/ Language: Русский / Genre:sf,

Исправительный Дом

Александр Юринсон


Юринсон Александр

Исправительный дом

Александр Юринсон

Исправительный дом

Начальником исправительной колонии был крупный негр, больше двух метров в вышину и, наверно, столько же в обхвате. Он не казался толстым, скорее походил на баобаб, уже достаточно поживший, но еще не старый.

- Исправляемый КР-28512?

- Приговорен к исправлению в 2144 году за нарушение положения об интеллектуальной собственности, - эхом закончил приветственную формулу стоящий на пороге худой светловолосый человек в оранжевом комбинезоне.

Начальник пошевелил губами и кивнул, приглашая садиться. Взял со стола магнитную карточку и вставил в компьютер.

- Вы подали рапорт о переводе вас на филологический факультет, - в конце фразы послышался легкий вопрос, возникший от удивления.

Заключенный кивнул. - Чем вы обосновываете эту просьбу?

- Чем? - человек в оранжевом комбинезоне приподнял брови. - Я хотел бы заняться делом, которым хочу, и которое поэтому лучше всего у меня получится.

- И что это за дело?

- Литература. - И, чуть помедлив, добавил: - Я хочу стать писателем.

- Кх! - издал звук начальник. - И что вам мешает заниматься литературой сейчас?

- Ничего. Не хочу размениваться.

Негр посмотрел большими белыми глазами в потолок; затем извлек из компьютера карточку и всунул другую. Минуту рассматривал то, что появлялось на экране.

- Вы крали программное обеспечение, - сформулировал начальник результаты беглого ознакомления с делом. - На ваше счастье, суду удалось доказать, что - только коммерческое. А то - промышленный шпионаж и - трибунал. В лучшем случае - французский легион. А мы тут сидим и беседуем о литературе.

- Мы рассматриваем возможность перевода меня из одной области обучения в другую, - возразил заключенный. - Закон этого не запрещает.

- Да. Наш закон уже не тот, что был во времена императора Августа.

Он уже не так суров, но все равно - закон.

Заключенный молчал.

Негр снова уставился в экран:

- Три года! - воскликнул он. - Три года вы занимались радиационными технологиями, и теперь хотите начать с начала!

Заключенный кивнул, но начальник не обратил внимания:

- И там, на Земле, вы закончили Пражский университет...

- Не закончил.

- Что? Ну почти закончили. Медицина, то есть - тоже связано с радиацией. Смежные, можно сказать, специальности, и вдруг писательство! Тоже мне, еще один Густав Юман на мою голову! Но тот хоть спокойно исправился, не требовал поменять ему лазер на перо.

- А потом, освободившись, выбросил ваш лазер на помойку, - добавил человек в оранжевом комбинезоне, и вдруг с интересом посмотрел на начальника: - Вы исправляли Густава Юмана?

- Ага, - буркнул негр. - А вы что думали? Мне почти семьдесят лет.

В кабинете повисло недолгое молчание. Наконец начальник заговорил своим обычным тоном:

- Ладно. Все равно, перевод в противоположную область знаний - не в моей компетенции. Решать будет суд, который выносил вам приговор.

Все необходимые документы я отправляю. И - желаю удачи... писатель.

- Он секунду помялся и сообщил: - Знаете, в вашу пользу то, что компьютер, узнав об этом... пожелании, предложил перевести вас из разряда исправляемых в исправляющиеся. Хотя до этого не давал и пятидесяти процентов. И, черт меня побери, я готов с ним согласиться!

* * *

Колонна людей в оранжевых комбинезонах тянулась, шаркая ногами, по бесконечному ярко освещенному коридору. Исправительный дом станция, вращавшаяся на орбите Юпитера, напоминала исполинскую гантель, на концах которой размещались с одной стороны спальные, административные и грузовые отсеки, а с другой - учебные и лаборатории. В перемычке находились системы жизнеобеспечения и четыре таких вот коридора; два из них каждые восемь часов заполнялись голосами и шарканьем заключенных; по одному колонна шла в одну сторону, по другому - в обратную.

И так - каждый день, изо дня в день, из года в год.

* * *

- Идентификационный номер?

- КР-28512.

- Фамилия?

- Нармаев.

- Имя?

- Адам.

- Второе, третье и так далее - имя?

- Нет.

- Год рождения?

- Две тысячи сто девятнадцатый.

