/ Language: Русский / Genre:sf,

Сердце Пирата Космический Пират Крокс 2

Дмитрий Емец


Емец Дмитрий Александрович

Сердце пирата (Космический пират Крокс - 2)

Дмитрий Александрович Емец

СЕРДЦЕ ПИРАТА

фантастическая повесть

Космический пират Крокс

Книга вторая

Крылатый ежик с планеты Синего Кефира способен выполнить любое желание своего хозяина. К счастью, Андрею, Лависсе и роботу-нянька Баюну удалось опередить космического пирата Крокса и бежать с помощью пространственного перемещателя. На их пути будет множество опаснейших препятствий: подземные человечки копачи, скользкие черви храпуны, жрущая протоплазма и робот-убийца Грохотун.

Содержание:

Пространственный перемещатель

Неизвестная планета

Ночной кошмар

Куда ведут подземные дороги

Таинственные похитители

Неожиданная встреча со старым знакомым

Сокровища каменного сундука

В игру включается третья сторона

Чудо подземного лабиринта

Пещера растущих кристаллов

Крик во тьме

Движущийся шар

Подземный сад

Ловушки Оранжевой пещеры

Засада

Большая подземная кутерьма

Маленькое чудо

Пещера гриба-великана

Гнездо шмелей-мясоедов

Ойкающий овраг

Опасный путь на поверхность планеты

Когда упадет последняя песчинка

Поиски выхода

Схватка

Первичное море

Первые мореплаватели

Ночь в море

Подводная битва

О тесноте Вселенной, или неприятная встреча

История Баюна

Возвращение

3743 г о д.

В дальнем и малоисследованном секторе Галактики, который носит еще название "мертвый сектор", по постоянной орбите вращается огромная заброшенная научно-исследовательская база "Вселенский Орел".

База служит убежищем грозным космическим пиратам, за которыми уже много сотен лет безуспешно гоняется межгалактический звездный патруль. Пиратов только двое, но огромный опыт, ум и жестокость делают их самыми опасными и неуловимыми звездными корсарами Вселенной. Это капитан Крокс, беспощадный человек-киборг с корпусом робота и изуродованным лицом, половина которого человеческая, а половина механическая; и грозный боевой робот Грохотун с головой, выполненной в форме рогатого рыцарского шлема. Грохотун неустрашим и упрям, он владеет любым оружием и в бою один стоит десятка. У капитана Крокса есть еще попугай, он болтлив, но иногда дает неплохие советы.

В первой книге - "Тайна "Звездного странника" рассказывалось, как пираты захватили дочь президента Деметры - Лависсу. Но обстоятельтва складываются так, что на корсарский флагман "Звездный странник" случайно попадают двенадцатилетний мальчик Андрей и робот-нянька Баюн. С их помощью Лависсе удается бежать. Капитан Крокс и Грохотун бросаются в погоню. Друзья преодолевают сотни опасностей, долго скитаются по заброшенным уровням огромной базы, рискуют жизнью, пока, наконец, им удается добраться до отсека связи и сообщить свои координаты на Деметру.

Президент Деметры высылает на захват базы главные силы звездного патруля. Увидев, что база окружена, капитан Крокс приказывает Грохотуну на флагмане "Звездный странник" прорваться сквозь оцепление, а сам остается в космическом зоопарке "Вселенского Орла". Грозный киборг ждет, пока завершится четырехсотлетний период инкубации и из голубого яйца вылупится крошечный крылатый ежик. И только капитан Крокс (один во всей Вселенной), знает, какую великую тайну скрывает это маленькое еще не родившееся существо.

Глава первая.

ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ ПЕРЕМЕЩАТЕЛЬ

База была окружена, к ее стартовым ангарам устремились десантные рейдеры. Звездный патруль уже торжествовал победу, казалось, еще немного, и многовековая эпопея капитана Крокса будет закончена, сам пират, наконец, схвачен, а пленники освобождены.

- До стыковки тридцать секунд! Начинаем отсчет! - командир первого десантного рейдера отдал приказ боевым роботам приготовиться к высадке. Роботы были вооружены специальным паралитическим оружием, способным обезвредить самого сильного и опасного противника.

За первым рейдером с группой захвата с небольшим отрывом следовали второй и третий. Их экипажи должны были одновременно ворваться на базу с разных концов и сразу начать ее прочесывать, чтобы не дать пиратам уйти.

- Двадцать секунд! Приготовились! - генерал звездного патруля выключил автопилот и сам лично руководил стыковкой. Еще несколько мгновений, и первый рейдер с группой захвата войдет в посадочный шлюз. Боевые роботы приготовили паралитическую пушку к немедленному огню, если в ангаре выставлен заслон.

Но вдруг, когда никто этого не мог ожидать, раздался низкий гул. "Вселенский Орел" содрогнулся. Очередная воронка времени, которые так часто случались в этом секторе космоса, накрыла базу и большую часть рейдеров звездного патруля. На несколько мгновений прошлое, настоящее и будущее смешалось в плотный неразделимый клубок, "Вселенский орел" и все рейдеры звездного патруля, задетые воронкой, исчезли с экранов локаторов.

Когда спустя минуту огромную базу вышвырнуло из воронки мощным потоком времени, все крошечные рейдеры патруля остались разбросанными в тысячелетиях, и, находясь с "Вселенским орлом" в одной точке пространства, они были разделены непреодолимой стеной веков.

- Мы потеряли весь десант, почти все наши рейдеры! - простонал президент. Весь экран монитора занимал гигантский, как город, "Вселенский Орел", а мобильные патрульные корабли, окружавшие базу, исчезли!

Воронка времени чем-то напоминает речной омут: тяжелые и прочные звездолеты с чудовищной массой она закручивает и носит по краям, а легкие увлекает на дно столетий.

Президент Деметры с тоской посмотрел на экран. Он понимал, у него нет иного выхода, как вернуться на планету и обратиться к помощи общегалактических чрезвычайных звездных сил.

Капитан Крокс, наблюдавший за развитием событий по монитору ближнего слежения, торжествующе расхохотался:

- Никогда еще воронка времени не случалась так кстати, а, попугай? Похоже, звездный патруль остался без своей легкой конницы! Он потерял почти все десантные рейдеры и не решится напасть!

- На вашей стороне сама судьба, капитан! - льстиво сказал попугай, но пират неожиданно нахмурился.

- Мы забыли о Грохотуне! Он не должен выходить в космос! "Странник" недостаточно массивен, его может затянуть в воронку! - и капитан Крокс бросился к выносному пульту управления ангаром, чтобы остановить боевого робота прежде, чем он запустит двигатели.

В космическом зоопарке остался один попугай, он уселся на край инкубационной установки и с любопытством уставился на розоватое яйцо. Время от времени оно вздрагивало, похоже его маленький обитатель собирался вот-вот появиться на свет.

- Зачем капитану нужен этот дурацкий крылатый еж? - спрашивал сам себя попугай. - Ну и что из того, что он последний представитель вида? Я тоже, например, единственный в своем роде, но никто со мной так не носится!

Лависса, Андрей и робот-нянька Баюн были в навигационной рубке, когда научно-исследовательская база "Вселенский орел" попала в воронку времени. Они видели, как словно затягиваемые сильным течением, легкие рейдеры звездного патруля исчезали с широкого монитора.

- Почему они пропали? - крикнула Лависса. - Они же должны были атаковать базу!

- Они уже не смогут нам помочь! - робот-нянька выключил опустевший экран. - Думаю, их разбросило по другим временам.

Больше всего Лависсе сейчас хотелось разрыдаться, минуту назад спасение было так близко, и вновь они на заброшенной базе один на один с грозным капитаном Кроксом.

- Мы сами должны позаботиться о себе! - твердо сказал Андрей. - Баюн, крылатый ежик не должен достаться Кроксу! Помнишь, капитан говорил, если ежик будет у него, его могущество станет безграничным?

Робот-нянька задумался.

- Ты прав. Мы должны заполучить этого ежика первыми. Скорее в зоопарк, инкубация вот-вот завершится!

В одном друзьям все-таки повезло, они оказались у входа в космический зоопарк сразу после того, как пират его покинул.

- Странно, но капитана здесь нет! - прошептал Андрей, осторожно заглядывая в отсек. - Тут только эта болтливая птица!

- Кар-раул! - завопил попугай, увидев их. - Пр-ризраки! Вы же погибли! Вы же катапультировались в открытый космос!

- С чего ты взял? Катапульта была пустой, - робот-нянька согнал птицу с таймера и обнаружил, что до окончания инкубации осталось не больше минуты.

- Надувательство! Я обо всем расскажу капитану! Не прикасайтесь к яйцу, капитан вас убьет! - и попугай, торопливо работая крыльями, помчался к выходу из отсека, чтобы найти Крокса и сообщить, что избежавшие смерти пленники собираются стащить ежика.

- Смотрите, он вот-вот вылупится! - Лависса склонилась над инкубатором и заметила, как по яйцу прошла неровная трещинка, и оно распалось на две половинки. Из яйца появилось мокрое, маленькое, забавное существо!

Представьте себе зубастенького крылатого ежика с длинным подвижным носиком! На голове у малыша шапочкой прилипла скорлупка. Ежик смешно расправил молоденькие крылышки и почесал задней лапкой за ушком. Ушки у ежика были маленькие и кругленькие, а на каждой лапке по четыре пальчика с плоскими коготками. Малыш зевнул, в ротике у него было много крошечных остреньких зубиков.

- А вот и код инкубатора. Ну что, выпускаем его? - Андрей набрал код на дисплее, осторожно достал ежика и посадил себе на ладонь. Ежик тотчас свернулся пыхтящим колючим комочком, из которого торчал только длинный носик.

Лависса мизинцем дотронулась до колючек ежика, они были еще мягкие.

- Неужели это и есть главное сокровище Вселенной? - удивилась она. Подумать только, капитан Крокс четыреста лет ждал появления этого малыша!

Крылатый ежик подпрыгнул, быстро-быстро замахал розовыми радужными крылышками и перелетел с ладони Андрея на его плечо.

- Вот это да! - обрадовался мальчик. - Не успел родиться, а уже летает!

- А как ты хотел? - Баюн скосил свои фотоэлементы в сторону малыша. Крылатый ежик есть крылатый ежик.

Неожиданно, как он всегда это делал, возле ежика возник космический колобок. Улыбаясь мягким ртом, колобок завис в воздухе, с удивлением разглядывая неизвестно откуда появившегося малыша. Ежик вытянул мордочку и попытался цапнуть любопытного колобка. Испуганный колобок отскочил и сделался невидимым. Он явно не ожидал от крылатого ежика такого коварства. Только что познакомились, а тебя уже собираются съесть. Кто бы подумал, что у малютки-ежика такие хищние запросы!

Загудел магнитный подъемник - похоже, капитан Крокс и Грохотун уже знали об их воскрешении и спешили поскорее расправиться с незванными гостями.

- Они сейчас будут здесь! - робот-нянька подхватил ежа, беглецы затаились за поворотом коридора и переждали, пока капитан Крокс и робот-убийца Грохотун ворвутся в космический зоопарк.

- Они украли ежа! - пират расплющил опустевший инкубатор своим механическим кулаком. - Грохотун, в погоню! Теперь они твои! Можешь пополнить свою коллекцию их зубами!

Обрадованный робот-убийца, собиравший коллекцию человеческих зубов, получив такой приказ, немедленно приступил к действию.

Он выскочил из отсека и успел заметить, как магнитная платформа, на которой они с капитаном прибыли из ангара, быстро скользит по направлению к третьему уровню.

Грохотун выхватил бластер, но стрелять было уже поздно.

- Капитан, они в лифте! - заорал он.

Крокс посмотрел вслед удалявшейся платформе и прищурился:

- Никому еще не удавалось срывать мои планы. Я долго их щадил, но мое терпение исчерпано. За мной, Грохотун! - и пират тяжелым шагом направился к запасному лифту, надеясь перехватить беглецов прежде, чем они проберутся на верхние уровни базы.

Транспортная платформа, на которой поднимались друзья, достигла седьмого уровня, и они начинали надеяться, что сумели оторваться от погони, как неожиданно в лифтовой шахте послышался какой-то грохот и массивные створки перегородили платформе путь наверх.

- Этого я и боялся. Капитан Крокс перекрыл межуровневые шлюзы, - сказал Баюн. - Он отрезал нас от верхних уровней, придется спускаться в трюм, там есть где спрятаться.

Но тут глухой шум раздался и снизу: шлюзы сработали, преградив платформе путь к трюму. Беглецы были надежно заперты на седьмом уровне.

Андрей спрыгнул с платформы на мягкий пружинящий пол и помог спуститься Лависсе. Баюн, осторожно держа доверчиво свернувшегося ежика на ладони, осмотрелся.

Седьмой уровень был очень невелик, неудивительно, что капитан Крокс предпочел заблокировать их именно здесь. В одной части уровня располагались двигательные миниреакторы, обслуживающиеся исключительно роботами. Человеку вредно было долго находиться возле миниреакторов из-за высокого радиационного фона. Даже сейчас, когда реакторы давно не работали, а двигатели "Вселенского Орла" пришли в негодность - в эту часть уровня лучше было не заходить. Об этом предупреждал специальный светящийся знак на стене.

Пленники отправились в противоположную сторону, и короткий, хорошо освещенный коридор вывел их к отсеку. При их приближении створки люка раздвинулись, и друзья увидели занимавшую половину стены прозрачную голографическую карту звездного неба. Несколько точек на ней были выделены зеленым цветом. На карте пульсировал большой синий квадрат, который был, по всей видимости, связан с мощным прибором, занимавшим весь отсек.

В другой его части находилась небольшая кабинка с высокими стенками, на дверце которой были нарисованы три ярких восклицательных знака - в космической символике это означало повышенную опасность.

- Я кое-что слышал о такой системе, - Баюн первым подошел к кабинке. - Это пространственный перемещатель, он может переносить материальные тела из одной части Галактики в другую. Этот вид перемещений в пространстве разрабатывался одновременно со звездоплаванием. В чем-то он был даже более совершенен, но лет двести назад перемещатели были запрещены.

- Запрещены? Почему? - Андрей испытал острейший интерес.

- Слишком опасно, - робот кивнул на голографическую карту. - Ошибешься на одну миллиардную градуса при определении координат, и твои молекулы размажет по космосу так, что и не соберешь. Немало народу пострадало от таких штук. В одном месте исчезнут, в другом не появятся. Есть в кувшине молоко, да рыло коротко. Близок локоток, да не укусишь.

- Баюн, оставь свои поговорки! Лучше посмотри, сейчас координаты заданы? Андрей подбежал к звездной карте: синий квадрат стоял на одном из участков зеленого сектора.

Робот-нянька осторожно протер монитор и щелкнул стартовой клавишей. Компьютер загудел, и монитор зажегся.

- Ну и ну! - восхитился Баюн. - И сейчас как новенький! Умели же раньше делать! - хваля старую технику, Баюн, в какой-то мере, делал комплимент и самому себе.

Из шахты лифта донесся скрежет, междууровневые шлюзы разъехались. Капитан Крокс и Грохотун не теряли времени даром. Они выяснили, где скрываются беглецы и теперь спешили поскорее покончить с ними.

Сомневаться в намерениях пиратов не приходилось. Андрей, Лависса и Баюн бросились было из отсека, но отступать было некуда.

- Скорее в перемещатель! - крикнул Андрей. - Баюн, какие заданы координаты?

- Планетная система звезды Х-4275, - Баюн взглянул на экран. - Похоже, зеленый сектор - это атмосфера пригодная для дыхания.

Андрей распахнул дверцу пространственного перемещателя:

- Была не была. Как насчет небольшого путешествия?

- Ты с ума сошел! - Лависса отскочила от кабинки. - Мы даже не знаем, работает ли эта штука! Слышал, что сказал Баюн? Малейшая ошибка, и нас распылит по всей Вселенной!

- Точно, - подтвердил робот-нянька. - Живем шутя, а помрем взаправду.

- Слушай, Баюн, что с тобой! - Андрей нетерпеливо забарабанил по дверце перемещателя. - Сейчас здесь будет капитан Крокс! Нужно рискнуть, или нам конец!

- Грохотун, ищи их! - послышался в коридоре голос капитана Крокса. - А что это за щипцы ты с собой тащищь?

- Это чтобы вырывать им зубики. Вы же сами мне разрешили, капитан!

Опасность перемещения в неизвестность была велика, но Баюн прикинул варианты и решил, что так у них больше шансов выжить, чем если они окажутся в руках капитана Крокса. Космический пират и робот-убийца ни за что не оставят живых свидетелей. Им известно слишком многое из того, чего знать не нужно.

В пространственном перемещателе была всего одна кнопка. Робот-нянька протянул к ней руку, не решаясь нажать.

- Они здесь, капитан, в пространственном отсеке! - взревел Грохотун. - Они хотят переместиться!

- Уничтожь их, чего ждешь!

Капитан Крокс и Грохотун ворвались в отсек и бросились к перемещателю.

- Была не была. Бог не выдаст, свинья не съест! - и Баюн решительно нажал на стартовую клавишу.

Когда через секунду Крокс и Грохотун распахнули дверцу перемещателя, в кабинке никого не было.

Глава вторая.

НЕИЗВЕСТНАЯ ПЛАНЕТА

Перемещение в пространстве запомнилось Андрею, как ярчайшая вспышка света. А потом он увидел, что стоит на синеватой траве неподалеку от нагромождения красных камней. Все произошло так стремительно, что у мальчика закружилась голова, и он опустился на траву, однако, головокружение быстро прошло.

Рядом Андрей заметил Баюна и Лависсу. Девочка сидела на траве, вертела головой и, казалось, не совсем понимала, куда они попали.

- С тобой все в порядке? - озабоченно спросил робот-нянька, помогая Андрею подняться.

- Все хорошо, - мальчик подозрительно посмотрел на свои руки, будто видел их впервые.

- А ты уверен, что я это я? - поинтересовался он у Баюна.

- Вообще-то похож, - робот критически оглядел его. - Нос тот же, губы те же, да и количество ног совпадает с первоначальным.

Рядом с Лависсой в траве копошился крылатый ежик. Похоже, он все-таки нашел, чем питаются крылатые ежики, и с наслаждением ел какие-то продолговатые ягодки на тонких стебельках.

- Смотрите! - испуганно воскликнула Лависса, разглядывая кончик своей косички. - У меня волосы были светлые, а здесь они какие-то рыжеватые!

- Не волнуйся, просто здесь небольшое смещение цветового спектра, успокоил девочку Баюн.

Робот включил встроенный в него воздушный анализатор и взглянул на датчик.

- Вы даже не представляете, как нам повезло! Мы на планете с атмосферой, пригодной для дыхания!

- Интересно, куда мы попали? И почему на перемещателе были выставлены именно эти координаты? Уверен, что опять капитан Крокс постарался! - Андрей взобрался на высокий камень и оглядел окрестности.

- Думаю, он здесь не при чем. Наверно, с этой планетой контактировала научно-исследовательская база "Вселенский орел". Они выставили на перемещателе ее координаты, но не успели воспользоваться им, потому что на базу напал капитан Крокс, - робот-нянька помогал крылатому ежику отыскивать длинненькие ягодки, легонько подталкивая его в густую траву, где их было больше.

Ничего похожего на следы человеческого присутствия на планете видно не было. Позади плескалось озерцо, а вокруг него громоздились красные валуны и росла синеватая трава.

- Посмотрим, обитаема ли эта планета, - робот-нянька поднялся на возвышенность и стал медленно вращать квадратной головой с антеннами. Его глаза-фотоэлементы скользили по воде, траве, валунам и передавали информацию в аналитический центр.

- Никакие сигналы не поступают, - сообщил, наконец, робот, обработав все поступившие сведения. - Похоже, лазерограммные передачи не ведутся. Радиационный фон занижен. Следов антропогенного воздействия на окружающую среду не выявлено.

- А как называется эта планета? - спросила Лависса.

- Думаю, у нее еще нет названия, - признался робот-нянька. - Есть только номер по каталогу: название предстоит выдумать нам самим.

- Только прежде, чем выдумывать название, давайте решим, что мы будем есть и где спать, - Лависса всегда говорила о конкретных вещах.

- Вначале есть, а потом спать? Или вначале спать, а потом есть? поинтересовался Андрей.

- Не знаю, - озадачилась девочка. - Надо подумать.

- Ты подумай, а мы с Баюном пока посмотрим, нельзя ли наловить рыбы, если она, конечно, здесь есть, - Андрей подошел к озерцу. Озерцо, хоть и небольшое, выглядело глубоким.

Мальчик знал, что в выдвижном ящичке робота можно найти все, что угодно, в том числе и снасти для рыбалки. Баюн покопался в ящичке и вытащил "набор юного рыболова универсальный". В набор входили самоподсекающий крючок, тонкая, но очень прочная леска, и говорящий поплавок, который в самый ответственный момент имел дурацкую привычку некстати вопить "Клюет! Тащи!", чем распугивал всю рыбу.

Андрей был довольно опытным рыболовом. Однажды в Первичном море Деметры он ухитрился поймать поликарпа - большую рыбину почти двадцати килограммов весом. Правда, вытаскивать такую громадину ему помогали Баюн и папа.

"Какую бы наживку насадить?" - задумался Андрей. Он знал, у всякой рыбины свой особый вкус: одна любит хлеб, другая червей, третья - какой-нибудь диковинный кактус. А здешние рыбы, что они едят?

- А ты уверен, что в этом пруду водится съедобная рыба? - Лависса стояла на берегу и бросала в воду маленькие камешки. Камешки делали "плюх!" и по воде бежали круги.

- Перестань! - рассердился Андрей. - Если рыба и была, ты ее распугала! На рыбалке главное - тишина!

- А ты не командуй! - Лависса кинула в воду очередной камешек. - Ты своими разговорами и так всю рыбу распугал. Вот тебе на зло и буду камни швырять! Пусть рыба знает, какой ты вредный. Ты ее поймать хочешь.

- Ну и бросай! Все равно рыба на этой планете глупая, - пожал плечами мальчик. - Небось, и не знает, что такое рыбалка.

Андрей размотал леску и стал оглядывать берег, прикидывая, что можно насадить на крючок.

- Ну что я говорил! Всегда можно найти наживку! - недалеко от воды он увидел большой рыхлый ком, похожий на тесто. Мальчик нагнулся и ухватился за него, решив оторвать кусочек и насадить на крючок. Но неожиданно его руки прочно прилипли к белому кому. Сколько Андрей не отдирал их, он только увязал все больше и больше.

Неожиданно белый ком дернулся и потащил мальчика в воду. Только тогда неудачливый рыбак сообразил, что это вовсе не ком, а какая-то здешняя липучая медуза. А тут еще вода спокойного озера закипела от спин больших красных рыбин с треугольными зубами, похожих на помесь пираний с небольшими акулами. Рыбины били хвостами по воде, нетерпеливо ожидая, пока медуза затащит жертву поглубже.

- Баюн! Меня поймали! Помоги! - закричал Андрей. Он был уже почти по колено в воде и с каждой минутой погружался все глубже, когда к нему подбежал Баюн. Робот схватил своего воспитанника сильными руками и потянул, но липкий ком не отпускал, увлекая на дно.

- Ой-ой-ой! Вы меня разорвете! - взвыл Андрей. Ему показалось, Баюн и медуза играют в перетягивание каната, а канатом служит он сам.

Красноспинные зубастые рыбины выпрыгивали на мель. Они пытались вцепиться в добычу, чтобы затянуть ее на глубину. Роботнянька принял единственно верное решение. Он размахнулся и выбросил Андрея на берег подальше от озера. Красные рыбы выглядывали из озера, щелкая треугольными зубами. Поняв, что добыча ускользнула, они поспешили уплыть.

Баюн торопливо разрубил липкую медузу и продезинфицировал мальчику руки.

- Что это было? - Андрей не успел придти в себя. - Я увяз и меня потащили в воду! А там эти зубастые!

- Ха-ха-ха! - загрохотал Баюн, стуча себя ладонями по груди. - Ты ничего не понял? Эта медуза у рыб вроде приманки. К ней прилипают всякие мелкие животные, медуза тащит их в воду, а там добычу разрывают в клочья. Получается рыбалка наоборот. Я думаю, рыбы сами ищут этот вид медуз и выбрасывают их на берег. А потом плавают поблизости и караулят, пока на нее кто-нибудь клюнет. Видели, какие у них зубищи?

- Короче, я поняла, ужина не будет, - Лависса устало потерла глаза.

- Не волнуйся, - успокоил Баюн. - У меня есть пищевые таблетки и витамины. - Он достал из своего ящичка упаковку пищевых таблеток. Пищевые таблетки были совсем маленькие, как конфетки-драже, но содержали все необходимые организму питательные вещества и минералы. На одной такой пищевой таблетке взрослый человек мог продержаться целый день.

Хотя все пищевые таблетки были равнозначны по составу, у каждой из них был свой вкус и запах. Одна напоминала на вкус землянику, другая ананас, третья сыр и так далее.

- Тебе какую? - спросил Баюн у Лависсы.

- Земляничную... Нет, не земляничную, вишневую!

- А мне с нямнямчиками, - выбрал Андрей.

Как только голод отступил, ребята почувствовали, все эти приключения их изрядно вымотали. Они клевали носом.

Светило неизвестной планеты закатилось за горизонт. Наступила ночь. Откуда-то издали, из-за красных камней донеслось мелодичное посвистывание, похожее на птичью трель.

Крылатый ежик, видимо, вполне приручился, и бегал за друзьями, как собачонка. Иногда он, потешно взмахивая крылышками, взлетал и садился Баюну на голову, чувствуя там себя вполне спокойно.

- Вот не думал, что выражение "сесть на голову" можно воспринять так буквально, - Баюн нарвал голубоватой травы и соорудил из нее что-то вроде постелей.

- Вам не помешает хорошенько выспаться, - сказал он. - А я посижу рядом и посторожу.

- Надеюсь, эти медузы из озера не ползают по земле, - зевнул Андрей.

- Вряд ли, - успокоил его Баюн. - Но здесь могут быть и другие хищники.

- Утешил, нечего сказать, - Лависса сладко потянулась и стала расплетать на ночь косу.

- Баюн! - Андрей поднял голову. - А что если пираты воспользуются пространственным перемещателем и ночью схватят нас?

- Будем надеяться, они этого не сделают, - Баюн укрыл их мягким пледом с обогревающими нитями, который он достал из своего ящичка. - Спите. Утро вечера мудреней.

Глава третья.

НОЧНОЙ КОШМАР

Наступила ночь. Стало совсем темно. Слабо отсвечивала вода в озере, где жили зубастые рыбы. Робот-нянька сидел на камне, смотрел на спящих детей, чутко прислушиваясь ко всем звукам.

Издали доносились трели неизвестной птицы, в голубоватой траве пощелкивали крылышками крошечные безобидные насекомые, похожие на светлячков.

Робот думал, если это планета-заповедник, то она расположена вдали от привычных космических трасс, и может пройти не один год, прежде чем их отыщут. Может случится и такое, их вообще не найдут - ведь никто не знает, где их искать, пространственные перемещатели используются только в крайних случаях. А если на планету и наведываются ученые, то планета большая и они едва ли когда-нибудь на них натолкнутся.

Баюн представил, что они так и останутся жить на планете, построят маленький домик где-нибудь на холме возле речки, будут собирать съедобные растения и охотиться. А потом - думать об этом роботу было и грустно и приятно - Андрей и Лависса вырастут, полюбят друг друга, у них появятся дети, а он, старый роботнянька, будет этих детей воспитывать, если его сердечник совсем не выйдет из строя. И Баюн стал прикидывать, чему именно надо учить Андрея и Лависсу, ведь условия жизни на неизвестной планете совсем другие, чем на Деметре или на звездолете, который столетиями мчится в космосе от одной планетной системы к другой.

Робот-нянька так размечтался, что и не заметил, как один из красных камней бесшумно отъехал в сторону. Трава неподалеку от места, где спали дети, раздвинулась. Несколько пар блестящих глаз внимательно изучали спящих.

Позади Баюна послышался шорох. Робот оглянулся, но никого не увидел. "Померещилось, - подумал он, - никуда не гожусь. Пора менять слуховые датчики".

Робот подошел к ребятам и поправил в изголовье травяные подушки. Дети крепко спали. Крылатый ежик, свернувшись в колючий клубок, посапывал между ними. Убедившись, что все в порядке, робот вернулся к камню и продолжил мечтать.

Неожиданно за его спиной кто-то запищал. Баюн вскочил и зорко всмотрелся в темноту. Никого. Он подошел к месту, откуда слышался писк. Там все уже было тихо. Правда, трава была примята и на ней валялся какой-то пузырь. Робот озадаченно покрутил головой. Что же происходит?

- Помогите! - раздался крик Лависсы.

Баюн бросился на помощь, но споткнулся обо что-то и упал. Когда он очутился на месте, где оставил ребят, то увидел одного Андрея. Привстав, мальчик протирал глаза, не понимая, что происходит.

Лависса исчезла. На траве валялась лишь светящаяся резинка из ее косы.

- Где она? - робот-нянька вертел головой, стараясь определить, в какую сторону потащили девочку. Но вокруг стояла тишина.

- С тобой все в порядке? - Баюн подбежал к Андрею. - Ты видел, что это было?

Мальчик замотал головой.

- Я услышал крик, проснулся, а Лависсы уже нет. Кто ее утащил? Может, рыбы? Но до озера далековато... Баюн, подожди, я пойду с тобой! - Андрей вскочил, сделал несколько шагов и провалился в какую-то яму.

Эта неизвестно откуда взявшаяся яма была на том же самом месте, где пропала Лависса. Яма была аккуратно замаскирована травой. Обнаружить ее было почти невозможно, разумеется, пока не свалишься.

- Ты не ушибся? - робот-нянька наклонился над ямой.

- Здесь неглубоко! Прыгай сюда! - донесся снизу голос Андрея. - Похоже это начало подземного хода! Только ничего не видно - темно!

Глава четвертая.

КУДА ВЕДУТ ПОДЗЕМНЫЕ ДОРОГИ

Робот включил дополнительное зрение и осторожно спустился в яму. Мальчик оказался прав. Это была не яма, а начало широкого подземного хода. Ступеньки, сырые и мрачные, вели куда-то вниз.

- Думаю, Лависсу утащили сюда, - предположил Баюн. - Когда я искал место для ночлега, этой ямы не было. Наверно, этот ход открыли только сейчас.

- А кто украл Лависсу? - с замиранием сердца спросил Андрей.

- Не знаю. Но ее нужно найти. Жди меня, будь осторожен, а я пойду посмотрю, куда ведет эта подземная дорога, - робот подхватил мальчика и хотел помочь ему выбраться.

- Я пойду с тобой, - Андрей вырвался и вслепую сделал несколько шагов по подземному ходу. - Только дай фонарик!

- Нет! - наотрез отказался робот. - Это может быть слишком опасно. Я за тебя отвечаю!

- Поэтому я и пойду! - Андрей лихорадочно размышлял, как ему убедить Баюна взять его с собой. - Ты не знаешь, какие еще опасности подстрегают на этой планете. Я останусь ждать тебя наверху, а утром придет какой-нибудь голодный котозавр и сожрет меня. Ты вернешься с Лависсой, а от меня и косточек не осталось.

У робота на споры времени не было. Пора было спешить за Лависсой, пока ее утащили не слишком далеко.

- Вместе так вместе, только не отходи от меня далеко.

На груди у робота, щелкнув, отъехала панель и загорелся встроенный в корпус мощный фонарь. Луч скользнул по стенам широкого извилистого хода, круто уходящего вглубь.

- Посмотри какие катакомбы! - восхитился Андрей. - Ой, не царапайся!

Крылатый ежик прочно сидел на плече у мальчика, вцепившись в скафандр пальчиками с острыми коготками. Колючки у ежика стояли дыбом, так что он напоминал игольницу. Наружу выглядывали только розовые крылышки и длинный чуткий нос.

Друзья стали быстро спускаться по прорытым ступенькам. Робот старался, чтобы мальчик все время был в луче фонаря. Он решил держаться центральной, самой широкой галереи, так как по узеньким боковым галерейкам протащить упирающуюся девочку вряд ли было возможно.

Широкий подземный ход разветвлялся вначале надвое, потом опять надвое. Ступеньки вели все глубже и глужбе. Можно было подумать, подземные дороги пронизывают всю планету.

- Лависса! - позвал Андрей. - Где ты?

Ни звука в ответ. Только где-то далеко в подземном коридоре случился обвал, и с сухим стуком осыпались камни. Андрей споткнулся обо что-то и едва не покатился вниз по ступенькам. Хорошо, Баюн вовремя подхватил его.

- Тут что-то валяется, кажется, камень, - мальчик потер ушибленное плечо, которым задел за стену.

Баюн осветил ступени, и они увидели крупный вытянутый череп, скалящий желтые зубы. Взгляд его пустых глазниц упирался прямо в путешественников. У Андрея перехватило дыхание.

Баюн наклонился и некоторое время изучал зловещую находку.

- Это не человеческий череп. И скажу тебе, мне не хотелось бы встретиться с живым его обладателем. Посмотри, какой он крупный! А зубы! Такими перекусить руку раз плюнуть, - покачал головой Баюн.

- Может, это какие-нибудь подземные динозавры? Надеюсь, не они похитили Лависсу.

- Я тоже на это надеюсь, - серьезно сказал Баюн.

Озираясь, они продолжили опасный спуск. Узенький луч фонаря терялся в черных лабиринтах подземных ходов. Наконец, ступеньки закончились. Путешественникам показалось, что они на довольно большой глубине.

Подземная дорога круто свернула. Высветилась гладкая стена, выложенная плохо отесанным камнем.

- Я уже думал, у меня колени отвалятся от этого спуска! - выдохнул Андрей.

- Берегись! - Баюн шагнул вперед, заслоняя Андрея.

Сразу за поворотом раздался непонятный звук, похожий одновременно и на плач и на рычание. В ярком луче фонаря заплясало что-то большое и мохнатое с круглыми ярко-оранжевыми глазами...

Глава пятая.

ТАИНСТВЕННЫЕ ПОХИТИТЕЛИ

Лависса сладко спала на травяной постели. Ей снилось, она верхом на прирученном прыгозавре несется по Деметре, а сзади бежит Андрей и завидует. Он что-то кричит, но Лависса слышит только: "Шу-шу-шу! Шур-шу-шу!"

В это-то время и раздался непонятный шум и писк. Не успел робот скрыться за камнями, на минуту оставив спящих детей без присмотра, как трава возле Лависсы зашевелилась и из нее выглянуло несколько странных существ.

- Шур-шу! Гыр-гыр! - перешептывались они, подталкивая друг друга.

Незнакомцы были маленькие, носатенькие, бородатенькие и одеты в блестящие темные курточки из подземного теплого мха. У каждого из них было по четыре руки и коротенькие босые ножки с длинными цепкими пальцами. Этими пальцами можно было уцепиться за любой выступ и камешек и ловко лазать по подземным пещерам и переходам.

- Гыр-гыр-гыр! Шу-шу-шу! - незнакомцы подкрались к Лависсе, все разом набросились на нее, схватили и потащили в подземный ход.

Девочка проснулась и закричала. Издали послышался топот Баюна, со всех ног спешащего на помощь.

Посовещавшись, незнакомцы заткнули Лависсе рот куском мха и, не обращая внимание на сопротивление, потащили ее куда-то вниз.

В подземных коридорах было темно. Лависса чувствовала, они куда-то спускаются, но сколько ни напрягала зрение, так ничего и не увидела. Ее похитители, напротив, отлично ориентировались в темноте.

- Шу-шу-шу! Гыр-гыр-гыр! - перешептывались они.

Лависсе стало очень страшно. Она вытолкнула языком кусок мха и заплакала, а плакать девочка умела как никто другой. С детства научилась. Надо же было как-то воздействовать на папу, маму и многочисленных нянек. Лависса различала три вида плача:

хныканье - когда нужно было что-то выпросить или выразить общее недовольство;

плач средней громкости - когда чувствовала себя несчастной или у нее что-нибудь немножко болело;

и, наконец, плач с рыданием и всхлипами, который она применяла только в самых экстренных случаях. Например, когда под защитный барьер президентского сада подкопался хищный полутораметровый динозаврокрот и откусил хвост любимому Лависсиному прыгуну.

Его и использовала теперь девочка. В кромешной тьме глубоких коридоров он звучал особенно печально и душераздирающе, отражаясь эхом от каменистых потолков и вызывая обвалы. Захлебываясь в слезах, Лависса извивалась и брыкалась.

Носатенькие существа остановились и озабоченно зашушукались, очевидно, решая как поступить. Один из четырехруких похитителей попытался зажать Лависсе рот ладошкой. Это оказалось его серьезным просчетом.

- А-а-а-ам! - не переставая реветь, Лависса укусила его за палец. Похититель охнул, отдернул руку и запрыгал по подземному коридору.

Существа вновь взволнованно зашушукали: "Гыр-гыр! Шу-шу-шу!" Они приподняли несчастную девочку и стали ее покачивать, стараясь убаюкать, как плачущего ребенка. Но не тут-то было. Лависса и не думала утешаться. Ее плач переростал в громогласное рыдание.

Тогда человечки, не в силах больше выносить этого, опустили Лависсу на пол и закрыли свои остренькие мохнатые ушки сразу всеми ручками.

В кромешной тьме вдруг замерцал слабый зелененький огонек. Лависса от удивления перестала рыдать и разглядела, что один из похителей держит над головой как крошечный фонарик что-то вроде гриба-гнилушки. В зеленом мерцании Лависса с трудом рассмотрела мохнатые ушки и блестящие глаза четырехруких похитителей, смотревшие на нее с тревогой и недоумением.

Хотя ни один из человечков не открывал рта, Лависса различила слабый голосок, звучавший как бы у нее в мозгу:

- Не бойся! Мы тебя не обидим! Не плачь, пожалуйста! Будешь плакать приползут храпуны. Они разорвут и тебя, и нас.

Словно подтверждая их слова, послышались треск и шипение, похожие на звук горящего на сковородке масла. Распахнулась узкая темная пасть со множеством страшных зубов. Оттуда вынырнул длинный, острый как гарпун язык. По коридору разнесся запах гниения. Огненные глазки уставились на девочку, гипнотизируя ее.

Лависса завизжала. Такая злоба исходила от этого покрытого вонючей слизью червя.

- Храпуны приползли! Бежим! - закричали Лависсины похитители.

Четырехрукие человечки схватили Лависсу и со всех ног помчались по подземному коридору. На сей раз девочка и не думала вырываться. Следом за ними по коридору, сокращая слизистые тела и щелкая острыми зубами, ползли омерзительные черви.

Храпуны начали отставать. Лависсе и человечкам удалось немного оторваться от огромных голодных червей. Но в этот момент впереди вдруг возник завал. То ли храпуны специально его устроили, то ли обвал случился от Лависсиного крика.

Похитители Лависсы издали вопль ужаса. Они не ожидали такого поворота событий. Позади в коридоре слышалось глухое шуршание - это приближались храпуны. Они не торопились, знали, добыче от них не уйти.

- Спасайте, спасайте ее! - Лависса улавливала телепатические мысли человечков.

Трое носатеньких малышей поспешно разгребали завал, двое других выставили вперед длинные копья, приготовившись к бою.

Храпуны шипели и лезли вперед, норовя вцепиться зловонными зубами в шею или в бок Лависсе, которая казалась им самой аппетитной. Но храбрые четырехрукие человечки вонзали в червей копья, отгоняя их от девочки.

- Не дотрагивайся до храпунов! - звучало в мозгу у Лависсы. - Их слизь ядовита!

Когда храпуны слишком уж стали наседать, один из человечков вытащил из сумки большой красный гриб.

- Зажмурься! Зажмурься, а то ослепнешь! - услышала Лависса.

Девочка послушно закрыла глаза руками, а человечек швырнул гриб в пасть ближнего храпуна. Жадный храпун вцепился зубами в гриб. В то же мгновение подземный коридор осветился яркой вспышкой. Гриб взорвался.

Ослепленные черви в панике заметались по коридору, визжа от боли и ярости. Наседавшие сзади храпуны рвали своих пострадавших собратьев. Коридор наполнился шипением. До омерзения тошнотворно запахло слизью.

Тем временем человечкам удалось прокопать в завале небольшой проход.

- Бежим! Путь свободен! - позвали они Лависсу.

Девочка поспешно протиснулась в узкую щель. Двое копачей с копьями замыкали шествие, отражая храпунов.

Осознав, что добыче удалось ускользнуть, храпуны с ненавистью зашипели. Прикончив своих ослепленных сородичей, они разрыхлили узкими головами пол и стены и расползлись, кто куда. Коридор опустел.

Когда завал остался позади и шипение храпунов стихло, Лависса почувствовала явное облегчение. Ей даже стали нравиться отважные носатенькие человечки, спасшие ее от ужасных червей.

После долгого блуждания по подземным коридорам - Лависса давно потеряла счет поворотам - человечки, наконец, остановились у едва заметного проема в стене.

- Вот мы и дома! Теперь это и твой дом! - услышала Лависса.

В слабом мерцании гриба-гнилушки девочка только и видела, что разветвляющиеся коридоры, синий мох на полу и потолке и едва заметное отверстие в стене, отдаленно напоминавшее замочную скважину.

Один из человечков подмигнул Лависсе и вставил в отверстие что-то напоминавшее ключ.

- Запоминай! - услышала Лависса. - Это тебе еще пригодится!

Заросшая синим мхом скала чуть заметно дрогнула, сдвинулась, и в ней открылся проход. Там было намного светлее, чем в коридорах. Лависса нерешительно шагнула вслед за человечками.

- Мы дома! Мы дома! Проходи! - радостные мысли человечков охватили девочку. Она стояла в просторной светлой пещере. То тут, то там с потолка свешивались длинные сверкающие сосульки, журчал прозрачный ручеек, а стены покрывали светящиеся грибы.

Позади что-то скрипнуло. Лависса оглянулась и увидела, камень поворачивается, закрывая проход. Она вопросительно посмотрела на одного из человечков.

- Чтобы храпуны не пришли, а то придется искать другой дом, - услышала Лависса его мысли.

Еще в школе девочка учила, что у жителей планет, ведущих подземный образ жизни, вынужденных существовать в постоянном страхе обвалов, в замкнутом пространстве тоннелей и пещер, необычайно развиты способности телепатической передачи мыслей. Конечно, речь тоже сохраняется, но в большинстве случаев для общения служит телепатия.

Иногда, обращаясь друг к другу, человечки произносили негромкими тоненькими голосами какие-то слова, что-то вроде "гыргыр" и "шу-шу".

- Ты проголодалась? Будем обедать, - один из человечков подошел к большому котлу и заглянул в него.

На мгновение Лависса испугалась. Она не знала, чем питаются четырехруки и не исключала, что сама может стать их обедом.

Очевидно, телепатически уловив ее опасения, копачи весело запрыгали вокруг девочки, дергая себя за остренькие мохнатые ушки и кувыркаясь. Прыжки, кувырки и дергание себя за ушки заменяли четырехрукам смех. В пещере нельзя громко смеяться, того и гляди досмеешься, что потолок обвалится тебе на голову.

- Не бойся, не бойся! Мы не станем тебя есть! Проголодалась? Хочешь грибуксов? - человечек вытащил из котла несколько синих грибуксов, из тех, что росли без света в каменных укромных уголках, и протянул их Лависсе.

Девочка взяла гриб и с опаской понюхала. Хотя Лависса была голодна, есть неизвестный гриб не решалась. А вдруг он ядовитый?

- Попробуй, попробуй! - и носатенький человечек, угостивший девочку, ободряюще умял такой же гриб у нее на глазах, показывая, что он вполне съедобен.

- Ну была не была! - Лависса так проголодалась, что не стала долго колебаться. Она зажмурилась и откусила краешек от шляпки. Девочка готова была каждую секунду выплюнуть его, но гриб оказался на редкость вкусным.

Увидев, что Лависса отведала их угощения, человечки обрадовались и стали потчевать ее сладкими желтыми ягодками.

- Грибуксы хорошие! Но бебешки вкуснее! Попробуй бебешки! - наперебой предлагали они, протягивая девочке большой красный лист с ягодами.

И грибуксы, и бебешки оказались очень сытными. Нескольких грибуксов и десятка бебешек вполне хватило, чтобы наесться.

Пока Лависса угощалась, человечки стояли вокруг нее и, не отрываясь, смотрели, как она ест. На их кругленьких носатеньких физиономиях было столько восхищения, что они буквально расплывались в улыбках.

- Зачем вы меня украли? - спросила Лависса у самого маленького из четырехруков, который все время крутился возле нее, предлагая то грибы, то сладкие ягоды.

- Украли? Зачем украли? Мы не крали! - забеспокоился он. - Мы тебя одолжили!

- Одолжили! Одолжили! Насовсем одолжили! Ты нам нужна! - забормотали остальные человечки, бегая вокруг Лависсы и кувыркаясь.

