/ Language: Русский / Genre:love_history,

В Сладостном Плену

Блэйн Андерсен


love_history Блэйн Андерсен В сладостном плену ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-06-03 2A5D4CF6-DBA4-4434-998E-4F6C2E4664DD 1.0

Блэйн Андерсен

В сладостном плену

Эта книга написана для тех, кто после всякого рода бесконечно-монотонных занятий рабочего дня любит помечтать, попутно занимаясь домашними делами, пока спят дети, и несмотря на то, что уже, кажется, пришел предел человеческому долготерпению, продолжают твердо уповать на магию своей мечты и питают надежду на лучшее…

Глава 1

Нортумбрия, 817 г , от Рождества Христова.

Бретана вся напряглась, когда влажные пальцы Эдуарда скользнули по ее белокурым волосам, а затем начали ласкать ее манящий затылок. Этого ему показалось мало, и он продвинул руку дальше, к краю тонкого шелкового платья, положив ее на бархатную кожу тела. Бретану невольно передернуло.

— Холодно, дорогая?

— Да нет, ничего, просто сквозняк. Бретана сильно опасалась, что такой ответ настроит ее отчима на желание согреть ее. Она не могла отделаться от прискорбного сознания, что даже малейшее прикосновение Эдуарда наполняет ее чувством отвращения и отчаяния.

— Тост! — громко провозгласил Эдуард, поднимаясь из-за стола, уставленного великолепными яствами и вознося свой тяжелый серебряный кубок над головами веселящихся гостей. — За мою прекрасную невесту и тот близкий уже день, когда мы наконец станем мужем и женой!

Эти слова были встречены приветственным гулом голосов из продымленных недр похожего на пещеру зала. Пересилив себя, Бретана тоже осушила свою чашу. Она надеялась, что сладкий хмельной напиток хоть как-то приглушит ее чувства, вызванные близостью Эдуарда, и ей удастся выдавить из себя какое-то подобие улыбки.

Вновь наполнив свой кубок, Эдуард уселся поудобнее, а затем наклонился и, вплотную придвинувшись к девушке, жарко прошептал ей на ухо:

— Сегодня ты просто великолепна. И я почту за честь твое согласие взойти со мной на супружеское ложе.

Бретана оценила его старания соблюсти приличия, однако слишком хорошо знала Эдуарда, чтобы поверить в скромность этого человека.

— Чести тут мало, лучше говорить о торге между нами, — чуть слышно ответила девушка. — Ты отвадил всех моих поклонников и сам решил жениться на мне, чтобы сохранить за собой Глендонвик. Моя мать, будь она жива, с ума бы сошла от того, как ты обошелся со мной. — У нее и в мыслях не было проявлять всю свою ненависть к нему, наоборот, она хотела казаться покладистой и тем самым, по возможности, избежать проявлений гнева будущего супруга. Однако его наглая ложь вынудила Бретану сказать ему все как есть.

— Ах, бедняжка Эйлин. Я так тоскую по ней все эти семь лет, что минули со времени последнего набега. Хотя надо сказать, что близость, которая установилась между нами, Бретана, после того как я стал твоим опекуном, постоянно будит в моей душе самые теплые воспоминания о ней.

— Сомневаюсь, чтобы в твоей памяти сохранилось что-нибудь, кроме ее полного кошелька и доходов, которые приносил Глендонвик, — парировала Бретана.

Эдуард с наигранным удивлением несколько отклонился от Бретаны.

— И почему ты меня так ненавидишь? Разве не я покровительствовал тебе с тех пор, как скандинавские пираты свели в могилу твою мать? И не я ли укрепил Глендонвик новыми стенами? Уж Этельреду-то это понравилось бы.

Одной рукой он погладил Бретану по пряди белокурых волос, которая закрывала ее покрасневшую щеку, и, хотя девушка успела вовремя отпрянуть, все же неприятный осадок от непрошеного прикосновения долго не оставлял ее.

— Ты одурачил короля так же, как и мою мать. Глендонвик очень важен для защиты от набегов скандинавов со стороны побережья. Король Этельред видит только неуязвимость моего родового владения, не подозревая при этом, что оно стало жертвой твоей жадности.

Эдуард знал, что все это правда, однако продолжал куражиться:

— Никто не гонит тебя замуж — выбор за тобой.

— Какой уж тут выбор. Стоит мне отказаться, и я окажусь в изгнании.

— Ну, а раз так, то можно быть и повеселее. Не хочу, чтобы мои гости думали, что ты такая несчастная из-за согласия выйти за меня. — С этими словами Эдуард под столом, накрытым льняной скатертью, ухватил Бретану поверх платья за бедро. Она быстро отдернула ноту, опасаясь как бы не потерять равновесие при этом и не упасть на пол.

Отвернувшись от своего жениха, по лицу которого блуждала хитрая улыбка, Бретана взглядом обвела обширное помещение, гудевшее от голосов многочисленных гостей, языки которых развязало угощение, обильно выставленное Эдуардом. Ему не стоило беспокоиться о соблюдении приличий, поскольку она сильно сомневалась в том, что кто-либо вообще замечал ее присутствие в этом зале. Собравшихся больше занимало само событие, чем повод для него.

Внезапно какая-то пьяная выходка со стороны управителя Эдуарда заставила его обратить свой взор на дальний конец стола. Это дало возможность Бретане незаметно взглянуть на человека, который вскоре должен стать ее мужем. Надо сказать, что решительное выражение лица и мускулистая фигура не производили отталкивающего впечатления, чего нельзя было сказать о самом их обладателе. Основными чертами его характера были коварство и злоба, а жадность этого человека соперничала с его похотью.

И, тем не менее, ее замужество было добровольной уступкой, на которую она согласилась ради того, чтобы остаться здесь, за белыми известняковыми стенами Глендонвика. Никакой муж, даже если бы это был ее избранник, не мог соперничать в ее мыслях с этим гордым наследием, которое завещано ей Эйлин. И если ради этого ей придется выйти замуж за Эдуарда, что ж, видно, так тому и быть. Во всяком случае, она постарается, чтобы этот торг не был уж совсем невыносимым для нее.

Скрип от стула, отодвигаемого Бретаной от дубового, поставленного на козлы стола, привлек внимание Эдуарда. — Я устала, сэр, и хотела бы пройти к себе в комнату. Думаю, что вы можете продолжить и без меня. — Она очень надеялась на то, что ее не будут больше заставлять участвовать в этой фальшивой комедии торжества.

— Как хочешь, все равно, скоро мы с тобой будем делить одну спальню.

Напоминание о предстоящей физической близости, на которую она обрекла себя, вызвало у Бретаны чувства горечи и страдания. «Как я это вынесу?»— подумала она. Затем, кивнув на прощание и миновав свору охотничьих собак Эдуарда, она поспешила к каменному основанию крутой лестницы центральной башни замка.

Перебирая в мыслях то, что внесло бы успокоение в ее смятенную душу, Бретана восстановила в памяти события, которые заставили ее пойти на это тяжелое соглашение.

Глендонвик — вот в чем дело, и важно только это. Она все решила для себя, и назад пути уже нет.

Тяжелая дубовая дверь в спальне Бретаны с грохотом распахнулась, как бы обозначив собой резкую границу между миром сновидений и пока еще туманно воспринимаемой реальностью. Инстинктивно она выпрямилась в постели, раздвинула великолепные складки толстого полога из дамасской ткани и, слегка склонившись, посмотрела в сторону открытой двери. Поджав под себя колени, Бретана голой спиной прислонилась к холодной деревянной панели комнаты, а затем быстрым движением собрала меховые покрывала и завернулась в них, пытаясь защититься от ранней утренней прохлады.

Ее обрамленные темными ресницами глаза цвета аметиста, еще за мгновение до этого сомкнутые в спокойном сне, теперь тревожно расширились и застыли в напряжении, пытаясь лучше разглядеть огромную фигуру, скрытую в тени за массивной дверной рамой. От вида ужасного незнакомца сердце и дыхание Бретаны чуть не остановилось, и, хотя она от страха к тому же почти лишилась дара речи, все же у нее нашлось сил чуть слышно спросить:

— Кто это?

Ответа от рослого посетителя не последовало. Вместо этого он медленно и осторожно прошел из темного коридора в комнату, скупо освещенную отблесками огня не погасшего с ночи очага. Бретана еще больше напрягла зрение и на этот раз смогла различить хоть что-то в незнакомце — его гигантский рост. Наконец она судорожно вздрогнула, поняв, что это был скандинав.

От ужаса дыхание девушки мгновенно участилось, и она широко открытыми глазами впилась в хорошо видный теперь конический шлем и кольчугу незнакомца, частично скрытую под его широким плащом кроваво-красного цвета. Неожиданно вспыхнувшие в очаге угольки высветили на этот раз полированную рукоять меча викинга.

Вид оружия мгновенно вызвал в памяти Бретаны острое воспоминание о последней осаде замка скандинавами, о чем она тщетно старалась забыть в течение целых семи лет. Пока прошлое и настоящее сливалось в одну чудовищную картину, Бретана по-прежнему с отчаянием всматривалась в скандинава.

Едва заметная улыбка скользнула по лицу викинга, который не мог оставаться равнодушным к точеной фигурке девушки и ее голых плеч. Глядя на груди Бретаны, бурно вздымавшиеся от страха, он, видимо, остался очень доволен тем, что увидел.

В ее памяти всплыли отчетливые и давние воспоминания об этих грабителях, и она почувствовала себя как человек, на открытые раны которого сыплют соль. Тот злополучный набег был жестоким и внезапным, а его смертоносными спутниками стали стаи птиц, которые несли под своими крыльями огненное опустошение. Хотя деревянные стены Глендонвика загорались как сухой хворост, его защитники вступили с неприятелем в яростную и обреченную на неудачу битву. Эйлин, мать Бретаны, была лишь одной из тех саксонских жертв, которые в тот день пали под мечами скандинавов. Бретана подумала о том, что ей, может быть, придется сегодня разделить ту же участь.

— Доброе утро, миледи. Прошу одеться потеплее, так как нам предстоит длительное путешествие.

Эти слова оказались для Бретаны полной неожиданностью.

Удивление от того, что незнакомец знает явно чужой для него язык, быстро сменилось пониманием смысла четко произнесенных им слов. Подобно острой стреле они пронзили ее взбудораженный ум — он собирался взять ее с собой.

Бретана хорошо понимала, что любое проявление охватившего ее страха только добавит сил противнику, сводя на нет и без того ничтожный шанс на спасение. «Ему не одолеть меня», — подумала она, отгоняя от себя мысль о столь явной для нее опасности.

С выражением уверенности, скрывавшей ее внутренний трепет, Бретана прижалась обнаженной спиной к холодным дубовым панелям. Взяв себя в руки, она наконец спросила:

— Что тебе от меня надо?

— Поговорим об этом потом, — резко сказал он, Бретана понимала, что это был приказ, а не просьба. Торгуя неторопливо наклонился над украшенным деревянной резьбой сундуком, на котором лежало ее нижнее белье. Он выхватил из кучи вещей рубашку цвета шафрана и бросил ее на колени Бретаны.

Уверенные действия и твердый голос Торгуна явно говорили о том, что уговаривать он никого не собирается, и она была уже готова подчиниться. Внезапно ее пронзила мысль, что в страхе не сделала ни малейшей попытки никого позвать на помощь. Есть же хоть кто-то рядом, чтобы спасти ее?!

Она, конечно, подозревала, что после вчерашней помолвки все присутствовавшие на ней и, прежде всего, Эдуард заснули хмельным сном, однако кто-то может ее и услышать. Комната жениха находилась рядом с ее собственной, а горничная Бретаны занимала крошечный закуток на другом ее конце. Наверняка этот громила и его люди не прошли незамеченными мимо караульных у подъемного моста и башенной охраны.

Бретана собрала всю свою храбрость и пронзительным голосом, о котором она у себя и не подозревала, закричала:

— Эдуард, Бронвин! Это Бретана, на меня напали!

Она с тревогой ожидала, что незнакомец тут же бросится утихомиривать ее, однако ответом на эту попытку была мертвая тишина. Подобно мощной стене, Торгуй перегораживал пространство между ней и дверью. Хоть Бретана и считалась высокой, однако скандинав был выше ее, по крайней мере, на две головы. Нечего было думать о том, чтобы прорваться сквозь такую преграду. Однако если быть попроворней, то можно опередить его и добежать до закрытого ставнями окна.

Как одержимая Бретана мгновенно перебросила свои голые ноги над краем постели, ступив на раскрошенные на полу цветы ромашки. С проворством дикой кошки она выпуталась из тяжелого постельного покрывала и бросилась к высокой каменной арке, откуда она в более спокойные времена столько раз наблюдала за тем, что происходило на травянистом дворе замка.

В своем порывистом желании скорее добраться до закрытого окна она, насколько это было возможно, запахнула ночную рубашку. Однако ее скромность уступала желанию скорее позвать кого-либо на помощь, тем более что рубашка не очень-то скрывала ее формы. В своем порыве Бретана почти не обратила внимание на странное отсутствие у Торгуна интереса к ее намерению.

В мгновение ока добравшись до своей цели, она что есть силы ударила ладонями по ставням и столь же быстро освободила их от щеколды. Она распахнула ставни, впустив в комнату первые лучи утренней зари, которая только-только начала заливать горизонт как раз над высокими валами Глендонвика.

— На помощь! Здесь скандинав! — Ее голос эхом отозвался в холодном утреннем воздухе, который подобно темной мантии пеленал тревожную тишину двора.

Длинные льняные пряди растрепанных волос Бретаны водопадом скатились на ее нежное лицо и обнаженные плечи. Отчаянно пытаясь высмотреть хоть кого-то, кто бы пришел ей на помощь, она так далеко высунулась из окна, что еще одно неосторожное движение, и она бы не удержалась и упала на расположенное двумя этажами ниже караульное помещение у ворот замка.

Не дожидаясь на свой первый призыв, она вновь прокричала:

— Умоляю, помогите же!

И на этот раз ответом на ее отчаянный крик была безнадежно жуткая тишина.

— Твои родичи тебе уже не помогут, — нарушил тишину глухой голос Торгуна.

Его ответ был преисполнен уверенности, которая повергла Бретану в еще больший ужас.

Внезапно вспомнив про свою наготу, Бретана подняла с пола рубашку, валявшуюся на полу у окна. Пытаясь закрыться от дерзкого взгляда викинга, она плотно прижала ее к телу, повернулась к нему лицом и, пораженная его мрачными словами, спросила:

— Ты что их всех убил?

— Они невредимы. А теперь одевайся. — Увидев, что она не шелохнулась, он добавил:

— Или я это сделаю сам.

Что бы ни случилось с Эдуардом и остальными обитателями и гостями замка, было ясно, что ей нечего рассчитывать на них. Никто не отозвался на ее призывы, а каменное спокойствие незнакомца говорило об отсутствии у него и тени страха. Люди в замке или были убиты, или же не могли сделать ни единого движения под острыми мечами викингов.

— Ну что, помочь? — Торгуй подошел ближе к открытому окну, у которого по-прежнему стояла Бретана.

На таком близком расстоянии от него она еще более явственно осознала, как высок викинг. Таких великанов Бретана в своей жизни еще не видела. А уж если говорить об Эдуарде, так он вообще ниже ее ростом. В общем-то это и не удивительно, поскольку в свои семнадцать лет девушка была выше любой женщины в замке. И, тем не менее, никто из воинов Эдуарда не мог соперничать с этим громилой. Из сделанного ей неприятного открытия следовал один очевидный вывод — если этот язычник захочет справиться с ней, то вряд ли она сможет хоть как-то противиться этому.

— Не надо, я сама. — Ее резкий ответ сразу же заставил его остановиться.

Теперь Торгун стоял прямо перед ней, своими спокойными серыми глазами пристально и неподвижно всматриваясь в глаза Бретаны. Она не делала никакой попытки одеваться до тех пор, пока он не отойдет. Девушка внезапно поняла его намерения, у нее перехватило дыхание, и все ее существо переполнилось стыдом и гневом. Так вот оно что! Он хочет наблюдать за тем, как она будет одеваться!

— Подожди за дверью, и я подготовлюсь к своему вынужденному путешествию. — В ее выразительном ответе смешивались негодование и покорность.

На лице Торгуна, до того выражавшем каменное спокойствие, на этот раз промелькнуло нетерпение:

— Дорогая леди, могу уверить, что в данный момент меня мало интересует ваша скромность, и еще меньше удовольствие, которое наверняка может дать ваше тело. У нас мало времени, надо торопиться, — резко произнес он с явным беспокойством.

Бретана почувствовала, как ее переполняет ярость, от которой покраснели щеки.

— Ничего другого и не следовало ожидать от такого нечестивого пирата, — произнесла она.

— Я не привык к таким дерзким словам! — отрезал Торгуй. — И вообще, есть нечто гораздо более важное, чем мое желание уломать тебя. — Затем викинг мгновенно преодолел расстояние, отделявшее их друг от друга, и выхватил мягкую, золотистого цвета рубашку из ее рук. Теперь девушка стояла перед ним совсем обнаженная.

В ужасе от того, что он собирается ее не одевать, а просто-напросто изнасиловать, Бретана с невероятной стремительностью рванулась от него в попытке укрыться за пологом кровати, однако, прежде чем она сделала хотя бы шаг, руки Торгуна обвили и сжали ее. Теперь все ее хрупкое тело оказалось беспомощно стиснутым мощными мускулами викинга, под прессом которых оказались ее голые руки и груди.

До сих пор так с Бретаной еще не обращался никто. Она чувствовала себя в каком-то странно неудобном положении, а ее замешательство быстро сменилось страхом в ожидании следующих действий викинга. Она попыталась вывернуться из его объятий, однако казалось, что каждое такое усилие лишь увеличивало его невероятную энергию. Девушка не могла отделаться от странной мысли, что и обидчик черпал дополнительные силы в ее же сопротивлении.

Широкая грудь викинга тяжело вжималась в голую спину Бретаны. Даже через толстую кольчугу, под которой была скрыта верхняя часть его тела, она, тем не менее, чувствовала тяжелые удары сердца своего обидчика. Его железная хватка не оставляла ей ничего, кроме как неистово, из стороны в сторону, мотать головой.

От внимания Торгуна не могла ускользнуть мягкость ее волос, однако памятуя о главной цели своего прибытия сюда, он и не думал о том, чтобы уделить время тем удовольствиям, которые обычно извлекают воины из тесной близости со своими прекрасными пленницами.

Его люди уже связали Эдуарда и остальных обитателей замка, когда те спали, что было совсем не удивительно, зная, как хорошо они до этого повеселились на помолвке. Однако не вечно же им оставаться в таком положении. Освободившись, саксы немедленно бросятся на освобождение своей госпожи. Склонив голову над мраморным плечом Бретаны, Торгуй прижал губы к ее уху и, пытаясь унять ее истерику, прошептал:

— Ш-ш-ш… Это не поможет.

Как ни покажется странным, однако слова Торгуна несколько успокоили Бретану и, если и не полностью смирили гнев, который бушевал в ней, подобно лесному пожару, то все же несколько приглушили его. Теплое дыхание викинга, которое она почувствовала на своей щеке, чуть-чуть по-иному заставили ее думать о нем.

Теперь, на таком близком расстоянии от Торгуна, ноздри Бретаны уловили терпкий запах моря, который шел от его волос, завитками выбивавшихся из-под стального шлема с вычурными украшениями. Океан с самого детства был для нее родной стихией, однако ее восторг от этого аромата вступал в непримиримое противоречие с его источником — этим страшным чужаком, который неумолимо сковывал все ее движения.

Воспользовавшись тем, что Бретана на какое-то время успокоилась, Торгун освободил одну руку, которой он обхватывал непокорную пленницу, но зато сильней сжал другую. Согнув колени и наклонившись сзади Бретаны, он поднял ее рубашку, которая лежала у ее ног.

— Подними руки, — приказал он, снова выпрямляясь. Его пленница последний раз протестующе повела головой и этим движением полностью исчерпала свои силы. Обессиленная и сломленная, Бретана чувствовала, что ее гнев уступает место покорности. Горькие слезы страдания переполнили ее глаза.

— Ну, прошу тебя, — умоляюще обратилась она к своему мучителю, — не делай этого. Что тебе от меня надо?

Торгун почувствовал, как влажные жемчужины ее слез, подобно крошечным каплям дождя, падают на его сомкнутые кольцом руки. Хотя суровый воин и считал, что его не так-то легко провести всякими там женскими штучками, он все же инстинктивно ослабил хватку.

— Нам надо идти, — сказал он Бретане, которая уже почти безучастно воспринимала его слова и только безудержно рыдала. — Я тебя одену. Ты можешь поднять руки? — Торгуй надеялся избежать повторения изнурительной схватки со своей непокорной пленницей.

Бретана только кивнула, безмолвно признавая свое поражение. Торгуй облегченно разжал свои объятия и начал одевать ее.

Наконец-то свободными руками Бретана выровняла складки на тонкой талии и еще по-детски худых ногах. Затем откинув с лица несколько отбившихся прядей белокурых волос, она повернулась к Торгуну.

Тысячи мыслей вихрем пронеслись у нее в голове. С ужасом она начала понимать, что ее силой увезут из Глендонвика, и, может быть, навсегда. Сокрушаться приходилось не из-за того, что разрушится ее брак с Эдуардом, она потеряет то, ради чего на него пошла, — свой дом. И, что хуже всего, ее ждет судьба, которую ей, наверное, еще только предстоит увидеть как в кошмарном сне.

Бретана стояла вплотную к Торгуну, почти касаясь его груди. Ее большие глаза застыли в напряжении и наполнились жгучими слезами. Если бы ее взор не был так затуманен, она бы увидела тень сочувствия, которая промелькнула по лицу воина, однако влажная пелена на глазах отгородила ее от всего мира; осталась только тупая, ноющая боль, разрывающая тяжело бьющееся сердце.

Внезапно Торгун потянулся к Бретане и молча взял в свою тяжелую руку цвета бронзы подвеску из блестящего черного янтаря, которая была закреплена на тончайшей золотой цепочке, обвивавшей нежную шею девушки.

— Я сохраню это для тебя. — Одним резким движением, от которого шея Бретаны заныла, он сорвал подвеску с цепочки.

Ее страх, обострившийся с приближением неизбежного расставания с родным домом, вновь выплеснулся в припадке гнева.

— Презренный вор!

Ногтями она вцепилась в правую щеку Торгуна, которую в этом месте изогнутые контуры его шлема оставляли открытой, и оставила на ней кровавый след.

Несколько полированных камешков — вот все, что осталось ей в память о матери, причем одна серьга была украдена во время последнего рокового набега викингов. После смерти Эйлин Бретана лелеяла и постоянно носила на себе эту драгоценную реликвию.

Еще несколько мгновений назад она думала, что все силы исчерпаны, а вот теперь ярость ее разгорелась вновь. Забыв обо всем на свете, она неистово ринулась на Торгуна, пытаясь достать его руку с зажатой в ней подвеской. Но напрасно — как она ни старалась, длинные руки викинга пресекали все ее попытки сделать хоть что-то. Сжав руку Бретаны чуть выше локтя, он без всяких усилий удерживал ее перед собой на безопасном расстоянии.

— Нам надо идти. — С этими словами Торгун сунул подвеску в мешочек, плотно прилегающий к верхнему краю его кольчуги.

Затем он ловко схватил Бретану за руку и сжал ее кисть. Его рука сомкнулась в кулак, вот-вот готовый обрушиться на челюсть пленницы, которая несмотря ни на что бесстрашно пыталась освободить руку от железной хватки Торгуна.

— Ну что же, сама напросилась, дорогая. — Торгун обеими руками молниеносно схватил Бретану за плечи и рывком буквально отбросил от себя. Она почувствовала, как тело ее мучителя отклонилось назад и вправо, как будто он что-то поднимал с пола, и Бретана вздрогнула от острой боли: ее запястья оказались крепко связаны пеньковой веревкой. Больше она не могла произнести ни слова, так как почувствовала во рту вкус шерстяной тряпки.

— Думаю, так наше путешествие будет хоть сколько-нибудь спокойным, — невозмутимо произнес Торгун, завязывая сзади грубый шарф на ее белокурой голове, которой Бретана неистово мотала из стороны в сторону.

Связанная и беспомощная, Бретана готова была разорваться изнутри от переполнявшего ее гнева. Эти убийцы отняли у нее мать, а теперь они забирают и Глендонвик. И, в довершение всего, ее связали и заткнули рот, как какому-нибудь животному. Одна эта мысль заставляла гореть ее большие глаза жгучей ненавистью. Даже Торгун, который не мог думать ни о чем другом, как о немедленном возвращении на свою галеру, и тот почувствовал себя очень неуютно под обжигающим пламенем ее глаз.

Он и не ожидал от нее покорности, однако яростное сопротивление застало его врасплох. «Прямо дьяволица какая-то», — подумал он про себя.

Бретана вывела Торгуна из раздумий умело нанесенным резким ударом по ноге ниже колена. Торгун резко вскрикнул, что доставило Бретане большое удовольствие.

— Ну все, хватит! — взревел викинг, теперь уже по-настоящему взбешенный. Обхватив ее снизу одной рукой за бедра, а другой обняв за узкую спину, Торгун как пушинку поднял свою брыкающуюся добычу на руки. Не обращая внимания на ее приглушенные кляпом протесты и неистовые движения, он большими шагами устремился к выходу из спальни.

Несмотря на свой рост и отчаянное сопротивление, Бретана в мощных объятиях Торгуна казалась просто игрушкой. Да и сам скандинав ожидал, что его ценный приз, который должен принести ему то, о чем он так мечтал, будет гораздо тяжелее.

Для такого крупного человека Торгуй двигался поистине стремительно. Воины Торгуна, очевидно, расставленные снаружи и внутри комнат третьего этажа, подобно волнам, сомкнули за ним свои ряды.

В то время как он проходил через пустое караульное помещение у сторожевых ворот и далее во двор замка, перед взором пленницы, как в калейдоскопе, пронеслись и выкрашенные известью стены замка, и покрытый травой внутренний двор. Бретана жадно всматривалась в столь дорогие и знакомые ей приметы обычной жизни Глендонвика. Направо находились помещения для воинов и стойла, а рядом — кузница. Напротив внутреннего двора был виден сад, где она так часто бродила среди фруктовых деревьев и где летом голова кружилась от пьянящего аромата цветущих роз.

Бретана изо всех сил старалась запечатлеть в памяти малейшие подробности из сцен своего детства, проносившихся в ее памяти. Если бы можно отчеканить в сознании все то, что она видела перед собой, то никакая судьба, сколь бы ужасной она ни оказалась и куда бы ее ни забросила, не лишила бы ее этих воспоминаний.

Но чем больше она всматривалась в окружающее, тем быстрее рассеивалось ее внимание и тем меньше ей удавалось сосредоточиться на нем. И хотя эта противная тряпка во рту мешала несчастной девушке выразить свои чувства словами, последнее отчаянное «прощай»! родному дому выражали ее глаза.

Быстрота, с которой действовал Торгун, превзошла самые худшие ожидания Бретаны. Она уже отказалась от бессмысленной борьбы с ним и теперь только часто оборачивалась назад, чтобы как можно дольше видеть высокие башенные стены, за которыми протекала ее жизнь.

Неожиданно Торгун выкрикнул какую-то команду, о смысле которой можно было догадаться по его тону. Как только Бретана снова смогла различать происшедшее вокруг, она увидела огромного, нервно перебирающего ногами боевого коня кремового цвета. Животное по размеру раза в два превосходило ее серую в яблоках лошадку. Открыть рот от изумления при виде такого чудовища Бретане мешал только обвязанный вокруг ее головы шарф.

— Надеюсь, миледи умеет ездить верхом? — произнес Торгун.

Прежде чем Бретана успела хоть как-то отреагировать на эти слова, мощные руки викинга подбросили ее вверх, и она оказалась прямо на широкой спине гарцевавшего от нетерпения жеребца.

Точнее сказать, она плюхнулась на спину животного, причем ноги ее по-мужски свешивались по обеим сторонам седла. Вообще-то ей и раньше приходилось ездить на лошади подобным образом. Для того чтобы удержаться в седле, ей пришлось неуклюже подогнуть ноги назад, а поскольку руки все еще были связаны, то пришлось низко наклониться вперед, оттого голова почти лежала на толстой, темно-коричневой гриве лошади.

Секунда — и Торгуй уже был в седле позади Бретаны.

Лошадь под всадниками уже вся взмокла, как после хорошей пробежки, и нетерпеливо перебирала своими крепкими ногами.

Не имея возможности балансировать руками, Бретана боялась скатиться с лошади. Неожиданно Торгун сомкнул свои руки вокруг девушки и без предупреждения обеими пятками ударил в бока своего боевого коня, который с устрашающей мощью и стремительностью рванулся вперед.

Своими длинными, мускулистыми ногами конь как бы подбирал под себя пространство замкового двора, а его оглушающий топот сливался со звуками громкого, ритмичного дыхания.

Решетка ворот была поднята, а вместе с ней исчезала и последняя граница между надеждами Бретаны и намерениями Торгуна. За пределами замка лошадь, казалось, обрела еще большую стремительность, тем более что извилистая дорога резко шла под уклон в направлении меловых уступов под крутым утесом, на котором возвышался Глендонвик.

Торгун не дал Бретане много времени на размышления по поводу ее судьбы. Да что там, целой вечности не хватило бы на то, чтобы она приготовила себя к тому зрелищу, которое открылось ее взору на берегу моря. Там, как символ смерти, вырисовывались смутные очертания галеры под красными полосатыми парусами. Ее нос был украшен сверкающей золотой головой вздыбленного дракона, а широченный корпус наводил на мысль, что этот самый дракон сожрал всех, кто был на борту.

Пока Бретана пыталась подавить в себе чувства безнадежности, Торгуй необъяснимым образом остановил коня и сказал тяжело дышащему животному несколько успокоительных слов. Бретана знала, что на борту корабля ее судьба будет решена, и ей были непонятны колебания Торгуна. Чего он ждет? Может, он хочет отказаться от мысли взять ее с собой? Хотя ей и было очень неудобно, она все же повернула к нему голову, ловя его взгляд в немом вопросе.

Уже не первый раз Бретана так близко видела викинга, но лишь теперь полностью осознала всю безграничность его силы. Даже если не думать о том, что он хочет обладать пленницей, скандинав уже одними глазами повелевал ею как победитель в безмолвном поединке. Столь твердым и непреклонным был его взгляд, что вначале Бретане даже казалось, что он прожигает ее насквозь. Затем Торгун как бы разорвал связывавшие их нити безмолвного общения, а выражение его изменчивых глаз так резко смягчилось, что казалось, теперь они принадлежат уже другому человеку. В прекрасных глазах самой Бретаны отразилось какое-то смущение, однако скандинав никак не ответил на ее безмолвные вопросы, — лишь губы его разошлись в загадочной улыбке. Откинув назад голову в шлеме, викинг разразился таким раскатистым и оглушительным хохотом, что его, наверное, было слышно в самом Глендонвике. Он с силой вонзил пятки в бока лошади и помчал Бретану дальше, к кораблю и так пугавшей ее новой жизни.

Глава 2

Нe обращая внимания на Торгуна, Бретана выскользнула из его рук и, громко вскрикнув от боли, тяжело опустилась на гладкую сосновую палубу корабля. Вместе со своей жертвой, которую так и не освободили от кляла во рту и веревки на запястьях, он уверенно проследовал к носу своего одномачтового судна, по пути раздавая команды матросам.

Бретана попыталась прикинуть, сколько всего человек было на таком большом корабле, но сделать это оказалось трудно из-за того, что с берега прибывали все новые люди из отряда, совершавшего набег на замок. Они, судя по всему, сопровождали ее с Торгуном от самого Глендонвика. «Наверное, человек двадцать пять», — подумала она.

Между тем викинги-гребцы заняли свои места. Каждый из них мог хорошо видеть измученную Бретану, прислонившуюся к изогнутым голым дубовым ребрам корпуса корабля.

Часть корпуса корабля находилась на берегу, однако для ускорения погрузки команды и огромного коня Торгуна были сброшены еще и сходни. Матросы пытались успокоить лошадь, ступившую на узкую и шаткую доску, и все же нервное ржанье выдавало волнение животного.

В нескольких шагах от Бретаны, рядом с кормой, два рослых скандинава, одетые, как и Торгуя, наклонились над бортом, затаскивая сходни на палубу. Гребцы взялись за весла.

Увидев, что приготовления к отплытию закончены, Торгун резким голосом что-то приказал им. Три матроса на берегу мгновенно столкнули корабль в море, а пятнадцать натренированных гребцов единым согласованным движением своих весел прорезали поверхность волнующегося прибоя. По команде стоящего на носу корабля мускулистого человека гребцы в четком ритме размеренно поднимали и опускали весла.

Почти мгновенно боевой корабль начал набирать скорость и быстро удаляться от берега. По мере того как морской пейзаж перед ними выравнивался в монотонное серое пространство, Бретана с ужасом наблюдала за тем, как все дальше и дальше за пенящейся волной в кильватере корабля оставались меловые утесы Глендонвика.

Вскоре она с трудом могла различить небольшие силуэты собравшихся на берегу саксов на конях. Впереди был виден гнедой жеребец Эдуарда, без сомнения, с ее отчимом в седле. Как все-таки похоже на него: прибыть как раз вовремя, чтобы наблюдать за ее отплытием, но слишком поздно, чтобы воспрепятствовать этому, и при этом без какого-либо риска для своей драгоценной шкуры.

Бретана нехотя согласилась с тем, что Эдуард мало что мог сделать, чтобы помочь ей. Она все же подозревала, что такой поворот событий не мог не устраивать его. Теперь он стал единоличным владельцем Глендонвика и будет править им без всяких помех со стороны своевольной жены.

На какой-то миг Бретана даже допустила возможность того, что Эдуард сам устроил это похищение. Он ведь мог как-то договориться со скандинавами-пиратами. «Впрочем, нет, — размышляла она. — Даже такой злодей как ее отчим был неспособен на такое предательство».

Огромный парус с красными полосами, края которого выходили за пределы судна по ширине, на берегу был частично зарифлен. Теперь его полностью распустили, и он раздувался под сильными порывами океанского ветра. До этого Бретане еще не приходилось бывать на кораблях, оснащенных как парусом, так и веслами.

К этому времени рот и руки Бретаны ужасно разболелись. Она даже подумала, что прежде чем Торгуй освободит ее (если он вообще собирался делать это), она уже потеряет способность переносить мучения. Чтобы сесть прямо, она изменила свою позу и стала на колени, все еще прислоняясь к ребрам корпуса корабля.

Неожиданно появился Торгун — он спокойно и как-то даже безучастно шел в ее направлении. Вот он на мгновение остановился и обратился к другому человеку, который управлял похожим на весло рулем. Разговор их был кратким, Торгун что-то сказал, а человек в знак согласия кивнул головой. Оба при этом смотрели на раздувшийся парус и безоблачное небо над ним.

В Бретане боролись два взаимоисключающих чувства: она боялась приближения Торгуна и, вместе с тем, опасалась, что он к ней не подойдет. Ее общение с ним было до этого кратким, а утренние события свидетельствовали о том, что разгадать его действия не так-то просто.

Бретана всегда считала себя проницательным знатоком человеческой натуры, однако опыт ее неприятного общения с Торгуном несколько подточил эту уверенность. Обладая таким талантом, следовало бы лучше разобраться в намерениях викинга, а этого не случилось, что внушало опасение и одновременно выводило из себя.

Торгун переключил свое внимание с паруса на девушку, и это заставило ее сердце биться как птицу в клетке. «Не завез же он меня так далеко, чтобы просто убить», — рассуждала она, пытаясь не думать о других ужасных последствиях.

Ее похититель смотрел вниз на сжавшуюся в комочек девушку.

Торгун одной рукой взял ее за подбородок, приподнял голову и посмотрел в ее бледное лицо.

— Тебе холодно? — Бретана медленно кивнула. — Повернись. — Она встала и повернулась к нему спиной, а он, не произнося ни слова, сначала освободил ее от кляпа, а затем развязал веревку на запястьях.

Первым чувством Бретаны была благодарность, которая, однако, моментально испарилась при воспоминании о том, как она вообще попала в такое положение. Вновь обретя самообладание, Бретана повернулась к викингу и дерзко посмотрела на него, потирая онемевшие кисти. Освободив ее тело, он как бы высвободил и на время утихший в ней гнев, проявление которого ему уже было известно.

— Вы очень добры, господин, — едко заметила она. — Наверное не все ваши пленники заслужили такое нежное обращение.

— Не знаю, ты у меня первая.

— Вот уж чему не поверю, так не поверю, — Бретана вновь обрела свою агрессивность, а ее глаза светились ненавистью к стоящему перед ней скандинаву.

Неожиданно в борт корабля тяжело ударила волна, окатив ее потоками воды. Все эти несчастья и переживания повергли ее в сильную дрожь. Торгуй заметил ее жалкое состояние.

— Там на корме, за мачтой, для тебя приготовлено небольшое закрытое помещение. Внутри ты найдешь сундук со своей одеждой и другими необходимыми вещами.

— Ты захватил мои вещи из Глендонвика? — От недоверия к его словам она даже прищурилась.

— Тебе они что, не нужны? — с улыбкой спросил Торгун. — Могу вас уверить, миледи, что для команды Вы всего лишь груз, а не потеха.

Еще никто в жизни так издевательски с Бретаной не разговаривал. Хоть она и пленница, но такого переносить не станет. Уперев руки в стройные бедра и негодующе произнеся что-то вроде «хм!», Бретана направилась в указанном Торгуном направлении.

Она не была уверена в правдивости его слов. И чем больше она удалялась от этого скандинавского головореза, тем лучше становилось ее настроение. К тому же она замерзла. Хотя прошло уже почти два часа с того момента, когда начался этот кошмар, было еще раннее утро, и восточный ветер легко продувал ее льняную нижнюю рубашку. Когда она сопротивлялась, так ей по крайней мере было тепло.

Впечатляющие размеры судна становились особенно очевидными для Бретаны теперь, когда она шла вдоль узкого центрального прохода с расположенными по бокам рядами плотно сидящих гребцов. Она уже миновала восемь или девять таких рядов, когда еще одна волна с силой ударила о борт корабля, до этого легко покачивающегося, а теперь начавшего сильно крениться с борта на борт.

Бретана изо всех сил старалась сохранить равновесие, однако палуба постоянно уходила у нее из-под ног. Неожиданно ее отбросило в сторону, а затем прямо на колени одного из гребцов, ничего не подозревавшего, но, видимо, оставшегося этим довольным. Он выглядел моложе Торгуна, лет семнадцати, и от него пахло соленым потом морского труда.

— Прошу прощения… — начала девушка, не подумав о нелепости этого извинения в такой обстановке. Внезапно светловолосый матрос во весь рот улыбнулся ей и, держа одну руку на погружающемся весле, другой ладонью бесцеремонно шлепнул по едва прикрытой спине девушки. Никакое другое средство не могло бы быстрее заставить Бретану обрести устойчивость. Без колебаний она устремилась к своему убежищу, не обращая внимание на возмутительное улюлюканье и смех, эхом раскатывавшиеся позади нее.

Подняв глаза, Бретана увидела деревянное сооружение, о котором говорил Торгуй. Оно возвышалось от палубы до уровня чуть меньше Бретаны, имело три боковых стенки, а сверху и спереди покрыто куском грубой красной шерстяной ткани, которая была отвернута так, чтобы можно было войти.

Когда ее глаза немного попривыкли к темноте, она с удивлением увидела так хорошо знакомый ей сундук с одеждой, стоявший у задней стенки.

Бретана ринулась к нему, чтобы как можно быстрее найти сухую одежду. Так велика была ее радость от встречи с чем-то родным и знакомым, что она начала яростно теребить закрытый замок, даже не дав себе труда осмотреться на новом месте. Неожиданно ее старания были прерваны раздавшимся сзади нее приглушенным человеческим криком. У Бретаны от испуга перехватило дыхание. Она повернулась, чтобы посмотреть, что за новую неожиданность приготовила ей судьба.

— Бронвин! — В ее крике было столько же изумления, сколько и радости. Не веря своим глазам, Бретана бросилась вперед, дотронулась до согбенной фигуры сидящей у стены более старшей по возрасту женщины и стала радостно обнимать ее.

Она была так захвачена неожиданностью встречи, что лишь после повторных невнятных протестов Бронвин до нее дошло, что ее горничная тоже связана и не может произнести ни слова из-за кляпа во рту. Она поспешно развязала толстую полосу ткани, стягивавшую голову Бронвин, и веревку на ее запястьях.

Как только Бронвин почувствовала себя свободной, она, в свою очередь, заключила свою хозяйку в объятия и, прижавшись к ней, воскликнула:

— О, госпожа! Слава Богу, ты жива и здорова! Они ничего не сделали тебе?

— Нет, нет! — заверила ее Бретана. — Во всяком случае, пока. Бронвин, я так рада тебя видеть. Я уж думала, что так и останусь одна в этом аду.

Бронвин заметила, что Бретана вся продрогла от холода и сырости в своем мокром платье.

— Госпожа, тебе холодно. В этом сундуке, наверное, твои вещи.

Горничная придвинулась к сундуку и успешно завершила попытку Бретаны справиться с металлической защелкой. Быстро откинув тяжелую крышку, она обнаружила внутри целый запас одежды. Некоторые вещи были уложены правильно и аккуратно, а другие брошены скандинавами явно наспех при уходе из замка.

Порывшись в сундуке, Бронвин сначала извлекла оттуда рубашку из саржи цвета лаванды, затем легкое голубое платье и, наконец, темно-синий плащ из плотной верблюжьей шерсти с подкладкой из меха выдры. Сверху плащ был к тому же оторочен лисой.

— Повернись, — велела она. Бретана, которая знала, что, пока Бронвин не покончит с одним делом, она никогда не приступит ни к чему другому, повиновалась. Поспешно сняв влажную рубашку, она продела руки сквозь рукава ласкающей тело сухой одежды. Ритуал был очень знакомым, так как Бронвин одевала и холила Бретану с самого младенчества и особенно тщательно после смерти Эйлин семь лет назад. С проворством, вроде бы не свойственным женщине пятидесяти лет, она опустилась на колени и снова начала рыться в сундуке.

Бретана уже потеряла всякий интерес к этому занятию.

— Бронвин, оставь сундук в покое. Нам надо думать о побеге.

Она же как ни в чем не бывало продолжала заниматься своим делом, не обращая внимания на этот призыв. Только Бретана наклонилась, чтобы прервать ее поиски, как Бронвин сама отодвинулась на коленях от сундука и посмотрела на очередной результат своих поисков — застежку для плаща.

— Вот и хорошо, — с удовлетворением произнесла она. — Затем, подобрав платье, встала и застегнула верблюжий плащ на Бретане тяжелой булавкой с золотой головкой.

— Ну, пожалуйста! — В голосе Бретаны звучало уже не только раздражение. — Ведь не застежка сейчас главное. Мы должны освободиться из этой тюрьмы.

Бронвин прекратила заниматься булавкой и начала тщательно разглаживать грубую шерстяную ткань плаща. По выражению лица горничной она поняла, что та уже думала об этом и отказалась от такой попытки.

— Дитя, боюсь, что свободы нам теперь не видать.

— Какая ерунда! — отрезала Бретана, пораженная такой быстрой сдачей Бронвин. — Мы не останемся пленницами этих неотесанных варваров! Давай думать, как это сделать.

Глаза Бронвин взывали к благоразумию ее возбужденной питомицы.

— Подумай о нашем положении, госпожа. Мы на борту корабля, в незнакомом море, и против нас не меньше тридцати скандинавских воинов. Мы даже не знаем, куда направляемся.

— Они ничего тебе об этом не сказали? — Бретана надеялась, что ее горничной удалось вытянуть хоть какие-то полезные сведения из этих тюремщиков.

— Ничего. Меня захватили спящей, заставили одеться и привезли сюда, где ты и нашла меня. Тот воин, который схватил меня, едва говорил на нашем языке. А что было с тобой?

— Да все то же самое. Сюда меня привез их верзила-главарь. Странный он какой-то, Бронвин, весь полон противоречий и, боюсь, совсем непредсказуем.

— Убьют они нас тогда, что ли? — задумчиво размышляла Бронвин.

— Думаю, что нет, — в тон ей ответила Бретана. — Во всяком случае, не сразу. Не знаю, зачем мы им нужны, но пиратам не так-то легко было доставить нас сюда. Ты заметила на корабле какую-нибудь добычу из замка?

— Да вроде бы нет, — ответила Бронвин, оглядывая их закуток. — Только этот сундук с одеждой.

Глаза Бретаны проследили в том же направлении, а затем остановились на мягко очерченном лице Бронвин.

— Они и правда тебе ничего плохого не сделали?

— Могло быть и хуже. — Бретана видела, что Бронвин изо всех сил старалась выдавить из себя какое-то подобие улыбки.

— Подожди здесь, — сказала она и направилась к занавешенному выходу.

— О, госпожа! — Голос Бронвин наполнился тревогой. — Куда ты?

— Надо кое-что выяснить.

И прежде чем Бронвин смогла ее остановить, она вырвалась наружу. Не видя нигде Торгуна, она осторожно дошла до залитой солнцем его носовой части. За мачтой, рядами гребцов и местом, где был привязан конь Торгуна, она увидела и его самого.

Подобно языческому богу, скандинав всматривался в даль. Сейчас он был без своего блестящего серебряного шлема, который уже не скрывал гривы его густых спутанных, цвета спелой пшеницы волос, спадавших ему на шею и касавшихся широких плеч. В данный момент его внимание было всецело занято изучением курса корабля.

Бретана обогнула место, где привязана лошадь, издающая негромкое ржание, а затем четыре ряда гребцов по обе стороны от Торгуна и остановилась незамеченной, не доходя до него несколько шагов. Галера плавно переваливалась с носа на корму и обратно, — ее обшивка потрескивала с каждой набегающей волной.

— Я бы хотела поговорить с тобой, — начала она, пытаясь придать своему голосу властные нотки.

Сначала Торгуй повернул к ней только голову, а затем, видя, кто к нему обращается, и весь корпус, скрестив мощные руки на серой кольчуге, которая закрывала его широкую грудь.

— Вижу, ты теперь согрелась.

— Ты был очень добр, увезя вместе со мной и мою одежду, — парировала Бретана, раздраженная его насмешливым тоном.

— Так, и настроение твое тоже подсохло. Прекрасно. Путешествие наше обещает быть долгим и скучным, так что советую тебе быть более сговорчивой.

При этих словах по его лицу промелькнула дерзкая усмешка. Несмотря на весь страх свой перед ним, Бретана с трудом удержалась от того, чтобы не стереть ее пощечиной.

Торгун осмотрел ее с головы до ног, а затем всмотрелся в ее волевой подбородок. До сих пор за всеми своими неотложными делами он так и не рассмотрел ее как следует, так важно для него было невредимой доставить пленницу на борт корабля. Теперь он видел перед собой изысканную женщину, не только прекрасную, но и преисполненную чувства собственного достоинства, и это, несмотря на то, что теперешние условия для проявления ее лучших качеств были далеко не самыми благоприятными. Наверное, самое большое впечатление производило именно это излучаемое ей чувство гордости, хотя, конечно, и другие качества удачно дополняли общую картину.

Ее льняные волосы свободно спадали на укрытые плащом плечи, а их почти белые завитки легонько колебались под порывами утреннего ветра. Такой цвет встречался Торгуну и на родине, и он помнил их прикосновение к своим рукам и то приятное чувство, которое при этом испытывал. Восходящее солнце заставило волосы девушки заиграть еще более лучистыми красками, создавая на ее голове светящийся ореол и заставляя думать, что она принадлежит скорее к сонму валькирий, чем к простым смертным.

Ниже этого ореола сердитым контрастом блестели ее обрамленные темными веками глаза, постоянно менявшие свой цвет и сейчас казавшиеся фиолетовыми.

— Ничего себе манеры, так уставиться на девушку. — Такая отповедь заставила Торгуна несколько умерить пристальность своего взгляда. — Хотя отсутствие хороших манер, я уверена, еще не самый большой твой грех.

— Прошу прощения, миледи, я любуюсь вашей выносливостью.

Широкие глаза Бретаны сузились.

— Да, но я прекрасно обойдусь и без твоего любования. Кстати, как это такой мужлан говорит на нашем языке?

— У меня было много времени выучить его в юности. Я воспитывался на островах к северу от ваших мест, среди тех, кто походит на вас языком, если не духом.

— Вот оно что, — сухо заметила Бретана, — так тебя обучали саксонские пленники.

В знак неодобрения Торгуй щелкнул языком и, взяв девушку за подбородок, наклонил ее голову к себе.

— Ты так и будешь думать обо мне самое худшее? На Шетландских островах торгуют многими славными товарами, а не только рабами. Как я уже говорил, ты моя первая пленница.

— Тогда ты способный ученик. Впрочем, я тоже. Так мы идем к этим островам?

Торгуй убрал руку с подбородка Бретаны.

— Мы идем еще дальше на север, и там ты будешь гораздо больше, чем рабыней. А я уже не буду рабом ни для кого.

Уклончивые ответы Торгуна на вопросы Бретаны окончательно истощили и без того небольшие запасы ее терпения. И, по привычке, когда она была раздражена, девушка слегка выставила вперед подбородок и так решительно топнула ногой, что ее тело даже содрогнулось.

Инстинкт говорил ей о том, что не следует переносить дерзкие выходки этого язычника, однако разум подсказывал, что выбор у нее невелик. Мощным усилием воли Бретана подавила растущее в ней возмущение. Вряд ли многого стоит требовать от ее похитителя. Наверное, нехотя признала она, вежливостью добьешься больше, чем яростью.

Пытаясь говорить спокойнее, Бретана перестала топать ногой и снова обратилась к Торгуну:

— Может, ты все же скажешь, почему меня захватили?

Губы Торгуна вновь сложились в подобие улыбки.

«Будь он проклят», — в отчаянии подумала Бретана, сжимая кулаки и раздраженно теребя складки своего тяжелого плаща.

Торгуй и на этот раз отделался каким-то намеком на ответ.

— Сомневаюсь, чтобы ты мне поверила, птичка, — произнес он загадочно.

— Почему бы и нет? — Бретана немного приободрилась.

— Ну ладно. — Своей громадной ладонью Торгуй обнял резные края золоченого носа корабля. — Так вот, я везу тебя домой.

Лицо Бретаны выразило сначала сильнейшее изумление, а затем недоверие и беспокойство.

—  — Такие игры, видно, забавляют тебя, а мне вот совсем не смешно.

— Мне тоже. Я говорю тебе правду.

— Другими словами, мы возвращаемся в Глендонвик?

— Нет, я говорю о доме, которого ты еще не знаешь. Плавание на протяжении одной луны, за Северным морем. Имя его — Норманландия.

— Единственный дом, который я знаю, — это Глендонвик, — решительно произнесла Бретана. С каждой секундой ей становилось все более и более тягостно оттого, что она считала явным издевательством со стороны Торгуна.

— Пока это так. Но давай поговорим об этом в другой раз. Мой кормчий Ларе зовет меня, чтобы проверить наш курс и заодно исправность руля.

И Торгуй мимо Бретаны направился в сторону кормы. Юная же пленница стояла неподвижно, со слегка открытым от удивления ртом и со смешанным чувством растерянности и досады. Что бы ни значили эти загадочные иносказания викинга, он никак не прояснил причин ее похищения.

Мысли Бретаны вернулись к планам побега. По словам Торгуна, они плывут в Норманландию. Она никогда раньше не слышала такого названия, однако догадывалась, что именно оттуда приплыл этот корабль со своей дьявольской командой. Мало кто знал вообще что-нибудь о норманнских грабителях. Особый характер их контактов с саксами не позволял тем и другим наладить сколько-нибудь нормальные отношения друг с другом.