- Место рождения?

- Краков-2.

- Национальность?

- Русский.

- Вероисповедание?

- Атеист.

- В каком году осуждены?

- Две тысячи сто сорок четвертом.

- За что?

- Положение две тысячи восемьдесят шестого года об интеллектуальной собственности. Глава третья, абзацы семь тире восемнадцать.

- Специальность, курс?

- Литература XX-XXII веков, второй курс.

Клерк, младший офицер, тупо посмотрел в экран, производя, очевидно, вычисления в уме.

- Пятый год исправления - второй курс? - он поднял глаза на сидящего перед ним заключенного. - А, писатель.

Прозвище, - даже не прозвище, а ярлык, навешанный начальником колонии, мгновенно получил широкую известность. "Густав Юман Второй"

- так прозвали 28512-го заключенные; надзиратели и преподаватели обращались к нему не иначе как "писатель".

Человек в оранжевом комбинезоне промолчал.

- И чем ты нас порадуешь, писатель? - глумился клерк; и вдруг спохватился и вернулся к "заклинанию": - Жанр произведения?

- Повесть.

- Название?

- "Семнадцатый спутник".

- Язык?

- Русский; сделан перевод на английский.

- Давай сюда.

Заключенный протянул карточку; клерк взял ее и вставил в компьютер:

- Свободен, - сказал он и добавил неофициальную формулу "заклинания": - В том смысле, что можешь идти в камеру.

* * *

Через несколько дней его вызвали в службу контроля за распространяющейся информацией, иначе - цензурный отдел. Принял старший офицер, блондин с отталкивающим лицом и шестиконечной звездой на погонах. Чуть пониже красовалась "птичья лапа" - знак пацифиста. Много лет назад, заключая контракт на службу, этот человек ставил условие не привлекать его к участию в боевых действиях. Такие значки были у многих надзирателей.

- Что это за галиматья? - дернул он некогда острым, а теперь мясистым и безобразно выпирающим подбородком в сторону экрана.

- Разрешите посмотреть? - спросил заключенный.

- А для чего, как ты думаешь, я тебя позвал?

Человек в оранжевом комбинезоне колебался. Формально разрешения не было. Если он обойдет стол и заглянет в экран, офицер может обвинить его в покушении. А это уже однозначно трибунал.

Заключенный поколебался и все-таки подошел.

На экране красовался его номер; под ним - текст его повести.

- Как ты думаешь, такое можно читать?

Офицер ткнул в экран кривым толстым пальцем, но попал куда-то не туда. Текст повести сменился другим: заключенный успел увидеть оскалившуюся змею в углу и надпись: "Совершенно секретно!" У офицера перехватило дыхание. Он беспорядочно замахал руками, прогоняя 512-го на другую сторону стола.

- Вон! - вырвался наконец запоздалый хрип.

- Слушаюсь, - произнес заключенный и повернулся к двери.

- Стой, - неожиданно нормальным и спокойным голосом заговорил офицер. - Вернись. Я имел в виду - вон из-за моего стола. Я не закончил.

Человек в оранжевом комбинезоне вернулся и расположился в кресле.

Испуг сбил с цензора гонор; к тому же он не знал, что успел прочитать заключенный - у некоторых людей фотографическая память.

- Итак, - офицер собирался с мыслями. - Решение, сделать ли твою писанину общедоступной, принимаю я. А мне кажется, что делать этого не стоит. Во-первых: что за язык? Сплошные ругательства и жаргон. И вообще это очень вредная вещь. Что это такое - прилетают инопланетяне и освобождают заключенных?

- Вы, очевидно, не дочитали до конца. - 512-й устроился в кресле поудобней и закинул ногу на ногу. - Не освобождают, а превращают в своих рабов. А жаргон... я описывал наш быт.

- Быт? Может быть, ты сам любишь так выражаться, писатель? Разве твоя специальность - не изящная словесность?

- Не все то изящно, что антиквариат. Я могу выражаться на языке Солженицына и Диккенса, но мы живем в другом мире.

- В каком - другом? - Офицер вернул на экран обсуждаемую повесть. За последние пять лет ты забыл нормальную жизнь. Идея твоей писанины

- вечная тюрьма, вечное рабство.

- Это только одно произведение. В следующем я опишу семью бюргеров, проводящую отпуск на ливийских пляжах.