- Значит, насовсем одолжили? Вот как это у вас называется? - у Лависсы закружилась голова от кувырков и мельтешения человечков, и она присела на похожий на кресло камень посередине пещеры. Камень стоял на возвышении и к нему вело несколько ступенечек. Еще раньше Лависса обратила внимание, что человечки даже близко не подходили к этому камню, обходя его стороной. Над камнем, отсвечивая разноцветными огоньками, висели длинные соляные сосульки.

Увидев, что Лависса уселась в каменное кресло, человечки перестали прыгать и замерли. В пещере повисла тишина, и стало слышно, как журчит, пробиваясь сквозь каменный пол, ручеек.

Девочка испугалась, что сделала что-то не так, и вскочила с камня:

- Извините! Я не знала, что сюда нельзя!

- Ты села на кресло Королевы! - человечки посмотрели на Лависсу с каким-то незнакомым выражением. Личики у человечков стали особенные, странные и сосредоточенные.

- Я нечаянно! Просто устала, мне захотелось присесть, а здесь этот камень!

Но вместо того, чтобы наказать Лависсу, носатенькие человечки все разом ей низко поклонились.

- Ты села на кресло Королевы. Ты Королева. Наша Королева!

- Я ваша Королева? - удивилась Лависса.

- Ты Королева всего подземного народа! - человечки опустились на колени. Мы знали, что ты придешь. Мы ждали тебя семьсот лет.

Глава шестая.

НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА СО СТАРЫМ ЗНАКОМЫМ

Луч фонарика скользнул по круглому мохнатому боку и отразился в выпуклых желтых глазах.

- Ры-ы! - неизвестный хищник оскалился, а клыки у него были ого-го! - и прыгнул на Андрея.

- Берегись! - верный робот оттолкнул мальчика и шагнул навстречу опасности. Но в момент, когда схватка уже казалась неизбежной, грозный зверь внезапно растаял.

- Хо-хо-хо! Я от бабушки ушел! Р-р! - на месте исчезнувшего хищника в полоске света возник колобок. Он весело хихикал, радуясь, что напугал Андрея и Баюна.

- Уф! Вот дурацкий колобок! За такие шутки в зубах бывают промежутки! робот-нянька с облегчением прислонился к стене. - Еще одна такая выходка, и мой старый сердечник не выдержит.

- Привет! Откуда ты взялся? Мы же потеряли тебя еще в перемещателе? Как ты нас нашел? - Андрей наклонился к колобку.

Но, разумеется, тот и не собирался отвечать ни на какие вопросы. Для него, жителя Вселенной, переместиться из одной точки пространства в другую было не сложнее, чем для кошки перебежать из комнаты в комнату.

Крылатый ежик соскочил с плеча мальчика и подбежал к колобку, дружелюбно помахивая крылышками и подергивая длинным чутким носом.

- Упс-упс! - колобок исчезал и появлялся в разных местах, дразня ежика. Началась их обычная игра в догонялки. Когда малыш, пыхтя, подбегал к колобку, стараясь куснуть его за аппетитный бочок, тот или отпрыгивал, или исчезал, или превращался в такое страшилище, что перепуганный ежик сворачивался в колючий клубочек.

- Пора продолжать поиски Лависсы! - поторопил робот. - Но куда идти? Вот бы где не помешал волшебный клубочек!

- Волшебный клубочек? - заинтересовался Андрей. - Как он устроен? По принципу синхронной модуляции?

- Чего-чего? - переспросил Баюн. - Эх ты! В синхронную модуляцию веришь, а в волшебный клубочек нет. Твоя прабабушка не признавала все эти технократические штучки, зато верила в клубки и в Бабу-Ягу, которая летает по космосу на реактивном помеле.

- Ну уж нет! - засмеялся Андрей. - Ни за что не поверю в какие-то волшебные дурацкие клубки. Хотя было бы неплохо, если бы он появился! Ой, что это?

На каменном полу у ног мальчика лежал шерстяной белый клубок. Клубок нетерпеливо покатывался взад-назад, словно куда-то спешил.

- Это колобок превратился! Вот мартышка, ему бы только передразнивать! - с облегчением догадался Андрей.

- Как бы не так, - робот показал на колобка, который как ни в чем не бывало играл с ежиком.

Клубок подкатился к Андрею и остановился. "Чего же мы стоим? Пора в путь!" - словно бы говорил он.

Баюн поднял клубок и стал его разглядывать.

- Самый обыкновенный клубочек, - заметил он. - Шерстяной, без всякой синтетической примеси. А вот и ниточка выглядывает. Точьв-точь о таком я рассказывал твоей бабушке.

- И что с ним делать?

Баюн задумался:

- Откуда бы он не взялся, он может нам помочь, - робот-нянька наклонился и положил клубок перед собой. Клубок только этого и ждал. Он торопливо покатился вперед по подземной дороге.

За клубком прыгал, пытаясь его передразнить, космический колобок и, стуча сухими лапками, резво бежал крылатый ежик. А за ними, освещая путь фонариком, быстро шли Андрей и Баюн.

Прокатившись минут десять по основному коридору, клубок свернул в один из боковых проходов. Не раздумывая, друзья последовали за ним. Луч света прыгал по замшелым стенам, тревожа таинственные тени.

Неожиданно коридор уперся в тупик. Клубок остановился возле глухой стены и замер.

- Вот вам и все волшебство! - воскликнул Андрей. - Тут же тупик!

- Давай посмотрим! - Баюн постучал по стене. Стена была выложена камнями, заросшими синим мхом. В одном месте сквозь мох проступало какое-то изображение.

- Смотри, тут что-то нарисовано? Ничего не разберу, - Андрей счистил с камня мох и грязь. На изъеденной корнями мха плите появилось изображение девочки в блестящем комбинезоне и со светлой расплетенной косой.

- Ух ты! - поразился Андрей. - Похожа на Лависсу. Когда ее только успели нарисовать? И двух часов не прошло, как ее стащили!

- Это очень старый рисунок. Ему, похоже, более пятисот лет, - Баюн скользнул инфракрасным зрением по камню.

- Тут внизу какие-то буквы! Освети их, я хочу прочитать, - Андрей показал Баюну нацарапанные значки. Робот-нянька осветил их фонариком, а потом как-то странно посмотрел на Андрея.

- Что тут написано? Ты смог расшифровать? - спросил мальчик.

- Их не надо расшифровывать, - глухо сказал Баюн. - Это на русском языке.

- На русском? - поразился Андрей. - Быть не может! И что здесь написано?

Баюн направил на буквы фонарик, и Андрей смог разобрать полустершуюся надпись:

"Под этим камнем спит Милена - юная Королева Подземного народа. Когда-нибудь она проснется. Ждите этого часа".

Глава седьмая.

СОКРОВИЩА КАМЕННОГО СУНДУЧКА

- Ты наша Королева! Королева Подземного мира! - копачи, как человечки себя называли, усадили Лависсу на трон, и с восторгом, стали неотрывно смотреть на нее, как на самое большое свое богатство.

- Значит я ваша Королева? - Лависса неуверенно взяла прозрачный скипетр в форме гриба, который протянули ей копачи. Внутри скипетра, как в янтаре, поблескивало маленькое колечко с голубым камешком. Лависса подумала, оно было бы ей впору.

- Ты наша Королева, мы твои подданные! - человечки всплескивали ручками и кланялись.

- И вы будете меня слушаться? - поинтересовалась Лависса.

- Мы будем исполнять все твои желания. Воля Королевы - закон для ее подданных. Прикажи, и мы переловим всех храпунов и наберем самых вкусных грибуксов, и...

- Ну уж нет, не нужны мне ваши храпуны! И грубуксы тоже! - Лависса поднялась с трона. - Приказываю немедленно доставить меня к моим друзьям.

Назвав Андрея и Баюна своими друзьями, Лависса сама себе немного удивилась. Неужели она и правда считает их своими друзьями? Ну, робот еще понятно, он несколько раз спасал ей жизнь, но Андрей, вздорный мальчишка, который еще и дразнится! Но что это? Почему носатенькие человечки так странно молчат? Они уже не считают ее своей Королевой?

- Вы же сказали, что будете исполнять все мои желания! - Лависса прибавила в голосе твердости.

Копачи смущенно смотрели на девочку:

- Мы не можем тебя отпустить. Ты теперь насовсем наша Королева. Мы тебя насовсем одолжили.

- Как это насовсем? - Лависса сбежала по ступенькам трона. - Мне что всю жизнь торчать в этой пещере?

- Мы будем исполнять все твои прихоти, - копачи жалобно потупились.

Похоже, они и в самом деле готовы были сделать для нее все что угодно, кроме одного, они не хотели расставаться с нею.

Лависса разозлилась не на шутку:

- Ах так! Вы будете исполнять все мои желания? Все, кроме одного! Ну держитесь! А ну встаньте друг другу на головы!

Копачи преданно пыхтя, попытались вскарабкаться друг на друга. Но на голове другого, как известно, долго не устоишь. Они падали, вскакивали и вновь строили безнадежную пирамиду, жалобно глядя на свою повелительницу.

- Все хватит! Мне надоело! - Лависса пожалела человечков. Она не думала, что они так покорны и усердны.

С явным облегчением копачи остановились и стали заботливо ощупывать отдавленные головы.

- А что случилось с вашей прежней Королевой? Которая была до меня? Лависса присела на трон и задумчиво подперла щеку кулачком.

- Нашей прежней Королевой была ты!

- Как это я? - девочка ничего не понимала. - А куда же я делась?

- Давным-давно ты ушла из пещеры за грибуксами и пропала. Наверное, заблудилась. Ведь ты так плохо знала подземные ходы, - мысли носатеньких человечков стали печальными.

- А что было потом? - поинтересовалась девочка. - Ну, после того, как я потерялась?

Если человечки всерьез принимают ее за Королеву, должна же она знать, что стало с их прежней?

- Весь народ искал тебя, искал долгие годы, но ты так и не нашлась, копачи стали всхлипывать, тереть глаза и взъерошивать свои смешные бородки. Ты пропала, совсем пропала. Но настал день и мы тебя нашли! Хотя прошло семьсот лет, ты совсем не изменилась.

- Как? Вы ждали меня семьсот земных лет? Но люди так долго не живут!

- Но ты же Королева! Ты можешь все! - затараторили человечки.

- Хорошо, - девочка поняла, что бы она не говорила, упрямые копачи будут настаивать на своем: она их Королева. Что ж, в любом случае быть Королевой не так уж и плохо. Стать добычей или жертвой, например, намного хуже.

- У вас есть имена? - спросила Лависса. - Вдруг я захочу обратиться к кому-нибудь? Не могу же я каждый раз показывать пальцем!

Самый старший на вид человечек с большим сизым носом и седой щетиной на длинных ушках, одетый в синию меховую курточку, поклонился Лависсе:

- Когда-то ты помнила наши имена, Королева. Меня зовут Самтытакой!

- Самтытакой? Ну и имя!

- Это ты, Королева, назвала так моего предка. Однажды, когда ты была совсем маленькой, и перепачкалась грибуксами и красными ягодами, он сказал: "Разве Королева может быть такой грязнулей?" Ты рассердилась, заплакала, стала топать ногами и кричать: "Сам ты такой! Самтытакой!" С тех пор всех в нашем роду так и зовут.

- Ну и вредная же я была! - покачала головой Лависса. Она и сама начинала понемногу верить, что была Королевой.

Вскоре Лависса перезнакомилась со всеми человечками, предки которых служили при дворе у прежней Королевы. Всего их было пятеро. Самтытакой, Капризик, Хочуспать, Тортик и Рыжий Нос! Имена были даны предыдущей Королевой, за которую они и принимали Лависсу.

У Капризика было такое личико, что казалось, он вот-вот расплачется. Наверное, поэтому Королева так и назвала его предка.

Хочуспать получил свое имя, как и Самтытакой. Оказалось, както вечером, маленькая Королева топала ножками на его предка и кричала: "Хочу спать! Хочу спать!"

Тортик был из рода больших сладкоежек и хороших поваров. Он умел готовить вкусные тортики из синих ягод и мучного мха, которые так нравились Королеве. Вот Королева, не долго думая, и назвала его предка Тортиком.

Рыжий Нос получил имя тоже по наследству, благодаря удивительному цвету носа, имевшего свойство светиться в темноте, как фонарик.

- Ну теперь я вас всех знаю. Тортик, Самтытакой, Капризик, Хочуспать и Рыжий Нос! А меня зовут Лависса, - девочке слегка надоело, что ее все время называют Королевой. По ее мнению, "Лависса" звучит ничуть не хуже чем "Королева".

- Меня зовут Лависса! Ла-ви-сса! Запомнили? - повторила она, увидев, как удивленно округлились глазки ее маленьких подданных.

- В прошлый раз вас звали иначе, Ваше Величество, - приблизился к ней Самтытакой. - Впрочем, как Королеве будет угодно. У Королевы может быть столько имен, сколько она пожелает.

- Вот и хорошо. А теперь расскажите мне о своем народе. Должна же я знать, чья я Королева, - попросила Лависса Самтытакоя.

И он поведал ей историю маленького народца, который живет в пещерах, строит подземные дороги, собирает грибуксы и бебешки, выращивает лечебные камни.

- А разве камни можно выращивать?

- Выращивать можно все, моя Королева. Нужно только знать, как это делается, - Капризик пригладил встрепанную бородку.

- Завтра, если прикажете, Ваше Величество, мы покажем Сад Подземных Кристаллов. Это главное сокровище нашего народа, - предложил Рыжий Нос.

Все копачи согласно закивали. По тому, как они это сделали, Лависсе показалось, они очень любят свой сад кристаллов и очень им гордятся.

"Интересно, Баюн и Андрей собираются меня искать? Или им безразлично, что я потерялась," - подумала Лависса. Тотчас она спохватилась, вдруг копачи прочтут ее мысли, как читали их до сих пор.

Но личики копачей не изменились. Или они не успели поймать эту мысль Лависсы, или были слишком хитры, чтобы показать это.

- Королева! - Самтытакой осторожно поднялся на первую ступеньку трона. - У нас хранится твой сундучок. Если прикажешь, мы принесем его.

- Сундучок? Мой сундучок? А что в нем? - заинтересовалась Лависса.

- Этого мы не знаем, Королева. Ты запретила открывать его, и мы не разу не открывали, - Самтытакой с торжественным видом подошел к стене пещеры и осторожно, словно прикасался к чему-то очень дорогому и бережно хранимому, вытащил один из камней.

Лависса увидела небольшой сундучок из горного хрусталя.

- Мой предок сделал его для тебя, - припомнил Хочуспать. - Но ты и ему не разрешала смотреть, что в сундучке.

Тортик и Рыжий Нос осторожно выдвинули сундучок из тайника и поднесли к трону.

- А ну отвернитесь! Или лучше идите в тот угол! - приказала Лависса. Если ее предшественница не разрешала копачам заглядывать в сундучок, значит у нее были на то причины. Тайна должна остаться тайной, даже если ей и семьсот лет.

Лависса взялась за резную ручку и осторожно приподняла крышку сундучка. Крышка была не тяжелая, и девочка легко смогла это сделать. То, что она увидела, заставило ее вздрогнуть...

Глава восьмая.

В ИГРУ ВКЛЮЧАЕТСЯ ТРЕТЬЯ СТОРОНА

В то время, как девочка открывала сундучок, а Андрей разглядывал камень с изображением Королевы Милены, в атмосферу Неизвестной планеты ворвался огромный звездолет и пошел на посадку. По очертаниям это был мощный боевой флагман времен последней Галактической войны, однако судя по его далеко не блестящему виду последнее время звездолет использовался как грузовой.

Неизвестная планета загудела, и голубой луг возле озера содрогнулся под тяжестью махины. Щелкнули створки герметичных шлюзов - первая, вторая и третья, с шипением всасывая воздух. В почву планеты вонзилось острое жало автоматического трапа.

Первым из звездолета вылетел роботизированный попугай, покружил и уселся на оранжевый камень у озера.

- Р-растяпы! Всех р-распугали! - ворчал он. - Хор-рошо, хоть в озер-ро не пр-риземлились! Это все Гр-рохотун, дур-рак хвастливый! "Я правильно курс рассчитал!"

По трапу сбежали капитан Крокс и Грохотун. Они были в боевых доспехах, а Грохотун нес какой-то блестящий контейнер.

Ступив на траву, капитан Крокс, оценивающе прищурился. Светило Неизвестной планеты отблескивало на броне и искусственной половине черепа капитана так, что больно было смотреть.

- Прекрасно! Похоже, мы там, где надо! - капитан довольно потер ладони в тяжелых космических перчатках. - Хорошо, что я догадался вмонтировать в двигатель пространственный перемещатель! Теперь "Странник" - самый скоростной и грозный корабль Вселенной!

- До поры до времени! - ехидно заметил попугай, перелетая на свой привычный насест - на плечо к Кроксу. - Стоит хоть раз неверно задать координаты - и нас размажет по разным галактикам! Вообразите, ржавые мозги Грохотуна - в созвездии Льва, а сам Грохотун вращается где-нибудь вокруг кучки метеоритов.

- Сейчас я тебя раздавлю, курица механическая! Из тебя потом и электронных часов не соберешь! - разъяренный Грохотун хотел схватить попугая, но тот с криком "Караул! Убивают!" взлетел.

- Молчать! Или я швырну вас в расщепитель мусора! - Крокс заскрежетал зубами. - Вы забыли, зачем мы здесь, на этой дурацкой планете?

- Не забыли, капитан, - щелкнул клювом попугай. - Вы сказали, мы летим за девчонкой и за ежом и должны достать их во что бы то ни стало.

- Девчонка... Ради нее не стоило забираться так далеко... Девчонок везде много! - капитан презрительно поморщился. - Мне нужен еж! И чтобы ни одной иголочки на нем не пострадало! Слышишь, Грохотун! Это приказ!

- Слушаюсь, капитан, - и Грохотун кивнул рогатым шлемом.

- Зачем вам еж? - ревниво спросил попугай. - Разве вам мало меня? Если вам в самом деле понадобился еж, мы могли бы совершить налет на космический зоосад и захватить там сколько угодно ежей. А заоодно, и гадюк, и крокодилов, и черепах.

- Болван! - поморщился капитан Крокс. - Мне нужен именно этот еж с планеты Синего Кефира. С ним я стану самым могущественным во Вселенной!

- Но почему, капитан? - пробасил Грохотун.

- Ты хочешь знать, почему? - пират криво усмехнулся человеческой половиной лица и вдруг заорал:

- Не твое дело! Хватит болтать! Грохотун, начинаем поиски!

- Слушаюсь, капитан! - рогатый робот открыл маленький контейнер, который нес с собой. Из контейнера выдвинулся длинный тонкий стержень. Этот был биолокатор.

- Настрой на биочастоты! - скомандовал Крокс. - Мы должны найти их!

Грохотун потянулся было к прибору, но попугай прикрикнул на него:

- Отойди! Поломаешь! При виде тебя даже примитивный пылесос начинает дрожать от страха! Ты тупой безмозглый убийца!

Птица уселась на камень возле контейнера и быстро застучала клювом по клавиатуре. Антенна стала медленно вращаться, сканируя местность.

- Чего ты возишься? - поторопил капитан Крокс. - Нашел?

На экране миникомпьютера, встроенного в прибор, появилась надпись: "Искомый тип биоактивности на поверхности планеты не обнаружен".

- Как не обнаружен? - побагровел от гнева Крокс. - Что ты мелешь? Мы знаем, перемещатель перенес их именно на эту планету и именно в это место! Они должны быть где-то здесь! Проверь еще!

И Крокс, скрестив руки на груди, заходил взад-вперед возле трапа. Попугай повторял и повторял вызов, но раз за разом на компьютере загоралось одно и то же: "Искомый тип биоактивности на поверхности не обнаружен!"

- Ты просто не можешь найти их, болтливая курица! - рассвирепел Грохотун. - Они где-то здесь! Не под землю же они провалились!

Крокс сделал еще несколько шагов, потом резко остановился и внимательно посмотрел на робота.

- А почему бы и нет? Хоть раз тебе пришла стоящая идея! Проверь под землей, под водой, в воздухе! Проверь везде!

Капитан Крокс подбежал к прибору, согнал попугая и сам продолжил поиск. Антенна изменила направление, ее поисковые усики сдвинулись по направлению к почве планеты.

Некоторое время раздавалось мерное гудение, и, наконец, прибор сообщил:

"Искомые биоорганизмы обнаружены на глубине до ста метров. Точную локализацию установить невозможно из-за грунтовых помех".

- Отлично! - капитан Крокс вскочил. - Где-то здесь должны быть подземные пещеры!

- Удивляюсь вашей проницательности, мой капитан! - льстиво поддакнул попугай. - Не игрушечной же лопаткой они прокопались на такую глубину?

Но Грохотун и капитан Крокс его не слушали. Они переворачивали камни в поисках скрытого входа в подземные пещеры.

"Трудолюбивые дурни!" - попугай взлетел на оранжевую скалу и стал чистить перышки. Неожиданно он увидел в густой голубоватой траве что-то блестящее. Это было зеркальце, выпавшее из кармана Лависсы, когда ее схватили копачи.

Попугай со свойственным всем птицам любопытством слетел на траву, полюбовался своим отражением в зеркальце и презрительно покосился на Грохотуна. Робот с напряжением пытался перевернуть огромный камень, надеясь обнаружить под ним проход.

- Эй, гроза устаревших моделей, смотри, что я нашел! - окликнул его попугай. - Или ты оглох от глупости?

- Не смей так со мной разговаривать! - взбешенный робот бросился к попугаю, но не пробежав и двух шагов, провалился в подземный ход, скрытый в траве. Увидев, что робот исчез, попугай от удивления распахнул клюв.

- Надеюсь, там достаточно глубоко, - птица взлетела и, хлопая крыльями, подлетела к Кроксу.

- Капитан, - хвастливо сообщил попугай, - я нашел подземный колодец!

- А где Грохотун?

- Я отправил его измерить глубину колодца.

- Ну и как? Глубокий?

- Точно не знаю, - щелкнул клювом попугай. - Надеюсь, Грохотун еще не долетел до дна.

- Болван! Если ты угробил последнего робота! - Крокс бросился к скрытому в траве ходу. Попугай поспешил за ним, и они обнаружили на дне ямы Грохотуна, целого и невредимого.

- Я рад, что ты не обломал себе рога! - заявил попугай. - Надеюсь, твоим мозгам не повредило сотрясение? Впрочем, вряд ли. Было бы чему вредить.

Грохотун вытянул руку и попытался схватить попугая, но тот был высоко.

- Похоже, все-таки, падение тебе повредило, - посочувствовала хитрая птица. - До него ты был несколько умнее. Впрочем, весьма незначительно.

Крокс внимательно оглядел яму и увидел ступеньки, уходившие вниз. На одной из ступенек виднелся отпечаток узкого рифленого ботинка. Капитан прищурился:

- Это след мальчишки! Они воспользовались именно этим ходом. Грохотун, за мной! На этот раз мы их не упустим!

Глава девятая.

ЧУДО ПОДЗЕМНОГО ЛАБИРИНТА

Андрей долго рассматривал изображение на камне. Прямо у них на глазах портрет светловолосой девочки затягивался мхом - синий мох рос очень быстро. Очевидно, его рост объяснялся ярким светом фонарика, на который он так бурно реагировал.

- Ты думаешь, она там? - шепотом спросил Андрей.

- Кто она? - не понял Баюн.

- Девочка-Королева. Она там лежит, за этими камнями?

- Не знаю. Может да, может нет. Странно только, как в лабиринтах Неизвестной планеты могли появиться земные буквы и человеческий ребенок?

- Наверно, она потомок землян, - Андрей отряхнул руки от синего мха. - Она удивительно похожа на Лависсу. Я даже вначале решил, что это Лависса и есть.

- Все может быть, - загадочно сказал Баюн. - У Вселенной немало тайн. И далеко не всеми она спешит поделиться.

Колобок нетерпеливо запрыгал и забубнил "Пойдем, пойдем, пойдем!" Очевидно, колобку надоело стоять на месте, и он вел себя точь-в-точь как ребенок, который за руку утягивает маму от незнакомой тети, с которой она заболталась.

Крылатый ежик, уставший от беготни по подземным коридорам, вскарабкался Андрею на плечо и попытался протиснуться за воротник скафандра. Очевидно, ежик вообразил, что там у него будет неплохая норка. Своим мокрым вертким носиком ежик защекотал Андрею шею. Мальчик засмеялся и попытался стряхнуть ежика с плеча. Но ежик и не думал стряхиваться. Он перелез Андрею на голову и стал топтаться, стараясь промять в траве, за которую он принимал волосы, уютное гнездышко.

- Пора искать Лависсу, - робот направил свет фонарика на каменный пол. Ну что, клубок, веди!

Клубок, все это время смирно лежавший у стены, развернулся и покатился по направлению к главному коридору. Друзья тронулись за ним. Немного не дойдя до широкого хода, клубок вдруг свернул на узенькую, выложенную камнями дорожку. Проход был таким тесным, что робот протиснулся в него еле-еле.

- Надеюсь, клубочек не перепутал дорогу? - проворчал Баюн, опасавшийся повредить корпус.

Клубок катился как ни в чем не бывало. Его делом было указывать путь, а уж идут за ним или он катится сам по себе - это для него было не так важно.

- Думаю, пока никакая опасность нам не грозит, - уверенно сказал Андрей.

- Почему ты так решил?

- Если что-то не так, колобок исчезает. А сейчас посмотри, какой он веселый!

Колобок и, правда, был в отличном настроении. Он был занят тем, что передразивал Баюна. Он превратился в робота с коротенькими антеннами на квадратной голове, очень похожего на Баюна, но только поменьше, и повторял басом: "Куда ты завел нас, хитрый балобок?

- Балобок, балобок, балобок! - твердил колобок. Похоже, это слово ему нравилось.

Постепенно проход расширился, и Баюн смог идти не горбясь. Луч фонарика плясал по замшелым стенам подземелья. Андрей подскользнулся и едва не упал. Он наступил на большой красный гриб, росший прямо из камней.

Мальчик сделал еще несколько шагов и снова у него под ногой чавкнул гриб. Баюн прибавил яркости в фонарике - грибы ковром покрывали пол. Сами того не подозревая, друзья оказались на подземной плантации грибуксов - любимого лакомства копачей.

- Ну и ну! Грибов сколько! Везде грибы! Не хватало только, чтобы на голову свалился гриб! Ой! - не успел Андрей это произнести, как ему на макушку что-то шлепнулось. Он посмотрел - гриб! Оказалось, грибуксы росли и на потолке.

- Лучше б я этого не говорил, - пробормотал мальчик.

Крылатый ежик слетел с его плеча и, хрумкая, стал уплетать грибуксы. Мордочка ежика выражала глубокое удовлетворение.

- Похоже, здешняя еда пришлась ему по вкусу, - порадовался за ежика Баюн.

Съев парочку грибуксов и насытившись, малыш подумал о припасах. Он ловко подцепил гриб носом, подбросил и наколол на иголки у себя на спине. Неожиданно второй подброшенный грибукс, шлепнувшись на иголки, заойкал и подскочил. Это оказался колобок, решивший попробоваться на роль грибукса.

Запасшись грибуксами, довольный ежик забрался в откинутый шлем Андрея, свернулся клубком и задремал.

- Поел-поспал, поспал-поел... Чего еще надо! Не могу, а ем по пирогу, проворчал Баюн.

Осторожно, стараясь не топтать грибы, друзья продолжили путь. У Андрея давно пересохло в горле.

- Я хочу пить! - мальчик облизал сухие губы. - Хоть бы родничок какой-нибудь.

В то же мновение где-то впереди раздалось слабенькое журчание. Из стены между замшелых темно-оранжевых камней пробивалась тоненькая струйка.

- Баюн, смотри! - Андрей подбежал к родничку и, убедившись с помощью встроенного в скафандр анализатора, что вода хорошая, без примесей, стал пить.

Робот-нянька остановился и как-то странно посмотрел на мальчика:

- Сегодня будь поосторожнее с желаниями.

- Почему? Что плохого, если мы нашли родник?

- Все твои сегодняшние желания слишком быстро сбываются. Вспомни клубок, в который ты не верил. Потом гриб упал тебе на голову, а теперь еще и этот родник.

- Простое совпадение, - Андрей достал ежика из шлема. Ежик погрузил в воду свой длинный носик-хоботок и стал жадно лакать. Похоже, малыш давно хотел пить.

- Если бы со мной была моя монетка-талисман, тогда еще понятно, - протянул Андрей. - А без монетки желания разве исполнятся?... Что это? Ты слышал?

Об оранжевые камни, выстилавшие подземный ход, что-то звякнуло. Баюн осветил это место фонариком и увидел маленький блестящий кружочек!

- Смотри, монетка! - Андрей схватил ее и стал жадно разглядывать.

- Похожа на твою? - Баюн даже не стал заглядывать мальчику через плечо.

- Это моя и есть! Я ее даже на ощупь узнаю, - сердце у Андрея замерло, и он перешел на шепот. - У моей монетки была царапинка, и у этой царапинка.

Крылатый ежик довольно завозился, укладываясь спать в шлеме.

- Я же говорил тебе, будь поосторожнее с желаниями, - прошептал Баюн. Держи рот на замке! И выбрось эту монетку!

- Ни за что! Она моя!

- А ты подумал, откуда ей здесь взяться? Ты же потерял ее на космической базе?

- Ну и что, просто маленькое чудо. А если мне пожелать чегонибудь... чего-нибудь эдакого... - Андрей замялся, подыскивая подходящее желание.

Но тут робот погасил фонарик и схватил мальчика за руку.

- Что случилось? Аккумуляторы подсели?

- Тише! - Баюн зажал ему рот. - Слышишь, сюда кто-то идет!

Глава десятая.

ПЕЩЕРА РАСТУЩИХ КРИСТАЛЛОВ

Убедившись, что ее подданные честно отвернулись и не подсматривают, Лависса приподняла крышку сундучка. Крышка оказалась на удивление легкой.

"Посмотрим, что внутри," - Лависса заглянула в сундучок и замерла. Там лежала коробочка с красным крестом. Под крестом было выбито:

Космическая аптечка. Стерильно.

Использовать до 2852 года.

Звездолет "Стрела надежды".

Лависса не раз смотрела объемные фильмы и видела, что похожими аптечками обычно снабжались звездолеты в эпоху открытия Вселенной. Экипаж огромных звездолетов, покидая Землю, знал, не они, не их дети больше никогда не увидят родной планеты - ведь полет в космосе даже до ближайшей звезды займет не одну сотню лет.

"Стрела Надежды" - хотя девочка, разумеется, об этом ничего не знала, был одним из пропавших без вести звездолетов.

Лависса осторожно открыла аптечку. Она ожидала увидеть засохшие лекарства, кислородные шарики, воздушные фильтры и шприцы с ампулами первой помощи одним словом, все то, что бывает в таких аптечках.

Но эта аптечка была особенной. Лависса увидела в коробочке сокровища маленькой Королевы, все то, что когда-то было очень дорого маленькой девочке. Здесь же лежала мягкая куколка в красивом красном платьице, потускневший серебряный крестик на оборванной цепочке и маленькая записная книжечка.

Лависса быстро взяла записную книжечку и открыла ее. Но время и сырость почти ничего не оставили от когда-то плотной бумаги. Только на первой странице Лависса смогла с трудом разобрать:

М...овут Милена

М...ама и ...апа

о...сталась одна

Спасател... катапульт...

р..билась ...иние скал...

В дальнем углу аптечки в отделении для ампул Лависса обнаружила что-то, бережно завернутое в кусочек скафандровой ткани. Она развернула ткань и увидела маленький светящийся прозрачный шарик, наполовину наполненный водой.

В шарике плавали совсем крошечные рыбки и росли водоросли. Эта была детская игрушка: простейшая действующая модель жизни, которая могла поддерживаться очень-очень долго. Рыбки, водоросли и микроорганизмы были подобраны так, что обеспечивался постоянный круговорот. Крошечные рыбки питались водорослями и микроорганизмами, умирали и рождались. Микроорганизмы в свою очередь перебатывали продукты распада, не давая воде в шарике загнить.

Экипаж звездолетов дарил такие маленькие светящиеся шарики своим детям, приучая их любить родную планету, вдали от которой им было суждено родиться и умереть.

Лависса некоторое время смотрела на маленький светящийся мирок у нее на ладони. Она представила себе, как давным-давно этот же шарик держала в руке другая, очень похожая на нее девочка.

Лависса встряхнула головой, отгоняя грустные мысли. Ей показалась, что она краешком глаза заглянула в чужую и вместе с тем очень близкую ей жизнь. Девочка осторожно завернула шарик в ткань и вернула его на прежнее место. Похоже, маленький мирок и не заметил ее вторжения. Он был вполне самостоятелен и самодостаточен в своей запаянной колбочке.

Носатенькие человечки подпрыгивали от нетерпения. Им давно надоело стоять отвернувшись и не подглядывать. Они подталкивали друг друга локтями, шептались, но оборачиваться не смели. Они исполняли волю Королевы.

Со вздохом Лависса закрыла сундучок.

- Все. Можете подойти сюда! И верните сундучок на место!

Копачи приподняли сундук и, пыхтя, потащили его к тайнику в стене. По пути они нечаянно отдавили ногу Рыжему носу, который прыгал, суетился и пытался руководить переноской главной государственной тайны.

Лависса прилегла на мягкую лежанку из сухого мха возле трона и, думая о всяких грустных вещах, например, что Баюн и Андрей и не думают ее искать, и ей до конца жизни придется жить в пещерах с копачами, незаметно уснула.

Неизвестно, как долго девочка спала, часов в пещере не было, дня и ночи тоже, но проснулась она от грохота. Капризик и Хочуспать поссорились и, бегая по пещере, бросались шумовыми грибами. Падая на каменный пол, шумовые грибы взрывались так оглушительно, что у неподготовленного слушателя могли лопнуть барабанные перепонки.

Лависса с визгом заткнула уши пальцами:

- Что вы делаете? Немедленно перестаньте!

Капризик и Хочуспать замерли с занесенными над головой шумовыми грибами. Личики у них медленно принимали пристыженное выражение.

- Не обращай на них внимания, Королева! - Самтытакой погрозил провинившимся копачам кулачками. - Они у нас такие глупые. Разве им понять, что Королева спит? Совсем несмышленые! Говорил им: перестаньте, не ссорьтесь. А они еще грибами кидаются!

Капризик и Хочуспать покраснели и что-то смущенно забормотали, поочередно ковыряя четырьмя указательными пальчиками в носу.

- Почему вы поссорились? - Лависса осторожно отняла пальцы от ушей.

- Мы никак не могли решить, кто из нас будет показывать Королеве Сад Кристаллов. Я или он, - и Хочуспать кивнул на Капризика.

- Я за ним ухаживал! Я покажу его Королеве! - заявил Рыжий нос, расталкивая остальных.

- Нет, я! - заспорил Тортик, подбоченясь четырьмя ручками. - Я больше твоего о нем заботился.

- Нет, я! Нет, я! - копачи начали толкать друг друга. Еще немного и в ход бы снова пошли шумовые грибы.

Лависса захлопала в ладоши:

- Подождите! Перестаньте! Или я вообще не пойду смотреть ваши кристаллы!

Копачи замерли:

- Ты не хочешь смотреть наш сад? Мы мечтали тебе его показать!

Лависса поднялась с мягкой лежанки из сухого мха и разгладила ткань своего серебристого комбинезончика. Она выдержала паузу и прошлась по пещере:

- Хорошо. Так и быть. Я посмотрю ваш сад, если вы не будете ссориться. Можем отправиться прямо сейчас.

- А кто будет показывать его тебе, Королева? - с надеждой спросил Тортик.

- Будете показывать по очереди, - решила Лависса. - Вначале один, потом другой.

- А ты не соскучишься слушать одно и то же? - поинтересовался Рыжий Нос.

- Там видно будет, - вздохнула Лависса. - Может, и соскучусь.

Хотя она провела в пещере всего одну ночь, но уже начала привыкать к маленьким носатым человечкам. Конечно, с их стороны невежливо было одалживать ее без спроса и тем более насовсем, но что поделаешь? У всех есть недостатки, которые ни что иное, как продолжение их достоинств.

"Может, я смогу изучить расположение ходов и узнать дорогу на поверхность?" - прикидывала Лависса.

Покидая пещеру, копачи вооружились копьями и красными вспыхивающими грибами. В подземных коридорах маленьких человечков и их Королеву подстерегало немало опасностей.

Освещая путь гнилушками, человечки осторожно двинулись по главной подземной дороге. Первым шел Рыжий Нос с двумя копьями, внимательно вглядываясь в изгибы темных коридоров.

Неожиданно Рыжий Нос замер, прислушиваясь, и вытянул вперед ручки с копьями. Потом что-то негромко просвистел остальным копачам.

Те окружили Лависсу плотным кольцом и приготовили световые грибы.

- Что-то случилось? - прошептала Лависса.

- Держись возле нас, Королева, - Самтытакой обернулся к Лависсе. - Похоже, сегодня нам не следовало выходить из пещеры.

- Почему?

- Храпуны какие-то беспокойные. Давно я не видел их такими. Похоже, они предчувствуют добычу.

Тортик бросил световой гриб в один из боковых коридоров. При яркой вспышке гриба Лависса увидела белую копошащуюся массу. Цепочкой хищные зубастые черви ползли куда-то вдоль стены. На копачей и Лависсу храпуны на сей раз не обращали внимания.

- Они сползаются в Оранжевую пещеру, - сообщил Лависсе Капризик. Интересно, зачем? В Оранжевой пещере уже давно никто не живет. Чем они там надеются полакомиться?

- В Оранжевую пещеру, в Оранжевую пещеру! - заволновались копачи. - Должно произойти что-то ужасное, в Оранжевой пещере всегда происходит что-то ужасное.

- Но почему? Что особенного в Оранжевой пещере? - спросила Лависса.

- Оранжевая пещера - пещера страшных тайн! Оттуда еще никто не возвращался. Известно только, по ночам там кто-то стонет и часто происходят обвалы. Никогда, слышишь, никогда не приближайся к ней!

- А зачем храпуны в нее ползут? - Лависса не могла оторвать взгляд от движущейся цепочки белых зубастых червей.

- Я знаю только одно, - Рыжий Нос был встревожен происходящим. - Храпуны никогда и ничего не делают просто так.

Глава одиннадцатая.

КРИК ВО ТЬМЕ

Робот-убийца Грохотун и капитан Крокс с попугаем на плече пробирались мрачными подземными коридорами.

Фонарик они не включали. Да и зачем им свет? Все трое отлично видели в темноте, переключив зрительные элементы на ночное видение.

- Где девчонка? - ворчал попугай, нахохлившись на своем насесте. - Неужели мы так и будем таскаться по этим вонючим переходам?

- Тебе-то что? - раздраженно пролязгал Грохотун. - Это мы таскаемся, а ты дрыхнешь на плече и ровным счетом ничего не делаешь!

- С тобой, Грохотун, не поговоришь, - заявил попугай. - Ты такой тупой, что просто грустно. Может, я тебе сочувствую? Может, мне тебя жаль?

- Сейчас ты сам себя пожалеешь! - рассвирепел робот. - Крылья поотрываю!

- Заткнитесь оба! - капитан Крокс резко остановился. - Вы не заметили? Кажется, в том коридоре блеснул свет! Они там! Видите?

- Где? - Грохотун неуклюже развернулся. В ту же секунду свет в проходе мигнул и погас.

- Они выключили фонарь! Но им не уйти! - взревел Крокс и бросился в погоню.

- Я с вами, капитан! - Грохотун кинулся за ним. Робот не хотел упускать хорошую драку, а хорошей дракой Грохотун считал всякую драку, когда отрывали головы, мелькали вспышки лазерных лучей, и под ногами хрустели микросхемы выпотрошенных андроидов.

Крокс и Грохотун ворвались в узкий коридор и помчались на предельной скорости. Под ногами у них чавкали грибуксы и трескались камни.

Внезапно коридор уперся в тупик. Крокс и Грохотун резко затормозили, едва не врезавшись в стену.

- Где они? - прорычал Крокс.

- Я никого не вижу! - прогремел робот. - Наверно, сбежали!

- Но мы же видели свет!

- А может вам показалось, капитан? - спросил попугай.

- Мне никогда ничего не кажется! - и в ярости, что беглецам удалось ускользнуть, Крокс ударил кулаком в стену.

Удар был такой силы, что по стене пошла трещина. Капитан пригляделся, и его искусственный глаз торжествующе загорелся:

- Так я и думал! Фальшивый тупик! Грохотун, круши стену! Там пустота!

- Слушаюсь, капитан! - Грохотун разогнался и с разбегу врезался плечом в стену. Посыпался камень. В стене появились выбоины.

- Молодец, Грохотун, уж что-что, а ломать ты умеешь! Попробуй еще разок, только теперь головой! - посоветовал попугай.

Грохотун еще раз долбанул стену со всего размаха. Образовался большой пролом, и робот с разбегу едва не провалился в пропасть. За стеной оказался узкий колодец, в бездне которого на немыслимой глубине, клокотали расплавленные металлы, выделяя ядовитые испарения.

- Ты нашел их? Вытаскивай! Чего ждешь? - поторопил робота Крокс. За спиной Грохотуна он не видел колодца.

- Их здесь нет. Они не стали бы здесь прятаться, - робот вытащил из пролома рогатую голову.

- Что такое?

- Сами посмотрите!

Крокс сунул в трещину голову и присвистнул.

- Н-да! Грохотун, проверь, там глубоко?

Грохотун схватил тяжелый камень и сбросил его в пролом. Камень понесся по узкой шахте по направлению к кипящему металлу. Грохотун, Крокс и попугай ждали всплеска или хотя бы какогонибудь звука. Но стояла тишина, в которой шипели ядовитые газы. Камень превратился в пар, так и не долетев до дна.

- Если они свалились сюда, мой капитан, то искать их бесполезно, довольно хмыкнул Грохотун.

- Не думаю, что они туда свалились! - заявил попугай. - В отличие от тебя они не пробивали стену лбом.

- Тогда чего мы ждем! Ищите их! И помните: еж и девчонка нужны мне живыми! - рявкнул Крокс, отворачиваясь от колодца.

- А робот? Вам не нужен их старый робот? - забеспокоился Грохотун. - Могу я разобрать эту рухлядь?

- Вначале найди его, тупица! - Крокс развернулся и направился по боковому коридору прочь от пролома. Грохотун затопал за ним.

- Найти и уничтожить! Найти и уничтожить! - бормотал он. - Ненавижу устаревшие модели!

Крокс и Грохотун скрылись за изгибом коридора. Они не видели, как заросли мха в пещерке у пола раздвинулись и выглянул маленький носатенький человечек. Он проводил взглядом массивные фигуры удаляющихся киборгов и исчез.

Проблуждав еще около двух часов по подземным лабиринтам, Крокс и Грохотун так никого и не нашли.

- И куда только спрятался этот старый робот? - гудел Грохотун. - Ненавижу умников!

Навстречу пиратам из отверстия в стене выполз было большой зубастый червь. Капитан Крокс вскинул бластер, но червь мгновенно исчез.

- Какая деградация! - пробормотал попугай. - Подумать только: капитан Крокс, великий пират Вселенной, не может даже свернуть башку какому-то белому червю! Да, старость не радость!

Крокс, не останавливаясь, сгреб попугая в ладонь:

- Как ты отнесешься к тому, что я оторву тебе голову?

- Вы этого не сделаете, капитан, - уверенно заявил попугай, ни капельки не испугавшись. - Если бы вы это сделали, то никогда бы не узнали, что я только что видел.

- И что ты видел?

- Плиту, огромную плиту с какими-то закорючками! Посмотрите сами, капитан. Вон там, в нише!

Капитан Крокс отпустил попугая, шагнул к нише и содрал с плиты толстый слой мха. Он увидел массивную каменную плиту, покрытую какими-то неизвестными письменами. На плите была изображена схема лабиринта - переплетение коридоров, пещеры, подводные водоемы и тупики.

- Похоже, на этой планете есть дикари! - капитан Крокс провел механической рукой по плану. - Они оставили нам план, как отсюда выбраться! Отлично! Вот колодец, вот центральный коридор. А это что? Здесь где-то должна быть большая пещера! Наверняка они спрятались там!

- Капитан, а почему она оранжевая? - Грохотун ткнул пальцем в схему. - Вся схема серая, а эта пещера закрашена оранжевым?

- А я откуда знаю? - рявкнул Крокс. - Пойдем и посмотрим.

И они направились по центральному коридору в сторону Оранжевой пещеры. Каменные, покрытые мхом плиты, вздрагивали от тяжелого шага киборгов.

Крокс и Грохотун шагали не оглядываясь. Они не слышали тихого шуршания за спиной. Отовсюду, из всех щелей и отверстий, в центральный коридор сползались храпуны и направлялись к Оранжевой пещере. За долгие столетия, проведенные в лабиринтах, они отлично знали, что с Оранжевой пещерой связана какая-то страшная тайна, и все попавшие в нее, остаются там навсегда.

Глава двенадцатая.

ДВИЖУЩИЙСЯ ШАР

Уловив в подземных коридорах какой-то странный звук, роботнянька немедленно выключил фонарь. Как оказалось, эта предосторожность совсем не была лишней.