Она силилась вспомнить хоть что-нибудь из того, о чем говорил с ней Эдуард о набегах викингов, однако это бывало так редко. Его гораздо больше интересовали, раздраженно припоминала девушка, деньги, а не политика.

Тем не менее он перестроил и восстановил многое из того, что было сожжено во время набега 810 года. Таким образом, Эдуард хотел заручиться согласием короля Этельреда на то, чтобы он и дальше фактически владел замком. Среди новых сооружений можно было отметить возведенную из камня огромную круглую главную башню и наружное известняковое покрытие на стенах для защиты от будущих набегов. «По иронии судьбы, — подумала Бретана, — последний налет викингов на укрепленный замок завершился их блистательным успехом, и все из-за неизменного беспутства Эдуарда».

Занятая мыслями о побеге, Бретана то приближалась к своему новому убежищу, то вновь удалялась от него. Она постояла в носовой части корабля, ухватившись за такелаж, чтобы переждать набегавшую на корабль очередную волну. Пока она отсутствующим взором наблюдала за расстилавшейся перед ней темно-серой поверхностью моря, ум ее был занят напряженными попытками вспомнить хоть что-то из того, о чем говорила ей Эйлин по поводу места, куда она теперь плыла.

Она едва сдерживала слезы, когда через плотную завесу времени до нее доносился мягкий голос матери. «Они варвары, — предостерегала Эйлин свое единственное дитя. — Это от их рук пал твой отец. И они вернутся, чтобы причинить нам новое горе».

Слово отец прозвучало в сознании Бретаны подобно приглушенному колоколу. Эйлин так мучилась памятью о сэре Уильяме, что едва могла заставить себя говорить о муже. Из-за этого дочь так мало и знала о нем. И все же она лелеяла в сердце образ сильного защитника, способного оградить ее от опасности и одиночества, перед лицом которых она стояла сейчас.

Теперь же она полностью в руках жестоких чужаков, которые лишили ее всего, что так дорого для нее. От таких мыслей Бретана всхлипнула, подумав, хватит ли ей силы воли, чтобы пережить этот последний удар.

Ей было незнакомо чувство жалости к себе, оно даже пугало ее. «Я найду дорогу домой… — молча поклялась она, — и сделаю это любой ценой».

Откуда-то с середины корабля ее окликнули по имени, и это заставило ее быстро обернуться.

— Леди Бретана. — Бронвик позвала ее еще раз, причем сделала она это так тихо, чтобы никто из посторонних не слышал. — Здесь еда, прошу тебя, зайди и поешь.

До этого момента Бретана совершенно не думала о голоде, а ведь она ничего не ела со вчерашнего вечера, и поэтому сама мысль о еде доставила ей живейшее удовольствие. Она устремилась на зов Бронвик, быстро минуя передние ряды гребцов и коня Торгуна.

Заметив приближение своей госпожи, Бронвик вернулась в каморку и быстро разложила куски соленой рыбы и яблоки, которые им принес один из матросов, на двух досках для разрезания хлеба. Как только Бретана вошла, горничная приготовилась ее обслуживать. Взглядом она искала у нее ответы на отчаянно мучавшие их вопросы.

— Удалось что-нибудь узнать, куда они нас везут?

В глазах Бретаны как в зеркале отражалась ее неуверенность.

— Викинг назвал Норманландию.

Она наклонилась и взяла еду из протянутой руки Бронвин.

Еда из запасов Глендонвика оказалась не такой привлекательной, как хотелось бы надеяться Бретане. Скандинавы, видимо, брали ее в спешке, больше заботясь об удобстве приготовления и хранения в морских условиях. Все же голод восторжествовал над гастрономическими капризами и, после недолгого колебания, Бретана жадно поднесла к губам кусок соленой трески. Она продолжала есть, не замечая преисполненного боли взгляда своей подруги по несчастью.

— Норманландия, — прошептала Бронвин, отворачиваясь в сторону, чтобы скрыть навернувшиеся на глаза слезы.

Глава 3

— Убери свои грязные лапы! — С быстротой молнии Бретана отскочила от самого переднего сиденья и повернулась к рядам усердно трудившихся гребцов. Она не сомневалась, что сейчас увидит нависающую над ней фигуру Торгуна. Сзади нее не было никого.

В сильном замешательстве и смущении Бретана поняла, что виновником происшествия был не Торгуй, а порывистый ветер, прижавший ее свободно сшитое платье к телу. Подобные опасения часто преследовали ее и в каморке, и тогда она, сколько могла, боролась со сном. Вот почему с тех пор, как ее тайно похитили и перевезли на корабль, она крепко не спала ни одной ночи.

С самого первого раза, когда почувствовала на себе жадный, обжигающий взгляд Торгуна, она знала, что он хочет ее. Даже безобидное дуновение морского ветра она воспринимала как предупреждение, что пришел скандинав, чтобы наконец сломить ее сопротивление.

Однако ее укачивали только морские волны. И не звуки его шагов тревожили ее во время беспокойного сна, а только хлопанье на ветру металлического флажка на мачте. «А впрочем, не важно, — думала она. — Если он и испытывает вожделение, так это наверняка только временно».

Она была рада, что никто не был свидетелем ее конфуза. Бретана села и снова повернулась лицом в сторону расстилавшегося перед ней открытого моря.

— А плавать-то будет холодновато, я бы не советовал делать этого. — Бретана уже узнавала тяжеловесный юмор Торгуна, даже если бы ей был незнаком его голос.

— Такие шуточки, наверное, пользуются успехом у скандинавских женщин, не так ли?

Торгуй усмехнулся еще шире, а затем звучно захохотал, задрав подбородок к небу и скрестив на груди свои длинные, мускулистые руки.

— Миледи не стоит беспокоиться о соперницах, стоит только попросить, и я ваш. — Это была шутка, однако, и он знал, далеко не безосновательная.

Прекратит он когда-нибудь дразнить ее? Бретане начало казаться, что ее похитителю нравится раздражать ее таким образом.

— Я бы предпочла плавание в море обществу такого грубияна.

— Нам не стоит ругаться. Корабль слишком тесное поле битвы.

С последним его доводом Бретана, конечно, спорить не собиралась. Огромный в начале пути корабль казался все меньше по мере того, как люди на нем проводили все больше и больше времени. Первые два дня она предпочитала оставаться в добровольном заточении в своем убежище. Однако в тесном, скудно освещенном помещении было просто нечем дышать, и этим утром Бретана решила примириться с вероятностью встречи с Торгуном. Но зато чувствовать на лице свежее дыхание океана.

Бронвин отвергла настойчивые просьбы Бретаны присоединиться к ней. Пожилая женщина отказалась покидать их убежище, предпочитая находиться под защитой низких дубовых стен душной каморки, а не прогуливаться перед викингами, смотревшими на нее во все глаза. В такие моменты и Бретана не хотела выходить на палубу. Пока она оставалась в укрытии, Торгун, по крайней мере, не заговаривал с ней.

Она дерзко встретила озадаченный взгляд Торгуна и только раздраженно вздохнула, потом обратила внимание на Ларса, который разносил еду. Утром наводящий уныние рацион Торгун называл «dagverror», а вечером «natverror», Бретане же и то и другое казалось совершенно несъедобным. Однако это помогло по крайней мере хоть как-то разнообразить бесконечную череду монотонных дней. Кормчий протянул Торгуну порцию неизменной соленой трески, а затем железной кружкой зачерпнул пива из находившегося поблизости ведра. Как только главный викинг получил причитавшуюся ему еду, он тут же, похоже, в качестве дара, протянул ее Бретане.

— Море, как я вижу, способствует у тебя выделению желчи, может, оно улучшает и аппетит?

Бретана возненавидела насквозь просоленную рыбу, единственное что она получала из еды с тех пор, как иссякли запасы крупы и фруктов, украденные из кладовых Глендонвика. И уж, конечно, она и думать не хотела о том, чтобы брать хоть что-то непосредственно из рук Торгуна.

— Я лучше умру с голоду.

— Так и случится, если не будешь это есть. Он поставил еду рядом с ней на небольшую скамью, случайно задев ее платье. Инстинктивно она отодвинулась вбок, чуть не упав из-за этого прямо в узкий центральный проход корабля.

Она знала, что в конце концов голод победит ее отвращение к соленой рыбе, однако не хотела, чтобы Торгун получил удовольствие от согласия на его предложение.

— Я знаю, что пища здорово отличается от той, к которой ты привыкла. Скоро мы это изменим.

Как она устала от его чертовски загадочных фраз! В течение трех дней плавания Бретана так и не узнала у скандинава ничего определенного.

— Так почему же ты увез меня? Торгун не видел причин к тому, чтобы и дальше раздражать ее обсуждением мотивов похищения.

— Знание не изменит твоей судьбы. Гнев Бретаны заставил ее подняться со своего места, и она снова стала выбивать уже знакомую Торгуну частую дробь ногой. При этом она и перевернула и доску с рыбой, и стоящую рядом кружку с пивом. Ее неловкость вызвала на лице викинга раздражавшую усмешку.

Видя, насколько ее отчаяние, судя по всему, радует противника, Бретана решила переменить тактику.

— Если ты скажешь мне правду, то я, возможно, изменю свое отношение к тебе.

Торгун с деланным изумлением покачал головой. Уж в чем-чем, а в решимости ей никак не откажешь.

— А вот этого-то я как раз бы и не хотел. До сих пор наше путешествие было очень увлекательным. Возьми лучше еще рыбы.

Если бы он был постоянно груб или, наоборот, заботлив по отношению к ней, то Бретана легко бы понимала его, а вот такая причудливая смесь того и другого и удивляла, и озадачивала ее.

Такие сцены были вообще типичны для отношений между Бретаной и Торгуном. С одной стороны, он грубо похитил ее из дома, но с другой — привез вслед за ней горничную и полный сундук вещей, или еще — он заботился о ее пропитании и одновременно вовсю старался ее же и уязвить.

И тем не менее слабая искорка признательности за то, что он делал для нее, так и не перерастала в подлинную благодарность. Какую, в конце концов, угрозу она представляет для него? Единственным для нее выбором, кроме подчинения любым его приказам, была попытка и впрямь добраться до берега вплавь, на что, кстати, он вроде бы намекал. Но ведь мало того, что это бессмысленный, но еще и смертельно опасный шаг.

Сознавая всю тщетность своих стараний хоть что-то выведать у него, Бретана временно решила ограничить свое любопытство. Какую судьбу он ни уготовил для нее, в данный момент лучше всего всю свою энергию посвятить планам побега.

После многих часов напряженных размышлений, проведенных на носу судна, Бретана почувствовала полное изнеможение. Перед лицом стоящих перед ней проблем вся ее решимость оказалась безрезультатной. Удастся ли ей вообще когда-нибудь вырваться из цепких лап своего похитителя? Ничего, видно, нельзя было сделать до тех пор, пока она оставалась пленницей на этом проклятом корабле.

Под влиянием этих удручающих мыслей Бретана тяжело опустила голову на руки. Вдруг ее внимание привлек раздавшийся над головой хорошо знакомый ей птичий крик. Кайры! И буревестники! Бретана едва могла поверить своим глазам — значит, земля недалеко. Она мгновенно воспрянула духом, а вскоре оправдалось и еще одно радостное ожидание: на западе она разглядела, как ей показалось, знакомые, хотя еще и далекие, очертания береговой линии Нортумбрии. Наверное, викинг решил найти Эдуарда и договориться с ним о ее освобождении.

Как только силуэты утесов на саксонском берегу начали увеличиваться в размерах, Торгуй принес устройство для ориентирования по солнцу, которым он пользовался при определении местонахождения корабля. По крайней мере, в данный момент курс можно установить более уверенно и точно. Хотя он и был опытным мореходом, тем не менее протяженные морские переходы оставались все еще опасным занятием, и за них часто приходилось платить жизнями гораздо более опытных, чем он, моряков. Раньше ему пришлось отойти от побережья, чтобы избавиться от вероятности преследования со стороны саксов, но теперь можно было снова позволить себе роскошь точно рассчитать свой курс. При виде земли на душе у Торгуна полегчало.

— Представляю, как бы ты хотел избавиться от меня.

Удивленный Торгуй поднял голову и оказался лицом к лицу с Бретаной. Она стояла, уперев руки в бедра, а по ее ангельскому личику блуждала загадочная улыбка, невольно вызвавшая у него какие-то неясные подозрения.

— Очень может быть, но не сейчас.

— Но довольно скоро, судя по тем скалистым утесам, которые подступают уже к самому кораблю. Думаю, что тебе проще всего договориться с Эдуардом здесь, в Глендонвике. Ты уже и так наделал шуму больше чем надо.

— Кто такой Эдуард?

Бретане показалось странным, что он даже не узнал имя человека, с которым ему придется иметь дело.

— Мой жених, конечно. Человек, который заплатит тебе этот проклятый выкуп за меня.

Торгуй искоса и с каким-то недоумением посмотрел на Бретану, потом негромко рассмеялся, когда наконец все понял.

— Так ты думаешь, что я верну тебя в этот холодный замок?

— А как же иначе?

— Дорогая моя, я вряд ли пошел бы на все это просто для того, чтобы дать тебе немного подышать океанским воздухом. С чего бы это я три дня провел на корабле с таким строптивым существом, а затем вернул бы его обратно?

Прежде чем ответить, Бретана сосредоточенно думала.

— Мне кажется, что что-то изменилось в твоем сердце, или что там у тебя вместо него. Эдуард заплатит больше, чем какой-нибудь работорговец, надеюсь, ты это понимаешь. Вряд ли тут дело в угрызении совести.

— Это не имеет никакого значения. Боюсь, что твои надежды сильно отличаются от моих планов в отношении тебя. Сейчас мы далеко к северу от твоего Глендонвика, а по береговой линии следуем только потому, что так наш путь домой безопаснее. Ты уже вновь никогда не увидишь Англии.

Бретана проснулась на рассвете от шума, производимого командой, которая свертывала спальные мешки и размещалась на своих местах. Если был ветер, то все двадцать восемь матросов спали ночью, а в тихую погоду часть команды продолжала грести. Днем же все, кроме Торгуна и Ларса, своими длинными плоскими веслами дополняли полезное действие паруса, значительно увеличивая скорость хода судна.

Прислушиваясь к знакомому деловому шуму, Бретана думала (а раздумья эти начались с момента ее последнего разговора с Торгуном) только об одном: «Насколько же она сейчас далеко от Глендонвика?»

— Бронвин, мне нужна твоя помощь.

— Конечно, госпожа. Какую рубашку и платье мы выберем на сегодня? — Горничная, хотя еще и протирала глаза спросонья, быстро поднялась, чтобы заняться дневным туалетом Бретаны.

— Да я не об этом. Посоветуй лучше, как нам избавиться от этого головореза.

На лице Бронвин проступила печать смирения.

— Госпожа, мы ведь в открытом море. И даже на суше в этой, как ее, Норманландии, так и останемся пленницами. Наша судьба — в чужих руках.

Бретана поняла, что Бронвин отказалась от всякой надежды на спасение. Ей уже явно не приходится сильно рассчитывать на нее в смысле побега. Теперь Бретане придется одной заниматься тем, как улучшить их положение.

Машинально она перебирала пальцами складки платья из розовой саржи, которое лежало поперек сундука рядом с рубашкой подходящего цвета, отороченной по рукавам и лифу с низким вырезом небольшими сверкающими аметистами.

Внезапно большие глаза девушки расширились от возбуждения.

— Ну да, так ведь это проще простого!

— Госпожа? — Бронвин прекрасно знала это выражение, которое сейчас появилось на ее лице.

Знала она и то, что обычно оно предвещало еще и какие-нибудь осложнения.

— Я думаю, что он не безразличен ко мне. И вот этот его интерес… ну да, мы воспользуемся единственным доступным нам средством, чтобы расстроить его гнусные планы. Знаешь, после Эдуарда я быстро научилась разбираться в мужчинах, ибо все они одинаковы.

Она припомнила, как Эдуард тоже пытался играть ее судьбой, отваживая всех ее достойных кавалеров до тех пор, пока ей (какое унижение) не исполнилось семнадцать лет, а она все еще была не замужем. В конце концов уже никто не предлагал ей руку и сердце, и единственным выходом оставался этот позорный союз со своим отчимом.

Бретана часто подозревала, что Эдуард рассчитывал на это еще при жизни ее матери. Его женитьба на Эйлин была явно несчастливой, хотя не в привычках матери Бретаны было много говорить о своих бедах. И, тем не менее, дочь иногда видела на белоснежной коже Эйлин синяки, без сомнения, дело рук обозленного чем-то Эдуарда. «И какая ирония судьбы, — думала она, что план этого сластолюбца жениться на ней почти увенчался успехом, не помешай этому столь же низменные желания другого человека. А впрочем, ладно, теперь-то столь низменные наклонности послужат уже ей самой».

Бронвин помогла ей надеть рубашку и платье, а затем начала перевязывать ее длинные белокурые волосы ярко-красной шелковой лентой.

— Нет, не сегодня. — Бретана тряхнула головой, отказываясь от этой услуги. Белокурые волосы красавицы мягким водопадом заструились по ее плечам.

— Но, госпожа, если мы не причешемся, то ветер превратит твои волосы в птичье гнездо. — Бронвин подняла ленту, чтобы завершить свой труд, а Бретана, чтобы помешать этому, подставила руки.

— Я лучше надену на волосы золотой обруч.

— Свадебный подарок Эдуарда? Я думала, что он тебе безразличен.

— Так оно и есть. Но этого хотел он сам, а я с каждым днем убеждаюсь, и Эдуард, и этот наш викинг одного поля ягоды. А вещица может оказаться очень даже полезной. — Бретана возложила обруч на пышную корону волос, а затем разровняла на своей стройной талии мягкую ткань рубашки. Отказавшись от предложенного Бронвин плаща с меховой подкладкой, она еще раз проверила, чтобы платье свободно струилось по телу и как можно меньше скрывало фигуру. В таком наряде ей несдобровать от прохладного северного ветра, но цель, которую она перед собой поставила, стоит того, чтобы немного пострадать ради ее достижения.

Бронвин, которая уже оставила всякую надежду убедить хозяйку отказаться от ее дерзкого плана, с несчастным видом уселась на меховое покрывало своей постели.

— Госпожа, помни: слово — серебро, а молчание — золото. Ведь его так легко вывести из себя.

— Вот на это-то я и надеюсь, — ответила Бретана и, откинув тяжелый полог своего убежища, вышла наружу.

Глава 4

— Доброе утро, леди Бретана. — Девушка неожиданно лицом к липу столкнулась со своим скандинавским недругом. Торгуй чистил коня, который по-прежнему был привязан на длинном поводу вблизи каморки саксонских женщин. — Рановато что-то сегодня, Бретана. Что-нибудь случилось особенное? — От внимательного взгляда властных серых глаз викинга не ускользнули ни свободно развевающиеся белокурые волосы девушки, ни изысканное розовое платье, поверх которого впервые не было плаща. Видя ее в таком великолепном наряде, он и заподозрил, что происходит что-то необычное.

Бретана с трудом выдержала этот унизительный осмотр. Успокоила она себя только тем, что, в конце концов, именно такого внимания она и добивалась.

Она прошла мимо Торгуна, а затем нарочно томно повернулась к нему и ответила:

— В общем-то, да. Кстати, я и не знала, что тебе известно мое имя.

— Я слышал, что так тебя звала твоя горничная. — Торгуй продолжал яростно чистить шкуру своего огромного буланого коня. — Хотя мне и не нужно твое имя, чтобы знать, кто ты такая.

Бретану ужасно покоробила его дерзкая фамильярность. «С каким наслаждением я бы прямо сейчас влепила ему пощечину, — подумала она. — Ну да ладно, долго терпела, потерплю и еще». Усилием воли девушка удержалась от этой идеи.

— Уверена, ты мало что знаешь обо мне. — Она говорила медленно и очень осторожно. Торгуну было ясно, что ей было совсем нелегко сдерживать себя.

— Мы с Локи слушаем. — Торгуй жестом указал на коня и сардонически засмеялся.

Бретана не собиралась посвящать своего похитителя, а хотела как раз узнать хоть что-то о нем самом. Поэтому она попыталась избежать его расспросов.

— О себе могу мало рассказать что интересного, но вот о тебе я бы очень хотела послушать.

— Ну-ну, стоять. — Торгун успокаивающе потрепал коня по холке. — Леди интересуется нами. Скажем ей что-нибудь?

Бретана в гневе еще сильнее сжала руки, да так, что побелели костяшки пальцев.

— Итак, меня зовут Торгун. Это мой жеребец Локи. Мы злодейски похищаем вздорных саксонских девиц прямо из постели. — Шутливый тон Торгуна находился в вопиющем противоречии с яростью Бретаны. Ей было совсем не до его кривлянья.

— Нисколько не сомневаюсь, что ты на это способен, — процедила она сквозь сжатые зубы.

Торгун заметил, что даже когда Бретана задыхалась от гнева, ее красота только выигрывала от этого, блистая новыми красками. Путешествие из Трандбергена было долгим и изнурительным, и поэтому просто замечательно, что на обратном пути его монотонность была нарушена общением с такой забавной, хотя и упрямой спутницей.

Он решил не заходить слишком далеко и прекратить общение с ней в таком скандальном тоне.

— Прошу прощения, мы не так изощрены в манерах, как саксы. Что еще ты бы хотела узнать?

Такая перемена в Торгуне преисполнила Бретану надеждой.

— Кто ты на самом деле, — напрямую призналась она.

— Во-первых, как ты уже знаешь, Торгун. Кроме того, принц Трандбергена. Сын Харальда и брат конунга Хаакона.

— Конунга?

— Ну да, по вашему — короля. Я его единственный брат.

Хотя она и дала себе зарок не удивляться ничему, что исходило от этого человека, такие откровения о своем происхождении явились для нее полной неожиданностью. В своей грубой одежде и с такими манерами в нем не было заметно ничего королевского, хотя, правду сказать, она не знала, что означает это слово применительно к скандинавам.

Она никогда не видела и собственного короля Этельреда. И все же, если опять говорить о манерах и одежде, то Торгун казался слишком заурядным, а его теперешние занятия ну никак не вязались с тем, что в ледяных жилах этого воина, оказывается, течет голубая кровь. Если и было что-то королевское в стоящем перед ней пирате, так это, нехотя призналась она себе, его дьявольски красивое лицо. Надо сказать, что ее ужасно беспокоило, что она действительно считала его красивым.

Она была уверена в этом с того момента, когда он снял свой серебряный шлем, полностью открыв ее взору свою львиную голову, белокурую гриву волос и волевые, угловатые черты лица. Бретана просто вынуждена была признать, что такого привлекательного мужчину она в своей жизни еще не встречала, особенно если сравнивать его с коротышкой Эдуардом с его маленькими поросячьими глазками, не говоря уже о других поклонниках, которых разогнал ее отчим.

В общем-то, ничего странного не было в том, что такой жестокосердный человек так дьявольски красив. Важно было помнить только о том, что Торгун — это разбойник и ее похититель.

— Так ты королевского рода? — Она и не пыталась скрыть прозвучавшее в ее голосе недоверие. — Тот кивнул. — Так, ну тогда пиратство можно считать королевским занятием.

Ничуть не смущенный этим заявлением, Торгуй перестал чистить Локи, полностью обернулся к Бретане и посмотрел ей прямо в глаза.

— Для некоторых это действительно так. Не стану отрицать, что мне приходится возглавлять набеги на ваше побережье. Наша земля — это скалистое и суровое место, так что нам приходится собирать жатву, выращенную другими, иначе не прожить. Но мы занимаемся и торговлей. Это как раз то, чему я в юности научился на Шетландских островах и что в последнее время мне нравится гораздо больше.

— Вот как. Значит, теперь ты торгуешь саксами? — Бретана снова готова была лишиться с трудом обретенного ею самообладания.

— Только одной саксонкой, — ответил Торгуй, которого позабавил такой бесхитростно сделанный Бретаной вывод. — Но не бойся, птичка, ты-то вряд ли попадешь на невольничий рынок. — Хочешь верь, хочешь нет, но это правда.

— Ты безбожник. Тебе неизвестно, что такое правда.

— Ты так думаешь? А ведь в нашей стране много всяких богов.

— Ну да, значит, и правда не одна? — быстро парировала Бретана, молча поздравив себя с таким удачным ответом.

— У моей милой собеседницы такой острый ум. Надеюсь, он не притупится в моем обществе? — насмешливо спросил Торгун.

— Если только тебе это доставит удовольствие.

— В леди Бретане нет ничего, что бы мне не доставляло удовольствия, — тихо ответил ее собеседник и осекся. Он не собирался так льстить ей. Такие комплименты, без сомнения, только укрепили бы ее уверенность в себе и сделали бы ее менее послушной.

Бретана уже слишком хорошо знала о его слабости к ней. Он твердо решил подавить в себе это чувство, однако, несмотря на все усилия сделать это, все время мысленно возвращался к той их первой встрече.

С тех пор он так и не смог отрешиться от воспоминаний о ее обнаженном теле, которое обнимал своими руками. В памяти Торгуна запечатлелись ее глаза, похожие на вправленные в алебастр аметисты, тонкий, слегка вздернутый носик и капризные губки. Под впечатлением всех этих чар он едва удерживался от того, чтобы не переступить черту, которая отделяла его чувство от его же добрых намерений. Помимо своей воли, суровый воин часто ловил себя на том, что пристально смотрит на девушку, когда та прогуливалась в носовой части корабля.

Она понимала значение его пристального взгляда. Вот примерно так же изучал ее и Эдуард, однако в глазах Торгуна при этом не было ничего угрожающего. Бретана была начеку, и тем не менее с каждым днем ей в обществе викинга все больше становилось как-то не по себе.

И вот сейчас, от этой его непрошеной похвалы в ней поднялась новая волна сопротивления.

— Я не нуждаюсь в твоем одобрении, и признательности за нее тоже не испытываю. — Явно прозвучавшая в ее голосе горечь слегка озадачила Торгуна.

— Считай, что я ничего не говорил, — заверил он ее. — Что саксы всегда вот так пренебрежительно относятся к добрым словам?

— Нет, только когда они так явно лицемерны.

— В чем же ты считаешь, я лицемерю? Торгун знал ответ, а Бретана не хотела и дальше накалять обстановку, объясняя ему очевидные вещи.

— Что ты, что Эдуард — как в вас много общего, — прошептала она больше для себя.

— А, это тот Эдуард, который должен был стать твоим мужем, не так ли?

Бретана отвернулась в сторону.

— Да, мой отчим. Мой жених. Вор.

— Да, не очень-то теплое отношение к человеку, за которого ты согласилась выйти замуж, хотя, должен признаться, не так-то он и заботился о твоем благополучии. В самом деле, ведь это он сказал нам, где найти тебя. Как странно…

Разоблачение двуличия Эдуарда в сочетании с оскорблениями Торгуна вызвали у Бретаны новый приступ гнева.

— О нет! — закричала она. — Я уже не нахожу во всем этом ничего странного. Эдуард просто выменял меня на Глендонвик, а потом ты захватил и меня. Как же жестоки мужчины!

Высокая волна тяжело ударила в правый борт судна, отчего оно сильно закачалось. Неожиданно конь Торгуна потерял равновесие и начал быстро сдвигаться вбок, в сторону Бретаны. К счастью, Торгун вовремя уловил опасность. Он бросился вперед, мгновенно схватил девушку на руки и таким образом не дал ее ногам попасть под тяжелые копыта коня. Еще мгновение — и свершилось бы непоправимое.

До тех пор, пока корабль перестало раскачивать, Торгун крепко прижимал Бретану к своей широкой груди, а руки его легко удерживали ее высокую, но такую хрупкую фигуру. В решительный момент он инстинктивно поднял обе ее руки, и теперь они как бы обнимали мощные плечи викинга.

На какое-то мгновение голова девушки сбоку прижалась к нему как раз под его подбородком, и она чувствовала тепло его тела и слышала над собой ровное дыхание молодого мужчины. Вначале это было чувство простой безопасности, но затем, когда он еще продолжал удерживать ее, в ней начало возникать какое-то другое, странное ощущение, в котором смешивалось и головокружительное удовольствие, и возбуждение. От этого ее дыхание участилось, а голова стала как будто воздушной.

Так неуверенно девушка себя еще никогда не чувствовала. Она пыталась приписать свою слабость качке корабля, однако что-то говорило ей, что и при спокойном море в голове у нее ничего бы не изменилось.

Не избежал подобных ощущений и Торгун, дыхание которого стало таким же глубоким и прерывистым, как у Бретаны. Внезапное напряжение в области гениталий также было ему хорошо известно, поскольку до этого он уже многократно получал физическое наслаждение от общения с женщинами. Однако его реакция на великолепное тело Бретаны как-то уж быстро заставила забыть его о главном. Хотя он и находил ее необычайно возбуждающей, ему нельзя забывать, что на корабле он занимается прежде всего делом. Любой неверный шаг может разрушить все, к чему он так стремится.

Резким движением освободив ее от своих объятий, Торгуй взял Бретану за плечи и легонько отстранил от себя.

— Все в порядке? — Его серьезный тон как бы объяснял ту вольность, которую они себе оба позволили.

До Бретаны только что дошло, что корабль теперь шел спокойно, она по-прежнему крепко держала Торгуна за плечи своими руками. Девушка быстро убрала их в надежде, что такая нейтральная поза позволит ей обрести и соответствующее душевное состояние.

— Да. Я имею в виду… нет. В этом не было никакой необходимости, — резко ответила она.

— Нет, конечно, если ты не хотела и дальше ходить на обеих ногах.

Бретана знала, что он совершенно прав, однако ей было все еще мучительно стыдно за то смятение, в которое она была ввергнута его объятиями. Освободившись от них, она отвернулась, чтобы скрыть свое замешательство, и, вся в смятении, бросилась назад к своей каморке.

Прошло уже девять дней с тех пор, как они последний раз видели землю. За это время, по мере продвижения все дальше на север, морской ветер становился холоднее и его порывы часто с невероятной силой раздували парус. В этом, правда, было то преимущество, что теперь гребцы трудились меньше, чем обычно, так что ночью не слышно было их шумной работы.

Однако на десятые сутки, когда Бретане только-только удалось заснуть, она проснулась от шума, который, судя по всему, производили гребцы, занимавшие свои места. Как только от всей этой возни снаружи она совсем проснулась, самодельная крыша их убежища внезапно осветилась яркой вспышкой молнии, за которой сразу же последовал оглушительный раскат грома. Бретана сначала даже подумала, что это раскалывается корпус их корабля.

Сначала девушка ничего не поняла, но после того, как сбросила с себя шелковое покрывало и выпрямилась, до нее дошел весь смысл происходящего, в том числе и источник шума. Внезапно корабль резко накренился на борт, Бретана оказалась отброшенной к стене, а Бронвин оказалась верхом на своей хозяйке. Девушка поняла, что они попали в жестокий весенний шторм и что команда гребла не для того, чтобы увеличить скорость корабля, а для придания ему устойчивости.

В своих коротких путешествиях на небольших судах Эдуарда Бретана никогда не попадала в скверную погоду. Понимание того, что их застиг жесточайший шторм, повергло ее в дрожь. Она хорошо знала, какие опустошения производили штормы Северного моря на суше, но могла лишь вообразить, что на море это все гораздо страшнее и разрушительнее.

— Госпожа! Что случилось? Нас выбросило на землю?

— Шторм, — ответила Бретана, пытаясь казаться спокойной. — Гребцы пытаются выровнять корабль.

Новая вспышка молнии осветила их убежище, и конец ее фразы утонул в последовавшем за ней раскате грома. Зато хорошо был слышен более громкий, пронзительный голос Бронвин, которая взывала:

— Отец небесный! Упаси нас от этой участи. Сохрани и помилуй!

— Думаю, что нам больше нужна безопасная гавань, чем милость Божья, — задыхающимся голосом ответила ее хозяйка. Едва держась на ногах, она пыталась, ухватившись за что-нибудь, добраться до выхода по стенке тесного помещения, прилегающей к правому борту корабля.

— Хочу выйти и посмотреть, что можно сделать.

— Леди Бретана, — взмолилась Бронвин почти в истерике, — ты же не моряк, нам лучше оставаться здесь.

Но та была непреклонной:

— Я должна сама видеть, что происходит — скоро вернусь.

Бретана быстро накинула плотный верблюжий плащ, откинула тяжелый полог своего убежища и ринулась прямо в царящий снаружи хаос. Как только она ступила на шаткую палубу, ее сразу же захлестнула и ослепила сплошная стена дождя и она перестала что-либо видеть вокруг. Девушка зажмурилась, одной рукой держась за стену убежища, а другой загораживаясь от ветра.

От того, что она увидела, ей стало страшно. Теперь она не только чувствовала, но и сама видела жестокую качку корабля, который при каждом крене набирал все больше и больше морской воды.

Волна шла за волной. Потоки воды обрушивались на сидящих гребцов, образовывали вокруг неподвижной мачты вращающееся кольцо белой пены. Соленый ветер с оглушительным ревом насквозь продувал корабль. Казалось, он дул со всех сторон.

Бретана пыталась разобраться в происходящем. Она видела гребцов, привязанных веревками к своим сиденьям и веслами прорезающих сплошную пелену воды, в тот момент, когда корпус корабля опускался и оказывался на середине волны.

Огромный парус теперь был разорван штормом в клочья. Частично зарифленный, он свисал с верхнего бимса. В такой неразберихе найти Торгуна было нелегко. Инстинкт подсказывал Бретане, что он знает, как вести себя в этой обстановке, и обеспечит ее безопасность, поэтому-то и надо во что бы то ни стало добраться до него.

Несмотря на сильную качку, она решила добраться до кормы.

— Бретана! — Торгуй не мог поверить своим глазам. Только сумасшедший мог решиться на то, чтобы предпочесть безопасность, которую обеспечивал грузовой отсек, этому водному аду на открытой палубе корабля. Он знал, что об этом ей еще придется пожалеть.

Даже ему едва удавалось сохранять равновесие на скользких досках палубы. Положение Торгуна было хуже не придумаешь. Дело в том, что часть такелажа порвалась и теперь только от его способности удерживать натянутым канат и зависело вертикальное положение мачты.

Если он сможет продержаться до тех пор, пока Ларе доведет корабль до острова Эйнара, то они окажутся в тихой гавани. Торгуй знал, что это где-то неподалеку, но не как долго им придется туда добираться. Он должен добраться до Бретаны, но если он оставит свое место, то корабль перевернется. Выбора не было. Ему придется сделать так, чтобы она сама вернулась к себе.

— Иди обратно! — Его голос утонул в окружающей мгле, а Бретана, ничего не подозревая, продолжала свой опасный путь.

Дождавшись, пока корабль опять накренился влево, она с трудом начала огибать угол отсека и направилась к правому борту. Дальше ей повезло, так как при следующем наклоне палубы она оказалась прижатой к борту, но надо было еще обогнуть отсек и добраться до мачты до того, когда палуба опять начнет уходить у нее из-под ног.

Теперь она находилась в опасной близости от планшира правого борта. Наклонись корабль хоть еще немного в этом направлении, и она бы не удержалась на ногах и вылетела бы прямиком в бушующее море.

Теперь ей казалось, что морской шквал налетает откуда-то из невидимой во мраке носовой части корабля. Под бешеным натиском ветра ее тяжелый шерстяной плащ своим весом только стеснял движения. Волосы девушки стали мокрыми от водяной пыли.

Сейчас, мучимой пронизывающим холодом и всепроникающей сыростью, Бретане казалось, что хуже в этой жизни быть уже ничего не может. Однако все эти неудобства отступали на задний план под влиянием страха и мысли о необходимости во что бы то ни стало найти Торгуна и тем самым обрести спасение.

С усилием преодолевая напор ветра, раздувающего ее плащ, Бретана наконец достигла мачты, и в это самое время палуба начала ускользать у нее из-под ног. Девушка не могла отделаться от впечатления, что на корабле она является всего-навсего беспомощным заложником свирепого урагана.

Внезапно огромная волна, жестоко раскачивающая корабль, спала. С ее уходом он моментально оказался над волнами, а затем также внезапно тяжело провалился в узкую расселину между водяными валами.

Удар был так силен, что Бретана не удержалась на ногах и упала на колени. К счастью, она в это время уже стояла у мачты, крепко обхватив ее обеими руками в отчаянной попытке хоть как-то удержаться на палубе. Не случись так, она во время стремительного падения корабля наверняка оказалась бы в воздухе.

Теперь-то она поняла, как глупо было с ее стороны покидать свое убежище! Поняла она и то, что любая попытка улучшить свое теперешнее положение может оказаться роковой. Судорожно обхватив мачту, Бретана щекой прижалась к скользкому дереву и начала молиться. К черту Торгуна, сейчас ей поможет только Бог!

Ее отчаянная молитва была прервана раздавшимся где-то наверху оглушительным треском. Подняв голову, Бретана сразу же увидела сплошное, ослепительно прекрасное сияние, которое обрисовало на фоне полночного неба силуэт мачты и то, что еще оставалось от паруса. Яркий свет служил как бы ореолом величественно неподвижному дубовому шпилю, который венчал мачту. Бретана как парализованная застыла в ожидании громового удара.

Снова оглушительный треск — и половины мачты как не бывало. Бежать от ее обломков было поздно, да и некуда. В глазах Бретаны замелькали яркие искры голубого льда, а в ушах раздался голос, который (странно подумать) не смогла заглушить даже ревущая тьма.

Как бы сговорившись, ветер и волны направили падающую мачту на девушку. Тяжелый удар почти лишил ее сознания и оторвал руки от толстого основания мачты. Подобно спящему ребенку, которого берут у матери, чтобы отнести в постель, Бретану без всякого сопротивления с ее стороны понесло в мрак морской стихии.

Сначала волна, как пушинку, подняла ее на свой пенистый гребень, а затем мгновенно перебросила через скрытый под водой борт корабля.

До этого момента стремление Торгуна быть рядом с Бретаной поневоле отступало на задний план перед необходимостью держать канат. Теперь же, с ее исчезновением, он освободился и сразу же бросился к сломанной мачте, преисполненный решимости вернуть Бретану в ее убежище. Однако море опередило его. Вдалеке мелькнуло безучастно спокойное лицо Бретаны, в то время как лицо самого Торгуна исказилось от ужаса, когда он беспомощно наблюдал за исчезновением своего бесценного груза в бушующем море.

Полузакрытыми глазами Бретана наблюдала за удаляющимся от нее судном. И вот что странно — ей было уже все равно. А может, с высокой башни Глендонвика она видит только какой-то туманный мираж? Да, так оно, наверное, и есть, ибо в душе ее царило спокойствие, умиротворенность и единственное желание спать-спать-спать — хоть чуть-чуть…

Глава 5

Бретана с большим трудом оторвала сильно поцарапанную щеку от сырого песка и всем телом перекатилась на место, согреваемое солнечными лучами. Благодетельное тепло подняло на лице и шее девушки рой пузырьков морской пены, которые своим нежным щекотанием медленно выводили ее из забытья.

В небе заунывно закричал глупыш; она открыла еще затуманенные сном глаза и увидела ослепительную позолоченную синеву неба. Бретана поднесла засыпанную песком руку к глазам и попыталась защитить их от нестерпимого блеска. Лежа на песке, она с усилием припоминала ужасающие подробности вчерашней ночи.

Вспомнила свою попытку найти Торгуна и как она уцепилась за мачту, а затем почувствовала страшный удар. Что было потом и как она очутилась на этом берегу — этого она уже не помнила.

Глаза Бретаны начали постепенно привыкать к яркому весеннему свету. Она подняла над головой вторую руку и откинула назад спутанные пряди мокрых, холодных волос. Случайно дотронувшись до своего лба чуть выше правой брови, девушка вздрогнула от резкой боли. Она резко отдернула руку от этого места, а затем уже спокойнее начала наощупь оценивать серьезность травмы. Над глазом была большая красная ссадина. Не нужно было никакого зеркала, чтобы понять, насколько серьезной была рана. Теперь, полностью придя в сознание, можно было догадаться, что удар был нанесен падающей мачтой. Ну да, конечно! Вот почему она и вылетела за борт.

Бретана попыталась сесть прямо и только тогда почувствовала, насколько она на самом деле пострадала. Ныли все ребра, как будто после жестоких побоев. Каждый вздох наполнял тело тупой, ноющей болью, и казалось, что, по мере того, как она все больше приходит в себя, боль становится все сильнее.

На ней не было ни обуви, ни плаща, которые поглотило море. Хорошо, что почти целой осталась хотя бы рубашка, чего нельзя было сказать о ее длинном полотняном платье, которое было сильно разорвано от лодыжки до самого бедра. Исчезла также и большая часть аметистов, обрамлявших края и рукава платья.

Вдруг она вспомнила о Бронвин и поняла, что ее заботливая подруга, заменившая ей мать после смерти Эйлин, теперь потеряна для нее навсегда. Она залилась горючими слезами, которые жалящим потоком полились на ее израненное лицо. Бретана радовалась, что ей удалось спастись, однако что ждет ее дальше? Корабль, скорее всего, ушел под воду, ведь он лишился мачты и страшно пострадал от шторма. Хотя, впрочем, можно идти и на веслах, если, конечно, уцелел кто-нибудь из команды.

Глупо думать, что только с ней так обошелся шторм, но ведь с самого начала на корабле было тридцать человек, и если осталось хоть несколько из них, то они могли справиться с ним и идти дальше. Но что станет с Бронвин? Будет ли пожилая женщина теперь иметь для них какую-либо ценность?

Бретана так до сих пор и не поняла, зачем она нужна скандинавам, однако чувствовала, что судьба Бронвин явно связана с ее собственной. Пока она, беспомощная, сидела на этом Богом забытом берегу, жизнь ее спутницы подвергалась опасности.

«Не бойся», — мысленно обратилась девушка к столь любимому ею существу, — я вернусь «. Это было ложью, хотя и непреднамеренной.

Как бы для того, чтобы избавиться от нестерпимой боли, которая угнетала и тело, и душу истерзанной невзгодами девушки, она попыталась подняться на ноги. Еще нетвердыми шагами, медленно и осторожно, она пошла по расстилавшейся перед ней серой полоске земли.

В мыслях Бретаны теснились образы и Глендонвика, и Эйлин, и Бронвин. Чтобы хоть как-то забыться, она все ускоряла и ускоряла шаг и наконец почти побежала по песку. Дышать было тяжело из-за ленты, которой была туго стянута грудь, а бежать неудобно из-за широких складок длинной одежды. В какой-то момент она запуталась в них и ничком упала прямо на песок.

— Уж лучше бы я погибла! — выкрикнула она в пространство. Боль заполняла все ее существо: ее глаза, сердце, самую душу. Наконец силы страдалицы, но не ее отчаяние, истощились и рыдания перешли в безмолвную отрешенность от всего происходящего. Однако Постепенно в ее сознании начала крепнуть мысль о том, что сожаления это одно, а реальность — другое, и что надо жить дальше. А если так, то хорошо бы ознакомиться с местностью, куда ее забросила судьба.

Встав на ноги, Бретана стряхнула рыхлый песок с лица и волос, а затем промыла потрескавшиеся руки.

Судя по положению солнца, прошло уже около часа с тех пор, как она проснулась на берегу. Пора бы заняться поисками какого-нибудь убежища, пока не наступила темнота.

Теперь внимание Бретаны сосредоточилось на острове, ставшем новым местом ее заключения. Отвлекшись от созерцания безмятежно спокойной морской поверхности, она взглянула на нависшие над ней отвесные гранитные скалы. Неровная игра света и тени на этих скалах, которые начинались где-то в глубине острова за видимыми очертаниями побережья, создавала таинственный и причудливый эффект.

Несмотря на то, что высота утесов не позволяла хорошо разглядеть их вершины, Бретане удалось рассмотреть, что покрытые лишайником скалы увенчаны сосновым плато. Такие же скалы теснились и дальше по побережью. Там, по склонам более пологих холмов, росли толстые хвойные деревья, спускавшиеся до линии побережья. Дальнейший путь внутрь острова проходил сквозь эти деревья, и Бретана по диагонали пошла к ближайшему из лесков. По пути она заметила едва заметную тропинку, извивавшуюся вверх по холмам и далее внутрь острова.

Тропинка была сильно утоптанной и достаточно широкой, поэтому Бретана подумала, что животные не могли проложить ее. Это обстоятельство сначала заронило в душу девушки некоторую надежду, а затем опасение, что ее выбросило на землю, где уже жили люди. Такая возможность так ее поразила, что она даже остановилась.

Бретана точно не знала, где она сейчас находится, или, вернее, не знала местонахождение корабля перед тем, как ее смыло за борт. Ведь уже прошло несколько дней с того момента, когда она видела берега Шетландских островов. Из того, что она знала о дальнейшем курсе корабля, можно было сделать вывод о том, что сейчас она находится далеко не только от Англии, но и от того места, куда направлялся Торгуй.

Где бы это ни было, главное в том, что ее новыми хозяевами вполне могут стать сподвижники Торгуна. От этой обескураживающей мысли у нее отпало всякое желание заниматься дальнейшим изучением побережья. Да и вообще, найти что-либо путное здесь она и не надеялась. Скоро станет темно и холодно, и ни к тому, ни к другому она, учитывая ее душевное состояние и отсутствие подходящей одежды, не была готова.

Будучи хозяйкой Глендонвика, Бретана не привыкла преодолевать какие-либо серьезные препятствия, а уж бороться за выживание в незнакомой и враждебной среде ей и подавно не приходилось. Но как бы ни была избалована Бретана, она знала, что без убежища ей сейчас ну просто никак не обойтись, и поэтому решила, что самое разумное сейчас — это продолжать двигаться тем же путем.

По мере того как она поднималась по извилистой тропинке, шум прибоя постепенно заглушался мягким шелестом обрамляющих ее сосен, в кронах которых шумел холодный ветер. Дорога становилась все круче, петляя по склону холма. Из-за густой растительности поле зрения Бретаны было очень ограничено и она мало что могла видеть впереди.

Девушка задыхалась от подъема, и не только из-за крутизны тропинки, но и оттого, что ее ушибленные ребра мучительной болью отзывались на каждый глубокий вздох. Наконец, к своей радости, она достигла конца тропинки и вышла на обрамленную деревьями травянистую лужайку.

Это как раз и было то плато, которое она видела снизу. Но теперь, ценой таких мучений, она могла видеть то, что раньше было скрыто от ее взора. На дальнем конце лужайки, у самого края круто обрывающегося к океану утеса, возвышался дом. Он не был похож на те строения, которые Бретане приходилось видеть раньше.

Если бы она не заметила его раньше, то удивительного в этом ничего бы не было, поскольку все строение было покрыто толстым слоем ярко-зеленого дерна. Создавалось впечатление, что оно выросло прямо из расположенного внизу мшистого ковра.

То же самое и с крышей, которая, красиво изгибаясь, нависала над глухими стенами. Только небольшая дымовая труба нарушала монотонно ровную поверхность крыши, которая с каждой стороны здания заканчивалась слегка приподнятым фронтоном.

Бретана изучала это странной формы сооружение с дальнего конца лужайки, и сердце ее учащенно билось от смешанного чувства страха и возбуждения. Его обитатели вполне могли принадлежать к тому же народу, что и Торгуй, однако, несмотря на весь свой страх, ей нужна помощь и она обратится за ней к любому человеку.

Бретана решительным шагом начала пересекать луг по диагонали, одновременно пытаясь обнаружить вокруг хоть какие-то признаки жизни. Таинственный зеленый дом казался необитаемым. Ничего живого, никакого движения. Он как бы безмолвно приглашал Бретану войти в него.

Подойдя поближе, она разглядела и другие детали этого странного сооружения. С тыльной стороны дома в направлении от моря крытая дерном крыша была несколько ниже. В этом месте он четко разделялся на две неравные части, причем на меньшую из них приходилось не более трети всей его площади. До сих пор почти вся стена в этом месте находилась в тени фронтона, но теперь, находясь в нескольких шагах от нее, Бретана разглядела очертания задрапированной мхом двери, чуть-чуть выделявшейся на фоне большой стены, сделанной из больших панелей, сплошь покрытой зеленеющей растительностью. Собрав остатки храбрости, она неуверенно потянулась к веревочному кольцу, приспособленному вместо дверной ручки, с глубоким вздохом, вся преисполненная неясной надежды, Бретана потянула на себя тяжелую дверь.

— Эй! — В темноте ее голос звучал еще слабее. — Есть тут кто-нибудь?

Ответом была мертвая тишина, притаившаяся, казалось, в бездонной глубине дома и отбивавшая всякое желание сделать еще хоть один шаг вперед. Справа от двери лежал большой округлый камень. Свободной рукой и одной босой ногой Бретана медленно подвинула его и прислонила к косяку, открыв дверь.

Видимость в доме немного улучшилась, хотя свет по-прежнему проходил только через дверной проем, не считая нескольких скупых солнечных лучей, проникавших через небольшие трещины на стыках панелей в стене и на крыше.

Убедившись, что в доме, по крайней мере, сейчас никого нет, она сделала несколько осторожных шагов.

Твердый глиняный пол приятно холодил голые подошвы ног. Но зато остро ощущался затхлый запах влажного дерна и торфа. Хотелось обратно на свежий воздух, но она отказалась от этой мысли и правильно сделала, потому что через некоторое время запах перестал быть таким назойливым. Да и темнота, которая раньше, казалось, заполняла все уголки и щели огромного дома, тоже как бы отступила.

Теперь света было достаточно для того, чтобы получше осмотреться в помещении. Первое, что она увидела, было небольшое створчатое окно в его левой стене. Бретана осторожно выступила из неглубокого желоба, в котором она, оказывается, стояла и по обеим боковым сторонам которого находились выложенные тростником небольшие возвышения.

Находясь внутри дома, она увидела, что плиты дерна, из которых сложены стены дома, закреплены на раме из плотно пригнанных березовых стволов, связанных между собой тонкими переплетенными ветками деревьев и пеньковыми веревками. Пара более толстых стволов находилась на несколько большем расстоянии, как раз достаточном для того, чтобы уместить там небольшую прямоугольную раму, на которую пошли половинки таких же стволов.

Бретана вытащила из оконной петли задвижку и сильно толкнула тяжелый деревянный ставень. Открыть его удалось только со второй попытки, за что она и была вознаграждена хлынувшим в помещение потоком яркого света и свежего воздуха.

То, что снаружи выглядело как два помещения, на деле оказалось одним. Тем не менее небольшое понижение крыши с тыльной стороны дома все же создавало впечатление, что находишься в помещении меньшего размера. Когда-то здесь, видно, была перегородка, на что указывали занавеси, свисавшие с деревянного шеста, который пересекал потолок в самом низком его месте.

Глиняное углубление в полу, в котором только что стояла Бретана, пересекало помещение по всей его длине. Со всех сторон оно было окружено и закрепленными в каменных гнездах брусьями, служащими, судя по всему, для крепления остроконечной крыши. Посредине глиняный желоб обрывался, уступая место продолговатому очагу, выложенному из небольших гладких камней. В центре очага виднелась горка остывшей золы, явно следы того, что кто-то разжигал здесь огонь.

Ко все большему удивлению Бретаны, окружающие предметы свидетельствовали о том, что домом со всем его, пусть нехитрым, хозяйством занимались рачительные хозяева. У очага, рядом с одним из брусьев, красовался огромный чугунный котел с витиеватой ручкой, а на соседних стенах висел полный набор разной кухонной утвари: решетка с длинной рукояткой, используемая в качестве рашпера, всякие чаши и черпаки, сделанные из стеатита, а также несколько деревянных прямоугольных блюд.

В дальнем конце дома, на небольшом боковом возвышении, находился поставленный на козлы стол расположенными по его сторонам длинными дубовыми скамьями. Стол обрамляли чашеобразные светильники из стеатита, насаженные на железные шипы.

