/ Language: Русский / Genre:sf,

Ответный Удар Песчанные Войны Iii 1

Чарльз Ингрид


Ингрид Чарльз

Ответный удар (Песчанные войны III - 1)

Чарльз Ингрид

Песчанные войны III/1

Ответный удар

Перевод с английского А. А. Пережогина, С. Е. Вишневского

У человечества много врагов в космосе. Бесконечные войны опустошают планеты, губят цивилизации, уносят тысячи человеческих жизней. Герой остросюжетных романов Чарльза Ингрида Джек Шторм верит в то, что разумные существа, какими бы разными они ни были, всегда могут найти общий язык. Ценою многих усилий и жертв ему удается примирить враждующие цивилизации

ПРОЛОГ

В это утро император Триадского Трона Пепис сидел в своем информационном кабинете среди множества компьютеров, как раздутый паук среди бесконечной сети никому невидимых паутин. Рыжие пряди беспомощно падали на его морщинистое лицо. Он был озабочен. Сегодня Пепис не нашел в просмотренных данных ничего нового.

Пепис откашлялся и зарычал. Его вопль прокатился эхом по обсидианово-розовым коридорам дворца. Новый министр Полиции Мира Баластер, услышав голос Пеписа, бросился в кабинет. Телекамеры охраны упрямо фиксировали каждый взмах черных одеяний императора.

Пепис уже отключился от компьютерной сети, когда его новый министр стремительно вбежал в кабинет. Император посмотрел на Вандовера и еще раз прорычал что-то неопределенное. Он был в ярости. Вандовер подумал, что все-таки в последнее время Пепис плохо выглядит. Министр искательно улыбнулся:

- Могу ли я вам чем-нибудь помочь, Ваше Величество?

Пепис вытолкнул свое тщедушное тело из глубокого антикварного кресла:

- Найди его! - резко и требовательно сказал он.

Улыбка мгновенно сошла с лица Баластера. Схватка Пеписа с командиром рыцарей Доминиона уже привела к гибели Уинтона - амбициозного предшественника Вандовера. Но все-таки у Баластера не было желания погибнуть на чьей-то чужой войне. Он осторожно сказал:

- Нам поступило сообщение, что командир Шторм исчез в результате одной из схваток на Калинаде. И хотя я мало доверяю сообщениям траков, как и вы, Ваше Величество, мне кажется, что эта информация достоверна.

- Что за глупости ты говоришь! Святой Калин выбрался оттуда целым и невредимым, а лучший солдат императора, одетый к тому же в прекрасный боевой костюм, был превращен в пепел? - Пепис хмыкнул от отвращения.

- В таком случае, Ваше Величество, Вам стоит спросить о случившемся у Его Святейшества. Как религиозный человек, он, скорее всего, не станет врать.

- Я уже спрашивал. Он подтвердил сообщение траков, - раздраженно ответил Пепис и еще раз посмотрел на министра. Его зеленые глаза лихорадочно блестели. - Джек - идеалист. Я потерял его доверие после того, как заключил союз с Тракианской Лигой. Он считает, что мы с потрохами продались своему самому заклятому врагу. Не забывайте, что в дипломатии он разбирается точно так же, как вы, дорогой Вандовер, в тонкостях любви. Если вы не можете найти его, найдите мне девчонку. А уж она-то его разыщет.

Баластер кашлянул:

- Я думаю, что эта шлюха уже вернулась на Мальтен. Но ведь она, вдобавок ко всему, не носит опознавательного чипа и может абсолютно всюду проникать незамеченной. А впрочем, если Шторм узнает, что Элибер разыскивают, он найдет себе другую девицу.

Зеленые глаза Пеписа удивленно расширились. На минуту император задержался в дверном проеме.

- Ваша оценка отношений Элибер и Шторма лишний раз говорит мне о противоположном: эта леди может быть кем угодно, но только не шлюхой. Но это - тонкости любви. А я хочу от вас другого. Я хочу, чтобы вы нашли мне Джека Шторма.

- Ну так и что же я должен для этого сделать? - недовольным голосом спросил министр.

Нет, рисковать собственной шкурой Баластер все-таки не собирался. Однажды Шторм уже расправился с главой системы императорской безопасности умным и хитрым Уинтоном. Конечно, Баластер не терял времени и тут же занял место своего предшественника, но выводы... выводы он сделал. Новый министр беспомощно развел руками, похожими на большие плоские отростки, и договорил:

- Вы же знаете, Ваше Величество, что мне, как и всем нам, не дает покоя Ат-Фарел.

Бледное лицо императора порозовело от презрения:

- Моему новому министру надо как следует поучиться своей профессии. Обрати внимание на Зеленые Рубашки. Вполне возможно, что Шторм ищет контактов с этой организацией. - Пепис подцепил угол своего бархатного халата и нервно обмотал его вокруг конопатой руки. - Я хорошо запомнил, как он говорил, что знает все, что с ним было двадцать пять лет назад. Откровенно говоря, я в этом все-таки сомневаюсь. За некоторыми ответами Шторму придется обратиться к нам.

Баластер наклонил голову и упрямо поджал пухлые губы.

- И, кстати, Вандовер...

Министр нервно накрутил на палец тонкий проводок, затем отбросил его и распрямился:

- Да, Ваше Величество?

- Распространи слух, что мы отправили Шторма из дворца с тайным заданием проникнуть в какую-то секретную организацию. Если Зеленые Рубашки об этом услышат, они сразу же перестанут ему доверять.

- Да, Ваше Величество, - поклонился Вандовер.

- Я хочу, чтобы его уничтожили, - устало сказал Пепис. - Если этого не можем сделать мы, так пускай Зеленые Рубашки сделают это за нас.

Баластер задумчиво усмехнулся:

- Похоже, в нашем космосе действуют две непреодолимые силы. Одна - это Ат-Фарел. Эта сила настолько страшна, что из-за нее мы вынуждены были заключить союз с траками. Ну, а вторая... вторая сила - это Джек Шторм. Я хочу напомнить вам, Ваше Величество, что противостоять Шторму не совсем разумно. Вы ведь и раньше хотели его убрать. А сейчас... он может нанести ответный удар.

Император рассвирепел. Его все больше раздражал его новый министр Баластер. Пепис поджал губы и быстро вышел.

Баластер посмотрел на провода, блестящими колечками обвившие его короткие пальцы, бросил их на пол информационного центра - пусть уборщики наводят порядок за императором! - и побежал за Его Величеством.

Глава 1

Калин втянул голову в плечи. Резкий холодный ветер развевал пряди его седоватых волос. Услышав щелчок, он тотчас же поднял глаза. Тракианские воины приняли боевую стойку.

Они встречали его у его собственных дверей так, как будто он, а не они, был главным врагом человеческого рода. Эта троица совсем недавно сменила его старого телохранителя у входа в штаб-квартиру миссионеров. Калин резко остановился. Тяжелый старинный крест больно ударил его по груди. Ячеистые глаза жукоподобных пришельцев настороженно наблюдали за каждым движением. Выражения этих "лиц" понять было нельзя. Калин с горечью вспомнил, что совсем недавно их заклятые враги стали их союзниками. Его Святейшество до сих пор не мог поверить в этот договор, как до сих пор он не мог поверить в ложь и предательство его старого друга Пеписа.

- Кто ты? - нахально спросил трак. Черная кожа на его горле резко вспучилась от имплантированного внутрь речевого аппарата.

- Святой Калин из Блуила, - сказал Калин и вздрогнул от звука собственного голоса. Голос был старым и слабым. Он спрятал руку в карман комбинезона и сжал её в кулак. Не растратил ли он за последние месяцы все, что так ценил раньше?

Траки проворно вытащили свои клешнеобразные лапы. Кажется, на их языке это означало: "Проходите".

Его Святейшество решительно прошел мимо. Траки со щелканьем расступились. Калин понял, что и им тоже неприятно прикасаться к нему, В вестибюле его встретил Джонатан. Калин резко бросил своему телохранителю:

- Оставь меня.

- Ваше Святейшество...

Калин остановился, подождал, пока закроются двери, а потом сказал:

- Извини, Джонатан. Ты совсем не заслуживаешь такого обращения.

Джонатан протянул руку и хотел взять у Калина верхнюю одежду, но тот зябко пожал плечами и запахнул полы:

- Что-то сегодня прохладно. Наверное, через час начнется дождь. Нет, нет, пока я останусь одетым.

- Ваши комнаты уже отапливаются. Через пару минут я занесу вам чай.

- Уж лучше я возьму его с собой, - вздохнул Калин. - Сейчас я должен буду сочинить надгробную речь. Передай Маргарите, что этим вечером я не смогу принять никого из посетителей.

Помощник кивнул и молча вышел в кухню.

Калин взял поднос с чаем и тихо поднялся по лестнице в свои апартаменты. Сегодняшний разговор с Пеписом измотал его, а предстоящая работа над надгробной речью по Джеку Шторму пугала Его Святейшество. Джек пропал в одной из схваток, и его тело не было найдено. А если это будет угодно Богу, его не найдут никогда...

Калин поставил поднос на деревянный столик. В комнате царил полумрак. Он налил чашку крепкого чая и с удовольствием откинулся на спинку кресла.

- Человек слишком быстро становится старым, если терпит врага у своего порога... - пробормотал он.

- Насколько я знаю, ты не из тех людей, которые что-нибудь долго терпят, - послышался насмешливый голос из темного угла. Из-за занавески вышел человек.

Калин встал и от неожиданности разлил чай на пол.

- Господи! Что ты тут делаешь? Ведь ты мертв!

- Слухи о моей смерти были несколько преувеличены, - насмешливо ответил гость.

- Нет, нет, подожди... - Калин судорожно схватился за спинку кресла. Объясни мне, что ты здесь делаешь?

Джек Шторм уселся в огромное кресло рядом с походной кушеткой и, улыбнувшись, сказал:

- Я пришел поблагодарить тебя.

- Если кто-то узнает, что ты здесь, мы оба пострадаем!

- Я не был бы рыцарем, если бы не сумел проскочить незамеченным мимо нескольких траков.

Калин поморщился и сделал глоток чаю. Он намеренно не стал ничего предлагать гостю. Шторм не нуждался в приглашениях. Джек налил себе крепкого ароматного напитка и лукаво спросил:

- Что-то случилось? Почему ты сегодня так меланхоличен?

- Сегодня мне предстоит составить надгробную речь, - вздохнул Калин.

- Ах! - повторил Джек его вздох. - Поздно ли, рано ли, а это случается с каждым из нас!

- Ты должен знать, - сухо сказал Калин, - что завтра состоятся _т_в_о_и _п_о_х_о_р_о_н_ы.

- Что-что? - переспросил Джек.

- Только не говори мне, что ты этого не знал. Теперь по твоей милости я должен буду стать лжецом.

Шторм поставил чашку на низенький дубовый

столик:

- ...Но ведь прошло всего несколько месяцев...

- Тракианский посол настаивает на постоянном назначении Крока командиром рыцарей Доминиона.

- Крок?

- Ну а кто еще?

- А я думал, что кто-нибудь из жуков... - Джек озадаченно замолчал.

- Вероятно, милосец Крок наиболее удобен для них... Хотя я не знаю, догадываются ли траки, с кем они имеют дело...

- Когда они имели дело с тобой, они точно ни о чем не догадывались, прервал его Калин. - Но милосец пробыл в их клещах двадцать пять лет.

Веселый огонь промелькнул в синих глазах Шторма:

- Ну - это не слишком долго. Крок был рожден свободным и вырос, борясь с траками. А потом он прекратил сопротивление, чтобы избежать смерти. Как только Крок увидит возможность скинуть с себя их ярмо, он сразу же это сделает. Так что Крок - вполне подходящий командир для рыцарей Доминиона. А я... я пока останусь мертвым...

- Я рад, что ты принял такое решение. Шторм внимательно посмотрел на священника:

- Мне действительно не стоило здесь появляться?

- В этом случае завтра мне не пришлось бы лгать, Ладно. Поговорим о другом. Скажи мне, что ты делаешь на Мальтене?

- Мой визит уже доставил тебе достаточно хлопот. - Джек медленно повернулся к священнику. - Но мне кажется, что сейчас я увидел самый легкий способ для достижения собственной цели. Когда состоятся _м_о_и _п_о_х_о_р_о_н_ы?

- Завтра.

- Тебе нужна свита?

- Конечно, я... - Калин остановился на полуслове. - О нет, Джек, на этот раз ты не будешь скрываться за моей спиной.

- _Н_о _э_т_о _м_о_ё _с_в_я_т_о_е _п_р_а_в_о _п_р_и_с_у_т_с_т_в_о_в_а_т_ь _н_а _с_о_б_с_т_в_е_н_н_ы_х _п_о_х_о_р_о_н_а_х. К тому же, я не хочу вредить Элибер.

- И ты действительно думаешь, что, если я приведу тебя во дворец, она тебя не заметит? Джек ухмыльнулся:

- Надеюсь, что нет. Но если даже она и почувствует, что я здесь, она все равно не подаст виду. Ты же -знаешь!

- Должно быть, это действительно важно, если ты все-таки решил вернуться сюда? Джек улыбнулся:

- Да, - сказал он. - Это будет моим посвящением в ряды Зеленых Рубашек.

Чашка подпрыгнула на столе и разбилась у ног Калина. Его Святейшество этого не заметил:

- Ну, это уж слишком. Это ведь сброд, Джек. Уж лучше общаться с Пеписом.

- Вполне возможно, что они действительно террористы, но я не забыл, что это они обнаружили мой корабль и спасли меня.

- Спасли, чтобы сделать из тебя пешку, - мрачно возразил Калин.

- Да? Но ведь им это не удалось! - усмехнулся

Джек.

- Пока нет. Но все зависит от того, о чем вы с ними договорились, упрямо гнул свое уокер. - О чем? Вы хотите уничтожить рыцарей?

Шторм побледнел:

- Никогда. И ты прекрасно об этом знаешь. Так что не задавай подобных вопросов!

- Я делаю то, что считаю нужным. - Калин вздохнул. - Я думал, что твоей целью был Пепис. Но убрать продажную администрацию - это одно, а заменить её террористической организацией - это совсем другое. Да и вообще. Каждый человек имеет свою цену. Интересно, а какова твоя?

- Они сообщат мне имя и адрес того доктора, который подобрал меня...

Калин подумал и мягко спросил:

- Зачем? Зачем тебе нужно это знать? Ведь ты помнишь, что они собирались с тобой сделать?

- У этого врача должны были сохраниться какие-то записи. Я хочу их вернуть. Я _х_о_ч_у _в_е_р_н_у_т_ь _с_в_о_ю _п_а_м_я_т_ь.

- А ты уверен, что ты действительно хочешь этого? - с сомнением в голосе переспросил священник. - Я знаю многих людей, которые, наоборот, хотели бы забыть свою жизнь. К тому же, мне противно, что ты решил связаться с этими негодяями.

Джек вздохнул:

- Странно... А вот они очень хорошо отзываются о тебе.

Калин фыркнул и вскочил на ноги:

- Что?

Прежде, чем Джек успел что-то ответить, на компьютерном блоке связи послышался сигнал. Калин постарался собраться с мыслями.

- Что это? Кто это? Кто это может быть?.. На экране появился помощник Калина Джонатан. Шторм резко отскочил в сторону от видеокамеры.

- Святой Калин, извините за беспокойство, но пришел Динаро...

Калин схватил дистанционный пульт и отключил микрофон, а потом посмотрел на Джека:

- Кажется, он знает, что ты здесь... Джек отрицательно покачал головой. Калин снова повернулся к пульту связи:

- Динаро? А в чем дело? Джонатан пожал плечами:

- Он вооружен до зубов, и ему кажется, что вы в опасности. - Джонатан отошел в сторону, и на экране показался огромный человек в комбинезоне парашютиста.

- Передай ему, что я медитирую, и меня нельзя беспокоить, - сказал Святой Калин, но Джек сделал предостерегающий знак рукой, и священник замолчал.

- Он может мне пригодиться, - шепнул Джек.

- Нет, - тихо ответил Калин. - Во всяком случае, если он узнает, что ты связался с Зелеными Рубашками...

Они посмотрели друг на друга. Когда-то Шторм обучил Динаро управлять бронекостюмом. А впрочем, у воинствующего миссионера было свое понятие о долге и чести.

- Если ты возьмешь меня в свою свиту, он все равно узнает об этом рано или поздно, - сказал Джек

Калин кивнул головой. Действительно, если на похоронах будет организована процессия священнослужителей, по флангам обязательно пойдут телохранители, и одним из них, конечно же, станет

Динаро.

- Он вряд ли пригодится тебе, Джек. Пепис постоянно держит его под наблюдением с тех пор, как Динаро сбежал из рыцарских рядов.

- В таком случае, разреши ему увидеться с тобой позднее. Он ведь все равно не успокоится, пока не побывает у тебя...

Калин кивнул, потом включил микрофон и сказал Джонатану:

- У меня был очень трудный день. Дай мне час отдыха, и потом я переговорю с Динаро. Конечно, если он будет ждать.

Ответа не последовало. Молодой человек сел в кресло и пристально посмотрел в монитор, как будто на экране он мог увидеть всю комнату Калина... Связь прервалась.

Джек сказал:

- Динаро - это для тебя хорошее прикрытие. - Это так, - кивнул Калин. - Он не будет возмущаться, обнаружив тебя здесь. Но если каким-то образом он узнает, что ты связан с Зелеными Рубашками... твоя жизнь будет в опасности...

Шторм улыбнулся:

- Ну что ж... В таком случае, ему придется стать в очередь за Пеписом, Баластером и еще многими-многими другими.

Калин поднялся. У него под ногой захрустели осколки фарфоровой чашки. Он только сейчас понял, что уронил её. Его Святейшество нагнулся и стал подбирать осколки, устало бормоча про себя:

- Боже мой! Ведь это же настоящий фарфор!..

- У Динаро есть бронекостюм? - быстро спросил Шторм.

- Нет. Баластер контролирует все доспехи. А если есть какой-нибудь черный рынок вооружения, так Вандовер, наверное, заправляет и им. - Калин выпрямился. Он все еще рассматривал обломки чашки в своей руке. Вдруг он поднял глаза и вопросительно взглянул на Джека:

- А что говорят обо мне Зеленые Рубашки?

- Мне велели передать вам, что я занимаюсь предметами раскопок, а вы, должно быть, знаете торговца подержанными вещами?

- Ах вот в чем дело! Ну конечно, я знаю пару воров в этом районе. А они случайно не поведали тебе, что когда-то я состоял в воровской лиге?

- Нет. - Джек упрямо склонил голову набок и посмотрел на Калина. Калин кашлянул:

- Я не веду тайных переговоров с врагом. Тебе вообще не следовало говорить мне об этом. А вот что касается торговцев... - Его Святейшество подбросил в руке осколки фарфора. - К сожалению, предметы религиозного культа продаются и покупаются, как и любой другой товар. Ладно. Уговорил. Лучший торговец, которого я знаю на Мальтене, настоящий негодяй. Его зовут Гиббон.

Джек удовлетворенно кивнул:

- Вот он-то мне, скорее всего, и нужен.

Калин с любопытством посмотрел на него:

- И все же - ты продаешь или покупаешь?

- Продаю, - ответил Джек. - Во всяком случае, буду продавать... Как только украду два бронекостюма...

- Так вот какова цена посвящения? А ты знаешь, что могут сделать Зеленые Рубашки с таким оружием?

- Мне необходимо проникнуть к ним, наладить связи и выйти. Я не оставлю у них оружия. К тому же... может быть, ты и не поверишь, но управлять бронекостюмом без соответствующей подготовки очень сложно...

- Я знаю, - коротко ответил Калин.

- Надеюсь, что так. В общем, скажи обо мне Динаро. Я вернусь позднее. А пока... я бы хотел, чтобы ты присмотрел за...

Из темного угла комнаты показался бронекостюм.

- Ради Бога! - закричал Калин. - Ты не можешь его здесь оставить!

- Но больше мне негде его оставить, - сказал Джек. Бронекостюм поднял руку, приветствуя священника.

- Джек, одному Богу известно, какой пришелец регенерирует внутри твоего скафандра. Боуги - это эмбрион, ребенок. Но он способен уничтожить любого. Он ведь пока еще, собственно говоря, и не живой. Так как же он может осознать, что такое жизнь?

Джек положил руку на плечо Его Святейшества:

- Я не могу бросить его одного. А ты знаешь, кто он такой, ты знаешь, что у него есть и душа, и плоть.

Если со мной что-то случится, я хотя бы буду знать, что этот младенец в хороших руках.

- Крестный отец... крестный отец такой мерзости! - вздохнул Калин. - А ведь однажды он может уничтожить тебя, Джек!

- Еще бы! Он съест меня, а мои косточки выплюнет, как милосский берсеркер. Наверное, может произойти и это... Но пока у нас взаимопонимание.

- Ты все еще носишь бронекостюм? Джек кивнул:

- Да. Это единственное, что у меня есть. И... мы нужны друг другу. Он - боевой дух, Калин, и этого не стоит забывать. Если однажды придет день, когда он захочет съесть меня, чтобы закончить регенерацию, скорее всего, он предупредит меня об этом.

- ...А потом... Что ты будешь делать потом, когда ему понадобится питание? Джек зловеще улыбнулся:

- А тогда он будет есть траков.

- Хорошо, - устало согласился Калин. - Но я оставляю его у себя только потому, что он очень опасен и его нельзя бросать без присмотра...

- Спасибо, - кивнул Джек. - Мне нужно еще кое-что уладить. Я вернусь позже. Кстати, мне хотелось бы знать, кем я буду представлен на _с_о_б_с_т_в_е_н_н_ы_х _п_о_х_о_р_о_н_а_х - телохранителем или священником?

- Хорошо, - сказал Калин еще раз.

Джек мгновенно исчез. Его Святейшество прислушался к звукам, доносящимся из-за дверей, но так и не понял, как Шторм покинул здание. Старик сел на кушетку и подумал, что все-таки это плохо. Ведь если в его комнату может беспрепятственно проникнуть Джек, рано или поздно кому-нибудь еще вздумается сделать то же самое. Он посмотрел на осколки разбитой чашки, потом сложил ладони лодочкой и встряхнул звенящий фарфор. Звон стих. Священник раскрыл ладони и улыбнулся. В руках у него светилась абсолютно целая фарфоровая чашка. "Если бы воскрешение Джека было таким же простым!" - мрачно подумал он.

Глава 2

- На _с_о_б_с_т_в_е_н_н_ы_х _п_о_х_о_р_о_н_а_х ты будешь представлен как священник, - устало сказал Калин. - Определенная часть наших сект придерживается монашеских убеждений. Лучше всего будет, если ты пойдешь в черной сутане с капюшоном. Хотя... ничего подходящего для твоего роста в данный момент у меня нет... - старик внимательно посмотрел на Джека. - Мы поставим тебя рядом с Джонатаном. Думаю, что Динаро не будет против. Хотя... Хотя это чистое безумие - брать тебя с собой.

- Но ты это сделаешь, Калин.

- Конечно. Мы ведь уже договорились. - Калин замолчал и сел в кресло. Он задумчиво потер синие костяшки старческой руки и сказал: - Сейчас меня беспокоит Элибер.

- Она знает, что я здесь.

- Ты ей об этом сказал?

- Нет. Во всяком случае не напрямую. Но все равно - мы оба об этом знаем. А почему ты не хочешь, чтобы Элибер хоть что-то знала обо мне?

Калии вздохнул и попытался что-то сказать, но Джек перебил его:

- Есть какие-то проблемы? Священник тихо ответил:

- У всех людей есть проблемы, Джек. Конечно, если присмотреться повнимательней. Такие враги, как Пепис и Баластер, требуют гораздо большей осмотрительности, чем тебе кажется.

Джек уселся поудобнее. Он хотел было откинуться на спинку кресла и положить ноги на стол, но потом передумал и наклонился вперед:

- Нет, Калин. Я очень хорошо отдаю себе отчет в том, что такое наш император. В противном случае я не зашел бы так далеко.

- Я имел в виду...

Джек примиряюще махнул рукой:

- Знаю-знаю. Но учти, Калин. Траки проникли повсюду. Пепис - конченый человек. Конченый, если против него повернут траки. Конченый, если Зеленые Рубашки наложат на него свои руки. Конченый, если я раскрою карты и разоблачу его как предателя... Извини меня, Калин...

- Тебе не за что извиняться...

- Я забыл, что Пепис был тебе другом.

- Это было давно, - старик погладил висок и опустил руку.

- Но ведь ты и сейчас не удивляешься тому, что сотворил Пепис.

- Конечно, нет. Ведь он император. А я не встречал ни императоров, ни президентов, которые достигли своего поста, не перешагнув при этом через гору трупов. Ты слишком наивен, Джек, если думаешь иначе.

- А как же существовал ты? Калин смущенно улыбнулся:

- К сожалению, и у моих ног ты найдешь несколько жертв...

Джек наклонил голову:

- Ну что ж... Когда я смогу получить свои одеяния?

- Не волнуйся. Джонатан скоро принесет их. К тому же, у нас в запасе несколько часов. А Динаро... На _т_в_о_и _п_о_х_о_р_о_н_ы Динаро выйдет в полной экипировке... Кстати, он просил передать тебе, что не будет использовать устройство самоуничтожения. Правда... я не совсем понял, что он имел в виду...

Джек удивился, но постарался этого не показать.

- Если человек теряет сознание или умирает в бронекостюме и его пытаются вытащить, не отключив это устройство, происходит взрыв.

- Так что он тебе говорит? Он отказывается себя взрывать?

Джек кивнул:

- Да. Если он потеряет сознание, я смогу использовать его бронекостюм без лишних хлопот с разоружением.

Какое-то время они сидели молча. Затем Калин под столом дотронулся до руки Джека:

- Я хочу сказать тебе кое-что. Потом на это, может быть, и не будет времени. Когда мы покинем эти апартаменты, я не буду смотреть на тебя и не буду с тобой разговаривать. И пусть в это время Господь будет с тобой.

Джек улыбнулся, как двенадцатилетний мальчишка. Калин подумал, что, наверное, это и есть самая суть души Шторма.

- Я надеюсь, что он успеет за мной, - сказал Джек. - Потому что когда я завладею бронекостюмом, я побегу так быстро, как будто бы сам сатана гонится за мной!

Калин рассмеялся и добавил:

- А вот это Динаро оставил для тебя, - он вытащил из кармана брюк адресную дискету. - Здесь указаны все ограждения, о которых ты упоминал. Кстати, Динаро предлагает тебе посетить его как можно скорее, - он вздохнул. - Я такой же наивный, как и ты. Пепис знает об окружении Гиббона. Я чуть было не покончил с собой, когда связался с ним. А теперь... теперь они знают о моей слабости и беззастенчиво пользуются этим...

- Но это не твоя суть, - подумав, ответил Джек. - Ты миссионер и занимался поиском религиозных реликвий...

Калин нахмурился:

- Мы больше, чем вся эта мирская грязь, гораздо больше. И в этом ты прав. Такие мелочи не могут остановить поиск. Просто мне придется быть более осмотрительным в знакомствах. И ты... будь осторожен с Гиббоном, Джек. Ты ведь знаешь, с кем работает Динаро - этих фанатиков трудно контролировать. Кстати, Динаро отдал распоряжение, которое позволит этому торгашу заключить с тобой сделку. Так что ты выйдешь на Зеленых Рубашек. Найди Гиббона, наладь контакты, но при этом - поспеши.

- Хорошо. - Джек сжал в кулаке дискету. Тяжелые шаги Джонатана за дверью наполняли комнату пульсирующим маятникообразным звуком. Шторм улыбнулся: - Калин, Калин, спасибо тебе за все.

Калин встал. Джонатан позвонил в дверь.

- Только, - предупредил старик, заметно смутившись, - не критикуй мою надгробную речь!

Вошел Джонатан. Услышав последнюю фразу Калина, он рассмеялся.

Его Святейшество нахмурился: дело было куда сложней. Предстоящая похоронная речь вызывала у него много дурных предчувствий.

* * *

Серая пелена дождя окутала императорский плац. Похоронная процессия быстро промокла под хлесткими ледяными струями. Из тучи вынырнула быстрая змеистая молния. Короткая вспышка красноватого света осветила темные фигуры, бредущие под дождем.

Элибер стояла чуть в стороне, среди высоких и статных мужчин. её лицо было укрыто вуалью. За городом бушевала страшная гроза.

- Ну вот, почти все закончилось, - пробормотал стоящий рядом с ней мужчина. Его голова была покрыта капюшоном. Несколько прядей мокрых седовато-каштановых волос падали на морщинистый лоб. Черные глаза светились какой-то странной решимостью. Поверх простого рабочего комбинезона была накинута темно-синяя мантия. На мантии в серебряных струях дождя золотился тяжелый старинный крест. - Почти все закончилось, - устало повторил он.

Элибер кивнула:

- Да. Джеку нравился дождь. А еще ему нравилась буря. Буря и шторм.

Калин не ответил. Он крепко и сильно сжал её руку. Что бы он ни сказал сейчас, все равно все утонуло бы в шуме дождя и военного парада.

Земля задрожала от тяжелой поступи кованых сапог. Рыцари Доминиона в боевых скафандрах шагали очень медленно. Они отдавали честь маленькой женщине в черном и стоящему рядом с ней императору. Бронекостюмы тускло мерцали в серых струях осеннего дождя.

Элибер не смотрела на Пеписа. А вот император... император постоянно наблюдал за ней. Она чувствовала на себе его зеленый кошачий взгляд. Элибер вздохнула и облокотилась на руку Калина. Все-таки ей нужна была его поддержка...

Рыцари замерли по стойке смирно. В последний раз земля вздрогнула и затихла. Капли осеннего мальтенского дождя мерцали на разноцветных бронекостюмах. И только белого бронекостюма с серебристо-перламутровым отливом не было видно на этой площади. Лишь один человек носил такие доспехи. Джек Шторм.

Элибер заметила, что к их процессии присоединилось несколько инопланетян. Конечно, траки, как всегда, были здесь. Она скривила рот и облизала мгновенно пересохшие губы.

Калин отпустил её руку и шагнул вперед. Похороны начались. Вандовер Баластер оживился.

- Она отлично сыграла свою роль, - громко сказал он императору. Пепис выпрямился и стряхнул капли дождя с красно-золотых одеяний. Он вопросительно взглянул на министра:

- Она демонстрировала свою антипатию к нам?

- Нет.

- Что тогда?

Баластер сделал невозмутимый вид:

- Я не очень уверен... - с большой неохотой ответил он.

- Хорошо. Передай ей флаг. А у меня есть другие дела, - недовольно сказал маленький император и махнул Калину веснушчатой рукой.

Его Святейшество приступил к погребальной речи.

...Похороны закончились быстро. С последним звуком траурной трубы Пепис резко встал с трона и покинул плац. Баластер остался стоять с треугольным флагом в руках. Он кашлянул и посмотрел на Элибер. Она вызывающе повернулась к нему лицом. Баластер вздрогнул: их пальцы соприкоснулись, когда Элибер забирала у него флаг. Она откинула с лица траурную накидку и сказала:

- Министр, здесь присутствуют траки. Это оскорбление для рыцарей, много жизней отдавших за то, чтобы устройство этих бронекостюмов не стало известным врагу. Кстати, я хочу напомнить вам, что траки убили командира Шторма.

Баластер презрительно раздул ноздри:

- Сейчас не время и не место для таких разговоров.

- Нет? Ну конечно, ведь я забыла, что это вы пригласили врагов в наши ряды. - Элибер прижала мокрый флаг к своей груди. - Но Джек погиб для того, чтобы все помнили о врагах.

Вандовер придвинулся ближе:

- Ты дурачишь императора и дурачишь меня, - зло сказал он. - Шторм _н_е _п_о_г_и_б. И рано или поздно, а я собираюсь его найти.

- Я надеюсь, что вы хотя бы попытаетесь это сделать, - с упреком сказала Элибер. Она повернулась и быстро сошла с помоста. Толпа священников тут же окружила её.

Баластер взял себя в руки. Он чувствовал, что солдаты наблюдают за ним. Последний салют рыцарей Доминиона он принял с плохо скрываемой ненавистью.

В тучах опять загремело, и дождь хлынул с удвоенной силой. Команда телевизионщиков бросилась складывать свое оборудование. По знаку "вольно" солдаты трусцой побежали с плаца. Баластер сошел с трибуны. За священниками он не наблюдал. Наверное, поэтому он не заметил, как один из монахов в мокром черном капюшоне отошел в сторону.

* * *

Джек быстро открыл замок и прошел внутрь мастерской. В мастерской никого не было. Зато раздевалка была полна до отказа. Солдаты сбрасывали свои грязные бронекостюмы, промывали их гибкими резиновыми шлангами с подогретой пенящейся водой и размещали на стеллажах. Джек не спешил. Время у него еще было. Острые запахи мастерской заставили его остановиться и припомнить прошлые дни. Сколько лет подряд он непрестанно чистил и ремонтировал свой бронекостюм? И здесь, и на Милосе, и в наемнических мастерских бок о бок с другом Кэвином, который давно уже был мертв...

Джек не чувствовал вины за то, что делал сейчас. Ведь не только солдат, но и император должен быть верен своей клятве. Джек пошевелился. Конечно, охранная система довольно-таки скоро заметит его, и белый световой щиток, прикрепленный к поясу, вряд ли спасет от бдительной автоматики. Шторм не очень верил всяческим электронным устройствам.

..Новые бронекостюмы все еще лежали в ящиках. Шторм быстро погрузил два ящика на транспортировочную тележку и закодировал автопилот на адрес своего помощника. Тот, получив тележку, тут же отправит её по другому адресу. При таких манипуляциях люди Баластера вряд ли быстро нападут на след. Джек открыл ворота, и тележка исчезла в сумерках.