Друзья прижались к стене. Мальчик затаил дыхание. Странные звуки приближались.

- Прячемся! Оно сейчас будет здесь! - прошептал Баюн.

Нечто, производившее странные звуки, определенно двигалось по направлению к ним. Они бросились бежать, но дальше был тупик - нагромождение камней, случившееся при обвале.

Отвратительный гул нарастал. Что-то приближалось. Теперь звук напоминал чавканье болота или грязи, когда из нее выдергивают ноги.

Крылатый ежик, тоже, очевидно, почувствовал опасность. Он зашевелил лапками и сделал отчаянную попытку протиснуться Андрею за шировот.

Друзья торопливо оглядывались, ища куда бы спрятаться. Чавканье раздавалось совсем близко. Положение становилось безвыходным.

Неожиданно Баюн рассмотрел поблизости извилистую расщелину, заросшую густыми мшистыми вьюнами с цепкими стеблями. Друзья с трудом протиснулись в нее и прижались друг к другу. Расщелина оказалась совсем небольшой. Ее едва хватало, чтобы скрыть мальчика и робота-няньку.

Спрятались они вовремя. Еще несколько секунд и было бы поздно. Чавкающий звук буквально давил на барабанные перепонки.

Из-за поворота показался большой склизский шар грязноватобелого цвета. Его склизские, отвратительно пахнущие бока подминали под себя все, что попадалось на пути. Едва ли этот шар можно было оттолкнуть или обойти. У него не было органов, не было слуха и глаз. Шар весь состоял из немых, слепых и глухих клеток, объединенных одной целью: жрать, жрать, жрать.

Шар занимал собой все пространство коридора. Втискиваясь в стены, он сдирал с них синий мох и поглащал его, перерабатывал, втягивая в свою тупую массу. Там, где он прокатывался, не оставалось ничего живого: ни грибуксов, ни мха, ни мелких организмов. Только голые стены и плиты пола, покрытые склизким налетом.

Докатившись до расщелины, куда вжались робот и мальчик, шар попытался протиснуться в нее, но в то время, как одни клетки стремились дотянуться до Андрея, другие тащили шар вперед. Скользнув по Бадиной спине и местами слизнув с нее краску, шар покатился дальше.

Уткнувшись склизским брюхом в тупиковую стену, он покатился назад, так же мерзко и однообразно чавкая.

- Кажется, пронесло! - Баюн все время, пока шар пытался протиснуться в расщелину, прикрывал собой Андрея.

Когда чавканье стихло, друзья наконец покинули расщелину. Баюн включил фонарик. Луч его скользнул по голым, чисто объеденным стенам.

- Что это было? - с ужасом спросил Андрей.

- Ничего особенного, - голос робота из речевого динамика звучал довольно спокойно. - Просто тупая жрущая жадная протоплазма. В космосе всего хватает. Хорошо, что мы успели спрятаться.

- А если б не успели? - поинтересовался мальчик.

- Ничего.

- Как ничего?

- Ничего не было бы. Шар втянул бы тебя в себя, растворил, переварил и ты тоже стал бы частью этой жрущей протоплазмы.

Андрей поежился. Такое даже представить страшно!

- А с тобой? Что было бы с тобой?

- Если бы да кабы... Со мной ничего бы не было. Я же не живой.

- Как это не живой? - Андрей схватил робота за руку. - Ты и не живой?

- Разумеется, я живой. Но не для шара. Я ведь не состою из органических клеток. Для протоплазменного шара я просто дряхлый механизм, с которого только и можно объесть, что немного краски.

- Никакой ты не дряхлый и не старый! Не говори ерунды! - Андрей отчего-то расстроился. Он не привык смотреть на Баюна, как на механизм, даже когда и злился на него. Робот всегда был для него больше, чем просто нянька. Он считал его настоящим другом.

Баюн хмыкнул и похлопал мальчика по плечу. В откинутом шлеме у того что-то весело пискнуло. Разумеется, это был крылатый ежик. Он высунул свой длинный подвижный носик из-под кольчуги иголок и принюхался.

Неожиданно малыш насторожился. Его маленькие круглые ушки задвигались. Откуда-то из дальнего коридора донесся то ли хлопок, то ли осыпь обвала.

- Пора идти, - поторопил Баюн. - Нельзя здесь оставаться. Шар может докатиться до какого-нибудь тупика и вернуться.

- Интересно, удача еще не оставила меня? - Андрей поправил упавшую на глаза прядь волос и подбросил на ладони монетку. - Баюн, посвети, а то не вижу: орел или решка?

- И не подумаю, - одернул его робот. - Хватит дурью маяться. Пошли. Смотри, клубок опять зашевелился.

Из расщелины выкатился хорошо знакомый друзьям клубок. Он прокатился немного по коридору, в сторону, куда скрылся шар, и свернул в один из боковых извилистых тоннелей. Похоже, клубок неплохо знал дорогу.

- Ишь ты какой умный! - похвалил Андрей. - Так бы сразу и вел по этой дорожке. Зачем было заводить в тупик?

- Он и не заводил нас в тупик. Если бы клубок не показал нам расщелину, в которой можно укрыться, ты давно слился бы с протоплазменным комом, - Баюн направил луч фонаря по извилистому коридору, пока тот не уперся в изгиб стены.

- Щекотно же! А, ну, брысь! - Андрей вынул из шлема ежика и взял его в руки. Ежик стащил с иголок на спине грибукс и стал деловито его уплетать. Поглаживая ежика, разумеется, осторожно, чтобы не уколоться, Андрей вспомнил о колобке:

- Что-то колобка давно не видно. Пора бы ему появиться.

Не успел мальчик договорить, как позади раздался дразнящий голосок:

- Тирлип-пип-пип! Тр-рах! Р-рогатый дур-рак! Нужен еж! Не ори, а то спугнешь!

Колобок торопливо прыгал по коридору. Подскакав к друзьям, он завис в воздухе и превратился в шлем с рогами, а потом в попугая.

- Не ори, а то спугнешь! Живыми брать! - повторил колобок уже знакомым грозным голосом и расхохотался.

- Где ты этого нахватался? Тебе не кажется, Андрей, что это похоже на... Баюн тревожно уставился на колобка. Но колобок уже заинтересованно передразнивал ежика. Ежик как раз подавился грибуксом и потешно чихал, потирая нос лапками.

Глава тринадцатая.

ПОДЗЕМНЫЙ САД

Белые зубастые черви сползались в Оранжевую пещеру со всех концов подземного лабиринта.

- Сколько живу, никогда не видел столько храпунов! - Самтытакой озабоченно покачал седой головой. - Со всей планеты они что ли собрались?

Лависса и копачи с тревогой наблюдали за белыми светящимися червями, зловонные тела которых текли по одному из коридоров. Носатенькие человечки спешили поскорее миновать этот опасный участок и укрыться за непреодолимыми для храпунов стенами Сада кристаллов. Но тут Рыжий Нос, шедший впереди, послал сигнал тревоги:

- Осторожно, осторожно! Окружают!

Оказалось, почуяв близость Лависсы и копачей, несколько десятков червей поползли к ним, разевая зловонные пасти с острыми зубами. Они решили слегка подзакусить по пути перед экскурсией в Оранжевую пещеру.

- Не бойтесь, Королева! Мы им покажем! Главное, не сходите с этого места! - велел Лависсе Хочуспать.

Копачи окружили Лависсу плотным кольцом и заняли круговую оборону.

- За Королеву! - с этим кличем маленькие храбрецы стали бросать в червей вспыхивающие грибы и покалывать их копьями. Ослепленные передние черви рвали и кусали друг друга. На запах их слизи и крови сползались все новые и новые храпуны. Лависса испугалась, ее маленьким отважным защитникам не выстоять. Не жалея себя, жадные склизкие черви бросались прямо на копья копачей, стремясь во что бы то ни стало, вцепиться зубами в Лависсу.

Девочка зажмурилась. Ей казалось, спасения нет. Но тут она услышала тоненький мелодичный звук. Самтытакой достал странный музыкальный инструмент, напоминающий дудочку с привязанным к ней воздушным шариком и играл на нем, зажимая маленькие отверстия.

- Не бойтесь, моя Королева! - Хочуспать опустил копье. - Черви не выносят этих звуков. Это поняли еще наши предки.

И в самом деле, голодные склизкие черви, еще минуту назад рвущиеся к девочке, услышав мелодичные звуки, ослабили натиск и зашипели. Самтытакой играл и играл. Наконец, корчась от неприятного для них звука, храпуны развернулись и торопливо уползли в один из боковых ходов.

Носатенькие человечки радостно запрыгали вокруг своей Королевы:

- Мы победили! Мы прогнали их!

- Я-то думала, они меня сожрут! - Лависса потрепала копачей по лохматеньким ушкам.

- Прогнать-то мы храпунов прогнали! Только в Оранжевую пещеру они все равно ползут, - Самтытакой бережно спрятал дудочку.

И в самом деле нескончаемый поток червей устремлялся в один из заброшенных коридоров, ведущий к пещере.

- Давно нужно было его завалить, - сокрушался Капризик. - Хотя что толку, храпуны бы и через завалы проползли, они не гордые.

- Это точно, - Рыжий Нос разглядывал отпечатавшиеся на древке его копья зубы храпуна. Хочуспать взял Лависсу за руку и потянул за собой по главному коридору:

- Скорее в Сад кристаллов, Королева! Там мы будем в безопасности!

При свете мерцающих фонариков-гнилушек и светящихся грибов узкие подземные ходы казались Лависсе особенно таинственными и загадочными. Где-то капала вода, просачиваясь сквозь потолок, изредка доносился звук осыпающейся земли и тихо чмокали грибуксы, если Лависса нечаянно на них наступала. В мерцании грибов и гнилушек мохнатые ушки четырехруких человечков отбрасывали на стены кактусоподобные тени.

Лависсе было страшно. Она чувствовала себя очень несчастной. Каждую секунду девочка ожидала, что из стены за ее спиной высунется покрытая вонючей слизью голова храпуна и вцепится в нее ядовитыми зубами.

На всякий случай Лависса покрепче сжала ручку маленького человечка, за которую держалась. Хочуспать, а это был он, оглянулся. Наверное, он все это время улавливал ее испуганные мысли.

- Не бойся, Королева! - успокоил он девочку. - Это наш мир, мы в нем живем. Когда-нибудь ты его полюбишь. Полюбишь и научишься понимать.

"Утешил называется", - подумала Лависса. Однако, страх ее и, правда, уменьшился. Ведь мы боимся чаще всего того, о чем ничего не знаем. И вообще страх это не боязнь окружающих опасностей, а скорее состояние души того, кто боится.

Пока Лависса размышляла об этом, копачи остановились.

- Мы уже пришли, - Капризик осветил фонариком-гнилушкой тяжелую каменную плиту. - Вот и Сад кристаллов.

- Как? Это и есть сад? - поразилась Лависса.

- Не совсем. Это всего-навсего дверь сада. Терпение, Королева. Советую зажмуриться, - Тортик вставил в едва заметное отверстие в стене маленький ключик. Пришел в действие скрытый механизм. Массивная плита отъехала. Лависсу, привыкшую к мраку подземных коридоров, буквально ослепил яркий свет.

Прежде чем войти в Сад кристаллов, человечки надели козырьки из синего стекла, отдаленно напоминающие темные очки. Глаза человечков, проводивших большую часть жизни в полутьме, были очень чувствительны к яркому свету.

- Возьми, Королева, - предлагали они Лависсе, - а то глаза будут болеть.

Но девочка замотала головой и отказалась от синего козырька. Она уже привыкла к свету и следом за человечками шагнула в Сад кристаллов.

То, что увидела Лависса, было так прекрасно и необычно, что она даже зажмурилась. Ей почему-то показалось, что ей снится прекрасный сон. А когда снится такой сон, нужно покрепче закрывать глаза, чтобы ненароком не проснуться.

Когда, наконец, она открыла глаза, видение не исчезло. Значит, все это просходило наяву.

От пола до потолка тянулись хрупкие ячейки из горного хрусталя, напоминающие пчелиные соты. В каждой ячейке сияли и переливались крошечные живые огоньки.

Сад кристаллов походил на пеструю елочную гирлянду, которая то гасла, то вспыхивала разноцветными лампочками, большими и маленькими, самых разных форм и оттенков. Только вместо лампочек были кристаллы, огромные и совсем крошечные, многоугольные, овальные и совсем круглые.

- Я буду показывать Королеве сад! Я! Нет, я! - заспорили было человечки.

Увидев, какое впечатление произвел их сад на Лависсу, смотревшую на все это великолепие огромными от восторга глазами, затаив дыхание, человечки прекратили спор и только подталкивали друг друга локтями. Не нужно было никаких слов, и так все ясно.

А кристаллы загорались и меркли, переливались и затухали, вспыхивая крошечными огоньками. Причем, если кристалл был большим, каждая его грань искрилась своим цветом и оттенком. И получалась такая красотища, что и описать невозможно. Сияющие кристаллы росли на полу, на стенах и на потолке пещеры. Их тут были тысячи, куда там тысячи, сотни тысяч. И каждый кристалл разливал лучи своего собственного неповторимого света.

Прошло немало времени, пока копачи заговорили.

- Ну как... красиво? - услышала Лависса их мысли.

- Очень. Это прекрасно как... звезды или как океан на Земле, - Лависса хотела сказать поточнее и с трудом подбирала слова.

- Эти кристаллы живые. О них нельзя думать плохо, а то они сразу начинают блекнуть, - пояснил Хочуспать.

- Они как цветы. Мы заботимся о них, - добавил Капризик.

- Тысячу лет растили, даже больше. Почти каждый день ктонибудь из нас приходит сюда, - добавил Самтытакой.

- Каждый кристалл нужно хоть раз в месяц протереть, а то он тухнет и перестает расти... И еще их нельзя пугать, - Рыжий Нос достал из кармашка моховую губку.

- У нашего народа есть поверие, что после смерти копача, в пещере зажигается новый кристалл, - Тортик поправил ячейки молодых кристаллов. Иногда нам кажется, кристаллы думают, но мы не можем уловить о чем именно...

Кристаллы меркли и загорались. Казалось, стоило появиться Лависсе и носатеньким человечкам, сияние кристаллов изменилось и стало радостным. Будто бы кристаллы были счастливы, что их навестили.

После молчания Лависса опять услышала Самтытакоя:

- Но ты еще не знаешь главного...

- Главного? - удивленно повернулась к нему девочка. - Чего главного?

- Теперь этот сад твой.

Глава четырнадцатая.

ЛОВУШКИ ОРАНЖЕВОЙ ПЕЩЕРЫ

Чтобы не заблудиться и наверняка выйти к Оранжевой пещере, Грохотун отодрал от стены каменную плиту с планом лабиринта. Крякнул, взвалил ее на плечо и потащил.

- Направо второй ход, - командовал он. - До конца по коридору и налево.

Грохотун ужасно гордился, что понимает по плану и ни за что не хотел никому показывать каменную плиту со схемой.

- Ну и пускай мозги потренирует! - шепнул капитану Кроксу попугай. - Его полезно использовать для переноски тяжестей.

Капитан Крокс промолчал. Сегодня он вообще был неразговорчив. Крокса что-то беспокоило, но вот что? Попугай никак не мог этого понять. Неужели капитану в самом деле так нужен этот крылатый еж? Или он опасается, что президент Деметры, отец Лависсы, поднял по тревоге весь звездный патруль и ищет дочь по всем планетным системам? Впрочем, звездного патруля Кроксу нечего бояться. Он инсценировал гибель "Звездного странника" в результате столкновения с астероидом и установил на звездолете пространственный перемещатель, способный за считанные секунды перенести "Странник" из одного конца Вселенной в другой.

Соскучившись, попугай перелетел на плечо к Грохотуну. При иных обстоятельствах робот смахнул бы нахальную птицу, но сейчас он с усердием волок тяжеленный булыжник.

- Ну-ну... Что здесь у нас? - попугай посмотрел на рисунок. - Надо полагать, мы рядом с пещерой. А это что за закорючка? На восклицательный знак похожа?

- Закорючка? Какая закорючка? - не замедляя шага, Грохотун вгляделся в рисунок и налетел головой на каменную балку, перегораживающую коридор. Раздался лязг, подобный тому, как молот опускается на наковальню! Любой другой робот от такого удара вышел бы из строя, но Грохотун только сел на пол и ошалело затряс рогатой головой.

- Ты не ушибся? - посочувствовал попугай. - Кажется, я догадался, что означала эта закорючка. Предупреждение быть внимательнее, а не глазеть по сторонам!

Сразу за балкой, в которую врезался Грохотун, была маленькая каменная дверца, выщербленная и скошенная от времени. На дверце темнели какие-то тайные значки. Много-много непонятных маленьких знаков. Если бы капитан Крокс и Грохотун могли понять и прочесть их! Надпись на древнем языке копачей предостерегала никогда и ни при каких обстоятельствах не входить сюда!

Но Крокс и Грохотун слишком торопились, чтобы читать предостережения, да еще зашифрованные на неизвестном для них языке.

Капитан Крокс подошел к двери и поддал ее плечом. Дверь держалась.

- Ломай! - коротко приказал он Грохотуну.

- Да, капитан! - робот, уже пришедший в себя после удара о балку, занес над головой плиту со схемой коридоров и с размаху швырнул ее в дверь. Древняя дверь не выдержала мощного удара и раскололась. Грохотун толкнул ее ногой и выбил.

- Дверь высажена, капитан! - робот с удовольствием наступил на обломки с неизвестными письменами.

Капитан Крокс осторожно перешагнул через каменный порог и вошел в Оранжевую пещеру.

В пещере было чуть светлее, чем в коридоре. По потолку шли узкие фосфорисцирующие полосы непонятного происхождения, от которых исходило зловещее зеленоватое свечение. В стенах были выбиты четырехугольные ниши, где стояли прозрачные, похожие на аквариумы сосуды.

Посреди пещеры, которая оказалась совсем небольшой, располагался массивный квадратный стол - даже не стол, а скорее черный каменных куб без ножек. По сторонам куба стояло четыре каменных кресла с узорчатыми ручками и высокими спинками. Одно из кресел было расколото и словно бы вдавлено в пол, будто откуда-то сверху на него обрушилась огромная тяжесть.

Капитан Крокс многое повидал на своем долгом веку и удивить человека-киборга было непросто, но даже он почему-то ощутил чтото вроде смутной тревоги.

- Мр-рачновато! - попугай нахохлился. - Мне тут не нравится.

- Тебя не спрашивают! - Крокс отогнал зловещее предчувствие и приказал Грохотуну. - Обойди все ниши! Проверь - нет ли здесь кого!

- Если кто и есть, я ему не завидую! - робот выдернул из наплечной кобуры бластер и стал обходить пещеру, заглядывая повсюду, где можно было бы затаиться.

- А это что за штуки? - попугай уселся на край прозрачного аквариума в нише и осторожно заглянул в него. На дне неподвижно лежало нечто, напоминающее грязную зеленую мочалку. Периодически из мочалки вырывались крошечные пузырьки воздуха.

- Вородосли какие-то, - заявил попугай. - Ой! Идиот! Ты что спятил?

Проходя мимо аквариума, на котором сидел попугай, Грохотун не сдержался и долбанул по стеклу прикладом своего бластера. Роботубийца, как вы заметили, вообще имел слабость разбивать, ломать, крушить или опрокидывать.

Аквариум треснул и упал на каменные плиты. Попугай поспешно взлетел и уселся на черный куб посреди пещеры. Жидкость из аквариума растеклась по плитам большим мутным пятном. От пятна шел пар, и там, где оно было, в полу появилась выжженная яма, которая медленно углублялась.

- Осторожно, капитан! - закричал попугай не своим голосом. - Не наступите в брызги! Не наступите!

Крокс на шаг отступил от влажного пятна на плитах Оранжевой пещеры. От камня поднимался пар! Странная жидкость проедала, растворяла и, можно сказать, пожирала его.

- Ишь ты! Вот так смесь! Она, пожалуй, и обшивку звездолета проест, уважительно заметил Грохотун, глядя, как у него на глазах с шипением оседает одно из каменных кресел.

Но нечто непонятное происходило теперь и с зеленым комом, который лежал в аквариуме и который попугай назвал водорослями. Оказавшись на воздухе, ком изменил цвет на темно-красный и стал неудержимо увеличиваться в размерах. Через полминуты он был уже величиной с мяч для слоновьего футбола.

- Сейчас я его! Шлеп и ха-ха! - Грохотун, которому наука, что называется, не шла впрок, вскинул бластер и выстрелил. Он ожидал, что раскаленный луч бластера испепелит шар и тот осыпется на пол, но случилось непредвиденное.

Огромная энергия, которую нес лазерный луч, только ускорила рост шара. Темно-красный монстр увеличился на глазах. Он него отделились длинные, похожие на щупальца ростки и потянулись к Грохотуну и капитану Кроксу.

Щупальце обвило ноги Грохотуна и стало притягивать его к себе. Только с огромным трудом роботу удалось вырваться.

- Идиот! Зачем ты разбил эту стекляшку? - закричал капитан Крокс, отстреливаясь от тянущихся к нему щупалец.

- Я не знал, капитан! - оправдывался Грохотун, пятясь к дверям от растущего чудовища. - Дай, думаю, разобью. Попробую, противоударное оно или нет.

Тело шара все разрасталось и разрасталось. Щупальца утолщались. Они слепо шарили вокруг в поисках добычи. Один за другим щупальца столкнули с подставок другие аквариумы, и оттуда, как и из первого, текла ядовитая жидкость и выпадали зеленые шары, становившиеся на воздухе красными...

Крокс и Грохотун поспешили к выходу из Оранжевой пещеры. Они едва успевали уворачиваться от толстенных щупалец, проносившихся над их головами.

- Если б у меня был плазменный танк, я бы стер их в порошок! - ярился Крокс.

- Капитан, хотите совет? - крикнул попугай.

- Какой еще совет? Что ты можешь посоветовать?

- Я могу дать отличный совет: спасайся кто может!!! - попугай сорвался с плеча Крокса и со всей скоростью, на которую были способны его крылья, полетел к выходу.

Крокс и Грохотун понеслись следом. Нужно было во что бы то ни стало покинуть Оранжевую пещеру, пока не станет слишком поздно - огромные красные спруты разрастались с каждой минутой, а едкая жидкость, съедая каменные плиты, грозила надежной броне роботов.

Но, оказалось, покинуть пещеру будет не так просто. В подземных коридорах собрались тысячи храпунов. Зубастые склизские черви ждали, когда добыча сама придет к ним. Они не торопились. Красные глаза храпунов и их зловонные пасти с ядовитыми зубами не выражали ни страха, ни нетерпения. Храпуны ждали, когда Крокс, Грохотун и попугай выскочат из пещеры.

- Мы в ловушке! Спасайте меня, я самый ценный! - закричал попугай и попытался забиться под броню к капитану Кроксу.

Грохотун и Крокс при виде червей вскинули бластеры, чтобы расчистить себе дорогу, но оказалось, все заряды ушли на красных чудовищ. Космические пираты были безоружны. Они очутились между двух огней: из пещеры их подгоняли щупальца ужасных спрутов, а в коридоре терпеливо поджидали храпуны.

- Кажется, мы попали в засаду, - Крокс отбросил бесполезный бластер и повернулся, оценивая расстояние до тянущихся к ним щупалец.

- У нас есть семь секунд, чтобы принять решение, - спокойно сказал он.

- Уже шесть! - поправил попугай.

Надежды почти не оставалось.

- Люк! Люк! - закричал Грохотун. В полу он увидел большую круглую плиту странной формы и в самом деле напоминавшую люк.

Размышлять было некогда. Грохотун схватил плиту, сорвал ее и швырнул в красного спрута. Монстр на мгновение замешкался и отдернул щупальца. Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы Крокс и Грохотун прыгнули в широкий люк в полу и провалились в отвесную шахту.

Пираты старались удержаться за края шахты, но это было невозможно, они были гладкими, без единого выступа.

Впрочем, полет продолжался не слишком долго и закончился вполне благополучно. Оба: и робот, и капитан приземлились на мягкий синий мох, в обилии растущий на дне шахты. Слой мха был таким пружинящим, а броня такой прочной, что никаких серьезных повреждений они не получили.

- Как вы, капитан? - Грохотун вскочил первым и помог Кроксу подняться.

- Кажется, все механизмы в порядке. Вмятины на броне можно не считать, капитан осмотрел сочленения своего киборгизированного тела и остался вполне доволен его состоянием.

- А где попугай? - Крокс огляделся. - Куда делся этот болтун? Надеюсь, он цел?

- Не думаю! - радостно сказал Грохотун. - Я сам видел, как его схватил белый червяк. Думаю, ему конец, они его раздавили.

Капитан Крокс покачал головой. Хоть он частенько и покрикивал на попугая, все же тот был единственным, кто развлекал капитана и с кем человек-киборг мог поговорить. Грохотун особой разговорчивостью не отличался. К тому же иногда Кроксу казалось, что огромный рогатый робот как-то странно посматривает на его механический корпус.

- Ладно, Грохотун, пойдем. Нужно отсюда выбираться, - Крокс включил дополнительное зрение и обнаружил, что они находятся в самом начале узкого длинного коридора, пол которого выложен круглыми камнями серого и желтого цвета. Похоже, этим ходом давно никто не пользовался, он весь был затянут мхом и длинными спутанными корнями какого-то растения, похожего на вьюн, но с острыми колючками.

Крокс и Грохотун двинулись по коридору, продираясь сквозь корни и колючки.

- Эй, куда вы! Меня забыли! - послышался позади возмущенный голос. Пропавший попугай торопливо нагонял их. Подлетев к капитану, попугай уселся к нему на плечо и заворчал, что они на редкость неблагодарные ржавые чучела, раз могли забыть его, любимого.

- Но Грохотун сказал, ты погиб!

- Наврал, все наврал! - заявил попугай. - Этот Грохотун просто лживое старое чучело! Даже если бы вы и думали, мой капитан, что я погиб, все равно могли бы надеяться, переживать!

- Все, заглохни! - зарычал Крокс, чувствовавший себя немного виноватым перед попугаем. - Мы и так много времени потеряли! Если не найдем ежа и девчонку, я вас пущу на запчасти! Слышишь, Грохотун, я не шучу!

- Да, капитан! - отчеканил Грохотун и стал яростно отдирать длинные корявые корни, преграждающие путь.

Тем временем капитан Крокс включил биолокатор. Крокс и не надеялся на удачу. Все предыдущие попытки розыскать беглецов в подземных лабиринтах с помощью биолокатора заканчивались ничем. Очевидно, стены из оранжевого камня отражали сигналы.

Но на этот раз совершенно неожиданно пиратам повезло. Когда Крокс уже собирался выключить прибор, на экране появилось: "Искомые биосигналы обнаружены на расстоянии трехсот метров. Объекты движутся по перпендикулярному коридору по направлению к вам."

- Вот оно! - торжествующе воскликнул Крокс. - Мы их накрыли! Грохотун, в засаду! Я зайду с другой стороны.

- Да, капитан! - робот рванулся вперед.

- Грохотун! - окликнул его капитан. Робот замер и повернул к Кроксу рогатую голову. - Учти! Девчонка нужна мне живой! Ты должен только отрезать им отступление!

- Да, капитан, - проревел Грохотун. Он пробежал до ближайшего поворота и затаился за массивным валуном.

А капитан Крокс обогнул главный коридор по левому ходу и тоже притаился. Теперь, если все пойдет по плану, думал Крокс, им не уйти.

Глава пятнадцатая.

ЗАСАДА

Лависса и копачи возвращались из Сада кристаллов по главному коридору. Копачи были очень довольны, что кристаллы понравились Королеве и без умолку болтали.

- Хватит, хватит трещать! - замахал ручками Самтытакой. - Теперь эти кристаллы твои, Королева!

- Спасибо, но... я не знаю, - замялась Лависса. Она раздумывала, как ей отказаться от подарка, чтобы не обидеть человечков, которые с радостью подарили ей самое дорогое, что у них было.

Но не успела Лависса ничего сказать, как Тортик схватил ее за руку:

- Тшш! Там кто-то есть! Вон за тем поворотом! Я слышал голоса!

Копачи остановились. В соседнем коридоре они ясно услышали шорох.

- Я схожу на разведку! - Рыжий Нос прижался к стене и осторожно пополз вперед. Копачи ждали его, окружив Лависсу и выставив вперед копья.

Через минуту Рыжий Нос вернулся:

- Там за камнем огромное существо с рогами! Раньше я такого не видел. Кажется, оно нас подкарауливает. Еще одно чудище отрезало путь к отступлению. Половина лица у него живая, а половина мертвая! Мы окружены!

- Это, наверное, капитан Крокс и Грохотун! Но как они попали сюда? Мы же ускользнули от них на пространственном перемещателе! - по описанию Капризика, Лависсе не стоило труда понять, о ком идет речь.

- А что им нужно от тебя, Королева? - Самтытакой дотронулся до руки Лависсы, успокаивая ее.

- Они хотят схватить меня и получить выкуп! - девочка повернулась, чтобы убежать, но копачи удержали ее.

- Ты попадешь в засаду!

- Что же делать? - встревожилась Лависса.

Копачи посовещались:

- У нас есть план. Только поступай, как мы скажем.

Грохотун прятался за камнем, как и приказал капитан Крокс. Он пробыл здесь уже довольно долго, а девчонка все не появлялась. Робот начинал терять терпение.

"Может, капитан ее уже схватил, а я тут впустую торчу?" - рассуждал он. Грохотун уже хотел вскочить в броситься в погоню, но тут увидел девчонку в серебристом комбинезоне, которая торопливо пробегала мимо камня.

- Стоять! Бояться! - завопил Грохотун. Он выскочил из своего укрытия и схватил ничего не подозревающую девочку. Она пыталась вырваться, колотила по груди робота кулаками, но при этом не издавала ни звука. Но, разумеется, освободиться из стальной хватки Грохотуна она не могла.

- Капитан, я держу ее! - заорал робот так, что только чудо спасло всех от обвала. - Я ее схватил! Она у меня!

Услышав крик робота, Крокс выскочил из-за поворота и бросился к Грохотуну. Он опасался, что робот, сам того не замечая, свернет девчонке шею или сломает ей что-нибудь. Такое с Грохотуном бывало и не раз. Огромный боевой робот часто не рассчитывал своей чудовищной силы.

- Держи ее осторожнее! Не убей! - командовал на бегу Крокс.

- Поостор-рожнее с р-ручищами! - советовал попугай, подпрыгивая у капитана на плече, как наездник в седле.

Крокс подбежал к Грохотуну. Не теряя времени на то, чтобы проверить, цела ли Лависса, капитан торопливо осмотрел замшелые плиты вокруг.

- Ищи ежа! Еж должен быть где-то здесь! - приказал он попугаю. - Он нужен мне целым и невредимым!

Пока капитан Крокс занимался безрезультатными поисками крылатого ежа, Грохотун разглядел, что девчонка, которую он держит, была какая-то странноватая. Не такая как раньше.

- Капитан, сколько у девчонки было рук? - спросил Грохотун, слегка встряхивая добычу, чтобы она перестала колотить его по шлему.

- У тебя что замыкание в мозгах? У меня нет времени на глупые шутки!

Крокс шарил взглядом по коридору, стараясь отыскать крылатого ежика. Раз девчонка здесь, то и еж должен быть где-то рядом, рассуждал капитан.

- Простите, капитан, но сколько все-таки у девчонки было рук? - настаивал Грохотун.

- Две! - сказал Грохотуну попугай. - Две, тупица!

- Две? - искренне поразился Грохотун. - А у этой девчонки четыре. Что с лишними делать? Оторвать, что ли?

- Что?! - Крокс подбежал к Грохотуну и забрал у него Лависсу. При этом он и, правда, обнаружил, что рук у девочки, мягко говоря, несколько больше, чем нужно.

Кроме лишних рук у девчонки обнаружились еще и остренькие мохнатые ушки и бородка.

- Это не она! Это что-то другое! - заорал капитан Крокс. У него в руках вместо Лависсы был переодетый Капризик. Поняв, что он разоблачен, копач стукнул Крокса по голове шумовым грибом.

- Ба-бах! - Кроксу показалось, ему на голову обрушился потолок. От неожиданности капитан выпустил Капризика, и тот поспешно, не теряя времени даром, скрылся в одном из коридоров.

- Нас провели! Куча хлама, это ты виноват! - заорал на Грохотуна Крокс.

- Я не знал, капитан! Вижу девчонка бежит, ну я ее и схватил! оправдывался Грохотун.

Но увидев яростное выражение человеческой половины лица Крокса, Грохотун понял, лучшее, что он может сейчас сделать - скрыться с глаз долой. Капитан накалился, как сковорода. Еще немного, и от искуственной половины его головы пошел бы пар.

- Я догоню их, капитан! Догоню! Стойте, мерзавцы! Не сметь убегать! - и Грохотун бросился в погоню. Он сообразил, если не схватит девчонку, ему конец. Капитан Крокс не из тех, кто добродушно прощает ошибки.

Крокс и попугай, который на сей раз счел более выгодным промолчать, понеслись за Грохотуном. Они надеялись, что Лависса не успела убежать далеко.

Выложенный оранжевыми плитами пол центрального коридора гудел от топота несущихся на максимальной скорости роботов. С потолка тонкими струйками осыпалась земля. Обвал мог произойти каждую секунду.

- Дер-ржи их! Хватай! - грозно орал попугай, хотя сам никого не держал и никого не хватал. Он решил взять на себя идейное руководство операцией.

Вскоре Лависса и копачи услышали погоню. Крокс и Грохотун приближались. Что делать? Как на зло коридор в этом месте не разветвлялся и укрыться было совершенно негде.

- Быстрее! Быстрее! - торопили Лависсу копачи, подталкивая ее. - Здесь поблизости есть отличное местечко. Нужно только немного пробежать.

Но тут Лависса споткнулась и упала:

- А-ай! Я разбила коленку! - она так сильно ушиблась, что не могла бежать дальше.

Топот роботов звучал уже совсем близко.

- Не дай им уйти, Грохотун! - гудел голос Крокса.

- Тортик, Хочуспать! Поднимите Королеву и бегите! - велел Самтытакой.

Тортик и Хочуспать подхватили Лависсу, приподняли и вместе с ней поспешили по коридору.

Капризик, Самтытакой и Рыжий Нос выставили копья, достали световые грибы и замерли, приготовившись к схватке.

- Рыжий Нос, Самтытакой, спасайтесь! - крикнула Лависса, вырываясь из рук копачей.

То, что она услышала в ответ, звучало просто и ясно:

- Прощайте, Королева! Мы умрем за вас!

Глава шестнадцатая.

БОЛЬШАЯ ПОДЗЕМНАЯ КУТЕРЬМА

- Да что это такое? Клубок называется. Плутает, плутает, а Лависсы нет. Заблудяжный какой-то клубок нам попался, - ворчал Баюн, следуя за клубком.

Но дело было, конечно, не в клубке. Он-то как раз отлично ориентировался в коридорах. Просто Лависса и копачи все время передвигались, то направляясь в Сад кристаллов, то удирая от Крокса и Грохотуна. Вот клубку и приходилось то и дело петлять, следуя всем изменениям их маршрута.

У Андрея слипались глаза, и приходилось постоянно тереть их, чтобы не уснуть на ходу. Уже которую ночь мальчик толком не спал. Хорошо еще, у Баюна в ящичке были энергетические таблетки, позволявшие хоть как-то сохранить силы.

Крылатый ежик свернулся в шлеме скафандра в колючий комочек и уснул.

"Везет ему! - позавидывал Андрей. - Сопит себе и горя не знает. Если б и нам найти поскорее Лависсу, а то ужасно надоело шататься по этим дурацким коридорам!"

Ежик заворочался, надулся как шар и встопорщил иголки. Почти в ту же секунду Баюн и Андрей услышали топот.

- Смотри! - охнул Баюн и побежал вперед.

Навстречу из коридора выскочили Тортик и Хочуспать, тащившие брыкавшуюся Лависсу. Почти налетев на Баюна, копачи от неожиданности замерли как вкопанные. Они не знали бежать ли им назад прямо в руки Кроксу и Грохотуну или сражаться с этим новым, неизвестно откуда взявшимся чудищем.

- Лависса! - Баюн бросился им навстречу. Роботу-няньке не терпелось поскорее убедиться, что Лависса жива и невредима.

Тортик и Хочуспать быстро отпустили Лависсу и выставили копья. Они решили защищать свою Королеву от любой напасти до последнего дыхания.

- Подождите! Я вам приказываю остановиться! - закричала Лависса. - Не бойтесь! Это друзья!

Копачи послушно опустили копья. Очевидно, до них дошли не столько сами слова девочки, сколько тот эмоциональный заряд радости, который она испытала при виде старого робота. А эту волну радости чуткие подземные жители не могли не уловить.

Баюн подбежал к Лависсе и подхватил ее:

- Как ты? Не пострадала?

- Все хорошо, - девочка обняла квадратную голову робота.

- А это кто? - Андрей кивнул на стоявших рядом с потерянным видом копачей.

- Это мои друзья!

- Если они твои друзья, то почему они тебя волокли? - Баюн грозно посмотрел на копачей.

- Я коленку ушибла! Они меня спасали!

- От кого спасали? Разве не они тебя украли? - Андрей с подозрением оглядел на странных четырехруких человечков.

- Они меня одолжили, но потом... потом... - не успела Лависса закончить, как за поворотом раздался взрыв и полыхнула яркая вспышка света.

- Это Капризик, Рыжий Нос и Самтытакой! - закричала Лависса. - На них напал капитан Крокс!

- Крокс! Он здесь!? - услышав это, Баюн сразу все понял. В одно мгновение он связал воедино все составляющие загадки: превращение колобка в шлем с рогами, взрывы и погоню.

Там, за поворотом, маленькие отважные копачи приняли неравный бой, который мог стать для них последним. Тортик и Хочуспать подняли копья и бросились на подмогу, выхватывая из-за пояса световые грибы.

- Береги нашу Королеву, пришелец! В ста шагах отсюда пещера, спрячьтесь! крикнули они и исчезли за поворотом.

В то же мгновение послышался рев разъяренного Грохотуна и треск копий, которыми копачи напрасно пытались удержать эту предназначенную для убийства громадину.

- Сейчас Крокс будет здесь! - Баюн стремительно подхватил Лависсу и Андрея. Главным для робота-няньки было во что бы то ни стало спасти детей. Но Лависса решила иначе. Она вырвалась и, хромая, побежала по коридору навстречу треску копий и вспышкам световых грибов:

- Им надо помочь! Они погибнут из-за меня! Баюн! Андрей! Где же вы?

Мальчик подобрал с полу увесистый булыжник и побежал за девочкой.

- Подожите! Моя программа! Я не должен позволять вам рисковать! - робот обхватил голову руками. Никогда еще там не сталкивалось столько законов роботехники: нельзя рисковать детьми, нужно помогать любому живому существу попавшему в беду, нужно уважать собственную волю ребенка и, наконец, просто сострадание. Человеческое сострадание, которому Баюн научился, прожив столько лет с людьми.

- Подождите! Я с вами! - робот-нянька бросился вперед огромными прыжками и опередил детей. Раз он не может остановить их, то нужно хотя бы принять удар на себя.

Из центрального коридора доносились отрывистые приказы капитана Крокса: "Уничтожить всех! Найти девчонку!", вопли попугая: "Держи их!" Только Грохотун был почему-то бесшумен. Яростен и бесшумен.

Схватка шла при ярких вспышках световых грибов и неровном мерцании гнилушек.

Когда Баюн и Андрей показались из-за поворота, Грохотун как раз схватил Рыжего носа и собирался с размаху размозжить человечка о камни.

- Оставь его, тупица! Я здесь! - закричал Баюн.

Увидев робота, Грохотун на мгновение замер, словно не доверяя своим зрительным рецепторам, а потом взревел от ярости:

- Устаревшая модель! Ненавижу! Сейчас я тебя выпотрошу!

Забыв про Рыжего Носа, Грохотун бросился на старого робота.

- Оставь эту ржавчину! Потом прикончишь! Ищи девчонку! - заорал на робота Крокс.

Но Грохотун был неуправляем. В его мозгу пульсировала однаединственная мысль: уничтожить. Вначале старого робота-няньку, потом носатеньких человечков, а потом, так и быть, можно заняться поисками девчонки.

Увидев бегущего к нему робота, Баюн сообразил, если он срочно что-нибудь не придумает, ему конец. Грохотун раздавит его как консервную банку, попавшую под колесо.

Баюн сам бросился навстречу роботу-убийце и, когда они едва не столкнулись, кинулся ему под ноги. Стремительно несущийся Грохотун не смог резко остановиться, и, перелетев через Бадю, на полной скорости впечатался рогатой головой в каменную стену. Конец одного рога сломался, а в оранжевом камне осталась глубокая выбоина. Оглушенный робот-убийца как упал, так и остался лежать.

- А ну сделай из него яичницу! - закричала Лависса. Но оказалось, радовалась она рано. Грохотун медленно поднимался с пола.

- Ты вывел меня из себя! - прогремел он. - Теперь я уничтожу тебя дважды. Убью, потом починю, потом опять уничтожу!

И робот стал навигаться на Бадю, растопырив могучие клешни. Понимая, что спасения нет, робот-нянька заслонил собой Лависсу и Андрея. Девочка в ужасе закричала.

- Мы спешим на помощь, Королева! - копачи бросились к Лависсе на подмогу, но забыли о капитане Кроксе.

- Идете, но не все! Грохотун, хватай девчонку!.. А ты получай! - Крокс вырвал у Рыжего Носа копье и без размаха воткнул его в грудь носатенькому человечку.

Маленький четырехрукий герой схватился за древко копья и упал на руки к Тортику и Хочуспать, подхватившим его.

У Крокса не было времени возиться с другими малышами. Отбросив пинком Самтытакоя, капитан бросился к Андрею, в шлеме у которого он увидел крылатого ежика.

- Отдай ежа и я сохраню вам жизнь! - крикнул пират.

С одной стороны был Крокс, с другой Грохотун, а тут еще плиты пола раздвинулись и показались зловонные головы храпунов. Они возвращались из Оранжевой пещеры, отчаявшись полакомиться чем-нибудь вкусненьким. Два храпуна направились к раненому Рыжему Носу, а другие поползли к Андрею и Лависсе.

Баюн и Андрей приготовились к своему последнему бою.

- Прощайте, Королева! Простите, что не смогли вас уберечь! - копачи из последних сил отгоняли обломками копий рвущихся к Рыжему Носу голодных червей.

Но тут из главного коридора донеслось противное склизское чавканье, и из-за поворота выкатился протоплазменный шар. Сдирая со стенок синий мох и пожирая попадающих на пути храпунов, склизский шар, чавкая, приближался.

Первым его увидел попугай.

- Смотрите, капитан! Что-то катится! - заорал он дурным голосом.

Грохотун и Крокс оглянулись. При виде шара в человеческом глазу Крокса отразился ужас. Он отлично знал, что такое жующая протоплазма. Однажды в дальнем космосе он натолкнулся на торговый корабль и взял его на абордаж. Но на торговом корабле не оказалось ни одного человека - только небольшой склизский шарик. Кто-то из пиратов пнул его ногой и закричал. Шар прожевал ногу и на глазах у Крокса втянул человека в себя. Шар набух и, катаясь по кубрику, уничтожил половину экипажа. Стрелять в него можно было сколько угодно. Он жадно пожирал все, что соприкасалось с его поверхностью. Только Кроксу и еще нескольким пиратам удалось спастись. Они выскочили из рубки, задраили отсек с жующей протоплазмой и в ужасе покинули опустевший звездолет.

- Жующая протоплазма! - Крокс попятился. - Назад, Грохотун! Бежим!

И Крокс с Грохотуном бросились наутек. Грохотун не хуже Крокса знал, что такое жующая протоплазма и что она лакомится боевыми роботами на биопроводниках с неменьшим удовольствием, чем людьми.

- Прощай, ржавчина! - крикнул он Баюну. - Ты уже дохляк!

Протоплазменный шар подминал и, чавкая, втягивал в себя храпунов. Белые черви с трусливым повизгиванием спешили убраться и торопливо втискивались в свои подземные ходы. Чавкающий шар с жадностью пожирал зазевавшихся храпунов, вытягивая их за хвосты из подземных тоннелей.

У Лависсы еще болело ушибленное колено и она не могла передвигаться достаточно быстро. Да все равно разве скроешься от этого чудовища!

- Сюда, Королева, сюда! - услышали друзья. Из узкого бокового хода показался Карпизик. - Быстрее! Тут пещерка!

Копачи подхватили раненного Рыжего Носа и помогли друзьям нырнуть в узкую нишу в стене. Едва они втиснулись в пещерку, повалившись друг на друга, как стало совершенно темно. Чавкающий шар закрыл узкую щель в стене.

Даже в кромешной тьме Андрею и Лависсе казалось, что они видят, как тянутся к ним липкие щупальца протоплазмы. Но, по счастью, пещерка оказалась слишком глубокой и шар, слепой, глухой и немой, воплощение вечной жадности и ненасытности, прокатился мимо.