Бретана заметила также стоявшую рядом с ней еще одну, более внушительную, чем остальные, скамью, покрытую толстой роскошной медвежьей шкурой каштанового цвета. У противоположного края стола на полу аккуратно свернутая какая-то незнакомая ей шкура более светлого цвета. Как хотелось завернуться в ее мягкий, теплый мех и отрешиться от трудностей и забот изнурительного дня, однако слишком много надо еще сделать, чтобы как-то обезопасить себя до наступления ночи.

В светильниках еще оставалось немного масла, однако, судя по грязной пленке, плававшей на его поверхности, ими уже довольно долго никто не пользовался.

В дальнем углу дома Бретана нашла лучину для растопки и березовые поленья, однако то и другое бесполезно для нее до тех пор, пока ей не удастся найти чем развести огонь, да еще и суметь сделать это.

В небольшом горшке рядом с очагом нашелся достаточный запас и кремней и кресал. Приготовить ветки и дрова для растопки оказалось делом нетрудным, а вот когда дошло до высекания огня — тут Бретана стала в тупик. В Глендонвике этим занимались слуги, а ей самое большее, приходилось лишь раздувать уже горящее пламя.

« И нет никого, кто бы мог мне помочь «, — подумала Бретана удрученно, сама принимаясь за это невозможно трудное дело. В безнадежных попытках высечь огонь прошло около часа, прежде чем оба приспособления полетели в дальний угол комнаты. Все ее усилия растворились в горечи раздражения и разочарования.

Становилось не только темнее, но и холоднее, а дальше будет еще хуже, это она хорошо понимала. Мало-помалу ее разочарование сменилось отчаянным стремлением справиться с возникшими трудностями, и она решила повторить попытки. Скрестив ноги (эта неудобная поза стала с некоторых пор ей хорошо знакома), Бретана примостилась у края очага и принялась за дело.

За этим занятием в ее мыслях внезапно возник образ Торгуна. Он считал ее изнеженным существом, не способным и не желающим преодолевать трудности жизни. Девушку раздражала сама мысль о том, как бы он насмехался над ней, видя ее в таком затруднительном положении. Она даже знала, какими словами Торгуй сопровождал бы ее безуспешные попытки.

— Похоже, что ты напоролась на руль, — начал он их безмолвный диалог, и она вздрогнула от смешанного чувства глубокого страдания и гнева, а все оттого, что Торгун видит это.

— Если бы твоя посудина увереннее держалась на море, то меня бы не бросило на эту торчащую рукоять. А теперь, смотри, из-за твоего корыта все платье изорвано.

Тут же в ее воображении явственно всплыла его издевательская улыбка, которая, казалось, сопровождала каждое ее слово.

— Если мне не изменяет память, миледи, там на корабле у вас остался богатый гардероб, так что есть из чего выбрать. И это лишь малая часть того, что имеется в Глендонвике. Далеко же вам до наших, умеющих быть благодарными скандинавских женщин. Уж они-то остались бы довольны любым таким платьем, пусть и не таким уж великолепным.

— А я и не собираюсь подражать этим диковатым особам, которых ты находишь столь привлекательными.

— А стоило бы. Наше путешествие будет долгим и, может быть полным испытаний, а вот по прибытии к нам ты сама поймешь, что тебе многое пригодилось бы из того, что сейчас ты считаешь унизительным для себя.

Этими словами Торгун вывел Бретану из того шаткого состояния равновесия, в котором ей с таким трудом удавалось себя удерживать.

— И он еще смеет издеваться надо мной! Как будто я сама напросилась на то, чтобы терпеть твои бандитские выходки и мрачные шуточки! В Нортумбрии у меня были бы и платья, и слуги, и что-нибудь более съедобное, чем эта твоя опостылевшая рыбешка! Я уж не говорю о своих апартаментах в замке, уж наверное получше этой жалкой конуры, за которую, ты думаешь, я должна быть тебе благодарна. Раньше я таких басен наслушалась о ваших кораблях, а что увидела? Жалкую лодчонку! А впрочем, это, наверное, как раз то, что тебе по плечу как предводителю этих разбойников.

Неожиданно для себя самой Бретана попала точно в цель. Ее отзывы о корабле и о нем самом мгновенно стерли усмешку с загорелого лица викинга.

— Эта самая лодчонка, как вы изволите выражаться, — скандинавский боевой корабль. У нас есть суда и побольше, но этот больше всего нам подходит по скорости, чтобы уходить от твоей братии, во всяком случае, я так считал. Кто же мог думать, что саксы такие глупые.

При одной только мысли об этом оскорбительном выпаде лицо Бретаны побагровело от ярости, а руки судорожно сжали кремень и кресало. Ее бесило то, что приходится терпеть издевательства этого язычника. Однако теперь, когда не удается высечь ни одной искорки, невольно задумаешься, а может, частица этой саксонской тупости сидит и в ней?

Бретана прикусила нижнюю губу и вновь представила в воображении дерзкого викинга. Жестикулируя при этом, она высоко подняла одну руку и неожиданно сильно ударила кремнем по стальному кресалу. И, о чудо! Долгожданная искра наконец-то высеклась.

Мгновение — и вот уже едва теплившийся огонек превращается в мощное пламя.

Вскоре весь дом согрелся, и от тепла, источаемого весело потрескивавшими дровами, начало приятно покалывать совсем уж было окоченевшие руки и ноги. Она начала поворачиваться перед очагом, блаженно подставляя огню то один, то другой бок.

Теперь избавившись от холода, Бретана начала внимательно исследовать остальные части дома. Взяв из огня тлеющую ветку, она зажгла небольшие масляные светильники, укрепленные рядом на железных шипах. Стало заметно светлее, и очень кстати, поскольку снаружи почти совсем стемнело.

Чтобы предотвратить утечку драгоценного тепла из помещения, Бретана закрыла оконце, которое она раньше распахнула при входе в дом. Закупорив себя таким образом, она боялась, как бы комната не наполнилась дымом, однако (еще одна удача) эти опасения оказались напрасными, так как труба почти полностью вытягивала дым наружу.

Теперь ей не грозило умереть от холода, и пора было подумать о том, как бы избавиться от следующей угрозы — голода, который давал о себе знать все настойчивее. Последний раз она ела чуть ли не за сутки до этого. Не может же быть, чтобы хозяева дома, так хорошо обустроившие его, не оставили в нем хоть каких-то запасов еды.

Никакой кладовки вроде бы не было, однако внимание Бретаны привлек расположенный рядом со столом небольшой сосновый сундук, очень даже подходящее место для хранения съестного. Ожидания ее оправдались лишь частично. Сундук и в самом деле предназначался для этой цели, о чем можно было судить по остаткам каких-то овощей, сиротливо затаившихся по его углам, но чего-либо более существенного там не оказалось.

Бретана села прямо на пол и удрученно задумалась, положив голову на руки. С тех пор как она покинула Глендонвик, одно кошмарное приключение следовало за другим. Сначала она могла утонуть, потом замерзнуть, а вот теперь умереть с голоду. Взгляд ее, бесцельно блуждающий по комнате, остановился на небольшом, обтянутом железными обручами бочонке рядом с уже с разочаровавшим ее сундуком.

Став на колени, она осторожно опустила палец в бочонок и раздвинула пыльную пленку, которой сверху заволокло его содержимое. Это оказалось выдохшееся пиво. Ну что ж, спасибо неизвестным хозяевам хоть за это. В своей жизни Бретана так и не привыкла к горькому вкусу этого напитка, тем не менее она наполнила найденный рядом рог и жадно выпила его.

Голода это, конечно, не утолило. А может, выпитое пиво еще и поможет ей уснуть. Но перед тем как забыться в долгожданном сне, надо было еще посмотреть, что там в более солидном по размеру сосновом сундуке с затейливо вырезанными переплетенными фигурами странных двухголовых животных. Бретана откинула металлическую защелку на его тяжелой крышке и подняла ее, прислонив к стене. Содержимое сундука заставило ее обомлеть.

На дне лежали грозные предметы боевого облачения: несколько пар штанов с ремнями, длинные шерстяные куртки и плащ. В углу сундука она заметила также две пары сапог из козлиной кожи.

Все это снаряжение выглядело тем более угрожающим, что до боли напоминало то, что она уже видела на Торгуне в тот первый злополучный день в Глендонвике.

Бретана бросила все эти ужасные вещи обратно в сундук и захлопнула крышку. Итак, оправдались самые худшие ее ожидания. Если она и не оказалась там, куда намеревался везти ее Торгун, то, кажется, где-то в опасной близости от того места.

На какой-то миг она почувствовала себя свободной, а что получилось? Просто ее казнь состоится чуть-чуть позже. Ведь рано или поздно появится хозяин этого убежища и обнаружит здесь саксонскую пленницу, временно избежавшую своей участи. Может ли она тогда надеяться на милосердие того, кто окажется на месте Торгуна?

« А, будь что будет «, — подумала Бретана, прильнула к бочонку, последний раз глотнула изрядную порцию дрянного напитка и рухнула на ложе, устланное великолепными шкурами.

Но даже в таком полубессознательном состоянии девушке не удавалось отрешиться от обуревавших ее мыслей. Вот она снова на корабле, который на этот раз плавно покачивается на поверхности безмятежно спокойного моря. Теплый ветерок шаловливо треплет ее неприбранные волосы.

Внезапно она почувствовала, как кто-то или что-то прикасается к ее шее, рождая в ней чувство, которое раньше ей никогда еще не приходилось испытывать. Это было похоже на легкое, нежное прикосновение ветерка и вместе с тем было в нем что-то явно одухотворенное и человеческое.

Нисколько не испугавшись, Бретана медленно и на удивление спокойно обернулась. От этого движения ее длинные кудри водопадом хлынули вниз и, подобно золотистому плащу, обвили все тело девушки. Не было никакого ветра, а был Торгун, своими мускулистыми руками нежно ласкавший ее лицо и этим возбуждавший в ней упоительное чувство наслаждения и желания бесконечно продлить это ощущение.

Уже не одними только глазами, но и пальцами он как бы впитывал каждую черточку ее лица. От искусных ласк Торгуна девушка совсем ослабела и затаилась чуть дыша.

Его глаза, которые раньше казались ей такими холодными, а взгляд таким безучастным, теперь с обожанием впивались в ее собственные. Они как бы взывали к ней и возбуждали такое странное и сильное томление, что она чувствовала себя околдованной. За все это время Торгуй не обронил ни слова: сила, которая их притягивала друг к другу, заменяла им всякие слова. Он придвинулся к девушке еще ближе, и какой-то отдаленный голос прошептал ей, что надо быть осторожной и, пока не поздно, бежать от соблазна. Она пренебрегла этим предупреждением, желая лишь того, чтобы сбылось то неотвратимое, что обещали его глаза. И как бы откликаясь на ее безмолвный призыв, Торгуй привлек девушку к себе и слегка приподнял ее голову, чтобы своим настойчивым, вожделенным взглядом проникнуть в ее глаза. Пальцами он перебирал пряди ее шелковистых волос, все сильнее сжимая хрупкую фигуру. Наконец их тела слились в жарком, нерасторжимом объятии. В голове Бретаны промелькнула удивленная мысль о том, что несмотря на такую разницу между их телами, они способны так тесно слиться в остром наслаждении. Этим они, наверное, обязаны судьбе, которая так приковала их друг к другу.

Торгуй прямо-таки вжимался в тело Бретаны, которая закрыла глаза, отдаваясь пьянящему чувству тепла и силы, которые излучало его тело. Рука Торгуна с затылка Бретаны с ленивой грацией опустилась на спину, перешла на талию и завершила свой путь на ее груди. Губы девушки раскрылись, и она застонала от острого чувства удовольствия. Что за колдовская сила таится в его теле, которая при каждом прикосновении делает ее такой беспомощной? Еще несколько мгновений, которые показались ей вечностью, и вот их губы разделяет одно только дыхание.

Как будто угадав ее мысли, Торгун без всякого сопротивления с ее стороны крепким поцелуем еще сильнее раздвинул губы девушки и языком начал ласкать ее рот. Бретана с упоением отдалась этому сладкому занятию.

Ощущение того, что его тело, руки и все-все-все заполнили ее, привело Бретану в состояние крайнего и уже неподвластного ей возбуждения. Теперь ей уже было мало просто прикасаться к нему, хотелось такого же ощущения и внутри. Она выгнула спину в отчаянной попытке с помощью Торгуна (уж он-то знает, как это сделать) обрести форму удовлетворения. Теперь оба они стремительно и неизбежно приближались к исполнению своего обоюдного желания. Чувства Бретаны, ее глубокое удовлетворение выдавали только сладостные стоны.

Торгун все понял. Без всяких усилий он освободил Бретану от платья, единственной преграды, еще разделявшей их тела, и сильно прижал ее тело к своей обнаженной груди. И вновь еще полное слияние: дыхание Бретаны участилось в ожидании следующей волны наслаждения, на которую, верила она, им предстоит вознестись. Но в тот момент, когда Торгун своими нетерпеливыми руками только-только хотел охватить ее полные груди, а его пальцы ласкали их соски, вызывая в них чувство мучительно сладкой боли, Бретана внезапно пробудилась от своего наполненного любовными грезами сна. В действительности, к этому дому, всем заботам и тревогам ее возвратил оглушительный грохот. Еще не совсем уверенная в том, происходит все это во сне или наяву, девушка выпрямилась на своем ложе.

Тяжелая дерновая дверь распахнулась, и в комнату упала огромная фигура незнакомого человека. С невероятным усилием он уперся руками в глиняный пол и попытался приподнять голову. От изумления Бретана открыла рот.

— Эй, — сердито закричала она, не зная, что еще сказать, — до каких это пор будут вламываться в мою спальню?

— Прошу прощения, миледи, — начал незнакомец. Однако не закончив фразы, Торгун (а это был он) без сознания рухнул на пол.

Глава 6

Первым побуждением Торгуна было желание рассмеяться, но затем он передумал. Он испытывал к ней нечто вроде благодарности за то, что она ухаживала за ним во время болезни.

Викинг продолжал облачаться в новую одежду, проявляя при этом опыт и сноровку. Затем он подпоясал искусно сделанную куртку с длинными рукавами толстым кожаным ремнем и, наконец, надел темно-синие чулки и козловые сапоги. В сундуке оказались также ярко-синий плащ и отделанная бронзовыми украшениями перевязь, явно предназначенная для меча, который Бретана раньше не заметила на дне сундука.

Закончив с переодеванием, Торгун занялся чем-то еще. Не будучи уверенной, насколько он одет, девушка опасалась отнять руки от лица и повернуться в его сторону. Прервал молчание Торгун:

— Ну вот, это, думаю, тебе понравится. Бретана обернулась и увидела, что теперь дом разделен на две половины, переднюю и заднюю, укрепленными по бокам шторами. Отведя их назад, к березовой стене. Торгуй открыл взору Бретаны стол на козлах, который он собирался использовать в качестве кровати для себя во вновь выгороженной комнате. Еще в одном сундуке нашлись и шкуры для самодельного ложа.

Бретана и не знала, что думать обо всем этом. Сначала он не хотел уходить из дому, потом самым наглым образом раздевался у нее на глазах, повергая ее в ужас по поводу казавшегося ей неизбежным жестокого изнасилования, а вот теперь скандинав предлагает ей отдельную спальню.

— Ну и какая же из них моя? — В ее голосе все еще сквозило недоверие.

— Вот эта, — указал он на постель, в которой провел три последних дня. — Можешь спать у очага. — Затем, не желая отказать себе в удовольствии поиздеваться по поводу написанного у нее на лице панического страха, добавил:

— А если мне будет холодно, так стоит только подумать о тебе, и сразу согреюсь.

Бретана отдавала себе отчет в том, что это была не просто грубоватая шутка. Ее лицо вновь вспыхнуло от смешанного чувства раздражения и замешательства.

Она предпочла пропустить мимо ушей этот сомнительный комплимент:

— Занавеска вряд ли позволит мне чувствовать себя в безопасности.

Торгуй задорно ответил:

— Если бы я таил против вас, миледи, какие-то злые намерения, то будь она сделана хоть из камня, это бы меня не остановило. Отдыхайте спокойно, дорогая. — С этими словами он исчез на своей половине, плотно задернув за собой обе половины штор.

Сильная усталость разлилась по всему телу Бретаны, обещая крепкий сон и свободу от каких-либо мыслей. Однако даже в таком состоянии она не могла подавить мучившее ее странное смущение. Пытаясь объяснить противоречивые обстоятельства ее теперешней жизни, она уверяла себя в правомерности собственного страха перед человеком, который сначала похитил ее, а затем обрек на неуютное пребывание в своей компании на этом Богом забытом острове. Но была и другая мысль — дело не столько в Торгуне, сколько в собственных амбициях, которые нарушали ее спокойствие. Сначала она попыталась разобраться в этом, но затем отказалась от этой смехотворной мысли. Итак, он не собирается применять по отношению к ней никакого насилия, и пока дело будет обстоять таким образом, она в безопасности. И вообще, хватит об этом. И, тем не менее, уснуть ей в эту ночь удалось далеко не сразу.

В столь же беспокойном состоянии пребывал и обитатель другой половины дома. Торгуй так и не сомкнул глаз и все смотрел на потолочные балки, размышляя по поводу странных обстоятельств, в которых оба они оказались из-за шторма. Если бы не это, то они уже приближались бы к дому. Бретана — к встрече со своим неизвестным отцом, а сам он — к серебру, которое Магнус обещал ему в обмен на свою дочь.

Из-за предательства своего братца Хаакона Торгун вот уже в течение очень долгого времени был лишен положения и состояния, которые принадлежали ему по праву рождения. На деньги Магнуса он собирался купить у юхландцев корабль, нанять команду и заняться борьбой за трон. Но теперь он оказался перед серьезной и неожиданной угрозой, и ее олицетворяла сама Бретана.

Когда он договаривался с Магнусом о ее похищении, то это была просто сделка, а девушка — всего лишь груз. Красота же Бретаны была для него как удар молнии; привыкнув рассматривать ее только с точки зрения денег, которые он за нее получит, и корабля, который на них можно купить, он оказался совсем не подготовленным к первой встрече с белокурой ведьмой.

Дело даже не в том, что он отнюдь не был обделен вниманием прекрасного пола. Во время своих торговых рейсов и по возвращении домой женщины, можно сказать, так и вились вокруг него, хотя их пыл заметно поостывал, как только они узнавали, какую шутку выкинул с ним его венценосный братец, вынудив его жить в бедности. Те же, для кого его положение было безразличным, были безразличны и для самого Торгуна. Надо сказать, что Хаакон очень надеялся на брак Торгуна с особой низкого происхождения, что (и он прекрасно знал это) сразу же лишит того всех прав на престол.

Вот почему Торгун и жил жизнью мореплавателя. Что и говорить, женщины помогали скрашивать беспокойное существование моряка, но любви тут не было и в помине, а сердце викинга также не находило желанной пристани, как и его боевой корабль, бороздящий просторы Северного моря. И так было до встречи с Бретаной, затмившей собой всех женщин, которых он знал до этого.

Торгуй совсем потерял голову от этой девчонки с огромными глазами. Ему приходилось сдерживать порывы своего тела, но в мыслях он раздевал и крепко обнимал ее, причем даже в те моменты, когда она, злая и раздраженная, находилась на другом конце дома.

Он непрестанно думал о ее длинных белокурых, с серебряным отливом и мягких, как шелк, волосах. А ее белоснежное лицо с горящими сиреневыми глазами и эти полные, ярко-красные, как вишни, губы; особенно соблазнительна нижняя губа, чуть-чуть толще верхней. О, какой же это невыносимый вызов его сдержанности.

Торгуй был так измучен беспрестанными любовными переживаниями, что каждое движение ее роскошного тела вызывало в нем страстное желание быть все ближе и ближе к ней. Он упивался каждой скульптурно выразительной линией ее стройной талии, полными грудями, изнывал от желания вжаться в теплоту ее обнаженного тела, как это уже было в то первое памятное утро их встречи в Глендонвике.

В тот день он ничем не выдал своего настроения, но если бы Бретана посмотрела на него спереди, то (и он был уверен в этом) роль предателя сыграл бы его половой орган, пульсирующий от сладостно-болезненного желания. Не будь у него необходимости выполнения стоявшей перед ним важной задачи, он без колебаний опрокинул бы на постель и тут же овладел бы ею. А теперь, когда он снова находится так близко от нее, слышит ее дыхание за тонкой занавеской, его затопляли новые и новые волны страсти.

Но это безумие. Если он утолит свою любовную жажду, тогда все потеряно. Надо, чтобы Бретана никак не пострадала во время своего путешествия, иначе напрасными будут годы лишений и страданий, вызванных узурпацией Хааконом его законных прав.

Дело и так сильно осложнилось, в частности из-за потери медальона, хотя Магнус, скорее всего, и поверит, что Бретана носила его. Да и их теперешнее положение тоже оставляет желать лучшего. Запятнать честь Бретаны в такой момент, значит, нанести непоправимый ущерб ее ценности в глазах Магнуса. Старик вполне может отказать ему в обещанной награде, и тогда получится, что он зря проделал это долгое и опасное путешествие ради утоления своей страсти.

Нет, посягать на нее нельзя, чего бы это ему ни стоило. Торгун и раньше был настроен таким образом и считал, что так и должно продолжаться впредь. Для него эта пленница остается лишь чужой девицей, а то, что она наполовину саксонка, так это немного стоит в глазах викинга. В общем так, Эйнар прибывает через месяц и благополучно отвозит их домой. А уж там-то он со своим выкупом найдет себе женщин и получше.

Твердо решив не думать больше об этом, Торгуй уткнулся лицом в толстую шкуру и притворился крепко спящим. В этот же момент повернулась на своем ложе и Бретана. Облегченно вздохнув и глубоко зарывшись в шкуры, она попыталась забыться во сне. Глаза Торгуна открылись. Он-то знал, что в эту ночь спать ему придется недолго.

Глава 7

— Может, мне тоже пощипать птичку? — Торгун вздохнул, понимая, сколь наивен он был, предполагая, что его высокородная подопечная хоть что-нибудь смыслит в кухонных делах.

Бретана умоляюще пожала плечами:

— Конечно, у тебя это получится гораздо быстрее. А если ты так уж голоден…

На лице Торгуна промелькнуло раздражение.

— Если миледи, по ее словам, так обожает куропатку, то почему бы ей и не заняться ее приготовлением? И вообще, кому из нас пришлось побегать с луком в руках, чтобы добыть это пернатое?

Бретана не спорила — Торгун имел все основания надеяться, что она и будет ощипывать еще теплую куропатку. Да разве она возражает, вот только как к этому приступить? Но признайся она, что ей приходилось видеть дичь только на вертеле, какой град насмешек обрушится на нее. Вот ведь как получается: те качества, за которые ее так почитали в Нортумбрии, то есть за умение читать, сладко петь и обыгрывать всех в шахматы, здесь потеряли всякий смысл. Теперь ее ценность измеряется одним — умением ощипать перья с этой еще недавно бегавшей пташки. Да, немного же она стоит в новых обстоятельствах. Нет уж, в своем неумении она ни за что не признается, пусть уж лучше считает ее белоручкой, чем такой непрактичной особой.

— В Глендонвике я этим не занималась.

— Ничего удивительного. Но ведь я тоже не собирался учить упрямых девиц искусству выживания. — Являя всем своим видом сильное раздражение, он положил птицу на стол и стал перед ним, уперев руки в бока.

Несмотря на всю свою неопытность, Бретана все же считала, что Торгун требует от нее невозможного. Свое дело она сделала.

— Я каждый день собираю свеклу и капусту. И за огнем тоже я слежу. И что же, после этого можно говорить, что я ничего не делаю? — Она не очень-то любила с ним спорить, особенно потому, что всегда терпела поражение. Однако надо же было постоять за себя, когда к тебе так придираются.

Разделывая куропатку, Торгун думал о том, что, пожалуй, он немного круто с ней обошелся. Ведь ее жизнь сильно отличалась от всего того, к чему она привыкла раньше. А что касается сбора овощей и возни с огнем, то тут она совершенно права.

— Ладно уж, — проворчал он, — на этот раз договорились, но уж следующая птица — точно твоя.

От такой отсрочки Бретана с облегчением вздохнула, но испытания ее на этом не кончились, потому что наблюдать за разделкой птицы было почти так же противно, как и самой заниматься этим делом. Ощипывание — это еще ничего, но когда дошла до внутренностей, вот тут ее замутило. А ведь буквально на следующий день ей по настоянию Торгуна пришлось-таки делать то же самое.

« Слава Богу, — думала она, — хоть овощи мои не кровоточат «.

В тот вечер Бретана поджарила куропатку на вертеле, который Торгуй укрепил между парой внутренних опорных балок. Он называл этот способ приготовления жаркого словом, очень похожим на то, как оно звучало на языке саксов, да и в Глендонвике делали почти то же самое. Жарилось мясо много часов, но зато каким сытным и сочным оно получилось!

Гарниром к главному блюду была свекольная каша, которая стала для них по необходимости привычной едой. Благодаря тому, что Торгун прекрасно знал растительный мир острова, Бретане теперь удавалось находить капусту, а иногда и лук, так что теперь у них было чем сдабривать суп.

Привыкнув на корабле есть два раза в день (утром и вечером), они и здесь придерживались того же распорядка, причем вечером пища всегда была горячей. Ели они за столом, пользуясь большими деревянными тарелками.

К восторгу Бретаны Торгун показал ей место, где ведущая к морю узкая тропинка ответвлялась и почти незаметно приводила к месту, усыпанному ранней земляникой. Прошло уже несколько недель с того времени, когда она последний раз наслаждалась вкусом свежих фруктов, и это открытие доставило ей огромное удовольствие. Впервые придя в лесок одна, она по-ребячески жадно, сидя на земле, прямо-таки объедалась ягодами, упивалась их вкусом, с упоением вдыхала сладчайший аромат. Ее пальцы даже порозовели от клейкого сока.

К концу первой недели пребывания в доме его обитатели за целый день едва обменивались несколькими словами. Тем не менее каждый из них довольно успешно занимался своим делом и при этом не мешал другому. По утрам Торгун обычно охотился, возвращаясь затем с куропаткой, а иногда, если повезет, то и с зайцем. Пополнив запасы продовольствия, он вновь выходил из дому, на этот раз за топливом для очага на ночь.

Бретана, со своей стороны, два раза в день готовила еду, а свободное время заполняла сбором растений и фруктов. Поздно вечером, когда Торгуй возвращался с дровами или хворостом, она обычно сидела у очага, занимаясь чисткой и мытьем посуды и разными другими хозяйственными делами.

Однажды Бретана задержалась на прогулке сверх обычного. Сначала Торгун не придал этому значения, предполагая, что она ради разнообразия пошла домой более длинной дорогой. Однако, когда почти совсем стемнело, он начал беспокоиться. С ее стороны это было не только глупо, но и вообще на нее не похоже. Ведь сейчас ей надо будет возвращаться по крутой, неровной дороге, да еще в темноте.

Здраво рассудив, что она, как обычно, пошла за земляникой, он направился в знакомое место и нашел ее на полпути распростертой поперек узкой тропинки в окружении рассыпавшихся вокруг нее красных ягод. Ее миндалевидные глаза были заполнены слезами, а одной запачканной земляникой рукой она безуспешно пыталась дотянуться до своего распухшего колена, которое на глазах превращалось в одну сплошную опухоль. Услышав громкое приближение Торгуна, который ломился прямо через кусты, и не зная, что это он, она начала опасаться, как бы не попасть на ужин к какому-нибудь хищнику.

Увидя Торгуна, девушка под влиянием пережитого ею страха разразилась безудержными рыданиями, которые становились все громче, выражая собой и облегчение при виде своего спасителя, и боль, причиняемую ногой.

В обычных обстоятельствах, случись с ней что-либо подобное, Бретана была бы невообразимо смущена, но сейчас другое дело, — колено распухло и ужасно болело, и она не думала ни о чем другом, как только о боли, пронизывавшей все ее тело, и ожидала сочувствия.

— Да вот, нога, — начала она свои объяснения, почти задыхаясь от слез и указывая на густую поросль кустов, видневшуюся в нескольких шагах вниз по тропинке от того места, где она лежала. — Я бежала, споткнулась… — И вновь слова потонули в потоке бурных слез.

Суровая жизнь моряка не способствовала развитию у Торгуна умению утешать впавших в отчаяние женщин. Он стоял в растерянности, не зная, что же должен предпринять в таких обстоятельствах. Она казалась такой маленькой и беззащитной, и в ней ничего не оставалось от того очаровательного и всегда враждебно настроенного к нему существа, образ которого утвердился в его представлении о ней.

Ясно было одно — ее надо доставить домой. Не могли же они оставаться на ночь в этом холодном и небезопасном месте. Торгун слегка наклонил голову, с сочувствием вглядываясь в ее искаженное болью лицо:

— Идти сможешь? — В его голосе проскользнули добрые нотки.

Стерев тыльной стороной ладони слезы, блестевшие на ее опухших глазах, Бретана с детской доверчивостью повернула к нему лицо:

— Не знаю, — с трудом, прерывисто дыша, выдавила она. — Так больно, что и пробовать страшно.

— Я тебя подниму на ноги, — И прежде чем Бретана сумела что-либо возразить, Торгуй опустился рядом с ней на колени, положил одну ее руку на свои широкие плечи и крепко ухватил ее за тонкую талию.

— An! — решительно скомандовал он и, не дожидаясь ее ответа, одним движением руки, которой он поддерживал девушку под мышки, быстро поднял и поставил ее. Она стала на здоровую ногу, правой рукой по-прежнему опираясь на его мощное плечо, а другой беспомощно болтая в воздухе.

Пытаясь унять дрожащие губы, Бретана приготовилась к ощущению боли при попытке идти. Голосом, преисполненным решимости, она сказала:

— Надо попробовать стать на нее. Наклонившись вперед и перенеся тяжесть тела на больную ногу, чтобы посмотреть, что будет с ее коленом, она сразу же отказалась от дальнейших попыток. Малейшее давление на нее вызвало такую невыносимую боль, что заставило ее переступать на другую ногу. Потеряв равновесие, она невольно всем телом прижалась к Торгуну.

Неожиданное объятие повергло Бретану в такое замешательство, что сначала она даже не смела посмотреть ему в глаза. Она просто стояла, тесно прижавшись к викингу. И, тем не менее, чувство острого возбуждения, вызванное их близостью, перебороло ее инстинктивное желание освободиться от него. Ладонями рук она опиралась на плечи Торгуна, а локтями прижималась к его широкой красной куртке, не делая ни малейшей попытки изменить свое положение.

Так было уже дважды, первый раз в Глендонвике, а затем на корабле, когда она каждой клеточкой своего тела чувствовала стальные мускулы Торгуна. И каждый раз это прикосновение наполняло ее желанием чего-то такого, такого… Нет, словами это не выразить.

Перед силой и требовательностью порыва, который он мгновенно возбуждал в ней, меркло все остальное. Ведь вот человек, которого она просто должна ненавидеть. Но вместо враждебности при каждом прикосновении к нему у нее замирало сердце и кружилась голова.

Выветрились из памяти воспоминания о тех ночах, тогда на корабле и вот сейчас, в их общем доме, когда она в страхе прислушивалась к каждому звуку, который бы выдавал его приближение. Сейчас на место этого чувства пришло странное состояние спокойствия и доверия. И вот что странно, она знала, что никакой обиды от него не будет как раз в тот момент, когда он касается ее. В теперешнем своем замешательстве она бы не смогла отгадать эту загадку.

Внезапно осознав, что их молчание затянулось, Бретана взглянула ему в глаза. Надо было оторваться от него, чтобы привести в порядок свои мысли, поэтому она была благодарна викингу, что он первым нарушил тишину.

—  — Колено так сильно распухло, что идти ты не сможешь, но и оставаться здесь нельзя. Я отнесу тебя домой. — Высказав такое решение, Торгун взял руку Бретаны и снова обвил ею свою шею, а затем легко и непринужденно, положив свои руки на спину и бедра девушки, поднял ее.

— Потерпишь? — Он наклонился к лицу Бретаны так близко, что она почувствовала на своем лице исходившее от него тепло. Слова, которыми обменивались молодые люди, переходили из уст в уста вместе с их свежим дыханием.

— Да, — чуть слышно прошептала она в ответ, замерев на его руках.

— Тогда крепче обними меня за шею, — сказал викинг, — а я постараюсь идти спокойней. — Бретана последовала его совету, сцепив свои изящные руки на шее Торгуна. Впрочем, уверенности, что это так уж необходимо, у нее не было. Он держал ее так крепко, что даже при желании она не смогла бы высвободиться из его объятий. Впрочем, она все же крепко держалась за него из-за страха и нежелания противоречить ему.

Торгун же вспоминал, как он впервые держал ее вот таким же образом. И хотя платье не так плотно облегало тело девушки, как то, что видел на ней раньше, он все же чувствовал упругость ее живота под мягкими складками льняной одежды. Это переполняло его страстью. Он буквально несся по тропинке, чтобы, во-первых, скрыть свое учащенное дыхание, а во-вторых, хоть как-то заглушить бурное искушение, вызванное прикосновением к ее телу.

Бретана, которая сейчас была так же напугана своим настроением, как никогда порывами Торгуна, чувствовала, как его пальцы слегка гладят ее живот. Она уверяла себя, что это получается у него непреднамеренно и что виной тому неровная дорога. В этот момент она не была уверена, хочет ли она, чтобы его прикосновения к ее телу прекратились. Молодые люди не произнесли ни слова, и ночная тишина нарушалась только ритмичным шумом шагов викинга и его тяжелым дыханием.

И вот что странно, ее распухшая нога, которая еще несколько мгновений назад занимала все ее мысли, теперь была совершенно забыта. Казалось, что руки Торгуна излучали какое-то исцеляющее магическое тепло. Его прикосновение как бы пронизывало насквозь все ее существо, одновременно успокаивая и воспламеняя. И, как ни странно, вид луга и дерновой крыши стоявшего на нем дома принес ей больше разочарования, чем облегчения. Теперь Торгуй уже не будет крепко прижимать ее к себе.

Викинг мучился тем же чувством. Однако, в отличие от Бретаны, он-то хорошо знал, что ему надо и почему этого нельзя делать. Сколь бы сильной ни была его страсть, он должен умерить ее.

Пойди он на поводу своих чувств, и прощай все то, ради чего он трудился последний год, не говоря уже о восстановлении своих законных прав. За наслаждение, которое ему подарит Бретана, ему придется заплатить непомерно высокую цену. С этой мыслью Торгун распахнул дверь дома и понес беспомощную девушку на широкую, устланную шкурами скамью. Но в этот момент, когда он осторожно укладывал ее крупное тело на мягкие, прогибавшиеся под ее телом шкуры, воля его уже была сломлена и в приливе страсти он уже не владел собой.

В очаге изредка вспыхивали желтоватые языки пламени, которые высвечивали нежные линии тела Бретаны, окрашивая их в золотистые тона. Ее длинные льняные волосы, которые она в последнее время стягивала кожаным ремешком на затылке, растрепались во время их возвращения домой. Теперь они обрамляли ее точеное лицо, шелковыми прядями свободно спадая на бурые шкуры. Розовое платье Бретаны выразительно подчеркивало каждую линию ее пленительной фигуры. Торгун с мучительным наслаждением смотрел на угадываемые, невыразимо прекрасные черты ее тела, к которому еще несколько мгновений назад прикасались его руки.

Его взгляд был преисполнен нерешительности и смущения, а лицо выражало поразившие Бретану растерянность и колебание. Создавалось впечатление, что Торгун о чем-то умоляет девушку. Она лишь смутно догадывалась, что бы это могло быть, однако она должна… должна отказать ему. Опасность была так близка. Однако воспоминания о его обжигающих прикосновениях наполняли все ее существо пылким ответным желанием. Все то, чему ее раньше учили и во что она верила, меркли перед сознанием того, что не может отказать ему, что у нее нет сил для этого, и на место всему этому приходило расслабляющее волю стремление полностью отдаться ему.

Торгун нежно погладил выбившуюся на лоб шелковистую прядку ее волос. Ах, какая у нее невообразимо мягкая и гладкая кожа! Мольба, застывшая в ее полузакрытых глазах, была так созвучна желаниям Торгуна!

От нежного прикосновения Торгуна у девушки перехватило дыхание. Это уже не то казавшееся ей случайным прикосновение к ее животу во время их возвращения домой. Жест этот был вполне осознанным, преднамеренным и таким удивительно приятным. Откликаясь на него, Бретана на какое-то мгновение прижалась лицом к его ладоням, сама удивляясь безотчетности ответного порыва.

Казалось, что тело больше не принадлежит ей, и что она подчиняется какой-то исходящей от него колдовской силе. Он снова рукой прикоснулся к ее липу. Одно это заставило шире раскрыться ее полные губы.

Торгуй уже отказался от всякой надежды воспротивиться. Медленно, как бы нарочно растягивая удовольствие, он прикоснулся губами к раскрытому рту девушки. Медленно и томно он запечатлел на губах девушки полный нежности поцелуй.

И хотя все в Бретане бурно взывало к сопротивлению, губы ее еще больше раскрылись в ответ на страстный призыв Торгуна. Грудь охваченной страстью девушки бурно вздымалась от прилива наслаждения, которое вызвали в ней влажные поцелуи Торгуна, прикасавшегося своим языком к ее зовущим губам. Она и подумать никогда не смела, что тело ее способно к такому изысканному чувственному наслаждению.

Поцелуи Торгуна становились все более настойчивыми. Казалось, что такая страсть может причинить девушке физические страдания, но нет! Чем более бурными становились его ласки, тем более росло, ее возбуждение.

Бретана знала, что должна оттолкнуть его и всеми силами противиться неистовому натиску, но было уже поздно: она уже чувствовала мощное тело Торгуна рядом с собой. Одной рукой он приблизил миниатюрную головку девушки к своему лицу, а другой, в ответ на молчаливый призыв Бретаны, томительно ласкал ее напряженное тело.

В мыслях Бретаны происходило бурное противоборство двух начал: страсти тела и сознания необходимости сдерживать его порывы, а руки девушки стремились только навстречу возлюбленному. Торгуй почувствовал огромное удовольствие, когда Бретана ласково растрепала его пшеничного цвета густые кудри и еще сильнее прижала его губы к своим. Под тяжестью его тела она едва дышала, но с наслаждением выдерживала этот страстный груз.

Одним быстрым движением Торгун захватил край ее платья и поднял его над головой, открыв своему жадному взору ее обнаженное тело. Никогда еще в своей жизни Бретану так откровенно не раздевали. Инстинктивно она оторвала руки от Торгуна и в испуге и замешательстве скрестила их на своей обнаженной груди.

Торгуй, который, казалось, дошел до крайнего возбуждения, видя раздетую Бретану, стыдливо прикрывающую грудь, воспламенился новой, безумной страстью. Осторожно отведя руки девушки в стороны и по очереди поцеловав их ладони, он прижал их к ее бедрам. Она еще не полностью оправилась от ужаса, когда Торгун снял с нее платье. Куда только девалось охватившее ее при этом возмущение! А ведь ослабни это чувство — и ей ни за что не справиться с Торгуном.

Он уже был не в состоянии противостоять колдовским чарам Бретаны. Его захватило стремление во что бы то ни стало овладеть ею. Никакими силами уже нельзя было потушить огонь бешеного желания. В предвкушении этого момента все в нем напряглось… Теперь он был полностью готов вознаградить себя за страдания нескольких последних недель.

И на этот раз Бретане отказала решимость остановить его. Она изнывала от безумной сладости объятий Торгуна. Чувствуя это, он осторожно начал ласкать ее руки и плечи и, медленно продвигаясь дальше, остановился на соске. Последние силы покинули Бретану, она не выдержала и чуть не задохнулась от вожделения.

Наслаждаясь замешательством, которое ясно выдавали ее широко открытые фиолетовые глаза, Торгун поднес руку ко рту, языком смочил палец и медленно начал водить им вокруг розового, напряженного соска Бретаны. Когда же ее возбуждение достигло крайних пределов, он крепко охватил пульсирующую от страсти грудь Бретаны.

Она никогда не переживала ничего столь ошеломляющего и возбуждающего. Единственное сравнение, которое приходило ей в голову, была жуткая качка корабля перед тем, как ее смыло за борт. Но и это не шло ни в какое сравнение с тем, что она испытывала сейчас.

Через мгновение Торгуй опустился чуть вниз и начал влажными губами, постепенно усиливая давление, продолжал ласкать ее сосок. Волны возбуждения с молниеносной быстротой пробежали по ее позвоночнику. Такого упоительно приятного расставания со своим девичеством она и представить себе не могла!

Торгун ртом продолжал сладостное истязание. Языком он доводил ее розовые соски до невыносимо приятной боли, в то время как его руки скользили по твердому, гладкому животу, все ближе и ближе к заветному пределу его желаний, там, в самом низу… Его пальцы на мгновение задержались на золотистых волосах, венчавших ее лоно и в самой середине свивавшиеся в восхитительно мягкий, кудрявый холмик.

К тому времени, как Бретана воспарила на волнах безудержной страсти, она уже едва могла дышать, только непроизвольно вскрикивая при каждом прикосновении Торгуна. Но тревоги она все еще не чувствовала.

Его же ласки становились все нежнее и откровеннее, все больше раздразнивали ее плоть, которая требовала все новых и новых возбуждающих впечатлений. Рука Торгуна скользнула между ее бедрами, слегка раздвинула их, и вот тут-то девушка впервые громко вскрикнула и испустила первый громкий крик удовольствия, сама удивившись этому и придя от этого в сильное замешательство. Но именно там она больше всего жаждала ласк Торгуна и не сделала ни единого движения, чтобы остановить его.

Сначала очень осторожно, а потом все более и более решительно пальцы Торгуна вошли внутрь Бретаны, легко проникая внутрь ее увлажненной совами любви плоти и вновь выходя из нее. Только , прерывистое дыхание выдавало ужас и смятение девушки перед случившимся.

Она отдавала свою девственность человеку, который не только не был ее мужем, но и являлся ее похитителем. Своим телом она удовлетворяет самые низменные желания этого язычника.

Хотя половой орган Торгуна уже не был так крепок, как до этого, он все же оставался внутри Бретаны. Он чувствовал, какое унижение она испытывала от сознания нечестивости их союза.

— Убирайся! — закричала она и в бессильной попытке оттолкнуть огромное тело уперлась руками в грудь своего обольстителя.

Торгун поднял голову и взглянул на нее.

— Поздновато одумались, миледи. Впрочем, как угодно. — На его лице отразилась смесь раздражения и досады. — А ведь еще несколько мгновений назад я, кажется, был так желанен.

— Нет, нет и нет! Конечно, если ты принимаешь свое насилие за мое согласие. — Бретана чувствовала, что лукавит, однако ничего лучшего в этих обстоятельствах придумать не могла. Нельзя же признаться даже себе самой, что она поощряла своего соблазнителя, хотя внутренний голос подсказывал ей, что, в общем-то, так оно и было. Потом она как-нибудь разберется во всем этом, а сейчас надо было предотвратить вторую унизительную попытку такого рода с его стороны.

— Думайте, как вам угодно, миледи. Но если наши игры вам не понравились, то, смею уверить, ничего подобного впредь не случится, хотя другие мои жертвы не разделили бы вашего мнения на этот счет.

Бретана пропустила мимо ушей эту грубую шутку.» Именно жертвы, — прошептала она. — И я одна из них «.

Торгун, который терялся в догадках по поводу уступчивости Бретаны, не хотел оспаривать прихотливых объяснений своей партнерши. Приведя себя в порядок и подняв с пола куртку, он удалился на свою половину. Бретана услышала только шум плотно задвигаемых занавесок. Однако он не удержался от того, чтобы на прощание не бросить еще один камень в ее огород:

— Спи спокойно, твоей драгоценной чести сегодня ничего больше не угрожает.

Бретана возмущенно издала негодующий возглас и уткнула пылающее лицо в мягкие шкуры.

Случившееся было так ужасно, так унизительно, что думать об этом было невмоготу. Сначала она попыталась решительно, хотя и безуспешно, вытравить все случившееся из сознания, однако между ними произошло так много всего невероятного… Бретана чувствовала, что пройдет много времени, прежде чем ей удастся (да и удастся ли вообще?) забыть ласки Торгуна.

Она отважилась даже на то, чтобы как-то примирить весь ужас происшедшего с тем, что она сама способствовала этому. У нее никогда и в мыслях не было допустить такое с почти незнакомым мужчиной, особенно с тем, кто не пользовался бы ее любовью. Что же заставило ее забыть свое представление о чести?

Бретана догадывалась, что началом ее падения было то первое случайное прикосновение Торгуна, когда по извилистой тропинке он нес ее домой. Начиная с этого момента, она знала, что лишь призрачная способность Торгуна сдерживать себя может предотвратить ее желание заполучить его.

И если уж быть совсем честной, то необходимо признать, что и в этот момент она все еще жаждала его. О, Господи, на что это похоже, что даже сейчас, в своей неудовлетворенной страсти, она воспроизводит каждое греховное прикосновение, каждый неистовый поцелуй, каждое бесстыдное движение тела? Как можно ненавидеть кого-нибудь и так переживать все это? Да, не иначе та мачта повредила ее ум, который и позволил телу так предать ее. Будь она где-нибудь еще, а не в одиноком домишке на каком-то затерянном в Северном море острове, можно было бы подробнее развить матримониальный сюжет ее грехопадения, но только не сейчас, когда змей-искуситель затаился в нескольких шагах от нее, и когда надо думать только о том, как бы снова не потерять самообладания.

И вот еще что — необходимо укрепить собственную волю, чтобы противостоять собственным опасным искушениям и постоянно, без конца, напоминать себе, что он язычник, ее похититель и человек, которому вообще нельзя доверять ни в чем.

Рассудив таким образом, она закрыла глаза, а затем, вспомнив о его жадных поцелуях и как бы отвечая на них, в ответном порыве раскрыла губы.

Торгуй, который вопреки тому, чтобы могла подумать Бретана, совсем не спал, неподвижно сидел на краю скамьи, которая служила ему постелью, и размышлял о своих очень уж неожиданных поступках. Еще вчера такое развитие событий показалось бы ему катастрофой, а теперь после того, что случилось, он старался уверить себя в том, что дело может обернуться и иначе. Однако поводов для оптимизма было маловато. Магнус, конечно, надеется, что Бретана прибудет к нему в целости и сохранности. Думая таким образом, викинг имел в виду ее девическую честь. Если подобное происходило с другими женщинами, никто не считал Торгуна злодеем. Магнус же — другое дело, он-то будет считать растление Бретаны явным нарушением их договоренности. Если такое обвинение против него будет выдвинуто, то защищаться будет очень и очень трудно, особенно если свое веское слово скажет Бретана. Да и с мужем, буде он появится, также надо считаться, ведь он выступит с претензиями по поводу бесчестия своей жены.

Торгун приобрел славу грозы девственниц, да и сам он отнюдь не стремился к поощрению невинности. Он пришел к выводу, что зашел в тупик с решением этой проблемы. Если бы можно было исправить все то, что он натворил за последние несколько часов. Краткие мгновения удовольствия — и все потеряно между ногами этой девчонки!

За эту страсть ему, скорее всего, придется расплачиваться цель(tm) состоянием. Но было в его поведении еще одно обстоятельство, которое тревожило его еще сильнее. Он потерял способность к самоконтролю. Хотя он раньше и желал, и имел других женщин, ему еще не приходилось так терять голову, как в случае с этой саксонской чертовкой. Она прямо-таки околдовала его своими глазами, наслала на него какую-то порчу, воспламеняла его страсть даже при малейшем прикосновении к ее телу и заставляла овладеть ею.

А сколько противоречий в этой златокудрой чаровнице! Он-то знал, что девственность ее нарушена, так как не раз слышал крики женщин, когда они расставались с невинностью. Но ведь тут ничего подобного — совсем наоборот, была безудержная страсть женщины, доставлявшей удовольствие мужчине и знавшей, как это делать. Сгибание спины, когда она принимала его, движение бедрами в ответ на его бурное вторжение в ее лоно — нет, перед этим невозможно было устоять, чего бы это ему ни стоило.

Да, кстати, сколько же ему это будет стоить? Если она будет отдана замуж, что, без сомнения, входит в планы Магнуса, то ее тайна скоро выйдет наружу. Но если ее мужем будет он, то Top-гун заручится одновременно и молчанием Бретаны, и деньгами Магнуса! Тогда ему не придется отказываться от всего того, ради чего он так старался.

Серебро, которое ему причитается за возвращение Бретаны, — это лишь малая часть всего состояния Магнуса. После смерти его сына Ингвара, который прошлой осенью погиб в одной из битв, на него нет претендентов, поэтому оно полностью перейдет Бретане как единственной оставшейся в живых наследнице.

Наградой за эту сделку будет, ясное дело, его полная свобода. Нет, тут надо все хорошо обдумать и взвесить. Торгун не очень-то представлял себя в роли любящего мужа. Он всегда считал женщин корыстными и двуличными существами, заигрывавшими с ним, когда они надеялись поживиться за его счет, и без колебаний покидавших его, когда их надежды не оправдывались. Неплохо, конечно, позабавиться с девчонкой в постели, но быть преданным ей до гробовой доски — нет уж, увольте, он гораздо лучше чувствует себя в компании Локи. И все же, на всем этом можно здорово поживиться, хотя можно больше и потерять, если он просчитается.

Магнус, скорее всего, не удовлетворится тем, что за поруганную честь своей дочери лишит Торгуна обещанной награды. Он вполне захочет и его головы. Сам он в летах, и поэтому какой он соперник Торгуну в его двадцать шесть лет, так что он выберет бойца, с которым Торгуну и придется вступить в схватку. Непревзойденное боевое мастерство последнего, скорее всего, обеспечит ему победу, однако он не хотел озлоблять своих собратьев убийством другого воина в споре за какую-то девчонку.

Затем он попытался представить Бретану в роли жены. Как женщина она явно не хуже других. Смотрится очень даже хорошо, а ее длинные золотистые волосы и полные, зрелые груди, если опять сравнивать с другими, также распаляют воображение. А уж как она может возбуждать и удовлетворить мужчину, тут у нее соперниц немного, уж это-то он знает. Но, с другой стороны, она очень вздорна, так что ее характер, когда с ней приходится находиться под одной крышей, будет сильно досаждать, если их союз растянется на всю жизнь.

А в общем, чему надо, она выучится. Местные женщины скажут ей, как готовить для меня пищу и как вести себя в постели и не вмешиваться в мои дела. Со временем она станет вполне сносной спутницей жизни, тем более, что к супружескому ложу она принесет хорошенькое приданое.

Вот только убедить Магнуса в достоинствах его плана будет ох как не легко. Бедность Торгуна служит ему плохой рекомендацией. Но ведь старику и не надо искать дочери богатого мужа, он и сам вполне может обеспечить ей роскошную жизнь. Возможно, перспективы иметь зятя, принадлежащего к королевскому роду, хоть он и гол как сокол, покажутся старому ярлу привлекательными.

И все же ни от кого так не зависел успех его плана, как от Бретаны. Если Торгуй сумеет привлечь ее на свою сторону, то Магнус вряд ли отдаст дочь замуж вопреки ее желанию. Все, все зависит только от ее сговорчивости. Судя по ее нынешнему настроению, препятствий тут еще хоть отбавляй.

Торгуй мысленно вернулся к бурным мгновениям, проведенным ими в постели. Там она не оказала ему никакого сопротивления. Но хотя леди и развела один раз для него ноги, все ее последующее поведение указывало только на то, что второй раз она этого не сделает. А учитывая, что Бретана отвергла его повторные попытки овладеть ею, он должен считаться с возможностью любого отношения к себе и своим планам.

Эйнар вернется в конце месяца, так что у Торгуна есть еще немного времени, чтобы обратить ярость Бретаны в любовь. Ему не занимать умения ухаживать за женщинами, однако времени мало, а задача непомерно сложна. Надо тщательно продумать план действий, следуя которому можно не только добиться того, чтобы она согласилась выйти за него замуж, но и сама умоляла бы его об этом.

