/ / Language: Русский / Genre:sf_history, sf_action, sf_epic, sf_heroic

Дети Древнего Бога

Джон Байлс


Джон Байлз, Род М

Дети Древнего Бога

ПРОЛОГ

Расшифровка последних переговоров экспедиции Лонга-Смита.

Доктор Кларк А. Смит: Как слышите меня?

Основная база (Санди Петерсон): Слышим вас хорошо, доктор Смит.

Доктор Смит: Мы добрались до той огромной расщелины, найденной спелеологами. Доктор Лонг и мистер Дерлет устанавливают измерительные приборы. (пауза) А где Картер? Куда опять подевался этот парень…

Основная база (Санди Петерсон): Снова он за старое?

Доктор Смит: Он так сюда торопился, что раза четыре чуть не свернул себе шею. Во всяком случае… (пауза) Странно, готов поклясться, только что я слышал какой-то шум похожий… Ух ты!

Основная база (Кэйт Герберт): Что случилось?

Доктор Смит: Настоящая лавина пещерных сверчков катится по полу, такое впечатление, что за ними гонятся полчища ада. Извините, немного отвлекся. По-видимому, эти пещеры образованы базальтовыми породами, хотя вулканическая активность в Оклахоме никогда не наблюдалась. Беру образец… (помехи) Теперь я….

(далекий крик)

Основная база (неизвестный): Черт возьми, что у вас творится?

Доктор Смит: Доктор Лонг, что… о, черт!

Основная база (Кэйт Герберт): Доктор Смит? … Что происходит? … Обвал?

Доктор Смит: (взволнованно): Через расщелину перекинута необычная конструкция похожая на мост, и по ней что-то движется. Доктор Лонг направляет прожектор на… святые угодники! Как… как это может удерживать свой собственный вес? Картер, вернись, идиот!!!

(звуки бегущих и крики)

Основная база (Санди Петерсон): Что происходит?

Доктор Смит: Пауки! Повсюду пауки! И… ААААААААААА!!!

(крики смолкли, в наступившей гробовой тишине отчетливо слышался звук падающих на камень капель)

Основная база (неизвестный): Немедленно взорвать вход в пещеру.

Основная база (Санди Петерсон): Но их же завалит…

Основная база (Неизвестный): Выполнять. Я доложу в штаб-квартиру.

* * *

— Итак, начало положено, — сказал пожилой человек своему более молодому бывшему протеже, который по прихоти судьбы стал его начальником.

— И наступит день, когда великий ткач завершит свое творение и пересечет бездну, защищавшую мир от него. И бросит он взгляд на солнце. И прогремит вызов, пробуждая последователей его древнего врага. И выйдут они наружу. Низринутся горы и пропасти вздыбятся; покровы будут сорваны и знание сокрыто; и умершие воспрянут, а живущие умрут, — медленно продекламировал мужчина помоложе, оперев подбородок на кисть в перчатке и поправляя очки другой рукой.

— Если бы хиппи поняли истинное значение прихода эпохи Водолея, они тот же час застрелились, — он слабо рассмеялся и встал. — Извини, я должен написать письмо.

— Что мне делать с экспедицией Лонга-Смита?

— Как всегда. Все скрыть. И постоянно информируйте меня о сигнале. Надеюсь, Картер все сделал правильно.

— Но источник сигнала движется, значит — там что-то есть.

— Тогда дайте мне оценку направления и скорости. И будем надеяться, что это что-то не будет просто бесцельно бродить под землёй месяцы, пока батарейки не сядут. Спокойной ночи.

Он ушел.

ГЛАВА 1

ПАРАД ЗВЕЗД

Как людям узнать своих богов?

По знакам их божественности.

А если обманщик появится среди богов?

Тогда, в самом деле, как люди узнают?

"Ацтеки" (Доктор Ху, первый сезон)

Первым впечатлением Синдзи от прибытия в Токио-3 стал паук, приземлившийся ему на нос. Паутину, на которой он сидел, принес легкий, теплый ветерок, дувший в лицо выходящим из поезда. Большинство людей на его месте закричали бы, начали суетиться и размахивать руками, сдирая с себя паутину и сбивая паука. Синдзи же удивленно моргнул и принялся разглядывать неожиданного гостя. Он даже не заметил, как поезд, закрыв двери, отошел от перрона. Все его внимание было поглощено пауком. Тот сидел на носу и также внимательно разглядывал Синдзи. Некоторое время они смотрели друг на друга, затем Синдзи осторожно опустил свою сумку на тротуар и, легко коснувшись паука рукой, посадил его на землю. Паук несколько секунд оставался неподвижен, а затем стремглав исчез в траве. Легкая улыбка появилась на лице Синдзи. Первая за несколько дней.

— Фанат живой природы? — раздался женский голос.

Синдзи недоуменно моргнул и поднял взгляд. Стоявшая перед ним женщина внимательно разглядывала его через зеркальные солнечные очки. Она не очень-то походила на тех, кто работал с его отцом, и больше всего напоминала поп-звезду, одетую несколько небрежно, но сексуально. Фигурка у нее была — закачаешься.

Но не одежда и тело привлекли его внимание, а странное ожерелье на ее груди. На золотой цепочке висел кулон — сложное переплетение серебра и бронзы в форме изломанной пятиконечной звезды. В центре его взвивался медный язык пламени. Синдзи не сильно разбирался в абстрактном искусстве, впрочем, как и в искусстве вообще, но странное ожерелье так и притягивало взгляд.

— Эй, Синдзи, прием! Как слышишь меня? — так как кулон висел как раз над декольте, женщина неправильно оценила направление взгляда Синдзи, но отреагировала лишь улыбкой. Он снова недоуменно моргнул.

— Это ожерелье… что это такое?

— Мой отец нашел его в Полинезии, в одной из своих экспедиций. Мне оно нравится.

Синдзи кивнул. Кулон странно успокаивал.

— Вы капитан Кусанаги?

— Капитан Кацураги. Мисато Кацураги. Рада тебя видеть, — она протянула руку.

Синдзи на секунду вытаращил глаза, потом пожал протянутую руку. Всё шло значительно лучше, чем он ожидал.

— Зачем отец хочет видеть меня?

— Идем со мной, и сам все узнаешь, — она огляделась. — Где твой багаж?

— Вот, — показал сумку Синдзи.

Вместо ответа она дико подпрыгнула.

— А-А-А! Паук! — закричала она, смахивая его с плеча и втаптывая в бетон. — Проклятые насекомые.

— Вам не стоило убивать его.

— Ненавижу насекомых.

Несколько пауков проплыли в воздухе недалеко от них.

— Наверно вы ненавидите этот город?

— Пошли, — она направилась к автостоянке. — Здесь не всегда так плохо.

Машина понравилась Синдзи с первого взгляда. Спортивная модель синего цвета. К тому же синий цвет всегда нравился ему. И наверняка она стоила кучу денег. Наверное, дороже дома, в котором он жил. Ну, может не настолько дорого, но он был уверен, что она стоит гораздо больше, чем могли себе позволить он или домоправительница, вырастившая его. У нее был лишь один маленький недостаток. Четыре паука наперегонки затягивали ветровое стекло паутиной.

Мисато, бросив взгляд на машину, тихо выругалась. Подбежав к ней, она одним движением открыла дверь и запрыгнула внутрь. Спустя мгновение заработал двигатель. Дворники и двойная струя воды сделали свое черное дело, уничтожив работу пауков и положив конец их соревнованию. Сами художники стремглав разбежались, и двое из них мгновенно сгорели, когда по глупости залезли в двигатель. Впрочем, сложно ожидать разумных поступков от существ, чьи мозги без проблем заменяются песчинкой.

Мисато оставила дворники работать, пока Синдзи садился в машину.

— Капитан Кацураги, зачем вы так? — сказал он, после того как положил сумку на заднее сидение и пристегнул ремень безопасности.

— Похоже, тебе никогда паук в нос не заползал.

Нахмурившись, она резко нажала на газ. Машина, взревев, вылетела со стоянки.

— А что, пауков здесь ТАК много? — спросил Синдзи.

"Может отец разводит их", — подумал он про себя.

— Да нет. Это случилось в колледже, — она вывернула руль, и машина вильнула на дороге, что было весьма ощутимо, учитывая что машина неслась по дороге на скорости 90 миль в час. Хоть всё внутри Синдзи и сжималось от подобного стиля вождения, критиковать его смелости не хватало. Всё, что Синдзи сказал, это:

— Так зачем я здесь?

— Ты, в самом деле, не знаешь? — она вильнула снова, в этот раз, сбив урну, и мысленно добавив ещё одну звёздочку в ту часть памяти, где она вела счёт сбитым за сегодня урнам. Синдзи вздохнул и замолчал.

Въехав в Токио-3, они снизили скорость. Город выглядел так, будто состоял только из одной деловой части. На возвышавшихся вокруг зданиях висела паутина. Чем дальше они продвигались по городу, тем больше паутины встречалось на их пути, окутывающей здания как серо-белое покрывало. Теперь Мисато практически не выключала дворники, а машина с каждой минутой давила все больше и больше пауков. Заднее стекло и один борт машины практически исчезли под серо-белой паутиной.

— Отец экспериментировал с пауками?

Она нахмурилась.

— Понятия не имею, откуда они берутся… черт.

Синдзи недоуменно повертел головой и обнаружил причину недовольства Мисато. На дороге валялся паук размером с небольшую собаку. Он приземлился прямо перед машиной, был сбит и отброшен в сторону, оставив на бампере свежую царапину. Мисато тихо ругалась. Вдруг по всему городу раздался вой сирен.

— Великолепно! Сперва, я повредила свою машину, а теперь еще и атака начинается!

Только она протянула руку к мобильнику, как он зазвонил сам.

— Да, Я заметила чертовых пауков! И внесите ремонт моей машины в представительские расходы.

(Пауза)

— Что?! Я на задании, черт возьми! Да, Третье Дитя со мной.

Синдзи недоуменно хлопнул глазами.

"Третий ребенок? У меня есть братья и сестры? Я думал, что был единственным ребенком в семье. Почему мне никто ничего не сказал? Интересно как их зовут?" — пронеслось у него в голове.

— Да, с ним все нормально. Надеюсь, аллергии на насекомых у него нет. Какого дьявола они появились в городе так быстро?

(Пауза)

— И как все эти яйца оказались здесь?

(Пауза)

Они повернули за угол. Синдзи увидел человека, поджигающего себя, чтобы избавиться от множества пауков, облепивших его с ног до головы.

— Ага, так он все же вылез. И, уж конечно со всем своим выводком.

(Пауза)

— Послать авиацию.

(Пауза)

— Что, уже вылетели! Как давно?

(Пауза)

— Черт.

— Нас собираются бомбить? — спросил Синдзи.

Наверно сегодня день такой. Сначала его взорвут, а потом все, что от него осталось, доедят пауки. Каждый раз, когда он собирался увидеть отца, обязательно что-нибудь приключалось.

— Не совсем, — ответила Мисато, выключив телефон.

— Я знала, что рано или поздно это случится. Но моя новая машина! Не думала, что ее угробят именно сегодня.

Она резко остановилась.

— Выметывайся!

— Что? — не понял Синдзи.

Мисато схватила его и швырнула в придорожную канаву вдоль одной из сторон дороги. Черной точкой вдали мелькнула бомба Н-2.

* * *

Оставшийся путь до штаб-квартиры они проделали пешком. Взрывная волна уничтожила большинство пауков, а оставшихся заставила попрятаться.

Однако совсем скоро Синдзи узнал…

— Бомба Н-2 оглушила его. У нас есть несколько часов, прежде чем он очнется и доберется до нас, — сказала доктор Рицуко Акаги, привлекательная блондинка с короткой стрижкой. Она носила небольшие очки и довольно странный рабочий костюм, состоящий из голубого купальника и белого халата, небрежно наброшенного на плечи.

Синдзи очутился в очень странном месте, каждый кусочек которого выглядел как-то по футуристическо-шпионски.

" Интересно, может отец в разведке служит?" — подумал он.

Они вошли в огромный зал, и Синдзи содрогнулся. Он очутился рядом с гигантским роботом, выглядевшим как огромная плохо сделанная пародия на человека. Больше всего он походил на здоровенную, уродливую куклу, покрытую кусками брони самых различных форм и расцветок. Слева на шейной броне четкими буквами было написано Unit01. От одного взгляда на него Синдзи затрясло, но все остальные смотрели на робота совершенно спокойно.

— Что происходит?

— Тебя вызвали, чтобы пилотировать его. Наша планета в опасности. Только мы можем ее спасти. Если же мы будем сидеть сложа руки, то её уничтожат.

Синдзи посмотрел вверх. С балкона на него глядел высокий человек в маленьких очках, с короткой темной бородкой и аккуратно подстриженными волосами — Гендо Икари, его отец.

Синдзи внимательно разглядывал своего отца. За исключением бороды в нем мало что изменилось: такой же холодный пристальный взгляд и короткие непонятные объяснения.

— Почему трава зеленая?

— Потому что не голубая.

— Что на обед?

— Еда.

— Отец, почему мы не можем жить вместе?

— Это для твоего же блага.

Он даже не поздоровался с ним. Синдзи хотел поздороваться сам, но одного взгляда на отца хватило, чтобы его намерение растаяло. Все вопросы умерли сами собой. Они молча смотрели друг на друга. От пронзительного взгляда отца Синдзи постепенно начал терять присутствие духа.

— Вот это существо, — Рицуко указала на экран на одной из стен помещения, где они находились.

Существо походило на гигантского паука высотой около ста футов. Оно лежало на боку и слабо шевелило тонкими, длинными ногами. Со всех сторон он был окружен обугленными остатками кокона паутины и бессчётным количеством трупов пауков. Однако еще больше пауков вылезало из-под земли и формировалось из его крови, вытекающей из ран на его теле. Более того, казалось, что раны существа постепенно затягиваются, а кровь сочится все слабее и слабее.

— Враги, с которыми мы сражаемся, известны как Ангелы. Имя сегодняшнего — Матриел. По предварительным оценкам у нас есть полчаса до его полного восстановления, и еще полчаса, прежде чем он достигнет границ Токио-3. Как долго он будет искать нас — неизвестно.

Синдзи, не отрываясь, смотрел на экран. Существо выглядело гораздо отвратительнее, чем ужасное подобие человека, рядом с которым они стояли на платформе.

"Это невозможно, — подумал Синдзи. — Он должен рухнуть под своим собственным весом".

Синдзи знал гораздо больше, чем обычный ребенок его возраста. У отца был по этому поводу пунктик, и Синдзи усердно занимался с некоторой смутной надеждой угодить своему отцу или, по крайней мере, быть замеченным им. Даже гнев — лучше, чем полное пренебрежение.

— Почему он не падает? Я хочу сказать, он такой огромный. Как эти тонкие ноги могут выдерживать его вес?

Ноги существа были не просто длинные. Нечто неестественное было в том, как они двигались: слишком гибкие, слишком мягкие, очень подвижные. И его тело… обычные живые создания не были такими угловатыми, природа не любит прямых линий. Но этот паук, кажется, состоял из одних углов.

— Наши знания является результатом ограниченного исследования жизненных форм одной единственной планеты покрытой водой. Вполне вероятно, что во вселенной — это просто частный случай более общих законов природы. Возможно, он смотрит на нас и удивляется, как нас не раздавил вес атмосферы. Во всяком случае, он должен рухнуть, но не падает.

Рицуко замолчала, явно удивленная своим длинным монологом.

— А причем здесь я? — поинтересовался Синдзи.

— Один из наших пилотов в Германии, а другой ранен, — сказала Мисато, — Но мы надеемся, что ты можешь пилотировать ЕВУ. У тебя подходящие данные.

— Синдзи, ты поможешь нам?

Он и ЕВА некоторое время смотрели друг на друга. ЕВА победила.

— Она мне не нравится.

— Это к делу не относится, — нахмурился Гендо.

— Как могу я управлять этой штукой без тренировки?

— У нее мысленное управление, — сказала Мисато. — Надо просто привыкнуть. Никто не в состоянии сделать это, кроме тех, у кого подходящий набор генов.

Он снова посмотрел на экран, показывающий существо похожее на паука. Оно было неправильным. Его вид вызывал отвращение. Оно не должно был существовать. Нет такого закона, по которому оно могло стоять или ходить, хотя глаза говорили другое. Даже маленькие паучки, которые предшествовали его появлению, были довольно симпатичные или, по крайней мере… выглядели более естественно, чем оно.

— Но я никогда не дрался.

— Представь, что это твое тело, — вкрадчиво сказала Мисато. — Просто очень большое и суперсильное. Разве ты не хочешь быть героем?

Синдзи подумал обо всех этих меха-аниме, что он видел. Там всё казалось очень легко, но он был совершенно уверен, что НА САМОМ ДЕЛЕ это не так. Не опасность останавливала его, а тот факт, что ЕВА была почти такой же пугающей, как и паукообразное существо. Он повернулся и пристально посмотрел на своего отца, пытаясь понять его истинные мотивы, несмотря на то, что в этом он был плох. Неужели он вызвал его только из-за этого? Может быть, он повинен в этом?

Лицо Гендо оставалось неподвижным, как маска. Живыми казались только глаза. Строгие. Пронзительные. В них чувствовалась такая глубина, что Синдзи застыл, как завороженный. Он ощутил, как проваливается в эту глубину и растворяется в ней, обнажая свою душу. Он хотел укрыться от этого пристального взгляда, убежать далеко, далеко, где никто не смог бы найти его и увидеть, как сильно он боится, как сильно паук противен ему, и как сильно ЕВА пугает его.

"Я, наверно, дрожу, как испуганный кролик, — подумал Синдзи. — Интересно, каким отец видит меня".

Мысленно он взглянул на себя глазами отца. Видение оказалось таким ясным и четким, почти реальным. Им овладело необычное спокойствие. Он тяжело дышал, но его тело казалось легким. Синдзи как будто оказался на месте своего отца, поглощая его спокойствие. К своему собственному удивлению он понял, что сам выглядит гораздо спокойнее.

"Неужели мой отец так взволнован? — удивился Синдзи. — Наверное, если я не соглашусь, у него нет никого, кто бы мог занять мое место".

Он услышал свой собственный голос.

— Хорошо. Я согласен.

После этого видение оборвалось, и он вернулся обратно в нормальное состояние, смотря на вещи со своей собственной точки зрения. Это было нереально, но это случалось с ним и прежде, хотя и не часто. Обычно такое происходило во снах. Особенно в тех странных, заставлявших просыпаться с криком.

— Замечательно. Пошли, мы переоденем и подготовим тебя. — улыбнулась Мисато.

* * *

Костюм, в который его одели, понравился Синдзи. Он был на удивление удобным и сидел на нем как влитой. Но это вещество — LCL… Когда Синдзи увидел его в первый раз, то чуть не пошел на попятный. Липкая, густая жижа черного цвета, похожая на смесь машинного масла с ядовитыми отходами. И пахло оно как какая-то гниль, смешанная с блевотиной.

Игнорируя его протесты, и будучи не в состоянии объяснять, почему эта жижа не убьёт его в тот момент, когда он её коснется, они просто залили LCL в капсулу. Он ожидал ощутить ледяной холод, но вещество оказалось теплым — единственная положительная сторона LCL. Вкус был отвратительный — электролит, смешанный с уксусом, касторкой и нечистотами. Но гораздо хуже оказалась абсолютная темнота, в которую он погрузился. Она была такой плотной, что у Синдзи возникло чувство, будто вся вселенная исчезла, оставив его одного. Потом тьма закружилась вокруг него, смешиваясь с полосками света, и образуя причудливые узоры. Он тонул в этой черноте, ощущая, как она просачивается в его глотку и разбегается по его венам. Каждой крошечной частичкой своего тела, каждым нервом он ощущал надвигающуюся смерть.

Синдзи был уже на грани безумия, когда неожиданно понял, почему вокруг так темно. Его глаза были крепко зажмурены, хотя он не заметил когда успел их закрыть. Он только помнил, что перед этим возникло какое-то тяжелое, неприятное ощущение, и вдруг его глаза закрылись.

Синдзи открыл глаза.

Он смотрел на платформу, на которой недавно стоял. Маленький квадрат мерцал в нижнем правом углу его обзорного экрана — изображение Мисато.

— Синдзи, ты слышишь меня?

— Слышу, — сказал Синдзи. — И вижу. Я не… подожди, я что — вижу все, что видит ЕВА?

Мисато кивнула.

— Ты можешь вызывать различные приборы мысленными командами, но это все мы попробуем, когда у нас будет больше времени. А сейчас пошевели рукой Первого.

Как они и обещали — все оказалось очень легко, несмотря на то, что он не мог пошевелить ей слишком сильно. Робот был, чем-то стянут.

— Я дей… эй, подождите, у меня есть оружие?

В конце концов, даже в этой ужасной спешки они успели кое-что ему объяснить.

* * *

— Коэффициент синхронизации 85 % и все еще растет, — доложила Майя, ассистент доктора Акаги, девушка с короткими черными волосами и приветливым лицом. Многие пришедшие в NERV считали, что угрюмость — часть атмосферы этой организации, но она не относилась к их числу. — Третье Дитя даже более одарено, чем Второе.

Доктор Акаги кивнула.

— Физическое состояние?

— В норме. С ним все в порядке, не то что с предыдущими, тела которых отключились при первой попытке пилотирования, — ответил другой техник.

— Хорошо. У нас некем его заменить, — сказал Гендо.

— Мы могли бы попытаться… — начала доктор Акаги.

— Даже если они были полностью готовы, что бы они пилотировали? Одну из наших картонных моделей? Нулевой поврежден. Мы используем его только в случае крайней необходимости. И если это случится, мы можем использовать Рей, — сказал Гендо, не отрывая взгляда от видеоэкранов, — Нам повезло, что он самый слабый из наших противников.

* * *

Пока Синдзи двигался по улицам города, он размышлял над двумя важными вопросами. Во-первых, что за бредовая мысль построить стофутового робота и вооружить его только одним ножом? Во-вторых, что за кретины умудрились построили гигантского робота, работающего от внешнего источника питания? А ещё этот Ангел…

"В конце концов, это всего лишь гигантский паук. Выглядит устрашающе, но пауки немногим могут повредить, пока не попадёшь в их паутину, хотя какая паутина способна удержать эту штуку", — успокаивал он себя.

Синдзи свернул за угол, на каждом шагу топча сотни, может тысячи пауков самых разных размеров: от самых крошечных до тех, что величиной с небольшую собаку. Повсюду висела паутина, но она совершенно не мешала его движению. Ангел-Паук стоял на цистерне, опутанной паутиной, оглядываясь по сторонам. Увидев ЕВУ, паук застрекотал. От этих звуков Синдзи покрылся мурашками с головы до ног.

"Вот бы мне большой баллон дихлофоса", подумал он.

— Я нашел его, — сказал он вслух.

— Бей по глазам, Синдзи, — скомандовала Мисато. — Ослепи его.

Синдзи кивнул, и Первый ринулся вперед, подчиняясь его мысленным командам. В следующий миг, он нанес удар ножом. Но Паук отскочил и бросился удирать со всех ног. ЕВА-01 кинулась за ним, давя машины и множество пауков.

Вскоре они оказались в районе города, полностью покрытом паутиной — в море серо-белого липкого вещества. Обрывки паутины начали покрывать руки и ноги Первого.

Синдзи трижды сворачивал, преследуя Паука, который быстро бежал впереди него. Иногда ноги Паука попадали по стеклянным витринам и вдребезги разбивали их. Паук повернул еще раз, скрывшись за углом здания, и Первый, устремившись за ним, угодил в огромную паутину между двумя зданиями, запутавшись в ней, как муха.

— Я пойман! — закричал Синдзи.

— Генерируй АТ — поле! — приказала Мисато.

— Что?

— Мы уверены, что ЕВА вполне способна генерировать АТ-поле как это делают Ангелы.

— Что я должен делать? И что это такое?

— Ну, на самом деле, мы точно не знаем, как оно генерируется.

Это были совсем не те слова, которые хотел услышать Синдзи.

* * *

— Активируйте Нулевого и подготовьте Рей, — приказал Гендо. — Хотя она ранена, мы не имеем права проиграть. Особенно здесь, в Токио-3.

— Возможно, нам стоит использовать… — начала доктор Акаги.

— Мы уже видели, к чему приводят поспешные решения. Я больше не повторю этой ошибки.

* * *

На Синдзи навалился приступ клаустрофобии. ЕВА-01 стояла опутанная паутиной с головы до ног. Синдзи не мог пошевелить ни рукой, ни ногой и едва видел сквозь паутину, закрывающую лицо робота. Неспособный двигаться, он все больше и больше осознавал себя пойманным в металлическую трубу, полную холодной, мерзкой жидкости, которая заставляла нервничать его все сильнее и сильнее. Мисато продолжала успокаивать его, но он уже не верил ее словам.

Некоторые ударились бы в слезы, стали бы винить себя или других, но у Синдзи не хватало духа даже на это.

— Рей вышла на Нулевом, — сказала Мисато. — Продержись еще несколько минут.

— Постараюсь. — нервно рассмеялся Синдзи.

* * *

Рей обрадовалась, снова очутившись в Нулевом. Это было спасение от тела, терзаемого болью от полученных в недавней аварии на тренировке ран. И, хотя Нулевой также был повреждён, он не чувствовал боли. LCL не внушала ей ужаса и отвращения. Оно избавляло ее от вечно мешающего тела. Вещество, которое довело трех потенциальных пилотов до безумия, помогало ей мыслить более здраво.

Или, скорее всего, ей просто нравилось пилотировать Нулевого. Она мало чем наслаждалась в обычном теле, но пилотирование Нулевого всегда доставляло ей удовольствие. Она неслась по улицам Токио-3 со скоростью, недостижимой в обычном теле. Здания мелькали на периферии поля зрения и несколько машин были раздавлены под ее ногами. Это напоминало бег по лесу, когда случайно можно наступить на какого-нибудь жука.

В районе, где находился Паук, покачнулся и медленно рухнул вниз небоскреб, послышался гулкий удар о землю и в воздух взвился густой столб пыли. Через несколько минут покачнулось еще одно здание. Рей остановилась, оценивая ситуацию. Затем осторожно продвинулась вперед на несколько кварталов. Ее взору открылась небольшая площадь, покрытая обломками зданий, битым стеклом и искореженной арматурой. Миллионы пауков суетились среди обломков и свешивались с паутин. На краю площади, между двух зданий, стоял Первый, упрятанный в огромный кокон из паутины. Невдалеке от него бродил Паук, оплетая края площади паутиной, и не обращая на пойманного робота никакого внимания. Неожиданно он остановился и немного потоптался на месте, как будто что-то ища. Внезапно всем своим телом он навалился на рядом стоящее здание. Раздался скрежет, и здание, медленно покачнувшись, поползло вниз. Паук некоторое время оставался на месте падения, расчищая место от обломков, затем снова принялся за паутину. Возможно, расположение паутин что-то означило.

Рей включила связь.

— Кацураги-сан, мне нужен вид города сверху.

Маленькое окно появилось в правом углу ее обзорного экрана, показывая лицо капитана Кацураги.

— Посылаем тебе снимок.

Сплетения паутины, казавшиеся бессмысленными на земле, имели совершенно другой вид сверху. Они образовывали неровную V-образную фигуру, протянувшеюся через весь город, в середине которой находился странный овальный знак. Центр знака совпадал с площадью, на которой находились Первый и гигантский паук. Пока смысл знака оставался непонятным Рей. Возможно это сигнал для других подобных существ.

Из глубин памяти Рей всплыли кусочки занятий по биологии, и она решила действовать. Вырвав столб линии электропередачи, Рей швырнула его в паутину. Из поврежденных проводов посыпались искры. Маленькие синие огоньки побежали по нитям паутины, сливаясь в единое целое и перекидываясь на стоящие рядом здания. Вскоре весь город пылал, охваченный легким синеватым пламенем, пожирающим паутину.

Из состояния обреченной апатии Синдзи вырвало неожиданно охватившее его пламя. Инстинктивно он рухнул на землю и начал кататься, чтобы сбить его с себя. Ряды пауков ощутимо поредели. Неисчислимое множество их сгорело в огне, но еще больше было раздавлено.

Выхватив прогнож, Нулевой ринулся в атаку, пока Ангел-Паук стоял в растерянности, окруженный огнем. Мчась вперед, Рей связалась с Первым.

— Первый, атакуй.

Нож вонзился в один из фасеточных глаз Ангела-Паука, обагрив руки и оружие Нулевого розовато-лиловой дрянью. Давя всем весом Нулевого, Рей погрузила нож еще глубже в голову существа, пытаясь достать его мозг.

Мерцающая аура охватила руки, кисти и нож Нулевого, разъедая плоть существа.

Периферийным зрением она видела, как Первый напал на паука с боку, отрубив одну из его огромных, тонких ног, однако все ее внимание было сфокусировано на клинке. Чем глубже погружался он в плоть паука, тем сильнее приходилось давить на него, и тем ярче он сверкал. Возможно, он выпивал цвет из Ангела, чья плоть серела и начинала крошиться от соприкосновения с мерцающей «аурой».

Существо пыталось укусить Нулевого, но тот стоял сбоку от жвал и продолжал налегать на вонзённый в голову Паука нож, что мешало Ангелу развернуть голову и укусить робота, особенно учитывая работу Первого по уменьшению числа паучьих лап. По той же причине Матриел не мог укусить и Первого. Даже отступить он не мог, так как его ноги не особо подходили для того, чтобы пятиться, и как только он отступал на шаг, ЕВЫ просто подавались вперёд.

Вдали от них, в подземном бункере техник доложил:

— Ангел и Нулевой генерируют сильные АТ-поля, Первый генерирует более слабое поле, чем предполагалось.

— Что с коэффициентом синхронизации? — поинтересовалась доктор Акаги, не отрывая взгляд от монитора, на котором бились сотни показателей, смешавшихся в калейдоскопической мешанине.

— Странно, Первый показывает более высокий коэффициент синхронизации, хотя Нулевой постепенно догоняет его. Вероятно, это связано с тем, что пилот Нулевого испытывает более высокий уровень физической нагрузки. Учащенное дыхание и пульс, уровень адреналина повышен. Между тем, пилот Первого испытывает нагрузки сравнимые с легкой прогулкой.

Губы Гендо сложились в слабую улыбку.

Нарастающее сияние полностью скрыло прогнож от взгляда Рей, но она почувствовала, что сопротивление усилилось. "Экзоскелет", — заключила она.

— Сопротивление усиливается.

— Он генерирует АТ-поле. Дави сильнее, — приказала Мисато. — Синдзи, бросай возиться с ногами и помоги Рей.

— Как?

— ИДИ И ВОТКНИ СВОЙ ХРЕНОВ НОЖ ЕМУ В ГЛАЗ.

Мисато взяла себя в руки, заметив, что персонал вытаращил на ее глаза.

Выпрямившись, Первый вонзил нож в голову существа, легко отразив удар слабых и изувеченных ног.

— Рей, так ты знала, что огонь не повредит моей ЕВЕ? — спросил он, надеясь узнать больше о том монстре, в которого его засунули.

— Нет, — проговорила Рей сквозь зубы, или, возможно, это были зубы Нулевого.

По-другому сказать не получалось. Темнота внутри существа боролась со светом, создаваемым ей, и проигрывала. Все больше и больше плоти Паука становилось серой и рассыпалось. Глаза были полностью уничтожены.

"Она не знала?" — завопил голос внутри Синдзи. Его апатию как рукой сняло.

— Ты могла меня убить!

— Если бы я ничего не сделала, ситуация не улучшилась, — ответила Рей.

Вмешалась Мисато.

— Синдзи, ты генерируешь АТ-поле?

— Не знаю. Но мои руки и нож светятся. Это что — оно?

— Отлично, Синдзи.

— АТ-поле Ангела колеблется, колебания… исчезли, — доложил техник.

Ангел неожиданно замер и вдруг лопнул, как воздушный шар. Волна серого цвета пронеслась по его темнеющему телу, мгновенно поглотив его целиком.

Тело Ангела распалось на большие куски суховатой плоти, которая начала немедленно крошиться, едва коснувшись земли. Странное сияние, похожее на огни святого Эльма, окутало Нулевого и Первого. Рей и Синдзи ощутили короткую дрожь, подобную удару током, пробежавшую через их тела.

Одновременно они могли видеть изменения, происходящие с ЕВАМИ друг друга. ЕВА Синдзи стала серебряной, все неровности и углы полностью сгладились, сделав ее фигуру более похожей на человеческую. Нулевой выпустил отростки вокруг своего рта, которые выглядели подозрительно похожими на жвала существа. Теперь они знали его настоящее имя, или, что оно из себя представляло, хотя не понимали откуда.

На мостике тоже видели изменения. Гендо обратился к доктору Акаги:

— Неужели Ангел проник в ЕВЫ?

Она покачала головой.

— Присутствие Ангела не обнаружено. Как мы и предполагали, ЕВЫ адаптировались к бою. Слишком рано быть уверенными полностью, но если вы желаете, я могу выдвинуть несколько гипотез, — сказала доктор Акаги, улыбаясь.

— Оставьте это для вашего отчета, — ответил Гендо, вызвав потускнение улыбки доктора Акаги.

— Как вы думаете, их безопасно доставить обратно на базу?

— Так же безопасно как обычно, принимая во внимание, случившееся в течение последнего теста, — доктор Акаги слегка вздрогнула от воспоминаний.

— Хорошая работа. Возвращайтесь на базу, — сказала Мисато Рей и Синдзи.

* * *

— Ну, давай же, вылазь. Все не так уж и плохо.

Синдзи, весь перемазанный в черной и вонючей LCL, выполз из кабины, подарив Мисато мрачный взгляд.

— Тебе нехорошо?

Синдзи открыл рот, чтобы ответить, но его тут же вырвало густой грязью.

Мисато скривилась.

— Да-а. Может быть лучше проводить тебя в лазарет.

Хватая ртом воздух, Синдзи прохрипел:

— Воды.

После короткой остановки рядом с фонтанчиком, Синдзи, едва стоя на ногах, продолжил свой путь, поддерживаемый насупившейся Мисато. Этот мальчишка все-таки умудрился перепачкать мерзкой грязью ее платье.

* * *

Рицуко улыбнулась, когда эти двое вошли в ее кабинет.

— Замечательно. Я уже собиралась попросить вас зайти сюда. Как чувствует себя наш пилот?

— Его тошнит, — ответила Мисато.

— Мне уже лучше, — слабо сказал Синдзи.

Рицуко кивнула.

— Я ожидала этого. С первого раза LCL кажется довольно противной. Но тебе будет лучше с каждым разом. Ты привыкнешь.

— Следующий раз? — Синдзи даже не хотелось думать об этом.

— Но я должна убедиться, что с тобой все в порядке. Пройди сюда.

Рицуко подвергла Синдзи множеству анализов. Незнакомые машины сканировали его тело, к нему прикрепили кучу датчиков, что ни коем образом не улучшило его настроение. Плюс ко всему, Мисато никуда не вышла и стояла в сторонке, разглядывая его с улыбкой.

— Вы уже закончили? — спросил Синдзи, чувствуя себя прозрачным.

Рицуко кивнула.

— Да. Теперь тебе надо отдохнуть и тошнота пройдет сама. Мне нужно к другому пациенту.

* * *

Двое шли по бесконечному лабиринту коридоров базы. Их шаги эхом отдавались в пустом пространстве. Тошнота несколько уменьшилась, и Синдзи мог немного поразмыслить о сегодняшних событиях.

Он увидел своего отца первый раз за несколько лет… наглотался ядовитой грязи… чуть не погиб… и убил огромного монстра.

В целом день был гораздо менее приятным, чем короткая поездка сюда. Ему не хотелось еще раз повторить этот день.

Если бы не последнее.

Необычное ощущение охватило его, когда существо умерло. Странный ток, пронзил его тело в тот момент. Это было приятно… и возбуждающе. Интересно, все ли сражения будут заканчиваться подобным образом.

Мисато неожиданно нарушила течение его мыслей.

— О, я забыла предупредить. Мне поручили присматривать за тобой.

Синдзи недоуменно посмотрел на нее.

— Разве, я не буду жить с отцом?

Он не мог сказать, что почувствовал — гнев на отца, или облегчение.

Ее голос звучал неуверенно.

— Ну, он часто отсутствует и очень занят, поэтому не может должным образом заботиться о тебе. К тому же у меня есть свободные комнаты: одна тебе, другая Второму Дитя, когда она прибудет из Германии.

— Второе Дитя?

— Вас называют так по порядку вашего обнаружения. Первое Дитя — Рей Аянами. Второе — Аска Лэнгли. Третье Дитя — это ты.

Проходя мимо площадки с лифтами, удивительно похожую на ту, которую они проходили десятью минутами раньше, они заметили, как один из лифтов звякнул и раскрылся. Из него, пятясь, вышла Рицуко, вытаскивая за собой больничную каталку. Мисато поморщилась, а Синдзи выглядел озадаченным.

— Поворачиваем. Быстро! — пробормотала Мисато.

— О, Мисато? Неужели снова ты?

Командир нервно улыбнулась.

— Рицуко! Приветик! А я… показывала Синдзи базу.

— Опять заблудилась. — Это был не вопрос, а скорее утверждение.

Мисато нервно дернула себя за прядь волос.

— Да ладно тебе.

Рицуко возвела глаза к потолку и вздохнула.

— Даже не пытайся увиливать. Просто пройди три перекрестка, поверни налево, поднимись на лифте на уровень 1 и попадешь к главному выходу.

Синдзи не обращал на их добродушную пикировку никакого внимания. Его внимание, к его же собственному удивлению, было приковано к каталке. На ней лежала девочка, возможно, его возраста. Половина её лица, включая один глаз, и одна из рук были забинтованы. Она лежала спокойно, закрыв глаза, а бледная кожа казалась мраморной. Синдзи подумал, что она прекрасна, как античная статуя. Он понимал, что неприлично так на нее пялиться, но ничего не мог с собой поделать. Было в ней что-то такое…

Неожиданно она открыла глаз.

Их взгляды встретились.

— Эй, Синдзи.

— Что?

— Я знаю, что она симпатяшка, но нам надо идти. — ухмыльнулась Мисато.

Рей закрыла глаза, и Рицуко покатила ее дальше. Синдзи ошеломленно смотрел им вслед. А затем до него дошло, на что намекала Мисато.

Он покраснел, но твердо сказал:

— Ничего подобного!

— Да уж, конечно! — подколола его Мисато. — Ладно, пошли. Нам сюда.

После нескольких минут молчаливой ходьбы Синдзи заговорил.

— Она сражалась очень хорошо. Наверное, она много тренировалась.

— Кто? Рей? Она здесь гораздо дольше, чем я, — сказала Мисато. — С самого раннего возраста.

Мисато остановилась на перекрестке. Немного поколебавшись, она свернула направо.

— Тебе нравится лапша?

— Хм? Да, конечно.

— Отлично, — она облегченно вздохнула. — Давно собиралась пройтись по магазинам, да времени все не было. Ну, тогда сегодня с голоду не помрешь. У меня еще целая коробка осталась.

Остановившись у двери, она вставила свою ID-карту в щель. Комната, в которую они вошли, оказалась заполнена мешками с мусором.

— Ух ты, интересно какой там надо было сделать поворот левый или правый?

Пока Мисато разбиралась с направлениями, Синдзи смотрел в коридор, откуда доносило поскрипывание колес каталки, увозившей Рей.

Рей. Он заглянул в ее глаза. Они были красные, ярко красные, чуть-чуть мерцающие, и самое главное, в них не было ни следа эмоций.

Его охватил страх.

* * *

Синдзи из всех сил надеялся, что пауки в квартире Мисато не шляются стаями. С его точки зрения, норму по паукам он сегодня перевыполнил. Как только дверь открылась, он оглядел квартиру, в которой практически все было покрыто паутиной.

Глаза Мисато округлились и она застонала.

— Проклятие.

Ураганом промчавшись по квартире, она срывала паутину отовсюду, откуда могла. Притихший Синдзи робко вжался в угол, опасливо смотря на ее бурную деятельность, пока она не рявкнула на него.

— Не стой столбом! Давай, помогай!

На шум создаваемый ими, из холодильника высунулся пингвин. Увидев Мисато, он попытался забраться к ней на руки, но не удержался и свалился на пол. Синдзи на мгновение остановился в изумлении, и пауки сразу же попытались опутать его ступни паутиной.

— Это Пен-Пен, мой квартирант, — сказала Мисато.

Синдзи остановился во второй раз.

— Пингвин?

— Антарктида растаяла. Надо же ему где-то жить.

Прорвавшись в соседнюю комнату, они сумели найти баллончики с дихлофосом и вооружились ими. Обежав всю квартиру, Мисато вмиг опустошила весь баллончик. Синдзи также не отставал от нее. Вскоре им пришлось последовать за пауками в коридор, так как в квартире стало невозможно дышать. Устало привалившись к стенке, они сидели у двери, дожидаясь когда воздух станет чище.

Это был самый странный и удивительный день в жизни Синдзи, и он нисколько бы не удивился, если бы на следующее утро это все оказалось сном.

* * *

— Легко отделались, — сказал заместитель Гендо. Как обычно, он сидел в удобном, мягком кресле, удивляясь, почему Гендо вечно сидит на своем неудобном и жестком стуле, предоставляя кресло исключительно своим посетителям.

— Мы чуть не потеряли Первого и также могли легко потерять Нулевого, если бы Матриел укусил его, — сказал Гендо. — Разработанный автоматический органический навигатор еще должным образом не проверен, а Диогены еще не нашли следующего ребенка. К тому же, у нас нет ЕВЫ для него. Хотя я думаю, дела пойдут лучше, когда все трое детей будут здесь. Если бы он прорвался в нашу штаб-квартиру, это был бы конец. Мы будем продолжать дезинфицировать нашу базу еще неделю, — он снял свои очки и протер их.