По плану Джек должен был уехать на этой тележке, но складские площадки были полностью автоматизированы, и от тепла его тела могла сработать сигнализация. Джек закрыл двойные ворота и, проходя через диагностическую комнату, прихватил с собой новый тестер. С его помощью Боуги сможет вполне прилично отладить старый серебряно-белый бронекостюм...

Джек почти уже добрался до выхода, когда чей-то голос остановил его:

- Я только что возглавлял торжественный парад, командир... Мы маршировали в твою честь... Я не поверил слухам...

Волосы на затылке у Джека стали дыбом. Но, может быть, это были траки или... сержант Лассадей? Траков он с радостью укокошил бы, а Лассадей... ну, Лассадей после небольшого объяснения пропустил бы своего командира. Но этот голос был слишком молод и чист. Джек обернулся, чтобы посмотреть на человека, который сейчас стоял на его месте...

Роулинз остановился у входа в коридор. Его серебристо-белые волосы блестели в тусклом свете. Голубые глаза негодующе сверкали. Джек подумал, что, в сущности, он сам всегда был только грязным отражением этого молодого человека. Ему и раньше было трудно смотреть Роулинзу в глаза, а эта встреча стала особенно болезненной.

- Роулинз, кажется, ты увидел привидение?

- Сэр... - Роулинз откашлялся и медленно произнес: - Это все-таки вы... Конечно, я сразу так и подумал, но со спины все же можно было ошибиться...

Джек прикинул расстояние между ними и расположением светового щита на стене - ему совсем не надо было, чтобы сенсоры охраны подняли тревогу. В общем-то, он не знал, что ему делать дальше. Он понимал одно: срочно надо было уходить.

- Ну вот что. Я ухожу, Роулинз. А ты меня здесь не видел и не говорил со мной.

- Это приказ, сэр?

Джек покачал головой:

- Нет, просьба. К тому же, тебе от этого будет гораздо больше пользы, чем мне.

Роулинз побледнел. Его голубые глаза блеснули, как электрические искры:

- Тогда все верно. Вы просто-напросто ушли в самоволку.

- Самые очевидные вещи не всегда являются правдой, - сказал Джек и сделал шаг к двери.

Роулинз потянулся к своему лазерному пистолету. Шторм остановился.

- Но тогда скажи мне, что верно? - спросил молодой боец.

Джек приподнял свою правую руку:

- У меня нет времени на разговоры. К тому же, пока тебе лучше ничего не знать.

- Во всем виноваты траки? - нервно спросил молодой солдат.

Джек не ответил. Он не хотел лгать. Конечно, он изменил Пепису из-за договора императора с Тракианской Лигой, но и кроме этого у него многое нагорело.

- В этом нет ничего сложного, - сказал он. - Однажды, когда у тебя будет время и ты уверишься в том, что сможешь справиться с последствиями познания добра и зла, - ты сможешь обсудить эту историю со Святым Калином.

Роулинз побледнел. Джек не знал точно, что так подействовало на молодого рыцаря, но он хорошо помнил, что у его бывшего помощника были какие-то свои отношения с Его Святейшеством. Джек вздохнул и сделал еще один шаг вперед:

- У меня действительно нет времени, - устало сказал он. - А так бы я рассказал тебе побольше.

Роулинз кивнул и нерешительно взглянул на Джека:

- Сэр, возьмите меня с собой...

- Нет. Ты не можешь пойти туда, куда иду я. Ты все еще рыцарь, - голос Джека стал резким. - Труднее всего сражаться с врагом, который шагает рядом с тобою - плечо в плечо. Но мы все делаем то, что должны делать, лейтенант.

- Капитан, - поправил его Роулинз и стремительно покраснел. - Да, сэр. Спасибо, сэр, - он повернулся и вышел.

- Нет, - ответил Джек окружившей его пустоте. - Это не мне, а тебе спасибо.

Он постоял еще пару секунд, а потом скрылся за дверью.

Глава 3

- С ним все в порядке? - спросил Калин, стараясь не смотреть в глаза капитану своей личной армии.

- За ним никто не следил, Ваше Благочестие. - ответил Динаро. Хотя... я не мог наблюдать за происходящим, не привлекая к себе внимания.

Его Святейшество не обратил внимания на явно неодобрительный тон капитана. Он уже закончил спор с молодым воином и окончательно определил свою позицию. Шторм нуждается в помощи, и ему нужно оказать её. Больше Калин ни о чем не хотел спорить.

- Хорошо, - вздохнул он. - Этим вечером он должен выйти на Гиббона. На это время поставь под свое личное наблюдение его офис. А потом... потом можешь убрать торговца.

Динаро помедлил, а потом неопределенно кивнул. Калин посмотрел ему в глаза. Его Святейшество ничего не сказал: он понимал, что имеет дело с человеком, у которого есть свои собственные планы. С этим нельзя было ничего поделать. Все равно это кончилось бы одним: Динаро сразу насторожился бы и потерял доверие к Калину. С другой стороны, и молчание Его Святейшества могло завести Джека в ловушку. Кажется, на этот раз Калин был бессилен. Он еще раз пристально посмотрел в глаза Динаро:

- Хорошо. Все, что сейчас от нас требуется, - это терпение и умение ждать. Если все пройдет хорошо, Джек вернется раньше, чем Гиббон исчезнет с этой планеты.

Динаро взорвался:

- Но это глупо! У вас могут возникнуть крупные неприятности!

Калин задумчиво потеребил бровь:

- Может быть, - ответил он наконец. - Но у меня есть то, в чем он очень нуждается

Через плечо Динаро он посмотрел на белый бронекостюм, молчаливо стоящий в углу, как будто бы в нем скрывалось живое, мыслящее существо, а потом сказал:

- Расслабься. Впереди у нас длинная ночь Динаро кивнул. Его Святейшество сел на маленький коврик, скрестил под собой ноги и принялся за медитацию.

* * *

В общем-то, Гиббон был тихим и трудолюбивым бизнесменом. Во всяком случае, Джек успел прийти к таким выводам. Шторм осторожно подкатил к грузовой площадке и вышел из грузовика. Телекамер охраны вокруг не было. Хотя - это совсем не означало того, что за ним не следили. Джек подошел к двери и постучал.

- Мы закрыты, - послышался из-за двери грубый мужской бас.

У Джека не было желания спорить. Он посмотрел на серебряную сетку, скрывающую громкоговоритель, и отчетливо произнес:

- Зеленая Рубашка.

Дверь моментально открылась. Вслед за дверью распахнулись и ворота склада.

Гиббон оказался огромным неповоротливым мужчиной. Джек заметил алчный блеск в его глазах, В правом ухе продавца болталась массивная золотая серьга с довольно-таки крупным рубином овальной формы. Гиббон посмотрел сначала на коробки, доставленные в его склад, а потом уже на Джека:

- Я не ожидал тебя, - сказал он. - Но есть вещи, о которых глупо говорить на улице.

Джек прошел вглубь склада и посмотрел на разбросанные повсюду ящики и коробки. Под ногами заскрипели доски явно фальшивого пола.

- Есть вещи, которые глупо делать, - пробормотал он.

Гиббон сжал кулак. Серьга в ухе угрожающе звякнула:

- Насколько я понимаю, ты пришел сюда по делу?

- А я думал, что вы закрыты...

- А я думал, что ты - это еще кто-то...

- Может быть, - вяло ответил Джек.

- Ах! Так, наверно, в этом и кроется причина твоей скромности? Гиббон язвительно захохотал. - Ну ладно. Так что мне сделать, чтобы доказать тебе, кто я? Насколько я понимаю, ты не знаешь ни одного из моих знакомых. Иначе - ты не спрашивал бы сейчас обо мне: я не тот человек, которого легко забывают.

Джек вспомнил, что этот человек перестанет существовать сразу же после того, как они заключат сделку, и почувствовал себя виновным. Он протянул руку:

- Зови меня Джек.

- Хорошо. А ты можешь звать меня Гиббон. Ну так и кто же прислал тебя ко мне? - Святой Калин из Блуила.

- А-а! Это подтверждает все. А две эти роскошные коробки - это груз для меня?

- Нет.

Гиббон чертыхнулся и, развернувшись, направился к офису.

Джек пожал плечами:

- Весь вопрос в оплате... Гиббон кивнул:

- Ну конечно. А потом это станет моим грузом.

Джек улыбнулся. Гиббон вытянул несколько коротких пластиковых листов из своего рукава. Джек заметил, что на запястье, там, куда обычно имплантируют опознавательный чип, у продавца древностей зияет глубокий шрам. И вдруг - рука Гиббона растворилась в лазерной вспышке.

Джек упал на пол и быстро отполз к воротам склада. Гиббон схватил здоровой рукой свой обрубок и с душераздирающим криком запрыгал по гулкому фальшивому полу. Свет погас, и офис заполнился каким-то мерцающим оранжевым свечением. Следующий удар пришелся Гиббону в грудь. Желто-белая вспышка на секунду осветила склад. Фальшивый пол провалился под ногами Гиббона, и торговец с грохотом исчез где-то внизу.

Джек услышал крики людей, вбегающих в помещение. Обугленный пластиковый лист упал Шторму прямо под руку. Джек машинально свернул его и сунул за пазуху. Зеленые Рубашки пообещали ему приличную оплату за доставку бронекостюмов: кредитки, опознавательные чипы, адреса интересующих его лиц. Джек хотел подползти к ящикам и посмотреть, что осталось от вооружения, но вдруг - чья-то рука схватила его за плечо.

- Подожди, - прошептал ему в ухо знакомый мягкий голос. - Я могу гарантировать, что Гиббон начнет стрельбу сразу же, как только выберется из своего подвала. Но когда это начнется, нас уже здесь не будет.

Этот голос он мог узнать где угодно. Джек улыбнулся:

- Я говорил Калину, что ты знаешь о том, что я вернулся.

- Правильно, - сказала Элибер. - Ты вернулся и, как всегда, оказался в переделке.

Кажется, на этот раз она не сердилась на него.

* * *

В кабинете Калина Элибер прилегла на софу. Она очень нервничала, но все же - старалась не показывать этого. Мужчины тихо обсуждали происшедшее.

- Я предполагал, что Динаро может выкинуть такую штуку, - проведя рукой по своим редким волосам, сказал Калин. - Я не должен был ему доверять и не должен был посылать за тобой Элибер. Это непростительно.

- Не извиняйся, Калин. Я цел и невредим. К тому же, они оставили склад горящим. Так что сейчас он уверен в том, что я сгорел.

- Я очень хорошо знаю этот район города. Тебе не стоило отправляться туда без меня, - не выдержав, вмешалась Элибер.

- Это верно, - мягко ответил Джек. - Но верно и другое. Император повсюду следует за тобой. А от этого возникает море лишних сложностей.

- Сложным было ждать тебя эти полгода, пока ты разыгрывал из себя мертвеца. - Элибер резко отвернулась. Кажется, она сказала чересчур много.

Его Святейшество кашлянул и неопределенно пробормотал:

- Черт с ним...

Джек пристально посмотрел на него:

- Динаро мог бы защитить тебя, - сказал он. Калин пожал плечами:

- Его поступками руководят его собственные соображения. Я никогда не обольщался милитаристской фракцией среди моих последователей. Тебе надо как можно скорее покинуть Мальтен, Джек. Я не смогу долго защищать тебя. Пепис сразу поймет, что произошло, когда узнает о пропавших бронекостюмах. В этой ситуации выводы напрашиваются сами собой - ты выжил и взял бронекостюмы.

При упоминании о бронекостюмах Джек растерянно взглянул на Калина.

- Я не могу оставить Боуги...

- В таком случае, мне нужно научиться контролировать Динаро. - Калин посмотрел на тонкий пластиковый лист, который протянул ему Джек. - А что касается ответа на этот вопрос... Да, у меня есть возможность восстановить это. Но ведь у тебя нет времени ждать. Кстати, а что это такое?

- Это то, чем мне заплатили за бронекостюмы. Я просил достать кое-какую информацию, а еще... еще они обещали принять меня в лигу Зеленых Рубашек.

Калин нахмурился:

- Ты знаешь мое отношение ко всему этому.

- Может быть, наши отношения к ним в чем-то и совпадают, но я не могу без них свергнуть Пеписа. Нам нужно как можно больше узнать об этой организации, чтобы не получилось так, что одно зло мы заменяем другим.

Святой Калин озадаченно нахмурился:

- Но ты хотя бы знаешь, кого ты ищешь? Джек улыбнулся:

- Конечно. Я ищу человека, который разбудил меня от семнадцатилетнего сна. Элибер вздрогнула:

- Джек, он не захочет тебя видеть!

- Я знаю. Вот поэтому-то мы и возьмем с собой Боуги.

Глава 4

Грязный холодный дождь прохлестал над трущобами Мальтена. Нефтяные подтеки, оставшиеся после него на черном асфальте и старых серо-зеленых стенах, как бы приглушали все звуки. Обитатели трущоб радовались этой тишине.

Три фигуры притаились в тени возле дверей службы безопасности Мэнтека. Стройная и гибкая фигурка в плаще с черным капюшоном возилась с компьютерами охранной системы. С самой системой безопасности она справилась быстро, но при этом не заметила телекамеру. Высокий широкоплечий мужчина стоял спокойно и даже не пытался скрывать простое волевое лицо. Рядом с ними возвышалось массивное существо в серебристо-белом бронекостюме. Скорее всего, это был робот или киберг, но, судя по размерам, машина была военной, а не гражданской.

Два человека в центре охраны наблюдали за ними через телекамеру. Один из них, тот, который был немного повыше, сделал нетерпеливый жест:

- И все же почему мы их не слышим? - пластиковая лабораторная куртка скрипнула.

- Они включили белый звуковой барьер.

- А как им удалось подойти так близко? Седоволосый коротышка в серой униформе пожал плечами:

- Я не знаю. Они профессионалы, доктор. Могу предположить, что первый - вор...

- Но у пас здесь нет ничего стоящего! - доктор сложил руки на груди и еще раз посмотрел на охранника. Его утверждение не было верным, но он не хотел, чтобы персонал охраны знал о ценностях, хранящихся в его лаборатории. Он глубоко вздохнул. Кажется, времени не было.

Он не имел ни малейшего понятия о людях, ломившихся к нему в лабораторию. Кто они? Чего они хотят? Кто их послал сюда - наконец-таки? Он знал одно: ему надо срочно принимать решение. Знал он и другое: рано или поздно что-то подобное должно было случиться.

- Держи эту дверь как можно дольше, - сказал доктор и оставил своего служащего у монитора. - За это ты получишь премию, - подумав, добавил он уже из коридора.

А вот этого говорить не стоило. Это уже явно была ошибка. Ведь его охранник хотел получить премию, а значит - должен был выжить. Мертвым охранникам не платят денег. Впрочем, конечно, он сделает все, что в его силах...

Охранник открыл хранилище для кибернетических машин. Пять дверей бесшумно откатились в сторону. Пять роботов выехали в коридор. Серводвигатели взвыли, и оружие пришло в боевую готовность. Охранник набрал на компьютере координаты целей. Его пальцы быстро мелькали над клавиатурой. Потом он откинулся в кресле и стал наблюдать за результатами своей работы.

Доктор кинулся в первый попавшийся коридор. Затем, отдышавшись, набрал нужный номер на своем переносном компьютере. Через секунду в микрофоне послышался хриплый женский голос:

- Что там происходит?

- Мы закончили подготовку. А сейчас отключи все приборы в лабораториях и подожги их. Начинай с первой, третьей и четвертой. А о второй я позабочусь сам.

- Что-что? - удивился все тот же хриплый голос.

- У меня нет времени, черт возьми! Делай, что я сказал! Нам нужно избавиться от записей.

- Хорошо. Лаборатории один, три и четыре. Встречаемся во второй...

- Нет. Встречаемся с другой стороны здания.

- Неужели же все так плохо?

- Да.

- И мы даже не попытаемся оказать им сопротивление?

- Нет. Прекрати спорить.

Ее голос зазвенел от негодования:

- О черт! Если бы ты знал, как я ненавижу этот туннель! Ладно. Будь осторожен

Доктор подумал пару минут и отключил связь.

- И ты тоже, - успел сказать он на прощание.

* * *

Элибер раздраженно шепнула:

- Еще пару минут, и мы будем внутри. Так что потерпите немного. Все хорошо. Держитесь, ребята.

- За что? - удивленно спросил Боуги.

- Ни за что. Просто - так говорят, - сказал Джек так терпеливо, как будто общался с малышом. - А пока - будь потише. Ведь Элибер надо сконцентрироваться.

Джек стоял рядом с Элибер и чувствовал, насколько она напряжена. Она долго доказывала ему, что он без нее не обойдется. Что ж - её присутствие здесь

подтвердило это. Элибер спрятала свою золотистую гриву под капюшон, но он все-таки чувствовал пряный, еле уловимый запах её пушистых волос. Этот запах успокаивал его.

- Подвинься немного в сторону, - пробормотала Элибер. - Одно неверное движение - и полиция будет здесь. А она нам не нужна - ведь тебя считают мертвым.

Он отодвинулся.

- Я уж не говорю о том, - тихо продолжила Элибер, - что у множества людей в этом случае будут из-за тебя неприятности.

- Я знаю, - нетерпеливо ответил он.

Похоже, Элибер до сих пор не разучилась читать мысли Джека. Она помолчала пару секунд и продолжила:

- Но все равно, если мы разрушим союз Пеписа с

траками, это того стоит.

- Эта такая паутина... - вздохнул Джек. - Они успели намертво переплестись друг с другом. Этот узел уже не распутать, его надо рубить.

Элибер повторила:

- Все равно - эта игра стоит свеч, - звуковой отражатель на её тонком запястье продолжал тихо

пульсировать.

Джек похлопал по перчатке бронескафандра:

- Потерпи. Уже скоро, Боуги!

- Ну вот. - Элибер выпрямилась и увидела, что Джек напряженно наблюдает за ней. - Вы готовы?

- Как всегда. А сейчас запомни, Боуги: мне нужен доктор Дари и никто больше. Боуги прогремел:

- Понял, Босс. Значит, мне использовать электрошок?

Боуги был явно разочарован. Все-таки он был так же кровожаден, как и милосские берсеркеры. Элибер улыбнулась. Джек подумал и отдал ей свой лазер. Пригодится. У него самого было другое оружие - боевые перчатки, снятые с поломанного бронекостюма, Он неплохо приспособил их, поместив энергетический запас в ботинках и бронированных набедренных щитках. Элибер нахмурилась и посмотрела вниз:

- Джек... Один неверный шаг, и ты оторвешь себе ногу...

- Никогда. Я знаю, что делаю, - сказал он бодро и подумал, что на самом-то деле Элибер, кажется, права. Конечно, он хорошо знал свое вооружение, но, тем не менее, он совсем не был инженером.

- Сезам, откройся! - Элибер хлопнула рукой по замку. - Ну и что же ты скажешь доктору, когда он узнает, что мы вломились сюда?

Джек улыбнулся:

- Скорее всего, я скажу ему "спасибо".

* * *

У каждого человека бывают такие моменты, когда вся его жизнь проходит перед его глазами. На транспортных кораблях, вывозивших солдат из боевых зон, врачи использовали так называемую "разгрузочную петлю", позволяющую извлечь из памяти информацию и снять стресс во время холодного сна. "Разгрузочная петля" давно вошла во врачебную практику, и при её использовании, кажется, не могло случиться ничего необычного. И все-таки необычное произошло.

Все началось со вторжения траков на Милос. Рыцари Доминиона могли бы вполне успешно отразить эту атаку. Могли бы - но не отразили, - их самих предали на Милосе. Шторм оказался одним из немногочисленных бойцов, которым удалось погрузиться на корабль. Но корабль во время взлета был обстрелян и как следует поврежден. Он сбился с курса и затерялся среди звезд. Корабль дрейфовал в космосе семнадцать лет. Все эти долгие годы Джеку Шторму снился проигранный ими бой. В результате длительного стресса память о молодости и семье была разрушена.

Сейчас он должен будет встретить человека, который нашел его тогда на корабле - единственного живого из всех, так и не сумевших выйти из криогенного сна,

Дверь медленно отворилась. Пряный ночной воздух наполнился неприятным запахом дезинфицирующих веществ. Боуги так резко рванулся вперед, что распахнутая дверь покачнулась и сорвалась с петель. Краем глаза Джек заметил яркую вспышку в конце коридора. Он мгновенно схватил Элибер и повалил её на пол.

- Отключи электрошок, Боуги! - крикнул он.

Роботы стреляли не переставая. Лазерный веер прошелся прямо над ними. От металлических ограждений отскакивали разноцветные искры. Джек выстрелил из перчатки. Боуги моментально уничтожил одну из машин. Она задымилась прямо посередине коридора, полурасплавленная, с раскинутыми во все стороны щупальцами. Даже разбитая, машина выглядела угрожающе. Другие четыре робота передвигались так быстро, что Джек даже не успевал прицелиться.

- Когда я перекачусь с этого места, - сказал Джек Элибер, - ты сразу же вставай и беги.

- Проклятая дешевая контрабанда! - выругалась Элибер. - Мое оружие поломалось сразу же, как только мы упали на пол!

Он не мог позволить ей идти вместе с ним.

- Я побегу направо, - крикнул он. - Не бойся. Я прикрою тебя.

Серебряный паук тотчас же устремился за ним. Тяжелым ботинком Джек выбил из его манипуляторов лазер. Мощный плазменный удар разворотил дверь. Шторм упал на колени и выстрелил почти не целясь - чтобы прикрыть Элибер.

Направо была стена, налево - коридор, ведущий к хранилищу сторожевых роботов. Боуги хорошо знал, где сейчас кто находится.

Он спрятался за косяк и выстрелил. Второй робот взорвался.

Сквозь едкий дым горящей пластмассы Джек заметил, как две машины обогнули Боуги и направились к ним. Интересно, почему же бронекостюм не привлек их внимание? Кажется, он сказал это вслух. Элибер за его спиной тотчас же ответила:

- Тепло! Они настроены на тепло!

Да, конечно. Ведь Боуги был холодным! Только его оружие излучало горячий раскаленный жар. Джек прицелился и выстрелил в пятирукого механического красавца. Робот покачнулся, но потом опять поехал вперед. Боуги уже вывел из строя последнюю боевую машину. Он был недоступен для её лазеров и, не боясь ничего, ломал её на части.

Джек схватил за локоть Элибер и увлек её за собой в левый коридор. Вдруг он поскользнулся, упал на колено и почувствовал, что один из проводов энергопитания отскочил от крепления. Левая перчатка оказалась обесточенной. Робот все еще крутился на месте, размахивая целыми и невредимыми щупальцами.

- Черт! - сказала Элибер. У себя за спиной Джек услышал какой-то шум.

Боуги был занят. Машина все еще ехала на них. Джек еще раз выстрелил. Робот остановился. Но Шторм не сомневался в том, что до сих пор все еще находится в секторе огня.

- Беги! - крикнул он Элибер.

- Ну уж нет! - ответила она. - Кончай валять дурака: Прикончи поскорее эту жестянку.

Джек пустил веер огня в бронированную грудь машины, Корпус сплавился. Робот выстрелил в ответ. Конечно, он промазал, но это привлекло внимание Боуги. Белое бронированное существо повернулось и подняло руки вверх. Вокруг его пальцев на разноцветных проводах болтались запчасти.

Элибер схватила Джека за горло и толкнула вниз. Жестянка опять выстрелила. Шторм почувствовал, как по его затылку прокатилась горячая волна.

- Ничего, Джек, ты пока еще не лысый! - засмеялась Элибер.

Они лежали посреди коридора, прижимаясь друг к другу. Джек хотел обнять Элибер, но вдруг услышал визг серводвигателей. Они снова были под прицелом.

Теперь уже в робота стрелял Боуги. Машина остановилась и задрожала. Элибер громко вздохнула. её теплые сухие губы коснулись его щеки:

- Я думаю, они знают о том, что мы здесь.

Джек встал на ноги, помог подняться Элибер, а потом наклонился и проверил проводку. Энергопривод был оборван.

- И много шансов на то, что за следующим углом нас ожидают такие же малыши?

Элибер тряхнула головой и задрожала. Боуги пнул ногой обгоревший корпус машины и подошел к ним.

- Что будем делать дальше, босс?

Джек посмотрел через плечо Элибер в сторону двойных дверей. Элибер скосила глаза на замок и наморщила нос:

- Твой доктор - плохой парень.

Джек заглянул в маленькую светлую лабораторию

- Подберешь код? - спросил он.

Боуги изо всей силы навалился на герметичную дверь. У Джека чуть не лопнули перепонки, когда завопила сирена. Он дернул Боуги за руку:

- Прекрати, слышишь? - потом повернулся к Элибер: - Как там у тебя?

- Я подобрала код, но у меня плохие новости. Тебе совсем не нужно в эту лабораторию. Доктор Дари - инженер-генетик, причем подпольный, конечно, если эти примечания верны, - она вздрогнула. - Это нарушение герметизации может кончиться чем-то ужасным.

- Не шути. - Джек устало посмотрел на компьютерное табло. Бегущие строчки замедлили свое беспрерывное мелькание. Элибер опустила руки:

- Эти лаборатории приготовлены к взрыву.

- Что?

- Да-да, кто-то запрограммировал их на взрыв, - она отключила компьютер,

- Сколько у нас осталось времени?

- Семь минут.

Джек вернулся в коридор.

- Боуги, пойди в то крыло и оглуши доктора.

Бронекостюм развернулся и запрыгал в указанном направлении. Элибер вопросительно посмотрела на Джека:

- А ты уверен в том, что это разумно? Ведь Боуги еще ребенок!

- Этот ребенок повидал не меньше, чем ты.

Элибер состроила рожицу, и Джек сразу же вспомнил подростка, которого он встретил много лет назад в трущобах Мальтена. ...Маленького рыжеволосого подростка Элибер...

- В таком случае, я иду с тобой. Если Мэнтек действительно подготовлен к уничтожению, значит, за каждым углом нас может ждать чудовище.

Джек кивнул головой, и они побежали.

- А в какой последовательности запрограммирован подрыв? - спросил на бегу Джек.

- Сначала это крыло, а потом то, в которое направился Боуги.

- Вот это крыло? - переспросил Шторм.

- Там есть еще одно крыло, - Элибер подумала и показала рукой туда, где, по идее, оно должно было находиться. - Кажется, то крыло они не будут взрывать.

Джек улыбнулся:

- В таком случае, мы на правильном пути.

- Может быть, - неуверенно сказала она, - огонь все-таки не уничтожит содержимое тех лабораторий? Джек притворился, что ничего не слышит.

* * *

Доктор Дари остановился возле гидробака. Он осторожно провел перчаткой по краю контейнера. Что-то зашевелилось внутри.

- Извини, - прошептал он. - Работа еще не закончена, но все равно твой владелец будет в восторге от моего научного доклада.

Дари протянул руку и отключил распределительный насос. Через несколько минут жидкость внутри бака начала пениться. Дари включил шланг, подающий в контейнер голубоватую кровь, и пенообразование прекратилось. Совсем недалеко от комнаты раздался приглушенный взрыв. Доктор знал, что разрушение лабораторий начнется с крыла номер один. Дари вынул чип из компьютерного пульта на стене и положил его в карман.

Двери в лабораторию распахнулись. Дари, не поворачиваясь, сказал:

- А я думал, что приказал тебе ждать меня за туннелем.

- Извините, доктор, но вы не оставили инструкций около дверей, услышал он густой мужской бас.

Дари быстро повернулся и увидел перед собой высокого молодого мужчину и тоненького вора рядом с ним. Кажется, этот вор был женщиной, к тому же очень хорошо сложенной.

- Всё уничтожено, - устало сказал он. - Никаких следов не осталось.

- Я не думаю, что мы похожи на агентов спецслужбы, - спокойно ответила ему молодая женщина.

- Это не имеет никакого значения, - ручной лазер, лежащий в кармане доктора, словно сам по себе стал выползать наружу. Дари опустил руку. - Вы видели, чем я здесь занимаюсь. А внимание полиции мне нужно столько же, сколько и вам. Кто вы?

Высокий мужчина шевельнулся. Он закинул голову назад и посмотрел на доктора. Дари знал эти глаза...

Посетитель улыбнулся:

- Вы знаете меня, доктор.

- Зачем вы ворвались в мою лабораторию?

Мужчина шагнул вперед. На нем были массивные бронированные ботинки и боевые лазерные перчатки. Доктор инстинктивно пригнулся за гидробак.

- Я пришел, чтобы поблагодарить вас, но, насколько я понимаю, вы довольно-таки подозрительный человек.

- Поблагодарить? - Дари опустил руку еще ближе к своему карману. Он должен будет пристрелить этого мужчину. Женщина, кажется, не вооружена. Всего один точный выстрел в горло - и он успеет выскочить отсюда, пока лаборатория еще не взорвалась.

- Да. Ведь это вы обнаружили дрейфующий транспортный корабль? - Джек быстро осмотрел лабораторию. - Я должен быть благодарен вам за то, что вы оживили меня. Насколько я понимаю, в процессе воскрешения я мог быть превращен во что-нибудь весьма необычное.

Дари выхватил из кармана лазер. Джек среагировал мгновенно: он перехватил руку доктора и повалил его на пол. Что случилось? Дари стало трудно дышать. Его окружила какая-то горячая сырая субстанция. Может быть, это... гидробак...?

- Шторм... - еле слышно выдавил из себя доктор Джек опустился на колено рядом с ним:

- Какого черта ты это сделал? - сердито сказал Джек. - Я пришел сюда совсем не для того, чтобы тебя убивать. - Он на.хмурился и обыскал Дари. Его ладонь привычно скользнула по набрякшей от крови ткани.

- Послушай, - сказал Джек. - Теперь ты уже не протянешь долго. Расскажи мне, кто забрал меня и почему. И еще - почему обо мне ничего не сообщили Доминиону?

Дари чувствовал, как его горло наполняет горячая жидкость. Он сплюнул и медленно сказал:

- Мы все служим оружием в чьей-то чужой войне

- Ты принадлежишь к организации Зеленых Рубашек?

Доктор кивнул.

- И поэтому ты спрятал меня? Доктор кивнул еще раз.

- Но ведь я был рыцарем Доминиона?! Правая рука Дари задрожала:

- Пепис... уничтожил рыцарей. С тобой он сделал бы то же самое... если бы...

- А как насчет моей памяти? Где лента с записями моей разгрузочной петли? её забрали с корабля? И еще: где находится то, что я обнаружил во время раскопок?

Подбородок Дари упал на грудь. Грудь была липкой и пахла, как кусок обгорелого мяса. Доктор слабел. У него начали путаться мысли. Наконец он выдавил из себя:

- Принцесса...

- Кто?

- Принцесса, - повторил доктор. - Найди её, и тогда ты найдешь себя, он кашлянул и затих.

- Джек! - настойчиво затеребила его Элибер. - У нас осталось только полторы минуты для того, чтобы смотаться отсюда.

Шторм встал. Его ботинки блестели от липкой докторской крови. Он включил передатчик:

- Боуги, немедленно уходи оттуда! Он вздохнул и взял Элибер за руку. Будь осторожен. Ты это хотел сказать? - спросила она тихо и дотронулась кончиком ботинка до тела доктора. - Послушай, Джек, а не кажется ли тебе, что если доктор Дари смог изменить тебя, то он мог и отредактировать записи твоей разгрузочной петли?

Джек взял её за руку и вывел наружу. Дверь осталась открытой.

- Если у меня есть какой-то шанс, я должен воспользоваться им, не так ли?

В помещении гремели взрывы. Они становились все громче и громче и все ближе подходили к ним,

- А если ты вспомнишь какую-то давнюю, большую, утерянную любовь?

Джек посмотрел на Элибер:

- Ну что же, - сказал он тихо. - Ей так и придется остаться потерянной любовью...

Элибер улыбнулась, скинула с головы капюшон и расправила свои пушистые блестящие волосы. По коридору с грохотом протопал Боуги.

- Я не знаю, как его отключить на эту ночь? - озабоченно спросила Элибер.

- Он ничего не заметит, - улыбнулся Джек. - Его гораздо больше интересуют видеофильмы.

- Это хорошо. - Элибер положила голову ему на плечо. - Я мечтаю о долгом прощании.

- Ты можешь разбудить и мертвеца, - засмеялся Джек.

Глава 5

...Это был мир густых туманов и частых дождей. Мир, которого едва коснулась цивилизация. В этом мире не подозревали об угрозе тракианских песков. Но однажды - появилось неизвестное заражение почвы, появилось - и стало быстро разрастаться. Местом встречи старейшин назначили старую пещеру в глубине леса. Старейшины должны были решить, что делать с этим песком...

У входа в пещеру остановился гуманоид, покрытый коротким блестящим мехом. Он вытер свою усатую морду и осмотрелся. Единственной его одеждой были желтые шорты со множеством раздутых карманов и вырезом для роскошного хвоста. Он был одним из представителей народа выдр, или фишеров - как они называли себя сами.

Кажется, Скал прибыл сюда последним. Он уже слышал возбужденный стрекот старейшин внутри пещеры, но присоединиться к ним пока не спешил. Он повернулся и внимательно посмотрел на леса, на болота, на луга с высокой травой...

- Задумался? - раздался за его спиной высокий насмешливый голос. Скал развернулся. Перед ним стояла самка, покрытая блестящим мехом редкого кремового цвета.

- Да! - ответил Скал и приветственно похлопал её по руке.

- Они ждут тебя!

Скал знал об этом. На совет старейшин он был приглашен как почетный гость.

- Хорошо, пойдем внутрь, Туман-над-водой. - Скал набрал в легкие сырого лесного воздуха и нырнул в пещеру.