Крокс на бегу оглянулся, чтобы увидеть, как протоплазменный шар будет подминать под себя Бадю, Андрея и Лависсу. Но шар был уже на том месте, где они только что стояли.

- Идиоты! Шар сожрал девчонку и ежа! - зарычал Крокс. - Он сожрал всех! Мы их потеряли!

- Зато теперь нет свидетелей, - пробасил Грохотун. - И нет робота устаревшей модели. Ненавижу устаревшие модели.

Протоплазменный шар свернул в один из боковых ходов и покатился к Оранжевой пещере. Очевидно, там он хотел полакомиться храпунами и красными спрутами.

Капитан Крокс и Грохотун подошли к месту, где раньше были Лависса, Баюн, Андрей и копачи. Они увидели склизские стены с ободранным мхом и обломки копий.

Крокс покачал головой:

- Сожрало, начисто сожрало...

- Ни косточки не оставило, - добавил попугай.

- Лучше б я их сам убил. Было бы надежнее, - голос Грохотуна звучал как бы немного надтреснуто. Очевидно, речевая пластина погнулась от удара об стену и ее нужно было менять.

- С ума сойти, Грохотун! Ты цел! Я думал, у тебя в голове все расплющилось! - и попугай сделал вид, что сейчас свалится от изумления с плеча Крокса.

Грохотун мрачно посмотрел на попугая сквозь прорези в шлеме:

- Глупая птица! - сказал он осевшим голосом. - Когда ты видел, чтобы у боевых роботов мозги помещались в голове?

- Это точно, - капитан Крокс подошел к Грохотуну и постучал его кулаком по лбу. - У этой модели в голове практически ничего нет. Только подставка для глаз и речевой динамик.

- А зачем ему вообще голова? - поразился попугай.

- Зачем ему голова? - усмехнулся Крокс. - Как зачем? Для маскировки.

- Для маскировки? - попугай ничего не понимал.

- Глупая птица! - рассердился Крокс. - Представь себе, идет бой. Враги отстрелят из лазерной пушки Грохотуну голову. Они будут думать, что уничтожили его, а не тут-то было. Грохотун и без головы сможет воевать не хуже. Может, даже лучше. Теперь понял?

- А где у него мозги? Если, конечно, они у него есть? - спросил попугай.

- Мозги у него в другом месте. Там, где они в полной безопасности. Вот здесь, - и Крокс похлопал Грохотуна чуть ниже спины.

Попугай слетел с плеча Крокса и сделал круг под потолком, чтобы размять крылышки. Неожиданно он увидел в одной из стен щель.

- Смотрите, капитан! - закричал он. - Пещера! Они могли здесь спрятаться!

Грохотун наклонился и заглянул в щель:

- А ну вылезайте. Живо!.. Да тут нет никого!

Крокс оттолкнул Грохотуна, сунул в пещеру руку и пошарил. В пещерке и в самом деле никого не было. Но Крокс натолкнулся на какой-то предмет: это была кнопка от комбинезона Андрея. А приглядевшись, пират увидел на камнях следы крови.

- Они живы! - взревел Крокс. - Они не могли уйти далеко, у них раненый! В погоню!

Глава семнадцатая.

СТРАННОЕ СОВПАДЕНИЕ

Как только протоплазменный шар прокатился, копачи торопливо выбрались из пещеры. Рыжий Нос тихо стонал. В груди у него все еще торчал обломок копья. Копье пока не вытаскивали, потому что тогда кровь широким потоком хлынула бы из раны, и Рыжий Нос наверняка бы умер.

- Королева, нужно бежать! Как только шар прокатится, чудовища пустятся в погоню! - Самтытакой помог всем по одному вылезти из пещерки. Они оказались по другую сторону коридора.

- Давай я тебя понесу! - Баюн хотел поднять Лависсу, но она отказалась.

- Не надо, я сама! - ушибленная при падении нога почти прошла, и девочка могла уже передвигаться самостоятельно.

- Королева! Нельзя медлить! Рыжий Нос может умереть! - беспокоились копачи. Тортик и Хочуспать несли Рыжего носа на руках. Носатенький человечек побледнел и хрипло дышал. Время от времени Капризик смачивал ему губы водой из фляжки.

Баюн все еще колебался, идти ли им за копачами. Это они похитили Лависсу, хотя потом и готовы были отдать за нее жизнь, но кто знает, что у них на уме.

Дойдя до поворота, копачи оглянулись. Увидев, что робот, Андрей и Лависса растерянно стоят на месте, они забеспокоились:

- Ну что же вы! Королева, что нам сказать Рыжему Носу, если он очнется? Вы уходите от нас навсегда?

При свете гнилушек личики маленьких человечков выглядели такими несчастными, а в глазах у них было столько тревоги, что нельзя было не сжалиться.

- Баюн, пойдем с ними! Разве ты не видишь, что мы им нужны? - Лависса потянула робота за руку.

- Пойдем! Они помогут нам выбраться из лабиринта и провести Крокса! поддерждал девочку Андрей. - Слышишь, там какой-то шум? Грохотун возвращается!

Сомневаясь, что поступает правильно, робот решился.

- Хорошо, пойдемте с ними. Надеюсь, во второй раз, Лависса, они не станут тебя похищать!

Друзья последовали за копачами. За ними на коротеньких ножках, попискивая, бежал ежик. Ему совсем не хотелось потеряться в лабиринтах Неизвестной планеты, где на каждом шагу подстерегают злобные храпуны и катаются по коридорам шары жующей протоплазмы.

За ежиком прыгал колобок. "Ду-ду-ду-ду!" - бубнил он. Колобок был в совершенном замешательстве. За последний час он столько всего насмотрелся, что не знал, кому подражать и кого передразнивать. Ему хотелось подражать сразу всем: и четырехруким человечкам, и протоплазменному шару, и храпунам, и Грохотуну с капитаном Кроксом.

- А с каких это пор ты заделалась Королевой? - поинтересовался Андрей. Они пробирались по мрачным подземным коридорам, следуя за мерцающими фонариками-гнилушками, которые несли перед собой копачи.

- Они решили, что я их Королева, которая пропала семьсот лет назад, вздохнула Лависса. - Они даже преподнесли мне корону из камешков. Они очень любили свою Королеву. Это она дала их предкам смешные имена: Капризик, Тортик, Хочуспать, Самтытакой, Рыжий Нос...

- А что случилось с их Королевой? С той, которая была до тебя? - Андрею показалось, он начинает о чем-то догадываться.

- Однажды она пошла за грибуксами и не вернулась, - припомнила Лависса, Человечки искали ее целый год, все лабиринты излазили, но так и не нашли. Непонятно, куда она пропала.

- Подожди... - голос Андрея дрогнул. - А как... как звали их Королеву?

Он вспомнил плиту в тупике лабиринта, затянутую толстым слоем мха, с изображением светловолосой девочки и ему стало не по себе.

- Кажется, ее звали Милена, - сказала Лависса. - Она родилась в космическом корабле, который летел с Земли. Я видела ее светящийся шарик. Знаешь, такой, маленький, с рыбками. Наверное, при выходе на орбиту звездолет, на котором они летели, взорвался. Все погибли, осталась одна маленькая девочка. Копачи нашли Милену, заботились о ней и сделали своей Королевой. А потом она пропала...

- Грустная история... - Андрей вытащил из кармана свою старинную монетку. Сам не зная почему, но мальчик решил не рассказывать о той плите с изображением Милены. Одно непонятно, если Милена пропала и копачи так и не смогли отыскать ее, откуда тогда взялась эта плита? Кто-то должен же был ее сделать? Вот, что странно. Или копачи знали о том, что Милена погибла и зачемто скрывали это от своей новой Королевы.

Андрей решил поговорить об этом с Баюном, то тут к ним подбежал Хочуспать.

- Королева! Королева! - мысли маленького человечка были сбивчивы и взволнованны. Лависса с трудом их разбирала.

- Что случилось? Думай яснее! Я не понимаю!

- Рыжий Нос хочет видеть тебя, Королева! Только тебя! Он просит, чтобы мы дали ему поговорить с тобой. С тобой и с мальчиком.

- Он не хочет помощи. Не разрешает даже вытащить копье. Хочет поговорить с тобой, Королева... - Самтытакой потянул Лависсу за рукав.

Лависса и Андрей торопливо подбежали к носилкам из копий, на которых копачи несли раненого Рыжего Носа. Глаза его были закрыты, черты заострились, а мохнатенькие ушки повисли. Похоже, ему было совсем плохо.

Копачи и Баюн отошли от носилок. Об этом их попросил сам Рыжий Нос. Похоже, он не хотел, чтобы кто-либо еще слышал их разговор.

Рыжий Нос не двигался и не открывал глаза. С большим усилием, только наклонившись совсем близко к нему, Лависса и Андрей смогли разобрать его мысли.

- Королева! Не оставляй наш народ! Сад кристаллов твой!

- Но я не ваша Королева! Я не Милена! Семьсот лет назад меня не было на свете! - в отчаянии подумала девочка. Ей не хотелось обманывать Рыжего Носа, возможно, в последние минуты его жизни.

- Я знаю, ты не она, - услышали Андрей и Лависса слабый мысленный импульс Рыжего Носа. - Ты другая. Я знал это с самого начала. Только я знал. Остальные не знали. Не говори им.

- Но почему? Почему? Как ты мог знать, что я не она? - Лависса дотронулась до ладони Рыжего Носа. Тот слабо сжал ее палец.

- Тогда наш народ искал Королеву... - Рыжий Нос с напряжением приоткрыл глаза, чтобы убедиться, что остальные копачи не слышат его. - Искал каждый где мог. Мой предок зашел в дальний коридор и увидел ее. Королева была мертва. Она умерла сразу. Ее задавило обвалом. Он никому ничего не сказал. Теперь на том месте плита. Он вырезал на ней портрет и написал буквы на ее языке.

- Почему он написал, что Милена вернется? - спросил Андрей. - Как он знал?

- Потому что Милена вернулась, - мысли Рыжего Носа становились неотчетливыми. Различить их можно было только с огромным трудом. - Лависса это Милена. Ты другая, но ты - наша Королева. В день когда Милена погибла, в Саду зажегся новый кристалл. Он был самым красивым. А девять циклов назад, по вашему исчислению, кристалл вдруг погас.

- Девять циклов? А мне девять лет! - воскликнула Лависса. Ей показалось, правда очень смутно, что она начинает что-то понимать.

- Вот видишь, значит ты - это она... Я знал... Возьми...

- Что взять?

Но мысли Рыжего Носа прервались. Он тяжело задышал. Из его третьей ладошки выскользнул кристалл и упал на пол. Андрей и Лависса не заметили этого. В этот момент смотрели на лицо копача, а не на его разжавшуюся ладонь.

- Он умирает! Баюн, помоги ему! - торопливо позвал Андрей.

Баюн подбежал к Рыжему Носу:

- Аптечка! У меня есть аптечка! Только здесь нельзя, здесь темно!

- Пещера! Рядом наша пещера! - Хочуспать, Самтытакой, Тортик и Капризик подхватили Рыжего Носа.

Их пещера, та самая, с троном Королевы была совсем близко. Дверь отъехала, открыв проход в пещеру.

- Сюда, сюда! Клади осторожнее! - копачи опустили Рыжего Носа на мягкую подстилку из мха.

- Принесите воды! Я постараюсь ему помочь! - Баюн выдвинул свой ящичек и достал аптечку первой помощи.

У всех роботов-нянек в программу обязательно заложены знания по оказанию первой медицинской помощи. В случае необходимости они могут вправить вывихнутую руку, наложить шину на перелом, вылечить простуду, не говоря уж о том, чтобы остановить кровь из разбитого носа или обработать царапину. В космической аптечке, с которой робот никогда не расставался, были все необходимые лекарственные средства.

- Нужно вытащить копье и наложить герметичную повязку! - Баюн наклонился над раненым. - Лависса, отвернись!

По его знаку копачи выдернули из груди Рыжего Носа копье. Баюн моментально наложил герметичную стерильную повязку, как и полагалось в таких случаях.

Хотя робот и велел ей отойти, Лависса не послушалась и посмотрела на рану. Ей едва не стало плохо, но она глубоко вдохнула, переборола себя и стала помогать копачам. Если бы раньше девочке сказали, что она способна на такое, она не поверила бы, но за время ее вынужденных приключений многое изменилось.

Баюн достал маленький шприц, похожий на пистолетик. В шприце было несколько доз универсального лекарства, способствующего уничтожению микробов и заживлению ран.

Как только Баюн поднес шприц-пистолетик к груди Рыжего Носа, копачи заволновались и что-то быстро залопотали на своем языке. Тортик даже хотел отобрать у Баюна шприц. Он не знал, что это такое.

- Останови его, Королева! Что он делает? - забеспокоились носатенькие человечки.

- Не волнуйтесь! Он просто хочет помочь ему! - успокоила их Лависса. Человечки замерли и недоверчиво наблюдали, как Баюн делает Рыжему Носу укол.

Состояние Рыжего Носа было очень тяжелым. С такой глубокой раной в груди, в которую к тому же наверняка попала инфекция, выжить было трудно. Даже могучие космические лекарства были не всесильны. К тому же, они были рассчитаны на организм человека, но никак не на организм копача, который отличался от человеческого не только количеством рук, но и многим другим.

Другими словами, Баюн совсем не был уверен, что сумеет помочь. Жизнь Рыжего Носа, маленького носатенького человечка, лежащего на моховой подстилочке и укрытого теплым одеяльцем из красного плюща, висела на волоске...

Как только вход в пещеру закрылся, из-за поворота показались капитан Крокс и Грохотун.

- Не пойму, куда они подевались? Мы должны были их уже догнать, - бормотал попугай. - Ходим-ходим, бродим-бродим, а все без толку.

Капитан Крокс остановился и поднял с камней маленький зеленый кристаллик. Это был тот самый кристаллик из Сада кристаллов, который Рыжий Нос пытался отдать Лависсе, но не успел, потому что потерял сознание и ручка его разжалась.

- А это что такое? Раньше я таких не встречал! Изумруд? - Крокс внимательно осмотрел камешек.

- Дайте взглянуть капитан! - попугай свесился с плеча Крокса и схватил камешек клювом.

- Это кошмичешкий рубиноглаш! Шамый драгошенный камень Вшеленной, попугай шепелявил, потому что в клюве у него был кристалл!

- Рубиноглаз!! - Крокс выхватил камешек у попугая и пристально уставился на него. - Ты уверен? Неужели этот камешек и есть рубиноглаз?

- Уж я-то знаю! - заявил попугай. - Мне-то не знать! Я тридцать лет жил у робота-ювелира!

- Устаревшая модель! - прорычал Грохотун. - Помню, с каким наслаждением я разнес этого робота! Я его буквально по микросхемкам разобрал!

- Заглохни! - заорал на Грохотуна Крокс. - Попугай, ты уверен, это рубиноглаз?

- Уверен? Не то слово! - обиженно сказал попугай. - Даю на отсечение голову Грохотуна. Все равно она ему не нужна. На два таких камешка можно купить целую планету вроде этой, а на три - построить звездный флот.

Капитан Крокс подбросил рубиноглаз на человеческой ладони:

- Помню, как-то я планировал украсть рубиноглаз. Но его перевозили в сейфе под охраной двадцати малых звездолетов космического патруля и двух космических стапушечных крейсеров. Воевать с такой армадой было бессмысленно. Пришлось отменить операцию.

Надо вам сказать, рубиноглаз - чрезвычайно редкий драгоценный камень, история которого во многом была и остается тайной. Пока не удалось даже выяснить, с какой они планеты и где их добывают. Известно только, во всей Вселенной нет камня прекрасней рубиноглаза, и его владелец становится не только самым богатым, но и самым счастливым. Впрочем, таких очень и очень немного.

За всю историю освоения космоса известны только пять рубиноглазов. Все они скрыты в сейфах и считаются крупнейшими государственными сокровищами.

- Ты понимаешь, что это значит! - Крокс с жадностью сжал рубиноглаз. Если это действительно тот камень, о котором ты говоришь, я стану богатейшим человеком во Вселенной!

- Да уж человеком. Как бы не так! - пробурчал Грохотун, покосившись на броню киборга.

- Грохотун, ты что-то сказал? - Крокс метнул яростный взгляд на робота. А ну повтори!

- Ничего я не говорил! - проворчал Грохотун. - Вам послышалось!

- Смотри у меня! - Крокс, казалось, испепелил Грохотуна страшным взглядом и вновь занялся кристаллом.

- Есть ли какой-нибудь способ выяснить точно, рубиноглаз это или нет? Вдруг ты ошибся? - спросил он у попугая.

Попугай задумался и почесал лапкой шею:

- Кажется, ювелир говорил, если нагреть рубиноглаз, он становится ярко красным и начинает пульсировать.

- Да, я помню! Я где-то про это слышал! - капитан Крокс торопливо щелкнул чем-то на запястье. Бронированные пластины у него на груди разъехались. На том месте, где у человека обычно бывает сердце, у Крокса был вмонтирован небольшой кармашек.

В этом кармашке у пирата лежал небольшой двадцатизарядный бластер, космический компас, дистанционный выносной пульт управления кибермозгом "Зведного странника" и другие столь же необходимые вещи.

Грохотун выразительно покосился на Крокса и хмыкнул. Хотя он ничего не сказал, но без труда можно было догадаться, о чем он подумал. Механический корпус капитана вызывал у робота-убийцы огромный интерес и, видя его, он порой начинал размышлять, не является ли его хозяин устаревшей моделью и не стоит ли его разобрать.

- Значит, камень должен стать ярко-красным... - Крокс достал зажигалку и осторожно поднес огонек к кристаллу.

Все трое: Крокс, Грохотун и попугай - с нетерпением замерли. Не успел огонек зажигалки прикоснуться к камню, как тот вспыхнул ослепляющим красным светом и запульсировал...

А тем временем друзья стояли у подстилки из мха, на которой неподвижно лежал Рыжий Нос.

Хотя лекарство давно уже было введено и повязка наложена, маленькому человечку не становилось лучше. Дыхание его оставалось прерывистым и хриплым, а временами совсем исчезало.

"Неужели он умирает?" - испуганно подумала Лависса.

Копачи, неотрывно сморящие на раненого, подняли глаза и с укором посмотрели на свою Королеву. Лависса спохватилась. Как она могла такое подумать! Ведь носатенькие человечки читают ее мысли!

Крылатый ежик, которому надоело бегать с колобком по пещере, пыхтя, вскарабкался по рукаву скафандра Андрея. В откидном шлемокапюшоне ежик спрятал несколько грибуксов, о чем мальчик и не подозревал. Ежик залез в шлемокапюшон и занялся обедом.

Колобок тоже запрыгнул в шлемокапюшон и потянулся к грибуксам, но жадный ежик возмущенно зашипел и попытался цапнуть колобка за нос. На ежином языке это означало: "Дружба дружбой, а грибуксы врозь."

Колобок, ничуточки не обижаясь, выпрыгнул из капюшона и покатился по пещере в надежде обнаружить что-нибудь съедобное.

Самтытакой положил руку на лоб Рыжему Носу и печально посмотрел на Баюна:

- Рыжему Носу совсем плохо. Скоро в Саду появится еще один кристалл.

Дыхание у Рыжего Носа стало совсем слабым.

- Лекарства не помогли, - тихо сказал Баюн.

Копачи столпились вокруг Рыжего Носа. По их бородатым маленьким личикам текли слезы. Носатенькие человечки ничего не говорили. Они даже избегали смотреть на Лависсу, чтобы не огорчать свою Королеву. Можно было только догадываться, как им больно.

- Это все из-за меня! Из-за меня! - разрыдалась Лависса и вытерла лицо косичкой.

Слезы были столь заразительны, что глаза у Андрея защипало. Мальчику очень хотелось, чтобы Рыжий Нос не умирал.

- Неужели ничего нельзя сделать? - спросил он у робота. Тот положил ему на плечо тяжелую ладонь:

- Можно. Можно верить в чудо.

- Мне бы хотелось, чтобы он поправился, - вздохнул Андрей. - Очень-очень хотелось бы.

- Это стоящее желание, - заметил робот. - Намного более стоящее, чем вся та ерунда, которую ты загадывал в коридоре.

Крылатый ежик в шлеме у Андрея завозился, раздулся как шар, покрутил головкой и вновь занялся грибуксами. Мальчик закрыл глаза, чтобы не видеть, как умирает Рыжий Нос. А Лависса, всхлипывая, уткнулась Баюну в грудь.

Хриплое дыхание копача прервалось.

- Он умер! - еле слышно прошептала Лависса. - Из-за меня!

Но в этот момент Рыжий Нос зашевелился и открыл глаза. Он приподнялся, отбросил одеяльце, потянулся будто спал, и с удивлением посмотрел на окружавших его друзей:

- Что случилось? Почему у вас такие лица?

- Тебе лучше! Не вставай! - забеспокоились копачи. - Ты ранен! Рана может открыться!

- Какая еще рана? Я отлично себя чувствую! - и Рыжий Нос сдернул повязку.

Рана зажила. На ее месте остался еле заметный шрамик. Баюн решил, ему это померещилось. Но оказалось, померещилось не ему одному.

Рыжий Нос подошел к родничку и с фырканьем умылся.

- Как тебе наш Сад, Королева? - весело обратился он к Лависсе. Оказалось, Рыжий Нос не помнил сражения с Кроксом, а помнил только, что они были в Саду кристаллов.

- Рыжий Нос! Он жив! Чужеземец его спас! - копачи радостно забегали от Рыжего носа к роботу. Они обнимали то одного, то другого. Правда, Баюн был таким широким, что обнимать его копачам приходилось втроем, как ствол дерева.

Баюн высвободился и задумчиво посмотрел на Андрея:

- Похоже, твое желание и на сей раз сбылось. Хотел бы я знать: почему?

- Просто чудо! - широко улыбнулся мальчик. - Ты же сам говорил, такое случается.

Чудо это всегда чудо! Не так важно, отчего оно происходит. Главное, чтобы оно было добрым.

Глава восемнадцатая.

ПЕЩЕРА ГРИБА-ВЕЛИКАНА

- Ты прав, попугай, это рубиноглаз! - капитан Крокс присел на камень. Он был спокоен и сосредоточен. Ни один мускул не дрогнул на человеческой половине его лица. Казалось, капитан всецело поглощен какой-то одной мыслью. Иногда, следуя за ее ходом, рот капитана кривился в улыбке, а пальцы сжимали драгоценный камень.

Те, кто когда-либо видел звездного пирата в похожем состоянии пасмурной задумчивости и при этом остался жив - а таких, поверьте, было немного - знали, как опасно это спокойствие. Лучше бы он бушевал и топал ногами, грозил стереть всех в порошок - спокойствие было намного страшнее.

Даже болтливый попугай, который обычно и минуты не мог сдержаться, чтобы чего-нибудь не сморозить и не поддразнить Грохотуна, счел нужным помолчать и, нахохлившись, сидел на плече у капитана.

Наконец, Крокс поднялся. Человеческая половина его лица попрежнему оставалась спокойной.

- Планы меняются, - сказал он, подбрасывая на ладони рубиноглаз. - Если на этой планете есть один такой камешек, значит могут быть и другие. И я хочу их найти. Хочу, чтобы все рубиноглазы этой планеты были в моих руках! Будет забавно, если я стану самым богатым и могущественным во Вселенной. Не правда ли?

- Значит, капитан, девчонка вам больше не нужна? - спросил Грохотун. - И я смогу свернуть ей шею, когда поймаю?

- Ни в коем случае, остолоп! Ты будешь беречь ее как зеницу ока! рассвирепел Крокс. - Эти маленькие многорукие человечки готовы были жизнь за нее отдать! Набросились на нас с копьями! Соображаешь?

- Чего тут соображать? Прикончить их и все тут! - прогремел Грохотун. Если бы не этот липкий шар, ни один бы не ушел!

- Идиот! - взревел Крокс, теряя терпение. - Если девчонка им так нужна, значит они отдадут за нее все рубиноглазы, которые у них есть! Наверняка их здесь навалом! Рубиноглазы в обмен на ее жизнь!

- А когда все камни будут у нас, мы все равно не отдадим им девчонку, а перепродадим ее папочке! - заявил попугай, которому показалось, что он уже слишком давно не участвовал в разговоре.

- Всегда приятно получить двойную цену за то, что и гроша ломанного не стоит, - улыбка Крокса походила на оскал.

- А когда папочка нам заплатит, мы все равно ее прикончим, - нетерпеливо стиснул кулаки Грохотун. - И ее, и четырехруких человечков, и мальчишку, но самым первым эту устаревшую модель - их робота.

- У тебя потрясающая интуиция. Ты далеко пойдешь, - Крокс похлопал Грохотуна по плечу, а потом вдруг рявкнул:

- Что стоишь? Живо за работу!

- За какую работу? - не понял Грохотун.

- Искать!!! Ты что не понял, тупица?

- Кого искать?

- Всех искать! Девчонку, человечков, драгоценные камни, крылатого ежика ищи все, что найдешь!

Грохотун промычал что-то и стал оглядываться.

- Нашел! - крикнул он и поднял что-то с земли.

- Ну?

Грохотун разжал ладонь. В ладони у него был гриб с зеленой шляпкой.

- Вы приказали показывать вам все, что я найду.

- Идиот! - взревел Крокс.

Тем временем в пещере маленькие носатенькие человечки все еще не могли придти в себя от радости и удивления после неожиданного выздоровления Рыжего носа.

Они вертели его, осматривали рану, цокали языками и ойкали.

- Чего вы ко мне пристали? Что случилось? - Рыжий Нос ничего не понимал. Оказывается, он даже забыл, что был ранен.

- Вы волшебник! Вы спасли нашего друга! Теперь мы перед вами в долгу! Самтытакой поклонился Баюну.

Сколько робот-нянька не объяснял, что дело не в его лекарствах, копачи все равно ему не верили.

После всех блужданий и приключений Андрей и Лависса так устали, что у них не было ни сил, ни желания удивляться чуду.

- У тебя глаза слипаются, Королева! - забеспокоились копачи. - Королева хочет спать!

Из ниши в стене копачи выдвинули удобную широкую лежанку, покрытую мягким мхом. Сонная Лависса осторожно прилегла на краешек, а копачи столпились вокруг и стали напевать колыбельную. Похоже, они готовы были стоять так всю ночь и смотреть на Королеву.

- Вы это бросьте! Брысь отсюда! Отвернитесь, а то я не усну! рассердилась Лависса.

Копачи со вздохом отвернулись. Лависса закрыла глаза, собираясь отдохнуть всего минуточку, и... уснула.

Андрей тоже уснул на мягкой подстилке из мха возле трона Королевы. Рядом с мальчиком посапывал ежик. Колобок некоторое время наблюдал за спящими Андреем и ежиком, потом стал передразнивать их тихое посапывание. Колобок так увлекся, передразнивая спящих, что и сам не заметил, как уснул. Ни у кого так не получится представлять спящих, как у того, кто сам спит.

- Иди сюда, чужеземец! Нужно посоветоваться, как спасти Королеву! Только тшш! - не ступай так громко, не разбуди ее! - копачи поманили Баюна в другой конец пещеры. Там, усевшись вокруг каменного столика, они стали совещаться, как им быть.

Неутомимые капитан Крокс и Грохотун безрезультатно мотались по подземным коридорам в поисках Лависсы, крылатого ежика, копачей и сокровищ. Несколько раз они включали биолокатор, но прибор показывал какую-то ерунду. Будто бы то, что они ищут, находится совсем рядом, в нескольких десятках метров, но в каком точно направлении неизвестно.

- Глупая машина! Показывает неизвестно что! И дураку ясно, рядом никого нет! - рассвирепел Грохотун и с размаху шмякнул биолокатор об стену.

Прибор треснул, что-то в нем взорвалось, и антенна повисла. Сколько Крокс не старался его восстановить, локатор не работал.

- Устаревшая модель! - презрительно фыркнул Грохотун. - А в инструкции еще написано противоударный!

- Вот уж не думал, что ты читаешь инструкции! - порадовался за Грохотуна попугай. - В инструкции на тебя не написано, что ты способен на такое умственное усилие!

Грохотун не совсем понял ехидство попугая, но на всякий случай погрозил ему кулаком и пообещал его расплющить.

Крокс швырнул в Грохотуна обломками биолокатора.

- Теперь их найти будет еще сложнее! Ты это понимаешь?

- Понимаю, капитан! - грустно подтвердил Грохотун. - Понимаю.

- Так зачем же ты его разбил?

Грохотун задумался.

- Не знаю. Может, я хотел проверить противоударный ли он? Или еще что. Сам теперь не помню.

Крокс почувствовал, что закипает от ярости. Еще немного и из него пойдет пар. Но тут попугай, круживший под потолком, вдруг заверещал:

- Капитан, капитан! Тут ступеньки!

- Какие ступеньки?

- Посмотрите сами!

По стене шла большая трещина. Крокс пустил в нее осветительную ракету, и увидел осыпавшиеся от времени, полустертые ступеньки.

- Куда они ведут? Нужно проверить. Ломай, Грохотун!

Грохотун навалился на стену. Несколько толчков и треснувшая стена осыпалась, едва не придавив обломками незадачливого разрушителя.

- Ничего страшного, я противоударный, - похвастался Грохотун. - В моей инструкции так написано.

- Если твоя инструкция не врет, - добавил попугай.

У Грохотуна была слабость. Он обожал читать свою инструкцию - затрепанную книжечку, которая называлась: "Инстукция по пользованию роботом-воином класса "сержант" серийный номер 5423ХG". Часто долгими неделями, когда "Странник" мчался от одной точки Вселенной к другой, Грохотун тихонечко сидел где-нибудь в уголке и читал инструкцию по пользованию самим собой.

- И никакая не устаревшая модель! - бормотал он. - Ишь как хитро придумано! Не одной лишней детальки!

Грохотун так любил эту книжечку, что берег ее куда больше своей головы. Голову на худой конец можно было привинтить запасную, а вторую инструкцию поди разыщи!

После того, как рухнула стена и Грохотун разобрал обломки, открылось начало узкой лестницы, зигзагами уходившей куда-то вглубь.

Судя по тому, что стена эта была заложена, лестницей давнымдавно не пользовались. Ступеньки раскрошились от времени. Синий мох на них мутировал и стал почему-то черным.

- Что-то мне не нравится эта лесенка, - проскрипел попугай. - Уверен, никого из тех, кого мы ищем, там нет! Они, небось, и не знали о ней. Мы-то нашли ее только потому, что разломали стену.

Крокс осторожно ступил на раскрошившиеся ступеньки:

- Нужно выяснить, куда ведет этот ход и зачем его так заботливо скрыли. Вдруг там сокровищница?

- Почему вы так решили, капитан? - поинтересовался попугай, больше всего на свете не любивший молчать.

- Сокровищницы всегда устраивают в самых неподходящих местах, - объяснил Крокс. - Грохотун, за мной!

Крокс спустился на несколько ступенек и обернулся:

- Будьте осторожны! Если это и в самом деле сокровищница, здесь должно быть полно ловушек. Вертящиеся камни, копья, пропасти и так далее.

- Спасибо, что предупредили, капитан! - поблагодарил Грохотун.

И они отважно отправились во тьму. Лестница была крутой и путанной, она то опускалась, то поднималась, казалось, всверливаясь в самые недра горы. В любое мгновение Крокс и Грохотун ожидали какой-нибудь каверзы-ловушки: неожиданного обвала, рушащихся балок или что-нибудь в этом роде. Но к их удивлению никаких подвохов не было. Самые обыкновенные ступени - ход, которым по каким-то причинам давно не пользовались и даже зачем-то замуровали. Инфракрасное зрение Крокса, Грохотуна и попугая опасливо шарило по темным поворотам лестницы.

- Ну и где эта сокровищница? - ворчал попугай. - Надоело уже. Скука, хоть блох в перьях ищи.

Пожалуй, про блох он слегка преувеличил. У роботов-попугаев не бывает блох, разве что какой-нибудь экзотический жук роботоед с недавно открытой планеты.

Но неожиданно лестница оборвалась. Пираты оказались в небольшой пещере с высоким сводчатым потолком.

- Наконец-то! - воскликнул Крокс.

"Наконец-то! Наконец-то!" - под сводчатым потолком гулко прокатилось эхо.

- Грохотун, не вздумай ничего колотить! - на всякий случай предупредил робота попугай. - Помнишь, что было в Оранжевой пещере, когда ты нас едва не угробил?

- Подумаешь, не угробил же! - хмыкнул робот. - Да тут и аквариумов никаких нет.

- Хватит болтать! Ищите сокровища! - Крокс ступил в пещеру, внимательно обводя взглядом все углы в поисках сундука с рубиноглазами или чего-нибудь в этом роде.

Но никаких сокровищ в пещере не оказалось. Зато посредине рос гигантский, в несколько охватов гриб с белой шляпкой. Зонтик гриба незаметно переходил в потолок пещеры и сливался с ним. По сути, то, что пираты вначале приняли за сводчатый потолок сокровищницы, было шляпкой гриба.

- Не понимаю! - насторожился Крокс. - Если сокровищ нет, а есть только этот гриб, зачем понадобилось замуровывать вход? Чтото тут не чисто!

- Смотрите, капитан! - воскликнул попугай.

Гриб вздрогнул, громко выдохнул "пых!", и из шляпки вырвалось что-то похожее на белое облачко.

- Смываемся! - крикнул Крокс. - Ловушка!

Пираты бросились к ступеням, но не успели. Белое облачко неизвестного происхождения окутало их.

И тут стали происходить непонятные вещи. Когда легкая дымка развеялась, оказалось, Крокс и Грохотун сидят на полу и улыбаются.

- Ой, не могу! Весело мне! - неожиданно расхохотался Крокс и обнял Грохотуна.

- А мне, а мне-то! Ха-ха! Ну и забавная же у вас рожица, капитан! - и Грохотун в свою очередь горячо обнял Крокса.

Они запрыгали вокруг гриба, колотя его кулаками по толстой ножке, и запели песню космических флибустьеров. Время от времени гриб делал "пых", и пещера окутывалась новым белым облачком.

Попугай уселся на шляпку гриба, нахохлился и довольно забормотал:

- Высижу яичко, хорошая я птичка! Высижу яичко, умная я птичка!

Почему-то попугай решил, что он наседка, и именно сейчас высиживает свое лучшее любимое яичко.

- Ха-ха! Хорошо-то как! - веселился Грохотун. Смех роботаубийцы был довольно противным и больше напоминал скрип давно не смазанной двери.

- Подумаешь, клад искали! - презрительно смеялся Крокс. - Что такое клад? Клад - это тьфу. Правильно я говорю?

Гриб вздрогнул и выбросил новое облачко пара. Пираты засмеялись и пустились в пляс. На самом деле их странное поведение объяснялось довольно просто. Они попали в пещеру иллюзий. В пещеру, где рос древний гриб сновидений, периодически выдыхающий все новые и новые порции пьянящего газа. Любое существо, андроиды и киборги, начиненные сложными биосхемами, не были исключением, попав в такое пьянящее облако, моментально теряло над собой власть и впадало в состояние неконтролируемой веселости, которая продолжалась до полного истощения организма. Если не уйти из пещеры вовремя, последствия могли быть самыми печальными.

- Ты кто такой? - спросил вдруг Грохотун, уставившись на Крокса.

- Это ты кто такой?

- Ах ты так!

Крокс с Грохотуном поссорились, едва не подрались, потом вдруг помирились, уселись рядом с грибом и разоткровенничались.

- Грохотун, как ты думаешь, почему я до сих пор от тебя не избавился? Крокс подошел к великану и заглянул в узкие прорези его шлема, туда, где у робота находились глаза.

- Потому что я непробиваемый! - довольно сказал Грохотун и похлопал себя по броне.

- Нет, не поэтому. Я не уничтожил тебя потому, что другого такого тупого недоумка с инстинктами мясорубки, просто не найти. Ты единственный в своей роде и неповторимый!

Грохотун довольно крякнул. Ему было приятно слышать, что он единственный и неповторимый. Раньше капитан никогда не говорил ему ничего подобного.

В конце концов попугаю надоело высиживать несуществующее яйцо, и он слетел вниз и уселся на камень возле Крокса.

Капитан, пригорюнившись, обхватил голову руками и бормотал:

- Ничего мне не нужно. Ни рубиноглазов, ни выкупа за девчонку, ни власти. Ничего не нужно... Хотя почему ничего? Другое дело крылатый еж... Еж мне нужен. Только он сможет мне помочь.

- Почему еж? - попугай и в пещере иллюзий не утратил любопытства. Может, капитан хоть теперь объяснит, зачем ему нужен этот дурацкий еж?

- Зачем вам еж, капитан? Как он вам поможет? - настойчиво повторил попугай.

- Еж? Другое дело еж. Еж, совсем другое дело, - бормотал Крокс. - Еж дело, но другое. Совсем другое!

Сколько попугай его не расспрашивал, капитан только хитро грозил ему пальцем и утверждал, что еж - совсем другое дело, важная штука, а почему именно не объяснял.

Гриб выдохнул новое облако газа, и Крокса потянуло на откровенность. Он посадил попугая на ладонь и погладил его по хохолку:

- Слушай меня внимательно, п-птица! Мне всю жизнь везло. В Третьей Галактике меня даже называли Счастливчик Крокс, после того как я в космическом баре уложил семерых круглоголовых андроидов, вооруженных до зубов, а сам не получил ни царапины. Но потом меня перестали называть "Счастливчик Крокс", и знаешь почему?

- Потому что в вас попали из лазерной пушки, - предположил попугай.

- Именно поэтому... - Крокс посмотрел на свое механическое тело и вздохнул. - Я торчу в этом искусственном корпусе уже пятьсот лет. Хотя, с другой стороны, если бы меня тогда не разнесло из пушки, я давно кружил бы в космическом саркофаге в орбите какого-нибудь приблудного астероида.

Крокс уткнулся лбом в ножку гриба и захохотал.

Грохотун, вдохновленный его примером, встал на четвереньки и стал бодать ножку гриба своей рогатой головой.

- Му! М-му! - мычал Грохотун. Вероятно, он вообразил себя эдаким роботизированным теленочком весом в триста килограммов.

Грохотун проткнул рогами ножку гриба, и оттуда вырвалась струя пьянящего газа.

- Думаешь, мне нужны сокровища? - Крокс вытащил рубиноглаз и безразлично отшвырнул его. - Я сам не знаю, что мне нужно.

- А вы подумайте, кэп? - на попугая газ действовал меньше всех.

- Сам не знаю, - вздохнул Крокс. - Раньше мне хотелось денег, потом власти, было время, что и любви, потом славы, потом опять денег и так далее по кругу. Но как только я получал то, к чему стремился, мне сразу становилось неинтересно и тоскливо. Наверное, поэтому я и выбираю себе цель, которую сложнее достичь, потому что знаю, когда дойду, мне все равно станет скучно.

Крокс посмотрел на попугая и поморщился.

- Впрочем, что с тебя взять, механическая игрушка. Разве ты меня поймешь?

Попугай давно ловил момент, чтобы задать Кроксу волновавший его вопрос:

- Кэп, а зачем вам еж? Зачем эта крылатая подушка с иголками?

Крокс расхохотался. Он зачерпнул горсть пыли и высыпал его на попугая. Тот поспешил отряхнуться и почистить перышки.

- Тебе никогда не хотелось иметь волшебную палочку? - спросил он у попугая. - Палочку, которой стоит взмахнуть и любое желание сбудется? Мечты и самые сокровенные фантазии станут реальностью. Так вот, крылатый ежик с Планеты Синего Кефира, и есть та самая волшебная палочка, о которой можно только мечтать.

- Как это? - не понял попугай.

- Очень просто! - Крокс оглянулся, наклонился к попугаю и прошептал. Ежик исполняет все желания того, у кого он находится в руках. Ты понял, попугай? Все, даже самые невозможные! Нужно только произнести желание вслух, и оно сбудется!

Открыв тайну, капитан Крокс прижал палец к губам и сказал: "Тшш! Никому не говори!"

- Я буду нем как рыба! - пообещал попугай.

- Я тебе верю, - сказал капитан. - И знаешь почему? Если ты распустишь язык, я оторву его вместе с твоей головой.

Глава девятнадцатая.

ГНЕЗДО ШМЕЛЕЙ-МЯСОЕДОВ

Всю ночь, пока Лависса и Андрей спали, Баюн и копачи совещались, изобретая всевозможные планы спасения. Несколько раз Тортик и Капризик ходили на разведку, надеясь обнаружить, в какой части лабиринта находятся сейчас пираты. Но их поиски оказались напрасными. Ни капитана Крокса, ни Грохотуна, ни даже попугая они не нашли. Подземные коридоры были сложнейшими, и чтобы обойти их потребовалась бы не одна неделя.

- Вы не умеете искать! - рассердился Рыжий Нос, когда Тортик и Капризик вернулись ни с чем.

И Рыжий Нос направился было на разведку, но остальные копачи не разрешили. Они схватили его и держали до тех пор, пока он не передумал. Копачи не решались отпускать Рыжего носа одного: еще совсем недавно он был при смерти от тяжелой раны.

- Отпустите меня! - брыкался Рыжий Нос, вырываясь у них из рук. - Все равно я пойду!

Королева спала крепким сном. Девочка так устала после блужданий по темным ходам, битвы с храпунами, нападения Крокса и многого другого. Лависса спала, и ей снился очень странный сон. Будто каждый кристалл в Саду кристаллов превратился в маленького носатенького человечка. Сколько их! Целое море! И все эти человечки называют ее своей Королевой, радуются ей и просят защитить их от кого-то. А потом неизвестно откуда появляется косматая страшная тень. Тень протягивает руку, горстями сгребает человечков и ссыпает их в мешок, огромный как галактическая туманность. Собрав все кристаллы, черная тень начинает приближаться к Лависса, пошире открывая мешок. Девочка почувствовала, что еще немного и она сама окажется в галактическом мешке вместе с кристаллами. Тут Лависса ощутила, что ее тормошат.

От ужаса она вскрикнула и проснулась. Над ней склонились робот-нянька и копачи:

- Что такое? Что случилось? Почему ты кричишь?

Лависса приподнялась на кровати из мха, тревожно огляделась и, убедившись, что никаких теней с мешками в пещере нет, облегченно вздохнула:

- Мне приснился кошмар. Ерунда какая-то!

- Скажи, что тебе приснилось? Что? - забеспокоились копачи.

- Мне приснилось, что кристаллы в Саду превращаются в человечков, их сгребает какая-то тень и ссыпает в мешок. А потом эта тень хотела схватить и меня, но тут я проснулась.

- И привидится же такое! - покачал головой робот и погладил Лависсу по волосам. - Это оттого, что в пещере душно. Когда душно, всегда кошмары снятся.

Андрей, проснувшийся от крика Лависсы, сказал, что ей приснилась ерунда и главное, что нужно сделать, когда тебе снится ночной кошмар, дать кошмару в лоб.

- Мне как-то приснился Деметрианский рвун. Зубищи во! Сама знаешь! Идет на меня и зубами щелкает. А на деревьях уже птеродактили собираются. Надеются, и им что-то перепадет. Вначале я испугался, а потом понял, это только сон и дал рвуну в лоб. Он - раз! - и лопнул как пузырь!

Лависса засмеялась. Хотя ей почему-то казалось, что черная тень, которую она видела во сне, намного страшнее любого воображаемого рвуна.

И копачи отнеслись ко сну Лависсы очень серьезно.

- Сон! Вещий сон Королевы! - они взволнованно всплескивали ручками. Королеве приснился вещий сон!

- Что же в нем вещего? - удивился Андрей.

- Саду кристаллов угрожает опасность! - объяснил Самтытакой. - Помнишь, Королева, я рассказывал, что мерцающие кристаллы - это души уснувших копачей? Кристаллы чувствуют все так же, как и живые копачи. Когда мы навестили их, они радовались.

- Помню, - Лависсе припомнился радостный перелив многочисленных огоньков. - Они еще тогда так весело светились!

- Кристаллы все делают как мы! - вздохнул Капризик. - Им бывает обидно и грустно. Тогда они тускнеют, и их нужно развеселить, чтобы они опять загорелись.

- А еще кристаллам бывает больно, если уронишь их или поднесешь к ним огонь. Тогда они нагреваются, пульсируют и становятся красными от боли, добавил Хочуспать.

Носатенькие человечки на сей раз были очень серьезными и деловитыми. Лависса редко видела их такими. Они взяли новые крепкие копья и наполнили сумки шумовыми грибами.

- Мы должны защитить наш Сад кристаллов, пока не поздно! - думали они. Раз Королеве приснился такой сон, значит, наши братья предупреждают нас об опасности!

- Постойте, а мы? Мы пойдем с вами! - вызвался Андрей. Ему не хотелось оставаться в пещере, когда где-то поблизости могло произойти настоящее сражение.

- Это противоречит всем законам робототехники! - заявил Баюн. - Я тебя не пущу!

- В пещере может быть еще опаснее, - возразил Андрей. - Представляешь, если копачи не вернутся, что мы будем делать? Мы даже дороги наверх не знаем!

