/ Language: Русский / Genre:sf, / Series: Дюна: История Батлерианского Джихада

Охота За Харконненами

Брайан Герберт


sf Брайан Герберт Кевин Андерсон Охота за Харконненами ru FB Tools 2005-01-08 78A7D53E-5275-49B9-A030-37E0F97FF6E3 1.0

Брайан Герберт

Кевин Дж. Андерсон

Охота за Харконненами

I

Космическая яхта Харконненов покинула семейные владения на Хагале и пересекла межзвездную бездну по направлению к Салусе Секундус. Обтекаемое судно летело тихо, по сравнению с раздавающимися гневными криками в кабине пилота.

Суровый, с жесткими чертами Ульф Харконнен пилотировал яхту, концентрируясь на опасностях космоса и на постоянных угрозах думающих машин, хотя он продолжал отчитывать своего двадцати-одного летнего сына, Пирса. Жена Ульфа, Катарина, с очень доброй душой , чтобы быть достойной имени Харконнен, утверждала, что спор уже зашел далеко.

– Дальнейшая критика и крики не дадут результата, Ульф.

Старший Харконнен решительно не соглашался.

Пирс сидел раздраженный, ни о чем несожалеющий; он не был создан для ожесточенных тренировок, как надеялась его знатная семья, не важно как много его отец пытался заставить его делать. Он знал, что Ульф будет запугивать и оскорблять его всю дорогу домой. Резкий старый мужчина отказывался принимать во внимание факт, что идеи его сына о более гуманных методах могут на самом деле быть более эффективными чем непреклонные, высокомерные способы.

Схватившись за управление кораблем словно в смертельной хватке, Ульф ворчал на своего сына:

– Мыслящие машины эффективны. Люди, особенно никчемные, как наши рабы на Хагале, предназначены для использования. Я сомневаюсь, что это когда-нибудь дойдет до твоей башки, – он покачал своей большой, квадратной головой, – Иногда, Пирс, я думаю, что мне надо очистить генное наследие, устранив тебя.

– Тогда почему ты этого не сделаешь? – Пирс выпалил вызывающе.

Его отец верил в убедительные решения, и так принижая своего сына, принуждал его делать лучше.

– Я не могу, потому что твой брат Ксавьер еще слишком молодой, чтобы быть наследником Харконненов. Поэтому ты единственный выбор, который у меня есть… в настоящий момент. Я продолжаю надеяться, что ты поймешь ответственность перед нашей семьей. Ты из знатного рода, предназначенный командовать, а не показывать рабочим, каким мягким ты можешь быть.

Катарина заявила:

– Ульф, ты можешь не соглашаться с изменениями, которые Пирс сделал на Хагале, но по крайней мере он продумал это от начала и до конца и пытался начать новый процесс. Через какое-то время, это может привести к улучшению продуктивности.

– А тем временем семья Харконнен обанкротится? – Ульф держал большой палец в направлении своего сына так, как словно он был оружием. – Пирс, эти люди получили большую выгоду из-за тебя, и тебе повезло, что я приехал вовремя, чтобы остановить ущерб. Когда я снабдил тебя детальными инструкциями о том, как надо управлять нашими семейными владениями, я не предполагал, чтобы ты выдвигал «лучшие» идеи.

– Неужели у тебя настолько устарелые воззрения, что ты не можешь принять новые идеи? – спросил Пирс.

– Твои идеи ошибочны, и у тебя очень наивный взгляд на человеческую сущность, – Ульф покачал головой, ворча с огорчением, – Он больше похож на тебя, Катарина – это его главная проблема.

Как и у его матери у Пирса было узкое лицо, полные губы и изящная выразительность… которые сильно отличались от лохматых серых волос Ульфа, которые обрамляли прямое лицо.

– Ты больше похож на поэта,чем на Харконнена.

Это должно было быть серьезным оскорблением, но Пирс в тайне согласился. Молодому человеку всегда нравилось читать историю Старой Империи, о днях упадка и скуки до того, как мыслящие машины завоевали много цивилизованных солнечных систем. Пирс подходил этому времени и как писатель и как рассказчик.

– Я дал тебе возможность, сын, надеясь, что я могу положиться на тебя. Но я обманулся, – старший Харконнен стоял, сжимая свои большие, мозолистые кулаки, – Вся эта поездка была бесполезной тратой времени.

Катарина погладила своего мужа по его широкой спине, пытаясь успокоить его.

– Ульф, мы пролетаем мимо системы Каладан. Ты говорил о том, чтобы остановиться здесь для исследования возможностей приобретения новых владений… может быть рыболовные операции?

Ульф пожал плечами:

– Хорошо, мы завернем на Каладан и посмотрим, – он приподнял голову, – Но тем временем, я хочу, чтобы этот лишенный милости сын был заперт в спасательной капсуле. Это ближайшее место к бригу на борту. Он дожен выучить этот урок, отнестись к своей ответственности серьезно, или он никогда не станет настоящим Харконненом.</DIV

II

Дуясь в импровизированной камере со стенами кремового цвета и серебрянными приборными панелями, Пирс изумленно смотрел из маленького бортового окна. Он ненавидел аргументы своего упрямого отца. Строгие старые обычаи семьи Харконнен были не всегда лучшими. Почему бы вместо внушительных тяжелых условий и жестоких наказаний не попытаться обращаться с рабочими с уважением?

Рабочие. Он помнил, как его отец отреагировал на это слово.

– Следующий раз ты захочешь их назвать служащими. Они рабы! – Ульф метал гром и молнии, когда они стояли в оффисе надзирателя на Хагале. – У них нет прав.

– Но они заслужили права, – ответил Пирс. – Они человеческие существа, а не машины.

Ульф едва сдерживался, чтобы не применить силу.

– Возможно мне надо было бить тебя также, как мой отец бил меня, вбивая в тебя раскаяние и ответственность. Это не игра. Ты улетаешь сейчас, мальчик. Иди на корабль.

Как сварливый ребенок Пирс сделал, как он скомандывал….

Он хотел, чтобы он мог стоять нога к ноге со своим отцом хоть раз. Каждый раз, когда он пытался, Ульф заставлял его чувствовать так, как будто он разочаровал семью, как если бы он был неудачником, который растратил тяжело полученное богатство.

Его отец поручил ему управлять семейными владениями на Хагале, видя его следующим главой бизнесса Харконненов. Это назначение было важным шагом для Пирса. У него были все полномочия над операциями по добыче алмазов. Шанс, проверка. Подразумевалось, что он будет управлять рудниками так, как ими всегда управляли.

Харконнены имели права на добычу всех алмазов на редко населенном Хагале. Самый большой рудник занимал целый каньон. Пирс вспомнил, как солнечный свет играл на зеркальных скалах, танцуя по поверхности. Он никогда не видел чего-нибудь такого же красивого.

Скалы были повернуты к тому месту, где пласты алмазов с сине-зеленым кварцем отмечали периметр, подобно неровным картинным рамам. Управляемые людьми буровые машины ползли среди скал как жирные, серебрянные насекомые: они были без искуственного интелекта, и потому считались безопасными. История показало, что даже самый безвредный ИИ может в конце цонцов повернуться против людей. Целые звездные системы были сейчас под контролем дьявольских умных машин, и в этих темных секторах вселенной люди-рабы выполняли команды механических хозяев.

На оптимальных местах сверкающих скал буровые машины сцеплялися с поверхностью с помощью присасывающих устройств и отделяли алмазы при помощи звуковых волн на естественных частях расщелины; держа пласты алмазов в своей хватке, глупые машины отправлялись назад вниз по скале к районам загрузки.

