/ Language: Русский / Genre:adv_western,

Техасец

Барри Корд


adv_western Барри Корд Техасец ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-04-12 Library of the Huron: gurongl@rambler.ru 6DB80641-A05A-4178-8F31-7F7208C058A5 1.0

Барри Корд

Техасец

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Шел монотонный дождь. Ларри Бреннан повернул своего жеребца, направляясь через грязную улицу городка Дуглас к конюшне «Тимберлейк». Из-за неплотно прикрытой двери выбивалась полоска света.

Тысячемильный перегон остался позади, но мысль об этом не снимала ни усталости, ни раздражения. Это был один из самых тяжелых перегонов в его жизни, и мысль о Герцоге и ребятах, которые мокли сейчас под дождем в лагере, угнетала его.

Чалый остановился перед конюшней, и Ларри, перегнувшись через луку седла, крикнул:

— Эй, есть тут кто-нибудь?

В проеме показалась приземистая фигура человека с худым лицом и черной повязкой на правом глазу. Некоторое время он изучал техасца, потом пробормотал что-то невнятное. Раздвижная дверь конюшни со скрипом отъехала в сторону. Ларри тронул жеребца и оказался внутри.

На большом ящике стоял фонарь, тускло освещая карты, разложенные для пасьянса. В конюшне было душно и сильно пахло навозом. По крыше барабанил дождь, в стойле беспокойно била копытом лошадь.

Ларри спрыгнул с коня. Конюх прикрыл дверь и, шаркая ногами, подошел к техасцу.

— Вот чертова погодка, а, мистер? Вдоль реки ехали?

— Нет, — коротко ответил Ларри, пресекая дальнейшие расспросы. — Накормите его получше и поставьте отдыхать. Я приду утром.

Конюх пожал плечами и взял фонарь с ящика. Ларри пошел за ним в дальнее стойло и помог расседлать коня.

— Скатку я возьму с собой, — сказал он, когда конюх хотел забросить ее на полку.

Он развернул ее прямо на полу и стал расстегивать непромокаемый плащ.

Ларри был крупный мужчина, широкоплечий и хорошо сложенный, во всех его движениях сквозила спокойная уверенность. Он вытащил и надел чистую рубашку и поношенное серое пальто, чтобы идти в город. Длинные полы пальто скрывали простую ореховую рукоятку кольта, висевшего низко на правом бедре. Ларри закурил, спрятав огонек спички в мозолистых ладонях. Затянувшись сигаретой, он почувствовал, как усталость навалилась на его широкие плечи, словно каменная глыба.

Он подождал, пока конюх вышел из стойла, закончив возиться с конем, и спросил:

— Как мне найти «Эльдорадо»?

— Немного дальше по дороге, — ответил тот. Конюх подошел к приоткрытой двери. Через проем внутрь конюшни захлестывал дождь. Он махнул куда-то в ночь: — Через улицу и налево. Заметное строение. Большой такой двухэтажный дом с широкой вывеской.

Надевая плащ, Ларри тоже подошел к двери. Вдруг оба они отпрянули назад — из темноты прямо перед ними возник всадник.

— Открой-ка, Нед, — сказал человек на лошади. Нед толкнул раздвижную дверь, всадник въехал в конюшню и спешился. Конюх, закрыв дверь, повернулся

к приехавшему.

— Здравствуйте, мистер Элисон.

— Привет, Нед, — голос был мягким, почти женским. — Позаботься о Ниге.

— Конечно, — сказал Нед. Он провел рукой по черному лоснящемуся боку коня, от которого валил пар.

— Да вы его почти загнали.

— Я спешил, — коротко бросил Элисон. Он расстегнул мокрый плащ и достал из внутреннего кармана сигарету. Потом взглянул на Ларри. — Паршиво в такую ночь на перегоне, — сказал он. — Приехали в наш город или уже уезжаете?

Ларри обернулся. Нед увел вороного вглубь конюшни, забрав с собой фонарь. Человек, которого конюх назвал Элисоном, был лишь смутной фигурой, маячившей в полутьме.

— Приехал, — буркнул Ларри.

Элисон зажег спичку и поднес к сигарете, зажатой в губах. При свете пламени Ларри разглядел узкое приятное лицо, гладко выбритое и ухоженное, на висках поблескивала седина. Человек глубоко затянулся и быстро окинул взглядом Ларри, прежде чем задуть спичку.

Вернулся Нед, помахивая фонарем.

— Вы слышали, мистер Элисон, Хэлидея-то убили.

— Нет, — Элисон повернулся и посмотрел на Неда. В его взгляде было удивление. — Нет, не слышал. Как это случилось?

Ларри уже был готов уйти, но услышав слова конюха, остановился и принялся поднимать воротник плаща, с интересом прислушиваясь к разговору.

— Его убили дубинкой в «Эльдорадо», примерно час назад, — сказал конюх. — Вэли, ночной портье, нашел его на полу, возле кровати.

— Кто его убил? Нед пожал плечами.

— Вэли говорит, что это, должно быть, Боб Мастерс. Это он Олбрайту так сказал. Говорит, что Боб поднялся в комнату Хэлидея за пару часов до этого. Они там ссорились — в холле было слышно, как они орали. Потом Мастерс спустился вниз, и губа у него была разбита. Тут Вэли подумал, не случилось ли чего, и, немного погодя, пошел взглянуть, все ли в порядке с Хэлидеем…

Элисон нахмурился. Гориллообразный конюх порылся в кармане своей расстегнутой жилетки, выудил кусок жевательного табака и отправил его в рот.

— Неблагодарным оказался парень, — жуя, продолжал он, — Хэлидей кормил его, поил… Этот малыш Мастерс определенно бешеный.

По лицу Элисона скользнула напряженная улыбка.

— Да, даже чересчур.

Он взглянул на Ларри. Техасец стоял у двери, смотрел на дождь и докуривал сигарету.

— А что предпринял Мак Вэйл?

— Ничего. Шериф уехал. А Олбрайт и пальцем не пошевельнул, чтобы задержать парня, хотя он где-то в городе. И его сестрица тоже.

Элисон погасил сигарету о каблук.

— Ну ладно, это их дело, — безразличным тоном сказал он и быстро пошел к двери, но задержался возле Ларри.

—Надеюсь, вам понравится наш город, -вежливо произнес он и вышел под дождь.

Ларри последний раз затянулся и швырнул окурок в жидкую грязь. Нед стал рядом с ним, глядя вслед Элисону.

— Это Чарли Элисон, — сказал он, — у него в долине ранчо «Пиковый Туз», а в городе казино. С ним опасно спорить, хотя с виду и не скажешь.

— Я бы никогда не подумал, — коротко ответил Ларри на последнее замечание конюха, хотя оно не произвело на него никакого впечатления. Его потрясло известие о смерти Хэлидея. Чтобы убедиться в том, что ошибки нет, он заметил как бы между прочим:

— Я знал одного человека по имени Хэлидей. Познакомился с ним в Техасе пару лет назад. Это не он случайно?

Конюх охотно пояснил:

— Нет, это другой Хэлидей. Джеф никуда не выезжал из долины Тимберлейк с тех самых пор, как поселился здесь почти тридцать лет назад.

Ларри стоял на пороге, глядя на грязную улицу незнакомого городишки, расположенного за тысячу миль от его родного Техаса. Его истертые сапоги промокли насквозь. Он продрог, и на душе у него было паршиво. Ведь на руках у него было около шестисот голов скота и восемь человек, которые охраняли это стадо. Скот для Джефа Хэлидея!

Дождь барабанил по крыше над головой, а техасец думал о долгих милях этого перегона, о переправах через реки с предательскими бродами, о бесконечных засушливых равнинах, где не было ни капли воды, о холодных ночевках под открытым небом. И вот, все это позади, а Хэлидей мертв. Что теперь делать с этими коровами? За время перегона они так отощали, что им нужно хорошее пастбище.

Он почувствовал на себе любопытный. взгляд конюха я постарался отогнать беспокоившие его мысли.

— Не повезло Хэлидею, — сказал он. — Надеюсь, никому не придет в голову сыграть такую же шутку со мной, — он поднял свою скатку. — Я зайду утром.

Дождь упруго хлестнул его по лицу. Нагнув голову, он перешел улицу, проклиная жидкую грязь, которая засасывала ноги по самые щиколотки.

Наконец он добрался до тротуара и свернул налево, следуя указаниям Неда. Было еще не очень поздно, но погода загнала обитателей городка под крыши. Техасец шел по пустынной улице, гулко стуча каблуками по деревянному настилу. Козырьки крыш немного защищали его от дождя.

Пройдя немного, он остановился под навесом у какой-то двери, положил свою скатку и свернул сигарету. С наслаждением затянувшись, он прислонился к двери и стал обдумывать свое положение.

Закрываясь от дождя, мимо проехали двое верховых. Они завернули за угол, и улица опять опустела, только в конце квартала стояла какая-то повозка.

В узких переулках завывал ветер, монотонно хлестал по лужам нескончаемый дождь.

Тысяча миль. В его мозгу опять мелькнула эта мысль, оставив горький привкус во рту. Тысяча миль — и все впустую.

Он докурил сигарету и взял скатку. Из дома вышла девушка, на ходу поднимая воротник плаща. Она села в повозку и разобрала вожжи. Лошади беспокойно затоптались на месте.

Техасец заметил, что девушка бросила на него быстрый взгляд. Ее лицо было в тени, но во всей фигуре чувствовалось нетерпение.

По-видимому, она ожидала человека, который вдруг вынырнул из двери перед самым носом техасца. Он появился так неожиданно, что Ларри инстинктивно выставил вперед руку, чтобы не столкнуться с ним.

Едва Ларри коснулся его, как человек отпрыгнул в сторону и ощетинился, как перепуганный кот.

— Убери лапы, ублюдок!

Это был молодой парень, едва ли старше двадцати лет. Гибкий, подвижный, с копной светлых волос и суровым лицом с плотно сжатыми губами. Во всей его фигуре и в голосе была агрессивность. Человек был опасен. Ларри сразу почувствовал это. Здравый смысл подсказывал, что нужно быть осторожным, но техасец был в мрачном расположении духа, и в нем закипел гнев.

— А ну-ка — в сторону!

Сзади прозвенел голос девушки:

— Боб! Ради Бога, прекрати!

Ларри шагнул к незнакомцу и презрительно отшвырнул его в сторону. Молодой человек вскочил, в бешенстве схватил огромного техасца за плечо, рывком повернул к себе и влепил ему затрещину. Голос его звучал негромко, но был полон злобы.

— Слушай-ка, ты, здоровяк! Если у тебя чешутся руки…

Не столько удар, сколько тон этого щенка привел Бреннана в ярость. В правой руке он держал скатку;

швырнув ее на землю, он левой рукой схватил парня, уже вытаскивающего револьвер, за кисть. Навалившись всем телом, он прижал своего противника к стене дома и стал выкручивать ему руку. Револьвер упал на мостовую.

Ларри отступил на шаг и ударил его по лицу, потом еще несколько раз в живот, давая выход бушевавшей в нем ярости.

Девушка что-то крикнула, но он не разобрал, что именно. Ее голос раздался уже ближе, резкий и твердый:

— Прекратите немедленно! И не пытайтесь хвататься за свою пушку!

Ларри снова толкнул своего противника к стене, ногой отбросил его кольт подальше, чтобы тот не мог его достать, и обернулся.

Девушка стояла позади него, ее фигура неясно вырисовывалась в тени дома. В руке она держала револьвер. Капли дождя слабо поблескивали на стволе. Парень отклеился от стены и помотал головой, приходя в себя. Он напоминал загнанного дикого зверя, в любой момент готового прыгнуть.

Ларри еле сдерживал свой гнев.

— Это ваш воспитанник, мэм?

— Да, — ответила она. В ее голосе было презрение, которое еще больше распаляло техасца.

— Так заберите его домой и уложите в постельку. Парень рванулся к нему. Ларри быстро обернулся, но девушка уже стояла между ними, направив свой револьвер прямо в живот техасца.

— Хватит на сегодня! — резко сказала она. — Боб, полезай в повозку. Нам еще далеко ехать.

Парень с трудом взял себя в руки. Его лицо попало в полосу света, падавшего из окна дома. Было видно, как на его скулах играли желваки. Затем он подобрал свой кольт и пошел к повозке. Ларри внутренне весь подобрался, но не тронулся с места. Девушка презрительно оглядела его.

— В следующий раз, когда Элисон поручит вам такую работу, выбирайте для нападения место потемней и стреляйте в спину!

Она повернулась, подошла к повозке, забралась в нее и села рядом со своим братом. Лошади тронули, и повозка покатила по улице. Ни парень, ни девушка ни разу не обернулись.

Ярость, кипевшая в Ларри, понемногу стала утихать, уступая место удивлению. Странная пара. Думая, что ему недолго придется пробыть в Дугласе, он постарался забыть о них. На другой стороне улицы виднелась вывеска «Эльдорадо».

Вдруг чей-то голос произнес:

— Такого я еще не видел. Вы первый человек, которому удалось справиться с Бобом Мастерсом!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Ларри обернулся. В дверях стоял сухощавый мужчина в длинном черном сюртуке и цилиндре. Свет падал сзади, и черный силуэт его фигуры четко выделялся в дверном проеме. Ларри нахмурился, почувствовав в голосе незнакомца нечто большее, чем праздное любопытство.

— Хорошо еще, что его сестра оказалась рядом, — продолжал человек. Он говорил так, будто что-то держал во рту. Он немного повернулся, свет упал на его лицо, и Ларри увидел трубку, сделанную из кукурузной кочерыжки.

— Да, — повторил он, — вам повезло, что его сестра оказалась рядом. Только Ленни Мастерс в состоянии сдержать малыша.

— Что, вздорный характер? — спросил Ларри. Тут он заметил ружье, прислоненное к косяку двери, и понял, как близко от него была смерть. — Что-то многовато друзей у парня с таким вздорным характером, — сказал Ларри. Он перевел взгляд с улыбающегося лица человека на витрину за его спиной и прочитал надпись над ней:

«Сэм Люс, предприниматель».

— Меня зовут Люс, — спокойно сказал человек. — Кое-кто называет меня Сэм Сократ, потому что я задаю много вопросов.

Ларри переложил скатку из руки в руку. Сэм неожиданно спросил:

— Работаете на Чарли Элисона?

По навесу над головой барабанил дождь. Техасец снова почувствовал усталость. У него не было никакого настроения, чтобы вести беседы подобного рода.

— Нет, — коротко ответил он и повернулся, чтобы уйти.

— Подождите.

Нахмурившись, Ларри оглянулся через плечо.

— Не обижайтесь, это честный вопрос, — сказал предприниматель.

— Послушайте, — устало сказал Ларри, — я здесь чужой. Приехал сюда пятнадцать минут назад к человеку по имени Джеф Хэлидей…

— Вы опоздали, — сказал Сэм. Он выбил трубку о притолоку. — Зайдите. Я вам покажу то, что осталось от Джефа.

Ларри заколебался. Хэлидей ничего не значил для него, и он вовсе не горел желанием увидеть его труп, но все же двинулся вслед за гробовщиком.

Комната, служившая приемной для родственников усопших, была обставлена мягкой мебелью, набитой конским волосом. В ней витал слабый запах цветов и смерти. Сэм открыл дверь, которая вела в его мастерскую.

На простом деревянном столе лежало тело, покрытое саваном. Гробовщик поманил Ларри к себе, и когда тот подошел ближе, приподнял край савана.

Ларри увидел худощавое лицо человека лет пятидесяти с лишним. Сэм опустил саван. Ларри отошел от стола и свернул сигарету.

От запаха смерти и химикатов его слегка мутило. Он глубоко затянулся и посмотрел на Сэма.

— Я слышал, что Хэлидея убили дубинкой. Сэм кивнул. Он запустил свою трубку в клеенчатый кисет и утрамбовал табак большим пальцем.

— Джефа убили в его комнате в «Эльдорадо» чуть больше часа назад. Его племянник, Боб Мастерс, — последний, кто видел его живым.

Ларри нахмурился.

— Племянник?

— Вы еще услышите разговоры о том, что Боб убил своего дядю в ссоре, — сказал Сэм, зажигая спичку о штаны и раскуривая трубку. — Боб, конечно, дикий, — признал он, выпустив облако дыма, — но Джефа он не убивал.

Ларри молчал.

— Джеф был моим близким другом, — продолжал гробовщик. — Мы вместе приехали в эту долину. Дуглас тогда еще был маленьким поселком на перекрестке дорог. Там, где сейчас ранчо «Косое Н» и «Пиковый Туз», паслись олени.

Он замолчал и посмотрел на Ларри, как бы раздумывая, многое ли можно ему рассказать. Техасец молчал.

— Сейчас идет борьба за контроль над долиной, — наконец сказал Сэм. — На роль хозяина долины претендует Элисон. Ему принадлежит ранчо «Пиковый Туз» на другой стороне реки от «Косого Н». В последние месяцы в городе вертится много всяких отпетых личностей, которых он охотно нанимает.

Ларри пожал плечами, а Сэм задержал взгляд на его бедре, где. под плащом выделялся револьвер.

— Боб Мастерс принял вас за одного из них.

— Резонно, — заметил Ларри. Потом, вспомнив о своих проблемах, спросил:

— Кому теперь будет принадлежать «Косое Н»?

— Джеф был холостяком, — ответил Сэм. — Боб и Ленни жили у него с малых лет, и больше у него родственников нет. «Косое Н» теперь переходит к ним. В делах им поможет Билл Тейт, старый управляющий Хэлидея.

Дождь барабанил по крыше не переставая.

— Плохо, — сухо сказал Ларри. Он повернулся и вышел из комнаты.

Сэм проводил его до двери.

— «Косое Н» разорено почти дотла, — сказал он многозначительно. — Джеф еще кое-как держался, надеясь получить помощь от какого-то своего друга из Техаса.

Ларри нахмурился.

— Ну?

Сэм пристально посмотрел на него.

— Вы тот самый техасец, которого ожидал Джеф?

— Да, — коротко ответил Ларри. — Но, кажется, я действительно опоздал.

Он повернулся и вышел, а Сэм еще долго смотрел ему вслед.

Вывеска над дверью «Эльдорадо» слегка поскрипывала от ветра. Ларри вошел в гостиницу. Он расстегнул плащ и стряхнул воду со своей видавшей виды стетсоновской шляпы. В маленьком холле не было никого, кроме ночного портье за конторкой. В центре холла красовались две пальмы в кадках. Налево был обеденный зал, закрытый в это время. Обшитые рейками двери вели прямо в бар. Оттуда доносились голоса и звон стаканов. Техасец подошел к конторке.

Портье, молодой человек с острым лицом, жиденькими светлыми усами и кислой улыбкой, окинул взглядом Ларри и кивнул ему, однако не слишком радушно.

— Да, комната у нас есть. Только что освободилась.

Он подтолкнул к Ларри захватанный журнал для записи постояльцев и вручил огрызок карандаша.

Ларри расписался. Он посмотрел в сторону бара, но решил, что слишком устал даже для того, чтобы выпить.

Портье изучал его роспись в книге, когда Бреннан спросил:

— Телеграф в городе есть?

— На Лоудстон-авеню, — ответил портье. — Два квартала к югу. — Он посмотрел на часы, висевшие над дверью под пыльными оленьими рогами. — Но сегодня уже поздно, Джейк закрывается в десять.

— Это не срочно, — сказал Ларри. Он поднял свою скатку. — Ключ к комнате имеется?

— Я вас провожу, — ответил портье. — Извините, что мне приходится это делать, мистер Бреннан.

— Делать — что?

— Сдавать вам эту комнату. Сегодня там был убит человек.

Ларри остановился. Портье отвел глаза и облизнул губы.

— Это единственная комната, которая у нас сейчас есть…

— Ничего, — сказал Ларри, — лишь бы постель была чистая.

Комната, в которой убили Хэлидея, находилась в конце длинного узкого коридора. Окно на дальней стене этого коридора выходило на черную лестницу. В стекла стучал дождь.

Портье отпер дверь, зашел в комнату и чиркнул спичкой. Он зажег лампу, висевшую рядом с дверью, положил длинный ключ с номерком на столик возле кровати и выжидающе посмотрел на Ларри.

— Пойдет, — сказал техасец. Портье торопливо вышел и спустился вниз.

Ларри оглядел комнату. Железная кровать, исцарапанный шкаф, потертый коврик. На одной стене дешевая литография, изображающая охоту на бизонов, на другой — портрет Линкольна.

Он очень устал. Постель манила к себе. С неприятным чувством он подумал о смерти Хэлидея, но усталость брала свое, и он с безразличием отмахнулся от этой мысли, снял плащ и бросил на спинку стула. За плащом последовало пальто. Дождевые капли, стекая по шее, намочили воротник синей хлопчатобумажной рубашки, и влажное пятно расплылось по его широким плечам.

Все еще хмурясь, Ларри подошел к кровати и сел на нее. Пружины слабо скрипнули.

Он машинально сунул руку в карман рубахи и достал письмо, которое привез с собой из Техаса. По этому письму Хэлидей должен был узнать его. Короткое и деловое, оно не объясняло, почему Джеф оказался в затруднительном положении. Не было и намека на то, кто мог его убить.

Оно было адресовано Джону Барстоу, хозяину ранчо «Треугольник».

«Джон, старина!

Много прошло времени с тех пор, как мы с тобой виделись в последний раз. У меня дела идут не очень хорошо. Обстоятельства вынуждают меня продать ранчо и бросить дела, но я не хочу, да и слишком стар, чтобы покидать насиженное место.

Мне нужно пятьсот голов скота к концу сентября, или мне конец. Можешь ли ты помочь мне?»

Далее шла подпись: «Твой старый приятель Джеф Хэлидей».

Письмо было написано красивым женским почерком, но подпись, видимо, принадлежала Джефу. Ниже был нацарапан план долины Тимберлейк. В постскриптуме говорилось, что старший из гуртовщиков должен оставить стадо в каньоне, обозначенном в плане крестиком, потом отправиться в город и снять комнату в гостинице «Эльдорадо», где Хэлидей и найдет его.

Бреннан спрятал письмо обратно в карман. Он выполнил все инструкции. Оставил Герцога за старшего и приехал сюда, надеясь найти здесь Хэлидея и передать ему стадо.

Но все оказалось не так просто. Он встал, снял ремень с кобурой и повесил на спинку кровати так, чтобы ореховая рукоятка тяжелого кольта сорок пятого калибра оказалась рядом с подушкой. Подойдя к лампе, он задул огонь. Потом постоял минуту, глядя на темное окно и думая о ребятах, которые сейчас мокли под дождем в сыром лагере.

Он получил указание доставить скот Джефу Хэлидею, а Джеф оказался мертвым. Ему вовсе не улыбалось гнать стадо обратно в «Треугольник».

Он подошел к окну и посмотрел на черную лестницу, которая вела во двор. По стеклу скатывались капли дождя. «В конце концов, это проблемы Барстоу», — подумал он, но все же чувствовал себя неспокойно. Утром нужно послать телеграмму в «Треугольник», объяснить, что случилось, и ожидать ответа.

Он вспомнил, какое выражение лица было у Барстоу, когда он позвал Ларри к себе в комнату. Старый хозяин ранчо дал Ларри письмо Хэлидея и терпеливо ждал, пока тот не прочитает его. Потом тихо сказал:

— Давненько я не пил с Джефом. Похоже, он попал в какую-то передрягу. Отбери шестьсот голов, которые смогут выдержать перегон. Команду подберешь себе сам. Джефу надо помочь.

Да, теперь уже Хэлидею не нужна никакая помощь. Техасец вернулся к кровати и снял сапоги. Кровать жалобно заскрипела, когда его большое тело распростерлось на покрывале. Он заложил руки за голову и уставился в темный потолок. Наконец, он уснул.

Дождь все еще стучал в окно, когда техасец открыл глаза. В комнате была кромешная тьма. Как будто все было спокойно. Тем не менее, Ларри лежал, прислушиваясь, зная, что все-таки что-то разбудило его.

Несколько минут он лежал, затаив дыхание, не слыша ничего, кроме завывания ветра за окном. Потом, когда он потянулся за своим кольтом, послышался негромкий звук.

Кто-то поворачивал дверную ручку.

Ларри свесил ноги с кровати и осторожно сел. Потом вынул из кобуры кольт, бесшумно пересек комнату и прижался к стене возле двери.

Из коридора послышался шепот: «Джеф…» — и внезапно оборвался, словно у говорившего перехватило дыхание.

Ларри нахмурился. Он поудобнее взял кольт и поднял его к уху, дулом вверх.

Ручка повернулась. Дверь резко распахнулась и в комнату ввалилась какая-то темная фигура. Человек рухнул лицом вниз.

Дверь стукнулась о стену, отскочила и врезалась в лежащее на полу тело.

Ларри опустил револьвер. Он ждал, напряженный и озадаченный. Похоже, что никто ничего не слышал. Из бара доносились голоса и смех, в комнате напротив кто-то громко храпел.

Ларри наклонился над непрошенным гостем. Из коридора проникал слабый свет, который позволял разглядеть фигуру на полу. Человек был маленького роста, жилистый. Его обтрепанная заплатанная одежонка была насквозь мокрая и плотно облепила тело.

Ларри опустился на колено. Человеку, видимо, было плохо. Он так и лежал вниз лицом, но его пальцы сжимались и разжимались от боли. Ларри перевернул его и усадил. Человек привалился к его руке, но его голова бессильно запрокинулась назад.

— Джеф, черт возьми, я достал… В кармане… Его голос прервался, он стал хватать ртом воздух. Человек смотрел на Ларри и не видел его. У него было узкое худое лицо, заросшее щетиной. На вид это был обыкновенный пьянчужка. Но он умирал, думая, что говорит с Джефом Хэлидеем. Ларри сказал:

— Я не… — и замолчал. Объяснять что-либо умирающему было бесполезно.

— Не надо мне платить, Джеф. Теперь уже не надо… Сэйбер меня застукал… — дыхание со свистом вырывалось из его горла, прерывая речь. — Он меня достал ножом… Но я все-таки ушел…

Человек вздрогнул, напрягся, потом вдруг обмяк.

Ларри не двигался. Он так и стоял на одном колене, поддерживая покойника, слушая дождь за окном. Очевидно, никто не видел, как пришелец поднялся сюда, а если и видел, то не обратил внимания.

Кто бы ни был этот человек, он не знал, что Джеф Хэлидей убит… И он принес Хэлидею что-то такое, за что Хэлидей готов был заплатить.

Ларри бросил кольт на кровать и опустил мертвое тело на пол. Один карман покойного был пуст, и он потянулся к другому. В этот момент в коридоре, прямо за дверью, скрипнула половица.

Чей-то голос произнес негромко и мягко:

— Не двигайся. И не поворачивайся.

Ларри замер.

Он опять услышал скрип половицы и слабое звяканье шпор. Кто-то остановился прямо над ним. Ларри увидел брюки в черную полоску, заправленные в грязные сапоги. На одной из шпор не хватало колесика.

Несколько мгновений было тихо. Потом один сапог немного подвинулся, и в мозгу техасца мелькнула догадка, что человек, стоящий над ним, поднимает сейчас свой кольт, чтобы ударить его, Бреннана, рукояткой по голове.

Подумав, что выстрелить он, пожалуй, не рискнет, Ларри, рванулся в сторону, обрушив вес своего тела на колени стоявшего.

Человек выругался и перелетел через техасца вниз головой.

Ларри вскочил на ноги. Незнакомец тоже. Ларри различил его силуэт на фоне окна и бросился на него. Удар плечом пришелся незнакомцу в грудь. Оба они упали на кровать, и Ларри схватил его за горло. Человек ударил Ларри коленом в живот. У техасца перехватило дыхание. Незнакомец яростно вывернулся и освободился из рук Ларри. Он вскочил с кровати, но Ларри успел схватить его за плечо. Раздался треск рвущейся ткани, и человек снова вырвался.

Он ударил Ларри кулаком в лицо и сбил его с ног. Потеряв своего противника в темноте, техасец бросился к кровати, куда он так неосторожно бросил свой кольт несколько минут назад.

Рявкнул сорок пятый калибр. Пуля вошла в матрац совсем рядом с Ларри. Он перекатился через кровать и нырнул в узкое пространство между кроватью и стеной, успев прихватить с собой револьвер.

Снова звякнули шпоры. Ларри выглянул и успел заметить темную фигуру, метнувшуюся в дверном проеме. Оставив свое убежище, Бреннан осторожно подкрался к двери и выглянул наружу. Коридор был пуст.

Снизу доносились возбужденные голоса. Посередине коридора медленно приоткрылась дверь одной из комнат, и оттуда высунулось чье-то заспанное усатое лицо. Техасец закрыл за собой дверь, торопливо обшарил карманы убитого и вытащил длинный белый конверт.

Было слишком темно, чтобы прочитать его и узнать, что все это значит. Но, без сомнения, человек, лежащий у его ног, был убит из-за этого письма, и Джеф Хэлидей охотно заплатил бы за него.

Ларри выпрямился, услышав топот ног в коридоре. Он вернулся к кровати, сунул кольт в кобуру, а письмо в карман своего пальто.

Потом сел и стал ждать.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Из коридора доносился шум, кто-то кричал: «Где стреляли?» Где-то открылась дверь, и сразу несколько голосов стали наперебой задавать вопросы. Топот ног приблизился к двери Бреннана. Кто-то заглянул в комнату и крикнул:

— Эй! Вы слышали выстрел? Ларри не ответил. Человек, по-видимому, изрядно подвыпивший, шагнул в комнату.

— Эй! Проснитесь!

Он споткнулся о лежащее тело и упал на четвереньки.

— Черт побери! — пробурчал он, с трудом поднимаясь. — Олбрайт!

Он подошел к двери и закричал в коридор:

— Эй! Олбрайт! Тут покойник!

Сапоги в коридоре затопали к комнате Бреннана. Еще кто-то споткнулся о труп и выругался. Вспыхнула спичка. Огонь осветил жесткое лошадиное лицо, уставившееся на Ларри. Зажгли лампу. Ее желтый свет озарил десяток мужчин, столпившихся в комнате и дверях.

Ларри надел сапоги.

— Похоже, у меня ночь приема гостей, — сказал он. Оглядев собравшихся, он добавил, обращаясь к человеку, который зажег спичку. — Я вижу, вы помощник шерифа. Так вот, я не знаю этого человека и не знаю, что здесь произошло.

Помощник шерифа сурово взглянул на него и опустился на колени рядом с убитым.

— Бейтс! — удивленно воскликнул он. — Это старина Виски Бейтс.

— Да, и убит ножом в спину, — добавил один из наблюдателей. Он враждебно взглянул на Ларри. — Я этого пьяницу никогда не любил, но даже Бейтс заслуживал лучшей участи.

— Ножом? — спросил кто-то. — А что за выстрел мы слышали?

Помощник шерифа молчал. Он встал, подошел к кровати и вытащил из кобуры кольт Ларри. Олбрайт был долговязый тип с непроницаемым выражением лица и соломенными волосами. Между плотно сжатыми губами у него торчал погасший окурок сигары.

Какой-то остроумец заметил однажды, что Бен Олбрайт может за милю учуять дымок из печи, даже если у него под носом будет торчать его вечная сигара.

Он осмотрел барабан кольта и понюхал дуло. Потом сунул револьвер обратно и бесстрастно посмотрел на техасца.

— Ну ладно, — выцедил он углом рта. — Так что же случилось?

— Не знаю, — ответил Ларри.

Помощник шерифа нахмурился. Он вернулся к Бейтсу и посмотрел на него сверху вниз. На спине убитого была длинная рана, вокруг которой запеклась кровь. Он немного постоял, разглядывая тело, потом спросил техасца:

— Когда вы пришли в гостиницу? Ларри заметил ночного портье, маячившего где-то у двери.

— Около одиннадцати, — ответил он. — Поднялся сюда и сразу уснул. Проснулся от выстрела, а потом вы пришли.

Он не собирался рассказывать о своей стычке с человеком, который преследовал Бейтса. Здесь, в Дугласе, происходило что-то, чего он не понимал; и он хотел сначала разобраться что к чему, а пока лучше помалкивать.

Помощник шерифа хмыкнул.

— А вам не кажется странным, что Бейтс почему-то выбрал именно вашу комнату, чтобы отдать концы?

Уже в дверях, держа убитого под мышки, он остановился и оглянулся на Бреннана.

— Утром я еще с вами потолкую, — резко сказал он. — Не пытайтесь сбежать этой ночью.

Шаги и голоса, постепенно удаляясь, затихли. Ларри закрыл дверь. Потом остановился посреди комнаты и задумался.

Он оказался втянутым в какую-то историю, хотя сам еще не знал в какую. И эта неясность раздражала и беспокоила его. Он подошел к столу, на который бросил свое пальто, и достал из кармана конверт.

Вместо обратного адреса на конверте стоял штамп Тихоокеанской железнодорожной компании. Письмо было адресовано Марку Карсонсу, Первый Национальный банк, Дуглас, штат Колорадо.

Бреннан достал письмо и прочел:

«Дорогой Марк! Ваши предположения оказались верными. Дорога пройдет через долину Тимберлейк. В скором времени прибудут специалисты для разведки трассы. Все подробности я сообщу Вам позже. С уважением, Л. Дж. Джекобсон».