В конце концов было решено идти всем вместе, и друзья, осторожно озираясь, вышли из пещеры.

Впереди на цыпочках крался Самтытакой и осматривал коридоры, проверяя нет ли где пиратов или не устроили ли засаду коварные храпуны. Друзья почти не разговаривали. Разве шепотом или мысленно, когда обращались к копачам. В подземных лабиринтах звуки разносились эхом особенно отчетливо, и то, что сказано на одном его конце, могло, усиленное эхом, устроить обвал в какомнибудь отдаленном коридоре.

Накануне робот-нянька долго размышлял, правильно ли он поступает, доверяя копачам, и не умнее было бы подняться на поверхность планеты. Но потом он решил, пока разумнее будет оставаться с копачами. Неизвестно, смогут ли они самостоятельно найти дорогу наверх? К тому же наверху скрываться от Крокса и Грохотуна было бы намного сложнее. Их легко обнаружат с помощью установленного на "Страннике" пеленгатора. Да и как жить без укрытия, еды и средств передвижения?

Когда друзьям уже порядком надоело петлять по подземным переходам, из тоннеля, подсвечивая себе гнилушкой, вынырнул Тортик.

- Главный коридор завалило! - сообщил он. - Серьезный обвал. И за два дня не разгрести. Придется отправиться в обход по Шмелиным топям.

- По Шмелиным топям? - опасливо переспросила Лависса, не ожидавшая от подземных коридоров приятных сюрпризов.

- Шмелиные топи - подземное болото, - объяснил Капризик. - Очень опасное место. Обычно мы там не разгуливаем. В этом болоте немало копачей сгинуло. Наступишь не туда - и затянет в трясину!

- Тогда зачем детям идти в трясину? - Баюн остановился. - Мы подождем вас здесь!

- Оставаться на месте еще опаснее! Слышите! - Тортик оглянулся и поднял пальчик верхней правой руки.

Позади в коридоре послышался шорох осыпающейся земли и донесся сладковатый запах гниения.

- Это храпуны! Они нас почуяли! - прошептала Лависса. - Не пройдет и пяти минут, их наползет столько, что и не сосчитаешь!

- В сад можно попасть только по Шмелиным топям? Другой дороги нет? спросил Баюн.

- Увы, - вздохнул Самтытакой. - Можно еще через Ойкающий овраг, но там еще опаснее. Оттуда никто не возвращался.

- Нет возвращался! - заспорил Капризик. - Ты все путаешь! Это из Шмелиных топей никто не возвращался!

Запах гниения приближался. Храпуны были близко.

- Скорее! - заволновался Рыжий Нос. - Нужно выбирать: через овраг или через топь?

- Через овраг! - заявил Капризик.

- Нет, через Шмелиную топь! - заспорили Тортик и Хочуспать.

Из-за поворота появилась голова храпуна. Белый червяк, сокращая мягкое тело, пополз по направлению к друзьям.

- Сюда, скорее! - Самтытакой нырнул в один из боковых коридоров. Путешественники и другие копачи поневоле последовали за ним.

На месте остался только Капризик.

- А я пойду через Ойкающий овраг! Там дорога короче. У пещеры встретимся.

Капризик бросил в подползающего храпуна световым грибом и нырнул в коридор, противоположный тому, по которому отправились остальные.

Храпуны замерли на развилке подземных ходов. Их белые зубастые головы вертелись из стороны в сторону, очевидно решая, за кем им теперь ползти. Извиваясь, два храпуна нечаянно завязались узлом и взволнованно запищали, прося о помощи. Остальные черви, не раздумывая, разорвали запутавшихся товарищей, сожрали их, облизнулись и расползлись кто куда. Все проблемы храпуны решали крайне просто. Долгие сомнения были им неведомы.

Копачи вели наших друзей по узкому боковому ходу к Шмелиному болоту. Самого болота еще не было видно, но в воздухе уже ощущалась сырость. Близость болота чувствовалась во всем - и в почавкивании грязи под ногами, и в ручейках и лужицах, которые то и дело приходилось перешагивать.

Но вот, наконец, и Шмелиное болото - красная, пузырящаяся слабо светящаяся жижа. Из болота то и дело взлетали вонючие фонтанчики, вырастая почти до каменного потолка, они распадались жирными брызгами.

Самтытакой попросил всех остановиться на краю болота.

- Будьте очень осторожны, - предупредил он. - Наступайте только на зеленые мшистые кочки! Они выдержат! Шагнете мимо кочки - болото затянет.

Через Мшистое болото наискосок тянулась цепочка зеленых кочек, которые подрагивали, исчезали и меняли свое расположение.

Неожиданно у самого берега жижа забурлила, и выглянула узкая синяя морда болотного чудища с острыми зубами и несколькими парами глаз, отдаленно смахивающего на крокодила. Чудище уставилось на Лависсу и щелкнуло зубами.

- Это Глазастик, - заулыбались копачи. - Мы с ним дружим. Он только кажется страшным. На самом деле он добрый. Он приплыл, чтобы помочь нам переправиться.

Самтытакой ступил на спину синего крокодила и, оттолкнувшись от нее, перепрыгнул на кочку.

- Идите за мной! - позвал он. - Скорее, пока кочки неподвижны! И будьте осторожны, не наступите на шмелиное гнездо.

- На какое шмелиное гнездо? - Андрей протянул руку и помог Лависсе перескочить с одной кочки на другую.

- Гнездо шмелей-мясоедов, - объяснил Тортик. Кочка у него под ногами стала погружаться в болото, но маленький копач легко оттолкнулся от нее копьем и перескочил на следующую.

- Я же говорил, будьте осторожны! Тут всякое может случиться! - Хочуспать перепрыгнул на кочку к Лависсе.

- А кто такие шмели-мясоеды? - Андрею было и страшно, и интересно.

- Лучше вам этого не знать, - Рыжий Нос попробовал копьем следующую кочку, прежде чем перескочить на нее.

- А как они выглядят? - настаивала Лависса. - Вдруг мы встретим этих шмелей и не узнаем?

- Если встретите шмелей-мясоедов, то вы их узнаете. Это я вам обещаю, Самтытакой попробовал копьем трясину. - Постарайтесь не наступить на их гнездо. Оно плавает где-то здесь в болоте. С виду это обычная кочка, не отличить.

Робот старался ни на шаг не отставать от ребят, чтобы успеть подстраховать их в случае опасности. Зеленые кочки прогибались под его тяжестью и начинали погружаться в болото. Просто чудо, что они выдерживали его вес.

В шлемокапюшоне Андрея тихо-тихо, как мышка, сидел крылатый ежик. Время от времени он выглядывал оттуда и встревоженно пыхтел. Зато колобку опасное приключение нравилось. Он прыгал на носу у Глазастика, стараясь вызвать его на игру: "Я от бабушки ушел..." Игра эта была очень простой. Как только неповоротливый Глазастик открывал пасть, чтобы сцапать колобка, тот моментально исчезал, и многоглазый крокодил оставался ни с чем.

Осторожно перескакивая с кочки на кочку, друзья почти переправились через Шмелиное болото.

- Ну вот! Нет здесь никаких шмелей! - радостно засмеялась Лависса и вырвалась вперед. Девочке оставалось перескочить через каких-нибудь две кочки, чтобы оказаться на безопасном берегу.

Но тут-то все и произошло. Очередная кочка, ничем не примечательная с виду, на которую прыгнула Лависса, была замаскированным шмелиным гнездом. Раздался зловещий гул, кочка начала подниматься из красной жижи.

- Королева наступила на шмелиное гнездо! - Самтытакой кинулся к Лависсе. Беги, Королева, беги!

Копачи поспешили на помощь к своей юной Королеве, но робот опередил их. Он подхватил растерявшуюся Лависсу и перепрыгнул с нею на берег.

Кочка со шмелиным гнездом медленно вырастала из недр болота. То, на что Лависса наступила, было только вершиной огромного шмелиного гнезда, основную часть которого скрывало болото. Гнездо поднялось над болотом на несколько метров и продолжало подниматься выше и выше. Грозный гул наростал.

- Бегите! Мы вас догоним! - Тортик и Рыжий Нос вскочили на спину к Глазастику и прирученный крокодил, ворочая тяжеленным туловищем, поспешно повез их к берегу.

Глазастик жил в Шмелином болоте не одну сотню лет и хорошо знал, как опасны встревоженные шмели. Если Глазастика до сих пор не разорвали, то благодаря его толстой бронированной шкуре. К тому же, в случае опасности он погружался на дно болота и пережидал там, пока все поутихнет. Впрочем, и сам Глазастик не был для шмелей лучшим соседом. Иногда он подкрадывался к шмелиному гнезду, прикидывался корягой и терпеливо ждал, пока какой-нибудь зазевавшийся трехкилограммовый шмеленок выглянет наружу. Тогда Глазастик напружинивался, взмахивал тяжеленным и сильным хвостом, разевал огромную пасть и прыгал на шмеленка, стараясь откусить ему голову с ядовитым жалом прежде, чем тот успеет укусить его в язык.

Тортик и Рыжий Нос соскочили на твердую землю одновременно с тем, как из огромного шмелиного гнезда показались первые шмелимясоеды. Глазастик поспешно взмахнул хвостом и погрузился на дно болота подальше от опасных тварей.

- Бежим, Королева! Или нас уже ничего не спасет! - Самтытакой схватил Лависсу за руку и потянул ее в подземный ход подальше от болота. Девочка была словно в столбняке. Она не могла оторвать взгляда от шмелиного гнезда, из которого один за другим появлялись все новые и новые шмели-мясоеды.

Самтытакой был прав. Их и в самом деле можно было сразу узнать. Шмели были крупные и хищные, не меньше взрослых овчарок. Спина с желтыми полосками, вибрирующие крылья, маленькие глазки с красными зрачками и жадно жующие челюсти. Шмели сразу увидели тех, кто потревожил их покой. Как группа низко летящих вертолетов, они устремились к друзьям.

- Удираем! - копачи подхватили Лависсу и потащили ее в коридор. За копачами мчался Андрей с ежиком в капюшоне, а замыкал стремительно несущуюся группу, прикрывая ее своей широкой спиной, робот-нянька.

- Скоро Сад кристаллов! Там они нас не достанут! - услышал Андрей ободряющую мысль Самтытакоя.

Но до Сада кристаллов нужно было еще добежать. Первый из шмелей-мясоедов настиг Баюна и попытался впиться ему своими острыми челюстями в спину. Но его жало скользнуло по покрытию робота, не причинив тому ни малейшего вреда. Пока разочарованный шмель готовился к новой атаке, робот развернулся и так треснул шмеля, что тот со всего маху впечатался в стену и шлепнулся на пол, вздрагивая крыльями. Но место оглушенного шмеля заняли другие. Еще мгновение, и весь коридор заполнился шмелями.

- Быстрее! Беги в Сад кристаллов! - копачи отпустили Лависсу и стали бросать в шмелей световыми и шумовыми грибами.

Огромные полосатые мухи продолжали атаковать. Они только немного приостановили натиск, ожидая, пока грибная атака поутихнет, чтобы начать свою кровавую охоту.

Андрею в плечо впилось что-то острое, проткнув скафандр. Это шмель, вонзив в него свое жало, старался приподнять мальчика, чтобы на лету разбить о скалу.

Хорошо еще, что Андрей оказался для него тяжеловатым. Пока шмель пытался его повалить, подоспел Баюн. Робот-нянька схватил шмеля и с размаху швырнул его на камни. Пока шмель приходил в себя, Баюн обхватил мальчика и прикрыл его собой. По спине Баюна чиркнули несколько хищных жал. Впрочем, у шмелей ничего не получилось. Робот-нянька был сделан из сверхпрочного сплава.

Но хотя убить робота шмели не могли, они своей копошащейся массой опрокинули его на камни. Баюн упал, прикрывая Андрея, стараясь не дать шмелям-мясоедам его ужалить.

Но шмели с грозным жужжанием один за другим налетали на Баюна, стремясь перевернуть робота и вытащить из-под него мальчишку.

Ежик в шлемокапюшоне у мальчика, придавленный Баюном, возмущенно пискнул и зашевелился. Ему не нравилась вся эта толкотня, смысла которой он совершенно не понимал.

- Ну и мерзкие шмели! Устроили охоту на людей! Вот если бы и на них кто-нибудь поохотился! - пробормотал Андрей. Он чувствовал, как вздрагивает от мощных толчков и укусов прикрывающая его спина Баюна.

Ежик в капюшоне у Андрея запыхтел. Почти одновременно с этим где-то в глубине коридора, где были теперь Лависса и защищавшие ее копачи, раздался громкий визг. Каменный коридор завибрировал от гулких шлепков.

Шмели оставили робота и с низким жужжанием понеслись навстречу новому противнику. По подземному ходу к ним прыгала массивная бесформенная жаба размером с теленка. Выпученные глаза жабы неотрывно и гипнотизирующе изучали приближающихся шмелей. Едва первый шмель-мясоед бросился в атаку, как изо рта жабы со скоростью гарпунной стрелы вылетел узкий липкий язык. Язык опутал шмеля, послышалось противное потрескивание, будто бы раскусили пустой орех. Жаба выплюнула шмелиные крылышки. Рот чудовища тут же приоткрылся, и второй зазевавшийся шмель был опутан и сожран вслед за первым.

Шмели отважно набрасывались на жабу, но их жала не причиняли ей ощутимого вреда. Как семечки, жаба щелкала шмелей и выплевывала крылышки.

С тревожным жужжанием шмели сбились в стаю и полетели к болоту. Жаба огромными прыжками помчалась за ними. Время от времени ее язык выстреливал и прихватывал отстающего шмеля.

Андрей и Баюн едва успели отскочить и прижаться к стене, иначе жаба просто бы сшибла их с ног и раздавила, сама того не заметив.

Шмели долетели до болота и поспешно забились в гнездо. Гнездо под их тяжестью стало медленно погружаться в жижу. Жаба прыгнула в болото и, взбудоражив поверхность и подняв со дна пузырьки газа, исчезла.

К роботу-няньке и Андрею подбежали копачи:

- Как вы? Целы?

- Целы-целы, - Баюн осмотрел Андрея и не нашел на нем ни царапины. - Хотя, кажется, о мою спину сломал жало не один шмель.

- Если бы не чудовище, которое их прогнало, шмели бы нас разорвали! Откуда оно взялось? - Тортик посмотрел на болото, со дна которого все еще поднимались пузырьки газа.

- Это вы должны знать, откуда оно взялось. Это же у вас в пещерах оно живет, - Баюн с интересом разглядывал огромные следы жабы на мягком грунте.

- Мы никогда раньше такого не видели! - всплеснули многочисленными ручками копачи. - У нас в подземельях такого отродясь не было! Огромное, зеленое, страшное!

- Значит, у вас такого не было?

- Не было, не было! - повторяли изумленные человечки. - Это какое-то новое чудище!

- Вот как? Говорите: новое! - Баюн не сводил глаз с мальчика. Тому стало как-то неловко под пристальным взглядом робота.

- Ну, чего ты на меня уставился?

- А то, что держи язык за зубами! - сказал Баюн. - Не сболтни чего-нибудь лишнего!

- Причем здесь я? - удивился Андрей.

- Жаба появилась именно, когда ты пожелал, чтобы кто-нибудь поохотился на шмелей.

Крылатый ежик перебрался к мальчику на плечо и довольно заворочался.

- Шмель-мясоед летит! Осторожно, Королева! - Самтытакой схватил копье и выставил его острием вперед.

Со стороны болота, зловеще жужжа, приближался шмель-мясоед. Был он, правда, несколько меньше своих собратьев и какой-то желтоватый. Шмель подлетел совсем близко и завис в воздухе, не взмахивая крыльями.

- Я от бабушки-ушел, я от дедушки ушел... Ж-ж! - шмель шлепнулся на землю и превратился в веселого, хитро щурящегося колобка.

- Ох, колобок! - Андрей облегченно вздохнул. - А мы испугались!

- Нужно спешить в Сад кристаллов. Проверить, все ли там в порядке, напомнили копачи. Подсвечивая мерцающими зелеными фонариками, Самтытакой, Хочуспать, Тортик и Рыжий Нос направились по подземному ходу. Друзья последовали за ними.

Но не успели они пройти и десятка шагов, как откуда-то из глубины коридоров послышался тревожный вопль, во сто крат усиленный эхом.

- Ой-ой-ой-ой!!!

Стены подземных коридоров вздрогнули. Посыпалась земля, грозя обвалом. Ойканье давно стихло, а стены все еще вздрагивали.

- Что это было? - прошептала Лависса.

- Ойкающий овраг! - ответил Тортик. - Кто-то пытается перейти его по Качающемуся мостику.

Глава двадцатая.

ОЙКАЮЩИЙ ОВРАГ

Пока друзья воевали со шмелями-мясоедами, Грохотун, Крокс и попугай прыгали вокруг гриба-великана. Грохотун и Крокс размахивали руками, колотили себя кулаками в грудь, кричали "ого-го!" и вообще веселились как могли.

Порой гриб-великан вздрагивал, и пещера окутывалась опьяняющим облаком. Единственным, на кого одуряющее дыхание гриба действовало меньше, чем на остальных, был попугай. Трудно объяснить, почему это происходило. Возможно, в его модели использовалось меньше материалов, имитирующих органическую стуктуру.

- Пора отсюда выбираться! А то можно затанцеваться до самоуничтожения! решил попугай, наблюдая как Крокс и Грохотун уже который час подряд безостановочно прыгают вокруг гриба в диком пиратском танце. Их броня раскалилась, самоподзаряжающиеся энергетические батареи едва справлялись с огромной нагрузкой, и из слуховых динамиков вился легкий дымок.

Еще немного и Крокс с Грохотуном вышли бы из строя. Попугай уселся на плечо капитану и закричал ему в ухо:

- Уходим! Уходим отсюда! Или мы погибнем! - но Крокс не слышал или не хотел прислушиваться к советам птицы.

- Отстань! Не бубни! - капитан стряхнул попугая с плеча, едва не сломав ему крылья, и продолжил свои безумные прыжки и выкрутасы. Дымок из искусственного уха усилился. Охладители работали в экстренном режиме, и вот-вот должны были взорваться.

Тут попугай решился на последнее средство, если и оно не сработает, тогда конец. Крокса уже не спасти. Он взлетел на гриб и закричал что было силы голосом корабельного робота:

- Опасность разгерметизации! Опасность разгерметизации! Всем срочно покинуть отсек! До разгерметизации пять секунд! Четыре секунды... Три...

Крокс и Грохотун замерли, а потом, отталкивая друг друга, помчались к ступеням.

- До разгерметизации две секунды! - кричал им вслед довольный попугай. Он знал, что в программу любого андроида или киборга введен блок самосохранения, куда одной из первых включена команда покинуть отсек при угрозе разгерметизации. В космосе нет ничего опаснее разгерметизации. Больше половины звездолетов погибают именно по этой причине.

У Крокса и Грохотуна была великолепно отработанная реакция. Они неслись по лестнице, перескакивая через три ступени. За ними летел попугай и, подстегивая их, повторял:

- До разгерметизации две секунды... Одна секунда!

Взбежав на самый верх лестницы, Крокс и Грохотун ворвались в пролом за мгновение до предполагаемой разгерметизации. Тут они бросились на пол и закрыли головы руками в ожидании сильного взрыва, обычно происходившего сразу после того, как в обшивке корабля появлялась хоть малейшая трещина.

Время шло, а взрыва не было. Постепенно, вдали от опьяняющего гриба, Крокс и Грохотун стали приходить в себя.

- А как же разгерметизация? - очнувшийся Грохотун приподнял голову и тоскливо покосился на дверь воображаемого люка, за который он принял пролом в стене.

- Фиг тебе! Разгерметизации не будет! - сказал попугай. - Шутка!

- Шутка!!! Ах ты! - Грохотун хотел схватить попугая. Ловкая птица увернулась, робот врезался в стену и растянулся на полу.

- Отдохни, пьяненький ты мой! - пожалел Грохотуна попугай, усаживаясь на спину к оглушенному роботу.

Следом за Грохотуном пришел в себя капитан Крокс. Первым делом он раздвинул грудные пластины своего бронированного панциря, проверяя на месте ли рубиноглаз.

- Где он? - взревел Крокс. - Где мой камень? Его похитили!

- Вот он, капитан. Не волнуйтесь! - попугай перелетел на плечо к Кроксу, разжал клюв и уронил рубиноглаз прямо ему на ладонь.

- Как он у тебя оказался? Отвечай! Он же был у меня, - Крокс подозрительно разглядывал рубиноглаз, проверяя настоящий ли он.

- Вы выбросили его, капитан. Там, в пещере. Сказали, он вам больше не нужен и вообще не в деньгах счастье, - объяснил попугай.

Крокс хмуро потер лоб.

- Ты уверен, что я мог такое сказать? Что рубиноглаз мне не нужен? усомнился он.

- Вы не только сказали, капитан. Вы даже швырнули камень на песок и хотели на него наступить. Я едва его спас, - сочувственно сообщил попугай.

Крокс посадил попугая к себе на человеческое запястье и погладил его по хохолку.

- Что это на меня нашло? - пробормотал он. - Бросаться рубиноглазом стоимостью в планетную систему! Этот гриб лишил меня рассудка.

Крокс поднялся и, увидев растянувшегося у стены Грохотуна, пнул его ногой:

- А этот почему здесь разлегся?

- Он неосторожно врезался в стену, - объяснил попугай. - Что с него взять? Устаревшая конструкция.

- Что! Это я устаревшая конструкция! - взбешенный Грохотун вскочил. Неправда! Не верьте ему, капитан! Я могу инструкцию показать!

Грохотун вытащил потрепанную инструкцию и стал торопливо ее листать.

- Я тебе покажу, какая я конструкция. Где-то тут должно быть... Сейчас я тебе покажу, кто из нас устаревший. Сейчас ты убедишься...

Но нужное место в книжечке никак не отыскивалось, и Грохотун стал пыхтеть от возмущения. Из его слуховых динамиков повалил пар.

- Где же это? - повторял он. - Это же где-то тут было, я помню...

Крокс выхватил у Грохотуна книжечку и швырнул ее на пол.

- За мной, тупицы! - взревел он. - Мы и так целую ночь потеряли в этой дурацкой пещере! Где теперь искать девчонку, рубиноглазы и ежа? Ладно, пойдем на удачу! Вперед!

И Крокс широкими шагами тронулся по главному коридору. Грохотун подобрал инструкцию, отряхнул ее, заботливо разгладил и заспешил за капитаном.

- Сами вы устаревшие модели! - бубнил он себе под нос. - Я вас всех еще на свалку отправлю!

Вдруг капитан Крокс замедлил шаг и, помрачнев, покосился на попугая:

- Слушай, птица, только отвечай правду! Я тебе больше ни о чем не говорил? Там в пещере, когда был под воздействием это гриба?

- Что вы имеете в виду, капитан? - искренне удивился попугай. - Что вы могли мне сказать?

- Ты уверен, я ничего тебе не сказал? Про девчонку, про ежа?

- Вы ничего не говорили, только прыгали вокруг гриба и орали, как начинающий пиратик... - и попугай убедительно нахохлился.

- Ну смотри у меня! - капитан Крокс просверлил попугая долгим подозрительным взглядом, и с явным облегчением продолжил путь.

Попугай осторожно приоткрыл один глаз и посмотрел на капитана. Он разинул было клюв, чтобы что-то сказать, но передумал и почесал лапкой у себя под крылом.

Неожиданно подземные пещеры дрогнули и по ним пронеслось гулкое усиленное эхом: "Ой-ой-ой!" С потолка посыпались мелкие камешки.

- Они где-то поблизости! - гаркнул Грохотун. - Слышите, капитан!

И пираты помчались по подземным переходам в сторону Ойкающего оврага. А ойканье все не ослабевало. Причем ощущение было такое, что оно принадлежит не человескому существу. В нем слышалось чтото потустороннее. Казалось, ойкали и стонали сами лабиринты и пещеры.

Пока Грохотун и Крокс, спотыкаясь и ругаясь, несутся по темным подземным ходам в сторону Ойкающего оврага, расскажем немного об этом овраге, а заодно и о том, что произошло с Капризиком.

Ойкающий овраг был одним из самых таинственных и неизведанных мест подземелья. Даже копачи, хотя они и жили в пещерах долгие тысячелетия, ничего толком не знали об Ойкающем овраге.

Ойкающим оврагом называлась узкая зигзагообразная расщелина в скале, через которую был протянут покосившийся веревочный мостик. Мостик назывался Качающимся мостом. Наверно потому что он ни секунды не мог провисеть спокойно, а все время раскачивался и поскрипывал, точно в его шатких веревочных опорах жили какие-то беспокойные духи.

Другая необъяснимая особенность Ойкающего оврага заключалась в том, что расщелина, через которую был натянут мостик, не имела дна. Сколько не вглядывайся и не бросай вниз светящиеся грибы, дна все равно не разглядишь. Огонек гнилушки или вспышка гриба исчезнут внизу на неизведанной глубине, станут невидимой точкой, а до дна не долетят.

Иногда по ночам из расщелины доносились тревожные звуки, напоминающие грустные одинокие вздохи.

Может быть поэтому копачи избегали пользоваться Качающимся мостиком и без крайней необходимости никогда не проходили через Ойкающий овраг. Нередки были случаи, когда одинокие путники вообще исчезали в этих краях и последнее, что о них было известно, они собирались перейти через Ойкающий овраг.

Непонятно, почему Капризик решил воспользоваться именно этой дорогой к Саду кристаллов. Возможно, он сделал это из упрямства, а возможно, что более вероятно, путь через Шмелиное болото показался ему куда более опасным.

Капризик подошел к Ойкающему оврагу, подсвечивая себе гнилушкой. Хотя ветра, сквозняка или какого-либо дуновения не было, мост поскрипывал и тихонько раскачивался. Откуда-то снизу, из немыслимой глубины доносились непонятные шорохи.

Капризик пугливо оглянулся. Никого. Тогда насвистывая и делая вид, что он совсем не боится, Капризик ступил на Качающийся мостик, крепко держась за веревочные перила всеми четырьмя ручками.

Едва Капризик сделал шаг, как откуда-то из глубин послышалось длинное, тягостное ойканье, похожее на стон подземного ветра.

Капризик сделал еще один шаг. Ойканье усилилось. Тогда зажав ушки верхней парой ручек, Капризик торопливо побежал по мостику, а за ним следом торопилось Ойкающее эхо. Пещеры вздрагивали. Гдето в бездонной трещине произошел обвал, и камни, глухо стуча, покатились в бездну.

Еще один скачок и Качающийся мостик позади. Ойканье стихло. Капризик облегченно вздохнул и побежал к Саду кристаллов.

"Вот будет здорово, если я попаду туда первым, - думал он. - Они придут, а я им скажу: "Привет! Где вы пропадали? Я уже целый час вас жду." Только бы с ними ничего не случилось на болоте."

Как только маленький носатенький человечек с зеленым фонариком исчез в одном из коридоров на той стороне Ойкающего оврага, к Качающемуся мостику подбежали капитан Крокс и Грохотун.

- Это где-то здесь, капитан! - орал Грохотун. - Эхо звучало отсюда!

Капитан Крокс и Грохотун огляделись, но никого не увидели. Робот подошел к краю Ойкающего оврага и заглянул вниз:

- Здесь пропасть! Осторожнее, капитан, похоже, она глубокая.

- Попал пальцем в небо! Глубокая! Она бездонная! - Крокс пустил в овраг световую ракету. Ракета померкла на немыслимой глубине, но дна не достала.

Капитан задумался.

- Неплохая стартовая шахта для "Странника", - заметил он. - Если слегка расширить эту расщелину, пробить боеголовкой скалу на поверхность, то можно спрятать "Странник" так, что ни один космический патруль не найдет и за тысячу лет.

Крокс прошелся вдоль пропасти и хмыкнул. Взгляд капитана упал на мостик. Мостик, по своему обыкновению, слегка раскачивался и поскрипывал.

- Так вот куда они делись! - пробасил Грохотун. - Перебежали на ту сторону! Смотрите, капитан, мост еще раскачивается!

- Сам вижу! - сказал Крокс.

- Капитан, у меня идея! - Грохотун подбежал к Качающемуся мостику и вытащил большой острый тесак - надежное снаряжение космического десанта. - А что если нам обрубить мостик? Они никуда не денутся, будут в ловушке!

- Кретин! - Крокс подскочил к Грохотуну и выбил у него тесак. - Это мы будем в ловушке, а не они! А если сокровищница на той стороне? Ты подумал, как мы туда переберемся?

Грохотун поскреб затылок, раздался звук, как будто напильником водят по железу.

- Переходим по одному! Осторожно! - Крокс потрогал крепление моста, проверяя, насколько оно надежно и поставил на мостик ногу.

- Капитан, а вы не боитесь, что мост рухнет? - поинтересовался робот-убийца. Крокс обернулся к нему, и человеческая половина его рта скривилась в улыбке.

- Боюсь? Какой смысл бояться? В любом случае мы все умрем, и скорее рано, чем поздно, - философски сказал он. - Но прежде чем это произойдет, мне хотелось бы успеть сделать кое-что важное, для чего я предназначен.

Грохотун уважительно, но явно ничего не понимая, покачал головой.

- А для чего вы предназначены, капитан? - спросил он.

- Хотел бы я это знать, - Крокс шагнул на Качающийся мостик. Из пропасти послышалось подвыванье. Крокс замер, прислушиваясь. Шум стих. Еще один осторожный шаг, и в глубине расщелины опять что-то мучительно застонало.

- Ой-ой-ой! Ой-ой-ой! Тьфу! Чушь какая-то! - передразнил попугай. - Как в сказках для младенцев! У зайки отняли морковку или какая-нибудь козявочка прищемила себе пальчик на восьмой ножке справа!

- У козявочки нет пальчиков! Я точно знаю! - заявил Грохотун.

- Откуда ты знаешь? - съязвил попугай. - Может, это какаянибудь устаревшая модель козявочки, вроде тебя?

- А я говорю, у козявки нет пальчиков! - рассвирепел Грохотун. - В меня заложена программа боевой анатомии, кого куда бить и куда стрелять, чтобы он скопытился! Если б у козявки были пальчики, я бы об этом знал.

- Заткнитесь! - заорал на своих спутников Крокс. - И без вас тошно!

Ойканье все усиливалось. Оно было таким глухим и протяжным, в нем было столько боли, что только тупые механические уши роботов могли слушать его безучасно.

Капитан Крокс был уже на середине Качающегося мостика. До противоположного конца оставалось совсем немного. Но неожиданно старые веревочные крепления не выдержали веса капитана-киборга. Послышался негромкий треск. Одна из веревок, удерживающих мост, стала растягиваться и лопаться.

- Капитан! Мост сейчас рухнет! - закричал попугай.

И мост рухнул. Истончившийся от времени канат лопнул. С сухим стуком посыпались вниз деревяшки. Капитан Крокс взмахнул руками, попробовал ухватиться за оторванные перила и исчез. Ухнул куда-то вниз вместе с обломками моста. Пропасть и темнота поглотили его.

- Что с вами, капитан? Вы целы? - испуганно закричал попугай. Он слетел с плеча Крокса, когда тот начал падать и теперь бестолково кружил над пропастью.

- Капитанишка тю-тю, - сочувственно сказал Грохотун, наклоняясь над Ойкающим оврагом. - Интересно, долетит он до дна или как?

Качающийся мостик исчез. Только с того конца пропасти, туго прикрученный к скале надежным узлом, свисал оборванный конец веревки.

- Смотри-ка, - продолжал Грохотун. - И крик стих. То эта пропасть выла как полоумная, а теперь тишина. Кажется, эта яма получила, что хотела.

- Надо спасать капитана! Разве ты не понимаешь, тупая башка! - заорал на Грохотуна попугай.

- Что ж ты его не спасал? - хмыкнул Грохотун. - А мне что теперь делать прикажешь? В пропасть за ним прыгать? Он уже, небось, на километр вниз улетел. Мне его не догнать.

Попугай уже отчаялся увидеть Крокса живым, как вдруг откудато снизу из расщелины послышался неясный шум.

- Что это? Слышишь?

- Небось опять яма выть начала! - пробасил Грохотун.

- Заткнись, идиот! - из темноты провала послышался хорошо знакомый голос.

Веревка, оставшаяся от Качающегося мостика, напряглась и задрожала. Цепляясь за нее, на противоположную сторону вылез капитан Крокс. Когда мостик оборвался и стал падать, он успел каким-то чудом ухватиться за уцелевшую веревку и все то время, пока попугай и Грохотун считали его погибшим, упорно карабкался наверх.

- Похоронить меня вздумали! Чего бы я стоил, если бы меня можно было убить так просто, - Крокс с напряжением подтянулся и уселся на противоположной стороне расщелины.

- Вы живы, капитан! - воскликнул пораженный Грохотун.

- Конечно, жив, идиот! А ты только что догадался? - проворчал Крокс. Он поднялся, стряхнул песок с брони и посмотрел в пропасть, навеки поглотившую рухнувший мост.

- Я знал! Я надеялся! А то я уже подумал, что мне придется заботиться о себе самому! - попугай перелетел расщелину и уселся Кроксу на плечо.

- Нам пора! - Крокс ногой столкнул в пропасть камень, повернулся и направился в один из боковых ходов. В тот самый, куда скрылся Капризик.

- А как же я, капитан? Что я буду делать? - заметался на противоположной стороне Грохотун.

- А ты сиди и жди нас там! - скомандовал Крокс. - Если мы не вернемся за двадцать часов и от нас не будет никаких вестей, поднимайся на поверхность и взорви "Странник" вместе с этой дурацкой планетой. Понял?

- Да, капитан! - отчеканил Грохотун. - Если через двадцать часов от вас не будет известий, я взорву "Странник" и уничтожу эту планету!

Глава двадцать первая.

ОПАСНЫЙ ПУТЬ НА ПОВЕРХНОСТЬ ПЛАНЕТЫ

Когда капитан Крокс и попугай скрылись в извилистых ходах на противоположной стороне, Грохотун уселся на краю Ойкающего оврага, свесив ноги в бездонную пропасть.

- Если через двадцать часов от капитана не поступит дополнительных приказов, я поднимусь на поверхность и взорву "Странник" вместе с планетой, на всякий случай повторил Грохотун.

Жестокий приказ капитана Крокса ничуть не удивил Грохотуна. Робот был не из тех, кто обсуждает приказы. Приказ есть приказ, считал Грохотун, и его надо выполнять каким бы бессмысленным он не был.

Так должен поступать всякий идеальный солдат, а Грохотун как раз и был идеальным солдатом - лучшей из когда-либо изобретенных машин для уничтожения.

На "Страннике" давно был установлен механизм самоуничтожения. В случае захвата "Странника" звездным патрулем Крокс не собирался сдаваться живым. Он предпочитал уйти, громко хлопнув дверью, исчезнуть в яркой вспышке, равной взрыву малого солнца.

Об этом механизме самоуничтожения, кроме Крокса и Грохотуна, никто не знал. Именно поэтому даже в то время, когда "Странник" был грузовым судном и перевозил нямнямчики с одной планеты на другую, это ужасное устройство не было размонтировано.

А меж тем стоило ввести несложную семизначную цифровую комбинацию на дисплей главного корабельного компьютера и нажать клавишу "Enter", подтверждая приказ, как "Звездный странник" взлетел бы на воздух.

Сила взрыва была бы огромна - ничуть не меньше вспышки от взрыва малого солнца. Неизвестная планета навсегда исчезла бы со звездных карт. Жизнь, на создание которой ушло много миллионов лет, могла быть уничтожена всего за несколько секунд.

Грохотун равнодушно взглянул на часы. Время еще есть. Робот вытащил свою любимую затрепанную инструкцию и с довольным урчанием стал ее перелистывать.

Капризик, как не спешил, попал в Сад кристаллов всего минутой раньше остальных. Услышав их шаги и увидев в конце коридора мерцание зеленых гнилушек, Капризик уселся на камень, закинул ногу за ногу и стал ждать.

- Ну наконец-то и вы! - приветствовал он их, когда они подошли. - Что-то припозднились! Я давно вас жду!

- Не рассказывай сказок! - улыбнулся Самтытакой. - Ты еще не отдышался! Небось, всю дорогу летел сломя голову.

- А вот и нет! - обиженно заспорил Капризик. - И совсем я не бежал, может, только самую чуточку.

- А что это так ужасно ойкало? - спросила у него Лависса. - Мы волновались, как бы с тобой чего не случилось.

- Когда я переходил Качающийся мостик, в пропасти что-то гудело и стонало, - Капризик махнул верхней правой ручкой, будто для него не было ничего привычнее, чем переходить по мостику Ойкающий овраг.

Самтытакой внимательно посмотрел на Капризика:

- Послушай! Вспомни, пожалуйста, сколько раз ты переходил мостик: один или два?

- Конечно, один! - удивился Капризик. - Зачем же мне бегать по нему взад-назад?

Самтытакой зацокал языком и задумался.

- Что случилось? - забеспокоился Капризик. - Почему ты спрашиваешь?

- Качающийся мостик стонал дважды, - старый копач печально покачал головой. - Не к добру это.

- Добро пожаловать в Сад, Королева! И вы, чужеземцы! Вы друзья Королевы, и мерцающие кристаллы будут рады встрече с вами! - Тортик подошел к Саду кристаллов и повернул небольшой камешек.

Скала раздвинулась, и в открывшийся просвет Андрей с Баюном увидели переливающееся море цветных огоньков. Волшебные кристаллы то вспыхивали, то затухали, то слабо пульсировали красными огоньками, отбрасывая на стены пещеры лучики света и разноцветные тени.

- Вот это да! Ничего не видел красивее! - поразился Андрей. Он даже не подозревал, что где-то существует такое волшебство.

Но, казалось, копачи даже не слышали его восторженных мыслей. Они озабоченно переглядывались и жестикулировали.

- Что случилось? - спросил Баюн. - Что-то не так?

- Кристаллы... Они волнуются! Мы никогда их такими не видели! беспокоились копачи.

- Откуда вы знаете, что они волнуются? - Лависса наклонилась и осторожно погладила маленький красный кристаллик.

- Посмотри, как они мерцают! Разве ты не видишь! Раньше в их мерцании было больше зеленого, а теперь красного! Кристаллы всегда пульсируют красным, когда им страшно или больно.

- Но разве кристаллам может быть больно? - не поверил Андрей. - Они обыкновенные камни, хотя и очень красивые!

- Ты не понимаешь! - копачи испуганно замахали многочисленными ручками, как будто Андрей сказал непростительную глупость. - Это же не просто кристаллы! Когда кто-нибудь из копачей умирает, в Саду появляется новый кристалл.

- Неужели... Вы хотите сказать, что эти кристаллы... - Андрей не верил тому, что слышал, так это было невероятно.

- Мы думаем, эти кристаллы - души нашего исчезающего народа, - серьезно сказал Самтытакой. - Говорят, когда-то в подземных пещерах жили тысячи и тысячи копачей, и Сада кристаллов не было. Тогда это была просто пещера. Как-то в Шмелином болоте утонул старый копач и в тот же день в пещере зажегся кристалл, первый кристалл... Прошли сотни лет, наш народ сокращался, а кристаллов в Саду становилось больше и больше. Мы последние хранители Сада кристаллов. Наступит день, когда и мы станем кристаллами.

Друзья стояли в переливающемся разноцветными огоньками Саду, при свете тысяч и тысяч прекрасных камней, с которыми могли сравниться по красоте только звезды Вселенной.

Самтытакой давно ничего не говорил, но Лависсе показалось, в сумраке пещеры копачи не отрывают от нее настойчивых и словно бы молящих взоров. Будто бы она, Лависса, могла как-то помочь им, спасти их маленький исчезающий народец. Но как это сделать, девочка не знала.

- Помните, Королева, я хотел отдать вам померкший кристалл? Тогда, в пещере, когда я должен был умереть, но не умер? - Рыжий нос подошел к Лависсе совсем близко. Глаза у него были большими и очень-очень грустными. - Потом я уронил его, и он пропал?

- Помню, - кивнула Лависса. - Но я не знаю, где этот камешек. Наверное, он потерялся. Было очень темно, а я не видела, куда он упал.

- Это был ваш кристалл, Королева, - Рыжий Нос взял Лависсу за руку. Кристалл вашей жизни! Ваша отгаданная загадка!

- Моя загадка? - не поняла Лависса. - Какая еще загадка?

- Загадка пробуждения. Тайна спасения нашего народа! В вашей власти открыть нам тайну и спасти нас, Королева! Сделайте это, прошу вас! - и Рыжий Нос бросился на колени. Остальные копачи последовали его примеру.

От неожиданности Лависса отшатнулась. Она не понимала, что копачи от нее хотят. Баюн обнял девочку за плечи.

- Почему вы думаете, что Лависса знает какую-то тайну? - спросил робот. Она вообще не ваша Королева, вы ошиблись. Я понимаю, она похожа на ту девочку на камне, но бывают и совпадения!

Но копачи не поднимались с колен. Самтытакой мягко улыбнулся и еще ниже склонил свою старую голову:

- Совпадений не бывает. Бывают непонятые чудеса. Чудеса, в которые не осмелились, не смогли поверить.

- Не вижу здесь никакого чуда! Объясните хотя бы, с чего вы взяли, что Лависса может вам помочь? - робот-нянька защищал девочку как наседка своего цыпленка. Ему казалось, копачи просят у нее невозможного. Требуют, чтобы она открыла им какую-то тайну! А что за тайна и как она могла ее узнать непонятно.

Рыжий Нос подошел к Лависсе:

- Я объясню, Королева, в чем дело. Помните кристалл, о котором я говорил? Он зажегся в Саду в тот день и час, когда под обвалом погибла Милена. Семьсот лет наш народ берег его, и он был одним из самых красивых наших кристаллов. Но девять лет назад кристалл погас. Он перестал мерцать, перестал жить и стал просто мертвым драгоценным камнем, каких сотни во Вселенной. И именно девять лет назад по земному летоисчислению родилась ты, о Королева! Теперь понимаешь?

- Не знаю как она, но я ничего не понимаю, - пожал плечами Андрей, поглаживая притихшего у него на ладони колобка. Колобок пытался передразнивать мерцающие кристаллы, но у него почему-то ничего не получалось.

- Это же так просто! - Самтытакой с сожалением посмотрел на мальчика. Кристалл принял у Милены жизнь и бережно хранил ее семьсот лет. А девять лет назад, по вашим меркам времени, передал ее тебе, Королева! Ты и есть наша Королева, только... только, думаю, ты не помнишь этого. Ты такая же, как и была, но с потухшей памятью о прошлом. Твоя прошлая память осталась в камне.

- До этого случая, о Королева, - продолжил Рыжий Нос. - У нас в Саду не потухало ни одного кристалла. Этот был первый. Если бы мы только могли узнать секрет. Секрет передачи кристаллами спящей в них жизни. Тогда весь наш народ был бы спасен!

Андрей ровным счетом ничего не понимал и не пытался понять. Только перебрасывал с ладони на ладонь хихикающего колобка, а на плече у мальчика жизнерадостно пыхтел ежик.

А между тем именно сейчас решалась судьба планеты, судьба маленького народца, превратившегося в кристаллы, и их собственная судьба.

Часы Грохотуна неумолимо отсчитывали время. Робот-убийца сидел на краю Ойкающего оврага, читал инструкцию, скучая, сбрасывал вниз камешки, прислушиваясь к неясным стонам на невидимом дне. Иногда он поглядывал на часы.

Даже не верилось, что этому хрупкому подземному миру Неизвестной планеты угрожает огромная опасность. Всего через восемнадцать часов, если Грохотун не получит отменяющий приказ, Неизвестная планета исчезнет со звездных карт.

Капитан Крокс, петляя по подземным переходам, совершенно заблудился. Очевидно, сразу после Ойкающего оврага он свернул не в тот коридор. Подземные ходы попадались совершенно заброшенные, полузасыпанные песком и камнями, заросшие густым мхом-мутантом. Похоже было, ими давно никто не пользовался.

- Ну вот, - сказал попугай, когда они сообразили, что заблудились. Допрыгались. Терпеть не могу эти лабиринты. Надеюсь, хоть с Грохотуном-то у нас связь есть?

- Чего ты беспокоишься? - спросил Крокс. - По Грохотуну соскучился?

- От этой наковальни всего можно ожидать, - серьезно заявил попугай. Вдруг он не станет ждать двадцать часов, а взорвет "Странник" прямо сейчас? И зачем вы, капитан, отдали ему такой приказ?

Крокс задумался.

- Может, ты и прав. Попробуем связаться с Грохотуном.

Капитан выдвинул из своего механического корпуса антенну передатчика и настроил на нужную волну.

- Грохотун, Грохотун, - повторял он. - Слышишь меня? Ты слышишь меня?

Но передатчике лишь шипел. Никакого ответа.

- Ничего не понимаю, - поразился Крокс, поправляя антену. - Первый случай за пятьсот лет, когда передатчик меня подводит. Почему Грохотун не отвечает? Что могло случиться?