Это был эффективный процесс, но иногда звуковая процедура добычи разламывала пласты алмазов. Однажды Пирс дал рабам долю в прибыли, и такие неудачи стали случаться не так часто, так как они больше заботились после того, как получили долю.

Наблюдая за операциями на Хагале, у Пирса родилась идея, которая заключалась в том, чтобы разрешить бригадам пленников работать без типичного регулирования и пристального надзора Харконненов. Несмотря на то, что некоторые рабы согласились с побудительной программой, появилось несколько проблем. Из-за сокращенного наблюдения некоторые рабы сбежали; другие стали дезорганизованными и ленивыми, просто ожидая, когда кто-нибудь скажет им, что делать. Первоначально продуктивность спала, но он был уверен, что производительность в конечном итоге вернется и даже превысит предыдущие уровни.

До того, как это могло случиться, его отец нанес неожиданный визит на Хагаль. И Ульф Харконнен не был заинтересован в творческих идеях или гуманных улучшениях, если прибыль упала….

Его родители были вынуждены оставить своего младшего сына Ксавьера на Салусе с приятной парой, знакомой по школе.

– Я содрагаюсь при мысли, каким будет мальчик, если они его растят. Эмиль и Лусиль Тантор не знают, как быть строгими.

Подслушывая, Пирс узнал, почему его, любящий манипулировать, отец оставил его маленького брата с Танторами. С тех пор, как старая пара не могла иметь детей, хитрый Ульф старался получить их расположение. Он надеялся, что Танторы в конечном итоге оставят свое имущество своему дорогому «крестнику» Ксавьеру.

Пирс не любил, как его отец использовал людей, не важно были ли они рабами, другими знатными или членами его собственной семьи. Это было отвратительно. Но теперь, запертый в тесной спасательной капсуле, он не мог сделать с этим ничего.

III

Программирование сделало мыслящих машин безжалостными и решительными, но только жестокость человеческого разума смогло породить больше безжалостной ненависти, чтобы разжечь войну по уничтожению на тысячу лет.

Хотя они находились в вынужденном рабстве у распространающегося компьютерного разума Омниуса, саймеки – гибриды машин с человеческим мозгом – часто проводили свое время, охотясь среди звезд. Они могли поймать несколько людей, вернуть их назад в рабство на Синхронизированные Миры, или просто убить их из спортивного интереса….

Лидер саймеков, генерал, который взял производящее впечатление имя Агамемнон, однажды вел группу тиранов, чтобы завоевать приходящую в упадок Старую Империю. Чтобы получить неумолимых солдат, тираны перепрограмировали раболепных роботов и компьютеры и дали им жажду завоеваний. Когда его смертное тело состарилось и стало слабым, Агамемнон подверг себя хириргическому процессу, в результате которого был изьят его мозг и имплантирован в предохраняющий контейнер, который он мог вмонтировать в разнообразные механические тела.

Агамемнон и его товарищи тираны намеревались править столетиями… но затем искусственно агрессивные компьютеры захватили власть, когда они увидели шанс и отсутствие усердия у тиранов. Сеть Омниус затем стала править остатками Старой Империи, подчинив тиранов саймеков вместе с остальным уже угнетенным человечеством.

Столетия, Агамемнон и его товарищи завоеватели вынуждены были служить компьютерному вечному разуму без всяких шансов вернуть себе власть. Их величайшим источником развлечения было выслеживать забредших случайно людей, которые ухитрились сохранить свою независимость от господства машин. До сих пор генерал саймеков находил это наиболее неудовлетворительным проведением совего времени.

Его контейнер с мозгом был установлен в быстрый разведывательный корабль, который патрулировал районы, заселеные Лигой людей. Шесть саймеков сопровождали генерала, когда их корабли проходили вдоль границы небольшой солнечной системы. Они нашли мало интересного, только один населенный людьми мир, состоящий в основном из воды.

Потом сенсоры Агамемнона с дальним радиусом действия засекли другое судно. Судно людей. Он увеличил разрешение и указал цель своим спутникам. С их обьединенными способностями обнаружения, Агамемнон заметил, что одинокий корабль был маленькой космической яхтой, его опытная конфигурация и стиль подразумевали, что его пассажиры были важными членами Лиги, богатые коммерсанты… возможно даже элегантные дворяне, наиболее желанная жертва из всех.

– Именно то, что мы ждали, – сказал Агамемнон.

Корабли саймеков изменили курс и увеличили скорость. Соединенный через мысленные стержни, мозг Агамемнона управлял своим кораблем-телом, как если бы это было большой птицой, опускающейся на свою беспомощную жертву. Он также имел наземную ходящую форму на борту, форму воина, которую можно было использовать для планетарной битвы.

Первый выстрел саймеков застал судно Лиги врасплох. У приговоренного к смерти человеческого пилота едва хватило времени на маневры уклонения. Кинетические снаряды ударили в корпус, обстреляв один из двигателей, но оборонительное вооружение корабля защитило его от серьезных повреждений. Корабли саймеков пронеслись мимо, атакуя снова взрывчатыми снарядами, и яхта людей покачнулась, не поврежденная, но дезориентированная.

– Осторожней, мальчики, – сказал Агамемнон. – Мы не хотим уничтожить трофей.

За границами космоса Лиги, вдали от Синхронизированных Миров, люди очевидно не ожидали столкнуться с хищниками врагов, и капитан этого судна был особо невнимателен. Его саймеки-охотники надеялись на лучший вызов, более развлекательное преследование…

Пилот-человек снова запустил поврежденный двигатель и, увеличив скорость, направил корабль ближе к водному миру. В своем кильватере, человек запустил шквал интенсивных взрывчатых снарядов, что вызвало небольшой физический ущерб, но послало, приводящие в замешательство, импульсы тока через сенсоры машин кораблей саймеков. Следующие за Агамемноном саймеки передали серию отборных ругательств. Неожиданно человеческая жертва ответила резким вызывающим голосом с одинаковой злобой и энергией.

Агамемнон усмехнулся про себя и послал мысленную команду. Это будет веселее, чем он предполагал. Его корабль, атакуя, рванул вперед как дикая и энергичная лошадь, часть его воображаемого тела.

– Преследуем!

Саймеки, получая удовольствие от игры, устремились на несчастный корабль людей.

Обреченный пилот предпринимал стандартные маневры, чтобы избежать преследователей. Агамемнон оставался в стороне, пытаясь определить, действительно ли человек был настолько неопытным или просто усыплял бдительность саймеков, чтобы дать им недопустимое чувство покоя.

Они резко направились к мирному голубому миру – Каладану, согласно бортовой базе данных. Планета напомнила ему о голубых ирисах, которые его человеческие глаза когда-то … Это было так много столетий назад, генерал саймеков мог вспомнить несколько деталей своего оригинального физического существования.

Агамемнон мог послать пилоту ультиматум, но люди и саймеки знали ставки в их долгой яростной войне. Космическая яхта открыла огонь из нескольких совсем слабых орудий, предусмотренных скорее для отталкивания мешающих метеоров с дороги, чем для защиты от открытых военных действий. Если это был корабль знати, он должен был иметь более серьезное наступательное и оборонительное оружие. Саймеки рассмеялись и начали наступать, не ощущая угрозы.

Как только они приблизились, отчаянный человеческий пилот запустил другой шквал снарядов, по-видимому таких же как бомбы с комариным укусом, которые он запустил до этого, но Агамемнон заметил что-то подозрительное. – Осторожно, я подозреваю…

Четыре ближайшие мины, каждая с зарядом в десять раз мощнее, чем первая артилерия, сдетонировали с огромной взрывной волной. Двое из саймеков охотников получили внешние повреждения; один был полностью уничтожен.

