/ / Language: Русский / Genre:popadanec, sf_action

Инферналь Мерценариус

Алексей Ядов

Вряд ли его можно отнести к «хорошим»… Да что там – по нему одновременно рыдают плаха, веревка и клещи палача. И это, увы, объективная реальность… Впрочем, какое ему дело до того, кем его считают эти глупцы? Он тот, кого презирают и «свои», и «чужие». И они могут в любой момент поменяться местами… Он – наемник. И не стоит вставать у него на пути, потому что для него святым является только контракт.

Литагент «Центрполиграф»a8b439f2-3900-11e0-8c7e-ec5afce481d9 Ядов А. Инферналь Мерценариус ЗАО Издательство Центрполиграф Москва 2013 978-5-91657-727-3

Алексей Ядов

Инферналь Мерценариус

Небольшое описание мира…

2010 – в результате боевых действий, а особенно в результате терактов с применением ядерного оружия цена на нефть РФ повысилась в разы – как следствие, мощные инвестиции в экономику позволили в кратчайшие сроки провести модернизацию тяжелой промышленности.

2011 – европейская группировка «Крестовый поход» объявила о своем выходе на мировую арену: совершены теракты в арабских кварталах Франции и Германии.

21 декабря 2012 – обещанный конец света наступил, но на малой территории. Неожиданно сформировавшийся ураган у побережья США смел несколько городов на Восточном побережье. Через некоторое время в Совет Безопасности ООН внесено предложение о запрете использования климатического оружия. Инициатор предложения – РФ.

2013 – объявление о создании первой в России ЧВК «Фортуна». Протест мировой общественности. Угрозы о разрыве деловых отношений. В. Штайнер поступает на службу в звании рядового. Компания официально является частью СБ компании Газпром.

Январь 2013 – объявление о создании первого в мире термоядерного реактора. Место – военный поселок «закрытого» типа Каторга-12.

Март 2013 – «ВЕСенний альянс». Первые намеки и попытки создания ВЕС – Восточно-Европейского союза. Протест населения Украины.

9 мая 2013 – теракт в Прибалтике, массовые погромы в Эстонии, Латвии, Литве. Повышение националистических настроений. На границу стягиваются подразделения сил ООН.

10 мая 2013 – погромы перерастают в настоящий геноцид русского населения. Силы ООН бездействуют. Для предотвращения инцидентов президенты Прибалтийских стран нанимают «Фортуну» – по официальной версии, для помощи полиции в устранении беспорядков.

1 июня 2013 – беспорядки подавлены. Обнаружены следы военных преступлений – виселицы из колючей проволоки. Все указывает на то, что это – дело рук повстанцев, однако большинство жертв – опять же повстанцы. Расследование ООН провести не получилось – помещения с телами и вещественными доказательствами сгорели.

Июль 2013 – компании «Фортуна» выдана монополия на рынок частных военных услуг от лица РФ. Начинает ся перевооружение корпорации. Техника со складов консервации проходит модернизацию на заводах и вступает в строй.

Август 2013 – «Вторые три восьмерки». 8 августа был объявлен траур в Абхазии и Осетии по жертвам войны «888». Президент Саакашвили в своем обращении заявил, что «в случае, если бы народ Осетии согласился с требованием мирового сообщества, жертв можно было бы избежать».

16 августа 2013 – президент М. Саакашвили убит. Кортеж накрыт артиллерийским обстрелом. Следственная комиссия пришла к выводу, что нападавшие использовали минометы калибра 100 мм.

Начало «красной революции» – ВЕС принимает Грузию на правах кандидата в члены.

1 сентября 2013 – заявление Германии о выходе из НАТО, сокращение товарооборота между Европой и США. На трауре в Польше, посвященном началу Второй мировой войны, убит посол США. Убийцы – неонационалистическая партия «Четвертый рейх».

Октябрь 2013 – Франция заявляет о возврате к принципу «Круговой обороны» – французские ядерные ракеты направлены на Китай, РФ, США. К границам с Германией стянуты войска.

Ноябрь 2013 – в ответ на объявления чрезвычайного положения в Париже и Марселе начались беспорядки.

24 ноября 2013 – апогей беспорядков. Президент Аланцо отстранен от власти. Леворадикальная партия «Верная Франция» получает всю полноту власти.

25 ноября 2013 – «Полторы сотни смертей за полтора часа». Армия входит в Париж и Марсель. Попытки протеста пресекаются оружием. Отмена большинства гражданских прав и свобод. Иностранный легион отправлен штурмовать центр Марселя – откуда-то у восставших появилось даже тяжелое вооружение и умение им пользоваться.

20 декабря 2013 – исследовательский центр альтернативных энергоисточников в Канаде атакован террористами. Центр занимался исследованием термоядерных реакций и сверхпроводников для нужд армии и промышленности США. Неизвестные провели информационную атаку, уничтожив данные на компьютерах, а дальше провели зачистку. Точное число погибших неизвестно – нападавшие при отходе использовали напалм. Атака проводилась в самый разгар снежной бури, бушевавшей две недели, так что быстрая переброска помощи была невозможна. По словам троих выживших, им показалось, что нападавшие говорили на арабском и русском. Наемник В. Штайнер получил медаль «Честь и слава» 3-й степени. (Награждаются только сотрудники ЧВК «Фортуна» за проявленную отвагу и воинское умение.)

31 декабря 2013–1 января 2014 – наступил «Кровавый год». Кризис на Украине, требования Западной Украины о независимости и выходе из состава Украины. В ходе боев подразделения «Фортуны» теряют более 1500 человек убитыми. Тяжелые противодиверсионные бои. Эвакуация подразделений.

23 февраля 2014 – Япония требует от США досрочного прекращения «аренд» территорий военно-морских баз на своей территории.

24 февраля 2014 – отказ США требованиям Японии.

25 февраля 2014 – газовая атака – более 200 американских военнослужащих погибает. Неизвестные террористы атаковали с помощью ОВ, известного как фосген, базы на Таити и Гавайях. Ответственность за теракты берет на себя «Аль-Каида».

1 марта 2014 – применение тактических ядерных боеприпасов в Афганистане. Начало второй гражданской войны в Афганистане. США вынуждены усилить свое военное присутствие в регионе.

8 марта 2014 – «Большое землятрясение». Южная Америка страдает больше всех, Рио разрушен. Под давлением стихийных бедствий формируется Южно-Американская Конфедерация. Для поддержания порядка и спокойствия правительство ЮАК нанимает ЧВК «Фортуна».

1 апреля 2014 – начало Войны дураков. На Балканах формируется новая Югославия. В ходе войны уничтожены все «ястребы», что приводит стороны к столу переговоров. Попытки дестабилизации ликвидируются наемниками.

НБФ – Новая Балканская Федерация заявляет о нейтралитете, однако ее территория используется как полигон для обучения бойцов ВЕС, а сельское хозяйство встроено в систему сельского хозяйства ВЕСа.

28 апреля 2014 – попытка «оттепели» – и атака на лагерь Union (Казахстан). Более 2000 детей погибает под обстрелом ракетами и ручным оружием. Правительство Китая заявляет о своей непричастности, однако его аргументы пропускаются мимо ушей.

Начало операции «Китайская стена». Китай блокирован с суши – войсками РФ, с моря – флотом США и Японской армии, преобразованной из Сил самообороны. Попытки деблокировки вызвали обстрел приморских городов Китая корабельной артиллерией кораблей США.

Вторая высадка сил ООН на Корейский полуостров.

10 мая 2014 – США вводит для поддержания стабильности дополнительный контингент в Западную Украину. Инструкторы обучают добровольцев.

15 мая 2014 – начало Кавказского геноцида. Массовое применение тяжелой техники и все тех же наемников. Фактически – расстрелы всех, кто имеет хоть какое-то отношение к сепаратистам. Войска РФ практикуют захват заложников и акции устрашения.

Июнь 2014 – атака на Западную Украину, операция «Холст». С тяжелыми боями войска «Фортуны» заняли Львов. Город фактически разрушен. Кадры расправы с защитниками облетели все мировые информационные агентства – наемники вырезали любого по первому подозрению, не глядя на пол и возраст. Видео, на котором наемник вешает на петле из колючей проволоки молодого солдата с «трезубцами», предварительно показав в кадр снайперскую винтовку с зарубками на прикладе, стало знаменитым. Имя наемника осталось неизвестным – компания отказалась его назвать.

Командующий силами США всеми способами предотвратил инициативу Вашингтона о вступлении в бой американских солдат против «Фортуны».

Июль – август 2014 – обострение ситуации в Южной Америке. В. Штайнер переведен туда в составе «4-го батальона сопровождения и охраны транспорта».

Пролог

Холодный ветер трепал волосы стоящего на коленях человека.

Сухая и какая-то серая кожа наводила на мысль о болезнях, что в общем-то было верно. Человек был болен неизлечимо, иначе говоря, мертв.

На его правой руке красовалось странное устройство. Что-то среднее между песочными часами и инквизиторским ручным зажимом, правда, святые отцы вряд ли оснащали свои изобретения электрическими кабелями, впивающимися в кожу тут и там.

Кое-где (и это опять же можно было увидеть) виднелись глубокие раны и белесая кость…

Как же больно…

Человек помнил. И это страшнее всего, вместе взятого…

Бои – сначала Польша. Потом – Франция… Тупоголовые франки даже не сообразили, что наступает их крах…

А вот потом…

Потом перевод на Восточный фронт – и адская мясорубка.

Сталинград.

Маленькой группой они выходили из окружения. До-олго выходили тяжело…

И уже буквально на подходе к своим – попали в засаду русских…

Хорошие солдаты…

Стоит признать…

Боль отошла.

Отошли и воспоминания.

Серая безжизненная равнина, покрытая густым темным туманом, похожим на пороховой дым, взорвалась огнем…

Глава 1

Имя мне… имя мне… а кстати, какое?

…На данный момент компания «Фортуна» является единственной на территории бывшего СССР… частной военной компанией…

…В данный момент количество бойцов «Фортуны» оценивается примерно в двести тысяч человек – в том числе тяжелое вооружение: артиллерия, танки, вертолеты и авиация.

Девиз компании «Фортуна» гласит: «Вы платите – мы стреляем».

Журнал «Солдат удачи», май 2018

«Солдат удачи» и «Братишка» – прекрасная развлекательная литература…

Наемник Влад Штайнер, 28 лет, рядовой компании «Фортуна»

Ю.-А. Конфедерация. Февраль 2017

Mercenaries don’t die – they just go to hell for regroup.

Bob Denar, «King of Mercenaries»[1]

НАЕМНИК – лицо, участвующее в военном конфликте не по политическим, национальным или патриотическим причинам. Причины исключительно экономические. В данный момент наемничество признано законным только в определенных случаях.

Не стоит уточнять, что эти случаи касаются наемников частных военных компаний типа Blackwater, «Дин-Корп» и других.

Южная Америка. 2020

Колонна сил правопорядка попала в засаду.

Момент, стоит признать, был выбран идеально – никто не ждал, что противник столь нагло окопается прямо на подконтрольной территории, в глубоком тылу.

Свою роль также сыграл тот факт, что колонну сопровождал не спецконвой, а обычные солдаты «Фортуны». Несмотря на некий опыт, война в тропиках была для них еще неизвестной, а потому потери составили более десятка человек.

Под номером шесть в списке потерь, поданном в Центр, шел Владимир Штайнер, рядовой.

Конвойная рота номер двенадцать.

Причины смерти были вполне естественными – для такой работы.

Пулеметная очередь в упор, прочертившая грудь, – на таком расстоянии бронежилет был бесполезен.

Я очнулся рядом с телом какого-то парня в серой военной форме…

Было зверски холодно… И как-то мутно… Будто приступ одиночества, готовый перейти в суицид, лишь бы не испытывать этого дикого чувства пустоты и страха…

– Еще один? – К лежащему телу подошли медики.

Откуда я знаю? Такая же форма… Серая… На плече – шеврон, белая женская голова в шлеме, по типу греческих барельефов…

«Фортуна»…

– Черт… Влад…

– Знакомый? – поинтересовался тот, что пониже. Лицо грязное и со щетиной, в которой с успехом и сытостью могут жить неизменные спутники войны. Если кто не понял – это не слава и победы, а вши и блохи.

– Да. Контрактник. Думал, уйдет этим летом… Не ушел…

– Ничего… Всех этих гадов уже выловили. Главарей – колют, хотят успеть до приезда начальства. Остальных – при побеге. Парочку для суда оставят…

Мигеля – того… Гранатой…

– Суки…

И они уносят, как я понимаю, МОЕ БЫВШЕЕ ТЕЛО…

Я умер. Произведение моей жизни подошло к концу…

Занавес…

Тьма проглотила меня с энтузиазмом волка, дорвавшегося до мяса…

Имя… Мне нужно имя…

Я метался в темноте и чувствовал, как постепенно схожу с ума.

Тела – нет.

Жизни – нет.

Будущего – нет…

Попытка вспомнить имя полностью разбивается и ломается.

Я шепчу несуществующими губами: «Влад» – и вижу, как слова леденеют и падают вниз белесыми кристаллами льда.

Там что-то разбивается – это они достигают гипотетического дна.

Бесконечности нет?

Вряд ли…

Метнулся вниз, чувствую, как вокруг теплеет…

Это Ад?

Да уж вряд ли мне светит Рай.

В очередной раз меня обволакивает Тьма…

Безмирье, Район Орлерской Пасти

Старший Уфир[2] девятой заставы был взбешен. То, что демонам отдых не нужен, – не более чем распространенное заблуждение. Отдых нужен даже биоэфирным сущностям.

Он только что вернулся с дежурства в лазарете. В принципе никаких интересных случаев за весь день.

Так, обычная текучка.

Один рядовой умудрился где-то найти Ежа Судьбы – странное существо, про которое говорили, что это – растение-демон, единственное и неповторимое.

Как бы то ни было, рядовой оперативно получил воспитательную затрещину и укол самой крупнокалиберной иглой (Уфир любил грубые шутки) пониже хвоста, а интересный экземпляр теперь сидел в клетке, периодически пытаясь наслать на медика морок и страхи жуткого будущего…

Странное растение-демон ценилось своими разумными собратьями именно за реальную способность к провидению – главной проблемой было его приручение…

«Ничего-ничего. Я тобой займусь. Ты мне будешь не ужастики показывать, а правду», – подумал Уфир и прилег на свободную койку… Чтобы через час вскочить от вопля «Тревога!» и грохота сапог по лестнице.

Чертовы вояки!!!

Уфир выглянул в бойницу… и обомлел…

Прорыв…

Судя по всему – стихийный, но командира заставы можно понять.

Через подобные прорывы можно схлопотать разрушительное заклятие или легионы соседних Домов-конкурентов.

Портал, представлявший собой медленно вращающуюся воронку посреди океана тьмы, схлопнулся так же резко, как и появился.

Уфиры всегда любопытны – и Саэльт’Райкан не был исключением…

К месту с заметно исковерканным фоном Силы подходила группа из Уфира, двух Церберов[3] и четырех Легионеров[4] – Центурион[5] Занударис (которого за глаза все звали Занудием) расщедрился.

Церберы были готовы в любой момент трансформироваться в боевую форму и расстрелять врага тройным залпом пульсаров из зубастых пастей, Уфир – поддержать их атаку, Легионеры…

А что Легионеры?

Да кто ж их считает…

Церберы обступили небольшую относительно ровную площадку. Над ней ощущалось странное колебание Силы, и невооруженным глазом было видно кроваво-красное марево, которое словно кружило на месте.

Больше всего это напомнило Уфиру Воды Стикса – жутковатое место в районе Дома Олимпариев. Те из-за близости к данной достопримечательности были ОЧЕНЬ странными. Причем так считали абсолютно все демоны, которых трудно чем-либо удивить.

– Занудий, давай туда свою марионетку! – велел Уфир.

Будучи абсолютно неподвластным Центуриону, он не упускал случая щелкнуть служаку по носу.

– Чертов ученый… – рыкнул один из Легионеров.

Уфир хмыкнул – похоже, Центуриона обуяло любопытство, раз он напрямую подключился к своему творению.

Самый дохленький и дышащий на ладан Легионер, поскрипывая суставами и отложив арбалет (о бережливости Центуриона ходили легенды), двинул в центр марева.

Вокруг все резко взбурлили – Уфир поспешил накрыть Щитом-полусферой странную поляну.

Атаки он не сдержит, но предупредить и подать сигнал – вполне.

Постепенно стало видно, как полупрозрачные струйки дыма впитываются в тело Легионера-развалюхи.

– Что? – поинтересовался Уфир у Занудариса.

– Не могу им управлять. То ли из-за этого безобразия, то ли из-за твоего купола. – Легионер попытался грозно зыркнуть на темную фигуру с посохом, но получилось не очень убедительно – ростом Легионер был по пояс Уфиру.

– Ждем…

Ждать пришлось полтакта.

Уфир уже хотел снять непонадобившийся купол, как вдруг тело Легионера затряслось, задергалось… и взорвалось изнутри.

По всему куполу ударила неяркая темно-красная вспышка…

А потом марево уплотнилось и изменило цвет с ярко-красного на темно-бордовый с черным отливом.

«Он поел», – меланхолично отметил Уфир.

Марево уплотнялось и меняло форму – фигура человека, правда очень приблизительная.

Материализация?

Постепенно его можно было рассмотреть.

Судя по внешности, действительно человек. Какая-то рваная одежда, раны на груди и шее.

Неизвестный с глухим стоном упал на землю…

– Чего встали, идиоты! Тащите его в медпункт! – Ажиотаж, который испытал Саэльт’Райкан, был вполне понятен.

Не каждый день на тебя сваливается за здорово живешь награда – спасение нового демона!

Правда, этот какой-то дохленький… Ну ничего, там посмотрим!

Пробуждение было бурным – Уфир еле успел увернуться от странного алого шара размером с его голову в человеческом облике.

Непонятно, что она с собой несла, но явно ничего хорошего. Ощущалась жуткая мешанина из магии Крови и Хаоса. Интересный коктейль…

Найденыш сел на койку и внимательно осмотрел окружающее его пространство – особенное внимание уделил возникшему из ниоткуда куполу фиолетового цвета. Точнее – увлеченно метал в него такие же шары. Те выгибали щит, лопались, но не могли пробить его.

– Эй! Ты меня слышишь? Проклятье, что же с тобой делать-то теперь… – В общем-то понятно что. Необходимо поставить Печать и Скрепы.

Печать давала понять, к какому дому принадлежит демон. Скрепы же соединяли его разум и биоэфирную оболочку, после их наложения новый демон погружался в сон, заклинание Скреп заканчивало объединение и исчезало.

Потом – проверка способностей, присяга на верность, обучение соответственно способностям и служба. Варианты разные… Распределят по способностям.

Проблема в том, что если Скрепы Уфир мог поставить сам, то для Печати требовалось соответственное оборудование. Но ждать его и тратить силы на поле – увольте! Потом стоимость потраченной энергии вычтут из награды за обнаружение новичка – и что? Плакала премия, да?

Уфир вздохнул и сделал движение рукой, будто что-то сжимал – щит моментально облепил найденыша, не позволив ему двигаться…

Так…

Саэльт’Райкан принял боевую форму и включил защиту – если что, пост не пострадает. И принялся читать слова древнего заклятия, известного всем в Мире Демонов. Его в свое время специально разработали так, чтобы даже Легионер мог его провести – с согласия Центуриона, разумеется…

Жутковатого вида плетения Скреп, похожие на вывернутые наизнанку светящиеся алым цветом ребра, двинулись к обездвиженному демону. Обычно обряд происходил весьма болезненно, но на этот раз все прошло так гладко, что Саэльт’Райкан даже засомневался, работает ли…

Тем не менее спустя некоторое время демон открыл глаза, его фигура уплотнилась. Человеческая сущность оказалась достаточно сильна для подавления инстинктов разрушения.

Уфир посмотрел на него Истинным Зрением… И сквозь зубы ругнулся: как бы не уйти в минус с премией!

Магия Крови была, но не особо сильная. И, судя по всему, он мог управлять только своей кровью.

Хаос? Средняя сила – не более. Таких полно. Ничем не примечательный демон.

По живучести превосходит опытного Центуриона, но и только…

Саэльт’Райкан был разочарован.

Бой, очередь в упор… Черт, а потом мне приснилось, будто я попал в Ад. Но ничего – вот я лежу на койке, судя по всему в лазарете, надо мной потолок… каменный… черт.

Я приподнялся на кровати и тут же брякнулся вниз. Тело будто кто-то долго и сосредоточенно превращал в отбивную.

Я… странно…

Я помнил все – перед моими глазами проносилась моя жизнь, но в ней не было моего имени…

Имя… Мне нужно имя…

Память услужливо подкинула недавние воспоминания о том, как я в бешенстве искал свое имя…

Влад?

Нет… Оно Старое.

«Настоящее Имя?» – шептал внутренний голос с маниакальностью Торквемады… А это кто такой? И что такое инквизиция?

Голова болит…

Так… Где я?

Я только что обратил внимание, что нахожусь в палате не один. Кроме каких-то непонятных приборов, во многих из которых висели цветные светящиеся сферы, жесткой кровати, на которой я лежу, в комнате обитала какая-то странная фигура в темном балахоне с изображением креста в круге, пробитого стрелой.

Что за сатанист на мою голову?

Постепенно фигура начала истончаться и приобретать более человеческие формы. Высокий и довольно-таки здоровый парень, волосы длинные, темные, с зеленоватым отливом.

А глаза – как у змеи: вертикальный зрачок и зеленовато-желтая радужка.

О-ё!..

Я наконец осмотрел себя. Так… Вон куча одежды на стуле – явно моя. Судя по пятнам крови на ней и трем рваным шрамам на груди, тот ублюдок меня все-таки достал. Тварь этакая!

– Ты меня понимаешь? – Язык какой-то рычаще-шипящий, с жутковатыми тонами, но смысл я понял.

– Где я? – выдавила моя глотка пополам со скрипом и сипением. То ли из-за жажды, то ли из-за того, что вместо нормальных слов рот выдавал шипящие и рычащие звуки.

– Ну… Теперь дома. И навсегда… До Окончательной Смерти, – незнакомец ухмыльнулся, – позволь представиться – Саэльт’Райкан. Уфир. Старший Уфир, между прочим…

На этом месте Саэльт’Райкан сделал паузу, будто давая мне прочувствовать торжественность момента. Я в ответ закашлялся и прикрылся рукой – ладонь моментально потяжелела от крови.

Уфир (что бы это ни значило) скривился и передал мне медный кувшин с каким-то мерзким солено-металлическим содержимым. Как ни странно, мне почти моментально полегчало.

– Слушай меня внимательно… И отлепись от подпитки наконец! Сам не против… – Этот хмырь отнял у меня кувшин, взвесил, неодобрительно посмотрел на меня и приговорил оставшееся.

Я более внимательно присмотрелся к своему собеседнику… и всерьез разозлился. Этот аристократ (а иначе надменные манеры, тон и презрительный взгляд назвать нельзя) смотрел на меня с таким же выражением, как наш старшина на вшей (да-да, маленькие спутники любой большой войны). И не надо говорить про двадцать первый век и цивилизацию. Я все равно в них не верю…

– Так вот… Ты мертв и в свой мир не вернешься. Технарь?

– Чего?

– Технократичный мир, магии нет? – уточнил Уфир.

– Не-а… – Ощущаю себя дауном.

– Значит, тем более не вернешься – выходцы из техномиров после смерти в нем людьми обратно вернуться не могут. Только в виде нежити, демонов или призраков. Кстати, не самый плохой вариант.

Один, похоже из твоего же мира, недавно лихо зажигал на Ксэне… Ну да не важно.

Главное сейчас тебе понять одно: теперь придется отплатить за спасение Дому Орлер, на чьем пограничном посту ты находишься. Набирайся сил, спи – скоро тебя направят в Центральный Дом Орлер, на учебу.

– Но я не…

– Так, по-хорошему ты уничтожил Легионера и послужил причиной поднятия по тревоге всего личного состава. – Вертикальный зрачок мрачно блеснул. – И что самое для тебя прискорбное, ты не дал мне выспаться, заставив тратить Силу на твое существование и Скрепку.

Сейчас – спать. Потом – учиться. С завтрашнего цикла для тебя начнется предварительная подготовка.

– Попытайся сконцентрироваться и расслабиться…

– Как-то ты противоречишь сам себе…

Я стоял на тренировочной площадке и откровенно пытался понять, чего от меня хочет Саэльт’Райкан.

Уже несколько дней (по здешней системе – Мини-циклов) я пытался «пробудить своего демона». Результатом этого должна была стать какая-то реакция на атаку Саэльт’Райкана.

Как я понял, Уфир – это определенный вид демонов, специализирующийся на магических атаках. А еще – военно-полевой врач, если переводить на более понятные мне реалии.

Остался открытым вопрос имени. Нет, не так – Имени.

Мне еще предстоит получить идентификатор – кристалл, сжав в руке который я получу законное имя. Оно должно быть как-то связано с родом деятельности или внешностью, иначе процесса Именования не будет.

Я был одет в тяжелые доспехи. В руках, также закованных в рукавицы жуткого вида, находился биоэфирный клинок младшего учебного класса.

Вообще, я рассчитывал на то, что тут развито стрелковое оружие, но, увы, в мире демонов нет смысла в порохе и даже серебряных пулях. Даже Низшие, к коим меня отнесли, легко и просто выдержат пулю в череп. Только магия, только рукопашная схватка и только магическим оружием.

Мой рост остался прежним, как и внешность. Одежду я сменил на стандартную для здешних служак: куртка и штаны темно-серого цвета, сапоги. Эту форму носили тыловики, и я часто ловил на себе пренебрежительные взгляды тех же Церберов – они-то надеялись на то, что новичок будет бойцом, а тут – не пойми что…

Ну и плевать. Тот, кто лезет на рожон, не выживает. Я – яркое подтверждение этого тезиса. Тот чертов пулеметчик меня мастерски подловил… Впрочем, с пяти метров сложно было не попасть. Но и я его достал – он был жив, но я перебил ему ноги. И этот гаденыш наверняка знакомится с Ликером, так прозвали Александра Ликерова. Мрачного сержанта все сторонились, и никто не хотел встречаться с ним взглядом.

Боялись…

– Никуда не годится!

Я был очень зол. Физическая сила и выносливость повысились. Я пока от физической работы тут ни разу не уставал. Но рявканья Занудия меня конкретно запарили…

– Занудий, достал. Ты хоть учитывай особенности.

– Молча-а-ать!!! Низший – это мясо. А по уровню силы ты и на Легионера не тянешь! И…

В повседневной жизни демоны пересекаются в пределах Вида или Уровня силы, то есть Младший Цербер, подошедший к Старшему, – не редкость. Но вот Младший Цербер, спокойно разговаривающий по неслужебным делам со Старшим Уфиром, – явление редкое, бешеные псы войны тихо презирали стоящих над ними «лекарей». Отдельной песней были Низшие, к которым меня первоначально отнесли…

Низшие демоны не обладают развитым разумом. В основном они выглядят как горгульи с Нотр-Дама и обладают чуть большим интеллектом, чем означенные скульптуры. Некоторые были умнее – на уровне говорящих собак, они верно служили своим сюзеренам, за что получали чуть большую силу…

Мой случай довольно редок, но отнюдь не уни кален. Вероятность того, что человек станет демоном (пусть даже Низшим), – меньше тысячной доли процента. Это никак не зависит от моральных или волевых качеств превращающегося. За время официального существования Дома Орлер зафиксировано несколько случаев – во всех Обращенные не проявили особо выдающихся качеств и вызывали энтузиазм только у исследователей…

Я должен буду отслужить некоторое время в войсках Дома. Сколько и в каком качестве – определят после измерения Силы. Там используется какой-то древний артефакт…

– Ты что творишь, идиот? Даже свою Боевую Сферу создать не можешь! Тебя Легионеры разнесут – потом этот проклятый Уфир мне весь мозг …!..

С моей легкой руки земные ругательства и выражения расползлись по Посту. Демон-менталист, исполняющий обязанности контрразведчика, кидал на меня многообещающие взгляды – мои эпитеты на тему того, что делает он с мозгами подопытных, не делали ему чести…

Я сбросил последнюю деталь панциря – и остался один против трех изрядно потрепанных Легионеров. Занудий и тут проявил свою жадную натуру – Легионеры напоминали не просто гремлинов, а ОЧЕНЬ давно не кормленных гремлинов. Кости выпирают, двигаются с изяществом марионеток, которых двигает пьяный мастер…

Я попытался вспомнить свое появление на плато… Легионер глянул на меня стеклянными буркалами, цвет которых заставлял вспомнить такие слова, как «бельмо» и «катаракта»… Он начал заносить тренировочный меч. Пару раз в целях предупреждения меня им огрели – не смертельно, но полностью имитируя боль в пределах половины реальной. Начальный уровень…

Я закрыл глаза. Полутораметровый наполовину списанный в утиль Легионер поднял меч – тело опалило холодом. Странно – я думал, будет, наоборот, горячо.

Я их видел, а они меня нет. Будто со всех сторон одновременно…

Зрение изменилось – как если бы я смотрел через красный светофильтр. Внезапно защитный купол лопнул, Саэльт’Райкан и Занудий ворвались на площадку, спешно все обшаривая, – я ощутил короткое покалывание. Мне стало неприятно, я на полном автомате пожелал, чтобы это ощущение исчезло – прошло.

Я осмотрелся. Один из Легионеров был в принципе ничего – только очень потерт, но по сравнению с двумя другими, у которых половина ребер была переломана и не залатана, «…все хорошо, все хорошо…».

Я на голых инстинктах метнулся на него…

Такое впечатление, будто я в доспехах. Плохо смазанных, разбалансированных. И смотрю через запотевшее стекло…

Саэльт’Райкан и Занудий завертели головой. Я присмотрелся – тело изношено. Все-таки неправильно я оценил его старость, если «механическая» часть – мышцы и кости – еще ничего, то каналы энергии весьма и весьма побиты. Словно я управляю действиями испорченного погрузчика из фантастических фильмов – этакий экзоскелет.

По бокам оставшиеся Легионеры…

Голову медленно повернуть, чтобы не порвать кожу, – взмах руки с клинком – один теряет голову, второй – левую руку с частью груди. Пусть тело и изношено, но физической силы тут в достатке.

Тела медленно распадаются на части.

– Занудий, давай успокаивай марионетку, и пошли к командиру. Ох и намучаемся мы…

Пора появиться со всеми спецэффектами…

Легионер внезапно взорвался изнутри. Саэльт на автомате поставил щит, а Занударис выставил вперед руку с мечом.

Из черно-красного дыма, напоминающего кровь, вышла фигура, отдаленно напоминающая на человека.

Туман опутывал щупальцами тело, лица не было видно – только красные глаза, немного светящиеся. С каждым шагом фигура менялась. Проявлялась одежда, обувь… И наконец демон принял обычный облик.

Глава 2

Знакомство с… Кто это?!

…Приятно путешествовать и знакомиться с новыми людьми…

Тамерлан

Я шел к командиру поста. Что я о нем знаю со слов Уфира?

Гриэль Сарклир.

Класс – Младший Алоиз[6].

Странно, что он не посетил меня в первый же день. С другой стороны… Как-то не по статусу. Уфир, провожая меня к командиру, ухмылялся и с трудом сдерживал смех. В чем подвох?

Только я дотронулся до двери с намерением постучать – и вопль заполнил весь зеркальный коридор, который я прошел.

Что за…

– Так вот ты какой! Я ТА-А-АК рад тебя видеть!!!! – Что-то ярко-красное металось по большому и мрачному кабинету, и, как мне казалось, это было совсем неправильно и чужеродно.

Я огляделся – мозг отметил на секунду, что дверь заперлась и так просто я отсюда не уйду.

А потом мне стало не до анализа – я начал убегать от чего-то яркого и вопящего, что активно стремилось меня схватить.

В голове всплыло воспоминание о том, как я в компании нескольких любителей самоволок натолкнулся в небольшой латинской деревне на повстанцев, у которых в распоряжении имелось три джипа с «крупняками» – примерно так же я бегал от трассеров…

Я плюнул на все предостережения и распался в туман, стараясь быть как можно ближе к полу. И наконец смог оглядеться…

Итак, кабинет.

Он располагается на самом верхнем этаже центральной башни поста. Сам пост представлял собой небольшой компактный дворец в форме пентаграммы. Центральная башня, как следовало из названия, росла из центра этого адского цветка и по совместительству служила главным оружием при обороне. Небольшой темный кристалл на ее шпиле – это мощнейший накопитель энергии. Ну и средство экстренной связи.

Кабинет был выполнен под «обитель зла» – темное помещение, Т-образный стол для совещаний, на месте для гипотетического начальника – что-то жуткое и отдаленно похожее на трон. От него во все стороны – острые даже на вид железки и рога. Сидеть на таком? Жуть…

Поверх всех этих шипов, рогов и прочего – яркая красная подушка. С цветочком типа ромашки посерединке.

Гм-м-м… Еще страшнее…

По стенам развешены какие-то головы на фигурных досках. Что характерно, у всех фасетчатые глаза – охотничьи трофеи?

В настоящий момент на стол облокотился НЕКТО – у меня медленно, но верно проявлялась мысль о том, что Уфир надо мной прикололся.

Итак… Во-первых, все демоны выглядят молодо. Но этот конкретный представитель даже на двадцать не тянул! Высокий, похожий на девушку тонкими и резкими чертами лица, с серьгой-черепушкой в ухе. Волосы длинные, с «градусной» стрижкой. И ярко-ярко-красные! В таком же стиле одежда: расстегнутая на груди рубашка с какими-то лентами по краям, жилетка с розой. Капризно-обиженное выражение на лице…

Я чопорно, надменно и по-английски… Протиснулся тонкой струйкой алого дыма под дверь и дал деру!!!

Ну Саэльт’Райкан… Сука…

– И что ты?..

– Что я?! Свалил оттуда на полной скорости! Что это вообще было за чудище-снежище и куда вы своего начальника подевали? И если ЭТО его съело – почему не мстите?

Я ввалился к Уфиру как раз в тот момент, когда он на пару с Занударисом распивал что-то горячительное – по крайней мере, первое их движение было направлено на сокрытие следов преступления.

Я учуял характерный запах и рявкнул:

– Занударис, мне дай!

В шоке оттого, что я правильно назвал его имя, Центурион покорно достал еще один стеклянный стакан и налил мне чего-то прозрачно-зеленого цвета.

Судя по вытянувшимся физиономиям демонов, я не должен был вылакать все одним залпом… Да чихать я хотел!

– Что такое? – Они застыли в предвкушении…

Я подробно и в лицах объяснил, что там увидел.

– Сбежал, значит, – задумчиво произнес Центурион.

– А кто бы не сбежал? – резонно заметил я.

Эти двое отвернулись и как-то затряслись.

– Эй, вы чего?..

Обе паранормальные скотины развернулись и, уже не скрываясь, заржали во весь голос.

До меня стало медленно доходить… Вырвалось:

– О, ё… твою…

Повторный взрыв смеха…

* * *

Жил-был на свете… Нет, на том свете… На свете демонов…

Да твою ж мать!!!

Короче говоря, знакомьтесь, Гриэль Сарклир – представитель видного и древнего Рода Сарклиров.

Гриэль – побочный сын одного из представителей Сарклиров. Обладал немалой силой и был умен… в некотором роде…

А еще, по слухам, любил других демонов. Не в смысле демониц, а именно демонов.

С учетом того, что некоторые существа – вроде суккуб и инкубов[7] специализируются как раз на предоставлении специфических услуг, это не должно было бы шокировать окружающих. Так и вышло – раздражение старших было вызвано не тем, чем Гриэль занимается, а тем, что он попался… Опять же – если верить слухам.

Я слабо себе представляю, что сказал глава Рода Сарклиров, когда ему доложили, что юный Гриэль проявляет подобные склонности, но уверен, приличными были только некоторые предлоги. На семейном совете, согласно сплетням, Гриэль стоял столбом и молчал. Что логично восприняли подтверждением слухов…

Как бы то ни было, но младшего наследника отправили в Силы Щита (так здесь называли часть войск, отвечающую за охрану границ Дома Орлер).

Ой, зря…

Очередная вылазка соседей.

Демоны имеют понятие о чести и благородстве. Тот, кто считает Высших (как высокопарно называют всех имеющих разум демонов) хладнокровными убийцами, ошибается. Вся их жизнь проходит в поисках достойного Врага – у воинов, Знаний – у магов, Идеала – у тех, кто выбрал своим призванием Созидание.

Нет, они вспыльчивы, но с ними можно нормально разговаривать.

С одним нюансом – если вы такой же демон. Причем у вас достаточно сил. Тогда с вами интересно.

Если же вы обычный человек, призвавший Высшего для своих целей… Возможны варианты…

Гриэль во время вылазки полез мирить стороны, напирая на договор и размахивая его копией. Вроде бы благое дело сделал, да?

Как я говорил, правители тут реалисты. И не удивлюсь, если они заранее сообщают друг другу о нападениях. Погибают в таких сражениях в основном Легионеры (да кто их считает!) и особо опасные смутьяны.

Так что, как только с обеих сторон появляется достаточное количество потенциальных бунтовщиков и «ястребов», правители шлют друг другу весть: «А давай-ка повоюем!» Это все воспринимают именно так… Как матчи футбольные. То есть, конечно, обидно, что мы потеряли в два раза больше Легионеров, но ничего. В следующий раз отобьемся!

Гриэль знал об этом. И все равно полез мирить, и, что характерно, помирил! Там на договоре какая-то Печать Справедливости стояла, которая приложила обе стороны так, никто уже и меча поднять не мог…

А вот правитель Дома это не оценил. Как и Дариан Сарклир, правитель Рода Сарклиров.

В итоге на ближайшие лет сто Гриэль торчит тут, и единственный для него способ вернуться пораньше – совершить что-нибудь… Этакое…

Врага разбить, например. Правда, сюда никто не пойдет, до ближайшего соседа – Урталов – можно добраться только стихийно возникающим порталом. А армию им переправлять – половину при переходе потеряешь.

Или… что?

