/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Бутоны розы

Первый Шаг К Счастью

Барбара Смит

Четыре года прошло с тех пор, как циничный повеса Сэмюел Фирт покинул свою невесту, леди Кассандру, в брачную ночь. И вот блудный муж не только вернулся, но и требует, чтобы Кассандра продолжала играть перед окружающими роль его жены! Только на таких условиях он готов предоставить ей желанную свободу... Красавица вынуждена согласиться на унизительную сделку, не догадываясь о коварстве многоопытного соблазнителя Сэмюела, для которого весь этот спектакль – лишь ПЕРВЫЙ ШАГ К СУПРУЖЕСКОМУ ПРИМИРЕНИЮ...

Барбара Доусон Смит

Первый шаг к счастью

Пролог

20 февраля 1816 года Лондон

Дорогой дневник!

Сегодня моя первая брачная ночь , та ночь , которая могла бы увенчать самый счастливый день моей жизни. Но обстоятельства сложились так , что это был самый печальный , оскорбительный и унизительный для меня день. Боже , какой глупой и наивной я была , как плохо представляла себе поведение мужчин!

Всего неделю тому назад я сидела за скучным уроком географии в Чилтерн-Палас , когда пришло письмо от отца. Он договорился о моем замужестве и велел мне немедленно ехать в Лондон. Новость была неожиданная , однако мне показалось заманчивым избавиться от скучных школьных занятий и окунуться в неведомую жизнь , полную интересных приключений. Если бы только я знала , что меня ждет впереди!

На протяжении всей долгой дороги из Ланкашира в Лондон я воображала себе своего таинственного жениха. В моем представлении это был галантный кавалер , который умчит меня на своем белом коне. Мы сразу полюбим друг друга и будем счастливо жить вместе...

Однако мои романтические фантазии развеялись как дым при перв ой же встрече с высоким темново лосым красивым мужчиной средних лет. Мистер Сэмюел Фирт был холоден и сдержан , а я слишком испугана , чтобы произнести хоть одно слово. Отец объяснил мне , что мистер Фирт – богатый человек, который заплатит все наши многочисленные долги за то, что я стану его женой. Холодный расчет немного угнетал меня, но я была уверена, что женитьба смягчит характер моего мужа и под холодной маской откроется добрая и сострадательная душа.

Как я ошибалась! Мистер Фирт не был ни добрым , ни деликатным , и , уж конечно , он не был джентльменом.

Я поняла это , когда вечером он зашел в мою спальню в ночном халате. Его появление удивило меня и заставило сильнее биться сердце. Я думала , я надеялась , что он обнимет меня , нежно поцелует в губы и пожелает спокойной ночи. Вместо этого он повел себя совершенно неприлично. А когда я в ужасе отпрянула , он начал объяснять мне обязанности замужней женщины. Не выдержав , я разрыдалась.

Мистер Фирт смотрел на меня своими ледяными синими глазами , даже не пытаясь утешить. Затем он сообщил , что отправляется в длительное путешествие по разным странам. И вышел из спальни еще до того , как я перестала плакать и сумела справиться со своим волнением.

Должна честно признаться , что я так же сильно была напугана его требованиями исполнять супружеские обязанности , как и его неожиданным поспешным исчезновением. Боже , как я могла согласиться на этот ужасный брак?!

Из дневника леди Кассандры , дочери герцога Чилтерна

Глава 1

ТАЙНОЕ ПОСЛАНИЕ

Золотистый свет сотен горящих свечей освещал танцевальный зал, и прекрасная музыка вальса звучала в воздухе. Гости в нарядных туалетах были похожи на летающих по залу разноцветных бабочек. Но среди этой толпы я не могла чувствовать себя счастливой, потому что нигде не видела своего опекуна, Виктора Монтклифа.

«Черный лебедь»

Март 1820 года (четыре года спустя)

Леди Кассандра Фирт одевалась, собираясь в театр, когда с вечерней почтой пришло письмо.

Кэсси очень торопилась, у нее оставалось мало времени, так как всю вторую половину дня она провела за письменным столом, захваченная писанием. Слуга принес почту несколько минут назад, и из дверей комнаты, где Кэсси одевалась, ей видна была стопка писем, лежащих на столе. Она так надеялась обнаружить среди них письмо от издателя с указанием срока, когда будет напечатана ее первая книга «Черный лебедь».

Кэсси внимательно разглядывала свои испачканные чернилами пальцы правой руки.

– С этими пятнами бесполезно бороться, – пожаловалась она служанке, похожей на птичку худенькой женщине с добрыми карими глазами, – я даже пробовала их скрести.

– Сок лимона должен помочь, – сказала Глэдис, – я сейчас принесу из кухни.

– Боюсь, уже нет времени. Уолт появится с минуты на минуту, а вы знаете, как он сердится, когда ему приходится ждать.

Достав из ящика белые перчатки, Кэсси плотно натянула их на руки.

– Шевелитесь, милая, – ворчала Глэдис. – И повернитесь, если не хотите выйти с незастегнутыми пуговицами, как последняя замарашка.

Кэсси послушно повернулась, предоставив свою спину в распоряжение горничной. Пока Глэдис застегивала синее муслиновое платье, Кэсси надела приготовленные для нее красивые туфельки. Взглянув на часы, подумала, окажется ли у нее несколько свободных минут для того, чтобы прочесть написанное за день. И еще просмотреть письма.

Когда раздался стук в дверь, Кэсси печально вздохнула:

– Это слуга сообщает, что появился Уолт. Почему мой кузен никогда не опаздывает?

– Точность – это прекрасное качество, – проговорила Глэдис, и на ее птичьем личике появилось очень серьезное выражение, – и вам тоже хорошо было бы этому научиться. .

Кэсси открыла рот, собираясь возразить, но служанка уже покинула комнату. Через минуту она возвратилась и сообщила, что его светлость действительно ожидает внизу. Пока Глэдис ходила в гардеробную, чтобы принести ее ротонду, Кэсси подошла к письменному столу и окинула беглым взглядом стопку писем. Никто, кроме ее самой близкой подруги Флоры, не знал о том, что она отдала в печать свою книгу, даже Глэдис, которая прислуживала Кэсси все эти четыре года.

К ее большому разочарованию, большую часть писем составляли приглашения, от которых Кэсси обычно вежливо отказывалась. Будучи дочерью герцога, она неизменно получала приглашения на самые шикарные приемы, но редко их посещала, не получая удовольствия от высокопарных пустых разговоров с незнакомыми людьми. Она никогда не чувствовала себя уютно в высшем свете, где царили фривольность и необходимость следовать моде, где предполагалось, что женщина должна флиртовать с мужчинами и льстить им. Кэсси хотела посвятить свою жизнь более важным занятиям.

Письмо, лежавшее в самом низу, привлекло ее внимание. Она отложила бы его в сторону, если бы не два обстоятельства. Во-первых, адрес был написан печатными буквами, и во-вторых, на конверте.стояло: «Леди Кассандре Грей».

Кэсси не пользовалась этой фамилией с тех пор, как четыре года назад вышла замуж за человека, которого не видела после их свадебной ночи. Она с удивлением смотрела на письмо в своей руке. И хотя Кэсси вполне смирилась со столь длительным отсутствием мужа, болезненная тоска охватила ее. Если бы только она могла опять стать Кассандрой Грей, вернуться в свою безмятежную юность!

Бессмысленные, неосуществимые мечты.

Кэсси распечатала конверт, развернула бумагу и прочитала записку, написанную теми же печатными буквами, что и адрес.

«Моя дорогая леди Кассандра!

Я больше не в состоянии скрывать любовь , которая пылает в моем сердце. Примите чувства глубочайшего уважения и огромной любви , которые испытывает к вам ваш поклонник. Что бы ни случилось , я всегда буду охранять вас».

Кэсси вздрогнула, по спине пробежали мурашки. Письмо было без подписи. Кто мог прислать его?

Хотя четкие аккуратные буквы свидетельствовали о том, что письмо писал вполне образованный человек, почерк она узнать не могла. Бумага была самой обычной, такую можно купить в любом магазине. Вероятно, это был человек, которого Кэсси знала, могла узнать его почерк, и чтобы избежать этого, он использовал печатные буквы. Но никто из ее ближайших друзей не стал бы присылать ей такое послание вместо того, чтобы сказать об этом прямо. Возможно, незнакомец следил за ней, наблюдал, как она ходит по своим делам, отправляется работать в библиотеку, ездит в гости. И хотя эти мысли вызывали беспокойство, в них было и что-то приятно-романтическое.

Возможно ли, чтобы неизвестный джентльмен влюбился в нее на расстоянии? Может, он понимает, что она недостижима для него? И ему просто хочется выразить ей свои глубокие чувства? Наверное, днем он старается ее увидеть, а по ночам мечтает о ней...

Кэсси постаралась обуздать свое разыгравшееся воображение. Однако она не могла придумать причину, по которой этот незнакомец адресовал ей письмо так, как будто она была незамужней женщиной. Может быть, это был знакомый из далекого прошлого? Человек, который знал ее еще в Ланкашире? Во время своих редких визитов в родовой замок родители, случалось, привозили с собой гостей из Лондона.

– Милая леди, что-нибудь случилось? – Глэдис внимательно смотрела на нее.

Кэсси сумела изобразить на лице улыбку.

– Письмо от одного старого знакомого, – солгала она, – ничего интересного.

Скорее всего это была шутка Уолта или Филиппа. У Кэсси уже был опыт, и она знала, как надо реагировать на их шутки.

Сложив записку, она постаралась переключить свои мысли на предстоящий вечер. Ненужные приглашения Кэсси отложила в сторону и, немного поколебавшись, отнесла таинственное письмо в ящик своего ночного столика. Спускаясь по лестнице, она не переставала думать о неизвестном поклоннике. Слова его были такими страстными и романтическими.

«Примите чувства глубочайшего уважения и огромной любви, которые испытывает к вам ваш поклонник».

Глава 2

СЛУЧАЙНАЯ ВСТРЕЧА

Узнав о безвременной кончине моей матери, он сжал мои руки и произнес виноватым тоном:

– Моя бедная Белинда, я должен был быть рядом с вами.

– Это не ваша вина, – успокаивала я его, – вы были далеко, в своем поместье, и не могли знать о ее болезни.

– Все равно, как ваш опекун, я должен был выполнить свой долг.

Я не нашлась что ответить на эти слова, так как мечтала о том, чтобы не только чувство долга привязывало ко мне высокочтимого Виктора Монтклифа, преданного сына и наследника барона С.

«Черный лебедь»

Едва войдя в театральную ложу, Сэмюел Фирт сразу заметил в ложе напротив эту интересную даму. Он опоздал, шум и толчея на улице утомили его. После четырех лет, проведенных за границей, он отвык от трудностей передвижения по запруженным улицам Лондона, но он не забыл, какие соблазны предлагает блистательный высший свет столицы..

Кивнув Эллису Макдермоту, Сэмюел сел рядом со своим деловым партнером в первом ряду ложи и начал рассматривать заполненный публикой театр. Женщины в прелестных нарядах, сверкая драгоценностями, сидели рядом с мужчинами в хорошо сшитых фраках и модных галстуках. Большое количество свечей освещало огромный, красный с позолотой зал с куполообразным потолком. Три яруса лож располагались вдоль стен; над ними были места на балконе для менее состоятельных зрителей. Из оркестровой ямы доносилась негромкая музыка, не заглушавшая голосов актеров. Огни рампы освещали сцену и задник, изображавший гостиную.

Сэмюел откинулся в кресле, предвкушая удовольствие от спектакля. Даже театр кабуки в Японии или индийские танцы не могли сравниться с хорошим английским театром. Неожиданно ностальгия овладела всем его существом. Мало кто знал, что он вырос в мире театра на Брайтоне. Сэмюел подавал актерам реплики, исполнял небольшие поручения директора, таскал огромные сундуки с костюмами. Это была тяжелая работа для ребенка, но он наслаждался атмосферой театра. Тот счастливый период его жизни оборвала безвременная кончина его матери. Ему тогда было двенадцать лет.

Сэмюел поежился, вспомнив слова матери, произнесенные ею перед смертью. Он всегда знал, что незаконнорожденный, но не знал, что его отец – Джордж Кеньон, маркиз Стокфорд, и что у него три сводных брата. Его мать призналась, что неоднократно писала лорду Стокфорду, умоляя его признать сына, но тот никогда не отвечал на ее письма. Перед самой смертью, с трудом произнося слова, она просила Сэмюела самого обратиться к маркизу.

Но он, конечно, этого не сделал. Его душу сжигали боль, печаль и злость. Он ни в коем случае не хотел навязываться человеку, который отказывался признать его своим сыном. Движимый холодной ненавистью, Сэмюел решил самостоятельно добиться успеха в жизни. Он поклялся отомстить за себя и за свою мать, добившись такого же положения, какое было у Кеньонов.

Даже сейчас, думая об этом, Сэмюел чувствовал волнение. Обладая врожденной деловой хваткой, он заработал состояние, большее, чем у многих аристократов. Но деньги – это еще не все. Теперь он был очень близок к тому, чтобы осуществить главную свою мечту – создать собственную династию.

Суматоха в ложе напротив привлекла внимание Сэмюела. Три джентльмена что-то усиленно искали на полу, стараясь опередить друг друга. Шум, который они подняли, вызвал возмущение зала. Наконец один из молодых людей поднялся на ноги и с победным видом помахал программкой. Поклонившись, он широким театральным жестом вручил программку даме, которая сидела с ними. Та поблагодарила его кивком головы и обратила свое внимание на сцену.

Обворожител ьная.

Сэмюел моментально забыл об играющих на сцене актерах. Он глаз не мог оторвать от белокурой красавицы, эталона аристократки. Ее лицо напоминало старинную камею, что подчеркивало благородное происхождение незнакомки. Единственным украшением была веточка с бутоном розы в ее золотистых волосах. И если бы не явное чувство уверенности, с которым она держалась, ее можно было бы принять за дебютантку, впервые выехавшую в свет.

Однако она не была девочкой, только что выпорхнувшей из классной комнаты. Аура зрелой женщины окружала ее. Сэмюел мог представить себе ее белокурые волосы разбросанными по подушке, по его подушке. Он мог легко представить себя с ней в постели... Картины, которые рисовало его воображение, были настолько яркими, настолько сексуально привлекательными, что он с трудом сдержался, чтобы не отправиться к ней немедленно.

Он ничего не знал о ней, не имел представления и о ее семейном положении. Но то, что вокруг нее увивались молодые люди, означало, что либо она свободна, либо муж у нее абсолютный дурак. Кто она такая? Сэмюел пожалел, что у него не оказалось театрального бинокля, которым пользовались многие зрители. Ему хотелось лучше рассмотреть ее.

Он заставил себя смотреть на сцену. Но временами все же снова переключался на незнакомку, надеясь обратить на себя ее внимание. Она же целиком была поглощена представлением. Ни разу не перевела она взгляд на публику, как поступали многие дамы, считавшие посещение театра светским раутом.

За несколько минут до антракта один мужчина из ее окружения наклонился и что-то прошептал ей на ухо. Она улыбнулась, кивнула, и молодой человек вышел из ложи, вероятно, собираясь что-то ей принести. Двое других из ее компании выглядели разочарованными, так как упустили возможность сделать ей приятное.

Но похоже, дама обращала на них очень мало внимания. Наклонившись вперед, она внимательно следила за событиями, происходившими на сцене. Какая-то шутка вызвала смех публики, она тоже рассмеялась. Оживление на ее лице заставило Сэмюела вздрогнуть.

Где он мог видеть эту улыбку раньше?

Когда тяжелый малиновый занавес опустился и зрители, покинув свои места, вышли в фойе, Сэмюел услышал грубоватый голос с ирландским акцентом:

– Увидели кого-то из знакомых, Фирт?

Сэмюел внимательно посмотрел на приветливого Эллиса Макдермота. В хорошо сшитом фраке, с элегантно повязанным галстуком, с вьющимися рыжеватыми волосами и приятной улыбкой, он был больше похож на богатого аристократа, чем на изворотливого дельца. Но, так же как и Сэмюел, Макдермот добился всего тяжким трудом. Он владел несколькими текстильными фабриками и часто пользовался кораблями Фирта для доставки своих изделий в разные концы света.

– Я не знаю тут ни души, кроме вас, – ответил Сэмюел. – Я еще мог бы быть принят обществом в Брайтоне, но не здесь, в Лондоне.

– И все-таки вы высматривали кого-то. Держу пари, что это дама.

– Да, я заметил нескольких интересных женщин. – Сэмюел намеренно смотрел только на собеседника. Будучи человеком скрытным, он не хотел указывать на заинтересовавшую его леди даже старому приятелю.

Макдермот продолжал смотреть на противоположную ложу.

– Но одна из них вас особенно заинтересовала. Блондинка с золотистыми волосами, которая сидит в ложе как раз напротив нас. Самая очаровательная.

Сэмюел промолчал, не желая вступать в объяснения с приятелем. Но ирландец, не обращая на это внимания, продолжал:

– Похоже, что у вас есть соперники. Они как жеребцы охраняют свою красавицу кобылицу.

Сэмюел опять посмотрел в ложу напротив. Леди поднялась с кресла и стоя беседовала со своими поклонниками. Дымчатое синее платье облегало ее красивую фигуру;

Декольте, согласно моде, было достаточно глубоким, чтобы приоткрывать ее грудь. Сердце Сэмюела забилось чаще. Даже в этом переполненном людьми зале изысканная красота незнакомки будоражила его кровь.

Прошло уже несколько недель с тех пор, как он в последний раз общался с женщиной. На борту плывшего из Индии корабля слабый пол представляли лишь пожилая жена полковника и семилетняя девочка с суровой няней средних лет. В течение последних четырех лет Сэмюел путешествовал по своим владениям, расположенным в разных концах земного шара. Сахарные плантации в Вест-Индии, золотые прииски в Африке, чайные плантации на Цейлоне. Постоянно находясь в дороге, он обычно удовлетворял свои физические потребности случайными связями с местными женщинами.

Но здесь, в Лондоне, Сэмюел не собирался заводить любовницу. Ему предстояла слишком большая и важная работа по осуществлению его заветного плана. И он был намерен начать уже на следующий день.

Тогда почему его не оставляла мысль о том, чтобы зайти в ложу напротив?

– Какие дела вы хотели со мной обсудить? – спросил он Макдермота. – Вы сказали, что это срочно.

Опустив свои рыжеватые брови, собеседник неохотно сменил тему разговора:

– Это касается банковского чека, который я отослал вашему казначею две недели назад. Ваш сотрудник уверяет меня, что они его не получали, а по нашим данным, все оплачено до последнего сантима.

Сэмюел нахмурился. В его отсутствие в лондонской конторе обнаружились и другие недостачи.

– Думаю, это недоразумение. Я обязательно проверю. Вы обращались к Баббаджу?

– Да, я разговаривал с ним. Парень совсем без чувства юмора, не улыбнулся ни одной моей шутке.

– Не каждому нравятся ваши непристойные выдумки.

– А я рассказывал вам про монахиню и любопытного Тома? – Макдермот усмехнулся, но затем сразу стал серьезным, хотя в карих глазах продолжали сверкать хитрые искорки. – Не обращайте внимания на мою болтовню. У вас достаточно серьезных проблем, особенно связанных с вашей женой.

Сэмюел напрягся. Он старался оставаться внешне бесстрастным, хотя его переполняли эмоции. Чувство вины за то, что он перевернул всю ее жизнь. Стыд при воспоминании о том, как он повел себя в их первую брачную ночь. И злость, нет, не злость, а ярость оттого, что кто-то пытается вмешаться в его личную жизнь. Но ему следовало быть готовым к тому, что поползут сплетни. Она же была единственным ребенком герцога Чилтерна.

– А что насчет моей жены? – спросил он почти спокойным тоном.

– Ходят слухи, что несколько месяцев назад она выехала из вашего городского дома. Это не очень приятная новость.

– Я знал об этом. Мне обо всем сообщал мой адвокат, Эндрю Джеймисон.

В последнем письме адвоката находился документ, который и сейчас заставил Сэмюела заскрежетать зубами. Он вынудил его немедленно взять билет на первый же корабль, отплывавший в Англию.

– Вы уже заезжали к ней? – спросил Макдермот.

– Нет. – Тон Сэмюела был таким жестким, что у его собеседника не оставалось никакого сомнения – он не собирается обсуждать с ним поведение своей жены. Сэмюел не видел Кэсси четыре года, так что еще один день не имел значения. Для ее блага, так же как и для его, необходимо было разрешить все существующие между ними проблемы с как можно меньшими шумом и оглаской. Он должен будет действовать осторожно, не давая воли своему неистовству. Его жена была застенчивой и очень впечатлительной девушкой, и Сэмюел ни в коем случае не хотел больше пугать ее так, как он это сделал в первую брачную ночь.

Не желая вспоминать этот неприятный эпизод, Сэмюел вернулся мыслями к настоящему. Ему надо подумать, как наказать тех людей, которые уговорили его жену действовать таким образом. Он был уверен в том, что кто-то оказал на нее влияние.

Макдермот продолжал внимательно наблюдать за Сэмюелом, затем перевел взгляд на красавицу блондинку.

– Похоже, что сегодня у вас единственный свободный вечер в ближайшее время. Не стоит тратить его на меня.

Сэмюел ничего не ответил, непрерывно думая об этой женщине. Он хотел отвлечься от своих дел, и он хотел... ее. Ему казалось, что она обладает чувственностью и опытом, которые он ценил в женщинах, а жена его, вероятно, научится этому только со временем.

Ему же женщина нужна была сейчас. Потребность эта отвлекала его от мыслей о той главной цели, ради которой он возвратился в Лондон. Такое состояние вызывало раздражение, и Сэмюел не хотел с этим мириться.

– Решайтесь, – подзадоривал его Макдермот, – если только вы не сомневаетесь в своих способностях превзойти ее поклонников.

Какая-то дьявольская усмешка была на лице у ирландца, но Сэмюел не стал акцентировать на этом внимание, понимая, что тот разыгрывает его. Макдермот занимал достаточно почетное место в свете благодаря своим родственным связям с ирландскими аристократами. Возможно, он знал эту даму, знал, что она хищница. И все же Сэмюел решил рискнуть.

Поднявшись с кресла, он сказал своему спутнику:

– Не ждите меня после окончания представления. Макдермот ухмыльнулся:

– Желаю успеха, старина.

Сэмюел вышел из ложи и оказался в фойе, где публика прогуливалась во время антракта. Некоторые держали в руках бокалы с шампанским, руки других были заняты стаканами с пуншем. Он прошел сквозь толпу, ощутив на себе несколько любопытствующих взглядов. Однако Сэмюел был уверен, что здесь его никто не узнает. Эта аристократическая публика могла знать о нем только по слухам, но он надеялся, что в ближайшие недели все изменится.

А сейчас он мог думать только о ней. Пробираясь к противоположной ложе, Сэмюел ощущал невероятное волнение. Несмотря на свойственную ему самонадеянность, он не был уверен, что ему удастся уговорить леди. За дамами часто приходится какое-то время ухаживать, а у него просто не было времени на эту ерунду. Многое зависело от ее характера, от того, была ли она горячей или холодной. Сэмюел предпочитал последнее. В такой ситуации требуется больше усилий, но зато когда дама окончательно сдается, получаешь большее удовлетворение.

Наконец он приблизился к нужной ему ложе. Дверь была открыта, оттуда доносились мужские голоса и грудной женский смех. Сэмюел зашел внутрь и увидел еще одну женщину, лет тридцати, одетую более скромно. Вероятно, это была компаньонка дамы.

Его избранница стояла у перил, окруженная молодыми людьми, и держала в руке стакан с пуншем. Сэмюелу были видны лишь ее волосы и тонкий пгюфиль.

– Вы должны воспринимать не только слова, – объясняла дама одному из своих спутников. – То, как она рассуждает, больше говорит о ее переживаниях из-за гибели отца, чем о ее сварливости. Она была убита горем, и если бы любимый попытался утешить ее, трагедии можно было бы избежать.

Мелодичный голос леди вызвал в Сэмюеле какое-то беспокойство. Опять ему почудилось что-то знакомое. Может быть, он встречался с ней в Брайтоне? Вряд ли. Он бы наверняка запомнил такую очаровательную женщину.

Кто-то из ее окружения заметил Сэмюела и пошел ему навстречу. Совсем мальчишка, он был одет в прекрасно сшитый костюм. Светлые волосы и юношеские прыщи на лице подчеркивали его молодость.

– Что вы здесь делаете? – спросил он властным тоном. – Боюсь, вы попали не в ту ложу.

– Я хотел бы поговорить с леди.

Молодой человек осмотрел Сэмюела с ног до головы:

– Она знакома с вами?

– Это решит она сама.

И хотя большие, как у газели, глаза молодого человека не выдержали уверенного взгляда Сэмюела, сам он не двинулся с места. Кем бы ни была незнакомка, спутники, безусловно, были преданы ей.

– Назовите свое имя, – неохотно предложил юноша, – и я узнаю, примет ли вас леди.

– Я предпочел бы сделать это сам.

И, не дав возможности юному стражу возразить, Сэмюел прошел мимо него, мимо ряда позолоченных кресел к тому месту, где стояла леди. Согласно этикету кто-то должен был его представить, но Сэмюел нередко пренебрегал правилами хорошего тона.

Она смотрела в другую сторону и продолжала разговаривать с молодым человеком. Сэмюел стоял так близко, что ощущал аромат ее духов. Он мог бы коснуться плавных линий ее фигуры, мог бы даже поиграть золотистым локоном на ее шее. Но он не шевельнулся. Сдерживая свое нетерпение, он ждал, пока леди закончит разговор с юношей, красивое лицо которого обрамляли живописные каштановые локоны.

Положив свою руку в белой перчатке на рукав бледно-желтого сюртука молодого человека, она сказала:

– Не надо дуться, дорогой Филипп. Мы, женщины, таинственные создания. И не стоит думать, что какому-нибудь мужчине удастся до конца нас понять.

Ласковый тон смягчил смысл сказанного. «Дорогой Филипп» смотрел на нее довольно мрачно, как обычно смотрят молодые люди, принимающие похоть за любовь.

– Я могу понять вашу точку зрения, миледи, – сказал он, целуя ее руку, – но все же надеюсь, что мы продолжим наше обсуждение после того, как посмотрим второй акт представления.

– Я всегда знала, что вы человек умный. – Улыбнувшись, дама повернулась к остальной компании.

Сэмюел готов был использовать любой трюк из своего богатого репертуара, чтобы соблазнить ее. Но остроумная увертюра застыла на его губах.

Вблизи красота незнакомки была еще более умопомрачительной. Вьющиеся золотистые волосы обрамляли поистине ангельское лицо. Высокие скулы и тонкие черты лица свидетельствовали о ее аристократическом происхождении, большие глаза были синими, как сапфир... Глаза показались ему знакомыми... это были те самые глаза, которые когда-то смотрели на него со страхом, отвращением и нескрываемым разочарованием.

У Сэмюела перехватило дыхание. Он прищурился, вглядываясь в нее; во всем мире в этот момент для него существовали только они двое. И все же он не мог довериться своим ощущениям. Неуверенность, невозможность поверить в то, кем оказалась эта женщина, мучили его.

– Кэсси?

Улыбка замерла на ее лице, затем исчезла. Презрительно поднялась одна бровь. Она смотрела на него как на непрошеного гостя или незнакомца.

Но они не были чужими. Это была леди Кассандра, девушка, которую привезли в Лондон из провинции как его невесту. Девушка, похожая на ангела, которую Сэмюел впервые увидел из окна городского дома ее отца. Это произошло за день до их свадьбы...

Проклятый Макдермот! Он, безусловно, узнал ее и специально направил сюда Сэмюела, посчитав это удачной шуткой. И черт возьми этого Джеймисона, который в ежемесячных отчетах ни разу не написал ему о том, как изменилась его жена.

Она уже не была той неловкой, застенчивой девушкой, охваченной благоговейным страхом, которую помнил Сэмюел. И в то же время в ней сохранились чистота и невинность его пятнадцатилетней невесты.

«Девятнадцатилетней», – напомнил он себе. Она была теперь девятнадцатилетней женщиной, уверенной в себе и неправдоподобно красивой. И пока Сэмюел пытался усвоить эту реальность, ее привлекательность не давала ему покоя.

– Кэсси, – произнес он еще раз хриплым от волнения голосом.

Губы ее раскрылись. Чувственные губы, естественного розового цвета.

– А, – спокойно проговорила она, – значит, вы все-таки вернулись.

Глава 3

ПОЗДНИМ ВЕЧЕРОМ

– Я приготовил все необходимое для того, чтобы вы могли провести лето в моем поместье в Нортумберленде в обществе моей тетушки, – сказал он. – Я же присоединюсь к вам примерно через две недели.

Сердце мое было переполнено радостью. Хотя мы и расстанемся на некоторое время, я смогу потом проводить все дни в обществе моего дорогого мистера Монтклифа.

«Черный лебедь»

Кэсси боялась, что подкосившиеся колени не смогут удержать ее на ногах. Неравномерные удары сердца пугали ее, ей казалось, что впервые в жизни она может упасть в обморок. Невероятным усилием воли Кэсси заставила себя выпрямиться. Она должна выглядеть спокойной и невозмутимой.

Сэмюел Фирт ничего не значит для нее. Абсолютно ничего.

Но ее самые страшные кошмары оказались реальностью. Боже, видимо, он получил это письмо и сразу поспешил вернуться.

Она представляла себе эту сцену несчетное число раз в течение последних четырех лет. Сцену встречи лицом к лицу с человеком, который сначала купил ее, а затем покинул. В ее самых радужных фантазиях мистер Фирт на коленях молил ее о прощении, а она, равнодушно отвернувшись от него, уходила из дома.

Но в настоящее время он и не собирался униженно просить прошения. И никогда не будет. Кэсси почти убедила себя, что только из-за ее тогдашнего нежного возраста муж ее запомнился ей таким огромным и внушающим страх. Однако в действительности он оказался еще более импозантным и надменным, чем образ, сохранившийся в ее памяти.

Его неожиданное появление в ложе ошеломило всех присутствующих. Красивый загар контрастировал с белым галстуком. Темные волосы требовали стрижки, а резкие черты лица говорили о суровости, граничащей с жестокостью. Под темно-серым сюртуком и сшитыми на заказ черными бриджами угадывалась мускулистая фигура человека, привыкшего к физическому труду. А судя по взглядам, которые он бросал на Уолта, Филиппа и Берти, мистер Фирт готов был не задумываясь расправиться со всеми.

Вид Уолта с сердито поджатыми губами и возмущенным выражением лица проник в наполовину парализованное сознание Кэсси.

– Уолт, – сказала она вежливым тоном, – я хочу представить тебе моего мужа. Мистер Фирт, это мой кузен Уолтер, герцог Чилтерн.

Муж ее наклонил голову, поклон был почти презрительным.

– Приятно наконец встретиться с вами, ваша светлость. Сожалею, что вы были еще в школе во время нашей свадьбы.

– Так вы и есть тот незаконнорожденный ростовщик, который купил Кэсси, – произнес Уолт, надменно изогнув верхнюю губу. – Поторопились со свадьбой, чтобы кто-нибудь не помешал вам похитить ребенка.

– Думаю, вы были слишком молоды, чтобы разобраться в ситуации, – холодно произнес мистер Фирт. – Мы поженились с согласия отца невесты. И, смею вас заверить, леди Кассандра не возражала.

Кэсси надеялась, что никто не заметил, как от стыда покраснели ее щеки. Она действительно была тогда глупой девчонкой, полной романтических фантазий, верившей, что незнакомый мистер Фирт окажется рыцарем, который избавит ее от скучной, однообразной жизни.

– Вы выкупили карточные долги моего дяди, – продолжал обвинять Уолт. – Если бы он не отдал вам за это Кэсси, вы бы разорили его.

У мистера Фирта хватило дерзости рассмеяться:

– Никто не может разорить герцога. Он также не может быть заключен в тюрьму за долги. Я уверен, вам хорошо известно, что высокий титул гарантирует неприкосновенность.

Уолт вспыхнул, его прыщавое лицо стало равномерно красного цвета.

– Вы использовали слабость моего дяди к карточным играм, чтобы добиться своих целей. Видит Бог, вы ответите за это.

С ужасом глядя, как Уолт начал снимать белую перчатку, Кэсси встала между двумя мужчинами, прежде чем кузен смог ударить ее мужа.

– Не смей, Уолт, я запрещаю тебе.

– Как глава семьи я должен защищать ее честь. Отойди и не мешай мне.

С сильно бьющимся сердцем Кэсси продолжала стоять между спорящими. Уголком глаза она видела, как зрители возвращались на свои места в партере, беседуя и смеясь, понятия не имея о том, какая драма разыгрывалась в маленькой ложе. Оркестр заиграл красивую мелодию, через мгновение должен был начаться второй акт спектакля.

– Я не допущу драки, – сердито сказала Кэсси, – это не сможет решить проблему.

– Прекрасная мысль, дорогая, – пробормотал мистер Фирт ей на ухо. ]

Его жаркое дыхание волновало ее. Она не успела отодвинуться, и его сильные руки обхватили сзади ее талию.

– Но если мальчишка хочет драться на дуэли, пусть так и будет.

Сэмюел попытался сдвинуть жену с места, но она, крепко вцепившись в спинку кресла, даже не пошевелилась. Кэсси не сомневалась, что он без всякого труда мог поднять ее, но, вероятно, не хотел устраивать скандал на глазах у огромного количества зрителей, и это оказалось ее единственным преимуществом. Уолту было всего восемнадцать, на год меньше, чем Кэсси, и с саблей или с пистолетом он не мог сравниться со взрослым опытным мужчиной.

Кэсси знала, что вопросы чести мало занимали ее мужа. Это был спор о собственности, он просто хотел подтвердить свои права на нее. Со всей ясностью и ужасом она вдруг поняла, что Фирт может убить Уолта или любого другого, кто станет на его пути.

– Никакой дуэли не будет, – твердо сказала она. – Вам обоим это ясно?

– Но нельзя же допустить, чтобы этот наглец опять вторгся в твою жизнь! – продолжал протестовать Уолт.

– Он мой муж. – Эти слова царапали язык Кэсси, и только годы тренировки, привычка вести себя как леди позволили ей говорить спокойно. – Я сама поговорю с ним. А вы все останетесь в ложе и будете наслаждаться вторым актом представления.

И, словно в подтверждение ее слов, занавес поднялся и начался второй акт пьесы.

Мистер Фирт взял ее под руку. Жест был вполне нормальным, однако Кэсси вздрогнула, почувствовав его пальцы на своей руке. Усилием воли она постаралась не изменить выражение лица, ей не хотелось пугать своих друзей. Они все наблюдали за ней с сочувствием – Филипп Аппингем, Берти Гантер, Уолт и милая Флора, которая прежде была ее гувернанткой. Кэсси знала: увидев ее испуг, все они не раздумывая кинутся на ее защиту.

Она не хотела просить о помощи, ей казалось нечестным втягивать их в свои семейные отношения. Кроме того, она больше не была наивной пугливой девочкой. Теперь она твердо знала, чего хотела от жизни, и Сэмюелу Фирту не было места в ее планах.

Не спуская с Сэмюела глаз, Флора подошла и шепотом спросила у Кэсси:

– Мне пойти с вами?

Кэсси была тронута, она знала, как трудно Флоре решиться на это предложение.

– Спасибо, но не надо. Все в порядке.

Под руку с мистером Фиртом Кэсси вышла из ложи. В фойе не было никого, кроме слуги с подносом, на котором стояли пустые бокалы. Звук их шагов по мягкому малиновому с золотым рисунком ковру не был слышен в зале. Кэсси старалась сохранить на лице выражение спокойствия. Они должны были выглядеть счастливой семейной парой.

И как бесконечно далеко это было от истинного положения дел.

Кэсси не могла ни о чем думать. Она лишь ощущала силу руки Сэмюела, пугающую близость его ноги, которая касалась ее бедра, и понимала, что по закону, но не по справедливости, он имел право ею повелевать.

Эндрю Джеймисон предупреждал ее, что мистер Фирт, получив договор, сразу вернется в Англию. С ее стороны было глупостью надеяться на другое, успокаивая себя надеждой, что ее муж останется за границей навсегда.

«Если бы мистер Джеймисон был сегодня здесь!» – с тоской подумала Кэсси. Но у него на сегодняшний вечер была назначена какая-то важная встреча. И не было никого, кто мог бы ей помочь, никого, кроме ее самой.

Боже, как ей вести себя с этим опасным незнакомцем? Кэсси постаралась справиться с паникой, несколько раз глубоко вдохнув. Мистер Фирт вряд ли может причинить ей вред на глазах у слуг, убиравших стаканы и бокалы. Кроме того, она уже не была тем ребенком, все сведения которого о мужчинах получены были из героических сказок. За последние несколько лет она узнала многое, в частности то, что умная и хитрая женщина вполне может справиться с мужчиной.

И все-таки Кэсси почувствовала беспокойство, когда они подошли к выходу из театра.

– Я думала, мы поговорим здесь, – обронила она, глядя в проницательные синие глаза Сэмюела.

– Наш разговор не для чужих ушей.

– Но здесь нет никого, кто мог бы нас услышать. Все смотрят спектакль.

– Это Лондон, здесь даже стены имеют уши. Мистер Фирт открыл дверь и пропустил ее вперед, в холодную ночь с усеянным звездами небом. У тротуара стояла вереница экипажей, ожидавших своих хозяев, кучера и слуги беседовали и смеялись, собравшись в небольшие группы. Но Кэсси не слышала их смеха, словно стеклянная стена отгородила ее от всего обычного и нормального в этой жизни.

Холод пронизывал до костей. Наверное, она напрасно пошла с этим человеком одна, без сопровождения. Кэсси знала, что он был жестоким и суровым, что он женился на ней только с целью отомстить кому-то. За время его долгого отсутствия она почти забыла о том, что он имеет право изменить ее жизнь. Сделать с ней все, что захочет...

– Вам холодно?

Этот участливый голос мог бы убедить женщину в том, что о ней действительно заботятся. Кэсси сделала вид, что растирает замерзшие плечи.

– Я не взяла свою ротонду. Мне следует вернуться за ней.

– В этом нет необходимости.

Мистер Фирт снял сюртук и накинул ей на плечи. При этом он положил руку ей на спину и слегка обнял. От обманчиво-нежного прикосновения Кэсси разволновалась еще больше.

Жар его тела согревал ее как объятие. Она могла ощутить слабый аромат сандалового дерева, пряный, экзотический, совершенно необычный. Инстинкт подсказывал, что ей следовало как можно быстрее и как можно дальше бежать от этого человека. Но Кэсси мысленно убеждала себя, что на этот раз она должна постараться уладить все разногласия на своих условиях.

Кэсси остановилась и резко повернулась к Сэмюелу. Они стояли в безлюдном месте между рядом экипажей и освещенным газовыми лампами входом в театр, под сенью большого старого дуба.

– Куда вы ведете меня? – тихо спросила Кэсси.

– Домой, конечно. В наш дом.

В его интонации слышался гнев. Он уже знал, что она покинула его большой, шикарный, неуютный дом на Беркли-сквер. Она не могла и не хотела возвращаться туда.

– Мы можем поговорить и тут. Здесь никого нет. Нетерпеливо взглянув в сторону слуг, толпившихся неподалеку, Сэмюел возразил:

– Вы знаете так же хорошо, как и я, что мы не можем обсуждать наши проблемы на людях.

– Тогда вы могли бы заехать ко мне завтра во второй половине дня.

– В дом Стокфордов? Под любопытными взглядами лорда и его бабушки? Ни в коем случае.

Его презрительный тон разозлил ее. Кэсси слышала историю его жизни от вдовствующей маркизы Стокфорд. Сэмюел Фирт был незаконнорожденным ребенком ее сына, но семья не знала о его существовании почти тридцать лет. Один из ее внуков, Джошуа, открыл эту тайну около пяти лет назад. Но мистер Фирт решительно отвергал все попытки маркизы привлечь его в семью.

Старая леди Стокфорд предупреждала Кэсси о той ненависти, которую ее муж питал к семье Стокфорд, и просила ее с пониманием отнестись к его чувствам, надеясь, что со временем они смогут измениться. Но Кэсси не могла сочувствовать человеку, который стоял сейчас рядом и сверху вниз смотрел на нее. Нужно иметь каменное сердце, чтобы оттолкнуть такую милую, добрую старую леди.

– Это ваш брат и ваша бабушка, – напомнила она ему, – и они сейчас в Девоне, вместе с другими вашими братьями. Жена Майкла в прошлом месяце родила девочку...

– Избавьте меня от семейных историй. Они меня не интересуют. – Сэмюел сильнее сжал ее руку. – А теперь пойдемте, я не хочу афишировать наши отношения.

Кэсси отшатнулась от него.

– Я никуда с вами не пойду, сэр. А если вы попытаетесь заставить меня, я закричу на всю улицу, и сбежится толпа народу. Такая известность вас устроит?

В темноте Кэсси не видела выражения его лица. Она опасалась, что Сэмюел сейчас поднимет ее и насильно понесет к своей карете, разбросав по дороге дюжину кучеров.

Если, конечно, те не передумают останавливать его, услышав объяснение, что это его непокорная жена.

– Хорошо, хорошо, – успокаивающе сказал Сэмюел и, протянув руку, погладил ее по щеке. – Я помню, раньше вы были такой застенчивой, что не могли выговорить и двух слов.

Кэсси отвернулась.

– Вы сможете убедиться, что я очень сильно изменилась. Мною будет нелегко манипулировать.

– И все-таки мне кажется, что вы боитесь меня.

– Вы научили меня не доверять мужчинам. Мистер Фирт не сразу нашелся что ответить, и Кэсси подозревала, что он вспомнил их свадебную ночь. Боже правый, она не хотела даже думать о том ужасе!

– Я не сделаю вам ничего плохого, – произнес он своим бархатным голосом, который опять взволновал ее, – Даю вам честное слово.

– Ваше слово ничего не значит. – И хотя Кэсси говорила тихо, она не могла скрыть своей обиды. – Вы без предупреждения возвращаетесь после четырехлетнего пребывания за границей, уводите меня от друзей и требуете, чтобы я куда-то ехала с вами. Любая разумная женщина была бы обеспокоена.

– Без предупреждения? – Вопрос прорезал темноту как нож, как резкий ветер, хозяйничавший на улице. Сэмюел стоял так близко к ней, что она ощущала неловкость. – Вы знали, что я вернусь, Кэсси. Не очень-то часто муж получает от жены договор о раздельном проживании.

Значит, он решил заговорить о самом главном, и ей придется отвечать. Плотнее закутавшись в его сюртук, Кэсси сказала:

– И нечасто в один и тот же день женщина выходит замуж и оказывается покинутой мужем. Я только хотела официально оформить факт нашего раздельного проживания.

– Почему?

– Мне кажется, это ясно. Наш брак был ошибкой. Вы это, должно быть, поняли, так как отсутствовали в течение нескольких лет. И вполне логично было бы продолжать наше раздельное существование.

Несколько мгновений Сэмюел молчал, и Кэсси пыталась догадаться, о чем он думает. Сможет ли она убедить его подписать этот документ? Ей необходимо это сделать. Если она потеряет свободу, ей придется расстаться с самым дорогим в ее жизни. Кэсси не могла допустить даже мысли о том, что она окажется во власти этого человека.

А если он захочет осуществить свои супружеские права...

Неожиданно Сэмюел протянул руку и крепко сжал ее запястье.

– Объясните мне настоящую причину, – резким тоном потребовал он. – Кто из этих молодых людей ваш избранник? Это ваш кузен или «дорогой Филипп»?

Кэсси болезненно прореагировала на его бестактное предположение. Давление его пальцев она ощущала как оковы, лишавшие ее свободы. Пересохшими губами, стараясь, чтобы голос звучал бесстрастно, она произнесла:

– Отпустите меня. Немедленно.

Кэсси продолжала ощущать исходившую от него опасность, блеск его глаз словно проникал ей в душу. Сэмюел поднес ее руку к своим губам, нежно поцеловал тыльную сторону ладони и только после этого отпустил ее.

– А иначе вы закричите? – лукаво поинтересовался он. – Не беспокойтесь, я не хочу привлекать излишнее внимание.

Его стремление не допустить огласки было единственным оружием в ее скромном арсенале.