Он должен быть нежен и ласков с Бретаной и незаметно обворожить ее до такой степени, чтобы она не могла жить без него, и вот тогда она сама прибежит к нему. В общем, надо сделать так, чтобы инициатива как бы принадлежала ей, а уж он-то не упустит своего момента.

Торгуй думал о том, как мало знает Бретана о своем действительном положении и как это неведение может нарушить его планы в отношении ее. Она считает его язычником, а это в ее глазах гораздо ниже саксонца. Такое отношение делает его позицию очень и очень уязвимой.

Лучше сказать ей правду, которая состоит в том, что ее действительное происхождение как бы уравнивает их обоих. Тогда, может быть, она вернется домой по своей воле и поэтому найдет новую жизнь вдали от Англии, рядом с человеком, которого уже знает, не такой пугающей для себя. Да, решено, он дождется подходящего момента, а затем привяжет ее к себе общим происхождением и страстью.

О серебре же будет знать только он и Магнус.

Бретана ни за что не согласится связать с ним судьбу, если будет считать себя купленной. В самом деле, как еще она может отнестись к нему, если подумает, что он любит только ее деньги.

Их денежные дела должны храниться, насколько это возможно, в тайне до дня свадьбы. А к тому времени он наверняка обретет богатство, принадлежащее ему по праву рождения.

Торгун зарылся в шкуры, которыми была устлана постель, и поздравил себя с таким мастерски составленным планом, который обязательно сработает.» Завтра и начнем «, — подумал он. С этой мыслью он погрузился в глубокий, спокойный сон, заполненный сценами восхитительно проведенного вечера.

Глава 8

Бретана проснулась от холода. Огонь в очаге погас. Она вся дрожала, а все тело ныло. Да к тому же она лежала совсем голая. У нее не было привычки спать без одежды, однако из-за бурных событий накануне она не только не позаботилась об очаге, но и забыла одеться. Сказать по правде, Бретана и представить себе не могла, что оказалась без своего голубого льняного платья. Единственное, что она хорошо помнила, так это страстно и жадно целующие ее губы Торгуна и его сильные руки, гладившие и ласкавшие ее тело с таким изяществом, которое и заподозрить-то было нельзя в таком грубом существе.

« Господи, — в отчаянии корила она себя, — что же я наговорила?»— Бретана знала одно, что в будущем она должна решительно противиться любому повторению чего-либо столь же позорного и низкого.

Бретана чувствовала, что ее как ледяной волной окатила холодная волна уныния и растерянности. До ее сознания дошло, что впервые с тех пор, как она попала в этот дом, ей придется повторить трудный процесс разжигания огня.

Если она не займется этим, то это наверняка сделает Торгун. Однако любая мысль о помощи, полученной от этого подлеца, была ей отвратительна. Ей ничего не остается, как положиться только на себя.

Огромным усилием воли Бретана заставила себя отбросить шкуру, под которой лежала. Если она не разожжет огонь, то просто-напросто замерзнет. Она перевесилась с постели, подняла с полу лежавшее рядом платье и встала, чтобы надеть его. И только когда она ступила на левую ногу, дало себя знать распухшее колено, и она припомнила, как началось все это несчастье с Торгуном.

Громко вскрикнув от боли, Бретана откинулась назад на постель, платье выпало у нее из рук, и она инстинктивно схватилась за больное место. Колено сейчас увеличилось чуть ли не вдвое и было сплошным синяком от темно-фиолетового до отвратительно желтого цвета. Боль усиливалась с каждой попыткой размассировать колено, которое становилось все более неподвижным. Сустав сильно растянут, и колено нельзя нагружать. Это неудобство резко снизит ее независимость, к которой она так привыкла. Все же она надеялась как-то передвигаться. С трудом одевшись, не вставая с постели, ей удалось подтянуть к себе метлу, которую она надеялась использовать в качестве костыля.

Это было не лучшее средство, однако Бретана обрадовалась возможности хоть как-то двигаться, перенося свой вес с больной ноги на метлу, и приходилось передвигаться прыжками. Теперь она, хоть и с трудом, но добралась-таки до очага и стала высекать огонь, ударяя кремнием по холодному кресалу.

— Доброе утро. Что, огонь погас?

— Да. — Бретана очень старалась, чтобы ее ответ прозвучал как обычно. — Я его снова развожу.

Торгуй подошел к Бретане. Она еще не натянула на ноги козловые сапоги, и викинг сразу же увидел ее колено нездорового красного цвета.

— Да, падение не прошло бесследно. — Он указал на ее распухшую ногу. Бретана не ответила. Все ее внимание было сосредоточено на этом, увы, бесплодном занятии.

— Давай, я займусь этим, — предложил Торгуй почти просительным тоном.

— Сама справлюсь, — отрезала Бретана, хотя уверенности у нее в этом совсем не было.

— Никто и не сомневается, просто с твоей больной ногой тебе лучше в постель. — Опять постель — это слово как топор чуть не разрубило их натянутые попытки проявлять взаимную вежливость.

Если бы не нога Бретаны, ее в этот момент ничто бы не удержало от того, чтобы выбежать из комнаты.

— Ну, пожалуйста. — Он протянул руку, чтобы взять кремень и кресало. Бретану поразило то обстоятельство, что это слово Торгун в разговоре с ней употребил впервые. И в самом деле, он больше привык к тому, чтобы все его желания исполнялись по команде. Было его предложение искренним или нет, но для Бретаны предоставлялся удобный случай не ходить несколько часов по холодному земляному полу.

— Ну ладно, — уступила она неохотно. — Спасибо, — процедила она, давая ему ясно понять, что она чувствует по поводу бурных событий прошлой ночи.

В глазах Торгуна отразилось нечто такое, что Бретана истолковала как некую благодарность за свою уступку.

— Ты можешь двигаться без посторонней помощи?

— Конечно. — Ее быстрый ответ отражал ужас перед тем, что в случае промедления он поспешит ей на помощь. — Это я сама придумала, — сказала она с гордостью и указала на метлу.

Гордиться тут было, конечно, нечем, однако Торгуй позволил Бретане испробовать это ее изобретение и облегченно вздохнул, когда она доковыляла до постели.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы оживить очаг, разжечь огонь, который он набил березовыми дровами. Почти сразу же комната согрелась, теплый воздух выгнал утреннюю свежесть, и Бретана почувствовала себя гораздо лучше.

Торгуй приготовил завтрак, а потом смочил полоску льняной материи в холодной воде и велел Бретане наложить повязку на больную ногу. Вначале холодный компресс причинял одно беспокойство, однако по мере охлаждения ткани болезненная пульсация в ноге прекратилась. Это средство, а также выпитое по совету Торгуна пиво, которое, по его словам, ускорит лечение или по крайней мере поможет лучше перенести его, оказало благотворное действие.

На следующее утро она вновь попыталась встать на больную ногу, но не успела воспользоваться своим самодельным костылем, как подошел Торгуй и сказал:

— Подожди, у меня есть для тебя кое-что получше.

Бретана с недоверием подняла брови. Удивлению ее не было предела, когда викинг показал ей палку с горизонтально закрепленным сверху упором.

— Ты это сделал для меня? — спросила она.

— Меня не очень-то устраивает, когда ты в постели. — Торгуй не мог сдержать улыбки от этой невольной игры слов. — Я имею в виду, что ты лучше будешь справляться с домашними делами, если сможешь ходить. Думаю, что это будет получше метлы.

С этими словами Торгуй поместил поперечину костыля под мышку Бретаны, отступил назад, и Бретана начала осторожно переносить на него тяжесть тела. К ее радости, движения стали гораздо более удобными и не такими болезненными, чем прыжки на одной ноге.

— Думаю, тебе это доставит удовольствие. — Торгун протянул Бретане корзинку, до краев наполненную сочными красными ягодами.

— Вот уже четвертый раз за эти дни ты приносишь мне землянику. Можно подумать, что ты наделяешь ее особыми целебными свойствами.

— Во всяком случае, она явно улучшила твое настроение.

Бретану и озадачивало, и смущало это новое качество Торгуна — его галантность. После той унизительной близости он проявлял к ней такое уважение, которое ну никак не вязалось со сложившимся у нее представлением о викинге. Было ли тому причиной ее физически беспомощное состояние или же он старался загладить вину за свой бессовестный поступок!

— Не тебе беспокоиться о моем настроении. Оно улучшится только после того, как я снова окажусь в Глендонвике. — Торгун ощутил ее растущее раздражение. Ягоды были попыткой ублажить ее.

— Я оставлю ягоды здесь. Торгун поставил корзинку на стол. В эти последние дни он тщательно избегал каких-либо физических контактов с ней. Это не ускользнуло от внимания Бретаны.

— Я обожаю их, спасибо. — Когда она потянулась к корзинке и взяла ягоду, Торгун быстро отдернул руку. Она по-прежнему терялась в догадках, что же с ним случилось — почему его отношение к ней так резко изменилось.

Нельзя же сказать, что в ту злополучную ночь он испытывал к ней отвращение. О, нет! И все же, с тех пор он тщательно избегал любого прикосновения к ней и даже никак не помогал ей управляться с этим самодельным костылем, хотя оба прекрасно знали, что помощь с его стороны сильно облегчила бы ее страдания.

Может, его уже не влечет к ней физически?

Бретана знала, что выглядит сейчас очень неказисто: чего стоит это чиненое-перечиненное платье с множеством заплат или ее волосы, туго стянутые на затылке — так удобнее работать по хозяйству… А ее и без того неизящные движения выглядели просто нелепыми из-за этого ужасного костыля. Да, сейчас она не такой уж желанный приз, не то что раньше, в других, более благоприятных обстоятельствах.

И тут она опомнилась, пораженная ходом своих мыслей. Что это с ней происходит? Ей не нравится, что ее честь вновь не подвергается угрозе? А может, в глубине души она как раз и делает такую надежду?

— Горькая попалась? — спросил Торгун, заметив резкое движение Бретаны.

— Что? — едва продохнула Бретана, так как ее рот был набит сочными ягодами. — Нет, нет, ягоды отменные. Я просто подумала о нашей свекле.

— Эйнар наверняка привезет что-нибудь повкуснее.

— Кстати, об Эйнаре, он что, приезжает сюда каждый год? — спросила Бретана, довольная тем, что может отвлечься от занимавших ее мыслей.

— Да, сторожевые посты были устроены моим отцом Харальдом, чтобы предотвращать пиратские набеги фризов. Их торговые занятия в Хебеди приносят много серебра, но только если есть что продать. В последнее время наименее усердные среди них пришли к выводу, что грабить наши суда легче, чем самим заниматься морской торговлей. И вот этот аванпост, хотя он и малочислен, как раз и предназначен для борьбы с их грабежами.

Торгуна обнадежил вопрос Бретаны, поскольку он считал проявленный ей интерес пусть маленьким, но многоообещающим шагом к тому, чтобы перевести разговор на тему их общего происхождения и сделать так, чтобы она смирилась с ним.

Ничего удивительного нет в том, что, будучи саксонкой, она боялась и ненавидела скандинавов. Набеги последних двадцати лет, часть которых предпринималась его соплеменниками, а другие фризами и ютландцами, не делали их привлекательными в глазах саксов. И, тем не менее, если он хочет успешно претворить в жизнь свой план, надо во что бы то ни стало заручиться ее доверием. Он был уверен, что этого можно добиться только одним — жестокой правдой, которую он должен сообщить ей.

Бретана отвернулась от Торгуна. Напряженная поза выдавала ее беспокойство.

— Хебеди, Трондберген, Норманландия. Слова такие же странные, как и эти ужасные люди. Для чего тебе нужна там саксонка?

— Мне она не нужна. Все дело в твоем отце. Озадаченная, Бретана на какое-то мгновение сначала нахмурила брови. Положив костыль на стол и откинувшись назад, она обеими руками уперлась в бедра.

— Знаешь, сегодня я совсем не расположена отгадывать твои загадки.

— Никакой загадки и нет, миледи. Хотя поначалу это и может поразить твое воображение.

— Я хочу знать о причинах своего похищения. Похоже, что наконец-то ты ответишь на вопрос, который я все время, с самого начала нашего злополучного знакомства, задаю тебе, не так ли?

— Только в том случае, если ты пожелаешь выслушать мой ответ. — Торгун знал, что факты он должен сообщать очень постепенно, а не обрушивать на Бретану всю правду сразу от начала до конца.

— Тебе лучше присесть.

— Ладно, — нетерпеливо ответила девушка, почти выведенная из себя уклончивостью собеседника. Видя, что он не начнет, пока его просьба не будет выполнена, она осторожно опустилась на дерновый пол, прищуренными глазами скептически рассматривая Торгуна.

Тот понял, что дальнейшего промедления она уже не выдержит.

— Твоя мать Эйлин не всегда жила в Англии, — начал он. Его слова сразу же вызвали реакцию, которой он так опасался.

— Не смей говорить о моей матери! — закричала Бретана. — И откуда ты вообще знаешь ее имя?

— Прошу, выслушай, а уж потом обвиняй меня в чем хочешь.

— Так вот, одно время она жила в Трондбергене и была возлюбленной знатного человека, у викингов это называется ярл, по имени Магнус. Ты их ребенок, и в тебе половина скандинавской и половина саксонской крови. Когда твоя мать покинула его, то Магнус не знал, где ее искать. А потом выяснил, где живешь ты, и поручил мне привести тебя домой.

Торгун помолчал, чтобы проверить, какое действие произвели на Бретану его слова. Смятение, отразившееся на ее лице, придавало ей выражение ребенка, заблудившегося в лесу и старающегося вспомнить дорогу, по которой он шел до этого.

— Мой отец был саксонским лордом, — медленно и размеренно произнесла она с чувством постепенно нарастающего гнева.

— Мужем твоей матери, возможно, — поправил Торгуй, — но не твоим отцом. — Он чувствовал, что Бретана все еще не верит ему. — Твой отец Магнус. Я не знаю, что тебе наговорила твоя мать, чтобы скрыть свое прошлое, но уверяю тебя и клянусь Одином, что ты дочь Магнуса.

История были слишком невероятной, чтобы поверить в нее, даже если это и объясняло причины ее похищения Торгу ном.

— Англия — большая страна, — решительно возразила Бретана. — Как же ты узнал, что именно я тебе нужна?

— Подвеска. Магнус дал мне ее половину. До этого момента она о ней не вспоминала. При напоминании об этом Бретана рукой дотронулась на своей шее до того места, где находилась подвеска.

— Где она? — сердито спросила она. Торгун вздохнул.

— Увы, потеряна во время шторма. Но это неважно. Магнус поверит мне на слово.

— Ты лжешь! — презрительно возразила Бретана. — Даже если бы я носила браслет из конского волоса, ты и тогда бы сказал, что он подарен этим викингом Магнусом.

Лицо Торгуна выразило понимание хода мыслей Бретаны.

— Так-то оно так, но откуда мне знать… Бретану ошеломил этот довод. Может, она сама сказала ему об этом? Она этого не помнит, но… Вдруг ей пришел на ум единственный правильный вывод из рассказа Торгуна, если только он не лгал ей.

— Так, значит, он убил ее! Как же еще другая подвеска попала к нему?

Бретана ужа начала верить Торгуну, и горячие, мучительные слезы наполнили ее прекрасные глаза.

— Нет. — Торгун почувствовал угрозу, нависшую над своим планом. — Магнус тут ни при чем. Эта вещица была похищена фризами, а другую подвеску они как-то упустили. И вот та из них, которую они украли, появилась на рынке в Хебеди. Там ее увидел и узнал Магнус. Потом он выяснил, откуда она к ним попала. Ярл никогда не терял надежды, что Эйлин жива. Много лет назад, что она бежала, будучи беременной, он поклялся вернуть домой и мать, и их отпрыска. Я направился в Гендонвик, надеясь найти там вас обеих, но Эдуард сказал мне, что жива только ты.

Бретана считала историю, рассказанную Торгуном, невероятной.

— Если это так, то как моя мать вообще попала в Норманландию? Или ты хочешь сказать, что она покинула Британию, чтобы стать женой язычника?

Торгун знал ответ и на этот вопрос, но сомневался, что он понравится Бретане. Эйлин была пленницей пиратов и продана Магнусу на невольничьем рынке в Хебеди и лишь позже стала его возлюбленной, что, в конце концов, и послужило причиной ее бегства из Трондбергена. Когда Эйлин поняла, что у нее будет ребенок, она, очевидно, испугалась за его безопасность. Другого и быть не могло, учитывая ненависть, которую питала к ней Тири, жена Магнуса. Оспаривать законные права ее сына значило подвергать смертельной угрозе и ее, и ребенка. Торгун искал щадящую форму, в какой он мог бы ответить на вопрос Бретаны.

— Так как же она попала туда? — сердито повторила она свой вопрос.

— Видишь ли, фризы торгуют многими товарами: серебром, пряностями, франкскими клинками и иногда рабами.

— Ты хочешь сказать, что они похитили мою мать?

— Да. — Торгун был рад, что хоть это не вменяется в вину скандинавам.

— А этот Магнус, он что, купил мою мать? Торгун начал сомневаться в безупречности своего намерения войти в доверие Бретаны. Оказавшись в Трондбергене, она рано или поздно узнает правду. Но пока в своем желании просветить ее, он только пробудил негодование саксонки. И, что еще хуже, она как будто не слышит его и думает, что Эйлин была женой Магнуса. Торгун решил пока не останавливаться на этом факте.

— Магнус хорошо относился к твоей матери.

— Разве? Тогда почему же она бежала от него?

— Я же тебе сказал, она опасалась за твое будущее. Говорят, что за деньги ее на франкском торговом корабле перевезли в Ютландию, а уж как она вернулась в Англию — этого я не знаю.

Теперь Бретана должна обдумать то, что Торгун считал возможным сообщить ей. Он подождет в надежде, что она не только поверит ему, но и поймет, как трудно было ему сообщать такие трагические сведения.

К истории похищения Эйлин нельзя было относиться сочувственно. Поэтому он не осуждал Бретану за ее гнев. Несмотря на все старания Торгуна оправдать Магнуса, факт остается фактом — старый ярл купил ее, как какой-нибудь товар, а такой деловой подход вряд ли найдет понимание в глазах саксонки.

Торгуй наблюдал за печальной и задумчивой Бретаной, которая перебирала в уме обстоятельства своего запутанного происхождения. Он подумал, что, может быть, эту историю надо было подать иначе. Возможно, следовало бы не говорить о действиях тех, кого теперь она вправе ненавидеть. Хотя он и сам викинг, однако надеялся, что в глазах Бретаны он как-то сумеет предстать ее союзником против Магнуса.

Торгун знал, а в свое время в этом убедилась и Эйлин, что Бретана не может успешно противостоять желаниям Магнуса. И все же в его интересах дать ей понять, что ей это удастся.

Торгун подбросил дров в угасающий очаг и, откашлявшись, внимательно посмотрел на Бретану. Она сидела рядом с ним, но по ее отвлеченному взору было ясно, что мыслями она блуждает где-то далеко-далеко отсюда.

— Думаю, что могу помочь тебе.

— Хватит, уже помог. — Голос Бретаны был бесцветен, ибо все ее силы были израсходованы на осмысление той запутанной» истории, которую поведал Торгун.

— Я даже не знаю, правду ли ты говоришь? И даже если я поверю тебе, что из того? Что ты можешь мне сейчас предложить? — Она взглянула на Торгуна, глаза которого излучали непреклонность и решимость.

Даже сейчас, в момент выпавших на ее долю мучительных переживаний, она была прекрасна. Огонь высвечивал ее блестящие, казавшиеся на этот раз сиреневыми, глаза и наполнял их лучистым блеском. От воспоминаний об их близости кровь Торгуна вновь взыграла, а в паху появилось знакомое ощущение болезненной ломоты. Он может колебаться относительно женитьбы на ней, но не желания обладать ее телом.

О, как бы он хотел, обойдя очаг, приблизиться к ней, навалиться на нее всем телом и овладеть тут же, на холодном земляном полу. Останавливало его только сознание того, что это сведет на нет все то, чего он достиг вчера ночью. Хотя и не был уверен, — что сможет подняться в своем возбужденном состоянии, он все же, в завершении беседы, ответил на ее вопрос.

— Пожалуй, лучше всего оставить тебя наедине с твоими мыслями. Всего хорошего, миледи. — Торгун встал, уйдя в более прохладную половину дома. Бретана в задумчивости осталась одна, освещаемая теплыми отсветами пляшущих языков пламени.

Как это не раз бывало в последнее время, ее поразила эта деликатность Торгуна. Она была признательна ему за то, что он оставил ее одну. Если Бретана и искала ответов на мучающие ее вопросы, то задать их все равно бы не решилась.

Ее предыдущее неведение во многих отношениях было даже более привлекательным, чем нынешняя трудная задача отделить правду от лжи в невероятном рассказе Торгуна. Все это казалось очень странным. И если поверить в его еретическое описание прошлого Бретаны, то вся ее жизнь до сих пор была насквозь фальшивой. Она верила в лживую историю своей жизни, рассказанную ее матерью, ложь о человеке, который якобы был ее отцом; да что там говорить, она не знала даже о том, какая кровь текла в ее жилах.

Теперь она припоминала, что ей всегда казалась странной та неуверенность, с которой Эйлин говорила о человеке, кого Бретана называла своим отцом. Она почти ничего не знала о сэре Уильяме. Ей было известно только, что он погиб, отражая нападение скандинавов.

Возможно ли, чтобы молчание матери выдавало ужасную правду? Если так, то Бретане не нужно долго заниматься поисками причин, которые бы объясняли молчание Эйлин. В самом деле, похищение и изнасилование викингом, как теперь Бретана знает по собственному опыту, означает невероятное унижение. Это нечто такое, в чем не всякая жертва охотно признается.

Бретана взглянула на свои сапожки. Будь у нее что-нибудь другое, с каким наслаждением она бы сорвала их с себя и бросила в ревущий огонь, ведь такую обувь носили скандинавы. Теперь же любая мысль о том, что она сама наполовину принадлежит к тому же народу, была просто невыносимой.

Она поднялась, подошла к сундуку с одеждой и вынула зеркало. Медленно и осторожно посмотрела на свое отражение. Она видела себя как будто впервые, ибо это была уже другая Бретана, которая искала в новом образе ключ к отгадке своего прошлого, составлявшего часть ее жизни и до сих пор скрытое от нее.

Она тщательно исследовала каждую черточку и ямку своего словно точеного лица. Дрожащими пальцами она провела под глазами, носом и остановилась на пухлых, слегка раскрытых губах. Продолжая изучать свое отражение, она едва слышно вздохнула.

Какими же светлыми казались ее волосы по сравнению с черными как смоль локонами Эйлин. До чего странно, что раньше она совсем не придавала этому значения, относя это за счет прихотливой наследственности. А ведь подлинная причина заключалась, скорее всего, именно в том, кто были ее родители, о чем она до сих пор не знала.

«Но нет!»— громко произнес чей-то страдающий голос внутри Бретаны. Его внешним выражением явился только звук разбитого зеркала. Торгун, который молча сидел за занавесью, всем сердцем надеялся, что разбито только зеркало, а не будущее Бретаны.

Глава 9

Спустя две недели после того, как Бретану прибило на остров и три дня после невероятного рассказа Торгуна о ее истинном происхождении, она пребывала в состоянии смятения, упорно отказываясь принимать то, во что не хотела верить. Но каждое возражение, которое она выдвигала против этого, наталкивалось на жесткие ответы Торгуна.

Теперь она была уверена, что ничего не говорила Торгуну о подвеске.

Окончательный вывод она решила сделать после того, как Магнус покажет ей такое же янтарное украшение, хотя она и отказывалась верить, что была наполовину скандинавкой, все же вероятность этого поглощала все ее мысли.

Если Торгун говорит правду, то кто еще знает об этом? Была ли Бронвин, а может, и Эдуард, посвящены в постыдное прошлое ее матери? Бретана не знала, как долго Эйлин была в плену. Англия далеко, а Бронвин покоится где-то под морскими волнами, поэтому у нее мало надежды получить ответы на эти вопросы.

Предположим, что Торгуй говорит правду о немедленном освобождении Бретаны, но даже и в этом случае ее ждет пугающее своей неизвестностью будущее среди чужих людей, которых она привыкла ненавидеть. Торгун говорит, что Магнус хочет ее возвращения, но ведь он хотел и возвращения Эйлин, и что из этого вышло? Где теперь ее мать-страдалица?

Может ли она надеяться на лучшее обращение человека, который оказался способным на то, чтобы купить ее мать? Даже если она и принадлежит наполовину к их народу, то обеспечит ли это ей больше свободы по сравнению с той, которой пользовалась Эйлин? Жизнь научила ее ожидать от мужчин худшего.

Однако надо признать, поведение Торгуна в последнее время давало мало поводов для опасений, так как его отношение к ней оставалось по-прежнему галантным и весьма предупредительным. Без преувеличения можно даже сказать, что уважение викинга граничило прямо-таки с родительской нежностью.

И хотя его нынешние сдержанные манеры как небо от земли отличались от лихорадочной страсти той интимной ночи, воспоминания о ней никогда не выходили у нее из головы. Подобно возобновляющейся боли в колене, они всегда с ней, бесцеремонно появляясь в часы бодрствования и неизменно заполняя ее сны жаром бурных ласк.

К ужасу Бретаны, мораль во время сна как бы покидала ее, ибо ночные видения, в которых присутствовал Торгун, имели форму восхитительных фантазий, а не кошмаров. И только после пробуждения ей удавалось вытеснить из головы чудесные воспоминания о его руках, ласкавших ее тело.

Ровно через неделю после травмы, полученной на земляничной поляне, состояние ее колена заметно улучшилось. Она стала более подвижной, и соответственно, оптимистичнее, в общем, более похожей на самое себя. Задумчивость, которую навеял на нее рассказ Торгуна, неожиданно преобразилась в спокойное расположение духа. Надо сказать, что Торгун терялся в догадках по поводу такого превращения.

Сама Бретана, спроси ее об этом, вряд ли смогла бы объяснить происшедшую в ней перемену, поскольку обстоятельства ее теперешней жизни вряд ли могли дать ей сколько-нибудь значительный повод для радости. Жертва кораблекрушения, наедине с незнакомцем, который уже надругался над ней, дочь отца, которого она имеет все основания не любить, — вот то, что она имела в данный момент и что делало ее будущее таким неопределенным.

И все же, несмотря на все сложности предстоящей жизни, ее настоящее было воплощением радующей простоты, особенно если сравнивать его с душевными травмами предшествующих недель. Ежедневные занятия Бретаны были привычны и знакомы, а то, что она успешно справлялась с ними, не могло не доставлять чувство удовлетворения. Она чувствовала себя более спокойной и уверенной, чем до прибытия на этот отдаленный остров в Северном море.

Дикая свекла и капуста! Хотя Бретана и благодарна судьбе за то, что эта имевшаяся в изобилии пища позволила ей выжить в течение нескольких первых одиноких дней на острове, все же теперь она хотела попробовать и других овощей.

Однажды, когда Торгун отправился на охоту за перепелами, ставшими их обычным рационом, Бретана тоже вышла из дому и пошла по лугу. К своей радости, она попала на незнакомую тропинку и пошла по ней, надеясь обнаружить в новых местах что-нибудь новое и съедобное. Она увидела какие-то побеги, показавшиеся ей пригодными для стола. Бретана наклонилась, чтобы сорвать таинственное растение и обнаружила под ним нечто другое и явно несъедобное.

— Не трогать! — раздался голос Торгуна с дальнего конца луга. Бретана увидела викинга, стремительно идущего к ней. Лицо его было таким злым, которое до этого она видела только однажды в Глендонвике, когда сильно ударила его по ноге.

В страхе она быстро встала. Он смотрел так, как будто собирался убить ее на месте.

— Никогда, слышишь, никогда не трогай этого!

Их не должен касаться дневной свет! Бретана прямо-таки остолбенела.

— Но ведь это всего лишь осколок скалы — озадаченно возразила она. — Я думала, что растение, которое скрывает его, может пригодиться нам на ужин.

— Это не просто часть скалы, — ответил Торгун, уже не так свирепо. — На ней руны.

— Как ты сказал, ру…

— Руны. Вряд ли это слово можно перевести на язык саксов. Это такие черточки, часто вырезаемые на камне, а иногда на дереве. Через них проявляется могущество Одина.

— Ты действительно веришь, что камни обладают какой-то силой? — Бретана пристально посмотрела на гладкую гранитную поверхность, а про себя подумала; «Да что с них взять, с этих дикарей-язычников»— На нижней стороне камня, который ты чуть не повернула к солнечному свету, находятся эти руны, письмена, обладающие огромной магической силой. Судя по расположению, это наверняка памятник погибшим викингам. Такие руны вырезаются в темноте и предохраняются от солнечных лучей. Их тайна доступна только мертвым, а ты едва не осквернила их.

— Так ты веришь, что этот кусок скалы наделен какой-то колдовской силой? — Это показалось Бретане полной нелепостью. Она чуть было не рассмеялась, однако видя, сколь серьезен Торгун, вовремя сдержалась.

— Никакого сомнения, миледи, именно так.

— Наверное, источаемая им колдовская сила заставила тебя наделить камень необычными свойствами. Даже если он увековечивает память мертвых викингов, все же это не более, чем простая резьба по камню.

— Вряд ли. Руны вырезаются только воющими людьми.

— А я-то думала, что воют только волки. На лице Торгуна появилось злое выражение.

— Это наши священнослужители, которые посвящены в магию рун. Их сила всегда заключена в камнях, и только они могут заставить ее действовать. Даже сам Один не способен вызвать такую силу. Он лучше извещает нас об этом. Разве у саксов нет ничего подобного?

Прежде чем ответить, Бретана задумалась.

— Есть, наверное, какие-то реликвии, но христиане не поклоняются камням.

— Я слышал, что некоторые твои соплеменники обращают свои молитвы к деревьям.

Бретана знала, что это правда. Люди, живущие на болотах и не обращенные в истинную веру, и в самом деле обожествляют силы природы. Но это ересь, которую ее приучили ненавидеть.

— Вряд ли их можно назвать моими соплеменниками. Они язычники.

— Как викинги, — добавил Торгун. Он хотел лишь подчеркнуть, что есть такие саксы, вера которых сильно отличается от убеждений Бретаны. Он видел, что она обдумывает это возражение.

— Тот, кто не почитает одного истинного Бога, — богохульник. А разве вы не поклоняетесь множеству Богов? — Хотя на лице Бретаны по-прежнему отражалось негодование, Торгуна ободрило ее любопытство.

— У нас столько Богов, сколько нам нужно для наших повседневных дел. Один — это создатель всего сущего и он же наблюдает за порядком вещей. Он правит из небесного замка Валгаллы, сидя на троне, который называется Клидскьяльф. Есть еще почти тезка Тор, Бог простых людей, и Улл, направляющий в цель стрелу моего лука. Эти и множество других Богов образуют группу так называемых асов. Ванир, еще одна группа, включает Ньерда и Фрея.

— А что делает Фрей? — Как ни странно, но Бретане и в самом деле было интересно узнать о пантеоне скандинавских богов.

Торгун замялся. Разговор принимал оборот, к которому он не стремился, но ведь она сама спросила.

— Фрей — Бог удовольствий.

— Таких, как танцы?

— Ну да, но танцы особые.

— Что ты имеешь в виду?

— Это Бог удовольствия, которое дают друг другу мужчина и женщина.

— О! — Бретана почувствовала, что краснеет.

Она знала, что из-за сильного смущения ее лицо скоро станет ярко-пунцовым.

— Ну, я… — Бретане самой было неприятно, что она затрудняется в выборе нужных слов. Наконец, оправившись от смущения, она сказала;

— У меня и в мыслях не было тревожить эти твои… руны. Я сейчас все поправлю. — Она потянулась к камню.

— Прошу тебя, не надо. — Торгун взял за руку Бретану, но, как только она оказалась в тисках его мощной длани, опасение за руны тут же было вытеснено жаром прикосновения. Он уже успел забыть нежность ее кожи. И хотя держал только ее руку, память услужливо подсказала ему и другие, более сокровенные места, которых он касался.

Бретане ничего не стоило отдернуть руку, однако, подняв взор от камня, она поняла, что держит ее не столько рука, сколько его взгляд. Она знала, что за этой близостью последует страх.

— Прошу прощения, — пробормотала она, причем это извинение было обращено не только к Торгуну, но и к себе самой.

— Нет, ничего. Только трогать камень нельзя. Все это очень серьезно.

Столь часто непредсказуемая погода наконец-то повернулась к лету. Закончилась ранняя весна с ее заморозками. Лето принесло с собой благословенный теплый ветер с моря. Воспользовавшись прекрасной погодой, Торгуй проводил время вне дома.

Праздность была для него большой редкостью. Однако праздным было только его тело, но никак не ум. Образ прекрасной Бретаны вызывал у него улыбку удовольствия. Внезапно он опомнился — солнце уже так низко, а Бретана опять ушла за ягодами и на этот раз необычно долго задерживается.

Торгуну стало не по себе. Он опасался, что с ней опять что-то случилось. Быстро пробежав по узкой тропинке, викинг оказался на земляничной поляне, но увидел лишь одну корзину, полную ягод, и никаких следов Бретаны. Его сердце учащенно забилось, и не столько от быстрого бега, сколько из-за неизвестности — где же она ? — в его голове роились самые худшие предположения. Что же с ней могло случиться?

Поляну полукругом обрамляла густая стена деревьев, так что Бретана вряд ли могла пойти туда. Оставалась только тропинка, ведущая в сторону моря. Она была очень короткой — начиналась от поляны и доходила до широкого песчаного пляжа. Хотя Торгун и не мог представить себе, что там может искать Бретана, однако пойти она могла только в ту сторону.

Беспокойство Торгуна все усиливалось. Пробежав еще немного, он почувствовал под ногами песок, по которому заскользили его сапоги, и резко остановился.

По пляжу расхаживала Бретана, погруженная в собственные мысли.

Когда она шла к утесам, которыми заканчивался дальний конец пляжа, порывы ветра вздымали складки платья, то раздували его в огромный колокол, то прихотливо прижимали к телу, выставляя во всей красе восхитительные формы ее тела, а то задирали подол так высоко, что обнажались стройные ноги прекрасной саксонки.

Внезапно Бретана ускорила шаги — она резко повернула к морю и пошла в сторону утесов. Их черные силуэты резко контрастировали с морской пеной, матовый след которой обозначал границу отступившего прилива.

Все еще не замечая Торгуна, она взобралась на небольшую площадку, обращенную в сторону моря.

Пристально вглядываясь во вздымающиеся и тяжело падающие волны моря, Бретана напоминала портрет в раме, верхней границей которого служила блистающая лазурь безоблачного неба, а нижней — такая же гладкая поверхность жемчужного песка. В этот момент она напомнила Торгуну не женщину, а скорее одну из скандинавских Богинь во время вечного бодрствования на бескрайних просторах океана. На величественном фоне природы ее силуэт как бы олицетворял собой гордость и силу.

Она стояла неподвижно, погруженная в какие-то неведомые ему мысли, Торгун взошел на ту же площадку, с высоты которой она рассматривала горизонт.

— Бретана! — позвал Торгун.

Бретана думала, что она одна, поэтому звук чужого голоса заставил ее вздрогнуть и быстро обернуться. Голос Торгуна донес до нее только ее имя, но гораздо более красноречивым был вопрос, застывший в его темно-серых глазах. Бретана одним взглядом ответила на этот молчаливый вопрос. В ее глазах отражалась внутренняя борьба между сознанием и обуревавшими ее желаниями. Торгун сразу же понял смысл этой борьбы, потому что она полностью соответствовала его чувствам. И хотя теперь он имел все основания чувствовать себя человеком, наконец-то одержавшим победу, над этим преобладало сознание, что побежден скорее он сам.

Медленно, даже как-то нерешительно, он двинулся навстречу Бретане. Расстояние между ними неуклонно сокращалось, и вот Торгун стоял прямо перед ней. Плавно, как бы совершая некий мистический ритуал, он обнял ее. Это вызвало в ней прилив сильного желания и одновременно наполнило ее паническим страхом. Выдерживать и дальше противоборство этих двух противоположных чувств было уже невозможно. Со вздохом облегчения она упала в его объятия, и была почти рада, что силы для дальнейшей борьбы ее оставили.

Торгун не знал, что же хотел сказать Бретане, когда окликнул ее несколько мгновений назад. Теперь же он как бы лишился дара речи и мог только без конца повторять ее имя, на этот раз чуть слышно и почти с благоговением.

Казалось, он держал ее в объятиях целую вечность. Полная грудь и бедра Бретаны были тесно прижаты к нему, как бы составляя с его телом единое целое. Все связанное с ней так глубоко запечатлелось в его памяти, что он не смог бы забыть доставленное ею наслаждение, даже если с момента их последнего объятия прошли бы многие-многие годы.

Продолжая обнимать ее, он освободил одну руку и нежно, любовно провел ею по ее удивительно прекрасному лицу. Привыкнув ранее встречать сопротивление своим более смелым ласкам, он, к своему удивлению, обнаружил в ее глазах одну лишь покорность.

Сумей Торгун прочитать мысли Бретаны, его сомнения относительно ответного чувства отпали бы сами собой. Бретана, которая за несколько мгновений до этого думала об обнимавшем ее сейчас человеке, знала о бесполезности любых попыток противостоять его желаниям. Придя на берег, она не думала, что Торгун пойдет за ней. И все же в сознании притаилась мысль, что это не исключено.

Ей так хотелось верить, что ее покорность объясняется только сознанием тщетности сопротивления — ведь все равно он ее осилит. Однако она знала, что дело в том, что ее тяга к нему пересиливает в ней все остальное.

Теперь она с нетерпением жаждала продолжения его ласк и страстно желала неизбежного. Он сильнее и сильнее прижимался к ней…

Она нежно гладила его красивое, мужественное лицо, ласково перебирала его волосы. А Торгун уверенно и непринужденно крепко поцеловал Бретану. Язык Торгуна проник во влажную теплоту ее рта. Бретана легонько застонала и еще теснее, всей грудью прижалась к нему, так что даже через толстую ткань платья он почувствовал ее твердые соски.

Он немного отошел от нее и протянул ей руку. Это был призыв, на который Бретана (и она это знала) не могла не откликнуться. Не нарушая установившейся между ними чувственной гармонии, которую теперь излучали ее глаза, она вложила свою руку в его ладонь и они пошли по пляжу к скалам.

Она убеждала себя, что еще не поздно и можно все бросить и убежать. Но желание уже одолело ее представления о чести, и все помыслы были теперь сосредоточены на ожидании сладострастного слияния с Торгуном.

Она сделает все, о чем скажут ей его глаза. Медленно, как в гипнозе, Бретана сняла со своих молочно-белых плеч платье, постелила его на песок, обернулась к Торгуну и, затаив дыхание, прекрасная в своей наготе, взглянула ему в глаза.

Он пожирал девушку широко раскрытыми глазами, а его пальцы ласкали то ее полные, нежные как бархат груди, то набухшие розовые соски и двигались все дальше и дальше вниз, к золотистому треугольнику волос. Это была самая поразительная женщина из тех, какую только доводилось знать Торгуну.

Чувствуя, что уже больше не выдержит таких сладостных мук, Торгун подошел ближе, одной рукой взял ее за затылок и приблизил ее губы к своим. Чтобы ему было удобнее целовать ее, она слегка отклонила голову назад. Нежно и осторожно он положил другую руку между ее нежными бедрами, лаская то, что являлось пределом его желаний.

Он едва-едва коснулся треугольника между ее ног, и легкое прикосновение кончиков его пальцев вызвало в ней целую бурю острых ощущений, которые волной прокатились по всей ее выгнутой в порыве страсти спине.

Бретана испустила крик, как бы молящий его и дальше продолжать эти сладостные ласки. Отвечая на этот призыв, Торгун осторожно опустил ее на разостланное платье. При виде представшего его глазам зрелища его взбудоражило такое желание, от которого остро заломило в паху. Он протянул руки, чтобы прижать ее к себе, а она инстинктивно раздвинула свои стройные ноги в готовности принять его всего.

Торгун быстро разделся и навис над ней. Но хотя оба были охвачены бурным желанием, а его половой орган возбужден до предела, он нашел в себе силы повременить с актом. Торгун приготовил для нее нечто такое, что превзойдет самые смелые ее ожидания.

Бурные ласки Торгуна сделали ее заложницей собственных желаний. Она лежала под ним, и в ее глазах цвета лаванды ярким огнем горел призыв — «ну скорей же, скорей». Она так хочет его, чего же он медлит?

Однако вскоре Бретана смирилась с таким, как ей показалось вначале, замедленным темпом развития событий, всецело положившись в его выборе на Торгуна, который ласкал ее набухшие от возбуждения груди. Такое изысканное наслаждение стоило того, чтобы не спешить…

Бретана вся выгнулась ему навстречу, а он припал к ее груди и начал губами возбуждать один из сосков до тех пор, пока он не стал неестественно большим. Он стал ласкать вторую грудь, круговыми движениями пальцев Торгун ласкал ее соски, доводя Бретану до экстаза.

Она вся напряглась, готовясь к неизбежной боли, которая последует за его вторжением в нее. В ожидании этого она попыталась шире раздвинуть ноги, однако Торгун, мешая этому, сжал их.

К ее удивлению, он начал продвигаться вниз, по пути, прокладывая языком дорожку жгучего наслаждения до самого живота и ниже, ниже. Достигнув ее сладостно-влажной щели, он широко и мощно раздвинул смуглые бедра красавицы. Бретана вся замерла от бурного восторга. Каждая клеточка ее тела трепетала от огненных ласк Торгуна. Внезапно она широко открыла глаза, почувствовав между ногами изумительное наслаждение. Теперь его нетерпеливые губы и язык делали то же, что несколькими мгновениями раньше с ее ртом. И когда девушка почувствовала, что больше уже не выдержит этой восхитительной ласки, он языком вошел в нее, исторгнув из ее уст стон благодарности.

Волны наслаждения возносили Бретану все выше и выше, и она, стремясь к достижению одной, уже предвкушала наступление следующей. Ее восторженные переживания завершились фантастически приятным взрывом, который прокатился по всему телу и охватил Бретану огнем пламенного наслаждения. В этот момент она мечтала только о том, чтобы этот огонь пылал вечно.

— О, Торгуй! — воскликнула она, выразив этим и восторг, и удовлетворение тем, что только что испытала. Затем, внезапно достигнув состояния восхитительного удовлетворения, она бессильно погрузилась в теплые волны, источаемые его губами и руками. Торгуй знал, что теперь Бретана приобщилась к волшебным тайнам нового для нее мира наслаждений. Он перенес свое тело вверх, слегка приподнялся на руках и сказал с улыбкой:

— Да, любовь моя, знаю. — Затем, лаская губами ее роскошные шелковистые волосы, прошептал:

— А теперь я войду и сюда.

Благодаря стараниям Торгуна, щель ее была достаточно влажна, поэтому он сразу же, мощно и быстро вошел в нее. Бретана с некоторым опасением ожидала, что ей будет больно, но с приятным удивлением обнаружила, что на этот раз все было не так.

Сначала движения Торгуна были медленными, а потом все более и более быстрыми, сильными и уверенными. Каждый мощный толчок Торгуна приносил Бретане чувство блаженной полноты, а каждый выход из нее — отчаянное желание вновь почувствовать его в себе.

— Да, — чуть слышно прошептала Бретана, когда Торгун обеими руками обхватил ее ягодицы.

Крепко взяв Бретану за бедра, он ближе привлек к себе ее тело. Только мгновение назад она чувствовала полное удовлетворение, а вот теперь жаждала все новых и новых наслаждений.

По мере того, как Торгун продолжал обладать ею, Бретана чувствовала упоительное приближение вершины наслаждения. Она выгибала спину и вся извивалась при каждом пронизывающем проникновении в себя его мощного члена.

Торгуй чувствовал усиливающийся накал ее страсти. Предвкушая приближение момента, когда он затопит ее влажным, горячим потоком собственного желания, он слегка откинул свою голову, чтобы в глубине ее миндалевидных фиолетовых глаз видеть отражение этой пленительной любовной сцены.

Восхищенно блестевшие глаза Бретаны красноречиво говорили о том, с каким восторгом она отдавалась ему. При каждом новом его вхождении ее слегка приоткрытые губы издавали едва слышный стон. В ожидании последнего, завершающего движения она приподнялась и вся подалась вперед. Сделав несколько коротких, исполненных бурной страсти движений и издав гортанный вопль, он полностью излился в нее.

Завершающий порыв Торгуна в очередной раз заставил Бретану вознестись на самую вершину наслаждения. Уже в который раз она почувствовала себя плывущей по бескрайнему морю восхитительного удовольствия.

После такого бурного удовлетворения страсти они застыли в изнеможении, крепко обнявшись, а обращенные друг к другу глаза безмолвно благодарили партнера за этот экстаз, который они только что вместе пережили.

«Я люблю его!»— эти слова сами собой мелькнули в еще затуманенном сознании Бретаны, и она едва сдержалась, чтобы не произнести их вслух.

Каким бы невероятным это ни казалось, но теперь-то она знала, что действительно любит этого человека. Сначала он овладел ее телом, а теперь и сердцем. Она всегда будет его рабыней, и сознание этого наполнило ее счастьем.

Она хотела принадлежать ему полностью. И не только телом, доверять ему, вручить свою хрупкую судьбу его сильным, надежным рукам. Бретана взглянула в переполненные чувством удовлетворения глаза Торгуна, желая увидеть в них отражение его мыслей, но тщетно — понять их язык ей не дано.

Она знала, что Торгун хотел обладать ею. И он с такой добротой относился к ней в последнее время. Но вот изъявлений любви или хоть каких-то, пусть самых-самых маленьких, признаков того, что она была для него чем-то большим, чем простым сосудом, в который можно излить избыток переполнявших его страстей, не было и в помине.

Хотя она по-прежнему мало что знала о характере Торгуна, все же у нее не было оснований думать, что он смотрел на ее готовность лечь с ним как на какое-то прелюбодейство.

Торгуй был дьявольски привлекателен. Он принадлежал к тем мужчинам, из-за которых так ревниво соперничают женщины. Со сколькими из них он вот так же ложился в постель, наслаждался ими, а потом бросал как загнанных лошадей? Будь они здесь, еще неизвестно, выбрал бы он ее для постели первой. Множество унизительных сомнений молнией пронеслось в ее сознании, каждое по своему тем более удручающее, что пришли они в то время, когда она лежит под ним.

От Торгуна не ускользнуло выражение замешательства, которое отразилось на покрасневшем лице девушки. О, оно было ему хорошо знакомо — женщины хотят, чтобы любовь и страсть шли рука об руку. Такую небольшую цену Торгун платил часто, причем делал это легко и просто. Клятвы такого рода также быстро забываются, как и даются, а он был мастером и в том, и в другом. Если ему удастся влюбить Бретану в себя, то Магнус без колебаний отдаст девушку ему в жены, а вместе с ней принесет желанные плоды плана Торгуна. Эймар будет здесь через неделю, так что времени осталось мало.

— Ты моя.

От этих слов глаза Бретаны, напоминавшие своим цветом аметист, засветились еще ярче, хотя в них и отразилось некоторое замешательство, вызванное их скрытым смыслом.

Торгун лег на спину, подложив руки под голову. И хотя их тела все еще плотно и чувственно касались друг друга, мыслями своими он как бы унесся от нее. Взгляд его блуждал по небу, а голос вновь обрел уверенность и звучность и уже ничего общего не имел с теми гортанными звуками, которые в порыве страсти он издавал всего лишь несколько мгновений назад.

— Ребенком я мечтал о Валькирии, которая на белом крылатом коне мчалась по облакам в нимбе развевающихся белокурых волос. Она принадлежала Одину, а сердце девы горело огнем, который неистово вырвался из глаз. Красоту ее лица можно было бы сравнить только с силой духа этой небожительницы. Тогда это было только мальчишеской мечтой, которая подобно сирене манила меня в потусторонний идеальный мир. Потом я вырос, и Богиня исчезла, а вместо нее появились женщины, тела и души которых казались такими жалкими и земными. Так было до встречи с тобой. — Торгун взял Бретану за подбородок и осторожно повернул к себе ее лицо. — Это не было мечтой. Это была ты, ниспосланая мне Одином с обещанием соединить нас. И теперь наша общая судьба решена. Я не знал этого в момент нашей первой встречи, хотя и тогда во мне пробудилось какое-то странное и беспокойное чувство, которое я пытался не замечать, но теперь я не могу отказаться от тебя. Перед желанием быть с тобой померкло все остальное, все, что есть в этом огромном мире. Да поможет мне Один, но я и сейчас, когда говорю это, хочу тебя.

Торгуй склонился к ее губам и поцеловал их более нежно, но не менее страстно, чем до этого. Преисполненный новой энергии, он снова лег на нее, оторвался от ее рта и, дыша ей в самое ухо, жарко прошептал:

— Назови мое имя. Скажи, что ты хочешь меня. Бретана с трудом верила словам, которых она так ждала.

— О, да, я хочу тебя, Торгун. Пожалуйста, еще. — Она никогда не думала, что будет произносить нечто подобное, но и сдерживать спесь своего сердца она была не в силах.

Внезапно он снова вошел в нее, и тела молодых людей слились в уже знакомом им ритме любви. На этот раз Торгун не так торопился, показывая трепещущей от восторга Бретане еще один из казавшихся бесконечными способов доставить ей наслаждение.

Обладая ею, он нашептывал Бретане на ухо всякие милые пустяки. При этом он часто произносил ее имя вперемежку с несколькими скандинавскими словами. Бретана не понимала их, но по тону хорошо улавливала их смысл. В ответ она только повторяла его имя, произнося его как заклинание каждый раз, когда он снова и снова углублялся в нее.

Первый раз их соитие напоминало неистовый ураган, а сейчас Бретана чувствовала себя так, как будто легкий ветерок нес ее под парусом любви к самым вершинам наслаждения. Когда любовники достигли пика страсти, Торгун наконец произнес то, чего она так ждала:

— Я люблю тебя, — прошептал он. Впрочем, сам он так не думал.

Глава 10

Холодная вода лизнула пальцы голых ног Бретаны, сразу же перенеся ее из приятного забытья к реальности. Чуть вскрикнув, она села, озираясь вокруг. Этим она пробудила ото сна Торгуна.

Заходящее солнце возвестило наступление высокой воды, своей пенистой кромкой постепенно доходившей до песчаной постели, которую прибой временно уступил молодым людям. Дотянувшись до своего платья и взяв его в руки, Бретана отбежала подальше и начала быстро одеваться.

К ней подошел Торгун. Обняв ее еще голое тело (сам он тоже был без одежды), он громко расхохотался и произнес:

— Такой ты мне даже больше нравишься.

— Торгун, ну прошу тебя. Бретане было неприятно не только то, что она стояла перед ним голая, но и сами его слова. Радость, которую она испытала в его объятиях, все же отступала перед ее скромностью. — Мне холодно, — солгала она.

— Ну, этот пустяк легко поправить, — задорно ответил он, а потом торжественно добавил:

— Ты ведь знаешь, что я имею в виду. — Бретана улыбнулась, опустила глаза и прижалась к его теплой волосатой груди. Напоминание Торгуна о своих любовных подвигах как-то оправдывало их теперешнюю нескромность.

И все же она не могла не думать о неуместности своего поведения. Хотя они только что занимались любовью, сейчас оба выглядели спокойными и умиротворенными. И никаких сожалений по этому поводу она не испытывала. Но ведь не было и решимости впредь воздержаться от этого приятного греха. Бретана знала, что уже не сможет противиться его обжигающим ласкам. Знала и то, что как бы часто он ее ни хотел, ее желание еще более неистово.

Он сказал, что любит ее. Зная его, с ее стороны было бы глупо, да и бесполезно, надеяться на что-то большее. Да будь она даже его любовницей, то и тогда, сколь ни унизительна подобная роль, она согласилась бы и на нее.