— Тогда почему ты не послал Аянами Рей первой?

— Я не думал, что она сможет так эффективно действовать. Такое впечатление, что она не чувствовала боли. Наверно, она вела бы себя также, если кто-нибудь оторвал ей руку. Но она потеряла контроль над ЕВОЙ в ходе последнего испытания. Мы не могли позволить такую ошибку в бою.

— Но с чего ты взял, что парень справится лучше?

Гендо улыбнулся.

— Мудрый волшебник никогда не раскрывает всех своих секретов.

* * *

В ванной стояла такая тишина, что различалось едва слышимое жужжание лампы. Рицуко Акаги приступила к своему ежедневному вечернему ритуалу. Замерев перед зеркалом, Рицуко пристально вглядывалась в свое отражение. Она внимательно изучила свой правый глаз, затем левый. Потом тщательно, дюйм за дюймом, осмотрела каждый кусочек своего тела. Удовлетворенно закрыв глаза и глубоко вздохнув, она проговорила.

— Я — Рицуко Акаги. Я — Рицуко Акаги. Я — Рицуко Акаги.

Глубокий вздох и долгий пристальный взгляд на свое отражение.

— Я не должна забывать.

Она взяла шприц с молочно-зеленоватой жидкостью…

ГЛАВА 2

ТОКИО — 3

Синдзи снился один из самых мирных снов в его жизни, что казалось очень странным, принимая во внимание события предыдущего дня.

Он сидел в вагоне поезда. Нескончаемый перестук колес был единственным звуком, нарушавшим тишину. Из окон одной из сторон поезда открывался вид на высокие и сияющие башни Токио-3 — символ достижений человечества. По другую сторону поезда простирался безбрежный и неуловимо меняющийся океан — символ безграничности природы. Синдзи смотрел по сторонам, изучая контрасты и удивляясь, что за странный сон ему снится.

Это был невероятно скучный сон.

Позади него, в тени, куда не дотягивались лучи заходящего солнца, светилась пара красных глаз.

* * *

Рей Аянами спала тихо, крепко, бездвижно. Никакие кошмары не досаждали ей. Никакие сны не тревожили ее душу. Рей Аянами никогда не снились сны, которые она могла бы назвать своими.

* * *

Синдзи разбудил крик Мисато.

— Синдзи! Завтрак готов!

Завтрак Мисато. Молодой Икари тупо смотрел на…. это.

— Завтрак? — переспросил он.

— Завтрак, — подтвердила она, к глубокому его огорчению.

— Завтрак, — протянул он с неопределенной интонацией, рассматривая содержимое своей тарелки. Похоже на лапшу, но пахнет как-то странно. Да, это определенно лапша, но с добавлением чего-то. Наверное, это яйцо. Рядом на тарелке лежал большой кусок консервированного колбасного фарша, покрытый красноватым налетом. Неужели, так пахнет карри? И там есть что-то еще, что-то острое.

Напиток тоже оставлял желать лучшего. Нечто вроде растворимого апельсинового сока. Ему никогда не нравилась эта апельсиновая жижа.

— Попробуй! — сказала она бодро.

"Так, это все съедобно. Это не выглядит… противным… определенно нет", — уговаривал Синдзи себя.

Пожав плечами, он попробовал чуть-чуть.

— А-а-а-а! Жжет, как жжет! Какой острый!

(Глык)

Апельсиновый… Ненавижу!

— Что с тобой?

— Воды! Дайте воды! — он выскочил на кухню.

— Может, я чуть переборщила со специями, — прищурилась Мисато.

* * *

Его представление о новой школе полностью подтвердилось. Она в точности походила на его предыдущую школу. В своей старой школе он не высовывался, вел себя тихо и не получил за все годы, проведенные там, ни одного замечания. Так или иначе, он собирался придерживаться этого плана.

Синдзи нерешительно вошел в класс. Первые дни в новом месте он всегда чувствовал себя неуютно, так что это состояние стало привычным, и, как ни странно, даже успокаивало. Он пришёл рановато, не желая сходу привлекать опозданием излишнего внимания. Окинув взглядом комнату, он направился к пустующему стулу в конце ряда. Другие ученики, мельком взглянув на него, вернулись к своим собственным делам.

И тут он увидел Рей.

Она сидела за партой, стоящей в крайнем ряду у окна, и, подперев подбородок здоровой рукой, смотрела в это окно. Лицо её ничего не выражало. Ее голова и рука все еще были перевязаны, но, по-видимому, это не беспокоило ее.

Внезапно весь прочий мир перестал существовать. Рей медленно повернулась и взглянула на Синдзи. Он попытался отвести взгляд, отчаянно, будто от этого зависела вся его жизнь. Но не мог. Под пристальным взглядом красного глаза озноб охватил его душу, сердце учащенно забилось, а руки начали мелко дрожать. Шум мчавшейся крови отдавался в его ушах.

Раздался звонок, и Рей отвела взгляд. Чувство реальности вновь вернулось к Синдзи, правда, не до конца. Он моргнул, потряс головой, и повалился на свой стул.

— Встать! Поклон! Сесть! — ученики поприветствовали учителя.

— Класс, с сегодняшнего дня у нас новый ученик, — сказал учитель. — Икари Синдзи.

— Э… Здравствуйте.

Покончив с этим смущающим моментом, Синдзи поспешил сесть на свое место, стараясь не привлекать ничье внимание.

Начался урок. Учитель монотонно бубнил о Втором Ударе, причиной которого стал метеорит, ударивший в Антарктиду, когда Синдзи получил таинственное сообщение на его лэптоп.

(ТЫ НОВЫЙ ПИЛОТ?)

Ни одного намека на то, кто бы это мог быть.

"Странно", — подумал Синдзи и решил осторожно ответить.

(ПИЛОТ?)

Почти мгновенно от неизвестного пришло новое сообщение.

(ТЫ ПИЛОТ ЕВАНГЕЛИОНА ПЕРВОГО?)

Синдзи вздохнул: "Рано или поздно они все равно узнают".

(ДА.)

Он думал, к нему обернётся один человек. Быть может, двое… Но целый класс?

— Ты новый пилот?

— Здорово! Как тебе эта штука?

— На что похож NERV внутри?

— Это правда, что твой отец командир NERV?

— У тебя есть подружка?

— Так это ты сражался вчера с этим монстром?

К нему обернулись все.

— Э-эй! Подождите минутку!

* * *

В обед Синдзи предполагал сделать то, что не получилось утром. Уйти в тень и, не привлекая к себе ничьего внимания, спокойно побыть в одиночестве.

— Ты вправду пилот ЕВЫ?

Не вышло. Синдзи недоуменно моргнул и оторвал взгляд от лапши. Еще один человек пытался заговорить с ним.

Так получилось, что Синдзи вырос малообщительным человеком. Почти все свое детство он провел один. Отец никогда не навещал его. Домоправительница была доброй женщиной, но все же она не могла уделять ему много внимания.

Друзей у него никогда не было. Он привык к этому и даже получал некоторое удовольствие от своего одиночества. Теперь же оказавшись в центре внимания, он чувствовал себя не в своей тарелке.

— Да.

— Круто! Так ты, Икари Синдзи?

Синдзи кивнул.

— Рад с тобой познакомиться, — сказал ученик восторженно. — Я Кенсуке Айда, твой одноклассник.

Синдзи снова недоуменно моргнул.

— Думаю, они не позволят тебе провести кого-нибудь в NERV?

— Ну… вряд ли.

— Видел вчерашний бой. Неплохо. Сколько времени тебя тренировали?

— Нисколько.

Этот ответ достиг лишь одной цели — заставил Кенсуке на миг замолчать.

— Они… не тренировали тебя?

— Да.

— Нисколечко?

— Нисколечко.

— Ничего себе, — сказал Кенсуке пораженно. — Эй, можно мне еще спросить тебя? Ты знаешь Аянами?

— Аянами?

— Другой пилот. Девочка. От нее в мурашки по коже.

— Я не разговаривал с ней.

— О, понимаю почему. Есть в ней что-то жутковатое.

* * *

Она гуляла.

Цикады мгновенно смолкали. Птицы прекращали свое пение и взлетали. Белки разбегались. Ни один комар не пытался напиться ее крови, их просто не было рядом с ней.

То была Рей Аянами.

Загадочная. Молчаливая. Чихающая.

(Апчхи)

Она остановилась, потерла нос и посмотрела в сторону Кенсуке Айда.

* * *

— Ничего не чувствуешь?

— А что такое? — спросил Синдзи.

— Как будто холодом повеяло, — Кенсуке потер свои руки, пытаясь согреться.

Затем узнал кого-то позади Синдзи.

— Синдзи?

— Да?

— К нам идет страшно обозленный парень — Тодзи Судзухара. Он зол из-за своей младшей сестры, раненной во время вчерашнего боя. Ничего личного, но не думаю, что смогу помешать ему.

— Чт…

Чьи-то руки грубо схватили его за рубашку, резко дернули вверх и с силой швырнули на землю. Падая, Синдзи мельком заметил высокого парня со злым выражением лица.

— Вставай!

Прежде чем Синдзи смог что-либо поделать, его снова схватили за грудки, подняли над землёй и встряхнули. Теперь он смотрел нападавшему прямо в лицо.

— Ублюдок! Из-за тебя моя сестра попала в госпиталь!

— Я… я не хотел этого!

— Да пошел ты… — зарычал Тодзи.

В воздухе заметно похолодало, но разозленный парень не обратил на это никакого внимания.

— Эй, Тодзи, дай парню опомниться.

— Заткнись! — он занес руку для удара.

— Стой.

Что-то холодное сжало руку Тодзи. Его лицо тотчас же побледнело, и ярость мгновенно испарилась.

— О, черт.

Синдзи медленно открыл глаза. То, что он увидел, было несколько неожиданным. Рядом с ними стояла Аянами, с легкостью удерживая руку Тодзи. Лицо её всё так же ничего не выражало. Кенсуке молчал и вел себя тише воды ниже травы, в то время как Тодзи был напуган по-настоящему.

— Отпусти, — спокойно сказала Рей.

Тодзи нервно сглотнул и медленно отпустил Синдзи. Рей переключила свое внимание на него:

— Иди.

— Кто? Я?

— Иди, — повторила Рей.

— Э… хорошо, — Синдзи сделал несколько неловких шагов назад, смотря на Тодзи извиняющимся взглядом.

— Прости меня за твою сестру. В следующий раз я буду внимательнее… До свидания.

Синдзи ушел. Мгновение спустя также поступила Рей.

Двое подростков постепенно приходили в себя.

— Неужели она положила глаз на него? — сказал Кенсуке. — Странно. Раньше с ней такого не случалось.

Тодзи его не слушал, он над чем-то усиленно размышлял.

— Эй, Кенсуке. Что, черт возьми, произошло?

— Рей схватила твою руку и…

— Да-да, но это просто бред. То есть, она же не такая уж и страшная, да?

— Конечно. Красива и загадочна. Вот, что я о ней теперь думаю.

— И у нее нет сверхчеловеческой силы?

— Не замечал.

— Она кричала на нас?

— Нет.

— Хорошо.

Тодзи сел и снова задумался. Он дрался много раз по самым различным причинам. И не когда не отступал. Но сейчас…

— Так что же, черт возьми, случилось?! — крикнул Тодзи, никому особенно не обращаясь.

Кенсуке пожал плечами.

— Не знаю. Но есть в Рей что-то загадочное.

* * *

Синдзи шел по переплетениям металлических коридоров NERV, чувствуя себя, как крыса в лабиринте. Но в отличие от крысы ему не хотелось отыскивать выход из лабиринта, потому что награда была хуже смерти.

Он захватил с собой несколько правительственных газет и брошюру, которую дала ему Мисато. Синдзи знал, что будет идти гораздо медленнее, читая все это, и доберется до места с опозданием. Газеты — хорошая причина для опоздания.

Брошюра по виду напоминала обычный пропагандистский буклет. "NERV — защитник Земли" гласила надпись, сделанная большими буквами.

"Созданный в 2001 году, NERV занимается исследованиями в области передовых технологий вооружения, чтобы защитить землю от угрозы, обнаруженной учеными, трагически погибшими в результате Второго удара.

Точная информация о событиях Второго удара всё ещё засекречена, однако собранной информации оказалось достаточно, чтобы убедить Совет безопасности создать NERV. Уцелевшие артефакты пришельцев были отданы ученым NERV для изучения. Многие из существующих видов вооружения созданы на базе этих знаний".

Что-то пискнуло под ногой Синдзи. Он удивленно посмотрел под ноги, успев заметить убегающую крысу.

"Извини", — подумал он, вернувшись к чтению.

"Неизвестно, смогли ли пришельцы связаться со своей родной планетой, перед их уничтожением (как предполагается в результате срабатывания защитного устройства, активировавшегося чтобы предотвратить их захват), однако им удалось скрыть на Земле ряд мощных искусственно созданных боевых биосистем, точное число которых неизвестно. Их поиск и уничтожение является основной задачей NERV. Ожидается, что эти боевые биосистемы обретут полную силу к середине 2010-х годов, что даёт нам несколько лет на их поиски и уничтожение. Также продолжаются исследования в области пилотируемых космических полетов, в надежде подготовится к тому дню, когда пришельцы прибудут из своего родного мира".

«Тот паук был пришельцем? Это похоже на правду» — подумал Синдзи, — «Однако тогда непонятно, как пришельцы умудрились спрятать эти "боевые биосистемы", но не смогли спрятаться сами».

"Возможно, тем защитным устройством был метеорит", — предположил он.

Почему-то он добрался до лаборатории гораздо быстрее, чем рассчитывал.

И что особенно поразило его, он даже не следил, куда шел пока читал брошюру.

Войдя внутрь, он увидел Майю.

— Я пришел.

— Подожди здесь. Я пойду, поищу доктора Акаги.

* * *

Рицуко дочитала рапорт и вздохнула. Еще одна неудача. Если бы проект «Геном человека» не был сорван Вторым ударом и его последствиями. Если бы только Кроули закончил свои исследования, а эксперименты в Германии не завершились так трагично. Нам было бы гораздо легче. Первые зарегистрированные эксперименты в данном направлении завершились ужасно. Но все же, оно очень перспективно.

В итоге, мы завязли с детьми в качестве пилотов. Двое из них потенциально неуправляемы, а третий… Она содрогнулась. Этот эксперимент завершился подозрительно удачно. Она слишком напоминала Рицуко её собственную мать. Было в этом что-то… Они получили то, что хотели. Но иногда, боги карают людей, давая им то, что они хотят. Она молилась, что бы это был не их случай.

— Что вы читаете, доктор Акаги? — раздался мягкий, приятный голос.

Это была Майя, ее ассистент. Одна из ее ассистентов. Ее готовили для контроля жизненных функций ЕВ, и не посвящали в секреты, вроде этого рапорта.

— Неудачный эксперимент? Или уже подошло время для теста синхронизации? — спросила Рицуко, быстро закрывая папку.

— Я ищу вас уже десять минут.

В устах некоторых это прозвучало бы как упрек, но в случае с Майей — констатация факта. Вероятно, она любила охотиться.

— Кажется, Синдзи не слишком нравится LCL.

— Я также не в восторге, хотя помогала разрабатывать его, — сказала Рицуко, поднимаясь. — Не так чисто и блестяще как в аниме про роботов, но там не реальная жизнь.

Майя улыбнулась и схватила руку Рицуко.

— Идемте. Они ждут нас.

* * *

Синдзи боролся с приступами удушья. На обзорном экране отображался один и тот же вид, так как ЕВА неподвижно находилась в огромной трубе. В одном углу обзорного экрана он мог видеть лицо Рей, в другом — Мисато. Никто из них не мог отвлечь его от факта, что липкая черная смола (очень приблизительное определение) находилась внутри его легких, живота, горла, и что более важно — рта.

Глаза Рей были закрыты и, по-видимому, эта черное вещество совершенно не беспокоило ее.

— Рей, неужели тебе нравится эта гадость? — спросил Синдзи.

Молчание в ответ.

— Оно такое… почему оно такое противное?

— Синдзи, это не зубная паста, — проворчала Мисато. — Что лучше, чтобы она была хороша на вкус, или чтобы она работала как надо? Подвигай правой рукой.

Синдзи увидел, как рука Евы-01 пришла в движение. Он также почувствовал это. Это было прямо как двигать собственной рукой.

— Готово.

— Готово, — откликнулась Рей. ЕВА Рей находилась в другой трубе, и он не видел ее движение.

— Что с вашим ощущением пространственных связей? — спросила Рицуко.

— То есть?

— Все в порядке?

— Да, — четко сказала Рей.

— Ну… мне кажется я могу оценить размеры предметов так далеко как вижу их, — ответил Синдзи. — У меня все в порядке?

Голос Рицуко стал радостнее.

— Нет чувства, что все уменьшилось?

— Это похоже на кино. Предметы могут быть большими или маленькими, но я все еще могу оценить их размер… сравнивая друг с другом.

— Без изменений, — сказала Рей.

Тест продолжался. Как обычно у Синдзи возникло чувство, что он что-то не так сделал или не так понял. Наконец тест закончился, и он вылез из капсулы. Как обычно во рту у него остался противный привкус.

Процесс переодевания очень смутил Синдзи: они переодевались в одной комнате. Не было даже перегородок. Так что Синдзи пришлось ограничиться тем, что он просто развернулся к Рей спиной. А у неё, похоже, не было никаких понятий о скромности.

— Спасибо за помощь с Тодзи, — сказал Синдзи. — Он очень сердит из-за своей сестры, раненой во время боя, — на мгновение он умолк. — И спасибо тебе за помощь против паука. Я знаю, что ты была ранена.

Ни слова в ответ, только шелест одежды.

— Я, конечно, понимаю, почему он рассержен на меня, но драться… это слишком. Мне не нравится быть побитым. Я действительно не умею драться, но ты, наверное, уже заметила это по бою с первым Ангелом.

Лишь короткое ворчание в ответ.

Он продолжал говорить, стараясь заполнить молчание и удивляясь, почему он не может остановиться.

— И я не дрался много лет, особенно против гигантского паука. Кстати, что произошло в конце, когда он умер? Наши ЕВЫ… они ничего не сказали… но с ними что-то случилось. Твоя вырастила клыки, а моя…стала вся блестящей…

— Приспособляемость. ЕВЫ учатся, как люди, — прозвучал в ответ ровный голос без каких-либо признаков эмоций, но Синдзи обрадовался, услышав его.

Значит, ему не надо больше говорить.

— Ты готов?

— Почти, — Синдзи поспешно застегнул рубашку.

— А что ты сделала с Тодзи?

В ее голосе появился слабый намек на удивление.

— Ничего.

Синдзи удивленно обернулся. Рей вновь была в школьной форме. Сними бинты, и не отличишь от обычной девочки.

— Ты же не дала побить меня?

— Командиру Икари не понравилось бы, если оба из нас одновременно были выведены из строя. Второй ребенок еще не прибыл.

Она повернулась и пошла к двери. Синдзи последовал за ней.

— Ты живешь со своими родителями?

— Они пропали.

— Умерли?

— Я выросла здесь, — она повернулась и взглянула на него. — Ты запомнил схему коридоров NERV?

— Ну… ещё нет, — немного нервно ответил Синдзи.

— Я провожу тебя домой. Идем.

* * *

Синдзи безропотно поглощал то, что подавали на ужин в доме Катсураги, то же, что и на завтрак. И на обед тоже. Лапшу.

"Пен-Пен ест гораздо лучше меня", — думал Синдзи.

— А что случилось с родителями Рей?

— Убиты во время анархии, после Второго удара. Она появилась в NERV до меня.

Синдзи вытаращил глаза.

— До тебя?

— Целый год после Второго удара я провела в кататоническом ступоре, затем несколько лет ходила в школу. Я была твоего возраста, когда все это случилось, — она доела лапшу, — Гм. Еще пивка не помешает.

— Она хорошо знает штаб. И… она знает боевые искусства?

Вопрос заставил Мисато оторваться от весьма важного занятия: попыток решить, какое пиво ей сегодня хочется.

— Боевые искусства?

— Она применила какой-то прием, когда Тодзи пытался побить меня. Схватила его руку, и он не смог ничего сделать.

Синдзи доел лапшу и мысленно помолился (кому, он не знал), что бы Мисато научилась готовить.

— Ее учили рукопашному бою, но ничего особо специального, — она задумчиво посмотрела на Синдзи. — Надо потренировать тебя. Черт его знает, как много этих Ангелов еще будет.

— Они на самом деле пришельцы?

— Они не с Земли. Это все что известно, — Мисато пожала плечами, — Спроси Рицуко, она может рассказать больше, но ты, скорее всего, ничего не поймешь.

Синдзи кивнул.

— Ладно, настало время заняться домашним заданием, — он вздохнул и встал. — Ты разбираешься в математике?

— Нет, — потянулась она, — Я собираюсь смотреть «Байвач: поколение 2».

Спустя некоторое время Синдзи корпел над домашним заданием в своей комнате.

Звук его плеера был включен на максимум.

* * *

Макото вновь и вновь нарезал большой круг по Токио-3 в своей потрепанной, старой малолитражке. "Мне нужна новая машина, — думал он. — Но мне не хватает денег". Это вовсе не означало, что ему платили маленькую зарплату. Просто новая машина стоила очень дорого в эти дни. Мировая экономика, конечно, не была переведена на военные рельсы, но определённые тенденции имелись, а угроза Ангелов подталкивала мир в этом направлении.

"Если бы только у нас было немного больше времени, — подумал он. — Мы уже почти готовы к массовому производству ЕВ через несколько месяцев, а теперь…" Но это являлось не главной причиной его езды по городу.

Он думал о Мисато. Он любил ее, но не знал, как ей об этом сказать. Часть проблемы состояла в том, что она была его командиром.

В NERV над ним стояло множество начальников с различными уровнями полномочий, да и других хватало, которые теоретически не имели власти над ним, но на практике командовали, как хотели. Структура NERV походила на громадное фамильное генеалогическое древо, подвергшееся кровосмешению.

Другая часть проблемы заключалась в том, что он не знал, как привлечь женское внимание, кроме того тупого подхода, на который ему не хватало мужества.

После длительного колебания, он, наконец, решился, завёл машину на стоянку у своего дома и направился к дому, где жила Мисато, пешком. Подходя к дому, он увидел Рей, идущую в том же направлении. Ему не хотелось, что бы его видели в тот момент, когда он собирался признаться в любви Мисато, а Рей особенно. Что-то в ней пугало его, хотя с виду она выглядела обычной девочкой.

"Я поеду домой и вернусь назад через час, — сказал он себе. — Да, это верное решение. И надо принять душ, прежде чем я признаюсь ей. Неплохая идея". Он оживился и отправился к своей квартире, где через час заснул.

* * *

Пен-Пен как стрела вылетел из душа, разбрызгивая повсюду воду. Его перья стояли торчком, глаза выпучены в панике. С пронзительным криком он промчался через комнату, где сидел Синдзи, и спрятался в холодильник, с громким стуком захлопнув за собой дверь.

* * *

Рей смотрела на дверь, удивляясь, как она очутилась здесь. Она знала, где находится. Ей дважды приходилось отчитываться здесь. Но сейчас у нее не было никаких причин приходить сюда. Ее рука замерла над кнопкой звонка. Она хотела позвонить, но не знала, что сказать, если кто-нибудь откроет дверь.

Вдруг она почувствовала чей-то взгляд. Похоже, за ней следили. Оглядевшись вокруг, она никого не заметила. Только крыса глядела на нее. "Люди идут мимо, и ты иди", — подумала Рей.

Но крыса продолжала с любопытством рассматривать ее. "Довольно странно", — решила Рей.

Порывшись в памяти, она постаралась припомнить, что в этом случае делают другие люди. Присев, она начала издавать звуки, которые считала успокаивающими. Однако крыса решила по-другому и стремглав убежала. "Наверно я что-то сделала не так", — предположила Рей.

Прежде чем она встала, дверь открылась, и Синдзи выглянул наружу.

— Кто здесь? — огляделся он, — Ух ты… Рей?… Что случилось?

"И почему ты издаешь такие странные звуки", — подумал Синдзи про себя.

— Ничего, — она слегка покраснела. — Ты можешь… помочь мне… с домашним заданием по математике?

У нее на самом деле были трудности с математикой, но обычно она ни у кого не просила помощи. "Вот почему я здесь", — подумала Рей неуверенно.

— Да, оно довольно трудное. Заходи.

Скоро они погрузились в дебри математики.

* * *

Доктор фрау Химмилфарб подняла голову, окидывая взглядом крышу своего дома. Когда девочки не было в своей комнате, Химмилфарб знала, где ее найти. Девочке нравились высокие места. Доктор фрау Химмилфарб потратила не так много времени, разбираясь в тонкостях человеческого поведения.

— Спускайся сюда немедленно!

У главы исследовательского отдела NERV в Германии имелись более важные дела, чем лазить по крыше за девочкой, бывшей ее подопечной десять лет. Не то, чтобы она не заботилась о девочке, просто это повторялось несколько раз в месяц, и она просто устала.

Аска слетела вниз по лестнице.

— Извините, фрау Химмилфарб. Я только хотела увидеть Скорпиона. Он…

— Аска, у меня хорошие новости. Они нашли Третье Дитя и победили Ангела.

— Без меня? — Глаза Аски расширились, от удивления.

— Мы не знаем, где они нанесут удар. Поэтому командир решил объединить наши силы. Через несколько дней тебя отправят в Японию. Надеюсь, ты практиковалась в японском.

Аска рассмеялась, заставив доктора фрау Химмилфарб улыбнуться. Смех Аски был заразителен. И сама она была импульсивным, вспыльчивым ребенком, временами напоминавшем Химмилфарб себя в молодости, заставляя терять контроль над тщательно возведенной стеной, которая защищала ее от воспоминаний.

— Хорошо. Тебе, скорее всего, понадобится и твой английский, если ты попадешь на Американскую базу. А это определенно случится.

Она улыбнулась шире. Аска прыгала вокруг как маленький ребенок в рождественское утро, получивший свой подарок. Возможно, так она и думала.

Для этого ее воспитывали и тренировали. "Наверно она представляет себя красным рыцарем на металлическом коне", — подумала Химмилфарб.

— Собирай вещи. И постарайся в этот раз не прихватить с собой все, что есть в доме, — собрать Аску куда-нибудь на каникулы было практически невозможно. Она, кажется, верила, что лишится сил и умрет, если оставит хоть одну свою вещь. Иногда Химмилфарб удивлялась, как она вообще даже в школу ходит, без всего своего багажа.

"Трое Детей, — подумала Химмилфарб. — Но кто будет четвертым?"

* * *

Тодзи сидел рядом с сестрой, держа ее за руку. Доктора считали, что она поправится через несколько дней и сможет пойти домой. Худшим из всего был паучий яд, вызвавший аллергическую реакцию. Гипс на ноге, последствие удара столбом во время сражения, еще не сняли. И ей придётся вернуться в больницу, чтобы снять швы на животе, но в остальном всё будет в порядке.

— Знаешь, сестренка, я побил того парня, сражавшегося так неуклюже, и из-за которого ты была ранена. У тебя все будет хорошо. Они сказали, что ты поправишься.

Она застонала, и Тодзи нахмурился. Разве ей не дают болеутоляющего? Она что-то пробормотала.

— Что ты сказала?

— …возвращается… — пробормотала она еле слышно. Ее тело, до этого лежащее спокойно, начало судорожно дергаться.

— Звезды… звезды пришли в движение. Он зовет их. Они зовут его. Нет! Остановите его! — Тодзи едва удерживал ее в постели.

— Сестра! Сестра! — закричал он.

Чтобы утихомирить девочку, медсестре пришлось ввести ей устрашающий объём успокоительного.

— Мы привяжем ее, если она продолжит так дергаться. А иначе это может плохо кончится для ее здоровья, — медсестра вздохнула, — Вообще-то, она не единственная кому снятся плохие сны.

— Что?

— У нас было несколько случаев бессонницы, и еще люди жаловались на кошмары. Возможно, это связано с нападением пауков. Мне точно снился кошмар на следующую ночь после его появления. И я все еще пытаюсь уничтожить всех этих пауков в своей квартире, — она взглянула на карточку.

— Тебе лучше всего пойти домой, она сейчас все равно без сознания.

— Я немного посижу с ней, если все в порядке.

Медсестра пожала плечами.

— Она будет в отключке часа четыре, может быть шесть. Развейся, — сказала она, уходя.

Он, в конце концов, тоже ушел, после того, как начал слышать поскрипывания, но ничего не увидел. "Наверное устал", — подумал он.

* * *

Нечасто на стол Икари Гендо клали дохлую крысу.

— Еще одна, — его заместитель сел с другой стороны стола.

Гендо нахмурился.

— Снова из-за этих дураков.

— У крыс, на самом деле, нет большого выбора.

Сцепляя свои руки под подбородком, Гендо сказал:

— Очень смешно. Ты знаешь, что я имел в виду.

— Нет. Я понимаю основные принципы, но существует все еще широкий спектр возможностей.

Заместитель посмотрел на крысу.

— Или ты узнал её?

Гендо одной рукой приподнял крысу, внимательно рассматривая ее морду, удивительно похожую на человеческое лицо.

— Давно она умерла?

— Примерно десять минут назад.

— Не слишком поздно чтобы все выяснить.

* * *

Она сверилась с картой в четвертый раз. Лучшее надеяться, что все соберутся вместе перед ударом. Локон ее волос упал вниз между глаз, и она смахнула его в сторону. Ее волосы всегда были непослушны. Кажется, она доберется до места сбора слишком поздно.

Время пришло. Возвращение началось. Когда они проснутся, она и ее сторонники будут готовы. Готовы почитать и служить им как… мысль мелькнула в ее голове, мысль о времени, когда она не стремилась служить им, а мешала их возвращению. Она прогнала ее прочь. Не время для детских слабостей и брезгливости.

Кроме того, даже звезды не могут сделать всю работу. И соперничество великих… грядет война. Такео говорил ей, что NERV — это угроза. Она не верила ему, пока они учились. Но один из Великих умер. Она не верила, что такое возможно, пока не увидела через ее… Он умер. Умер от удара солдата. Солдата NERV.

Они заплатят, заплатят сполна. Грядет расплата. Такео прав. Они утонут, утонут в крови. Жертвоприношение открыло путь для одного из тех, кому они поклялись Невыразимой клятвой. Парад звезд наступил. Она и ее сторонники будут готовы.

ГЛАВА 3

ХЕРУВИМ

Синдзи снился его обычный однообразный сон. Он едет в поезде вокруг города. Ничего не нарушает тишину кроме бесконечного перестука колес. В общем, совершенно бессмысленный и скучный сон.

Поезд нырнул в тоннель, погрузив вагон, в котором сидел Синдзи, в темноту. Сразу же тишину нарушил тихий топот. Кто-то невидимый пробежал по вагону из конца в конец. Это топот как будто послужил сигналом, и вагон наполнился лавиной самых разнообразных звуков: топот, шуршание, скрип. Невидимые попутчики возились по углам, скреблись под сиденьями, бегали по потолку и стенам. Казалось, звуки неслись со всех сторон. Синдзи нервно повертел головой, стараясь разглядеть в темноте неожиданных попутчиков.

— Кто здесь? — сказал он дрогнувшим голосом.

Мгновенно все звуки смолкли, и в ответ раздался скрипучий, крайне неприятный голос, повторявший одно и тоже.

— Атлач-Нача.

Слово Синдзи не знал, а вот голос стал казаться знакомым.

Неожиданно поезд вырвался из тоннеля. Лучи солнца ворвались в вагон, осветив каждый его уголок. Изумленному взору Синдзи открылось огромное море паутины. Она покрывала пол, длинными прядями свисала с потолка, раскинулась между стойками, затянула двери и окна вагона. Паутина сверкала в лучах солнца и от этого казалась серебристо-серой. В центре вагона находилось большое гнездо, свитое из паутины. В нем сидело существо, походившее на паука.

Преодолев страх, Синдзи начал медленно приближаться к нему, дрожащими руками осторожно раздвигая паутину, свешивающуюся с потолка. Чем ближе он подходил к гнезду, тем все сильнее тряслись его руки. Из последних сил он раздвинул оставшиеся паутинки и взглянул на существо.

Из его груди вырвался дикий вопль.

Внутри гнезда сидело страшно уродливое чудовище с его лицом.

* * *

Едва волоча ноги, Синдзи тащился в школу. Мир вокруг него постепенно затягивало серой мглой. Все, что попадалось ему на встречу, теряло свои очертания, расплывалось и превращалось в сероватые кляксы. Виной всему был этот ужасный ночной кошмар, после которого он чувствовал себя совершенно разбитым.

"Может, мне не ходить сегодня школу", — подумал Синдзи. Остановившись, он распрямил плечи и несколько раз глубоко вздохнул. Внезапно у него резко потемнело в глазах, и он почувствовал, как падает на землю.

Неожиданно кто-то поддержал его.

— Икари.

Синдзи потряс головой, прогоняя черноту, и уткнулся взглядом в пару красных глаз, смотрящую на него.

— А, Аянами, — сказал он слабо. — Доброе утро.

— Тебе плохо? — в ее голосе проскользнул слабый намек на тревогу.

— Я почти не спал ночью.

Они молча стояли, пока Синдзи приходил в себя. Он несколько раз глубоко вздохнул, стараясь прогнать усталость, а Рей присматривала за ним, не обращая внимание на пробегающих мимо прохожих.

— Надо было остаться дома, — наконец сказал Синдзи, немного приходя в себя.

— Остаться дома? — Рей выглядела озадаченной.

— Целый день в школе мне не по силам.

— Ты не идешь в школу.

— Почему? — Синдзи удивленно посмотрел на Рей.

— У нас сегодня запланированы тесты у доктора Акаги.

— О, нет, — голова Синдзи тяжело опустилась.

— Мы вернемся в школу к третьему уроку.

— Великолепно, — проворчал Синдзи про себя, — Куча всяких тестов и еще школа в придачу.

* * *

Прошел целый час, а отвратительный вкус LCL все еще стоял в горле Синдзи. По словам доктора Акаги, он должен скоро привыкнуть, но это никак не помогало ему в данный момент.

Один, с высунутым языком, Синдзи, спотыкаясь, брел по коридорам NERV в поисках воды. Наконец, он набрел на автомат с колой. Быстро открыв банку, он медленно выпил ее содержимое, стараясь прополоскать горло и, надеясь, что кола смоет противный вкус смолы. Вместо этого, вкус колы и смолы смешались в совершенно новую, поразительную и более вредоносную комбинацию, заставив Синдзи броситься на поиски фонтанчика с водой.

Когда же немного придя в себя, он зашел в ангар, где стояли ЕВЫ, то увидел там Рей, разговаривающую с его отцом.

Его отец…. Разговаривает… Улыбается… Смеется.

Волна горечи и зависти нахлынула на Синдзи. Его собственный отец не сказал ему ни единого слова, с тех пор как он приехал сюда. А здесь… он говорит с ней… улыбается ей… смеется…

Крадучись, он вышел из ангара. Горечь в его душе соперничала с отвратительным привкусом в его рту.

* * *

Снова Синдзи ехал в вагоне поезда. На этот раз наяву, а не во сне. Напротив него сидела Рей, равнодушно смотря в окно. Он немного нервничал, вспоминая свой ночной кошмар, и кроме того, ему очень хотелось спросить…

— Рей?

Она посмотрела на него, оторвав взгляд от мелькавших за окном зданий. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Но Синдзи почти привык к ее поведению и не так нервничал как в первые дни.

— Я, это…, - Синдзи почесал голову, думая как лучше спросить, — Что любит мой отец?

— Любит? — переспросила она неуверенно.

— Я давно не видел отца. — он помрачнел и посмотрел в окно. — Я не знаю, что он думает обо мне. Не знаю, беспокоится ли он обо мне.

Лицо Рей стало чуть-чуть озадаченным.

— Я… я даже не знаю, зачем я здесь, — продолжал Синдзи.

— Ты здесь чтобы пилотировать ЕВУ, как и я.

— И все?

Рей пожала плечами.

— Я видел, как ты разговаривала с моим отцом. Он улыбался тебе. Почему?

— Не знаю.

— Не знаешь?

Рей отвернулась к окну.

Вздохнув, Синдзи откинулся на спинку сиденья. Он был слишком усталый и озадаченный, что бы продолжать расспросы об отце. Постепенно плавное покачивание вагона убаюкало Синдзи.

И снова, впрочем, как обычно, ему приснился бесконечный перестук колес.

* * *

Со вздохом, она взяла сценарий пресс-конференции. NERV хотел провести пресс-конференцию без неожиданностей, и, вероятно, в этом сценарии содержалось больше лжи, чем правды. Конечно, она знала об этом. Да и все остальные так называемые журналисты тоже знали. Кроме того, все правительства полностью контролировали прессу со времен Второго удара. Но Мегуми Канзама было все равно. Она варилась в этом котле достаточно долго, чтобы понять — любопытство убило кошку.

Поэтому… прочитай сценарий, скажи свою фразу, и отправляйся домой, зная, что выполнила свою работу хорошо.

Мегуми постаралась заглушить ворчливый голос внутри себя, говоривший совершенно иное.

* * *

— Я? Почему я? — вопила Майя в шоке, вытаращив глаза на командира Икари.

Вспомнив о его звании, она постаралась взять себя в руки, — Аргх, сэр, я хотела сказать, Командир, сэр. Почему меня, я хотела спросить. Э… сэр.

— Ты фотогенична, — ответил Гендо, нахмурившись. — А теперь выполняй приказ. Вот твой сценарий.

Сопровождаемый своим заместителем Фуюцуки, он вышел из комнаты, оставив ошеломленную Майю одну.

Она удивленно тряхнула головой. "Наверное, это единственный комплимент, который я слышала от него", — подумала Майя. Тяжело вздохнув, она вышла следом.

* * *

Мегуми сидела, оцепенев. Сценарий пресс-конференции лежал у нее на коленях. Фарс, мошенничество и большая ложь — все, что она могла сказать об этом сценарии.

Среди множества рук поднимется рука репортера из Nippon Sun. Его назовут даже если он не поднимет руки. Затем другие поднимут руки, продавая свои души за строчки. Но что же с ней? Она тоже продает. Разве есть у нее выбор? Все они будут ответственны за эту ложь.

— Добрый день, — появился представитель NERV. Им неожиданно для всех оказалась молодая девушка, возможно лет на десять моложе ее.

— Я Майя Ибуки, представитель NERV. Мы подразделение Организации Объединенных Наций, специально созданное для борьбы с такими угрозами как существо, атаковавшее Токио-3 несколько дней назад.

Девушка, монотонно и чуть нервничая, читала текст. "Возможно, ее выбрали из-за хорошенького личика", — размышляла Мегуми. Она практически не слушала ее, все равно все уже подготовлено к отправке в газету. Так к чему беспокоиться?

К чему беспокоиться, в конце концов…

Ее редактор как-то раз рассказал ей о временах до Второго удара, когда газеты имели огромную силу и вес, являясь сторожевой собакой правительства и общества.

Ее навсегда очаровали его рассказы, и она желала вернуться в те дни, чтобы насладится золотым веком прессы.

— Следующий вопрос?

Мегуми поняла, настал ее черед. Время присоединиться к большой лжи. Она могла бы взбунтоваться, отбросить навязанную ей фразу и потребовать знаний. Знаний, скрываемых NERV.

— Мегуми Канзама, Japan Today. Как много убитых было во время атаки?

Противненький внутренний голос, обозвал ее трусихой.

* * *

Желая избавиться от мучавших ее сомнений, Мегуми решила поступить как многие легендарные, исторические личности. Да, несомненно, прогулка по улицам Токио-3, в тени небоскребов, успокоит ее и развеет беспокойство, поселившееся в ее душе. Любопытство убило кошку. Об этом лучше не забывать. Она готова смириться. Пойти домой, отбросив все тревоги и сомнения. Жить в неведении о секретах, хранимых в NERV.

Две школьницы обогнали ее, поглощенные своим разговором. Возможно, удача сопутствовала ей, или судьба вела ее, а может быть журналистский инстинкт, но Мегуми услышала их разговор.

— Представляешь, он новый пилот этого огромного робота.

— Мне все еще не верится.

— Он кажется таким странным.

— Нет. Просто спокойный.

— Не такой таинственный, как другой пилот.

"Пилот? Не может быть? Эти школьницы знают пилота", — удивленно подумала Мегуми. Она быстро подошла к ним, подавая знак рукой.

— Извините меня! Я Мегуми Канзама, репортер Japan Today. Можно задать вам несколько вопросов?

Не видимая никем маленькая камера навела свой объектив…

* * *

— Кто она?

— Мегуми Канзама, репортер Japan Today. Она присутствовала на пресс-конференции, — ответил Фуюцуки.

— Хм, — Гендо внимательно разглядывал изображение женщины на экране монитора. Его лицо оставалось бесстрастным.

— Проследи за ней. Сомневаюсь, что она найдет что-то важное. Но осторожность прежде всего.

* * *

Макото сидел в баре, поглощая пиво кружка за кружкой, как будто задался целью истребить все запасы пива в округе. Сегодня у него был выходной, но это не играло большой роли. Он мог напиться вдрызг и пройтись, и при этом пройтись не шатаясь, будто вовсе не пьян. Или поведать первому встречному о своей личной жизни.

По правде говоря, сейчас он этим и занимался.