- Случиться могло все что угодно, - сказал попугай. - Может, оранжевые камни отражают сигнал. А, может, у Грохотуна сломался передатчик. В последнее время он слишком часто врезался головой во что попало.

- Час от часу не легче, - усмехнулся Крокс. - Мой попугай меня же и учит. Ну, и что ты предлагаешь делать?

- А вы что предлагаете, капитан? - спросил попугай, опомнившись. Он знал, ничем нельзя так разозлить Крокса, как начав давать ему советы.

- Умная птица! - Крокс потрепал попугая по хохолку. - Я предлагаю продолжить наши блуждания. Если за семнадцать часов, что у нас остались, мы не найдем ни рубиноглазов, ни ежа, ни Грохотуна, то точка будет поставлена сама собой. А теперь в дорогу!

- В дорогу, капитан! Вперед! - заорал попугай и поудобнее устроился на плече Крокса.

Они долго блуждали по лабиринту. И когда надежды выйти из него ни у Крокса, ни у попугая почти не оставалось, впереди блеснул неясный свет.

- Ура, капитан! Мы выбрались! - хотел заорать попугай, но Крокс предусмотрительно сжал ему клюв.

- Тише, дурак! - прошептал он. - Не спеши! Вначале выясним, что к чему.

Крокс раздвинул пластинки брони на груди и вытащил маленький, но мощный двадцатизарядный бластер. Прижимаясь к стене, как можно бесшумнее капитан стал подкрадываться к месту, откуда просачивался свет.

Вскоре Крокс различал доносившиеся из пещеры голоса: низкий и рокочущий робота-няньки и звонкие Андрея и Лависсы. Крокс довольно усмехнулся: попались! Однако вместо того, чтобы ворваться в пещеру и без разбору стрелять из бластера, как это наверняка бы сделал Грохотун, капитан Крокс зачем-то спрятался за большим камнем у входа. С этого места, никем не замеченный, он мог легко наблюдать за всем, что происходит в пещере.

- Почему ты не нападаешь? Смотри все здесь! И девчонка, и еж, и робот-нянька, и эти многорукие человечки! А рубиноглазов сколько! Хватит, чтобы забить ими весь грузовой отсек! Более удачного случая и не представится, - прошептал попугай на ухо капитану. Попугаю кое-как удалось стащить лапкой резинку с клюва, которую предусмотрительно надел ему Крокс.

- Идиот! Тише говори, а то услышат! Сам знаешь, какое здесь эхо! - зашипел капитан Крокс. - Видишь ежа на плече у мальчишки? Сидит колючка и розовые крылышки растопырил!

- Вам нужен еж, капитан? Так хватайте его! - попугай был поражен поведением Крокса. Проведя с ним не одну сотню лет, он привык к тому, что капитан действует более решительно. А теперь, когда до победы один шаг, а до взрыва планеты пятнадцать часов, Крокс спрятался за камнем и почему-то медлит. Что случилось?

- В чем дело, капитан? В атаку! Мы почти у цели!

- В атаку, в атаку! - передразнил Крокс. - Если бы все было так просто. Знай, у мальчишки на плече не простой еж. Он исполняет все высказанные вслух желания! Я вбегу в пещеру, брошусь к ним, а мальчишка успеет закричать: "А, капитан Крокс! Чтоб он сквозь землю провалился!" Знаешь, что тогда будет?

Тут только попугай вспомнил, что рассказывал ему Крокс про розового ежика. Пока он будет сидеть на плече у мальчишки, все желания этого сопляка будут сбываться. Хорошо еще, мальчишка, вероятнее всего, об этом не знает. Но Крокс прав. Если мальчишка сболтнет что-нибудь лишнее, например, скажет: "Чтоб вы провалились!.."

- Далековато проваливаться будет... - добавил Крокс. - Слушай, попугай! Без твоей помощи тут не обойтись.

И капитан Крокс с попугаем стали тихо совещаться, решая, как им поступить.

А в Саду кристаллов копачи не отрывали умоляющих взглядов от Лависсы:

- Помоги нам, Королева! Ты можешь сделать, чтобы в кристаллах пробудилась дремлющая жизнь и наш народ был бы спасен.

Баюн покачал тяжелой головой и повернулся к Андрею:

- Не уверен, что мы поможем им, но попробовать можно.

- Но как?

- Последнее время твои желания почему-то часто сбываются. Не пожелать ли тебе, чтобы кристаллы пробудились и народ копачей возродился?

- Но ты же сам велел держать рот на замке, - припомнил Андрей.

- А теперь передумал. Что если тебе громко сказать: "Хочу, чтобы кристаллы ожили и стали опять копачами!" Вдруг и это твое желание исполнится?

Тортик, Самтытакой, Рыжий Нос, Капризик и Хочуспать закивали.

- Помоги нам, пожалуйста, чужеземец, если можешь! Мы не останемся в долгу, - услышал мальчик их мысли.

- Хорошо, но я ничего не обещаю, - вздохнул Андрей. - А вы отпустите Лависсу? Не будете мешать ей уйти с нами, покажете дорогу наверх и не станете пытаться опять ее украсть?

Копачи задумались. Они переглядывались, вздыхали, подталкивали друг друга локтями, о чем-то перешептывались. Похоже, маленьким человечкам очень не хотелось расставаться с только что обретенной Королевой.

- Ну так как? - повторила Лависса. - Согласны или нет?

- Раз ты сама так хочешь, Королева! - поклонился Самтытакой. - Хоть мы и одолжили тебя насовсем, но если ты захочешь уйти - мы не станем тебе мешать.

- Обещаете? - спросила Лависса.

- Обещаем, - кивнули маленькие человечки. - Обещаем.

- Тогда я попробую, - Андрей достал свою счастливую монетку - он почему-то думал, что волшебство в ней - вышел на середину пещеры и открыл было рот, чтобы сказать "Я хочу, чтобы жизнь копачей, спящяя в кристаллах, пробудилась."

Но не успел он и рта раскрыть, как в пещеру стремительно влетел попугай и схватил с его плеча крылатого ежика. Крылатый ежик, испуганно пыхтя, пытался вырваться, но попугай крепко держал его цепкими лапками.

- Он у меня, капитан! - закричал попугай, взлетая над Садом кристаллов. Путь свободен! Хватайте их!

В пещеру ворвался Крокс и замер у входа, направив на друзей бластер.

- Не двигаться, если жизнь дорога! - проревел он.

Самтытакой схватил было копье, но Крокс выстрелил. Древко копья переломилось, а наконечник расплавился. Обломки копья выпали из рук у Самтытакоя.

- Ты не ранен? - забеспокоился Тортик, бросаясь к Самтытакою.

- С ним все в порядке, я просто выбил у него копье, - ухмыльнулся Крокс, поигрывая бластером. - В мои планы не входит убивать вас, пока не входит... Так что не заставляйте меня делать этого!

Продолжая держать всех на прицеле, капитан оценивающе окинул взглядом пещеру:

- Ого, сколько рубиноглазов! Хватит на скромную пенсию бывшему пиратскому капитану!

Крокс захватил в человеческую ладонь горсть рубиноглазов и алчно стал их разглядывать. Рубиноглазы у него в руке ярко запульсировали красным.

- Не смей их трогать! - закричал Андрей. - Они живые! Они боятся тебя!

- Ну и правильно делают! - крикнул попугай. - Все камешки увезем, все до единого! Будем самые богатые во Вселенной!

Капитан поднял голову и посмотрел на попугая. Попугай летал под потолком пещеры, а у него в когтях недовольно пыхтел и царапался крылатый ежик.

- У нас есть дела поважнее, чем какие-то там драгоценные камни, стоимостью в половину Вселенной. Я хочу получить больше, намного больше! Эй, птица! Тащи сюда ежа! Мне не терпится, чтобы он исполнил все мои желания! А у меня их много, очень много!

- Какие желания? Причем здесь ежик? Вы в своем уме, капитан? - поразился робот-нянька. По его мнению, Крокс нес какую-то околесицу.

- Как, ржавая банка, ты ничего не знал про ежа? - расхохотался Крокс. - Ты не знал, что ежики с планеты Синего Кефира способны материализовать всякое высказанное желание? Думаешь, зачем мне понадобилось захватывать старую космическую базу, эту кучу металлолома, попавшую в воронку времени?

- Значит, это ежик исполнял мои желания? - присвистнул Андрей. - А я-то думал, это монетка...

- Тупица! - фыркнул Крокс. - Разумеется, это был еж... Ну где этот дурацкий попугай? А ну живо тащи сюда ежа, сколько можно ждать?

- Как бы не так, капитан! Нашли дурака! У меня и своих желаний дополна! попугай подбросил ежика, перекувырнул его в воздухе и подхватил за лапки.

- Придется вам, капитан, потерпеть, - прокричал попугай. - Вначале мои желания, а потом ваши...

- Ах ты, мерзкая птица! Вскормил змееныша! - Крокс вскинул бластер, целясь в попугая, но раньше, чем он выстрелил, попугай встряхнул ежика и что-то прошептал. Дуло бластера завязалось узлом, и расплавленный металл потек на пол сокровищницы. Крокс поспешно отбросил бластер, чтобы не обжечься.

- Ай-ай-ай! - посочувствовал попугай. - Бедный капитан, вы остались без пистолетика! Как неосторожно с вашей стороны!

Кувыркаясь под потолоком пещеры, подбрасывая и вновь ловя повизгивающего ежика, попугай загадывал одно желание за другим. Причем желания у него были очень своеобразные, самые что ни на есть попугайские.

- Хочу блестящий хохолок, - бормотал попугай, - и новые коготки на лапки, и... и новый самоподзаряжающийся аккумулятор, и насадки на крылья для воздушных бочек, и линзы ночного видения с определителем расстояния, и хорошенькую подружку...

Но хорошенькой подружки попугай так и не получил. Когда он в очередной раз подкинул ежика, тот ловко перевернулся в воздухе, замахал розовыми крылышками и нырнул в открытый выход из пещеры.

- Удирает! - заорал попугай. - Лови его!

Попугай кинулся за ежиком, но забыл, что у него на крыльях новые насадки для фигурного полета, не рассчитал сопротивления воздуха и шлепнулся прямо в руки капитану Кроксу. Когда попугай осторожно открыл один глаз, он увидел искаженное яростью лицо Крокса с горящим искусственным зрачком.

- Допрыгался, мерзавец! Я сверну тебе шею! - прорычал Крокс.

- Не делайте глупостей, капитан! - попугай вывернулся и стремительно вспорхнул с ладони Крокса за мгновение до того, как капитан сжал ее в кулак.

Крокс погнался за попугаем, но почувствовал, что его опутывает что-то большое и крепкое. Копачи набросили на него сеть для ловли протоплазменных шаров. Это была специальная сеть, сплетенная из прочных высушенных шкурок храпунов. После осенней линьки храпунов, копачи всегда собирали их шкурки и сплетали в веревки и сети.

- Попался, пират! Теперь ты не причинишь вреда нашей Королеве! - копачи затянули сеть.

Капитан Крокс с рычанием попытался разорвать веревки, но запутался и растянулся на полу. Грозный космический пират яростно бился в сети, не давая копачам приблизиться.

- Отпустите меня немедленно! Жи-и-во! Или я вас уничтожу! - страшным басом взревел капитан. Стены пещеры и коридоры дрогнули от мощного эха.

- Обвал! - перепугались копачи. - Будет обвал!

Обвал и, правда, случился. Воздух вздрогнул. Где-то совсем рядом посыпались камни. От сильного толчка все, кто был в пещере, попадали на пол. Все заволокло пылью. Лависсе показалось, сейчас их задавит, задушит, растолчет падающими многотонными глыбами.

- Не бойтесь, Королева! - услышала девочка ободряющую мысль. - В этой пещере потолок крепкий. Выдержит.

Наконец, грохот обвала в переходах стих. Пыль улеглась. Потолок в Саду кристаллов и, правда, выдержал. Но друзья увидели, что вход в пещеру завален многотонными оранжевыми валунами и землей. Они были заживо замурованы в Саду кристаллов.

- Ну и переделка! - прошептала Лависса. - Нам отсюда не выбраться.

- Копачи что-нибудь придумают, - утешил ее Андрей. - Это их мир.

- Не волнуйтесь, Королева, мы разберем завал. За пару дней управимся, пообещали копачи.

- Лучше в пучину, чем в кручину! Нас не раздавило обвалом, мы живы! робот-нянька обнял Лависсу и Андрея и легонько встряхнул их. Ему хотелось поднять им настроение.

Неожиданно сзади раздался хохот. Друзья обернулись и увидели капитана Крокса. Сеть валялась у него под ногами.

Во время обвала Кроксу удалось разрезать сеть кинжалом. Теперь капитан сидел на камне и спокойно, даже презрительно поглядывал на жалкую компанию из робота-няньки, ребят и копачей. Крокс не делал никаких попыток наброситься на них с кинжалом, хотя сеть ему больше не мешала. Вообще капитан выглядел очень равнодушным и спокойным.

- Значит, говорите, через недельку откопаемся. Ну-ну, - Крокс подбросил на ладони рубиноглаз и залюбовался его правильными сверкающими гранями. Вынужден вас разочаровать. Через десять часов эта планетка прекратит свое существование.

- Что? - робот-нянька шагнул было к Кроксу, но замер как статуя.

- Как? Почему? - заволновались копачи. С помощью своего умения читать мысли, они почувствовали, что капитан говорит правду.

Крокс выдержал паузу, подождал, пока первый поток удивления стихнет и объяснил:

- Я сам отдал такой приказ. Если не поступит его отмены, через десять часов Грохотун взорвет эту планету вместе со "Странником".

Глава двадцать вторая.

КОГДА УПАДЕТ ПОСЛЕДНЯЯ ПЕСЧИНКА...

- Неужели Грохотун уничтожит нашу планету? Неужели у него поднимается рука? - копачи просто отказывались верить в такой ужас. Последнее время на их маленький народец обрушилось столько несчастий, а тут еще и угроза уничтожения планеты!

- Готов поспорить, он даже не станет ждать, пока пройдут десять часов, горько сказал попугай. - Я чувствую, у него руки чешутся поскорее нажать на кнопку! То-то "Странник" бабахнет!

Увидев, что Крокс успокоился и, похоже, не собирается стирать его в порошок, попугай перестал метаться по Саду кристаллов и осторожно уселся на камень неподалеку от капитана. Перелеть на свой привычный насест - на плечо, он пока не решался.

- Надо что-то делать! - робот-нянька подбежал к Кроксу и схватил его за плечо. - Слушай ты, мерзавец! Свяжись с Грохотуном! Отмени свой приказ! А то не знаю, что я с тобой сделаю!

- Убери руки, старая развалина! Пшел вон! - не вставая с камня и почти не напрягаясь, Крокс оттолкнул старого робота с такой силой, что тот упал.

- Не трогай его! Ты в порядке, Баюн? - Андрей и копачи подбежали к роботу-няньке и помогли ему подняться.

Крокс угрюмо смотрел на них, поигрывая рубиноглазами.

- Красивые камешки! - сказал он копачам. - Ваши родственнички знали, во что превращаться. На каждый такой камешек можно купить десяток планеток, вроде этой.

- Положи кристаллы! Разве ты не видишь, они тебя боятся! - Самтытакой отважно шагнул к Кроксу и схватил рубиноглазы с его ладони.

Капитан с любопытством и даже с некоторой презрительной жалостью смотрел на маленького человечка, который бережно возвращал камни на их прежние места. Рубиноглазы благодарно мерцали зеленым.

- Ну-ну, - хмыкнул Крокс. - Что-то вы, милые мои, ерундой занимаетесь. Знаете сколько времени у вас осталось? Около девяти часов. И то, если Грохотуну не надоест ждать.

- Капитан, неужели вы сдадитесь! Не попробуете остановить Грохотуна! Не попробуете с ним связаться? - не поверил попугай.

- Делать мне нечего, - Крокс презрительно скрестил на груди руки. - Можно подумать, я боюсь смерти. Веком позже, веком раньше... Пожалуй, даже романтично взлететь на воздух вместе с десятком тысяч рубиноглазов. Как никак я теперь самый богатый пират Вселенной...

- Это не твои камни! - возмутилась Лависса, подбегая к Кроксу. - И никогда не были твоими!

- Лависса, не надо! - попробовал остановить ее робот-нянька. Но девочка была слишком возмущена, чтобы замолчать.

- Эти камни не твои! Они ничьи! Они живые! А живое не может принадлежать никому! Живое принадлежит самому себе! И Богу!

- Хорошая мысль! - Крокс похлопал в ладоши. - Какая умная девочка! Давай, детка, продолжай в том же духе. Надеюсь, время выговориться у тебя еще есть.

И капитан с интересом стал наблюдать за Лависсой, покачивая тяжелым носком ноги, которую он положил на колено.

- Капитан Крокс! - не выдержал Андрей, который сам не зная почему, в какой-то момент перестал бояться пирата. - Вам, кажется, вы смелый, но на самом деле, вы боитесь! Вы проиграли! Вы отказались от борьбы! Трусость - это не когда боишься, а когда оказываешься от борьбы!

- Еще одна хорошая мысль. Какие умные пошли дети, - усмехнулся Крокс. Сегодня урожайный денек на хорошие мысли, а?

Хоть Крокс и бодрился, и злословил, похоже было, что слова Андрея произвели на него впечатление. Капитан помрачнел, и носок ноги, которым он покачивал, вдруг замер.

- Вы отказались от борьбы, значит, вы проиграли! - продолжал Андрей. Капитан Крокс, великий звездный воин, проиграл! Он струсил! Испугался Грохотуна! Зашел в тупик!

- Все хватит! Заткнись! - Крокс вскочил и сжал кулаки. Роботнянька торопливо заслонил Андрея, думая, что пират бросится на мальчика, но капитан вдруг остановился.

- Пожалуй, ты прав, мальчик! Я и в самом деле отказался от борьбы, - тихо произнес он и нахмурился. Человеческая половина его лица побледнела и словно окаменела. Очевидно именно такого Крокса, непобедимого звездного воина, и страшились армады неприятельских кораблей в последнюю галактическую войну.

- "Никогда не отступать!" Когда-то это было моим девизом, - мечтательно сказал Крокс и вдруг рявкнул:

- Попугай, сколько у нас времени?

- 8 часов 59 минут, - доложил попугай. На этот раз он был точен, и предпочел воздержаться от шуточек.

- Отлично, - Крокс выдвинул антенну. - Я попробую связаться с Грохотуном, а вы ищите выход из пещеры! Если нельзя разгрести старый, прокопайте новый! Живо за работу!

Копачи, робот и мальчик стали разбирать завал. А Крокс склонился над передатчиком.

- Грохотун, Грохотун! Выйди на связь! Приказ отменяется! Повторяю, приказ отменяется!

Но сколько Крокс не кричал, из наушников слышалось только сухие потрескивания и шуршание.

- Ничего не понимаю! - пробормотал капитан. - Связь должна работать! Мы столько раз проверяли ее в космосе! Она действует безотказно на расстоянии светового года!

- Наверно, у Грохотуна полетели микросхемы, - сказал попугай. - Последнее время он не слишком бережно обращался со своей головой.

Грохотун сидел у Ойкающего оврага. Читать инструкцию ему давно наскучило. Робот нетерпеливо посматривал на часы, ожидая, когда можно будет подняться на поверхность и сделать "ба-бах!" То, что он и сам при этом уничтожится, Грохотуна не волновало. Чувство самосохрания при выполнении приказа у роботов его модели полностью отключалось. Об этом, кстати, с гордостью сообщалось в инструкции: "В боевых моделях роботов при получение приказов полностью блокируются системы самосохрания и здравого смысла, так как это может помешать выполнению поставленной задачи."

- Взорвать звездолет, если капитан не выйдет на связь в течении двадцати часов, - повторял Грохотун приказ Крокса.

Робот-убийца представлял, как он нажмет на кнопку самоуничтожения звездолета и какое "бабах!" при этом возникнет. Небось, в соседних галактиках на мгновение увидят эту вспышку, не сразу, конечно, а когда свет достигнет их телескопов.

- Взорвать, если капитан не выйдет на связь, - бубнил Грохотун. - Хоть бы не вышел! Хоть бы не вышел!

В этот момент, словно издеваясь над роботом, в голове у него затрещал приемник: "Грохотун, слышишь меня? Грохотун! Отменить приказ, повторяю, отменить приказ!"

Разгневанный Грохотун пробормотал что-то нечленораздельное. Опять эта устаревшая модель киборга пытается отнять у него "бум!", самое приятное, самое желанное! Ну уж нет, дудки!

Грохотун на мгновение задумался. Он торопливо отвинтил рогатую голову, бережно, вслепую отсоединил контакты и так же вслепую стал шарить в голове в поисках микросхемы связи. Он так хорошо знал инструкцию, что найти эту микросхему было для него парой пустяков. Выдрав микросхему, Грохотун осторожно привинтил голову на прежнее место.

Зрительные контакты восстановились. Робот увидел у себя в руке маленькую противную микросхему.

"Грохотун, где ты? - раздавалось из нее. - Приказываю выйти на связь! Немедленно! Слышишь меня? Отмена приказа!"

- К сожалению я не могу выйти на связь, капитан. Связь испортилась, Грохотун бросил микросхему в Ойкающий овраг и посмотрел на часы. До взрыва оставалось восемь часов ровно.

- Ой-ой-о-ой! - застонала расщелина. - О-ой!

Грохотун еще некоторое время просидел у пропасти, слушая доносившиеся оттуда вздохи и стоны.

"Раз я все равно взорву "Странник", зачем ждать еще восемь часов? размышлял Грохотун. - Почему бы мне не взорвать его чуточку раньше?"

"Но тогда ты нарушишь приказ капитана! - спорила вторая половина разума Грохотуна. - Он же приказывал тебе ничего не предпринимать, пока не пройдут двадцать часов!"

- А я скажу, что часы поломались! А раз у меня не было часов, я мог перепутать время! - Грохотун схватил часы и шмякнул их о камень.

- 0:00 - высветилось на часах напоследок, и часы навеки погасли.

- 0:00. - повторил Грохотун. - Время вышло. Пора делать большое "ба-бах!"

Робот поднялся и решительно отправился по запутанным переходам лабиринта на поверхность. За удаляющейся широкой спиной Грохотуна страдал, плакал, стонал Ойкающий овраг. На оранжевых камнях валялись раздавленные часы.

Глава двадцать третья.

ПОИСКИ ВЫХОДА

- Неважные новости, капитан, - робот-нянька подошел к Кроксу. - Копачи не могут расчистить выход из пещеры. Скальные породы слишком твердые. Похоже, мы замурованы.

Старый робот укоризненно посмотрел на Крокса. Ему не терпелось высказать капитану все, что он о нем думает. Виной большей части их неприятностей был именно капитан. Он помешал им с Андреем вернуться на Деметру, убегая от него они едва не задохнулись в космическом крейсере, опять же из-за этого пирата они в спешке покинули космическую базу, воспользовавшись пространственным перемещателем. Но этого мало! Он вызвал обвал, и он же приказал Грохотуну устроить этот страшный взрыв! Но в нынешних обстоятельствах роботу-няньке ничего не оставалось, как надеяться на помощь того же Крокса. Только он мог остановить Грохотуна и спасти планету от катастрофы.

Похоже, в застывшей позе старого робота-няньки Крокс уловил невысказанный укор и невесело усмехнулся человеческой половиной рта. Но тут же пират вновь стал сосредоточен и деловит.

- У меня тоже неважные известия, - он показал на передатчик. - Грохотун не выходит на связь. Похоже, этот убийца совершенно вышел из-под контроля. Боюсь, как бы он не наломал дров.

- Кар-раул! - завопил попугай. - Кар-раул! Мы в западне! Мы погибли! Если бы у нас был крылатый еж, мы бы мигом отсюда выбрались!

- Сам виноват, - жестко бросил ему капитан. - Это ты упустил ежа! И он почти наверняка погиб под обвалом. Так что на чудо не надейся.

- Зато у меня новый блестящий хохолок, - плаксиво забубнил попугай. - И насадки на крылья...

Копачи безрезультатно долбили завал копьями и разгребали обломки камней.

- Нам не выбраться, Королева! Но не отчаивайся. Что-нибудь придумаем, - и Самтытакой ободряюще пожал Лависсе руку чуть выше запястья.

Андрей оглядел Сад Кристаллов. Кристаллы на стенах тревожно мерцали и пульсировали красным, словно предчувствуя беду.

- А что из пещеры только один выход? - на всякий случай спросил Андрей у копачей. Человечки замолчали, переглядываясь. Андрей почувствовал слабую надежду:

- Есть другой выход?

- Он есть, но его все равно что нет, - нерешительно объяснил Хочуспать.

- Что же ты раньше молчал? - Лависса наклонилась к маленькому человечку.

- Лучше бы этого выхода вообще не было, - вздохнул Рыжий Нос. Пользоваться им - верная гибель.

- Но почему?

- Потому что этот выход через Огненный колодец.

Хочуспать прошел вдоль пещеры. На другом ее конце в полу было что-то вроде люка, закрытого массивной оранжевой плитой с непонятными знаками.

- Это здесь? - Андрей осторожно дотронулся до плиты. Плита показалась ему намного теплее, чем остальные камни. Она тихонько подрагивала, как будто под ней бушевало и грохотало, стремясь вырваться наружу что-то злобное и мощное.

Мальчик навалился на плиту, но у него не хватило сил даже сдвинуть ее с места.

- Баюн, помоги мне! - позвал он. - Там запасной выход!

- Нет-нет-нет! - испугались копачи. - Огненный колодец - слишком опасно! Им уже давно никто не пользовался! Легенда гласит, лишь однажды, когда подземную страну затопили воды разлившегося озера, несколько отважных смельчаков, запертых в этой пещере, попытались воспользоваться Огненным колодцем, который ведет на поверхность.

- Ну и что с ними стало? - капитан Крокс подошел и с любопытством посмотрел на странные значки на плите.

- Что с ними стало неизвестно, - вздохнул Самтытакой. - Известно только, в тот же вечер в Саду зажглись новые кристаллы. И было этих кристаллов столько, сколько тех, кто воспользовался этим ходом.

- Забавная история, - поморщился Крокс. - В космосе мне приходилось слышать и поинтереснее. Про корабль-призрак, и про голубую комету, которая мерещится за день до смерти...

- Все равно у нас нет другого выхода! А в случае удачи Огненный колодец может вывести нас на поверхность! - Андрей навалился на плиту и попытался стронуть ее с места. - Да помоги же мне, Баюн!

- От него помощи не дождешься! Старик совсем растерялся, - презрительно расхохотался Крокс. - Дай я!

Пират наклонился, чтобы поднять плиту.

- Не смей ему помогать! Я сам! Ты только все испортишь! - робот-нянька оттолкнул капитана Крокса.

- Хм, - похвалил пират, наблюдая как Баюн, лязгая механическими суставами, отодвигает плиту. - Какой ты, однако, упрямый! Может, взять тебя в экипаж вместо Грохотуна, как ты считаешь?

Крокс явно поддразнивал Баюна, испытывая его терпение, но сейчас было не до ссор. Едва плита отъехала в сторону, как из колодца вырвалось раскаленное облако красноватого пара. Послышался гул, и полыхнуло жаром, как из печи.

Андрей, щурясь от жара, осторожно заглянул внутрь колодца. Внизу клокотало красное бугрящееся месиво, кипела раскаленная лава. Недра планеты бурлили, выбрасывая языки пламени.

- И это дорога на поверхность? Вы уверены, что не напутали? подозрительно спросил попугай.

- Огненный колодец - смертельное испытание, - Самтытакой обращался только к Лависсе. - Видишь, Королева, внизу, справа от кипящей лавы небольшую площадку?

- Да, - вгляделась Лависса. - Что-то вроде маленького балкончика. Там начинаются ступеньки и какая-то дыра в стене.

- Это вход в резервную шахту, - объяснили копачи. - Когда-то мы добывали там изумруды, но лава поднялась, прожгла в скальных породах Огненный колодец и шахтой перестали пользоваться. Эта шахта выходит на поверхность у озера.

- Значит, все что нам нужно, это попасть на тот балкончик! - обрадовался Андрей. - А оттуда до поверхности рукой подать.

- Легко сказать: попасть на балкончик! - Баюн на всякий случай придержал его. - Смотри, как кипит лава! Туда попадешь как кур во щи. Сваришься мигом!

- Какое там сваришься! - заспорил попугай. - Сваришься, куда не шло. А тут просто - пшик! - и нету. Один уголек.

- Помолчи, птица! Не до тебя! - рявкнул Крокс.

Почувствовав, что капитан рассержен не на шутку, попугай мгновенно замолчал. При всем своем легкомыслии он был неглупой птицей, к тому же наделенной способностью вовремя делать паузу.

Совещание длилось недолго.

- Если в одном случае мы проигрываем все, в другом у нас есть шанс, сказал капитан Крокс. - И баста! Обсуждение закрыто.

И все, даже Баюн, должны были согласиться, что он прав. Крохотный балкончик, под которым кипела лава был их единственным шансом на спасение.

- А как мы попадем на балкончик? - спросила Лависса. - До него же так просто не допрыгнешь.

- Прыгать и не надо, Королева! - копачи вытащили длинную веревку. - Мы спустим вас на канате. Только это очень опасно. Температура в Колодце так велика, что можно задохнуться.

- А я ей дам свой шлемокапюшон! - предложил Андрей. - В нем есть система охлаждения. Он выдерживает очень большую жару.

- Как же ты? - забеспокоилась Лависса. - Шлемокапюшон тебе тоже нужен. Или хочешь свариться?

- На балкончике, наверное, уже не так жарко. Ты снимешь шлем, привяжешь его к веревке и передашь мне!

- Какое благородство! - усмехнулся Крокс. - Только побыстрее, детки. А то папочка Грохотун вот-вот взорвет планетку.

Первым в Огненный колодец на разведку полетел попугай. Конечно, он не хотел лететь первым, но Крокс пригрозил, если попугай этого не сделает, то он его сбросит в колодец просто так.

Попугай слетал на балкончик, заглянул в резервную шахту и вернулся в пещеру.

- Уф, ну и жарища! - пожаловался он. - У меня чуть хохолок не расплавился!

- Резервный выход не завалило обвалом? - заволновались копачи.

- А я откуда знаю... Ступеньки какие-то наверх идут. Вроде нормальные, а там выше, кто знает, может и завалило, - легкомысленно заявил попугай. - А еще там склизские червяки ползают. Один хотел меня сожрать, да куда ему.

- Храпуны! Они и туда проникли! - всполошились копачи. - Но раз там храпуны, значит, воздух в шахте не слишком горячий. Черви не выносят жары.

Но так или иначе пора было действовать. Времени оставалось немного. Грохотун уже шагал по главному коридору, обходя завалы. Ему не терпелось поскорее разнести все вокруг, сотворив невообразимое "бум!"

- Взорвать планету! - бубнил Грохотун. - Я всегда чувствовал, что создан для чего-то особенного, грандиозного. Ба-бах! - и все разлетается на молекулы. Мое имя запомнят на века. Грохотунуничтожитель!

Пока Грохотун со своей манией убийцы рвался поскорее набрать на клавиатуре корабельного компьютера код самоуничтожения "Странника", запертые обвалом в пещере проверяли веревку: достаточно ли она прочная, выдержит ли. Если она оборвется, раскаленная лава не оставит от упавшего в нее даже уголька.

- Пора!

Попугай схватил клювом конец каната и привязал его к уцелевшим перилам балкончика.

Один за другим легкие копачи стремительно спустились по веревке и нырнули в подземный тоннель. Остальные с напряжением следили, как маленькие отважные человечки проносятся над раскаленной дымящейся лавой, время от времени выбрасывающей огненные языки.

Веревка дернулась: очередной полет над лавой прошел нормально и можно спускаться следующему.

- Теперь ты! - робот-нянька надел на голову Лависсы шлемокапюшон и защелкнул застежки.

- Давай, девчонка, дерзай! Желаю тебе удачи! - Крокс на всякий случай пристегнул Лависсу альпинистким карабинчиком, и она закользила по веревке. Все с тревогой наблюдали за ней. Уже, казалось, что все в порядке, но в какое-то мгновение девочка разжала руки, и стала падать.

Андрей вскрикнул. Он думал, Лависса погибла. Но она повисла над самым опасным и раскаленным участком лавы. Девочку спас резервный карабинчик капитана Крокса. Если бы не он, Лависса была бы запечена в скафандре, как яйцо в мешочке.

Копачи выскочили на балкончик, подхватили свою болтавшуюся как на качелях Королеву и затащили в тоннель резевного выхода. Через некоторое время веревка дернулась, сообщая, что все обошлось благополучно: Лависса цела и невредима.

Робот-нянька с облегчением обернулся к капитану Кроксу:

- Вы спасли ее! Если бы вы не догадались пристегнуть карабин, Лависса бы погибла!

- Не думай, что я такой благородный, - криво усмехнулся пират. - Может, я все-таки решил получить за девчонку выкуп?

- Вот-вот, - поддержал его попугай. - Поверьте моему пиратскому опыту, вареные в лаве девчонки ценятся гораздо ниже.

Робот-нянька хотел возмутиться, но тут копачи передали ему шлемокапюшон Андрея.

Мальчик защелкнул застежки на шлеме и ловко пронесся над раскаленной лавой. Его полет совершился почти без всяких приключений, если не считать, что раскаленный язык вскипевшей лавы едва не пережег веревку. Впрочем, все завершилось благополучно.

Веревка дернулась.

- Все в порядке! - обрадовался робот.

Теперь в Саду кристаллов оставались только Баюн и Крокс. Нужно было решать, кто из них будет спускаться первым.

- Прошу вас, друг мой! Я пропущу вас перед собой! - и пират галантно показал Баюну на Огненный колодец.

- Не ожидал такого благородства! - робот-нянька удивленно качнул головой, ухватился за канат и перенесся на балкончик.

- Какой я благородный! Сам себя не узнаю! - усмехнулся капитан Крокс.

Впрочем, если разобраться, поступок капитана не был так уж великодушен. Вполне возможно, Крокс просто проверял, выдержит ли тонкая веревка вес робота и не оборвется ли под его тяжестью.

Убедившись, что веревка выдержала и Баюн благополучно нырнул в шахту, капитан Крокс повел себя довольно странно.

Он торопливо оглянулся и подошел к сверкающей стене Сада Кристаллов. Выбрал и сунул в мешочек несколько крупных пульсирующих рубиноглазов и закрепил мешочек на поясе.

Пират уже собирался уходить, как вдруг ему на глаза попался большой кристалл с правильными гранями, пульсировавший ярким зеленоватым светом. Кристалл этот лежал немного в стороне от других. Что-то было в этом камне такое, что Крокс на мгновение замер в странном оцепенении. Потом капитан поднял рубиноглаз и подбросил его на ладони, раздумывая, куда его положить. Мешочек на поясе был уже заполнен. Тогда Крокс раздвинул броню и спрятал драгоценный камень в кармашек, расположенный у него в груди.

Камень пришелся как раз по форме кармашка и занял то место, которое раньше занимал бластер. В ту секунду когда камень оказался в кармашке и встал там как влитой, Кроксу показалось, что у него защемило сердце. Капитан даже прислонился к стене пещеры и закрыл глаза. "Такого просто быть не может, подумал он. - Наверное, автономное питание барахлит."

Потом, словно очнувшись, капитан Крокс ухватился за веревку и, сосредоточившись, заскользил над раскаленной лавой. Когда пират почти достиг балкончика, веревка вдруг лопнула. То ли не выдержала нагрузки, а то ли ее просто пережог всплеск лавы.

Крокс полетел в раскаленную бездну, но, по счастью, ему удалось ухватиться за нижний выступ балкончика и подтянуться. При этом подошвы его ботинок оказались в опасной близости от лавы и раскалились добела. Хорошо еще, киборги не чувствуют боли и сделаны из сверхпрочных температуростойких сплавов.

- Меня ни одна веревка не держит. Видно, не суждено мне быть повешенным, проворчал Крокс, выбираясь на балкончик и втискиваясь в узкую шахту.

- Вы не погибли, капитан! - обрадовался попугай. Он сидел на плече у Баюна. Как только ему показалось, что Крокса поглотила лава, хитрец стал подыскивать себе нового хозяина.

Впрочем, убедившись, что капитан жив, попугай искренне обрадовался. Как говорится, старый друг лучше новых двух.

Когда путешественники уже поднимались по стершимся каменным ступеням к поверхности, Баюн вспомнил, что давно не видел колобка:

- А где колобок?

- Он пропал вместе с ежиком, - вздохнул мальчик. - Когда ежик вылетел из пещеры, тогда же и колобок исчез.

Узкая крутая лестница вела наверх. Кое-где вдоль лестницы в каменных нишах в стене виднелись медные кольца.

- Это для земноходов, - объяснил Самтытакой, почувствовав вопросительную мысль Андрея.

- А кто такие земноходы?

- Земноходы? Такие гусеницы с лапками, только большие. Мы ездили на них. Их теперь почти не осталось. Храпуны всех сожрали, - Самтытакой осторожно подсветил фонариком-гнилушкой. Ему показалось, что на одной из ступенек мелькнула белая скользкая спина. Нет, почудилось. Просто гриб-мутант с цепочкой присосок на ножке.

- А куда подевались храпуны? - поинтересовался Андрей. - Попугай говорил, что видел их.

- Подтвержаю, говорил. Храпуны действительно были. А теперь их нет, заявил попугай с плеча Крокса.

Андрей подскользнулся на ступеньке и едва не упал, но роботнянька вовремя подхватил его.

- Ступенька какая-то скользкая, - Андрей хотел потрогать ступеньку рукой, но передумал. При свете гнилушек было видно, что ступени покрыты чем-то скользким и вонючим. Скорее всего эта была слизь храпунов, проползших здесь незадолго до них.

- Когда храпуны предчувствуют наводнение или землетрясение, они выползают на поверхность, - сказал Самтытакой. - Так всегда было из века в век.

Капитан Крокс поправил висевший у него на поясе мешочек с рубиноглазами и рассек кинжалом перегораживающую проход толстую завесу перепутанных нитей, напоминающих паутину.

- У нас еще около семи часов.

- Как бы не так, - заметил попугай. - Зная Грохотуна, я бы сказал, у нас нет и двух часов. Удивительно, что он не взорвал "Странник" до сих пор.

- Должно быть, заблудился в лабиринтах, - усмехнулся Крокс. - Взорвать планету - этого приказа он ждал всю жизнь! И где он только научился тупой жестокости?

"Яблочко от яблоньки недалеко падает", - подумал Андрей.

Крокс мысли читать не мог, и шел не оглядываясь, а вот Самтытакой улыбнулся невесело и помахал мальчику нижней левой ручкой.

Грохотун и в самом деле едва не заблудился в лабиринтах, но, к счастью, для себя или к несчастью для остальных, вовремя вспомнил план пещер, который он видел на камне. Хотя план был давно разбит, он успел запечатлеться в фотографической памяти робота.

И теперь, бубня себе что-то под нос, робот-убийца с каждым шагом приближался к выходу из подземных лабиринтов. По его подсчетам, не позднее чем через час, он должен был оказаться на поверхности, открыть люк "Странника", подняться на лифте в навигационную рубку и набрать на дисплее необходимую комбинацию цифр.

В его однозначном воображении планета исчезала в яркой вспышке, а взрыв приводил к смещению орбит всех остальных планет этой системы. Одна из них, сместив траекторию, врезалась в краснеющее светило. Начинался ряд столкновений, и цепочка невиданных по силе "бум!" и "ба-бах!", что в мечтах Грохотуна приводило к тому, что на месте планетной системы звезды Х-3423 расплылось бы гигантское пятно взрыва.

Впрочем, Деметра и Земля были так далеко, что прошел бы не один год, прежде чем взрыв был бы замечен в телескопах на этих планетах. Да и вряд ли этому взрыву особенно бы удивились. В необъятном и неизмеримом пространстве Вселенной ежегодно гибнет не одна звезда.

Грохотун, подгоняемый предвкушением своего звездного часа, торопливо шагал по коридорам лабиринта, равнодушно давя тяжелыми ступнями склизких зубастых храпунов, с пугливой стремительностью выползающих на поверхность, как черви после проливного дождя.

- Два-три-семь-восемь-семь-четыре-девять. С интервалом в две секунды после двух первых, - бормотал Грохотун. Он повторял код уничтожения, проверяя не забыл ли он его. Но код не был забыт. Напротив, он надежно хранился в информационном контейнере, скрытом у Грохотуна в самом надежном и хорошо защищенном месте его корпуса.

Но вот ход оборвался и пошли ступени, ведущие на поверхность. От того, кто доберется к компьютеру звездолета первым, зависело очень многое. Это были гонки ценою в жизнь.

Глава двадцать четвертая.

СХВАТКА

Время неумолимо подталкивало стрелки часов. Путешественники поднимались по ступеням, но выхода на поверхность все еще не было. У Андрея и Лависсы ноги буквально отваливались от бесконечнных ступеней, но ни о какой передышке не могло быть и речи. Минута отдыха сейчас приравнивалась к потерянной жизни.

- В чем дело? Неужели мы так глубоко? - ворчал попугай на копачей. Признавайтесь, куда вы нас завели?

В слабом свете гнилушки плясали ступени.

- Эта шахта ведет на поверхность кратчайшим путем, - объяснил Хочуспать. Если иногда она и петляет, то потому что скальные породы слишком твердые. Пришлось копать в обход.

Неожиданно вверху блеснуло едва различимое пятнышко синеватого света.

- Ура! - закричал Андрей. - Кажется, мы выбрались!

Но мальчик с удивлением заметил, что радуется он один.

- Выбрались, да не совсем, - пробормотал Баюн.

Андрей посмотрел под ноги, и все понял. Ступеньки закончились, а наверх, к зведной ночи, вел узкий совершенно отвесный тоннель со скользкими стенами.

Друзья огляделись. Они стояли на небольшой круглой площадке, под ногами у них что-то потрескивало. Баюн осветил пол фонариком. Площадка была буквально усыпана костями. Именно они и потрескивали. Костей было множество - самых разных, больших и маленьких, толстых и тонких. Здесь были и оскаленные большие черепа, и мелкие косточки каких-то неизвестных животных, вероятно, свалившихся в скользкий колодец, да так и не выбравшихся наружу по отвесной скользкой стене.

Все, попавшие в шахту, погибали ужасной смертью от голода и жажды. Выхода у них не было. Наверх не выберешься - высоко и скользко - ни когтю, ни пальцу не зацепиться. Конечно, можно спуститься по ступенькам вниз, но и там тупик и Огненное море раскаленной лавы.

Капитан Крокс, копачи и робот попытались было подпрыгнуть и цеплясь руками за стенки шахты выбраться на поверхность, но каждый раз соскальзывали вниз.

- Из огня да в полымя, - вспомнила Лависса слова Баюна. - Мы умрем от голода.

- Это вряд ли! - утешил всех капитан Крокс. - Думаю, проголодаться мы не успеем.

- А если попугай слетает и принесет нам веревку? -предложил Андрей.

- Допустим, я вылечу, - сказал попугай, - но где я возьму такую длинную веревку? Не думаю, что наверху, они валяются на каждом шагу. Впрочем, я полетел. Пока! Надеюсь, еще встретимся!

Птица слетела с плеча Крокса и, описывая в узкой шахте круги, полетела к выходу.

Попугай исчез, а те, кто не умел летать, остались ждать его внизу.

- Все-таки что не говори, - решил Андрей, - а будущее принадлежит крылатым существам. У них и возможности больше, и в пространстве они перемещаются не в двух измерениях, а в трех.

- Глупости, - хмыкнул Крокс. - Подумать только, наши судьбы зависят от какой-то бестолковой птицы и тупого робота! Чтоб этот Грохотун развалился на части!

- Так, вот, оказывается, капитан, что вы обо мне думаете! Обо мне, самой совершенной модели! - неожиданно прозвучал знакомый басистый голос. Наверху, в круглом отверстии колодца появилась рогатая голова.

- Грохотун! - удивленно прорычал Крокс.

- Угадали с первой попытки! - подтвердил робот. - Какая удача, что я вас нашел. Вышел из лабиринта и иду взрывать "Странник". Вижу дыра в земле. Заглянул, а вы там!

- Грохотун, прекращай болтать! - оборвал Крокс. - Немедленно вытащи нас отсюда.

- Не могу, - замотал рогатой головой робот-убийца.

- Ч-что?! Почему не можешь? Я тебе приказываю! - не поверил своим ушам капитан.

- Если я стану вас вытаскивать, не успею вовремя взорвать "Странник". Но вы не волнуйтесь. Вам и отсюда будет хорошо слышно. Я устрою взрыв ровно через час. Минута в минуту. Можете засечь время, - и голова робота исчезла.

- Постой, Грохотун! - взревел Крокс, так что у всех заложило уши. - Я отменяю приказ!!!

- Связь не работает, капитан! - донеслось откуда-то сверху. - Ровно через час!

Наступила тишина. Видимо, робот ушел.

- Не похоже, чтобы он вам подчинялся, капитан, - заметил Баюн.

