/ Language: Русский / Genre:love_short

Слезы ангела

Дина Аллен

Сюзан Лонг после гибели бывшего мужа Генри не только остается без средств к существованию, но неожиданно узнает секрет, который может стоить ей жизни. Угроза все ближе, и одной Сюзан не справиться. В критический момент ей на помощь приходит брат мужа Стивен Торн. Молодых людей влечет друг к другу, грозящая им обоим опасность только усиливает это чувство.

Однако на самом пике их любви Сюзан ждет настоящее потрясение: она с ужасом узнает, что все это время Стив обманывал ее…


Дина Аллен

Слезы ангела

1

Стивен Торн, стараясь ничем не выдать себя, продолжал следовать за мчавшейся впереди машиной. Маленький жучок «фольксваген» свернул налево и захрустел шинами по усыпанной гравием дорожке. Стивен остановился перед поворотом, потушил огни и выключил двигатель, разглядывая мерцающие сквозь частокол древесных стволов красные и белые огоньки в конце дорожки. Пальцы его нетерпеливо барабанили по рулевой баранке. Дважды ему уже удалось пробраться туда незамеченным. Сейчас он попытается повторить подобный номер. Стивен открыл дверцу и вдохнул полной грудью прохладный апрельский воздух.

Включив рацию, он услышал голос своего шефа.

— Алло.

— Она носится как сумасшедшая, — доложил Стивен, — и знает местность как свои пять пальцев… — Он умолчал о том, что вот уже две недели неотступно следит за нею.

— Странное дело, — проворчал Роджерс. — Я никак не могу понять, какого черта Сюзан Лонг держится за эти облигации на предъявителя, когда их можно запросто продать в любой точке земного шара. Пожалуй, я разживусь завтра ордером на обыск в ее доме. Пусть этим займутся наши коллеги.

Стивен представил, как Роджерс откинулся в своем вращающемся кресле, задрал ноги на стол и почесывает короткую седую бородку.

— А что, если похищенных облигаций нет в доме? — спросил Торн шефа. — Ведь стоит ей о чем-нибудь догадаться, и она улизнет от нас. Только мы ее и видели.

— В каждом деле есть доля риска, ты прекрасно это знаешь, Стив.

— Не волнуйся, шеф. Я найду их без ордера и без вмешательства этих недоумков. Боюсь, они могут все испортить.

В трубке раздался протяжный вздох.

— Только не забывай о нашем уговоре. Ты проникаешь в дом, сам обыскиваешь его сверху донизу.

— Да мы же обо всем договорились.

— Послушай, может, ты все-таки передумаешь? — неожиданно спросил Роджерс.

— Нет, дружище, я твердо решил.

Шесть недель назад размеренная жизнь Стивена подверглась жестокому испытанию. Выполняя труднейшее задание, он, видимо, не все предусмотрел, и в результате погиб его напарник. Роджерс пытался утешить его, мол, в их работе случается всякое, но его слова не возымели никакого действия. Стивен продолжал корить себя за то, что за его беспечность расплатился коллега. Роджерс предполагал, что именно этот инцидент подтолкнул его к тому, чтобы написать заявление об уходе. На самом же деле все было не совсем так. Трагический случай стал просто последней каплей. Стивен давно уже подумывал оставить службу, и вызвано это было другими причинами.

— Ну что ж, тебе виднее… Но я рад, что ты останешься с нами хотя бы до завершения этого дела. Сдается мне, оно еще причинит нам немало головной боли. Наши коллеги, до того как мы с тобой подключились, немного перестарались, наблюдая за Лонг. Возможно, она что-то начала подозревать и, если узнает, что ты — федеральный агент…

— Не узнает, — отрезал Стивен. — Постарайся, чтобы этого больше не повторилось, иначе мне будет трудно работать. — Он выключил рацию и откинулся на сиденье. У него не было намерения сообщать Сюзан Лонг, что он работает на правительство. Еще меньше ему хотелось раскрывать Роджерсу настоящие причины, заставившие его заняться этим делом. Узнай шеф о них, Стивена в ту же секунду отстранили бы от расследования.

Он взглянул на часы: было 9.50 вечера. Пожалуй, он даст ей еще несколько минут — пусть придет в себя с дороги, — а тогда и нанесет ей визит. Она не сможет не принять его, после того как он расскажет ей немного о себе.

Стивен включил лампочку в салоне и полистал досье на Сюзан Лонг. «Возраст — 28 лет. Рост — 5 футов 8 дюймов. Обучается на курсах менеджмента, подрабатывает курьером. Прошлое: сирота с двенадцати лет, воспитывалась у тети, которая умерла, когда Сюзан было 24.

Вышла замуж за Генри Ханта в 24, развелась в 26. Малообщительная. Одна из подозреваемых». Еще пару недель назад он и не догадывался о существовании этой женщины.

Агент взял карандаш и подчеркнул фразу «Вышла замуж за Генри Ханта в 24». Он снова взглянул на часы и медленно вырулил на узкую подъездную дорожку, стараясь не задеть глушителем о бордюр.

Сквозь высокие, увитые виноградной лозой деревья по обеим сторонам дорожки с трудом пробивался тусклый свет молодого месяца. Руки Стивена с силой сдавили руль, выдавая его тревогу. Он подумал о письмах, которые прислал ему пару недель назад Генри Хант, и все внутри у него сжалось. В воздухе, как и в теле Стивена, росло напряжение. Повинуясь инстинкту, он замедлил ход. Стивен никогда не старался найти логическое объяснение подобным проявлениям некоего шестого чувства. Случалось, интуиция подводила его, но чаще всего она безошибочно подсказывала единственно верное решение. За годы службы у него выработалась привычка доверять себе, и теперь он среагировал автоматически, так же как и в тот момент, когда потушил огни своего автомобиля.

Слабая вспышка тормозного сигнала осветила дорогу. Дюйм за дюймом машина приближалась к дому. Мелкий гравий хрустел под колесами.

Едва Стивен миновал очередной поворот, как тишину вечера разорвал чей-то душераздирающий крик. За деревьями показался просвет, отсюда уже хорошо был виден дом. Усиленно вырабатывающийся адреналин заставлял его мозг работать на пределе возможного. Не мешкая, он выхватил из особого отделения под сиденьем пистолет и спустя несколько мгновений уже притаился с ним за машиной. Вглядевшись в темноту, Стивен скорее догадался, чем увидел неясные очертания какого-то фургона. Но тут же вновь раздавшийся крик заставил его перевести взгляд на дом. В одном из освещенных окон маячили три силуэта.

Стивен легко взбежал по ступенькам крыльца и сквозь тюлевые занавески повнимательнее рассмотрел эти три фигуры. В комнате было двое мужчин. Тот, что пониже, огромной ручищей зажал Сюзан рот и, словно этого было недостаточно, завернул ей руку за спину.

Осторожно ступая, Стивен прокрался по террасе вдоль стены и на секунду приник к двери, прислушиваясь к доносившимся из дома голосам. Мгновение, и он стремительно рванулся вперед, вышиб ногой дверь и с криком «Стоять!» влетел в комнату, держа перед собой пистолет. Коротышка отшвырнул женщину в сторону, и при звуке, с которым она ударилась о стену, у Стивена кольнуло в сердце. Долговязый бросился к нему. Агент выстрелил. На руке у противника появилось красное пятно, и он скорчился от боли. Не теряя времени, Стивен обернулся к другому, но тотчас был сражен запущенным в него стулом. Агент упал на пол, выронив оружие, задыхаясь от боли и злобы, но уже в следующее мгновение вскочил на ноги и наклонился за пистолетом. Однако тот, что был ранен, ударом ноги снова отправил Стивена на пол, и, прежде чем он смог помешать им, неизвестные выбежали из дома.

Выбравшись из-под перевернутого стола, который он задел при падении, агент выскочил на крыльцо. Но время было упущено. Фургон, взметая колесами гравий, набирал скорость. Стивен выстрелил ему вдогонку, целясь в мерцающий красный огонек, затем еще раз, однако преступники были уже вне зоны досягаемости его выстрелов. Стивен повернул обратно к дому, полагая, что женщина нуждается сейчас в его помощи.

Тем временем Сюзан Лонг понемногу приходила в себя. Человек, ворвавшийся в ее дом в решающий момент, — кто он? Откуда он взялся? Его неожиданное появление потрясло Сюзан не меньше, чем вторжение грабителей.

Услышав выстрелы, она сползла по стене на пол, молясь о том, чтобы этот кошмар поскорее кончился. Ладонью она держалась за ушибленное колено, словно таким образом можно было унять боль. Сюзан наклонила голову и положила ее на здоровое колено. Шея ныла, казалось, боль пронизывала каждую клеточку ее тела. В бессильной злобе Сюзан стукнула кулаком об пол. Ну почему ее никак не хотят оставить в покое?!

Во всем виноват Генри. Во всех ее напастях, во всех ее страхах и неудачах была его вина. Сюзан набрала полную грудь воздуха, стараясь прочистить голову, и мысленно пообещала себе, что наперекор всему не сдастся. Она выйдет из этой переделки, чего бы ей это ни стоило, а потом, когда все уже будет позади, начнет новую, спокойную жизнь.

Дверь распахнулась. Взгляд Сюзан взметнулся вверх, пальцы больно впились в поврежденное колено. Мужчина, спугнувший грабителей, приближался к ней.

— С вами все в порядке? — озабоченно спросил он.

Сюзан кивнула.

— Все хорошо. — Она с трудом узнала в этом измученном шепоте свой голос.

Перед ней стоял высокий мужчина, темноволосый и широкоплечий. Сюзан беспомощно уставилась на него, затаив дыхание. Инстинктивно, будто ища защиты, ее тело вжималось в стену. В лучистых серо-голубых глазах незваного гостя отразилось удивление. Как странно, эти глаза напомнили ей ее бывшего мужа.

Наконец к ней вернулся голос.

— Кто вы?

Незнакомец присел на корточки.

— Не беспокойтесь, я не причиню вам зла. — Удивление на его лице сменилось улыбкой. — Меня зовут Стивен Торн. Я проезжал неподалеку и услышал, как вы кричали.

Страх начинал понемногу отпускать Сюзан, пальцы, сжимавшие больное колено, расслабились. С трудом, против воли, ей удалось изобразить на лице подобие ответной улыбки.

— Простите. На мгновение вы мне напомнили одного человека, которого я хотела бы забыть.

Она напряглась и попыталась подняться, опираясь на здоровую ногу. От слабости закружилась голова, острая боль пронзила колено, заставив Сюзан вскрикнуть.

Стивен мгновенно поддержал ее, не дав ей снова рухнуть на пол. Он дотянулся до стула, опрокинутого во время схватки, придвинул его поближе и бережно усадил на него молодую женщину.

— Я упала прямо на больное колено, — выдавила из себя Сюзан. Ей было ужасно не по себе. Принимать помощь от постороннего мужчины было не в ее правилах.

— Разрешите взглянуть. — Стивен собрался приподнять край ее юбки, чтобы осмотреть ушиб, но Сюзан быстро перехватила его запястье.

— Уже все в порядке, правда, — пробормотала она. — Послушайте, я очень благодарна вам за поддержку и участие, но сейчас мне хотелось бы побыть одной. Вам и так уже досталось из-за меня.

Сюзан изо всех сил старалась казаться вежливой. Безусловно, этот мужчина заслуживал гораздо большей благодарности, чем она могла сейчас выразить. Каждое слово приходилось с болью выталкивать из горла, а шея ныла при повороте головы. Мужчина, однако, не обратил внимания на ее просьбу. Вместо этого он поднял трубку телефона, стоящего неподалеку на небольшом столике, чудом уцелевшем среди всеобщего разгрома.

— Что вы делаете? — Паника охватила Сюзан.

— Звоню в полицию…

— Не надо, — взмолилась она, потянув на себя телефонный провод. Мысль о том, что полицейские будут копаться в ее доме, казалась ей просто невыносимой. — Пожалуйста, не надо полиции. Я позвоню им позже, — проговорила она. — Не сейчас…

— В таком случае я отвезу вас в больницу.

Стивен приблизился, намереваясь помочь ей, но Сюзан остановила его:

— Я не хочу в больницу. Знаю, что это неправильно… Спасибо за все.

— Я принесу лед, — предложил Стивен и, прежде чем она успела возразить, вышел из комнаты.

Сюзан ничего не оставалось делать, как только откинуться на спинку стула, положив ноющую ногу на диван. Она оглядела царящий вокруг хаос. Бандиты неплохо постарались. Фамильные фотографии, с такой заботой вставленные ею в рамки со стеклом, валялись теперь на полу среди осколков, которыми была усеяна вся комната. Лампы опрокинуты, абажуры порваны в клочья. Сброшенные с полки книги раскиданы в разные стороны, одна занавеска оторвана от карниза. При виде этого чудовищного беспорядка у Сюзан навернулись на глаза слезы.

Ухватившись за диван обеими руками, она подтянулась вперед, балансируя на одной ноге. Потом зажмурилась и немного постояла, стараясь привыкнуть к боли. Ей было совсем не по душе, что в ее кухне находится посторонний мужчина. Опираясь на стул, с горем пополам она пересекла холл и оказалась на кухне.

— Господи, что они наделали! — вырвалось у нее, едва она увидела, во что превратилась ее уютная кухня. Картина была такой, будто здесь только что разорвалась бомба.

— Не расстраивайтесь вы так, — постарался успокоить ее Стивен. — Садитесь. — В голосе его проскользнула приказная нотка. Придвинув ей стул, он вернулся к прерванному занятию — накладывать в кухонное полотенце кусочки льда. Стоило ему произнести хотя бы одно слово утешения, и она не выдержала бы, разрыдалась в голос.

Осторожно, придерживаясь за стенку, Сюзан опустилась на стул. Стивен, не говоря ни слова, приложил к ее ноге холодный компресс, и Сюзан чуть не подпрыгнула — колено обожгло. Оно распухло уже настолько, что стало вдвое толще.

— Меня зовут Сюзан Лонг, — заикаясь, представилась она. — Я д-действительно ц-ценю ваше участие. — Она вся дрожала от холода, веки отяжелели и закрывались сами собой. Сюзан поймала себя на мысли, что не может дождаться, когда же ее добровольный спаситель уйдет. Ей не впервой переживать неприятности в одиночку, она не привыкла делить их с кем-то еще. Сюзан Лонг могла справиться с любыми проблемами самостоятельно. Одна. Без помощи мужчины.

Что-то мягкое легло ей на плечи. Сюзан с удивлением приоткрыла глаза: Стивен сидел рядом, стараясь получше укутать ее в старую теплую шаль. В пушистой шерсти она мгновенно согрелась, и только компресс приятно холодил воспаленное колено.

— Спасибо, так намного лучше. — Сюзан улыбнулась и еще крепче завернулась в старую шаль, изо всех сил стараясь держать глаза открытыми, но на веки словно кто-то положил стопудовые гири, справиться с этим она была не в состоянии.

— У вас шок, — проговорил Стивен.

Только прикосновение его руки вывело Сюзан из дремоты. Стивен стоял уже возле стола, держа в руке чашку дымящегося чая.

— Выпейте, это должно вам помочь. — Он поставил чашку на стол. Сюзан подняла на него взгляд и чуть было не отшатнулась, вовремя овладев собой. Некоторое время назад она приняла поразительное сходство незнакомца с ее бывшим мужем за плод своего воспаленного воображения, но теперь, видя его глаза так близко перед собой, снова испытала мучительное чувство нереальности происходящего. Эти серо-голубые глаза были точной копией глаз Генри. Правда, в остальном незнакомец мало чем напоминал ей мужа. Если бы это было не так, то Сюзан, пожалуй, давно бы уже выставила его из своего дома, пусть даже ей самой пришлось бы ухаживать за раненым коленом.

Она взяла чашку и отпила маленький глоток горячего ароматного чая, наслаждаясь тем, как по телу растекается блаженное тепло, придавая ей бодрость. Казалось, никогда в жизни она не пила ничего восхитительнее.

Сюзан снова оглядела кухню. Стивен подметал пол, сложив разбросанные кастрюли и сковороды горкой на столике возле мойки.

— Вам не обязательно это делать, — проговорила она. — Я и сама могу со всем управиться. — Ей было неприятно, что чужой человек хозяйничает в ее кухне.

— Мы оба знаем, что сегодня вам не до уборки.

Сюзан не нашлась чем возразить.

— А что они искали? — поинтересовался Стивен, не переставая орудовать веником.

Сюзан растерялась. Ей было отлично известно, что нужно людям, вломившимся в ее дом, но рассказать об этом — ни своему спасителю, ни кому-либо еще — она не могла. Лучше ему ничего не знать. Достаточно с него и тех неприятностей, которые он уже получил, ворвавшись к ней в дом.

— В последнее время в наших краях развелось много грабителей, — сказала она первое, что пришло на ум.

Наклонившись, она принялась поправлять повязку на колене. Пауза затянулась до неловкости. Когда Сюзан наконец подняла глаза на своего собеседника, она тут же пожалела об этом: по его вопросительному взгляду было ясно — он знает, что она говорит неправду.

2

Закончив подметать пол, Стивен сгреб мусор в одну большую кучу и вывалил ее в мусорное ведро.

— Куда все это убрать?

Сюзан хотела запротестовать, но не смогла выдавить из себя ни слова, поэтому только беспомощно махнула рукой.

— Понимаю, вы хотите сказать, что мне не следует этого делать, — пояснил ее жест Стивен. В глазах его заиграли озорные искорки, и напряжение, возникшее между ними, начало спадать. От его дружелюбия на душе у Сюзан стало спокойнее, она даже изобразила какое-то подобие улыбки.

— Все кастрюли и сковородки хранятся там. — Она указала на шкафчик возле плиты.

Стивену, казалось, было необходимо постоянно что-то делать, словно его могучая энергия настоятельно требовала выхода. Под темно-синим свитером перекатывались мощные бицепсы, когда он ставил кастрюли на полку, а выцветшие джинсы обтягивали его бедра до одури… сексапильно. Сюзан не смогла подобрать другого слова к увиденному. В ту секунду, когда эта мысль посетила ее голову, Стивен неожиданно обернулся, и она почувствовала, как румянец заливает ее щеки.

— Консервы, должно быть, хранятся здесь? — кивнул он на закрытую дверь кладовки.

Держа в охапке большую груду консервных банок, он выглядел как-то по-особому деловито, органично вписываясь в кухонный интерьер. Но Сюзан выкинула эту мысль из головы.

— Если там найдется место, — сказала она. — А остальные можно на верхнюю полку, над посудой.

Тетушка Нэнси перестроила кухню за несколько лет до того, как болезнь приковала ее к постели. Не желая платить работникам баснословные деньги за то, чтобы они заново перебрали кладку в старой кладовке, она велела им отделить стеной заднюю часть кухни вместе с дверью, ведущей в подвал, и устроила там кладовую, которая была хоть и не так велика, но позволяла нормально вести хозяйство.

К тому времени, как Стивен закончил приводить в порядок кухню, боль в колене Сюзан немного утихла и стала терпимой. Опухоль тоже постепенно спадала.

Только сейчас Сюзан обратила внимание, каким высоким был ее неожиданный гость. Даже встань она рядом с ним, он все равно возвышался бы над ней не меньше чем на восемь дюймов. Смешно было сравнивать с ним Генри. При своих пяти футах восьми дюймах Сюзан уступала бывшему мужу лишь один дюйм. И, тем не менее, даже в том, как Стивен двигался по кухне, она постоянно улавливала какие-то знакомые черты. Точно так же, как Генри, он, когда что-то его удивляло, непроизвольно поднимал правую бровь. Разница состояла лишь в том, что Генри никогда не стал бы возиться с кастрюлями и сковородками. Вместо этого на следующий день он просто вызвал бы работника из фирмы коммунальных услуг. И никогда, никогда он не смог бы понять, какой несчастной и обездоленной чувствовала себя Сюзан при виде перевернутого вверх дном родного дома.

— Уцелело не так уж много тарелок, — вывел ее из задумчивости голос Стивена. — Я насчитал всего пять.

При этих словах у Сюзан комок подступил к горлу. Только пять тарелок из двенадцати сохранилось от любимого маминого лиможского сервиза.

— Куда мне их положить? — Серо-голубые глаза светились пониманием.

Она указала на нижнюю полку и попыталась что-то сказать, но слова застряли у нее в горле.

Стивен подобрал уцелевшие чашки, соусницы, блюдца и убрал их туда же. То, что раньше занимало целых три отделения в шкафу, теперь легко уместилось и в одном. Наконец с уборкой было покончено, и он обернулся к Сюзан.

— Как колено? — Стивен приподнял ледяной компресс и легким прикосновением ощупал пораженный участок. Под пальцами, словно защищаясь от непрошеного внимания, она напрягла мышцы и тут же застонала от боли.

— Расслабьтесь, будет легче, — мягко посоветовал Стивен.

Сюзан попыталась последовать его рекомендации. Нежность в его голосе одновременно успокаивала и будоражила. Она подняла голову и встретилась взглядом с его глазами, такими похожими на глаза ее бывшего мужа. За всю их совместную жизнь она ни разу не встретила в них понимания, а эти глаза, напротив, излучали тепло и доброжелательность, они словно проникали ей прямо в душу.

— Опухоль уже немного спала, — продолжал свой осмотр Стивен. Сюзан попыталась встать, но он пресек ее попытку, положив руку ей на плечо. — Однако не стоит еще переносить вес на эту ногу. Сидите. — В следующее мгновение он уже оказался возле плиты. — Сейчас я вам дам еще чаю, но на этот раз будет особый чай Стива Торна, который, гарантирую, залечит все ваши раны.

Его губы растянулись в улыбке, и Сюзан неожиданно для себя залюбовалась: это были самые восхитительные губы, которые она когда-либо видела. Она смотрела, как Стивен хлопотал на кухне. В этом мужчине было немало и других черт, которые могли привести в восторг. Она видела, каким он был, когда храбро бросился в схватку с ворами, чтобы защитить ее, — жестким, упрямым, несгибаемым, сильным. Теперь же, находясь с ней наедине, он открылся ей совсем с другой стороны — его доброта, мягкость, предупредительность действовали на нее завораживающе.

Цвет его волос напоминал ей темный оттенок красного дерева. При ближайшем рассмотрении она обнаружила некоторую кривизну в линии его носа, словно он был некогда сломан. Она попыталась прогнать прочь все мысли об этом человеке. Все, чего сейчас по-настоящему хотела Сюзан Лонг, — это начать новую жизнь, жизнь, в которой ее не будут преследовать ранящие душу воспоминания о бывшем муже по имени Генри Хант.

Стивен поставил перед ней чашку свежезаваренного чая. Носа ее коснулся легкий аромат бренди.

— Действительно особый, — усмехнулась она и отхлебнула глоток, чувствуя, как напиток успокаивает ее взбудораженные нервы. — В холодильнике есть пиво. По крайней мере утром, когда я уходила, оно там было.

Стивен открыл дверцу холодильника и достал баночку пива. С уст Сюзан сорвался непроизвольный вздох облегчения, когда она увидела, что взломщики обошли своим вниманием ее холодильник.

— Не могли бы вы мне кое-что принести? — обратилась она к Стивену, видя, что тот намеревается устроиться рядом с ней. — Я смогу передвигаться по дому, если надену наколенник. — Сюзан не носила наколенную повязку уже несколько месяцев, она терпеть ее не могла. Но сейчас шина здорово выручила бы ее.

Серо-голубые глаза Стивена вопросительно взглянули на нее, и Сюзан добавила:

— Я порвала связки примерно полтора года назад. — Она поправила компресс. Разговор о больном колене нервировал ее. Она не могла поведать ему, случайному встречному, всей правды. — Я упала с лестницы… — Это было не так уж далеко от истины. — Доктора говорят, что связки ослабли, но, пока их не потревожишь, они не доставляют никаких хлопот…

— Что вам мешает сделать операцию? — спросил Стивен.

— Я собираюсь сделать это, как только накоплю достаточную сумму.

Стивен поставил пиво на стол и, прищурившись, взглянул на нее. Под его пристальным взглядом Сюзан почувствовала себя как завравшаяся школьница.

— Наколенник наверху, у меня в комнате в гардеробе, — стараясь не выдать своего смущения, сказала она.

Как только Стивен скрылся за дверью, она скинула компресс и попыталась опереться на больную ногу. Прихрамывая, сделала несколько шагов и остановилась, прислонившись к плите. Кого она пыталась обмануть сказками об операции? Последние две недели все в ее доме шло кувырком — все разваливалось, распадалось прямо на глазах. Чего уж тут удивительного! В этих похищенных облигациях ни много ни мало — миллионы долларов! И только когда они будут обнаружены, ее жизнь сможет вернуться в нормальное русло. Подозрительные личности перестанут вламываться в ее дом, а так называемые официальные представители власти не будут держать ее на мушке денно и нощно. Она не могла взять в толк, с чего все решили, будто она знает, куда подевались эти чертовы облигации. Ведь это Генри украл их, а она не виделась с ним уже целых восемнадцать месяцев.

Держась за раковину, Сюзан вытряхнула из полотенца тающий лед. Где же Стивен? Почему он так долго не возвращается? Она, должно быть, сошла с ума, если пустила незнакомца в свою комнату.

Внезапная догадка заставила ее судорожно уцепиться за край раковины. А что, если Стивен знает об этих бумагах? Что, если сейчас он как раз роется в ее вещах в поисках исчезнувших миллионов? Она с трудом доковыляла до лестницы, ведущей наверх.

— Нашли? — крикнула она.

Стивен внезапно показался в проеме. Вдвоем они вернулись в кухню и уселись за стол. Трясущимися руками Сюзан надела на колено спасительную повязку. К тому времени, когда она закончила завязывать шнурки, ей уже легче было владеть собой.

— Ума не приложу, как я могла бы отблагодарить вас, — задумчиво проговорила она. — Я ведь даже не знаю, кто вы такой.

— А обо мне нечего особенно и рассказывать. — Стивен отхлебнул глоток пива из баночки. — Я много путешествую. Дела, развлечения — ну, сами знаете.

— Должно быть, ваша жена вас обожает. — Фраза слетела с губ Сюзан прежде, чем она успела остановиться и подумать.

— У меня нет жены.

Действительно ли в его глазах промелькнула смешинка, или ей только показалось? Смутившись, Сюзан отвела взгляд. Не в ее стиле было вот так допрашивать незнакомца.

— Так вы здесь по делу?

— Можно сказать и так, — уклончиво ответил Стивен, перекатывая в руках свою банку. — Я услышал крики еще с дороги и подумал, что кто-то, должно быть, нуждается в моей помощи.

— И у вас по чистой случайности оказалось с собой оружие? — наседала на него Сюзан.

— А что, мой пистолет беспокоит вас? Я мог бы отнести его в машину.

— Да нет, — возразила Сюзан. — Просто мне показалось странным, что человек, отправляющийся по делам, держит наготове пистолет.

— Ну, этому есть простое объяснение. — Он отпил еще глоток. — В колледже я подрабатывал в вооруженной охране. С тех пор всюду по привычке ношу с собой оружие.

— К счастью для меня, — ввернула Сюзан.

Стивен подошел к мусорному ведру, кинул туда пустую банку, затем повернулся и взглянул на Сюзан.

— Знаете, ваши посетители еще вернутся, — нахмурившись, заявил он.

Избегая встречаться с ним глазами, Сюзан поднесла к губам чашку и судорожно глотнула чая.

— Почему вы так считаете?

Стивен медлил с ответом, и Сюзан, не выдержав, подняла на него взгляд. Выражение его лица было теперь предельно серьезным. Он оперся руками о край стола и наклонился поближе к ней.

— Они были вынуждены уйти с пустыми руками.

О чем-то задумавшись, он замер на некоторое время в этой неудобной позе. Сюзан тоже не шевелилась, прикованная к месту напряженным выражением его лица. Пронизывающий взгляд, заигравшие на скулах желваки и сжатые губы выдавали в нем твердого, мужественного, бескомпромиссного человека. Словно что-то для себя решив, он выпрямился и снова обернулся, чтобы накрыть крышкой мусорное ведро.

— Если они искали нечто особенное, то их поиски явно не увенчались успехом. Им не удалось обшарить некоторые места — холодильник и те две комнаты наверху. Так что они обязательно вернутся. Вам небезопасно оставаться здесь одной.

Сюзан не дала ему шанса высказаться более определенно. Она поднялась из-за стола и выпрямилась в полный рост, стараясь придать своей осанке хотя бы столько достоинства, сколько позволяла ее больная нога.

— Это мой дом, мистер Торн, и никаким ворам не удастся заставить меня покинуть его. — Прихрамывая, она направилась к двери, ведущей в холл. — Сейчас я хотела бы остаться одна, если вы не возражаете.

Когда они подошли к входной двери, Сюзан уже несколько мягче сказала:

— Вы очень помогли мне. Немногие остановились бы, услышав крики о помощи. Я от всей души желаю, чтобы остаток вашего пребывания в наших краях прошел более спокойно и удачно. — На прощание она протянула руку. Чудесные длинные пальцы гостя обвили всю ее ладонь. Рукопожатие оказалось таким крепким, что Сюзан поспешила отдернуть свою руку.

— Прежде чем уехать, я осмотрю прилегающую к дому территорию, — сказал Стивен, открывая дверь. — Хочу удостовериться, что там все в порядке.

Сюзан заперла дверь и прислонилась к косяку. Ей, должно быть, отказывает разум, если она позволила незнакомому мужчине столько времени провести в своем доме. Неужели после произошедшего с нею в последнее время ей все еще невдомек, что зачастую люди оказываются вовсе не такими, какими представляются на первый взгляд? Она глубоко вздохнула и для надежности закрыла дверь еще и на задвижку, напомнив себе, что у нее, в сущности, не было выбора. Затем проверила, надежно ли закрыты все окна внизу, и задвинула все шторы. Медленно, оберегая поврежденную ногу, Сюзан поднялась наверх. Завтра можно будет похлопотать об установке сигнализации, а сегодня она сделает еще кое-что для своей безопасности.