Его исповедником была прекраснейшая из женщин, словно сошедшая с обложки журнала. Высокая, гибкая блондинка, чьи груди были результатом пластической хирургии, магии или божьего благословения. Они почти безупречны. Но Макото был уже слишком пьян, чтобы оценить открывающееся перед ним зрелище по достоинству, хотя пялился много. Она приятно проводила время, поглядывая на его мерцающими голубыми глазами, и мило улыбалась, потягивая то же самое пиво, что пил он. Они уютно устроились за столом в глубине бара под названием "Пивоваренный завод Токио-3". Не очень хорошее название для бара, но большинство завсегдатаев привлекала вывеска, оформленная в стиле старого Токио.

— Я люблю ее, люблю… но не знаю, что делать. Она такая красивая, но она мой босс, и, возможно, мне светят неприятности на работе. И еще мне кажется, есть кто-то другой, кого она любит. Но у нее такая замечательная задница, а в свободное от работы время она одевается так, что голову теряешь.

На мгновение он задумался.

— Забыл, как тебя зовут?

— Акане. Акане Тошиба. А как зовут женщину, которую ты так сильно любишь?

— Мисато. Мисато Кусанаги. Кобачи. Кацуники. Кацугари? Кацусон. Кицураги?

Кацураги? Хм… Если добавить К, то она получит большие…

Акане рассмеялась.

— А ты не такой туповатый, когда выпьешь.

Он кивнул в ответ.

— Я просто трус. Но она хороший командир. Ей даже поручили работу с…

Акане наклонилась вперед, открывая замечательный вид на свои груди, заставившие бы мужчин позабыть обо всем.

— Тебе не нравятся некоторые из твоих сослуживцев? Я знаю, временами это так невыносимо.

— Судьба мира в руках двоих детей. От одного в дрожь бросает, другой, похоже… ничего, спокойный. Его собственный отец совсем не обращает на него внимания. Не понимаю, почему мы разрешаем детям управлять этими штуками. Ну, я хочу сказать, что знаю кое-что, но… — он сделал большой глоток пива, — Эй, бармен! Пива!

— Так почему они используют детей в качестве пилотов?

Он подозрительно огляделся, заглянул под стул, затем в кружку, разыскивая там шпионов.

— Похоже, нужно иметь определенные гены и все такое. Я сижу на контроле, а вот доктор Акаги, наверное, единственная знает все. Все что мне известно — все три пилота одного возраста.

Она прищурилась.

— Ты говорил о двух.

— Никогда не видел третьего пилота. Он в другой стране. — Макото посмотрел на бармена, — Эй, ПИВА!

Получив свое пиво, он выпил его одним залпом. Затем встал, слегка пошатываясь.

— Пора домой. Посмотрим, в состоянии ли я дойти.

— Я помогу, — сказала она, улыбнувшись.

* * *

Леса вокруг Токио-3 были практически безлюдны. Невзирая на это, старый дом, остаток давно минувших дней, все еще влачил свое существование. Он был построен во времена великой свободы и процветания, и задумывался как летний домик.

Но произошел Второй Удар, и его владелец погиб. Правительство забрало землю, но не уничтожило дом. Со временем о нем забыли, и он постепенно разрушался и ветшал.

Другие нашли ему применение. Маленькие посыльные приходили и уходили, невидимые большинству людей. Неважно, что крысы не могли починить прохудившуюся крышу и подключить электричество. И им было все равно, что в брошенном доме не было для них никакой еды кроме плакатов и краски.

Если бы пролетающий в небе наблюдатель глянул вниз, он увидел бы огромное число ракитника, оплетающего крыльцо дома, и рядом с домом разбитую «тойоту», обычный черный фургон и странного вида машину. Возможно, он обратил бы свое внимание на глубокие борозды от колес, показывающие, что четвертая машина уехала отсюда на большой скорости некоторое время назад. В конце концов, хорошо осведомленный и остроглазый наблюдатель мог бы определить даже модель машины, стоящей рядом с домом.

На самом деле, в небе всегда что-то болталось. Второй удар никак не повлиял на спутники-шпионы, вращающиеся вокруг Земли. Но они имели три недостатка. Во-первых, вы не можете через них слышать. Во-вторых, спутники полезны, когда наблюдатель заинтересован в этом. Например, какое дело Франции до маленького японского домика, затерянного где-то в лесу. И последняя причина, спутники постоянно движутся или периодически выходят из строя.

В результате никто не удосужился заметить крысу, кроме женщины с короткими рыжими волосами. Подобрав крысу и поцеловав ее в нос, она осторожно засунула ее за пазуху.

Женщина выглядела безвредной, но большинство опасностей для человечества выглядят безвредно, пока не становится слишком поздно.

Она неторопливо прогуливалась вокруг дома, держа крысу за пазухой, что-то говоря ей и внимательно прислушиваясь к ее ответам.

Возможно, грядет время самого огромного опустошения со времен черной чумы, причиной которого снова станут крысы, хоть и косвенно.

* * *

— I want to rule the world, — прочитал предложение один из учеников, остальные хором повторили за ним. Шел урок английского языка, и Синдзи изнывал от скуки, как и большинство учеников в классе. Он не понимал, что полезного можно вынести из таких уроков, кроме как научиться говорить хором.

Мысли Синдзи текли вяло и неторопливо. Он размышлял о вчерашних тестах.

"Доктор Акаги что-то заметила, но ничего не сказала. Интересно, это обрадовало или расстроило ее, или может быть, она нашла, что хотела? Впрочем, он ничего такого не заметил".

Следующий ученик прочитал и перевел строку из домашнего задания. Все хором повторили за ним.

Синдзи глянул на Рей. Все ее внимание было поглощено уроком английского.

"Наверное, она единственный человек в классе, полностью сосредоточенный на уроке", — подумал Синдзи. Случайный наблюдатель мог бы решить, что она лучший ученик класса, но Синдзи хорошо знал, где в настоящий момент находятся мозги класса.

Он сонным взглядом оглядел класс и заметил, что Тодзи встревожен. Парень сидел следом за Синдзи и выглядел так, будто пытался удержать неожиданно свалившуюся ему на плечи гору. Синдзи глянул на его парту и понял почему. Ученикам на дом задали текст для перевода. На уроке, когда их вызовет учитель, они должны быть готовы прочитать и перевести требуемое предложение из этого текста. Однако на практике учитель всегда вызывал учеников в одном и том же порядке, обычно по списку. Поэтому большинство из них переводило только те предложения, на которых их могли вызвать.

Но сегодня двое отсутствовали. Это означало — обычный порядок чтения нарушен. Значит, Тодзи перевел не те предложения и сейчас отчаянно старается перевести их, так чтобы учитель не заметил.

Сам Синдзи перевел текст целиком, потому что Мисато поймала его на тех же самых вещах, что делал Тодзи. Как будто сама так в школе не делала. Тодзи на мгновение поднял взгляд и увидел полный перевод, лежащий перед Синдзи. Секунду он колебался в нерешительности, потом просительно посмотрел на него.

Первым порывом Синдзи было оставить Тодзи вариться в своем собственном соку, но парень выглядел так умилительно обреченно, что Синдзи ощутил нечто вроде сострадания. Он быстро прикинул в уме, какие предложения требуются Тодзи и, торопливо, начал переписывать их. Благо учитель был занят, распекая нерадивого ученика, который попался на той же уловке.

"Надеюсь, он разберется в моем почерке, и я правильно выбрал предложения", — подумал Синдзи, передавая Тодзи листок.

Во время обеда, Тодзи подошел к нему.

— Я в долгу перед тобой. Юмино-сенсей был в ярости. Походу, только ты, я и Рей полностью подготовились к сегодняшнему уроку. Ну, и Хикари конечно.

Синдзи недоуменно посмотрел на него. Он не ожидал, что парень так быстро станет дружелюбен. Особенно после…

— Э… твоя сестра…

— Забудь, — Тодзи хлопнул его по плечу, — Ты уже получил пару хороших ударов от меня. Теперь мы в расчете.

"Странная логика", — подумал Синдзи и молча кивнул.

— Эй, — сказал Тодзи, — Ты сделал домашку по математике?

— Да, но я не все понял.

— Не все понял? Как же ты умудрился сделать ее?

— Рей помогла мне. Она заходила ко мне домой пару дней назад. Было немного страшновато.

— Да, жутковатая помощница, — согласился Тодзи.

— Это походило… походило… — Синдзи попытался описать свои ощущения, но не смог найти подходящих слов.

— Рей сказала, что у нее трудности с математикой, но она помогла мне больше, чем я ей. Мне кажется, она не совсем понимала, зачем пришла ко мне.

Синдзи открыл свой бенто и чуть не свалился в обморок. Школьный обед для него делала Мисато, она очень настойчиво просила его об этом. Это обычно означало пачку лапши. Но сегодня он обнаружил бутерброд, пакет чипсов и яблоко. Поражал даже не тот факт, что Мисато приложила некоторые усилия для изготовления бутерброда, а то, что в пакете лежало самое настоящее, свежее яблоко. Это был шок.

Он мог поклясться, что вся их еда выходила из банок, коробок или чашек. А о свежем хлебе он мог только мечтать. "Может, она ограбила кого-нибудь", — он постарался отогнать не лишенную основания мысль.

Тодзи глянул на Рей, обедавшую в одиночестве.

— Может, она влюбилась в тебя?

— Шутишь? — глаза Синдзи округлились.

— Женщины находят сумасшедшие предлоги, чтобы провести время с любимым человеком.

Тодзи принялся за свой бенто, полный соленых овощей и риса.

— Я… Эй, а это кто еще? — он указал на хорошо одетую женщину, деловито говорившую с двумя парнями из их класса на другом краю школьного двора.

У нее были короткие коричневые волосы с красными прядями над левым ухом, а цвет лица казался противно безупречным. Синдзи решил, что она примерно того же возраста, как и Мисато. Женщина носила черный мужской костюм с красным галстуком и имела при себе диктофон. Выглядела она немного знакомой. Кажется, он видел ее по телевизору или в газете, а может просто на улице. В общем, она выглядела как профессор или деловая женщина.

Один из парней указал в направлении Синдзи, и женщина посмотрела в его сторону. Он нервно улыбнулся, чувствуя себя неуютно под ее хищным взглядом.

Она подошла к ним.

— Я, Мегуми Канзама, Japan Today. Можно мне задать несколько вопросов.

— Так вы репортер? — сказал Тодзи.

— Да.

— Я… это… конечно, — ответил Синдзи. Внутри него возникло ноющее чувство, что разговор с ней добром не закончится.

— Как, я понимаю, ты третий пилот Евы?

— Да, — ответил Синдзи, — Кажется, второй пилот в другой стране.

— Как тебя тренируют?

Синдзи глянул через двор на Рей, все еще доедающую свой обед, но не получил никакого знака, как себя вести.

— Очень интенсивно. Боевой тренинг, синхротренинг, стрельбы и прочие подобные вещи.

— Тебя в самом деле послали в бой в первый же день?

Синдзи кивнул.

— Я прибыл за несколько часов до нападения Ангела.

— Это было ужасно, — вмешался Тодзи, — В нашу квартиру забралась куча пауков, и нам пришлось уйти из нее. Вот почему мы были снаружи когда… — он замолчал, уставившись в землю. Синдзи прекрасно знал, что хотел сказать Тодзи. В тот день ранили его сестру.

"Я этого не хотел", — подумал он.

— Это был тяжелый бой, но мы победили, — сказал он вслух.

— Они послали тебя в бой без подготовки? — вопрос казался случайным, но Синдзи почувствовал твердые нотки в ее голосе.

— У нас не было выбора. Рей была ранена, а я единственный мог пилотировать робота.

— Почему? — она пристально посмотрела не его, и он совсем поник духом.

— Ну… потому что… Только некоторые люди могут пилотировать ЕВ.

— Твой отец командир NERV. Он не приложил к этому руку? Нет семейственности на работе?

— Моему отцу все равно, жив я или умер, — сказал Синдзи, отводя взгляд.

Его голос упал до шепота.

— Мне не хотелось делать это, но они нуждались во мне и…

Это возбуждало. Ему нравилось это. Нравилось достаточно, чтобы пугать.

— Что ты думаешь о другом пилоте, Рей Аянами?

— Она страшная, — вставил Тодзи.

— Она хороший пилот ЕВЫ, — ответил Синдзи. — Надеюсь, другой пилот также хорош, как она.

— Верны ли слухи, что вы двое встречаетесь? — голос Мегуми чуточку потеплел.

— Я ни с кем не встречаюсь, — покраснел Синдзи.

— Достаточно, — сказала Рей, внезапно прерывая разговор. Она незаметно подошла, пока внимание всех учеников, собравшихся вокруг, было привлечено интервью. Ее красные глаза остановились на Мегуми, заставив ее застыть на месте.

— Вы не должны находиться здесь, — в голосе Рей проскользнул слабый намек на угрозу.

— Но я хотела спросить…

— Спросите у Ибуки-сан, — Рей взяла Синдзи за руку и потащила за собой.

Тодзи пожал плечами.

— Некоторые не видят дальше собственного носа.

Мегуми молча смотрела им вслед.

* * *

Спросонья Макото ни черта не мог понять. Во-первых, он был не на работе. Во-вторых, никакого жуткого похмелья. И, в-третьих, он находился в красивой комнате, но никак не в своей. Даже если со страшного перепоя он купил и наклеил новые обои с узорами из гвоздик, повесил новые белые шторы, положил на пол ковер, разрисованный голубыми узорами, выкинул всю свою старую мебель и одежду и заменил их новыми. Все равно это была не его квартира.

Вообще-то, он никогда не напивался так сильно. Но вчера он случайно услышал разговор Мисато с доктором Акаги о каком-то старом друге, парне по имени Кадзи. Это так его расстроило, что он пошел и с горя напился.

Сейчас он чувствовал себя хорошо, но не представлял, где находится. Вроде была какая-то женщина… кажется блондинка, которая терпеливо слушала его рассказ. Может быть, он у нее.

Открылась дверь и вошла его вчерашняя собеседница, одетая в голубые хлопчатобумажные шорты и футболку с символикой «Моряков Киото». Его всегда удивляло, что такой город как Киото, находящийся в сотнях миль от моря, имел бейсбольную команду «Моряки». Но поскольку родной город «Моряков» скрылся под водой после Второго удара, они перебрались в Японию. Неизвестно почему они выбрали именно Японию, но теперь уже было поздно что-либо менять, так как они стали собственностью японских инвесторов.

— Привет, Макото. Я уже подумала, что ты проспишь весь день.

Кажется ее имя Акане. Точно, Акане.

— Акане?

— Да, — она присела на край кровати, — Что ты помнишь из вчерашнего?

— Ну, пил, разговаривал с тобой, пытался пойти домой… вот и все.

Она придвинулась немного ближе.

— Ты забыл об остальном, — протянула она, разочарованно.

— Остальном? — он нервно сглотнул. У него не было женщин с тех пор, как он закончил колледж. Там у него было пара подружек, но с началом работы в NERV его любовная жизнь покатилась под гору, несмотря на увлечение своим боссом.

Она накрыла его ладонь своей. Он ощутил мягкость ее кожи, твердость кольца на ее пальце, кажется, серебряного. От кольца исходило тепло. "Странно, — подумал он. — Разве металл не поглощает тепло".

— Думаю… — сказала она с озорной улыбкой, — мне надо напомнить тебе. Держу пари, ты сразу протрезвеешь.

Фактически, он был уже трезв.

— Ты хочешь сказать…

Она не дала ему закончить. Вскоре ему было не до этого. А мысль о работе даже не пришла ему в голову.

* * *

— Значит, репортер задавала тебе вопросы? — спросила Майя.

Синдзи кивнул. Он и Рей сидели в кабинете Майи, который представлял из себя небольшую комнатку, битком забитую папками и кусками компьютерных распечаток. Несколько покрытых пылью терминалов стояли в хаотическом беспорядке. Весь вид комнаты говорил о том, что Майя бывает здесь нечасто.

— Она думает, что отец выбрал меня, потому что я его сын. И она хотела знать… Я так думаю… Я не совсем уверен.

— Знать что?

— Почему меня выбрали? Почему не кто-нибудь другой. Почему только дети?

— Как я понимаю, это из-за того, что ты родился в год Второго удара. Ты знаешь, что тогда было много мертворожденных и уродов среди родившихся детей?

Синдзи кивнул.

— Я ходил в школу с мальчиком, у которого было четыре пальца на левой руке.

Он слегка вздрогнул.

— Все это из-за того, что в верхние слои атмосферы было выброшено большое количество радиоактивных частиц. Больше всего в районе Южного полюса. Удачно, что там никто не живет. Радиоактивные частицы вызывали мутации, и большинство из этих мутаций оказались нежелательны. Они или убивали детей или вызывали уродство. Но была небольшая группа благоприятных мутаций. Например, вы видели популярную певицу Хинако Котобюки?

— Да, — кивнула Рей.

— Она… мутант? Сколько же ей лет? — удивился Синдзи.

— Она примерно твоего возраста, но выглядит на двадцать. Это плохая мутация, так как у нее, возможно, будет короткая жизнь, но взамен она, скорее всего, получила прекрасный голос. Мы не можем точно доказать этого, но считаем наиболее вероятным. — Майя лениво постучала карандашом по своей кофейной чашечке. — Каждый из вас имеет особую мутацию, которая усиливают ваши способности пилотировать ЕВ. Любой может пройти испытания, но большинство людей или не могут синхронизироваться, или не переносят испытания. Об этом лучше спросить доктора Акаги, я только специалист по компьютерам. Возможно все пилоты, которых мы найдем, будет вашего возраста. Или где-то существует пятилетний ребенок, который стал бы великолепным пилотом, но нам нужны люди повзрослей.

— Так значит я… не человек? — спросил Синдзи несколько нервно.

— Я только сказала, что у тебя есть мутация. У многих людей есть мутации. Ты такой же человек, как и я. У тебя просто особый талант. Это не манга, где существуют мутанты, стреляющие лазерными лучами из своих глаз, и все боятся и ненавидят их. Возможно, многие из известных людей имели крошечные мутации, которые помогли им стать знаменитыми. Ты просто особый.

Она улыбнулась Синдзи материнской улыбкой, что раньше никогда не делала и повернулась к Рей.

— Я думала, ты знаешь об этом.

— Я никогда не спрашивала.

— Хорошо, я попрошу доктора Акаги прочитать вам лекцию на эту тему. Думаю, она согласится. Хм, надо вызвать этого репортера и попросить не надоедать вам. Школа для учебы, а не для интервью.

— Спасибо, — сказал Синдзи, встав. — Репортер производит хорошее впечатление, но…

Через комнату прошмыгнула крыса. Майя бросила в нее папкой, но крыса, проскользнув между ног Синдзи, убежала. Синдзи же, получив папкой в лоб, от неожиданности покачнулся и свалился на Рей. Они очутились на полу лицом к лицу.

Рей поглядела на его спокойно, как будто так и должно быть. От этого Синдзи покраснел как помидор.

— Синдзи-кун, ну не при людях же, — раздался веселый голос Мисато.

Синдзи пулей отскочил от Рей, запнулся и с грохотом влетел в другую комнату, в довершение опрокинув на себя гору папок.

— Я нечаянно!

Рей встала и отряхнула одежду.

— Крыса, Кацураги-сан.

— Надеюсь, в следующий раз на нас не нападет гигантская крыса. Кстати, никто не видел Макото?

— Он звонил около девяти, сказался больным, — ответила Майя. — Акаги-сан записала это.

— Ладно, пока ничего срочного, — она пожала плечами. — Так, если вы двое удовлетворили ваше желание, настало время для тестов.

— Кто-нибудь, помогите мне встать, — раздался слабый голос из-под груды папок.

* * *

Немецкий линкор "Фридрих Великий" пересекал Атлантику, держа курс на Панамский пролив. Панамский канал, как и государство Панама перестали существовать в результате повышения уровня воды после Второго удара. Но Панама была не единственным государством, стертым с лица Земли последствиями катастрофы. Той же участи подверглись Бангладеш, государства Карибского архипелага и несколько других. Панамский пролив стал одним из многих мест, взятых под контроль ООН в годы анархии, последовавшие после Второго удара. Тогда только совместные действия стран спасли человечество от деградации и полного уничтожения.

Аска задумчиво стояла на носу корабля и смотрела, как вода расступается под напором стального корпуса. Земля туманным пятном маячила на далеком горизонте.

Серое, сумрачное небо, нависшее над океаном, отражалось в мрачной глубине вод. Она жаждала добраться до Японии как можно скорее. В Германии, ее родине, ничего не происходило, ни одного сражения для нее и ее ЕВЫ. Но Аска немного беспокоилась, вдруг следующая атака будет в Германии? Смогут ли они тогда вернуться и помочь?

Ей дали папку с информацией о других пилотах, но она была очень скудной. Но Аску очень обрадовало, что они играют на музыкальных инструментах. Если бы они нашли еще одного человека, то могли бы организовать струнный квартет, хотя какой от него прок в борьбе против монстров.

Больше ничего ценного из этой папки она не извлекла, и у нее осталась куча вопросов. Хорошо ли они сражаются? Понравятся ли они ей? Они поладят или ей придется работать с ними через силу?

— Подгоняешь корабль, Аска? — раздался голос за ее спиной.

— Не получается, — она развернулась, улыбнувшись Кадзи — мужчине ее мечты.

Ничего, что он старше ее вдвое, для настоящей любви нет никаких преград. И пусть сейчас он смотрит на ее как на ребенка, но однажды, увидев ее в бою, он не устоит перед ней.

Одет он был неряшливо, волосы спутаны, а на щеках двухдневная щетина. Но все же он был красавец-мужчина, и сердце четырнадцатилетней девочки принадлежало только ему.

— Не унывай, Аска, мы прибудем как раз перед следующей атакой.

— Я только…вдруг нас атакуют в Германии?

— Что сделано, то сделано. Мы должны собрать наши силы вместе, иначе нас передавят по одиночке.

— Но Ангел может атаковать Берлин и уничтожить его, прежде чем мы сможем вернуться. Наши роботы такие большие, самолет не сможет поднять их. Но даже самолету потребуется несколько часов…

Кадзи шагнул вперед и положил руку ей на плечо.

— Не беспокойся об этом.

— Ладно. Как ты думаешь, в Японии есть приличная bratwurst?

— Я бы не рассчитывал на это.

Аска нахмурилась.

— Ach. Verdammt.

* * *

Кенсуке смотрел на спортивное поле, где среди учеников шла Рей Аянами.

Даже среди своих одноклассников она выглядела одинокой. Со стороны казалось, что ученики разбегаются от нее как мелкая рыбешка от акулы.

— Думаешь, она влюбилась в Синдзи? — сказал Кенсуке.

— С чего ты взял? — спросил Тодзи. — Завидуешь?

— Что?

— Разве тебе не нравится Рей? К тому же она пилот, а ты помешан на этих штуках.

— Ну, возможно, в определенных пределах.

Они посмотрели на поле. Девочки бежали дистанцию по дорожке стадиона.

Рей вырвалась далеко вперед и сохраняла расстояние между собой и другими девочками без видимых усилий.

— Значит, она могла влюбиться в Синдзи? — сказал Тодзи.

Кенсуке пожал плечами.

— Не знаю. Трудно сказать при ее-то характере. Может, кто-нибудь в NERV приказал ей сделать это. Но все равно она классный пилот ЕВЫ.

Кенсуке снял очки и протер их о свою футболку.

— С чего ты взял, что ей приказали? — удивился Тодзи.

— Протри глаза. От нее в дрожь бросает, она все делает с трудом, пока учитель ей не скажет. Она как… Держу пари, она никогда не ослушается приказа. Хотя, будь я ее боссом, я бы побоялся отдавать ей приказы.

— Типа, ты думаешь, она… — голос Тодзи звучал задумчиво, что было довольно редко.

— Ложись в постель со мной?

— Возможно она еще девственница.

— Блин, нам уже четырнадцать и я бы не против, но… Кто мог сделать это с ней?

— Сделать с кем? — спросил подошедший Синдзи.

Он уже метнул свое копье. И к своему собственному удивлению сделал это гораздо лучше, чем остальные ученики. Точность не принималась во внимание в этом виде спорта. Сила, с другой стороны, вот что было необходимо. Он понял это прежде, чем взял копье в руки.

— Ты спал с Рей? — спросил Кенсуке неожиданно.

Синдзи выпучил глаза.

— Кто сказал тебе этот бред?

— Просто проверка. Маленькая мисс Жуть вмешивается каждый раз, когда тебе угрожает опасность.

Синдзи прокрутил в памяти минувшие события. Он и Рей сражаются с первым Ангелом. Рей, спасающая его от Тодзи. Рей и репортерша.

— Мы товарищи. Она… я сделаю тоже самое для нее.

"Надеюсь. Если только не сбегу и не спрячусь", — подумал он.

— Господи, да она втрескалась в тебя по самые уши, — заявил Тодзи. — Мне нужен только один взгляд, и я сразу скажу кто в кого влюбился. И ТЫ единственный человек во всей вселенной, для кого она сделает все.

— Она любит моего отца, — проворчал Синдзи.

Тодзи мгновенно повернулся к нему.

— Что?! Она и твой отец…

Синдзи замахал руками.

— Нет! Я хотел сказать, она любит его как отца. Не… — Он покраснел. — Пожалуйста, не надо лишних слухов.

— Она смотрит на нас, — сказал Кенсуке.

Двое парней оглянулись. Рей прохаживалась по беговой дорожке, поглядывая на них. Нельзя было с уверенностью сказать, на кого она смотрит, но Тодзи и Кенсуке были абсолютно уверенны, что знают.

Внезапно появился учитель, и вскоре троица совершенно забыла предыдущую тему.

* * *

Макото пришел в себя после обеда. Трудно поверить, но он был выжат как лимон. Акане, напротив выглядела свежей, бодрой и готовой для следующего раунда.

— Здорово, — наконец выдавил Макото, немного переведя дух.

— Этого достаточно для меня, — рассмеялась Акане. — Так ты работаешь в NERV?

Макото кивнул.

— Комната контроля. По правде говоря, я не должен говорить об этом. Это так секретно. Удивительно, как мне разрешают даже думать об этом вне базы.

Он откинулся на подушку, и она прижалась к нему, положив голову на его плечо.

— Но ты встречаешь пилотов, — сказала она. — Знаешь, я немного завидую тебе.

— Конечно. Рей в NERV дольше большинства из нас. Как я слышал, командир Икари фактически вырастил ее. И недавно прибыл его сын — Синдзи. Он неплохой парень, хотя мы редко встречаемся. Он живет с командиром Мисато.

— Это ужасно. Появился новый парень и положил глаз на женщину, которую ты любишь, — вздохнула Акане.

Макото рассмеялся.

— Ему только четырнадцать. Она обращается с ним как со своим сыном, что не скажешь о его отце. И даже если они станут любовниками… — он рассмеялся громче.

— Если кто-нибудь и заполучит ее первой, то явно не Синдзи.

— Только два пилота, чтобы сражаться со всеми этими Ангелами?

— Есть еще один. Она должна прибыть на днях. А чем занимаешься ты?

— Я писатель. Пишу любовные романы, — она провела пальчиком по его груди. — А сейчас я собираю материал, — хихикнув, она поцеловала его в щеку. — Держу пари, я могу написать замечательную книгу о тебе. Со счастливым концом, конечно.

— Хотелось бы верить, — вздохнул он.

— Не беспокойся. Все будет хорошо. А что из себя представляют эти два пилота?

— Ну, если ты засунешь их в роман, то можешь назвать их Крипи и Маус, — затем он рассказал анекдот, рассмешивший ее, о том, как первый раз встретил Рей. Потом последовало еще несколько историй. Она слушала его внимательно, задавая вопросы каждый раз, когда он замолкал.

За этим занятием прошел весь день.

* * *

— Синдзи-кун, — сказала Мисато. — У меня очень важное задание для тебя!

Синдзи оторвал взгляд от домашней работы.

— Что? Снова отчет? Атаковал другой Ангел?

— Нет. Тебе пора заняться стиркой, у меня закончилось чистое нижнее белье, — она указала на переполненную корзину, затем на график работ по дому.

— Но у меня куча домашних заданий.

— Я займусь ими. Лучше домашнее задание, чем стирка.

В конце концов, она все-таки вытолкала его из дома. Вздохнув, Синдзи поплелся в прачечную. Солнце уже садилось, когда он появился там. Людей оказалось немного, и ему не пришлось ждать свободную стиральную машину. Быстро загрузив белье, Синдзи присел на лавку недалеко от нее и решил заняться стихами. Он нисколько не верил в литературные способности Мисато, но, может быть, она доделает его домашнюю работу по математике.

Пока он пытался придумать, как лучше использовать слово «тревога», появилась Рей. Он слабо улыбнулся и помахал ей рукой. Рей взглянула на него, потом нашла свободную стиральную машину и загрузила белье. Освободившись, она подошла к нему и села рядом, взглянув на его листочки.

— Хайку.

— Да.

— Я не сильна в поэзии, — она невозмутимо посмотрела на него.

— Тебе помочь? — спросил он, немного нервничая.

— Да.

— Э, ну, я могу попробовать. Покажи, что ты написала.

Хайку Рей выглядела так:

Пять слогов в строке.

Строчка из семи слогов.

Зеленый листок.

Синдзи еще раз внимательно прочитал строчки и растерянно хлопнул глазами.

— Э… ну, ты выдержала стиль. И есть упоминание природы, но…

Не замеченные никем две разные пары глаз следили за ними. Владелец одной пары нажал на кнопку своей фотокамеры, другой, застрекотав, исчез.

* * *

К своему собственному удивлению Макото снова заснул. Еще больше он удивился, проснувшись в своей собственной квартире, как будто никакой встречи не было и в помине. "Может, мне все приснилось," — подумал он. Вообще-то, у него не было привычки ложиться в постель с первой встречной, да и по здравому размышлению никто и не стал бы спать с ним в первую же ночь. Особенно когда он увлечен другой.

Он выбрался из постели и взял трубку телефона. "Настало время узнать, есть ли у меня работа, — подумал он. — Так или иначе, сегодня я точно прогулял".

* * *

Безоблачно. Мерцающие звезды, продолжали свое бесконечное движение в небе по путям, известным только им. Альдебаран висел у горизонта, а Фомальгаут ярко сверкал высоко в небе.

Под ночным небом раздавался тонкий пронзительный свист, смешивающийся с тягучей, монотонной песней, повествовавшей о старом, забытом доме в лесах вблизи Токио-3. Звучал зов, бывший древнее, чем все человечество.

Наступила тишина. Трое людей, монотонно певшие в унисон, замолкли. Четвертый продолжал тихо свистеть в серебряный свисток, как будто от этого зависела его жизнь. Последняя пыталась тайком почистить свои ногти, пока держала книгу перед первыми тремя, но безуспешно. Лес замер в молчании.

До сих пор, вызовы были больше формальностью, чем необходимостью, и те кого звали, слышали искаженный зов. Они слышали его и раньше, но теперь они должны были поторопиться и прибыть вовремя через бездну пространства, чтобы помочь тем, кто служит их господину.

Взмахи крыльев разорвали тишину. Они пришли, медленно спускаясь с неба на поляну в лесу. Холод космоса, окутывавший их, медленно растекался вокруг. Холод, способный убить любого человека. Но они никогда не были такими хрупкими созданиями, как люди.

* * *

— Ох, так я сказался больным? — сказал Макото в телефонную трубку.

— Ты наверно здорово болел, если не помнишь, как звонил, — ответил старший ночной смены. — Но доктор Акаги зафиксировала звонок. Она сказала, что ты звонил около девяти утра.

Макото положил трубку и потряс головой в недоверии. "Что за сумасшедший день", — подумал он.

* * *

"Лучше бы я занялась стиркой", — подумала Мисато, нахмурившись. Математика была ее слабым местом, впрочем, как и поэзия, хотя кажется, она писала хайку о пиве в старшей школе. "Скорее всего, Синдзи напишет стихи сам, — размышляла она, — но остается математика".

Она быстро зачеркнула последнюю строчку и прочитала задание номер восемь. "Почему ему задали эту математику, — снова подумала она. — Математика для яйцеголовых… Ага! Придумала. Держу пари, я смогу обмануть Рицуко и заставить ее решить задание".

Встав, Мисато направилась к телефону. Внезапно она заметила человекообразную тень на балконе. Так как она жила не на первом этаже, Мисато решила, что это явно плохая новость и рванула в свою спальню. Звук разбитого окна подтвердил, что она поступила благоразумно. Почти одновременно со звоном разбитого стекла раздался звонок телефона, но Мисато не обратила на него внимание. Она достала пистолет из ящика стола и притаилась за шкафом.

Неизвестные начали обыскивать квартиру, методично ломая все, что попадалось им под руку. Маленький счетчик в мозгу Мисато щелкал с каждым доносившимся ударом, треском или звоном разбиваемых вещей. Оконное стекло — 5000 йен, телевизор — 50000 йен. Послышался звук открываемого холодильника, похоже, они добрались до пива. Еще сто йен. Раздался громкий крик ужаса. "Должно быть Пен-Пен", — решила она. Несмотря на все это, телефон продолжал трезвонить.

В коридоре послышались шаги. Она напряглась и приготовила пистолет. Шаги приближались. Наконец, что-то плоское и тонкое показалось из-за косяка. Крыло?!

Затем оно шагнуло в дверной проем. Голое, двуногое, с черной хитиновой кожей, разрисованной полосками серого и голубого. На крыльях висели кусочки льда, а само существо было покрыто тонкой пленкой влаги. Руки оканчивались тремя толстыми когтями, а ноги казались неестественно согнуты. Черные крылья были плотно сложены за спиной.

Мисато в шоке вытаращила глаза. Ночной светильник отбросил яркие блики на черную кожу существа, и блеснул в его странно человеческих глазах, расположенных по обе стороны головы. Голова имела некоторое сходство с головой канюка без оперения. Два усика шли от глаз и загибались назад, поддергиваясь от его движений. Мисато застыла на месте, скованная животным страхом. "Что это такое, черт возьми?"

Существо осмотрело комнату и принюхалось. Мисато попыталась нажать на курок, но пальцы отказывались слушать ее. Ее мозг словно был забит ватой. Существо еще раз оглядело комнату и ушло. Вскоре она снова услышала звуки разрушения.

Кажется, это была комната Синдзи.

Опять раздался крик Пен-Пена, и воля вернулась к Мисато. Она осторожно подкралась к двери и выглянула в коридор. Звуки разрушения в комнатах прекратились, хотя доносилась какая-то возня и периодические крики Пен-Пена. "Кажется, их только двое, — подумала она. — Если следующий Ангел — гигантская версия этих…" Она вздрогнула. "Так, если я не испугаюсь на этот раз, то смогу пристрелить одного. Но если их двое… Повезло, что Синдзи ушел. Надо выбраться и поднять тревогу в штаб-квартире. Затем найти Синдзи. Да, жалко разгромленную квартиру… и вообще как мне заплатить за все это?" — одна за одной мысли проносились в ее голове.

Пока она разговаривала сама с собой, один из погромщиков протопал мимо, не обратив на нее никакого внимания. Она вытаращила глаза от удивления: "Разве он не заметил пистолет, или у него нет периферийного зрения? Полная чушь при таком-то расположении глаз на голове. Может быть, оно не знает, что это оружие".

Существо зашло в общую комнату и крики Пен-Пена прекратились. Мисато броском преодолела коридор и открыла огонь из пистолета. "Может, повезет уложить их всех, если они на столько глупы, что не узнали пистолет", — подумала она. На звуки выстрелов из комнат вышло еще четверо. Мисато замерла. Около минуты они пристально разглядывали друг друга, затем существа повернулись и ушли через окно.

Мисато с облегчением перевела дух.

Общая комната выглядела ужасно. Повсюду валялись разбитые вещи, битое стекло и куски ткани. Пен-Пен лежал бездвижно. "Чего-то еще не хватает", — Мисато еще раз оглядела комнату. Ее взгляд упал на разломанный стол. Пропала домашняя работа Синдзи.

"Держу пари, учитель ни за что не поверит", — подумала она.

Телефон продолжал трезвонить. Она подбежала и подняла трубку.

— Алло.

Это оказалась Рицуко.

— У тебя все в порядке? Мы заметили неопознанные отметки на радаре над твоим домом, домом Рей, госпиталем и над несколькими другими районами города. На данный момент они удаляются от твоего дома и дома Рей.

— Мы атакованы. Поднимай тревогу, — Мисато вздохнула, — Ты ни за что не поверишь в это.

— Мисато, я могу поверить во все, когда дело касается тебя.

— Ну, начнем с того, что они стащили домашнюю работу Синдзи. Во-вторых, они не люди. В-третьих, они похожи на больших человекообразных насекомых с клювами и… Подготовьте ЕВЫ, но нам, возможно, понадобятся воздушные и наземные силы. Эти существа могут находится в таких местах, куда ЕВАМ не добраться.

И еще… — Планирование ответного удара полностью успокоило Мисато.

* * *

Синдзи пришел к выводу, что из него никогда не получится учителя поэзии.

— Так всегда делается. Это традиция упоминать природу в хайку. Ну, это как спросить, почему ты не используешь брокколи в суши вместо сырой рыбы.

Рей качнула головой.

— Я буду.

— Что?

— Я вегетарианец.

На мгновение Синдзи захотелось придушить ее.

— Но ты понимаешь, что я хочу сказать.

— Да. Некоторые вещи не подвергаются сомнению, — она постучала ручкой по своей ноге в ритме пять — семь — пять. — Покажи мне свою.

— Хорошо, — он порылся в листочках.

В небо гляжу –

Пустое, как моя жизнь.

Дождя ожиданье.

Она оторвала взгляд от листочка.

— Что ты сделаешь, когда пойдет дождь?

Синдзи моргнул.

— Когда пой… Не знаю. Не уверен, хочу ли я дождь. Иногда, я даже… не знаю, почему я живу.

— Мы живем для того, что бы пилотировать ЕВ. Вот для чего мы были рождены.

Синдзи не успел ответить, его стиральная машина завершила работу и засигналила. Он отложил бумаги и отправился вытаскивать белье, которое надо было нести в сушилку. Рей молча встала и подошла к нему. Вместе они быстро выгрузили чистое белье машины. Синдзи уже собирался отнести корзину к сушилке, как вдруг краем глаза увидел странное отражение в стекле стиральной машины. Нечто крылатое и нечеловеческое. Он резко повернулся. Двое через стекло витрины смотрели на него и Рей. Инстинктивно он схватил Рей и затолкал ее между двумя сушилками.

В тоже мгновение раздался звук разбитого стекла. Люди внутри прачечной закричали от страха или застыли в ужасе, увидев, кто ломится через витрину. Одно из существ схватило человека когтистой лапой и подтащило ближе к себе. Другой принюхивался, поворачивая голову из стороны в сторону, затем начал прыжками приближаться к сушилкам.

Послышался звук раздираемого мяса, и крики человека, схваченного существом, смолкли. Люди в панике бросились к выходу.

Синдзи застыл в страхе. С трудом повернув голову, он взглянул на Рей.

— Мы должны бежать, — спокойно сказала она.

Слова Рей немного успокоили Синдзи.

— Шшш! — прошипел Синдзи, надеясь, что не привлек внимание существ. Тем временем одно из них продолжало медленно приближаться к стойкам, которые стояли перед сушилками. Неожиданно в голову Синдзи пришла мысль. Он уперся в верхнюю часть стойки и жестом показал Рей сделать тоже самое внизу. Она насмешливо посмотрела на него. Затем со всей силы он толкнул стойку. Стойка не сдвинулась с места до тех пор, пока Рей не присоединилась к нему и не толкнула ее внизу. Весь ряд стоек опрокинулся на существо, которое громко заревело.

Первое существо, отбросив обезглавленный труп в сторону, повернуло голову и пристально посмотрело на Синдзи и Рей маленькими блестящими коричневыми глазами. Неожиданно Синдзи почувствовал, что не может двигаться. Казалось, пристальный взгляд существа гипнотизировал, или, возможно, на него снова обрушился первоначальный страх. Мир начал постепенно тускнеть вокруг него, уменьшаться, медленно растворяясь в темноте. Его ноги стали ватными. Падение на пол он уже не помнил.

* * *

Мегуми Канзама покачала головой. Она сделала несколько снимков пилотов, занятых домашней работой. Все не то. Хотя если посмотреть с другой стороны, у остальных репортеров даже этого нет. Пилоты под романтическим углом зрения… это должно привлечь читателей. Скорее всего, так оно и есть. "Помоги мне с домашней работой" — классическая уловка всех подростков в этом возрасте. Если хоть половина информации, данной NERV о пилотах, верна, то девочке вовсе не нужна помощь в ее домашней работе.

Она уже собиралась отправиться пообедать, когда увидела две… фигуры… промчавшиеся по воздуху по направлению к прачечной. Не раздумывая ни секунды, она бросилась следом, но не успела.

Размытое пятно стремительно мелькнуло мимо ее, секундой спустя следом промчалась черная полоса. Мегуми инстинктивно схватила фотоаппарат и нажала кнопку. Уже в гостинице, после проявки пленки она поняла, что ей повезло гораздо больше, чем она рассчитывала. Девочка-пилот, Рей, согнувшись, бежала по улице, неся мальчика-пилота, Синдзи. Глаза девочки светились красным светом, хотя, возможно, это был просто отблеск. Поразмыслив, Мегуми решила, что девочка бежала… быстро, очень быстро.

Фотография преследователя осталась пустой. Она совершенно не представляла, кто это, но была рада, что он не заинтересовался ей.

* * *

Тодзи сидел у своей сестры.

— Я уже говорил Кенсуке и… — сигнал тревоги прервал его на полуслове. Тодзи повертел головой.

— Надеюсь это не пожар. Я останусь здесь до тех пор, пока они не выставят меня отсюда.

