/ / Language: Русский / Genre:det_classic / Series: Анри Бенколен

Четыре орудия убийства

Джон Карр

Убита женщина. И в комнате находятся четыре возможных орудия убийства — револьвер, бритва, коробочка со снотворным и кинжал. По утверждению местного полицейского Эркюля (нет, не Пуаро) Ренара возле дома несколько дней крутится пугало. Именно оно начинает расследование. Ушедший в отставку Анри Бенколен начинает расследование.

Как говорит Анри Бенколен — в этом деле каждое зеркало дает неправильное отражение. Каждое, казалось бы, естественное действие заканчивается не так, как должно. Уж очень много спорных вопросов.


Джон Диксон Карр

«Четыре орудия убийства»

Глава 1

КОМАНДИРОВКА

Если бы 15 мая ему сказали, что на следующий день он окажется в Париже и будет свидетелем сенсационного убийства, которое назовут «делом о четырех видах оружия», то он решил бы, что его разыгрывают.

15 мая он сидел у окна за своим рабочим столом и с тоской во взоре смотрел на Саутгемптон-стрит. Он — это мистер Куртис-младший, или, как его чаще называли, «наш мистер Ричард», служащий адвокатской конторы «Куртис, Хант, Дарси энд Куртис». Рассматривая вид за окном, он размышлял о том, что тот, кто добровольно выбирает себе профессию юриста, заслуживает особого уважения. Ему повезло, что он младший партнер фирмы. Работы у него немного, и он мог позволить себе спокойно смотреть в окно.

Контора «Куртис, Хант, Дарси энд Куртис» состояла из отгороженных друг от друга крохотных комнаток-офисов. У посетителей складывалось такое впечатление, что для того, чтобы куда-то попасть, им надо было пройти через множество кабинетов. Все помещения конторы выглядели на один манер — серо, одним словом. Ну а смогли бы ее украсить сидящие в ней немолодые машинистки да картины бородатых джентльменов на стенах?

Мистер Ричард Куртис-младший испытывал жуткую тоску. Все ему здесь порядком надоело.

Если бы к нему направили посетителя, что случалось довольно редко, тот увидел бы перед собой степенного молодого человека в синем саржевом костюме, которого, казалось, ничего, кроме проблем клиента, не волнует. Делать вид, что он внимательно слушает посетителя, Ричард Куртис научился у отца — главы фирмы, такого же бородатого, как старцы на висевших в конторе портретах. Клиент и подумать не мог, что под деловыми бумагами, разбросанными на письменном столе Ричарда Куртиса, спрятан листок с первыми строчками его так и не завершенного стихотворения. Чтобы хоть как-то убить время, он сочинял «Оду весне». Это было все же лучше, чем до одури глазеть в окно, стонать от скуки или цепляться к старшей машинистке мисс Бридон.

Природа просыпается:
деревья одеваются
листвою изумрудною,
и первоцветы чудные
глаз радуют и дарят всем
тепло и смех весенние…

Так что, если бы клиент узнал, чем занимается в рабочее время молодой юрист, он был бы сильно удивлен.

Ричард Куртис нахмурился. Ему представилось, что в его кабинет входит мужчина. Незнакомец в черном плаще, воротник поднят. Вид таинственный.

— Мистер Куртис, — говорит он, — у меня к вам задание. Говорить о нем буду быстро, поскольку за нами следят. Вот вам три паспорта и автоматический пистолет. Вам предстоит немедленно отбыть в Каир. Будьте предельно осторожны. За вами может следить мужчина с запонками в виде маленьких крестиков. По прибытии в Каир вы отправитесь на улицу Семи Кобр. Дом, в который вы должны войти, узнаете по…

Куртис прекрасно понимал: все, что он себе представил, — полная чепуха. Это только мечты. Но зато какие приятные!

— …и там вы встретите даму, — продолжал таинственный посетитель. — Надо ли говорить, что она будет красивой? Вот вам на текущие расходы тысяча фунтов…

И в этот момент в дверь кабинета Куртиса постучали. Обыденная реальность ворвалась в мечты. И это оказалась не прекрасная дама, а всего лишь мисс Бридон.

— Сэр, мистер Хант просит вас зайти, — отчеканила она.