Пытаясь представить себе кавардак, ожидающий ее в спальне, Сюзан прошла мимо нее и направилась в комнату, которую Генри снимал у ее тети до того, как они поженились. Она прекрасно помнила: маленький пистолет 22-го калибра, бывший муж хранил его в верхнем ящике комода. Когда тетушка Нэнси умерла, он купил себе другой, подороже, но Сюзан надеялась, что старый до сих пор лежит на прежнем месте.

Она отворила дверь. На полу, громоздясь одна на другой, стояли коробки. Возле раскрытого чемодана лежало несколько стопок писем. Стивен оказался прав — воры действительно не успели добраться до этой комнаты.

Она выдвинула ящик комода и пошарила рукой внутри. На счастье, в глубине его, за ворохом всевозможных вещей, ее пальцы наткнулись на холодную стальную рукоятку с выгравированными на ней инициалами Генри. Сюзан обхватила пистолет пальцами и извлекла его на свет.

С тех пор как она в последний раз держала в руках оружие, прошли годы. Сюзан улыбнулась, припомнив, как всполошилась тетя, когда она объявила, что записалась в школьный стрелковый клуб.

Сюзан еще пошарила в ящике в поисках патронов, спрашивая себя, что же случилось с ее жизнью, если она не может лечь спать в собственном доме без оружия.

При свете фар своей машины Стивен тщательно осмотрел двор, обошел вокруг дома. Удовлетворенный тем, что не обнаружил ничего подозрительного, он сел за руль и медленно покатил по подъездной дорожке.

В слабом ночном свете он не нашел укромного места, где можно было бы припарковаться и продолжить наблюдение за домом. Но тут его осенило: никому не удастся проскользнуть мимо, если он перегородит подъездной путь. Стивен развернул машину так, чтобы она закрыла собой всю проезжую часть, потушил свет и открыл окно.

Далеко не на все вопросы, которые он хотел прояснить сегодня, были получены ответы. Но на один вопрос, пусть и не заданный, ответ был ясен — Сюзан в опасности. Стивен мысленно поблагодарил счастливое расположение звезд за то, что не отложил на завтра свое наблюдение…

Роджерс поднял трубку лишь со второго звонка.

— Хорошо, что позвонил, — обрадовался он. — Хотя мог бы сделать это и пораньше.

— Не мог, — сказал Стивен, почесывая ушибленное стулом ребро.

— Что-то случилось?

— Двое громил вломились сегодня в дом Лонг.

— То есть им известно, что она связана с этим делом? М-да, хорошего мало. Ты узнал кого-нибудь?

От этих слов шефа Стивену стало несколько не по себе.

— Нет, но я знаю, что они имеют серьезные намерения. — Он как можно подробнее описал каждого грабителя.

— Надо будет справиться в архиве. Посмотрим, не найдется ли там чего на них. Ну, а сама Лонг в порядке?

— Она в шоке и ушибла больное колено, — проговорил Стивен, — но, я думаю, это скоро пройдет. Лонг — довольно упрямая женщина. Она очень неохотно говорила о своей травме. Не мешало бы проверить документацию в клиниках примерно полуторагодичной давности. По ее словам, именно тогда она порвала связки, свалившись с какой-то лестницы.

— Какое отношение это имеет к нашему делу? — В голосе Роджерса сквозило недоумение.

Стивен не знал, что ответить. В его задачу вовсе не входило избавлять Сюзан от всех проблем, напомнил он себе. Он был на работе, и работа эта заключалась в том, чтобы найти похищенные бумаги, а лично для себя разузнать побольше о брате.

— Не знаю, Роджерс. Можешь назвать это обычным любопытством. И вот еще что: узнай, были ли в последнее время в этих краях случаи ограбления.

— Этим должны заниматься местные власти, а не мы, — фыркнул шеф.

— Но ты ведь можешь узнать, правда?

— Я могу позвонить. Думаешь, она действовала заодно с Хантом?

— У меня нет никаких доказательств в пользу этого. Ей нужна операция на колене, а она говорит, что не может накопить на это денег. Потолок в ванной протекает. Обои отклеиваются. Да и вообще, весь дом нуждается в капитальном ремонте.

— Но, может быть, ее не интересует этот старый дом? Может, у нее совсем другие планы насчет того, как распорядиться деньгами?

Если рассуждать логически, следовало прислушаться к словам шефа, но поверить в то, что Сюзан — сообщница Генри, Торн не мог. Внутреннее чутье подсказывало ему, что ошибка тут исключена.

— Да, пока многое туманно. — Стивен выключил рацию.

Тем не менее в одном Роджерс был, похоже, прав. Очевидно, она может знать, где спрятаны эти бумаги. А посему надо позаботиться о том, чтобы непрошеные гости не добрались до нее раньше, чем ему представится возможность задать женщине несколько вопросов. Сюзан Лонг была нужна Стивену. Это была его работа.

Агент поежился от ночной прохлады и поднял повыше ворот свитера, размышляя, почему ему приходится торчать в холодной машине, напялив на себя целую уйму одежды, в то время как он мог бы лежать в теплой постели у себя дома. Что заставляло его вот уже третьи сутки проводить в машине?

Пожалуй, он испытывал чувство ответственности за Сюзан, и это немало удивляло его. Никогда со времен своего супружества, которое было так давно и так скоротечно, что, казалось, все происходило в какой-то другой жизни, у Стивена не возникало потребности защищать какую-либо женщину.

3

Утро понедельника стало для Сюзан настоящей отдушиной после выходных, которые она убила на то, чтобы подлечить ногу да навести хоть какой-то порядок в доме. Шина на колене делала ее походку неуклюжей, когда она поднималась по лестнице в офис курьерской службы, но ногу следовало поберечь еще хотя бы несколько дней. Городская жизнь со всем своим шумом, гамом и суетой вдохнула в нее новые силы. Тишина и размеренность предместья, где она жила, резко контрастировали с учащенным пульсом Бостона, и разница эта радовала Сюзан. Время от времени ей даже приходила мысль приобрести себе квартиру в центре, но только при условии, что она сможет наведываться иногда в свой тихий дом у реки.

Улицы были по обыкновению запружены автомашинами. Сюзан остановилась на ступеньках и взглянула на часы. Ничего, еще полчаса — и пробки рассосутся, а значит, и ее курьерская работа станет легче.

Когда она была уже почти у самого входа, дверь резко распахнулась и на пороге появился Фрэнк Ньюман, непосредственный начальник Сюзан. Хмуро оглядев улицу, он поднял воротник и сошел вниз.

— Доброе утро! — приветствовала его Сюзан, но Ньюман молча кивнул ей и прошел мимо. Она пожала плечами и поднялась в офис.

Мэри Николсон, единственная женщина-курьер в конторе, если не считать саму Сюзан, сидела за столом, сортируя вызовы. Три больших окна отбрасывали на пол симметричные солнечные блики, в один из которых попадал и стол Мэри. Ее безупречно гладкая светло-коричневая кожа блестела на солнце.

— Что с Фрэнком? — спросила Сюзан.

— Беснуется. Какие-то неприятности. Что-то у него сорвалось, — ответила девушка, рассеянно накручивая на палец прядь своих черных волос. — Ему тут звонили из Чикаго, брат, что ли, так Фрэнка за три квартала было слышно. — Мэри заметила наколенник на ноге Сюзан и в удивлении повернулась к ней на вращающемся стуле. — Эй, подруга, а с тобой что опять стряслось?

— Какие-то негодяи пытались ограбить меня, — коротко сообщила Сюзан.

— И что же?! — Мэри выбежала из-за стола.

— Кажется, им не удалось ничего стащить.

— Какой кошмар! Как ты все это пережила? — Глаза Мэри расширились от ужаса.

Сюзан глубоко вздохнула. Ей вовсе не хотелось привлекать повышенное внимание к случившемуся, поэтому она проговорила как можно спокойнее:

— Дело в том, что вовремя подоспел прекрасный принц. Правда, грабители, убегая, швырнули меня об стену, и я ушибла свое больное колено.

Мэри улыбнулась.

— А что, нет ли у твоего прекрасного принца такого же друга?

— При встрече обязательно спрошу, — улыбнулась Сюзан, потом собрала квитанции иногородних заказов на пятницу и сложила их в соответствующий ящик.

Мэри протянула ей стопку новых вызовов.

— Может, лучше было бы посидеть дома с твоим больным коленом?

Сюзан забрала у нее вызовы.

— Ничего страшного. Сейчас уже полегче, а ты знаешь, как мне нужна эта работа.

— Ну, тебе виднее. Кстати, на подоконнике тебе от меня подарок, — весело сказала Мэри. — Алоэ — отличное лекарство. В следующий раз, если опять обожжешься, когда будешь печь печенье, отломи кусочек стебля и потри обожженное место соком. Действует мгновенно.

— Красивый, — заметила Сюзан, рассматривая цветок. — Спасибо тебе. Когда поеду домой, заберу. Он будет чудесно смотреться у меня на кухне.

Случай, о котором упомянула Мэри, не выходил у нее из головы. Две недели назад она готовила печенье, когда по радио передали сообщение: «Генри Хант, финансовый брокер, находившийся под следствием в связи с вероятной причастностью к многомиллионной афере с ценными бумагами, был найден мертвым в пустом гараже на юго-восточной окраине города. Полиция считает, что смерть наступила в результате самоубийства». Сюзан так и застыла с горячей сковородкой в руке, пока не обожгла себе кожу. Генри мертв? Самоубийство? Ошарашенная, она несколько минут не могла сдвинуться с места. С этого дня все в ее жизни пошло кувырком.

— Утром тебе поступил персональный вызов, — доложила Мэри. — Какой-то парень с самым сексуальным голосом, который я когда-либо слышала. Просил прислать Сюзан Лонг и никого другого, только я забыла, что это за заказ.

Сюзан просмотрела бланки вызовов.

— Тут вроде нигде не говорится, что нужен какой-то определенный курьер, — удивленно проговорила она. — Может, это старина Флайшер решил подшутить? Оставлю его напоследок, уж больно любит поговорить. — Она отложила квитанцию в сторону.

На прошлой неделе Сюзан получила повышение — должность междугородного курьера — и теперь была разочарована, увидев, что шеф оставил ей сегодня вызовы только в черте города. Вздохнув, она принялась намечать маршрут. Поездки в другие города были, как правило, продолжительные и, соответственно, лучше оплачивались. А сейчас, снова повредив больное колено, Сюзан как никогда нуждалась в деньгах — лечение стоило недешево.

В пятницу она ездила в Рочестер по своему первому междугородному вызову. И в ту же пятницу в ее дом вломились грабители. Мысль об этом гвоздем засела у нее в голове. Поскольку вернулась она поздно, у тех двоих оказалось достаточно времени для того, чтобы взломать замок и спокойно войти в дом. А когда она приехала, полдома уже было перевернуто. Если бы она возвратилась с работы как обычно, ей, возможно, и удалось бы не пустить их на порог или по крайней мере оказать хоть какое-то сопротивление, раздумывала Сюзан, готовясь к выезду.

Спустя два часа она неожиданно обнаружила, что не укладывается в график. Из-за дорожных работ на мосту она потеряла кучу времени, выполняя первый заказ, а теперь и вовсе попала в пробку.

Она давно усвоила, что проявлять нетерпение в подобных случаях так же бессмысленно, как обижаться на начальника за то, что на следующий день после повышения ее заставили по непонятным причинам колесить, как и прежде, в черте города. Ну что ж, надо успокоиться и ждать. Просто сегодня это временное понижение в должности весьма некстати наложилось на ее личные проблемы. Одна из них, несомненно, — Стив Торн.

Два утра из трех она просыпалась с его образом в голове. Вот он осматривает ее колено с нежностью, от которой стихает боль, вот наклоняется над столом и предупреждает ее, что грабители еще вернутся. Обрывки этих воспоминаний, бередя душевные раны, всплывали в памяти и днем, причем в самые неподходящие моменты, как, например, сейчас, посреди уличной пробки.

Спустя сорок пять минут Сюзан наконец удалось отыскать здание «Адамс и К°» среди старых кирпичных домов с толстыми фигурными колоннами и обшарпанными широкими крыльцами. На разбитых ступеньках, посреди буйного цветения акаций в ящиках по бокам крыльца, сидел лысый и сутулый старик. На углу расположилась группа подозрительного вида подростков.

Не желая оставлять машину посреди узкой улицы, она проехала мимо подростков и припарковалась на свободной стоянке за два дома от места назначения. Прежде чем выйти из автомобиля, Сюзан вытащила из сумочки миниатюрный газовый баллончик. Шеф настаивал на том, чтобы каждый курьер обязательно носил с собой что-нибудь в этом роде. «Вы должны беречь не только себя, но и вверенные вам ценности», — говорил он.

Когда Сюзан вошла в дверь дома, указанного на бланке, за стойкой приемной никого не оказалось. Она нажала на кнопку звонка, возле которой висела табличка: «Звоните, если Вам нужна помощь», и принялась ждать. На звонок никто не явился.

— Есть тут кто-нибудь? — крикнула Сюзан и, намеренно громко топая, направилась в сторону холла.

Из-за неплотно закрытой двери в холле пробивался тусклый свет. Она толкнула тяжелую дверь. Та подалась, но, сразу же уперевшись во что-то твердое, вернулась назад и так больно ударила Сюзан по лбу, что она вскрикнула.

— Какого черта? — Из-за двери выглянул крепкий парень лет двадцати с небольшим. — Вы что, леди, хотите меня убить?

Сюзан попятилась назад, прикидывая, сумеет ли она в случае чего вовремя добраться до выхода. Парень испугал ее.

— Простите, должно быть, я ошиблась адресом.

— Сюзан? Это ты? — раздался голос из-за массивной фигуры, застывшей в дверном проеме.

— Стивен? — Она открыла рот от удивления.

Вот уж кого она не ожидала здесь встретить! Сюзан облегченно вздохнула и незаметно спрятала баллончик в карман.

— Я ждал тебя еще два часа назад. — Лицо Торна расплылось в широкой улыбке.

— Это ты сделал вызов? — растерянно проговорила Сюзан, даже не заметив, как перешла на «ты».

В другое время и в другом месте она не позволила бы себе такой фамильярности, но сейчас все было как во сне.

Стивен повернулся к своему напарнику.

— Послушай, Билл, давай прислоним этот аппарат к стене, может, тогда он будет работать?

Пока они, пыхтя и отдуваясь, старались оттащить копировальную машину в сторону, Стивен сказал:

— Сюзан, подожди, пожалуйста.

Выцветшие голубые джинсы туго обтягивали его ноги. Белая рубашка с закатанными рукавами была вся в жирных и грязных пятнах, из чего Сюзан заключила, что они бьются с этим аппаратом уже давно.

Она снова посмотрела на часы — график был безнадежно сломан. Шеф будет рвать и метать.

— Я подожду в приемной. — Сюзан явно нервничала. Стивен бросил на нее вопрошающий взгляд, правая бровь его выгнулась и поднялась. Сюзан с трудом отвела от него глаза и поспешила скрыться в мрачном коридоре.

День, похоже, превращался в настоящее бедствие. Выполнить все заказы будет теперь совсем нелегко.

Вскоре Стивен Торн вышел в приемную.

— Одну минутку. — Он склонился над конторским столом; под натянувшейся рубашкой обозначилась атлетическая спина. — Ага, вот он. — Торн положил на стойку перед Сюзан плотный коричневый конверт. Она достала бланк заказа, Стивен размашисто подписал его.

— И куда нужно это доставить? — привычно поинтересовалась Сюзан.

— Посмотри, там все написано. — В глубине его глаз зажегся веселый огонек, и она вопреки желанию снова ощутила, как манит ее этот огонек. Стивен облокотился на стойку, подперев кулаком подбородок. — А знаешь ли ты, что твои глаза просто чудо?

Господи, да он флиртует с ней!

Сюзан сделала вид, что пропустила эти слова мимо ушей. Она вскрыла конверт и извлекла из него крошечный листок, на котором было всего две фразы: «Я умираю от голода. Как насчет того, чтобы пообедать со мной?» Внизу аккуратным почерком было выведено имя — «Стив».

К такому повороту событий Сюзан была явно не готова, терпению ее приходил конец.

— Зачем ты вызвал курьера, если не собираешься делать заказ? — взорвалась она.

Ей совсем не нравилось, что ее сердце начинало стучать сильнее всякий раз, когда Торн оказывался рядом. А сейчас она даже разозлилась на себя за то, что от его взгляда у нее перехватило дыхание.

Стивен тем временем обогнул стойку и приблизился к ней.

— У курьеров тоже бывает обед. Я знаю один тихий ресторанчик неподалеку, там есть в уголке столик на двоих.

Сюзан взяла квитанцию и, убирая ее в карман, отошла на шаг назад, надеясь, что этот лишний дюйм даст ей возможность собраться с мыслями и перевести дух.

— Только не сегодня, — проговорила она. — У меня еще уйма работы.

— Ну вот, а я-то думал, что понравился тебе. — Легкая улыбка чуть тронула уголки его губ.

— Как-нибудь в другой раз, — пообещала она. — Я вовсе не хочу показаться неблагодарной, ты, вероятно, спас мне жизнь… — Сюзан покрутила в руках ключи от машины. — Может, в ближайший уик-энд? Ты еще будешь в городе к тому времени?

Она выгадывала для себя несколько дней, в течение которых, пожалуй, смогла бы привести в порядок свои чувства и забыть о необъяснимом влечении к нему. Вот тогда-то со спокойной душой она и отплатит ему за помощь.

— В ближайший уик-энд? — переспросил он. — А почему бы не сегодня вечером?

— Прости, я не могу. — Сюзан шагнула к выходу.

— А я не могу ждать так долго. Мне необходимо поговорить с тобой.

Что-то в его голосе заставило ее остановиться и обернуться. Стивен подошел к окну, плечи его были напряжены, кулаки сжаты. Что происходит?

Он первым нарушил тягостное молчание.

— Три недели назад я получил письмо от твоего бывшего мужа, — медленно, четко выговаривая каждое слово, объявил Торн.

Сюзан стояла как громом пораженная.

— Ты знал Генри? — только и смогла выдавить она из себя.

Из другого конца комнаты Стивен окинул ее каким-то грустным взглядом.

— Нет. В том-то все и дело. Мы не были знакомы. — Под его необычайно проницательным взглядом у Сюзан по коже поползли мурашки. — Кроме того, мне пришло еще одно письмо — от приемной матери Генри… — Он снова умолк. Сюзан едва дышала, опасаясь, что самообладание вот-вот покинет ее.

Стивен быстро пересек комнату и остановился напротив нее, словно изучая каждую черточку ее лица.

Сюзан чувствовала, что он колеблется, не решается продолжать. Прошла еще минута, прежде чем она, будто сквозь вату, услышала:

— Идем со мной. — Стивен обогнул стойку приемной и провел ее в помещение офиса. Здесь он аккуратно, даже чересчур аккуратно, закрыл за ними дверь и обернулся к Сюзан. На волосы его упал луч солнечного света, придав им красноватый оттенок. Несколько долгих секунд он стоял неподвижно, глаза его стали непроницаемыми. Этот взгляд, эта напряженная поза вдруг ей так напомнили Генри, что Сюзан захотелось немедленно выскочить из комнаты и бежать куда глаза глядят.

Но тут их взгляды скрестились, и у Сюзан немного отлегло от сердца.

Стивен грустно улыбнулся, и ей вдруг стало совершенно ясно, какая боль скрывается за этой улыбкой. Он тихо вздохнул, будто слова, которые он собирался произнести, были для него самыми трудными в жизни, и тихо сказал:

— Генри — мой брат. Мы были близнецами.

4

Он что-то говорил, Сюзан мучительно пыталась понять его слова, но разобрала лишь одно: им нужно встретиться вечером. Внутри у нее все кричало. Почему Генри никогда не говорил ей, что у него есть брат?

— Так, значит, в семь, — повторил Стивен, когда она попятилась к входной двери, стремясь побыстрее выбраться на улицу.

Наконец-то оказавшись за рулем, Сюзан завела мотор и стремглав помчалась прочь от этого дома, прочь от Торна, прочь от еще одного доказательства того, что все их отношения с Генри были фарсом.

Он врал ей о своей семье так же, как он врал ей о своих делах. Эта ложь, как впрочем, и ее, Сюзан, наивность, привела их недолгий брак к краху. До последнего дня она безоговорочно верила ему. Боже, какой же она была доверчивой, какой глупой!

Начало смеркаться, когда Сюзан припарковалась возле своей конторы, чтобы оставить квитанции выполненных заказов и забрать подаренный Мэри цветок. Быстрая езда, как обычно, немного успокоила ее взвинченные нервы.

Она быстро рассортировала квитанции и разложила их по ящикам, не обращая внимания на доносившийся из-за закрытой двери раздраженный голос шефа, ведущего с кем-то жаркий спор. Внезапно дверь распахнулась и он появился на пороге. При виде ее он замер, затем плотно прикрыл за собой дверь. Удивление пробежало по его лицу.

— Что с вашей ногой, Сюзан? — участливо осведомился Фрэнк Ньюман. Взгляд его был прикован к повязке на ее колене.

Сюзан забрала горшок с растением и направилась к курьерскому столу за своими ключами.

— Ничего страшного, это старая болячка, — ответила она.

— Как жаль. Надеюсь, она скоро заживет, — посочувствовал Фрэнк и посторонился, чтобы дать ей дорогу.

Шефу конторы было лет пятьдесят. Шести футов ростом, с небольшим брюшком, он имел обыкновение говорить спокойным, мягким тоном. В полном несоответствии с его манерой вести беседу были его бегающие глаза-бусинки. Они то и дело перескакивали с предмета на предмет, не упуская ни малейшей детали. Эта черта чрезвычайно действовала Сюзан на нервы, и любой разговор с Ньюманом превращался в муку.

— Я еще нужна вам? — спросила Сюзан.

— Вы не могли бы в четверг слетать в Питтсбург?

— Дело в том, что по четвергам у меня курсы. Мне не хотелось бы их пропускать.

Глаза-бусинки Ньюмана забегали по сторонам.

— Ну что ж, придется передать этот заказ Дику. Он не откажется от лишнего заработка.

Это было нарушением договоренности. Не далее как на прошлой неделе они распланировали, по каким дням она сможет выполнять иногородние заказы. И теперь, чувствуя, как дополнительные деньги ускользают из ее рук, Сюзан возмутилась.

— Скоро у нас начнутся каникулы, — резко сказала она, — и я смогу ездить в другие города в любой день.

На этот раз взгляд Фрэнка задержался на ней дольше обычного, в нем промелькнул неподдельный интерес.

— Вот и хорошо, я это учту, — мягко проговорил он, выходя из комнаты.

Добравшись до своей машины, Сюзан тут же выкинула из головы эту странную сцену в конторе и снова вернулась к мыслям о Генри и Стивене. Она перебирала в памяти свои разговоры с Генри, пытаясь вспомнить, не упоминал ли он когда-нибудь о своем брате.

Когда машина остановилась перед забором, отделявшим подъездную дорожку от дома, Сюзан тяжело вздохнула при виде любимой клумбы с тюльпанами, безжалостно уничтоженной колесами фургона, на котором приезжали взломщики тем злополучным вечером.

Она вошла в дом и поднялась наверх, чтобы принять душ. Потом долго ломала голову, что бы такое надеть, тщательно причесывалась, примеряла свои любимые жемчужные серьги. И вдруг рассердилась на себя, что ей так приятно всем этим заниматься. Какое ей, в конце концов, дело до того, что подумает о ней брат Генри? Она просто расскажет ему, что посчитает нужным, и они навсегда распрощаются.

Стивен появился ровно в семь. На нем были сшитая на заказ белая сорочка с длинными рукавами и брюки цвета хаки. Когда он вошел в прихожую, от глаз его, казалось, исходило голубое свечение. Сюзан пригласила его в гостиную.

— А у тебя уютно, — сказал он, оглядевшись. — Похоже, с тех пор как я был здесь в прошлый раз, ты не сидела сложа руки. — Он опустился в кресло и принялся разглядывать семейные фотографии, заново вставленные Сюзан в рамки. Это замечание вызвало у нее улыбку, она уже и забыла, когда ее хвалили в последний раз.

Стивен показал на маленький снимок в серебряной рамочке:

— Это, вероятно, ты? — Она утвердительно кивнула. — А это, должно быть, твоя семья? Ты очень похожа на мать. У тебя точно такие же блестящие голубые глаза.

На фотографии были изображены мама, папа и малышка Лори. Сколько лет прошло, а Сюзан все еще тосковала по ним.

— Они погибли в авиакатастрофе, когда мне было двенадцать. — Она резко поднялась. — Хочешь пива?

— Спасибо, не откажусь.

Все оказалось проще, чем можно было предположить. В обществе этого едва знакомого мужчины Сюзан не испытывала ни скованности, ни неловкости. В кухне она достала из холодильника две бутылки пива и открыла шкаф с посудой — где-то здесь должны были стоять кружки, принадлежавшие когда-то отцу. Обычно воспоминания о семье приводили ее в подавленное состояние, но сейчас ей было приятно, что Стивен обратил внимание на фотографии.

Однако Сюзан все же не терпелось как можно скорее покончить с предстоящим разговором, чтобы у ее визитера больше не было причин задерживаться в ее доме. Его присутствие доставляло ей некоторое беспокойство особого рода. Хуже всего было то, что рядом со Стивеном до предела обострялись все ее чувства. Чистый и свежий запах с легким налетом мускуса, исходящий от него, кружил голову. Его густой, низкий голос, казалось, проникал в самые потаенные глубины ее существа. Если бы вдруг пиво показалось ей божественным нектаром, Сюзан это не сильно бы удивило. Любая мелочь, любое его слово и жест воспринимались ею как-то по-особому, вызывая неведомые ей дотоле чувства.

Наконец она нашла кружки и наполнила их пивом. Следует быть осмотрительнее, ни на миг не забывать, кто он такой и зачем явился в ее дом, мысленно предупредила себя Сюзан. Поставив кружки на поднос, она собиралась уже нести их в гостиную, когда на пороге появился Стивен.

— Мы могли бы посидеть и на кухне, — предложил он.

Старательно обходя тему, ради обсуждения которой в общем-то и была назначена встреча, они еще какое-то время поговорили о ничего не значащих вещах. Затем лицо Торна стало непроницаемым. Поставив на стол кружку, он достал из кармана конверт и протянул его Сюзан.

— Вот это я получил за три дня до того, как Генри нашли мертвым.

В смятении она покрутила письмо в руках, чувствуя, как ее начинает бить озноб.

— Сюзан, ты должна это прочесть, — настаивал Стивен.

От его сурового взгляда все внутри у нее похолодело. Выбора не было, она раскрыла конверт. Это было письмо от приемной матери Генри, она рассказывала об истории его усыновления.

После первой страницы Сюзан остановилась.

— Как можно было разлучать близнецов?

— Читай дальше. Доктора полагали, что мне не выжить, я почти не прибавлял в весе.

Сюзан дочитала письмо до конца, потрясенная невероятным открытием, и на нее нахлынули воспоминания о собственной семье. Тетушка Нэнси панически боялась разговоров о ее семье, оберегая себя и, как она думала, свою племянницу от мучительных воспоминаний.

— Выходит, все эти годы ни один из вас даже не подозревал о существовании другого? Как же мать могла сделать такое со своими детьми? — Она посмотрела на дату на штемпеле. Письмо было написано целых два года назад! В то время Генри не только был жив, но и оставался еще ее мужем.

Не говоря ни слова, Стивен протянул ей сложенный вчетверо лист бумаги. Сюзан с опаской развернула его. Записка была написана за шесть дней до смерти Генри. Она сразу узнала почерк. Долгих восемнадцать месяцев она старалась забыть о своем замужестве, как о досадной ошибке, и вот сейчас боль и обида с новой силой захлестнули ее.

«Стив, мне нужна твоя помощь. Я запутался окончательно. Встречай меня в аэропорту в семь часов вечера во вторник».

Подпись на записке не оставляла сомнений в том, что эта просьба исходит от Генри.

Сюзан подняла глаза на Стивена. Им обоим было хорошо известно, что Генри умер именно в этот день.

— Не знаю, что и сказать… — едва слышно прошептала она.

— Генри никогда не говорил тебе, что у него есть брат?

— Как выясняется, он много о чем не говорил мне!

Сюзан резко поднялась, отодвинула стул и отошла к мойке. Какое-то время она не решалась повернуться лицом к Стивену, укоряя себя за несдержанность. Нужно лучше контролировать себя. Немного успокоившись, она вернулась к столу.

Торн сидел, водя указательным пальцем по краю кружки, задумчивый и неподвижный. Наконец он перевел глаза на Сюзан.

— Но что-то же ты знала о его семье?

— Он говорил, что рос у приемных родителей. И, насколько мне было известно, у него не было никаких братьев.

— И он никогда не упоминал о своих родителях? — Стивен просто впился в Сюзан взглядом.

— Иногда он небрежно бросал, что, мол, получил от них письмо или телеграмму.

— Может быть, у тебя остались какие-нибудь фотографии? Семейный альбом или что-то вроде этого?

Сюзан перебрала в памяти те несколько случаев, когда они с Генри фотографировались. Снимки хранились в небольшой коробке из-под обуви.

— Боюсь, что нет, — сказала она. — Я выбросила их.

Как жаль, что она не познакомилась с братом мужа несколько месяцев назад. Ему понравились бы эти фотографии. Стивен откинулся на спинку стула. В лице его ничего не переменилось.

— Ты наверняка читала в газетах о расследовании.

Сюзан кивнула. Застрявший в горле ком мешал говорить. Она нервно сжала кружку в руке. Ни одна живая душа не знала о том, что она видела облигации в кейсе у Генри. Дорого бы она дала, чтобы эти окаянные бумаги никогда не попадались ей на глаза.

— У тебя нет никаких предположений, где могут находиться пропавшие бумаги?

— Никаких. Однако правительственные агенты уже несколько раз являлись ко мне с этим вопросом и разговаривали со мной, как с преступницей. — Голос ее сорвался на крик. — Ну откуда мне знать, где они находятся? Я не видела Генри больше года. Вот уже шесть месяцев, как мы официально разведены, но разошлись мы гораздо раньше и с тех пор никогда не встречались.

Стивен задумчиво допил последний глоток и аккуратно поставил кружку на стол.