Правильно! Новый демон! То есть – моя скромная персона. То, что я владею разумом, означает, что я отношусь к Высшим.

То, что по возможностям я чуть обгоняю Низших, которые тут используются в качестве тягловых животных и слуг для мелких поручений, – ну…

Это можно описать как-нибудь иначе, так ведь?

Например, «не полностью раскрыл свои возможности». Или – «способности странны и перспективны»…

Но вот я, Гриэль, привезу его к Академии, и там-то этот алмаз в брильянт огранят! Вот видите, не надо меня на границе держать – потому как консультация моя, как того, кто его нашел, необходима…

– Так, секундочку, – наконец вымолвил я, когда Уфир пояснил мне расклад. – Но ведь меня ты нашел, или что?

– Я – его подчиненный. Меня и так через полцикла отсюда отправят на дальнейшее обучение. Я так – здесь материал собираю.

– Так ты что – студент? – изумился я.

– Нет. Я… э-э-э… провожу некоторые исследования.

– Ну а я просто ничего больше не умею. Да и до дальнейшего увеличения силы мне далеко, – хмыкнул Занударий.

Центурион вообще выглядел внушительно, в человеческом обличье был два с лишним метра ростом и весил наверняка за сотню кэгэ. В боевой же форме добавлялась костяная броня и несколько сотен Легионеров за спиной. Вообще, Занударий считался Средним Центурионом – мог одновременно командовать тысячью Легионеров. Но его опыта хватило бы на троих таких, как и занудства со скопидомством.

– Мне тут хорошо. А Гриэль… Пацан он еще. И вообще говоря, странный, хотя не дурак – не лезет туда, о чем не имеет понятия. Так что я под шумок урвал через него нормальную амуницию для моих болванчиков.

Центурион хохотнул.

– Короче говоря, жди. Скоро еще раз вызовет. Сейчас, наверное, со мной захочет пог…

– Саэльт’Райкан, прошу вас пройти ко мне в кабинет! – голосом, который разнесся над плацем, можно было забивать сваи.

– Ну давайте, уважаемый Саэльт’Райкан, вперед и с песней, – ехидно пропел я.

– Во-первых, мне бояться нечего. Судя по всему, я не в его вкусе. И вообще, ни одного факта домогательства не известно. А во-вторых, не надо меня так официально именовать. Саэльт – вполне хватит.

Я остался наедине с Центурионом. Мы переглянулись.

– Осталось?

– Ага. Но Саэльт ругаться будет.

– Плевать. У меня стресс. Наливай.

Проснулся я там же, где и заснул, – за столом в постовом Лазарете. Занударий уже свалил строить и канифолить своих марионеток.

Маньяк чертов. Хотя, вполне возможно, он просто испугался реакции Уфира, поскольку пустая бутылка «Крови Хаоса» явственно указывала на наше с ним злоупотребление.

Где, интересно, сам наш гостеприимный хозяин медпункта?

Я проспал целую ночь, судя по часам на стене. Ориентироваться во времени тут без приборов невозможно, постоянно небо грязно-серого цвета, дует пронизывающий ветер, а под ногами грязно-серый песок, скрипящий на зубах.

И иногда – всполохи тьмы в «той стороне».

Как это описать словами? Очень просто.

Безумие.

Я хмыкнул. Не замечал в себе поэтического таланта… Книги по истории, которые мне дал Уфир, были довольно интересны, но я заметил на них небольшую отметку – «для ляртиков». Как оказалось, переводя на земное, равнозначно «младшему школьному возрасту». Ну… Вообще, весь мой опыт земной жизни можно бросить в топку… Получается, мой возраст – всего-навсего полторы декады.

Блин…

– Уже встал? – На меня мрачно смотрел Саэльт.

Я постарался принять максимально невинный вид. Нет, это не я вылакал бутыль крепкого пойла, с какого-то перепуга названного вином.

А я сказал – не я!

Нас двое было…

Но, судя по всему, Уфиру на такую мелочь было начхать. Он бросил мне:

– Собирайся, – и принялся в темпе паковать дорожный мешок.

У меня вещей почти не было – две рабочие одежды, сапоги, тапки и мешок – простой, подаренный Занударием. Судя по состоянию мешка, с ним погиб какой-то Легионер… От этого мешка ощутимо тянуло горелым, очевидно, тот пытался им закрыться от фаербола. Там же – простой нож из металла средней паршивости…

– Куда? – Я опешил.

– В столицу. Гриэлю пришло послание. Он написал, что нашел Высшего демона, человека, прошедшего Перерождение и получившего Скрепы. Теперь в Канцелярии решили поспешить привести тебя к присяге.

– То есть? Что, клеймо какое-то?

– Расслабься. Некоторые правители требуют от своих подчиненных именно Клятвы Крови, но они, как правило, плохо кончали. А вот наш правитель верит на слово – и если ты не засланный лазутчик, все будет в порядке.

– А он не боится плохо кончить? – заметил я, закидывая мешок на плечи.

– Нет. Он, знаешь ли, Архимаг Разума. И считает, что смерть в случае предательства – а он легко все узнает даже на расстоянии – слишком просто.

Уфир стоял в центре комнаты.

– Поверь, предавать его никто не собирается. Больно правитель хороший. И умный. Так что крайняя попытка переворота закончилась триста лет назад широкими гуляньями на Арене Пяти Армий.

– Не понял? – удивился я.

– Обычно там проводят гонки и поединки – не насмерть, разумеется. Ну и дуэли. Но в тот раз Повелитель решил вспомнить времена своих предков…

Лишенные разума Высшие демоны сражались друг с другом насмерть. Оставшихся в живых после этого отправили в соседний Дом, для тренировки молодняка на живых мишенях. Кого-то оставили в Академии – они потеряли свою сущность и теперь работают на хозяйственных работах. Как Големы.

Уфир внимательно посмотрел на меня. Я ощутил жгучее желание держаться от столь интересного места, как столица Дома Орлер, подальше.

– С тех пор восстаний и интриг не было… Никто не хочет кончить ТАК.

– Вы издеваетесь?

– Нет. Но вы можете поехать со мной в одном седле, я не против.

– Твою ж мать…

Я, Гриэль и Саэльт стояли перед конюшней.

Здешние кони звались келпи[8]. Как я понял, это были Низшие, не имеющие разума и более-менее мирные. Выглядели как серые лошади с прозрачной гривой и таким же хвостом. И все бы ничего…

Только вот, во-первых, тени они не отбрасывают, это сразу бросалось в глаза. Во-вторых, от них ощутимо пахнет морем – водорослями и слегка гнилью. Запах из пасти… не берусь описать!

И в-третьих… Такие глаза меня откровенно пугают.

Как у зомби в фильмах – без выражения и жизни… Да, еще у них зубы – острые. Прелесть, правда?

У Уфира была именно такая животина. У меня тоже, правда поменьше.

Но вот Гриэль…

Угольно-черный конь, из глазниц, пасти и ноздрей вырывается пламя красного цвета. Грива и хвост как будто сотканы из чернильного тумана…

– Павший Единорог. Редкий зверь… – заметил Саэльт. Поймав мой недоумевающий взгляд, пояснил: – Единороги ВСЕГДА выхаживают своих детенышей. Единственная причина, которая может им помешать, – смерть. И в таком случае молодой единорог перерождается в демона, очень агрессивного и опасного для людей. Вероятность этого примерно такая же, как твое перерождение в демона.

– То есть ему очень сильно повезло?

– Как сказать…

– Так что, со мной поедешь? – На этот раз Гриэль был сосредоточен, собран и сверлил меня взглядом.

Я поежился.

Не то чтобы я был мнителен, но характеристика, данная мне на этого демона, была для меня несколько… неприятной.

– Нет, спасибо, поучусь как-нибудь. Все равно потом пригодится! – И запрыгнул в седло.

– Ладно… – задумчиво протянул Алоиз, забираясь на свое чудище.

по воде. С них крайне сложно упасть, поскольку конь поддерживает седока природной магией.

Я заметил на лбу этого монстра набольшую звезду красного цвета. Пентаграмма.

Мы с Уфиром переглянулись.

– Давай учи.

– Тут все просто…

Спустя десять минут я вполне приемлемо держался в седле. Когда в качестве стимула выступает Аристократ с неопределенной сексуальной ориентацией, освоение нового проходит не просто быстро, а очень быстро.

Я наконец смог, не отвлекаясь на всякие мелочи, оглядеться. Не знаю, куда именно ходил на экскурсии автор «Божественной комедии», но, как бы то ни было, окружающая обстановка не напоминала Ад. Скорее – Чистилище.

Бескрайняя серая равнина. Под копытами лошадей мягко перекатывается серый камень. Впечатление, что двигаешься по дну высохшего моря – галька аккуратная и мягкая.

Она отнюдь не однотонна – серого цвета, но сколько оттенков! Время от времени попадаются растущие прямо из земли кристаллы. В них – серого цвета туман. Всякий раз, когда я прохожу мимо такого, будто освежаюсь. Не то что «усталость как рукой сняло», но некий душевный подъем…

– Кристаллы Душ, – пояснил Саэльт. – Подобные здешним – не редкость. И цены не представляют. Иногда прямо в земле мелочь валяется – сам видишь… А вот концентрированные – это да.

– А что они могут? – полюбопытствовал я.

– Кроме того, чтобы в случае ранения спасти жизнь любого разумного? Ну… Усиление способностей, например. Артефакты и украшения из них – хорошая помощь любому магу.

– Отколоть, может, кусочек? – Я воровато вытащил из ножен выданный Занудием кинжал.

– Зачем? Эти – бесполезны. Мы прошли, энергию забрали – теперь копиться будет. А из концентрированных кристаллов, кстати, ее так просто не возьмешь, это здесь ты ее забрал на инстинктах.

Я погрустнел и задумался над простой – и в то же время сложной темой.

Деньги!

В данном измерении золотой стандарт также имеет хождение. Но больше ценятся все-таки Знания и Сила. В смысле – магическая. Так что драгоценные камни тут рассматриваются с точки зрения пригодности для артефакта, а не красоты и массы. Наибольшую цену имеет не больший камень, а более аккуратный – что-то про то, что магическая сила течет аккуратнее…

– Привал, – коротко приказал командир.

Как ни странно, спина не болела и на ногах я стоял твердо. Впрочем, это скорее заслуга лошади.

Единорог Гриэля остался стоять, аки статуя, а наши… Легли! Как верблюды. Знаете, подогнув под себя ноги и скомкавшись этаким компактным холмиком.

Я в очередной раз мысленно дал себе затрещину и рыкнул: «Не удивляться!»

Саэльт хмыкнул и начал раскладывать припасы. Рацион демонов не слишком отличался, правда, мясо фиолетового цвета меня пугало еще с момента моей первой трапезы, но потом я привык. Хлеб – он хлеб и есть… Желтый, правда, ну у всех свои недостатки!

Гриэль сосредоточенно жевал, я молился, чтобы он не начал чудить. Я же в случае нехороших его действий вдарю!

Только вот идей о том, как вырубить Высшего демона, в то время как сам являешься Низшим…

Вроде бы демоны выносливы, но спать нужно всем.

По низкому свинцовому небу над нами время суток с трудом определялось, но тем не менее организм настойчиво требовал сна.

Итак, в открытом поле посреди серых холмов, рядом с Простыми Кристаллами Душ расположились на ночлег три Высших Демона… или два с половиной?

Как бы то ни было, впечатление сложилось странное, как и девяносто процентов того, что со мной произошло в «новой жизни». Будто я моргнул. Только что был уставшим и вдруг – свеж и полон сил.

И еще цвет неба сменился с свинцово-серого на более светлый.

Я всегда спал без сновидений, но теперь мой сон напоминает именно маленькую смерть… Тоска и грусть – когда я засыпаю… С другой стороны – при пробуждении меня переполняет энергия и жажда жизни, словно я всосал антидепрессантов.

Саэльт еще спал. А вот Гриэль проснулся через пару секунд после меня и теперь внимательно буравил взглядом своих зеленых глаз с вертикальными зрачками.

– Потренируемся? – Неожиданный вопрос поставил меня в тупик.

– Что?

– От меня потребуют доклад о твоих возможностях. Пока я сообщил, что ты – разумен. Следовательно, Высший, но твои силы несколько… скромны – будем честными.

Уфир проснулся и внимательно слушал выступление Гриэля. И чуть заметно кивнул…

Поиграем…

Глава 3

Демон во мне

…Раздвоение личности – прекрасная вещь. Но в результате шизофрении внутренний голос замолкает – и становится очень одиноко…

Виктор Фран, сам не знает, кто такой

Ровная и круглая площадка – то, что надо для тренировки. Хотя, учитывая, во сколько раз превосходит сила противника мою, правильнее назвать это избиением.

Гриэль принял свою боевую форму…

Ну что тут скажешь?

Красиво, да: алые волосы длиной до пояса шевелились, будто живя своей собственной жизнью, как пламя. Лицо побледнело, глаза потемнели.

– Готов? – насмешливо поинтересовался противник.

Вместо ответа, я рассеялся дымом. Судя по некоторой растерянности Гриэля, он ожидал яростной атаки, маневра и ударов, а не спокойной и терпеливой осады.

Ничего, мой хороший, я, в бытность человеком, два часа за обломком стены просидел. Вовсе не потому, что одиночество люблю, а потому, что меньше чем в пятистах метрах засела какая-то сука со снайперской винтовкой.

Закончилось это все тогда тем, что лежку означенной суки накрыли из подствола.

Мораль – терпение хорошо в меру, как и азарт…

Очень уж снайперу хотелось нанести десятую зарубку на приклад – я этот кусок дерева потом нашел и в сундучке своем хранил…

Тем временем Гриэль начал нервничать: несколько произвольно выпущенных огненных шаров прошли сквозь красный дымок и врезались в скалу. Для меня все свелось к неприятным ощущениям, как при легком ожоге…

Щиты пробить я не мог, их аккуратные полусферы окружили фигуру врага, но…

Пара миллиметров между нижним их краем и землей – этого не хватит для атаки заклинанием (единственным доступным мне «Кулаком Хаоса»), но вполне достаточно, чтобы протиснуться внутрь…

Разумеется, можно было заключить себя в абсолютно герметичную сферу, но для этого нужно либо подняться в воздух, либо пробить землю нижней полусферой щита.

Гриэль пожалел силы…

Ошибка. Нельзя недооценивать врага – может, тебе и повезет, но рано или поздно какой-нибудь «слабый враг» отметит тебя в своем послужном списке как очередной трофей.

Сначала он не понял, почему стало трудно дышать, и в недоумении провел рукой по шее…

А когда сообразил, было поздно: алая струйка дыма оплелась вокруг шеи и руки свободно проходили сквозь нее…

В конце концов длинные когти налились огнем, взмах…

– Ну, кто знал, что он такой… – начал я, но, перехватив злобный взгляд Саэльта, умолк…

Когда когти, имеющие все шансы навредить мне даже в развеянной форме, почти настигли цели, я попросту истончил до минимума петлю на шее Гриэля, а потом и вовсе убрал…

Итог?

Наследник Дома Сарклир, а по совместительству тот, от чьего слова зависит мое будущее, едва сам себя не обезглавил.

– Да я сам тебя сейчас…

– Не стоит. Я сам виноват. – Объект обсуждения открыл глаза и, отряхивая камзол, потянулся, вставая на ноги.

– Я в полном порядке, и мы можем двигаться дальше. Ты… – Это мне.

– Да? – втянул я голову в плечи.

– Я попрошу привести некоторых преподавателей, заниматься с вами по индивидуальной программе.

– Спа…

– Не благодари. Я не о тебе забочусь, – улыбнулся Гриэль. – Я просто беспокоюсь о других учениках. Они могут тебя недооценить и, подобно мне, вызвать «потренироваться».

Вряд ли наша Аристократия будет рада потерям наследников.

– Ясно…

Ну а чего я ждал? Хорошо хоть не успел спасибо сказать.

– И еще…

– Да?

– Продолжайте в том же духе… Я на вас рассчитываю…

– Надеюсь, не в том плане, о котором можно подумать, внимая слухам… – Уфир заметно побледнел и достал небольшую урну…

В такие сосуды, если не изменяет память, сметают и хоронят пепел солдат.

Гриэль некоторое время смотрел на меня и наконец…

– Ха… ха-ха-ха-ха… – С Высшим случилась натуральная истерика. Пять минут мы напряженно наблюдали, попеременно переглядываясь с Саэльтом и намечая маршруты бегства…

– Браво! Давно я так не смеялся! – наконец отошел Гриэль. – Нет, спешу вас обрадовать и успокоить. Вы мне не интересны.

Однако прошу вас, не стоит рассчитывать на то, что все Аристократы отнесутся к нелицеприятной характеристике с такой же легкостью, как я.

И еще – не всегда верьте слухам.

Также прошу прощения за несколько излишне возбужденное поведение в кабинете – я несколько скучал на посту…

Алые пряди немного качнулись, когда Алоиз с изяществом поклонился. Я мог только кивнуть – все равно в этикете здешнем не разбираюсь…

Алоиз улыбнулся (показав слегка заостренные зубы, при виде которых у меня возникли ассоциации с хищными кошками) – и пошел к своему ездовому зверю.

Оставив нас с Саэльтом размышлять на тему «А что это было?», Гриэль вскочил на своего Падшего Единорога и крикнул:

– Догоняйте! Сегодня вечером будем ночевать как нормальные разумные!

Ну, что тут скажешь?

Вперед, мой верный келпи!

Нас ждет столица!

И учеба, мать ее так.

Опять…

Полтора года назад

Что мы имеем? Жара и пыль… Первые слова, которые мне приходят на ум при слове «Аргентина».

Нет, конечно, есть еще и джунгли, только от нашего расположения до них еще дойти надо…

Проклятье, двадцать шесть лет. Мои одноклассники уже женаты и обзавелись детьми…

А также первыми намеками на пивные животики, ага.

– Да все так же. «Овраги» после того, что произошло неделю назад, к нам не суются…

Ну да, еще бы…

Вообще-то АВР – Альянс вооруженной революции. Однако среди небольшого, но на редкость дружного коллектива «Фортуны» самые ходовые именно «овражки» и «овраги» (иногда «овечки»).

Учитесь, детки, хорошо…

Иначе пойдете в армию, не поступите в институт и пролетите по жизни. Как я, например.

Только еще небольшое замечание – не афишируйте свои знания английского языка…

Именно март 2014-го стал для меня началом боевых действий. Ни для кого из рядовых сотрудников не секрет, на кого работает «Фортуна». Ну, в самом деле, чтобы единственная частная военная компания на территории СНГ да не работала на государство? Так что «Фортуна» была одним из козырей ВЕС, не самым сильным, но и не шестеркой…

Так что при поступлении на службу я рассчитывал на скромное место охранника. К сожалению, жизнь и политика внесла свои коррективы – атака на детский лагерь Union перевернула всю мировую политику и расстановку сил вверх тормашками, предварительно потоптавшись тяжелыми армейскими сапогами на больных мозолях государств…

Я не снайпер-профи и не крутой разведчик-спецназовец – если выходить один на один, то любой из перечисленных сожрет меня и не поморщится.

Впрочем, у меня есть другое достоинство, как и у моих сослуживцев, – я мало стою. Схема проста – первый год «Фортуна» активно тренирует, учит, полностью содержит… Хорошее жалованье, никакой опасности… В чем подвох?

Минимальный контракт – семь лет. Отношение к солдатам – подчеркнуто нейтральное, расходный материал.

После первого года – командировки.

Куда?

А куда скажут…

Так я и оказался в Южной Америке. Нет, я и не военный советник, все скучнее – охрана грузов. Конвои. Пресечение засад и нападений…

За три года командировки я скопил большие сбережения, но они так и лежали мертвым грузом. Постоянные нагрузки выше средних и жара сделали свое дело – я не мускулист, аки Шварценеггер, просто обезжиренный и до крайности уставший…

«Фортуна» предоставляет рядовое пушечное мясо. Офицеры и командиры говорят, мол, местные из эмигрантов, но почему-то с типично рязанскими рожами и виртуозно владеют русским матерным.

В общем, очередная игра сверхдержав – в этом регионе мы за правительство, в другом – строго наоборот. А так как армию не стоит марать подобными делами, то проще предоставить толпу мрачных и ничего не знающих, кроме войны и топтания сапог, людей как наемников.

Именно в одном из конвоев меня и подстрелили…

И именно после этого я обнаружил себя посреди полянки камней на том свете, на одном из островков стабильности в океане Хаоса…

Становлюсь поэтом…

Так, к чему это я?

Ах да! Сегодняшнее сражение подтвердило мой предыдущий опыт: подавляющая огневая мощь возможных противников из Аристократов может, при правильном использовании мною своих скромных способностей, принести врагам нехилые проблемы…

Мы въезжали в город…

Нет, не так – в ГОРОД!

Наша компания поднималась по очередному высокому холму, и, как только мы достигли вершины, горизонт будто взорвался Столицей.

– Вот она, Столица!

– А название у нее есть?

– Ну… Вообще, это единственный крупный город, остальное население проживает в номерных поселениях.

Но если тебе это важно – Орлер. По имени Правящего Рода.

Странно…

Впрочем, после того, как я переродился, лучше мне это слово вообще вычеркнуть из словарного запаса.

Прежде всего – архитектура.

Прямоугольные и аккуратные участки. От небольших до километровых. Это свидетельствовало о том, что Орлер – город строгой архитектуры. В стиле немецких городов.

Картину портило хаотичное расположение на этих самых участках различных строений – большей частью довольно высоких, на уровне городских пятиэтажек и выше.

Шпили, шпили, шпили…

Они корябают небо и подпирают его свинцовую высь.

Ближайшие к нам дома видом своим навевали ассоциации с «Семейкой Адамс» и «Кошмаром перед Рождеством». Следующие – сталинские высотки и «Дворец советов». Высокие белоснежные стены…

– Это Академия. Нам – туда. – Гриэль указал на группу зданий где-то в середине этого архитектурного великолепия.

Вообще-то я думал, что Сарклир направит свои стопы в отчий дом, но, по всей видимости, разговоры о размолвке в семье имели под собой реальные основания.

На улицах странного города никто никого не пытал.

Нет, поймите правильно. Какие ассоциации у вас возникают при слове «демон»? Пытки, казни, грешники…

На улицах ходили не обтянутые в кожу демонессы и качки садомазо. Большинство повстречавшихся нам горожан было занято вполне определенным делом. Вот парочка красивых женщин прогуливается, явно перемигиваясь и бросая взгляды на Гриэля. Тот равнодушен.

Женщины очень красивы и притягательны. И аккуратные кожистые крылья из спины, а также хвостики, выходящие из облегающих штанов…

Сапожки высокие…

Черт, почему они смотрят сначала на Гриэля, потом на Саэльта, а уже потом на меня?

Причем если эти двое вызывают интерес, то я – недоумение.

– Они что, заставили келпи принять человеческую форму и на другом ездить?

– Да нет. Это послабее кто-то… Горгулья, может? – услышал я краем уха.

Ну, знаете ли!

– Спокойно. Спокойно… – Саэльт правильно угадал мое желание вернуться к этим кумушкам и поговорить по душам.

– Они не хотели тебя обидеть, просто такие, как ты, – большая редкость. Если ты не заметил, они вооружены…

Ну да, на поясах обеих демонесс висели клинки типа шпаг, к тому же они явно меня превосходят в магии.

Вообще, город мне понравился – я по пути увидел суккуб, инкубов и одного бегемота[9]. Суккубы у меня вызвали обильное слюноотделение…

Своей внешностью они и инкубы полностью оправдывали мои представления о демонах! Правда, внешность обманчива… так бы и…

Одна из суккуб поймала мой взгляд и хихикнула подруге на ухо:

– Смотри, даже животные возбуждаются! – и рассмеялась.

Так бы и прикончил!

– Ой! – На запястье одной из них замелькал желтый огонек, и девушки, расправив крылья, куда-то метнулись.

– Мы уже подходим.

И верно, высокие двустворчатые ворота как по команде раскрылись и пропустили нашу троицу.

Пустынный двор и молчание… Кстати, мне показалось или те суккубы сюда драпнули?

И чем бы заняться?

Я сидел один в приемной Ректора. По словам покинувших меня попутчиков, честь, оказанная мне, мало с чем сравнима. Ректор, чье имя, кстати говоря, неизвестно даже Императору, был очень стар…

Демоны вообще долгоживущие организмы, чаще всего погибающие не из-за телесной немощи, а по причине отсутствия инстинкта самосохранения. Пока он слабый – демон тихий и спокойный, но стоит накопить силы – и понеслась душа в рай, догоняй тело! Даже если отсутствует шкурный интерес – все равно куда-нибудь влезет, чисто из любви к искусству!

Ректор был исключением, пережившим трех Императоров Дома Орлер. А еще очень активен. Судя по ностальгическим вспоминаниям Саэльта, в свое время Уфир нехило загулял в одном из миров во время контракта, и его обчистил какой-то оборванец.

Ну, я думаю, вы понимаете, у кого пристыженный молодой Уфир забирал свои вещи под добродушный смех?

В приемной было пусто. Стул, стены…

Все!

То есть ни секретаря, ни каких-то охранников…

Хотя… Покушаться на Алоиза, разменявшего хрен знает какое тысячелетие?

Не-е-ет…

– К Ректору? – В приоткрытую дверь засунул… ся? Засунулась? Черт, и какого оно пола?

Маленького роста существо… Белокурые волосы и красивое, ангельски невинное личико, лишь в глазах прыгают бесенята.

– Ой… А ты чей? И чего такой мрачный? – Существо прошло в комнату, и все изменилось. Стены заиграли красками, светлое дерево и кадки с какими-то неопрятными, но прикольно выглядящими кактусами. Примерно из таких мы интереса ради делали самогон. Хотя называли это гордым словом «текила».

Меня потом два дня крючило с животом.

– А где твой хозяин? – Неказистая табуретка подо мной превратилась в удобное кресло. – Хотя да, келпи и в нормальном состоянии не отличаются сообразительностью. А так в человеческой форме…

– Все Аристократы такие наглые? Или только молодые? А то я только с одним общался. – Сказать, что демон был удивлен, не сказать ничего. Он так и замер с открытым ртом.

А клыки-то у тебя очень четко видны, дружок.

Алоиз? Или Уфир? Или вообще инкуб молодой?

– Ты разговариваешь? – Азарт в глазах моего собеседника загорелся, аки лампа Ильича.

– Да я и понимаю неплохо. Так как там насчет наглости? – Я нарочно говорил спокойно. Это часто сбивает с толку, на допросах самое то.

– Прошу прощения! – В глазах Алоиза промелькнул ужас.

Ну да – логично. Раз я обладаю разумом, следовательно, я – Высший. А значит, могу обидеться на предположение о своей природе Низшего… Плюс то, что он не учуял моей природы, говорит о большом возрасте и силе.

– Каиль! Ну как же так! – Голос как у сорокалетнего мужчины будто шел из стен. Очень веселый сорокалетний мужчина.

Наконец невидимая до поры до времени дверь в стене открылась и выпустила Гриэля, Сиэльта и новое действующее лицо…

Глава 4

Выбери судьбу! (неизвестный голос из MK)

…Голова нужна для принятия вариантов, прописанных Судьбой…

Темный Властелин Ардан Вайноме, Род Сумеречного дракона

– Это и есть ваша находка? Занятно, занятно…

Я вообще хладнокровен, но меня уже который раз за день обсуждают, как какую-то зверушку или предмет.

– Оу! Вот даже как! – Невысокий мужчина, слегка полноватый и с внешностью «добрый дядюшка», с интересом смотрел на «Кулак Хаоса» в моей правой руке. – Бей сюда! – И указал на появившуюся из ниоткуда мишень с «яблоком» в центре.

Потрясающее самообладание – мне он нравится.

Дзыннн!!!

– Так-так-так… – Нет, все-таки умеет к себе расположить!

Ректор (а это был он) напоминал итальянца. Нет, не мафиози, а итальянца из комедий. Немного похожего на Марио. Пухленький крепыш. В отличие от всех виденных мной демонов, которые, наоборот, были эталоном возвышенной красоты. Это несколько резало глаз.

– Знаете, юноша, а я возьмусь вас обучать. И разумеется, выдам вам грамоту со всеми подтверждениями и печатями. – Это Ректор говорил уже Гриэлю.

– Господин Саэльт… – И ведь как играет! Вообще, такое чувство, будто он Уфира только сейчас заметил! – Диплом вы, разумеется, должны сдать, но я попрошу Магистра Китэля о снисхождении.

А «Оказание помощи в полевых условиях» вы уже сдали, разумеется.

Итак…

Ректор развернулся ко мне, и в глазах у него мелькнул азарт и интерес ученого…

…склонившегося над лягушкой-смертницей.

Я сглотнул. Мама…

– Каиль, ты что-то хотел?

– Ничего. Просто…

Его появление нас несколько обеспокоило, и поэтому…

– Короче говоря, опять в Таро проигрался? – ехидно поинтересовался Ректор.

Ангелочек потупил глазки (так, раз «проигрался» – значит, ЭТО мужчина) и сконфуженно протянул:

– Узнать, что за гости у вас…

– Опять Атира обыграла?

– Ага…

– Как дети малые, честное слово! Ну да, вы первый курс, тем не менее не первое столетие жизни!

Ректор повернулся к моим спутникам:

– Вы дальше куда?

– Гостиница. – Гриэль.

– Домой, – мечтательно протянул Саэльт.

– Итак… Саэльт, поздравляю. Еще когда вы выпустились, я знал, что вам многое предстоит. Еще чуть-чуть – и архиуфир. А это, знаете ли…

И то, что вы помогли оказавшемуся в подобной ситуации, – знак.

– Пока, надеюсь, ты скоро получишь Имя. – Сарклир удалился.

– Удачи. Я тебя еще навещу. – Саэльт кивнул на прощание и вышел.

Интересно… После того как красноволосое нечто извинилось за излишне эмоциональное поведение в своем кабинете, Гриэль старается общаться со мной максимально корректно и подчеркнуто вежливо. Обиделся на меня за что-то?

Злой на меня Алоиз вряд ли относится к положительным достижениям…

– Теперь ты… – Горящие азартом глаза опять вперились в меня. – Каиль, ты проводишь нашего нового ученика в общежитие. В корпус… Ну… Пусть у Уфиров расположится. Предупреди, кстати, Старосту о новом постояльце.

Ректор повернулся ко мне и пояснил:

– Сегодня День Рождения Династии. Так что будет Большой Бал, и, как следствие, съедят много важных сановников. Молохи и Нисроки сбились с ног. Аласторы[10] готовятся к своим баталиям…

– Кто? – недоуменно спросил я.

– Молохи[11] и Нисроки[12], переводя на язык людей, – церковные следователи и стража.

Аласторы… Переговорщики… не знаю… Для общения между домами, понимаете?

– Ага…

Церковные следователи?

Стража?

Дипломаты?

У ДЕМОНОВ???

– Вот тебе книга, читать на фернале[13] умеешь?

Я кивнул и взял протянутый мне толстый и увесистый фолиант. Открыл на произвольной странице: «…Астаротов[14] не стоит бояться, потому что, если ничего не замыслили против Владыки, вас отпустят и, возможно, извинятся. Если же вас застали за чем-то серьезным… Самое страшное уже случилось!»

– В свое время я изучал феномены Перерождения. Как ты уже знаешь, превращение человека в демона – явление редкое, а потому никто не озаботился написанием экспресс-руководства для подобных случаев.

Ты не первый, а потому у меня несколько подобных книг, напечатанных по специальному заказу. Молодые демоны, особенно «обращенные», на редкость деструктивны! Так что не стесняйся! – Ректор хохотнул. – Вопросы есть? Тебя, как я вижу, что-то интересует?

– Почему вы так выглядите? – наконец задал я вопрос, интересовавший меня на протяжении всего монолога Ректора.

– Ну-ка, это как? – Прошелестев балахоном, Ректор подошел к возникшему из ничего зеркалу.

В нем отражался только я.

– Видишь ли… Мой облик – это сугубо твое видение. Для Гриэля и Саэльта я выгляжу совсем иначе, чем для тебя. Никогда не экспериментируй с заклинаниями и не смешивай Ментальные силы с Изменениями!

– Каиль!

– Да, Ректор?

– Можешь проводить нашего нового ученика…

– Погодите… – растерялся я, – я вообще пока что ничего не умею!

– Юный Сарклир о тебе другого мнения. Как и Саэльт. А что касается неумения… Это даже хорошо. Твоя сила не большая, но и не мизерная.

Она просто другая…

– По найму, короче говоря, – закончил Каиль.

Я сидел в небольшой, но хорошо обставленной комнате, к которой вышел под предводительством Алоиза. Судя по тому, как мы петляли, мою скромную персону прятали от глаз учащихся.

Цитадель (как называли Академию студенты и преподаватели) построена довольно давно и по размерам может посоревноваться с территорией ВДНХ – и это только метрически. На самом же деле пространство было «схлопнуто», по словам Каиля. Это заслуга Ректора.

– Ну а что дальше? – поинтересовался я, расположившись в кресле.

– Отдыхай. Читай. Еду тебе принесут сюда…

– Кто? – напрягся я.

– Не переживай. Обслуга из големов. Кстати, – сверкнул глазом Алоиз, – некоторые элементали очень красивы. И отнюдь не глупы, их личности почти идентичны человеческим. Так что если хочешь…

– Не беси меня.

Я сам удивился своему голосу: холодный и без эмоций.

– Не беси меня…

Голос новичка был спокойным и информирующим.

Каилю стало не по себе.

Он еще раз изучил новенького…

Высокий, какой-то потертый. На лице с правой стороны небольшой шрам через губу. Глаза серые – на Высшего совсем не тянет.

Вот только глаза такие же, как и у Кфорна – преподавателя военных искусств.

Оценивающие и будто примеряющие, с какой силой нанести удар так, чтобы второй уже не потребовался…

Простой кинжал – подарок Занудариса – я положил на столик, стоящий посреди комнаты.

Зеркало… мне нужно зеркало…

Зеркало нашлось в поистине королевской – мрамор и хрусталь – ванной, но не от дурного вкуса. Все в меру.

Из зеркала на меня смотрел… я. Никаких особых изменений не заметно.

Рост выше среднего, 183 сантиметра. Серые невыразительные глаза. Лицо такое же… Среднее. Меня сложно выделить в толпе. Пыль на роже немного нездорового серого цвета, под глазами синяки.

Темные волосы, короткая стрижка, в противовес здешней моде на длинные волосы у мужчин и женщин. Правда, сейчас они просто черные – до моей смерти они были выгоревшими на солнце и грязными от пыли.

Форменная панама защищала от света, но и несколько ограничивала обзор своими полями, особенно в лесных районах, потому я предпочитал ее не носить.

Кожа бледная, с жизнеутверждающим серым оттенком.

Куртка и штаны темно-синего цвета, припорошены пылью. Как и высокие сапоги с подкованной подошвой.

«Хоть сейчас на обложку «Солдата удачи»!» – хмыкнул я, возвращаясь в гостиную, и начал разбирать вещи. Запасная смена одежды, щетки для обуви и тапки…

– Разрешите войти? – послышалось с той стороны двери.

– Да? – Я отвернулся от зеркала и вернулся в гостиную.

Дверь открылась, и на пороге показалась… Однако!

Месье знает толк в извращениях! То есть Каиль прав – големы тут…

Девушка была красива. Очень. Чуть ниже меня, изящная и в то же время твердая как скала, она держала поднос с едой.

– Поставьте, вам, наверное, тяжело.

Девушка поставила поднос, и тут я в очередной раз поразился четкости своих мыслей. Или это мои способности распознания магии потихоньку пробуждаются? Твердая как скала, да…

Левая рука девушки напоминала доспех. Если только можно представить доспех, выточенный из камня.

Изящное запястье – как дымчатый кварц. Помнится, этот камень мне всегда нравился больше кровавых рубинов или слезливых алмазов. Почему?

Потому что в хрустале я был уверен на 99 процентов – за него не убивали.

Черные волосы девушки стянуты в тугой узел сзади, простое черное с белыми легкими кружевами платье облегало фигуру.

– Господин, я могу идти?

Будь я проклят, если она не владела своей волей…

– Да… Разумеется…

Коротко поклонилась, вышла…

– Ах-х-х! – Я сидел и отмокал в ванной.

Блин, не привык я к обслуге, а потому не сообразил спросить по поводу стирки вещей. Но ничего, ткань хорошая, и я привел запыленный костюм в порядок и повесил сушиться.

Подняться, вытереться и побриться. Бритва – одна из многих мелочей, которой меня обеспечили на заставе. Вообще, она предназначена для стрижки волос, но острота лезвия позволяет активно использовать девайс как бритву.

ОЧЕНЬ опасную бритву.

Наконец, вымытый и более-менее цивилизованно выглядящий, я приступил к трапезе…

Мясо, мясо, мясо… Хлеб, вино – и все.

Я сыт и, даже если бы сейчас тот пулеметчик появился передо мной, выслушал бы его и сказал, в чем именно он был не прав.

– Разрешите во… – Знакомый голос девушки-скалы прервался громким хлопком и чьим-то смехом.

Я вбил ноги в обувь и надел по-быстрому китель, что там еще?

Увиденное в коридоре не порадовало: судя по всему, девушка (ну не могу я ее големом называть, раз живая и с разумом!) висела в воздухе, удерживаемая какими-то нехорошими линиями силы.

Рядом стоял Каиль и выглядел бледнее обычного.

– Уважаемая Атира, вы не понимаете…

Я наконец рассмотрел, к кому обращается Каиль.

Посреди коридора стояла компания из двух суккуб, которых мотало, как на ветру.

«В минуса и в дребодан… Вот тебе и Аристократия!»

– Эта дрянь не дала мне выпить, – кивок на разбитую бутылку рядом со стеной, – как будто я не… Ик! Суккуба!

– Четвертого ранга[15], между прочим! – поддакнула подруга.

Так… Если не ошибаюсь, это означает, что она недавно перешагнула в относительно взрослую жизнь… Первый курс буянит, что ли?

– Это вино Ректор просил передать своему гостю…

– Так я и поверила…

– Атира! – Каиль был в ужасе.