– Вы не должны в чем-то подозревать моих друзей, – злым шепотом проговорила Кэсси. – Мое желание получить права на раздельное проживание не имеет к ним никакого отношения.

– Это будет видно в дальнейшем. Возможно, мне придется предъявить обвинения в суде одному или нескольким вашим знакомым. Любой, кто попытается наставить мне рога, дорого заплатит за это.

Кэсси оторопела. Такие судебные дела были редкостью, их затевали только тогда, когда пытались доказать неверность жены.

– Вы не можете позволить себе этого!

– Я могу позволить себе многое, если дело касается вас, Кэсси. – Сэмюел подошел еще ближе и наклонился к ней, тон его был ровным и пугающим одновременно. – Если будет необходимо, я смогу унизить вашего любовника в суде и заставить его заплатить мне огромную компенсацию. Я разорю его.

Описанная мистером Фиртом перспектива беспочвенных обвинений, направленных против ее друзей, привела Кэсси в ужас. При этом и ее имя будет вываляно в грязи.

– Вы ничего не сможете доказать, – сухо сказала она. – Мои друзья относятся ко мне с полным уважением. Если бы вы находились здесь последние четыре года, вы бы это знали.

– Если бы я находился здесь, у вас бы не было целого стада ухажеров.

– Они не ухажеры, они мои самые близкие друзья. Мы обсуждаем книги, пьесы, критические статьи. Все это вполне прилично.

Сэмюел рассмеялся, иронически взглянув на нее:

– Мужчины и женщины не могут быть просто друзьями. Между ними всегда есть физическое влечение.

В его словах звучал намек на какие-то секреты, которые она никогда не сможет понять. Кэсси покраснела и растерялась. Он стоял так близко, что с каждым вздохом она ощущала его волнующий аромат.

– Возможно, так бывает у мужчин, которые смотрят на женщин как на объект использования, – сказала она, – но я этого понять не могу. Мои друзья совсем не такие.

Мистер Фирт опять усмехнулся:

– Это только значит, что вы плохо знаете их.

Совершенно некстати Кэсси вспомнила о таинственном письме. Кто же мог прислать его? Неужели Уолт или Филипп тайно влюблены в нее? Она этого не знала, да и не хотела думать ни о чем, кроме того, что ей надо освободиться от этого жестокого, властного, надменного человека, который был ее мужем.

– Считайте как вам угодно, – сказала она, – но совершенно очевидно, что наш брак не может продолжаться прежним образом.

Нагнувшись над ней, Сэмюел уперся рукой в ствол дерева, и поза его должна была олицетворять его власть над миром.

– Вы совершенно правы, – медленно проговорил он, – все должно измениться.

– Я рада, что вы это понимаете. Если вы подпишете официальные бумаги...

– Договор о раздельном проживании не уничтожит наш брак. Мы все равно останемся мужем и женой, – он внимательно смотрел на нее, – однако, если мне удастся доказать вашу неверность, я смогу обратиться в парламент за разрешением на развод.

Кэсси замерла, представив себе невероятные последствия таких событий. В детстве она была свидетелем многих скандалов в окружении ее родителей и с ужасом вспоминала о них.

– Никаких измен не было, – повторила она, – и развод совсем не обязателен. Меня вполне устроит, если я буду жить вдали от вас.

– Но меня это не устроит. Я не хочу иметь жену, которая на самом деле не является моей женой.

– Но у вас была такая жена в течение последних четырех лет.

Ощущая его власть над собой, Кэсси опять почувствовала себя неуверенно. Но в этот раз она не должна показать ему свою беспомощность!

– Наверное, в суд надо подавать на вас, мистер Фирт. Ходят слухи о большом числе ваших любовниц. Без сомнения, у вас было много любовных связей во время вашего путешествия.

В темноте его белые зубы сверкнули в улыбке.

– Мужчины свободны в своем поведении – так устроен мир.

Щеки у Кэсси запылали. Самоуверенный наглец даже не отрицает своих похождений!

– У нас разные взгляды на устройство мира, поэтому мы вряд ли сможем прийти к согласию, – сказала она, сняла сюртук и отдала ему. – Нет никакого смысла продолжать эту дискуссию. Я возвращаюсь в театр, чтобы присоединиться к своим друзьям.

– Как вам угодно. – Как человек, поглаживающий свою очень ценную собственность, он провел кончиком пальца по ее щеке. – Только помните, миледи, я заплатил за вас большие деньги. И я намерен получить определенные дивиденды на свои вложения.

Глава 4

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПЛАН

Пока карета ехала по безлюдной дороге вдоль берега моря, служанка моя задремала. Я наслаждалась, глядя из окна на бушевавшие волны и чаек, парящих над морем, даже не подозревая, что эта идиллия скоро кончится.

Неожиданно снаружи послышались какие-то беспорядочные крики, заставившие лошадей остановиться.

Раздались выстрелы в воздух. Когда карета резко сдвинулась с места, я упала на сиденье. Мы были окружены бандитами.

«Черный лебедь»

Гектор Баббадж сидел в конторе Сэмюела; открытая книга с отчетами лежала перед ним. Неяркий свет дождливого дня, проникавший сквозь высокое окно, освещал лысину главного бухгалтера. Невысокий мужчина в очках в золотой оправе внимательно смотрел на открытую страницу, время от времени бросая тревожный взгляд на окно.

– Боюсь, здесь нет сведений об оплате чека мистера Макдермота в прошлом месяце. Я не могу понять, почему он на этом настаивает...

– Его данные говорят о том, что чек был оформлен и оплачен. Баббадж заерзал на стуле.

– Простите меня, сэр, но я слежу за всеми поступлениями. И все документы из банка оформляю сам.

– Возможно, именно этот потерялся.

Баббадж опять посмотрел на окно.

– Я просто не знаю, что сказать. За все время моей работы у меня не пропал ни один документ. Я не знаю, почему мистер Макдермот говорит такие вещи.

Сэмюел разглядывал своего собеседника, пытаясь понять, связано ли его волнение только с его необычной боязнью высоты. Для того чтобы подняться даже на один этаж, в эту контору, главному бухгалтеру надо было преодолеть свой страх, и это потребовало от него больших усилий. Эта странность была единственным недостатком прекрасного во всем остальном работника.

Баббадж работал по многу часов ежедневно, никогда не жалуясь, и, будучи преданным своему хозяину, отказывался от любых заманчивых предложений конкурирующих фирм. Возможно, он был слишком педантичен, чтобы видеть всю картину в целом. В отличие от Сэмюела, которому казалось, что часть денег расходуется не по назначению.

Во время его отсутствия бухгалтерские отчеты копировались и отсылались ему в любую точку земного шара. Прибыль за последние годы увеличилась лишь незначительно, хотя дело расширилось существенно. Конечно, статей расхода было немало, но, глядя на итоговые цифры, Сэмюел подозревал, что его обманывают.

Насколько он мог доверять своему главному бухгалтеру? Это предстояло выяснить.

– Я хочу, чтобы была проведена тщательная проверка всей отчетности, – сказал он своему собеседнику, – проверить все, до последнего гвоздя в здании. Результаты должны лежать у меня на столе через две недели.

Глаза у Баббаджа округлились, толстые стекла очков еще больше усиливали это впечатление Лицо его было серым и одутловатым.

– Проверку, сэр? Но у меня много другой работы...

– Отложите все не очень важное. Я уверен, вы справитесь.

– Хорошо, я постараюсь, сэр.

Нахмурив брови, бухгалтер собрал свои бумаги, еще раз опасливо взглянул на окно и вышел из комнаты.

Не успел он уйти, как зашел сдержанный и скромный секретарь.

– Пришел мистер Джеймисон.

– Попросите его войти.

Поднявшись, Сэмюел обошел вокруг стола, приветствуя мистера Джеймисона. Красивый мужчина лет пятидесяти в темно-коричневом сюртуке и светлых бриджах выглядел элегантным и уверенным в себе. Серебристые пряди в каштановых волосах придавали ему определенный шарм. Второй сын виконта, Эндрю Джеймисон, вопреки желанию семьи, занялся юридической практикой. Сэмюел считал его крупным специалистом в своем деле – до тех пор пока он не написал это возмутительное письмо от имени его жены.

В этом письме был договор о раздельном проживании.

Сдержанная улыбка появилась на породистом лице Джеймисона.

– Рад вашему возвращению, мистер Фирт. Я выехал тотчас же, как только получил приглашение.

Сэмюел пожал протянутую руку адвоката и жестом пригласил его к камину, у которого стояли два кресла.

– Примите мои соболезнования по поводу смерти вашей жены.

– С тех пор прошло уже три года, но все равно спасибо. – Джеймисон сменил тему: – Что удерживало вас так долго вдали от нас?

«Кэсси», – подумал Сэмюел, но вслух ничего не сказал. Он хотел дать возможность девочке-невесте вырасти, забыть неудачное начало их семейной жизни. Но он никогда не предполагал, что с ней может произойти такая метаморфоза. Ее удивительная красота потрясла Сэмюела настолько, что он и сейчас еще не пришел в себя. С того момента, когда он встретил Кэсси в театре, он ни о чем другом не мог думать. Вернувшись домой, Сэмюел допоздна сидел, пил бренди и обдумывал, как ему следует вести себя дальше.

Кэсси уже не была мягкой и покладистой девочкой, на которой он женился. Сообразительность и сильная воля делали ее опасным противником. И не просто опасным, а таким отважным, что задача соблазнить ее казалась совсем не простой. И Сэмюелу предстояло подготовиться к этому.

Но сначала ему надо было покончить со старыми счетами.

Сэмюел уселся на край письменного стола, сложил руки и укоризненно посмотрел на адвоката:

– Уверен, вы знаете, почему я вернулся. Джеймисон не отвел взгляд своих выразительных серых глаз.

– Договор о раздельном проживании, насколько я понимаю. Вы уже заезжали к леди Кассандре?

Сэмюел отрицательно покачал головой. Он не был готов сообщить о том, что встретил ее в театре.

– Я сначала хотел поговорить с вами, выяснить, почему вы подготовили этот договор от имени моей жены. Поправьте, если я ошибаюсь, но, по-моему, вы являетесь моим поверенным, а не ее.

– Совершенно верно. Но вы назначили меня опекуном леди Кассандры на время вашего отсутствия. Я должен был заботиться о ней, о ее образовании так, как это делал бы родной отец. Таким дословно было ваше поручение.

Эти слова должны были бы вызвать у Сэмюела угрызения совести. Но Джеймисон не знал истинного положения дел. Усилием воли справившись с гневом, Сэмюел спросил:

– И вы воспользовались этим поручением, чтобы разрушить мой брак?

– Разрешите, я вам все объясню...

– Да, конечно. Кроме того, я хотел бы знать, кто еще оказывал влияние на нее, советуя принять такое решение.

Джеймисон выглядел сдержанным и спокойным, как будто он заранее приготовился к такому обсуждению. Сложив руки на коленях, он внимательно смотрел на собеседника.

– Как вы знаете, я много общался с леди Кассандрой в течение этих четырех лет. Я заботился о том, чтобы у нее были самые лучшие учителя, безукоризненные компаньоны и достаточные средства. Однако, в отличие от других дам ее возраста, леди Кассандру мало интересовали магазины и светские приемы. Она предпочитала заниматься литературой и стала попечителем библиотеки Гемптон-Лендинг.

– Я все это знаю, – перебил его Сэмюел, – но вы никогда в своих ежемесячных отчетах не сообщали, что она не удовлетворена своей жизнью.

Джеймисон посмотрел на свои ухоженные руки.

– Для меня тоже это было неожиданностью. Она совершенно изумительная женщина, никогда не жалуется.

– Жалуется? – воскликнул Сэмюел, от волнения начав ходить по комнате. – А на что, черт возьми, она могла жаловаться? На карманные расходы она получала суммы более чем щедрые. Может быть, она хотела что-то приобрести, а я отказал ей в этом?

Джеймисон покачал головой:

– Только свободу. Она научилась очень высоко ценить свою независимость.

– Черт побери, я предоставил ей все необходимое – и слишком много свободы!

Злясь на Кэсси, на Джеймисона, на самого себя за то, что не вернулся раньше, Сэмюел подошел к окну. Внизу, на улице, было много подвод, извозчиков, экипажей. Холодный проливной дождь, струи которого стекали по стеклу, казался ему чудом после четырех лет, проведенных в жарких странах. Раздосадованный тем, что в голову ему лезли совершенно ненужные мысли, Сэмюел резко повернулся к адвокату:

– О чем, черт возьми, вы думали, составляя этот договор? Вы должны были отговорить ее от этой глупости.

– У леди весьма твердый характер, в чем, я уверен, вы скоро убедитесь сами. Если бы я не выполнил ее просьбу, она обратилась бы к другому адвокату, и по городу поползли бы сплетни относительно вашего брака.

Я считал, что правильней мне самому составить этот документ, а вы уже будете решать, как вам следует поступить. Объяснение было абсолютно логичным, но Сэмюел хотел выяснить кое-что еще.

– Кэсси вела весьма замкнутый образ жизни. Кто мог подсказать ей эту бредовую идею?

– Она очень много читает, гораздо больше, чем другие. Возможно, такие разговоры возникали в кругу ее друзей.

Сэмюел не сомневался, что «дорогой Филипп» или кузен Уолт могли посоветовать ей получить разрешение на раздельное проживание. Но в попытке создать трещину в его браке он подозревал других людей. Одна мысль о семье его отца заставила Сэмюела заскрежетать зубами.

– А может быть, это лорд Стокфорд и его драгоценная бабушка? – со злостью спросил он. – Насколько я знаю, вы разрешили моей жене общаться с ними даже вопреки моему желанию.

Джеймисон заерзал в кресле, что выдавало его волнение.

– Уверяю вас, это были только письма и один случайный визит. Вдовствующая леди Стокфорд очень властная женщина. Она утверждала, что это ее долг – привести в семью жену внука.

– А в чем заключался ваш долг по отношению ко мне? Я распорядился, чтобы Кэсси не общалась с ними. А вместо этого, возвратившись в Англию, я застаю ее живущей в городском доме Стокфордов. Вы скажете, что и этого не могли предотвратить?

Джеймисон не смутился; нахмурившись, он укоризненно произнес:

– Только заперев вашу жену в ее собственной спальне, я мог бы помешать этому. Она очень привязана к вашей бабушке.

– Проклятие, – тихо выругался Сэмюел.

Старая леди Стокфорд надеется использовать его жену, чтобы привлечь его в семью своих обожаемых внуков. Но зачем ей настаивать на этом злосчастном договоре о раздельном проживании? Сэмюел не понимал смысла происходящего.

– Я немедленно положу этому конец.

Сидя в кресле, Джеймисон наклонился вперед:

– Умоляю вас, не забывайте, что у леди Кассандры нет других родственников, кроме ее кузена, молодого герцога. После смерти ее отца два года назад она должна чувствовать себя очень одинокой.

Не желая показывать ту степень ненависти, которую он питал к Стокфордам, Сэмюел весь свой гнев обрушил на покойного герцога Чилтерна.

– Он был не тем человеком, о котором надо сожалеть.

– Но он был ее отцом. Она, как и подобает дочери, заботилась о нем, когда он заболел. Я преклоняюсь перед ее преданностью.

– Лучше бы она проткнула сердце этого старого козла! Сэмюел опять подошел к окну. Он не понимал, как могла Кэсси нянчиться с этим хитрым прожигателем жизни, который все свое состояние проиграл за карточным столом. У него остался только разваливающийся Чилтерн-Палас в Ланкашире и юная дочь. В конце концов он и ее, свое сокровище, продал.

То, что потерял герцог, Сэмюел приобрел. Строя свои честолюбивые планы о создании собственной династии, равной династии Стокфордов, он остановил свой выбор на леди Кассандре как невесте самого высокого происхождения. Он заплатил все долги герцога за руку его пятнадцатилетней дочери. Занятый своими планами, он и не подумал получше узнать свою робкую, застенчивую невесту. И только свадебная ночь открыла ему глаза на то, каким еще ребенком она была.

На следующее утро он отправился в путешествие по своим заморским владениям.

Сэмюел старался не думать о своей вине. Он не собирался заниматься бессмысленным самобичеванием. Кэсси была ребенком, он дал ей время спокойно вырасти и считал, что она должны быть благодарна за это.

Совершенно неожиданно он резко сказал:

– Вчера вечером я разговаривал с Кэсси в театре.

– Но... вы сказали, что не виделись с ней.

– Я сказал только, что не заезжал к ней. – С нарочитой надменностью Сэмюел подошел к адвокату и сверху вниз посмотрел на него. – И я сообщил ей, что не имею намерения отпускать ее.

Джеймисон нахмурился, лицо его помрачнело, сейчас он был похож на отца, готового защищать свое чадо.

– Леди Кассандра заслуживает того, чтобы ей предоставили возможность самой устраивать свою жизнь. Вы не прожили вместе ни одного дня. Да вы и происходите совсем из другого мира, и я сомневаюсь, что вам когда-нибудь удастся понять...

– Хватит, – резко оборвал его Сэмюел. – Когда мне нужен будет ваш совет, я обращусь к вам.

– Но это действительно меня касается, – упрямо продолжал адвокат, – обязанности опекуна заставили меня много времени проводить в обществе вашей жены. Она превосходная благородная женщина, и я не допущу, чтобы ей причинили вред.

Сэмюел мрачно смотрел на собеседника, заметив, как побелели костяшки его пальцев, сжимавших ручки кресла.

– Так вы тоже ее защитник. Следует признать, ее друзья очень высоко ее ценят.

– Я должен предупредить вас: не предпринимайте необдуманных шагов. Вряд ли вы хотите, чтобы она была вашей женой против воли. Если вы все хорошо обдумаете, то увидите, что договор о раздельном проживании может быть и в ваших интересах. В таком деле следует поступать весьма деликатно и тактично. Как ваш поверенный...

– Уже нет, – холодным тоном произнес Сэмюел.

– Я не понял...

– Я увольняю вас. Моей жене больше не нужен опекун, поскольку я вернулся в Англию. И я уже не нуждаюсь в ваших услугах.

Видно было, какое напряжение сковало Джеймисона. – Я не верю, что это серьезно. – Уверяю вас, это так.

Непонятное чувство возникло у Сэмюела. Он не сразу понял, что это ревность. Он ревновал к Джеймисону и ко всем другим мужчинам, которые обожали его жену. Он невероятно раздражался, когда представлял себе, как она улыбается им, получает удовольствие от общения, флиртует с ними, мужчинами одного с ней благородного происхождения.

В любой ситуации оставаясь джентльменом, Джеймисон встал и поклонился.

– Как вам будет угодно, – сдержанно произнес он, – но разрешите мне в последний раз обратиться к вам от имени вашей жены. У нее не было выбора при заключении брака. Предоставьте ей хотя бы право выбора при его расторжении.

– Не будет никакого расторжения. А теперь уходите.

Сэмюел подошел к двери и распахнул ее настежь. Когда адвокат покидал кабинет, Сэмюелу понадобилась вся его сила воли, чтобы не размахнуться и не ударить его. Ему так хотелось наказать Джеймисона за то, что он оказывал на Кэсси совсем не такое влияние, какого требовал Сэмюел. Неужели он не мог справиться с одной молодой женщиной?

Закрыв за адвокатом дверь, Сэмюел несколько мгновений стоял неподвижно, крепко сжав ручку двери и дожидаясь, чтобы улеглась его злость и вернулась способность разумно мыслить. Кэсси принадлежала ему, нравилось это ей или нет. Теперь, когда она стала взрослой женщиной, Кэсси должна была сыграть свою роль в его планах, принять его в свою постель и родить ему детей.

Воспоминание о ее красоте тревожило Сэмюела. Если верить ее словам, она никогда не знала мужчину, не испытывала радости, предаваясь любовным утехам. В ту злополучную свадебную ночь он не подумал о том, как она молода, представить себе не мог, что она понятия не имела о супружеских отношениях.

Но эти ошибки были в прошлом. Она уже вполне созрела, а у него было достаточно необходимого опыта, чтобы преодолеть ее сопротивление. Он с удовольствием думал о том, что должно произойти. Как только Кэсси испытает наслаждение от любовной близости, она напрочь забудет про договор о раздельном проживании. Уж он-то позаботится об этом.

Глава 5

ТРЕВОЖНОЕ ОЖИДАНИЕ

Со связанными руками, я оказалась в маленькой каюте на борту корабля, который назывался «Черный лебедь». Моим похитителем был крепкий высокий мужчина с черными волосами и синими, как океан, глазами. Он держался так, словно гордился своими преступными действиями. Его внешность была приятной, даже красивой, но манеры были грубыми, я сразу это поняла, когда он усадил меня на стул.

– Это безобразие! – закричала я. – Освободите меня немедленно!

– Всему свое время, – сказал пират усмехаясь, – ваш опекун должен раньше заплатить выкуп.

«Черный лебедь»

– Порядок, леди и джентльмены. – Желая привлечь к себе внимание, Филипп Аппингем ударил молотком по столу. – Особенно это относится к вам, ваша светлость. Мы не можем завершить заседание, не вернувшись к основной теме дискуссии.

Кэсси заметила, как Уолт подавил усмешку. Ему удавалось выглядеть почти ангелоподобно, хотя только что он с удовольствием обсуждал последние сплетни. Сейчас краска проступила на его нечистой коже, и Кэсси на какой-то момент посочувствовала ему. Несмотря на буйный нрав и вспыльчивый характер, ее кузен был молод и его легко было смутить.

Тишина воцарилась в комнате, где за дубовым столом расположились две дамы и трое мужчин. Филипп Аппингем и Уолт сидели друг против друга. Берти Гантер и Флора Вудрафф сидели по одну сторону стола, Кэсси – по другую.

Два ряда свечей добавляли свет в дождливый полдень. Запах книжных переплетов и треск дров в камине создавали уютную атмосферу. Библиотека в городском доме Стокфордов была любимым местом Кэсси; на многочисленных книжных полках она находила массу разнообразных развлечений.

В последние два года литературное общество собиралось раз в неделю для обсуждения романов, поэм и литературных эссе. Члены общества стали друзьями, помогая друг другу в трудных ситуациях. Так они поддерживали Берти, когда трагически погибла его молодая жена; не дали пасть духом Филиппу, когда издатель отклонил сборник его поэзии; были рядом, когда Флора разрывала отношения со своим мужем-насильником. Кэсси играла роль доверенного лица, так как умела сочувствовать и у нее было доброе сердце. Каждого человека за этим столом она знала намного лучше, чем своего мужа.

Сейчас на душе у нее было тревожно. Она пыталась выбросить из головы мысли о Сэмюеле Фирте и продолжать свою обычную жизнь. Но какое-то беспокойство непрерывно преследовало ее. Весь день Сэмюел, как темная туча на горизонте, беспокоил ее. Когда он появится? Кэсси презирала себя за то, что сидела как на иголках, ожидая его прихода, чувствуя неуверенность в будущем.

Еще вчера она спокойно работала за своим письменным столом наверху, понятия не имея о его возвращении. Она поехала в театр и наслаждалась первой половиной представления, счастливая в своем неведении. Ей никогда не забыть того момента, когда она повернулась и увидела Сэмюела. Гнев его, вызванный договором о раздельном проживании, был, безусловно, опасен. Кэсси хорошо запомнила его слова: «Я заплатил за вас большие деньги. И я намерен получить определенные дивиденды на свои вложения».

По закону муж обладает неограниченной властью над своей женой. Он может заставить ее жить с ним, доставлять ему удовольствие. Он может заставить ее разделить с ним постель. Перспектива эта приводила Кэсси в отчаяние и вызывала головокружение.

Но она твердо решила, что не позволит ему изменить ее жизнь.

Кэсси внимательно посмотрела на Филиппа Аппингема. Одетый в голубой сюртук и желтые бриджи, он рассматривал записи через лупу в золотой оправе. С огромной копной каштановых кудрей, Филипп выглядел как погруженный в раздумье поэт, каким он себя и ощущал.

– Еще нам надо выбрать тему для следующего заседания. Я бы предложил «Чистилище» и «Рай» Данте. Как раз недавно вышел новый перевод.

– Слишком мрачно, – уверенно сказал Уолт, – с нас достаточно огня и серы в воскресенье в церкви.

– Может быть, нам стоит выбрать что-нибудь более жизнерадостное? – поддержал его Берти.

Это был довольно застенчивый, худой и высокий мужчина с большими ушами и гладкими каштановыми волосами.

– Я знаю, что мы выберем, – хлопнул в ладоши Уолт. – «Дон Жуан». Первые две части доставят нам большое удовольствие.

Кэсси переглянулась с Флорой, которая выглядела смущенной.

– Хотя я и высоко ценю творчество лорда Байрона, – заявила Кэсси, – но в этой поэме рассказана история мужчины, который бессовестно обращался с женщинами.

– Что же вы предлагаете? – спросил Филипп, глядя на Кэсси.

Она встала, подошла к полкам и достала небольшую книжку.

– Вот это последнее произведение мисс Остен «Нортенгерское аббатство».

Мужчины запротестовали, Филипп изобразил на лице ужас:

– Это же готическая сказка только для женщин.

– Сам регент покровительствовал мисс Остен, – заметила Кэсси, – и не стоит критиковать автора, еще не прочитав ее книг.

– Я пробовал, – произнес Уолт, и в голосе его прозвучало отвращение. – «Гордость и предубеждение» – это книга о девушках, которые ищут мужей. Хорошо написано, но невероятно скучно.

– Скучно? – удивилась Флора. – Неужели вы так считаете? А по-моему, она чрезвычайно умна. И мистер Дарси – настоящий герой. – Она покраснела, опустила голову и замолчала.

– Но... такую романтическую историю? – недовольным тоном произнес Берти, подавив зевок. – С таким же успехом мы могли бы изучать «Удольфантские тайны».

– Роман миссис Радклиф называется «Удольфские тайны», – поправила его Кэсси, – и он весьма интересен, хотя мисс Остен, безусловно, более известный автор.

Филипп махнул рукой:

– Все это мрачные пустые истории. Моя мать читала всю эту дребедень.

– Моя тоже, – добавила Кэсси, поставив книгу на место и возвращаясь за стол, – и ей это нравилось. Я не думаю, что это принесло ей какой-то вред.

Уолт вытянул под столом ноги.

– Пожалуйста, не обижайтесь, но тетя Элен вряд ли была интеллектуалом, она академическим диспутам предпочитала балы.

Кэсси не могла с этим спорить. Чувствуя отвращение к старому разваливающемуся дому в Ланкашире, герцогиня большую часть времени проводила в Лондоне. Кэсси видела своих родителей дважды в год, на Рождество и в течение двух летних недель. Одним из ее самых ярких воспоминаний детства было то, как ее очаровательная мать, удобно устроившись в мягком кресле, перелистывает страницы нового романа. Как только родители уезжали, Кэсси собирала оставленные матерью книги и прятала их на чердаке. А потом, обложившись старыми мягкими подушками, она оказывалась в самых разных местах и в самые разные времена. Страницы книг открывали ей совершенно иной мир, в котором волны разбивались о крепостные стены, герои сражались на шпагах, защищая честь обманутых наследников и похищенных красивых дам. Никто, кроме Флоры, не знал о ее увлеченности романтическими историями. Не дай Бог, если Берти, Уолт или Филипп узнают, что она сама написала роман и недавно продала его издателю.

Кэсси решила опубликовать свою книгу под вымышленным именем и взяла с издателя слово, что он сохранит ее имя в тайне. Никто не должен догадаться, что автором книги «Черный лебедь» является дочь покойного герцога Чилтерна и двоюродная сестра молодого герцога. И безусловно, никто никогда не узнает, что Кэсси описала своего долго отсутствовавшего мужа под маской злодея пирата.

Но она не была спокойна. Мистер Фирт, конечно, заслуживал эту роль, но теперь Кэсси считала, что поступила опрометчиво. Если кто-нибудь узнает правду, она станет объектом насмешек и сплетен в высшем обществе. Люди будут смотреть на нее и обсуждать историю ее семейной жизни. С нее было достаточно скандала, который вызвало ее замужество четыре года назад, когда она была куплена, а затем, менее чем через двадцать четыре часа, покинута мужем.

Ее успокаивало лишь одно – то, что она держалась вдали от шумного света. Кэсси надеялась, что никто не свяжет ее имя с подозрительным романом, тем более не сможет догадаться, кто является прототипом злодея.

Собравшиеся рассмотрели еще несколько вариантов для обсуждения на следующей неделе и остановились на старом фаворите – все согласились на «Путешествие Гулливера». Заседание шло к концу, и Флора вышла, чтобы проследить за приготовлениями к обеду. Когда остальные покинули библиотеку, Уолт взял Кэсси за руку и подвел ее к креслу, стоявшему у камина.

– Тебе не удастся обмануть меня этой твоей беззаботной улыбкой, – сказал он, с подозрением глядя на нее, – ты выглядишь сегодня неважно, тебе нужен стакан шерри.

Кэсси удержала его руку, протянувшуюся к шнурку звонка.

– Все в полном порядке. У меня просто немного болит голова.

– Это все из-за этого чертова Фирта? Ты ничего не говоришь об этом наглеце. Я хотел бы знать, о чем вы говорили вчера.

– Мне почти нечего тебе рассказать. Кроме того, что он собирался сегодня зайти ко мне.

Уолт ничего не знал про договор о раздельном проживании и о том, что Фирт отказался его подписать. Кэсси считала, что не имело смысла посвящать его в это. Уолт, безусловно, попытается помочь, но она не хотела его вмешательства, какими бы добрыми ни были его намерения.

– Это твое замужество должно быть аннулировано, – говорил Уолт, шагая взад и вперед по комнате. – Я найму самого лучшего адвоката в Лондоне, чтобы выиграть дело.

– Аннулирование невозможно, и ты это знаешь. Лорд Стокфорд знакомился с этим делом сразу после свадьбы. Кстати, тебе известно, какую сумму мистер Фирт заплатил отцу? Деньги ушли на покрытие долгов, и ни ты, ни я не сможем их вернуть.

Уолт стукнул кулаком по камину, перепугав сидевших там двух маленьких китайских собачек.

– Черт возьми, этот негодяй купил тебя, как хорошую скаковую лошадь!

– Если бы не мистер Фирт, был бы кто-нибудь другой, – напомнила ему Кэсси. – Либо это, либо полная нищета.

– Пропади все пропадом! Я все же хочу исправить положение.

Его искреннее желание помочь наполнило глаза Кэсси влагой. Стараясь не расплакаться, она подошла к окну и выглянула в сад. Струи дождя на стекле затуманивали весеннюю картину.

Еще почти голая после зимы земля чуть-чуть зеленела, а цветущие фиалки создавали яркие пятна на клумбах. Если бы только она могла наслаждаться прелестями весны!

С недовольным выражением на лице Уолт оказался у нее за спиной.

– Фирт был совершенно ошарашен, когда увидел тебя вчера вечером. Я уверен, он сначала не знал, что это ты.

Сердце у Кэсси забилось чуть сильнее, когда она вспомнила его самоуверенный взгляд.

– Конечно, не знал, я ведь уже не ребенок.

– Не в этом дело. Просто он пришел в нашу ложу совсем не для того, чтобы встретить свою жену.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Негодяй заметил хорошенькую женщину и пришел, чтобы соблазнить ее. А вместо этого обнаружил тебя.

Кэсси рассмеялась:

– Это слишком странное предположение. Наверное, кто-нибудь сказал ему, что я в театре. Вряд ли он мог принять меня за... одну из женщин своего круга.

Хотя Кэсси избегала общества, до нее доходили слухи и сплетни о похождениях ее мужа. Она хорошо помнила, как однажды – вскоре после замужества, – зайдя в книжный магазин, услышала, как две дамы шепотом беседовали о ее муже. Они осуждали мистера Фирта за его многочисленные любовные связи и с сожалением говорили о его наивной девочке-невесте, которую вынудили выйти замуж за такого подлеца. Услышанное заставило Кэсси смутиться, и она быстро выскользнула из магазина. Теперь в подобных случаях она холодным презрительным взглядом заставляла всех сплетников замолчать.

Уолт взволнованно продолжал:

– Конечно, ты не такая. Совсем не такая, но ты просто очаровательная, Кэсси. Тебе стоит только взглянуть в зеркало, чтобы убедиться в этом.

Кэсси преувеличенно поклонилась и шутливо произнесла:

– Благодарю вас за комплимент, ваша светлость.

– Ради Бога, не смейся надо мной! – Невероятно смущенный, Уолт заставил ее выпрямиться. – В здешнем обществе нет никого, кто был бы вполовину так хорош, как ты. Если ты появишься на балу, молодые люди сбегутся к тебе, как мухи на мед.

– Приятно сознавать, что ты соблазнительна для мух.

– Ты бы так не шутила, если бы видела, как Фирт вчера смотрел на тебя.

Кэсси прекрасно все заметила, но объяснила этот взгляд произошедшей с ней переменой, которая буквально ошарашила ее мужа. Предположение о том, что он принял ее за незнакомую интересную даму, казалось ей маловероятным. Она не считала себя более привлекательной, чем другие женщины.

Но у нее перед глазами было выражение лица Сэмюела, когда она повернулась и посмотрела на него впервые после четырех лет разлуки. На его загорелом лице загадочная улыбка и готовность к флирту в одну секунду сменились выражением невероятного изумления.

«Уолт прав», – подумала она. Поглубже погрузившись в мягкие подушки, Кэсси смотрела на ковер, но видела не синие и золотые узоры на нем, а выражение восторга на лице мужа. С одной стороны, было очень приятно сознавать, что он считал ее настолько привлекательной, с другой – наглец готов был затеять флирт на виду у всего общества.

– Черт его побери, – проворчала она сквозь зубы.

– Он заслуживает того, чтобы его хорошенько поколотили.

Кэсси укоризненно посмотрела на своего кузена:

– Не делай этого. Мы же вчера договорились. Нахмурившись, Уолт уселся рядом с ней, закинув ноги на ручку соседнего кресла.

– Ты больше не можешь указывать мне, что делать. Мне уже восемнадцать, и я достаточно взрослый, чтобы решать самому.

Сбросив его ноги с красивого кресла, Кэсси сказала:

– Тогда, Бога ради, и поступай как взрослый. Я не хочу, чтобы из-за меня ты рисковал своей жизнью.

– Мой долг заботиться о тебе.

– Твой долг также поступать как подобает джентльмену, а это значит сдерживать свои порывы.

– Ты, наверное, думаешь, что я не могу взять верх над этим плутом? – возмутился Уолт. – Черт возьми, я хорошо владею приемами бокса и еще лучше пистолетом. Мы с друзьями тренируемся дважды в неделю.

Он встал в позу, изображая целящегося пистолетом в стену. Его долговязая фигура и прыщавое лицо делали его более похожим на переросшего школьника, чем на настоящего взрослого герцога. Страх за него овладел Кэсси. Ей хотелось объяснить ему, что мистер Фирт слишком сильный, слишком хитрый и слишком опытный соперник, но она понимала, что, если заденет гордость Уолта, тот постарается доказать, что он уже взрослый мужчина.

– Ты знаешь, как я ненавижу скандалы, – взволнованно сказала Кэсси, – поэтому умоляю тебя, пожалуйста, обещай мне, что ты не будешь затевать драку с мистером Фиртом.

Уолт опять нахмурился; в его глазах застыло упрямство. Постепенно успокоившись, ом обиженным тоном произнес:

– Ладно, пусть будет по-твоему. Но если он тронет тебя хотя бы пальцем, наш уговор потеряет силу.

– Сомневаюсь, что дело дойдет до этого. – Стараясь переключить мысли кузена на другое, Кэсси взяла его за подбородок и повернула лицом к себе. – Ты используешь то средство, которое я тебе дала?

– У него ужасно противный запах. – Уолт скривился и отвел ее руку. – Не пытайся отвлечь мое внимание от Фирта. Его нельзя недооценивать. Он постарается отвадить тебя от всех твоих друзей и захочет, чтобы ты принадлежала только ему.

– Не думаю, что это его занимает: последние четыре года он почти не интересовался мною.

– Все равно он будет вмешиваться и потребует, чтобы ты жила с ним.

Мысль о том, чтобы каждый день находиться в обществе мистера Фирта, вызвала у Кэсси приступ тошноты.

– Он ничего подобного не предлагал.

– Он потребует, – сердито повторил Уолт, – без сомнения, потребует. Я считаю, что ты должна жить под моей защитой.

– Не смеши меня. Твоя холостяцкая квартира слишком мала. И это выглядело бы неприлично.

Уолт сжал губы и ударил кулаком по подушке.

– Я знаю, что надо сделать. Я велю проветрить старый дом на Гросвенор-сквер и найму слуг, чтобы они привели там все в порядок. Мне следовало это сделать еще несколько месяцев назад, и тогда тебе не пришлось бы жить в доме Стокфорда.

Тронутая его желанием помочь, Кэсси взяла обе его руки и крепко сжала, с удовольствием ощущая живое тепло. В течение многих лет именно она опекала его, а теперь, похоже, они поменялись ролями.

– С твоей стороны, дорогой, это очень благородно, но ты ведь знаешь, что тебе не по средствам содержать большой дом. Не волнуйся, мне и здесь хорошо.

Во всяком случае, так будет до тех пор, пока она не сможет снять коттедж в пригороде и целиком погрузиться в сочинительство.

– Поверь мне, Фирт заставит тебя вернуться в его дом, – продолжал настаивать Уолт.

– Надеюсь, что этого не произойдет. Но и жить со мной в этом доме он тоже не захочет. Мистер Фирт ненавидит всех Стокфордов.

– Тогда, возможно, он увезет тебя в Брайтон. Он ведь оттуда?

Кэсси опять сжала его руки:

– Перестань беспокоиться, у меня нет намерения никуда переезжать.

– Это еще не известно, – донесся низкий мужской голос с другого конца библиотеки.

С бьющимся сердцем Кэсси подняла глаза. С мокрыми от дождя черными волосами и мрачным выражением лица от двери на нее надвигалась фигура мужа.

Глава 6

СДЕЛКА

– Я послал вашему опекуну сообщение. Он сам привезет выкуп. – Пират был похож на дьявола, с черными волосами и проницательными синими глазами. Он провел большим пальцем по лезвию острого ножа. – И тогда я его убью.

От ужаса у меня все похолодело внутри.

–Вы не должны! – закричала я. – У вас нет причин ненавидеть мистера Монтклифа.

–Возможно, вы все поймете, когда я представлюсь. – Отложив нож, мой похититель вежливо поклонился. – Я Персиваль Грэндич, незаконнорожденный сын лорда С.

–Это значит... – прошептала я.

– Да, миледи, высокочтимый Виктор Монтклиф является моим сводным братом.

«Черный лебедь»

Сэмюел пришел с твердым намерением очаровать свою жену. Покинув контору, он заехал домой, переоделся в темный бордовый сюртук и кожаные бриджи. Он справился со своим нежеланием войти в городской дом Стокфордов, родовое гнездо его сводного брата и бабушки. Он даже сумел подавить свою злость по поводу договора о раздельном проживании.

Но прилив гнева захлестнул его при виде Кэсси, сидящей рядом с кузеном Уолтом.

Они держались за руки и говорили о том, где она будет жить. Так, как будто ее муж не имел к этому никакого отношения.

В голубых глазах Кэсси, опушенных длинными ресницами, бушевала буря эмоций. Но каких? Было ли это чувство вины? Возможно, у нее все же была любовная связь с кузеном? Неужели она предпочла мальчишку-аристократа опытному мужчине?

Сэмюел постарался не торопиться с предположениями и выводами. Более вероятно, что ей просто неприятно его присутствие. Это, он надеялся, вскоре изменится. Но конечно, если он сумеет сдержаться и не изобьет ее кузена.

Приближаясь к жене, Сэмюел внимательно изучал ее. При дневном освещении Кэсси была еще более прекрасной. И совершенно не похожей на ту девочку, которую он видел четыре года назад в их первую брачную ночь. Теперь ее золотистые волосы были забраны на макушке в узел, и Фирт с трудом сдерживал желание повыдернуть шпильки и освободить их. В муслиновом платье, облегающем изящные формы, Кэсси выглядела просто восхитительно. Но восхищаться ею имел право только он.

– Уберите руки от моей жены, – потребовал Сэмюел, стараясь, чтобы голос его звучал спокойно.

Уолт вскочил и негодующе воскликнул:

– Черт возьми, вы не имеете права приказывать мне!

Кэсси попыталась жестом утихомирить Уолта, не отводя взгляда от мистера Фирта, как будто тот, словно дикий зверь, мог напасть на нее.

– Добрый день, мистер Фирт, – с холодной вежливостью произнесла она. – Я удивлена, что нам не доложили о вашем приходе.

– Я сам вошел в дом.

– Это безобразие! – взорвался опять Уолт. – Вы не имеете права врываться в чужой дом без приглашения!

– Позвольте мне самой разобраться, – резко оборвала его Кэсси и, глядя на мужа, спокойно проговорила: – Я уверена, что в следующий раз мистер Фирт поступит согласно этикету.

– Неужели вы простите это негодяю? – раздраженно спросил Уолт. – Я бы спустил его со всех лестниц.

– Попробуйте, – насмешливо предложил Сэмюел, – если у вас наглости больше, чем ума.

Уолт направился было к Сэмюелу, но Кэсси схватила его за руку:

– Прекратите сейчас же, вы оба. Уолт, я должна попросить вас немедленно нас покинуть.

– И оставить вас наедине с этим грубияном? Вам нужен защитник.

– В доме есть слуги. А я должна поговорить со своим мужем. Вы можете зайти завтра после обеда.

Уолт продолжал протестовать, но Кэсси вела его к двери, как мать разбушевавшегося ребенка. Через плечо он бросил Сэмюелу:

– Ведите себя прилично, иначе будете иметь дело со мной.

Кэсси проводила кузена в коридор и, закрыв за ним дверь, повернулась и быстрым шагом направилась к мужу.

Вряд ли она осознавала, как прелестно колебались ее бедра, позволяя Сэмюелу представить ее фигуру, так отличающуюся от того, что было четыре года назад. Губы ее были плотно сжаты, и ему захотелось поцеловать их, чтобы снять напряжение.

– Вам не следует злорадствовать, вы вели себя так же безобразно, как и он, – сказала она, приподняв одну бровь, как это обычно делают хорошо воспитанные люди, чтобы выразить свое пренебрежение.

Сэмюел сам не осознавал, что улыбается.

– Но ведь я выиграл.

– Вы не выиграли ничего, кроме моего презрения. Уолт намного моложе вас и не имеет вашего опыта, так что с вашей стороны было неблагородно затевать с ним ссору.

– Прошу меня извинить, если я обидел вас.

Ее бровь поднялась еще выше. Кэсси, похоже, не верила в его искренность, но она была не права. Сэмюел пришел сюда не для того, чтобы враждовать с ней. Напротив, он надеялся растопить лед ее сдержанности. Мягким негромким голосом он добавил:

– Я рад, что вы видите смысл в разговоре со мной. Вы убедитесь, что я искренне заинтересован в разрешении наших разногласий к взаимному удовлетворению.

Кэсси остановилась в нескольких шагах от него.

– Я предлагаю перенести этот разговор. Нам будет гораздо удобнее встретиться в кабинете мистера Джеймисона. Я напишу ему и попрошу назначить нам встречу завтра на одиннадцать часов.

Сэмюела восхищал ее уверенный тон.

– Не стоит беспокоиться, я сегодня уволил мистера Джеймисона.

– Что?

– Поскольку опекун вам больше не нужен, я расстался с ним. И можете быть уверены, он не получит хорошей рекомендации. Я весьма недоволен тем, как он выполнял свои обязанности.

Кэсси замерла от неожиданности. Ее голубые глаза сверкали, она сжала руки, как будто старалась сдержать себя, чтобы не броситься на Сэмюела.

– Как вы посмели?! Мистер Джеймисон вел себя безукоризненно по-джентльменски, он ничем не мог вызвать ваше недовольство.

– Он не выполнил моих указаний. Такого поведения я потерпеть не могу.

– Все эти четыре года он заботился обо мне как отец. Во время болезни моего отца и после его смерти он помогал мне советами и утешал меня. Как можно относиться к такому хорошему человеку без всякого уважения?

Ее горячая защита Джеймисона не понравилась Сэмюелу. Он ревновал ее даже к служащему и был раздосадован тем, что она не одобряла его столь логичного решения.