Сегодня старейшины не занимались песнопениями и не предлагали ему курительную трубку, и Скал был доволен этим. Он сел и уткнулся носом в колени, чтобы не смотреть в глаза старейшин. Он только что вернулся из торгового центра, а вернее, из расположенной там станции связи. Это было единственное место на планете, из которого можно было выйти на связь с другой, более развитой цивилизацией. Скал знал, о чем сейчас его спросят старейшины, но он не знал, что он должен будет им ответить.

Однорукий фишер с серебристой мордой и черными кончиками ушей сердито проворчал:

- Кончайте ходить вокруг да около. У нас есть проблема, и мы должны её решить.

Рыжие, черные и серебряные морды, заполонившие пещеру, как по команде, повернулись к нему.

- Поручите Однорукому, чтобы он побыстрее во всем разобрался, сказала Туман-над-водой и толкнула Скала плечом. Самую молодую из самок фишеров они называли Мудрая. Она была самой сообразительной и ловкой. Наверное, за ловкость её родители и дали ей блестящее серебряной чешуей имя Рыбка. Мудрая Рыбка...

Рыбка тихо кашлянула, пытаясь прервать Туман-над-водой, и сказала:

- Рана у трех водопадов растет с каждым днем. Всем нам грозит заражение. Мне сообщили, что в голубой норе появился детеныш с двумя головами.

По кругу старейшин пронеслось потрясенное шипение:

- Это неправда!

- Не может быть!

- Что же тогда ожидает нас в будущем?

- Это правда. Я могу поклясться вам в этом, Я видела этого ребенка в дыму... Яд чужих миров, идущий от песчаной раны, заражает нашу землю...

Чья-то рыжая морда решительно прошипела:

- Мы найдем способ от него избавиться! Однорукий крикнул: - Так, значит, я прав!

Туман-над-водой засмеялась. Все с удивлением посмотрели на нее.

- Наконец-таки мы все согласились друг с другом! - сказала она. Усатые морды мрачно кивнули.

Самец с длинной шерстью рыжего цвета прорычал:

- Давайте-ка лучше послушаем Скала. Туман-над-водой кивнула. Этого Скал боялся больше всего.

- Верни назад наше Солнышко, - сказала самка. - Найди Воина и верни его в Миствальд. Мы знаем его силу и знаем, что сейчас он сумеет за нас постоять.

Скал возразил:

- Мы не можем начать войну с пришельцами. Мы слишком хорошо знаем, во что это нам обходится.

- А ты хотел бы умереть от чумы? Скал вскочил на лапы. Шкура на его спине встала дыбом. Он не хотел говорить им о смерти Шторма - это убило бы последнюю надежду его народа. Но - увы - он уже не мог избежать этого.

- Мы не можем найти Шторма, - сказал он. - Шторм мертв. На огромном экране в центре связи я видел похоронную церемонию.

Туман-над-водой тихо ойкнула:

- Нет, Скал, этого не может быть! Он посмотрел на нее:

- Не веришь мне - так спроси об этом любого в центре связи. Там поймали передачу из гиперпространства, - он задохнулся от горя и собственного бессилия.

- Однажды я привел его к вам, но я не могу сделать это во второй раз.

Однорукий пробормотал:

- Но тогда мы погибнем. Чума очень быстро расползется по планете. Неужели же ничего нельзя сделать?

Туман-над-водой вскочила на лапы вслед за Скалом. Она яростно размахивала хвостом:

- Ты хочешь сдаться? Нет! Этого не будет никогда!

- фишерка сунула руку в оранжевое пламя костра. Пламя лениво лизнуло розовый мех. Когда Туман-над-водой вынула руку из пламени, на ладони у нее блеснул маленький, украшенный резьбой нож. Огонь не тронул её шкуру. Послушай, Скал, ты ведь дал второй, точно такой же нож нашему Солнышку. Если бы он был мертв, что случилось бы с этим ножом?

- Он... он исчез бы бесследно...

- Да. А это - душа ножа. Она существует? Скал нерешительно посмотрел на нож:

- Да, но...

- Не противоречь мне! Ты видишь душу ножа, и ты видишь, что она существует. А значит, существует и нож. А если существует нож, значит, Солнышко еще жив. Пойди и найди его, Скал!

- Но его нет в Миствальде.

Жирный кудрявый фишер громко захохотал:

- Но разве ты не знаешь, что ты должен будешь пойти туда, куда поведет тебя душа ножа?

Скал осмотрел пещеру. Сальные свечи уже догорали. На землю пришла ночь. В темно-фиолетовой небесной чаще плавали мириады звезд.

- Я должен буду найти его, если даже мне придется отправиться в другие миры? - осторожно спросил Скал.

- Куда угодно, - решительно ответила Туман-над-водой.

Глава 6

- Нет, - тихо ответила Элибер. - Я не хочу идти с тобой.

Калин молча наблюдал за ними.

- Не хочешь? Но ведь ты была одной из главных причин моего возвращения!

- Причинами твоего возвращения, Джек, были я и... Зеленые Рубашки. А я не настолько глупа, чтобы думать, что ты сможешь найти их и одновременно защитить меня.

Джек остановился и пнул каблуком бесценный старинный персидский ковер Калина.

- Я не уверен, что тебе так уж нужна защита.

- Это верно, - нежно сказала молодая женщина. - Но ты ведь все равно будешь пытаться защитить меня. Я отдала бы все, что имею, чтобы последовать за тобой, Джек. Но здесь, на Мальтене, у меня есть работа, которую я должна сделать. Дари явно показал тебе, что вовсе не стоит следовать за Зелеными Рубашками. Если среди них и есть какая-то Принцесса, до нее не так-то просто добраться.

- Так куда мне идти?

Элибер взглянула на Калина, а потом опять перевела взгляд на Джека:

- Ты серьезно? По-моему, тебе надо отправиться к внешним границам. Пограничные районы полны молодых повстанцев. Вот и выбери из них одного или двух...

Джек посмотрел на Калина:

- Это ты ей об этом сказал? Святой Калин пожал плечами:

- А разве я должен был что-нибудь ей говорить? Нет. Это она сама сказала тебе. Правда, Элибер все же забыла об одном: будет лучше, если ты используешь в качестве приманки Боуги.

Элибер откинулась в кресле и поджала под себя свои длинные ноги.

- Использовать Боуги? Ты слышишь, Джек?

- Кажется, у меня нет другого выбора. Мы перерыли все, что можно, на пожарище у Гиббона, но двух бронекостюмов так и не нашли. Боуги - это все, что у меня осталось.

- А если они уничтожат тебя и заберут его? Ведь он же еще малыш!

- Этот малыш, - фыркнул Джек, - в сущности, так же кровожаден, как траки, и ты знаешь это. - Шторм смахнул со лба золотистую прядь волос. Что касается Боуги, так я оставлю его с половиной энергии и отключу блок самоуничтожения. А вот что будет со мной?

Элибер наморщила нос:

- Я думала, что обучила тебя гораздо лучше, ну, а если нет... - она выразительно пожала плечами.

- Можно забрать девушку с улицы, но улицу из девушки забрать нельзя, хохотнул Джек и посмотрел на Калина.

Калин ничего не ответил, но резкие морщины в уголках его рта ясно говорили о том, что он еле сдерживается от смеха.

- Ну хорошо. А когда я окажусь на внешней границе, куда я должен буду идти дальше? - спросил Джек.

- На свалку, - быстро ответила Элибер.

- А что будет с тобой?

- Я за ней присмотрю, - добродушно сказал Калин. Элибер посмотрела на старика:

- Это совсем не обязательно. Я думаю, что за мной будет смотреть Вандовер Баластер.

- Кажется, у тебя неприятности? - сразу же догадался Джек.

- Ничего. Я справлюсь, - она постаралась не показать им своего страха. Ведь если Джек вынужден будет оставить её здесь, он должен не сомневаться в том, что они справятся со всеми неприятностями.

Джек хорошо знал Калина. Он понимал, что старик никому не позволит причинить Элибер зло. Миссионерская организация распространяла свое влияние и на весь Доминион, и на Трон Триады. Если Вандовер Баластер попытается что-нибудь сделать с Элибер, Калин узнает об этом в тот же миг.

- А как ты собираешься добираться до внешней границы? - устало спросил Калин.

- Точно так же, как я попал сюда. Либо - подработкой, либо автостопом. Если я буду делать это по-другому, значит, неминуемо нарвусь на неприятности. Однажды я уже имел контакт с Зелеными Рубашками.

- Время работает против тебя.

- Я знаю. Может быть, и быстрее и проще добраться туда в качестве контрактного рабочего, но мне не нужен никакой контроль. - Джек зловеще улыбнулся. - К тому же, у меня до сих пор не исчезло отвращение к криогенному сну.

- А почему бы тебе не попробовать добраться туда на какой-нибудь барже миссионеров?

Джек на секунду задумался, но потом отрицательно покачал головой:

- Скорее всего, Динаро контролирует ваши грузовые линии, а поскольку в данный момент мы не уверены в его лояльности, это будет совсем не безопасно для нас.

- Я не думаю, что Динаро способен работать на кого-то еще,

- Нет, - решительно сказал Джек. - У меня нет времени ждать, пока вы с этим разберетесь. К тому же, было бы несправедливо и по отношению к нему, и по отношению к вашей организации начинать какое-то расследование этого происшествия. В конце концов это приведет к тому, чего вы всю жизнь пытаетесь избежать.

Элибер подумала и предложила:

- Но ведь ты снова можешь стать свободным наемником...

Джек покачал головой:

- Нет. Боуги слишком заметен. Если я буду путешествовать как механик, он сможет спокойно лежать в моем ящике для инструментов. К тому же, если я стану наемником, мне придется опять использовать бронескафандр. К сожалению, это никуда не годится. Да... А впрочем, я знаю, что мне делать.

Элибер выпрыгнула из кресла. Темно-синий комбинезон плотно облегал её фигуру.

- Вы знаете, я не люблю долгих расставаний, - вздохнула она. - Поэтому все, что я хочу сказать, я скажу сейчас. Ты никогда не обещал мне, Джек, что нам будет легко. Я не хочу, чтобы сейчас ты обещал

мне что-то. И я тоже не буду обещать тебе ничего. Делай так, как тебе лучше.

- Ты знаешь, Элибер, я буду очень стараться... Она резко повернулась и подошла к двери:

- Я знаю об этом. А еще я знаю... что тебя могут убить... - она дернула на себя массивную медную ручку двери и вышла.

Калин вздохнул и положил свою руку на плечо Шторму:

- Пусть идет. Стены моих апартаментов - не самое безопасное место на планете. Джек тяжело вздохнул:

- Это на нее совсем не похоже. Калин подобрал с пола конец своей длинной мантии и уселся в кресло:

- Нет. Конечно, нет, - сказал он. - И все-таки ты слишком прямолинеен, Джек. Если у тебя и есть недостаток, так тот, что со всеми людьми ты обращаешься абсолютно одинаково.

Джек опустился на софу:

- Я весь состою из недостатков. Но что мне с этим делать?

- Жизнь научила Элибер увиливать, а ты об этом забываешь.

- Жизнь научила Элибер убивать, - сухо ответил Джек.

- Пусть даже так, - вздохнул Калин. - Но она сбежала отсюда потому, что боялась, что ты начнешь расспрашивать её о _е_ё делах.

Джек нахмурился:

- Что ты имеешь в виду? Она знает, как вести себя в трущобах Мальтена, и знает, как добывать информацию...

- Может быть, и это, а может быть, что-то другое...

- Что ты имеешь в виду?

- Самый лучший источник информации в мирах Доминиона - это император Пепис. - Джек насторожился. Он понял, что это так. - Пепис протянул свои паутины повсюду. Он очень пристально следит за своими врагами. Так же пристально, как и за друзьями. Я могу держать пари, что Элибер начнет свои расследования с трущоб Мальтена, но закончит она их - попыткой проникнуть в файлы Пеписа.

Джек облизал пересохшие губы:

- В таком случае, я очень прошу тебя: проследи за ней.

- Конечно. Я даже постараюсь отговорить её от этого. И все-таки ты должен знать, что не только ты рискуешь.

- Но я так никогда и не думал... Калин помолчал и кивнул:

- Мне не нужно было так думать о тебе, Джек, - он потер свои старые сухие руки. - Я буду молить Бога, чтобы вам все удалось на этом свете. Да, кстати, прежде, чем ты уйдешь от меня, я тебе все-таки кое-что покажу... Я не хотел, чтобы Элибер видела это...

Калин включил настенный экран. Джек откинулся на спинку кресла, недоумевая - что же собирается показать ему Его Святейшество. Экран посветлел, и Шторм увидел изображение планеты, сделанное с разведывательного спутника. Кажется, это была одна из их внешних колоний планета, заполненная водой...

- Тасия, - сказал Калин. - В основном она населена миссионерами.

- Я слышал о ней, - кивнул Джек. - Мир куполов и воды. Выглядит неплохо, только перепады температур немного великоваты.

- Да, это так. Возможно, эта планета так и не станет пригодной для массовой колонизации, - вздохнул Его Святейшество. Изображение увеличилось. - Смотри!

В самом углу экрана Джек заметил космический корабль. Такого корабля ему ещё не приходилось видеть. На экране было хорошо видно, что купола, подвергшиеся атаке незнакомца, разваливаются, как яичная скорлупа. Хрупкая жизнь, которую они так старательно оберегали, вдруг оказалась под воздействием жесткой окружающей среды... Атака закончилась за считанные минуты.

Экран уже погас, а Калин все еще смотрел на него.

- Они не успели, - с большим усилием сказал Его Святейшество, - даже передать сигнал бедствия. Спутник тоже был уничтожен этим незнакомцем.

Шторм вскочил на ноги и подошел к установке:

- Прокрути все это еще раз! Калин хотел что-то сказать, но потом встал и включил видео.

- Скажи мне, если надо будет остановить.

- Мне нужно самое начало. - Джек еще раз смотрел на уничтожение Тасии. - Останови здесь! - он выразительно постучал кулаком по стене. - И что никакой защиты? Ни одного слова от Баластера или Пеписа?

- Нет. Хотя пока об этом говорить рановато. Беседа на эту тему у нас с императором должна произойти завтра утром.

Джек внимательно посмотрел на застывшее изображение корабля:

- Это сделали ат-фарелы.

- Мы тоже так думаем.

- Корабли Тракианской Лиги незадолго до этого прилетали в данный квадрат. Наверное, траки делали это с целью обороны...

Калин откашлялся:

- Ат-Фарел спокойно прорвался сквозь них.

- Сомнительно, - Джек устало покачал головой. - Я не знаю, кто они, но я знаю, что нам наговорили о них очень много лжи.

- Лжи? О чем ты говоришь, Джек Шторм? Они уничтожили тысячи ни в чем неповинных людей!

- И оставили планету практически нетронутой. Они ведут "чистую войну", Калин, Эта планета года через три опять станет пригодной для жизни. Траки явно вводили нас в заблуждение, рассказывая о характере разрушений, которые производит Ат-Фарел.

- Но речь идет о человеческих жизнях!

- Я знаю об этом. Но мы не можем говорить о тотальном разрушении. Здесь не было такого огненного урагана, какой бушевал над Кэроном. Я рыцарь. А ты ведь знаешь сам, что мы были обучены убивать людей, плоть, военные машины - но мы никогда не трогали природу планеты.

Калин отключил видеомагнитофон. Экран потемнел.

- Чистая война или нет, - ответил он, - а они нас убивают. Они прорвут и нашу оборону, и оборону траков, и их уже нельзя будет остановить.

Джек снова улыбнулся:

- То, что они не разрушают планет, - ключ к их разгадке. У них есть моральные нормы, и мы должны в них разобраться, если мы хотим найти с ними какой-то контакт. Кем бы ни был Ат-Фарел, а траки его боятся. Я хотел бы это подчеркнуть - очень боятся.

- И, к тому же, Ат-Фарел ведет "чистую войну"...

- Совершенно верно. Это подтверждает мои догадки. Кстати, я ведь из-за этого и дезертировал... Мы заключаем союз с траками, чтобы сражаться с Ат-Фарелом, но я уверен в том, что сражаемся мы совсем не с тем врагом.

Калин сжал губы:

- Значит, по-твоему, это допустимо - очищать планеты от живущих на них людей... Чистить от людей планеты... Это, по-твоему, и есть "чистая война"?

- Все зависит от точки зрения, - устало ответил Джек.

Глава 7

- Мне сообщили, что Дари мертв, а его лаборатория уничтожена. Баластер улыбнулся. По тону его голоса нетрудно было понять, что он очень рад тому, что избавился от доктора.

Пепис сидел в информационном центре и внимательно смотрел на своего нового министра.

- Я знаю, - после небольшой паузы коротко сказал он.

- К тому же, не осталось никаких записей о тех экспериментах, которые он проводил для Вашего Величества. Похоже, придется начинать все сначала, продолжил Баластер.

- Я знаю, - опять сказал император. - А вот чего я не знаю, так это того, кто его атаковал. Баластер понимающе кивнул:

- Мои люди занимаются этим. Мы хотим определить, каким способом были взорваны лаборатории. Пепис пренебрежительно махнул рукой:

- Это ложный путь. Дари уничтожил свои лаборатории сам. Я хорошо знаю его почерк. Он всю жизнь не любил оставлять за собой следов.

- Я понимаю, - неопределенно кивнул Баластер.

Пепис вздохнул, поднялся с кресла и снял с головы корону с датчиками. Рыжие волосы заколыхались в легком воздушном потоке, плывущем по комнате.

- Сообщите мне как можно скорее о своих находках. Обычно Зеленые Рубашки стараются не оставлять следов. Если они на этот раз не сделали этого, мы должны знать - почему.

Баластер кивнул и повернулся к двери. Но император за его спиной зашумел и щелкнул пальцами, чтобы как-то привлечь внимание Вандовера. Его зеленые кошачьи глаза безотрывно смотрели на мониторы. Трясущейся рукой он показал на один из них:

- Вот! Это только что поступило по космической связи! Опять атакует Ат-Фарел. - Пепис натянул на голову свою корону и сел в кресло.

Вандовер подскочил к императору. Пепис смотрел как завороженный. Вдруг связь прервалась, и на экране появилась сетка.

- Что случилось? Кто занимается защитой? Почему не установлены щиты?

Баластер посмотрел на текст, побежавший по верхней части экрана:

- Это колония миссионеров, Ваше Величество. Я думаю, что щиты слишком дороги для такого маленького поселения. Раньше им вполне хватало куполов.

- Проклятье! Как долго мы сможем удерживать это в тайне от Калина и его совета?

Вандовер задумчиво почесал затылок:

- Скорее всего, он уже обо всем знает. Его шпионы работают не хуже ваших.

Пепис повернулся и язвительно посмотрел на министра. Баластер вздрогнул. Наверное, он не должен был говорить этой правды. Император облизал свои тонкие пересохшие губы:

- Я хочу знать, где это происходило и как там оказались ат-фарелы. Если миссионеры выжили, я хочу знать - почему.

- Ваше желание для меня - приказ, - иронично ответил Вандовер. Потом наклонился, посмотрел прямо в глаза императору, так же молча распрямился и вышел.

Пепис подскочил, захлопнул двери за удалившимся министром, а потом вернулся в кресло и откинулся на его мягкую спинку. На экранах мониторов мелькали сообщения из разных миров. Ни один из экранов не мог показать ему того, что он действительно хотел увидеть. На них не было _с_о_о_б_щ_е_н_и_й _о _б_у_д_у_щ_е_м.

Глава 8

Скал облокотился на стол. Его будущий работодатель, нахмурившись, взял у него диск. За этот фальшивый диск Скалу пришлось выложить почти столько же денег, сколько стоил и настоящий. Человек бросил диск в компьютер и стал считывать его содержание с небольшого экрана.

Позади них высился корпус межзвездного корабля. Вокруг шумел космопорт: сновали автопогрузчики, скрежетали транспортеры. Только тонкие полиэтиленовые стены отделяли их от этой суеты. Скал пошевелил ушами. Он не предполагал, что здесь идет такая бурная жизнь. Фишерам не разрешали заходить под купол космопорта даже на их родной планете.

Справа, у тонкой прозрачной стены, стрекотал принтер. Скалу хотелось посмотреть на него, он вытянул свою длинную лохматую морду, но потом сдержал свое любопытство и даже не взглянул в сторону интересовавшей его машины. В соседней комнате сидел юрист. Его компьютер готовил контракт прямо на глазах клиента.

Этот компьютер здорово отличался от тех, которые Скал видел в их торговом центре. Он не только умел продавать товары - он сам создавал их. Скал был очень доволен тем, что разобрался в назначении этой техники.

В маленьких комнатках не было потолков. Только тонкие стены разъединяли людей, так что - об одиночестве не могло быть и речи. По-настоящему уединиться можно было только в маленьких ячейках, расположенных в верхней части купола. Скал предпочел бы провести время там, но он не мог тратить на это свои скудные средства. Он еще понятия не имел о том, как далеко ему придется лететь для того, чтобы найти Джека Шторма.

Работодатель устало сказал:

- Согласно этим документам, я должен взять вас на корабль. Вы назначены послом в Ларж.

Скал тихонько шевельнул кончиком хвоста. Нет, он совсем не боялся выдать себя: из своего короткого знакомства с людьми он знал, что они не понимают языка жестов, на котором говорят фишеры.

- Все верно, - ответил он. - Я согласен отработать свой переезд.

У человека, разговаривавшего с ним, было массивное круглое лицо, очень походившее на лупу. Густые брови ползали вверх и вниз, как две лохматые гусеницы.

- Вы спешите? Скал погладил усы:

- Да, очень. Я не смогу ждать отправки лайнера. И потом - маршрут вашего судна мне подходит гораздо больше.

Капитан захохотал:

- Но ведь это баржа для мусора!

- Вы, сэр, перевозите отходы. Но вы, наверное, не успели заметить, что на планете Миствальд очень слабо развита техника.

Скал понимал, что если его не возьмут сейчас, ему придется несколько дней ждать следующей баржи. Брови капитана надменно выгнулись:

- А я думал, что вам, фишерам, это нравится!

- Мне не нужно напоминать вам, что это Доминион отверг нас, а не мы его.

Капитан Оби откинулся на спинку кресла и улыбнулся:

- Ну, вот теперь наконец-то я понял, в чем дело. Ты хочешь не только добраться до места назначения, но и научиться чему-то за это время. Но юнге не платят много!

Скал вздрогнул всем своим лохматым телом.

- Я не прошу много, - сказал он и улыбнулся.

* * *

После дождя, двое суток хлеставшего над трущобами Мальтена, над узкими грязными улочками повис тяжелый запах гнили. Кучи мокрого мусора, разбросанные здесь и там, источали неимоверную вонь.

"Пришел сезон дождей", - подумала Элибер. Похороны Джека и его короткий визит на Мальтен, казалось, прошли давным-давно. Элибер пробралась вдоль водосточной канавы, придерживая рукой легкую пластиковую накидку. её ноги сами собой выписывали замысловатый рисунок: до сих пор она избегала зоркого ока телекамер службы безопасности. Что ж... со старыми привычками расставаться нелегко...

Чья-то рука тихо прикоснулась к её спине. Элибер обернулась и увидела грязного большеглазого ребенка.

- Что ты делаешь? - она проворно схватила его за руку, пытавшуюся стащить с её талии широкий кожаный ремень. - Если ты воруешь, так хотя бы подожди того момента, когда на улице будет много людей!

Подросток ответил:

- Сегодня на улице никого нет.

- Сейчас еще рано. Но они появятся. Разве ты не знаешь, когда начинается движение?

У её ног уже копошился другой малыш. Кажется, девчонка - сестричка этого грязного подростка. Девчонка изо всех сил пыталась расстегнуть её ботинок.

- Эй вы, двое, прекратите немедленно! - крикнула Элибер и дернула девчонку за жиденькую слипшуюся косичку.

Девочка пискнула, а подросток невозмутимо пожал плечами:

- Что делать! Сейчас трудное время! Элибер кивнула:

- Да, время трудное, - и сунула ему в руку пять кредиток. - Пойдите купите себе чего-нибудь горячего.

Они побежали от нее так быстро, что прядь волос из худенькой косички девчонки так и осталась у нее в руке. Элибер задумчиво посмотрела на сгущающиеся сумерки и тряхнула пушистыми волосами. Когда-то она пообещала Джеку, что никогда не вернется в трущобы Мальтена. И вот - она снова стоит здесь. По своему собственному желанию.

Элибер вздрогнула и пошла дальше. Она искала дом, где находилась её старая квартира. Все-таки лучше было жить здесь, чем в том бараке, где Баластер записывал все, что она делала или говорила. К тому же, кроме записывающих устройств, там были экстрасенсы, работающие на Пеписа. Они сообщали императору даже то, что она думала. Когда она жила во дворце вместе с Джеком, она могла позволить себе установить глушилки. А сейчас... сейчас Элибер балансировала на тонкой линии дозволенного и не дозволенного императором. А что касается экстрасенсов, так многие из них вообще не обладали никакими сенсорными способностями и безбожно врали, а ей, в довершение ко всему, приходилось скрывать свою психическую мощь. Но сейчас... сейчас её мощь исчезла, и она, кажется, могла вообще ни о чем не беспокоиться. Если бы не Баластер. Вандовер по-прежнему преследовал её. Для министра это стало какой-то манией: даже война, отнимающая у всех море сил и времени, не помешает ему через какое-то время обнаружить её снова. Элибер подумала, что лучше всего будет, если в конце недели она переедет на новую квартиру. Ей нужно как можно дольше затянуть эту игру в прятки.

Элибер хотела было войти в лифт, но что-то удержало её, она поскользнулась и ударилась об угол здания.

Что это? Будто жгучий ветер пронизал её внутренности, когда она почувствовала чье-то присутствие в собственных комнатах.

...Кажется, её поджидал Баластер...

...Кажется, он почти поймал её...

Элибер обхватила ладонями плечи. Ей было очень холодно от этого жгучего ветра. Скорее всего, Вандовер стоит у окна и наблюдает за ней. Кажется, ей опять повезло: она вовремя почувствовала чье-то присутствие. Остаток её бывшей психической силы пригодился ей. Она пробралась вдоль стены и посмотрела вверх: в золотистом свете лампы мелькнула тень. Элибер оставила лампу включенной: она знала, что когда она вернется, будет уже темно. Тень шевельнулась еще раз и скользнула со стены на потолок. Видимо, Вандоверу не терпелось заполучить её, и он расхаживал взад и вперед.

Элибер остановилась и задумалась: куда лучше всего было ей сейчас пойти? Наверное, все-таки в рабочий район - в район высокооплачиваемых технических специалистов и медицинского персонала. Вряд ли император станет искать её у себя под боком. К тому же, в трущобах она уже успела растерять все свои связи. Да и для нее самой это будет очень удобно: она сможет порыться в карманах у императора, не отходя особенно далеко от дома.

Небо потемнело и стало грязно-серым. Заморосил дождь. Элибер нырнула в его струи и исчезла в темноте.

Глава 9

Джеку не спалось этой ночью. Совсем на короткое время он смог забыться, но потом - проснулся опять. Во рту неприятной кислотой отзывался привкус принятого снотворного, Джек потянулся. Антигравитационный гамак плотно и крепко обхватывал его тело. Кто-то рядом с ним вскрикнул во сне. Шторм затих. Он не хотел, чтобы его слышали. Он лег и подложил под голову левую руку

Снотворное ему осточертело. А заснет он или нет - было, в общем-то, все равно. После семнадцати лет холодного сна волей-неволей и к простому физическому сну в его организме пробудилось явное недоверие. Джек вспомнил дикий, малонаселенный Кэрон. Когда-то он наслаждался жизнью на этой планете. Ему вспомнились назойливые сумчатые крысы и их постоянные налеты на поля с хмелем. Где-то в его вещах до сих пор лежал подаренный ими зеленый камень. Интересно, удалось ли этим существам остаться в живых после той страшной огненной атаки? Может быть, и да. Ведь они могли уходить под землю, могли - запасать зерна и орехи на случай неурожаев. Может быть, на Кэроне снова шумит жизнь? Шумит, несмотря на отказ Пеписа заняться возрождением этой планеты?

В воздухе остро чувствовался запах немытых тел и еще - аромат какого-то довольно-таки распространенного наркотика... Джек подумал, что на всякий случай ему придется определить, кто из его спутников употребляет его. Этот человек может оказаться опасным в крохотном пространстве старого корабля.

Когда-то "Вирджиния" была отличным военным кораблем. Но те времена прошли, и сейчас допотопная грузовая калоша скрипела при входе и выходе из гиперпространства. Водопроводные трубы дребезжали и выли, если кто-нибудь решался открыть кран. Пластинки внешней тепловой защиты осыпались при посадке, как лепестки яблонь. Джек ни за что не связался бы с "Вирджинией", если бы мог найти хоть что-нибудь получше. Конечно, одно обстоятельство вполне устраивало его: на "Вирджинии" не использовали холодный сон для наемных рабочих. А значит, он мог контролировать свое время и не бояться того, что, заснув, проснется не через два месяца, а через три года.

Чья-то костлявая рука неожиданно схватила Джека за ногу:

- Спишь?

- Нет, - ответил он спокойно.

- Интересно, почему? Короче, давай выходи отсюда. Мне нужна твоя помощь.

В синеватом, почти ультрафиолетовом освещении коридора Хек еще больше смахивал на скелет. Он едва доставал головой до плеча Джека, но его малый рост, как это бывает довольно-таки часто, с лихвою компенсировался сильной волей - и люди, чувствуя это, старались подчиняться ему. Шторм привык уважать старшего по рангу еще во время рыцарской службы и поэтому подчинялся Хеку, когда считал это необходимым. А этой ночью ему нужно было отвлечься. Отвлечься - чем угодно, хотя бы и игрой в карты.

Хек обернулся и посмотрел на Джека. Тусклый свет синими рыбами мелькнул в его желто-белых глазах.

- Как идет игра? - спросил Джек и с удовольствием потянулся.

- Неплохо, - коротко ответил Хек и почесал петушиный гребень седых волос, - Сегодня ставь как угодно, - объяснил он условия игры Джеку, - но если ты проиграешь больше пятидесяти кредиток, тебе придется их возместить.

Джек молча кивнул. Они с Хеком шли к трюму. Это было единственное место для отдыха на корабле. На Хеке все еще красовался старый засаленный комбинезон. Как спущенный парус, он болтался на его худом теле.

- У тебя перерыв? - улыбнувшись, спросил Джек. Хек кивнул:

- Да! Во мне не осталось той выносливости, которая была раньше. Но они все равно никогда не узнают об этом.

Кажется, Хек опять играл с пилотами. Джек попал в команду механиков разряд людей, гораздо менее уважаемых на "Вирджинии". Это обстоятельство вполне могло бы сделать Джека и Хека союзниками.

Хек расправил костлявые плечи, вошел в трюм и весело закричал:

- А вот и Джек! Он будет играть за меня, а я пока пойду прогуляюсь!

Штурман Макгрю запрокинул голову и засмеялся:

- На прогулку, старик? Насколько я понимаю, ты собрался вздремнуть?

- Может быть, - отмахнулся Хек и вытянул стул для Джека. - Этот парень займет мое место. Надеюсь, никаких возражений нет?

Макгрю задиристо ответил:

- А разве ты только что не слышал? - но его голос был перекрыт одобрительными криками остальных игроков.

Штурман вспыхнул. Джек сел на свое место. Их глаза встретились. Макгрю недовольно ухмыльнулся. Черноглазый офицер, сидевший рядом с ним, примирительно сказал:

- Давай, Хек, иди и как следует перекуси. Мне надоело видеть твои кости.

Хек крякнул и коротко сказал:

- Смейтесь, парни. Но когда траки до нас доберутся, они меня не съедят!

Хек ушел. Пилоты стали раздавать карты и все так же - пусто и беззлобно - насмехаться над Хеком. Только Джек промолчал и посмотрел ему вслед.

Лишь Шторм да еще несколько солдат, которые были вместе с ним во время атаки на песочный инкубатор траков, знали о том, что жуки используют человеческие тела как корм для своих личинок. Где же был Хек, коли он так много знает об этом?

Черноглазый офицер фамильярно похлопал его по плечу:

- Давай, Джек. У меня мало времени, а я хочу отыграться. Делай ставку.

Джек с трудом оторвался от своих мыслей и занялся игрой.

* * *

Даже в гиперпространстве они будут лететь несколько недель и только потом доберутся до внешней границы. Джек знал, что это время ему понадобится для того, чтобы наладить отношения с Хеком. Завыла сирена. Джек размял плечи. Сейчас он был свободен от вахты. Шторм привел в порядок свое рабочее место, осмотрелся и понял, что остался один. Он приложил ладонь к дверному замку и подождал, пока тот откроется. Петля подъемника обхватила плечи, и Джек оторвался от пола. В верхнем отсеке петля ослабла, и он встал на ноги. Хек уже поджидал его. Он сунул полную горсть кредиток в руку Шторма:

- Держи! Это твоя доля выигрыша, парень! - Хек посмотрел на Джека с пристальным интересом. - Они все смеются надо мной, а ты нет. Ты хорошо скрывал это, но я все равно заметил. Заметил по твоим мрачным глазам. Ты ведь знаешь, о чем я сейчас говорю, так? Кто же ты такой, черт побери?

Джек вопросительно посмотрел на старика:

- Разве имеет какое-то значение, кто я? Хека затрясло от нервного возбуждения:

- Они смеются надо мной. Они понятия не имеют о траках. А ты знаешь то, о чем я говорю. Тогда - как? Как ты мог узнать об этом? Ты видел то же, что когда-то видел я?

- Пусть себе смеются, - спокойным голосом ответил Джек. - Они ведь ничего об этом не знают.