А у меня появилось ощущение, что за мной кто-то следит и ему до жути интересно, что будет дальше…

– Атира! Ты не представляешь, что творишь…

– И какого тут происходит? – Я наконец обратил на себя внимание всех присутствующих.

Каиль грустно вздохнул…

– Да все она представляет. – Каиль поморщился.

Помешали отдыхать гостю Ректора – и что дальше?

– А ты кто такой? – Суккубы сбавили обороты.

Перед ними стоял пусть неизвестный по положению, но серьезно выглядящий Высший.

Мельком Каиль отметил, что гость привел себя в порядок.

Одежда носила следы чистки, волосы были мокрыми. В отличие от остальных, виденных Каилем, этот Высший обладал короткой шевелюрой, причем не пользовался даже необходимым минимумом внешних иллюзий.

– Я? Очень злой и уставший военный преступник. И повторяю свой вопрос: что тут происходит?

Значит, стоит Ректору отвернуться, как ученики начинают чинить беспорядки?

В руке говорящего мрачной красно-черной кляксой вспыхнул шар.

Суккубы притихли.

– Э-э-э…

– Мое имя Фиоре, – спокойно произнесла элементаль[16], приведшая себя в порядок.

– В порядке?

– Да.

– Короче говоря, я – за равноправие. Так что в следующий раз… – Гость с каждым словом приближался к суккубам, съеживающимся от каждого слова. – Так вот… В следующий раз я вас голыми руками на куски порву и келпи скормлю…

Пошли вон!

Блин, я так под обстрелом не нервничал – стоило чуть переиграть или недожать, и меня бы эта парочка на куски порвала!

Каиль под локти утащил демонесс, как-то странно на меня посматривая.

Интересно, он понял, что больше испугался я, чем мои «жертвы»?

Я устало стек по стене на пол…

– Давайте я помогу вам встать, господин…

Фиоре легко, как тростинку, подняла меня с пола.

– Что это было? – Я лежал на кровати. Одетый. Фиоре порывалась меня раздеть, но я позволил только стянуть обувь. – Ты же явно могла их там в коридоре раскидать…

Девушка положила тонкую руку мне на губы…

– Доброй ночи. – А глаза у нее красивые, странного фиолетового цвета…

Я вырубился…

Глава 5

Пугало

… – Мы за вами наблюдали и изучали вашу реакцию, даже стреляли и инсценировали покушение… так вот, вы нам не подходите – У ВАС ПАРАНОЙЯ!

Штатный психотест ЦРУ

Пробуждение было… двояким, что ли?

С одной стороны, левая рука немного болела и покалывала, будто кто-то пережал кровоток. С другой же… Когда такая девушка под…

…боком?

Как это понимать, твою?..

Так… я лежал на кровати без обуви, но одетый. Каменная рука Фиоре сжала мое плечо. Однако, ну и хватка у девушки. Впрочем, элементали созданы не только для мирных целей. Более чем уверен, перейди вчерашняя суккуба определенную грань, Фиоре нашла бы чем ответить…

А кстати, что она тут делает?

Она же вроде меня покинула?

– Господин не голоден? – Ярко-фиолетовый глаз мелькнул сквозь черную челку.

– Да не особо…

– Как вы себя чувствуете?

– Неплохо, что странно…

Я чувствовал себя славно выспавшимся. Тело не ломило…

– Значит, я правильно поступила, передав вам немного Силы…

– Чего?

Элементали настоящие генераторы Силы Стихий. Так, например, элементаль Огня – хорошее подспорье для алхимиков, Земли – для строителей.

Манипуляции силой с использованием элементаля данной стихии являлись удобным способом экономии…

– Не бойтесь, господин, я отдала немного. Странно, что вас это беспокоит… – Судя по небольшому удивлению в голосе, элементаль это действительно удивляло.

– Фиоре, все хотел спросить…

– Артефакториальная[17].

– В смысле…

– Это часто спрашивают. Господин Ректор меня создал пять лет назад. И мой материал – камни. Тем не менее я не могу работать с силой Земли напрямую, да и вообще не имею склонности к какой-то стихии. Зато, используя Камни Силы, обращаюсь к любой…

Из книг, прочитанных на заставе, «История Артефактостроения» – одна из самых любопытных…

– Надо же… И много подобных тебе в Академии?

– Я единственная в данный момент Артефакториал на территории Орлера. О других Домах информации нет…

Логично на самом деле. Подобная элементаль стоит в бою нескольких Алоизов не последнего Ранга.

– За что такая честь?

– Ректор заинтересовался твоей реакцией, – спокойно сообщила Фиоре, как о само собой разумеющимся.

То есть Ректор меня проверял… Не представляю себе силу Ректора, но, скорее всего, обратить внимание Суккубы и вызвать ее интерес к обслуге для такого, как он, не составляло труда.

– И что дальше?

– Сейчас я принесу вам завтрак, а потом провожу к Ректору. Он желает с вами пообщаться…

Да не сомневаюсь…

– Вы ведь читали вчера книгу, выданную вам?

Сегодня Ректор выбрал образ высокого и стройного Алоиза. Проклятье, я не лилипут и не урод, но на фоне всех этих красавцев и красавиц несколько рефлексирую… Даже смешно.

– Не до конца. Меня несколько отвлекли… Зачем вы меня проверяли? – перешел я в наступление.

Ректор рассмеялся…

– Помните, вы вчера метнули некий энергосгусток в мишень?

– Ну да… А при чем тут это? Я-то думал, что вы таким образом просто что-то проверяете…

– Да… Интереснейшее замечание – ваш удар имеет минимальную составляющую магии – и больше тяготеет к физической силе…

Мы находились в кабинете Ректора.

Кабинет Ректора… Н-да… Больше подошло бы слово «обитель».

Полки с книгами подпирают потолок. Стол большой и широкий. Кресло, напоминающее королевский трон.

Пол из светлого паркета и окна со странными витражами, как я ни пытался, не смог понять, что же на них изображено?

– Вы ведь приняли присягу на верность Дому Орлер, не так ли?

– Ну да…

– Теперь вы должны пройти обучение. Ваши силы оставляют вам, увы, только одну дорогу…

– Это какую же? – Хотя в общем-то уже понял, о чем говорит Ректор.

– Наемник. Если не ошибаюсь, именно этим вы зарабатывали в бытность свою человеком?

– А как же обучение?..

– Увы, магии в вас минимум. Я все проверил – магом вам не стать…

Не очень-то и хотелось…

– …Так что извините, я уже изучил ваши способности…

– Чего вы боитесь? – Я понимал – что-то не так. Но все-таки…

Ректор вздохнул:

– Ничего-то от вас не скроется… Вами интересуются.

– И кто же?

– Много кто… Саратансы[18], Молохи, даже некоторые Валафары…[19]

– Это еще кто?

– Валафары – наши преступники… Всякий сброд! А вот Саратансы… Саратансы – отдельное от Церкви Творящего Хаоса течение…

– То есть секта?

– По сути – да… Их умеренные представители – талантливые артефакторы, да и врачи не последние. Но радикальные течения – большая проблема…

…Началось все очень давно. Уфир по имени Саратанс был очень талантлив. Шла очередная война Домов, и потому раненые шли непрекращающимся потоком.

Демоны очень живучи. Но всему есть предел…

В конце концов Саратанс нашел выход – изменил себя. Причем не так, как большинство демонов, – с помощью магии. Он пошел по пути науки. Техномагии и современной мне биологии.

Имплантаты, искусственные конечности, изменение структуры тела с помощью трансформации и мутагенов…

Демонический Франкенштейн, да и только!

Это продолжалось довольно долго, та война – не чета современным, груды трупов из демонов и Легионеров, осколки големов и пыль от рассеянных элементалей…

Все закончилось… Все были довольны, кроме Молохов и Астаротов.

На столе их начальства уже лежали доклады о том, ЧТО происходит с изменившими себя демонами.

Меньше половины из них остались психически здоровыми. Большинство же начали самостоятельно себя изменять, и то, что получалось в итоге, больше напоминало ядреную смесь из кислотной крови, невосприимчивости к магии, высокого интеллекта и жажды убийства… Ах да, хотя атаки магией и не приносят эффекта, сам Ушедший (как прозвали подобных монстров) многократно усиливает природные способности демона.

Возникла большая проблема…

Когда Саратанс узнал о подобных случаях, он начал действовать незамедлительно. Созвал оставшихся в здравом уме сподвижников и начал охоту на Ушедших.

Занавес…

Можно было бы много говорить по поводу здравого смысла тех, кто давал добро на подобные эксперименты, но я не светоч добра – промолчу…

– На кой я им?! – Я опешил.

Это что ж, мной заинтересовались какие-то здешние техноманьяки?

– Вы из технического мира. Об этом им уже известно… А что именно им надо, кто знает? Логика демонов сложна.

Логика же Ушедших вообще что-то запредельное…

– Ну а какова их конечная цель?

– Обращение и пропаганда Изменений…

– Проще говоря, эти психи хотят превратить демонов в себе подобных? – Я удивленно присвистнул. – Однако!

– Да. Так что ближайшее время ты будешь в Академии на особом положении, извини, но твой круг общения только я и Фиоре. За это время я смогу, не вызвав подозрений по какому-нибудь вопросу, напроситься на аудиенцию у Императора в приватном порядке…

– Ради меня – и к правителю? За что такая честь? – Я напрягся.

Бесплатный сыр только в мышеловке.

– Просто твой случай очень интересен. К тому же… Что-то происходит. Что-то нехорошее…

– Я слышал, с заговорами ваш Император лихо разбирается.

– Это не заговор. Скорее какие-то интриги между Домами. Причем мы не ее цель, мы так…

Ректор остановился:

– Твой срок обучения столь мал по одной простой причине: большинство молодых демонов в Академии первую половину учат не сгореть от напора внутренней силы. У тебя же ее нет, извини…

– Может, проверите еще раз? Меня же некоторые идиоты вообще за келпи в человеческой форме принимают!

– Фиоре, пока ты спал, все уже проверила. Извини, что не предупредил, но в спокойном состоянии ты чуть сильнее Центуриона. Магии – ноль…

Но сейчас проведем небольшой опыт…

Мы подошли к небольшому зданию. Как только я переступил порог, попал во тьму.

– Э-э-э… Ректор?.. – Я несколько растерялся. – Опыт не удался. В темноте я…

Вижу?

Все как в тумане, но очертания зала с растущими тут и там какими-то выростами. Длинные столы и скамейки… В глубоком детстве, когда думал о мирной жизни и считал, что «наемник» – это такой шрамированный мужик с миниганом наперевес, я зачитывался Роулинг и ее «Гришей Чайниковым»…

Но потом, увы и ах, пошли фанфики. Сначала просто юмор и стеб, а потом – сплошь яой.

Вот так я и расстроился в Гарри Поттере…

Смешно, да?

– …в?! …авай!! Слышишь? – рявкнуло под сводом зала.

– Не орите. Слышу… – буркнул я.

– Хм… Прости. Итак, небольшая проверка твоих боевых качеств перед тем, как я начну тебя учить пользоваться скромным, увы, арсеналом, предоставленным тебе перерождением.

– А свет можно?

– Хорошо. Как хочешь…

Источника освещения я не обнаружил, но тем не менее ровный неяркий свет позволял четко различать предметы.

– Это – стандартный Легионер.

Рядом со мной из столба пыли появилась тощая фигура Легионера. Ростом мне до середины груди.

– Они же вроде поменьше? – Мускулы не скажу, что прямо рельефные, но явно больше, чем у обычных.

– Ты не путай слепленного для проформы Легионера Занудариса, которых он для тренировки тебе давал, и настоящего бойца.

Я обошел по кругу творение Ректора:

– Хорош… И что дальше?

– Ну… Покажи мне «Марионетку».

– Захват, что ли? – Судя по сладкому, как мед, голосу Ректора, он очень хотел увидеть шоу.

– Занударий рассказал?

– Ну да… Все-таки я был и его Ректором в свое время. Захват тел, или «Марионетка», как средство борьбы с Легионерами, не редкость. Натравить на Центуриона его же бойцов – прием столь же старый, как Хаос.

Но захват и полный контроль над одним Легионером, использование его как тело или доспех – такого я раньше не видел.

Я расслабился…

И открыл свои глаза. Новые…

Я стал ниже ростом. Чувства притупились, я не ощущал ни тепла, ни холода. Зрение выцвело, краски померкли.

Ранее я мог слушать шелест сквозняка по залу, теперь этого не было.

– Сколько занял захват?

– Меньше секунды. А для тебя?

– Примерно так же. Дальше-то что?

Легионер был вооружен коротким мечом, больше похожим на мачете, – тяжелый клинок, больше предназначенный для рубки с размаха, чем для изящных уколов.

– Да, кстати, что вы там говорили про работу? Я это спрашиваю не только из любопытства, а то отправите вершить великие дела, а я ни уха ни рыла… Извините…

– Аристократов часто вызывают магами Демонологии, чернокнижниками и прочими интересными личностями.

Проблема в том, что наш Дом ранее подобными вещами централизованно не занимался. Разумеется, некоторые маги вызывали отдельных… э-э-э… специалистов…

– Суккубочек, что ли? – Горло саднило при разговоре – все-таки…

– Не только! Хотя суккубы и инкубы были самыми частыми… Еще Церберы и Легионеры. Переподчинить Легионера легко. Церберов же только направить надо, они и так подраться любят.

Я расхохотался:

– А суккубы и инкубы сами все выполняют, да?

– Ну… Вообще-то да… Но мы отвлеклись!

Несколько Легионеров появилось рядом. Три явно дохленьких, два – вполне себе кондиционных и один явно более здоровый, в простом нагруднике и со здоровым топором.

– Готов?

– Э?! – Не знаю, у кого как, а у меня при опасности тело как холодом обдает. И то, что сейчас осязание отсутствовало как чувство, ничего не меняло.

Ректор поторопился пояснить:

– Просто покажи все, что можешь. Если что, я их остановлю. Ну, к бою!

И все заверте…

Ожившие марионетки задвигались. Поначалу заторможенно, но явно с ускорением…

Внезапно я почуял азарт. Ну, понеслась…

Тяжелый клинок описал дугу и врезался в бедро одному задохлику. Лягнул нижней лапой второго, почувствовал небольшой толчок.

Отпрыгнул назад – два однотипных Легионера метнулись на меня.

Я на инстинктах схватил скамейку и швырнул во врагов – какой-то хруст в теле, но ни боли, ни неудобств.

Один увернулся, другой – нет. Разбрызганное содержимое черепа плюс один задохлик раздавлен, тот самый, кому я перебил ногу. А что там дальше…

Удар в грудь сбил меня с ног.

При этом боли не было, просто при попытке встать я поймал себя на мысли, что ног попросту не чувствую…

– Эй, ты как?.. – Судя по голосу Ректора, он был здорово напуган.

Легионеры окружили меня, вытянувшись по стойке «смирно».

– Сойдет. Ректор, у меня есть идея…

– Вот как… А где раньше были твои идеи? – Ректор расслабился…

Я недаром читал историю артефактов. Общие принципы работы и свойства Легионеров знал наизусть…

Передо мной предстала картина: фигура моего нынешнего вместилища, перевитая несколькими линиями. Они проходили через все суставы, подходили к утолщению в груди и голове – хранилище силы и блок принятия решений. На поясе виднелась рваная рана, через нее медленно утекала сила.

И тут я легким движением руки…

Взрыв удался на славу: находящихся рядом Легионеров снесло ударной волной. Нарушенные магические связки рванули с силой хорошей гранаты – а если бы не был перебит энергоканал в спине, разнесло еще больше.

Глава 6

Форсаж

– О, черт!

– Что?

– Граната…

– Что граната?

– Я выдернул чеку…

Васаби

– Н-да… – Ректор появился из ниоткуда. Рядом с ним стояли Фиоре и Каиль.

Не понял?..

– Каиль тобой заинтересовался и попросил у меня разрешения на написание работы по твоему случаю. Разумеется, я ее отредактирую, так что секретность будет на высоте…

Да уж надеюсь…

Здоровяк еще шевелился. К нему подошел Ректор, сделал пасс рукой, и он затих…

От разбросанных повсюду кусков плоти вверх начали подниматься тонкие струйки черного дыма, и через некоторое время о драке напоминали только перевернутые столы и царапины на полу.

– Однако… Сам додумался? – Ректор с интересом покосился на меня.

– Неплохо получилось, правда?

– Да уж, неплохо… Вот что, сейчас я дам тебе еще одного подопытного, на этот раз просто подвигайся, попрыгай, не знаю… Узнай, на что ты способен в теле! И потом, так сказать, «контроль»…

Столб дыма – новый Легионер стоит передо мной. Прыгаю в него – чувства опять притупляются. Я делаю шаг, другой…

Короткая пробежка по свободному участку, но я хочу большего!

Быстрее!

– Уничтожь его! – Передо мной появляется еще один энергоголем. Я без оружия, но…

Удар лапы проламывает грудную клетку, а нога – перебивает колено. Какой-то он медленный…

В этом теле мне не нужно дышать, но я чувствую… Не боль и усталость, а ущерб. Будто одежда порвалась в нескольких не совсем приличных местах.

– Можешь аккуратно покинуть тело? – Глаза Каиля горят азартом. Ректор на него косится, но молчит…

Негромкий хлопок, и я стою на своих ногах. Рядом по стойке «смирно» вытянулся Легионер. Он теперь тощий, кожа гноится, кости руки явно сломаны…

Демоны моментально метнулись к нему, только что не обнюхали. Я пока подошел к флегматично на все взирающей Фиоре:

– Чего это они?..

– Ты разогнался до скорости реакции Алоиза. Легионер для такого не предназначен. Ощущались вспышки силы – в первый раз так не было.

– Именно! Поздравляю! Добей несчастного – заодно проверим твое оружие!

Я пожал плечами. Пальцы привычно защипало, с руки сорвался темно-красный шар, разнеся на куски и без того побитое тело Легионера.

– Отлично! Итак… А впрочем, Каиль, докладывай, что нашел. Посмотрим, так уж ли ты хорош…

Каиль, судя по всему, был несколько смущен, но быстро справился с чувствами:

– В первый раз ты использовал тело Легионера в обычном режиме. Так вот, твоя скорость реакции не превышала обычную. Единственное, что странно, – взрыв, произошедший в конце. Впрочем, ничего удивительного – Легионеров создают так, чтобы они не могли повредить идущим с ними в строю. Потому сначала умирает их сознание, а потом рассыпается тело. Так ведь?

Ректор благосклонно кивнул, а у меня возник закономерный вопрос, который я ранее игнорировал: кто такой Каиль, что так запросто общается с Ректором и первым магом Дома?

– Тут же сознание не могло быть уничтожено, потому что устранить демона – задача не из легких. Таким образом, ты соединил все линии силы в одну, энергоканалы схлопнулись – и готово.

Высвободившаяся магическая энергия перешла в тепловую энергию взрыва.

Я мысленно присвистнул. Неплохо у них тут образование поставлено!

– Во втором случае ты начал использовать резервы тела, в итоге до какого-то момента ты тянул энергию из структуры заклинаний, а потом – непосредственно из жизненной силы тела.

Как следствие, частичное его разложение…

Ректор хмыкнул:

– Неплохо. Очень неплохо. Придете к себе в комнату, будьте добры записать свои соображения и представить возможные формулы…

Судя по погрустневшему лицу, Каиль совсем не рад был корпеть над книгами…

Я заинтересованно спросил:

– И что дальше?

– Дальше… Я хочу заметить, что многие демоны знакомы с ментальной магией. Даже несмотря на то, что ты сравнительно слаб, простейшую иллюзию сотворить в состоянии…

Давай попробуем…

Представь себе что-нибудь такое, что знаешь очень хорошо, «от и до».

Я напрягся… Закрыл глаза…

«От и до». Да что я знаю очень хорошо? Разумеется, свой «Калашников». Сорок седьмой… С деревянным еще цевьем и прикладом… Когда я его только получил, он выглядел как новый, пролежав более полувека на складе в консервации, автомат напоминал картинку.

Созданный для масштабной войны, простой, как валенок, и имеющий убойную силу кувалды – настоящее оружие массового поражения…

Руки привычно потяжелели…

Я открыл глаза…

Проверил номер…

85946214…

Оно…

Окружающие с интересом смотрели на предмет в моей руке.

– Судя по всему, оружие… Огнестрельное, не так ли?

– У вас же его вроде нет? – растерялся я.

– Демона и даже Легионера из него не убить – только на части порвать, а потому в основном мы используем мечи. Но вообще про огнестрельное оружие слышали.

Перезаряжается долго, стреляет недалеко…

Я хмыкнул – оружие постепенно растаяло в моих руках серым дымком…

Я сконцентрировался – в воздухе появился экран метр на метр.

– Это что?

– История моего мира…

Ранее. Западная Украина

Снег медленно кружился и падал на грязную, изрытую тяжелой техникой дорогу.

В кузове, который со всех сторон продувался ледяным ветром, сидел несчастный, гениальный, но непризнанный человек – я.

– Апчхи! – Вот и сопли… Уже…

– Может, все же разожжем костерок?

– А топить его чем?

– Так…

– Бензин не дам, – отрезал я.

Это был чертов февраль 2014-го, время, которое называют становлением ВЕСа.

Восточно-Европейский союз – жутковатый монстр, ставший противовесом Западно-Атлантическому альянсу.

И если Беларусь с визгом присоединилась к Союзу, то на Украине начались серьезные народные волнения.

И вот мы сидим, замерзшие и интенсивно матерящиеся.

Бензина мало – ближайшая возможная доставка снаряжения через три дня.

Бензин при такой температуре – единственный источник тепла для двадцати замерзших мрачных мужиков. Точнее – генераторы, которые на этом бензине работают.

И вот теперь природа нас решила испытать на прочность – генератор застопорился. От постоянной измороси и заморозков полетел в Валгаллу для металлолома, где его уже ждет один мой автомат, пробитый пулей.

Вариантов два – либо чинить, надеясь на чудо, либо использовать бензин для печей. Починку этого агрегата, на мой взгляд, могут осуществить разве только зажигательные танцы с бубнами вокруг него. Так и сообщил командиру.

Я поправил снайперский шарф, который закрывал нижнюю часть лица и хоть немного утеплял мою продрогшую тушку под курткой.

– Мужики, едут!

Блокпост был перевалочным пунктом доставки грузов контингенту первой линии, так что мы не страдали.

Правда, погода преподнесла нам сюрприз…

Нечто неладное я заподозрил еще, когда раздались радостные вопли, чтобы мне удача подвалила?

Но того, что было «не так», пожалуй, хватило бы не то что на неполный взвод, но и на батальон спецназа!

Три танка «Оплот» с «виллами» и два грузовика с такими же небритыми и грязными солдатами. Только вот воевали они за столь далекого, как мне казалось, «противника»…

– К бою! – Командир матерился и приказал вытащить рацию из штаба. Вовремя, стоит заметить. Через пару минут бетонный домик провалился под ударом фугаса.

Я мрачно покосился на стоящие рядом бочки с бензином…

Дзинь-дзинь-дзинь…

И на весело бегущие струйки!

Да твою мать…

Я с трудом, но выжил.

Погибших не было, и я твердо поверил, что мы все богиню удачи удовлетворили. Во всех смыслах – вертолеты уработали наступающих, которые попросту заблудились и рассчитывали, захватив блокпост и пополнив запасы топлива и боеприпасов, прорваться к своим.

Когда иллюзия развеялась, Ректор покачал головой:

– Однако…

Я хмыкнул:

– Люди везде одинаковы. Не сомневайтесь, спустя какое-то время все через такое пройдут…

Закон эволюции суров, но справедлив!

Ректор заинтересованно на меня глянул:

– Это какой же?

– Или ты сожрешь, или тебя сожрут… Ну да ладно, не будем о грустном. Лучше скажите, есть ли тут у вас какие-нибудь документы или еще что?

– Спасибо, напомнил! – Ректор протянул мне… кулон!

Я растерянно посмотрел на него…

– Э-э-э… не хочу обидеть, но я…

Ректор расхохотался и не умолкал минуты две.

Наконец утер слезы и произнес, задыхаясь:

– Сарклир говорил, что тебя не следует выпускать в Высшее общество, но теперь я уверен, что ты сам туда не пойдешь… Да, предвосхищая твой вопрос, отвечу: Гриэля отправили в ссылку не из-за его экзотических отношений. Напротив, по причине отказа в таковых одному очень истеричному, неприятному лицу, имеющему, увы, хорошую родословную.

Черт… Это я его зря подкалывал, получается?

– Это – идентификатор. Есть у всех самостоятельных совершеннолетних демонов… Ты, помнится, жаловался, что тебя за келпи принимают? Так в чем проблема!

В доказательство своих слов Ректор достал из-под рубашки свой кулон, явно дорогой, с россыпью камней синего цвета…

– Я догадался, ты не захочешь носить нечто подобное, а потому – вот…

Больше всего это напоминало темный горный хрусталь, заключенный в оплетку из темного твердого металла, который не поддавался даже сильному нажиму…

– Подумай над именем…

Я удивился:

– Оно ведь у меня уже есть?

– Ну… Не до конца. Твой род деятельности дает тебе право на дополнительную приставку – так что…

– А что тут думать? – Я развеселился.

Ранее…

Бамс!

Пули звякнули по стеклу.

Я выматерился.

От души, но тихо…

В небольшую деревеньку мы вошли вчера. Колонна с грузом – ничего особенного. Нашей фирме не доверяли военку – только продовольствие.

Хотя лично я склонен думать, что на самом деле мое подразделение – ширма для НАСТОЯЩИХ специалистов. Просто федерация разрешила своей крупной компании подзаработать на сопровождении грузов…

То, что эти грузы нужно сопровождать в другое полушарие, – вопрос отдельный. Как и то, почему на вооружении некоторых охранников, кроме официально разрешенных дробовиков, тепловизоры и автоматические гранатометы.

По штату мне положен только пистолет и фонарик.

На деле же сейчас на мою непутевую, и пока с мозгами, башку напялена каска, а в руках – сорок седьмой.

Почему «пока»?

Дело в том, что Мигель – мой водитель их уже потерял, пуля снайпера пробила лоб и покрасила стену в радикально красный цвет…

Скоты…

Ничего особенного – просто консервы завезли. Три грузовика, десять человек.

Хотя, зная моих нанимателей, не удивлюсь, если они пустили дезу, декать, везем боеприпасы на блокпост, а сами вылавливают в штабах крыс…

Бах! Бах!

Переночевали спокойно, сейчас, часа в четыре, когда самый крепкий сон, нам вмазали…

Я выпустил пару очередей по вспышкам и спрятался обратно. Судя по воплю, кому-то прилетело…

Какое счастье, что я заранее обзавелся светящейся насадкой на мушку!

– Peter! Where the reinforce?.. Мать!!!

Питер тоже из местных, высокий черноглазый латинос.

Правда, теперь глаз у него только один, из второго торчит рукоять ножа.

И прямо передо мной стоит чертов ночной кошмар: лицо перепачкано сажей и грязью, ростом явно выше меня, а при виде здоровых рук толщиной с две мои захотелось свалить куда подальше…

Гигант расценил мой ступор как победу, вытащил нож из головы покойного Питера и, поигрывая им, начал приближаться.

– Sixth bears… – «Шестой медведь»?

Ах ты, сука!

Пять наших бойцов были найдены три недели назад.

Самое меньшее, что им пришлось пережить, – кастрация и снятие скальпа… Единственного выжившего добили – он все равно сошел с ума…

Я моментально вскинул автомат и с бедра дал очередь…

Перебитые ноги – чертовски бодрит, да, мразь?

Следует отдать должное – мой враг не застонал, а попытался дотянуться до пистолета.

Я, впрочем, не дал ему такой возможности. Правда, вместо того, чтобы просто пристрелить, я с маниакальным упорством желал взять тварь живьем…

На месть мне наплевать, в конце концов, на то и деньги, чтобы оплатить ими еду или убийство ближнего.

Но тот факт, что мне предстоит (по мнению оппонента) сдохнуть, как барану на бойне, мне явно не понравился.

Выстрелы стихли – местные жители отнюдь не наивны, а потому оружия в доме зачастую больше, чем обитателей.

В итоге, когда Сергей (наш командир), аккуратно ступая, зашел в дом, ему и сопровождавшему его священнику предстала интересная картина.

Я выбрался из-под тяжелого тела.

Во рту мокро, на шее моего противника глубокая рваная рана напротив гортани.

Сергей покачал головой (мы в свое время долго спорили и пришли к выводу, что у него все-таки капитанское звание), а священник, вооруженный охотничьим дробовиком, перекрестился и произнес…

– Infernal Mercenarius… – Кулон ощутимо потеплел в ладони.

Я повесил его на шею и запрятал под куртку.

Все-таки есть нечто в понятии «судьба».

«Адский наемник» – так меня назвал священник, когда я поднялся, пошатываясь от усталости, адреналина и сплевывая чужую кровь.

Кристалл был чуть теплым.

А помещение – чертовски холодным!

В настоящее время я находился в подвале и стрелял по мишеням. В роли мишеней выступали небольшие сгустки силы, медленно или быстро (зависело не от меня) двигающиеся от одной стене к другой на расстоянии примерно десяти шагов.

Фиоре, которая, собственно, обеспечивала движение мишеней, с интересом за мной наблюдала.

БАМ!!!

Темно-красный снаряд сбил один теплого желтого цвета шар. Россыпь алых искр погасла в воздухе…

Я уже примерно час тренировался владеть своим единственным по-настоящему эффективным оружием дистанционного боя. Хотя дальность его стрельбы не дотягивала даже до пистолетных пятидесяти метров.

Пш-ш-ш-ш…

– Тренируешься? – Голос Каиля пробил воцарившуюся тишину.

Я медленно развернулся к нему…

С тех пор как я получил Имя, стал замечать, что вижу все несколько… иначе. Так, например, фигуру Алоиза окружало приятное оранжевое свечение с золотыми сполохами – свидетельство того, что данный представитель вида имеет власть над Воздухом и Огнем.

Пару раз я видел в коридорах темно-серые ауры Сабнаков – не самое жизнерадостное зрелище. Суккубы и инкубы светились чарующим фиолетовым цветом, привлекая внимание демонов помладше.

К сожалению, веселое времяпровождение с какой-нибудь красоткой суккубой мне пока не светило, Ректор четко дал понять, что проверка закончилась и мои возможности он узнал. А потому – сидеть, не отсвечивать и читать книги, выданные мне…

В течение почти трех декад!

Но, к счастью, сегодня, когда я был готов уже лезть на стенку от скуки, он сообщил мне через Фиоре, что ему надо со мной переговорить по поводу работы…

С элементалью все тоже непонятно: мне было невероятно скучно, но тем не менее я не нашел в себе наглости пригласить ее на ночь… Поймите правильно, как я выяснил (в ходе крайне редких разговоров с Каилем), элементали часто использовались в качестве «ночных грелок» молодыми демонами. Чуть реже, чем инкубы и суккубы, и дело в том, что при контакте означенные разновидности демонов энергию забирали, а элементали – отдавали…

И хоть слова Ректора о том, что, мол, «по всем вопросам – к Фиоре», так и засели в моем мозгу, но…

По слухам, Сабнаки – это первые демоны, освоившие некромантию на высоком уровне. Они сильны своими артефактами и легионами нежити, призываемыми на службу. Также неплохие врачи и менталисты.

Глава 7

Печать

– Где мой папаша?!

– У меня печать в паспорте есть!

– О-о-о, да! Печать – это да, печать – это здорово, печать – это круто!

Масяня

– Мне сообщили о твоих успехах. Девять мишеней из десяти – это впечатляет…

Ректор опять выглядел как сорокалетний активный мужичок с шилом в одном месте. Нарезая круги по кабинету, ядерный реактор класса «архидемон» распространял вокруг себя терпкий аромат дорогого коньяка…

– Будешь?

– С удовольствием!

Я знал, что «Кровь Хаоса», которую мы хлестали на пару с бравым Занударием, на редкость дешевая и непритязательная выпивка. Но, попробовав нектар, налитый мне Ректором, понял, насколько низко «Кровь Хаоса» стоит в здешней иерархии выпивона…

Мятный привкус приятно холодил язык и нёбо…

Фиоре стояла рядом как предмет мебели, но меня не обманешь: при внимательном прочтении книг становилось ясно, что элементаль нарочно так себя ведет. Элементали, как я уже говорил, не големы, а оживленная магическая сила с самоподдержкой. Иначе говоря, сами генерируют силу в таком количестве, чтобы поддерживать свое существование и еще чуть-чуть – магичить.

Кстати, после обретения Имени я обнаружил, что начал видеть ауру вокруг Фиоре приятного чуть голубоватого цвета. Но в отличие от ауры суккуб это свечение вызывало чувство уверенности и непоколебимости. Как алмаз.

Пуговицы наглухо застегнутого платья, как я в свое время и думал, оказались артефактами небольшой мощности, выточенными из драгоценных камней и имеющими структуру Льда. Заколка в волосах фонила Огнем, левая рука в виде изящного доспеха – вообще что-то с чем-то, практически универсальный манипулятор Силой.

Короче говоря, если брать боевую эффективность, Фиоре могла укатать в асфальт Алоиза Средней силы.

А уж как эффектно сочетается белая кожа с черными волосами…

Ну и в качестве вишенки на торт – глаза, частично укрытые «непослушной» челкой (чье положение кажется выровненным ровно настолько, чтобы создать интригу и «игру»). Цвет же глаз вообще наводил на мысль о топазах…

– Так вот… У нас возникли определенные трудности с «пробитием» аудиенции у Императора. – Ректор недовольно скривился. – Чертовы Аристократы! Видите ли, при дворе существуют несколько групп, и, соответственно, представляют они несколько мнений относительно возможной политики. Как внешней, так и внутренней…

– Странно, – удивился я, – ваш Император же заговорщиков на корню давит?

– Это не заговорщики. Это именно разные группы. А я стараюсь держаться от всех подальше, да и своим подопечным советую…

Так что, если я сейчас начну «пробивать» встречу, они начнут копать. А потом информация о тебе…

– Утечет куда не надо. Ясно. Так что там с папкой?

– Да, конечно. Держи. – На стол легла простая серая папка с личной печатью Ректора. – Тебе пригодится, инструкции внутри…

Ректор внимательно посмотрел на меня:

– Удачи…

К чему бы он это?

Как я стал бродягой без прошлого и мирного дома?

Сложно сказать.

Я постоянно ощущал себя немного… Лишним.

Эти улыбающиеся люди, дети… Это все…

Ярко и радостно – понятно, но мирно?

Мое воображение всегда будоражили авантюры древности, и было чертовски жаль, что на планете не осталось «белых пятен».

Перебиваясь после армии с работы на работу, я наконец пришел к логичному выводу о том, что моя мирная жизнь – курьез, недостойный существования.

И я пришел в офис компании «Фортуна». На психологическом тесте честно написал в мини-эссе все, что думаю о своей проблеме. Не забыл и шкурный момент – наемникам (хотя это и называется красивыми словами «частная военная логистическая компания») хорошо платят…

Кстати, меня не особо удивляет минимальное отличие здешних реалий от жизни – всегда есть Плата, Покупатель, Торговец… И Тот-кого-кидают.

Таковым мне быть не хотелось.

Схема контракта с демоном имеет много вариантов.

Вариант первый – спонтанный.

Для демона – наиболее выгодный контракт.

Предположим, некий гипотетический маг находится на пороге смерти. Например, ретивые служители какой-нибудь Единой церкви собираются устроить Масленицу с участием некроманта или демонолога.

Ему, разумеется, не по нраву, в этом случае имеет все шансы пройти спонтанный контракт. Зависит от силы мага, но главные условия – служба демона магу и выполнение его приказов.

Плата – после смерти мага его сила переходит к демону, в некоторых случаях еще и душа. Зависит от того, насколько демон амбициозен.

Второй вариант – «Аркан». Фактически – рабство. Но редко кто осмеливается так поступать с Аристократами.

Чаще всего туда попадают суккубы и инкубы, Церберы, Легионеры.

В таком случае до смерти мага или его разрешения демон обязан выполнять все его приказы.

Специально для суккуб и инкубов повторяю – ВСЕ приказы.

А так как маги, как правило, во всех измерениях с чуткостью д’Артаньяна относятся к представителям секс-меньшинств, то…

Питающимся сексуальной энергией и страстью можно только посочувствовать.

Ведь в некоторых орденах Экзорцистов в качестве «выпускного» экзамена – умерщвление демонов. А поскольку церковники не желают подвергать свой выводок риску, они дают им мишени попроще…

Ну и наиболее адекватный – «дашь на дашь».

То есть взаимовыгодное сотрудничество.

Да, интересный момент – все существование демонов направлено на увеличение силы. Но если сила вырастет больше, нежели разум демона, он начнет сходить с ума.

Потому-то стихийные контракты используются либо настоящими скотами, чей разум склонен к подлости и интригам, либо Валафарами, которые стремятся к увеличению силы любыми способами…

– Господин Ректор, к вам посетитель.

Ректор поморщился:

– Извини, придется просмотреть свод законов. Я оставил там свои примечания – разберешься. А теперь – иди…

Стена открыла проход. Шаг – и я в своей комнате.

Однако… Телепорт в мою комнату… Круто…

Кстати… Я проверил свои вещи.

Мой «тревожный чемоданчик» готов и припрятан в уголке.

Вряд ли я сумею долго выжить в этом мире в одиночку, однако попробую. То, что Ректор рассказывает, – очень хорошо…

Но наниматель никогда не говорит всей правды.

За свою не особо долгую пятилетнюю наемничью карьеру я это усвоил…

* * *

Психологическая пятиминутка…

Что такое психологическая напряженность?

Говоря современным языком – стресс?

Вы можете узнать о рождении сына, и это будет тот еще стресс. Вы стали папой! Черт подери, это же молниеносное изменение статуса. Теперь вы уже не Петя Пупкин, который пьет пиво с друзьями на лавочке.

Теперь вы Петр Батькович с определенными правами и обязанностями! Так, теперь ваша обязанность – не пить пиво на лавочке после работы, а пилить домой и принимать активное участие в воспитании.