Он попытался вспомнить, о чем говорил

— Ах, да. Мы говорили об этом парне, Синдзи… ты помнишь его?

На мгновение он умолк, как бы дожидаясь ответа, затем продолжил.

— Он помог мне немного. И я думаю, он не такой уж и плохой. Поэтому нам хотелось бы узнать…

Выстрелы прервали его монолог. Тодзи подбежал к двери и осторожно выглянул в коридор. Мельком он увидел странное черное существо в конце коридора, по которому палили четверо здоровенных охранников NERV. Над его головой вжикнула пуля. Он втянул голову внутрь и захлопнул дверь. Подбежав к сестре, Тодзи поднял ее на руки и спрятал под кровать, дожидаясь, когда стихнут выстрелы.

* * *

Макото сел на свое место.

— Ты выглядишь гораздо лучше, чем твой голос этим утром, — сказала ему Рицуко.

— Я чувствую себя замечательно. С кем мы сражаемся на этот раз?

— Они как крысы, — заметила Рицуко. — Внушают страх и могут быть опасны для невооруженного человека, однако их можно убить обычным оружием. Нам, скорее всего, даже не понадобятся ЕВЫ, что бы разделаться с ними…

— Но я лучше перестрахуюсь, как в случае с пауками, — сказала Мисато. — Надеюсь, мы обнаружим место, откуда они появились, и нанесем удар. Осталось только дождаться данных со спутника.

— Также это будет хорошей тренировкой против живого, но не очень опасного противника, — добавила Рицуко. — Плюс возможность захватить одного из них живьем.

— Просто не надо смотреть им в глаза, — смущенно пробормотала Мисато про себя. — У себя в квартире я могла бы действовать и получше, — она задумчиво потеребила свой медальон.

— Похоже, мне постоянно придется ремонтировать свою квартиру. Как же мне заменить все разбитое ими… просто не знаю?

— Они разбомбили твою квартиру? — спросил Макото в ужасе.

— И они украли домашнюю работу Синдзи.

— Без сомнения вся атака просто отвлекающий маневр, для того чтобы украсть домашнюю работу Синдзи, — сказала Рицуко насмешливо. — Так вот за чем охотятся Ангелы.

— Они на самом деле украли ее.

Все подозрительно посмотрели на Мисато. Она скорчила недовольную гримасу и отвернулась к экрану.

* * *

Синдзи очнулся внутри Первого.

— Эй, что случилось?

Появилось крошечное изображение Мисато.

— Синдзи, нас атаковали. Настало время разобраться с ублюдками, разгромившими мой дом.

Теперь он вспомнил. Существа. Он раздавили одного в прачечной и потом… темнота.

— Они вломились в нашу квартиру?

— Да. И вдобавок украли твою домашнюю работу, — на фоне раздался слабый хохот. Мисато покраснела, — Они на самом деле сделали это!

Синдзи посмотрел на нее, несколько сбитый с толку. Он знал, что Мисато терпеть не может математику, а с другой стороны все довольно сильно смахивает на шутку. Может быть, Мисато таким образом решила увильнуть от работы. Странно, очень странно…

— Они правда украли мою домашнюю работу?

Мисато стала красной как помидор.

— Да!

Раздался взрыв хохота.

— Эй, вы там. Какого хрена гогочете? Ты и Рей сотрете их в порошок. Есть три основных отряда, поэтому сначала мы попрактикуемся в поиске. Затем, вероятно, вас пошлют на их базу, которую мы должны скоро обнаружить.

— Мне понадобится длинный кабель, — пробормотал Синдзи.

— Что?

— Ничего. Не обращай внимания.

— Рей. Готова?

— Да.

— Начнем. Запуск!

* * *

Гендо изучал топографическую карту, сравнивая ее с изображением на обзорном экране в своем кабинете. Его заместитель стоял рядом.

— Данные со спутника указывают на эту точку, — заместитель ткнул пальцем в карту.

Гендо задумчиво взглянул на него.

— Должен признать, они стали изобретательнее. Не недооценивайте муравьев, толпа слабаков может победить там, где спасует герой.

— Что мы собираемся предпринять?

— Поднять по тревоге воздушные силы. Хорошая бомбежка никогда не повредит.

* * *

Синдзи переполняла злость. Он смог убить только небольшую часть существ.

Все их сражение смахивало на ловлю комаров. Хлопок — и они умерли, но по сравнению с ЕВОЙ существа были маленькими и очень проворными. Они носились вокруг него, на мгновение застывая в воздухе, и тут же меняя направление движения. Он краем глаза глянул на Рей. ЕВА Рей была пурпурно-черной от останков умерших крылатых тварей, но точно такая же дрянь падала с его ЕВЫ на землю. Один попытался атаковать левый глаз ЕВЫ Рей, но Рей схватила его челюстями, которыми теперь владела ее ЕВА, и оторвала ему голову. Останки существа так и остались висеть там.

— Постарайтесь захватить одного живьем, — повторяла Мисато уже в десятый раз.

Легче сказать, чем сделать. Это напомнило Синдзи игру в золотые рыбки, часто встречаемую на праздниках, когда надо поймать золотую рыбку в маленькую чашку хрупкой сеточкой. Для него эта игра всегда заканчивалась либо сломанной сеточкой, либо смертью рыбки. Сейчас его «сеточка» не ломалась, но позади он оставлял довольно много останков "золотых рыбок". Он испытывал некоторые затруднения с точностью и аккуратностью движений ЕВЫ. Бить, разбивать, давить… с легкостью, но определенно он не смог бы с помощью ЕВЫ написать что-нибудь или поймать что-то маленькое и быстрое.

— Их легко убивать, — сказала Рей. — Нам нужна сеть.

— Попробуйте использовать AT-поле, — сказала Рицуко, — Окружите его вашими руками и сконцентрируйтесь на генерации поля. Это должно сработать.

— Хорошо, — ответил Синдзи, выискивая последнюю группу этих тварей в конце улицы. — Кто они?

— За неимением лучшего мы назвали их Херувим, — ответила Рицуко. — Они похожи на ангелов, но гораздо меньше. По существу можно говорить о шести формах жизни, отличающихся от хорошо изученных нами. Эти существа и Ангелы принадлежат к одной форме жизни, но Ангелы важнее. Например, люди и термиты тоже принадлежат к одной форме жизни, но люди важнее термитов.

Это было не лучшим объяснением, но сейчас Синдзи хватило и этого. Известная угроза меньше пугала, хотя эти существа походили на Херувима самую малость.

Но захватить их с помощью способа, предложенного Рицуко, было не так-то легко. Существа вились вокруг них как рой пчел, ускользая от молотящих рук Первого и более аккуратных движений Нулевого. В конце концов, Синдзи случайно хлопнул Нулевого по лбу, раздавив одну тварь. Ему повезло, что Рей не ответила тем же.

Вместо этого она взмахами рук начала отгонять одно из созданий в сторону Синдзи. Одновременно с этим Синдзи сложил руки чашей и сконцентрировался. Ладони его ЕВЫ засветились.

— Я поймал его, — сообщил он, радостно. — Это сработало!

— Хорошая работа, Синдзи. Тащи его на базу. Рей, разделайся с остальными.

— Есть.

Послышался рев реактивных двигателей. Несколько самолетов промчалось на северо-восток. Синдзи завертел головой.

— Что-то случилось?

— Не обращай внимания, — ответила Мисато.

* * *

— Цель в пределах видимости, — доложила капитан Хикару Хибино.

— Огонь.

С крыльев самолета сорвались ракеты. Второй заход. На маленький дом в лесу обрушились бомбы, мгновенно превратив его в груду горящих досок и разбитого кирпича.

Капитан Хибино наслаждалась уничтожением. Наибольшим удовольствием для нее было взрывать машины, особенно «порш», напоминавший о ее бывшем парне.

Начавшийся пожар заставил ее ухмыльнуться. Хотя вид взорванной «короллы» был не совсем то, что ей хотелось, она продолжала удерживать в мыслях вид горящего «порша».

Да, жизнь — замечательная штука.

* * *

Группа учеников расположилась во дворе школы, неторопливо поглощая свой обед.

— С тобой все в порядке? — заботливо спросила староста класса, миловидная брюнетка, обращаясь к Тодзи, сидевшему с перевязанной головой.

— Просто царапина. Я высунул голову из палаты во время стрельбы.

— Так один из монстров напал на тебя? — спросил Кенсуке.

— Пара их вломилась в госпиталь. Несколько атаковали Рей и Синдзи в прачечной.

Небольшая группа учеников тут же повернулась и внимательно посмотрела на Синдзи.

— Э… верно, — Синдзи нервно сглотнул.

Кенсуке зловеще улыбнулся.

— Так что ты и твоя подружка делали в прачечной?

— Ничего мы не делали! — закричал Синдзи, получая еще больше пристальных взглядов.

Во дворе школы появилась Мегуми, оглядевшись, она направилась к группе учеников, в которой находился Синдзи. Пересекая двор, она поглядывала на Рей, обедавшую в одиночестве. "Какая застенчивая девочка, — подумала Мегуми. — Но она очень странная. Нормальный человек не может бежать с такой скоростью".

— Да, да, вот о чем мы все говорим. Икари, ты должен сидеть со своей женщиной, — сказал один из мальчиков. — Или ты тоже боишься ее?

— Вы не должны бояться ее! — возразил Синдзи. — Она сражается, что бы защитить всех вас!

Что-то теплое коснулось его затылка. Он знал, Рей смотрит на него.

— Можно тебя на минутку, Икари-кун? — спросила подошедшая Мегуми.

— Я… это… они сказали мне не разговаривать с репортерами, — ответил Синдзи нервно. Он почувствовал движение Рей. Она шла к нему.

— Так ты и Аянами-сан в самом деле были на свидании, — блокнот был открыт, карандаш наготове.

— Нет! У нас не было свидания! Я только помог ей с домашней работой!

Рей появилась очень быстро.

— Уходи, — сказала она Мегуми.

— Я могу рассказать о моем приключении в госпитале! — вмешался Тодзи, пока Мегуми и Рей пристально смотрели друг на друга.

— В другой раз, — Мегуми развернулась и быстро ушла.

Рей тоже развернулась, собираясь уйти, но Синдзи остановил ее, взяв за руку.

— Рей, почему бы тебе не поесть с нами? — тихо сказал он.

— Она внимательно посмотрела на его, ища что-то в его взгляде. Затем выражение ее лица немного смягчилось.

— Хорошо, — она пошла за своей едой.

— У Синдзи подружка, — прошептал Кенсуке.

Синдзи покраснел.

* * *

— Аянами-сан, — сказал учитель, поправляя очки. Шел урок литературы, и ученики читали свои хайку.

Аянами встала и монотонно прочитала.

Я — ЕВЫ пилот

Сражаюсь под взором небес –

Вот для чего я живу.

Она осталась стоять, ожидая решения.

Учитель кивнул.

— Хороший стиль, Аянами-сан. Обычно все пишут о том, что видят, согласен, наблюдения могут привести к глубокому пониманию своей собственной ситуации, но ты сделала так, как я просил.

На лице Рей появилась маленькая улыбка.

— Ты можешь сесть, Аянами-сан. Тодзи-сан следующий.

Тодзи нервно подскочил, расправляя смятый кусочек бумаги.

Старосте класса

Груди побольше нужны,

Но все же она мила.

Выпучив глаза, он смотрел на листок.

— Эй, я НЕ писал этого! КЕН-СУ-КЕ!

Кенсуке захохотал. Он не переставал смеяться до тех пор, пока староста чуть не забила его до смерти.

* * *

Рицуко смотрела на существо, бросающееся на прозрачные стены своей клетки.

— Он собирается убить себя, — вздохнула Майя.

Херувим выглядел больным. С тех пор, как его доставили сюда, его кожа постепенно серела, приобретая тот же самый цвет, как у останков первого Ангела.

— Может быть, ему жарко. Он, наверно, живет в глубоком космосе? — сказала стоящая рядом Майя. — А может, он не переносит долгого воздействия кислорода.

— Хм. Возможно, ты права, — прищурилась Рицуко. — Надо провести побольше соответствующих исследований, пока оно не умерло.

— Или, может быть, оно не переносит неволю, — продолжала Майя. — Некоторые создания умирают от этого. Или, может быть, оно линяет…

— Я помню биологию, — сказала Рицуко чуть резче.

Майя покраснела.

— Простите. Я не хотела… Я занимаюсь только компьютерами. Но я хочу знать много разных вещей, как вы, Акаги-сан.

Рицуко кивнула и улыбнулась.

— Знаю, ты просто хотела помочь, — она собралась уходить. — Надо пойти проверить результаты химических исследований. Глазея на него, делу не поможешь.

— А мне надо перечитать рапорт о большом сражении.

Майя бросила последний взгляд на существо.

— Интересно, что бы я делала на его месте?

— Когда ты обречена, лучшее сражаться до конца и с криком кануть во тьму, взяв своих врагов, — сказала Рицуко. — Думаю, он пытается бежать, и я уважаю его за это.

— А мне кажется, он хочет умереть, — возразила Майя. — Бедненький.

— Тогда он трус, который заслуживает то, что получил, — сказала Рицуко, выходя. — Я никогда не сдамся. Ни за что. Я не уступлю. Лекарство существует. Всегда, — она захлопнула за собой дверь.

Майя нахмурилась. "Лекарство? Лекарство от чего? Разве она больна?" — Майе не хотелось думать о такой возможности.

* * *

Входя в свой тесный кабинет, он краем глаза заметил крадущуюся за ним тень.

"По крайней мере, секретное агентство, построившее целый город, опускающийся под землю, могло бы позаботиться о более просторных кабинетах для своих сотрудников", — подумал Макото.

— Кто там? — сказал он громко.

Мисато бросила ему на колени розовый конверт с маленьким красным сердечком

— Кто-то влюбился в Макото, — пропела она, нежным голоском. — Где ты ее прячешь?

Макото покраснел.

— Не понимаю, о чем это ты, — он повертел письмо в руках.

— Давай же, открывай. Держу пари, оно пахнет духами. Хм…Она даже знает адрес.

Мисато схватила письмо и поднесла к глазам, стараясь через конверт рассмотреть его содержимое.

— Может быть…это Майя?

Макото выхватил письмо.

— Майя думает о ком-то другом. Я в этом уверен.

— Если ты не откроешь его, то я сделаю это за тебя, — сказала Мисато, пытаясь выхватить письмо.

Вокруг стула развернулась борьба, протекающая с переменным успехом. Письмо переходила из рук в руки, и успело поменять владельца дюжину раз. Баталия завершилась опрокинутым стулом, с грохотом отлетевшим к стенке.

— Хм. Вижу, вам не до меня, — сказала заглянувшая в дверь Рицуко, — Когда вы двое закончите, мне нужно будет поговорить с Мисато, — Она повернулась и ушла.

Мисато оттолкнула Макото и выбежала следом за Рицуко.

— Я только хотела узнать, кто его подружка!

Они пропали из его поля зрения вблизи лифта, но он слышал, как Рицуко ответила.

— Держу пари, он написал ее имя на своих трусах.

Двери лифта закрылись, прежде чем он успел ответить.

Макото огляделся. Никого вокруг. Он поставил стул на место и нервно разорвал конверт. В конверте находилась коротенькая записка без обратного адреса, пахнувшая сиренью.

"Великолепно провожу время. Пошлю тебе первые несколько глав "Запретной любви в NERV" как только завершу их. Сейчас мне надо расквитаться с парой людей, которые причинили мне некоторые неприятности. Но как только я освобожусь, обязательно навещу тебя. Удачи у Мисато. Обнимаю и целую, Акане Тошиба".

Голова Макото пошла кругом. "Все произошло на самом деле, — подумал он, тяжело падая на стул, — Но как она… почему она".

* * *

Мегуми устало опустилась на свою кровать в номере гостиницы. "Интересно, что скажет на это мой редактор, — подумала она. — Если он ничего не опубликует, то для меня он станет пустым местом, но…". Она взяла пачку фотографий, которые проявила сама, не доверяя их фотоавтомату, и снова просмотрела их одну за другой.

Одной не хватало. Вернее фотография, где Рей несла Синдзи, была заменена фотографией Рей, бегущей дистанцию. Она задумалась: "Ни записки, ни угроз, но кто-то… кто-то же сделал это. Мне же все это не приснилось. Определенно нет".

* * *

— Превосходно, — сказал Гендо, садясь за свой стол. — Но, скорее всего, у нее будут неприятности.

Фуюцуки покачал головой.

— Ничего подобного. Если мы осторожно поведем ее, чуть-чуть подтолкнем в нужном нам направлении, дадим немного безвредной информации, такой как фотографии пилотов в школе… Она приобретет репутацию знающего человека, без реального знания о происходящем. В конечном итоге, через нее можно распространить кое-какие факты, без всяких усилий с нашей стороны. Мы же хотим, что бы люди верили нашим пресс-релизам?

Гендо на мгновение закрыл глаза, затем улыбнулся.

— Хорошо. Я разрешаю. В этом есть рациональное зерно, — он разложил фотографии Рей на столе. — Это дурачье совершенно не понимают, что Рей такое.

— А мы? — спросил пожилой мужчина, — Только из-за того, что наши методы точнее, чем массачусетские эксперименты, это не значит, что мы полностью знаем, что выпустили на волю.

— Она будет делать то, что мы хотим. Когда время придет, она станет ключом к двери, которую мы должны открыть. Вот для чего она создана. И если она окажется неподходящей, замена будет готова.

— Конечно, если мы добьемся, чтобы они оставались ментально стабильными, — ответил Фуюцуки, — DAGON вызвал гораздо больше аварий, чем другие проекты, — он запнулся, — Почти.

— Источник сейчас не защищен, — сказал Гендо. — Ни один дурак не должен натолкнуться на него. — Он встал. — Я отправляюсь к своему «начальнику». — Второе Дитя прибудет до следующей атаки?

— Наши разведчики докладывают, что он еще не проснулся, хотя шевелился. И когда он проснется… он будет еще долго плыть. Не хотел бы я жить в Торонто в этом году, — сказал Гендо, направляясь к двери. — Было бы много проще, если бы мы могли просто изолировать его, но…

— Даже мы имеем свои пределы. Все имеет свои пределы, — сказал Фуюцуки, — Мы должны помнить об этом, если не хотим свернуть себе шею.

— Человечество существует, чтобы переступать через свои пределы. Меня ими не сдержать, — Гендо закрыл за собой дверь.

Фуюцуки покачал головой.

— Это работа молодых — разбивать свои головы о стены, которые не могут быть пробиты. Но кто из нас прав… покажет история, — он направился к двери, пробормотав про себя. — Если сама история все еще будет существовать в конце.

ГЛАВА 4

АСКА СРАЖАЕТСЯ

Скрипели блоки, трещало дерево, пока дюжина рабочих поднимала и затаскивала тяжелый музейный экспонат в большой деревянный ящик. Звук их работы разносился по пустынным и темным холлам музея, отражаясь от стен, блуждая между колонн, мрачным эхом возвращаясь из темноты, заставляя рабочих нервно оглядываться.

— Неужто кто-то купил эту хреновину? — спросил один из рабочих, глядя на отвратительную восковую фигуру в ящике.

— Не поверишь. Заплачено сто миллионов баксов за этого безобразного сукина сына, — ответил другой.

— Да они были готовы продать его за колу и пакет чипсов, лишь бы избавиться, — добавил еще один рабочий. — Проклятие, от этого урода меня в дрожь бросает.

Бригада рабочих, быстро перекусив, снова взялась за молотки. От каждого удара молотка они вздрагивали, как будто боялись разбудить спящее в ящике чудовище. Наконец после нескольких минут нервной работы ящик был заколочен, и рабочие быстро направились к выходу из музея, стараясь оказаться как можно дальше от этого экспоната.

Когда массивные двери музея со скрипом закрылись, им почудился тихий стон.

* * *

Гендо сидел за столом, внимательно изучая карту тихоокеанского бассейна на мониторе своего МАГИ-терминала. Карта выглядела необычно. На ней не была обозначена ни суша, ни вода, хотя имелась схема погоды, и было отмечено несколько городов. Множество участков в северном районе Тихого океана были обведены, несмотря на тот факт, что там не существовало ни единого дюйма земли.

Четыре снежных бурана в Восточной Сибири, Аляске и северной Канаде были также отмечены. Рой расположенных близко точек проделывал свой путь вдоль побережья Мексики на север, а еще одна мерцающая точка расположилась где-то рядом с границей Соединенных Штатов и Канады в штате Монтана.

Вошел Фуюцуки.

— Я все же думаю, это ошибка, — сказал он.

Гендо не надо было спрашивать, о чем идет разговор, за прошедший день они уже раз сто обсудили эту тему.

— Все готово. Нет смысла ждать его пробуждения, когда мы можем доставить его сюда, вместо того чтобы тащить наши ЕВЫ до Канады, молясь, что бы он решил обосноваться поблизости от доступного источника энергии. На этот раз Киил полностью со мной согласен. Они договорились о дополнительном субсидировании, поэтому у нас не будет ни в чем недостатка.

Фуюцуки сел на стул, стоящий перед столом Гендо.

— Нам надо послать группу в Канаду как можно скорее. Я получил данные разведки от V-5. Трое путешественников, пропавших на Аляске неделю назад, вчера найдены замершими в сугробе в Северном Квебеке. Это означает, что…

Гендо покачал головой.

— До тех пор пока мы не будем уверены, что переносные источники энергии смогут функционировать в условиях Арктики, мы ничего не сможем поделать с ним. Американская база завершит испытания через несколько дней. Тогда и посмотрим. Возможно, он даст им настоящий бой. Кроме того, к нам скоро прибудет гость, и я хочу посмотреть, на что способен Второй ребенок, прежде чем послать их троих на задание.

— И как ты намерен сделать это? Мы не нашли еще других, и если мы промедлим слишком долго с Воздушным Бродягой, кто-нибудь из них проснется сам.

Гендо пожал плечами

— Сомневаюсь, что он будет спать до нашего прихода. Но если так случится, мы проведем боевые учения. Пилотам надо повышать мастерство. А теперь, взгляни сюда и скажи, все ли я учел.

* * *

— Эй, Кадзи, что разглядываешь?

Аска неожиданно возникла у него за спиной, обняв его за шею, как это делают все влюбленные. Хотя Кадзи сказал бы — как осьминог. Она посмотрела на фотографию в его руке, и была шокирована, увидев молодого ухмыляющегося Кадзи в обнимку с двумя девушками.

— Кто эти двое? — спросила она, раздельно произнося каждое слово.

— Ревнуешь? — ухмыльнулся Кадзи.

Аска надула губки и положила голову ему плечо.

— Конечно! Я ревную к любой женщине, положившей глаз на моего Кадзи.

Он рассмеялся и взъерошил ее волосы.

— Я забыл с кем говорю, моя Госпожа. Эти две леди — мои старые друзья. Пьяная — Мисато. Трезвая — Рицуко.

Мисато… где-то она слышала это имя.

— И пока они обе отчаянно добивались тебя, ты остался непреступен и сказал им, что ждешь дня, когда встретишь свою настоящую любовь? — спросила Аска.

— На самом деле, я встречался с пьяной, — рассмеялся Кадзи.

Если бы Кадзи в этот момент взглянул на Аску, то увидел бы, как по ее лицу проскользнула тревога и озабоченность.

— Ты? — переспросила она.

— Да, некоторое время. Затем молодость пролетела, и мы расстались. У нас были разные взгляды на карьеру…

— Понятно, — Аска немного расслабилась и вздохнула. — Ты… все еще… ну ты понимаешь.

— Люблю ее?

Аска съежилась.

Кадзи пожал плечами.

— Вроде бы она закончила скверно, поэтому, наверно, я ненавижу ее.

Аска мгновенно повеселела.

— Но, — продолжал Кадзи, — мне хочется надеяться, что мы все еще друзья. Хотя бы отчасти.

— Она не ценила тебя так, как ценю я, — промурлыкала Аска, стараясь, чтобы ее голос звучал соблазнительно. Но слова из уст четырнадцатилетней девочки не очень-то действовали на Кадзи.

— Ты говоришь приятные вещи, Аска, — небрежно сказал он.

Девочка покраснела как помидор, и сжала объятия чуточку сильнее.

— Другая девушка — Рицуко. Она была нашим другом. Вернее, сперва она была подружкой Мисато, но мы быстро поладили. Честолюбивая, но немного застенчива.

Аска подозрительно взглянула на изображение Рицуко.

— У тебя ничего не было с Рицуко?

— Нет, Аска. У меня ничего не было с Рицуко, — вздохнул Кадзи.

— Хорошо, — проворковала она, чувствуя себя уютно на его плече.

— Тебе, наверное, любопытно, почему я разглядываю этот реликт давно ушедшей молодости. Эти две леди присоединятся к нам через несколько дней.

— Что?

— Мы везем некоторый опасный груз для NERV. Они прилетят проверить, что все в порядке.

— Ты хочешь сказать, они из NERV?!

— Разве я не говорил об этом? — в голосе Кадзи проскользнули настороженные нотки, — Рицуко — глава исследовательской службы NERV, а Мисато твой непосредственный командир.

Глаза Аски расширились.

— Подожди, она та самая Мисато? Капитан Мисато Кацураги?

— Да. Мир тесен, верно? — ухмыльнулся он.

— Да, мир тесен, — ответила Аска, не так восторженно.

"Плохо", — думала она про себя.

* * *

Запах свежеприготовленной еды заполнял кухню квартиры Кацураги, верный признак того, что у плиты стоит не Мисато. Фактически Синдзи пришлось превратиться в повара, чтобы избавиться от склонности Мисато к консервированным продуктам.

Он завтракал один, что, впрочем, стало уже традицией. Мисато всегда просыпала, и в результате сломя голову неслась на работу. Чем несказанно раздражала Синдзи, до сих пор не привыкшему к этому бардаку, происходящему каждое утро.

Закончив завтракать и убрав посуду, он налил себе стакан воды и сел за стол. Сделав глоток, Синдзи развернул газету и чуть не подавился.

Внизу первой полосы была напечатана фотография его и Рей вместе. Заголовок гласил:

"Молодые герои влюблены? По слухам Аянами Рей (слева) и Икари Синдзи (справа) — двое пилотов роботов типа ЕВА — встречаются. Продолжение на странице А10".

— Ага! Я так и знала, что ты влюбился в нее.

— Йяаа!

Синдзи подпрыгнул на стуле, испуганный неожиданным появлением Мисато. Пока он старался сохранить равновесие, она с легкостью выхватила газету из его рук и открыла страницу А10.

— Так, так, Синдзи-кун, как же я проглядела, хотя все и так было ясно с первого дня, — дразнила Мисато

— М-между нами ничего нет! Правда!

— Так держать, Синдзи-кун, — Мисато снисходительно потрепала его по голове и приступила к незабываемому, ежедневному завтраку.

Схватить пиво. Открыть. Жадно выпить.

Сгрести рис. Проткнуть рыбу. Жадно съесть.

Намотать морские водоросли. Запихать в рот.

Взять другое пиво. Открыть. Жадно выпить.

— Йяааа

Конец.

— Все вкусно, как всегда, Синдзи-кун. Спасибо.

Выбравшись из-за стола, она отправилась к двери. Но на полдороги остановилась и вернулась обратно.

— Забыла предупредить. Я отлучусь из города на пару дней. Ты можешь позаботиться о себе сам?

"Я всегда делал это прежде", — подумал Синдзи горько.

— Да, конечно.

— Вот и ладненько. Мне надо сопроводить Второе Дитя из Тихого океана.

— Тихого океана? — Озадаченно переспросил Синдзи.

— Да. Ее везут на корабле. Так что, мы вернемся через неделю или даже раньше. Если я тебе понадоблюсь, мой номер телефона на столе в моей комнате. И если тебе понадобится что-нибудь — скажи Майе. Хорошо?

— Ладно.

— Будь хорошим мальчиком. Пока? — с этими словами Мисато наклонилась и поцеловала Синдзи в лоб. Синдзи остался стоять, пригвожденный к полу, удивленно вытаращив глаза на дверь, за которой исчезла Мисато, все еще не уверенный, что делать в такой ситуации. Неожиданно замечательный поцелуй от Мисато… но…

Он один дома. Было ли это плохо? Наверное… нет. Но это также не казалось невероятно хорошим. Он понял, что уже скучает по ней … немного.

Синдзи тряхнул головой, все еще ошеломленный произошедшим, и отправился в школу, надеясь, что никаких сюрпризов больше не предвидится.

* * *

— Ну, ты и шустряк, — орал Тодзи во все горло.

— Я знал, что-то происходит, — добавил Кенсуке.

— Что? О чем это вы? — спросил Синдзи.

— Об ЭТОМ! — проорал Кенсуке, торжественно потрясая утренней газетой.

Синдзи побледнел.

— Ничего такого не было, — запротестовал он. Это вдохновенное обращение никак не убедило его одноклассников в обратном, и они продолжали энергично тормошить его.

— Давай раскалывайся, приятель, — продолжал Тодзи. — Как далеко вы… ну ты понимаешь… растаяла снежная королева, ты знаешь, что я хочу сказать?

— Что…

— Первая база? — спросил Кенсуке.

— Н-нет.

— Вторая? — прокричал Тодзи.

— Но мы…

— Третья? — продолжал Кенсуке.

— Подождите…

— НЕУЖЕЛИ ДОМ? — закричали они весело.

— Н-неет!

— Прекратить.

Вся троица застыла на месте, став цветом лица походить на девочку, произнесшую эти слова. Если ее голос казался не достаточно холодным, то взгляд, от которого они застыли, был совершенно ледяным. Если бы они на миг оторвали от нее взгляд, то увидели бы взрыв черной пыли в воздухе.

— А-Аянами! — запинаясь, сказал Синдзи, — эээ… привет!

— А мы… это… гуляли, — еще больше запинаясь, сказал Кенсуке.

— Т-точно. Увидимся в классе, — быстро добавил Тодзи, затем пара поспешно исчезла в здании.

Рей подняла газету, валяющуюся на земле.

— Это я, — сказала она, взглянув на первую полосу.

— Д-да.

— Это ты, — добавила она мгновением позже.

— Э… точно.

Рей развернула страницу А10. К Синдзи быстро вернулся прежний цвет его лица с дополнительными оттенками красного.

— Я… ну… об этой истории…

Она оторвала глаза от газеты и спокойно посмотрела на него.

— Я хотел сказать… ну… — Синдзи снова запнулся. — Надеюсь, тебя не беспокоит эта… э… я имел в виду… ну…

Рей дочитала газету, свернула ее и отбросила в сторону.

— Нет.

С этими словами она направилась в класс, оставив смущенного Синдзи во дворе.

* * *

Аска проснулась от странного ощущения, практически на грани ее чувств, что-то неуловимое, смутное и тревожное, оставившее после себя неприятный осадок на душе.

Посмотрев в иллюминатор, Аска увидела, что корабль стоял пришвартованный к причалу. Это было здорово. Значит, она может выбраться в город и пройтись по магазинам, купив пару отличных сувениров.

В хорошем настроении она вышла из каюты и поднялась на верхнюю палубу. Узрев там Кадзи, она подбежала к нему.

— Привет, Кадзи! — прощебетала она оживленно, взяв его под руку.

— Доброе утро, малышка.

— Где мы?

— Нью-Лос-Анджелес. Нам передадут здесь одну древнюю вещь для NERV.

— И что это за вещь?

— Какая-то старая статуя. Возможно, в ней есть ключ к природе Ангелов или что-то в этом роде.

— Мы долго простоим здесь? Я успею купить себе сувениры?

— Хм… возможно.

— Ия! — она энергично направилась к трапу, таща за собой Кадзи.

— Эй, эй, подожди минутку! А причем здесь я?

— Ты хочешь, что бы я бродила всюду одна? — сказала Аска, надув губки. — Мне нужна защита!

— Хорошо, хорошо, но только не надолго. Договорились? — рассмеялся Кадзи.

— Отлично!

День становился лучше и лучше с каждой минутой, но Аска все еще не могла избавиться от этого ощущения… немного сродни легкому дискомфорту.

* * *

Четыре часа спустя Аска вернулась в свою каюту, торжественно неся несколько пакетов с покупками. Хотя Кадзи отказался от просмотра ее новой футболки, сославшись на важные дела, это только чуть-чуть подпортило ее настроение.

— Уф, — положив пакеты на койку, Аска тут же начала выгружать свои покупки: открытки, статуэтки, разные безделушки, одежду…

С озабоченным выражением на лице она вытащила из груды вещей бейсбольную футболку. «Нью-Лос-Анжелес» было напечатано большими буквами на спине. Кадзи как-то высказался о различных названиях и символике на одежде…

Может быть, носить такую футболку — признак плохого вкуса.

— Нееет.

Она такая милая. Пойдет в качестве ночнушки.

Озноб неожиданно пробежал по ее позвоночнику. То неприятное ощущение вернулось, и гораздо сильнее, чем прежде.

Она осторожно вышла на верхнюю палубу и огляделась вокруг. Солнце село несколько минут назад, и горизонт все еще пылал кровавыми отблесками.

Море и город постепенно погружались в темноту. Все казалось спокойным, за исключением одного из кораблей, ярко освещенного несколькими прожекторами.

Массивный деревянный ящик медленно опускался в грузовой трюм.

Она несколько минут смотрела на людей, бегающих по палубе того корабля, затем вернулась к себе в каюту, надеясь несколькими любовными романами развеять неприятное ощущение.

* * *

После трех любовных романов, два из которых заставили бы покраснеть даже Кадзи, Аска все еще чувствовала себя плохо.

Она решила пойти к Кадзи и все рассказать, но потом передумала. Ощущение казалось таким неуловимым, что она не могла подобрать слова, описывающие его.

Возможно, небольшая прогулка успокоит ее нервы? Неплохая мысль. Прогулка по кораблю, залитым лунным светом, это так романтично. В лунном свете она будет казаться гораздо красивее. И конечно, она обязательно встретит Кадзи.

Аска ухмыльнулась.

Почему бы и нет, прогулка под луной — замечательная идея.

* * *

Прогулка под луной была плохой идеей.

По палубе гулял холодный пронизывающий ветер, а Кадзи так и не появился. Аска стояла на корме «Фридриха Великого», безучастно смотря на волны, убегающие в темноту.

Странное зеленоватое свечение, движущееся под водой в нескольких метрах от корабля, привлекло ее внимание. При более внимательном рассмотрении им оказалось пара зеленоватых сфер. Они неожиданно остановились и развернулись в сторону Аски.

И потом они мерцнули. "Нет… это не мерцание, — подумала Аска. — Они мигнули. Это глаза".

Замерев от страха и очарования, она пристально вглядывалась в эти глаза. Неожиданно еще дюжина светящихся глаз появилась из глубины и уставились на нее. Ей стало не по себе, она уже собралась убраться прочь, но неожиданно поняла, что не может пошевелиться.

— Gott in Himmel, — прошептала она.

Как один, глаза развернулись и направились к кораблю, на который погрузили ящик. Покружив вокруг него, они исчезли в глубине.

Аска почти не спала в эту ночь.

* * *

Утро начиналось замечательно. Океан спокоен, небо безоблачно, Кадзи стоит, прислонившись к борту, и мурлыкает что-то себе под нос.

— Guten morgen! — весело закричала Аска, повиснув у него на шее.

— Доброе утро, Аска.

— Вот именно, — промурлыкала она, взяв его под руку.

— Ты выглядишь уставшей, малышка. Что-то случилось?

Аска помедлила в нерешительности.

— Ты наверно подумаешь, что я сошла с ума.

Кадзи приподнял бровь.

— Давай, выкладывай.

— Ну… я гуляла прошлой ночью по палубе, и мне кажется, я что-то видела в воде.

— На что это походило?

— Ну, как тебе сказать. Это были глаза. Зеленые светящиеся глаза. Много глаз. Я не видела, кому они принадлежали, но они были на самом деле. Правда-правда.

— Успокойся Аска, я верю тебе, — Кадзи приобнял девочку за плечи. — И во сколько ты видела их?

— Около полуночи. Они покружили вокруг нас, а потом направились к кораблю, на который вчера погрузили большой ящик.

— Хм. Нашли.

— Что нашли? — спросила она.

— Не обращай внимание, — ответил он.

— Ладно, — она выбросила события прошлой ночи из головы, тем более Кадзи все еще обнимал ее. — А что ты делаешь здесь?

— Жду гостей.

— Гостей?

В небе послышался звук реактивных двигателей.

— Ну и влип же я, — нахмурился Кадзи.

— Хм.

— Не бери в голову. Пойдем, Аска.

Они направились к посадочной площадке, где только что приземлился реактивный транспорт. По маленькой лестнице спускалась белокурая, коротко подстриженная женщина, примерно возраста Кадзи, с фигурой, что Аска непроизвольно позавидовала.

Минуточку. Аска дернула Кадзи за рукав рубашки.

— Эй, эта…как ее имя?

— Доктор Рицуко Акаги — глава технической и исследовательской службы NERV. — Кадзи поднял руку, которой он обнимал Аску и помахал Рицуко. — Эй, мы здесь.

"О, нет, — подумала Аска. — Если Акаги здесь, то значит и ОНА здесь тоже".

Рицуко улыбнулась в ответ, хотя Аска так и не разобрала, было ли улыбка теплой или коварной. Рицуко заглянула в самолет и вытащила за собой упирающуюся Мисато.

— Это, должно быть, Мисато, — прошипела Аска.

— Эй, Риц-чан! Мисато-чан! — закричал Кадзи.

Глаза Аски округлились: "Риц-ЧАН? Мисато-ЧАН?"

Мисато спустилась по трапу, кипя от возмущения. Кадзи подошел, весело приветствуя их и таща за собой насупившуюся Аску.

— Риц-чан, Мисато-чан! Как хорошо видеть вас снова!

Мисато проворчало что-то себе под нос. Рицуко нахмурилась и быстро толкнула ее локтем.

— Что… ты… делаешь здесь? — в конце концов сказала она.

— Я? Я специальный инспектор NERV.

— Черт, как же мне не везет, — проворчала Мисато

— Как летит время, Кадзи-сан, — вежливо сказала Рицуко.

Аске определенно не нравилась улыбка этой женщины.

— Ах, Рицуко, ты прекрасна, как всегда, — сказал он, учтиво целуя ей руку.

Мисато и Аска вытаращили глаза, из их ртов вырвалось слабое рычание.

— Достаточно, льстец, — рассмеялась Рицуко, убрав руку, и посмотрела на Аску с легкой улыбкой. — Господи, Аска, как же ты выросла.

Аска недоуменно моргнула, пытаясь припомнить всех, с кем встречалась.

— Мы встречались? — наконец спросила она.

— Нет. Но нам присылали твои фотографии. Понимаю, это звучит несколько глупо, но у меня такое чувство, что я знакома с тобой давным-давно.

Мнение Аски о Рицуко стало чуть-чуть лучше. А точнее сказать — почти хорошим.

Кадзи заметил хмурый взгляд Мисато. Он мог бы и промолчать, но репутация прежде всего.

— Мисато, вижу, ты рада видеть меня.

— Только скажи, где моя каюта, — проворчала Мисато.

Схватив свой багаж, она гордо прошествовала на нижнюю палубу.

* * *

Наконец Синдзи получил желаемое. Он был один. Никто не надоедал ему, ничего от него не требовал и не заставлял делать, ничего не добавляя к той куче боли, что он накопил за эти годы. Но…

Многие любят мороженое. Многие любят, когда его много. Но никому не понравится есть его без перерыва двадцать четыре часа в сутки, до тех пор, пока не заболеешь или не умрешь от обжорства.

Синдзи постепенно сходил с ума. Он не понимал почему, ему же всегда нравилось быть одному. Первый день прошел замечательно. Никто не дергал его по пустякам. Он вдоволь наслушался своей музыки, без замечаний Мисато, что от нее хочется спать. Никакой отрыжки от пива, никто не требует сыграть «Frisbee», когда он занимается на виолончели.

К вечеру третьего дня он уже желал услышать звук открываемого пива, музыку, ревущую из магнитофона, сделать все что угодно, лишь бы не быть одному.

Ему было жутко скучно. Это удивляло и пугало его. Раньше он мог провести неделю с минимумом человеческого общения, но сейчас он дошел до точки, играя в шахматы с Пен-Пеном.

Сам бы он никогда не предложил сыграть в шахматы пингвину, если бы не заметил во время игры на виолончели, как тот расставляет фигурки на шахматной доске. Он и не подозревал, что у Мисато есть шахматы. Вообще-то, ему нравилась игра, и он никогда не упускал возможности сыграть партию в шахматы.

Поэтому когда он проиграл в третий раз, то не задумываясь расставил фигурки в четвертый.

Белые фигуры прорвали его аккуратно возведенную защиту. Он старался выправить положение, но потеря королевы только ухудшила ситуацию. Синдзи уже видел свое неминуемое поражение.

— Сдаюсь, — сказал он с вздохом.

"Пойду немного проветрюсь", — решил он.

* * *

Стоял тихий теплый вечер. Один из таких вечеров, когда забываешь обо всех своих проблемах и тревогах, наслаждаясь спокойной безмятежностью природы, шелестом листвы и последними ласковыми лучами заходящего солнца.

К огромному удовольствию Синдзи в парке практически не было людей. Он неторопливо прогуливался по аллеям, размышляя о завтрашнем дне в школе. Когда же он устал, то присел на скамейку в одной из аллей парка. Спустя несколько секунд, из-за поворота показался парень, с которым он встречался в NERV. "Кажется, его зовут Макото," — вспомнил Синдзи.

— Привет, Синдзи! — Макото присел рядом с ним.

— Привет.

— Не знаешь, чем заняться, пока Мисато отсутствует?

— Да. — Синдзи удивленно моргнул. — А как ты догадался?