Агамемнон потерял свое терпение.

– Назад! Запустить защиту корабля!

Но пилот яхты больше не стрелял. Уничтожив одно саймека и нанеся повреждение нескольким другим, человек мог легко уйти. Так как он этого не делал, значит у человека больше не осталось оружия. Или это был очередной трюк?

– Не надо недооценивать сброд.

Агамемнон надеялся захватить несколько людей в плен, доставить их Омниусу для экспериментов или анализа, так как «дикие» экземпляры рассматривались по-другому от тех, кто уже поколениями рос в плену. Но, злой от потери одного из своих энергичных компаньонов, генерал решил, что уже было достаточно проблем.

– Испарим этот корабль, – он передал команду своим пяти оставшимся спутникам. Не дожидаясь, когда другие саймеки присоединяться к нему, Агамемнон открыл огонь.

IV

В спасательной капсуле, Пирс мог только в ужасе наблюдать и ждать смерти.

Саймеки обстреливали их снова. В кабине пилота его отец выкрикивал ругательства, а его мать управлялась в оружейном отсеке. Их глаза не показывали страха, только полное сосредоточие. Харконнены не умирают легко.

Ульф настоял на том, чтобы было установлено лучшее из имевшегося вооружения и защитных систем. Он всегда был подозрительным, всегда готовым сражаться с любой угрозой. Но эта одинокая яхта не могла противостоять сконцентрированной атаке семи полностью вооруженных и агрессивных саймековских мародеров. Запертый в темном отсеке, Пирс не мог ничем помочь. Он смотрел на атакующие машины через иллюминатор, уверенный в том, что они не смогут продержаться долго. Даже его отец, который отказывался признавать поражение, выглядел так, как будто у него больше не осталось никаких трюков.

Предвкшуя близкое убийство, саймеки приближались все ближе. Пирс слышал повторяющиеся удары, раздававшиеся по кораблю. Через окно в люке, Пирс видел, как его мать и отец отчаянно жестикулировали друг другу.

Другой саймек наконец пробил защитные пластины и повредил двигатели яхты, когда корабль приближался к еще не достаточно близкой планете с обширными голубыми морями и белыми облаками. Искры вспыхнули на мостике, и подбитый корабль начал вертеться.

Ульф Харконнен крикнул что-то своей жене, затем шатаясь направился к спасательной капсуле, стараясь сохранить при этом равновесие. Катарина позвала его. Пирс не мог представить, о чем они спорили; корабль был обречен.

Огонь орудий саймеков сотряс корабль, послав Ульфа скользить вдоль палубы. Даже приращенные кормовые орудия не могли выстоять больше. Старший Харконнен старался устоять на ногах около люка в спасательную капсулу, и Пирс внезапно понял, что он хотел открыть камеру, чтобы они двое могли присоединиться к своему сыну.

Пирс прочитал по губам матери, когда она прокричала, «Нет времени!»

Инструментальная панель капсулы включилась и начался цикл проверки. Пирс колотил по люку, но они заперли его внутри. Он не мог выбраться, чтобы помочь им.

Пока Ульф бешенно пытался включить управление люком, Катарина подбежала к панели на стене и хлопнула по кнопке активации. Пока Ульф поворачивался к своей жене с изумлением и страхом, Катарина прошептала отчаянное прощание своему сыну.

С креном спасательная капсула направилась в космос, прочь от обреченной космической яхты.

Ускорение бросило Пирса на палубу, но он сумел встать на ноги и повернуться к наблюдательному иллюминатору. В то время как спасательная капсула безрассудно кувыркалась в космосе, саймековские мародеры открывали огонь снова и снова, шесть злых мыслящих машин обьеденили свою разрушительную мощь.

Харконненский корабль извергнулся как вулкан в череде взрывов ослепительным огнем, который рассеялся в вакууме… задутый вместе с жизнями его родителей.

Подобно ядру спасательная капсула устремилась в атмосферу Каладана, метая красные искры, когда она приближалась к голубым океанам, освещенных солнцем планеты.

Пирс боролся с недоработанным аварийным управлением, пытаясь предпринять маневр, но маленький корабль не реагировал, ка будто это было сопротивление машины своему хозяину-человеку. На такой скорости он не сможет выжить.

Юный наследник Харконненов сделал мучительный вдох и ударил по управлению давлением, чтобы изменить нагрузку. У него был небольшой опыт в пилотировании, хотя это его отец настоял на том, чтобы он изучил; до этого мастерство не было приоритетом для Пирса, но сейчас он должен был справиться с системами без задержки.

Оглянувшись назад, он заметил, что его преследует один из кораблей-истребителей саймеков. Искры от входа в атмосферу возросли, подобно металлическим опилкам, когда стачивают камень. Снаряды преследователя разорвались около него в атмосфере без прямого попадания.

Пирс уменьшил скорость над изолированной местностью, приближаясь к заснеженному горному хребту с злобным саймеком на хвосте, который продолжал стрелять. Сверкающие ледники окружали зазубренные пики. Один из вражеских снарядов врезался в высокий хребет, разбросав лед и камни. Пирс закрыл свои глаза и смело – не имея выбора – полетел через развалины, слыша, как они колотят по корпусу капсулы. И он едва выжил.

Сразу же после того, как он рухнул на хребет, он услышал ужасный взрыв и увидел ярко оранжевую вспышку в небе. Механический преследователь потерял управление. Уничтожен, также, как и его родители и их космический корабль….

Но Пирс знал, где были другие враги, и возможно они были недалеко.

V

Агамемнон и его саймеки теснились вокруг обломков космической яхты на непостоянной орбите, расчитывая траекторию движения единственной отделившейся спасательной капсулы. Они отметили, где она вошла в атмосферу, скорость ее движения и возможное место ее приземления. Генерал не спешил – после всего, куда мог направиться один выживший человек в этом примитивном мире?

Без приказов, один саймек, жаждущий отмщения, все-таки, подорвался на мине, выстреленной вслед за спасательной капсулой.

– Генерал Агамемнон, я намереваюсь его убить сам.

В гневе лидер саймеков помолчал, затем согласился.

– Иди, у тебя первый выстрел. Но остальные из нас не будут ждать долго.

Лидер саймеков оставил остальных сзади до тех пор, пока не сможет закончить свой анализ.

Агамемнон проиграл сигнал бедствия, который знатный пилот передал незадолго до своего уничтожения. Слова были зашифрованы, но не с помощью очень хорошего шифра; бортовой ИИ саймеков расшифровал их легко. «Это Лорд Ульф Харконнен, мы летим с наших владений на Хагале. Мы находимся под атакой мыслящих машин. Мало шансов, что мы выживем.»

Такие поразительные способности к предсказанию. Агамемнон предположил, что спасшийся на борту спасательной капсулы тоже должен принадлежать к знатной семье, если это не сам лорд.

Тысячу лет назад, когда Агамемнон и его девятнадцать союзников захватили Старую Империю, группа отдаленных планет обьеденились, чтобы сформировать Лигу Благородных. Они защищали себя от тиранов, продолжали защищать от Омниуса и его мыслящих машин. Компьютеры не держали зла и не желали отмщения…но саймеки имели человеческий разум и человеческие эмоции.

Если спасшийся в спасательной капсуле, приземлившейся на Каладане, был членом вызывающей Лиги Благородных, генерал саймеков хотел лично участвовать в допросе, пытке и окончательной казне.