- Но ведь ты знаешь! Не шути со мной, парень! - Хек выпрямился и сжал маленький сухонький кулачок. - Не шути... Иначе тебя найдут в ванне с кислотой в утреннюю смену.

Джек выпрыгнул из-за перегородки и принял боевую позу. Хек испугался и непроизвольно отступил назад. Джек тихо спросил:

- Так что же, это угроза?

- Ну, ну... Не спеши. Мы ведь все спасаемся на этой развалине. Никаких имен, никаких вопросов. Ты отлит из металла, а я этого раньше не замечал. Это точно.

- Ну что же. Зато ты видишь это сейчас. Послушай, я воевал с траками, а где и когда - неважно. Важно другое: мы оба, ты и я, знаем, какой секрет скрывается за скрежещущими панцирями этих жуков. Я собираюсь разобраться и с остальными их секретами, а скажешь ты мне что-нибудь или нет - это неважно. Я все равно узнаю обо всем, о чем должен узнать.

Старик совсем ослаб и стал еще меньше обычного. Он прислонился к перегородке и оперся на массивный болт:

- Это долгая история...

- Ну и что же? Я ведь все равно не сплю!

- К тому же, это неприятная история, - продолжил Хек. - Моим мальчикам сейчас было бы где-то около сорока, если бы они были живы. В общем-то, мы были нарушителями соглашения. А при теперешнем союзе, если кто-нибудь узнает об этом, я поплачусь жизнью...

...История Хека была такова: он и трое его сыновей работали мусорщиками. Им приходилось подбирать трофеи на планетах, захваченных траками. Они прочесывали пески и искали в них установки, оставленные колонистами и армией. В их распоряжении был легкий корсар, так что они легко могли обогнать траков и не сталкиваться с ними лбами. К тому же, их защищало новое соглашение между Тракианской Лигой и Доминионом. По нему траки получали доступ к основным торговым линиям. Наблюдение за песчаными планетами в это время не велось. Люди не любили траков и сторонились их. Так что тракианские планеты фактически были открыты для разграбления. Этим-то и занимались Хек и его сыновья.

Джек почувствовал, как что-то внутри него холодеет от этого рассказа. Собственно говоря, их жадность привела их к погибели. Глупость - тоже. Но об этом Джек не стал говорить вслух. Хек не заметил реакции Джека: он был поглощен рассказом о своем горе, о гибели своих сыновей. Когда их захватили траки, они предложили им отдать свой груз и корсар в придачу за свободу и возможность смыться с гибельной для них песчаной планетки. Но не тут-то было. Оказалось, что траков интересует кое-что еще. Хек вздохнул:

- Мы так и не знали, что они называют "кое-чем еще", пока нас не поместили в лагерь недалеко от Ветряных Ножниц.

Джек очнулся и переспросил:

- Где?

Хек ухмыльнулся:

- Ты об этом не слышал, парень. Это было на Милосе, а оттуда никто не вернулся живым.

- Ветряные Ножницы? Что это? Установка?

- Нет. Горная гряда, разрезающая ветер, такая острая, что даже самолеты, прошедшие над ней, разваливались пополам. - Хек устало потер глаза.

На Милосе выжили двое: Джек и Крок. Милосцы попросили жителей Доминиона помочь им в наземной войне. Джек оказался одним из немногих, кому удалось погрузиться в транспортный корабль. Наземная война была проиграна.

- Но это не беспокоило траков, - продолжал свой рассказ Хек. - Они обосновались у подножия Ветряных Ножниц и стали все вокруг превращать в песок. А я и мои мальчики должны были пополнить их кормовые запасы. Конечно, мы надеялись выбраться, но траки предпочитали свежее мясо. А мои сыновья были та

кие... огромные... Траки думали, что и мне неплохо было бы прибавить в весе. Возле базы стояло два транспортных корабля с засыпанными песком стартовыми установками. Мы хотели добраться до них и попробовать взлететь.

- Транспортные корабли? - переспросил Джек.

- Именно.

Вот так, транспортные корабли находились на стартовых установках вместо того, чтобы эвакуировать войска с Милоса. Тысячи солдат и сотни рыцарей в буквальном смысле этого слова были оставлены на съедение врагу. Они были брошены по команде Пеписа, которую передал теперь уже мертвый Уинтон. Но на каждом корабле был компьютерный вахтенный журнал с банком команд. Если бы Джек добрался до одного из этих кораблей и если бы оказалось, что их до сих пор не растащили траки, у него в руках были бы реальные доказательства измены, совершенной Уинтоном и Пеписом. Предательства тысяч людей ради императорского трона.

Значит, ему надо было возвращаться на Милос, туда, где когда-то начались его кошмары.

- Но вам так и не удалось выбраться? - прервал наступившую тишину Джек

- Нет... Они забирали нас по одному... Я был очень худ и поэтому оказался последним. В общем, мне удалось украсть глиссер, а потом... потом меня подобрал другой мусорщик. - Хек хрипло вздохнул. - В чем дело, парень? Ты выглядишь несколько уставшим. Неужели ты думаешь, что Милос мог умереть более чистой смертью, чем остальные планеты? - Хек зло захохотал. - Нет. Ничего чистого эти жуки не делают Мы нашли моих парней висящими на мясных крюках в ледяных пещерах. Их тела ждали, когда гнездо достаточно разогреется для...

- Я знаю, - сказал Джек.

Тон его голоса заставил Хека замолчать. Хек хмыкнул и прикинул, стоит ли ему продолжать рассказ, а потом прикоснулся к плечу Джека: - Да... ты тоже это видел...

- Да, - вздохнул Джек и тут же прибавил: - Но тебе было бы разумнее забыть об этом.

- Забыть? - шепотом переспросил Хек. - Но ведь больше никто не знает правды! Пепис снюхался с траками, и теперь Доминион послушно бежит за ними на веревочке. Даже Зеленые Рубашки вымерли с тех пор, как их Освободитель исчез.

- Освободитель?

- Да. Не смотри на меня так, малыш. Когда-то давно, когда ты только родился, Зеленые Рубашки были доблестной группой. Какое-то время и я примыкал к ним. Но я был для них слишком плох и понимал это. Человека, который возглавлял движение, лично я не знал. Я знал про него одно: все вокруг зовут его Освободитель. С тех пор прошло двадцать лет. Он ушел, а с ним ушел и размах движения. - Хек сгорбился и отвернулся. - Может быть, в том, что я сейчас сказал тебе, ты найдешь какую-то пищу для собственных размышлений...

Джек кивнул ему вслед. Здесь стоило кое о чем подумать. В самом деле стоило.

Глава 10

Жителей планеты Виктор-три без всякой натяжки можно было назвать хищниками. Они жили за счет остальных миров. Грузовые корабли старались облетать эту планету стороной. Шторм и Хек все же решили покинуть борт "Вирджинии" и как следует осмотреть космопорт Зрелище было не самым лучшим. Повсюду виднелись следы недавней бомбардировки. Серые бетонные стены чернели копотью большого пожара. Хек кивнул головой и сказал:

- Недавно бомбили.

- Но кто? - удивленно спросил Джек.

- Наверное, Пепис. Ведь больше некому, Виктор - планета пиратов, а им не мешает хоть иногда напомнить о том, кто настоящий хозяин.

Хек сжался и стал совсем маленьким, как будто бы разговор с Джеком лишил его последних сил. Он остановился у входа на грузовую площадку и еще раз посмотрел вокруг Джек подкатил тележку и погрузил в нее контейнер с Боуги.

Хек вздохнул:

- У тебя, как я посмотрю, неплохой набор инструментов!

- Да, - ответил Джек и запрограммировал автопилот на тележке на медленное продвижение за собственной тенью.

- Интересно было бы взглянуть, - сказал Хек. - Такой упаковки для инструментов я еще не видел.

- Вероятно. - Джек прищурился и тоже посмотрел вокруг. Порядка в космопорте, прямо скажем, не было. Ремонтники оставляли свое оборудование прямо в коридорах, и поэтому стартовые площадки были здорово захламлены.

Хек, улыбнувшись, спросил Джека:

- Кажется, ты здесь что-то ищешь?

- Да, - ответил Джек. - Я ищу все, что могу найти.

Хек смачно плюнул в сторону:

- Нет, ты не механик, парень. Ты хорош, слишком хорош для этого. К тому же, ты занимаешься ремонтом так, как будто бы от этого зависит твоя жизнь.

Джек хмыкнул и посмотрел на спутника:

- А ты вроде бы раньше не жаловался...

- На корабле становится известным все. Я прикрывал тебя там, но здесь это не пройдет. Ты делаешь это слишком медленно и слишком тщательно. Так что они выбросят тебя.

- А кто тебе сказал, что я остаюсь здесь?

Хек пожал плечами:

- Никто. Но ведь это так, верно? - ответил он. - Нет, парень, ты слишком хорош для этих мест, и они тебя сразу же заметят. Скорее всего, они уже заметили тебя.

Джек отвернулся и стал смотреть, как экипаж устанавливает грузовой трап. У него опять зачесалось между лопатками. Ощущение знакомое и верное: значит, он снова находился под прицелом врага. Джек подумал, что было бы гораздо лучше, если бы сейчас на нем был бронекостюм. Он осторожно посмотрел на Хека. Тот очишал свой ботинок от комков старой сухой грязи.

- Если я попрошу у тебя совета, ты мне дашь его? - осторожно спросил Джек.

Старик жадно посмотрел на него:

- Прошло столько лет с тех пор, как у меня в последний раз просили совета... - его тусклые глаза блеснули. - Все зависит от того, что ты здесь ищешь.

Джек решил идти напролом:

- Я ищу Зеленых Рубашек.

- Покажи мне, что ты туда засунул, и я постараюсь указать тебе верное направление, - ответил старик.

Джек вздохнул и присел на колено возле массивного контейнера. Он прикрыл рукой кодовую комбинацию на замке и осторожно открыл крышку.

Боуги лежал тихо. Гибкие сочленения скафандра мерцали в тусклом искусственном свете.

Джек защелкнул крышку и услышал за своей спиной глубокий вздох:

- Это вооружение!

Джек выпрямился и спокойно ответил:

- Я жду.

Хек еле сдержал себя. Задыхающимся голосом он сказал:

- Скагбутс. Это единственная мастерская, которую я знаю. Там ты найдешь то, что ищешь. Учти, это не единственное место. Но я знаю только его. И все-таки подумай как следует, парень. Они ведь перережут тебе горло за эту штуку. - Хек кашлянул и устало показал на контейнер.

- Я знаю, - ответил Джек и на прощание протянул старику руку. Хек посмотрел на нее, не понимая, что от него требуется, потом вытащил из кармана комбинезона свою сухую и коряжистую пятерню и сунул её Джеку, Рукопожатие старика было смертельно холодным.

* * *

Город, находившийся совсем рядом с портом, был сер и грязей. На улицах тут и там валялись груды старого, спрессовавшегося от времени мусора. Джек пробирался через трущобы. Под низкими навесами, попадавшимися ему довольно-таки часто, вспыхивали сварочные лазеры. Тележка послушно громыхала следом. Джек шел с таким видом, будто он и не подозревал, что за ним следят. Но его правая рука, опущенная в карман, как всегда, сжимала рукоятку лазерного пистолета.

Настоящий поиск Джек начал только тогда, когда на его пути стали попадаться более или менее крупные промышленные мастерские. Около одной из них лениво пригрелся на солнышке охранник. Он выглядел так, как будто его волосы никогда не видели расчески, а от низкосортных кремов для удаления волос на подбородке торчала жирная длинная щетина. Охранник внимательно посмотрел на Джека:

- Ты что-то ищешь, босс?

- Да. Я ищу работу, - спокойно ответил Шторм. Охранник задумчиво почесал бороду:

- Нет. Здесь работы нет.

- У меня свои инструменты, - уточнил Джек. Охранник улыбнулся:

- Здесь нет никакой работы. Ты её не отыщешь на всей этой планете. Ты слишком чист, и от тебя можно ожидать неприятностей. Ведь ты прилетел сюда потому, что сам захотел этого? Хочешь совета?

Джек вопросительно поднял бровь.

- Продай свой инструмент и первым же челноком вали отсюда подальше. Инструменты ты все равно потеряешь, а так - получишь за них хоть какие-то деньги.

- Потеряю? - с интересом переспросил Джек. Охранник облокотился о массивные ржавые ворота:

- Ну да. Потеряешь. Вернее, их у тебя отнимут. А это ведь все равно.

- Ну - только не для меня. Что касается меня, так я лучше умру, ответил ему Джек.

- Это пустой треп, - ответил охранник.

- А может быть, и нет? - усмехнулся Джек и вынул кредитный диск из кармана.

Охранник ловко поймал кредитку и сунул её себе за пазуху:

- Хорошо, - сказал он. - Что ты ищешь?

- Скагбутс!

Серый страх мелькнул в бесцветных глазах:

- Подай чуть-чуть на восток, и ты не промажешь. Ищи вывеску "Распятие трака". Джек улыбнулся:

- Ну что ж... Название мне подходит.

- Да... - охранник открыл ворота и исчез за ними.

В воздухе стало свежей, Солнце уже клонилось к горизонту.

Джек щелкнул пальцем, и тележка тотчас же развернулась. Он пошел на восток.

Сразу за мастерскими показался большой комплекс по переработке отходов, обнесенный проволочным ограждением. На его территории стояли тягачи, подъемные краны и даже небольшой корсар. Этот комплекс явно преграждал ему путь к Скагбутсу. А может быть, это была часть искомого заведения? За колючей проволокой он заметил огромную, размером с человека ящерицу с четырьмя лапами и когтями вместо рук. Время от времени ящерица посматривала на Джека. Кажется, животное выполняло здесь роль сторожевой собаки. Интересно, было ли это создание обитателем данной планеты, или ящерицу завезли из какого-то дальнего, мало кому ведомого мира? Джек взглянул на острые дрожащие когти ящера и решил, что будет лучше, если он выяснит это когда-нибудь потом.

Очень хотелось есть. Во дворе, за колючей проволокой, рабочие сортировали металлолом. Они отбирали какие-то определенные, чем-то ценные для них куски и бросали их на конвейер. От скуки Джек попытался сообразить, по какому принципу отбирается этот ржавый металл, - но так и не смог догадаться. За кучей ржавого хлама на стене висела надпись: "Распятие трака".

Джек подумал и подошел к центральным воротам. Они были открыты. Рядом стояли компьютеры, следящие за покупкой и продажей отходов. На одном из экранов было довольно-таки хорошо видно, как идут ремонтные работы. Нет, это было не интересно. Джек вздохнул и зашагал дальше.

- Эй, что тебе нужно? - окликнули его. Это телекамеры охраны, заметив незнакомца, передали его изображение на центральный пост.

- Я ищу Скагбутс, - спокойно ответил Джек.

- Посторонним вход воспрещен, - буркнули в ответ.

Джек улыбнулся:

- Скажи им, что меня прислал Пепис, - он кивнул в сторону видеокамеры и пошел дальше, потом дал сигнал тележке, чтобы она стала рядом с ним, и открыл замок контейнера. Под ногами скрипело старое пластиковое покрытие. В воздухе пахло маслами и чистящими веществами. Небольшая дверь в стене быстро скользнула в сторону, и Шторм оказался перед дулом крупнокалиберной винтовки.

- А теперь объясни, что это значит: тебя прислал Пепис? - прорычали из темноты.

Молниеносным движением ноги Джек открыл крышку контейнера. Лучи заходящего солнца упали на гибкие сочленения бронекостюма. Он сиял так, будто был сделан из чистого белого пламени. Человек с винтовкой отошел назад и прикрыл рукой глаза:

- Где ты его откопал?

- Я не думаю, что тебе надо это знать. Человек громко выругался и крикнул:

- Бутс! Бутси, слышишь, иди сюда!

Бутси оказалась на редкость крупной женщиной. Она остановилась позади охранника и оценивающе посмотрела на Джека:

- Позови команду и закрой ворота.

- Но еще не стемнело! - неуверенно возразил охранник.

- Делай то, что я сказала, - ответила она. Бутси ослепительно улыбнулась Джеку:

- Я бы пригласила тебя внутрь, но мы еще не выключили сигнализацию.

- Я подожду, - коротко ответил он. От женщины пахло духами. Аромат был совсем не сильным, но, кажется, в этих духах присутствовали ферменты. Во всяком случае, Джека возбуждал этот запах. Шторм улыбнулся и стал терпеливо ждать.

Глава 11

Джек не мог видеть всю команду, но он чувствовал их взгляды со всех сторон. Они скрывались за стеллажами и полками, заполнявшими пространство склада.

"Босс, кажется, ты опять в беде?" - окликнул его Боуги.

- Пока нет, - ответил Джек, пытаясь оценить видимые и невидимые силы Бутси.

Сверху, из маленькой будки на лесах, чей-то голос прокричал:

- Бутси, что там у вас происходит?

- Приготовься к бомбардировке! - крикнула она и посмотрела на Джека большими выразительными глазами.

С грохотом закрылись противопожарные ворота Собственно, закрылись все ворота вокруг, кроме тех, в которых стоял Джек. Он не сомневался в том, что ворота, находящиеся в низу узкой пластиковой дорожки, тоже закрыты. Кажется, Шторм зашел слишком далеко.

"Вот сейчас мы уже в беде", - сказал Джеку Боуги.

Четверо потных верзил встали по бокам Бутси. Мускулы у них были что надо: любой из них одной рукой мог бы поднять контейнер и забросить его в дальний конец склада. Они внимательно смотрели на Джека, вертя в руках лазерные пистолеты. Джек приподнял руку, но в сторону решил не отходить. Бутси подняла черную точеную бровь:

- Они говорят, что сейчас твою ногу прихлопнет дверь.

- Они говорят, что если ты не уберешь её, то потеряешь, - добавил стрелок. Джек качнул головой:

- Я пришел к вам по делу. Но если наша сделка не состоится, знайте, что виною тому политика открытых дверей.

Шторм заметил, что подъемные краны на складе пришли в движение. Один из крюков завис у него над головой.

Бутси улыбнулась:

- Вот теперь мы в безопасности, дорогой. Теперь мы можем и поговорить. Джек пожал плечами:

- Я не очень люблю разговоры. Вы видели то, что у меня есть. Либо вас это интересует, либо нет.

Бутси потянулась. Джек заметил, что её мышцы натренированы так, как это обычно бывает у мужчин. Она посмотрела на массивный металлический крюк, а потом опять перевела взгляд на Джека:

- Пока я не знаю, что у тебя есть. Я не видала этого сама. А вдруг там одна оболочка? Давай подцепим его на крюк и посмотрим как следует.

Джек быстро захлопнул крышку.

- Этого не будет, - сказал он Боуги. - Ты должен быть готов вскочить и бежать, если сейчас что-нибудь случится.

Наглый стрелок захохотал:

- Кажется, этот парень - девственник!

- Хорошо, - примиряюще сказала Бутси. - И чего же ты хочешь?

- Я ищу Зеленых Рубашек.

На складе стало тихо. Джеку показалось, что от неожиданности у женщины остановилось сердце.

- Вот как? А бронекостюм - это чтобы нас подразнить? Такая блестящая приманка?

- Никаких приманок, - ответил Джок. - Я собираюсь поработать в нем на Зеленых Рубашек. Она задумчиво посмотрела на него:

- И ты действительно думаешь, что мы знаем, где их найти?

- Ну так кто же из нас трусит? Женщина в упор посмотрела на Шторма:

- Хорошо. Предположим, что мы знаем, как их найти. Но какой нам от этого толк? Джек вяло пожал плечами:

- Тогда я не стану разрушать ваши здания.

За спиной Шторма послышался хохот. Бутси подняла палец, и смех тотчас же стих. Она медленно обошла Джека и его контейнер. Джек не сомневался, что Бутси запомнила все, вплоть до мельчайших деталей,

- Хорошо, - сказала она. - Я могу их найти. Для тебя...

Он упрямо качнул головой:

- Мне этого недостаточно.

Она побледнела:

- Как это - недостаточно? Что ты имеешь в виду?

- Не стоит притворяться. У меня есть бронекостюм. Значит, вы можете изготовить копию. Я видел, какому бомбовому удару был подвергнут ваш космопорт. А ведь это всего в четырех километрах отсюда! Пепис может прекратить это детское запугивание и ударить в цель сразу же, как только узнает, где находится Скагбутс.

Стрелок быстро взглянул на Шторма:

- Уж не ты ли собираешься рассказать ему об этом?

- Прекрати, - одернула его Бутси и указала Джеку: - Входи. Я гарантирую тебе выход отсюда. Подумай сам: такие разговоры не ведутся при открытых дверях. Это слишком рискованно.

Джек внимательно посмотрел на нее:

- Бронекостюм будет со мной.

- Хорошо. Входите, мистер. Чуть позже опять будут бомбить, а мы не хотим, чтобы во время бомбежки наши задницы торчали снаружи.

Нахальный стрелок представился Джеку как Гэс. Бутси скомандовала своим ребятам расходиться. Она не взглянула на Джека до тех пор, пока цех не приступил к работе.

- Насколько я понимаю, ты не пойдешь в офис? Джек отрицательно покачал головой. Бутси пожала плечами и села на какой-то ящик.

- А теперь давай поговорим. Чего ты от меня хочешь?

- Я хочу пройти по цепочке до самого основания.

Бутси вытянула из рукава сигарету с наркотиком, прикурила её и глубоко затянулась. Воздух наполнился возбуждающим ароматом. Помолчав немного, она произнесла:

- Вполне возможно, что это не самый лучший для тебя вариант. А что касается изготовления копий бронекостюма, так у меня здесь есть для этого все возможности.

- После того, как бронекостюмы будут изготовлены, надо будет обучить людей пользоваться ими. А тут не удастся сделать это незаметно.

Гэс стоял рядом с Бутси и держал в руках винтовку.

- Кажется, он прав, Бутси, - отозвался он. Не отводя взгляда от Джека, Бутси сказала:

- Заткнись! - и стряхнула пепел. - Это не единственная площадка Скагбутса. У меня есть еще одно укромное место... в сельской местности...

Джек безмятежно ответил:

- Ты знаешь, Бутси, вранье тебя очень старит. Она сделала еще одну глубокую затяжку:

- В конце-то концов, кто ты такой и как ты достал эти доспехи?

- Я рыцарь. Вернее сказать, бывший рыцарь. Как меня зовут, не имеет значения. Кстати, ты знаешь, ведь у меня нет опознавательного чипа! А если вы захотите убрать меня и завладеть бронекостюмом, имейте в виду, что он заряжен, а блок самоуничтожения включен.

- Ты определенно не девственник, - устало сказала Бутси. Сизый дым кольцами слетал с её пухлых губ. - К черту блок самоуничтожения.

На самом-то деле Джек давным-давно отключил этот блок, зная, что Боуги может постоять за себя. Бутси еще раз затянулась и оценивающе посмотрела на Джека:

- Я не знаю, смогу ли я провести тебя дальше. Ты ведь уже знаешь, что мы действуем маленькими группками по три человека. И только один человек в группе знает кого-то другого в следующей ячейке, и так дальше по цепочке.

Джек кивнул. Бутси поднялась на ноги. Гэс насторожился.

- Иди покажи ему все, что можешь, Гэс, а я постараюсь тут кое с кем связаться, - Бутси уцепилась за металлический кабель и подтянулась по нему, как по канату, на леса. Джек с невольным восхищением посмотрел ей вслед.

Гэс ударил его по плечу:

- Ладно, пошли со мной.

- Только до тех пор, пока тележка сможет следовать за нами, - сказал ему Джек. Гэс молча кивнул.

Этот завод ничем не отличался от других. На одних рабочих местах царил порядок, другие - были завалены кучами мусора, в соответствии с привычками работающих на них людей. Под потолком перемещался массивный подъемный крап. Едко пахло карбитом. Размагничивающие устройства были очень старыми, а вот электронное оборудование на стендах выглядело вполне современно. "Наверняка ворованное", - подумал Джек. По конвейеру медленно двигались корзины с металлическими деталями. Джек опустил руку в одну из них и вынул два чипа размером с ноготь. Посмотрев марку детали, он с изумлением взглянул на Гэса. Тот рассмеялся:

- У нас тут все есть, босс!

Джек хотел было бросить чипы назад, в корзину, но Гэс одобряюще махнул рукой:

- Да что ты! Бери себе! Когда-нибудь тебе явно понадобятся эти штуки!

Джек сомневался в том, что в ближайшее время ему придется ремонтировать лазерную пушку, но детали на всякий случай положил в карман. На полу валялось все больше инструментов. Тележка уже не могла ехать дальше. Джек остановился. Гэс озадаченно взглянул на него:

- Дальше не проехать, - сказал Шторм. Стрелок кинул:

- Да... У нас все завалено оборудованием. Они вернулись назад. Бутси спустилась вниз так же эффектно, как до этого поднялась наверх.

- Все в порядке, - сказала она. - Я связалась со своим человеком. Но теперь мне надо посмотреть бронекостюм.

Для Джека это не было неожиданностью. Он открыл крышку контейнера. У Бутси перехватило дыхание от восхищения:

- У него настоящие доспехи! - крикнула она в радиотелефон. Ей что-то ответили. Бутси внимательно посмотрела на Джека и сказала: - Хорошо.

- Тебе поверили, - добавила она, повернувшись к Джеку. И тут начался кошмар. Вверху загрохотало. Здание вздрогнуло. Джек стащил Бутси вниз. Гэс закричал:

- Бомбовая атака!

Снаряды забарабанили по защитным щитам склада. Было ясно, что щиты долго не выдержат. Бутси открыла люк и проворно спустилась в бункер. Джек, проклиная Пеписа, стал облачаться в бронекостюм.

Боуги устроился у него под лопаткой. Обычно Джек не надевал ботинки внутрь бронедоспехов, но сейчас у него не было выбора. Он раскрыл комбинезон от шеи до пояса, обнажил торс и закрепил на нем датчики. Может быть, он и перепутал что-то, но ему нельзя было терять ни минуты. В запястьях кольнуло. Значит, перчатки были заряжены и готовы к бою. Джек наклонился и поднял шлем, но тут вверху раздался взрыв. Огонь и дым прорвались сквозь пробитую крышу. Подъемный кран с грохотом рухнул вниз. Джек застегнул шлем и поднял голову. По небу ползли талонзы. Здание задрожало. Команда Скагбутсов нанесла ответный удар. Армада пролетела мимо, но система наводки показала Джеку, что к ним приближаются еще два талонза. Джек включил прицельную сетку. Вряд ли он мог сбить сразу два истребителя своим оружием, и все же они были слишком самоуверенны и шли на маленькой высоте.

Джек пустил ракеты. Раздался взрыв. Дым и огонь обрушились на землю. Огромный кусок крыши полетел вниз прямо на Шторма. Конечно, его бронекостюм выдерживал и не такие нагрузки. Но на этот раз шлем был плохо защелкнут. Джек потерял равновесие и упал.

Глава 12

Элибер прижалась к полуразрушенной стене. Камеры охраны давно должны были заметить её, но сигнала тревоги не было. Еще пару шагов, и она будет у цели. Элибер благодарно погладила пальцем маленькое электронное устройство, которое помогло ей пройти сюда незамеченной. Конечно, оборудование Полиции Мира было самым современным, но черному рынку, как всегда, удавалось идти на шаг вперед.

В этой бомбардировке обвиняли Зеленых Рубашек. Но здесь что-то было не так. Само место было выбрано далеко не случайно. К тому же, не предпринималось ни малейшей попытки для того, чтобы отремонтировать или снести поврежденную часть здания. Создавалось впечатление, что Пепис боится к ней прикоснуться. В этом крыле здания когда-то размещался Уинтон. Это он вместе с Пеписом предал рыцарей Доминиона на Милосе. Наверное, если бы он был жив, рано или поздно он сместил бы Пеписа. Неожиданно Элибер почувствовала острый холодок, ползущий по спине. Она делала все, чтобы её не заметили в этой кромешной тьме. Кажется, её чувство опасности было несколько преувеличено. К тому же, чем дольше она будет оставаться здесь, тем скорее её обнаружат. Элибер сдержала вздох и тихо скользнула к проходу.

Комната была взорвана изнутри и сейчас напоминала пустую яичную скорлупку. Здесь ничего не осталось целого. Расплавленные шнуры... лампы... куски какого-то электронного оборудования... Элибер сморщила нос: здорово пахло горелой пластмассой. Если бы Уинтон остался жив на Битии, он погиб бы во время этой бомбежки. Элибер с удовольствием подумала о том, что Джеку все-таки удалось победить этого страшного врага. Хотя... Уинтон был не более как послушным слугой Пеписа.

Элибер выскользнула из комнаты связи. Все-таки Уинтон был очень скрытным человеком, а значит... значит, он не стал бы устанавливать компьютер со своими файлами здесь. Основная часть крыла все-таки уцелела: Снесло верхние этажи, а первый этаж почти не пострадал. Элибер подошла к какой-то двери и попробовала набрать код на компьютерном замке. Во все стороны полетели синие искры. Она резко отдернула руку. Кажется, этот замок был очень сложным. Он открывался только после идентификации рисунка глазного яблока. Элибер предвидела это. Она прихватила с собой голографический снимок Уинтона. Но почему такой сложный замок находится на дверях обслуживающего персонала? Элибер оглянулась. Эта комната располагалась совсем недалеко от комнаты связи. Окружающие вполне могли счесть, что Уинтон направляется как раз туда. До смерти Уинтона и этой бомбардировки комната связи считалась сверхсекретной. Во всяком случае, она была достаточно секретной для того, чтобы скрывать рядом с собой настоящую информационную кладовую Уинтона.

Но для того, чтобы убедиться в правильности этих догадок, Элибер нужно было открыть замок. А перед тем, как начинать набор кодовых комбинаций, надо было сказать контрольное слово. Интересно, какое же слово могло служить паролем для Уинтона? Оно должно было быть маленьким, настолько маленьким, чтобы не вызывать у возможных прохожих лишних подозрений. К тому же, это слово должно было быть достаточно значащим для того, чтобы никто случайный не мог произнести его в этом коридоре. Элибер вынула портативный проектор и закрепила его напротив отверстия видеокамеры для идентификации глазного яблока. Человек, который преследовал их с Джеком много лет, был нетерпелив, замкнут и проницателен. Но этого знания было явно недостаточно для того, чтобы найти шифр к звуковому замку.

Элибер могла бы рискнуть и вынуть замок, но комната, скорее всего, была заминирована. Из огромного кармана Элибер вытащила еще одно небольшое устройство и закрепила его рядом с первым. На плоском экране не было видно никаких движений внутри неподдающегося замка.

- Что-то не то... - пробормотала она и получше настроила голографический проектор, потом - приложила щеку к холодной металлической двери и стала думать, что за звук или слово могут оказаться контрольными.

Через пару секунд Элибер резко выпрямилась, улыбнулась и быстро сказала самое невероятное слово, которое когда-либо можно было услышать среди этих стен.

На экране появился сигнал. Устройство распознавания глазного яблока сработало, приняв изображение с голографического проектора.

Дверь тихо отворилась. Элибер быстро собрала оборудование, разложила его по карманам и надела темные очки.

Компьютерное оборудование здесь было очень сложным. Элибер улыбнулась и села в кресло. Начиналась настоящая работа.

Элибер склонилась над компьютером и попыталась найти доступ к личным файлам Уинтона. Первая попытка закончилась неудачей. Кажется, кто-то блокировал пуск программы на другом терминале, Наверное, это сделал Пепис или Баластер. Элибер могла бы попытаться включить программу, но это было довольно-таки опасно; в любую минуту могла сработать сигнализация. Видимо, надо было проконсультироваться у кое-каких специалистов и вернуться сюда снова.

Пробираясь назад по коридору, Элибер почувствовала чей-то взгляд и остановилась. Она посмотрела на пролом в разрушенной стене, ожидая увидеть там Вандовера Баластера, но тревога была ложной. Элибер облегченно вздохнула и уверенно пошла по дворцовому двору. Эти места она знала хорошо. Здесь телекамеры охраны были ей не страшны. Три шага вправо, прыжок влево, и опять - три шага влево, прыжок вправо. В общем-то, не такой уж и замысловатый рисунок...

Элибер страшно перепугалась, когда чья-то тяжелая рука легла на её плечо. Она оглянулась и увидела перед собой огромное косматое чудовище. Элибер не успела как следует рассмотреть, кто это, но резкий запах, исходящий от существа, подсказал ей ответ. Это был Крок. Милосец. Командир рыцарей Доминиона. Марионетка Тракианской Лиги. Острый мускусный запах медведя раздражал глаза. Элибер отвернулась и смахнула слезу.

- Я думал, это какой-то вор! - прорычал Крок, опуская тяжелую лапу с её плеча - Что вы здесь делаете, госпожа Элибер?

Он подошел к ней совсем близко, и его мускусный запах опять ударил в лицо.

- Это очень опасно, подруга Шторма. Ведь они повсюду ищут тебя.

- Я знаю, - ответила Элибер напряженно Милосец потянул носом воздух. Она поняла, что

сейчас он услышит запах дыма и гари в её волосах.

Крок отпрянул в сторону:

- Что вы делали во взорванном крыле?

- Пустите меня, командир! - она наклонилась в сторону и приготовилась бежать. Крок покачал головой:

- Нет. Подождите. Мне надо немного подумать.

Оружия у Элибер не было. Совладать с этим огромным милосцем она никак не могла. Ей оставалось только сожалеть о потерянной ею способности убивать с помощью мысли.

Лохматый милосец снова схватил её за плечо:

- Послушайте, Элибер, я чую сердцем, что Джек жив! А еще я понимаю, что сейчас вы работаете на него, - он вздохнул и посмотрел на розовый дворец Пеписа: - Я желаю вам удачи, мисс. Вы должны быть очень осторожны. Мне здесь не доверяют, и поэтому я не могу помочь вам ничем, кроме пожеланий. - Он развернул её и подтолкнул в сторону леса. - Удачной охоты!