Ларри сунул письмо обратно в карман и свернул сигарету. Он все еще не знал, что за ситуация здесь сложилась, за исключением того, что Тихоокеанская компания будет прокладывать здесь дорогу, и что кто-то преследовал Бейтса, чтобы заполучить это письмо. И что Хэлидей готов был за него заплатить.

В конце концов он пожал плечами, подошел к двери и подпер ручку спинкой стула. Он страшно устал, а кто-нибудь мог попытаться снова ворваться к нему. У него не было никакого желания очутиться под утро у Сэма Сократа. Потом Ларри подошел к окну и открыл его. Рама поднималась с трудом и сильно скрипела. В комнату ворвался дождь. Ларри закрыл окно, задернул занавески.

Если кто-то попытается проникнуть через окно, сделать это бесшумно не удастся.

Сигарета обожгла ему пальцы. Он швырнул ее на пол и затоптал. Ему ничего не оставалось, как послать телеграмму Барстоу и ждать ответа.

Когда Ларри проснулся, дождь за окном сменился холодной изморосью. Серый свет пасмурного утра пробивался из-за задернутых занавесок. Комната казалась холодной и мрачной. Ларри вспомнил все события вчерашнего вечера и ночи и вновь почувствовал, как в нем поднимается раздражение.

Он встал, нашел за шкафом жестяной ковш с водой. Налил воды в таз и умылся. На крючке за дверью он обнаружил полотенце, вытерся и оглядел себя в зеркало.

Густые черные волосы уже сильно отросли, подбородок покрыт жесткой щетиной. Широкое лицо с высокими скулами, жесткое, не расположенное к смеху без повода, но морщинки в уголках серо-голубых глаз свидетельствуют, что чувство юмора ему не чуждо. Техасец был довольно крупным человеком, весил двести фунтов при росте шесть футов и один дюйм. Большую часть времени он проводил в седле, поэтому держался прямо и не казался тяжелым, несмотря на значительный вес.

Ему было двадцать семь лет. С четырнадцати он был предоставлен самому себе и повидал много городов по обе стороны мексиканской границы. Он достаточно уже побродяжничал по белу свету и начал уставать от этого.

Ларри думал, что это его последний перегон, и мысль об этом радовала его. Пусть Барстоу обходится без него. Ему хотелось начать спокойную оседлую жизнь.

Он бросил полотенце на крючок и провел рукой по подбородку. Надо побриться, яичница с беконом тоже будет не лишней.

Ларри спустился вниз. Там оказался уже другой портье. Он был старше и сидел, задрав ноги на конторку. Он с любопытством посмотрел на техасца и произнес:

— Доброе утро, мистер Бреннан.

Ларри кивнул. Он уловил чудесный запах жареного бекона и свернул в обеденный зал.

За столиками сидело несколько человек. Чувствуя на себе их любопытные взгляды, он занял место у окна.

Немолодая женщина приняла у него заказ. В ожидании он принялся лениво разглядывать в окно грязную улицу.

В воздухе висела пелена мелкого дождя. Фасады домов казались унылыми и неряшливыми. Возле салуна напротив стояло несколько лошадей, уткнувшись мордами в перила веранды и переминаясь в густой глубокой. грязи. Проехал крытый фургон, запряженный шестеркой, направляясь, по-видимому, на север, к золотым приискам.

Сейчас Дуглас был простым захолустным городком, который жил за счет владельцев ранчо в долине да проезжих ковбоев, перегонявших стада по дороге вдоль реки. Но Ларри знал, что произойдет здесь, когда жители узнают, что Тихоокеанская компания собирается прокладывать по этим местам железную дорогу. Разгорится жестокая борьба за землю, появится масса предпринимателей разного рода, расцветет игорный бизнес, и множество мошенников с удовольствием примутся выкачивать деньги из простаков.

Ларри уже видел раньше такие города у железной дороги и с удовлетворением подумал, что его не будет здесь, когда лихорадка поразит Дуглас. Он свернул сигарету и курил, пока официантка не принесла ему солидную порцию жареного картофеля и яичницу с беконом.

Он уже заканчивал есть, когда его внимание привлек разговор двух мужчин, сидевших за столиком неподалеку от него.

— … Олбрайт ничего не станет делать, пока не вернется шериф Мак-Вэйл. Но тюрьма для Мастерса слишком мягкое наказание. Вэли говорит, что, скорее всего, именно Боб прикончил собственного дядю, и я ему верю. Вздернуть бы его, да и дело с концом.

— Не хотел бы я быть на месте Мак-Вэйла, — сказал Другой. — Элисон нанял целую банду головорезов, после того как Боб пообещал пристрелить его. Ребята из «Пикового Туза» ищут неприятностей. А что думают в «Косом Н» никто не знает, особенно сейчас, когда Джеф умер. Теперь Мастерсы стали хозяевами, и… — он бросил взгляд на Ларри и понизил голос.

Ларри закончил свой завтрак и закурил еще одну сигарету. Его раздражение понемногу проходило. Ясно, что у кого-то будут неприятности: подслушанная им беседа доказывала это. Но он не собирался ни во что вмешиваться.

Нужно послать телеграмму Барстоу и держаться от всего этого подальше, пока не придет ответ. Нужно еще съездить в лагерь и рассказать обо всем ребятам. Он встал, расплатился в кассе и вышел из гостиницы. На другой стороне улицы, рядом с салуном, он заметил парикмахерскую.

Возле двери стоял красно-белый столб, какие обычно стоят у парикмахерских, на витрине крупными белыми буквами было написано «Тони». Когда Ларри вошел, со стула только что поднялся очередной клиент. Техасец повесил пальто на крюк и поправил ремень кобуры.

— Одну минуту, сеньор, — сказал Тони, — сейчас я вами займусь. Садитесь, пожалуйста.

Он пересчитывал деньги в коробке из-под сигар. Ларри видел его в большом зеркале. Маленький, круглый, со смуглой кожей и большими черными усами, концы которых были закручены вверх, почти до самых ушей.

Снаружи послышались тяжелые шаги, и кто-то вошел в парикмахерскую. Ларри заметил в зеркале высокого темнолицего человека в тот момент, когда Тони подошел к нему.

— Побрить, — сказал Ларри. — И подравняйте волосы заодно.

— Не спешите, мистер, — ледяным тоном сказал вошедший, — Сейчас моя очередь.

Ларри повернул голову. Он увидел здоровенного человека с темным индейским лицом. Всем своим видом он показывал, что не привык, чтобы ему перечили. На нем было длинное дорогое серое пальто модного покроя. Под пальто на поясе угадывалась кобура.

Человек, видимо, искал ссоры. Он снял пальто, повесил его рядом с пальто Ларри и решительно направился к стулу, на котором сидел техасец. Рукоятка длинноствольного кольта сорок пятого калибра плотно прилегала к его пестрой жилетке.

— Побрить и подстричь, Тони, — сказал он. У него был на редкость неприятный гнусавый голос. — Чужак может и подождать.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Ларри продолжал сидеть. Тони побледнел, потоптался на месте и пробормотал:

— Да, мистер Треллис, сейчас ваша очередь.

Он взглянул на Бреннана и беспомощно развел руками.

— Черта с два! — сказал Ларри. — Там, откуда я приехал, любой ждет своей очереди!

Ник Треллис остановился. Его черные глаза изучающе впились в техасца. Потом он шагнул вперед и схватил Ларри за рубашку.

— Вот я и говорю, что сейчас моя очередь!

Оно дернул Ларри, стараясь сбросить его со стула. Техасец вскочил и вырвал ворот из руки Ника.

Треллис искал неприятностей, и он их нашел. Он отступил назад, пытаясь вытащить свой кольт, но техасец двинул его кулаком в живот. От этого удара у Ника перехватило дыхание, и драка кончилась, не успев начаться. Ник согнулся пополам. Ларри нырнул под него, выпрямился, и Ник повис у него на плече, словно мешок овса. Подбежав к окну, техасец метнул свою ношу через стекло на улицу.

Ник приземлился на тротуаре среди осколков стекла. Его большое тело тяжело откатилось к краю тротуара и замерло неподвижно.

Звук разбитого стекла привлек внимание людей. Ларри стоял около голой витрины, хмуро наблюдая, как вокруг Треллиса собирается толпа.

Он ловил на себе удивленные взгляды собравшихся.

Кто-то сказал:

— Надо отнести его к доктору Стилвеллу, а то он кровью изойдет.

Ларри отошел вглубь парикмахерской и сел на стул.

— Насчет витрины не беспокойся, Тони, — сказал он. — Я заплачу.

Тони так и стоял возле стула, оцепенев. При звуке голоса Ларри он вышел из транса и энергично закивал головой.

— Да, да, сеньор! Один момент! Его руки дрожали, когда он взбивал пену и намыливал лицо Ларри. Техасец прислушался к голосам на улице.

— Да я сам все видел! Он выкинул Ника через окно, как мешок.

— Ник его прикончит. Если он только вовремя не уберется из города.

— А кто он такой, черт возьми? — спросил кто-то. — Один из новых ребят Элисона?

— Не, — ответил первый голос. — Те бы не стали ссориться с Ником…

Голоса умолкли, и наступила тишина. Послышались тяжелые шаги, кто-то поднялся по ступенькам и остановился на пороге.

Тони, который в этот момент брил левую щеку Ларри, замер с поднятой вверх бритвой, неуверенно глядя в сторону двери.

— Что это за странная привычка у вас, Бреннан, вечно ввязываться в драки, особенно если учесть, что вы приехали только вчера вечером?

Ларри уже слышал этот голос раньше. Он повернул голову.

У двери, прислонившись к шкафу, набитому салфетками и кувшинами, стоял помощник шерифа Олбрайт. На его лице было то же самое суровое выражение, что и минувшей ночью, изо рта торчал все тот же окурок сигары, но теперь он смотрел на Ларри с подозрением.

— Я вижу, вы любите читать книгу постояльцев «Эльдорадо», — заметил Ларри, откидываясь на спинку стула.

— Да, — согласился Олбрайт. — Вошло в привычку. — Он передвинул свою сигару в другой угол рта. — Люблю навести кое-какие справки.

— По-моему, вы слишком серьезно относитесь к своей работе, — сказал Ларри. — Не перетрудитесь.

Олбрайт хмыкнул, перевел взгляд на разбитую витрину и покачал головой.

— Ник Треллис — один из самых видных жителей Дугласа. Не очень-то вежливо выбрасывать его из окна парикмахерской. Это может быть опасно.

— Судя по всему, у вас под шляпой есть какая-то мысль, — сказал Ларри. — Валяйте, выкладывайте, а я послушаю. Тони, продолжай.

— Конечно, я расскажу все, что знаю, даже скажу, что я думаю обо всем этом. Начнем с того, что вы приехали в город вчера вечером, около десяти на чалом жеребце с треугольным клеймом. Такого клейма не знают в наших краях. В конюшне «Тимберлейк» вы встретили Элисона, потом расспрашивали о человеке по имени Хэлидей. Потом направились в «Эльдорадо».

Возле конторы Сэма Сократа вы повстречались с Бобом Мастерсом и его сестрой, — продолжал помощник шерифа. — Вы немного повздорили с Мастерсами. Затем вы сняли комнату в «Эльдорадо». Это оказалась та самая комната, в которой убили Джефа Хэлидея. Часа через два в гостинице услышали выстрел. Я был в это время в баре внизу. Когда мы поднялись наверх, мы нашли в вашей комнате мертвого Бейтса.

Он замолчал. Тони тем временем закончил брить Бреннана. Помощник шерифа выглянул на улицу через разбитое окно. На тротуаре поблескивали осколки стекла. Несколько любопытных, топтавшихся у парикмахерской, поспешили убраться под суровым взглядом Олбрайта.

Ларри выпрямился на стуле.

— Я рассказал вам об этом все, что знал, — сказал он.

— Нет, — ответил Олбрайт. Он задумчиво пожевал свой окурок. — Не все, Бреннан. Я знаю, что Бейтса ударили ножом еще до того, как он попал к вам в комнату. Кто-то шел за ним, и стрелял он в вас, Бреннан.

Ларри пренебрежительно махнул рукой.

— Это все ваши догадки.

— Я никогда не строю догадок, — ответил Олбрайт. — Я был в вашей комнате сегодня, искал вас. А нашел след от пули в вашей кровати.

— Ну, ладно, — согласился Ларри, — значит кто-то преследовал Бейтса и выстрелил в меня. Но промахнулся» Помощник шерифа слегка улыбнулся.

— Да. Вам повезло.

Его глаза вдруг сузились, голос стал жестким.

— Вы не сказали, зачем приехали в Дуглас, Бреннан, но я и это знаю. Вы техасец, судя по записи в книге. А Хэлидей ожидал помощи из Техаса. Теперь Хэлидей умер. Что вы собираетесь делать?

Ларри в упор посмотрел на Олбрайта.

— Ничего, — коротко ответил он. — Буду ждать указаний из Техаса.

Олбрайт неторопливо двинулся к выходу, на пороге он вдруг остановился и обернулся.

— Должен вас предупредить, что разъезжать по долине Тимберлейк небезопасно. Скажите вашим людям, чтобы они никуда не лезли, Бреннан!

— Это что, приказ? Представитель закона кивнул:

— Да. Здесь и так полно всяких головорезов, не хватало еще банды диких техасцев. А вам лично, Бреннан, я советую ни во что не вмешиваться здесь, в городе.

— Я не имею привычки искать себе неприятностей, — холодно сказал техасец.

— Этого не достаточно! — резко бросил помощник шерифа. — Я вам сказал: ни во что не вмешивайтесь! Он отшвырнул ногой осколок стекла и вышел.

Тони закончил трудиться над прической техасца и обмахнул кисточкой его шею и плечи. Ларри поднялся и расплатился с ним.

— Мучас грациас, сеньор, — сказал Тони. Он с сожалением посмотрел на свою разбитую витрину, но промолчал.

— Прости, Тони, чуть не забыл, — сказал Ларри. Он достал из кармана несколько банкнот и вручил цирюльнику.

— Этого хватит? Глаза Тони заблестели.

— Да, сеньор, даже с избытком… Ларри остановил поток благодарностей, готовый сорваться с уст цирюльника.

— Кто этот человек, которого я выбросил?

— Пик? — Тони развел руками так, будто ему казалось странным, что кто-то может не знать Ника Треллиса. — Ник работает в казино Чарли Элисона.

Ларри задумался. Он почувствовал, что Ник затеял ссору неспроста. За этим что-то кроется. Он пришел сюда с намерением устроить драку с ним, Бреннаном. Зачем? Ларри никогда раньше не видел Ника. По-видимому, его послал кто-то, кто был заинтересован в том, чтобы заставить техасца либо убраться из города, либо убить его.

Эта мысль обеспокоила Ларри. Ему не понравилось, как Олбрайт разговаривал с ним, особенно его замечание о том, что разъезжать по долине Тимберлейк небезопасно.

— Ну, что ж, на этот раз Ник сыграл неточно, — сказал он, беря пальто.

В парикмахерскую вошел какой-то человек и остановился в дверях, разглядывая разбитую витрину.

— Доброе утро, мистер Карсонс, — сказал Тони. Услышав имя вошедшего, Ларри обернулся. Он сразу вспомнил, кому было адресовано письмо, которое он нашел в кармане Бейтса.

Карсонс был высокий, стройный человек с выправкой кавалерийского офицера, похожий на полковника армии южан. Он сказал:

— Привет, Тони. Похоже, у тебя тут развернулись боевые действия?

Тони усердно протирал сиденье стула.

— Да, мистер Карсонс, — он многозначительно взглянул на Бреннана.

Карсонс повесил дорогой серый стетсон на крюк и с интересом оглядел техасца.

— Так это вы тот самый джентльмен, который повздорил с Ником? -спросил он.

Ларри надел пальто. От него не укрылись ни южный акцент, ни высокомерные интонации в голосе Карсонса.

Ему было лет пятьдесят с небольшим. Он был хорошо и со вкусом одет. На длинном худом лице выделялся крупный орлиный нос. Длинные волосы с проседью зачесаны за уши, а усы и бородка аккуратно подстрижены. В шелковом галстуке блестела золотая булавка.

— Слухи быстро распространяются в вашем городе, — заметил Ларри. — Да, я тот самый и есть.

Услужливый Тони кинулся помогать Карсонсу снять пальто, и тот милостиво позволил ему сделать это.

— Эта стычка осложнит вашу жизнь, сэр, — сказал он. — Ник не из тех, кто прощает обиды.

— Тем хуже для Ника, — холодно ответил Ларри. На губах Карсонса мелькнула улыбка.

— У вас в Дугласе какое-то дело?

— Еще не знаю.

— Ищете работу?

Ларри подумал: «Интересно, куда он клонит», и ответил:

— Не совсем.

Карсонс ослабил узел своего галстука.

— Я — Марк Карсонс, — с достоинством произнес он. Видно было, что он важная птица в здешних краях, и ему хотелось, чтобы все об этом знали, в том числе и приезжие.

— Зайдите ко мне в банк, — небрежно бросил он. — Такой человек как вы, мне подойдет.

Ларри посмотрел на него безо всякого интереса.

— Для чего?

— Вы производите впечатление человека сильного и решительного, — ответил Карсонс. — Именно такой человек нужен нам в Гражданском комитете. Это городская организация, которая следит за соблюдением закона, — пояснил он. — В последнее время в городе наблюдаются вспышки насилия. Дугласу необходим городской маршал, который сможет поддерживать порядок.

— А что, шериф не справляется? Карсонс пожал плечами.

— У Мак-Вэйла и Олбрайта и так много дел по всему округу, особенно сейчас, когда началась эта междоусобица между владельцами ранчо в долине. Нам нужен человек, чьей обязанностью будет поддержание порядка в самом городе.

Он помолчал, потом, видимо, ему в голову пришла какая-то мысль.

— А вы случайно не работаете на ранчо «Пиковый Туз»?

— Нет, — ответил Ларри. — Я здесь просто проездом.

Карсонс сел на стул и расположился поудобней.

— Обдумайте мое предложение. Ларри взял свою шляпу и небрежно надвинул ее на левый глаз,

— Обдумаю, — пообещал он и вышел из парикмахерской.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Дождь прекратился. Ветер разогнал серые тучи над городом, но унылые мокрые фасады не радовали глаз.

Ларри отправился на телеграф. На углу Лоудстон-авеню он остановился и, окинув взглядом улицу, заметил неподалеку нужную ему вывеску.

Но тут его внимание привлекла девушка, стоявшая на противоположном углу. Она держала перед собой корзину, наполненную продуктами. Ларри не видел ее лица, только изящную соломенную шляпку. Она неуверенно ступила на доски, которые кто-то положил поперек грязной улицы, и осторожно двинулась на ту сторону, где стоял техасец.

Тут Ларри заметил повозку, которая с бешеной скоростью неслась по Лоудстон-авеню. Какой-то сумасшедший мальчишка погонял лошадей, стоя в повозке, и вопил, словно индеец.

Девушка услышала грохот повозки и крики мальчишки и остановилась. Корзина мешала ей. Мальчишка, увидев, что она остановилась, стал отчаянно натягивать вожжи. Ему удалось отвернуть немного в сторону, как вдруг девушка бегом бросилась через дорогу.

Ларри рванулся к ней. Она все еще прижимала к груди свою корзину и не видела его. Они столкнулись, и девушка с размаху села на доски, прежде чем он успел ее подхватить. Из корзины посыпались в грязь свертки и баночки.

Ларри дернул к себе девушку как раз вовремя. Повозка промчалась мимо, обдав их обоих грязью. Бледный как полотно мальчишка умчался, ни разу не обернувшись.

— Чертов недоумок, — проворчал Ларри, но спохватился и наклонился к девушке. Она сидела на грязных досках, совершенно ошеломленная, не вполне осознавая, что произошло. Шляпка сдвинулась ей на глаза, а на коленях, словно букет, лежал пучок красной моркови.

— Извините, что мне пришлось действовать так грубо, — сказал Ларри. — Позвольте, я вам помогу.

Он помог ей подняться на ноги. Девушка поправила шляпку, оглядела свое платье, заляпанное грязью, и воскликнула:

— О! Какой ужас! Но могло быть и хуже…

— Ничего, одежду можно почистить, — сказал Ларри. — Я никак не ожидал, что вы побежите. — Ларри улыбнулся. — Разрешите, я провожу вас домой?

Девушка была молода, не старше восемнадцати лет. Свежесть юности и печаль зрелой женщины странным образом перемешивались в ней, и от этого она казалась грустной и застенчивой. Она была небольшого роста, тоненькая, со светлыми волосами. Ее можно было назвать красивой, и она была бы еще более привлекательной, если бы в ее голубых глазах светилось побольше молодого задора.

— Я… э… да, спасибо, мистер…

— Бреннан, — подсказал Ларри. — Ларри Бреннан. Она улыбнулась, на ее щеках появились ямочки.

— Меня зовут Вэнити Карсонс, — сказала она. — Мой отец — Марк Карсонс.

Она быстро отвернулась, будто сказала слишком много, и стала собирать разбросанные покупки. Ларри принялся помогать ей, набивая свои карманы какими-то баночками и овощами. Когда они наконец-то оказались на тротуаре, Ларри сказал:

— Я не здешний, мисс Карсонс. Придется вам показывать мне дорогу…

Он осекся и устремил взгляд мимо нее на улицу, по которой приближались повозка и всадник.

Это был Боб Мастерс. Он ехал верхом на красивой пегой лошади. Повозкой правила его сестра. Даже на таком расстоянии Ларри почувствовал враждебную настороженность Боба, тот постоянно переводил взгляд 'то на дорогу, то на дома по обе стороны улицы, как будто ежеминутно ожидал нападения и был готов его отразить.

Ленни сидела очень прямо, глядя перед собой. В наклоне ее головы чувствовалось упрямство, почти надменность, и Ларри понял, что в этой девушке заключена недюжинная сила воли.

Она заметила Бреннана и Вэнити Карсонс, в ту же минуту их увидел и Боб. Он рванул поводья своей пегой, круто поворачивая ее к тротуару.

Ларри посмотрел на девушку, стоявшую рядом с ним. Ему показалось, что она смутилась. Он перевел взгляд на парня. Ленни что-то негромко сказала ему, и Боб вернул лошадь к повозке.

Они проехали мимо. Боб Мастерс обернулся, но смотрел он не на Ларри, а на Вэнити Карсонс. Они завернули за угол и скрылись из виду.

Ларри посмотрел на Вэнити.

— Вы знаете Мастерсов? — спросил он.

— Да, — ответила она. Ее голос прозвучал необыкновенно мягко, в нем слышалась нежность. — Я знаю их очень хорошо.

Она подняла голову и сказала уже обычным тоном:

— Я живу здесь, за углом. Напротив банка.

Ник Треллис сидел на стуле в кабинете Чарли Элисона в казино. Его голова была почти полностью забинтована, открытыми остались только глаза, нос и рот. Правая рука висела на перевязи. Осколком стекла ее распороло от кисти до локтя.

Он сидел, привалившись к спинке стула, мрачно опустив глаза, и слушал Элисона.

— Черт возьми, Ник, — говорил Чарли, сидя за своим столом, — я же предупреждал тебя, что этого техасца нельзя недооценивать. Как только я его увидел вчера вечером, я сразу понял, что с ним будет трудно сладить. А после того, как Сэйбер так оплошал в «Эльдорадо», я подумал, что ты как раз тот человек, который годится для такого дела.

В левой руке Треллис держал дымящуюся сигарету. Он поднес ее к губам и глубоко затянулся.

— В следующий раз я не сделаю ошибки, — хрипло сказал он. — У меня еще есть моя левая.

Он сжал в кулаке горящую сигарету.

— Чтобы с ним справиться, тебе не хватит одной твоей левой, нужно еще кое-что, — проворчал Элисон. Он поднялся и подошел к окну.

— Нам во что бы то ни стало нужно остановить Бреннана. — Он стоял спиной к Нику, не глядя на него. Силуэт его высокой фигуры четко вырисовывался на фоне окна. — Мы не можем допустить, чтобы этот скот из «Треугольника» попал в «Косое Н».

Джонсон, тонкий и гибкий, спросил, покусывая соломинку:

— А много этот техасец знает, Чарли?

— Слишком много! — резко бросил Элисон. Он отошел от окна и вернулся к столу. — У него письмо из Тихоокеанской компании. Вчера вечером Бейтс вытащил его из моего стола, когда я был внизу. Старый пройдоха слишком много себе позволял в последнее время. Однажды я уже поймал его, когда он рылся в моем столе. А вчера вечером Сэйбер застал его за тем же занятием…

— Старый хрыч оказался чересчур живуч, — сказал Сэйбер, оправдываясь. Это был поджарый, рыжеволосый метис, недавно нанятый Элисоном. Он одинаково хорошо умел обращаться и с ножом, и с револьвером.

— Я до сих пор не могу понять, как он сумел от меня уйти, ведь я воткнул ему нож в спину по самую рукоятку.

— А как Бреннан сумел от тебя уйти, ты тоже не можешь понять? — Элисон зло усмехнулся. — За что я тебе плачу, Сэйбер?

Сэйбер хмуро потупился.

В разговор вмешался Джонсон:

— Мы можем вызвать Ганса с ранчо. Пусть затеет ссору с Бреннаном и…

— Нет! — Элисон взял сигарету из коробки на столе и закурил. — Если мы это сделаем, против нас поднимется весь город. Впридачу мы будем иметь неприятности с законом.

— Ну, Мак-Вэйл у тебя в руках, — возразил Джонсон. — А Олбрайта уже давно пора утихомирить. Элисон покачал головой:

— У меня есть идея получше. Бреннан пригнал сюда стадо для Хэлидея. Хэлидей умер. Если я сделаю правильный ход…

Он поднялся, не договорив.

— Сэйбер, тебе нужно куда-нибудь исчезнуть на время, — приказал он. — Бреннан мог запомнить тебя. Джонсон, пойдем со мной. Надо поговорить с Бреннаном.

Дом Карсонсов представлял собой просторное богатое здание в колониальном стиле, затененное высокими деревьями. Белая ограда вокруг дома охватывала чуть ли не целый акр земли.

Вэнити открыла небольшую калитку, и Ларри последовал за ней по дорожке, вымощенной плитами, к заднему входу. Когда они подошли к дому, девушка сказала:

— Я позову Сью, она заберет продукты.

Она постучала в стеклянную дверь и крикнула:

— Сьюзи!

Немного погодя появилась толстая негритянка. Увидев Вэнити, она всплеснула руками.

— Мисс Вэнити, да что же это такое с вами случилось!

— Ничего страшного, — ответила Вэнити, — одежду легко отстирать. Возьми у этого джентльмена корзину и перестань кричать.

Сьюзи повиновалась, ворча что-то себе под нос. Из дома вдруг раздался резкий голос:

— Вэнити! Вэнити Карсонс! Немедленно зайди в дом!

Сквозь стеклянную дверь Ларри заметил маленькую женщину в черном кринолине.

Он приподнял шляпу.

— Всего хорошего, мисс Карсонс.

— Всего хорошего, мистер Бреннан, — она застенчиво улыбнулась и скрылась за дверью.

Ларри ухмыльнулся, услышав, как пожилая женщина принялась отчитывать Вэнити:

— Ну что с тобой делать, Вэнити? Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не разговаривала с незнакомыми мужчинами! Придется мне поговорить с твоим отцом.

Ларри повернулся и пошел прочь. Выйдя на улицу, он заметил Марка Карсонса, который только что вошел в парадную калитку. Карсонс тоже увидел его, но хлопнул калиткой и быстро направился к дому.

Ларри вернулся на Лоудстон-авеню и без труда разыскал телеграф. Телеграфист, опрятный парень в шелковой рубашке и с длинными напомаженными усами, взял у Ларри телеграмму и прочитал вслух:

— «Джону Барстоу, ранчо „Треугольник“, округ Бразос, Техас. Хэлидей умер. Что делать дальше? Ларри».

Бреннан расплатился.

— Когда он ее получит?

— Завтра, — ответил телеграфист. — Должен получить завтра.

— Я остановился в «Эльдорадо», — сообщил Ларри. — Когда придет ответ, отправьте его туда. Если меня не окажется на месте, оставьте у портье.

— Все сделаем, мистер Бреннан. Я сам прослежу, чтобы ответ вам доставили немедленно.

На пороге послышались шаги. Телеграфист взглянул на дверь и отступил на шаг в сторону от Ларри. В его глазах появилось настороженное выражение.

Чарли Элисон, щеголевато одетый, вошел и остановился в нескольких шагах от Бреннана, На нем было новое, хорошо подогнанное пальто, дорогой серый стетсон с шелковистым отливом, лицо его было безукоризненно выбрито. Под мышкой угадывалась кобура пистолета.

Его сопровождал длинный и тощий человек с кольтом на правом бедре. Он остановился позади Чарли и не сводил с Ларри глаз, рассеянно покусывая соломинку.

— Я искал вас, Бреннан, — сказал Элисон. «Значит, Элисон тоже читает гостиничные книги», — подумал Ларри и добавил вслух:

— Можете считать, что нашли. И что же вас интересует?

— Скот, — ответил Чарли. — Давайте пойдем куда-нибудь и поговорим за стаканчиком виски.

Ларри посмотрел на приятеля Элисона. Тот небрежно прислонился к стене.

— Ну ладно, — согласился Ларри. — Пойдем поговорим.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Никто в долине Тимберлейк не мог с уверенностью предсказать, чего можно ожидать от Боба Мастерса.

Боб вырос на ранчо «Косое Н» свободным и диким, как те мустанги, которых он ловил в прерии за Алмазными Вершинами. Его мать умерла вскоре после того, как они переехали в «Косое Н», а холостяк Хэлидей никогда не мог с ним сладить.

Когда парню исполнилось четырнадцать лет, он стал надолго покидать ранчо, следуя за табунами диких мустангов летом, а зимой — за стаями перелетных гусей. Иногда он месяцами не появлялся в «Косом Н». Где-то во время своих странствий он научился владеть револьвером, причем довольно эффективно.

Боб был вспыльчив и горяч. Когда Элисон стал притеснять обитателей «Косого Н», Боб Мастерс хотел устроить налет и разгромить «Пиковый Туз». Репутацию убийцы он начал приобретать, когда застрелил Лемери, управляющего с ранчо «Пиковый туз», в споре из-за границ. Лемери и сам слыл забиякой, но в тот раз он даже не успел выхватить револьвер.

Несколько дней спустя Сильверс по кличке Могильщик, еще один работник с «Пикового Туза», пообещал при свидетелях, что пристрелит молодого Мастерса на месте. Услышав об этом, Боб отправился в Дуглас в одиночку, нашел обидчика в салуне, вынудил к поединку и убил.

Сильверса похоронили на следующий день без всяких почестей на быстро растущем кладбище за городом.

После этого никто в городе не осмеливался вслух непочтительно отозваться об этом диковатом юноше, который не признавал решительно никого. Единственным человеком, который мог оказать на него хоть какое-то влияние, была его сестра.

О Ленни Мастерс в городе ходили разные кривотолки. Она редко покидала «Косое Н», и друзей у нее почти не было. Девушка держалась очень замкнуто, все считали ее надменной гордячкой.

— Слишком уж высоко она себя держит для нас, простых людей, — говорили о ней. — К тому же, безотцовщина. Ни для кого не секрет, что Мэри Мастерс приехала к своему братцу Джефу после того, как ее муженек дал деру со своей подружкой.

Последнее утверждение было всего лишь догадкой, но давало обильную пищу для пересудов. Мастерсы отлично чувствовали подозрительность и враждебность обывателей Дугласа, особенно в то утро, когда они ехали по главной улице городка в похоронное бюро Сэма Люса.

Сэм Сократ встретил их у двери. Прошлой ночью ему пришлось работать допоздна, и теперь он выглядел усталым.

— Доброе утро, Ленни. Привет, Боб. Ленни сдержанно кивнула:

— Мы приехали за ним.

— Хотите похоронить его в «Косом Н»? — мягко спросил он.

— Да, — голос Ленни задрожал. — Да. Дядя Джеф хотел, чтобы его похоронили на его земле. Ведь «Косое Н» все еще принадлежит ему, по крайней мере, до конца месяца.

— Ранчо всегда будет его — и наше! — вмешался

Боб.

Бобу Мастерсу было всего двадцать лет, но выглядел он старше. Казалось даже, что он никогда не был ребенком — настолько трудно было представить его мальчишкой.

— Дядя Джеф поселился в долине Тимберлейк, когда Дугласа еще и в помине не было. И никто не заберет у него его землю — ни у живого, ни у мертвого!

Сэм вздохнул.

— С Элисоном трудно справиться, — медленно сказал он, — а после первого числа и закон будет на его стороне.

— Закон! — зло усмехнулся Боб. — Закон всегда на его стороне. И ты знаешь это так же хорошо, как и я, Сэм.

— Насчет Олбрайта ты ошибаешься, — спокойно ответил Сэм. — Он говорит немного, но он честный малый и терпеть не может Элисона. А что касается Мак-Вэйла…

— Когда-нибудь я убью Мак-Вэйла, — будничным

тоном произнес молодой Мастерс. — Я убью его за то, что случилось ночью в казино после того, как его люди угнали у нас последних коров.