- Ему не терпится устроить большое "ба-бах!" - хмыкнул Крокс.

- Похоже, Грохотун действительно вышел из строя. Триста лет без профилактического ремонта.

Лависса посмотрела на капитана Крокса:

- У нас есть шанс?

- Шанс? У нас есть час в запасе, - уклончиво сказал Крокс. - Грохотун помешан на точном времени. Он взорвет корабль ровно через час. Секунда в секунду. Тютелька в тютельку.

В это мгновение сверху в колодец что-то упало. Баюн успел подхватить на лету небольшой прибор странной формы.

- Уф, едва дотащил! - похвастался попугай, кругами спускаясь в колодец. В грузовом отсеке достал, когда Грохотун открыл шлюз.

- Что же ты не помешал ему? - воскликнул Андрей.

- Как бы я это сделал? - возмутился попугай. - Стал бы долбить его клювом по темечку? Вряд ли Грохотуну это бы повредило. Мозги у него все равно в другом месте.

Прибор, который принес попугай, оказался мощным лучевым резаком, способным воздействовать даже на самые твердые поверхности и сплавы. Крокс взял его у робота-няньки и подбросил на ладони:

- Отлично! Надеюсь, теперь мы кое-что сможем! - капитан поднял резак. Из дула с гудением вырвался тонкий оранжевый луч. Баюн едва успел отпрыгнуть, не то бы луч задел его.

- Ты меня чуть не разрезал! - возмущенно крикнул роботнянька.

- Забыл предупредить, - криво усмехнулся Крокс. - А для устаревшей модели у тебя неплохая реакция.

Луч заскользил по узкому горлышку колодца, прорезая в нем импровизированные ступени. По ним уже можно было подняться на поверхность, упираясь ногами и подтягиваясь. Минут через пять, когда раскаленные горные породы остыли, капитан Крокс полез по узкому горлышку колодца наверх. На этот раз он никого не пропустил и был первым.

За капитаном, подстраховывая друг друга, осторожно поднялись Самтытакой, Андрей, Лависса, робот-нянька и другие копачи. Андрей и Баюн страховали Лависсу, готовые удержать ее, если рука у девочки соскользнет, и она начнет падать.

Капитан Крокс, склонившись над шахтой, наблюдал как они карабкаются и перебрасывал с ладони на ладонь маленькую коробочку с резаком. Он мог бы без всякого риска для себя прикончить их всех. В другое время он так бы и поступил, но сейчас его что-то удерживало. Будто бы внутри его покрытого броней корпуса, там, где у людей бывает сердце, что-то шевельнулось, вздрогнуло и сжалось.

Крокс тряхнул головой, отгоняя давно забытое и потому необычное чувство. Он схватил лезшего первым Самтытакоя за шиворот и выдернул его из колодца, как морковку. Потом Крокс помог выбраться Андрею, Лависсе и даже Баюну.

- Быстрей! - торопил он их. - Грохотун не станет ждать!

Очутившись на поверхности, копачи беспомощно щурились. Глаза подземных жителей с трудом привыкали к свету. Впрочем, сейчас свет не был особенно ярким. На планете стояла ясная ночь. Дневное светило давно закатилось, а его место заняли три небольшие луны, которые вращались друг относительно друга по сложной траектории.

Неподалеку от колодца, за оранжевыми камнями у озера возвышался "Звездный странник". Узкий нос "Странника" со множеством выбоин и заплат уходил ввысь. На броне старого боевого звездолета играли тусклые отблески трех лун Неизвестной планеты.

Капитан Крокс большими прыжками, которых сложно было ожидать от массивного киборга, помчался к кораблю. За ним, торопливо махая крыльями и безостановочно болтая, спешил попугай.

Грузовой люк корабля, находившийся в нижней его части, был задраен, автоматический трап втянут. Похоже, Грохотун хорошо позаботился, чтобы никто не проник на звездолет.

Капитан достал дистанционное устройство управления звездолетом, но оказалось, оно не действует. Он ввел свой личный пароль, позволяющий разблокировать любой люк "Странника", но безуспешно.

- Пароль не верен, - равнодушно сообщил голос корабельного компьютера из выносного динамика.

- Что? Но я же капитан Крокс!

- Вы больше не являетесь капитаном "Звездного странника", - отчеканил компьютер. - Согласно распоряжению, командование звездолетом принял капитан Грохотун. Прикажете сообщить о вашем прибытии капитану Грохотуну?

- Капитану Грохотуну? - прорычал Крокс. - Он назвал себя капитаном?

- Прикажете сообщить о вас капитану Грохотуну? - повторил компьютер.

- Я сам сообщу о себе капитану Грохотуну! Причем немедленно! - Крокс вскинул резак, поставил его на полную мощность и в обшивке коробля появилось дымящееся отверстие.

Пират вышиб обугленный люк ногой и исчез в чреве "Странника".

- Ничего не понимаю! - удивился Андрей. - Грохотун стал капитаном!

- Грохотуну известны все коды управления звездолетом. Ему ничего не стоило назвать себя капитаном, - объяснил попугай. - Ну я полетел! Выясню, куда дует ветер!

Попугай вслед за Кроксом влетел на "Странник". Борт "Странника", прорезанный лазером, дымился. Из поврежденного кислородного трубопровода с шипением вырывался газ.

В навигационной рубке робот-убийца ввел код самоуничтожения "Странника".

- Капитан Грохотун погибнет вместе с кораблем! Я никогда не устарею! Ни одна устаревшая модель не способна на такое! - Грохотун ввел код и выставил таймер.

"ПОДТВЕРДИТЕ ПРАВИЛЬНОСТЬ ВВЕДЕННОГО КОДА. ЦЕЛЬ - ПОЛНОЕ САМОУНИЧТОЖЕНИЕ КОРАБЛЯ", - появилось на экране.

Капитан Крокс поднимался на лифте в навигационный отсек, а таймер начал отсчет контрольного времени.

Андрей вдруг заметил на одной из трех лун крошечное пятнышко. Пятнышко росло, и в лунном свете появилось что-то маленькое и колючее с розовыми крылышками.

- Ежик! - закричала Лависса.

Рядом послышалось знакомое: "Тим-тирлим-пип-пип! Я от бабушки ушел!". По траве, растянув мягкий рот в улыбке, катился колобок.

Ежик и колобок ни капельки не пострадали во время обвала. Они первыми, даже раньше Грохотуна, выбрались на поверхность и теперь весело резвились, не подозревая о том, что их ожидает.

- Ежик! Лети сюда, скорее! - Лависса побежала к ежику, но тот, видимо, решив поиграть в догонялки, описывал с радостным писком круги у нее над головой, а в руки не давался.

- Лови его! - копачи погнались за ежиком, но поймать малыша было не так-то просто.

- До взрыва осталось шестьдесят секунд, - сообщил динамик. - Пятьдесят девять секунд...

И тут у Баюна появилась идея.

- Дайте сюда грибукс! - робот взял у Самтытакоя гриб и положил его на ладонь. - На, на! - позвал он. - Ежик! Ты проголодался? Лети сюда! Угощайся!

- Ням-ням! - увидев грибукс, колобок облизнулся и покатился к роботу. За колобком поспешил и ежик. Он уселся к Баюну на ладонь и потянулся к грибуксу.

- До взрыва тридцать секунд!

- Баюн, загадывай скорее! - Андрей едва шевелил губами, боясь спугнуть ежика.

- Хочу, чтобы "Странник" оказался далеко-далеко в космосе, где взрыв никому не повредит! - сказал Баюн.

Ежик надулся, запыхтел и в ту же секунду "Странник" исчез. Это произошло так внезапно, что никто даже не успел удивиться.

- Хочу, чтобы у копачей все было хорошо, завалы исчезли, и в кристаллах пробудилась жизнь, - продолжил робот, который не знал, сколько желаний может выполнить ежик, и торопился сказать главное.

Ежик опять запыхтел и потянулся носиком к грибуксу. Вероятно, и это желание исполнилось!

- Сад кристаллов пробуждается! Мы чувствуем это! - копачи взволнованно зашевелились.

Хотя на поверхности планеты ничего ощутимо не изменилось, но Андрей и Лависса почувствовали, трудно объяснить как, что вокруг стало радостнее и светлее. Будто где-то глубоко под землей вдруг зажегся огонек надежды и жизни.

- Я хочу, - добавил Баюн, - чтобы Андрей, Лависса и я сию же секунду перенеслись на Деметру!

Ежик быстренько проглотил грибукс и вцепился коготками в ладонь робота.

Очертания Неизвестной планеты стали расплываться. Андрей и Лависса успели заметить, копачи машут им на прощание всеми своими многочисленными ручками.

- До свидания, королева! До свидания, чужеземцы! Спасибо вам!

Вокруг замелькали звезды, словно закружилась звездная карусель. Андрей, Лависса, робот-нянька и ежик словно повисли на мгновение в бескрайнем космическом пространстве.

- Вот это да! Допрыгались! - прошептал Андрей, но не услышал собственного голоса. Словно бы каждое слово уносилось в пространство, отделенное одно от другого миллиардами километров.

Звезды замелькали еще стремительнее. Что-то вспыхнуло перед глазами у мальчика и сразу погасло.

Когда Андрей открыл глаза, над ним было яркое синее небо, в котором, сужая круги и приглядываясь, парил птеродактиль. Вот он сложил кожистые крылья и стал снижаться. Но в этот момент мальчик пошевелился и сел. Поняв, что существо живое, птеродактиль с гортанным криком взмахнул крыльями и разочарованно улетел.

Чуть в стороне мальчик увидел Лависсу. Девочка медленно приходила в себя после перемещения в пространстве.

Их окружал густой тропический лес. Папоротники, буйная растительность, плющи и пальмообразные вьюны-монстеры с длинными стелящимися по земле стволами. Ярко светило солнце. В глубине тропического леса что-то трещало и доносились пронзительные крики невидимой птицы. В траве копошились безвредные муравьизастройщики, каждый из которых был размером с небольшую собачку. Муравьи искали сухой валежник, сломанные ветки деревьев и тащили их в свой лесной муравейник, возвышающийся на поляне как трехэтажный дом.

После мрака подземных лабиринтов роскошный тропический пейзаж казался прекрасным сном. Андрей боялся, что в любое мгновение сон улетучится, и они окажутся в сумрачных коридорах Неизвестной планеты, где пахнет отвратительной слизью храпунов и мерцают фонарики-гнилушки.

Лависса открыла глаза и сразу же закрыла. Приоткрыла правый глаз, потом осторожно левый и, не веря себе, огляделась:

- Где мы?

- По-моему, на Деметре. Во всяком случае похоже на Деметру.

- Это и есть Деметра! - ярко-зеленый куст со светлыми листьями раздвинулся и показался робот-нянька. В руках у него были медовые соты.

- Еле ноги от пчел унес, - похвастался он, осторожно опуская соты на траву. - Решил сделать вам сюрприз, когда вы очнетесь.

Мед, который принес Баюн, не был приторным. Его можно было съесть сколько угодно, и при этом все было мало.

- Бежные пщелки! Тружно им было раштаваться с такой вкушнятиной, пожалела Лависса с набитым ртом.

Андрей согласно закивал, вытирая руки о траву. Муравьизастройщики толпились вблизи и шевелили усами. Они были совсем не прочь полакомится медком. Так что пришлось друзьям поспешно покинуть это место и вымыть сладкие от меда руки в ближайшем ручье, иначе запах меда привлек бы к ним всех муравьев и пчел, а, может, и кого поопаснее.

- Если мы на Деметре, - Лависса присела на валявшуюся у берега корягу, где тогда периметр? Я Деметру хорошо знаю.

- Мы на незаселенной половине Деметры, - объяснил роботнянька. - Боюсь, до периметра отсюда не одна тысяча километров. Я во всем виноват. Сгоряча не сказал, где именно на Деметре мы хотим очутиться.

- Получается, мы на земле динозавров? - шепотом спросил Андрей.

Точно в подтверждение его слов, в лесу раздался треск. Над деревьями показалась длинная как мачта шея брахиозавра с маленькой зубастой головкой. Не обращая на путешественников никакого внимания, а, скорей всего, даже не разглядев их, брахиозавр проследовал в сторону невидимого отсюда Первичного моря. Очевидно, он спешил попастись на отмели, полакомиться водорослями и зазевавшейся рыбой.

- Это его мир. Он в нем живет, - робот с уважением смотрел на огромного брахиозавра, проламывающегося сквозь деревья с легкостью, словно это был просто сухой камыш.

- Да, лучше на его пути не попадаться, - Андрей держал ладонь козырьком, чтобы рассмотреть, поднимавшуюся высоко над деревьями голову брахиозавра.

На другом конце поляны показалась стая рвунов. Их было четверо, четырехтонных подвижных хищников, способных задрать даже зазевавшегося добродушного стегозавра, если он не скроется в непроходимых зарослях кустов тяо-тяо с острыми ядовитыми колючками.

Увидев людей, рвуны на мгновение замерли и кинулись к ним неуклюжей, но быстрой трусцой. Рвуны были голодны. Расстояние, разделявшее хищников и их возможные жертвы, быстро сокращалось.

Робот-нянька схватил Лависсу и Андрея за руку, и они помчались под защиту темных скал, которые были в спасительной близости. Рвуны не умели карабкаться по скалам. Для этого они были слишком массивными и неповоротливыми.

Перебежав ручей, Андрей обернулся и увидел, что хищные оскаленные морды рвунов совсем близко. Один из хищников, вероятно, вожак, с жестким роговым гребнем на спине и белым шрамом через всю узкую клыкастую морду (может, свистун заехал хвостом или свои укусили в драке за самку) был уже рядом и что называется дышал им в спину.

Андрей, забыв про усталось, прибавил скорость.

"Это же надо, - думал он, - вернуться из космоса без единой царапины и быть сожранным на своей же планете каким-то недоразвитым рвуном!"

Рвуны не спешили. Они были выносливы и могли загнать любую добычу своей неутомимой рысцой. Андрей начал сбиваться с дыхания, и даже Баюн, тащивший Лависсу, бежал не так быстро. Нужно было пересечь песчаную полосу, а за ней начинались поросшие мхом горы.

Робот-нянька подгонял ребят, не давая им отстать.

"Вот когда бы пригодился ежик," - думал Баюн. Но, похоже, малыш упорхнул куда-то как только оказался на Деметре. Возможно, его уже съел птеродактиль или подцепила языком затаившаяся в засаде стокилограммовая ящерица-муравьедка.

Топот рвунов давил на барабанные перепонки. На бегу хищники покусывали друг друга за бока, очевидно, зараннее ссорясь из-за добычи.

Путешественники не оглядывались, это могло стоить им драгоценных мгновений. Рвуны, настигая, стали уже брать их в полукольцо. Развязка приближалась. Шансы на спасение таяли.

Но тут трава под ногами перешла в сухой красноватый песок. Большая куча этого песка высилась чуть в стороне от места, где они пробегали.

Друзья, не раздумывая, пронеслись мимо этой кучи и, задыхаясь от быстрого бега, устремились к скалам.

Рвуны тоже не были склонны любоваться красотами природы. Не раздумывая, откуда могла взяться эта гора песка, они продолжали преследование. Один из хищников не вписался в поворот и задней лапой задел песчаный холм.

Раздался глухой рев. Песок вздыбился и из него выросла огромная, желтовато-серая голова. Просто голова, с большим мягким ртом, без клыков и зубов.

Это был ударс - хищный праящер, относившийся к уже почти вымершему виду. Длинное, покрытое чешуйчатыми наростами туловище, массивный хвост и короткие толстые лапы. Голова ударса и его хвост обладали чудовищным и молниеносным ударом многотонной громадины. Ударс был грозой здешних мест. Даже тирексы и рвуны обходили его стороной.

Ударс зашипел. Ему не понравилось, что потревожили его дневной сон в теплом песочке, когда он набирался сил перед ночной охотой. Голова ударса без всякого предупреждения обрушилась на ближайшего к нему рвуна.

Подброшенный мощным ударом, ящер как мячик подлетел над землей на несколько метров и кувыркнулся прямо в мягкую податливую пасть ударса. Ударс не жевал и не рвал добычу, он сразу глотал. Широкая гортань его расширялась, и еще живая добыча отправлялась в объемистый желудок, где и происходило переваривание пищи.

Вот и сейчас шея ударса расширилась, на мгновение принимая форму проглатываемого рвуна. Остальные хищники бросились врассыпную, не рискуя связываться с праящером, но песок вокруг них вздыбился. Огромное гибкое туловище ударса взяло их в кольцо.

Рвуны, в одно мгновение перешедшие из положения охотников в положение жертв, злобно взревели и бросились на ударса. Один норовил вцепиться клыками ему в шею, а двое других рвали чешуйчатое туловище.

Хвост ударса щелкнул как кнут, и еще один хищный ящер с перебитым позвоночником вытянулся на песке, подергивая лапами. Ударс не знал жалости. Он был зол и голоден, а уже одной из двух причин было достаточно, чтобы перебить всех попавших в кольцо рвунов.

Друзья, счастливо избежавшие окружения, осторожно пятились, наблюдая битву гигантов. Любой взмах хвоста ударса или щелчок зубов раненого рвуна мог оказаться для них последним.

Они взобрались на скалы, поросшие колючим кустарником. Битва гигантов была им хорошо видна. Из четырех рвунов в живых оставалось два - вожак и его самка. Вожак мертвой хваткой вцепился ударсу в шею чуть ниже головы. Праящер колотил рвуна о песок, норовя сбросит его. В этом положении ударс не мог достать его ни хвостом, ни одной из своих коротких когтистых лап.

Воспользовавшись, что кольцо ударса разомкнулось, самка бросилась наутек. Остановившись поотдаль, она наблюдала за битвой, повизгивая и щелкая треугольными зубами.

Ударс что было силы тряхнул головой, рвун-вожак разжал зубы и как камень из пращи отлетел на несколько десятков метров. Там неповоротливый ударс уже не мог до него дотянуться. Рвун вскочил и отряхнулся. Самка подбежала к нему, и оба хищника, прихрамывая, бросились наутек.

Про добычу они сейчас и не вспоминали. Когда сам становишься добычей, тебе уже не до охоты.

Ударс сожрал убитых им рвунов, и, работая короткими лапами, стал зарываться в песок. Он был сыт и мог полежать в песочке и погреться.

- На сей раз нам повезло, - Лависса отвернулась, чтобы не смотреть на страшную окровавленную морду ударса. - Если бы не этот защитничек, мы бы достались рвунам на завтрак.

- Нужно выяснить, где мы находимся, - робот-нянька огляделся. - Возможно, неподалеку есть база биологов или хотя бы пункт внутрипланетной связи.

- Похоже, где-то рядом Первичное море, - Андрей понюхал воздух, стараясь уловить солоноватый запах. - Помнишь, Баюн, мы читали, брахиозавры не уходят далеко от моря.

Глава двадцать пятая.

ПЕРВИЧНОЕ МОРЕ

Друзьям потребовалось немало времени, чтобы пробраться через заросли кустарника и выйти к морю. Продираться сквозь колючий кустарник было не очень приятно, но это имело свои преимущества. Немногие хищники решались охотиться в зарослях иголочника.

Путешественникам пришлось затаиться и переждать, когда низко над кустарником пролетала стая археоптериксов, птиц с разноцветным ярким красно-желтым оперением и зубчатым острым клювом-пилой.

Археоптериксы летели на побережье, надеясь полакомиться выброшенной прибоем морской живностью. Возможно, они были и неопасны, но рисковать не стоило. Каждая из таких птичек могла без особого труда справиться с небольшим сорокакилограммовым ползуном - мини-ящером, живущем в расщелинах Мезозойских горообразований.

- Ничего себе птички! - Лависса проводила археоптериксов восхищенным взглядом. - Подумать только, всю жизнь прожила на Деметре, а ничего подобного не видела! Родители не разрешали мне гулять за периметром.

- Зато теперь тебе будет чем похвастаться, - подмигнул ей Андрей. - Да и мне, пожалуй, тоже.

- При условии, что вами не полакомится какой-нибудь динозаврик-недоучка, робот-нянька понимал, что их приключения еще не закончились. - Учтите, мы легкая добыча и должны быть особенно осторожны.

- Ты забыл, Баюн: волков бояться - в лес не ходить! Ой! - Андрей неосторожно повернулся и ему в скафандр впилась раздвоенная игла. Хорошо еще, что материал скафандра был достаточно прочным.

Робот вытащил иглу из скафандра. На другом ее конце был маленький мешочек с семенами.

- Этими семенами кустарник размножается, - объяснил Баюн. - Воткнет иглу в броню какого-нибудь ящера, а когда тот будет греться в песке, семечко выскочит и затеряется. А весной пойдут дожди, семечко прорастет.

Наконец они выбрались на открытое место. Перед ними тянулся широкий каменистый берег с вкраплениями осколков черных скальных пород магматического происхождения. У волнистой черты берега ласково плескалось Первичное море.

На мелководье, густо заросшем водорослями, паслись по брюхо в воде, вытянув длинные шеи, диплодоки и брахиозавры. Порой такой "малыш" шлепался в воду, поднимая кучу брызг, и нежился в чуть солоноватых водах Первичного моря.

Археоптериксы и птеродактили затевали в небе возню, гортанно кричали друг на друга и с размаху сталкивались клювами. Они были между собой в состоянии многотысячелетней войны, которую вели их виды. Но противостояние, впрочем, ни к чему не приводило, так как оба вида праптиц были приблизительно равны по возможностям. Правда, челюсти у птеродактилей были немного сильнее, зато ловкие, покрытые жестким разноцветным оперением археоптериксы опережали своих противников в скорости.

Изредка птеродактили складывали кожистые крылья и камнем падали в воду, выхватывая кистеперую рыбу, кормящуюся на мелководье. Кистеперая рыба была так ленива и неповоротлива, что даже оказавшись в клюве, не вырывалась, а равнодушно шевелила хвостом и открывала и закрывала жабры.

Схватив рыбу, птеродактили уносили ее в скрытые в скалах гнезда, где гортанно и требовательно кричали птенцы. Птеродактиль с рыбиной в клюве должен был торопиться, иначе на него моментально налетали другие птеродактили и архептериксы, и пользуясь тем, что клюв у собрата занят, клевали счастливца, стараясь отнять добычу. Случалось, во время схватки кистеперая рыба падала в воду, и, особенно не радуясь спасению, продолжала равнодушно пожирать моллюсков.

Ребята с любопытством наблюдали за непрекращающимся обедом, длившемся не первый и не последний миллион лет.

В воздухе что-то просвистело, и под ноги Андрею упал обглоданный рыбий хвост. Из-под камня вытащился краб с глазами на стебельках, ухватил рыбий хвост клешнями и скрылся в расщелинке.

- Как хитро все устроено! Все кого-то едят! - вслух подумал Андрей.

- Смотри, как бы и тебя кто-нибудь не сожрал, - хмыкнула Лависса. Уверена, здесь полно желающих.

- Я-то что, я невкусный, - Андрей прищурился. - Вот ты другое дело! Интересно, кто тут питается дочками президентов?

- Размечтался, - Лависса показала ему язык и крикнула. - Эй, кто хочет полакомиться глупым самодовольным мальчишкой?

Они устроились на большом камне у берега, предварительно убедившись, что это действительно камень, а не какой-нибудь хитро замаскированный гигантский краб или динозавр. Насколько хватало глаз перед ними раскинулось Первичное море.

Но спокойствие моря было обманчивым. Под его покрывалом шла напряженная борьба. Порой из-под воды вырывался фонтан брызг, и на поверхность всплывало какое-нибудь массивное неуклюжее чудовище с широкой чешуйчатой спиной и рядами острых зубов. Чудовище захватывало воздух и с всплеском скрывалось под водой.

Из Первичного моря появилось массивное неуклюжее существо в костяном панцире и, загребая песок лапами, поползло по направлению к друзьям. У существа была небольшая, подвижная голова с блестящими глазами, кожистая шея и рот, напоминающий клюв птицы. На костяном в разводах панцире было три ряда колючих шипов, а между шипами сидел краб-ловкач с присоской на хвосте и шевелил клешнями. Это была прачерепаха.

Они хотели было сойти с ее дороги, но черепаха, подняв голову, увидела их, и от неожиданности скрылась в панцирь, подобрав лапы. Прачерепаха не выглядела хищной. На суше она передвигалась еле-еле. Видимо, просто вылезла погреться или выспаться, зарывшись в песок. На встречу с путешественниками она явно не рассчитывала.

- Какая смешная! На ней можно покататься, - девочка подбежала к прачерепахе. Та высунула голову и зашипела, но тут же быстро спряталась. Наружу торчал только короткий ластообразный хвостик.

Краб-ловкач, увидя девочку, соскользнул со спины черепахи и попятился к морю. Черепаха лежала неподвижно.

Среди множества хищников приятно было встретить хоть одно такое добродушное существо.

Мальчик попытался перевернуть черепаху, но она была ужасно тяжелой. Черепаха шевельнула короткой сильной лапой, и Андрей шлепнулся на песок. Черепаха насмешливо, как ему показалось, посмотрела на него и быстро спряталась.

Немного погодя черепаха неуклюже развернулась, сползла в море и уплыла. Первичное море было таким чистым, теплым и ласковым, что от него невозможно было оторвать глаз.

- Хочу искупаться, - тоскливо заявил Андрей. - Мне жарко.

- И я тоже хочу! - поддержала идею Лависса. - Но только если ты отвернешься! Я не собираюсь купаться при тебе!

- Никаких купаний, - строго сказал робот. - Видели, сколько здесь всякой живности? И до трех не досчитаете, как вас сожрут.

Баюн поднял небольшой камешек и швырнул его в воду подальше. На всплеск тотчас спикировал птеродактиль, и буквально в ту же секунду рядом мелькнула зубастая морда какого-то прибрежного ящера, величиной с небольшой аэробус.

Но и без купания на берегу можно было отдохнуть совсем неплохо. С моря подул легкий ветерок, и стало не так жарко. Никаких хищников - рвунов или тирексов - поблизости не было. А диплодоки и брахиозавры обращали на них внимания не больше, чем пасущиеся на лугу коровы на бабочек и досадливых шмелей.

Робот быстро зашел в воду и вытащил из-под камня большущего створчатого молюска:

- Как насчет обеда?

- А он съедобный? - Андрей недоверчиво покосился на молюска.

- Еще какой! Я таких сто раз ела! - похвасталась Лависса. - Нам их подавали на праздничном обеде. Их только надо слегка поджарить на огне, пока панцирь не почернеет.

Робот достал из своего ящичка большое увеличительное стекло:

- Можно и поджарить. Огонь я мигом разведу.

Андрей и Лависса собрали сухие ветки кустарника и сложили их. Получился небольшой костерик.

- Теперь бы еще небольшое бревнышко, чтобы подольше горело, - робот огляделся.

- Бревнышко? Я сейчас! - Андрей увидел у воды большую черную корягу. Он подбежал, чтобы притащить ее к огню, но ему показалось, коряга шевельнулась. Андрей замер. Коряга больше не шевелилась. "Почудилось", - решил мальчик. Но на всякий случай он кинул его в бревно маленький камешек. В ту же секунду коряга распрямилась, как взведенная пружина, и щелкнула зубами. Это оказался ловко маскирующийся хищный ящерообразный аллигатор.

Аллигатор выползал на берег, зарывался в песок и терпеливо поджидал подходящую ему по размеру добычу. Если бы Андрей не заметил, как коряга шевельнулась, добычей стал бы он сам.

Недовольный аллигатор уполз в Первичное море, волоча по песку длинный, с остриями на конце хвост. Некоторое время он полз по мелководью, и Андрею был виден чешуйчатый с остриями гребень на его спине. Но вот он нырнул, его бронированная спина описала полукруг и исчезла. На всплеск спикировала парочка птеродактилей, но, поняв, что тут им делать нечего, быстро ретировалась.

- Ну и где бревнышко? - спросил робот, когда Андрей вернулся с пустыми руками.

- Оно хотело мной закусить, - мальчик сгреб хворост в кучу и стал отбирать самые тонкие и сухие палочки для растопки.

- В этом мире каждый выбирает способ охоты по себе, - нравоучительно заметил робот.

Мясо молюска оказалось очень нежным и сочным. Когда обед закончился, и от молюска остался один только панцирь, со всего берега стали сползаться красноспинные крабы. Один, самый большой, ухватил панцирь молюска и воровато потащил его в свою норку под камнем. Норка была тесной, и крабу пришлось немало потрудиться, прежде чем удалось-таки пропихнуть туда панцирь.

- А зачем ему панцирь? - Лависса с любопытством наблюдала за крабом. - Что он с ним будет делать?

- Сделает колыбельку и будет качать своих детишек, - пошутил робот.

- У тебя, Баюн, мысли только про детишек, - засмеялся Андрей.

- А у меня... у меня никогда не будет детей! - не выдержала Лависса. - Ну разве что немножко: три мальчика и две девочки. И еще маленький саблезубенький кошкозаврик. Он будет ловить крысоящеров и пить мелазавриное молочко. А еще...

Не успела Лависса договорить, как раздался холодящий сердце низкий рев. Брахиозавры, мирно пасущиеся на густо заросшем водорослями мелководье, вытянули длинные шеи с маленькими головками и замерли. Один из титанов повторил свой рев и решительно зашагал к берегу.

Остальные последовали за ним. Похоже их что-то сильно напугало, потому что все они разом перестали пастись. Те из них, кто зашел в Первичное море дальше остальных, тревожно ревели и, пугливо оглядываясь, семенили в сторону берега, хлопая по воде длинными хвостами.

- Они нас затопчут! - робот оглядел берег в поисках укрытия. - Брахиозавры чем-то встревожены!

Смотреть на приближающихся титанов было страшно. Они могли затоптать любого, вставшего на их пути, даже не заметив этого. Длинные коричневые шеи были вытянуты, жировые отложения на массивных туловищах вздрагивали, а четырехпалые лапы производили такую бурю, что казалось, Первичное море выйдет из берегов.

Чем ближе к берегу подходили брахиозавры, тем огромнее они казались. Словно целый квартал девятиэтажных домов сорвался с места и двинулся на тебя, переставляя колонообразные ноги.

К счастью, неподалеку в высоком берегу оказалась небольшая пещерка. Оставалось надеяться, что там нет постоянного хозяина.

Путешественники протиснулись в расщелину в момент, когда первый из брахиозавров шагнул на берег. Земля заходила ходуном, как во время обвала в подземных пещерах.

С топотом брахиозавры промчались по берегу и, растоптав кусты иголочника, исчезли. В песке остались глубокие, до полуметра круглые ямы. Подобные следы многомиллионной давности находили на Земле археологи - долго раскапывали, расчищали, стараясь по ним восстановить, как выглядел тот или иной доисторический ящер.

Один из титанов пробежал неподалеку от пещерки, в которую спрятались друзья. Они увидели толстую колонообразную ногу, покрытую серой складчатой кожей.

Только когда топот брахиозавров смолк в отдалении, и земля перестала вздрагивать, они осторожно выглянули наружу.

- Веселенькое дело! Куда они все умчались? - Андрей спрыгнул в след, который оказался ему почти по грудь.

- Похоже, что-то неладно, - робот-нянька был встревожен.

- Они такие дылды! - удивилась Лависса. - Кто их мог испугать?

Баюн внимательно посмотрел в сторону Первичного моря. Море выглядело спокойным. Муть, поднятая брахиозаврами, уже начала оседать. Над самой водой с тревожными криками носились археоптериксы, а птеродактили почему-то все разом исчезли.

На берег выползли несколько относительно небольших по здешним масштабам трех-четырехметровых ящера и, не обращая на путешественников внимания, стали торопливо и основательно зарываться в песок.

В воздухе нарастала смутная тревога. Маленькие красноспинные крабики-подлизы норовили поглубже забиться каждый в свою норку. Андрей бросил им оставшийся от обеда кусочек молюска. В другой раз крабики с жадностью вцепились бы в него, но сейчас они даже не заметили угощения.

- Не нравится мне все это. Ох, не нравится, - робот был не на шутку озадачен. - Точно из моря идет какая-то опасность!

- Смотрите! Вон там! - Лависса стояла на камне и показывала на морской горизонт.

Глава двадцать шестая.

ПЕРВЫЕ МОРЕПЛАВАТЕЛИ

Если задуматься, стать первым мореплавателем не так и сложно. Нужно найти какое-нибудь море, в котором никто из людей еще не плавал и побултыхаться в нем хорошенько. Если моря поблизости нет, вполне сойдет пруд или даже ванна. Хотя, в этом случае, вы прослывете прудоплавателем или ванноплавателем.

То, что Лависса увидела на горизонте, было огромной волной. Трудно даже вообразить, насколько она была чудовищна. Ее вздыбленный гребень бурлил высоко над уровнем Первичного моря. Неудивительно, что даже гигантские брахиозавры убегали от нее, как испуганные котята. Ничто не в силах было противостоять неистовой природной мощи.

Очевидно, где-то в недрах Первичного моря произошло извержение вулкана. И теперь огромная волна с дикой яростью ринулась на берег.

Цунами не новость на молодой планете с кипучей вулканической деятельностью. Красный песок на берегу хранил следы чудовищных ударов, когда обрушивающийся поток воды вминал в берег все живое.

Теперь уже отчетливо слышался наростающий гул - волна стремительно неслась к берегу. Приглядевшись, можно было различить ее сероватую шапку.

Робот понял, если они немедленно не примут меры по спасению, этой волны им уже не пережить.

Путешественники со всех ног бросились по протоптанной брахиозаврами дороге. Но куда им было успеть! Сила волны была так велика, что должна была уничтожить все живое на побережье. Вот почему брахиозавры так спешили отбежать на безопасное расстояние. Ими руководил инстинкт и печальный опыт их предшественников.

Археоптериксы торопливо подхватывали перепуганную кистеперую рыбу, выпрыгивающую из воды, и взмывали на скалы. Какой-то замешкавшийся ящер не успел выбраться из воды, и к реву моря примешался его ужасный стонущий вопль.

Друзья, подгоняемые гулом волны, стремились как можно дальше отбежать от берега. За их спиной гигантская волна с гулом разбилась о мелководье, смыла песчаную косу и понеслась к береговой полосе.

Путешественники мчались вверх по горному склону, а в опасной близости от них ревела стремнина, кипящая, как Ниагарский водопад.

Сложный мозг робота просчитывал типовые экстремальные ситуации, заложенные в программу выживания. Баюн велел Андрею защелкнуть застежки на шлеме и подключить систему кислородного обеспечения.

- А Лависса? - крикнул Андрей. У него-то еще был скафандр, а на девочке только серебристый комбинезон, который на худой конец мог спасти от холода, но никак не от разбушевавшейся стихии. Андрей отдал бы ей свой скафандр, но времени снять его не оставалось.

- Лависсе я дам кислородный респиратор! - робот-нянька выдвинул свой ящичек и достал респиратор - прозрачную маску, похожую на слоновий хоботок. Вмонтированный в маску фильтр позволял получать из окружащей среды частицы кислорода и перерабатывать в пригодный для дыхания воздух.

Перед волной катился шквальный ветер, валя деревья, переворачивая камни и вздымая тучи пыли. Пора было подыскивать место, в котором можно было бы хоть как-нибудь укрыться. Впереди них на возвышенности с треском упало развесистое дерево, вывороченое ураганом с корнем.

- Сюда! - позвал робот.

Андрей и Лависса спрыгнули в яму, над которой нависли мощные корни дерева. И тут же на них налетел шквальный, гудящий ветер. Робот прикрыл ребят и вцепился в корни дерева. Больше всего он боялся их потерять. Волной их может подхватить и разнести на десятки километров друг от друга.

Никто не успел понять, как на них обрушилась волна. Андрей сразу перестал ощущать где верх, а где низ. Все смешалось и закружилось. Вначале мальчика вдавило в землю, и он чувствовал только сильную руку робота, державшую его. На грудь навалилось что-то тяжелое, Андрея закружило и куда-то понесло. Он изо всех сил старался не отпустить запястье Лависсы. Воздух в шлем поступал толчками, и мальчик едва не задохнулся.

Яма заполнилась темной грязной водой. Хорошо еще, благодаря рельефу местности, основная масса волны прошла стороной, и на путешественников навалилась только небольшая ее часть, но и эта сила была огромной и неконтролируемой.

Основная масса волны пронеслась и начала отходить в море. Вокруг бурлила вода. Андрей зацепился за что-то шлемом. В глазах у него потемнело, и все стремительно завертелось. Прежде чем потерять сознание, он почувствовал, робот подхватывает его и выталкивает наверх.

Первым что Андрей увидел, когда пришел в себя, было розоватое закатное небо. Некоторое время он просто лежал, не пытаясь понять, где он и что с ним.

Наконец, он приподнялся и снял с головы шлем. Вокруг, тихое и безбрежное, разлилось Первичное море. Водная гладь была совершенно спокойной. Сколько Андрей не приглядывался, берега видно не было.

Они лежали в оранжевой надувной спасательной лодочке из сверхтонкого, но прочного водонепроницаемого материала. Мальчик никак не мог сообразить, откуда взялась эта лодка, но был благодарен ей за то, что она существует. Если бы не эта лодочка, они с Лависсой кормили бы ящеров и кистеперых рыб на дне Первичного моря.

У Лависсы респиратор сбился на щеку. Она не шевелилась. Мальчик торопливо сдернул с нее кислородную маску. Он подумал, что девочка задохнулась, и с испугом приложил ухо к ее груди. Ему показалось, сердце не бьется, хотя по щекам и разливался слабый румянец.

"Надо ей помочь, а то она умрет!" - Андрей наклонился, набираясь храбрости, чтобы сделать ей искусственное дыхание. Делать искусственное дыхание ему не приходилось, хотя их и учили этому в школе на уроках выживания. Но в то мгновение, когда Андрей нерешительно приблизил свои губы к ее губам, девочка вдруг открыла глаза.

Увидев над собой Андрея, она от неожиданности вскрикнула и приподнялась. Получилось, что она нечаянно заехала лбом по носу склонившегося над ней мальчика да так, что он едва не вывалился за борт лодки.

- Ты чего дерешься? - Андрей потер нос и смочил его водой, боясь, что он распухнет.

- Сам виноват! - рассмеялась Лависса. - Зачем лез ко мне целоваться?

- Целоваться? - возмутился Андрей. - Да как тебе такое взбрело в голову? Я хотел сделать тебе искусственное дыхание!

- Не ври! - Лависса самодовольно провела рукой по волосам.

- Баюн, скажи ей! Она совсем спя... - Андрей оглянулся в поисках робота и замер. Мальчику показалось, на него вылили ушат холодной воды и по телу забегали мурашки.

Робота в лодке не было...

- Баюн! - закричал Андрей. - Баюн!

Его крик растаял в безбрежной глади Первичного моря. В маленькой лодчонке, затерянной в море, они с Лависсой были одни.

Глава двадцать седьмая.

НОЧЬ В МОРЕ

- Баюн! Баюн! - Андрей сдерживался, чтобы не расплакаться. Он схватил короткие складные весла и начал грести. Может, Баюн остался на берегу? Может, ему нужна помощь? Но в какой стороне берег Андрей не знал. Куда ни глянь простиралось Первичное море, озаренное закатным красноватым Деметрианским светилом.

Неужели робота больше нет? С самого рождения мальчик привык видеть рядом массивную добрую фигуру робота-няньки и слышать его громкий чуть поскрипывающий голос. Осознав, что Баюн погиб, Андрей почувствовал, в горле у него вдруг образовался горький ком.

- Это я во всем виноват! Я заставил Баюна выйти в космос на "Страннике". Мне так хотелось слетать на Землю. Если бы не я, Баюн был бы жив!

- Баюн говорил, знал бы где упасть, соломки бы подстелил, - вздохнула Лависса. - Если бы вы не попали на "Странник", то не спасли бы меня от Крокса.

- Может, отец заплатил бы за тебя выкуп, и ты давно была бы Деметре.

- Не думаю. Крокс бы не отпустил меня. Он требовал бы все больше и больше денег. Я слышала, как это говорил попугай. А вы меня спасли.

- Но Баюн погиб! Это из-за меня! - Андрей закрыл лицо ладонями.

- Может, он и не погиб, - Лависса осторожно дотронулась до плеча мальчика. - Он и не из таких передряг выбирался.

Красный диск солнца скрылся за горизонтом. По водам Первичного моря пробежала закатная солнечная дорожка, и потухла. На небе стали видны две ближайшие к Деметре планеты.

Наступила долгая десятичасовая Деметрианская ночь. Море улеглось и затихло, будто и не было огромной волны. На поверхность из глубины поднимались ночные светящиеся водоросли фитофобы. Оранжевая спасательная лодка замерла на равнине неподвижной глади.

На дне спасательной лодки в специальном кармашке Андрей нашел теплый мягкий халат-одеяло и упаковку с питательными таблетками. Халат-одеяло он набросил на Лависсу, а питательные таблетки спрятал назад в кармашек. Они еще могли пригодиться.

- Как ты думаешь, - шепотом спросила Лависса. - До периметра отсюда далеко?

- Не знаю. Кажется, Первичное море вообще не граничит с периметром. У него... как это... замкнутая экологическая система. - Андрей учился в школе на один класс старше Лависсы, и им уже год преподавали экологию Деметры.

- В море, наверное, полно хищных ящеров, - Лависса старалась говорить шепотом, ей казалось, на голос может приплыть какойнибудь монстр.

- Наверно, ночью они не охотятся. Или волна их напугала. Думаю, нам пока нечего бояться, - Андрей вспомнил, как кипела жизнью прибрежная полоса и мелководье: и аллигаторы, и брахиозавры, и птеродактили, и черепахи...

Точно оспаривая его слова, вода неподалеку от лодки забурлила, тревожа святящиеся ночные водоросли.

- Похоже, кто-то хочет с нами познакомиться, - голос у Андрея охрип, хотя он и пытался казаться спокойным.

Лависса сжалась в комочек, точно надеясь, если она станет меньше, то подводное чудовище не заметит ее или непозарится на такую мелочь.

Глава двадцать восьмая.

ПОДВОДНАЯ БИТВА

Лодка вздрогнула, и ее едва не затянуло в одну из воронок, которые завертелись на глади Первичного моря. Андрей греб изо всех сил, спеша отойти подальше от опасного места.

- Вечно с тобой попадаешь в переделки! - Лависса хваталась за весла и мешала грести.

Андрей, стараясь производить как можно меньше шума, боролся с волнами. "Правильно ли я делаю? - спрашивал он себя. - Как бы сейчас поступил Баюн?"

Мальчику показалось, что на том месте, где была только что их лодка, что-то вынырнуло. У него перехватило дыхание. Будто на мгновение из морских недр поднялось на поверхность огромное прачудовище, даже не весь ящер, а просто малая часть его блестящей спины или хвоста, покрытого острой как терка чешуей.

Первичное море с его бездонными глубинами, вулканами и расщелинами легко могло породить такое чудовище, рядом с которым все громадины суши казались бы просто крошками.

Поднявшейся после всплеска волной надувную лодочку отнесло довольно далеко от резвящегося чудовища.

- Ты видел? - у Лависсы перехватило дыхание. - Ты это видел?

- Что-то огромное и блестящее?

- Да.

То, что Лависсе и Андрею казалось зловещим гулом, было всего лишь спокойным размеренным дыханием праящера, всплывавшего на поверхность, чтобы захватить воздух.

Но вот волны улеглись, и Первичное море успокоилось.

- Кажется, оно уплыло, - неуверенно сказала Лависса.

Андрей отпустил весла и перевел дыхание.

- Я тоже думаю, уплыло... Нет!!! Смотри!

Над водой, к счастью вдалеке от них, взметнулся многометровый фонтан, и показались голова и шея громадного ящера. Чешуя заблестела и заискрилась в сиянии ночных светил. Ящер поднял бугристую голову к звездам и издал низкий рев, от которого содрогнулись небо и море. Шея подводного чудовища была покрыта зеленым мхом, что придавало гиганту поистине доисторический вид. Праящер выглядел древнее всех динозавров, о существовании которых они знали.

Эволюция планеты, насчитывающая много миллионов лет, в этом ящере только пробовала свои силы. В его неуклюжих формах, массивной короткой шее, чудовищной замшелой спине чувствовалась потуга природы на что-то огромное, величественное, но неудавшееся. Зато недостаток изящества вполне искупался небычайной прочностью и силой этого древнего существа.

Вряд ли изучавшие животный мир Деметры биологи сталкивались с ним раньше. Во всем глубоком и неизведанном Первичном море, соединенным бездонным проливом с Тайным океаном, оставался всего один такой праящер.

Праящер медленно зевнул, разинув рот, и два ряда острых зубов сверкнуло в лунном свете. Неизвестно, как велико было скрытое под водой туловище подводного чудовища, любое его движение могло быть роковым для маленькой лодчонки.

Андрей налег на весла, но в спешке одно из весел сорвалось, и лодочка закружилась на месте.

- Р-р-ауа! - выдохнуло чудовище и слегка пошевелилось.