– Дело это уже решенное. Вы больше не увидите Джеймисона.

Сэмюел подошел к горке с хрустальными графинами. Взяв стакан, он налил себе бренди. Крепкий напиток обжег ему горло, доставив своеобразное удовлетворение. Пользуясь личными запасами Стокфордов, он опять почувствовал, что ничто не может сравниться с осуществлением той мести, о которой он мечтал. И Кэсси, его жена, была очень важной частью его плана.

Обернувшись, он посмотрел на нее. Кэсси стояла за его спиной со сложенными на груди руками. Глубокое декольте платья позволяло ему немного видеть ее соблазнительную грудь. Сэмюел был уверен, что скоро его ладони ощутят тяжесть этой груди – когда она окажется с ним в постели.

– Вы, конечно, можете уволить мистера Джеймисона, – спокойно сказала Кэсси, – но я намерена предложить ему стать моим поверенным.

Сэмюел чуть не подавился глотком бренди.

– Черта с два вы сможете это сделать. Я откажусь подписывать счета.

– Наш брачный контракт позволяет мне использовать четверть моего содержания на личные нужды. Я потрачу эти деньги на поверенного.

Сэмюел постарался сдержаться, хотя мысленно с иронией отметил, что деньги эти из его кармана. Пришло время начинать игру и ставить ловушку.

– Вам не нужен будет поверенный. Все необходимые документы я оформлю сам, включая и договор о раздельном проживании. .

Приманка сработала. Широко раскрыв глаза, Кэсси сделала шаг в его сторону:

– Означает ли это, что вы подпишете соглашение?

Бесцельно взбалтывая оставшуюся в стакане жидкость, Сэмюел внимательно изучал свою жену. Проблеск надежды, появившийся на ее прекрасном лице, он хотел использовать в своих интересах.

– Возможно, – намеренно загадочным тоном ответил Сэмюел, – если вы согласитесь на мои условия.

– Что вы имеете в виду?

– Я хотел бы сделать вам предложение. Давайте обсудим все подробно.

Он протянул руку, намереваясь пройти с ней к диванчику, где он и начнет ее соблазнять. Но Кэсси решительно прошла к дубовому столу и уселась уверенно, как королева на трон, указав мужу на место по другую сторону стола:

– Садитесь, пожалуйста, мистер Фирт. Я надеюсь, вы принесли бумаги с собой?

Он сел на стул, стоявший рядом с ней.

– Называйте меня Сэмюелом. Их взгляды встретились.

– Вы для меня незнакомец, мистер Фирт. Честно говоря, я не вижу смысла в такой фамильярности.

– Я надеюсь, мы недолго будем чужими, особенно если вы примете мое предложение.

– Тогда объясните, в чем оно состоит.

Сэмюел в который уже раз был поражен изменениями в поведении Кэсси. Она теперь не была тем стеснительным подростком, который заставил его почувствовать себя похитителем ребенка. Подобно тому как ее угловатая детская фигурка превратилась в изящную фигуру сформировавшейся женщины, вместо наивной девочки перед ним сидела взрослая, решительная и проницательная женщина. И с ней нелегко будет сражаться. «Но тем интересней окажется игра», – подумал Сэмюел, откидываясь на спинку стула.

– Я женился на вас с определенной целью. Я хочу быть принятым в лондонском обществе. И пока не достигну этой цели, я не собираюсь подписывать никакие документы.

В течение нескольких секунд Кэсси не отвечала. В комнате был слышен только треск горящих углей и стук дождевых капель по оконному стеклу. Наконец она заговорила:

– Вы предлагаете... если я помогу вам, вы подпишете договор? Вы гарантируете мне свободу?

– Да.

Его ответ можно было не считать ложью. К тому времени, когда ему удастся соблазнить свою жену, она уже не будет стремиться к независимости. Она будет нежной и мягкой, как растопленный воск. И, что весьма вероятно, уже беременной.

Эти мысли о будущем воспламеняли воображение Сэмюела. Он хотел создать династию, соперничая со Стокфордами; хотел завоевать эту женщину, узнать все ее сокровенные мысли. Он жаждал ее так же сильно, как жаждал отомстить тем, кого ненавидел всю свою жизнь.

Предоставив ей время для того, чтобы обдумать его предложение, Сэмюел медленно потягивал бренди. Кэсси сидела выпрямившись, сложив руки на столе. Она не пыталась разжалобить его крокодиловыми слезами или сладкими улыбками, как поступили бы другие женщины. И все, что происходило в этой прекрасной головке, оставалось для него тайной. Может быть, он ошибся в своих расчетах? Но вот она заговорила:

– Я редко бываю в обществе.

– Конечно, для этого надо получить приглашение.

– Да, но меня не интересуют посещения веселых приемов, и я не люблю разговаривать с незнакомыми людьми.

– Вы и меня считаете незнакомцем, – заметил Сэмюел, – тем не менее у вас не возникло трудностей при беседе со мной.

– Только на тему нашего брака. Но об этом я вряд ли буду говорить в обществе.

Только ли оставшаяся с детства робость удерживала ее от того, чтобы проглотить приманку? Сэмюел напомнил себе, что Кэсси очень отличается от других женщин, требующих внимания, стремящихся всегда быть в центре событий, женщин, которых легко задобрить деньгами и обещаниями. И все-таки она была женщиной, а у каждой женщины, как считал Сэмюел, есть свои слабости.

– Безусловно, вы сможете на некоторое время преодолеть свою сдержанность, – как будто уговаривал он, – и введете меня в общество в обмен на вашу независимость.

– Где гарантия, что вы сдержите обещание?

– Я даю вам честное слово. Скрепим уговор рукопожатием?

Не дожидаясь ее согласия, Сэмюел положил свою руку на руку Кэсси, ощутив изумительную нежность и мягкость ее кожи. Зрачки у Кэсси расширились, она вздрогнула от его прикосновения и хотела отдернуть руку, но Сэмюел удержал ее.

– Мы еще не договорились, – сердито произнесла Кэсси. – Почему я должна доверять мужчине, который купил меня, как рабыню?

Встретившись с ней взглядом, Сэмюел большим пальцем погладил ее нежные пальчики.

– Я оплатил огромные долги вашего отца. Я предоставил вам все возможные удобства и ничего не требовал взамен – до этих пор.

– Но я совсем не хотела, чтобы меня продавали в жены. – Кэсси опять дернула руку, и на этот раз он отпустил ее. Она убрала обе руки под стол и пристально взглянула на мужа. – Вы не сказали, чего именно ждете от меня.

Сэмюел ощущал слабый цветочный аромат ее кожи. От него не укрылись и твердость ее характера, и мучившая ее неуверенность.

– Это совсем просто, – объявил он. – Вы будете сопровождать меня во время общественных мероприятий, вы представите меня здешним лордам и их супругам. Это не займет у вас много времени – вероятно, достаточно будет двух месяцев.

– Вы пробыли за границей четыре года и, наверное, не разбираетесь ни в современных танцах, ни в здешних манерах.

– Тогда вам придется обучить меня, – вышел он из положения, думая о том, чему сам сможет обучить ее взамен.

– Я уже говорила, что общество меня мало интересует. Думаю, и вас тоже, если только вам не доставляет удовольствия щеголять в новомодных туалетах и обмениваться вежливыми тривиальными фразами. – Она опять пристально взглянула ему в глаза. – Но ведь не это ваша действительная цель, мистер Фирт?

Неужели она догадалась, что он намерен соблазнить ее?

– Моя цель состоит в том, чтобы стать полноправным членом высшего света.

– Вы хотите подняться до уровня Кеньонов. Именно поэтому вы женились на мне. Не потому, что любите меня, а потому, что ненавидите их.

Ее прямые резкие слова подействовали на Сэмюела как удар хлыста. Он должен был бы радоваться, что единственным его мотивом она считала желание отомстить, однако нотка осуждения, прозвучавшая в ее словах, вызвала обиду. Что она знала о его несчастном детстве, о предсмертной мольбе его матери?

Никто не знал, какое унижение пережил Сэмюел, когда перед смертью мать умоляла его обратиться к своему высокопоставленному отцу, который не хотел его признавать. Это был момент взросления Сэмюела, когда его боль превратилась в ненависть к Джорджу Кеньону, маркизу Стокфорду, который соблазнил молодую женщину, а затем отказался от собственного сына.

– Никогда не упоминайте при мне Кеньонов, – холодным тоном произнес он, – у меня с ними не может быть ничего общего.

– Это не так. Вдовствующая леди Стокфорд объявила, что вы ее внук. Когда вы появитесь в обществе, об этом заговорят.

Сэмюел был потрясен этой новостью. Он и не предполагал, что кто-нибудь, кроме членов семьи, знает об этих сложных семейных взаимоотношениях. Но он постарался спрятать свое замешательство за холодной маской.

– Насколько я понимаю, вам важно получить мою подпись на договоре о раздельном проживании. Я его подпишу, если вы поможете мне стать членом высшего общества. Согласны вы на такую сделку?

Стараясь выглядеть равнодушной, его жена грациозно поднялась со стула и подошла к ближайшей полке с книгами. Если бы на ее месте была другая женщина, этот жест можно было бы истолковать как желание показать прелесть своей фигуры. У Кэсси же его можно было объяснить любой другой причиной, от скуки до чувства неловкости, которое у нее возникало от близкого соседства Сэмюела.

Сэмюел предпочел думать, что верно последнее предположение. А если он ее раздражает, значит, она уязвима. И он добьется своего. Не важно, насколько она сильна, он, безусловно, окажется сильнее.

Все с тем же непроницаемым видом Кэсси достала с полки книгу и бесцельно перелистала страницы. Затем, оторвав взгляд от книги, она взглянула на Сэмюела:

– Вы говорили о нескольких условиях. Чего еще вы потребуете от меня?

– Речь идет о том, как это будет выглядеть со стороны. – Сэмюел остановился перед тем, как сказать о самом главном. – В течение ближайших двух месяцев нам придется жить под одной крышей.

Кэсси резко захлопнула книгу.

– Нет. Если я соглашусь на ваше предложение, на которое пока не дала согласия, вы сможете заезжать за мной перед поездкой на бал или на прием.

– Люди будут сплетничать, если мы будем жить в разных домах. Будут говорить, что это не настоящее воссоединение.

Ему было абсолютно наплевать на любые сплетни, но Кэсси не нужно знать об этом. Когда она открыла рот, чтобы возразить, он поднял руку и продолжил:

– Да, скандалы уже подорвали мою репутацию. Но тем более важно теперь прибегнуть к этой уловке. Меня легче примут в обществе, если будут верить в устойчивость нашего брака.

– Удивительно, что такой далеко не сентиментальный человек придает столь большое значение чужому мнению.

– Я просто признаю правила того общества, куда хочу попасть. Меня будут скрупулезно изучать и обсуждать, прежде чем согласятся принять.

– Если мы постараемся, никто не узнает, что мы живем раздельно, – сказала Кэсси, но в голосе ее не было уверенности.

Поднявшись, он забрал книгу у нее из рук и поставил на полку.

– Думаю, нам не следует рисковать, – сказал он твердо, но вежливо, – и вам придется вернуться в мой дом.

– Ни в коем случае, – резко ответила Кэсси.

– Кто из нас упрямится? Меня целый день не бывает дома. Надеюсь, вы сможете вытерпеть мое присутствие по вечерам, если действительно хотите, чтобы я подписал этот договор о раздельном проживании.

Она хотела, он видел это по ее глазам. Несмотря на это, Кэсси сказала:

– Я не хочу осложнять свою жизнь. Мне вполне хорошо здесь.

– Существуют слуги, которые могут упаковать все ваши вещи. Вам не придется пошевелить даже пальчиком.

Взяв руку Кэсси, Сэмюел поднес ее к своим губам и по очереди поцеловал каждый из тоненьких пальчиков. Заметив чернильные пятна, с удивлением спросил:

– Вы недавно писали?

Кэсси вспыхнула, отдернула руку и отступила на шаг, опершись спиной о книжную полку. Посмотрев на свои пальцы, она сжала их.

– Какое это имеет отношение к вам? Я могу делать то, что хочу.

– Конечно, если только вы не пишете старой леди Стокфорд, прося у нее защиты.

– Защиты? Вы глубоко ошибаетесь. Мне не пришло бы в голову огорчать ее сообщением о возвращении ее внука.

Возмущенный тон Кэсси убедил Сэмюела. Меньше всего он хотел вмешательства этой старой властной дамы. Узнав пять лет назад о его существовании, она приложила немало сил, чтобы заманить Сэмюела под свое крылышко. Без сомнения, она считала это благим делом. Он же считал, что лучше сгореть в аду, чем стать одним из ее любимых внуков.

– Очень хорошо. Вы можете писать кому хотите, если будете это делать в моем доме.

Кэсси покачала головой:

– Если вы хотите жить в одном доме со мной, вам придется переехать сюда.

Жить в родовом доме Стокфордов? Сэмюел сжал зубы, чтобы сдержать рвущийся наружу резкий отказ.

– Ваша настойчивость просто невыносима, – сказал он холодно. – Обычно жена живет в доме мужа.

– Я не вернусь туда никогда. Ваш дом слишком холодный.

Из всех причин, которые она могла привести, эта показалась Сэмюелу самой удивительной.

– А что, в доме плохо топили?

– Вы меня неправильно поняли. Это здание не похоже на дом. Оно как мавзолей. Мне всегда было очень трудно читать и писать там. – Кэсси посмотрела на свои сжатые пальцы и добавила: – Трудно было писать письма, как я привыкла. Дело, наверное, в том, что я презирала себя, живя там.

Она словно ударила его. Его лондонский дом был, по мнению Сэмюела, образцом совершенства.

Перед свадьбой он обновил всю обстановку, стараясь угодить вкусу своей титулованной невесты. Почему, черт возьми, она предпочитает старомодную обстановку городского дома Стокфордов? Мрачным взглядом Сэмюел оглядел библиотеку. Здесь витала аура старой аристократии. Обивка мебели была далеко не новой. Запах старых книг напоминал о костюмах, слишком долго хранившихся в сундуках. Он процедил сквозь зубы:

– А здесь вам больше нравится?

– Здесь настоящий дом. – Кэсси подошла к маленькому столику и взяла вставленную в рамку картинку. – Это рисунок Эми, дочери вашего брата Майкла, у нее склонность к занятиям живописью. А это, – Кэсси достала из корзины, стоявшей у камина, небольшую матерчатую собачку, – принадлежит Люси, другой дочери Майкла. Она играет только с ней, когда они приезжают в город. Девочка говорит, что собака больше всего любит эту комнату.

– Боже мой! Если вам нужны игрушки, купите себе любые.

– Дело совсем не в этом! – Кэсси прижала к себе матерчатую собачку, теребя ее коричневый мех. – У этих вещей есть что-то присущее только им, и этого нельзя купить. В доме чувствуются уют, тепло, даже счастье. Именно таким я всегда представляла себе семейный дом.

Кэсси выросла в обветшавшем старинном дворце. Сэмюел надеялся потрясти ее роскошью, доставить ей удовольствие, окружив свою юную невесту всеми благами, которые позволяло его богатство. Она же не оценила его стараний и предпочла жить в доме его заклятого врага, Майкла Кеньона, маркиза Стокфорда, его сводного брата.

Леденящий комок злости сжал горло Сэмюела. Ему хотелось схватить Кэсси, перекинуть ее через плечо и отнести в свой дом, где ей и полагалось жить. Но она поднимет шум и крик, разразится скандал, и к чему это приведет? Он выиграет битву, но проиграет войну.

Осознав, что он машинально сжимает кулаки, Сэмюел заставил себя расслабиться. Сильные эмоции никогда не помогали никаким переговорам. Он не может позволить, чтобы его личная ненависть помешала осуществлению его плана. В конце концов, речь идет только о доме.

Выпрямившись и приподняв подбородок, Кэсси наблюдала за ним. Ее врожденное чувство собственного достоинства подчеркивало разделявшую их пропасть. Пропасть, которую Сэмюел надеялся преодолеть с помощью нежного обольщения и железной воли.

– Хорошо, – произнес он сдержанно, – мы заключили договор. Я перееду сюда не откладывая.

Глава 7

НЕСГОВОРЧИВЫЙ МИСТЕР ФИРТ

В течение последующих трех дней пиратский корабль оставался на якоре на некотором расстоянии от безлюдного берега. Я оказалась запертой в каюте пирата и пребывала в одиночестве, не считая мальчика, который приносил мне еду. Я пыталась уговорить его помочь мне в побеге, но он быстр» похоронил мои надежды, заявив о своей верности капитану Грэндичу. Я была в отчаянии от своей беспомощности. Даже если бы мне удалось выбраться из каюты, как бы могла я добраться до берега? Я проводила время в молитвах о спасении и в беспокойстве о том, чтобы мой дорогой мистер Монтклиф не пострадал от рук своего страшного сводного брата.

Затем, вечером четвертого дня, меня пригласили на верхнюю палубу, и сделал это не кто иной, как сам Персивалъ Грэндич.

«Черный лебедь»

Кэсси старалась сохранять спокойствие, пока не добралась до своей комнаты. Как она и надеялась, комната была пуста. Глэдис закончила здесь все дела утром, так как по распоряжению Кэсси после обеда ее не следовало беспокоить. В это время она работала за письменным столом, погрузившись в мир своих вымышленных героев.

Но теперь вместо этого ее окружала кошмарная реальность. Сэмюел Фирт собирался жить здесь, в этом доме! Именно в этот момент он, вероятно, упаковывал вещи. И к обеду он поселится в соседней спальне. Сердце Кэсси колотилось. Она никак не предполагала, что он согласится на ее ультиматум и переедет в дом своего врага. Но он постарался сделать условия сделки совершенно ясными. Если она хочет, чтобы он подписал договор о раздельном проживании, ей придется какое-то время вести себя так, как будто он был ее любимым мужем.

Черт его побери! Почему она не может манипулировать им так же, как своими выдуманными героями?

Если бы только она могла описать его и выбросить из своей жизни!

Кэсси схватила вышитую подушку со стула и раздраженно бросила ее на кровать. Маленький желтый квадратик свалился на синий узорчатый ковер, ничуть не успокоив свою хозяйку.

Забравшись в удобное кресло у потухшего камина, она глубоко вздохнула, закрыла лицо руками и попыталась разобраться в путанице своих эмоций. Кэсси чувствовала злость на бесцеремонность, с которой Сэмюел вторгся в ее жизнь; отчаяние – от неспособности убедить его подписать договор; беспокойство – из-за манеры его поведения, явно обольщающей. Ей казалось, что у Сэмюела есть и другие цели, кроме той, чтобы быть принятым в высшем обществе.

Она боялась, что ее догадка верна – он хотел именно ее.

Не в состоянии усидеть на месте, Кэсси начала ходить по комнате. Беспокойные шаги привели ее к окну, где по стеклу стекали непрерывные струи дождя. Холодная сырая погода соответствовала ее настроению, и она поежилась от порыва холодного ветра. Потирая плечи и руки, Кэсси попыталась уяснить себе, что ее так настораживает. И поняла, что страшила ее собственная реакция на присутствие мужа.

Несмотря на отсутствие опыта, она понимала, в чем источник ее нервного напряжения. Сэмюел Фирт возбуждал ее как женщину. Она почувствовала это в предыдущий вечер в театре и сегодня в библиотеке, когда он поцеловал ей руку. Никакой другой мужчина не вызывал в ней такого ощущения тепла. Не только в сердце, но во всем теле.

Кэсси уверяла себя, что это вполне нормальная реакция. Вдовствующая леди Стокфорд объяснила ей все, что должно происходить между мужем и женой. Откровенные обсуждения просветили ее, хотя в то время Кэсси не могла представить себя добровольным участником такого постыдного действа.

Теперь пришло понимание. В присутствии мужа она ощущала себя выбитой из колеи и растерянной. Кэсси поймала себя на том, что ей было бы любопытно узнать, как она будет чувствовать себя в его объятиях. Но она понимала, что будет невероятной глупостью удовлетворить это любопытство. Сэмюел Фирт был опасным мужчиной, человеком, который использует ее для осуществления своих гнусных планов. Или по крайней мере попытается это сделать.

Никогда больше она не будет такой наивной, какой была в свою первую брачную ночь. Церемония свадьбы была очень короткой, народу собралось совсем немного. От отца исходил запах бренди, и он старался не смотреть ей в глаза. Мать Кэсси умерла-за два года до этого события, и не было рядом с ней никого, кто подготовил бы ее, кроме надменной служанки-француженки, которую прислал мистер Фирт.

Сама Кэсси пребывала в растерянности. Ей казалось, что Сэмюел Фирт был смелым героем, издали безумно полюбившим ее. Замужество она представляла себе как приятные беседы и нежные поцелуи по вечерам, перед тем как разойтись по своим комнатам. Она знала, что в супружеских парах каждый из супругов имел собственную спальню.

Появление Сэмюела в ее спальне удивило Кэсси и привело ее в замешательство. То, что он сделал потом, до сих пор заставляло ее краснеть. Ясно, как будто это было только вчера, она видела, как он, стоя рядом с ее кроватью, снимает халат, обнажая красивое мускулистое тело...

Неожиданно раздался стук в дверь. Кэсси вскочила, щеки ее пылали. Неужели мистер Фирт уже вернулся? Вдруг он догадается, что она вспоминала их первую брачную ночь? Стук повторился, и она узнала осторожную и неуверенную манеру Флоры.

Первой мыслью Кэсси было притвориться, что ее нет в комнате. Но ей необходимо было предупредить подругу. Бог знает, как Флора прореагирует на появление в доме незнакомого мужчины, особенно такого агрессивного и склонного к манипулированию людьми, как Сэмюел Фирт.

Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, Кэсси подошла к двери и отворила ее. Флора стояла в коридоре, держа в руках вышивание. Одетая в коричневое платье, с собранными в пучок каштановыми волосами, она напоминала нахохлившегося воробья. Испуг на ее лице свидетельствовал о том, что она знает о визитере.

Взволнованный взгляд ее карих глаз был устремлен на Кэсси, как будто она искала следы побоев на лице подруги.

– О, миледи, с вами все в порядке? Лакей сказал, что ваш муж только что ушел.

– Да, все в порядке. Нет причин беспокоиться. Заходите, садитесь вот здесь.

Обняв Флору за плечи, Кэсси провела ее в комнату и налила стакан воды из графина, стоявшего на письменном столе. Бедная Флора! Мало кто знал истинные обстоятельства ее освобождения от жестокого мужа. Когда-то Флора была гувернанткой Кэсси. После свадьбы Кэсси она вышла замуж за викария церкви Святого Эдмунда, расположенной вблизи Чилтерн-Палас в Ланкашире. Казалось, они прекрасно подходили друг другу. Во всяком случае, так было до тех пор, пока год назад испуганная Флора не появилась у дверей Кэсси со сломанной рукой. Пришедшая в ужас Кэсси позвала доктора и обратилась к мистеру Джеймисону за помощью в получении для Флоры договора о раздельном проживании. Будучи младшим сыном барона, викарий Норман Вудрафф знал цену хорошей репутации. Он подписал договор, так как в противном случае Кэсси пообещала сообщить прихожанам о его постыдном поведении. Никто, кроме Кэсси и мистера Джеймисона, не знал правды.

Когда ситуация с Флорой была благополучно разрешена, Кэсси решила и сама использовать такую возможность. У нее хватило смелости покинуть дом своего мужа и поселиться здесь. Кто мог подумать, что иметь дело с равнодушным мистером Фиртом окажется труднее, чем с лицемерным священником?

Флора опустилась в одно из стоящих у камина кресел, обитых полосатым, синим с желтым, материалом. От воды она отказалась, отрицательно мотнув головой.

– Подписал мистер Фирт договор? – сразу спросила она.

Усевшись в кресло напротив, .Кэсси покачала головой. Она прислонила стакан с водой к своей пылающей щеке, наслаждаясь его прохладой.

– Нет. Пока что нет. Но он пообещал сделать это, если я представлю его обществу.

Флора нахмурилась еще больше:

– Мужчины могут пообещать все, что угодно. Вы сами мне это говорили, вы не должны ему доверять.

– У меня нет другого выхода. – Кэсси медленно пила воду и думала о том, в каком виде лучше сообщить Флоре неприятную новость, и в конце концов решила ничего не скрывать. – Боюсь, он собирается жить в этом доме в течение нескольких недель. Он придет сегодня к обеду.

Открыв от изумления рот, Флора вскочила с кресла. Вышивание ее упало на пол.

– К обеду? Сегодня? Я должна предупредить повара.

Кэсси поставила стакан на стол и подняла вышивание, которое лежало у решетки камина. Возвращая его хозяйке, она сказала:

– Пожалуй, не надо. Просто попросим лакея поставить еще один прибор. Но если вы не захотите к нам присоединиться, я пойму.

– Дело совсем не в этом. Я подумала, что мистер Фирт будет недоволен, если на обед подадут только баранину с молодым горошком. Норман всегда поднимал шум, если на столе было мало еды.

Кэсси поглубже уселась в кресле.

– Будет вполне достаточно. Если мистеру Фирту не понравится, он сможет вернуться в свой дом.

Флора посмотрела на нее с сомнением:

– А вы не боитесь, что он рассердится?

– Честно говоря, нет. Если он собирается жить здесь, ему придется приспособиться к нашим привычкам.

Мистер Фирт в обращении с женщинами пользовался более изощренными методами, нежели кулаки. Кэсси не хотела сейчас об этом думать, поэтому сосредоточила свое внимание на Флоре.

– Я вижу, вы вышили еще одну наволочку для подушки?

– Да, я думаю, это подойдет для гостиной. – Лицо Флоры просияло, но тут же снова приняло озабоченное выражение. Она продолжала вышивать, хотя беспокойный взгляд ее время от времени обращался к Кэсси. – У вас будет общая спальня?

– Конечно, нет. – Сама мысль об этом была Кэсси неприятна, – Это не входит в наш уговор.

– Но вы и я занимаем две свободные спальни. А где вы его поселите?

– В сарае для карет вместе с конюхом.

– Нет, вы этого не сделаете. Рассмеявшись, Кэсси покачала головой:

– Но мне бы очень хотелось это сделать. Я бы устроила его в грязной конюшне с навозом вместо подушки. А вам никогда не хотелось что-нибудь придумать, чтобы наказать своего мужа?

Щеки у Флоры покраснели, и она опустила взгляд на шитье. Но когда она подняла глаза, в них было такое озорство, что она показалась Кэсси совсем девчонкой.

– Это не совсем прилично.

– Тогда тем более интересно.

– Мне хотелось расстегнуть его подтяжки так, чтобы брюки у него упали в то время, когда он читает проповедь своим прихожанам.

Кэсси усмехнулась:

– Впечатляет. Ладно. Я все-таки разрешу мистеру Фирту поселиться в доме.

– Но, конечно, не в спальне старой леди или лорда Стокфорда? Вы ведь говорили, что он ненавидит своего сводного брата.

– Есть свободная детская. Может, она подойдет? Ноги у него будут свисать с кровати.

Они опять рассмеялись, и то, что Флора с удовольствием поддерживала ее шутки, наполнило сердце Кэсси радостью. За последний год Флора ожила и опять стала счастливой и приятной компаньонкой. Кэсси могла только мечтать, чтобы ее собственная ситуация разрешилась столь же успешно.

Поднявшись с кресла, она ходила по комнате, которая в последние шесть месяцев служила ей домом. Уютное помещение со светло-голубыми занавесями и удобной кроватью очень нравилось Кэсси. И она была бесконечно благодарна Майклу Кеньону за возможность временно проживать в его доме. Семья Кеньон приглашала ее жить с ними в Девоне, но Кэсси опасалась, что ей потом трудно будет покинуть их счастливый дом. Она твердо решила добиваться всего самостоятельно. Продажа издателю книги вселила в нее уверенность в том, что покупка коттеджа в пригороде, о чем она мечтала, была только вопросом времени.

Ее книга. Мучимая угрызениями совести, Кэсси взяла со стола перо и рассеянно погладила его. Неужели за все доброе отношение Стокфордов к ней она отплатит тем, что обрушит на их головы скандал?

– Я должна что-то предпринять, что-то сделать с книгой «Черный лебедь», – пробормотала она вслух.

– Сделать? – Флора подняла глаза от вышивания. – Это изумительная история, все дамы будут зачитываться ею. Вы станете невероятно популярной и заработаете кучу денег.

– Это как раз то, чего я боюсь. Именно популярности.

– Но вы ведь использовали вымышленное имя. Никто не будет знать, что автором являетесь вы.

– Хотелось бы верить в это. – Волнуясь, Кэсси ходила взад и вперед по комнате, продолжая пальцами теребить перо. – Однако если я появлюсь в обществе, как того хочет мистер Фирт, кто-нибудь может догадаться.

– Каким образом?

Представив себе мистера Фирта в образе пирата, Кэсси почувствовала, что сердце ее едва не остановилось.

– Помните, как я описывала злодея? У Персиваля проницательные синие глаза и черные волосы.

Флора шумно вздохнула.

– Действительно, мистер Фирт напомнил мне кого-то, когда я впервые увидела его в театре.

– Вот видите, вы это заметили. – От волнения у Кэсси в груди образовался ком. – Но еще хуже то, что мой муж – незаконнорожденный сын старого лорда Стокфорда. Боже, зачем я сделала Персиваля Грэндича незаконнорожденным сыном лорда С?

– Это только мелкая деталь, – попыталась утешить ее Флора. – То, что очевидно для вас, вряд ли будет ясно вашим читателям.

– Я бы понадеялась на это, если бы не желание мистера Фирта появиться со мной в обществе. Публика будет умирать от любопытства, узнав о нашем воссоединении, пойдут сплетни. Мы вынуждены будем быть на виду, и я даже подумать боюсь о том, что произойдет, если кто-нибудь догадается.

– О Боже, я понимаю, что может случиться, – сказала Флора, покусывая нижнюю губу. – Мистер Фирт будет возмущен, став центром насмешек.

– Меньше всего меня волнует его репутация. – Кэсси положила перо на стол. – Я беспокоюсь о Стокфордах. Они были так добры ко мне, и я не хочу, чтобы они пострадали из-за моей глупости.

– А когда книга появится в продаже?

Издателю, очень энергичному человеку, роман понра вился, и он обещал напечатать его как можно быстрее.

– Я попытаюсь это выяснить завтра. И попробую убедить издателя, мистера Куиннелла, дать мне возможность внести некоторые изменения в текст.

– Прекрасная идея, – одобрила Флора. – Ведь если мистер Фирт станет посмешищем, это погубит в глазах общества его репутацию, и тогда он может отказаться подписать договор о раздельном проживании.

Эта неприятная мысль приходила в голову и Кэсси. Она не без горечи сказала:

– Да, моя свобода зависит оттого, насколько успешно я представлю своего мужа пустоголовым и самовлюбленным бездельникам. И я презираю это занятие.

Флора вернулась к своему вышиванию, прокладывая синие стежки по белому материалу.

– Выходит, мне повезло. Смешно так думать, не правда ли? Но в конце концов, у меня было средство для того, чтобы заставить Нормана согласиться.

При этих словах Флоры в голове у Кэсси зародилась идея. Она бросилась к подруге и обняла ее обеими руками. Вышивание снова упало на пол.

– О, Флора! Это замечательно, просто замечательно!

– В чем дело? Что я такого сказала?

– Вы подсказали мне идею. Мне надо найти какое-то средство, чтобы заставить моего мужа подписать договор.

Ошеломленная Флора с расширившимися от ужаса глазами спросила:

– Но вы же не собираетесь создавать ситуацию, при которой он мог бы вас избить?

– Нет, конечно, нет, – улыбнулась ей Кэсси.

Мозг ее лихорадочно работал, она старалась всесторонне обдумать свой план. «Он сработает, он должен сработать», – убеждала она сама себя.

– Вдовствующая леди Стокфорд однажды сказала мне, что мистер Фирт занимался не очень честными делами. Если я смогу обнаружить компрометирующие его факты, мне удастся заставить его предоставить мне свободу.

Глава 8

ТИГРОВЫЙ ЗУБ

Меня пригласили на верхнюю палубу, где, к моему большому удивлению, на покрытом скатертью столе был сервирован обед. Дул свежий ветер, и парусиновый тент защищал стол от лучей заходящего солнца. Опрятно одетый, что бьшо неожиданным для такого грубого человека, Персиваль Грэн-дич предложил мне стул.

– Прошу вас пообедать со мной, – сказал он.

– Я скорее пообедаю с дьяволом!

–Ваше желание будет выполнено, – усмехнулся он с дьявольским блеском в глазах. – А сейчас садитесь. Мой брат, ваш опекун, скоро увидится с вами.

Волна надежды победила мое отчаяние.

– Мистер Монтклиф находится здесь? Пират ухмыльнулся:

– Нет, миледи. Но скоро будет.

«Черный лебедь»

Вечер начался плохо. Возвратившись очень рано, мистер Фирт осмелился зайти в комнату Кэсси, когда Глэдис застегивала на ней платье. В темно-синем сюртуке, который оттенял синеву его глаз, Сэмюел выглядел опасно красивым. Замершую Глэдис он буквально ошеломил, поцеловав ей руку в знак благодарности за заботу о его жене во время его длительного отсутствия. Потом внизу он занял место Кэсси во главе стола, предложив Флоре сесть слева от него, а жене – справа.

Хотя Кэсси решила ничего не менять в связи с появлением в доме мужа, слуги посчитали иначе. На столе красовалось начищенное серебро и сверкающий хрусталь, как будто Сэмюел был лордом и хозяином дома. Обед подавали на китайских тарелках с золотым ободком вместо каждодневной посуды, которую предпочитала Кэсси.

Повар, хотя и не получал таких указаний, кроме баранины с горошком приготовил суп и разнообразные закуски. В конце обеда подали фрукты и несколько сортов сыра.

Слуги, вероятно, слышали сплетни о том, что муж покинул свою юную жену по неизвестным причинам. Возможно, они надеялись помочь их воссоединению.

Их поведение растрогало Кэсси, но мысли ее были заняты новым планом. Если все пойдет хорошо, то ее окончательное расставание с мистером Фиртом – только вопрос времени.

В течение всего обеда Кэсси старалась не упустить ни одного слова или намека, указывающих на служебную деятельность мужа. Ей важно было узнать о нем и его работе как можно больше, чтобы обнаружить сведения о его преступной деятельности. Но он парировал все ее вопросы легко и изящно. Предпочитая вести более легкомысленную беседу, Сэмюел развлекал ее и Флору интересными рассказами о своих путешествиях по всему миру.

К неудовольствию Кэсси, даже ее подруга оказалась жертвой его обаяния.

– У меня кузина в Индии, – смущаясь, сказала Флора, когда слуга унес остатки десерта. Ее бледные щеки порозовели. – Не могли бы вы побольше рассказать нам об этой стране? Если, конечно, вам не покажется это пустым любопытством;

Держа стакан в руке, мистер Фирт откинулся на спинку стула и произнес:

– Буду рад удовлетворить ваше любопытство, если это не скучно моей жене.

«Моей жене», – мысленно повторила Кэсси, и предательское тепло разлилось по всему ее телу.

Блеск в его глазах раздражал ее, так же как и ее собственная непроизвольная реакция. Кэсси хорошо понимала, какую власть он имеет над женщинами, и надеялась, что это понимание станет ее защитой.

– Пожалуйста, продолжайте, – холодным вежливым тоном промолвила она.

– Скажите, миссис Вудрафф, – снова обратился Сэмюел к Флоре, – что вас интересует? Странные обычаи, дикие животные или, может быть, необычные пейзажи?

– Все! – пылко воскликнула Флора.

Усмехнувшись, Сэмюел продолжал описывать сверкающие на солнце песчаные пляжи, белые дворцы, залитые лунным светом, огромные реки, кишащие крокодилами. Восхищенная помимо своей воли, Кэсси с интересом слушала, как великолепно он описывал молодых индийских женщин, закутанных в красивые сари; старух, склонившихся к земле под тяжестью великолепных ожерелий. Как живые представали в его рассказах священные коровы с гирляндами, бродившие по грязным деревням, живущие в джунглях слоны, медведи-губачи и ядовитые кобры.

– А тигры? – спросила Флора. Захваченная рассказами Сэмюела, она выглядела сейчас как ребенок, а не как взрослая женщина тридцати трех лет. – Вы когда-нибудь встречали в Индии тигра?

Мистер Фирт утвердительно кивнул:

– Я действительно видел тигра. Если вам интересно, я расскажу, как вырывал зуб у живого тигра.

Флора задохнулась.

– Неужели это правда?

У Кэсси округлились глаза.

– Расскажите.

Улыбнувшись жене, Сэмюел продолжал:

– В Кашмире меня пригласили провести неделю во дворце магараджи. Это была огромная территория, и магараджа содержал там зверинец для собственного развлечения. Особенно он любил одного тигра, который попал к нему совсем маленьким. Он называл его Беби, то есть малыш.

– Понятно, – сухо произнесла Кэсси, – вы вырвали у него молочный зуб?

– Вовсе нет. Это был уже совсем взрослый самец, почти в два раза больше меня. От носа до кончика хвоста в нем было не менее двух с половиной метров. Иногда ему разрешали поохотиться, а магараджа и его свита с удовольствием наблюдали за охотой. Но в последний день моего пребывания там Беби Отказывался охотиться, и хозяева подозревали, что у него гнилой зуб. Но никто не решался заглянуть ему в пасть.

– Кроме вас, конечно, – насмешливо проговорила Кэсси, хотя на самом деле была захвачена рассказом. Флора более открыто проявляла свою заинтересованность, так же как и лакей, стоявший у двери с открытым ртом.

Мистер Фирт усмехнулся.

– Да, это правда, – сказал он, абсолютно не смутившись, – но сначала я попросил смотрителя добавить немного опийного мака в питьевую воду. И когда тигр заснул, смотрители открыли его пасть и обнаружили больной зуб. Мне была предоставлена честь вытащить этот зуб золотыми щипцами. Магараджа был в восторге и отблагодарил меня бесценным подарком.

– И что это было? – со все еще восхищенно расширенными глазами спросила Флора. – Он осыпал вас драгоценными камнями?

– Нет, – ответил мистер Фирт, хитро взглянув на Кэсси, – он предложил мне жениться на его дочери, едва достигшей брачного возраста принцессе. Но я, конечно, отказался.

Кэсси сжала зубы, представив себе Сэмюела рядом с темноокой красавицей. Сожалеет ли он, что отказался от нее? И почему это так ее интересует?

– Оказывается, и в других частях мира, – резко сказала она, – мужчины рассматривают женщину как собственность, которую можно подарить или продать солидному покупателю.

Глаза Сэмюела удовлетворенно сверкали, когда он наблюдал за Кэсси поверх своего стакана.

– Принцесса была явно разочарована моим отказом. Однако, если вас это волнует, я постараюсь быть более осторожным, рассказывая о других приключениях.

– А есть и другие? – Хотя она сама была удивлена своей невежливостью, Кэсси не могла удержаться, чтобы не добавить: – Мне трудно поверить, что с одним человеком могло произойти так много приключений, как вы нам рассказали сегодня.

– Такое случается в книгах, – пропищала Флора, смущенная скрытой нервозностью присутствующих, – вы должны это знать... – Она замолчала, поймав предостерегающий взгляд Кэсси.

Казалось, мистер Фирт оставил без внимания намек Флоры на писательскую деятельность Кэсси. Он достал что-то из внутреннего кармана.

– Если вам нужны доказательства, – сказал он, – посмотрите на это. Я ношу его всегда с собой как счастливый талисман.

Сэмюел наклонился через стол, взял руку Кэсси и что-то положил ей на ладонь. Потеряв дар речи, она с удивлением смотрела на длинный искривленный зуб. Черное пятно указывало место повреждения. Это был настоящий зуб тигра.

Непрошеная, перед мысленным взором Кэсси возникла картина, когда герой ее еще не дописанного романа выскакивает из джунглей и спасает героиню от кровожадного тигра. Но по непонятной причине светловолосый сэр Дадли вдруг приобрел черты Сэмюела Фирта.

Чепуха. Мистер Фирт гораздо больше походил на злодея Персиваля Грэндича из книги «Черный лебедь».

– Боже! – воскликнула Флора, привстав со стула и вытягивая шею. – Можно мне посмотреть?

Кэсси пододвинула зуб поближе к ней, и Флора осторожно коснулась его пальцами, как будто опасаясь, что он может ожить и укусить ее.

– Я никогда не думала, что зуб тигра может быть таким большим. Только подумать, мистер Фирт, что вы сами его вытащили!

– Я уверен, моя жена считает, что я купил его на базаре или нашел в джунглях.

Кэсси покраснела под его изучающим взглядом, так как именно так она и думала.

– Мне кажется, нам пора отдохнуть. День был весьма долгим, и у меня много дел на завтра.

Когда все поднялись из-за стола, мистер Фирт положил зуб тигра в карман, затем взял за руки обеих женщин и проводил их до коридора. Его проницательный взгляд был устремлен на Кэсси. Тихим голосом он произнес:

– Могу я узнать, чем вы собираетесь заниматься завтра?

«Мне надо посетить моего издателя и попытаться узнать о вашем преступном прошлом», – подумала она, но сказала совсем другое:

– Я должна подобрать книги для библиотеки Гемптон-Лендинг. Это большая работа, и она займет почти весь день.

К счастью, Сэмюел не стал интересоваться подробностями. Он повернулся к Флоре и одарил ее очаровательной улыбкой:

– Мне было очень приятно. Я весьма доволен тем, что у моей жены был такой добрый друг во время моего отсутствия.

Порозовев, Флора смущенно ответила:

– Это мне повезло.

Мистер Фирт считал, что Флора вдова, и Кэсси не стала его разубеждать. Вряд ли ему приятно будет узнать, что Флора была замешана в скандале и что она тоже использовала необычные способы получения договора о раздельном проживании. Ей совсем не хотелось выкладывать всю правду, наоборот, она всячески старалась оградить Флору от неприятностей.

Запоздало обнаружив, что ее подруга поднимается по лестнице наверх, оставляя ее наедине с мужем, Кэсси почувствовала неловкость.

– Спокойной ночи, – быстро проговорила она. Но мистер Фирт продолжал держать ее за руку.

– Подождите, дорогая. Я хотел бы поговорить с вами до того, как мы расстанемся.

Из-за его ласкового тона слова эти прозвучали как не совсем приличное предложение. Сердце Кэсси забилось чаще. Она опять ощутила знакомое тепло внутри.

– Мы говорили больше чем достаточно для одного дня. Я устала.

– Надеюсь, вы сможете задержаться на пару минут, – уговаривал он, – сейчас только девять часов. Вам не следует оставлять гостя в одиночестве так рано.

– Вряд ли можно считать вас обычным гостем.

– Да, я ваш муж. И если вы надеетесь когда-нибудь избавиться от моего присутствия, вам следует постараться не раздражать меня.

Что это было – угроза или насмешка? Кэсси решила, что он ее просто дразнит. Искорки в глазах Сэмюела приводили ее в замешательство. Они затуманивали ее мысли и подавляли сопротивление.

Неожиданно оказалось, что она сидит рядом с ним на диванчике в уютной гостиной, где горящий огонь в камине и мерцание свечей создавали романтическую атмосферу. Похоже, все было задумано специально.

Подозрительно глядя на мужа, Кэсси выпрямилась и сложила руки на коленях.

– Обычно по вечерам в этой комнате не зажигают камин. Это значит, что вы дали распоряжение еще до обеда.

Бесстыдно ухмыльнувшись, Сэмюел сказал:

– Признаюсь, я надеялся, что мы сможем побеседовать тут.

Чего еще он хотел от нее? Заметив, что он закрыл дверь, Кэсси еще больше разволновалась. Она была наедине с невоспитанным любителем приключений, на котором была только маска джентльмена. С каждым вздохом она вдыхала пряный аромат его одеколона, с каждой секундой все сильнее ощущала его притягательность. Если он пытался произвести на нее впечатление...

Кэсси чувствовала одновременно и ужас и желание. Решив, что самым разумным будет самой определить тему разговора, она сказала:

– Это самая любимая комната младшей леди Стокфорд. Когда они с лордом Стокфордом бывают в городе, то обычно проводят тут вечера.

Тень пробежала по лицу Сэмюела, когда он осматривал обстановку комнаты, мебель, обитую зеленым с желтым материалом. Но возможно, это были только блики от свечей. Не проронив ни слова об обитателях дома, он сказал:

– Вам тоже тут нравится. Я видел стопку ваших книг на столе у окна.