— Ты никогда не сможешь этого доказать, — возразил Сэм. — И Джеф тоже не смог. А Мак-Вэйл делал только то, что должен был делать, ведь он шериф нашего округа, а у тебя не было доказательств.

— Каких еще доказательств! — глаза Боба вспыхнули гневом. — Да я сам был там той ночью, когда убили Дэна и Рейли, и все видел. Но это было всего лишь мое слово против показаний дюжины людей Элисона, и Мак-Вэйл не дал мне рассчитаться с Чарли. — Он с горечью рассмеялся. — И сейчас они думают, что выиграют это дело — с помощью закона! На лугах «Косого Н» к первому октября должен быть скот, иначе Карсонс предъявит иск, и ранчо пойдет с молотка. Черт возьми, Сэм, хотя закон и на их стороне, но ранчо они смогут забрать только с помощью оружия!

Сэм вынул изо рта свою трубку и молча стал смотреть в окно. Он знал, что многое из того, что говорил Мастерс, было правдой, но знал также, что удержать ранчо силой почти невозможно.

— До первого октября еще может что-то произойти, — тихо сказала Ленни. Она старалась держаться твердо, но Сэм видел за этой оболочкой беспомощную, растерявшуюся девушку, которая выросла на этом ранчо и скоро должна его покинуть.

— На прошлой неделе Джеф сказал мне, что ждет помощи от своего старого друга из Техаса, — сказал он.

— Как будто бы сюда должны пригнать стадо…

— Да, я сама писала письмо для дяди Джефа, — подтвердила Ленни. — Человеку по имени Барстоу. Это была наша последняя надежда. Но, кажется, стадо не придет сюда вовремя, если вообще придет.

Сэм снова сунул трубку в рот.

— Если бы Боб не был таким нервным, — медленно произнес он, — вы бы еще вчера вечером это узнали. Боб резко вскинул голову и уставился на Сэма.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Помнишь того здорового парня, с которым ты сцепился вчера вечером? Его зовут Ларри Бреннан. Он тот самый человек, которого ждал твой дядя. Он пригнал стадо из Техаса.

— О! — негромко воскликнула Ленни. Боб нахмурился.

— Почему же он не приехал в «Косое Н»?

— Наверное потому, что ему было велено встретиться с Джефом здесь. Ленни Мастерс кивнула.

— Я помню, в письме говорилось, чтобы он снял комнату в «Эльдорадо» и ждал дядю Джефа там. Надо найти его, Боб, — добавила она, обращаясь к брату. — Надо извиниться перед ним за вчерашнее.

Боб состроил гримасу, а Сэм нахмурился. Ему не нравилось, что парень такой вспыльчивый.

— Боб, — сказал он, — постарайся держать себя в руках.

— Ну хорошо, забудьте об этой вчерашней стычке.

— Да я не о вашей стычке. Много чего случилось уже после этого. Хорошо, если он окажется на вашей стороне. Это очень смелый и решительный человек.

— А что же случилось, Сэм? — с интересом спросила Ленни. — Ты говоришь так, будто что-то знаешь.

— Кое-что знаю, — ответил Сэм. — Слушаю, что люди говорят, сам спрашиваю. Так вот, этот техасец снял комнату в «Эльдорадо», ту самую, в которой убили

Джефа Около часу ночи там слышали выстрел. Олбрайт в это время как раз сидел в баре внизу. Он и еще несколько ребят поднялись наверх и нашли в комнате Бреннана мертвого Бейтса.

— Бейтса? — переспросил Боб. — Это тот, что работал уборщиком у Элисона? Сэм кивнул.

— Никто не видел, как Бейтс поднялся наверх. Но в холле, и на лестнице, и перед дверью техасца нашли пятна крови. Значит, Бейтс был уже ранен, когда пришел туда. Почему Вэли не заметил его — неизвестно, но не исключено, что Вэли спал. Во всяком случае, когда Олбрайт допросил техасца, тот сказал, что ничего не знает. Он заявил, что никогда в жизни раньше не видел Бейтса и понятия не имеет, зачем Бейтс пришел к нему в комнату.

— Похоже на правду, — заметила Ленни. — Но все же странно…

— Да, очень странно, — согласился Сэм. — Ну, а если допустить, что Бейтс не знал, что Джеф убит, а так оно скорее всего и было, и явился в «Эльдорадо», чтобы встретиться с вашим дядей?

— Но зачем? -спросила девушка. — Что общего могло быть у Бейтса и дяди Джефа? Бейтс всего лишь пьяница.

— Но он работал у Элисона, — быстро вставил Боб. — И что же говорит Олбрайт, Сэм?

— Если Олбрайту и есть что сказать, то он держит это при себе, как всегда, — ответил Сэм. — Я знаю только, что Олбрайт доставил Бейтса сюда и попросил меня сделать для него гроб. Он сказал, что сам проследит, чтобы Бейтса похоронили как положено.

Боб задумался и стал ходить взад-вперед по комнате. Ленни сказала:

— Сегодня утром мы видели мистера Бреннана. Он разговаривал с дочерью Карсонса, причем так, будто знаком с нею всю жизнь.

Боб остановился.

— Не надо ничего говорить о Вэнити, Ленни, — с болью в голосе произнес он. — Не сейчас. И не здесь.

Ленни замолчала. Разговор быстро подхватил Сэм.

— Вообще-то Бреннан — общительный парень. День едва начался, а он уже успел познакомиться с Ником Треллисом у Тони в парикмахерской.

— Я заметил, что у Тони разбита витрина, — сказал Боб. — И что же там случилось?

— Нику вздумалось затеять ссору с Бреннаном, а тот выбросил его в окно

— Что?! Сэм кивнул:

— Да, Ник так привык, что все в городе его боятся, что даже не думал, что с ним может случиться такое. Говорят, он здорово порезал стеклом правую руку. Жаль, что не сломал себе шею.

Воцарилось молчание. Наконец Ленни сказала:

— В последнее время у дяди Джефа было что-то . на уме. Что-то такое, чего он не говорил даже мне. Ты не знаешь, Сэм, что именно?

Сэм покачал головой.

— Мы с Джефом вместе приехали сюда, — сказал он. Сэм Люс ясно помнил тот день, когда он, сидя в тряском фургоне, перевалил через горы в эту долину и увидел худощавого сурового человека, гнавшего перед собой маленькое стадо техасских длиннорогих.

— Привет, — сказал тогда Джеф. — Хотите осесть в Дугласе, приятель?

Кажется, что это было только вечером, но с тех пор прошло уже тридцать лет.

— Хороший лес, хорошая трава, — говорил Джеф. — Когда-нибудь мои стада будут бродить по всей этой долине… И может быть, придет такой день, когда ты похоронишь меня здесь, — добавлял он с мрачноватым юмором.

Воспоминания пронеслись в мозгу Сэма в одно мгновение.

— Нет, Джеф ничего не говорил мне. Он просто ждал этот скот из Техаса, вот и все.

— Джеф был слишком мягок, — сказал Боб. — Я говорил ему, что бороться с Элисоном можно только жесткими мерами, точно так же, как он поступает с нами. Все знают, что в «Пиковом Тузе» нанимают убийц. Но Мак-Вэйл ничего не делает, чтобы остановить Элисона, а Олбрайт исполняет приказы Мак-Вэйла. Но я убью Элисона, прежде чем он наложит свои грязные лапы на «Косое Н»!

— Хватит уже убийств! — оборвал его Сэм. Он повернулся к гробу, в котором лежало тело Джефа. Сэм вдруг показался каким-то старым и немного смешным в своем цилиндре, с трубкой из кукурузной кочерыжки.

— Тебя не очень любят в Дугласе, — наконец сказал он, глядя Бобу в глаза. — Болтают, будто это ты убил своего дядю. И об этом говорят все чаще. Гражданский комитет требует, чтобы были приняты необходимые меры. На твоем месте, Боб, я бы отправился на свое ранчо и не высовывался, пока не утихнут эти разговоры.

— Но ведь вы же не верите, что Боб убил дядю Джефа? — резко спросила Ленни.

— Нет, — сухо ответил Сэм. — Но мое мнение ничего не значит. Олбрайт пока молчит, но он всегда молчит. Он ждет, когда вернется Мак-Вэйл. А тут еще Вэли говорит, будто слышал, как Боб и Джеф ссорились…

— Ну да, — угрюмо сказал Боб. — Мы поспорили немного. Дядя Джеф разъярился и влепил мне пощечину, ну и я слегка ударил его.

Ленни негромко вскрикнула. Боб резко повернулся к ней.

— Да, — с вызовом повторил он, — я его ударил. Но я его не убивал. Ленни, ты сама знаешь, мы с ним никогда по-настоящему не ладили. А вчера вечером он сказал кое-что, чего я не мог вынести.

— О дочке Карсонса?

— Да! — ответил Боб побелевшими губами. — Мы говорили о Вэнити Карсонс.

Губы Ленни скривились в презрительную усмешку.

— Разве ты забыл, как ее отец назвал тебя? Как ты можешь после того, как он при всех посоветовал тебе держаться подальше от своей дочери…

Сэм положил руку ей на плечо и укоризненно покачал головой.

— Здесь не место для семейной сцены. Имейте уважение к покойному.

Ленни глубоко вздохнула.

— Прости, Сэм. Ты прав, нехорошо ссориться над гробом дяди Джефа. Помоги отнести его в повозку. Мы хотим забрать его. Сэм кивнул. — Я приеду к вам завтра. Если только вы не хотите его похоронить сами.

— Ты же знаешь, Сэм, мы хотим, чтобы ты приехал. Гроб был не очень тяжелый, и Сэм с Бобом вдвоем отнесли его в повозку. Сэм помолчал немного, потом сказал:

— Если этот техасец действительно пригнал стадо, которое ждал Джеф, то он приехал как раз вовремя.

Боб окинул взглядом улицу.

— Так ты говоришь, он остановился в «Эльдорадо»? Сэм кивнул.

— Только не забудь, что я тебе говорил, Боб. Держи себя в руках.

— Я буду с ним очень любезен, — усмехнулся Боб. — Я буду прямо шелковый.

Ленни уже садилась в повозку. Услышав слова Боба, она насторожилась. Ей совсем не нравился его тон. Поколебавшись немного, она приняла решение.

Ленни спустилась с повозки и взяла за руку Боба, который уже был готов вскочить на свою пегую.

— Я поеду к Бреннану, — сказала она. Ленни говорила твердо и решительно, пресекая протесты брата. — Садись в повозку и поезжай на ранчо. Хватит с нас драк и скандалов. Я сама поговорю с ним.

Она дождалась, пока рассерженный Боб уехал, потом села на его лошадь.

— Мы ждем тебя завтра, Сэм, — сказала она. Сэм проводил ее взглядом и, покачав головой, вернулся к себе.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Ларри Бреннан последовал за Элисоном и Джонсоном в казино — большое здание на углу Главной улицы и Техас-авеню.

Большой игорный зал был пуст в эти утренние часы. Пять-шесть посетителей, прислонившись к длинной стойке бара, лениво слушали маленького человечка в шелковой рубашке, который наигрывал на пианино.

Широкая лестница вела на открытый балкон. По лестнице спускался Ник Треллис. Увидев «Ларри, он остановился. Ларри вместе с Элисоном и Джонсоном подошли к бару, Ник повернулся и пошел обратно.

Ларри заметил своего недавнего противника и насторожился. Он расстегнул пальто и решил на всякий случай приглядывать за балконом.

Бармен, костлявый парень с висячими усами, услужливо перегнулся через стойку.

— Бутылку «Старого Тейлора», — сказал Элисон, — и три стакана.

Бармен достал бутылку и стаканы. Элисон взял их и направился к одному из столиков.

— Давайте присядем, Бреннан, — сказал он с приятной улыбкой. — Я хочу, чтобы мы побеседовали по-дружески.

Ларри ничего не ответил. Он расположился так, чтобы видеть балкон. Джонсон взял стул, развернул его и сел верхом, сложив свои длинные руки на спинке. Он смотрел через стол на Ларри пустым и холодным взглядом.

Элисон наполнил стаканы.

— Это из моих личных запасов, — доверительно сообщил он. — Казино принадлежит мне, и я забочусь о том, чтобы мои друзья всегда получали все самое лучшее.

Ларри откинулся на спинку стула.

— Вы ведь пригласили меня сюда не только для того, чтобы угостить хорошим виски, — сказал он. — Что у вас там, выкладывайте.

Элисон улыбнулся.

— Меня интересует скот. — Он достал из жилетного кармана сигару и предложил ее техасцу. Ларри покачал головой. Элисон вытащил небольшой карманный нож, не спеша отрезал кончик сигары и закурил.

— Вы пригнали стадо, — наконец сказал он, — а я хочу его купить.

— Оно не продается, — ответил Ларри.

— Я дам хорошую цену. Больше, чем вы сможете получить где-нибудь еще.

— Я же сказал, что оно не продается. Элисон помрачнел. Джонсон невозмутимо жевал соломинку, не сводя глаз с Ларри. Негромко бренчало пианино.

— Послушайте, — владелец «Пикового Туза» стал серьезным, — я открою перед вами карты. Я знаю, что вы пригнали скот для Хэлидея. Хэлидей умер. Стадо осталось у вас. Я плачу за голову на пять долларов больше рыночной цены. Наличными. Ну как, идет?

Ларри не спешил с ответом. Видимо, его стадо имело большое значение в борьбе за контроль над долиной. Хэлидей написал, что если не получит скот до конца месяца, он разорен. А теперь Элисон непременно хочет его купить. И надо признать, цену он предлагает довольно высокую.

— Коровы не мои, чтобы я их продавал, — наконец сказал он. — Я только работаю на ранчо «Треугольник». Не я хозяин.

— Но ведь вы пригнали их сюда, — настаивал Элисон. — Вы приехали и. узнали, что человек, которому вы должны были доставить свое стадо, умер. Вы прошли тысячу миль. Что же, гнать их обратно еще тысячу миль? Так дела не делаются.

— Да, — согласился Ларри, — дела так не делаются. Но мне было приказано вручить скот Хэлидею, и пока я не получу других указаний, коровы останутся там, где они есть.

Лицо Элисона покраснело от гнева, он не привык, чтобы ему перечили.

— С вами трудно иметь дело, Бреннан, — резко бросил он, теряя терпение. — Не забудьте, что есть ведь и другие пути.

Он посмотрел на Ларри в упор, в глазах его была открытая враждебность. — Однажды темной ночью ваши коровы могут испугаться чего-нибудь и разбежаться по всему Колорадо.

— Спасибо, что предупредили, — холодно сказал Ларри.

— Вы все еще отказываетесь?

— Я вам сказал: они не мои, чтобы их продавать! — разговор начал раздражать техасца. Он не напрашивался в эту игру. Босс поручил ему обычную работу: перегнать стадо коров человеку по имени Хэлидей, остальное его не касалось. Но он был упрям, и угроза Элисона возымела совсем иное действие, укрепив в нем это упрямство.

— Вы хотели поговорить о деле — вы получили мой ответ, — сказал он, вставая. Потом бросил на стол монету. — Это за выпивку, — презрительно добавил он. — Меня угощают только друзья.

Джонсон, сохраняя непроницаемое выражение лица, изрек:

— Ты что же, так и позволишь ему уйти, Чарли? Ларри перегнулся через стол, схватил его за ворот и притянул к себе.

— А тебе какое дело? — прошипел он. — Ты тут сидишь, молчишь, хочешь показаться крутым?

Джонсон рывком освободился и медленно начал вставать со стула. Ларри одним ударом сбил его на пол. В этот момент на балконе появился Ник Треллис с револьвером в левой руке.

Его первая пуля угодила в стол перед Бреннаном, вторая ушла в потолок, потому что Ларри попал ему прямо в грудь. Ник сделал шаг вперед, перевалился через перила и рухнул вниз, на стоявшее под балконом пианино.

Пианист опрокинулся назад вместе со своим стулом. Его импровизация прервалась мощным заключительным аккордом упавшего сверху тела.

Ларри стоял, слегка пригнувшись, легкий дымок поднимался из его длинноствольного кольта. Джонсон лежал на полу без движения, Элисон застыл на своем стуле, положив руки на стол. Техасец грозно посмотрел на людей, стоявших у стойки.

Никто из них не шевелился. Он перевел взгляд обратно на Элисона.

— Я не люблю, когда на меня пытаются оказать давление в сделках, — сказал Ларри. — И еще я не люблю служить мишенью. Когда в следующий раз соберетесь нанимать человека для такой работы, проверьте, насколько хорошо он умеет стрелять. Элисон облизал губы. — Хотите что-то сказать? -поинтересовался Ларри.

— Нет. — Голос хозяина «Пикового Туза» был мягким, но в нем чувствовалась угроза. — Время разговоров кончилось.

— Ну тогда я скажу, — жестко произнес Ларри. — Если что-нибудь случится с этим стадом из «Треугольника», то кое-кому придется туго. Запомните это, Элисон. Если вы ищете неприятностей, попробуйте взять этих коров. Их охраняют техасцы, и уж они-то позаботятся, чтобы вы получили все сполна, даже если нам придется приехать на ваше собственное ранчо!

— Ого, как вы заговорили! — Элисон слабо улыбнулся. — Ну что ж, я это запомню.

Ларри усмехнулся. Он быстро взглянул на людей у стойки бара, потом на Джонсона, все еще неподвижно лежавшего там, где его уложил техасец. Никто не шевелился. Бреннан медленно отступил к двери и вышел из казино.

После его ухода в зале повисла напряженная тишина. Чарли Элисон смотрел на захлопнувшуюся за техасцем дверь. Его лицо было искажено гримасой гнева. Пианист поднялся на ноги, посмотрел на распростертое тело Ника и, пошатываясь, с побелевшим лицом, побрел к бару.

— Дай-ка мне выпить, Барни, побыстрей! Голос пианиста разрушил зловещую тишину. Люди у стойки пришли в себя и потянулись за своими стаканами. Джонсон медленно поднялся с пола и методично принялся заправлять рубаху в брюки.

— Я убью его за это, Чарли, — сказал он. Элисон смерил его взглядом.

— Только не в поединке, — заметил он. — Ты видел, что случилось с Ником. Я не думал, что Ник окажется таким дураком. Да ты и сам видел! Ты не сможешь свалить техасца в поединке, Айра.

Айра Джонсон взял бутылку и налил себе. Его руки дрожали.

— Я не дурак, — хрипло сказал он. Его душила бессильная ярость, на щеках перекатывались желваки. — Ему это так не пройдет, Чарли. Никто не может так поступать со мной!

Элисон пожевал сигару.

— Может быть, тебе скоро представится случай рассчитаться с ним. — Его глаза сузились, он оценивающе оглядел Джонсона. — Я думаю, что сегодня он поедет к своим парням. Ты слышал, какую телеграмму он отправил своему боссу? Несколько дней ему придется послоняться здесь, пока не придет ответ. Наверняка он поедет сообщить своим людям новости. Ты знаешь эти места лучше всех, Айра. Поезжай за ним и «узнай, где они держат свое стадо. Потом можешь делать с ним все, что хочешь, но сначала узнай, где стадо.

Джонсон кивнул. Он налил себе еще виски. Его руки уже не дрожали, бледность исчезла.

— Я буду ждать на ранчо, — продолжал Элисон. — Ей-богу, Бреннан сам напросился, и он свое получит. Мы заберем этих коров, хотя бы нам пришлось перебить всех техасцев. А если Бреннан после этого останется жив — что ж, буду рад с ним встретиться!

— Я возьму Нига, — сказал Джонсон. — Твой вороной очень выносливый. Элисон кивнул.

— Запомни, — еще раз предупредил он, — сначала найди, где они прячут стадо, потом рассчитаешься с Бреннаном, только осторожно. Мы уже совершили две ошибки, не сделай третью.

— Не сделаю, — холодно ответил Джонсон. Элисон проводил взглядом его длинную тонкую фигуру. Потом встал и подошел к телу Ника, Некоторое время он молча смотрел на своего мертвого подручного. Ник упустил свой шанс, может быть, Айра будет более удачлив?

Элисон подошел к стойке. Пятерых он знал хорошо, они скажут то, что нужно. Шестой — мрачный фермер из Гризли Холлоу. Этого можно просто заставить помалкивать.

— Барни! — позвал он бармена. — Сходи-ка за Олбрайтом. Скажи ему, что Бреннан только что убил Ника. Бедняга даже не успел достать свой кольт.

Барни удивленно уставился на своего хозяина.

— В чем дело? — крикнул Элисон. — Иди и приведи его!

Бармен торопливо кивнул.

— Иду, иду, Чарли! Сейчас приведу.

Элисон снова подошел к убитому, поднял его револьвер, вытащил из барабана стрелянные гильзы и заменил из новыми. Потом вставил револьвер в кобуру Ника.

Вернувшись к бару, Элисон зашел за стойку.

— Что вы пьете, ребята? За мой счет.

Олбрайт сидел в офисе шерифа, положив ноги на стол. Ему хотелось, чтобы Мак-Вэйл поскорее вернулся. События принимали дурной оборот, а он еще никуда не продвинулся в деле с убийством Хэлидея и Бейтса.

Он не был уверен, что Боб Мастерс убил своего дядю, хотя и допускал, что вспыльчивый парень мог это сделать. Улик, однако, не было никаких, и Олбрайту было интересно знать, что станет делать Мак-Вэйл, когда вернется.

Он передвинул окурок сигары в другой угол рта и полез в карман за спичкой, когда перед ним появился Барни.

Бармен заведения Элисона сразу взял быка за рога.

— Этот техасец, Бреннан, только что застрелил Ника Треллиса. Чарли хочет, чтобы вы пришли.

Олбрайт помрачнел. Он не спеша убрал со стола свои длинные ноги.

— А что Бреннан делал в казино, Барни? Барни немного заволновался.

— Не знаю, — буркнул он. — Просто Чарли сказал, чтобы вы пришли.

Олбрайт встал, взял свою шляпу и вышел на улицу. Он шел не торопясь, и бармен нетерпеливо трусил рядом. Однажды в казино уже была ссора с убийством, и Олбрайту пришлось допрашивать Элисона.

Отрывистые, грубые ответы хозяина казино раздражали Олбрайта, а его последнее замечание он помнил до сих пор. «Не тяжело вам носить свой значок, Олбрайт? — спросил тогда Элисон. — Это иногда случается».

Войдя в казино, помощник шерифа оглядел зал. У стойки стояли шесть человек. Сам Чарли находился за стойкой, куря толстую сигару. Он помолчал, давая Олбрайту возможность оглядеться, потом, указав сигарой на тело Ника, спросил:

— И что вы намерены с этим делать, Олбрайт? — в его голосе слышался вызов.

Помощник шерифа ничего не ответил. Он подошел к Нику, оглядел его, потом посмотрел наверх, на балкон. Нагнувшись, он вытащил из кобуры револьвер убитого, осмотрел барабан и понюхал дуло. Вложив пистолет обратно, Олбрайт не спеша пошел между столиками и наконец обнаружил в одном из них свежее отверстие от пули. Засунув в дыру палец, он оглянулся на балкон, потом повернулся к Элисону.

— Когда в следующий раз захотите повесить на кого-нибудь убийство, делайте это тщательней, Элисон. Не забудьте почистить револьвер и уничтожить улики, которые говорят не в вашу пользу.

— Здесь шесть человек, которые все видели! — крикнул Элисон.

— Что видели? — спокойно спросил Олбрайт. — То, что вы им сказали?

Элисон зловеще ухмыльнулся.

— Помните, Олбрайт, я как-то спрашивал, не тяжело ли вам носить значок? Смотрите, не потеряйте его.

Олбрайт, медленно и тяжело ступая, подошел к бару, положил руки на стойку и с неприкрытой ненавистью посмотрел в лицо Элисону.

— Когда я потеряю эту звезду, я приду к тебе, Элисон, и тогда мы поговорим. Не забудь это, когда захочешь ее забрать.

Элисон рассмеялся, но смех получился деланным. Помощник шерифа окинул ледяным взглядом притихших людей у стойки и вышел.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Покинув казино, Бреннан быстрым шагом направился обратно в «Эльдорадо». В холле гостиницы портье раскладывал почту для постояльцев в ящик с ячейками, висевший позади конторки.

— Я уеду из города на день или два, — сказал ему Ларри. — Если шериф или помощник будут меня спрашивать, скажите, что я скоро вернусь. И еще: я Жду телеграмму, поберегите ее для меня.

Бреннан вышел на улицу и направился в конюшню. Ярко светило солнце, грязь на улицах города начала подсыхать. Ларри шел быстро, и через несколько минут уже выезжал на своем чалом из конюшни «Тимберлейк».

Он покинул Дуглас тем же путем, каким приехал сюда. Некоторое время он двигался вдоль реки, потом переправился вброд через широкий обмелевший Тимберлейк и повернул на юг.

Ветер разогнал тучи, и долину заливал солнечный свет. Воздух был чистый и свежий, вчерашний дождь смыл всю пыль и грязь.

Долина Тимберлейка в этом месте была широка, между ее склонами, поросшими лесом, было миль десять. Северный склон круто уходил вверх, постепенно переходя в скалистую гряду Сан-Мигуэль. На юге леса и луга, покрытые сочной травой, полого поднимались до самых вершин холмов, отделявших долину от засушливых степей Меса-Секо.

Ларри ехал по старой дороге, проложенной еще фургонами первых переселенцев. Когда дорога повернула на восток, Ларри оставил ее, продолжая двигаться на юг по едва заметной тропе между холмов.

Он отпустил поводья, предоставив своему чалому самому выбирать дорогу, и погрузился в размышления. Нужно предупредить ребят, чтобы они были готовы ко всему. Элисон, видно, не из тех, кто бросает слова на ветер. Похоже, он затеял крупную игру, и горстка техасцев, к тому же чужих в этих краях, его не остановит.

Бреннан был уже в часе езды от Дугласа, когда заметил всадника. Объезжая выступ скалы, Ларри случайно оглянулся и увидел вдалеке маленькую фигурку, которая — двигалась следом за ним по тропе.

«Элисон времени зря не теряет», — подумал он, и уголки его рта тронула мрачная улыбка.

Ларри не стал подгонять своего жеребца и по-прежнему ехал шагом. Минут через пятнадцать он поравнялся с неширокой лощиной, расположенной перпендикулярно тропе. Ее склоны были довольно круты и достаточно высоки, чтобы скрыть Ларри и его коня. Кустарник и деревья, росшие на склонах, отлично маскировали лощину, так что его преследователь, если он спешил, мог вообще не заметить ее.

Свернув в лощину, техасец спешился, отвел коня подальше и привязал его к дереву. Потом вернулся, присел на корточки у склона лощины, достал из кобуры кольт и стал ждать

Ярко светило солнце, легкий ветерок негромко шелестел в кустах Из норки на склоне вылезла ящерица. Увидев неподвижного техасца, она замерла, изучая его бусинками глаз Стук копыт скачущей лошади вспугнул ее. Она встрепенулась, еще раз взглянула на Ларри и юркнула обратно в нору.

Топот копыт приближался. Всадник нисколько не осторожничал, он спешил. Все ближе топот — и вот пегая лошадь вынырнула в прогалину между склонами лощины. Ларри стремительно бросился вперед, его кольт блеснул на солнце.

— Куда собрался, приятель? — громко крикнул он.

Испуганная пегая резко остановилась и присела на задние ноги. Всадник, застигнутый врасплох, не удержался в седле и упал на землю.

Ларри сунул кольт в кобуру и шагнул вперед. Светлое сомбреро, слетевшее с головы всадника, откатилось к его ногам. Перед ним лежала Ленни Мастерс

Ларри опустился на колени и приподнял ее голову. Падение оглушило ее Он откинул волосы с ее лица и потрогал ссадину у виска.

— Ее голова бессильно лежала на его руке. Вся ее надменность теперь исчезла, и она казалась маленькой и беспомощной. Он вспомнил, как она посмотрела на него вчера вечером, вспомнил ее губы, кривящиеся в презрительной усмешке. Теперь они были полными и мягкими. Бреннан почему-то подумал, что их, наверное, еще ни разу не целовал мужчина.

Он опустил ее на землю и пошел к своему коню. Фляга, притороченная к седлу, была полна. Ларри взял ее и вернулся к девушке. Опустившись рядом с ней, он снова приподнял ее голову. Ее ресницы дрогнули, и она открыла глаза.

— Вот, — сказал он, — выпейте немного. — Он поднес флягу к ее губам. Она глотнула и резко отвернулась. Несколько капель скатились по мягкому изгибу ее шеи.

— Простите, что напугал вас, — сказал Бреннан. — Я думал, что это кто-то другой.

Девушка оттолкнула его руку с флягой и села Ларри почувствовал, что она настроена недружелюбно, и внезапно рассердился Довольно бесцеремонно он поставил ее на ноги В конце концов, его не интересовали ее проблемы.

— Вы поступили очень неосторожно, мисс Мастерс, — холодно сказал он — Я мог сначала выстрелить, а уж потом задавать вопросы

— Я искала вас в «Эльдорадо», — коротко пояснила Ленни — Я хочу извиниться перед вами за вчерашнее происшествие

Ее тон был далеко не извиняющимся, и Ларри пожал плечами Пегая уже нашла себе компанию и стояла рядом с чалым жеребцом Техасец взял ее под уздцы и привел к девушке.

— Мы все вчера погорячились, — сказал он. — Давайте забудем

Ленни Мастерс потрогала ссадину на лбу и слегка поморщилась. Ее густые волнистые волосы были распущены и окутывали плечи темным облаком.

— Сэм сказал нам, кто вы. Поэтому я и поехала за вами. Мне нужен тот скот, который вы пригнали из Техаса. Стадо, которое вы должны были передать моему дяде Джефу Хэлидею

Ларри покачал головой. Ему не нравился ее самоуверенный тон.

— Вот тут вы ошибаетесь, — спокойно ответил он. Девушка нахмурилась.

— Но ведь вы тот самый техасец, которого ждал мой дядя? Вы пригнали стадо? Ларри кивнул.

— Когда вы доставите его в «Косое Н»? — требовательно спросила она.

— Когда получу ответ от своего босса, — ответил техасец. — Мне было поручено доставить скот лично Хэлидею. Там около шестисот голов, я не могу…

— Но мы законные наследники Хэлидея! — прервала его Ленни. — Это я написала письмо Барстоу по просьбе дяди. И мы получили от него подтверждение, что скот уже в пути. Дядю убили, но это ничего не меняет, нам по-прежнему нужны эти коровы, мистер Бреннан без них мы потеряем «Косое Н»

На Ларри этот монолог не произвел никакого впечатления.

— Меня это не касается, — сказал он. — Если Барстоу захочет, чтобы я передал стадо вам, он мне об этом сообщит. Тогда и получите.

Девушка окинула его презрительным взглядом.

— Кажется, Сэм ошибался насчет вас.

— Не знаю, что сказал вам Сэм, — сухо заметил Ларри, — но этих коров я не отдам никому, пока не получу указаний от Барстоу.

Лицо девушки вспыхнуло от гнева.

— Такого упрямца, как вы, я еще не встречала никогда в жизни! Если только это упрямство, а не что-то другое!

Он потянулся к ней, подхватил и усадил в седло. Его движение было таким быстрым и неожиданным, что она ничего не успела сказать.

Ларри отступил на шаг и оглядел ее. Его губы тронула легкая улыбка.

— Вы слишком любите командовать. Для женщины это не очень хорошо.

— А для мужчины, — сердито крикнула она, — еще хуже не видеть дальше собственного носа! — Она взяла поводья и посмотрела на него сверху вниз. Ее глаза пылали от переполнявшего ее чувства. — В «Косом Н» ничего не осталось, кроме земли. Нас разорили. Наши лучшие люди убиты. Те, которые остались, — всего лишь мирные пастухи. Но мы будем драться! За каждый дюйм нашей земли, за каждую травинку, за…

— Вы получите стадо, — сухо перебил ее Ларри, — если захочет Барстоу.

Ленни стиснула поводья так, что ее пальцы побелели.

— Да, мы получим это стадо, — с жаром произнесла она, — даже если нам придется силой забрать его у вас, Бреннан. Запомните это — даже если придется забрать его силой!

Пегая взвилась на дыбы, повернулась и поскакала обратно. Ларри постоял, прислушиваясь к затихающему вдали стуку копыт, потом подошел к своему чалому и сел в седло.

За сегодняшнее утро он уже второй раз слышал угрозу отобрать у него стадо, но это только укрепляло его упрямство. Похоже, что скот из «Треугольника» стал центром событий в долине Тимберлейк, но пока не придет ответ от Барстоу, стада не получит никто.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Было уже далеко за полдень, когда Бреннан достиг входа в каньон, в котором оставил своих парней. Заросшая лесом и густой травой долина давно уже осталась на севере. К югу местность постепенно понижалась, переходя в пустынную низину Меса-Секо, простиравшуюся до самого горизонта.

Ларри с надеждой осмотрел скалистые стены каньона, но никого не увидел. Конечно, ребята не подозревают, что им может грозить опасность, но все-таки могли бы на всякий случай выставить часового у входа в каньон. Ларри заметил, что дождь прошлой ночью был здесь не очень сильным и даже не смыл следов стада. Они пришли сюда с юго-запада, следуя указаниям Хэлидея. В семидесяти милях к югу от Дугласа они перешли вброд реку, потом сделали большой крюк через низину Меса-Секо и, наконец, достигли этого каньона, который Хэлидей обозначил крестиком на своей карте.