Куртис поднялся из-за стола и безо всякого энтузиазма направился в кабинет начальника. Поскольку его отец уже не занимался делами конторы, Хант стал старшим партнером фирмы. Очень скоро молодой Куртис в нем разочаровался. Он многого ждал от Чарльза Грандисона Ханта, этого сухощавого и сурового вида мужчины. Надеялся, что тот будет поручать ему интересные дела. Однако надежды его не оправдались. Ходили слухи, что Чарльз Грандисон Хант человек скрытный. Поговаривали, что он обожает короткие шуточные стихотворения. Но Куртис не верил. Не верил точно так же, как и в появление загадочного незнакомца, способного выложить на текущие расходы тысячу фунтов. И тем не менее Ричард иногда представлял себе, как Хант говорит ему:

— Мистер Куртис, у меня к вам срочное поручение…

Он постучал в дверь и тут же услышал знакомый голос. У Ханта была оригинальная манера — перед тем, как что-то произнести, делать глубокий вдох.

Прижав подбородок к груди, он сидел за письменным столом и поверх пенсне смотрел на вошедшего Ричарда.

— Мистер Куртис, у меня к вам срочное поручение, — глубоко вдохнув, произнес Хант. — Вы готовы вылететь вечерним рейсом в Париж?

Куртису показалось, что он ослышался.

— Я?! — удивленно воскликнул молодой человек. Мистер Грандисон Хант смерил его взглядом и презрительно фыркнул.

— Нет, Ричард, это никуда не годится, — укоризненно произнес он. — У меня сложилось впечатление, что работа в «Куртис, Хант, Дарси энд Куртис» вас тяготит. — Хант сделал паузу, а потом добавил: — Ричард, скажите, только честно: вы считаете нашу контору стоячим болотом?

— Сэр, как еще это можно назвать? — невозмутимо спросил Куртис. — Я весь день сижу за этим проклятым столом…

— Совершенно верно, — прервав его, заметил Хант и словно в назидание поднял палец вверх. — У меня к вам еще один вопрос. Вы, наверное, знаете, что наши клиенты — члены известных английских семейств и что они проживают не только в Великобритании.

— Да, знаю. Поэтому…

— Ага! Поэтому вы и считаете нашу контору стоячим болотом?

На лице Ханта появилось то, что в другой ситуации можно было бы принять за улыбку.

— Сейчас, Ричард, — продолжил он, — времени вдаваться в подробности этого дела у меня нет. Однако то, что я вам сообщу, в корне изменит ваше мнение. Заниматься подобными делами одно удовольствие. На них всегда можно неплохо заработать. Англичане — народ консервативный. У них высокие моральные принципы. Поэтому среди них больше всего… Хм…

— Полоумных? — с детской прямотой полюбопытствовал Куртис. — Я тоже всегда так считал!

Хант наполнился праведным негодованием и от злости едва не зашипел, как раскаленный утюг. А может, как разозленная змея. Ричард не решил, чему отдать предпочтение.

— Я не это хотел сказать, — сдерживая гнев, ответил начальник. — У них в палате лордов сидят умнейшие люди. Их интеллектуальный уровень несравненно выше, чем у тех, кто заседает в палате общин.

Хант так распереживался, что от волнения снял пенсне.

— Знаю, вы скажете, что это еще ни о чем не свидетельствует. Согласен. И тем не менее я констатирую факт. Хотел бы заметить, что чем респектабельнее юридическая контора, тем сложнее в ней работать. Достаточно вспомнить случай, произошедший с великим доктором Сэмюелем Джонсоном. Однажды Босвелл спросил его: «Сэр, что бы вы сделали, если бы вас заперли в башне с ребенком?»

Вопрос, казалось бы, наиглупейший. Но я с этим не согласен. Босвелл был юристом и знал, о чем спрашивал. И вот в чем, молодой человек, особенность нашей работы: на вопросы, подобные этому, мы должны знать, как отвечать. При ведении дел клиентов мы можем оказаться в самых трудных ситуациях. Ну а сейчас перейдем к сути нашего вопроса.

— Слушаю, сэр.

— Я посылаю вас в Париж. Там живет наш клиент мистер Ральф Дуглас. Вы слышали о нем?

— Если он тот, о ком я думаю, то да, — ответил Куртис. — Вино, женщины и веселая жизнь. Не так ли? В прошлом году его Пиковая Дама завоевала Гран-при. По случаю победы мистер Дуглас…

— Да, устроил шумный банкет, — сурово заметил Хант и тихонько покашлял. — Но это в прошлом. Знаю, вы будете удивлены, но мистер Дуглас уже не тот безответственный молодой человек, каким был раньше. Он совершенно изменился! По просьбе своей будущей тещи он даже продал конюшню. Правда, его скаковых лошадей я так и не увидел. Это — спорт для членов королевских семей, а не для рядовых джентльменов. А у его будущей тещи, надо полагать, свои взгляды на скачки…

— Вы хотите сказать, что Дуглас влюбился и любовь его сильно изменила? — изумился Ричард.