— Мне нужно спросить у тебя кое-что еще. — Сюзан почувствовала, как он волнуется. Она прекратила нервно ходить по кухне и присела напротив гостя. — Ты была его женой. Должно быть, ты знала Генри лучше, чем кто-либо другой.

— После всей этой истории мне начинает казаться, что я не знала его вообще.

— Как ты думаешь, он действительно мог покончить с собой? — В голосе Торна прозвучала неприкрытая боль.

— Даже в самом кошмарном сне мне не могло бы привидеться, что он способен наложить на себя руки. Он был слишком переполнен сознанием собственной важности.

По лицу Стивена пробежала едва заметная тень, но он тут же овладел собой.

— Послушай. Прошлого не изменить, но, если Генри не виноват, я приложу все усилия, чтобы отмыть его имя. Если же виноват, я постараюсь хотя бы более или менее уравновесить чаши весов и противопоставить что-нибудь всей той грязи, что вылили на него газеты.

Ну как могла Сюзан сказать ему, что его брат на самом деле украл эти облигации на предъявителя, подменив их фальшивками? Генри еще хвастался, до чего, мол, умелая подделка, когда она застала его с кейсом, полным бумаг. Он говорил ей, что любому ловкому брокеру не составит труда подменить их. Когда-нибудь Торну придется столкнуться с фактом, что его брат действительно был вором. Если бы ей было известно, где спрятаны эти бумаги, она смогла бы помочь одновременно и Стивену, и самой себе. Но она обыскала уже все, что можно. Бумаги словно сквозь землю провалились.

— Знаешь, я подумала, — начала она несмело, — а что, если мы объединим усилия, вместе разыщем бумаги и возвратим их от его имени? Это не поможет уравновесить чаши весов?

— Только бы найти облигации! — воскликнул Стивен. Глаза его загорелись. — Надеюсь, это поможет ответить на вопрос, что же все-таки случилось с ним той ночью. Надо полагать, Генри забрал все свои вещи, покидая этот дом?

Сюзан положила на стол изрядно помятые письма и нервно поежилась на своем стуле.

— Чтобы тебе было ясно — покинула Генри я, — сухо пояснила она. — Мы с ним тогда жили в Чикаго, а это — дом моей семьи. Одно время он снимал комнату у моей тети, так я и познакомилась с ним. После свадьбы мы пожили еще немного здесь, а потом, когда тетя умерла, постоянно мотались в Чикаго и обратно:

— Значит, тут могло еще остаться что-то из его вещей? — спросил Стивен.

— Кое-что до сих пор хранится в его комнате. Правда, насколько я знаю, все это принадлежало ему еще до женитьбы. Время от времени я навожу там порядок, как и прежде. Генри был не самым аккуратным человеком в мире.

Стивен быстро поднялся со своего стула и уставился в окно, засунув руки в карманы.

— Я понимаю, тебе неприятно вспоминать о муже, с которым ты сама порвала. — Голос его прозвучал как-то отчужденно. Сюзан показалось, будто он осуждает ее.

— Вижу, еще немного, и ты обвинишь меня во всех злоключениях своего братца, — как можно невозмутимее ответила она. — Да, я ушла от Генри, почему — это тебя не касается.

Она никогда не жалела, что развелась с мужем, и никто не вправе ее осуждать. Возможно, когда-нибудь ей удастся забыть последнюю бурную сцену, разразившуюся после ее вопроса об этих злосчастных бумагах. Она до сих пор не может без замирания сердца спускаться по лестнице, не чувствуя на спине его рук…

Не может забыть, какая дикая боль пронзила ее, когда она ударилась головой о стену и вывихнула коленный сустав. Но страшнее всего была та внутренняя опустошенность, которую она ощутила, очнувшись на больничной койке. Тогда она решила, нет, скорее почувствовала, что никогда больше не захочет видеть его.

— Сюзан, — Стивен вывел ее из задумчивости, тронув за плечо, — прости меня. Я не имею права тебя судить.

Она неторопливо перевела на него взгляд. В его таких знакомых серо-голубых глазах светились нежность и сожаление.

— Пожалуй, тебе лучше уйти, — проговорила она дрогнувшим голосом.

Торн принялся собирать со стола письма, украдкой поглядывая на Сюзан. Его явно что-то беспокоило.

— Когда ты сможешь со мной встретиться? — робко, боясь получить отказ, спросил он. — Твоя идея может дать результаты.

Сюзан находилась во власти противоречивых чувств. Но она была обязана сделать все возможное, чтобы раздобыть пропавшие облигации и тем самым облегчить свои страдания.

— Я, пожалуй, дам тебе знать…

Стивен стоял на крыльце до тех пор, пока не услышал, как звякнул засов. Теперь он мог быть спокоен — по крайней мере ночью она будет в безопасности. Потом сел в машину и опустил стекло. Тихая, безветренная ночь предвещала теплые деньки. Скоро, совсем скоро он сможет попросить Роджерса подписать его заявление об уходе и полностью посвятить себя работе с детьми в «Адамс и К°».

Стивен завел мотор и медленно поехал прочь от дома Сюзан. Когда он незамеченным покидал это место сегодня утром, продежурив здесь всю ночь, то обратил внимание, что с другой стороны дороги, напротив поворота к дому Сюзан, есть еще одна проселочная дорожка, петляющая между холмами, поросшими лесом.

Достигнув конца подъездного пути, он свернул налево и постарался подыскать себе укромное местечко, повторяя про себя, что наблюдение является частью его работы. Возможно, ночью ей понадобится помощь. Ведь рано или поздно те громилы вернутся, чтобы доделать свою работу.

Он опустил спинку сиденья и закрепил ее так, чтобы можно было сквозь ветровое стекло наблюдать за виднеющимся между зарослями кустарника домом Сюзан, занял удобное положение и включил рацию. Не прошло и нескольких секунд, как он услышал недовольный голос шефа:

— Где ты, черт возьми, шатаешься?

— Здорово, Роджерс!

— Сколько раз мне нужно повторять, чтобы ты не пропадал надолго. Я уже несколько часов пытаюсь тебя вызвать. — Стивен усмехнулся, представив, как раскраснелось от негодования лицо Роджерса. Сейчас он наверняка вытирает со лба пот своим знаменитым платком с монограммой. — Ты разузнал что-нибудь?

— Почти ничего, — сказал Торн. — Мне нужно еще немного времени.

— Нет у нас времени. Я же говорил тебе, тут на меня давят со всех сторон — и страховая компания, и комитет безопасности. Да легче перечислить тех, с кем у меня нет проблем. Ты говорил с этой Лонг?

— Мне не показалось, что ей что-то известно.

— Помяни мое слово, Торн, она кое-что знает. Генри Хант приезжал туда за неделю до того, как с него сняли наблюдение.

При этих словах Стивен поморщился. То, что шеф назвал обычным полицейским термином, на самом деле означало самоубийство его брата.

— Это еще ничего не значит! — вырвалось у него несколько резче, чем он того хотел. Роджерс замолчал на целую минуту.

— Ты чего-то недоговариваешь, Торн, — заключил он, вздохнув. — Тебе удалось обыскать дом?

— Пока нет. — Последовавшее за этим признанием энергичное восклицание шефа заставило Стивена поежиться.

— Черт бы тебя побрал! Пожалуй, мне стоит забыть о нашем уговоре и привезти ее сюда для допроса, вместо того чтобы ходить вокруг да около. Иначе кое-кто может опередить нас.

— Не надо, Роджерс.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда бумаги попадут в руки каких-нибудь проходимцев! Торн, там облигаций на миллионы долларов!

— Дай мне еще пару недель, я все устрою.

— Да, вот еще что! — Слова шефа прозвучали, когда Стивен собирался уже закончить разговор. — Мы проверили, как ты просил, документацию в медицинских архивах. Действительно, примерно полтора года назад она попала в больницу, долго находилась без сознания, да на ней просто живого места не было!..

Стивен отключил рацию и стукнул кулаком по рулю. Что это, черт подери, могло значить? Это как же надо было лететь с лестницы, чтобы на тебе не оказалось живого места?

Он вышел наружу и, засунув руки в карманы, принялся прохаживаться взад и вперед по усыпанной сосновыми иголками дорожке. Он вспоминал Сюзан, ее сверкающие голубые глаза, непокорную прядь волос, маленький, чуть вздернутый носик, стройные ноги, придававшие ее фигуре необычайное изящество. Как ни старался, Стивен не мог представить это прекрасное тело в кровоподтеках и ранах.

Он покачал головой. Больше никому не удастся причинить ей ничего дурного — ни этим грабителям, ни Роджерсу.

Сюзан спускалась по лестнице с четвертого этажа академии, где училась на курсах, со всей проворностью, на какую только была способна. Повязка на колене существенно сковывала ее движения, и в те дни, когда лифт бывал сломан, ей приходилось туго. Поэтому, достигнув площадки третьего этажа, она остановилась, отошла в сторону и сняла шину. Боль была терпимой.

Удовлетворенно вздохнув и перекинув сумку через плечо, она продолжила свой путь вниз по лестнице, не забывая держаться за перила.

От Стивена не было никаких известий, но вопреки всем ее усилиям Сюзан не могла выбросить его из памяти. Все в ней — и это приводило ее в замешательство — восставало против попыток забыть своего нового знакомого.

Может быть, им и вправду удалось бы разыскать облигации, если бы они взялись за дело вместе?

Сюзан наконец добралась до выхода. С трудом справившись с массивной дверью, вышла на крыльцо и заторопилась к машине.

Она уже поворачивала ключ в замке дверцы, когда неподалеку замаячили две мужские фигуры. Несмотря на тусклый свет фонарей, Сюзан узнала в них тех самых бандитов, которые тогда вломились в ее дом. С отчаянно бьющимся сердцем она сунула ключи в карман и выхватила баллончик со слезоточивым газом.

Громилы были уже в нескольких футах от нее.

— Эй вы, послушайте! — громко крикнула Сюзан. — Нет у меня этих бумаг, неужели непонятно? Будь они у меня, разве бы я задержалась здесь хоть на день? — Она все еще надеялась, что столь убедительные доводы заставят их отказаться от своей безумной затеи. Но они неумолимо приближались.

Сюзан вытянула руку с баллончиком так, чтобы они могли его видеть.

— Послушайте, эта штука может причинить вам неприятности…

На лице коротышки появилась злобная ухмылка, и в тот же самый момент рука его потянулась к ней.

Сюзан отпрянула назад и что есть силы надавила на кнопку баллончика. Тихое шипение газа перемешалось с воплями и чертыханьем разъяренного бандита, вмиг потерявшего ориентацию и завалившегося на своего приятеля.

Чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди, Сюзан стремительно распахнула дверцу машины, юркнула в кабину, закрылась и в ту же секунду повернула ключ в замке зажигания. Раздался визг тормозов, когда она резко подала назад, но уже в следующее мгновение машина на предельной скорости выехала со стоянки.

В зеркале заднего обзора было хорошо видно: знакомый фургон помчался следом за ней.

5

В супермаркете было полно народу. Стивен взял бутылку газировки и пакет чипсов, пристроился в очередь за хот-догами. Ему, полному кипучей энергии, было невмоготу стоять на одном месте, и от нетерпения он переминался с ноги на ногу. К тому же он чувствовал, как внутри него нарастает какое-то неясное беспокойство.

Расплатившись, он протолкался к выходу. Весь день прошел под знаком ожидания встречи с Сюзан. Он не стал заранее предупреждать ее, боясь получить отказ, а решил подкараулить ее вечером у академии.

Когда до машины оставалось несколько десятков шагов, Стивен, сам не зная почему, перешел на бег. Добежав, он остановился, откусил от хот-дога и огляделся по сторонам: место, где стоял зеленый «жучок» Сюзан, было пусто. С бешено колотящимся сердцем он осмотрел стоянку, дважды проверил все углы, не освещенные фонарями. Машина Сюзан исчезла.

Догадаться, куда она могла отправиться, невозможно. Немного зная Сюзан, можно было лишь предположить, что, по всей видимости, она выбрала какую-нибудь малоизвестную дорогу, где движение не столь напряженно, как в центре.

Стивен опрометью бросился за руль и направил машину прямиком к дорожному кольцу. Он вынужден был ехать с половиной той скорости, которую хотел бы развить, и чертыхался у каждого светофора. По кольцу он мчался уже на предельной скорости, снуя по всем четырем полосам. А через четверть часа разразилась буря. Дождь хлынул как из ведра, разорвав плотную завесу тумана. Лобовое стекло вмиг покрылось водяной пленкой.

Добравшись до ведущего к дому Сюзан поворота, Стивен понесся по неосвещенной двухполосной дороге, выжимая из машины все что можно. Не снимая ноги с педали газа, он преодолел первый изгиб трассы и заметил впереди проблески габаритных огней.

Машин было две. Головная неслась, не разбирая дороги, даже не притормаживая на поворотах. Чутье подсказало Стивену, что это машина Сюзан.

Но кто был в другой машине?

В какой-то момент, когда вторая машина затормозила перед поворотом, он прибавил скорость и проскочил вперед, обогнав ее. Почти одновременно с тем, как в зеркальце вспыхнули огни задней машины, свет фар выхватил из темноты силуэт «жучка» Сюзан. Она уже приближалась к повороту на гравийную дорожку.

Торн еще поднажал, и ему удалось значительно сократить расстояние до машины Сюзан. Он помигал ей фарами, но она даже не сбавила скорости.

Подъехав к последнему повороту, Сюзан резко затормозила. Стивен тоже сбавил газ, заметив при этом, что огни идущей позади машины становятся все ближе и ближе. И тут, когда он собирался уже сворачивать, Сюзан резко подала влево, перекрыв ему путь. Уверенный, что столкновения не избежать, он до упора вывернул руль влево, и его машина скользнула передней частью в кювет. Стивен ударился головой о боковое стекло и на какое-то мгновение потерял сознание. В это время темный фургон прошелестел мимо него на гравийную дорожку.

Сюзан нажала на тормоз и выскочила из машины. Холодный дождь ударил ей в лицо, ветер растрепал волосы. За ее спиной, скрипнув тормозами, остановился фургон.

Только бы побыстрее оказаться в доме и захлопнуть за собой дверь! Целиком поглощенная мыслью о грозящей ей опасности, Сюзан слишком поздно вспомнила о подгнившей доске на верхней ступеньке крыльца. Внезапно она споткнулась, неуклюже взмахнула руками и больно ударилась коленом об острый выступ. Ключи вылетели из руки и упали в кусты.

Молодчики были уже поблизости, она слышала их голоса, их тяжелые шаги по лужам.

Внезапно совсем рядом прогремел выстрел.

— Эй, что тут происходит?

Стив! Его голос, раздавшийся из темноты, словно вернул Сюзан к жизни. Откуда он мог взяться? Грабители обернулись на голос. Один из них прорычал:

— Боссу не нужны неприятности. — Он бросился к фургону, на бегу окликнув оторопевшего напарника: — Не стой столбом, сматываемся!

Фургон дал задний ход, засыпав клумбу грязью и гравием, а затем развернулся навстречу Торну.

Замерев от ужаса, Сюзан увидела, как четырехтысячефунтовая машина зловеще катит на Стивена, а он стоит посреди дороги, нацелив пистолет на приближающуюся громадину.

Мотор взвыл, и фургон рванулся вперед, выбрасывая из-под колес комья грязи. Гулкие звуки выстрелов болью отдались в сердце Сюзан. Черная махина резко вывернула вправо и газанула по гравийной дорожке.

Он так и не шелохнулся, не сдвинулся с места ни на дюйм. Этот человек или сумасшедший, или глупец!

Когда фургон скрылся из виду, Стивен подбежал к крыльцу. В руке у него поблескивал пистолет.

— Где, черт возьми, твой наколенник?! — загремел он у нее над ухом.

Кипевшая в ней ярость вдруг выплеснулась наружу:

— Ты тупица! Ты чуть не погиб! И ради чего? — Комок в горле душил ее, струи дождя слепили глаза.

Сунув пистолет за пояс и оставив без ответа ее выпад, Стивен присел рядом на ступеньку:

— Дай-ка я погляжу. — От его прохладных прикосновений ноющая боль утихла. — Колено опухло, но это не помешает тебе участвовать в гонках, — шутливо заключил он. Мокрые темные волосы его поблескивали на свету. — Ты можешь идти?

Подхватив Сюзан под руку, Стивен хотел было поднять ее со ступенек, но та вырвалась, не желая принимать от него никакой помощи.

— Это мои проблемы, мистер Торн! — Остатки только что пережитого страха подпитывали ее злость. — И вообще, что ты тут делаешь? Второй раз когда у меня возникают неприятности, ты появляешься, словно по мановению волшебной палочки. Только, пожалуйста, не говори, что ты случайно проезжал мимо. Я, может быть, излишне доверчива, но не круглая дура. Как ты здесь оказался?

Не найдясь, что ответить, Стивен взбежал вверх по ступенькам и предложил:

— Может, сначала укроемся от дождя? Поговорить можно и потом.

— Мои ключи! — спохватилась она. — Они где-то в кустах, под лестницей. Не мог бы ты отыскать их? Иначе придется взламывать дверь, но тогда сработает сигнализация, которую я недавно установила.

Стивен быстро спустился с крыльца.

— Ну вот и ключи в рай. — Он подбросил связку ключей в воздух. Дождь струился по его волосам, подбородку, плечам. Он взбежал по ступенькам и вставил ключ в замок. — Я открою, постой.

— Стою, стою, — с трудом выдавила из себя Сюзан. Зубы ее стучали, тело сотрясал озноб. Отвернувшись от сплошной стены дождя, она привалилась к перилам, даже через одежду ощущая, как грубое дерево царапает ей кожу.

— Заходи, — пригласил Стивен, справившись с замком. И вдруг одним движением подхватил ее на руки и внес в дом.

Машинально Сюзан обвила руками его шею и прильнула головой к его плечу. Она почувствовала, как необычное возбуждение разливается по ее телу. Может, она и впрямь в раю?

Неся ее на руках, Стивен пересек холл, но не задержался тут, а, прижав ее к себе еще крепче, начал подниматься по лестнице, затем миновал недлинный коридор и очутился в ее спальне. На середине комнаты он остановился, опустив подбородок ей на голову.

— Ты вся промокла.

Сюзан заглянула ему в глаза. За эти краткие мгновения они, казалось, успели обменяться бесчисленным множеством секретных посланий.

— Может, опустишь меня, — проговорила она, взывая к чувству собственного достоинства.

— Будь по-твоему, — согласился Стивен. Его голос был мягким и интригующим. Он огляделся вокруг, затем осторожно усадил ее на стул перед туалетным столиком. — Тебе нужно переодеться.

Перед ней стоял крепкий и уверенный в себе мужчина. Хотя вода стекала с его волос ручьями, лицо его казалось еще красивее, чем обычно. Сюзан подумалось, что он выглядит очень соблазнительно. Смущенная такими мыслями, она сняла жакет. Пережитый ужас, видно, оказал на нее странное воздействие. Соблазнительный? Брат Генри? Забудь об этом!

— Подай мне, пожалуйста, халат. Он в шкафу.

— Не валяй дурака, Сюзан. Ты не можешь здесь оставаться на ночь.

— Я в состоянии о себе позаботиться, большое спасибо, — возмутилась она. — Дом надежно защищен — новая сигнализация функционирует безупречно. Никто больше не ворвется сюда. Через пару дней мое колено заживет. Кроме того, в холле лежит пистолет Генри.

Стивен вплотную приблизился к ней.

— Давай рассуждать здраво. Ты не можешь отрицать, что они попытаются снова проникнуть в твой дом. И никакой пистолет тебя не спасет. — Он отвернулся к окну и пожал плечами. — Таким образом, остается только один выход.

— И какой же? — чуть не взорвалась она.

— Мне придется остаться.

— Только этого мне не хватало!

— Посмотрим, чего тебе не хватает. — Тремя большими шагами Стивен пересек комнату и, прежде чем она успела оттолкнуть его, снова сгреб ее в охапку, весело при этом смеясь.

Сюзан предприняла отчаянную попытку высвободиться из его рук. Только бы не прикасаться к этому теплому телу, вызывающему в ней ответное тепло! Только бы не чувствовать его так близко!

— У тебя есть выбор, — как ни в чем не бывало заявил Стивен. — Либо я увожу тебя отсюда, либо ты позволяешь мне остаться в доме. — Голос его звучал беззаботно, в глазах прыгали лукавые чертики.

— Ну хорошо, хорошо, можешь оставаться. — Вот она и произнесла эти слова. — Теперь отпусти меня.

Удовлетворенно хмыкнув, он бережно поставил ее на пол.

— Не шевелись. — Стивен вышел из комнаты и через минуту вернулся с полотенцем и махровым халатом. — Помощь нужна?

— Обойдусь, — буркнула Сюзан и, заметив, что он вроде бы не намерен уходить, добавила: — Не мог бы ты оставить меня одну? Я сама прекрасно справлюсь.

Бровь его взлетела вверх, повелительным тоном он изрек:

— В твоем распоряжении десять минут. Если тебе действительно не требуется моя помощь.

6

Сбросив с себя мокрую одежду, Сюзан растерянно обвела взглядом пустую комнату. Впервые за долгое время эта пустота была ей неприятна. Стивен оказался первым мужчиной, побывавшим в ее спальне после того, как ее брак распался. Сюзан казалось, что, оставшись в одиночестве, пусть хотя бы и на десять минут, она почувствует облегчение, но этого не произошло.

Как и обещал, Стивен постучался в дверь ровно через десять минут. Завязав узел на поясе своего халата и причесав волосы, с которых все еще капала вода, Сюзан позволила ему войти. На плече у него висело полотенце, в одной руке он держал ее наколенник, в другой — дымящуюся чашку чая. Воздух в комнате наполнился свежим и бодрящим ароматом.

Должно быть, он возил запасную одежду в машине, подумала Сюзан, поскольку вместо мокрых на Стивене уже были сухие джинсы и темно-синяя футболка, как раз в тон его глаз. Мокрые, слегка вьющиеся на концах волосы были тщательно уложены. Он выглядел мужчиной на все сто процентов, и у Сюзан на секунду даже перехватило дыхание.

Стивен подошел сзади и взял ее за локоть.

— Иди сюда, — проговорил он, подводя ее к кровати. — Присядь. Не надо мучить больное колено.

К немалому ее удивлению, он присел рядом, сняв с плеча полотенце.

— Посиди минуту спокойно, хорошо?

Обернув ее голову полотенцем, он умелыми движениями принялся сушить ей волосы. Прикосновение его пальцев подействовало на Сюзан умиротворяюще, как будто он снимал накопившееся в ней за эти безумные часы напряжение. Веки сами собой закрылись, она прислонилась спиной к его торсу и с блаженством отметила про себя: вся ее досада испаряется, как испаряется влага с ее волос.

Постепенно его движения превратились в чувственное размеренное поглаживание, доставляющее Сюзан неземное наслаждение. Напряжение, но уже другой природы, снова начало нарастать. Руки Стивена двигались взад и вперед, оставляя на коже ощущение покалывания. Она еще крепче зажмурила глаза и всем телом прильнула к нему, чувствуя равномерное биение его сердца и проникающий сквозь одежду жар его тела. Водоворот ощущений закружил ее. Здесь было все: и наслаждение, и нега, и желание чего-то большего… Вдруг его руки остановились. Он резко поднялся и отошел к шкафу.

— Пожалуй, мне пора. Да и чай твой почти остыл.

Стивен переставил чашку на ночной столик, поправил ей постель и помог передвинуться к изголовью кровати. От него исходил свежий, чистый запах, почти такой же, как запах леса после дождя.

— Спасибо за все, — чуть слышно поблагодарила Сюзан и нервно отхлебнула глоток чая. — Но ты не ответил на мой вопрос.

— На какой вопрос?

— Как получилось, что ты оказался в нужном месте в нужное время? Только не говори о случайном совпадении, ладно?

— Я следил за тобой, — вдруг обескураживающе просто ответил Торн.

— С какой стати? Неужто у меня такая увлекательная жизнь, что тебя так к ней тянет? — Она села на постели. — И вообще я никак не могу взять в толк, почему тебе так важно докопаться до истинной причины смерти Генри? Конечно, он твой брат, но ведь ты никогда не виделся с ним. Желание обелить его имя?.. У вас даже фамилии разные — как тебя может затронуть его дурная слава?

Сложив руки за спиной, Стивен мерил комнату быстрыми шагами.

— Ты права, — глухо сказал он, — никто и не догадывается, что Генри — мой брат.

Он расхаживал взад и вперед по ее спальне, то вступая в круг света, падающего от торшера, то опять исчезая в тени.

— В детстве я сменил немало приютов. Иногда бывало так одиноко и трудно, что мне казалось, я не выживу, и тем не менее я выжил. Почти все приюты, как правило, находились за городом, недалеко от леса или реки. И близость к природе меня спасала. Я устраивал себе убежище и, когда становилось совсем невмоготу, подолгу скрывался там.

Сюзан было близко все, о чем он сейчас говорил. Здешние окрестности с их лесами, рекой тоже укрепляли в ней веру в то, что когда-нибудь в ее жизни все образуется. А в детстве достаточно было просто выйти из дому и спуститься к реке, чтобы хорошее настроение вернулось к ней. И тогда уже легче переносилось молчаливое равнодушие тети Нэнси.

— Надеюсь, что я понимаю тебя, — сказала Сюзан с грустью. Выходит, им обоим недоставало в детстве душевной теплоты и они искали утешения в лесу, у реки… От этой мысли Сюзан похолодела — таким вдруг близким и родным он ей показался.

Стивен молча подошел к тумбочке и взял в руки фотографию, с которой улыбались Сюзан и ее маленькая сестренка. Кадык его дернулся.

— Я рос изгоем, а у других были семьи, и я видел, как это важно, когда рядом с тобой близкие люди. — В голосе его было столько горечи, что у Сюзан защипало глаза от подступивших слез. — Кто знает, случилась бы с Генри беда, окажись я рядом? Возможно, если бы я знал его лет десять или хотя бы пять назад, мне не пришлось бы читать в газетах о некоем Генри Ханте, замешанном в афере с ценными бумагами.

— То есть ты хочешь сказать, что эта афера с облигациями — твоя вина? И теперь ты хочешь как-то ее загладить? — Сюзан удивленно покачала головой.

Глаза Стивена излучали чистый и ясный свет. Он грустно улыбнулся.

— Как говорится, после драки кулаками не машут, но я должен выяснить, что с ним произошло, и вряд ли мне это удастся без твоей помощи.

Сюзан, выросшей у тетки, было до боли знакомо, что значит нуждаться в поддержке и раз за разом натыкаться на непонимание, безразличие или, хуже того, презрение.

— Ладно, — сказала она, — будем действовать сообща.

Она видела, как тревожное ожидание на лице Стивена сменилось радостью. Весь как-то приободрившись, он шагнул к двери.

— Мы непременно найдем эти бумаги, Сюзан, и выясним, отчего погиб Генри. А сейчас тебе лучше поспать. Обсудим все завтра. — Он вышел, тихонько притворив за собой дверь.

Измученная бессонными ночами, Сюзан рухнула на подушки. Господи, не дай мне ошибиться на этот раз! — молила она. Даже если предположить, что они разыщут облигации, все равно ей придется теперь многое изменить в своей жизни. Работая бок о бок с Торном, встречаясь с ним каждый день, да просто зная, что он лежит в гостиной на диване, она не сможет оставаться прежней Сюзан, предоставленной самой себе. Ей предстояло все хорошенько обдумать.

…Сон не шел. В сотый раз Стивен переворачивался с боку на бок, все еще надеясь, что, поменяв положение, он сможет поменять и направление своих мыслей. Ничего не помогало. Мысли его постоянно возвращались к Сюзан. О чем бы он ни думал — о письмах ли Генри, о приютах ли, в которых вырос, — все замыкалось на этой прелестной женщине.

Ему вдруг захотелось вдохнуть свежего предутреннего воздуха. И, может быть, немного успокоиться…

Он зажег свет и посмотрел на часы. Они показывали половину пятого. Встав с дивана, он натянул джинсы, подошел к окну и поднял раму. Легкий ветерок, напоминавший о вчерашней грозе, повеял ему в лицо, занавески на окне заколыхались. Он постарался внутренне расслабиться, сосредоточившись на ощущении приятной прохлады, и ему это почти удалось, но вскоре воспоминания вновь овладели им.

Стивен помнил до мельчайших подробностей, как нес ее вечером по лестнице. Кровь тогда закипела в жилах от невероятной близости ее влажного тела, ее рук, обвивших его шею. Когда он вытирал ей волосы, отчаянно борясь с желанием обнять ее, прижать к себе, она вдруг сама прислонилась к его груди, обессилевшая и ищущая защиты. Он отчетливо помнил приятную тяжесть этого тела, распалившего его настолько, что пришлось поскорее распрощаться, пока не произошло того, о чем он потом бы пожалел.

Стивен отвернулся от окна. Со вчерашнего вечера он не мог больше думать ни о чем, кроме нее. Вряд ли это поможет ему докопаться до истины…

Стараясь освободиться от этого наваждения, он натянул тельняшку. Черт, он же забыл позвонить шефу, когда ходил за сухой одеждой. Тот опять будет выговаривать ему. Да, несомненно, он начал терять квалификацию. Пора спуститься на землю и приступить к своим обязанностям.

…Стивен шел по усыпанной гравием дорожке к тому месту, где оставил свою машину. За ночь туман рассеялся. По обеим сторонам журчали ручейки, уносившие в реку остатки вчерашнего дождя. Терпкий запах влажной сосновой хвои и прелых листьев щекотал нос. Он не мог не отметить, какое целебное воздействие оказывало на него это место, утешая его душевные терзания.

В предрассветных сумерках обозначились контуры его автомобиля, засевшего в кювете. На первый взгляд повреждения были небольшие, разве что помято левое крыло да передний бампер. Если руль не заклинило, можно попытаться самостоятельно выбраться из кювета.

Хоть и не с первой попытки, но ему все же удалось заехать обратно на дорогу. Он выключил двигатель и решил осмотреть машину более тщательно. Прикидывая, во сколько ему обойдется заменить бампер, он неожиданно услышал шум мотора с той стороны, где был поворот на частную дорогу.

