/ Language: Русский / Genre:proce,

Стихи 19741977 Годов

Чарлз Буковски


Буковски Чарлз

Стихи 1974-1977 годов

Чарльз БУКОВСКИ

Стихи 1974-1977 годов

ТЫ

ты животное, зверь, сказала она

это твое толстое брюхо

волосатые ноги.

никогда не стрижешь ногти

лапы у тебя мерзкие

жирные как у кота

нос красный как свекла.

яйца у тебя

чудовищного размера.

я таких больше ни у кого

не видела.

спускаешь в меня как кит

когда выбрасывает воду

фонтанчиком из спины.

зверь зверь зверь,

она поцеловала меня,

зверь, что ты хочешь

на завтрак?

ПРАХ

и вот я взяла урну с его

прахом, сказала она, мы вышли в море

я высыпала все в воду это собственно и на пепел

похоже не было а для придания веса

они добавили туда зеленые

и синие камушки гальку

и он ничего

тебе не оставил из своих миллионов?

ничего, сказала она.

и это после всех этих завтраков,

обедов и ужинов? после того

как ты столько лет

слушала все эти его

дерьмовые разглагольствования?

он был прекрасным человеком.

ты знаешь, что я имею в виду.

в любом случае мне остался пепел, а ты

трахал моих сестер.

не трахался я с твоими сестрами.

а я говорю, трахался.

только с одной.

с которой?

с лесбиянкой, ответил я, она заплатила за ужин

и купила мне выпивки.

у меня, в общем-то, не было выбора.

я ухожу, сказала она.

бутылку свою не забудь.

она прошла в комнату и взяла бутылку.

ты такое ничтожество, сказала она, что когда ты умрешь и тебя

сожгут в урне вообще ничего не будет кроме зеленых

и синих камушков.

ладно, ответил я.

увидимся через полгода, крикнула она и

хлопнула дверью.

да, подумал я, кажется, чтобы избавиться от нее окончательно,

придется выебать вторую сестру. я пошел в спальню начал

рыться в вещах. где-то здесь была записная книжка.

все что я помню -- это что она жила в сан-матео и кажется у нее была

хорошая работа.

ПОЙМАННЫЙ

не раздевайте мою любовь

там может оказаться манекен;

не раздевайте манекен

а вдруг там

моя любовь.

она меня

давно забыла.

она примеряет новую

шляпку

и выглядит

как никогда

кокетливо.

она ребенок

манекен

смерть.

я не могу

ненавидеть все это.

она не делала

ничего

особенного.

я просто хотел

чтобы она

ПОЧТИ ПРИДУМАННОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

я вижу тебя как ты пьешь из фонтана тебя

твои тонкие руки с синими детскими жилками нет твои руки

не тонкие а маленькие, и этот фонтан -- где-то во Франции

откуда ты последний раз написала мне я ответил

и ничего с тех пор о тебе не слышал.

ты сочиняла какие-то совершенно безумные

стихи ОБ АНГЕЛАХ И БОГЕ именно так все буквы

заглавные ты была знакома со множеством известных

художников большинство из них

были твоими любовниками и я писал тебе ладно давай

лезь к ним в душу в постель я не ревную

потому что мы никогда не встретимся снова. мы переспали

как-то раз в Новом Орлеане одноместный

гостиничный номер но с тех пор никогда

не встречались не прикасались друг

к другу. ты проводила жизнь среди знаменитостей и писала

о знаменитостях и быстро конечно же поняла что их

волнует только то насколько они знамениты и им

нет никакого дела до девушки которая идет с ними

и позволяет им это а потом просыпается утром чтобы писать

заглавными буквами стихи ОБ АНГЕЛАХ И БОГЕ. мы знаем,

что Бог мертв, нам рассказали, но знаешь, когда

я слушал тебя я вовсе не был в этом уверен, возможно

дело в заглавных буквах. из всех женщин которые пишут стихи

ты была лучшей и я говорил

редакторам: <Печатайте ее, печатайте, конечно она

сумасшедшая, но это чистое волшебство, без обмана>. И я любил

тебя как мужчина любит женщину, с которой не спит, а только

переписывается, хранит фотографии. я бы любил тебя больше

если бы, сидя в комнате, разминая в пальцах сигарету мог слышать

журчание тонкой струйки (это ты писаешь в ванной), но так не случилось.

твои письма становились раз от раза грустнее, любовники тебе изменяли.

маленькая моя, писал я в ответ, все

любовники изменяют и предают. это не помогло. ты писала, что у тебя

появилась специальная скамейка, чтобы

сидеть и плакать, скамейка возле моста а мост -- над рекой ты сидела

на ней каждый вечер и плакала обо всех, кто сделал тебе

больно и предал тебя, забыл. я ответил

тебе, на этом наша переписка оборвалась, один мой приятель

написал мне, что ты покончила с собой -- через три

или четыре месяца после того

как это произошло. если бы мы

встретились, то один из нас возможно поступил бы с другим

несправедливо. так что для нас все сложилось

так хорошо как только могло.