— Именно это и произошло, — бросился на защиту клиента Хант. — В следующем месяце он женится на мисс Магде Толлер. И его тещей станет миссис Бенедикт Толлер. Не хочу, чтобы у вас, Ричард, об этой женщине сложилось неверное представление. Она далеко не старуха. Напротив, элегантна, следит за модой, многим интересуется. У нее свои взгляды на жизнь. Короче говоря, миссис Толлер — женщина в полном соку. Правда, из-за слишком длинного тонкого носа, который у нее еще к тому же немного вздернут — а это, я считаю, ненормально, — красивой ее назвать нельзя. Она придерживается… но это уже не важно. Она не хотела выдавать дочь за мистера Дугласа. У нее на примете была другая кандидатура. Полагаю, что это — мистер Брюс Дуглас, родной брат Ральфа. Жених он видный, состоит на дипломатической службе. Ее согласия на брак влюбленные добились с огромным трудом.

Куртис все еще не понимал, в чем заключается его задание.

— Ее согласия? — удивленно переспросил он. — А что, невеста Дугласа совсем юная девушка?

— Нет, — продолжал свое повествование Хант. — Но она настолько благоразумна, что считается с мнением матери. Мисс Магда Толлер — красивая девушка. У нее особая, чувственная красота. И опять, поймите меня правильно. То, что молодые люди друг друга любят, сомнений не вызывает. Но тут возникла проблема. И заключается она в некоей мадемуазель Роз Клонек.

— Прежняя пассия Дугласа? Я угадал?

— Да.

— И эта некая мадемуазель требует от него выкупа?

— Нет. — Хант открыл ящик стола, достал из него исписанный мелким почерком листок бумаги.

Пробежав глазами текст, он глубоко вздохнул и протянул письмо Куртису.

В верхней части письма стояла пометка:

«35, авеню Фош, пятница, вечер».

В послании говорилось следующее:

«Дорогой Хант!

Это уже моя третья попытка написать тебе и объяснить, что со мной произошло. Пишу письмо, а на второй-третьей странице понимаю, что ничего толком так и не изложил, рву его и начинаю новое.

Не знаю, что и делать. Я оказался в трудной ситуации и никак не придумаю, как из нее выпутаться. Мне нужен совет. Буду премного благодарен, если ты приедешь в Париж. Хотя бы на несколько часов. Я бы и сам прилетел в Лондон, но в Криллоне сейчас находятся Магда и миссис Толлер, и я не могу их оставить.

Тебе, наверное, известно, что пару лет назад я встретил красотку по имени Роз Клонек. Наша связь продолжалась чуть больше года. Я ей ни в чем не отказывал. Только не подумай, что я связан с Роз какими-то обязательствами. Клонек — кстати, она смешанных кровей: в ее роду были поляки и англичане — хорошо здесь известна.

До меня у нее была масса поклонников, но ни один из них не потратил на нее столько, сколько я. Потом я встретил Магду и к любовнице охладел.

А проблема моя такова. На окраине Марли я в свое время купил виллу и поселил в ней Роз. Это богатый дом, отделанный, как Трианон, красноватым мрамором. Настоящий дворец. Когда наши отношения прекратились, Роз оттуда съехала. С тех пор вилла пустует. Но теперь в ней происходит что-то странное. Связано это с моей бывшей любовницей. Об этих странностях я и хотел бы тебе рассказать. Полагаю, что это очень серьезно.

Надеюсь, ты сможешь найти время и приехать ко мне.

Ральф Дуглас».

Пока Ричард Куртис, нахмурившись, читал письмо, воображение его работало.

— Сэр, что он хочет этим сказать? — спросил он, закончив чтение. — Что его так тревожит?

— Не имею ни малейшего понятия, — сурово произнес Хант. — Поэтому я и хочу, чтобы вы отправились в Париж. Сегодня вечерним рейсом. Остановитесь в гостинице «Мерис». Я пошлю мистеру Дугласу телеграмму и сообщу, что завтра, а точнее, в десять утра вы ему позвоните. Это будет воскресенье. Его адрес и телефон я вам дам. Только, прошу вас, помните о вопросе, который был задан Босвеллом. Возможно, это дело не такое уж и важное. Кстати, у вас по этому письму будут вопросы?