Стивен оглянулся — странно, света фар не видно. Вскоре он заметил в полумраке очертания приближающейся машины с выключенными фарами. Когда она подошла совсем близко, ему стало ясно, что перед ним все тот же знакомый фургон.

Стремглав бросился он к дверце своей машины. Ну уж нет, во второй раз он их не упустит!

7

Однако Торн не рассчитал: фургон поравнялся с ним раньше, чем он успел забраться на сиденье. Громадина вильнула вправо с явным намерением раздавить его, и только натренированная привычка мгновенно реагировать на опасность помогла ему в последнюю секунду отскочить в сторону. Окрестности огласились страшными проклятьями. Пронесшийся мимо фургон тем временем набирал скорость.

Стивен пулей метнулся за руль и, развернув машину, погнался вслед за фургоном, уносящимся прочь от дома Сюзан. Эти ублюдки вызвали у него столько вопросов, что грех было бы упустить случай получить на них ответы.

Впереди на приличном расстоянии мелькала пара габаритных огней. Стивен до упора вдавил педаль газа, выжимая из машины все, на что она была способна. Ярость подстегивала его. Какое-то неясное беспокойство зародилось в душе, словно он упустил из виду нечто крайне важное. И вдруг его осенило: в кабине фургона был только водитель! Куда подевался второй? Что, если это хитрый ход? Один должен заманить его подальше от дома, в то время как другой…

Торн резко ударил по тормозам, потушил фары, подал назад и аккуратно развернулся. В сумерках, на все еще мокрой дороге сделать это было весьма непросто.

Не обращая внимания на скрип тормозов и на то, что машину немного занесло, он помчался в обратную сторону. Только бы успеть! Только бы с ней ничего не случилось!

Наконец последний поворот остался позади.

Стивен опрометью взбежал на крыльцо, распахнул дверь и, перепрыгивая через ступеньки, ринулся по лестнице на второй этаж. Перед дверью, ведущей в спальню, он остановился и прислушался. В доме по-прежнему было тихо. Он вошел. Сумеречный свет проникал в комнату сквозь неплотно задвинутые шторы. Казалось, здесь ничего не изменилось с тех пор, когда Стивен уходил отсюда вечером: дверца шкафа по-прежнему чуть приоткрыта, а чашка с недопитым чаем все так же стоит на столе. Сердцебиение его начало успокаиваться.

Взгляд Стивена задержался на кровати. Сюзан спала на боку, подложив подушечку под поврежденное колено, волосы разметались по изголовью постели. В призрачном свете она казалась таинственной и недосягаемой. Он невольно залюбовался ею…

Тщательно осмотрев каждую комнату и обойдя вокруг дома, Стивен снова сел в машину и поехал по направлению к дороге. На востоке уже всходило солнце, освещая край неба, в его лучах засеребрились листья на деревьях. Ни фургона, ни его пассажиров нигде не было видно.

Неожиданно в голову ему пришла отличная идея. Он быстро свернул налево, выехал на знакомую ему проселочную дорогу и остановился в кустах, вблизи поворота к дому Сюзан. Затем он нагнулся и достал из-под сиденья пистолет.

Выйдя из машины, Стивен поднялся на небольшой холм и попытался разглядеть ее. Маскировка оказалась отменной: заметить спрятанный в зарослях автомобиль можно было, если только специально искать его. Прекрасно. Пусть эти бандиты считают, что он уехал. Когда они снова сунутся, он окажет им достойный прием.

Сюзан проснулась от запаха кофе, проникавшего во все щели. Так сладко она давно уже не спала. Она потянулась, но тотчас сморщилась от острой боли в колене. Все перипетии вчерашнего вечера разом всплыли в памяти. Сюзан застонала и торопливо натянула на себя джинсы и красную футболку. Кое-как приладив наколенную повязку, она спустилась в кухню. Стивен, обнаженный до пояса, стоял у мойки и всматривался во что-то за окном.

— Доброе утро, — тихонько кашлянув, поздоровалась Сюзан.

Стивен вздрогнул, словно очнувшись от глубокого раздумья.

— А ты ранняя пташка, — сказал он.

Сюзан налила себе кофе и села за стол.

— Вовсе нет. Обычно у меня не бывает такого заманчивого повода, чтобы подниматься в эдакую рань.

Глаза его лукаво блеснули, губы растянулись в улыбке. Сюзан поняла, что он мог превратно истолковать ее слова, и поспешно добавила:

— Запах кофе просто божественный.

При всем старании ей не удалось скрыть смущения. Более того, она почувствовала, как краска заливает ей лицо. Стивен не сводил с нее глаз. Он подошел так близко, что Сюзан могла бы разглядеть каждый светлый волосок у него на груди… Она уловила едва различимый аромат свежести, исходивший от этого мужчины.

— Не лучше, чем твой румянец, — проговорил он, медленно проводя по ее щеке тыльной стороной ладони, отчего у Сюзан перехватило дыхание. Но вот он уселся за стол, лицо его посуровело, улыбки как не бывало. — Ночью нас снова навещали незваные гости, — сообщил он.

— Неужели опять эти бандиты? Они вернулись? И я даже не проснулась? Это невозможно! — воскликнула Сюзан. Щека ее все еще горела от его прикосновения.

Стивен подробно рассказал ей обо всем, что случилось.

— Я спрятал машину в сторонке, — сообщил Стивен. — Если они посчитают, что ты осталась одна, то, вероятно, предпримут еще одну попытку взять дом приступом. Но мы будем готовы к обороне. Правда, для этого мне придется какое-то время постоянно быть поблизости.

— Что ж, — согласилась Сюзан, поглаживая колено, — в таком случае, может, нам с пользой провести время? Думаю, мы могли бы приступить к поиску бумаг сегодня же. Мне нужно только позвонить в контору. Полагаю, если мне не придется напрягать ногу пару дней, колено заживет быстрее. А как ты? Разве тебя нигде не ждут?

Стивен отошел к мойке ополоснуть свою чашку.

— У меня гибкий график. Можешь считать, что я временно свободен: ухожу с одной работы и приступаю к другой. Ты ведь приезжала туда по вызову, — напомнил он, — «Адамс и К°».

— Ты будешь там работать?

— Да. Рой Адамс, мой хороший друг, передал мне дела несколько лет назад, когда ушел на пенсию. В прошлом году он умер. — Стивен обернулся и прислонился к мойке, в глазах его промелькнула грусть.

— А чем занимается эта компания?

— Это приют для ребят, которым больше некуда податься. Большинство из них собираются в нашем гимнастическом зале, что в двух кварталах оттуда, но, если им негде ночевать, они могут остаться в доме.

— И все это твое?

Стивен утвердительно кивнул.

— Когда мне было шестнадцать, Рой и Карен Адамс приняли меня в свою семью и не дали ступить на скользкую дорожку. Можно сказать, сделали из меня человека. Рой основал «Адамс и К°» за год до этого.

— И ты решил продолжить его дело?

— Не совсем так. Для меня было полной неожиданностью, когда Рой объявил, что намерен передать мне свое дело. До сегодняшнего дня я пользовался услугами менеджера.

— Что ж, желаю удачи.

Сюзан допила кофе и тоже подошла к мойке, собираясь вымыть свою чашку.

— Не позавтракать ли нам? — поинтересовалась она.

— С удовольствием.

— Только при одном условии.

— Каком же?

— Ты не мог бы надеть майку? — попросила Сюзан и добавила: — Для твоей же безопасности.

Он отошел к столу, в глазах его зажглись одновременно таинственные и озорные огоньки.

— Я люблю рисковать, — поддразнил он.

— Однако не очень обольщайся, — рассмеялась она, — в мои планы входит лишь покормить тебя завтраком.

Стивен нежно приподнял ее подбородок. Непроизвольно ее рука легла ему на грудь. Кровь заклокотала в венах Сюзан, когда она ощутила силу его мышц, биение его сердца.

— Леди, — тихо сказал он, — вы не оставляете мне выбора. — Он провел по ее щеке тыльной стороной ладони. — Ладно, пусть будет завтрак. И майка. — Он опустил руку. — Я сейчас вернусь.

Сердце Сюзан бешено колотилось, все тело горело как в лихорадке. Никогда еще ни один мужчина не вызывал у нее такого неодолимого желания. От его прикосновений она была точно в дурмане. Стивен всего лишь намеревался помочь ей в поисках облигаций, а она вела себя как девчонка, в которой только-только просыпается чувственность.

Усмехаясь себе под нос, он рылся в своей сумке. Итак, значит, его тело волновало ее! Прекрасно. Похоже, в этом мире все-таки есть справедливость. Выудив из сумки майку, он отправился обратно на кухню.

— Можешь пока приготовить апельсиновый сок, — предложила Сюзан, не поворачиваясь от плиты.

За завтраком главной ее заботой было не встретиться с ним глазами. От внутреннего напряжения дрожали руки, и, когда она взялась за стакан с соком, тот неожиданно опрокинулся и на скатерти образовалось большое желтое пятно. В ту же секунду оба вскочили.

— Сиди, я принесу салфетки, — распорядился Стивен.

— Пролила я, мне и убирать.

Их взгляды скрестились, и прошла, казалось, целая вечность, а они все продолжали пристально смотреть друг другу в глаза.

Наконец Стивен встал, принес тряпку и вытер лужу. Сюзан чересчур сосредоточенно ковырялась вилкой в тарелке. Прямая спина ее не касалась спинки стула. По всему было Видно — ее что-то беспокоит.

— Я нервирую тебя? — осторожно поинтересовался Стивен.

Сюзан отложила вилку и медленно подняла на него глаза.

— Только один мужчина ел за этим столом вместе со мной, и ты знаешь, кто он. Мне неприятно, что это тревожит меня, но я ничего не могу с собой поделать.

Стивен молча придвинулся к столу и принялся доедать завтрак, размышляя о человеке, который раньше сидел на этом стуле. Наверняка Генри знал, что кто-то преследует его, иначе как объяснить это неожиданное письмо, эту просьбу о помощи, обращенную к брату, о существовании которого он не так давно даже не подозревал? Да и вообще, что было известно о нем Генри? Знал ли он, что его брат — федеральный агент? И как он умер? Эти вопросы сводили Стивена с ума.

А теперь его сводила с ума еще и жена Генри.

Он отнес посуду Сюзан, которая хлопотала у мойки.

— Ты еще можешь отказаться, — заметил он.

— Нет, — ответила она. — Мне незачем это делать. Я решила покончить с этой историей раз и навсегда.

Сюзан мыла тарелки и чашки, Стивен вытирал их. Когда все было сделано, она высушила руки и, по-деловому уперев их в бока, проговорила:

— Ну что, начнем?

Посоветовавшись, они решили обследовать верхний этаж. Там, в малых спальнях, хранились вещи, накапливавшиеся годами.

— Давай начнем с комнаты Генри. Тут много всякого барахла, я уже пыталась в нем разобраться, как видишь, — Сюзан обвела рукой разложенные на полу коробки и стопки каких-то бумаг.

— Распределим обязанности, — сказал Торн. — Я возьму на себя коробки, а ты займись бумагами.

Он разложил все коробки в ряд вдоль кровати и открыл первую.

Сюзан подыскала себе угол подальше от этого нагромождения коробок и принялась просматривать лист за листом всевозможные бумаги Генри. Прошел уже целый час, когда Стивен наконец оторвался от своего занятия.

— Ничего даже близкого к тому, что мы ищем, — сокрушенно вздохнул он, затем встал и отряхнул пыль с рук.

Но Сюзан не слышала его. Ее взгляд был прикован к старому комоду в викторианском стиле, стоявшему у стены.

— Как я могла забыть! — Она хлопнула себя по лбу. — Я обыскала весь дом и совсем упустила из виду кладовки. — Сюзан подошла к комоду и попыталась заглянуть за него. — Смотри, Стив. В каждой из малых спален есть нечто вроде крошечной темной комнаты, занимающей пространство между стеной спальни и внешней стеной дома. Не могу понять, как мне не пришло в голову поискать там. Тетушка Нэнси запрещала мне в детстве заходить туда, дверцу даже задвинули тяжеленным комодом.

— Попробую отодвинуть комод, — воодушевился Стивен.

Дюйм за дюймом ему удалось оттащить его в сторону.

— Видишь маленькую дверцу, похожую на вход на чердак? — спросила Сюзан. — Понятия не имею, что там находится.

Взгляды их устремились в одну точку. Сюзан казалось, что Стив в эту минуту думает о том же самом: облигации должны быть в кладовке.

Наконец он отодвинул панель, закрывавшую вход, и прислонил ее к комоду.

— Вход узкий, — заметила Сюзан, — но внутри можно встать в полный рост. — Стивен осторожно протиснулся в отверстие. — Кажется, там на стене есть выключатель, — добавила она.

Раздался щелчок, и в кладовке загорелся яркий свет.

— На это, пожалуй, уйдет целый день, — послышался голос Стивена.

Сюзан наклонилась и тоже пробралась в каморку. Все здесь было таким, каким она запомнила с детства, когда однажды из любопытства все же побывала в этом укромном месте, нарушив тетушкин запрет. Только сама кладовка оказалась гораздо меньше, чем ей помнилось. Стивену пришлось согнуться, чтобы не упираться головой в потолок.

— Останься возле двери, — посоветовал он. — Вдвоем нам тут не разойтись, а тебе с твоим коленом будет и вовсе неудобно. Посиди пока. — Он смахнул пыль с маленького стульчика, забытого тут еще с тех времен, когда тетушка Нэнси выгнала отсюда Сюзан, и придвинул его к выходу.

Они начали с коробок, сложенных у самой двери. Стивен одну за другой подносил их Сюзан, а она внимательно просматривала содержимое. Они достигли уже середины первого ряда, когда он сказал:

— Интересно, а что тут? — и поставил перед ней небольшой ящичек.

Сюзан развернула несколько слоев обертки и извлекла на свет небольшой альбом с фотографиями. Она положила альбом себе на колени и, затаив дыхание, раскрыла его.

— Посмотри, Стив. — Она перелистала несколько страничек. — Они все тут: мои родители, бабушка с дедушкой. А это я, — ткнула она пальцем в фотографию, на которой был запечатлен младенец. — А вот малышка Лори. — Сердце Сюзан сжалось от боли. — Если тут и не окажется того, что нас интересует, я все равно буду счастлива, что отыскался наш семейный альбом.

— Неужели ты никогда его не видела? — удивленно спросил Стивен.

— Никогда. Тетушка Нэнси предпочитала не говорить о моей семье. Мне даже не разрешалось упоминать о родных.

Заметив, в какое недоумение привели Стивена ее слова, Сюзан добавила:

— Тетя взяла меня под опеку, когда у меня совсем никого не осталось. Наверно, она хотела, чтобы я забыла о них и смогла спокойно жить дальше. Кроме того, она была… немного странной.

— Но ты же нуждалась в том, чтоб с кем-то говорить о близких! Потерять семью и не иметь возможности даже вспоминать о ней? Это слишком жестокое наказание для ребенка. — Видно было, что Стив потрясен до глубины души.

Он протянул руку и вытер слезу, покатившуюся по щеке Сюзан. Потом неожиданно наклонился и обхватил ладонями ее лицо. Его губы, такие теплые и мягкие, нежно прильнули к ее губам, облегчив ее душевную боль, взволновав ее кровь, заставив забыть обо всем и наслаждаться лишь тем волшебным ощущением, которое дарил ей этот поцелуй. Просто он так выражает мне сочувствие, говорила она себе, ничего здесь особенного нет. Это так естественно — утешить того, кто в этом нуждается.

Напоследок нежно проведя ладонью по ее щеке, он медленно отстранился.

— Не лучше ли нам продолжить работу? — словно очнувшись, хрипло спросил Стивен.

Сюзан не сразу поняла, о чем он говорит. Прошло несколько бесконечных секунд, прежде чем она смогла вернуться к действительности. Закрыв ящик крышкой, она отодвинула его от себя.

— Конечно, — слабым голосом произнесла Сюзан и окинула взглядом штабеля коробок. — Мне бы хотелось забрать отсюда эти фотографии.

— Я отнесу их к тебе в комнату, — предложил Стивен, подхватывая ящик.

Минута блаженства прошла, оставив после себя ощущение всепобеждающей нежности и теплоты. Голова слегка кружилась, будто в воздухе был разлит пьянящий аромат. Сюзан попыталась сбросить с себя колдовские чары.

— Спасибо, я сама. Будет лучше, если ты поставишь обратно все коробки, которые мы уже проверили. Мне нужно еще позвонить на работу.

Осторожно ступая, она пересекла маленькую спальню и вышла в коридор.

Сюзан все еще ощущала на губах вкус его поцелуя. Она словно стряхнула с себя груз забот, кровь быстрее бежала по венам, наполняя душу светом и ликованием. Хотелось бы продлить это ни с чем не сравнимое состояние, если бы не червь сомнения, подтачивающий ее душу.

Она включила кофеварку и сняла трубку телефона, чтобы позвонить Мэри.

— Не волнуйся, сегодня не очень много работы, — успокоила ее подруга. — Я позвоню, если возникнут какие-нибудь проблемы.

На кухне Стивен разлил кофе по чашкам и подал их на стол. Он быстро выпил свой кофе и поднялся.

— Возвращайся наверх. Я присоединюсь к тебе через несколько минут, — сказал он. — Мне надо проверить, все ли в порядке с моей машиной.

Поднявшись по склону холма, Стивен оказался возле своей машины, спрятанной в зарослях. Минуту спустя Роджерс был уже на связи.

— Что опять от тебя ни слуху ни духу? — накинулся на агента шеф. — Ты копаешься уже целую неделю.

— Тем не менее я должен просить у тебя еще немного времени.

— Об этом можно будет говорить, когда ты начнешь докладывать о своих успехах. Как продвигается дело?

— Мы обыскиваем дом. Бумаг пока не нашли. У нее их нет, Роджерс, могу поклясться жизнью. Сюзан ничего не известно об этих облигациях.

— А, так, значит, уже просто «Сюзан», — уколол его шеф.

— Каждый раз говорить «мисс Лонг» слишком занудно, — попытался выкрутиться Стивен.

— Как знаешь. Немедленно дай знать, когда что-нибудь найдешь.

Роджерс отключил рацию, оставив Торна раздумывать о том, что в последнее время шеф стал не в меру проницательным.

Когда Стивен вернулся в каморку наверху, Сюзан, не отрываясь от работы, спросила:

— Как твоя машина?

— Она хорошо спрятана. Не думаю, что кто-то мог заметить ее. — Он передал одну коробку Сюзан, другую взял себе, решив, что будет просматривать их с удвоенным вниманием.

Поиски продолжались в тишине. Обследовав первую кладовку, они устроили себе перерыв на ланч, а затем приступили к той, что примыкала ко второй спальне. Половина одного ряда была уже пройдена, когда Стивен неожиданно воскликнул:

— Смотри, что я нашел!

8

— Облигации? — Сюзан вся подалась вперед. — Нет, на облигации не похоже, это какие-то деловые бумаги Генри.

Она опустилась на деревянный ящик рядом со Стивеном — наконец-то у нее появился предлог быть к нему поближе! — и принялась рассматривать находку.

— Надо будет внимательно их изучить. Отнесем-ка коробку вниз, — предложил Стивен.

На кухне он высыпал бумаги на стол. Это были какие-то старые контракты, бухгалтерские балансы, перемешанные с открытками и счетами.

Работа их уже подходила к концу, когда Стивен изумленно присвистнул.

— Да никак у Генри был напарник! Он никогда не говорил о некоем Рональде Квитмене?

— Впервые слышу это имя.

— Если нам удастся разыскать этого партнера Генри, облигации, можно сказать, у нас в руках.

Сюзан согласно кивнула.

— Хорошо, что есть и его адрес. Только уже глубокая ночь, я иду спать, — вяло сказала она.

Стивен, не отрываясь от какого-то клочка бумаги, пожелал ей спокойной ночи и опять углубился в чтение.

Она поднялась к себе в спальню. Глаза слипались, но, прежде чем лечь, Сюзан выдвинула верхний ящик прикроватной тумбочки и извлекла оттуда белый конверт. Внутри находилась расписка в получении облигаций, которую она нашла в портмоне Генри.

Сюзан покрутила конверт в руках. Никто не должен знать, что у нее была эта расписка, — ни полиция, ни федеральные агенты, ни Стив. Расписку наверняка сочли бы уликой, а ее, Сюзан, обвинили бы в том, что ей доподлинно известно, где спрятаны сами ценные бумаги, хотя это было совсем не так. Она достала с полки гардероба старую сумочку с немного надорванной подкладкой и, сложив конверт пополам, затолкала его под плотный шелк на дно. Потом застегнула сумку и положила на прежнее место в гардеробе. Облегченно вздохнув, разделась и легла в постель.

Напряжение, в котором Сюзан пребывала целый день, понемногу отпускало, и, уже засыпая, она заново пережила сладкую истому от давешнего поцелуя, наполненного покоем, сочувствием и скрытой страстью.

Они ехали по мосту в центральную часть города, направляясь к дому Рональда Квитмена.

Торн, сидящий за рулем в голубой полосатой рубашке и брюках цвета хаки, казался вполне спокойным, и только по тому, с какой силой он сжимал руль, можно было догадаться, что спокойствие это лишь внешнее.

— Тебе одной известно, что я брат Генри, — терпеливо объяснял он, — и я бы не хотел посвящать в это кого-то еще. А вот у тебя действительно есть законные основания задавать вопросы о своем бывшем муже и пропавших ценных бумагах. — Он повернулся к Сюзан и наградил ее своею трогательной улыбкой. — Люди открывают двери только при виде тебя.

Однако Сюзан тяготилась отведенной ей ролью — уж больно много душевных сил эта роль забирала. Когда они вышли из машины перед домом Квитменов, руки у нее вспотели и слегка тряслись.

Торн позвонил в дверь. Им открыла худенькая женщина чуть больше пяти футов ростом, в зеленых слаксах и белом пуловере. Глаза у нее распухли, а лицо было в красных пятнах. Не составило труда догадаться, что женщина только что плакала.

— Кто вам нужен? — не очень вежливо осведомилась она.

— Вы миссис Квитмен? — как можно мягче спросила Сюзан.

Женщина ответила, что она жена Рональда Квитмена, и в свою очередь поинтересовалась, чем могла бы им помочь. Сюзан и Стивен представились и спросили, не знала ли она Генри Ханта.

— Я его бывшая жена, — сказала Сюзан, когда миссис Квитмен утвердительно кивнула.

— Меня зовут Паула. Проходите, пожалуйста, — пригласила она и провела их в небольшую уютную гостиную, обставленную видавшей виды мебелью. — Я была просто потрясена, когда прочла в газете о смерти Генри. В голове не укладывается, как он мог решиться на самоубийство. — В ее голосе чувствовалась боль. — Могу представить, каким это было шоком для вас.

Паула рассказала им о том, как познакомилась с Генри на скачках.

— Они с Рональдом с самого начала нашли общий язык, — проговорила она едва слышно. — Я не вмешивалась в их дела. А Рональд ничего не понимал в бизнесе. — На глаза ее навернулись слезы. — Кто бы мог подумать, что они похитят эти облигации!

Стивен протянул руку и погладил ее по плечу.

— Все образуется, Паула, вот увидите.

— Вы действительно так думаете? — Она посмотрела на него с надеждой и доверием. — Я не знаю, где Рональд, и очень волнуюсь.

— И долго уже нет вашего мужа? — поинтересовался Стивен.

— Уже больше трех недель. С той ночи, когда Генри… Я так боюсь, что с ним что-нибудь случилось.

— Вы обращались в полицию?

— Да. Они долго беседовали со мной. — Миссис Квитмен резко поднялась. Ей явно хотелось поменять тему. — Простите, могу я предложить вам по чашке чая?

— Это было бы чудесно, — оживилась Сюзан.

Миссис Квитмен вскоре вернулась, неся на подносе чашки с ароматным чаем.

— Рональд когда-нибудь упоминал о тех облигациях? — осторожно спросил Стивен.

— Нет, я так и сказала полиции. Кажется, они мне поверили. Муж не любил говорить о своих делах. — Паула умолкла, что-то мешало ей продолжать разговор. — Нам обоим было очень жалко, что с Генри все так произошло. Рональд в молодости тоже был заядлым игроком, и потребовались годы, чтобы он смог преодолеть эту склонность. Это ведь похоже на наркотик, настоящая беда. — Она понимающе взглянула на Сюзан. — Я знаю, как трудно жить с человеком, который что угодно готов поставить на карту.

Сюзан сидела как громом пораженная. Генри — игрок?! Как она раньше этого не понимала? Тогда многое становится ясным: сначала он спустил состояние ее тети, потом ее собственные сбережения. Еще в самом начале их отношений она чувствовала, что у Генри есть какая-то тайна, которую он не хочет или не может ей открыть. Если бы она знала о его порочной страсти, то постаралась бы ему помочь. Но Генри Хант был слишком горд, чтобы признаваться кому-либо в своей слабости.

Стивен задавал Пауле вопросы ровно и спокойно. Казалось, его занимала сейчас только собеседница.

Неожиданно разговор прервался. Паула поднялась и подошла к старому бюро в дальнем углу комнаты.

— Здесь хранятся все его бумаги. Он ведь не стал бы возражать? Как, по-вашему? — Не дожидаясь ответа, она выдвинула ящик и извлекла из нижнего отделения большую коробку.

В коробке оказалось множество аккуратно подписанных папок. Внимание Стивена привлекли две-три из них, которые он стал дотошно изучать.

— А нет ли еще чего-нибудь, что могло бы оказаться полезным? — спросил он Паулу, и по его доброжелательному тону можно было подумать, что он беседует со старой приятельницей.

Женщина выдвинула еще один ящик.

— Только вот это. — Она протянула гостю синюю записную книжку и присела на диван, сложив руки на коленях.

Торн достал из кармана ручку, блокнот и несколько минут перелистывал записную книжку, иногда делая какие-то пометки в своем блокноте. Дойдя до последней страницы, он вернул книжку и коробку с папками хозяйке.

— Надеюсь, это вам поможет, — проговорила Паула, протягивая на прощание руку.

— Я тоже очень на это надеюсь, — сказал Стивен. — Если что-нибудь прояснится, вы будете первой, кому мы сообщим об этом, миссис Квитмен.

Почти весь вечер они потратили на то, чтобы сравнить записи, сделанные Стивеном у миссис Квитмен, с бумагами, обнаруженными ими накануне.

— Ничего похожего! — Стивен с досадой стукнул кулаком по кухонному столу. — Ни одной совпадающей фамилии! — Сюзан видела, каких трудов стоило ему сохранять самообладание. Ни один человек из длинного списка и ей тоже не был знаком.

Стивен направился к двери.

— Если не возражаешь, я оставлю тебя одну на некоторое время. Мне нужно съездить по делам, — угрюмо сказал он, направляясь к двери.

— Можешь быть спокоен, со мной ничего не случится, — поспешила заверить его Сюзан.

— Только хорошенько запри дверь и включи сигнализацию. — Он взял со стола ее связку ключей. — Я отгоню твою машину на задний двор: пусть думают, что тебя нет дома.

Оставшись одна, Сюзан пообещала себе не задаваться вопросами, куда отправился Стив и зачем. С утроенным усердием принялась она готовить обед.

За окном стемнело, Сюзан обошла дом, закрывая ставни на окнах и повторяя про себя, что нет никаких причин для беспокойства. Но чем дольше тянулось ожидание, тем сильнее ее угнетало одиночество, словно ее бросили в пустынном доме на краю земли.

Чувствуя себя совершенно несчастной, она легла в постель. Когда тайна будет разгадана и облигации найдутся, Стивена Торна и след простынет, а ей придется смириться с его отсутствием. Почему бы не начать привыкать к этому уже сейчас?

Стивен наблюдал, как деревья, обступившие со всех сторон его машину, превращаются в скопище теней. Темнота сгущалась. В машине было душно, но он не мог выйти подышать, пока не получит из управления результатов проверки адресов и имен, которые он выписал у Паулы Квитмен. У него было предчувствие, что эта новая информация поможет ответить на кое-какие вопросы.

Сейчас, когда автомобиль Стивена был припаркован в непосредственной близости от крыльца дома Сюзан, он не беспокоился о ее безопасности.

К этому времени кое-что для себя он уже прояснил. То, что Генри был игроком, многое объясняло. Стивен и сам всю жизнь играл в азартные игры, только ставка в них была больше чем деньги. Всякий раз, отправляясь на задание, он ставил на карту свою жизнь. Каждый день ходил он по краю пропасти. Его брат погиб, переступив черту. Сам же он, Стивен, еще не подозревая, что где-то в этом мире у него есть родная душа, решил выйти из игры. Их пути странным образом пересеклись. Стивена снова и снова мучил вопрос, как бы сложилась его жизнь, знай он с самого начала, что у него есть брат — человек, в котором течет та же кровь, что и в нем самом.

Сигнал рации вывел агента из раздумий.

— У тебя нет, случайно, родственника по имени Г. Торн? — В трубке послышался густой баритон Роджерса.

— Нет, шеф. Это что, какая-нибудь шутка?

Шеф рассмеялся:

— Вот это мне и хотелось бы знать. Мы проверили адреса, которые ты сообщил. Один из них — это номер в захолустном мотеле на окраине Хартфорда. Три месяца назад его снял некий тип по имени Г. Торн. Заплатил вперед за целый год. — Роджерс прочитал адрес. Стивен отыскал его в начале своего списка и обвел кружком.

— Я займусь этим, — сказал он, — и сразу же позвоню.

Стивен медленно шел к дому, радуясь ночной прохладе и хорошим новостям. Наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки.

Свет из окон падал на дорожку и сулил покой, и он ускорил шаг, торопясь сообщить новости Сюзан. Он был уверен, что найдет ее в кухне за учебниками, и страшно огорчился, узнав, что она уже легла спать. Его охватило неодолимое желание проникнуть к ней в спальню, разбудить, обнять. В голове его бушевали фантазии. Коснувшись рукой лестничных перил, Стивен представил себе ее сонный голос, эти голубые глаза, затуманенные дремотой, распущенные волосы, ее груди цвета заварного крема. Едва ли ему удастся совладать с соблазном и не проскользнуть к ней под одеяло…

А как же новости? Завтра они проведут вместе целый день, так что новости могут и подождать.