— Мисато должна радоваться, что ты не типичный представитель молодого поколения и не закатил бурную вечеринку, пока ее нет дома, — сказал Макото, откидываясь на спинку скамейки и тяжело вздыхая. — Хотя, зная ее характер, она сама закатила бы вечеринку, попроси ты ее об этом.

— Любой вечер покажется бурной вечеринкой, если рядом Мисато, — улыбнулся Синдзи.

— Неужели она… — Макото замолчал на полуслове, ожидая, как ответит на намек его собеседник.

Но Синдзи не обратил на его слова никакого внимания.

— Она обожает вечеринки. С тех пор как она стала тактическим командиром NERV… она не походит на человека, желающего работать, не говоря уже о том, что она способна закатить вечеринку в любое время и по любому поводу.

— Существует другая Мисато, которую не видно при первом взгляде, — ответил Макото спокойно. — Ты знаешь, на кого она похожа, когда приходит время быть серьезной?

— Знаю… Только… Какая из них настоящая?

— Обе, я думаю. Одна для отдыха, другая для работы. — Макото встал. — Кстати, говоря об отдыхе, я собирался перекинуться в картишки.

— Карты?

— Еженедельная партия в бридж. Мисато иногда заходила, но она обычно обыгрывала всех в пух и прах. Хочешь пойти? Я еще тебе не надоел?

— Нет, — солгал Синдзи. — Я пойду посмотреть, но я не очень хорошо играю в карты.

Поздно вечером Синдзи шел домой, позвякивая тремя тысячами йен в кармане.

* * *

Майя рассматривала трехмерное изображение тела Рей: нервная система, кровеносная и дыхательная системы, а также крупным планом изображение сечений головного мозга.

Так как доктор Акаги отсутствовала, работа по контролю за здоровьем детей полностью легла на ее хрупкие плечи. А сегодняшний день вообще удивил ее.

Рей Аянами пришла с жалобой на свое здоровье.

— Рей, я не вижу никаких отклонений.

— Никаких? — Рей, кажется, сбил с толку ее ответ.

— Ничего, — повторила Майя. Как жаль, что доктор Акаги уехала, она знает о Рей гораздо больше остальных, исключая командира Икари. Но Майя не собиралась беспокоить начальство по пустякам.

Она еще раз внимательно изучила изображения тела Рей.

— Расскажи поподробнее, что тебя беспокоит?

Рей задумалась, стараясь подобрать слова, описывающие ее состояние.

— Со мной случилось… — она нахмурилась и посмотрела в сторону. — Я была дома у командира Кацураги. Не знаю почему.

— Ты жалуешься на провалы в памяти?

— Не знаю.

— Хм. Скажи… что случилось, пока ты была у командира Кацураги?

Рей вопросительно посмотрела на Майю.

— Что ты делала? — поправилась Майя.

— Я помогала Икари-кун с домашней работой по математике.

— Икари-кун? Ты имеешь в виду Синдзи Икари.

Рей кивнула.

— А потом?

— Я помогала Икари-кун с домашней работой по истории.

Майя моргнула.

— А потом?

— Я помогала Икари-кун с химией.

Майя подавила смех.

— А потом?

— Я перекусила с Икари-кун.

Майя тепло рассмеялась. Хотя Рей заставляла ее немного нервничать, но ей всегда было грустно видеть ее одну. А теперь, по-видимому, появился еще человек, чувствующий себя комфортно рядом с ней.

— Рей, — сказала Майя с материнской улыбкой на губах, — с тобой все в порядке.

Рей с сомнением смотрела на нее.

— Думаю, ты увлечена молодым Икари.

Теперь Рей смотрела на Майю озадаченно.

— Увлечена? — переспросила она.

Майя счастливо кивнула.

— Может, ты даже влюблена в него.

Рей слегка нахмурилась.

Это… хорошо?

Майя рассмеялась, беря ее за руку.

— Рей, это замечательно.

Снова во взгляде Рей промелькнуло сомнение.

— Мне не нравится это.

— Понимаю, эти чувства новы для тебя, но не беспокойся, они естественны.

— Не для меня.

* * *

День для Синдзи начался с телефонного звонка, прервавшего его утренний ритуал — завтрак и чтение газеты. Он удивленно моргнул. Интересно, кто это может звонить ему в такую рань?

Он подошел к телефону и взял трубку.

— Алло?

Привет, Синдзи! Скучаешь по мне? — раздался в трубке знакомый голос.

— Мисато-сан!

— У тебя все в порядке?

— Угу, — кивнул Синдзи.

— Отлично. Слушай, Синдзи, сделай мне одолжение.

— Одолжение?

— Я и Второе Дитя скоро прибудем в военно-морской порт Токио-2. Детали я уже отправила на свой факс. Не могли бы вы с Рей встретить нас в порту?

— Конечно, — ответил Синдзи. — Но зачем мы понадобились тебе?

— Решила устроить для Второго Дитя небольшую торжественную встречу. Так ты приедешь?

— Да.

— Хорошо. Тогда пока. Ой, не бросай трубку, забыла еще об одной вещи.

— Какой?

— Если сможешь, прихвати с собой парочку друзей. Так даже будет веселей.

* * *

Синдзи не очень хотелось приглашать еще кого-то на встречу Второго Дитя. Да и кого? У него не было особо близких друзей.

— Снова мечтаешь о Аянами? — внезапно раздался голос Кенсуке.

— Эй!

— Ладно, ладно. Просто шутка! — рассмеялся Кенсуке, поднимая руки в мнимой сдаче. — Эй, Синдзи, сегодня в киношке «Гекигангер Х». Пойдешь?

— Нет, — ответил Синдзи, — Мне надо сегодня встретить моего телохранителя и нового пилота.

Глаза Кенсуке мгновенно сделались с чайные блюдца.

— Что? Новый пилот? Где? Кто он? МОЖНО МНЕ ПОЕХАТЬ С ТОБОЙ? ПОЖАЛУЙСТА!!!

— Ну… наверное, ты можешь…

— ЗДОРОВО!! — Кенсуке подпрыгнул от избытка переполнявших его чувств.

— ЭЙ, ТОДЗИ! ДАВАЙ СЮДА! МЫ ВСТРЕЧАЕМ ТРЕТЬЕГО ПИ…

Холодная рука внезапно зажала его рот, и Кенсуке неожиданно для себя оказался смотрящим в глаза Рей Аянами.

— Шшш, — все, что сказала она. Его никогда так сильно не пугали за всю его жизнь.

* * *

— Спасибо-Спасибо-Спасибо-Спасибо-Спасибо! — не переставая, повторял Кенсуке, повсюду снимая своей видеокамерой.

— Да ладно тебе, — в который раз отвечал Синдзи. Уже довольно нервно.

— Не обращай внимания. Он помешан на оружии, — ухмыльнулся Тодзи.

Рей внимательно посмотрела на мальчика.

Они стояли на пирсе, наблюдая, как рабочие швартуют военные суда. Один из них, судя по названию "Фридрих Великий", был немецким линкором.

— Кто-нибудь видит их? — спросил Синдзи.

Тодзи отрицательно мотнул головой в ответ. Рей продолжала наблюдать. А Кенсуке совершенно не обращал на них внимания, носясь от корабля к кораблю, как маленький ребенок в рождественское утро между всеми подарками.

Их поиски внезапно были прерваны сильным толчком земли. Из одного грузового корабля вырвалось пламя, и повалил густой дым.

Со всех сторон раздался вой серен.

— Яху! Боевая тревога! — завопил Кенсуке, сгибая руку в типичном мужском жесте.

* * *

— Я же говорил, — раздраженно заметил Фуюцуки. Как старший по возрасту, он мог позволить время от времени указывать Гендо на его ошибки, что в устах других звучало бы как неслыханная дерзость. — Дикари, поклонявшиеся ему, были сумасшедшими, если жили рядом с таким, но это не означает, что его нужно тащить сюда. Его будет трудно скрывать.

— У нас есть хороший шанс посмотреть на Второе Дитя в деле, — ответил Гендо, пока они оба направлялись на мостик. — Удачно, что оба других пилота там же. Мы просто убьем его раньше, чем планировали.

— Это может быть не благоразумно, — сказал Фуюцуки. — Книга Хали, пятая книга Семи сокровенных книг Хсана и Илтдаунские глиняные таблички содержат версии Великого пророчества, которое гласят, что его существование является ключевым для Великого возвращения. Фактически, все за исключением Илтдаунских глиняных табличек пошли дальше и сказали, что если его уничтожить, то древние повелители Земли могут никогда не вернуться. В то же время, другие источники пророчества, такие как Откровения Глаки или Текст Р'лайх не упоминали такого, хотя…

— Ты никогда раньше не упоминал об этом, — прищурился Гендо.

— Я забыл, но, готовясь к прибытию нашего гостя, я снова перечитал их и обнаружил эту информацию. Существует много вариантов пророчества, и некоторые из них противоречат друг другу. Так же многие используют эзопов язык, и…

— Я хорошо осведомлен о трудностях интерпретации пророчеств, — прервал его Гендо. — Хорошо. Я прикажу захватить его.

— Что вероятно легче сказать, чем сделать

— Не каркай.

Они вошли на мостик.

* * *

Когда завыла сирена, Аска не испугалась и не смотрела в ужасе по сторонам. Напротив, она оскалила зубы в дьявольской усмешке и завопила.

— ЯХУ, ПОВЕСЕЛИМСЯ!

В мгновение ока, она переоделась в свой красный комбез и рванула к грузовому кораблю, на котором везли ее ЕВУ. "Ангел атакует! Вовремя! Аска Лэнгли Сорью покажет себя во всей красе!"

Она как ураган промчалась мимо экипажа и охраны, и с ликованием запрыгнула в капсулу.

Капсула опустилась внутрь ЕВЫ, погрузив Аску в темноту. Мгновение спустя она наполнилась LCL. Аска сконцентрировалась и начала медленно синхронизироваться с ЕВОЙ.

— Erst Erfuellung, Anfang der Bewegung, Anfang des Nervenanschlusses, Also loese sie es von links kleidung, Synchro start!

Мир вокруг нее на мгновение вспыхнул радугой разных цветов. Она и ЕВА-02 стали единым целым.

— ЕВА 02, немедленно отвечайте. Говорит Икари Гендо — командир NERV.

— ЕВА-02 слушает.

— В данном районе находится Ангел с неизвестным энергетическим уровнем.

— Расслабьтесь. Эта штука умрет быстрее, чем вы сможете сказать Окина-…

— Вы не убьете его.

— ва… ЧТО?!

— Вы захватите цель с кодовым названием «Амалил» и доставите ее в штаб-квартиру NERV.

— Вы что там — спятили?

— Выполняй приказ.

— Scheiss egal. Отлично. Приказ принят.

* * *

ЕВА-02 величественно поднялась над танкером.

— КРУУУТО! — проорал Кенсуке.

— Это, наверно, новый пилот, — сказал Тодзи.

— Скорее всего, — пожал плечами Синдзи.

— У пилота клевые цвета, — продолжал Тодзи. — Красный — это круто. И как тебе всучили фиолетовый?

— Не знаю.

* * *

— ЕВА-02, говорит командир Кацураги.

— ЕВА-02 слушает. Что случилось?

— Я буду тактиком на этом задании, поэтому слушай меня внимательно. Ясно?

— Да.

— Амалил к северу от вас, последний раз его видели на грузовом корабле «Зефир». Приближайтесь осторожно.

— Как выглядит цель?

— Информация отсутствует.

— Великолепно. Послать меня слепой. Спасибо.

ЕВА-02 крадучись прошла через пирс, никого не заметив. "Может, враг прячется под водой, как огромный крокодил", — подумала Аска.

Неожиданно она почувствовала острую боль в левой ступне, как будто ее укусил муравей. Рефлекторно она дернула ногой, откидывая кого-то в сторону.

— Ой.

ЕВА наклонилась вниз, пытаясь рассмотреть, кто же ужалил ее в ногу.

— Выходи, ублюдок…

Нечто появилось из-за каменной кладки. Черное. С клешнями и щупальцами.

* * *

"… почти шарообразное туловище, с шестью длинными, гибкими конечностями, заканчивающихся клешнями, похожими на крабьи. На туловище находится еще один шар, похожий на пузырь и выдающийся вперед; На нем — три вытаращенных рыбьих глаза, расположенных по углам равностороннего треугольника, хобот около фута длиной и по бокам шара вздутия, похожие на жабры. Все наводит на мысль, что, скорее всего, это голова."

Из дневника Стивена Джонса

* * *

Глаза Аски округлились от удивления.

— Что за… мохнатый мяч.

— Что это такое? — также удивленно спросила Мисато.

— И ЭТО мой противник?! — сказала Аска смертельно обиженным голосом.

Она надеялась на грандиозное сражение, подобное эпическим битвам прошлого, в котором она покажет все свое искусство и еще раз подтвердит свою репутацию лучшего пилота NERV. А здесь…

Существо зарычало и грозно подняло щупальца, только усилив впечатление Аски о нем как мохнатом мяче.

Ева-02 согнулась и шлепнула зверя левой рукой, отправляя его, крутясь, в стену склада.

— Хех, что, охромело?

— Эй, не будь такой самоуверенной, — предупредила Мисато.

— Ха! Да я прихлопну этот… этот гнусный маленький мохнатый мяч одной левой! — она снова отправила монстра в стенку склада.

— Аска, прекрати играть и поймай его.

— Поймать? Его? У вас случайно нет большой сети?

— Э… нет.

— Ну и как я должна, по-вашему, поймать его? Я не удержу этого скользкого урода! Интересно, а он запищит, если его хорошенько сдавить?

Ева-02 протянула руку. Но неожиданно Амалил распластался на земле, превратившись в плоскую лепешку. Он даже, кажется, пропищал что-то.

— ХАХАХАХАХАХАХА! — громовым голосом рассмеялась Аска.

Амалил снова резко подскочил, наполняясь воздухом и выглядя крайне разъяренным. Он грозно прорычал, но, благодаря несоответствию размеров, Аска услышала только жалкий писк и лай.

— Ой, как страшно, — она снова протянула руку, чтобы схватить его.

И неожиданно острая боль пронзила руку Аски.

Амалил почти неуловимым взмахом клешней распорол руку ЕВЫ.

— АААААААААА!

— Аска! Аска! Успокойся! — закричала Мисато.

— ICH WILL DIESEN KLEINEN SCHEISSKOPF TOTEN!!!

Амалил выглядел довольным собой. Он вонзил щупальца в рану на руке ЕВЫ, разрывая ее еще больше, и весь дрожал в экстазе, высасывая кровь из руки.

Аска огляделась в поисках чего-нибудь большого и тяжелого.

* * *

— КРУТО! ВОТ ЭТО КАДРЫ! — вопил Кенсуке, водя видеокамерой.

ЕВА-02 резко отпрянула, подняла из воды баржу и несколько раз подряд ударила Амалила ей.

— И это бой, по-твоему? — спросил Тодзи.

Ева-02 ухватила полную горсть щупалец и свирепо вырвала их из тела Амалила. Раздался пронзительный визг боли.

— Варвар какой-то, — заметил Тодзи. — Синдзи, ну как тебе новый пилот?

Ребята на мгновение замолчали, наблюдая, как ЕВА три раза подряд ударила локтем, буквально вбив Амалила в бетон.

Синдзи пожал плечами.

— Бешеная.

Рей продолжала молча смотреть.

* * *

Гендо хмуро смотрел на обзорный экран: "Сражается она не плохо, но огромный недостаток в том, что она совершенно не подчиняется приказам".

— Второе Дитя, вы не должны убивать Ангела. Вы должны поймать его. Он нужен нам для исследований.

В ответ еще одна клешня взлетела в воздух и по дуге упала в воду.

— Первое и Третье Дитя готовы к перехвату Второго? — спросил Гендо.

Другая клешня упала на крышу одного из складов.

— В таком темпе, она разделает его на кусочки, прежде чем они доберутся до своих ЕВ, — заметила Майя. — Мы можем изучить труп.

— Пятьсот йен на то, что она его прикончит за двадцать минут, — вставил Макото. На большом обзорном экране в воздух летели куски Ангела. — Или может быть только за десять минут.

Гендо взглянул на Фуюцуки.

— Я впечатлен, она может действовать, после того как рука ее ЕВЫ была разрезана, — сказал Фуюцуки

— Ей повезет, если она будет действовать, когда я поговорю с ней, — ответил Гендо сердито.

* * *

Вспышки света и вой сирены наполнили воздух. Отряды NERV приступили к сбору обрубков, кусков и частей Амалила.

Над ними возвышалась сгорбленная фигура ЕВЫ-02, походившая на льва, застывшего над своей добычей. Дети подобрались поближе к ней, ожидая, когда Второе Дитя появится изнутри.

— Интересно, почему он не вылазит, — сказал Кенсуке.

— Может он разговаривает со штаб-квартирой, — предположил Тодзи.

Синдзи молча пожал плечами.

В спине ЕВЫ с шипением отошла большая панель, оттуда выскользнула капсула. Мгновение спустя в капсуле открылся люк, и появилась нечто покрытое густым слоем грязи, в котором с трудом угадывалась человеческая фигура.

— Hat jemand ein Handtuch?

Три парня от удивления вытаращили глаза. Рей покачала головой. Пилот взмахнул руками и во все стороны полетели куски грязи. До парней стоящих внизу стало постепенно доходить, что нечто покрытое слоем грязи, по-видимому, девочка.

— У кого-нибудь есть полотенце? — на этот раз она спросила по-японски.

Кенсуке порылся в пакете.

— Извини, нет.

— Тоже нет, — развел руками Тодзи.

Синдзи похлопал по своим карманам.

— Э… у меня есть платок.

Белозубая улыбка появилась из густой черной грязи.

— Нет, это слишком мало. Ладно, вода кажется достаточно чистой.

Соскользнув вниз по Еве, она подошла к краю пирса и нырнула в воду.

— Черт возьми, что это за черная фигня? — спросил Тодзи.

— LCL, — ответил Синдзи с отвращением. — Это такое вещество, которым они наполняют ЕВУ, что бы мы могли пилотировать ее.

— Фу, — поморщился Кенсуке, — сочувствую тебе.

Немного погодя из воды появилась рука и ухватилась за край пирса. К ней присоединилась другая, Через секунду на пирсе стояла хорошо сложенная рыжеволосая девочка в обтягивающем красном комбинезоне.

— Ах, нет ничего лучше купания после боя.

Три парня с восторгом смотрели на нее. Подняв руки, она отжала свои волосы. Заметив, что все смотрят на нее, спохватилась.

— О, забыла представиться. Аска Сорью Лэнгли, пилот ЕВЫ. NERV. Приятно познакомиться!

— П-п-приятно познакомиться, — спотыкаясь, промямлил Тодзи, все еще не придя в себя от удивительного превращения.

— Так ты новый пилот? — спросил Кенсуке. — Круто! Да, Синдзи?

— Что? А, конечно.

— Синдзи? — спросила Аска. — Синдзи Икари?

— Да, это я, — ответил он. — Третье Дитя, так сказать. Пилотирую ЕВУ-01.

Она задумчиво оглядела его.

— Не совсем то, что я ожидала… ну да ладно. Ты ведь тоже ожидал от меня чего-то другого, верно?

Холодный ветерок на мгновение коснулся четверки ребят, хотя никакого ветра и в помине не было. Кенсуке и Тодзи вздрогнули. Аска нахмурила лоб.

Синдзи повернулся и представил подошедшею девочку.

— Аска, этой Рей Аянами — Первое Дитя.

— Приятно познакомиться, — Аска помахала рукой.

Рей молча кивнула.

— Как хорошо видеть вас троих вместе, — раздался женский голос с легким налетом язвительности.

— Мисато-сан, — радостно поприветствовал Синдзи, развернувшись к ней.

Кенсуке и Тодзи охватил повторный столбняк.

— Эй, Синдзи. Соскучился по мне? — Мисато взъерошила волосы Синдзи, проходя мимо него, затем сердито посмотрела на Аску.

— Аска, ты что — глухая? Ты должна была захватить Амалила! ЗА-ХВА-ТИТЬ!

— Да ладно, ну вспылила немного.

Аска собиралась продолжить объяснения дальше, когда появился еще один человек, небрежно одетый мужчина с косичкой и самодовольным выражением на лице.

— Ну-ну, Мисато-чан, это же первый раз. Ты же не будешь ругать ее за то, что она немного рассердилась.

Волна ярость захлестнула Мисато.

— ЗАТКНИСЬ!

— Ладно-ладно, — сказал Кадзи примирительно. — Давай забудем об этом, хорошо?

— А ну убери свою руку, хрен паршивый.

— Тогда, могу я положить другую?

— По морде захотел схлопотать?

Аска заскрежетала зубами, ее Кадзи бесстыдно флиртует с Мисато. Неожиданно у нее появилась идея.

Она быстро подошла к Синдзи. Взяв его под руку, она медленно направилась в сторону Мисато и Кадзи.

— Синдзи, я слышала, что ты уже сражался с Ангелами. Расскажешь мне об этом?

Синдзи растерялся. Он был далеко не самым общительным человеком. А уж если девушка проявляла к нему интерес, проблемы с общением возрастали многократно. Прогулка под руку с Аской, ее голос, в котором сквозили теплые нотки, вконец лишили его способности мыслить связно.

— Э… ну… ты знаешь…

Аска мельком взглянула на Кадзи. Он не смотрел в ее сторону, продолжая флиртовать с Мисато. Это только подстегнуло Аску.

Тодзи и Кенсуке третий раз впали в столбняк.

— И как такой лох, как Икари, смог заполучить себе такую кучу девок? — наконец сказал Тодзи.

Кенсуке кивнул в знак согласия, все еще снимая на видеокамеру.

Неожиданно его камера погасла.

Позади них раздалось рычание. Не обычное рычание собаки или волка. А рычание шедшее из самой сокровенной глубины. Рычание, которое наводит на мысль о тьме и ее чудовищных порождениях, рыщущих во мраке ночи. Рычание, обещающее вечное мучение и боль. Все это сопровождалось резкими порывами холода, пробиравшего до самых костей. Двое мальчиков медленно обернулись, стараясь не делать резких движений.

Рей не отрываясь смотрела на Аску. Ее лицо исказилось в гневе, пальцы, сжатые в кулаки побелели от напряжения. Кроваво-красные глаза ярко горели.

— О, черт, — прошептал Тодзи, — она рассердилась.

* * *

Глубоко внизу под штаб-квартирой NERV имелись зоны, о существовании которых знал только узкий круг избранных лиц. Одна из таких зон была усеяна большими камнями, кусками металла и керамическими контейнерами, часть из которых содержала медленно разлагающиеся части тела второго Ангела.

Гендо и Фуюцуки стояли на балконе, опоясывающем комнату на высоте двадцати футов, и смотрели на открытый контейнер, в котором находились останки головы Ангела.

— Американская база докладывает, что полевые испытания автономного источника питания прошли успешно. То же с транспортными самолетами. Нам придется действовать в полевых условиях, но теперь мы можем оперативно доставить их в нужную точку на самолетах, и они смогут действовать без кабеля тридцать минут вместо пяти. До тех пор пока они не избавятся от неполадок в S2 двигателях, мы будем использовать автономные источники питания. — Фуюцуки посмотрел вниз, на голову Ангела. — Трудно поверить, что даже дикари боготворили это нелепое создание.

— Безусловно, я никогда бы не сделал такой ошибки, — сказал Гендо, — что и объясняет, почему его культ угас. Но меня тревожит другое. Почему он неожиданно проснулся. Я не верю в совпадения.

— Парад звезд. Или, возможно, одна из сторон влияния трех детей, ищущих себя. Но я думал, что для пробуждения нужен четвертый.

Гендо задумчиво смотрел вниз.

— Может быть, он не настоящий.

— Что?

— Настоящий не выглядел бы так жалко.

— Возможно, его отождествление с высшей силой явилось ошибкой какого-нибудь древнего книжника, но ты должен помнить бой, возможно, повернулся по-другому, если бы применялись обычные технологии.

— Думаю, ты прав, — ответил Гендо, — Если Второе Дитя снова начнет буйствовать, когда они будут сражаться с их следующим противником, они проиграют.

— Возможно. Но все же она произвела впечатление.

— Это не эпическая поэма. Они не будут сражаться в героических битвах один на один. Их последующие противники обладают большой силой. Поэтому если они не будут работать как команда, они умрут. А если они умрут слишком рано, все наши усилия пойдут прахом. Нам надо найти Четвертое Дитя. Все они нужны для Великого Обряда. Я не позволю вздорному ребенку разрушить все.

— Если книга Хали говорит правду о нашем умершем друге, он все равно был бесполезен. Наверно, это было не так иронично, если бы не закончилось подобным образом.

— Меня не интересует ирония. Меня интересует успешное выполнение плана, который мы разработали на несколько лет вперед. И, в конце концов, зачем Старейшим надо было держать это жалкое создание? — Гендо посмотрел вниз на раскромсанные куски плоти. — Мне нужно отдохнуть. Я буду в секторе 13. Проследи, что бы меня не беспокоили.

— Конечно, — Фуюцуки смотрел на удаляющегося Гендо. Было место, куда бы он ни за что не пошел, хотя очень хорошо понимал Гендо. У него имелись свои способы успокоить нервы, но Гендо слишком часто совал голову в пасть льва. И если SEELE прознает про их истинные цели, вероятно, пасть льва первым укусит Гендо. Но возможная награда стоит того, если все пройдет, как они задумывали. Но Фуюцуки не был настроен слишком оптимистично, в отличие от Гендо.

Он повернулся и ушел. Пришло время снова прогуляться по краю пропасти.

ГЛАВА 5

БОЕВЫЕ УЧЕНИЯ

По пустынным улицам Токио-3 мчалась синяя спортивная машина. Не снижая скорости, она резко свернула за угол, едва не снеся по дороге столб. Полностью проигнорировав данный факт, Мисато только сильнее вдавила педаль газа.

Синдзи, сидевший рядом с ней, изо всех сил цеплялся за свое сиденье, вздрагивая от каждого толчка машины. На заднем сиденье, подпрыгивая от восторга, расположилась Аска.

— Быстрей! Еще быстрей! — кричала она во все горло.

"Хоть бы двигатель заглох", — молился про себя Синдзи.

— Пора тормозить, или я въеду прямиком в наш дом. Держу пари, Андерсонам это совсем не понравится, — рассмеялась Мисато.

"Хорошо, что я не поел", — вздыхал про себя Синдзи.

— Где я буду жить? — осведомилась Аска.

— Поскольку твой телохранитель остался в Германии, и тебе еще рано жить одной, тебя поселили вместе со мной и Синдзи.

— Рей тоже живет с тобой?

Мисато покачала головой.

— Тогда она бы поехала с нами. Но у нас есть пингвин.

— Значит, она живет с доктором Акаги? — продолжала расспрашивать Аска.

— Нет. Она живет одна, — ответила Мисато, на полной скорости срезая угол и резко тормозя. Синдзи чуть не врезался в лобовое стекло, только ремень и спас.

— Но она же не старше меня!

— Она вполне самостоятельна для своего возраста. К тому же ее опекун — отец Синдзи.

— Она твоя сестра? — Аска посмотрела на Синдзи. В документах, которые ей давали читать, ничего об этом не говорилось.

— Нет, нет, он только ее… э … подопечная? Нет, то есть, она его подопечная. Мы не родственники.

Волосы Аски взметнулись, когда они припарковались в гараже, с ходу развернувшись на сто градусов. Вытащив волосы из глаз и рта, Аска вновь спросила:

— Наша квартира большая? А то у меня много вещей.

Синдзи удивленно взглянул на одинокий чемодан Аски.

— Да. Она довольно большая, так как Мисато важная шишка.

— Тогда все в порядке.

* * *

Аска знакомилась с Пен-Пеном, когда раздался звонок в дверь.

— Синдзи, открой дверь, — сказала Мисато, — А я покажу Аске ее комнату.

— Ух ты! — удивленно воскликнул Синдзи, открыв дверь.

Перед его взором предстала очередь людей с коробками в руках, с тележками, нагруженными коробками, тянущуюся от их двери через весь коридор и пропадающую за углом.

— Мы доставили вещи… — Человек, стоящий перед Синдзи заглянул в блокнот, — мисс Аски Лэнгли Сорью.

Челюсть Синдзи отвалилась от удивления.

— Все это?

— Это я! — воскликнула Аска, появляясь рядом с Синдзи.

— Заносите! — скомандовала она, подписав квитанцию.

Коробка за коробкой заполняли комнату, отодвинув Пен-Пена к стенке и затолкав Мисато в угол к телевизору. Синдзи устал вертеть головой, провожая взглядом каждую коробку. Аска, напротив, резво сновала в толпе носильщиков, направляя их движение.

Наконец Мисато удалось добраться до Аски.

— Ты притащила за собой всю Германию?

— Нет. Я отправила часть своих вещей назад и выбросила все свои старые платья.

— Ничего себе. У меня нет… сроду не было такой кучи вещей, хотя я вдвое старше тебя.

— Ну, у меня осталось кое-что от родителей, и NERV всегда оплачивал все мои расходы… — Аска выглядела немного смущенной, — я отправила домой не слишком много вещей.

Мисато покачала головой.

— Мы оттащим половину из них в кладовку или даже больше, если ты не хочешь спать на коробках.

— Но… но мне НУЖНЫ все мои вещи!

— А мне нужен свободный проход по квартире, — Мисато открыла одну из коробок. — О, "Мелодия пиратской страсти", эту коробку можно оставить.

Вздохнув, Аска окинула взглядом свои вещи.

— Что же мне оставить?

— Синдзи, помогай. Одежду, пиво, еду или хорошие книжки в этот угол, — командовала Мисато, — Бесполезный хлам сюда, — указала она на дальний угол, — Электронику сюда.

— Эй, я еще не решила! — закричала Аска, но Мисато уже ничто не могло остановить.

* * *

Синдзи ехал в вагоне поезда, погруженный в свои мысли, не замечая пейзаж, мелькавший за окном. Он точно знал, что спит. Он и Мисато помогали Аске перетаскивать ее хлам из квартиры в кладовку и свалились от усталости как подкошенные, едва доплетясь до кровати. Аска, наоборот, была полна сил, продолжая разбирать оставшиеся вещи.

В углу вагона висела паутина, в которой запуталось несколько крылатых насекомых. Синдзи из всех сил старался не обращать на нее никакого внимания.

Ум не хотел замечать, что головы насекомых похожи на человеческие, хотя остальное тело было покрыто черным хитином, и не хотел слышать их предсмертных криков. Он вообще не хотел смотреть по сторонам, особенно после того кошмарного сна.

Паук вершил свою черную работу, высасывая кровь из своих жертв.

Предсмертные крики продолжали доноситься из угла вагона, раздражая Синдзи все больше и больше. Наконец, он в ярости сорвал с ноги ботинок и запустил в паутину. Как только ботинок врезался в паука, что-то больно ударило его по затылку, и он потерял сознание.

Очнулся Синдзи в каком-то старом, потрепанном фургоне, который не спеша тащила лошадь. Он попытался подняться и обнаружил, что связан по рукам и ногам. Синдзи осторожно огляделся вокруг. Рядом с ним лежали люди: мужчины и женщины, дети и взрослые, с разным цветом волос и кожи. Все они были без сознания и связаны.

"Мне никогда еще не снился такой сон", — подумал Синдзи.

На облучке фургона спиной к Синдзи сидел мужчина, одетый в простое, коричневое, шерстяное пончо с капюшоном и длинные коричневые кожаные штаны.

— Не пытайся бежать, — сказал он, не поворачивая головы. — Даже если ты умудришься развязать веревки, я все равно тебя поймаю.

— Кто ты?

Синдзи устроился поудобнее, насколько это было возможно со связанными за спиной руками и туго стянутыми ногами. Теперь он мог видеть, что находится снаружи фургона.

Они ехали по обычной проселочной дороге. Справа медленно несла свои воды широкая река, слева раскинулись просторные луга. Над ними простиралось безоблачное небо приятно голубого цвета. Пейзаж напоминал прерии Кентукки, если бы не голубой оттенок травы.

"Я все еще сплю, — решил Синдзи, — Но все это очень странно". В своих снах он всегда был один.

Они прогрохотали по мосту через один из притоков реки.

— Просто еще один работорговец, занимающийся своим ремеслом, как может, — ответил мужчина, — Мне наплевать на восстание рабов, устроенное мной в Клиде. Потому что там я добыл способ ловить дураков, умудряющихся попасть сюда, ломая свои собственные маленькие сны, — он пожал плечами, — Конечно, приходится потрудиться, но мои покупатели платят приличные деньжата за таких людей.

Синдзи моргнул в недоумении.

— Но если они все спят, то почему они все еще спят здесь.

— Большинство из них заснуло из-за какого-нибудь смертельного случая и еще не пришло в себя.

— Но все что я сделал, это раздавил паука, и потом…

Мужчина рассмеялся.

— Ты что, съел его?

— Я не ем пауков! — Синдзи передернуло от отвращения. Но, наверное, он бы съел паука, чтобы не пилотировать ЕВУ и не погружаться в эту отвратительную LCL.

— Ладно, одного ты убил. И тебе лучше надеяться, что никто из его родственников не возьмется за тебя всерьез. Хотя мои заклинания должны отпугнуть их, пока мы не прибудем в Дайлат-Лин.

— Куда? — Синдзи повертел головой, пейзаж вокруг по-прежнему оставался незнакомым.

— Место, где ты будешь продан… вот не везет, — веселости в голосе мужчины поубавилось, — Рыцарь.

Синдзи глянул на дорогу и увидел быстро приближающееся красноватое пятно. Вскоре он увидел, что это рыцарь, облаченный в красные доспехи, с копьем в руках, сидящий на огромном боевом коне. Синдзи откинулся назад и расслабился. "Не нужно ничего делать, рыцарь справится сам, — подумал он. — Это всего лишь сон".

— Стой! — закричал рыцарь. По голосу Синдзи заключил, что им была женщина. — Я объявляю, что покончу с работорговлей на этой дороге. Освободи пленников! НЕМЕДЛЕННО!

Возничий рассмеялся.

— Глупая девчонка, я делаю это совершенно законно. По этой дороге рабы доставляются в Дайлат-Лин уже тысячу лет. Миллионы их были доставлены Скару, несмотря на жалобы этих трусов из Ультара и Нира, поклоняющихся котам.

Поворачивай свою глупую лошадь и проваливай в Селефаис, где живут дураки, как ты.

— Никогда! Я Красный рыцарь, один из четырех рыцарей короля Куранеса — властителя Селефаиса. Я, Рыцарь Отваги, поклялась всегда сражаться за справедливость. Сдавайся или я брошу тебя голым в реку на съедение крокодилам.

Синдзи прислушивался к разговору. "Странно, — подумал он. — Я где-то слышал этот голос. Но может быть я и ошибаюсь". Рыцарь находился на некотором расстоянии от фургона и к тому же говорил с опущенным забралом.

Мужчина саркастически рассмеялся.

— Глупая девчонка. Разве я бы путешествовал один, если не смог бы защитить себя. Я изучил Пнакотикские манускрипты, книгу Эйбона и секреты великих мастеров. Я побывал в монастыре Великого Жреца, о ком лучше не упоминать, и стоял в тени плато Лэнг.

Он протянул руки и достал из-под доски, на которой сидел, бутылку. Синдзи заметил множество других стоящих там бутылок, наполненных бурлящим газом или вспышками света.

— Знаешь, что это такое?

— Бутылка, — рыцарь наклонил копье, готовясь к атаке.

— Благодаря своему искусству, я могу собирать кошмары. Здесь один из них, — он взмахнул рукой и швырнул бутылку в рыцаря.

Мгновение ока рыцарь извлек свой меч и ударил по бутылке. Она разлетелась на мелкие осколки, и облако густого тумана накрыло его. На мгновение Синдзи показалась, что ничего не произошло, затем раздались крики рыцаря и частые удары. На краткий миг из тумана высунулся черный слизистый ус, источающий гной и походивший на сгнившую виноградную лозу. От одного взгляда на этот ус Синдзи чуть не вырвало. Он закрыл глаза, стараясь не слышать вопли рыцаря, который сейчас, кажется, ругался на каком-то иностранном языке. "Я хочу, чтобы все прекратилось! — подумал Синдзи. — Мне не нравится этот сон! Я не хочу быть здесь! Я не хочу видеть ее смерть, кто бы она ни была".

Снова открыв глаза, Синдзи, к своему огромному удивлению, увидел паука из вагона, в котором он ехал раньше. Тот спокойно плел паутину под скамейкой, на которой сидел возничий.

"Это ты во всем виноват, — подумал Синдзи, — ты втравил меня в это". Ярость затмила его разум, изгибаясь, он попытался добраться до паука.

Работорговец продолжал смеяться над рыцарем.

— Ха, так ты оказалась хвастуном, Рыцарь Отваги. Ты хорошо вопишь от страха для такой титулованной сучки. Я вижу, ты подрастеряла свою отвагу. Тебе не остается ничего другого, как покончить с собой. Но все зря, Ползучий Хаос посмеется над всеми нами. Он смеялся бы надо мной, проиграй я, но посмешищем оказалась ты.

Синдзи не обращал внимания на крики работорговца, он сосредоточился на убийстве паука. Некая часть его была уверена, что если он убьет его, то сон закончится или, по крайней мере, изменится. Конечно, связанному человеку не так легко ударить паука, но это гораздо легче, чем сделать что-нибудь для рыцаря.

Наконец он смог подползти ближе к пауку и нанес удар.

Время замедлило свой ход, смех работорговца стал каким-то растянутым, ноги, которыми он пытался ударить паука, сделались тяжелыми и неповоротливыми. Паук успел стремглав убежать по паутине наверх скамьи, и весь удар Синдзи пришелся по бутылкам. Они разлетелись вдребезги. В мгновение ока черная, пурпурная и ядовито желтая дымки окутали фургон.

Дощатый пол резко ушел из-под Синдзи, и он ощутил, что падает в пустоту с все увеличивающейся скоростью. Он падал и падал и уже решил, что так будет длиться вечность, как неожиданно со всей силы врезался во что-то вязкое. К его ужасу, он угодил в огромное море LCL, заполнявшее пустоту от края до края. Оно окутала его со всех сторон, хлынула в горло, наполнила легкие и желудок, растворяясь в нем и впитывая его в себя. Синдзи чувствовал, как кусочек за кусочком его внутренности заменяются этой ужасной жидкостью.

А LCL продолжала клубиться вокруг него, принимая причудливые формы. В ней появлялись и исчезали жуткие фигуры. Некоторые казались Синдзи знакомыми. Пародия на Рей, Аску, людей, которых он встречал в NERV или в детстве.

Но все они казались очень уродливые. Некоторые из них были покрыты чешуей, у многих были щупальца, расплющенные и скрученные конечности, жабры, второй рот на животе. И все абсолютно голые.

Он закричал, зовя на помощь, и еще больше захлебнулся в LCL, обрушившейся внутрь его через горло. Он снова попытался закричать. Ему показалось, что его крик разнесся по всей вселенной. Но вселенная осталась равнодушна к его мучениям, а пародии на людей постепенно окружали его, тянули к нему свои щупальца и уродливые конечности, отрывая от него куски плоти. LCL мгновенно занимала место вырванной плоти, превращаясь во что-то влажное, скользкое и блестящее.

Неожиданно его тряхнуло. Кто-то тряс его все сильнее и сильнее. Звук голоса принесся издали, окликая его по имени. Мисато. Собрав остатки сил, Синдзи закричал.

— Мисато! ПОМОГИ!

— Проснись, Синдзи! Это только сон.

И неожиданно все исчезло. Синдзи со стоном открыл глаза. Мисато стояла рядом с ним на коленях и трясла его за плечо.

— Я… как ты узнала, что у меня кошмар?

— Ты звал на помощь так громко, что я удивлена, как наши соседи не прибежали.

Дверь отъехала в сторону и появилась полусонная Аска.

— Что, черт возьми, происходит?

— Синдзи приснился кошмар, — ответила Мисато. — И я слышала твои крики тоже.

— Я НЕ кричала, — резко сказала Аска, — Я никогда не говорю и не кричу во сне. Никогда.

— Нет ничего плохого в том, что тебе снятся кошмары, — продолжила Мисато. — Мне однажды приснилось, что я оказалась в мире без пива. И мне пришлось пить твердую воду. Это было ужасно.

Синдзи удивился, как вода может быть твердой. Но в это время Мисато принялась болтать о пустяках. Ее болтовня успокаивала и временами забавляла.

Синдзи расслабился и скоро заснул. Ему снилось что-то спокойное и приятное, хотя на утро он не смог вспомнить, что именно.

* * *

Синдзи и Аска шли по школьному коридору.

— Мы будем в одном классе, — говорил Синдзи, — У нас остался всего лишь один класс, потому что детей нашего возраста очень мало в Токио-3.

Аска зевнула.

— Ты не делаешь это каждую ночь?

— Что? — его рука застыла в дюйме от дверной ручки.

— Кричишь и будешь всех.

— Нет. Обычно мои сны очень скучны, — он открыл дверь и вошел в класс.

— Хорошо. Ненавижу, когда меня будят ночью, — с этими словами Аска последовала за ним.

Тодзи и Кенсуке помахали рукой, приветствуя их, и большинство голов повернулось в сторону Синдзи. Мгновение спустя из-за Синдзи показалась Аска.

— Эй, — сказал кто-то, — он привел девушку.

— И хорошенькую, — добавил другой ученик.

— Новый пилот ЕВЫ, — вставил Тодзи.

Мгновение спустя Аска была окружена плотной толпой людей. Улыбнувшись, она помахала рукой и представилась. В ответ раздался нестройный хор голосов. Пока Аска знакомилась с классом, сортируя кричащих учеников и их имена, Синдзи удачно выбрался из толпы и добрался до своих друзей.