Фигурально выражаясь, он наступил цензору на мозоль. Офицер, конечно, был немец, колбасник, бюргер. Пацифист. Незадачливый служака. И не его, 512-го, вина, что тот выставляет свои мозолистые ноги в каждый проход - но расплачиваться придется ему.

- Через месяц - экзамен по курсу средневековой немецкой поэзии, вынес приговор цензор. - Мы научим тебя любить каждую нацию...

писатель.

Впрочем, уже на следующий день повесть была доступна с любого терминала колонии.

* * *

Исправление уже подходило к концу, когда его снова, без видимой причины, вызвали к начальнику колонии. Адам перешагнул порог и остановился. На месте огромного негра сидела девушка-китаянка, совсем, вроде, девчонка; ростом - ну раза в два меньше прежнего владельца кабинета. Впрочем, восьмиконечная звезда красовалась на своем месте, на погонах. А лет девчонке было максимум тридцать, хотя кто их разберет, китайцев.

- КР-28512?

Значит, не сон. Голос тоже не низкий, тягучий, негритянский, а щебет.

- Приговорен к исправлению в 2144 году за нарушение положения об интеллектуальной собственности, - Адам ответил на китайском; непонятно, что на него нашло; по сути, он грубо нарушил приветственную формулу. И китайский-то он знал еще тот, - трущобный, на четверть - русский, на четверть - английский. А еще на четверть жестикуляция.

Китаянка не обратила внимания на это нарушение. Более того, она сама нарушила формулу:

- Адам Нармаев? Через полгода - на волю?

- Ага, - ошарашенно ответил он. - А вы?..

- Извините, - улыбнулась девушка. - Я - новый начальник колонии.

- А что случилось с...

- Со старым? - Непроницаемое лицо и официальная улыбка. - В каком-то смысле, в связи с этим я и вызвала вас.

- Я слушаю. - Он уселся в кресло напротив.

- Вы скоро возвращаетесь на Землю. Вам осталась только защита диссертационной работы, так?

- Все правильно.

- Вы были исключены из общества на почти десять лет...

- Пока - девять.

- Почти - десять. На Земле за это время произошли достаточно важные события. Исправляющихся не ставили в известность; да и обслуживающий персонал колонии до недавнего времени это не касалось.

- И что же там произошло?

- Ну... Армагеддон. - Китаянка улыбнулась, но на его улыбку заметила: - Не надо смеяться, все гораздо серьезнее. Действительно Армагеддон - война народов. Белые против черных.

- Белые начинают и выигрывают. Я так понимаю, что победили - вы. А вы - белая или черная? Мне, извините, однозначно белому человеку, трудно разобраться.

- Я - белая, как и вы. - В девушке обнаружилась невероятная снисходительность к наглости заключенного. - Черные - арабы, негры, латиносы.

- А-а, теперь ясно, где прежний начальник...

- Нет! - китаянка вскочила с места, так оказалась взволнована. - Вы не так понимаете. Никакого геноцида. Мы просто депортируем их...

- Ку-да? - перебил он.

Китаянка вдруг растерялась. Вообще, смешная девчонка. Маленькая, с короткой стрижкой и огромными мультипликационными глазами - или они сейчас разъехались от растерянности? - в сером комбинезоне с дурацкими звездами на плечах - "госпожа старший офицер". Когда она принялась расхаживать, он отметил, какая маленькая у нее ступня - не больше его ладони. Адам даже посмотрел на свои руки, и китаянка, кажется, заметила его взгляд и поняла, но не подала виду. Чертовски хитрая бестия, как и все китайцы.

- Пока - на Луну. Этот первый этап почти завершен. Теперь будем переправлять сюда; уже несколько лет здесь строится новая станция...

- Понимаю. Семнадцатый спутник. И вы хотите всех черных разместить в такой же колонии? Их должно быть несколько миллиардов...

- Во-первых, та колония будет больше. А потом, вы забываете, что прошла война. Население Земли весьма сократилось...

Она вернулась к своему столу и уселась.

- Я думаю, что вас можно было бы освободить немного досрочно, китаянка произнесла эту фразу на его родном языке, по-русски, и улыбнулась. Она подумала, что сравняла счет!

- Да? - слегка наклонил голову он.

- Да. Обучение вы закончили, а диссертация - простая формальность.

- Я тоже так считаю.