— Да. А семейству Толлер известно о Роз Клонек? Хант так сморщился, словно у него разыгралась язва.

— Не знаю. Но думаю, что известно.

— А нам о ней что-нибудь известно?

— Пока нет. Я только знаю, что мистер Дуглас, как и большинство наших известных клиентов, содержал любовницу. Счет в банке позволял. Судя по всему, дама имела страсть к драгоценностям. Кстати, Ричард…

Хант внимательно посмотрел на Куртиса и, сделав глубокий вдох, продолжил:

— Скажите, вы когда-нибудь слышали о джентльмене по фамилии Банколен?

Куртис напряг память. Фамилия показалась ему знакомой.

— Вы имеете в виду легендарного французского детектива? Насколько мне известно, после политического скандала, разразившегося во Франции пару лет назад, он ушел в отставку. Но Банколен был таким великим сыщиком, что о нем и по сей день помнят.

— Да, это он, — уперев взгляд в потолок, ответил Хант и восторженно произнес: — Анри Банколен! Я хорошо знал его и всегда преклонялся перед его талантом детектива. За его суровой внешностью скрывался неистощимый юмор. Выпив в компании, он любил попеть. Особенно в квартете. У него красивый бас. Да, он ушел в отставку…

— Это плохо, — заметил Куртис.

— Да, — согласно вздохнул Хант. — Мне говорили, что он совсем отошел от дел. Я хорошо помню его мефистофельские усы и белый галстук. Он полагал, что усы помогают ему в работе. Слава богу, выйдя в отставку, он не занялся разведением роз. Большую часть времени Банколен проводит на рыбалке или охоте. У него это неплохо получается. Так вот, о сути дела…

Он кашлянул, словно извиняясь за очередное отступление от темы, и продолжил:

— На полицию Банколен не работает, но у него там много знакомых. Это может оказаться полезно для нас. Ричард, вы меня слышите? — вопросил Хант, заметив, что взгляд младшего партнера солидной юридической фирмы «Куртис, Хант, Дарси энд Куртис» стал каким-то отстраненным, словно молодой человек пребывал где-то далеко, но только не в стенах кабинета своего начальника. — Через Банколена можно узнать все, что полиции известно о мадемуазель Роз Клонек. Передадите ему от меня письмо. Его адреса я не знаю. Но если вы обратитесь к господину Брилю, шефу службы безопасности, здание которой расположено на набережной Орфевр, и представитесь ему, то он подскажет, где сейчас проживает Банколен.

Хант, сухощавый, маленького роста мужчина, поднялся из-за стола. Его волосы, разделенные пробором, очень напоминали парик.

— Вот и все, Ричард, — подытожил он. — Доверяю вам это дело и надеюсь, что репутацию адвокатской конторы «Куртис, Хант, Дарси энд Куртис» вы не уроните. Как только встретитесь с мистером Дугласом, сразу позвоните мне. Если дело действительно серьезное, я к вам присоединюсь. Я буду готов вылететь в Париж в любую минуту… Ричард, подождите!

Куртис, уже подходивший к двери, обернулся:

— Да, сэр?

— Интересно, вы когда-нибудь слышали это? — спросил его Хант и унылым голосом ученика воскресной школы пропел:

Одна девчушка из Гонконга…

Вернувшись на свое рабочее место, Куртис с трудом удержался, чтобы не нагрубить вошедшей к нему в кабинет мисс Бридон. Он никак не мог поверить в то, что наконец-то у него появилось дело.

Глава 2

ПОСЛЕДНЯЯ НОЧЬ МАДАМ КЛОНЕК

В воскресенье, около десяти часов утра, Ричард Куртис катил по улице Риволи в новеньком такси цвета бордо.

Над Парижем поднимался легкий туман. Утреннее солнце, пробиваясь сквозь его серую пелену, заливало своим светом площадь Согласия. В легкой дымке проступали зеленый берег реки и стоящие вдоль него фонарные столбы.

Вереница автомашин медленно тянулась по Елисейским Полям к окутанной туманом величественной Триумфальной арке. Тишину воскресного утра изредка прерывали гудки клаксонов. Дворники в белых фартуках мели пустынные тротуары.

«Здесь и небо шире, и восход ярче, — подумал Куртис. — Какие приключения ждут меня в этом сказочном городе?»