– Откуда вы знаете, что они не принадлежат вашему брату?

– Это дамские романы, – возразил он. – Я просмотрел их раньше.

– Возможно, жена Майкла, Вивьен, оставила их здесь. Она очень любит читать, в семье даже шутят, что кончик ее носа скоро почернеет, так как она слишком часто водит им по книгам.

С сардонической улыбкой Сэмюел приподнял бровь:

– В книге есть карточка с вашим именем. Но вы разжигаете мое любопытство. Мне безумно интересно, почему вы не хотите, чтобы я узнал, что эти книги действительно ваши.

– Вы меня не так поняли, – стараясь не выказывать волнения, проговорила Кэсси. – Просто я предпочла бы говорить о вашей семье.

– Тема значительно менее интересная. Давайте лучше поговорим о вас, Кэсси. Мне особенно приятно было узнать, что вам нравятся истории об отчаянных храбрецах. Это говорит о том, что мы оба любители приключений.

Он наклонился к ней ближе, или это была только игра ее воображения? И как он успел узнать о ней так много? Стараясь отвлечь Сэмюела от разговора о романтических книгах, Кэсси уверенно заметила:

– Мы совершенно непохожи. Особенно в отношениях с вашей семьей. Я горячо их люблю, а вы всю свою жизнь их ненавидите.

Сэмюел немного прикрыл глаза, чтобы не выдать своих истинных мыслей.

– У нас с ними нет ничего общего. Забудьте о них. Но она не могла забыть. После ее грустной свадьбы вдовствующая леди Стокфорд взяла Кэсси под свое крыло, забрав из Чилтерн-Палас в Ланкашире, где Кэсси пыталась найти убежище. Сначала Кэсси боялась старой дамы. Но скоро поняла, что эта резкая женщина была доброй и бесконечно преданной семье. Она научила Кэсси, как надо вести себя в обществе, как приобрести уверенность и преодолеть свою стеснительность.

И еще Кэсси многое узнала о мистере Фирте. Несчастные обстоятельства его рождения. Его отрицательное отношение к Кеньонам. Причину, которая заставила его выбиться из бедности – стремление взять реванш, желание стать вровень с ними. Кэсси бы, пожалуй, даже сочувствовала ему, если бы он не обвинял всю семью в том, что его не признал отец. И ей было очень горько знать, что он женился на ней только из-за ее безупречного происхождения.

Столько вопросов оставалось без ответа. Вопросов, которые мучили Кэсси, хотя она и старалась выглядеть равнодушной. Поскольку Сэмюел молчал, она решила задать ему один из серьезных вопросов.

– Как вы можете обвинять всю семью, если старая леди узнала о вашем существовании, лишь когда вам исполнилось уже тридцать лет? Почему вы избегаете их теперь? Если бы вы отбросили свою ненависть, вы бы узнали, какими щедрыми и любящими они могут быть.

В отблеске огня камина лицо Сэмюела казалось бронзовой маской.

– Позвольте мне поставить на этом точку, – едва сдерживая раздражение, сказал мистер Фирт. – Я не буду говорить ни о Стокфорде, ни о вдовствующей леди, ни о ком-либо другом из Кеньонов.

– Но почему? – Кэсси старалась понять его так же, как героев романов, она хотела проникнуть сквозь его холодную сдержанность, надеясь докопаться до человечности. Ради старой леди, не ради себя. – У вас трое женатых братьев, у них двенадцать детей, ваших племянников и племянниц. Они прекрасные, любящие люди. Вы отвергаете их потому, что обстоятельства вашего рождения поставили их выше вас? Уверяю вас, что это ровным счетом ничего не значит для них.

Губы Сэмюела сжались в тонкую линию.

– Хватит. Они не существуют для меня, и я не хочу больше ничего слышать о них.

Кэсси не могла бы объяснить, почему его черствость так огорчала ее. Может быть, это было сожаление о том, что она помирилась со своим отцом только тогда, когда он уже лежал на смертном одре. Она сдержала свое инстинктивное желание положить руку Сэмюелу на плечо.

– Но ведь это ваши единственные родственники. Вы совершаете ужасную ошибку, отвергая их. На свете нет ничего более важного, чем семья.

Его помрачневший взгляд остановился на ее губах.

– По-моему, мы говорим о договоре, гарантирующем наше раздельное проживание. Если вы хотите, чтобы я его подписал, вам придется играть по моим правилам. Мы поняли друг друга?

Кэсси вдруг особенно остро почувствовала его близость. Рука его лежала на спинке диванчика как раз за ее спиной. В какой-то момент Сэмюел повернулся к ней, и она ощутила, как его колено слегка прижалось к ее бедру.

Все ее возмущение его семейными отношениями исчезло, сменившись запретным чувством влечения. Пристальный взгляд Сэмюела словно пригвоздил ее к сиденью, и Кэсси была уже не в состоянии ни думать, ни шевелиться. Каким-то чужим голосом она произнесла:

– Наша договоренность не игра, а деловое соглашение, мистер Фирт. И я прошу вас соблюдать дистанцию.

– Мне кажется, вам следует привыкнуть называть меня по имени. В обществе должны быть убеждены в нашей преданности друг другу.

Кэсси попыталась отодвинуться, но она была зажата в узком пространстве между мужем и подлокотником дивана. От прикосновения его пальцев к ее плечу дрожь охватывала все тело.

– Мы расстанемся через два месяца, мистер Фирт. И если вы позволите себе больше, чем предполагает договор, вы окажетесь просто хамом.

– Хорошо сказано, – одобрил он, – но вы обращаетесь ко мне слишком формально. Я хочу слышать, как вы произносите мое имя – Сэмюел.

Кэсси понимала, что, отказывая ему, она проявляет неразумное упрямство, но не могла заставить себя заговорить. Соглашаясь на его просьбу, она допускала близость, которая обычно бывает между старыми друзьями, родственниками или любовниками.

В его прямом взгляде была уверенность, которая казалась ей опасно привлекательной.

– Кэсси, – сердито заговорил Сэмюел, и голос его при этом звучал тихо и хрипло, – неужели так трудно забыть свою гордость? Наверное, пришло время применить более решительные меры.

– Решительные?

– Поскольку вы отказываетесь исполнить мою просьбу, мне придется использовать другой метод, чтобы разрушить барьер между нами.

Еще раньше, чем Кэсси поняла, о чем идет речь, Сэмюел наклонил голову и прильнул к ее губам.

Все ее чувства моментально отреагировали на его ласковый поцелуй. Почти теряя сознание, Кэсси вдыхала пряный аромат его кожи и ощущала вкус его губ. Глаза закрылись помимо ее воли, и она окончательно потеряла способность соображать. Никогда еще она не чувствовала такой полноты жизни – казалось, его поцелуй разбудил ее.

Сэмюел.

Он ладонью гладил ее щеку, пальцы осторожно касались ее лица, как будто она была для него драгоценностью. Волнение распространилось по всему телу, и Кэсси казалось естественным прижаться к нему, провести руками по его груди и по густым волосам.

Его дыхание участилось, руки крепче прижали ее. Почувствовав прикосновение его языка, губы ее раскрылись, как замок под действием ключа. В тот же момент руки его попытались обнять ее грудь, закрытую платьем. Ей захотелось, чтобы платья не было, чтобы он ласкал ее кожу.

Тревога пришла, когда Кэсси попыталась осознать ситуацию. Она целовала Сэмюела. Своего мужа. Это его руки и губы разжигали в ней ураган страсти. Испуганная, она вырвалась из его объятий.

– Сэмюел, не надо!

Казалось, он вовсе не был огорчен неожиданным окончанием поцелуя. Дьявольская усмешка скривила его губы.

– Ну вот. – Большим пальцем он провел по ее воспалившимся губам. – Так гораздо лучше.

Сделав над собой усилие, Кэсси поднялась на дрожащих ногах. Стараясь сохранить остатки достоинства, она обошла стул и прислонилась спиной к стене.

– Мне не нравится ваш метод. Такая фамильярность не входит в условия нашего соглашения.

– Возможно, это следовало включить в соглашение. В конце концов, мы женатые люди, а удовлетворение нашего взаимного влечения только подтвердит правдоподобность договора...

Вероятно, Сэмюел смеялся над ней. Однако его взгляд говорил о другом. Его слова заставили Кэсси представить себе, что она лежит с ним в кровати и впервые узнает, как мужчина доставляет женщине огромное удовольствие...

А ее муж в это время, откинувшись на спинку диванчика, внимательно наблюдал за ней. Тихим мягким голосом он вдруг произнес:

– Честно говоря, Кэсси, я никогда не предполагал, что буду желать вас так сильно. Мне кажется, вы неотразимы.

У нее перехватило дыхание. Она была смущена его признанием, но еще больше испугана ответной реакцией своего организма. Но тут же здравый смысл взял верх над искушением. Она была в ужасе от того, как легко ему удается влиять на нее.

– Нет, – сказала она, – у нас не будет любовной связи.

– В этом вся прелесть. Это не будет любовной связью. – Поднявшись с дивана, Сэмюел направился к ней. – У нас есть благословение церкви и государства на то, чтобы доставлять друг другу удовольствие так часто, как захочется.

Чем ближе он подходил к ней, тем чаще колотилось ее сердце.

– Вы говорите ерунду, – сказала Кэсси, – наши клятвы перед алтарем для вас абсолютно ничего не значат, иначе вы не бросили бы меня на четыре года.

Сэмюел остановился перед ней. Он стоял спиной к камину, и лицо его не было освещено. Но Кэсси могла заметить, что вместо обольстительной улыбки на нем появилась хмурая решимость.

– Бросил? Я оставил вас среди достойных людей, в доме, полном заслуживающих доверия слуг, и с опекуном, который заботился обо всем необходимом.

– Да, вы поймали свою жертву и поместили ее в золоченую клетку. А сами получили возможность вести веселую жизнь.

– Я создал вам условия, в которых вы смогли стать взрослой. Вы должны быть благодарны, что я не навязывал вам своего внимания. Не многие мужья сохранили бы вас девственницей.

Кэсси была довольна, что эти слова заставили ее почувствовать прилив злости. Это было намного безопаснее, чем испытывать непонятное томление. Вцепившись ногтями в парчовую обивку стула, она спросила:

– Значит, я должна быть благодарна за то, что вы использовали меня для удовлетворения своих амбиций? Что вы поймали меня в свою сеть до того, как я стала достаточно взрослой, чтобы сделать свой собственный выбор?

Раздраженный до предела, широко расставив ноги и упершись руками в бока, Сэмюел произнес:

– Будьте благоразумны. Большинство женщин были бы в восторге иметь возможность покупать все, что им заблагорассудится.

– Тогда весьма жаль, что вы выбрали именно меня, мистер Фирт. Мне от вас не нужно ничего, кроме вашей подписи на договоре о раздельном проживании.

Он ответил ей ледяным взглядом, который как бы предупреждал ее, что не стоит давить на него слишком сильно. С опозданием Кэсси вспомнила, что муж ее был опасным человеком, который не остановится ни перед чем для достижения своей цели. Если она его разозлит, он может отказаться от их договоренности.

Но она не отступит. Она не имеет права. Интуиция подсказывала Кэсси, что, прояви она слабость, он будет успешно манипулировать ею. А она уже убедилась в том, что его прикосновения не оставляют ее равнодушной.

Напряжение постепенно исчезло с лица Сэмюела. Он обошел стул и подошел совсем близко к Кэсси, не отводя взгляда от ее губ.

– Опять «мистер Фирт»? Мне кажется, леди хочет, чтобы я повторил поцелуй.

Кэсси действительно этого хотела, но решила не показывать виду.

– Не обольщайтесь... Сэмюел.

– Вы хорошо усвоили первый урок, – похвалил ее Сэмюел, удовлетворенно кивнув. – Позвольте мне дать вам один совет. Если вы будете прислушиваться к моему мнению, вам будет значительно легче жить со мной.

Неужели он надеялся, что она будет задабривать его в течение последующих двух месяцев? Кэсси проглотила ответ, который напрашивался, и возвратилась к холодной вежливости:

– Я думаю, будет проще, если вы запишете все ваши правила. Бумага и карандаш лежат на столе. А я пожелаю вам спокойной ночи и не буду мешать составлять список.

Едва Кэсси повернулась, чтобы уйти, Сэмюел схватил ее за руку и повернул к себе лицом Она отпрянула, но он продолжал держать ее и медленно поглаживать большим пальцем нежную кожу на тыльной стороне запястья.

– Имейте терпение, дорогая, – усмехнулся он, – мне не нужно записывать то, что я могу объяснить несколькими словами.

– Тогда сделайте это быстро. Я устала от вашего общества.

Сэмюел презрительно фыркнул:

– Как хотите. Но начиная с сегодняшнего дня вы будете вести себя в обществе как любящая жена. Вы не будете отстраняться, когда я подхожу к вам, и не будете вздрагивать от моего прикосновения. Если вы не последуете этим правилам, я вынужден буду наказать вас. – Его глубокий взгляд остановился на ее губах перед тем, как он посмотрел ей в глаза. – И я не уверен, что в следующий раз буду в состоянии остановиться.

Кэсси почувствовала невероятное волнение, которое она усилием воли подавила.

– Мы еще обсудим это, Сэмюел.

Глава 9

СОРВАВШИЙСЯ БОЧОНОК

Я не помню, чтобы мне удалось проглотить хоть что-нибудь из предложенного на обед. Я все время наблюдала за отдаленным берегом, надеясь увидеть мистера Монтклифа.

– Ваш опекун должен сам привезти выкуп – сто золотых соверенов, – проговорил Персиваль Грэндич. – Как вы думаете, каким способом мне лучше убить его? Перерезать ему горло?Или доставить вам удовюльствие видеть его повешенным?

–Не троньте его, – взмолилась я, – он же ваш брат, вы с ним одной крови.

– Вот мы и посмотрим, голубая у него кровь или такая же красная, как и у меня. – Пират указал рукой на берег. – Ну вот, наш гость наконец появился.

«Черный лебедь»

На следующее утро Кэсси уже собиралась выйти на улицу, когда узнала о нежеланном госте. Она поднялась поздно после беспокойного сна. Ночью Кэсси несколько раз просыпалась, ощущая жар и с волнением думая о том, что в соседней спальне спит ее муж. Ей чудился его поцелуй – и даже нечто большее... Она чувствовала себя измученной, однако не могла откладывать визит к своему издателю.

Проходя через холл к входной двери, Кэсси услышала мужской голос в гостиной. Резанувшая ее слух фамильярность этого насмешливого голоса заставила ее остановиться. Затем ею овладела паника.

Забыв о своих планах, она поспешила в гостиную, шурша длинными юбками. Невысокий коренастый мужчина стоял около Флоры, которая, сжавшись, сидела на диванчике у камина. Держа в руках вышивание, она с явным страхом смотрела на гостя.

Это был ее пасынок, Чарлз Вудрафф. Он с детства научился у отца получать садистское удовольствие от издевательства над женщинами. Кэсси направилась прямо к нему:

– Что здесь происходит?

– Миледи, – обратился к ней Вудрафф, отступая на шаг и кланяясь ей, – весьма рад снова видеть вас.

Он был лет на шесть старше Кэсси. Темно-зеленый, сшитый на заказ сюртук очень шел к его светлым волосам и бледному лицу. Многих могли бы ввести в заблуждение его вежливые манеры, но Кэсси знала, что это отъявленный головорез.

– Чего вы хотите от Флоры?

– Я только пытался убедить ее позвать вас. Но мне кажется, она стала еще более упрямой, чем раньше.

Он бросил на Флору предупреждающий взгляд, от которого та буквально съежилась. Так она выглядела всегда, когда сталкивалась с Чарлзом Вудраффом или его отцом Норманом.

Флора держала свое вышивание как защитный экран, и Кэсси заметила красные пятна на материале. Пятна крови были видны и на ее бледных пальцах. Ужаснувшись, Кэсси спросила:

– Он уколол вас иголкой? Флора опустила глаза:

– Ничего страшного. Я сама виновата.

Разъяренная, Кэсси повернулась к Вудраффу, который невозмутимо смотрел на нее своими круглыми карими глазами:

– Трусливый негодяй, немедленно покиньте этот дом!

– Всему свое время. – Чарлз вытащил из кармана маленькую серебряную коробочку, открыл ее и сделал пару вдохов. – Моя мачеха сообщила мне новость. Она сказала, что ваш муж вернулся из своей дальней поездки.

– Да, и если он увидит вас здесь, то непременно спустит с лестницы.

С видом явного превосходства Чарлз спокойно спрятал коробочку в карман.

– Флора также сказала, что он ушел в контору. Такова доля всех незнатных людей – им приходится целый день трудиться.

Кэсси презирала таких людей, как Чарлз Вудрафф, проводивших жизнь в абсолютном безделье.

Как ни странно, в этом вопросе ее взгляды и взгляды ее мужа совпадали.

– Вы поступите разумно, если найдете себе какое-нибудь занятие, вместо того чтобы издеваться над женщиной.

– Глядя на вас, – произнес он, осматривая Кэсси с головы до ног, – я не могу удержаться, чтобы не позавидовать вашему мужу, которому дозволено посещать вашу спальню.

Спазм в животе почти лишил Кэсси дара речи. Этот подонок уже не в первый раз намекал, что хотел бы близости с ней. Услышав его бесстыдные слова, она почувствовала себя словно вывалянной в грязи и тут же вспомнила, что ее реакция на вчерашнее поведение Сэмюела была совсем иной.

– Я уже услышала от вас больше чем достаточно. Если вы не покинете дом самостоятельно, я вызову лакея.

Кэсси повернулась, намереваясь уйти, но Чарлз встал у нее на пути, широко раскинув руки. Хитрый взгляд его глаз заставил ее остановиться и не подходить ближе.

– Подождите, – сказал он, – я еще не сообщил мачехе о цели моего визита. Я уверен, что ей будет интересно узнать, что планирует предпринять мой отец.

– Планирует предпринять? – испуганно переспросила Флора.

Чарлз Вудрафф растянул рот в улыбке, обнажив выступающие вперед зубы.

– Ему надоело платить деньги на ваше содержание. Он собирается опротестовать в суде договор о раздельном проживании.

Флора издала какой-то странный горловой звук. Подойдя к ней, Кэсси положила руку на ее дрожащее плечо:

– Не слушайте его, моя дорогая. Договор абсолютно законный, мистер Джеймисон уверен в этом.

– Существует одна зацепка, – сказал Чарлз. – Ни один судья в мире не посчитает договор законным, если мой отец скажет, что жена изменяла ему, соблазнив собственного пасынка.

Отвратительное обвинение привело Кэсси в ужас. Она не сомневалась, что Чарлз подтвердит эту ложь.

– Это явная ложь, и вы попадете в тюрьму за лжесвидетельство.

– Стоит рискнуть. Мой отец обещал существенную прибавку к моему содержанию, – он не отводил взгляда от Кэсси, – но за соответствующее вознаграждение меня можно убедить изменить показания.

Прошло несколько мгновений, прежде чем Кэсси уяснила себе смысл сказанного. Она передернулась от отвращения. Неужели он действительно думает, что она отдастся ему? Но если она откажется, то что будет с бедной Флорой? Еще до того как она собралась с мыслями, Флора, отложив вышивание, поднялась на ноги. Ее карие глаза были полны слез.

– Я вернусь к Норману, если надо. Только, пожалуйста, не втягивайте Кэсси в свои грязные дела.

Переживания подруги придали Кэсси сил, и она решительно объявила:

– Все в порядке, Флора. Мы дадим возможность мистеру Вудраффу представить свое гнусное предложение через моего адвоката.

Покачав головой, Чарлз рассмеялся:

– Я ничего плохого не предлагал. Если леди Кассандра убедит своего мужа предложить мне больше, чем мой отец, я с удовольствием скажу в суде правду.

Сэмюел стоял в порту, наблюдая за тем, как команда разгружала корабль, доставивший бочки с ромом. Лес мачт был виден везде, на сколько хватало глаз. Воздух был пропитан зловонием шкур, запахом табака и спиртных напитков, а также вонью от самой реки. Вокруг слышалась чужая речь, перебиваемая искаженным английским. Моряки распевали песни, радуясь возвращению на землю после продолжительных морских походов. Громко выкрикивались команды. Цепи громыхали, веревки шлепались, разбрызгивая воду, когда рабочие, управлявшие кранами, переносили бочки через борт судна. В центре этого организованного хаоса сотрудник таможни в сюртуке с медными пуговицами записывал в толстую книгу прибывающий товар.

Эта жизнь нравилась Сэмюелу. Суматоха и толкотня на набережной, прохладный воздух, даже не всегда приятные морские ароматы. Порт представлял собой место, где можно было разбогатеть, перевозя шелка, вина и пряности. Сэмюел приехал сюда, чтобы участвовать в проверке складов, но оказался в порту раньше, чем Гектор Баббадж и его сотрудники.

Стоя у входа, он наблюдал, как рабочие перекатывали бочки с португальским ромом по булыжникам на кирпичный склад. Однако Сэмюел понимал – если быть честным перед самим собой, то следовало признать, что чувство удовлетворения, владевшее им, лишь отчасти было связано с окружающей его суетой, а больше всего – с его личными делами.

Кэсси была к нему неравнодушна.

Принимая во внимание ее сдержанный характер Сэмюел не надеялся, что она так скоро ответит на его попытки соблазнить ее. Но с того момента, как он губами коснулся ее губ, Кэсси уже принадлежала ему. Она буквально растаяла в его объятиях, охваченная изумительной невинной страстью. Воспоминания о ее женственной фигуре, о ее груди долго не давали ему заснуть. Сэмюелу безумно хотелось оказаться в ее постели и еше полусонной овладеть ею.

Но он знал, что, даже получив наслаждение от близости с ним, потом она будет его презирать.

Достаточно вспомнить ее сердитый взгляд после первого поцелуя. Удовлетворив свое желание слишком быстро, он вызовет ее ненависть и разрушит весь свой план.

Жизненный опыт подсказывал ему, что женщины бывают двух категорий: те, которые поднимают юбку при виде одной его улыбки, и те, которых необходимо уговаривать, чтобы они смогли изменить своим принципам. Кэсси, похоже, придется упрашивать особенно терпеливо.

В отличие от других женщин она была невинной. Она провела четыре года без мужа и за это время привыкла к определенной степени свободы. И завоевать ее доверие будет непросто.

Ему придется ухаживать за ней, убеждать ее, узнать все ее скрытые мечты и надежды. Его сдержанность будет вознаграждена, так как Кэсси для него была не просто еще одной победой. В будущем она станет частью его жизни, она заслуженно займет место рядом с ним и будет матерью его детей.

Эта перспектива была за пределами сексуального наслаждения. Сэмюел мечтал о том, как в ее чреве будет развиваться его ребенок, как потом она будет кормить его грудью. Никогда раньше он не ждал от общения с женщинами ничего, кроме удовольствия. Предвкушение такого развития событий действовало на него как наркотик, поглощая все мысли и возбуждая его.

Громкий треск отвлек его от мечтаний. Невероятный шум заполнил все пространство. Раздавались предостерегающие крики. Моряки и рабочие разбежались. Сэмюел повернулся в ту сторону, откуда раздавался шум. Огромный бочонок рома катился прямо на него.

В этот же миг неизвестно откуда появившийся оборванный мальчишка со всей силы толкнул его. Сэмюел спиной прижался к дверям склада, инстинктивно схватил мальчишку и оттащил его от мчавшегося бочонка, который врезался в кирпичную стену в двух шагах от них.

Избежав неминуемой гибели, Сэмюел был в шоке. Металлические обручи на бочонке не выдержали удара, и воздух наполнился крепким запахом рома.

Люди сбегались посмотреть на случившееся. Кто-то распорядился заменить поломавшиеся обручи.

Сэмюел обнаружил, что до сих пор сжимает костлявое плечо мальчика, и внимательно посмотрел на него. Парень отличался невероятной худобой. На нем была разорванная рубашка, когда-то белая, а теперь превратившаяся в темно-серую. Черная шапочка без козырька прикрывала копну темных волос. Босые ноги были грязными, физиономия, вероятно, давно – а возможно, и никогда – не встречалась с мылом. На вид парню было не более двенадцати лет, как раз столько, сколько было Сэмюелу, когда он начал свою трудовую жизнь.

– Отпустите меня! – Мальчишка попытался вырваться, но Сэмюел крепко держал его.

– Подожди. Ты ведь спас мне жизнь.

Глаза у мальчишки хитро заблестели, и он протянул руку:

– Тогда отблагодарите меня, дайте шиллинг. Сэмюел иронически усмехнулся, представив себе, как Кэсси посмеется, узнав, в какую сумму была оценена его жизнь. Он уже сунул руку в карман за монетой, когда среди шумной какофонии услышал знакомый голос.

– Боже! – Гектор Баббадж протиснулся сквозь толпу любопытных и внимательно посмотрел на Сэмюела через очки в золотой оправе. – Вы не пострадали, сэр? Может быть, позвать врача?

– Нет, все в порядке, – ответил Сэмюел, – а как давно вы здесь?

– Я только что пришел. Мне сказали, что сорвавшийся бочонок чуть не ударил вас. – Прижимая к себе бухгалтерскую книгу, Баббадж озабоченно покачал головой. – Только на прошлой неделе в порту человек был убит таким же образом. Он был не из наших рабочих. Раньше здесь такого никогда не случалось.

– Заходите внутрь. Мы начнем проверку наверху.

– Наверху, сэр? – Лицо у бухгалтера посерело от напряжения.

Сэмюел совсем забыл, что Баббадж боится высоты.

– Хорошо, пошлите клерка наверх за бумагами. А мы с вами устроимся на первом этаже.

– Хорошо, сэр. – Главный бухгалтер удовлетворенно кивнул лысой головой и быстро исчез.

Глядя ему вслед, Сэмюел пытался сообразить, было ли чистой случайностью появление бухгалтера сразу после случившегося. Мог ли он решиться на убийство, если знал, что проверка покажет недостачу? Он казался спокойным, почти робким человеком, но Сэмюел знал, как опасно судить о человеке по его внешности.

– Я видел, что произошло, сэр.

Сэмюел опять посмотрел вниз, на мальчишку. Глаза парня были хитрыми и сообразительными.

– Иди сюда, давай отойдем с дороги.

Покинув заполненное рабочими пространство, он отвел мальчика в более тихое место у корабля, который уже закончили разгружать, и сел на сложенные канаты, чтобы иметь возможность смотреть парню в глаза.

– Расскажи, что ты видел.

Скрестив худые руки на костлявой груди, тот спросил:

– А что я получу за это?

Сэмюел вытащил из кармана гинею. С расширившимися глазами мальчик протянул руку за золотой монетой, но Сэмюел не отдал ее.

– Сначала твоя информация.

Стараясь одновременно держать в поле зрения и Сэмюела и монету, мальчик быстро заговорил:

– Я видел человека у подъемника. Он ослабил цепь, когда начальник не видел. Вот поэтому бочонок и покатился.

Сэмюел нахмурился:

– Какой человек? Тот, с которым я только что разговаривал?

Мальчишка отрицательно покачал головой:

– На нем была рабочая одежда и глубоко надвинутая шапка. Но на самом деле он не рабочий, он как вы. Я таких узнаю на расстоянии. Они так ходят, как будто весь мир им принадлежит.

Сэмюел пропустил мимо ушей насмешливый тон мальчика. Итак, какой-то джентльмен освободил цепь на подъемнике, и это было причиной падения бочонка. Кто-то совершил преднамеренное действие, угрожавшее его жизни. Что это было – шутка или попытка убийства? И если преступником был не Баббадж, тогда кто же?

– Это серьезное обвинение. Ты действительно видел то, о чем говоришь?

Приняв позу оскорбленного достоинства, мальчишка засунул большие пальцы за пояс бриджей.

– У меня зоркий глаз, я уверен в том, что говорю.

– Тогда опиши человека.

– Он не такой высокий, как вы. Широкий в груди. – Парень немного подумал. – И часто моргал глазами. Больше я ничего не заметил.

Посмотрев на толпу снующих моряков и рабочих, Сэмюел спросил:

– Ты не видишь его где-нибудь поблизости? Мальчишка вскочил на сложенные канаты. Посмотрев во все стороны, он отрицательно покачал головой:

– Зачем он будет оставаться на месте преступления? Ему надо было сразу исчезнуть.

– Оставь свои предположения при себе. – Сэмюел схватил мальчишку за бриджи. Крепко держа его, он протянул другую руку: – Мои карманные часы. Если ты их вернешь, я не отведу тебя в полицию.

Несколько секунд мальчик оставался неподвижным, глядя на Сэмюела вытаращенными глазами. Потом медленно просунул руку под рубашку и достал золотые карманные часы, с которых свисал красивый брелок.

– А как насчет денег? Я честно их заработал.

Он выглядел так нагло, что Сэмюел с трудом сдержал улыбку. Он понимал мальчишку. Сэмюел хорошо знал, что значит жить на улице, бороться за кусок хлеба. Если бы ему самому не удалось устроиться клерком в пароходную компанию, он вполне мог бы оказаться на месте этого бродяжки.

Однако после смерти матери он много работал, наблюдал, прислушивался и учился. Став взрослым, Сэмюел организовал свою корабельную фирму. За десять лет деловые качества и работоспособность сделали его более богатым, чем многие аристократы. Возвратившись мыслями к мальчику, Сэмюел спросил:

– Как твое имя?

– Может, у меня и нет никакого.

– У каждого человека есть имя. Говори правду, если хочешь получить деньги.

Мальчишка сдвинул шапку и пробормотал что-то невразумительное.

– Говори нормально, – велел ему Сэмюел.

– Мик, – неохотно произнес мальчик, – так меня называла мать. Говорила, что мой отец был ирландским моряком, больным цингой и очень болтливым.

– Хорошо, Мик. Если хочешь честно зарабатывать деньги, приходи в мою контору завтра утром. Спросишь мистера Фирта.

Он дал мальчику адрес и монету и ушел, а тот остался стоять, крепко сжимая деньги в руке.

Направляясь к складу, Сэмюел сомневался в том, что Мик появится в конторе. Такие ребята, как он, редко думают о будущем, если у них есть еда. Пока в его кармане будут деньги, он вряд ли почувствует необходимость в работе.

Но все-таки он ведь сообразил оттолкнуть Сэмюела от катившегося на него бочонка. Если бы не Мик, Сэмюел мог бы оказаться покалеченным или даже погибнуть.

Рабочие возобновили свою деятельность. Одна из бригад распевала песни, опуская бочку с ромом на землю. Другая закатывала огромные емкости внутрь склада. Все было как обычно.

Но Сэмюел внимательно всматривался в толпу, стараясь обнаружить полноватого джентльмена, одетого в рабочую одежду. И перебирал в уме всех, кто мог быть заинтересован в его гибели.

Глава 10

УЖЕ В НАБОРЕ

Никогда в жизни не ощущала я такой радости и такого отчаяния. Мой дорогой мистер Монтклиф стоял на берегу, сумка с золотыми монетами была у него в руках. Без колебаний он сел в шлюпку, управляемую одним из пиратов. Стоя у перил, Персиваль Грэндич внимательно наблюдал за своим врагом. Я знала, что он хладнокровно убьет моего опекуна.

У меня был только один шанс спасти мистера Монтклифа от рук зловещего пирата.

Пока Грэндич наблюдал, как его сводный брат приближался к кораблю, я отошла и поднялась на сложенный в кольцо канат. Это позволило мне подняться достаточно высоко, чтобы совершить задуманное. Прокричав предостережение мистеру Монтклифу, я прыгнула в ледяную воду.

«Черный лебедь»

– Мистер Джеймисон уехал на встречу с клиентом, – сказал секретарь, сутулый пожилой человек по имени Барримор, обращаясь к Кэсси и как будто извиняясь. – К сожалению, миледи, он может отсутствовать довольно долго.

Кэсси вздохнула. Выставив Чарлза Вудраффа за дверь, она еще долго успокаивала Флору. Кэсси пообещала не откладывая проверить законность договора о раздельном проживании, подписанного мужем Флоры. Именно поэтому по дороге к издателю Кэсси и заехала сюда, чтобы посоветоваться с мистером Джеймисоном. Была уже вторая половина дня, и ей следовало поторопиться, чтобы переговорить с издателем.

Стараясь не выказывать своего нетерпения, она улыбнулась Барримору:

– Могу я подождать? Вы сообщите мне, как только вернется мистер Джеймисон?

– Безусловно, миледи.

Он проводил Кэсси в кабинет адвоката. Она видела Барримора несколько раз, когда тот привозил ей послания от Джеймисона. По его любопытным взглядам Кэсси догадалась, что Барримор знает о возвращении ее мужа и о том, что он уволил мистера Джеймисона. Поклонившись, Барримор покинул комнату, закрыв дверь и оставив ее в одиночестве.

Нетерпение не позволяло Кэсси сидеть на месте. Она медленно прошлась по кабинету, уставленному полками с юридическими книгами, осмотрела большой стол красного дерева. Странно было то, что она никогда здесь не бывала, хотя знала мистера Джеймисона уже четыре года. Однако считалось неприличным, чтобы леди посещала какие-либо учреждения, кроме магазинов, и мистер Джеймисон неукоснительно соблюдал правила.

Но сложившуюся ситуацию можно было считать исключительным случаем. Кэсси не могла рисковать. Если бы ее муж обнаружил, что она все еще консультируется с уволенным адвокатом, у нее могли бы быть большие неприятности, а их и так уже более чем достаточно.

Узнав, что она его ослушалась, Сэмюел мог бы опять поцеловать ее.

При этой мысли ноги ее вдруг стали словно ватными. Остановившись у стола, Кэсси приложила руку в перчатке к груди и почувствовала, как заколотилось сердце. Почему даже воспоминания о Сэмюеле так действуют на нее? Кэсси вздрогнула при мысли о том, что ей придется провести месяцы с ним рядом. В качестве утешения в ее воображении возник коттедж в пригороде с удобным письменным столом, щебетанием птиц в саду и легким ветерком, проникающим в комнату через открытое окно.

Это была ее заветная мечта – получать за свои книги достаточно денег, чтобы самой содержать себя и материально никогда не зависеть от мужчины.

Кэсси напомнила себе о своем твердом решении противостоять дьявольскому обаянию Сэмюела. Теперь, когда она знала степень своей уязвимости, она будет осторожной. Было бы настоящим безумием поддаться искушению. В таком случае Сэмюел получит власть над ее жизнью и помешает достижению цели. Она превратится в простое украшение его жизни, вместо того чтобы быть независимой женщиной.

Это была бы слишком высокая цена за краткое удовольствие.

Прислушиваясь, не приехал ли мистер Джеймисон, Кэсси осмотрела лесные пейзажи, развешанные по стенам кабинета. Впереди у нее было столько важных дел, что терпение подходило к концу. Кроме визита к издателю мистеру Куиннеллу она еще собиралась заняться розыском фактов, компрометирующих Сэмюела. Если она их найдет, то сможет использовать для того, чтобы шантажировать его.

Кэсси старалась вспомнить, что говорила ей старая леди Стокфорд. Сэмюел иногда одалживал деньги обедневшим аристократам, и под большие проценты; свое богатство он приобрел, используя сомнительные способы.

Кэсси отказалась от мысли написать старой леди и попросить се о дополнительной информации. Бабушка Сэмюела еще ничего не знала о возможности раздельного проживания, и Кэсси не хотела сообщать ей об этом, предполагая, что это известие расстроит ее. Должны были быть и другие пути узнать правду.

Она остановилась и внимательно осмотрела стол. Гладкая полированная поверхность напоминала самого адвоката, спокойного, аккуратного и элегантного. На столе не было абсолютно ничего – ни карандаша, ни чернильницы. Не могли ли сохраниться у мистера Джеймисона документы о служебной деятельности ее мужа?

Кэсси всегда считала себя трусихой. Именно поэтому героини ее книг были смелыми и решительными, так что она как бы вместе с ними переживала их приключения. Представить же, что она будет в действительности за кем-то шпионить, Кэсси раньше просто не могла.

Но ставка была слишком высока. Вряд ли когда-нибудь еще ей представится такая возможность.

Подавив угрызения совести, она уселась в большое кресло мистера Джеймисона и прислушалась к звукам, доносившимся снаружи. К счастью, все было тихо.

Убедившись в том, что центральный ящик стола заперт, Кэсси открыла небольшой правый ящик. Дрожащими пальцами перебирала она аккуратные папки, на каждой из которых была надпись. Ей встретилась папка с надписью «Миссис Флора Вудрафф», но папки с именем ее мужа обнаружить не удалось. Может быть, мистер Джеймисон уже вернул Сэмюелу все его документы? Или эти материалы находились в другом месте? Возможно, у мистера Барримора.

В левом ящике была только чистая бумага, ручки, карандаши, серебряная чернильница и ножичек для затачивания карандашей. Больше ящиков не было.

Хотя это и казалось бесполезным, Кэсси продолжала перебирать папки одну за другой, задерживая взгляд на каждой не более нескольких секунд. Многие из них содержали завещания и контракты людей, имена которых были ей незнакомы. И вдруг что-то привлекло внимание Кэсси. Это была доверенность, по которой мистер Джеймисон ежемесячно должен был переводить деньги на содержание Ханны Давенпорт из денег мистера Фирта. Внизу стояла ясная и четкая подпись ее мужа.

С удивлением смотрела Кэсси на бумагу, написанную более четырех лет назад. Был там и адрес женщины. Почему Сэмюел поручил адвокату переводить ей такую сумму? Это было гораздо больше, чем плата обычному слуге. Тот факт, что Сэмюел официально оформил передачу денег, мог иметь только одно объяснение: Ханна Давенпорт – одна из его бывших любовниц. Вероятно, она знала что-то, компрометирующее Сэмюела, и тот был вынужден платить за ее молчание.

Кэсси ощутила одновременно и удовлетворение и злость. Но у нее не было времени разбираться в своих чувствах, так как в соседней комнате раздались мужские голоса.

Быстро вернув папки на место, она закрыла ящик, обошла стол и едва успела усесться на стул и поправить юбку, как Эндрю Джеймисон открыл дверь.

Внимательно посмотрев на Кэсси, он направился прямо к ней. Джеймисон казался очень взволнованным, лицо его было напряжено, даже каштановые с проседью волосы были в необычном беспорядке. Кэсси вдруг подумала, что для него не является секретом, чем она занималась в его кабинете.

Сжав ее руку, с которой она так и не сняла перчатку, Джеймисон встревоженно спросил:

– Что-нибудь случилось, миледи? Он обидел вас? Вопрос удивил Кэсси.

– Сэмюел?

– А кто же еще? Если он позволил себе что-то...

– Нет-нет, он ничего не сделал. – Вспомнив его поцелуй, она все силы направила на то, чтобы не покраснеть. – Причина, по которой я пришла, совершенно не связана с моим мужем.

На кончике ее языка вертелся вопрос о взаимоотношениях Сэмюела и Ханны Давенпорт. Но, задав такой вопрос, она выдаст себя, и адвокат поймет, что она рылась в его бумагах. Эндрю Джеймисон был для Кэсси как отец, и она не хотела, чтобы он о ней плохо думал.

– Простите меня, – довольно сухо произнес он, отпуская ее руку, – я не мог представить себе, что еще какая-то причина могла привести вас сюда. Вы ведь знаете, что мистер Фирт уволил меня вчера.

Кусая губу, Кэсси кивнула. Она была так поглощена своими заботами, что совершенно забыла обо всем остальном. Джеймисон был преуспевающим адвокатом, но потеря такого богатого клиента, как Фирт, существенно уменьшала его доходы.

– Мне очень жаль, что Сэмюел поступил с вами так несправедливо. Но в этом я виновата. Вы советовали мне не переезжать в дом Стокфордов, но я все равно это сделала.

Лицо адвоката смягчилось.

– Моя дорогая, вы поступили по велению вашего сердца. Если я и возражал против переезда, то только заботясь о вашем благополучии. Ведь мистер Фирт нанял целый штат слуг, чтобы удовлетворять все ваши желания.

– Мне не надо, чтобы меня баловали, – резко сказала Кэсси, – я никогда этого не хотела.

– Вы уже достаточно взрослая, чтобы быть независимой, – сказал Джеймисон. Доброжелательная улыбка озарила его благородное лицо. В темно-сером сюртуке и черных брюках он выглядел рафинированным пожилым джентльменом. Снова став серьезным, Джеймисон внимательно взглянул на Кэсси: – Вы вернетесь в его дом?

Ей безумно хотелось рассказать ему обо всех страхах и сомнениях, которые мучили ее, попросить его совета и последовать ему. Но она не решилась, считая, что пришло время самой распоряжаться своей жизнью. Кроме того, она не могла признаться в том, что Сэмюел привлекает ее. Это было сугубо личным, чем не следовало делиться ни с кем.

– Сэмюел на некоторое время переехал в городской дом Стокфордов, – сказала она, – он обещал подписать договор о раздельном проживании после того, как я введу его в общество.

Помрачнев, мистер Джеймисон наклонился к ней:

– Вы не должны ему верить, миледи. Мне он сказал, что не собирается вас отпускать.

Новость поразила Кэсси, хотя ей и приходило это в голову. Однако она надеялась, что у Ханны Давенпорт есть информация, которую Кэсси сможет использовать против мужа.

– Мой муж далеко не простой человек, – проговорила она, стараясь сохранить легкомысленный тон, – но я думаю найти средства, которые заставят его подписать договор.

– Каким образом? Воспитанная в привилегированных тепличных условиях молодая женщина, такая как вы, не сможет бороться с выросшим на улице и закаленным ею человеком. – Джеймисон провел рукой по своей шевелюре, пытаясь скрыть необычное для него волнение. – Вам не следовало выходить замуж за мистера Фирта. Если бы вы со мной посоветовались, я бы не допустил этого.

Его стремление оградить ее от неприятностей растрогало Кэсси. Но изменить прошлое было невозможно, в лучшем случае она лишь сумеет повлиять на будущее. Благодарно улыбнувшись Джеймисону, она сказала:

– Я высоко ценю все, что вы сделали для меня, и хотела бы попросить вас еще об одном одолжении.

– Все, что смогу, миледи.

– Речь идет не обо мне, а о моем ближайшем друге. – Кэсси рассказала ему о планах Нормана Вудраффа оспорить договор об отдельном проживании Флоры, не упоминая, правда, о наглых предложениях Чарлза Вудраффа.

К ее радости, мистер Джеймисон разозлился так же, как и она.

– Скажите миссис Вудрафф, чтобы она не беспокоилась, я имел дело и не с такими негодяями. Я напишу ее мужу и изложу все последствия лжесвидетельства. Думаю, мне удастся нарисовать такую жуткую картину, что он сразу откажется от своего плана.

Часть груза свалилась у Кэсси с плеч. Если бы только ей удалось так же легко справиться со своим мужем!

Когда наемная карета остановилась около издательства на Албемарль-стрит, мистер Куиннелл стоял у дверей и, наклонившись, запирал замок. Это был человек невысокого роста, с щетинистыми усами и такими же щетинистыми волосами, торчащими из-под шляпы. Под мышкой он держал зонтик.

Заметив Кэсси, он поспешил приветствовать ее, когда она вышла из кареты.

– О, миледи! – Он преувеличенно радостно взмахнул зонтиком. – Мне очень приятно снова увидеть моего любимого автора.

Кэсси испуганно взглянула на кучера в карете. Но старый неулыбчивый мужчина был поглощен вытаскиванием пробки из фляги. На всякий случай Кэсси отвела издателя подальше от кареты.

– Вы не должны говорить этого при людях, – предостерегающим шепотом проговорила она, подозрительно осматривая пустую улицу, – кто-нибудь может услышать.

Моментально раскаявшись, мастер Куиннелл прижал палец к губам:

– Примите мои искренние извинения. Если кто-нибудь меня спросит, я скажу, что ничего не знаю о леди Вандерли.

– Мой псевдоним «миссис Вандерли».

– Теперь это звучит как «леди Вандерли». Надеюсь, вы не будете возражать. Мы сможем продать значительно больше экземпляров книги «Черный лебедь», если читатели будут знать, что автором является настоящая леди.

Кэсси похолодела.

– Я категорически возражаю. Книга должна выйти под псевдонимом, о котором мы с вами договорились раньше.

С виноватым видом издатель опустил голову.