Мучившие Бретану сомнения отражались в ее выразительных глазах, так что Торгуну было нетрудно догадаться, в чем дело. Будучи уверен, что теперь она готова полностью принадлежать ему, он обратился к ней с предложением, которое, он надеялся, обезопасит их будущее.

— Я хочу, чтобы ты стала моей женой. По возвращении мы попросим об этом Магнуса. Думаю, он согласится. Я даже уверен, что так и будет, когда он узнает, кем мы являемся сейчас друг для друга. — Торгуй выпустил Бретану из объятий, взял за подбородок, поднял ее голову и мягко поцеловал в лоб.

Бретана едва могла поверить своим ушам. Она готова была жить с Торгуном и в грехе, а вместо этого он хочет взять ее в жены. Она завоевала человека, которого любила и с которым позабыла всякий стыд.

— О, Торгуй! — вне себя от радости воскликнула она, обвив его шею руками и собираясь расцеловать любимого. — Ну, конечно, я буду гордиться, если стану твоей женой.

Сколь разительно это отличалось от ее чувства, когда Эдуард объявил об их дьявольской помолвке.

Как она горда его предложением, и это несмотря на то, что Торгун овладел ею до законного брака. Их связь по крайней мере основана на любви, не то что эта вынужденная сделка, к которой ее склонил Эдуард своей аферой с Глендонвиком.

Не прошло и месяца с тех пор, как она думала о невозможности найти человека, которого бы полюбила. Теперь же, в сумятице обрушившихся на нее с тех пор приключений, нашла его и мечтает о том, чтобы выйти за него замуж. Бретана приподнялась на цыпочки и начала осыпать загорелое лицо любимого градом пылких поцелуев.

— Миледи! — воскликнул Торгун с притворным ужасом. — Вы как будто готовы изнасиловать меня прямо тут же, на песке!

Бретана застенчиво рассмеялась, несколько смущенная таким предположением, но находившая его небезынтересным.

Торгун заметил ее игривое настроение:

— Очень поучительно познакомиться с твоими саксонскими повадками, а вообще говоря, у меня разыгрался аппетит и в прямом смысле этого слова. Солнце быстро садится, и на ужин мне бы хотелось иметь еще что-нибудь, кроме твоих сладких поцелуев.

Бретана звонко рассмеялась, протянула Торгуну его одежду и сама быстро оделась. Они взялись за руки и пошли к дому, остановившись по пути, чтобы подобрать корзинку с клубникой, которую она оставила, когда шла к пляжу.

— Превосходные ягоды, — многозначительно сказал Торгун. — Думаю, тебе и завтра надо пойти за ними.

Идя вслед за ним по узкой тропинке, Бретана задумчиво улыбалась, также предвкушая наступление ночи. Теперь, надо думать, Торгун так устроит их спальню, чтобы им было удобно заниматься любовью. От одной этой мысли у нее даже дух захватывало.

Наслаждение, которым он одарил ее, превзошло самые смелые ее ожидания, но не меньшую радость доставляло ей и предвкушение того, как она будет спать рядом с ним и чувствовать объятия его сильных рук.

Насколько ей помнилось, еще никогда в своей жизни она не была столь спокойной, умиротворенной и уверенной. И вот что поразительно, спокойствие это она обрела в объятиях того, кто еще совсем недавно пленил ее. И вот она пленена вновь, но на этот раз сдалась она по своей воле.

Ее тоска по Англии, такая сильная, что она буквально ранила ее в первые дни после похищения, в последнее время несколько поутихла. Конечно, она и сейчас страшилась своего неопределенного будущего, однако присутствие Торгуна успокаивало ее сомнения, и она инстинктивно чувствовала, что он отвратит от нее любое несчастье.

К тому времени, как любовники добрались до дому, окончательно стемнело. Прежде чем закрыть за собой тяжелую дерновую дверь, девушка взглянула на небо. Никогда еще звезды не казались такими яркими, как будто и на них падал отсвет обретенного ею счастья.

Их любовные игры, которым они предавались днем, пробудили в них сильное чувство голода. Они поужинали жареной перепелкой, которую Торгун поймал утром, и запили ее доброй кружкой почти совсем выдохшего пива.

Пока Бретана разжигала в очаге огонь, жадно вдыхая приятно пахнувший запах дыма, Торгун перенес свою постель в расположенную в середине дома комнату. Он сдвинул обе кровати и застелил их двумя шкурами, так что получилось одно большое ложе. Несмотря на ту предупреди.

Почтительность, с которой Торгуй обращался с Бретаной с момента их возвращения домой, ее покоробили эти постельные приготовления. Отвернувшись, она сделала вид, что разводит в очаге огонь, а Торгун тем временем покончил с устройством их спальни.

— У очага будет теплее. — Он сел рядом с Бретаной на устланный тростником пол. — Хоть я и не совсем уверен, что именно это согреет меня.

— Вот что я вам скажу, сэр, — игривым тоном запротестовала Бретана. — Меня просто в краску вгоняют эти ваши бесстыдные слова.

— Слова — что, есть такие вещи, которые заставят тебя покраснеть гораздо сильнее.

В ответ Бретана неодобрительно хмыкнула и подняла руку, как будто собираясь ударить обидчика. Торгун мгновенно схватил нежную кисть девушки. Затем, наклонившись к своей жертве и как бы собираясь ее ударить, он вместо этого нежно поцеловал ладонь и прижал ее пальцы к своим теплым, мягким губам.

Пока Бретана с восторгом наблюдала за этими ласками, он губами упоительно медленно начал продвигаться все выше и выше по ее руке, на мгновение замерев на красивой бархатистой шее Бретаны. Волна удовольствия от прикосновения его влажного языка к коже около уха пробежала по всему ее телу. Торгуй мягко заворковал, когда почувствовал, как от его ласк тело Бретаны вздрагивает. Чтобы унять эту дрожь, он тепло задышал ей в ухо и что-то произнес на своем языке, надеясь, что она все поймет.

Бретана ответила соблазнительно нежным смехом и обеими руками обвила шею любимого, который понес ее в постель.

Тишину холодного утра разрывало потрескивание углей догоравшего очага. Бретана еще теснее прижалась к Торгуну, вдыхая сладкий аромат древесного дыма, которым пахли его волосы. Хотя теперь ее нервы были гораздо спокойнее, чем в течение нескольких недель до этого, она все же часто и внезапно просыпалась, чувствуя рядом с собой сильное, мускулистое тело. Она поборола желание вновь заснуть, вся отдавшись удовольствию бодрствования и ощущению его близости.

Какой же маленькой она чувствовала себя рядом с ним! Еще несколько дней назад это наполняло все ее существо страхом, а теперь на смену ему пришло чувство спокойной уверенности.

Торгуй лежал к ней чуть боком, и она, насколько позволяло такое положение, начала внимательно изучать черты его лица. Внезапно он обернулся, и их глаза встретились.

— А, моя маленькая птичка уже проснулась. — Затем, увидев задумчивое выражение ее фиолетовых глаз, добавил:

— Кажется, твои мысли витают где-то далеко-далеко.

— Расскажи мне о Хааконе. Почему все-таки он, твой младший брат, а не ты стал королем? — Торгун ждал этого вопроса. Ответ должен быть таким, чтобы не выдать его бедности. В конце концов она и так узнает о всех обстоятельствах его жалкого положения, но к тому времени, если все пойдет как надо, она уже будет обещана ему в жены.

— Ребенком отец послал меня учиться в чужие земли, так у нас заведено. Я назывался великим викингом-ярлом. Ульф хотел учить меня не пиратству, чему-то другому. Всю свою молодость я провел на Шетландских островах, и со мной обращались как с собственным сыном моего наставника. В это время умерла моя мать и отец женился второй раз на женщине по имени Ингрид, ревнивой особе, которая вскоре родила Хаакона. Потом отец заболел и перед смертью назначил его своим преемником. Наш Совет, Легретта, согласился с этим.

— Какое странное решение. В Англии кто рождается первым, тот первым и правит. Любое другое решение воспринимается как смертельное оскорбление.

— Так то в Англии. — Затем, пытаясь пресечь ее дальнейшее любопытство, добавил:

— Я не оспариваю такого выбора Харальда.

— И ты не претендуешь на его корону? — Казалось, что Бретана не хотела поверить такому безразличию Торгуна.

— Он будет претендовать на мою саксонскую невесту, когда увидит ее, — ответил Торгуй. Ему и на этот раз удалось отвлечь Бретану, и он надеялся покончить с этой темой.

Торгуй хотел поцеловать Бретану в затылок, чтобы отвлечь ее. Негромко рассмеявшись, она обернулась и, отклонив голову немного назад, прижалась к его щеке.

— Ты мешаешь мне заниматься хозяйством.

— Моей красавице не стоит разводить огонь, — мне и так жарко. — От звучного, глубокого голоса Торгунау нее даже защекотало ухо. — Хотя, должен признаться, своим недавно приобретенным умением справляться с домашними делами, ты стала совсем как скандинавская девица.

— Не надо. — Бретана отошла назад и отвернулась от него. Если бы в этот момент он видел ее глаза, то понял бы, что мыслями она сейчас в Глендонвике.

На лице Торгуна промелькнуло раздражение.

— Ты сомневаешься в моих словах?

— Я знаю одно — ты считаешь их правдивыми. Но прежде чем назвать этого человека, Магнуса, отцом, я должна его увидеть. — Хотя она все больше и больше верила рассказу Торгуна о своем происхождении, все же ей нужны доказательства, чтобы суметь расстаться с той Бретаной, которой она была всегда.

Все это так ее изматывало. Неужели же она принадлежит скандинавам? А может, нет? Если да, то как можно гордиться тем, что она одна из тех, которую научили ненавидеть и бояться? И, что ужаснее всего, в какой степени любовь Торгуна к ней зависит от его веры в эту темную историю?

— Ты бы меньше любил меня, будь я чистая саксонка?

— Никоим образом.

— Ну, а если…

Раньше Торгун не думал об этом. Если Магнус не отец Бретаны, то тогда она не унаследует его богатств. А это значит, что ее похищением он не добился ровным счетом ничего — кроме самой Бретаны.

В последнее время он начал думать, что качества, которыми наделена Бретана, сильно повышают ее ценность. Кроме удовольствия, которое она доставляет своим телом, очень приятно просто находиться в ее компании. Хотя и нехотя, но он вынужден был признать, что кроме ее кошелька есть и нечто другое, за что стоит ее уважать.

И, тем не менее, без богатства, которое она должна получить от Магнуса, она больше устраивает его как любовница, а не жена. Раньше ему не было надобности жениться, и теперь его решение продиктовано только желанием овладеть ее состоянием и с его помощью восстановить справедливость. Важно только то, размышлял он, даже не пытаясь оправдать свой отход от прежнего решения, что она дочь Магнуса и поэтому он женится на ней.

— Ну так что, Торгуй? — В ее голосе звучала тревога, и он догадался, что промедлил с ответом.

— Ну конечно же, я любил бы тебя так же сильно, даже если бы ты была чистой саксонкой, но я бы меньше понял твое желание увидеть Трондберген. Что может интересовать тебя там, кроме твоего родителя?

Бретана даже рот раскрыла от удивления:

— Я бы последовала за тобой, даже под угрозой попасть в руки этих ужасных викингов.

Только теперь Торгун понял, что она действительно сильно любит его. Скоро он получит все, чего добивается.

— Моя девочка такая храбрая. Даже если бы ты и не была скандинавской женщиной, то все равно была бы достойна принадлежать к нашему народу из-за своей отваги. А теперь, дорогая, надо что-нибудь приготовить на ужин. — С этими словами Торгун снял свой лук с крюка, вышел из дому и тотчас же вернулся.

— Что, перепелки уже сами приходят к очагу? — пошутила Бретана.

— Эйнар здесь. С утеса я увидел его причаливший к берегу корабль. Я не ожидал, что он прибудет так рано. Теплая погода наверняка способствовала такому раннему началу торговых рейсов.

На лице Бретаны отразились волнение и тревога. Ведь знала же она, что он обязательно прибудет, и, тем не менее, в глубине души она надеялась, что этому что-нибудь да помешает. За эту неделю Торгун наполнил ее жизнь впечатлениями, о которых можно только мечтать в жизни. Испытав такое блаженство, она уже не надеялась, что в будущем, даже если она выйдет за него замуж, может быть что-то такое, что превзойдет ее теперешнее состояние.

Будут и другие трудности. Если Магнус и в самом деле ее отец, то тогда ее будущее обеспечено. А если он откажет ей в просьбе выдать ее за Торгуна? Но даже если этого и не случится, все равно придется осваивать новые обычаи и чужой язык. Почему она не может остаться с Торгуном здесь, чтобы избавиться от проблем, связанных с необходимостью приобщения ко всему столь непривычному для нее?

— Если ты хочешь стать моей женой.

— Ты уже мой муж навеки, — нежно ответила она.

Торгуй ласково взял ее печальное лицо в ладони и прошептал:

— Моя маленькая саксонская голубка. Я хочу сделать тебя женой и по закону, и по духу. — Он сделай паузу, чтобы Бретана по достоинству и с пониманием оценила его слова. — Но для этого никто не должен знать о нашей близости. Это обесчестит тебя и вызовет гнев Магнуса.

— Я должна делать вид, что по-прежнему являюсь твоей пленницей?

Почти отеческим тоном Торгун ответил:

— Так будет лучше всего. Совсем ненадолго. Хотя не нужно притворяться, что ты мой враг. Твой отец вряд ли согласится на наш союз, если будет думать, что ты сама против него.

— И долго же это продлится?

— Обратный путь займет два дня. Я обращусь с просьбой к Магнусу как можно скорее. Если он согласится, то затем состоится помолвка и мы сможем пожениться. Думаю, не больше месяца.

— Только-только обретя тебя, я буду должна жить одна, среди чужих людей, да еще целый месяц.

Горячие слезы заволокли глаза Бретаны, а затем хлынули по ее щекам. Пытаясь представить, как она будет жить без Торгуна, Бретана крепко обняла его.

— Скажи, что ты любишь меня! — взмолилась она.

Торгуй испытывал к ней чувство сострадания, которое в какой-то степени напоминало то, что он перенес в тот первый день в Глендонвике, когда она умоляла не похищать ее.

— Ну, успокойся же. Конечно, я люблю тебя. Нам надо только потерпеть некоторое время.

— Хорошо, — Она попыталась улыбнуться. — Только один месяц.

— Ну вот и хорошо. — С видом удовлетворения и в знак благодарности, Торгун поцеловал ее. — А теперь нам надо сделать кое-какие приготовления. — Он указал на постель. — Прежде чем Эйнар обо всем догадается.

Бретана и Торгун быстро привели дом в первоначальное состояние, придав ему вид убежища, в котором вынуждены жить два с трудом выносящих друг друга человека.

Только они покончили с этим делом, как дверь с грохотом распахнулась, — перед ними стоял человек, почти такой же высокий, как и Торгун, но гораздо старше его. Облаченный в боевые доспехи и с мечом в руке, он вошел в сопровождении двух точно так же одетых спутников.

— Торгун! — В глазах Эйнара застыло немое удивление. Он думал, что замеченный им снаружи дым выходит из очага, огонь в котором разведен рукой врага, а не друга. — Так ты жив?

— Как видишь. — Торгун поспешил навстречу своему рыжеволосому старшему другу.

Эйнар так и стоял с открытым ртом, видя перед собой живого Торгуна.

— Когда корабль вернулся без тебя, Хааком думал, что ты погиб.

— Я был близок к этому, — заметил Торгун, — но волны вынесли меня в эту безопасную бухту. А как мой корабль, люди, кто-нибудь уцелел?

— Половина. Остальные восседают теперь с Одином в замке Валгалла. Корабль, вернее то, что от него осталось, начал в поисках тебя прочесывать море, но ураган надвое расщепил его киль, поэтому, чтобы остаться на плаву, пришлось быстрым ходом гнать его домой. Никто ведь не думал, что ты уцелеешь в этом дьявольском шторме и попадешь сюда.

— Мне не дано было выбирать маршрут. Глаза Эйнара обратились к другому спасшемуся обитателю дома.

— А это, наверное, питомица той сварливой няньки, которая вернулась к нам на корабле. — Он кивнул в сторону Бретаны. Ее раздражало, что она ни слова не понимает из разговора обоих скандинавов, и поэтому чувствовала себя очень неловко.

— Это леди Бретана, дочь ярла Магнуса. Эйнар отвесил низкий поклон, а затем откровенно уставился на представшее его взору ангельское видение:

— Так это и есть произведение Магнуса? Вы, наверное, захотите вернуться в сопровождении Сверри и Хескульда.

— Когда они отплывают?

— Завтра, если погода позволит, — ответил Эйнар. — Ну и удивится же Хаакон, когда увидит тебя.

— Это уж точно, — со смехом ответил Торгун.

Корабль Эйнара был на славу загружен всякой всячиной. До наступления темноты щедрые запасы еды на все лето и другие нужные вещи были выгружены на берег и перенесены в дом.

В тот же вечер обитатели дома устроили настоящий пир. Эйнар привез с собой такие деликатесы, как грецкие орехи и сушеные сливы, а из более существенных продуктов — большую свежую баранью тушу, которую с помощью Торгуна Бретана зажарила на вертеле.

Все это так сильно отличалось от надоевшего перепелиного мяса и постылой дикой свеклы, что она потеряла чувство меры, наевшись до того, что ей чуть не стало плохо. В своем чревоугодии она даже попробовала блюдо, которое Торгун называл литефиск, — сильно просоленную треску, вымоченную в специальном соусе. И хотя остальные участники ужина находили ее превосходной, Бретане полусырая рыба показалась почти несъедобной.

Как и раньше, разговор Торгуна с остальными скандинавами за столом велся, в основном, на их языке, хотя время от времени Торгун комментировал сказанное по-английски. По наивности, Бретана до сих пор не уделяла внимания языковой проблеме, поскольку Торгун мог разговаривать с ней на ее родном языке. Однако сейчас она впервые почувствовала себя как бы изолированной от словоохотливых викингов и поняла, какие усилия ей придется приложить, чтобы выучить их язык.

Торгун уверил ее, что в Трондберге есть люди, и Магнус в их числе, которые смогут разговаривать с ней по-английски. И все же, она окажется среди незнакомых людей, которые не в такой степени владеют английским языком, чтобы это позволило сблизиться с ними.

В течение всего застолья Бретана внимательно изучала новых обитателей дома, которые предавались обильным возлияниям, сидя вокруг стола, установленного на возвышении перед очагом. Все они носили ту же одежду, что и Торгун: шерстяную куртку и штаны до колен. Однако у Сверри и Хескульда, занимавших более низкое общественное положение, одежда была из более грубой шерсти, чем у Эйнара.

Огонь начал угасать, и Торгун приступил к устройству ночлега. Он разложил несколько толстых шкур прямо на полу. На этих самодельных постелях и должны были спать Эйнар и его люди. Бретана осталась там, где вчера с Торгуном они предавались любви. Как только скандинавы улеглись на столь заслуженный ими отдых, Торгун раздул в очаге огонь, а затем обратился к Бретане:

— Тебе удобно?

— Должна сказать тебе, что манеры твоих друзей оставляют желать много лучшего.

— Они моряки, — со смехом ответил Торгун. — Предел их желаний — это выпить и завершить свой трудный день сном на мягких шкурах. Ты забываешь о своем положении в жизни. Они не посмеют тронуть тебя, не говоря уже о том, что я им этого не позволю. Хотя, надо сказать, меня преследуют как раз подобные мысли.

— Торгун. — С нежностью произнеся его имя, девушка чуть откинула назад голову и покраснела от волнующих воспоминаний.

— Мне надо идти, — сказал он. — Да, у меня есть для тебя хорошие новости. В Трондбергене тебя ждет Бронвин.

— Так она жива? — Бретану поразило это сообщение, столь же радостное, сколь и невероятное.

— Ее спасло то, что она осталась в этом самом грузовом отсеке. А вот Бронвин, наверное, думает, что мы погибли.

— О, Торгун! — радостно воскликнула Бретана; внезапно забыв о всякой осторожности, она бросилась к викингу и попыталась обнять его.

Чтобы избежать этого, Торгун быстро отступил от нее.

— А наша договоренность?

— Да, конечно, — вздохнула Бретана. — Ничего не поделаешь, но во сне-то я не так осторожна.

— Я тоже, — произнес с улыбкой Торгун. — Спокойной ночи.

С этими словами он пошел в свой дальний угол, задернув за собой занавеску. Гости быстро обменялись какими-то репликами на своем языке, явно о Бретане, и улеглись спать.

«Я непременно должна изучить их язык, — твердо решила Бретана, прекрасно сознавая, что до тех пор она все время будет в невыгодном положении. — А пока я буду разговаривать с Бронвин. Будущее, мне кажется, становится еще более привлекательным».

Глава 11

На следующее утро выдалась ясная погода, благоприятствующая возвращению в Трондберген. По извилистой тропинке Эйнар проводил всех до самого моря. Мужчины шли впереди, а Бретана одиноко брела сзади на некотором расстоянии от них. Торгун вновь озадачил ее. Его внезапное охлаждение к ней прямо-таки выводило ее из себя, хотя она и успокаивала себя тем, что их помолвка зависела теперь от успеха ими же придуманного плана.

Когда подошли к берегу, Бретана увидела вблизи то, что сверху казалось ей скромных размеров кораблем. На самом же деле он оказался гораздо больше, хотя и сильно уступал по размерам кораблю Торгуна с командой в двадцать пять человек. И, тем не менее, его дощатый корпус и полосато-красный парус очень напоминали тот первый, печальной памяти корабль. В памяти мгновенно всплыли все ужасные воспоминания, связанные с ее первым морским путешествием. Она пыталась справиться с охватившим ее страхом, напоминая себе о том, что с тех пор в ее жизни многое изменилось. Бретана уверяла себя, что прибытие в Трондберген только приблизит ее к тому моменту, когда она станет женой Торгуна. О такой ли судьбе она мечтала в то время, когда сознавала себя только его несчастной пленницей!

Скандинавы не боялись замочить ноги и поэтому обходились без сходней. Этого нельзя было сказать о Бретане, так что Торгуну пришлось взять ее на руки и перенести на корабль, где он и усадил ее на переднее сиденье для гребцов. Хотя прошел всего лишь день, с тех пор как Торгуй касался ее тела, она так соскучилась по его ласкам, что это прикосновение вновь пробудило в ней любовную жажду, отозвавшись сладкой болью в нижней части живота.

— Я так хочу тебя, — сказала она, когда он крепко обхватил ее за бедра и талию.

— Мы здесь не одни, — ответил Торгуй и бросил ей предостерегающий взгляд.

— А ты разве не соскучился? — Бретана не поняла сдержанности любовника.

— Конечно, да, но сейчас не время обсуждать наши чувства.

До Бретаны все же не доходили причины такого хладнокровного отношения к ней.

— Ты же говорил, что они не понимают по-английски.

— Но зато они понимают язык твоих взглядов и интонаций. Ты ведь так можешь все испортить.

Бретана покраснела при упоминании о том, сколь очевидно ее чувство к Торгуну.

— Ну что ж, ладно. Придется мне еще немного поиграть роль твоей жертвы, — уступила она, — но за вечное терпение я не ручаюсь. А пока пусть попутный ветер раздует парус и быстрее домчит нас до нашего свадебного пира.

Торгун улыбнулся такому ответу и повернулся к своим спутникам. Вместе с Торгуном Хескильд и Сверри немногословно попрощались с Эйнаром, а затем выбрали якорь.

Торгуй стал у руля, а два мускулистых матроса протолкнули легкое суденышко через мелкую полосу пенящегося прибоя и в самый последний момент прыгнули на борт. Крепкий ветерок быстро раздул парус, гребцы налегли на весла и корабль легко заскользил по волнам.

Драматические обстоятельства, при которых Бретана попала на остров, не позволили ей до сих пор сколько-нибудь подробно ознакомиться с ним. Теперь же у нее появилась возможность внимательно рассмотреть его очертания. Когда корабль удалился от берега на достаточное расстояние, она последний раз взглянула на остров. Впервые Бретана увидела его всего лишь месяц назад, и поэтому удивилась, что жаль расставаться с ним.

Охватившее ее чувство пустоты в какой-то степени напоминало то, что сопутствовало ей, когда Торгун на своем коне стремительно уносил ее прочь из-под сени родного крова — Глендонвика. Как странно, ведь за свои семнадцать лет ей так и не пришлось хоть однажды покинуть пределы замка, и, в то же время, еще никогда она не чувствовала себя так умиротворенно и в такой безопасности, как на этом оторванном от мира кусочке чужой территории.

Ее отвращала мысль о том времени, которое она проведет в открытом море. Круг ее интересов будет ограничен размерами корабля, самостоятельность, по необходимости, стеснена, да к тому же придется примириться с какими-то странными, натянутыми отношениями с Торгуном Хорошо еще, что путешествие, по его словам, продлится всего лишь два дня. Бретана будет тешиться этой мыслью и еще тем, что скоро увидит Бронвин, и все это вместе взятое хоть как-то скрасит плавание.

Попутный ветер сократил путешествие до полутора суток. Корабль осторожно пробирался вдоль изрезанного «фиордами» побережья архипелага. Встречавшиеся им по пути острова по размеру напоминали тот, на котором нес свою вахту Эйнар. По словам Торгуна, все они были обитаемыми, поскольку находились вблизи побережья и, таким образом, на достаточном удалении от пиратских маршрутов фризов.

Не в пример прошлому, это плавание протекало без каких-либо происшествий, во всяком случае, вне всякого сравнения с воспоминаниями Бретаны о своем первом морском опыте. Она догадалась, что это объяснялось тем, что от штормов их защищали сами острова, а не благоприятная перемена изменчивой погоды. Несмотря на такое спокойствие, нетерпение Бретаны все возрастало. Монотонность водного пейзажа стала уже раздражать ее, и поэтому, проснувшись утром следующего дня, она с нетерпением стала всматриваться в неясно вырисовывавшуюся вдали громаду суши.

Стоявший у румпеля Торгуй, который тоже увидел на горизонте знакомые очертания, правильно истолковал немой вопрос, застывший в глазах Бретаны.

— Норманландия! — громко провозгласил он. — Думаю, что ты найдешь эти места очень отличными от Глендонвика.

И он оказался прав. Бретана увидела, что лесистая местность мало чем напоминала белые утесы на ее бывшей родине. Даже сосновые леса и березовые рощи на острове, который они только что покинули, как бы постепенно подготавливавшие ее к пейзажу новой для нее земли.

Еще одна, на этот раз последняя, перемена курса, и вот корабль входит в невероятно узкий канал, извивавшийся между многочисленными скалами мыса.

Корабль прошел по узкому каналу, бесшумно разрезая его воды своим корпусом. Величественная тишина нарушалась лишь шумом весел, разрезавших зеркальную гладь канала. Бретана продолжала делать столь впечатляющие ее открытия.

Самые высокие утесы были покрыты хвойными деревьями и густым кустарником, а некоторые из них увенчаны снежными шапками, напоминавшими о прошедшей зиме. Поразительная по красоте картина дополнялась зрелищем водопадов, берущих начало в ледниках и с шумом сбрасывавших каскады воды по скалистым склонам утесов.

Бретану охватило невольное и казавшееся странным настроение родственной близости этой суровой на вид земле. Где-то в самых тайниках души рождалось чувство принадлежности к ней. Сила ее переживаний была просто поразительна. Она и сама не понимала причины такого внезапного порыва в отношении местности, которое она не только никогда не видела раньше, но и которое столь разительно отличалось от всего того, к чему она так привыкла.

Может быть, дело в том, что скандинавская половина ее натуры воспринимала эти воды и горы как родные? Трудно все это объяснить. Она вздохнула, уселась на переднюю скамью для гребцов и предалась тяжелым размышлениям. Внезапно она почувствовала сзади чье-то присутствие, которое вывело ее из этого состояния. Быстро обернувшись, она увидела Торгуна.

— Прекрасно, не правда ли?

— О да, — мягко ответила Бретана. — Почему ты бежишь от всего этого?

— Фиерды — это дар Одина, однако земли для занятий сельским хозяйством здесь мало, потому мы и бороздим моря, занимаясь рыболовством, торговлей и всем тем, что дает нам то, на что неспособна наша скалистая почва.

— Мы уже приближаемся к Трондбергену?

— Осталось пройти пару миль. Как же обрадуется Магнус, увидя тебя.

Бретана с мольбой взглянула на Торгуна.

— Он пугает меня. Хотя ты и много говорил мне о нем, на самом же деле я ничего не знаю о человеке, которого ты называешь моим отцом.

В ответ на это Торгуй мог бы пуститься в рассуждения о том, каким заботливым, любящим отцом является престарелый ярл, но вместо этого он подбирал слова, которые могли бы рассеять страхи девушки.

— Он стар и болен. Его жена и сын умерли, и ты его единственная плоть и кровь. Он будет добр к тебе, я тоже, когда из его дома ты перейдешь ко мне.

При напоминании о том, что скоро она вновь обретет долгожданные ласки своего любимого, настроение Бретаны заметно улучшилось. Уже одно это как-то примиряло ее с предстоящей новой жизнью.

— Так ты говоришь, что если это мой отец, то он разрешит мне выйти замуж, за кого я хочу?

— Скорее всего так и будет.

— Но ведь я могу и не получить его согласия? Такой скандинавский закон, так ведь?

— И английский тоже. Мы только преуспеем в своих планах, если ты будешь вежлива с ним.

Необходимость по-доброму относиться к человеку, к которому она не испытывала каких-либо теплых чувств, напомнила Бретане ее уговор с Эдуардом. Сама мысль об этом заставила ее содрогнуться.

— Дать тебе мой плащ?

— Мне нужна только твоя любовь, — ответила девушка, светящимися глазами глядя на Торгуна. — Я так устала от всего этого притворства, которое я разыгрываю перед посторонними. Если Магнус действительно мой отец, то я с ним полажу. Все сделаю для того, чтобы нам хорошо было вместе.

Узнав о ее намерениях ублажить Магнуса, Торгун преисполнился новыми надеждами, однако его несколько беспокоили сомнения Бретаны относительно того, что старик является ее отцом. Но, надо думать, подвеска сделает свое дело. И потом, Бретана считает отцовство Магнуса только предположением, а не фактом. Она еще не готова к тому, чтобы признать, что наполовину скандинавка. И все же он очень и очень надеялся, что, в конце концов, она придет к этому выводу.

Корабль сделал последний поворот и неожиданно перед взором путешественников предстал Трондберген. Благоговение охватило юную путешественницу, когда корабль приблизился к узкому выходу на фиерда. Крутые гранитные стены, до сих пор обрамлявшие канал, уступили место прекрасной зеленой равнине, по которой дальше шло его русло. Сначала Бретана различала только большую деревянную пристань, а вскоре за ней обозначились очертания какого-то селения.

— И что, никаких стен? — Бретану поразило, что поселение казалось беззащитным.

— Нас прекрасно защищает фиерд. Враги, которые имели бы глупость зайти в него, попадают в ловушку на обратном пути. Ты, видно, не заметила наблюдательных постов, которые следят за нами с утесов вокруг канала.

Ей и в голову не пришло, что за ними наблюдают. От этого Бретана почувствовала себя как-то неуютно.

Корабль приблизился к сваям пристани, и ей впервые удалось рассмотреть Трондберген. Дома гнездились тесно, а некоторые из них напоминали тот, где жил Эймар — те же покатые крыши, края которых снижались к земле.

Между домами Бретана увидела деловито идущих людей, некоторые из которых, видимо, торопились к берегу, чтобы поприветствовать их. Один человек, одетый, как она уже знала, типично по-скандинавски, решительно шел к пристани.

Очевидно, узнав корабль по его носовой фигуре, человек приветственно помахал рукой, а затем исчез в ближайшем доме. К тому моменту, когда Сверри и Хескильд умело провели судно в безопасное место бухты, тот человек вновь появился на пристани, на этот раз в сопровождении пяти человек, одетых так же, как и он. Торгун прокричал им какую-то команду, и вся группа стремительно подошла к носовой части корабля, чтобы пришвартовать его.

Прежде чем сойти на берег, Торгуй обернулся к Бретане. Она стояла, обняв себя за плечи, и широко открытыми глазами как бы вглядывалась в свое странное будущее, в которое она только-только вступает. Торгуй ободряюще взглянул на растерянную Бретану. Его взгляд обещал поддержку, к которой она уже так привыкла.

— Не бойся, птичка. Магнус не причинит тебе никакого вреда. И мы увидим Бронвин.

Бронвин… Все то время, в течение которого они пробирались по извилистому фиерду, Бретана была настолько занята размышлениями о своей странной будущей судьбе, что почти совсем забыла о том, что в конце пути вновь встретит свою обожавшую спутницу.

— Да-да, побыстрее, пожалуйста. Я пытаюсь бороться с собой, но ничего кроме страха не испытываю к этому месту. Как бы я хотела, чтобы ты обнял меня.

— Я тоже, — ответил Торгуй, сам несколько удивленный тем, что он впервые со всей остротой осознал, каким тяжелым обещает быть их расставание. Он пытался уверить себя, что теряет только наслаждение ее прекрасным телом. Это, да еще стремление во что бы то ни стало преодолеть несчастливые обстоятельства своей жизни, и делает ее такой желанной.

Однако он не мог не признать, что вынести эту разлуку будет не так-то легко. Но ведь все имеет свою цену, так что это не такая уж большая плата за все то, что, в конце концов, и уже скоро, принесет ему их союз.

— Нам надо идти, — сказал Торгуй. С его помощью Бретана переступила через низкий борт судна и оказалась на пристани.

Путь к центру селения по слегка поднимающейся в гору дороге занял немного времени. Бретана была рада этому, поскольку в ожидании встречи с Магнусом она дышала так тяжело, что пройди она более длинный путь, то наверняка упала бы в обморок.

Была середина дня и, судя по количеству людей, заполнивших мощенные бревнами узкие улицы, самое занятое время суток.

Везде были видны торопливо идущие женщины всех возрастов, одетые в развевающиеся платья и верхнюю одежду без рукавов. В руках они несли плетеные корзины, до краев наполненные свежей рыбой и овощами — пищей сегодняшнего дня. Хотя среди саксов тоже было много белокурых людей, никогда в своей жизни Бретана еще не видела такого количества людей со светлыми волосами, очень похожими на ее собственные. У женщин среднего возраста они были собраны в пучок на затылке, а молодые и старые носили на голове празднично яркие ленты, которые, как сказал ей Торгун, назывались хлао.

Женщины, а также численные мужчины, которые занимались продажей всяких товаров и разного рода ремеслом, без особых церемоний разглядывали проходившую мимо Бретану. Однако толпа в это время дня была столь многочисленна, что, в общем-то, особого внимания на нее не обращали.

Те же, кто видел возвращающихся в родные места людей, подбегали к Торгуну, жали руки и даже обнимали его. Таким образом они явно приветствовали человека, которого уже и не чаяли видеть живым.

Торгуя в ответ улыбался и почти для всех находил несколько слов, прерывая их громким, задушевным смехом. Бретана догадывалась, что его забавляло удивление друзей по поводу его возвращения живым.

Она вслед за Торгуном шла через суетливую толпу, застенчиво наклонив голову в надежде остаться незамеченной. Хотя ничто в этих незнакомых людях не указывало на их жестокость, о которой так много говорили, их странная речь и манеры подавляли ее. Она внезапно почувствовала себя такой маленькой и запуганной, хотя окружавшим ее людям она совсем не казалась такой.

Вскоре их перестал сопровождать шум толпы.

Бретана подняла глаза и увидела, что они идут по более широкой, но удаленной от шумных улиц и поэтому более спокойной дороге. Ее обрамляли дома, больше тех, что находились ближе к пристани. Торгун повернулся к ней и указал на нарядный дом.

— А вот и дом Магнуса. — Эти слова заставили Бретану резко остановиться. Отбросив осторожность, она инстинктивно ухватилась за Торгуна.

— Я не могу, — умоляющим тоном и чуть слышно произнесла она.

— Ты должна, — твердо ответил он. — Если мы хотим обрести друг друга.

Побуждаемая его настойчивостью, она нехотя пошла вперед, хотя и была настолько отрешена от происходящего, что чувствовала себя плывущей по воде, а не идущей по земле.

Торгуй решительно постучал в дверь, обитой металлическими пластинами, и этот звук вернул ее к действительности. Бретана стояла ни жива ни мертва.

Дверь отворилась, и перед ними предстал хозяин дома. Он был таким, как его и описал Торгун — чуть выше Бретаны, но конечно ниже его, с крупной головой, покрытой шапкой непослушных светлых волос, которые были перехвачены серой лентой. Пышная борода и усы закрывали почти все его лицо, позволяя видеть только округлые румяные щеки и глубоко посаженные глаза.

Если бы Бретана так сосредоточенно не рассматривала лицо Магнуса, она бы оценила изысканность его наряда: красивую вышивку по краям верхней одежды из саржи, а также играющие всеми цветами радуги драгоценные камни, вправленные в серебряную брошь. Но ее внимание было целиком сосредоточено на проницательных глазах старика. Он недоверчиво посмотрел на своих посетителей, сначала на Торгуна, а потом на Бретану. Она, в свою очередь, всмотрелась в глаза старика и увидела в глубине его зрачков очень и очень напоминавший цвет ее собственных глаз.

— Моя дочь? — спросил Магнус несколько хриплым голосом, выдававшим его возраст. Обращаясь к Торгуну, он одновременно вытянул руку с шишковатыми пальцами и слегка коснулся разгоряченной и покрытой румянцем волнения щеки Бретаны, которая в ужасе отпрянула назад. Не схвати ее Торгун вовремя за руку, она бы повернулась и убежала бы прочь, сама не зная куда. Но это вмешательство и остановило, и несколько успокоило ее. Теперь всю свою энергию она сосредоточила на безмолвной, напряженной дуэли, которую вели две пары глаз: ее собственные и Магнуса. Куда только девалась ее робкая сдержанность, которую она проявляла на пути до этого дома. Теперь она уступила место гордому вызову, сдерживать который она была уже не в силах.

Торгуй в знак согласия кивнул и перевел эти слова для Бретаны:

— Он спрашивает, ты его дочь?

— Скажи, чтобы он показал подвеску, — вызывающе потребовала Бретана.

— Слава Одину, ты жива. — Магнус говорил по-английски удивительно чисто. Бретана совсем забыла слова Торгуна о том, что старик знал ее родной язык. Это обстоятельство несколько успокоило девушку, однако не охладило будоражившее ее дерзкое желание.

Магнус указал рукой внутрь дома и произнес:

— Прошу, входите.

— Я и шагу не ступлю в доме чужого мне человека. Покажите мне подвеску, — настойчиво повторила она.

По достоинству оценив ее упорство, Магнус ушел, а появившись протянул ей сжатый кулак. Со стороны это выглядело так, как будто он собирался ее ударить. И «удар» состоялся. Его скрюченные пальцы медленно разжались, открыв взору Бретаны до боли знакомую подвеску. При виде ее она почти задохнулась от волнения.

— Мой подарок твоей матери. — При этих словах Магнус опустил глаза, и на его морщинистое лицо набежала тень печали. — Войдете? — На этот раз это слово звучало гораздо мягче.

— Я вас не знаю, — раздраженно ответила Бретана. Торгун слегка растерялся от этого неожиданного сопротивления с ее стороны. Он-то думал, что она будет настроена более мирно.

— Я знаю, что для тебя я чужой, — ответил Магнус. В его дребезжащем голосе отчетливо слышались нотки доброты. — Давайте начнем с того, что надо было сделать уже давно. — На этот раз он не стал повторять Бретане приглашения войти, а просто отступил, пропуская молодых людей вперед.

Хотя Бретаной все еще владело сильное желание убежать, что-то в жесте Магнуса заставило ее отказаться от этого намерения. Как-то неожиданно даже для себя самой она села в отороченное мехом кресло рядом с очагом.

Этот дом и по размерам, и по убранству сильно отличался от того, в котором жил Эйнар. Хотя в помещениях не было никакого искусственного освещения, света все же было достаточно. Он проникал снаружи через несколько стенных проемов, в то время как у Эйнара было единственное окно со ставнями. В каждое окно была вставлена матовая пленка, которая хотя и не позволяла видеть, что делается снаружи, исправно пропускала внутрь достаточно света.

Вместо одного большого помещения, как у Эйнара, здесь было четыре или пять отдельных комнат. И еще — в том доме обходились одной-единственной занавеской, которая разделяла спальни Торгуна и Бретаны, а здесь дом украшали несколько больших штор из гораздо более дорого материала. Да и узор был гораздо сложней и изысканней по сравнению с простым геометрическим рисунком у Эйнара.

И просторность помещений, и тонкая отделка их внутреннего убранства указывали на то, что отец Бретаны человек состоятельный. Она не помнила, чтобы Торгун говорил об этом. Вид такого богатства, хотя и неожиданного в доме человека, которого она по-прежнему считала всего лишь язычником, нисколько не смягчил сердце Бретаны. Как раз наоборот, она еще больше негодовала по поводу того, что такой обеспеченный человек так скверно обращался со столь замечательной женщиной, какой была ее мать.

Все трое напряженно сидели у очага, мастерски сложенного из камня и глины. Торгуй говорил мало. Он считал, что пусть уж лучше волнение Бретаны пребывает в ее душе до тех пор, пока не утихомирится само собой. И если раньше Магнус не ожидал от своей дочери такой враждебности, то уж теперь-то иллюзий на этот счет у него не осталось. Даже упорное молчание, которое ясно угадывалось в ее глазах, разило его гневно и непримиримо.

— У тебя есть все основания ненавидеть меня.

— Именно это чувство я и испытываю. — Это звучало как приговор, без какого-либо намека на малейшее снисхождение. — До самого последнего момента я не была расположена к этому, однако одного вашего вида было достаточно, чтобы теперь я предпочла смерть тому, чтобы признать, что я ваша дочь. Здесь мою мать удерживали пленницей помимо ее воли? — вызывающе спросила она, указывая в сторону большой комнаты. — Магнус тяжело вздохнул, в полной мере сознавая теперь сложность стоящей перед ним задачи.

— Это правда, что я купил ее как рабыню, но со временем она полонила мое сердце.

— Ах, вот как, она была так любима, что сбежала от вас?

Магнус нахмурил брови.

— Да, твоя мать ушла, но я уверен, что она и в самом деле любила меня. Эйлин боялась, что в моем доме твое будущее окажется в опасности, что все достанется моему сыну, и что к тебе будут приставать с угрозами. И только после того, как она покинула этот дом, я узнал от горничной, что под сердцем у нее ребенок.

— Так у вас есть сын? — В сознании Бретаны произошел какой-то резкий поворот. Она почувствовала некоторое смущение. Почему Торгун ничего не сказал об этом?

— Он умер, — тихо ответил Магнус, морщинистое лицо которого омрачилось печалью.

— Так, значит, моя мать была не единственной вашей женой?

Магнус недоуменно посмотрел в сторону Торгуна, а затем вновь повернулся к дочери.

— Она вовсе мне не жена, а любовница. Когда твоя мать была здесь, моя жена Тири была еще жива. И хотя мое сердце принадлежало не ей, а твоей матери, Эйлин все же боялась ее. И она опасалась, что Тири сломает твою судьбу. Знай я, что она вынашивала тебя, я бы ни за что не позволил ей уйти.

Откровения Магнуса поразили Бретану.

— А вы были потом женаты на другой? — Пораженная всем услышанным, она встала с кресла.

— Да, — ответил Магнус, напрасно пытаясь найти на выражении лица дочери хоть какой-то намек на понимание. — Да, с тех пор прошли уже многие годы. Уж потом, после смерти Тири и моего сьюа Ингвара, я оставил всякую надежду на то, что найду Эйлин. Я подозревал, что она уехала в Англию, но не знал куда именно. Как мог ненавидимый всеми иностранец искать ее во враждебной стране? Откуда мне было знать, жива ли она вообще? И только когда я купил у фризских торговцев эту подвеску, у меня появилась надежда, что моя любимая и наша дочь, может быть, все еще живы.

— И что они не сказали Вам, что убили ее? — Вопрос этот звучал как обвинение.

Тень отчаяния набежала на лицо Магнуса, и он опустил голову.

— Думаю, что так оно и было, но, видя, как она мне дорога, фризы отрицали это. Я ни в чем не был уверен, вот до этого самого момента.

— Подвеска вернулась к вам семь лет назад. — Бретана была слишком беспощадна, чтобы выразить хоть малейшее сочувствие сидящему перед ней старику, который был в крайне подавленном состоянии.

— Да, — мягко и примирительно согласился тот. — Но, увы, человек со временем не становится умнее. Тогда Ингвар был еще жив. Теперь он лежит в чужой земле, сраженный беспощадным вражеским мечом. После его смерти прошлой зимой мои мысли вновь обратились к ребенку, который теперь должен стать моим наследником. Если ты простишь мою глупость, то это будет благим даром старому, больному викингу. Но даже если в твоем сердце и не проснется милосердие, то и тогда все, что у меня есть, будет твоим, дочь.

Бретана не могла дать ответа, которого с трепетом ожидал ее отец. Достаточно и того, что ей предложили большое наследство, которое она так презирала какой-то месяц тому назад. А теперь этот старик просит у нее прощения. И за что? Да ведь она сама незаконнорожденная. Это такой стыд, такой стыд, что она и не знала, как же быть?

Мысли одна другой запутанней, причудливое сочетание гнева и страха, проносились в уме Бретаны. Больше всего она хотела бы освободиться от этого неожиданно свалившегося на нее бремени. О, каким благом было бы возвращение ее к простоте прежней, пусть и со всякого рода неприятностями, жизни в Глендонвике. Да, но тогда не было бы Торгуна.

Даже если бы Бретане удалось бежать, как Эйлин, ее любовь была бы погребена под той постыдной сделкой с Эдуардом. Внезапно Бретана осознала, что Торгуя должен был знать ибо всем этом.

— Ты… — Она растерянно посмотрела на него. — Ты ничего не сказал мне об этом?

Торгуй опасался ее гнева по поводу того, что он скрыл от нее подлинное положение ее матери. Дело в том, что когда он поведал ей невероятную историю ее родителей, то понял, что лучше не поправлять сложившихся у нее искаженных представлений по этому вопросу. Пусть думает так, а не иначе, пока сама не свыкнется с этой новой для нее мыслью. И вот теперь (и это его очень беспокоило) щеки Бретаны пылали гневом еще от одного неожиданного предательства.

— Я же сказал, что Эйлин была любовницей Магнуса, но ты многого не поняла, и я подумал, что это даже к лучшему. Я же знал, что ничего кроме боли это тебе не принесет.

Да, он прав. Теперь она понимает причину молчания Торгуна. В отличие от Магнуса, хладнокровие и бессердечность которого сначала превратили ее мать в рабыню, а потом и в беглянку, Торгун думал только о ее спасении. Эта попытка, хотя и достойная по намерениям, теперь казалась просто смехотворной перед лицом ее теперешнего прямо-таки катастрофического положения.

Она прошла в дальний угол комнаты, сильно сжав пальцами виски, в которых усиливалась головная боль. До ее слуха доносились спокойные голоса обоих мужчин, разговаривавших на своем языке. Она даже рада была тому, что не понимает их беседы. Ничего нельзя было понять в этом новом для нее мире, и разобраться в том, о чем она только что узнала, без помощи Магнуса будет весьма трудно.

— Я хочу видеть Бронвин, — потребовала она, внезапно повернувшись к сидящим мужчинам. Эти слова резко оборвали их беседу.

— Да-да, конечно, — согласился Магнус. — Она здесь, неподалеку. Я пошлю за ней.

Магнус что-то очень быстро сказал Торгуну, который поднялся со своего места и подошел к Бретане.

— Я должен идти. Мы скоро поговорим с твоим отцом. Надеюсь, с тобой все будет в порядке?

В порядке? О каком порядке он может говорить? Не нужно было никакого ответа, чтобы понять это по ее глазам. Ведь яснее ясного, что ее нынешнее положение как никогда далеко от того, чтобы его можно было назвать благополучным.

— Так ты уходишь? — Судя по тону, ее это сильно поразило.

Торгун, понимая, как она испугалась, знал, что ничего не может путного придумать, чтобы успокоить ее.

— Мне здесь уже нечего делать. — Мы потом переговорим с Магнусом. А сейчас придет Бронвин. Прошу тебя сделать что-нибудь для нас обоих. — Эти слова Торгун произнес очень нежно, почти выдохнул их.

Упоминание об их будущем союзе пробудило в ней болезненно сильное желание обрести покой в сильных и таких надежных руках любимого. Но даже несмотря на то, что планы примирения Бретаны с отцом окончательно не пострадали от ее неожиданной вспышки ярости во время разговора с Магнусом, у нее хватило ума понять, что любой физический контакт с Торгуном только ухудшит их теперешнее положение.

Он не видел на ее лице такого выражения с того первого памятного дня в Глендонвике, и пробудившееся в нем сочувствие было так похоже на то, которое нашло на него тогда в сходных обстоятельствах. Он порывался обнять ее и своими ласками как бальзамом исцелить раны и успокоить смятенное состояние духа Бретаны, которая едва удерживалась от рыданий. А как хотелось целовать ее мягкие, податливые губы, но нет — дело прежде всего. Может, это и жестоко, но в борьбе за выход из теперешнего сложного положения он доверится ее собственным инстинктам.

Магнус хорошо понимал причины смятения и гнева Бретаны. Учитывая свои прошлые ошибки в общении с женщинами он отказался от попыток врачевания обоих этих чувств навязчивыми разговорами. Старик проводил дочь в дальнюю часть дома, где приготовили для нее спальню, и разжег очаг. После того, как он запылал ярким пламенем, Магнус показал ей сундуки, доверху набитые одеждой, которую он подготовил к ее прибытию.

— Я надеялся на твое возвращение и потому собрал все это. Мои портнихи не знали твоего размера и шили по наитию, но они переделают, если будет надо. Это только часть того, что будет у тебя из нарядов. Видишь, здесь есть и мужская одежда Теперь-то я не представляю, как бы было иначе, но я ведь не знал, кого привезет мне Торгун — сына или дочь.

Магнус с удовольствием наблюдал, как Бретана перебирает свой гардероб. Еще несколько недель назад он хотел избавиться от этой одежды, на которую ему было тяжело смотреть после того, как он узнал о судьбе своего единственного сына и безвременной гибели Торгуна в море.

После тактичного ухода отца девушка начала более подробно знакомиться с содержимым сундуков. Было совершенно ясно, что ее собственный гардероб нуждается в немедленном обновлении. Все вещи, которые представил ей Магнус, радовали своим великолепием. Чего стоила одна только саржа или вышивка на подолах платьев. Ничего подобного Бретана не видела на скандинавских женщинах, когда они с Торгуном шли через центральную рыночную площадь.

Да, здесь было из чего выбирать. Бретана остановилась на розовато-лиловом платье с тяжелыми складками на подоле и рукавах. Узор на лифе был украшен вшитыми в него небольшими ценными каменьями (какими — она не знала) цвета морской волны.

Бретана уже присмотрелась к тому, что носят местные женщины и, следуя их примеру, дополнила свой туалет фартуком на гладкой льняной ткани небесно-голубого цвета. Но вот завязки фартука никак не хотели сходиться спереди. Сначала это смутило девушку, но потом она вспомнила, что многие женщины, которых она видела в городе, носили на груди броши. Покопавшись в сосновой шкатулке с множеством драгоценностей, Бретана нашла пару подходящих серебряных вещиц и прикрепила к ним завязки.

Теперь драгоценности — хорошо подошли бусы из мелкого розового кварца между двумя большими застежками. Получилось неполное ожерелье. Нашлась в шкатулке и пара кварцевых серег-слезок, подходивших к брошам. Там же было много широких серебряных браслетов и, хотя раньше Бретана их не носила, она решила надеть по одному на каждую руку.