Хозяин «Косого Н» хотел, чтобы их прибытие оставалось в тайне, и Ларри не знал, почему он был столь осторожен. Несмотря на всю секретность, Элисону все же стало известно о том, что техасцы пригнали коров для Хэлидея, и теперь было необходимо смотреть в оба.

Чалый запрядал ушами и веселой рысью двинулся вперед, почуяв воду и других лошадей. В своем письме Хэлидей назвал это ущелье «Каньон Затерянных Ручьев». Ларри тщательно исследовал его, как только они сюда прибыли.

Каньон напоминал отпечаток руки с четырьмя пальцами. Главное, самое длинное ущелье глубоко рассекало горы, которые отвесно поднимались по его сторонам. Три остальных были гораздо уже, словно какой-то великан прорезал их ножом в красноватых скалах.

Все четыре ущелья сходились недалеко от узкого входа в каньон. Здесь он был достаточно широк, чтобы в нем разместилось стадо. Здесь же протекали и ручьи, которые, пробиваясь из-под западной стены, орошали небольшой оазис на дне каньона и снова исчезали в каменистой почве. Воды и корма для скота здесь было достаточно на несколько дней.

Шесть человек сидели вокруг небольшого костра рядом с фургоном. Стадо паслось у восточной стены каньона, за ним лениво наблюдали двое верховых. Хенк Соммерс, повар, что-то делал внутри фургона.

Дик Сойер, по прозвищу Герцог, встал и пошел навстречу Бреннану. Ларри соскочил со своего жеребца и стал снимать с него седло и уздечку.

— Мы ждали тебя с самого рассвета, — улыбнулся Герцог. — Ну, как тебе понравился Дуглас, эта обитель порока?

Герцогу было под тридцать, хотя выглядел он не старше двадцати — высокий, тонкий, длинноногий, с копной русых волнистых волос, с мальчишескими чертами лица. Он появился в «Треугольнике» совсем зеленым неуклюжим мальчишкой с гарвардским акцентом, но прилежно учился всему, чему его учили старшие ковбои. Через три года он уже был правой рукой Бреннана в перегонах. Ловкий, сообразительный, не знающий усталости в седле.

Ларри расседлал своего жеребца и шлепнул его по крупу. Чалый вскинул голову, радостно заржал и галопом пустился к другим лошадям, которые паслись у дальнего ручья.

— Дуглас не так плох, как Абилен, — ответил Ларри, — и гораздо больше Хобса. — Он достал из сумки пару больших бутылок виски. — Давайте — по кругу. Нет, стой! — он придержал одну бутылку. — Одну отдадим Хенку на хранение.

Герцог ухмыльнулся.

— Ты же знаешь, что Хенк с ней сделает. Выпьет, а потом будет божиться, что добавлял виски в тесто.

— Ну, тогда не спускай с него глаз, — посоветовал Ларри. Он порылся в кармане и вытащил с полдюжины сигар. — Вот тебе английские сигары для поднятия духа.

— Спасибо, Ларри, — Герцог взял сигары и вдруг посерьезнел. — Что случилось? Что-то не так?

Подошли остальные. Из фургона выглянул Хенк, вытирая руки о промасленный фартук.

— Если я поймаю того негодяя, который спер у меня ночью остатки яблочного пирога… Привет, Ларри! Когда едем в город? Я уже из сил выбился, стараясь накормить эту шайку прожорливых лентяев.

— Да, Ларри, — подхватил Герцог, — нам уже надоело торчать здесь. Когда сворачиваем лагерь?

— Не знаю, — ответил Ларри. Он помолчал немного и добавил: — Хэлидей умер.

Ларри оглядел столпившихся вокруг него людей. Он сам выбирал их для этого перегона. Каждого из них он знал не меньше двух лет и был уверен, что они не подведут, что бы ни случилось.

Крепыш Бернс работал на ранчо «Треугольник» уже больше десяти лет. Он был ростом пять футов и четыре дюйма вместе со шляпой, но почти такой же в ширину. Несмотря на свою комплекцию, он был на редкость подвижен, неутомим в дороге, а в драке ему не было равных.

Чак Уоллис, голубоглазый и светловолосый, примерно одного возраста с Ларри. Худощавый, узкий в кости, он казался слабым, но Ларри знал, что он крепче многих других. Чак мало говорил, много работал. В обращении с револьвером он был не очень хорош, но из «винчестера» мог попасть в движущуюся цель с трехсот ярдов. Со своим ружьем он не расставался никогда и вечно чистил его и смазывал.

Рыжий Мардер был старше всех, кроме Хенка. Всегда тихий и немного замкнутый, он работал на ранчо так же долго, как и Крепыш Бернс. Когда-то он был женат, но его жена и ребенок погибли. Фургон, в котором они ехали, перевернулся при переправе через реку Сан-Саба.

Карп — маленький и коренастый, с рыбьим ртом, которому он и был обязан своей кличкой. Он был всегда хладнокровен и уверен в себе. Кобуру носил на левом бедре. Хотя он и был левшой, мало кто мог выхватить свой кольт так же быстро, как он.

Герцог всегда тщательно следил за своей внешностью, за что и получил это прозвище. Даже во время перегонов он ежедневно брился. Единственный из всех ковбоев, он регулярно чистил зубы. Умный, веселый, никогда не унывающий, Герцог считался одним из лучших людей Джона Барстоу.

Ларри перевел взгляд на последнего в этой группе.

«Преподобному» Джонни было всего восемнадцать лет. Он появился на ранчо «Треугольник» года четыре назад. Повар-китаец Винь Ли дал ему что-то поесть, за этим занятием его и застал Барстоу. Глядя, как жадно мальчишка поглощает еду, старый хозяин ранчо пожалел его и оставил у себя. Сначала Джонни помогал Винь Ли на кухне, а потом стал помощником табунщика Джима Иверса.

Веснушчатый паренек всегда держался скромно, много работал и никогда ни на что не жаловался. Другие ковбои иногда подшучивали над ним в присущей им грубоватой манере или загибали ему совершенно невероятные истории из кочевой жизни. Он всегда слушал серьезно, на шутки не обижался. Но несколько раз, когда все остальные уже крепко спали, Ларри замечал, что Джонни одиноко сидит у костра, глядя вдаль, на темный горизонт.

Как «Преподобный» Джонни поведет себя в опасной ситуации, Ларри еще не знал.

Герцог первым прервал молчание.

— Ну и что же теперь, Ларри?

— Теперь всего можно ожидать, — ответил Бреннан. Он подошел к костру и сел на землю. Остальные, собравшись вокруг, молча наблюдали, как он наливает себе кофе. Они привыкли ко всему и были готовы даже к самому худшему.

Не спеша прихлебывая кофе, Ларри рассказал, что случилось с ним в Дугласе.

— Я послал Барстоу телеграмму, спросил его, что делать, — закончил он свой рассказ. — А пока придется сидеть здесь и глядеть в оба. Если Элисон захочет нарваться на неприятности, мы ему это устроим.

Герцог закурил сигарету.

— Говоришь, его зовут Чарли Элисон? — он задумчиво посмотрел на Ларри. — Одевается с шиком, голос мягкий, как у женщины, пальцы длинные. Пистолет носит на левом бедре, подмышкой — еще один, глаза серые…

Ларри кивнул.

— Ты его знаешь?

Герцог глубоко затянулся и нехотя ответил.

— Встречал как-то давным-давно, в Сент-Луисе. Я как раз приехал туда с полными карманами денег и все проиграл в казино человеку, которого звали Шелковый Элисон.

Ларри встал.

— Постараемся ни во что не ввязываться, если удастся. Но все равно — спокойная жизнь кончилась. У входа в каньон поставим двух часовых, и еще один будет охранять стадо ночью. Если люди Элисона найдут нас здесь, они узнают, с кем имеют дело.

Крепыш Бернс усмехнулся.

— Совсем как в старые времена у нас в «Треугольнике». Помню, как ребята с ранчо «Круг с точкой» хотели прорваться через перевал Киова и отрезать нас от Чистых Ручьев. Той ночью даже наш старик ездил с нами.

Он сидел на корточках, завязывая кисет. Потом встал, одной рукой сунул кисет в карман, а другой ловко свернул сигарету.

— Пожалуй, я поеду, пришлю сюда Джима и Стива. Хенк вытер руки о фартук — этот жест вошел у него в привычку.

— Сейчас дам тебе что-нибудь пожевать Ларри. Есть бобы с мясом. — Он повернулся к фургону. Ему на глаза попался Джонни, задумчиво смотревший на огонь. — А ты чего сидишь? Я тебе говорил набрать дров побольше? Давай живей, пока не стемнело!

Джонни поспешно удалился. Ларри проводил его взглядом. Остальные тоже разбрелись кто куда. Герцог протянул ему сигарету и чиркнул спичкой. Бреннан прикурил, достал из кармана письмо и показал своему приятелю.

— Бейтса убили из-за этого, — сказал он. Герцог быстро пробежал глазами послание.

— Значит, Тихоокеанская компания будет строить железную дорогу через долину Тимберлейк? — он вопросительно взглянул на Ларри. — Но где именно? Тут об этом ничего не сказано. Но тот, через чьи земли пройдет дорога, загребет кучу денег.

Ларри нахмурился.

— Должно быть, Хэлидей что-то узнал об этом, — сказал он. — Бейтс пришел в «Эльдорадо», чтобы продать ему письмо.

— А кем был Бейтс?

—« Какой-то старый пьянчуга, убирал в казино у Элисона.

Герцог затянулся сигаретой.

— Письмо адресовано Карсонсу. Ты говоришь, он держит в Дугласе банк? Как же Бейтс, который работал в казино, достал это письмо?

— Не знаю, — ответил Ларри. — Если только он не взял его в казино у Элисона.

Герцог вынул изо рта сигарету и задумчиво посмотрел на нее, прежде чем швырнуть в огонь.

— Похоже, что Карсонс и Элисон как-то связаны, — сказал он.

Ларри промолчал, и Герцог снова спросил:

— Кто такой этот Карсонс? Ларри пожал плечами.

— Похож на полковника южан. Разговаривает так, будто весь Дуглас принадлежит ему. Председатель какого-то Гражданского комитета, который стремится навести порядок в городе. Предлагал мне стать городским маршалом.

Герцог засмеялся.

— Да ты, оказывается, там времени даром не терял! Ларри молчал, погруженный в свои мысли. Немного погодя Герцог спросил:

— Думаешь, старик захочет, чтобы мы гнали стадо обратно?

— Не знаю, — Ларри последний раз затянулся сигаретой — Он подумал о Ленни Мастерс, и эта мысль подсказала ему ответ. — Надеюсь, что нет. Мне было бы интересно знать, чем кончится дело.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

В то время, когда Ларри разговаривал с Герцогом, на южную стену каньона взбирался человек. В левой руке он держал ружье, на его шее болтался старый армейский бинокль.

Айра Джонсон знал окрестности Меса-Секо как свои пять пальцев Он родился и вырос в городке Кристобаль, по ту сторону Алмазных Вершин.

В молодости он служил разведчиком в форте Скотт. Однажды на танцах в Кристобале он убил человека, поссорившись с ним из-за девушки. После этого ему пришлось покинуть родные места. Джонсон подался на юг, к мексиканской границе. Там он впутался в какие-то темные дела с мексиканскими бандитами и окончательно приобрел репутацию убийцы Когда рейнджеры всерьез взялись за мексиканские банды, Айра Джонсон перебрался в Сент-Луис, где и познакомился с Элисоном.

Элисон был карточным шулером и зарабатывал себе на жизнь игрой на пароходах, ходивших вверх и вниз по Миссисипи. Как-то раз за игрой он поспорил с каким-то парнем и застрелил его Оказалось, что этот парень происходил из большой южной семьи, и разгневанные родственники убитого воспылали жаждой мести.

Элисон подался на запад, в Дуглас, и открыл там казино. Джонсон поехал с ним Он был с ним и той ночью, когда Элисон, собрав с полдюжины головорезов, силой заставил братьев Терри продать «Пиковый Туз».

Джонсон был с Элисоном с самого начала его жизни в Дугласе, поэтому рассчитывал на солидную долю в той авантюре, которая должна была разорить «Косое Н». «Пиковый Туз» обещал стать самым выгодным предприятием, в котором он когда-либо участвовал.

Следовать за Бреннаном было делом нетрудным. Джонсон знал местность и умел читать следы, как индеец. Он дал техасцу возможность покинуть город и лишь спустя некоторое время стал седлать вороного, чтобы отправиться за ним.

Он заметил Ленни Мастерс гораздо раньше, чем она смогла бы его увидеть. Джонсон съехал с тропы и пропустил ее вперед. Потом последовал за ней и видел, как она встретилась с Бреннаном. Он мог бы убить техасца в тот момент, но он обещал Элисону, что сначала найдет стадо. Еще будет время рассчитаться с техасцем…

Джонсон обладал индейским чувством местности Когда Бреннан расстался с девушкой и повернул на юг, бывший разведчик догадался, куда тот мог направиться Чтобы сэкономить время и не попасться на глаза Ларри, если тот захочет убедиться, что за ним нет погони, он поскакал напрямик. Несколько раз Джонсон останавливался и наблюдал за Бреннаном в бинокль, чтобы убедиться в правильности своих предположений. Последние десять миль он ехал параллельно Бреннану к степям Меса-Секо.

Подъехав к каньону, Джонсон спрятал своего вороного и осторожно забрался на самый верх стены. Там он залег между камней и тщательно оглядел своими зоркими глазами каждый камень и каждый выступ в поисках охранника. Не найдя никого, он презрительно усмехнулся. Эти техасцы или чересчур уверены в себе, или просто беспечны.

Солнце опускалось все ниже к западной стене. В каньоне быстро сгущался сумрак, а ему еще многое нужно было увидеть, прежде чем станет совсем темно

Легким бесшумным индейским шагом, пригнувшись и держа у пояса ружье, он перебрался в другое место, откуда был виден весь каньон как на ладони.

Лучи заходящего солнца заливали своим светом его гибкую фигуру. Ружье он положил рядом с собой так, чтобы солнечные блики на стволе не выдали его.

Прикрыв от солнца бинокль, он терпеливо стал наблюдать за тем, что происходило внизу Сначала он оценил количество коров, потом пересчитал людей и проверил свои подсчеты еще раз.

Он насчитал десятерых, включая Ларри и повара.

Закончив наблюдения, Джонсон усмехнулся про себя По странной прихоти судьбы техасцы выбрали такое место для своего стада, где все преимущества будут на стороне «Пикового Туза».

Люди из «Треугольника», конечно же, считают, что из каньона только один выход, и охрану они поставят именно там.

Айра Джонсон был одним из немногих, кто знал секрет Каньона Затерянных Ручьев. Много лет назад, когда он еще служил разведчиком, ему довелось преследовать банду индейцев юта, которые украли табун коней и воспользовались этим каньоном, чтобы уйти от погони.

В одном из ответвлений каньона была расщелина, скрытая зарослями ивняка. Из нее шел туннель, по дну которого струился ручей. Этим путем и ушли индейцы с украденными лошадьми. Туннель проходил под стеной каньона и открывался в небольшую долину среди холмов.

Техасцы даже не поймут, что случилось, когда люди из «Пикового Туза» пройдут этим туннелем и нападут на них.

Джонсон спустился вниз, сел на своего вороного и поехал на север, держась подальше от выхода из каньона.

Он отъехал с милю и нашел неглубокую впадину. В ней было достаточно травы для вороного, и она могла скрыть и самого Джонсона, и его коня. Вместе с тем, при помощи бинокля он мог следить за выходом из каньона.

Джонсон напоил коня, отвел его во впадину и стреножил. Разводить огонь он не рискнул и поужинал холодными консервированными бобами. Потом закурил и стал обдумывать план дальнейших действий.

Вряд ли Бреннан уедет ночью, скорее всего, он дождется утра, если уедет вообще.

Джонсон надеялся, что техасец все-таки уедет. Тьма сгущалась. Воспоминания о нанесенной обиде терзали самолюбие Джонсона.

В конце концов бывший разведчик завернулся в одеяло и улегся спать. Взошла луна. В степи жалобно завывали койоты.

Джонсон проснулся, едва лишь стало светать. Утро было холодным и ясным. Он скатал одеяло, наскоро перекусил и прежде, чем взошло солнце, уже был на своем наблюдательном посту.

Солнце поднялось над Алмазными Вершинами, заливая землю своим золотым светом. Стало припекать, но Джонсон терпеливо ждал появления человека, которого он приговорил к смерти. На гребне стены каньона появилась человеческая фигура и тут же исчезла. Джонсон усмехнулся. Значит они все-таки выставили охрану. «Поздно, ребята, — подумал он. — Все равно мы накроем вас врасплох».

Из устья каньона появился всадник, махнул рукой часовому на скале и направился на северо-восток. Джонсон поднял бинокль к глазам, узнал Ларри и с удовольствием хмыкнул.

Он наблюдал за техасцем минуть пять, определил, куда он направился и, зная местность, вычислил его примерный маршрут. Потом вернулся во впадину, распутал вороного и оседлал его.

Если все пойдет как надо, ему будет чем порадовать Элисона.

— Я вернусь, как только получу ответ от старика, — сказал Ларри Герцогу. — Вы сидите здесь и будьте начеку. Если что — пришлите кого-нибудь за мной. Я буду в «Эльдорадо».

Герцог кивнул:

— Чак первый пошел дежурить на скалу. Остальные смазывают свои пушки. Может, ничего и не будет, но все-таки хоть какое-то занятие. Ну, мы тебя ждем.

— Надеюсь, скоро увидимся. — Ларри пришпорил коня и выехал из каньона. Он махнул рукой Чаку и поскакал на север.

Бреннан изучил карту, присланную Хэлидеем и имел представление о том, где находится «Косое Н». Он выбрал другой путь, не тот, которым приехал сюда, направившись прямо к гряде холмов, неясно синевших на горизонте.

Ларри нужно было узнать, насколько важно для «Косого Н» это стадо из «Треугольника». Поэтому он еще раз хотел поговорить с Ленни Мастерс. Возможно, что и письмо из Тихоокеанской компании играет не последнюю роль в этой истории.

К полудню он достиг холмов и остановился, чтобы разжечь костер и подогреть бобы с мясом. Сидя у огня, он вдруг ощутил странное чувство — ему показалось, что кто-то за ним наблюдает. Ларри встал, разбросал костер и сел на своего чалого. Проехав немного, он внезапно обернулся — позади никого не было.

Ларри огляделся вокруг. Холмы были пусты, только дрожал знойный воздух. «Нервы сдают», — подумал

Ларри. Но смутное чувство, что кто-то по-прежнему следит за ним, все же не оставляло его.

Через пару часов Бреннан подъехал к реке.

Тимберлейк брал начало на снежных вершинах Сан-Мигуэля и прорезал в горах глубокое ущелье. В этом месте он становился стремительным узким потоком, глубоким и бурным. Тремя милями ниже ущелье выходило в долину, и там река теряла свою ярость, разливаясь широко и спокойно.

Ларри подъехал к краю ущелья, который отвесно обрывался на пятьдесят футов вниз. Немного выше по течению в реку вдавался утес, и прямо под тем местом, где стоял Бреннан, образовалась сравнительно спокойная и глубокая заводь.

За рекой, на другой стороне узкого ущелья виднелись постройки «Косого Н». Ранчо расположилось в седловине между поросших лесом холмов. Хэлидей выбрал хорошее место. Пастбища начинались от самого дома и простирались до реки, а позади дома поднимались по склонам холмов прекрасные луга для летнего выпаса.

Позади «Косого Н» на фоне неба вырисовывалась мягкая выемка перевала Тимбер. Это был естественный путь в долину с равнин, и Ларри внезапно понял, что железная дорога пройдет именно этим путем.

На плане Хэлидея в четырех милях вниз по реке был обозначен брод.

— Мы еще до вечера будем на ранчо, — сказал Ларри своему чалому, поглаживая его по шее.

В этот момент мимо его лица прожужжала пуля. Слабый отзвук отдаленного ружейного выстрела нарушил монотонный шум реки.

Ларри натянул поводья, стараясь повернуть чалого и отвести его от края ущелья. Жеребец вдруг споткнулся и упал на колени.

Вторая пуля оцарапала Ларри руку. Он соскочил с седла, чтобы укрыться за конем, одновременно выхватив из кобуры кольт. Раздался третий выстрел, пуля попала в чалого, который все еще пытался встать на ноги. Ларри заметил дымок от выстрела, поднявшийся вдалеке над склоном холма.

Жеребец заржал от боли и шарахнулся. Ларри попытался увернуться, но чалый все же ударил его плечом и свалился в реку. От удара Бреннан потерял равновесие и неловко упал на камни. Острая боль пронизала его правую ногу. Он не удержался на краю и полетел вниз, вслед. за своим конем.

Упав в воду, Ларри думал только о том, чтобы держаться подальше от обезумевшего животного. Под водой он сильно ударился обо что-то левым плечом. Вынырнув на поверхность, техасец увидел своего жеребца в нескольких футах от себя. Бедное животное отчаянно барахталось в воде, но течение сносило его. Ларри почувствовал, что и его также уносит течением. Он окинул взглядом стену, ища трещину или камень, за который можно было бы зацепиться, и увидел большой выступ, скрытый под водой. Ларри едва мог пошевелить левой рукой, в правой ноге чувствовалась сильная боль. Он сделал отчаянное усилие и дотянулся до выступа…

Айра Джонсон тщательно прицелился и спустил курок. Техасец неожиданно наклонился вперед в то самое мгновение, когда раздался выстрел. Айра выругался. Он понял, что промахнулся, торопливо дослал патрон и выстрелил еще раз. Ларри дернулся и соскользнул с седла, а его жеребец упал на передние ноги. Джонсон выстрелил еще, но на этот раз он не мог с уверенностью сказать, попал или промахнулся.

Он увидел, что техасец и его конь упали с края обрыва. Бывший разведчик знал, что берег в этом месте очень высок, а в русле реки много подводных камней.

Джонсон выплюнул травинку, которую жевал. Он ждал здесь техасца минут пятнадцать. Он уже давно догадался, что тот окажется именно здесь. Всадник, ехавший с равнины через холмы, неизбежно попадал через перевал к реке как раз в это место.

Джонсон поднялся и отвязал коня, стоявшего под деревом. Вскочив в седло, он поехал к тому месту, где только что стоял Бреннан. Заглянув вниз, он не увидел в воде никого, но утес слегка нависал над водой, закрывая от обзора часть реки у самого берега. Ниже по течению Джонсон заметил чалого жеребца. Он мелькнул среди вспененных струй и скрылся за поворотом реки.

Не вполне удовлетворенный своими наблюдениями, Джонсон проехал немного ниже по течению, спешился и, держа в руке ружье, спустился к воде. Отсюда ему хорошо была видна вся поверхность реки. Бреннана нигде не, было видно.

Джонсон вернулся к своему коню и поехал вниз по течению. Добравшись до того места, где река расширялась, он повернул на юг и к заходу солнца уже был на ранчо «Пиковый Туз».

Из сарая выглянул низенький плотный ковбой.

— Привет, Айра!

— Где Чарли?

— В доме. С ним там Шкворень и эти два парня из Ларедо — Ганс и Кроуфорд. — Ковбой с любопытством посмотрел на Джонсона. — Похоже, что-то затевается, Айра.

Джонсон кивнул:

— Затевается, Нат. — Он спешился. — Расседлай Нига, а то мне срочно нужно повидать Чарли.

— Ладно, — ответил Нат. Он снял с вороного седло и повел его в загон. Вороной покорно шел за ним, опустив голову. С его морды белыми хлопьями падала пена, от блестящих боков шел пар. «Куда это он ездил?» — с любопытством подумал Нат.

Устало ступая, Джонсон прошел через двор к дому. Он был ужасно измотан, но мысль о том, что он свел счеты с Бреннаном, веселила его.

Элисон сидел в кресле перед большим камином. В руке он держал стакан виски. На столике перед ним стояла полупустая бутылка. Когда Джонсон вошел, он повернулся к нему.

Стюарт, по кличке Шкворень, управляющий Элисона, развалился на стуле напротив своего хозяина. Это был здоровенный ковбой с широченными плечами и рыжими лохматыми усами. Он курил сигару.

Джо Ганс и Дэн Кроуфорд, гангстеры из Ларедо, расположились у камина. Ганс стоял, засунув большой палец правой руки за пояс, на котором висели два револьвера. Это был худой, тихий человек, светловолосый, с холодными серыми глазами и с маленьким шрамом, похожим на полумесяц, на остром подбородке.

Кроуфорд, напротив, был здоровяком. Его одежда всегда казалась слишком тесной для его грузного тела. Он носил только один револьвер — на левом бедре. Обычно он помалкивал, предоставляя Гансу говорить за двоих.

Элисон нанял их совсем недавно и считал своей главной ударной силой.

Увидев Джонсона, Элисон помахал ему рукой.

— Мы давно тебя ждем, Айра. Налей себе выпить сначала, потом расскажешь.

Джонсон подошел к столику и отмерил себе солидную порцию виски. Осушив стакан в два глотка, он вытер губы тыльной стороной ладони.

— В горле пересохло, — сказал он и повернулся к Элисону. В его глазах светилось удовлетворение. — Насчет Бреннана уже можно не беспокоиться, Чарли.

Элисон выпрямился в кресле, его пальцы крепко стиснули стакан.

— Ты уверен, Айра?

Джонсон кивнул. Он нашел свободный стул и сел. Сворачивая себе сигарету, он немногословно рассказал о том, что случилось, с тех пор, как он уехал из казино.

— Он ехал в «Косое Н», когда я устроил ему засаду, — закончил свой рассказ Джонсон. — Свалил его вторым выстрелом, это точно. Техасец упал в Тимберлейк с высоты пятьдесят футов. Даже если он был еще жив — при таком течении ему все равно крышка. Это место — самое гиблое на всей реке.

— Ну хорошо, Джонсон, — вмешался Шкворень, вынув изо рта сигару, — значит, техасца ты убрал. А что стадо? Сколько там человек его охраняет?

Джонсон обернулся. Они со Стюартом не очень-то ладили, и здоровенный управляющий даже не пытался скрыть свою неприязнь.

— Девять, — холодно ответил он. — Девять— вместе с поваром. Стадо они спрятали в Каньоне Затерянных Ручьев, — продолжал Джонсон, обращаясь к Элисону. — Они даже не выставили охрану, когда я туда приехал. Но Бреннан, должно быть, растолковал им что к чему, потому что когда я уезжал, они уже поставили часового у входа в каньон.

Шкворень нахмурился.

— Если они ожидают нападения, с ними будет непросто справиться.

— Конечно, если мы попрем прямо на часовых, — согласился Джонсон. — Но тут есть один фокус, о котором они не знают. Техасцы охраняют вход в каньон, а мы нападем на них сзади. Вот отсюда. — Он нарисовал каньон и скрытый туннель под скалой.

На лице Элисона появилась торжествующая улыбка.

— Они даже не сообразят, в чем дело, — закончил Джонсон. Он откинулся на спинку стула и холодно взглянул на Стюарта.

— Это все, что нам надо было знать, Шкворень, — обратился Элисон к своему управляющему, — собирай ребят, сегодня ночью отправитесь. До восхода солнца вы будете уже там.

Шкворень тяжело встал со стула.

— Я слышал об этом ранчо «Треугольник», — сказал он. — Там парни — будь здоров. Я на всякий случаи возьму с собой всех, Чарли. — Он надел шляпу и взглянул на Ганса и Кроуфорда. — Они тоже едут?

— Нет. Джо и Кроуфорд останутся со мной. В казино есть еще с полдюжины ребят, я думаю, нам хватит, если здесь что-нибудь заварится.

— Ты имеешь в виду «Косое Н»? — спросил Шкворень.

Элисон кивнул.

— Да. Мак-Вэйла я беру на себя. Джо позаботится об Олбрайте, если этот жеребец зайдет слишком далеко. Остальные справятся с малышом Мастерсом, если он приедет сюда искать приключений.

Шкворень кивнул. Джонсон налил себе еще виски.

— Ехать далеко, нам лучше отправиться прямо сейчас. Увидимся через пару дней, Чарли.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Шериф Джим Мак-Вэйл вошел в свой кабинет и повесил шляпу на крючок рядом с письменным столом. Было очень рано, и Олбрайта еще не было. Шериф был рад этому. Он вернулся в Дуглас поздно ночью и хотел кое-что обдумать, прежде чем явится его долговязый помощник.

Он выдвинул стул из-под своего старого стола и сел. Он отсутствовал в Дугласе целую неделю, и теперь ему не терпелось взяться за дела.

Шериф был спокойным, крупным человеком с тяжелым взглядом. Ему было около пятидесяти. Его левую щеку украшал безобразный рваный шрам, который придавал его лицу язвительное выражение.

Он появился в Дугласе пять лет назад с двумя рекомендательными письмами от шерифа Донахью из Кристобаля и от губернатора Канзаса. Сондерс, который был тогда шерифом, взял его своим помощником. Позже, когда Сондерс ушел в отставку и уехал из долины, шерифом стал Мак-Вэйл.

В течение этих пяти лет над долиной сгущались тучи, и сейчас должен был грянуть гром. Шериф чувствовал это и принял решение, которое рано или поздно ему пришлось бы принять. Это было нелегко, и возможные последствия его пугали.

Он постарался отогнать тревожившие его мысли и потянулся за табаком. Шериф набивал трубку, когда вошел Карсонс.

Мак-Вэйд оглядел высокую фигуру банкира. Воцарилось холодное молчание. Наконец, шериф сказал:

— Что-то ты рано сегодня, Марк. Должно быть, важное дело? — Он жестом указал Карсонсу на стул. — Рассказывай.

Карсонс остался стоять.

— Когда ты приехал?

— Вчера вечером, поздно, — ответил Мак-Вэйл. — А что?

— Тогда ты, значит, не слышал, что Джефа убили?

— Нет, — с удивлением ответил шериф. — Кто его убил?

Карсонс жестко усмехнулся.

— Боб Мастерс!

Это имя хлестнуло Мак-Вэйла, как удар бича. В его глазах мелькнуло сначала недоверие, потом гнев.

— Ты уверен, Марк?

— Я не пришел бы сюда, если бы не был уверен, — холодно сказал Карсонс. — И я рад, что ты вернулся. Я хотел сначала поговорить с тобой, прежде чем мы сами примем меры. Это ведь твоя работа. Ты слишком долго был мягок с Мастерсом, Мак-Вэйл, слишком долго. Честным гражданам Дугласа надоели эти убийства, и мы наведем порядок, даже если нам придется…

— Кому это «нам»? — перебил его Мак-Вэйл.

— Гражданскому комитету. Мы не станем терпеть таких вещей в Дугласе. Прошло то время, когда все споры решались с помощью пистолета. Пора обуздать таких убийц, как молодой Мастерс.

— А почему только Мастерс? — спросил Мак-Вэйл. — Ты не хуже меня знаешь, каких людей теперь нанимают в «Пиковом Тузе». Почему бы не начать с них?

Карсонс усмехнулся.

— Ты всегда старался выгородить Мастерса. Не знаю только — почему. Он сумасшедший, никуда не годный мальчишка, которого давно надо было упрятать за решетку. — Он замолчал, ожидая, что шериф скажет что-нибудь. Мак-Вэйл не возразил, и он продолжил:

— Ладно, я скажу тебе, почему я против Мастерса. Джеф был моим другом, и я хочу, чтобы его убийцу повесили. Поэтому я сделаю все, чтобы правосудие свершилось.

— Не другая ли тут причина? — хрипло спросил Мак-Вэйл. — Может быть, это потому, что твоя дочь его любит?

— Любит? — презрительно протянул банкир. — Да Вэнити еще ребенок! Этот убийца закрутил ей голову прежде, чем я узнал, что они встречаются. Но теперь все кончено, Мак-Вэйл. Вэнити едет учиться в Вирджинию.

— Ага, даже так? — Мак-Вэйл снова принялся набивать трубку. Шрам на лице придавал ему особенно зловещее выражение. — Слушай, Карсонс, почему ты думаешь, что ты лучше всех? Почему ты не считаешься с чувствами других людей? Настанет день, и с тобой поступят точно так же.

— Что это ты заговорил, как поп? Я пришел сюда не проповеди слушать. — Карсонс ткнул пальцем в грудь шерифу. — Я хочу, чтобы ты арестовал Мастерса по обвинению в убийстве Хэлидея. Если ты этого не сделаешь, то это сделаем мы. И я не могу поручиться, что у членов комитета надолго хватит терпения. Они захотят, чтобы правосудие восторжествовало.

— Говоришь, правосудие? — усмехнулся шериф.

— Да, Мак-Вэйл, правосудие. — Карсонс подошел к двери. — Если ты не арестуешь Мастерса сегодня, завтра мы его повесим!

Через пятнадцать минут после ухода Карсонса пришел Олбрайт. Увидев Мак-Вэйла за столом, он широко улыбнулся.

— Рад снова видеть тебя, Джим.

— Спасибо, Бен, — рассеянно отозвался Мак-Вэйл. Он помолчал, погруженный в свои мысли. Потом, выпустив густое облако дыма, сказал:

— Кажется, тут что-то случилось, пока меня не было? Олбрайт швырнул шляпу на диван.

