/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

TableTalks На Ордынке

Борис Ардов


Ардов Борис

Table-Talks на Ордынке

БОРИС АРДОВ

TABLE-TALKS НА ОРДЫНКЕ

Ничто так не ценилось за бесконечным ордынским застольем, как искусство занимательного и веселого рассказа. Среди людей в совершенстве владеющих и владевших этим жанром я могу назвать М. Д. Вольпина, С. И. Липкина, Н. И. Ильину, В. П. Баталова, Л. Д. Большинцову, И. А. Бродского, А. Г. Наймана, Е. Б. Рейна, А. П. Нилина... Надо сказать, сам хозяин - В. Е. Ардов - был, как говаривала Ахматова, "гением этого дела".

Чего греха таить, на Ордынке рассказывалось всякое. Но над столом и самим разговором зачастую высилась величественная фигура Ахматовой, а при ней никому и в голову не могло бы прийти сказать какую-нибудь непристойность. Предлагая читателю застольные новеллы, которые звучали в доме моих родителей, я воспроизвожу только то, что было произносимо в присутствии Ахматовой или могло бы быть при ней произнесено.

I

Ахматова иногда вспоминала такую выразительную сценку, описанную чуть ли не Карамзиным. Русский князь или боярин слушает своего дьяка, который читает некое весьма витиеватое послание. Через некоторое время властелин перебивает чтеца и говорит:

- Это мы пишем или нам пишут?

Профессор Московского университета Владимир Андреевич Успенский нам рассказывал:

- Знаменитый литературовед и историк культуры Юрий Михайлович Лотман в свое время говорил об Отечественной войне 1812 года: "Вторгшись в пределы России, Наполеон собирался занять русский трон или посадить на него кого-нибудь из своих родственников. При этом он рассчитывал на поддержку крестьян, которых он обещал освободить от крепостной зависимости. Однако, желаемой поддержки он не получил, русский народ изгнал иноземцев. Потому что француз не может быть Императором России, настоящим русским царем может быть только немец".

Федор Иванович Тютчев говорил:

- Русская история до Петра I - сплошная панихида. А после Петра непрекращающееся уголовное дело.

Этот изумительный поэт вообще был весьма остроумным человеком. Рассказывают, будто в 1837 году Тютчев спросил:

- А что стало с тем Дантесом, который стрелялся с Пушкиным?

- Его выслали.

- Куда? - спрашивает Тютчев.

- Во Францию.

- Во Францию? - переспросил поэт. - Тогда я пойду и застрелю Жуковского.

Когда Тютчев был при смерти, ему сказали, что государь Александр II намерен его посетить. Поэт взволновался и дал понять, что не хочет этого.

- Ну, отчего же? - говорят ему. - Ведь это - такая честь! Тютчев объяснил:

- Я ведь могу умереть в день августейшего посещения, а это будет неучтиво по отношению к государю.

В свое время Великий князь Михаил Павлович (брат Николая I) прочитал поэму Лермонтова "Демон". Отзыв его был такой:

- Был немецкий Мефистофель, был английский Мельмот, а теперь появился русский Демон. Значит, нечистой силы прибыло. Я только одного не могу понять, кто кого создал - господин Лермонтов Демона или Демон господина Лермонтова?..

Поклонники Лермонтова очень хотели издать эту поэму, а потому решили обратиться к наследнику цесаревичу - будущему Александру II, который был известен своим либерализмом. С этой целью "Демона" переписали на дорогой бумаге и подали царевичу. Будущий государь сказал:

- Стихи - великолепные, но сюжет по меньшей мере странный...

В свое время Александру II доставили для прочтения скандальный роман Чернышевского "Что делать?" На этот вопрос государь ответил краткой резолюцией, которую написал на обложке рядом с названием книги:

"Руду копать!"

Среди отличительных черт государя Александра III было и чувство юмора, которое не покидало его ни при каких обстоятельствах. Во время крушения царского поезда возле станции Борки, император спас все свое семейство - он подхватил руками рухнувшую крышу вагона. А после этого помогал спасать тех, кто оказался под обломками... И вот тут в ответ на крики придворных:

- Какой ужас!

- Покушение!

- Взрыв! Царь проронил:

- Красть надо меньше...

Еще новелла, рассказанная В. А. Успенским. Будто бы царь Александр III решился прояснить вопрос о своем происхождении и проверить упорные слухи о том, что Павел I был сыном не Петра III, а придворного по фамилии Салтыков. И вот некий историк доложил государю, что согласно всем источникам мемуарам, донесениям иностранных послов в свои столицы, камер-фурьерским журналам и т. д. - отцом Павла I может быть признан лишь император Петр III. Царь Александр истово перекрестился и сказал:

- Слава тебе, Господи, мы - законные.

Но через некоторое время к нему явился другой историк, который на основании все тех же мемуаров, посольских донесений и камер-фурьерских журналов с еше большей убедительностью доказывал, что Павел I - сын Салтыкова.

Царь опять перекрестился и произнес:

- Слава, тебе. Господи, мы - православные.

В Российской Империи существовал закон, по которому оскорбление монарха каралось весьма строго - каторжными работами. Но при том все приговоры за это преступление непременно должны были быть утверждены самим царем.

При Александре III произошло такое трагикомическое событие. Некий крестьянин долгое время ходил в уездное присутствие по какому-то делу, а тамошние чиновники никакого решения не принимали. В конце концов, мужик этот явился в канцелярию пьяный, обругал своих мучителей и к тому же плюнул на портрет государя. А это уже подпадало под статью об "оскорблении Императорского Величества". Разумеется, его судили и приговорили к каторге.

Когда же это дело с изложением всех обстоятельств легло на стол Александра III, царь начертал такую резолюцию:

"Помиловать дурака. И передать ему, что Я тоже на него плюю".

В старой России переменить фамилию человек мог лишь с разрешения государя. И вот к Александру III обратился по этому делу какой-то провинциальный купец с неблагозвучной фамилией - Семижопкин. Царь прочел прошение и написал:

"Сбавить две".

И стал бедняга - Пятижопкиным.

В Петербургской Публичной библиотеке есть редкостное собрание французских старинных книг и документов. История этой коллекции такова. В дни революции 1789 года, когда санкюлоты громили дома знати, в Париже был весьма толковый русский дипломат, который за бесценок стал скупать книги и рукописи, вышвыриваемые погромщиками из дворцов и особняков. Любопытно, что государь Александр III предложил в свое время французам вернуть все эти сокровища, но те принять отказались. Свой отказ они объяснили тем, что Франция - страна беспокойная, революции там следуют одна за другой, а Россия - вполне стабильное государство, а потому хранить фолианты и манускрипты в Петербурге - надежнее.

За год до восьмидесятилетия Льва Толстого, в 1907 году, в Ясную Поляну прибыла депутация московских литераторов и актеров, которые собирались устроить торжества по случаю грядущего юбилея. В частности они обратились к Толстому с просьбой написать инсценировку романа "Война и мир". Граф ответил им буквально следующее:

- Господа, если бы я полагал, что это - пьеса, я бы и написал пьесу...

В дореволюционном Тифлисе был присяжный поверенный, у которого было прозвище - "Не-угоднолис". Причина тому была следующая. Как-то, будучи в Москве, он отправился в Сан-дуновские бани. Там он решил воспользоваться душем, но кабина оказалась занята. Какой-то длиннобородый человек долго и с видимым наслаждением подставлял свое тело под струйки воды... И вот, наконец, бородач покинул кабину и жестом пригласил туда присяжного:

- Не угодно ли-с?

И тут юрист ахнул - это был Лев Толстой.

Нижеследующую историю рассказал А. Г. Габричевскому его друг Сухотин, отец которого вторым браком был женат на Татьяне Львовне Толстой. Будущий зять впервые ехал в Ясную Поляну представиться родителям невесты. И, чтобы добраться от железнодорожной станции до усадьбы, он нанял какой-то экипаж. По дороге возница обернулся к седоку и спросил:

- Вы, барин, часом не иностранец?

- Нет, - отвечал Сухотин. - Я- русский.

- Вот и я смотрю, - продолжал тот. - Кабы вы были иностранец, граф бы сейчас пахал вон на том поле...

Году эдак в 1909-м один из сыновей Льва Толстого прибыл в Ясную Поляну. Обстановка там была жуткая, ссора между родителями - в разгаре, а потому молодой граф отправился в гости к одному из своих приятелей, к помещику, который жил неподалеку. Уже под самое утро его привезли на пролетке к воротам яснополянской усадьбы. По причине сильнейшего опьянения идти граф не мог и двинулся к дому на карачках. В этот момент навстречу ему вышел сам Лев Николаевич, он по обыкновению собственноручно выносил ведро из своей спальни. Увидевши человека, который приближается к дому на четвереньках, Толстой воскликнул:

- Это что такое?!

Молодой граф поднял голову, взглянул на фигуру отца и отвечал:

- Это - одно из ваших произведений. Быть может, лучшее.

Покойный актер Владимир Лепко рассказывал, что еще при жизни Толстого - в 1908 или 1909-м году он присутствовал на спектакле в каком-то провинциальном театрике миниатюр. Там с огромным успехом шел такой номер. Некий куплетист - наряженный и загримированный под Льва Толстого характерный нос, бородища, рубаха на выпуск, а кроме того бутафорские босые ноги из папье-маше - бил чечетку и пел о том, что он не ест мяса... Публика была от этого в восторге, и только один интеллигент из пятого ряда кричал осипшим голосом:

- Позор!.. Позор!..

В пятидесятые годы в Голицыне под Москвою, в писательском доме подолгу жил Николай Николаевич Гусев, в молодости он был секретарем Льва Толстого. Помнится, какой-то советский литератор за обедом обратился к Гусеву:

- Николай Николаевич, вот Горький пишет, что у Толстого талант был больше, чем ум... Гусев взглянул на него и произнес:

- А кто он такой, сам-то ваш Горький, позвольте спросить?

В самом начале века на острове Капри собралась компания русских литераторов. Среди них был А. П. Чехов и какой-то из сыновей Толстого, кажется, Михаил Львович. Этот последний между прочим заявил:

- То, что пишет мой отец, конечно, неплохо, но это вовсе не шедевры... Вот подождите, я напишу...

В этот момент Чехов встал и вышел из комнаты.

Потом кто-то из присутствовавших спросил:

- Антон Павлович, а почему вы ушли?

- Видите ли, - отвечал Чехов, - ведь я терапевт, а не психиатр...

Некий русский литератор плыл на пароходе по Волге. На этом же судне путешествовал и Чехов. Как-то утром, уходя из общей туалетной комнаты, литератор забыл свою зубную щетку. Когда через несколько минут он вернулся, то увидел там Чехова, который чистил зубы его щеткой.

- Помилуйте, Антон Павлович, - воскликнул литератор, - ведь это же моя щетка!..

- Ваша? - преспокойно сказал Чехов, - а я думал - пароходская.

Музыканту Танееву сказали о ком-то:

- Вы знаете, он часто болеет...

- Кто часто болеет, тот часто и выздоравливает,- отозвался Танеев.

Ему же сказали про кого-то, что тот пьяница.

- Ничего, - сказал Танеев, - это не недостаток,- это скорее излишество.

В старой Москве весьма колоритной фигурой был богач-фабрикант Савва Морозов, который прославился тем, что выстроил здание для Художественного театра, а так же и тем, что давал деньги большевикам.

Себе он построил на Воздвиженке роскошный особняк в португальском стиле. (В советское время там разместился "Дом дружбы народов"). Рассказывают, что, когда особняк был готов, Морозов решил продемонстрировать его своей матери. Когда родительница этого не в меру щедрого мецената осмотрела дом, сын спросил ее о впечатлении. Она отвечала так:

- Ну, что ж, Савка... Раньше только я одна знала, что ты - дурак, а теперь это вся Москва знать будет.

Конец Саввы Морозова был печальный. Родственникам пришлось наложить на него опеку, чтобы он не растратил остатки своего состояния. Жил он на юге Франции, получая значительное содержание. Смерть его в 1905 году была загадочной. Это было самоубийство, но незадолго до смерти его посетил Л. Б. Красин - глава большевистских террористов. На Ордынке кто-то придумал такое. Французская полиция обнаружила возле трупа Саввы Морозова записку:

"Долг - платежом. Красин".

До революции в Одессе выходили две газеты. Читающей публики в городе было не так много, а потому между изданиями этими была жестокая конкуренция.

Летом, в самую жару, жизнь вовсе замирала. Писать не о чем, тиражи газет падают... И тогда одна из них решилась пустить утку - там опубликовали сообщение, будто в Одессе обнаружен "беременный сапожник". Фельетонист конкурирующего издания откликнулся саркастической заметкой, дескать, вот до каких глупостей доводит погоня за сенсациями... Но ему ответили, что факт подлинный, что такой сапожник существует. Словом, завязалась полемика, обе газеты оживились, и горожане стали не без любопытства следить за их перепалкой. Кончилось это довольно комически. Первая газета объявила, что в очередном номере будет опубликована фотография "беременного сапожника". Одесситы с нетерпением ждали следующего дня... Наконец, газета вышла, и все увидели в ней фотографию того самого фельетониста из конкурирующего издания, который вел полемику. (Фамилия его, кажется, была Флит). А подпись под снимком гласила:

"Беременный сапожник Иванов".

Профессор Димитрий Иванович Менделеев как-то ехал на извозчике. Навстречу ему шла колонна арестантов. Возница повернулся к седоку и сказал:

- Вон, барин, химиков повели.

В свое время известному судебному деятелю А. Ф. Кони предложили занять вновь учреждаемую должность - прокурор при жандармском корпусе. Кони отвечал так:

- Помилуйте, прокурор при жандармском корпусе - все равно, что архиерей при публичном доме.

В старое время некий помещик вошел в сделку с крестьянами. Он уступил им часть своей земли, которая клином входила в их владения, за то, что они проложили удобную дорогу от его усадьбы до шоссе.

Сделка эта, однако же, юридически не была оформлена, и, когда помещик умер, его наследник отказался ее признать и снова отобрал у мужиков землю. В ответ на это крестьяне взбунтовались, подожгли усадьбу, порезали скот... Бунтовщиков схватили и предали суду.

Случилось так, что в чьем-то имении неподалеку гостил Ф. Н. Плевако, и он взялся защищать мужиков. На состоявшемся процессе прокурор, стараясь не упасть в грязь лицом перед своим знаменитым оппонентом, метал громы и молнии. А Плевако отмалчивался и даже не задавал свидетелям вопросов, не допрашивал он и самих подсудимых.

Но вот наступил его черед, и он обратился к жюри, сплошь состоящему из местных помещиков:

- Я не согласен с господином прокурором и нахожу, что он требует чрезвычайно мягких приговоров. Для одного подсудимого он требует пятнадцать лет каторги, а я считаю, этот срок надо удвоить. И этому прибавить пять лет... И этому... Чтобы раз и навсегда отучить мужиков верить слову русского дворянина!

Присяжные вынесли оправдательный приговор.

Некая дама, встретившись в обществе с известным адвокатом Лохвицким (отцом писательницы Тэффи), спросила его, как ей поступить в затруднительных обстоятельствах. Адвокат дал ей весьма квалифицированный юридический совет. Через некоторое время - они снова встретились, и дама рассыпалась в похвалах, так как этот совет оказался превосходным.

- Я не знаю, как вас благодарить! - воскликнула она.

- Сударыня, - сказал Лохвицкий, - с тех пор, как финикяне изобрели деньги, этот вопрос отпал сам собою.

Некий простоватый, но весьма состоятельный купец пришел к знаменитому адвокату и просил его принять участие в процессе. Тот согласился, но попросил аванс. Купец, никогда не слыхавший французского слова, сказал:

- А что это такое?

- Задаток знаешь? - спросил адвокат.

- Знаю.

- Так вот аванс в два раза больше.

Кусочек из защитительной речи известного адвоката князя Урусова:

- ...Господин прокурор утверждает, что подсудимый проник в квартиру, где совершена кража, еще днем. Нам предъявлен господином прокурором подробный план этой квартиры. По мнению господина прокурора, подсудимый проник через черный ход. Что же, повторим этот путь вместе с господином прокурором. Вот дверь... Входим вместе с господином прокурором в кухню. Затем навещаем уборную... Оставим господина прокурора здесь, а сами последуем дальше...

Князю Урусову довелось выступать в заседании Киевской судебной палаты. Там одним из свидетелей по делу был тогдашний киевский генерал-губернатор. Во время допроса Урусов обращался к нему таким образом:

- Не припомнит ли свидетель...

- Не кажется ли свидетелю...

После нескольких подобных пассажей, генерал-губернатор обратился к председательствующему:

- Я ходатайствую, чтобы господин защитник обращался ко мне подобающим образом - "Ваше Высокопревосходительство", так как я - полный генерал.

После этого заговорил Урусов:

- Я со своей стороны напоминаю, что согласно установлению, участвующие в судебных заседаниях носят наименования стороны, свидетели, подсудимые... Но буде, суд решит удовлетворить ходатайство свидетеля, я со своей стороны ходатайствую, чтобы и он именовал меня "Ваше сиятельство", так как я Российской Империи князь.

Суд отклонил оба ходатайства.

В предреволюционном Киеве жила британская подданная, некая, условно говоря, мисс Айлин Смит. Она преподавала английский в богатых домах, например, в таких, как семейство Козинцевых, подарившее советскому кинематографу известного режиссера, а писателю Илье Эренбургу - вторую жену.

Во время революции эта преподавательница из Киева уехала и возвратилась на родину. И вот уже в пятидесятые годы какой-то из бывших учеников, будучи в Англии, решил ее отыскать. Это оказалось вовсе несложно, ему довольно скоро прислали официальный ответ:

"Мисс Айлин Смит здравствует и в настоящее время проживает в пансионате для престарелых служащих Интеллидженс Сервис".

Поэт и авиатор Василий Каменский подружился с И. Е. Репиным, - и тот пригласил его к себе в Териоки. Но вот однажды Каменский сказал:

- Из всех ваших картин, Илья Ефимович, больше всего мне нравится "Боярыня Морозова". Репин побагровел и крикнул:

- Вон!

Как известно там же, на Карельском перешейке был дом Корнея Чуковского. В то время он был рецензентом и литературным критиком, причем отличался язвительностью суждений. Вот тогда-то ему и придумали кличку:

"Иуда из Териок".

Популярный когда-то поэт Константин Фофанов особенно часто печатался в двух журналах - "Нива" и "Ваза". Вот эпиграмма на него, есть сведения, что она принадлежит перу Иннокентия Анненского:

Дивлюсь я, Фофан, диву,

Как мог твой гений сразу

И унавозить "Ниву"

И переполнить "Вазу".

Знаменитый художник-карикатурист А. Радаков рассказывал, что однажды его пригласили к богатому купцу для заказа. Просьба была следующая. У купца была картина, изображающая море, кисти чуть ли не самого Айвазовского. Хозяин за большие деньги просил дописать на картине воздушный шар, а в корзине нарисовать его - владельца.

Когда Радаков выполнил заказ, купец от счастья запил.

Он сидел против картины, пил и плакал:

- Ведь ежели я теперь с шара упаду - утону же!

Известный в свое время литератор Евгений Венский иногда вел почтовый ящик в "Сатириконе". Некий графоман прислал в журнал свой рассказ с сопроводительным письмом, в котором говорилось:

"Может быть, рассказ мой и не очень хорош, но ведь и ваш Аверченко иной раз такое отмочит..."

(Аверченко, как известно, был редактором и одним из владельцев "Сатирикона".)

Венский ответил на это письмо так:

"Сами знаем про Аверченко. Но не гнать же нам человека. Не звери же".

Году эдак в шестидесятом старый литератор по фамилии Хохлов делился в парижской газете воспоминаниями о "Сатириконе". В частности он сообщал и такое: Аркадий Аверченко объявил в редакции конкурс на самый дурацкий анекдот. В конце концов, он сам и получил первый приз. Анекдот его был таков:

К арендатору одного имения прибежали дети с криком:

- Папа, папа, наш Соломон попал в соломорезку.

- Дети, - отвечал им отец, - тут есть маленькое "но". Теперь это уже не соломорезка, а соломонорезка...

К Аверченко довольно часто обращались с таким вопросом:

- Аркадий Тимофеевич, вы, наверное, еврей?..

В ответ писатель вздыхал и говорил:

- Опять раздеваться...

В свое время "Сатирикон" по-своему приветствовал октябрьский переворот. На обложке был красочный рисунок А. Радакова, который изображал пьяную матросню, гуляющую по петербургским улицам. А подпись была такая:

"Победители, которых еще не судят".

Году в девятнадцатом в "революционном Петрограде" ночью была облава, проверяли документы. Среди задержанных оказался князь С. М. Волконский, в прошлом директор императорских театров.

- Фамилия? - спросил его тот из матросов, кто вел протокол.

- Волконский.

- Происхождение? Князь пожал плечами.

Тогда другой матрос, который командовал всей процедурой, вмешался и сказал:

- Декабристу Волконскому - родственник?

- Внук.

- Пиши: пролетарское, - распорядился начальник.

II

Ардов был прирожденным юмористом, это качество было свойственно ему во всем, а не только в писании рассказов. Можно с уверенностью сказать, что в те невеселые времена, когда ему довелось жить, лишь ничтожная часть его комической одаренности реализовывалась в его сочинениях для печати и эстрады.

Еще в двадцатые годы в Доме искусств Ардов проходил мимо ресторанного столика, за которым сидела опереточная примадонна Татьяна Бах и ее муж известнейший, а потому и со-стоятельнейший врач-гомеопат. Этот человек обратился к Ардову с такими словами:

- Говорят, вы очень остроумный человек. Скажите нам что-нибудь смешное.

Отец взглянул на него и, не задумываясь, произнес:

- Гомеопат гомеопатою, а деньги загребает ал-лопатою...

Маяковский был первым советским писателем, который завел автомобиль, привез себе из Парижа "Рено". Однажды Ардов явился в какую-то компанию, где был и Маяковский. Поэт обратился к нему с такими словами:

- Ардик, вы там на улице не видели моего "Рено"?

- Ни хрено я там не видел, - отвечал Ардов.

Михаил Кольцов в тридцатые годы стал выпускать политический журнал "За рубежом". (Можно себе вообразить, какое это было издание по тем временам.) И вот Ардов сказал Кольцову:

- Знаете, как на самом деле должен называться ваш журнал? "За рупь ежом".

Однажды в Союзе писателей отец познакомился с каким-то человеком и договаривался с ним о встрече.

- Моя фамилия - Ардов, - произнес он. Неподалеку стоял поэт Твардовский, который неожиданно вмешался в разговор и сказал:

- Какая неприятная фамилия. Отец повернулся к нему и отвечал:

- Это потому, что она составляет ровно середину вашей.

В каком-то доме подвыпивший по своему обыкновению поэт Ярослав Смеляков сказал Ардову:

- Я не понимаю, о чем с тобой может разговаривать Ахматова.

Отец посмотрел на него и произнес:

- А как ты вообще можешь понимать, о чем говорят интеллигентные люди?..

Поэт Андрей Сергеев, который много занимался переводами, рассказал:

- Ваш отец увидел меня в Союзе писателей и произнес: "Поэт-переводчик звучит так как генерал-лейтенант".

Был юбилей Московского театра Сатиры. Во время своего выступления Ардов произнес в частности такое:

- У нас в Союзе писателей есть парикмахер по фамилии Маргулис глуповатый и пошловатый еврей.

Сидящий в зале драматург Иосиф (Оня) Прут перебил его репликой:

- Витя, а я передам Маргулису, что ты так о нем думаешь.

- Онечка, - обратился к нему Ардов,- если тебе не трудно, пожалуйста, передай ему, что я и о тебе точно так же думаю...

На Ордынку пришел литератор, который публиковался под псевдонимом Басманов. Отец надписал ему свою книжку:

"Сунь это в один из карманов - (В. Е. Ардов)

Отверженный Богом Басманов. (А. К. Толстой)".

Вообще Ардов был одаренным автором шуточных стихов. Сочинял он и эпиграммы, некоторые из них довольно удачны. Например такая:

Скажу про басни Михалкова,

Что он их пишет бестолково.

Ему досталась от Эзопа,

Как видно, не язык...

Был у Ардова приятель, который почти всю жизнь работал в Московском планетарии. Отец сказал ему:

- Знаешь, почему тебя там так долго держат? Потому что ты звезд с неба не хватаешь...

Литератор С. с молоду был женат, а потом долгие годы жил холостяком. Время от времени он приводил на Ордынку очередную претендентку на руку и сердце, однако же, всякий раз от регистрации брака уклонялся. После очередного такого визита он сказал Ардову:

- Ты знаешь, я все-таки решил на ней не жениться...

- Не женись, не женись,- отвечал отец,- женишься уже прямо на больничной сиделке...

Какой-то человек сказал Ардову:

- Вы, очевидно, под своей бородой скрываете какой-то физический недостаток.

- Скрываю, - отвечал тот.

- А какой?

- Грыжу.

Ардов говорил:

- Политика "кнута и пряника" известна еще со времен древнего Рима. Но большевики и тут ввели некое новшество. Они первыми догадались выдавать кнут - за пряник.

Ему же принадлежит занятное наблюдение. Страшное слово "опричнина" (опричь, кроме) вполне совпадает с наименованием сталинских лет - "особый отдел".

Е. заметил еще одно совпадение, но уже не лексическое, а топографическое. Пыточная "тайная канцелярия", а потом и екатерининская "тайная экспедиция" находились в начале Мясницкой, на левой стороне, то есть у самой Лубянки.

Близкую приятельницу Ахматовой - Эмму Григорьевну Герштейн, которая долгие годы занималась творчеством М. Ю. Лермонтова, Ардов называл так:

- Лермонтоведка Палестины.