Стоило подводному монстру захотеть порезвиться, и крошечная лодочка исчезла бы с поверхности моря навсегда. Но вдруг внезапная волна подхватила лодку и буквально отшвырнула прочь от чудовища. Море около монстра вскипело, и из пучины возникло чтото огромное и скользкое, похожее на спрута и на медузу одновременно. Гиганская спрутомедуза описала в воздухе полукруг и обрушилась на праящера, облепив его морду и шею скользкими ядовитыми щупальцами.

Праящер взревел, замотал головой, и оба чудовища исчезли в воде, сцепившись в смертельной схватке.

Спрутомедуза была меньше праящера, но ее страшные щупальца обладали чудовищной силой. Твердое торпедообразное тело подводной хищницы покрывали острые ядовитые шипы. Такая же древняя как и ящер, спрутомедуза была с ним в состоянии вечной вражды. Иногда в схватке побежала ядовитая спрутомедуза, а иногда везло праящеру.

Андрей и Лависса не знали, что до вчерашнего дня в Первичном море оставался один праящер и две спрутомедузы. Но одна из них погибла в потоке раскаленной лавы, вырвавшейся из извергающегося вулкана.

И вот оставшая в живых спрутомедуза сцепилась в смертельной схватке с праящером. Это была битва старых как мир титанов - повелителей Первичного моря. Сами того не подозревая, Андрей и Лависса стали свидетелями последней в истории этих двух видов решающей битвы.

Голова праящера показалась на поверхности. Спрутомедуза обвила ее мощной пружиной своих щупалец, выбрасывая одну маскирующую струю за другой. Она старалась задушить его прежде, чем праящер успеет пустить в ход свои острые зубы, способные с легкостью перекусить пополам любого обитателя морского дна.

Мощные, с присосками щупальца спрутомедузы давили на серебристую броню праящера, разрывая ее как бумагу. Воды Первичного моря окрасились кровью. На запах крови устремились морские шакалы - полуторометровые зубастые рыбы-падальщики. Они нетерпеливым кольцом окружили сражающихся гигантов, ожидая, когда придет черед наброситься на поверженного.

Одно из щупалец спрутомедузы, неосторожно изогнувшись, попало в пасть праящеру. Зубы подводного монстра сомкнулись, и щупальце, перекушенное надвое, все еще продолжая извиваться, упало в воду.

Вода забурлила, на оторванное щупальце набросились жадные морские шакалы. Они с разных сторон вцепились в щупальце своими мелкими острыми зубами и, мотая головами, вырывали его друг у друга.

Но несмотря на потерю щупальца медуза все равно находилась в более выигрышном положении. Праящер, короткая шея которого оказалась в стальном захвате спрутомедузы, постепенно начинал задыхаться. Из его пасти вырывался уже не рев, а клокочущий хрип.

Раз за разом праящер ударял медузу своим огромным хвостом, покрытым острой как пила чешуей. С каждым взмахом хвоста из него уходили силы.

Андрей, борясь с волнами, торопливо работал веслами, стараясь подальше отойти от места схватки.

Битва гигантов постепенно переходила в завершающую стадию. Ящеру удалось передней лапой отодрать от себя ядовитое брюхо спрутомедузы. Еще два щупальца попали ему в пасть и стали добычей морских шакалов.

Почувствовав, что слабеет, спрутомедуза оторвалась от ящера и с всплеском врезалась в взбаламученную воду. Она надеялась достичь дна и забиться в нору раньше, чем праящер ее настигнет. Там, на глубине нескольких километров в каменной расщелине спрутомедуза могла бы восстановить силы и отрастить потерянные щупальца.

С ревом праящер взмахнул хвостом и, блеснув чешуйчатой спиной исчез в глубинах. Он собирался догнать спрутомедузу прежде, чем она протиснется в узкую подводную расщелину, где ее уже не достать. Морские шакалы помчались за ними, надеясь на продолжение обеда.

Друзья так никогда и не узнали, чем закончилась эта битва. Удалось ли спрутомедузе спастись или праящер настиг ее.

Андрей бросил весла. Ладони покраснели и саднили.

- Жаль, у нас нет видеокамеры. Представляешь, если б я показал это ребятам из класса! Они бы просто лопнули от зависти!

- Ну, только не родители, - уточнила Лависса. - Не думаю, чтобы они лопнули б от зависти. Моя мама смертельно испугалась бы и задала мне взбучку. Хорошо еще, что чудовища не перевернули лодку, а то морские шакалы получили бы неплохой десерт.

Андрей призадумался. Пожалуй, Лависса права. Его мама к потолку бы подскочила от ужаса, и набросилась бы на Баюна. При мысли о роботе-няньке мальчику стало грустно и тоскливо. Где теперь его верный старый друг?

Интересно, знают ли его родители, что он пропал. Их звездолет уже давно прибыл на Землю. Послали ли они на Деметру лазерограмму?

Первичное море, вспененное сражающимися монстрами, давно улеглось и напоминало цветущий луг. Тут были и светящиеся водоросли и какие-то затейливые цветы, плавающие на широких зеленых листьях и жадно вбирающие лунный свет.

Ребята молчали, думая каждый о своем. Равномерное покачивание оранжевой лодочки убаюкивало их. Лависса уснула, вскоре заснул и Андрей. Хотя, конечно, вначале он собирался не спать, а всю ночь следить за морем - все ли в порядке и не грозит ли им какая опасность. Сон отвлек Андрея от грустных мыслей о роботе-няньке, о родителях, о бабушке, которые сейчас, может быть, на далекой Земле волнуются или даже возвращаются обратным рейсом "Деметрианца".

Проснувшись утром, путешественники обнаружили, что ночь прошла спокойно. Это было видно хотя бы по тому, что они живы и невредимы.

Первичное море скрывал утренний туман, и оно было абсолютно неподвижно. Сквозь туман едва пробивалась желтоватая слабая заря.

Лависса потянулась и наклонилась над бортом лодки, надеясь увидеть в воде свое отражение.

- Женщина всегда должна быть в форме, - озабоченно сказала она и дернула Андрея за рукав. - Я не хочу обгореть на солнце. У нас есть защитный крем?

- Нет, - Андрей зевнул, прикрыв рот рукой. - Проголодалась? Хочешь пищевую таблетку?

Лависса отказалась. Сегодня с утра у нее было какое-то приподнятое настроение. Зачерпнув из моря воды, она наспех умылась и переплела косу.

Андрей заглянул в кармашек на дне лодки, надеясь отыскать карту, передатчик или что-нибудь в этом роде. Он нашел плотно завернутый в тонкую пластиковую пленку пакет и развернул его.

Лависса закончила возиться с косой и требовательно посмотрела на мальчика, очевидно ожидая одобрения.

- Для своего возраста ты ужасно инфантильный! - рассердилась она, видя, что он возится с пакетом. - Как ты думаешь, кто-нибудь смог бы любить меня так сильно, как я сама себя люблю?

Андрей распечатал тугой пакет. В нем он нашел маленький, не больше ладони плоский лазеропередатчик, предназначенный для передачи координат терпящей бедствие лодки на частоте спасательных служб.

Мальчик осторожно включил его:

- Смотри, что я нашел! Лазеропередатчик! Теперь мы сможем связаться со спасателями!

- Дай посмотреть! - потребовала Лависса.

- Не трогай!

- Нет, дай!

- Ты не умеешь!

- Ах так! Отдай! - Лависса стала отнимать у Андрея передатчик, но он не отдавал.

- Осторожно, опрокинешь лодку!

- Это ты опрокинешь! - девочка, вырывая передатчик, навалилась на борт. Лодка закачалась и перевернулась. Они забарахтались в воде, цепляясь за борта и рискуя привлечь внимание подводных хищников.

- Я же говорил опрокинешь! - Андрею кое-как удалось перевернуть лодку, забраться в нее самому и затащить девочку.

И самое время. Поблизости уже замелькали плавники морских шакалов. Но видя, что все спокойно, хищники разочарованно уплыли, погнавшись за детенышем морского слона - тяжелого носатого ящера с длинным хоботом, которым он, как пылесосом, вытягивал крабов из их норок на дне.

Но и здесь морским шакалам ничего не перепало. Не успели они догнать детеныша морского слона, как появилась его возмущенная мамаша. Связываться с разъяренной морской слонихой у шакалов не было желания и, пару раз сунувшись и получив отпор, они ретировались в поисках более легкой добычи.

- Где передатчик? Давай сюда!

- Он у тебя! - заявила Лависса, распуская мокрую косу, чтобы она быстрее высохла.

- Значит, ты его утопила. Поздравляю, - сказал Андрей. - Иди купи себе медальку!

- Сам купи! Это ты его утопил! Я всегда знала, что без няньки ты никуда не годишься, - разозлилась девочка. - И вообще я есть хочу. Дай мне питательных таблеток.

Андрей сунул руку в спасательный карман и обнаружил, питательные таблетки тоже утонули.

- Сейчас ими питается какой-нибудь морской динозаврик, - сообщил он. - А опреснитель остался. У нас хотя бы вода будет.

Они зачерпнули опреснителем морскую воду и подождали, пока она станет пригодной для питья. Утолив жажду, они задумались, что делать дальше.

Утренний туман давно рассеялся. Наступил второй день плавания.

Глава двадцать девятая.

О ТЕСНОТЕ ВСЕЛЕННОЙ, ИЛИ НЕПРИЯТНАЯ ВСТРЕЧА

Солнце припекало. Путешественники изнывали от жары. Теперь, когда лазеропередатчик был на морском дне, надежда на спасение таяла с каждым часом.

- Могу себе представить, каково быть яичницей, - пожаловалась Лависса. - Я ужасно быстро обгораю на солнце.

- Где-то тут была зеркальная пленка, - Андрей оглядел дно лодки. Подвинься, я сделаю тент.

Кое-как мальчику удалось натянуть над лодкой тент из зеркальной пленки, отражающей солнечные лучи. Лодка превратилась в маленькую уютную комнатку, надежно защищенную от солнца и дождя, вздумай он пойти.

- Неплохой домик! - похвалила Лависса. - Можно подумать, раньше не мог догадаться натянуть пленку! Все ждешь подсказки!

- Я и раньше догадался. Просто ты уселась на пленке и не хотела вставать.

- Мне было лень, - вздохнула Лависса.

- Ну и что будем делать? Так мы долго не протянем. Без еды, без передатчика, - Андрей расстегнул скафандр, но все равно ему было жарко.

- Вот ты и думай, - Лависса вытянула ноги и прищурилась. - Думать мужское дело. Хотя что ты за мужчина? Что бы ты без меня делал?

Сказать по секрету, вопрос "Что бы ты без меня делал?" Лависса одолжила у своей мамы, которая нередко подбадривала им папу-президента.

- Что? - оскорбился Андрей. - Да я тебя за борт выброшу! И прямо сейчас!

- Очень страшно! - засмеялась Лависса.

Время приближалось к полудню, и друзья стали всерьез задумываться, что неплохо бы перекусить. Но в этот момент из моря неподалеку от лодки высунулась короткая перескопическая труба. Труба исчезла, вода расступилась, и из Первичного моря показался наглухо задраенный люк небольшой подводной лодки. Чуть ниже задраенного люка торчало дуло узкой подводной пушки с самонаводящимся прицелом.

Подводная лодка неторопливо развернулась и медленно поплыла в их сторону.

- Корабль! - обрадовалась Лависса. - Нас нашли! Ура!

- Наверное, успели засечь сигнал лазеропередатчика, пока мы его не утопили! Эге-гей! - Андрей сорвал тент от солнца и замахал навстречу приближающейся подлодки.

- Сюда! Плывите сюда!

- Нас нашли! Вот здорово! Может, Баюн им сказал? Может, он с ними? - и Андрей, обнадеженный таким предположением, без устали махал тентом.

Сомнений не было: их заметили. Подлодка плыла именно к ним. Надстроечная палуба возле люка была пуста.

- Скоро я увижу папу и маму! - закричала Лависса. - Я нашлась!

- И я нашелся! - обрадовался Андрей.

Узкий нос подлодки остановился в отдалении. Герметичный люк щелкнул и открылся. Однако из люка никто не спешил показываться.

- Давай, подгребай к ним! Нас ждут! - поторопила Лависса.

Андрей заработал веслами. Бок спасательной шлюпки ткнулся в подлодку возле люка. Тотчас, точно по волшебству, спустился автоматический трап. Путешественники поднялись по трапу на борт подлодки, удивленные, что никто их не встречает.

- Может, подлодка управляется компьютером? - мальчик подошел к люку и заглянул в него. По бокам шли скобы, гудел охладитель воздуха.

- Наверное, лодка автоматическая, и в ней никого нет, - разочарованно сказала Лависса.

- Смотри, нашу шлюпку отнесло! - закричал Андрей. Спасательную шлюпку, которую они забыли привязать к трапу, ветром отнесло довольно далеко от подлодки. Теперь ее не вернуть, разве прыгнуть в воду и попытаться догнать вплавь.

Подлодка нетерпеливо загудела, включился двигатель. Едва друзья протиснулись в узкий люк и спустились по скобам, люк автоматически задраился. Послышался гул, и в иллюминаторах закачалась вода.

Подлодка была небольшой. Коротенький коридорчик, один конец которого упирался в машинное отделение, а другой в навигационную каюту.

Из навигационной каюты донесся какой-то шум.

- Слышишь! - Лависса подтолкнула Андрея. - Там кто-то есть!

Они осторожно заглянули в каюту. Перед панелью управления стояло высокое кресло, повернутое к ним высокой спинкой. Кресло тихонько поскрипывало, но кто сидит в кресле, было не видно.

Когда друзья вошли в каюту, свет вспыхнул. Кресло качнулось и развернулось. Андрей увидел высокого человека. Половина лица у него была обычная, а другая - киборгизированная с красным фотоэлементом вместо глаза.

Лависса попятилась:

- Капитан Крокс!

Глава тридцатая.

ИСТОРИЯ БАЮНА

Когда нахлынувшая волна оглушила Андрея и Лависсу, робот не растерялся. Он действовал в соответствии с заложенной в него программой экстремальных ситуаций.

Придерживая детей одной рукой, он, цепляясь за корни дерева, выбрался на поверхность. Поспешно вытащил из специального отделения у себя в корпусе туго свернутый пакет с двухместной спасательной шлюпкой, вырвал аварийное кольцо, и лодка с шипением стала надуваться.

Борясь с течением, робот перекинул через борт своих подопечных и прикрыл их водонепроницаемым тентом. Откатом волны лодку вырвало у Баюна из рук и унесло в море. Тяжелый робот мигом очутился под водой и только успел ухватиться за корень вывороченного дерева, чтобы его не швырнуло на глубину.

В глазах у робота замерцало. Это означало, старый сердечник перегружен и работает в максимальной режиме.

"Все, конец! Что будет с детьми?" - успел еще подумать старик. Предохранители выбило, и блок сознания выключился. Баюн не знал, сколько времени он так пролежал. Автоматический таймер отключился и часы обнулились.

Потом в теле робота что-то щелкнуло. Включились запасные предохранители. Робот перешел на аварийное питание. Вначале перед глазами был туман, но зрительные датчики быстро сфокусировались.

Робот увидел, что лежит на мокром песке, сжимая рукой корень дерева. Даже в беспамятстве он не выпускал его.

"Кажется, я уцелел! Смогу ли я двигаться?" - робот согнулразогнул пальцы на руках. Пальцы сгибались и разгибались. Если бы он мог вздохнуть спокойно, то так бы и поступил. Баюн кое-как поднялся на ноги и протестировал все системы своего тела. Они действовали в пределах допустимых норм.

Только на плече была глубокая вмятина - наверное, ударило камнем, когда накатила волна.

- Прочную раньше делали технику. Любая современная нянька давно бы рассыпалась, не говоря уже об этих голографических новинках, - пробормотал Баюн, обнаружив, что легко отделался.

Робот открыл на груди распределительный щиток и переключился с аварийного питания на основное. Сердечник к тому времени отдохнул от перенапряжения и работал вполне нормально.

Суставы слегка поскрипывали. Наверное, вода смыла смазку. Робот-нянька вытащил из ящичка смазочные кристаллы, и вскоре скрип прекратился.

- Я как новенький! - похвалил себя Баюн. - Старый конь борозды не портит.

Теперь нужно было отыскать детей. Робот прошел вдоль берега, вглядываясь в море, но спасательной шлюпки не обнаружил. Роботуняньке хотелось верить, что она не перевенулась. Похоже, ее просто унесло в море. Баюн понимал, самое правильное, что он сможет сделать - связаться со спасательными службами и подать сигнал SOS.

Но как связаться со спасательными службами, если у него нет передатчика? Маленький лазеропередатчик находился на надувной лодке. Догадается ли Андрей воспользоваться им? Но и тот передатчик слабый и едва ли достанет до периметра. Правда, был еще один передатчик, находившийся в голове у самого Баюна. Однако он был маломощным и едва ли смог бы послать сигнал в пределах планеты.

Но старик все же решил испробовать все возможности и около получаса посылал в эфир слабые сигналы SOS с приблизительным указанием координат местности, где теперь могли находиться Андрей и Лависса. О себе он и не вспоминал. Главное, спасти детей. Но на сигналы робота никто не откликнулся. Вероятно, в пределах досягаемости маломощного передатчика не было ни одного человека или робота. Или же все они были эвакуированы из-за цунами.

Робот-нянька сел на большой камень на берегу и, глядя в море, включил память о прожитых им годах. Едва взяв в руки маленького орущего младенца, бережно меняя ему самоочищающиеся штанишки и кормя его смесью из соски, Баюн с тоской думал, неужели когда-нибудь наступит момент, когда этот маленький человечек, будет дряхлым стариком. В такие минуты робот начинал жалеть, что он вечен или почти вечен и его старый сердечник ныл от боли. Где-то констукторы робота просчитались, потому что Баюн накапливал не только необходимую бытовую информацию, но и эмоциональную. В старину сказали бы, в корпусе робота поселилась добрая, способная на сострадание душа. Возможно, так оно и было. И сейчас мысли робота были с Андреем и Лависсой.

"Их можно спасти! На лодке есть питательные таблетки и передатчик," - то и дело Баюн передавал в эфир на разных частотах сигналы бедствия, но ответа не получал.

Вокруг камня, на который он присел, сновали маленькие красноспинные крабики. Они благополучно пережили шторм, выбрались из своих норок и торопливо подбирали с песка разбитых молюсков, выброшенных волной улиток и съедобные части водорослей.

Вернулись брахиозавры и как ни в чем не бывало паслись в Первичном море. Правда, часть прибрежных водорослей была унесена волной, так что гигантам пришлось зайти в воду поглубже. Только изредка на поверхности показывалась маленькая голова с высоко расположенной дыхательной ноздрей. Брахиозавр захватывал очередную порцию воздуха, дожевывал водоросли, и скрывался под водой.

На камне у берега робот-нянька провел всю ночь, посылая сигналы SOS. После одного из сигналов ему показалось, в приемнике раздалось какое-то потрескивание, будто его сигнал кто-то принял. Но ответа не последовало, и робот, уже начавший было на что-то надеться, решил, что это просто атмосферные помехи.

Через несколько часов он заметил, что брахиозавры забеспокоились. У берега раздался гул. Робот вскочил, ожидая, что из моря выползет огромный хищный ящер. Но из воды показался перископ, и, урча, на берег выкатилась небольшая подлодкаамфибия. Амфибия остановилась неподалеку от Баюна.

Робот бросился к ней, но неожиданно замер. Короткая пушка подлодки повернулась в его сторону и смотрела точно ему в грудь.

- Вы что? - хотел было закричать Баюн, но пушка выстрелила. Робот почувствовал, что его сбило с ног. Он попытался подняться, но, оказалось, он весь опутан сетью. Так вот чем в него стреляли - сетью!

Люк хлопнул, и Баюн услышал тяжелые шаги. Он приподнял голову и увидел боевого робота в рогатом шлеме.

- Какая встреча! Я вынужден это сделать - приказ! - Грохотун подошел к Баюну и поставил его на ноги.

- Ты уцелел? "Звездный странник" не взорвался?

- Ты видел, как он взорвался? - прогудел Грохотун. - Хотя я, признаться, хотел, чтобы он взорвался. Но капитан заблокировал реактор - так что если взрыв и произошел, то только в воображении компьютера, - Грохотун взвалил опутанного сетью Баюна на плечо и понес его к амфибии.

Робот-нянька решил, что ему пришел конец. Сейчас Грохотун разберет его на части и разрежет на кусочки. Баюну хорошо была известна любовь боевого робота к устаревшим моделям. Однако, Грохотун не спешил его уничтожать. Он притащил его в амфибию и довольно комфортно расположил его в углу каюты, впрочем, так и не освободив от сети.

Сам боевой робот пересел к пульту управления, амфибия сползла в Первичное море и, ловко проскочив между ногами брахиозавра, вышла на глубину.

- Куда ты меня везешь, рогатая башка?

- К капитану Кроксу. Капитан послал меня за тобой, а сам на подводном крейсере ищет твоих подопечных.

- Так это вы перехватили мой сигнал? - если бы руки у Баюна были свободны, он схватился бы за голову.

- А то кто же, мы и перехватили, - довольно пророкотал Грохотун, управляя амфибией. - Причем только мы и могли его принять. И никто кроме нас!

- Почему?

- Очень просто, - Грохотун прибавил скорость и вывел амфибию на оптимальную глубину. - В Саду кристаллов, капитан незаметно установил тебе на корпус магнитный концентратор сигналов. Так что только мы могли услышать тебя. Для остальных это была бы просто белиберда.

Баюн не узнавал Грохотуна. Раньше робот-убийца не был особенно словоохотлив. Его основным желанием было во что бы то ни стало схватить устаревшую модель и вытряхнуть из нее все внутренности. Теперь Грохотун заметно изменился. Даже голосовой динамик у него работал в ином режиме, хотя движения и походка оставались прежними.

Установив автоуправление, робот повернулся к Баюну и уставился на него со странным выражением.

- Устаревшая модель! - пророкотал он.

"Все! Конец! Сейчас разнесет вздребезги,"- подумал Баюн.

Грохотун склонился над роботом-нянькой и медленно расстегнул кобуру.

"Разрежет лучом!" - решил Баюн.

Но вместо бластера рогатый робот достал из кобуры небольшую удобную щеточку.

- Грязи-то, грязи сколько! Весь измазался! Чистота - залог долголетия, Грохотун сосредоточенно принялся оттирать Баюна щеткой и оттирал до тех пор, пока не отдраил весь его корпус до зеркального блеска.

- Ты что спятил? - поразился Баюн. - Немедленно развяжи меня!

Не обращая внимания на его просьбу, Грохотун убрал щеточку в кобуру и вернулся к панели управления амфибией.

- Эти устаревшие модели так быстро пачкаются. Грязи-то сколько! И не ототрешь! - бубнил он.

- Где Андрей и Лависса? - Баюн ворочался, пытаясь порвать сеть. - Где мои дети? Если Крокс их хоть пальцем тронет, то я...

- Помолчи! - рявкнул Грохотун. - Стыковка с подлодкой капитана Крокса запланирована через два часа. Ну попадись мне эти мальчишка с девчонкой! Небось, они грязные. Их надо как следует продезинфицировать.

- Что? Да как ты смеешь! - возмутился Баюн.

- Я же сказал: помолчи! Не перегружай мои слуховые динамики! - прорычал Грохотун.

Поняв, что спорить с ним бесполезно, Баюн подождал, пока боевой робот отвернется и стал перетирать стягивающие его сети.

- Капитан Крокс! - воскликнула Лависса, когда свет упал на лицо человека, поднявшегося с кресла.

- Он самый. Давненько не виделись, - усмехнулся человеческой половиной лица пират. - Похоже, вы мне не очень-то рады?

Капитан с торжеством смотрел на своих пленников.

"Разве... разве вы не взорвались со "Странником"?" - завертелось на языке у Андрея. Но Крокс, словно прочитав его мысли, сказал:

- Ах да, вы не знаете: "Странник" не взорвался. Мне удалось перехитрить Грохотуна и спасти звездолет, - капитан нажал кнопку на панели управления и двери каюты закрылись, отрезав друзьям путь к отступлению. Да и куда можно было скрыться на маленькой подводной лодке?

Крокс уселся в кресло и закинул нога за ногу.

- Кстати, как случилось, что "Странник" выкинуло на другой конец Галактики? - поинтересовался он. - Наверно, ежик постарался? А где он сейчас?

- Улетел, - сказал Андрей.

- Ай-ай-ай! - капитан грустно покачал головой. - Упустить такое сокровище! Ну и лопухи же вы! Никакого от вас толку. Одна морока. Нужно было оставить вас плавать в море или отправить на корм динозарам. Деньги мне теперь не нужны. Выкуп тоже не нужен...

- А зачем вы нас спасли, если мы вам не нужны? - спросил Андрей.

Крокс задумался:

- Сам не знаю. У меня на Деметре были другие дела. Хотел слегка подразнить звездный патруль, а тут услышал ваш сигнал... Может, я вас пожалел, а, может, и нет...

Капитан развернул кресло к пульту управления. Попугай слетел со стола и устроился на плече у Андрея:

- Последнее время капитан стал какой-то странный, - доверительно прошептал он мальчику. - А все из-за этих рубиноглазов. Он набрал их целый мешок. И поверите ли - все камни превратились в четырехруких человечков. Крокс вначале рассвирепел и хотел выбросить их за борт.

- Это ожившие копачи! Что с ними теперь? - Лависса вспомнила своих бывших подданных и пожалела их.

- Тшш! Не так громко! - попугай пугливо покосился на Крокса. - У нас же в двигателе пространственный перемещатель. Капитан изменил курс и прежде чем лететь сюда, отвез человечков на их родную планету. Какой-то он стал другой. Может, это из-за последнего рубиноглаза?

- Из-за какого рубиноглаза? Они же все превратились в человечков? прошептала Лависса на ухо попугаю.

- Не все. Один рубиноглаз так и остался у Крокса в ящичке. Капитан хотел его вытащить, но не смог. Рубиноглаз невозможно сдвинуть с места. Стоит до него дотронуться, как сразу начинает барахлить вся автоматика!

Андрей представил, как под броней киборга, пульсирует зеленый кристалл, будто бьется сердце.

По экрану компьютера пошло какое-то сообщение.

- Грохотун отыскал вашего робота-няньку, - сказал, не оборачиваясь, Крокс. - Скоро они будут здесь.

- Баюн! С ним все в порядке? - не мог сдержать радости Андрей.

- Через час вы его увидите, - сказал он, не оглядываясь. - А пока не крутитесь под ногами. Подождите в соседней каюте. Кажется, там есть еда.

Пират нажал на клавишу, дверь открылась. С удивлением оглядывась на Крокса, друзья попятились к выходу.

- Я же говорил, с ним что-то неладно! - зашептал им вслед попугай. - Это все из-за рубиноглаза, помяните мое слово!

- Замолчишь ты, глупая птица! - рявкнул Крокс, и знакомые интонации несколько успокоили попугая.

Друзья зашли в соседнюю каюту и сели перед большим иллюминатором. За ним проплывали картины подводного мира. Мерно покачивались в потоке течения водоросли, проплывали неповоротливые ихтиозавры, а между ними сновали мелкие кистеперые рыбы.

- Какой-то Крокс и правда другой. Даже не знаю, как это сказать... Лависса задумалась. - Раньше он был злым, а теперь что-то в нем изменилось. То ли задумал что, то ли правда стал добрее. Когда я его увидела, ужасно испугалась. А сейчас почемуто не боюсь.

- Надеюсь, с Баюном все в порядке, - Андрей посматривал на большие часы в углу каюты. Каюта, в которой они оказались, была очень странной: длинные ниши по стенам, в которых размещались узкие морские торпеды. В открытом ящике рядом с синтетическими консервами, лежал бластер. Похоже, Крокс доверял своим гостям или же ему было все равно.

Андрей осторожно взвесил на ладони тяжелый бластер.

- Положи эту штуку, я такого не люблю, - нахмурилась Лависса. - Давай лучше перекусим.

Путешественники подкрепились синтетическими консервами. Не самая вкусная пища, но есть можно. Едва они закончили, как послышался негромкий стук, будто бы подлодка с чем-то столкнулась.

В каюту влетел попугай:

- Идите встречайте своего Баюна!

Андрей и Лависса выбежали из каюты и кинулись в навигационную рубку. Грохотун и его пленник были уже там. Увидев Баюна, ребята бросились к нему.

- Как я рад вас видеть! - Баюн заворочался в сети, как большая пойманная рыба.

- Зачем вы его связали? - закричал Андрей. - Освободите его немедленно!

- Надеюсь, он не наделает глупостей, - капитан Крокс кивнул Грохотуну. Рогатый робот разрезал сеть. Баюн освободился от обрывков сети и бросил их на пол.

- Ой-ой-ой! Нельзя сорить! - испугался Грохотун. Он вытащил автоматический пылесос и все тщательно убрал. Заоодно он пропылесосил пол в каюте, капитанское кресло и свои ноги.

- Чистота - залог долголетия, - бормотал Грохотун, возя пылесосом по полу. - Тоже мне моду взяли - сорить! Все должно быть чисто!

Путешественники с удивлением уставились на Грохотуна.

- Ну и как вам? - хмыкнул Крокс. - Не узнаете! То-то же! Признаться, я слегка перепрограммировал Грохотуна. А то он стал не в меру жесток. Оказалось, у него полетела важная микросхема. Пока я искал замену, этот шутник попугай вставил в него программу робота-уборщика. Так что теперь наш Грохотун слегка помешан на чистоте.

- Куда уж там слегка! Это еще мягко сказано! - довольно проворчал попугай.

- Кто не курит и не пьет - тот здоровье бережет. Пыль - разносчик инфекции. Все на борьбу с мусором! - твердил Грохотун, с удовольствием работая пылесосом.

Наконец, он удовлетворенно оглядел навигационную рубку. Увидев в углу каюты грязный след, он коршуном бросился на него с гудящим пылесосом в руках.

- Таким он мне больше нравится! - снисходительно заметил попугай. Здорово я придумал? Эй, Грохотунишка!.. Ай!

Попугай в ужасе взлетел под потолок, потому что робот погнался за ним с пылесосом и попытался его впылесосить.

- Летающая пылинка! Разносчик пыли и инфекции! - прогудел Грохотун. Почистить его!

- Перестань, перестань сейчас же! - завопил попугай, удирая от робота по всему отсеку. - Убирайся вон, дурацкая машина!

- От машины слышу! - обиделся Грохотун. - Я лучший в мире робот-уборщик!

- Докатились... - покачал головой капитан Крокс. - Пиратская команда называется. Мой единственный боевой робот возомнил себя уборщиком! Может, вообще я больше не капитан? Что за радость быть капитаном над уборщиками?

- Но у вас есть я! - воскликнул попугай. - Как вы могли забыть?

- По-твоему, быть капитаном над попугаями намного приятнее? - заметил Крокс.

- Капитан, - громко сказал Баюн, напоминая о их присутствии. - Что вы собираетесь с нами делать?

- Что я собираюсь с вами делать? - задумчиво переспросил Крокс. - Скормлю динозаврам или выброшу в открытый космос. Я еще не решил.

Лависса невольно побледнела. Крокс увидел это и расхохотался:

- Не бойся, глупая, я пошутил. Отвезу вас поближе к периметру и отпущу. Зачем вы мне нужны? Не превращать же пиратский флагман в детский сад?

- Почему бы и нет, капитан? - жалобно проблеял Грохотун. - Пускай будет детский садик. Где детишки, там много мусора. А убирать я люблю.

Попугай захлопал крыльями:

- Ой не могу! Только послушайте, что он несет! И это Грохотун! Грозный робот-убийца! Ой, держите меня!

- Сам виноват, - одернул его капитан. - Не надо было заменять его программу. Вот перепрограммирую тебя в кукушку! Будешь каждый час куковать!

- Ха-ха! - от хохота клюв попугая вышел из пазов, и Кроксу пришлось осторожно возвращать его в прежнее положение.

- Вы отпустите нас? - спросил Баюн. - Это правда? И еж вам не нужен?

- Не задавай глупых вопросов, - проворчал Крокс и незаметно дотронулся до груди, где под броней пульсировал кристал с далекой планеты. Похоже, мысли у капитана были далеко. Он подошел к пульту и защелкал клавишами управления.

Каким-то образом чувствовалось, перемена, происшедшая с Кроксом, затронула его всего. Он устал от своего вечного одиночества, устал приносить зло. Однако что-то прежнее, Кроксовское, пиратское, не смиряющееся ни с какими нормами и устоями было в нем все еще сильно. Нескоро, ой нескоро старый капитан Крокс уйдет на пенсию!

- Через час мы будем на "Страннике". Мы спрятали его в подводной расщелине, - глухо сказал капитан. - Мы стартуем и выйдем в атмосферу. Я доставлю вас к периметру. Не бросать же вас на произвол судьбы на земле Динозавров. Вы здесь и трех дней не продержитесь.

- И вам не нужен выкуп за меня? - не поверила Лависса.

- Жалкие гроши! - хмыкнул Крокс. - Стоит ли портить ради этого репутацию пирата! Да я отдам тебя, девчонка, бесплатно! Сам еще - ха-ха! - приплачу, только бы тебя забрали!

- Ах так! Вот, значит, как! - Лависса топнула ногой и покраснела. Похоже, светловолосая дочка президента была не на шутку оскорблена таким отношением к себе.

Подводная лодка и состыкованная с нею амфибия резко изменили курс. Давление усилилось. Лодку тряхнуло. Путешественники едва устояли на ногах.

- Что случилось? - встревожился Баюн.

- Ничего страшного, - пробасил Грохотун и стряхнул с Баюна невидимую пылинку. - Предусмотренное изменение курса. Мы погружаемся в расщелину, в которой спрятан "Странник".

В иллюминаторах в мерцающем свете прожекторов показался огромный, похожий на башню "Звездный странник", идеально герметичный, рассчитанный на любые нагрузки и любое давление не боялся морских глубин. Даже длительное нахождение в воде не могло ему повредить. Опасаясь, что наземные пеленгаторы Деметры могут засечь их, Крокс и Грохотун спрятали звездолет в одной из глубоких подводных впадин.

Верхний грузовой шлюз звездолета отъехал в сторону, пропуская в себя подводную лодку. Шлюзовая дверь закрылась, заработали мощные насосы, откачивающие воду. Впереди открылась еще одна шлюзовая дверь. Они оказались в стартовом ангаре рядом с уже знакомым боевым крейсером.

Откинулся люк. Путешественники и капитан Крокс выбрались из подлодки. Капитан озабоченно взглянул на часы:

- У нас не так много времени. Мы должны стартовать как можно быстрее.

Не успели они пристягнуться и надеть специальные скафандры, как "Странник" загудел и завибрировал. Слышно было трение воды о наружный борт звездолета.

- Стартуем! - раздался в наушниках голос Грохотуна. - Сейчас будет тяжело!

На них обрушилась огромная тяжесть. Руки и ноги стали массивными и ватными. Впрочем, это длилось недолго. Крокс, очевидно, не собирался рисковать здоровьем своих маленьких гостей и стартовал не слишком резко.

"Странник" взлетел, вышел на круговую орбиту и стал двигаться параллельно поверхности планеты. В иллюминаторе засветился огромный голубоватый колпак периметра. Андрей видел его сверху впервые, и этот вмещающий в себя тысячи строений колпак, с садами, озерами, парками и фермами, вдруг показался ему необыкновенно близким и родным.

Зашумел лифт, к ним вошел Крокс:

- К периметру мы полетим на крейсере. Людишки уже подняли тревогу.

Капитан Крокс и Грохотун поставили "Странник" на автопилот и пересели в боевой крейсер.

- Будем снижаться, - Крокс задраил люки и дистанционно открыл шлюзовую дверь. - Приземлимся прямо в космопорте.

- Но это же опасно! - поразился Андрей. - Вас может схватить звездный патруль!

- Меня? - усмехнулся Крокс. - Нет такого звездного патруля, который бы меня схватил. К тому же мне точно известно, что главные силы ищут нас в другом конце Галактики.

Полет на крейсере прошел без всяких осложнений. Чувствовался огромный опыт Крокса. Капитан мастерски провел боевой крейсер над магнитным колпаком, и резко пошел на снижение. Очевидно, в космопорте уже были оповещены об их приближении. Магнитный колпак над космодромом был снят.

Глава тридцать первая.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Крокс несколько раз облетел вокруг космопорта на небольшой высоте. Когда крейсер скользил над космопортом, Андрей видел крошечные суетящиеся фигурки людей, роботов и андроидов. Видимо, к встрече пирата готовились все силы внутренней безопасности.

- Забегали, муравьишки! - Крокс бросил крейсер в крутой вираж и пронесся всего в нескольких метрах над скоплением роботов звездного патруля, целившихся в крейсер из бластеров, но не стрелявших. Капитан Крокс посадил маленький крейсер посреди расчищенной полосы.

В космопорте выла сирена. К нему поспешно стягивались со всего города мобильные силы звездного патруля.

- Пора на выход! - Двери шлюза с гулом открылись.

- Спуститесь - бегите со всех ног! И прыгайте на эскалатор, - предупредил Крокс. - Если придется стрелять, я хочу иметь открытый сектор для огня!

- Прощайте, капитан! - Баюн легонько подтолкнул Андрея и Лависсу к трапу.

Где-то посредине трапа друзья остановились и обернулись. Капитан Крокс смотрел на них сверху. На плече у него сидел попугай, а позади возвышался массивный рогатый робот Грохотун.

- Нам пора! - крикнул попугай и замахал крыльями, показывая как именно они будут взлетать.

- Капитан, а что... что вы будете делать? - спросила Лависса.

- Что буду делать? - Крокс невесело улыбнулся. - Возможно, ограблю пару-тройку правительственных кораблей с сокровищами, а потом полечу на ту планету, где мы шатались в лабиринтах. Четырехрукие человечки, которых я любезно доставил домой, меня приглашали. Думаю построить там домик у озера, простой старинный домик, с камином, без всяких этих новомодных штучек, капитан дотронулся до груди, где билось его сердце-кристалл.

- А я буду убирать дом! - обрадовался Грохотун. - Буду читать инструкцию и - ба-бах! - перестреляю все соринки из бластера.

- А вот этого не надо, - испугался попугай. - Лучше купи себе веник.

- Сюда бегут! Капитан, патруль перешел в атаку! - Грохотун выдернул из кобуры бластер. Хоть он и помешался на чистоте, обращаться с оружием не разучился.

По взлетной полосе, прикрываясь бронещитами, к ним бежали роботы-охранники из звездного патруля. Выли сирены.

- Сдавайтесь! Вы окружены! - во всю старалась громкая связь. - Путь через орбиту перекрыт! Отпустите девочку и сдавайтесь! Президент обещает вам жизнь! Вы будете наказаны, но вам будет сохранена жизнь!

- Очень любезно с их стороны, - Крокс презрительно скрестил руки на груди.

- Пора смываться, капитан! - закричал попугай. - Или нам крышка!

Со всех концов космопорта мчались машины звездного патруля. В небе кружили автопилотируемые патрульные крейсера. Истошно выли сирены. Роботы звездного патруля приближались. Они не стреляли, боясь попась в Баюна и детей.

- Сдавайтесь! Отпустите заложников и сдавайтесь! - ревел мегафон из повисшего над ними планетолета.

- Что-то людишки расшумелись. Они действуют мне на звуковые датчики, Грохотун прицелился и несколько раз выстрелил в зависший над ними патрульный крейсер.

- Сдава... - мегафон затих и вырубился. Похоже, Грохотун перебил систему его энергоснабжения.

Машина задымила и боком, проваливаясь в воздушные ямы, полетела в сторону периметра. Врезавшись в магнитное силовое поле, патрульный крейсер взорвался. Робот-пилот едва успел катапультироваться.

Роботы патруля окружили боевой крейсер и залегли, прикрывшись бронещитами.

- Ну прощайте! И бегите! Нам пора! - Крокс и Грохотун скрылись в рейдере. Люк захлопнулся.

- Бежим! - крикнул Баюн. - Сейчас здесь будет жарковато.

Они спрыгнули на тугое огнестойкое покрытие и стремительно помчались к эскалатору, который спускался к зданию космопорта.

Едва они ступили на эскалатор, роботы патруля открыли по пиратскому крейсеру беспорядочный огонь. Но лучи их бластеров не причиняли вреда сверхпрочной броне лучшего военного крейсера времен последней Галактической войны.

Крейсер выпустил поток раскаленного газа, взлетел и кометой растворился в небе Деметры. В погоню за ним с ревом и гулом пустились юркие планетолеты звездного патруля.

Друзья долго смотрели в небо, в котором исчез пиратский крейсер.

К Баюну, Андрею и Лависсе подбежал усатый генерал звездного патруля, вспотевший и взволнованный.

- Хорошо, что этот мерзкий пират отпустил вас! Вы не пострадали? Вам нужна помощь?

- Все в порядке, - Баюн положил руки на плечи Андрею. - Никто не пострадал. Прикажите, чтобы нас выпустили с территории космопорта. Нам нужно домой.

Усатый генерал посмотрел на Лависсу, девочка кивнула. Генерал звездного патруля отдал приказ роботам. Они расступились, пропуская Баюна и Андрея.

- Ваш отец будет рад вас видеть! Он уже едет сюда! - сказал он, обращаясь к Лависсе. - Я не сомневаюсь, что "Странник" перехватят на орбите. Там его ждет надежный заслон. Мы стянули туда наши лучшие силы. У Крокса нет никаких шансов!

В этот момент в наушниках офицера что-то загудело.

- Командир, пиратскому кораблю удалось скрыться! - раздался возбужденный голос. - Он протаранил наши заграждения и ушел! Мы преследуем его, но, боюсь, упустим! Его скорость выше!

- Продолжать погоню! Он не должен уйти! - закричал генерал.

В наушниках вновь затрещало.

- Командир, пиратский корабль исчез с радаров! Мы не знаем, как это могло произойти.

- Что? Идиоты, вы его упустили! Я пропал! Что я скажу президенту! генерал сдернул наушники и схватился за голову.

- Но как он мог исчезнуть? Я же все предусмотрел! - простонал он.

Андрей и Лависса переглянулись. Они догадывались, скорее всего капитан Крокс, скрываясь от погони, включил пространственный перемещатель, и теперь он уже вне пределов досягаемости.

Генерал звездного патруля в блестящем комбинезоне умоляюще посмотрел на них.

- Вы хотя бы представляете, куда он мог направиться? Я бы послал на перехват всю звездную эскадру! Он бы не ушел! Мы бы стерли его в порошок.

"Отправлюсь на планету к копачам и построю дом..." - мысленно услышал Андрей голос Крокса.

- Так куда он мог направиться? - повторил генерал.

Андрей пожал плечами:

- Понятия не имею. Он нам не говорил.

- Конечно, не говорил, - Лависса сдвинула бровки и высокомерно посмотрела на генерала. - Кто тут командир звездного патруля? Если не справляетесь со своей работой, так и скажите! Я передам папе.

- Нет-нет, я на всякий случай спросил... - залебезил генерал. - Откуда вы можете знать? Конечно, он не стал бы с вами откровенничать.

Неподалеку остановился блестящий президентский планетоход. Не дожидаясь, пока шофер откроет дверцу, из планетохода выскочили высокий смуглый мужчина и светловолосая женщина.

- Лависса! - закричали они.

- Мама! Папа! - Лависса бросилась к ним.

Баюн и Андрей посмотрели, как родители обнимают Лависсу, и, протиснувшись сквозь строй роботов-охранников, направились в сторону своего небольшого дома.

- Постойте! - Лависса вырвалась из объятий родителей и догнала их. - Я приду к вам как-нибудь вечерком? Нам есть что сказать друг другу, - тут девочка покосилась на Андрея.

- Приходи, - сказал Баюн. - Будем тебе рады. Наш дом около Оранжевого озера. Ты его легко найдешь!

- Лависса, где ты? - президент спешил к дочке.

- Иду! - Лависса послала им воздушный поцелуй и помчалась к родителям.

А робот и Андрей направились домой. Там их ждала лазерограмма с Земли от вчерашнего числа. "Простите, что долго не выходили на связь. "Деметрианец" прибыл на Землю только три дня назад - задержался в пути. Бабушка здорова. Передает привет. Надеемся, у вас все хорошо. С Баюном не пропадешь. Папа, мама."

- У нас и, правда, все в порядке? - спросил Андрей.

- Конечно, ты ведь читал, со мной не пропадешь. А теперь марш мыться! Пора снять этот дурацкий скафандр!

- Ты, Баюн, не меняешься! - Андрей вздохнул и поплелся в ванную. Мальчику было грустно. После всех путешествий их дом казался скучным и неинтересным.

В ванной Андрей закрыл дверь на магнитную защелку и стал снимать скафандр. Вдруг за его спиной на полочке с шампунями послышался какойто звук. Мальчик поспешно обернулся.

На полке, почесываясь задней лапкой, сидел крылатый ежик с Планеты Синего Кефира. Андрей протянул руку, чтобы его погладить, но ежик исчез. Мальчик подождал, но он не появлялся. Андрей так и не понял, померещился он ему или нет.

Конец второй книги.

Продолжение в фантастической повести "Возвращение космического пирата".