- Вот и хорошо. Ближайший транспорт на Землю пойдет, - она заглянула в экран, - через восемнадцать дней. Думаю, мы успеем все оформить.

- Наверно. Только, простите, я не уверен, что так тороплюсь на Землю.

Китаянка замолчала, и улыбка вдруг стала ледяной и зловещей. 512-й обреченно вздохнул и вытянул ноги. Наконец он не выдержал и добавил:

- Могу я спокойно получить свое наказание, в том виде, как его определил суд? Когда-то это было моей обязанностью; теперь я имею на это хоть право?

- Вы же белый человек, - попыталась убедить его девушка, но голос оставался прохладным. - Ваша родина сейчас нуждается не в диссертации... - она метнула взгляд на экран, - по литературе столетней давности, а в ваших руках, словах и мыслях, пере... Я читала некоторые ваши книги, - неожиданно закончла она другим тоном.

- Я думаю, - скептически произнес он. - Не надо только взывать к моим родственным чувствам к земле. Моя родина - Краков-два. Что с ним?

- Где это?

- Где? В Европе.

Девушка смешалась.

- Понятно, - легко подытожил он. - Теперь на месте Европы - ядерная пустыня?

- Нет, но...

- Не надо. Честно говоря, даже знать не хочу. Не такой уж я патриот.

Конечно, некоторая доля здорового национализма во мне всегда присутствовала, но это - не совсем то, чтобы я поддержал идею ссылки половины человечества.

Девушка молчала, и его понесло:

- Да вы ведь обманываете сами себя! Столько людей - вы собираетесь их навеки поселить на орбите Юпитера? Чепуха! - Это просто переложение проблемы на детей, ваши вожди не могут этого не понимать. Значит, они собираются... - да? - уничтожить эту колонию.

Очевидно, за время моей изоляции кардинальные изменения произошли в языках, и массовое уничтожение теперь называется ссылкой? Тогда в самом деле незачем заканчивать обучение: куда я с устаревшим филологическим образованием?

- Прекратите! - вдруг крикнула китаянка и вскочила. Сзади него распахнулась дверь, и, обернувшись, он увидел двух младших офицеров в серых комбинезонах, появившихся, без сомнения, по его душу. Он всегда подозревал, что из любого кабинета можно незаметно вызвать подмогу, но ни разу не слышал, чтобы какой-нибудь начальник этим пользовался.

- Обеспечить в сто пятьдесят втором грузовом жизненеобходимые условия, - командовала госпожа начальница, - и поместить исправляющегося КР-28512 туда до ближайшего заседания трибунала.

Младшие офицеры встали по бокам кресла. Он не сопротивлялся, и они к нему не прикоснулись. 152-й грузовой был кубом со стороной метров пятнадцать; при попытке заснуть начинались приступы агорафобии. Этим словом все-таки следует называть не боязнь открытого пространства, а

- больших замкнутых помещений. А впрочем, нет: такой страх нельзя даже считать отклонением.

* * *

Китаянка, начальница, еще дважды вызывала его в свой кабинет, один раз накануне трибунала, другой - два дня спустя. Увещевала, говорила даже, что в состоянии отменить новый приговор, да так оно и было. А если разобраться, то просто хотела поиметь его - а что еще? Или в результате этого Армагеддона китайцев так повырезали, что они за каждую белую рожу готовы свою желтую душу закладывать.

Потом на Землю ушел транспорт, тот самый, на котором и 512-й мог бы лететь. Вывозили всех белых: кто заканчивал обучение, того освобождали, а кто только приступал - ехал досиживать в земные тюрьмы.

Надо думать, последних ждал физический труд и скорая амнистия.

Интеллектуальное общество, похоже, приказало долго жить, по крайней мере - пока не кончится это безумие. Никому больше не нужны зеки, получающие фундаментальное образование и научную степень. Ну да ничего, перебесятся узкоглазые, поймут, что наказание и исправление не имеют ничего общего. Впрочем, ничего они не поймут - что могут понять люди, собирающиеся истребить две трети землян только за расовую принадлежность? Затмение какое-то...

* * *

На некоторое время жизнь на Шестнадцатом спутнике стала просто раем.

Народу мало и сплошная демократия - Адам много часов провел в беседах с Хаимом, бывшим начальником колонии, здоровенным негром, весьма умным и образованным человеком.

