/ Language: Русский / Genre:sf,

Наездник

Борис Никольский


Никольский Борис

Наездник

БОРИС НИКОЛЬСКИЙ

"НАЕЗДНИК"

Рассказ

- Доктор Тэрнер? С вами будет говорить профессор Хаксли.

Пауза между этой фразой, произнесенной секретаршей, и голосом самого Хаксли, зазвучавшим в трубке, была, пожалуй, чуть короче, чем полагалось бы для человека, занимавшего такое положение, как профессор Хаксли. Руководитель гигантского научного центра, где сотни людей занимались самыми головоломными и, как поговаривали, самыми фантастическими проблемами, центра, чьи корпуса не только протянулись на несколько километров, но еще и уходили глубоко под землю,- этот человек был слишком значительной фигурой, чтобы доктор Тэрнер, возглавлявший пусть вполне современную и даже имевшую немалую известность, новее же небольшую психиатрическую лечебницу, не напрягся весь внутренне, прижимая к уху телефонную трубку.

- Добрый день, доктор! - Голос профессора звучал совсем по-свойски, словно он собрался пригласить своего коллегу на загородную прогулку или на скромный семейный праздник.

- Добрый день, профессор! - Тэрнер постарался, чтобы его голос прозвучал если не точно так же, то по крайней мере почти так же.

- У меня к вам, доктор, личная просьба. Вероятно, к вам в ближайшее время обратится некий профессор Гардинг. Это один из лучших наших сотрудников. Очень жаль, но последние месяцы с ним творится чтото неладное. Надеюсь, ничего страшного. Нам бы очень не хотелось его терять. Я сам рекомендовал ему вашу клинику.

- Благодарю вас, профессор. Я очень признателен.

- И прошу вас, доктор, по возможности разрешать Гардингу работать - без этого, я уверен, он долго не протянет. Кроме того, повторяю, его последние идеи для нас крайне ценны. Вы меня поняли?

- Не беспокойтесь, профессор. На нашу клинику еще никто не жаловался.

Они простились, и доктор Тэрнер еще некоторое время смотрел на телефонный аппарат с нежностью, словно тот был живым существом...

Профессор Гардинг появился в его кабинете на другой день. Он был худощав и немолод. У него было энергичное лицо, уже носившее следы усталости, даже, если говорить точнее, измученности. К тому же он был явно смущен необходимостью своего появления здесь. Впрочем, это выражение смущения и растерянности, словно человек пытается и не может понять, как, по какой неведомой случайности он попал совсем не туда, куда стремился, не раз уже видел доктор Тэрнер на лицах своих пациентов.

- Рад, рад с вами познакомиться, - воскликнул Тэрнер. Много слышал о ваших работах. Счастлив, что теперь имею возможность видеть вас...

Он приостановился - он всегда придавал большое значение первой реакции, первым словам больного, произнесенным в этом кабинете.

- К сожалению, не могу ответить вам тем же, - сказал Гардинг, усмехнувшись. - Вернее, я был бы рад познакомиться с вами при других обстоятельствах...

- Ну что вы! - воскликнул доктор Тэрнер. - Не надо преувеличивать! В наше время очень многие невольно преувеличивают свои болезни. Нервы, переутомление - стресс. Две-три недели покоя, и все будет отлично.

Гардинг покачал головой.

- Нет, - сказал он. - Если бы это не было так серьезно, я бы, поверьте, никогда не обратился к вам.

- Что же вас беспокоит, профессор? - уже переходя на деловой тон, спросил Тэрнер.

- В том-то и дело... В том-то и дело... - сказал Гардинг. - Если бы я мог объяснить, что со мной происходит, это не было бы так серьезно.

- И все-таки? Попытайтесь, профессор.

- Понимаете, доктор, вам никогда в детстве не снился такой сон: вы ясно видите яблоко, вы даже берете его в руку, вам кажется, вы сейчас надкусите его, а надкусить его, ощутить его вкус оказывается невозможно, - и вы даже во сне страдаете от этой невозможности и оттого, что не можете понять: почему, как же так? Ведь яблоко - вот оно...

