего не сказала. Она никак не могла понять, насколько серьезно то дело, в которое она ввязалась.

То все происходящее казалось ей шуткой, то она начинала пугаться.

– Не боишься? – спросил ее Банда.

– С чего ты взял?

– У тебя побледнели суставы пальцев – это признак волнения, – без зазрения совести соврал Бондарович.

Марина бросила беглый взгляд на свои руки.

Суставы и впрямь побледнели.

– Да, боюсь.

– Сойти не хочешь?

– На полном ходу, прямо из-за руля? – усмехнулась женщина.

– Попробуй к ним немного приблизиться.

– На сколько? – уже совсем по-деловому осведомилась Марина.

Банда вздохнул и подумал: «Наверняка она уверена, что я бандит, иначе никогда бы не взялась помогать мне. Могу представить выражение ее лица, когда она поймет, что я работаю на ФСБ. Впрочем, пройдет еще день-другой, и ей станет все равно, кто я – благородный Робин Гуд или…»

– Так что мне, уткнуться им в задний бампер? – напомнила Марина.

– А ты как сама думаешь?

– Нет, от тебя толку не добьешься, – Марина произнесла это так, как будто не Бондарович, а она сама вела преследование микроавтобуса.

Банда взглянул на «форд», который маячил впереди на самом пределе видимости. Он надеялся, что люди, едущие в микроавтобусе, не думают о возможности погони и не обратят на его машину внимания, а это позволит ему как можно ближе подобраться к их логову.

Раньше, когда дело касалось только денег, он, конечно, тоже не мог позволить себе действовать спустя рукава, но все-таки о полной самоотдаче речи не шло. Сейчас же, после покушения на Артема, Александр чувствовал, что все меняется. Он должен был напрячь все силы и быстро разобраться с этими людьми. Они напали на его друга, а дружбу Банда ценил больше всего на свете.

– Тебе не надо возвращаться? Ты же, кажется, собиралась в Симферополь? – с улыбкой спросил он Марину, хотя если бы даже она и сказала, что хочет вернуться, он все равно не повернул бы назад.

Просто вежливость – дать понять человеку, что ты о нем помнишь, если, конечно, вежливость уместна на краю пропасти.

– Нет, – ответила Марина с такой же натянутой улыбкой, – я свободна до завтра. У нас сегодня отдых.

– Хорош отдых, – передразнил ее Александр.

А Марина вдруг подумала, что Бондарович, наверное, один из субъектов, которые вечно крутятся вокруг казино. Она всю свою жизнь провела среди таких людей и теперь не могла себе представить, что возле нее оказался человек из другого социального круга.

– Какая у тебя кличка? – спросила она.

– А что, обязательно должна быть кличка?

– Да, первое имя дают родители, и оно ровным счетом ничего не говорит о человеке. А кличку еще надо заслужить. Это награда…

– Или наказание, – уточнил Бондарович.

– Так какая у тебя кличка?

– Есть несколько, – усмехнулся Банда.

– Назови ту, которая тебе нравится.

– А что ты с ней будешь делать?

– Запомню.

– Для коллекции?

– Да.

– Можно подумать?

– Валяй, – развязно бросила Марина, доставая сигарету. Бондарович щелкнул зажигалкой.

– «Конченный», – наконец ответил Бондарович.

«Да, – подумал он, – я и впрямь отношусь к категории людей, для которых кличка значит больше, чем имя. Марина просто напомнила мне об этом, чтобы не слишком зазнавался».

– Конченный, – как бы пробуя слово на вкус, повторила Богданова. Банде показалось, что прозвище ей не понравилось.

– Да, Конченный, – раздраженно произнес он, – кличка такая.

Банде уже начала немного надоедать словоохотливость спутницы.

– А почему именно такая? – Марина, казалось, не чувствовала его раздражения. – Она ведь должна означать что-то, да?