Ну, это, разумеется, чисто теоретически. Мой папаша особо трепетным отношением к моему воспитанию не отличался. «Он не воспитывает, он наказывает» – это про него…

К чему я это говорю?

Да так, просто в голову пришло.

Вот теперь, когда мозги сверкают чистотой и гладкостью, начнем их напрягать. Итак…

Появился глупый и молодой демон.

Перерожден из человека, наемника… То есть меня. Случай редкий…

Благодаря мне Гриэль получает право на возвращение в Столицу, и Алоиз этому чертовски рад.

Тут меня свели с Ректором Академии. Чрезвычайно важной фигурой. ЧРЕЗВЫЧАЙНО.

Ректор – вне интриг. А это означает, во-первых, что он по-настоящему силен и опасен. А во-вторых, врет как сивый мерин…

Демонов привлекает власть и красота, так написано в книге, выданной мне Ректором. Кстати, это тест на сообразительность? Все может быть… Рубаху-парня с не слишком высоким интеллектом не будут сторониться и бояться. Собственно, потому я и веду себя как доверчивый дурак.

Чего хочет от меня Ректор?

Экспресс-обмерки, обретение имени, снятие показаний с помощью Фиоре…

ЧЕГО ЕМУ НАДО?

Я изучал Свод правил и законов контрактов между Разумными и Демонами. Чтиво на редкость нудное, но привычка к изучению разного рода инструкций и уставов сыграла мне на руку…

В папке, переданной Ректором, содержалось: Свод – одна штука, писчая бумага высокого качества – один лист, лезвие из непонятного металла – одна штука, перо какой-то твари (волоски своей жесткостью напоминали хитин) – одна штука.

Лист плотной бумаги был разлинован квадратами и имел размер примерно листа А3. Линии будто впитывают свет…

И мне становится не по себе.

Инструкция, написанная изнутри на самой папке убористым почерком, была довольно проста.

«Инферналь, тут я бессилен!

Лист бумаги с нанесенными на него метками – это вкладыш Архива. Именно на таком листе ты должен изобразить свою Печать…

Поясню ее значение: именно эта печать до самой твоей Окончательной Смерти будет с тобой. После того как ты ее начертаешь с помощью пера Амдусциаса, она появится на твоей правой руке.

Этот ритуал надо провести в одиночестве. Ни помощников. Ни советников.

Просто порезать руку и капнуть кровью на кончик пера. Одной капли вполне достаточно…

Пиши свою Печать. Она – твой символ. Через нее ты будешь давать силу своим слугам и контролировать их. Управление Подчиненными ты сам в свое время пройдешь.

Попытайся расслабиться и просто написать символ. Можешь напитать перо кровью и отложить – будешь один в комнате до тех пор, пока не напишешь Печать. Я почую, когда она будет создана…

Чем Печать проще, тем ее легче активировать, чем сложнее, тем более эффективна. Печать у двух демонов может быть очень похожей внешне, но поверь, любой другой демон или маг, имеющий хоть какие-то способности, найдет отличия.

Запомни одно – Печать должна иметь хотя бы одну ось симметрии. Лучше две, но, так как у тебя сильна составляющая Хаоса, это не существенно.

В заключение могу сказать только одно – удачи».

Я не мог выйти из комнаты. Стоило дотронуться до пера, как отчетливо щелкнули засовы. Я заперт до тех пор, пока не начерчу свою Печать…

Лезвие прочертило полосу по запястью левой руки.

Капля лениво сползла по коже. Кончик пера дотронулся до нее и зашипел.

Чего бы изобразить…

А что я?

В философском смысле?

Инферналь Марценариус… Мертвый наемник… И меня хотят подставить… Ректор…

Не отвлекаться!

Я вздохнул, расслабился…

И ни черта не вышло!

Вдохновение сдохло.

Впрочем, я никогда не увлекался рисованием.

В расстроенных чувствах я взял еще один дар Ректора – бутылку так понравившегося мне коньяка с мятным вкусом («Слеза суккубы» – пил бы только ради названия!).

Налил в стакан, отпил…

Выпил…

Еще налил…

А потом произошло что-то странное – ноги сами понесли меня к столу. Рука взяла перо, его конец засветился красным… Линии шли абсолютно ровно. Вспыхивая алым, сплетались в узор…

Разметка клеток исчезала, и на чистом листе осталась моя Печать.

Я рассмеялся. На душе (если она у меня есть) стало легко. А я с чистой совестью отрубился.

Амдусциас – демон-служитель Хаоса. Если Молохи – ударный отряд этой странной и путаной религии, то данные демоны – высшие жрецы.

Они не часто общаются с другими демонами и плохо владеют боевой магией (что редкость для инфернальных существ). Они живут одновременно в прошлом, настоящем и будущем. Практически все время проводят в своем истинном облике – нечто вроде антропоморфной птицы с горящими синим светом глазами.

Глава 8

Окончательное решение

– 42.

– Что 42?!!

– Ответ 42.

Самый короткий ответ на самый важный вопрос бытия

Ранее…

Свинцовое небо, туман впереди…

Комбат наш не вынес тягот пути…

Сидим, как придурки, и ждем темноты…

Кстати, последняя строчка – не слова песенки, а суровая правда, сидим и ждем темноты, ибо даже тяжелые тучи и мерзкий моросящий дождик не помешали нашему переводчику получить пулю в голову.

Он лежит где-то в развалинах…

Если задуматься – то получается, что на моей памяти погибло больше таких вот проводников и переводчиков, чем солдат, – наверное, мне везло…

После землетрясения 2016 года карта Южной Америки претерпела значительные изменения. Прекрасный Рио-де-Жанейро теперь вызывал желание не пройтись по нему в белых штанах, а положить венок на груду стали и стекла – все, что осталось от жемчужины континента.

Правда, природа не терпит пустоты, теперь Развалины облюбовали разного рода темные личности. И в общем-то «Фортуне» на них плевать, но…

Кто платит – того и защищаем.

Хотя мне решительно непонятно, зачем посылать сюда таких, как мы, – простых охранников? Ладно, не простых, но все же? Тут есть спецподразделения – и из «Фортуны», и из местных!

Переводчик – местный житель, хорошо владеющий английским, – получил пулю, как только мы продвинулись чуть дальше порушенных складов.

АВР использует Развалины как перевалочную базу. Карантин, ограды – ничего не помогает…

А Конфедерация не желает распадаться на составляющие – многострадальные Аргентину, Чили и прочие Гондурасы. И теперь проводник-переводчик лежит с пулей в голове… Хотя от головы мало осталось.

Неужели на снайпера с «отбойником» нарвались?

После Второй мировой большое количество старого оружия было продано странам третьего мира. Очень быстро оно стало устаревшим – так, например, поставленные Союзом зенитные орудия 85-мм и трофейные немецкие «ахт-ахт». Для борьбы с высокими и средними по высоте целями начали использоваться ракеты. С низколетящими ПЗРК и автоматы калибра 20-мм.

То же произошло и с противотанковыми ружьями…

Вопреки традиционному южноамериканскому раздолбайству, именно ПТРы сохранились в большом количестве. И теперь мы имели в противниках таких эрзац-снайперов.

Бах!!!

Пуля прошибла стену, а заодно и грудную клетку Димы Брежнева (для друзей – Бровки).

– У него тепловизор!

– «Дядя», это Штайнер…

– Седьмой, без имен!

– На хер! Мы под огнем! Снайпер с «отбойником»! Нужна помощь, у гаденыша мощный ствол… Два «двухсотых»!

– Высылаю «Дану»[20]. Держитесь!

Легко сказать! Дождаться DANA под обстрелом снайпера – задача нетривиальная!

Снайпер делал еще выстрелов семь-восемь, выщербив рядом с моим плечом крошку из бетона…

А потом наступил закономерный финал.

Послышался рев двигателя, и из-за угла метрах в пятистах показался наш спаситель…

DANA на малом ходу вышла из-за угла. Мешки с песком и самодельные экраны придавали ей вид не боевой машины, а передвижной свалки металлолома…

Антенна «Рубежа» качнулась, башня чуть довернула…

Грохот, как от удара ОЧЕНЬ большой кувалды по ОЧЕНЬ большой кастрюле.

Однажды я был в машине во время стрельбы. Даже более того – непосредственно наводил эту шайтан-трубу. Тогда получилось неплохо – БТР противника собирали по окрестности…

Короче говоря, самая лучшая антиснайперская винтовка замечательно справилась с работой.

– Штайнер, ты как? – Я откопался из кучи мусора.

– Нормально. У меня два трупа.

– Кто?

– Бровь и проводник.

Сейчас…

Я вздрогнул и… проснулся.

Оказалось, сижу все в том же кресле, в котором отрубился. На полу валялся стакан. Лист бумаги с изображенной Печатью лежал на столе рядом с бутылкой.

Судя по круглым механическим часам на столе, имеющим тридцать шесть делений по кругу, сейчас раннее утро. Чувства постепенно возвращались. Во рту поселилась какая-то мерзкая тварь и принялась интенсивно гадить.

После ванной я почувствовал себя намного лучше.

Налил стакан – выпил.

Однако – с утра уже квашу. Деградируете, камрад.

Кстати…

По идее сейчас в дверь должна постучать Фиоре с завтраком на подносе.

– Не желаете завтракать?

– А?!..

Первым желанием было сходить и еще раз умыться. Ректор в виде Алоиза с длинными, синего цвета волосами до пояса. А еще в руках он держал поднос с завтраком.

– Ну-с… Еще что-нибудь принести?

– Нет… А… Где…

– Расслабься! – расхохотался Ректор. – Я просто решил посмотреть твою реакцию. А то, знаешь ли, многое может случиться после обретения Печати…

– То есть…

– Ну да, – хмыкнул Ректор, садясь в свободное кресло, – да ты присаживайся. Завтракай и слушай.

Я сел во второе кресло, с подозрением покосился на Ректора (в ответ мне была послана самая лучезарная улыбка) и приступил.

– Должен извиниться, – на этом месте я поперхнулся танной, – надо было тебя предупредить… Печать совсем не обязательна.

Я возмущенно вскинулся:

– То есть…

– Ты мог сойти с ума. Именно потому я сам сюда пришел. Если что, мог бы тебе помочь…

– Откинуть копыта до конца?

– Не буду скрывать – да. Если бы ты начал проявлять агрессию… – Ректор убрал с лица маску веселья. – Я – Ректор. И несу ответственность за своих студентов.

Демон окончательно признается Высшим при наличии трех атрибутов – Разум, Печать, Сила. Тебе не хватало только Печати. Теперь ты можешь свободно перемещаться по Академии.

– Вот как? А что с Печатью… – Символ, изображенный на листе, вспыхнул, как солнце.

Казалось, он отпечатался в моем мозгу.

Восемь расходящихся стрелок, а на месте их пересечения – глаз с вертикальным зрачком.

Что-то в пьяном угаре мне вчера подсказало, что своим существованием я обязан именно этому символу… После того как я раскрыл глаза, на столе лежала только кучка пепла.

– Однако… И что теперь?

– Теперь… Ну, во-первых, извини. – Ректор склонил голову. – Мой подарок был не совсем обычным…

– Вино? – напрягся я. – Так вот отчего меня так вчера развезло…

– Да. Некоторые препараты активируют мыслительный процесс, но имеют опасные побочные эффекты…

– Проще говоря, – начал заводиться я, – вы шли сюда и не знали, здесь я или агрессивный психопат? Или вообще овощ неразумный?

Тело начало «плыть», от одежды тянулись тонкие жгуты черно-красного дыма, а в руке моментально сформировался «Кулак Хаоса». Ректор расплылся в улыбке:

– Я же говорил! Теперь твои силы полностью подконтрольны Разуму, соединены Скрепами и Печатью, тебя не стыдно выпустить к другим ученикам…

– Чего? – прикосел я.

– Каиль будет тебе помогать…

Переговорив с Ректором, я почувствовал себя легче, несмотря на резкие изменения в моей внешности…

Я себя ощупал и осмотрел – сил удивляться уже не осталось, ограничился глубокомысленным «хм-м-м».

Шрамы на левом колене, правой стороне груди и руке поблекли и зарубцевались, как и следы ожога со спины. Помнится, я говорил о том, что неплохо пострелял из пушки? Так вот, «гаврики» тогда мой талант оценили настолько, что расщедрились аж на три гранаты от РПГ!

Ладно, мне не жалко.

А вот шрам через губы не исчез – все такой же.

Наверное, потому, что отпечатался в моей памяти…

…Я откинулся в кресле.

Хотелось что-нибудь сломать или походить на голове…

А кстати!

Я встал, попрыгал, сделал стойку на руках, прошелся – благо размеры комнаты позволяют. Вошедший без стука Каиль застыл на пороге:

– Э-э-э… Инферналь, ты в порядке?

– Теперь – да. Видишь – хожу наконец нормально. Голова, – я указал подбородком на пятую точку и чуть не упал, – наверху, остальное – внизу…

– А?..

Да…

Когда Каиль, чуть не подпрыгивая от нетерпения и раздуваясь от гордости, получал цеу от Ректора, я мрачно перебирал в голове все книги, прочитанные в счастливой юности…

Ну да, мне всего двадцать восемь, но, глядя на подрастающее поколение в редкие визиты на историческую родину, мне неизменно казалось, что время моего детства пришлось на юрский период. Ах да, еще мне постоянно кажется, что десять лет назад были девяностые.

– НЕ СТОИТ создавать конфликтных ситуаций, ладно, Инферналь?

Это уже ко мне. Он меня вообще за идиота считает? С моими-то силами лезть на Алоизов и прочих Аристократов?

Гриэля я победил по чистой случайности. Да и какой там бой – так, тренировка. И вот теперь в моей наплечной сумке лежит стил (аналог нашей ручки) и кипа листов бумаги. Бумага, кстати, белая и плотная, что в общем-то странно, поскольку все растения и деревья, виденные мной, явно предназначались для декоративных целей.

Между собой листы скреплялись тонкими лентами, продетыми в отверстия. Таких вот «тетрадок» мне выдавали шесть штук, ибо предметы, выписанные мне Ректором, несколько отличны от обычных.

«Право», «Тактика боя», «Распознавание заклинаний и методы борьбы с ними», «История Хаоса», «Хаос Творящий» и еще «Индивидуальные Силы».

Как я понял, последняя тетрадь – нечто вроде дневника, в который я должен записывать свои наблюдения в ходе тренировок. «Распознавание заклинаний и методы борьбы» – взамен обычным занятиям по магии, так как я не мог эффективно заморозить все вокруг (или выжечь), потому мне предстояло научиться различать и уклоняться от разных плетенок.

– Господин учитель, разрешите войти? – Голосом Каиля мог просить голодный котенок.

Впрочем, в ответ полетело почти родное:

– Какого франа? Каиль, вы вконец потеряли чувство реальности? Или… – Громкий бас живо напомнил веселые деньки времен моей учебы. «Гоцман, вы не артиллерист, вы позор и грязное пятно на репутации компании… ГДЕ ПУГОВИЦА, МАТЬ ТВОЮ?!»

Мы с Генкой Гоцманом пошли тогда чистить картошку вместе…

Так вот, стоящая за преподавательской трибуной туша вполне могла переплюнуть комбата как минимум по росту. Метра два с половиной, татуировка на лице, длинные серые волосы и кулон с тремя оскаленными мордами – Высший Цербер подавлял.

Он был похож на разбойника – по крайней мере, кожаная безрукавка, штаны по типу шаровар и сапоги – нет, САПОЖИЩА – резко контрастировали с простыми, но явно дорогими одеяниями учеников.

Троица обворожительно улыбающихся девушек – явно суккубы. Рядом с ними один инкуб (зависть звучно ткнула меня в район печени).

Остальные четверо – Алоизы. И одна… Алоиз… ка? Или Алоиза? Короче говоря, Аристократка. Длинные светлые с красным оттенком волосы обрамляли породистое лицо. Но, кстати, выражение этого самого лица мне совсем не понравилось…

– Каи-и-иль…

– Госпожа Альтария… – Каиль зарделся и слегка поклонился.

Понятно… ладно…

Насколько мне известно, то, что я сейчас перед собой вижу, и есть учебная группа, а если возвышенно – Познающие. Весьма разумное название для групп больше полутора десятка страшных монстров, склонных к членовредительству. Сам класс отделан светлым деревом и напоминает скорее лекционную аудиторию в престижном университете…

Ну, мне кажется, высшее образование не осенило своим присутствием мою жизнь.

– Кто там? Может, представишься? – с грубоватым интересом спросил господин Дарт.

Этот разбойничьего вида здоровяк был не самым сильным, но довольно опытным бойцом.

Церберы очень вспыльчивы, и из них учителя получаются редко, но метко. Именно господин Дарт – приятное исключение из правил. Бывший младший Протерий (аналог нашего армейского капрала) нашел себя в преподавании «Тактики».

– Инферналь Мерценариус.

Я коротко кивнул. Судя по всему, должен был соблюсти соответственный этикет. Но так как я его не знаю…

Дальше пошла брань в адрес начальства по поводу того, что подсовывает ему «учеников ни на что не способных, кроме как производить впечатление на суккубочек да дубасить Легионеров»…

Если бы не иммунитет к начальственному ору, свойственному большинству служивых, я бы оглох. А так обошлось легкой контузией. Я прошел на задний ряд. Рядом сидел Каиль. Моим соседом справа был Алоиз с синими волосами. На меня он глянул со странной смесью презрения и любопытства – это несколько меня покоробило. Я покосился на Каиля, но тот многозначительно распахнул глаза. Ну и ладно…

– Итак… Теперь, когда мы наконец в полном составе, разберем так называемую Битву Владык, в ходе которой Дом Орлер перешел на сторону Хаоса Творящего…

…Несколько десятков тысячелетий назад Дом Орлер перешел на другой этап своего развития. Именно в те времена появилась церковь Хаоса Творящего. Подобное течение стало следствием возросшей активности магов в различных мирах.

Грубо говоря, раньше демоны имели все шансы нарушить условия контракта или как-нибудь еще подгадить чародею. В ход шли недомолвки (потому как чародей легко мог распознать явную ложь), подставы и провокации. Как следствие, несколько раз разгоралась такая месиловка, что становилось тошно даже демонам, причем в прямом смысле.

Церковь Хаоса Творящего пошла по пути наименьшего сопротивления. Она не требовала от своих последователей супружеской верности (по отношению не будем уточнять к кому, само это определение – оксюморон), всепрощения (месть – блюдо, которое подают холодным) и нестяжательства (без комментариев).

Итак, если вкратце:

1. Не твори избыточного насилия и не создавай слишком много проблем смертным. Вмешательство демона может сильно отразиться на Мире, в котором находится демон.

2. Пункт 1 аннулируется в случае надлежащей оплаты.

3. Ты можешь быть сколь угодно крутым, но Молохи и Мельхомы[21] тебя найдут где угодно… НАЛОГИ – ЭТО СВЯТОЕ!!!

4. Если ты погибнешь – то виноват сам.

Были, разумеется, и другие пункты, в частности возможность купить вызов помощи в случае кризиса, но это дорого. Меня, как убежденного циника, подобный расклад вполне устроил.

– …ЯСНО?! – Цербер смотрел на меня.

Весь его предыдущий монолог я не буду тут описывать. Возможно, приведу его в своих записях намного позже в разделе «Интересности и казни».

– Понял, никаких поблажек и скидок. – Я встал и коротко кивнул. Удовлетворенный преподаватель раздал задание: «Выборочно спрошу, по материалам. Гадать даже не пытайтесь!»

– Все свободны. Класс чинно поднялся и направился к двери…

– А вас, Мерценариус, я попрошу остаться…

Каиль пожал плечами и шепнул: «Если что – беги…» Я же бегло себя осмотрел и, не обнаружив дубовых листьев, рун SS и черных галифе, успокоился.

– Ректор мне о тебе рассказывал… Перспективный, мол, студент… – Тяжелое, свитое из мускулов тело опустилось на скамью. Та жалобно заскрипела, но, подумав, решила не ломаться. – Итак… Наемник, значит… – Глаза, схожие с глазами арктических волков, просвечивали меня насквозь… – На самом деле большая удача, что ты попал ко мне в группу, а не к Лоре.

Последнее слово, судя по всему чье-то имя, было произнесено двояко – с явным раздражением и оттенком ревности.

– Короче говоря, – Цербер хлопнул в ладони, будто подводя итог, – Ректор считает, что ты своего потолка уже достиг. Но ради уверенности просил тебя погонять. Также провести занятия по экономике…

– А это…

– То, что написано на бумажке, можешь использовать как… Хотя не надо, она же с Печатью Ректора.

Дарт звучно расхохотался:

– Лора сама только что из учебки. И опыта у нее разве что в дуэлях да учебных боях. Ну, еще пару раз с Олимпариями[22] дралась… Основные твои противники, если будешь одним из наших служащих в мирах Гирлянды, не демоны, а вполне себе материальные сущности.

Но я думаю, главная проблема будет научить тебя главному принципу наемника, независимо от того, человек он или демон. Какой, знаешь?

– Разумеется, – я ухмыльнулся, – не продешевить с платой.

Глава 9

Экономика должна быть!!!

– Упс…

В. Штайнер о своей зарплате на следующий день после получки

Ранее…

– Твою мать… – Я еще раз просмотрел выписку… Ну не может так быть!

– Штайнер, ты чего? – Лир, здоровый «англичанин», говорящий по-русски с рязанским акцентом, подошел к сосредоточенно матерящемуся мне.

– Да вот, смотрю на это и не знаю, плакать мне или хохотать и выпустить кишки финчасти.

Вообще среди персонала была популярна сказка о том, что, мол, скоро начальство доиграется со своей системой штрафов и придирок, но всем ясно как день – понты.

Для того чтобы вы поняли, о чем я говорю, поясню: война – это деньги.

Именно они привели нас всех сюда.

Как не участвующему в спецоперациях, мне положено сто восемьдесят патронов на неделю. В случае форс-мажора – количество увеличивается нанимателем. Однако никто не мешает купить на складе еще пару пачек за свои деньги.

Разумеется, еще существует «правило трофеев». Именно благодаря ему я разжился хорошим американским ножом. Таким же макаром мне достались: бинокль, «Беретта-92» с глушителем и некоторые другие ништяки.

Часть оставил себе, часть продал.

Теперь же начались проблемы…

В ходе простого рейда на джипе мы были обстреляны. Я, Лир, еще трое местных.

Короткий бой стоил мне нескольких граммов спаленных нервов, а местным – одного трупа. Смерть в очередной раз почесала меня за ушком и отпустила.

И вот мне, как старшему патруля, попытались выдвинуть претензии.

– Эй, это что за цифра?

Лир несколько охренел. Да и сам я был в шоке: за такие деньги можно отремонтировать машину и купить еще одну в таком же состоянии!

– Штайнер, Лир! В патруль!

– Да какого…

– Стефан и Джордж в лазарете…

Мы с Лиром переглянулись.

Эта парочка была известна своими кулинарными изысками. Помнится, Стефан Стивенс (а по сути Степа Стиркин) как-то меня спросил:

– Варенье – съедобно?

– Ну… да.

Я растерялся. Здоровая банка варенья, привезенная мной из России и поставленная в холодильник как языческий идол, была частым поводом для шуток. «Припасть к корням» и «причаститься к родной земле» – в общем, обычные плоские шутки уставших от жизни людей.

Многих, кстати, еще молодых…

– А молоко завезли свежее?

– Ага…

Сам сегодня сопровождал, между прочим.

– Ну, значит, и вместе съедобно…

Короче говоря, теперь нам с Лиром предстояло опять топать к джипу (уже другому), ждать местного «добровольца» и трястись в течение четырех часов в разных «направлениях». Кто сказал: «Россия»? Вот тут, действительно, только направления!

В итоге местный за пулеметом уже через полтора часа свалился с пулей в груди, а выбитое стекло стремилось освежевать мне руки. Тем не менее я в очередной раз оправдал незаслуженную репутацию «не тонет и не горит» и выполз из перекошенного авто. Судя по тому, что никто не стремился нас нашпиговать металлом, стрелок – одиночка.

Сидеть в канаве, пусть даже и вдвоем с Лиром, все равно скучно. А потому единственным доступным развлечением было наблюдать за кустами и перебрасываться короткими, как выстрел, фразами.

– Лево.

– Думаешь?

– Лежка…

– Сотэн?

– Идет…

Я вздохнул, вытащил гранату, выдернул чеку и метнул. Там моментально началось бурное шебуршение, а мы метнулись вперед…

Одиночный выстрел Лира пробил ногу беглеца. Оставив напарника вязать снайпера, я вернулся к машине – рация, несмотря на более чем внушительные размеры и вес, цела.

Сообщив о потерях и приобретениях, я вернулся в кусты.

Надо бы найти… О!

Граната с выдернутой чекой и выгоревшим запалом лежала рядом с камнем. Я ее отряхнул и положил в карман.

Полезно иногда иметь обманку…

– Сейчас будут.

– Ну, я думаю, теперь вопрос с оплатой будет решен…

Ну да. Пленный, тем более явно не из местных – мы его не спрашивали, но лично мне показалось, что ЮАР. По крайней мере, оружие точно оттуда…

Я взял «Бушмейстер»[23], осмотрел…

– Берешь?

– Не-а. Просто первый раз такое вижу, предпочитаю знакомое оружие. Пожалуй, за один этот ПП машину окупим…

Глава 10

Мои университеты

Сценариста сериала «Друзья Ангелов» предлагаю отправить либо к тем, либо к другим… Готов помочь!

Инферналь Мерценариус

Ориентировочно – около полутора лет спустя…

– В случае спонтанного заключения контракта вся сила мага переходит в собственность демона. В случае если контрактером был человек, не обладающий силой, демон вправе рассчитывать на исполнение своих пожеланий в заранее или в последующем оговоренных пределах.

В случае если Контракт заключен между демоном и человеком, не владеющим Силой, посредниками могут выступать Боги-покровители, маги, ведьмы (в отдельных случаях и в зависимости от полюса Сил), а также Рок…

Вдох-выдох, Инферналь, держись!

– В случае так называемого Вечного Рабства, в результате которого демон попадает в вечное служение какому-либо Разумному, демон имеет право на полную свободу действий для возвращения себе свободы. Любые попытки отомстить за погибшего мага являются несанкционированными, а потому вмешательства в них высших сил (Богов) возможно лишь при совпадении линий Судеб и нитей Вероятностей…

Рок, пожалуй, один из самых известных Древних Богов. Хотя это не Бог, а, скорее, стихия. Наравне с Судьбой и Смертью обладает специфическим чувством юмора – не все переживают его проявления. Часто вместе развлекаются…

В настоящий момент обитает в измерении, известном как Плоский Мир. Впрочем, ему совсем не надо самому браться за дело для того, чтобы доказать свое могущество…

Я закончил зубодробительную фразу, целиком и полностью состоящую из номеров, параграфов и прочих не самых интересных вещей. Коллегия из Дарта, Саэльта и Ректора улыбалась, как обожравшиеся удавы…

– Учащийся Инферналь Мерценариус ответ законч…

– Параграф 78.

Я злобно заскрипел зубами.

– Данный параграф гласит, что личное имущество мага при спонтанном контракте может быть изъято демоном при соответствующих энергозатратах, отсутствии более высокоиерархичных конкурентов и…

– Кроме?..

На улыбке Цербера можно было вешать сушиться белье – шириной она могла поспорить с бельевой веревкой.

– Артефактов с Божественной структурой – без разрешения Молохов, белья, находящегося на самом маге, и животных, не прошедших обучение у Уфиров. В случае умертвий – Сабнаков…

– Поздравляю. Инферналь – молодец! – Саэльт наконец отмер.

Уфир за все время экзамена сидел как истукан и только буравил меня взглядом.

Я вздохнул.

О-ё…

Полтора года – много это или мало?

Смотря для чего.

В моем случае полтора года – бесконечная череда тестов и проверок.

Каждую декаду я, со стоицизмом обреченного на кастрацию кота, ходил в личную лабораторию Ректора в сопровождении Фиоре. Официально – чтобы не заплутать, но, мне кажется, ей были даны инструкции обездвижить меня в случае чего.

Что там было?

Ну…

Мое любимое – стрельбы «Кулаком Хаоса» на скорость.

Изучение моей скромной персоны чем-то смутно напоминает результат изнасилования микроскопа телескопом.

«Веселые старты» в компании Легионеров и Химер. «Захвати тело и прикончи болванчиков!» – ну ОЧЕНЬ весело!

Занятия, к счастью, у меня, по сравнению со студентами, были несколько иными…

Со смесью облегчения и разочарования я узнал (разумеется, от Каиля), что внутри класса отношения несколько… отстраненные.

Демоны – существа кастовые, а потому в классе были Высшие Аристократы, Аристократы, Учитель… и я. А поскольку ни к тем ни к другим меня отнести нельзя, я чаще всего болтался сам по себе. В редких исключениях – в компании Каиля.

Тут нужно пояснить, что для Высших Аристократов более низких ступеней просто не существует. Как это выглядит?

Грубо говоря, если такой вот «Высший» застукает парочку суккуб за веселым делом, он просто пройдет мимо как ни в чем не бывало.

Сначала меня подобное повеселило, но потом мне пояснили, что простые демоны, хоть и зовутся для проформы Аристократами, считаются таковыми лишь номинально…

Короче говоря, Низшие – разумные и полуразумные келпи, Павшие Единороги, Легионеры и прочие-прочие.

Аристократы – а по сути, самая многочисленная категория – суккубы, инкубы, Алоизы.

Высшие Аристократы – те из них, кто получил в свое господство определенную власть над частью второй группы. Все это постоянно переваривается, изменяется и булькает со скоростью Хаоса, плоть от плоти которого – Демоны.

Заложить это в мою голову гипнозом и прочими ментальными методами нельзя. Можно лишь пропустить через себя и понять.

Как и «Право» – мой последний предмет…

Я коротко поклонился комиссии. Дарт хмыкнул, пряча улыбку, Ректор только покачал головой. Я выполнял все предписания, но в отношении «Этики и этикета» уперся рогом (да, тем самым, которого, к счастью, у меня нет). Я прямо сказал, как только увидел картинки в учебнике, что так изгибаться не буду. А к ТАКОМУ демону даже под прицелом автомата не подойду.

В итоге, спустя полдекады партизанских действий, Ректор сдался.

А Каиль дергался всякий раз при виде крысюков…

Эти животные шныряли везде и часто использовались в качестве почтовых голубей, жрали сырую магию и мясо… иногда попадали в материальные планы, являясь настоящим магнитом для болезней и хворей. Что характерно, болели не сами, а заражали крыс и прочих грызунов. В том числе и половым путем… Фу, не хочу вспоминать ту статью!

В итоге я подманил одну тварюшку, зажмурился…

И спустя полчаса стоял у двери Каиля. Поскребся, Каиль умильно почесал меня за ушком, я психанул…

Кишки несчастного животного разукрасили малость охреневшего Алоиза, а я отстраненно отметил, что мне неплохо бы почистить одежду… Ректор искал меня везде. Магия ему сообщала – я в стенах Академии. Но тут сам черт ногу сломит разбираться со всеми линиями силы…

Каиля он не допрашивал, видимо, как-то неудобно. Или решил из принципа найти меня сам… Даже Фиоре не шуршала по всем «полям и весям».

Результат очевиден, Ректор начинает очередной этап тестов. Каиль дулся примерно сутки, а Фиоре теперь старается обходить крысюков десятой дорогой. Нет, страха она не испытывает, просто аккуратные «выходы» из тел у меня тогда не получались. Теперь я могу аккуратно «присосаться» к человеку или животному, передвигаться вместе с ним. Могу перехватить контроль и использовать тело как обычно, а могу на полную катушку. Так что к концу оно почти разлагается на части и истекает сукровицей пополам с кровью… Ну, это для органики. Легионеры просто распадаются в пыль и пепел. Механизмы же…

– Инферналь.

– Фиоре, день добрый! – Я улыбнулся.

Фиоре, как всегда, с неизменной маской безразличия на лице и веселыми бесенятами в глазах. За этим напряженно наблюдали редкие ученики.

В их среде я стал чем-то средним между тенью отца Гамлета и бабайкой. То есть мало кто видел, никто не общался (кроме неугомонного Каиля), любопытство заговорить соперничает со снобизмом, а вдруг я более низкого ранга, чем заговоривший? Конфуз будет.

Фиоре бросила взгляд на какого-то Алоиза (тот побледнел, отодвинулся и медленно пошел по своим делам).

А куда все подевались?

Небольшое крыльцо перед восьмым выходом моментально опустело.

Ну и фиг с ними!

– Итак, экзамен сдан.

– Я знаю. – Церимониальное движение головы и ехидный взгляд резко контрастируют. – А что ты там сообщил про Зепаров[24], не повторишь? Там, на «Этикете»…

Я слегка покраснел…

После партизанских действий против Ректора я расслабился, Каиль пришел ко мне в обнимку с двумя суккубами… Нужно заметить, он проявил чуткость – тихо и незаметно исчез со своей демоницей. Я же остался наедине с другой…

А на следующее утро ко мне в дверь постучалась Фиоре, обеспокоенная тем, что я до сих пор не встал. От демонессы мне остался приятный запах, похожий на красное вино, и засос на шее. К счастью, неизменная сине-серая куртка, к которой я прикипел душой, имела достаточно высокий воротник.

Сама демонесса была городской, «из простых» – как сообщил Каиль. Меня подобное пренебрежение покоробило, но я промолчал…

Фиоре принесла завтрак (после ТАКОЙ ночи я себя чувствовал как образцовый советский колхозник – «усталый, но счастливый») и новость о том, что Ректор решил именно на сегодня назначить мне зачет по этому проклятому «Этикету»…

Нет, от меня не несло перегаром, синяков под глазами не наблюдалось, а высокий ворот скрывал шею с «сувениром» суккубы. Просто я… как бы это… ну, не был готов.

Словом, на экзамене (учитывая мою неотесанность, Ректор ограничился теорией, без практики) присутствовал неизменный Дарт (как мой куратор), Ректор (как ученый, изучающий неведомую зверушку – меня) и Гриэль Сарклир! На мой немой вопрос Ректор незаметно пожал плечами.

– Итак, что вы можете сказать о Зепарах? – финальный вопрос задал Сарклир.

Я молча простонал (какого хера, он даже не препод!) и начал вспоминать все, что знал…

– Зепары – каста, близкая к инкубам, но в отличие от них Зепары не видят различий между мужчинами и женщинами… – Меня передернуло, когда я вспомнил об этой их «милой» особенности. – Владеют ментальной магией слабой степени. Большей частью безобидны…

– Как называют подобных… представителей? – В голосе Цербера слышалось веселье.

Вы помните, что я был несколько в расстроенных чувствах? И мысли мои были ближе к выдающимся во всех смыслах прелестям некой суккубы?

– Пид… э-э-э… ментально-энергетические инфернальные сущности чувственного типа бисексуальной ориентации! – оттарабанил я.

Повисла тишина.

Очень нехорошая тишина.

Дарк тихонько ухмылялся, Гриэль изображал сфинкса, а Ректор невзначай указал мне за спину. Я медленно развернулся и встретился взглядом с несколько… раздраженным… напряженным… ЕЩЕ КАК НАПРЯЖЕННЫМ Зепаром!

Я его, кстати, узнал.

Он, собственно, и был преподавателем «Этики и правил поведения».

– Блин…

Это стало последней соломинкой, сломавшей хребет верблюду. Вслед мне, вылетевшему из аудитории, летел восторженный вопль «СДАЛ!» и сатанинский хохот. Это Дарт. И слова какого-то ментального заклятия – от Высшего Зепара Зартирэльта Огненного.

Я «присосался» к ближайшему крысюку и на полной скорости нырнул мимо компании охреневших Уфиров, возвращающихся со своего занятия в оранжерее.

За спиной эффектно вспыхнула аура похоти – похоже, кого-то заклятие все-таки настигло…

Картинки промелькнули в моем воображении…

– Не беспокойтесь, Инферналь, наоборот, это было… Забавно! – наконец выдала Фиоре.

Я поморщился. Потом пришлось извиняться в присутствии Ректора. И он меня даже поругал потом. «Зачем так просто попадаться? Инферналь, вы же готовитесь к тонким миссиям, связанным в основном со скрытностью и незаметностью!»

– Сегодня…

– Я помню. Я приду, – коротко кивнула Фиоре.

Я внутренне ухмыльнулся, но внешне остался спокоен.

Осталось самое веселое…

Бой.

Сегодня общий экзамен по боевым способностям.

Планируется даже визит Императора Дома Орлер.

Я зашел в комнату.

За полтора года она изменилась.

Повсюду лежали части механизмов.

Колеса и шестеренки.

Червячные передачи и рычаги.

Часы – странно выгнутые и напоминающие теперь самовар, обзаведшийся мелкими лапками типа паучьих и пастью на месте циферблата. Зубы в пасти подозрительно напоминали зубья шестеренок…

Итак, бой.

На Арене Академии должны сойтись демоны, владеющие боевой магией и обучающиеся на военных.

После на них свое искусство будут показывать Уфиры, потому, кстати, неистовые демоны ОЧЕНЬ осторожны на Арене. Все хотят лечиться у опытного врача, но никто не хочет этого самого врача опытом обеспечивать.

Особенно Сабнаков. После их процедур появляется неиллюзорный шанс на месте смазливого личика Алоиза обнаружить маску, скрывающую сеть шрамов и неприкрытых мышц.

Итак, Ректор решил выпустить меня на арену.

Мне предстоит соревноваться с Центурионами, я буду скорее не сдавать экзамен, а принимать его, поскольку я – своего рода испытание для молодых Центурионов.

Моя задача, используя способности захвата тела и иллюзии, перебить как можно больше болванчиков.

Их задача – завалить тело, в котором я буду находиться.

По уверениям Ректора, клинки только учебные, которыми они пользуются на тренировках.

Кстати говоря, учебные клинки ДЕМОНОВ отличаются тем, что на металл не наносятся яды и заклинания разрушения. Так они вполне себе железные, твердые и даже кое-где острые. Но даже слабенького Легионера (а настоящих чудищ Центурионы смогут варганить только после, собственно, экзамена) эти ножички убивают с трудом.