- Ну разумеется, - улыбаясь, сказал доктор. - Кому же из нас не снились в детстве такие сны...

- Так вот, со мной теперь происходит нечто подобное уже наяву. Я теряю мысль. Вы понимаете, доктор, я ее уже ощущаю, я чувствую, что она есть, и вдруг она исчезает, я не могу поймать ее...

Доктор Тэрнер кивнул. Лицо его оставалось серьезным.

"Склероз, - подумал он, - обычный старческий склероз. Плюс нежелание признать свою болезнь обыкновенной, такой, как у всех. Моя болезнь должна быть исключительной".

С такими случаями ему тоже приходилось иметь дело не раз. Как ни странно, но человек способен гордиться даже тяжелой болезнью, если она редчайшая, если она принадлежит только ему.

- Мне кажется, вы меня не поняли, - с грустью сказал Гардинг. - Понимаете, со мной и раньше бывало, что я вдруг что-то забывал, не мог сразу уловить какую-то идею, но теперь это совсем другое. Это состояние... Нет, я не знаю, как это объяснить словами...

"Ничего удивительного, что процесс постепенного умирания мозга всегда особенно мучителен и невыносим именно для больших ученых..." - подумал доктор, а вслух сказал:

- Еще один вопрос, профессор. У вас были за последнее время какие-нибудь неприятности, сильные переживания?

Гардинг пожал плечами.

- Может быть, столкновения с кем-нибудь из коллег? С руководством?

- Ну у кого же их не бывает - столкновений и споров! сказал Гардинг. - Так что даже не знаю, что вам и сказать... Разве что...

Доктор ждал.

- Разве что... Недавно мы крупно поспорили с профессором Хаксли. Дело в том, что наши взгляды на одну проблему разошлись уж очень резко. Я опасался, не будут ли некоторые наши работы использованы во вред людям. Тогда я погорячился... Впрочем, в науке все естественно, вы же знаете, доктор...

- И с профессором Хаксли у вас остались по-прежнему хорошие отношения? - быстро спросил Тэрнер. - Вы не испытываете к нему вражды?

- Ну что вы! - сказал Гардинг. - Нормальные деловые отношения.

- Я рад, что вы так здраво смотрите на вещи, - сказал доктор. - Это лишний раз доказывает, что ваше недомогание не так уж страшно. Покой, полная изоляция, режим, прогулки, кое-что из химиотерапии - теперь в этой области, вы, конечно, слышали, достигнуты чудеса, - и уверен, вы сможете вернуться к своей работе...

Он замолчал. Выражение глаз Гардинга насторожило его: так смотрят дети, когда понимают, что взрослые их обманывают.

Прошла неделя, другая, прошел месяц, а больному, вопреки заверениям доктора Тэрнера, не становилось лучше.

Гардинга поместили в отдельную комнату, которая скорее напоминала номер в отличном отеле, чем палату в психиатрической клинике. Правда, дверь этой палаты постоянно была заперта снаружи, но профессор, казалось, и не замечал этого.

Он то бродил по комнате, то вдруг торопливо присаживался к столу и пытался что-то записывать на листках, вырванных из блокнота. Торопясь, он наносил на бумагу значки и цифры, иногда сбивчивым, судорожным почерком записывал одно-два слова, зачеркивал их, отбрасывал ручку и с мучительным недоумением вглядывался в только что сделанные записи.

Вставал и снова начинал ходить по комнате. Потом снова кидался к столу. И так - весь день.

Иногда он просыпался среди ночи и, включив свет, тянулся к блокноту. И опять все повторялось.

С каждым днем лицо его становилось все изможденнее, и измученное выражение, казалось, теперь уже навсегда застыло в его глазах.

Напрасно доктор Тэрнер уверял, что все идет как нельзя лучше, - он и сам видел, что это ложь. Он еще пытался убедить себя, что это кризис, что вот минет кульминационная точка и больной пойдет на поправку; но время шло, а состояние Гардинга все ухудшалось...