О другой даме он говорил:

- Гетера инкогнито.

Весьма остроумным человеком был замечательный художник Николай Эрнестович Радлов.

Году эдак в двадцатом ему довелось ехать на автомобиле из Петрограда в Царское. Навстречу тащилась крестьянская лошаденка. Увидев впервые такое чудище, как автомобиль, несчастная кляча забилась в своих оглоблях. Мужик соскочил с телеги, сорвал с себя ватник и накинул ей на голову, чтобы она не видела машины и не слышала ее...

Когда разминулись, Радлов произнес:

- При социализме они будут это делать смокингами...

Я помню несколько изумительных карикатур Радлова, относящихся к той же ранней советской эпохе.

Кладбище. Полуразрушенный, но когда-то роскошный склеп. Возле выбитой двери на земле расположились беспризорники, они играют в карты и пьют водку. А подпись такая:

"И пусть у гробового входа

Младая будет жизнь играть".

И еще. В Музее экскурсия советских подростков, они стоят перед портретом Л. Н. Толстого. Один из мальчиков спрашивает учителя:

- Что это за старый хрен в толстовке?

Ардов говорил, что одним из самых остроумных людей, каких он знал в своей жизни, был Михаил Глушков. (Этот человек описан Ильфом и Петровым в "12 стульях" под фамилией Изнуренкова). Он родился в Киеве в состоятельной семье, а в 1916 году получил миллионное наследство, ему достался огромный доходный дом на Крещатике. Но Глушков пропил, прогулял и проиграл его в карты в течение нескольких месяцев.

Его осуждал "весь Киев" - потерять такое достояние!..

Но тут грянул год семнадцатый, потом восемнадцатый... И все частные дома у владельцев отобрали. И опять "весь Киев" говорил о Глушкове, только на этот раз не с осуждением, а с завистью. Все-таки попользовался своим наследством...

Глушков был страстным игроком в карты, на билльярде, на ипподроме. В день бегов он обычно поступал так. Садился на извозчика и до ипподрома заезжал по очереди ко всем московским конферансье, продавал им за наличные деньги репризы - шутки. Он придумывал их по дороге от одного к другому Если же в день бегов этого не происходило, конферансье начинали звонить друг другу по телефону:

- У тебя Глушков был?.. Не был?..

В редакции журнала "Крокодил", где Глушков состоял сотрудником, происходила очередная "чистка", то есть проверка на благонадежность. Председательствующий задал Глушкову такой вопрос:

- В 1918 году Красная армия ушла из Киева, а вы в городе остались. В каком качестве вы оставались в Киеве?

- В качестве населения, - отвечал Глушков.

- Что это значит? - спросил председатель.

- Ну, красные и белые приходят и уходят, а население остается...

За это и за прочие подобные ответы, Глушкова из редакции уволили.

А вот пример того, как он шутил. Как-то раз Глушков отправился на бега прямо из редакции. Часа через три вернулся. Его спрашивают:

- Со щитом или на щите?

Он отвечает:

- В нищете.

В журналах Глушков главным образом придумывал темы для карикатур и подписи к ним. Например, такое. Фойе жалкого советского "клуба". На стене надпись: "Плевать запрещается. Штраф 1 рубль". Под этим плакатиком стоит хулиган со своей девкой и говорит ей:

- Плюй, Манька! Я - угощаю!..

В двадцатые годы одному аристократу сказали:

- Вы - бывший князь?

- А почему же - бывший? - спросил тот.

- Ну, как же, - говорят, - ведь у нас титулы отменены...

- Помилуйте, - отвечал аристократ, - ведь князь это прежде всего порода... Вы же не говорите "бывший сеттер"...

В те годы, как впрочем и теперь, дебатировался вопрос о реставрации монархии в Советской России. Кто-то по сему поводу пошутил:

- Самым серьезным претендентом является наследник короля Югославии.

- Отчего же именно он?

- Оттого, что он - серб и молод.

В свое время Ардов был в добрых отношениях с известным в Москве невропатологом Виктором Лазаревичем Минором. Он долгое время жил холостяком, а потом женился, подобно доктору Живаго, на дочери дворника своего дома. При встрече Ардов спросил его:

- Виктор Лазаревич, вы, говорят, женились?

- Да, я сочетался браком...

- А давно ли?

- Видите ли, дорогой мой, - сказал Минор,- современные браки подобны современным войнам, их не объявляют, в них сползают постепенно.

Как-то Е. услышал рассказ о том, каким образом на кораблях борются с крысами. Моряки ловят нескольких самцов, сажают их в железную бочку, а корма не дают. И вот крысам приходится жрать друг друга. В конце концов, побеждает самый сильный самец, которого потом выпускают из неволи, и он, якобы, начинает истреблять себе подобных...

- Интересно, - сказал Е., - мне кажется, что точно по такому же принципу в ЦК КПСС выбирают Генерального секретаря.

Е. ввел в обиход такое:

- Декларация прав белого человека.

Он же слегка дополнил известный в свое время пропагандистский афоризм - "Советское - значит отличное".

Он говорил:

- Советское - значит отличное от хорошего. Или даже так: - советское значит отличное от нормального.

Одна дама спросила Е.:

- Почему на полотнах Ильи Глазунова у всех персонажей такие огромные, выразительные глаза?

- Это происходит от фамилии художника,- отвечал Е., - если бы его звали Попкин или Пипкин, была, бы совсем другая живопись...

В восьмидесятые годы либеральная газета "Московские новости" опубликовала статейку, в которой автор жаловался на дискриминацию евреев. Поводом для сетований стало вошедшее в обиход выражение "лица еврейской национальности". Почему-то, - возмущался он, - никогда не пишут "лица русской национальности" (или "грузинской"), в этом словосочетании всегда фигурируют только евреи.

Ознакомившись с этой публикацией, Е. сказал:

- Удивительно, что ему в голову не пришла самая простая разгадка. "Лицо еврейской национальности" - буквальный перевод на советский язык русского выражения "жидовская морда".

Когда было опубликовано сочинение Солженицына "Бодался теленок с дубом", Е. сказал:

- Я очень уважаю Александра Исаевича. Дай Бог ему долгих лет жизни. Но теперь он как бы сам себе сочинил некролог. Не дай Бог, он умрет, и газеты напишут "Теленок дал дуба".

Вместе с "перестройкой" и "гласностью" в стране начался шабаш колдунов, астрологов, экстрасенсов. Е. сетовал по этому поводу:

- Ну, вот... выпустили Джуну из Бутырки...

Ill

Киносценарист Алексей Яковлевич Каплер был превосходным рассказчиком. Мне особенно запомнилась такая его новелла. Каплер был одним из пассажиров того самого вагона, в котором во время войны эвакуировали из Москвы писателей. И вот на какой-то станции театральный критик, будущий "космополит" Иосиф Ильич Юзовский нашел между вагонами погибающего человека. Это был польский еврей, которого интернировали, везли куда-то под охраной, а на этой самой станции он сбежал и скрывался несколько дней. Он был страшно голоден... Юзовский сжалился над ним, привел в свой вагон. Бедняге дали чаю, как-то покормили его... Он отогрелся и стал с любопытством осматриваться. От его взгляда не укрылось, что люди, к которым он попал, не случайные попутчики, не обычные железнодорожные пассажиры. Они все были между собою знакомы и чем-то друг с другом связаны. И тогда он спросил своего благодетеля Юзовского: "Кто эти люди?" Тот отвечал: "Это-московские писатели".

- И тут, - говорил мне Каплер, - он всплеснул руками и произнес фразу, которую я не могу забыть. Этот еврей воскликнул по-польски:

"Целый вагон писажи!!"

В этом самом вагоне ехала и Ахматова. Вот ее рассказ:

- Гитлер сказал: "Возьму Москву - всех сталинских писак перевешаю". После этого сейчас же вышел приказ эвакуировать всех писателей. Нас посадили в один поезд. Лебедев-Кумач взял с собою столько вещей, что сломался пикап. С нами ехал польский поэт Леон Пастернак. Я спросила Бориса, знает ли он об этом, а он ответил: "Я стараюсь об этом не думать".

То, что большевики в свое время согнали всех литераторов в стадо, дело отнюдь не случайное, а вполне обдуманное. Так было легче понукать, а при случае и стравливать писателей друг с другом. Подумать только, в Америке Фолкнер и Хэмингуэй даже не были знакомы, как, впрочем, в России Достоевский и Толстой, а Ахматова, Зощенко, Платонов, Булгаков были обязаны сидеть вместе на собраниях.

Кто-то назвал Союз писателей - министерством, где все на "ты". Но это скорее было не министерство, а фабрика-кухня, которая занималась изготовлением "социалистического реализма".

Кстати сказать, этот термин в свое время расшифровывали так:

- Социалистический реализм это - восхваление начальства в доступных для начальства формах.

На диване в столовой на Ордынке сидит довольно развязный человек и с характерной интонацией произносит:

- Он меня боится, как Маяковский "Англетера"...

Это - эстрадный администратор Лавут. Тот самый, кого Маяковский отчасти прославил в поэме "Хорошо":

Мне рассказывал тихий еврей

Павел Ильич Лавут...

При Маяковском, быть может, он и был тихим, но вообще же о нем этого никак нельзя было сказать. Что же касается упоминаемого "страха", то он возник у Маяковского после того, как в "Англетере" самоубился Есенин. Лавут свидетельствовал, что Маяковский боялся жить даже в гостинице "Астория", которая соседствует с "Англетером".

Три поэта "лефовца" - Маяковский, Асеев и Кирсанов - вошли в Дом литераторов. Они увидели писателя Льва Кассиля и каждый из них произнес экспромт:

Мы пахали,

Мы косили,

Мы - нахалы,

Мы - Кассили.

Бедному Кассилю ум

Заменил консилиум.

Сильного не осилили,

Напали на Кассиля вы.

Слова Сталина "Маяковский был и остается лучшим и талантливейшим..." мы все знали с детства. Но вот откуда взялась эта цитата, не знал почти никто. А между тем это - резолюция, которую "вождь и мучитель" изволил начертать на письме Л. Ю. Брик, где содержалась просьба увековечить память Маяковского и предлагались конкретные для того меры.

В свое время О. М. Брик показал моему отцу копию этого письма. Там шла речь об издании собрания сочинений, установке памятника, и о переименовании Триумфальной площади в Москве в площадь Маяковского. Ардов бумагу одобрил, но задал такой вопрос:

- Осип Максимович, а почему вы просите переименовать именно Триумфальную площадь?

Брик по-купечески прищурился, потер руки и сказал:

- А все остальные приличные площади уже переименованы.

В Москве жил такой поэт Павел Герман. Его перу принадлежат несколько известных текстов - например, "Кирпичики", в свое время популярнейшая песня, а так же марш авиаторов - "Все выше, и выше, и выше..." У этого Германа было одно пристрастие - похороны. Во время этих церемоний он расцветал и почти всегда брал на себя роль распорядителя. Как-то, наблюдая его в этой роли, Маяковский сказал:

- Этого на мои похороны не пускать.

И тем не менее во время прощания с поэтом Герман раздавал траурные повязки тем, кто становился в почетный караул. Подойдя с такой повязкой к Алексею Толстому, Герман почтительно осведомился:

- Вы где хотите стать - у ног покойного или в головах?

Толстой посмотрел на него и заорал:

- Вон отсюда, мерзавец!

А. Н. Толстой при всей своей продажности и, я бы сказал, вульгарном жизнелюбии был человеком живым и остроумным. Когда он один из первых в стране получил Сталинскую премию, Ардов отправил ему такую телеграмму:

"Поздравляю получением премии прошу десять тысяч взаймы".

При встрече Толстой сказал:

- Молодец. Один только ты меня остроумно поздравил.

В конце тридцатых годов было отменено отчисление сценаристам от дохода при прокате фильмов. У Толстого как раз в это время должна была выйти на экран картина в нескольких сериях "Петр I". Свое огорчение граф выражал так:

- Подобных убытков наша семья не терпела со времен отмены крепостного права.

Толстой был в Грузии. На каком-то банкете в его честь провозглашался тост.

- Мы очень рады приветствовать вас на нашей земле, - говорил человек с бокалом в руке. - Мы все ценим и любим ваш роман "Война и мир"...

- А я и "Мертвые души" написал, - перебил его Толстой.

- Вот этого я еще не читал, - честно признался грузин.

В свое время Михаилу Кольцову довелось сопровождать А. И. Рыкова, когда тот в качестве новоназначенного председателя Совнаркома совершал на пароходе поездку по волжским городам. Кольцов был при нем чем-то вроде начальника пресс-службы.

Дело было летом, в самую жару. Пароход стоял у причала то ли в Саратове, то ли в Самаре. В знойный полдень Кольцов лежал обнаженный в своей каюте, а Рыков пребывал в подобном положении в соседней. Окна, разумеется, были открыты.

Вдруг послышались шаги, и к Кольцову постучался помощник капитана.

- Пришел сотрудник местной газеты,

объяснил он, - хочет взять интервью у председателя Совнаркома.

Так как это программой поездки не предусматривалось, Кольцов сказал:

- Дай ему два раза по шее... И вдруг из соседней каюты послышался голос самого Рыкова:

- Один раз - достаточно.

Кольцов в свое время возглавлял целое объединение печатных изданий "Жургаз". Там устраивались званные вечера, куда приглашались знаменитости. Никаких кулис не было, все гости - в зрительном зале. И вот ведущий объявляет:

- Дорогие друзья! Среди нас присутствует замечательный пианист Эмиль Гилельс. Попросим его сыграть...

Раздаются аплодисменты, Гилельс встает со своего места, поднимается на эстраду и садится за рояль.

Затем ведущий говорит:

- Среди нас присутствует Иван Семенович Козловский. Попросим его спеть...

И так далее...

И вот во время какой-то паузы с места вскочил пьяный Валентин Катаев и провозгласил:

- Дорогие друзья! Среди нас присутствует начальник главреперткома товарищ Волин. Попросим его что-нибудь запретить...

Раздался смех и аплодисменты, а обидчивый цензор демонстративно покинул зал.

Катаев с юности был дружен с Юрием Олешей. В тридцатые годы они были знаменитые и богатые писатели. Как-то, гуляючи по улице Горького, они познакомились с двумя барышнями и ради развлечения пригласили их в ресторан "Арагви".

Там обоих писателей прекрасно знали, приняли с почетом и предоставили отдельный кабинет. Они заказали шампанского и ананасов. Катаев вылил две бутылки шипучего в хрустальную вазу и стал резать туда ананасы.

Одна из барышень сделала ему замечание?

- Что же это вы хулиганничаете?.. Что же это вы кабачки в вино крошите?..

В те годы Юрий Олеша сидел в своем любимом кафе "Националь" в компании друзей-литераторов. А за другим столиком, поодаль сидели еще два писателя и о чем-то очень горячо спорили. Один из сидящих с Олешей сказал:

- Вот эти двое - самые глупые среди нас. Это всем известно. И вот они ссорятся, спорят... Интересно, о чем?

Олеша тут же сказал:

- Они сейчас выясняют, кто глупее - Байрон или Гете... Ведь у них свой счет, с обратной стороны.

Будучи в Ленинграде Олеша подписал договор с местным отделением Детиздата. Он получил аванс и покинул издательство в 12 дня. А в 3 часа пополудни Юрий Карлович позвонил в Детиздат и потребовал к телефону директора.

Тот взял трубку.

- Я вас слушаю.

- Я подписал с вами договор. Требую внести в него поправки!

- Какие поправки? - встревожился директор.

- Читаю по прежнему тексту:. "Детиздат в лице директора - с одной стороны... и Юрий Карлович Олеша, в дальнейшем именуемый "автор"... Вот это надо изменить!.. - Как изменить? Зачем?..

- А вот так: ..."в дальнейшем именуемый Юра...". "Юра обязан"... "Издательство выплачивает Юре...", "Юра не в праве..."

Олеша говорил:

- В последнее время образовались "ножницы", некое несоответствие между сроком прохождения рукописи в издательстве и сроком человеческой жизни...

Будучи в Одессе Олеша лежал на подоконнике своего номера в гостинице. По улице шел старый еврей, торгующий газетами.

- Эй, газеты! - закричал Юрий Карлович со второго этажа.

Еврей поднял голову и спросил:

- Это откуда вы высовываетесь?

- Старик! - сказал Олеша, - я высовываюсь из вечности.

Когда пьеса "Дни Турбиных" с огромным успехом шла в Художественном театре, Булгакова одолевали всякого рода попрошайки, полагая, что теперь он стал миллионером. Вот записанный Ардовым рассказ Михаила Афанасьевича:

- Во время самого сладкого утреннего сна у меня затрещал телефон. Я вскочил с постели, босиком добежал до аппарата, снял трубку. Хриплый мужской голос заговорил:

- Товарищ Булгаков, мы с вами незнакомы, но, надеюсь, это не помешает вам оказать услугу... Вообразите: только что, выходя из пивной, я потерял свои очки в золотой оправе! Я буквально ослеп! При моей близорукости... Думаю, для вас не составит большого урона дать мне сто рублей на новые окуляры?..

Я в ярости бросил трубку на рычаг, - говорил Булгаков, - Вернулся в постель, но не успел глаза сомкнуть, как новый звонок. Опять встаю, беру трубку. Тот же голос вопрошает:

- Ну, если не с золотой оправой, то на простые очки-то можете?..

Ардов рассказывал:

- Однажды Евгений Петров пошутил по моему адресу. Я был у него в гостях и позволил себе за столом прибегнуть к весьма крутому выражению. И тогда хозяин заметил:

- Витя, если бы вы сказали такое на обеде у леди Галифакс, то лорд Галифакс уронил бы монокль в борщ...

Илья Ильф говорил:

- Я открыл такую закономерность. Если журналисты стоят в редакционном коридоре, курят и беседуют на приличную тему, никаких женщин никогда рядом не бывает. Но стоит кому-нибудь сказать хоть одно непристойное слово, мимо непременно пробегает какая-нибудь машинисточка или секретарша... Если выразиться покрепче, тут уже появится женщина посолидней... А когда я, говорил Ильф, - в коридоре газеты "Труд" разразился длиннейшим матерным монологом, открылась дверь и передо мной появилась руководительница международного женского движения Клара Цеткин.

И Ардов подтверждал, что такой факт был.

Ильф и Петров были в Вене. Там их возили по городу и показывали достопримечательности. В частности продемонстрировали один из дворцов и объяснили:

- Это - особняк Ротшильда. Петров, привыкший к реальностям послереволюционной России, спросил:

- А что здесь теперь?

- Как что? - удивились австрийцы. - Здесь живет Ротшильд.

Ильф и Петров были в числе литераторов, посланных из Москвы на смычку железной дороги под названием "Турксиб". (Это описано в романе "Золотой теленок"). Вместе с ними был писатель Эммануил Герман, который публиковался под псевдонимом Эмиль Кроткий.

Там состоялся торжественный митинг с участием столичных гостей. Председательствовал какой-то местный партиец, которому подсказывали фамилии выступающих, и он возглашал:

- Слово имеет писатель Евгений Петров. Когда настала очередь Кроткого, партийцу сказали:

- Сейчас будет выступать писатель Эмиль Кроткий.

Председательствующий ничего не переспросил, но объявил буквально следующее:

- Слово имеет некто Милькин Крот.

На одном из заседаний литературного общества "Никитинские субботники" литературовед Гроссман выступал с докладом о биографии А. В. Сухово-Кобылина и в частности о загадочной смерти его любовницы француженки Симон Диманж, которую нашли убитой. С докладчиком вступил в яростный спор, присутствовавший там юрист, также носивший фамилию Гроссман. Это дало повод Эмилю Кроткому огласить такой экспромт:

Гроссман к Гроссману летит

Гроссман Гроссману кричит:

"Гроссман! где б нам отобедать?

Как бы нам о том проведать?"

Гроссман Гроссману в ответ:

"Знаю, будет нам обед;

В чистом поле под ракитой

Труп француженки убитой".

Не могу не привести тут еще одно четверостишие Кроткого, Эти строки были написаны, кажется, в годы войны, но в нашей стране так и не утратили актуальности:

Забыв законы гигиены,

Г..... питаются гиены.

С гиеной сходны мы в одном

И мы питаемся г.....

В двадцатые и тридцатые годы в Москве процветал такой писатель Соломон Бройде. Человек этот обладал выдающимися способностями, но не литературными, а коммерческими. А так как писательство в этой стране на долгие десятилетия стало единственно возможной формой частного предпринимательства, то Бройде и стал литератором.

Вот характерная сценка, о которой рассказывал Ардов. В двадцатые годы напротив Моссовета стояла статуя Свободы. Так вот Соломон Бройде однажды рассматривая это изваяние, произнес:

- Нет, с этой дуры ничего не возьмешь... Тут он повернулся спиною к "Свободе" и взгляд его обратился на здание Моссовета.

- А вот здесь, - сказал он, - поживиться можно.

Он перешел Тверскую и через час вышел из Моссовета, имея два договора на издание книг. В те годы такое было вполне возможно.

Приятель моего отца и его сосед по Нащокинскому переулку, легендарный Матэ Залка рассказывал о вполне кафкианском происшествии, которому был свидетель. Залка и Бройде вдвоем пришли в банк, поскольку вместе занимались строительством писательского дома. Они оказались в просторном помещении, где стояло множество столов. Бройде огляделся и вдруг ударил себя ладонью по лбу:

- Вот память проклятая! Ведь я здесь служу...

Он тут же уселся за один из столов и стал принимать посетителей.

Дела Соломона Бройде шли настолько хорошо, что это, в конце концов, его погубило. Первым советским писателем, который обзавелся автомобилем, был Маяковский. Вторым - стал Бройде. Этого уже собратья по перу вынести не могли. О его махинациях появились сразу два фельетона. Один - в "Правде", а другой, кажется, в "Вечорке".

После этих публикаций, как и следовало ожидать, Бройде арестовали. На суде выяснились два любопытных обстоятельства. Во-первых, что он писал не сам, у него был литературный "негр", какой-то спившийся литератор, поляк по национальности. А посему персонажи книг Бройде носили имена - Лешек, Фелюсь, Зося...

Во-вторых, выяснилось, что "своих" сочинений Бройде толком не знал, читать ему было некогда.

Судья спрашивал:

- Вы помните, у вас в романе героиня Зося объясняется в любви Яну?..

- Зося? - переспрашивал подсудимый,- какая Зося?..

Некоторое время Бройде содержали в Бутырской тюрьме. В те годы там было налажено какое-то производство, и все заключенные работали. Необыкновенные организаторские способности Бройде проявились и тут. Пользуясь старыми связями, он организовал выгодный сбыт продукции, и по этой причине стал любимцем администрации тюрьмы, а потому внутри Бутырки мог ходить совершенно свободно.

Однажды Бройде зашел к начальнику тюрьмы. Того не оказалось на месте, и он попросил у секретарши разрешения зайти в кабинет и позвонить по телефону, и та позволила.

Бройде уселся за стол начальника и набрал номер генерального прокурора Вышинского.

Трубку подняла секретарша.

- Могу я поговорить с товарищем Вышинским?

- А кто его спрашивает?

- Писатель Соломон Бройде.

Через некоторое время послышался голос прокурора.

- Я вас слушаю.

- Андрей Януарьевич, с вами говорит писатель Соломон Бройде.

- Насколько мне известно, - прервал его Вышинский, - вы должны находиться в заключении.

- Да, я вам звоню из Бутырской тюрьмы...

- Позвольте, - удивился прокурор, - у вас в камере телефон?

- Нет, - отвечал Бройде, - я вам звоню из кабинета начальника тюрьмы...

- Так, - сказал Вышинский,- передайте, пожалуйста, трубку ему...

- Его сейчас нет, он вышел из кабинета...

- Хорошо, - сказал Вышинский, - когда он вернется, пускай он мне сам позвонит... И в трубке послышались гудки. Больше Бройде из камеры не выпускали.

До войны в Москве проживал беглый перс, писатель Лахути. Некоторое время он был вторым секретарем Союза писателей. Ардов любил рассказывать такую историю о нем.

В Союз писателей пришло письмо из ростовской организации. Там говорилось, что молодой и одаренный пролетарский поэт беспробудно пьет, губит свой талант, но они, ростовские писатели, ничего со своим собратом поделать не могут. И вот было решено командировать туда Лахути дабы он разобрался в этом деле на месте.

Перс прибыл в Ростов в международном вагоне, его встретили на обкомовской машине и поместили в номер "люкс" лучшей гостиницы города. Затем его повели в ресторан и накормили роскошным обедом.

- Гидэ глупэс? - спросил Лахути с восточным акцентом.

Тут его опять усадили в автомобиль и повезли на ростовскую окраину... Машина въехала в зеленый, заросший деревьями двор многоквартирного двухэтажного дома.

Все жильцы вышли из комнат, с любопытством разглядывая автомобиль и солидную фигуру Лахути.

- Прифтите минэ глупэс.

Два ростовских писателя и несколько соседей вывели во двор бледного и дрожащего от многодневной пьянки молодого человека.

- Сатись скамья, глупэс, - приказал ему Лахути.

Пьяница покорно уселся на врытую в землю скамейку.

- Пэри пэсок, глупэс.

Бедняга нагнулся и взял горсть песка.

- Клади пэсок карман, глупэс, - повелел ему Лахути.

Тот послушно всыпал горсть в свой карман.

- Тэпэр, глупэс, випрось пэсок свой карман. Пьяница исполнил и эту команду.

- Вот так как ты випросил пэсок свой карман,- важно сказал Лахути, так ты толжен випросить пьянка своя голофа. Как ты можешь пить, когда тфой солофей долшен пыть черес плэчо.