В итоге завтра Центурионы будут по одному выходить на арену, создавать толпы из десятка Легионеров и пытаться меня завалить. Обязательное условие – Центурион только СОЗДАЕТ Легионеров, а атаковать и думать они должны сами.

Мое снаряжение лежало на столе.

Ну да – за эти полтора года я неплохо научился с ним обращаться…

Я не стал сильнее… намного сильнее, я имею в виду.

Ловкость и сила моего удара сильнее, чем у тренированного человека, но Ректор посоветовал мне не обольщаться – так называемые Герои с Благословением и Дикие меня уделают. Кто такие Дикие?

Скажем, есть такие люди, имеющие сильную волю и гордыню.

По странному парадоксу большинство из них обитают около магических полюсов миров…

Итак…

Я не фехтовальщик.

Все попытки Ректора собственноручно (!!!) меня обучить терпели провал.

В последний раз он, грустно вздохнув, разрешил мне не соблюдать правила при сражении с полностью имитирующим стиль боя и возможности Героев големом. Высокая фигура в легких кожаных доспехах отсалютовала мечом. Я помахал своим клинком (Ректор изобразил эталонное «рука-лицо»). Ну не умею я фехтовать…

В итоге спустя пятнадцать минут позора (в ходе которого я валялся на земле, прыгал и ходил колесом) Ректор протянул:

– Может, оружие сменить… Слушай, а что ты использовал из холодного оружия?

– Нож… Мачете… – Я поднялся с каменного мозаичного пола, наконец обратив внимание на рисунок. Человеческая фигура, слева – скелет, справа – человек. Руки сложены на эфесе шпаги, уложенной по центру фигуры.

Миленько…

– Маче – что? – заинтересовался Ректор.

– Тяжелый длинный клинок для рубки густых зарослей и хозяйственных работ. С обуха – пила.

В конце разговора у меня появился темно-серый клинок. Простой, невзрачный, с небольшой гардой-цубой. Клинок расширяется на конце. На обухе – сереторийная заточка. Рукоять длинная, есть место для второй руки, если что. Сам клинок около семидесяти сантиметров.

На конце обоюдоострая заточка.

Короче говоря, оружие отнюдь не для благородных поединков…

Повтор…

Голем салютует мечом, я приветливо машу своим «ковыряловом» (Ректор обреченно прячет глаза)…

Голем делает колющий выпад…

Я его пропускаю, бью в пах ногой (согласно заложенному стереотипу поведения, голем дергается и слегка приседает, словно от боли)…

Мой меч со всего размаху бьет его по спине с плащом (я ощущаю, как проминается тонкая задняя броня). Пока болванчик не разогнулся, добавляю тонким кинжалом в район пояса, где у нормального человека находятся почки…

В итоге мутная синеватая жидкость плеснула из раны, начала сочиться по сочленениям стеганой куртки с нашитыми бляхами…

Движения голема замедлились. Я продолжал наворачивать вокруг него круги, болванчик еще размахивал мечом, но…

И тут вступил Ректор:

– Сюрприз! Имитация Божественного Благословения. – Его голос был приторно-сладким, вызывающим тошноту.

Примерно такой же запах источал жмурик, пролежавший трое суток в развалинах – на редкость приторный и многообещающий… тому, кто вляпается.

Голем засветился зелено-желтым светом. Я почувствовал неприятное покалывание во всем теле, нечто подобное, но в меньшем масштабе было, когда преподаватель Дарт достал из обитой серебром шкатулки светящееся перо. Меня тогда обуял настоящий ужас – так все демоны реагируют на Боевого Ангела Высшего ранга. А трофей этот достал Ректор…

В данном случае такого эффекта не было, просто сложилось ощущение, будто несуществующая шерсть на шее зашевелилась. Пока – предостерегающе…

Следующие минут пятнадцать я скакал не просто как блоха, а как блоха, которая очень хочет жить. Но тем не менее чуть не лишился глаза, получил по руке мечом (хотя и тупым, но металлическим, ни фига не деревянным), в ухо – латной перчаткой, в живот – ногой.

К концу тренировки Ректор, светясь, аки лампочка Ильича, пожал мне руку и сообщил:

– С твоим мизером сил – и выдержать такой бой… Браво!

Так что теперь «кошкодер» лежал на моем столе. Непритязательная внешность, но высокое качество и надежность…

Ах да, благодаря тому, что на нем стоит только простейшее «Энерговампир», я мог распадаться вместе с оружием. Вообще, как и все дети Хаоса, мог поглощать силы умирающих, но так КПД выше.

Это было раньше… Теперь же неплохо им владею, мне не справиться с искусными Мастерами меча, но я и не стремлюсь. Мое основное оружие – другое.

Я сам.

Завтра великий день…

А сегодня не менее приятный вечер…

– Инферналь, вы готовы?

Я разделся до пояса и лег на кровать. Фиоре подошла ко мне…

Нет, ничего такого, господа гусары.

Просто Фиоре положила правую руку – из плоти – мне на плечо, а левую – из теплого на ощупь камня – с левой стороны груди. Над сердцем. В мое уставшее за день беготни тело потихоньку начала вливаться сила…

Фиоре могла бы ее влить моментально, но… предпочитала действовать аккуратно и нежно. Почему – не спрашивал.

– Все? – Можно не спрашивать, я сам чувствую: резервы наполнены до предела. Но так хочется еще полежать под этими руками…

С оторвами хорош секс и активный отдых. И тем, кому не хватает острых ощущений, выбирают их.

Я же стараюсь соблюдать некое равновесие – компенсировать по меньшей мере вредную для организма работу тишиной и покоем…

Короче говоря, я запал на элементаль, что меня несколько обескуражило.

Впрочем, ничего страшного. Вот если бы на голема – это да, пора использовать живительную эвтаназию…

А так – Пигмалион с Галатеей тоже что-то такое мутил.

Правда, не помню, чем закончилось…

Я заснул под тихие касания ее рук…

«Как невежливо» – была последняя мысль…

А еще меня как будто поцеловали – ну, это, разумеется, сон…

Глава 11

Не убегать…

Не бегай от снайпера – умрешь от старости!

Профессиональный юмор

Я потянулся в кровати. Хорошо… Глянул на часы…

Темно-красная струя дыма моментально наполнила одежду, материализовалась. Я начал лихорадочно наматывать портянки и вбил ноги в сапоги.

Твою мать…

Почему я проспал?

И Фиоре не разбудила… Спустя минут пять сообразил, что не слышу привычного шума коридоров Академии. Не понял?

Я высунул заспанную, наспех умытую рожу в коридор – пустота. Чего бы это?

Между тем какой-то шум на грани инфразвука пульсировал в воздухе.

Словно кто-то провел мне под окна море и обеспечил постоянный прибой…

Наконец на выходе я поймал… э-э-э… инкуба. Молодой пацан буквально налетел на меня. Судя по всему – первый курс, для которого моя персона стала чем-то вроде привидения. Длинные волосы и смазливое личико – я уже привык к подобному. И прекратил завидовать… Одет в форму Академии с каким-то вышитым символом, смутно знакомым.

– Где все?

– На Арене… – Паренек побледнел.

Не понял – Ректор что, передумал?

Вариант «забыл» даже не рассматриваю.

Кристалл на моей шее запульсировал, из него раздался голос Ректора:

– Инферналь, я рад, что вы встали. Зрители и близкие выпускников собрались. Через полчаса открытие. Церемониальные шествия Высших Аристократов – это нечто, поверь. Кстати, кто там с тобой рядом?

– Да инкуб какой-то молодой… – Я глянул на демона, тот стоял ни жив ни мертв.

– Попроси его отвести тебя к третьему подземному сектору – там тебя встретит Фиоре.

– Поможешь?

Вообще, можно не спрашивать – паренек лучился энтузиазмом. Ну да, выполнять поручение Ректора – не хухры-мухры.

Словом, спустя несколько десятков поворотов я стоял перед Фиоре, а инкуб коротко поклонился и, материализовав крылья, улетел. Я задумчиво посмотрел вслед… Где же я такой символ видел?

– Ох, ни хера себе… – Таковым было мое мнение, когда Ректор представил мое сегодняшнее тело…

Очень худое, жилистое и свитое из одних мускулов – поневоле вызывало уважение. Рост – под два метра. Вместо лица – сплошная костяная маска, как у манекена. Руки – с острыми когтями. Цвет – серый матовый.

Я дотронулся до руки – броня.

Не особо толстая, но может выдержать удар мечом и фаербол, что Ректор и продемонстрировал…

– Итак… – Он пригубил вино. – Пока Фиоре распинается там на трибуне под моей личиной… Да-да, я тоже не люблю скучные церемонии… Так вот, представляю тебе твои доспехи на данный момент, а в перспективе и рабочее снаряжение.

Ректор обошел стоящую фигуру:

– Питается магическими потоками. В полном безмагическом поле способно действовать автономно около десяти часов – теоретически больше, но я не проверял его до предела.

Ты можешь его покидать без вреда для оболочки – я предусмотрел подобное. Защита – среднего класса. Основная цель – скорость и натиск.

– А внешний вид…

– Списан с низшего демона Вэйдария. Позже я смогу, если хочешь, изменить внешность, но по правилам экзамен для Центурионов проводится с использованием подобных существ. Они обитают в районах нестабильного Хаоса и часто призываются магами с целью защиты и в качестве телохранителей…

– Они разумны?

– Скажем так: глупее человека, но умнее собаки. Степень их разумности напрямую зависит от срока жизни. Самый старый из них – извини, не могу сказать имя – ко мне иногда заходит, сообщает интересные новости от своих подопечных из разных материальных миров…

Сейчас посмотрим шествие Высших – и за дело…

Я хмыкнул:

– Не боитесь, что кто-то раскроет ваше отсутствие на трибуне и обидится?

– Нет, не боюсь, – хохотнул Ректор. Радикально синие волосы взметнулись вверх. – Кому надо – и так в курсе. Правители домов понимают, что дел у меня невпроворот. А их прихлебатели…

Да кто их вообще спрашивает?

Я покачал головой: и это начальник учебного заведения?

Впрочем, уверен – это в очередной раз не более чем маска, под которой прячется его истинная природа…

Лето. ЮАК. 2017

– Товарищ рядовой, вы вот скажите: «Товарищ майор, я не могу не в…ся! Ну, не могу!» Ну, говорите!

Я стоял по стойке, средней между «я – ветошь» и «я – похерист».

Передо мной – майор сил ООН, который, проходя мимо маленькой группы кучковавшихся артиллеристов-фортуновцев, заметил воистину вопиющее нарушение: я занимался живописью…

После недели в лазарете и залечивания ожогов на спине наступило торжественное мероприятие, под названием «раздача плюшек».

После моей эпичной стрельбы из DANA и последующих гостинцев в виде трех гранатометных выстрелов наниматели решили, пожалуй, пояснить «гаврикам», что наемники, конечно, не психопаты, но до определенного момента…

Короче говоря – тактика зачисток себя оправдала. Правда, я в очередной раз получил от начальства взыскание за разбитый нос сербского лейтенанта (а попутно – благодарность от него же).

Именно по этой причине ооновец и вспылил – на доске, в шутку названной «рейтингом успеваемости», около фамилии Штайнер (двадцать четвертое место, между прочим!) светилось написанное мелом звание Сербосек[25].

Поймите правильно – я не фашист.

Совсем.

И себя, несмотря на фамилию, считаю русским.

Но вот сербских добровольцев в Южной Америке готов был придушить голыми руками…

Во-первых, они конкуренты «Фортуне». Но это ладно – конкуренция даже хорошо, позволяет держаться в тонусе…

Но почему они считаются частью сил ООН – для меня тайна, покрытая мраком! А если заводить всякие разговоры про «братьев-славян», то мое мнение…

На хер!

Раз в полстолетия еще Российскую империю втягивали в бесполезные войны – за свои интересы. А толку от них – мизер.

Я не историк, конечно, но тем не менее считаю, что не было бы Первой мировой – не было бы и Второй. Так что…

Гори в Аду, Гаврила Принцип!

В итоге, когда этот лейтенантик завел шарманку о том, как РФ предала его страну в девяностых годах, я, не стесняясь в выражениях, высказал все, что думаю об окрестностях Сараева и прочей географии. Он обиделся…

Короче, я сломал ему челюсть. Командующий Батальоном великой Сербии Збройко Малшович требовал меня арестовать, но ему пояснили, что, во-первых, его лейтенант, хотя и был спровоцирован, все-таки первый перешел на силовые методы… А во-вторых, ему вежливо пояснили, что наемники являются сотрудниками «Фортуны», потому претензии надо слать в Петербург, где расположена штаб-квартира.

После этого он сдулся.

Посмотрел я на распинающегося майора, хмыкнул (совесть я поменял на патроны с последующей их перепродажей еще лет пять назад) и пояснил:

– Так точно, товарищ майор, не могу не вы…ся! – и козырнул.

Майор вздохнул, покачал головой и ушел.

Серега-командир (с прозвища бесился, но ничего не мог поделать) подошел ко мне, вздохнул…

– Влад?

– Чего?

– Ты когда берцы получишь?

Я глянул на свои ноги и хохотнул:

– Да мне и так ничего…

На моих ногах красовались столь полюбившиеся кроссовки вырвиглазного цветового сочетания – ярко-красный с нежно-зеленым…

– Я взял на себя смелость одеть свое творение в любимую форму тыловиков сил Щита. Ну да, с окованными металлом носами и металлическими каблуками сапоги, темно-синие штаны свободного покроя и нечто вроде кителя с высоким стоячим воротником.

– Связь?

– Вот, – мне на руки легла легкая кожаная перчатка темного цвета, с зеленым камнем в центре, – вселишься и наденешь…

Итак, пойдем на мою площадку – оттуда самый красивый вид!

Стена открылась кабиной лифта. Мы зашли внутрь, дверь с легким шипением закрылась, и мы понеслись вверх…

Во время срочной службы мы больше уделяли внимание боевой подготовке, чем шагистике (что бы ни говорили в прессе, пока НАТО учится воевать, мы не чистили картошку, а ползали по полигону в обнимку с артиллеристами и связистами). В карьере наемника парады и строевые смотры воспринимались примерно на уровне сказаний древности и далекого прошлого.

Так что я с интересом наблюдал за плотным строем Центурионов в боевой форме, четко и размеренно, как роботы, выползших на центр Арены…

Ах да – Арена!

Построенная в стиле Колизея, она имела множество отличий. Во-первых, была пятиугольной. Во-вторых, насколько мне известно, в Риме не сражались добровольцы, и никто из зрителей не стремился занять место бойцов – тут же я видел множество зрителей (в основном – недобро поглядывающих друг на друга Бегемотов и Церберов), с трудом сдерживающих желание выйти и набить друг другу морду.

По всем правилам была и ложа для высоких гостей.

И в ложе я увидел…

– Это кто? Вон тот инкуб? – Я показал глазами на тонкую фигурку в ложе. Мы находились на небольшом балкончике.

– Это? А, младший наследник Дома Орлер. Стоп… – Ректор напрягся. – Это…

– Да, он меня проводил…

– Хм… Ладно, не страшно… Эльзас молод и наивен и не участвует в интригах, по крайней мере пока…

Ректор хмыкнул:

– Он – сын нынешнего правителя от наложницы-суккубы. Прав на наследование престола не имеет, но тем не менее правитель его любит. И заранее предупредил, что будет с теми, кто попытается втянуть Эльзаса в какие-нибудь сомнительные мероприятия. Сам правитель сидит в центре…

Алоиз, сидящий на троне в Почетной ложе, был силен. Даже на таком расстоянии я ощущал дыхание силы, и что-то немного било по мозгам, как будто…

– Чувствуешь его ментальное поле?

– Да.

– Тебе еще повезло. Ты слабовосприимчив к подобным воздействиям, плюс расстояние. Те, кто находится рядом с ним, испытывают восторг или, наоборот, страх. Зависит от личного отношения…

Ну да, у некоторых придворных на лице явно читалось желание быстро свалить куда подальше.

В воздух взлетели огни – традиционные алые искры от стоящего в центре арены Кристалла Души. Самый большой концентрированный природный кристалл, вросший в плоть Хаоса и вызвавший стабилизацию некоторой территории. Потому тут и возможна столь странная, взбалмошная и непонятная мне, но – жизнь…

– Я сейчас тебя покину. Ты же спускайся пока, а я заменю Фиоре. – Ректор вздохнул. – К сожалению, активировать кристалл могу только я, ни на ко го не могу переложить эту обязанность… Я с тобой свяжусь.

С этими словами Алоиз исчез в воздухе.

Я еще минут пять постоял, полюбовался на зрительниц в Почетной ложе (хороши, но не стоят того, чтобы нарываться на их мужей) и спустился вниз…

Ранее…

– БАБАХ!!!

Взз-вззз…

Дздын-бздынь…

Шмяк!

Последнее – уже по голове.

Я снял шлемофон.

– И?..

– Ничего так…

Санек подкрутил что-то на своей шайтан-машинке… Когда мне дали задание обеспечить нам артиллерию, никто не говорил о том, что самому придется помогать экипажу «Даньки» пристреливать пушку на прямую наводку…

Шайтан-машина – прибор управления огнем, похожа на раскормленную стероидами компьютерную клавиатуру. С помощью сего чуда советской вычислительной техники Санек докручивал винты начальной наводки и вымерял необходимые поправки…

К чему я это сказал?

Сейчас поясню…

За полгода до боев на Арене…

– То есть вы даже меня обеспечите оружием и снаряжением?

Поверить в такую халяву просто непросто…

– Не совсем. Скорее ты будешь испытателем… Видишь ли, Инферналь, – Ректор начал вдохновенно расхаживать по кабинету. Сегодня его волосы были пепельно-перламутровые, – в зависимости от твоих успехов наш правитель собирается планировать долгосрочную стратегию.

Всех данных я тебе не раскрою, скажу лишь, что твой опыт и доклады о заданиях будут изучаться аналитиками. Да что там, будут передаваться Амдусциасам для возможных предсказаний!

– И Астаротам, я так понимаю?

– Ну… Правильно понимаешь. – Ректор хмыкнул. – Но по поводу снаряжения… Твои силы весьма специфичны, а потому готового снаряжения нет. Что именно тебе может пригодиться?..

Вот так на свет и появился энергоголем Вэйдарий. Выполненный так, чтобы внешне не отличаться от распространенных жителей Хаоса, голем (для меня же – первоклассный рабочий костюм) был предназначен для ближнего боя.

Выдвижные ногти-ножи плюс встроенный кристалл памяти, в котором хранились основные сведения самых распространенных языков – я с удивлением узнал, что, несмотря на множество миров, десятки из них говорят на одинаковых диалектах.

Голем не мог пользоваться иной магией, кроме моей. Иначе говоря, я мог перетечь в туман вместе с ним, но время нахождения в таком состоянии не более пятнадцати минут (в обычном состоянии беспредельно).

Также я мог угостить возможного врага «Кулаком Хаоса».

Само собой, голем сильнее любого человека, один удар его руки прошибал каменную кладку. А когти резали камень.

Вообще, можно было сделать голема способным к преобразованию магии, чтобы эффектно швыряться молниями и замораживать все живое, но от этого пострадает заметность… Да и зачем? Найду мага, если приспичит, вселюсь и все устрою…

Сегодняшний показ и испытания завершающие. А значит, на Вэйда нанесли серое покрытие иллюзиона, как понятно из названия, данный сплав используется магами-артефакторами многих измерений для изготовления магических аналогов фотографии. На нем мои иллюзии будут экономнее расходовать энергию…

– Инферналь, вы нервничаете? – Голос Фиоре был насмешлив, но без злости, по-доброму…

– Выступать в таком обществе… Еще бы…

– Господин Ректор это понимает. Потому попросил меня успокоить вас. – Фиоре подошла ко мне очень близко. Фиолетовая спокойная аура артефакта… И насмешливые глаза. Сейчас – синие.

– Ну, давайте успокаивайте… – хмыкнул я. Каблук моего сапога отбивал панический ритм.

Скоро сигнал.

– Успокойтесь.

Я скрипнул зубами, набрал в легкие воздуха…

Фиоре сделала быстрый шаг и поцеловала.

Легко и непринужденно.

Над ареной разнесся рев труб…

– Вам пора.

Я, как сомнамбула, подошел к голему, распался дымом, втек в него…

Через секунду возможным свидетелям предстала бы интересная картина: матерящийся на смеси русского, португальского и английского Вэйдарий.

Но тут никого нет – Фиоре исчезла так же тихо, как пришла.

Две металлических плиты разъехались в стороны…

И я вышел, моментально выкинув из головы все лишнее…

Враг – впереди, наниматель – следит.

Делай свое дело, наемник.

А то умрешь.

От старости…

Глава 12

Арена пяти армий…

… – Месье полковник! А скажите мне честно, вы смогли бы сейчас устроить государственный переворот, если бы это потребовалось?

– Как вам сказать, месье журналист… Позвольте сначала узнать – а у вас что, имеется предложение? Если есть – тогда давайте обсуждать…

Боб Денар (1929–2007)

Выщербленные плиты Арены встретили меня приветственными криками зрителей…

В воздухе на высоте пятиэтажного дома повисла круглая площадка, на которой в настоящий момент находился Ректор. Рядом стояла Фиоре.

– Приветствую еще раз всех пришедших на Арену.

Гром аплодисментов. Я чувствовал на себе взгляд тысяч глаз и несколько магических щупов, с назойливым любопытством стремящихся в мою сторону.

– Напоминаю, если кто забыл, сейчас начнется церемония полного обретения силы для Центурионов, заканчивающих наше учебное заведение…

Я начал осматривать предстоящее поле боя…

Арена большая. Площадью около трех футбольных полей, она подавляла. Классическое расположение зрительских мест – ступеньками, одно над другим – обеспечивало наилучший обзор для всех.

– …Мое детище. Я использовал в качестве основы знакомого всем вам демона Вэйдария…

О, это про меня.

Те, кому надо, знают, что я собой представляю.

Остальным же было сказано, что я – просто очередное творение Ректора…

– Итак, первый претендент – Центурион Лавертан Ор-Тель-Орлер…

Судя по имени, далекий родственник правящего Дома.

На площадке метрах в ста от меня поднялся столб пламени, из него вышел Центурион.

Он был красив, правда.

Шлем-маска прикрывала лицо, с металлического, отсвечивающего красным цветом доспеха скатывались искры Огня – первородной стихии…

– Да начнется бой!

Воцарилась абсолютная тишина, как отрезало. И это явно не заклинание – все демоны разом замолчали…

Центурион двинулся в мою сторону, не доходя пятидесяти метров, отсалютовал, я заметил, как он дернулся. Очевидно, привычки и этикет в него вбили намертво…

Я приветливо помахал рукой с резко удлинившимися когтями.

Лавертан явно удивился, помедлил…

И начал создавать своих воинов.

Легионеры стройными рядами выстроились передо мной в каре, при этом дисциплине и четкости могли позавидовать все почетные караулы мира.

Ростом с полтора метра, два десятка Легионеров ощетинились частоколом копий и пошли в наступление на меня. Я же, не будь дураком, отошел назад.

Они продвинулись вперед.

Я – назад…

Спустя пять минут…

Число Легионеров росло, но, так как Центурион не мог изменять поведенческую команду, вновь сотворенные по-прежнему действовали строем…

А я бессовестно пользовался своим преимуществом в скорости.

Короче говоря, драпал…

Вэйдарии – настоящие, я имею в виду – сразу ввязались бы в драку, наплевав на наставленные в их сторону копья.

Но я-то поспокойней буду…

– Инферналь, в чем дело? – В голосе Ректора слышался интерес.

– Да ничего. Просто я вполне адекватный… э-э-э… демон и атаковать строй солдат с копьями наобум не собираюсь.

– Я понимаю, но Правитель уже начинает недоумевать. Даже поинтересовался, не сошел ли его перспективный агент с ума?

– Ладно. Оживим картинку… Сколько, кстати говоря, там марионеток?

– Уже сорок.

– Хорошо…

Легионеры шли широким строем, пытаясь меня обхватить и прижать. Я дождался, пока они подойдут поближе…

«Кулак Хаоса» смел пять уродцев, копья разлетелись в стороны…

Я прыгнул в образовавшуюся брешь, попутно разрезав кому-то грудину. Потом – прыжок вверх – я за их спинами.

Когти резали подставленные спины, как бумагу, но какое-то копье проскользило по броне под курткой.

Придется потом менять…

– Ректор, я могу атаковать Центуриона?

Драться с тупоголовыми энергоголемами без инстинкта самосохранения – удовольствие ниже среднего.

– Можешь. Вообще, обычно Вэйдарии так не поступают, считая более безопасным для себя атаковать строй, чем Центуриона…

Но Правителю тоже интересно, чем все закончится…

– А что должно в итоге быть?

– Центурион должен впасть в некое подобие боевого транса. Именно в этом состоянии сила из кристалла в центре передастся ему в полном объеме. После этого он потеряет сознание – это обычно.

Правда, иногда он, наоборот, приходит в возбуждение… и… э-э-э…

– И – что?

– И начинает яростные атаки. Но если это произойдет, я вмешаюсь. Не беспокойся!

Почему меня это «не беспокойся» напрягает больше, чем уродцы с копьями?

– Я все слышал!

Этот разговор занял меньше секунды – я уже бежал в сторону Центуриона.

Судя по всему, подобного он не ожидал, но отреагировал на угрозу адекватно. В его руке появился меч со слегка изогнутым лезвием, моментально выписавший головокружительную восьмерку.

Я втянул когти на правой руке и достал «кошкодер», глаза Центуриона в прорезях шлема заметно расширились.

– Да кто же ты такой…

– Конь в пальто, – брякнул я через голосовую связь.

Судя по взгляду, это его доконало…

Через секунду в тело Центуриона хлынул поток энергии откуда-то из моей спины. Именно там Кристалл…

Легионеры, со всех ног (да-да, строем) бежавшие ко мне, развеялись дымом.

Я стоял и смотрел на осевшего Центуриона.

– Потрясающе! – Голос Ректора долбанул по ушам. – За столь короткий промежуток времени – и Обретение! Инферналь, как ты это сделал?

– Так… Напугал чуток… – Я несколько удивился.

– Напугал? Кхм… – Новый голос прорезался на «закрытой линии». Очень властный и привыкший повелевать…

– Опаньки…

Между тем тело Центуриона поднялось и поплыло куда-то в сторону…

Я пожал плечами.

И тут по ушам ударило громом – это зааплодировали зрители.

Жаль – не мне.

Ох, ё…

Я стоял посреди гремящей Арены, а вокруг бесновались зрители.

Да уж, сегодня родилась легенда…

Левую руку мне оторвали по локоть, теперь там клубился черно-красный дым. Левое колено с трудом сгибалось – засел обломок чьего-то меча.

С левой стороны головы торчал обломок арбалетного болта.

На правой руке из четырех пальцев осталось три, теперь я не мог держать меч. Сам «кошкодер», скрученный штопором, лежал на песке.

А напротив меня стоял Центурион Гартенарит Ультар Харон.

Последний выпускник сегодняшнего вечера…

– Какой он уже по счету, черт бы его побрал?

– Восьмой. Остальные будут проходить процедуры с обычными Вэйдариями, к тебе поставили только сильных…

– Зашибись…

– Правитель потребовал испытать тебя по максимуму. Он хочет быть уверен…

Ну ладно, я вам сейчас устрою по максимуму…

Полный форсаж…

Харон волновался: нынешний выпуск был заметно отличен от всех предыдущих.

Странное порождение Ректора устраивало настоящий разгром среди рядов его Легионеров.

После того как первый претендент был доведен до Перехода за считаные минуты, в небольшой комнатке начался оживленный спор:

– Разумен.

– Да ладно, не может быть!

– Старые Вэйдарии разумны…

– Но этот выглядит как самый что ни есть молодой!

– Да? А ты видел, что он ответил на приветствия?

– Ерунда! Не может быть! Просто повторил движение…

Народ постепенно убывал, а Харону становилось все хуже…

Вот Плутон отлетел и впечатался прямо в стену.

Меч Хельтария врезался в колено фигуры, будто в насмешку одетой в форму тыловика. В ответ Хельтарий получил увесистую оплеуху. Когти проскрипели по шлему…

Малая, одна из немногих женщин-Центурионов, выставила заслон из арбалетчиков. Стрела попала в голову, фигура упала…

А потом резко подскочила, обломала стрелу и перешла в атаку.

В соседней комнате Уфиры сбивались с ног.

Маги бы это существо просто сожгли, но по правилам Центуриона во время обретения силы должны были использовать только Легионеров!

В итоге, когда Харон вышел, вокруг Кошмара (как прозвали неубиваемую тварь) расстилалась настоящая полоса из черного пепла – останки перебитых Легионеров.

Трибуны, до этого аплодировавшие, примолкли.

Харон ощутил надежду: если он сейчас завершит начатое, то это…

Это даст некоторые перспективы!

Действовать надо нестандартно…

Около обрубка руки существа клубился какой-то странный дым…

Тут Кошмар шагнул вперед, указал пальцем с длинным и острым когтем на Харона, а потом провел себе по шее…

И взорвался градом ударов!

Харон с трудом увернулся, присел…

И нанес удар снизу вверх, пробив грудь существа.

То моментально остановилось, на пустом месте, заменявшем существу лицо, пошли волны…

А потом рука схватила Харона за плечо и придвинулась еще ближе, насаживая себя на меч.

В тело Харона ударила порция силы…

Началось!

«Переход! У меня!» – мысли Харона прервал мощный хлопок.

Он потерял сознание.

Я висел над Ареной в виде легкого красного тумана.

Н-да…

Эффектно – ничего не скажешь!

Самоубийственная атака, в провале которой я не сомневался, дала интересный результат.

Ничья.

Последний удар, который я нанес перед распадом, настиг цели.

Шлем с него сорвало, но, как ни странно, из повреждений, что я нашел, – лишь изогнутая под неестественным углом рука.

Я с трудом материализовался, Вэйд был избит до состояния «котлета по-киевски». Пошатавшись немного, я все-таки упал.

– Ин… ш-ш-ш… ль!

– Я вас плохо слышу.

– Инферналь, слышишь?

– Теперь да. Надеюсь, все?

– Еще бы! Никогда такого не видел!

– И не увидите. Вы меня извините, но мальчиком для битья в стенах Академии я оставаться не собираюсь…

– Правитель в восторге!

– Замечательно, королева в восхищении…

– Правительница? Да, тоже. А Эльзас желает тебя осмотреть…

– Этот инкуб? Он же вроде несколько по другой… э-э-э… специальности… Да и вообще, он что, обо мне знает?

– Нет. Он считает тебя очень хорошо изготовленным големом. Что касается специальности… Эльзас – интуитивный артефактор. Так что я прошу тебя пройти сегодня на прием в Цитадель.

– Давайте мы это обсудим при личной встрече. А пока пришлите кого-нибудь меня забрать. Я не могу двигаться…

– Да, истощение резервов… Не беспокойся, через несколько часов тело опять будет в полном порядке…

Появившиеся Легионеры подняли мое пристанище и понесли. Один из них нашел оторванную руку и положил мне на грудь.

Мысленно перенеся точку обзора в алое марево, струящееся из поврежденного плеча, я осмотрелся: вокруг перекрученные обломки металла, брызги крови и горы пепла от истерзанных Легионеров…

Неплохо мы погуляли…

Кстати…

– Ректор? Мне нужно новое оружие…

Глава 13

Тактика как религия

Пока ты двигаешься – ты живешь. Это правило действенно для акул и партизан…

Наемник Влад Штайнер

ЮАК. 2018

Красавец, ничего не скажешь…

Я потрогал фингал…

И на кой черт я послушал Родригеса?

– Это самое подходящее оружие для джунглей! – распинался рослый южноамериканец. В его руках SPAS выглядел почти игрушечным.

Вообще, дробовик выглядел серьезно. Этакая небольшая противотанковая пушка.

Пластиковый приклад, заменивший традиционный складной, удобно разместился на плече. Щека легла на него сверху…

Грохот выстрела меня оглушил, хотя я и привык к стрельбе, а плотное прижатие приклада не спасло от синяка. Я с матюками положил агрегат на подставку.

– Знаешь что? К черту! – Проблема вооружения стояла остро.

Если вкратце – каждое оружие предназначено для своей тактической ниши.

Я умею управляться со снайперской винтовкой и даже с арбалетом, но мне и в голову не приходит вооружиться подобным для патрулирования дорог. Максимум – пулемет. Вообще-то ПК почти идеален – мощный патрон, высокий темп и сравнительно слабая отдача…

Но обо всем этом забываешь после первого километра перехода, остается только желание выкинуть опостылевшую железяку. Тем не менее без пулемета в джунглях делать нечего.

С другой стороны, угадайте, кто первая мишень в списке снайперов «гавриков»? Правильно, тот, у кого самая большая пушка. Так что пулемет – именно то оружие, которое чаще всего меняет хозяев. Потому гранатометчики, пулеметчики и расчеты минометов с экипажами боевой техники стараются не отсвечивать и поминутно оглядываться – иногда это помогает.

Я потер отбитое плечо, покачал головой и взял свой обычный АК.

Ну и ладно.

«Огрызок», конечно, не особо точен, да и я не снайпер. И, чаще, моя задача не сражаться, а охранять пути сообщения и, если что, поднять тревогу. Потом атаковать или сваливать, если силы противника слишком велики…

Сейчас…

Эти мысли роились у меня в голове, когда я осматривал повреждения Вэйда. В принципе менять ничего и не надо. Вот только…

– Инферналь, что значит «система повреждений»? – Ректор с интересом выслушал мое предложение.

– Это значит, я даже не понимаю, что со мной произошло. Я, например, заметил этот осколок, – киваю в сторону ванночки с куском металла, извлеченного из колена, – только когда посмотрел на него. То, что я не ощущаю боли в костюме, хорошо, но оценивать состояние своей брони я должен инстинктивно…

– Так пойдет? Это будет у тебя перед глазами… – Ректор провел какие-то манипуляции с потоками силы. – Попробуй…

Я залез в Вэйда. На периферии зрения появилось схематичное изображение моего «скафандра». В настоящий момент рука, оторванная в бою, светилась белым, колено – красным, голова и грудь – желтым. Красными были и пальцы правой руки…

– То, что надо. – Я вылез из Вместилища.

На торжественный прием сегодня вечером Ректор отправится в сопровождении двоих слуг. Понятной и знакомой всем Фиоре и новинки – меня. На вопрос «А не захотят ли меня прибить Центурионы?» Ректор только рассмеялся и пояснил, что как раз наоборот.

Шоу, которое я устроил, уже подняло авторитет Академии и Ректора, и до того весьма немаленький. Некоторые сановники уже интересовались возможностями приобрести меня (я хмыкнул) или хотя бы заказать такого же.

На все подобные предложения Ректор отвечал, что данный экземпляр не продается, а изготовить аналог – вопрос времени. Вот испытает его полностью, проведет измерения, тогда и поговорим…

На прием Вэйд должен был пойти во фраке, но я настоял на столь полюбившейся мне форме без знаков отличия. Ректор пожал плечами, но согласился. Судя по всему, все общество больше было возбуждено оттого, что устроивший разгром Кошмар был одет в форму тыловика, чем непосредственно фактом разгрома.

Ректор моментально это просек и начал распускать слухи в стиле: «А вы представляете, если бы он использовал броню и более мощное оружие? А скоро еще магии его научу…»

В итоге Кошмар Арены среди демонов превратился в нечто вроде «мирного советского трактора» из анекдотов: как выглядит – слухи самые разные, на чем работает – непонятно (некоторые говорили, что каждая моя победа – это жертвоприношение похищенных людей). Но то, что вещь стоящая, – факт…

– Кстати, я добавил регенерацию от магических потоков. Так что даже в случае отсутствия меня рядом, в каком-нибудь мире на задании, ты сможешь чинить его сам.

– И какая скорость?

– Ну… То, что я сейчас починил за час – то есть прирастил руку и прочее, – займет сутки. Правда, тебе придется эти сутки провести вне Вэйда…

Не особо быстро, но лучше, чем ничего…

– Фиоре, вы прекрасны.

– Спасибо. – Фиоре опять косится на меня удивленно. Я же не понимаю, чему тут удивляться…

Почему-то ее обычное платье выглядит по-праздничному, хотя всех отличий – это жабо на шее с овальным камнем.

– Готовы?

Мы с ректором спускались в Приемный зал Академии. По старой традиции прием проходил в нем…

Вообще, интересное открытие. Оказывается, хотя Академия и построена Ректором, но по документам числится одной из резиденций Правителя. Просто он вроде как на время передал в пользование. В итоге Молохи и Мельхомы не донимают Академию вопросами о доходах с левых контрактов, а Академия предоставляет свою магическую исследовательскую базу и обеспечивает исследования. Это ОЧЕНЬ много значит в измерении, где главное богатство – знания…

В зале было не протолкнуться.

В свое время мне доводилось бывать на дипломатических приемах в качестве охраны, так что я не удивился, увидев насквозь фальшивые улыбки демониц и демонов.

Откуда-то лилась приятная музыка…

Покрутив головой, я обнаружил оркестр, играющий на Гармониях. Этот забавный инструмент не требовал особых навыков, только сосредоточенности. Небольшой полупрозрачный диск удерживался в руках и издавал те звуки, которые задавал музыкант, – этакий сам себе оркестр. Настоящая мечта лентяя, главное – четко представлять себе необходимый звук, а дальше сплав ментальной магии и магии Воздуха сделает все сам.

С Ректором мы договорились, что я буду отвечать на заданные мне вопросы, но только в случае, если рядом находится Ректор. Иначе – «Не имею представления», «Неизвестно» и прочее. На всякий случай Фиоре будет рядом со мной, если Ректору понадобится отойти. Как я понял, на приеме – несколько его личных агентов, которым он не доверял, поскольку они не только его агенты…

– Ректор Магической Академии Сил Меча и Щита со своими слугами! – Аластор, игравший здесь роль церемониймейстера, ударил посохом. По залу прошло движение. Легкие поклоны и заинтересованные взгляды в мою сторону – в качестве приветствий.