Стивен достал из холодильника пиво и растянулся на диване. Влечение к Сюзан было настолько сильным, что перекрывало угрызения совести, не устававшей напоминать о том, что она — жена его брата.

И вдруг Стивен вскочил, как от удара, на лбу выступили капельки холодного пота. Слава Богу, что она спит, а он превозмог себя, не ворвался в ее спальню и не выпалил новости, даже не подумав о том, как объяснит, где он их раздобыл!

Да, кажется, он теряет квалификацию. Эта чудесная женщина, мирно спавшая наверху, совсем выбила его из колеи. И, если ему, Стивену Торну, не удастся вернуть себе былую сообразительность, столь необходимую при выполнении подобных заданий, как своих ушей не видать ему успеха, думал он, расхаживая по ковру из стороны в сторону.

9

На следующий день после обеда они наведались в мотель, где неизвестный снял номер на имя Г. Торна. Комната 123 располагалась в самом конце коридора. Стивен недолго возился с замком. Осторожно повернув ручку, он приоткрыл дверь.

Утром Стивен позвонил в мотель и убедился, что номер действительно был зарегистрирован на имя некоего мистера Торна. Вряд ли этот факт и то, что адрес мотеля значился в синей записной книжке, с которой Стивен ознакомился у миссис Квитмен, можно было расценивать как простое совпадение. Не приходилось сомневаться, что комнату эту снял Генри.

Сюзан осторожно проскользнула вслед за Стивеном в номер и оказалась в кромешной темноте. Стивен повернул выключатель, и тусклая лампочка под потолком наполнила неярким светом замусоренную комнату.

— Ну и запах, — поморщилась Сюзан.

Комната представляла собой удручающее зрелище. Большую часть ее занимала кровать-развалюха, рядом с ней — обшарпанная тумбочка. Повсюду валялись пустые банки из-под пива и бумажные пакеты из ресторанов быстрого обслуживания. На столике были вперемешку разбросаны старые бланки тотализатора и несколько торопливо нацарапанных записок. Сюзан сразу узнала почерк Генри.

— Если раньше я еще могла сомневаться, то теперь мне абсолютно ясно — здесь обитал твой брат, — сказала она, ткнув пальцем в лежавшую сверху записку.

Стивен притворил за собой дверь и замер, словно не решаясь ступить на давно не мытый пол.

— Так вот, значит, где он провел свои последние дни…

От Сюзан не укрылась едва заметная дрожь в его голосе. Она положила руку ему на плечо, надеясь этим дружеским жестом немного ободрить Стива.

— По правде говоря, он никогда не отличался аккуратностью, — как можно беззаботнее произнесла она первое, что пришло в голову.

Сюзан вспомнила о сумке с одеждой, которую Стивен неизменно клал в одно и то же место, о том, как он каждое утро тщательно заправлял диван, на котором спал, и мыл за собой посуду. Что касается опрятности, то и в этом между братьями было большое различие.

— Насколько я могу судить, вы не слишком похожи друг на друга, — заметила она.

Стивен слегка дотронулся пальцами до ее щеки. Они стояли так близко, что слышали дыхание друг друга, и Сюзан нестерпимо захотелось ощутить на своих губах его чувственные губы. Но вместо этого он нежно поцеловал ее в лоб.

— Ты прекрасная женщина, Сюзан.

Каждый нерв в ее теле отозвался на это прикосновение. Она почти машинально прижалась к нему и почувствовала, как губы Стива медленно скользнули вниз по ее щеке, и вот они уже накрыли ее рот — сначала осторожно, даже робко, а затем все агрессивнее. Сюзан обдало жаром. Она обвила руками его шею, прижалась к нему с беззаветной верой в то, что он ждет от нее не простого утешения. Когда горячие ладони Стива сомкнулись у нее на спине, а язык его обжег ей рот, у Сюзан перехватило дыхание. Грязный номер в мотеле расцвел всеми цветами радуги. Господи, что с ней происходит? Остаться бы навеки в его объятиях.

Губы Стива медленно оторвались от ее рта, и он, как будто угадав ее желание, с силой притянул ее к себе. В груди Сюзан словно забилось второе сердце — глухо, мощно, надежно. Она растворялась в его запахах, его тепле, силе, нежности.

Стивен приподнял ее лицо и поцеловал в нос, одной рукой крепко прижимая обмякшее тело Сюзан к своему мощному торсу. Его желание было столь очевидно, что, потребуй он сейчас большего, она не устояла бы. Оба они нуждались в большем. Когда он заботливо убирал с ее лица выбившийся локон, глаза его горели страстью.

— О Господи, Сюзан! Ты сводишь меня с ума! — хрипло простонал он.

Сюзан медленно возвращалась к реальности. Пелена спала с ее глаз — вокруг была все та же замусоренная комната. Как же безрассудно она себя вела! Неужели она могла так самозабвенно целовать брата Генри? Она легонько оттолкнула Стивена и призвала на помощь все свое мужество, чтобы сосредоточиться на цели их посещения этого захолустного мотеля.

— Надо открыть окно, здесь такой спертый воздух, — пробормотала Сюзан.

Стивен, не отрывая от нее затуманенного взгляда, потянул за бечевку, полинялые шторы раздвинулись, и он распахнул окно.

— Судя по всему, горничных здесь не держат, — заметила Сюзан и брезгливо, двумя пальцами, подняла валявшуюся на кровати майку.

Свет полуденного солнца упал на грязно-желтые обои, отклеивающиеся по краям. Легкий ветерок ворвался в помещение, и Стивен на некоторое время задержался у окна, вдыхая свежий воздух и твердя себе, что можно сколько угодно ворошить прошлое, однако изменить его никому уже не под силу.

Пока Сюзан рылась в ящиках тумбочки, он осмотрел висевшую в гардеробе одежду, не пропустив ни одного кармана в рубашках и брюках.

Лишь после того как последний карман был проверен, Стивен смог заняться коробками, найденными ими в номере.

— Давай просмотрим их вместе, — предложил он, поднимая первую коробку на стол. На пальцах отпечаталась пыль, толстым слоем покрывавшая ее. Под крышкой оказались старые газеты, в которые были завернуты какие-то бумаги.

— Ну-ка, а это что? — Со дна коробки Стивен достал две плоские папки.

— Бухгалтерские книги, — сразу определила Сюзан. На одной из папок стояла буква «Г». Они положили папки перед собой и сравнили страницы, на которых были проставлены одинаковые даты.

— Цифры не совпадают, — заметил Стивен. — Любопытно, что в каждой книге записи помечены одними и теми же датами, но цифры в них абсолютно разные.

— Может быть, тут есть какая-то закономерность? — Сюзан пришла в волнение.

Они еще раз сравнили несколько страниц.

— Вне всякого сомнения, — заключил наконец Стивен, — разница между «итого» на одинаковых страницах книг все время одна и та же. — Сюзан отодвинула стул, встала и прошлась по комнате.

— Похоже, он занижал в отчетности уровень доходов. В папке под буквой «Г» — что означает, очевидно, «Генри» — отражены настоящие цифры, а другая папка, вероятно, предназначалась для людей, замешанных в этой махинации.

Торн почувствовал укол в сердце при очередном напоминании о том, что его брат был нечист на руку.

— Ему нужны были деньги, чтобы утолять свою страсть. Неужели ты не догадывалась, что он играл по-крупному?

Они продолжили разбирать коробку и спустя некоторое время наткнулись на клочок бумаги, видимо, забытый в пакете из бакалейной лавки.

— Опять почерк Генри. Если я не ошибаюсь, это начало какого-то списка, — высказала предположение Сюзан.

Бросив на записку беглый взгляд, Стивен узнал одно имя, фигурировавшее в архиве, который он скрупулезно изучил, готовясь к расследованию. Он еще порылся в пакете, надеясь найти недостающую часть списка.

— К сожалению, больше ничего здесь нет. — В сердцах Стивен отшвырнул пакет, а клочок бумаги сунул в карман.

Тяжело привалившись к стене, он задумался. В глазах его застыла такая печаль, что Сюзан боялась его потревожить и сидела тихо, как мышка. Она закрыла коробку и присела возле него на краешек кровати.

— Не знаю, как ты, а я ужасно проголодалась.

Он отнес в багажник коробку, затем понаблюдал за тем, как его прекрасная спутница забирается в машину. Прохладный вечерний воздух словно пробудил его ото сна.

Как бы красива, как бы соблазнительна, как бы добра она ни была, все же ему следовало держаться от нее подальше. Ведь скоро, когда облигации будут найдены, его обман откроется и Сюзан узнает, что его привел к ней долг службы. Его принадлежность к ненавистному ей бюро расследований, несомненно, всплывет на поверхность. Пожалуй, он даже почувствует некоторое облегчение, когда Сюзан все узнает. Эта ложь была неприятна. Но если он признается ей сейчас, то нечего будет и мечтать о том, что когда-нибудь они смогут быть вместе…

Стивен запер дверь номера, ощущая легкость и подъем, каких не испытывал, пожалуй, никогда. Побывав там, где жил его брат, он словно бы установил с ним связь.

Господи, ведь у него и в самом деле был брат!

Целиком поглощенный этими мыслями, Стивен вел машину, лавируя в потоке транспорта. Вскоре они свернули на темное шоссе, ведущее к дому Сюзан, и все тревоги остались позади.

Всю дорогу Стивен не выпускал из руки ладонь Сюзан. На темном небе сияли мириады звезд. Хорошо бы, думал он, если б эта женщина всегда была рядом!

Но вот, миновав последний изгиб дороги, Стивен вдруг забыл обо всем на свете. Из-за поворота показалась пара огней. Навстречу им по противоположной полосе мчался фургон, слепя глаза светом ярких фар.

10

Быстрым движением он протянул руку и пригнул голову Сюзан.

— Осторожно, они могут заметить тебя.

— Что случилось?.. — Едва она лбом уперлась в колени, как до нее долетел шум проносящейся мимо машины. А в следующее мгновение Стивен уже заворачивал на подъездную дорожку, ведущую к дому.

— Можешь подняться, они уже позади.

Резко затормозив, он тут же кинулся к входной двери. Сюзан приготовилась к худшему, но, войдя в дом и включив свет, они не обнаружили никаких следов вторжения.

Стивен захлопнул дверь.

— И все-таки они побывали здесь. Вот доказательство. — Он ткнул пальцем в стену у двери. — Твоей вшивой сигнализации больше нет.

Сюзан оторопела: выключатель сигнализации беспомощно болтался на проводах, а в стене зияла дыра, вдвое превосходящая диаметр выключателя.

Она бессильно опустилась на стул и бросила на диван свою сумочку.

Не теряя времени, Стивен проверил все комнаты на первом этаже, однако ни в одной из них не обнаружил ничего подозрительного.

— Поднимусь наверх, — сказал он. Сюзан собралась последовать за ним. — Будь начеку, возможно, там кто-то есть, — предупредил Стивен.

Она молча кивнула и, прихрамывая, стала подниматься вслед за ним по ступенькам. Он хотел остановить ее, но лишь махнул рукой — спорить с ней бесполезно. Сюзан различила в его глазах ярость, такая же ярость кипела и в ее душе. Здесь был ее дом — ее крепость, если верить пословице. По какому праву они вламываются сюда?

В комнатах наверху творилось нечто невообразимое. Все содержимое шкафов, ящиков и тумбочек было вывалено наружу и разбросано по полу.

— Нет, это никуда не годится, — зло бросил Стивен. — Завтра же надо установить систему сигнализации, соединенную с полицейским участком.

— Боюсь, мне такая не по карману, — невесело покачала головой Сюзан.

— Ничего, я заплачу.

— Ни в коем случае! — Сюзан уже приценивалась к таким системам, они стоили бешеных денег. Она прикинула в уме: пожалуй, можно было бы потратить деньги, которые она отложила на академию. Судя по всему, если не установить подобную систему, ей все равно будет не до учебы.

Стивен обошел комнаты, с трудом пробираясь между кучами вываленного на пол барахла.

— Не стану с тобой спорить. Однако, кто бы ни заплатил, установить такую систему необходимо. — Он направился вниз. — Мы обсудим это после того, как я отгоню машину.

Оставшись в одиночестве, Сюзан медленно опустилась на пол на пороге своей комнаты, не обращая внимания на слезы, покатившиеся по щекам. Вещи из обоих шкафов валялись вперемешку с письмами, бумагами и всевозможными сентиментальными безделушками. Хорошо хоть, что она успела вынуть из ящика пистолет Генри.

Стивен спрятал машину в уже знакомом месте на проселочной дороге и включил рацию.

— Какого черта, Торн, ты надоедаешь мне в воскресенье? — проворчал шеф. — Какие-нибудь хорошие новости?

— Мы обнаружили в мотеле две весьма любопытные бухгалтерские книги. Похоже, Хант был азартным игроком, играл по-крупному, и не только на скачках. — И он коротко доложил о своих находках.

— Что ты говоришь! Дело пахнет национальным скандалом! — воскликнул Роджерс. — Кажется, этот парень многих водил за нос. А твоя Лонг пока не разговорилась?

— Ей известно еще меньше, чем мне, — ответил Стивен, тщательно следя за своим тоном, потом, немного помолчав, добавил: — А ты знал, что Генри Хант был азартным игроком?

— Это ты узнал от нее?

— Об этом упомянула жена его делового партнера.

— Выходит, у Ханта был партнер? Определенно, ты делаешь успехи.

— Имя этого партнера — Рональд Квитмен. По словам его жены, вот уже три недели, как он исчез. Свяжись с местной полицией, им наверняка известно, что он был связан с Хантом.

— Чертовы бюрократы! Эта информация давно уже должна была лежать у меня на столе. Что еще? Как насчет самих облигаций?

— Кто-то снова вломился в дом к Лонг. Слушай, окажи мне услугу: в доме необходимо установить надежную сигнализацию.

— Считай, что она уже работает. — В трубке послышался зевок. — Можешь мне больше не звонить каждый вечер. А бухгалтерские книги пришли обязательно, и побыстрее.

Стивен выключил рацию, запер дверцу машины и зашагал к дому. На душе было неспокойно: с одной стороны, приходилось скрывать от шефа некоторые факты, а с другой — он вынужден был обманывать Сюзан. Что и говорить, ситуация не из приятных. Но его работа, как известно, не предполагает особой щепетильности. Важнее всего для него было найти разгадку смерти брата.

Поднявшись в малую спальню, Стивен увидел, что Сюзан сидит на полу и тупо смотрит в одну точку. По щекам ее катятся слезы. Сердце его сжалось.

— Что с тобой? — Он присел рядом с ней на пол. Стивен никогда еще не видел, чтобы она плакала. Видимо, дело совсем плохо. Недолго поколебавшись, он притянул ее к себе. — Сюзан, что случилось?

Она перестала всхлипывать, но слезы все текли и текли по щекам.

— Я смертельно устала, Стив. Каждый день новые сюрпризы. — Она протянула ему чековую книжку. В объятиях Стивена Сюзан затихла, но через минуту, словно спохватившись, легонько отстранилась от него. — Прости меня. — Она вытерла глаза рукой.

— Почему ты так расстроилась из-за этой книжки? — недоумевал он.

Сюзан уже взяла себя в руки и могла говорить спокойно:

— Тетушка Нэнси удачно вложила деньги, оставшиеся от родителей, и скопила небольшой капиталец. Что-то случилось, и она перестала доверять своим инвесторам. Тетя всегда была немного странной. Обратила все деньги в наличные, а потом положила их на три разных счета в сберегательных банках.

— Ничего не понимаю.

— Это — одна из трех расчетных книжек. А он говорил мне, что ее нет в природе…

— Кто он? — перебил ее Стивен, но, прежде чем она успела раскрыть рот, он уже знал ответ. Еще один обман Генри. Что же он был за человек, если лгал своей жене?

— После смерти тети я пыталась найти эти книжки. У Генри было только две, да и то один из счетов был пуст. Он клялся, что никакой третьей книжки не существовало. И, понимаешь, хотя тетя сама говорила мне, что их три, я верила ему…

Стивен открыл книжку и перелистал несколько страниц. Когда же увидел сумму, у него чуть не отвисла челюсть. Цифра была просто ошеломляющей.

— Это же здорово — какое-то время ты сможешь вообще не думать о деньгах!

Вместо ответа Сюзан протянула ему ворох платежных квитанций.

— Генри подчистил и этот счет, — горько усмехнулась она. — Он уверял, что остальные деньги потратил на лечение тети, а сам, наверное, просто проиграл их на скачках. — Она собрала разбросанные по ковру бумажки. — Самое страшное — это осознавать, какой дурой я была, когда слепо верила ему. Пока мы не расстались, я и подумать не могла, что он спустил все деньги моей семьи.

— По доброте душевной ты готова доверять даже проходимцу, и с этим ничего не поделаешь, — пожал плечами Стивен, чувствуя, как в груди его копошится червь вины.

Она закрыла коробку и стукнула по крышке кулачками.

— Должно же это когда-нибудь кончиться! С меня довольно. Скорее бы кто-нибудь нашел проклятые облигации — хоть полиция, хоть эти громилы.

Сюзан пнула коробку ногой и, прихрамывая, стала спускаться вниз. Стивен молча поплелся за ней.

Ему было нестерпимо жаль эту дивную женщину, ее отчаяние болью отзывалось в нем самом. Оставалось только догадываться, сколько еще неприятностей его брат доставил своей бывшей жене.

Они разогрели пиццу и пообедали в молчании. Стивен ни на минуту не переставал думать об их деле, взвешивал известные им факты, строил гипотезы. Ключом к разгадке тайны казались те бухгалтерские книги, которые они нашли. Хорошо было бы разузнать также, кто стоит за громилами, уже два раза искавшими что-то в доме Сюзан. Вдруг, потянув за эту ниточку, они распутают весь клубок?

— У меня появилась идея! — Стивен в возбуждении принялся расхаживать по кухне.

Сюзан закрыла глаза и издала короткий вздох.

— Только не сейчас. Сегодня не самый лучший день.

— Сядь, пожалуйста, сюда, — он придвинул ей стул, — и слушай внимательно. Как ты думаешь, что предприняли бы твои непрошеные гости, если бы узнали, что ты уже обратила эти облигации в наличные?

Сюзан не совсем понимала, о чем идет речь. Когда же до нее дошел смысл сказанного, она вскочила со стула.

— О Господи, как все просто! — Она обняла Стива. — Я заложу дом и открою счет на крупную сумму, а потом мы повсюду растрезвоним, будто я купаюсь в деньгах.

Он взял ее за руку.

— Нет! Мы не можем рисковать твоей головой.

Сюзан отпрянула от него, ее потемневшие глаза метали искры.

— Что значит «нет»?! — гневно воскликнула она. — Это мой дом, мой бывший муж, моя голова…

— Эта голова слишком мне нравится, чтобы я позволил тебе рисковать ею.

Сюзан осеклась на полуслове, глаза ее округлились. И столько в них было чего-то непостижимо манящего, что Стивен на мгновение забыл, о чем они, собственно, с таким жаром спорили. Словно почувствовав его колебание, Сюзан продолжила натиск:

— Если нам удастся выяснить, кто был сообщником Генри, мы сможем отыскать облигации, а значит, и покончить со всеми неприятностями.

Он с усилием оторвал от нее взгляд и прошелся по кухне. Как может мужчина думать о чем-либо рядом с такой женщиной?!

— Именно это я и собираюсь сделать, но использовать тебя в качестве приманки не намерен. Они ведь без труда прознают, что ты просто заложила дом, а не продала облигации.

Сюзан опустилась на жесткий кухонный стул.

— Ты прав. Если у тебя есть другое предложение, как нам покончить со всем этим, я обеими руками буду «за», но оно должно быть разумным. Мы не можем позволить себе проиграть.

Стивен колебался. Конечно, его план был надежнее, но вместе с тем и рискованнее. После долгой паузы он глубоко вздохнул, собираясь с духом, и рассказал ей о своей идее.

— Это дьявольски опасно, но наверняка сработает, — сказал он в заключение. — Мне придется не отходить от тебя ни на шаг, пока план будет действовать.

Сюзан откинулась на спинку стула, глаза ее озорно сверкнули.

— Я готова пойти на такую жертву, — улыбнулась она.

Новую сигнализацию установили рано утром на следующий день, еще до того, как Сюзан проснулась.

— Я покажу тебе, как она работает, когда мы вернемся домой.

Он потягивал свой кофе и, пока Сюзан хлопотала у плиты, любовался тем, как чудесно бежевые слаксы обтягивают ее бедра.

— Когда она начнет действовать?

Стивен взглянул на часы.

— Где-то часа через два. Ее подключают на станции и… — Он вовремя спохватился. — Так сказал мне рабочий, когда уходил.

Сюзан медленно обернулась, лоб ее был слегка нахмурен.

— Когда ты успел все это устроить? Мы засиделись вчера допоздна.

— Мой старый друг занимается этим бизнесом. Помнишь, я рассказывал тебе, что раньше работал в охране. Я позвонил ему вчера вечером, и он был рад оказать мне услугу.

Ложь. Когда же она кончится? Но в данном случае она была по крайней мере не столь уж далека от правды. Лучшего Стивен придумать не мог.

Сюзан вытерла руки полотенцем для посуды и наскоро выпила кофе.

— Мне пора.

— Сюзан! — Он впился в нее глазами. Мысль о том, что она одна поедет на работу, беспокоила его. Он притянул ее к себе. — Будь осторожней.

Она быстро чмокнула его в щеку, слегка прикоснувшись грудями к его груди. И опять в нем закипела кровь, захотелось раствориться в ее искрящихся глазах, слиться с ее губами, ощутить нежную и мягкую кожу на ее щеке.

— Не беспокойся, со мной все будет в порядке, — сказала она.

Какое уж тут спокойствие, когда даже невинный, дружеский поцелуй этой женщины доводил его до безумия! Совсем потеряв голову, он приник губами к ее рту, и все вокруг перестало для него существовать. Она была его миром, его страстью, биением его сердца.

Их языки соприкоснулись, и Стивен почувствовал, каким податливым стало ее тело. Он провел пальцами по шее Сюзан, взъерошил ей волосы, отчаянно не желая отпускать ее, и, когда она все-таки отстранилась от него, увидел в ее глазах огонь — такой же, как полыхал в нем самом.

— Мне, правда, нужно идти, — срывающимся голосом шепнула она.

И снова упала в его объятия, а Стивен с силой прижал ее к себе. Однако, когда он попытался найти ее губы, Сюзан ловко увернулась и приложила палец к его рту.

— Значит, встретимся в кафе, — тяжело дыша, сказала она.

Не до конца осознавая, что происходит, он потерянно наблюдал, как она садится в машину и отъезжает от дома. С каких это пор женщина может заставить меня забыть обо всем на свете? — думал он, вытирая вспотевший лоб.

Стивен обошел дом, запер все двери и проверил сигнализацию. Все это время его преследовал тонкий запах ее духов, а при воспоминании о ее мягких губах гулко ухало сердце. Собрав то, что требовалось для приведения в жизнь их плана, он еще раз поклялся себе, что сделает все возможное и невозможное, чтобы уберечь Сюзан от опасности.

Им нужно только продержаться несколько часов. Несколько часов вдали друг от друга.

11

Сюзан остановилась на красный свет, не переставая удивляться, почему знакомые улицы кажутся ей сегодня ярче и наряднее, чем обычно. Она поднесла руку к носу, надеясь уловить запах Стива, оставшийся от его объятий. Сердце ее колотилось быстрее обычного и не желало успокаиваться. Вкус его губ все еще кружил ей голову. Казалось, он был рядом, стоило лишь протянуть руку.

Лавируя в потоке автомобилей, Сюзан улыбалась, вспоминая обеспокоенный взгляд, каким он проводил ее до машины. С каждым днем она все лучше узнает его. Стив уже настолько стал частью ее жизни, что, стоило ему отлучиться, как постылое одиночество вновь смыкалось над ней, как смыкаются воды над брошенным в реку камнем.

Автомобильные гудки прервали ее размышления. На светофоре давно уже горел зеленый свет, и разъяренные водители подгоняли ее, беспрестанно сигналя. Сюзан проехала еще квартал и остановилась у подъезда своего офиса.

Известие о том, что с минуты на минуту должно начаться производственное совещание, прозвучало как гром среди ясного неба.

— В чем дело? — удивилась она. — У нас же никогда не проводилось никаких собраний.

— Теперь проводятся, — мрачно буркнула Мэри, не отрываясь от своих бумаг. Хмурое выражение ее лица не понравилось Сюзан.

— А ты не знаешь, чему оно будет посвящено?

Мэри мельком взглянула на нее и тотчас снова опустила глаза.

— Они задумали какие-то организационные перемены.

Воцарилось долгое молчание. Их с Мэри нельзя было назвать закадычными подругами, но, по мнению Сюзан, между ними установились ровные приятельские отношения.

— Ладно, так уж и быть, — со вздохом проговорила Мэри, подходя к ней. — Начальство собирается совсем снять тебя с местных заказов.

— Почему? — Сюзан не на шутку встревожилась. В новой ситуации она не может надолго уезжать, но ей нельзя и лишиться работы. Она и так с трудом сводила концы с концами, а ведь нужно было кое-что откладывать и на образование.

Совещание длилось недолго. Служащих, занятых неполный рабочий день, известили, что их лишают части заказов, поскольку дела у конторы идут неважно. Сюзан же с завтрашнего дня переводится исключительно на междугородные заказы, но они будут довольно редки. Весть об этом потрясла ее.

После совещания она ненадолго задержалась, чтобы съесть с Мэри по гамбургеру.

— Мне так жаль, Сюзан. Я же знаю, как тебе нужна эта работа, — посочувствовала приятельница.

— А, мисс Лонг! — Как из-под земли перед ними вырос Фрэнк. — Мне очень жаль, что пришлось поменять вам график. — Он откусил кусок от своей булочки. Глаза его то и дело перебегали с гамбургера на Сюзан, а затем на Мэри. — Зато у вас будет больше времени на учебу. Кроме того, вам теперь необязательно каждый день ездить в офис. Вы можете звонить мисс Николсон и узнавать, есть ли для вас работа.

У Сюзан появилось ощущение, что ее просто-напросто увольняют, не говоря об этом открытым текстом.

— Но…

— Можете меня не благодарить, — прервал ее Фрэнк. Своими маленькими глазками он словно силился просверлить дыру у нее на лбу. — Уверен, такой способной девушке, как вы, удастся без труда найти новую работу. — Он изобразил подобие улыбки и добавил: — Только не пропадайте из виду. Вы понадобитесь нам, когда появится чересчур много междугородных вызовов.

— Чересчур много вызовов! — передразнила она Фрэнка, все еще дрожа от гнева. — Представляешь, Стив? У меня была хоть какая-то работа, а теперь я и вовсе осталась без средств к существованию.

Стивен взял ее руки в свои.

— Не волнуйся, Сюзан, увидишь, все образуется.

Они сидели в небольшом уютном кафе. За окном бесконечной чередой ползли машины, в кафе то и дело заходили посетители.

— Мне нужно искать новую работу, Стив. Вероятно, с полной занятостью. Мало где можно найти столь же гибкий график, как в курьерской службе. Обычно неполный день предполагает работу по вечерам.

Стивен медленно допил свой кофе и поставил чашку на поднос с аккуратностью, выдававшей внезапно происшедшую в нем перемену. Повисла напряженная тишина.

— Ты должна позволить мне помочь тебе, — внезапно заявил он.

И, прежде чем Сюзан успела возразить, Стивен нагнулся над столом, вновь взяв ее за руки.

— Неужели из-за нескольких долларов наша идея должна пойти прахом? Ты ведь не меньше меня заинтересована в том, чтобы бумаги нашлись, а если ты будешь тратить по восемь часов в день на работу, то из нашего плана ничего не выйдет. Сюзан, мы должны довести начатое до конца.

— Хорошо, — кивнула она, — я согласна принять от тебя помощь, пока мы не выполним наш план. И никакой благотворительности, Стив. Позже я верну тебе все до последнего цента.

Он протянул ей небольшой коричневый конверт. Сюзан вынула квитанцию о переводе и в изумлении уставилась на указанную в ней сумму.

— Вот это да! Ты не говорил, что положишь на мой счет так много! — Она сложила квитанцию, засунула ее поглубже в конверт и состроила уморительную гримасу. — А ты не боишься, что я захапаю себе эти деньги и сбегу с ними? Так всегда случается в кино.

— Да, но в кино ты была бы отрицательным персонажем, которого бы я в конце концов перевоспитал. — Они оба рассмеялись. Сюзан почувствовала разливающееся по телу приятное волнение, оттого что он так близко. — Я доверяю тебе, Сюзан, и ты это знаешь. Ты заинтересована, чтобы все это поскорее кончилось, а мне необходимо получить ответы на некоторые вопросы.

Она подумала о кейсе Генри, о расписке в старой сумочке, и жгучее чувство вины заставило ее вздрогнуть.

— Когда эти люди будут знать о том, что у меня появилась куча денег?

— Думаю, скоро. Это зависит от их связей в банке. Как только им станет известно о сегодняшнем переводе, эти два коршуна мигом ринутся на наше гнездо, мы должны быть к этому готовы. Их новый визит станет ключом к решению головоломки, но, к сожалению, за этим последует и масса неприятностей.

На какое-то мгновение у Сюзан внутри все сжалось, но она лишь сказала:

— Мы будем готовы ко всему.

Пока они заканчивали трапезу, Стивен еще раз напомнил об опасностях, которые могут подстерегать их, и умолял ее быть предельно осмотрительной.

— Прости, что я взвалила на тебя все свои заботы, — извинилась Сюзан, когда они вышли из кафе. — Но мне почему-то стало гораздо легче.

Стивен наклонился и легонько поцеловал ее.

— Можешь считать меня своим ведерком для наваливания мусора, который тебя тяготит.

Она рассмеялась глубоким грудным смехом, и Стивену захотелось крепко прижать ее к себе.

Они подошли к ее машине, и Сюзан отперла ключом дверцу. Стивен посмотрел, как она, улыбаясь, садится в кабину «жучка», и поспешил к своей машине.