Через несколько минут, тем не менее, он получил последнюю передачу незадолго до того, как преследовавший человека саймек потерпел аварию.

– Глупая миссия. В следующий раз я хочу, чтобы все было сделано правильно, – сказал Агамемнон. – Отправляйтесь, найдите его до того, как он сможет спрятаться в дикой местности. Я дам охоту четырем из вас – и соревнование. Награду тому саймеку, кто найдет и убьет жертву первым.

Корабли других саймеков устремились прочь от обломков словно горячие пули в облаках. Сбежавший человек, невооруженный в своей едва способной маневрировать капсуле, очевидно не протянет долго.

VI

Внезапно капсула содрогнулась и прозвучала предупреждающая сирена. Цифровые и кристаллические приборы на панеле заискрились. Пирс попытался понять их, отрегулировав приборы управления кораблем, затем посмотрев в иллюминатор, он увидел вокруг коричнево-белые склоны гор, холодные замерзжие склоны холмов, покрытые в некоторых местах снегом, темные леса. В последний момент, он собрался с силами, как раз достаточно…

Спасательная капсула врезалась в тонкие деревья и упала в тундре, покрытой лишь тонким слоем снега. Сила удара подбросила капсулу снова вверх, а затем она вновь врезалась в деревья.

Пирса шатало из стороны в сторону. Он кричал, надеясь выжить, но ожидая худшего. Незадолго до первого удара сработала система безопасности, которая разбрызгала специальную защитную что уберегло его от более серьезных повреждений. Затем капсула вновь упала, подняв вверх столб снега и замершей земли. Капсула, наконец, остановилась, издав громкий свист.

Мыльная пена растворилась, когда Пирс поднялся, стирая липкую грязь со своей одежды, рук и волос. Он был слишком взволнован, чтобы чувствовать боль, и у него не было времени, чтобы оценить насколько серьезными были его ранения.

Он знал, что его родители погибли, и их корабль уничтожен. Он надеялся, что его затуманенное зрение было от крови в глазах, а не от слез. Он был Харконненом в конце концов. Его отец отвесил бы ему оплеуху за проявление трусливых эмоций. Ульф ухитрился нанести врагу урон в казавшейся бесполезной атаке, но там все еще оставалось много саймеков. Нет никаких сомнений в том, что они придут сюда, чтобы охотиться за ним.

Пирс боролся с паникой, пытаясь немедленно оценить свою ситуацию. Если у него есть хоть малейший шанс выжить, обстоятельства заставляли его действовать решительно, даже безжалостно – в манере Харконненов. И времени у него мало.

В спасательной капсуле имелось несколько контейнеров, содержащих необходимые запасы для выживания, но он не может здесь оставаться. Саймеки придут сюда, чтобы закончить свою работу. Но убежав, у него уже не будет возможности сюда вернуться.

Пирс схватил аптечку и пакеты с продовольствием, которые он сможет унести, и начал засовывать их в мешок. Он хлопнул по крышке люка и выполз наружу, чувствуя запах дыма и слыша потрескивание пламени, вспыхнувшего от жары удара. Он сделал глубокий вдох холодного морозного воздуха, закрывая люк позади себя, и пошатываясь пошел прочь от дымящейся капсулы, шагая по мокрому снегу, который скрипел под ногами, в скудное укрытие темных хвойных деревьев. Он хотел уйти отсюда как можно дальше до того, как остановиться, чтобы обдумать свой следующий шаг.

В ситуации, подобной этой, его отец беспокоился бы о семейных владениях, рудниках на Хагале. После того, как Пирс и его родители погибли, кто будет управлять и продожать укреплять семейный бизнесс Харконненов. Но сейчас молодого человека больше всего беспокоило его собственное выживание. Он никогда не подходил философии их семейного бизнесса.

Услышав громкий рев, он взглянул на небо и увидел там четыре ярких белых следа, которые неумолимо приближались к нему. Саймеки. Охотники. Машины с человеческим разумом легко его поймают в этой необитаемой пустынной местности.

Когда опасность подошла к нему так близко, Пирс увидел, что он оставляет глубокие следы в снегу. Кровь капала из пореза на его левом запястье; больше крови капало из другой раны на его лбу. Это все равно, что оставить карту для врага, по которой его могут выследить.

Он вспомнил, как его отец говорил ему своим строгим, нетерпеливым голосом, но этот урок был ценный: Осознавай все грани сложившейся ситуации. То, что что-то кажется спокойным, еще не означает, что нет опасности. Никогда не доверяй своей безопасности.

Под деревьями, слушая рев саймеков, приближающихся к месту падения капсулы, Пирс перевязал рану, чтобы остановить кровотечение. Спешка могла принести больше вреда, чем задержка для принятия решения.

Он внезапно изменил направления движения, выбрав чистую местность, где деревья прикрыли землю от снега. Он двигался по каменистой местности, придерживаясь намеренно хаотичного курса, надеясь так оторваться от преследователей. У него не было оружия, не было знаний об этой местности…но и не было намерений сдаваться.

Пирс карабкался все выше по поднимающейся местности, и снег становился более частым, где деревья становились реже. Когда он достиг поляны, он остановился, чтобы передохнуть, и оглянулся назад, увидев, как саймеки собрались вокруг его капсулы. Все еще недостаточно далеко, все еще он не знал, куда бежать.

Наблюдая в страхе, Пирс увидел мобильные, эластичные ходячие формы, вышедшие с приземлившихся кораблей: адаптированные механические тела, в которые заключены мозги саймеков; тела, способные находится в разнообразных окружающих средах. Подобно разгневанным крабам, саймеки сползлись вокруг обломков крушения, используя режащие клешни и огнеметы, чтобы разорвать и открыть корпус. Когда они никого там не обнаружат, они просто разорвут капсулу на части.

Ходячие формы встали вокруг капсулы, их оптика с различными сенсорам блестела на свету. Они просканировали его следы на снегу, повернулись туда, где их жертва остановилась, чтобы перевязать раны. Сканеры саймеков могли легко разобрать его следы на земле, тепловое излучение его тела. Безошибочно, они направились вокруг голой местности по направлению к тому месту, откуда он решил спасаться бегством.

Ругая себя за кратковременную панику, которая заставила его покинуть явную тропу, Пирс бросился бежать в гору, при этом ища место, где бы можно было спрятаться и оружие, которое можно было использовать. Он пытался не обращать внимание на бешенно колотившееся сердце и учащенное дыхание в холодной, суровой атмосфере Каладана. Он упал в другие заросли хвойных деревьев, но продолжал карабкаться вперед. Склон стал круче, но из-за частых хвойных деревьев он не мог точно видеть, куда он двигается или насколько близко он уже к вершине.

Ему попадались на глаза палки, камни, но ничего, что могло бы сойти за эффективное оружие против механических монстров. Никак он не мог защититься от ужасающих машин. Но Пирс, в конце концов, был Харконнен, и он не сдастся. Он нанесет им удар, если сможет. По крайней мере он предоставит им сложную охоту.

Далеко позади себя, Пирс слышал грохот, треск деревьев и представил, как саймеки очищают путь для своих массивных вооруженных тел. Судя по дыму, они должно быть подожгли лес. Хорошо…таким образом не останется его следов.

Он продолжал бежать, а земля становилась все более каменистой, с небольшими участками льда на крутом склоне. Ненадежно балансирующие, слоя снега цеплялись за гору, готовые освободится в любой момент. Деревья на этой возвышенности были наклоненные, с изгибами. Он почувстовал запах серы в воздухе. Под своими ногами он увидел маленькую пузырящуюся лужицу, покрывающуюся желтым.