– Мой Повелитель… – Согласно уговору я тоже поклонился. Правитель, сидящий на троне, окинул меня заинтересованным взглядом. Но ничего не сказал – логично, Правитель не должен удивляться.

Начальство не может пребывать в удивлении и испуге, иначе – ущерб имиджу.

Алоиз, сидящий на троне, – само олицетворение власти… Нет, не так.

ВЛАСТИ.

Именно так – большими буквами.

Я припомнил рассказ Саэльта – унизительная и постыдная казнь заговорщиков, комбинация террора и «вкусных» плюшек…

Серьезная личность.

Я предпочел бы держаться от него подальше, если бы не некоторые факты, а именно…

Во-первых, Саэльт незамедлительно сообщил о моем появлении Ректору, ибо, являясь таким же Перерожденным, рассчитывал на награду… Кстати, три тысячи легатов – моя премия – позволили бы мне снимать жилье и без гостеприимства Ректора.

Вообще мне, как прописано в Уложении о Новых подданных, входящих в Широкую Семью, должны были выдать две тысячи легатов и некоторые магические артефакты, позволяющие развить способности. Но, несмотря на то что мои способности необычны, они не обнаружили никаких признаков качественного увеличения, мне выдали валюту.

Золотой легат с частицей Камня Души, вбитого в центр монеты, – это основная монета Инфернального мира.

Стоит заметить, что Орлерская пасть – одна из немногих организованных государственных структур среди потоков Хаоса. И тем не менее по меркам любых человеческих королевств раздрай тут стоял знатный – в пределах своего доминиона Великие Семьи могли творить что угодно, в определенных рамках.

Так, например, если бы я попал к какому-нибудь Уфиру или Сабнаку из Аристократов, он имел полное право сожрать мою сущность – еще без Скреп и привязки Души к Силе. Либо вообще – покромсать меня на опыты…

В таком случае жадность боролась бы (потому как Саэльт получил ПЯТЬ (!!!) тысяч легатов) с жаждой открытий… А поскольку любопытство, страсть и жадность, совместно со стремлением к власти, – двигатели этого странного общества…

Впрочем, не вижу отличий от людей – разве что у демонов все это обострено до крайности.

Потому исключительное везение, что нашел меня именно Саэльт. Такой же Перерожденный и, самое главное, сравнительно молодой.

Второй факт, настоятельно советующий держаться подальше от Властителя, тот, что для Саратансов он враг номер один. И, как ни странно, главная причина – он не напирает на силовое решение.

Правитель не был фанатиком – именно поэтому умеренные Саратансы служили в рядах Астаротов, использовались в боях и строительстве, заключали контракты…

Я сам видел на территории Академии, а также во время редких выходов в город странных демонов, некоторые части которых были заменены на металлические импланта.

Особенно мне запомнилась демоница, по-видимому суккуба до всех изменений.

Это немного жутко…

Левая щека была превращена в красиво-жуткое (или жутко-красивое) подобие швейцарских часов. Вместо кожи – гибкое прозрачное, слегка светящееся магическое поле. Под ним виднелись какие-то странные механизмы тонкой работы…

Она глянула на меня и зазывно улыбнулась…

Ну, нет уж – мне хватало обычных суккуб…

Но следует признать, странные, чуть светящиеся пластины на спине, таинственная красота…

Измененная была красива.

Только от нее веяло смертью, именно потому подобные ей живут обособленными группами или вообще одни, прямо в Хаосе. Представляете, занимаетесь любовью, а от любовника вдруг эманации Смерти?

Холод и одиночество. Вот что это такое.

Я вернулся из воспоминаний как раз вовремя – ко мне подошел Эльзас…

Эльзас Орлер всегда выделялся из других инкубов…

Вообще, они не отличаются выдающимися боевыми качествами – нет, они, конечно, могут с легкостью расшвырять роту человеческих солдат, а скорее – просто сожгут.

Часто богатые дамы из миров с развитой магией вызывали для заключения контрактов именно инкубов. Те, во-первых, самые дешевые, при этом действительно стоят роты хороших солдат и сильного мага Огня. А во-вторых…

Приятное совмещается с полезным!

Так вот, Эльзас – редкое исключение.

Возможно, на его выбор – занятие Артефактной магией – повлияла кровь отца. Правитель, кроме магии Разума, был не последним артефактором. Мать – суккуба, но суккуба умная. Понимала, что от своей официальной жены – Эльвиртаны Огнеокой – Правитель не уйдет к обычной любовнице…

Как бы то ни было, Эльзас занимался артефактами.

И последняя разработка Ректора – Кошмар Арены – был настоящим произведением искусства… А потому, как только Ректор в сопровождении Фиоре и Кошмара появился в Зале, Эльзас с трудом дотерпел окончания церемоний взаимных расшаркиваний.

– О, милый Эльзас… – Молодой инкуб с трудом сдержал нервный тик.

Хотя Эльзас и не имел права на наследование трона, тем не менее все знали, что молодой, выглядящий как шестнадцатилетний эльф Алоиз с фиолетово-черными до плеч волосами был подающим надежды артефактором.

Так что уже со времени первого совершеннолетия на Эльзаса объявили охоту.

То, что слишком настойчивые охотники попадали в исключительно глупые ситуации (один самоуверенный Зепар вообще получил такие повреждения, что даже три декады не появлялся в высшем свете), не останавливало желающих…

Суккуба поскользнулась на ровном месте, врезалась в какого-то Центуриона – выпускника с перевязанным плечом…

– Незабвенная, вы в порядке?..

– Ах, вы так любезны…

Эльзас вздохнул, улыбнулся, убрал руку с браслета на правой руке, осмотрелся (никто не заметил небольшого всплеска силы)…

И двинулся в сторону Ректора…

– Господин Ректор!

Ректор улыбнулся, а Эльзас в очередной раз удивился тому, сколько обликов у этого мага… До такого уровня ему не дорасти за всю свою отнюдь не короткую жизнь.

Но вот по артефакторству есть возможность попробовать!

И кто знает, может быть, через столетие Эльзас Орлер сам создаст артефакториального элементаля!..

Между прочим, разрешение взять имя Правящего Дома оказалось глефой о двух лезвиях: с одной стороны – определенные плюсы, поскольку признанный сын Правителя, хотя и без права Трона…

Минусы – вон они, разговаривают с Центурионом.

Особенно взбесило Эльзаса предложение Зепара – даже вспоминать противно.

– Господин Ректор, я хочу заверить в своем восхищении вашей работой. – И кивнул на Голема. – Смею надеяться, что смогу приблизиться к вашему уровню в ближайшее тысячелетие.

– Ну что вы, Эльзас, я более чем уверен в ваших возможностях! – Голос Ректора ударил по ушам.

Я по-прежнему изображал из себя болванчика, которому на все плевать, ибо он вещь, а не личность. Однако инкуба, который подошел к Ректору, я узнал.

Как там его? Эльзас Орлер?

Ну да, ну да. По-моему, таких, как он, на Земле в Средние века называли бастардами. Отношение к ним было двояким и во многом зависело от того, признавал их король или нет.

В особых случаях могли и прирезать – во избежание нежелательных поползновений в сторону престола. А иногда и просто ради приличия. Потому как монарх должен быть чист, тверд в вере и прочее-прочее-прочее…

Впрочем, как я уже говорил, это свойственно Земле не только в Средние века, но и в XXI веке.

Поверьте на слово.

– Господин Ректор, прошу разрешения изучить ваше творение…

А вот это интересно. Эльзас, по словам Ректора, хороший артефактор. Но сможет ли определить, что так называемый Кошмар – просто доспехи, в которых прячусь я? По идее даже Ректор не смог найти отличий. Эльзас намного слабее, так что…

– Хм… Знаете, Эльзас, я сам не до конца понял, что создал, но, может быть, вы поможете мне определить это? – Вокруг нас начали кучковаться маги.

Саэльт и Гриэль!

Я подавил желание помахать рукой – не поняли бы…

А Ректор молодец – своей фразой о том, что сам не понимает мою структуру, он автоматически пресек возможную утечку информации к Саратансам. Те скептически относились к чистой магии, предпочитая ее гибрид с технологией…

Тем временем Эльзас подошел ко мне…

– Ты умеешь говорить?

– Да.

– Кто ты такой?

– Господин Ректор говорил, что меня называют Кошмар Арены.

Вообще, Ректор такого не говорил, но почему бы не похулиганить? Краем глаза замечаю что-то похожее на улыбку на лице Фиоре.

– Подними руку.

– Какую?

– Эльзас, выражайся точнее. Он несколько… как бы помягче… туповат. – Собравшиеся маги пытаются просветить меня насквозь магическими щупами. Ощущаю себя как тогда…

ЮАК. 2016

– Твою мать…

Насекомые и крысы – единственные существа, которые выигрывают от войн. Иногда мне вообще кажется, что все войны на земле – это заговор вредителей…

Ну да, каких только мыслей не передумаешь, когда сидишь в мерзкой, воняющей торфом почве.

Это болото – настоящее проклятие. И мы, и «гаврики» кладут тут солдат, пытаясь отбить ненадежную, опасную, гибельную, но столь желанную транспортную артерию.

После Большого Землетрясения Южная Америка напоминала гребаный постапокалипсис. Перу, Чили, Аргентина…

Город-мечта Остапа Бендера, как я уже говорил, превратился в Развалины.

Аргентина, наиболее развитая в стратегическом плане, стала ядром будущей Конфедерации. А кто-то умный решил, что это знак свыше и можно за счет проблем соседей выпутаться из своего КРЫСИСА.

А кто-то еще решил, что не подставить «другу и партнеру по ЕвроПРО подлянку» – как-то неправильно…

В настоящий момент Южная Америка – это место, где азартно режутся диверсионные группы, а расстрелы и казни мирных жителей, которые «сотрудничают с режимом деспотии в Аргентине», – добрая традиция…

Именно после недельного дежурства на болоте я второй раз попал в госпиталь…

Что-то часто я стал вспоминать прошлое. Почему-то возвращаться не хочется…

– Да… Мне такое точно не повторить! – Расстроенный голос Эльзаса и смешки со стороны кучковавшихся поблизости Уфиров и Сабнаков.

– Не сомневаюсь, что рано или поздно уже я буду просить у ВАС разрешения на обследование ВАШЕГО творения.

Вообще, было скучно.

Я не мог выпить вина, переговорить с Саэльтом или засыпать Ректора вопросами вроде «А чего это тот Центурион на меня пялится?».

Означенный Центурион мне знаком, в некотором роде.

Он был последним на Арене, я даже запомнил примерно его имя. Какой-то там Харон. В настоящий момент он с плотной группой выпускников изучал меня…

– Господин Ректор? – Предчувствие нашептывало – ничего хорошего из этого разговора не выйдет.

– Да, Харон?

Я знал, что со времен, когда тут учился Занударис, Академия была несколько изменена в области подчинительной иерархии. Так, если раньше факультет Войны подчинялся Ректору, теперь у него был свой декан. Магистр Кфорн – Высший Центурион, герой войн и талантливый полководец, который вбивал своим подопечным в голову идеи превосходства стали над магией. Что лично для меня казалось бредом – ДЕМОН говорит о превосходстве грубой физической силы над МАГИЕЙ!

Впрочем, это, судя по учебникам истории, не мешало ему считаться «…одним из талантливейших полководцев Кирпиташенской Войны…».

– Скажите, насколько ваше создание эффективно против магов?

В голосе угадывается напряжение. Понятно – неприятно осознавать, что появилось оружие, «размен» которого под «десять к одному».

– Не особо, – признался Ректор. – Главное достоинство Вэйда – скорость и стойкость к обычному оружию.

– Вэйд?

– Сокращение от Вэйдарий. Как видите, внешность голема позаимствована у этого демона…

Тактика, кстати, тоже. Правда, я ее изменил использованием псевдоразума третьего уровня. Со стороны магов кто-то уважительно хмыкнул.

Мне скучно.

Очень скучно…

«Ректор, давайте у меня что-нибудь сломается и вы меня отправите домой? В смысле – в подвал? Там я выйду из тела и аккуратно проскользну в комнату?» Закрытая связь позволяла мне общаться с Ректором не опасаясь разоблачения.

«Скучно?»

«Не то слово. У меня там бутылочка вина с кухни нагревается – нехорошо».

«Понятно… Ладно, не буду спрашивать о том, как ты стащил вино… Кстати, что за марка?»

Наша игра «Найди лазейку», в ходе которой заведующий винным погребом Мельхом приобрел нервный тик, вышла на новый виток.

«Алые слезы Посланца Богов».

«Хм… Может, на Фиоре накинуть морок да с тобой пойти? Нет, нельзя – слишком наглеть перед правителем не стоит…»

– Фиоре, проводи, пожалуйста, Вэйда на место постоянной дислокации. – Общение со мной не прошло даром для Ректора.

– Слушаюсь. Мне потом возвращаться?

– Нет, не стоит…

Глава 14

Лицо войны

Рукопашная на позициях врага – это не занятие для настоящих мужчин. Это занятие для бешеных псов…

В. Штайнер

Что такое война – вопрос философский.

Кто-то говорил, что продолжение политики другими методами. Кто-то – о «Святом праве и обязанности защищать Родину…».

Поверьте человеку, видевшему войну изнутри, – редко встретишь чистый и незамутненный конфликт в стиле «грабитель – жертва».

Чаще всего виноваты оба…

В «Фортуне» много внимания уделялось психологической подготовке. Фанатиков – тех же самых «национально мыслящих» – посылали куда подальше. Требовались компании, у которых война ассоциировалась не со стрельбой и геройством, а с нудной, грязной, вредной работой…

Которая неплохо оплачивается.

Поймите правильно, по образованию я инженер-дизелист, пусть недоучившийся, но мог бы найти себе средней паршивости работу…

Однако…

Если спросят меня, отвечу. Война – это наркотик.

Я им не злоупотребляю, потому и прожил столь долго.

Я не стремился на передовую, не гнался за деньгами. Мог еженедельно напрашиваться в рейд и получать под две штуки убитых енотов в неделю, но не видел резона в деньгах для трупа.

Ведь те же две тысячи – это двадцать дней спокойного патруля. А в случае захвата трофеев – еще что-нибудь обламывалось…

Не стоит переть вперед, рассчитывая на премию, проще прийти на избитую артиллерийскими снарядами территорию и там хорошенько пошуршать…

– О чем будут говорить Правитель с Ректором? Это меня по-настоящему волнует…

– Ректор планирует твой первый контракт. Что-нибудь простое, так сказать полевые испытания…

– Но он понимает, что на карьеру киллера я не соглашусь? Я наемник, а не наемный убийца…

Кстати говоря, именно это сложно было пояснить моим знакомым во время редких визитов на Родину. Пару раз меня даже пытались нанять…

Своим принципам я изменять не желал.

– Почему же ты тогда ушел?

Очередной поворот и спуск вниз – меня всегда восхищало полное отсутствие здравого смысла в этих поворотах и спусках. Так, после этой лестницы ВНИЗ следовало два ПОДЪЕМА, и после этого мы попали в ПОДВАЛ (!!!).

При этом в одном ответвлении был подъем на башню, во втором – в корпус некромантии…

– Я сомневаюсь, что мне дадут возможность переговорить с Правителем. То, что он рассчитывает использовать меня как полигон для испытаний… Несколько неприятно…

Я мог использовать голосовую связь, пользуясь отсутствием вокруг нежелательных свидетелей…

– С другой стороны – какое доверие… – Голос Фиоре был задумчив…

А я уловил отзвуки использования магической силы…

В подвале…

И если верить моей памяти и Дарту, который обучал меня различать эманации силы…

– Фиоре, чувствуешь?

– Да… Ушедший…

– Где он? – прошептал я по мыслесвязи.

– Непонятно… Похоже, это еще сравнительно слабый… – Ректор уже предупрежден, немедленно сообщил Правителю.

Моментально во дворе Академии были организованы танцы, конкурс на самый зрелищный фейерверк и прочие занятия на свежем воздухе.

Правитель ушел, сославшись на какие-то свои дела. Впрочем, гостям и без него было неплохо. Какая-то деятельная суккуба уединилась со своей подругой и одним Цербером в саду, не иначе гербарий собирать.

В Академию был переброшен ударный отряд из пяти Молохов…

Они представились не по именам, а по номерам, мерцавшим на груди.

Ну, ты посмотри, какие конспираторы…

Ушедший телепортировался в подвал-склад с магическими припасами. Ректор начал уже разбираться, почему защитные поля искусственно ослаблены вокруг фундамента Академии. Они там и так слабее, чем на других участках, потому что рассчитывалось на то, что ни один нормальный враг не рискнет идти таким путем…

Саратанс действовал изящно и необычно.

Он каким-то образом прошел сквозь защитное поле, которое и без того было искусственно ослаблено изнутри. Вошел в каменную стену и уже оттуда телепортировался. Если бы он медленно вышел из стены, черта с два Фиоре или я засекли бы появление гостя.

Но он поленился и дал себя засечь…

Поиски причин ослабления поля привели к груде камня – кто-то дал команду каменному голему на саморазрушение. Следов пока нет, по крайней мере, так утверждает Ректор…

Молохи, судя по всему, были рады дополнительному заслону между Ушедшим и ними. Я бы на их месте тоже радовался – у Ушедших есть технологии, украденные из технических миров, куда нормальным демонам путь заказан. По какой-то древней договоренности подобные миры (такие, как Земля) были нейтральной территорией. Так что Ушедшие Саратансы, которые превращали миры в арены битв магии и технологий, и демонам, и Богам как кость в горле…

«Где наш малыш… вот он!»

Спустя секунду – еще одна мысль:

«О…, ё… твою маму…» И ЭТО не заметили…

Ушедший Саратанс – жуткое зрелище.

Восемь мощных металлических лап, на которых располагается нечто смутно напоминающее поворотную станину пушки. Только вместо орудийного ствола – торс.

Мощный, мускулистый, заметно крупнее человеческого. Мне показалось, я увидел мелькнувшую татуировку Бегемота на левой стороне груди. Впрочем, не берусь судить – живота у Ушедшего не было. В обрывках внутренностей виднелись какие-то железки. Ребра отливали сталью…

Руки… Хотя нет, это не руки, а манипуляторы. Ниже локтя тоже металл. Расходятся в разные стороны, как дьявольский швейцарский нож. Левая рука, видная мне, расходилась на три части – как минимум одно лезвие длиной с мою руку и один орудийный ствол калибра миллиметров под тридцать… И еще нечто похожее на оружие… Или инструмент…

Но главное – голова.

Это вообще что-то с чем-то…

Выбритая налысо, она покоилась на толстенной шее. В нескольких местах я заметил проходящие по коже разряды, а также толстый шнур в бронеоплетке, заходящий за грудную пластину…

На лице не было рта – только глаза.

Оно конечно, физиономия моего Вэйда тоже не самая фотогеничная – пустая костяная маска, этакая скульптурная заготовка. Но если в моем случае это логичное конструкторское решение (зачем внешние органы зрения, когда через поверхность маски обзор 270 градусов?), то тут что-то между вивисекцией и мазохизмом…

Я различил небольшое «ж-ж-ж». Сервоприводы?

Молохи затаились…

Я и Фиоре засели за дальними ящиками.

Ушедший покрутил головой и двинулся в сторону…

«Что там?» Кошмар фантаста остановился рядом с одним из шкафов и начал сметать оттуда все подряд. Судя по всему, у него еще и отсек для груза есть…

Блин, да это лучше, чем «форд фокус» – на таком бы проехаться по Дефолт-Сити. Пробки расшвыряет или испарит, багажник здоровый – вон, чуть ли не целый шкаф опустошил…

«Соединения пятого класса опасности…»

Да и топливо экономить надо – я почему-то уверен, что у него там какой-нибудь реактор сто…

«ПЯТЫЙ КЛАСС ОПАСНОСТИ?!»

Согласно классификации, это далеко не самые опасные соединения, однако в качестве сырья для чего-нибудь убойно-поражающего – вполне.

За время моей жизни здесь я не раз видел, как башня Алхимического факультета в прямом смысле покидала свое законное местонахождение… Это плохо…

Это ОЧЕНЬ плохо.

– Сейчас Молохи попытаются его атаковать.

– Нам приказано оказать поддержку?

– Нет.

– Валим… – Короткими перебежками я и элементаль добрались до выхода из подвала.

– Честно говоря, Ректор приказал мне сдерживать тебя от необдуманных поступков, но ты проявил редкое для демонов здравомыслие…

– Ну… Нет, если бы было надо, то я бы его атаковал. Но пусть с ним лучше разберутся знающие и умелые, а я в стороне постою… Когда они будут атаковать Ушедшего…

Начиненного взрывной смесью…

Под… зданиями Академии…

Ой…

– РЕКТОР!!!!!

– Однако…

Зал, в котором изначально планировалось проведение всех мероприятий, пострадал больше всех. Струя колдовского пламени ударила прямо из пола, попутно снеся три верхних этажа.

К счастью, обошлось без значительных жертв…

Из пяти Молохов выжил только один, самый молодой и неопытный… Об этом я услышал краем уха. Он не чужд магических изысканий, а потому прихватил с собой самодельный артефакт-накопитель – это дало ему возможность поставить щит. Основная сила сработавшей бомбы была направлена вверх, щит выставлен на максимум, а еще его, как самого молодого, поставили подальше от предполагаемого места битвы…

– Как догадался?

Я, Ректор и Фиоре находились в кабинете.

– Просто осенило. То, что он сгружает все в себя, причем столь опасное содержимое…

Да и то, как проник – ради банального воровства столько сложностей?

Я слышал, ЛЮБОЕ зелье можно приобрести на здешнем черном рынке.

А если прибавить к этому печальный опыт столь далекой теперь Российской Федерации…

– Что принесли поиски?

Я сделал глоток вина. «Кровь Божьего посланца» приятно согрела замерзшее горло.

– Ничего… фу-у-у-уф-ф-ф-ф… – Ректор резко выдохнул.

В воздухе повисло туманное изображение психоделической фигуры – тело человека, ноги паука…

По всему периметру Академии был активирован «Холод Времени». Теперь следственные группы Астаротов в обнимку с Молохами носом землю пророют в поисках причины ослабления защитных полей в фундаменте…

– Как он прошел сквозь стену?

– О! Хороший вопрос… Следов магии нет, а уж, будь уверен, искали на совесть…

– Технологии? – напрягся я.

Технологии опаснее сотни фаерболов. Для них Дар нужен, а для создания атомной бомбы, например, только соответственные материальные и вполне логичные инструменты.

И можно начинать выпуск плутониевых пирожков…

ЮАК. 2015

– Та-а-ак… Ацетон, серная кислота, известь, керосин, перекись водорода в герметичных баллонах…

– Твою мать, что они из всего этого хотели налепить?

Мы уже три часа как проклятые таскали разного рода ящики и колбы.

Подвал в Развалинах был опорной базой «Карателей» – так называли себя участники этой банды. Они полностью оправдывали свое название – на сильного противника не нападали, предпочитая банальное воровство и грабеж мирного населения.

Однако заволновались мы только тогда, когда прошла информация о том, что с «Карателями» установили связь «гаврики».

Чертовы боевики имели финансирование и оружие, а «Каратели» хорошо знали местность… От такого коктейля никто ничего хорошего не ждал, а потому выдвинувшиеся подразделения «Фортуны» получили санкции на полное уничтожение возможного противника.

До этого все войнушки с «Карателями» сводились к тому, что при обнаружении наших колонн бандиты сваливали, оставляя нам трофеи. В этот раз они сражались с ожесточенностью смертников…

– Ни хрена себе… – Леня, один из наших, попытался поднять груз…

Один из невзрачных ящиков с камуфляжем оказался внезапно очень тяжелым, перевернулся и просыпал свое содержимое… Ровные бруски, завернутые в промасленную бумагу, весело поскакали по асфальту…

Я аккуратно затушил сигарету о каблук, а окурок утопил в луже. Потом, прокашлявшись, выдал…

– О… Порыбачим…

Таких ящиков мы нашли еще более десятка…

Кстати, после этого я бросил курить и начал внимательно смотреть под ноги.

– Что с контрактами? – Я перевел разговор на более приземленную тему.

Поймите правильно, я не скряга, но жизнь наподобие лабораторного образца в стенах Академии – не то.

Тем более теперь ее продолжительность у меня значительно изменилась…

В лучшую сторону.

Демоны не умирают от старости, они либо погибают в бою, либо их пожирает Разрушающий Хаос, либо они становятся Ушедшими…

– Не терпится? Странно, ты вроде бы не воинствен, хотя твое ремесло – война…

Ректор сощурился, изучая меня.

…либо какой-нибудь маг порабощает, либо…

– А? Да, пожалуй… Просто я любопытен.

– Да… Помнится, я тоже был потрясен своим первым путешествием… – Глаза Ректора подернулись дымкой ностальгии. – Забавный мир Эльтан… Правда, я там был недолго. Маг, который меня вызвал, не справился с полученной от меня силой, в итоге на живой части Мира образовалась здоровенная проплешина из Хаоса…

– Ого… – хмыкнул я.

Если так, то обитателям Мира живется нескучно.

– Вот именно… – Ректор подошел к окну.

Серые тучи, заменяющие в этом мире небо, были еще светлыми…

Впрочем, тут и ночь – не ночь…

Вечные сумерки…

– Ты чего? – Ректор удивленно посмотрел на меня. Я же, подвывая, сползал на пол.

– Не обращайте внимания… Нервное… Просто представил, что бы этот всплеск энергии со мной сделал, если…

Ну не рассказывать же Ректору о творчестве некой американской писательницы?

– И все же?

Я набрал в воздух побольше воздуха и начал дайджест…

– Ой… – Ректор выглядел подавленно.

В наших с ним разговорах я старался не особо светить культурные особенности моей родины, я имею в виду весь мир, а не конкретную страну.

Так что короткий вроде бы пересказ «Саги» перешел к Дракуле, потом на краткий курс мировой истории и географии. Благо с помощью иллюзий я по памяти нарисовал «чучело Земли» и заставил вращаться в воздухе…

– Кошмар какой-то…

Это еще не кошмар. Вот общаться с доброй и красивой девушкой, плотно подсевшей на «Сумерки», – это кошмар…

Почему я не применил к ней эпитет «умная»?

Я умею врать, но стараюсь не злоупотреблять этой способностью. Хотя-я-я-я…

ЮАК. Февраль 2019

– Пустые?

– Пустые, товарищ майор!

Конфискат – это круто.

А конфискат, с которого тебе идет процент, – еще круче…

Проблема в том, что, даже если я поймаю грузовичок с текилой, мой процент составит стоимость этой самой текилы. А иногда хочется самого продукта…

Потому меня уже часа два компостировали в штабе наших трофейщиков.

В результате нашего рейда было обнаружено шесть канистр медицинского спирта и еще две пустых, с характерным запахом виски…

Спустя еще два часа я подошел к самоходке на базе КШМ.

– Вась… Вася… Василий Батькович, блин! – Огненно-рыжая макушка высунулась из люка.

– Все?

– Ага. Давай…

Еще через некоторое время шланги из системы очистки стекол (все равно ею мы не пользовались) были опущены в резиновые бурдюки, и по ним заструилась терпкая жидкость…

Я вообще не пью, но когда среди канистр со спиртом нашел две с виски – не утерпел.

У меня в этом месяце днюха, так что от халявы я отказываться не собирался.

Сейчас…

– Как ты знаешь, отношение течения времени между мирами и Хаосом самое различное…

Ну да, я тоже сильно удивился, узнав об этом.

Как ни странно, пока не зафиксировано случаев, при которых демон вышел на минуточку, а вернулся спустя тысячу лет.

Они всегда возвращаются, и всегда вовремя…

Почему так – не могли пояснить даже Амдусци асы.

Хотя им открыты и прошлое и будущее…

Впрочем, их с трудом понимают даже Молохи, которые всегда следят за своими прорицателями…

– Итак, возвращаемся к началу. Твой контракт… Недавно по хаосу прошла волна вызова, которую мне удалось уловить.

Ректор сделал глоток вина…

– Кто-то настойчиво пытается вызвать демона. Несколько Легионеров, даже один Вэйдарий – как вошли в портал, так и вышли.

Магу, кем бы он ни был, эти существа показались неподходящими для своих целей…

Судя по силам, которые он использует, ему нужен кто-то вроде тебя… То есть разумный, но не слишком сильный. Подобные заклинания используют для вызова на разовую работу.

Украсть что-нибудь, пошпионить.

Судя по всему, маг еще очень слаб, однако имеет достаточно ума, чтобы не экспериментировать и не пробовать вызвать Алоиза…

Ректор притворно вздохнул:

– Какой талант! Нам бы такого друга в одном из миров заполучить – и вот тебе канал поставок наших артефактов и перекачки силы…

Я понимал Ректора.

Пока я служу, потоки силы Мира устремляются в Дом Орлер, где используются по усмотрению главы Дома.

Демоны могут синтезировать золото из воздуха в самом прямом смысле, но для этого нужно дать им Силу, как сырье…

А пока есть контракт и моя служба, возможно перемещение материальных объектов массой, сопоставимой с моей.

Так что можно выменять какой-нибудь свиток с древними рукописями, до которых демоны большие охотники, на то же самое золото…

Дьявольский металл в действии…

– А если он решит меня подрядить на убийство?

– Решишь на месте… Мы-то с тобой понимаем, что тот, на кого тебя может натравить маг, вряд ли невинная овечка. Скорее всего, его же коллега – чернокнижник.

– Как и когда?

– Сутки. Судя по потокам силы, примерно через сутки маг повторит ритуал…

Я задумался…

– Я попрощаюсь с Каилем?

– Да… Разумеется… Только не забудь, что тебе завтра предстоит тяжелый день. Так что не перестарайся с суккубами…

Я сделал вид, что не понял, о чем он…

Дружба с наемником – это нонсенс.

У него могут быть приятели.

У него может быть подружка.

Но вот настоящими друзьями ему могут быть только такие же, как он, – те, в кого намертво впиталась смесь крови, пота, пороха и азарта.

А поскольку по-настоящему развернуться на ниве наемничества Дом Орлер только планировал, а я был своего рода прототипом, то…

Неугомонный Алоиз за эти полтора года стал мне другом.

Ректор его застращал на тему того, что сделает, несмотря на все последствия, если Ушедшие Саратансы узнают о моем местонахождении через какой-нибудь канал, хоть как-то связанный с ним…

Так что сегодня вечером гуляем.

Деньги есть, а ТУДА мне нести только себя внутри Вэйда…

Кстати, теперь получается, что Орлер может перекинуть в два раза больше груза, ведь ТАМ буду находиться я с моими доспехами…

– Артара… Как всегда – обворожительна… – обратился я к смутно знакомой суккубе…

Правда, снилась мне почему-то Фиоре…

Глава 15

Контракт

Рано или поздно, но смерть каждого догонит…

Правда, это еще не повод не поиграть в догонялки!

Покойный ныне оптимист

– Начинаются возмущения…

– Вижу… Будем надеяться, что он достаточно опытен, – не хочется истощать резервы…

– Судя по тому, что происходит в Хаосе, – не столько опытен, сколько осторожен…

Я не владел магией телепортации, а потому Ректор обеспечил мне «стартовую площадку». Она представляла собой пентаграмму, вписанную в круг, с нанесенными внутрь какими-то странными символами…

Я находился в Вэйде. На моих доспехах была простая походная одежда серо-зелено-черной расцветки, в которой можно было при желании опознать камуфляжную куртку. Крепкие сапоги, сверху – темный плотный плащ с капюшоном.

Оружие – простой кинжал, непритязательный на вид, и «кошкодер». Несмотря на серость внешнего вида, оба этих оружия были воистину бесценны.

Серый металл, укрепленный демонами, – это дорого.

А укрепленный самим Ректором – вообще абсолютное оружие… Для владеющего магией.

То есть для меня вся ценность клинков сводилась к тому, что, во-первых, они не тупились, во-вторых, потенциальный вор терял пальцы, а в-третьих, они позволяли при желании «вампирить» энергию для починки Вэйда.

Линии силы я видел, но они исчезали в небольшом (пока) портале Хаоса, прямо над пентаграммой.

– Ректор, они усиливаются…

– Вижу…

В комнате, за силовым полем, находились Ректор, Фиоре и напросившийся за компанию Каиль.

Ну да, НЕПРИЗНАННОМУ сыну Правителя Ректор вполне мог доверять…

Вообще об этом я узнал только вчера, когда ради интереса задал дежурный вопрос: «Кем ты приходишься Ректору?»

Каиль обычно на такие вопросы отшучивался, но в этот раз был несколько рассеян и, как мне кажется, печален…

Потому я не стал расспрашивать Алоиза о его родословной.

Мне было бы неприятно, если бы к моей собственной проявляли столько интереса…

Но впрочем, я отвлекся…

– Так… Связь у тебя с нами будет, но непостоянно. От чего это зависит… Только Хаос знает! А?!!

Что за…

Портал рывком начал расширяться.

Где-то там, в глубине, посреди туманного зева я увидел отблески ярких цветов…

– Инферналь, назад! Это портал в новый мир…

Опа, это значит – не внесенный в каталоги портал.

Подобные миры удобны тем, что могут дать монополию на предоставление контрактов…

Только в экспедицию туда нужно направлять опытного Алоиза-мага или Аластора, а никак не меня – опыт-то нулевой…

И в этот момент вылетевшее прямо из портала щупальце, сотканное из белого света, обвилось вокруг моего Вэйда и потащило вперед.

Я решил оперативно исполнить команду «покинуть машину», но только сунулся наружу тонкой струйкой красноватого дыма, как меня обожгло, и я, мысленно матерясь, забрался назад.

– Ректор, черт возьми, что это?

– Не понимаю… Судя по всему, магия их мира отличается от нашего… Придется идти… Я постараюсь с тобой связаться…

Я прекратил сопротивляться и стал наблюдать за приближающимся миром…

Я иду…

– Ну и что это?

Мастер-наставник пнул непонятную фигуру в балахоне.

А графиня Агнесса-Луиза Мартильян-Цертестская Третья начала багроветь…

Все не заладилось с самого начала…

Университет всю неделю шумел как потревоженный улей: впервые со дня основания Главного норминского магического института королевства Котарии (а среди студентов – просто «гномик») были изменены правила переводного экзамена для первого курса…

Ранее для перевода с первого на второй курс учащимся было необходимо написать реферат и создать действующую иллюзионную модель магического существа. В итоге в середину Солнечного периода по всему Университету тут и там скакали единороги, летали фейри и прыгали из темных углов на девушек (к вящей радости мальчишек) разного рода зубастики…

В этом же году сразу после Перелома всех огорошила просьба (а по сути – прямой приказ) короля…

Суть его заключалась в том, что иллюзии Их Величество и само в состоянии создавать и удерживать довольно долго, хотя и получил образование военного, а не мага.

Так что Джулиан II, Повелитель Котарии, князь Жакерии и просто законно избранный Мэр свободного города Мирополь, очень рассчитывал на то, что в этом году переводной экзамен будет смещен в сторону практики.

Вот это удар.

Пожалуй, сотня из Солнечной Фаланги совместно с Сынами Ночи не смогла бы привести учеников в большее расстройство…

Впрочем, были и те, кто всерьез рассчитывал воспользоваться предоставленным им шансом.

Одна из них – графиня Агнесса-Луиза Мартильян-Цертестская Третья. На вступительных экзаменах эта особа запомнилась всем преподавателям.

Прежде всего, когда Вергил Семикол попытался выяснить: «Где твоя мама, дитя? К братику или сестричке на экзамен пришла и потерялась?», ему в ответ прилетел ком огня.

Мелкая пигалица с радикально красными волосами, которые выдавали урожденного мага Огня, заставила старика бегать от фаербола с системой самонаведения.

Что интересно, у Вергила, известного своими экспериментами в области огненной магии, подобное получалось минут за пять, стоило графине лишь сильнее разозлиться…

Потом был взрыв на экзамене, после которого по Университету поползли слухи о том, что в заведение просочилась какая-то веселая элементаль огня под видом мелкой дворянки. Попытавшиеся это уточнить были посланы грязной солдатской руганью вперемешку с фаерболами…

Спустя еще пару месяцев все в Университете (и многие в прилегающих районах) знали, что от мелкой девицы можно ожидать всего…

Графиня Агнесса-Луиза Мартильян-Цертестская Третья была, как понятно из ее «номерного» имени, третьей, самой младшей дочерью графа Мартильяна. Тот был, в свою очередь, старым солдатом. Женился поздно, в сорок лет, но тем не менее удачно.

Жена, Агнесса Миршта – маг Жизни, посмотрела на своего благоверного, всплеснула руками… Нет, здоровье у графа было отменное, но к профилактическим процедурам омоложения он относился скептически.

А жена нет.

Уже через полгода супружеской жизни граф захотел в походы и жаждал неприятельских стрел…

Правда, когда увидел, как рассасываются его старые шрамы и несколько уменьшается брюшко, оттаял.

А когда по очереди появилось три дочери, окончательно осел, превратившись из известного забияки в уважаемого преподавателя Академии сухопутных сил.

Первые две дочери наследовали дар матери и в настоящее время обучались в монастыре Святой Епифании (что, несмотря на статус учреждения, не мешало им блистать в свете).

А вот младшая…

Луиза, как шутили родители, взяла мамин дар и подогнала под папин характер. Она будто была создана для битв и свершений…

Правда, при всех своих способностях, таланта у нее не было.

Парадокс?

Не больший, чем треснувшая в двух местах стена Зала Боевой Магии (Луиза потом неделю провалялась без сознания), пруд, внезапно испарившийся, последовавший дождь из вареных карпов («Я просто хотела высушить обувь и промахнулась!!!») и прочие неприятности…

И вот теперь это…

Когда Луизу спросили, кого она будет вызывать, она сказала, что все это увидят своими глазами… иначе не выйдет!

Зная некую склонность к показушности и странное сочетание наивности с навыками в солдатской брани, мастера-наставники только посмеивались…

Ой, зря…

Логика девочки была проста: уж если она – маг Огня, то и должна призвать существо, в самой природе которого Огонь.