После этих слов перс снова уселся в автомобиль и вместе со своей свитой отбыл в гостиницу.

Там его опять угощали, а на другой день в международном вагоне отправили в Москву.

И еще о пролетарских писателях. В тридцатые годы в Ленинграде один из этих "самородков" во время ссоры на коммунальной кухне выплеснул на соседа целую кастрюлю кипятка. Об этом рассказали критику Цезарю Вольпе, и тот сказал:

- Жестокий талант.

(Так называлась знаменитая статья критика Н. К. Михайловского о Достоевском.)

Из Москвы в Казахстан к прославленному акыну Джамбулу был послан поэт-переводчик. Старый казах встретил гостя весьма торжественно. Он взял музыкальный инструмент и пропел некую импровизацию в честь москвича.

После этого все стали с ожиданием смотреть на гостя. Дескать, раз ты поэт, то должен ответствовать достойно, то есть сложить и произнести стихи в честь хозяина. Москвич не растерялся и прочел наизусть несколько строф из "Евгения Онегина".

Все присутствующие, включая самого Джамбула, были вполне удовлетворены.

В тридцатые годы вслед за движением "жен комсостава армии" и "жен инженерно-технического состава" организовалось движение "жен писателей". В Москве председательницей совета жен писателей была супруга Всеволода Иванова - Тамара Владимировна. А ее заместительницей выбрали Э. Я. Финк жену литератора Виктора Финка.

Как водится, у руководительниц движения появилось множество дел. Они заседали, куда-то ездили, звонили по телефону, им стали часто звонить...

Как-то Виктор Григорьевич Финк взял трубку. Нетерпеливый женский голос сказал:

- Попрошу к аппарату жену писателя Финка.

- Ее нет дома.

- А кто со мною говорит?

- С вами говорит муж жены писателя Финка.

Перед войною в Художественном театре с огромным успехом шел спектакль "Анна Каренина". Литератор по имени Илья Рубинштейн поспешил сделать свою инсценировку романа для маленьких провинциальных театров, сократив число действующих лиц до минимума. И его пьеса в провинции пошла. В отдел распространения драматических произведений посыпались телеграммы:

"Вышлите Анну Каренину Рубинштейна".

Кто-то из литераторов посетовал:

- Как это можно даже произнести "Анна Каренина" Рубинштейна?! Ему отвечали:

- Все зависит от того, какой Рубинштейн. Когда говорят - "Демон" Рубинштейна - это не вызывает у вас протеста?..

В те годы одним из секретарей Союза писателей стал литературовед К. Про него И. И. Юзовский говорил:

- Это один из тех евреев, которых Гитлер специально засылает в Россию для возбуждения антисемитизма.

У Ардова был такой знакомый - литератор-юморист Михаил Владимирович Эдель. Писатель он был никакой, но человек необычайно умный, сметливый и ловкий. Ардов говорил так:

- Я бы мог предложить взятку Калинину, а Эдель - самому Сталину.

В тридцатые годы Эдель окончил пограничную школу НКВД, какое-то время служил кадровым офицером на границе. Затем он поступил в Литературный институт, где сразу же стал секретарем комсомольской организации. Словом, карьера понятная.

В свое время Эдель служил где-то на Западной границе, то ли в Белоруссии, то ли на Украине. Его учреждение находилось в небольшом местечке и, разумеется, занимало лучший в городке особняк, который стоял на базарной площади.

Как-то проверять работу Эделя и его подчиненных прибыл из Москвы, с Лубянки высокий чин. Они довольно долго перебирали бумаги, притомились и вышли на балкон покурить. Московский чекист сказал:

- Документы у вас все в порядке, это хорошо... А как у вас с оперативной работой?.. Вот перед нами на площади стоят три местных жителя и о чем-то разговаривают...

Начальник указал на трех евреев, которые беседовали неподалеку от балкона.

- Среди них есть ваш осведомитель? Эдель пригляделся к говорящим и отвечал:

- Все трое.

В те же годы, в том же местечке к Эделю пришел старый еврей. Он сказал:

- Я знаю, что вы коммунист, что вы начальник, что вы чекист... Но вы же еще и еврей... Так вот я пришел к вам, как еврей к еврею. Дайте мне совет. У меня единственный сын давным давно уехал на землю обетованную, а я тут состарился, и теперь хочу поехать к нему умирать... А меня отсюда не выпускают. Так вот посоветуйте мне, как мне быть, чтобы мне разрешили уехать к сыну... Эдель подумал и сказал:

- Вы знаете древнееврейский язык?

- Знаю, - отвечал тот.

- А писать по-древнееврейски вы можете?

- Могу.

- Так вот вам мой совет. Напишите письмо на Капри к Горькому и попросите, чтобы он помог вам уехать к сыну. Но только пишите на древнееврейском языке. Горькому приходит много писем, но ему никто не пишет на древнееврейском, а потому он вашим письмом заинтересуется... И он вам поможет.

Старик поступил согласно этому совету и получил разрешение на отъезд.

В свете этой истории трагикомической выглядит судьба долголетнего "отказника" наших дней, родного сына М. В. Эделя. Он носил имя Эрнст, видимо, отец назвал его в честь Тель-мана. Так вот Эдель младший, который жил в писательском доме, в квартире своего покойного отца, в течение нескольких лет не мог уехать в Израиль. Увы! - не было такого человека, который мог бы дать ему мудрый совет...

И уже в качестве самой последней гримасы судьбы произошло такое событие. Незадолго до того, как Эрнст Эдель все же получил разрешение на выезд, площадь, на которой стоял его дом, была наименована в честь того самого Тельмана, и там поставили памятник злополучному немецкому коммунисту.

Еще рассказ Эделя старшего. Когда он был в пограничной школе, 7 ноября и 1 мая его вместе с соучениками отправляли дежурить на Красную площадь. Юные чекисты стояли в непосредственной близости к мавзолею. А демонстрации трудящихся в те годы длились по многу часов.

И вот седьмого ноября Эдель наблюдал такую мимическую сценку. Погода была прескверная, непрерывно шел мелкий дождь... Сталин на несколько минут отлучился. Стоявший на трибуне Каганович снял перчатки и стал ими смахивать воду, которая скапливалась на парапете. А брызги при этом летели вбок и вниз, так что попадали на лица стоящих там генералов. (На мавзолее, как известно, на самом верху располагались "боги" кремлевского Олимпа, а по бокам, на лестничных площадках - "полубоги").

Генералы стали дергаться и морщиться от летящих сверху брызг, но никакого протеста не последовало, они знали - "откуда ветер дует"... Каганович настолько увлекся этим занятием, что не заметил возвратившегося на трибуну Сталина... А увидев "хозяина", он поспешно спрятал перчатки в карман и стал, как ни в чем не бывало, глядеть на демонстрацию.

Сталин строго посмотрел на Кагановича, потом - на генералов. После этого он вытащил свои перчатки и тоже стал брызгать на стоящих внизу.

Незадолго до войны в Грузии праздновался какой-то юбилей то ли поэмы "Витязь в тигровой шкуре", то ли ее автора - Шота Руставели. По этому случаю туда были приглашены многие столичные писатели, и принимали их по высшему разряду. По возвращении в Москву кто-то сочинил такие стишки:

Были мы в Тбилиси,

Все перепилиси,

Шота пили, Шота ели,

Шота Руставели.

В этой связи мне вспоминается еще один рассказ. Какой-то московский поэт был в Грузии. Там он выступал и, как водится, произносил вполне идейные и патриотические речи. Во время одного из выступлений к нему обратился слушатель:

- Простите, пожалуйста, вы - оптимист?

- Да, - отвечал поэт, - я - оптимист...

- Простите, - продолжал вопрошающий, - Байрона знаете?

- Знаю.

- Так вот Байрон - красавец, богач, аристократ, лорд - князь по-нашему - знаменитый поэт, женщины от него с ума сходили... И такой человек был пессимист... А ты, г.... такое - оптимист...

В Москве был такой литератор - Акоп Самсонович Хачтрянц. Какое-то время он был супругом Мариэтты Шагинян и является отцом ее дочери. Когда он состоял в этом браке, то не без юмора говорил про себя:

- Я - жена Цезаря.

В 1938 году, в самое развеселое времечко, Хачтрянц, большой любитель застолья, восклицал:

- Я не понимаю, о чем Сталин думает? Маслин в городе нет!

Осенью сорокового года, когда Гитлер и Сталин поделили несчастную Польшу вместе с Красной армией там был некий московский литератор. В каком-то городке красноармейцы разгромили редакцию еврейской газеты, и наш москвич прихватил две пишущие машинки. Своей добычей этот мародер был весьма доволен, машинки тогда были в цене. Он мечтал о том, как по возвращении в столицу, поставит на них русские буквы, одну машинку возьмет себе, а другую выгодно продаст...

Мечтам этим, однако же, не суждено было сбыться. В Москве он узнал, что шрифт изменить нетрудно, но его машинки выпущены специально для еврейского языка и каретки у них движутся не в том направлении. (Как известно, евреи пишут справа налево.) И эту конструктивную особенность его трофеев изменить оказалось невозможно.

IV

В послевоенные годы самым популярным чтивом в стране были два романа, два толстенные кирпича, принадлежащие перу Николая Шпанова - "Заговорщики" и "Поджигатели". Это были весьма грубые поделки, там обличались "немецкие фашисты" и "американские империалисты". Действие происходило в Германии, в Швейцарии, в Америке, среди персонажей были Гитлер со всей своей бандой, Трумен, Черчилль, Джон Фостер Даллес и пр. и пр.

Как-то в доме литераторов в присутствии самого Шпанова происходило обсуждение этих книг. Оно шло довольно вяло, ибо литераторы мероприятие игнорировали, выступали по большей части учительницы и библиотекарши...

И тут вдруг в зале появилась писательница Александра Яковлевна Бруштейн, дама очень живая и бойкая, несмотря на солидный возраст. Устроители попросили ее выступить. Она отказывалась и говорила:

- Я боюсь, у меня получится слишком резко...

- Вот, вот, - говорят ей, - давайте... Это оживит обсуждение.

Словом, ее уговорили.

Бруштейн подошла к микрофону и сказала буквально следующее:

- Я родилась в Литве, в Вильно, и там прошли мои юные годы. И вот мне запомнился один анекдот, который тогда бытовал в Литве. Идет по дороге ксендз и видит, что крестьянские дети лепят из навоза здание костела. Он умилился:

- Какие вы хорошие, набожные ребятишки!.. Какой у вас красивый костел!.. И купол есть, и колокольня... Скажите, а в вашем костеле ксендз будет?

А дети ему отвечают:

- Если г.... хватит, будет и ксендз.

Так вот я хочу сказать, - закончила Бруштейн.- В романах "Заговорщики" и "Поджигатели"- г...а хватило на все!..

В Киеве был такой писатель - Натан Рыбак. Самая главная его книга носила название - "Ошибка Оноре де Бальзака". Там утверждалось, что женитьба на пани Ганьской сделала великого писателя несчастным и ускорила его смерть.

Надо сказать, сам Натан Рыбак явно учел опыт классика и в выборе жены не ошибся. Он сочетался браком с родной сестрой всесильного в те годы на Украине писателя и партийного функционера Александра Корнейчука.

Известный писатель А. С. Новиков-Прибой имел внешность самую заурядную. Он сам о себе рассказывал такое. По какому-то случаю, ему пришлось стоять неподалеку от входа в метро на площади Маяковского. Мимо проходил высокий, грузный человек с портфелем. По виду - советский директор. Увидев Новикова-Прибоя он оживился и сказал:

- Здорово!

- Здравствуйте, - отвечал писатель.

- Ну как ты? Все там же?

- Все там же, - подтвердил литератор.

- Надо, надо зайти к тебе попариться,- мечтательно произнес незнакомец.

Весьма занятной фигурой был Петр Иванович Замойский, автор рассказов из крестьянского быта и романа под названием "Лапти". Человек он был сильно пьющий, и в Союзе писателей всегда побаивались его выходок.

В Москве проводилась декада чувашской литературы. По окончании мероприятия, как тогда полагалось, состоялся банкет в ресторане "Метрополь". Но туда, как назло, никто из московских писателей не явился. Устроители стали звонить по телефону, чтобы исправить это положение, но никого из литераторов вызвать не смогли. И тогда решились позвонить Замойскому.

- Петр Иванович, - говорят, - выручайте. Приезжайте в "Метрополь", тут банкет... Завершаем чувашскую декаду, а никого из московских писателей нет.

- Я не могу, - говорит Замойский, - у меня в гостях деверь - Гриша...

- Ну, вы с деверем приезжайте... А то у нас прямо беда...

- Да уж мы с ним выпили, - говорит Замойский.

- Ничего, - говорят, - тут еще выпьете...

Через полчаса Замойский прибыл со своим "Мижуевым", и они были с почетом усажены за пиршественный стол. И тут же его попросили сказать тост. Он поднялся с рюмкой в руке и заговорил:

- Вот за что я не люблю наш Союз писателей... Если приедут французы, англичане или какие-нибудь итальянцы, Замойского в ресторан не позовут... А вот, если чуваши, пожалуйста, Петр Иванович, даже с деверем приезжайте...

На этих словах распорядитель дал сигнал, и дальнейшую речь заглушила музыка.

Немного погодя, пропустив уже не одну рюмку, Замойский доверительно обнял двух чувашских литераторов, сидевших рядом с ним.

- Вот, что я вам скажу, чуваши... Видел я ваши книжки, смотрел... Алфавит-то, азбуку вы у нас, у русских взяли... Свое надо иметь, чуваши...

Как-то Замойскому позвонили по телефону и попросили приехать в Гослитиздат для встречи с директором. Он прибыл в условленное время, но ему пришлось довольно долго дожидаться в приемной. Наконец секретарша пригласила его в кабинет.

Замойский вошел туда и встал у двери.

Директор приветствовал его со своего места и сказал:

- Петр Иванович, я хочу сообщить радостное известие. Мы решили переиздать ваш роман "Лапти".

Писатель сделал мужицкий поясной поклон, дотронулся рукою до ковра и произнес:

- Покорно благодарим, барин...

В Союзе писателей шло собрание. Среди желающих выступить был и Замойский. В президиуме, однако же, понимали, что от него можно ждать любой выходки, а потому слова не давали. И вот председательствующий произнес:

- Собрание объявляется закрытым.

- Как?! - вскочил с места Замойский.- А мне - слово?

- Теперь уже нельзя, - объясняют ему,- собрание официально закрыто... Теперь мы можем вам предоставить одну минуту - для справки.

- Хорошо, для справки, - сказал Замойский,- Федька Панферов - позор и зараза нашей литературы. Вот вам справка!

Коль скоро речь зашла о "Федьке Панферове", то надобно присовокупить и такую историю. Этот теперь совершенно забытый, а в свое время важный советский писатель незадолго до войны издал книгу с невероятным сюжетом. Будто бы Пушкин и Лермонтов воскресли, путешествуют по Москве тридцатых годов и восхищаются большевистскими достижениями. По ходу повествования автор завел своих героев в только что учрежденный тогда Центральный Парк Культуры и Отдыха. Там функционировала парашютная вышка. Поэты поднялись наверх, Лермонтов надел парашют, но его одолевала робость. Тогда Пушкин ему говорит:

- Юрий, прыгай!

На этого "Юрия" обратили внимание уже после публикации.

Поэтесса Ольга Бергольц была подвержена тягчайшему недугу алкоголизму. Ее лечили, но безуспешно. В пятидесятых годах она лежала в лечебнице, но ей всякий день удавалось выпить, хотя персонал следил за ней строго. У Бергольц была веревка, которую она спускала в окно своего третьего этажа. На конце была привязана записка, а в ней пятидесятирублевая бумажка. (Водка в те годы стоила около тридцати рублей). Текст записки был таков: "Прошу купить бутылку водки и привязать ее к этой веревке. Сдачу можете оставить себе". Бергольц свидетельствовала, не было случая, чтобы кто-нибудь просто украл купюру - бутылку обязательно приносили и привязывали. Но ни разу не было и такого, чтобы сдачу вернули.

В Литфонде существует сотрудник, который устраивает похороны московских писателей. В этой должности долгие годы состоял Арий Давыдович Ротницкий. Дело свое он знал туго. Внук К. И. Чуковского вспоминал, как Ротницкий при встрече с его дедом во время разговора машинально измерял фигуру собеседника взглядом, мысленно прикидывал, какого размера гроб понадобится для Корнея Ивановича.

Ардов рассказывал такую историю. Одна московская писательница серьезно заболела. А в Литфонде ничего лучшего не придумали, как поручить Ротницкому навестить ее - в порядке проявления чуткости. Когда этот "ангел смерти" вошел к больной, ее чуть не хватил удар, она решила, что дела ее совсем плохи.

Когда Ротницкого видел Фадеев, он всегда говорил одну и ту же фразу:

- Арий Давыдович, долго еще будешь писателей хоронить?

- А вот вас, Александр Александрович, похороню и тогда уйду на пенсию, - отвечал тот.

Надо сказать, слова своего Арий Давыдович не сдержал. После похорон Фадеева он еще долгое время состоял в своей траурной должности. Но в конце концов весьма преклонный возраст заставил Ротницкого удалиться на покой. В Литфонде ему загодя нашли замену, это был некий Лев Качер. И вот писатели устроили Ротницкому торжественные проводы. Присутствовавший там драматург Андрей Васильевич Успенский рассказывал, что во время застолья раздавались голоса:

- Арий Давыдович, на кого же вы нас покидаете?

- Кто же нас теперь хоронить будет? Арий Давыдович отвечал:

- Мне, конечно, жалко уходить... Я уже к этому делу привык... Но что поделаешь - здоровье, годы... Вот уже есть человек, - тут он указал на Качера, - который займет мое место...

- Арий Давидович, - говорят ему, - мы ничего не имеем против вашего преемника... Но одно дело - вы, а другое дело - он...

- Ничего, ничего, - произнес Ротницкий.- В нашем деле так: увлечется будет работать!

В свое время в Москве были весьма популярны афоризмы и шутки Моисея Маргулиса - парикмахера, который работал в Доме литераторов.

Летом 1941 года несколько писателей, ожидавших своей очереди постричься, вели разговор о том, что главнее в только что разразившейся войне - артиллерия или танки. Маргулис некоторое время молча слушал эту беседу, а потом заметил:

- В этой войне главное - выжить.

В Доме литераторов было собрание, на котором должны были сурово осудить за идейные просчеты кого-то из собратьев по перу. Глядя на нескончаемый поток участников собрания, Маргулис сказал:

- Интересное дело. Когда хоронят мертвого, то их почти никого не бывает. А вот когда будут хоронить живого - вон их сколько пришло...

Маргулис разговаривал с очередным своим клиентом, и речь зашла о каком-то писателе, чья звезда стремительно восходила. Старый парикмахер резюмировал:

- Я вам так скажу. Если бы я был молодой, и у меня был бы талант, я бы писал не хуже...

После первого разоблачения Сталинских злодеяний на XX съезде Маргулис говорил о мавзолее, где в те дни находились два трупа.

- Пока что они там лежат вдвоем, но жировка выписана на Владимира Ильича.

("Жировка" - наименование документа, который выдавался "ответственному квартиросъемщику".)

К Маргулису пришел какой-то известный советский писатель. Он сказал:

- Прошу вас, побрейте меня... Только как можно более тщательно. Я сейчас пишу роман... Но если у меня на лице есть хоть один волосок, я совершенно не могу работать...

Маргулис молча сделал свое дело, а на прощание сказал клиенту:

- А между прочим у Льва Толстого была вот такая борода...

Со слов В. А. Успенского мне стали известны еще три анекдота о парикмахере Маргулисе. Он говорил одному клиенту:

- Вот все говорят: судьба, судьба... Я вам сейчас расскажу про судьбу, от нее никуда не уйдешь... У меня было два знакомых, которые во время войны оставались в Москве. Один из них страшно боялся бомбежек, и как только тревога, он заворачивал подушку в матрас и спускался в бомбоубежище... А другой никуда не ходил, хотя, между прочим, жил на последнем этаже... Так и что вы думаете?.. Что такое судьба?.. Что кому написано, то и будет, и от судьбы не уйдешь... Тот, который ходил в бомбоубежище, таки остался жив. А тот, который жил на последнем этаже и никуда не ходил - так его разбомбило к чертовой матери...

Маргулис говорит:

- Я вчера подстригал Генерального секретаря Союза писателей, члена Центрального Комитета нашей партии Александра Александровича Фадеева... И я вам так скажу: волос - ничего особенного...

Маргулис стрижет Валентина Катаева, который только что вернулся из-за границы. Клиент вовсе не расположен разговаривать с парикмахером, а потому отвечает односложно:

- Вы были за границей?

- Да, был.

- Ну, и где вы были?

- В Италии.

- И были в Риме?

- Был.

- И видели Римского Папу?

- Видел.

- А правда говорят, что когда приходишь к Римскому Папе, то надо целовать ему туфлю?

- Да, правда.

- И вы целовали?

- Целовал.

- Ну, и что вам сказал Римский Папа?

- А вот когда я наклонился, чтобы поцеловать ему туфлю, он спросил: "Какой засранец подстригал твой затылок?"

Еще Михаилом Булгаковым было замечено, что главные советские писатели те, у кого есть дачи в Переделкине. Так это продолжалось и после войны. Литфондовский поселок жил своей жизнью - со своими сплетнями, интригами и даже фольклором...

Например, грязная пивнушка неподалеку от городка писателей получила наименование "Фадеевка" по причине вполне объяснимой, а для переделкинских жителей и вполне наглядной.

Кстати сказать сам Фадеев застрелился именно в Переделкине, на своей даче. Рассказывали, будто за несколько часов до этого он зашел к старому своему приятелю Юрию Либединскому и в частности сказал:

- Я думал, что охраняю храм, а это оказался нужник...

Фадеев оставил письмо, адресованное в ЦК КПСС. Говорили, что его преемник - А. А. Сурков как-то спросил у Хрущева о содержании этого письма, а тот ответил:

- Центральный комитет отчитывается только перед съездом партии.

В Переделкине имел дачу известный погромщик, критик по фамилии Ермилов. На калитке его дома была надпись:

"Осторожно - злая собака!"

А кто-то приписал:

"И беспринципная".

Была дача и у Веры Инбер, которая проживала там со своим самым последним мужем. Местные жители говорили:

- Сам Вераинберов ничего, а вот жена - стерва!

В писательском поселке долгие годы трудился водопроводчик по имени Иван. Был он при том горький пьяница. Один из литераторов был свидетелем такой сцены. Иван брел по поселку, едва передвигая ноги... Его поддерживала жена и на ходу выговаривала:

- Ты, Ваня, живешь, как писатель - ни о чем не думаешь!..

В конце пятидесятых годов в Переделкино к Пастернаку приехал поэт К. и оставил для прочтения свои стихи. Когда он явился через неделю, Борис Леонидович сказал ему с обезоруживающей откровенностью:

- Вы знаете, у меня совершенно нет времени, чтобы улавливать микроскопическую разницу между Евтушенкой и вами...

Беглый турок, поэт Назым Хикмет так же имел в Переделкине дачу. Однажды, у него заболел шофер, а ему надо было срочно ехать в Москву. И вот Хикмету пришлось одолжить водителя у какого-то собрата по перу.

По дороге в Москву машину остановил милиционер и оштрафовал шофера. Дальше водитель ехал в мрачном настроении, и Хикмет решил вступить с ним в разговор.

- Мне кажется, вы ничего не нарушили...

- Конечно, нет, - подтвердил шофер.

- Надо было это объяснить милиционеру...

- Объяснишь им, - в сердцах сказал водитель.- Разве ж это - люди?.. Это ж - турки!..

В шестидесятые годы в Переделкине появился литфондовский дом творчества, так что литераторов поприбавилось. Но там живут писатели рангом много ниже тех, у кого персональная дача.

Как-то в доме творчества среди постояльцев был Любимов, реэмигрант, сын виленского генерал-губернатора. Он жаловался на своего соседа по столу, тюменского писателя Зота То-болкина:

- Вы знаете, этот человек задает мне такие вопросы: ты, дед, один живешь или у тебя старуха есть?..

Некий писатель по какой-то причине был переведен из одной комнаты дома в другую. Через некоторое время в новый номер постучали. На пороге появилась уборщица, в руках у нее был транзисторный приемник.

- Простите, - сказала она литератору,- вы там свой Бибиси забыли...

В шестидесятые годы московский поэт Григорий Поженян снимал картину по своему собственному сценарию. Группа была в экспедиции, на натурных съемках. Однажды к Поже-няну подошли два сотрудника - ассистент оператора и осветитель.

- Нас в группе, членов партии, четыре человека. Мы просим вас отпустить всех четверых со съемки пораньше. Мы хотим собрать партгруппу и поговорить о делах в нашем коллективе...

- Ну, вот что, - отвечал им Поженян,- пока я здесь главный, вы у меня будете работать в подполье...

Году эдак в шестидесятом в Союзе писателей была учинена расправа над профессором филологии Юлианом Григорьевичем Оксманом. Гебисты произвели обыск на квартире ученого и изъяли там множество зарубежных изданий, которые считали "антисоветскими". Но времена были относительно "вегетарианские", а потому наверху было решено расправиться с Оксманом руками "собратьев по перу". Был созван, если не ошибаюсь, какой-то пленум, и Юлиана Григорьевича исключили из Союза писателей. Он при этом держался достойнейшим образом и в частности произнес фразу, которую иногда цитировала Ахматова:

- Я не могу жить так, чтобы круг моего чтения определял околоточный надзиратель.