Глава 13

Джек очнулся от резкой боли в горле и легких. Воздух с хрипом вырывался из рваной раны. Он ничего не видел от слез. И все-таки он был жив

Джек плотно сомкнул веки, а потом разомкнул их вновь. Вокруг него было много дыма и много огня Раскаленный металл все еще краснел в темноте. Вокруг слышались стоны и крики, пахло жженой пластмассой. Джек наклонил голову, нашел питьевой сосок и сделал небольшой глоток воды. В горле горело. Он еще раз глотнул. Стало немного легче.

Джек лежал на спине и пытался ощутить свое тело Ноги занемели. Он знал, что это произошло из-за ботинок, которые он не успел снять. Шлем был сорван. Может быть, он лежал где-то рядом. Джеку очень хотелось, чтобы шлем заметили мародеры. Вероятно, эти твари уже вовсю ползали по заводу.

Джек закрыл глаза и стал молить Бога, чтобы боль хоть немножечко утихла.

"Босс!" - услышал он голос Боуги. Шторм понял, что мягкой подушкой под его раной был как раз он.

- Ты ранен, Боуги? - спросил Джек.

"Нет, - ответил тот. - Я голоден".

Боуги рос очень быстро. Для регенерации ему требовалось много солнечного света. В обычных условиях, когда шлем с солнечной батареей был на месте, проблем не возникало. А сейчас Боуги, скорее всего, брал энергию у Джека. Шторм закрыл глаза и опять услышал разобиженный голос берсеркера:

"Я очень голоден, ты слышишь, босс?"

У Джека свело живот.

- Я тоже, Боуги! - только и мог сказать он. Шлем отсутствовал. О том, что происходит с самим бронекостюмом, Джек не знал.

- У нас еще есть энергия? - спросил он.

Из-за поломки или короткого замыкания вполне могла произойти утечка. Впрочем, горелой проводкой внутри бронекостюма не пахло. Боуги молчал. Наверное, он опять почувствовал теплоту и вкус крови Джека.

И все-таки надо было узнать, сколько у него осталось энергии. Джек попытался согнуть руку, но тут же замер. Он услышал, что кто-то совсем рядом с ним пробирается в темноте. В дальнем углу цеха вспыхнул яркий свет. Два человека упорно шарили вокруг.

- Я говорю тебе, что видел, как он надевал бронекостюм, - сказал один.

- Если он мертв, нам же лучше, - ответил второй.

С душераздирающим скрежетом обрушилась куча обломков. В воздух поднялись сизые клубы пыли. Джек заморгал и попытался встать. Правую ногу свело. Джек так и не услышал начала следующей фразы, которую незнакомец сказал своему партнеру:

... освети здесь.

- Заткнись и продолжай искать, - ответил второй. - Он был совсем рядом со входной дверью. - Яркий сноп света прорезал темноту. - Посмотри, это все, что осталось от двери.

Гора обломков качнулась и рассыпалась. Было слышно, как большие куски штукатурки падают на пол Раздался крик. Луч дрогнул и исчез.

- Рэй, где ты? - крикнул незнакомец. Послышались ругань и стон.

- Фу! Чуть не провалился! Подай мне руку! Я потерял фонарь.

Кто-то третий крикнул из темноты:

- Где подъемник?

Двое неизвестных по-прежнему занимались своим делом и не обращали ни малейшего внимания на команду.

Джек стиснул зубы и еще раз попробовал согнуть ноги.

- Где прожектор?

Голос с сильным акцентом ответил:

- Да черт с ним, с этим прожектором. Обломки очень острые. Можно здорово порезать руку. Давай найдем бронекостюм и будем сматываться отсюда.

- Скорее всего, он погребен под этими обломками.

- Ну, тогда начинай копать...

Совсем рядом с Джеком послышался топот ног.

- Иди сюда! Я дам тебе руку! Будь проклят этот прожектор! Здесь работать не лучше, чем на темной стороне луны.

Джек тотчас же узнал голос Рэя.

- Послушай, мне кажется, что я слышу стон... Это Куинси...

- Забудь эту обезьяну! Ты со мной, так помни же об этом!

- Да, но вполне может быть, что они тоже хотят его вытащить.

Послышалась какая-то возня. Человек с акцентом произнес:

- Не забывай, ты крепко повязан со мной, а мне нужен этот бронекостюм!

- Послушай, Каспер, если ты это сделаешь, Бутси порвет с тобой!

- Забудь её, парень. У меня есть свое дело, и там ты получишь гораздо больше денег, чем здесь.

С противоположной стороны мусорной кучи Джек услышал шаги. Кто-то к нему карабкался. Джек повернулся и попытался сосредоточиться. Мелкая крошка посыпалась сверху на лицо. Яркий луч света ослепил его Джек отвернулся.

- Черт знает что! Он все еще жив! - сказал голос из темноты

- Тогда перережь ему горло и тащи его сюда

- Каспер, он здорово завален. Его будет нелегко вытащить.

В разговор вмешался кто-то третий:

- Ну уж нет, ребята. Вы его не получите.

Двое из говоривших явно сцепились в драке. В лицо Джека брызнуло чем-то мокрым. Запахло кровью. Совсем рядом кто-то завопил от боли:

- Караул! Идите скорее сюда! Меня зарезали! Меня зарезали!

- Ни с места! Это мы нашли его первым!

- Да нет, это я нашел его первым. Какая глубокая рана! Может быть, вы лучше займетесь этим? Кто-то, кажется Каспер, ответил:

- Сейчас мы уходим, но мы еще вернемся, слышишь?

- Я не сомневаюсь, - крикнул третий. - Твой друг выглядит несколько бледно. Он потерял много крови, так что вам лучше поспешить.

Двое торопливо заковыляли к выходу. Третий включил карманный фонарик и осветил им себя и Джека:

- Давай посмотрим, как нам лучше вытащить тебя отсюда! - сказал он. У него было странное, совсем не человеческое лицо.

Глава 14

- Я очень доволен тем обстоятельством, что слухи о твоей смерти были здорово преувеличены, - с юмором сказала волосатая морда. - Хотя, насколько я понимаю, ты попал в большую беду. Впрочем, я еще помню, как однажды ты обрушил на себя целую дамбу. Почему-то это совсем не походило на самоубийство.

Джек начал приходить в себя. Он кашлянул и сказал фишеру:

- Ты сам вытащишь меня отсюда, или будешь ждать кого-нибудь еще?

Скал лукаво ухмыльнулся:

- Возможно, я подожду ту очаровательную женщину В ней что-то такое есть... Она волнует даже мою фишерскую кровь... Хотя я сомневаюсь в целесообразности близости между мной и ею. Нет, великий воин, я нахожусь здесь из-за тебя. Я искал тебя очень долго

- Искал? Но как же ты меня нашел? - удивился Джек

Скал спокойно пожал плечами:

- Туман-над-водой послала меня за тобой. Она сказала старейшинам, что слухи о твоей смерти неверны, и дала мне вот это, - фишер показал Джеку окровавленный нож. Этот нож был точной копией его собственного ножа, того, который несколько лет назад подарили ему фишеры.

- Это было давно. Очень давно, - сказал он. - Да... Это было давно... Его друг Кэвин был тогда еще жив. И глава секретной полиции Уинтон - тоже.

- А теперь давай выбираться отсюда, - отрывистым лающим смехом засмеялся Скал.

- Энергии на то, чтобы вылезти отсюда, у меня хватит, но я опасаюсь нового обвала, - подумав, ответил Джек.

- Пойду посмотрю вокруг, - сказал Скал и отошел в сторону. Через пару минут он снова захохотал из темноты: - Ого! Джек! Я нашел твой шлем!

- Хорошо. Забери его с собой, - ответил Шторм.

Джек понял, что Скал пришел сюда не случайно. Видимо, что-то случилось на далекой планете Миствальд. Он вздохнул и отдал команду бронекостюму. Тысячи обломков содрогнулись и поползли в стороны.

* * *

- С деньгами для проезда у нас нет никаких проблем, - сказал Скал и склонился над кружкой пива. - У меня есть с собой металлические чешуйки из нашей реки. Насколько я знаю, люди очень их ценят.

Джек улыбнулся и опустил кружку. Он видел, как Скал оплачивал пиво и еду золотым самородком.

- Я уберу твой кошелек подальше от чужих глаз. На Виктор-три полно всяческих головорезов.

- Это сказано знающим человеком, - пробормотал фишер и сделал большой глоток. Кажется, в этом грязном, заплеванном баре Скал чувствовал себя как дома.

- Ну, и какой вид транспорта нам потребуется? - Джек осторожно пошевелился в кресле. Занемевшие мышцы явно говорили о том, что к утру он превратится в сплошной синяк. Ящик с бронекостюмом стоял рядом со Штормом.

Смеющееся лицо Скала протрезвело. Он опустил брови и потеребил лапой усы:

- Я хочу найти самый лучший и самый быстрый корабль до Миствальда. Времени мало, и совсем не нужно тратить его зря.

- На это путешествие потребуется недели две, и то только в том случае, если у тебя Карсар или Талон. А военный корабль мы достать не сможем. Военный корабль совсем не подходил Джеку, но он не хотел, чтобы об этом догадался Скал. - К тому же не исключено, что нас будут поджидать. Скажи, кто заходит в ваш сектор?

- Только торговые и пиратские корабли, - ответил Скал.

- С торговцами можно будет сговориться за бесценок, особенно если они тянут за собою баржи. Ну, а у пиратов билет купить трудновато...

Скал обиженно опустил лохматую морду:

- Ты смеешься надо мной, Джек...

- Нет, в самом деле нет, - успокоил его Шторм. - Расскажи мне, что это за парни и в чем проблема? Он немного подождал и взял из автомата новую бутылку пива. Скал последовал его примеру. - Я знаю, что это важно, ободряюще сказал Джек. Ведь иначе ты не покинул бы свою планету.

- Если бы мы знали, Джек, кто они! - вздохнул фишер. - Нет, мы этого не знаем. Шпионы, которых мы послали вслед за ними, были найдены мертвыми. - Скал сокрушенно замолчал. Его черные глаза влажно блестели. - Они заразили почву. Это заражение растет на глазах, и мы ничем не можем его остановить. Мы не знаем, что им нужно. Если им нужна наша планета, почему они так небрежно к ней относятся? Может быть, они хотят использовать нас как трамплин для достижения каких-то своих целей?

Джек тотчас же забыл про пиво и про закуску. По его спине прополз холодок.

- Послушай... - он напряженно наклонился вперед, - а это случайно не траки?

- Нет... - покачал головой Скал. - Насколько я знаю, они - люди. Такие же, как ты.

Джек вспомнил время, проведенное им на Миствальде, и способность фишерских старейшин управлять погодой и спросил:

- Совет уже пытался согнать их дождем? Скал кивнул:

- Да. Но это бесполезно. Они просто перебрались на возвышенность. А пятно... пятно расширяется дальше. Мой народ не может справиться с этой напастью, поэтому меня и послали за тобой.

Кажется, фишеры действительно были в безвыходном положении. Когда-то Джеку пришлось сражаться вместе со Скалом в их гражданской войне. Он знал, что разумные выдры смелы и изобретательны. Вероятно, они надеялись на бронекостюм Шторма.

- Хорошо, - подумав, сказал Джек. - Мы с тобой пойдем туда, и я посмотрю, что можно сделать. Скал вопросительно посмотрел на него:

- Мне кажется, что я отрываю тебя от каких-то важных дел...

- Ничего, - сказал Джек, - это может подождать.

Скал одобрительно шевельнул кончиком хвоста:

- Я склоняюсь перед твоей мудростью и благодарю тебя за это решение.

Джек улыбнулся и поднял кружку:

- В таком случае выпьем! Завтра утром откроется космопорт, и мы посмотрим, есть ли там что-нибудь подходящее. А сегодня мне надо как следует отоспаться.

Скал захохотал и торжественно поднял кружку.

* * *

Посольский корабль Доминиона был готов к приему пассажиров на борт. Джеку удалось попасть на территорию Доминиона всего два раза в жизни, и оба раза были связаны с посещением Конгресса. Элибер много раз говорила Джеку, что представители Доминиона с другими людьми сходятся плохо. Вернее, они видят в них лишь то, что хотят увидеть.

Помощник посла и пилот не проявили к Джеку и Скалу ровным счетом никакого интереса. Они поняли, что у них достаточно золота для того, чтобы оплатить проезд, и успокоились.

- Мы с тобой не станем погружаться в холодный сон, - сказал Скалу Джек. Фишер послушно кивнул.

Пожалуй, этот корабль не уступал в скорости военному кораблю. Вместо погружения в холодный сон Джеку предложили заняться кое-каким мелким ремонтом. Криогенных установок для фишеров на корабле не было, так что Скал тоже избежал этого сомнительного удовольствия. Корабль был в отличном состоянии, поэтому ни Джеку, ни Скалу особенно много работать не пришлось. Перелет обещал быть довольно-таки скучным. Скал подумал и занялся приготовлением карт района, прилегающего к земляной ране, - они могли пригодиться Джеку. Потом они обсудили различные варианты наблюдения за врагом. Скал боялся, что их постигнет та же участь, которая постигла их разведчиков

- А что, если... - пробормотал Скал, дернув своим тяжелым пушистым хвостом, - что, если все-таки это были не люди...

- Кожей покрыты? - насмешливо спросил Джек.

- Да, - с удивлением ответил фишер.

Джек устало потер лоб. У фишеров был очень красивый мех, так что пираты или еще кто-то, обитающий на планете, не могли упустить этого из виду. Эта мысль не давала Джеку покоя.

* * *

Джека мучила бессонница. Он встал, оделся и решил отнести ящик с Боуги в солярий. В солярии Шторм осторожно открыл крышку контейнера. Бронекостюм купался в лучах искусственного солнца. Боуги пел от радости.

Скал нашел Джека в солярии. Фишер натянул на свою голову шлем, пытаясь хоть как-то защититься от яркого искусственного света, и сел рядом со Штормом.

- Нас предупредили, что к началу следующей смены мы войдем в зону деформаций.

Джек кивнул. Он понял, что к тому времени солярий обязательно закроют. А ведь им осталось еще половина пути... Скал дергал усиками и нюхал экзотические зеленые растения. Он явно наслаждался зрелищем сада, Кажется, ему очень хотелось домой. Они помолчали несколько минут, потом фишер осторожно спросил:

- Джек, ты узнал, кто живет в твоем бронекостюме?

Джек кивнул:

- Да.

Скал продолжил:

- Вскоре после твоего отъезда Туман-на-воде рассказала мне об этом. Она сказала, что этот дух живет во плоти, как детеныш во чреве.

- Я тоже так думаю. - Джек снял руку с крышки ящика. - Но кто он на самом деле - я не знаю до сих пор.

- А разве он не из ваших? - удивленно спросил Скал.

Шторм отрицательно покачал головой:

- Нет. Мне не приходилось встречаться ни с чем подобным. Кто-то подбросил его в мой костюм на Милосе.

- Я слышал об этой планете, - кивнул Скал. - Ведь сейчас это планета песков, не так ли?

- Да, - ответил Джек.

Скал сердито махнул хвостом:

- Прости. Я не хотел мешать тебе, Джек.

- А ты мне и не помешал. Все это было очень давно. Тогда я сражался на Милосе. Милосцы мало верили в то, что мы победим траков. У них были огромные хищные ящеры-берсеркеры. Почему-то милосцы решили, что эти ящерицы справятся с траками гораздо лучше, чем рыцари. Они заразили наши бронекостюмы... Мы слишком поздно обнаружили это. А берсеркеры... Берсеркеры сначала проникали в нашу кровеносную систему, а потом вырастали и проглатывали нас целиком. Потом они взламывали бронекостюм изнутри, так, как будто это была яичная скорлупа, и вырывались наружу, вот тогда их можно было видеть... Джек замолчал, вспомнив это ужасное зрелище: рядом с тобой бронекостюм товарища трещал и разваливался на части, и оттуда вырывался огромный ящер.

- Вот так. Берсеркеры были безмозглыми тварями, по сути машинами-убийцами, но даже им не удалось спасти Милос.

- И ты подумал, что это существо - такое же?

- Да, во всяком случае, чем-то он похож на них. Я не знаю, как долго я еще смогу носить свои доспехи. Видишь, сейчас он поглощает свет, и этого ему достаточно. А потом... потом все может измениться.

- Но ваши отношения очень похожи на дружбу. Я чувствую, что он во многом тебе помогает.

- Да. Это так. Он умеет кое-что делать, И потом - у него есть разум. Иногда я слышу его. А когда мне очень тяжело, он делится со мной своим воинственным духом.

Скал улыбнулся:

- Ну что ж. Это очень полезная дружба...

Корабль вышел из зоны деформации и перешел в режим торможения.

Сила притяжения резко увеличилась и прижала Джека к кровати. Скал застонал.

- Держись, дружок! - сказал ему Джек.

- Не нужно было пить столько пива! - жалобно простонал фишер.

- Нет, нет, сейчас не время болеть, - строго ответил Джек.

- Ах, Джек, - опять застонал Скал. - Мы слишком долго были вместе - я и ты. Сейчас ты говоришь точно так же, как я.

- Ну, я, кажется, все-таки не перепил пива. - Он лег на спину и тут же почувствовал, что торможение корабля возросло.

Скала вырвало. В каюте запахло пивом. Это не предвещало ничего хорошего для них обоих.

- Держись! - упрямо повторял Джек. - Держись и думай о доме.

- Да-а... - жалобно протянул Скал. - До дома еще несколько дней...

* * *

Дома... Наконец-то они были дома... Скал ласково прикоснулся к Джеку своей мягкой лапой, приглашая его сесть в глиссер. Дождя не было, но воздух был тяжел и плотен от сырости. Боуги весело шагал за ними. Сейчас все они направлялись на встречу с советом. Джек надел на себя бронежилет и вооружился. Охрана в космопорте была явно усилена. Кого искали власти Триады, Джек со Скалом не знали. Но они совсем не собирались попадаться в чьи-то руки, проделав такой длинный путь. Власти Миствальда проявили к ним явную благосклонность. Проходить карантин и таможенный досмотр им не пришлось.

- Для чего нужна охрана, - философски сказал Скал, - если она работает против тебя? - но меры предосторожности принял: их глиссер обогнул все большие города, включая здешнюю столицу - Свомберг.

- Скоро будет дождь. - Скал шевельнул кончиком хвоста. Джек посмотрел на серые облака и вспомнил о главной цели их поездки. Скал никому не сообщал о своем прибытии, но они оба знали, что Совет будет ждать их в пещере. Джек сожалел о том, что не привез сюда Элибер. Мир экстрасенсорных чудес был второй природой фишеров. Эти пушистые существа вполне могли бы помочь ей избавиться от душевных мук. А так - ей пришлось очень много выстрадать... Джек вздохнул.

Планета Миствальд была зеленой и цветущей. Теперь в их районе галактики такие планеты попадались редко. В общем-то будет очень стыдно, если люди или траки разрушат её. Скал занял место водителя в глиссере.

- Интересно, а вытянет ли он нас троих? - весело спросил Джек.

- Наверное, нет, - пошевелил фишер длинными усами и лукаво предложил: - А может быть, ты пойдешь пешком?

Глиссер был большой, четырехместный. Но бронекостюм все равно весил гораздо больше, чем два средней упитанности пассажира. Джек сказал Боуги сесть сзади, а сам пристроился рядом со Скалом. Глиссер взревел, но оторвался от земли. Они сделали медленный плавный круг.

- Невысоко, и небыстро, но зато как устойчиво! - крикнул Скал и переключил скорость.

Последний горный хребет, отделяющий их от заповедника фишеров, они преодолели с большим трудом. Джек с Боуги даже хотели слезть и пройти пешком несколько километров, но Скал возмутился:

- Послушай, Джек, они послали меня за тобой, а ты хочешь, чтобы я пришел один? Не ставь меня в такое глупое положение!

До пещеры Совета Старейшин в глухом тщательно охраняемом фишерами уголке леса глиссер дотянул без приключений. Старейшины сидели вокруг небольшого, чем-то сладким пахнущего костра. Скал приветственно тявкнул, подошел к Туман-на-воде и положил ей в ладонь окровавленный нож. Туман-на-воде бросила нож в костер, и он исчез в сизоватых кольцах дыма.

Самка-фишер с очень пушистой кремоватого цвета шкурой радушно улыбнулась и кивнула Джеку

- Добро пожаловать, Джек Шторм. Мы ждали тебя. Присядь и поговори с нами.

Джек попросил Боуги подежурить у входа, а сам подсел к костру.

Глава 15

Джек оглянулся и разулыбался: темные своды пещеры мерцали сотнями маленьких теплых звезд - в честь приезда долгожданного гостя в небольших потаенных нишах фишеры зажгли сальные свечи. Бронекостюм с Боуги, остановившийся у входа в пещеру, вспыхивал искрами от их трепетного света. Джеку было интересно, какое впечатление произведут его доспехи на тех фишеров, которые еще не видели их в прошлый раз его приняли за Бога.

Туман-над-водой положила лапу с пушистой шелковой шерстью ему на руку.

- Ты знаешь многих старейшин...

Джек утвердительно кивнул. Фишер с седой мордой и словно бы подпаленными ушами почесал лоб своей единственной израненной лапой.

- Однорукий! - приветственно улыбнулся ему Джек. - А вот и Рыбка. Она повзрослела и теперь выглядит просто чудесно! А вот Лысина здорово постарел и потерял еще немного своего меха...

Огромный грязно-рыжего цвета фишер задумчиво моргнул, посмотрел на Джека большими грустными глазами, но ничего не сказал в ответ.

- Ну, конечно же, и Туман-над-водой. Я помню еще двоих, нет, троих старейшин, но, к сожалению, не знаю, как их зовут.

Лысина пробурчал про себя что-то ласковое, а потом торжественно и радостно сказал:

- Мы рады видеть тебя у нас, Солнышко!

Услышав такое прозвище, Джек покраснел. Интересно, откуда у него взялось это имя? Может быть, фишеры опять придумали о нем какую-то небылицу? Впрочем, размышлять об этом времени не было. Джек поклонился старейшинам и ответил:

- Я тоже рад видеть вас всех. Скал доложил:

- Мне пришлось истратить почти все металлические чешуйки для того, чтобы доставить его сюда. Однорукий успокаивающе махнул лапой: - Это все ерунда. Это не имеет никакого значения, Скал. Эти чешуйки принесли нам то, чего мы ждали от них. Тебя не было долго, но мы думали, что ты будешь путешествовать гораздо дольше. Туман-над-водой говорила нам, что ты мог навсегда затеряться среди звезд.

- Нет, - упрямо качнул своей мордой Скал. - Этого не могло быть. Я все равно вернулся бы. Рыбка кивнула.

- Мы знаем, - и пригладила ладонью длинные белые усы.

Туман-над-водой положила лапу на запястье Джека:

- Прости нас. Мы оторвали тебя от очень важного дела. Мы понимаем, какую жертву ты принес ради нас.

- Ты не права, Туман-над-водой, - ответил Джек. - Ведь у меня все равно не было удачи в поиске.

После разрушения Скэгбутся Шторм потерял след Зеленых Рубашек. Так что, это путешествие должно было помочь ему успокоиться и прийти в себя.

- А теперь расскажите мне подробнее, что случилось, - попросил Джек. Насколько я понял, вы обнаружили на планете участки с ржавчиной, вернее, участки с каким-то необычным песком?

Старейшины молча посмотрели на него.

- Вы можете описать, какие корабли прилетают к вам? - Джек коротко рассказал, как выглядят военные корабли траков.

Лысина закусил губу и обнажил белые, на удивление молодые зубы:

- Человек, эти вопросы слишком сложны для нас. Мы знаем одно - эти пришельцы используют воздушные корабли. А в остальном мы не сможем помочь тебе.

Джек покачал головой:

- Но поймите и вы меня: для того, чтобы помочь вам, я должен знать врага! Как бы ни был силен мой бронекостюм, я не смогу сражаться с целой армией!

Однорукий недоверчиво шевельнул хвостом и мягко возразил:

- Но прошлый раз мы видели, как ты резал скалу!

- Да нет же! Это была совсем не скала! Это был небольшой, довольно-таки мягкий валун. - Джек оглядел пещеру и увидел множество длинных волосатых морд, застывших от уныния и боли. Джек еще раз повторил свои вопросы, а потом покачал головой и вздохнул: - Это черт знает что такое!

Огорченная Рыбка всплеснула лапами и попросила:

- Не отчаивайся хоть ты, Джек! Мы, фишеры, давно уже не знаем как нам жить дальше. Наша земля отравлена. Наши реки превратились в горький напиток

смерти.

- Реки превратились в напиток смерти? Но скажите мне - как?

- Если бы мы знали, Солнышко, - растерянно заморгала глазами Рыбка, мы не стали бы искать тебя среди далеких колючих звезд.

- Хорошо, - попросил Джек еще раз. - Расскажите мне очень подробно обо всем, что случилось. Скал говорил, что это рана, какое-то раковое заболевание земли. Передайте мне ваше мистическое понимание происходящего!

- Фишеры вымирают. В нижней части реки недавно родился детеныш с двумя головами.

- Что-что? - Джек обернулся, чтобы получше рассмотреть заговорившую женщину-фишера в кожаном фартуке с двумя темными полосками на лбу. Скорее всего, она была мельником: и фартук, и кончик носа, и темные настороженные уши были перепачканы в рисовой муке. - Вы в этом уверены? - переспросил Джек. Все это очень походило на последствия радиационного заражения. Возможно, произошла утечка горючего при посадке какого-то корабля? А может быть, недалеко от них построили атомный реактор? - Скал, в том районе есть какой-нибудь реактор? - спросил Джек.

- Нет... к тому же, наши очистительные сооружения работают хорошо. Я подумал о том же, что и ты, Джек, когда услышал о двухголовом детеныше. Сомнений не может быть только в одном: то, от чего сейчас умирают фишеры, занесено на планету пришельцами.

- А систему очистки на реке вы установить не пробовали?

- Мы не можем подойти достаточно близко к истокам, - рыкнул Однорукий и постучал себя в грудь лохматым кулачком. - Насколько мы понимаем, причиной всему могут быть Плавающие Кочки.

- Плавающие Кочки? - Джек вопросительно посмотрел на Скала. Интересно, что могли делать в этих краях вольные пираты? - А вы не можете ошибаться? Ведь вполне возможно, что это не люди, а траки!

Старый фишер хлестнул по камню хвостом:

- Насколько я понимаю, вы озабочены появлением на планете песка?

Джек утвердительно кивнул. Туман-над-водой спросила:

- Траки - твои старые враги?

- Очень старые враги. И к тому же враги очень страшные. Песок, который они производят для выведения своих трачат, разрушителен. Он ползет, разрастается и пожирает все вокруг. Если его вовремя не остановить, вся планета станет песчаной. - Джек не сказал им главного: микроорганизмы, которые производят этот песок, было практически невозможно уничтожить. Им оставалось надеяться на то, что траки еще не побывали на планете.

- Вы уже были у посла или у вашего императора? - спросил Джек.

- Мудрый Зуб все еще у власти, но он беспросветно погряз в торговле. Погряз по свою жирную противную шею... Он отвернулся от своего народа и предал его, так что от него нечего ждать помощи, - уныло ответил Скал.

Кажется, их последней надеждой был Джек. Шторм вздохнул и вопросительно посмотрел на Боуги. Выступать в одиночку против тракианского песка было делом нешуточным.

- Мне нужно как можно быстрее посмотреть на эту "рану", - задумчиво произнес он. Туман-над-водой запротестовала:

- Нет, нет, сначала я должна по дыму прочитать твою судьбу, Солнышко, и дать тебе благословение.

Джек покачал головой. И без фишерского тумана его будущее выглядело не слишком определенно. Да к тому же для чего идти сражаться, заранее зная свою судьбу? Шторм этого не хотел.

- Будет лучше, если я не буду знать ничего, - сказал он.

Туман-над-водой широко раскрыла глаза и отпрянула от Джека. В мерцающем полумраке пещеры её глаза казались черными, хотя Шторм и помнил, что это не так - при ярком солнечном свете, днем, они выглядели бархатными, темно-синими.

Еще один старейшина воспринял ответ Джека как оскорбление, резко вскочил на ноги и схватился за рукоять ножа:

- Я требую немедленных извинений! - выпалил он. Скал примиряюще поднял лапу:

- Поймите, Джеку не нужно извиняться. Это мы должны извиниться перед ним за то, что навязываем ему наши обычаи.

- Как? Но ведь он унизил наш Туман!

- Я приношу вам свои извинения, - сказал Джек. - Я совсем не хотел никого унижать. Но впереди у нас столько событий, что я попросту не хотел бы, чтобы нас ждал какой-то определенный вариант.

Мист сильно ударила хвостом:

- Он говорит совершенно правильно. Ведь Дым скажет то, что он пожелает сказать. Шторм же пришел для того, чтобы помочь нам. Мы не должны мешать ему.

* * *

Глиссер постанывал и нырял в воздушные ямы. Скал сверял путь по крупным сиреневым звездам.

- Ты вполне можешь отдохнуть, - сказал он Джеку. - Ведь мы всю ночь будем в пути.

- Неужели же это так далеко? - удивился Шторм.

- Да. На противоположной стороне континента.

- То есть, до этого песка такое же расстояние, как и до космопорта?

Скал утвердительно кивнул.

- Если бы не произошли бедствия на наших отдаленных пограничных постах, мы бы обнаружили "рану" сразу. А так...

Джек осторожно спросил:

- Я надеюсь, что ты не станешь приземляться прямо на ней?

Фишер довольно ухмыльнулся:

- Ну, конечно же, нет. Мы приземлимся в нижней части реки, а потом пешком дойдем до нужного места.

- Нам придется идти через болота?

- Нет. Мы пойдем через джунгли. Так что наши ботинки останутся сухими, но вот тем широким плечам - Скал показал лапой на бронекостюм - придется чуточку согнуться.

В том, что считал сухими ботинками Скал, и в том, что под этим понимал Джек, явно была разница. В тропических лесах всегда шли дожди. Иногда дождь шел по нескольку раз в день. А что касается Миствальда, так эту планету без дождя просто нельзя было себе представить. Джека радовало уже то, что его бронекостюм не ржавел.

* * *

Они решили замаскировать глиссер, и набросали на него целый ворох душистых зеленых веток. Боуги помогал им. Он легко передвинул аппарат в заросли колючего кустарника и подтянул под колеса парочку тяжелых бревен, но все равно у Джека создавалось впечатление, что сегодня его питомец ведет себя как плохо обученный робот. Боуги был слишком силен, но он явно не знал, как пользоваться своей силой. Джек даже охрип, давая ему указания. Скал смотрел на них и посмеивался в свои пушистые расчесанные усы.

Когда Джек положил на глиссер последнюю зеленую ветку, Скал не выдержал и удивленно спросил:

- Почему же ты не надеваешь свой бронекостюм? Ведь ты солдат, а это твои доспехи.

Джек вытянул из глиссера мешок и вынул из него бронежилет и два оружейных пояса. Он пожал плечами:

- Зачем? Конечно, я бы мог в него облачиться, но ведь так нас - двое. Боуги очень слаб в тактике, но зато он хорошо умеет стрелять.

Скал с интересом посмотрел на Боуги:

- Хотелось бы узнать, а кто из вас выбирает цель? Например, у меня есть оружие, но я бы не хотел, чтобы оно прицеливалось само.

Джек уловил в его голосе явное беспокойство. Он закрепил на своей руке браслет и сказал:

- Я не могу тебе объяснить, как мы с ним работаем, но ты не волнуйся. Мы уже проделывали такое. К тому же мои враги - это его враги. - Джек еще раз проверил энергетические браслеты и бросил пустой мешок в глиссер.

- Вес равно, я бы на твоем месте подстраховался, - заметил фишер. - А вдруг однажды он не захочет делить с тобой бронекостюм? - Скал потянул воздух чуткими звериными ноздрями и направился к лесу.

Джек посмотрел на Боуги и крикнул:

- Не отставай! Постоянно следуй за мной!

- Да, Босс! - громко ответил дух, с явным удовольствием приспосабливаясь к синтезатору речи. - Сегодня светит солнце. А солнце это так приятно!

- Вот и наслаждайся им, пока есть возможность! - Джек поправил пояс и нырнул в заросли вслед за Скалом.

Скал не предупредил Джека о несметном количестве маленькой летучей мошки. Слава Богу, что эти микроскопические твари не кусались! Джек набросил на лицо тонкую сетку: ему совсем не хотелось заглатывать на ходу облака этой прозрачной мошкары. Насекомые кружили над землей прозрачными колеблющимися слоями. Верхнее облако было чуть выше зеленых древесных глав. Временами верхние облака насекомых ныряли вниз, чтобы поймать и съесть более слабого собрата. Джеку еще никогда не приходилось видеть таких ярких цветов!

- Боуги! - крикнул он. - Включи видеокамеру! Я хотел бы показать это Элибер!

- Запись уже давно включена, Босс! - Боуги неуклюже ковылял вслед за Штормом. Скал остановился у кромки леса и игриво потянул Джека за край сетки:

- Вот видишь! Теперь ты узнал, для чего мне служат усы.

- Ах вот в чем дело! - ответил Джек. - А я думал, усы нужны тебе для того, чтобы процеживать воду в речке во время ловли рыбы!

Скал расхохотался и хлопнул Джека по плечу. Потом серьезно сказал:

- В этом лесу погибли двое наших разведчиков. Я желаю тебе доброй охоты, мой друг, и прошу тебя, чтобы ты был осторожен.