— Да, — коротко ответил он. — Два дня назад в «Эльдорадо» убили Хэлидея.

— Я уже слышал, — сказал Мак-Вэйл. — Карсонс приходил. Сказал, что, если мы ничего не сделаем, он поднимет Гражданский комитет. — Он вынул изо рта трубку и в упор посмотрел на Олбрайта, который развалился на диване.

— Хэлидея убил Боб Мастерс? Олбрайт пожал плечами.

— Похоже, что так, Джим. Он был в комнате Хэлидея в это время. Вэли, ночной портье из «Эльдорадо», говорит, что слышал, как они о чем-то спорили. Когда Боб оттуда вышел, Вэли заметил, что у него губа в крови, вроде как разбита. Вэли пошел наверх, посмотреть, что случилось, и нашел Джефа на полу. Потом побежал за мной.

Помощник шерифа достал из кармана кисет и стал сворачивать сигарету.

— Джефа убили дубинкой, Джим. Не знаю, кто кроме Мастерса мог сделать такое. Вместе с Вэли в холле были еще пара человек в тот момент. Они уверены, что с тех пор, как ушел Мастерс, до того времени, когда Вэли нашел Джефа мертвым, туда никто не поднимался.

— А другие постояльцы?

— Я допросил каждого, — сказал Олбрайт. — Если Джефа убил кто-то из них, я положу свой значок тебе на стол. — Он покачал головой. — Ни у кого не было причин убивать Джефа, кроме людей из «Пикового Туза». Я говорил с Недом из конюшни «Тимберлейк». Он сказал, что Элисон приехал в Дуглас около десяти — часа через два после убийства, и очень удивился, когда услышал, что случилось.

— Наверное, так оно и есть, — пробормотал Мак-Вэйл. Олбрайту почудилось, что голос шерифа стал каким-то странным, будто ему приходилось делать то, чего он не хотел.

Мак-Вэйл встал и взял свою шляпу.

— Поехали, возьмем его.

— Мастерса?

Шериф кивнул.

Олбрайт поднялся на ноги.

— Не так-то просто его взять, Джим. — Он машинально потрогал рукоятку своего револьвера. — Ребята из «Косого Н» стоят за него горой. Я вчера видел их управляющего, Билла Тейта, так он не верит, что Джефа убил Боб.

— Я и сам в это не верю, — негромко произнес Мак-Вэйл. — Но он слишком горячий и слишком уж настроен против «Пикового Туза». Лучше посадить его, а то он наломает дров. Я хочу кое-что сделать, Бен, только торопиться не надо, а парень может мне помешать.

Олбрайт надел шляпу.

— Ты что-то задумал, Джим? Мак-Вэйл кивнул:

— Поехали, по дороге расскажу.

Они выехали из города и направились на север, к «Косому Н». Солнце серебрило широкую поверхность реки.

Олбрайт слушал шерифа, время от времени молча кивая. Потом спросил:

— Думаешь, Хэлидей знал? Шериф пожал плечами.

— Поэтому-то я и хочу, чтобы парень не мешал мне, Бен, — сказал он. Олбрайту показалось, что у Мак-Вэйла была и другая причина убрать на время молодого Мастерса с дороги — более личная.

— Да, кстати. Этот скот, которого ждал Джеф, — его пригнали, — сказал Бен, меняя тему. разговора. — Если остальные техасцы такие же крутые, как и их старший, — у нас прибавится хлопот, Джим.

Мак-Вэйл с интересом выслушал рассказ Олбрайта.

— Он уехал из города вчера, после того, как застрелил Треллиса, — закончил помощник шерифа. — Чарли хотел обставить дело так, что Бреннан сам напал на Ника, даже послал за мной бармена. — Олбрайт мрачно усмехнулся. — Я буду рад, Джим, когда мы до них доберемся.

— Где сейчас Бреннан?

— Уехал. Сказал в «Эльдорадо», что вернется. Я думаю, поехал к своим. — Олбрайт взглянул на Мак-Вэйла. — Нам в любом случае придется принять в расчет этих техасцев.

— Посмотрим, — коротко ответил Мак-Вэйл.

»… Предаем Тебе дух его, а тело — земле. Упокой, Господи, его душу…»

Ленни Мастерс, не отрываясь, смотрела на простой сосновый гроб, который работники бережно опускали в могилу.

Притихший Боб стоял рядом с ней, держа ее за руку. Он часто ссорился со своим дядей, но теперь, когда Джефа не стало, он ощутил горькое чувство потери близкого человека.

Они с сестрой выросли здесь, в «Косом Н». Они знали каждую тропинку, ведущую к подножиям холмов, каждое озерко, на котором гнездились утки… По вечерам, наигравшись, они возвращались в уютный дом, и дядя Джеф с добродушной улыбкой неизменно встречал их на веранде.

Сэм, который читал по карманной Библии, замолчал. Наступила торжественная тишина, и Ленни почувствовала, как к ее горлу подкатился ком.

Боб пододвинулся ближе к ней. Она почувствовала его беспокойство, и ее охватила волна нежности к младшему брату.

Их мать, Мэри Мастерс, перед смертью поручила Боба ее заботам.

— Не оставляй Бобби, Ленни. Заботься о нем. Кроме тебя, у него не осталось никого.

Это были ее последние слова. Бобу было шесть лет, когда она умерла. Он не заплакал, когда его увели от постели умирающей матери и сказали, что его мама ушла и никогда не вернется. А Ленни убежала в свою комнату и плакала долго, навзрыд…

Когда появился Элисон, их мирная жизнь в «Косом Н» нарушилась. Хэлидей все реже сидел на веранде по вечерам, стал каким-то озабоченным, потом все более раздражительным и злым и, наконец, впал в отчаяние.

И вот, теперь он умер — убит жестоко, дубинкой…

Они стояли на небольшой ровной площадке, заросшей мягкой зеленой травой. Здесь уже была одна могила, со скромным камнем в изголовье, заботливо украшенная цветами. За могилой ухаживал сам Джеф. С площадки открывался величественный вид на широкую реку. Когда Мэри Мастерс была жива, она любила приходить сюда и просила похоронить ее здесь.

По другую сторону могилы в молчании стояли работники ранчо. Сара Люс, жена Сэма, стояла рядом с Ленни.

Сэм спрятал Библию в карман. Двое работников стали засыпать могилу. Ленни едва сдерживала слезы, и Сара с сочувствием положила руку ей на плечо.

Сэм, глядя, как падают комья на крышку гроба, тихо сказал:

— Я знал Джефа тридцать лет. Знал его еще тогда, когда он был совсем молодым и мечтал о своем ранчо…

— Простите, что приходится прерывать вас…

Чей-то голос вдруг грубо нарушил скорбную торжественность момента. Все посмотрели на тропинку.

На небольшой скале, возвышавшейся над площадкой, стоял Олбрайт. В руках он небрежно держал ружье. Изо рта торчал неизменный окурок сигары.

По тропинке к ним приближался Мак-Вэйл. Лицо его было спокойно и невозмутимо.

— Ты арестован, Боб, — просто сказал он. — По обвинению в убийстве Джефа Хэлидея.

Боб Мастерс замер. Ленни почувствовала, что в нем поднимается ярость, и испугалась.

Олбрайт направил на него ружье.

— Не пытайся убежать, Боб. От пули все равно не убежишь.

Все застыли в напряженном ожидании. Бобу было достаточно сделать один знак, и все работники ранчо, стоявшие над полузасыпанной могилой, стали бы на его защиту. Тогда пришлось бы хоронить кого-то еще… Внезапно Ленни почувствовала, как она устала от всех этих смертей.

Он сжала руку брата.

— Нет, Боб! -крикнула она. -Нет! Не надо! Отдай ему револьвер.

Боб побледнел, даже губы побелели. Несколько мгновений он колебался, потом вырвал у нее свою руку. Но Ленни поняла, что он покорился.

Мак-Вэйл медленно подошел к Бобу, держа в руке «кольт», и вытащил револьвер у него из кобуры. Потом отступил на шаг и мотнул головой.

— Пошли. Мы возьмем для тебя лошадь на ранчо. Сэм шагнул к шерифу.

— Ты понимаешь, что ты делаешь?

Шериф кивнул. Он в упор смотрел на Сэма, в его серых глазах был вызов. Наконец Сэм отступил, понурив голову.

— Ты совершаешь ужасную ошибку, — пробормотал он. — Боб не убивал Джефа.

— На суде все выяснится, — спокойно сказал Мак-Вэйл и повернулся к Мастерсу. -Пойдем!

— Когда-нибудь я тебя убью! — хрипло сказал Боб. — Даже если это будет последнее, что я сделаю в жизни!

Шериф помрачнел. Сэм облизнул губы. Боб быстро пошел по тропинке к ранчо, Мак-Вэйл двинулся за ним.

Олбрайт остался на месте, держа на прицеле людей, столпившихся у могилы, пока не раздался выстрел — сигнал о том, что шериф ждет его.

— Не спешите гнаться за мной, ребята, — посоветовал он, — а то я могу продырявить кого-нибудь из вас.

Держа ружье перед собой, Олбрайт стал пятиться по тропинке, пока не скрылся за поворотом.

Шериф и Боб уже сидели в седлах, ожидая его. Олбрайт сунул ружье в чехол и вскочил на свою лошадь.

— Поехали! — сказал Мак-Вэйл. Все трое выехали со двора и поскакали в сторону Дугласа.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Ленни медленно шла по тропинке к ранчо. Сара семенила рядом, стараясь успокоить ее.

— Никакой суд не осудит Боба без достаточных улик, Ленни. Завтра мы пойдем к адвокату Тейлору. Может быть, он даже добьется, чтобы Боба выпустили под залог.

Сэм Сократ шагал позади них, погруженный в свои мысли. За ним молча следовали работники ранчо. Войдя во двор, работники направились в барак.

Сэм поднялся на веранду следом за Ленни и женой. Еще недавно Джеф встречал его на этой веранде. Он всегда восседал в этом кресле, которое сделал своими руками.

Ленни опустилась на диван. Сара молча взяла ее за руку.

Сэм подошел к большому камину, на котором стоял старый дагерротип в позолоченной рамке.

На нем была снята семья: мужчина в черном костюме с аскетичным лицом и. черными усами, сидевший очень прямо на стуле с высокой спинкой. Слева от него, положив руку на спинку стула, стояла молодая женщина, с другой стороны — девочка и маленький мальчик.

Сэм посмотрел на Ленни.

— Твоя мать рассказывала тебе об отце?

— Очень мало, — ответила Ленни. — Говорила только, что он был хорошим человеком, а погиб случайно. Несчастный случай. А что?

Сэм помолчал.

— Да так, ничего, — наконец сказал он. — Пойдем, Сара.

— Поедем с нами, Ленни, — предложила Сара. — Поживешь у нас, в городе. Девушка покачала головой.

— Мне нужно немного побыть одной. Хочу подумать.

— Плохо сейчас оставаться одной, — сказала Сара. — К тому же, думай — не думай, все равно ничего не изменишь.

Сэм взял жену за руку.

— Идем, Сара. — Он посмотрел на Ленни добрым и все понимающим взглядом. — Мы будем ждать тебя, приезжай.

Девушка проводила Сэма и его жену и долго еще стояла на крыльце, глядя как их повозка исчезает вдали.

Солнце стало клониться к западу. Внимание Ленни привлекли оседланные лошади, стоявшие у коновязи.

Из барака вышел Билл Тент, управляющий «Косого Н». Он подошел к своей лошади и сунул ружье в чехол, притороченный к седлу.

— Билл! — Она сбежала по ступенькам и поспешила к нему через двор. Он был готов уже сесть в седло, но ее возглас остановил его. Из барака появились остальные работники «Косого Н», молчаливые и серьезные.

— Билл! Куда вы собрались? — требовательно спросила она.

— В город! — ответил управляющий.

Он был небольшого роста, крепкий и загорелый, при ходьбе слегка прихрамывал. Тейт был не из тех, кто легко проигрывает. Он всегда поддерживал Боба в его спорах с Джефом о том, что надо дать бой «Пиковому Тузу».

— Но вы ничем не сможете помочь Бобу! — воскликнула Ленни. — Вы нужны мне здесь!

— Зачем? — резко спросил Билл. — Упряжь чинить?

— Скоро техасцы пригонят стадо. Им нужна будет помощь. Работы хватит, — с отчаянием сказала она. Он покачал головой.

— Мы уходим, Ленни. «Косому Н» пришел конец. Элисон победил.

Она не поверила своим ушам.

— Билл! Вы уходите совсем? Он отвел глаза. Остальные стали садиться на лошадей.

— Да, совсем, — бросил он и вскочил в седло. Она смотрела, как они выезжают со двора. Потом побрела назад, в дом. Бенсон, старый, сгорбленный шорник стоял в дверях сарая. Топот копыт затих вдали, и Бенсон тихо выругался.

Уцепившись за выступ скалы, Бреннан огляделся. Тот, кто стрелял в него, наверное, захочет удостовериться в результате.

Сверху его не было видно, нависавший берег закрывал его. Но если этот человек спустится немного ниже по течению, он наверняка его увидит.

Ларри повернулся в воде и краем глаза заметил худощавую фигуру, спускавшуюся по скалам к реке. Глубоко вдохнув, он нырнул. Выступ, за который он держался, располагался дюйма на три ниже поверхности воды, и руки не могли выдать его.

Он оставался под водой, пока его легкие чуть не разорвались. Тогда он стал медленно подниматься, запрокинув голову. Когда его нос оказался над водой, Ларри медленно выдохнул, снова набрал полную грудь воздуха и опять нырнул.

Вынырнув второй раз, он посмотрел туда, где должен был находиться враг. Там никого не было.

Ларри отдышался. Его правая нога онемела. Надо было подумать о том, как выбраться из реки.

Река в этом месте была не очень широкой — меньше шестидесяти ярдов. Но течение оказалось таким сильным, что нечего было и думать пытаться переплыть на другой берег. Ларри посмотрел вверх. На добрый десяток футов над его головой скала была гладкой — без единой трещины или выступа, за который можно было ухватиться.

Плохое место. Переплыть реку нельзя, забраться наверх тоже невозможно. Ларри бросил взгляд туда, где видел убийцу. Скалистый берег уступами спускался к воде. Выбраться можно, но для этого нужно проплыть ярдов триста в бурном потоке. Кроме того, его могло пронести мимо этого места, и тогда он наверняка разбился бы о камни ниже.

Ларри прикинул свои шансы и понял, что выбора у него нет. Он оттолкнулся от скалы, поток подхватил его и понес. Он и не пытался бороться с ним, следя лишь за тем, чтобы его не бросило на подводные камни.

Течение несло его так быстро, что он едва не проскочил мимо спасительного места. Отчаянным усилием Ларри рванулся к берегу. Правой рукой ему удалось уцепиться за какой-то камень, но поток оторвал его и потащил вдоль скалы. Обдирая пальцы, он искал хоть какой-нибудь выступ и, наконец, нашел. Поток ревел, его било о скалу, но все-таки он держался. Ногами Ларри нащупал какую-то трещину под водой. Теперь у него было две точки опоры. Протянув правую руку, он ухватился за выступ над головой. Потом подтянулся и вытащил тело из воды.

Ему понадобилось минут пятнадцать, чтобы вскарабкаться на самый верх крутого берега. Там он сел на землю, переводя дух. Мышцы дрожали от перенапряжения, болели ушибы и ссадины

Внезапно им овладела злость. Ларри встал и прихрамывая пошел к тому месту, откуда он упал в реку. Там он обнаружил следы чужого коня Они привели Ларри к большому валуну, за которым убийца устроил засаду. Вот здесь он сидел на земле ясно отпечатались его следы Вот валяется окурок сигареты В голове Ларри мелькнула ужасная догадка Убийца ждал его. Но никто не мог знать, что он поедет сюда Значит, кто-то следил за ним Кто-то ехал за ним от самого Дугласа до Каньона Затерянных Ручьев, там провел ночь и утром опять последовал за ним. Видимо, убийца хорошо знал местность, потому что догадался, куда поедет Ларри и сумел его опередить.

Ларри вспомнил тонкую гибкую фигуру человека, которого он видел у реки. Это не тот ли, что сидел рядом с Элисоном в казино?

Бреннан не хотел вмешиваться в распрю между «Косым Н» и «Пиковым Тузом», но теперь дело касалось лично его Скорее всего, Элисон организует налет на его ребят, чтобы помешать им доставить стадо в «Косое Н». Ларри был рад, что успел их предупредить.

А сейчас нужно идти на ранчо, одолжить там лошадь и ехать в город. По прямой до «Косого Н» было не больше трех миль, но Бреннану придется идти вдоль реки до тех пор, пока он не найдет брод.

Он прошел четыре мили вниз по реке до того места, где Тимберлейк вырывался из ущелья и широко разливался по долине. Течение здесь было медленным, река спокойно несла свои воды между низких лесистых берегов.

Если он хотел попасть на ранчо до наступления ночи, нужно было переправляться здесь

Ларри снял сапоги и засунул их за пояс. Он потерял свой «кольт» во время падения в реку, поэтому хотел выбросить и патронташ, но потом решил все-таки оставить его

Ларри вошел в воду и поплыл. На другой берег он вышел ярдах в ста ниже по течению.

Он вылил воду из сапог, выжал носки, рубаху и брюки и оделся

Солнце уже скрылось за холмами, когда Ларри вошел во двор ранчо.

Прямо перед ним возвышался добротный дом из камня и бревен, обсаженный высокими тополями. По периметру располагались барак для работников, шорня и кузница. За ними виднелись просторный загон и конюшня.

Пастбище было огорожено изгородью из жердей, которая поднималась вверх по склону холма и терялась вдали. За изгородью паслось несколько коров.

Ларри остановился посреди двора. Он почувствовал, что на ранчо царит какая-то необычная тишина. В бараке не было света, дверь открыта настежь. Постояв немного, Ларри двинулся к дому.

— Куда направляешься, приятель?

Ларри круто обернулся. Из шорни вышел человек с дробовиком в руках. В сгущавшихся сумерках Ларри разглядел сгорбленного старика, из тех, что обычно доживают свой век на ранчо, помогая по мелочам в хозяйстве.

— Меня зовут Бреннан. Я из Техаса. Бенсон молча смотрел на Ларри. Шляпы нет, кобура пустая, весь мокрый, исцарапанный и ободранный. Наконец Бенсон сказал:

— Похоже, тебе надо переодеться, приятель.

— Пришлось переплыть реку, — коротко пояснил Ларри.

— Идем, — позвал Бенсон, — дам тебе кое-что из вещей Большого Тима. Великовато будет на тебя, но зато сухое.

Ларри вошел следом за стариком в барак. Отсутствие людей удивило его.

— А где весь народ? — спросил он как бы невзначай.

Бенсон чиркнул спичкой и зажег масляную лампу. Лишь после этого неохотно ответил:

— Уехали.

Ларри сел на койку и снял сапоги. Бенсон порылся в сундуке, стоявшем в дальнем конце барака, и принес брюки, рубашку, носки и нижнее белье.

— Вот, надевай.

Сам он сел на другую койку, молча наблюдая за техасцем. После долгой паузы Бенсон сказал:

— Ребята уехали пару часов назад. Сразу после того, как Мак-Вэйл и Олбрайт арестовали Боба Мастерса.

Ларри встал и затянул ремень. Штаны были немного широковаты в поясе.

— Совсем, что ли, уехали? Бенсон пожал плечами.

— Они сказали Ленни, что совсем. А я думаю, они в город отправились Боба выручать.

Ларри подошел к двери барака, на ходу одевая патронташ. Сумерки быстро сгущались.

— Так ты говоришь, мисс Мастерс дома? Бенсон подошел и встал рядом с ним.

— Ага. Как ребята уехали, она и не показывалась. Оставив старика, Бреннан пошел к дому. Высокие, величественные тополя слабо шелестели листвой. Перед домом были разбиты аккуратные клумбы. Ларри подумал, что как раз в таком доме ему хотелось бы жить… И чтобы по вечерам в этом доме его ждала женщина. Он постучал в дверь и услышал голос Ленни:

— Войдите.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Бреннан открыл дверь и вошел в гостиную. Ленни Мастерс сидела за столом. Перед ней лежала раскрытая книга, но по выражению лица девушки Ларри понял, что она не читала.

Она безразлично посмотрела на него.

— Рада вас видеть.

— Спасибо, — сухо сказал Ларри. Он указал на свою одежду. — Я малость попортил свой костюм, когда переправлялся через реку. Один из ваших людей дал мне вот это.

Она сидела за столом, одинокая и подавленная, стараясь держать себя в руках, но ей хотелось разрыдаться. Все, или почти все, что составляло ее жизнь, рухнуло. Ларри стоял в тени у двери. В нем была спокойная сила, которая притягивала ее. Всю жизнь после смерти матери она чувствовала себя ответственной за своего брата, и теперь ей было мучительно тяжело от этой ответственности. Ей хотелось, чтобы кто-нибудь большой и сильный поддержал ее, снял с нее этот невыносимый груз…

Ларри почувствовал ее беспомощность. Он подошел ближе и посмотрел ей в глаза.

— Я знаю, что случилось, — мягко произнес он. — Я слышал, что Мак-Вэйл арестовал вашего брата и что ваши люди ушли.

Она кивнула. Он молчал, и она сказала чуть погодя:

— Я уже устала бороться. Я хочу только вызволить Боба из тюрьмы и продать то, что осталось от ранчо.

— Я никогда не видел ранчо лучше, чем это, — тихо возразил он. — За него стоит бороться. Ленни горько усмехнулась.

— Если через два дня на ранчо не будет скота, банк заберет его и продаст с аукциона. У меня нет выбора. Ларри нахмурился.

— Завтра я получу ответ Барстоу. Нам нужно будет всего шесть или семь часов, чтобы перегнать стадо сюда.

— Если только Барстоу пришлет положительный ответ, — напомнила она.

Он молчал. Да, она права. Ему надо было подробней объяснить ситуацию в своей телеграмме. Но ведь он и сам ее не знал, а теперь уже слишком поздно. Он не мог ей ничего обещать.

— А что вообще происходит? — спросил Ларри. — Что за сделку Джеф заключил с банком?

— Два года назад дядя Джеф взял в банке ссуду, чтобы построить дамбу на Ручье Бешеной Лошади, — ответила Ленни. — Карсонс включил в договор пункт, по которому банк может взыскать долг в любое время, если на ранчо не окажется скота. Дядя в этих формальностях никогда не разбирался, а Карсонс объяснил, что это всего лишь гарантия для других вкладчиков. Марк Карсонс всегда был нашим другом. Дядя, конечно, не мог предвидеть, что из этого получится.

Ларри кивнул.

— А потом люди Элисона стали угонять у вас скот, — тихо сказал он.

— Мы никогда не могли доказать, что это люди из «Пикового Туза». В городе пошел слух, что это какая-то банда из Гризли Холлоу. Пока мы разобрались, что происходит, у нас украли почти всех наших коров. То, что осталось, мы продали, чтобы заплатить долг банку, но этого оказалось недостаточно. Карсонс продлил нам срок выплаты, но предупредил, что в этом году ему придется взыскать все полностью. И вот, до конца этого месяца мы должны все заплатить или предъявить скот. Поэтому дядя Джеф и написал Джону Барстоу.

— Да, это был длинный перегон, — сказал Ларри. — Тысячу миль. Мы спешили, как только могли.

— Я вас не виню. Вас ведь все это не касается.

— Ну, нет, — возразил Бреннан. — Мы не хотели ни во что вмешиваться, это правда. Но меня втянули в эту игру в первый же вечер, как только я приехал в Дуглас.

Он достал из кармана письмо, которое забрал у Бейтса. Чернила немного расплылись от воды, но его вполне можно было прочитать.

— Это я взял у одного пьянчуги по имени Бейтс, когда он пришел ко мне в комнату в «Эльдорадо». Он принес это письмо Джефу. Его убили.

Девушка взяла письмо, прочитала и с недоумением посмотрела на Ларри.

— Тихоокеанская компания? Что это значит?

— Деньги, — ответил Ларри. — Разбогатеет тот, через чьи земли пройдет железная дорога. Она еще раз взглянула на адрес.

— Марку Карсонсу. Как оно могло попасть к Бейтсу?

— Скорее всего, он украл его у Элисона. Он работал в казино, и, наверное, совал везде свой нос. Он мог как-то увидеть это письмо, и у него появилась идея продать его вашему дяде.

— Но ведь оно адресовано Карсонсу. Как оно попало к Элисону?

— Этого я не знаю, — сказал Ларри. В комнату вошел повар-китаец.

— Ужин готов, мисс Ленни, — объявил он. Она помолчала немного, потом спросила:

— Вы поужинаете со мной… Ларри?

Ужин прошел в молчании. Ленни приказала подать кофе в гостиную. Ларри нашел на каминной полке табак и свернул себе сигарету. Его взгляд упал на портрет, который стоял здесь же.

— Это наша семья, — сказала Ленни. — Мы снимались в Мемфисе, незадолго перед тем, как отец погиб Потом мы переехали сюда, в «Косое Н».

Часы пробили восемь.

— Надо ехать, — сказал Ларри. — Может быть, Барстоу уже прислал ответ. Могу я одолжить у вас лошадь? И еще… — Он похлопал по пустой кобуре. — Мне нужен револьвер. Свой я потерял.

— Вы думаете, что вам понадобится?

— Надо быть готовым ко всему, — ответил Ларри.

— Дядя Джеф уже лет пять не носил револьвер. Он говорил, что это только провоцирует…

— Все провокации уже совершились, — сухо возразил Ларри. — Последняя — всего несколько часов назад, когда кто-то из людей Элисона стрелял в меня у реки. Мне повезло, что он промахнулся.

На лице Ленни появилось обеспокоенное выражение.

— Хорошо, я вам дам револьвер дяди Джефа. Пока он докуривал сигарету, Ленни Мастерс принесла револьвер. Это был длинноствольный «кольт» сорок пятого калибра модели «Дракон» Ларри осмотрел его, взвесил в руке и сунул в кобуру

Они вышли во двор. Старый шорник сидел на скамейке перед бараком, покуривая трубку.

— Мистер Бреннан едет в город, — сказала ему Ленни. — Пусть выберет себе лошадь. Дай ему седло дяди Джефа. И оседлай для меня Принца. Я тоже поеду.

Она обернулась к Ларри.

— Я пойду переоденусь. Бенсон встал.

— Седла в шорне, — коротко бросил он. Ларри пошел следом за стариком. Бенсон зажег фонарь и показал ему, какие седла взять. Потом они отправились в загон. Из-за холмов поднялась луна. Ларри повесил седла на изгородь. Бенсон взял лассо и кивнул на сбившихся в кучу лошадей.

— Принц — это вон тот, каурый, — показал Бенсон. — Вот он, видишь, рядом с серым.

— Я возьму вороного, — сказал Ларри. — Вон того, с белым пятном на носу.

— А, это Эбони. Лучший жеребец у нас. Но упрямый, все время будет стараться тебя сбросить.

— Ничего, справлюсь.

Ларри остался у ворот, а Бенсон медленно пошел к лошадям. Они забеспокоились. Эбони фыркнул и отбежал в дальний конец загона. Каурый повернул голову к Бенсону, но стоял спокойно. Его шкура серебрилась в лунном свете.

Бенсон остановился. Он стоял достаточно близко, чтобы бросить лассо, но серый закрывал от него Принца. Старик резко взмахнул рукой, и лошади побежали вдоль ограды загона. Когда они приблизились к воротам, Ларри шагнул им навстречу. Каурый, который бежал первым, шарахнулся в сторону. В этот момент Бенсон бросил лассо.

Петля затянулась вокруг шеи каурого. Он пару раз взбрыкнул и успокоился.

Бенсон подвел коня к воротам, и Бреннан помог оседлать его.

— Давно Элисон владеет «Пиковым Тузом»? — спросил Ларри.

— Четыре года уже, — ответил Бенсон. — Раньше хозяевами там были братья Терри. Но земля там неважная, хороших лугов мало. Коров у Терри было немного, они лошадьми торговали.

Ларри расправил петлю лассо, поглядывая на Эбони. Бенсон затягивал подпругу на кауром.

— Элисон купил у них ранчо, хотя раньше они вроде и не собирались его продавать. И сразу после этого у нас дела пошли плохо.

Ларри кивнул. Он отошел от старика, не спуская глаз с вороного. Умное животное не отходило от других лошадей, сбившихся в кучу у ограды. Ларри повернулся к ним спиной и сделал вид, что уходит. Лошади направились к тому месту под деревом, где стояли перед тем, как пришли люди. Ларри внезапно обернулся и застал вороного на открытом пространстве. Свистнуло лассо, и шея Эбони оказалась в петле.

Несколько минут между конем и человеком длилась борьба. Ларри удалось привязать конец лассо к столбу изгороди. Он медленно и спокойно подошел к вороному. Протянув руку, Бреннан успокаивающе погладил его по шее и похлопал по холке. Одновременно он что-то тихо приговаривал. Эбони покосился на него и притих. Ларри умел обращаться с лошадьми.

Бенсон не скрывал своего восхищения.

— Кроме Боба, к нему никто и близко не мог подойти. Из дома вышла Ленни.

— Я пробуду несколько дней у Люсов, — сказала она Бенсону. — Присматривай за домом.

Они выехали за ворота. Луна заливала холмы серебряным светом, тихо несла свои воды река.

По дороге они почти не разговаривали. Приехав в Дуглас, они оставили лошадей в конюшне «Тимберлейк». Ларри проводил девушку до дома Сэма Люса. У двери они расстались, и Бреннан зашагал в «Эльдорадо».

Вэли дремал, когда Ларри вошел в гостиницу. Техасец похлопал его по плечу.

— О! — воскликнул портье. — Это вы?

— А ты ждал кого-то еще?

— Я думал, что вы совсем уехали, — ответил Вэли.

— Я же говорил, что вернусь — тому парню, который сидел тут вчера утром. Телеграммы для меня не было?

Портье сонно пошарил в ящике с ячейками.

— Нет. Ничего нету.

Ларри почувствовал сильное желание схватить этого соню и встряхнуть так, чтобы зубы застучали, но сдержал себя. Вместо этого он спросил:

— Моя комната еще не занята?

— Кажется, нет, — портье порылся в сигарной коробке. — Только что-то я ключа не вижу.

— Ладно, — сказал Ларри, — я оставил дверь незапертой.

Он поднялся наверх. Идя по коридору, он вдруг заметил, что дверь в его комнату приоткрыта и из-за нее выбивается полоска света. Ларри подошел к двери и толчком открыл ее. Возле кровати стоял Сэйбер и рылся в вещах Бреннана. Услышав, что кто-то вошел, он резко обернулся. Ярость на его лице сменилась изумлением и испугом, когда он узнал техасца.

— Бреннан! — сдавленным голосом воскликнул он.

«Дракон» Хэлидея был уже в руке Ларри. Сэйбер едва успел выхватить свой «кольт», когда пуля попала ему в грудь. Отброшенный выстрелом, он упал на кровать, разрядив «кольт» в стену. Потом он забился в конвульсиях, сполз на пол и затих.

Техасец подошел к лежащему на полу телу. Ему бросилось в глаза, что на одной шпоре у убитого не хватает колесика. Эти шпоры и сапоги он видел два дня назад, когда склонялся над мертвым Бенсоном.

Ларри вложил револьвер в кобуру и сел на кровать. «Несчастливая комната», — подумал он. С того вечера, как он приехал в Дуглас, в ней уже умерли три человека.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

В дверях появился ночной портье. Увидев Ларри, сидящего на кровати, и труп на полу, он что-то пробормотал и поспешно скрылся.

Ларри потянулся за табаком, но вспомнил, что табак у него кончился. Он заметил шнурок кисета, который торчал из кармана у Сэйбера, и конфисковал его. Он еще не успел свернуть себе сигарету, когда услышал тяжелые шаги.

В комнату вошел Мак-Вэйл. За его спиной возник Бен Олбрайт. Помощник шерифа бросил взгляд на Бреннана, потом на Сэйбера и удивленно поднял бровь. Потом прислонился к стене возле открытой двери, предоставив шерифу разбираться самому.

В дверях снова появился Вэли в окружении нескольких заспанных постояльцев.

Шериф бегло осмотрел тело, потом переключил свое внимание на Ларри.

— Это Бреннан, техасец, — подал голос Олбрайт. — Это его комната. Та самая, в которой убили Джефа. Бейтс тоже здесь умер.

— Вредная комната, — согласился Мак-Вэйл. Его изучающий взгляд остановился на лице Ларри. — Что тут делал Сэйбер?

— Когда я вошел, он рылся в моих вещах, как в своих собственных, — спокойно ответил Ларри. — Увидел меня и схватился за пушку.

Сэйбер все еще сжимал в руке револьвер. Скатка Бреннана была развернута, вещи разбросаны по всей кровати. Мак-Вэйл подошел к убитому и взял его «кольт». Он понюхал дуло, покрутил барабан, достал стреляную гильзу.

— Должно быть, Сэйбер считал себя хорошим стрелком, — пробормотал шериф. — Так значит, вы и есть Бреннан?

Ларри посмотрел на Олбрайта. В душе у него шевельнулось нехорошее предчувствие.

— Да, я — Бреннан.