Старым приятелем Ардова был поэт Михаил Светлов. Очень многие его шутки стали широко известными благодаря мемуаристам. Чувство юмора не покинуло Светлова и во время смертельной болезни. Когда он заболел туберкулезом, то сказал одному приятелю:

- Я начал писать поэму о чахотке. Уже есть первая строчка:

"Нет, далеко не уйдешь, опираясь на палочку Коха..."

Будучи уже почти при смерти, Светлов позвонил директору дома литераторов Б. М. Филиппову.

- Боря, - сказал поэт, - это правда, что похороны писателей бывают двух разрядов?.. Говорят, что тех, кто знаменит, кладут в большом зале, покупают больше цветов и вообще отпускают больше средств...

- Да, это - так, - ответил Филиппов.

- Ну, а мне, - сказал Светлов, - положены похороны первого разряда?

- Конечно.

- Тогда я дам тебе расписку, что согласен на второй разряд. А разницу выдай мне наличными, и мы с тобой ее пропьем...

В шестидесятые годы писатели были разделены на два лагеря - фрондеров и патриотов. Первые по большей части проживали в Москве, а вторые группировались вокруг Михаила Шолохова и ростовчанина Виталия Закруткина. Кто-то из москвичей забавным образом переделал некрасовские строчки:

От тоскующих, праздно болтающих

И ругающих нашу страну,

Уведи меня в стан выпивающих

И закусывающих на Дону.

А вот история о том, как поссорились Анатолий Владимирович со Всеволодом Онисимо-вичем, то есть А. В. Софронов, редактор "Огонька", поэт и драматург, и В. О. Кочетов, редактор журнала "Октябрь", автор полуграмотных романов.

У Софронова умерла жена. По сему случаю поэт разразился длиннейшей поэмой, где воспевалась его любовь к покойной подруге. (Я сам видел эту поэму, не скажу, чтобы читал. Там была изумительная строчка:

"Как Дант назвать любимую Лаурой".

Сильнее этого в свое время написал только юморист В. Шкваркин:

"Я вас любил, как Дант свою Петрарку".)

Эту самую поэму Софронов отнес в "Октябрь" к своему другу Кочетову. Тот взялся ее напечатать.

Но пока суд да дело, журнал ежемесячный... Словом, поэма не успела выйти, как Софронов вполне утешился и женился на молодой особе. И тут же посвятил своей новой любви большой цикл лирических стихотворений. И, разумеется, принес эти стихи Кочетову. Тот сказал другу следующее:

- Толя, ты - замечательный поэт... И стихи эти твои мне очень нравятся. Но ведь мы только что опубликовали твою поэму, где ты оплакиваешь первую жену... И мы не можем тут же напечатать твои любовные стихотворения, адресованные уже второй жене. Читатели нас не поймут...

В ответ Софронов обругал Кочетова по-матерному, стихи забрал, и дружба их кончилась навеки.

С тогдашним председателем Союза писателей, Георгием Марковым у Софронова тоже произошла ссора. Марков издавал в библиотеке "Огонька" книжицу. Она шла "молнией". Набор, гранки, верстка - все в считанные дни. И всякий раз Софронов звонил Маркову по вертушке и почтительно докладывал:

- Георгий Мокеевич, высылаю вам с курьером верстку книги...

И вот, наконец, торжественный день. Софронов говорит по вертушке:

- Георгий Мокеевич, поздравляю вас с выходом книги. Сейчас вам привезут сигнальный экземпляр...

А через час Софронову по вертушке позвонил сам Марков. Что именно он говорил и в каких выражениях остается тайной... Дело было в том, что председатель Союза писателей обнаружил на последней странице свое имя в несколько искаженном виде. Там значилось:

"Георгий Моисеевич Марков".

И вся та часть миллионного тиража, которая была уже отпечатана, пошла под нож.

V

На Ордынке бытовало довольно много новелл, которые я бы условно наименовал "мха-товским фольклором". Мама, например, рассказывала, что старая гримерша в тридцатые годы вспоминала такую сценку, которой была свидетельницей в юности. Две артистки Художественного театра на фантах разыгрывали двух знаменитых русских писателей - какой кому достанется. Звали этих актрис Ольга Леонардовна Книппер и Мария Федоровна Андреева.

Что же касается Книппер-Чеховой, то актер В. В. Лужский именовал ее так:

- Беспокойная вдова покойного писателя.

По общему мнению, К. С. Станиславский превосходно играл роль Фамусова в "Горе от ума". Но в самом конце пьесы, в гневном монологе он на всяком спектакле делал одну и ту же ошибку. Вместо - "В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов", - он произносил:

- В деревню, в тетку, в глушь, в Саратов.

Это было, как наваждение. Перед последним актом помощник режиссера напоминал ему о возможной ошибке, и все равно Станиславский каждый раз отсылал Софью - "в тетку".

Московский режиссер И. А. Донатов всю жизнь носил большую бороду, и этот факт послужил основанием для забавного диалога между К. С. Станиславским и В. И. Немировичем-Данченко.

На генеральной репетиции в Художественном театре оба основателя были за своим режиссерским столиком в восьмом ряду. Кончался антракт. Публика рассаживалась по местам. Донатов, проходя, раскланялся с Немировичем. Тогда Станиславский спросил:

- Владимир Иванович, кто этот господин с бородой?

- Это режиссер Донатов, - ответил тот.

- Что за чепуха! - начал было Станиславский.- Разве бывают режиссеры с борода... Хотя... да...

В. И. Немирович-Данченко рассказывал о комике Макшееве, который когда-то служил в Малом театре. Этот артист был любимцем простой публики. Однажды на спектакле рядом с Немировичем сидел молодой купчик. По ходу пьесы Макшеев что-то сказал. Зрители засмеялись. Захохотал и сосед Немировича. Владимир Иванович, не расслышавший слов, спросил у соседа:

- Что он сказал?

Выяснилось, что и купчик не понял реплики, но он отозвался с восторгом:

- Будьте покойны, Макшеев плохо не скажет...

В тридцатые годы в Москву приехал командированный товарищ с глубокой периферии. Он справил все свои дела, купил все, что ему нужно было, и на завтра взял билет на поезд - обратно, домой. Ему оставалось только одно посетить Большой театр, чтобы в своем городе было чем похвастаться.

Командированный пошел к началу спектакля и у самого театра купил чуть не за сто рублей один билет в восьмой ряд партера. При этом он даже не подозревал, что попадает на премьеру балета Б. Асафьева "Пламя Парижа".

Провинциал вошел в театр, разделся, и, тщательно осматривая все по пути, прошел в зал на свое место. А на соседнем кресле сидел В. И. Немирович-Данченко. Но с точки зрения командированного это был просто старичок с седой бородою.

Тут оркестр заиграл увертюру. Затем раздвинулся занавес, и начался балет. Сперва танцы занимали провинциала, но вскоре ему это надоело. Тогда он обратился к соседу и спросил:

- Папаша, а неужели они все так и будут плясать? Никто нам ничего не споет, не расскажет?..

Немирович вежливо ответил:

- Это балет. Здесь только танцуют и никогда не поют и не рассказывают...

Не успел великий режиссер закончить свою фразу, как толпа санкюлотов на сцене запела известную песню французской революции - "Сайра!".

Тогда провинциал повернулся к Немировичу и спросил:

- Что, папаша, тоже первый раз в театре?

Некий драматург пожаловался Немировичу-Данченко на отсутствие хороших тем. Режиссер предложил ему такую: молодой человек, влюбленный в девушку, после отлучки возобновляет свои ухаживания, но она предпочитает ему другого, куда менее достойного.

- Что же это за сюжет? - покривился драматург. - Пошлость и шаблон!

- Вы находите? - сказал Немирович.- А Грибоедов сделал из этого недурную пьесу. Она называется "Горе от ума".

Многолетний директор школы-студии при Художественном театре В. 3. Радомысленский вспоминал такой забавный эпизод. В день переименования Леонтьевского переулка в улицу Станиславского он явился в дом к Константину Сергеевичу, дабы принести свои поздравления. Станиславский, принимая гостя, был очень смущен и сказал:

- Это очень неудобно... Нехорошо получилось...

Тогда Радомысленский разразился целой тирадой и стал говорить о мировом значении самого Станиславского и его театра...

Но режиссер перебил его:

- Но ведь Леонтьев-то - мой дядя...

(Действительно, его отец носил фамилию Алексеев, а мать была урожденная Леонтьева. А переулок назывался Леонтьевским по фамилии богатого домовладельца.)

В 1928 году к тридцатилетию Художественного театра среди прочих подношений был венок от барышников, которые кормятся у кассы.

Когда во МХАТе молодежь показывала свои спектакли старикам, В. И. Качалов всегда бывал доброжелателен и благодушен.

- По-по-моему, вы очень хорошо играете... Мягко так, тонко...

- А я, Василий Иванович?

- П-по-моему, и вы хорошо.

- А я?

- И вы... т-тонко так... продуманно... И вот вы хорошо играете.

- А я сегодня не играл, Василий Иванович!

- Все равно... п-по-моему, очень хорошо.

В Художественном театре шла очередная кампания по борьбе с пьянством. В. И. Качалов придумал такой трюк. У него на столике в гримерной стоял стакан в подстаканнике. Оттуда торчал черенок ложки, и в темной жидкости плавал кусок лимона. По виду - крепкий чай, а на самом деле это был коньяк.

И вот однажды в гримерную к Качалову зашел сам В. И. Немирович-Данченко. Они о чем-то заговорили, заспорили, и Немирович машинально отхлебнул из этого стакана.

Качалов похолодел - тайна его была раскрыта.

Немирович однако же никакого вида не подал, продолжал свою речь и время от времени прикладывался к "чаю с лимоном". Через некоторое время стакан сделался пуст, и после этого режиссер покинул гримерную Качалова.

Ардов говорил, что самым талантливым из всех мхатовских актеров был Л. М. Леонидов. Был он к тому же человек очень умный и с сильным характером. Все, и даже сам Станиславский, его несколько побаивались.

Мхатовцы плыли на корабле через Атлантику. Все было по высшему разряду, обедали они в роскошном ресторане, а потому и одевались к столу соответствующим образом. Только Леонидов позволял себе являться без галстука, а то и вообще без пиджака. Так продолжалось несколько дней путешествия по океану. Наконец, Станиславский решился сделать Леонидову замечание.

- Леонид Миронович, тут один англичанин мне говорил... Он удивляется... Здесь положено являться к обеду тщательно одетым, а вы себе позволяете...

- Что?! - перебил его Леонидов. - Покажите-ка мне этого англичанина. Да я ему сейчас...

Станиславский перепугался и поспешно сказал:

- Его тут нет... Он на минуточку сошел с парохода...

А вот новелла Владимира Петровича Баталова. Он рассказывал, как знаменитый мхатов-ский актер Владимир Грибунин утром 1 января, не проспавшись после встречи Нового года, шел играть спектакль "Синяя птица". Путь его пролегал мимо окон кабинета Станиславского, который располагался в первом этаже. Чтобы избежать неприятных объяснений, актер решился на такой трюк. Он встал на четвереньки и пополз под окнами кабинета... Через несколько метров голова Грибунина почти уперлась в ноги стоящего на тротуаре человека. Актер взглянул наверх и увидел возвышающуюся фигуру самого Станиславского...

И, как писал Гоголь, немая сцена...

Во МХАТе всегда шла отчаянная борьба актерских поколений. Какой это был гадючник в тридцатые годы, мы знаем из "Театрального романа" М. Булгакова.

Тут следует упомянуть, что в театре существовал такой обычай. Если хоронили кого-нибудь из основателей труппы, то при выносе гроба звучали фанфары - музыка из финальной сцены спектакля "Гамлет". Последний раз эти фанфары прозвучали в 1959 году во время похорон О. Л. Книппер-Чеховой.

Один из самых талантливых актеров второго поколения мхатовцев - Борис Добронравов не стеснялся в выражении своих чувств по отношению к старикам. Если он видел кого-нибудь из них в фойе или в буфете театра, то громко произносил своим хорошо поставленным голосом:!

- Давно я, грешник, фанфар не слышал...

Актер Художественного театра Топорков лечился у зубного врача, и тот вставил ему золотую коронку. Топорков дал дантисту билет на спектакль, в котором играл главную роль. Встретившись с врачом после спектакля, актер спросил его о впечатлении.

Дантист ответил:

- В бинокль из восьмого ряда ее можно увидеть.

- Кого - ее?

- Коронку!

Еще один рассказ В. А. Успенского.

После смерти Немировича-Данченко встал вопрос о назначении в Художественный театр главного режиссера. На эту должность во МХАТе претендовали многие. Разумеется, начались интриги, взаимные доносы, хождение к высокому начальству и пр. и пр. По этой причине дело долго не решалось. Необходимо было найти деятеля, который отвечал бы множеству требований и, главное, имел бы достаточно сильный характер, чтобы совладать со своими весьма строптивыми подчиненными.

И тут кто-то предложил:

- У меня есть кандидатура. Это - народный артист, орденоносец, член партии...

- Ну, кто же? - спрашивают. - Кто?

- Борис Эдер - с хлыстом и пистолетом! (В те годы Борис Эдер был самый известный укротитель львов.)

В конце концов, главным режиссером Художественного театра стал Михаил Николаевич Кедров, замечательный актер, человек весьма разумный, да и характера ему было не занимать.

В свое время меня поразил такой рассказ о Кедрове. Без согласования с ним его включили в список кандидатов в депутаты Моссовета. Было это при Сталине, и тогда никому бы в голову не пришло отказаться от баллатировки. А Кедров отказался. И настоял на своем. При этом он доставил комиссии по выборам множество хлопот, ибо список кандидатов был уже согласован с начальством и отпечатан. А составлялся он по алфавиту, и после отказа Кедрова пришлось искать кандидата, чья фамилия начиналась бы на "Ке", так как ее надо было вставить между, условно говоря, "Карповым" и "Киселевым"...

Когда я поступил в студию при МХАТе М. Н. Кедров был руководителем нашего курса. Занятия он вел замечательно. Я запомнил на всю жизнь один из его афоризмов:

- Искусство, оно, как велосипед - на нем ни стоять на месте, ни ехать назад нельзя. Только - вперед.

У Кедрова была стойкая неприязнь к актеру Борису Ливанову. В те годы, когда Кедров был главным режиссером театра, Ливанов мечтал сыграть Отелло. Как-то он подослал к Михаилу Николаевичу своих клевретов. Те говорят:

- Хорошо бы в нашем театре поставить "Отелло"...

Кедров им отвечает:

- Не вижу исполнителя для заглавной роли.

- Как же? А Борис Николаевич Ливанов?..

- Так это никакой не будет Отелло... Это будет черномазый Ноздрев...

(Ноздрев - одна из лучших ролей Ливанова.)

Во время войны Художественный театр был эвакуирован, если не ошибаюсь, в Казань. По прибытии в этот город актеры попали на банкет, который им устроило местное начальство, и там спиртное лилось рекою.

Утром Борис Ливанов с каким-то своим приятелем мучились с похмелья головной болью. А раздобыть выпивки было затруднительно - город незнакомый, на базаре водка - тысяча рублей за литр. И вот актеры решились зайти в аптеку, а там, пользуясь славой МХАТа и своим обаянием, раздобыть у управляющего немного спирта...

Войдя в аптеку, артисты обратили внимание на человека, по виду явного алкоголика. Тогда они решили последить, что именно он станет покупать, и, быть может, последовать его примеру.

А этот человек тем временем подошел к прилавку и попросил несколько флакончиков пантокрина. Затем он отошел к столику у стены и стал свои пузырьки раскупоривать.

Актеры приблизились к нему, и один из них деликатно осведомился:

- Простите, пожалуйста... Это от какой болезни лекарство?

Пьяница тем временем откупорил все флакончики и стал опоражнивать их один за другим.

- А... кто... его... знает, - отвечал он, перемежая слова глотками, говорять... против беременности...

Актер В. Белокуров явился в свитере, на котором красовалась одна поперечная линия на уровне груди. Ливанов сказал:

- Володя, это что у тебя - линия налива?

Про того же Белокурова, когда тот стал преподавать актерское мастерство, Ливанов говорил:

- Профессор Белокуров. Прием от 500 до 800 граммов водки в день.

К Ливанову подходит молодой застенчивый актер:

- Борис Николаевич, я вас видел в "Мертвых душах"... Как же вы замечательно играете...

- Спасибо, братец, - отвечает Ливанов,- какой ты невзрачный, а какой талантливый...

- Только во втором акте, - продолжает молодой человек, - есть такой момент... Вы берете несколько неверный тон...

- Какое ты, братец, однако же г...... - перебивает его Ливанов и уходит.

Во МХАТе шел спектакль "Чрезвычайный посол", пьеса была основана на биографии А. М. Коллонтай. В главной роли выступала А. И. Степанова, дама весьма норовистая. Как-то придя в театр, Ливанов на несколько минут вышел в зал и посмотрел кусочек этого спектакля. Отзыв был такой:

- Змея чрезвычайного посола.

На доске объявлений во МХАТе появилась такая бумажка:

"Б. Н. Ливанову зайти в художественную часть".

Он взглянул на доску и произнес:

- Бред какой-то! Художественное целое вызывают в "художественную часть"...

Ливанов пьет водку, ну, например, с тем же Белокуровым.

- Володя, - говорит он собутыльнику,- ты - гениальный актер. Таких актеров, как ты у нас в театре нет... Да, что там в нашем театре - в Москве нет... И в Союзе - нет... Ты - великий человек... Давай, за тебя выпьем... Они чокаются и пьют.

- Ну, - после паузы произносит Ливанов, - теперь ты мне это говори...

В семидесятые годы Ливанов возмечтал стать художественным руководителем театра. Но к его крайнему огорчению начальство назначило на этот пост Олега Ефремова. Этого ему Ливанов до самой своей смерти не простил. Изредка появляясь в театре, главным образом, чтобы получить свое жалованье, Ливанов обязательно проходил мимо ефремовского кабинета и во весь свой могучий голос пел;

- Враги сожгли родную мхату...

VI

В начале века весьма известным в России гастролером был актер Мамонт Дальский. Слава его была несколько скандальной, он вечно попадал во всевозможные истории и устраивал дебоши. Как-то пришлось ему гастролировать в одном из городков на Украине. Он должен был выступить в роли Гамлета. Спектакль был готовый, мизансцены - незамысловатые, а потому не было ни одной репетиции.

Как и полагается, в самом начале представления на сцене появился артист, изображавший тень отца, и он заговорил с сильным малороссийским акцентом:

- Хамлету, сынку мый...

Услыхав такое, Мамонт Дальский взглянул на публику и сказал:

- А ну вас на хер с такой родней!.. После этого он повернулся и ушел со сцены.

В свое время в Московском театре Сатиры играл артист Н. М. Плинер. Он был не только одаренным драматическим актером, но и с успехом выступал на эстраде.

До революции Плинер работал в варьете, и у него была такая афиша:

"ТАНЦ-КОМИК, КУПЛЕТИСТ

И ЕВРЕЙСКИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

НИКОЛАЙ МАТВЕЕВИЧ ПЛИНЕР"

В каком-то городе тот же самый антрепренер, которому принадлежало варьете был и хозяином драматической труппы. И вот однажды заболел актер, играющий в "Ревизоре" роль Осипа. Тогда антрепренер просил Плинера выступить вместо захворавшего коллеги. Тот, разумеется, согласился. Затем он купил четверть водки и отправился к наборщикам в местную типографию.

- Ребятки, - сказал им Плинер, - вы уж меня в афише не обидьте...

- Какой разговор, - сказали наборщики.- Будьте покойны, Николай Матвеич!..

И вот в городе появилась такая афиша:

Н. В. Гоголь

РЕВИЗОР

комедия в пяти действиях

Действующие лица и исполнители:

Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, городничий - г-н Зерцалов

Анна Андреевна, его жена - г-жа Нарцисова

.............................................

Иван Александрович Хлестаков, чиновник из Петербурга - г-н Маевский

Осип, слуга его

ТАНЦ-КОМИК, КУПЛЕТИСТ

И ЕВРЕЙСКИЙ ДЖЕНТЛЬМЕН

НИКОЛАЙ МАТВЕЕВИЧ ПЛИНЕР

Уже в советское время в театре Сатиры был такой эпизод. Молодой актер, не получивший прибавки жалованья, говорил:

- Нет, уйду отсюда!.. Зачем мне терпеть этих хамов?.. Если они меня не ценят, я перейду в Художественный театр...

- Там тебя не возьмут, - сказал ему Плинер.

- Почему это меня не возьмут? - вскипел актер.

- В Художественном театре у гардеробщиков своя артель, они со стороны не берут, - невозмутимо отвечал Плинер.

Примечательной фигурой был актер и руководитель Малого театра Александр Иванович Южин. (Настоящая его фамилия - Сумбатов- Южин, и поговаривали, что он - грузинский князь. Впрочем, про Грузию было известно - обладатель одного барана там считается дворянином, а трех - князем.)

Рассказывали, что Южин на каком-то спектакле ухитрился сбить самоё Ермолову. Они играли любовную сцену, и ему надлежало с тревогой произнести реплику - "Ваш муж!" На что партнерша отзывалась: "Мой муж?"...

Так вот Южин почему-то произнес это так:

- Вах мух!

На что Ермолова и отвечала:

- Мох мух?

В труппе Малого театра работал известный артист - Михаил Францевич Ленин. При временном правительстве он опубликовал в газете объявление, что он, дескать, ничего общего не имеет со своим однофамильцем - большевистским главарем и германским шпионом.

В январе 1924 года А. И. Южин, тогда занимавший должность директора Малого театра, говорил с кем-то по телефону:

- У нас сегодня спектакля не будет... Объявлен траур... Ленин умер... Да, нет!.. Типун вам на язык!.. Не наш, не Михаил Францевич!.. Этот, ихний - в Кремле...

Южин был плотный, широкоплечий, невысокий человек с большой головой на очень короткой шее. И при том обладал могучим голосом. Всеволод Мейерхольд называл его так:

- Комод с граммофоном.

Как известно, Мейерхольд всех своих сотрудников рано или поздно объявлял "врагами". Было ли это родом мании преследования или обычное в театральной среде вероломство - судить трудно.

Художник Василий Комарденков, приятель и собутыльник Есенина, оформлял один из спектаклей Мейерхольда. Дело шло к премьере, и вот Комарденков встретил режиссера в мужском туалете театра. Были они там вдвоем, и художник сказал ему так:

- Слушай, Мейерхольд... Я твой нрав хорошо знаю. После премьеры ты начнешь трубить на всю Москву, что я своим оформлением погубил тебе спектакль, что я - бездарность... Так вот предупреждаю: если я это услышу, то не посмотрю, что ты народный артист, что театр - твоего имени... Прилюдно набью морду. Как в пивной... Понял?..

Мейерхольд не ответил Комарденкову ни слова, но так и не обругал ни его работу, ни самого художника.

В двадцатых годах на Никитской улице помещался какой-то театрик миниатюр. В труппе его был замечательный комический актер Владимир Лепко. Он рассказывал Ардову об одном поразительном эпизоде.

У них шла пародия на распространяющийся тогда новый советский обряд комсомольские свадьбы. В частности сценическая "невеста" была на сносях, с огромным брюхом, а жених - лихой моряк в бескозырке. Его-то и изображал Лепко.

На одном из спектаклей актер вдруг увидел, что в ближайшей к подмосткам ложе сидит в своей форме легендарный командарм С. М. Буденный. Лепко помахал ему рукой и, не выходя из образа, воскликнул:

- Здорово, братишка Буденный!

Эффект это имело самый неожиданный. Герой гражданской войны вышел на сцену и произнес краткую речь, в которой поздравил "молодых" и пожелал им счастья...

В Москве был такой театральный директор - Игорь Владимирович Нежный. В начале тридцатых годов он был во главе Мюзик-холла. Там шло обозрение Демьяна Бедного "Как 14-я дивизия в Рай шла". Однажды автор пьесы сидел в кабинете директора и был свидетелем, как И. В. Нежный круто распекал своего нерадивого сотрудника. Когда тот ушел, Демьян сказал:

- Я вижу, ты такой же Нежный, как я - Бедный...

В вахтанговском театре играл актер Михаил Державин (Отец того, что теперь служит в театре Сатиры.) Во время войны ему пришлось где-то пировать с армейским начальством. Когда генералы подвыпили, случилось неизбежное, один из них сказал артисту:

- Прочтите нам что-нибудь.

- Хорошо, - отвечал Державин, - я вам что-нибудь прочту, только вы нам сначала "что-нибудь выстрелите"...

Во время войны Соломона Михоэлса командировали в Соединенные Штаты, дабы агитировать богатых американских евреев в пользу Сталина и Советского Союза. Сам Альберт Эйнштейн пригласил Михоэлса к себе в Принстон. Тут надо заметить, что в военные годы в Америке были какие-то ограничения на автомобильные поездки, и это дало Эйнштейну повод пошутить. В телефонном разговоре он сказал Михоэлсу:

- Если вас спросят: зачем вы едете в Принстон - по делу или для удовольствия, вы отвечайте, что по делу... Что же это за удовольствие видеть старого еврея...

Во время свидания Эйнштейн вдруг спросил своего гостя:

- Скажите, а в Советском Союзе есть антисемитизм?

Михоэлс, который прибыл со специальным заданием, хотел было это с жаром отрицать, но хозяин остановил его жестом.

- Оставьте. Я ведь знаю, что антисемитизм - тень еврейского народа, которую он отбрасывает, где бы не появлялся...

Кажется, именно Михоэлсу принадлежит замечательный афоризм:

- Талант - как деньги. Когда есть - так есть, а когда нет - так нет.