— Ну, как прошел первый день? — спросил Тодзи.

— Что-нибудь уже случилось? — спросил Кенсуке, ухмыльнувшись. — Мы видели, как она вешалась на тебя вчера.

— Ничего подобного! Мы просто вместе живем, — ответил Синдзи. Спустя секунду он пожалел, что проговорился.

— Охренеть! — прорычал Тодзи.

— Да она втюрилась в тебя с первого взгляда, — заметил Кенсуке, одевая очки.

Аска выросла перед мальчишками словно из-под земли, сжав кулаки и имея сильное желание избить обоих.

— Дураки! Ничего такого! Я хотела заставить Кадзи ревновать.

Но мальчишки не обратили на ее тираду никакого внимания.

— Ты шустрее, чем мой дядька, — продолжал Кенсуке. — Колись, как ты заполучил ее? — Он открыл блокнотик и вытащил ручку.

— Ее ОПРЕДЕЛИЛИ жить вместе со мной и Мисато, — сказал Синдзи, делая ударение на слове «определили».

— Что? — заинтересовался Кенсуке. — Подожди… неужели ты о той женщине из доков?

— В красной куртке? — спросил Тодзи.

— В очень короткой юбке? — добавил Кенсуке.

— С длинными волосами? — продолжал Тодзи.

— И стройными ногами? — сказал Кенсуке.

— Обалденной фигуркой? — закончили они в один голос.

— Наверное, — ответил Синдзи, смущенный их поведением.

— Ах! Как я тебе завидую! — воскликнул Тодзи. — Ты счастливчик, Синдзи!

— Синдзи, — шепотом спросила Аска. — Эти двое всегда такие придурки?

Синдзи пожал плечами в ответ.

— Я думал, ты живешь со своим отцом, — сказал Кенсуке.

— Мисато мой командир. Отец… он не жил со мной с пяти лет. — Синдзи опустил глаза в пол, не желая продолжать разговор.

— И что ей нравится? — вмешался Тодзи.

— Она, наверно, разгуливает по квартире полураздетой, — тут же добавил Кенсуке. — Везет же некоторым.

— Совершенно безответственная и полная неряха, — проворчал Синдзи. — У нас дома кроме пива и…

Тодзи хлопнул Синдзи по плечу.

— Блин, ты единственный парень на земле, который жалуется на это.

* * *

Шел урок математики. Аска стояла у доски, решая задачку, и удивлялась сложности задания. Конечно, для нее она была пустячной, так как по многим предметам она обгоняла своих сверстников на три, четыре года. Но еще больше Аску поразило, что многие ученики в классе тоже могли решить ее.

Некоторые из них, вроде Тодзи, на первый взгляд выглядели полными придурками, но по некоторым предметам они могли бы составить ей конкуренцию, ну или близко к этому. Например, Тодзи хорошо разбирался в геометрии и даже решил задачку, поставившую ее в тупик. И это в то время как она, поглядев на его поведение, решила, что полностью раскусила этого простака.

Рей тоже оказалась вполне умной. Она хорошо разбиралась в естественных науках и математике, но гораздо хуже в литературе, хотя Аска решила, что тоже не сильна в литературе. Аске очень хотелось знать, что же происходит внутри головы Рей. Человек не может быть таким безразличным и таким покорным.

К своему большому смущению, Аска неожиданно поняла, что отвлеклась от решения задачи, размышляя об одноклассниках, и ее рука машинально рисует часть кошмара, который приснился ей этой ночью. Быстро стерев рисунок, она продолжила решать задачу, сердясь на себя, что стала добычей ее старого страха.

Создания, охотившегося за ней в ее снах, когда она была маленьким ребенком.

У существа был один единственный красный глаз без века. Бесформенное тело с призрачными крыльями, казалось, состояло из тысяч фигур и кучи шевелящихся усиков. И разговаривало оно всегда насмешливо-презрительным голосом.

Конечно, она справилась с кошмаром. Доктор Химмилфарб научила ее контролировать сны давным-давно. В своих снах она всегда была рыцарем, которого не останавливала никакая угроза.

Она сломала три кошмара этой ночью и уже готовилась разобраться с их создателем, но этот дурак Синдзи разбудил ее своими дикими криками. Теперь по его милости она совершенно не выспалась.

Спохватившись, Аска отогнала мешавшие ей мысли и быстренько дорешала задачку. Учитель удовлетворенно кивнул.

— Очень хорошо Аска. Садись. Синдзи — следующий.

Идя к своему месту, Аска заметила внимательный взгляд Рей, следующий за Синдзи. Кажется, она немного встревожена и напряжена, как будто считает, что мел в руках Синдзи неожиданно может превратиться в Ангела. Очень странно, принимая во внимание, что это не ее вызвали к доске.

Аска села за девочкой по имени Хикари, продолжая наблюдать, как Синдзи решает задачу, при этом не выпуская из поля зрения Рей. Синдзи успешно справлялся с задачей. Закончив решение, он зевнул и направился к своей парте.

Рей тут же расслабилась и, кажется, выглядела довольной, что трудно было объяснить. " Мне показалось, или Рей улыбалась?", — подумала Аска.

Синдзи сел на свое место, и невозмутимость снова вернулась к Рей.

"Все-таки она странная", — решила Аска

* * *

Аска обедала с Хикари, жалея, что в школе нет буфета с приличной едой. Есть рис и соленые овощи из коробки выглядело довольно глупо.

— А где работает твой отец? — спросила она Хикари.

— Он работает в одной из лабораторий NERV. Там проводятся какие-то секретные исследования. И он никогда и ничего не рассказывает нам, но мне кажется, это связано с генетикой. Почти у всех из нашего класса родители работают в NERV или в организациях, связанных с NERV.

— В Германии то же самое, — кивнула Аска. — У всех моих друзей там, родители работали в NERV.

— Ты скучаешь по ним?

— Как тебе сказать? Я скучаю по доктору Химмилфарб и некоторым моим инструкторам, но… — Аска слегка покраснела, — у меня не было слишком близких друзей моего возраста.

— Думаю, тебе здесь понравится.

— Надеюсь.

* * *

Шел урок физкультуры, и сегодня девочки сдавали бег. Ни у одной из них не было ни единого шанса против Аски. С самого старта она вырвалась вперед и теперь опережала всех почти на четверть круга. Аска глянула через плечо, решив посмотреть, что поделывают остальные. К своему огромному удивлению она обнаружила Рей, бегущую почти рядом с ней.

Аска увеличила скорость. Но Рей поравнялась с ней. "Вызов!" — ухмыльнулась Аска

— Пари? — предложила она.

Рей молча взглянула на нее.

— Проигравший… — Аска напрягла свои мозги, пытаясь придумать, что могло бы смутить Рей.

— Финиш, — Рей неожиданно остановилась, сделав всего пару шагов, как будто и не бежала до этого. Толпа учениц отстала от них почти на полкруга.

— Великолепно, — сказал тренер. — Не хотите вступить в легкоатлетическую команду?

Аска пробежала по инерции еще несколько метров, развернувшись, она хотела вернуться назад, но ее внимание привлекли мальчишки, болтающиеся на турнике. Тодзи и еще парочка парней уже закончили и смотрели, как подтягиваются остальные. Кенсуке, обливаясь потом, пытался подтянуться третий раз.

Синдзи поднимал себя дюйм за дюймом в таком черепашьем темпе, что издали казалось, будто он застыл на месте. Остальные ученики больше походили на обезьян, чем на людей. Дергались и извивались на турнике как на ветке, болтали ногами и часто шлепались на маты, постеленные на земле.

К Аске подошла Хикари.

— Здорово бегаешь!

— Жалкое зрелище, — Аска указала на мальчишек, извивающихся на турнике.

— Я могу подтянуться двадцать раз, пока они еле-еле подтянутся пять. К тому же, Синдзи валяет дурака.

— Почему? — спросила Хикари.

— Он может подтягиваться гораздо лучше. Неужели ты думаешь, его взяли бы в пилоты, не умей он подтягиваться. — Аска направилась к Синдзи. — Пойду вызову его на небольшое соревнование. Нефиг лодырничать.

— Может быть, не надо? Он…

— Не трусь. Нас постоянно тренируют. Я уверена, он просто не хочет выделяться среди всех. Надо показать ему, что если ты лучший, то все должны знать об этом. Если кто-то растяпа, это его проблемы, а не твои.

— И как ты еще в двери пролазишь с таким самомнением.

* * *

Стоять голым в большой металлической трубе, в то время как невидимые лучи пронзают твое тело, и крошечные датчики записывают любой твой вздох, никогда бы не пришло в голову Синдзи. Особенно когда рядом с ним в таких же трубах стояли Рей и Аска, и еще парочка женщин наблюдала за ними, снимая показания датчиков. На него налепили кучу всяких датчиков, с тянущимися от них проводами, и теперь он походил на куклу на веревочках. Но провода почти не мешали ему. Гораздо больше его интересовало, зачем им нужно знать, что беспокоит его. Он услышал, как Аска пошевелилась в своей трубе, устраиваясь поудобней. От Рей не доносилось ни единого звука, и он не знал, жива она или нет.

Наконец он не выдержал.

— Долго еще?

— Почти закончили, — ответила Рицуко, нажав несколько кнопок на клавиатуре.

— Синдзи, у тебя лишних два фунта. Надо больше заниматься спортом.

— Я позабочусь об этом, — хрустнула пальцами Аска.

Глаза Рей слегка сузились.

Синдзи недоуменно пожал плечами. Почему он согласился, когда Аска вызвала его на… вроде того… ну он не совсем понял, что это был за вызов, поскольку она вставила очень много немецких слов. И ему, почему-то, не очень хотелось услышать их перевод. В общем, он согласился только из-за того, что все вокруг подзадоривали его.

— Возможно, потому что у Мисато совершенно нет свежей еды, — сказал Синдзи.

Рицуко кивнула.

— Я скажу ей, чтобы купила чего-нибудь свежего и полезного. Не понимаю, как она умудряется сохранять фигуру и есть пиццу четыре раза в день. Сегодня утром я чуть не разбила себе голову, споткнувшись о пустую коробку, — она сделала пометку в графике. — Рей — со мной за одеждой. Аска, командир Икари желает видеть тебя, после того как ты оденешься. Синдзи, кажется, Майя тоже хотела поговорить с тобой, — Рицуко бросила лукавый взгляд на улыбнувшуюся Майю.

— Понятно, — ответил за всех Синдзи.

— У всех вас увеличился коэффициент синхронизации. Это хорошо. В общем, я вполне довольна, — сказа Рицуко, улыбаясь, — Аска, я пошлю доктору Химмилфарб копии записей твоего теста, чтобы она порадовалась за тебя.

— А на сколько? — тут же поинтересовалась Аска.

— У тебя на три единицы. Синдзи и Рей на шесть.

— А что означает коэффициент синхронизации? — спросил Синдзи.

— Чем он выше, тем меньше задержка между вашей командой и ее выполнением ЕВОЙ. Если коэффициент синхронизации превысит 100 %, ЕВА сможет реагировать на ваши мысли быстрее, чем ваше тело. А чтобы генерировать АТ-поле, вам пришлось преодолеть 50 % барьер. Опасность в том, что при большом коэффициенте синхронизации вам тяжело отличать себя и ЕВУ. На сегодня Аска имеет коэффициент 62 %, Синдзи — 68 %, Рей — 86 %.

— Давно тренируешься? — спросила Аска, — Меня тренировали с малолетства.

— Ну… я начал несколько недель назад.

— ЧТО? Это невозможно, — сказала она пораженно.

— Синдзи повезло. Он поднабрался опыта, сражаясь с Ангелом в свой первый день здесь — сказала Майя.

Голова Аски пошла кругом.

— Он победил Ангела без тренировки?

— Ну… Я видел парочку фильмов про Годзиллу. И Рей тоже сражалась там. На самом деле она сделала почти всю работу. — Синдзи переступил с ноги на ногу.

— Мы убили его вместе, — спокойно ответила Рей. — Он старался.

— Ладно. Вам надо торопиться, — вмешалась Рицуко. — Командир Икари не любит ждать.

— Вы позволите нам сначала выйти, — Аска ткнула пальцем наружу.

Майя рассмеялась.

* * *

Гендо хмуро посмотрел на дверь.

— Входите, Лэнгли.

Вошла Аска, одетая в школьную форму. Она подошла к столу и четким движением отдала честь.

— Командир, пилот Лэнгли явилась по вашему приказанию.

Гендо продолжал хмуриться.

— Я вызвал вас сюда для разбора ваших действий против Амалила.

— Да, сэр.

— Вы всегда так выполняете приказы?

Аска насупилась.

— Вы не подчинились приказам, данным вам во время боя с Амалилом. Несмотря на то, что вам повторили приказ несколько раз, — сказал Гендо сурово.

— Он повредил мою руку!

— У вас было две руки.

Аска сделала шаг вперед.

— Как, черт возьми, я смогла бы захватить его только одной рукой? Вы вообще-то представляете?

— Поврежденная рука может генерировать АТ-поле так же как и здоровая. Вы могли все еще выполнить приказ. И даже с поврежденной рукой вы могли просто избить его до бессознательного состояния, а не разрывать на куски. Наши люди до сих пор собирают его куски по всем докам.

— Легко вам говорить. Не вы РИСКУЕТЕ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ!

— Вы наглядно продемонстрировали, что Амалил не являлся угрозой для ЕВЫ, даже когда ей управляет идиотка.

Аска ринулась вперед и уперла руки в стол, за которым сидел Гендо.

— Я НЕ ИДИОТКА!

— Вас тренировали восемь лет. И вы совершили точно такие же ошибки, как и Синдзи в свой первый день здесь. Причем вы сражались с самым слабым из всех Ангелов. Но главное, Синдзи не подверг опасности будущее NERV через неповиновение. Мы могли бы много узнать, исследуя Амалила. Нам нужны знания, чтобы уберечь человечество от гибели. Мне не нужны вспыльчивые дети, впадающие в ярость, когда им поцарапают пальчик.

— ОН РАЗОРВАЛ МОЮ РУКУ!

— Вместо того, чтобы поймать его, вы забавлялись с ним. Мне не нужны пилоты, валяющие дурака и не способные контролировать себя. Предупреждаю. Если это снова повторится, мы заменим вас.

Аска сузила глаза.

— Новых пилотов тяжело найти. Это может занять месяц или год, прежде чем найдется другой пилот, оставшийся в здравом уме!

Гендо нахмурился.

— Откуда вам это известно?

— Доктор Химмилфарб сказала мне.

— И что еще она сказала вам? — спросил Гендо, одевая очки.

До Аски дошло, что нечаянно она втравила свою приемную мать в неприятности. И еще больше рассердилась.

— Ничего! Просто однажды я спросила, почему нас так мало, и она ответила.

Гендо буравил ее своим взглядом. Его черные зрачки позади очков, выглядели бездонными омутами. Аска почувствовала, как слабеет ее воля и улетучивается злость. Собрав остатки сил и злости в кулак, она свирепо уставилась на Гендо.

В кабинете повисло долгое враждебное молчание. Наконец Гендо произнес.

— Если бы ваше упорство поддерживалось дисциплиной, вы могли бы быть очень полезной нам. Я вижу, доктор Химмилфарб стала мягче с годами.

Аска снова уперла руки в стол.

— Доктор Химмилфарб добрая женщина, не такой ублюдок, как вы, что не может позаботиться о собственном сыне.

Голос Гендо остался таким же спокойным и ровным, как прежде. Весь свой гнев он вложил в слова.

— У меня нет времени на детей! Это ВОЙНА и вы — солдаты! Вы будете выполнять приказы, или я отдам вас под трибунал! Если вы проиграете, ЧЕЛОВЕЧЕСТВО УМРЕТ! — он стукнул кулаком по столу.

Аска растерялась.

— Но я…

Гендо наклонился вперед.

— Больше никаких ошибок! Это время прошло. Амалил был истинным Ангелом слабости. Придет день, когда вы столкнетесь с другими Ангелами, обладающими огромной силой. Такое глупое, наглое и детское поведение убьет вас.

Синдзи и Рей погибнут из-за тебя. И если мы проиграем, то все человечество проиграет. По сравнению с тем, что произойдет, Второй удар будет выглядеть пикником!

Аска отступила на шаг.

— Я… я не…

— Если ты не будешь подчиняться, тебя отправят назад играть в игрушки. Не разочаруй меня снова. Можешь идти. — Гендо тяжело сел.

Аска вылетела за дверь, ругаясь по-немецки.

Гендо покачал головой.

— Я должен был больше уделять внимание качеству ее воспитания, но я никогда не думал, что Химмилфарб, воспитает такого недисциплинированного ребенка, — он снова нахмурился. — И что еще она знает из того, чего не должна знать?

* * *

Синдзи прошел за Майей в ее кабинет и уселся на стул, чувствуя себя гораздо увереннее в одежде.

— О чем вы хотели поговорить со мной?

— О статье в газете, ты читал ее?

Синдзи недоуменно посмотрел на Майю.

— В газете много статей.

— Статья о тебе и Рей. Это беспокоит тебя?

— Не очень. Больше всего меня достало постоянное поддразнивание из-за этого. Я не знаю, как нас умудрились сфотографировать. — Синдзи немного расслабился. Значит, его не будут ругать или сообщать плохие новости.

— Я рада, что ты и Рей поладили. Ей нужен… друг… ее возраста.

"Я, что похож на очень общительного человека?" — подумал Синдзи.

— Она много помогла мне, и я благодарен ей за это. Хотя иногда она бывает немного жутковатой, но все-таки она хороший человек.

— И только? — в словах Майи прозвучал небольшой намек.

— Что? — не понял Синдзи.

— Ты, кажется, играешь на виолончели? — Майя выглядела малость разочарованно.

Синдзи кивнул.

— Это успокаивает.

— Рей неплохо играет на скрипке. Ты мог бы пригласить ее поиграть вместе с тобой как-нибудь.

— Если бы у нас были еще одна скрипка и альт…

— Хм. Думаю, Аска играет на скрипке. Дело остается за альтом, попробую что-нибудь подыскать. Неплохая новость для следующей пресс-конференции. Героические пилоты ЕВЫ дают концерт в Токио-3. — Майя выглядела довольной.

— Я играю не очень хорошо, — покраснел Синдзи.

— Ага, ты так же говорил о покере.

— Я единственный был трезвым.

— В следующий раз мы тебя напоим.

* * *

Кадзи зашел в кабинет командира Икари, когда тот поправлял свои очки.

"Привязал бы он их что ли", — подумал Кадзи.

— Вызывали, сэр?

— Я проинформирован, что вы разрабатывали боевые учения для Германского филиала. — Гендо выглядел немного раздраженным.

— Да, сэр. Вы хотите, чтобы я сделал это для детей?

— Садитесь, — командир Икари указал на стул. — Совершенно верно. Мы планируем операцию в северной Канаде, — голос Гендо стал менее напряженным.

— Понадобится чертовски длинный кабель, — прищурился Кадзи.

— У нас есть портативный источник питания, рассчитанный на тридцать минут. Он является временной заменой, пока S2 — источник не будет готов, — в голосе Гендо прорезались деловые нотки.

— Немного, — нахмурился Кадзи.

— В нашем распоряжении будет передвижной центр перезарядки, но не такой подвижный, как хотелось бы. Вот для чего понадобились боевые учения. Пилоты должны научиться благоразумно использовать запас энергии.

— Никаких берсерков, как в доках.

Командир Икари кивнул.

— Верно. Против менее умных Ангелов такие ошибки еще могут сойти с рук, но в скором будущем, они станут более сообразительными. Нам надо повысить мастерство пилотов как можно быстрее. Когда вы будете готовы?

— Мне надо переговорить с Рицуко-чан, и тогда я скажу точно.

Командир Икари прищурился, затем кивнул.

— Хорошо.

* * *

Майя проводила взглядом вошедшую Рицуко.

— Что случилось?

— Эти данные неправильны. — Рицуко села, откинувшись на спинку стула и подчеркивая результаты карандашом.

Майя подошла и внимательно изучила графики мозговых волн.

— Что здесь не так?

Рицуко разложила шесть графиков на столе. Данные по каждой неделе.

— Первые четыре идентичны, за исключением факта, что синхроволны стали более выраженными. Но на последних двух, снятые после боя с Херувимом, появилось несколько нарушений здесь и здесь, — она указала на две точки на графиках. — Гипоталамическая активность и… Хм.

Она взяла несколько графиков из папки.

— И немного увеличился гормональный уровень. Возможно, это просто период полового взросления, но это также может быть признаком приближающегося припадка как у объекта № 34. Меня нисколько не радует потерять ее.

— Думаю, она в порядке, но я послежу за ней, — кивнула Майя.

* * *

Синдзи стоял у края бассейна и задумчиво смотрел на приближающуюся Аску. Он до сих пор не мог понять, как согласился плавать на перегонки с ней.

Конечно, она красивая девочка и выглядит сногсшибательно в своем синем купальнике, но он был абсолютно уверен, что нисколечко не рисовался перед ней.

Да и сколько он себя помнит, никогда и не старался корчить из себя крутого парня перед хорошенькими девочками. Он и представления не имел, как это делать, чтобы выглядеть крутым парнем. Скорее всего, ему просто не хотелось спорить с Аской, тем более, что она была в плохом настроении после разговора с его отцом.

И, к тому же, ему нравилось плавать.

Аска ткнула в него пальцем.

— Даже не вздумай прикидываться слабаком! А то получишь хороший пинок под зад!

Он недоуменно хлопнул глазами.

— Э… хорошо.

"Что она имела в виду под словами прикидываться слабаком?" — подумал Синдзи. Услышав шаги, он обернулся и увидел Рицуко, одетую в купальник.

— Вы решили тоже поучаствовать в соревновании? — спросил он.

— Нет. Я пришла присмотреть за вами, пока жду результаты вычислений. К тому же, моя смена почти закончилась, и я хочу немного поплавать.

— Дайте нам сигнал, — сказала Аска, выглядевшая немного успокоившейся.

Рицуко кивнула.

— Готовы? — пловцы приготовились нырнуть. — На старт… внимание… марш!

Оба пловца нырнули и, рассекая воду, направились к противоположной стенке бассейна. В начале гонки ни один из них не имел явного преимущества. Они поочередно вырывались вперед фута на два, затем снова сравнивались друг с другом. Наконец, Синдзи удалось вырваться вперед на пять футов, но он растерял это преимущество, врезавшись в стенку бассейна, в то время как Аска, ловко крутанувшись, оттолкнулась от нее. Проплывая мимо него, она постаралась, что бы он заметил ее ухмылку.

Они закончили первый круг. У Синдзи получалось гораздо лучше, чем до этого на физкультуре. "Наверное, мои ноги стали сильнее, — подумал он, — но не мои руки".

Ему стало весело просто так, без всяких причин.

* * *

Рей собиралась домой. Она молча шла по коридору, направляясь к лифту, как неожиданно услышала крик. Женщина бессвязно кричал в ужасе. Этот крик иглой вонзился в ее мозг. Упав на колени, она зажала уши руками и закрыла глаза. Ее дыхание стало тяжелее, а сердце заработало с удвоенной скоростью. Часть ее знала, что так должно случится рано или поздно. Но сегодня это было особенно сильным. Что-то должно произойти. И на этот раз гораздо хуже, чем обычно.

Крики стихли через три минуты. Рей глубоко вздохнула и расслабилась. Поднявшись с колен, она отряхнула платье, проверила пульс и продолжила свой путь, как ни в чем не бывало.

* * *

Кенсуке смотрел на свою домашнюю работу по геометрии.

— Блин! Как ты умудряешься решить все так быстро?

— Сноровка, — пожал Тодзи плечами.

Они сидели в комнате Тодзи, корпя над заданиями по математике и литературе.

— Жаль, нет Синдзи. Мы бы припахали его по литературе. Что у него за тесты сегодня?

— Думаю, как обычно, физический, — ответил Кенсуке. — Покажи мне как… — резкая боль вспыхнула в его голове.

— Ой!

Тодзи тоже схватился за голову.

— Проклятье! Где аспирин?

— И у тебя? — удивился Кенсуке сквозь боль. — Откуда мне знать? Это твой дом!

— Я не помню, где батя хранит его.

Боль постепенно начала стихать. Кенсуке осторожно повертел головой.

— И что это БЫЛО?

— Крыша едет от домашней работы.

— Наверное.

* * *

Синдзи оттолкнулся от стенки бассейна, стараясь сделать это как можно лучше. Аска снова обогнала его. Конечно, она плавала лучше, но Синдзи не сдавался. Он старался из всех сил, удивляясь, почему ему так важно победить. Обычно он не сильно напрягался и никогда не выкладывался полностью, но сейчас…он чувствовал, ему нужна победа.

Внезапно он услышал крик. Женщина кричала в агонии. Слов нельзя было разобрать, одни бессвязные крики. Голос то срывался на визг, то падал до еле слышимого бормотания. Синдзи как будто налетел на невидимую стену. Он забарахтался и с головой ушел под воду. От этого крик сделался еще хуже.

Его тело непроизвольно попыталось скрутиться в шар, но он не позволил, стараясь удержаться на поверхности воды. При каждом вопле он чувствовал, как ледяные иглы впиваются в его разум. Он видел, как Аска схватилась руками за свою голову, затем его сознание угасло, пытаясь убежать от этих криков и боли.

"Это плохо", — была последняя мысль Синдзи, прежде чем его поглотила тьма.

* * *

Гендо сидел за столом, сжав свою голову руками и закрыв глаза. "Плохо", — подумал он, открыв глаза и потерев виски. Открыв ящик стола, он достал несколько таблеток аспирина. Когда боль утихла, Гендо протянул руку к телефону.

Пора сделать звонок, который не доставит удовольствия его получателю.

* * *

Принц Синдзи приклонил колено перед своим отцом — королем Гендо, правителем Токио-3. Гендо сидел на огромном троне, сделанном из базальта и оникса. Его пальцы, затянутые в перчатки, соединенные в форме треугольника, касались друг друга.

— Ты хорошо потрудился, выполнив все двенадцать заданий, — раздался его голос. — Тебя ждет великая награда. Но прежде чем ты получишь ее, тебе предстоит выполнить последнее задание.

Мисато, Рицуко, Аска, Кадзи, Майя, Макото, Тодзи и Кенсуке стояли по одну из сторон трона, облаченные в белые тоги.

— И что это за награда? — спросили они хором.

— Самая великая награда, которую может пожелать смертный. Ты станешь богом.

Глаза Синдзи ярко вспыхнули.

— Богом?

— Богом? — повторил хор голосов.

— Богом, — подтвердил Гендо. — Но последнее задание самое тяжелое из всех, — он замолчал, глядя на Синдзи. — Ты готов?

— Да.

В обычной жизни он, скорее всего, посчитал все происходящее шуткой, но сейчас он спал, а во сне он всегда действовал не так как в обычной жизни.

— Ты должен перенести вещи принцессы Аски в ее новую комнату, без помощи других людей. Срок — до заката.

Солнце клонилось к горизонту. Принц Синдзи хрипло дышал и был весь мокрый от пота. Это задание казалось не выполнимо. У Аски было миллионы коробок, набитых одеждой и любовными романами. Когда он уже собирался сдаться, из-за угла появился Пен-Пен.

— Я могу помочь тебе, но не бесплатно.

Так как все происходило во сне, Синдзи было все равно.

— Я заплачу любую цену, когда стану богом!

— Когда ты станешь богом, возьми меня с собой, и я стану богом пингвинов.

— Согласен.

Пен-Пен хлопнул плавниками, и полчища пингвинов появилось со всех сторон, вмиг расхватав все коробки.

Снова Синдзи стоял перед королем.

— Я выполнил все, о чем ты просил. Теперь я прошу сделать меня богом.

— Рицуко, проводи его к чану рождения.

Рицуко поманила Синдзи за собой, в то время как остальные хором говорили.

— Чан рождения? Так вот в чем секрет!

Рицуко вела Синдзи по казавшейся ему бесконечной спиральной лестнице. Он спускался за ней все глубже и глубже в темноту. Постепенно лестница становилась более грубой и необработанной, на стенах появились следы сырости.

Вскоре электрическое освещение сменилось газовым, а затем газовые фонари уступили место обычным факелам. Потом исчезли и факелы. Теперь слабый свет давал только фосфоресцирующий мох, висевший на стенах или расположившийся по углам ступенек лестницы. За Синдзи следовал хор, напевая что-то гортанно и мрачно.

Наконец они добрались до арки, вырубленной из целой скалы. Ее украшали грубые руны. Пройдя под ней, они вышли к огромному, бурлящему подземному морю — необъятному пульсирующему морю LCL. Временами оно формировало усы и завитки, которые устремлялись вверх, а затем беззвучно падали вниз.

— Великий чан рождения, — сказала Рицуко.

— Великий чан рождения, — повторил хор взволнованно. — Где человек станет богом.

— Мне не нравится, — сказал Синдзи, отступая к арке.

Хор окружил его, не давая скрыться под аркой, и не переставая повторять:

"Где человек станет богом".

— Отпустите меня!

Грубые пальцы сорвали с него одежду. Подняв его над собой на вытянутых руках, хор побежал к озеру, рыча что-то невразумительное. Рицуко, подняв руки, кричала и пела во весь голос.

— Придите, Лорды Внешнего царства! Придите и примите его в свои ряды.

С криком, голое тело упало в озеро. На мгновение озеро вздыбилось, принимая его в свои объятия. LCL хлынуло в его глотку, проникло через поры в коже.

Оно постепенно съедало его, заменяя собой. Наконец оно поглотило его без остатка. Он стал LCL, а оно было им. Черная жидкость сменилась пустотой, которая была заполнена множеством идиотски выглядевших созданий, походивших на лягушек с щупальцами, которые скакали и танцевали для человека, попавшего в великий круг. Позади Синдзи раздался звон. Остатки старого Синдзи чувствовали, как что-то ужасное появилось здесь. Но бог Синдзи повернулся и взглянул на своего господина. Громкий бессвязный вопль бездушной радости вырвался из его глотки.

Но в последнее мгновение, прежде чем он смог хорошенько рассмотреть его, пустота раскололась, и вспыхнул яркий свет.

И свет развеял тьму, пустоту, богов и сон.

* * *

Синдзи смотрел в лицо Рицуко.

— Что… что случилось?

— Ты чуть не утонул, — Рицуко мельком взглянула на Аску, которая стояла спиной к ним, внимательно разглядывая стены бассейна. — Хорошо, что Аска успела вовремя тебя вытащить. — Рицуко нахмурилась. — Почему ты не вылез из воды, если так устал, что потерял сознание?

— Потому что… я… ну…меня застали врасплох, и я потерял сознание. Кто-то кричал. Или что-то. А потом…

Брови Рицуко практически сошлись на переносице.

— Кто кричал?

— Не Аска. Другая женщина. Или, может, мне просто показалось.

"Так и есть. Мне снилось, что меня кинули в этот чан, потому что я тонул", — подумал Синдзи.

Аска недоуменно моргнула.

— Я ничего не слышала. Когда ты тонул, моя голова раскалывалась от адской боли.

— Я слышал крик.

— Синдзи, пошли со мной, — сказала Рицуко, — Я обследую тебя. Я должна быть уверена, что ты здоров. Ты тоже, Аска, на всякий случай.

— Еще тесты? — Синдзи вздохнул и поднялся с пола. — Я понимаю, что потерять сознание плохо, но…

— Если это случится во время боя, ты умрешь, — ответила Рицуко, подавая ему полотенце. — Давай, пошевеливайся.

* * *

На обед Аска приготовила кислую капусту и сосиски. Она никогда не считала себя великим поваром, но готовила лучше, чем Синдзи и Мисато вместе взятые. Синдзи обрадовался, когда она сама вызвалась приготовить обед. Фактически, он надеялся, что она будет готовить постоянно. Они навалились на еду так, что за ушами трещало.

— Вам понравилось? — спросила Аска.

— Пальчики оближешь, — ответила Мисато. — Но где ты раздобыла продукты? У меня в холодильнике не было ничего такого…

— Кадзи взял меня с собой по магазинам. Доктор Акаги сказала, что нам нужна хорошая еда, чтобы Синдзи не толстел.

— Эй!

— Это не я сказала. Кроме того, доктор Акаги добавила, что в вашем холодильнике одно барахло, а не еда, и…

Мисато нахмурилась.

— Мусор, да? Кто бы говорил. Она сама живет на лапше с курицей столетней давности.

— Думаешь, у тебя лучше? — сказал Синдзи, думая о бесчисленном запасе чашек лапши в холодильнике.

— Рррр!

* * *

"Вторжение на Землю" оказалась довольно примитивной игрой. Разработчики, не утруждая себя работой, просто скопировали паранойю, которая царила после Второго удара, превратив ее в всеобщий страх на первом шаге игры. Хотя, вдаваясь в текущую ситуацию, это уже не выглядело паранойей.

Они бросили монетку. Синдзи выпало играть за пришельцев. Разработчики игры поступили по-дурацки, назвав расы пришельцев именами, походившими на имена известных немецких фамилий. Но Синдзи узнал лишь один — «Зоплин», отдаленно напоминавший дирижабль.

Синдзи выигрывал, хотя был абсолютно убежден, что ему просто везло. Каждый раз как он бросал кубики, меньше десятки не выпадало.

Он бросил кубики и получил семь, самый худший результат за всю игру. Его группа их четырех «Хинденборгсов» была полностью уничтожена, и Аска приободрилась.

— НАКОНЕЦ-ТО ПОВЕЗЛО!

Похоже, в игре русские снова прогнали захватчиков. Синдзи уже три раза пытался захватить Москву и три раза терпел поражение. Однако, между этими попытками он захватил Африку и Средний Восток. Войска Аски выглядели очень плохо, хотя Европа и Азия все еще держались крепко.

Он пожал плечами. Это несущественная потеря. Он превратил северный Иран в центр размножения «Хинденборгсов». Они были сильны в атаке, но слабы в защите. Аска отбила первые две волны атакующих, получив преимущество, но проморгала его атаку в другом месте, пока не стало слишком поздно.

— Получи! — она выложила карту "Ядерный удар", уничтожив центр размножения «Хинденборгсов». — Знаешь, я удивлена, что они не попробовали сбросить на Ангелов ядерную бомбу.

— Они сбросили, — ответил Синдзи. — В тот день, когда я приехал в Токио-3. Они взорвали первого Ангела, но он быстро восстановился. Акаги-сан сказала, что он состоит из веществ, подчиняющихся другим физическим законам или что-то в этом роде.

— Что… они не могут быть убиты земным оружием?

— Наверное, — Синдзи смотрел на доску, решая, что делать следующим ходом.

Аска задумалась.

— Тогда как ЕВА справляется с ними? Она же сделана из земных материалов. Верно?

— Может, они используют Лунные камни? — Синдзи почесал затылок. — Надо спросить Мисато.

— Что? — Мисато оторвала взгляд от телевизора.

— Как ЕВЫ могут убивать Ангелов, если даже ядерное оружие не вредит им? — спросила Аска.

— Ядерное оружие МОЖЕТ ранить Ангела. Проблема в том, что их невероятно тяжело убить, так как они частично находятся в другом измерении или что-то вроде этого. За деталями к Рицуко. ЕВЫ могут убить Ангелов, потому что создают AT-поле, которое разрушает связи, удерживающие Ангела единым целым.

— В первый раз, когда я и Рей убили Ангела, мы тоже использовали наши АТ-поля.

Мисато кивнула. Она встала на ноги и отправилась на кухню.

— Верно. Отличие в том, что АТ-поле — это врожденная способность Ангелов, тогда как ЕВА создает его с помощью технологий.

— А что такое АТ-поле? — спросила Аска.

Мисато открыла холодильник.

— Что-то вроде силового поля. Вы можете спросить Рицуко, но я не знаю, поймете ли вы ответ. Я не поняла. Я знаю, что оно существует, и этого достаточно для меня.

Аска кивнула.

— Сейчас мой ход?

— Да.

В конце концов, Земля была завоевана «Хинденборгсами». Сопротивление было бесполезно, к огромной досаде Аски.

* * *

Гендо читал рапорт Рицуко, сидевшей недалеко от него.

— Итак, в последнем тесте объект вышел из-под контроля? — спросила Рицуко.

— Мы провели настоящий тест. Когда объект погрузился в LCL, он начал трансформироваться в… мы не совсем уверены во что, поскольку прервали опыт.

Рицуко нахмурилась.

— Почему не информировали меня?

— Вы были заняты. И проведение этих тестов не ваша основная обязанность. На данный момент — это рутина.

— Мы потеряли много потенциальных пилотов. Первого контакта с LCL достаточно чтобы убить их или уничтожить их разум. Едва ли это рутина, — она поджала губы. — Я хочу, чтобы меня проинформировали о следующем тесте.

— И что вы сможете сделать? Смотреть в ужасе? Я хочу, чтобы вы установили причину того, почему гораздо больше людей почувствовало… случившееся. Такого не должно повториться.

— Поняла. Все трое детей ощутили это, но Аска наиболее слабо из всех. У меня есть кое-какие предположения, но пока ничего конкретного.

— Продолжайте работать над этим.

* * *

Синдзи, Тодзи и Кенсуке обедали вместе.

— Ты сделал домашку по математике? — спросил Тодзи у Синдзи.

— Нет. Мы с Аской весь вечер проиграли в эту дурацкую игру "Вторжение на Землю". И у нас не осталось времени на домашнюю работу. Мисато так ругалась.

— У нее есть "Вторжение на Землю?" — Кенсуке чуть не подавился.

— Да.

— Можно мне прийти поиграть. Я даже начал изучать немецкий, чтобы поиграть в нее. Не хочу ждать, когда ее переведут на японский.

— Это не моя игра. Тебе надо спросить Аску, — ответил Синдзи, сгребая рис в рот.

Кенсуке в мгновение ока подбежал к Аске и Хикари, обедающих вместе, и упал на колени перед ними.

— Можно мне прийти к тебе поиграть во "Вторжение на Землю"?! Я сделаю все что угодно!

— Встань! Ты похож на идиота! — ответила Хикари.

— Точно, — кивнул Тодзи.

— Конечно. Я буду счастлива, — рассмеялась Аска.

— Здорово! Здорово! Я так счастлив!

* * *

Синдзи открыл дверь.

— Привет, Кенсуке. Пришел поиграть с Аской?

— О, так вы уже до этого доросли, — сказала Мисато из зала.

— Вроде того, — рассмеялся Кенсуке, стоявший рядом с Тодзи.

Синдзи впустил их и крикнул.

— Эй, Аска. Кенсуке пришел.

Аска тут же появилась из своей комнаты.

— На этот раз я не проиграю.

— Неужели Синдзи победил? А я думал он все выдумал, — ухмыльнулся Кенсуке.

— Эй! — воскликнул Синдзи. — Я победил.

— Кубики помогали ему. Поэтому я их выбросила и взяла другие, — ответила Аска. — Эй, Синдзи, тебе же не нужен стол?

— Да. Я собирался немного поиграть на виолончели.

— Ты умеешь играть на виолончели? — спросил Тодзи. — А ты можешь сыграть " Fly Me to the Moon"?

Синдзи недоуменно моргнул.

— А кто ее написал?

— Ну… кажется, Фрэнк Синатра?

— Я совсем не знаю современной музыки. Но попытаюсь подобрать мелодию, если ты напоешь мне.

* * *

Некоторое время спустя Тодзи смотрел телевизор вместе с Мисато, в то время как Синдзи играл на виолончели пьесы, которые знал. После пятой искаженной версии "Fly Me to the Moon", Мисато пригрозила забросить виолончель на Луну вместе с исполнителями. Кенсуке защищал Землю, стараясь сдержать орды пришельцев. У него получалось с трудом, и Аска потихоньку злорадствовала.

Раздался звонок в дверь.

— Тодзи пойди, открой дверь, — сказала Мисато. — Я не хочу пропустить поцелуй этой парочки.

За дверью стояли Кадзи и Рицуко. Кадзи удивленно моргнул.

— Это квартира Мисато-чан?

— Да. Входите. — Тодзи проводил их в комнату, где сидели все. — Здесь кто-то… эй, я вспомнил, вы двое были в доках.

Рицуко кивнула.

— Ты Тодзи — друг Синдзи. Я доктор Акаги Рицуко. Приятно познакомиться.

— Ты можешь звать меня Кадзи, — представился мужчина.

Аска крутанулась на стуле.

— Кадзи!

Она подбежала к нему и повисла у него на шее.

Рицуко улыбнулась, в то время как Мисато фыркнула.

— Рицуко, как этот блудливый кот увязался за тобой?

Кадзи взглянул на стол.

— Ага. "Вторжение на Землю". Забавная игрушка. Людям здесь приходится туго. Не очень реалистично.

Мисато фыркнула снова

— О, так ты считаешь, что легко сможешь отбить нападение огромных орд пришельцев. Ну-ну, критикуя мои…

Кадзи покачал головой и подошел к столу, нависая над Кенсуке.

— Все пришельцы, способные перемещаться на Землю в огромных количествах, имеют технологии, при которых N2 бомбы выглядят мыльными пузырями. К тому же они, возможно, получили в свое распоряжение ресурсы множества миров. Так бы выглядела война России и Монако. Однако, это забавная игра. Хитрость здесь в том, что надо разработать свою биотехнологию, которая сможет довести пришельцев до поражения.

— Спасибо, — поблагодарил Кенсуке.

— Эй, на чьей ты стороне? — рассердилась Аска.

Кадзи положил руку на сердце.

— Я лишь скромный рыцарь, сражающийся во имя человечества, как и любой в Токио-3. Я живу лишь для того, чтобы отдать свою жизнь за трех прекрасных принцесс, находящихся здесь.