Драконов охраняют, да и наперечет они все – если разумные.

Искать дикого разумного – такое даже авантюристке Луизе не пришло в голову.

Кто остается?

Ифрит?

Они обитают в районе Оманского халифата.

Элементаль?

Соблазнительно, но нет подходящего заклинания… Да и справиться с элементалем может только архимаг, коль скоро тот начнет буянить…

К счастью, в одной старой книге, приобретенной от нечего делать, описывался способ призвания мелкого демона…

Весь месяц Луиза тренировалась.

В книге повествовалось о разных видах подобных существ, но все, которых она вызвала, не походили на нарисованного в воображении красавца демона. Последний раз вообще болван какой-то примерочный выпал. Лица нет, на руках когти, еще шипеть начал…

Луиза пыталась с ним переговорить, но он только кидался на барьер и шипел. В итоге был отправлен назад… Ее эксперименты не обнаружились по чистой случайности. Луизе хватило ума проводить обряды в районе Мертвого Штиля. Там и так не пойми что по линиям силы – еще парочку никто не заметит…

В итоге приемная комиссия сейчас осматривала нечто пахнущее жженой кожей, темное и бесформенное.

– И что это?

– Д…

– Простите, что? – Несмотря на бурное знакомство, Вергил чувствовал за девочку настоящую гордость. Не каждый день такую силу найдешь!

Правда, терпения не хватает.

Да и ума не помешало бы…

Тем не менее Вергил был самым верным поклонником Луизы. И стоило ему услышать об очередном конфузе, как он несся туда сломя голову, с измерителем магии наперевес и блокнотом под мышкой.

– Демон… – Луиза была красная как помидор.

– Н-да… – задумчиво произнес красавчик Алонцо, председатель комиссии.

Он и правда красив, этот боевой маг-Огневик.

Дворянин…

Короче говоря, по нему сохли все студентки с первого по выпускной курс, но тем не менее Алонцо прекрасно понимал, что стоит ему сглупить один раз, как к нему в дверь вежливо постучат родители невесты, которые очень рады своему зятю…

– И откуда ты вяла заклинание?

– Вот…

Книга была внимательно осмотрена. Из всех страниц уцелела лишь одна. С описанием рисунка пентаграммы и каким-то еще изображением – восемь расходящихся стрелок…

– Этого раньше не было… – пискнула Луиза, указав на последнее изображение…

– Ауры жизни не вижу… Мертв, кем бы он ни был. – Арцист, гордость выпускного потока, был спокоен.

– Ну… В лабораторию. Вскроем, посмотрим, из чего он сделан…

Фигуру подняли за руки и ноги, капюшон слетел с головы и открыл безликую голову…

А следом раздался мрачный, недовольный голос…

– Я щаз сам кого-то вскрою…

Темнота кромешная.

После болтанки и вспышки в глазах, от которой видение окружающего мира было утрачено, я сидел в темноте.

Выползти из тела реально страшно, потому что Хаос, без всякого сомнения, обрадуется столь лакомому кусочку, как неосторожно высунувшийся демон…

Контроля над телом не было. Слуха, зрения, обоняния, осязания – тоже…

Сколько я так просидел, считая про себя и накручивая, что, мол, «сейчас сто-двести-триста-тысяча будет – и я выйду», – не знаю.

Как бы то ни было, но я ощутил контроль над телом.

Меня куда-то несли…

Благодаря встроенному в кристалл-Печать переводчику я смог понять разговор. И он мне совсем не понравился…

– Ну… В лабораторию. Вскроем, посмотрим, из чего он сделан…

Голосовое заклинание сбоило, однако постепенно приходило в норму, потому первые слова походили на скрежет металла:

– Я щаз сам кого-то вскрою…

Меня уронили.

Твари…

Раздалось тоненькое «ОЙ!!!» и звук падающего тела с последующим «Шмяк!!!».

Зрение прояснилось. Я с трудом поднялся сначала на четвереньки, потом уже на две ноги.

Огляделся – неплохо, правда.

Круглая комната, каменные стены.

Из стрельчатых окон пробивается какой-то нереально яркий свет.

Пейзаж рассмотреть не получается.

На полу комнаты нарисована (четко и ярко, будто тушью) пентаграмма. В центре – я. Поодаль от меня лежит тушка какой-то девчонки, одетой как мечта извращенца-педофила: клетчатая юбка до колен, жакет и ярко-красные волосы.

В настоящий момент в отключке.

Помимо нее в комнате еще несколько примечательных личностей: бойкого вида, высокий и поджарый дедок, опасливо на меня косящийся, рослый мужчина с внешностью мачо…

Я повернулся назад, предположительно к двери, и натолкнулся на кучу изучающих взглядов.

Вообще, напоминает какой-то глупый фантастический роман, которыми я в свое время зачитывался на Самограф. ру, только непонятно, кому дать по кумполу, чтобы наступил хеппи-энд…

– Кто меня вызвал? – Голос уже не напоминает сминаемый металл, хотя «добродушным» бы его назвал только полный кретин.

Реакция почти моментальная – вокруг меня выросло защитное поле. «Мачо» подошел к валяющейся без сознания девице и стал ее тормошить, старичок же моментально вытурил класс (а кем еще может быть толпа неорганизованных юнцов, пялящихся на меня и обращающихся к старику «мастер-наставник»?).

Два голема застыли перед моей импровизированной темницей.

– Кто ты такой? – Голос старика напряжен.

– Ты меня вызвал и не знаешь, кто я такой? – Я, мягко говоря, удивлен. Ректор говорил, что маг неопытен, но осторожен, а вместо этого передо мной стоят два Огневика (если судить по ауре). Впрочем…

Ничего себе универсалы!

Я ошеломленно перевел глаза на девчонку…

То же самое – универсал…

В большинстве миров магия разделена по стихиям, хотя в редких случаях монолитна.

Мир с монолитной магией, контракты с его обитателями – это то, за что между Домами Хаоса может развернуться нешуточная война!

«Ректор! Ответьте! Ректор!» – кристалл связи не давал возможности связаться с начальством и запросить инструкций…

Придется импровизировать.

– Кто ты такой? – продолжал твердить старик.

Надо бы успокоить дедушку – а то еще начнет стрелять… Чем-нибудь…

– Демон – доволен? – Я снял с себя плащ.

Судя по всему, он защитил мою одежду от перехода, приняв на себя весь основной температурный удар. Теперь эта куча паленой кожи василиска ни на что не годилась, впрочем, так оно и задумывалось. Расходный материал…

– Кто меня вызвал для контракта? Ты?

Я планировал закрепиться как следует в этом мире и подольше тут пробыть, но отсутствие связи с командованием, раздражение и пережитый страх сделали свое дело – хотелось отдохнуть.

Вместо этого стены моей темницы начали съеживаться, а я – паниковать…

– Эй, пенсионер, ты что творишь!

Стены прекратили свое движение. В итоге вместо сравнительно просторной камеры я оказался в гробу из магического поля.

Размеры темницы уменьшились, а сила поля – увеличилась…

– Еще раз спрашиваю – кто ты такой?

А дед, похоже, не шутит… Он расплющит Вэйда. Я из него, конечно, эвакуируюсь, но что дальше?

Вэйд – моя связь (пусть и пока неработающая), оружие (ибо с помощью Вэйда намного сподручнее драться) и дополнительная маскировка (тонкий слой иллюзиона дает простор для перевоплощений в пределах своего размера с помощью иллюзий).

– Еще раз повторяю – демон, вызов шел отсюда, я прибыл для заключения контракта. Кто меня вызвал?

Вот уже два часа меня пытают. Нет, до насилия пока не дошло – при аккуратных попытках вытащить меня из-под колпака и, спеленав, отправить в лабораторию я выпустил когти и невзначай провел по каменной кладке пола.

Очнувшаяся девчонка во все глаза рассматривала меня. А в итоге…

– Ты пришел за моей душой? – Голос напряженный.

Контракт был не спонтанным, а потому я не имел права на ее душу. Впрочем, ощущал как избытки потоков силы, которые вырабатываются миром, устремляются в Хаос через мое тело…

– Нет. Я пришел сюда, потому что ты меня призвала на службу. А портал в Хаос закрыт. Где ты вообще нашла это заклинание?

– Книга…

Перед прозрачной стенкой мелькнуло нечто такое… Бесформенное, со страницами во все стороны – натуральный дневник безумного ученого. Все страницы истерты, обложка из темного дерева, словно побита и держится только на тонких, пока еще целых волокнах дерева…

Финальным аккордом стал распад этой книжки. Девчонка вскрикнула и затрясла правой рукой, на которой начал наливаться красный ожог, книга упала на пол и начала разлагаться. Через тридцать секунд на полу лежала малоаппетитная масса, а запах гари пробивался даже через защитное поле…

– Чего ты хочешь? – Я внимательно рассматривал вызвавшую.

Что могу сказать… После прелестей демониц-суккуб и несгибаемой насмешливой стали в глазах Фиоре перепуганная девочка с алыми волосами и красноватыми глазами вызывала только недоумение, но никак не желание сожрать ее душу…

Глава 16

Математика войны

Добро пожаловать в Хаос Битвы, солдат… Убей врага, убей себя, убей все живое – и тогда у тебя есть шанс на Чистилище… Но берегись – ты можешь не выйти из Тьмы…

Из молитвы Детей Ночи перед боем

Казахстан, 2016

Черт…

Кровь спеклась и витала в воздухе мерзким запахом окисленного металла. Вокруг валились сморщенные комки жареного мяса…

Человечьего мяса…

Когда человека рвет на куски пулями от крупнокалиберного пулемета, а потом сгораешь в струях реактивного огнемета «Шмель», в умелых руках отжигает не по-детски…

Детский лагерь…

Именно после этого фаза сравнительно мирного противостояния была пройдена. И революционеров начали давить танками и устраивать настоящие зачистки.

Лагерь Union в Баку был последней попыткой мирового сообщества предотвратить эскалацию нового витка войны… Да, лагерь сирот из различных стран под эгидой ООН – это знак мира во всем мире, того, что человечество преодолеет кризис…

Короче говоря, затея не удалась…

Филиал лагеря в Казахстане уничтожили. Ракетный удар с территории Китая – при этом все были более чем уверены, что правительство КНР не имеет отношения к этому. Его извинения и соболезнования, его обещания…

После удара ракетами переброшенный туда батальон армии Китая, вместо помощи, начал добивать выживших…

ООН, НАТО, руководство ВЕСа (Восточно-Европейского союза) – все застыли в молчании…

Целых два дня СМИ молчали в недоумении… Пожалуй, единственные выпуски новостей в мире, в которых эмоции журналистов и дикторов были реальными…

А потом началось то, что назвали Возмездием…

После чего Китай оказался в полнейшей изоляции, с руководством КНР даже не разговаривали. Просто топили всех, кто пытался пристать к берегам Китая. Попытку деблокирования со стороны КНДР пресекли совместно. США и войска ВЕСа обработали транзитные порты и перевалочные пункты, а потом высадились на полуострове…

Кое-кто начал шутить о том, что становится нехорошей традицией каждое столетие в двадцатых годах устраивать передел мира…

Некоторые говорили, что больно уж вовремя и мастерски была проведена атака. Кто-то о том, как после этого оперативно была введена блокада одной из ядерных сверхдержав. Повсеместно вспыхивали этнические чистки – в приграничных с Китаем Сибири и Индии, погромы в китайских кварталах в США, разрыв отношений с Японией и Кореей…

В итоге несколько политических систем постоянно пикировались и использовали все свои возможности ради ресурсов.

В США начались сепаратистские движения Южных Штатов, приграничные пострелушки с Мексикой. Самое печальное – для правительства США, разумеется, – нельзя даже ввести в бой армию. Потому что использование армейских соединений равносильно тому, как расписаться в собственном бессилии. В союзе – Великобритания, которую, впрочем, уже мало кто воспринимал всерьез.

Евросоюз – по сути, Германия и ее сателлиты. Бельгия, Франция (в которой начались настоящие этнические чистки), Швейцария (ее нейтралитет был похерен) и некоторые другие страны.

ВЕС – Беларусь, Украина, РФ плюс сырьевая база – Польша, Румыния и прочие. Бурно развивающийся и ведущий активную экспансию Сибири.

Население Польши уменьшилось на треть за счет высылок на Север.

Горы Кавказа были превращены в настоящий филиал Ада на Земле…

ГУЛАГ восстал из пепла…

Китай, изолированный, но обладающий мощным промышленным потенциалом и наибольшими человеческими ресурсами…

Находится под прицелом всего ядерного потенциала США и ВЕС. Забрасывает диверсионные группы и пытается выйти из изоляции.

ЮАФ – объединение южноамериканских стран, появившееся после Большого Землетрясения.

Азиатский союз – Японский дракон восстал из мертвых, отряхнулся и с недоумением отмел положение, по которому, после Второй мировой, Япония не имеет права на армию и ведение войны…

Ближний Восток, где ОАЭ и Иордания были небольшим островком стабильности посреди постоянной резни между кланами.

В Африке – настоящий Ад.

Потом будет пустыня. Дальше – джунгли. Потом – побережье, где, как я узнал, ужас какие «банзай-атаки». Арктика – мне потом пришлось лечить обмороженные руки и лицо. Штурм лаборатории по производству сверхпроводников я запомню навсегда… После него у меня появился шрам над губой – я просто примерз к прикладу…

– Чего ты хочешь? – Я справился с нахлынувшими воспоминаниями. – Ты меня призвала…

– Я просто хотела показать, на что способна… – буркнуло это недоразумение.

Я повернул свою маску к старику:

– Уберите поле, пожалуйста. И успокойте ее как-нибудь.

Старик скептически посмотрел на меня, потом что-то решил для себя и коротко кивнул. Поле начало таять…

Я сделал шаг – подкованный каблук сочно звякнул по камню пола. Маг, что моложе, явно хотел что-то возразить, но сдержался…

– Итак, господа… Надеюсь, вы готовы к диалогу?

Самое сложное в любом бизнесе – сделать гешефт так, чтоб довольны были и заказчик, и ты.

Впрочем, постепенно приходит мастерство, и вопросы оплаты отходят на второй план. Если, конечно, я не наталкиваюсь на редкостного скупердяя…

– Что со свидетелями моего появления?

– Я немного поработал над их памятью… Имею право. Теперь они уверены, что видели призыв стального элементаля – это очень распространенные существа. Элементаль – это…

– Знаю.

В небольшом кабинете находились Вергил, Алонцо, Арцист и графиня Агнесса-Луиза Мартильян-Цертестская Третья.

Остальных свидетелей моего появления немного «почистили». Это решение далось нелегко, но когда я пояснил, чем может обернуться утечка информации о прибытии в их мир демона, пусть и всего-навсего наемника…

– Значит, твоей хозяйкой фактически является графиня? – Вергил на меня откровенно пялился. Судя по всему, он уже просчитывал возможности моего изучения.

– Фактически и юридически – да. Но предупреждаю – приказы типа «убей себя» и прочее я игнорирую…

– А уборка? – Судя по тому, насколько нарочито нейтрально был задан вопрос, Луизу он действительно интересовал.

– Можешь-то можешь… Только извини, на приказ убрать постель я могу ее в окно выкинуть, – довольно прозрачно намекнул я.

Идея переквалифицироваться в уборщика, как таковая, противоречия не вызывала, но пусть хоть платят!

Пока что мои финансы – походный набор в небольшом рюкзаке…

Ну как небольшом?

Размером с солдатский сидор, простой матерчатый заплечный ранец защитного цвета, по сути, простейший артефакт. Он не безразмерен – примерно пять кубометров в объеме и в десять раз уменьшает вес предметов. Сделано по моему заказу. Каиль, конечно, удивился скромным запросам, но исполнил все, как я просил.

Там сейчас лежали два запасных «кошкодера», два ножа, мои финансы в виде безликих золотых кругляшей небольшого размера… На текущие расходы, так сказать. Изменить аверс и реверс монеты я смогу иллюзией, а золото везде в цене.

Почему?

Кто знает…

– Я – наемник и, как уже говорил, рассчитывал на адекватного мага, знающего, чего он хочет. А тут такое счастье привалило…

Я кивнул на Луизу.

В ответ получил разряд огня в грудь…

– Б… ё… твою ё… я… – Шум, гам, треск и запах гари…

Спустя пятнадцать минут

Я мрачно осматривал Вэйда, а маги с еще большим интересом пялились на меня.

– Что?

– А почему ты не говорил про то, какие у тебя способности? – Вергил только что не облизывался на Вэйда. Понятное дело – не только для магов, но и для демонов конструкция в некотором роде уникальная…

Как я понял, графиня Агнесса-Луиза Мартильян-Цертестская Третья (я заставил себя полностью запомнить ее имя) подвержена вспышкам ярости и неконтролируемого всплеска сил. Довольно частое явление для любителей Огня. Как выяснилось, хотя маги этого мира – универсалы, тем не менее специализация по стихиям принята и тут.

Кстати, демонологов по определению тут не было – я говорю о тех, которые имеют природную способность к Вызовам, поскольку ритуал на самом деле может использовать любой владеющий Даром.

Целители и маги Жизни были.

Некроманты отсутствовали, как таковые.

Единственной опасной нежитью являлись кадавры – безмозглые живые трупы. От их укусов и царапин можно заработать инфекцию, однако стать ходячим шведским столом для червей – нет.

Планета Ралитен – своего рода уникум… При взгляде на здешнее «чучело Земли» мне захотелось протереть глаза…

– Это как? – Я подошел к большому макету.

Итак…

Кристалл – это здешняя звезда. Понятно.

Планета – круглая. Это радует.

А вот дальше непонятно… Планета разделена на две части. Та, что обращена к кристаллу, имеет своего рода «полюс» с центром, обозначенным золотым штырем. Точно такой же, но из серебра – на темной стороне. Два континента, между ними острова. Один из них явно выделялся…

На нем был изображен крест. Меня этот факт резко напряг, так как в предыдущей Обращению жизни я не особо отличался набожностью.

Короче говоря, нет во мне духовности.

– Это острова Лудоника Защитника. Вотчина Святой Церкви. – Вергил поморщился.

– Что, конфликтуете?

– Теперь не столь ярко, а вот раньше…

Маги коллективно закатили глаза. Понятно…

– Солнечный континент – тут мы находимся. В настоящий момент – в столице Котарии, городе Жакер. Соседи – Оманский халифат, Свободные княжества, Карпатия…

А вот Ночной… Там живут вампиры…

Я вздрогнул.

Вампиры – я так понимаю, речь не о нежити, а о разумной расе – инстинктивно ощущают подобных мне.

И если у них достаточно сильные маги (а почему у них, собственно, не должно быть магов?)…

Они уже, скорее всего, в курсе…

– Какие у вас отношения с вампирами?

Очевидно, маги уловили мое напряжение.

– Ну… У нас мирный договор…

Меня эта новость не обрадовала.

Раз существует мирный договор, значит, были и войны. А раз они засекли мое прибытие…

Похоже, я подложил солидную свинью своим появлением!

Я быстро и с минимумом печатных слов пояснил, чем чревато мое появление…

– Так что еще раз задаю вопрос: есть ли у них маги? И каковы их способности? – Под конец моей тирады Луиза сравнялась цветом лица со своими волосами, Вергил кхекнул, а Алонцо и Арцист настойчиво делали вид, что ничего не слышат.

– Нам мало о них известно. Империя Сумерек с нами торгует только через Торговую гильдию, а все попытки частных караванов резко пресекает.

– За что хоть воевали?

– Ну… Они кровь пьют, а Церковь считает это несколько неправильным…

Я не удивлен.

Надо что-то делать…

– Вы докладывали наверх о моем появлении?

– Да, госпожа Калинда уже в пути.

– У вас глава Университета женщина?

Честно говоря, я несколько удивился. Нет, я на самом деле рад, женщина вряд ли будет требовать меня разобрать на органы, как какой-нибудь рыцарь без страха и инстинкта самосохранения, женское любопытство – вещь иногда полезная…

– Прибудет через несколько часов.

– А никто не будет беспокоиться о том, что Луиза тут торчит уже довольно долгое время?

На меня поглядели так… ласково-ласково… что я сразу захотел забить на работу и свалить. Останавливало несколько фактов…

Во-первых, свалить я не мог. Связи нет. Скрепя сердце я отдал Вергилу артефакт и пообещал сделать с ним много чего, если он попытается со мной играть.

Артефакт (да-да, та самая перчатка с кристаллом связи) перекочевал в лабораторию Вергила. К сожалению, Ректор не рассчитывал на то, что она выйдет из строя, ведь артефакт – его личное изделие. Сам я был силен в механике (например, систему мышц Вэйда Ректор создал при моей посильной помощи), но артефакты… Короче – провал.

Остается надеяться, что шеф сумеет повторить портал в этот мир, иначе не видать мне доли от прибыли при торговле.

Во-вторых, идти мне тут некуда.

А в-третьих, это было бы попросту непрофессионально – специалист (а я считаю себя все-таки профессиональным солдатом) должен действовать.

– Вообще, элементалей у нас довольно много, однако металлических – нет.

– С чего бы это? Они же одни из самых простых?

– У нас обучаются в основном дети обеспеченных родителей, а потому…

– Понятно… Не престижно металлического болвана в подчинении иметь.

Я знал, что элементали на основе металлов отличаются туповатостью. Фиоре много рассказывала про своих «сородичей». Впрочем, отсутствие подобных дает мне возможность поддерживать маскировку…

– Итак… – Я повернулся к Луизе. – Исходя из особенностей вызова, стихийности, неискушенности призывающего и прочих обстоятельств предлагаю тебе контракт. Я готов работать телохранителем, бытовые услуги – не мое. С тебя – плата.

– Сколько?

– Трофеи, в случае чего, все мои, и золото и артефакты.

Судя по тому, как у всех блеснули глаза, дураков тут не было, и все маги понимали, что я требую довольно много.

– А давай так: тебе все золото, плюс я тебе еще…

Умная девочка…

Магия Контракта начнет действовать через сутки, после этого я не имею права ей врать – только недоговаривать… Это так, информация к размышлению.

Так что нужно как можно быстрее определить мои права и обязанности.

Дальше пошел торг.

Попытки вмешаться в него других магов я пресек: нанимает меня Луиза, а не они, так что…

В итоге пришли к следующему:

1. Я поступаю на службу в качестве телохранителя и слуги для особых поручений, «особые поручения» я имею права не исполнять, если заказчик не обосновал их необходимость.

2. Плата – десять серебряных монет (малых динариев) в месяц. Кроме того, половина возможных трофеев при выполнении «особых поручений» и половина артефактов и заинтересовавших меня документов. Артефакты и документы (книги заклинаний, свитки, записи возможных противников) я выбираю первым.

3. Анонимность. О моем существовании знает руководство Университета в лице мастеров-наставников Вергила, Алонцо, госпожи Калинды и Арциста. Правительство пока не информировать.

4. При первой возможности обеспечить связь с начальством для последующего установления торговли. Артефакты, Сила, золото, Камни Души (ибо даже необработанный природный кусок здесь очень неплохо стоил).

5. Я вправе в произвольной форме информировать Нанимателя обо всех его промахах и ошибках.

Последний пункт вызвал некоторое недоумение в рядах магов, но тем не менее лист бумаги был извлечен из моего рюкзака, оттуда же – перо Амдусциаса. Росчерк чернил, вспышка – на мою щеку будто просыпали кварцевый песок.

Я глянул в зеркало – Печать заняла свое место на левой стороне. Как по учебнику.

– А теперь… – Бумага развеялась по ветру. – Я желаю воспользоваться пунктом 5…

Я повернулся к еще улыбающейся, но предчувствующей бурю Луизе…

– КАКАЯ ИДИОТКА ЧИТАЕТ ЗАКЛИНАНИЯ, КОТОРЫХ НЕ ЗНАЕТ И НЕ ИМЕЕТ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О Ё…Х ПОСЛЕДСТВИЯХ?! Ё… ТВОЮ МАТЬ, ДА ЗА ДЫШЛО, ДА В КРОВАТЬ…

К концу моего монолога стояла мертвая тишина.

Ее прервала короткая трель – Вэйд затянул повреждения.

Куртка радовала взгляд милитариста свежим камуфляжем, как на картинке.

Я развеялся и занял место в своем теле.

Отлично…

– Эй, Луиза, неужели даже на огненного голема сил не хватило? – Лично мне хотелось ухерачить с локтя.

По официальной «легенде», в результате призыва ученица графиня Агнесса-Луиза Мартильян-Цертестская Третья случайно призвала металлического элементаля. В ходе чего ментальный удар прошелся по другим ученикам – этим объяснялись некоторые нестыковки в памяти одноклассников Луизы. Кстати, на момент призыва в классе находилось восемь человек, у всех Вергил аккуратно подтер память, Алонцо помог.

Арцист, как выпускник, обошелся Клятвой, при ее нарушении он бы не умер, но неудачи и физическая боль, как мне пояснили, преследовали бы его в течение года. Для перспективного молодого мага это прямая дорога к разрушению карьеры и рухнувшим надеждам.

А Университет, этот настоящий гадючник…

– Иди в комнату.

Мы зашли в коридор, вокруг ни души, так что я мог разговаривать нормальным голосом.

Как выяснилось, металлические элементали могут разговаривать, правда, их голос больше похож на лязг и скрежет, что вполне логично…

– Я обязан тебя сопровождать. Я телохранитель, забыла?

– Да кто посмеет меня…

Декаду назад

Глава Университета госпожа Калинда нервничала. Когда Вергил передал сообщение, она решила, что старый Огневик напился своего столь любимого Огня Солнца. В самом деле – что за бред?

Чтобы какая-то девчонка, пусть и владеющая Силой, но тем не менее не блещущая талантом…

Относительно Агнессы-Луизы Мартильян-Цертестской Третьей госпожа Калинда не питала иллюзий. Да, сильна. Да, в перспективе отличный боевой маг уровня силы Вергила, если не больше.

Но ее еще учить и учить – шестнадцать лет, только перешла на второй курс, но гонору и вспыльчивости на Ночную роту хватит!

Правда, от ее вспышек силы иногда была польза: наконец-то из Совета удалось выбить средства на усиление системы безопасности. Достаточно было выложить примерные расчеты того, что произойдет со столицей при фатальном выбросе…

И тут такое!

Вергил не связался по мыслесвязи, предпочел старого доброго голубя с запиской. В итоге сейчас госпожа Калинда кусала губы и думала о том, как себя вести.

Демон наверняка сильнее мага, даже ее уровня. Кроме того, старше и опытнее. Потому прислушиваться к его мнениям и желаниям придется.

Но если проявить слабость – начнет вить из нее веревки…

Госпожа Калинда глянула в зеркало.

Руководительница Университета славной Котарии была красива. Прямые светлые волосы, острый гордый подбородок, холодные синие глаза за стеклами очков и плотно облегающее фигуру платье… Тем не менее никто из дворян не стремился связать свою судьбу с магичкой.

Воспитанница старой Молнии Зартии Хотрани умела производить впечатление, одако о некоторых фактах биографии никто (даже король) не знал.

Не знали точный возраст госпожи Калинды. Говорили, что ей триста, двести, сто лет… На самом же деле Калинде было двадцать семь. Почти… Через тридцать декад…

Просто зареванная девчонка из Северных земель, подвергшихся нападению Ночной империи, привлекла в свое время известную боевую магичку Зартию Хотрани, когда она рыскала по развалинам в поисках выживших. Как потом выяснилось, это были люди, а не вампиры, но все равно слабое утешение.

Вампиры, напротив, старались не убивать без нужды и предпочитали угонять людей себе на пропитание. А люди…

Калинда спряталась под разбитой лодкой, поэтому ее и не заметили. Восьмилетняя девочка чуть не замерзла, но Дар ее согрел.

И дал выиграть время.

Потом было много чего…

Глава Университета – очень престижный пост. Но его нужно заслужить. По древней традиции за это звание нужно было сражаться, и девушка с глазами испуганного ребенка укладывала противников штабелями.

Претендентов было ровно сто человек.

Разумеется, возникает вопрос, по какой причине в высшей мере разумные существа – маги – назначают главу Университета столь варварским способом, как банальный поединок?

Ответ на этот вопрос затерян в древних временах.

Все попытки просто посидеть за бутылочкой вина и решить, кто же наиболее опытен и достоин занять место главы Главного норминского магического института королевства Котарии (да-да, «гномика»), заканчивались пшиком.

В прошлый раз «избранная» глава Университета ушла в декрет – это с учетом того, что женщина она умная и предусмотрительная… Впрочем, сейчас госпожа Лисандра была счастлива в браке и вела «Основы межрасовой дипломатии».

Но мы отвлеклись…

Госпожа Калинда глянула на часы – сейчас в эту дверь войдет само воплощение разумного Зла и Разрушения… Правда, пока все его зло проявилось только в виртуозном ругательстве, кристалл записи позволил насладиться всеми речевыми оборотами пришельца.

Парочку Калинда записала – пригодятся в препирательстве с Советом…

Наконец время настало… и…

Звон и грохот из коридора, ведущего в сторону кабинета главы, напоминали тяжелую походку Ночной роты.

– Аккуратней! Ты меня защищать должен, а не пришибить!

– Ах ты ж… Какая тварь доспехов понаставила? Вот какая сука здесь топор установила? Это же диверсия натуральная… – Голос был молодым, насквозь пропитанным ядом и ехидством…

«Ну а чего ты ждала от порождения Тьмы?» – мысленно одернула себя госпожа глава Университета.

Вообще-то некоторые нерадивые ученики использовали неучтивое и неприличное обращение Гну. Так называли пустынную корову в Халифате, и некоторые злые языки говорили, что это как-то связано с грудью госпожи Калинды – предмета юношеских вожделений многих учеников.

Дверь открылась, вошла ученица Луиза и молодой парень. Простое, невзрачное лицо, темные волосы, рост чуть выше среднего… Честно говоря, во всех старых книгах говорилось, что демоны либо соблазнительно красивы, либо, наоборот, ужасны настолько, что зеркала, в которые попадет их лик, лопаются от ужаса.

Разве только шрам на правой стороне, пересекающий бледные губы, свидетельствовал о том, что перед тобой не какой-то клерк. Да на поясе висел тяжелый клинок из серого металла. Калинда почти осязаемо чувствовала исходящую от этого оружия смерть.

– Приветствую, Дитя Хаоса… – Демон задумался о чем-то, хмыкнул и кивнул.

Госпожа Калинда тоже задумалась.

Список умений и возможностей этого существа удивлял.

Нет, иллюзии высокого качества – это понятно, как и владение простейшим боевым заклинанием Хаоса – «Кулак» хоть и был недоступен магам, но тем не менее вполне понятен. Хаос стихия, подобный Огню и Воде. Так что энергия родственной стихии в виде сферы, бьющая на короткие дистанции, не была откровением для магессы.

Но дальше…

«Возможность захвата тел живых существ и частей механизмов, использование их внутренних резервов…» Отчет об испытаних, в ходе которых демон (он звал себя Инферналь, или просто Инф) поочередно контролировал крысу, ворона, заводную игрушку. Причем если животных он пожалел, то механическая кукла в конце концов просто взорвалась – потом Вергил констатировал разрыв и усталость металла плюс истощение линий силы. В итоге небольшая, ниже метра ростом механическая кукла уничтожила небольшого каменного голема.

Кроме того, этот его «распад» и защитный доспех… как его… Вэйд, кажется. А артефакт связи?

Вергил пытается установить через него связь с «шефом» – так Инф называет свое начальство…

– Итак… Вы – начальница «гномика»? – Голос демона выдернул Калинду из воспоминаний.

– Да. И…

– Зачем вы хотели меня видеть?

Простой вопрос сбил магичку с толку. Вообще, она просто хотела увидеть того, кто прошел по дорогам Хаоса и Междумирья, узнать о процессе перехода… Все это она попыталась объяснить, но в ответ получила только недоуменный взгляд («А зрачки не вертикальные, самые обычные глаза неопределенно-серого цвета», – машинально отметила Калинда).

– Я не маг. Вообще даже господин Ректор не знает, ЧТО я такое.

– Ну откуда-то ты взялся?

– От мамы с папой!

Демон прошелся по кабинету, с любопытством осматривая полки.

– Я был наемником. И в моем мире демоны и магия – просто старые сказки.

Инферналь – так, кажется, его зовут? – подошел к окну и глянул на залитый солнцем двор:

– Как видите, распространенное в моем мире мнение о том, что после смерти ничего нет… весьма и весьма ошибочно. Я, правда, не расстроен. По поводу магии вас просветить не могу – сам в ней не силен… Впрочем, я более чем уверен, что вам уже доложили о моих способностях.

Острый взгляд, напоминающий лезвие…

Калинда вздрогнула. Отряды наемников использовались для охраны границ с Халифатом. И как она слышала, определить, где заканчиваются обычные грабители и убийцы и начинаются наемники, не мог даже сведущий человек.

Зачастую потому, что это одни и те же люди…

Правда, этот не буянит, не требует выпивки и женщин (Калинда мысленно содрогнулась – интересно, как его успокаивать, а если что?)…

Решено…

Госпожа Калинда прошла в кабинет, взяла бланк регистрации магических слуг и начала сама его заполнять.

– Имя?

– Инферналь Мерценариус… Давайте просто Инф.

– Вид…

– Пусть будет металлический элементаль.

– Заболевания… Хм… «Металлисты» обычно страдают от Перманентной Ржавчины и Цикличной Ока лины.

– Свинку в детстве перенес… Тяжелую, ага… Пишите что хотите, хоть синдром Дауна.

У госпожи Калинды появились новые вопросы, но она дипломатично промолчала…

Сейчас

– Ну, вот объясни, ЗАЧЕМ?

Мы были одни в комнате Луизы. У меня случилось обострение паршивого характера. Вергил пока так и не смог наладить мне связь. Можно, конечно, запугать его, но я по своему опыту знаю, что с творческими людьми такое не пройдет. Да и старается маг, для него починка моего артефакта связи – своего рода вызов профессионализму.

А я выводил из себя Луизу. Помните «Пункт 5»? Я им пользовался на полную катушку.

Шутника я немного побил… Ну как побил?

Просто, когда мы проходили мимо, Вэйд наступил на ногу. Поистине – Ректору удалось создать настоящий шедевр – несмотря на магическую составляющую, фон от него не сильно заметен. А возможность красться как мышь и сносить все во встречном бою – настоящий шедевр…

Только нужен я, ведь ни один голем не имеет достаточно высокой скорости реакции, чтобы соревноваться со мной.

Если думаете, что ногу в ласту невысокому вихрастому пареньку я превратил из врожденной кровожадности, ошибаетесь.

Мне приказала моя задушевная Хозяйка – в том смысле, что так бы и задушил!

Кстати говоря, она не только вспыльчивая, но и неряшливая!

Комната Луизы находилась в женской общаге, впрочем, у меня язык не поворачивался назвать трехэтажное здание, в котором все ступени, перила и лестницы исполнены из материала, странно похожего на красное дерево, общагой.

«Комната» вообще представляла собой однокомнатную квартиру – без кухни, но с разделенным санузлом. Это меня обрадовало, и при первой возможности я вылез из Вэйда и направился в ванную.

Хм… Надо же, горячая и холодная вода… Смесителя, правда, не придумали, зато изобрели тазик и мыло.

Вымытый и надевший чистую одежду, я спокойно завалился прямо на неразобранную кровать. Грязную одежду Луиза отнесет в стирку… Я сказал: «Отнесешь! И не беси меня! Ты не только имеешь права, но и обязанности!»…

– Ты совсем, что ли, совесть потерял? – Кровать не была особо длинной и широкой, зато очень низкая. Не стоит ей подходить так близко, я все равно не соблазнюсь открывшимся видом… Нет, фигурка ничего, и через пару лет отбоя от кавалеров не будет, но вот грудь… Как бы так сказать подипломатичней…

Ладно, не будем обсуждать несуществующие объекты, хорошо?

– ДА ТЫ КУДА СМОТРИШЬ?!!!

Бац! Удар с ноги у нее ничего так… Впрочем, это скорее связано с острым носком туфли, чем с силой удара.

Я медленно-медленно поднялся. Судя по промелькнувшей на лице тени беспокойства, Луиза сообразила, что бесить демона, который и так не в восторге от призыва, не слишком хорошее занятие.

– Во-первых, это не я смотрю – это ты показываешь. Не надо так близко подходить. Во-вторых, мне надо где-то спать, ибо спать в Вэйде не особенно удобно. В-третьих, не забывай, девочка, у меня к тебе большие претензии, ты меня вызвала без всякого опыта. А в пентаграмме было аж три ошибки, так что я имел полное право уделать всех, кто находился рядом в момент призыва. Просто я не кровожаден.

И в-четвертых, сидеть в четырех стенах я не могу и не хочу.

Призвала?

Я пришел.

Только я не собачка, у меня клыки-то побольше будут.

Последние слова я произнес, затекая в Вэйда.

Глава 17

Мои приговоры[26]

Кодекс наемника:

Работать на того, кто больше платит, – все политические соображения не в счет, когда звенит полновесная монета.

Верность нанимателю на время контракта – если контракт заключен, его отрабатывают честно и никогда не бегут с поля боя, какие бы богатства ни сулил за это противник.

Работа только в пределах контракта – наем предполагает конкретную работу, а что не было оговорено заранее, о том и разговор отдельный.

Африка. 20ХХ

– Старшина, старый хрен… Выдал сапоги, я из них с места выпрыгнуть могу! – По дороге, громыхая, шла «шишига». В ее кузове находилось несколько обычных людей и один великий, но, увы, непризнанный гений – это я.

По крайней мере, когда я выдал эпичную фразу по поводу обеспечения боеприпасами и снаряжением, старшина на меня посмотрел с плохо скрываемым уважением.

Патроны выдали китайские.

Сапоги кирзовые – вместо нормальных берцев…

Наемники проходили вообще по категории «обслуживающий и технический персонал». Ну да, по идее на всех документах фортуновцы чуть ли не простые сторожа, а потому, по всем правилам, прилетали на служебных транспортах в гражданской одежде с минимумом багажа. Таким образом, в данный момент я был, пожалуй, самым подготовленным бойцом нашего взвода, поскольку по привычке взял с собой запасной комплект.