Ардов встретил Михоэлса в Доме работников искусств незадолго до его гибели. Артист сказал с грустью:

- В Москве осталось только два еврея - Я и Зускин. Все остальные бросили эту профессию.

В сороковые годы на сцене Большого театра соперничали два тенора Козловский и Лемешев. Их поклонницы делились на две враждующие партии "козловитянок" и "лемешисток". Однажды Козловский явился на улицу Качалова, в Дом звукозаписи, но забыл дома свой паспорт. По этой причине милиционер отказался его пропустить.

- Поймите, - говорил певец, - я - народный артист Советского Союза Иван Козловский... Меня сейчас ждет в студии целый оркестр... Если вы меня не пустите, сорвется запись... Я - Козловский...

Милиционер отвечал:

- Да будь ты хоть сам Лемешев, я тебя без документа не пущу!..

После этих слов Козловский повернулся и пошел прочь.

Запись так и не состоялась.

Весьма колоритной фигурой в театральном мире был актер и режиссер А. Д. Дикий. (Нрав его отчасти соответствовал фамилии.)

Несмотря на то, что Дикий был в свое время репрессирован, после войны ему доверили сыграть в кино роль Сталина. (Картина, если по ошибаюсь, называлась "Сталинградская битва".) С этим связана прелюбопытная история, которую рассказывал В. А. Успенский.

Дело в том, что Дикий рискнул играть роль вождя, не прибегая к грузинскому акценту, он говорил правильно и чисто по-русски. Это обстоятельство сильно смутило кинематографических начальников. Они вызвали актера и с возможной деликатностью заговорили:

- Алексей Денисович, ваша игра произвела на всех нас очень хорошее впечатление. Но есть один смущающий момент. Нам кажется, вы недостаточно точно воспроизводите речь Иосифа Виссарионовича. Вот мы сейчас поставим пластинку с подлинной записью выступления нашего дорогого вождя. Послушайте это, быть может, вы почувствуете его манеру говорить. Прослушали пластинку.

- Алексей Денисович, - спрашивают, - вы не уловили некую разницу между тем, как говорите вы и как говорит Иосиф Виссарионович?

- Нет, - отвечает актер, - не уловил.

- Ну, хорошо, - говорят ему, - отложим это на денек. Подумайте, пожалуйста, на досуге. А завтра мы вас опять сюда доставим...

Так повторялось несколько раз. Ситуация была, как в детской игре "да" и "нет" - не говорите. Никто из чиновников под страхом смерти не смел произнести слово "акцент", а уж тем паче "грузинский акцент". Это было бы неслыханным "оскорблением величества", а потому и приходилось прибегать к иносказаниям...

А Дикий твердил свое:

- Никакой разницы между моей речью и речью товарища Сталина не замечаю.

С каждым днем драматизм усиливался, ибо уже пора было показать готовый фильм самому Сталину. В конце концов, оттягивать "высочайший" просмотр было решительно невозможно, и, трясясь от страха, чиновники повезли картину к кремлевскому начальству.

Эффект был самый неожиданный. Сталину игра Дикого очень понравилась, и тому были две существенные причины. Во-первых, потому, что в отличие от низкорослого оригинала актер был довольно высок, а во-вторых, именно потому, что он говорил без грузинского акцента. Это особенно импонировало тирану, который в те годы мнил себя эдаким всероссийским императором, а отнюдь не сыном сапожника из Гори. Благоволение Сталина к его игре Дикий не без основания воспринял, как своего рода индульгенцию, и он стал позволять себе слова и поступки, которые любого другого человека в те годы просто бы погубили.

Дикому позвонили с Мосфильма:

- Мы вас просим сняться в роли Иосифа Виссарионовича. По размерам роль небольшая, но для картины это самый важный эпизод...

- Хорошо, - отвечает актер, - я у вас снимусь за сто тысяч.

- Мы никак не можем заплатить вам сто тысяч. У нас по положению максимальная плата актеру за роль - шестьдесят тысяч.

- За шестьдесят сниматься не буду. И Дикий кладет трубку. Через некоторое время раздается новый звонок.

Тот же голос говорит:

- Алексей Денисович, мы все уладили. Вы получите свои сто тысяч. Шестьдесят заплатим мы, а сорок - ЦК из своих средств.

- Нет, - отвечает Дикий, - я сниматься не буду...

- Как? Почему?

- Я не могу, чтобы Центральный Комитет партии платил мне меньше, чем Мосфильм...

Дикий поставил какой-то спектакль.

На генеральную репетицию пришли начальники и театроведы.

По окончании - обсуждение. Высказывались и похвалы, и критические замечания.

Последним берет слово сам Дикий.

- Простите, - обращается он к одному из сидящих, - вы из газеты "Правда"?..

- Да, - отвечает журналист.

- Прошу вас, - говорит режиссер, - пересядьте, пожалуйста, вот сюда... А вы - из газеты "Советское искусство"? Пожалуйста, вот туда сядьте... А вы - из Комитета по делам искусств?.. Вы - сюда...

И так он в течение нескольких минут перемещал всех присутствующих...

- Все уселись? - сказал режиссер, наконец.- Вот и хорошо... И после паузы:

- А теперь идите-ка все отсюда - к такой-то матери! Ясно?

В Малом театре, где в то время служил Дикий, было собрание труппы. Обсуждалось поведение актрисы Валентины Серовой. Она, бедняжка, была алкоголичкой, а потому пропускала и спектакли, и репетиции.

И вдруг на ее защиту поднялся Дикий.

- Эти фарисейки,- говорил он, указывая на старейших актрис театра Яблочкину и Турчанинову,- они ополчились на юное дарование...

И далее в том же тоне.

Когда собрание окончилось, к Дикому подошла трясущаяся от обиды и возмущения Яблоч-кина.

- Алексей Денисович, как вы могли позволить себе такое... В этих стенах... которые помнят еще Марию Николаевну Ермолову...

Дикий при этом невозмутимо курил. Потом он погасил огонек плевком, бросил окурок на паркетный пол и раздавил ногою.

- С тех пор, мама, - сказал он Яблочкиной, - здесь два раза ремонт делали...

Одним из постоянных собутыльников Дикого был драматург Константин Финн. Кто-то из тогдашних шутников заметил, что имена этих двух пьяниц увековечены на постаменте памятника Пушкину - "финн и ныне дикий".

У Дикого была довольно большая библиотека, но в конце концов книги он продал, а деньги пропил. И вот кто-то из его друзей вдруг заметил, что все книжные полки - пусты.

- Алеша! - вскричал гость. - А где же твои книги?

Дикий сделал широкий жест и возгласил:

- Все прочитано!

Артист Григорий Ярон составил целую эпоху в отечественной оперетте. Карликового роста, чрезвычайно комичной внешности, превосходный танцор, он был к тому же очень остроумным человеком.

Один из гостей как-то зашел в общую Ярона с женой спальню. Там стояла новая неподходящая для малютки-хозяина, огромная -- на полкомнаты кровать.

- Гриша, - сказал гость,- наверное, когда ты в ссоре с женой, вы с ней в этой кровати даже не встречаетесь?

- Встречаемся, но не раскланиваемся,- отвечал Ярон.

Одно время театром оперетты руководил режиссер Туманов, которого, надо сказать, Ярон терпеть не мог. Литератор Лабковский как раз тогда сочинил музыкальную комедию и пытался ее пристроить. Встретив Ярона, автор пожаловался ему:

- Ты представляешь, ведь мы с Тумановым вместе учились в гимназии. А он теперь не хочет ставить мою пьесу... Каков подлец!

- А у вас вся гимназия такая, - сказал Ярон.

Когда Туманова назначили главным режиссером театра имени Пушкина, Ярон сказал:

- Ну, теперь это - театр имени Дантеса.

Ярон почти во всякую роль вставлял то, что у актеров называется "отсебятиной", то есть сам придумывал себе текст. При его остроумии это иногда бывало совсем не дурно.

Например, в спектакле "Сильва", играя роль комического старика, он рассказывал о своем когда-то бывшем свадебном путешествии:

- Мы отправились в роскошном автомобиле...

Тут его перебили:

- Когда вы женились, никаких автомобилей еще не было!

- Да, да, - подтверждал Ярон, - автомобилей еще не было... Но лошади уже попадались...

Вообще же тексты музыкальных комедий часто оставляли желать много лучшего. Ардов вспоминал такую историю. В какой-то оперетте хор в частности исполнял такое:

Кем Руан был город взят?

Генрих Пят...

Среди тогдашних литераторов возникла игра, они изощрялись, придумывали "вариации" на эту тему. Например, так:

Кто поэтами воспет?

Генрих Трет...

Однако же, лучшим экспромтом был признан такой:

Кто приехал из Мытищ?

Генрих Тыщ...

А вот пример в ином роде. В оперетте "Екатерина II" автор стихов сочинил такой припев к куплетам заговорщиков против очередного фаворита императрицы:

Пусть носит башмаки Петра,

Пусть носит он носки Петра,

Но скипетра, но скипетра

Ему не увидать!

Актер Владимир Яковлевич Хенкин любил юмор и шутил при любых обстоятельствах. Во время спектакля в театре Сатиры у него случился инфаркт, после которого артист так и не поправился. Его уложили за кулисами, вызвали скорую помощь. Прибывший врач спросил ак- тера:

- На что жалуетесь?

- Прежде всего на дирекцию театра, сказал комик. - А потом на отсутствие репертуара.

Тот же Хенкин был болезненно ревнив к чужому сценическому успеху. Однажды кто-то рассказал ему, что в Московском цирке публике очень нравятся выступления дрессированной свиньи. Хенкин выслушал и мрачно сказал: - Рад за товарища...

В одном из городов на Кавказе играли "Отелло". В пятом акте, как и положено, мавр задушил свою супругу и задернул занавес, скрывающий альков. Потом он вышел на авансцену и произнес положенный в этом месте монолог... После чего снова открыл альков. И тут зрители увидели, что Дездемона лежит, приподняв голову с подушки, с папиросой в зубах, а к ней наклонился помощник режиссера с зажженной спичкой в руке...

Сначала в зале ахнули, потом раздался смех и даже аплодисменты... И тут, перекрывая шум, прозвучал голос с сильным восточным акцентом:

- Правильно задушил, слушай, на минуту оставить нельзя...

Режиссер Николай Павлович Акимов был человеком чрезвычайно умным и острым. В шестидесятых годах секретарем обкома партии в Ленинграде был некто Толстиков, и при его "губернаторстве" в городе была введена своя, особая цензура.

Акимова тогда спросили:

- Почему спектакли и фильмы, которые идут в Москве, запрещают к показу в Ленинграде?

- Я удивляюсь, что в Ленинграде еще принимают московские деньги, отвечал Николай Павлович.

После путешествия в Америку Акимов делился своими впечатлениями в Доме искусств. Среди заданных ему вопросов был такой:

- Где актеры живут лучше - у нас или в Америке?

Он отвечал:

- Плохие актеры живут лучше у нас, а хорошие - в Америке.

М. однажды шел с Акимовым по одной из лестниц в Театре Комедии. Там было полутемно, и М. спросил главного режиссера:

- Николай Павлович, почему у вас половина лампочек не горит?

Акимов резко повернулся к нему и сказал:

- Не я, не я разгонял Учредительное собрание.

Году эдак в шестьдесят пятом состоялся вечер памяти режиссера Таирова. Там выступал Н. П. Акимов, и он в частности сказал:

- За годы моей довольно продолжительной жизни мне удалось открыть такую закономерность: палач, как правило, живет дольше своей жертвы.

Никита Алексеевич Толстой рассказываал:

- Однажды я спросил Акимова: "Как ты думаешь, способен ли МХАТ возродиться? Из теперешнего унылого и рутинного заведения превратиться в театр живой, творческий?.. Николай Павлович мне ответил: "То есть ты спрашиваешь: может ли уха стать аквариумом?"

Большим чувством юмора отличается актер Театра Советской Армии Иван Халецкий. В одной из бесчисленных анкет, которые ему довелось заполнять, в графе - "Есть ли у вас изобретения и рационализаторские предложения?" он написал:

"Я изобрел примус".

После чего он имел неприятное объяснение с военным начальством.

Мой приятель актер Лев Любецкий говорил:

- Все женщины делятся на две категории - "мармулеточки" и "сраматушечки".

Актер Никита Подгорный как-то был свидетелем закулисной ссоры между Михаилом Царевым и Игорем Ильинским. Они обменивались колкостями, и при этом у каждого на лацкане сияла золотая звезда Героя Труда. Подгорный прокомментировал эту злобную пикировку строкою из Лермонтова:

- И звезда с звездою говорит.

VII

Федор Шаляпин нанял в Петербурге извозчика. Возницу крайне заинтересовала импозантная фигура великого артиста.

- Барин, а ты кто есть? Помещик?

- Нет.

- Купец?

- Нет.

- Может, ты генерал?

- Тоже нет... Я артист.

- А что же это такое - артист? - удивился извозчик.

- Ну, я пою, - пояснил Шаляпин.

- Это и я, когда пьяный, пою, - отозвался возница.

- А когда я пьяный, - задумчиво сказал Шаляпин, - Васильев поет...

(Он назвал фамилию своего дублера в труппе Мариинского театра.)

В Большом театре один сезон служил тенор Викторов, обладатель сильного голоса, но человек с неважным слухом. Его уволили. При обсуждении состава труппы на следующий сезон кто-то заметил:

- Придется все-таки взять Викторова. Мы не можем обойтись без амплуа героического тенора.

На это отозвался главный дирижер театра, В. И. Сук:

- К этому героическому тенору возьмите себе и героического дирижера, а я с ним работать не буду.

В Москве открылся "театр музыкальной драмы". Побывавши там на спектакле В. И. Сук сказал:

- Когда расходятся муж с женой, то что - семейная драма. А когда расходится оркестр с хором, то - музыкальная драма.

Известный журналист В. М. Дорошевич невзлюбил какого-то скрипача. Сочиняя рецензию о концерте, где скрипач этот должен был выступать, Дорошевич (сам на концерте не бывший) отметил:

"По обыкновению плохо играл И. Н.".

Скрипач прислал в редакцию письмо о том, что в этом концерте он участие не принимал.

В виде опровержения Дорошевич напечатал: "В нашей рецензии было ошибочно указано, что плохо играл И. Н. На сей раз играл не И. Н., а другая бездарность".

Среди музыкантов бытовало множество рассказов о знаменитом одессите Столярском, который был в свое время лучшим преподавателем игры на скрипке. Он считался одним из самых уважаемых лиц в Одессе, а музыкальная школа, где он был директором, носила его имя.

Столярский был по какому-то случаю в Москве, а в это время в Одессе решалась судьба одаренного ребенка. И вот туда пошла телеграмма:

"Поступите его в школу имени меня"

Столярский с женой сидели в ресторане. К ним очень долго не подходил официант. Наконец, он приблизился со словами:

- Знаю, знаю... Вы сейчас скажете: дайте меню...

- Почему только меню? - удивился Столярский и, указав на жену, добавил. - И ей тоже...

Столярского пригласили посетить флагманский корабль Черноморского флота - линкор "Червонна Украина". Старика водили по всему судну, угостили обедом в кают-кампании, а затем на адмиральском катере доставили к пирсу. Там Столярского ждала машина. От катера к автомобилю его почтительно вел один из офицеров. И уже усаживаясь на сидение, старик сказал провожающему:

- Я сейчас приеду домой, и жена меня спросит, где я был?.. Так что я ей должен сказать? Какой это был пароход? Грузовой или пассажирский?..

Когда Святослав Рихтер учился в Московской консерватории, всем был ясен масштаб его дарования. А потому было важно, чтобы имя его появилось на "золотой доске", где значатся самые одаренные выпускники. Но вот беда, великий пианист никак не мог сдать экзамен по марксизму-ленинизму. Он этот предмет не воспринимал. И тогда в консерватории была предпринята попытка преодолеть препятствие. Экзаменаторам загодя объяснили, что этот студент необычный и что ему надо задать самый простой вопрос.

Рихтера спрашивают:

- Кто были Карл Маркс и Фридрих Энгельс?

Пианист на минуту задумался и сказал:

- Первые социалисты-утописты.

В сороковые и пятидесятые годы вообще все деятели искусств обязаны были сдавать экзамены по марксизму-ленинизму. Преподаватель спросил известного дирижера Небольсина:

- Каковы условия захвата власти пролетариатом?

Музыкант учтиво посмотрел на экзаменатора и переспросил:

- Пардон, кем?

В пятидесятых годах в труппе Белорусского национального театра играла актриса по фамилии Ржецкая. Она единственная во всей республике имела звание "народной СССР". А ее дочь была замужем за местным композитором, по национальности евреем, который носил фамилию - Вагнер. В качестве зятя знаменитой актрисы он был прикреплен к больнице для местного начальства, так называемой "минской кремлевке". Как-то пришлось композитору лежать в этой лечебнице. Палата была двухместная, и соседом его был типичный советский начальник средней руки. Этот последний не без удивления смотрел на музыканта, ибо тот своей внешностью и манерами выделялся на фоне прочих больных, принадлежащих к минской номенклатуре. И вот сосед спросил Вагнера:

- А ты кто по профессии?

- Композитор.

- А фамилия у тебя какая?

- Вагнер, - отвечал музыкант.

Это не произвело никакого впечатления. Но тут, как нарочно, из репродуктора послышался женский голос, который анонсировал:

- Композитор Вагнер. Увертюра из оперы "Тангейзер"...

И сейчас же грянули мощные аккорды...

Тут сосед повернулся к музыканту и с неподдельным восхищением сказал:

- Ну, ты даешь!..

В хрущевские времена состоялся очередной съезд композиторов. После его окончания, как водится, правительственный прием. Проводила это "мероприятие" министр культуры Е. А. Фурцева. Она объявила присутствующим:

- Скоро к нам придет Никита Сергеевич, но он пробудет тут недолго. Я хочу вам дать совет: если он с кем-нибудь из вас заговорит, вы старайтесь называть свои популярные песни. Потому что Никита Сергеевич фамилий не помнит, а песни он знает, и таким образом ему будет понятно, с кем именно он разговаривает... И Хрущев появился на приеме. Он был весел, любезен, композиторы наперебой называли свои песни, и все шло превосходно. Но вот настала пора Хрущеву покидать прием. Случилось так, что с самым последним он простился с Евгением Жарковским. Пожимая ему руку, Никита Сергеевич произнес:

- До свидания.

- Прощайте, скалистые горы, - отвечал ему Жарковский.

(Такое наименование носила самая популярная песня этого композитора.)

В семидесятых, помнится, годах, после долгих десятилетий эмиграции Россию посетил И. Ф. Стравинский. Было устроено нечто вроде пресс-конференции, и один из газетчиков задал композитору такой вопрос:

- У нас в России много прекрасных певчих птиц. Скажите, Игорь Федорович, какую из русских птиц вы больше всего любите?

- Из русских птиц? - переспросил композитор.- Вот такую, с двумя головами...

И он руками изобразил силуэт двуглавого орла.

В большом зале Московской консерватории был вечер Арама Хачатуряна. В антракте к нему за кулисы зашел дирижер Натан Рахлин. Он поздравил композитора и сказал:

- А во втором отделении ты, наверное, будешь играть на скрипке...

- Но я не умею играть на скрипке! - воскликнул Хачатурян.

- Но ведь в первом отделении ты - дирижировал,- сказал Рахлин.

В те годы, когда Мстислав Растропович еще жил в Советском Союзе, существовал такой порядок. Если советский гражданин, находясь за рубежом, зарабатывал какую-то сумму денег, то 80 процентов от нее он обязан был отдавать в свое посольство.

Будучи с гастролями в Западной Германии, Растропович в качестве гонорара за одно из выступлений получил дорогую и изящную хрустальную вазу. С этим предметом он немедленно отправился в Советское посольство. В вестибюле музыкант изо всех сил швырнул вазу на пол, затем собрал в пакет примерно 20 процентов осколков.

- А это все - вам. Забирайте! - сказал он изумленным дипломатам и с этими словами удалился.

Музыкальный критик Соллертинский когда-то отозвался о балете "Кавказский пленник" таким образом:

- Смотреть бы рад, прислушиваться тошно...

Композитор по фамилии Слонов написал множество вальсов. Он сам как-то заявил о себе:

- Я - король советского вальса.

- Да, - согласился Никита Богословский,- ты вообще композитор только на три четверти...

Тот же Богословский сочинил забавную эпиграмму на другого своего коллегу - композитора по фамилии Бак.

У попа была собака,

Он ее любил.

Она спела песню Бака,

Он ее убил.

VIII

В пятидесятые годы в одном концерте должен был выступать народный артист и профессор консерватории Яков Флиер. А вел этот концерт Н. П. Смирнов-Сокольский, исполнявший должность конферансье лишь по необходимости, а посему крайне небрежно.

Сокольский вышел на авансцену и объявил:

- Сейчас нам с вами предстоит огромное эстетическое наслаждение: лауреат международных конкурсов Яков Флиер сыграет нам на своей замечательной скрипке!

Раздались аплодисменты. Сокольский пошел за кулисы.

Там стоял бледный от ярости Я. Флиер, который сказал:

- Вы что же, не знаете, что я пианист?!

- Ага! - отозвался Сокольский, сейчас мы все исправим.

Он снова подошел к рампе и объявил:

- Друзья, произошло досадное недоразумение. Дело в том, что Яков Флиер сегодня забыл дома свою замечательную скрипку, а по тому сыграет нам на рояле, что гораздо труднее!..

Как-то Смирнов-Сокольский увидел за кулисами, что известный кукольник С. В. Образцов надписывает кому-то свою книгу.

- Я и вам подарю, - заверил он Сокольского.

- Не стоит труда, - мгновенно отреагировал тот. - Я глупостей не чтец, а пуще - образцовых...

Сокольский был на совещании в министерстве культуры. Там решался вопрос о слиянии двух коллективов, двух ансамблей - донских и кубанских казаков.

- Нет, это не получится, - сказал Сокольский.

- Почему не получится? - спросили его.

- Деникин в свое время уже пробовал - не получилось!.

Мне явственно вспоминается только один визит Сокольского на Ордынку. Он приходил для того, чтобы представиться Ахматовой, а так же получить ее автографы на нескольких книгах. Анна Андреевна отнеслась к нему с доброжелательным любопытством.

За ужином Сокольский произнес мрачноватую шутку, очень понравившуюся Ахматовой:

- Это было не в тот голод и не в этот. Это было два голода тому назад.

В семнадцатом году на Тверском бульваре возле памятника Пушкину непрерывно шли митинги. И почти все участники этих собраний лузгали семечки, отчего слой шелухи на земле достигал нескольких сантиметров.

Совсем близко от бульвара, в Гнездниковском переулке располагалось кабаре "Летучая мышь". Хозяином и конферансье там был Н. Балиев. Вот что он говорил со сцены:

- Александр Сергеевич Пушкин написал, что к его памятнику "не зарастет народная тропа". Мы от себя можем добавить, если зарастет, то разве что подсолнухами...

Знаменитый конферансье А. Г. Алексеев отличался находчивостью. Как-то он затеял в концерте такую игру со зрителями. Он называл слово, а из зала ему подсказывали к этому слову рифму. И тут у Алексеева вырвалось слово "Европа"... В зале воцарилась тишина. И тут один зритель произнес:

- Гы-гы... А у меня есть рифма...

- Ну, и сидите на своей рифме, - парировал Алексеев.

Конферансье Александр Менделеевич был в Камерном театре на спектакле "Мадам Бовари". Его спросили о впечатлении, он ответствовал:

- Таиров убил Флобра! (Реплика свидетельствует о безупречном чувстве языка: бобер - бобра, Флобер - Флобра.)

Популярный в свое время исполнитель куплетов Борис Борисов очень боялся своей властной супруги. Жили они на Петровских линиях, напротив роскошного ресторана "Ампир".

Как-то к Борисову явился администратор и предложил принять участие в концерте, который должен был состояться на другой день в Колонном зале. Однако, предлагаемый гонорар жену артиста не устроил. Провожая гостя в прихожую, Борисов шепнул ему, что петь в концерте будет.

Вечером другого дня он объявил жене, что пойдет погулять с собачкой. Выйдя из дома он поспешил в Колонный зал, благо это поблизости, оставил пса за кулисами, пропел свои куплеты и получил вознаграждение.

Когда Борисов вернулся домой, его супруга раскладывала пасьянс.

- Боря, - сказала она, - а где деньги?

- Какие деньги? - опешил он.

- За концерт в Колонном зале. Ты же там пел, я сама слышала. Концерт передавали по радио.

Как-то Борисов вместе с друзьями артистами кутил в ресторане "Ампир", который от его дома отделялся лишь узкой улицей. Решено было кутеж продолжить, но переместиться в другое "злачное место". Актеры вышли на улицу и стали рассаживаться в пролетки извозчиков-лихачей. В экипаж уселся и Борисов. В этот момент из окна его квартиры раздался голос жены:

- Боря! А ты куда?!

- Я? - отвечал перепуганный Борисов.- Я - домой!..

В свое время на эстраде подвизался артист по фамилии Вернер. С ним связана презабавная история. Он был эмигрантом, еще до войны бежал в Румынию. Обстоятельства побега были таковы. У Вернера был концерт в каком-то клубе на самой границе, на берегу Днестра. Окончилось первое отделение концерта и Вернер объявил:

- Антракт.

Тут он сел в лодку и контрабандисты перевезли его на румынскую сторону. Так что зрители второго отделения не дождались.

Прошли годы, кончилась война... Вернер вернулся в Советский Союз, ему разрешили концертную деятельность. И вот как-то во время гастролей в Молдавии он попал в тот самый клуб, из которого когда-то бежал за границу. Окончилось первое отделение концерта, Вернер объявил:

- Антракт.