Он не видел Париж несколько лет и к новой встрече с французской столицей не был готов. Но даже запах дыма желтой сигареты, которую курил таксист (кстати, отметил про себя Ричард, французы никогда не затягиваются сигаретой, а лишь пускают клубы дыма), напоминал ему, что он — в Париже.

Когда автомобиль миновал Елисейские Поля, туман рассеялся, и видимость заметно улучшилась. По обеим сторонам дороги на зеленых лужайках показались накрытые белыми скатертями столы со склоненными над ними светильниками. Кафе, что расположилось слева, называлось «Ле-Доен», а то, что слева, за каштанами, — «Лоран».

«Интересно, „Амбассадор“ все еще действует?» — подумал Куртис. Эти кафе под открытым небом напоминали сцены из спектаклей театра музыкальной комедии. Если бы не дела, Ричард непременно вышел бы из машины и посидел в одном из них за чашечкой кофе. Но Куртис считал: работа — прежде всего. Однако иллюзий по поводу того, что ему удастся дать полезный совет клиенту, молодой адвокат не питал. Что он, как юрист, смог бы посоветовать в такое чудесное утро?

Такси остановилось у дома номер 53 по авеню Фош, и Ричард Куртис, сделав серьезное лицо, вышел из машины. Улица была пустынной. От густых крон деревьев на тротуар падали тени. Из-за того, что этот район примыкал к Буа, он больше походил на сад. Ставни на некоторых окнах дома номер 53 были распахнуты.

Дверь Куртису открыла консьержка. В руках она держала орудие своего ежедневного труда, а именно швабру.

— А, месье Дуглаз! — радостно воскликнула женщина по-французски, словно его приход был для нее приятным сюрпризом. — Надеюсь, он уже проснулся. Вам на четвертый этаж.

Куртис, не понимая, чем он так обрадовал консьержку, направился к лифту. Едва он нажал на кнопку звонка, как дверь тут же распахнулась.

— Доброе утро, — приветливо поздоровался с ним Ральф Дуглас. — Вы от Ханта, не так ли? Очень хорошо. Входите.

Он провел гостя в дальнюю комнату. В ней у окна, выходившего в сад, стоял накрытый к завтраку стол.

— Мой ранний подъем вас удивил? — полюбопытствовал он и тут же пояснил: — Вчерашний вечер выдался тяжелым, но о телеграмме Ханта я не забыл. Турецкая баня пошла мне на пользу. Теперь я чувствую себя намного лучше. Кофе?

— Да, спасибо.

Они, не скрывая, присматривались друг к другу. Молодому адвокату клиент понравился сразу. Дуглас совсем не походил на плейбоя, каким представлял его Ричард: уставшим, пресытившимся жизнью мужчиной. Напротив, хозяин дома оказался весьма энергичным человеком англосаксонского типа — сухощавый, светловолосый, широкоротый, с прямым носом и голубыми глазами. Взгляд его добрых глаз был дружелюбен и открыт. Чувствовался высокий интеллект. Единственное напоминало о том, что Дуглас этой ночью много выпил, — слегка опухшие веки.

Он сидел, упершись руками в колени, и внимательно рассматривал Куртиса. Свободный серый пиджак весьма изысканного покроя делал его плечи еще шире.

И тут Ральф Дуглас добродушно улыбнулся.

— Хорошо, что Хант не прислал кого-нибудь с бородой, — быстро произнес он. — Тогда бы я чувствовал себя полнейшим идиотом.

— Ну, зачем же так переживать. Мы что-нибудь обязательно придумаем. Для этого меня и послали к вам.

— Видите ли, мне нужен не юридический совет, — медленно начал Дуглас. — Я хотел поговорить с кем-нибудь из наших. Французы ничего, но…

Он уставился в окно и продолжил:

— По-французски я говорю совсем неплохо. У меня здесь много друзей. Я люблю Париж. И все же, если целых полгода слышать только французскую речь, можно и с ума сойти. Вы меня понимаете?

— Да, — согласился с ним Куртис. — Я тоже так считаю.

— Французы — не такие, как мы. С другой стороны, англичанам и американцам, тем, кого я здесь знаю, ситуация, в которой я оказался, покажется смешной. Поэтому я решил обратиться за советом к человеку со стороны, который отнесется к моему рассказу без юмора.