Сюзан свернула на гравийную дорожку и остановилась. Сегодня, в последний день ее работы в городе, выполнять заказы было особенно интересно, и она как будто участвовала в какой-то увлекательной игре. Пока они колесили по городу, она то и дело взглядывала в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, что Стив рядом.

На любое изменение ситуации на дороге он реагировал спокойно, не меняя выражения лица. За исключением разве двух случаев, когда нетерпеливые водители посмели вклиниться между ним и Сюзан. Тогда она увидела, как хмурятся его брови. Но оба раза ему удалось быстро обойти нахалов по соседней полосе и восстановить статус-кво.

Брат Генри был просто чудо. Казалось, он был напрочь лишен недостатков. Неужели она все же до сих пор ждет от него какого-нибудь подвоха? Может, и так, подумала Сюзан. Но интуиция ей подсказывала другое: она могла доверять этому человеку. На него можно положиться.

Она потянулась, насколько позволяла тесная кабина «жучка», удивляясь тому, как чудесно у нее на душе. Вечерний воздух, напоенный запахом деревьев, освежал и придавал энергии.

Сюзан смотрела, как Стив спускается по холму с двумя пакетами в руках. Приблизившись, он с улыбкой взглянул на нее. От этой улыбки, сказочным образом изменившей его лицо, у Сюзан замерло сердце.

Прижимая пакет к груди, Стив приоткрыл дверцу ее машины.

— Все в порядке. — Он забрался внутрь и положил пакеты на колени. — Можно ехать.

Они медленно катили по дорожке, не желая нарушать безмолвие, — им было хорошо вдвоем и без разговоров.

— Сегодня готовлю я, — объявил Стивен, вываливая на кухонный стол содержимое пакетов. — А ты после работы можешь побаловать себя.

— Но ты же готовил в прошлый раз, — заметила Сюзан, чувствуя, как его приподнятое настроение передается и ей.

— Неужели ты не видишь, что мне сегодня вот так, — он провел ребром ладони по горлу, — приспичило поиграть в повара? — От его непринужденного смеха, казалось, посветлело в комнате, а в глазах его вспыхнули игривые искорки. — Я позову тебя, когда все будет готово. Ну, иди же. — Он легонько подтолкнул ее.

Хорошенько отмокнув в ванне, Сюзан натянула на себя халат. Слабые отблески уже заходящего солнца лежали на полу спальни. Ветерок, колыхавший занавески на приоткрытом окне, приносил с собой сосновый дух.

Она легла на кровать, чтобы несколько минут полежать, перед тем как спуститься вниз. Когда дрема смежила ее веки, у нее не было сил сопротивляться.

12

— Поверь мне, дорогая, у нас есть минута. От силы две…

Прижимая Сюзан к груди, Стивен несся сквозь частокол деревьев, росших позади дома, время от времени забирая чуть вправо. Она чувствовала, как бешено колотится его сердце, и каждый удар отдавался в ее груди. А он все бежал и бежал прочь от дома.

Ветви цеплялись за волосы и полы ее халата. Лес становился все гуще и все менее ухоженным, тропинка оборвалась, и бежать было все труднее. Стволы деревьев были сплетены диким виноградом. Стивен два раза спотыкался о твердые, как камень, корни, но лишь крепче прижимал к себе драгоценную ношу.

Неожиданно он опустился на землю, положив ее на ворох сырых листьев и сосновых игл.

Сюзан попыталась заговорить, но он не дал такой возможности, решительно и бесцеремонно закрыв ей рот поцелуем. Руки его обхватили ее, прижав к мягкому ложу из хвои. И Сюзан покорилась пламени, вспыхнувшему с новой силой от прикосновения этого тела. Еще немного, и она за себя не отвечает, каким бы безумием это ни было с ее стороны. Она стонала от всесокрушающего желания, чувствуя, что его ненасытная страсть готова прорвать все заслоны и облегчить наконец их сладостную муку, достичь апофеоза прямо здесь, на этом лесном ложе.

Но губы Стива внезапно разомкнулись, а через мгновение он уже стоял на ногах. Сюзан открыла глаза и увидела мелькающие в листве огни фонариков. Кто-то прочесывал лес. Их искали. Луч фонаря метался то вправо, то влево. В сгустившихся сумерках она различила мрачный огонек в глазах присевшего рядом Стива, о чем-то сосредоточенно думающего.

— У нас нет шансов против шести человек. — Он напряженно всматривался в заросли дикого винограда. — Они знают, что ты была дома, к тому же нетрудно заметить, что стол был накрыт на двоих.

— Так что же нам делать? — Сюзан не осмеливалась даже пошевелиться.

— Ждать, — произнес Стивен. Глаза его потеплели, и он перевел взгляд на нее, нежно смахнул с ее лица прядь волос. — Рано или поздно они уберутся обратно в дом, вот тогда мы и сделаем наш ход.

Он опять уставился в темноту, и на смену нежному выражению глаз пришло жесткое.

Теперь было ясно, почему Стивен так стремительно схватил ее и выбежал из дома, но что дальше? Неужели ей придется сидеть здесь и ждать, когда эти бандиты разграбят дом? Там осталось все, что у нее было, если не считать надетого на ней махрового купального халата.

Они молча ждали, когда погаснут лучи фонарей и утихнут отдаленные звуки голосов. Но вот свет исчез, их окутала темнота.

— Пошли, — скомандовал Стив, встал и попытался взять ее на руки. Но Сюзан запротестовала:

— Я могу передвигаться сама.

— Можешь, черт возьми, но мы не будем рисковать твоим коленом. Кроме того, мне слишком нравится держать тебя на руках.

И вновь он прижал ее к себе и понес через лес. Сюзан обняла его за шею и приникла головой к его груди.

Торн решил обогнуть дом справа. Когда путь был более или менее открыт, он переходил на бег, а когда лес снова сгущался, ступал не спеша, осторожно.

Сюзан просто поражалась тому, как он находил дорогу. Даже она наверняка заблудилась бы здесь ночью, а ведь прожила в этих местах почти всю жизнь. Наконец за деревьями показался просвет, сквозь который виднелась дорога.

Стивен опустил ее на землю.

— Теперь пойдем, машина — там. — Он взял ее за руку.

Они вышли из леса неподалеку от того места, где Стивен оставил свою машину. Забравшись в нее, оба облегченно вздохнули.

— Сколько еще, по-твоему, они там пробудут? — спросила Сюзан.

— Мы не станем сидеть тут, чтобы это узнать, — ответил он, подавая машину назад к дороге.

— Но послушай, не могу же я так просто уехать и оставить все этим мерзавцам.

— А что ты предлагаешь? Сидеть здесь, пока они не наткнутся на нас?

— Мне нужна моя повязка, Стив, и хоть какая-нибудь одежда. Кроме того, куда же мне еще податься?

— Я позабочусь обо всем.

В этот момент огни фонариков появились уже перед домом. Торн перевел рычаг переключения скоростей на нейтралку и потянул ручной тормоз. Они откатились уже достаточно из-под покрова зелени, чтобы их можно было заметить. Инстинктивно Сюзан сползла пониже на сиденье.

— По-твоему, они заметили нас?

Стивен не ответил. Глаза его неотрывно следили за перемещением мерцающего лучика. Местность перед домом прочесывали с такой же тщательностью, как и позади него.

Отпустив ручной тормоз и не оборачиваясь, Стивен дал машине откатиться до самого пересечения с основной дорогой, потом осторожно повернул машину в нужном направлении.

— Держись крепче. Если они нас услышат, придется резко стартовать.

Он переключил скорость на первую и медленно выехал на ровную и твердую поверхность основной дороги.

Вцепившись рукой в подлокотник, Сюзан ждала, когда на дорожке появится мчащийся фургон. Все мускулы ее напряглись в тревожном ожидании. В темноте профиль Стива был едва различим, но того, что она могла видеть, было достаточно, чтобы убедиться: у него нет ни малейших сомнений в правильности их плана.

Когда они были уже на безопасном расстоянии от поворота, Стивен включил фары и прибавил скорость.

Сюзан перевела дыхание и разжала пальцы на подлокотнике, затем закуталась поплотнее в халат. Торн откинулся на спинку сиденья и расслабил плечи.

— Жаль, что ты не успела одеться, — сказал он. Сюзан махнула рукой.

— Хорошо еще, что мы вовремя смылись. — Она воскресила в памяти все, что происходило с ними до приезда бандитов, и ощутила, как краска заливает ей щеки.

Сюзан забралась с ногами на сиденье и обхватила колени руками. Обогреватель в салоне работал на полную мощность, сильная струя теплого воздуха постепенно согревала тело. От напряженного молчания Сюзан чувствовала себя неуютно.

— Кажется, наш план сработал, — проговорила она, стараясь привлечь его внимание.

— Даже лучше, чем я ожидал. — Стивен повернулся к ней и улыбнулся. — Да, мы приманили зверя, но только забыли поставить надежный капкан.

Он внимательно изучил архивы управления. Роджерс подозревал, что круг злоумышленников, участвовавших в этом дело, был широк, нити его тянулись далеко. Стивен же отказывался верить, что его брат входил в профессионально организованную группу мошенников. Он жестоко ошибся, и это едва не стоило жизни упрямой и храброй женщине, что сидела сейчас рядом с ним.

Сегодняшние события полностью подтвердили подозрения шефа. Торн ожидал, что, когда весть о крупном вкладе, сделанном Сюзан, дойдет до нужных ушей, визит им нанесут два, максимум три громилы, но никак не шесть.

Постепенно, по мере того как они, миновав центр, удалялись от этой части города, пешеходов на тротуарах становилось все меньше. Проехав несколько кварталов, Стивен свернул на узкую и плохо освещенную улицу, по обеим сторонам которой тянулись небольшие огражденные дворики.

Сюзан почувствовала легкое беспокойство. Занятая своими мыслями, она не обращала особенного внимания на дорогу.

— Где это мы? — Она удивленно огляделась.

— Через минуту ты узнаешь это место.

Стивен медленно проехал по улице, затем резко свернул и завел машину в маленький кирпичный гараж.

— Думаю, что тебе лучше пройти через черный ход. — Взгляд его упал на ее груди, и Сюзан поспешно запахнула халат.

Узкая дорожка вела от двери гаража к большому дому. Он стоял в глубине двора, и соседние дома заслоняли его от света подслеповатых уличных фонарей. Стивен взял ее за руку и повел за собой.

Преодолев несколько ступенек, они очутились на небольшом крыльце, откуда скрипучая дверь вела в крошечную прихожую. За другой дверью, что располагалась по левую сторону, оказалась узкая лестница.

— Раньше это была лестница для прислуги, — объяснил Стивен. — Сейчас ею не пользуются, так что тебя никто не увидит.

Они поднялись на третий этаж. Стивен отворил еще одну дверь, зажег свет, и Сюзан бросились в глаза знакомые обои.

— «Адамс и К°»! Я привозила сюда твой заказ. С улицы я бы ни за что не узнала этот дом.

Снова взяв ее за руку, он провел ее в первую дверь слева.

— Постарайся чувствовать себя как дома, — сказал Стивен, зажигая свет, но не выпуская ее руки из своей сильной ладони.

Взгляды их встретились и соединили крепче, чем руки.

— Пойду принесу тебе что-нибудь из одежды, — проговорил он, однако не сдвинулся с места. Лишь спустя несколько мгновений он смог наконец оторвать от Сюзан завороженный взгляд и вышел из комнаты.

Оставшись одна, она обхватила себя руками, стараясь унять невольную дрожь. Спальня была небольшой, но высокий потолок делал ее довольно просторной.

Стены были оклеены выцветшими обоями с рисунком в виде плюща. Его зеленоватые побеги сплетались в замысловатый узор на светло-кремовом фоне. Меблирована комната была скудно, но уютно: платяной шкаф, ночная тумбочка и высокая кровать с матрацем, накрытая светло-зеленым покрывалом.

Эта комната напомнила ей родной дом — тот, который она знала до смерти родителей. Сюзан детально рассматривала каждый предмет — все здесь навевало воспоминания о теплой атмосфере, царившей в семье ее детства.

Вошел Стивен с охапкой одежды.

— Это все, что мне удалось найти. В конце коридора — душ, если тебе нужно. Потом я покажу все остальное.

Пока Сюзан раскладывала вещи на кровати, Стивен опять удалился. Она тяжело вздохнула. Пожалуй, провести тут ночь наедине с этим мужчиной будет не так-то легко. В собственном доме знакомая обстановка еще как-то помогала ей держать под контролем свои чувства…

Внимание ее привлекла маленькая музыкальная шкатулка на ночной тумбочке, выполненная из золотых бутончиков роз. Она, казалось, таила в себе какое-то волшебство. Сюзан отыскала на дне маленькое заводное колесико, взвела пружинку, и из ящичка полились мелодичные звуки из «Лебединого озера», наполняя комнату солнечным светом.

У нее перехватило дыхание — именно эту мелодию имела обыкновение напевать ее мама, когда пребывала в хорошем настроении.

— Это уж слишком, — пробормотала она, стараясь не смотреть больше ни на что в этой комнате, собрала вещи и отправилась в душ.

Спустя десять минут, смыв горячей водой все накопившееся напряжение, Сюзан почувствовала себя гораздо лучше. Обрезанные джинсы Стива, его футболка и старая длинная рубашка висели на ней мешком, несмотря на все ее попытки придать им более или менее приемлемый вид.

В холле ее уже дожидался Стивен. Внимательно оглядев Сюзан, он остался доволен.

— Эти вещи никогда еще не выглядели столь изысканно. — Он улыбнулся и увлек ее за собой.

— Ты делаешь тут ремонт? — спросила она.

— В некотором роде.

Кухня, столовая и маленький офис по другую сторону холла имели уже вполне сносный вид, оставалось лишь покрасить стены. В углах были свалены банки с краской, тряпки и рабочие рукавицы. Только в спальне да в самом холле ремонт еще не начинался.

Стивен провел ее через холл в большую комнату, протянувшуюся вдоль фасада дома. Это была его спальня. Она неуловимым образом напоминала своего хозяина. Здесь все было в коричнево-бежевых тонах, вносивших свежую струю в сочетание традиционных стилей.

— Я еще не окончательно переехал сюда, но скоро, думаю, это произойдет. — Он повел ее дальше.

На втором этаже царил такой же строительный беспорядок. Большой офис с кладовой и прилегающей спальней находился с одной стороны коридора, с другой же расположились еще четыре спальни поменьше.

— Это на всякий пожарный случай, — пояснил Стивен. — Иногда ребят выгоняют из дома, и им некуда податься. Они остаются здесь обычно не больше, чем на двое суток.

— А офис этот твой? — Сюзан указала на противоположную часть холла.

— Нет, это офис Билла.

— А, того крепкого парня, которого я тогда нечаянно стукнула дверью?

— Да, его, — засмеялся Стивен. — Мы делимся своими офисами, когда это нужно по обстоятельствам. Билл с женой живут по соседству.

Они снова поднялись на третий этаж и оказались в комнате Сюзан.

— Здесь тебе нечего бояться, — сказал он.

— Я знаю.

Он был рядом, их разделяли лишь какие-то дюймы. Сюзан чувствовала, что он сейчас ее поцелует, но не испытала ни малейшего желания воспротивиться неизбежному, когда его губы накрыли ее рот.

13

Все тело ее было охвачено бушующим пламенем, неземная страсть бросила ее в объятия Стива. Она обвила его руками, тая от наслаждения, от сладостной близости этого мужчины. С бешеным желанием принимала Сюзан нежные ласки его губ, его языка, его рук. Эти прикосновения обжигали ее. Он начал прижимать ее все теснее и теснее к себе, и женщина чуть не задохнулась, когда их бедра соприкоснулись и она своим телом ощутила недвусмысленное свидетельство страстного мужского возбуждения. Его руки прошлись по ее спине и опустились ниже, а потом взлетели вверх и слегка дотронулись до ее грудей.

Все неприятности, преследовавшие ее в этот ужасный день, показались ничтожными в его жарких объятиях, и Сюзан с совершенной отчетливостью осознала, что безумно хочет этого мужчину. Хочет его сейчас, немедленно, и желание это было настолько целостно, настолько явно и неотложно, что ошеломило ее.

Нетерпение захлестнуло Сюзан горячей волной, грозя испепелить ее изнутри. Руки ее проскользнули под его рубашку и начали гладить широкие плечи, мускулистую, твердую спину.

Он поднял за подбородок ее лицо, и она увидела в его глазах такое страстное желание, что сердце у нее замерло и остатки каких-либо мыслей улетучились из головы. Не об этом ли мечтала она так долго — его губы на ее губах, требующие, берущие? Все было так естественно, словно они стали единым телом.

Его руки исследовали каждую выпуклость, каждую ложбинку на ее теле, доводя Сюзан до исступления. Он ласкал ее груди, сначала одну, затем другую, под плавными движениями его пальцев соски стали набухать.

От этой безумной потребности ласкать и принимать ласки, от неистового желания отдавать и брать у обоих мутился рассудок.

На миг Стивен остановился и так крепко сжал ее, будто хотел выдавить наружу эту страсть, а когда он заговорил приглушенным от вожделения голосом, от его слов ее забило, как в ознобе.

— Господи, Сюзан, ты хочешь этого так же, как и я?

Не дожидаясь ответа, он закрыл дверь и подхватил ее на руки. Дыхание его стало прерывистым, биение его сердца отдавалось в ее груди, и Сюзан начало казаться, что это стучит ее собственное сердце.

Она обхватила ладонями его лицо, притянула его к себе и покрыла поцелуями, затем обвела языком линию его рта — медленно, тягуче, пока они дюйм за дюймом приближались к кровати.

Сюзан стянула со Стива рубашку, лишь на миг оторвавшись от его губ. Потом ее руки поползли по его плечам, спине, бокам, пока не встретились наконец на застежке его джинсов. Вздох наслаждения, вырвавшийся у него, заставил ее двигаться быстрее. Едва справившись с молнией, она сбросила джинсы с бедер, и тогда Стивен отступил чуть назад, чтобы снять с нее рубашку и майку. Совместными усилиями они в горько-сладостной истоме освободили друг друга от одежды.

Стивен поднял ее и положил на кровать. Каждая клеточка его тела, вся душа и весь разум тянулись к ней, были полны только ею. В висках стучало от ощущения близости и доступности ее тела. И каждый дюйм ее мягкой, шелковистой, соблазнительной кожи еще сильнее разжигал огонь, бушующий внутри него.

Он в исступлении целовал ее груди, заставляя ее стонать от наслаждения. Пламя внутри него бесновалось уже с неистовой силой, а он продолжал целовать и ласкать ее, пока не почувствовал, что уже не может более сдерживаться. И тогда он вошел в ее мягкую влажную плоть, огонь столкнулся с огнем, и их сшибка высекла фейерверк ослепительных искр. Чувственный взрыв потряс их тела…

Прошла целая вечность, прежде чем обессилевшие, но насыщенные друг другом, они начали медленно приходить в себя.

Долгое время тишину в комнате нарушал лишь щебет какой-то ночной птички за окном.

Сюзан закрыла глаза, прислушиваясь к милой и немного грустной птичьей песне и поглаживая руку Стива, лежащую у нее на талии. Он жарко зашептал ей на ухо:

— А ведь я оказался прав.

— Насчет чего? — так же шепотом спросила она.

Он перевернулся на живот и положил одну ногу поверх ее ноги. Пальцы его вычерчивали круги на ее груди, возбуждая сосок, но не притрагиваясь к нему.

— Насчет нас. Я знал, что рано или поздно ты все равно будешь моей.

От прикосновений его рук тело ее трепетало.

— Просто мне потребовалось больше времени, чтобы осознать то же самое, — произнесла она.

— Да, иногда ты бываешь очень упрямой.

Сюзан шумно и прерывисто вздохнула, когда пальцы Стивена добрались-таки до ее соска.

— Что ж, — добавил он, — иди ко мне, я покажу, что такое настоящее упрямство.

Они заключили друг друга в объятия, губы их сомкнулись, с новой силой разжигая два пламени, и скоро яростный огонь опять вознес их на вершину блаженства.

Сюзан не помнила, когда заснула и как долго спала. Проснулась она, когда Стив нежно погладил ее пальцем по щеке. Она не шелохнулась и сделала вид, что продолжает спать. Рука его убрала волосы, падавшие ей на глаза. Чуть позже раздался щелчок закрываемой двери, и только после этого Сюзан открыла глаза и уставилась в потолок.

Как же хотелось ей снова оказаться рядом с ним, чтобы от его поцелуев у нее кружилась голова, а прикосновения его открывали целый мир новых, неизведанных ощущений! Сейчас казалось, что все было всего лишь сном…

Она свесила ноги с кровати, натянула на себя рубашку Стива и вышла в холл.

Скрипучие половицы оповестили Стивена о ее появлении еще до того, как Сюзан показалась ему на глаза. Она остановилась в дверях, шумно втягивая носом бодрящий кофейный аромат. Стивен сидел за столом с чашкой кофе в руках, перед ним была разложена утренняя газета.

— Доброе утро! — приветствовала она его.

— Доброе утро! — отозвался он.

Улыбка сквозила в его голосе, трепетала на его губах, светилась в глазах — тех самых бездонных от страсти глазах, в которых она тонула прошлой ночью.

— Сейчас я сварю тебе кофе.

Он усадил ее к столу, поставил перед ней чашку и сзади как бы невзначай нежно провел пальцем по ее шее. Сюзан откинулась назад и прислонилась к нему спиной, упиваясь его силой, свежим запахом его тела. Чувственное возбуждение пробежало по ее нервам.

— Мне так нравится, как ты выглядишь по утрам, эти сонные глаза делают тебя такой сексуальной, — прошептал Стивен. Он поднял ее со стула на руки и понес через холл обратно в спальню…

Когда она проснулась во второй раз, солнце было уже высоко в небе, а Стивен исчез. Сюзан потянулась, как кошка, сытая и довольная. До сих пор она не осознавала, насколько истощены были ее нервы все последние дни.

Одежда валялась на полу, и Сюзан улыбнулась, вспоминая, как она там оказалась.

От солнечных бликов, игравших на стенах, в комнате казалось теплее, а плющ на обоях выглядел совсем как настоящий. Вчера вечером эта комната напомнила ей дом, в котором она провела свое детство. При дневном свете стало заметно, что у комнаты было свое особенное очарование.

Открыв дверь, Сюзан чуть не споткнулась о картонную коробку, стоявшую на полу. В коробке оказалась ее одежда, аккуратно сложенная, а поверх всего лежал ее семейный альбом. И когда только он успел съездить к ней домой?

Сюзан занесла коробку в комнату и разложила ее содержимое по ящикам комода. В коробке было даже ее нижнее белье, и ей стало неловко. Этот мужчина ничего не упустил из виду.

Переодевшись, она отправилась на поиски Стива, однако в доме не было никого, кроме Билла. Лишь через несколько долгих часов Стивен вернулся, и все это время Сюзан ломала голову, куда он пропал. Тот же самый вопрос мучил ее и в следующие несколько дней, проведенных ею в качестве невольной пленницы в этом доме.

Фирма «Адамс и К°» поражала ее. Любой подросток, оказавшийся в беде, мог найти здесь помощь. Многие дети были поначалу скованны и зажаты, но, стоило Стивену или Биллу взять их за руку и сказать пару дружеских слов, как от неуверенности и отстраненности не оставалось и следа.

Однако, как бы ни нравилось Сюзан в «Адамс и К°», ей отчаянно не хватало Стива. Иногда он пропадал где-то часами, а когда возвращался, заботы по дому отнимали все его время…

Она ополоснула чашку и отошла от окна. Сюзан нравилась эта утренняя тишина в доме, но не сидеть же в безделье, когда все чем-то заняты. Надев запачканную майку, она отправилась в малую спальню, чтобы продолжить покраску стен, начатую два дня назад.

Сюзан добралась уже до потолка второй стены, когда появился Стив. Губы его были растянуты в улыбке, способной растопить лед. Глаза его не мигая уставились на нее, в них блестели озорные искорки. Рука Сюзан замерла, и по ней потекла краска.

Работать в его присутствии было для нее нелегкой задачей. Пока она безуспешно старалась сосредоточиться, Стив закончил еще одну стену и прислонил свой валик к комоду, покрытому на время ремонта материей.

— Осторожно, не испачкай фотографии на полу, — предупредила Сюзан.

Стивен отставил валик в сторону и поднял полиэтилен, в который были завернуты какие-то журнальные снимки.

— Откуда ты взяла такую древность? — развел он руками.

— Из журналов в шкафу. Если закатать их в целлофан, вполне можно будет повесить в гостевых спальнях. Разве они не прелесть?

Он приблизился к лестнице, на которой она стояла, и поцеловал ее в щиколотку, затем погладил ногу. По телу Сюзан разлилось блаженство.

— По сравнению с тобой все драгоценности кажутся мишурой, дорогая.

Она сглотнула и чуть было не выронила кисть. Силы покидали ее, стоило Стивену прикоснуться к ней, и с этим ничего нельзя было поделать.

Сюзан переменила тему разговора, спросив о том, что волновало ее все дни, пока она жила в этом доме:

— Насчет тех папок ничего нового?

Он рассказал ей, что у него есть друг, который взялся проверить эти бухгалтерские книги, но в них оказалось немало трудноразрешимых загадок.

— А насчет облигаций?

— Все тихо. — Стивен снова принялся красить, словно она спрашивала его о погоде.

Сюзан слезла со стремянки и положила кисть на пол.

— И что ты намерен предпринять?

Стивен взглянул на нее из-под нахмуренных бровей, он явно был обеспокоен не меньше ее.

— Остается надеяться, что проверка папок даст какие-то результаты. Это вот-вот должно завершиться.

Он стоял так близко, что Сюзан видела в глубине его глаз затаенную боль, страсть и еще какую-то искорку, разгадать значение которой она не могла. Сила его взгляда была столь велика, что, зачарованная, она долго не могла отвести от него глаз.

Стивен обнял ее и прижал к себе.

— Мы найдем бумаги, Сюзан, и выясним, что случилось с Генри. Поверь мне.

За этими словами последовал поцелуй, долгий и страстный, от которого она вновь почувствовала, как подкашиваются ноги.

В дверь постучали, но они были слишком заняты друг другом, чтобы услышать стук.

— Простите, я не помешал? — невозмутимо спросил Билл, закатив глаза к потолку.

— Ты как нельзя вовремя, — пробурчал Стивен.

— Извини, шеф, я просто подумал, что тебе стоит знать: это последняя банка краски.

Стивен обернулся к Сюзан.

— Возьми внизу темные очки и широкополую шляпу, поедем за краской.

— В таком виде? — Она была вся перемазана в краске.

— А почему бы и нет? Ты можешь оставаться в машине.

Не прошло и нескольких минут, как они уже были на стоянке.

— Хочешь сесть за руль? — спросил он.

Сюзан проскользнула на водительское место, обитое мягкой коричневой тканью. Она завела мотор и выехала со двора, мурлыкая себе под нос. Несомненно, машина Стива дала бы сто очков вперед ее развалюхе.

— Единственный магазин, где есть такая краска, вот по этому адресу. — Он протянул ей бумажку. — Найдешь?

— О чем ты говоришь, я же работала курьером! По-твоему, меня никто не узнает?

— Я не взял бы тебя с собой, если бы был хоть малейший риск. Ублюдки не знают эту машину. Кроме того, мне кажется, надо обязательно вытащить тебя из дому, пока ты не начала красить траву во дворе.

Сюзан приходилось напрягать всю свою волю, чтобы противостоять желанию прислониться к нему и прикоснуться к его губам. Каждое его слово, каждый взмах его ресниц отвлекали ее от дороги.

— Поверни налево, — попросил Стив.

Она замедлила ход.

— Мы едем прямо к моей бывшей работе. Может, мне стоит зайти повидаться с Мэри?

— Нет, нам придется свернуть раньше. — Стивен выглянул в окно. Через несколько кварталов он указал на высокое здание. — Поверни вон туда. Там остановимся.

На стоянке оказалось несколько свободных мест. Сюзан припарковалась сразу у выезда на проезжую часть.

— Это займет всего несколько минут, — сказал Стивен.

Он вышел из машины. Сюзан проводила его взглядом и, когда он скрылся из виду, тяжело вздохнула. Ей до сих пор не верилось, что она до такой степени попала в зависимость от этого мужчины. Она откинула сиденье и натянула шляпу на глаза, гадая, знает ли он о том, что даже мысли о нем наполняют ее страстью. Этот мужчина не просто возбуждал, он приковывал ее к себе.

Об этом фантастическом открытии она и размышляла, когда Стив ворвался в кабину.

— Поехали-ка отсюда, — скомандовал он.

Сюзан завела машину и подъехала к кассе платной стоянки. Стивен сунул сторожу пятерку.

— Держи, забудь о сдаче.

Почувствовав тревогу в его голосе, Сюзан перевела взгляд с парковочных мест на улицу и там увидела высокого вихрастого громилу, одного из тех, кто вламывался в ее дом. Он бежал по тротуару к знакомому им фургону.

14

— Держись крепче, — бросила она, промчалась через перекресток на желтый и дала полный газ, благо ширина улицы и не слишком оживленное движение это позволяли.

Сюзан вела машину по левой полосе, пересекая двойную линию только в крайних случаях. Так она обогнала две машины, затем три и, вместо того чтобы остановиться на красный свет, резко перестроилась и свернула налево.

Стивен повернулся на сиденье, разглядывая улицу позади них.

— Сейчас сверни направо. Там, квартала через четыре, улица с односторонним движением.

Но не проехали они и трех кварталов, как в зеркале заднего вида замаячил знакомый фургон. Их разделяло всего три машины.

— Осторожно, грузовик! — вскричал Стивен.

Впереди, вопреки всем правилам парковки, большой грузовик загородил пол-улицы. Не снижая скорости, Сюзан втиснулась в узкую щель между ним и машинами, припаркованными сбоку.

— Господи, Сюзан, ты просто ас!

— Я тут ни при чем, твоя машина — мечта.

— Они остались за грузовиком! — заметил Стивен, прислушиваясь, как истерически гудит фургон преследователей.

После поворота Сюзан нажала на газ и выехала на улицу с односторонним движением, чтобы срезать угол. Здесь она насчитала десять переулков. При необходимости можно было свернуть в любой момент.