— Выбросил в окно Ника Треллиса, а потом застрелил его в казино, — сказал шериф, как бы про себя. — Теперь вот Сэйбер.

Он повертел в руках револьвер Сэйбера и взвел курок. Потом неожиданно направил его на техасца.

— Слишком уж вы ловко управляетесь с пушкой, Бреннан! Придется запереть вас на время!

Такого поворота Ларри не ожидал. Всякому было ясно, что убийство Сэйбера — чистая самооборона.

— Оказывается, это один из ваших приятелей, Мак-Вэйл? -холодно спросил он.

Мак-Вэйл не ответил. Олбрайт отклеился от стены и шагнул вперед.

— Снимите кобуру, Бреннан, — мягко посоветовал он. Ларри медленно встал. Он понял, что ничего сделать не сможет, и решил подчиниться.

— Ну ладно, — хрипло сказал он, — пока что у вас все козыри.

Он расстегнул пояс и бросил на пол.

— Два шага назад! — скомандовал шериф. Потом кивнул своему помощнику. — Возьми-ка его пояс, Бен. — Он отступил назад и указал револьвером на дверь. — Вперед! И не пытайтесь бежать, а то попадете в ящик к Сэму Сократу.

Люди, толпившиеся в дверях, расступились. Ларри спустился по лестнице и прошел через холл. На улице Мак-Вэйл и Олбрайт заняли позицию по обе стороны от него. Шериф держал в руке револьвер Сэйбера.

— Пошли, Бреннан!

Они перешли улицу, миновали два квартала и остановились перед одноэтажным зданием с решетками на окнах.

Олбрайт постучал в дверь. Через минуту загремел засов, и дверь открыл человек с узким лицом и крупными редкими зубами. В руке он держал двустволку.

— Спасибо, Кенни, — сказал Мак-Вэйл.

— Всегда рад помочь, Джим, — ответил человек. Он посмотрел на Ларри. — Вот этот парень устроил стрельбу?

Мак-Вэйл кивнул. Он подошел к своему столу и бросил пистолет Сэйбера в ящик. Олбрайт закрыл ногой дверь и пояснил:

— Сэйбер в конце концов нашел то, что искал, Кенни. Еще один клиент для Сэма Сократа.

— Сэйбер! — воскликнул Кенни. — Тот, что работал на Элисона?

Мак-Вэйл снова кивнул, и Кенни с интересом посмотрел на Бреннана.

— Иди, поспи, Кенни, — сказал Олбрайт. Сегодня ночью я подежурю.

С левой стороны от стола шерифа была дверь. Мак-Вэйл открыл ее, Ларри вошел и оказался в коротком коридоре, по обе стороны которого было несколько камер, забранных железными решетками.

Мак-Вэйл отпер одну из камер. Ларри неохотно вошел внутрь. В камере было пусто, если не считать армейской койки, стоявшей под маленьким окном с решеткой. Шериф запер дверь.

— Приятных снов, Бреннан, — пожелал Олбрайт. Через решетчатую дверь Ларри увидел, как они уходят. Он слышал, как шериф сказал своему долговязому помощнику:

— Утром я сразу приду сюда. Надеюсь, что парни из «Косого Н» ничего не начнут сегодня ночью, но если что-то случится, не старайся справиться с ними один. Ты знаешь, где меня найти.

Дверь закрылась, и стало темно. Лунный свет едва проникал через маленькое окошко.

В соседней камере заскрипела койка. Голос Боба Мастерса спросил из темноты:

— Кого ты выбросил в окно на этот раз, Бреннан? Ларри подошел к решетке, разделявшей камеры. Его глаза уже привыкли к темноте, и он разглядел Мастерса, который сидел на койке и курил. Когда он затягивался, огонек сигареты освещал его лицо красноватым светом.

— Пришлось застрелить одного типа по имени Сэйбер. Я вернулся в свою комнату в «Эльдорадо» и застал его там. Он рылся в моих вещах.

— Сэйбер! — воскликнул Боб.

— Ага. Что, твой приятель?

— У меня нет приятелей в «Пиковом Тузе». — Мастерс поднялся и принялся ходить по камере. Потом повернулся к Ларри.

— Получается, что ты убил Сэйбера из самообороны, а Мак-Вэйл все равно посадил тебя за решетку? — Луч лунного света упал на его искаженное злобой лицо. — Я всегда знал, что Мак-Вэйл заодно с Элисоном. Вот еще одно доказательство. — Он вцепился в прутья решетки, его голос срывался. — Я ненавижу Мак-Вэйла еще с тех пор, когда он помешал мне убить Элисона. Это было год назад, когда его люди устроили самый большой налет на наше ранчо. А Джеф и моя сестра все защищали его! Они говорили: закон, закон! Мак-Вэйл — представитель закона! Какого закона, Бреннан? Чей это закон?

Техасец понимал чувства молодого Мастерса.

— Я не знаю, — негромко сказал он.

— Так я тебе скажу: это закон Элисона! — Он перевел дух и добавил, уже спокойнее: — Ничего, у меня еще есть один козырь. Скоро я выйду отсюда, Бреннан. И как только я отсюда выйду, я убью Мак-Вэйла!

Ларри покачал головой.

— Если ты убьешь Мак-Вэйла, Элисона все равно не остановишь. И «Косого Н» ты этим тоже не удержишь.

Боб пошел к своей койке, потом снова вернулся к Ларри.

— Что ты собираешься делать с этим стадом? — спросил он. — Эти коровы — единственное, что может нас еще спасти!

— Я перегоню их в «Косое Н», как только получу ответ от Барстоу, — сказал Ларри. Потом, вспомнив, что Ленни хотела продать ранчо, добавил, — твоя сестра в городе, у Люсов. Утром она, наверное, придет сюда. Она хочет продать «Косое Н». Не надо этого делать. Уговори ее продержаться еще немного.

Молодой Мастерс, который принялся было опять расхаживать по камере, вдруг остановился. Казалось, он принял какое-то решение насчет техасца. Он подошел к решетке разделявшей их камеры и спросил:

— У меня табак кончился. У тебя есть закурить, Бреннан?

Ларри улыбнулся, вытащил кисет и вручил его Бобу Мастерсу.

Крепыш Бернс, отдуваясь, влез на вершину скалы у входа в каньон.

— Старина Хенк тебя раскормил, — усмехнулся Чак Уоллис. — Пыхтишь, как паровоз.

Бернс не обратил внимания на насмешку. Он смотрел на восток в надежде увидеть первые лучи восходящего солнца.

— Через час солнце взойдет. Никого не видел, Чак? Чак покачал головой.

— Надеюсь, что Ларри вернется сегодня. Пора уже домой, в Техас.

Бернс хмыкнул. Он проводил взглядом Уоллиса, который начал спускаться вниз, и уселся, привалившись спиной к большому камню. Отсюда ему хорошо была видна долина перед устьем каньона.

Крепыш Бернс должен был дежурить три часа. Будет уже совсем светло, когда кто-нибудь придет сменить его. Он положил ружье на колени и свернул сигарету.

Луна заливала холмы призрачным бледным светом. Бернс чиркнул спичкой о камень и закурил. Придется поскучать пару часов…

Чак спустился в лагерь. Его товарищи спали, завернувшись в одеяла. Журчание ручья навевало сон. Чак зевнул, потянулся и развернул свое одеяло.

Возле фургона мелькнула тень. Чак выхватил «кольт».

— Эй! — крикнул он. — Кто там? , — Я, — ответил Джонни, подходя к нему.

— Какого черта ты шляешься по ночам? — сурово спросил Чак.

— Что-то не спится, — ответил Джонни. — Пойду, думаю, пройдусь. Может, мне сменить Карпа?

Чак сунул «кольт» обратно в кобуру и расстегнул ремень.

— Ты лучше заранее скажи ему, что это ты идешь. А то Карп сначала стреляет, а потом спрашивает. Джонни кивнул.

— Я скажу.

Чак проводил его взглядом. Джонни пошел к лошадям и растворился в темноте. Чак усмехнулся про себя. Хенк спал под фургоном, причем очень чутко. Если малыш задумал стянуть что-нибудь из его запасов, Хенк обязательно проснется. Шуму тогда не оберешься.

Чак завернулся в одеяло и через пару минут уже спал…

Бернс зевнул. Он встал и подошел к краю площадки. Луна уже зашла, занимался рассвет. С тех пор, как он сменил Чака, прошло около часа. Он не заметил ничего подозрительного, и ему хотелось спать. Край неба на востоке начал светлеть. Бернс полез в карман за табаком…

Между камней мелькнула чья-то темная фигура. Бернс насторожился и поднял ружье.

— Это ты, Рыжий? — крикнул он.

В ответ раздался выстрел. Бернс почувствовал, как пуля ударила его в грудь. Падая, он нажал спусковой крючок ружья. Потом все померкло.

Человек, стрелявший в крепыша Бернса, выстрелил еще раз. Потом подошел ближе. Бернс пошевелился, и человек разрядил в него весь барабан.

Выстрелы отдались в каньоне гулким эхом, разбудив спящих людей. Они вскочили, путаясь в одеялах, не понимая что происходит. А по каньону уже носились какие-то всадники, стреляя на ходу.

Чак вскочил на ноги и тут же получил пулю в плечо. Он бросился на землю в сторону фургона, но прежде, чем он оказался рядом со стариком Хенком, еще одна пуля попала ему в ногу.

Герцог выстрелил два раза, целясь по вспышкам выстрелов. Пуля оцарапала ему руку. Он пригнулся и побежал к фургону. Он почти добежал, но другая пуля догнала его. Герцог упал вниз лицом возле заднего колеса фургона.

Хенк втащил его обмякшее тело под фургон и уложил рядом с Чаком.

Карп стоял в полный рост, поливая свинцом из своего ружья скачущих вокруг всадников. Сразу с полдюжины пуль попали в него, и он упал, продырявленный, как решето.

Рыжий Мардер был ранен дважды, второй раз— в грудь. Он упал, один из всадников подъехал к нему сзади и затоптал конем.

Один из налетчиков оказался рядом с фургоном. Хенк в упор влепил в него заряд из ружья. Тот перелетел через голову своей лошади.

К фургону полз раненый Джим. Хенк вылез, чтобы помочь ему. Пуля попала ему в спину и он тяжело осел рядом с Джимом.

Шкворень осадил своего коня.

— Уходим! — крикнул он. Налетчики собрались вокруг него. Кто-то сказал:

— Самовар здорово ранен.

— Останься с ним, — приказал управляющий «Пикового Туза». — Уходим в долину! Коров гоните!

Через несколько минут сбившееся в кучу стадо медленно потянулось вверх по каньону. Небо быстро светлело.

У западной стены каньона притаился «Преподобный» Джонни. Он наблюдал, как мимо него рысцой трусили коровы из «Треугольника». Джонни дождался, пока коровы и сопровождавшие их всадники не скрылись в утренней дымке, и выбрался из своего убежища. Со стороны лагеря не доносилось ни звука, только негромко журчали ручьи…

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Олбрайт брился, когда в офис вошел Мак-Вэйл. Помощник шерифа обернулся к своему начальнику и сказал:

— Что-то ты рано, Джим. Я думал, что ты сначала позавтракаешь.

— Я уже позавтракал, -ответил Мак-Вэйл. Он бросил шляпу на стол. — Все тихо, Бен?

— Как в церкви. — Олбрайт закончил бриться, ополоснул лицо и вытерся. — Тейт-старый волк, Джим. Когда он был помоложе, гонял скот до самого Абилена, а времена тогда были неспокойные. Теперь, надо думать, он малость выдохся.

Мак-Вэйл уселся на стул.

— Эти ребята из «Косого Н» приехали в город не просто так, Бен. Они что-то задумали. Пока они торчат тут, нам надо смотреть в оба. Я бы не хотел, чтобы они ворвались сюда и забрали молодого Мастерса.

— Не заберут, — проворчал Олбрайт. Он затянул ремень вокруг своей тощей талии и поправил кобуру. — Пойду перекушу, Джим.

Мак-Вэйл кивнул.

— Когда вернешься, потолкуем с Бреннаном. Через десять минут после ухода Олбрайта в дверь постучали. Шериф открыл и увидел Вэнити Карсонс.

— Мне нужно увидеть Боба, — быстро сказала она. — Завтра я уезжаю в Сент-Луис.

У нее под глазами были темные круги, видимо, она плохо спала в эту ночь. Мак-Вэйлу стало жаль ее.

— А ваш отец знает, что вы отправились на свидание с молодым Мастерсом?

— Нет. — Она умоляюще взглянула на него. — Могу я его увидеть?

Мак-Вэйл подошел к своему столу и снял с гвоздя связку ключей.

— Конечно, — сказал он.

Он открыл дверь и вошел в темный коридор. Увидев его, Ларри спросил:

— Долго вы собираетесь держать меня здесь, шериф?

Мак-Вэйл не ответил и открыл дверь камеры Боба. Мастерс сидел на койке, с ненавистью глядя на шерифа. Вэнити с благодарностью улыбнулась суровому стражу закона.

Мак-Вэйл впустил ее в камеру. Потом запер дверь и вернулся в свой офис. Он набил трубку, сел на стул и задумался. К тому времени, когда он поднялся, чтобы выпустить Вэнити Карсонс, он уже принял какое-то решение.

Через несколько минут вернулся Олбрайт, жуя свой окурок сигары.

— Элисон только что приехал, — сообщил он. — С ним эти два бандита из Ларедо — Кроуфорд. и Ганс. Мак-Вэйл кивнул.

— Приведи-ка сюда техасца, Бен. Я хочу с ним поговорить.

Олбрайт прошел по коридору и открыл камеру Ларри.

— Мак-Вэйл хочет вас видеть, Бреннан.

— Он очень внимателен, — угрюмо пробормотал Ларри.

Мак-Вэйл сидел за столом. Когда Бреннан вошел, он протянул техасцу его кольт и патронташ, лежавшие на столе.

Ларри взял их и надел.

— Рад, что вы передумали, Мак-Вэйл, — холодно сказал он. — А то я уже начал терять уважение к закону в Дугласе.

— Ну, если у вас еще сохранилось немного уважения, то я просто счастлив.

— Я могу идти? Мак-Вэйл кивнул.

— Но сначала ответьте мне на несколько вопросов. Ларри потер заросший подбородок.

— Только покороче, шериф. Я хочу есть, и мне нужно побриться.

— Я бы советовал вам не дерзить, Бреннан, для вашей же пользы, — вмешался Олбрайт.

Мак-Вэйл сделал своему помощнику знак рукой, чтобы тот замолчал.

— С тех пор как вы появились здесь, Бреннан, — сказал он, — вы постоянно ввязываетесь в какие-то неприятные истории. Вам придется уяснить себе, что в этом городе никому не позволено преступать закон. Если вы и дальше будете продолжать в том же духе, эта тюрьма станет вашим домом. Имейте это в виду.

Ларри презрительно усмехнулся.

— Я не искал себе неприятностей, шериф. Я не за этим приехал. Мы пригнали скот Хэлидею…

— А Хэлидей умер! — оборвал его Мак-Вэйл. — Что хотел Бейтс?

Ларри нахмурился.

— Куда это вы клоните? Мак-Вэйл встал.

— У Бейтса было что-то, что он хотел передать Джефу. Причем что-то важное, раз его за это убили. Так что это было, Бреннан?

— И не это ли искал Сэйбер вчера вечером? — добавил Олбрайт. — Он нашел?

— Нет. Не нашел. — Ларри достал из кармана письмо Тихоокеанской компании и бросил на стол. — Вот что Бейтс хотел передать Хэлидею.

Мак-Вэйл взял письмо и стал читать. На лице его не отразилось ничего. Прочитав, он сложил письмо и сунул к себе в карман.

— Понятно теперь? — спросил Ларри. Мак-Вэйл пожал плечами.

— Не лезьте ни во что, пока вы у нас в городе, — коротко сказал он.

— Ничего не могу обещать, — ответил Ларри. — Только мне кажется, что этот парень прав — он кивнул в сторону камер. — Он говорит: «Чей здесь закон? — Закон Элисона!» Гак что я ничего не гарантирую, Мак-Вэйл. У меня здесь стадо коров, которое мы гнали тысячу миль для Джефа Хэлидея. Если с этими коровами что-то случится, я не собираюсь ждать, пока вы разберетесь, Мак-Вэйл.

Он повернулся, чтобы уйти. В этот момент дверь открылась-на пороге стояла Ленни Мастерс.

— Ларри! Я слышала, что вас арестовали.

— Да, -ответил техасец. -Но потом Мак-Вэйл решил, что это была ошибка.

Ленни посмотрела на шерифа, и ее лицо вспыхнуло.

— Сколько Элисон платит вам, шериф? -презрительно спросила она.

— Не больше, чем вам, мисс Мастерс, — ответил Мак-Вэйл.

Из-за спины девушки появился Сэм и сказал:

— Мы пришли повидаться с Бобом.

Он хотел сменить тему и отвлечь девушку, но ему не удалось этого сделать. Чувства, которые она так долго сдерживала, вырвались наружу.

— Надеюсь, вы удовлетворены, Мак-Вэйл! Кто-то убил дядю Джефа, а вы, вместо того чтобы искать убийцу, арестовали моего брата. Да чего еще можно было от вас ожидать? Каждый раз, когда Джеф обращался к вам за помощью, вы отделывались от него пустыми обещаниями. Он-то верил, что вы его защищаете, даже когда мы потеряли свой последний скот. Он послушался вашего совета, когда вы отговорили его нанять людей, которые могли бы дать отпор убийцам Элисона. Вы сказали, что не можете допустить междоусобной войны. Теперь мне ясно, чего вы хотели, Мак-Вэйл. Хэлидей убит, а мой брат у вас в тюрьме, и его обвиняют в убийстве своего дяди. Если вы этого добивались, то можете гордиться собой. Но я всегда буду думать о вас как о низком человечишке, который прячет свои подлые замыслы за значком шерифа!

Ленни закончила свою обвинительную речь. Мак-Вэйл молча выслушал ее. На его изуродованном лице не отразилось ничего, но в глазах была горечь.

— Мне очень жаль, что у вас сложилось такое мнение, мисс Мастерс, -наконец сказал он и отвернулся к окну. Потом добавил, не поворачивая головы: — Бен, проводи Сэма и мисс Мастерс к арестованному.

Олбрайт мрачно кивнул. Казалось, он хотел что-то сказать, но промолчал. Вместо этого он пожевал окурок сигары и отрывисто бросил:

— Пройдите сюда!

Лицо Ленни все еще горело гневом. Она задержалась у двери и посмотрела на Бреннана.

— Когда я снова увижу вас, Ларри?

— Я только схожу проверю, нет ли ответа от Барстоу, — ответил техасец. — Он должен прийти сегодня. Она кивнула и вошла в коридор следом за Олбрайтом. Сэм потоптался у двери и взглянул на шерифа.

— Она не в себе, Мак-Вэйл, — извиняющимся тоном пробормотал он. — Сама не знает, что говорит.

Мак-Вэйл не обернулся. Сэм постоял немного, потом тоже отправился за Ленни и Олбрайтом.

Бреннан наблюдал всю эту сцену стоя у двери. Ему показалось, что слова девушки больно ранили Мак-Вэйла.

Ларри вздохнул и вышел на улицу.

Дневной портье в «Эльдорадо» удивленно уставился на Ларри, когда тот вошел в гостиницу. Техасец подошел к конторке и оперся о нее локтем.

— Если я сейчас найду труп в своей комнате, то подам в суд на вашу гостиницу. Портье вяло улыбнулся.

— Мне очень жаль, что у вас было столько неприятностей, мистер Бреннан.

— Телеграммы для меня не было?

Портье покачал головой, и Ларри помрачнел.

Он поднялся в свою комнату.

Тело Сэйбера убрали, но вещи валялись на кровати в таком же беспорядке, в каком он их оставил.

Ларри открыл окно и посмотрел вниз, на черную лестницу. Легкий ветерок колыхал выцветшие занавески.

Если Мастерс не убивал Джефа, то кто же это сделал? Возможно, один из людей Элисона. Убийца мог подняться по этой лестнице, дождаться, пока Боб уйдет, потом залезть через окно в коридор, а оттуда — в комнату Хэлидея. Но Джеф наверняка стал бы сопротивляться или хотя бы закричал. Во всяком случае, он мог наделать достаточно шума, чтобы привлечь внимание. Значит, скорее всего, это был кто-то, кого Джеф хорошо знал.

Бреннан подошел к кровати и сел. Он вспомнил ту ночь, которую провел здесь. Видит Бог, он не хотел ни во что вмешиваться, но Элисон вынудил его к этому.

Он встал и зашагал по комнате Почему нет ответа от Барстоу? Неопределенность мучила его. Тем более, что времени оставалось мало. Если они не успеют, и Карсонс потребует уплаты долга, тогда придется прибегнуть к крайним мерам…

Ларри остановился перед зеркалом и оглядел себя. Волосы взлохмачены, на щеках трехдневная щетина. Он поморщился, вспомнив, что предстал перед Ленни в таком виде

«Что за черт? — вдруг спросил он себя — Какая разница — в каком виде? Какое это имеет значение?»

Он сел и задумался. «Ну хорошо, — сказал он себе, — ты проехал тысячу миль, чтобы влипнуть в дрянную историю Через час-другой должен прийти ответ от старика Барстоу Все равно, каким он будет — завтра можно ехать домой, в Техас. Или ты хочешь остаться здесь из-за какой-то девчонки?»

Ларри подошел к умывальнику, умылся и переоделся в чистую одежду. Потом причесался, спустился вниз и позавтракал в столовой гостиницы Он обещал увидеться с Ленни после того, как получит телеграмму, и хотел выглядеть как следует.

После завтрака Ларри побрился в парикмахерской у Тони, купил себе новую шляпу и зашел выпить стаканчик в бар «Престон».

В дальнем углу бара сидели несколько ковбоев. Ларри подумал, что это, наверное, люди из «Косого Н». Он хотел подойти к ним, но они держались особняком, а ему все равно нечего было им сказать.

Он выпил свое виски и вышел. Перейдя улицу, Бреннан направился на телеграф на Лоудстон-авеню.

Телеграфист передавал какую-то телеграмму. Ларри постоял, рассеянно слушая дробное постукивание ключа. Когда телеграфист закончил, Ларри сказал:

— Меня зовут Бреннан Я жду телеграмму из Техаса…

Телеграфист поднял голову и взглянул на Ларри.

— Джерри только что понес ее в «Эльдорадо» Получили пять минут назад

— Спасибо, — сказал Ларри и вышел. Он проходил мимо погребальной конторы Сэма, когда услышал голос Ленни:

— Я едва узнала вас, мистер Бреннан Вы так торопитесь Что-нибудь важное? Он снял шляпу.

— Для нас сейчас только одна вещь важна, — серьезно ответил он.

В ее глазах был вопрос, она старалась угадать, что скрывается за его ответом.

— Вы получили телеграмму?

— В офисе шерифа вы называли меня Ларри. Те, кто меня не любит, называют меня Бреннан, а мистер — это вообще слишком официально.

Ленни засмеялась.

— Ну хорошо, Ларри, вы получили телеграмму? Он улыбнулся в ответ.

— Она ждет меня в «Эльдорадо».

— Я пойду с вами, — сказала она. — Сэм! Я, наверное, опоздаю к обеду.

Она взяла Ларри под руку.

— Если ответ Барстоу будет положительный, у нас еще есть время.

Вдруг она почувствовала, как что-то отвлекло внимание Бреннана. Проследив за его взглядом, Ленни увидела, что по улице скачет всадник.

— Это Герцог! — воскликнул Ларри.

Он оставил Ленни и побежал к «Эльдорадо», куда направлялся Герцог. Он подбежал к нему в тот момент, когда ковбой из «Треугольника» остановил лошадь перед коновязью гостиницы.

Герцог сидел, навалившись на луку седла. Его плечо было кое-как забинтовано, сквозь бинты проступила кровь. Ларри помог ему слезть с лошади.

— Что случилось? — крикнул он.

— На нас напали! Крепыш, Карп и Рыжий убиты! Джонни исчез Все остальные ранены. — Лицо Герцога исказилось гримасой боли. — Ларри, они угнали весь скот!

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Ларри повел своего друга в гостиницу и усадил на стул. Вокруг них сразу же собралась толпа. Ленни пробилась сквозь плотное кольцо зевак и тронула Бреннана за руку.

— Кто это?

— Герцог, — ответил Ларри. — Один из моих людей. На них напали.

— Они напали на нас с тыла! — хрипло сказал Герцог. — Не могу понять, как они пробрались мимо Крепыша. Они застали нас спящими!

— Успокойся, — сказал Ларри. — Сейчас добудем тебе доктора.

— Я схожу, — быстро сказала Ленни. — Я приведу доктора Стилвелла. Он живет здесь рядом. — Она повернулась и исчезла в толпе.

Бреннан ткнул пальцем в одного из наблюдателей.

— Эй, вы! Ну-ка, сходите в бар и принесите виски! Человек ушел, а Ларри склонился над своим товарищем. Кто-то позвал:

— Бреннан!

Ларри нетерпеливо оглянулся. К нему пробирался портье с телеграммой.

— Вот — получили несколько минут назад. — Портье с любопытством взглянул на Герцога.

Ларри прочитал ответ Барстоу.

«Действуй по обстоятельствам. Жаль Джефа. Сообщи свое решение».

Бреннан скомкал телеграмму в кулаке. Слишком поздно пришел ответ!

Принесли виски. После нескольких глотков Герцогу, похоже, стало легче. Он выпрямился на стуле и откинул со лба волосы.

— Я оставил Чака и Джима в лагере. Они тяжело ранены. Хенк получше, он за ними ухаживает, пока мы не привезем туда доктора.

Значит, Элисон выполнил свою угрозу. Но если он думает, что Бреннан оставит это, то скоро поймет, что ошибается.

— Что случилось с Джонни?

— Последним его видел Чак, когда сменился. Джонни слонялся по лагерю. Чака сменил Крепыш перед самым рассветом. Прошлой ночью была луна, Чак клянется, что за несколько миль от каньона никого не было. Он бы увидел. А меньше чем через час они на нас напали, Ларри! Джонни сменил Карпа возле стада. Это точно, потому что Карп был в лагере, когда его убили. Я потом ездил туда, где паслись коровы, — от малыша никаких следов.

Он замолчал. Сквозь толпу пробралась Ленни, ведя за собой доктора.

Доктор Стилвелл, маленький, очень деловой человечек с добрыми глазами и растрепанной седой бородкой, без лишних слов принялся снимать самодельную повязку.

— Ну, не так уж и страшно, — приговаривал он, осматривая рану. — Пуля прошла через мышцы плеча, отколола кусочек кости. Немного крови все же потерял, а, приятель?

Герцог кивнул. Доктор обработал рану и быстро и ловко забинтовал.

— Вот и все, — сказал он, захлопывая свой чемоданчик. — Через пару недель будешь, как новый. Но несколько дней лучше посидеть спокойно.

— Черта с два тут посидишь спокойно! — крикнул Герцог и тут же спохватился. — Извините, мисс Мастерс. Вы ведь Ленни Мастерс?

Она кивнула.

— Ничего, я привыкла к крепким выражениям. Иногда это помогает.

— Если бы так! — с горечью сказал Герцог. — Ребят-то уже не вернешь. И скот пропал, который мы гнали для вас из самого Техаса!

— Что ж поделаешь! — вздохнула Ленни. Она уже смирилась с мыслью, что «Косое Н» для нее потеряно.

— Нет! — яростно крикнул Ларри. Он схватил ее за плечи. — Поделаешь, Ленни! Мы этого так не оставим! Поняла? Рано сдаваться! Я не буду сидеть и дожидаться, как Джеф, пока шериф разберется, что к чему. Я знаю, чьих это рук дело! Может быть, у меня и нет доказательств, но пускай Мак-Вэйл катится к чертям собачьим вместе со своими законами! Мы сделаем то, что Хэлидею уже давно следовало сделать. Такие, как Элисон, иначе не понимают!

— Как? — безнадежно спросила девушка. — Что мы сделаем, Ларри? Ведь вас только двое — ты и Герцог.

— Есть еще твои люди, — ответил он. — Я слышал, они в городе и хотят подраться.

— Они бросили ранчо вчера, — напомнила Ленни.

— Хорошие люди ранчо просто так не бросают. Должно быть, у них была причина поступить так. Где они обычно собираются в городе?

В глазах девушки появилась надежда.

— В баре «Престон» на Лоудстон-авеню.

— Кто твой управляющий?

— Билл Тейт. Он был с дядей Джефом почти с самого начала.

Герцог поднялся со стула.

— Подожди! — сказал он. — Я с тобой.

Билл Тейт молча наблюдал, как Левша Гаррис сдает карты. Он неторопливо жевал табак и время от времени метко пускал длинную вожжу коричневой слюны в плевательницу, стоявшую в углу. Билл взял свои карты и мрачно взглянул на них.

— Черт бы тебя взял, Левша, каждый раз, когда ты сдаешь, мне приходит всякая дрянь. — Он сбросил три карты и уставился в оставшиеся две.

Ковбои из «Косого Н» сидели вокруг стола в дальнем углу бара «Престон». Считая повара Санчо, их было семеро.

Стройный Николс глянул в свои карты и тоже сбросил их.

— Не идет игра, — пожаловался он и посмотрел на Тейта. — Или Олбрайт, или Кенни все равно будут там ночевать. Если мы дождемся, пока Мак-Вэйл уйдет, нам придется иметь дело с одним из них.

Тейт пожал плечами.

— Взрыв в казино наделает столько шума, что все побегут туда. А мы тем временем, вытащим парня из тюрьмы.

Большой Тим откинулся на спинку стула и ухмыльнулся. У него были огромные ручищи кузнеца и улыбка десятилетнего мальчишки, который только что подложил лягушку в постель своей тетушки.

— Вот Элисон-то удивится, когда рухнет вся задняя стена его казино. Я заложил хороший заряд под черную лестницу.

— Ты уверен, что тебя никто не видел? — пробурчал Тейт.

— Уверен. Все еще спали. Я же тебе говорю — все будет как надо.

— Под тебя двадцать, Тим, — сказал Левша Гаррис.

Тейт еще раз посмотрел свои карты и бросил их на стол.

— Я — пас. Что-то не везет мне в последнее время.

— Стареешь, батя, — усмехнулся Гаррис. Тейту было шестьдесят, но он выглядел намного моложе. Несмотря на возраст, он проводил в седле не меньше времени, чем другие ковбои. При ходьбе Тейт немного прихрамывал: когда-то он был ранен в ногу. Его молодость прошла в суровые времена — в долгих перегонах по незнакомым прериям с опасными переправами через коварные реки, в стычках с индейцами.

— Да я еще вам, молодым, сто очков вперед дам, — ответил он.

Билл встал из-за стола и подошел к стойке.

— Налей-ка стаканчик, — сказал он бармену.

Взяв стакан, он сделал глоток и задумался. Он вспомнил старые времена в «Косом Н», когда все шло гладко. Все его парни работали у Хэлидея уже давно. Новички разбежались, как только дела пошли хуже.

Началось все с малого. Судя по записям в учетных книгах, перестало увеличиваться поголовье скота. А уже на следующий год стада Хэлидея уменьшились на пятьсот голов.

Старик Хэлидей тогда приуныл, хотя старался держаться молодцом.

— Плохая у нас выдалась зима, Билл, — сказал он тогда, — но ничего, весенний приплод покроет недостачу. А все-таки, Билл, черт возьми, ведь не провалились же они сквозь землю, эти коровы!

— Я думаю, что это ребята из Гризли Холлоу балуются по ночам, — ответил Билл Тейт. — А еще, Джеф, что-то мне не нравятся те парни, которых понабирали на «Пиковый Туз». Сдается мне, что у нас будут неприятности еще похлеще.

Эти слова оказались пророческими. На стада Хэлидея начались открытые ночные налеты, скот стал пропадать большими партиями. Несколько человек из «Косого Н» были убиты. А ковбои из «Пикового Туза» разъезжали нагло, с ружьями поперек седла.

И все-таки прямых улик не было, и Хэлидей не мог подать в суд. Джеф поехал в Дуглас к шерифу. Мак-Вэйл посоветовал ему не начинать открытую войну.

Тейт насупился, вспомнив все это. Ведь были же времена, когда ковбои имели свои законы, утверждая свое право ружьем и револьвером! Тейт до сих пор придерживался этого кодекса. Он не был терпелив и всегда рассуждал со свойственной ему прямотой. Дела в «Косом Н» пошли плохо, когда Элисон приобрел «Пиковый Туз». Для Тейта это было достаточным доказательством. Как и молодой Мастерс, он хотел собрать своих людей и нагрянуть на вражеское ранчо, чтобы учинить там разборку…

Он допил виски и налил еще. Хэлидей уже заплатил за свою медлительность. Пора показать Элисону, что в «Косом Н», еще остались настоящие мужчины. Билл мрачно ухмыльнулся сам себе. Мы еще посмотрим, чья возьмет…

В большом зеркале, висевшем за стойкой, он вдруг увидел Ленни. Она только что вошла и стояла у двери, оглядывая бар. Рядом с ней маячил здоровенный ковбой с суровым лицом (Тейт догадался, что это Бреннан) и еще какой-то парень с левой рукой на перевязи.