Он нахмурил свои брови, размышляя, что это может означать. Горячая местность. Он изучал такие места, известные лишь посвященным геологические аномалии, которые заставлял его изучать отец до того, как послать его на операции по горной промышленности на Хагале. Это должно быть был регион вулканической активности с горячими источниками, гейзерами, фумаролами…опасное место, но которое предлагает возможности, которые можно использовать против больших врагов.

Пирс побежал к месту, где был сильный запах и сгустившейся туман, надеясь, что это даст ему преимущество. Саймеки не используют глаза, как люди, и их сенсоры очень чувствительные, чувствительные к разным частям спектра. Во всяком случае, это даст его преследователям большое преимущество. Хотя, здесь, в каменистой и голой местности с большой жарой, саймеки не смогут воспользоваться своими сканерами, чтобы обнаружить оставшиеся признаки его следов.

Он побежал сквозь туман, по влажным камням, участкам снега, по голой земле, пытаясь избавиться от преследования и ищя место, где можно было бы спрятаться или обороняться. После часов безудержного бега, он обвалился на валун, покрытый оранжевым лишайником рядом с кратером, из которого с шипением шел дым. Больше, чем что-либо, он хотел свернуться под скалистым выступом рядом с одним из горячих источников и остаться там скрытым от чужих глаз достаточное время, чтобы выспаться несколько часов.

Но саймеки не нуждались во сне. Все их нужды в поддержании жизни обеспечивались укрепляющей электрожидкостью, которая обеспечивала их жинеспособность в их защитных контейнерах. Они будут преследовать его, не останавливаясь.

Пирс открыл пакет с провизией и начал жадно есть две высоко-калорийных фавли, которые восстанавливали его силы. Но он не мог терять время, он должен использовать свое преимушество.

Пирс начал карабкаться вверх по крутой горе. Его пальцы перепачкались желтой пылью. Он выбрал самый крутой район, надеясь, что это затруднит продвижение ходячих форм саймеков, но это также замедляло и его.

Ветер начал усиливаться, и Пирс чувствовал своим лицом то теплые, то холодные потоки ветра. Туман начал понемногу рассеиваться, и ландшафт наконец раскрылся перед ним. Он оглянулся назад на остававшиеся позади хвойные деревья, скальные выступы и пузырящийся минеральный водоем.

Но затем он увидел одного из саймеков, который преследовал его. Остальные три, наверное, разделились, пытясь окружить свою добычу. Это похоже на какую-то игру. Механическое тело блестело серебром при дневном свете. Ищет.

Пирс знал, что он был уязвим и незащищен на склоне горы. Он прижался поближе к скале, надеясь остаться незамеченным. Но через несколько секунд саймек уже засек свою добычу. Механическое тело выпустило снаряд, который пролетел мимо Пирса и ударил в скалы, образовав огненную вспышку.

Он вскарабкался по скале, найдя в себе приток новой энергии. Саймек быстро покинул это место, не тратя больше времени на утомительную задачу по охоте на человека.

Пирс был загнан в ловушку. Вокруг него были крутые скалы и горячие зеленовато-желтые водоемы; отвесные, гладкие снежные поля покрывались желтой коркой. Добравшись до вершины хребта, он, возможно, сможет сбросить камни, таким образом преградив путь саймеку позади него. Он не видел других вариантов.

Цепляясь руками и отталкиваясь ногами, Пирс двигался вверх к гладкой ледниковой области. Его ботинки проникали в холодный снег почти до колен. Его пальцы вскоре окоченели и стали красными. Холодный воздух обжигал его легкие, но он продолжал карабкаться быстрее, дальше. Его властный отец высмеял бы его за беспокойство о всего лишь физическом дискомфорте в такой ситуации. Казалось, что он никогда не доберется до ледника, хотя он мог видеть вершину, отвесный острый край на вершине.

Машины-охотники должно быть разделились, и, возможно, он ускользнул от трех других у горячих гейзеров. Не могущие отыскать его след, они прочешут местность….непреклонно, как всегда поступали машины. Только один саймек нашел его, и очевидно чисто случайно.

Даже так, одного ужасного врага хватит, чтоб убить его, и этот, наверняка, имеет радиосвязь с другими. Они, должно быть, уже направляются сюда. Но этот, по всей видимости, жаждал убить Пирса лично.

Внизу саймек достиг основание ледяного участка, просканировал все вокруг, и затем устремился вверх. Его длинные ноги ступали по снегу, взбираясь так быстро, как любой человек мог лишь только мечтать.

Саймек остановился, покачнулся, затем выпустил новый огненный заряд. Пирс зарылся в снег, и снаряд с жаром пронесся мимо него и проделал кратер на растоянии всего лишь вытянутой руки от него. Сильный удар вызвал колебания и сдвиги ненадежного слоя снега. Вокруг него, снежный наст начал разламываться подобно отваливающейся корки. Воспользовавшись случаем, он сильно ударил по одной из корок снега, надеясь послать его вниз, чтобы сокрушить врага, но замерзшая поверхность застопарилась со скрипом и рокотом, а затем все стихло. Сделав глубокий вдох, он снова стал карабкатсья вверх.

Пирс заметил обнажение скалы, которое выступало из под снега. Он должен добраться туда, и там он остановится. Возможно, он сможет сбросить валуны на машину, хотя у него и не было иллюзий относительно эффективности этих действий.

Только глупец не оставит себе выбора, сказал бы Ульф Харконнен.

Пирс проворчал на свою память. «По крайней мере я выжил, отец.»

Но затем, к своему удивлению, на вершине ледника он увидел группу каких-то фигур, которые били похожи на…людей! Он сосчитал дюжину людей, которые стояли на вершине снежного наста. Они выкрикивали малопонятные проклятия в адресс саймека.

Силуэты незнакомцев подняли большие предметы циллиндрической формы – оружие или что-то похожее – и начали колотить по ним. Громкий звук прокатился эхом по горам подобно раскатам грома, взрывам. Барабаны.

Незнакомцы колотили по своим барабанам. У них не было вначале очевидного ритма, но потом ритм ударов вступил в резонанс, стал звуком, отдающийся эхом, который заставил дрожать снежный наст.

Трещины на льду начали расширяться, и ледник начал двигаться. Массивный саймек пытался добраться до добычи, когда замерзший участок начал скользить.

Видя, что должно случиться, Пирс бросился к голове наста, укрываясь в расщелине, разделенной тонкими каменными стенами с каждой стороны. Он едва удержался, когда снег сорвался с шипением и ревом.

Лавина обрушилась на саймека подобно белой гигансткой волне, которая накатилась на ходячую форму саймека и понесла его прямо на другие скалы. В то время, как вражеская машина покатилась вниз по склону, Пирс закрыл глаза и стал ждать, пока грохочущая волна достигнет своей максимальной мощи и затем начнет утихать.

Наконец он открыл глаза, удивляясь, что он еще жив. В воздухе вокруг сверкали ледяные кристалики. Пока снежная масса все еще оставалась нестабильной, странные люди беспорядочно кинулись вниз к скатившемуся снегу и льду, оживленно крича как охотники, которые только что убили внушительную дичь.

Все еще не веря своим глазам, Пирс стоял наверху валуна. И затем он заметил дергающегося и опрокинувшегося на спину саймека. Лавина снесла его разрушительной силой, сравнимой с тяжелым оружием. Саймек был сбит и отброшен назад, но его механические конечности все еще пытались вернуть свое тело в вертикальное положение.