Научный центр, которым руководил профессор Хаксли, был так огромен, что, вздумай профессор ежедневно совершать обход всех лабораторий, отделов и секторов, у него уже не оставалось бы времени ни на что другое. Поэтому он обычно выбирал какой-нибудь один отдел или сектор и некоторое время занимался только им.

Последние дни профессор Хаксли чаще всего бывал в четвертом корпусе. Над крышей этого корпуса тянулись вверх сложные антенные системы, а в самом здании размещалась электронная аппаратура под кодовым названием "Наездник". Это название придумал ее создатель, профессор Кронфельд, еще в то время, когда она существовала лишь в его воображении, но с тех пор оно так и закрепилось за ней.

Профессор Хаксли подолгу внимательно наблюдал за бесшумной работой операторов в белых халатах, за вспыхивающими и гаснущими сигнальными лампочками, за вздрагивающими стрелками приборов, за бесконечной лентой, выползающей из электронной машины...

В эти минуты он был молчалив и задумчив.

Днем профессору Гардингу разрешали прогулку к морю.

Он шел и думал о своей жизни и забывал, что два служителя, два санитара, неотступно следуют за ним.

Когда-то, еще в студенческие годы, все то, чего он добился теперь, все то, что удалось ему сделать, представлялось бы ему и вершиной славы и вершиной успеха. О большем он не мог, да и не смел тогда мечтать. А теперь, оглядываясь назад, он понимал, как ничтожно мало он сделал. Те работы, которые он выполнил, были временны, преходящи. Но порой ему казалось, что он еще сумеет, что он непременно должен сделать что-то неизмеримо более важное.

Он же может. Он это чувствовал.

В светлые минуты, когда он стоял возле моря, он опять начинал верить, что сумеет. И он торопился обратно в свою комнату, в свою камеру, в свою палату - его мало интересовало, как это здесь называется. И снова начинались те же мучения.

Иногда ему чудилось, что он уже ощутил, поймал мысль, и ему только недостает умения, недостает слов, чтобы выразить ее. Вряд ли что-либо могло причинять большие страдания, чем это чувство собственной беспомощности...

Когда-то давно он любил работать стоя, - он вдруг вспоминал об этом и просил принести ему специальную конторку.

Это не помогало.

Тогда он часами упорно просиживал за столом над чистым листом бумаги, боясь упустить тот момент. когда его мысль станет ясной и когда у него хватит сил выразить ее.

Потом он ощущал усталость, опустошенность, - неслышно появлялась сестра милосердия, делала ему укол, чтобы он уснул.

Засыпая, он видел себя то студентом, почти мальчиком, то молодым профессором, впервые входящим в аудиторию...

На селекторе в кабинете профессора Хаксли вспыхнул красный глазок: его вызывал "Наездник". Профессор щелкнул переключателем - пользоваться прямой связью сотрудникам разрешалось лишь в особо важных, экстренных случаях.

- Слушаю, - негромко сказал он.

Взволнованный голос произнес:

- Два часа назад объект номер семь прекратил выдачу информации.

Профессор Хаксли положил трубку и молча откинулся на спинку кресла.

Слегка покачиваясь в кресле, он ждал. Он не удивился, когда на пороге кабинета возникла секретарша.

- Профессор, простите, но с вами хочет говорить доктор Тэрнер.

- Да-да, - отозвался Хаксли. - Соединяйте.

Несколько секунд доктор Тэрнер молчал, только было слышно в трубке его дыхание. Потом сказал:

- Профессор, два часа назад умер Гардинг. Я просто не представляю...

Хаксли оборвал его на полуслове.

- Надеюсь, вы сделали все возможное? - холодно спросил он.

- Разумеется! - воскликнул доктор Тэрнер. - Нам впервые пришлось столкнуться с подобным случаем, и все-таки я убежден...

Он продолжал еще что-то говорить, торопливо и громко, но профессор Хаксли уже не слушал его.

На следующий день профессор Хаксли вызвал к себе Кронфельда.