Шестнадцатым спутником колонию в свое время прозвали в шутку, а потом это прижилось. В конце концов, эта гантель по размерам была не меньше Атланты, и уж в несколько раз больше Мидаса. Впрочем, от последнего теперь не оставалось и четверти первоначальных размеров:

найденные в этом обломке черт-знает-чего ценные металлы и элементы за пятьдесят лет безжалостно выскреблись, и пустой, как скорлупа грецкого ореха Царь Мидас никак не тянул на звание одного из спутников Юпитера. Так что на самом деле семнадцатый спутник, строящийся в данный момент на скорую руку, был шестнадцатым. Никаких совпадений, - говорил себе Адам, - никаких пророчеств.

Вскоре пришел другой транспорт - с Луны, полный новых заключенных.

Все они были латиноамериканцами из городов и деревень в верховьях Амазонки. Ни одному нормальному человеку не пришло бы в голову трогать с места этих туповатых работников и крестьян. Теперь они, озлобленные, быстро обживались в новых условиях. Как быстро переметнулись давеча от своего труда к оружию.

Стало проясняться, что повсеместная, воистину мировая война шла уже почти пять лет; за этот срок - маленький или большой? - люди удивительно одичали, были отброшены в развитии лет на сто, а может и двести назад. По иронии судьбы, хранителями знаний и культуры оказались заключенные колонии; но их собирались полностью растворить в этой массе озверевших людей.

Адам ждал, когда китаянка позовет его в третий раз, уже после того, как перед ним предстали все ужасы дальнейшего обитания здесь, в надежде сломать-таки его, но этого не произошло. Нашла кого-нибудь не столь тормозного и принципиального...

* * *

Его и одного латиноамериканца "из старых" поместили в двухместную камеру. Сосед, не то Родригес, не то Рамирес, до заключения ведший обширную торговлю наркотиками в Боготе, просил называть его "Хесус".

- Хесус, - говорил он, - зови меня Хесус! Так меня звали мои друзья, для которых я был почти как сын Божий!

Энергия из этого смуглого длинноволосого парня била через край; говорил он на неправильном английском и жестикулировал так, что рядом с ним находиться было опасно. Выучился "Хесус" в заключении на онколога, причем свободно орудовал лазерным, радиационным, а то и самым простым скальпелем. Этому человеку на роду было написано, чтобы все называли его "Иисусом".

Когда их привели в камеру, выяснилось, что там уже находится чертова дюжина латиносов. У всех - явные следы мутаций; видно, их родители поработали на заводах "Ниппон Нью Радионикс" в Боливии. Этим молодцам было за что ненавидеть узкоглазых.

Худо-бедно, но Рамирес-Родригес-Хесус сошел у них за своего. Черт возьми, этот человек, если бы захотел, вполне мог оказаться на свободе! Его способностей располагать к себе людей хватило бы надолго. Адаму Нармаеву, однако, пришлось похуже. Для начала огромный латинос, пахан этой камеры и кто-он-там-был в их проклятой боливийской деревушке прижал его к двери и, несвеже дыша в лицо, разъяснил ситуацию:

- Слушай, ты, белый человек. Где тюрьма, где воля - все относительно. - Адам едва понимал жуткую смесь испанского с английским. - Видишь эту дверь? Она отделяет то, что за ней, по ту сторону, от того, что по эту. Белые люди считают, что воля - с той стороны, но это не так. Смотри: мы здесь объявим голодовку - и вскоре любые наши требования будут удовлетворены. А пусть объявят голодовку белые люди за этой дверью - я ведь даже не поинтересуюсь, что им надо. Пускай передохнут. Так что моя воля - здесь. А тебя, маленький белый человек, я приговариваю к заключению. Постарайся, чтобы завтра же ты оказался там, за этой дверью. Очень постарайся.

Латинос отошел к своим, и они принялись оживленно лопотать на ихнем проклятом диалекте. Вскоре Адам обратил внимание, что в основном спорят Рамирес-Родригес-Хесус и пахан; остальные лишь посмеиваются да подбрасывают им реплики. Приятно было видеть, что над словами Хесуса эти неотесаные парни смеются легче, веселее; а над выкриками их главаря вроде как по принуждению. Впрочем, это могло Адаму и казаться.

Затем спор постепенно улегся и Хесус подсел к нему:

- Не тушуйся. - Протянул тонкую черную сигарету, но Адам покачал головой. - Человек везде выживет. Тебе доводилось бывать в подростковых лагерях?