Хотя примитивные люди носили темно-коричневую защитную одежду, сделанную из старых материалов, у них были замысловатые механизмы, больше чем просто копья и дубинки. Четыре молодых поспешили к краю ледника и к деревьям – разведчики? – где они стали разглядывать местность, высматривая других саймеков.

Остальные люди подобно гиенам собрались над поверженным саймеком, выбирая режущие инструменты и захваты. Позвал ли механический охотник на помощь остальных трех товарищей? Местные люди быстро снесли передатчики и антенны с саймека, а затем с поразительным умением они разобрали отбивающиеся ноги машины. Сенсоры орудия саймека замигали, когда тот попытался запустить ракету, но Каладанские аборигены быстро отсоединили детали.

Из динамиков саймека начал доноситься град проклятий и угроз, но люди не придавали этому внимания, продолжая бесстрашно работать. Они работали усердно, пытаясь отсоединить гидравлику, волоконнооптические кабели, нейроэлектронику, размещая каждую деталь в стороне как дорогое утильсырье. Они выбрали защитный контейнер с мозгом саймека, оставив его незащищенным. Предательский человеческий мозг снова оказался вне своего тела, но на этот раз не по своей воле.

Неподвижно, Пирс смотрел на безобидно выглядещий контейнер, в котором содержался мозг саймека. Местные не уничтожили его сразу, похоже у них были другие планы на этот счет. Они показывали это как трофей.

Полный вопросов, Пирс начал спускаться вниз, куда прокатилась лавина. Местные смотрели на него, когда он приближался, показывая любопытство, но без угрозы. Они говорили на странном языке, которого он не понимал.

– Кто вы? – спросил Пирс на стандартном галахском наречии, надеясь, что кто-нибудь из них поймет его.

Один из мужчин, длинный старый человек с короткой рыжей бородой и более светлой кожей, чем у его приятелей, шагнул по направлению к Пирсу. Он встал напротив Пирса, указав пальцем себе на грудь.

– Тиддок.

– Пирс Харконнен, – ответил Пирс, затем решил отбросить такую формальность, – Пирс.

– Хорошо, Пирс. Спасибо, – сказал он на узнаваемом галахе, но с невнятным акцентом.

Видя удивление юноши, Тиддок начал говорить медленней, как будто он вылавливал подходящие слова в своей памяти.

– Наш диалект имеет корни галахского от Странников Дзенсунни, которые покинули Лигу давным давно. Многие годы я работал в городах знатных людей, выполняя черную работу. Я учил слова там и тут.

Парализованный и неподвижный захваченный вражеский саймек продолжил выкрикивать оскорбления через интегрированные динамики, когда Каладанские жители начали использовать две удаленных ноги саймека как рычаги, захватив контейнер с мозгом так, что он начал болтаться между ними, как какой-нибудь схваченный зверь. Два человека, выглядившими более сильными, закинули металические захваты за спины и начали быстро взбираться вверх по склону. Остальные собрали детали, которые они могли нести и тоже начали взбираться по горному склону.

– Пойдем с нами, – сказал Тиддок.

У Пирса не было альтернативы, как только последовать за ними.

VII 

Когда Пирс последовал вверх за суровым мужчиной, у него с каждым шагом тряслись колени, а его спина начала болеть до такой степени, что казалось, что она жжет. У него еще не было времени смириться со смертью своих родителей. Он скучал по матери, по ее заботе, ее пониманию. Катарина спасла ему жизнь, запустив капсулу до того, как саймеки уничтожили их космическую яхту.

В некотором смысле, Пирс скучал даже по своему отцу. Несмотря на грубость Ульфа, он всего лишь желал лучшего для своего сына, категорически сфокусировавшись на его ответственности за владения Харконненов. Теперь, кажется, его младший брат Ксавьер это все, что осталось от рода Харконненов. У Пирса была очень маленькая надежда, что он когда-либо выберется с Каладана…но по крайней мере он до сих пор сумел выжить.

Он с трудом продвигался вверх по крутому склону, стараясь не отставать от проворных местных жителей. В своем защитном контейнере мозг злого саймека болтался, пока его несли местные. Из динамиков контейнера доносились какие-то крики, вначале на стандартном галахском, потом на других языках. Тиддок и его люди, казалось, находили это забавным.

Местные не обращали на безтелесный мозг никакого внимания, только иногда, оскалившись, кидали на него пристальный взгляд. Больше всего в этом преуспел рыжебородый мужчина. В дополнение к угрожаещему выражению лица, он делал угрожающие жесты с помощью своих инструментов, которые он подносил поближе к сенсорам контейнера, чтобы еще больше напугать пленненого саймека. Очевидно, они уже встречали саймеков до этого и знали, как с ними бороться.

Но его волновали три других механических охотника. Они не упустят добычу – и когда они прийдут на место лавины и увидят разобранную мобильную форму, саймеки могут последовать за ними. Если только схваченный саймек не успел послать сигнал до того, как его смела лавина. Саймеки не любят признавать свою слабость.

Пирс огляделся в поисках укреплений, которые могли сделать люди. Впереди показался свещивающий гигансткий ледяной наст, который прикрывал поселение. Местные жители организовали свой лагерь на широкой местности, где лед растаял под воздействием горячих источников на земле. Женщины и дети, суетившиеся около скалистых хижин и выполнявшие рутинную работу, ненадолго остановились, чтобы взглянуть на приближавшихся людей. Люди носили толстые одежды, ботинки и головные уборы, покрытые мехом какого-то местного животного. Пирс услышал лай животных, увидел покрытых мехом белых животных около жилищ.

Под защитой выступа, подымался пар из под толстых слоев льда и снега, в компании с бульканьем горячих гейзеров. Пока Пирс спускался вслед за группой по узким скалистым ступенькам, он поражался очаровательному контрасту огня и льда, но он продолжал бросать постоянные обеспокоенные взгляды по сторонам, чтобы убедиться, что нет следов присутсвия других охотников-саймеков. Редкие капельки падали с замершего потолка свода, бедленно таявшего, но когда Пирс взглянул на голубой лед наверху, он решил, что ледник – и поселение – были здесь уже давно…

Когда опустилась внезапная темнота, словно кто-то задернул на солнце занавеску, местные каладанские женщины начали разводить большой костер из зубчатых кусков деревьев в центре поселения. Разведчики вышли из поселения для патрулирование местности на случай, если вдруг появятся вражеские машины. Остальная же часть племени принялись за празднование. Мужчины отрезали большие куски мяса и нанизали их на длинные металлические вертела над огнем.

Они поставили захваченый контейнер с мозгом саймека в стороне, на льду, и полностью игнорировали его.

Разговаривая друг с другом на каком-то гортанном языке, местные жители уселись вокруг огня на меховые шкуры и пустили еду по кругу, делясь ей с их гостем. Пирсу не особо понравилось мясо, но он сьел весь большой кусок, чтобы не обидеть хозяев. Он был голоден, и поэтому дополнил свой кусок мяса пищей, которую он взял со спасательной капсулы. Он предложил оставшийся запас пищи своим спасителям, и те ее приняли.

Тревога все еще терзала его. Даже среди стольких людей, он не чувствовал себя в безопасности, и он пытался убедить старого лидера, что опасность еще не исчезла.

– Еще осталось много саймеков, Тиддок. Я думаю, что они охотятся за мной.

– Мы уже убили одного, – сказал он.

– А что насчет остальных? Они все еще там…

– Их мы тоже убьем. Если ты им не надаешь. У саймеков мало терпения. Быстро теряют интерес. Ты им так важен? Мои люди знают, что мы им не важны, – он похлопал Пирса по запястью, – У нас есть разведчики. У нас есть оборона.