Рицуко сердечно рассмеялась, в то время как Аска покраснела как помидор, а Мисато выпучила глаза.

— Мисато, не возражаешь, если я возьму твоего пива? — спросила Рицуко.

— Действуй. Тащи пиво на всех. Даже Синдзи.

— Эй, я не пью, — сказал Синдзи. — И даже если бы я пил, я не могу пить и играть на виолончели одновременно.

— Тодзи поможет тебе.

— Только если и на мою долю достанется.

— Не сомневайся.

Тодзи потер руки.

— Отлично, Синдзи. Сейчас мы ужремся в дупель.

Снова раздался звонок в дверь. Тодзи отправился открывать. За дверью стояли Майя и Макото, а позади них немного смущенная Рей.

— Вам кого? — спросил Тодзи, поскольку он не знал первых двоих, а Рей он еще не заметил.

— Привет! — поздоровалась Майя. — Мы слышали, здесь намечается вечеринка.

Тодзи недоуменно хлопнул глазами.

— Вы что, телепаты?

— Кадзи сказал нам.

— А, тогда заходите.

Троица проследовала в комнату. Макото по кратчайшей траектории направился к Мисато, а Майя подошла к Рицуко.

— Привет, командир. Как насчет покера?

— Конечно! Я выжму из вас двоих все свои деньги, которые проиграла… эй, Синдзи, бросай виолончель. Пора избавить твои карманы от наличности.

— Эээ…

— Мы собираемся научить Рей играть в покер, — сказала Майя. — Она как раз подходит.

Рей хмурилась и выглядела слегка неуверенно.

— Возможно, — ответила она.

— У тебя есть деньги? — спросила Мисато. Рей отрицательно покачала головой. — Синдзи, займи ей денег на ставку.

— Эй!

— А я могу сыграть? — вмешалась Аска, беря Кадзи под руку.

— Эй! Я еще не выиграл! — крикнул Кенсуке.

— Почему бы тебе сначала не уничтожить этих жалких землян, а потом ты можешь присоединиться к нам, — предложил Кадзи.

Аска кивнула и направилась к столу, за которым она играла с Кенсуке.

— Готовься! Сейчас я сотру тебя в порошок.

* * *

Прошел час. Аска и Кенсуке все еще продолжали играть. Остальные постепенно пьянели. Синдзи и Рей выиграли больше всего денег, так как, во-первых, были абсолютно трезвые. Во-вторых, у Рей было подходящее лицо для покера.

Мисато всхлипнула.

— Моя пара троек должна была взять это.

Майя кивнула.

— Ты дьявол, Кадзи.

Кадзи сделал большой глоток пива и посмотрел на Майю.

— Я? Рей единственная, кто выиграл в этой сдаче.

— Ты блефовал.

— Я пасовал дважды, карта шла паршивая.

— Вот как, значит, мне сейчас повезет.

Синдзи вздохнул.

— Может, пора закончить игру. Вы уже пьяны.

Рицуко погрозила ему пальцем

— Я выпила вполовину меньше, чем Мисато.

— Ха! Кто бы говорил! — закричала Мисато, сложив свои карты. — У кого-нибудь есть шестерка, кроме шестерки пик?

— Это не рыбалка, — ответила Рицуко. — И это определенно не… лучше тебе не напоминать.

— О чем это ты?

Кадзи застонал.

— Только не на раздевание.

— Ух ты! Здорово! Давайте сыграем!

— Нет, — сказал Синдзи.

— Вперед! — закричал Тодзи, лицо которого раскраснелось от слишком большого количества пива.

— Только без детей, — сказал Кадзи.

— Точно, — согласился Макото. — Отправим их спать.

— Внимание! Дети! Пора баиньки.

Аска и Кенсуке наблюдали, как пьяные взрослые отправили Синдзи, Рей и Тодзи в комнату Синдзи, а потом начали громко обсуждать играть или не играть на раздевание.

— Интересно, мы будем такие же ненормальные, когда вырастем? — прошептал он Аске.

— Эй! Мы упустили двоих! — крикнула Мисато. — Кадзи, отправляй их к остальным.

Вскоре все дети собрались в комнате Синдзи. Тодзи мирно дремал у стенки.

— Хорошо, что это не происходит каждый вечер, — сказал Синдзи.

— Надеюсь, — вздохнула Аска. — Кенсуке, может быть, завтра повезет доиграть.

— Ладно, нам пора домой, — он потряс Тодзи за плечо. — Спокойной ночи, — сказал Кенсуке, утаскивая наполовину бессознательного Тодзи.

Трое детей посмотрели друг на друга.

— Синдзи, значит, ты играешь на виолончели, — сказала Аска. — Я играю на скрипке. А ты? — обратилась она к Рей.

— Скрипка.

— Давайте как-нибудь сыграем вместе, — предложила Аска.

— Майя мне тоже об этом говорила, — сказал Синдзи. — Рей, тебя проводить домой?

— Майя хочет, что бы я оставалась с ней до конца.

— Вы живете вместе? — спросил Синдзи.

— Да. Через две двери.

— Хорошо. Э… так, что мы будем делать? — он на мгновение задумался. — Зачем мой отец вызывал тебя?

— Твой папаша меня достал. Он наорал на меня. И все из-за последнего боя, — сказала она, ударяя кулаком по стенке.

— Неужели, — переспросил Синдзи. — Но ты же победила.

— Он хотел, чтобы я поймала эту чертову штуку. Но мы же должны убивать их! Нельзя держать их в плену, — Аска сжала свои кулаки в гневе. — Мне наплевать, что он сказал, я сделала то, что должна была сделать. Я не могла поймать это чертового урода одной рукой!

Синдзи слегка отодвинулся от нее.

— Ты сделала… все, что могла. Но отец очень требователен ко всем.

— Он придирался и к… — она заскрежетала зубами. — Черт бы его побрал, меня тренировали с пяти лет. Это все чем я живу! Он не может выгнать меня!

— Он угрожал уволить тебя?

— Если это снова повторится. Но ему некем заменить меня, — она снова ударила по стенке, на которой появились небольшие трещины.

— А если он найдет другого пилота? — спросил Синдзи.

Она тряхнула головой и зло рассмеялась.

— Он разозлился на то, что я знаю об этом. Но я думаю, мы все вправе знать. Только мы трое смогли выжить после первого пилотирования ЕВЫ. А они пробовали на куче людей, может быть — сотне.

Синдзи выпучил глаза.

— ЧТО?

— Доктор Химмилфарб рассказала мне об этом. Большинство людей на самом деле не умерли, они сошли с ума, но…

— Никто не сказал мне об этом!

— Некоторые просто провалились при тестах, — сказала Рей.

Аска прищурилась.

— Я думала, все, кто пытались либо прошли тест, либо умерли или сошли с ума.

— Доктор Акаги и командир Икари живы, — спокойно сказала Рей.

" Может, у Рей крыша слегка съехала, — прикинула Аска про себя. — Может, она не всегда была такой как сейчас. Стоп… неужели Рей знает?»

— Они что, пытались? — удивленно спросила Аска.

— Давно, — красные глаза Рей стали чуть задумчивее. — Год.

— Я мог умереть! Они сказали, что это безопасно! — закричал Синдзи.

Аска задумалась.

"Он не сказал своему собственному сыну, но он сказал Рей. Или, может, кто-то другой сказал ей… или она видела это, потому что она жила здесь. Или, может быть, он просто хотел извиниться, что кричал на меня. Вот ублюдок".

— Другого выхода не было, — сказала Рей.

— Я… — Синдзи вздохнул и глубоко задумался. — Ладно, я остался в живых, поэтому…Мисато тоже пыталась?

— Не знаю.

Открылась дверь и Мисато просунула голову внутрь.

— Синдзи! Дай мне взаймы. Я все продула.

Вечеринка набирала обороты.

* * *

Когда первые лучи солнца осветили квартиру Мисато, она представляла из себя поле боя. Повсюду в различных позах валялись бессознательные, но все еще дышащие тела. Рей встала первой и пошла умываться. К тому времени как она вышла из ванной, Кадзи тоже проснулся.

— Привет, Рей.

— Привет.

Они направились на кухню в поисках съестного. Открыв холодильник, он взял две коробки лапши и засунул их в микроволновку.

— Сейчас поедим и пойдем будить остальных.

— Сегодня суббота.

— Я знаю, — ухмыльнулся он. — Но у нас по графику боевые учения. Это замечательный тест… Ангелы не будут ждать вечность, пока мы подготовимся.

— Верно.

* * *

Полчаса спустя трое детей ехали в лифте, направляясь к своим капсулам. Рей смотрела в пол. Синдзи собирался с мыслями. Аска, кажется, беспокоилась.

— Как обычно проходят эти учения? — спросила она.

— У нас раньше не было боевых учений, — ответил Синдзи.

— Как мне хочется, что бы произошла настоящая битва. Я чувствую себя рыцарем, готовящимся к сражению. Красный рыцарь для моей ЕВЫ. Император Фридрих Барбаросса воскреснет еще раз.

Синдзи моргнул. "Красный рыцарь…Может, из-за этого мне снился красный рыцарь", — подумал он.

— Тогда я буду фиолетовым рыцарем.

— О, королевские цвета. Ты же все-таки сын короля, — она засмеялась. — Принц Синдзи — сын плохого короля Гендо.

Синдзи вздрогнул. После того сна ему не хотелось быть сыном короля.

— А Рей у нас будет… голубое… голубое… принцессой подводного царства.

"Это очень подходит Рей", — подумал Синдзи.

* * *

Кадзи стоял на мостике вместе с Рицуко и Мисато.

— Боевые учения под кодовым названием "Санная прогулка" начинаются, — торжественно провозгласил он.

Мисато весело хихикнула.

— К вашим ЕВАМ, — продолжал Кадзи, — присоединены сменные источники питания. Они обеспечивают функционирование ЕВ без внешнего кабеля питания в течении тридцати минут. Ваша цель: научиться эффективно выполнять боевые задачи, находясь вдалеке от источников энергии.

Он махнул рукой, и Макото вывел оперативную карту на большой экран.

— Это лес вблизи Токио-3. Здесь находится передвижной радио-передатчик. Ваша задача обнаружить его прежде, чем закончится энергия ваших источников питания. После того, как вы успешно справитесь с первым задание, мы перейдем ко второму этапу учений, проведем игру в салки с перезарядкой ваших источников питания. Это сделает охоту более реалистичной. Мисато, командуй.

Время спустить гончих с поводка.

Кадзи ухмыльнулся и отступил в сторону.

— Отлично, сейчас повеселимся.

* * *

Прошло пять минут, но они до сих пор не обнаружили не единого намека на передатчик, хотя дисплей направления в нижнем левом углу обзорного экрана каждой ЕВЫ показывал, что они двигаются по направлению к нему.

— На что похожа эта штуковина? — спросила Аска, раздвигая ветки деревьев.

— Он установлен на мотоцикле, — ответила Мисато.

Аска нахмурилась.

— Ну и как, по-вашему, мы найдем этот мотоцикл с нашими головами, торчащими над верхушками деревьев?

— Какой смысл от учений, если они будут легкие, — парировала Мисато. — Синдзи, рапорт.

Трио образовало что-то вроде треугольника. Их позиции были четко видны на большой карте. Синдзи находился в несколько сотнях ярдов западнее Аски, а Рей примерно на таком же расстоянии восточнее ее.

— Цель примерно на северо-востоке, — ответил Синдзи.

Несколько белых хлопьев, медленно кружась, упали сверху. Синдзи взглянул на небо. Минуту назад чистое голубое небо сейчас затягивалось облаками. Белых хлопьев валило все больше и больше.

— Снег, — одновременно сказали Синдзи и Аска.

— Рей, что ты думаешь?

— Облака имеют неестественный внешний вид. Снега не должно быть.

— Но ты видишь его? — спросила Мисато.

— Температура снаружи моей ЕВЫ слишком высока для снега, но мои датчики регистрируют его, — голос Рей оставался спокоен. — Думаю, что-то мешает работе моего визуального датчика.

— А как ты узнала температуру? — вмешался Синдзи.

— Датчик номер 2.

Снег или его подобие повалил еще больше, но видимость оставалась все еще достаточно нормальной. Синдзи пригляделся, снег мгновенно исчезал, когда касался земли.

"Очень странно", — подумал он.

— Это часть учений, — сказала Мисато, мельком глянув на Кадзи. — Вероятно, вам пройдется охотиться за вашей следующей целью в пургу.

— Снег смоделирован МАГИ и поддерживается в вашем визуальном восприятии тем же самым способом, как и изображение других вещей на самом деле не видимых вашими ЕВАМИ, — сказал Кадзи. — Первоначально я планировал смоделировать Ангела, но он занимает слишком много ресурсов МАГИ. Если мы сможет уточнить код, то со временем сделаем и его.

— А воронки смоделированы тоже? — спросила Аска, останавливаясь на краю небольшой поляны, изрытой воронками, некоторые из которых были наполнены остатками обугленных деревьев, камнями и кусками металла. В кроне одного из деревьев, рядом с которым стояла Аска, торчал остаток какого-то плаката.

— Воронки? — Мисато недоуменно моргнула.

— Да. Группа воронок, несколько скал и куски металла, — Второй нагнулся и поднял бампер. — Номер на бампере практически нельзя различить, но я могу прочитать лозунг. "Смело иди туда, где никто не ходил прежде". Похоже, кто-то разбомбил фана "Звездного пути".

— Не обращай внимания, — сказала Мисато. — Продолжай движение, — она повернулась к Кадзи. — Что черт…ох, — она снова повернулась к экрану, оставив разборки на потом. — Продолжайте движение.

— Тяжело смотреть сквозь этот снег, — сказал Синдзи.

— Знаешь, во время снегопада всегда так, — ответила Мисато. — Рей, рапорт.

— Цель движется с севера на северо-запад, с северо-запада на запад, 10 градусов севернее запада… пять градусов.

— Аска, двигайся направо, — скомандовала Мисато. — Синдзи — на восток.

Аска огляделась.

— Я ничего не вижу.

Она продолжала вглядываться сквозь снег.

— Он где-то рядом, наверно, хочет проскочить между мной и Рей, — сказала Аска. — Рей, иди на запад.

Рей и Аска двинулись на перехват. Несколько деревьев сломались, когда они быстро продвигались в требуемом направлении. Синдзи кружил рядом, докладывая об изменениях в направлении движения цели. Наконец, Рей и Аска увидели человека на мотоцикле. Он на мгновение замер, как олень в свете прожектора.

— Рей, жди и наблюдай. Аска, приближайся, — скомандовала Мисато.

Аска начала движение, и в тот же самый момент человек развернулся и поехал в сторону Рей. Нулевой упал на одно колено, пытаясь поймать мотоцикл, в то время как Второй настигал его сзади. В последний момент мотоцикл неожиданно развернулся и помчался на север. ЕВА-02, не успев остановиться, врезалась в Нулевого. Не удержавшись на ногах, они оба рухнули на деревья, проделав небольшую просеку в подлеске.

Мисато вздохнула.

— Синдзи, двигайся на север. Рей на северо-восток. Аска, продолжай двигаться за мотоциклом.

* * *

Еще две попытки поймать мотоцикл закончились неудачей, наконец, они зажали его на небольшой полянке, и Нулевой успешно поймал его, когда таймер показывал 3:20.

— Задание выполнено.

— Мы сделали это! — сказала Аска. — Ловля этой штуки походила на охоту за тараканом без его убийства.

— Не радуйся слишком рано, — охладил ее пыл Кадзи. — Вы справились с этим заданием, но сможете ли вы вернуться в Токио-3, прежде чем кончится энергия?

Синдзи вздохнул, и его ЕВА проделала быстрые вычисления.

— Нет. Если мы побежим, то быстро израсходуем энергию. Если пойдем, то не доберемся до города.

— У нас есть внутренний источник питания, рассчитанный на пять минут, — сказала Аска. — С этим мы можем успеть.

— Отлично, — ответил Кадзи. — Вероятно, в течение настоящей операции, у вас останется часть энергии после того как вы убьете Ангела. Поэтому вы сможете продержаться, пока мы не доставим другие источники питания.

— Как мы доберемся до цели в дикой местности, если у нас только тридцать минут? — спросил Синдзи.

— Мы доставим вас по воздуху и сбросим в нужной точке. Рискованно, но по-другому никак не получится, — сказала Мисато. — Я еще не завершила планирование операции. А теперь, возвращайтесь на базу, пока еще можете.

* * *

— Докладывайте, командир Кацураги, — сказал Гендо

Он, Мисато, Кадзи, Рицуко и Фуюцуки сидели вокруг небольшого стола.

— Батареи функционировали расчетное время, дети действовали слаженно под моим руководством, хотя существует минимальная опасность при реальной боевой ситуации. — Мисато подала рапорт через стол Гендо.

— Были проблемы со Вторым Дитя? — спросил Гендо.

— Она действовала в соответствии с приказами.

— Хорошо. Доктор Акаги?

— Майя продолжает отлаживать код «снега». Мы надеемся со временем смоделировать почти любую окружающую среду для таких тренировок. Энергия батарей не вызвала физиологических проблем у ЕВ. Пока нет идеальной замены S2-двигателей, можно использовать переносные источники. Мы загрузили сектор 8 запасами холода на случай непредвиденных сюрпризов.

— Инспектор Кадзи?

— Без кода моделирования Ангела это самая подходящая полевая тренировка. Переносных источников хватает для того, чтобы перезарядить их и закончить второе упражнение. Я рекомендую иметь несколько запасных источников питания в течение операции. Они могут быть сброшены с парашютом, что дает возможность детям действовать в течении нескольких часов во время операции, и способствует более легкому возвращению в исходную точку.

Гендо кивнул.

— Фуюцуки.

— Рекомендации инспектора входят в пределы бюджета. Я получил визуальное подтверждение, что следующий Ангел вблизи Гудзонова залива.

— Командир Кацураги, немедленно составить план операции. Получить дополнительные источники питания. Я хочу атаковать нашу следующую цель.

— Есть, сэр.

* * *

Аска прыгнула в еще одну лужу, снова обдав Синдзи брызгами.

— Вот тебе!

— Эй! — глупо волноваться, дождь и так шел проливной дождь. Синдзи промок насквозь, но все равно это раздражало его.

Аска вела себя так, словно дождь был благословением божьим, но еще хуже была Рей, которая просто шла, не обращая внимания на бурю. В то время, как Синдзи дрожал от холода, ее ничто не беспокоило.

— Не выступай, Синдзи. Рей любит дождь. А ты?

— Он холодный, влажный и печальный, — ответил он, — И я никогда не видел такого дождя. Нигде. Это ненормальная погода.

— Ну, если не окажется, что гром производит Тор, то по мне — все замечательно, — сказала Аска.

— Кто? — переспросил Синдзи.

— Норвежский бог грома и молнии, — сказала Рей, не поворачиваясь к нему.

Аска продолжала крутиться вокруг Синдзи и Рей, не отставая от них.

— Да ладно тебе, Синдзи. Ты наверняка любишь дождь. Ты просто притворяешься.

— Нет, не притворяюсь!

«Есть что-то забавное в такой погоде, — подумал Синдзи, — Не смешное, но забавное».

ГЛАВА 6

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО БЕЛЫЙ СЕВЕР

Полковник Кристофер Робин сгорбился над экраном радара, удивленный тем, что они смогли обнаружить данный объект. Персонал NERV и их странное оборудование заставляло офицера армии США нервничать, но ему приказали оказывать им всевозможную поддержку. На время база, которой он командовал, превратилась в "NERV-ALASKA".

Рядом с ним стоял Филип Оскар Харрис — техник из NERV. Невысокого роста, светловолосый толстяк, одетый в белый халат поверх свитера и широких брюк. Насколько заметил Кристофер Робин, он проводил большую часть времени, поедая леденцы и дуя газировку.

— Хм. Объект обнаружен, — сказал он, съедая медовый крекер. — Нам лучше поднять тревогу в Токио-3.

— Так это он? — Кристофер Робин внимательно изучал экран радара. — Как, черт возьми, ты узнал?

На экране светился набор символов, совершенно непонятный полковнику.

— Японское оборудование. Не было времени переделать на английский. Это иероглифы. Эй, РОО!

Роджер Давид Валкер — другой техник, сердито нахмурился.

— Мое имя не Роо, а Роджер, — сказал он, направляясь к телефону.

— Лучше, чем прозываться Буррито, — ответил Филип.

— Еще раз меня так назовешь, и я приколочу твою шкуру к воротам, — сердито ответил Роджер, поднимая трубку.

* * *

Мисато вбежала на мостик.

— Что нового с Аляски?

— Сеть радарных установок выведена из строя. Мы потеряли сигнал, — ответил один из техников.

— Черт возьми, — нахмурилась Мисато. — Поларис готов к запуску?

— Да, — ответила Рицуко. — Но нам не хватило времени завершить все проверки.

— Нам срочно нужен спутник. Мы не можем сражаться с Ангелом вслепую. И кто-нибудь, соедините меня с правительствами США и Канады. Пусть нанесут бомбовый удар по объекту. Это задержит его на время, пока мы перебрасываем наши силы в Канаду.

Все бросились выполнять ее приказания.

* * *

— Хорошо, ребята, — сказал учитель, мужчина средних лет, лысеющий и седеющий одновременно. — Кто-нибудь может сказать мне, что такое сидерический ход земной оси?

Аска оглядела класс и фыркнула.

— Это полный оборот земной оси. Приблизительно равен 26000 лет. Поэтому географический север не имеет фиксированного местоположения.

— Очень хорошо, Аска, — сказал учитель.

— Так значит, компас будет показывать наоборот, если ось совершит пол-оборота, — поинтересовались ученики.

— Нет. Северный магнитный полюс движется с другим периодом, — ответил учитель.

— Но как мы заметим, что Северный полюс сдвинулся?

— Наблюдая Полярную звезду. Нам кажется, что она стоит на месте и земная ось указывает на нее. Но если мы шагнем, скажем, на 13000 лет вперед или назад, то, скорее всего, она изменит свое местоположение.

— Вот это шажок, — зевнул Тодзи.

— ИКАРИ, ЛЭНГЛИ, АЮКАВА НЕМЕДЛЕННО ЯВИТСЯ В NERV, — неожиданно включилась громкая связь, прерывая урок.

На миг в классе повисло недоуменное молчание, затем Хикари поинтересовалась.

— Кто такая Аюкава?

— Может быть, новый пилот, — предположила Аска, вставая.

— ПОПРАВКА. ХИКАРИ, ЛЭНГЛИ, АЯНАМИ, НЕМЕДЛЕННО ЯВИТЬСЯ В NERV.

Хикари недоуменно моргнула.

— Я?

— Не обращай внимания. Кто-то не умеет читать, — Аска покачала головой.

— ЧЕРТ ВОЗЬМИ. КАК НЕРАЗБОРЧИВО. ГЛУПАЯ СЕКРЕТАР…ОЙ, ОН ВСЕ ЕЩЕ ВКЛЮЧЕН. КОРОЧЕ, ВСЕМ ПИЛОТАМ, НЕМЕДЛЕННО ЯВИТЬСЯ В NERV.

— Пойдем, надерем кое-кому задницу! — крикнула Аска, выбегая из класса.

Синдзи и Рей последовали за ней более спокойно.

* * *

База военно-воздушных сил Байбрук никогда не подвергалась атаке. Фактически вероятность нападения была очень мала, если только не вспыхнет третья мировая война. В этом случае база должна была отразить атаку русских самолетов, посланных через северный полюс.

Обычно база была не доукомплектована. Но сейчас, готовясь к нанесению бомбового удара… хотя не вполне понятно, по кому… на ней находилось больше людей, чем обычно. Постоянный персонал базы выглядел довольным. Они чувствовали свою полезность. Так как база в основном являлась местом ссылки провинившихся или неугодных кому-либо людей.

Погода стояла нелетная. Бушевал обширный снежный циклон, снижавший видимость практически до нуля. Но персонал базы привык, такое случалось здесь часто. На сей раз, все оказалось гораздо хуже, самолеты, несмотря ни на что, должны подняться в воздух.

Авиасоединение, посланное с бомбами Н2 на уничтожение… чего-то… не вернулось. Радиоконтакт был потерян. Возможно, это случилось от электромагнитного импульса, вызванного сброшенными бомбами, но во время проводимых в прошлом испытаниях бомб Н2 такого не случалось.

Погода становилась все хуже и хуже. Ветер ревел с ужасающей силой. Несколько вырванных с корнем деревьев пронеслись мимо базы. Здания завалило снегом по самые крыши. Такого ужасного разгула стихии на базе еще не видели.

Когда стало еще хуже, на радаре мелькнула небольшая зеленоватая точка. Никто не успел даже толком понять, что это, когда Н2 бомба обрушилась на базу.

* * *

— Вы проведете в капсулах весь путь до Канады, так как у нас там нет оборудования для стыковки ваших капсул с ЕВАМИ, — объясняла Мисато детям, указывая на карту Северной Америки. — Вас доставят специальные транспортные самолеты. Поэтому вы сохраните ваши батареи заряженными, и к тому же самолеты доставят вас в нужную точку, где вы будете сброшены.

"Если только ураган не разнесет их на клочки", — подумала про себя Мисато.

Синдзи передернуло от отвращения. Ему придется провести в этой противной жиже кучу времени.

— И сколько нам сидеть в капсулах? — спросил он.

— Долго, но это самое лучшее, что мы можем сделать. Когда мы доберемся до Канады, место вашей высадки будет уже известно. Возможно, вас выбросят здесь, — она указала на карту. — Но наша цель может двигаться.

— Так это из-за него испортилась погода? — спросила Аска.

— Мы так думаем, — ответила Мисато. — Его кодовое название Салгил — Ангел снега. Нами запущен спутник, чтобы определить его местоположение. Это здорово упростит дело. Его должны обнаружить, прежде чем мы доберемся до Канады.

— А нам не опасно лететь в такую погоду? — снова поинтересовалась Аска.

— Конечно, нет, — солгала Мисато. — Мы никогда бы не отправили вас самолетами, если не были бы уверены в вашей безопасности.

* * *

— И что же нам ДЕЛАТЬ все… вообще, как долго мы будем лететь? — спросил Икари Синдзи.

— Больше двенадцати часов. Советую тебе поспать, — ответила Рицуко.

— Но я не устал!

— Я могу дать тебе снотворное?

Синдзи чуть не сказал «да», но заметил, как Рей и Аска одновременно посмотрели на него.

— Нет. Я найду, чем заняться.

Обе девочки расслабились, а Аска слегка кивнула головой.

— Мы можем разговаривать по радио и планировать, как пристукнуть этого дурацкого Ангела, — предложила Аска.

"Полдня", — хмыкнул про себя Синдзи.

— Подождите, а как мы будем есть?

— LCL обеспечит вас всем необходимым. Она вполне питательна. Фактически ваш живот даже не будет пустой, — успокоила Рицуко.

Глаза Синдзи сузились, так он и подозревал. Даже если она питательна, как говорит Рицуко, для него она все равно остается противной и мерзкой жижей.

"Уж лучше просидеть все это время в луже блевотины", — подумал он.

— Вы добавили туда витаминов? Фу… ну и гадость же получилась!

— Она как пуповина, питающая детей во чреве матери на протяжении девяти месяцев. Кроме того, LCL у ЕВЫ заменяет кровь. Нравится она вам или не нравится, но мы должны доставить вас в целости и сохранности.

— В следующий раз надо купить пару слитков золота и посмотреть, получится ли из них суп, — сказала Аска, готовясь войти в капсулу. Синдзи посмотрел на нее, как на сумасшедшую. — Шутка!

Он недоуменно моргнул и рассмеялся, глянув на Рей, не обратившей на шутку Аски никакого внимания.

"Может, она потеряла чувство юмора в аварии", — подумал Синдзи.

* * *

Теоретически, Карповской военной базы не было и в помине. Русское правительство категорически отрицало ее существование. Но все-таки база существовала. Она была искусно замаскирована. Оборудование наблюдения выглядело как часть ландшафта замерзшей и пустынной сибирской земли. Связь с оборудованием осуществлялась по подземным коммуникациям. Силовая установка, все источники тепла надежно скрыты. Поэтому ее почти нельзя было обнаружить спутниками-шпионами или самолетами-разведчиками.

Ее основной задачей являлось наблюдение за любыми объектами, проходящими над северным полюсом. И в случае угрозы нападения она должна была послать сигнал тревоги. База не предназначалась для отражения наземного нападения или слежения за наземными целями. Для этого существовали другие объекты.

Снаружи базы бушевал снежный ураган. Но рев ветра не достигал до подземных бункеров базы, надежно укрытых слоем земли и бетона. Тихо жужжали приборы, мерцали экраны радаров и дисплеи компьютеров. Персонал отдыхал, пережидая непогоду в тепле и тишине.

Никто и не заметил, как бомба Н2 упала на базу. Взрыв взметнулся ввысь, разбрасывая глыбы земли, выворачивая деревья, плавя металл и бетон.

Теоретически несуществующей базы не стало на самом деле.

* * *

Обычный человек, наверное, испугался бы, представ перед Советом Безопасности ООН, особенно если все вокруг него кричали бы и стучали бы по столу кулаками. Но Гендо не походил на обычного человека.

Он не стал ждать, когда ему дадут слово.

— Джентльмены, все под контролем. Мы запустили Поларис и наши силы на пути в Канаду. Салгил будет уничтожен.

По сравнению с другими выговорами, которые он ожидал получить в ближайшем будущем, этот был пустяком.

* * *

— Неужели один из Ангелов бродит вокруг военных ядерных баз? — закричал один из журналистов.

Майя скривилась, смотря на толпу репортеров, круживших вокруг возвышения, на котором она стояла. На этот раз пресс-конференция пошла не по плану, пресса вышла из-под контроля, во многом благодаря страху.

"Меня готовили совсем для другого", — подумала Майя.

— Спокойно! NERV держит все под контролем.

Очевидно, они не читали сценарий, или, возможно, были слишком напуганы, чтобы следовать ему, но теперь они немного успокоились, и все вернулось в прежнее русло.

— Это правда, что командир Икари — внебрачный сын Элвиса? — закричал кто-то.

Почти вернулось.

* * *

— Тук-тук, — сказала Аска. Кажется, она знала бессчетное количество шуток.

Синдзи хотелось убить ее, но все что он мог сделать — это выключить радио. Но тогда он оставался один на один со своей скукой, а это казалось пострашней пыток шутками.

— Кто там? — спросил он, машинально.

— Бу-бу.

— Бу-бу кто?

— Не надо плакать, — ответила она.

Синдзи недоуменно промолчал.

— Хорошо, больше ни одной тук-тук шутки, — вздохнула Аска. — А как тебе… — она на секунду задумалась, — первый кто рассмешит Рей, освобождается на неделю от работы по дому.

Неожиданно Синдзи понял. За все это время Рей ни разу не улыбнулась, хотя пару раз она выглядела недоуменной и зевала через каждую третью шутку.

— Хорошо. Дай-ка мне подумать минутку… и кто будет первый?

— Начинай. Мне тоже нужно время придумать хорошую шутку.

* * *

Доклад МАГИ.

— ВСЕ СИСТЕМЫ ПОЛАРИСА ФУНКЦИОНИРУЮТ НОРМАЛЬНО. (пауза) ЦЕЛЬ ОБНАРУЖЕНА В ГУДЗОНОВОМ ЗАЛИВЕ. НАПРАВЛЕНИЕ ДВИЖЕНИЯ ОТОБРАЖАЕТСЯ НА КАРТЕ.

На одном из обзорных экранов появилась карта. На ней тонкая красная линия тянулась по направлению к Торонто.

Фуюцуки кивнул головой.

— Как я и боялся. Запросите МАГИ, успеют ли прибыть самолеты.

Последовало короткое вычисление.

— ОТВЕТ ПОЛОЖИТЕЛЕН. ПРИ ЕГО ТЕКУЩЕЙ СКОРОСТИ САЛГИЛ МОЖЕТ БЫТЬ ПЕРЕХВАЧЕН ЮЖНЕЕ КОНЦА ЗАЛИВА.

— Отлично. Радируйте капитану Кацураги.

* * *

— …и поэтому судья сказал: «какая палка»? — закончила Аска.

Рей молчала в недоумении.

Синдзи недоуменно моргал.

— Палка? Понимаете? — сказала Аска, слабо рассмеявшись. — Думаю, нет. Ладно. Синдзи, твоя очередь.

— Ну… — Синдзи почесал затылок.

— Давай же, ты должен знать что-нибудь менее бородатое, чем "когда дверь не дверь", — проворчала Аска.

— Ну, Мисато и Тодзи рассказали мне пару, — неохотно сказал Синдзи.

Аска пожала плечами.

— Давай послушаем.

— Ты уверена?

— Начинай!

— Э… хорошо. Красота — в глазах держащего пиво.

Рей недоуменно моргнула.

Аска вздохнула.

— Чисто юмор Мисато. Это было так плохо, разрешаю тебе вторую попытку.

— Эээ… почему похмелье лучше, чем женщина?

— ХО-РО-ШО. Мы остановимся на этом, — сказала Аска. — Когда вернемся домой, напомни мне пнуть кое-кого.

* * *

Зал торгового центра в Торонто не являлся идеальным местом для руководства операцией против Салгила. Но это здание оказалось пустым и имело много телефонных линий. Возможно, раньше здесь располагался компьютерный магазин или фирма, занимающаяся услугами связи. Впрочем, большинство устройств наводило на мысль о МАГИ в Токио-3. Когда прибыла Мисато, все было смонтировано, включая большой обзорный экран и связанную с ним карту.

Голубая точка Салгила на карте направлялась вниз к побережью Гудзонова залива, в то же самое время, три близко расположенные точки двигались ему на перерез. Они успели вовремя. Как и планировалось у них оставалось еще пятнадцать минут в запасе, чтобы подготовить засаду. Даже снежный фронт, двигающийся впереди него, был учтен.

* * *

— Вы слышали о несчастном случае на военной базе? — спросила Аска. — Джип переехал коробку попкорна и убил два зернышка.

Рей даже не моргнула.

Синдзи застонал.

— Да ладно вам, вполне приличная шутка, — насупилась Аска. — Теперь ты Синдзи. И, пожалуйста, никаких шуток о женщинах и пиве.

— Э… что будет, если соединить слона и рыбу?

— Что? — недоуменно переспросила Рей.

— Плавающие хоботы.

— Плавающие хоботы? — Рей выглядела еще больше озадаченной.

— Ну, ты понимаешь, у слона есть хобот и…

— Синдзи, если ты объяснишь, будет не смешно, — вмешалась Аска.

— Пожалуйста, прекратите, — тихо сказала Рей.

— Извини, — стушевался Синдзи.

— Мы не дразнили тебя, — добавила Аска. — Мы только… ну, понимаешь… хотели рассмешить тебя.

— Рассмешить?

— Да. Смех, улыбка, веселье, — ответил Синдзи.

— Понятно, — Рей на мгновение задумалась. — Почему ты извинился?

— Мне показалось, ты обиделась

— Нет.

— Тогда почему ты сказала нам прекратить? — спросила Аска.

— Нас собираются выбра…

— ВХОД В ЗОНУ СБРОСА ЧЕРЕЗ ДЕСЯТЬ СЕКУНД

— Яху! Начинается! Увидимся внизу! — с этими словами изображение Аски исчезло.

— Удачи, — сказал Синдзи. Его экран погас, оставив Рей наедине с ее мыслями.

"Улыбка…"

* * *

Конечно, сброс ЕВ на парашютах оказался не самой лучшей идеей, но другого способа не существовало. Самолеты не могут садиться везде, где захотят.

У Аски получилось лучше всех. Она проделала большую просеку в лесу, но устояла на ногах и была готова через секунду. Синдзи врезался в группу деревьев. Потеряв равновесие, он кувырком пролетел вперед, ломая все на своем пути, и остался лежать заваленный сломанными стволами. Рей пришлось хуже всех. Ее парашют не сработал, и ей пришлось выбираться из воронки, образовавшейся при ее падении. Проверив текущее состояние ЕВ, пилоты направились к месту встречи.

Хотя их и разбросало при посадке далеко друг от друга, ЕВЫ двигались быстро и скоро все трое встретились вместе, повалив по дороге еще больше деревьев.

Синдзи был чрезвычайно удивлен, с какой легкостью он движется через завывающий ветер и снег, как будто их нет и в помине. У других, кажется, возникло больше проблем. Но об этом можно подумать потом. Дареному коню в зубы не смотрят.

— Какой у нас план? — спросил он.

— Все просто, — ответила Мисато. — Рей — ты приманка. Довольно большая, уверена — он увидит тебя. Синдзи, Аска вы оба расходитесь в стороны, не теряя Рей из виду, но чтобы Ангел не заметил вас. Аска вправо, Синдзи влево. Когда Рей увидит его, она подымет тревогу, и вы оба нападете с флангов. Синдзи — ты заходишь со спины. Ты и Рей не дадите Ангелу сбежать. Аска — ты атакуешь.

Дети кивнули и разошлись на позиции.

* * *

ЕВА-00 стояла неподвижно, быстро покрываясь снегом.

Ветер усиливался, и датчики Нулевого начали фиксировать приближающееся AT-поле. Снег, яростно летевший в лицо, мгновенно исчез, когда Нулевой отреагировал, формируя вокруг себя АТ-поле. Первое, что приковывало к себе внимание в приближающемся Ангеле — были его глаза, светившиеся ярко красным.

Они как будто висели перед темной человекообразной фигурой, слегка размытой по краям. Его можно было легко принять за другую ЕВУ, но Рей прекрасно знала, где сейчас находятся ЕВЫ, поскольку видела их позиции на маленькой карте в углу обзорного экрана.

Они замерли друг против друга. Ветер продолжал завывать вокруг них. Рей смотрела в глаза Ангела, забыв о том, что должна подать сигнал пилотам, сидящим в засаде. Казалось, Ангел полностью подчинил ее своей воле. Непонятным образом он видел через глаза Нулевого, как она смотрит на него. В каждой руке Салгил крепко держал по цилиндру.

Они продолжали пристально смотреть друг на друга, и неожиданно блеск его глаз потускнел. Рей больше не чувствовала полную силу его взгляда и воля снова вернулась к ней. Хотя его фигура с длинными конечностями еле различалась сквозь снег, она заметила, что он расслабился. Салгил сдвинулся с места, огибая Нулевого слева.

— Объект прибыл, — доложила она и приготовилась блокировать его продвижение вперед.

Аска появилась первой. Гораздо раньше, чем рассчитывала Рей. ЕВА-02 внезапно вынырнула из белой стены снега, держа нож в правой руке. Ангел даже не взглянул на нее. Только резкий взмах рукой в ее направлении. Вокруг Второго взметнулся столб снега, шквальный ветер, как таран, со всего размаху ударил в него, отбрасывая назад, вертя во все стороны. На месте падения Второго возник яростно вращающийся столб торнадо, и ЕВА-02, взмыв вверх, пропала из виду.

Быстрая проверка показала, что Второй не пропал, а болтается высоко в небе. Снежная колонна продолжала бешено вращаться, всасывая в себя воздух, камни, ветви. Нулевой начал медленно приближаться к ней, несмотря на все усилия Рей.

— Синдзи! Атакуй! Быстрее! — крикнула Мисато.

Он так и сделал, появившись из снежного урагана прямо за спиной Ангела. Его нож глубоко вошел в правое плечо Салгила. Бешено вращающаяся снежная воронка исчезла, и на ее месте начал оседать столб снега. Ангел резко повернулся и вонзил кулак в грудь Первого, ломая наружную броню и забрызгивая свою руку красновато-черной жидкостью.

ЕВА-01 отступила назад и упала на спину, инстинктивно схватившись за свою грудь. Рей слышала, как кричит Синдзи. Она неохотно отключила его, понимая, что ничего вразумительного от него сейчас не добьешься.

Рей быстро прикинула возможные варианты продолжения боя и бросила Нулевого вперед. Получив удар от ЕВЫ, Салгил отступил на несколько шагов и тут же Второй упал сверху, опрокидывая его на землю. Аска торжествующе взревела и замахнулась ножом.

Рей включила канал Синдзи.

— Вставай.

Он подчинился, выглядя теперь больше злым, чем испуганным. Подойдя к Ангелу, он протянул руку, чтобы вытащить свой нож из спины Салгила.

* * *

На связь вышел Токио-3.

— Плохие новости, — сказала Майя. — Салгил воткнул бомбу Н2 в грудь Первого.

— ЧТО? — выпучила глаза Мисато.

— У него есть еще одна, по данным с Полариса, — добавила Рицуко. — Мы пытаемся получить коды для дистанционного подрыва от канадцев.

— Дерьмо.

* * *

Мисато появилась на канале пилотов.

— Внимание всем! В груди Синдзи бомба Н2.

— У меня ЧТО? — завопил Синдзи. Первый поцарапал свою грудную клетку.

Бесполезно. Его пальцы были слишком большими, чтобы вынуть бомбу.

— Синдзи! Спокойно! — приказала Мисато. — Рей, отвлеки Ангела. Аска, займись бомбой. Если Ангел попытается взорвать бомбы, вы должны удержать взрыв вашим АТ-полем. Надеюсь, он не знает, как взорвать бомбу, но на всякий случай вы должны быть готовы.

Аска, готовая вонзить нож в Салгила секундой раньше, попыталась встать, и к своему ужасу обнаружила, что правая нога Второго сломана. Она выругалась и сломала близлежащее дерево, превратив его в импровизированный костыль. ЕВА-02 заковыляла к Первому, все еще пытающемуся вытащить бомбу из своей груди.