Нармаев снова сделал отрицательное движение.

- А я проводил там каждое лето с тех пор, как себя помню, до тех, как стал сам заботиться о своем отдыхе. Жаль, что тебя там не было, а то сейчас бы сразу смекнул, что к чему. Взрослый человек, в принципе, может задавить в себе все, что угодно, но из детей это прет. А теперь поперло изо всех - это естественно. Мы больше не люди, мы - стая; кто сильный - тому все. Надо было тебе хоть вякнуть что-нибудь; получил бы по зубам - это что, зато...

Адама слегка подташнивало - от этого постоянного унижения, за последние годы нарастающего по экспоненте, - и сейчас все стремительней.

- Как это?

- Теперь никак, - скривился Хесус. - Эту партию ты проиграл. Но начиная новую, помни...

Ни один из советов Адаму Нармаеву в его жизни не пригодился.

* * *

Этой же ночью его подняли и повели - снова в кабинет начальника колонии. Шествуя под конвоем ярко освещенными до боли знакомыми переходами, Адам обдумывал, что может сказать ему китаянка и что следует ответить.

Китаянки не было. Теперь кабинет занимал рыжеволосый громила с перебинтованной головой и кошмарным старым шрамом от виска мимо уха спускающимся по шее за воротник серого комбинезона. Из ухмыляющегося рта торчали гнилые зубы - через один. На погонах - вообще никаких знаков отличия.

Детина рыкнул по-звериному, подался вперед и плотоядно прохрипел:

- Теперь ты - мой! Фамилия?

- Нармаев, - и добавил: - Адам.

- Сколько и за что здесь?

- Приговорен решением трибунала в октябре 2153 года к бессрочному заключению на орбитальной станции "Оптима".

- Все - правильно, - рыжеволосый сжал огромные кулачищи, посмотрел куда-то Адаму за спину и вдруг фыркнул: - Брысь!

Конвоиры, сопровождавшие его сюда, смылись. Рыжеволосый усмехнулся и встал: росту он оказался ниже среднего, но уродливо широкий. Тоже мутант.

- Добро пожаловать в мою маленькую армию, - заговорил он, - легионер Адам Нармаев.

Конечно, это был легендарный человек, известный всем понаслышке и почти никем вживую или на снимках не виденный, - Командующий Франсуа. Самое смешное, что Французским Легионом командовал действительно француз; имя его на самом деле было - Франсуа, а должность - командующий, хотя носил он комбинезон рядового без всяких знаков отличия.

Французским легионом это формирование было названо по аналогии с Иностранным легионом, существовавшем некогда во Франции. Но если туда шли исключительно добровольно, - в этот - только по приговору.

И из этого - не возвращались. Пять или десять лет Легиона - вернее любой смертной казни.

Адам понял, что если сейчас же не начнет относиться к своей судьбе с юмором, то уже к завтраку может лишиться рассудка.

* * *

- "Эй, не мешай нам, мы заняты делом, строим мы, строим тюрьму"... бормотал он, управляя роботом, стягивающим детали исполинского конструктора, вгоняя нужные выступы в нужные пазы, загоняя заклепки толщиной в ногу, орудуя горячей сваркой и лазером. И все это - в открытом космосе.

- Что ты сказал? - раздался искаженный голос в наушниках. Значит, его бормотание услышали все.

- Ничего. Я читал стихи.

- На каком это языке?

- На русском. Стихи не переводятся.

- Это не тюрьма, - подал голос кто-то, кто разобрал его слова. - И даже не гроб.

- А что же тогда? - выкрикнул еще кто-то. Господи, что сейчас начнется! Когда сто человек пытаются говорить одновременно на одной частоте...

- Ты видел глубокие круглые дырки? Они повсюду. Туда можно засунуть руку, и если постараться - нащупаешь дно. Что это, знаешь?

- Ничего. Экономия металла. Снижение веса.

- Дурак, - ответили наушники. - Ты слышал когда-нибудь про пальцы Файнхальса, поэт?

Там его называли писателем, а здесь, чего доброго, приклеится теперь кличка "поэт".

- Я уже думал об этом, - высказался еще чей-то голос.

- Что это за пальцы?

- Оружие, - спокойно пояснил первый. - Старое, столетней давности.

Имеет что-то общее с лазером, но не лазер. Направленный взрыв.