Посмотрев на себя в небольшое ручное зеркальце, Бретана пришла к выводу, что несмотря на всякие там неприятности и прочее, внешне она выглядит как настоящая скандинавская леди. Теперь и одежда и беломраморная кожа, и белокурые волосы девушки делали ее очень похожей на женщин, которых она видела по пути с пристани. После того, как Магнус подтвердил историю, рассказанную Торгуном, она чувствовала некоторую противоречивость своего положения и своего настроения.

Взяв небольшой гребень из слоновой кости, она начала осторожно расчесывать спутанные ветром длинные серебряные пряди своих волос.

— Бретана! — Звучный голос Магнуса вывел ее из задумчивости, и она посмотрела в сторону задернутых штор. — К тебе пришли.

Она отложила гребень и спиной прижалась к тяжелому сосновому креслу, взволнованно готовясь к встрече. Но вот шторы раздвинулись, и она увидела залитое слезами лицо своей несравненной Бронвин.

— Госпожа! — С этими словами она бросилась обнимать свое обожаемое дитя, которое, как она думала, проглотило море. — О, моя госпожа!

Бронвин крепко сжала Бретану в своих объятиях.

Бретана спросила:

— Тебя никто не обижал? — Бронвин быстро замотала головой.

— Все прекрасно. Здесь ко мне хорошо относятся. Но я так страдала от одиночества. Я ведь была уверена, что ты утонула.

Усадив Бронвин, Бретана поведала ей всю свою долгую, невероятную историю, от того момента, как она попала на остров, и до ее нынешнего положения. Она также изложила рассказ Торгуна о своем прошлом, дополнив его сведениями, которые ей сообщил Магнус. И, кончив рассказывать, она обратила внимание, что это не повергло Бронвин в изумление, которое, как она думала, отразится в ее добрых зеленых глазах.

— И что же, ты не считаешь все это невероятным? — спросила она, наклонившись вперед и положив обе руки на полные колени Бронвин.

— Это совсем не так невероятно, как ты, может быть, думаешь, — спокойно ответила та. Бретана быстро сообразила, что такое спокойствие Бронвин объясняется только одним: она уже все знала.

— Так ты все знала? — Она не верила этому, не могла представить, откуда Бронвин все известно.

Бронвин склонила голову. Ей было стыдно за то, что она так долго хранила эту тайну.

Я знала твою мать задолго до твоего рождения. Когда ей было столько лет, сколько тебе сейчас, на нас напали фризы. В те дни такие набеги не были редкостью, а Глендонвик не имел тех мощных стен, которые затем построил Эдуард. Она была захвачена в плен, и мы думали, что даже убита. А через два года Эйлин чудом вернулась и поведала нам невероятную историю о своей жизни среди язычников.

— Твой дед был безмерно рад ее благополучному возвращению, и уже потом узнал, что она беременна. Дочь без мужа, да еще с ребенком — с этим старому, больному человеку было трудно смириться. Бретана все поняла, и конец истории ей был уже ясен.

— Вот так, — продолжала за нее Бретана, он и выдал ее замуж за Эдуарда.

— Да, — ответила та. Только твой дед и я знали правду. Всем он говорил, что твоя мать убежала из плена и стала жить в Восточной Англии. Там же она якобы вышла за человека, который вскоре был убит. Само собой, люди знали, что ты не дочь Эдуарда, потому что когда она вернулась, беременность была уже заметна. Но никто не знал, кто твой отец. И когда умер отец Эйлин, а затем ушла и она сама, с этой тайной осталась одна я и поклялась, что никогда не заставлю тебя страдать из-за твоего происхождения.

Бретана не могла поверить услышанному.

— Как ты могла скрыть это от меня?

— Я не знала, что Магнусу известно об этом. Но в то утро, когда пришел Торгун, я поняла, что круг замкнулся. Что нам теперь делать? — Хотя Бронвин и была старше Бретаны на целых двадцать лет, сейчас она выглядела, как ребенок, умоляющий дать ему самый простой ответ на очень сложный вопрос.

Бретана в молчании отвернулась. Положение, в котором она оказалась, представилось ей теперь куда более ясным и требующим каких-то решений. Она подумала, что скорее всего ей придется признать своего отца и как-то примириться со своей судьбой. Но потребуются дополнительные доказательства того, о чем рассказала Бронвин, прежде чем она сможет решиться на что-то более определенное.

— Госпожа, — повторила Бронвин, — что же нам делать?

Бретана поднесла палец к губам и с мягкой задумчивостью произнесла:

— Торгуй знает.

Глава 12

— Какой сюрприз, брат. — Хаакон сардонически улыбнулся, пытаясь хоть как-то скрыть свою нелюбовь к брату. Я слышал от Нильса, что тебя нашли, но не верил такой удаче.

— Представляю твое разочарование, — ответил Торгуй с завидным самообладанием.

Хаакон произнес как ни в чем не бывало:

— Я что-то тебя не совсем понимаю.

— Погибший в море брат, и никакой угрозы твоему трону.

С этими словами Торгуй решительно подошел к Хаакону и вызывающе уселся в богато украшенное резьбой кресло, стоявшее напротив королевского на деревянном помосте. Хаакон издевательски засмеялся:

— Брат ты мне или не брат, это неважно, главное, что ты неудачливый торговец и уж никак не угроза моему трону. Ты, как всегда, льстишь себе. Впрочем, это неважно, должен же кто-нибудь делать это. — Хаакон заерзал в королевском кресле и откинул голову назад, всем своим видом выражая полное безразличие. — А поскольку мне всегда доставляет удовольствие твое общество, то могу я узнать причину твоего неожиданного визита?

Торгуй, прищурив глаза, очень внимательно посмотрел на него.

— Я только хотел, чтобы ты убедился, что со мной все в порядке, поскольку ты, я полагаю, думал иначе. Другой причины нет.

Торгуй встал и направился к окованной железом двери в дальнем конце зала. Взявшись за большую изогнутую ручку из железа, он повернулся к брату:

— Я думаю, что скоро мы будем видеться чаще.

— В самом деле?

Сначала Хаакон не понял в чем дело, а потом быстро все сообразил.

— А, ну конечно. Вернулось это отродье Магнуса. Ты хоть заработал на этом что-нибудь?

— Да, заработал, и это как раз и поможет нам чаще видеться.

Хаакон не думал, что его постылый единоутробный братец сможет заняться чем-то другим, кроме как вернуться на Шетландские острова к своей торговле. До сих пор он бывал в Трондбергене только наездами, да и то очень краткими, и это было прекрасно. Перспектива же того, что тот обоснуется здесь всерьез и надолго, его совсем не устраивала.

— Ты что, не намерен возвращаться к своему морскому ремеслу?

Хаакон заранее устрашился, так как знал уже ответ.

Торгун сделал вид, что размышляет по этому поводу, хотя для себя он уже давно все решил.

— Я устал от изменчивых ветров. Лицо Хаакона вновь обрело жесткое выражение.

— На суше бывают ветры и похуже;

— Так-то оно так, — ответил Торгуй, загадочно улыбнувшись своему недругу, — но здесь я по крайней мере знаю, откуда они дуют.

С этими словами он открыл тяжелую дверь, на мгновение впустив в комнату яркий дневной свет. Грохот закрываемой двери, потрясший деревянный каркас дома, совпал со звуком сильного удара. Это Хаакон грохнул кулаком по подлокотнику своего трона.

— Проклятье! — произнес он, а затем попытался собраться с мыслями.

Новость о возвращении брата прямо-таки обескуражила его. Было опасно и то, что тот получил от Магнуса обещанную ему ранее награду. В лучшем случае он использует деньги на выкуп своей законной территории, а в худшем — купит корабли и наймет воинов для того, чтобы поспорить с Хааконом за трон.

Сразу же после безвременной кончины их отца Харальда, мать Хаакона, Ингрид, сказала, что к своему единоутробному брату ему, во-первых, не нужно проявлять никаких родственных чувств, а во-вторых, никоим образом не доверять ему. Этому же настроению в последние годы всемерно способствовала Гудрун, острая на язык жена Хаакона.

Ингрид так опасалась исходящей от Торгуна угрозы трону, что не раз советовала Хаакону вообще отправить брата в изгнание. Хаакон так бы и поступил, если бы не сомневался в том, что ярлы и воины Трондбергена это допустят.

Его положение правителя целиком зависело от доброй воли этих людей. Они никогда не доверяли Хаакону, как его брату, а он-то знал, что стал королем только благодаря Харальду.

При подобных обстоятельствах изгнание Торгуна могло совершенно подорвать доверие к нему со стороны его приближенных.

Нет, нечего было и думать о том, чтобы таким образом третировать своего брата, тоже члена королевской семьи. Так что Торгун по-прежнему был для него как заноза в седле. А теперь вот похоже на то, что занозу эту и не вытащишь.

Внезапно тяжелые занавеси, отделявшие большой зал дворца от жилых помещений, раздвинулись и вошла пышно одетая и увешанная драгоценностями Гудрун.

— Я слышала голоса, — сказала она.

Платье и накидка Гудрун, облегающие ее небольшую фигуру, были сшиты из тканей разных оттенков зеленого цвета. В тон им были подобраны янтарные бусы, инкрустированные броши в форме трилистника, которыми был украшен ее корсаж.

Ее пепельно-серые, иногда казавшиеся тускло-коричневыми, волосы были собраны в пучок на затылке и перехвачены на лбу хлао.

На шее королевы висело какое-то замысловатое серебряное украшение, по форме и размерам напоминавшее лошадиный хомут. Своими краями оно налезало на расположенные по краям одежды выпуклые броши. Когда она направлялась в сторону трона, то очень напоминала воина, гремящего своим снаряжением.

Хаакона угнетала необходимость делиться со своей не в меру любопытной женушкой очередными проблемами. Однако выбора не было, иначе со свету сживет.

— Это хуже, чем я ожидал. Мало того, что Торгун вернулся живым, так он еще собирается остаться здесь.

— И ты миришься с этим безумием? — Гудрун бросила на него уничтожающий взгляд.

— Если мы хотим удержать трон, то должны услать его прочь, — подытожила она. — Он их любимец.

— Сегодня я не намерен терпеть твои оскорбления. — Хаакон отвернулся. Гудрун часто действовала так, как будто она, а не ее муж, правила страной. Обычно он находил это весьма утомительным. Сегодня это было просто невыносимым.

Если бы Ингрид настойчиво не убеждала сына в большом значении для него политического опыта Гудрун, принадлежавшей к одному из самых влиятельных семейств Трондбергена, то Хаакон никогда бы не согласился терпеть эту вздорную особу.

— Так что ты мне предлагаешь? — вызывающе бросил он. — Ты думаешь ярлы пойдут за тем, кто отправил в изгнание своего кровного родича? Я и так уж едва не вывел их из терпения тем, что разорил его. Тогда мне удалось объяснить это так, что отец вообще предпочел меня в качестве своего наследника. Но мне вряд ли удастся выслать его без всяких на то оснований. Он хоть и не король, но, как ты изволила выразиться, любим народом.

— Вот поэтому-то его и надо выслать, — продолжила Гудрун. — Кто может сомневаться в том, что на его фоне ты не выдерживаешь никакого сравнения. — Она выразительно повела головой, а Хаакон едва удержался от того, чтобы не влепить ей здоровую пощечину.

— Высокого же ты обо мне мнения, — язвительно заметил он.

— Я гораздо полезнее для тебя, чем ты думаешь. И повторяю — его надо изгнать. Хорошо уже то, что у него нет земли, а теперь благодаря шторму, и корабля. Трудно ему будет найти средства для того, чтобы торговать здесь.

— Думаю, что деньги у него теперь, после того, как он доставил Магнусу его дочь, будут. Теперь он сумеет купить боевые корабли, нанять экипажи, может быть, даже пригласить своих ютландских наемников и обрушиться на Трондберген. И ярлы, что вполне вероятно, поддержат эту дерзкую попытку, стоит ему только начать. А из-за чего возникли все эти напасти? Да из-за этой самой, будь она неладна, награды Магнуса. Это все, наверное, проделки его полусаксонского отродья?

— Хорошо, что хоть ты и бездетная, но не безмозглая.

Стрела попала точно в цель, и Гудрун медленно отошла, плотно сжав челюсти, чтобы не ответить такой же колкостью.

— Я только хотела… — начала она и не успела закончить.

Хаакон резким движением руки указал ей на дверь.

— Уходи! — грубо скомандовал он. — Моя голова и без тебя раскалывается. Я чувствую, что если ты останешься, то она просто развалится на части.

Гудрун хорошо знала, что перечить Хаакону, когда он в таком мрачном настроении, лучше не стоит.

— Буду рада доставить вам удовольствие, мой господин, — спокойно произнесла она. Выдержав небольшую паузу, она вышла из комнаты, сердито задернув за собой шторы.

— Тоже мне удовольствие, — негромко проворчал Хаакон, хотя ему было все равно, слышит его Гудрун или нет. — Что-то не тянет меня валяться с этой мегерой.

Гудрун никогда не блистала красотой, но в первое время после того, как ее откопала Ингрид, казалась вполне сносной. То, чего у ней не хватало по части внешности, с лихвой искупалось денежными мешками ее семейства.

И то сказать, больше всего в Гудрун его привлекало то, что ее отец ярл Хальфдан пользовался большой властью. При своей жизни свекор помогал укреплять весьма шаткое положение Хаакона в качестве короля. Теперь же, каких-нибудь два года после того, как он, скрепя сердце, согласился с матримониальным выбором матери, Хальфдана не стало, и Хаакон начал горько сожалеть о своем поспешном согласии на этот брак, политический смысл которого исчез, а становившаяся все более несносной жена осталась.

Так сколько же серебра получил Торгун? Хаакон знал только одно — много. Точной цифры Торгуй не назвал, однако зная богатство Магнуса, Хаакон опасался того, что это довольно много.

Надо встретиться со стариком и убедить его в том, чтобы под благовидным предлогом он взял награду обратно. В самом крайнем случае, следует определить, на какую власть с такими деньгами может претендовать Торгуй.

Ладно, на сегодня хватит. Завтра еще не поздно посетить дом Магнуса, а пока стоит отдать должное меду. Хаакон наполнил, а затем и опорожнил целый кубок, на дне которого он хотел утопить страх за свое будущее.

С тех пор, как Бретана и Бронвин встретились, они проводили время в бесконечном обсуждении невероятных событий, которые произошли с ними с момента их последней встречи.

Поборов смущение, Бретана рассказала о своих интимных отношениях с бывшим недругом. Она ожидала, что Бронвин устроит ей по этому поводу хорошую головомойку и поэтому была немало удивлена, что Бронвин поняла все как надо.

Бронвин нежно улыбнулась своей питомице и шишковатыми пальцами своей руки (увы, возраст) поправила непослушную прядь ее прекрасных белокурых волос.

— Теперь моя девочка выйдет замуж, а потом… Лицо Бретаны осветилось мягкой ответной улыбкой.

— Если на то будет милость Божья или, скорее, Магнуса. Торгун обещал скоро поговорить с ним. Я, наверное, сильно испортила дело своим несносным поведением. О, Бронвин, я и не знаю, смогу ли когда-нибудь помириться с этим незнакомым человеком, которого должна называть своим отцом.

Бронвин попыталась облегчить тяжелое бремя Бретаны.

— Конечно, он не всегда поступал безупречно, однако, судя по твоему рассказу, сейчас пытается все поправить. Может, в твоем сердце никогда не заговорит любовь к нему, но ты хоть попытайся сдерживать к нему свою неприязнь.

Задача была непомерно трудной, может быть, даже невыполнимой, однако Бретана знала, что Бронвин права. Она ничего не добьется, если по-прежнему будет враждебна к старому викингу и, наоборот, хорошие отношения принесут и хорошие результаты. Пусть это будет трудно, но дочь Магнуса решила постараться все исправить.

— Тебе нравится баранина?

— О да, очень. Вообще-то я люблю перепелок, однако на острове мы ими просто пресытились.

— Когда я был в Англии, я там не ужинал. Бретана понимала, что Магнус старается наладить беседу и очень хотела, чтобы он не делал этого. Ведь на самом деле ему было все равно, что она ела на ужин в Нортумбрии, но ведь она обещала Торгуну сделать шаг к примирению.

— Там тоже часто подают баранину, а также говядину и другое мясо, и такие же, как здесь, фрукты, вот некоторые приправы немного другие. И мы совсем не употребляем кое-какие деликатесы. Вот, например, до прибытия Эйнара я совсем не пробовала то, что вы называете лютефиск.

— Я могу сказать своему повару, чтобы он приготовил для тебя это.

Бретана и сама не понимала, кто ее тянул за язык упоминать эту гнусную рыбу. С Магнусом было трудно наладить беседу даже на самую незамысловатую тему.

— Не стоит. Я бы не хотела никого затруднять. Меня вполне устраивает все то, что вы сами обычно едите.

— Пустяки. А мне это доставит удовольствие. Завтра эта рыба будет на столе.

— Прекрасно.

Бретана чуть было не поперхнулась от одного только воспоминания о пересоленной рыбе. Может, завтра ее желудок как-нибудь справится с ней.

— А постель у тебя удобная?

— Да, никакого сравнения со скамьей, на которой я спала на острове. И, конечно же, лучше чем на корабле.

По лицу Мангуса пробежала тень печали. — Ты так исстрадалась в этом путешествии.

Я опечален тем, что мое желание видеть тебя рядом так дорого стоило тебе. Но теперь моя дочь здесь, со мной, и я едва нахожу слова, чтобы описать свою радость. Тебе трудно называть меня отцом?

Он опустил голову и ждал ответа.

Бретана никак не могла пересилить себя и назвать отцом жестокосердного человека, который купил ее мать. Но ведь завтра придет Торгун и поэтому не стоит гневить человека, который обладал такой властью над ее судьбой.

— Я попытаюсь… отец.

Она с трудом выдавила из себя это слово. И Магнус, и она сама понимали это, поэтому она ухватилась за первый пришедший ей в голову предлог, чтобы покончить с неловким для обоих положением.

— Я так устала от всех этих путешествий. Можно мне уйти?

— Конечно.

Магнус надеялся, что она хорошо выспится и станет более покладистой. Хорошо уже то, что положение не ухудшается.

Условия, которые ей обеспечил Магнус в своем доме по степени удобств, можно было сравнить только с теми, которые она имела в Глендонвике. Теперь Бретана спала на настоящей кровати с пуховым матрацем. Тепло и уютно устроившись между двумя великолепными шкурами, одной медвежьей, которая служила ей одеялом, и другой какого-то неизвестного ей зверя, на которой она лежала и постепенно погружалась в сладкую дрему и спала без всяких сновидений. Она была сыта, а тело согрето ярким пламенем очага, за которым заботливо следил специально приставленный к нему слуга (Магнус называл его хускатлар).

Рядом, на такой же кровати, дремала Бронвин. На ее долю не выпало столько невероятных приключений, как Бретане, однако и ей до этого приходилось спать урывками, и только теперь она наслаждалась спокойным и глубоким сном. Женщина была спокойна, во-первых потому, что с ее питомицей все в порядке, а во-вторых, что она рядом с ней.

Жилище Торгуна было менее роскошным. Его скромный дом, пустующий большую часть года, состоял всего лишь из нескольких комнат. Его небольшая остроконечная крыша ничем не выделялась среди таких же небольших соседних строений, расположившихся вдоль улицы с деревянной мостовой. Место это находилось на некотором удалении от роскошных домов Хаакона и Магнуса, и уже само по себе говорило о положении их хозяев.

В отличие от Бретаны, Торгун не спал. Он лежал с открытыми глазами, а ум его, подобно маленькому суденышку в море, нехотя скользил между полусонными видениями и реалиями жизни — его планами, связанными с завтрашней встречей с Мангусом.

В своем кратком предварительном разговоре с ним Торгуй никак не намекнул на тему намеченной беседы. Пусть Магнус думает, что встреча будет посвящена урегулированию их финансовых отношений, выплате награды за обретение им дочери. Несмотря на утерянную подвеску, Магнус вряд ли сомневался в том, что Бретана — его дочь. Торгун страстно надеялся на то, что столь же легко будет принято и его предложение о женитьбе на Бретане.

Болезненно осознавая, что его скромное материальное положение характеризует его далеко не лучшим образом, Торгун делал ставку на свое королевское происхождение, которое поможет ему как-то поладить с упрямым ярлом. А Бретана? Ведь не может же отец, как считал Торгун, игнорировать желание своей дочери.

Ее несносное поведение в отношении Магнуса в первые часы их встречи сначала обеспокоило его. Но сейчас он начал думать о том, что это обстоятельство не только не осложнит дело, но, наоборот, заставит старика более внимательно относиться к просьбам дочери.

Он боролся с чувством своей возрастающей привязанности к Бретане, убеждая себя в том, что это всего лишь страсть к обладанию ее телом. Но с того самого момента, когда они расстались с идиллией острова, его чувства к ней переросли в нечто большее, чем желания удовлетворять свои инстинкты.

И вот что странно, теперь он часто думал о ней как-то иначе и представлял ее не только лежащей под ним. Этот английский смех, напоминавший то звонкий перелив колокольчиков, то нежное журчание ручейка; а как она откидывала назад белокурый каскад своих волос, которые струились по ее плечам. А эта ее гордая осанка, то как она стояла перед Магнусом, уверенно глядя в глаза человеку, который внушал страх многим другим, более солидным людям.

Даже страстно мечтая почувствовать прикосновение ее бархатных бедер, когда она, вся разметавшись, лежала под ним, Торгун понимал, что теперь ему нужны были не только тело и деньги Бретаны, но и она сама, ее душа. Это странное открытие, нечто совершенно новое в его жизни, отождествлялось в его сознании с признанием собственного поражения. Да, обстоятельства его суровой жизни не благоприятствовали возникновению такого рода чувств.

Еще более странным казалось то, что такая привязанность к Бретане нисколько не тяготило его, — оно даже приносило ему какое-то удовлетворение. Впервые в жизни он мог верить в то, что его не предадут.

Торгун размышлял о достоинствах Бретаны, в то же самое время думая о ее захватывающей дух красоте, и эти мысли овладевали им все сильнее и сильнее. Тщетно стараясь уснуть, он метался на своей постели.

Сдавшись наконец бессоннице, он поднялся, надел плотный красный плащ и вышел из своего дома в надежде, что ночная прогулка навеет на него желанный сон.

Погода была умеренно прохладной. Вскоре Торгун оказался на дороге, ведущей к бане, которая стояла на вершине небольшого холма, расположенного недалеко от центральной части города. Из трубы струился дым, как бы приглашая войти в баню и окунуться в ее жаркую очищающую атмосферу.

Подумав, что небольшая банная процедура поможет ему обрести желанный сон, Торгун вошел, разделся в небольших сенях и открыл дверь в комнату, обшитую деревянными панелями. Было поздно и, хотя все еще ярко горел огонь и жаром пылали раскаленные камни, в парилке никого не было — оно и к лучшему — никто не нарушит его желанного уединения.

Зачерпнув длинным стеатитовым ковшом воды из бочки, он вылил ее на камни. Вода мгновенно с шипением улетучилась, и парилка наполнилась влажным и горячим паром. Торгуй повторил эту операцию несколько раз, а затем лег на длинную деревянную скамью.

Наконец-то его тело покинула усталость, которая накопилась в нем в течение последних недель. Облегченно вздохнув, Торгун спиной прислонился к потрескивавшим от жары деревянным стенам бани.

Путешествие в Нортумбрию и обратно заняло много времени и оказалось более трудным, чем можно было ожидать в самом начале. Он-то думал обрести только богатство, а нашел свое счастье.

Хотя они и были в разлуке каких-то три дня, а он уже так стосковался по ней. Это чувство усугублялось еще и сознанием того, что до их свадьбы остался чуть ли не месяц. Так странно было думать о ней в ее отсутствие. Ведь обычно с женщинами Торгун придерживался правила — с глаз долой, из сердца вон.

И вот эта дерзкая полусаксонская девчонка так завладела его мыслями, что он думает о ней даже тогда, когда ее и рядом-то нет. Торгун все более и более укреплялся мыслью о том, что этот брак заполнит и его сердце и его кошелек, а что ему еще нужно?

Баня выпарила из него острое желание обладать ею, он поднялся, вышел в сени и вылил на себя ведро холодной воды, чтобы смыть с тела соленый пот. Как обычно после бани на него снизошло чувство спокойствия и умиротворения. Торгун пошел домой легкой походкой.

Судя по тому, как высоко стояла луна, было уже около полуночи. Бретана, наверное, уже давно и крепко спит.

Торгуй, воображение которого рисовало ее пленительный облик, внезапно остановился. На тропинке внизу заметил чей-то изящный, медленно приближающийся к нему силуэт, очертания которого скрадывались тенью. Ничего не подозревая о присутствии Торгуна, неизвестный опустил капюшон, рассыпав по плечам массу белокурых волос, и Торгун мгновенно узнал Бретану. Прежде чем он успел произнести хотя бы слово, она подняла голову и от удивления чуть вскрикнула. Ее глаза заискрились от радости.

Расстояние, которое отделяло их друг от друга, молодые люди пробежали в мгновение ока. Нимало не заботясь о том, что их кто-то может увидеть, они слились в порыве всесокрушающей страсти.

Не произнеся ни слова, Торгун жадно искал нежные, чуть раскрытые губы Бретаны и весь трепетал от еле сдерживаемой страсти. Бретана инстинктивно отвечала на каждую его ласку. О, как бесконечно долго она была лишена этого. А теперь поистине чудо, вот он здесь, рядом, и губы его дышат страстью и источают властный призыв.

Торгун мгновенно схватил ее на руки и от обоюдного желания не пошел, а прямо-таки помчался к находившейся рядом меховой лавчонке. Осторожно став на колени, он нежно опустил ее на груду мехов.

Слова были не нужны — они и так великолепно понимали друг друга. Зато как красноречивы были мощные руки Торгуна, бурно ласкавшие ее нежно-розовые соски. При каждом жадном прикосновении к ним пылкого любовника Бретана страстно выгибала спину. Как бы она хотела, чтобы это наслаждение длилось вечно, но таких же ласк властно требовали другие, более сокровенные части ее тела.

Руки Бретаны нежно ласкали его тело. Как же он силен, как несгибаем!

Еще мгновение — и Торгун освобождает ее от плаща и платья, освобождается сам и всем телом томно приникает к Бретане. Своими слитыми вместе губами они впитывают и передают друг другу неуемную страсть.

Каждый знал, что это только начало. Вот Торгун раздвигает ее ноги, поднимается на руках и некоторое время балансирует над ней, едва удерживаясь от сильнейшего желания наконец-то войти в нее.

Дальнейшее промедление становилось просто невыносимым. Она не смела произнести те откровенные слова, которые побудили бы его сделать то, чего она так страстно жаждала. Наконец она произнесла только одно слово, и его оказалось достаточно.

— Торгун.

Оно прозвучало как мольба, и он преодолел последний барьер. Он вошел в нее сразу, одним мощным решительным толчком, а Бретана приветствовала его теплой влагой своей плоти и устремленными навстречу движениями бедер. Торгуй был неутомим, и каждое его проникновение в ее тело приносило им обоим ощущение полноты слияния.

Каждое его обратное движение сопровождалось жалобным стоном Бретаны, безмолвной мольбой скорее вернуться в нее. Он все ближе и ближе подводил ее к той неуловимой грани, за которой (она это знала) последует взрыв наслаждения. Учащенные движения Торгуна совпали с ее восхождением на пик собственной страсти. Бурный напор Торгуна прорвал в Бретане плотину острого удовольствия. Затем миг восторга наступил и для него самого, и последним, преисполненным неимоверной энергии, движением он излился в нее, упиваясь сладким ароматом ее шелковистых волос.

До этого момента они не обменялись ни единым словом, ибо безмолвный диалог вели их преисполненные негой тела. Но вот теперь Торгун начал понимать ту опасность, которой было чревато их свидание.

— Кто знает, что ты ушла из дому? — спросил он, осторожно скатываясь в сторону от нее и становясь серьезным.

— Никто, — прошептала она, игриво целуя его щеку искусанными в порыве страсти губами. — Я не могла уснуть и поэтому вышла подышать свежим воздухом. Мне и в голову не могло прийти, что прогулка станет таков восхитительной.

Торгуй негромко рассмеялся, хотя его голос выдавал определенное беспокойство. Потом он быстро поднялся и пододвинул к Бретане ее разбросанную в беспорядке одежду.

— Я так по тебе соскучился, — сказал он с улыбкой, — и это все просто великолепно, но делать этого нам не следует. Тебе надо немедленно возвращаться, да и я тоже должен сдерживать свои страсти.

— Надеюсь, что этого не случится, — дразнящим тоном произнесла Бретана. — А то я буду думать, что потеряла для тебя свою привлекательность.

— Никогда! Единственное, что ты потеряла, так это невинность. А теперь быстро в постель, пока с нами обоими не разделались.

Торгун шутливо шлепнул Бретану пониже спины, а потом ласково потер мягкие округлости. Это было все, что он мог сделать, чтобы избежать соблазна снова заняться с нею любовью, но возобладал разум.

Быстро поцеловав ее в губы, он повернул Бретану лицом в сторону дороги и чуть слышно прошептал на ухо:

— Завтра я буду просить твоей руки, а сейчас мне надо набраться для этого сил. Ну все, иди к себе.

Торгун уже собирался повторить свой шлепок, когда Бретана неожиданно повернулась к нему и, опередив его возражения, поцеловала любимого. Он был долгим, страстным и в то же время каким-то по-особому нежным…

Чуть-чуть отодвинувшись, она продолжала целовать молодого скандинава, как можно дольше оттягивая момент расставания.

— Завтра, — прошептала она и, резко повернувшись, быстро побежала вниз по дороге, скрывшись из виду прежде, чем Торгун успел что-нибудь ответить. Мгновение — и вот она уже далеко, но еще долго он чувствовал на своих губах вкус ее поцелуев и вспоминал о том, что внутри нее он оставил частицу самого себя.

Глава 13

— Он пришел просить моей руки!

Бретана сразу же связала приход Торгуна с раздававшейся в соседней комнате оживленной гортанной речью скандинавов. Хотя она уже и не спала, охватившее ее возбуждение в связи с предстоящим визитом Торгуна помешало ей заняться своим обычным утренним туалетом. Было уже довольно позднее утро, а она все еще была в легкой ночной рубашке.

Голос Торгуна заставил ее поторопиться. Она прямо-таки скатилась с мягкого матраса и встала на пол. В такой знаменательный день она должна выглядеть как можно лучше. С этой мыслью она поспешила к тяжелому деревянному сундуку с одеждой, намереваясь выбрать все самое лучшее.

Быстрее одеться и — туда, где разговаривают мужчины. Впопыхах она совершенно забыла надеть обычный передник, и потому оказалась только в легком платье небесно-голубого цвета с узкой талией и глубоким, окаймленным кружевами вырезом на шее. И то и другое самым выгодным образом подчеркивало все достоинства ее фигуры. С живописно рассыпанными по плечам длинными волосами Бретана бросилась к двери в гостиную, совершенно позабыв, что еще не обута.

— Но это же неслыханно — платить серебром!

Хаакон выглядел так, как будто его ударили чем-то тяжелым.

— Она моя дочь, — примирительно пояснил Магнус.

Эта новость исторгла из горла короля какое-то зловещее рычание. Он и помыслить не мог, что Торгун когда-нибудь получит столько денег, пусть даже за возвращение такого сокровища. Это, право же, слишком. С таким богатством он вполне сможет купить корабли, заплатить наемникам и, может быть, даже вступить в борьбу за трон. Ярлы могут отказать своему королю в поддержке, если он окажется неспособным защищаться от нападения первенца Харальда.

— А ты подумал о том, как может распорядиться мой брат таким богатством?

— Меня это мало волнует, — поспешил ответить Магнус. — Для меня важно только то, что моя дочь благополучно вернулась. И свое обещание, данное Торгуну, я выполню.

Занавес, отделявший комнату, где разговаривали мужчины, от остальных помещений, раздвинулся, и взору Хаакона предстало видение, к созерцанию которого он был совершенно не подготовлен. Перед ним, во всем блеске своей красоты, в великолепном небесно-голубого цвета льняном платье, выразительно подчеркивающем контуры бюста и стройных бедер, стояла Бретана. Ее волосы, почти доходившие до пояса, придавали ей вид облаченного в мантию ангела.

Впечатление, произведенное ею на Хаакона, не осталось для Бретаны незамеченным.

У Хаакона даже челюсть отвисла при виде такого зрелища.

— Да, это стоит любых денег! — произнес он восхищенно.

Слова эти были произнесены по-скандинавски, но плотоядное выражение его лица не нуждалось ни в каком переводе, так что Бретана все поняла.

Вообще-то она привыкла не обращать внимания на такую бесцеремонность, однако как-то ее очень встревожило выражение проницательных голубых глаз, под взглядом она почувствовала, что ее как будто бы раздевают.

Слыша из своей комнаты голоса, она подумала, что посетителем был Торгуй. Теперь же видя перед собой целую группу скандинавов, она поняла неуместность своего вызывающе откровенного наряда.

— Прошу прощения за свой уход, — мягко произнесла она, опуская глаза и поворачиваясь, чтобы возвратиться в свой мирный уголок, где она будет под защитой Бронвин. Бретана не успела сделать и шагу, как была остановлена голосом Магнуса, который произнес:

— Бретана, это наш король Хаакон. При этих словах девушка застыла. Так вот оно что. Теперь понятно, почему она с самого начала уловила что-то до боли знакомое в облике незнакомца. Ожидая увидеть Торгуна, она лицезрела его младшего брата. Медленно и осторожно Бретана повернулась к гостям Магнуса. Но как только она снова поймала взгляд более смуглого брата Торгуна, ее охватила невольная дрожь, волной пробежавшая по спине.

Черты его лица и в самом деле напоминали Торгуна: широкая линия рта, высокий лоб, даже то, как росли волосы на голове, но вот глаза — в них было что-то странное. Форма та же, что и у Торгуна, но где-то глубоко внутри них таилась злоба.

Глаза Хаакона прожигали ее насквозь и, только уступая Магнусу, она подавила в себе инстинктивное желание сбежать, зная, что Магнус не позволит ей этого сделать.

— Так вот какие плоды принесли усилия моего брата. Теперь я понимаю, сколь приятным было его возвращение домой.

От этого комплимента Бретана почувствовала себя неловко из-за содержащегося в нем грубого намека, да еще и потому, что он отражал действительное положение вещей.

— Отец, — взвешивая слова, произнесла Бретана, — мне не знакомы ваши обычаи, равно как и формальности приветствия.

Сами по себе эти слова были достаточно почтительны, однако сказаны не столько для соблюдения этикета, сколько для того, чтобы Магнус извинил ее за теперешнюю неловкость.

Она посмотрела на Магнуса, как бы прося у него совета, однако Хаакон опередил его.

— Вы приветствуете нас уже одним своим присутствием, миледи. Надеюсь, пребывание среди чужеземцев до сих пор не доставляло вам чрезмерных неудобств?

— Я далеко от дома, но мой отец был предельно внимателен к тому, чтобы ни я, ни моя спутница ни в чем не нуждались. А ваш брат…

— Да-да, а мой брат?

При этих словах Хаакон насторожился как хищник, готовый броситься на свою жертву.

— Ваш брат… сделал мое путешествие настолько удобным, насколько было возможным в тех обстоятельствах.

Бретана почувствовала, как к ее щекам приливает кровь. Она опустила голову, чтобы ни Магнус, ни Хаакон не заметили разливающейся по ее лицу краски смущения.

— Какие добрые слова вы находите для своего сопровождающего, или, может быть, похитителя?

— Хаакон! — резко и сердито прервал его Магнус. — Обстоятельства, которые сопутствовали возвращению моей дочери, были не самыми благоприятными, но их нельзя было предотвратить. Сейчас важно только то, что она теперь здесь, со всеми вытекающими из этого последствиями.

— О да, конечно, — извиняющимся тоном произнес тот. — «И наследницей», — добавил он про себя. — Примите мои поздравления по поводу воссоединения вашей семьи. А теперь, прошу меня извинить, леди Бретана, я должен покинуть вас. И хочу надеяться, что скоро мы увидимся вновь.

— Да, сэр, — ответила она, очень надеясь в душе, что этого не произойдет.

Как только массивная дубовая дверь за Хааконом и его свитой закрылась, Бретана почувствовала, как ее тело медленно освобождается от напряжения этой почти невыносимой встречи. Это ощущение сопровождалось громким вздохом. Хотя она почти ничего не знала о Хааконе, за исключением того немногого, что о нем говорил Торгуй, было в нем такое, что почему-то сильно ее беспокоило. Она думала о том, какие же разные все-таки оба брата, не замечая устремленного на нее взгляда Магнуса.

— Ты устала? А ведь день только-только начался. Я, кажется, недооценил, чего стоило тебе это путешествие.

— О нет, ничего.

Бретана вовремя удержалась от дальнейших объяснений, которые могли бы подвести ее. В конце концов, Хаакон — король. Любые, пусть самые незначительные, промахи в отношениях с ним могли бы не понравиться Магнусу. А впрочем, неважно. Придется ли ей вообще встречаться с ним после того, как она станет женой Торгуна?

— То есть, я хочу сказать да. Я и вправду устала с дороги. Мне бы, наверное, помогла прогулка на свежем воздухе. Могу я выйти на улицу?

С утра у нее было хорошее настроение, что не замедлило благоприятно сказаться на ее отношении к отцу, и все же в его присутствии она чувствовала себя неуютно и как-то скованно. В общем она хотела бы побыть наедине с собой.

— Ты моя дочь и вольна ходить куда угодно. Прогулка — это ты хорошо придумала. Рынок в это время дня прямо-таки кипит. Думаю, что Бронвин сможет показать тебе лавки с товарами. Кроме того, гардероб, который я приготовил, может быть дополнен привычными для тебя вещами, а Бронвин хорошо знает местных торговцев тканями и портных. Говорят также, что она может даже поторговаться с ними на нашем языке. Впрочем, леди с твоим положением не должна заботиться о ценах.

С этими словами Магнус поднял крышку изысканно отделанной стеатитовой шкатулки, стоявшей на столе, вытащил из нее кошелек из мягкой кожи, который, судя по звону, был наполнен монетами, и вложил его в руку Бретаны. Посмотрим, насколько тебя удовлетворят наши наряды.

Не желая слушать никаких возражений дочери по этому поводу, Магнус сомкнул ее тонкие пальцы вокруг кошелька.

— Право же, мне это доставит огромное удовольствие.

Бретана опустила глаза, выражая этим свое согласие.

— Да, конечно, я попрошу Бронвин. С этими словами она поспешила в свою спальню, думая о том, что предложение Магнуса по крайней мере отвлечет ее от беспокойных размышлений по поводу предстоящего визита Торгуна. Она же тем временем займется тем, что ей посоветовал отец, а по возвращении он встретит ее долгожданной новостью о том, что она скоро станет невестой Торгуна.

Последние несколько дней, в течение которых они с Торгуном придерживались навязанных им обоим непривычных правил поведения, были наполнены для нее болезненным беспокойством. Последнее сладостное, но такое краткое ночное свидание только распалило ее жадное стремление к ее крепким объятиям и жадным поцелуям любимого.

Торгуй был ее первым мужчиной. Теперь же, после встречи с ним, она и представить себе не могла, как все эти годы одиночества она обходилась без его горячих ласк. Может быть, предложение Магнуса хоть на какое-то время отвлечет ее от страстного томления.

Бретана сказала о своих планах Бронвин, после чего та оделась сама и нарядила свою питомицу, дополнив ее облегающий голубой наряд, который она носила с утра, шафранового цвета верхним платьем. Она же, преподав ей несколько ценных советов, — как вести себя на рынке, — вывела ее из дома Магнуса на узкую улицу, извивавшуюся вниз по холму. Так они дошли до торговой площади, своей веселой суетой напоминавшей развороченный муравейник.

До этого Бретана видела все это скопление прилавков только мельком, во время своего первого робкого знакомства с Трондбергеном. Теперь же она могла позволить себе более подробно познакомиться с представшими ее взору сокровищами. Надо сказать, что ее приятно удивило и обилие, и качество продаваемых товаров. Это казалось необычным для относительно небольшого города. Однако Бронвин, с уверенным видом знатока, прожившего в этом затерянном в фиордах месте на целый месяц дольше Бретаны, пояснила, что Трондберген является основным торговым центром на западе страны.

На рынке были широко представлены продукты расположенных вокруг города ферм, однако не это делало торговлю столь оживленной. Это было место бойкого прибрежного товарообмена, участниками которого были не только скандинавы из других северных стран, но и дружественные фризы, славяне и ютландцы. Как истинные люди моря, викинги Трондбергена вели дело с размахом, открыто продавая свои товары с прилавков, которыми была уставлена главная улица города. Своими деловыми рейдами они содействовали торговой репутации Трондбергена, вот почему можно было нередко видеть, как по его узкому и глубокому фиорду проплывали корабли других северных стран.

Щедрость Магнуса Бретана в полной мере оценила в тот момент, когда тележка, которую вез хускалар Кнут, начала ломиться от купленных ею товаров. В Глендонвике прижимистый Эдуард часто отказывал ей в деньгах на необходимые покупки. Теперь же она испытывала подлинное наслаждение, копаясь в тканях и разных украшениях, которые предлагали ей торговцы.

Из бесконечного разнообразия цветных тканей, которые предпочитали местные женщины, Бретана выбрала несколько кусков отличной льняной материи своего любимого цвета — лаванды. Накидку она сошьет из переливающегося белого шелка, а рукава и подол украсит блестящими нитками.

Купленные вещи были просто изумительны, а качество таково, которого Бретана никак не ожидала от людей, закосневших в язычестве. Но еще более поразительными были ювелирные изделия из золота и серебра местных ювелиров.

Если раньше Бретана не знала, что ее отец богатый человек, то теперь на' этот счет никаких сомнений не было. Казавшийся небольшой кошелек с серебром, который он ей вложил в ладонь, позволил купить все, что она хотела, в том числе две выпуклые серебряные броши, на которых были изображены переплетенные тела двух вздыбленных мифических чудовищ, а также не менее великолепный ручной браслет из чистого серебра, массивная центральная часть которого была целиком выполнена из этого благородного металла, а края — в виде набегавших друг на друга черненых волн.

Ювелир явно знал, кто такая Бретана. Он настоятельно советовал приобрести еще и инкрустированные бусинками серьги, а завершить весь ансамбль витым серебряным хлао, который на белокурой головке Бретаны выглядел как изысканный венок из цветов. Все покупки стоили денег, которые могли бы составить вполне хорошее состояние.

Несмотря на бурные протесты Бронвин, Бретана пополнила ее гардероб несколькими яркого цвета платьями и плащами, которые хорошо шли к полноватой фигуре женщины.

Волоча за собой доверху набитую тележку, Бретана, Бронвин и Кнут пробирались через плотную толпу к дому. На всем пути их сопровождали перешептывания людей, с любопытством наблюдавших эту сцену.

Приближаясь к дому, Бретана подумала о Торгуне и ускорила шаги. Наконец она почти побежала по мостовой, и ее запыхавшиеся спутники уже не поспевали за своей стремительной хозяйкой.

«Торгун уже, наверное, все сказал», — уверяла она себя. Она помолилась про себя, чтобы Магнус согласился на этот долгожданный союз, который сделает ее счастливой.

На то же надеялся и Торгун, когда он наблюдал за безмолвной реакцией Магнуса на свою просьбу. Почтенный викинг отошел от поклонника своей дочери и обогнул большой обеденный стол. Затем он неторопливо опустил свою согбенную, но еще преисполненную гордости фигуру в кресло, специально предназначенное для хозяина дома.

— Ты храбр, что обратился ко мне с такой просьбой, — как само собой разумеющееся, произнес Магнус.

Надежды Торгуна на будущее с Бретаной казались теперь уже далеко не столь оптимистичными, как раньше. Надо быть очень и очень осторожным, иначе он рискует не только своими деньгами, но и, вполне возможно, жизнью. Магнус не должен знать, что он лишил его дочь девственности.

— Да, ярл Магнус достаточно храбр для того, чтобы защитить свою дочь.

— Ты думаешь, она нуждается в защите? Магнус казался озадаченным. Упершись ладонями в крышку стола, он с большим усилием поднялся с кресла.

Торгуй уловил раздражение Магнуса и поспешил объяснить:

— Хотелось бы надеяться, что нет. В конце концов она, дочь самого могущественного ярла Трондбергена, известного и как великий воин, и как мудрый коммерсант. И все же, многим не по душе, что твой ребенок наполовину саксонского происхождения, дочь женщины, которая, будучи леди в собственной стране, тем не менее волей обстоятельств стала здесь рабыней. Конечно, наше общество не имеет кастовых предрассудков, но думаешь, многие забудут, сколько наших братьев, сыновей и отцов семейств пали на земле саксов? И только выйдя замуж за брата короля, Бретана будет в безопасности, даже когда она лишится твоей защиты.

Магнус знал, что состояние его здоровья ни для кого не является секретом, достаточно просто взглянуть на него, и тем не менее он был раздражен упоминанием о том, что и он смертей. И вообще, он не думал так быстро выдавать Бретану замуж. До сих пор все его мысли были заняты исключительно тем, как узаконить ее права в качестве наследницы и дочери.

И все же Торгуй прав. А что, если он умрет раньше, чем будут подтверждены ее права по рождению? Торгуй же молод, уверен в себе и, конечно, такой надежный защитник, с которым мало кто отважится поспорить.

Магнус склонил голову набок, и, на мгновение задумавшись, опустил глаза. Внезапно он вновь поднял их и пристально посмотрел на невозмутимое лицо Торгуна.

— А как ты думаешь обеспечить ее будущее? У тебя что, есть какие-то тайные запасы серебра, у тебя, опального принца, который искал мою дочь только ради награды за ее возвращение!

Этого вопроса Торгуй ужасно боялся, но избежать его было невозможно.

Возраст возрастом, а одурачить Магнуса еще никому не удавалось. Оставалось говорить только правду.

— Тебе известно, что большого состояния у меня нет, но я кое-что заработал торговлей. Достаточно, чтобы содержать жену. И, кроме того, если ты все еще собираешься соблюдать наше соглашение…

— Твоя награда за то, что ты сделал, — это такие гроши по сравнению с тем состоянием, которое однажды получит Бретана. И ты, конечно, учитываешь это, обращаясь ко мне с такой просьбой.

Последние слова Магнус произнес резко и подозрительно. Его больше беспокоило не состояние собственного здоровья, а мотивы Торгуна, которые заставляли его искать руки его дочери.

— Я считаю, что твое состояние — это твое дело, а никак не мое, — спокойно ответил Торгун, теша себя надеждой, что с этим деликатным вопросом он справился как нельзя лучше.

Магнус подошел к небольшой деревянной полке, закрепленной на дальней стене помещения, и налил себе стакан вина рубинового цвета. Не поворачиваясь к Торгуну, он продолжал:

— Вопрос о замужестве моей дочери нельзя решать так скоропалительно. Я подумаю об этом. А сейчас возьми свое серебро из шкатулки около дверей. Если я соглашусь на твою просьбу, можешь использовать его как свою часть приданого невесты.

— Я ваш должник, ярл Магнус.

Сначала Торгуй намеревался отказаться от серебра, надеясь, что такая щедрость еще больше укрепит его шансы как будущего зятя. Однако, находясь рядом с денежной шкатулкой Магнуса и получив его разрешение на причитавшуюся ему сумму, он не смог противостоять такому давнему и знакомому искушению, прилив которого он ощутил в себе. А если его план не удастся и Магнус откажется? Ведь тогда он останется ни с чем.

В случае же согласия Магнуса все его состояние, в конечном счете, и так будет его. Ну а если нет, то он по праву заработал награду за Бретану. Магнус услышал звук открываемой крышки шкатулки, звон монет…

Торгуй остался доволен тем, как все прошло. Он никогда и не надеялся на немедленное согласие Магнуса. Такое важное решение он никогда не примет в спешке.

Учитывая все обстоятельства, можно надеяться, что судьба впредь будет благосклонна к нему, и тогда все, о чем он мечтал, ради чего трудился в поте лица, все, что он заслужил, вся власть и положение в обществе, по праву принадлежащие ему, но вырванные у него завистливой жадностью и трусостью Хаакона — все это будет его, в том числе и Бретана. Прекрасная Бретана, до сих пор не понимающая своей огромной ценности в качестве дочери Магнуса, ошеломленная и смущенная тем, что она узнала о своем происхождении и жаждущая обрести в нем своего защитника.

Как же милостива к нему судьба, наградив его всеми этими богатствами. Итак, он ждет два дня, если же и тогда Магнус не согласится, то он вновь заявит о своем намерении стать ее мужем.

Глава 14

— Торгун?

Судя по тону Бретаны, она уже не один раз пыталась привлечь внимание молодого человека, глубоко погруженного в свои мысли. Торгун повернул голову и увидел сияющее радостью лицо Бретаны. Без какого-либо участия воли в его груди возникло странное и такое теплое чувство, под влиянием которого сжатые губы Торгуна сложились в мягкую приветливую улыбку. По лицу викинга с крупными выразительными чертами Бретана пыталась угадать ответ на свой безмолвный вопрос.

— Твой отец скоро скажет свое слово. Но прежде он, наверное, захочет узнать, что ты сама об этом думаешь.

На лице Бретаны заиграла чарующая улыбка, которой вторили излучающие радость глаза.

— Отец согласится. Я буду настаивать на этом. А потом мы будем вместе, как нам того хочется.

Не долго думая она привстала на цыпочки, обняла широкие плечи Торгуна и, в состоянии безудержной радости, попыталась поцеловать его. Но не успели их губы сомкнуться, как Торгун отвернул голову, взял ее кисти в свои большие руки и отодвинул девушку назад.

— Леди, — смеясь, сказал он. — Вы увлекаетесь. Я ведь только-только просил вашей руки. Не стоит забывать, что наша свадьба должна сокрыть тот грех, который мы уже совершили. Ваш отец думает, что я только сопровождал его дочь.

Бретана даже оторопела от сознания того, как же она могла, да еще при свете дня, так забыться. Торгуй, конечно, прав. Так рисковать было бы непростительной ошибкой.

— Да, конечно, — произнесла она испуганно, оглянувшись в поисках свидетелей этой сцены и облегченно вздохнув, когда увидела, что их носильщик уже отнес покупки в дом с заднего крыльца. Единственным свидетелем ее порыва была Бронвин.

— Да, сэр, а теперь я должна идти и поговорить с отцом. У меня есть много что поведать ему о своих чувствах.

С этими словами Бретана поспешила в дом, оставив улыбающегося Торгуна под лучами яркого полуденного солнца.

— Отец! Я бы хотела поговорить с тобой. Магнус повернулся к дочери, своей дочери, хотя сам он с трудом верил в это. И кто-то думает, что он сможет расстаться с ней?

Хотя он и чувствовал, что Бретана по-прежнему чуждается его, все же, по сравнению с их первой встречей, когда она вся пылала гневом, ее отношение к нему несколько смягчилось. Магнус очень надеялся, что постепенно между ними окрепнут узы, которые и должны связывать отца и дочь. Выражение его лица говорило о том, что он чем-то озабочен.

— Ты смотришь так, как будто прекрасно знаешь, о чем я буду с тобой говорить. Торгуй…

— Да, я хочу этого! — Бретана прервала Магнуса неожиданно настойчиво. — Я хочу быть его женой.

Настойчивость дочери насторожила старого викинга.

— Должен сказать, что твой пыл озадачил меня. Я и не думал, что ты так быстро примиришься с мыслью о своем происхождении, а тем более захочешь выйти замуж за того, кто совсем недавно был для тебя чужеземцем.

Внезапно Бретана поняла, что ей как-то надо примирить свои чувства с разумом, а то Магнус сразу же поймет, почему она так стремится соединиться с Торгуном.

— Отец, только случай помешал мне выйти замуж в Англии. По саксонским обычаям я уже давно могла бы сделать это, а по скандинавским и подавно. Торгуй вызволил меня из множества опасностей, которые сопутствовали нашему путешествию. Он завоевал мое доверие, а теперь я прошу, чтобы ему доверился и ты.