Дуглас помялся, зачем-то поднял руку, потом опустил ее на колено и только тогда заговорил вновь:

— Более того, будь мы в Лондоне, я бы никогда не признался вам, во что вляпался. Просто не решился бы. Начал бы мямлить или вообще промолчал. Здесь же, в Париже, я могу поговорить с вами начистоту. Вот так.

Он снова прервал свои откровения и, немного помолчав, спросил Куртиса:

— А как насчет того, чтобы проехаться? У меня своя машина. По дороге и поговорим. Мне необходим свежий воздух. А поедем мы в Марли.

Пять минут спустя они уже катили в двухместном автомобиле Дугласа в направлении площади Этуаль. Дуглас сидел за рулем в вальяжной позе и разговаривал, глядя в ветровое стекло.

— Наверное, лучше, если я уточню то, что сообщил Ханту, — говорил он. — Магда, моя невеста, — необычайно тонкий, душевный человек. Ее же мамаша — настоящая стерва. Да-да, стерва. Мало того, что она настроена против меня. Так еще эта зараза вознамерилась выдать дочь за моего родного брата.

Что ж, Брюс — неплохой малый. Работает в министерстве иностранных дел, говорит только умные вещи и ничего предосудительного себе не позволяет. Он способен поддержать любую беседу, но при этом создается впечатление, что тема разговора его абсолютно не интересует. И вот теперь, когда Роз Клонек…

— Погодите. А мисс Толлер известно о Роз Клонек?

— Да. И то, что я купил для нее виллу, тоже, — ответил Дуглас и с удивлением посмотрел на Куртиса. — Я сам ей все рассказал. Слава богу, она спокойно это восприняла. Магда даже проявила к Роз интерес. Много о ней расспрашивала. Но она ни разу меня не упрекнула.

— А миссис Толлер?

— Нет. Та ничего не знает. В этом-то и проблема.

— Не зная, в чем именно заключается ваша проблема, я вам не смогу дать совет, — задумчиво произнес Куртис. — Меня удивляет одно. Если вы любите эту девушку, а она любит вас, то почему бы вам не наплевать на миссис Толлер и жениться на ее дочери?

В этот момент Дуглас, поворачивая машину на авеню Гранд-Арме, пристально глянул на промелькнувшего за окном автомобиля прохожего.

— Теоретически это было бы возможно. — Он глубоко вздохнул. — Но вы не знаете, какая это семья. Старая ведьма вцепилась в дочь мертвой хваткой, и та ее во всем слушается. Да она просто шантажирует Магду! Об этом я расскажу чуть позже. А теперь что касается Роз Клонек.

Наши отношения длились больше года, но влюблен я в нее не был. И вот что странно. Магда — красавица, а Роз внешне выглядит намного проще. Но в Роз определенно есть нечто особенное. Да-да, какая-то изюминка. Шикарные рыжие волосы и то, что мы называем сексуальной привлекательностью.

Перед ней не смог бы устоять и более здравомыслящий мужчина, чем я. Роз, если бы захотела, могла бы увлечь и вас. Но она не циничная обольстительница. Для нее нравиться мужчинам так же естественно, как, например, дышать. Мне, с моими обывательскими взглядами на жизнь, этого не понять. Роз, простите, если выражусь старомодно, — леди. Я никогда не слышал от нее ни одного грубого слова. У нее прекрасные манеры.

Вы можете подумать, что я, как иностранец, просто идеализирую эту женщину. Уверяю вас, это не так. С другой стороны, я как-то спросил ее: «Ты способна влюбиться по-настоящему?» На что она ответила: «Да, конечно».

Тогда я задал ей следующий вопрос: «А ты смогла бы полюбить небогатого?» — «Нет, — довольно резко ответила Роз. — Конечно же нет. Естественно, когда я состарюсь и перестану притягивать к себе мужчин, за их любовь мне придется платить».

О боже, как мне было понять это! Хотя все предельно просто. Но мне с моим умом этого никогда не постичь.

Простите, что я изливаю вам свою душу. Мне от этого становится легче. И тому есть одна-единственная причина. Дело в том, что расстались мы с ней хорошими друзьями. Как в кино. У нее появился другой мужчина. Зовут его Делотрек. Он в свое время добивался ее благосклонности. Думаю, что Роз относилась ко мне с такой же нежностью, как и я к ней. Но если бы я предложил ей стать моей женой, то она, как любая практичная женщина, прекрасно понимая, что рушит мою жизнь, с радостью согласилась бы. Деньги для нее важнее.