После мяса Тиддок и его люди стали рассказывать истории, делясь древними притчами и приключениями на своем родном языке. Продолжая рассказы, люди пустили по кругу бутыль с крепким напитком. Закутавшись в меховую шкуру, чтобы не чувствовать холода, Пирс глотнул жидкость и почувствовал теплоту в желудке. С перерывами старый мужчина переводил Пирсу истории об угнетенных Дзенсунни, которые покинули миры, находящиеся под властью машин, а также рабство в Лиге Благородных.

Слегка подвыпивший, Пирс защищал Лигу и их продолжающую войну против мыслящих машин, хотя он сочуствовал неприятному тяжелому положению рабов-буддисламистов на Поритрине, Занбаре и других мирах Лиги. Пока Тиддок старался перевести, Пирс рассказывал об эпической битве против злого Омниуса и его агрессивных роботов и саймеков.

И хриплым голосом он рассказал также, как его собственный корабль был уничтожен, и его родители убиты…

Тиддок сделал жест в сторону контейнера с мозгом саймека.

– Пошли. Праздник закончился. Теперь мы закончим нашу машинную войну. Люди ждали этого.

Он что-то выкрикнул на своем языке, и двое мужчин подняли контейнер. Саймек недовольно ворчал из своих динамиков, но похоже он истощил весь свой запас эффективных проклятий.

Несколько женщин зажгли факел от центрального костра и двинулись в направление от влажного выступа ледника. Полные хорошего настроения, местные жители пошли, держа контейнер с беспомощным вражеским мозгом. Саймек выкрикивал угрозы на всех языках, которые знал, но люди лишь смеялись над этим.

– Что вы делаете? – спросил саймек. Контролируя последние оставшиеся приборы, которые еще функционировали, безтелесный мозг болтался в своем контейнере. – Остановитесь! Мы уничтожим вас всех!

Пирс последовал за ними по хребту и вниз по склону, туда, где воздух был насыщен неприятным запахом и пористая поверхность становилась теплой под ногами. Держа контейнер беспомощного саймека, группа людей остановилась возле гейзера, из которого шел пар, продолжая при этом что-то говорить и смеяться. Они держали контейнер над зловещим отверстием.

Пирс с любопытством подошел поближе к гейзеру, но Тиддок показал ему, чтобы он отошел. Рыжебородый старейшина улыбнулся, и его улыбка казалась жуткой в свете факела.

Грохот раздался снизу, и затем произошло извержение гейзера струей горячей воды. Обжигающая струя обдала кипятком мозг саймека. Ругательства саймека перешли в дикий крик, сопровождающий бормотанием и болью, что доносились из поврежденных динамиков.

Когда гейзер затих, безумный саймек вопил и невнятно бормотал. Чуть позже снова произошло извержение гейзера, и из динамиков раздался ужасный вой, из-за чего у Пирса по спине пробежали мурашки.

Хотя этот монстр пытался его убить, принимал участие в убийстве его родителей, Пирс не мог больше вынести доносившиеся из динамиков страдания. Когда кипящая струя вновь затихла, он взял камень и разбил динамики.

Но местные жители продолжали держать бьющийся в агонии мозг над гейзером, и когда обжигающая струя вырвалась в третий раз, саймек кричал в молчании, пока он поджаривался живьем в своей электрожидкости.

Затем местные вскрыли контейнер и уничтожили горячее, сваренное содержимое.

VIII

В горном жилище было тепло и в малой степени комфортно, но Пирс спал плохо. Он не мог выкинуть из головы ужасные видения. Когда он, наконец, заснул, ему начало снится, что он был связан, а местные жители держали его над гейзером. Он слышал, как кипящая вода стремительно приближалась к нему, и он проснулся с отчаянным криком.

Снаружи донесся вой животных, а затем снова наступила тишина.

А затем раздались механические звуки.

Он, спотыкаясь, зашагал к выходу жилища и выглянул наружу, в холодный, пахнущий серой воздух. Снова залаяли караульные животные. Люди закричали, и в лагере началось движение. Разведчики продолжали наблюдать.

В сероватом и туманном небе между поверхностью и ледяным выступом Пирс заметил четыре летательных аппарата, приближающихся со звуком, похожим на тот, который издавали насекомых, их двигатели изрыгали огонь в предрассветном небе. Саймеки!

Тиддок и его соплеменинки выбрались из своих каменных убежищ, хватая факелы и оружие. Пирс выбежал наружу, желающий чем-нибудь помочь. Он смогли уйти от двух других охотников-саймеков вчера, но опытные мыслящие машины прочесали поверхность своими сканерами и обнаружили его след…который привел чудовищ сюда.

Корабли саймеков приземлились на ближайшей скалистой поверхности. Потом открылись люки, и из каждого показались вооруженые фигуры. Крабовидные военные машины осторожно промаршировали вниз по склону. Впереди, местные жители рассеялись, громко крича, размахивая факелами, надсмехаясь над врагом.

Один из саймеков запустил ракету, которая взорвалась и разрушила часть сводчатого ледяного навеса. Куски льда упали вниз, сокрушая каменные жилища, откуда люди уже эвакуировались.

Тиддок и его соплеменники носились, как будто это было всего лишь игра, жестикулирая Пирсу, чтобы он следовал за ними по тропе, которой они шли вчера к гейзерам. При дневном свете Пирс увидел, что это была широкая, с небольшим наклоном местность кипящих и горячих источников. Фумаролы и гейзеры перидоически изрыгались, наполняя воздух вонючим дымом. Крича и изрыгая проклятия, люди разделились, следуя инстинктивному маршруту вокруг покрытой корой поверхности. То, что казалось паникой местных, оказалось удивительно организованными действиями, как игра в кошки-мышки. Они заманивают врага? Казалось, что у них есть план, их собственная охота.

Пирс побежал вместе с ними, наклоняясь, когда четыре саймека обстреливали своими снарядами горячую местность. Их механические тела приближались подобно гиганстким паукам на изменчиваой местности. Для мыслящих машин было трудно определить свои цели. Оптические и тепловые сенсоры саймеков должно быть были ослеплены хаосом тепловых излучений, идущих от гейзеров и источников.

Тиддок метнул копье, которое брякнуло по туреле самого большого саймека. Это было неэффективное оружие, созданное, чтобы отвлечь и рассердить саймека, а не причинить ему вред. Лидер побежал вперед, крича и заманивая саймека, вынуждая его двигаться вперед.

Спровоцированный, самый большой из саймеков зарычал в свои динамики:

– Вы не сможете убежать от Агамемнона!

Другие три саймека подошли к нему.

Пирс содрогнулся. Все свободные люди знали знаменитого генерала армии Омниуса. Одного из самых жестоких тиранов.

Удачным выстрелом одна из вражеских машин подстрелила молодого человека, который оказался слишком близко к орудию саймека. Его дергающееся, горящее тело корчилось на земле. Каладанские жители, выглядищие разозленными и мстительными, сомкнули свои ряды и выступили более решительней против саймеков. Они метнули самодельную взрывчатку, которая взорвалась с дымом и огнем и сильным грохотом. Но машины с человеческим разумом не замедлили своего продвижения вперед.

Быстроногие местные жители бежали вперед по вулканически активной местности. Саймеки, не обращающие внимания на ловушку, последовали за своей добычей в туман. Они вновь открыли огонь. Еще один человек погиб, упав в дымящийся кратер.

Тиддок и его соплеменники продолжали громко свистеть и дерзко кричать. Двое из более меньших саймеков попали в испещренное кратерами поле гейзеров. Насмехающиеся над саймеками местные жители остановились и повернулись, ждущие чего-то.