— Жаль, что он увидел тебя, — сокрушенно проговорила Сюзан. — Теперь они будут знать эту твою машину.

— Стыдно признаться, но я даже не купил краску.

Его спокойный тон поразил Сюзан. У нее сердце стучало как отбойный молоток, и уровень адреналина, выброшенного в кровь, только сейчас начал снижаться.

— Поезжай прямо к «Адамсу». А за краской пошлем Билла.

Спустя двадцать минут Сюзан уже загоняла машину в гараж.

— Прекрасная езда, — удовлетворенно потер руки Стив, когда они входили в дом.

— Да, это мало похоже на воскресную прогулку, — согласилась Сюзан.

Он рассмеялся и обнял ее за плечи.

— Тут я с тобой согласен. Будем надеяться, что нам удастся прижать этих ублюдков до того, как в следующей гонке они нас догонят.

В доме было совсем тихо. Стивен порылся в ящике, где хранились ключи от микроавтобуса компании.

— Поеду назад, попытаюсь найти их фургон.

Сюзан не предложила составить ему компанию. С нее было достаточно и того, что она пережила.

Стивен вернулся через несколько часов. Все его старания оказались безрезультатными. Звонок Роджерсу тоже не принес ничего нового. Наблюдение за домом Сюзан собирались прекратить, сведений о молодчиках в фургоне в анналах управления не оказалось, а результаты экспертизы бухгалтерских книг все еще не были готовы. Все нити обрывались, и это сильно беспокоило его. Что-то непременно должно было произойти, он чуял это нюхом сыщика.

Выглянув в застекленную заднюю дверь, Стивен увидел во дворе Сюзан. Она разговаривала с маленькой девочкой, которая недавно появилась в приюте. Полуденное солнце блестело в волосах женщины, глаза светились заботой и вниманием. Ее улыбкой, казалось, был озарен весь двор.

Стивена подмывало выйти к ней, сдаться желанию быть рядом, вдохнуть ее запах, прикоснуться к ее руке.

Но он не стал этого делать, помня, что утром уже совершил одну глупость. Самым главным было сейчас сохранить ее безопасность. Он даже Роджерсу не сказал, где прячет ее. Из-за неодолимого желания постоянно находиться рядом с ней он дал в руки своим противникам еще один козырь, не говоря уже о том, что все вообще могло закончиться печально. Просто в присутствии этой женщины он терял самообладание, а ему сейчас как никогда необходимо быть предельно собранным.

Увидев его, Сюзан побежала к крыльцу.

— Ты уже вернулся? Ты нашел их? — спросила она с нетерпением.

— Их и след простыл, — покачал головой Стивен.

Запыхавшись и раскрасневшись, она выглядела еще более желанной, чем обычно.

— Может, нам нужно заявить в полицию? С тех пор как мы сообщили им о вторжении в мой дом, от них ни слуху ни духу. Наверное, их заинтересует новость, что мы видели этих мерзавцев.

Стивен изучающе посмотрел на нее.

— Я думал, тебе не по душе полицейские.

— По крайней мере они куда любезнее федеральных агентов, которые ко мне несколько раз являлись. Вот уж к кому я не обратилась бы, даже если б моя жизнь висела на волоске.

— Я могу позвонить в полицию. — Он оторвал взгляд от Сюзан. Ее слова разбередили его рану, но в этом была и его вина. — Хотя у нас для полиции не так уж много новостей — только то, что мы видели их.

— Они же гнались за нами.

— Полиция непременно захочет знать почему.

— Скажем, что понятия не имеем.

— Такой ответ не очень убедителен. Надо подождать несколько дней. Если за это время ничего не случится, мы дадим им знать.

Он смотрел на нее серьезными серо-голубыми глазами. Можно было бы подумать, что лицо его высечено из камня, если б не легкое движение нижней челюсти. Сердце колотилось в груди Сюзан в предощущении новой близости с этим мужчиной.

— Что касается утренних приключений… — начала она.

— Я не должен был этого делать, — оборвал он ее и мягко добавил: — Прости, что я снова подверг тебя опасности.

— Я сама виновата, мне не стоило ехать с тобой. — Она поправила воротник своей рубашки. — Как продвигается изучение книг?

Глаза его были прикованы к ней.

— Надеюсь, скоро придет ответ. Эта бухгалтерия еще послужит нам, я уверен.

Почему ее ноги не могут сдвинуться с места, словно приклеились к полу? Сюзан замерла, не в силах шевельнуться, вдыхая его манящий запах и яростно сопротивляясь желанию придвинуться к нему поближе, прикоснуться губами к его рту, почувствовать надежность его рук, обнимающих ее.

Едва заметно улыбнувшись, он как бы разрушил невидимую стену, мешавшую приблизиться к нему.

— Приглашаю вас, леди, немного отвлечься. — Стивен протянул ей руку, и они отправились в спортивный зал. Ему не терпелось побегать и покидать мяч на баскетбольной площадке, а она не прочь была размяться после стольких дней вынужденного заточения.

Сюзан села на велотренажер, радуясь хоть такой возможности немного подвигаться. Колено ее уже практически зажило, однако особенно налегать на тренировку Стив ей не велел.

Сюзан залюбовалась им, обмирая от восторга при виде его стальных мускулов, перекатывающихся под кожей всякий раз, когда он подпрыгивал, вытягивался и клал мяч сверху в корзину. Стив был необычайно ловок и проворен. Здешние мальчишки наперебой рассказывали ей, какой он классный баскетболист.

Закончив крутить педали, Сюзан перешла в комнату силовых тренажеров, ни на секунду не переставая думать об этом мужчине. С каждым днем ее все больше мучила совесть. Выходит, она как должное воспринимала его искренность и чистосердечие, наслаждалась его любовью, а взамен утаивала от него сведения, которые, по всей видимости, могли оказать неоценимую помощь в расследовании. Ее скрытность и ложь очень смахивали на то, как вел себя с ней Генри. Стивен бьется над разгадкой тайны, а она, неблагодарная, обманывает его. Ведь на расписке, спрятанной в старой сумочке, должна стоять подпись! Но, если она выложит ему правду, от их отношений, скорее всего, останется одно воспоминание…

Доведя себя до изнеможения, Сюзан покончила с упражнениями и, тяжело дыша, вытерла со лба пот. Физическая нагрузка не спасла ее от мрачных мыслей. Она еще не успела привести себя в порядок, как к ней подошел Стив. Тело его блестело от мелких капелек пота.

И опять взгляд его обнял ее всю сразу, с головы до пят. И опять в глубине ее существа разверзлась пучина желания, безудержного, исступленного.

Он наклонился к ее уху и прошептал:

— Привет, красавица.

Этот гипнотический хрипловатый голос лишал ее остатков воли. Сюзан потянулась на его зов, и вот уже их губы слились и все утонуло в чувственном тумане.

Расслабленной походкой, держась за руки, они вышли из зала.

— Эй, Стив! — окликнул Билл издали, едва завидев их. — Пришел ответ на твой запрос. Можешь забрать его завтра утром.

— Книги? — спросила Сюзан.

Стивен промолчал, но по тому, как разгладилась складка на его лбу, было ясно, что на горизонте опять забрезжила надежда.

Вечером Сюзан лежала в его объятиях, ее упругие груди касались широкого мужского торса. Ноги их переплелись. Он ласкал языком ее шею, щекотал ухо, иногда легонько покусывал крошечную мочку.

— Внизу кто-то есть, — встревоженно прошептала она, и шепот этот показался ему райской музыкой.

— Только Билл. Он запрет дверь и пойдет домой.

Ему хотелось отгородить ее от всего остального мира, чтобы ничто не мешало им наслаждаться друг другом.

Как хочется забыть про эти чертовы бухгалтерские книги! Но, с другой стороны, не мог же он вечно прятать ее. Кто-нибудь непременно пронюхает, где она скрывается. У Стивена не было выбора — завтра поутру он должен отправиться за бухгалтерскими папками.

— Черт побери! — невольно выругался он.

— Мы можем не обращать на него внимания, — успокоила его Сюзан, еще крепче прижимаясь к нему.

Она не поняла его, но это было даже к лучшему. Стивен очень дорожил тем временем, что у них оставалось. А что потом?

Ведь рано или поздно облигации будут найдены, а значит, откроется его обман. Он знал, как Сюзан относится к федеральным детективам, и не мог рассчитывать ни на что, кроме ее презрения.

15

Когда Сюзан проснулась на следующее утро, Стива рядом не было. Она решила отвлечься от размышлений об облигациях, бухгалтерских книгах и обо всем, что с этим связано, и снова заняться ремонтом.

— Краска в подвале, — сказал Билл. — Если понадоблюсь, я в спортзале. На звонки не отвечай, я включил автоответчик.

В подвале Сюзан еще ни разу не была. Она с величайшими предосторожностями спустилась по узкой лестнице, открыла тяжелую железную дверь, и в нос ей ударил знакомый влажный запах плесени.

После недолгих поисков она нашла в углу банки с краской, выбрала ту, которая подходила по цвету для спальни, и уже направилась к выходу, как вдруг мозг ее пронзила внезапная мысль. Этот запах… Подвал… Она выронила банку из рук. Господи! Она же забыла посмотреть в подвале!

Ну конечно! Лучшего места спрятать облигации от посторонних глаз и не придумать. Проникнуть туда можно было лишь через деревянную дверь во дворе, почти вросшую в землю и наверняка заваленную прошлогодней листвой. В свое время тетушка Нэнси показала ее Генри!

Чуть ли не вприпрыжку Сюзан помчалась в свою комнату, сбросила с себя яркую оранжевую майку и надела вместо нее менее бросающуюся в глаза темно-синюю, нацепила на голову черную шляпу с широкими полями. Этот наряд, вкупе с темными очками, был призван замаскировать ее и тем самым уберечь от преследования злоумышленников.

Открыв заднюю дверь, Сюзан замерла на пороге. Как она не подумала: ведь эти люди наверняка охотятся за ее машиной, как и за машиной Стива! Однако медлить нельзя. Она вернулась в холл, нашла ключи от машины Билла и через несколько секунд уже выруливала на аллею. Уж этот автомобиль точно никто не узнает, и погони не будет.

Пробки на дороге уже рассосались, и вести машину было одно удовольствие. Тяжелая туча наползла на солнце, сделалось почти темно. Сюзан сняла солнечные очки и включила габаритные огни.

Совесть по-прежнему мучила ее. Эта расписка! Ну почему она сразу не сказала о ней Стиву? Если бы ей сейчас удалось найти облигации, тогда вместе с ними можно было бы показать эту расписку и во всем сознаться, успокаивала она себя.

Сюзан остановилась у поворота к своему дому, раздумывая, не стоит ли проехать туда, где прятал свою машину Стив. Однако это показалось пустой тратой времени. Ей достаточно десяти минут, чтобы вынуть из сумочки расписку и обыскать подвал. Поэтому она решительно свернула на гравийную дорожку и быстро подкатила к крыльцу.

Переднее окно было занавешено, следовательно, Стив и Билл навели в доме порядок, когда заезжали за ее одеждой. О том, как выглядело ее жилище после нашествия шестерых громил, она старалась не думать.

Толкнув входную дверь, Сюзан автоматически протянула руку, чтобы отключить сигнализацию, однако вместо нее зияла черная дыра. Ну зачем нужно было так варварски крушить стену? Неужели нельзя просто перекусить проводки?

Отгоняя подозрения, закрадывающиеся в душу, Сюзан бросилась наверх. Не мешкая, она открыла дверь в свою спальню. Все в ней как будто было по-прежнему. Сюзан торопливо достала старую сумочку, вынула из нее расписку и побежала на первый этаж. Ей не терпелось поскорее выбраться из своего дома, обстановка которого теперь давила на нее. Она остановилась в прихожей, чтобы взять зонт, когда входная дверь внезапно с треском распахнулась. Не успела Сюзан обернуться, как чьи-то сильные руки схватили ее.

Сюзан попыталась вырваться. Яростно изогнувшись и чуть не вывернув плечо, она немного ослабила крепко державшие ее стальные тиски. В отчаянии она рванулась вперед. Только бы добраться до пистолета, который лежал совсем близко, в столике с откидной крышкой, в верхнем ящике. Однако нападавший мужчина вновь сгреб ее и сдавил мертвой хваткой. Сюзан изо всех сил ударила его каблуком по ноге. Он застонал от боли, но ни на секунду не разжал пальцы. Одним мощным рывком он вбросил ее в гостиную.

Там, развалившись в любимом кресле тетушки Нэнси, сидел Фрэнк Ньюман, ее бывший шеф. Едкий запах сигарного дыма висел в воздухе.

— Фрэнк? — Сюзан остолбенела.

— Присядьте, мисс Лонг. Я ужасно рад, что вы наконец удостоили нас своим вниманием. А ведь она чуть не оставила тебя в дураках, а, Тони? — усмехнулся он. — Ну, чего вылупились, следите с Джимом за окном. Всему-то вас надо учить.

Ошеломленная столь чудовищным поворотом событий, Сюзан опустилась на стул.

— Что вы делаете в моем доме? — взбешенно набросилась она на Ньюмана. — Выметайтесь отсюда все! — Сюзан вскочила на ноги.

Коротышка Джим быстро подскочил к ней и пихнул на стул.

— Посидите, леди. — Рот Фрэнка скривился в ухмылке.

Ужас медленно наполнял душу Сюзан, сколько бы она ни приказывала себе не падать духом.

— Что вам от меня нужно, Фрэнк? — спросила она сурово, взвешивая каждое слово, стараясь не выдать, как у нее стучат зубы.

— Ты прекрасно знаешь, что мне нужно, — отрезал он. Взгляд его перебегал с окна на Сюзан и снова на окно. — То же самое, за чем сюда явилась ты.

— Нет у меня этих облигаций. — Голос Сюзан прозвучал слабо и неубедительно даже для нее самой.

— Ну, ну! Не надо рассказывать нам сказки. Мы оба отлично знаем, что это не так.

— О чем вы говорите?

— А как же! Недавно ты положила на счет кругленькую сумму? Что это значит? А то, что ты, по всей видимости, обратила в деньги какую-то часть бумаг. Но где остальная часть, Сюзан?

— Так вот почему вы уволили меня! Рассчитывали, что я продам бумаги, чтобы не умереть с голоду. Но вам не повезло. У меня их нет!

Ньюман резко встал и подскочил к Сюзан так близко, что дым от его сигары ударил ей в ноздри.

— Тебе не удастся нас провести! Мы здесь не затем, чтобы играть в бирюльки. Нам известно, что облигации у тебя в доме, и никто — ни ты, ни я, ни эти господа, — никто не покинет его, пока облигации не окажутся у меня в руках.

Он ударил ладонью об ладонь. Сигарный пепел посыпался ей на колени, а вслед за этим он обернулся к Джиму:

— Свяжите-ка ее.

Теперь все становилось на свои места.

— А эти междугородные заказы? Вам просто нужно было порыться у меня в доме, не так ли? К сожалению, я вернулась слишком рано, все ваши планы пошли прахом.

Джим грубо схватил ее, вставил в рот кляп, затем притащил на кухню и, связав руки и ноги, привязал ее к стулу. Сюзан в ужасе смотрела на то, что некогда было уютной кухней. Трое мерзавцев копались в ее холодильнике, раковина и стол были завалены грязной посудой. Повсюду валялись пустые бутылки из-под виски и вина, от застоявшихся лужиц пролитого алкоголя исходил тошнотворный запах. А на грязном зеленом линолеуме виднелись следы затушенных сигарет.

Грубая веревка впивалась в тело, пальцы онемели, дышать становилось все труднее.

Прежде чем ей завязали глаза, Ньюман самодовольно изрек:

— Мое терпение на исходе, мисс Лонг. Я делаю это для твоего же блага, чтобы дать тебе время все обдумать. Подумай же хорошенько!

Они оставили ее одну в кухне. Сюзан слышала лишь тяжелые шаги по лестнице и грубое бормотание споривших о чем-то бандитов.

Ей хотелось забыться, внушить себе, что ничего страшного не происходит, но саднящая боль от веревок возвращала ее к реальности. Сюзан подергала руками и ногами, стараясь ослабить путы, но лишь сильнее затянула их.

Больше всего ее ужасала мысль о Стиве. Он наверняка бросится ее искать и приедет сюда. О Господи, он же попадет в западню! Страшно подумать, что могут сделать с ним эти изверги.

Она услышала, как кто-то вошел в кухню, подошел к ней и сдернул повязку. Сюзан зажмурилась, а когда вновь открыла глаза, то увидела, что перед ней стоит Ньюман, наливающий себе бокал вина.

— У тебя превосходное вино, моя дорогая. Надеюсь, ты все обдумала и мы поладим, — сладким голосом пропел он.

Когда стакан опустел, он аккуратно поставил его на стол, затем наклонился к Сюзан и вынул из ее рта кляп.

— Ну, мисс Лонг? — рявкнул Ньюман угрожающим тоном. Он смотрел ей в лицо с нескрываемой ненавистью, наконец-то отбросив притворство.

Стивен вошел в дом и, перепрыгивая через ступеньки, поднялся с папками в руках сразу на третий этаж. Неожиданно внимание его привлекла тишина, царящая в доме. Он замер, прислушиваясь. Где же все?

Он выглянул в холл. Дверь в комнату Сюзан была открыта, но на его зов никто не откликнулся. Куда она запропастилась?

Стивен спустился на кухню этажом ниже, почти уверенный, что найдет ее там. Однако, хотя свет и горел, кухня оказалась пустой. Обойдя офисы, кладовую, приемную, он не на шутку забеспокоился. Пулей взлетел на второй этаж, обежал все комнаты, несколько раз громко позвал ее. От гулкого эха, разносившегося по пустынному дому, у него заныло сердце.

Стивен быстро спустился в гараж и с удивлением обнаружил, что машина Билла исчезла. Он вернулся к своей машине, но, не зная куда ехать, в бессилии стукнул кулаком по рулевой баранке и закрыл глаза. Думай, Торн, думай. Куда она могла поехать?

Стивен повернул ключ зажигания и нажал на газ. Чуть не сбив Билла, машина выехала со двора.

— Сюзан взяла твою машину! — притормозив, крикнул он помощнику.

— Но она ничего мне не сказала. Что, черт возьми, происходит? — Недоумевающий Билл развел руками.

— Некогда объяснять, — бросил Стивен. — Сделай одолжение — посиди на телефоне.

С этими словами он ударил по акселератору, и машина рванулась вперед, слегка пробуксовав на мокром асфальте. Сняли ли уже наблюдение с ее дома? Черт, почему он не узнал это у Роджерса? И снова сердце защемило от мучительного страха за Сюзан.

Он не может потерять ее! От мысли о такой потере Стивена передернуло. И именно в эту минуту глухого отчаяния ему со всей очевидностью стало ясно, что он любит Сюзан Лонг. Господи, он любил ее больше жизни!

Стивен включил рацию и вызвал Роджерса. Ответила его секретарша:

— Шеф сейчас в суде, — сказала она. — Но, если это очень важно, я могла бы сообщить ему.

— Так и сделай. И не по телефону. Поезжай туда сама и позаботься, чтобы никто больше не услышал то, что ты ему передашь. Пожалуйста, никаких посредников.

— Понятно, мистер Торн, хотя в таком случае потребуется больше времени.

— Передай ему: в доме Сюзан Лонг что-то происходит. Я немедленно выезжаю туда.

Он положил трубку, моля Бога, чтобы секретарша сделала все так, как он просил.

Чем ближе агент Торн подъезжал к пригороду, где жила Сюзан, тем больше портилась погода и тем тревожнее становилось у него на душе. Дождь усилился. Тяжелые тучи нависали почти над самой землей.

Стивен не стал терять время на то, чтобы спрятать машину. На полной скорости мчался он по гравийной дорожке. Интуиция подсказывала ему, что надо соблюдать осторожность, но страх за Сюзан мешал принимать взвешенные решения.

Наконец последний поворот остался позади, и взгляду предстала машина Билла. У Стивена чуть-чуть отлегло от сердца — появилась хоть какая-то определенность.

В доме не светилось ни одно окно, и это его насторожило. Пригибаясь под струями дождя, он добежал до крыльца и забарабанил кулаками в дверь.

— Сюзан! — кричал он, перекрывая шум ветра и дождя. — Сюзан, открой! — Он порылся в кармане, нашел ключ и вставил в замок. Замок открылся с пол-оборота. Что-то здесь не так. Сюзан наверняка закрыла бы дверь со всей тщательностью.

Стивен отпрянул и выхватил пистолет. Тревога его все росла. Внезапно дверь распахнулась, гигантская лапа схватила его за запястье и дернула так резко, что пистолет упал на пол. Свободной рукой Стивен что есть силы врезал нападавшему в живот. Бандит согнулся и застонал. Однако тут же кто-то сзади выкрутил Стивену руку. К его шее приставили что-то холодное и твердое.

Стивена втолкнули сначала в дом, затем в гостиную.

За всем этим с ухмылкой наблюдал какой-то тип с выползшим из-под ремня брюхом. Он встал с кресла.

— Мистер Торн, я полагаю? — Он выпустил изо рта колечко сигарного дыма. — Дружок, мы вас заждались.

Стивена передернуло. Он рванулся было к этому типу, но железная рука сдавила ему горло, а холодный ствол пистолета уперся в висок.

16

— И не пытайся, скотина, — прорычал бандит, которого Стивен отделал при первом посещении этого дома.

— Где она?

— Все в свое время. — Рука с сигарой махнула подручному.

— Тони, свяжи его!

Стивен втянул в себя воздух, призывая на помощь весь свой здравый смысл: бесполезно сопротивляться, когда у твоей головы торчит дуло пистолета. Мертвым он вряд ли будет полезен Сюзан.

— Я пришел за Сюзан. Что вы с ней сделали? — Он зажмурился от боли, когда веревка врезалась ему в кожу.

— Думаю, мы могли бы сторговаться. — Толстобрюхий ухмыльнулся. — У твоей подруги есть кое-что, что принадлежит мне. А у меня есть твоя подруга.

Боль пронзила сердце Стивена. От одной мысли, что эта мразь прикасалась к Сюзан, внутри у него все переворачивалось.

— Она не знает, где эти бумаги. Отпустите ее, — медленно проговорил он, боясь сорваться на крик.

— Тогда должен знать ты. А не играешь ли ты против нас в надежде, что она поделится с тобой?

— Клянусь, если бы я знал, где находятся эти бумаги, я рассказал бы вам, только отпустите ее.

— Позвольте мне, босс. Сейчас он у меня заговорит, — прошипел долговязый бандит.

— Мы не склонны к насилию, мистер Торн, но вы нас вынуждаете прибегнуть к нему. — Толстобрюхий зыркнул в сторону своих приспешников. — Ребята, кажется, настал ваш черед убедить мистера Торна помочь нам.

И с этими словами он вышел из гостиной.

Сюзан лежала на полу в кладовой, то приходя в сознание, то снова впадая в забытье. Когда ее втолкнули сюда, она сильно ударилась головой об полку. Да, теперь она это вспомнила. Руки ее по-прежнему были связаны за спиной, веревка резала кожу. Ноги тоже были крепко стянуты путами, лодыжки саднило, а ступни онемели от нарушенного кровообращения.

Сколько она уже тут? Минуты? Часы? Как долго она была без сознания?

Внезапно Сюзан увидела на полу узкую полоску света. Преодолевая боль, она доползла до двери, из-под которой струился свет, и вздохнула с облегчением. Теперь, даже если свет и погаснет, она уже может хотя бы ориентироваться в пространстве.

Усилием воли Сюзан заставила себя вспомнить все, что предшествовало тому жуткому удару, от которого она впала в забытье. Туман в голове и перед глазами понемногу рассеивался, и вырисовывалась более или менее четкая картина.

Ньюман! Он был вожаком этой своры бандитов! Будучи ее непосредственным начальником, он имел возможность не только постоянно следить за ней, но и по своей прихоти устанавливать ей режим работы.

И все-таки в голове Сюзан не укладывалось, как мог этот ничтожный человек руководить преступной группировкой. И какое отношение он имел к Генри?

Она перевернулась на бок. Нужно во что бы то ни стало выбраться отсюда. Она постаралась припомнить, нет ли в кладовой чего-нибудь, что могло бы помочь ей перерезать веревки.

Внезапно из гостиной донесся какой-то шум. И тут она услышала то, чего больше всего боялась. Нервная дрожь сотрясла ее измученное тело.

Стив! О Боже, это голос Стивена!

— Ну, давай, попробуй еще, недоумок! Что ни делай — из этого ничего не выйдет! — услышала Сюзан его слова.

Она мысленно заклинала его не приходить сюда. До последнего надеялась, что поиски не приведут его в этот дом.

Сюзан некоторое время прислушивалась к звукам, доносящимся до ее ушей, но, не выдержав, что есть мочи ударила связанными ногами по двери, затем еще и еще, сильнее и сильнее, словно старалась заглушить свою боль.

Обессиленная, она остановилась и прислушалась. Голос Стива звучал совсем слабо, но все так же неустрашимо. Господи, это никогда не кончится!

Слезы текли по ее щекам. Она снова принялась колотить по двери, выкрикивая проклятья. Пусть стук ее был едва слышен в гостиной, но лишь бы отвлечь бандитов, лишь бы дать знать Стиву, что она здесь.

Внимание ее привлек топот и странное шуршание, словно по полу волокли что-то тяжелое. О Господи, неужели они убили его?

Она кое-как повернулась на бок и вновь что есть силы заколотила ногами в дверь. От страха за Стивена разрывалось сердце.

— Эй, прекрати немедленно! — рявкнул прямо за дверью один из бандитов.

Внезапно дверь распахнулась, и яркий свет ослепил ее.

— К тебе тут гость, ну-ка, подвинься. — Бандит ухватил веревку, которой были связаны ноги Сюзан, и оттащил пленницу в глубь кладовой, выдохнув ей в лицо дым сигареты, зажатой в зубах.

Она закрыла глаза. Когда же вновь открыла их, на полу лежал Стив. Сюзан вскрикнула — все лицо его было в ссадинах и кровоподтеках. Боже, они использовали его в качестве боксерской груши. Но он был жив!

Глаза Стивена остановились на ней — темные круги на разбитом лице, в которых отражались страдание, упрямая непокорность и радость — она жива! Он попытался улыбнуться ей, но от боли потерял сознание.

Бандиты связали его веревкой и швырнули прямо на Сюзан.

— Голубки наконец-то вместе. Как романтично, — ухмыльнулся долговязый. Дверь захлопнулась, для пущей надежности бандиты задвинули ее стулом.

— Стив, ты слышишь меня? — Только бы услышать его голос!

Ей удалось повернуться на спину. Под тяжестью двух тел ее давно онемевшие руки совсем вжались ей в спину, но, когда он пошевелился, Сюзан чуть не заплакала от счастья.

Стивен глухо застонал и повернул голову.

— Сюзан? Я ничего не вижу. Где ты? О Господи… — проговорил он с трудом, едва ворочая языком.

— Я здесь, — отозвалась она.

Он скатился с ее живота и застонал, ударившись об пол.

— Что они сделали с тобой? — хрипло прошептал Стив. — Господи, я убью этих тварей, если они тронули тебя.

— Мне нельзя было приходить сюда. Прости, что я впутала тебя в такую переделку. — Слезы катились по ее щекам, и это лишь раздосадовало Сюзан. Слезами тут не поможешь.

Стивен задвигался на полу.

— Прислонись ко мне, — шепнула она и вздохнула: — Отсюда нет выхода.

— Черта с два! Мы непременно выберемся отсюда. Мне нужно сесть. — Каждое его движение сопровождалось стоном и проклятием.

Сюзан боялась даже представить, какую боль он сейчас испытывает. Она видела его руку и неестественно вывернутое плечо.

Из кухни донеслись громкие голоса. Бандиты устроили настоящую перепалку.

— Ты прекратишь пить?! — закричал один. — У нас еще много работы!

— Выпей и ты, чего там! — заплетающимся языком отвечал ему напарник.

Шум усилился. Похоже, кто-то шарил по шкафам, на пол летели кастрюли.

— Попробуй сесть, — медленно, хриплым шепотом проговорил Стивен. Постепенно ей удалось приподняться. — Прижмись к моей спине, чтобы я смог развязать на тебе веревки, — попросил он.

— Но твоя рука…

— Забудь про руку, сделай, как я сказал.

Сюзан перекатилась по полу и подобралась к нему поближе, стараясь превозмочь саднящую боль в руках и ногах и не застонать. Наконец она плечом привалилась к его боку.

— Молодец, еще немного, — подбадривал ее Стивен.

Его сердце билось совсем рядом, словно посылая ей весточку надежды. Господи, как она любила этого человека!

Он опустил голову, повернулся и прикоснулся к ней ртом. Губы их соединились в тихом отчаянии. Она нежно поцеловала его распухшую верхнюю губу.

Поцелуй, длившийся мгновение, оказался для Сюзан целительным: она почувствовала себя более сильной, более уверенной.

— Мы сделаем это, любимая. Пока мы дышим, мы сможем справиться с ними.

Наконец-то им удалось примоститься спиной к спине. Пальцы его прикоснулись к ее изрезанным веревкой запястьям, и боль заставила Сюзан инстинктивно отпрянуть.

— Прости, — выговорил он.

Любое движение доставляло ей мучение, как будто с нее содрали кожу. Сюзан крепко стиснула зубы. Если он, вероятно, со сломанной рукой пытается развязать ее, то и она должна перетерпеть боль.

— Узлы выше. Прижмись ко мне посильнее и постарайся опустить спину, — зашептал Стивен.

Она чувствовала, как его пальцы перебирают веревку, пытаясь нащупать узел. Слышно было, как наверху передвигают мебель. То и дело что-то с грохотом падало на пол. Должно быть, бандиты обыскивали малую спальню на втором этаже.

Руки Стивена замерли, он устало привалился к ней. Сюзан спиной чувствовала, что его левое плечо висит, словно протез.

— Наверно, ничего у нас не выйдет, — уныло сказала она.

— Не отчаивайся. Дай мне только минуту передохнуть, — подбодрил ее Стив, хоть видно было, что его силы убывают с каждой минутой.

17

Внезапно грохот донесся из кухни.