Фишер шагнул в сторону и тотчас же растворился в лесном полумраке. Его пятнистая шкура была совсем незаметна среди прыгающих бликов тени и света. Если бы не желтые шорты и оружейный пояс, Джек совсем не смог бы различать его. Отрезвленный услышанным, Джек нырнул в тропический лес и осмотрелся вокруг.

* * *

По всей видимости, солнце было у них над головой. Джек чувствовал его живительное тепло сквозь полупрозрачные облака насекомых. В лесу их было немного меньше, чем над поляной. Но зато в лесу было много хищников. Джек посматривал на огромные, нависающие над ним ветки, но из-за сумрака ничего не мог разглядеть. Было сухо, как и обещал Скал, но в ботинках противно хлюпало от пота.

Боуги двигался с потрясающей ловкостью. Довольно-таки быстро он научился идти и при этом не ломать ветви. Скал то и дело двигал ушами и просил:

- Тише! Тише! Тише!

Джек окликнул его:

- Где ты?

- Всё в порядке! Скоро мы будем на другой стороне!

Шторм удивился. Ему казалось, что они ходят кругами. Он шепнул Боуги:

- Уточни маршрут по компасу!

Боуги угрюмо переспросил:

- Что считать начальным ориентиром?

- Черт знает что! Они забыли установить координаты приземления! А значит, Боуги попросту не мог проверить их маршрут.

Скал остановился, чтобы перекусить. Он вынул из сумки плитки сухого рыбного завтрака и сказал Джеку:

- Если у тебя есть какие-то проблемы, посмотри сверху! - его усы явно дрожали от смеха.

Джек огляделся, и, выбрав дерево повыше, скомандовал Боуги:

- А ну-ка, подсади меня!

Боуги немного постоял, потом взял правую ногу Джека и поднял её в воздух. Джек покачал головой.

- Нет, Боуги, нет. А ну-ка подними вверх руку! - Боуги выпрямился и поднял руки вверх. - Опять не то! - сказал Джек. - Вот послушай, - и он мысленно показал Боуги, что тот должен сделать.

Боуги подсадил Джека на дерево.

Скал засмеялся и сказал:

- Ну, такого глупого робота я еще никогда не видел!

Боуги тотчас же подхватил фишера за оружейный пояс и посадил его на нижнюю ветвь.

- Я не глупый. Я маленький. Я еще только учусь! - сказал он Скалу.

- Мне кажется... - фишер задрал морду и посмотрел на Джека, - что будет лучше, если я подожду тебя здесь.

Джек полез вверх. Дерево было высоким и стройным. Его светло-коричневая кора легко отделялась от ствола. Джек карабкался очень осторожно. Он старался как можно меньше повреждать древесный покров. Ветки были расположены довольно-таки равномерно, так что лезть было легко. Запах коры пьянил. Джеку вдруг захотелось, чтобы у Элибер были такие духи, Откуда-то снизу встревоженный Скал прошипел:

- Смотри хорошенько, за что хватаешься, мой дорогой друг!

Джек вытянул руку и увидел совсем рядом с собой ящерицу. Она повернулась и ловко прыгнула на соседнюю ветку.

- Она очень пуглива, но её укус ужасен, - объяснил фишер.

- Я запомню это, - сказал Джек и перелез на следующую ветку.

Вершины деревьев раскачивал ветер. Джек покрепче ухватился за ствол, чтобы не потерять равновесие, и осмотрелся. Совсем недалеко от них была огромная поляна. Там, где должны были быть деревья, или, по крайней мере, густая сочная трава, - рыжела мертвая земля. Это был тракианский песок. Шторм не мог ошибиться.

Джек вытер рукавом лицо и посмотрел в ту сторону, в которую указывал Скал. На горизонте виднелись клубы дыма. Кажется, там находилось чье-то поселение. Джек быстро спустился вниз.

Скал спрыгнул со своей ветки и испуганно спросил Шторма:

- Тебя что, кто-нибудь укусил?

- Нет, - сказал Джек, подошел к Боуги и снял шлем. - Послушай, компьютер, - хмыкнул он, - отметь это место как точку возврата, - он вернул шлем на место. При возвращении будешь следовать согласно показаниям приборов, ясно?

Сам Боуги ничего не видел. Он ориентировался исключительно по датчикам.

Усы Скала задрожали:

- Что случилось?

- Совсем рядом с нами находится тракианская установка, - вздохнул Джек. - Мы увидим её, как только выйдем из леса. И все-таки мне непонятно, откуда берется песок. Ведь траки... траки никогда не покидают гнездо. Обычно они выкапывают под землей большое углубление, а через какое-то время на поверхности появляется песок.

Фишер озабоченно сказал:

- Ну так пойдем посмотрим?

Джек пошел первым. Через час они уже стояли у кромки леса. Скал наклонился и от отвращения сморщил нос:

- Ты прав, Джек. Этот песок какой-то ненастоящий.

- Да. Но это - страшный песок. Он уничтожит Миствальд точно так же, как уничтожил Милос и мою родную планету Дорманд Стенд. Впрочем, кажется, этот песок заброшен.

Джек осмотрелся вокруг. Пятно было большим, но поблизости не было ни одного трака. Почему? Ответа на этот вопрос он пока не мог найти.

- Хорошо, - сказал Джек. - А теперь, Боуги, веди нас к точке возврата.

Боуги повернулся и пошел назад. Через какое-то время Джек со Скалом решили сделать привал. Скал опять вынул из сумки рыбные плитки и протянул пару из них Джеку.

- Нет, - отрицательно покачал тот головой. - Вряд ли мне это подойдет.

Скал пожал плечами и вынул из сумки другие плитки - хлебные и фруктовые. Джек управился с ними и облизал пальцы.

Было около двух часов дня, когда они наконец-таки вышли из тропического леса. Впереди Джек увидел стартовую установку. У него перехватило дыхание от размеров взлетной полосы, стремительно бегущей среди зеленого травяного поля. Дальше, по другую сторону сверкающей серебристой полосы, были видны купола, обнесенные вокруг земляным валом.

Пахло маслом и дымом. Через какое-то время эта база должна была стать поистине огромной - ведь она была рассчитана на три стартовые площадки и три взлетные полосы. Вдали сверкали знакомые обтекаемые конуса талонзов и корсаров.

- О Боже! - сказал Джек. - Кажется, они собираются начать войну!

- Кто? - спросил Скал и схватил Джека за руку. - Кто это?

- Это те ребята, которые не испугались Пеписа и сами стали бороться с траками и их песками. Это Зеленые Рубашки. Теперь мне понятно, кто ликвидировал песчаное заражение в лесу. Твоя планета будет цела, Скал!

Фишер протестующе зарычал:

- Объясни мне, что хорошего в лекарстве, которое убивает своего пациента?

Джек с любопытством наблюдал за передвижением объектов на базе. Добравшись до Зеленых Рубашек, Джек уже не мог вернуться. Да и как бы он помог Скалу, не проникнув внутрь?

Боуги насторожился. Как собака, он нюхал воздух, приоткрыв забрало шлема.

- Я чую смерть, - через несколько минут сказал он.

Глава 16

Шерсть на загривке фишера ощетинилась.

- Сейчас мы знаем врага, а значит, найдем способ победить его, воинственно сказал он. Джек покачал головой:

- Все не так-то просто. Во всяком случае, я пойду туда. - Он опустился на одно колено и стал выпутывать из ботинка траву. Ему совсем не хотелось видеть глаза Скала. - Ты ведь знаешь, совсем недавно я был в районе Внешней границы. Туман-над-водой тоже знает об этом. Все дело в том, что я искал там Зеленые Рубашки. А если точней - я искал способ отрешить Пеписа от власти.

- Они грабят мою планету! - воинственно тявкнул Скал.

- Я знаю. Они не обращают никакого внимания на тот ущерб, который вам наносят.

Скал скривил морду и выразительно плюнул в противоположную сторону:

- Ты думаешь, мне наплевать на ваши миры только потому, что я люблю свой? Я стараюсь следить за новостями, к тому же я знаю, сколько вреда наносят твои беззаботные герои. Да какие герои! Они просто-напросто террористы!

Джек внимательно посмотрел на фишера:

- Ты прав, - просто сказал он и отряхнул пыль с брюк. - Они не более чем убийцы. А со временем могут стать еще хуже. Но однажды они помогли мне. Конечно, из своих собственных корыстных побуждений. А сейчас мне не к кому обратиться за помощью. К тому же у них находится мой разум. Они забрали мою память, Скал, забрали в то время, когда я находился в холодном сне. А мне нужна моя память. К тому же я должен рассказать им, кем они были когда-то.

- А что будет с Миствальдом? И потом, когда ты уедешь, что нам делать с ними?

- Они уже помогли вам, - ответил Джек. - Они сражались с тракианским песком тогда, когда вы о нем даже не знали. Они успели уничтожить гнездо траков на первой фазе его развития, а это гораздо больше, чем вы можете себе предположить.

Фишер с горечью ответил:

- Они грабят нашу природу, наши леса и реки. Они и нас убьют так же, как и траков. Правда, нас они будут убивать очень медленно и очень безжалостно.

- Свяжитесь с ними и расскажите им, что они делают. Может быть, они послушают вас? - устало посоветовал Джек.

- А если нет?

- Они или траки. У вас нет третьего выбора, Скал. От Зеленых Рубашек обороняться просто. Для этого нужно построить фильтрующие дамбы вдоль рек и озер. А траков... траков может остановить только сила.

Скал пригладил свои усы и протянул:

- Однажды я дал тебе нож...

- Я знаю.

- Ты ничего не знаешь! - вспыхнул фишер. - Ты ничего не знал тогда и ничего не знаешь сейчас. Этот нож символизирует уважаемого врага. Он означает милосердное убийство, если проиграна битва. Мы все доверили тебе ускорить нашу смерть, если мы проиграем битву за Миствальд. Я верил тебе, как другу. Но ведь ты собираешься пойти к ним, не так ли?

Джек положил свою руку на бронекостюм. Он действительно хотел пойти и посмотреть, можно ли проникнуть в лагерь.

- Скал, ты ничего не понимаешь... - покачал головой Шторм.

- Я все понимаю! Ты предал своего императора, а теперь предаешь и нас!

- Я не предаю вас. Но я совершенно не собираюсь прогонять Зеленых Рубашек с планеты. Дай мне время на то, что мне нужно сделать.

- Ты не будешь с ними сражаться?

- Нет.

Скал тяжело вздохнул. В его янтарных глазах показались слезы:

- Что я должен буду сказать Совету? Что я должен буду сказать о наших погибших?

- Передай Совету, что я постараюсь встретиться с людьми, которые строят здесь несанкционированную базу. Я проведу переговоры, если Совет разрешит им здесь остаться. А что касается убитых... - Джек пару минут помолчал. - Так возможно, что их убили траки. Пока мы не знаем этого.

- Но их могли убить и Зеленые Рубашки!

- Я знаю. Передай старейшинам, что я приношу им извинения за высокомерие и жестокость человеческой расы. Мы не всегда умеем признавать разумность и ценность других существ. Я постараюсь, чтобы семьям погибших предоставили какие-то льготы в торговле, и еще - я постараюсь, чтобы перед ними извинились.

- А умеют ли эти люди приносить извинения? Джек утвердительно кивнул:

- Да, безусловно. Мы умеем делать это. Фишер успокоился и опустил хвост:

- В таком случае, мой дорогой друг, я вернусь один и расскажу старейшинам, что ты изменил нам из самых благих побуждений. А если они нападут на тебя... Нет, я не думаю, что тебя будет так уж легко уничтожить в этих доспехах. Но если тебя убьют, я отомщу за тебя.

Скал протянул на прощание свою лохматую лапу. Джек с облегчением пожал её. И вдруг он услышал где-то вдалеке свистящий звук, а вслед за этим увидел в небе ослепительную вспышку. Свист стал более отчетливым.

- Черт знает что! - крикнул он. - Скал, беги! Слышишь, беги в лес!

Джек мгновенно снял с Боуги шлем и стал расстегивать бронекостюм.

- Что это? - спросил удивленный фишер.

- Это ж надо! А я еще собирался незамеченным проскочить мимо охраны! Джек сбросил с себя ботинки и бронежилет. - Это тракианские боевые корабли. Сейчас они будут атаковать базу. А еще позже весь этот район будет наводнен войсками траков. Ты не можешь идти со мной. - Джек тяжело дышал. Он спешил сбросить с себя оружейные пояса.

- Но ведь ты не скажешь мне, друг, что они... - Скал уставил палец в раскалывающееся от грохота небо - ... не взяли тебя под прицел?

Этого Джек сказать не мог. Миствальд находился за пределами Доминиона, и здесь мирное соглашение не действовало. Так что на его броню траки могли реагировать так, как хотели.

Фишер победно выгнул черные лохматые брови:

- Вот видишь! Значит, хоть кому-то из нас надо спастись для того, чтобы забрать назад твое извинение!

Джек впрыгнул в бронекостюм, закрепил датчики и проверил показания приборов. Скал засунул морду внутрь скафандра и посмотрел на замшевую прокладку с Боуги.

- Ага! Так вот это, значит, и есть твой напарник? - спросил он.

- Да.

- Интересно...

- Проверь-ка ты лучше свое вооружение! - крикнул ему Джек, приводя в боевую готовность перчатки. - Боуги, отключи электрошок, а потом - переходи на боевой режим.

"Хорошо, босс!" - тотчас же отозвался Боуги.

Истребители траков были уже совсем близко. Земля задрожала, боевые космолеты Зеленых Рубашек один за одним стали подниматься в воздух.

Джек проверил свои прицельные сетки. Зеленые Рубашки должны были благодарить Бога за то, что это был первый залет траков. Иначе... иначе их ожидал бы массированный бомбовый удар. Судя по всему, у траков не было наземной базы на этой планете, и поэтому они решили обойтись оружием малого радиуса действия. Послышался гром. Кажется, надо было спешить. Он обязан был добраться до Зеленых Рубашек, пока траки не уничтожили базу. Джек схватил фишера на руки и побежал.

* * *

Калин отошел от экранов внешнего наблюдения. Проклятые траки! Даже в этих сгущающихся, ослепших от дождя сумерках, ощущалось их присутствие. В последнее время Святой Калин чувствовал себя узником. Кажется, траки об этом знали, но их это нисколько не беспокоило. Он сжал кулак, сделал глубокий вдох и постарался успокоиться. Иногда ему было достаточно один раз посмотреть на жуков, охранявших вход в штаб-квартиру уокеров, чтобы потом болеть несколько дней.

Судя по всему, его друг Пепис сошел с ума. Во всяком случае, другого объяснения происходящему Калин найти не мог. В последнее время император старался проникнуть даже на самые маленькие, явно ненужные ему планетки. Что его толкало туда? Что? Наверное, жажда власти. Да и во всех беспорядках, происходящих вокруг, все больше чувствовалась рука императора. А уж об этом предательском и безумном договоре с траками и говорить не стоило...

Из сообщений, поступавших к нему с Внешней границы, Калин знал, что свободолюбцы, взбунтовавшиеся против Пеписа, сдаваться не собираются. Они готовы на все - вплоть до полномасштабной войны с Триадским Троном. А такую войну при наличии очень серьезной угрозы со стороны ат-фарелов император себе позволить не мог.

Святой Калин ожидал Динаро. Тот должен был доставить ему последние сообщения. Пепис контролировал все каналы связи уокеров, так что самым надежным способом доставки информации становился человек. После инцидента с Гиббоном Калин не знал, может ли он доверять Динаро. Похоже, тот догадывался, что отношение к нему Его Святейшества изменилось.

За дверью послышались шаги. В комнату вошел Джонатан, а следом за ним - и воинственный уокер Динаро.

Калин приветственно кивнул:

- Здравствуй, Динаро! Какие новости?

- Ваше Святейшество, Фарфунг ушел под защиту императора. Это было сделано для того, чтобы как-то защититься от ат-фарелов.

- Ушел?.. Подожди... Что ты имеешь в виду под этим словом?

- Жители планеты отреклись от миссионеров и попросили защиты у Пеписа. Хотя... я не думаю, что ат-фарелы в ближайшее время могут напасть на них...

- Все понятно. - Калин подошел к столу из красного дерева и погладил рукой тонкие причудливые прожилки. Древесный узор, сотканный из солнечных лучей и шорохов леса, всегда успокаивал его. - А что, ат-фарелы действительно готовились к атаке?

Динаро отбросил со лба волосы:

- Я не смог найти этому никаких подтверждений. Похоже, что агенты Пеписа проникли в порт, а затем... затем показания приборов были изменены.

- Так просто? - вздохнул Калин. - Ну что ж. Я не могу осуждать колонистов Форфунга за близорукость, - он иронично улыбнулся. - В конце-то концов они сделали лишь то, что считали необходимым.

- Но... Ваше Святейшество...

- Бог с тобой, Динаро! Прекрати относиться ко мне, как к какому-то хрупкому реликту! Я соткан из крови и плоти и свят не более, чем ты.

Динаро вздрогнул, заикнулся, а потом произнес:

- Сэр, у них не было никаких шансов отбить даже учебную атаку, а уж что говорить о настоящей! Нет, я тоже не осуждаю их. Пепис разыграл эту карту очень искусно.

Калии нахмурился:

- Расскажи об этом Джонатану и Маргарите. Пусть они предупредят остальных о тех играх, в которые играет наш маленький рыжий император. Хотя... Я не думаю, что Пепис будет повторяться...

- Да, сэр. Но почему Пепис делает это именно сейчас?

- Да потому, что он вступил в союз с траками.

- А разве он не мог сделать то же самое, когда воевал с ними?

- Может быть, и мог. Но в то время вероятность настоящего вторжения была слишком велика. Траки до сих пор не остановились. Они приобретают все новые и новые планеты для своих инкубаторов. К тому же они пошли на союз с нами только потому, что они боятся нас гораздо меньше, чем ат-фарелов. В сущности, мы нужны им как буфер.

Динаро молча слушал.

- Кстати, а что с записями? - спросил у него Калин.

Динаро покраснел:

- Записи уцелели. Они рассчитывали на то, что их уничтожат ат-фарелы, и даже не побеспокоились о том, чтобы избавиться от компрометирующих материалов до того, как планета перейдет под власть Пеписа.

Калин почувствовал себя очень старым... На Фарфунге была одна из самых больших колоний уокеров. К тому же она находилась на пути к Внешней границе. Конечно, информация, попавшая в руки Пеписа, большого ущерба Святому Калину нанести не могла... Хотя... Это могло кончиться и другим: Пепис почувствует острую неуверенность в себе... Да, конечно. Ведь владелец Триадского Трона так боялся разрастающейся "империи" уокеров...

- Будь осторожен, - сказал Калин Динаро. - Скорее всего, теперь Пепис постарается сфабриковать дело об измене.

- Об из - ме - не?

Калин горько ухмыльнулся. Если Динаро и был воинствующим миссионером, это еще не означало того, что он желал присвоить себе любую планету, на которую попадал. И все же - сейчас Динаро предстоял открытый конфликт с императором, а он явно был не готов к этому. Впрочем, самому Калину стычка между миссионерами и Пеписом была совершенно не нужна.

- Пепис давно уже поговаривает о том, что из меня мог бы получиться гораздо лучший правитель, чем он, - устало пояснил Калин.

- Все понятно... - пробормотал Динаро. Святой Калин пристально посмотрел на молодого человека:

- Динаро...

- Да, сэр?...

- Скажи мне, что слышно об Элибер? Легкий румянец выступил на загорелом широкоскулом лице:

- Ничего, сэр.

Интересно, почему он так покраснел? Может быть, он смущен тем, что не смог ничего узнать? А может быть, для этого есть какие-то другие, более реальные причины? Калин строго посмотрел на Динаро:

- Я обязательно должен знать, где она.

- Вы же знаете, как она воспитана, сэр. её не так-то просто обнаружить.

- Да, это я знаю. Но сейчас она находится под моей опекой. - Калин был очень озабочен. Динаро воспринял эти слова, как вызов:

- Хорошо, я найду её, сэр.

- Я надеюсь на тебя. Кстати, когда будешь уходить - пошли ко мне Джонатана.

Калин сгорбился и подошел к экранам внешнего наблюдения. Элибер и Джек опять не выходили у него из головы. К тому же, кроме новостей, принесенных ему Динаро, у него была и еще одна новость. Час назад ему рассказали о еще одной атаке ат-фарелов. ...Пленных, они не брали...

Глава 17

Элибер потребовалось целых четыре недели для того, чтобы отыскать код к записям Уинтона. Вообще-то, могло случиться так, что она не угадала бы этот код никогда. Но она предположила, что если имя свергнутого императора Рерига оказалось паролем, открывающим входную дверь, то имя Пеписа, которому Уинтон был обязан больше всего на свете и которого больше всего на свете ненавидел, вполне может оказаться ключом к его секретным файлам. В этом была некая своя извращенная логика. Элибер прекрасно знала, что ни Пепис, ни Вандовар Баластер никогда не станут разгадывать код. Ей самой только чудом удалось сделать это.

Записи Уинтона были отрывочны. Элибер не сразу привыкла к образу мыслей этого человека. Но довольно-таки скоро она обнаружила заметки об активной деятельности Зеленых Рубашек и о поисках женщины по имени Принцесса. Уинтон вышел на её след буквально перед самым отъездом на Битию. А на Битии он погиб.

Записи были очень короткими и наполовину зашифрованными. Элибер смогла понять немногое: Принцесса имела аристократическое происхождение и обнаружить её было очень трудно. Записи подтверждали их догадки о том, что на Лазертаун Джека отправили Зеленые Рубашки после каких-то манипуляций самого Уинтона. По сути, отправка Джека в эту колонию была для него смертным приговором. А после того, как Шторм сумел уцелеть, его посчитали очень опасным.

Еще более ценной оказалась информация о том, что на Битии готовилась ловушка для Калина. Его Святейшество должен был погибнуть либо там, либо если это не удастся - впоследствии, в результате прямого конфликта с Пеписом. Конечно, на Битии все вышло по-другому: Джек, сам того не подозревая, оказался исполнителем древнего пророчества, а Уинтон погиб.

Элибер едва успела отключить компьютер Уинтона, когда робот-охранник прошел в помещение. Она тихонько сидела в темноте и размышляла о прочитанном.

- Внимание! Оставайтесь на месте! Предъявите идентификационный чип! противным скрипучим голосом скомандовал робот.

Элибер совершенно не собиралась ничего предъявлять. Она спокойно вынула из-за пояса небольшую баночку и рассыпала вокруг себя её содержимое. Этот аэрозоль действовал довольно-таки интересно: с одной стороны, он выводил из строя видеокамеры робота, с другой - здорово охлаждал её собственное тело, так что и теплодатчики становились совершенно бесполезными. Робот беспомощно завертелся на месте. Элибер выскочила в коридор, но, к несчастью, рукой зацепилась за манипулятор механического сторожа. Робот развернулся и выстрелил в её сторону. Ярко-синий луч отскочил от бронированной стены. Элибер побежала. Робот выстрелил в противоположную стену. В соседних коридорах послышался шум: это охранная сигнализация подняла на ноги полицию. Элибер глубоко вздохнула и, чтобы сократить путь, прыгнула на два лестничных пролета вниз. Черт! Кажется, она приземлилась не слишком удачно! Элибер стиснула зубы от боли и побежала по лестнице.

Прямо на бегу она отцепила наручный микрорекордер и выбросила его. Вот так вот! Пусть половят её подольше! Этот приборчик записал звук её шагов, когда она бежала по коридору, а сейчас на полную мощность проиграет для охраны запись.

В самом конце коридора виднелись тяжелые двери. Даже если Элибер каким-то образом удастся пройти, все равно она попадет в поле зрения телекамер охраны. Элибер прижалась к стене и осмотрелась. Дверь была открыта! Она медленно захлопывалась: видимо, кто-то только что прошел через нее. Она подскочила к двери, юркнула в нее и, прихрамывая, пошла вперед. Интересно, удалось ли камерам засиять ее? И можно ли будет опознать её по этой записи? Джек содрал бы с нее шкуру, если бы узнал, как она рискует. Но главное... главное, чтобы он не попался первым... Элибер потерла запястье и выскочила из здания.

Чья-то огромная рука схватила её за локоть:

- Мы уже во второй раз встречаемся с вами, леди Элибер! - Крок подтянул её поближе к себе и как можно более тихо пророкотал: - Я думаю, что вы очень плохо ориентируетесь в темноте. Встаньте на мои ботинки и держитесь за руки. Они все равно увидят только мою спину. - Крок обнял Элибер, покрепче прижал её к себе и спокойно зашагал через дворцовую площадь. Сзади послышались крики.

- Нет-нет, я ничего не видел. Я был на дежурстве, а сейчас я ухожу, пробормотал Крок.

- Что вы делаете? - испуганно спросила Элибер.

- Я увожу вас отсюда. Вы ведь плохо запоминаете предупреждения: я предупреждал вас, что вы должны держаться как можно дальше отсюда.

- Да, да, я помню, - сказала Элибер. - Теперь мои дела здесь уже закончились.

Они приближались к выходу, Этот сектор двора всегда был хорошо освещен и отлично патрулировался. Элибер прыгнула под дерево, в спасительную тень:

- Спасибо. Дальше я попробую добраться одна.

- Да нет. Я не думаю, что наш полицейский министр - дурак. Стойте здесь. Сейчас я подгоню свой автомобиль.

- Элибер спряталась за дерево. Голова кружилась. Руки подрагивали. Кажется, ей надо было довериться Кроку.

Автомобиль остановился рядом с деревом. Задняя дверка открылась, Элибер подползла к ней и юркнула внутрь.

- Куда мы направляемся, леди?

- В трущобы. В любой бар.

Крок крякнул. Автомобиль тронулся. Они уже миновали ворота, когда загудели сирены всеобщей тревоги и выходы были перекрыты.

Милосец тяжело вздохнул:

- Значит, вы собираетесь остаться там?

- Да, - тихо сказала Элибер. Она понимала, что у нее нет никаких сил идти.

- А куда вы направитесь дальше?

- Не знаю, - сказала она. - Во всяком случае, я пойду туда, где будет безопасно. Она подумала о том, что вполне можно скрыться у Калина, но тут же отбросила этот вариант: Пепис очень хорошо знал об их дружбе. И вдруг она поняла, куда её должен отвезти Крок.

* * *

Могучий милосец осторожно толкнул Элибер рукой. Она проснулась.

- Мы ехали всю ночь и, кажется, наконец-то куда-то попали, - прорычал Крок.

На улице было темно. Перед ними стояло огромное белое здание. Его стены отливали серебром в мерцающем лунном свете. Элибер посмотрела вокруг и привычным взглядом заметила множество телекамер охраны. Женщина, которую она искала, проживала здесь.

- Ну и что же это такое? - насмешливо спросил Крок. - Это склеп или храм?

Элибер хмыкнула:

- Ни то и ни другое. Сэди - довольно-таки известная ростовщица. - Она показала рукой на глубокий вход-туннель. - Это здание чем-то похоже на айсберг. Большая его половина находится под землей. - Элибер захлопнула дверцу и задумалась: - Спасибо, командир. - тихо сказала она.

Крок кивнул:

- Всегда рад помочь. Скажите мне, если вы что-нибудь об этом знаете... - Крок задумался и замолчал.

Элибер кивнула головой. Она знала, о чем он хотел её спросить.

- Я слышала, что Джек жив. Он жив и сражается до сих пор.

Милосец широко улыбнулся:

- Спасибо! Сейчас уже поздно, леди Элибер. К тому же мне нужно время, чтобы напиться. Если я приеду трезвым, в казарме заподозрят что-то неладное.

Элибер отошла в сторону. Автомобиль тронулся. Когда она спустилась в туннель, телекамеры охраны зажужжали, поворачивая к ней свои объективы.

* * *

- Нет, нет. Я не договаривалась о встрече, - сказала Элибер вот уже, кажется, в десятый раз. - Мне нужно поговорить с Сэди. Вполне возможно, что нам с ней удастся разрешить одну важную проблему. - Она стояла возле огромной двери и слушала голос компьютера:

- Мадам просила её не беспокоить.

- Да кто же это? - на экране показалась довольно-таки крупная женщина с симпатичной ямочкой на подбородке. Она настороженно посмотрела на экран: - Кто это? Выйдите, пожалуйста, из тени! Я впущу вас только тогда, когда узнаю!

Элибер подошла к двери и отбросила капюшон с головы.

- Боже мой! Элибер! Это ты!

- Да, мадам, - тихо ответила Элибер.

- Как прекрасно! За это время девушка превратилась в очаровательную женщину! А где Джек?

Нет, с Сэди далеко не все было просто. Элибер поняла это за те полчаса, которые ей пришлось препираться с упрямым компьютером.

- Джек погиб, - тихо ответила она.

- Это ерунда. Я слышала сообщения репортеров. Пусть они покажут его тело, и тогда я поверю, что Джек Шторм мертв. - Она устроилась поудобнее на своей кушетке. - Чего ты хочешь, дорогая?

- Мне нужно убежище, - сказала Элибер и упала в обморок.

Глава 19

- Твоя помощь будет оценена по заслугам, - сказал командир базы. Они очень устали и теперь решили перекусить. Их лица все еще были черны от копоти. Чуть-чуть в стороне рабочие ели свои холодные завтраки. Сейчас уже можно было говорить о победе. Траки были отброшены, а они потеряли только один истребитель, да еще - недостроенный купол и два складских ангара. В общем-то все обошлось благополучно. Бульдозеры уже работали и восстанавливали взлетные полосы.

Командир базы подумал и добавил:

- Все дело в том, что из-за тебя у меня возникли проблемы. Мне сообщили, что я не должен тебя отпускать.

- Я и сам хотел бы остаться, - ответил Джек. Почерневший от копоти Скал добавил:

- А меня вы, если можете, отпустите к реке. Вот тогда уж меня не удержит никто!

Командир Стауб перевел взгляд на Скала:

- А с вами, сэр, поскольку вы являетесь представителем местного правительства, мы должны обращаться как с послом. Но поскольку у нас самих нет никаких официальных полномочий... - Стауб замолчал и неопределенно пожал плечами.

- У вас не было бы полномочий, если бы мы не вмешались в этот конфликт, - ответил Скал и посмотрел на свою тарелку. Фишер умудрился перемешать весь свой завтрак - мясо, фрукты и овощи - так, что он стал неузнаваем. Он подергал усами, загреб полную ложку невообразимого винегрета и стал есть.

- А у вас случайно не найдется пива? - вдруг осведомился он.

Стауб поспешно сказал;

- Да, да, конечно. Наши холодильники совсем не пострадали от бомбардировки. - Он щелкнул пальца ми, и к нему тотчас же бросились адъютанты.

- При всем уважении к вам, - пробормотал Джек, - я никак не могу понять, почему вы отказываетесь от помощи. Вы же видели возможности бронекостюма в этой схватке с траками и не могли их не оценить.

- Оценить я могу. Но доверять тебе я не могу. - Стауб был очень властным человеком. Его лицо загорело, а у краешков быстрых серо-зеленых глаз прыгали лучистые морщинки. Он постучал по столу пальцем: - Нас предупредили, что мы должны быть осторожны с тобой, Шторм. Тебя считают агентом Пеписа.

Джек усмехнулся:

- Насколько это известно Пепису, я мертв.

- В таком случае я напомню тебе, - сказал командир, - что твое пребывание на Лазертауне было нелегальным. Ведь ты занимался агентурной работой.

Джек иронично улыбнулся. Все, что он делал в Лазертауне, входило в область его личных интересов. А если Стауб не был уверен в нем, значит, Джек должен был убедить его в собственной благонадежности.

Вернулся адъютант с тремя коробками пива. Скал с шумом открыл свою банку.

- Я бы мог добраться до вас и более обычным путем, кстати, у меня ведь были еще одни доспехи. Но с этим ничего не вышло: я попал в засаду у Гиббона на Мальтене.

- У кого? - спросил Стауб и оторвался от пива. Джек не обратил никакого внимания на его вопрос:

- Потом я нашел дорогу к скагбутсам на Виктор-три. Бутси очень заинтересовалась моей броней, но нам помешала сговориться очередная пиратская бомбардировка.

- Да с тобой опасно разговаривать! - усмехнулся Стауб.

Джек посмотрел на огромную дыру в потолке столовой и кивнул:

- Во всяком случае, на сегодня хватит.

- Подожди... - командир выслушал доклад адъютанта о нанесенном ущербе, отдал кое-какие распоряжения и опять посмотрел на Джека:

- От скагбутсов до пас довольно-таки длинный путь.

Скал ударил хвостом и оскалил мелкие зубы:

- Это была моя вина, командир. Я перехватил его по дороге и попросил приехать к нам. Моя планета заражена, и нам срочно нужна была его помощь.

- Ты думаешь, что в заражении виноваты мы? - спросил Стауб.

Фишер утвердительно кивнул.

- Я понимаю... - Стауб глотнул холодного пива. - Мы ведь сбросили здесь излишки топлива и бракованные снаряды. Конечно, это дурная привычка, так что, Скал, я извиняюсь перед тобой и твоими старейшинами. Я раздобуду средства для дезактивации, если вы официально разрешите нам устроить здесь свалку.

- Что он имеет в виду? - спросил Скал у Джека.

- С излишками топлива или боеприпасов истребитель не может заходить на посадку. Их обычно скидывают над незаселенными районами или болотами. Правда... - Джек задумчиво потер висок, - поверхность Миствальда - это одно сплошное болото. В общем, они могут поставить фильтрующие установки в прилегающие к этому району трясины.

- Ты уже говорил мне об этом, - вздохнул Скал.

- Да.

Скал положил на стол пушистый хвост. Этот жест как-то странно подействовал на нервы Джека и командира Зеленых Рубашек. Фишер бережно погладил свой шелковистый мех:

- Возможно, до него и трудно достать, - сказал он, - но это - часть моего тела, и уход за хвостом так же важен, как и уход за ушами. - Он выгнул кончик хвоста и мелкой дробью забил им по столу. - Вот так и на Миствальде. Здесь нет второстепенных мест.