Дуглас говорил с жаром, голос его даже немного хрипел от волнения. При этом, не контролируя себя, он изо всех сил давил ногой на педаль газа. Так что невзрачные окрестности Порт-Малло они проскочили на большой скорости.

Оглянувшись к Ричарду, Дуглас спросил:

— Ну, что вы на это скажете?

— У меня к вам вопрос, — спокойно ответил Куртис. — Чего вам тогда бояться? Вы же никакими обещаниями с ней не связаны. А если что-то обещали, пусть даже и в письмах, это вас ни к чему не обязывает.

Ему показалось, что лицо Ральфа Дугласа залило краской. Ярко-алой.

— Или вы боитесь, что Роз устроит сцену миссис Толлер?

— Совсем нет. Этой старой карге я и сам готов все рассказать.

— Тогда в чем же дело?

— Видите ли, в этой истории меня настораживают три момента. Первый из них вам покажется совсем пустячным.

Дело в том, что я получил предложение продать виллу. Причем со всем содержимым. Это довольно заманчивое предложение, но очень странное. Его мне сделал Делотрек. Тот самый, с кем теперь живет Роз.

Вы скажете, что она привязалась к этой вилле и хотела бы в ней жить и дальше. Можно предположить, что Делотрек, будучи человеком практичным, решил купить уже обжитую виллу. Покупка готового для жилья дома обошлась бы ему намного дешевле, чем нового.

Однако мне кажется, что причина совсем иная. Он надумал покупать у меня виллу подозрительно поздно. К тому времени он пробыл с Роз около десяти месяцев. Возможно, это пустяк. Но Делотрек звонил мне в прошлый четверг. Я все равно хотел продавать виллу, и для меня не имело значения, кто ее купит.

Я предложил ему встретиться. Он ответил, что на несколько дней уезжает, а когда вернется, мне позвонит.

Пока все шло вроде бы совсем неплохо. В пятницу утром я надумал съездить на виллу и посмотреть, все ли там в порядке, не забрались ли в дом какие-нибудь бродяги.

Как я сообщил Ханту, вилла с того времени, как мы расстались с Роз, пустовала. Там остались кое-какие вещицы, и мне не хотелось, чтобы их растащили. Я заплатил местному полицейскому, и тот, делая обход, заглядывает в дом. Да и садовник время от времени наведывается на виллу. Она заперта, ставни на окнах закрыты, мебель в чехлах, везде пыль. Короче, полное запустение.

И вот в последний мой приезд я, войдя в холл, машинально коснулся пальцем кнопки выключателя. И тут вспомнил, что дал указание компании отключить на вилле свет. Но свет зажегся. Мне это показалось очень странным, поскольку я четко помнил, что сам звонил на подстанцию.

Тогда я тщательно осмотрел все помещения на первом этаже. То, что никого в мое отсутствие на вилле не было, — это совершенно точно. Затем я поднялся в бывшую спальню Роз и также осмотрел ее. Когда Роз уезжала, то, будучи женщиной жутко практичной, все постельные принадлежности и скатерти, которыми она пользовалась, забрала с собой. Каково же было мое удивление, когда я увидел, что ее кровать аккуратно застелена.

Дуглас повернулся к Куртису и в сердцах шлепнул ладонью по рулю. Выпустив все, что накипело у него на душе, он облегченно вздохнул.

— Но по всему было видно, что на вилле никто не жил, — продолжил Дуглас. — Постельное белье было новым и даже непомятым. На нем явно никто не спал.

Я стоял в полутемной комнате, куда сквозь закрытые ставни с улицы проникал тусклый свет, и чувствовал, как по спине бегают мурашки.

Потом я спустился на первый этаж, зашел на кухню и открыл кран. Вода полилась. Услышав, что заработал холодильник, я открыл его. В нем было полно продуктов для хорошего ужина: трюфели, зеленый салат и много чего еще. К тому же на полке холодильника стояли шесть бутылок шампанского «Редерер». Кстати, Роз Клонек перед сном всегда выпивала полбутылки шампанского.

Есть еще одно доказательство тому, что я распорядился отключить воду и электричество, а кто-то от моего имени его отменил. Это — электрические часы.

— Электрические часы? — удивленно переспросил Куртис.

— Да. На холодильнике стоят часы. Шнур от них подсоединен к той же розетке, что и холодильник. Сейчас они включены, но время показывают прежнее. Эти часы сработали как хронометр.