— Да прекратите вы пить! — рявкнул Фрэнк. — Сначала найдите бумаги, а отмечать будем потом!

Сюзан ощутила, как напрягся Стив, пальцы его снова заработали.

— Мы все уже обыскали, босс. В доме их нет.

— Поищите во дворе, в леске, черт вас возьми! Переройте все, что вам кажется подозрительным.

— В такую бурю? — недовольно проворчал один из бандитов.

Сюзан представила себе взгляд, которым Ньюман наградил своих подручных. Уж ей-то хорошо известно, какой ненавистью сверкали его бегающие глазки, когда он распекал подчиненных.

Ответ Фрэнка последовал лишь спустя некоторое время:

— Может, будем дожидаться, когда сюда нагрянет полиция? — ехидно процедил он сквозь зубы.

— А что, если мы так и не найдем эти проклятые бумаги?

— Знаете, джентльмены, — судя по голосу, Фрэнк ни на секунду не терял самообладания, — я совершенно уверен в двух вещах. Первое: облигации здесь. Второе: наши голубки не подозревают, где они могут быть спрятаны.

— Но ведь должен же был старина Генри кому-то сказать о них, — заметил один из бандитов.

Стивен застыл, напряженно прислушиваясь.

— И впрямь не очень-то верится, что, заполучив такую прорву денег, он никому не выболтал, — поддакнул второй.

— Благодаря вашему усердию, — прошипел Ньюман, — мы не можем теперь у него спросить, не так ли?

— Зато больше он не доставит нам неприятностей, босс. Разве вы не этого хотели?

Сюзан почувствовала, как напрягся Стивен.

— И тем не менее, — ответил Фрэнк, — ты мог бы повременить, пока мы не получили бы некоторые разъяснения. Так за дело же, джентльмены! Возьмите в машине фонарь, включите фары.

— Чтоб им провалиться! — Сюзан удивилась той ярости, которая прозвучала в голосе Стивена. — Наконец-то я знаю, что произошло с Генри, но не могу даже пальцем пошевелить. — От переполнявшего его гнева он неловко дернулся и чуть не крикнул — боль обожгла его. — Я хочу подобраться поближе к двери. Сюзан, попробуй передвинуться вместе со мной. Если кто-нибудь из них откроет дверь, ему придется отведать моего пинка.

Сюзан поползла в кромешной темноте, пока не уперлась вновь в его спину. Стивен опять попытался развязать ей руки, но все его усилия снова и снова оказывались тщетными.

Через некоторое время задняя дверь вновь хлопнула, вслед за этим послышались голоса.

— Я прочесал лесок. Может, теперь он заставит меня перекопать весь штат?

— Да положи ты эту чертову бутылку! И жратву. Боссу это не понравится.

— Что мне должно не понравиться? — Шаги Ньюмана донеслись со стороны холла.

— Все бесполезно, босс.

— Вы все тщательно осмотрели?

— Мы смотрели везде. — Наступила тяжелая тишина. — Кроме старого сарая в глубине леса.

— Позвольте в таком случае узнать, почему вы обошли вниманием этот сарай? — прогремел голос Фрэнка.

— Он был заперт, но…

— Тсс! — оборвал бандита Фрэнк. — Что это за треск в гостиной?

Сюзан, вполуха слушавшая этот разговор, поняла, что случилось что-то ужасное.

— Стив! — позвала она.

— Тихо. Слушай.

Мимо двери кладовой забегали бандиты.

— Бросайте все к черту! Огонь нам уже не потушить! — в сильном раздражении гаркнул Ньюман. Слышно было, как он крепко выругался.

— А как же наши голубки? Нельзя же их отпустить за здорово живешь.

Сюзан содрогнулась.

— Они и в самом деле представляют небольшую проблему, — ответил Фрэнк. — Но огонь о них позаботится. Отравляйтесь в сарай и ищите бумаги. Что стоите? Огонь скоро будет здесь, пора смываться.

— Стив, — взмолилась Сюзан, — пожалуйста, поторопись! О Господи, дом горит!

— Я слышал. Держись, прошу тебя.

Он сосредоточился на самом слабом узле. Что бы ни случилось, Сюзан должна жить. Он распутает эти веревки.

Превозмогая боль, Стивен извернулся так, чтобы было хоть немного удобней. Время бежало со страшной быстротой, приближая смертельную опасность. Когда Сюзан освободится, до развязки останется совсем недолго. Даже если они оба останутся живы, его самого все равно не ждет ничего хорошего.

Роджерсу должны были уже передать его сообщение, с минуты на минуту он будет здесь, и все, что Стивен так долго скрывал, откроется. Сюзан, несомненно, с гневом отвергнет его притязания, как только узнает о его лжи. Вот почему собственная смерть не пугала его.

— Сюзан, обещай, что ты выйдешь из этой двери… со мной или без меня.

— Стив, я ни за что тебя здесь не оставлю. Мы оба выберемся отсюда. — Тихий голос ее дрогнул. — На левом запястье веревка уже настолько ослабла, что я попытаюсь вытащить руку. Я люблю тебя больше жизни и скорее умру, чем оставлю тебя.

От страшной боли у Стивена зашлось сердце — от боли обретенной и тут же утерянной любви. Никакие слова, никакие чувства не смогут вернуть ему любовь Сюзан, он бессилен предотвратить то, что должно случиться.

— Сюзан, я люблю тебя. Я очень сильно люблю тебя, моя девочка!

Она повернула голову, и он прижался к ее щеке. Кожа Сюзан была нежной, теплой и влажной. Ее слезы пролились на его щеку.

— Я должна тебе кое в чем признаться, Стив. — Сюзан запнулась и перевела дыхание. — Я знала, что Генри украл эти бумаги. Я видела их. Я даже взяла расписку в их получении и спрятала у себя в комнате.

— Ты видела облигации? Когда? — сдавленным шепотом спросил Стивен.

— Я обнаружила их случайно. Генри дал мне кейс, чтобы я отвезла его домой. Мне понадобилась ручка, я открыла его, а там были эти бумаги.

Стивен облегченно выдохнул. Черт бы подрал Генри! Если бы ее поймали с этим кейсом, Сюзан сидела бы сейчас за решеткой.

— Мне кажется, облигации в подвале, под домом. Я совсем забыла о нем. А сегодня меня вдруг осенило, я решила забрать расписку, облигации и все тебе рассказать.

— Генри признался, что украл бумаги?

— Мы тогда сильно повздорили. Он начал бахвалиться, что это была чертовски ловкая комбинация. — Сюзан прижалась к Стивену. — Прости меня.

— Это Генри ударил тебя, не так ли? Ты повредила свое колено в тот день, когда спросила у него про облигации? Он столкнул тебя с лестницы, да, Сюзан?

Стивен слышал, как она часто-часто задышала. Повисла гнетущая тишина. Меньше всего на свете он хотел вновь причинить ей боль.

— Ничего, ничего, любимая. Только, пожалуйста, посиди прямо, чтобы я смог развязать веревку.

Из щели под дверью показалась тонкая струйка дыма.

— Ну, давай же, еще немного, — встрепенулась Сюзан, — и я смогу вытащить руку.

Он из последних сил старался расслабить петлю на ее левом запястье. Голову окончательно заволокло туманом, в ушах стоял зловещий шум, лишь слабые проблески сознания заставляли его шевелиться. Язык едва слушался, тем не менее он должен был ей сказать…

— Держись, Сюзан. Даже если будет совсем худо, продержись еще немного. Роджерс уже в пути.

— Тот парень, которому ты отдавал папки на экспертизу?

— Он мой друг. И обязательно нам поможет. — Одна мысль не давала окончательно угаснуть его рассудку. Он должен был успеть сказать ей это сейчас. Тогда у него, возможно, еще останется шанс все объяснить. — Роджерс из ФБР.

Спина Сюзан напряглась.

— У тебя есть друзья в ФБР?

— Мы работали вместе несколько лет.

— А сейчас?

Ничего в жизни Стивену Торну еще не давалось так тяжело, как это признание. Тишина была оглушающей.

— Да, Сюзан, я тоже федеральный агент.

Кашляя и задыхаясь от дыма, Стивен отчаянно дергал за веревку. Он должен ей все объяснить! Еще один рывок — и веревка упала на пол.

Сюзан была свободна!

18

— Ты федеральный агент? — Жестокая дрожь пробрала Сюзан. Она отшатнулась от него. — И я — просто твое задание, которое ты должен завершить, прежде чем окончательно заняться «Адамс и К°»! О Боже, Стив, сколько лжи!

— Это не ложь, Сюзан. Я люблю тебя, черт возьми! Я не собирался влюбляться, мне нужно было лишь выяснить все про Генри, а потом… — он не договорил, поперхнувшись дымом.

— Ложь! — Она отползла в конец кладовой. — Знаешь что, Стивен Торн, ты и в самом деле похож на своего брата!

Забившись в угол, Сюзан слышала, как судорожно он дышит.

— Выбирайся, Сюзан. — Голос его был чуть слышен.

Ей щипало глаза. С каждым вдохом все больше и больше дыма попадало в легкие. Она уставилась на тусклую полоску света, едва различимую в густом дыму, валившем из-под двери.

Нельзя было терять ни секунды. Торопливо освободив свои затекшие ноги от пут, она принялась их растирать.

— Стив! — Молчание. — Ответь мне, Стив!

Держась за стены, Сюзан на ватных ногах побрела к двери…

Не желая рисковать, она стянула с себя футболку и обернула ею руку, прежде чем прикоснуться к дверной ручке. Ручка повернулась, но дверь не поддалась. Стул! Она забыла про этот чертов стул!

До слуха ее доносился треск пламени, бушующего за дверью. От едкого дыма першило в горле. Похолодев от ужаса, она попыталась припомнить, не хранилось ли в кладовой какого-нибудь предмета, с помощью которого ей удалось бы поддеть дверь. Она пошарила рукой на полках. Банки, коробки, сковородка…

В дальнем углу рука наткнулась на старый портняжный метр. Сюзан схватила его и пробралась обратно к двери. За все это время Стивен ни разу не шевельнулся, не проронил ни единого звука.

Закрывая нос футболкой, она слепо тыкала палкой под дверью, пока наконец не уперлась в какое-то препятствие. После резкого толчка ей удалось сбить стул на пол.

Открыв дверь, Сюзан отшатнулась: плотная стена дыма обрушилась на нее. Она наклонилась, надеясь, что внизу дым не такой густой. Ей нужно было немедленно вытащить Стива через заднюю дверь. Развязывать его времени не было. Сюзан обкрутила футболкой свою голову, закрыв от дыма рот и нос, присела, ухватила Стивена за связывавшие его веревки и попробовала сдвинуть его с места. Сделать это оказалось куда труднее, чем она могла предположить.

Запястья ее горели, мускулы ныли, глаза слезились в этом жутком дыму. С силой упираясь ногами, она рывками передвигала Стивена по полу. Дюйм за дюймом Сюзан тянула его к выходу, то и дело повторяя «лжец, лжец». Ярость увеличивала ее силы.

— Я смогу это сделать, — бормотала Сюзан сквозь сжатые зубы.

Она была уже совсем близко к двери, ведущей во двор. Только еще несколько усилий, ну, давай же, Сюзан, всего несколько! Лишь одна дверь отделяла их от спасительного воздуха. И всего-то нужно было повернуть ручку…

Наконец влажный ветер ударил ей в лицо. Корчась на полу, кляня свое колено, она ползком вытащила Стивена через дверь на крыльцо, затем по ступенькам на сырую землю.

Он кашлял и задыхался. Сюзан тянула его все дальше, во двор, по мокрой траве, скользя по грязи, пока не добралась наконец до деревьев. Убедившись, что дым не достает до них, она упала навзничь на землю. Теперь, когда самое страшное было позади, Сюзан дала волю слезам. Она без памяти любила этого человека, но никогда уже не сможет верить ему. От сознания, что она безвозвратно теряет самое дорогое, что у нее есть, Сюзан хотелось кричать.

Кто-то набросил ей на плечи плед. Она резко обернулась. Перед ней стоял незнакомый мужчина с чистыми голубыми глазами и открытым лицом, испещренным морщинами.

— Мы позаботимся о нем, не волнуйтесь.

Мужчина помог ей подняться на ноги и отвел в сторону, обняв рукой за спину.

— Вы Роджерс? — спросила она, в упор глядя в голубые глаза.

— А вы, вероятно, Сюзан Лонг? — Она кивнула. — «Скорая» будет здесь с минуты на минуту. Мы отвезем вас обоих в больницу.

— Мне не нужно в больницу. У Стивена сломана рука. Он совсем плох, — выдавила она из своего ссохшегося горла.

У нее на глазах догорал ее дом, ее единственное пристанище. Огонь полыхал в каждом окне. Вокруг Стивена суетились люди, развязывая его и пытаясь привести в чувство.

— Почему бы вам не подождать в моей машине? — предложил Роджерс.

Сюзан помотала головой и твердо заявила:

— Я останусь тут.

— Это вы его вытащили?

Она безучастно кивнула.

— Как вам удалось?

Ей и самой хотелось бы знать, как у нее достало сил вытащить из горящего дома этого большого, тяжелого человека, находящегося без сознания. Впрочем, разве это так важно? Главное — он жив.

Она плотнее закуталась в плед и обхватила себя руками. Раны со временем затянутся, только пустота в душе останется навечно. Эту пустоту могла заполнить только любовь Стива — любовь, которую она никогда не сможет принять. Стивен Торн, так же как и его брат Генри, предал ее. Она ни за что не повторит больше ошибок, за которые приходится так жестоко расплачиваться.

— Нам нужно будет поговорить с вами. — Голос Роджерса вернул ее к действительности. Она кивнула головой, понимая, что может теперь кое-что рассказать. — Когда вы немного придете в себя.

— Облигации, по всей видимости, в подвале, — сказала она чуть слышно.

Подоспела «скорая», за ней три пожарных машины. Сюзан смотрела, как санитары кладут Стивена на носилки, щупают ему пульс. Один из них повернулся к Роджерсу, показав ему поднятый большой палец, и она почувствовала облегчение.

Когда санитары стали поднимать носилки в «скорую», Роджерс подошел к ним. Стивен слегка приподнял голову, сделал попытку сбросить ремни, которыми был привязан к носилкам.

— Успокойся. — Роджерс положил ему руку на плечо.

— Где она? Господи, дом… Где она?

— С ней все в порядке. — Роджерс кивнул в сторону Сюзан.

Сквозь застилавшую глаза пелену Стивен наконец увидел ее. Но едва взгляд его упал на нее, Сюзан тотчас же отвернулась. Он откинулся на носилки.

— Да, в этот раз, шеф, я все испортил.

Пожарные приступили к своей работе, направив несколько брандспойтов на дом. Пламя ревело и бушевало. Одна стена с грохотом обвалилась, а вскоре обгоревшие обломки похоронили под собой весь дом.

Сюзан удивилась тому спокойствию, с которым наблюдала, как огонь пожирал ее прошлое. В пламени пожара дотла сгорят и все страдания, которые она пережила в этом доме. А самые дорогие воспоминания — о родителях, сестре, о беззаботном детстве — неподвластны огню, они навсегда останутся с ней.

— Пусть догорает, — пробормотала Сюзан с горечью.

Апатия накатила на нее. Огонь уничтожил ее дом. Стивен уничтожил ее любовь. Никогда еще она не чувствовала себя такой несчастной, подавленной. Такой одинокой.

В больнице Стивен не находил себе места. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, когда Сюзан была частью его жизни, когда будущее сулило большее счастье, чем он мог мечтать. Раны на теле заживали. Но как жить с зияющей раной в душе?

Дверь распахнулась, и на пороге появился Роджерс.

— Да у тебя, как я погляжу, физиономия уже почти как новая, — заметил он и сел на стул возле кровати. — Как ты тут?

— Великолепно, Роджерс, просто превосходно, — улыбнулся Стивен. — Мне даже выспаться не дают. Будят постоянно, чтобы узнать, не нужно ли мне снотворного.

— Думаешь, ты сможешь выдержать хорошие новости?

— Стоит попробовать.

— Так вот, недоумки, как ты называешь наших коллег, недурно справились с заданием. Мы взяли их всех, Стив. Фрэнка Ньюмана, его палачей, добрались и до их главаря в Чикаго. И все благодаря твоему списку. Нашли в каком-то гараже даже напичканного наркотиками Рональда Квитмена. Его, оказалось, в этой грязной махинации просто подставили. Думаю, судьи будут к нему благосклонны.

Роджерс потянулся и подошел к окну.

— Что ж, по крайней мере вид неплохой. — Он повернулся к Торну. — Ты должен был с самого начала рассказать мне, что Генри был твоим братом.

Стивен никогда не краснел, но в эту минуту почувствовал, что лицо его делается пунцовым. Он отвел глаза, раскаиваясь в том, что обманул старого друга, хотя по-прежнему не сомневался, что другого выхода у него не было.

— Ты ведь ни за что не доверил бы мне это дело, если бы знал, — буркнул он.

— Естественно.

— Если это тебе известно, ты, вероятно, знаешь и все остальное. Я должен был впервые встретиться с Генри в тот самый день, когда он умер.

— Гм, об этом я не слышал. — Роджерс присел на край кровати и погладил свою бородку.

— Мне нужно было выяснить, что с ним произошло, понимаешь?

— Что ж, надеюсь, ты нашел то, что искал.

— Это было не самоубийство, — проговорил Торн.

Роджерс ткнул пальцем в дневник Генри, лежавший на прикроватной тумбочке. Его нашли вместе с облигациями — как Сюзан и полагала, они оказались в подвале, — и Роджерс тут же принес его Стивену.

— Знаешь, Стив, ты вовсе не обязан полюбить его. Брат он тебе или не брат, но Генри был именно тем, кем был.

Конечно, Стивен и сам пришел к такому выводу.

Роджерс внимательно посмотрел на него.

— И еще. Ты никогда не говорил о приюте «Адамс и К°». Я случайно проведал об этом, встретившись вчера в больничном вестибюле с твоим помощником.

— Я думал, Рой сказал тебе, что собирается завещать мне этот дом и свое дело. Черт возьми, Роджерс, у меня и в мыслях не было, что старик может так поступить.

Роджерс подмигнул, на лице его появилась довольная улыбка.

Стивен вынул из тумбочки сложенный пополам лист бумаги.

— Вот, старина, вручаю тебе мое прошение об отставке.

— Ты хорошо подумал?

Стивен кивнул. Да, он будет скучать по своей работе, ему будет не хватать риска, но он был уже готов к тому, чтобы вложить все свои силы в этот приют. У него будет там столько дел, что, возможно, ему удастся хоть немного унять свою боль от потери Сюзан. Кто знает…

Роджерс откинулся на стуле и положил ноги на спинку кровати.

— На днях я получил запрос от одной твоей знакомой.

— От кого же? — Визиты шефа всегда были ему в радость. Каждый день заходил проведать его Билл. А той, которую он больше всего хотел бы видеть, все не было. Стивен звонил ей утром и вечером — она жила пока у Мэри, — но Сюзан не отвечала на его звонки. Более того, она даже послала ему чек на ту сумму, которую Стивен положил на ее счет.

— Сюзан Лонг хочет порыться в пепелище, оставшемся от ее дома. Она думает, что может найти там какие-нибудь фамильные безделушки.

Горло Стивена сдавило, как обручем.

— С ней все в порядке?

— Ну, насколько это возможно.

Стивен чуть не подпрыгнул на постели. Резкое движение отозвалось острой болью в поврежденном ребре.

— Что ты имеешь в виду?

— Она ведь потеряла все, что у нее было, но старается как-то справиться с этим.

Стивен откинулся на подушку. Сюзан как живая стояла перед его глазами. Ее чудесные каштановые волосы, пахнущие травами и лимоном. Ее голубые глаза, затуманенные страстью. Ее милый маленький носик. Ее упрямый подбородок.

— Я сказал ей, что эта зона пока закрыта.

— Как ты мог, Роджерс? У нее вся жизнь связана с этим домом.

— Разумеется, если ее будет сопровождать официальное лицо, тогда другое дело.

Стивен, прищурившись, уставился на своего друга и вдруг рассмеялся так, что ребра его вновь заныли.

— Ты и мертвого с постели поднимешь! Как ты только додумался до такой уловки!

— А что, неплохо?

— Еще как здорово! Только вытащи меня отсюда.

— Все уже устроено. Доктор выписывает тебя завтра утром.

— Так что ж ты молчал?

— Ты встретишься с мисс Лонг в два. Правда, она не знает, кто будет представлять официальное лицо.

Когда Сюзан подъехала к тому месту, где еще недавно был ее дом, на часах было двенадцать. В голове у нее звучали слова Мэри: «пора принимать какое-то решение». Ей нужно было своими глазами увидеть, что осталось от дома, а затем решить, стоит ли продавать оставшуюся собственность.

Она остановила машину, немного не доехав до конца гравийной дорожки, которая некогда упиралась в крыльцо ее дома. Руины, залитые ослепительным солнечным светом, казались жуткой декорацией какого-то фильма ужасов.

Калейдоскоп воспоминаний, связанных с этим домом, промелькнул перед ней. Много лет назад она была счастлива, и дом был наполнен смехом и весельем. Ее окружали любовь и забота, и ей, маленькой девочке, в голову не могло прийти, что так будет не всегда.

На какое-то время Стиву удалось вновь вернуть ее в счастливые времена. Его любовь преобразила ее, придала ей уверенности в себе. Ничего не подозревая, он сумел вытащить ее из скорлупы одиночества.

Она оторвала глаза от того, что еще совсем недавно было ее домом, и вылезла из машины, захватив пару длинных садовых перчаток. Колено еще не до конца зажило после операции, и Сюзан слегка прихрамывала.

Деньги, полученные в качестве вознаграждения за помощь в поиске похищенных Генри облигаций, пошли на операцию, исправившую дело его рук.

Она сунула перчатки в карман и прошлась по леску, не озираясь по сторонам, чтобы не видеть изувеченных деревьев.

Вскоре она покинет гостеприимный дом Мэри и будет совершенно независима. Возможно, тогда ей придется строже относиться к людям. Вероятно, когда-нибудь она могла бы простить Стива…

Однако все чаще Сюзан задумывалась о том, что была не до конца честна с собой. Да, Стив обманул ее, но не она ли подтолкнула его к этому своими высокомерными высказываниями о федеральных агентах, которые способны якобы только на то, чтобы беспардонно вмешиваться в ее жизнь? Разве после этого он мог быть с ней откровенен?

Послышался шум приближающейся машины. Сюзан обернулась — из-за поворота показалась посланная Роджерсом машина с официальным представителем властей. Сюзан поспешила к родному пепелищу, чтобы еще хоть несколько мгновений побыть одной.

— Привет, Сюзан!

19

Его глубокий голос обрушился на нее как удар. Сердце Сюзан подскочило к горлу. Она медленно обернулась, стараясь придать своему лицу выражение холодной безучастности.

Он стоял совсем близко, напряженно и испытующе глядя на нее своими серо-голубыми глазами.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

— Рад тебя видеть.

Как же соскучилась она по этому мужественному голосу! Вид у Стива был неважный. С лица еще не сошли желтые синяки, левая рука была в гипсе. Когда он сделал шаг в ее сторону, Сюзан заметила, что он сильно хромает.

— Что ты тут делаешь? — повторила она свой вопрос, отступая назад. И тут ее осенило: — Ах, ну да: агент ФБР выполняет свои служебные обязанности. — Сюзан увидела, как по его лицу пробежала тень и тут же пропала.

— Это была не моя идея, — глухо возразил Стивен.

— Что ж, — она натянула перчатки, — давай разделаемся с этим поскорее.

— Сюзан, — он дотронулся до ее плеча, — я обязан тебе жизнью. Позволь хотя бы сказать тебе спасибо.

Сердце у Сюзан сжалось. Все события того рокового дня промелькнули у нее в голове. Чтобы не расплакаться, она отвернулась, небрежно бросив:

— Пожалуйста.

В молчании они обошли пепелище по периметру. Когда она остановилась и наклонилась, чтобы начать поиски, Стивен присоединился к ней.

— Ты не обязан мне помогать, — сказала она. Наклоны, по всей видимости, причиняли ему боль. — Ты всего лишь представитель правительства. — Сарказм в ее голосе ранил Стивена. — Кроме того, — добавила она, — ты испачкаешься.

Но он как будто не слышал этих слов.

— Думаю, тебе известно, что Фрэнк Ньюман и вся его шайка арестованы, — проговорил он, не прекращая работы.

— Да, знаю. А тебе бы следовало не отказываться и оставить себе часть награды. Ты заслужил ее.

— С меня достаточно того, что облигации были возвращены от имени Генри.

Она кивнула и принялась с еще большим усердием рыться в сырой золе.

— Прости, что я не был с тобой откровенен, Сюзан, — несмело сказал Стивен. — Мне крайне важно было узнать правду о брате. Если бы я сказал тебе, что я федеральный агент, ты не пустила бы меня на порог.

Сюзан остановилась, мускулы ее напряглись, а зубы сжались так крепко, что нижнюю челюсть свело судорогой.

— Ты абсолютно прав. — Она выпрямилась и отряхнула свои джинсы. — Пойду поищу, может, грабли уцелели в пожаре.

Стивен смотрел, как она скрылась за остовом дома. Джинсы уже не обтягивали ее тело, как раньше. Сюзан похудела, страшные испытания не прошли для нее бесследно.

В зарослях плюща, по другую сторону того, что осталось от ее любимой клумбы, Сюзан отыскала грабли. Огонь сюда не добрался, зато чья-то безжалостная рука здорово здесь потрудилась.

Бандиты перерыли весь ее сад в поисках облигаций. Она подняла двое грабель и обстучала их о дерево, чтобы очистить от грязи. Запустение, царившее в ее саду, было ничто по сравнению с той битвой, которая кипела внутри нее.

Ее любовь к Стиву оказалась настолько сильной, что она сама испугалась. Ей хотелось вновь очутиться в его объятиях, увидеть страсть в его глазах… Но нет, с этим покончено навсегда.

Приведя грабли в надлежащий вид, Сюзан заторопилась к мужчине, который занимал все ее помыслы Стивен перешел уже на другое место. Она протянула ему грабли.

— Возьми, так будет легче разгребать кучу.

Он посмотрел на нее долгим взглядом.

— Как твои руки?

Сюзан поправила перчатки, закрывавшие руки почти до локтей.

— Неплохо. Почти зажили.

Они снова принялись ворошить кучи золы. Работали неторопливо и методично. Сюзан позволила себе несколько раз улыбнуться ему, но бдительности не теряла. Ее бастионы должны были надежно ее защищать.

День уже подходил к концу, солнце садилось, окрасив небо на горизонте в багряные тона, когда они завершили поиски.

— Вот и все, — проговорил Стивен.

Он пытался счистить черную сажу с одежды, но лишь еще больше испачкался. Лицо Сюзан было все в саже, на одежду страшно смотреть. Милый маленький носик стал совсем черным, но от этого казался еще более соблазнительным. Боже, как он любил эту женщину! Ее холодная отстраненность буквально сводила его с ума.

— Ты снова повредила колено? — спросил он с тревогой.

— Мне недавно сделали операцию, — ответила Сюзан.

— Я рад, — натянуто проговорил Стивен, желая сказать гораздо больше.

Она кивнула и отошла от него.

Стивен сжал и разжал кулаки. Это движение отозвалось болью в его запястьях. Черт побери, он понял, что не в силах сломать стену, возникшую между ними.

— Спасибо, что приехал, — любезно поблагодарила Сюзан, шагая впереди него.

Голос ее звучал отчужденно, словно она говорила с человеком, которого только что встретила.

— Не за что, — так же любезно отозвался он.

— Что ж, — она открыла дверь своей машины, — надеюсь, это последняя наша встреча.

Эти слова отозвались нестерпимой болью в его сердце. Сюзан сняла перчатки и кинула их на сиденье.

Стивен молча смотрел, как быстро она развернулась и как через минуту ее машина скрылась за поворотом.

Вместо эпилога

Стивен простоял долгое время, не в силах сдвинуться с места. Такой опустошенности ему не приходилось никогда испытывать. Все вдруг потеряло для него смысл.

Но что это? Он услышал звук приближающейся машины. Господи, это ее «жучок»! Вот он совсем близко. Вот остановился. Открывается дверца. Сюзан, чуть прихрамывая, бежит ему навстречу. Вот она совсем рядом…

— Боже, как я скучал по тебе, — хрипло проговорил Стивен словно во сне.

Он положил руки ей на плечи, и сердце Сюзан чуть не выпрыгнуло из груди. Забыв обо всем на свете, она упала в его объятия. И от этих теплых и сильных рук, от этого родного запаха у нее закружилась голова.

— Видит Бог, я старалась забыть тебя, выкинуть из сердца, — Сюзан целовала его лицо, шею, — но ничего из этого не получилось.

— Мы вместе, любовь моя, сейчас и навсегда. — Он осыпал поцелуями ее глаза, щеки, подбородок. Мир вокруг них расцвел новыми красками, казалось, сам воздух звенел от излучаемой их телами энергии. Его губы прильнули к ее рту, и словно вся нежность мира сконцентрировалась в этом чудесном прикосновении.

Прошла вечность, прежде чем Стивен со стоном оторвался от ее губ. Крепко прижимая Сюзан к себе, как будто опасаясь выпустить из рук свое счастье, он заговорил — тихо и в то же время торжественно:

— Сюзан, я хочу, чтобы мы больше никогда не разлучались. Ты выйдешь за меня замуж? Я обещаю любить тебя, пока во мне останется хоть искра жизни. Ты согласна стать моей невестой?

— Да. Конечно да! — Сюзан плакала и улыбалась от счастья, исполненная радостного трепета. В надежных объятиях Стива время перестало для нее существовать. Как сквозь сон она услышала голос любимого:

— Знаешь, у меня перед глазами стоит чудесная картина: мы сидим на веранде нового отстроенного дома, ватага наших детей бегает по лесу, лазает по деревьям, кормит оленей, уток. Большая настоящая семья. Как ты на это смотришь, дорогая?

— И у всех у них — твои чарующие серо-голубые глаза, — прошептала она, прежде чем раствориться в его волшебном поцелуе…