Бретана взяла его руки и крепко сжала своими ладонями. В ожидании ответа Магнуса она выразительно свела вместе свои тонко очерченные брови.

От страстной мольбы дочери доброе лицо Магнута просветлело.

— Я понимаю твое желание, дитя, и не собираюсь противоборствовать ему. Но надо многое обдумать. Я так долго жил без тебя, и поэтому ты должна понять мое нежелание так быстро расстаться с тобой.

Увидя, с каким нетерпением Бретана все еще ждет его ответа, он сказал:

— Завтра я сообщу свой ответ. Уверен, что одна ночь ожидания — это не так уж долго.

Бретана протянула к отцу обе руки, повернула их ладонями вверх и протестующе воскликнула:

— Но…

И тут же замолчала, осознав, что, несмотря на то обожание, с которым относился к ней Магнус, есть все же предел и его чувствам. Сейчас лучше попридержать язык. Близится час ужина, а рассвет следующего дня принесет ей, вне всякого сомнения, долгожданный ответ.

— Хорошо, — спокойно ответила она, — я выслушаю твой ответ завтра. Знаю, что он будет мне по сердцу.

Бретана вышла из большого зала и направилась в свои комнаты, чтобы вместе с Бронвин разобраться в новых приобретениях. Магнус улыбнулся. В самом главном это была истинная дочь Эйлин. Эта гордая и полная достоинства осанка, мелодичный смех и особенно прекрасные фиолетовые глаза — все, все будило глубоко запрятанные в его душе воспоминания о женщине, которая когда-то овладела его сердцем.

Его союз с Тири не был основан на любви. Это была неприятная сделка, устроенная их семьями. Единственной радостью был теперь уже погибший сын, которого она подарила ему. И Эйлин, и Ингвар наполнили жизнь Магнуса надеждой, которой его лишила Тири. И вот теперь, когда сын пал на поле битвы, а Эйлин на крыльях собственного страха улетела обратно на чужие берега Северного моря, ему осталось единственное сокровище — Бретана.

Магнус считал ее великим даром Бога. Вот почему в отличие от других отцов, которые были бы только рады породниться с королевской семьей, он чувствовал на себе бремя ответственности за столь долгое пренебрежение (в течение всей жизни!) Бретаной. Это чувство не позволяло ему принимать какие-либо необдуманные решения и так поспешно распоряжаться ее судьбой.

Предложение Торгуна было весьма неожиданным, хотя теперь Магнус все яснее начинал понимать, как и почему возникло взаимное чувство молодых людей… Совершенно ясно, что Торгун обращался с ней хорошо и этим пробудил в девушке чувство, выходившее за рамки простой признательности. И потом он такой молодой и красивый, пользующийся большим вниманием местных особ женского пола и так близко стоящий к трону, что ему остается сделать еще только один, последний шаг — самому стать королем.

Правда, с другой стороны, бедность Торгуна делает его не очень-то завидным зятем. Однако его собственное состояние — просто ничто по сравнению с тем, которое он обретет, женившись на такой богатой женщине, какой в свое время станет Бретана. Именно это обстоятельство больше всего и беспокоило Магнуса. Чтобы понять, как легко мужчина может влюбиться в Бретану, достаточно просто посмотреть на нее. Но, будучи ее отцом, он не мог не задаться вопросом, а любит ли Торгун ее или то, что она должна унаследовать. Судя по всему, Бретана была ослеплена любовью к своему бывшему похитителю и явно не сознавала размеров своего богатства. Тогда тем более важно, чтобы Магнус самым серьезным образом обдумал все это.

Все эти мысли не выходили у него из головы во время ужина, так что он даже не удосужился спросить, нравится ли Бретане жареная оленина и вареные овощи. Обычно хозяин дома за ужином не ограничивал себя одной чашей вина, в этот же вечер он, вопреки этой привычке, совсем воздержался от спиртного. Дочь, догадываясь, что его поведение связано с решением, которое он обдумывал, не беспокоила его никакими вопросами. Ела она мало, поскольку потребность в еде уступила место нетерпеливому ожиданию, как отец решит вопрос о ее замужестве.

Он обещал дать ответ утром. Однако, несмотря на настойчивые увещевания Бронвин проявить терпение, Бретана едва сдерживала переполнявшее ее сильное возбуждение, от которого учащенно билось сердце. Даже уговоры Бронвин заняться своими нарядами и вечерним ритуалом расчесывания длинных белокурых волос девушки не успокоили ее смятенные чувства. Отец примет решение, на которое она надеется; думать иначе — значит, самой накликать беду.

Вновь и вновь заклиная себя этой надеждой и пытаясь разогнать тревогу, она позволила себе выпить чашу вина. И, даже несмотря на это, только через несколько часов после того, как Бронвин заснула, ее питомица нашла в себе силы пойти в свою спальню. Ее сладкое погружение в сон было тем более упоительным, что ему предшествовало такое долгое ожидание.

Из атмосферы страха, который сопутствовал ей накануне, она плавно переносится в какую-то наполненную туманной дымкой комнату, где нет никого, только она и Торгун, которые смотрят друг на друга через клубящуюся завесу теплого марева. Вот он медленно вытягивает свои большие, сильные руки и ласкает ими ее нежное лицо, а затем нарочито медленно и томно привлекает любимую к себе…

С изысканно-томной нежностью Торгун целует ее губы, и тела влюбленных постепенно сливаются в единое целое, как бы раскаляясь от обуревающей их пламенной страсти. Будь это не во сне, а наяву, то в своем экстатическом восторге Бретана вознеслась бы на вершину наслаждения, почувствовав порывистые, беспорядочные прикосновения его рук к соскам грудей, истомившись под тяжестью его тела и в ожидании того момента, когда его мощный орган войдет в самую середину ее источающего влагу естества.

Но нет, это была только бесконечная игра фантастических видений, причудливое сочетание новых наслаждений и того, что она уже знала из своего прежнего опыта. Было также ощущение того, что Торгуй не так глубоко вошел в ее тело, как в душу. Каким-то неземным образом они уже были соединены навечно, и ничто не способно расторгнуть их союз ни здесь, на земле, ни в том, что последует за этой жизнью.

Бретана мечтала только о том, чтобы они навсегда были вместе. Она так отдалась своим грезам, что в течение некоторого времени, должно быть, не слышала осторожного стука в дверь…

— Ш-ш-ш… — прозвучал в ее ушах тихий-тихий голос. — Не бойся, любимая…

Голос Торгуна замер где-то в таинственной темноте, крылья которой распростерлись над безмятежно-счастливой и покорной Бретаной.

Глава 15

— Где же моя голова?

Пытаясь надеть через голову нижнее платье из розового шелка, Бретана безнадежно перекручивала его ворот и рукава. Сейчас она скорее нуждалась не в советах Бронвин, а в ее быстрых и умелых действиях.

— Госпожа, что ты сделала с платьем? Мы же так торопимся.

— Моя цель заключается в том, чтобы наконец-то покончить с одеванием, пойти к отцу и услышать его слова о том, что я помолвлена с Торгуном, а для этого мне надо выглядеть как можно лучше. Помоги же мне с этим несносным платьем!

Бронвин видела, что Бретана не намерена медлить ни секунды, чтобы поскорее покончить с туалетом и идти к Магнусу.

— Надеюсь, что сегодняшний день принесет тебе то, от чего зависит твоя дальнейшая судьба.

— Отец не станет на пути моих желаний, а вот ты — да, если не преисполнишься теми же заветными мечтами, — игриво добавила девушка. — А теперь давай верхнее платье цвета морской волны. Да, сегодня я буду одета как скандинавская невеста.

С быстротой, которую ее горничная и не подозревала в своей питомице, Бретана нарядилась в платье, нацепила на него драгоценные застежки, вдела в уши серьги, надела на шею ожерелье и, наконец, водрузила на голову хлао. Большое заморское зеркало, купленное Магнусом у франкских торговцев, отразило сияющее великолепие в ореоле нежно-голубых и розовых тонов. Хорошо подогнанный фартучек самым выгодным образом подчеркивал достоинства ее стройной фигуры, а из-под затейливого серебряного обруча на голове водопадом струились длинные белокурые волосы.

— Ну, как?

— Никогда еще ни Торгуй, ни Магнус в жизни своей не видели такой прелести, дитя.

Этот комплимент преисполнил Бретану чувством уверенности, в которой она так нуждалась. Порывисто обняв Бронвин, она запечатлела на ее саксонской щеке восторженный поцелуй.

— Тогда поторопимся, как торопит меня сама судьба.

Бретана разразилась по-девичьи звонким смехом, быстро отдернула тяжелый занавес и почти вбежала в большой длинный зал, где спиной к ней стоял Магнус.

Он услышал частую дробь башмачков из оленьей кожи по дощатому полу и медленно повернулся к ней лицом. Глазам его предстало неземное существо, обрамленное клубящимися складками розовой и голубой ткани. О, сколь восхитительна она была в этом элегантном одеянии благородной скандинавской женщины.

Бретана выгнула в немом вопросе свои светлые брови. Не получив никакого ответа, она облекла мучивший ее вопрос словами.

— И как же? С моим замужеством все решено? Взгляды отца и дочери скрестились в напряженном поединке. Магнус начал медленно и как-то очень вкрадчиво приближаться к дочери, остановившись на некотором расстоянии от нее.

Он осторожно положил свои большие старческие руки на ее узкие плечи и сказал:

— Да, ты выйдешь замуж…

Бретана вскрикнула и вся засветилась от радости и, в знак благодарности, крепко обняла Магнуса.

— О, отец, как я благодарна! Мое самое сокровенное желание — быть женой Торгуна!

С удивительным даже для нее самой порывом она прижала свою нежную щеку к седеющим кудрям отца, целуя его в шею и одновременно смеясь от радости. Внезапно Магнус крепко обхватил кисти дочери, освободился от ее объятий и вновь своими выцветшими голубыми глазами пристально посмотрел на Бретану. И только тогда девушку начало удивлять то странное обстоятельство, что ее отец предельно серьезен.

— Ты выйдешь замуж за Хаакона. Магнус ограничился этим коротким сообщением, выжидая, пока пройдет вызванный им шок. Прежде чем давать дальнейшие объяснения, он почел за лучшее выждать, пока до дочери полностью дойдет смысл того, что он сказал.

Бретана слегка открыла от удивления рот и сузила свои выразительные глаза, как бы пытаясь все осмыслить.

— Хаакон? Но он уже женат!

— Викингу не возбраняется расторгать неудачный союз. Хаакон скоро освободится от Гудрун, и тогда ты станешь его супругой, королевой. Это судьба, и от нее никуда не денешься.

Мысли Бретаны смешались в полном беспорядке.

— Я не понимаю! Это же Торгуй просил моей руки. Ну да, ты наверняка что-то путаешь.

— Нет, — спокойно ответил Магнус. — Но я понимаю твое смятение. Да, Торгуй действительно просил тебя. И, по правде сказать, я обдумывал его предложение. До прошлого вечера, пока у моих дверей с более заманчивым предложением не появился Хаакон. И ни один отец, если только он по-настоящему заботится о своем ребенке, не мог бы его отвергнуть.

— И ты еще имеешь наглость говорить мне все это?! — возмущенно выпалила Бретана. — Ты знаешь, что я люблю Торгуна. Какое же надо иметь извращенное сознание, чтобы мешать мне выйти замуж за человека, которого я люблю, и вместо него подсовывать того, кого я даже не знаю?

Глаза Бретаны наполнились слезами гнева, которые потоком хлынули из глаз.

Магнус ожидал, что Бретана сразу же возмутится принятым им решением и за этим последует что-то подобное легкому шторму, однако то, с чем он столкнулся, можно было скорее сравнить с разрушительным ураганом.

Он решил некоторое время выждать, думая о том, как быть с явно вышедшей из себя и пылавшей яростью Бретаной. Обычно такой детский бунт мог бы повлечь за собой суровое наказание, но в том-то и дело, что вся прежняя жизнь его дочери была сама по себе совершенно необычной, поэтому Магнус решил пойти на некоторые уступки.

Было совершенно ясно, что он недооценил ее привязанности к Торгуну. Уже одно это сильно беспокоило его. Этот человек вошел к ней в доверие во время их ужасного совместного путешествия; да и вообще, не было ничего из ряда вон выходящего в том, что пленники подчас влюблялись в своих похитителей. Вот и у него с Эйлин было то же самое. И все же он думал, что для его дочери не составит труда сделать правильный выбор между обнищавшим принцем и благополучным королем.

Магнус подошел ближе к дочери и повернул к себе ее голову.

— Убери руки! — Голосом, полным металла, произнесла она, пытаясь в то же время не дать ему касаться себя.

— Нет! — твердо возразил Магнус. — Ты должна выслушать меня. Я знаю, что мое решение — это не то, на что ты рассчитывала, но оно исключительно в твоих интересах, даже если ты этого еще и не осознаешь. Позволь мне, дочь, по крайней мере объяснить тебе, что противоречит твоим интересам. Ты предпочитаешь Торгуна, однако при этом, думаю, не принимаешь во внимание всех качеств человека, с которым хочешь делить ложе.

— Я знаю вполне достаточно, — резко ответила Бретана, не дожидаясь дальнейших разъяснений. — Я знаю, что он относится ко мне с добротой, заботой и любовью, чего немного было в моей жизни. Что же еще нужно?

Теперь слезы ручьем катились по ее щекам, и это с каждым мгновением все больше затрудняло положение Магнуса.

— Ты думаешь, он добивается только твоей любви? — Глаза и голос Магнуса стали мягче. Он надеялся обойтись без того, чтобы делиться своими опасениями с Бретаной, однако ее сопротивление не оставляло ему никакого другого выбора.

— Дитя, ты очень богатая женщина. Мое состояние, которое скоро станет твоим наследством, одно из самых больших в Трондбергене. Торгуй же лишен наследства, и, кроме того, он давно навлек на себя гнев Хаакона. При своей теперешней бедности он не может оставаться здесь, если только не найдет способа как-то исправить свое положение. Ты думаешь, он бы привез тебя домой, не получи он серебра, которое ему было обещано за это?

Брови Бретаны изогнулись, отражая ее смущение, и Магнус понял, что ему надо быть еще настойчивее в своих разъяснениях.

— Ты красивая женщина, и любой нормальный мужчина, естественно, будет стремиться взять тебя в жены, а Торгуй — это тот человек, которым движет только корысть. Ты думаешь, он любит тебя? Что он любит по-настоящему — так это твое золото, и ты должна это понимать.

— Это ложь! — возмущенно воскликнула Бретана, отшатываясь от Магнуса, как будто тот ее ударил. — Неужели так трудно поверить в то, что я любима ради себя самой?

Бретана поднесла руки к лицу и закрыла ими глаза, окончательно теряя самообладание.

— Нет, дочь моя, — мягко возразил Магнус, положив руку на вздрагивающее плечо Бретаны. — Совсем не трудно поверить в то, что тебя может полюбить любой мужчина, но Торгуй им не является. До того, как Хаакон обратился с просьбой, я бы еще, может быть, согласился отдать тебя Торгуну. В конце концов, каковы бы ни были его мотивы, он хотя бы смог защитить тебя, но теперь вопрос решен.

Магнус исчерпал все аргументы в пользу своего решения и приложил все силы к тому, чтобы успокоить дочь.

— Хаакон все уладит с Гудрун, хотя нет нужды особенно торопиться, так как сначала надо ввести тебя в права законной наследницы. Так что вполне можно подождать и до завтра. И если все будет хорошо, то не пройдет и двух лун, как ты станешь королевой. Вот так обстоят дела.

В тишине, последовавшей за этими словами Магнуса, Бретана попыталась сопоставить свое нынешнее ужасное положение с теми последствиями, которые будут иметь для нее приговор отца. Ладно, он не хочет обсуждать с ней этот вопрос, ну так и она не будет делать этого. Раз ей не быть женой Торгуна, так она не будет вообще ничьей.

— Прекрасно.

Голос ее был спокоен, она больше не кричала и вновь овладела собой.

— Я не выйду замуж за Торгуна, но и за Хаакона тоже. Если только скандинавский обычай не позволяет произнести тебе за меня клятву верности у алтаря.

Глядя на Бретану, Магнус разглядел в ней присущие и ему черты гордой независимости. В данный момент такое сходство не доставляло ему никакого удовольствия.

— Я могу сделать тебя королевой и без твоего согласия, — заметил он. — Но я уверен, что по зрелом размышлении ты предпочтешь говорить сама за себя, и на то есть основания.

Магнус последний раз взглянул на дочь, затем повернулся и направился к двери, остановившись только за тем, чтобы сообщить ей о своих ближайших планах.

— Мне надо еще переговорить о делах с Хааконом. Вернусь к полудню.

— Лучше бы ты совсем не возвращался, — со злостью прошептала Бретана.

Однако Магнус уже уходил и не мог слышать ее слов, ответом на которые было только хлопанье двери.

Бретана подняла голову и до боли в руке сильно стукнула кулаком по дубовому столу.

— Что же мне теперь делать?

От мысли, что ей придется жить без Торгуна, у нее защемило сердце. Всего лишь несколько минут назад, когда до нее не сразу дошло решение Магнуса, она обнимала отца, безумно радуясь тому, что она станет женой Торгуна. А вот теперь, одна в огромном, мрачном доме, она ощутила пустоту своего существования без его любви.

Они поклялись в том, что будут принадлежать друг другу, строили планы на будущее, наслаждались любовью. И вот теперь ее страшила мысль о будущем. Знакомое унизительное чувство отчаяния, сродни тому, которое сопутствовало ей, когда она думала о том, что ей не избежать супружеского ложа Эдуарда, вновь наполнило ее сердце.

Она лихорадочно обдумывала свое положение. Может быть, ей и не надо было просить согласия Магнуса на свое замужество. Раньше Торгун явно жил не по скандинавским законам, так что…

«Да, — подумала она, — им обоим надо бежать, может быть, обратно на остров Эйнара, куда-нибудь, где их не достанет рука Магнуса или Хаакона. Если только…»

Мысли Бретаны о побеге внезапно оборвались, как только она припомнила доводы своего отца. Он сказал, что Торгуй всего лишь наемник, человек, алчность которого заставила преследовать Бретану. Магнус сказал также, что самым важным для него были деньги, а не веление сердца. Можно ли верить таким чудовищным обвинениям?

Отец заплатил Торгуну за то, чтобы тот нашел ее. Когда Магнус впервые упомянул об этом, это не показалось сколько-нибудь странным. Странно лишь то, что Торгун ничего не сказал ей об этом.

Она объяснила это простой забывчивостью, однако верно то обстоятельство, что ей достанется огромное наследство. Торгун мало говорил о собственном положении, но она знала, что его отношения со своим единоутробным братом были, по меньшей мере, натянутыми, при которых рассчитывать на щедрость Хаакона не приходилось.

Может ли быть так, что он стремится быть с ней из-за золота? Можно ли быть такой глупой, чтобы принять его жадность за любовь? Сказал ли правду Магнус, знающий Торгуна дольше и лучше? Однажды, с Эдуардом, ее уже пытались выдать замуж из-за денег. И что, история вновь повторяется?

Каждый раз, когда Бретана доходила до этой мысли, она встряхивала головой, как бы стремясь отогнать ее прочь, но тщетно — она упорно возвращалась вновь и вновь.

Бретана с разных точек зрения обдумывала поведение Торгуна, надеясь убедиться в правоте или, наоборот, ошибочности Магнуса.

Но она знала, что ей не удастся найти правильного ответа. Надо сначала разобраться в себе самой, в собственном сердце, которое в этот момент звучало как хор расстроенных голосов. Да, надо попытаться покончить со своими сомнениями.

Ведь он же сказал, что любит ее, каких еще ей доказательств надо? Да будь она нищей, разве он вел бы себя иначе?

Все дело не в Торгуне, а в Магнусе. Отец совершенно ясно дал понять, что не допустит их женитьбы. И, что еще хуже, так это то, что теперь она обещана Хаакону, человеку, о котором она не знает ничего и один взгляд которого заставляет содрогаться от страха и отвращения.

Бретана храбро отвергла непреклонное решение Магнуса. На самом же деле, она даже догадаться не могла, что он может сделать для того, чтобы претворить в жизнь свой план. И все осложняется еще и тем, что теперь она пленница в языческой стране, которую от ее родины отделяет целое море. Будь она с Эдуардом, так у нее по крайней мере был бы Глендонвик. А что она будет иметь здесь, став королевой, женой Хаакона? Ясное дело, еще больше горя и страданий. Однажды избежав такой опасности, она ничего подобного больше не выдержит.

Бретана глубоко вздохнула. Гнев и страх истощили ее. Не в силах более держаться на ногах, она в изнеможении рухнула на гладкий дубовый пол.

Вновь открыть глаза ее заставил скрип открываемой массивной двери. Хотя солнце заливало погруженное во тьму центральное помещение дома и она была почти ослеплена хлынувшим в него потоком света, ей все же удалось различить силуэт наклонившегося над ней Торгуна. Вот так же она однажды видела его, в первый день их встречи в Глендонвике, когда он пришел, чтобы увезти ее с собой.

«Зачем он пришел на этот раз?»— спросила она себя, сама же убоявшись ответа на этот вопрос.

— Бретана!

Ее имя было произнесено с нежностью, как заклинание.

— Я видел Магнуса. Мы найдем выход.

При виде любимого у нее исчезли все сомнения.

Его глаза светились любовью. Все это было ужасное недоразумение. Она протянула к нему руки, а он как пушинку поднял ее и заключил в крепкие объятия.

— Он хочет выдать меня замуж за твоего брата.

Она снова безудержно зарыдала.

— Я знаю, но у него ничего не выйдет. Торгуй положил руки ей на плечи, которые судорожно поднимались и опускались при каждом ее вздохе.

— Дорогая, я думал, что все будет гораздо легче.

Но даже если Хаакон и освободится от Гудрун, потребуется еще какое-то время на то, чтобы все приготовить к свадьбе. Твой отец прекратит давить на тебя, как только увидит, какую боль приносит тебе его решение.

— Он уже видел, и это никак его не трогает. Я пойду за тобой куда хочешь. Назад на остров Эйнара, в горы. Мой дом — в твоих руках. Мы не можем оставаться здесь.

О, Боги! Она хочет бежать!

Эта мысль как громом поразила Торгуна. У него не было времени, чтобы обдумать те последствия, к которым приведет отказ Магнуса. Ему и в голову не приходило, что Бретана предпочтет побег навязанной судьбе. И понять ее нетрудно. И все же он должен убедить ее, что лучше остаться. Если она уйдет от Магнуса, то придется распрощаться с мыслью о богатстве. Старый ярл может даже потребовать возвращения награды за Бретану.

— Ведь не собираешься же ты покидать отца, которого только что обрела?

Бретану поразил ответ Торгуна. Ведь он как никто другой знал ее отношение к Магнусу.

— Для меня он ничем не лучше любого чужого мне человека. Но если бы я даже и испытывала к нему какие-то чувства, то все равно предпочла бы потерять его, только чтобы быть с тобой. Мы должны бежать.

— Но мы не можем сделать этого.

— Я тебя не понимаю, — ответила Бретана.

— Даже если у нас будет самый быстрый корабль, они быстро догонят нас. Магнус и Хаакон не допустят твоего побега. Они обыщут все моря, чтобы только найти тебя. Ты забываешь, насколько далеко в своих планах уже зашел твой отец.

— Да, конечно, я не в большей опасности, чем ты. Если только…

И тут Бретана медленно и с огромной внутренней болью начала понимать истинный смысл его слов. Дело не в том, что они не могут бежать, а в том, что он не хочет этого. От этой мысли как бы остановилось сердце, будто его пронзили стрелой. Магнус прав — Торгуна интересует только ее богатство. Она убрала руки с его груди и медленно и как-то очень осторожно отошла назад.

Торгун понял, насколько глупо было с его стороны думать, что Бретана не разгадает его намерений. И вот теперь он выдал их своим отказом бежать с ней. Если бы он любил ее так, как она думает, то он без всяких колебаний сам бы предложил увезти ее. Его охватило острое чувство тревоги.

— За мое возвращение ты получил награду.

«Может быть, — подумал он, — мне еще удастся успокоить ее».

— В этом не было ничего бесчестного. Я не знал тебя, когда мы с Магнусом договаривались об этом.

— Но ты получил ее.

По лицу Бретаны блуждала странная улыбка. Такого необычного выражения на ее лице Торгун еще никогда не видел.

— Почему это тебя так тревожит? Эти деньги облегчат нашу жизнь после женитьбы.

— Ты хотел только денег, а не меня, к все, что ты говорил, — ложь.

Еще мгновение назад Торгуй надеялся на спасение своего плана. Теперь же, видя, как все более охладевает к нему Бретана, им овладел новый приступ желания. Почему он этого не понимал раньше? Это было какое-то наваждение, он даже затруднялся подобрать название для этого чувства, но одно он знал твердо: он нуждается не в ее состоянии, а в самой Бретане. И надо, чтобы она поняла это.

— Бретана…

— Не произноси моего имени! Отец предупреждал меня, что ты стремишься к богатству, а не к любви, однако до сих пор я ему не верила.

— Тогда это было правдой…

— Это правда и сейчас. Не оскорбляй меня новой ложью.

— Нет, я больше не лгу. Умоляю, выслушай меня.

Он увидел горькие слезы, текущие из-под плотно закрытых век Бретаны, и понял, что она больше не хочет видеть его.

— Я должен сказать тебе правду. Сначала ты была для меня просто грузом, средством заработать деньги, а тогда, на острове Эйнара, я и вправду замыслил сделать тебя своей женой. Хаакон обошелся со мной подло и пробудил во мне жажду добиться справедливости с помощью денег Магнуса. Правда и то, что на эти деньги я хотел собрать силы против Хаакона. Но без тебя всякая победа теряет смысл. Да, мои планы не делают мне чести, но, один Бог свидетель, я отказываюсь от них, если ты будешь со мной. Мы уедем куда хочешь, далеко-далеко отсюда, куда только влечет тебя сердце. Мне не нужны ни корона, ни богатство, я хочу только тебя.

Торгун не отваживался прикасаться к ней, зная, что она этого не вынесет, и поэтому благоразумно стоял на месте, пока Бретана сама не повернулась к нему. Сердце Торгуна упало, когда он увидел ее лицо, полное отчуждения.

Все то время, пока Торгун произносил свой горький и страстный монолог, Бретана кусала нижнюю губу, частично потому, что хотела сдержать обуревавшую ее ярость, а частично из-за желания сдержать душившие ее слезы.

— Лжец! С какой стати я должна верить тебе сейчас? Даже если ты говоришь правду, что еще ты можешь предложить? Если я уеду с тобой, то откуда мне знать, что после женитьбы ты не отошлешь меня обратно к Магнусу? Если я вернусь к нему, он вряд ли откажет мне в поддержке, а ты не потеряешь ничего.

Видя растущее в глазах Бретаны выражение безразличия, Торгун начал испытывать несвойственное ему чувство гнева.

— Да будь они прокляты, эти деньги! Тебя и только тебя я хочу, я знаю это теперь. Иначе зачем мне предлагать тебе уезжать со мной отсюда? А если бы все дело было в состоянии Магнуса, то разве не глупо с моей стороны просить тебя отказываться от него таким образом? Мы можем уехать и начать новую жизнь, без всякого лукавства и обмана. Да, я принес тебе много горя, но не навлекай на нас обоих еще большие несчастья, отказываясь от нашей любви.

Торгун протянул руку, чтобы коснуться влажной, покрасневшей щеки Бретаны, но не успел он сделать и шагу, как она отпрянула назад и с поразительной силой ударила его.

— Тебе не удастся меня одурачить. Ты думаешь, зная все это, я могу быть с тобой? Как я могу позволить тебе обнимать себя и обладать мной, а сама в это время думать о том, что ты все дальше и дальше устремляешься от меня прочь, туда, в мир твоих драгоценных прирожденных прав? Не хочу тебя больше видеть! — Бретана еще раз повторила эту фразу, с ударением произнося каждое слово. — Никогда! Оставь меня! Немедленно!

Торгун стоял, до глубины души потрясенный всем происшедшим, и почти полностью лишился самообладания. Лицо его выражало смешанное чувство растерянности и горя. Он знал, что во всем виноват он один, со своей жадностью и слепотой. Его двуличность и привела к такому жалкому результату, и он не знал, как исправить положение.

Торгуй никогда не был склонен к сомнениям в себе или критике своих поступков, но вот теперь, стоя лицом к лицу с Бретаной, он испытал это.

Видя его нежелание уходить, Бретана еще раз повторила:

— Оставь меня, — а затем повернулась к нему спиной и выжидающе замолчала.

Торгун знал, что выбора у него нет. Может быть, потом Бретана и передумает, но сейчас у него нет слов, чтобы оправдаться в ее глазах, — он медленно пошел к двери.

— Я действительно люблю тебя, — произнес он тихо и спокойно.

При этих словах Бретана, не в силах больше владеть собой, разразилась громкими рыданиями.

Глава 16

— Да падет на твою голову проклятье Одина! В глубоком раскатистом голосе Торгуна, которым он произнес эти слова, звучало нескрываемое отвращение.

Хаакон повернулся к брату и безучастно посмотрел на него.

— Немного вина, брат? В ознаменование моей помолвки, как ты сам понимаешь.

Стоя перед своим единоутробным братом, волосы которого были темного цвета, Торгун подумал о том, что несходство внешности отражает гораздо более глубокие различия их характеров. Он едва мог поверить тому, что в их жилах течет одна и та же кровь.

О, как легко он мог бы убить его. Один быстрый взмах меча — и нет больше на его лице этой ухмылки. Рука Торгуна уже легла на золоченую рукоять и крепко сжала ее. Огромным усилием воли он подавил вспыхнувшую в нем ярость.

— Тебе мало было украсть мое право первородства, так ты еще отбираешь у меня и невесту. Хаакон засмеялся гортанным смехом.

— Ну да. А как же иначе я смогу насладиться ее роскошным телом?

Этого издевательства Торгун перенести уже не смог и без предупреждения бросился на Хаакона. Его более низкорослый и менее атлетически сложенный братец и глазом не успел моргнуть, как кулак Торгуна сбил Хаакона с ног. Но еще до того, как тот упал, Торгун правой рукой успел схватить его за ворот плаща.

— Как расстроился бы отец, видя тебя сейчас. Торгун чувствовал, как Хаакон мелко дрожит, и этот очевидный страх доставил ему удовольствие.

— Ты присоединишься к нему в Валгалле, если не уберешь своих грязных лап с моей шеи, — прошипел Хаакон.

— С радостью, — улыбнулся Торгун, но глаза его по-прежнему горели вулканическим огнем непредсказуемых намерений. После того как он все же отпустил брата, тот со стоном уселся прямо на пол.

— Она не будет твоей.

Решительно произнося эти слова, Торгуй мысленно умолял Одина сделать, чтобы так оно и было, но при этом не позволил Хаакону уловить и тени сомнения в своем голосе.

Хаакон задумчиво поднял одну бровь.

— Может, она и не выберет меня, но женой моей все же будет. И в свое время твоя сладчайшая возлюбленная узнает, как знаю это я, что мой единоутробный брат — всего лишь расчетливый вор, который хочет украсть у меня трон.

— Магнус не отдаст дочь против ее воли. Торгуй с такой силой ударил кулаком по столу, что на пол упали и рассыпались свежие фрукты и пролилась наполовину полная чаша вина.

Хаакон почти не обратил внимания на произведенный шум и постарался успокоиться, чтобы Торгун не заметил его растущего страха.

— Магнус имеет право распоряжаться ей по своему усмотрению. Она обещана мне, и через две луны будет ею.

— И это произойдет, само собой, после церемонии ее официального введения в права наследницы Магнуса, — чуть слышно и скорее для самого себя прошептал Торгуй. — Ведь тебе она не нужна без своего состояния. — Он пристально смотрел на Хаакона глазами, в которых горел огонь искушения. — Я люблю ее, а это нечто такое, что такому, как ты, почти неведомо.

— Ну да, — засуетился Хаакон, — я, кажется, и впрямь сильно задел тебя. В мои намерения входило только задеть твою гордость, а получилось, что этой сделкой я разбил твое сердце. Я бы хотел, чтобы ты был нашим свидетелем на свадьбе.

— Свадьбы не будет, — сквозь стиснутые зубы произнес Торгун.

— Обещаю, брат, что будет. И ты сам будешь там и увидишь это собственными глазами, если, конечно, ты не хочешь, чтобы после церемонии с твоей возлюбленной случилось какое-нибудь несчастье.

Торгун подозревал, что Хаакон только дразнит его, однако как мог он пропустить мимо ушей такую страшную угрозу.

— И ты пойдешь на то, чтобы причинить ей вред? — с недоверием спросил он.

— Нет, конечно, нет, если ты будешь заодно со мной.

Торгун не удостоил ответом эти ужасные откровения Хаакона. Он стоял молча, наблюдая за ним, и взор его отчетливо выдавал его намерения.

— На протяжении многих лет, — наконец заговорил он глухим, но бесстрастным голосом, — ты все время пытался опорочить меня. Признаюсь, что я страдал и ненавидел тебя за это, но теперь вижу, что самое большое бесчестье падает на тебя одного, ибо ты надругался над честностью и правдивостью нашего отца и запятнал все идеалы, поборником которых он был. Так вот, видя, какая ты мразь и ничтожество, я ненавижу себя за то, что делю с тобой даже половину крови, которая течет в наших жилах. Будь осмотрителен, брат мой, ибо твое постыдное намерение жениться на Бретане может так потрясти твой трон, что тебе его не удержать.

И, прежде чем Хаакон успел что-либо ответить, Торгун прошествовал через парадную дверь дома, оставив брата, чтобы тот в одиночестве подумал над тем, что он сказал.

Визит Торгуна сильно обеспокоил короля викингов, в этом не было никаких сомнений. Хотя Хаакон и владел троном, однако его постоянно беспокоило незримое присутствие брата. Ведь более опасен голодный, чем сытый человек, и поэтому Хаакон не раз задавал себе вопрос, не возросла ли угроза со стороны Торгуна с тех пор, как он разорил его.

Хаакон убеждал себя в том, что Торгуй не посмеет причинить ему вреда, поскольку нападение на короля викингов считалось изменой и подлежало наказанию смертью. Даже Торгуй не будет столь необуздан, чтобы совершить такую глупость.

Если бы Бретана была официально помолвлена с Торгуном, то у того были бы основания вызвать обидчика на поединок, в котором (и Хаакон сам знал это) ему вряд ли досталась бы победа. Но ярлы не допустят никакого поединка из-за неосвященного общения.

Теперь надо бы разобраться с этой маленькой саксонкой. Магнус лишь вскользь упомянул о негодующей реакции дочери на предлагаемый союз, однако Хаакон знал, что она решительно против него. Возможно, что она еще борется за то, чтобы соединиться с Торгуном, но Магнус определенно считал ее желания не стоящими внимания.

Если бы дело приняло совсем нежелательный оборот и Бретана настояла бы на своем выборе и отказе Хаакону, то Магнус все равно мог бы выдать ее замуж за кого угодно — даже против ее воли. Что и говорить, такой брак не претит его королевскому достоинству, когда невесту силком волокут к алтарю, но за такое богатство он согласен, чтобы на него навешали всех дохлых кошек. Эта мысль показалась ему весьма привлекательной, а предвидение того, как она сначала бурно сопротивляется, а потом наконец сдается, вызвало на его губах подобие усмешки.

«Да, — думал про себя Хаакон, — это будет во многих отношениях интересный поединок».

Затем Хаакон подумал о своей законной половине. И это воспоминание сразу же омрачило его настроение. Да, сцена обещает быть безобразной. Хотя развод и допускается законом, но ведь Гудрун жена не просто викинга, а королева, и она так легко не сдастся.

Все было бы еще хуже, если бы у них были дети, однако до сих пор Гудрун была бесплодной. Это обстоятельство часто наводило Хаакона на размышления, а подарит ли она ему вообще наследника, который так нужен трону.

Будь у него сын, то трон без всяких потрясений перешел бы его собственному ребенку, его плоти и крови, а не к Торгуну. Хаакону нужен мальчик, наследник, а Гудрун мало что обещает в этом смысле.

А вот Бретана… Пульс Хаакона учащенно забился, как только он представил ее полные груди и глаза цвета аметиста. С каким упоением он исследует каждую линию ее безумно соблазнительного тела своими нетерпеливыми руками. Удовольствие будет казаться еще острее при мысли о том, как с ума сходит Торгуй, представляя, что вот сейчас, в эту самую минуту, Хаакон ласкает ее тело.

— Мой господин?

Это обращение внезапно оборвало похотливые фантазии Хаакона. Перед ним стояла Гудрун, и злые интонации ее голоса свидетельствовали о том, что она обращается к нему уже не первый раз.

— Я не слышал, как ты вошла.

— Нет?! — ответила она спокойно, пристально глядя в глаза мужа. — Ты, кажется, весь ушел в себя.

Хаакон почувствовал, что она каким-то образом уже знает о его намерении избавиться от нее. Но, подобно ребенку, который стремится оттянуть наказание, он понадеялся на то, что можно будет как-нибудь избежать ее расспросов. — Тебе не надо беспокоиться… Он улыбнулся и протянул руку к ее лицу. Гудрун сильно ударила по руке мужа.

— Так ты считаешь, что меня не касаются твои намерения заменить меня другой королевой?

Она прямо-таки выпалила этот вопрос, и каждый мускул ее маленького тела вздрагивал от кипевшей в ней ярости.

Хааконг издал долгий, усталый вздох.

— Так ты говорила с Магнусом?

— Я слышала сплетни на рынке и потом видела, как от тебя выходил покровитель этого самого отродья, — произнесла она на одном дыхании.

Хаакон видел, как Гудрун все больше раскалялась от злости, и попытался как можно быстрее покончить с неприятной перепалкой.

— Мне, право, жаль, что слышал это где-то, но это и неважно, поскольку никак не влияет на мои намерения. Никто лучше тебя не знает, что в этом деле выбор у меня небольшой. Если я не женюсь на этой саксонке, то это сделает Торгуй, и тогда вместе с ним уплывет и все ее серебро. Нельзя допустить, чтобы его положение так укрепилось за этот счет, да, кроме того, мне нужен наследник.

Гудрун была разъярена таким приговором Хаакона по поводу своих женских качеств, но быстро нашлась, каким оружием отразить этот удар.

— Как интересно, что вину за наше бесплодие ты возлагаешь на меня. Будь ты больше мужчиной…

Хаакон сжал кулак и угрожающе поднес его к самому лицу жены, вызывающе смотревшей на него.

— Ну-ну, давай, ударь меня. Это ты можешь, но если ты думаешь, что от меня так легко отделаться, то советую тебе не заблуждаться на этот счет. Да, ты — король, но есть кому постоять и за меня. Многим не понравится, что для своего ложа ты выбрал эту саксонскую шлюху.

— По крайней мере именно она будет мне служить в постели. — Видя, что его слова сделали то, в чем он полагался на кулак, Хаакон опустил руку.

— Я у тебя в долгу, мой господин. До того, как ты так жестоко оскорбил меня, я думала, что, потеряв свой титул, я потеряю все. А теперь слушай, что я тебе еще скажу — я сделаю так, что ты будешь нененавидеть меня. К заходу солнца меня здесь не будет, но с тобой останется моя ненависть к тебе.

Гудрун резко повернулась и стремительно исчезла в своей комнате, расположенной позади трона, на котором восседал Хаакон.

Сцена с женой оказалась хуже, которую ожидал Хаакон. Хорошо хоть то, что устранено последнее препятствие, мешавшее ему вплотную заняться сокрушением Торгуна. Завтра благородные скандинавские мужи услышат требуемое объявление о разводе, и скоро Бретана окажется в его постели.

Надо думать, Магнус уже вернулся домой и побеседовал с дочерью о последних свадебных приготовлениях, включая торжественный ужин для жениха и невесты, который состоится этим вечером в доме Хаакона. И все же Магнус ожидал с его стороны хоть какого-то, пусть чисто символического, усилия, чтобы завоевать ее доверие. Если ему удастся убедить ее пойти к алтарю добровольно, то свадьба по крайней мере пройдет менее напряженно.

— Я не пойду за него замуж! — пронзительно закричала Бретана. — Ты же обещал считаться с моими желаниями. Если это так, то ты не можешь обрекать меня на такую судьбу. — Она умоляюще взглянула на отца.

Магнус в изнеможении рухнул в свое огромное дубовое кресло, глубоким вздохом подводя итоги трудного, полного событиями дня. Он-то считал дело решенным, и вот теперь дочь вновь перечит.

— Дочь моя, — ответил он, — я и в самом деле считаюсь с велениями твоего сердца, но теперь это противоречит здравому смыслу. Даже если бы я не мог руководить тобой, поскольку ты уже стала женщиной, да еще такой красивой, мой жизненный опыт все же дает мне право советовать тебе в делах, в которых я разбираюсь лучше, чем ты. И хотя ты можешь и не верить мне, но это замужество — одно из таких дел. Оно всем во благо.

Бретана стояла, не произнося ни слова, но грудь ее вздымалась от гнева.

Магнус все еще надеялся переубедить дочь, поэтому он так упорно пытался понять причины ее сопротивления.

— Наверно, не это твое странное влечение к Торгуну заставляет тебя отвечать отказом…

— Нет! — коротко отрезала Бретана. — Не оно. Я больше не хочу выходить за него замуж. — Затем она продолжала:

— Я не хочу его, но я также не расположена и к Хаакону. Почему ты вынуждаешь меня?

— Ты должна доверять моему выбору. — Магнуса уже начала раздражать дерзость дочери. — Ну, хватит этих бесполезных разговоров. Я устроил так, что сегодня вечером ты будешь ужинать с Хааконом, и поэтому должна выглядеть как можно лучше. Оденься как подобает скандинавской королеве.

Эта новость еще больше разозлила Бретану, но прежде чем она успела хоть что-то возразить по этому поводу, Магнус сказал:

— А теперь марш к себе. Правду сказать, от всех этих отцовских забот так устаешь. Взмахом руки он отпустил Бретану, ясно давая понять о своем нежелании продолжать разговор.

Обескураженная и оскорбленная в своих чувствах, Бретана приняла протянутую ей руку Бронвин и удалилась в тишину собственной комнаты, чтобы там обдумать свою становящуюся все более печальной судьбу.

— Отец не откажется от своей затеи, — спокойно произнесла она, скосив глаза на Бронвин. — Он собирается выдать меня замуж за этого ужасного человека. О, Бронвин, это какой-то кошмар, и я, кажется, не могу пробудиться от него. Не знаю, что хуже, боль предательства Торгуна или судьба стать женой его брата.

Бронвин увидела, как при упоминании о Хааконе по лицу Бретаны пробежала волна страха.

— Неужели он так ужасен?

Замужество казалось неизбежным, и поэтому Бронвин надеялась убедить Бретану посмотреть на вещи с более практической стороны.

— Я знаю, в основном со слов Торгуна, что он жаден и жесток.

Сказав это, Бретана замолчала, сопоставляя эти качества с аналогичными чертами натуры самого Торгуна.

— Знаю также, что он способен бросить из-за меня другую женщину. Я в ужасе от того, что мужчина так легко способен менять женщин. Мне довелось видеть Хаакона только однажды. Голос его маловыразителен, но вот глаза…

Девушка не хотела продолжать воспоминаний той сцены.

— Знаешь, Бронвин, то, как он смотрел на меня, напоминало мне голодный взгляд Эдуарда, от которого содрогалось все мое тело. Что же мне делать? — Бретана в отчаянии обвила руками шею Бронвин, чуть не опрокинув ее.

— Ну успокойся, успокойся, — Бронвин нежно погладила ее роскошные волосы. — Может, ты и ошибаешься, — с надеждой в голосе произнесла она. — В любом случае сделать уже ничего нельзя, надо только получше воспользоваться тем, что мы имеем.

Бретана в течение некоторого времени продолжала обнимать Бронвин, а потом отпрянула и пристально посмотрела ей в глаза. Та знала, что такой взгляд означает только одно — в ее голове созрел какой-то план.

— Так вот, самое лучшее в нашем положении — это вернуться в Нортумбрию, — решительным тоном заявила Бретана. — Нам просто-напросто надо покинуть эту страну.

Хотя Бронвин и знала, что Бретана предложит что-то из ряда вон выходящее, но ничего столь дерзкого даже она не ожидала.

— Госпожа, ты наверное шутишь. Не думаешь же ты, что мы сумеем бежать отсюда?

— Я и помыслить не могу о том, чтобы оставаться здесь в ожидании того, что нас ждет.

— Я вряд ли справлюсь с этими тяжелыми веслами.

До смешного нелепый образ Бронвин, сидящей за веслами, вызвал на губах Бретаны легкую улыбку.

— Нет, дорогая Бронвин, но это могут сделать викинги. Торгуй говорил мне, что в Трандберген наезжают купцы, чтобы здесь обменивать свои товары. Надо думать, что они приезжают с командой матросов, которые жадны до наживы. Учитывая это, а также то, что мы можем удовлетворить их алчность изрядным количеством серебра, наш успех обеспечен. Приближается летний торговый сезон, а эти ужасные брачные приготовления займут еще месяца два, так что к тому времени мы сумеем склонить какую-нибудь корыстную душу к тому, чтобы отвезти нас домой.

Бронвин все еще никак не могла принять рассуждения Бретаны.

— И ты думаешь, они согласятся плыть в Англию?

К этому моменту Бретана уже все взвесила.

— Согласятся, хотя, вероятно, только с целью ограбить нас, но мы, скорее всего, сможем добраться до Хебеди, а уж оттуда найдем способ безопасно доплыть до Глендонвика.

— Госпожа, ведь это так опасно.

— Ерунда! — отрезала Бретана, — и раньше другим это удавалось. Да взять, в конце концов, мою мать. А я что, не ее дочь? Благодаря отцу в моей шкатулке вполне достаточно драгоценностей, чтобы оплатить наш рейс.

Внезапно их внимание привлекло громкое постукивание по стене вблизи занавеса, закрывающего вход в комнату Бретаны. Вошла молодая скандинавская женщина, которая почти не говорила по-английски, и показала жестом, что в боковой комнате для Бретаны приготовлена ванна.

Бретана сразу же вспомнила про ужин с Хааконом. Эта самая ванна, без сомнения, является частью приготовлений Магнуса, которые он устроил для дочери перед тем, как отправить ее на ужин.

— Я не пойду, — заявила она Бронвин. Та не успела ничего ответить, поскольку это сделал за нее Магнус.

— Выбор за тебя уже сделан. — Он стоял в дверях ее комнаты, раздраженный и непреклонный. Рагнхильд поможет тебе. А теперь — быстро за дело!

Произнеся этот приговор, Магнус задернул толстые шторы и оставил сбитую с толку горничную наедине с обеими саксонками, которые стояли с открытыми от удивления ртами.

— Я не пойду за него замуж. Бретана знала, что это заявление ничего не меняет в положении.

— Все это хорошо, госпожа, но ужинать с ним все-таки придется.

Бретана знала, что Бронвин права. Похоже на то, что если она будет сопротивляться, то Магнус поволокет ее силой. В любом случае, ведь это только ужин, и далеко еще не свадьба. Она уже научилась уступать в маленьких схватках, чтобы сохранить силы для крупных сражений.

Устало вздохнув, она последовала за Рагнхильдой к клубящейся паром ванне, которую та приготовила для нее. Ее удручала цель, ради которой это делается, а не сам процесс мытья. Она расслабленно сидела в ванне, а горничная один за другим выливала на нее ушаты воды.

После долгого пребывания в ванне Бретана вытерлась, а затем, примирившись с необходимостью подготовиться к вечерней встрече, занялась своим туалетом, выбрав для этой цели инкрустированное гранатами ярко-красное платье и подходящее ожерелье. Наконец, с помощью Бронвин, она сделала себе прическу. Часть ее белокурых волос была собрана в пучок, а остальные ниспадали свободно из-под изящного серебряного хлао.

Хаакон также уделил должное внимание своему наряду, надев бархатную тунику цвета янтаря, вышитую по воротнику и рукавам растительным узором из полированного оникса. Увенчана туника была пышным и высоким золотистым воротником, середина которого украшена причудливым изображением оскаленных, кусающихся лошадиных морд. Тема этого орнамента повторялась и на ожерелье, несущего изображение фантастических чудовищ. Как и Бретана, он надел хлао, которое, однако, было сделано из чистого золота.

Завершив туалет, викинг оглядел себя в большом зеркале, висевшем на задней стене его комнаты. При этом он самодовольно подумал о том, как повезло этой саксонской девчонке, что она заполучила такого представительного и рослого мужчину. Еще до Гудрун он пользовался большим успехом у местных особ женского пола, которые находили, что его качества короля сильно выигрывают от его запоминающейся внешности. Что и говорить, веселое было время — сколько хочешь женщин — и все на одну ночь. Его женитьба на Бретане снова отодвинет, может быть, все это в прошлое.

Несмотря на свою скаредность, Хаакон на этот раз не поскупился на затраты.

Его повар, подробно проинструктированный самим королем, приготовил фаршированных куропаток, жаркое из лося, а также гору клубники, яблок и свежих овощей. Хаакон даже распорядился принести большой кувшин своего лучшего заморского вина. Только он собрался налить себе изрядную порцию этого напитка, как раздался резкий стук в дверь.

— Входи! — приказал он, успев, пока он один, сделать добрый глоток вина.

Появился Кнут, слуга Хаакона, и объявил о прибытии долгожданной гостьи.

— Король, — начал он, слегка наклонив голову в знак приветствия, — я привел дочь ярла Магнуса, леди Бретану.

Кнут отступил назад, открыв взору Хаакона неземное зрелище. Впечатление от ее внешности превзошло даже то, которое в самом лучшем виде предлагала ему услужливая память. Она больше походила на небожительницу, чем на обыкновенную земную женщину.

Как и в тот раз, когда Хаакон увидел Бретану впервые, ее волосы свободно ниспадали вниз, а несколько шелковистых прядей покоились на ее полных грудях. На ней было подобранное в тон серебряному хлао ожерелье из опала и того же благородного металла с пятью овальными камнями, которые отбрасывали лучи света прямо на нежные черты ее лица. Вид стоящей перед ним красавицы, которая казалась еще более прекрасной, чем во время их первой встречи, заставил болезненно возмутиться мужское естество Хаакона.

— Можешь идти! — приказал Хаакон. Слуга мгновенно удалился, хотя Бретана успела бросить на него последний взгляд, умоляющий его остаться, но тщетно. Хлопанье закрывающейся двери ознаменовало собой то ужасное обстоятельство, что она оставалась наедине с Хааконом.

— Присядешь?

Он указал на кресло с толстой обивкой, стоявшее напротив того места, на котором, видно, обычно сидел он сам за длинным, накрытым скатертью столом. Бретана молча прошла и остановилась около предназначенного для нее места, поскольку было очевидно, что Хаакон собирается отодвинуть кресло и усадить ее.

Она села, а затем слегка приподнялась, чтобы он мог подвинуть кресло ближе к столу, и тут же почувствовала, как его руки слегка коснулись ее спины. Она быстро наклонилась вперед в безуспешной попытке избежать следующей попытки такого рода.

— Маленькая саксонка боится меня? Голос Хаакона одновременно был полон насмешки и трогательной заботы.

— Ты думаешь, меня так легко напугать? Я не такая.

— Ну и какая же ты?

— Я устала от мужчин, которые пытаются изменить мою судьбу.

Голос Бретаны звучал бесстрастно, а глаза пристально следили за Хааконом, который обогнул стол и уселся прямо против нее.

— Ты, надо полагать, говоришь о Торгуне и своем отце. Намерения у них самые добрые, но действуют они неуклюже. Думаю, что со мной тебе будет лучше.

— С твоего позволения, тебе не представится такой возможности.