– Возможно, сейчас уже поздно менять имя автора.

– Возможно? – почувствовав, что в горле у нее пересохло, еле слышно переспросила Кэсси.

– Боюсь, что это так. Обложку напечатали еще вчера. Но я вас уверяю, вам понравится. Мы использовали тонкую кожу бордового цвета, а имя автора и название книги золотыми буквами оттиснуто на корешке.

– А текст? – с тревогой спросила Кэсси. – Я должна внести некоторые изменения.

– Изменения? – не менее испуганно переспросил мистер Куиннелл. Вид у него был такой, как будто ему предложили сжечь редкое издание Библии. – Но почему? Роман прекрасно написан. Дамы будут читать его не отрываясь.

В любое другое время такая похвала обрадовала бы Кэсси. Но сейчас она могла думать только о Персивале Грэндиче и о его безусловном сходстве с Сэмюелом.

– И все-таки, – твердо проговорила Кэсси, – я должна внести некоторые изменений. Это небольшие детали, но они не дают мне спокойно спать.

– Ну что вам сказать? Я думаю, это невозможно. Дело в том, что, пока мы с вами разговариваем, текст уже печатается. Я как раз собираюсь заехать в типографию и узнать, как идут дела.

Кэсси закрыла глаза, молясь про себя, чтобы, когда она их откроет, весь этот кошмар исчез. Но еще один взгляд на приветливое лицо мистера Куиннелла убедил ее в реальности происходящего. У нее оставалась последняя надежда.

– Но изменения все-таки можно внести. Нужно остановить печатание. Я оплачу все убытки. – Кэсси понятия не имела, откуда возьмет деньги, но отложила решение этой проблемы на потом.

– Как вы не понимаете? – как будто даже оскорбившись, произнес издатель. – Сейчас поздно что-то исправлять. Книга уже в наборе.

– Но как же так? – прошептала она. – Ведь должен же быть какой-нибудь способ...

– Ну-ну, не надо нервничать, вполне естественно, что вас беспокоит, как публика примет вашу первую книгу.

Галантно взяв Кэсси под руку, он проводил ее до кареты.

– Пожалуйста, не сомневайтесь. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы «Черный лебедь» имел оглушительный успех. Голову даю на отсечение, все будет в порядке.

Кэсси очень бы хотелось разделить его оптимизм.

– Когда книга поступит в продажу? – слабым голосом спросила она.

– Думаю, не позже чем через две недели, – поклонился ей мистер Куиннелл. – Разве не разумно было с моей стороны предвидеть, что, если мы поторопимся с подготовкой, книга выйдет как раз в начале зимнего сезона. Только подумайте, насколько больше экземпляров мы сумеем продать!

Глава 11

ЛЕПЕСТКИ РОЗ

Вода окружала меня как ледяной саван. Я погружалась все глубже и глубже в предательскую пучину. Шок, вызванный моим отчаянным поступком, грозил лишить меня рассудка. Но я старалась думать только о том, что надо добраться до мистера Монтклифа и предупредить его об опасной ловушке, которую приготовил для него капитан Грэндич.

«Черный лебедь»

В сером сумраке ранней лондонской весны Сэмюел мерил шагами гостиную в городском доме Стокфордов. Только что слуга зажег свечи, и мрак в комнатах отступил. Но Кэсси, которая ушла сразу после ленча, до сих пор не вернулась.

Ее отсутствие волновало Сэмюела не только потому, что ему не терпелось продолжить свою игру. Он беспокоился о ее безопасности. С наступлением темноты Лондон был полон бродяг, воров и бандитов. И, что еще хуже, его упрямая жена не воспользовалась каретой, которую он ей предоставил. Она предпочитала ходить пешком или ездить в наемной карете. А это означало, что она была совершенно одна, даже без грума или своего кучера, которые могли бы при необходимости ее защитить.

Какое безрассудство!

Сэмюел посмотрел из окна гостиной на улицу. Деревья и кустарники на площади скрывал туман. Кое-где в окнах соседних домов горели лампы. На улице, вымощенной булыжником, было очень мало пешеходов и карет.

Куда Кэсси собиралась сегодня пойти? В библиотеку Гемптон-Лендинг. Ей предстояло выбрать там книги, которые следовало купить для читателей. Это была еще одна грань независимой жизни, которую Кэсси для себя выбрала. Сэмюел мог только восхищаться ею, ее способностью заниматься полезной деятельностью. Но только если бы она при этом не подвергала свою жизнь опасности, оставаясь на улице после наступления темноты!

Беспокойство не покидало Сэмюела. После ужасного инцидента в порту он ощущал потребность все время защищать Кэсси. Проведение проверки был весьма скучным занятием, и он пораньше ушел со склада, предвкушая встречу со своей молодой женой. Когда же выяснилось, что она вовсе не ждет его дома, это оказалось для него просто ударом.

Неужели Кэсси так высоко ценила свою независимость, что игнорировала опасности, подстерегавшие в большом городе одинокую женщину? Следовало положить этому конец.

Сэмюел резко отвернулся от окна. Не привыкший беспокоиться о ком-нибудь, кроме самого себя, он подошел к горке и налил себе бренди. Наслаждаясь обжигающим напитком, он осматривал гостиную. Малиновая с золотом обивка напоминала о стиле прошлого века, все выглядело элегантно, но старомодно.

Среди акварельных пейзажей на стенах его внимание привлекло несколько детских портретов. Сэмюел подошел ближе, чтобы лучше их рассмотреть. Это были четверо из пяти детей Майкла – все, за исключением новорожденного малыша. Дети были очень красивые, что без всякого удовольствия отметил Сэмюел. Иначе и быть не могло у благородного Майкла Кеньона.

Гримаса исказила лицо Сэмюела, когда он подумал о старшем брате. Майкл, когда бывал в Лондоне, всегда останавливался здесь. Домом этим владели три поколения Кеньонов, и вместе с титулом маркиза он достался Майклу по наследству от его отца.

Отца Сэмюела. Человека, который никогда не признавал своего незаконнорожденного сына. Человека, который покинул свою любовницу, узнав о ее беременности.

Лицо Сэмюела окаменело. Джордж Кеньон ступал по этому полу, сидел на этих позолоченных стульях, грелся у этого мраморного камина! Если бы он узнал, что его незаконный сын живет в этом доме, пусть даже временно, он перевернулся бы в гробу.

Сэмюел почувствовал злое удовлетворение от этих мыслей. Но он не мог избавиться от чувства, что он в этом доме чужой. Где-то в глубине души он ощущал себя бедным мальчиком, прижавшим нос к витрине богатого кондитерского магазина.

Черт с ними! Он накопил значительно больше богатства, чем многие аристократы с их наследствами и чувством превосходства. Его собственный дом намного лучше, чем этот. Он создаст свою династию, которая сможет соперничать с династией Кеньонов. В жилах его детей будет течь кровь королей и герцогов.

Как только ему удастся соблазнить свою жену. Какого черта она не возвращается? Если с ней что-нибудь случится, все его планы рухнут.

Сэмюел с шумом поставил стакан на столик и быстро направился к входной двери, его шаги по мраморному полу эхом отдавались в пустой комнате. Пламя нескольких свечей заколебалось. Но он не обращал никакого внимания на окружающую обстановку. Он больше не мог ждать, он должен действовать.

В этот момент Сэмюел увидел, как слуга открыл входную дверь. Услышал, как женский спокойный голос произнес приветствие. Источник всех волнений Сэмюела торопливо входил в дом. Кэсси не заметила его, внимание ее было сосредоточено на перчатке, которую она с трудом стягивала с руки. При свечах лицо ее напоминало камею. Соломенная шляпка с голубыми ленточками подчеркивала ее свежесть, а под ротондой угадывалась красивая фигура. Кэсси хмурилась, как будто что-то тревожило ее.

Испытав облегчение, Сэмюел направился прямо к ней. Волнение уступило место злости.

– Вы пришли очень поздно.

Прищурившись, Кэсси посмотрела на него, потом опустила взгляд на свои руки, продолжая снимать перчатки.

– Добрый вечер, – проговорила она не без сарказма, – я и не знала, что мы установили расписание.

Взяв Кэсси за руку, Сэмюел отвел ее подальше от слуг в гостиную. Угрюмо наблюдая за тем, как она засовывает перчатки в ридикюль, он осуждающим тоном произнес:

– Вы уехали без кучера. Вам не следует так поступать, особенно после наступления темноты. – Мысленным взором он представил себе, как она сталкивается с бандитами на улице. – Вам это ясно?

Кэсси резко выпрямилась.

– Мы договорились, что вы не будете вмешиваться в мою повседневную жизнь.

– Буду, если пойму, что вы подвергаете себя опасности. В вашем распоряжении находится карета, и я надеюсь, что вы не станете забывать об этом.

– Еще одно из ваших условий? Извините меня, я слишком устала, чтобы спорить. У меня был трудный день, и я хочу пожелать вам спокойной ночи.

Сэмюел мгновенно преградил ей путь. И тут же понял свою ошибку. Губы Кэсси сжались в тонкую, почти невидимую линию. Голубые глаза сверкали от возмущения. Она опять стала чопорной дамой, весь ее вид как бы говорил: «Не смей прикасаться ко мне», – а ему в это время хотелось, чтобы она растаяла в его объятиях.

Сэмюел понизил голос и почти шепотом проговорил:

– Согласно нашему уговору мы должны проводить вечера вместе. Обед подадут через полчаса.

– Я буду обедать у себя.

– Тогда я присоединюсь к вам. Это может оказаться весьма пикантным – принимать пищу в спальне.

Щеки Кэсси порозовели. Во взгляде широко раскрытых глаз было изумление. «И желание», – с удовлетворением отметил Сэмюел. Губы ее чуть приоткрылись, словно в предвкушении поцелуя.

Затем она резко подняла подбородок, как и подобало дочери герцога.

– Я нахожу ваши последние слова оскорбительными, – заметила она самым холодным тоном, – и поскольку вы не оставляете мне выбора, я спущусь к обеду в назначенное время.

И прошла мимо него по направлению к лестнице.

Стоя в дверях гостиной, Сэмюел наблюдал, как Кэсси поднималась по лестнице. Ни разу она не споткнулась, ни разу не оглянулась. Она словно забыла о его существовании.

Ее мужеством следовало восхищаться. Его жена обладала силой характера, не уступающей его железной воле. Это делало его задачу обольщения еще более интересной.

И победа его будет еще слаще.

Добравшись до своей комнаты, Кэсси швырнула ридикюль на кровать, весьма сожалея, что у нее недостало решимости бросить его в лицо Сэмюелу. Пытаясь развязать ленточки шляпки, она еще сильнее затянула узлы.

– Грубиян, – бормотала она себе под нос. Из гардеробной комнаты появилась Глэдис.

– Не торопитесь, миледи, иначе вы совсем все испортите. – Худенькая женщина быстро подошла к ней и своими умелыми руками тут же развязала ленточки, сняла шляпку и ласково взглянула на Кэсси. – Вы сегодня запоздали. Мистер Фирт целый час ждал вас.

Нотка осуждения в словах Глэдис была последней каплей, взорвавшей обычно сдержанную Кэсси.

– Лучше бы мистер Фирт пошел к черту! У служанки от ужаса расширились глаза.

– Что вы говорите, миледи!

– Извините меня за грубые слова, – опомнилась Кэсси, распахивая ротонду. – Но от содержания я не отрекаюсь.

– Дорогая моя, вы были такой одинокой без него. И вот он наконец вернулся. Такой обаятельный, такой представительный мужчина, – на лице у служанки появилось выражение благоговения, – не говоря уже о том, что он очень красивый.

.Но сейчас Кэсси было не до искренних советов служанки. Вряд ли Глэдис могла понять мечты и надежды, которые она лелеяла в своем сердце. Мечты, которые разрушатся, если все пойдет так, как хочет ее муж.

– Да, – с горечью вздохнула Кэсси, – Сэмюел богат и красив. Но ему нельзя доверять, он высокомерный, самоуверенный... – Она заставила себя остановиться, чтобы не сказать вслух: «Опасно соблазняющий, обольстительный». Кэсси нарушила свою обычную сдержанность, и в этом был виноват Сэмюел. Он настолько выводит ее из себя, что она начинает выбалтывать все свои сокровенные мысли.

– Ну ничего, он тут только два дня, – успокаивала ее Глэдис, помогая снять уютную ротонду, – у вас еще будет время оценить своего мужа. Так всегда бывает.

Резкий ответ вертелся на кончике языка, но Кэсси сдержалась. Обсуждение достоинств и недостатков Сэмюела ни к чему хорошему не приведет. Она должна сосредоточиться на достижении главной цели – вычеркнуть Сэмюела из своей жизни.

Когда они вместе с Глэдис перешли в гардеробную, Кэсси продолжала обдумывать ближайшие планы. Завтра она постарается разыскать Ханну Давенпорт и расспросить ее. Судя по сумме, которая ей назначена, можно предположить, что она располагает сведениями, компрометирующими мистера Фирта. И не исключено, что тогда Кэсси сможет выставить его из этого дома еще до того, как ей придется сопровождать его в высшем свете. Предчувствие такой возможности взволновало ее.

Две недели. Всего две недели оставалось до того момента, когда книга Кэсси попадет в руки любопытных читателей. Две недели – и любой человек сможет прочесть ее роман, пытаясь выяснить, кто скрывается за псевдонимом «леди Вандерли».

Две недели до того, как начнут сравнивать Сэмюела Фирта с жестоким пиратом по имени Персиваль Грэндич. Две недели до того, как по ее вине скандал затронет ни о чем не подозревающую старую леди Стокфорд.

– ...бедной миссис Вудрафф, – услышала Кэсси конец фразы, произнесенной Глэдис. Знакомое имя привлекло ее внимание, и она вопросительно посмотрела на служанку:

– Простите, я задумалась. Что вы сказали о Флоре? Глэдис помогла Кэсси освободиться от синего повседневного платья.

– Боюсь, она чувствовала себя очень плохо, и я принесла ей успокоительный отвар. Она легла в кровать, как только этот ее отвратительный пасынок ушел.

Чувствуя себя виноватой, Кэсси сообразила, что почти забыла о Чарлзе Вудраффе. Ей надо скорее сообщить Флоре обнадеживающие обещания мистера Джеймисона.

– Я сейчас же должна увидеть ее.

– Бедняжка, наверное, уже спит, – предположила Глэдис, – да и вам не следует бегать по коридору полуодетой.

Пока служанка помогала ей надеть к обеду шелковое платье персикового цвета, Кэсси представляла себе, что было бы, если бы действительно Сэмюел встретил ее в таком виде. Он бы заключил ее в объятия, прижал к себе и целовал до тех пор, пока вся она не расплавилась бы от его близости. Его руки... В этот момент Кэсси опять услышала слова Глэдис:

– ...необычное письмо пришло с послеполуденной почтой...

Странно было сознавать, что возвращение Сэмюела так повлияло на нее.

– О чем вы говорили?

– Письмо, миледи, на вашу девичью фамилию. Я положила его вам на стол.

Новость вытеснила все другие мысли. Оставив Глэдис, Кэсси поспешила прямо к столу и взяла письмо. На конверте было написано «Леди Кассандре Грей» такими же печатными буквами, как и на том, которое она получила раньше, два дня назад, в тот вечер, когда посещала в театр.

Кэсси продолжала смотреть на письмо, крепко держа его в руке. В суматохе, вызванной возвращением Сэмюела, она совершенно забыла о своем таинственном поклоннике. А теперь он напомнил ей о себе.

– Что это, миледи? – Глэдис подошла к ней, с любопытством глядя на письмо.

– Наверное, просто ошибка, – ответила та, стараясь изобразить на лице улыбку, – вы уже можете идти.

– Но я еще не уложила ваши волосы...

– Не беспокойтесь, я справлюсь сама.

Услышав твердость в тоне хозяйки, Глэдис поклонилась и покинула комнату.

Дождавшись, пока за ней захлопнется дверь, Кэсси быстро вскрыла конверт. Когда она развернула бумагу, что-то темное посыпалось на пол. Кэсси инстинктивно отскочила, потом нагнулась и разглядела, что это были бархатистые лепестки кроваво-красной розы. Лепестки издавали приятный аромат, было похоже, что их только недавно сорвали. Может быть, сегодня утром.

Взволнованная, Кэсси вернулась к письму. Оно было очень коротким.

«Моя дорогая Кассандра!

Красный – это цвет моей любви. Знайте , что мое сердце бьется только для вас. Когда вы увидите красную розу , подумайте обо мне. Преданный вам поклонник».

Мрачное предчувствие овладело ею. Кто писал эти письма? Или это просто шутка? Кэсси трудно было представить себе, чтобы Уолт, Берти или Филипп могли сорвать розу и написать ей такое послание, воспользовавшись печатным шрифтом, чтобы скрыть свой почерк.

Возможно, это был Сэмюел? Оба письма совпали с его возвращением. Но ее муж был вполне откровенен в отношениях с ней. То, чего он хотел от нее, не имело никакого отношения к любви.

Кэсси аккуратно собрала все лепестки, разбросанные по узорчатому синему ковру, быстро завернула их в бумагу, словно они были чем-то заражены, и спрятала в конверт. Чувство беспокойства не покидало ее. Его руки касались этих лепестков, этой бумаги.

Руки мужчины, который все время наблюдает за ней.

– Расскажите мне о ваших книгах, – попросил Сэмюел.

Слова его буквально парализовали Кэсси. Они выходили из столовой, направляясь в холл. За обедом Сэмюел лучился обаянием, развлекая ее все новыми рассказами о своих путешествиях. Их беседа была прекрасным отвлечением от мыслей о письме.

Теперь же Кэсси почувствовала невероятную тревогу. Неужели Сэмюел узнал о ее сочинительстве? Может быть, он распорядился, чтобы за ней следили, и теперь ему известно о ее недавнем разговоре с мистером Куиннеллом?

– Книгах? – переспросила она, стараясь выиграть время.

Сэмюел буквально пронзил ее испытующим взглядом:

– Вы выглядите озадаченной. Но вы ведь говорили, что собираетесь провести день, подбирая книги для библиотеки.

Наконец-то Кэсси сообразила, что он говорил о ее вымышленном предлоге.

– А, вы об этом, – сказала она, почувствовав облегчение и небрежно махнув рукой. – Ничего интересного там не было. Не хочу утомлять вас подробностями.

– А я как раз интересуюсь подробностями. – Сэмюел остановил ее и понизил голос до интимного шепота: – Я хочу знать все, что касается вас, Кэсси.

Ее снова охватила паника. В ней бушевала опасная смесь желания и сопротивления. Считая, что разумнее всего игнорировать его намеки, Кэсси сказала:

– Мне действительно нечего рассказывать. Я просмотрела несколько исторических книг, чтобы решить, какие из них могут быть интересны для наших читателей. – Она бросила взгляд на лестницу и добавила: – Работа была долгой и утомительной, так что я на самом деле должна...

– Чем-то отвлечься, – закончил за нее Сэмюел. – Пойдемте в утреннюю гостиную, попробуем потанцевать.

– Танцевать? Но ведь уже поздно.

Что особенно расстроило Кэсси, так это то, что она моментально представила себя в его объятиях. Кэсси была уверена, что Сэмюел не захочет изучать фигуры менуэта и других старинных танцев. Он предпочтет самый скандальный из танцев – вальс.

Как будто прочитав ее мысли, Сэмюел усмехнулся:

– Когда мы начнем бывать в свете, как раз в это время нам придется отправляться на приемы. Будет очень хорошо, если вы привыкнете поздно ложиться спать.

– У нас еще достаточно времени. Через две недели небольшой прием устраивает барон Бисли.

– Наш первый выход в свет будет на балу у герцога Нэнвича. Это первый большой бал сезона.

«Нет!» – пронеслось в голове у Кэсси.

– Вам легче будет достичь своей цели, если вы постепенно будете знакомиться с известными людьми, – попыталась она возразить. – На балу бывает слишком много народа. Вам будет сложно запомнить все имена.

– Ерунда. У меня отличная память. И весьма сильное желание представить в свете мою очаровательную жену.

Мысленно обозвав Сэмюела бесстыдным обольстителем, Кэсси напомнила себе, что является для него только средством достижения цели, и все же она не могла не признаться, что его слова были ей очень приятны. Он действительно считает ее очаровательной? Мысль эта сразу исчезла, как только они зашли в утреннюю гостиную. Остановившись в изумлении, Кэсси обнаружила, что комната перестала быть домашней и уютной.

Вся мебель была сдвинута к стенам, ковер свернут, пианино переставлено поближе к двери, а натертый блестящий пол был как будто специально приготовлен для танцев.

Злясь на себя за свою чувствительность и на Сэмюела за самоуправство, Кэсси повернулась к нему и сердито выпалила:

– Это не ваш дом. Вы не имеете права переставлять тут все, как вам вздумается.

– Но ведь это только временно, – проговорил он как можно мягче. – Я уже четыре года не бывал в танцевальном зале. Думаю, и вы тоже.

– Если мне это понадобится, я найму учителя танцев. То же самое можете сделать и вы.

– У меня нет времени для регулярных занятий. Мы попытаемся сделать это тут.

Она не должна потворствовать своему желанию оказаться в его объятиях! В отчаянии Кэсси использовала последний довод:

– Флора уже спит. Нет никого, кто мог бы играть.

– Я смог бы.

К ее огромному удивлению, Сэмюел сел за пианино и заиграл вальс. Исполнение поразило Кэсси. Волшебные звуки, исходившие из-под его пальцев, заполнили комнату. Кэсси закрыла глаза, чтобы ничто не отвлекало ее от музыки. И не переставала удивляться. Она ощущала звучавшую музыку как живое существо, полное чувств и огня, совершенно непохожее на того Сэмюела, которого она знала. Как будто каким-то невероятным образом ей удалось заглянуть в его душу. И эта неожиданно чувствительная душа ошеломила ее. Все ее заботы и возражения исчезли, осталось одно непреодолимое желание танцевать. Сама того не желая, она закружилась по комнате.

Музыка прекратилась. Открыв глаза, Кэсси обнаружила, что Сэмюел внимательно смотрит на нее. Смутившись от того, что потеряла контроль над собой, Кэсси покраснела.

– Где вы научились так хорошо играть? – поинтересовалась она. – Чаще этим занимаются женщины.

– В этом следует винить мое странное воспитание. Я вырос в мире театра.

– Я не собиралась критиковать.

Пораженная неожиданным для нее талантом Сэмюела, Кэсси подошла к нему и наклонилась над инструментом. Выражение лица ее мужа опять было сдержанным и жестким, как будто он жалел о том, что раскрыл перед ней свои способности. Кэсси решила, что, возможно, Сэмюел стыдился своего прошлого, и мягко попросила:

– Расскажите мне о своей юности. Ваша мать была актрисой?

– Нет никакого смысла ворошить прошлое. – Сэмюел поднялся с табурета, но Кэсси предусмотрительно отошла на шаг, стараясь лишить его возможности обольщать ее.

Ей хотелось сорвать его суровую маску, чтобы понять, способен ли он на искренние чувства или его музыка была только результатом игры мастера.

– Прошлое определило ваш характер. Сделало вас таким, какой вы есть. Если бы не роман вашей матери...

– Я не презирал бы Кеньонов. Но и не добился бы богатства. И я бы не женился на вас.

– Да, конечно, но...

– Вы моя жена, – перебил Сэмюел, – и остальное не имеет значения. – Он подошел совсем близко к ней. – Я привел вас сюда, чтобы танцевать, а не беседовать.

Кэсси отошла от него еще на один шаг.

– Это же замечательно, что у вас такой музыкальный талант, – сказала она, стараясь отвлечь его. – Я действительно никогда не слышала, чтобы играли с такой силой и страстью.

– Я вообще страстный человек. И очень многое умею делать.

Сэмюел снова многозначительно улыбнулся. А Кэсси переживала, что ее лицо обладает способностью краснеть.

– Я была бы вам весьма благодарна, если бы вы каждую мою фразу не воспринимали как намек.

Сэмюел обнял ее так неожиданно, что она не успела и глазом моргнуть.

– Простите меня, – проговорил он голосом, нежным как шелк, – но я не мог устоять. Возможность ответить таким образом была слишком соблазнительной. Как и вы, моя дорогая.

– Вот именно это я и имела в виду. Вы не должны так говорить.

Пальцем он коснулся ее губ.

– Не будем ссориться. Лучше потанцуем.

Сэмюел обнял ее левой рукой, уверенно взяв за руку правой. Губы Кэсси все еще дрожали от его прикосновения.

– Но я не могу. Я вообще никогда не танцевала вальс, – пыталась протестовать она.

– Тогда разрешите мне показать вам, как это делается. Сэмюел начал вальсировать так ритмично, как будто музыка, которую он недавно играл, сохранилась в воздухе. Осознавая, как умело и уверенно он ее ведет, Кэсси казалась себе неумелой и неловкой. Она часто спотыкалась, но Сэмюел ловко поправлял ее.

– Смотрите мне в глаза, – учил ее он, – положитесь на меня. Музыка здесь, только постарайтесь ее услышать.

Голос его зачаровывал. Кэсси не в состоянии была отвести взгляд от его синих глаз. Они кружились по комнате, и в какой-то момент в голове Кэсси вдруг зазвучала недавно услышанная мелодия. Постепенно движения ее стали такими же плавными, как у Сэмюела, и они танцевали как единое целое.

Странные мысли владели ею. Она могла думать только о грациозности их движений и о той радости, которую они ей доставляли. Вдыхая пряный аромат, исходивший от партнера, она ощущала его сильную руку у себя на спине.

Когда он наконец остановился, Кэсси чувствовала странное тепло внутри и немного задыхалась, хотя это ни в коей мере не было результатом усталости. Голова у нее чуть-чуть кружилась, и она оперлась на его плечо.

– Боже, вам совсем не надо учиться, – произнес Сэмюел.

– И вам тоже. – Он стоял так близко, что Кэсси была видна каждая ресничка на его веках. – Во всяком случае, не у меня.

Он хотел поцеловать ее. Она поняла это по тому, как он смотрел на ее губы. Опять надеясь отвлечь его, Кэсси быстро заговорила:

– Признаюсь, я часто пропускала в детстве танцевальные занятия. В Чилтерн-Палас было множество мест, где можно было спрятаться, и я изучила их все. Даже тогда у меня не было желания вращаться в обществе.

– Просто вы были робким ребенком, – произнес Сэмюел так, как будто теперь это уже не имело никакого значения.

Но он не мог понять ее.

– Причина была не только в этом, – взволнованно продолжала Кэсси. – Я не хотела стать похожей на... – Она остановилась, не желая окончить фразу словами «моих родителей».

– На кого?

Она колебалась с ответом, с опозданием уяснив себе, что пытается осуждать отца и мать в разговоре с малознакомым человеком. О таких вещах можно говорить с мужем, но Сэмюела нельзя считать настоящим супругом.

– Мне не следовало говорить об этом. Вы сами сказали, что прошлое не имеет значения.

– Да, но ваше отвращение к свету влияет на нашу договоренность, – проговорил Сэмюел, используя хитрую мужскую логику для достижения своих целей. Взяв Кэсси под руку, он подвел ее к диванчику и сам сел рядом с ней. – Расскажите. Я думаю, вы имели в виду вашего отца, так?

Сердце у Кэсси сжалось. Конечно, Сэмюелу было известно о страсти ее отца к азартным играм. Может быть, если она расскажет ему немного больше, он лучше поймет, почему она возмущается его планами.

– Понимаете, – вздохнула она, – мои родители, оба, были отравлены светской жизнью. Мама была очень красивой и эффектной дамой. Я боготворила ее. Они большую часть времени проводили с отцом здесь, в Лондоне, почти каждый вечер бывая на приемах.

– А вас оставляли в Ланкашире?

– Конечно. И когда моя мать наезжала в Чилтерн-Палас, она говорила только о том, как вернется в Лондон. Как будто пребывание вне Лондона вообще не было жизнью. – Кэсси внимательно посмотрела на свои сложенные на коленях руки. – Так трудно было поверить сообщению о том, что она погибла.

– Как это случилось?

– Они с отцом были на каком-то большом приеме. Возвращались оттуда на барже, и мама случайно упала в Темзу. Несколько человек бросились ее спасать, но она утонула. Мне тогда было тринадцать лет.

Кэсси не хотелось говорить, что страшная весть пришла накануне ее четырнадцатилетия. По этому поводу в виде исключения родители обещали приехать в Ланкашир, что случалось довольно редко, так как день рождения Кэсси совпадал с началом светского сезона.

– Наверное, она слишком много выпила, – предположил Сэмюел. – Я знаю таких женщин, пустых и позволяющих себе все, что угодно.

Его резкое обвинение покоробило Кэсси.

– Вы не знали ее. И я бы попросила вас не оскорблять герцогиню.

– Герцогиню? Это она хотела, чтобы вы так се называли?

– Нет, это было... Так я себе ее представляла. – Кэсси она казалась яркой бабочкой, которую притягивал нектар высшего света. Сама Кэсси была стеснительным ребенком и общению с людьми предпочитала книги. Неудивительно, что такое поведение единственного ребенка разочаровывало столь блестящую мать.

Взяв руку Кэсси, Сэмюел медленно гладил ее одеревеневшие пальцы.

– Я не одобряю поведения аристократов, которые надолго оставляют своих детей.

Его высказывание удивило Кэсси. Конечно, у Сэмюела было совсем другое детство, прошедшее в замкнутой атмосфере театра. Кэсси мечтала прислониться к нему, расспросить о его прошлом, рассказать о своем одиноком детстве. Но она не хотела, чтобы он ее жалел.

– Я никогда не нуждалась в постоянном внимании окружающих, – сказала она твердо, – именно поэтому меня всегда мало интересовало общество.

– А может быть, вы опасались, что не выдержите сравнения с вашей матерью?

От его прозорливого замечания вся ее расслабленность моментально исчезла. Она резко отдернула руку.

– Я и не предполагала, что вы это поймете.

Не проявляя обиды, Сэмюел обнял ее за плечи и немного притянул к себе.

– Простите меня, – тихо заметил он, – но должен сказать, я не могу себе представить, чтобы герцогиня была более привлекательной, чем вы.

Как и раньше, комплимент Сэмюела взволновал ее. Почему похвалы других мужчин не производили никакого впечатления, а его банальные фразы заставляли трепетать ее сердце и мешали здраво мыслить? И пока Кэсси пыталась восстановить дыхание, Сэмюел наклонился и поцеловал ее в полураскрытые губы. Она собиралась оттолкнуть его – было бы невероятной глупостью поступить иначе, – но вместо этого ослабевшими руками лишь коснулась его груди, ощутив крепкие мускулы сквозь сюртук и рубашку.

Имея большой опыт, Сэмюел уверенно ласкал своим языком язык Кэсси. Продолжительный поцелуй разжег ее желание. Она ближе прижалась к нему, но ей хотелось еще большей близости. Руки Сэмюела стали более напряженными, они касались ее спины, талии, бедер, но этого ей было недостаточно, ей нужно было что-то еще.

А он продолжал медленно изучать ее губы. В его объятиях были и пыл, и сдержанность, и нежность. Очень тихо он прошептал:

– Давайте поднимемся наверх.

Голос его, нежный как шелк, снова завораживал ее. Веки стали невероятно тяжелыми, когда она подняла их, чтобы взглянуть на него. У нее кружилась голова, она бы не смогла сейчас устоять на ногах без поддержки Сэмюела.

– Что вы сказали?

Целуя ее щеки, нос, подбородок, Сэмюел пробормотал:

– Я хочу вас, Кэсси. Пригласите меня к себе.

Желание захлестнуло ее. Она встретилась с ним взглядом и только тут поняла смысл произнесенных им слов. Выпрямившись, Кэсси оттолкнула его.

– Отпустите меня сейчас же! Я хорошо понимаю, чего вы добиваетесь.

– Я только хочу лечь в постель со своей женой. – Сэмюел снова придвинулся ближе, но Кэсси встала, отошла и, повернувшись, посмотрела прямо ему в глаза. Ему опять удалось преодолеть ее осторожность. Используя в качестве оружия нежность, он снова заставил ее забыть обо всем на свете. Сэмюел не остановится ни перед чем для достижения своих дьявольских целей.

– Вы хотите, чтобы я отказалась от договора о раздельном проживании, – уверенная, что верно поняла его, с горечью сказала Кэсси, – ведь если вы его подпишете, Кеньоны узнают, что вы потерпели неудачу в браке.

В свете мерцающих свечей глаза Сэмюела блестели как синие сапфиры. Однако на лице сохранялась спокойная улыбка.

– Я дал вам честное слово, Кэсси. Вы должны мне верить.

Глава 12

СЕКРЕТ МИСС ДАВЕНПОРТ

Каким-то невероятным образом мне удалось удержаться на поверхности и дождаться, чтобы мистер Монтклиф спас меня от неминуемой смерти. Справившись с молодым пиратом, управлявшим шлюпкой, он помог мне выбраться из ледяной воды и направил лодку к берегу. Там он очень осторожно укутал меня в свой сюртук.

– Белинда! – без конца повторял он. – Моя бедная Белинда!

У меня зуб на зуб не попадал от холода, так что я ничего не могла ответить. И вдруг я заметила еще одну шлюпку, отплывавшую от пиратского корабля, а в ней высокую мощную фигуру. Это был Персиваль Грэндич.

«Черный лебедь»

На следующий день завтрак Кэсси был прерван появлением троих взволнованных молодых людей. Они прошли мимо лакея и вошли в столовую, как команда рыцарей, явившаяся вызволять прелестную даму из неприятной ситуации.

Возглавлял группу герцог Чилтсрн. За ним, в лиловом сюртуке и желтых бриджах, следовал Филипп Аппингем, волосы его были как будто специально взъерошены. Замыкал шествие Берти Гантер, чья высокая фигура возвышалась над всей группой.

– Что означают эти разговоры о том, будто Фирт живет в этом доме? – без предисловия поинтересовался Уолт.

Кэсси с досадой отложила недоеденный тост и встала, приветствуя гостей:

– Доброе утро, джентльмены. Если бы кто-нибудь из вас предупредил меня заранее, вас ожидали бы три дополнительных прибора.

Реакция гостей на ее сарказм была неодинаковой. Берти с покрасневшими ушами виновато наклонил голову, Филипп остановился, смутившись. И оба ждали дальнейших указаний от Уолта.

Подняв подбородок, как бы защищаясь, Уолт произнес:

– Извини, Кэсс. Исключительные обстоятельства требуют неординарных действий. Мы хотим предложить тебе нашу защиту.

Кэсси решила не напоминать ему, что всего два дня назад он осуждал Сэмюела за то, что тот вошел без доклада. Ей не хотелось излишне раздражать своего кузена. И кроме того, ее тронуло то, что друзья так беспокоились о ней.

Раздумывая над тем, как объяснить им ситуацию, Кэсси отпустила слугу. Она подошла к буфету, достала три чашки, серебряный кофейник и фарфоровый чайник. Сахарница и молочник уже стояли на столе.

– Прошу вас садиться, джентльмены. Что вам предложить, кофе или чай?

Уолт опустился на стул рядом, не спуская с нее осуждающего взгляда.

– Никогда раньше не знал, что ты пьешь кофе, – ворчал он. – Это все из-за Фирта? Зря ты потворствуешь его вкусам.

Замечание Уолта заставило Кэсси сжать зубы. Слуги лезли из кожи вон, чтобы угодить Сэмюелу. И хотя ей это не нравилось, она не собиралась обсуждать их поведение с друзьями.

– Сэмюел действительно гостит в этом доме. И вкусы его, как всякого гостя, принимаются во внимание.

Молодые люди придерживались другого мнения.

– Гостит? – повторил Филипп, стукнув ладонью по покрытому скатертью столу – Негодяй покинул вас четыре года назад. Как вы могли принять его обратно?

– Он, наверное, заставил вас, – с необычным для него блеском в глазах предположил Берти. – Если он посмел вас обидеть...

Не дав ему договорить, Уолт вскочил на ноги.

– Где он? Я расправлюсь с ним.

– Сэмюел уехал в контору. И я уже дважды просила тебя ни в коем случае не вызывать моего мужа на дуэль. Скандал больше всего повредит именно мне.

Ее слова произвели желаемый эффект. Кузен сел на место, глядя на нее с нескрываемым недоверием.

– Неужели ты простила негодяя? Как ты могла?

– Я ничего ему не простила. Его пребывание здесь временно. Я намерена ввести его в общество.

Поскольку все трое тут же запротестовали, Кэсси подняла руку, пытаясь их успокоить.

– Я требую, чтобы вы меня выслушали.

Берти размешивал чай с таким видом, как будто это было самое интересное занятие в мире. Филипп скривил рот в ухмылке. Уолт барабанил пальцами по чашке, выражая этим свое нетерпение.

Они ничего не знали про договор о раздельном проживании. Не собиралась Кэсси им рассказывать и о своих планах поиска компрометирующих Фирта документов. Она не хотела, чтобы молодые люди вмешивались в ее дела, какими бы благородными ни были их намерения.

– Уже очень давно Сэмюел хотел быть принятым в обществе, – сказала Кэсси, – поэтому все должны считать, будто мы воссоединились. Он обещал, что, после того как он освоится в свете, мы будем жить в разных домах.

– Он обманывает тебя! – взорвался Уолт. – Этот мерзавец пытается завоевать твое доверие. Он, он... он соблазнит тебя!

Неловкое молчание воцарилось в комнате. Лицо Уолта стало таким же красным, как его прыщи. Двое других выглядели смущенными и бросали украдкой вопросительные взгляды на Кэсси.

Огорченная, она пыталась сохранить спокойствие. Ее гости явно хотели узнать, соединилась ли она в действительности с Сэмюелом. Но она не собиралась удовлетворять их любопытство.

– Меньше чем через две недели герцог Нэнвич дает бал, открывая сезон. Мы будем там с Сэмюелом.

– Он, безусловно, заставил вас это сделать! – уверенно заявил Филипп. – Мы этого не можем допустить.

– Позвольте нам защитить вас от бандита, Кэсси, – добавил Берти весьма серьезно.

Излучая преданность, Уолт схватил ее за руку:

– Он недостоин тебя. Он вообще незаконнорожденный.

Кэсси ощутила спазм в горле. Что-то в ней восставало против такого пренебрежительного и оскорбительного отношения к Сэмюелу. Человеку, который так чудесно играет на пианино, так изумительно нежно целовал ее. Она вырвала руку у Уолта.

– Хватит, – сказала она холодно, – я приняла решение, и надеюсь, что вы, все трое, с ним примиритесь. Обидные слова в адрес моего мужа я буду расценивать как личное оскорбление.

Неясное бормотание и ворчание были ответом на ее ультиматум. Самые разные эмоции отразились на лицах молодых людей: недоверие, огорчение, обида. И шок от предательства.

Кэсси понимала, что они рассматривают ее союз с Сэмюелом как измену. Если бы только они знали, что все это было только притворством! Все последние четыре года эти юноши были ее самыми близкими друзьями, всеми силами поддерживая ее. И теперь Кэсси сомневалась, что эти отношения когда-нибудь возобновятся.

Несколько часов спустя слуга помогал Кэсси выйти из кареты в районе Сохо. Шикарный экипаж ждал ее этим утром у выхода из дома. Ей не хотелось пользоваться таким средством передвижения, богатый экипаж казался еще одним символом того, что она живет в золоченой клетке. Но если она опять исчезнет одна, Сэмюел обязательно будет выяснять, куда она ездила.

Улыбнувшись кучеру, она сказала:

– Я зайду к старой приятельнице. Это займет не более получаса.

Когда солидный кучер снял шляпу и приготовился к долгому ожиданию, Кэсси с чувством вины подумала, что стала привыкать ко лжи. Но у нее не было выбора. Только на Божью помощь можно было бы рассчитывать, узнай кто-нибудь о цели ее визита к бывшей любовнице мужа.

Кэсси немного побаивалась предстоящей встречи. Ее обуревали различные чувства – волнение, решимость и... любопытство. Воспитанная дома, она никогда не видела куртизанок, тем более не разговаривала с ними. И все же она не колебалась. Ей надо было получить от Ханны Давенпорт информацию, которую можно будет использовать, чтобы заставить Сэмюела подписать договор.

Кроме того, Кэсси могла рассматривать этот визит как полезный для расширения своего кругозора. Возможно, ей как автору когда-нибудь надо будет показать жизнь падшей женщины.

Кэсси приближалась к дому, который стоял в ряду таких же кирпичных домов и был окружен маленьким участком с красивым железным забором. На подоконниках были видны цветущие фиалки. На белой двери, сверкая в отраженном солнечном свете, висел бронзовый молоточек.

Уютный вид жилища удивил Кэсси. Она еще раз сравнила нужный ей адрес с тем номером, который был написан над. дверью. Ошибки не было. Но она предполагала увидеть что-то безвкусное и неухоженное, а не такой приятный дом со свежевымытыми окнами.

Дойдя до порога, Кэсси опять засомневалась. Хватит ли у нее духа расспрашивать любовницу Сэмюела? Затем, разозлившись на себя за трусость, она схватила молоточек и громко постучала. Через минуту раздались торопливые шаги, шумно открылась дверь, и глазам Кэсси предстала невысокая плотная женщина с розовыми щечками, кругленькая, как яблоко. На седых волосах был обычный домашний чепец. Не очень чистый передник на блеклом коричневом платье позволял предположить, что это домоправительница. Ее энергичный вид объяснял прекрасное состояние жилища.

Открыв дверь, женщина очень доброжелательно спросила:

– Чем могу быть полезна, мэм?

– Разрешите представиться. Я леди Кассандра Фирт, мне хотелось бы поговорить...

– Вы жена мистера Фирта! Боже, какое счастье! – перебила ее пожилая женщина и, словно для королевы, широко распахнула дверь. – Заходите, заходите. Это такая большая честь.

Смущенная неожиданно теплым приемом, Кэсси оглядела скромную обстановку небольшой прихожей. Интересно, говорил ли Сэмюел о ней с этой домоправительницей? И почему жену джентльмена с таким энтузиазмом принимают в доме его любовницы?

Домоправительница поспешила снять передник. Лицо ее светилось искренней радостью.

– Простите меня, миледи. Я так смущена, я никак не ожидала... Пройдите, пожалуйста, в гостиную.

В коридоре молодая веснушчатая девушка, стоя на коленях, натирала плинтус. Она с интересом взглянула на гостью. Домоправительница обратилась к девушке:

– Саки, принеси поднос с чаем, печеньем и ромовым пирогом. К нам пришла жена мастера Сэма, и мы должны достойно встретить ее!

Мастер Сэм! У Кэсси появились неприятные предчувствия. Неужели ее муж был так близок с обитателями этого дома? Означало ли это, что он был тут частым гостем? Неужели он бывал здесь после своего возвращения в Англию?

Саки вскочила на ноги, отвесила низкий поклон и умчалась в другую часть дома.

Кэсси хотела было возразить, сказать, что не в состоянии проглотить и кусочка перед предстоящей беседой с хозяйкой дома. Но она прикусила язык и послушно последовала за домоправительницей в уютную гостиную, которая сильно отличалась от ее представлений о доме куртизанки. На камине стояла коллекция китайских собачек, стулья казались очень удобными, а у камина дожидалась корзинка с вязаньем.

– Садитесь вот здесь. – Женщина подвела Кэсси к диванчику. – Усаживайтесь поудобней. Вы даже еще более красивая, чем я предполагала, вы словно ангел, спустившийся с небес. Прекрасная жена для мастера Сэма.

Ее дальнейшее поведение невероятно удивило Кэсси. Она уселась в кресло-качалку, как будто приготовившись к долгой беседе.

Хотя Кэсси и считала, что все люди равны, она совершенно не привыкла, чтобы слуги сидели рядом с ней. Весьма возможно, в таких домах это было принято. В замешательстве она осторожно произнесла:

– Я хотела бы поговорить с вашей хозяйкой, мисс Ханной Давенпорт. Она дома?

Весело рассмеявшись, женщина воскликнула:

– О Боже мой, я и не подумала! Сегодня день уборки, и я выгляжу как служанка. – И в ответ на непонимающий взгляд гостьи она гордо объявила: – Я и есть Ханна Давенпорт, миледи.