Ленни заметила своего управляющего и направилась к нему. Он повернулся к ней навстречу.

— Привет, Ленни, — сказал он. — Это, что ли, тот парень из «Треугольника»?

— Да, — ответила девушка. — Это Ларри Бреннан. А это наш управляющий, Билл Тейт.

— А это Герцог, — добавил Ларри, кивнув на своего приятеля.

— Привет, — буркнул Тейт. — Вы меня ищете?

— Где мы можем поговорить? — спросил Ларри. Тейт кивнул в сторону стола, за которым сидели его товарищи. Они подошли к столу, Билл вытащил из угла стул и предложил его Ленни. Сам он остался стоять. Бреннан понял, что они уже приняли для себя какой-то план, и будет нелегко заставить их изменить свои замыслы. Но сначала нужно было вернуть стадо «Треугольника». Только это могло спасти «Косое Н».

— Я думаю, вы все уже знаете, что мы пригнали скот для Хэлидея. Но когда я приехал в Дуглас, Джефа уже не было в живых.

— И поэтому ты придержал стадо? — сухо спросил Тейт.

— Мне было поручено передать скот лично Хэлидею, — ответил Ларри. — А что бы ты делал на моем месте, Тейт?

Управляющий «Косого Н» молча пожал плечами.

— Еще не поздно, — вмешалась Ленни. — Если вы поможете Бреннану…

— Помочь Бреннану? — усмехнулся Тейт.

— На нас напали прошлой ночью, — сказал Ларри. — Трое моих людей убиты. Все остальные ранены. Вот, Герцог только что приехал…

— И чего же ты хочешь? — перебил его Тейт. — Чтобы мы отомстили за тебя, что ли?

— Не обо мне речь! — зло бросил Ларри. — Я о вашем ранчо говорю!

Тейт посмотрел на своих людей. У него были свои собственные планы, и он не собирался от них отказываться.

— Нет, — коротко ответил он.

Герцог потянул Бреннана за рукав.

— Пойдем отсюда, Ларри!

Ленни Мастерс поднялась со стула и встала рядом с техасцами.

— Я же тебе говорила, что они бросили ранчо. Они больше не наши люди.

Левша Гаррис швырнул карты на стол.

— Постойте-ка минутку! — сказал он. — Так где, говорите, были ваши коровы?

— В Каньоне Затерянных Ручьев. Там, где Хэлидей сказал.

— Тут что-то странное произошло, — добавил Герцог. — У нас был пост на скале, а ночь была лунная. Никто не мог попасть в каньон незамеченным. А они все-таки попали. И взяли нас тепленькими. Но самое странное, что они не выгоняли коров из каньона, а погнали по каньону вверх. И исчезли.

Левша Гаррис оглядел своих приятелей, потом посмотрел на хмурого управляющего.

— Я поеду с Бреннаном. То, другое, подождет. Кроме того, мне интересно, куда делись коровы.

— Я тоже еду, — сказал Николс.

— Ну ладно, — нехотя пробормотал Тейт, — едем. Собираемся у «Эльдорадо» через десять минут.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Мак-Вэйл сидел за столом, когда в офис вошел Кенни. Шериф послал за ним Олбрайта полчаса назад. Кенни служил в Грузовой компании Симмонса — управлял ее отделением в Дугласе. Он был исполнительным и честным малым, а главное — не поддавался на обман. И всегда был готов помочь блюстителям закона.

— Извини, что опять пришлось тебя вызвать, — улыбнулся Мак-Вэйл. — Когда-нибудь власти штата назначат мне еще одного помощника, а пока приходится просить тебя помогать нам.

— Нет, все в порядке, — искренне отозвался Кенни. — Я всегда рад помочь закону.

Мак-Вэйл надел шляпу, вытащил из ящика стола какие-то бумаги и сунул в карман. Потом поправил патронташ, проверил свой «кольт» сорок пятого калибра и сказал:

— Нам с Олбрайтом надо съездить в пару мест. Я бы не хотел бросать офис без присмотра, особенно когда у нас тут сидит Боб Мастерс. В городе болтают о том, чтобы линчевать его. Вдобавок здесь слоняются люди из «Косого Н», которые только и ждут случая, чтобы освободить парня.

— Я слышал, что его собираются линчевать, — сказал Кенни. — А что касается людей из «Косого Н», то тут можно не беспокоиться — они уехали. Я видел из своей конторы, как они выезжали из города, как раз перед приходом Бена. Тот здоровый техасец, что сидел у вас прошлой ночью, тоже был с ним. Потом — доктор Стилвелл и сестра Боба Мастерса, и еще какой-то незнакомый парень с левой рукой на перевязи.

Мак-Вэйл нахмурился, а Олбрайт сказал:

— Что-то затевается, Джим. Надо поехать посмотреть.

Шериф покачал головой.

— Потом. Сначала надо кое-что другое сделать.

Они направились в казино. Игорный зал был почти пуст.

Двое стояли возле стойки бара. Еще один раскладывал на столе пасьянс.

Барни протирал стаканы. Увидев шерифа, он оставил свое занятие и подошел к нему.

— Где Элисон? — спросил Мак-Вэйл.

— Наверху, — ответил Барни.

Шериф и его помощник стали подниматься по лестнице. Барни последовал было за ним, но потом передумал и вернулся за стойку.

Олбрайт знал, где кабинет Элисона. Он распахнул дверь и пропустил шерифа первым. Потом вошел сам, закрыл дверь ногой и привалился к стене, положив руку на рукоятку «кольта».

Элисон сидел за роскошным столом из красного дерева. Мягкая мебель была обита плюшем, на полу лежал толстый ковер.

У камина стоял Ганс с дымящейся сигаретой во рту. Они что-то обсуждали, но как только открылась дверь, оба разом замолчали и уставились на вошедших. Элисон вынул изо рта толстую сигару.

— Привет, Мак-Вэйл! — Олбрайта он не замечал. — Что это ты явился сегодня так рано?

Шериф холодно смерил взглядом Ганса, потом посмотрел на Элисона.

— Пришел тебя предупредить.

— Предупредить?

— Да, чтобы ты собирался и уезжал из Дугласа. — Мак-Вэйл говорил спокойно, не повышая голоса. — Я даю тебе время до завтрашнего вечера, чтобы ты закончил здесь все свои дела и уехал из долины Тимберлейк.

Элисон некоторое время с удивлением смотрел на Мак-Вэйла. Потом рассмеялся.

— Ты спятил, — заключил он.

Шериф перевел взгляд на Ганса. Тот ухмыльнулся.

— Ты уедешь завтра вечером, до захода солнца, — спокойно повторил он. — Это касается и всех твоих головорезов. Иначе я набью вами свою тюрьму.

Элисон раздавил сигару в пепельнице и встал.

— Что ты несешь, Мак-Вэйл! Не знаю, чего ты там добиваешься, но даже шериф не может приказывать честным гражданам убираться из города ни с того ни с сего…

— С каких это пор ты стал честным, Чарли? — усмехнулся Мак-Вэйл. Элисон прищурился.

— На что это ты намекаешь?

— Я бы мог вышвырнуть тебя отсюда законным путем, но это слишком долго, — ответил шериф. — Я могу привезти сюда братьев Терри, чтобы они дали показания, как ты купил., у них ранчо. Я мог бы, если нужно, представить суду доказательства, что это твои люди угоняли скот из «Косого Н», меняли клейма и продавали его на севере. Все это я могу сделать, но не стану. Я даю тебе шанс убраться подобру-поздорову… -

Дверь внезапно распахнулась, и в кабинет ввалился Кроуфорд. Увидев Мак-Вэйла, он остановился. Олбрайт закрыл за ним дверь, не снимая руки с рукоятки кольта.

— Если у тебя есть какие-то идеи, оставь их при себе, — посоветовал помощник шерифа. — Встань возле окна. Стой спокойно и слушай.

Кроуфорд взглянул на Ганса. Тот курил с непроницаемым лицом. Кроуфорд заколебался.

— Живей! — рявкнул Олбрайт.

Кроуфорд с вызовом посмотрел на помощника шерифа, но не получив никакого сигнала ни от Ганса, ни от Элисона, молча подошел к окну.

Смех Элисона нарушил напряженное молчание.

— Ты блефуешь, Мак-Вэйл. Никуда я не уеду!

— Я никогда не блефую, Чарли. Ты-то уж должен это знать.

Чарли усмехнулся.

— Конечно, Мак-Вэйл, я тебя давно знаю. Еще с тех пор, когда мы с тобой околпачивали публику на пароходах на Миссисипи. Тогда ты не был шерифом. Ты был просто Мак-Вэйлом, который любил обыгрывать в карты всяких простаков.

— У тебя хорошая память, — холодно перебил его Мак-Вэйл. — И я надеюсь, что ты не забудешь, что завтра к закату солнца тебя здесь быть не должно!

Наступила тишина.

Шериф повернулся и пошел к двери. Голос Элисона остановил его.

— Я еще кое-что помню, Мастерс! Элисон торжествующе улыбался — он знал, что победил шерифа.

— Что, Джим, не думал, что я знаю, а? Брильянтовая Кэт сказала мне твое настоящее имя в ту самую ночь, когда она умерла на борту «Королевы Миссури». Джим Мастерс, который бросил жену с двумя ребятишками и побежал за Брильянтовой Кэт, дешевой танцовщицей!

Мак-Вэйл молчал, его лицо побелело.

— И что же ты теперь собираешься делать? Все еще хочешь выгнать меня из Дугласа, а?

Ганс слабо улыбнулся, Кроуфорд по-прежнему мрачно взирал на происходящее.

— Убирайся из моего казино! — крикнул Элисон. — И захвати с собой своего долговязого помощника, Мастерс! И оставь меня в покое, а то эту историю будут знать все от Дугласа до Гризли-Холлоу.

Мак-Вэйл медленно подошел к столу и в упор посмотрел на Элисона. На его изуродованном лице была решимость.

— Эту историю все равно когда-нибудь узнают, Чарли. Но если ты ее расскажешь — это будет твоя последняя история. Завтра вечером я приду проводить тебя. Пойдем, Бен.

Карсонс сидел в своем кабинете в банке, когда к нему пришли Мак-Вэйл и Олбрайт. Карсонс был удивлен, однако с приветливой улыбкой сказал:

— Добрый день, шериф! Как дела, Бен?

Олбрайт кивнул в ответ.

Карсонс пододвинул к нем коробку с сигарами.

— Возьми пару штук, Джим. Рад, что вы, наконец, взялись за дело и арестовали Боба Мастерса.

Мак-Вэйл молча бросил на стол письмо. На сигары он не обратил никакого внимания. Олбрайт остался стоять у двери, пожевывая свой окурок.

Карсонс смотрел на письмо, но не притрагивался к нему. Потом он поднял голову и посмотрел на шерифа.

— Я потерял это письмо две недели назад. Где ты его нашел, Джим?

— Я его не нашел, — ответил Мак-Вэйл. — Мне его дал Бреннан, а он взял у Виски Бейтса в тот вечер, когда убили Хэлидея.

Карсонс удивленно поднял брови.

— Ты что, хочешь обвинить меня в убийстве Джефа, шериф?

Мак-Вейн постучал по конверту пальцем.

— Это письмо говорит само за себя, — спокойно сказал он.

— Ну и что из этого? — возразил Карсонс. — Что ты пытаешься доказать, Мак-Вэйл?

— Ты уже давно знал, что Тихоокеанская железная дорога пройдет через долину Тимберлейк.

— Конечно, знал! У меня работа такая, Мак-Вэйл.

— А от тебя узнал Элисон. Поэтому-то письмо и оказалось у него в столе, где его и нашел Бейтс. Старик украл его и понес в «Эльдорадо», но он еще не знал, что Хэлидей убит. Зато он был уверен, что Хэлидея заинтересует проект Тихоокеанской компании. Ведь дорога может пройти только через «Косое Н».

Карсонс облизнул губы.

— Но Джеф был моим другом. Когда ему понадобились деньги, я ему дал в долг, даже продлил срок выплаты.

— Здорово вы все это придумали, — оборвал его Мак-Вэйл. -Ты одолжил ему деньги, а Элисон разорил его. Вы вместе с Чарли хотели полностью прибрать долину к рукам!

— Ты ничего не сможешь доказать! — Карсонс оскалился, как волк. — Это все блеф!

— Мне сегодня уже второй раз говорят, что я блефую, — ответил Мак-Вэйл. — Мне это уже начинает надоедать.

Банкир откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки.

— Ты ничего не сможешь доказать, — повторил он уже спокойнее.

— На твоем месте я бы не был так уверен, — сказал шериф. — Конечно, мне пришлось повозиться, чтобы раскопать все факты. Например, что ты зарегистрировал в округе Коахилла клеймо «НА», чтобы ребятам Элисона было удобнее исправлять тавро «Косого Н» на украденных коровах. Потом этот скот перегоняли на север — в Поук, Сабин и другие приисковые поселки.

Карсонс поник. Вся его надменность улетучилась, он вдруг показался старым и разбитым.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? — спросил он почти шепотом.

— Сначала распусти свой Гражданский комитет, — сказал Мак-Вэйл, -потом аннулируй долг «Косого Н», даже если ты потеряешь на этом свои деньги.

— А что с Элисоном?

— Элисон завтра вечером уедет из долины Тимберлейк — или умрет.

Карсонс опустил голову.

— Хорошо, Джим, — тихо сказал он. Мак-Вэйл и Олбрайт вышли. Карсонс даже не взглянул им вслед.

— Быстро вы вернулись! — сказал Кенни, когда шериф и Олбрайт вошли в свой офис.

Шериф подошел к столу и снял шляпу.

— Спасибо, Кенни.

Добровольный помощник стражей закона пытался прочитать что-нибудь на лицах шерифа и его помощника, но безуспешно. Эти двое были в чем-то похожи: спокойные, уверенные в себе, скрытные. Они прекрасно работали вместе.

— Сократ заходил, искал тебя, Джим, — сообщил Кенни.

Шериф промолчал. Олбрайт растянулся на койке.

— Пойди отдохни, Кенни, — сказал он, — ты хорошо поработал.

Когда дверь за Кенни закрылась, они некоторое время молчали, потом Олбрайт спросил:

— Так вот почему ты никогда по-настоящему не прижимал малыша, Джим?

Шериф сидел на стуле, глядя в стену.

— Это длинная и не очень приятная история, Бен, — сказал он, не оборачиваясь. — Я был женат шесть лет, а потом оставил жену и двух ребятишек в Мемфисе… Работал служащим в одной конторе, слишком уж нудная работа была, а я не мог долго сидеть на одном месте. Мэри была слабой женщиной. Она не хотела уезжать из города, не хотела ехать со мной на Запад. В конце концов я все бросил и уехал один. Подался на Миссисипи. В Сент-Луисе я встретил Чарли. Его звали тогда Шелковый Элисон. Мы стали работать на пару, играли на пароходах, но не очень-то ладили, а потом поссорились из-за одной девушки, танцовщицы.

— Брильянтовой Кэт?

Шериф повернулся к своему помощнику.

— Ты ее знал?

— Слышал. — Олбрайт полез в карман за табаком и свернул сигарету.

— Однажды ночью на пароходе случилась заваруха, — продолжал Мак-Вэйл. — Тогда я получил вот это, — он указал на свой шрам. — А Брильянтовую Кэт застрелили — я так никогда и не узнал кто. «Королева Миссури» загорелась…

Он замолчал, погруженный в воспоминания.

— Потом я уехал на Запад и потерял связь с Чарли. В конце концов я угомонился и вернулся в Мемфис. Мэри там уже не было. Я узнал, что она поехала к своему брату, Джефу Хэлидею. Я еще немного побродяжничал, а потом приехал сюда, в долину Тимберлейк.

Мэри уже умерла. Хэлидей меня никогда раньше не видел, да и шрам меня так изуродовал, что меня трудно было узнать. Дети выросли. Я решил держаться поближе к ним, хотя они и не знали, кто я такой.

Потом в Дугласе появился Чарли. — Шериф встал и подошел к окну. — Я сразу понял, что добром у нас с ним дело не кончится…

Олбрайт молча курил.

Дверь вдруг распахнулась, и в офис вошел Сэм. Он покосился на Олбрайта и подошел к Мак-Вэйлу.

— Слышал новость, Джим?

— Какую новость?

— На ребят из «Треугольника» напали. Один из техасцев прискакал сюда с пулей в плече. Доктор Стилвелл его малость подлатал, а через полчаса они с Бреннаном уже уехали. С ними — все люди из «Косого Н». И Ленни тоже.

Он замолчал и вопросительно посмотрел на Мак-Вэйла, потом перевел взгляд на Олбрайта.

— Что вы собираетесь делать, шериф?

— Ничего, — ответил Мак-Вэйл. — Теперь — ничего.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Солнце поднялось высоко, становилось жарко. Со стороны Меса-Секо подул горячий ветер.

Айра Джонсон сидел в седле и смотрел, как одна из коров с запавшими боками зашла в реку и начала пить. Животные отощали на перегоне, не много удастся получить за них в старательских поселках по ту сторону Алмазных Вершин.

Корова напилась, вышла Из воды и присоединилась к остальному стаду, которое паслось на берегу. Стадо далеко не разбредалось, потому что было жарко, да и хорошая трава росла только у берега. Джонсон подумал, что на следующее утро коров будет легко собрать, чтобы гнать дальше. Но сам он не собирался ехать с погонщиками. До следующей воды было миль тридцать…

Он почувствовал, что устал, и повернул коня в лагерь, который они разбили в четверти мили ниже по реке. От костра лениво поднимался дымок. Джонсон с удовольствием подумал, что выпьет сейчас кофе и завалится спать. С тех пор, как он выехал из Дугласа следом за Бреннаном, он почти не слезал с седла.

Конь ускорил шаг, разделяя желание Джонсона отдохнуть от палящего солнца в тени деревьев. Неподалеку от лагеря поднималась скалистая стена, которая отделяла эту долину от Каньона Затерянных Ручьев. Посмотрев туда, где виднелся вход в туннель, почти скрытый листвой, Джонсон почувствовал беспокойство. Следовало послать людей обратно в лагерь «Треугольника», чтобы проверить, все ли в порядке. Но Шкворню ведь ничего не докажешь. Стюарт всегда все делал по-своему и не слушал ничьих советов.

Беспокойство Джонсона возросло, когда он подъехал

к лагерю и спрыгнул с седла. Большинство людей спали. Шкворень играл в карты с Несбитом. Тяжело раненный Самовар лежал поодаль и что-то бормотал в бреду.

Джонсон отвел коня на лужайку под дубами, где стояли остальные лошади, привязанные по-индейски к веревке, протянутой между двумя деревьями. Он расседлал его и вернулся к костру, захватив с собой седло и одеяла. Шкворень посмотрел на Джонсона, который устраивал себе постель, и спросил:

— Видел что-нибудь? Джонсон покачал головой.

— Слушай, Шкворень, коровы здорово отощали. Нам бы надо их попасти недельку, прежде чем гнать на север. Пусть нагуляют мяса.

— Да, тощая скотина, — согласился Шкворень. — Их ведь гнали из самого Техаса.

Джонсон присел у костра, ополоснул жестяную кружку и налил себе кофе из кофейника, стоявшего на плоском горячем камне.

— Только у нас времени нет, — продолжал Шкворень, — мы даже переклеймить их не успеем. Ничего, Мэрдок возьмет их и не будет задавать слишком много вопросов.

— Мэрдок никогда и не задавал вопросов, — сказал Джонсон, прихлебывая кофе.

Шкворень не любил этого длинного разведчика, но Джонсон был близок к Элисону, поэтому приходилось мириться с его присутствием.

— Ты когда уезжаешь? — спросил управляющий «Пикового Туза».

— Утром. Я уже почти три дня в седле, весь зад отбил. Я вздремну немного.

— Придется тебе взять Самовара, — сказал Шкворень, радуясь, что можно поручить Джонсону неприятную работу. — Бросать его здесь нельзя, а с собой тащить — тоже никак. Он не выдержит.

Джонсону не хотелось возиться с раненым, однако приходилось согласиться.

— Ладно, возьму.

Он вымыл кружку и поставил ее на камень рядом с кофейником.

Шкворень снова взялся за карты, а Джонсон свернул сигарету.

Докурив сигарету, он бросил окурок в огонь и улегся на своих одеялах под деревом, но уснуть не мог. Он никак не мог отделаться от чувства, что что-то идет не так.

— Эй, Шкворень, неплохо было бы послать кого-нибудь в лагерь «Треугольника». Кто-то из техасцев мог остаться в живых, — сказал он.

Шкворень помотал головой.

— Говорю тебе — мы всех уложили. Никого не осталось. А у тебя нервишки сдают. Пей поменьше.

Во время налета Джонсон находился на утесе. Это он снял часового. Поэтому о том, что происходило внизу, знал только со слов Шкворня. Приходилось верить ему на слово.

Джонсон снял сапоги и улегся поудобней. Под дубом было прохладно. Он очень устал, и несмотря на беспокойство, вскоре уснул.

Несбит бросил карты на одеяло и поднялся.

— Черт возьми, — проворчал он, — а ведь он прав, Шкворень. Надо съездить посмотреть. Шкворень усмехнулся.

— Хочешь — так поезжай. Зря только проездишь.

— Так спокойней будет, — возразил Несбит. Он посмотрел на солнце, которое висело прямо над головой. — К закату вернусь.

Управляющий достал кисет.

— Дурак ты, Несбит. Делать тебе нечего, — беззлобно сказал он.

Он лениво следил, как Несбит оседлал серую лошадь и уехал.

Самовар просил пить. Ему пришлось повторить раз пять, прежде чем Шкворень сердито отшвырнул сигарету, встал и подошел к раненому…

«Преподобный» Джонни лежал на обломке скалы, наблюдая за лагерем внизу. Солнце припекало его плечи и шею, пот заливал глаза.

Он прошел пешком долгий путь, движимый ненавистью и желанием узнать, куда налетчики угнали стадо. Следуя за стадом, он не замечал расстояния, но сейчас, лежа на животе, почувствовал, как гудят ноги.

Он вытер пот, откинув со лба мокрую прядь волос. Воздух между ним и лагерем дрожал от зноя, но он ясно видел, что происходило у костра. От реки к лагерю подъехал всадник, спешился и расседлал коня.

Джонни посмотрел на коров, которые мирно паслись на берегу. Видимо, налетчики решили как следует отдохнуть, прежде чем гнать стадо дальше. Они вели себя так, будто у них было полно времени и им нечего опасаться.

Когда в лагере началась стрельба, Джонни охранял стадо. Он был далеко от своих, кроме того — испугался и растерялся. Когда ему удалось преодолеть страх, все уже кончилось. Джонни спрятался в кустах. Он видел, как налетчики угнали стадо, и решил последовать за ними. В лагерь он не возвращался и не знал, остался ли в живых кто-нибудь из его товарищей. Сейчас, лежа здесь, Джонни остро ощущал свою беспомощность.

Ему понадобится целый день, чтобы дойти до Дугласа и сообщить Ларри, что случилось. Еще больше времени уйдет, чтобы организовать погоню. Они здесь чужие, а люди вообще неохотно рискуют жизнью из-за чьих-то коров.

Джонни не очень-то доверял людям — тяжелое детство оставило в его душе свой след. Он осиротел, когда ему не было еще и пяти лет. Родственники, у которых и без него было достаточно голодных ртов, сбывали его с рук на руки. Он успел узнать и равнодушие, и горечь обид. Ему было едва ли больше двенадцати, когда он попал на ранчо «Треугольник». Там, впервые с тех пор, как умер его отец, он встретил сочувствие и доброту.

Годы, проведенные на ранчо, сгладили горечь в его сердце, но недоверие к людям осталось. Он ни с кем близко не сходился, довольствовался своим собственным обществом, но всегда помнил то хорошее, что дало ему ранчо «Треугольник». За это он платил верностью. И эта верность своему ранчо заставляла его сейчас мучиться от бессилия.

Джонни ничего не мог поделать. Он чувствовал на своем бедре тяжесть «Смит-и-Вессона» Сорок четвертого калибра, но револьвер здесь был бесполезен. Будь у него ружье, он мог бы достать из него до лагеря, но даже ружье не дало бы ему никаких шансов на победу. Тут нужен был не один ствол, а гораздо больше.

Джонни отполз, чтобы его не увидели из лагеря, встал и, пригнувшись, побежал к гроту, из которого туннель вел в Каньон Затерянных Ручьев. Через двадцать минут он остановился перед ним, чтобы перевести дух. В четверти мили от себя Джонни увидел Несбита. Тот направлялся в его сторону.

По дну туннеля струился ручей. Джонни бросился по его руслу, разбрызгивая воду. Вскоре он добрался до небольшого водопада. Ручей падал с высоты нескольких футов, и шум воды отдавался под сводами пещеры. Здесь туннель поворачивал и терялся в непроглядной тьме.

Джонни остановился и оглянулся назад. На «фоне светлого входа в пещеру появился силуэт всадника. Парень спрятался за выступом, прижавшись спиной к мокрой, холодной стене и вытащил из кобуры свой „Смит-и-Вессон“. Он дрожал, сам не понимая отчего: то ли от холода, то ли от нервного напряжения. Шум воды заглушит выстрел, и Джонни надеялся, что в лагере его не услышат.

Вдруг что-то мелькнуло рядом с его лицом. Это была летучая мышь, потревоженная вторжением непрошенного гостя. Джонни испуганно отшатнулся, поскользнулся на мокрых камнях и едва не упал. Несбит услышал его движение. Он громко выругался и натянул поводья, осаживая коня. Джонни выглянул из-за выступа. Всадник был футах в двадцати от него. Джонни выстрелил. Несбит пошатнулся и стал заваливаться на луку седла. Его конь шарахнулся в сторону, и Несбит с тяжелым плеском упал в ручей. Держа револьвер наготове, Джонни осторожно подошел к нему. Всадник был мертв, но его левая рука все еще сжимала поводья. Впервые в жизни «Преподобный» Джонни убил человека. Он высвободил поводья из руки убитого и отвел коня в сторону. Вставив ногу в стремя, Джонни почувствовал тошноту. Он постоял немного, стараясь успокоиться, и вскочил в седло.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Хенк подошел к фургону, в тени которого лежали Чак и Джим. Чак, который был не так сильно ранен, отгонял от Джима мух. Хенк подал ему флягу с водой и вытер вспотевшее лицо шейным платком.

— Я накрыл Карпа и Мардера брезентом. Надо бы похоронить их, да я не могу копать.

Чак молча кивнул. Хенк обвел взглядом красные стены каньона и выругался от отчаяния и бессилия.

Чак приподнялся и сел, привалившись спиной к колесу фургона. Несмотря на заботу Хенка, плечо горело, и его начинало лихорадить.

— Скоро должен появиться Ларри, если Герцог сумел доехать до города, — сказал он сквозь зубы. Хенк ничего не ответил. Джим застонал. Хенк с трудом забрался в фургон и нашел чистый шейный платок. Смочив его водой, он приложил платок к потрескавшимся губам Джима.

Их лошади, разбежавшиеся во время налета, теперь вернулись и спокойно паслись у ручья. Жарко палило солнце.

— Крепыш, наверное, тоже убит… — пробормотал Чак.

Хенк промолчал. Немного погодя, он встал, растирая затекшие ноги.

— Подождем до утра. Если Ларри и Герцог не приедут, я запрягу фургон, положу туда вас с Джимом — и поедем.

— А где Джонни? — спросил Чак. — Черт возьми, Хенк, где малыш?

Хенк покачал головой. — Я нашел его лошадь. Она оседлана и пасется вместе с остальными. На седле крови нет, но Джонни нигде не видно.

Старый повар прищурившись посмотрел в сторону входа в каньон.

— Вон Бреннан, и Герцог с ним. Чак тоже посмотрел в ту сторону.

— Похоже, они привели с собой помощь… Бреннан соскочил с седла.

— Привет, Чак.

Он опустился на одно колено и заглянул в лицо Джиму.

— Герцог рассказал тебе, что случилось? — спросил Хенк.

Бреннан кивнул. Хенк оглядел прибывших. Доктор Стилвелл неуклюже слезал с лошади. Остальные оставались в седлах. Доктор взял свой чемоданчик и подошел к Джиму. Быстро осмотрев его грудь, он сказал:

— Мне понадобится горячая вода, — он взглянул на Ленни и добавил: — И ваша помощь.

— Да, доктор. — Девушка легко соскочила с седла и стала закатывать рукава.

— Черт возьми, Ларри, они погнали коров вверх по каньону! — сказал Хенк.

— Где Джонни? — спросил Бреннан.

— Не знаю, — ответил Хенк. — Я нашел его оседланную лошадь после того, как Герцог уехал, а самого малыша нигде нет.

— Скот обычно оставляет следы, — проворчал Билл Тейт. — Поедем и посмотрим, куда они погнали ваших коров.

Следы вели вверх по каньону и сворачивали в западное ответвление. Земля становилась все более каменистой, растительность — все более скудной. Солнце скрылось за стеной каньона, и на дно опустилась густая тень.

Каньон сужался. Красноватые скалы подступали все ближе друг к другу и вскоре сомкнулись совсем. Следы исчезли на каменистой почве.

Всадники остановились.

— Что за черт! — пробормотал Билл Тейт. — Куда они делись отсюда? Коровы ведь не могут летать.

Дневной свет быстро угасал, наступали сумерки.

Вдруг Герцог воскликнул:

— Малыш! Это «Преподобный» Джонни! Вон он! Паренек выехал из ивняка, росшего у стены каньона. Увидев Бреннана, он пришпорил лошадь.

— Ларри! Они там! Наши коровы! С той стороны!

— Спокойно, спокойно, Джонни! — Бреннан улыбнулся, глядя в сияющее лицо парня. — Где ты был?

Джонни рассказал им свою историю. Закончив рассказ, он посмотрел на Герцога.

— А я думал — все убиты. Как остальные?

— Карпа, Рыжего и Крепыша убили. Джим очень плох, Чака и Хенка тоже зацепило.

Джонни всхлипнул. Вытерев слезы рукой, он оглядел суровые лица столпившихся вокруг него людей.

— Они нам заплатят за все, — медленно сказал он.

— Сколько их там, в этой долине? — спросил Тейт.

— Я насчитал одиннадцать.

— А нас десять, считая Герцога. — Управляющий «Косого Н» с сомнением посмотрел на повязку техасца.

— Насчет меня не сомневайся, — сказал Герцог. — Я еще могу держать пушку.

— Они нас не ожидают, — вмешался Бреннан. — Мы возьмем их врасплох. Показывай, куда ехать Джонни.

Над изломанной линией холмов взошла луна. Она осветила темные фигуры всадников, которые выехали из туннеля под скалой и через несколько минут исчезли в черной тени на берегу реки.

Красный глаз костра в лагере «Пикового Туза» поблескивал в ночи. Пять-шесть человек играли в покер, сидя вокруг разостланного на земле одеяла. Еще несколько человек лежали у огня. Раненый Самовар спал.

Джонсон беспокойно ходил взад-вперед. Его длинная тень падала на игроков.

Шкворень бросил карты на одеяло и повернулся к Джонсону.

— И так ни черта не видать, а тут еще ты мельтешишь, свет загораживаешь! Черт бы тебя подрал, Айра, сядь!

Джонсон остановился. В голосе управляющего слышалась неприкрытая враждебность. Зловещие огоньки блеснули в глазах разведчика, но он пересилил ярость, отвернулся и зашагал от костра.

Джонсон прошел мимо лежащего на земле Самовара и скрылся в густой тени дубов. При его приближении лошади беспокойно зафыркали. Он остановился возле своего гнедого и погладил его по шее.

«Чертов тупица! — подумал он. — Что бы они делали без меня! Да если бы не я, они не смогли бы напасть на техасцев неожиданно, и стадо бы не угнали!» Однако Джонсон понимал, что теперь не время выяснять отношения со Шкворнем.

Прохладный ветерок прошелестел в листве деревьев. Джонсон постарался отогнать от себя неприятные мысли и стал думать о том, как он вернется в Дуглас и что скажет Элисону.

Он стоял, всматриваясь в черную тень на берегу реки. В нем опять стало подниматься беспокойство. Постояв немного, он вернулся к костру.

— Слушай-ка, Шкворень, Несбит должен уже вернуться, а его все нет, — сказал Джонсон.

Шкворню пришла хорошая карта, впервые за сегодняшний вечер, и ему не понравилось, что Джонсон отвлекает его от игры.

— Ну и черт с ним, с Несбитом! — свирепо рявкнул он. — Что я ему, сторож что ли? Небось, этот дурак свалился где-нибудь с лошади или еще что!

Кто-то из игроков засмеялся.

— Не нравится мне это, — сказал Айра. — Ты как хочешь, а я поеду посмотрю.

— Не простудись, ночью холодно, — презрительно бросил ему вслед Шкворень.

Джонсон промолчал. В последнее время все шло слишком легко, и чувство опасности притупилось у людей из «Пикового Туза». Но старый разведчик кожей чувствовал, что что-то неладно. Это было какое-то интуитивное, бессознательное чувство, и оно угнетало его.

Он подошел к лошадям и оседлал своего гнедого. Потом вскочил в седло и поехал на запад. Он не видел, как из темноты бесшумно появились фигуры людей и стали окружать мерцающий огонек лагерного костра.