И тут из зала раздался старческий голос:

- Опять на двадцать лет?..

Леонид Утесов, будучи уже знаменитым артистом, ехал в одесском трамвае. И там вдруг стала громко кричать какая-то женщина:

- Ой, ограбили!.. Ой, обокрали! Ой, чтоб им ни дна ни покрышки!.. Ой, обокрали!..

Люди всполошились и стали допытываться, что же у нее пропало?.. Выяснилось, что украли кошелек, в котором было три рубля.

- Ой, негодяи! - продолжала вопить одесситка. - Ой, чтоб вам провалиться!.. Ой, ворюги проклятые!..

Утесову эти крики надоели, он подошел к женщине и сказал:

- Вот вам три рубля... Возьмите, но только перестаньте кричать...

Она взяла деньги и тут же умолкла.

Но через некоторое время женщина сама приблизилась к Утесову и тихонько спросила:

- А почему вы мне не отдали и кошелек тоже?..

Известный конферансье Михаил Гаркави при большом росте отличался необыкновенной тучностью. Он рассказывал, что в каком-то провинциальном аэровокзале к нему подошел дежурный и спросил:

- Гражданин, сколько вы весите?

- Сто двадцать килограммов, - отвечал Гаркави.

- Это не положено. У нас максимальный вес пассажира - 100 килограммов.

- А лишние двадцать прикажете срезать? - осведомился артист.

- Нет, - отвечал дежурный, - но заплатите, как за багаж.

В пятидесятых годах успехом на эстраде пользовался куплетист Илья Набатов. Он пел про Франко, Чан Кай Ши, американских президентов, словом, кормился от "холодной войны".

У Набатова была единственная дочь, а у той - школьная подруга, дочка какого-то генерала. Эти девочки подружились так близко, что пришлось познакомиться и их родителям. И вот настал день, когда Илью Набатова с женою пригласили в гости в генеральский дом.

Кроме них в тот вечер у хозяев были еще два генерала со своими женами. Ужин был обильный - ели, пили... И, наконец, произошло неизбежное Набатова попросили спеть. Исполнять за пиршественным столом куплеты о Чан Кай Ши - неуместно, а потому у него для подобных оказий был особый, застольный номер. Набатов очень смешно изображал, как пьяный человек хочет спеть "Шумел камыш", но все время сбивается...

И вот он, войдя в образ пьяницы, заголосил:

- Шумел камыш...

И три генеральские глотки тут же подхватили:

- Деревья гнулись...

IX

У Ардова был приятель - журналист и литератор Василий Михайлович Сухаревич, весьма склонный к бахвальству. Однажды ему довелось написать текст для выступления одного из представителей цирковой династии Дуровых. По этому случаю Сухаревич расспрашивал всех знакомых:

- Ты в цирке не был? Не слышал, как Дуров читает мой текст?

И вот однажды целая компания литераторов во главе с самим Сухаревичем отправилась на представление. Начался аттракцион, Дуров вышел на арену и стал читать стихотворный монолог...

Но тут в манеже случилась непредвиденная оказия - стал испражняться дрессированный слон. Зрелище это было впечатляющее... И фельетонист Григорий Рыклин громко произнес:

- Теперь я вижу: пошел текст Сухаревича...

Шутка эта облетела всю литературную Москву и еще долго бытовала, и редакциях можно было слышать такие диалоги:

- Ты прочел этот фельетон?

- Прочел.

- Ну и что?

- Ерунда. Текст Сухаревича.

Отцом и основателем всей системы "Союзгосцирка" был человек по имени Александр Мо-рисович Данкман. Ардов утверждал, что в любой нормальной стране Данкман был бы выдающимся антрепренером и, разумеется, богачем. А при большевиках он, не будучи членом партии, даже не мог занимать должность управляющего своим учреждением, а всегда числился в заместителях.

Году эдак в тридцатом управляющим ГОМЭЦ (так называлась данкмановская контора) был назначен какой-то старый коммунист, латыш. Делами своего учреждения он вообще не занимался, а то и дело отправлялся по партийному поручению в подмосковные деревни и там организовывал колхозы. После каждой такой командировки латыш привозил протокол, который гласил примерно следующее:

"Мы, нижеподписавшиеся крестьяне деревни Черная Грязь, на общем собрании постановили объединиться в колхоз имени Розы Люксембург и Карла Либкнехта".

В этих бумагах менялись название деревень и имена революционеров колхозы назывались в честь Ленина, Сталина, Кирова и т. д. и т. п. Но вот по какой-то причине латыш проникся доверием и симпатией к своему заместителю, и чувства эти выразил весьма своеобразно. Вернувшись из очередной командировки, он показал такой протокол:

"Мы, крестьяне деревни Ивановка, на общем собрании решили объединиться в колхоз имени А. М. Данкмана".

Александр Морисович поблагодарил управляющего за оказанную ему честь, а копию протокола отослал в Московский комитет ВКП(б), и на другой же день наивного латыша с должности сняли.

Данкмаи всегда чувствовал себя хозяином ГОМЭЦа, а потому был рачительным даже до скупости. Ардов вспоминал такую сценку. Они с Данкманом гуляли в фойе московского цирка и обсуждали какой-то договор, Ардов должен был написать либретто. Когда они проходили мимо буфетной стойки, Данкман взял с блюда пирожное и протянул собеседнику:

- Угощайтесь, пожалуйста. Ардов пирожное не взял и сказал:

- Благодарю вас. Не стоит. Я сейчас съем это пирожное, а потом буду вынужден уступить вам несколько сот рублей гонорара...

- Ах, вы этот приемчик знаете, - отозвался Данкман и положил пирожное обратно на блюдо.

Дольше всех в должности управляющего ГОМЭЦа пробыл старый большевик по фамилии Гонецкий. У них с Данкманом была общая секретарша.

Вот появляется посетитель.

- Могу я видеть товарища Гонецкого? Секретарша спрашивает:

- А вы по какому вопросу?

- Я- по делу.

- Ах, по делу? - говорит секретарша, тогда, пожалуйста, в этот кабинет, к Данкману.

Данкман возобновил в послереволюционном цирке весьма популярную у публики классическую борьбу. И вот однажды его срочно потребовал к себе Гонецкий. Данкман вошел к нему в кабинет. Управляющий был страшно возмущен:

- Александр Морисович! Я только что узнал, что наша цирковая борьба сплошное жульничество!..

- То есть как - жульничество?

- Да так! Оказывается это - не настоящие чемпионы. Там заранее известно кто кого и на какой минуте положит на лопатки и даже каким именно приемом!.. Это же обман!

- Простите, - сказал ему Данкман, - вы когда-нибудь слушали оперу "Евгений Онегин"?

- Да, слушал...

- Так вот, когда вы идете в театр на эту оперу, вы прекрасно знаете, что там будет сцена дуэли... И в определенный момент спектакля Онегин застрелит Ленского. И ведь это вас нисколько не возмущает.

В 1928 году в Москву приезжал английский фокусник Данте. Он выступал в Московском мюзик-холле.

А в одном из предприятий Управления госцирками работал в то время некий администратор, носивший не менее громкую фамилию - Рафаэль.

Обоих деятелей познакомили.

- Данте, - величественно сказал гастролер.

- Рафаэль, - отозвался администратор. Фокусник посчитал, что это обидная шутка на его счет, и ударил Рафаэля по физиономии.

Дочь академика Иоффе Валентина Абрамовна в молодости увлекалась верховой ездой. Какое-то время она даже выступала в Ленинградском цирке, правда, под фамилией своего мужа. Однажды сам Абрам Федорович решил посмотреть ее выступление. Когда он, вальяжный и нарядный, появился в цирке, к нему поспешил капельдинер и почтительно усадил на место. Получивши чаевые, он доверительно произнес:

- У нас сегодня очень интересная программа. Дочка академика Иоффе выступает...

В двадцатые и тридцатые годы одним из самых знаменитых артистов цирка был клоун и прыгун Виталий Лазаренко. В то время еще и острые шутки на манеже звучали. Лазаренко обращался к шпрехшталмейстеру с некоторым вызовом:

- А я стою за советскую власть!

- Почему? - спрашивал тот.

- А потому, что я не хочу сидеть за нее,- отвечал клоун.

После войны ничего подобного не дозволялось, и цирковые сатирики усердно боролись с американским империализмом, международной реакцией и т. д. Некий куплетист в течение десятилетий исполнял в манеже такую частушку:

Римский Папа грязной лапой

Лезет не в свои дела.

Ах, зачем такого Папу

Только мама родила!?

Безусловно самым лучшим и самым знаменитым артистом цирка был клоун Карандаш. Он был неподражаем не только в классических клоунадах и в репризах, но обладал удивительной способностью - просто так расхаживать по арене, комично спотыкаться, заигрывать с униформистами и зрителями, и при том держать внимание всего цирка.

В частной жизни это был весьма странный субъект с неукротимым нравом. Справляться с ним могла только его жена Тамара Семеновна. Но и она время от времени не выдерживала...

Я помню, передавали шутку директора сочинского цирка:

- Что они там в Москве, в главке думают? Присылают мне на гастроли Карандаша без Тамары Семеновны... Это все равно, что прислать львов без Бугримовой.

Однажды Карандашу пришлось получать на почте денежный перевод. При этом клоун предъявил свой паспорт - затасканный, замусоленный. Дама в окошечке сделала ему замечание:

- В каком же виде у вас паспорт?.. И фотография вся заляпана чернилами, так что не разберешь - похожи вы тут или не похожи?..

Карандаш, не задумываясь, сунул пальцы в чернила и размазал их по всему лицу.

- А так - похоже?

Я помню, как на Ордынке появился еще молодой Олег Попов - восходящая цирковая звезда. Он был в восторге от своей первой зарубежной поездки, и, помнится, сказал:

- Мы останавливались в лучших ателье...

В числе партнеров Олега Попова был один "артист", который обладал способностью на глазах у зрителей поглощать более ведра жидкости. За кулисами он вставлял себе два пальца в рот и все это извергалось без видимого вреда для здоровья. Эта его способность распространялась не только на воду, но даже и на керосин. Последнее обстоятельство сильно поддержало циркача в трудные военные годы. В те времена на всех базарах был особый ряд, где стояли торговки с бидонами и продавали керосин. Наш "артист" подходил к одной из них и с подозрением спрашивал:

- А у тебя керосин водой не разбавлен?

- Нет, - отвечала та.

- А ну, дай попробовать... И с этими словами он выпивал целую кружку жидкости.

- Нет, - произносил циркач, - разбавленный керосин... А ну-ка у тебя попробуем, - говорил он соседней торговке.

И выпивал еще одну кружку. Так он обходил весь ряд, а потом удалялся. Затем где-нибудь неподалеку от базара проглоченный керосин извергался в приготовленный бидон, и жена циркача с этой посудой становилась в ряд торгующих.

В современном цирке почти нет элементов паноптикума, но существует такая неприятная вещь, как выступления лилипутов. В свое время было два подобных аттракциона, один из них возглавлялся некиим Кочуринером, а другой еще какой-то мерзавкой, которую судили за жестокое отношение к лилипутам. Рассказывали, что и Кочуринер своих питомцев не баловал. В частности по утрам он выходил в гостиничный коридор и громко возглашал:

- Больные гипофизарным нанизмом - на зарядку!

Вообще же цирк всегда был да и остается весьма темным царством. Мне тут вспоминается история, которая произошла во время гастролей наших циркачей в тогдашнем, еще "Восточном Берлине". Послом в ГДР был дипломат по фамилии Пушкин. Он устроил прием в честь артистов, и вот один из акробатов почтительно спросил его:

- Товарищ посол, вы - предок поэта?

- Даже не потомок, - отвечал тот.

Не могу удержаться, чтобы не привести здесь еще один забавный диалог, который состоялся у этого дипломата с Александром Твардовским. Его представили послу.

- Твардовский, - величественно произнес поэт, подавая руку.

- Пушкин, - отвечал посол.

- Не остроумно, - сказал поэт с раздражением.

Юрий Никулин - великий мастер розыгрышей. Вот какую шутку он сыграл со своим приятелем артистом Глущенко. Тот по болезни решил не ходить на выборы народных судей. И вот в день голосования у него дома раздается телефонный звонок. Строгий мужской голос говорит:

- Товарищ Глущенко? Александр Георгиевич?

- Да.

- С вами говорят из избирательной комиссии. Вы почему не явились на выборы?..

- Вы знаете, - стал оправдываться артист.- Я болен... Я себя очень плохо чувствую...

- Ну и что?.. Вы должны были сообщить

нам об этом, и мы бы прислали вам избирательную урну на дом...

- Простите... Я не знал...

- Ну, вот что... Мы все-таки сейчас вам урну пришлем... Но уже время позднее, поэтому не обессудьте. Это будет урна с прахом народного судьи...

Только после этих слов Глущенко узнал голос Никулина.

В старых, классических клоунадах на рыжего клоуна буквально сыпались пощечины и оплеухи. А потому для профессионального циркового комика очень важно было владеть искусством - "принимать апач", то есть уметь уклониться от удара, чтобы избежать боли, а вместе с тем создать у зрителя впечатление, будто пощечина была самой настоящей... Тот кого бьют на арене незаметно хлопает в ладоши, и оттого эффект усиливается. Старые артисты рассказывали, что хозяин Московского цирка Соломонский, если вел переговоры с каким-нибудь клоуном, в середине беседы совершенно неожиданно давал ему пощечину - проверял умеет ли тот "принимать апач".

Юрий Никулин очень хорошо владеет искусством цирковой "драки", и этому пожелал у него научиться актер Михаил Казаков. После нескольких уроков Казаков и Никулин со своими женами пошли поужинать в ресторан. Там Казакову пришло в голову разыграть сценку. Он договорился с Никулиным, что в вестибюле пристанет к его жене, тот заступится за нее и у них произойдет драка с "апачами".

И вот Казаков, изображая пьяного, пристал к женщине, а Никулин за нее заступился... Но вдруг в конфликт вступил сторонний свидетель - какой-то дюжий офицер, и он без всяких "апачей" так отделал Казакова, что тот несколько дней не мог показываться на людях...

IX

В свое время в Москве на Потылихе была кинофабрика, принадлежавшая Александру Алексеевичу Ханжонкову. После революции ее у владельца отобрали и, изрядно расширившись, теперь она именуется "Мосфильм".

Как ни странно, самого Ханжонкова не убили, не сослали, а дали возможность работать все на той же фабрике, то ли консультантом, то ли даже управляющим. Но, разумеется, до того весьма прибыльное предприятие при советской власти сразу же стало убыточным. И вот Ханжонкова спросили:

- Как же так? Отчего теперь ваша фабрика приносит не доход, а сплошные убытки? Бывший хозяин отвечал:

- Когда-то у меня в павильонах развелось много крыс. И я купил фокстерьера, который по ночам этих крыс ловил и уничтожал. Но однажды вечером служащий, который должен был на ночь спускать пса с привязи, забыл это сделать. Мой фокстерьер так и остался на цепи... И тогда крысы ночью напали на него и загрызли... В положении этого несчастного пса теперь оказался я сам.

Ахматова рассказывала, как в начале века ей, кажется вместе с Н. С. Гумилевым, довелось смотреть видовую ленту. Там показали картину

Репина "Лицейский экзамен", а потом на экране появился титр:

"Пушкин читает, Державкин слушает".

Насколько я могу судить, эта безграмотность и дикость остались одной из отличительных черт кинематографа на все грядущие десятилетия. Впрочем, среди деятелей этого искусства бывали и счастливые исключения, и самое яркое из них - Сергей Эйзенштейн.

Мне вспоминается превосходная шутка этого режиссера. Его сотрудник и ученик Григорий Александров в свое время снял фильм "Веселые ребята" и на этой почве у него завязалась дружба с Леонидом Утесовым, исполнителем главной роли. Так вот Утесов в одном из писем к Александрову между прочим просил:

"Передайте привет половому мистику Эйзенштейну".

Когда эта шутка достигла адресата, Эйзенштейн сказал:

- Передайте привет - местечковому половому Утесову.

В тридцатые годы Эйзенштейн и Александров были в Америке. Им пришлось довольно долго прожить в Нью-Йорке, и там для них наняли небольшую квартиру. В услужение им был предоставлен негр, который должен был убирать комнаты, покупать провизию и готовить еду. Но они были люди вполне советские, а потому очень боялись проявить себя эксплуататорами, а тем паче - расистами. Негр это обстоятельство вполне оценил и постепенно прекратил почти всякую деятельность. В комнатах была пыль и беспорядок, на кухне гора грязной посуды, холодильник был пуст, а слуга целый день возлежал на кушетке, читал газеты и курил дешевые сигары... Неизвестно сколько бы это продолжалось, если бы по какому-то случаю к Эйзенштейну и Александрову не зашел Чарли Чаплин. Увидев запустение и грязь, а, главное, фигуру возлежащего с сигарой негра, Чаплин сейчас же все понял. Он молча приблизился к черному слуге и несколько раз изо всей силы ударил его по лицу. Тот вскочил и с невероятной проворностью стал мыть посуду, вытирать пыль и т. д. С тех пор у Эйзенштейна и Александрова бытовых проблем не было, негр хорошо запомнил урок, преподанный Чаплиным. Как видно, он опасался, что тот еще раз зайдет в гости к его хозяевам.

Перед войной, уже по возвращении из Америки Григорию Александрову пришлось ехать на пригородном поезде из Переделкина в Москву. В вагоне с ним рядом сидели два мужика и почем зря ругали свой колхоз. А кроме них ехала еще и простая старушка, которая, глядя на заграничный костюм Александрова, принимала его за иностранца. Ей было очень неловко, что мужики так решительно осуждают советские порядки в его присутствии. В конце концов, она не выдержала и, обратившись, к мнимому иностранцу сказала:

- Власть у нас - говенненькая, зато - своя.

Во время войны все кинопроизводство было эвакуировано, если не ошибаюсь, в Алма-Ату. Там же находилось и министерство кинематографии, которое возглавлял человек по фамилии Большаков. Шел уже 1944 год, и вот как-то министру показали новый фильм режиссера С., белоруса по национальности. Картина была настолько плоха, что Большаков пришел в ярость и распорядился ленту запретить, а со злополучного С. снять, так называемую, "бронь". Это означало, что режиссер должен был незамедлительно отправиться рядовым в действующую армию.

Однако же, все это надо было оформить бюрократически - подготовить соответствующие приказы, составить и разослать нужные бумаги... И канцелярия принялась за дело. А на другой день Большаков получил депешу из ЦК партии. Там сообщалось, что Красная армия вот-вот должна освободить Минск, где будет немедленно восстановлено белорусское правительство. В этой связи Большакову предписывалось срочно подыскать кандидатуру на пост республиканского министра кинематографии, им должен был стать какой-нибудь режиссер или сценарист, но непременно по национальности белорус. После некоторого размышления Бальшаков вызвал секретаря и осведомился:

- А что этого дурака С. еще не отправили на фронт?

- Нет, - отвечал секретарь, - мы как раз оформляем бумаги...

- Вот что, - распорядился Большаков,- остановите это дело. Мы его будем рекомендовать на пост министра кинематографии в Минск.

И вот, как в сказке, человек в течение суток чуть было не стал рядовым пехотинцем, а, в конце концов, оказался в министрах.

Этот Большаков был и сам не семи пядей во лбу. В. А. Успенский собственными глазами видел в Союзе писателей стенную газету, где содержалось саркастическое поздравление министру Большакову по тому случаю, что он научился правильно выговаривать слово "кинематография" (до того времени у него получалось - "кимография").

Году эдак в сорок восьмом в московском кабинете Большакова зазвонил правительственный телефон - "вертушка". Трубку поднял заместитель - сам министр отсутствовал.

- Товарищ Большаков? - голос в трубке звучал с сильным грузинским акцентом.

- Его нет, - трепеща от почтительности отвечал зам, он понял, что говорит с самим Сталиным.

- А где же наш министр? - спросил голос.

- Он поехал в поликлинику, будет через полтора часа...

- Хорошо, - ответили в трубке, - передайте, что ему звонил Геловани...

(Это был актер, исполнитель роли Сталина в нескольких фильмах).

Кстати сказать, рассказывают, что об игре Геловани сам "вождь и учитель" отозвался так:

- Я, конечно, никогда не был таким красивым. Но и никогда не был таким глупым.

Е. заметил интересную закономерность, которая проявилась в послевоенном советском кино. Если какой-нибудь еврей - режиссер или сценарист - достигал вершины кино-Олимпа, его начинали именовать женским именем. Но, повторяю, это касалось только евреев, никому в голову не пришло бы сказать Вава Пудовкин или Аня Пырьев, но уж зато непоеменно: Люся Каплер, Мика Блейман, Фрида Эрмлер, Римма Кармен...

В сороковые годы на ленинградской студии документальных фильмов работал некий администратор. Там снималась картина, которая в частности должна была воспроизводить одно из сражений, происходивших во время войны где-то у самой границы. И вот этого администратора командировали в пограничную зону с целью выяснить на месте, смогут ли дислоцированные там войска принять участие в грядущих съемках. Тот все разузнал, явился на местную почту и хотел отправить в Ленинград на киностудию такую телеграмму:

"Войска МГБ ненадежны. Танков нет".

Телеграфистка, которая приняла бланк с этим текстом, попросила подателя подождать, У нее, дескать, нету сдачи с крупной купюры... А через несколько минут ретивый администратор был арестован и угодил в местную кутузку. Процесс его вызволения был непростым и нескорым, студийному начальству пришлось предъявлять в МГБ сценарий, давать множество объяснений и, в конце концов, этого бедолагу все же освободили.

В те же достославные времена произошла презабавнейшая история на Мультфильме. Там снималась картина "Конек-горбунок". Когда пришло время озвучивать фильм, перед постановщиками стал вопрос - кто именно должен говорить за "Горбунка"? Какой это должен быть голос - мужской или женский?.. А может быть, детский?.. И тогда кому-то в голову пришла такая идея: не озвучить ли Конька-Горбунка голосом лилипута?.. Тем паче что это было совершенно в русле господствовавшего тогда реализма.

Сказано - сделано. Раздобыли лилипута, доставили его на студию. А дело было зимою, в самые лютые морозы. Лилипута раздели, слегка отогрели, и, наконец, он заговорил, но с сильнейшим еврейским акцентом:

- Ну, куда здесь надо говорить, куда?..

Тут его опять облачили в шубу и отправили домой.

А ведь напрасно. То, что Конек-Горбунок еврей, дало бы интереснейшую интерпретацию всей сказке. Дескать, никакого волшебства, а просто пронырливость, смекалка и умение устраивать дела.

В семидесятые годы в Крыму снимали детский фильм под названием "Пусть он живет с нами". Действие там происходило в семье, где существует настоящий, взаправдашний лев. (Тогда в Баку жила такая безумная семья Берберовых, и кончилось это трагически.) Так вот на киносъемке этот якобы совсем ручной лев вдруг повалил одного из осветителей, молодого парня и стал ему грызть плечо. Жертву удалось у зверя отбить, но свидетели рассказывали, что будучи сбитым с ног и придавленным к земле, совершенно бледный от ужаса парень сказал льву:

- Что ж ты, сука, делаешь?..

На киностудии Ленфильм работала редакторша - эстонка, звали ее Хелли. Там же трудился режиссер-грузин по имени Резо. Он написал сценарий, она ему высказывала свои замечания, и оба они говорили с характерным для своей национальности акцентом.

- Ресо, - сказала Хелли, - у фас на пиатой странице упоминается рудьчьё... А Антон Пафлофич Чехоф гофорил: если в пиесе ест рудьчьё, то это рудьчьё должно стрэлять...

- Хеллии! - кричал темпераментный грузин.- Дура!.. Идиётка!.. Это - не рудьчьё, а рудьчьё... Это - рэка!.. Оно тэчёт! Понимаешь, рудьчьё...

X

Лет тридцать тому в академический институт русского языка пришло письмо из московского управления торговли. Там говорилось:

"В ближайшее время у нас открывается новый магазин, где будет производиться торговля грибами, лесными ягодами и мясом диких животных. Просим вас придумать название для этого магазина".

Директор института собрал своих сотрудников и сказал:

- Мы получили вот такое письмо. Конечно, изобретение названий для магазинов - не дело лингвистов, но мы не должны ударить в грязь лицом. А потому прошу всех вас подумать, быть может, кому-нибудь придет в голову удачное наименование. Постарайтесь привлечь к этому делу как можно больше ваших родственников и знакомых.

Среди "привлеченных знакомых" оказался искусствовед Ростислав Борисович Климов. Он-то и придумал превосходное (в особенности по тем временам) название, но оно по вполне понятным причинам не пригодилось. Однако, я его очень хорошо запомнил, и вот теперь хочу завершить свое несколько затянувшееся повествование эпизодами и новеллами, которые, как и тот магазин, можно было бы наименовать

СОВЕТСКАЯ ДИЧЬ

Вот история, которую я запомнил со слов Ахматовой.

В послереволюционные годы существовало "общество политкаторжан", куда входили не только большевики, но и тогда еще не уничтоженные меньшевики и даже эсеры. Всем, кто был политическим заключенным в царское время выдавалась какая-то еда, но количество ее и качество соразмерялись с "революционными заслугами". Так вот там висело объявление:

"Всем повидло, а цареубийцам - варенье".

Мне когда-то показывали брошюру, изданную в 1919 году специально для деревни, и там было сказано, что Ленин родился в семье крестьянина-бедняка. И это при том, что его отец был действительный статский советник, то есть генерал, и мать до смерти своей получала соответствующую чину покойного мужа пенсию.