Кэсси окаменела. Она была любовницей Сэмюела? Женщина ее возраста вполне могла быть его бабушкой! Кэсси, растерявшись, молчала, а хозяйка дома продолжала:

– Вы не этого ожидали? Вы решили, что я важная гувернантка, как в богатых домах? – Она опять рассмеялась, как будто это была хорошая шутка. – Нет, я просто обычная няня, которой очень повезло, что на старости лет ей помогает такой замечательный человек, как ваш муж.

Кэсси с трудом вникала в ее слова. Значит, Ханна Давенпорт была няней Сэмюела? Осознав это, Кэсси поняла, что оказалась в глупом положении. Сэмюел вовсе не платил своей любовнице за молчание. Официальный документ, который она обнаружила, просто обеспечивал достойную жизнь его бывшей няне. Как видно, любимой няне.

Но как это увязать с холодностью и бесчувственностью Сэмюела? Или на самом деле он не был таким? Глядя в блестящие голубые глаза хозяйки, Кэсси сказала:

– Это очень благородно со стороны Сэмюела – обеспечить вас постоянным доходом.

– И дом тоже он купил. Дом теперь мой. Слава Богу, он нашел меня четыре года назад. Он спас меня от голода и смерти.

– Как это произошло?

– Разве он не рассказывал вам эту историю? – удивилась хозяйка и добавила: – Это так похоже на него, он никогда не любил хвастаться своими добрыми делами, даже в детстве.

Неужели они говорили об одном и том же человеке? Сэмюел, безусловно, хвастался своими победами над женщинами. Правда, это выражалось не в словах. Однако его высокомерное поведение можно было истолковать так, будто он бравировал своими успехами. Опасаясь, что такие воспоминания могут вогнать ее в краску, Кэсси быстро заговорила:

– Четыре года назад? Это было как раз тогда, когда мы поженились.

– Это было за два месяца до этого. Понимаете, мы долго ничего не знали друг о друге. Потом брат мастера Сэма, лорд Джошуа Кеньон, обратился ко мне с вопросами о мастере Сэме. Я сказала ему, что рождение мальчика было зарегистрировано в церкви Святого Мартина. А через несколько дней после этого мастер Сэм нашел меня. Я в то время потеряла работу, а женщину моего возраста никто не хотел брать на новую. – Глаза ее наполнились слезами благодарности, она достала носовой платок и громко высморкалась. – Какой это был счастливый момент! Увидеть, что мой мальчик превратился в такого красивого, такого славного мужчину!

Сэмюел не был славным мужчиной. Он был талантливым мошенником, который купил Кэсси только для того, чтобы соперничать с Кеньонами. Но она не собиралась говорить ничего такого, что могло бы развеять иллюзии старой женщины.

– Вы надолго расставались с ним?

– Когда моему дорогому мальчику исполнилось десять лет, его мать уволила меня. Она сказала, что он уже вырос и его не надо опекать. – Ханна наклонилась вперед и доверительным тоном тихо проговорила: – Но я думаю, она просто ревновала. Мальчик больше времени проводил со мной, чем с нею. А Джоанна Фирт всегда хотела быть центром внимания.

Кэсси слушала с интересом. История захватила ее, так же как и возможность получить полезную, неизвестную ей прежде информацию.

– Миссис Давенпорт...

– Нет, миледи, мисс, – перебила ее хозяйка, – я никогда не была замужем. Мои сестры говорили, что это из-за моей привычки слишком много говорить и что я любого заговорю до смерти за один месяц. Но я прошу вас называть меня Ханной, как называет мастер Сэм, – добавила она, опять весело улыбнувшись.

Легче было согласиться, чем спорить.

– Хорошо, Ханна. Извините мое любопытство. Не могли бы вы побольше рассказать мне о матери Сэмюела? Я ничего не знаю о ней.

– Конечно, расскажу. И не обижайтесь на мужа за то, что он не сделал этого. Мужчины редко говорят о серьезных вещах. А вот и наш чай.

Саки принесла большой поднос с несколькими видами печенья и пирожных. Ханна наливала чай в китайские чашки, уговаривая Кэсси попробовать сладости.

– Все это сделано моими собственными руками, – с гордостью сообщила Ханна. – Попробуйте лимонный рулет, мастер Сэм его очень любит.

– Замечательно, – похвалила Кэсси, когда лимонный рулет буквально растаял у нее во рту.

С чашкой чаю в руке Ханна медленно покачивалась в кресле, которое ритмично потрескивало под ее немалым весом.

– Итак, с чего же начать? Вы, конечно, знаете, что Джоанна Фирт была актрисой. Но ей не очень-то везло на лондонской сцене.

– А почему?

– Слишком много было хороших актрис и слишком мало возможностей. Я видела много таких судеб, когда надеждам актеров и актрис не суждено было реализоваться. Это огромное количество проб, жизнь на одолженные деньги и бесконечное ожидание ответов от директора театра.

– Вы тоже были актрисой? Ханна громко рассмеялась:

– Нет! С вашей стороны весьма любезно высказать такое предположение. Но кто будет платить деньги за то, чтобы увидеть на сцене такого поросенка, как я? Нет, я работала за сценой, я была костюмером. Там я и встретила Джоанну.

Масса вопросов теснилась в голове у Кэсси. Отпив глоток чаю, она спросила:

– А какая она была?

– Склонная все драматизировать, капризная, полная несбыточных мечтаний. Ее сердце и душа были отданы театру, но бедняжка играла только роли второго плана. Потом она познакомилась с лордом Стокфордом.

– Джорджем Кеньоном, отцом Сэмюела, – добавила Кэсси.

– Джоанна была им очарована, – продолжала Ханна. – Это первый мужчина голубых кровей, которого она встретила, и, по ее словам, он был просто святым. Я пыталась предостеречь ее, объясняя, что он женат и что такие, как он, заботятся только о своем удовольствии, но она ничего не хотела слышать. Говорила, что она влюблена в него, а я думаю, что была влюблена не в этого пьяницу, а только в свою мечту. – Вздохнув, она печально покачала головой. – Уверяю вас, что Джоанна вела себя в жизни как на сцене, разыгрывая драму. И всегда была уверена, что все кончится хорошо.

Печальная история растрогала Кэсси.

– Лорд Стокфорд бросил ее.

– Да, когда Джоанна забеременела. Как многие бедные женщины в подобных ситуациях, она была уверена, что он заберет ее в свой дом. Но когда этот подлый трус узнал о ребенке, он сказал, что отцом мог быть кто-нибудь другой.

У Кэсси от изумления расширились глаза.

– А это было возможно?

– Нет, я не сомневалась в том, что Джоанна была верна этому негодяю. Она не была безнравственной женщиной. Только глупой, своевольной, желавшей все делать по-своему. Даже после рождения сына она надеялась, что лорд вернется к ней. Она писала ему письма, но никогда не получала ответа.

Взволнованная, Кэсси поставила чашку на стол.

– Как жестоко было с его стороны не признать собственного сына... – Голос ее дрожал, и она вдруг почувствовала, что может понять, почему Сэмюел возненавидел Кеньонов. И все же он абсолютно не прав, возлагая вину на всю семью, тогда как виноват был только один человек.

– А Джоанна осталась совсем без денег, лишь какие-то жалкие крохи, которые она платила мне, когда у нее изредка появлялись роли, и я оставалась с мальчиком. Это очень печальная история.

Откусив кусочек пирога, Ханна медленно раскачивала качалку. Неожиданно лицо ее опять просияло.

– Но каким чудным ребенком был мастер Сэм! Такой доброжелательный, чуткий. Если у него появлялись деньги, он покупал мне у уличной цветочницы букетик цветов раньше, чем конфету для себя.

Кэсси чуть не подавилась глотком чая. Чуткий? Доброжелательный? Она что, с ума сошла?

– Но наверное, он не всегда вел себя хорошо? – осторожно спросила Кэсси.

– О конечно, все мальчики шалят. У него было много проблем с хулиганами, пока он не вырос и не научился справляться с ними. Мог он быть и хитрецом. Я помню, как он вечерами сбегал из дома и отправлялся в театр. Там он научился так хорошо играть на пианино!

Кэсси с открытым ртом слушала рассказы Ханны о ее любимом мальчике. Даже если половину сказанного отнести за счет преувеличений любящей женщины достоинства Сэмюела намного превышали его недостатки. Несмотря на отсутствие отцовской заботы, он получил хорошее воспитание. Но во взрослую жизнь он вступил с твердым намерением стать вровень с Кеньонами. Ненависть стала основной движущей силой его поступков. Этого Кэсси не могла забыть.

Часы в зале пробили час, и она вскочила со стула.

– О Боже, я не собиралась сидеть у вас так долго! Я отвлекаю вас от дел.

– Что вы! У меня масса свободного времени благодаря мастеру Сэму. Я так рада наконец познакомиться с вами. – Улыбка исчезла с лица Ханны, и она проговорила уже совсем серьезно: – Я бы очень хотела, чтобы он поскорее вернулся из своих путешествий и посетил свою старую няню. Я уверена, вы ждете его с еще большим нетерпением.

Кэсси удивленно воскликнула:

– Но он уже вернулся! Сэмюел приехал несколько дней назад. Я думала, что вы знаете.

Лицо Ханны просияло, и она взволнованно прижала руки к груди.

– Нет, я не знала. Я не виделась с мастером Сэмом с тех пор, как он подарил мне этот дом. Это мистер Джеймисон рассказал мне о свадьбе и о том, что мастер Сэм уехал путешествовать.

Кэсси нахмурилась. Это так похоже на Сэмюела – считать, что деньги решают все проблемы.

– Наверное, он скоро заедет повидаться с вами. Поднявшись с кресла-качалки, Ханна покачала головой:

– Я знаю, он очень занят. И не думайте, что я неблагодарна.

Сердце Кэсси наполнилось жалостью к старой женщине, и она пообещала:

– Я поговорю с Сэмюелом. Не беспокойтесь, Ханна, я уверена, что он к вам скоро заедет.

– Вы хотите сказать, что, как дочь герцога, вы не будете сидеть рядом со мной за обедом на приеме? – спросил Сэмюел. Он удобно устроился на диванчике в гостиной и смотрел на Кэсси, которая стояла перед ним выпрямившись, как вышколенная гувернантка. Никогда еще жена его не выглядела так привлекательно. Локоны белокурых волос обрамляли нежное, с тонкими чертами лицо. Сэмюел задавался вопросом, знает ли она, что ее тонкая светло-зеленая юбка становится полупрозрачной, если она стоит спиной к камину, и что это дает ему возможность видеть ее красивые ноги.

Протягивая ему книгу, которую она держала в руках, Кэсси пояснила:

– Согласно этикету дочь герцога по своему положению превосходит всех дам за исключением герцогинь, жен маршалов и королевских особ. Поэтому я должна сидеть ближе к центру стола, чем вы.

– Понимаю. – Сэмюел позволил Кэсси думать, что информация была для него новостью, хотя он все это уже знал. Давным-давно Сэмюел постарался изучить все, что можно, о правилах поведения аристократов. – Однако вы моя жена, и я хотел бы, чтобы вы сидели рядом со мной. Нельзя ли что-нибудь сделать, чтобы изменить ситуацию?

Кэсси задумалась, и он видел нерешительность в этих прекрасных голубых глазах, как будто она колебалась, сказать ему или нет.

– Если я переговорю с хозяйкой заранее, это, наверное, возможно, – неохотно объяснила она, – но при этом я потеряю свой титул, для общества я уже буду не леди Кассандра, а просто миссис Фирт! Мне не хотелось бы этого.

Сэмюел оценил ее чистосердечие – ведь Кэсси могла бы и скрыть такую возможность от него.

Поднявшись, он подошел к ней, провел пальцем по ее нежной щеке.

– Что я должен сделать, чтобы уговорить вас?

Широко открытыми глазами Кэсси смотрела на него каким-то странным взглядом. Этот взгляд Сэмюел ловил несколько раз и за обедом: казалось, она искала ответ на какой-то важный для нее вопрос.

Сэмюел молил Бога, чтобы это было ее влечением к нему. Тогда он сможет надеяться, что чаша весов склонится в его сторону. Однако едва он захотел приблизиться к Кэсси, она подняла книгу, будто защищаясь.

– Будьте любезны сохранять дистанцию, – сказала она. – Я знаю все ваши методы убеждения женщин.

Она была изумительно наивной, и Сэмюел не смог сдержать улыбки.

– Вы знаете значительно меньше, чем вам кажется. И, взяв из ее рук книгу, он бросил ее на стул. Затем поднял руку жены и поцеловал ладонь, вдыхая приятный цветочный аромат. Кэсси глубоко вздохнула, но, к удивле нию Сэмюела, не отдернула руку.

– Мне кажется, для одного вечера мы обсудили уже достаточно, наверное, вы устали. Вы долго работали сегодня в своей конторе, – сказала Кэсси.

Косвенное напоминание о наступлении ночи взволновало Сэмюела. Он выпрямился и еще крепче сжал руку Кэсси, не отводя взгляда от ее лица.

– Вы приглашаете меня к себе?

Глупец. Он тут же пожалел о допущенной оплошности. Такие же ошибки он делал и в оба прошлых вечера. Когда же он научится?

Как он и предполагал, глаза Кэсси расширились от возмущения. Она выдернула руку и отступила на шаг назад.

– Нет, я просто говорила о сегодняшнем дне. Вы вернулись домой позже, чем вчера... и я подумала, что у вас какие-то проблемы на работе.

– Я провожу проверку, и это занимает много времени. – Но Сэмюел не хотел думать об этом сейчас. Ему надо было загладить то скверное впечатление, которое произвели на Кэсси его неосторожные слова. Он обнял ее, при этом ему безумно хотелось овладеть ею, но он ограничился поцелуем.

Сначала губы ее были сжаты, но постепенно они стали податливыми и раскрылись. Руки Кэсси, упиравшиеся в его грудь, поднялись выше, и теперь ее пальцы теребили его волосы. Невинная женщина, она не была готова показать охватившую ее страсть. А Сэмюел осторожно целовал ее, положив руки на плечи, стараясь опять не спугнуть. Как бы ни было это трудно для него, он твердо решил, что должен соблазнять ее медленно, не спеша, с каждым вечером чуть-чуть приближаясь к тому моменту, когда он действительно станет ее мужем.

– Я думал о вас весь день, – прошептал он, – вы стали помехой в моей работе.

Кэсси вздохнула, и звук этот был опасным для его сдержанности. Потом она пальцами провела по его лицу, как это обычно делают слепые. Сэмюел радовался, что она все спокойнее чувствует себя в его объятиях.

– Сэмюел, я хотела бы... – У него в голове прозвучало долгожданное окончание фразы: «чтобы мы поднялись наверх», но вместо этого она произнесла: – ...чтобы вы показали мне свою контору. Может быть, завтра?

– Это невозможно. Я весь день буду на складе в порту. – Он слегка прикусил ее нижнюю губу, потом провел по ней языком. – Как-нибудь в другой раз.

«Возможно, – подумал он, – к этому времени она уже сдастся». Он сможет закрыть дверь... И Сэмюел ясно представил себе, что должно произойти потом. Фантазия еще больше разжигала его желание. i

Не в силах сопротивляться, он наклонился к ее груди и языком провел по нежной коже. Какое-то время Кэсси позволяла ему это, ее учащенное дыхание даже как будто поощряло Сэмюела. Но когда он попытался обнять ладонями ее грудь, через одежду ощущая ее напряжение, она оттолкнула его.

– Перестаньте, я не хочу, чтобы вы это делали.

– Вы лжете, – тихо пробормотал он.

Кэсси сжала губы, щеки ее порозовели, казалось, она собиралась возразить, доказать Сэмюелу, что он не прав. Но ничего этого она не сделала, а лишь холодно произнесла:

– С меня более чем достаточно вашего общества на сегодняшний вечер. Спокойной ночи.

И, повернувшись, она схватила книжку о правилах этикета и вышла из комнаты.

Несмотря на то что планы его на этот вечер не осуществились, Сэмюел усмехнулся. В целом он мог быть доволен своими успехами.

Глава 13

ПОХИЩЕННЫЕ ПИСЬМА

– В мой экипаж, – распорядился мистер Монтклиф, – и побыстрее.

Он не выпускал из рук кофра с монетами, торопясь по каменистому берегу к фаэтону, который ожидал нас на дороге. Мистер Монтклиф натянул вожжи, и красивая серая лошадь рысцой тронулась с места.

Обернувшись назад, я увидела, что как раз в этот момент лодка причалила к берегу. Персиваль Грэндич выскочил из нее и погрозил нам кулаком. Если бы я знала, какие беды ждут нас впереди, я не позволила бы себе погрузиться в радостное блаженство, охватившее меня вместе с чувством облегчения. Потому что это успокаивающее зрелище не было моей последней встречей со страшным пиратским капитаном.

«Черный лебедь»

– Я леди Кассандра Фирт, и я хотела бы увидеть мужа, – обратилась Кэсси к темноволосому клерку, сидевшему за столом в приемной конторы Фирта, располагавшейся в большом кирпичном здании.

Целый день ломая себе над этим голову, Кэсси так и не смогла придумать никакого другого способа раздобыть необходимые ей компрометирующие мужа документы.

Юный клерк вскочил так, как будто он вообще впервые видел даму, тем более в служебном помещении. Он крутил в руках карандаш и в конце концов уронил его на пол. Хотел поднять, но передумал и вместо этого поклонился Кэсси.

– Мистер Фирт? – переспросил он тонким голосом. – Но он сегодня целый день будет на складе.

Хотя Кэсси прекрасно знала об этом, она поднесла руку в перчатке ко рту и изобразила невероятное удивление.

– О Боже, я была уверена, что он хотел, чтобы я пришла сегодня! Он собирался познакомить меня с местом своей работы.

– Я бы мог это сделать...

– Большое спасибо. Но мистер Фирт будет недоволен, если я отвлеку вас от работы. – Она попыталась изобразить на лице одновременно и высокомерие и женскую беспомощность. – Пожалуй, я лучше подожду его, возможно, он все-таки вернется. Не будете ли вы так любезны показать мне его кабинет?

Сомнения клерка продолжались не более секунды.

– Как вам будет угодно.

Он поспешил открыть дверь и пропустил ее вперед, в длинный коридор. Когда они проходили мимо нескольких комнат, Кэсси видела мужчин, склонившихся над своими бумагами, будто дети в школе. Сопровождавший ее клерк смотрел на нее с подозрением, будто не был до конца уверен, что ему следовало впускать ее сюда.

– Это будет нашим маленьким секретом, хорошо? – улыбнулась ему Кэсси. – Если мой муж не вернется вскоре, я уйду, и никто не будет знать, что я была здесь. Мне не хочется выглядеть глупо, оттого что я перепутала дни.

– Не скажу ни одной живой душе, даю вам слово. Кэсси поблагодарила его еще одной улыбкой, которая, вероятно, достигла своей цели – было очевидно, что юноша готов на все ради этой прекрасной леди. Почему-то в памяти Кэсси возникли слова Сэмюела. «Я не могу представить себе, чтобы герцогиня была более привлекательной, чем вы».

Был ли он прав? Так же ли она красива, как ее мать? Обладает ли она такой же властью над мужчинами?

Нет, Кэсси не хотела быть пустой, флиртующей женщиной, счастье которой целиком зависит от общества, Ей нужен только маленький коттедж в пригороде и свободное время, чтобы писать романы. Но Сэмюел может помешать ей осуществить эту мечту – если она не расстроит его планы.

Клерк провел ее вверх по лестнице в небольшую приемную, где находился большой дубовый стол, стояло несколько стульев и лежал турецкий ковер. У Кэсси была идеальная возможность обыскать рабочее место мужа.

Она от волнения не спала полночи. Что, если Сэмюел изменит свои планы? Если он вернется в контору, забыв что-нибудь? Она собрала все свое мужество, стараясь подражать героине своего романа. Если Белинда могла спастись, оказавшись в плену на пиратском корабле, то Кэсси, безусловно, должна справиться с менее сложной задачей.

Кроме того, после обследования письменного стола мистера Джеймисона она считала себя уже почти настоящей шпионкой. Клерк провел ее из приемной в кабинет, который был обставлен так же строго, как и приемная. Не переставая кланяться, юноша вышел, пятясь так, как будто посетительница была особой королевских кровей. Едва за ним закрылась дверь, Кэсси начала изучать комнату.

Будучи богатым деловым человеком, Сэмюел мог позволить себе самую шикарную обстановку. Но его кабинет явно предназначался только для работы. Здесь не было ничего лишнего – два кожаных кресла для посетителей, небольшой камин и огромный стол. Венецианские шторы были раздвинуты, за окном виднелась оживленная улица. Единственным украшением на стене служила большая карта мира.

На столе лежало множество бумаг и бухгалтерских книг. Серебряная чернильница стояла рядом с подставкой для ручек. Ряд обгоревших свечей говорил о том, что Сэмюел работал и вечерами. Но не очень поздно.

Все три дня, которые Сэмюел прожил в доме Стокфор-дов, вечера он проводил с ней. Согласно их договоренности Кэсси должна была подготовить его к встрече с обществом на балу герцога Нэнвича. В предыдущий вечер она знакомила его с необходимыми правилами этикета. И он поцеловал ее грудь.

Сердце Кэсси застучало чаще при воспоминании об этом. Каждый вечер Сэмюел целовал ее. Его долгие нежные поцелуи вызывали сердцебиение и затуманивали рассудок. Каждый вечер он предлагал ей подняться в спальню, И каждый раз ей удавалось отклонить его просьбу.

Но сопротивляться становилось все труднее. Встреча с Ханной Давенпорт изменила ее мнение о Сэмюеле как о безжалостном эгоисте. Безусловно, иногда он бывал и таким, но теперь Кэсси видела в нем и что-то хорошее. Он мог проигнорировать бедственное положение старой няни и оставить ее умирать в нищете, но он спас ее и обеспечил ей достойную жизнь.

Чувство вины угнетало Кэсси. Ведь она пообещала Ханне поговорить с мужем, однако пока не сделала этого. Кэсси хотелось убедить Сэмюела в том, что внимание к людям не менее важно, чем деньги. Но она не могла завести этот разговор, не признавшись, откуда узнала про Ханну. Поэтому чем скорее она найдет нужные ей документы, тем лучше.

Прислушиваясь к тиканью часов на камине, Кэсси подошла к столу и уселась в кожаное кресло. Слабый пряный аромат вызвал в ее памяти образ Сэмюела; она представила себе мужа, сидящего в этом кресле, макающего ручку в чернильницу, занятого деловыми проблемами. Отвлекали ли его от дел мысли о ней? В настоящий момент все было как раз наоборот.

Кэсси постаралась взять себя в руки и просмотрела бумаги, лежавшие на столе. Это были предложения о перевозке товаров морским путем и письма, которые Сэмюел должен был подписать.

В одной из бухгалтерских книг был перечень всех вещей, находящихся в данном здании, и указана их стоимость.

Было перечислено все, до последнего стула и карандаша.

Ничего обличающего ее мужа.

Кэсси открыла другую книгу, толстый том, в котором были указаны поступающие товары, заработная плата и другие расходы. Она попыталась разобраться в незнакомых документах, стараясь вникнуть в суть. К ее большому сожалению, она не могла отличить законные операции от незаконных.

Безуспешное занятие утомило Кэсси, у нее разболелась голова. Ей хотелось оказаться за своим собственным столом и погрузиться в романтические приключения, не имеющие ничего общего с бухгалтерскими отчетами.

Однако она не собиралась так легко сдаваться.

Открыв верхний ящик стола, Кэсси обнаружила там канцелярские принадлежности, баночки с чернилами, ручки, бланки с названием конторы и адресом. Несколько монет и неполная коробочка с лакрицей. Кэсси взяла одну, и вкус этот напомнил ей детство. Ее отец всегда держал лакрицу в кармане, и вкус ее ассоциировался для Кэсси с редкими счастливыми моментами, когда ее родители бывали дома в Ланкашире. Странно было думать, что Сэмюелу тоже нравилась лакрица. Однако его вкусы и пристрастия не должны были сейчас отвлекать ее внимание.

Нагнувшись, она обнаружила в глубине ящика пачку бумаг, перевязанных ленточкой. Возможно, это были письма. Кэсси успела только достать пачку, когда шум из соседней комнаты заставил ее окаменеть от страха. Затем повернулась ручка двери.

– Что вы здесь делаете? – удивленно и строго спросил Сэмюел. Полумрак склада не давал возможности рассмотреть мужчину, стоявшего в тени. Аромат кофе и пряностей витал в воздухе. Корабль из Бразилии прибыл за день до этого, и команда рабочих уложила большую часть груза у дальней стены склада. Мужчина стоял в тени одного из больших мешков. Что-то подозрительное в его поведении привлекло внимание Сэмюела, когда он обсуждал результаты проверки с главным бухгалтером. Он прервал Гектора Баббаджа на середине фразы и направился прямо к незнакомцу.

Нет, он не был незнакомцем. С чувством облегчения Сэмюел узнал вьющиеся рыжеватые волосы и плотную фигуру Эллиса Макдермота. Ирландец поспешил ему навстречу.

– Привет, Фирт, рад застать вас здесь. Сэмюел пожал протянутую руку.

– Черт возьми, что вы делаете на моем складе?

– В вашей конторе мне сказали, что вы в порту. Я пришел узнать, подписали ли вы наш контракт. У меня на фабрике раньше срока приготовили партию твида, и я хотел бы отослать его в Бельгию.

– Контракт лежит у меня на столе, но я еще не смотрел его.

Мысли Сэмюела приняли совсем другое направление. Он положил руку на плечо Макдермота и отвел его в сторону, где никто не мог их услышать.

– В тот вечер в театре...

– Неплохая шутка, не правда ли? – усмехнулся Мак-дермот. – Не узнать собственную жену!

Шутка? Знай Сэмюел это в тот момент, он был бы взбешен. Теперь же, когда обстоятельства изменились к лучшему, он мог выразить только досаду.

– Хорошо бы вы предупредили меня. Макдермот опустил голову, хотя в его карих глазах блестели хитрые искорки.

– Слишком многообещающей была ситуация. Надеюсь, леди лучше приняла вас дома?

У Сэмюела не было ни малейшего намерения делиться интимными подробностями ни с Макдермотом, ни с кем-либо другим. Кэсси принадлежала только ему. Никому не надо было знать, что он до сих пор не осуществил свои супружеские права.

– Мы разрешили все наши разногласия. В конце следующей недели мы будем присутствовать на балу у герцога Нэнвича.

– У Нэнвича? Вы сразу попадаете в высший свет. Только самые избранные бывают на этом балу.

Сэмюела удивила нотка зависти, прозвучавшая в словах Макдермота. Ирландец общался с аристократами, был принят в обществе, но, возможно, не получил приглашения на этот бал. Чувствуя неловкость, Сэмюел с виноватым видом сказал:

– Сожалею, что еще не подписал ваш контракт. Сейчас я предупрежу Баббаджа, и мы с вами отправимся в контору.

Кэсси широко раскрытыми глазами смотрела на вошедшего в комнату. Она приготовилась использовать все свое обаяние для обольщения любого здешнего сотрудника, однако перед ней стоял тощий подросток лет двенадцати.

Его льняная рубашка и коричневые бриджи были абсолютно новыми, лицо вымыто, хотя шея и уши оставались грязными, как будто он не подумал, что и их тоже надо помыть. Странная шапочка без козырька сидела на большой копне темных волос. В грязных руках он сжимал веник. Удивление на его лице быстро сменилось свойственной уличным мальчишкам подозрительностью.

– Эй, – закричал он, – не ройтесь в столе у хозяина! Стараясь сохранить на лице улыбку, Кэсси украдкой сунула обнаруженную пачку бумаг в свой ридикюль. Она закрыла ящик и поднялась, стараясь произвести хорошее впечатление на мальчика.

– Я жена мистера Фирта, леди Кассандра. А как тебя зовут?

Сердито взглянув на нее, он недовольно пробурчал:

– Мик. А хозяина не будет целый день.

– Он обещал мне, что вернется, – сказал Кэсси, повторив вымышленную историю о знакомстве с местом работы мужа. – Не могу понять, что его задержало.

Но Мнк явно не поверил ей.

– Вы рылись у него в столе и что-то украли.

– Мне нужна была бумага, чтобы написать записку моему мужу, – на ходу импровизировала Кэсси. – Я собиралась уйти, но не хотела, чтобы он думал, будто я не приезжала.

– А откуда я знаю, что вы не обманываете меня?

Его нахальная манера поведения развлекала Кэсси значительно больше, чем следовало бы, учитывая сложившиеся обстоятельства.

– Я думаю, тебе придется поверить мне на слово.

– Так сказал бы любой вор. – Мальчишка осмотрел ее с ног до головы. – Только я никогда не видел такой красивой, как вы.

– Джентльмен не стал бы так непочтительно разговаривать с дамой. – Она посмотрела на его веник. – Если ты пришел убирать, я бы попросила тебя сделать это попозже.

– Нет, – заявил он уверенным тоном, – я буду делать то, что мне положено. – И начал подметать пол, не переставая бросать взгляды на Кэсси.

Его явное недоверие мешало ей. Как она могла что-то искать под этим испытующим взглядом?

Возможно, ей удастся перехитрить его. Чтобы подтвердить свой вымысел, ей надо сесть писать записку. Кэсси поудобнее уселась в кресле, поправила юбку, затем вытащила лист бумаги из ящика. Выбрала ручку, которая ей понравилась, и начала неторопливо оттачивать перо специальным ножичком. Открыв серебряную чернильницу и обмакнув в нее перо, Кэсси замерла, держа ручку над бумагой и как бы раздумывая, с чего начать записку. Все это время она не забывала о ридикюле, в котором лежали похищенные письма.

И все это время чувствовала, что Мик наблюдает за ней.

Она начала писать какую-то ерунду об улучшении условий труда служащих Сэмюела. Вполне возможно, что Мик неграмотен и не сможет прочитать то, что она пишет, если окажется поблизости. Если же ей придется уйти и Сэмюел обнаружит записку, скорее всего он подумает, что эту бумагу написал кто-то из его сотрудников.

Кэсси заметила, что Мик тоже только делает вид, что убирается.

– Я думаю, что этот угол уже чистый, – сказала она, – ты подметаешь его уже целых пять минут.

Мик подошел ближе к окну и энергично заработал веником.

– Если все не будет как с иголочки, хозяин выгонит меня. Он всю душу из меня вытрясет.

Услышав это, Кэсси добавила некоторые демократические требования к тому, что она писала.

– Неужели мистер Фирт такой строгий, что уволит тебя, если заметит где-то пыль?

– Конечно. А я должен держаться этой работы. Хозяин платит мне шиллинг в неделю. – Мик остановился, потом добавил задумчиво: – Правда, он заплатил мне гораздо больше за то, что я спас его от страшного убийцы.

В записях Кэсси появилось требование повышения зарплаты.

– Так ты, оказывается, спас ему жизнь? – спросила она, восхищаясь его изобретательностью. – Да еще и от страшного убийцы. А как это произошло?

– Это было в порту. Убийца отпустил цепь на подъемнике, и бочонок с ромом покатился прямо на хозяина. – Сделав паузу, Мик с большим удовольствием закончил: – Это я оттолкнул его с дороги, именно я.

– И удалось тебе обезвредить несостоявшегося убийцу?

– Без... чего? – не понял мальчик.

– Поймать его, – объяснила Кэсси. – Ты сумел поймать его и отвести в полицию?

– Нет, он, конечно, удрал. Но хозяин был так благодарен мне, что дал эту работу. Убирать и выносить мусор с шести до шести, шесть дней в неделю.

К своему списку Кэсси добавила уменьшение продолжительности рабочего дня и возражения против использования детского труда.

– И давно ты тут работаешь? – спросила она, надеясь поймать мальчишку на лжи, поскольку Сэмюел вернулся в Англию только пять дней назад.

– Сегодня только второй день, – ответил Мик, энергично орудуя веником под столом, – но я собираюсь сберечь эти деньги и когда-нибудь открою свой паб. Именно так – скапливая деньги – хозяин стал богатым. Он мне сам рассказывал.

Кэсси все еще не решила, насколько можно доверять мальчишке. Правда ли, что Сэмюел помог мальчику? Но ведь помог же он Ханне Давенпорт.

– А разве тебе не хотелось бы вместо этого играть с друзьями?

– С ними! – презрительно протянул Мик. – Да они почти все воры и хулиганы. А я хочу чего-нибудь добиться. Хозяин сказал, что очень важно иметь чест... често... – Он остановился, почесал голову под шапкой, потом с гордостью произнес: – Честолюбие!

– Это очень хороший совет, и с твоей стороны весьма разумно следовать ему. А твои родные? Они не возражают, что ты работаешь целый день?

Выражение лица парнишки стало печальным. Он повернулся спиной к Кэсси и направился со своим веником в другой угол комнаты, бросив ей через плечо:

– У меня нет родных.

Сердце у Кэсси сжалось. Значит, Мик один из тех бездомных сирот, что обитают на улицах Лондона. Со стороны Сэмюела было очень великодушно дать ему приличную работу. Возможно, он увидел себя в этом оборвыше? Если верить рассказам Ханны Давенпорт, Сэмюелу было примерно столько же лет, когда умерла его мать и он остался совершенно один в целом свете.

Но Кэсси не позволила себе сочувствовать мужу. Незаслуженные страдания не могли оправдать то, что он сделал месть целью своей жизни. Не говоря уже о том, что он купил себе в жены наивную пятнадцатилетнюю дочь герцога.

Прекратив писать, Кэсси поднялась, оставила свой ридикюль на столе и подошла к Мику. Он не смотрел на нее. А ей очень хотелось положить руку ему на плечо, утешить, но она не знала, как он на это прореагирует. И чтобы привлечь его внимание, Кэсси взялась за ручку веника.

– Если у тебя нет родных, то где же ты живешь?

– Где придется.

Бедный ребенок, наверное, спал где-нибудь в парке, не защищенный от дождя и снега.'

– Я поговорю о тебе с мужем, – сказала она. – Возможно, ты будешь ночевать в нашем доме, вместе со слугами.

– Нет! – Его голубые глаза округлились от страха, он вырвал веник из рук Кэсси и отпрянул назад. – Вы не должны говорить с хозяином. Он будет думать, что я не могу сам позаботиться о себе.

– Нельзя допустить, чтобы ты спал на улице, – твердо сказала Кэсси, – это опасно.

Мик открыл, потом закрыл рот, как будто не решаясь сказать то, что хотел.

– Я в безопасности, – наконец буркнул он. – Я нашел укромное местечко в подвале. И никто об этом не знает, даже ночной сторож.

– А кто заботится о тебе? Что ты ешь?

– Покупаю у молочника. Я ничего не краду у хозяина. По крайней мере с тех пор, как я стянул его карманные часы – но их я вернул.

Еще одна фантастическая история? Правда, эта казалась более правдоподобной.

– О Боже! Как же после этого он взял тебя на работу? Все еще глядя на нее с подозрением, мальчик спросил:

– Вы не скажете хозяину? Ну, про убежище.

– Я умею хранить секреты, – успокоила его Кэсси, растроганная просьбой Мика.

– Ведь если вы не сдержите своего слова, я могу рассказать хозяину, что вы рылись в его столе.

«Хитрый маленький шантажист», – усмехнулась про себя Кэсси. Но разве мог он знать, насколько ей важно, чтобы Сэмюел не узнал о ее поисках? Парень и развлек и рассердил ее. Она уже собиралась рассказать Мику, что случается с детьми, которые угрожают взрослым, когда самый невероятный кошмар, который только мог ей присниться, оказался реальностью.

В соседнем помещении раздались шаги, и Кэсси услышала разговор двух мужчин. Голос одного из них принадлежал ее мужу.

Глава 14

ОТКРЫТИЕ СЭМЮЕЛА

Мистер Монтклиф привез меня на постоялый двор, где нас уже ожидала служанка. Там я наконец смогла переодеться в сухую одежду. После этого я присоединилась к моему опекуну в маленькой столовой. Во время ужина я рассказала ему ужасную новость о происхождении Персиваля Грэндича. Мистер Монтклиф помрачнел, но не стал обсуждать со мной услышанное. Он старался никому не рассказывать о похищении, потому что моя репутация существенно пострадала бы, если бы кто-то узнал, что я провела три дня на борту пиратского корабля.

– Поскольку теперь я знаю, что он является моим незаконнорожденным братом, я тем более обязан выполнить свой долг, – заявил мистер Монтклиф. – Боюсь, Белинда, нам следует заключить законный брак как можно скорее.

«Черный лебедь»

Секунду Кэсси стояла как вкопанная. Затем она быстро вернулась к столу и схватила свой ридикюль, в котором лежали похищенные письма. Как раз в этот момент в комнату вошел Сэмюел.

Он выглядел стройным и поразительно красивым в сшитом на заказ темно-синем сюртуке; белый галстук подчеркивал его загар. Ветер растрепал темные волосы, что придавало ему непривычно легкомысленный вид. Несмотря на сложность ситуации, его близость вызвала в Кэсси нежные чувства. Она не могла отрицать, что учащенное биение ее сердца было вызвано не только испугом, но и желанием.

Сэмюел остановился, с изумлением уставившись на нее. Улыбка исчезла, бровь поднялась.

– Что, черт возьми...

Кэсси хотелось провалиться сквозь землю. Однако она, с твердым намерением не выказывать смущения, изобразила на лице самую естественную улыбку и обратилась к мужу:

– Добрый день, Сэмюел. А я тут беседовала с твоим новым служащим.

Переключив внимание на Мика, который сначала с интересом наблюдал за встречей, а потом возобновил энергичную работу веником, Сэмюел сказал:

– Мик, ты можешь закончить позже.

Парень открыл рот, собираясь протестовать. Потом, взглянув на Кэсси, исчез из кабинета.

И только тогда Кэсси обратила внимание на мужчину, стоявшего за спиной мужа.

– Мистер Макдермот, – произнесла она с удивлением, узнав его вьющиеся рыжие волосы и озорную физиономию гнома, – никогда не думала встретить вас тут.

Несколько смутившись, Макдермот проговорил:

– Боюсь, я не упоминал о том, что мы с вашим мужем деловые партнеры.

У Сэмюела потемнело лицо, он нахмурился, вопросительно глядя на обоих.

– Не предполагал, что вы знакомы.

– Мы познакомились в библиотеке, – объяснила Кэсси. – Я работаю на выдаче книг по четвергам, а мистер Макдермот приходит за книгами на неделю. – Улыбнувшись ирландцу, она спросила: – Как вам понравилась книга о Юлии Цезаре?

– Очень интересно, – ответил гость, – Эти римляне были жесткими правителями, но любили и развлечения, иногда даже жестокие, варварские. Гладиаторы, сражающиеся со львами и медведями, рабы, которых бросали к волкам...

– Перенесем эту дискуссию на другое время, – прервал его Сэмюел, в голосе которого слышалось нетерпение. – Кэсси, я хочу знать, как вы здесь оказались. Что-нибудь случилось?

Кэсси казалось, что он догадывается о ее поступке. Хотя это была глупая мысль – не мог же он знать, каким тяжелым стал ее ридикюль и как оттягивал запястье.

– Нет-нет. Я просто надеялась, что вы мне покажете место вашей работы.

– Что?

– Вчера вечером я сказала, что хотела бы побывать в вашей конторе. Вы разве не помните?

– Но я же объяснил вам, что буду весь день на складе. Я еще должен вернуться туда, когда закончу спешные дела здесь.

Кэсси смотрела на него сквозь густые ресницы.

– Простите, я, наверное, не поняла вас. И раз вы заняты, я уйду и не буду вам мешать.

– Если хотите, я могу быть вашим провожатым, – предложил свои услуги Макдермот. – Я бываю тут довольно часто и смогу все объяснить. Если вы подождете, конечно.

Кэсси хотела только одного – исчезнуть, уйти и просмотреть лежащие в сумке письма.

– Это весьма любезно с вашей стороны, – вмешался Сэмюел, – но лучше я все покажу сам. Раз уж вы здесь, я постараюсь выкроить время. Вы можете подождать в приемной, пока мы с мистером Макдермотом обсудим контракт.

С деловым видом Сэмюел прошел к столу и |сел. Разгадал ли он ее обман? Или просто был недоволен тем, что она прервала его работу и покушалась на его время?

Кэсси показалось, что он чем-то озабочен, будто какой-то груз неприятностей давил на него. По вечерам Сэмюел мало говорил о работе. Неожиданно Кэсси захотелось, чтобы он поделился с ней своими заботами и даже дал ей возможность помочь ему в решении проблем, какими бы они ни были.

– Что это? – спросил Сэмюел, разглядывая лист бумаги, лежащий на столе. – Увеличение заработной платы? Более короткий рабочий день? Запрет на детский труд?

Ужас овладел Кэсси. Боже, это была записка, которую она написала! Если повезет, Сэмюел подумает, что это писал один из его подчиненных... Надежда эта исчезла, как только он поднял голову и, прищурившись, посмотрел на нее.

– Я узнаю ваш почерк, Кэсси. И для человека, никогда не бывавшего здесь, вы весьма хорошо осведомлены о моих служебных проблемах.

На следующий день Сэмюел решил разобраться в подозрительных действиях своей жены. Несмотря на продолжающуюся проверку, он не мог сосредоточиться на работе. В середине дня Сэмюел вернулся в городской дом Стокфордов и прошел наверх в комнату Кэсси. Он знал, что ее нет дома. Был четверг, день, в который она обычно выдает книги в библиотеке, день, когда Макдермот посещает библиотеку.

От злости у Сэмюела все сжималось в груди. Не могло быть случайным совпадением то, что ирландец ходит за книгами именно в те дни, когда там работает Кэсси. Проклятый Макдермот! Если он имеет виды на Кэсси, его уже сейчас можно считать мертвецом.

Сэмюел заставил себя успокоиться. Он предупредил Макдермота, и этого вполне достаточно. Если он будет взрываться каждый раз оттого, что какой-нибудь мужчина захочет пофлиртовать с его женой, то его ждут сплошные проблемы, когда они начнут бывать в обществе. Он никак не ожидал, что будет так ревновать свою жену.

Комната Кэсси была пуста, но Сэмюел для надежности заглянул и в примыкающую гардеробную. Там тоже не было ни души. Успокоившись, он запер дверь на ключ и осмотрел хорошо обставленную комнату. Взгляд его остановился на кровати с большим количеством подушек. Ему легко было представить себе Кэсси лежащей на кровати, с улыбкой на лице и с раскинутыми руками, приглашающими его к близости.

Черт возьми, что ему лезет в голову?!

Повернувшись на каблуках, Сэмюел направился прямо к столу. Он знал, что хотел найти. Он искал доказательства того, что Кэсси причастна к похищению денег из его конторы.

Подозрения преследовали его. Хотя ему очень не хотелось в это верить, Сэмюел не мог найти никаких других объяснений ее нелогичному вчерашнему поведению. Зачем еще она могла прийти к нему на работу? Зачем придумала это идиотское объяснение, связанное с желанием ознакомиться с его конторой? Зачем ей надо было писать всякую ерунду про улучшение условий труда его служащих?

Последнее тоже было ему неприятно! Кэсси оправдывалась тем, что хочет защитить его подчиненных. И он провел ее по всем комнатам, чтобы она своими глазами увидела условия, в которых они работают. Кэсси изображала интерес, хотя Сэмюел видел, что ей больше всего хотелось уйти домой.

Она была красива, как ангел, и порочна, как грех.

Желание и злость обуревали Сэмюела. Ему следовало помнить, что Кэсси такая же, как и другие женщины. Он дал ей все, что только можно пожелать, но этого оказалось недостаточно. Вероятно, она пыталась создать капитал, чтобы обеспечить себя после того, как он подпишет этот чертов договор. Наверное, она не надеется, что он будет содержать ее.

А может, она похищает эти деньги для кого-нибудь другого? Например, для Уолта. Несмотря на громкий титул, герцог Чилтерн имеет не больше наличных денег, чем нищий Мик.

Сэмюел сжал зубы. Какими бы ни были причины действий Кэсси, он намерен остановить ее. Но раньше ему нужны были неопровержимые доказательства се вины. Сегодня утром он побывал в банке, но на том счете, который он открыл для Кэсси четыре года назад, была смехотворная сумма. Кэсси или ее кузен, вероятно, хранили похищенные деньги в другом месте.

Сэмюел открыл верхний ящик стола, но там оказались только ручки, карандаши и отдельные листки бумаги.

Надеясь найти какой-нибудь ключ к разгадке, он внимательно рассматривал написанное. На каждом листке были странные фразы, много сокращений, как будто все писалось в спешке. Никакого смысла во всем этом он не обнаружил.