- Я понимаю, что ты имеешь в виду... - Стауб достал новую банку с пивом. Скал убрал хвост со стола. Адъютант кашлянул. Он явно ждал указаний. - Как можно скорее подготовьте очистные установки. Мы засоряем водные пути, - сказал Стауб. Адъютант кивнул и вышел из столовой.

Скал закончил свой завтрак и огляделся вокруг: место рядом со Стаубом пустовало.

- Примите мои соболезнования, командир, - сказал фишер. - Ведь у вас погиб товарищ.

Стауб посмотрел на кресло и покачал головой:

- Нет, это произошло не сегодня. Мы потеряли нашего лидера во время Песчаных Войн.

- И тем не менее, вы до сих пор держитесь...

- Стараемся... - Стауб резко замолчал, заметив, с каким вниманием его слушает Шторм, но потом улыбнулся: - Да. Зеленые Рубашки делают все, что могут.

- Вы бы не добились таких успехов, если бы не использовали хотя бы половины выпадающих вам шансов. Так почему бы вам не воспользоваться моим предложением?

- Если ты - тот самый маяк, по которому Пепис обнаружил эту базу, я не смогу тебя принять. - Стауб посмотрел Джеку в глаза. - Ты ведь знаешь это выражение: "цена риска".

- Ц е н а? ... Я принесу вам на блюде голову Пеписа.

В комнате наступила гробовая тишина. Потом Стауб запрокинул голову и громко захохотал.

- Ну уж нет! Если мы сделаем из императора мученика, нам не удастся заменить руководство.

- Конечно, нет. Для начала я предоставлю вам доказательства его измены, которые сразу же лишат его доверия народа. После этого начнутся протесты, которые в результате и приведут к падению Триадского Трона,

- Но ведь вы рыцарь, - строго сказал Стауб. - Так почему же вы хотите этого?

- Потому что... - Джек тяжело вздохнул, - я присягал не Пепису, а Реригу.

- Реригу? Но ведь это совершенно невозможно! Ведь это должно было происходить двадцать пять лет назад! В таком случае, вы должны были бы быть человеком моего возраста!

- А вы уже давно состоите в Зеленых Рубашках? Скал откинулся на спинку кресла и медленно потягивал пиво. Он явно наслаждался разговором.

- Да уже со времени Песчаных Войн, - ответил командир Джеку.

- Я не знаю, насколько долго вы пробыли в подполье. Вы не помните о том, что у рыцарей был командир, который однажды выступил на Конгрессе Доминиона в прошлом году, еще до союза с траками?

Стауб заинтересованно посмотрел на Джека:

- Ходили какие-то слухи...

- Хорошо. Так вот, тот командир - это и есть я.

- Тебя обнаружили, когда ты находился в холодном сне?

- Да. Меня обнаружили на транспортном корабле. Я единственный, кто выжил после Милоса, чтобы рассказать правду.

- Боже мой! - Стауб отодвинул от себя тарелку. Он явно отказывался верить собственным ушам. - Но это невозможно!

- Ну, все слухи, которые ходят вокруг этого, вы знаете не хуже меня. Джек допил остаток пива и замолчал.

- В таком случае, где же ты был столько лет? - удивленно спросил командир.

- Старался выжить, - безразлично пожал плечами Джек. - Сначала меня укрывали Зеленые Рубашки. Но они делали это по своим соображениям. А потом я понял, что самое безопасное для меня место - это императорский дворец. Во дворце я докопался до того, кто предал нас на Милосе, да и во всех Песчаных Войнах. А потом... потом в очередной раз предали меня, заключив новый союз с траками.

- Нас всех предали, - угрюмо сказал Стауб. Джек кивнул:

- Да. К тому же пришло время действовать, и мне нужна помощь.

Стауб встал и прошелся вокруг стола:

- Если ты говоришь правду, тебе пришлось многое пережить.

- А если он солгал, мы сумеем об этом позаботиться, - прибавил военный, сидящий за соседним столиком.

- А если все это правда, - закончил Джек, - я смогу дать вам как раз то, что вы ищете: симпатию народа и поддержку Доминиона.

- Каким образом?

- Я думаю, что нам стоит атаковать Клактут. Командир засмеялся:

- Ты, наверное, сумасшедший. В прошлом году вам, рыцарям, дали там по заднице. Атаковать планету-инкубатор? Да вам еще повезло, что траки вас всех там не перерезали!

- Но вы ведь не знаете, что Пепис заранее сообщил им о нашем нападении.

- Что? - недоверчиво переспросил командир.

Джек кивнул:

- Они уже ждали нас. Но все равно - мы их хорошенько потрепали. Именно после этого нападения Трикатада предложила Пепису союз. Но вот на что Пепис совсем не рассчитывал, - так это на то, что мы там увидим.

Стауб тихо сел в кресло:

- Ну... и что вы там увидели?

- Фермы для откорма людей. Да, да, люди, которых мы считали погибшими во время Песчаных Войн все еще живы. Конечно, они живут безо всяких надежд, но они живут. До этого мы знали, что траки - убийцы, а теперь мы знаем, что они к тому же еще и людоеды. - Джек поднялся с кресла и взволнованно заговорил: - Каждый пленник - это целая история страдания и мужества. Они были преданы. Именно это позволило Пепису свергнуть Рерига и сесть на Триадский Трои. А для тех, кого мы не сможем вернуть, смерть будет избавлением.

- Я не могу, - командир отрицательно покачал головой. - Я не могу отдать приказ на действия в глубоком космосе.

- Но вы ведь хотите этого?..

- Да, да, черт возьми! Я этого хочу! И я доставлю тебя на Клактут! Но для этого... - Стауб посмотрел на Скала, - понадобится гораздо больше установок и гораздо больше площадей для базы.

Фишер невозмутимо пожал плечами:

- Если вы перестанете загрязнять почву, причин для отказа не будет. Тем более, что все это временно. Стауб улыбнулся:

- Извините, джентльмены, но сейчас я должен выйти на связь.

Глава 19

Дом ростовщицы утопал в роскоши. Во всех углах и проходах, громоздясь друг на друга, красовались редкостные антикварные вещи. Элибер доставляло удовольствие неслышными шагами скользить мимо них. Это была её старая игра: насколько близко её рукав мог пролететь от предмета, чтобы не коснуться его? Сэди с веселой улыбкой наблюдала за своей гостьей. Элибер подошла к ней и стала на колени перед креслом. Женщина ласково потрепала её по волосам.

- Я вижу, тебе уже лучше?

- Конечно.

- Извини, что я не могла побыть с тобой. У меня было очень много неотложных дел.

- Это мне надо извиняться за вторжение.

- Я рада тебе, - сказала Сэди. - К тому же у тебя крупные неприятности. Тебя ищут Баластср и Святой Калин. Расскажи мне, от кого из них ты скрываешься?

Элибер поудобнее уселась на пол:

- От Баластера, - сказала она и пожала плечами.

- Ага... - Сэди задумалась. - Ну что же. Даже Пепис не беспокоит меня. Какое-то время ты будешь здесь в полной безопасности, только вопрос - как долго?

- Это хороший вопрос, - кивнула Элибер. - Но этого я и сама не знаю.

- Может быть, ты захочешь договориться с кем-нибудь еще?

Элибер стало интересно: что придумала Сэди? Эта женщина была очень умна и опасна.

- У меня нет другого места, - покачала она головой. - Ведь меня долго не было в трущобах Мальтена. Вы единственная, кому я могу доверять здесь.

- Я понимаю. - Сэди широко улыбнулась. - К тому же, все на свете имеет свою цену.

- Я не могу взять со своего счета ни копейки, - быстро ответила Элибер. - Баластер моментально меня выследит.

- Деньги могут подождать, - усмехнулась Сэди. - К тому же на всякий случай Джек открыл у меня небольшой счет. У меня есть кое-какие проблемы, Элибер. А у тебя много талантов.

Элибер почувствовала, как изменилось настроение хозяйки дома, и выпрямилась:

- Вам нужна моя помощь? Сэди кивнула:

- Да. И этим ты сможешь рассчитаться за прибежище.

Элибер знала, что Сэди прекрасно известна её воровская репутация. Но эти стены были толстыми и надежными, и больше ей не хотелось скитаться. Элибер не могла отказать Сэди.

- Я сделаю все, что в моих силах. Когда нужно будет приступать?

- Приступать? Сэди удивленно расширила глаза и засмеялась. - Дорогая, я совершенно не прошу тебя красть для меня!

- Нет?

- Нет. Мне нужна твоя помощь в морге.

* * *

Джек лежал в гамаке и вслушивался в едва различимый гул крейсера. Ему предоставили отдельную каюту, но она была так мала, что если бы он захотел чихнуть, ему пришлось бы выйти в коридор. Ночник горел тускло. Он задремал, и через час опять проснулся в холодном поту. Ему снились траки и Песчаные Войны. На борту крейсера было несколько истребителей. Их вторжение на Клактут должно было быть молниеносным. На борту установили множество видеооборудования. Командир Стауб согласился с Джеком: основной целью этого рейда было уничтожение главного гнезда траков и получение видеоматериала, необходимого для дискредитации Пеписа.

Джек пошарил по карманам и нашел снотворное. Флакончик был почти пуст. Он открыл пробку и вылил последние капли себе на язык, потом лег и постарался заснуть.

Уже в полудремотном состоянии он вспомнил Боуги. Сейчас бронекостюм находился в хранилище. В солнечных батареях было достаточно энергии для питания берсеркера. Несмотря на звуковой синтезатор, встроенный в скафандр, Боуги так и не научился говорить как следует. И все таки Джеку было забавно болтать с этим духом. Это существо тоже думало о войне, хотя его воспоминания о ней были весьма отрывочны. Но все же Боуги был уверен в победе и всегда подбадривал Джека.

"Пойдем воевать!" - говорил Боуги Шторму.

- Воевать - с кем? - спрашивал его Джек.

"А разве это имеет какое-то значение? Мир полон страшных врагов и блестящих побед".

* * *

Джек шел по земле другого мира. Рядом с ним шагал Боуги. Перламутровое покрытие костюма отсвечивало на солнце золотым огнем. Джеку так и казалось, что он идет рядом с духом, сотканным из огненной материи.

- Я не люблю _у_б_и_в_а_т_ь - сказал Джек.

"А как же быть с благородством воина?"

Джек остановился и посмотрел вокруг. Пейзаж был настолько потусторонним, что если бы он на самом деле шагал по этой планете, ему требовалось бы множество самых различных приспособлений.

- Боуги, я не могу судить о том, кто благороден, а кто нет. У нас есть поговорка: каждая медаль имеет две стороны.

"А что это значит?"

- Для того, чтобы посмотреть, что написано на другой стороне медали, мы должны её повернуть и рассмотреть как следует.

Огненные доспехи вспыхнули светлым пламенем: "Судить об этом довольно-таки трудно".

- Вот именно.

"Тогда что подразумевают, говоря о благородстве в войне?"

- Я думаю, что если ты сражаешься за то, во что веришь, - ты благородный человек.

Боуги замолчал, а потом остановился и протянул Джеку перчатку:

"Ты гораздо старше меня".

- Я думаю, да.

"А сейчас ты воюешь с траками?" - Джек почти физически почувствовал волну гнева, исходящую от Боуги. Свечение бронекостюма стало еще сильнее. "Это враг", - воинственно сказал дух. Да, да, конечно. Именно этот гнев заставлял Джека носить доспехи. Он охватывал его и горел где-то внутри...

Сон кончился, и Джек погрузился в туманную темноту.

* * *

Его разбудил сигнал тревоги. Шторм вскочил и побежал в трюм. В трюме, у плоского внутреннего экрана уже собралось много бойцов.

- В чем дело? - спросил Джек. Через пару секунд на экране появилось лицо командира Стауба.

- Нас преследуют три неизвестных корабля, - сказал он. - Нашей скорости недостаточно для того, чтобы войти в гиперпространство. Всем находиться в состоянии боевой готовности. Если они не ответят на запрос, может завязаться драка.

Джек повернулся, и, к своему удивлению, увидел рядом с собой адъютанта Крейслера:

- Нам здорово не везет! - сказал Шторм.

- Если бортовые компьютеры так и не сумеют опознать корабли, будет еще хуже, - ответил адьютант.

Джек удивленно поднял брови:

- Но как же тогда они управляют полетом?

- Это самые лучшие компьютеры, которые нам удалось достать. - Глаза адъютанта были красными от недосыпания. - А второй крейсер сейчас слишком далеко от нас.

Второй крейсер вылетел с другой планеты. Недалеко от Клактута они должны были встретиться. Джек не сомневался в том, что второму кораблю уже сообщили о происшествии.

Вдруг экран засветился:

- Незнакомцы опознаны, джельтмены. Ими оказались ат-фарелы.

В трюме стало очень-очень тихо. Командир кашлянул и продолжил.

- Никаких признаков того, что они готовятся к атаке, пока нет. Мы по-прежнему пытаемся выйти на связь.

- Мы обгоним их! - сказал кто-то тихо.

Нет, это было невозможно. Уж это-то Джек знал точно.

На экране снова появился Стауб:

- Они приближаются очень быстро. Если нам не удастся переговорить с ними, нам придется нанести удар.

Джек вздохнул и попытался добраться до микрофона внутренней связи. Вдруг что-то взорвалось. Трюм вздрогнул. Джек еле-еле удержался на ногах. Ат-фарелы могли их прихлопнуть, как мух. В этом он не сомневался. Но Джек совсем не ожидал нападения. До этого ему пришлось наблюдать другое: он видел, как пришельцы уничтожают траков. Шторм нажал на кнопку внутренней связи и крикнул:

- Не стреляйте! В этом - наша единственная надежда!

- Кто говорит?

- Джек Шторм.

Стауб вздрогнул. Раздался второй взрыв. Заревел сигнал тревоги.

- Они не оставили нам ни одного шанса, Шторм! - ответил командир. Немедленно доложить о состоянии корабля! Похоже, с траками нам придется сражаться в другой раз. Всем! Всем! Всем! Эвакуация! Мы покидаем корабль!

К Джеку подошел адъютант Крейслер:

- Пойдемте, сэр. Совсем не стоит терять время. Мы ведь не знаем, сколько спасательных капсул в исправности.

Джек рванулся в левый коридор, но Крейслер остановил его. Тонкие пальцы адъютанта сжали Джека, как клещи:

- Нам сюда!

- Нет-нет! Ведь там мой бронекостюм!

- Но у нас все равно нет места для доспехов!

Джек резко оттолкнул Крейслера. Корабль еще раз тряхнуло. Коридоры заполнились густым серо-синим дымом. Джек понял, что к складу он пробраться уже не сможет. Он вздохнул и пошел за Крейслером. И тут он услышал отчаянный призыв Боуги:

"Босс! Я в беде! Горит трюм!" У Джека не было времени даже на то, чтобы ответить ему. Толпа увлекла его за собой и потащила к спасательным модулям.

"Босс!"

Джек пытался устоять на ногах, но вдруг зацепился за что-то и упал. Кажется, у него появился шанс быть затоптанным. Крейслер схватил его за руку и бросил в маленький отсек.

Капсула затряслась. Она готовилась к отделению от корабля. Эта капсула была рассчитана как раз на двух человек, и его напарником был адъютант Крейслер. Сломанный крейсер остался позади. Боуги оказался в ловушке. Джек схватился за голову и заплакал.

Глава 20

Комнаты для криогенного сна, расположенные глубоко под землей, конечно же, не были моргом. Но запах смерти явственно витал в них. Здесь было холодно и тихо. Неподвижные тела лежали прямо на плитах. Некоторые были прикрыты простынями. Элибер ходила вдоль них с маленьким портативным компьютером и вносила в него важные статистические данные. Медицинские компьютеры постоянно выводили информацию на экраны. Элибер оделась тепло, но её все же знобило. Ей смертельно не нравилась эта абсолютная тишина. Но ходить здесь живой и бодрствующей было все-таки лучше, чем лежать среди этих охлажденных тел. К тому же два раза она уже испытала на себе всю прелесть криогенного сна и теперь надеялась, что больше этого не повторится.

Некоторые тела хранились здесь вместо залога: люди не смогли вовремя уплатить свои долги. И хотя Сэди никого из них не могла держать в холодном сне более двух лет, из этой картины все равно становилось ясно, насколько Мальтен безжалостен к банкротам.

В богатом районе города были другие развлечения. Там имелись криогенные ванны, в которых можно было провести лет десять только для того, чтобы избавиться от лишних морщин. Погружаться в холодный сон на более длительное время врачи не рекомендовали. Джек провел в состоянии холодного сна семнадцать лет, и от этого здорово пострадала его память. Элибер знала многих, кто добровольно согласился провести несколько лет своей жизни в криогенной камере только для того, чтобы избежать банкротства. С человека, находящегося в холодном сне, снимались налоги, а проценты, набежавшие за пять-шесть лет, спасали семейства от долгов. Но были и другие истории. Истории о том, как проснувшийся оказывался в еще более плотных сетях бесконечных долгов.

Элибер очень хотелось, чтобы мониторы не давали сбоя. Конечно, криогенные установки передавали информацию и на главный медицинский компьютер, но Сэди вела собственные записи. Элибер была полностью уверена в том, что все собранные ею данные будут когда-нибудь использованы. Это был единственный банк данных на Мальтене, к которому Элибер еще никогда не имела доступа. В общем-то, Сэди являлась не столько ростовщицей, сколько менялой. Только Принцесса иногда платила ей за драгоценности. Элибер была полностью уверена в том, что у Сэди были с ней какие-то постоянные дела. Да, конечно. Сэди наверняка сталкивалась с аристократической женщиной, обладающей неограниченной властью среди Зеленых Рубашек.

К сожалению, время Элибер было очень ограничено. Скоро Сэди поймет, что работа закончена, а товар, который еще нужно украсть, ожидает её на нейтральной пересыльной станции. Если Элибер хотела посмотреть на компьютерные записи Сэди, она должна была сделать это сейчас. Сейчас - или никогда. Элибер подошла к главному компьютеру и передала на его файлы информацию, накопившуюся на её маленькой машинке. В этой комнате было тепло, и она быстро отогрелась.

Работа была довольно-таки скучной. Ей пришлось долго заниматься ручной корректировкой данных. В этом компьютере была спрятана еще одна программа. Вот к ней-то и хотела подобраться Элибер.

* * *

Совершенно неожиданно Боуги перестал чувствовать Джека. По крейсеру больше не стреляли. Боуги чувствовал, как бушует пламя внутри корабля. В его грузовом трюме было темно и холодно: пожарная система сработала быстро и мгновенно потушила огонь.

Боуги не мог припомнить, случалось ли ему когда-нибудь оставаться без Джека. Конечно, иногда их контакт нарушался, но - совсем ненадолго. Боуги очень испугался: неужели же схватка закончилась так быстро? Послышался громкий металлический лязг. Боуги прислушался. Загудели насосы в воздушных шлюзах. Кажется, судно было взято на абордаж. Может быть, вернулся Джек? На какую-то секунду Боуги обрадовался, а потом - снова поник: существа, проникшие на борт их крейсера, совсем не походили на Джека. Берсеркер вздрогнул от мысли о том, что все оборудование на корабле очень скоро начнут проверять. Значит, он сам будет обречен на уничтожение... "Как же так? - подумал Боуги - столько лет пробиваться к жизни, чтобы вдруг исчезнуть?"

Он притаился за ненадежной бронированной скорлупой воинских доспехов и съежился от страха. Боуги кричал о помощи. Ему очень, очень, очень нужен был Джек. Но ответа не было.

* * *

Экран компьютера засветился голубым светом. Элибер внимательно следила за светящимися строчками, бегущими по экрану. Она просматривала файл за файлом. Да-а, с такими данными ни один клиент не расстался бы добровольно... Элибер крутанулась в кресле и невольно бросила взгляд на дверь, за которой сотни людей безмолвствовали в холодном сне. Кажется, для получения такой информации существовала одна-единственная возможность...

Это было запрещено законом... Но Сэди все-таки делала это! Она погружала спящих в петлю непрерывного сна, а то, что её клиент думал или делал до того, как попадал в эти стены, перегружала в компьютерную память. В общем-то, это был редкостный садизм...

Элибер было непонятно, зачем она сама роется в этих данных. С чего она взяла, что Принцесса когда-то была здесь? Кажется, она принимала желаемое за действительное.

И вдруг Элибер подумала, что у Сэди могут быть такие же записи и о ней. Вернее, о той Элибер, которой она была до Битии. Ведь в те времена она умела убивать силой собственной мысли. ... А сейчас у нее была возможность вернуть утраченные способности назад... Да... Недаром Джек так упорно искал файлы со своей собственной памятью...

Как долго она думала? Кажется, уже больше часа прошло с тех пор, как Элибер обосновалась в кресле около запретного компьютера. Когда в дверях появилась Сэди, она даже не смогла испугаться: какой-то столбняк напал на нее.

- Ты работаешь очень быстро, но мне жаль, что ты именно таким образом рассчитываешься со мной! - сухо сказала ростовщица.

Глава 21

Элибер повернулась и спокойно посмотрела в жесткие глаза Сэди:

- Ты - _н_а_с_и_л_ь_н_и_ц_а, - сказала она. - Я встречала много уличной дряни, но это... это в тысячу раз хуже.

- Это всего лишь страховка, - спокойно ответила Сэди. - И потом, не тебе меня судить, моя дорогая. Ведь ты пришла ко мне именно за этим? Скажи, ты ведь поэтому умоляла меня дать тебе приют?

- Да нет, не за этим. Убежище мне нужно было потому, что я проникла в файлы Пеписа.

Сэди ахнула и открыла рот от удивления:

- Ты до сих пор любишь преподносить сюрпризы! Вот что, выключай компьютер и поднимайся наверх. Мне здесь холодно.

- Нет. - Элибер отрицательно покачала головой. - Мне нужно здесь кое-что найти.

- Ничего. Наверху стоит терминал. Если я почувствую, что это тебе действительно нужно и к тому же ты сможешь за это заплатить, мы договоримся.

Элибер встала. Она была вынуждена подчиниться.

* * *

Второй корабль искал их довольно-таки долго. Трое суток они дрейфовали в космосе. Джек видел, как ат-фарелы подогнали буксир и утащили куда-то их расстрелянный крейсер. Когда это произошло, он уже не чувствовал Боуги. Скорее всего, его верный спутник погиб при пожаре. Утрату Боуги Джек воспринимал как свою собственную смерть. Ему казалось, что последнее звено, связывающее его с эпохой Песчаных Войн, навсегда утеряно.

К тому же, ни один рыцарь ни при каких обстоятельствах не имел права утратить свои доспехи. Единственным событием, оправдывающим такое происшествие, была смерть. Джек понимал, что отныне он навсегда обесчещен. Он не только потерял бронекостюм, при этом он еще умудрился отключить блок самоуничтожения. А значит - враг мог захватить и изучить доспехи. Оставалось надеяться только на одно - на то, что ат-фарелы пока не имеют никакого представления о рыцарских бронескафандрах.

По капсулам никто не стрелял. Крейслер бессмысленно смотрел на пульт и с нескрываемым ужасом в голосе повторял одно и то же:

- Мы торчим здесь вот уже третьи сутки. Почему они не уничтожают нас? Это ведь так просто!

Джек терпел это нытье долго, но потом не выдержал и сказал:

- Заткнись!

... Второй крейсер не спеша подобрал все капсулы и еще три больших спасательных модуля. Два человека погибли. Остальные члены экипажа были целы и невредимы. Шторму выделили отдельную каюту. Он принял душ, позавтракал и пошел в навигационную рубку.

Командир Стауб был уже там. Он разговаривал с незнакомым человеком в штатском с явными манерами военного. Они взглянули на вошедшего Джека:

- Познакомьтесь! Джек, это капитан Тронски. Трон, это тот самый человек, который предложил нанести удар по Клактуту.

- Если бы я знал, что мы встретим в этом квадрате ат-фарелов, я бы не предлагал этого, - передернул плечами Джек. Они пожали друг другу руки. Трон был одет в спортивный костюм защитного цвета. Его седые волосы были аккуратно пострижены. Тронски взглянул на звездную карту, появившуюся на настенном экране, и показал пальцем:

- Мы думаем, что они появились вот отсюда. Мы до сих пор не знаем, ожидали нас здесь, или просто воспользовались подвернувшейся возможностью.

Джек вопросительно посмотрел на Стауба:

- Удалось сделать хоть какие-то снимки? Тот отрицательно покачал головой:

- К сожалению, ни одного. Ат-фарелы прошли мимо нас с огромной скоростью. Похоже, что они сами были готовы катапультироваться.

Трон поднял левую бровь и кивнул:

- Да, я тоже думал об этом.

- Хорошо. Но куда они могли направиться отсюда?

- Либо к Внешней Границе, либо к Клактуту. - Стауб облизал потрескавшиеся губы. - Джентльмены, это создает определенные проблемы. Если ат-фарелы уже там, стоит ли нам продолжать полет к намеченной цели?

- Да и хотим ли мы вообще продолжать его? - тихо добавил Джек.

Стауб и Трон хором ответили:

- Мы настроены на борьбу.

- Это так. Но основное видеооборудование пропало вместе с нашим крейсером. А с другой стороны, если мы не сможем получить никаких свидетельств против Пеписа, нас обвинят в нарушении мирного договора. И так и так неприятности будут.

Стауб согласно кивнул:

- Вот именно, Джек. Неприятности будут и так и так. На этом корабле много оружия. Может быть, нам и не удастся осуществить наших планов в первоначальном виде, но какой-то, я думаю, довольно-таки значительный удар по императору мы нанесем.

- И заберем оттуда наших парней? - обрадованно спросил Тронски.

- Сейчас не время спорить. Вполне возможно, что у нас будут серьезные потери. И все-таки у нас достаточно талонзов для того, чтобы всех эвакуировать.

Джек внимательно посмотрел на Тронски:

- Насколько я понимаю, это самоубийство.

Стауб тихо возразил:

- Да, они немногое нам оставили. И все же - это лучше, чем ничего.

Джек тотчас же вспомнил своего инструктора, постоянно повторявшего новобранцам:

- Есть доспехи - есть солдат. Нет доспехов - нет солдата.

Как знать? Может быть, время докажет обратное?

- Вы меня извините, но я хотел бы подумать, - сказал Джек, - увидимся через полчаса на площадке.

* * *

Калин готовился к отъезду. Кажется, ему предстояли сборы. Он стоял посреди своей комнаты и осматривал немногочисленные вещи, заполнявшие её пространство. В общем-то, у него было только две вещи, которые он действительно хотел бы оставить себе: фарфоровый чайный сервиз и небольшой столик из красного дерева. Но взять их с собой Калин не мог. Фарфор не выдержал бы вибраций при выходе из гиперпространства, а стол, к сожалению, был достаточно тяжел.

Вот прожил человек большую часть жизни, а так ничего и не нажил! Калин печально улыбнулся: ну что ж! Ведь он сам, весь без остатка, принадлежал Богу, а мебель... мебель была создана лишь для того, чтобы помочь ему скоротать время быстротекущей жизни.

Калин так и не смог выполнить обещания, которое он дал Джеку Шторму. Он не сумел взять Элибер под свою опеку. Впрочем, он надеялся, что Джек простит его за это: после долгих поисков Элибер обнаружили у ростовщицы Сэди, а там были такие замки, которые не решался взломать даже Пепис. Элибер будет там в полной безопасности до тех пор, пока не надоест Сэди.

Динаро уже стоял в дверном проеме и поджидал его.

- Я прощаюсь со своим домом, - вздохнул Калин.

- Но ведь вы же вернетесь! - удивленно ответил Динаро.

- Конечно. - Никогда раньше Калин не сомневался в этом. А теперь... он взял портфель и вздохнул: - Я надеюсь, что Джонатан уже составил список указаний для Маргариты?

Динаро кивнул. У него опять было совершенно непонятное выражение лица. Что с ним происходило в последнее время? Это являлось загадкой даже для Калина. Его Святейшество осторожно спросил:

- Ты сумел сделать то, о чем я тебя просил?

- Да, конечно. Элибер передадут, что Джек добрался до базы Зеленых Рубашек в Миствальде. Но... Я не понимаю... А вы-то откуда знаете об этом?

- А ты и не должен понимать всего, что я делаю. - Калии ласково пожал руку Динаро. - Я не Зеленая Рубашка. Но ведь ты знаешь не хуже меня, что совесть миссионера обнимает весь мир!

Динаро удивился. Калин подумал, что даже этот парень не понимает до конца причин его путешествия. Звездные карты были разложены по всей комнате Его Святейшества. Один он точно знал, куда в следующий раз ударят ат-фарелы, и он хотел быть там.

В приемной Калина окликнул Джонатан:

- Ваше Святейшество, на связи император. Он хочет с вами поговорить!

- Передай ему, что меня уже ждет корсар и мы не можем опаздывать, махнул рукой Калин.

Джонатан нахмурился. Калин посмотрел на него и с удивлением заметил, что на висках его телохранителя пробивается седина.

- Его Величество говорит, что ваш отлет задерживается на неопределенное время...

С его старым другом становилось трудно ладить! Калин посмотрел на дверь такой привычной и такой уютной комнаты. Да нет, пожалуй, даже ради разговора с Пеписом он не должен возвращаться туда. Ведь каждый раз ему становится все труднее выходить из дома!

- Хорошо. Я поговорю с ним прямо отсюда! Но... надо сделать как-то так, чтобы наш разговор проходил конфиденциально...

- Я подожду вас внизу, у машины, - быстро сказал Динаро.

Калин кивнул:

- Но только смотри - никаких стычек с охраной!

Молодой человек внимательно посмотрел на Калина и поправил на шее деревянный отполированный крестик:

- Нет, - сказал он тихо. - На этот раз никаких стычек с траками не будет.

Джонатан подождал, пока Динаро выйдет, и возмущенно вздохнул:

- Да-а! Он становится нахальным!

- Все будет в порядке! - успокоил его Калин. - Просто у Динаро очень горячая кровь. - И вошел в маленькую звуконепроницаемую кабинку у экрана связи.

Как только Калин устроился в кресле, экран засветился.

- Доброе утро, Пепис! - приветливо сказал он. - Чем могу служить?

- Не болтай ерунды, Калин, скажи мне лучше, что ты задумал?

- Я по горло занят защитой моих колоний на отдаленных планетах. А ты?

Пепис загадочно блеснул своими зелеными кошачьими глазами и громко сказал:

- А я по горло сыт траками.

- Насколько я помню, это был твой выбор, - невозмутимо ответил Калин.

- Да, это так. Но расскажи мне, почему ты покидаешь наш чудесный Мальтен? Калин пожал плечами:

- Просто... я решил прогуляться.

Император пристально посмотрел в глаза Его Святейшеству. Кудряшки над его. головой зашевелились, как солнечные протуберанцы. Его Величество загадочно улыбнулся:

- Всю свою жизнь я ловлю звезды. Но одна или две из них вполне могут избежать сетей.

Джонатан давно уже махал Калину сквозь стеклянную дверь. Они опаздывали.

- У тебя нет никаких причин для того, чтобы задерживать меня, Пепис, осторожно сказал Святой Калин.

- А как быть с обвинением в измене? - по-кошачьи вкрадчиво спросил император.

- Если бы ты думал об этом, - нетерпеливо ответил Калин, - ты бы мне не позвонил. За мной пришли бы солдаты. Мне не нужна твоя империя, друг, и ты знаешь об этом.

Пепис откинул за спину свою великолепную золотую мантию и задумчиво затеребил край рукава.

- Миссионеры, дорогой Калин, были до тебя. Будут они и после.

- Да. Я тоже надеюсь на это.

- Черт возьми, Калин! Не вынуждай меня принимать крайние меры! Если твои колонисты желают стать частью моей империи, для тебя в этом нет ничего плохого! В конце-то концов, это никак не связано с их верой!

Калин наклонился совсем близко к экрану, так, чтобы Джонатан, стоящий рядом с прозрачной дверью, не мог по движению губ догадаться о том, что он говорит императору:

- Есть царство повыше твоего, Пепис. Это - царство нашего Господа. Царство, в котором выручка с налогов направляется не на войну, а на мир и на благо человека. Оттолкни меня! Я обращусь за помощью к Доминиону!

- Но они никогда не помогут тебе, слышишь?

- Не делай вид, старый лис, будто ты недооцениваешь меня. Мы знаем друг друга слишком давно.

Пепис замолчал и нахмурился, а потом торопливо спросил:

- А если... если я отвяжусь от тебя, ты останешься?

- Сейчас - нет. Мне надо провести кое-какие расследования в космосе.

Император резко выпрямился:

- Боже мой! Уж не собрался ли ты в гости к ат-фарелам?

- Ты знаешь догматы миссионеров точно так же, как и я. Если Сын Божий шагнул в космос, никто не ведает, куда ступила его нога. Как знать, может быть и ат-фарелы слышали это изречение?

- Калин, я...

- Послушай, Пепис, мы очень опаздываем. Мне надо идти.

- Калин...

- Император! - голос Калина, стал громким и требовательным.

Пепис внезапно успокоился и махнул рукой:

- Хорошо. Сейчас не время для споров. Но однажды придет день, когда нам придется поговорить с тобой о том, у кого из нас больше власти!

Калин ничего не ответил. Он выскочил из кабинки и на ходу крикнул Джонатану:

- Быстрей! Быстрей! Поехали быстрей! Он может передумать!