В годы разрухи в Одессе помер некий присяжный поверенный. Семья, лишенная возможности соорудить ему обычный надгробный памятник, поставила на могиле пень, на котором была укреплена медная табличка, в свое время украшавшая дверь кабинета покойного.

"Присяжный поверенный И. М. Чичимбицкий. Прием от 2-х до 4-х".

В первые годы советской власти Сталин, как секретарь ЦК, надзирал за Наркоматом иностранных дел. Все ноты, отправляемые за рубеж, непременно утверждались будущим тираном и весьма часто подвергались правке. Это последнее приводило в бешенство наркома Чичерина, поскольку он профессиональный дипломат - оказывался в подчинении у недоучившегося семинариста. Когда депеши с правкой Сталина возвращались из ЦК, Чичерин приглашал в кабинет своих приближенных и говорил:

- Полюбуйтесь, что нам прислали из шашлычной.

В свое время имела хождение такая шутка. Советский Союз - безусловно самое демократическое государство в мире, поскольку в нашем парламенте, в Верховном совете есть представители не только всех национальностей, классов и социальных групп, но так же и некоторых видов животных. Так, например, лошадей у нас в Верховном совете представляет маршал Буденный.

В двадцатые годы по редакционному заданию Ардов встречался с Буденным. Легендарный командарм делился своими воспоминаниями и в частности рассказывал такое:

- Когда мы брали Ростов, белые никак этого не ожидали. Мы уже ворвались в город, а там еще по улицам офицеры с барышнями гуляют... Я купил у мальчишки газету, смотрю, там написано: "Первая конная армия остановлена в двадцати верстах от города"...

Ардов спрашивает:

- Семен Михайлович, а на какие же деньги

вы эту газету купили? На свои - красные или на ихние?..

- Не помню, - отвечал Буденный, - а может, не купил, а так взял...

В двадцатые годы в местной газете в Днепропетровске был опубликован фельетон. Там повествовалось, как у вдовы Циперович в квартире протекла крыша. Она обратилась в жилищное товарищество к управляющему домами Когану, но тот ей не помог, а посоветовал идти в районный совет к товарищу Рабиновичу. Рабинович тоже вопрос не решил, а отправил вдову к главному инженеру Кацнельсону. А тот переадресовал ее к какому-то Феферу... А назывался этот фельетон весьма выразительно:

"Иван кивает на Петра".

С самых первых послереволюционных лет начал формироваться особый советский язык, отличительными особенностями которого стали "идейность" и безграмотность. Эти качества в непременном сочетании порой дают эффект поразительный. В тридцатые годы один из политических противников режима удостоился такого "титула":

"...этот зарвавшийся хамелеон".

У нас на Ордынке было популярным газетное ругательство "кровавая собака", его применяли по отношению к иностранным политическим деятелям. Помнится, как-то за чаем Ахматова и Ардов стали последовательно припоминать всех "кровавых собак" вплоть до самой последней - югославского коммуниста Ранковича.

Летом пятьдесят третьего года "Правда" писала:

"Враг народа Берия таился долгие годы. Но в последнее время он начал распоясываться и приоткрывать свое истинное лицо".

Я помню, один остроумный человек говорил:

- Интересно, где же у Берии истинное лицо, если его можно приоткрывать, распоясываясь?..

Мне когда-то рассказали об одной замечательной и очень характерной опечатке, которая была в десятой главе "Онегина". Вместо строк:

Друг Марса, Вакха и Венеры

Тут Лунин...

советский наборщик набрал:

Друг Маркса, Вакха и Венеры,

Тут Ленин...

Вообще, по моему мнению, существует вполне сложившийся советский язык, который существенно отличается от русского. Вот красноречивый пример. Объявление в поликлинике:

"Наш рентген ушел в декрет".

По-русски это совершеннейшая абракадабра, а любой советский человек понимает: врачиха-рентгенолог забеременела и ушла в, так называемый, "декретный отпуск".

В 1926 году мосфинотдел запросил Общество драматургов сообщить адреса литераторов Корленко В. Г. и Толстовского Л. Н. на предмет взыскания с них подоходного налога.

Дом семейства Яковлевых на Тверском бульваре, где родился А. И. Герцен, получил название "Дома Герцена". Наименование это усвоил ресторан Союза писателей, располагавшийся в подвале.

Некто не весьма сведущий в русской литературе, явившись в ресторан, известный ему, как "Дом Герцена" был возмущен тем, что ему подали несвежее блюдо.

- Вы что это даете? - сказал посетитель, отодвигая тарелку. - Разве это можно есть? Зови сюда Герцена!..

В Москве в свое время выпустили труд древнегреческого философа Аристотеля "Этика". Обширный комментарий к нему написал профессор Эрнест Радлов. В бухгалтерии издательства произвели обычный расчет и ведомость передали в кассу. Ленинградцу Радлову гонорар был переведен по почте. А деньги, причитавшиеся Аристотелю, были получены сим последним через кассу издательства при следующих обстоятельствах.

Однажды в платежные часы к окошечку подошел некто и сказал кассиру:

- Для Аристотеля есть что-нибудь?

- По журналам или по книгам? - осведомился кассир.

- По книгам.

Кассир пошелестел ведомостями, нашел нужный лист и сказал:

- Сумму прописью.

- Ну, безусловно, - отозвался автор, выводя косыми буквами подпись: "АРИСТОТЕЛЬ". Вернув кассиру ведомость, великий философ не торопясь пересчитал деньги, спрятал пачку в карман и удалился.

Кто был этот знаток бухгалтерских порядков и психологии, установить так и не удалось.

Профессор Б. С. Мейлах рассказывал такую историю. В двадцатых годах на филологическом факультете Ленинградского университета один студент "рабфаковец", в прошлом моряк, участник гражданской войны никак не мог сдать старославянский язык. Он ничего не мог усвоить кроме выражения "вниду во храм". Но для положительной оценки этого было недостаточно, тем паче, что экзаменатором был один из старых университетских профессоров. И вот во время седьмой или восьмой попытки сдать экзамен с бедным "рабфаковцем" случилась истерика. Когда профессор объявил ему, что и в этот раз поставить ему положительную оценку не может, морячок рванул на себе тельняшку и закричал своему мучителю:

- У тебя, наверно, дома иконы есть, а я семь городов проехал!

После этой выходки студента профессор немедленно подал заявление об уходе из университета, чем доставил ректорату множество хлопот. Начальству никак не хотелось терять маститого ученого, но и рабфаковца, как участника гражданской войны, отчислить было решительно невозможно...

Ардов вспоминал, как он сдавал один из экзаменов в экономическом институте. Принимал старенький профессор, и к нему сплошным потоком шли рабфаковцы, которые, разумеется, двух слов связать не могли. От их ответов, а может

быть от кошмара всей жизни, у профессора болела голова, и он слушал студентов, прикрыв глаза. Подошел черед Ардова, и он в самом начале ответа произнес какую-то латинскую цитату. Услышав латынь, профессор блаженно улыбнулся, открыл глаза и спросил:

- Вы - гимназист?

- Да, - отвечал Ардов.

- Отлично, отлично, - сказал профессор,- Идите, идите...

И опять зажмурился, чтобы не видеть очередного рабфаковца.

До войны в одном из номеров юмористического журнала "Крокодил" была опубликована карикатура на самогонщика. При этом художник изобразил фантастического вида аппарат для возгонки - с множеством труб, реторт и т. п. Через некоторое время в редакцию пришло письмо от одного из читателей, в котором выражалась претензия:

"Я собрал аппарат по опубликованной вами схеме, но он у меня не работает".

В тридцатые годы в одном из московских судов рассматривалось довольно скандальное дело. Подсудимым являлся директор мюзик-холла. Его квартира находилась в самом здании театра. И как-то в очень сильный мороз директор с женой возвращались из гостей поздно ночью. А дежурный вахтер заснул, и его невозможно было разбудить ни звонками, ни криками, ни стуком... И вот этой паре пришлось провести на морозе больше часа. Когда же, наконец, вахтер пробудился и открыл дверь, разъяренный директор ударил его по лицу. По тем временам поступок неслыханный; советский руководитель ударил рабочего, представителя класса-гегемона. И все бы обошлось, ибо директор был человеком вспыльчивым, но добрым, однако, у него в театре был враг председатель месткома, тот довел дело до суда и стал единственным свидетелем обвинения. Все же прочие работники театра выступили на стороне директора. Защищал подсудимого известный в те годы адвокат по фамилии Брауде. Разумеется, самым важным эпизодом в процессе был допрос единственного свидетеля обвинения. Брауде между прочим спросил его:

- Скажите, вы состояли в партии меньшевиков?

- Да... - свидетель побледнел, - я состоял... но я вышел... Я стал большевиком...

- Хорошо, - сказал Брауде, - тогда ответьте на такой вопрос: отчего все сотрудники театра кроме вас отзываются о подсудимом хорошо? И актеры и простые рабочие сцены? Только вы один его обвиняете...

- Видите ли, - отвечал свидетель, - наш директор очень хитрый человек. Он умеет задабривать рабочих подачками...

- Так, - произнес адвокат, - это вам в меньшевистской партии внушили такие понятия, будто наших рабочих можно задабривать подачками?..

Тут свидетель смешался, и злополучного директора оправдали.

Совершенно замечательные судебные истории рассказывала Мария Сергеевна Благоволи-на, в свое время она была одним из лучших адвокатов Москвы.

Как-то Благоволиной пришлось выступать в суде в Казахстане. Была ужасная жара и местный прокурор присутствовал на заседании без рубашки - в одной майке. В своей защитительной речи московская адвокатесса призывала суд к гуманности, к человечности. В ответном слове прокурор сказал:

- Вот тут товарищ адвокат из Москвы все говорит: щеловещки, щеловещки, щеловещки... А какие, слушай, щеловещки?.. Взрослые люди, преступники...

Вот еще один рассказ М. С. Благоволиной. Дело было в маленьком провинциальном городке. В небольшом доме жила семья - муж, жена и мать жены - теща. Как-то раз женщины отправились в гости, а хозяин остался дома. В одиночестве он опорожнил бутылку водки, впал в веселое расположение духа и решил подшутить над своими дамами. Он выпилил отверстие в середине обеденного стола и прорезал соответствующую дырку в скатерти, потом зарезал кролика и вымазал его кровью свое лицо и голову. После этого он залез под стол и просунул голову в отверстие... В результате создавалось полное впечатление, будто на скатерть брошена окровавленная голова. В этом положении он и дождался прихода своих женщин. Первой в комнату вошла теща и, увидев жуткое зрелище, упала замертво - разрыв сердца. В комнату вбежала жена и тут же выскочила на улицу звать на помощь. Через несколько минут явился участковый... Он вошел в комнату и стал осторожно приближаться к столу. Вот милиционер протянул руки, а шутник в этот момент оскалился и огрызнулся. От испуга упал и участковый, но не замертво - отделался ушибом, ударился головою о батарею отопления... Потом "весельчака" судили, он обвинялся в непреднамеренном убийстве и нанесении тяжких телесных повреждений работнику милиции.

Мария Сергеевна рассказывала об одном московском судье, который в отличие от подавляющего большинства своих коллег мог блеснуть умом, находчивостью и чувством юмора. Как-то слушалось такое дело. Два юнца ограбили квартиру, а указали им ее две девчонки, что жили в том же самом доме. Все четверо попали на скамью подсудимых. Свидетелем по делу выступал дворник. Председательствующий обратился к нему с вопросом:

- Кого из подсудимых вы знаете?

- Эту знаю, - отвечал дворник, - и вот эту... Эта родилась у нас в доме, а эту привезли, когда ей три года было...

- Что можете сказать о подсудимых?

- Так что, гражданин судья, обе - б.... Председательствующий переждал, пока в зале смолкнет смех и сказал:

- Гражданин Иванов, мы вас вызвали сюда, как свидетеля, а не как эксперта...

Судили большую банду, которая грабила загородные магазины. В частности допрашивали свидетельницу, сторожиху. Председательствующий, как обычно, сказал:

- Свидетельница Панкратова, суд предупреждает вас, что за дачу заведомо ложных показаний вы несете ответственность по статье Уголовного кодекса...

- Это за вранье-то? - сказала сторожиха.- Да я, милок, сроду не врала...

- Ну, рассказывайте, как было дело...

- Сижу это я в тамбурчике... Такой у нас тамбурчик перед магазином... Слышу, кто-то в замке снаружи ковыряется... Ну, я и крикнула: "Караул!". А тут дверь открылась и вот этот... Да, вот этот... Как мне гаркнет: "Молчи, старая б...!"

В зале раздался смех, а судья обратился к свидетельнице:

- Гражданка Панкратова, это не существенно... Не обязательно здесь повторять вес, что сказал подсудимый...

- А как же не обязательно?.. Я ведь тебе обещала, что врать не буду... Он как гаркнет: "Молчи, старая б...!"

Опять смех, и опять судья говорит:

- Это слово больше повторять не нужно...

- Как так - не нужно?.. Ведь он мне так и сказал: "Молчи, говорит, старая б....!"

И сбить сторожиху с этой фразы было невозможно. Пришлось объявить перерыв в заседании и долго втолковывать ей, что этот момент в показаниях можно и опустить.

В суде рассматривается дело о разводе. Истец - генерал, ему за шестьдесят, жена - сверстница. Судьиха спрашивает мужа о причине развода.

- Видите ли, - говорит генерал, - мы с ней поженились сорок с лишним лет назад. Я тогда был денщиком у офицера царской армии, а она там же состояла кухаркой. Потом была революция, гражданская война... Я сам стал офицером, учился, закончил военную академию. А она, как была кухаркой, так на этом уровне и осталась. Дети у нас уже взрослые... А мне все время приходиться стесняться ее серости и дикости перед моими друзьями. Прошу суд нас развести. И вот оглашается решение суда.

- Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики... развести...

- Как?! - кричит с места генеральша. - Почему?

Судьиха прерывает чтение приговора и назидательно говорит ей:

- Надо рость!

Знаменитый артист, чтец Антон Шварц некоторое время был адвокатом. В одной защитительной речи он говорил:

- ...Ну, а теперь обратимся к образованию моего подзащитного. Как сказал поэт - "мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь..."

Тут судья прервал его репликой:

- Шварц, без куплетов!

Николай Макарович Олейников, как известно, был редактором издававшегося в Ленинграде детского журнала "ЧИЖ" (Чрезвычайно интересный журнал). Но вот подписка на это издание стала падать, а потому ленинградский отдел народного образования решил поддержать "ЧИЖ". На педагогический совет в одну из школ явилась инструкторша из этого отдела и выступила с речью. (При том она была еврейка и говорила с сильным акцентом.)

- Товарищи! Мы все как один должны подписаться на наш ленинградский пионерский журнал "Чиж"... Мы должны призвать всех детей подписываться на наш журнал "Чиж"... Надо объяснить всем родителям, что "Чиж" - наш лучший пионерский журнал... и т. д. и т. п.

После этой дамы слово взял старый (еще с гимназических времен) учитель словесности, но в своей речи он допустил оговорку прямо по Фрейду:

- Наша гостья из отдела образования совершенно права. Мы все должны подписаться на этот наш ленинградский журнал "Жид"...

Директор школы, в которой в свое время учился режиссер Евгений Рубенович Симонов так говорил своим ученикам:

- Сегодня ты парту ножом режешь, завтра воровать пойдешь. И кто из тебя вырастет? Троцкист-зиновьевец - убийца Кирова!..

В начале тридцатых годов в Ленинграде жил в жуткой коммунальной квартире, буквально погибая от унижений и нищеты, глубокий старик - родной сын М. Е. Салтыкова-Щедрина. Как известно писатель этот ценился и цитировался самим Сталиным, и вот несчастный старик решился написать вождю письмо с просьбой о помощи. Каким-то непостижимым образом это письмо дошло до адресата, и всесильный тиран собственноручно начертал на нем резолюцию:

"т. Медведю. Прошу помочь".

Затем письмо было доставлено в печально известный серый дом на Литейном, а Медведь, как известно, возглавлял ленинградское НКВД вплоть до убийства Кирова. Получив бумагу с собственноручной резолюцией Сталина, Медведь разом нажал на все кнопки стоящего перед ним аппарата - вызвал к себе начальников всех отделов. Через минуту из коридора послышался топот сапог, а через две кабинет Медведя наполнился сотрудниками. Дальше хозяин кабинета произнес матерный монолог, смысл которого можно передать примерно так:

- За что я вас, дармоедов, кормлю?.. Куда вы, сукины дети, смотрите?.. Мимо вашего носа письмо попадает самому хозяину, и я об этом ничего не знаю! Сию минуту найти этого, как его, Щедрина!.. И чтоб я завтра же мог рапортовать в Москву!..

А сын знаменитого сатирика сидел в своей жалкой комнатенке со своей старенькой женой и вовсе не подозревал, что вот-вот начнутся события, напоминающие сказку из "Тысячи и одной ночи". А тем временем к его дому подъехали грузовые машины, и доблестные чекисты вошли в квартиру. Для начала они в принудительном порядке выселили всех прочих жильцов этой коммуналки, погрузили их скарб на грузовики и увезли на новые места жительства. И тут же несколько бригад маляров приступили к ремонту всей квартиры - красили, клеили обои... Еще два грузовика доставили со склада мебель, которую тут же расставили по всем комнатам. Привезли массу одежды и обуви для обоих - старика и старухи. Доставленный к ним работник отдела социального обеспечения тут же, на дому выписал им новые пенсионные книжки, где сумма пособия была доведена до максимальной. Привезли новую посуду кухонную и столовую. И, наконец, стали прибывать из елисеевского магазина корзины со всякой роскошной снедью... И все это в течение считанных часов. Затем чекисты стали прощаться с хозяевами обновленного роскошного жилища, и старший, распоряжавшийся всей грандиозной операцией, осведомился у оторопевшего старика:

- Нет ли у вас еще каких-нибудь просьб или пожеланий?

Тот немного подумал и указав на свою жену произнес:

- Вот она хотела в кино сниматься...

В сером доме следователь ведет допрос арестованного.

- Расскажите вашу биографию.

- Я родился в 1887 году в Петербурге.

- В Ленинграде, - поправляет следователь.

- В 1895 году поступил во вторую петербургскую гимназию...

- В ленинградскую гимназию, - опять поправляет следователь.

- По окончании гимназии поступил в Императорский Петербургский университет.

- Ленинградский университет...

- В 1907 году за участие в студенческих волнениях был арестован ленинградской жандармерией...

Валентина Абрамовна Иоффе рассказывала о тридцатых годах:

- Я прихожу с работы, и домашняя работница сообщает, что забрали одного из наших соседей. При этом добавляет такое: "Его арестовали по подозрению, что он - поляк".

А вот еще история, рассказанная В. А. Успенским.

В Москве на улице Дунаевского до сего дня стоит дом, где имели квартиры многие архитекторы. В частности, до войны там жил зодчий Александр Федорович Хряков с супругой (то же архитектором) Зоей Осиповной Брод. На двери их квартиры красовалась массивная медная табличка:

А. Ф. Хряков

3. О. Брод

В тридцать седьмом году, во время массового террора их сосед Л. М. Поляков послал к Хрякову по какому-то делу свою домашнюю работницу. Буквально через пять минут полуграмотная женщина прибежала обратно и в смятении объявила:

- У них на двери написанов: Хряков зОброт...

В то самое жуткое время в Московском театре Оперетты шел политический митинг. Какой-то активист держал речь. Все было хорошо и правильно, но конец получился неожиданный. Оратор возгласил:

- Да здравствует наш вождь и учитель товарищ... Троцкий!..

В зале воцарилась гробовая тишина.

Осознавши, что он произнес, несчастный впал в сущую истерику.

- Нет!.. Нет!.. - истошно завопил он,- Сталин!.. Сталин!.. Сталин!..

Его увели за кулисы, но истерика продолжалась. Бедняга бился в конвульсиях и кричал:

- Сталин!.. Сталин!..

От ужаса у него начался понос...

А тем временем кто-то позвонил на Лубянку, и через несколько минут оттуда приехали.

Но когда чекисты увидели корчащегося на полу, вопящего человека от которого к тому же шла вонь, они им просто побрезговали, и уехали восвояси.

Ардов всю жизнь дружил с актером Игорем Ильинским. У них был общий приятель - Валерий Трескин. Ардов его шутливо именовал "Лабардан". Это был человек одаренный, умный, по образованию юрист, но при том всю жизнь он был не в ладах с уголовным кодексом. В конце концов, он так и умер в заключении, куда угодил после громкого процесса. Трескин в совершенстве владел искусством подделывания подписей решительно всех знаменитых художников прошлого века. Сообщником его был человек по фамилии Иголь, директор антикварной лавки на Арбате. И вот эти компаньоны наводнили своей "продукцией" частные коллекции и даже собрания некоторых провинциальных музеев.

Игорь Ильинский рассказывал Ардову такую историю. Как-то он с женой пришел к Трескину на обед. Время было не позднее, и Ильинскому предстояло еще выступление в концерте, за ним должны были прислать машину. Хозяева и гости отобедали, лилась беседа, как вдруг затрещал звонок у входной двери. Жена хозяина пошла открывать. Когда она вернулась в комнату - на ней лица не было.

- Валя, - сказала она мужу, - это - из МГБ.

Трескин тоже переменился в лице.

- Ну, это какое-то недоразумение... Я уверен, все разъяснится.

Жена, сдерживая рыдания, стала собирать белье, зубную щетку, мыло...

(Можно себе представить, каково было чете Ильинских.)

Наконец, узелок был собран. Трескин обнял жену, попрощался с гостями и вышел.

Ильинские тоже стали прощаться.

- Подождите. Куда вы? - запротестовала хозяйка. - Ведь за вами же должны приехать...

Неловкое это положение продолжалось еще несколько минут, но тут дверь распахнулась, и в комнате появился сам Трескин.

- Игорь! - закричал он, отшвыривая тюремный узелок. - Это за тобой приехали!.. Ты ведь сегодня выступаешь в клубе МГБ!..

Довольно известный киносценарист Михаил Маклярский в свое время был кадровым офицером на Лубянке. Впрочем, эту историю надо начинать не так.

В шестидесятые годы в Союзе писателей появился юрисконсульт Александр Иванович Орьев. До войны он был офицером госбезопасности, но во время одной из внутриведомственных чисток был арестован и получил срок. И вот он вспоминал, как незадолго до его ареста в их лубянском подразделении появился молодой, интеллигентный сотрудник Миша Маклярский.

И вот уже после войны, отбыв свой срок, Орьев как-то такое встретил на площади Свердлова у входа в метро своего старого сослуживца. Они обрадовались друг другу, разговорились. Стали вспоминать товарищей, где теперь кто... Между прочим Орьев сказал:

- Я очень рад за Мишу Маклярского. Он стал известным сценаристом. Вот видишь - его картина...

И он указал собеседнику на огромную афишу, там рекламировался фильм "Секретная миссия".

- Саша, - сказал ему в ответ старый товарищ,- если бы ты знал, как Миша Маклярский бил меня на допросах, выколачивая показания на тебя, ты бы меньше радовался его успехам...

Самого Маклярского так же не миновала эта чаша. Но его арестовали незадолго до смерти Сталина, а потому просидел он совсем немного. В этой связи рассказывалась забавная история, как я понимаю, выдуманная.

Лето 1953 года. Маклярский - в одиночке, связи с внешним миром никакой. И вот его вызывает следователь.

- Я рад вам сообщить, что дело в отношении вас прекращено за отсутствием состава преступления.

- Спасибо, - отвечает Маклярский, - я знал, что справедливость рано или поздно восторжествует. Я еще смогу послужить делу Ленина - Сталина...

- Иосиф Виссарионович Сталин умер 5 марта этого года, - сдержанно говорит следователь.

- Ах, какая невосполнимая утрата! - восклицает Маклярский. - Но я еще смогу принести пользу нашим доблестным органам, которые возглавляет верный ленинец Лаврентий Павлович Берия!..

- Враг народа Берия расстрелян по приговору трибунала.

- Боже! - восклицает Маклярский. - Как же я теперь выйду в этот страшный мир?!

В восьмидесятые годы под Одессой существовал дом отдыха КГБ имени Дзержинского. (Тут надобно заметить, что во всякой мало-мальски соблазнительной курортной местности непременно были три дома отдыха или санатория - ЦК партии, КГБ и Министерства обороны.) Так вот отдыхающим в доме имени Дзержинского чекистам как-то подали за обедом маслины. После этого они написали начальству жалобу, дескать, их тут кормят "гнилыми сливами".

В тридцатых годах умер некто Вельбушевич, композитор, который писал легкую музыку. Ему устроили вполне советские похороны с так называемой "гражданской панихидой". С надгробными речами выступали коллеги, эстрадные артисты, а от работников цирка сказать слово поручили клоуну по фамилии Гарин.

Тот стал отнекиваться:

- Да я говорить не умею...

- Ничего, ничего, - настаивало начальство, - несколько слов от нас, циркачей, надо сказать. Это - общественное поручение.

Словом, уговорили.

Гарин перед похоронами очень волновался и для храбрости хватил стакан коньяку.

И вот распорядитель дал ему слово.

Клоун подошел к гробу и сказал:

- Вот перед нами лежит наш замечательный композитор товарищ Вельбушевич... А ведь он мог бы еще жить, мог бы радовать нас своей музыкой... Вот, говорят, попугай живет триста лет... А на хер он кому нужен, попугай?..

После этих слов в помещении остались лишь гроб и оратор - все прочие участники траурной церемонии выбежали, давясь от смеха.

На похоронах кинорежиссера Васильева министр С. В. Кафтанов начал свою надгробную речь такими словами:

- Пользуюсь случаем, чтобы...