«София Э. – стискивает руки , но неустрашима. Почему?»

«Запомнить! Сэру Д. нужен пистолет в порту».

«И.П. крадет драгоценности у леди Р.».

Сэмюел озадаченно смотрел на лежавшие перед ним бумажки. Пистолет? Кража драгоценностей? Кто, черт возьми, этот И.П. и все другие упомянутые здесь люди?

Сэмюел ощутил испуг. Неужели Кэсси была замешана в более серьезных преступлениях, чем просто кража денег? Может быть, ей грозит опасность?

И почему она говорит про порт? Имеет ли она отношение к попытке его убийства в порту? Неужели она наняла кого-то, чтобы убить его?

Сэмюел не хотел в это верить, но неприятная мысль терзала его как зубная боль. У нее, безусловно, были мотивы. Если бы он умер, ей не нужно было бы заботиться о раздельном проживании. И тогда ей не нужно будет похищать деньги из его конторы. Его жена получит солидное наследство.

Боже! До вчерашнего дня он считал Кэсси наивной и невинной. Сэмюел полагал, что ее не коснулись темные стороны жизни. Ему интересно было состязаться с женщиной, которая так стойко сопротивлялась. Он радовался, когда заставлял ее покраснеть.

Боже, каким глупцом он был!

В ярости Сэмюел засунул бумаги обратно в верхний ящик, стараясь, чтобы они лежали в том же относительном порядке, что и раньше. Теперь больше, чем когда-либо, ему необходимо было найти доказательства преступлений Кэсси.

В среднем ящике были только чистые листы бумаги. В нижнем – исписанные листы. Взяв лежавшую сверху страницу, Сэмюел убедился, что это почерк Кэсси. В тексте было много вычеркнутых слов, многие слова взяты в скобки.

Сэмюел прочел несколько абзацев и понял, что это рассказ. А когда дочитал страницу до конца, то уже знал, что И.П. – это Ив Пикар, зловещий француз, противостоящий лихому герою сэру Дадли. Сэмюел удивленно усмехнулся. Значит, Кэсси писательница? Этим объяснялись и чернильные пятна на пальцах, и ее смущение, когда он пытался втянуть ее в разговор о романтических книгах, которые она любила читать. И конечно, в этом кроется разгадка загадочных сокращений.

Он почувствовал себя глупцом, вспомнив, как эти сокращения взволновали его, но в то же время у него словно гора упала с плеч. И естественно, Сэмюелу было любопытно прочесть написанное Кэсси. Оставив на время свои поиски, он удобно откинулся на спинку кресла и погрузился в чтение незаконченного романа. Героиня, смелая, но бестолковая леди по имени София Абернети, попадала из одной беды в другую, и несчастный сэр Дадли все время старался спасти ее от дьявольски хитрого Ива. В произведении присутствовали и бандит с большой дороги, и старинный обветшавший аристократический дом, и похищенные драгоценности, и особенно яркое описание портовой жизни в Лондоне.

Эти страницы заставили Сэмюела нахмуриться. Откуда Кэсси получила информацию об этой стороне жизни? Неужели она там бывала? Боже, это совсем неподходящее место для молодой леди!

Одно было ясно – он явно недооценил свою молодую жену. Она была многогранной женщиной, с глубоко спрятанными чувствами. Кэсси могла бесплатно работать в библиотеке и могла добиваться договора о раздельном проживании. Она могла похитить деньги из его конторы и могла со страстью писать романы. И еще она могла растаять в его объятиях как самая нежная любовница.

Но проблема недостающих денег оставалась нерешенной. Сэмюелу необходимо было узнать правду. И если Кэсси виновата, он сам разберется с ней, не привлекая судебные власти.

Желание обладать ею не покидало Сэмюела. И теперь, когда он узнал ее секрет или по крайней мере один из ее секретов, он придумал, как соблазнить жену.

Глава 15

НЕЗАБЫВАЕМАЯ ПРОГУЛКА

В следующие дни у меня были основания как для радости, так и для отчаяния. В то время как мистер Монтклиф отправился в город, чтобы сделать все нужные приготовления, я вместе со служанкой осталась на постоялом дворе. Пригласили модистку, и я провела счастливые часы, выбирая шелк и кружева для моего свадебного платья.

Но одна мысль постоянно угнетала меня. Чувствовал ли мистер Монтклиф настоящую нежную любовь ко мне? Или это только благородство побудило его жениться на мне?

«Черный лебедь»

Следующие пять дней Кэсси прожила в страхе, что Сэмюел узнает о похищении бумаг из его стола. Вечером на пятый день она ходила взад и вперед по своей комнате, обсуждая проблему с Флорой, которая терпеливо слушала ее, не отрываясь от вышивания.

– Как глупо было с моей стороны забрать эту пачку, не выяснив, что это такое, – в десятый раз повторяла Кэсси. – Кто мог подумать, что там окажутся театральные программки.

– Любой мог ошибочно принять их за письма, – успокаивала ее Флора, – у вас не было времени разобраться.

– Я должна что-то придумать. Сэмюел обязательно обнаружит, что они исчезли.

Эта уверенность тяжелым грузом лежала на душе у Кэсси, затмив собой даже то, что она так и не обнаружила никаких документов, которые помогли бы ей получить желаемую свободу.

До бала, который давал герцог Нэнвич, оставалась неделя. Столько же времени оставалось до дня опубликования книги «Черный лебедь». Уже через несколько дней дамы высшего света прочтут ее книгу и, весьма возможно, обнаружат, что прототипом ее героя, Персиваля Грэндича, является Сэмюел. И тогда Кеньоны станут мишенью для сплетен, А эти театральные программки создавали дополнительную проблему.

Подойдя к столу, Кэсси развернула одну из них. Бумага пожелтела и кое-где порвалась. В списке актеров и актрис значилась Джоанна Фирт.

Сэмюел держал их в своем рабочем столе. Они были аккуратно перевязаны ленточкой. Значили они что-нибудь для него? Или он просто сунул их в ящик стола и забыл о них?

И все-таки Кэсси подозревала, что они были для него драгоценными воспоминаниями.

Она считала своего мужа холодным, равнодушным человеком, который не думал ни о чем, кроме мести. Но ей все чаще приходилось убеждаться совсем в другом. Конечно, гораздо легче было презирать эту маску, чем разглядеть под нею человека с его достоинствами и недостатками.

– Это весьма похвально, – рискнула сказать Флора, – хранить воспоминание о своей матери. Большинство мужчин давно выбросили бы эти программки.

Кэсси аккуратно сложила программки и поместила их в ящик своего стола.

– Я тоже не могу выбросить их. Может быть, это единственное, что у Сэмюела осталось от матери. – Она продолжала взволнованно ходить по комнате. – О, зачем только я их взяла?!

– Но ведь вы же вернете их, правда? – с беспокойством спросила Флора, взглянув на Кэсси.

– Как я могу это сделать? Если меня опять увидят в рабочем кабинете Сэмюела, один Бог знает, что он может подумать.

– О, дорогая, тогда, может быть, упаковать их и отправить по почте?

Кэсси отрицательно покачала головой:

– Сэмюел догадается, в чем дело. Кто еще мог залезть в его стол?

– А может быть, стоит оставить их в его спальне? Он подумает, что принес их домой и забыл отнести обратно.

Кэсси уже обдумывала такую возможность, но отказалась от нее.

– Это не его дом, он здесь прожил всего неделю, так что вряд ли он так подумает.

– Да, я понимаю, что вы имеете в виду. – Флора посмотрела на часы, стоявшие на столике у кровати, посмотрела не в первый раз. – А какой еще у вас есть выход?

– Я была бы рада, если бы знала его.

В тот день, когда Кэсси посетила контору мужа, он держался с нею очень официально. Провел ее по всем комнатам, представил всех служащих. Все помещения были чистыми, хорошо освещенными и очень уютными, всюду царила доброжелательная атмосфера, и Кэсси чувствовала всю несуразность той писанины, которой она занималась в кабинете мужа.

Кэсси поймала себя на том, что она стискивает руки, как ее героиня София Абернети. Каким образом ее хорошо спланированная жизнь превратилась в какой-то готический роман?

Флора опять посмотрела на часы и отложила свою работу. Поднявшись, она неожиданно оживленным голосом предложила:

– Пойдемте погуляем.

– Сейчас? – Кэсси взглянула в окно, на улице уже темнело. Сэмюел должен был скоро вернуться. Она не хотела признаться себе в том, что думает о своем туалете к обеду. – Но ведь уже стемнело.

– Мы совершим небольшую прогулку вокруг парка и вернемся, – убеждала ее Флора, – а то здесь душно. Нам обеим будет полезно вдохнуть немного чистого воздуха.

Кэсси удивляло нервное возбуждение, столь необычное для Флоры. Она подумала, что, видимо, своими проблемами разволновала Флору.

И почувствовала угрызения совести. Ее так поглотили собственные проблемы, что она совсем перестала думать о бедственном положении подруги. Несмотря на заверения мистера Джеймисона, Флору беспокоили возможные неприятности, которые могли исходить от ее мужа, и Кэсси понимала ее озабоченность. Норман Вудрафф был еще опаснее, чем его сын Чарлз.

– Я с удовольствием пройдусь с вами, – сказала Кэсси, доставая со спинки кресла синюю шаль. – Пойдемте?

– Вам понадобится ваша ротонда, – сказал Флора, – на улице довольно прохладно.

Кэсси хотела возразить, заметив, что они выйдут всего на несколько минут. Но если Флора хочет ее опекать, то пусть так и будет, решила она и промолчала. Пока Кэсси надевала свою любимую шляпку, Флора поторопилась одеться. Потом они спустились с лестницы и вышли из дома.

Сумеречные тени покрывали густой кустарник в парке, и он казался совсем черным. Кэсси и Флора шли по тротуару вблизи домов, где редкие газовые фонари освещали улицу. В окнах видны были горящие свечи, а I6Q на западе заходящее солнце освещало горизонт. В этот час улицы были почти безлюдны. Богатые люди были дома, готовясь к разнообразным вечерним развлечениям. Кэсси старалась не смотреть вокруг, выискивая высокого стройного мужчину. Она понимала, что верхом глупости было так стремиться увидеть собственного мужа.

– Надеюсь, Сэмюел не подумает, что я вышла встречать его, – усмехнулась она, – он и так уверен, что я живу только ради него.

Флора искоса взглянула на нее:

– Дорогая, неужели вы все еще ненавидите его?..

Чтобы еще больше не расстраивать Флору, Кэсси справилась с импульсивным желанием в самых грубых словах высказать все, что она думает о своем муже. Вместо этого она довольно спокойно сказала:

– Мне невыносима причина, по которой он женился на мне. Я для него только подходящее средство для достижения равенства с Кеньонами.

– Возможно, он изменился. Он такой обаятельный мужчина и так интересно рассказывает о своих путешествиях. Он очень похож на героев ваших романов.

– Не очень, – возразила Кэсси, – оба они – и мистер Монтклиф, и сэр Дадли – могли бы быть эталонами джентльменского поведения.

– Но вспомните, ведь мистер Фирт помог своей старой няне и этому бедному мальчишке.

Кэсси почти пожалела, что делилась всеми сведениями с подругой. Флора просто не может представить себе всю глубину его ненависти к Кеньонам.

– Вы не понимаете, как велико его желание быть принятым в обществе. Я только пешка в его игре.

– А разве это плохо, если человек хочет попасть в общество?

– Плохо, если это делается за мой счет. А вдовствующая леди Стокфорд? Она заслуживает уважения и любви, а не ненависти.

– Может быть, вам удастся изменить его взгляды?

– Сомневаюсь. Сэмюел слишком уверен в своей правоте.

Они дошли до угла, и Флора направилась через улицу к скверу. Догоняя ее, Кэсси спросила:

– Может, лучше останемся на этой стороне? В парке сейчас как-то мрачно.

– Нет, ничего, ведь еще не стемнело, – проговорила Флора с несвойственной ей живостью. – Ах, я получаю такое удовольствие от прогулок по парку!

Кэсси старалась не отставать от подруги. Флора вела себя совершенно необычно. Она все время оглядывалась, как будто в любой момент ожидала кого-то увидеть. Неужели она опасалась своего мужа или пасынка?

– У вас не было известий от кого-либо из Вудраффов? – спросила Кэсси.

В сумрачном свете видно было, как заблестели глаза у Флоры.

– Нет, избави Бог, нет, после того прихода Чарлза. Вы сказали, что мистер Джеймисон позаботится обо всем.

– Да, конечно, и вы должны мне сразу сказать, если они вас чем-то побеспокоят, особенно муж. Он может попытаться нарушить договор о раздельном проживании.

Флора прошла несколько шагов в молчании, затем осторожно поинтересовалась:

– Вы все еще хотите получить договор о раздельном проживании от мистера Фирта?

Неожиданный вопрос заставил Кэсси остановиться в тени большого дерева. .

– Конечно. Почему я должна отказаться от него? Флора тоже остановилась.

– Я подумала, может быть, вам стоит узнать его получше? Вы ведь убедились, что он не такой ужасный, как вы о нем думали раньше.

То, что Флора стала иначе относиться к Сэмюелу, больно ранило Кэсси. Неужели Флора не видит ничего, кроме его очарования?

– Это абсурд, – уверенно сказала Кэсси и пошла вперед, – я достаточно хорошо его знаю. Он может иногда проявить доброту, но он безжалостен, когда речь идет о его собственных целях.

– Но он совсем не такой жестокий, как Норман. – Флора тоже ускорила шаг. – Я возьму на себя смелость сказать, что мистер Фирт вас очень любит.

Кэсси рассмеялась, как будто такое предположение было совершенно невероятным.

– Сэмюел любит только себя. Вы забыли, мы с ним не были даже знакомы, когда он купил меня себе в жены. И сразу после свадьбы оставил на четыре года.

Прямо после первой брачной ночи. Воспоминание об этом и сейчас вызывало у Кэсси жгучую боль.

– Но я видела, какими глазами он смотрит на вас. Как будто вы единственная женщина в его жизни. – Прижав руки к груди, Флора со вздохом произнесла: – Это так романтично!

Неожиданно внутри у Кэсси возникло странное, но приятное ощущение. Какая-то безрассудная часть ее души хотела поверить тому, что говорила Флора. Кэсси хотелось думать, что Сэмюел испытывает к ней не просто похоть. Однако Флора не знала о его пылких поцелуях и неоднократных попытках подняться к ней в спальню. Этим Кэсси не делилась ни с кем.

Она вдохнула чистый прохладный воздух. Если Сэмюел сейчас вернется домой, он может догадаться о направлении ее мыслей, неподобающих истинной леди. Кэсси нужно было время, чтобы прийти в себя.

– Уже поздно, пожалуй, пора домой.

– Нет, пройдемся еще немного. – Флора взяла Кэсси под руку, не давая ей возможности повернуть обратно. – Такой прекрасный ясный вечер. Посмотрите, сегодня полная луна.

Словно лицо стеснительной девушки, диск луны выглядывал из-за крыш домов. И все кругом казалось серебристым. Но, как заметила Кэсси, Флора вовсе не любовалась лунным пейзажем. Она все время оглядывалась через плечо на безлюдную улицу. Заинтригованная, Кэсси посмотрела туда же. На улице не было ничего необычного, только темная карета поворачивала из-за угла, направляясь в их сторону. Стук подков и шуршание колес были единственными звуками, нарушавшими тишину.

Хотя Флора это и отрицала, она, вероятно, боялась Нормана или Чарлза Вудраффа. Другого объяснения ее волнению Кэсси не могла придумать.

Она положила руку на плечо Флоры:

– Я надеюсь, вы ничего не скрываете от меня?

– Скрываю? – воскликнула та. – Зачем мне это делать?

– Вы так стараетесь выглядеть смелой. Я не могу осуждать вас, если вы будете их опасаться... – Голос Кэсси замер, так как карета остановилась прямо возле них. Ее удивление сменилось чувством тревоги. Соскочив с кареты, кучер моментально очутился лицом к лицу с Кэсси. В длинном пальто он возвышался над ней как скала. Лицо его было скрыто под маской. Через отверстия в маске блестели только его глаза.

Протянув ей руку в перчатке, он произнес:

– Я приехал за вами, миледи.

Голос был низкий, гортанный и очень приятный. Но Кэсси охватила такая паника, что она была не в состоянии что-то замечать. Не успела она издать испуганный крик, как человек закрыл ей рот рукой в перчатке и поднял ее на руки.

В бессильной ярости Кэсси сжалась в его железных объятиях, ощущая только жар и аромат кожаной перчатки. Она пыталась повернуть голову, чтобы увидеть Флору.

Флора! Почему она не звала на помощь? Может быть, она упала в обморок? Или убежала от страха? Но тут Кэсси заметила Флору, стоявшую около кареты. Та совершенно не выглядела испуганной. Напротив, абсолютно спокойно она открыла дверцу кареты.

Когда похититель занес ее в слабо освещенную карету, у Кэсси от ужаса закружилась голова. Он усадил ее на сиденье, ни слова не говоря, вышел и запер за собой дверцу кареты.

Кэсси моментально подскочила к двери и попыталась ее открыть, но усилия ее были напрасны.

Вторая дверь также не открывалась. Она постучала в окно, которое было плотно занавешено снаружи.

– Флора! Выпусти меня отсюда!

Крики оказались бесполезными. Экипаж тронулся с места, как только похититель вскочил на козлы. Затем карета поехала быстрее, и Кэсси пришлось схватиться за ремни, чтобы не упасть. Откинувшись на спинку сиденья, она с ужасом думала о том, что с ней произошло.

При свете небольшой лампы за стеклом Кэсси удалось разглядеть интерьер кареты. Стены были обтянуты шелком, отделаны золотом. Обивка на подушках была такой же богатой. Только очень состоятельный человек мог позволить себе иметь такую шикарную карету. Но кто?

Кэсси пыталась что-то сообразить, что-то вспомнить. Сильные мускулистые руки. Аромат кожи и пряностей. Низкий голос... И как удар грома пришло прозрение.

Сэмюел!

Глава 16

ЗАМОК СТРАТМОР

В день моей свадьбы утро было теплым и ясным. Наконец осуществится моя мечта – я выйду замуж за мистера Монтклифа, моего опекуна и человека, которого я люблю всем сердцем. Но в то время, когда я, такая счастливая, готовилась к свадьбе, я понятия не имела об ужасном событии, которое прервет церемонию.

«Черный лебедь»

Шок сменился негодованием, Кэсси вскочила на ноги. Она ринулась к противоположной стенке кареты и стала неистово колотить по ней кулаками ниже сиденья кучера. Ниже сиденья, на котором находился ее муж.

– Я знаю, что это вы, Сэмюел. Немедленно остановите карету!

Экипаж продолжал двигаться с прежней скоростью. Похоже, Сэмюел ее не слышал. Толстая обшивка кареты поглощала все звуки. В бешенстве Кэсси осмотрела стены и потолок, рассчитывая обнаружить переговорную трубку. Но даже если она и существовала когда-то, ее убрали. Кэсси не оставалось ничего другого, как смириться с этим фарсом. А это действительно был фарс.

Шумно вздохнув, она опустилась на сиденье. Ясно, что похищение было подготовлено заранее. Сэмюелу удалось каким-то образом уговорить Флору помочь ему в этом.

Теперь стало понятно, почему подруга так рвалась на прогулку. Неудивительно, что она была невероятно взволнована и пыталась убедить Кэсси в достоинствах ее мужа. Кэсси вспомнила ее слова: «Может быть, вам стоит узнать его получше?»

Кэсси была возмущена изменой подруги, но всю вину возлагала на Сэмюела. Флора не виновата, что попала под влияние такого опытного соблазнителя. Наверное, он сказал Флоре, что ему необходимо только поговорить с женой. Что он хочет побыть с Кэсси наедине, чтобы разрешить все их разногласия.

Но это было не так, Сэмюел собирался соблазнить ее. Кэсси почувствовала дрожь и тепло во всем теле. Учащенное дыхание мешало ей думать. Он не посмеет ее изнасиловать.

А если посмеет? Разве сама она не говорила Флоре, что Сэмюел безжалостен, когда речь идет о достижении его цели? Его абсолютно не интересует, чего хочет Кэсси.

А где-то в глубине ее души вдруг возникла пугающая мысль, что ему не придется применять силу для того, чтобы овладеть ею. Какие бы злые мысли ни теснились в ее голове, тело ее стремилось к нему.

Совершеннейшая глупость!

Карета, громыхая, двигалась в неизвестном направлении. Занавешенные окна не позволяли Кэсси ус тановить, куда они едут. Через некоторое время по стуку подков она поняла, что булыжная городская мостовая кончилась и они едут теперь по грунтовой дороге. Куда Сэмюел везет ее?

Совершенно ясно, что в такое место, где они будут только вдвоем. Где он сможет использовать все свои таланты, чтобы сломить ее сопротивление. У нее не останется выбора. Приятное тепло распространялось по всему ее телу, но Кэсси продолжала бороться с искушением. Она не хотела быть пленницей Сэмюела. Она хотела добиться права на раздельное проживание, а вовсе не настоящего замужества.

Если бы Кэсси была хотя бы вполовину такой мужественной, как ее героини, она бы разбила окно и выскочила из кареты. Но она не была бесстрашной Белиндой из «Черного лебедя» или Софией Абернети из еще не оконченного романа. Не было у нее и никакого предмета, которым можно бы было разбить стекло. Каблуки на ее туфлях больше годились для танцев, чем для того, чтобы бить стекла. Кэсси осмотрела всю карету, но ничего подходящего не нашла.

Проклятый Сэмюел! Как ему пришло в голову изображать бандита и похищать ее?

И вдруг ужасная мысль мелькнула у нее в голове. Ситуация была невероятно похожа на сцену из ее книги. Злодей Ив Пикар похитил Софию и увез ее в своем экипаже...

Неужели Сэмюел нашел ее неоконченное сочинение в нижнем ящике стола? Неужели он раскрыл ее самый главный секрет? Боже, когда выйдет «Черный лебедь», он сразу догадается, что она написала и эту книгу!

Кэсси постаралась не поддаться панике. Возможно, это просто странное совпадение. Сэмюел бывал дома только по вечерам и не мог добраться до ее стола. Да и зачем это могло ему понадобиться?

Можно найти и другое объяснение. Сэмюел знал, что она увлекалась дамскими романами, и захотел это использовать.

Однако какая ирония в том, что он выбрал для себя роль злодея, а не доброго героя! Как будто этот образ окажется более привлекательным для нее.

Сэмюел не должен ничего знать ни о ее внутреннем волнении, ни о том, что она постоянно заставляет себя не думать о его объятиях и поцелуях.

Карета резко повернула, и Кэсси отбросило в сторону. Лошадь замедлила шаг, как будто они приближались к месту назначения.

Сердце у Кэсси заколотилось сильнее, но она выпрямилась и попыталась собраться с мыслями. Она должна вспомнить и перечислить причины, которые заставляли ее злиться на Сэмюела. Должна суметь убедить его, что это бессмысленная затея. Должна оставаться сдержанной и превзойти его в логике и остроумии. Главное – нельзя допустить, чтобы он ее поцеловал, иначе она пропала.

У Сэмюела было предчувствие, что его ждут серьезные неприятности. Соскочив с кучерского сиденья, он бросил вожжи ожидавшему слуге. Взгляд на средневековый каменный замок с освещенными окнами убеждал, что все его инструкции были выполнены. Оставалось только уговорить Кэсси не сопротивляться.

Сэмюел провел пальцами по растрепавшимся на ветру волосам. Как только за Кэсси закрылась дверца кареты, он снял эту идиотскую маску. Теперь он снова надел ее, продолжая изображать бандита с большой дороги.

Сэмюел вовсе не гордился тем, что до полусмерти испугал свою жену. Как он и предполагал, она узнала его. Он слышал ее стук внутри кареты и свое имя, выкрикиваемое со злостью. Затем все стихло.

Кэсси, конечно, будет возмущаться. Может, она даже набросится на него с кулаками. Ее не просто будет успокоить, но в конце концов он обязательно одержит победу, как это было всегда.

Вытащив ключ из кармана, он при свете луны вставил его в замок кареты и осторожно открыл дверцу.

В свете мерцающей лампы и луны Кэсси казалась окруженной светящимся ореолом. Она сидела выпрямившись, как истинная леди, руки были сложены на коленях. Легкомысленная соломенная шляпка обрамляла прелестное лицо. Она смотрела на него, приподняв бровь, явно стараясь выразить аристократическое презрение.

Заледеневшая дива. Ему легче было бы справиться с дикой кошкой, чем с этой замороженной статуей.

Продолжая играть роль бандита, Сэмюел отвесил глубокий поклон:

– Прошу, миледи. Надеюсь, путешествие было приятным?

– Снимите маску, Сэмюел, – холодно произнесла Кэсси, – хотя, мне кажется, она вам очень подходит.

Сэмюел решил не реагировать на ее сарказм.

– Разрешите проводить вас в дом, – сказал он, протягивая руку.

Словно не замечая протянутой руки, она заявила:

– Я хотела бы вернуться домой.

– Нет, теперь вы моя пленница. И если вы откажетесь содействовать мне, последствия могут быть непредсказуемыми.

Глаза ее немного расширились, хотя подбородок оставался гордо поднятым.

– С меня достаточно ваших игр. Я не сдвинусь с места, пока вы не придете в себя.

Наклонившись, Сэмюел взял ее на руки и осторожно вытащил из кареты. Несколько мгновений она неподвижно лежала в его объятиях, лицо ее выглядело прекрасным овалом в лунном свете. «Моя жена», – подумал Сэмюел, мечтая, что в этот вечер она станет его настоящей женой. Затем все тело Кэсси напряглось, и она уперлась кулаком в его грудь.

– Сейчас же отпустите меня!

– Ни в коем случае.

Он кивнул стоявшему у кареты слуге, и тот, поднявшись по ступеням, открыл массивную входную дверь. Не выпуская Кэсси, Сэмюел поднялся в дом и прошел через полутемный зал к широкой лестнице. Свечи мерцали, и его тяжелые шаги по лестнице эхом отзывались в огромном помещении.

Но жена его, казалось, совсем не обращала внимания на окружающую ее старинную обстановку. Когда Сэмюел прижал ее к себе, она попыталась вывернуться, продолжая колотить его кулаками. Один удар угодил Сэмюелу прямо в челюсть, и он скрипнул зубами.

– Перестаньте, Кэсси! Вы повредите себе руку.

– Негодяй! Вас совершенно не интересует мое состояние.

Но Кэсси была не права. Сэмюел хотел, чтобы она чувствовала себя в безопасности и чтобы волнение ее было вызвано только страстью. Но сначала он хотел убедиться, что она не сбежит. Сегодня вечером ей не ускользнуть от него. Кровь бурлила у него от одних только мыслей. Уже давно его браку пора стать реальностью.

В конце коридора Сэмюел плечом открыл дверь. Внутри множество свечей освещало уютную спальню. Ему очень хотелось отнести ее прямо на большую кровать. Он надеялся, что ее колючий характер смягчится после того, как она испытает наслаждение.

Но даже если это и было глупостью, Сэмюел хотел, чтобы Кэсси отдалась ему добровольно, а это требовало значительных усилий. Пока же он опустил ее на пол в центре комнаты и повернулся, чтобы запереть дверь. Кэсси ринулась туда же, но он ее опередил.

Закрыв дверь, он вытянул руку и положил ключ на красивую резную дверную раму. Чтобы достать оттуда ключ, Кэсси пришлось бы придвинуть тяжелый стул от камина, а такой шум он, безусловно, услышит, даже если заснет.

Возглас отчаяния вырвался у Кэсси, и она приложила руку в перчатке ко рту. При этом взгляд у нее был словно у пойманного в ловушку маленького зверька.

Даже ее сильный удар кулаком в челюсть не причинил ему такой боли, как этот взгляд.

Раздосадованный, Сэмюел снял маску, взял руки Кэсси, стащил с них перчатки и, нежно поглаживая ее пальцы, тихо пробормотал:

– Кэсси, не пугайтесь, я только хочу сделать вас счастливой.

– Счастливой? – Она вырвала руку и ударила его по щеке. – Вы похитили меня, привезли бог знает куда, заперли в спальне! И вы считаете, что это сделает меня счастливой?

Потерев щеку, Сэмюел не без юмора ответил:

– Еще нет, но вы будете счастливой.

– Уверена, что не буду. Я буду счастлива, если выберусь отсюда.

– Дайте мне шанс, и я изменю ваше отношение.

– У меня есть своя голова на плечах. И мне не нужно, чтобы такой негодяй, как вы, принимал за меня решение.

– Нужно, – сказал Сэмюел, теряя терпение. – Снимите шляпку и ротонду. Вам придется примириться с моим обществом на этот вечер.

И на следующие шесть ночей тоже. Кэсси еще не знала, что он изменил свое расписание, оставил важную проверку в не очень надежных руках – и все для того, чтобы осуществить этот давно откладываемый медовый месяц.

Сэмюел отошел, оставив ее у двери. Он понимал, что Кэсси нужно время, чтобы понять безвыходность своего положения. Для женщины с ее упрямым характером это было совсем не просто.

Как он и ожидал, Кэсси и не подумала снять ни ротонду, ни соломенную шляпку. Сжав кулаки, она сердито смотрела на него. Как если бы он был безжалостным Ивом Пикаром.

Сняв свое длинное пальто, Сэмюел бросил его на спинку кресла. Потом сел, чтобы освободиться от ботинок. От камина исходил жар горящих дров, но он был несравним с жаром, пылавшим у него внутри. Он хотел обладать ею с того момента, как увидел в театре. И это желание с невероятной силой жгло его и сейчас.

Кэсси подошла к нему.

– Я знала, что вы подлый человек, но не думала, что до такой степени. Вы обманули Флору, уговорили ее участвовать в этом дурацком спектакле и захватили меня против воли.

– Значит, я подлый человек. А как насчет ваших грехов?

– Моих? А что я сделала? – Она говорила вызывающим тоном, однако какая-то неуверенность чувствовалась в ее поведении. Черт возьми, она была в чем-то виновата, Сэмюел уже не сомневался в этом. И это поразило его.

Конечно, он не собирался сейчас заниматься этой проблемой, но злость заставила его забыть о добрых намерениях. Он отбросил ботинки и встал во весь рост, чтобы смотреть на Кэсси сверху вниз.

– Я знаю о ваших кражах, – уверенно сказал он, – вы выдумали причину, по которой оказались в моей конторе в тот день. Вы рылись в моем столе.

Она отвела глаза.

– Что вы имеете в виду?

– Не стройте из себя оскорбленную невинность. Вы обокрали меня.

Кэсси глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

– Мик сказал вам? Я не думала, что он это сделает. Боже, она даже не пыталась отрицать свою вину! Сэмюел схватил ее за руки, заставив смотреть себе в лицо.

– Мик ничего мне не говорил. Я догадался сам. Но вы не могли все это сделать самостоятельно. Кто вам помогал?

– Никто. Почему вы говорите...

– Я хочу знать правду, черт возьми! Это был Баббадж? Или молодой клерк, которого вам было легче очаровать?

– Вы говорите абсурдные вещи. Мне никто не помогал.

Возмущение овладело Сэмюелом. Неужели ее соучастник значил для нее так много?

– Скажите мне. Вам же будет лучше, если вы не станете его покрывать.

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

Сэмюел встряхнул ее, надеясь, что она прекратит лгать.

– Я предоставил вам все. Неужели вы настолько жадны, что вам понадобилось запустить руку и в мою контору? Или вы это делали только от злости?

Кэсси непонимающе заморгала.

– Я ничего не украла, кроме этих театральных программок. Клянусь, я не знала, что они так много значат для вас.

Театральные программки?

И вдруг Сэмюел вспомнил. Много лет назад, когда он переезжал из одного дома в другой, он принес все старые бумаги в рабочий кабинет и сунул их на дно ящика. Он не мог бы объяснить, почему сохранял их. Но что-то мешало ему выбросить в мусорное ведро единственную память о матери.

Не желая касаться прошлого, он сказал не без сарказма:

– Значит, это должно вас оправдать? Вы взяли пакет с театральными программками. Какого черта вы это сделали?

Взволнованная, Кэсси осторожно коснулась его груди.

– Это было ошибкой. Но я уверяю вас, они в целости и сохранности. Я бы не испортила того, что принадлежало вашей матери.

Ее сочувствие было уловкой, призванной отвлечь его. Однако в горле у Сэмюела что-то сжалось, и голос стал хриплым.

– А что вы искали? Информацию о моих банковских счетах?

– Нет, я искала... – Кэсси подняла подбородок и посмотрела на него таким серьезным взглядом, как будто приняла наконец важное решение, – доказательства.

– Доказательства чего?

– Вашей незаконной деятельности. Я собиралась использовать их, чтобы заставить вас подписать договор о раздельном проживании.

Это признание совершенно сбило Сэмюела с толку. Оно объясняло, почему он не смог обнаружить доказательства ее виновности. Он не нашел ничего подозрительного в ее столе, кроме этого незаконченного романа. Никто из его служащих никогда раньше не видел ее. Он не сумел найти секретных счетов в крупных банках, которые бы имели дамы, похожие на нее.

Мог ли он поверить ей?

Один Бог знает, как Сэмюел хотел поверить ей. Или он просто хотел ее?

Чувствуя необходимость собраться с мыслями, Сэмюел отошел в сторону и положил руку на холодную каменную стену. Затем резко повернулся к Кэсси:

– Кто сказал вам, что я нечестный человек? Наверное, кто-нибудь из Кеньонов?

– Леди Стокфорд считала, что я должна все знать. Она мне достаточно ясно объяснила, что вы за человек.

Он тихо выругался.

– Так, значит, я должен благодарить свою бабушку за эту неразбериху в вашей голове?

– А вы считаете, что это неправда? Вам кажется, что вы честный человек?

У Кэсси опять появился этот презрительный взгляд – ее приподнятая бровь почему-то заставляла Сэмюела чувствовать себя виноватым и в чем-то оправдываться.

Но он не хотел сейчас спорить. Если он и занимался не совсем честными делами, он не жалел об этом. Он никогда не обманывал невинных людей, его жертвами становились те, у кого была неважная репутация и весьма сомнительные моральные принципы. Это было необходимо, чтобы добиться богатства, подняться на один уровень с Кеньонами.

Богатство Сэмюела обеспечило ему невесту голубых кровей. Он напомнил себе, что ему предстоит еще создать свою собственную династию. Но когда он смотрел на Кэсси, все эти соображения уже не имели никакого значения. Он мог думать только о том, как окажется с ней в постели.

Глава 17

СОСТОЯВШИЙСЯ БРАК

Ни одна невеста не могла быть более счастливой. Когда я проходила по часовне, в окна которой проникал яркий солнечный свет, меня переполняла радость от сознания, что скоро я стану женой мистера Монтклифа. Прекрасный и гордый, в праздничном одеянии, он ждал меня у алтаря. Его улыбка дарила мне надежду. Если на самом деле он только хорошо относился ко мне, у меня появится шанс завоевать его любовь. «Интересно, узнает ли когда-нибудь Персиваль Грэндич о той роли, которую он сыграл в моем браке с его сводным братом», – подумала я в этот момент.

«Черный лебедь»

Когда Сэмюел направился к ней, Кэсси заметила блеск в его глазах и самоуверенность в походке. Его поведение изменилось, из обвинителя он превратился в соблазнителя. В свободной белой рубашке и узких черных бриджах он выглядел точно таким, каким она представляла себе пиратского капитана из книги «Черный лебедь».

Дыхание ее участилось, колени дрожали. Непонятный жар охватил все ее тело. Как ни странно, Кэсси ощущала себя в большей безопасности, когда он был холоден и зол.

– Вы не ответили на мой вопрос, – произнесла она, стараясь говорить с вызовом. – Вы считаете себя честным человеком?

– Если я скажу, что считаю, вы мне не поверите. – Его внимательный взгляд был направлен на ее губы. – Если же скажу, что не считаю, вы не захотите меня поцеловать.

Кэсси протянула руки, как бы стараясь удержать его на расстоянии, но только почувствовала крепкие мускулы его груди. Жар проникал сквозь рубашку, и она ощущала биение его сердца.

– Я не собираюсь вас целовать в любом случае. В его улыбке было слишком много уверенности в себе.

– Давайте оставим все наши разногласия, – предложил Сэмюел, – мы можем провести вечер в более приятных занятиях.

Когда он наклонился к ее губам, Кэсси резко отвернулась. Губы его оказались у нее на щеке. Стараясь сохранить ускользающие остатки здравого смысла, она сердито сказала:

– Если вы надеетесь соблазнить меня, то вы просто сошли с ума.

– Я схожу с ума от вас, моя дорогая, только от вас. Мелодраматическая фраза была достойна ее романов, однако сердце ее забилось сильнее. Она отдавала себе отчет в том, что они совершенно одни, заперты в этой спальне, предназначенной специально для того, чтобы соблазнить ее. Как восхитительно было бы предаться тому влечению, которое она ощущала... и как неблагоразумно!

– А как насчет того, чего хочу я? – требовательно спросила она. – Вы забыли про договор о раздельном проживании?

– Мы заключили соглашение, и я намерен его выполнять. А что касается ваших желаний, – Сэмюел развязал тесемки на ее шляпке, снял ее и бросил на кресло, – я готов выполнить любое из них.

Его слова буквально загипнотизировали ее. Когда он провел пальцами по ее волосам, несколько шпилек упало на пол и золотистые локоны рассыпались по плечам. Сэмюел нагнулся, вдыхая аромат волос, как дикий зверь, обнюхивающий свою подругу.

Кэсси говорила себе, что должна остановить его, но движение его пальцев завораживало. Ей следовало отодвинуться, избавиться от искушения, но она этого не делала. Сэмюел целовал ее брови, щеки, и делал это так искусно, что можно было не сомневаться в том, что у него богатый опыт. И вероятно, приобретался он в течение тех самых четырех лет, когда Сэмюел и не вспоминал ни о своих клятвах у алтаря, ни об оставленной девочке-жене.

Это не должно было бы возмущать Кэсси, она должна была бы спокойно воспринимать то, что он удовлетворял свою страсть с другими женщинами. Но она сердито оттолкнула его руки.

– Прекратите! Это не входит в наше соглашение.

– Напрасно. Я подпишу соглашение только через два месяца. Подумайте о том, сколько удовольствия мы могли бы получить за это время.

Подумать? Проблема состояла в том, что Кэсси совершенно не могла думать. Руки Сэмюела опустились ниже, расстегивая пуговицы на ее ротонде.

– Кроме того, – продолжал он, – мы слишком долго ждали нашей первой брачной ночи.

Она резко отодвинулась, отгородившись креслом. Это было не отступление, а разумный шаг.

– У нас была брачная ночь.

У него хватило наглости усмехнуться:

– Тогда почему вы до сих пор сохранили невинность? Кэсси вспыхнула:

– Если бы вы не взяли в жены ребенка...

– Мы бы давно осуществили наш брак. У нас хватило бы здравого смысла, чтобы оказаться в постели.

Отказавшись от здравого смысла, Кэсси посмотрела на большую кровать с шелковыми оборками, большими белыми подушками и гостеприимно отвернутым толстым покрывалом. Перспектива оказаться в этой постели вместе с Сэмюелом заставила ее вздрогнуть. Ее слишком богатое воображение мешало ей рассуждать.

Воспользовавшись тем, что Кэсси отвлеклась, Сэмюел опять обнял ее и прижал к груди. Он завладел ею целиком, не оставив пространства, где она могла бы собрать исчезающие мысли. Глаза Кэсси закрылись сами собой... Но тут она почувствовала его руки у себя под ротондой.

Кэсси сердито оттолкнула его.

– Прекратите сейчас же. Я хочу вернуться домой.

На лице Сэмюела была понимающая усмешка, как будто он читал ее мысли.

– Неправда, не хотите.

Черт, конечно, он прав. Решимость Кэсси куда-то исчезла. В то же время она сознавала, что не должна доверять Сэмюелу, только не могла вспомнить, в чем была причина.

– Сэмюел, пожалуйста, мы не должны...

– Доверьтесь мне, – бормотал он, опять угадывая ее мысли, – я точно знаю, что мы должны делать. Это было предрешено с того момента, когда я увидел вас в театре.

Его сверкающие синие глаза поймали ее взгляд за секунду до того, как он ее поцеловал. Долгим, возбуждающим, умелым поцелуем, который окончательно сломил ее сопротивление и заставил задрожать с головы до ног. Так совпало, что она желает его и телом и душой. Своего мужа. Сэмюел прав: она больше не в силах бороться с неизбежным.

Кэсси поднялась на цыпочки и обвила руками его шею. Поняв, что она наконец сдалась, Сэмюел еще крепче прижал ее к себе, его поцелуй стал более требовательным. Она щедро отвечала на его ласки, с радостью вдыхая аромат кожи и пряностей, присущий Сэмюелу.

Прохладный воздух овеял ее спину; каким-то образом Сэмюелу удалось справиться с длинным рядом пуговиц, и он сдвинул ее платье с плеч. Кэсси чуть повернулась, и платье плавно сползло к ее ногам. Все это время она не переставала целовать Сэмюела, и желание ее все возрастало.

Вытаскивая его рубашку из бриджей, она провела рукой по гладким мускулам его спины и услышала глубокий низкий стон.

– Кэсси, – произнес Сэмюел таким тоном, как будто не мог до конца поверить, что это действительно была она. Они опять целовались, с ненасытной страстью, и она почувствовала, как он освободил ее от корсета, этой клетки из льна и китового уса. На ней оставались только сорочка и чулки, но она не чувствовала смущения.

Он погладил руками ее грудь, затем поцеловал в шею, отогнув край сорочки. Кэсси таяла в его руках. Погрузив пальцы в его темные волосы, она внимательно смотрела на него. И никак не могла понять, почему так долго отталкивала его. Ей казалось, что ничто больше не имеет значения, кроме их близости.

Ослабевшую, едва держащуюся на ногах, Сэмюел подвел Кэсси к кровати, не переставая целовать. Он снял с нее сорочку, оставив только чулки и подвязки.

– Ложись, – сказал он мягко.

Кэсси послушно опустилась на прохладные простыни, однако когда она попыталась укрыться, он остановил ее:

– Дай мне посмотреть на тебя.

Снимая рубашку и расстегивая бриджи, Сэмюел не отрываясь смотрел на Кэсси, его внимательный взгляд смущал ее, но не настолько, чтобы она перестала наблюдать за ним. Боже, он выглядел потрясающе!

Держа руки на поясе бриджей, он вопросительно взглянул на нее и спросил:

– Не боишься?

Кэсси знала, почему он задал этот вопрос. Четыре года назад, в их первую брачную ночь, когда он снял халат, она в ужасе закричала. Когда попытался дотронуться до нее, она задрожала. Когда Сэмюел понял степень ее неведения и объяснил, что он собирается делать, она зарыдала.

Теперь она отрицательно покачала головой и сказала:

– Я хочу этого. Хочу тебя.

И почувствовала невероятное облегчение, произнеся вслух те слова, которые она всеми силами старалась заглушить в себе.

Сэмюел улыбнулся ей. Затем снял бриджи, отбросил их ногой и повернулся к столику у кровати. Кэсси была восхищена его мужской красотой. И все-таки чувство страха не покидало ее.

Она еще имела возможность отказаться. Он не заставлял ее в ту ночь, не стал бы заставлять и сегодня. Если она передумает, он будет уговаривать ее и убеждать, но в конце концов согласится с ее желанием. Кэсси уже не сомневалась, что Сэмюел мог быть не только безжалостным, но добрым и щедрым, но об этих его качествах мало кто знал.

Он сел на кровать, матрас прогнулся под его тяжестью. Взгляд его не отрывался от Кэсси. Смущенная, она прикрылась руками, но Сэмюел отвел ее руки.

– Ты прекрасна.

– Нет, я не... – Она не договорила того, что было у нее на кончике языка, а добавила: – Не привыкла к такому.

– Ты хотела сказать, что не настолько красива, – понимающе глядя на нее, сказал Сэмюел.

– Но ведь это так.

Кэсси была робким и неуклюжим ребенком. Даже сейчас, глядя в зеркало, она не видела в себе очарования своем матери.

– Герцогиня была удивительно обаятельной, мужчин просто притягивало к ней.