- Значит, черных действительно собираются уничтожить?

- Я этого не говорил.

- Никто ничего не говорил, никто ничего не слышал.

- Вот это правильно! - сказал хриплый голос командующего Франсуа.

* * *

Распорядок дня у легионеров был простой: двенадцать часов работы двенадцать часов отдыха. Работа - без перерыва; зато и отдых тоже, шутили они. Сейчас легион занимался строительством станции "Сиберия"

- таково было ее официальное название; сами заключенные прозвали семнадцатый спутник "Ковчегом". Похоже, многие из них и впрямь собрались переждать здесь тяжелые времена.

Как ни странно, в легионе Адаму оказалось проще. В основном он состоял из "старой гвардии", людей, может, грубоватых, но не одичавших. А новобранцы были такие же, как он.

Жизнь начинала выворачивать, выплывать на поверхность; кажется, еще чуть-чуть - и ко всем вернется разум, здравый смысл; это ведь просто какое-то затмение; вирус, газ - ведь тех, кто находился вне Земли, это не тронуло, они в себе, и у землян - пройдет.

Все будет хорошо. Все - к лучшему.

* * *

Вскоре его снова вызвали к начальнику. Раньше не всегда это предвещало плохие перемены, по крайней мере в те времена, когда начальником колонии был негр Хаим, старший офицер, теперь запертый в "Ковчеге" с прочими черными. Наверно, их все-таки уничтожат.

Командующий Франсуа встретил его леденящим кровь смешком:

- За мной, легионер Нармаев! За мной, Адам!

Такое начало не предвещало ничего хорошего. Приподнятое настроение командующего Франсуа - верный признак массовой гибели легионеров.

Они облачились в скафандры и оказались в открытом космосе - только вдвоем. Франсуа отцепил строительного робота:

- Карабкайся на закорки, Адам! - раздался в шлеме насмешливый голос; француз заговорил на хорошем, чистом русском. - Эх, прокачу!

Робот стал удаляться от станции: огромный семнадцатый спутник превратился в сияющий прямоугольник слева от громадного багрового диска Юпитера. Франсуа выключил реактивные двигатели, но, естественно, робот продолжал лететь по инерции. Станция удалялась.

- Адам Нармаев!! - рявкнул голос в наушниках, да так, что Адам вздрогнул. - Я, командующий Французского легиона, считаю, что вы понесли достойное наказание и искупили свою вину. Вы - свободны.

- Что? - Он действительно не понял или не смог поверить и удивленно смотрел в непроницаемое стекло шлема командующего Франсуа.

- Вы - свободны. Поздравляю вас, Адам! - в хриплом голосе звучало что-то похожее на искреннюю радость за него. - И я прошу вас освободить транспорт. Это собственность Французского легиона.

Адам молчал и не шевелился. Невозможно поверить, что тебя просто так собираются оставить в открытом космосе. Это, должно быть, шутка.

- Вы слышите меня, Нармаев? Освободите робота!

Неожиданно и к нему пришла способность шутить. То ли он сошел с ума, либо включилась защита.

- А скафандр? - спросил он. - Это ведь тоже собственность легиона?

Коротким смешком командующий оценил юмор:

- Пришлешь по почте. Не могу же я тебя отправить на верную смерть! А теперь проваливай!

В руке у него тускло сверкнул маленький титановый ножик, почти как шило. Ткни им - и скафандр легко порвется в любом месте. Ну, не в любом и не так легко, но у садиста наверняка есть хороший опыт...

На душе становилось легче, заметно легче. Может, все это к лучшему.

Побыть немного спутником самой большой планеты. Побыть свободным.

Побыть подальше от этого страшного зверинца, во что превратилось человечество. Или это кошмарный сон? Ничего подобного не может быть.

Тогда тем более нечего бояться.

Адам Нармаев отщелкнул от груди аккумулятор и тихонечко подтолкнул его в сторону командующего. В наушниках воцарилась абсолютная тишина.

- Не хочу больше слышать твоего голоса, - пояснил он, хотя связи с командующим Франсуа уже не было. Затем протиснулся через ограждение, оттолкнулся и начал медленно удаляться от робота. Через несколько минут двигатели заработали, тот развернулся и вскоре навсегда исчез в черноте околоюпитерианского пространства.

Впрочем, какая чернота? Красный, розовый, багровый диск занимал почти половину вселенной.