На похоронах композитора Чемберджи присутствовал поэт Виссарион Саянов. Это был человек совсем небольшого роста, внешности довольно комической и к тому же постоянно нетрезвый. На кладбище он попросил слова, начал надгробную речь, но тут его качнуло, и он свалился в разверстую могилу. По причине опьянения и малого роста Саянов никак не мог выбраться из ямы и при том бормотал:

- Я сейчас... Я сейчас... Свидетели говорили, что в этот момент даже вдова покойного улыбнулась.

Происходили похороны одной из преподавательниц английского языка, которая работала на филологическом факультете Московского университета. На кладбище слово взяла заведующая кафедрой, профессор О. С. Ахманова. Она сказала:

- Мы сегодня хороним Софью Степановну Петрову. На нашей кафедре она была лучшим специалистом по английским глаголам. Английские глаголы делятся на...

Тут последовала двадцатиминутная лекция о глаголах, после чего тело было предано земле.

На Ваганьковском кладбище хоронили актера и режиссера Давида Гутмана. Среди провожавших его в последний путь был знаменитый исполнитель роли Чапаева - артист Борис Бабочкин.

Ваганьково в своем роде "фабрика смерти", гробы туда доставляются в большом количестве. Затем они выставляются в ряд возле входа на кладбище пока в конторе выправляют бумаги.

И вот, стоя возле этого печального ряда, Борис Бабочкин задумался о бренности всего земного... Вдруг он увидел, что гроб его друга Гутмана берут какие-то незнакомые люди и хотят нести.

- Вы куда его несете? - спросил артист.

- В церковь, - говорят, - отпевать...

- Вы с ума сошли! В какую церковь? - удивился Бабочкин. - Ведь он был еврей...

- Это мой папа был еврей?! - возмутился какой-то человек и полез на артиста с кулаками.

К счастью недоразумение быстро разрешилось. Оказалось, что Бабочкин в задумчивости перепутал гробы - гутмановский стоял рядом, и его никто не трогал...

В пятидесятых годах умер один из московских актеров. Гроб привезли в крематорий, но там, как назло, скопилось много покойников, и мероприятие грозило сильно затянуться. Тогда приятели покойного артиста решились пойти к администратору, представиться и сказать, что они спешат в театр на репетицию, и таким образом попытаться ускорить дело. Но этот их маневр заметили те, кто сопровождал прочих покойников, и они тоже поспешили к администратору, громко выражая свое возмущение. Тогда служащий крематория успокоил разволновавшуюся публику такими словами:

- Товарищи, не волнуйтесь! Кремировать будем в порядке живой очереди!..

Когда умер композитор Арам Хачатурян у властей Армении возникла идея похоронить его в центре Еревана. Однако же, кто-то решился спросить благословения на то у католикоса Вазгена. Иерарх высказал такую мысль:

- Я высоко чту великого сына армянского народа - Арама Хачатуряна... Но насколько мне известно, вне кладбищ хоронят только самоубийц и преступников.

В самом начале войны, во время бегства Красной армии один из полков вошел в маленький городок. Надо было срочно накормить солдат и двигаться дальше. Офицеры нашли продовольственный склад, сбили с него замки, и тут выяснилось, что в этом помещении хранятся только бочки с черной икрой больше никакой провизии нет, и тут каждому бойцу выдали по целому котелку черной икры. Простой деревенский паренек, который никогда в жизни этого лакомства не пробовал, отошел со своим котелком в сторону и всердцах произнес:

- Война еще только началась, а уже каким дерьмом кормят!..

В журналистском мире весьма колоритной фигурой был фотокорреспондент "Правды" Василий Темин. Это был человек циничный, горький пьяница, но при том - "жестокий профессионал". Об этом, в частности, свидетельствует такая история.

Как известно, первая существенная победа во Второй Мировой войне была увенчана отступлением немцев от Москвы. Происходило это зимой, во время сильных морозов. Двигаясь с нашими частями по следу отступающих немцев, Темин обратил внимание на то, что в некоторых живописных и вполне пригодных для фотографирования местах для полноты картины не хватает вражеских трупов. А в иных местах этих трупов много, но там эффектных кадров снять невозможно. Так как в его распоряжении был небольшой грузовик, Темин погрузил в кузов десятка два убитых немцев и возил их с собою. Благо, повторяю, были сильные морозы. И вот когда фотограф находил подходящий пейзаж - разрушенные дома, подбитые танки и пр., он с помощью солдат раскладывал вражеские трупы, создавая "фотокомпозиции".

Благодаря своему "жестокому профессионализму" в самом конце войны Василий Темин едва не лишился жизни. Когда советские войска ворвались в Берлин, он сфотографировал красный флаг над Рейхстагом и бросился на ближайший аэродром, чтобы поскорее доставить этот снимок в "Правду". Однако, там стоял только один самолет - личный, принадлежащий маршалу Жукову. Тогда Темин объявил:

- Товарищ маршал приказал мне на этом самолете немедленно лететь в Москву.

Это было сказано столь безапелляционно, что ему поверили, и он улетел. Через несколько часов, как на грех, самолет понадобился Жукову. Ему докладывают:

- Самолет по вашему приказанию улетел в Москву.

- Как!? - удивился маршал, - По какому приказанию?

- На аэродром прибыл майор Темин и объявил, что вы ему приказали на своем самолете лететь в Москву.

Жуков, славившийся в частности и своей жестокостью, отдал приказ:

- Этого майора найти, арестовать, отдать под трибунал и расстрелять.

А Темин добрался до Москвы, и к утру вышел номер "Правды" с его снимком. Нагрузивши маршальский самолет газетами, фотограф прилетел обратно в Германию и тут же был арестован. Его друзья принялись хлопотать, кто-то дошел до самого Жукова, и маршалу был показан свежий номер "Правды" с фотоснимком Темина. В конце концов, командующий сменил гнев на милость.

После войны Темин продолжал работать в редакции "Правды". Был он, повторяю, пьяницей, и в конце сороковых с ним произошло трагикомическое приключение. Он был в командировке в Ленинграде, и там в компании познакомился с молодой женщиной, которая ему очень понравилась. Начался бурный роман, но все это с неумеренными возлияниями. Через несколько дней Темина, который все это время толком те протрезвлялся, отвели в ЗАГС и с этой дамой расписали. После этого начались уже свадебные попойки, они продолжались еще несколько дней. И вот, наконец, Темин протрезвел. Произошло это в какое-то утро. Он очнулся в гостиничном номере, с ним в кровати лежала женщина, у которой был совершенно голый череп. А рядом на столике находился ее парик. Темин не без труда восстановил в памяти все происходившее с ним в последние дни... Тут он потихоньку встал, оделся, собрался и ушел из номера... Затем "молодой муж" помчался на вокзал и первым же поездом укатил в Москву...

Но на этом история, разумеется, не кончилась. Поскольку Темин состоял в "зарегистриро-ванном браке", родственники "молодой жены" написали жалобу главному редактору "Правды", каковым в те годы был П. Н. Поспелов. Это был деятель, "поваренный в чистках, как соль". Достаточно сказать, что он был редактором всех издаваемых сочинений тогда еще здравству-ющего Сталина. Поспелов немедленно вызвал Темина к себе в кабинет, показал ему письмо от "родни" из Ленинграда и потребовал объяснить свое "аморальное поведение". Фотограф по своему обыкновению держался уверенно.

- А представьте себе, - сказал он, - товарищ главный редактор, вы просыпаетесь утром с молодой женой и видите, что она - лысая...

- Как? - переспросил Поспелов. - Совсем лысая?

- Совсем. Вот так она. лежит, а вот так парик - отдельно...

- Как? Совсем отдельно?

- Совсем отдельно.

- Вон отсюда! - заорал Поспелов и затопал ногами. Но сверх того никакого взыскания Темину не последовало.

Во время войны в Москве открылись, так называемые, коммерческие буфеты, где торговали свободно - без карточек, и там продавалась в разлив водка. Один из таких буфетов находился в Третьяковской галерее. Разумеется, туда устремились жители ближайших кварталов и в частности кое-кто из обитателей писательского дома в Лаврушенском переулке. Часто заглядывали в этот буфет истопники, слесари и дворники. Лев Никулин вспоминал, как один из них жаловался:

- Ну, хоть бы открыли они буфет при входе... А то ведь двадцать залов надо пробежать, чтобы сто грамм выпить... И обратно идешь, а по стенам эти хари - весь хмель вышибает...

Лифтерша писательского дома говорила подруге:

- Ну, а муж у меня какой добытчик? Три раза на дню в Третьяковку бегает...

Как известно, среди множества подхалимских титулов и наименований, которые были присвоены Сталину был и такой - "корифей всех наук". Если не ошибаюсь читинский секретарь обкома партии в своем официальном выступлении объявил любимого вождя - "величайшим кафетерием науки".

После выхода из печати работы Сталина "О марксизме в языкознании" начались общеобязательные славословия. Тогдашний руководитель комсомола Н. А. Михайлов в одном из выступлений говорил:

- Это - гениальная работа... Это - великий труд. Это - лебединая песнь марксизма...

Во второй половине пятидесятых годов этот же самый Михайлов занял пост министра культуры. Ему как-то пришлось проводить собрание сотрудников Московской консерватории, где обсуждалось скандальное дело: несколько музыкантов были уличены в гомосексуализме. В своей обличительной речи министр в частности сказал:

- Эти мерзкие люди занимались своими гнусными делами здесь, в стенах консерватории, носящей святое имя Петра Ильича Чайковского.

В зале раздался смех. Михайлов опешил - он никак не мог понять причину подобной реакции. Тут к министру приблизился референт и шепотом дал соответствующее разъяснение.

В те же годы Ардову пришлось выступать в каком-то областном Доме офицеров. Было это в старом российском губернском городе - вроде Костромы или Калуги. "Дом офицеров" оказался старым барским особняком, там был просторный вестибюль, широкая лестница, а в нишах стояли копии античных скульптур. Однако всем этим мраморным фигурам зеленой масляной краской были пририсованы трусы и бюстгальтеры.

Дама, которая когда-то преподавала в Алма-Атинском университете, рассказала такую поразительную историю. В какой-то послевоенный год был "целевой набор" каракалпаков. В подобных случаях требования к абитуриентам той или иной национальности снижались до минимума, то есть стоило юноше или девушке сказать экзаменатору хоть что-то вразумительное, как тут же выставлялась высокая оценка. Шли испытания по английскому языку. Преподаватель попросил одного из поступающих каракалпаков посчитать по-английски от одного до десяти. Юноша стал считать, но на каком-то совершенно непонятном наречии. Его спросили:

- На каком языке вы говорили?

- На английском.

- Ну-ка повторите, - сказал экзаменатор.

Юноша снова произнес те же загадочные слова, но при этом было ясно, что это - не тарабарщина, а нечто вполне осмысленное.

Тогда стали искать в университете человека, который бы смог определить, на каком языке говорит этот абитуриент. В конце концов, выяснилось, что язык этот был чеченский. А вся история носила трагикомический характер. В конце войны в каракалпакский аул прибыл ссыльный чеченец, и, чтобы не умереть с голоду, он объявил, что может преподавать в местной школе английский язык. А вместо этого учил каракалпакских детей родному - чеченскому.

В шестидесятые годы в одной из газет была предана гласности любопытная история. Три начальника районного масштаба с тремя дамами выехали для приятного времяпрепровождения в лесозащитную полосу, которая была неподалеку от их городка. Там они устроили пикник, расстелили на траве скатерть, расставили бутылки, стаканы, разложили закуску. И тут над ближайшим полем появился самолет сельскохозяйственной авиации, который на бреющем полете распылял ядовитые химикаты. Во время одного из маневров он опрыскал и скатерть со всеми яствами. Это привело пирующих в бешенство. Один из них схватил пустую поллитровку, выждал, когда самолет снова приблизится и швырнул в него бутылку. Полет, повторяю, был бреющим, поллитровка попала в пропеллер, и летчик был принужден посадить самолет. Словом, самолет был сбит поллитровкой, судя по всему, единственный в своем роде случай в истории авиации. Но мало того, разъяренные собутыльники, у которых был испорчен пикник, еще и отлупили злополучного пилота. А затем это дело разбиралось в суде и попало в печать.

Мой покойный приятель телевизионный репортер Евгений Синицын в свое время рассказал такую историю. Году в шестьдесят четвертом или шестьдесят пятом ему надо было ехать в Москву из Переделкина. Друзья, у которых он был там в гостях остановили проезжавшую мимо дома машину - за рулем была их знакомая, и попросили ее довести Синицына до Москвы. Мой приятель довольно скоро сообразил, кто сидел за рулем. Это была дочь Сталина - Светлана Иосифовна Аллилуева. По дороге она между прочим рассказывала о том, как минувшей осенью отдыхала в Сочи.

- Был уже ноябрь, - говорила дочка Сталина,- пляж совершенно пустынный... Я шла по берегу и вдруг увидела фигуру мужчины, который с унылым видом сидел на влажном песке. Приблизившись, я его узнала, это был один из охранников моего отца. Он меня тоже узнал, вскочил на ноги...

- Светлана Иосифовна, дорогая!.. Ну, как вы? Как живете?..

- Ничего, - говорю, - Иван Петрович... Дети растут. А вы-то сами как поживаете?.. Тут он помрачнел и сказал:

- Ну что вы меня спрашиваете?.. Ведь я вашего отца охранял!.. А теперь вот какого-то жида охраняю...

И он указал рукою в холодные волны, где плавал академик-ядерщик Ю. Б. Харитон.

В свое время власти запретили опальному Мстиславу Растроповичу не только зарубежные гастроли, но даже и выступления в больших городах своей страны. Его отправляли в составе концертных бригад в самые захудалые городки и поселки. Мне рассказывали со слов самого Мстислава Леопольдовича о таком забавном приключении. Довелось ему выступать в каком-то маленьком клубе в глухом селе. Фигура музыканта во фраке сразу же настроила зрителей на веселый лад - такой одежды здесь никогда не видели. Когда же он взял свой инструмент, с точки зрения публики - непомерно большую гитару, поставил ее между ног и принялся перепиливать смычком, в зале раздался смех. Тут надо сказать, что во время игры Растропович, помогает себе мимикой, а проще сказать - гримасничает, и это обстоятельство довершило эффект - зрители изрядно повеселились, полагая что этот артист своеобразный музыкальный комик.

Другой виолончелист - Михаил Хомицер рассказывал, как ему пришлось выступать на "целине" в каком-то казахском совхозе. Концерт происходил в некоем подобии клуба, где пол был земляной, а вместо стульев - примитивные лавки. Зал был далеко не полон. Во время игры Хомицера один из слушателей встал, подошел к стенке, расстегнул штаны, помочился на землю, а потом опять уселся на свое место и продолжал слушать классическую музыку.

В 1967 году исполнилось 50 лет Советской власти. А затем пошли и более мелкие юбилеи - армии, комсомола, пионерии... Дело дошло и до объединения "Союзгосцирк", и тогда был выпущен значок, который я сам видел и жалею, что себе не достал

"50 лет Советского Цирка".

Самым известным цирковым иллюзионистом был Эмиль Кио. Его "чудеса" и трюки смотрелись эффектно благодаря использованию нескольких пар ассистентов-близнецов, а так же люков и ходов, расположенных под манежем и большого количества разукрашенных ящиков, из которых неожиданно появляются то красотки, то львы... Когда Эмилю Кио присвоили почетное звание, кто-то наименовал его "заслуженный ящик республики". А когда старший Кио умер, то близнецов, львов и ящики поделили между двумя его сыновьями, и они с успехом продолжают одурачивать почтеннейшую публику.

В истории семьи Кио есть один замечательный эпизод. Году, эдак в шестьдесят втором младший сын фокусника - Игорь в возрасте 18 лет завел роман с дочерью Леонида Ильича Брежнева - Галиной, дамой 36 лет, к тому моменту разведенной с первым мужем. (В те времена партию и правительство возглавлял Хрущев, а Брежнев занимал должность председателя президиума Верховного совета.) И вот Галина Леонидовна и Игорь Эмильевич пожелали сочетаться законным браком. Свидетели этой торжественной церемонии рассказывают, что самым впечатляющим моментом было вступление молодых на широкую лестницу "Дворца бракосочетаний", когда раздались звуки тогдашнего шлягера - "В жизни раз бывает 18 лет".

Итак регистрация брака совершилась, молодые получили свои паспорта с соответствующими печатями, а вслед за тем первым же самолетом отбыли в Сочи, где их ждал в шикарном отеле номер люкс. (Тут надобно заметить, что в те годы все постояльцы гостиниц были обязаны отдавать свои паспорта на хранение администратору.) Этим же вечером "зарубежные голоса" разнесли по эфиру светскую новость - 36-летняя дочь президента СССР Брежнева вышла замуж за 18-летнего сына циркового фокусника Кио. И только после этого кремлевское начальство (и сам Брежнев в том числе) узнали о совершившемся браке.

Вслед за сим "компетентными органами" был осуществлен трюк, которому мог бы позавидовать любой иллюзионист. Рано утром в номер к молодоженам постучали. Это была милиция.

- Вы не имеете права проживать вместе в одном номере.

- Почему же не имеем? Мы муж и жена...

- Ничего подобного, - сказал милиционер.- Вот ваши паспорта...

И им вернули их собственные паспорта, в которых не было никакого следа регистрации брака - печати исчезли.

Коль речь уже зашла о Кио, не могу не вспомнить и еще одну комическую историю. В министерстве культуры, а может быть, даже еще в комитете по делам искусств был такой начальник Николай Николаевич Беспалов. Был он уроженец то ли Нижегородский, то ли Владимирский, а потому говорил с характерным "оканьем". Раз случилось Беспалову поехать в командировку, кажется, в тот же Нижний, то есть по тем временам - Горький. С ним были два молодых сотрудника. В гостинице сам Беспалов поместился в люксе, а его спутникам выделили номер с двумя кроватями. Днем они занимались делами, а вечером молодые люди купили вина и пригласили двух местных прелестниц. Накрыли стол, уселись... Как вдруг в дверь стучат.

- Кто там?

- Это я, - отвечает голос, - НикОлай НикОлаевич!

Один из молодых людей отворил дверцу гардероба, и затолкал туда обеих девиц.

Открыли дверь, и вошел Беспалов.

- Может быть, поужинаете с нами? - спросил один из хозяев номера.

- Не хотите ли выпить? - спросил другой.

- ОхОтнО, - отозвался начальник, - рабОчее время кОнчилось...

Выпили, закусили.

- ВОт я смОтрю на вас, - заговорил Беспалов, - какие-тО вы странные ребята. МОлОдые, здОрОвые. ЧегО вы вдвОем сидите?.. ДевОк бы пригласили.

Тогда один из молодых людей встал, открыл дверцу шкафа, и оттуда вышли две прелестницы.

Беспалов помолчал, а потом промолвил:

- Ну, вОт, чтО я тебе скажу: КиО - г...О в сравнении с тОбОю...

Где-то в Средней Азии, в месте жарком и пустынном, имел свое расположение полк. И вот среди лета скоропостижно умер командир этой части, и его похоронили со всеми воинскими почестями. Замполит, как положено, отправил своему начальству в Ташкент отчет об этом мероприятии. Там были такие слова:

"Похороны прошли хорошо, личный состав остался доволен".

Некий москвич приехал в Тбилиси по делам и зашел на местный базар. Его внимание привлекли два человека - один из них продавал "молоткастый, серпастый советский паспорт", а другой - его покупал. Разговор при этом шел примерно такой:

- Послушай, я в двадцать девятом году родился, а тут - двадцать пятый... Нехорошо.

- Почему - не хорошо?.. Работать меньше будешь, на четыре года раньше на пенсию пойдешь...

- Потом смотри, у него усы короткие, а у меня длинные...

- А! Подумаешь - усы! Сегодня короткие, завтра выросли длинные!..

Ошеломленный москвич ринулся к стоящему неподалеку милиционеру.

- Тут у вас фальшивый паспорт продают!

- Ги-де?! - вскричал блюститель порядка и, придерживая кобуру, ринулся к тому, кто продавал документ. Выхватив из руки паспорт, милиционер посмотрел его и укоризненно сказал доносителю:

- Почему говоришь - фальшивый?.. Самый настоящий паспорт! Продавай, пожалуйста!..

И с этими словами он вернул документ "владельцу".

Один милицейский чин рассказывал такую трагикомическую историю. В некоем лагере среди зеков стало пользоваться популярностью такое незамысловатое стихотворение:

Нас триста лет татары гнули,

Но не могли никак согнуть,

А коммунисты так согнули,

Что триста лет не разогнуть.

Собственно говоря, популярными стали не сами стихи, в моду вошла татуировка, воспроизводящая этот текст на теле. И вот простой деревенский парнишка, который и в тюрьму-то угодил случайно, решил украсить свою спину этой стихотворной надписью. Татуирование в зоне стоит дорого, и ему пришлось продолжительное время копить деньги, чтобы оплатить эту художественную работу. Наконец, сделка состоялась, и спина бедняги подверглась весьма мучительной процедуре, каковую он героически терпел. И вот - первая после этого лагерная баня. Парень раздевается, оголяется его спина, и среди зеков начинается хохот. Оказывается, над несчастным подшутили. На его спине не стихотворный шедевр, а деревенский пейзаж: бескрайнее поле, по которому движется трактор с плугом. А сверху лихая надпись:

"Паши, Ваня!"

В шестидесятых годах по всей стране - от Москвы до самых до окраин распространились обличительные витрины - "Не проходите мимо!" Тут имелись ввиду не сами эти застекленные стенды, сколько те нравы и поступки, которые бичевались самодеятельными художниками и поэтами. Я, грешник, никогда равнодушно мимо этого не проходил, ибо там встречались в своем роде шедевры. Самая поразительная витрина попалась мне в осенней пустынной Ялте, в 1967 году. "Не проходите мимо" - звучало как бы зазывно, ибо там демонстрировалось штук пятнадцать фотографий довольно молодых кокетливых женщин, и под каждым снимком была подпись в таком роде:

"Иванова Светлана Петровна, 1950 г. р. Проживает г. Ялта, ул. Горная, дом 20, кв. 7. Занимается проституцией".

В 1970 году страна праздновала столетие со дня рождения Ленина. В Питере в частности было такое мероприятие. На завод "Электросила" прибыли почти все художники и скульпторы города во главе со своим официальным предводителем М. Аникушиным. В самом большом цехе завода состоялась их встреча с рабочими. И вот Аникушин объявил:

- Дорогие друзья! Среди нас присутствует старейший художник Ленинграда - Натан Исаевич Альтман, который в свое время рисовал и лепил Владимира Ильича Ленина с натуры. Попросим Натана Исаевича поделиться с нами своими воспоминаниями о великом вожде.

Альтман подошел к микрофону и сказал буквально следующее:

- Я работал у Ленина в кабинете, в Кремле. Он сидел за своим письменным столом и занимался делами, а я лепил его голову из глины. (Пластилина тогда еще не было.) В один из дней я окончил сеанс и обернул сырую глину клеенкой, чтобы она не высохла до следующего дня. Потом я попрощался с Лениным и ушел. А в приемной я попросил секретаршу Фотиеву: "Пожалуйста, не забудьте полить голову водой". То есть я имел в виду свою работу. И вот Ленин сидит за своим столом, а тут появляется Фотиева с. чайником в руках, подходит к нему и хочет лить ему воду на голову...

"Что такое? - спрашивает Ленин. - Что вы делаете?..

- А мне Альтман сказал, что надо полить вам голову...

Так она поняла мое распоряжение.

Все театры страны, все ансамбли и вообще все деятели искусств в семидесятом году обязаны были так или иначе откликнуться на столетие Ленина. Презабавная история произошла в этой связи в Москонцерте, где работает несколько сот эстрадных артистов. Легче всего откликнуться на юбилей было чтецам и певцам, стихов и песен о Ленине - пруд пруди. В гораздо более затруднительном положении оказались артисты других жанров акробаты, танцоры, жонглеры и пр. И вот по Москонцерту пополз слушок, дескать, один эквилибрист подготовил "Ленинский номер". Настал день, когда начальство просматривало весь этот репертуар. И вот объявили имя находчивого эквилибриста. Зазвучала музыка революционных лет, и на сцену вышел артист в гриме и костюме Ленина. На плече он нес огромное бутафорское бревно - ни дать ни взять Ленин на субботнике в Кремле. И тут эстрадный "вождь" стал вращать и подбрасывать свое бревно... А затем лег на спину и продолжал это делать с помощью ног... В этот момент директор Москонцерта не выдержал.

- Меня посадят из-за этих сволочей! - вскричал он.

И, схватившись за голову, выбежал из зала.

Одна интеллигентная дама, рожденная в эмиграции, долгие годы прожила в Сергиевом Посаде (по тем временам - в Загорске). Она работала воспитательницей в детском саду, никакой другой работы по возвращении из-за границы для нее не нашлось. Разумеется, на этом поприще она выделялась на фоне своих коллег. Как-то она устроила пушкинский утренник - ее маленькие питомцы читали стихи, пели песенки на слова поэта, а потом была викторина. Воспитательница задавала вопросы о Пушкине, а дети отвечали... Это было весьма торжественно - присутствовали родители ребятишек, работники прочих детских садов, районное начальство. Во время викторины прозвучал такой вопрос:

- Как звали няню Александра Сергеевича Пушкина?

Ответить пожелал весьма шаловливый и неразвитый мальчик, чему воспитательница несколько удивилась. Она сказала:

- Хорошо, Вася, отвечай ты. Так как же звали няню Пушкина?

Ребенок встал со своего места и внятно произнес:

- Надежда Константиновна.