– К тебе тоже притягивает мужчин. – Сэмюел засмеялся, обнажив ряд белых зубов. – Может быть, ты этого не замечаешь, но я-то вижу очень хорошо.

Кэсси недоверчиво улыбнулась:

– Ты имеешь в виду Уолта? Он, Берти и Филипп просто входят в нашу литературную группу, вот и все.

Она вспомнила о двух письмах своего поклонника, но ей не хотелось сейчас думать о том, кто бькэто мог быть.

– Не забудь еще Джеймисоиа и Макдермота. Оба они восхищаются тобой, – Сэмюел положил руку ей на живот; рука была горячей и тяжелой, – но никто из них никогда не получит тебя.

Кэсси волновало его чувство собственника по отношению к ней, хотя разум ее восставал против этого. Неужели он ревновал ее ко всем друзьям? Разве он не знал, что она, в отличие от него, была верна своей брачной клятве?

В руках у Сэмюела оказался небольшой флакончик. Он вылил немного жидкости на ладонь и поставил флакон снова на столик. Когда он растирал жидкость ладонями, Кэсси почувствовала запах мускуса и роз.

– Что это? – удивленно спросила она.

– Масло. Чтобы ты успокоилась.

– Но я не...

Он начал втирать масло в одну, потом в другую ее руку, начав с кончиков пальцев и перемещаясь вверх. Кэсси чувствовала себя размякшей, как тряпичная кукла. Никогда она не думала, что прикосновение к рукам может быть таким эротичным. Когда Сэмюел достиг ее груди, она вообще перестала соображать. Его руки, скользкие от масла, перемещаясь по ее коже, касались самых чувствительных мест и вызывали жар у нее внутри.

Лежа с закрытыми глазами, она услышала свой собственный стон. А руки Сэмюела продолжали двигаться. Кэсси развела ноги, чего никогда бы не сделала, если бы сохраняла контроль над собой.

– Пожалуйста... – взмолилась она.

– Еще рано.

Наклонив голову, Сэмюел целовал ее тело. Потом развязал подвязки, осторожно снял чулки и продолжал массировать ноги. Кэсси казалось, что она умирает, и она опять взмолилась:

– Сэмюел!

– Да, я знаю. – Голос его был одновременно и успокаивающим и напряженным.

Он лег на кровать, такой большой и сильный рядом с ней. И внимательно, как будто изучая, посмотрел ей в глаза, когда пальцы его оказались в ее самом интимном месте. Он двигал ими осторожно, потом, услышав ее радостный возглас, стал более энергичным. Кэсси пыталась лежать спокойно, но тело ее требовало другого.

Когда Сэмюел убрал руку, она застонала в отчаянии, и он накрыл ее своим телом. Он был такой огромный, что она испугалась.

– Я не могу...

– Можешь.

Он двигался медленно и осторожно, восхищенно глядя па нее. От боли, смешанной с наслаждением, Кэсси задыхалась. И вдруг произошло чудо – все неприятные ощущения превратились в сплошное блаженство.

Сэмюел приник к ее уху и с восторгом и благоговением произнес ее имя:

– Кэсси!

Звук его голоса вызвал ответную реакцию там, где они были соединены. Она изогнула бедра, уловила его ритм, и они двигались вместе, как единое целое. Он продолжал бормотать какие-то нежные, ласковые слова, и она чувствовала неописуемое желание чего-то неизвестного. Ощущения оказались настолько сильными, что Кэсси едва не потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, Сэмюел оставался в том же положении, грудь его тяжело вздымалась, а в глазах было выражение, похожее на... триумф.

Он снова и снова поцеловал ее, его движения завораживали Кэсси, а сам он продолжал равномерно двигаться, шея его была напряжена, голова откинута назад, изредка он стонал от восторга. Не меньшее наслаждение испытывала и Кэсси. Теперь ей было очень приятно ощущать на себе его тяжелое, успокоенное тело, которое вдавливало ее в матрас. Ей нравились его нежные полусонные поцелуи. Нравились его аромат, его улыбка, его энергия. Она... любила Сэмюела!

Нет, это невозможно. Кэсси пыталась убедить себя, что только новизна ощущений заставила ее почувствовать такую нежность к нему. Они просто осуществили свои брачные отношения, и ничего больше.

Однако теплое чувство не проходило. Их интимные отношения позволили ей лучше понять себя, понять причину, которая вызывала ее сопротивление. Она просто боялась полюбить его.

Сейчас ей казалось, что она всегда любила его. Робкая пятнадцатилетняя девочка, Кэсси приняла свою помолвку потому, что ей нравилось мечтать о герое, которого она хотела видеть в Сэмюеле. Теперь она была очарована его сложной натурой, его неожиданной для нее добротой, его остроумием и упорством. Она любила его, несмотря на недостатки и грехи. Даже несмотря на его ненависть к Кеньонам.

Эта мысль потрясла Кэсси. Как она могла себе это позволить?

Сэмюел, вероятно, почувствовал ее напряжение. Он приподнял голову, изучая ее лицо. Улыбка смягчила его жесткие черты. Нежно проведя пальцем по ее губам, он произнес:

– Никаких сожалений!

Это был приказ – как всегда, он хотел командовать ею. Сэмюел предположил, что она жалеет о произошедшем. Но он ошибался.

Он нагнулся и очень нежно ее поцеловал. Поцелуй казался таким искренним... Но Кэсси не могла окончательно поверить Сэмюелу. Пока им управляли ненависть и желание реванша, он не мог по-настоящему полюбить ее.

Но она ведь и не хотела, чтобы он любил ее! Она хотела только получить его подпись на договоре о раздельном проживании. Однако так ли было в действительности?

– Не шевелись, – попросил Сэмюел, погладив ее по щеке.

Потом повернулся и встал с кровати. Кэсси приподнялась на локте, наблюдая за его перемещениями по комнате. Ей хотелось знать, будут ли они еще заниматься любовью и как скоро. Она уже тосковала по нему...

И тут Кэсси увидела, как Сэмюел, подойдя к камину, дернул за шнурок, свисавший с потолка. Шнурок от звонка.

Она тут же села в кровати, натянув до подбородка одеяло.

– Что ты делаешь?

– Заказал обед, – ответил он небрежно, возвращаясь к кровати, – потом, если захочешь, сможешь принять ванну.

– Ты нанял слуг? – Вопрос не требовал ответа – кто еще мог зажечь свечи и затопить камин?

Кэсси сбросила одеяло и потянулась за сорочкой, которая, скомканная, лежала на ковре рядом с кроватью. Встряхнув, она быстро натянула ее через голову. Затем схватила один чулок и глазами поискала второй.

– Ищешь вот это? – Сэмюел держал на вытянутой руке длинную шелковую змейку. Он отвел руку, когда Кэсси собралась ее забрать, и, улыбаясь, добавил: – Не стоит тревожиться, слуги здесь весьма скромные.

– Скромные или нескромные, но я не могу... – Мелькнувшая у нее в голове мысль заставила Кэсси умолкнуть и другими глазами осмотреть комнату. Многочисленные свечи придавали ей романтическую атмосферу. Богатые гобелены висели на каменных стенах. Если Сэмюел так хорошо знает здешних слуг, это может означать только одно – он привозил сюда и других женщин, а она просто была последней среди его многочисленных любовниц.

Кэсси с трудом выдавила из себя неприятный вопрос:

– Это твое любовное гнездышко?

– Можно сказать и так.

Горло ее сдавил отвратительный ком, но она старалась держаться с достоинством.

– Немедленно отвези меня домой! Я твоя жена, а не какая-нибудь легкомысленная девица!

Он мягко улыбнулся и дотронулся пальцем до ее руки.

– Я создал это «любовное гнездышко» для нас, Кэсси. Было не так просто организовать это всего за пять дней.

– Пять дней?

– Я специально заплатил агенту, чтобы он быстро нашел этот дом, проследив за его обустройством, и адвокату, чтобы быстро оформить сделку. Я подписал документы только сегодня днем.

Кэсси не могла поверить, что Сэмюел пошел на такие расходы и такие сложности только ради того, чтобы соблазнить ее.

– Но... пять дней, – повторила она, пытаясь вернуться мыслями назад. – Ты был так недоволен, что я пришла в твою контору. Зачем ты придумал такой сложный план? Почему не просто... .

– Заставить тебя? Нет, я предпочел соблазнить тебя, Кэсси. – Улыбаясь одним уголком рта, Сэмюел играл с ее локоном. – И потом, пять дней назад я сделал очень интересное открытие... ma cherie, – закончил он по-французски.

Моя дорогая.

Хотя Кэсси и было приятно это слышать, сигнал опасности прозвучал у нее в голове.

Ma cherie.

И она вспомнила. Ив Пикар, зловещий француз, так обращался к Софии Абернети, когда похитил ее.

Глава 18

ЗАМЕЧАНИЯ

Счастливая, я стояла перед алтарем рядом со своим любимым избранником. Глядя в молитвенную книгу, пастор читал молитву. В тот момент когда были произнесены священные слова «Желающие возразить, сделайте это сейчас либо йе делайте никогда», громкий голос прозвучал из другого конца часовни:

– Я возражаю!

Сердце мое замерло. В ужасе я повернулась и увидела в дверях мужскую фигуру.

Персиваль Грэндич заполнял собой весь дверной проем.

«Черный лебедь»

Кровь отлила от лица Кэсси. Она уверяла себя, что могло существовать и другое объяснение. Но описанная ею сцена стояла у нее перед глазами. Ив увез Софию в обветшавший старинный замок, очень напоминающий тот, где они находились, и сэр Дадли с риском для жизни ее спас.

Боже! Подозрения, возникшие у нее в карете, оказались не напрасными. Сэмюел, вероятно, обнаружил ее неоконченный роман и прочел его. Теперь же он стоял перед ней обнаженный, удовлетворенный и ехидно ухмылялся.

Отчаяние и злость охватили Кэсси. Повернувшись, она схватила с ночного столика флакон с маслом и швырнула в него.

– Негодяй! Ты не имел права хозяйничать в моем столе!

Сэмюел ловко поймал флакон, расплескав лишь несколько капель.

– Несправедливое обвинение, если принять во внимание, что до этого ты уже рылась в моем столе.

– У меня на то были основательные причины, – не очень уверенно возразила Кэсси.

– У меня тоже.

Не успела она найти подходящие возражения, как раздался стук в дверь. Кэсси затравленно огляделась вокруг, соображая, где можно спрятаться.

– О нет! – воскликнула она.

– Войдите, – громко проговорил Сэмюел, провел рукой по спине Кэсси, а затем легонько подтолкнул ее к малозаметной двери, ведущей в гардеробную: – Подожди там.

Она направилась к двери, потом вернулась, чтобы схватить корсет и платье, валявшиеся на полу. Достаточно неприятно было уже то, что неубранная кровать ясно показывала, что здесь совсем недавно происходило. Глядя на Сэмюела, который продолжал усмехаться, Кэсси сердито проговорила:

– Надень на себя что-нибудь тоже.

– Если тебе так хочется.

Его хихиканье преследовало ее, когда она закрывала за собой дверь в едва освещенную гардеробную.

Проклятие! Неужели Сэмюел находил ее скромность такой необычной и смешной? Или его развлекали ее сочинения?

Кэсси не могла успокоиться. Он, наверное, смеялся все время, читая ее роман. Месяцы ее тяжелой работы он превратил просто в шутку. Сжимая в руках скомканную одежду, Кэсси опустилась на стул возле туалетного столика. Она была огорчена, чувствовала себя обиженной и подвергшейся насилию. Не телом, но душой. Без всяких угрызений совести Сэмюел зашел в ее комнату и прочел ее сочинение. Он проник в ее самый сокровенный секрет и теперь еще позволяет себе насмехаться...

В то же время он пошел на большие расходы, чтобы превратить ее фантазии в реальность. В невероятно короткий срок он купил дом, целый дом, чтобы воссоздать мрачную атмосферу, описанную в книге.

Когда Сэмюел нес ее по лестнице, мысли Кэсси были заняты совсем другим. Но теперь она вспоминала полутемный готический зал, освещенный фонарями, высокие потолки, исчезающие в темноте. Эта гардеробная выглядела так же, как и весь дом, – каменные стены, тяжелая старинная мебель. На столике был богатый выбор косметических средств, гребней и щеток. Все было совершенно новым, предназначенным специально для нее. На стенном крючке висел дамский халат.

Неужели Сэмюел все это затеял лишь затем, чтобы посмеяться над ней? Вернее, чтобы соблазнить ее. И Кэсси не в состоянии была винить его за это.

Несмотря на свою обиду и злость, она ощущала приятную дрожь, которая вовсе не была вызвана прохладным воздухом гардеробной. Аромат мускуса и роз напоминал Кэсси о том, как он старался подготовить ее. Сэмюел мог преодолеть ее сопротивление и соблазнить где угодно, в любое время. Вместо этого он придумал сложный план, прикинулся бандитом, похитил ее и спрятал в этом средневековом замке. Он сделал это, чтобы доставить ей удовольствие.

И все же это не оправдывало его вмешательства в ее тайны. Кэсси снова почувствовала, что не может полностью доверять этому человеку.

А что, если он разгласит ее секрет?

Она с ужасом подумала, что Сэмюел, конечно, легко догадается, кто является автором книги «Черный лебедь», когда та появится в продаже.

Если книга будет иметь успех, как предсказывал издатель, все дамы будут обсуждать ее.

Когда она и Сэмюел появятся в обществе, люди заметят сходство между ним и злобным пиратским капитаном. Все будут шептаться, что Сэмюел тоже является незаконным сыном лорда С. Это будет сенсацией, сделает его мишенью для насмешек, и он будет знать, что виновата в этом она, Кэсси.

Она закрыла лицо руками. Сэмюел мечтал быть принятым в высшем обществе. И какими бы ни были его мотивы, Кэсси не могла радоваться тому, что помешала осуществиться его надеждам. Сэмюел вырос в нищете, без отцовской заботы. Поставив перед собой твердую цель, он сумел разбогатеть. И сумел купить невесту-аристократку.

В момент их близости он был таким нежным, таким страстным. Он доставил ей такое ощущение счастья, которое превосходило все ее ожидания. Она любила его, хотя вряд ли когда-нибудь признается ему в этом.

Кэсси понятия не имела, что ей делать!

Из соседней комнаты доносились негромкие звуки. Одетая лишь в одну сорочку, остальную одежду сжимая в руках, Кэсси задумалась. Она собиралась одеваться, но теперь неуверенно смотрела то на свой корсет, то на висящий на крючке шелковый розовый халат.

Сражение со злостью и гордостью она проиграла. Сэмюел, конечно, рылся в ее столе, но ведь она сделала то же самое, так что они квиты. И если ей предстоит провести с ним только одну эту ночь, она хочет насладиться ею сполна.

Сняв сорочку, Кэсси надела розовый халат. Шелк приятно холодил разгоряченную кожу. Вырез халата был слишком большим. Он, казалось, специально предназначался для того, чтобы соблазнять мужчину. Но Кэсси сначала собиралась наказать его.

Сэмюел поднимал серебряную крышку с блюда, на котором лежал холодный жареный цыпленок, когда Кэсси вернулась в спальню. Хотя он только что наслаждался прекрасным бренди, во рту у него пересохло. Он стоял как вкопанный, в изумлении глядя на жену.

Зная, какой разозленной она ушла из спальни, Сэмюел предполагал, что она вернется затянутой в корсет и полностью одетой. Но на ней оказался лишь тонкий розовый халат, четко обрисовывавший ее фигуру. Несколько белокурых локонов живописно спускались на плечи. Когда она подходила к столу, полы халата разошлись, и он понял, что под халатом на Кэсси ничего нет. Взволнованный, Сэмюел уже не смотрел, куда кладет серебряную крышку, и она оказалась на самом краешке стола.

Он понимал, что Кэсси была невероятно возмущена его вторжением в ее личную жизнь. С его стороны было большой глупостью проговориться. Из своего делового опыта он знал, что никогда не надо раскрывать все карты. Почему же в этот раз не смог промолчать?

Сэмюел собирался во время интимного обеда разгладить ее взъерошенные перышки, а потом использовать все свое обаяние, чтобы завлечь Кэсси в постель или в горячую ванну, которая стояла у камина.

Вызванные ее появлением чувства изменили его планы, теперь он хотел немедленно очутиться в постели.

Сэмюел направился прямо к ней, и в этот момент пожалел, что послушался ее совета и надел бриджи. Через секунду, он был уверен, руки его окажутся под этим тоненьким халатом.

Но Кэсси ловко увернулась и подошла к другой стороне накрытого стола. Она положила на место едва не упавшую серебряную крышку, потом посмотрела на Сэмюела взглядом, в котором были одновременно и холодность и чувственность.

– Я бы хотела серьезно поговорить с тобой.

Он постарался догадаться, о чем пойдет речь. Ее сочинения, его непрошеное вмешательство...

– Мне жаль, если я огорчил тебя, – извиняющимся тоном проговорил он, – это совсем не входило в мои планы.

Кэсси подняла одну бровь:

– Полагаю, что речь идет о моей книге. Так вот. Я хотела бы, чтобы ты знал: мои сочинения – это мое сугубо личное дело. И таким оно должно оставаться.

Ее подозрения разозлили его.

– Черт возьми, Кэсс, не считаешь же ты меня сплетником?

– Я не очень-то хорошо знаю, что мне думать о тебе. Ты же не делишься со мной своими секретами.

Сэмюел насторожился. Неужели Кэсси догадалась о его планах соблазнить ее, зачать ребенка и заставить забыть о том, чтобы разрушить их брак? Велико было искушение сменить тему разговора, но это только увеличило бы ее подозрения. Лучше использовать испытанный способ – обаяние. Несмотря на свою холодность, Кэсси была уязвима, как любая женщина.

Подойдя к ней, Сэмюел взял ее руку, повернул и прижал губы к мягкой ладони.

– Спрашивай все, что хочешь, моя дорогая.

– Хорошо. Почему ты никогда не навещаешь Ханну Давенпорт?

Сэмюел замер, все еще держа ее руку у своего рта. Он ощущал аромат мускуса и роз на ее коже, но мысли его приняли совсем другое направление. Произнесенное ею имя из его далекого прошлого вызвало целую бурю эмоций. Откуда Кэсси могла узнать о его старой няне?

– Это Джеймисон выболтал тебе? – со злостью проговорил Сэмюел, отпуская ее руку. – Я знал, что ему нельзя доверять.

Губы у Кэсси сжались.

– Он не сказал мне ни слова. Я сама узнала про Ханну... из документа в столе мистера Джеймисона.

– Значит, ты обыскивала и его кабинет? Оказывается, я женат на опытной шпионке!

– Мне попалась эта бумага, когда я искала доказательства твоих преступлений. – И, держась так, словно это объяснение оправдывало ее, Кэсси поразила его еще одним сообщением: – На прошлой неделе я заезжала к Ханне.

Мне хотелось выяснить, что она знает о тебе.

И опять Сэмюел не мог сдвинуться с места. Ему казалось, что Кэсси удалось проникнуть к нему в душу. Зачем она завела разговор об этом? Или она пытается отомстить ему за его вторжение?

– В этом документе не было ни слова о том, что это моя бывшая няня. Ты, вероятно, подумала, что это бывшая любовница?

Поскольку догадка была правильной, Кэсси виновато покраснела. Скрестив руки на груди, она тем самым натянула шелк халата на спине и руках. Отвечать на вопрос Сэмюела она не стала.

– Лучше бы спросил, как она поживает. Злость его моментально испарилась.

– Но она не болеет?

– Нет, но она очень одинока. О, Сэмюел, она любит тебя как сына, а ты даже не вспоминаешь о ней. Ты не был у Ханны с тех пор, как нашел ее.

Память вернула его в то страшное вонючее место, пригодное разве что для крыс, где он обнаружил ее. Сначала он даже не узнал седую женщину, сидевшую на сломанном стуле. И только когда она заметила его и лицо ее расцвело от радости, он понял, что это Ханна...

Сэмюел схватил со стола бокал с вином и начал быстро ходить по комнате.

– Как ты помнишь, меня не было тут четыре года. А доходы Ханны более чем достаточны, так что у нее нет оснований жаловаться.

Кэсси подошла к нему:

– Я не говорила, что она жалуется. Она очень счастлива в доме, который ты для нее купил.

– Тогда не о чем больше говорить.

– Но она скучает по тебе. И неудивительно, ведь она растила тебя с самого раннего детства. Она утешала тебя, если ты разбивал коленки, ухаживала за тобой, когда ты болел. Она оставалась с тобой, когда у твоей матери был спектакль. – Кэсси понизила голос: – Она называет тебя «дорогой мастер Сэм». И так обрадовалась, когда я пообещала уговорить тебя приехать к ней.

Чувство вины сдавило его горло, он отпил глоток вина.

– Значит, это тебе я должен быть благодарен за то, что у нее появилась такая идея?

– Это все, что ты можешь сказать? – Кэсси неодобрительно покачала головой. – Если ты позаботился о том, чтобы найти ее и помочь, значит, ты любишь ее. Почему же тебе так трудно признаться в этом?

Потому что Сэмюел знал, что любовь могла сделать с человеком. Он видел, что произошло с его матерью. Она погубила свою жизнь, полюбив аристократа, который бросил ее.

– У меня был долг перед Ханной. Я его заплатил, и больше нечего говорить об этом.

– Деньги! – Упершись руками в бока, Кэсси смотрела Сэмюелу прямо в глаза. – Людям нужны любовь и внимание, нужны не меньше, чем деньги. И ты обязательно поедешь к Ханне. Я настаиваю на этом.

Сэмюел не мог не оценить юмора данной ситуации. Солидные мужчины не решались приказывать ему, а эта пигалица хочет, чтобы он выполнял ее приказы!

Он притянул Кэсси к себе и провел обеими руками по ее спине. Склонившись к ее золотистым волосам, тихо пробормотал:

– А если я не сделаю этого? Какие средства ты будешь использовать?

Она не стала вырываться из его рук, она лишь ответила ему вопросом на вопрос:

– Почему ты всегда хочешь казаться таким жестким человеком?

– А я и есть очень жесткий, – сказал Сэмюел, притянув ее еще ближе, чтобы не оставалось сомнений насчет того, что он имел в виду. – Это совершенно очевидно.

Веки Кэсси опустились ровно настолько, чтобы скрыть ее реакцию. Затем она высвободилась из объятий Сэмюела и посмотрела ему в лицо:

– Ты прекрасно понимаешь, что я говорю о твоем странном характере. Ты можешь заставить весь мир считать тебя грубым и бесчувственным. И ты же отнесся к Ханне с большой добротой. И к Мику тоже. Ты забрал его с улицы и дал ему работу. Так не поступают бесчувственные люди.

– Мику нужна была работа, а мне нужен был работник. Это просто взаимовыгодная сделка.

– Это больше чем сделка. Ты дал ему хорошие советы. А ты подумал об его образовании?

У Сэмюела было сильное желание все отрицать. Но она будет продолжать цепляться к нему, так что лучше сразу сказать правду.

– Я нанял для него преподавателя. Он будет заниматься каждое утро. Но я предупредил, что ему придется когда-нибудь вернуть мне долг.

– Это очень благородно с твоей стороны. – Странным, вопросительным взглядом Кэсси посмотрела на мужа. – Наверное, он напомнил тебе о твоем детстве?

Направление, которое принял их разговор, не нравилось Сэмюелу.

– Не придавай этому такого значения, Кэсс. Мужчины не столь сложные создания, как женщины.

Подойдя к столу, он налил себе еще бокал вина. Обед, на который он возлагал такие надежды, стоял нетронутым. На тонких китайских тарелках лежали холодное мясо, несколько сортов сыра и экзотические фрукты, привезенные со Средиземноморья. Поскольку ясно было, что Кэсси не расположена ложиться с ним в постель, Сэмюел решил заняться едой.

Но когда он обернулся, то увидел, что Кэсси и не собиралась продолжать спор. Она стояла возле медной ванны и пробовала рукой воду. Обернувшись через плечо, она лишь сказала:

– Ты сложный человек. Как ты можешь одновременно быть и сострадательным и невероятно жестоким?

Этими словами Кэсси и одобряла и осуждала его. Усевшись за стол и отломив кусок хлеба, Сэмюел спросил:

– Я не понимаю, как тебе в голову приходит столько вопросов?

– Это моя природа. Даже такую ничтожную писательницу, какой являюсь я, интересует, почему люди поступают так или иначе. – Легкая улыбка тронула губы Кэсси, и она добавила: – Ты не возражаешь, если я приму ванну, прежде чем сесть за стол?

И, не дожидаясь его ответа, она развязала пояс, и розовый халат соскользнул к ее ногам, оставив Кэсси совершенно обнаженной.

Сэмюел лихорадочным взглядом смотрел на изумительно красивое тело жены. Когда она повернулась, он увидел ее столь же совершенный профиль. Через мгновение, когда она погрузилась в воду, вся эта чувственная картина исчезла. Положив голову на край ванны и закрыв глаза, Кэсси негромко проговорила:

– Боже, до чего приятное ощущение! Совершенно забыв о еде, Сэмюел смотрел на нее. Это выглядело явно как приглашение. Или он ошибается?

Он вспомнил, как она сказала: «Даже такую ничтожную писательницу, какой являюсь я...»

И хотя в этот момент он был занят совсем другим, здравый смысл подсказал Сэмюелу, что Кэсси обижена на него. Видно, решила, что он высмеивал ее роман. И хотела отомстить.

Но в такие игры можно играть и вдвоем.

Кэсси немного утратила свою уверенность. Лежа в ванне, она старалась сохранять спокойствие. Но внутри у нее кипела смесь волнения и желания.

Теплая вода, достававшая ей до подбородка, ласкала ее. Закрытые глаза обостряли другие чувства, но никакого движения в комнате она не слышала.

Сидел ли Сэмюел все еще за столом? Может быть, пища для него более важна, чем она? Может быть, она не должна была желать его так скоро? Или это он должен был проявить инициативу?

Зачем ей понадобилось называть себя ничтожной писательницей? Слова просто сами выскочили у нее изо рта. И она ничего не добилась, только испортила подходящий момент.

Вдруг сердце Кэсси забилось чаще, она ощутила знакомый аромат пряностей, каждой клеточкой своего тела она чувствовала его присутствие. Что-то коснулось ее губ.

Открыв глаза, она увидела, что Сэмюел стоит на коленях возле ванны, наклонившись к ней. Он протянул Кэсси дольку апельсина, и она автоматически раздвинула губы. Положив апельсин ей в рот, Сэмюел нежно погладил ее чувствительные губы, вызывая дрожь во всем теле.

Это была удивительно эротическая комбинация: привкус апельсина, пронзительный взгляд синих глаз и окружавшая ее теплая вода. Слава Богу, Сэмюел намеревался все повторить.

– Так вот, насчет твоей книги... – тихо проговорил он.

– Моей... что?..

– Мне кажется, у тебя создалось неправильное впечатление. Я действительно получил удовольствие, читая ее. Очень большое.

Моментально насторожившись, Кэсси пожалела, что она не была полностью одета, а лежала в ванне, как предлагаемая для развлечения кукла.

– Неправда, – сердито сказала она, – ты при мне смеялся надо мной, помнишь?

Невозмутимо протянув ей еще одну дольку апельсина, Сэмюел объяснил:

– Я не смеялся, а улыбался, и у меня были для этого основания. Не каждый день мужу удается увидеть фантазии его жены, изложенные на бумаге.

– Нет, ты смеялся, когда я уходила в гардеробную!

Вот теперь Сэмюел действительно засмеялся и стал таким привлекательным, что Кэсси почти забыла все свои обвинения.

– Это не имело никакого отношения к твоей книге, – заметил он, – уж очень любопытной была твоя реакция на то, что тебя застали в постели с законным мужем.

Кэсси опустилась поглубже в ванну, надеясь, что краску на ее лице Сэмюел припишет слишком горячей воде. Неужели действительно ее скромность так забавляла его?

Желая скрыть свое смущение, она достала со дна ванны кусок мыла, намылила ладони и сделала вид, что моет руки и плечи. Мыть другие части тела под его взглядом она не решалась.

– Вряд ли тебе могут нравиться дамские романы, – сказала Кэсси, – тебе они, видимо, кажутся мелодраматической ерундой.

Сэмюел отрицательно покачал головой.

– Почему ты говоришь за меня? – Он положил ей в рот еще одну дольку апельсина. – Мне было весьма интересно проникнуть в твои мечты, особенно в некоторые.

– Что это значит?

– Если хочешь знать, у меня есть ряд замечаний к твоему произведению.

Оставив Кэсси догадываться о том, что он имел в виду, Сэмюел поднялся и прошел к столу, провожаемый ее заинтригованным взглядом. Она знала, что он будет критиковать ее сочинение. Ей не следовало бояться услышать его мнение, но она боялась.

Через несколько мгновений любопытство возобладало над страхом.

– Ну и каковы твои замечания?

Намеренно медленно Сэмюел очистил еще один апельсин. Вид у него был суровый, и это беспокоило Кэсси.

– Во-первых, – сказал он, – эта сцена погони в порту. Ив Пикар удирал с украденными драгоценностями, и сэр Дадли почти поймал его.

– Я много работала над этой сценой, – проговорила она, как будто защищаясь, – и, по-моему, она получилась увлекательной.

– И вполне достоверной. Мне хотелось бы знать, как тебе удалось сделать описание таким живым.

Даже такой крохотной похвалы оказалось достаточно, чтобы беспокойство Кэсси исчезло.

– Так тебе действительно понравилось?

– Я же сказал, что получил удовольствие, – так оно и было. Ты прекрасная писательница. Но мне кажется, что порт не самое подходящее место для леди.

– Прошлой осенью я уговорила Уолта и Берти пойти туда со мной. Я сказала, что мне очень любопытно увидеть все вблизи.

– Так твой кузен и твои друзья ничего не знают о сочинительстве? Я единственный, кому ты сказала?

На лице Сэмюела появилось самодовольное выражение.

– Я ничего не говорила и тебе, – напомнила ему Кэсси. – Своим секретом я поделилась только с Флорой.

И еще об этом, конечно, знал издатель, мистер Куиннелл. Но Кэсси не хотелось сейчас думать о публикации «Черного лебедя».

– Ты не должна бывать вблизи причала, – заявил Сэмюел, – а если понадобятся какие-то материалы, я смогу сопровождать тебя.

Кэсси это не понравилось.

– Я до сих пор прекрасно обходилась своими силами и не потерплю вмешательства в мою работу.

– А я и не собираюсь вмешиваться. Моя цель только обеспечить твою безопасность.

Сэмюел направился к ней, и в его походке ощущалось самодовольство.

Глядя на него, Кэсси почувствовала, что ей стало трудно дышать. Она была бы в полной безопасности, если бы не он. Вся опасность исходила только от Сэмюела. Но как ей хотелось снова испытать это!

– Какие у тебя еще замечания?

Он опять опустился на колено рядом с ванной, угощая Кэсси апельсином.

– Пикар похитил Софию и продержал ее в плену всю ночь. Мне ужасно интересно, что происходило между ними?

Наслаждаясь душистой мягкостью, Кэсси непонимающе посмотрела на Сэмюела. Потом, поняв намек, нахмурилась.

– Что здесь непонятного? – сказала она с негодованием. – Там же совершенно ясно написано, что он запер ее в башне и оставил на всю ночь.

Сэмюел был очарован видом ее слегка обнажившейся груди, влажной и розовой от горячей воды. Он коснулся ее, но только затем, чтобы убрать локон, упавший ей на плечо.

– И ты хочешь, чтобы я поверил, что наглый Пикар оставил в покое такую очаровательную женщину?

Кэсси поглубже погрузилась в ванну.

– Конечно. Иначе и быть не могло.

– Но он называл ее «моя дорогая», значит, она нравилась ему, – многозначительно усмехнулся Сэмюел, – и я подозреваю, что в этой башне у них было свидание.

– Чепуха! София никогда бы себе этого не позволила. Однако его замечание заставило ее задуматься. Будучи очень наивной, Кэсси и мысли не допускала о том, что София могла потерять невинность. Но теперь, после того как сама испытала страсть, Кэсси на многое смотрела другими глазами. Ив был обаятельным французом, и вполне вероятно, что он соблазнил пленницу.

А как насчет Белинды из «Черного лебедя»? Она провела три ночи на пиратском корабле с Персивалем Грэндичем, бандитом, прототипом которого был сам Сэмюел. О Боже, ей совсем не нужен был еще один повод для сомнений перед предстоящим выходом ее первой книги!

Кэсси постаралась еще глубже погрузиться в ванну и, глядя на Сэмюела снизу вверх, сказала:

– Ты просто дразнишь меня. Никому, кроме тебя, такие мысли даже не пришли бы в голову.

Снисходительная улыбка, собрав морщинки в уголках глаз Сэмюела, сделала его похожим на гнома. Последней долькой апельсина он провел по губам Кэсси.

– Не обращай внимания, это просто мужской взгляд на вещи. У тебя есть свои фантазии, а у меня свои.

Кэсси раскрыла рот, ожидая получить апельсин, но он съел его сам, наблюдая за ней проницательным взглядом, который, казалось, проникал ей в душу. Неужели у него тоже бывали фантазии? Эта мысль навела ее на размышления.

– Так именно поэтому ты играл сегодня роль бандита? Это твоя фантазия?

– Все-то ты знаешь, моя дорогая. – Не отрывая взгляда от ее глаз, он достал кусок мыла из воды. – Но, будучи такой умной женщиной, ты плохо освоила процесс мытья, ты пропустила много мест.

Встав за спиной Кэсси, он провел намыленными руками по ее груди. У нее было такое ощущение, как будто жидкий огонь проник внутрь ее тела. Как приятно ей было движение больших ладоней Сэмюела по согретой водой коже! Обернувшись к нему, она кокетливо сказала:

– Наверное, я ждала твоей помощи.

– Понимаю. – Сэмюел нагнулся, прижался к ее губам, и она почувствовала привкус апельсина. Долгий, медленный поцелуй заставил ее желать большего, а он тихонько пробормотал: – Так вот, что касается твоей книги...

– Да? – спросила Кэсси, хотя совершенно не хотела ни о чем разговаривать, а хотела только чувствовать.

– Я думаю, что в конце София должна убежать с Пикаром.

– Ты опять смеешься надо мной, – расслабленно сказала Кэсси, наслаждаясь движением его рук по ее телу. – Он же негодяй, а сэр Дадли – настоящий джентльмен.

– Он слишком тихий и бесцветный для такой неустрашимой женщины, как София. Он никогда не решится ее соблазнить.

– Конечно, нет. Он ведь уважает ее, а она настоящая леди.

– М-м... – Пальцы Сэмюела продолжали свое движение. – Ты считаешь, что леди не понравится, если ее соблазнят?

– Да... нет... перестань дразнить меня.

Он усмехнулся, но Кэсси уже не могла произнести ничего членораздельного. Пальцы его умело ласкали ее, и она чувствовала, что слабеет и что ей не хватает воздуха. Сэмюел поднял ее из ванны, подошел к камину и начал осторожно вытирать льняным полотенцем.

Кэсси прижалась к нему, не переставая целовать его лицо, получая удовольствие от прикосновения к его колючей коже.

– Ты будешь весь мокрый, – пробормотала она и, сама же рассмеявшись над своими опасениями, попыталась расстегнуть застежку на его бриджах. – О, Сэмюел, я не хочу пропустить ни одного мгновения этой ночи!

– У нас масса времени. Мы пробудем в этом замке до начала следующей недели.

Кэсси удивленно отстранилась от него. Неужели Сэмюел изменил свои планы?

– Следующей недели? А как же бал у герцога?

– Мы вернемся за день до бала, так что у тебя будет достаточно времени, чтобы приготовиться. – Улыбка на его лице обещала много удовольствий. – А пока в течение шести дней мы будем наслаждаться нашим медовым месяцем.

Глава 19

БРИЛЛИАНТОВАЯ ЗМЕЯ

– Я пришел за вашей невестой, – произнес капитан Грэндич, – вы не выполнили свое обещание и не заплатили выкуп.

Мистер Монтклиф загородил меня собой.

–Как вы посмели?!

Мой опекун схватился за рапиру, висевшую в ножнах у него на боку. Раздался скрежет металла, и клинокзаблестел на солнце.

Персиваль Грэндич усмехнулся, вытаскивая свое оружие, без сомнения, погубившее многих невинных людей.

– Ну что ж. Это будет борьба не на жизнь, а на смерть между двумя братьями.

«Черный лебедь»

Спустя семь дней Сэмюел вез Кэсси обратно в Лондон в своем щегольском двухместном синем экипаже. Гнедой мерин быстро бежал по грязной дороге. Звон сбруи и ритмичный стук подков убаюкивали Сэмюела. Дул мягкий весенний ветерок, утреннее солнце сияло, и он испытывал чувство полного удовлетворения.

План его сработал даже лучше, чем он ожидал. Настолько хорошо, что они оба – и он и Кэсси – решили пробыть в замке еще одну ночь. Сэмюел даже не мог вспомнить, кому из них первому пришла в голову эта мысль, но оба с удовольствием продлили свой медовый месяц.

Однако в день отъезда из их любовного гнездышка настроение Кэсси изменилось. Она больше не была веселой и жизнерадостной, открытой в своих чувствах. Еще до того, как экипаж выехал за ворота замка, какая-то замкнутость овладела ею.

Как подобает леди, Кэсси сидела, сложив на коленях руки в перчатках. Опять соломенная шляпка скрывала красоту ее волос. В своей ротонде она выглядела как застегнутая на все пуговицы старая дева. Возможно, она не хотела, чтобы он понял, насколько ей неприятно возвращение в Лондон.

Сэмюел переложил вожжи в одну руку и прикоснулся другой к ее колену.

– Поместье это наше, мы сможем приезжать сюда в любое время.

Кэсси ответила удивленным взглядом, потом покачала головой и нахмурилась, как будто обдумывая грядущие проблемы.

– Сегодня вечером бал у герцога. Это будет началом бесконечных приемов.

Впервые Сэмюел почти пожалел, что настаивал на своем плане.

– Нам совсем не обязательно бывать на всех приемах. Мы чаще будем оставаться дома. Я уверен, мы найдем на что потратить время.

Холодный взгляд Кэсси немного смягчился. Она порозовела, слабо улыбнулась и опять отвернулась, явно не желая продолжать разговор. Сэмюел искоса посмотрел на ее профиль, но аристократическое воспитание приучило Кэсси скрывать свои мысли. Она покусывала нижнюю губу, и Сэмюел не мог догадаться, что угнетает ее. Может быть, она жалела, что отдалась ему?

Но он не мог согласиться с этой мыслью. Кэсси явно наслаждалась эти семь дней, так же как и он. Каждый миг они проводили вместе. Он устраивал пикники и прогулки по окрестностям, всегда находя укромные места для наслаждения. Они изучали замок и засыпали обнявшись.

Особенно Сэмюелу нравились моменты, когда после игры на пианино Кэсси отдавалась ему прямо тут же, забравшись к нему на колени. Он показал ей множество путей достижения блаженства, и, к его удовольствию, она воспринимала все с жадностью.

Сэмюел обнаружил, что восхищается не только ее телом. Ему нравились остроумие Кэсси, ее страсть к сочинительству, смелость в суждениях и даже проявлявшаяся иногда стеснительность. Она не считала себя красавицей, и это тоже отличало ее от большинства женщин.

И был в ней какой-то внутренний огонек, который прорывался сквозь аристократическую сдержанность.

В это утро Сэмюел проснулся, ощутив прикосновение ее губ и рук. Они провели много времени в ласках и поцелуях, постепенно возбуждая друг друга, и он наслаждался этой прелюдией не меньше, чем самим актом. Блаженством было и то время, когда он доставлял не меньшее наслаждение Кэсси. Это было что-то новое для него, раньше его никогда не интересовало, что испытывает женщина.

Сэмюел был абсолютно уверен, что не пресытился общением с Кэсси. Его тянуло к ней даже больше, чем тогда, когда он похитил ее с мыслью, чтобы она зачала ребенка.

Он чувствовал к ней огромную нежность. Сэмюел хотел видеть ее с их ребенком на руках, ему хотелось держать на руках сына или дочь. Ему доставляла удовольствие мысль, что после этих семи дней было весьма вероятным, что Кэсси беременна.

Глядя на ее строгое лицо, он не мог понять, приходила ли ей в голову такая мысль. Может быть, теперь она сомневалась в необходимости договора о раздельном проживании? Он надеялся, что беременность все изменит, заставив Кэсси понять, что она принадлежит своему мужу.

– Мы провели вместе меньше чем два месяца, – как можно небрежнее произнес он. – А что, если и через два месяца страсть не утихнет?

Потрясенная вопросом, Кэсси расширившимися от ужаса глазами на бледном лице посмотрела на него:

– Так именно ради этого ты все и затеял? Ты думал, что, если соблазнишь меня, я не буду настаивать на договоре о раздельном проживании?

Черт возьми! Как она догадалась?

– Ты не поняла меня, – сказал он, стараясь казаться спокойным. – Когда кончится сезон, я подпишу договор, если ты захочешь. Но ты разрешишь мне спать с тобой после этого?

Это прозвучало так, будто он просил ее об одолжении. Кэсси приподняла бровь:

– Я не могу сейчас ответить на твой вопрос, Сэмюел. Поживем – увидим.

Сказав это, она отвернулась и смотрела на мелькавшие за окном картины с таким видом, будто в голове у нее были более важные проблемы. Сэмюел решил все-таки попытаться выведать ее мысли.

– А что ты будешь делать потом? После того, как я подпишу договор?

Взгляд Кэсси задержался на нем, потом сразу упорхнул вдаль, как осторожная бабочка.

– Я намерена купить дом в пригороде.

– Ты можешь жить в этом замке, я купил его для тебя. Сэмюелу казалось, что напоминание о счастливом медовом месяце будет говорить в его пользу.

Кэсси покачала головой:

– Мне не нужен замок. Я хочу иметь маленький уютный коттедж, где я могла бы спокойно писать.

Она действительно к этому стремилась. И явно не хотела, чтобы ее муж был с ней рядом, Сэмюелу было неприятно услышать это.

– Как я понимаю, ты очень серьезно относишься к своему сочинительству. Раньше мне казалось, что это просто твое увлечение.

Кэсси осторожно взглянула на него из-под полуопущенных ресниц:

– Я получаю от этого удовольствие, вот и все.

– Я мог бы тебе помочь. – Неожиданно Сэмюелу в голову пришла удачная мысль. – Когда ты закончишь книгу, я смогу использовать свои связи, договориться с издателем...

– Нет! – Ее испуганный возглас прервал его. Облизнув губы, Кэсси продолжала: – Это мои личные дела, и я не хочу, чтобы ты вмешивался.

– Хорошо, – сказал Сэмюел спокойным голосом, хотя терпение его было на исходе, – раз ты не хочешь делиться своими мечтами со всем миром, так даже лучше. Я предпочел бы, чтобы твои фантазии оставались только между нами.

Его попытка напомнить об их интимных отношениях оказалась безуспешной. Кэсси поджала губы, прищурила глаза и внимательно смотрела на свои руки, как будто это было самое замечательное зрелище.

Для Сэмюела они действительно были замечательными, правда, он предпочитал их без перчаток и на своем обнаженном теле.

Кэсси перевела взгляд на проносившиеся мимо поля и словно забыла о существовании Сэмюела.

Но через несколько минут она повернулась к нему, и на лице у нее было выражение твердой решимости.

– Поскольку мы заговорили о будущем, – сказала она, – я хочу попросить тебя дать мне одно обещание.

– Скажи какое.

– Я хочу, чтобы ты пообещал, что, если я окажусь... в интересном положении, ты никогда не отберешь у меня ребенка.

Это было как выстрел пистолета из темноты. Он буквально пронзил Сэмюела. Ему хотелось откинуть голову назад и завыть от боли. Но он не сделал этого, не желая дать Кэсси понять, как глубоко она ранила его.

Ветер шевелил ее локоны, выбившиеся из-под шляпки. Она наблюдала за ним, кусая губу, и Сэмюел наконец понял, что ее беспокоило. Она все время думала о последствиях их любовных отношений. И считала его абсолютно безжалостным, готовым вырвать у нее из рук их ребенка.

Он глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться, и перевел глаза на дорогу.

– Мне кажется, сейчас преждевременно об этом говорить.

– Нет, – настаивала Кэсси, – при разде