Шкворень придвинул к себе свой выигрыш. — Когда-нибудь я рассчитаюсь с этим выскочкой, — проворчал он, поглядывая в ту сторону, куда скрылся Джонсон. — Он мной захотел командовать! Указывает мне, что нужно делать! Я здесь главный!

Никто не возражал. Игра продолжалась. Изредка тишину нарушали ругательства тех, кому не повезло. Самовар проснулся и попросил пить. Кто-то из наблюдавших за игрой поднялся и принес ему флягу с водой.

Костер угасал. Шкворень поднес карты к глазам и прищурился.

— Эй, кто-нибудь, подбросьте дров в огонь! А то я уже не могу отличить даму от валета.

Монах нехотя поднялся на ноги. Это был квадратный человек с бельмом на левом глазу. Он отошел на несколько ярдов, нагнулся и стал собирать сухие ветки у подножия высокого дуба.

В лунном» свете перед Монахом мелькнула какая-то тень. Он выпрямился и положил руку на рукоятку «кольта».

— Несбит! — позвал он. — Это ты, Несбит?

В ответ прогремел выстрел. Монах крутнулся волчком, судорожным движением попытался вытащить свой револьвер. Но вторая пуля опрокинула его навзничь.

При звуке выстрелов люди, сидевшие у костра, вскочили. Они бешено заметались, ища укрытия, но темнота плевала в них свинцом со всех сторон. Один из них свалился поперек одеяла, на рассыпанные карты, другой отчаянно прыгнул в темноту. Пуля настигла его на лету, и он рухнул в костер, разбросав горящие сучья. Запахло паленым мясом.

Шкворень бросился к реке. В темноте он споткнулся о тело Монаха и упал. Падение спасло ему жизнь. Пуля Бреннана просвистела над ним. Ларри выстрелил еще раз и подбежал к Шкворню. Тот вдруг вскочил и тоже выстрелил. Пуля оцарапала Бреннану пальцы. Он выронил «кольт» и прыгнул на своего врага.

Ларри ударил Шкворня плечом в живот. Управляющий опрокинулся на спину, его револьвер отлетел в сторону. Ларри оседлал своего противника, и его кулак с хрустом врезался в мясистую физиономию Шкворня.

Шкворень давился собственными зубами и кровью. Упершись ладонью в подбородок техасца, он отчаянным усилием сбросил его с себя. В нескольких футах он заметил револьвер Бреннана и бросился к нему.

Ларри настиг его в тот момент, когда его пальцы сомкнулись на рукоятке «Дракона». Шкворень успел повернуться и нажал на спусковой крючок. Пуля разорвала куртку на плече техасца. Ларри схватил Шкворня за руку и стал выворачивать его кисть. Ствол «кольта» уперся в грудь управляющему. Другой рукой Ларри оттянул курок и нажал спуск.

Шкворень дернулся, когда пуля вошла в него. Последним отчаянным усилием он освободился из рук Бреннана и вскинул «кольт». Сухой щелчок ударника о стреляную гильзу громом отозвался в его угасающем сознании. Он уже не почувствовал, как сапог Бреннана тяжело опустился на его лицо.

Ларри подошел к костру. Один из людей Тейта вытащил из огня тело убитого и подбросил дров. Билл Тейт молча взглянул на Бреннана.

— Возле реки двое убитых, — сказал техасец. Он огляделся, увидел Герцога и Джонни и с облегчением вздохнул. Потом снова перевел взгляд на Тейта. — Сколько всего?

— С твоими двумя всего семь, — ответил Билл. Он кивнул на еще двоих, понуро стоявших у костра. — Эти сами сдались. И еще один раненый вон там, под деревом.

— Это будет десять, — подытожил Бреннан. — Ты уверен, что их было одиннадцать, Джонни? Паренек кивнул.

— Я за ними целый день следил. Их одиннадцать было, вместе с раненым. Тейт сплюнул в огонь.

— Значит, один ушел.

Несмотря на бегство одного из противников, старый управляющий был доволен. Он давно горел желанием рассчитаться с «Пиковым Тузом». Ему было жаль только одного — что с ними не было Боба Мастерса.

— Что делать с этими двумя? -спросил Левша Гаррис.

— Вздернуть! — коротко ответил Билл Тейт. Для него это был единственный приемлемый вариант.

— Не спеши, Билл, — остановил его Бреннан. — Мак-Вэйлу были нужны доказательства. Вот он их и получит.

Тейт считал, что пленников нужно повесить немедленно, но все же подчинился мнению большинства, которое поддержало Бреннана.

Ларри подошел к Джонни.

— Перевяжи-ка мне руку платком, — попросил он. Парень с готовностью выполнил его просьбу, хотя и выглядел бледным и его слегка поташнивало при виде крови.

— Николсу пуля прочесала по ребрам, — сказал Тейт. — Но ничего серьезного, так, царапина. Больше никого из наших не задело.

Ларри смотрел на огонь. Он почему-то вспомнил Ленни. Перед его мысленным взором возникла девушка, такая, какой он видел ее в последний раз — высокая, стройная, с засученными рукавами…

— Придется ждать дня, — наконец сказал он, обращаясь к Тейту. — В темноте мы не загоним коров в этот чертов туннель…

Ленни первая заметила стадо, появившееся из ответвления каньона. Будто гора свалилась с ее плеч, а сердце радостно забилось, когда она увидела высокого человека, ехавшего впереди стада.

Бреннан подъехал к фургону.

— Все живы и здоровы, — сказал он, — никто не пострадал. Коровы будут пастись на твоих лугах еще до наступления ночи.

Однако девушке сейчас было не до коров.

— Что у тебя с рукой? -воскликнула она. -Ты ранен?

— Пустяки, — ответил Ларри. Подошел доктор.

— Дайте-ка я взгляну.

Он размотал платок, обработал рану и забинтовал. Подъехал Тейт. Он заметил, как Ленни смотрит на Бреннана и кивнул сам себе. Этот техасец ей подойдет. Слишком уж она одинокая и слишком много уделяет внимания своему брату. Было бы неплохо, если бы рядом с ней был вот такой сильный человек.

— Через семь часов скот уже будет в «Косом Н», — сказал Билл. — Когда уладим все дела в Дугласе, у нас еще будет полно времени, чтобы переклеймить их.

— Ты поезжай, Билл, — ответил Бреннан. — Я останусь с фургоном, помогу доктору с Чаком и Джимом. Мы вас догоним.

Хенк уже приготовил в фургоне постели для раненых. Чака и Джима бережно внесли внутрь. Доктор забрался на сиденье рядом с Хенком.

— Ну, поехали, — сказал он и помахал рукой Ленни и Бреннану. — Увидимся в городе.

Девушка и техасец пришпорили лошадей и двинулись вслед за стадом, которое выходило в долину через узкое устье каньона.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Элисон налил себе еще виски. Солнце клонилось к западу. Скоро должен появиться Мастерс, если только он не блефует.

Чарли старался успокоиться. Пусть приходит! Он не собирается уезжать из долины Тимберлейк, во всяком случае, не сейчас, когда он фактически заполучил контроль над этой долиной.

Элисон обернулся и оглядел своих людей, сидевших за столиками в игорном зале. Восемь, вместе с Кроуфордом и Гансом. Больше, чем достаточно, чтобы остановить Мастерса и Олбрайта.

Он достал из жилетного кармана сигару и закурил. Поведя плечами, он почувствовал приятную тяжесть подмышкой, где висела кобура. Пистолет придавал ему уверенности. Много уже времени прошло с тех пор, как Чарли в последний раз убил человека, но он не забыл чувства, которое испытывал при этом. Он выпил еще и почувствовал себя хладнокровным и уверенным.

Скрипнула входная дверь. Элисон повернул голову, инстинктивно взявшись за лацкан пиджака.

На пороге стоял Карсонс. Он обвел взглядом зал, увидел Чарли у стойки бара и быстро направился к нему.

— Мне нужно кое-что сказать тебе, Чарли, — на ходу бросил банкир, — наверху, в кабинете.

Элисон с презрением усмехнулся. «Сдают у старика нервы», — подумал он. Он захватил бутылку и стакан и пошел наверх. Карсонс молча двинулся за ним. У себя в кабинете Элисон поставил на стол бутылку и стакан и сел в кресло. Банкир нервно зашагал по кабинету.

— Черт побери, Марк, сядь! Карсонс остановился и посмотрел в глаза Элисону. Его лицо приобрело какой-то серый оттенок.

— Что ты собираешься делать, Чарли?

— Ничего! Пусть Мак-Вэйл что-то делает. Я буду сидеть и ждать. Я тебе еще вчера об этом сказал, когда ты прибежал сюда.

— Мак-Вэйл не отступит! — крикнул Карсонс. -Ты сам знаешь, Чарли, он не отступит!

— У меня внизу восемь человек, — напомнил Элисон. — Я их нанял, потому что они знают, как обращаться с оружием. Если шериф со своим помощником явятся сюда, то завтра утром в нашем городе появится парочка вакансий на эти места.

Карсонс помотал головой. С тех пор, как он приехал в долину Тимберлейк, он упорно шел к власти. Больше ему ничего не было нужно. Ничто не могло стоять на этом пути — даже дружба. Когда он узнал, что Тихоокеанская компания собирается строить здесь железную дорогу, он решил, что ему понадобится «Косое Н». Карсонс уговорил Элисона разорить Хэлидея, надеясь остаться в тени, если что-то пойдет не так.

Теперь он почувствовал, что попался. У него была только одна мысль: спастись от позора, который неминуемо покроет его и его семью.

— Ты с ума сошел, — сказал он. — Что ты задумал? Ты не можешь просто так убить шерифа и его помощника. Начнется официальное расследование.

Чарли встал, прервав испуганного банкира.

— Заткнись и делай, что я тебе сказал. Я сам разберусь с Мак-Вэйлом и Олбрайтом. А завтра требуй уплаты долга с «Косого Н». Не забудь, что разведка трассы начнется недели через две.

Карсонс опустил голову.

— Зря я связался с тобой.

— Поздновато опомнился, — усмехнулся Элисон. — Иди в свой банк и сиди там. Мы тут сами управимся с блюстителями закона.

Карсонс ушел. Элисон снова сел в кресло и некоторое время молча курил. Потом поднялся и вышел на балкон.

Хлопнули двери, и в зал влетел Джонсон. Он принес плохие вести, Чарли сразу почувствовал это по его походке, по резкому голосу, когда Айра спросил бармена:

— Где Чарли?

— Здесь! — крикнул Элисон, прежде чем Барни успел ответить.

Джонсон взбежал по лестнице. Кроуфорд и Ганс, сидевшие в зале, посмотрели вслед Джонсону. Элисон сделал им знак, чтобы они тоже поднялись.

Когда все они вошли в кабинет и закрыли за собой дверь, Элисон спросил:

— Что такое, Айра? У вас что-то не получилось?

— Все! — резко ответил Джонсон. — Все не получилось! Черт возьми, Чарли, из-за твоего тупоголового управляющего все полетело к черту!

— Да что произошло? Джонсон перевел дыхание.

— Всех перебили! Шкворень убит, и остальные ребята тоже, кроме Самовара, Келли и Кантуэлла. Я их видел, я вернулся посмотреть, когда стрельба кончилась.

Элисон помрачнел.

— Слушай-ка, Джонсон, начинай с самого начала! Что случилось, когда вы туда приехали?

Джонсон рассказал все до мельчайших подробностей, прерывая свой рассказ ругательствами в адрес Шкворня.

— Не знаю, что там стряслось с Несбитом, — закончил он. — Наверное, напоролся на Бреннана и людей из «Косого Н».

Разведчик на минуту умолк. Его зубы поблескивали в диком оскале.

— Не могу поверить, Чарли! Бреннан! Я же сам видел, как он свалился в реку!

— Да, это был Бреннан, — мрачно подтвердил Элисон. — Он приехал в город той самой ночью, когда ты прискакал на ранчо, и застрелил Сэйбера. Мак-Вэйл его посадил, но на следующее утро выпустил. Где-то в полдень появился один из его техасцев, а через час они уехали, прихватив с собой ребят из «Косого Н».

— Они приедут сюда, — сказал Джонсон.

— Пусть приезжают! — Элисон взглянул на Ганса и Кроуфорда. — Нас тут больше десятка наберется, если считать Барни. Мы им устроим встречу здесь, в казино!

Джонсон кивнул.

— Я мог бы проехать мимо, Чарли, и вообще исчезнуть отсюда. Но я знал, что Бреннан приедет сюда. У меня еще будет с ним разговор.

Кроуфорд посмотрел на Ганса. Ганс сказал, обращаясь к Элисону.

— Мы будем внизу, Чарли.

Они вышли.

Элисон презрительно скривил губы. Он знал этот народ. Они с тем, кто им платит, но лишь до тех пор, пока удача не отвернулась от него…

Ганс и Кроуфорд вышли через заднюю дверь и оседлали лошадей. Потом выехали со двора и повернули на юг. Они ехали не спеша. Возле банка они спешились, бросив поводья на коновязь.

Из банка вышла Вэнити Карсонс. Гангстеры из Ларедо проводили ее взглядами.

— Милашка! — сказал Кроуфорд. — Жалко, что мы не можем взять ее с собой.

Они вошли в банк. Посетителей не было. За конторкой сидел один кассир. Кроуфорд остался у двери, Ганс подошел к окошку кассы. Он достал свой «кольт», сунул его в окошко и негромко сказал:

— Давай сюда все, что там у тебя есть, приятель. И не поднимай шум, тогда мы тебя не тронем.

— Кассир замер. Он смотрел то на Ганса, то на Кроуфорда. Кроуфорд закрыл на засов дверь, потом стал опускать жалюзи на окнах. В это время банк как раз закрывался, и если бы кто-то увидел закрытые жалюзи, то это не вызвало бы никаких подозрений.

Кассир начал лихорадочно совать пачки денег в холщовую сумку. Ганс посмотрел на часы над дверью.

— Шевелись давай! — приказал он.

Слева от конторки кассира была массивная дубовая дверь, на которой висела табличка с надписью золотыми буквами «Марк Карсонс». Банкир сидел за столом у себя в кабинете, подперев голову руками. Только что к нему заходила Вэнити. Она была странно оживлена, будто радовалась тому, что едет в Вирджинию завтра утром.

Он услышал в зале шаги, потом звук закрываемых жалюзи. Достал из кармана тяжелые золотые часы. Половина пятого. Том закрывает банк.

Карсонс поднялся из-за стола. Тяжело ступая, он подошел к двери и вышел в зал.

Ганс резко повернулся и выстрелил. Он сделал это машинально, в силу давней привычки. Карсонс пошатнулся, на его лице появилось изумленное выражение. Ганс оскалился, как зверь, и выстрелил еще раз. Карсонс попятился, уперся спиной в стену и медленно осел на пол.

Ганс выхватил сумку из рук кассира. Потом посмотрел в его перекошенное от страха лицо и выстрелил в него.

Кроуфорд открыл дверь. Они выбежали на улицу…

Джим Мастерс и Бен Олбрайт оставили Кенни в своем офисе и вышли на улицу. На углу они встретили Вэнити. Шериф приподнял шляпу.

— Добрый день, Вэнити.

Она с улыбкой кивнула в ответ. Девушка была одета в дорожное платье, в руке она держала маленькую сумочку.

— Ваш отец все еще в банке?

— Да.

Девушка явно спешила куда-то. Они не стали ее задерживать и пошли дальше. Олбрайт обернулся и посмотрел ей вслед.

— Кажется, она собралась проведать Боба, как ты считаешь, Джим?

— Возможно. Утром она уезжает, отец отправляет ее на Восток. Наверное, хочет попрощаться.

Они свернули на Главную улицу и остановились перед банком на другой стороне улицы. Бен кивнул головой на опущенные жалюзи

— Закрыто. Похоже, он уже домой ушел.

— Иногда он сидит у себя в кабинете и после закрытия, — сказал Мастерс. — Пойдем, посмотрим.

В этот момент они услышали короткие, сухие щелчки выстрелов.

— Что за черт… — пробормотал Олбрайт.

Они одновременно бросились через улицу к банку.

Раздался еще один выстрел. Дверь распахнулась и появился Кроуфорд с револьвером в руке. Он выстрелил в шерифа и кинулся к лошадям. Бандит уже вставил ногу в стремя, когда пуля Мастерса настигла его Он упал под копыта испуганного животного.

Из дверей банка выскочил Ганс, паля на ходу. Одна пуля попала шерифу в ногу. Он упал.

Олбрайт завертелся волчком и сел. Кроуфорд пытался подняться. Ганс перепрыгнул через него, сжимая в руке сумку с деньгами. Он вскочил в седло, но Олбрайт убил под ним лошадь.

Ганс выбрался из под упавшей лошади и вскочил на другую. Он низко пригнулся, пытаясь спрятаться за шеей перепуганного коня. Шериф выстрелил в него, но промахнулся. Ганс вонзил шпоры в бока лошади и помчался по улице. Хромая, Мастерс побежал следом за ним.

Олбрайт сидел посреди улицы. Встать он не мог. Он заметил, что Кроуфорд поднял свой «кольт», целясь в бегущего шерифа. Держа револьвер двумя руками, Олбрайт выстрелил. Кроуфорд ткнулся лицом в землю.

Все кончилось, прежде чем из домов стали появляться люди. Они обступили сидящего на земле Олбрайта. Хромая, вернулся шериф.

— Вырвался все же, — сказал он. — Но далеко не уйдет. Я ранил его лошадь.

Кто-то зашел в банк и тут же выскочил оттуда с истошным криком:

— Эй, Мак-Вэйл! Банк ограбили! Кассир убит, Карсонс ранен, тяжело!

Несколько человек бросились за лошадьми и оружием. Один из них крикнул:

— Едете с нами, шериф?

— Вы его и без меня догоните, — ответил Мастерс — Я останусь с Беном. Ему доктор нужен. Причем немедленно.

— Стилвелла нет в городе, — вспомнил кто-то.

— Я знаю, — сказал шериф. — Придется позвать Теппла.

— Это же конский доктор, Джим! — усмехнулся Олбрайт.

Кенни осторожно приоткрыл дверь, выставив ружье.

— Мне нужно видеть Боба Мастерса, — сказала Вэнити Карсонс.

— Простите, мисс… — начал было Кенни.

— Ну пожалуйста! — умоляюще сказала девушка. — Всего несколько минут. Завтра я уезжаю, рано утром.

Кенни заколебался. Мак-Вэйл запретил пускать кого бы то ни было в его отсутствие. Но Кенни не видел никакого вреда в том, что к заключенному на несколько минут зайдет эта бледная, хрупкая девушка.

— Только недолго, мисс Карсонс, — строго сказал он, впуская ее. Потом улыбнулся. — Вы как будто сейчас собрались ехать.

Он снял с гвоздя связку ключей и повел Вэнити к камере Боба. Молодой Мастерс метался из угла в угол в своей тесной клетке. Увидев Кенни, он остановился.

— К тебе посетитель, Мастерс, — сказал Кенни. Он открыл дверь камеры.

— Я подожду здесь, в коридо… — он осекся на полуслове. Его челюсть с редкими крупными зубами отвисла. Вэнити держала в руке небольшой пистолет, направив короткий ствол в грудь Кенни. В ее глазах была решимость.

Боб выскользнул из камеры и забрал у ошарашенного охранника ружье. Потом втолкнул его на свое место, закрыл решетчатую дверь и повернул в замке ключ.

— Помалкивай, — посоветовал он, — а то они найдут в камере труп.

Он повернулся к девушке, которая стояла неподвижно, все еще держа пистолет в поднятой руке.

— Все в порядке, — мягко сказал Боб. — Можешь теперь спрятать пистолет, Вэнити.

Вэнити Карсонс будто бы очнулась. Она опустила руку.

— Пойдем, там лошади для нас. Я оставила их в переулке, чтобы Мак-Вэйл ничего не заподозрил. Я наняла их сегодня утром и привела сюда. Нам нужно торопиться.

— Нет! Я не поеду, Вэнити. Не сейчас. До них донеслись отдаленные звуки выстрелов. Боб

замер, прислушиваясь, потом сунул ствол ружья сквозь

прутья решетки.

— Где Мак-Вэйл? — хрипло крикнул он. — Ну, быстро, Кенни, где он?

Добровольный помощник шерифа струсил. Он много слышал о вспыльчивости молодого Мастерса и знал, что тот может запросто пристрелить его.

— Пошел в казино к Элисону…

Мастерс выскочил в офис, оставив растерянную девушку в коридоре. Швырнув ружье и ключи на койку, он принялся шарить в ящиках стола и нашел свой револьвер и ремень.

Вэнити вошла в офис, когда он торопливо застегивал ремень с кобурой.

— Боб! — Она поймала его за руку. — Если мы уедем сейчас, мы будем счастливы! Не ходи никуда! Я ведь сделала это для тебя… для нас! Я знаю, что это не ты убил своего дядю. Я хочу уехать с тобой, жить с тобой где-нибудь далеко отсюда. Разве ты не этого хотел?

Боб оттолкнул ее руку. Сейчас он был неспособен никого слушать. Он вышел из этой камеры с одной только мыслью — убить Мак-Вэйла!

Вэнити бросилась к двери и загородила проход.

— Если ты сейчас уйдешь, Боб, между нами все кончено! Слышишь? Кончено!

Она боролась за свое счастье, как могла. Всю жизнь она была скромной, застенчивой девочкой, послушной воле своего отца. Но когда он приказал ей больше не встречаться с Бобом, она взбунтовалась. Сейчас Вэнити с вызовом смотрела на молодого Мастерса, ее глаза горели.

Боб остановился. Он не хотел терять ее. Вэнити была нужна ему, он понял это с того самого момента, когда впервые увидел ее.

Тихая одинокая девушка прочно заняла свое место в сердце Боба Мастерса. В последние два года они виделись очень часто, несмотря на строгие запреты Карсонса.

И все-таки он не внял ее просьбам. В крови у него сидел дьявол, который не давал ему поступить иначе. Боб обнял девушку и поцеловал. Он вложил в этот поцелуй всю страсть своей необузданной натуры. Потом осторожно отодвинул Вэнити в сторону и вышел.

Он поклялся, что убьет Мак-Вэйла, и ничто не могло остановить его!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Вэнити стояла, бессильно прислонившись к косяку двери. В камере начал вопить Кенни, взывая о помощи. Девушка ничего не слышала. Она не слышала и Сэма, который звал ее с противоположной стороны улицы. Наконец, Сэм подбежал к ней и встряхнул за плечи.

— Боб Мастерс! — крикнул он. — Господи Боже, девочка, ты его выпустила?

Вэнити устало кивнула. Запертый в камере Кенни сотрясал железные прутья решетки.

— Мы с ним обо всем договорились заранее. Мы хотели уехать вместе. Я думала, что он тоже этого хочет. Я ему верила, а он меня бросил…

— Куда? Куда он пошел? — В голосе Сэма был страх.

— В казино. Он хочет убить Мак-Вэйла. Лицо Сэма побелело.

— Боже мой, девочка, нельзя ему этого делать. Мак-Вэйл — его отец!

Девушка смотрела на него, ничего не понимая. Сэм забежал в офис и схватил с койки ключи от камер.

Кенни тряс решетчатую дверь и звал на помощь. Увидев Сэма, он немного успокоился.

— Девчонка! — возмущался он. — Она угрожала мне пистолетом!

— Бог с ней! — сказал Сэм. — Нам надо остановить парня, пока он не совершил самую страшную ошибку в своей жизни.

— А что случилось? — спросил Кенни. — Я слышал выстрелы.

— Кроуфорд и Ганс ограбили банк. Карсонс ранен, Том Блейн убит. Олбрайт и шериф пытались их задержать. Кроуфорда убили, но и Олбрайт тяжело ранен, Ганс ушел, но за ним гонятся.

— Где шериф?

— Пошел в казино. — Сэм открыл дверь. — Выходи. Надо спасать Мак-Вэйла!

Кенни и Сэм Сократ выбежали из коридора в офис. Кенни взял с койки брошенное Бобом ружье. Сэм схватил другое ружье со стены. Они ринулись к выходу.

Вэнити поймала Сэма за руку.

— Что с отцом? Я слышала, вы говорили Кенни, что он ранен.

— Да, — ответил Сэм. Ему было жаль девушку. — Ранен, Вэнити, и очень тяжело. Теппл говорит, что он долго не протянет.

Ошеломленная девушка несколько мгновений стояла неподвижно. Потом бросилась бежать к банку.

Бреннан натянул поводья и остановил коня. Остальные столпились вокруг него. Ларри указал рукой на лежавший перед ними Дуглас.

— Что это там такое? — спросил он. — Похоже, это погоня за кем-то или мне нужны очки. Ленни побледнела.

— Не может быть, что это Боб! Только не он! Она замолчала, всматриваясь.

На таком расстоянии не было видно, за кем гонятся люди.

К Бреннану подъехал Тейт.

— Поедем-ка посмотрим, что там стряслось. Может быть и правда, Боб сбежал.

Они поскакали вперед и через несколько минут уже въезжали в Дуглас. Поравнявшись с банком, они увидели Сэма Сократа и Кенни, которые бежали к ним навстречу. Возле банка стояла небольшая группа людей, обступив тело Кроуфорда.

— Бреннан! Малыш сбежал! — закричал Сэм. Он подбежал к техасцу, тяжело дыша. — Боб пошел убивать Мак-Вэйла. Останови его, Бреннан! Он не знает, что Мак-Вэйл его отец!

— Что ты несешь? — изумился техасец.

— Останови его! — кричал старик. — Потом объясню, сейчас времени нет! Шериф — это Джим Мастерс, отец Боба.

— Где шериф? — спросил Ларри.

— В казино. Пошел выгонять Элисона из города. Бреннан пришпорил коня. Его догнал Тейт.

— Я все слышал, — на ходу сказал старый управляющий. — Если Мак-Вэйл дерется с Элисоном, то я тоже хочу принять участие.

Ленни смотрела на Сэма, ничего не понимая.

— Сэм, что ты говоришь? Что случилось?

— Вэнити помогла твоему брату бежать из тюрьмы, — ответил гробовщик. — А Боб отправился в казино, чтобы убить Мак-Вэйла. Но ведь Мак-Вэйл — ваш отец!

Девушка соскочила с лошади.

— Сэм! Откуда ты знаешь?

— Я давно знаю это. Однажды шериф помогал нести тело убитого ко мне в мастерскую и потерял часы. Я их нашел. На крышке часов была маленькая копия того портрета, что стоит у вас на камине. Вся ваша семья. Потом он мне и сам все рассказал. О том, как он оставил твою мать… Он не оправдывался, Ленни. Он не хотел ничего, только жить здесь, в долине Тимберлейк, чтобы иногда видеть тебя и Боба. Больше ему ничего не было нужно.

Со стороны казино послышались выстрелы. Сэм повернулся в ту сторону. Бреннан и Тейт со своими людьми только что подъехали и соскакивали с лошадей.

— Кажется, уже поздно, — тихо сказал Сэм и побрел по улице туда, откуда доносилась стрельба.

Элисон ждал, прислонившись к стойке бара, когда в казино, прихрамывая, вошел Мак-Вэйл.

Шериф оглядел зал. Кое-где за столиками сидели люди Элисона. Шериф понимал, что, может быть, он не выйдет отсюда живым. Но и Элисон должен умереть еще до захода солнца. Так решил он, Джим Мастерс, и никто не может помешать ему.

Это был конец длинного, извилистого пути, пройденного Мастерсом с тех пор, как он оставил Мемфис. Давно уже он поселился здесь, в долине Тимберлейк — молчаливый человек со шрамом, никем не узнанный и одинокий. Он не искал себе оправданий и никого не винил в том, что все так получилось. Жизнь звала его, и он не мог долго усидеть на одном месте. Жена не хотела следовать за ним, и он прожил с ней столько, сколько смог.

Он нашел женщину, которую мог бы любить. Она была танцовщицей на пароходе «Королева Миссури». Нашел — и потерял.

Джим Мастерс никогда не сомневался, что Элисон имеет какое-то отношение к пожару на «Королеве Миссури», но не за это он хотел убить его. Он видел, как Элисон набирает силу, как он прибирает к рукам долину, но не смел стать у него на пути. Чарли слишком много знал о нем, а Джиму не хотелось, чтобы его дети узнали, кто он такой. В конце концов Чарли зашел слишком далеко.

Элисон тоже почувствовал решимость шерифа. Он еле удержался, чтобы не посмотреть наверх, на балкон, где притаился Джонсон, держа шерифа на прицеле.

— Солнце садится, — сказал Мак-Вэйл. Элисон усмехнулся.

— Ты же не думаешь в самом деле, что я уеду из города, а, Джим?

— Ты бы поступил умно, если бы уехал. — Мак-Вэйл чувствовал, что люди Элисона только и ждут, чтобы он сделал какое-нибудь резкое движение.

— Двое твоих людей подвели тебя, Чарли. Кроуфорд и Ганс. — Шериф заметил, что Элисон насторожился. — Они хотели ограбить банк. Кроуфорд уже покойник, а Ганс будет болтаться в петле меньше, чем через час.

— Ну, это его дело. Меня это не касается Я еще долго буду жить здесь, шериф. Я и тебя переживу. За окнами казино угасал дневной свет.

— Я давно хотел тебя спросить, Чарли, — сказал шериф, будто просил исполнить последнее желание — Это ведь ты убил Брильянтовую Кэт?

— Это была моя женщина, Джим Когда появился ты, она бросила меня ради тебя. Ни одна женщина не может поступить со мной так.

В этот момент двери казино с треском распахнулись, и в зал вошел Боб Мастерс.

Айра Джонсон не дал Бобу выполнить его замысел и убить Джима Мастерса. Он сделал это невольно. Притаившись в тени на балконе, Джонсон напряженно ждал, чтобы шериф потянулся за револьвером Тогда бывший разведчик должен был застрелить его.

При внезапном появлении Боба Джонсон вздрогнул и выстрелил.

Майк-Вэйл упал на стойку бара. Молодой Мастерс инстинктивно выстрелил в ответ, его пуля попала в перила балкона совсем рядом с Джонсоном.

Элисон побежал по лестнице наверх. Шериф приподнялся, опираясь на стойку.

— Убей его, Боб! Убей Элисона!

Боб повиновался, сам не зная почему. Он попал в Чарли с первого же выстрела, тот еще не успел добежать до конца лестницы. Элисон споткнулся, но тут же выпрямился. Он обернулся, сжимая в руке револьвер. Тут в него попали сразу две пули — шерифа и молодого Мастерса. Последнее, что он видел, была зловещая улыбка на лице шерифа…

Под градом пуль Боб бежал к шерифу. Джим Мастерс бросился к нему навстречу, закрыл его своим телом и разрядил весь барабан в наемников Элисона, стрелявших в них из-за опрокинутых столов.

В зал ворвались Бреннан и ковбои из «Косого Н». Джонсон выстрелил в техасца, но промахнулся Ларри заметил его и ринулся наверх. Джонсон прицелился тщательней, но вместо выстрела раздался лишь сухой щелчок — в барабане кончились патроны

Бреннан взбежал по лестнице Айра отбросил бесполезный «кольт» и взялся за рукоятку ножа. Ларри был уже рядом. Он ударил Джонсона в челюсть раньше, чем тот успел выхватить нож. Джонсон попятился на несколько шагов и уперся в перила балкона. Он выхватил нож и замахнулся.

Ларри поймал его за руку и вывернул ее. Другой рукой Бреннан ударил разведчика еще раз. Джонсон перевалился через перила и с криком рухнул вниз.

Внезапно наступила тишина. Двое людей Элисона стояли у стены, подняв руки. Один сидел на полу рядом с изломанным телом Джонсона, зажимая рану на животе. Еще трое лежали неподвижно, навсегда потеряв охоту к перестрелкам.

Бреннан спустился вниз. Билл Тейт стоял рядом с Бобом, глядя на лежащее у их ног тело шерифа. Пуля оцарапала Бобу голову. Кровь струйкой запеклась на его щеке, как красный шрам, делая его похожим на отца.

— Я пришел, чтобы убить его, — сказал Боб, — а вместо этого помог ему убить Элисона. Почему так получилось, Билл? Он закрыл Меня. Зачем он это сделал?

— Сэм тебе расскажет, — сказал Бреннан, подходя к ним. — Это длинная история. Пойдем отсюда…

Джима Мастерса похоронили рядом с его женой и Джефом Хэлидеем. После похорон Боб оседлал коня и отправился в город. Бреннан понял, что он едет к Вэнити Карсонс.

— Карсонс много разного рассказал перед смертью, — сказал Сэм Сократ, глядя вслед молодому Мастерсу. — Если бы он не признался, что это он убил Джефа, люди так и думали бы, что это сделал Боб.

Тейт хмыкнул.

— Никогда бы не подумал, что это Карсонс. Бреннан посмотрел на Ленни. Она стояла на крыльце, глядя на дорогу, по которой уехал ее брат.

— Мне тоже пора ехать… — сказал Ларри. Она взглянула на него, и в ее глазах он увидел то, что хотел увидеть.

— Надо послать телеграмму Барстоу, — добавил он, — и проведать Чака и Джима. А еще я хочу повидать Герцога, Джонни и старика Хенка. Надо попрощаться.

— Попрощаться?

— Да. Они скоро возвращаются в Техас. А я остаюсь.