Глава 22

Боевой крейсер вздрагивал. Кажется ат-фарелы разбирали его на части. Боуги все еще лежал в грузовом отсеке. Ему было страшно. Он сжимался от каждого удара. Приборы показывали, что прежде, чем начать демонтаж, ат-фарелы обрабатывали каждую секцию радиоактивными лучами и дезинфицирующими растворами. После такой обработки выжить было трудно,

Боуги включил прибор ночного видения и поежился: темнота казалась ему чем-то вроде смерти. Он был очень голоден и очень одинок. Он вспомнил об Элибер. Удастся ли ему выжить? Ведь он обязан рассказать ей о судьбе Джека! Было время, когда он запросто мог обмениваться с ней мыслями, но с тех пор она очень изменилась. Если её не было рядом с ним, он уже не мог услышать её мысли.

Совсем недалеко от него послышался скрип. Кажется, это был какой-то грызун. Боуги хотел схватить его, но животное взвизгнуло и бросилось прочь. Оно было шустрым, очень шустрым. И все-таки Джеку запросто удалось бы поймать грызуна. У него было мгновенная реакция. А вот Боуги так не смог сделать это. Боуги посмотрел, как маленькое животное, наверное крыса, промчалось в другой конец трюма и скрылось среди ящиков.

И вдруг двери распахнулись и вспыхнул свет. Он был очень ярким, и Боуги на какое-то время ослеп. Он не видел, как входили ат-фарелы. Да, собственно, если бы он и видел, что бы он мог сделать? Ровным счетом ничего. Он мог только молиться.

* * *

Джек довольно-таки быстро вспомнил, где находится главный инкубатор. Перепуганные траки выбегали из облепленной грязью норы. В небе парили сотни десантников. То тут, то там вспыхивали языки оранжевого пламени. Еще не коснувшись ногами земли, бойцы запускали ракеты. Одного из солдат Джек узнал сразу. Час назад он во всеуслышание заявил, что желает пролететь с огнеметом над гнездом траков. Это было равносильно самоубийству. Но если... если он все же сделает это, они выиграют время.

Джек подробно рассказывал всем им, что их ожидает на Клактуте, но при виде ферм, огороженных колючей проволокой, и безумных людей, нагишом бегающих вдоль заграждений, все замерли.

- Двигаемся! Двигаемся! Никто не стоит на месте! Все, у кого есть видеокамеры, снимают на пленку то, что возможно снять! Но на месте не стоит никто! - Джек уже охрип от крика.

Один из бойцов весело посмотрел на него и подмигнул. Кажется, это было последнее, что он успел сделать в своей жизни. Откуда-то выскочила толпа траков, и один из них тут же снес голову зеваке. Джек бросил гранату и откатился в укрытие. Комья земли и осколки камней взлетели в воздух. Джек вскочил на ноги и стащил с плеча винтовку. Надо было идти дальше.

Песчаное гнездо траков возвышалось прямо перед ними. Оно могло уходить под землю даже на полкилометра. Скорее всего сейчас он бежал как раз над подземными ходами. Ему надо было проникнуть вниз. Но как? Да скорее всего никак, если сами траки не затащат его туда... Нет, вот уж это был совсем не лучший вариант. Джек посмотрел на часы. До конца атаки оставалось минут пятнадцать. На горизонте вот-вот появятся талонзы и попытаются забрать их отсюда.

Траки появились неожиданно. Их хитиновые панцирные оболочки трещали от ярости, а рыжие ячеистые глаза бегали по сторонам, выискивая возможные жертвы. Стрелять смысла не было: расстояние между траками и людьми было слишком маленьким. Один из траков прыгнул и схватил Джека за руку. Джек не стал сопротивляться, наоборот, он решил податься вперед. Трак потерял равновесие. Джек пнул его металлическим ботинком в живот. От боли трак раскрыл свои огромные челюсти. Джек размахнулся, и бросил ему в глотку гранату.

Трак задыхался. Видимо, граната перекрыла ему дыхательные пути. Джек быстро отскочил в сторону. Граната взорвалась прямо в глотке у трака. В воздух полетели куски мяса и разорванной панцирной оболочки.

Джек проверил пояса с боеприпасами. У него осталось пять гранат. Оранжевое пламя, извергаемое лазерными огнеметами, на какую-то секунду привлекло его внимание. Тракианское гнездо разваливалось, как спелый арбуз. Джек остановился и отдышался. Рядом с ним хрустнула ветка. Он резко повернулся и хотел выстрелить, но рядом с ним стоял совсем не трак. Рядом с ним стояли три человека с абсолютно тупыми и бессмысленными глазами. Джек в панике замахал руками:

- Ну здесь же стреляют, слышите? Прочь отсюда! Прочь отсюда! Пошли вон!

Женщина посмотрела вслед убегающим самцам. её груди свисали до пояса, а лысая голова была покрыта сеткою страшных шрамов. Наверное, когда-то она была красивой и даже разумной, но сейчас... Джек схватил ком земли и запустил в нее. Она тряхнула головой и побежала за остальными - подальше от линии огня. Джек осмотрелся и увидел в двух шагах от себя фруктовое дерево. Ага! Так вот в чем было дело! Вот почему они не хотели уходить!

Вдруг - непонятно откуда - послышался шепот: - Уходи отсюда, приятель, я совсем не шучу, - в голосе слышалось явное отчаяние. Кажется, у говорящего был какой-то знакомый акцент... ну да, акцент жителей центральной части Доминиона... Джек выпрямился. Ему показалось, что голос идет из-под земли. Шторм прыгнул на метр влево и толкнул ногой кочку, покрытую высокой травой. И земля и трава фонтаном взметнулись вверх. Из-под кочки показался человек. Он увидел Джека и застыл. По его бледному лицу покатились слезы.

- О Боже! - сказал он. - Вы вернулись!

Джек отвел в сторону гранату. Маленький мужчина быстро выпрыгнул из норы. В руке у него светился человеческий череп.

- Я занимался раскопками, - быстро сказал он. - Я совершенно тайно занимался здесь раскопками с прошлого года. Да, да, после нашей атаки. Я надеялся, я знал, что вы обязательно вернетесь. Как только я услышал, что приближаются корабли, я бросился сюда, в мое секретное убежище, неожиданно человек опустился на колени. - Кто бы вы ни были, пожалуйста, пожалуйста, возьмите меня домой!

- Кто ты? - спросил потрясенный Джек.

- Я... - человек чего-то испугался. - Нет, нет, подождите! Я Матердан. Я был ксенобиологом. Я попал в плен к тракам двадцать три года назад. Пожалуйста, заберите меня отсюда, или... или убейте меня!

Кажется, этот человек знал о траках больше всех. Джек протянул Матердану руку и помог ему встать. Позади них земля разверзлась с оглушительным треском, и из образовавшейся щели показались траки. Джек швырнул гранату и быстро посадил маленького человека к себе на плечо. Нужно было бежать. Траки все лезли и лезли из-под земли. Матердан упал на землю и завыл. Джек вытащил из пояса с боеприпасами последние гранаты и швырнул их в траков. Он упал. Гранаты взорвались. Шторм лежал совершенно оглушенный и не мог пошевелиться. Прямо под ним заворочался и застонал Матердан. Джек перекатился на бок. Матердана, кажется, вырвало. Джек вскочил на ноги. Он был ранен, но пока не мог определить, насколько серьезно. До эвакуации оставалось пять минут. Джек схватил Матердана за руку и помог ему подняться.

- Пошли! - крикнул он. - Если ты не выберешься отсюда сейчас, ты не выберешься отсюда уже никогда!

Маленький человечек не задавал вопросов. Поддерживая друг друга, они побрели через канавы и рытвины к поджидающим их талонзам.

Джек представил Матердана Стаубу:

- Этот человек изучал траков более двадцати лет.

Глава 23

Дезинфекция кончилась, и свет погас. В трюме было тихо. Боуги осмотрелся и увидел на стене схему корабля. Кажется, если он изучит этот чертеж, он сможет как-то выбраться из крейсера... Он отошел от контейнера, помеченного биркой "Джек Шторм", и приблизился к схеме.

Где-то в соседнем отсеке послышался визг плазменных резаков. Корабль вздрогнул. Боуги съёжился. Он очень хорошо знал этот звук: они с Джеком слышали его, когда посещали нелегальные заводы.

Когда двери в трюм открылись во второй раз, Боуги уже был готов. Он с оглушительным ревом бросился вперед, пролетел над незнакомцами и помчался в отсек, где должны были находиться спасательные капсулы. Две из них были открыты. Боуги нырнул в одну из капсул и захлопнул за собой люк. Уже в космосе Боуги понял, что только что видел ат-фарелов, и ужаснулся. Капсула послушно вошла в гиперпространство, оставив далеко за собой захваченный неприятелем корабль, и так же легко вышла из него в каких-то неведомых глубинах космоса.

* * *

- Я-то думал, - сказал Матердан, садясь на краешек госпитальной койки, - что ты потерял свой мизинец из-за меня. Но доктор говорит, что это старая рана. Ничего, твоя рана затягивается быстро. Когда мы прибудем на Миствальд, ты будешь как новенький.

Джек внимательно посмотрел на ученого. Тот увидел, что Джек очнулся, и перестал говорить. Джек и без него знал, что он будет как новенький. Повреждение было пустяковым: огонь слегка подпалил ему спину, вот и все. Он приподнялся и сел рядом с Матерданом на край кровати:

- Ну а ты-то как?

Матердан помолчал, а потом заговорил нервно и сбивчиво:

- Я полагаю... я надеюсь, что со мной все будет в порядке. Я... Я не знаю... - он обхватил руками колени и отсутствующим взглядом посмотрел на больничный пол. - Я не знаю... пока... пока правда не станет всем известна...

- Правда? - заинтересованно переспросил Джек.

Матердан утвердительно качнул головой:

- Да, да, именно. Ведь я жил там, где не жил никто. Я видел, как траки выращивали их и делали из них... корм...

- Ты мог им как-то помочь? Ты мог как-то это остановить?

Матердан вздохнул:

- Нет, нет и еще раз нет!

Джек спустил ноги на пол. Было холодно, спина все еще болела.

- В таком случае, ты не сделал ничего плохого, - сказал он.

- Как?... Но я ведь работал на траков!... - Матердан явно не верил своим ушам.

- Ты выжил. - Джек устало посмотрел на Матердана, - Мы все понемногу занимались этим. Ты знаешь, например, где я потерял свой мизинец и три пальца на ногах?

Ксенобиолог отрицательно покачал головой:

- Тогда слушай, - сказал Джек и встал с кровати.

- Тебе нельзя вставать! - забеспокоился Матердан.

- Ничего! Я гораздо быстрее выздоровлю, если буду ходить, - улыбнулся Джек и стал рассказывать ученому свою трагическую историю. Глаза Матердана заблестели от слез.

- Ну вот, - закончил Джек. - Сейчас ты уже знаешь обо всем том, что мне пришлось пережить.

Матердан закрыл руками лицо и заплакал громко, как ребенок. Потом, успокоившись, сказал:

- Они сохранили мне жизнь только потому, что надеялись на мою помощь. Я притворился. Конечно, может быть, я и мог бы им помочь, но я не стал делать этого.

- Помочь? - Джек очень удивился. - Но как?

- Все дело в том... короче, я знаю, почему траки _р_о_я_т_с_я.

- Я тоже знаю. Это процесс размножения, - ответил Джек. - К тому же у нас есть подтверждения тому, что они соперничают со своими старыми врагами.

- Нет-нет, я говорю о чем-то гораздо большем. - Матердан немного помолчал. - Все дело в том, что Трикатада - это их последняя и единственная детородная самка.

Джек схватился за голову. Через пару минут ксенобиолог осторожно спросил:

- Джек, послушай, с тобой все в порядке? Может быть, у тебя лихорадка?

- Ты хочешь сказать, - затряс головой Джек, - что все песчаные планеты заселила одна королева?

- Да. И ты не можешь себе представить, в каком они отчаянии. Когда её не станет, траки начнут вымирать.

- Матердан, подожди, а ты уверен в этом? Матердан пожал плечами и отвел взгляд в сторону:

- Конечно, уверен. Я был её личным акушером все эти двадцать лет.

Вот так. Матердан сотни раз мог бы убить Трикатаду и остановить траков. Джек стиснул зубы. Что делать! Этот человек не был убийцей, и Джек не имел никакого права осуждать его. Джек тихо сказал:

- Но мы ведь можем остановить песок. - Что? - переспросил ксенобиолог.

- Мы можем использовать это знание и попытаться хоть как-то остановить Песчаные Войны. Матердан покачал головой:

- Нет. Они никогда на это не согласятся, Это все равно, что попытаться остановить рождение ребенка в самой середине родов. Инстинкт гонит её точно так же, как и остальных траков. Может быть... может быть, её можно будет уговорить хоть на немного замедлить размножение...

Джек с интересом посмотрел на Матердана:

- Послушай, а что ты думаешь делать дальше? Тот пожал плечами:

- Я надеюсь на то, что смогу пригодиться Стаубу. Ведь я - очень ценный свидетель. К тому же, я больше всех знаю об истинной природе траков. - Он встал. - Спасибо тебе, Джек. Я очень утомил тебя. Я... я приду к тебе позже.

Джек улыбнулся. Маленький человечек скрылся за огромной тяжелой дверью.

* * *

... но главное - не говори об этом Святому Калину. Помощник пилота резко замолчал. Калин вошел в командирскую рубку и улыбнулся:

- Что же это за такая страшная вещь, о которой я ничего не должен знать? - он посмотрел сначала на помощника Иванова, а потом - на Джонатана.

Джонатан нахмурился:

- Мы перехватили какой-то сигнал.

- В самом деле? А это случайно не ат-фарелы? - с любопытством спросил Калин.

- Господи, надеюсь, что нет, - ужаснулся бледный Джонатан. Калин склонился над приборами и хмыкнул:

- Прекрати, Джонатан. Я забрался в этот забытый Богом уголок космоса именно потому, что хочу встретиться с ат-фарелами.

- Что?! - темнокожий Иванов побледнел.

Джонатан с грохотом опустился на стул:

- Насколько мне известно, Ваше Святейшество, они сначала стреляют, а потом уже выходят на связь.

- Может быть. - Калин пожал плечами. - Но мне кажется, что вы совсем не думаете о том, что ат-фарелы - совершенно новая раса. А ведь никто даже не попытался разобраться, в чем дело и что происходит на самом деле.

Иванов нервно пробормотал:

- В чем же здесь разбираться? Все и так предельно ясно: мы имеем дело с хладнокровными убийцами.

Калин рассматривал запеленгованный объект. Он был явно разочарован:

- Ну, кто бы это ни был, к ат-фарелам он не может иметь никакого отношения. Я слышал, что их крейсеры огромны.

Иванов тоже посмотрел на экран и насторожился:

- Кажется, это спасательная капсула.

- Ну значит нужно её поймать.

... Они ждали, когда закончится герметизация воздушного шлюза. Джонатан положил руку на плечо Калина и вкрадчиво сказал:

- Ваше Святейшество, мы ведь не знаем, что там внутри. Может быть, вам лучше уйти в кабину? А потом я вам все доложу.

Калин сердито покосился на своего телохранителя:

- Не трясись надо мной, Джонатан. Мне приходилось видеть такие страшные сцены, что ты и представить себе не можешь. Пока мы не вскроем это яйцо, я никуда не уйду.

Два человека, одетые в защитные костюмы, осторожно приблизились к капсуле. Из отвинчивающегося люка послышалось слабое шипение. Они заглянули внутрь. Один из них повернулся к окну, выходящему во внутренний коридор, и сказал:

- Это странная штука. Она похожа... на мертвого робота...

- Что? - Калин втиснулся носом в стекло. К счастью, причальная площадка на их корабле была вращающейся, и поэтому он мог уловить нужный момент и заглянуть внутрь капсулы. Его Святейшество тихонько отодвинулся от Джонатана, чтобы тот не почувствовал сильный нервный озноб, колотящий старика.

- Отнесите его в мою комнату, - через пару секунд скомандовал он.

- Сэр? - Джонатан непонимающе посмотрел на Калина.

- Да, да. Отнесите его ко мне и оставьте меня одного, - повторил старик.

Для того, чтобы поднять бронекостюм и перенести его в каюту Святого Калина, потребовалось четыре человека. Калин стоял, засунув руки в карманы, и безучастно наблюдал за ними. Бронекостюм несли осторожно: его нельзя было стукнуть или уронить. В дверях показался Джонатан.

- Я не хочу, чтобы меня беспокоили, - упрямо повторил Калин. - И прошу тебя проследить за этим.

Помощник озадаченно посмотрел на него:

- ... Мне кажется... я знаю этот бронекостюм...

- Я в этом не сомневаюсь. - Калин захлопнул дверь прямо у него перед носом.

Он подошел к доспехам и склонился над ними. У него так сильно тряслись руки, что какое-то время он не мог открыть шлем.

По расчетам Калина, в этом районе должны были объявиться ат-фарелы. Так что спасательную капсулу они обнаружили не случайно. Из этого следовало, что район атаки Калии определил верно. Ошибся он только во времени, Защитное стекло шлема дрогнуло и открылось. Доспехи Джека были пусты.

Калин опустил руку внутрь бронекостюма и притронулся к Боуги. Дух был теплым и бесформенным. Он нервно пульсировал в его руке.

- Не бойся, Боуги. Я - друг, - тихо сказал Калин.

Глава 24

Ночью Элибер проснулась. Она лежала, свернувшись в комочек под теплым байковым одеялом, и никак не могла понять, что разбудило её. Почему-то она вспомнила Джека и улыбнулась, потом осторожно выбралась из своего гнезда. Вдруг дверь в комнату открылась, и резкий свет ослепил её.

В дверях стояла Сэди.

- У нас возникли проблемы, Элибер, - сказала она. - Это касается твоего звонка к Джеку.

- Проблемы? - А вы уже получили ответ? - Элибер ничего не понимала.

- Нет, - покачала головой Сэди. - Но Зеленые Рубашки были опознаны, как недавние налетчики на Клактут, и Джек замешан в этом. Он был одним из их руководителей. Ты сама знаешь, как сильны траки на Мальтене, так что, если они решатся нанести ответный удар, у нас будут крупные неприятности.

Элибер набросила на плечи одеяло и поежилась:

- Но вы дозвонились Джеку? - еще раз спросила она.

- Да. И, к сожалению, это привлекло кое-чье внимание. - Сэди отошла в сторону, и за её спиной выросла темная фигура. Господи! Кажется, это был Вандовер Баластер!

Баластер потеснил ростовщицу и заговорщически улыбнулся Элибер:

- Старые изречения, как всегда верны, - пробормотал он. - От нас можно сбежать, но от нас нельзя спрятаться. - Баластер щелкнул пальцами, и за его спиной показались два огромных трака.

- Арестуйте её, - кивнул им Вандовер. - Пепис желает с ней немножечко поговорить.

- Сэди... - Элибер вопросительно посмотрела на ростовщицу. Та невозмутимо пожала плечами:

- Видишь ли... я больше не могу помогать тебе, Элибер! ... Извини...

Баластер широко улыбнулся:

- Нет, все-таки мне нравится, когда мои планы воплощаются в жизнь так блестяще!

Траки вошли в комнату. Как всегда, они клацали что-то своими ужасными челюстями. Элибер отступила к столику и попыталась достать из ящичка оружие. Она слышала, как Джек рассказывал о схватках с этими мерзкими жуками, но к их легким и точным движениям она готова не была. Что, что она могла сделать? Кажется, спасения не было.

Когда жуки тащили Элибер мимо Вандовера, он, как бы издеваясь, погладил её по волосам и обратился к Сэди:

- А сейчас мы нанесем небольшой визит в вашу лабораторию холодного сна. На этот раз сам император просит вас о помощи.

Может быть, Сэди и почувствовала на себе взгляд Элибер, но она не показала этого. Её добродушный тон мгновенно куда-то улетучился. Ей предлагали сделку, а она была дельцом.

- Время - деньги, как говорит пословица, мой дорогой Баластер. - Если вы просите меня помочь вам на общественных началах, вы поступаете неразумно. Я не вожу экскурсий под свои ледяные своды.

Элибер напрягла мышцы и проверила, крепко ли держат её траки. Конечно, они держали её очень крепко. Она хотела собраться с мыслями и попытаться предпринять что-то неожиданное, но никак не могла придумать - что? Баластер засмеялся и опять погладил Элибер по волосам:

- Бог с вами, мадам, какие экскурсии? У меня есть клиент, и я хочу его охладить. Он громко засмеялся и посмотрел на Элибер: - Не плачь! Там тебе будет гораздо спокойнее, малышка!

* * *

На Миствальде у Джека было много дел. Он возился с кинохроникой, привезенной с Клактута, и собирал по кусочкам кадры, которые удалось отснять. Вместе со Стаубом вот уже час они сидели у большого плоского экрана и просматривали смонтированную пленку.

- Вот только неизвестно, поможет ли нам это, - сказал командир.

- Судя по всему, они не собираются нам верить, так что нам потребуется как можно больше фактического материала.

- Но больше у нас ничего нет. Ведь почти всю видеоаппаратуру мы потеряли вместе с крейсером! - вздохнул Стауб.

- Я знаю, - кивнул Джек и отвернулся от экрана. - А что касается траков, так они уже орут, что мы мясники.

- А ты думал, что тебя назовут героем? - насмешливо спросил командир.

Джек хлебнул глоток терпкого холодного пива и спокойно заметил:

- Да нет. Я уже не первый день живу на этом свете, и прекрасно знаю, что мы редко получаем то, на что надеемся.

Стауб удивленно выгнул свои рыжие брови:

- Эге! Насколько я понимаю, ты циник? Джек хмыкнул и посмотрел в потолок:

- Циник? Скорее - реалист.

Дверь скрипнула и приоткрылась. В комнату заглянул молодой солдат, заменивший погибшего на Клактуте Крейслера:

- У нас посетитель, сэр, - неуверенно сказал он.

- Кто?

- Это фишер. Вернее... насколько я понимаю, это одна из самок. Она говорит, что очень хотела бы видеть Джека Шторма.

Джек поднялся. Скорее всего, это была Туман-над-водой. Кажется, у его друзей опять что-то случилось.

- Я пойду поговорю с ними, Стауб? - спросил Шторм.

Стауб поднялся с кресла:

- Я думаю, нам стоит пойти вместе. Где она?

- В столовой накрыт небольшой столик, сэр, - щелкнул каблуками адъютант.

Ну да, конечно, это была Туман-над-водой. Она стояла к ним спиной, но когда они вошли, её круглые уши чуть заметно вздрогнули. Значит, она услышала, что Джек уже здесь. Фишерка стояла как-то уныло и безвольно, свесив на пол свой длинный блестящий хвост.

- Помоги мне, Солнышко, - сказала она, обернувшись к Джеку. Псевдоимператор Мудрый Зуб взял Скала в заложники.

- В заложники? А как это произошло?

- Его вызвали на станцию субпространственной связи в Фишбурне. Он явился, и его встретили агенты. Они... - Туман-над-водой замолчала. её темно-синие глаза наполнились слезами.

- Он жив? - быстро спросил Джек.

Она кивнула. Слезинка, повисшая на кончике длинного прозрачного уса, блеснула, дрогнула и упала на пол.

- Я не знаю, поймешь ли ты меня... - мягко и вкрадчиво сказал Джек. Всё дело в том, что я потерял свой бронекостюм, так что сейчас я беспомощен. Я... я не могу спасти Скала.

- Как! Неужели же ты бросишь его! - всплеснула лапами фишерка.

- Он - заложник, - ответил Джек. - А всякий заложник имеет свою цену. Какое-то время Мудрый Зуб будет держать его у себя. А мы постараемся как-то уладить эту историю.

- У него нет времени! - гневно прошипела Туман-над-водой и хлестнула хвостом в звенящем воздухе. - Ты дурак, Солнышко.

Кажется, он действительно чего-то не понимал. Во всяком случае чуть ли не в первый раз в жизни Джек почувствовал себя неловко.

- Я ценю дружбу со Скалом, я ценю дружбу с тобой, - сказал он. - Но ваш мир мне незнаком. Я совершенно не разбираюсь в ваших политических играх.

- К черту всякую политику! - крикнула Туман-над-водой. - Его задержали только потому, что он позволил этой базе функционировать! Скал стал заложником из-за тебя, а Мудрый Зуб не дурак, он отлично знает о возможностях Зеленых Рубашек. Если Скала не выкупят в течение двух суток, он будет казнен без суда и следствия. А ты ведь знаешь, что мы - все еще варвары. Если Скал будет казнен, Мудрый Зуб начнет хватать всех подряд и казнить, казнить, казнить. Этому не будет никакого конца. А у нас... у нас не будет выбора. Мы все должны будем пойти и сдаться...

Джек вздохнул и прикинул: какие у него есть варианты? В сущности без бронекостюма он почти ничего не мог сделать.

- Хорошо, - сказал он наконец. - У нас есть единственная возможность. Я пойду и сяду в тюрьму вместо Скала.

- Нет, что ты! - с ужасом ахнула Туман-над-водой.

- Если мы попробуем вырвать Скала силой, это приведет к военному конфликту. А разве вы хотите воевать так же, как воевали всего несколько лет назад? Конечно, нет. Мудрый Зуб желает получить повстанческих вожаков? Хорошо. Он подучит одного из них. Он умрет от счастья, заполучив в руки инопланетянина. Я думаю, что какое-то время он будет радоваться и бездействовать. За это время вы как можно дальше упрячете Скала. Я надеюсь, что это вы сумеете сделать? Ведь у вас есть какая-то подпольная организация?

- Да, - кивнула головой Туман-над-водой, - у нас есть организация "Сопротивление фишеров".

- Вот и прекрасно, ведь, честно говоря, других вариантов все равно нет, - устало сказал Джек.

Стауб неодобрительно покачал головой:

- Послушай, ты слишком сильно рискуешь! Джек махнул рукой:

- Ладно. В конце-то концов, что я могу еще сделать?

* * *

Императорский дворец был просто великолепен. Никогда до этого вынужденного путешествия Джек не был в столице фишеров - Свомберге. Туман-над-водой осторожно вела глиссер над городом. Сквозь облака виднелись улицы и площади зеленого города, раскинувшегося над синим озером. Толпы фишеров беспечно шагали по своим делам, и никто из них даже не посмотрел вверх на маленький юркий глиссер.

- Тебе нравится наша столица? - спросила Туман-над-водой. Похоже, её совсем не интересовало, как выглядит Свомберг рядом с другими инопланетными городами. Она была уверена в том, что ничего равного по красоте просто не может существовать на свете.

Глиссер летел вдоль реки. Внизу мелькали маленькие домики на сваях. Слева мелькнул холм с террасами. Прямо за ним начинался горный хребет, упирающийся снежными вершинами в облака.

Огромный дворец из зеленого мрамора размещался на верхней террасе. Вокруг него были расположены огромные бассейны с фонтанами. Пожалуй, резиденция Триадского Трона не могла даже сравниться с этой жемчужиной Миствальда. В цветущих зарослях порхали огромные сказочные птицы с разноцветными хвостами. Когда глиссер стал опускаться, они закричали и захлопали крыльями. Облако насекомых как-то странно застыло в воздухе, словно бы не решаясь приблизиться к этому сказочному великолепию. Когда они подлетели ближе, Джек разглядел, что все огромное пространство дворцового комплекса было накрыто прозрачной чешуйчатой сеткой. Охранник - фишер редкого черного цвета - встретил глиссер и сказал им поставить машину под навес.

Туман-над-водой спрыгнула на землю и крикнула:

- Передай Мудрому Зубу, что я здесь. Он уже давно ожидает меня.

Потом маленькая фишерка оглянулась на Джека, и как-то просительно посмотрела ему в глаза:

- Спасибо, - сказала она и извиняюще шевельнула хвостом. Кажется, вплоть до этого момента она искала другой выход.

Шторм кивнул:

- Не за что. Ты же знаешь, что я всегда рад помочь вам.

На лестнице появилось еще несколько охранников. Туман-над-водой и Джек поднялись к сияющим малахитовым дверям. Охранники следовали за ними. У входа во дворец, в нише из зеленого мрамора, сидел Скал. Кажется, его как следует побили: он то и дело прижимал лапу к ребрам и тяжело со свистом дышал.

Пленник нахмурился и внимательно посмотрел на Джека:

- Вот так, дорогой друг, - сказал он. - Получается, что ты - мой выкуп.

Джек развел руками:

- Это все, что я могу сейчас сделать для тебя, Скал.

Скал потер лапкой черный блестящий нос:

- Но прежде, чем ты уйдешь, я передам тебе сообщение, которое получил по межпланетной связи. Ведь оно было для тебя!

- Для меня? - растерянно переспросил Джек.

- Да. Его послала Элибер. Она сказала: передай Джеку, что файлы с его памятью обнаружены. Пусть возвращается.

Джек был потрясен. Неужели же Элибер удалось найти его прошлое?

Скал облизал разбитые губы и осторожно спросил:

- Ответ будет?

- Нет. Пока нет. - Джек покачал головой. - Ничего не бойся. Мудрый Зуб не сможет меня удержать. Ты выберешься отсюда в безопасное место, и я начну действовать, а потом... потом я смогу ответить сам.

Охранники уже обступили Джека. Туман-над-водой и Скал беспрепятственно прошли сквозь строй и направились к глиссеру.

Джек обратился все к тому же черному блестящему фишеру:

- Я надеюсь, что император уже ждет меня?

Фишер опустил морду и повел Джека за собой.

Во дворце было прохладно и сумрачно, как в лесу. Повсюду виднелись деревья и цветы, сделанные из нефрита. Потолок над головой был увит резными листьями, чем-то напоминающими виноградную лозу.

В конце огромного зала на троне восседал император фишеров - Мудрый Зуб.

- Хорошо! Хорошо! Я очень рад! - закричал он. - Я надеюсь, что бедному Скалу рассказали о том, какой богатый выкуп получил я за него?

- Вы ожидали еще кого-нибудь? - с интересом спросил Джек.

- Нет. Если только вы - Джек Шторм. Конечно, Скал совсем не думал о таком повороте событий. Скорее всего, он решил, что старейшины сделают из него великомученика. Иногда мне даже казалось, что ему это нравится. А теперь и ему, и всему фишерскому Сопротивлению надо удирать в глубь лесов и зализывать свои раны.

Правитель Миствальда совсем не понравился Джеку. Это был огромный разжиревший фишер рыжего цвета. Кажется, он догадался о том, какое впечатление произвел на своего гостя. Он оскалился и резко спросил:

- Послушай, Джек Шторм, ты понимаешь, что база должна быть срочно ликвидирована? Джек посмотрел на часы:

- Насколько я знаю, сейчас она должна быть уже эвакуирована. Все оборудование, оставшееся на базе, будет уничтожено. Так что вам не достанется ничего.

Мудрый Зуб был в ярости. Он щелкнул хвостом и проскрежетал:

- Ты больше не нужен мне, Джек Шторм. - Потом он повернулся к охране и рявкнул: - Взять его!

За троном раздался какой-то шорох, и вдруг Джек услышал громкий голос Элибер:

- Джек! Джек! Беги!

От неожиданности Джек застыл, как вкопанный. Из-за занавески выскочили два огромных рыцаря в бронекостюмах и схватили его. Джек попытался вырваться. Нет. Хватка металлических перчаток была крепкой. Сопротивляться не имело смысла.

Занавес за троном с шумом отъехал в сторону, и Шторм увидел Элибер, Баластера и Пеписа. Император Триадского Трона был одет в парадные пурпурно-золотые одежды. Баластер, как обычно, поеживался в своей черной робе. Элибер... Элибер выглядела довольно-таки странно. Вульгарное синее платье с глубоким декольте плотно обтягивало бедра. Нет, насколько мог понять Джек, сама по своей воле она никогда не выбрала бы для себя такого наряда. И все-таки она была красива даже сейчас.

Вдруг Элибер крикнула, вырвала руку из огромных лапищ Баластера, выхватила из туфли нож и приставила к горлу министра. Пепис схватился за голову и крикнул:

- Стой!

Баластер увернулся, схватил Элибер и скрутил ей руки. Два рыцаря в бронекостюмах повалили Шторма на пол. Баластер выругался и забрал у Элибер нож.

Пепис презрительно посмотрел на императора Миствальда и скомандовал:

- А теперь - покиньте нас на какое-то время.

Мудрый Зуб покосился на него с явной ненавистью и слез с трона.

Пепис подобрал свои пурпурные одеяния и взгромоздился на малахитовый трон чужой планеты:

- Вот теперь ты мой! - сказал он Джеку. - И теперь я смогу сделать с тобой все, что захочу.

- Ну так делай, - усмехнулся Джек. Он лежал, уткнувшись лицом в мраморный пол. Два рыцаря в бронедоспехах сидели у него на спине. - Делай, делай. Ведь ты приехал сюда специально для этого! Но прежде чем ты сделаешь со мной то, что задумал, я хочу предупредить тебя кое о чем. Мы привезли с Клактута любопытные документы. У нас имеются стопроцентные доказательства того, что ты вступал в сговор с траками не один, а целых два раза.

Пепис ойкнул и махнул рукой:

- Послушай, Джек Шторм, если ты пообещаешь мне, что ты будешь себя хорошо вести, я прикажу им поднять тебя с пола.

Джек повернул голову и твердо посмотрел на императора:

- Не надейся, Пепис. Тебе придется убить меня здесь. Я совсем не желаю, чтобы ты делал из меня какой-то пример для назидания. Я - плохое наглядное пособие для воспитательной работы.

- И это все, что ты можешь мне пообещать? - удивленно переспросил Пепис и добавил: - Я думаю, что тебе стоит выслушать меня.

Элибер всхлипнула, подошла к Джеку и помогла ему встать с пола. Джек откинул волосы со лба, обнял Элибер и спокойно посмотрел на императора:

- Ты изменник, Пепис, и на этот раз у меня есть этому доказательства...