Тонкая корка грубой поверхности треснула и разломилась. Две механические ходячие формы саймеков попытались отойти назад, но земля проломилась под ними, разделяясь на части. Оба саймека попытались перепрыгнуть через опасную местность, но с криками упали в кипящий, сернистый провал.

Пирс присоеденился к Тиддоку и другим людями в их громком веселье, которое было оборвано новым выстрелом, который попал в молодую длинноволосую женщину.

Внезапно яростный гейзер извергнулся возле третьего саймека, обжигая защитный контейнер. Саймек получил повреждения. Механическое чудовище повернулось назад и остановилось в замешательстве. Саймек рухнул на ноги, электрожидкость в его защитном контейнеры начала становиться синей, когда фокусировалась его ментальная энергия.

Тиддок бросил маленькую, самодельную взрывчатку. Это не вызвало больше никаких повреждений для саймека, но земная кора изломилась возле саймека. В то время как ранненый саймек шатался, находясь в дезориентации, земля под ним провалилась. Третий саймек присоеденился к другим в горячем дне.

Агамемнон продолжил приближаться к отсупающим людям, презирая своих некомпетентых подчинненых. Лидер саймеков гордо и решительно выступил к старому Тиддоку. Рыжебородый человек и его соплеменинки бросили свои копья и свои самодельные взрывчатки, но механический генерал не отступил. Позади них и по бокам лежала перегретая почва, а огромный саймек заблокировал их единственный путь к бегству.

Внезапно, Пирс выбежал вперед к лидеру саймеков, крича, чтобы отвлечь его. Он поднял одно брошенное копье и ударил им по ноге саймека.

– Агамемнон! Ты убил моих родителей!

К его удивлению, генерал саймеков повернул свою турель, и тепловые сенсоры обратились к стоящему впереди человеку.

– Храбрец! – сказал саймек со значительным изумлением, – Ты тот, кого мы ловили.

– Я из рода Харконненов! – выкрикнул Пирс.

Он размахивал копьем словно дубинкой перед защитном контейнером. Он колотил по толстой броне с силой, достаточной для того, чтобы сломать человеческие кости, но он оставил лишь маленькую царапину на защитном контейнере.

Саймек разразился смехом. Одна из лап Агамемнона схватила Пирса, отняло и отбросило копье. Молодой человек почуствовал острые когти, сжимающиеся вокруг его туловища. Он стал смутно осозновать выкрики Тиддока…

Затем внезапно почва рухнула под тяжелым саймеком.

Вспенивающаяся масса хлынула наверх, и Агамемнон упал в кипящий гейзер, продолжая держать свою человеческую жертву. Хватка ослабла всего лишь немного, и Пирс вскарабкался на верхнюю часть саймека, стараясь выбраться отсюда, подальше от этой невыносимой жары. Пар вырвался наружу, уничтажая все следы Пирса и вторгшейся машины.

IX

Живой и злой Агамемнон вновь установил себя в неповрежденный космический корабль и отбыл из водного мира. Благодаря своей хорошо защищенной мобильной форме, он выбрался на край дымящейся дыры, терпя удары пара, но не падая в горячее дно.

Отвратительные люди начали снова бросать в него взрывчатку, и Агамемнон вынужден был отступить, за что презирал себя. Его гидравлика была повреждена, а его глупые неосаймеки были разбиты. Его мобильная форма, прихрамывая, направилась к приземливщемуся кораблю, оставив людей позади. Корабельные системы переустановили его защитный контейнер в корабль, а свою поврежденную мобильную форму он выбросил, оставив ее на проклятой поверхности Каладана.

Единственный выживший из его группы саймеков, Агамемнон оставил обычную планету позади. Он вернется на Землю, к компьютерному сверхразуму Омниусу, и составит свой доклад. Фактически, это будет хорошим случаем показать, что Агамемнон не охотно ввязывается в схватку, которую он может проиграть…следует избегать лишнего риска.

Он мог придумать любое обьяснение на выбор. Омниус никогда не заподозрит его во лжи: такие вещи не заложены во всепроникающий компьютер. Но у генерала саймеков был человеческий разум…

Пока Агамемнон летит в открытом космосе, у него будет достаточно времени обдумать подходящее обьяснение и придумать, как свалить ответственность на кого-нибудь другого. Он включит так же версии событий из своей постоянно пополняющей памяти, записанной в машинной базе данных.

К счастью, всемогущий и всевидящий сверхразум просто хотел информацию и точное воспроизведение событий. Оправдания были чисто человеческой слабостью.

X

В столице Лиги, на планете Салуса Секундус молодой человек посмотрел на смуглого Эмиля Тантора, состоятельного и влиятельного дворянина. Они стояли на лужайке перед растянувшимся поместьем Танторов, которое можно было увидеть издали из высоких зданий. Только начинался вечер. Огни мерцали из роскошных домов, расположившихся по холмам.

Сигнал бедствия Ульфа Харконнеа наконец был перехвачен, и Эмилю Тантору пришлось сообщить юноше ужасные новости о его родителях и брате. Очередные потери в непрекращающейся войне против мыслящих машин.

Молодой Ксавьер Харконнен кивнул головой, но отказался заплакать. Добрый дворянин дотронулся до его плеча и ласково заговорил:

– Ты согласишься, чтобы мы с Лусиль стали твоими приемными родителями? Я думаю, что твой отец этого хотел, когда оставил тебя здесь на наше попечение.

Ксавьер посмотрел в его карие глаза и кивнул.

– Ты станешь блестящим дворянином, – сказал Тантор, – таким, что твои родители и брат будут гордится тобой. Мы сделаем все возможное, чтобы воспитать тебя правильно, научить тебя чести и ответственности. Ты сделаешь имя Харконненов сверкающим в анналах истории.

Ксавьер пристально посмотрел на тусклые звезды, проблескивающие из сумерек. Он мог определить некоторые из этих звезд, и он знал, какие системы контролируются Омниусом, а какие Лигой.

– Я также научусь сражаться с мыслящими машинами, – сказал он, и Эмиль Тантор сжал его плечо. – Я нанесу им поражение когда-нибудь.

Это моя цель в жизни.

XI

Стояла темная ночь, вокруг были снежные поля и темные деревья. А Каладанские жители сидели на мехах вокруг костра. Сохраняя свою устную традицию, они повторяли древние легенды и истории давних сражений. Старый Тиддок сидел около чужака, которого они приняли, героя с яркими глазами и ужасно рубцеватой кожей. Человек, который выступил один на один с чудовищем саймеком и упал в обжигающий горячий источник…но он выбрался оттуда живым, вскарабкавшись на подбитую мобильную форму саймека. Агамемнон не заметил, как он вскарабкался, а потом сбрыгнул на безопасное место.

Пирс жестикулировал одной рукой; другая – обожженая и поврежденная – была подвешена напротив его груди. Он говорил пылко на древнем будисламском языке, делая паузу, пытаясь подобрать нужные слова и затем продолжая, когда Тиддок помогал ему.

Каладан был теперь его домом, и он проживет оставшуюся жизнь с этими людьми, в неизвестности. Не было видно никакого пути улететь с такого отдаленного места. Такое бывало только в историях, которые он рассказывал. Слушатели Пирса были очарованы рассказами о великих битвах против мыслящих машин. Но и он узнавал Песни Длинного Исхода, хроник многих поколений Странников Дзенсунни.

Как и предполагал его отец, Пирс Харконнен всегда хотел быть рассказчиком.