Каждый наемник имеет индивидуально подогнанное снаряжение – по этому признаку, кстати, от обычного солдата его легко отличить.

Для солдата оружие и снаряжение – средство защиты от врагов его Родины, семьи и родственников, выданное страной под его ответственность…

Короче говоря, оружие наемника – это просто средство заработка.

Снаряжение должно было идти отдельным рейсом, но, увы, его элементарно задержали таможенники. У меня вертелась пара мыслей насчет того, кто именно мог это спровоцировать: Дядя Сэм в данном регионе ставил на повстанцев. Соответственно, мы играли за правительственные войска…

Короче говоря, запасной камуфляж, берцы и мой любимый укороченный АК-47 стали настоящим спасением, поскольку взамен задержанного на неделю груза нам пытались впарить за деньги (!!!) старый, еще советский камуфляж, кирзовые сапоги, портянки и китайские и чешские автоматы.

Я поблагодарил свою предусмотрительность.

Кто-то поступил как и я.

Кто-то взял, но даром, достаточно было обступить представителя заказчика и мрачно засопеть, как он резко побледнел и заявил, что «все это – дар нашим союзникам».

На самом деле за то снаряжение, что они предоставили, нам надо приплачивать…

Короче говоря, у меня был только камуфляж и легкий шлем натовского образца – отсутствие любимого бронежилета от отечественного ВПК сильно напрягало.

Да, вас, наверное, удивило подобное снаряжение?

Все просто.

АК-47, что ни говори, отличное оружие. Тяжелая пуля прошибает листья и стволы деревьев на раз, хотя и не дает такой точности, как меньший калибр.

А натовский шлем… Ну… Вы же не поверите, будто я его купил, да?

Снял с одного… Невезучего. Не повезло ему попасться мне с переклиненным затвором. Я был тогда очень расстроен, честно, ведь за пленного мог получить больше, чем за труп.

– Попадись мне та сволочь, что эту хрень вытачивала, – голыми бы руками придушил…

Это Пузо. Прозвище – производное от фамилии, а не от обхвата талии. Вообще, полный наемник – это нонсенс, не располагает походная жизнь к полноте, поверьте на слово.

В данный момент Пузо материл на всех доступных ему языках (а знал он их изрядно) трудолюбивых китайских рабочих и дядюшку Ляо особенно и с вожделением поглядывал на мой «калаш» с коллиматором[27].

Я его понимаю – пистолетная рукоять на цевье китайского близнеца «Калашникова» по идее предназначена для удобства, но, по сути, настоящий геморрой – торчит, мешается и всячески действует на нервы.

– Помню, в мою курсантскую бытность, шли по коридору из буфета, прикупили там хавчик, а в коридоре – офицер. Ну что – голову повернули, прошли, офицеры на подобное наплевали, мы же инженеры-связисты-программисты, а он как рявкнет…

Это Полоз. Он был курсантом и любит рассказывать всякие небылицы из своей «той» жизни. Потом попал под сокращение и пошел в «Фортуну».

– «Товарищи курсанты, вы вконец охренели!» Я смотрю, и первая мысль: «А с какого у него лампасы генеральские?» Потом на плечи смотрю – ой, наш начальник училища, генерал-майор Фролов…

Мы его только на построениях на трибуне видели и как-то не желали рассматривать.

Летали мы потом неделю…[28]

По кузову прокатился хохот.

– Развлекаетесь? Скоро подъедем. Готовьтесь. – Несколько слов по рации моментально сбили веселый настрой…

Сейчас

Я зевнул и поднялся с матраса.

Н-да. На часах – ночь. Для сна мне выделили небольшой «предбанник» перед ванной… Глупо звучит, да?

Пузо тогда получил пулю от снайпера, а я – небольшой осколок в плечо. Полоз выжил и продолжил службу, на момент моей смерти стал инструктором спецназа. По сути, та операция, после которой моя фамилия пополнила списки Интерпола, стала для него «трамплином».

Если кому интересно, статьи, в которых меня обвиняли, – «наемничество», «геноцид» и «убийство мирных жителей». Хотя лично мне непонятно, как можно назвать «мирными» племя каннибалов… Впрочем, не важно. Правда, я был бы не против ткнуть одного из правозащитников в груду человеческих черепов и внутренностей, которая лежала посреди небольшой безымянной деревеньки.

Сегодня выходной. Луиза сообщила, что Вергил желает меня видеть.

Сама она тоже будет присутствовать при историческом моменте – сегодня должна состояться связь с шефом…

Небольшой завтрак – бутерброды и сок.

Вспомнил о жареном мясе – всплакнул горючими слезами.

Я нырнул в Вэйда, проверил, как гнутся ноги и руки…

Так, броню надел, теперь САМОЕ опасное.

Граната системы «волшебница психопатичная, грубая» сопела в обе дырки…

– Хозяйка, пора вставать.

Голос был лязгающим и даже у меня вызывал неприятные эмоции. От такого мертвый поднимется, так что, увернувшись от спонтанного огнешара и изучив помятую и заспанную физиономию хозяйки, я только буркнул:

– Психопатка, – и моментально вылетел за дверь, захлопнув ее как раз вовремя.

Судя по тому, что поверхность двери потеплела, в зачарованное дерево впечаталось от трех до пяти зарядов.

Я вздохнул…

Это будет ОЧЕНЬ долгий контракт…

– ТО ЕСТЬ ЭТО КАК?! – Я прямо-таки рычал.

– Инферналь, ну, в самом деле… – Голос Ректора был не очень хорошо слышен, но сполна компенсировался четкой артикуляцией.

– Я заключил контракт, нашел вам такой вкусный мир, закрепился в нем, а теперь что?

Мое бешенство можно понять.

Я и Луиза находились в лаборатории Вергила. Сам он стоял и с восхищением наблюдал за плодами своей работы.

Старый маг починил мой артефакт – хотя нет, скорее использовал его для создания нового.

Сама лаборатория располагалась не в башне и не в подвале – обычное светлое просторное (наверное) помещение. Его размер я не мог определить точно. Оно было заставлено столами, на которых располагались какие-то колбы, реактивы и прочее. Я старался не рассматривать – дело в том, что двухголовый теленок, подмигнувший мне левым глазом правой головы, моментально отбил охоту к осмотру лаборатории.

– Слушайте, согласно плану я тут закрепляюсь, вы высылаете Аластора. Дипломат все утрясает, после чего начинаете торговать до тех пор, пока не будет выполнен мой контракт. Заклинание мне об этом сообщит само.

Тут же я вышел на серьезных людей (госпожа Калинда польщенно улыбнулась), и вы говорите мне такое?

– Послушай, этот мир явно под чьим-то контролем. Если мы попытаемся с ним торговать – этот кто-то может начать войну. Тем более вампиры… Вампиры, знаешь ли, имеют все шансы тебя прикончить – в них заложена частица Хаоса…

Обеспокоенный тем, что никак не может найти негласного покровителя этого мира, Ректор прямо заявил, что о поддержке можно забыть. Проще говоря, «сваливай или дерись, но, если что, мы не при делах». Проблема в том, что я уже скрепил контракт. Теперь придется исполнять обязанности телохранителя до тех пор, пока заклинание контракта не сочтет, что я исполнил все, что предписано. Значит, я должен спасти жизнь девчонке, причем для этого уничтожить источник опасности…

Знаете, в чем проблема?

У девчонки просто нет врагов.

Ее никто не хочет убивать.

К ней в ночи не крадутся убийцы.

А значит… я застрял тут. Без помощи…

– Инферналь? – Перчатка с кристаллом стояла на постаменте, а к ней была подведена Сила.

– Слушаю. – Я был зол и обманут в ожиданиях.

– Повтори ритуал вызова. Перешлю тебе подкрепление…

Я обрадованно вскинулся.

– Он предупрежден.

– О ком вы говорите и что я должен сделать?

– О ком… – Ректор усмехнулся, а у меня засосало под ложечкой. – Сюрприз будет. Я сейчас надиктую текст призыва Вергилу, твоя подруга (на этом месте мы с Луизой переглянулись, она фыркнула, я грустно вздохнул) все повторит…

Проекция Ректора глянула на меня:

– Узнай, кто покровитель этого мира. Это действительно важно. Если нам удастся получить монополию на торговлю с ним или хотя бы просто возможность заключения единичных контрактов…

Ректор поморщился:

– Саратансы оживились. То, что они устроили в Академии, – это слишком. Что-то начинается… И это мне не нравится.

Все, Инф.

Удачи.

А теперь дай мне поговорить с Вергилом…

Я оставил двух магов обмениваться любезностями. То, что один – человек, а второй – демон, не мешало им общаться на темы очень от меня далекие.

«Артефакториальные полюса имеют липкую структуру». Не хочу даже думать о том, что это все означает. Покровители, покровители…

Как же мне вас найти, гадов таких?

– Ректор, тот, кого вы мне высылаете в помощь, хороший следопыт? – Я беспардонно перебил разговор двух ученых мужей.

– Хм… Неплохой. Правда, характер у него не очень… Ну ничего, привыкнешь!

Значит, не Фиоре. Она непрошибаема, как танк, и на все мои вопли недовольства только улыбалась.

Каиль? Он раздолбай на самом деле, азартен, но про него так нельзя было бы сказать…

Да и не стал бы я на месте Ректора рисковать пусть и непризнанным, но потомком Правителя.

– Итак, Вергил, через половину декады вы начнете проводить ритуал.

– Да. Как раз все подготовим. Вашему подчиненному повезло. Небольшая ошибка – и его бы разметало по всему Междумирью.

Меня передернуло.

Погибнуть в бою я был готов, но в результате случайности или чьей-то глупости…

Мне это казалось просто недостойным для того, кто в некотором роде обманул смерть. Ну ладно, по сути, получил некую отсрочку…

– Когда получишь подкрепление, приступишь к работе. Запомни, ты главный в паре. Не стоит это выпячивать, но и не забывай…

Что-то меня беспокоят подобные разговоры…

– А как вы его тут закрепите? – Мне было известно, что большинству демонов необходим «якорь» для того, чтобы закрепиться в материальном мире. Исключения случались для Алоизов, те неопределенно долго могли находиться в материальном мире…

Так, а вот и подсказка – Алоиз… Каиль, значит?

Ладно, что гадать, через пять дней узнаю.

Остаток дня я провел скитаясь в Вэйде по всему Университету и прилегающим кварталам. Что сказать?

Красиво.

Жакер – красивый город и больше всего напоминает декорации для исторического фильма. Век этак XVIII–XIX. Мощенные камнем улицы, по которым было так приятно идти – все дышит странной смесью старины и прогресса.

А еще Жакер припортовый город со всеми вытекающими запахами.

Иллюзия «рожа мужская, средняя», наложенная на лицо, черные кожаные перчатки на руки и плащ с рукавами – обычная одежда работников порта в пасмурную погоду. Моя невзрачная серая фигура петляла по улочкам.

Дождя не было, но свинцовое небо, того и гляди, расколется осадками.

Где-то там, у моря, где запах выпотрошенной рыбы смешивался с морским бризом, мелькал отсвет Звезды богов.

Чего я искал?

Наверное, просто пытался увидеть все и сразу.

Разумеется, это у меня не получилось. Проблема не в том, что Жакер не особенно велик. Насколько я понял, ставка в этой части мира сделана на сравнительно небольшие города, довольно густо рассыпанные по территории страны.

Тем не менее ощущалось, что я – в столице.

Как это объяснить?

Не требуйте слишком много от наемника. А то пристрелю.

Свернув в очередную улочку, я был остановлен старым как мир вопросом… Хотя и хватил лишку, вопрос этот возник, как только я углубился в достаточное количество узких улочек.

– Эй, уважаемый, не желаете дать старым солдатам заработать? – Три мрачные личности смотрели на меня со спокойствием охотников.

У меня были здешние монеты – обменял перед выходом. На улицы уже спустился вечер – в этом мире что рассвет, что закат очень коротки.

– Это как же?

Честно говоря, я подозревал, что меня попытаются ограбить, а потому «кошкодер» висел под плащом таким образом, что его можно было легко достать, но тяжело заметить.

– Да все просто. Вы нам заплатите, а мы вас доведем куда вам надо. И вас никто не тронет… – Разговорчивый мужик неприметной внешности усмехнулся. – Ну а если вы не заплатите… Мы вам ничего не сделаем. СЕЙЧАС. Но по дороге всякое может случиться…

Вымогатели мне нравятся меньше грабителей. В вымогательстве есть что-то от шантажа и изнасилования – по крайней мере, мой мозг почувствовал весьма скверно.

– Знаете что, ребята… – Я снял перчатку и полюбовался на немного вытянувшиеся лица. Под перчаткой я иллюзию не накладывал, а потому металлическая рука была для них несколько… неожиданна.

– Идите-ка вы отсюда.

На руке зажегся готовый метнуться в цель «Кулак Хаоса». Два «статиста» отступили в тень, а главный облизнул губы и прошептал:

– Неплохо… Только ти на вас могут управу найти. Так что я бы не был так самоуверен.

– Дружок, я не особенно боюсь. Валите на х…, у…ки ё…ные.

Под занавес я выдал пару фраз собственного сочинения. Бандит даже покачал головой – не иначе, пробрало. Идя по темным улочкам, я размышлял над тем, какой все-таки Жакер красивый город… Да и преступники учтивые…

Бывают – мне на голову опустилось что-то тяжелое. Небольшой ступор – я решил не расстраивать грабителей, медленно и величественно упал на землю. Металл – основной материал моего тела, потому и грохот был знатный.

– Ну что там? – Я не очень удивился, увидев знакомых грабителей. Тонкой струйкой почти невидимого дыма вышел из Вэйда.

– Тяжелый, демоны его раздери…

Я с любопытством смотрел на то, как мое Вместилище небольшими урывками движется в переулок.

Пока я был нематериален, мог с удовольствием наблюдать за всеми их действиями…

– Ты что сотворил, урод! – Старший отвесил подзатыльник здоровому детине.

– Так… это… он же маг, вот я и перестарался…

А голос-то – молодой басок. Его обладатель будто из анекдота – здоровый рыжеволосый детина, я более чем уверен, что при свете можно рассмотреть веснушки на лице.

– Да ладно, Лант, Буг не со зла…

Голос несколько надтреснутый и сухой. Третий грабитель, словно высушенный ветром и солнцем мужик, возраст не рассмотреть за бородой. Борода, кстати, седая…

– Это же маг, нас теперь на куски порвут, когда обнаружат…

– А может, обойдется…

– Кто ж знал, что он хлипкий такой…

Я утомился слушать сбивчивые оправдания, тем более что раскаяние не мешало грабителям методично обшаривать карманы плаща. Кстати, первым неладное отметил здоровяк…

– Дядька Крут, тут это… – Ага, расстегнул куртку и обнаружил грудные бронепластины из матового металла.

Бандиты сгрудились и простучали пластины, попытались снять «этот фрагов доспех» и оказались немного озадачены тем, что это ни фига не доспех, а вполне себе часть тела.

– Ну и что мы будем с вами делать?

Троица подпрыгнула и уставилась на мое примерное расположение. Я не стал обманывать их ожидание, медленно и лениво собрался из струек дыма.

– Сгинь нечистая!

– От грязнули слышу!

Нечистью меня назвал, считай, с демона до домового понизил…

– Во имя Единого Бога… – зашептал детина.

Я почувствовал легкий дискомфорт – как это описать? Жжение пополам с щекоткой, приправленное пощипыванием…

– Ой, да ладно – это никому и никогда не помогало! Тем более что с твоим-то промыслом молиться надо Врагу Жизни, кстати, это тоже не очень эффективно.

Троица стояла столбом, но надолго – скоро они попытаются свалить…

Я метнулся вперед – как там его? Лант?

Да, здоровье у него не очень, но воспоминания прелюбопытные. Тонкие щупальца дыма обвились вокруг навострившихся дать деру сообщников.

– Куда? Стоять, Зорька! Короче говоря…

Главарю бандитов было не сильно приятно. Судя тому, как дергалась его душа, – очень некомфортно. Впрочем, это меня интересовало меньше всего…

Я на скорую руку мобилизовал резервы организма – следы триппера в виде «посаженного» зрения и нескольких незаживающих язв начали исчезать. После моего ухода ему будет хотеться жрать, как не в себя, но это совсем небольшая плата за здоровье.

– Итак, дорогие друзья. – Я постарался придать голосу как можно больше насмешливости. – Вы видели меня, и у вас теперь два варианта. Либо умереть… либо пойти ко мне на службу.

Судя по кислым рожам грабителей, ни то ни другое их не устроило.

– Ты – исчадие Бездны, и мы никогда…

Старик, как там его, Крут?

Я одним движением вбил свою дымчатую структуру в его тощее тело. Со стороны агрессивный захват выглядел довольно неприглядно. Как нарывы по всему телу…

Так… Старый монах, выгнан из монастыря за воровство и хождение к веселым девкам… Скряга… Кстати, его подельники не знают, что Крут постукивает страже Жакера.

Если бы не этот факт биографии, я бы его пощадил.

А так…

Тело старика начало разлагаться, из ран повалил черно-красный мрак…

Он попытался закричать – не вышло.

В конце концов он просто медленно развалился на части. Лант и Буг (почему-то мне хочется его назвать «бугай») как загипнотизированные стояли и смотрели на гнилые куски мяса, что недавно были человеком.

– Не советую о нем жалеть. Неприятный человек…

– Дядька Крут… – всхлипнул детина.

– Ага, Крут. А еще он планировал сдать вас сначала как убийц мага, а потом как сподручных Бездны.

Последние слова привели соляные столбы в чувство.

– Врешь, демон! – Лант сжал кулаки.

– Не наглей! – Я позволил алым струйкам дыма зависнуть перед лицом бандита.

Он моргнул – я мысленно усмехнулся. Похоже, зрение у него явно улучшилось…

– Я не кровожаден. Большинство моих знакомых растерли бы вас в мокроту. А что касается стукачества… Я был в его разуме, а потому со всей ответственностью могу заявить, что Крата и его банду сдал страже именно Крут.

По мере моих слов на лице Ланта последовательно проступало недоверие, упрямство, растерянность и изумление…

– Крат… Хм… Ну да… А ведь знал… Мог, по крайней мере…

– Итак, я прежде всего хотел бы задать простой вопрос. – Я собрался в материальную форму, ветерок приятно холодил кожу, или что там у меня заместо нее? – Как здоровье? Следы от любовных болезней прошли?

Судя по изменившемуся лицу Ланта, тот только что заметил изменение в своем состоянии.

– Как ты…

– Я находился в твоем теле и внес некоторые коррективы. И на будущее – не стоит экономить. Лучше переплатить и получить нормальный товар и услуги от девочек, чем неудачно подцепить подарок.

Мои слуги должны быть здоровы…

– Я еще не ответил да!

– А у тебя есть выход? – Я изумленно глянул на Ланта.

– Буг, вот ты денег хочешь?

Верзила, до этого стоявший столбом, заметно оживился:

– А кто ж не хочет, только как их зарабатывать… А то там всякие нехорошие…

Я чуть не поперхнулся.

– Буг, ты только что меня приголубил дубиной по затылку. Мне в принципе без разницы, а человеку было бы очень кисло. Умереть бы не умер, но голова бы еще долго трещала. И ты говоришь, что тебе есть разница, как деньги получать?

Голос подал Лант:

– Одно дело – грабить, другое – детей убивать. Я на это не пойду…

Я хмыкнул. Некоторые демоны и впрямь любят людей с гастрономической точки зрения, однако в Доме Орлер к подобным демонам относились… как бы сказать… настороженно.

Одно дело – поглотить душу и Силу чародея, другое – словно какой-то вампир или животное сожрать его плоть.

«Не комильфо», как говорится.

– Значит, так… Я вам предлагаю службу. Можете, разумеется, отказаться. Я переменил свое решение. Мне почему-то кажется, что теперь вы будете молчать. – Я кивнул в сторону дымящихся внутренностей Крута. – А это так. За храбрость.

Золотая монетка мелькнула и пропала в кармане Ланта. Тот некоторое время постоял, потом коротко кивнул:

– Ладно. Я подумаю. Как дать тебе знать о решении?

– Изобрази этот знак…

В воздухе засветилась моя Печать. Восемь расходящихся лучей, в центре – нечто вроде глаза с вертикальным зрачком.

– На песке или на бумаге. Жду сутки. Доброго вечера, господа…

Я нырнул в Вэйда. Встал, отряхнулся, козырнул двумя пальцами и двинул в Университет.

…Рожденный сражаться не жнет и не пашет,
Других хватает забот…

– Заткнись уже! – Луиза запустила в меня тапку. Я уклонился. Обувка врезалась в голову стоящего на колене Вэйда, отскочила и улетела в окно. Я флегматично проводил его взглядом.

– Эй, Луиза, заткни своего элементаля!

Мы с хозяйкой переглянулись. Она кровожадно оскалилась, очертила себя пологом тишины и махнула рукой.

Я развлекался игрой на Гармонии уже пару часов. На гитаре я играть так и не научился, но здесь это не существенно. Главное – знать точно, какой звук необходим. Так что соседи Луизы по этажу слушали хорошую музыку. Независимо от желания. Так что…

Я раз поехал на шашлык,
Шалавы наши пригласили…

Судя по резко покрасневшему лицу Луизы, полог не полностью отрезал звук, а лишь снижал до приемлемого минимума.

– Графиня Агнесса-Луиза Мартильян-Цертестская Третья!

– Да эта деревенщина вконец обнаглела!

– Что она себе…

– Вот видишь – им понравилось! – Я с довольной пакостливой улыбкой повернулся к хозяйке. Та брезгливо смотрела на меня… – Последний пункт договора – сама подписывалась! – Я еще раз пакостливо улыбнулся.

– Надо было тебя отправить в Междумирье.

– Так ты бы меня убила. Только сомневаюсь, что у тебя хватило бы духу хладнокровно меня прикончить. – Я был серьезен.

– Еще как хватило бы!

– Нет. Несмотря на всю свою грубость, ты можешь убить только для защиты себя или близких. – Я приблизил свое лицо так, что мог видеть отражение в красной радужке.

Судя по расширенным зрачкам, она с трудом подавляет свой страх. Я чую терпкий аромат, похожий на молодое вино…

Отодвинулся я назад максимально резко, девчонка подалась вперед. Аура привлекательности – моя – действует очень слабо, но в сочетании со страхом, азартом, злобой и опасностью бьет по мозгам девчонки-подростка с мощью тактического ядерного боеприпаса.

Я отошел к окну. Почти полночь…

Завтра у Луизы учеба, у меня – работа…

Я не религиозен, но более чем уверен относительно того, где нахожусь.

Серая выжженная земля. Гильзы кучами скапливаются в низинах, как капли адского дождя. Нога в них вязнет… Пороховой запах и отзвуки стрельбы… Осколки, крестовины со спиралями Бруно, развалины каких-то дотов…

Я оглядел себя…

Надо же – мое старое снаряжение.

Легкий броник, маска с небольшой эмблемой «Фортуны» на левой щеке. За спиной – укороченный сорок седьмой с коллиматорным прицелом.

– Ты… – Я вскинул автомат.

Странная фигура, размытая и изорванная, стояла в пороховом дыме метрах в десяти.

– Кто… ты… – Фигура двинула ко мне.

Я смог рассмотреть… Проклятье.

Форма измята и испачкана грязью и кровью. В руках винтовка «Маузер»…

– Ты…

Лицо испачкано грязью, на правой руке что-то вроде браслета с часами. Металлические обручи впились в обрывки рукава – видно, как лопается и вновь регенерирует кожа и даже форма. Вот резаная рана на ноге затягивается, а потом штанина подернулась дымкой и стянулась, будто ничего и не было… Виден простой Железный крест и обрывки сорванного шеврона.

Фашистский орел…

– Значит, это ты…

Солдат (а кто это еще может быть?) сел на обломок серого бетона с торчащей из него арматурой.

– С утра я был… Ты кто и где я нахожусь, камрад? – Я не опустил автомата.

На самом деле уже понимал, но не хотел верить…

– А то не ясно? Ты в Аду. – Голос уставший и насмешливый. Так говорит тот, кто привык к смерти и желает ее больше всего…

– Ты уже стал легендой, в некотором роде. Обманувший Смерть и Приговор – это сильно, правда.

– А знаешь… – Солдат резко встал, а я нервно дернулся. Он аккуратно положил карабин на землю. – Спокойно… Вот что… Твоя жизнь, по слухам, стоит много. Тот, кто тебя прикончит, получит Смерть… – Солдат блаженно зажмурился…

– Только я ее отдавать не собираюсь. Кстати, может, представишься? – Я постарался быть спокойным.

– Вальтер Фюрст. А ты… – Насмешливый тон.

– При жизни – Влад Штайнер. Русский, кстати. – Насмешливое «О-о-о!» я пропустил мимо ушей. – Сейчас – Инферналь. Чего тебе надо? И как отсюда свалить, а то что-то мне тут не нравится…

На этом месте меня перебил громовой хохот:

– Свалить… Ха-ха-ха-ха!!! Настоящий русский, теперь верю!!!

Отсмеявшись, немец успокоился.

– Я пытаюсь найти выход отсюда уже более полувека. Никак…

Немец вздохнул:

– Я даже умереть не могу. Что касается тебя… Ты просто опасный прецедент. Душа, избежавшая Ада… Ты – как плевок в лицо хозяевам этого места.

Я напрягся:

– Хозяевам?

– Да… – Глаза немца стали серьезны. – Мне не светит отсюда выбраться. Я это понимаю… Но все-таки прошу об одной услуге… Укуси их так, чтобы они взвыли. Проклинали твое имя… Я чувствую, что ты имеешь схожую с ними природу. Глупо надеяться, что они умрут, – для этого нужно быть живыми… Но доставить им неприятности ты можешь… А потом, когда попадешь сюда – а ты попадешь, – продолжи свое дело тут…

– Попро…

– …бую… – Я проснулся уставший и измотанный. И до самого рассвета не мог сомкнуть глаз, размышляя о словах солдата.

Значит, я как заноза в заднице кому-то из Домов?

Надо связаться с Ректором…

– НЕМЕДЛЕННО ОТТУДА СВАЛИВАЙ!!! – Не знал, что демоны, тем более маги такого уровня, подвержены панике.

Ректор сначала скептически отнесся к моему рассказу. Но когда я создал и воспроизвел весь разговор, мнение Ректора изменилось.

– Может, поясните свою панику?

– Это не паника! Это нормальная реакция. Если это – те, кто «присосался» к этому миру, ты в серьезной опасности. Уголок Безмирья с душами, имеющими сознание, и генерация Силы через их физические мучения – это ОЧЕНЬ серьезно.

– Хватит! Я уже мертв, и вы сами сказали: единственное, что мне грозит, – Окончательный Распад. Так что…

– И заточение! Оставят тебя там, и у них пусть слабый, но будет демон, которого можно постепенно пустить на Силу. А потом и в Дом Орлер заглянут, чтобы, как ты говоришь, «два раза не бегать»!

Лаборатория пустовала. Я проник сюда в теле небольшой крысы. Благодаря ее гибкости и пронырливости узкие шахты вентиляции для меня были как проспекты – широкие и без встречного движения.

– Кого вы высылаете мне в помощь?

Ректор поморщился:

– Зачем спрашиваешь? Сегодня узнаешь. – Он успокоился и попытался шутить.

Что ж, хорошо. Не будем поднимать столь волнующую тему…

– Короче говоря, Ректор, я начал выполнять ваше задание. Кое-какие подвижки уже есть. Если сумею получить координаты Дома наших оппонентов, какие будут дальнейшие действия?

– Ты возвращаешься. Ваалы и Молохи начинают носом землю рыть, вынюхивая все и вся. Дом, о котором мы говорим, судя по всему, главной своей силой имеет скрытность – как только мы все разнюхаем, можно будет либо атаковать самим, либо, что предпочтительнее, слить информацию другим домам… Ну и направить туда некие деструктивные элементы…

Я понимающе хмыкнул:

– Валафаров, что ли?

– Почему бы и нет? От этих деятелей у себя избавимся, кусок от раздела имущества урвем. К тому же среди Валафаров есть деятельные личности, которые, я уверен, с радостью сменят преступную деятельность на дворянское звание… Впрочем, между этими занятиями вообще мало отличий – и там и там самомнение из всех щелей. Да и навыки одинаковые – грабануть, а потом поделить захваченное, при этом никого не обидев…

– Особенно казну, ну да. Короче говоря, сегодня жду пополнение. У вас еще есть время накрутить ему хвост, кем бы он ни был. Вбейте в его голову, что я – начальник, а он – дурак.

Ректор хмыкнул:

– Даже если я тебе в подчинение Аристократа отправлю?

Я поперхнулся. Несмотря на абсурдность, я надеялся на то, что Ректор пришлет Фиоре.

– Тем более!

Глава 18

Проблемы командира

Проблемы с подчиненными никогда передо мной не стояли. Возможно, это связано с тем, что мои подчиненные – две оторвы, которых я вышвыриваю из своей постели и реально боюсь изнасилования с их стороны… Впрочем, все еще впереди!

Алекс Грэй, считается ОМП первого класса опасности в мире Ксен

– Retanic retdeninum… – Я мрачно смотрел на стоящую перед пентаграммой Луизу, которая произносила слова заклинания.

Интересно, для моего вызова такую же хрень напевали?

Госпожа Калинда и Вергил предоставили нам в распоряжение лабораторию, а сами засели за странные артефакты, напоминающие гибрид арифмометра и оптического прицела. Чего-то там измерители.

Массивные треноги, на которых стояли эти приборы, вызывали у меня воспоминания об артиллерийских сошках…

– АЙ!!! – Что-то вспыхнуло, грохнуло, шлепнуло.

Я потянулся к здешнему аналогу нашатыря – мерзкого фиолетового цвета губке. При ее сжатии выделяющийся запах может поднять и мертвого – адский коктейль из тухлых яиц и селедки.

Самое ценное, что после того, как давление на губку спадает, запах исчезает…

Пентаграмма начала остывать, и к ней можно было подойти, не опасаясь поджариться. Дым темного цвета рассеялся…

Все присутствующие ахнули – могу их понять.

Я матерился с энтузиазмом отбившего палец сапожника, работающего в порту и любящего перечитывать в свободное время Камасутру.

– Прошу любить и жаловать. Алоиз Гриэль Сарклир.

Аристократическое, тонкое лицо дернулось, Гриэль открыл глаза…

Судя по тому, как смотрела на него Луиза, демоническое обаяние Алоиза больше мо его.

– Инферналь! – Я с трудом отпрыгнул и распался на дым.

Так… Приплыли…

– КАКОГО Х…Я ВЫ ПРИСЛАЛИ ЭТОГО ПРИДУРКА!!! ОН ТАМ МЕНЯ ЧУТЬ ПРОТИВОЕСТЕСТВЕННО НЕ ВЫ…Л!!!

От моего ора Ректор морщился, но молчал… Чует вину, зараза высокопоставленная!

– Послушай, Инферналь, что тебе не нравится? Алоиз – маг высокой силы, опыта, правда, маловато, но ничего… Поверь, нет у меня свободных и опытных, как ты говоришь, «зубров»! А тем, кто есть, я не доверяю.

Ректор стал серьезным.

С учетом того, что сейчас его проекция с точки зрения человека выглядела просто сногсшибательно – тонкие черты лица, волосы черного цвета, серьезные глаза и летальная доза пафоса.

Короче говоря, меня пытались пронять пропагандой.

У меня уже выработался иммунитет, а потому – плевать на красивые слова и невероятную награду, что сулит наниматель.

От денег нет толку мертвецу,
Тихо он лежит в лесу…

Слова старенькой песни идеально подходят случаю.

– Словом, так как по отношению к тебе действует твое же правило, молчи и делай! Кстати, спасибо за его формулировку – самая короткая и лаконичная. А то «уважение по отношению к старшим»…

Ректор хохотнул:

– Гордись! Твое имя на полном серьезе появилось среди соавторов «Устава военных обязанностей», «Этикета военных сословий» и «Иерархичной структуры домов».

Я поперхнулся…

– В общем, всего хорошего. Ищи покровителей этого мира, собирай слухи, сплетни и легенды. Гриэль передаст мне отчеты…

С тихим хлопком проекция Ректора исчезла…

Гриэль смотрел на меня изучающе. Его постоянные перепады настроения от холодного идеального исполнителя до психованного, распускающего руки… э-э-э… ясно кого не поддаются объяснению.

– А что за правило, кстати говоря? – Глаза Гриэля опять засветились странным огнем.

– Его и тебе придется соблюдать.

Я – начальник, ты – ДУРА-А-А-АК!..

Я с большим трудом отскочил в сторону, распался дымом и экстренно свалил.

Это будет ОЧЕНЬ долгий контракт…

Сука.

Тварь.

Мразь!!!

Сука!!!

Я был зол и подавлен… Впрочем, сам виноват.

Поясню свою лаконичную речь: эта гребаная хрен-знает-как-сексуальная зараза после своего прибытия развила бурную деятельность. Переговорил с госпожой Калиндой, договорился о том, что получит должность преподавателя физической подготовки…

Как так вышло?

А вот так!

Зашел, спустя полчаса вышел – я ждал в коридоре…

И огорошил:

– Все в полном порядке. Я получил должность учителя физической культуры – все равно на нее тут никто не ходит…

Я слушал и охреневал.

Нет, ну ты подумай…

Как я сам не додумался выдать себя за какого-нибудь завхоза или еще кого?

А так мне приходится таскаться за Луизой…

Впрочем, сейчас, ввиду отсутствия контракта, Гриэль не может использовать свою силу по полной. Это напоминает погружение в воду с последующей стрельбой: я, благодаря контракту, имею все свои силы, если же Гриэль использует слишком сильное заклинание, его может просто вышибить в Междумирье, как отдачей…

Когда же на первый урок Гриэля пришла одна девчонка с первого курса – с длинной косой, невысокая и худенькая как тростиночка, – я только посмеялся.

Но когда на следующий день перед Гриэлем выстроились девушки разного возраста, в том числе и та давешняя черненькая…

В руках учениц были легкие шпаги – мой «кошкодер» на боку рядом с ними смотрелся как доберман командира нашего батальона рядом с чихуа-ниху… в смысле, чихуа-хуа.

Словом, он украл мою мечту.

Ни фига не делать, глазеть на симпатичных девушек, флиртовать с ними и получать за это зарплату…

– А вы, мастер Гриэль, откуда к нам приехали? У вас очень интересный акцент… – Рыжеволосая веснушчатая девушка рассматривала моего подчиненного с вполне конкретным интересом.

Примерно такой азарт в глазах неопытного солдата – до того, как он, наконец, уяснит, что война больше состоит из ползания по грязи, чем стрельбы по врагам и побед с трофеями. Я это помню очень хорошо по той причине, что менее пяти лет назад был необстрелянным кандидатом в компанию «Фортуна»…

Ну, ничего, сейчас я тебе, милая, устрою боевое крещение…

– Господин Сарклир, моя хозяйка желает с вами переговорить по поводу пропущенных часов практики в обращении со шпагой…

Сейчас я выгляжу как манекен-болванчик с пустым местом вместо лица. Не прикрытые стандартной формой слуг участки тела отливают темным металлом, но не как грязь, а простым темным металлом.

Голос под стать – лязгающий и безличный.

Кисти рук сотканы из металлических пластин, которые находят одна на другую.

Когти спрятаны, но если что – я готов просто взорваться ударами во все стороны: степеней свободы у суставов намного больше, чем у человеческих.

– Твоя Хозяйка – Луиза Цертестская Третья, если не ошибаюсь? – Зеленые глаза с издевкой смотрят на меня.

Так, надо пояснить уроду правила проживания…

– Да. В настоящий момент она находится у шестого поля.

– Пусть немного подождет…

Уходя, я слышал шепотки девушек: «Да кем эта доска себя вообразила?», «Ее элементаль туп как пробка…», «На большее чем железку сил не хватило…».

Больше всех тренировались в остроумии именно та самая черненькая и рыженькая.

Их привлекательность в моих глазах резко поблекла.

– И зачем ты меня сюда потащил? Глупый демон! Я думала, твари Пустоты…

– Еще раз обзовешься – выпорю.

Мне показалось или лязга металла в голосе заметно прибавилось?

Луиза смерила меня недоверчивым взглядом:

– Не посмеешь. Ты меня защищать должен…

– Вот и защищу тебя от твоей же глупости. Потому как хамить демону – реальный вред здоровью.

Солнечный свет заливал все пространство тренировочного двора.

Звездообразная застройка университета с центральной башней-накопителем вызывала приятные воспоминания о пограничной заставе…

Как там Занударий?

Саэльт уже покинул своего собутыльника, а вместо Гриэля прислали какого-нибудь солдафона…

– И все-таки, на кой грах ты меня сюда притащил? Не можешь сам с господином Гриэлем переговорить? – Меня просто корежило.

Нет, я не ревновал… в смысле как девушку – нет. На Земле за такую девчонку дали бы больше чем весит (я имею в виду срок, а не работорговлю), но то, что ее законный, скрепленный контрактом я хуже, чем прилизанный Гриэль…

Дело принципа!

– Не старайся. Все равно не оценит, – заметил я, когда Луиза принялась расчесывать волосы.

– Да что ты вообще себе выдумал? – Судя по покрасневшим щекам, я попал в точку.

– Он немного… гм… странный… Короче, вырастешь – расскажу.

Наконец предмет нашего обсуждения притопал на встречу.

– Госпожа графиня… – Боже ж ты мой, как многообещающе. От девушки прикуривать можно – теперь ее щеки сравнялись по цвету с волосами.

– Да-да, она – графиня. А вот кто ты – знаешь? – Я сразу взял демона за рога. Судя по несколько растерявшемуся выражению, Гриэль мысленно перебирал варианты.

– Козел в огороде! – Лицо Алоиза, и до того напоминавшее цветом слоновую кость, побледнело еще больше…

– Ты вконец охренел! – К счастью, Луиза поставила полог тишины.