ЕВА-00 сцепилась с Ангелом, но ей было тяжело противостоять ему одной. Вскоре Нулевой был прижат к земле лицом вниз. Салгил навалился сверху и несколько раз ударил его головой о землю.

Синдзи не мог больше смотреть на происходящее. Он бросился в атаку, промчавшись мимо почти доковылявшего до него Второго, и врезался в Салгила сзади, отбрасывая его от Рей. Вместе они рухнули на стоящие рядом деревья, исчезнув из поля зрения остальных. Впрочем, их путь было легко проследить по поваленным и сломанным стволам деревьев.

ЕВА-02 заковыляла следом за исчезнувшими Первым и Ангелом. Как только Нулевой вытащил свою голову из земли, он тоже бросился за ними. Дела Первого шли не лучше, чем у Нулевого, хотя его голова не была воткнута в землю.

Ангел обхватил Первого, крепко прижав его к себе. К большому удивлению всех, Первый скользнул вверх из захвата, как будто был намазан жиром. Он упал недалеко от Ангела, пропахав изрядный участок земли.

— Ловко, Синдзи, — похвалила Аска.

— С… Спасибо, — он перевел дыхание. — Кто-нибудь вытащит эту бомбу из меня?

ЕВА-00 двинулась вперед, прикрывая их, пока Второй, стоя на колене, вырезал бомбу из груди Первого. Но Салгил не принял бой. Он повернулся и побежал в южном направлении, скрывшись за серо-белой пеленой снега.

— Что, черт возьми, теперь делать с этой штукой? — спросила Аска, закончив вытаскивать бомбу.

Мисато прочитала пришедшее сообщение.

— Бомба активирована. У вас десять секунд. Положите ее на землю и разворачивайте свои АТ-поля.

— Мы в самом деле сможем сдержать взрыв? — спросил Синдзи, сосредотачиваясь на формировании мерцающего свечения перед вытянутыми вперед руками.

Три ЕВЫ сформировали треугольник, в центре которого лежал маленький металлический цилиндр, похожий на бочонок пива. Три миниатюрных северных сияния сверкали перед вытянутыми вперед руками ЕВ. АТ-поля начали расширяться, соединяясь друг с другом и охватывая бомбу. На мгновение общее АТ-поле вспыхнуло всеми цветами радуги и исчезло.

— Закройте глаза, чтобы не сжечь их, — предупредила Рицуко.

* * *

В Торонто Мисато просматривала видеоданные с Полариса и спутника погоды, показывающие огромный яркий столб света, пронизывающий облака. Радиоконтакт с детьми был потерян. И было непонятно, живы они или умерли. Но, скорее всего, они живы, судя по высоте взметнувшегося ввысь столба света.

— У нас хорошие и плохие новости, — сказала Рицуко. — Хорошая — мы можем удалить детонатор из другой бомбы. Плохая — Салгил направляется в более населенные районы Онтарио и его скорость растет. У нас только двадцать или тридцать минут, прежде чем он достигнет Торонто. И около пяти минут до первого большого города.

На коммуникационном экране появились три маленьких изображения. Рей, Аска и Синдзи.

— У нас получилось, — сказала Аска. — Но у меня сломана нога, а у Синдзи ужасная рана в груди.

Мисато взглянула на уровень энергии источников питания. Они слишком много потратили на удержание взрыва. Энергии оставалось только на тридцать секунд, плюс пять минут от внутренних источников ЕВ. С таким уровнем энергии им не догнать Салгила, к тому же нога Второго сломана.

— Попытайтесь наложить шину на ногу Второго, — сказала Мисато. — Я свяжусь с вами через минуту.

Настало время для тяжелых раздумий.

* * *

— Никуда не годится, — сказал Синдзи, пытаясь вместе с Рей приспособить стволы деревьев в качестве шины для сломанной ноги Второго. Их положение оказалось незавидно. Одна ЕВА выведена из строя, их источники питания практически на нуле, а Ангел свободно движется, по крайней мере, с еще одной бомбой.

— Ха. Мы бы наподдали ему, если бы он не струсил и не смылся, — сказала Аска. — В следующий раз мы все должны хорошенько врезать ему, чтобы не корчил из себя плохого парня из фильмов про кун-фу, — продолжала она глубокомысленно. — Синдзи, если бы ты сказал, что собираешься врезать ему, я бы помогла.

— Со сломанной-то ногой, — ответил Синдзи. — Я должен был помочь Рей, — в его голосе появились злые нотки, — Иначе она могла умереть.

— Я была в безопасности, — ответила Рей, разрезая плющ и пытаясь привязать импровизированную шину к ноге.

— Чепуха, — ответила Аска. — Он воткнул твою голову в землю!

— Он мог бы использовать гораздо больше сил, но не сделал так, — сказала Рей. — Мы напали на него первые.

— Он собирается взорвать К ЧЕРТОВОЙ МАТЕРИ ВЕСЬ ТОРОНТО! — вскричала Аска. — Ты что, заступаешься за него!?

— Я убью его, — в голосе Рей появилась угроза.

— Значит, ты думаешь, он не хотел сражаться с нами, — нахмурился Синдзи. — Но он же собирается уничтожить наш город.

Он вырезал костыль для Аски, позаимствовав нож у Нулевого. Его собственный нож оставался в теле Ангела.

— Он больше похож на человека, чем ЕВЫ, — сказала Рей, заканчивая привязывать шину.

Глаза Синдзи расширились от удивления.

— Ты хочешь сказать… он не узнал нас?

— Рей права, — вмешалась Аска. — Наши ЕВЫ не похожи на обычные человеческие машины. Ну и еще АТ-поле… он, наверно, принял нас за такие же боевые биомашины, как и он сам. Поэтому он и не напал первым. — Аска взяла костыль и попыталась подняться. — И как, черт возьми, мы собираемся догнать и убить его?

* * *

Мисато громко ругалась, дергая себя за волосы. Наконец она замолкла, истощив весь свой запас ругательств.

— Взрывайте бомбу, — сказала она, переведя дух.

Фуюцуки кивнул и отдал приказ МАГИ. МАГИ послал сигнал Поларису, который направил его вниз, в точку, где находился Ангел.

* * *

На карте появилась вспышка света, и затем точка, обозначающая Ангела, стала удаляться в северо-западном направлении, двигаясь прочь от Торонто.

— Черт! Он даже не остановился! — выругалась Мисато.

— Но он уже не собирается уничтожать Торонто, — заметил Фуюцуки. — По оценкам МАГИ, он достигнет точки, где его первый раз заметили через двенадцать-пятнадцать часов. Это даст нам время подремонтировать ЕВЫ, оснастить их новыми источниками и снова направить на перехват.

— Надеюсь, вы правы, — ответила Мисато. — ВАМ лучше связаться с правительством Канады и объяснить, почему мы взорвали один из их городов.

— Лучше Северный залив, чем Торонто, — вздохнул он.

Мисато отвернулась.

— Лучше вообще не взрывать городов, — горько проговорила она.

* * *

ЕВАМ поставили новые источники питания и соорудили из подручных материалов новую шину для ЕВЫ Аски. Теперь ЕВЫ снова находились в самолетах и направлялись к точке перехвата Салгила. Трое детей, Мисато и Фуюцуки быстро обсудили обстановку.

— Считаю, что нельзя посылать Аску с покалеченной Евой, — начала Мисато.

— Я не покалеченная, — запротестовала Аска. — Они без меня не справятся.

— Она пойдет, — сказал Фуюцуки. — Нам понадобятся все три ЕВЫ, чтобы победить Ангела.

Мисато чувствовала себя отвратно. Все шло, как попало, к тому же перелет через несколько часовых поясов выбил ее из колеи. Мозги ворочались еле-еле.

— Черт. Ладно. Идут все трое. Аска, постарайся не сломать вторую ногу.

— Эй, я ничего не могла поделать. Я не умею летать.

— Если бы наши ЕВЫ могли летать, — вздохнул Синдзи.

— Особенно при первой посадке. Рей бы это определенно помогло, — ответила Аска.

Рей промолчала.

* * *

ЕВЫ бежали по невысокому сосновому подлеску. Вокруг них бушевал буран, швыряя им в лицо снежные заряды. Ветер все крепчал. Это никак не походило на легкую оздоровительную пробежку под кронами деревьев. Аска старалась из всех сил, пытаясь сохранить темп, с которым двигались Первый и Нулевой, но из-за своей покалеченной ноги она часто спотыкалась и падала. Ангела не было видно, хотя данные с Полариса показывали, что он где-то рядом.

Вскоре они поняли, почему. Дорога резко пошла под уклон. Перед ними лежала низина с протекающей по ней замерзшей речкой. Снег в низине оказался гораздо светлее, чем вокруг нее. Дети ясно увидели восемь бомб, разбросанных на снегу. Некоторые из них были искорежены, но большинство выглядели целехонькими. Ангел стоял на коленях рядом с одной из них, снимая с нее корпус.

— Что, черт возьми, он делает? — спросил Синдзи. — Решил перекусить?

Аска добралась до верхушки гребня горы.

— Он хочет вытащить ядерный заряд. Он нашел еще больше этих чертовых бомб Н2.

* * *

Получив известие о новых бомбах, Фуюцуки задумался, как лучше поступить. Его сомнения развеял Гендо, приказав взорвать бомбы.

Никто не заметил, как вернулся Гендо. От неожиданности пара человек нажала не на те кнопки. Однако все обошлось и не привело к серьезным последствиям.

— Все? А что с ЕВАМИ?

— Двадцать секунд на отступление, затем лечь и накрыться АТ-полем.

— Они потратят очень много энергии и…

— Если он подорвет несколько бомб во время боя, они, скорее всего, погибнут. Выполнять.

* * *

— Черт. Черт. Черт, — твердила Аска, пока они бежали прочь от низины, спасая свои жизни.

Рей, как всегда, молчала.

Синдзи оглянулся назад и остановился. Аска снова упала. Он метнулся к ней и приподнял Второго, практически взвалив его на себя. Его скорость тут же снизилась, но все-таки была гораздо больше, чем у покалеченного Второго.

— Что ты делаешь?! — завопила Аска.

— Беги! — прохрипел Синдзи.

— Ложись! — раздался крик Мисато.

ЕВЫ упали на землю, накрываясь АТ-полями. Мгновение спустя белое и серое вокруг них превратилось в ослепительно красное и желтое, когда огромный столб неземного огня рванулся ввысь, выжигая мирскую жизнь из мира, окружающего их.

* * *

МАГИ выдали результаты анализа. Рицуко изучила их и нахмурилась.

— Он не убит, а только поврежден взрывом. Текущий уровень его энергии непрерывно растет. По оценкам, ему понадобится 10 часов на восстановление. Так как Салгил занят собой, буря должна скоро прекратиться. Надеюсь, мы успеем доставить источники питания вовремя.

Мисато кивнула.

— Пилоты. Переключить источники питания в режим поддержки жизни. Всем отдыхать. Один остается на часах, пока остальные отдыхают.

— Отлично, — заявила Аска. — Рей — ты первая. Синдзи — второй. Я буду третья. Может, моя ЕВА успеет подлечиться за это время.

— Хорошо, — согласился Синдзи.

— Я разбужу тебя через три часа, — сказала Рей.

* * *

Когда Рей разбудила Синдзи, ему показалось, что он спал лишь мгновение. Взглянув на часы ЕВЫ, он вздохнул. 4:30 утра, 15 мая 2015 года. Он проспал три часа, но все еще чувствовал себя совершенно разбитым.

— Рей, надеюсь, ты выспишься лучше, чем я, — пробормотал он, зевая во весь рот.

— Я попытаюсь.

Синдзи пристально посмотрел на то место, где только что находилось изображение Рей. "Неужели она пыталась пошутить, — подумал он. — Или она на полном серьезе? Или она имела в виду что-то другое?"

Он тряхнул головой, прогоняя сон, и внимательно осмотрелся по сторонам. Видимость была плохой, но снег, шедший вперемешку с землей и сажей, понемногу прекращался. Слабый ветерок, дувший в северном направлении, гнал поземку. Большинство деревьев вокруг них было повалено, и многие из них обгорели.

Он взглянул на ночное небо. Облака немного разошлись, и сквозь разрывы он видел мерцающие точки звезд. Синдзи улыбнулся. "Как хорошо, что видно звезды", — подумал он. Одна из звезд выглядела больше и ярче остальных. "Наверное, это Полярная звезда, — продолжал размышлять Синдзи. — А вот эти звезды, образующие дугу, скорее всего, часть Большой медведицы. Или все-таки это Малая медведица".

Он продолжал смотреть на звезды, горящие в ночном небе. Им безразлично, победит он или проиграет. Возможно, некоторые из них уже взорвались, но человечество узнает об этом только через сотни, а может и через тысячи лет. Может быть, кто-нибудь похожий на него, сидит сейчас на своей планете и так же смотрит на звезды, видя Солнце над своим Северным полюсом и гадая, когда же закончится его бой.

Веки Синдзи поползли вниз, он начал бороться, стараясь прогнать сонливость. Свет Полярной звезды помог ему. Он пристальнее вгляделся в звезду, боясь, что снова может заснуть. "Может быть, кто-нибудь сейчас смотрит на нашу звезду, размышляя, есть ли там жизнь или нет, — думал Синдзи. — А может быть, именно оттуда приходят эти Ангелы? Или где-нибудь там живет их хозяин, посылающий этих монстров на завоевание Земли".

Неожиданно ему стало казаться, что звезды больше не выглядят дружелюбно. Их мерцающий свет колол глаза, и Синдзи чувствовал себя неуютно под их взглядами. Он попытался опустить голову, но звезды не собирались отпускать свою добычу. Они принялись петь ему незнакомые песни, слова и мелодию которых он не слышал, а только ощущал их вибрацию всем своим телом. Что-то происходило вокруг, пение становилось громче. Пение звезд при таком расположении вызывает… вызывает… Они звали Ангела. Вот что это такое. И сейчас песня поймала его, или возможно это была звезда, певшая песню, или, может быть, она только завлекла его в ловушку.

Когда его веки тяжело закрылись, на мгновение он решил, что вырвался из ловушки, но песня продолжала звучать внутри него. Божественная песня неминуемой судьбы.

* * *

Синдзи проснулся и взглянул на время, ругая себя за то, что заснул на часах.

9:30 утра, 15 мая 27915 года горело на табло. Он в недоумении протер глаза и снова взглянул на часы. Дата не изменилась. Он огляделся по сторонам. Никаких признаков Нулевого и Второго. Радио тоже молчало. Вокруг него возвышались деревья, покрытые снегом, а земля была скована льдом. Деревья выглядели больными, некоторые из стволов изогнулись, наводя на непристойные мысли. Все стволы покрывали серые полосы. На некоторых деревьях росли розовато-зеленые грибы, и один из них пошевелился, когда Синдзи смотрел в другую сторону.

Было темно. Синдзи взглянул на небо, частично закрытое облаками. Звезды по-прежнему горели там, и, кажется, их расположение не изменилось… нет, некоторые из них двигались, другие же наоборот стояли на месте. Затем они менялись ролями. Синдзи несколько минут смотрел на звезды, но так и не понял законов их движения. Только одна Полярная звезда неподвижно стояла на месте.

"Может быть, мне все это снится", — подумал Синдзи, снова оглядываясь вокруг. На севере, по направлению к кратеру, он заметил красноватое свечение.

"Огонь, — догадался он. — Надо пойти проверить. Если там люди, то, может быть, они помогут, а если горит лес, то он с легкостью убежит". Синдзи проверил уровень энергии. На маленьком экранчике вспыхнул символ бесконечности. Несколько минут он тупо смотрел на экран. "Ладно, — решил Синдзи. — Будь что будет. Сидя делу не поможешь".

Вскоре он добрался до края кратера. В центре кратера находилась необычной формы гряда скал: неровный овал с четырьмя небольшими грядами скал, бегущими от него в разные стороны. Две гряды скал отходили от северного конца овала на северо-запад и северо-восток. Еще две гряды отходили от южного конца овала на восток и юго-запад. Обледенелое древко, покрытое рунами, которые Синдзи не смог прочитать издали, торчало в середине северного конца овала. К югу от древка находился алтарь из грубо обработанного камня, окруженный деревьями необычной формы. Они походили на баньян, и выглядели так, будто решили бросить Африку и отправиться на зимние каникулы.

Вокруг алтаря горели костры и толпились люди. Примерно около сотни людей стояли в стороне, одетые в свободно свисающие меха и темные плащи. Синдзи увеличил изображение, чтобы внимательнее рассмотреть эту группу. Ее возглавляла уродливая женщина с сильно выступающим вперед лбом и выпученными глазами. Кожа женщины отливала зеленоватым цветом. По-видимому, она являлась верховной жрицей. Женщина немного сутулилась и куталась в теплые меха. На руках она носила огромные когтистые перчатки, похожие на медвежьи лапы. Не мигая, она смотрела на алтарь.

Синдзи перевел взгляд туда. Вокруг алтаря суетились люди. Когда они отошли, он смог рассмотреть, что к алтарю привязана рыжеволосая девчонка примерно его возраста. Ее тело, завернутое в красную ткань, с начерченными на ней черными рунами и линиями, было расположено с севера на юг. Она лежала лицом вниз, раскинув руки под углом 45 градусов от головы. Ее левая нога указывала на юго-запад, а правая на восток.

Синдзи снова перевел взгляд на жрицу. Теперь рядом с ней стоял мужчина с копьем в руке, одетый в черные меха. Он носил маску, искусно вырезанную из дерева, и изображавшую оскаленную звериную морду с красными глазами. Мужчина принялся бессмысленно выть и прыгать вокруг. Все, за исключением жрицы, старались держаться от него подальше.

Внимание Синдзи привлекло копье, которое мужчина держал в руках. Оно выглядело хорошо сделанным для таких дикарей. Выполненное из цельного куска метала, его гладкое древко расширялось в хорошо заточенный наконечник. Руны, нанесенные на нем, иногда отсвечивали красноватым светом, а на наконечнике копья красовался глаз с ярким зрачком.

Женщина с голубыми волосами что-то подала жрице. Синдзи вгляделся повнимательнее. Это был длинный деревянный цилиндр, походивший на столб, торчащий из гряды скал. На нем виднелись надписи, кажется латинским шрифтом. Неожиданно Синдзи понял, что напоминает ему этот деревянный цилиндр — уменьшенную копию капсулы.

Мир завертелся с бешеной скоростью. За каждую пролетевшую секунду Синдзи успевал заметить множество деталей. Невдалеке стояло группа людей, также одетая в шкуры. Скорее всего, это были пленники, так как их охраняли большие уродливые люди со странными татуировками на щеках. Татуировки походили на знак из какой-то приставочной игрушки, но выглядели более естественными, как будто линии являлись выростами или рогами, взятыми от каких-то животных и превращенными в татуировки.

Пленники стояли молча, большинство из них не обращало на происходящее вокруг никакого внимания, уставившись в пустоту безжизненным взглядом. Среди пленников Синдзи заметил детей: постоянно щурившийся рыжеволосый подросток, высокий, довольно красивый черноволосый парень и полураздетая девочка с коричневыми волосами. Они стояли рядом с высокой женщиной с длинными черными волосами, спадающими ей на спину, которая выла и пыталась развязать свои руки. Она носила странный знак, висевший на медной цепочке. Он был сделан из рыбьих костей и отчасти напоминал звезду с глазом посередине. Он точно видел его раньше, где же он мог его видеть, где…Мисато. Невероятно. Они так похожи, отличаясь только тем, что настоящая Мисато не носила шкур, и ее кулон был сделан из металла.

"Что, черт возьми, случилось? — подумал Синдзи. — Неужели Ангел ожил? Безумный кошмар? Видение будущего? Не может быть… Даже если он попал в будущее — откуда здесь Мисато? Скорее всего, это сон. Просто сон. Я заснул на часах".

Раздался торжествующий рев толпы. Взгляд Синдзи метнулся к алтарю.

Верховная жрица медленно двигалась вокруг алтаря, держа подобие капсулы над связанной девочкой. Синдзи смотрел на это, полностью ошарашенный странностями сна. Один из помощников жрицы разорвал ткань, в которую была завернута жертва, открыв ее ягодицы.

Ужас охватил Синдзи, когда он понял, что последует за этим. Он даже не вспомнил, что управляет роботом, способным мгновенно убить всех их. Он просто с ужасом смотрел, как жрица приближается к девочке, поднимая деревянную капсулу выше и выше. Время снова замедлило ход. Все двигались все медленнее и медленнее.

Неожиданно Синдзи был вырван из ступора. Маска мужчины начала скользить вниз по его лицу, и он вернул ее назад жестом, который был, несомненно, инстинктивным. Этот жест Синдзи видел прежде.

Не совсем понимая, что делает, Синдзи приказал роботу начать движение. ЕВА-01 медленно двинулась вниз по склону, постепенно убыстряя шаг. Все обернулись, со страхом глядя на приближающуюся огромную фигуру, жрица застыла на месте. Крик ужаса прокатился по кратеру.

Похожая на Мисато женщина неожиданно сумела освободиться. Вырвав копье из рук охранника, она воткнула его ему в горло. Охранник покачнулся и начал медленно оседать вниз. Выхватив нож у него из-за пояса, она повернулась и, резко взмахнув рукой, рубанула второго охранника по глазам. Вопя от боли, тот упал на землю. Еще несколько человек бросились к ней. Рядом с алтарем завязалась драка. В воздухе раздавались крики боли и проклятия. Алтарь шатался все сильнее и сильнее, рыжеволосая жертва, кажется, пришла в себя и пыталась пошевелиться.

Синдзи бежал все быстрее и быстрее, не думая о том, что станет делать, добравшись до алтаря. Интуиция говорила ему, он должен остановить это любой ценой.

Одновременно произошли два события. Деревья пришли в движение, внезапно ударив своими ветвями по пленникам. Их кора разорвалась, открыв лица, в которых с трудом улавливались человеческие черты. Один из заключенных был наполовину проглочен деревом, которое затем разорвало его пополам.

Второе событие оказалось хуже для Синдзи. Мужчина в звериной маске повернул к нему и поднял копье, на мгновение он застыл, а затем с силой метнул копье в приближающегося робота. Копье полетело в Первого, увеличивая свой размер с каждой секундой, и вонзилось в грудь робота с такой силой, что отбросило его назад.

Сильная боль пронзила Синдзи. Схватившись за грудь, он потерял сознание.

Когда он открыл свои глаза, все уже закончилось. ЕВА-01 лежала, раскинув руки, пригвожденная к земле огромным копьем. Он попробовал пошевелиться, но все, что ему удалось — это слегка поднять голову. Он бросил взгляд в сторону алтаря. Алтарь и снег вокруг него оказались залиты кровью, повсюду валялись трупы людей. Мисато, практически полностью обнаженная, лежала лицом вверх, привязанная к алтарю. Ее тело было покрыто полосами крови, а кулон, который она носила, валялся рядом, разбитый на кусочки.

Жрица сгорбилась еще больше и, кажется, хромала. Ее поддерживали помощница с голубыми волосами и мужчина в звериной маске. По-видимому, она дрожала от страха, или, возможно, просто от холода. Несмотря на то, что на небе не оказалось ни облачка, шел снег. Только звезды и пламя костра освещало это сборище.

Синдзи напрягся, пытаясь поднять руки, чтобы вытащить копье из груди ЕВЫ. Но они даже не пошевелились. Он был бессилен. Слезы бежали по его лицу, быстро смешиваясь с LCL и растворяясь в ней.

— Нет… нет… — шептал он.

— Проснись, — неожиданно раздался голос Рей.

Синдзи вздрогнул и огляделся вокруг себя. Рей сидела рядом с ним, одетая в свой комбинезон, и смотрела на него немного сердито.

— Рей… как ты очутилась здесь?

— Проснись, — повторила она. Повернув голову, Рей посмотрела на жертвоприношение. — Это все не настоящее.

— Я не знаю как!

— Просто открой глаза.

Он поглядел в сторону алтаря. Толпа монотонно пела, размахивая поднятыми руками и качаясь в такт песни. Деревья тоже качались в такт песни. Подул ветер. Рядом с деревьями замерцал свет, создавая огромные волны многоцветной энергии, размытые по краям, как северное сияние.

— Они поймали Мисато… ее собираются убить.

— Мисато в Торонто, — голос Рей стал чуточку суровее. — Открой глаза.

Неожиданно левая рука Первого судорожно дернулась к копью, ухватившись за него. Синдзи почувствовал, как восстанавливается энергия, необходимая, чтобы вытащить копье. Еще чуть-чуть.

— Если ты останешься, то умрешь. Или сойдешь с ума. Открой глаза.

Рука Первого снова конвульсивно дернулась, вытащив копье наполовину.

Над кратером появилась огромная аморфная фигура, образованная из света и тьмы.

— Я почти вытащил его… — выдавил он из себя. — Я все еще могу…

Лицо Рей помрачнело.

— Тебе не победить. Даже с ЕВОЙ. Ты умрешь. Проснись. — Настойчивые нотки появилась в ее голосе.

— Даже если это сон… Я не дам ей умереть. Если это сон, почему мне снится это? Я не ХОЧУ, чтобы это произошло на самом деле!

— Некоторые люди делают сны для других, — она пристально посмотрела на него. — Это ловушка. Проснись.

— Ловушка? Но кто?

Свет гас, превращаясь в плоть, мех и чешую. Вверх взметнулись щупальца, сформировалась грудь, проступили губы, глаза и рот. Огромное облако плоти нависло над кратером, закрывая свет звезд, освещаемое красноватыми отблесками огня костров.

Рей передвинулась, закрывая экран.

— Не смотри, — прошипела она. — Ее благословение убьет тебя.

Она придвинулась ближе к нему, протягивая руку.

— Проснись.

— Что… что это?

— Это вне человеческого понимания или восприятия, — руки Рей легко прикоснулись к его глазам. — Проснись.

Он ощутил удар, почти такой же сильный, как удар копьем, но гораздо более приятный, чем мучительный. Боль, мучившая его, пропала, как и все остальное вокруг. Он открыл глаза и увидел изображение Аски, кричашей на него. Мисато также выглядела не слишком радостно. Рей исчезла, и через секунду на экране появилось ее изображение.

— Синдзи, ПРОСНИСЬ!!! — рявкнула Аска.

Синдзи удивленно моргнул.

— Это… — Он быстро огляделся. Все вокруг выглядело как обычно. Часы показывали 9:30 утра 15 мая 2015 года. Значит, он проспал пять часов.

— Извините, — пробормотал он.

— Новые источники будут сброшены через несколько минут, — сказала Мисато. — Затем, мы начнем охоту снова.

Синдзи и Рей посмотрели друг на друга.

— Ты…

— Вовремя, — сказала Аска, — а то так недолго и состариться, ожидая.

— Думаю, тебе это не грозит, — рассмеялась Мисато.

* * *

Как только новые источники питания были подключены, роботы пошли в направлении, указанном Мисато. Данные с Полариса указывали, что Салгил находится недалеко он них. Но на своем пути им пришлось обогнуть кратер.

Синдзи даже не взглянул на дно, боясь обнаружить там свидетельства его кошмара.

Они заметили Салгила издали. Лес был вывален на большом расстоянии от кратера, а Ангел не успел еще далеко уйти. Но, с другой стороны, он тоже видел их и был готов к нападению. Они начали сближаться. ЕВА-02 в середине, Нулевой и Первый — слева и справа. Ангел поднял одно из поваленных деревьев и сломал его у корня, сделав грубое подобие копья.

— Хорошая идея, — прокомментировала Мисато. — Делайте то же самое.

Вооружившись стволами деревьев, они приготовились напасть. Но Салгил опередил их. Он резко выбросил свободную руку вперед, и ЕВА-00 была подброшена высоко в воздух. Повернувшись к Первому, он нанес удар дубиной. ЕВА-01 блокировала удар своей дубиной, которая развалилась на куски, не выдержав. Ангел снова занес дубину. ЕВА-01 сделала шаг назад, споткнулась и упала на спину. Дубина Ангела рассекла воздух, никого не задев.

ЕВА-02, хромая, двинулась вперед, держа деревянную дубину в левой руке и опираясь на палку в правой. Она попыталась атаковать, но Салгил, подобрав валяющийся ствол дерева, просто метнул его во Второго. Синдзи замер в ужасе. Сон повторялся. Дерево ударило Второго в грудь, как и его ЕВУ во сне. ЕВА-02 повалилась на спину. Салгил прыгнул на Второго, не давая ему подняться, и пронзил его грудь деревом, как копьем.

"Не может быть, — пронеслось в голове Синдзи, — деревом нельзя пробить броню робота". Он включил датчики. Теперь все стало ясно. Ствол дерева окружало АТ-поле.

— Синдзи, — закричала Мисато. — Вытаскивай нож. Атакуй, пока он отвлекся!

Синдзи вскочил и выхватил нож. "Где же Рей, — подумал он, — В прошлый раз Аска упала намного быстрее". ЕВА-01 двинулась к Ангелу, водрузившему ногу на голову Второго, как охотник на свой трофей. Высоко подняв дубину, он приготовился вонзить ее в левый глаз ЕВЫ-02.

Неожиданно Аска взревела через комлинк, и рот Второго выпустил дюжину усиков и еще больше их вылезло из его щек, лба и горла. Они впились в ногу Салгила и опутали ее, прочно удерживая его на месте. Маленькие трубки запульсировали и потемнели, когда Второй начал высасывать кровь из тела Салгила. По мере того, как темная кровь Ангела растекалась по ее телу, ЕВА-02 стала тоже постепенно темнеть. Одновременно с этим появился Нулевой. Он не падал, а летел. Огромные синие крылья, походившие на крылья Херувима, равномерно рассекали воздух. Жвала Нулевого судорожно щелкали. На мгновение он завис над Ангелом, а затем приземлился ему на голову.

Внутри Второго, Аска с ужасом смотрела, что вытворяет ее ЕВА. Она ничего не могла поделать. ЕВА-02 не подчинялась ее приказам. LCL вокруг Аски бурлила. На миг ей показалось, что усики, формируются из ее собственной плоти, но это видение быстро исчезло. Ее сердце заработало с бешеной скоростью, она почти видела, как кровь бежит по ее венам. Огоньки пробежали через LCL, а обзорный экран приобрел красноватый оттенок. Аска принялась ругаться от бессилия.

ЕВА-01 высоко подняла нож, обернутый в мерцающее, многоцветное АТ-поле, и атаковала.

* * *

На командном пункте Мисато, вытаращив глаза, смотрела на обзорный экран. "Крылья? С каких это пор у ЕВ появились крылья. Конечно, это полезное приобретение, но как, черт возьми, такая громадина может летать? И что это там Второй делает с ногой Ангела? Что…

— Адаптация. Помнишь жвала, которые появились после победы над первым Ангелом? — сказала Рицуко, наблюдая ту же самую сцену на больном экране штаб-квартиры в Токио-3.

— Ну да, но… — Мисато смотрела, как Синдзи вонзил нож в спину Ангела.

Жвала Нулевого вонзились в череп Салгила, вокруг них замерцало АТ-поле. Одновременно с этим, он вонзил нож в горло Ангела.

— Похоже, на этот раз мы победили.

— Надеюсь, ты права.

* * *

Салгил заревел. Цвет его тела начал быстро меняться, смещаясь в темную область спектра. Вокруг них взметнулся снег и взревел ветер. Потоки снега взмывали вверх и обрушивались вниз на ЕВ. Он старался разорвать их смертельную хватку, отбросить их от себя. Но ЕВЫ даже не дрогнули. Их постоянно изменяющие цвет АТ-поля струились вокруг Ангела, соединяясь вместе, и вскоре он не мог сделать и шагу, зажатый в тиски АТ-поля. А ЕВЫ даже не остановились, пожирая его.

Синдзи слышал крик Аски, но не понимал ни единого слова. Его собственная LCL начала пульсировать вокруг него. Он ощутил голод, или, может быть, его ЕВА проголодалась. Его собственный голод эхом отразился в бешенстве ЕВЫ. Он не ел уже более суток. И хотя LCL сохраняла его живым и здоровым, но никак не могла наполнить его желудок. В нем возникло неодолимое желание вырвать сердце из груди Ангела и вонзить зубы в его плоть.

Тело Салгила посерело, от него начали отваливаться сухие куски плоти. Его АТ-поле погасло, и тотчас же ствол дерева, воткнутый в грудь Второго, распался на куски. Снежный буран вокруг них достиг такой силы, что мог снести город в одно мгновение. Но как только снег достигал места схватки, он превращался в воду, а вода — в пар. Пар мгновенно распадался на кислород и водород, проникая в колышущуюся, мерцающую стену света, что окружала четыре огромных человекообразных фигуры.

Неожиданно голова Ангела развалилась на части, и Нулевой с жадностью стал пожирать ее остатки, хватая комки розоватого мяса и отправляя их в свою глотку. Другие ЕВЫ тоже приступили к страшной трапезе.

— Я не могу остановить ее! Что… Что мне делать? — закричал Синдзи.

ЕВА-01 вонзила руку в грудь Ангела и вырвала его сердце, имеющее тускнеющий нимб, переливающийся всеми цветами радуги. Одним глотком Первый проглотил его, и не останавливаясь вонзил свои зубы в тело Ангела. LCL вокруг Синдзи бурлила все больше и больше с каждым проглоченным куском мяса Ангела. К своему собственному ужасу Синдзи обнаружил, что кусает LCL. Он быстро остановился, но побуждение есть осталось. Это было уже слишком.

— ЧЕРТ ВОЗЬМИ! — заорал он. — Я НЕ МОГУ ОСТАНОВИТЬ!

— Gott in HIMMEL! — заорала Аска, когда ее ЕВА принялась пожирать ногу Ангела. Усики уже закончили свою работу, высосав всю его кровь.

— PAREN! PAREN! SCHEISSE!!!

Вокруг нее бурлила LCL густо красного цвета, как будто она плавала в море крови. Вкус жидкости стал лучше. Или, возможно, ей нравится этот вкус. Эта мысль ей совершенно не понравилась.

Буря внезапно прекратилась, когда тело Ангела сделалось вялым и безвольным. Вышедшие из-под контроля ЕВЫ продолжали рвать его на куски. ЕВА-02 поднялась на колени, совершенно не обращая внимания на поврежденную ногу.

ЕВА-00 продолжала поедать тело Ангела от головы к туловищу. А Первый разрывал его в середине. Двое детей продолжали кричать через комлинк.

— ЧТО, ТВОЮ МАТЬ, ТАКОЕ ТВОРИТСЯ!? — Мисато кричала на Рицуко, которая слегка дрожала.

— Не ругайся. Это надо изучить.

Мрачный пир продолжался. ЕВЫ рвали плоть Ангела, и с каждым куском мяса они менялись. Тело Нулевого постепенно окрашивалось в белый цвет. ЕВА-01 отрастила клыки и когти. ЕВА-02, кажется, осталась прежней, если не считать того факта, что ее поврежденная нога была сейчас цела.

— Лекарство от расстройства желудка им не помешает. — Поморщилась Мисато и отвернулась. — Поскольку Ангел убит, заберите детей оттуда.

* * *

Синдзи вытер лоб. Что-то странное творилось с кондиционерами Геофронта. Он потел с тех пор как вернулся в Японию, но обычно температура внутри базы NERV никогда не менялась.

— Никто не менял температуру воздуха? — спросил он.

Аска, стоявшая рядом, в другой контрольной трубе, кивнула. Все три пилота были раздеты и снова проходили проверку. Она чувствовала, как маленькие капельки пота скатываются по ее лбу.

— Странно, что в мае в Японии стоит такая жара, — добавила она.

— Хм, — Рицуко продолжала снимать показания датчиков. — Рей, жара беспокоит тебя?

— Я потею.

— Странно, — нахмурилась Майя. — Никаких отклонений от нормы. Это обычная температура твоего тела.

— Неправда! — закричал Синдзи в припадке раздражения, затем замолчал, недоуменно моргнув. "Почему я кричу", — подумал он.

— Э… извините.

— Верно, — подхватила Аска. — Мне все равно, что показывают ваши машины. Нам всем жарко.

— Сейчас 20 градусов. Вы должны чувствовать себя хорошо, — сказала Майя. — Мы лучше сделаем анализ крови.

Покончив с тестами, дети оделись, и теперь отдыхали в соседней комнате,

Аска осторожно огляделась вокруг и повернулась к Синдзи.

— Эй, ты что такое учудил там?

— Я? Где? — посмотрел на нее Синдзи, сбитый с толку.

— Ты поднял мою ЕВУ и помог бежать. Вот что ты сделал, — раздраженно сказала Аска. — Со мной все было в порядке.

— Но ты же упала! Я не мог…

— Ладно, проехали. Но не строй из себя рыцаря в сияющих доспехах, понятно?

— Извини.

— Конечно, я и Рей — девочки. Но мы сами можем позаботиться о себе, — выражение ее лица немного смягчилось. — Но все равно… спасибо тебе.

Рей молча сидела в углу, смотря вниз на холодный, покрытый кафелем пол.

Если кто-нибудь другой оказался бы сейчас в комнате, он бы почувствовал ощутимое похолодание в ней.

* * *

Анализ крови ничего не дал. Ощущение дискомфорта постепенно пропало, и дети отправились по домам обедать. Мисато, Синдзи и Аска молча ели курицу терияки. Синдзи поглощал еду без всякого аппетита. К тому же, перед его глазами до сих пор стояла картина ЕВЫ, разрывающей Ангела.

— Тебе не нравится? — спросила Мисато, взглянув на него. Ее губы были перемазаны соусом.

— Я до сих пор не могу забыть… — он покраснел, — об Ангеле.

Глаза Аски неожиданно вылезли из орбит, схватившись за горло, она с отвращением выплюнула трубочку, через которую пила колу.

— Не напоминай мне!

— Ты не виноват, Синдзи, — сказала Мисато. — Конечно, мы многого не понимаем в ЕВАХ, но только с их помощью мы можем победить Ангелов, — ее голос дрогнул, когда она продолжила, подсознательно теребя свое ожерелье. — И мы спасли Торонто.

— Но… что если я снова потеряю контроль над ЕВОЙ?

— А что если Земля неожиданно упадет на солнце? Даже будучи берсерками, вы не напали друг на друга. Поэтому я не думаю, что такая опасность существует. В следующий раз сделай все, что в твоих силах, Синдзи. И если ты не съешь свой обед, ты умрешь с голоду.

Он кивнул и вернулся к еде, чувствуя себя немного лучше. Аска снова взяла свою колу, но уже без трубочки. Выглядела она чуть-чуть подавленной. Мисато, наоборот, ела так, как будто еда собиралась сбежать с ее тарелки. В конце концов, так и случилось, когда кусочек курицы выскользнул из ее палочек и угодил в волосы Аски. То, что последовало за этим, было поистине ужасно.

* * *

Гендо и Фуюцуки сидели в маленькой комнате со множеством телевизионных мониторов на стенах, каждый из которых показывал разные каналы. Большинство из каналов являлись новостными, рассказывающими о внезапной вспышке каннибализма в городах, засыпанных снегом во время урагана, или периодически показывающими фотографии урагана, или повествующими о ледниках, сдвинувшихся на пятьдесят миль за время урагана. Большинство дикторов называли случившиеся "Снежным ураганом века". Тысячи умников спорили о том, чем он вызван, высказывая предположения от гнева божьего до Эль Ниньо, пришельцев и дыры в озоновом слое.

Взгляд Гендо на миг задержался на одном из ток-шоу, где один из гостей кричал и пытался ударить ведущего посохом, покрытым рунами.

— Я видел это! Ураган только начало. За зимой идет лето, а после лета снова наступает зима! Звезды отвернулись от нас, и теперь человечество будет уничтожено! Повелитель Воздуха послал четырех своих помощников покарать Землю! В этом виноват ты. Теперь я понял! ТЫ ПОЛЗУЩИЙ ХАОС! Если я убью тебя, человечество будет спасено!

Гендо рассмеялся.

— Если бы он БЫЛ Ползущий хаос, то удары по его голове вызвали гораздо больше проблем, по сравнению с тем, что произошло. Впрочем, я подозреваю, что он больше не будет вести шоу.

— Некоторое время мы подозревали Спрингера, но… — Фуюцуки рассмеялся.

— Хм. Интересно, этот человек имеет понятия об элементарной теории д'Эрлетта?

— Возможно. Но если это так, то у него никуда не годные источники. Д'Эрлетт неверно истолковал ссылки на Повелителей стихий в текстах, которые он изучал, — сказал Гендо, лениво потирая ухо, и смотря, как охранники выдворяют сумасшедшего.

— Это кажется странным — причислять кого-то, заключенного под водой, к стихии воды, — ответил Фуюцуки. — Или Скитальца тьмы к элементу земли, когда множество его форм могут летать или плавать. — Часть проблемы в том, что он использовал неверную теорию элементов, — продолжал Гендо. — Четыре элемента вместо пяти. В то время как Понэйпские записи говорят о пяти.

— Каких?

Гендо недоуменно посмотрел на Фуюцуки.

— Воздух, Вода, Огонь, Металл и растение или дерево, конечно.

— Пнакотикские манускрипты говорят о четырех западных элементах и душе как пятом элементе.

— Почему ты не упоминал это прежде? — нахмурился Гендо.

— Мы обсуждали это раньше, разве ты не помнишь? Но главный вопрос в том, правильно ли мы понимаем, кто такие Повелители стихий, или нет. Если прав он, тогда мы бежим по дороге к гибели.

— У нас достаточно доказательств того, что мы правы. Единственный вопрос — набор элементов, но в любом случае они выживут, как и должно быть.

Фуюцуки рассмеялся и откинулся на спинку стула.

— Пророчество всегда исполняются. Они выживут. Только вопрос в том, на каком пути это случится. На том, что мы надеемся или том, которого мы опасаемся.

— И доживем ли мы до дня, которого так д