- Садитесь, Кронфельд, - сказал он. - Вы знаете, что профессор Гардинг умер?

- Да, - сказал Кронфельд. - Знаю. Правда, последнее время мне не приходилось с ним встречаться. Говорят, он был тяжело болен?

- Да. И потому нам пришлось торопиться. Теперь можно подвести итоги. Ваш "Наездник" поработал в этот раз неплохо. Обработка информации еще не закончена, но уже сейчас можно сказать, что мы располагаем необычайно интересным материалом.

- Идеи Гардинга всегда были оригинальны, - сказал Кронфельд.

- Да. Если бы только он сам не был так упрям... - вздохнул Хаксли. - Тогда бы, я думаю, нам. не пришлось прибегать к услугам "Наездника". Кстати, Кронфельд... я давно хотел вас спросить, почему вы дали своему детищу такое странное название?

- А-а, это... - засмеялся Кронфельд. - Старая история. Вы ведь знаете, профессор, детские впечатления нередко бывают самыми сильными. Так вот, еще в детстве в популярной книжонке я прочел рассказ о таком насекомом - наезднике. Самка наездника откладывает яйца в тело гусеницы. Гусеница еще ничего не ощущает, но она уже обречена. Личинка-паразит, развиваясь, высасывает из нее все соки, и гусеница гибнет. Эта история произвела на меня в детстве какое-то странное, почти болезненное впечатление. А мысль о создании мозга-паразита, мозга, перехватывающего чужие импульсы, пришла уже много позже... И все-таки я их связываю - ту детскую, давнюю вспышку ужаса и эту свою идею...

Он сделал паузу, словно выжидая, что скажет Хаксли, но директор молчал.

- И знаете, что самое забавное, профессор? Что эта идея впервые пришла мне в голову на лекциях Гардинга, когда я был еще студентом. "Учиться у природы!" Вы же помните, это всегда была его любимая мысль. Он повторял ее без конца. А мозг-паразит... Эта идея была так проста, что сначала показалась мне неосуществимой. А потом... Впрочем, что было потом, вы знаете. Создать аппаратуру, которая сумела бы уловить и усилить самые слабые импульсы, было не так уж сложно. Самым сложным оказалось научиться настраиваться на нужный объект. С этим пришлось повозиться...

- Еще один вопрос, Кронфельд, - сказал Хаксли. - Над чем вы работаете теперь? Что-то я давно ничего не слышал о вашей работе.

- Это секрет, профессор, - засмеялся Кронфельд. - Это секрет.

- Даже от меня? - И Хаксли шутливо погрозил ему пальцем. - От меня у вас не должно быть секретов.

- Я ведь суеверен, профессор, - так же шутливо сказал Кронфельд. - А если говорить серьезно - любая идея занимает меня лишь до тех пор, пока не высказана вслух. Как только выскажу ее, я перестаю ощущать ее своей...

- Я вас понимаю, Кронфельд, - сказал профессор Хаксли. Я вас очень хорошо понимаю.

Через несколько дней в кабинете доктора Тэрнера раздался звонок:

- Доктор Тэрнер? С вами будет говорить профессор Хаксли.

- Добрый день, доктор.

- Добрый день, профессор.

- Очень прискорбно, доктор, но мне снова приходится прибегнуть к вашей помощи. Случай, очень похожий на болезнь Гардинга. Боюсь, что в ближайшее время к вам обратится еще один наш сотрудник. Сначала я хотел рекомендовать ему другую клинику, но потом подумал, что вам будет любопытно и полезно изучить еще один аналогичный случай... И я думаю, доктор, вашему новому пациенту совсем не к чему знать, что Гардинг умер именно в вашей клинике. Не так ли?

- Да, профессор, вы совершенно правы. Мы позаботимся об этом.

- Уверен, что на этот раз исход будет благополучным.

- Благодарю вас, профессор. Разрешите узнать фамилию больного?

- Профессор Кронфельд, - сказал Хаксли. - Запишите : профессор Кронфельд.