— В самом деле? — Хаакон удивился тому, что она так смело и открыто противоречит ему. — А ведь ты знаешь, что мы обязательно будем вместе.

— Я знаю то, что эта мысль приводит меня в ужас.

Бретана надеялась, что, видя ее отвращение к нему, Хаакон откажется от своего предложения, однако достигла она совершенно обратного результата.

Не спросив разрешения, Хаакон налил другую чашу вина, поставив ее перед Бретанон. Она поднесла ее к своим полным губам и сделала изрядный глоток в надежде, что, выпив крепкого напитка, она как-то сумеет отдалить себя от своего грубого собеседника. По лицу Хаакона пробежала странная усмешка.

— А тебе не приходит в голову, что если ты потеряешь контроль над своим разумом, то я смогу воспользоваться преимуществом своего положения? — спросил он.

— Сэр, — едко ответила Бретана, — мой разум сумеет по достоинству оценить ваши выпады против меня. И если я не ошибаюсь, вы уже воспользовались своими преимуществами.

Такого отношения к нему с ее стороны следовало ожидать. И все же Хаакон не думал, что она будет так зло непримирима.

— Маленькая проказница! Ты обладаешь не только прекрасной внешностью, но и острым умом.

Теперь я понимаю, почему Торгуй так обожает тебя.

— Не говори мне о нем! — взорвалась Бретана, внезапно поднимаясь со своего места и ненароком опрокидывая при этом почти полную чашу вина, красная жидкость из которого потекла в сторону Хаакона.

— Очень хорошо, — ответил тот, отметив про себя, как глубоко задевает ее эта тема. — Как только мы поженимся, нам уже не придется больше думать о нем, после того, конечно, как он засвидетельствует наш союз.

— Ты все пытаешься убедить меня в том, что я выйду за тебя, хотя мне уже приходилось говорить тебе совсем обратное. И хотя сейчас мой отец введен в заблуждение, можешь мне поверить, что в конце концов он будет считаться с моими желаниями, даже если он по-прежнему будет упорствовать в своей немыслимой затее.

Хаакон рассмеялся.

— Меня далеко не прельщает замужество, так что не будем говорить на эту тему.

Бретана перевела глаза на блюдо с фруктами, однако заметила, как он поднимается с места, обходит стол и останавливается совсем близко от нее.

Сначала очень смутно, а затем все более и более явственно Бретана почувствовала, как одной рукой Хаакон кладет руку на ее волосы и многозначительно проводит пальцами по изгибу шеи. Это прикосновение заставило ее несколько содрогнуться, отчего Хаакон коротко и хрипло фыркнул.

— Вот увидишь, тебе это понравится — не ты первая.

Она, едва сдержалась, чтобы не повернуться к не ударить тяжелой серебряной чашей, которую она держала в руке, по его надменному подбородку.

Пока она раздумывала над тем, как ей поступить, Хаакон взял ее за плечи, поднял с кресла и быстро повернул к себе. Ее охватил панический страх, который еще больше увеличился от того, что в глубине его темных глаз она уловила знакомый ей огонь желания.

Внезапно он хищно впился в ее губы, болезненно вжимаясь в них своими губами и помогая себе при этом языком, а она изо всех сил пыталась освободиться от его ласк.

Ее реакция могла бы быть более быстрой и эффективной, не будь она захвачена врасплох его жестоким порывом. Торгун никогда не поступал с ней таким образом. На какое-то мгновение Бретана почти забыла мучительные вчерашние события и взмолилась, чтобы, открыв глаза, она увидела себя в объятиях не Хаакона, а его брата.

— Ах ты, саксонская сучка!

Эти слова были произнесены на чужом языке, однако этого оказалось достаточно, чтобы сразу же привлечь внимание и Хаакона, и Бретаны. Гудрун стремительно приблизилась к обнимавшейся паре и, подобно клину, разъединила их. Яростно растолкав их в стороны, она вонзила свои ногти в нежную шею Бретаны, разодрав ее до крови.

— Я научу тебя не шляться куда тебя не просят, ты, подстилка, ублюдок! — вопила она.

Прежде чем Хаакон успел вмешаться, Гудрун столкнула его в сторону и опрокинула Бретану спиной прямо на стол, так что та оказалась лежащей среди стоявших на нем блюд. Во все стороны полетели куски мяса, фрукты и брызги вина.

Гудрун, подобно дикой бродячей кошке, села верхом на Бретану и, захватывая руками целые пряди ее волос, пыталась ударить ее головой о крышку стола. Хаакон прыгнул вперед, чтобы оттеснить нападавшую, однако понял, что Бретана вполне справится и сама. Пользуясь преимуществом роста, та быстро сбросила с себя свою более грузную соперницу.

Не считая однажды происшедшей схватки с Торгуном, Бретана никогда и ни с кем по-настоящему не дралась. А тут она, проявив завидное умение, опустилась на колени, опрокинула брызжущую слюной Гудрун на пол и угрожающе занесла над ее головой серебряный кубок. Поединок окончился, и Бретана явно победила в нем, хотя так до конца и не поняла, чего же она этим добилась. Продолжая нависать над тяжело дышащей соперницей, глаза которой метали молнии, она наконец поняла, кто перед ней.

— Великолепно, леди, если я могу так вас называть, — бодро воскликнул Хаакон, громко и с притворным энтузиазмом аплодируя обеим. — Я так польщен и впечатлен, а вы, леди Бретана, продолжаете меня изумлять все новыми и новыми талантами.

Такой триумф заставил ее ослабить хватку на своей жертве. С максимально возможным в этих странных обстоятельствах достоинством она отпустила ее, поднялась на ноги и быстро отступила назад.

— Уходи! — жестко сказал Хаакон. Гудрун прищурила глаза, отчего сразу же стала похожей на готовую к схватке разъяренную кошку.

— Я хочу поглядеть на эту потаскуху. Ну и дылда же ты, а?

От этих оскорбительных слов, произнесенных специально для нее по-английски, Бретана вся ощетинилась. Хотя она имела стройную и гибкую фигуру, при своем росте она всегда чувствовала себя неловко, и поэтому сказанное Гудрун вывело ее из себя. Она едва удержалась от желания возобновить схватку.

— Если мне будет позволено высказать свое мнение, то я бы не стала разрушать ваш союз.

При этих словах брови Гудрун удивленно взметнулись.

— Вот как? — притворно рассмеялась она. — Вот что, моя дорогая саксонская леди, будем надеяться, что тебе удастся сделать в этой жизни и еще что-нибудь, поскольку наш король скорее человек дела, чем слова — спи с опаской.

Хаакон уже собирался вышвырнуть Гудрун из обеденного зала, когда она опередила его намерения и вышла сама. Через мгновение она шла по коридору, и шагам королевы вторил ее злорадный смех.

— Ну что ж, — нашелся Хаакон, — я немного иначе представлял себе сегодняшний вечер. Однако, учитывая эту небольшую заминку, на сегодня с тебя достаточно. Кнут проводит тебя до дома.

— Дойду и сама, — ответила Бретана, надеясь по пути обдумать план своего побега.

— Да, конечно, вот этого-то я и боюсь, так что Кнут все же пойдет с тобой. Спокойной ночи на этот раз, любовь моя. Надеюсь, что при следующей нашей встрече мы удовлетворим и наши желания.

Бретана отвернулась, чтобы избежать плотоядного взгляда Хаакона. Да что вам, по пути к дому Магнуса она не смотрела даже в сторону Кнута. И даже во время сна, укрытая мехами, лежа в своей постели, ей все время слышались какие-то голоса и мелькали какие-то причудливые образы, пророчившие ей страшное будущее.

Глава 17

Бретане так хотелось думать, что теперь она выглядит как настоящий викинг. Ей удалось добыть такую же странную, в том числе верхнюю, одежду, которая казалась ей такой тяжелой и неуклюжей.

В другое время ей совсем не хотелось быть похожей на язычницу, но сейчас другое дело, именно к этому она и стремилась. Только так можно было надеяться на то, что им удастся попасть незамеченными на борт ожидавшего их корабля.

— Быстрее, Бронвин, иначе мы попадем на пристань как раз вовремя, чтобы помахать на прощание нашим фризским хозяевам.

— Я и так стараюсь, госпожа. Мне мешает идти шлейф платья, а тут еще эти пудовые драгоценности, которые ты навешала на меня. Вот уж не думала, что четыре браслета могут быть такими тяжелыми.

Бретана привлекла к себе свою спутницу, чтобы, во-первых, та не говорила так громко, а во-вторых, шла быстрее.

— Ш-ш-ш… Конечно, это ужасно неудобно, но только так мы сможем выкупить свою свободу, так как у меня не было возможности захватить с собой куски серебра, которые куда-то запрятал отец. Капитан фризов Вагн уверял, что этого будет достаточно, однако все это окажется ни к чему, если мы обратим внимание своей странной для окружающих речью. А теперь тише.

Хотя занимавшаяся заря еще навевала предутренние сны почти на всех мирно спящих жителей Трокдбергена, Бретана шла, низко опустив голову, как будто боялась быть узнанной каким-нибудь случайным прохожим. Из-за своей неудобной одежды, а также отороченного мехом капюшона, скрывавшего лицо девушки, она едва видела дорогу, по которой шла И, тем не менее, ее стремительная уверенность позволяла предполагать, что ей знаком здесь каждый камень. Они с Бронвин терпеливо выжидали удобного момента для исполнения своего заветного плана, поэтому неудача для них была просто немыслима.

— Надо торопиться. Посмотри впереди. Уже грузят последнюю партию мехов, и фризы собираются отплывать к себе на родину. Подкупить Вагна было нетрудно, однако он вряд ли захочет быть пойманным с поличным. Если кто-нибудь увидит нас, мы погибли. Ради всего святого, Бронвин, да подними же ты наконец этот шлейф.

Она мгновенно обернулась к своей спутнице, платье которой за что-то зацепилось. Бретана со всех ног бросилась помочь ей и в это самое время сильно ударилась задом о какой-то предмет, который, судя по произведенному им действию, вполне мог быть целой скалой.

— Ты мчишься как стрела. Что-нибудь случилось?

Она едва могла поверить своим глазам. Хуже встречи и нарочно не придумаешь: это был Торгуй собственной персоной.

— Ты мешаешь мне идти по своим делам. Я пойду дальше, если не возражаешь.

— Поскольку судьба опять свела нас вместе, я хочу поговорить с тобой.

Во время своего последнего одинокого рейса на остров Эйнара и обратно Торгуй думал только о Бретане и той страсти, которую они вместе делили там. На обратном пути он изо всех сил старался найти способ исторгнуть ее из своего сердца, а вернулся в полной уверенности, что забыть ее ему уже не удастся никогда.

Может быть, она за это время стала мягче к нему. Здесь по крайней мере у него есть шанс еще раз объясниться перед ней. Торгуя отчаянно надеялся на то, что она согласится его выслушать.

— Ты сказал все, что я хотела слышать. Хватит с меня двуличности я предательства.

Сердце Торгуна упало. Ничего не изменилось.

— Ласточка моя, я…

— Не надо! — резко оборвала Бретана. — С меня достаточно твоей лжи! Больше ничего не хочу слышать.

Бретана и в самом деле так исстрадалась за последние две недели. Ей бы вроде только радоваться, что Торгун больше не домогается ее прощения, а она с тяжелым сердцем узнает о его отъезде. Почему, при такой якобы любви, он все же уезжает? Он наверняка покинул ее, потому что настоящая любовь так легко не сдается. Какую хитрость он еще замышляет?

— Я просила дать мне пройти. Торгун уже был готов повиноваться, как вдруг заметил — во что она одета.

— Я еще не видел тебя одетой как викинг. Тебе это идет.

Он также обратил внимание на то, сколько на ней всяких дорогих украшений. И еще, когда он налетел на нее, в ее карманах что-то сильно звякнуло. Наконец он понял, в чем дело.

— Сразу видно, что миледи — дочь богатого ярла. Или, может быть, ходячая касса для уплаты фризам?

— Не собираюсь ничего тебе объяснять, — презрительно ответила она, обеспокоенная как быстрой сообразительностью Торгуна, так и видом корабля, разворачивающего свой красный парус в бухте фиорда.

Схватив одной рукой Бронвин за полный локоть, она попыталась обойти массивную фигуру викинга, однако он оказался проворнее и как утес встал между ней и дорогой к морю. На этот раз они столкнулись лицом к лицу.

— Это безумие. Что бы там тебе ни говорил Вагн, но пока вы на корабле, вам везде грозит опасность.

Бретана повторила свою попытку разминуться с Торгуном. На этот раз он схватил ее за руки, но еще раньше она увидела, как фризский корабль снялся с якоря.

— Смотри, что ты натворил, они уходят без нас! Это был для меня едва ли не единственный шанс вернуться в Глендонвик, и тот ты украл у меня. Ну что тебе еще надо?

Торгун так сильно держал Бретану за кисти рук, что одно это могло бы вызвать боль, однако появившиеся на ее глазах слезы были вызваны не этим физическим воздействием, а охватившим ее отчаянием.

— Так что он тебе сказал?

Торгун отпустил Бретану, понимая, что она рассталась с мыслью о побеге.

Фризы на веслах быстро уходили от берега, поэтому она уже не видела больше смысла в том, чтобы скрывать свой план.

— Вагн уверял, что моего серебра будет достаточно, чтобы благополучно провезти нас. Он собирался доставить нас в место, которое называется Дорстад, откуда, по его словам, фризские корабли отправляются торговать в Восточную Англию. Это еще не дом, но уже Англия. По крайней мере, не эта чужая земля.

— Какая же ты глупая! — Торгун был вне себя от ее бессмысленного поступка, который чуть было не привел к беде.

— Ты что, думала покинуть этот корабль с незапятнанной честью? Как только ты оказалась бы на борту, он сам и его люди получили бы от тебя то, что они хотят, а затем продали на невольничьем рынке в Хебеди.

— Все же лучше, чем моя жизнь здесь. И потом, насколько я припоминаю, моя честь уже и без того сильно пострадала.

Немного поразмыслив, Бретана пришла к выводу, что Торгун, скорее всего, прав, и она зря так поспешно доверилась фризам. Но, с другой стороны, это был единственный торговый корабль за три недели с тех пор, как она решила бежать.

— Для тебя так важно попасть домой? Ответом ему был исполненный страдания взгляд Бретаны, который сказал ему все красноречивее всяких слов. Торгун вздохнул. Только сейчас он понял в полной мере, сколько мучений причинил он любимой.

— Тогда я отвезу тебя.

— Что?

Бретана подумала, что из-за своих рыданий она ослышалась.

— Если тебе так нужны белые стены твоего Глендонвика, ну что же, я привезу тебя к ним. Нам удастся устроить твой побег, и Магнус ничего не узнает.

Бретана, до глубины души пораженная этими словами, безмолвно застыла на месте. Что еще он такое придумал? Может ли быть искренним его предложение? Она хотела бы так думать, но не могла не сомневаться, поскольку он сделал его только тогда, когда увидел, что ее собственный план провалился. Ну да, конечно! Он убоялся того, что ее побег лишит его денег Магнуса. От самой этой мысли в ее глазах вспыхнул гневный огонь.

— Что заставляет тебя думать, что я соглашусь плыть на твоем корабле?

— Наверное, желание попасть домой. Твое поведение не дает мне основания думать, что причиной этого является желание побыть в моем обществе.

Она не могла проникнуть в его мысли. Это человек без стыда и совести. Если он думает, что сначала мог предать и покинуть ее, а потом вновь завоевать место в ее сердце посредством какой-то дьявольской хитрости, которая скрыла бы его лживые намерения, то тогда он поступает глупее, чем она, доверившись фризам.

— Меньше всего я бы хотела быть в компании такого грубияна.

Торгун не ожидал такой неприкрытой ненависти.

— Правда? Это хуже брачного ложа моего брата?

— Это ничто по сравнению с тем, что меня ожидало бы с тобой.

Бретана хотела сказать совсем не то, но ее слова убедили Торгуна в том, что она совсем не против того, чтобы выйти замуж за короля викингов. Он услышал ее слова, а не голос сердца.

— Ну что ж, миледи, если это ваш выбор, то не мне быть судьей.

Отступив в сторону, Торгун дал Бретане возможность продолжить ее путь по дороге, ведущей на пристань. Однако, сделав первый осторожный шаг в этом направлении, она вспомнила, что корабль в это время уже проплывает воды фиорда. Оставалось только возвращаться в дом Магнуса.

Смущенная, она быстро повернулась и пошла обратно, жестом приказав Бронвин следовать за собой. Ладно, будут и другие корабли.

Она почувствовала себя хуже, чем на терзаемом штормом корабле. Бретана повернулась на спину, надеясь подавить мучивший ее позыв к тошноте, однако это не могло избавить ее от страха того, о чем она уже знала, — она беременна.

Она уже догадывалась об этом еще в то время, когда собиралась бежать с фризами. Теперь же вообще не оставалось никаких сомнений она носит в себе ребенка Торгуна. К тому же на завтра намечена официальная церемония ее введения в семейство Магнуса. После этого она должна будет выйти замуж за этого презренного Хаакона.

Как бы она хотела, чтобы ее жизнь вновь стала такой, какой она была всего какой-то месяц назад. Когда ее сердце было преисполнено мечтой о жизни с Торгуном. О, в то время мысль о том, что она будет носить его ребенка, преисполнила бы ее огромной радостью. Теперь же это только напоминало ей о том, чего они лишили себя.

Но даже несмотря на то, что сердце Бретаны разрывалось от отчаяния, ее внутренний голос взывал к его ласкам и защите. Она думала о том, какое это безумие любить человека, которому до нее нет никакого дела. Мысль о нем вызвала горячий поток слез, которые, несмотря на то, что она плотно закрыла глаза, ручьем хлынули по ее щекам.

Внезапно ее охватил сильнейший приступ тошноты. Она сделала, казалось бы, невозможное и на этот раз справилась с ним. Закрыв рот рукой, Бретана с глухим стоном повернулась на бок.

— Госпожа?

Бронвин, которая уже встала с постели и оделась, услышала шум и из соседней комнаты поспешила посмотреть, что происходит.

Бретана попыталась подняться с постели, но тошнота и угнетенное состояние духа одолели ее, и она рухнула в протянутые к ней руки своей горничной.

— Девочка моя, — начала успокаивать ее Бронвин, — неужели тебе так плохо?

— Да, — всхлипывая, ответила Бретана, — очень плохо. Побег нам не удался, а завтра я должна выходить замуж за этого ужасного человека.

— Время еще есть. Может быть, придет корабль. Бретана вздохнула и бурно разрыдалась, ничего уже не видя перед собой.

— Это уже не имеет значения. Я ношу ребенка Торгуна.

Бронвин уже кое о чем догадывалась, так как за последние несколько недель обычно стройная фигура Бретаны несколько округлилась. Из всех невзгод, которые свалились на них с момента их похищения из Нортумбрии, это было самое тяжелое, поскольку на все уверения Бретаны в обратном Бронвин знала, что она по-прежнему любит Торгуна. И вот теперь ребенок, да еще без отца, ну просто издевательство какое-то.

Бронвин тоже расплакалась. Так продолжалось довольно долго. Женщины обняли одна другую и мерно покачивались в такт рыданиям.

Наконец Бронвин нарушила долгую тишину.

— Что нам делать с Хааконом?

Бретана почти перестала плакать и внезапно успокоилась. Обращенный к ней вопрос Бронвин заставил ее осознать удручающую реальность, о которой она забыла под влиянием утреннего недомогания, вызванного беременностью.

— Мне придется выйти за него замуж.

— О, нет, — со страхом вымолвила Бронвин, облекая словами собственный безотчетный ужас Бретаны от этой мысли.

— А разве есть у меня другой выбор? — Бретана отвела глаза в сторону, как будто могла где-то там, в отдалении, разглядеть слабую надежду на это. — Бежать уже слишком поздно, и даже если мне удалось бы уйти от свадьбы, что бы это дало? Хаажон видел бы в этом только предательство и еще одного претендента на его трон. Он, вне всякого сомнения, убил бы меня. Мне нужен отец своего еще не рожденного ребенка.

— А Торгун?

Бронвин произнесла это имя с надеждой, молясь о том, чтобы Бретана хотя бы на миг допустила такую возможность.

Только успело это имя дойти до слуха Бретаны, как она тут же негодующе воскликнула, неистово тряся головой:

— Никогда! Не знаю, чего он хотел добиться от меня раньше, но при желании обрести меня он бы расстроил этот брак. Я не хочу превращать ребенка, которого я ношу в себе, в наживку для его заманивания.

— Тебе не надо ничего говорить ему. Он же предложил отвезти нас домой. Почему бы не прибегнуть к его помощи?

Всем своим видом Бронвин красноречиво умоляла Бретану прислушаться к ее словам.

Бретана опустила глаза и потом закрыла их.

— Нет, я могла бы быть с ним только в том случае, если бы он любил меня. А он не любит. Быть с ним как-то иначе для меня просто невыносимо.

— Но если ты останешься, разве Хаакон не узнает?

Эта мысль уже посещала Бретану.

— Я найду способ убедить Хаакона, что это его ребенок, — медленно ответила она. — Если он поверит, что ребенок появился на свет раньше обычного, то мы оба спасены, но для этого я должна выйти за него добровольно.

— О, госпожа!

Добрые глаза Бронвин опять наполнились слезами. Она как бы жила одним сердцем с Бретаной и чувствовала, как оно разрывается от этого рокового решения.

— Сейчас не время рыдать, — предупредила Бретана, задыхаясь от собственных слез.

От размышлений о том, как ей вести себя с этим отвратительным человеком, она опять почувствовала, как к ней возвращается недомогание. Она заставила себя встать, пытаясь отогнать мысль о том, как переменится ее судьба завтра ночью.

В тот момент, когда она всеми силами старалась отвлечь себя от мыслей о Хааконе, по другую сторону толстого занавеса раздался голос Магнуса.

— Бретана, можно войти?

— Подожди немного.

Бретана быстро накинула плащ из меха куницы.

— Да, я уже оделась.

Магнус имел такой вид, как будто ожидал ссоры.

— С приготовлениями к церемонии введения тебя в нашу семью все в порядке. Она состоится во второй половине дня, а затем будет твоя свадьба с Хааконом. Его слуги уже готовят дом к большому празднику. Это будет редкое здесь событие, так как король не часто берет себе жену. Хотя я и сомневаюсь в твоем согласии, но я пришел просить твоего содействия.

Магнус остановился, ожидая очередного взрыва протеста, в выражении которого Бретана так преуспела в последний месяц. Он знал, что его настойчивость в том, чтобы она соединилась с Хааконом, выводила ее из себя, и такое отношение больно ранило его чувства. Но как ее отец и защитник, он чувствовал себя обязанным принимать мудрые решения, даже если она еще и не оценила этого.

— Бретана!

— Да, отец, — холодно ответила она, — можешь не сомневаться в моей полной покорности.

Магнус недоверчиво наклонил голову, не будучи вполне уверенным, что он правильно расслышал обращенные к нему слова.

— Твое сердце переменилось? — с недоверием спросил он.

— Да, — кивнула она. — Я знаю, что до сих пор мои поступки не характеризовали меня как достойную дочь своего отца. Я была непослушной и поэтому даже не смею просить тебя о прощении. Но теперь я вижу, что тебя прежде всего заботит мое благополучие, и я прошу простить меня за то горе, которое причинила тебе своим сопротивлением. Я мечтаю о том, чтобы стать женой Хаакона.

Именно эти слова хотел услышать Магнус, и все же он не мог поверить своим ушам. После всех гневных выпадов и упорного непослушания ее теперешняя кротость казалась просто странной. И, тем не менее, он мало чего добьется, если выдаст свое недоверие. Надо проявлять спокойствие и быть с ней начеку. Он выдавил из себя улыбку.

— Я так рад твоей рассудительности. Быть королевой викингов — это исключительная судьба. Я знаю, что у тебя много дел к завтрашнему дню. Скоро придет Бригитта и поможет тебе закончить твой свадебный наряд. Мне тоже есть чем заняться, но я найду время сказать своему будущему зятю, как ты предвкушаешь выйти за него замуж.

— Да, отец, — ответила Бретана, слегка наклоняя голову в знак покорности. — Благодарю.

Она и сама не знала, как ей удалось вымолвить эти последние слова. Хотя частично она была сама виновата в том, в каком положении она теперь оказалась, но ненавидела Магнуса за судьбу, которую тот ей уготовил.

Скоро придет Бригитта, которая просто жаждет хорошенько приладить и завершить сложный свадебный наряд Бретаны, в котором она предстанет перед Хааконом. При мысли о своем будущем муже ей захотелось уснуть, чтобы забыть о грядущем несчастье, которое скоро обрушится на нее. Но нет, время ей нужно для того, чтобы все обдумать.

Заставить Хаакона поверить, что он первый в ее жизни мужчина — это проще простого, она наслышалась об этом от многих других женщин, так что была уже достаточно искушена в этом вопросе. Но вот как выдержать его неистовую похоть, это гораздо серьезнее. И как она вообще позволит этому мужлану овладеть собой?

— Ну что мне теперь делать? — громко произнесла она и, тяжело вздохнув, снова уселась на устланную меховым покрывалом постель.

В большом очаге дома Хаакона бушевало пламя, согревая его тело, разгоняя кровь и будоража мысли о Бретане. Магнус не замедлил донести до него весть о перемене ее настроения.

Он с довольной улыбкой представлял добровольно отдающуюся ему Бретану. По правде говоря, его даже тешила мысль о небольшом сопротивлении с ее стороны, проявления которого он, впрочем, все же ожидал под флером ее согласия. Хаакон представлял это так: она — покорная невеста, а он наслаждается ее диковатым нравом, который так уместен, пока она извивается под ним.

Он почти не видел ее за последний месяц, здраво рассудив, что более частные встречи только ухудшили бы ее отношение к нему. Надо сказать, что это его вполне устраивало, поскольку, не будучи в состоянии отказаться от других женщин, открыто он этого делать бы не мог. Так что он вволю погулял эти последние несколько недель, и ему не надо было отчитываться перед сварливой сожительницей, где и что он делал.

И вот еще что. Теперь, когда он освободился от докучливой опеки Гудрун, его начали посещать мысли о том, а стоит ли вообще еще раз жениться? Однако во время официальной помолвки Магнус заставил утихнуть эти опасения, предложив за Бретаной такое приданое серебром, какого не припомнят и старожилы Трондбергена. А когда Магнус умрет, пусть Торгуй нагрянет сюда хоть с целым флотом грозных боевых кораблей, и тогда он не сможет посягнуть на трон Хаакона.

Тут Хаакон подумал о положении, в котором сейчас находится его брат. Скорее всего, он отказался от Бретаны. Какое это для него разочарование, особенно с учетом новости, которую принес Магнус о том, что Бретана добровольно принимает на себя роль королевы. Хаакон хотел бы еще немного повернуть нож в ране, а теперь, когда Бретана и Торгуй разлюбили друг друга, удовольствие будет не таким уж острым.

Однако не может быть, что Торгуй вообще не испытывает никаких чувств к этой саксонской девчонке. Хаакон подозревал, что нынешнее показное равнодушие брата — это всего лишь проявление его природной гордости.

Мысль о сопротивлении Бретаны его собственным посягательством вызвала у него зловещий смех. Донельзя довольный представившейся ему картиной, он вместе с креслом откинулся назад и чуть не потерял равновесие. Громкий стук в дверь сразу же заставил его выпрямиться.

— Да, войди, — ответил Хаакон, и вслед за этим в широком дверном проеме проявился силуэт Торгу на.

— Брат! — Хаакон расплылся в улыбке. — Ты наверняка пришел поздравить меня?

Торгуй молча прошел в похожий на пещеру зал и сердито хлопнул за собою дверью.

Это был стиль общения, к которому он часто прибегал с Хааконом.

— Ты что, хочешь наскучить мне утомительными подробностями своей воображаемой свадьбы?

— Это ведь не сон, брат. — Хаакон хохотнул и поднялся с кресла, чтобы налить вина себе и Торгуну. — Посмотри вокруг. Уже накрывают столы для завтрашнего торжества. А вот и второй трон, конечно, поменьше, рядом с моим. А теперь обрати внимание на заднюю стену. Я приказал выткать гобелен специально в честь этого события. На нем изображена королевская чета. Ты знаешь мою страсть к серебру. Думаешь, я бы так потратился на свадьбу, которая вряд ли состоится?

Торгуй медленным взглядом обвел преображенную комнату и наконец остановил пристальный взор на ехидно улыбающемся брате. Он не ожидал, что приготовления зайдут так далеко. Его уверенность в том, что Бретана сумеет отговорить Магнуса от этого брака, была сильно поколеблена. Теперь он мог надеяться только на то, что свое нет она скажет ему у алтаря. Не бывать этой свадьбе.

— Надо думать, что Бретана против всего этого. При этих словах Хаакон расхохотался, а Торгуй почувствовал, как его словно кинжалом в спину ударили. Он едва сдерживал свой гнев.

— Эта саксонская сучка только рада этому! Можно только вообразить, как она ждет не дождется, чтобы заняться мною в постели!

Хаакон протянул Торгуну кубок с вином, который тот сильным ударом послал почти через всю комнату. Сначала кулаком, а затем каблуком сапога он заставил Хаакона растянуться на полу. Потом он склонился над перепуганным единокровным братом и огромным усилием удержал себя от того, чтобы не прикончить эту скотину, которая только притворяется человеком.

— Еще одно слово в таком тоне о Бретане — и оно будет последним в твоей жизни. Скажи мне только, откуда у тебя это заблуждение?

Хаакон тяжело дышал, так как горло его было сдавлено грязным сапогом Торгуна, а необузданная ярость брата сильно поубавила в нем храбрости.

— Это не заблуждение, — прохрипел он. — Спроси у Магнуса.

— Спрошу.

Ярость Торгуна все еще бурлила в нем, но он чуть-чуть отпустил Хаакона.

Но прежде чем Торгуй молнией вылетел из зала, Хаакон вновь обратился к нему.

— Надеюсь увидеть тебя на свадьбе. И невеста тоже, я уверен, желает того же самого…

Сила, с которой Торгуй хлопнул за собой дверью, до основания потрясла толстые стены дома. Хаакон, который постепенно оправлялся от побоев, налил себе второй кубок вина.

«Лучше сегодня, чем завтра, — подумал он, одним махом осушая кубок. — Завтра для утоления жажды мне не нужно будет никакого вина».

Глава 18

При виде бурной деятельности, развернувшейся в доме Хаакона, Торгуй яростно сжал зубы. Центральный зал был заполнен толпой снующих во все стороны слуг обоего пола. С каждой минутой их как будто становилось все больше и больше, и они как полоумные сновали взад и вперед с тяжелыми подносами еды и напитков, готовясь к дневным торжествам.

Уже начинали прибывать многочисленные гости. Простолюдинов, крестьян и арендаторов усаживали за широкие столы, удаленные на значительное расстояние от помостов, сооруженных у задней стены зала. Знатные люди, в том числе ярлы, препровождались на более почетные места, расположенные вблизи огороженного веревками алтаря, где будет происходить церемония венчания.

Трехногие столы, расставленные по всему периметру помещения, были застланы тяжелыми льняными скатертями алого цвета, спускавшимися до самого пола. Все было устроено так, чтобы гости могли без помех видеть центральную часть зала с расположенным ниже уровня пола огромным очагом.

Однажды Торгуй уже видел этот зал в столь же торжественном убранстве. Это было семь лет назад, когда Хаакон достиг своего совершеннолетия и был официально провозглашен королем. Сколь горька была чаша, которую Торгуну пришлось осушить по тому случаю. И все же это ничто по сравнению с тем, что уготовил ему его братец сегодня.

«Магнус лжет, — подумал Торгуй. — Бретана никогда бы не согласилась на этот отвратительный союз, что бы он там ни говорил». Не обращая внимания на происходившие вокруг него бурные приготовления к свадьбе, Торгуй пытался уверить себя в том, что Хаакон сильно заблуждается. Бретана обладает незаурядным и сильным характером и обязательно найдет способ отказать ему.

«Да, — думал Торгун, — сегодня он как раз и пришел за тем, чтобы наблюдать за унизительным провалом Хаакона. А если по какой-то немыслимой прихоти судьбы Бретана и согласится выйти за него, тогда целью его прихода будет она сама, ибо ее глаза скажут ему, действительно ли Хаакон ей по сердцу».

В течение казавшихся бесконечными нескольких недель, с тех пор как он видел ее в последний раз, Торгун все больше и больше тосковал по ней. Невероятно, как это он допустил, чтобы его действиями руководила корысть, а не любовь.

Какая же это ужасная ошибка, не видеть, как он нуждается в ее любви и преданности. Эта мысль преследовала его и ночами, когда он не мог уснуть от сознания того, что упустил случай измениться к лучшему.

Если бы он сразу честно сказал ей о своем бедственном положении и ее богатстве, то доводы Магнуса против него не оказали бы на нее сколько-нибудь значительного влияния. Он мог бы, вероятно, и теперь доказать свою любовь в том случае, если бы она позволила ему попытаться спасти ее.

Но она, видно, чувствует к нему только одно недоверие. Бретана уже дважды отвергла его, первый раз, когда обнаружила его двуличность, и затем, когда он помешал ее возвращению в Англию. Пусть так, но еще не все потеряно. Сегодня он сам убедится в том, нужен ли он еще ей. Один взгляд на нее — и он будет знать правду.

Он уже приготовился к побегу. Его слуга Ролло ждет поблизости со свежими лошадьми, на которых они через горы направятся вниз к фиорду. Там они сядут на корабль с небольшой командой и умчатся прочь, туда, где их не достанут цепкие лапы Хаакона и Магнуса.

Легко просматриваемый Трондбергенский фиорд для них закрыт, но вот прилегающая к нему бухта не охраняется, и они с Бретаной смогут ускользнуть незамеченными и быстро миновать его. А как только они оторвутся от побережья, их судьба окажется всецело в их руках. И неважно, куда они пойдут, главное — быть вместе.

А на другом конце города Бретана тоже думала о побеге, но отгоняла эти мысли прочь, напоминая себе о том, что выхода у нее нет.

Бригитта и Бронвин навели последний глянец на ее прическу и свадебный наряд, и Бретана подумала об ожидавшем ее Хааконе. Она представила, как его руки ласкают ее тело, и невольно вздрогнула.

— Госпожа?

— Нет, ничего, — ответила она и добавила:

— Холодно что-то.

«Я научусь выносить его», — пообещала она себе.

Успех ее намерения скрыть свою беременность и, вероятно, спасти этим себя и ребенка полностью зависел от того, как быстро она окажется с Хааконом в постели и насколько часто это будет происходить, чтобы заставить его поверить в то, что это его ребенок. Кроме того, надо убедить его в том, что ее чувствами владеет только он. Бретана не сомневалась, что если Хаакон заподозрит в ней хоть какие-то симпатии к Торгуну, то сделает все от него зависящее, чтобы навредить брату.

Прошло уже столько времени с тех пор, как Торгуй предложил ей свой план спасения, и это было в последнюю встречу, как она видела его. Это молчание могло означать только одно — он ее покинул, но даже сознание того, что он больше не хочет ее, никак не повлияло на ее чувства к нему.

Сколь ни горько было это признание, но Бретана по-прежнему любила Торгуна. Сейчас она охотно согласилась бы на побег с ним, но он ведь не повторил своего предложения.

— Ты хоть и не радостная, но по крайней мере прекрасная невеста.

Бронвин вздохнула и так расчувствовалась, что глаза ее наполнились слезами. Бретана взглянула на поставленное перед ней зеркало и сама удивилась волшебному превращению, которое осуществили умелые руки Бригитты. Искусная портниха сделала все, чтобы Бретана наиболее удобно чувствовала себя в этом платье, и получившаяся в результате этого комбинация скандинавского и саксонского стилей оказалась как нельзя более удачной во всех отношениях.

Белоснежное платье из шелковой парчи, изящная линия лифа, низкий вырез на шее и стянутая талия — все это создавало такой эффект красоты, от которого просто дух захватывало. Пояс, сшитый из того же материала, что и платье, и вдобавок украшенный сверкающим хрусталем, выразительно подчеркивал линию ее изящных бедер. Спереди пояс был завязан узлом и отделан множеством таких же каменьев, которые каскадом низвергались по платью.

Ворот, рукава и подол платья были оторочены мягчайшим мехом горностая. На шее невесты, в изысканном обрамлении меха, висело тяжелое ожерелье из множества искусно изготовленных серебряных треугольников, на каждом из которых изображены переплетенные тела мифических животных.

Спереди белокурые волосы Бретаны были скручены на голове и скреплены филигранным серебряным гребнем, а остальные свободно ниспадали по спине из-под обрамляющего ее чело серебряного хлао, также украшенного гранеными кристаллами.

— Ну прямо ангельское видение, дитя, — с обожанием произнесла Бронвин.

— Сегодня вечером я не вижу небес, — мрачно ответила Бретана, которую заботила не столько ее внешность, сколько то, что ее ожидает впереди.

Услышав в ее голосе отчаяние, Бронвин протянула к ней руки, привлекла к себе и крепко сжала в объятиях, стараясь успокоить свою питомицу.

— Все будет не так уж плохо, — ободряюще прошептала она, хотя хорошо знала, что это совсем не так.

— Да, я знаю, — ответила Бретана, стараясь подбодрить и себя, и Бронвин.

Такое же настроение она силилась поддерживать в себе на всем протяжении короткого пути до дома Хаакона, куда она направлялась в сопровождении Магнуса и целой свиты сопровождающих. Она изо всех сил старалась отгонять мысли о том, что ожидает ее впереди. Этот брак Бретана воспринимала как судьбу, поджидающую ее в конце длинного, темного подземелья.

Пиршественный зал Хаакона был заполнен толпой, состоявшей из городских жителей: мужчин, женщин, детей, причем каждая семья усаживалась в соответствии со своим общественным положением. Помещение было окутано дымом от масляных светильников, которые вместе с ярким пламенем большого очага в центре зала освещали самодельную арену. Когда на нее упали лучи света, проникавшего через трубу на крыше, Бретана обратила внимание на возвышающийся помост, на котором сначала состоится церемония ее удочерения, а затем и свадьбы.

Приближаясь к огромному залу, она услышала звуки трубы и арфы, которые наполняли вечерний воздух. Когда же она вступила в помещение, наступила внезапная тишина. Бретана, которая в этот момент пыталась как-то приспособиться к непривычному для нее окружению, наконец поняла, что временное прекращение веселья вызвано ее появлением.

— Ярл Магнус!

Этот громогласный призыв раздался с дальнего конца залы. Бретана повернула голову в том направлении и увидела Хаакона, который поднимался со своего огромного деревянного трона, расположенного теперь на противоположной стороне возвышающейся платформы.

— Приветствуем тебя и твою дочь по поводу этого самого радостного события. Можно начинать?

— Да.

Голос Магнуса был преисполнен твердой решимости. Он взял Бретану за руку и пропустил вперед. Ей ничего не оставалось, как только подойти к возвышению.

Хаакон, несмотря на весь свой злокозненный нрав, очень постарался, чтобы выглядеть на этот раз как можно лучше. На нем был камзол из блестящей шелковой парчи, украшенный фигурами летающих чудовищ с переплетенными лапами, похожими на человеческие ноги. По контрасту с открытым нарядом Бретаны одежда Хаакона завершалась высоким воротником, который был застегнут на горле огромной серебряной брошью, инкрустированной множеством гранатов. С плеч ниспадал просторный красный плащ, края которого, как и в одежде Бретаны, были оторочены мехом горностая.

Из-под плаща виднелись ножны с мечом, который, как подозревала Бретана, выполняли больше декоративную, чем практическую функцию. Тем не менее вид оружия не мог не вызвать в ней еще большего ужаса.

— Леди…

Хаакон во все глаза уставился на невиданное прекрасное зрелище перед ним. Бретана почти окаменела — столько ничем не скрываемого вожделения было в его взгляде.

— Бретана, — быстро договорил Магнус, надеясь, что, услышав свое имя, дочь пройдет вперед. Бретана медленно взяла протянутую ей руку Хаакона и осторожно ступила на устланное коврами возвышение. Когда она стала рядом с ним, он взял ее за локоть и повернул лицом к зале. Она увидела перед собой множество людей, которые все как-то необычно смотрели на нее. Чувствовала она себя очень странно, как будто весь этот бред ей только снится.

— Ярл Магнус намерен официально удочерить своего ребенка, — начал Хаакон, внезапно отвлекая ее внимание от созерцания толпы. — В качестве конунга Трондбергена я объявляю, что он имеет на это право. Ярл Магнус, у тебя есть эль из трех мер?

— Есть, — ответил Магнус, опуская вправленный в оникс кубок в глубокую серебряную чашу, стоявшую у края возвышения.

Магнус ступил на возвышение, стал рядом с Хааконом и Бретаной и поместил пальцы дочери вокруг ножки кубка, выполненной в виде виноградной лозы. В этом и заключалась простая церемония удочерения девушки, но теперь, когда это было сделано официально, ничто не могло помешать ей выйти замуж за Хаакона.

— Пей, Бретана!

Магнус повторил эту команду, и на этот раз в его голосе звучал металл. Его дочь, частично желая забыться, а частично просто потому, что была вне себя от ужаса, подняла кубок и разом осушила его.

— Ты забил быка?

Хаакон гнал церемонию полным ходом вперед, к свадебным торжествам, желая поскорее завершить эту прелюдию.

— Да! — ответил Магнус. — Принесен в жертву трехгодовалый бык. — С него содрана шкура и сшит башмачок. Теперь я предлагаю его своей дочери в знак того, что она наделяется законным правом стать наследницей всего, чем я владею.

— Дочь, — продолжал он, ставя башмачок у ноги Бретаны, — иди по моим стопам и владей всем, что у меня есть.

Бретана, которая все еще не пришла в себя от всего происходящего, не могла и пальцем шевельнуть. Внезапно на возвышение взобрались две служанки Хаакона, которые сняли с Бретаны правый башмачок и, почти насильно подтолкнув ее вперед, заставили вставить ногу в ритуальную обувь. Как только она сделала шаг, в зале раздался громкий шум приветствий, который означал, то она признана в качестве законной дочери своего отца. Радостные крики затихли только тогда, когда Хаакон поднял руку, призывая к спокойствию.

— А теперь по нашему закону вновь обретенной дочери ярла Магнуса нужен официальный свидетель. Это должен быть викинг, который подтвердит ее новое положение.

— Леди Бретана, — продолжал он с улыбкой, — эту услугу с удовольствием окажет вам наш брат Торгуй.

Хаакон отступил назад и указал в сторону боковой части возвышения, где в небольшой группе почтенных ярлов сидел Торгуй.

Торгуй! Это имя молнией промелькнуло в ее сознании, сразу же заставив вернуться к действительности, которую до этого момента она смутно воспринимала как сквозь густой клубящийся туман. Она и мысли не допускала, что он согласится прийти сюда и наблюдать за тем, как она становится женой его брата. Но вот он, с до боли знакомым лицом, сидит среди других гостей.

Полная нерешимости, она бросила быстрый взгляд на Торгуна, хотя и не знала, зачем она это делает. Ответом ей была улыбка, лучше сказать, та сардоническая, злобная усмешка, которую она так часто видела на его лице раньше.

Она знала, зачем пришел Торгуй. Своим присутствием он хочет унизить ее, показав всему городу, что, взяв ее в жены, Хаакон не сломил его.

Но она восторжествует и над ним, и над его братом, показав обоим свое собственное презрение.

Впервые с тех пор, как она вошла в этот дом, Бретана заговорила:

— Так что, я должна сесть с ним?

— Да, — все еще улыбаясь, ответил Хаакон. — Ему на колени, как велит наш обычай. Он сам должен видеть башмачок.

Торгуй сидел, удивляясь про себя утонченной пытке, которую Хаакон изобрел для него, и в то же время пораженный тем, насколько прекрасна стоявшая перед ним Бретана. Медленно, как будто под действием гипноза, Бретана сошла с возвышения и сделала навстречу к нему несколько шагов.

Он не помнил, чтобы она когда-либо была столь же прекрасна, чтобы тело ее было так совершенно и дышало такой пленительной женственностью. Полные груди, угадывавшиеся под шелковыми одеждами в обрамлении горностаевого меха, ангельский лик, пухлые вишневые губы и глубокие глаза цвета лаванды создавали неотразимый эффект искушения, нечто столь прекрасное, перед чем отступало его воображение.

Его обуревало исключительно физическое желание обладать Бретаной, так чтобы их тела слились воедино и образовали совершенно новое, гармоничное, доселе не существовавшее единое целое, как это уже не раз бывало в их жизни. Сейчас самое подходящее время для этого: он может вырвать ее отсюда, умчать к стоявшему наготове коню, а затем к поджидавшему их кораблю, и Хаакон глазом не успеет моргнуть, когда все уже будет кончено.

Люди Хаакона уже здорово накачались вином и потому не смогут помешать их побегу. Но было в Бретане нечто более ужасное, что заставило его отказаться от мысли о побеге: какая-то отчужденность во взгляде, что-то такое, что делало ее как бы недоступной для него и чего раньше в ней никогда не было. Почему она ничего не говорит ему, а ее глаза ни о чем не молят его.

Потом Торгуна озарила мысль, от которой его сердце готово было разорваться. Магнус сказал ему правду — Бретана больше не хочет его. Он может взять ее против воли Хаакона, но не против собственного желания.

— Мой господин.

Голос ее был бесстрастен.

Торгун пытался найти в ее глазах хоть какой-то намек на желание сопротивляться обстоятельствам, объяснение того, что все это какая-то жестокая игра и что она выходит замуж за Хаакона не по собственной воле.

— Так ты становишься женой Хаакона? Этот вопрос был задан не настолько громко, чтобы Хаакон мог его расслышать. При этих словах его лоб прорезала глубокая страдальческая морщина, а лицо исказилось болью. В других, более благополучных обстоятельствах, Бретана непременно и правильно оценила бы это выражение, но сейчас, под влиянием собственных чувств, оскорбленная тем, что он покинул ее, она расценила это всего лишь как проявление уязвленной гордости.

— Мне предназначено стать королевой. Этим ответом она хотела нанести ему жестокий удар, но вместо этого он, кажется, вызвал только его гнев. Торгун протянул к ней руки и произнес сквозь стиснутые зубы:

— Но прежде объявим тебя дочерью Магнуса. Он резко обхватил ее бедра, повернул к себе и усадил на свои широкие колени. Затем, обратившись лицом в сторону Хаакона, который, все еще ухмыляясь, стоял на возвышении, слегка ударил рукой по ритуальному башмачку.

— Король, я свидетельствую в том, что эта женщина действительно дочь Магнуса.

Затем так же резко, как и все, что делал до этого, он грубо поставил ее на ноги к вытолкнул вперед себя. Хаакон сразу же сошел с возвышения, схватил ее за кисть руки и поставил рядом с собой.

— Церемония окончена, — провозгласил он собравшимся в зале. — А теперь — свадьба.

Снизу из-за столов раздались оглушительные приветствия, но Британа уже почти ничего не слышала.

Затем Хаакон и Магнус провели Бретану через все положенные стадии ритуала и усадили в кресло рядом с королевским, а находившаяся здесь же прорицательница положила перед ними священные деревянные палочки, которые Хаакон называл блотопани. Они были окроплены бычьей кровью, и прорицательница, завернутая во множество рваных, выцветших лохмотьев и поэтому походившая на ужасное привидение, должна была разбросать их.

Своими крючковатыми пальцами, в которых она крепко сжимала священные предметы, старуха сделала несколько круговых движений над возвышением, а затем певучим голосом начала произносить какие-то заклинания и ритмично раскачиваться из стороны в сторону. Хотя Британа уже немного говорила на языке скандинавов, она могла понять только то, что это были магические слова, недоступные даже для самих викингов.

Внезапно прорицательница, издавая шипящие звуки, бросила пучок окровавленных палочек на пол. Наклонившись вперед, она сделала вид, что изучает форму, в которой они расположились на помосте, как бы вникая в ее тайный смысл. После долгого молчания она выпрямилась и собрала эти странные предметы колдовства в небольшую кожаную сумку, которая висела на ее веревочном поясе. Затем с бесстрастным выражением лица она подошла к Хаакону и таинственным голосом сказала ему несколько слов. Тот в ответ улыбнулся и, наклонившись к Бретане, перевел сказанное старухой.

— Она гадала о том, насколько благоприятен наш союз. По ее словам, тебе предназначено быть королевой викингов. И что скоро ты будешь носить ребенка.

С этими словами он положил руку на колено Бретаны, от чего она почувствовала только отвращение.

Она отвернулась в сторону, пытаясь избежать его плотоядного взгляда, и встретилась глазами со взглядом колдуньи, скрючившейся на полу поблизости от нее. Старуха выразительно смотрела на Бретану, заставляя ту ломать голову над тем, было ли такое точное предсказание сделано в угоду Хаакону, или же она была столь проницательна, что определила ее нынешнее состояние.

Бретана постаралась заставить себя думать о другом. Она отвела глаза в сторону и спросила Хаакона:

— А что она делает сейчас?

Старуха поднялась, стала в центре возвышения и с поднятыми над головой руками начала медленно кружиться на одном месте, пронзительным голосом выкрикивая какие-то причитания.

— Она просит Фрея, Бога плодородия, чтобы он помог нам исполнить это пророчество. Кроме того, она молит Одина ниспослать свой гнев или милость в зависимости от того, будет ли правдивой наша клятва на священном обруче. Встань.

Хаакон взял Бретану под локоть, поднял ее на ноги и повел к центру возвышения, где стояла колдунья. Та поднесла к ним огромный серебряный обруч, гораздо толще и нарядней по сравнению со всеми предметами такого рода, которые когда-либо доводилось видеть Бретане.

— Он принадлежал моему отцу, — пояснил Хаакон, — а до него деду, прадеду и так до того времени, когда его изготовил сам Тор, используя для этого свои молот и наковальню. С того самого дня он находится на хранении у смертных и является для них символом незримого присутствия Банила. Протяни руку вперед.

Бретана осторожно вытянула руку и поднесла дрожащие пальцы к огромному серебряному предмету. Хаакон положил на них свою руку и заговорил на своем языке.

— Я, Хаакон, правитель Трондбергена и потомок самого Одина, заявляю о своем намерении сделать эту женщину, по имени Бретана, дочь Магнуса, своей супругой, о том, что могу делить с ней ложе как со своей женой, а также обязуюсь защищать ее и нашего отпрыска. Да подтвердит ярл Магнус, что цена за невесту была назначена, что я уплатил требуемую от меня часть и вступил во владение приданым. Оно должно быть доставлено завтра утром, после того, как мы действительно станем мужем и женой. Леди Бретана, ты согласна с этим?

Хаакон бросил пристальный, устрашающий взгляд на Бретану, которая вся дрожала от страха.

Магнус заранее предупредил дочь, что ей вполне достаточно сказать только одно слово да, поскольку она еще плохо говорила на языке скандинавов. Но сделать даже это было так же трудно, как произнести целую речь на чужом языке. Как ни пыталась она, но из ее уст не выходило ни звука.

— Бретана.

Она услышала свое имя откуда-то сзади. В голосе Магнуса отчетливо слышалось раздражение. Ведь от нее ждали согласия. Но даже зная, что Торгуй покинул ее, что он буквально толкнул ее в объятия своего брата, она все еще не могла представить себя согласной на эту ужасную сделку.

Но ребенок… Эта мысль молнией промелькнула в ее сознании. Единственная надежда защитить их обоих заключалась именно в этом дьявольском союзе, на который она решилась. В каком-то отчаянном порыве, подобно пловцу, вынырнувшему из-под высокого утеса, Бретана рванулась вперед, убоявшись, что еще одно мгновение колебаний, и она вообще никогда не заговорит.

— Да! — громко воскликнула она голосом человека, которого больно ударили.

Хаакон снял руку Бретаны со священного обруча и надел ей на кисть браслет гораздо меньшего размера.