Вы понимаете, что произошло? Когда компания отключила на вилле свет, они остановились, а когда кто-то дал указание его включить, на них загорелись прежние цифры.

Это меня обескуражило. Тогда я разыскал полицейского, которому заплатил за то, чтобы он присматривал за виллой. Эркюль Ренар, так зовут этого стража порядка, сообщил, что вокруг моей виллы кто-то бродил. Во всяком случае, возле ее ограды.

В первый раз это произошло вечером в среду, а затем в четверг. При виде полицейского неизвестный быстро скрывался. Эркюль сказал, что этот человек был одет в вельветовое пальто и выглядел как пугало.

Я даже не знаю, что и предположить. Единственное, что я понял, — на моей вилле творится нечто странное.

Проблема в том, что я ничего не могу выяснить у Роз. Я не только не могу с ней встретиться, но не имею возможности даже позвонить. Семейство Толлер сейчас в Париже, и я постоянно с ними. Если вдруг станет ясно, что я… Ага, вот здесь наш поворот.

Они выехали за черту города. По обеим сторонам дороги потянулись примыкавшие друг к другу ухоженные деревеньки. При свете яркого солнца небо над холмом, где уже виднелись макушки деревьев, выглядело почти бесцветным.

Когда машина остановилась и Дуглас отключил двигатель, стало совсем тихо. Куртис открыл дверцу и, ступив на обочину шоссе, услышал, как под его ногами громко зашелестела трава.

По дорожке, посыпанной песком, мужчины подошли к воротам высокой каменной стены, с нависающими над ней ветвями высоченных тополей. Серовато-зеленые, они тихо шевелились, придавая территории сада атмосферу зловещей таинственности.

— Вы только посмотрите! — громко произнес Дуглас. — Ворота открыты. А я их запер на висячий замок.

Чугунные ворота со скрипом отворились, и хозяин виллы вместе с Куртисом вошли в сад. В конце посыпанной песком тропинки в обрамлении зелени деревьев виднелась вилла «Марбр». Сложенная из крапчатого красноватого мрамора, она имела два коротких крыла. Ее сводчатые окна, вплотную подходившие к террасе, больше походили на двери. Их рамы были выкрашены в белый цвет.

Несмотря на два этажа, строение выглядело невысоким. Окна располагавшейся наверху мансарды повторяли форму окон первого этажа. Только были гораздо меньших размеров.

На всех окнах были стальные решетчатые ставни, придававшие дому таинственный облик. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь крону деревьев, падали на отшлифованную поверхность мраморных плит. Клумба с увядшими желтыми ирисами и синими дельфиниумами навевала тоску.

Неожиданно ставни на одном из окон виллы приоткрылись, затем вновь закрылись. Заметив это, Ральф Дуглас кинулся к террасе. Едва он оказался у входной двери, как она тут же распахнулась, и на крыльцо выбежала низенькая женщина средних лет. На ней было черное платье с белым передником.

— О боже! — вскрикнула она. — Вы меня до смерти напугали!

Моргая глазками, прячущимися за морщинистыми веками, женщина удивленно уставилась на Ральфа Дугласа. Несмотря на свой маленький рост, она была плотного телосложения. Скуластое лицо покрывал толстый слой пудры. На переносице женщины четко выделялась глубокая отметина от очков. Узнав Дугласа, она переменилась в лице. Тон голоса тоже изменился.

— О, это вы, месье Дуглаз! — уже радостно воскликнула она. — Доброе утро, месье Дуглаз. Боже мой, какая же я глупая! Надеюсь, ваш сон был крепким?

— Я… — начал было Дуглас и тут же замолк.

На лице женщины появилось смущенное выражение.

— Но я, месье, не слышала, как вы вышли, — извинилась она. — Вас в вашей комнате не было, и поэтому… как вы понимаете, я не стала будить мадам.

— Ничего я не понимаю, — сухо ответил Ральф по-французски.

— Шоколад я приготовила. Может быть, месье возьмет его на кухне сам? — Голос женщины становился все увереннее. — А месье не хочет сделать мне маленький подарок — отпустить меня? Я хотела бы вернуться в Париж. Думаю, месье будет настолько добр, что оплатит мне дорогу. И еще…

Она опустила руку в карман передника и достала из него сложенный носовой платок. Осторожно развернув его, женщина показала Дугласу очки. Одно стекло у них было треснуто, а другое отсутствовало.

— Думаю, — продолжила она, — месье оплатит и ремонт моих бедных очков. Он же сам вчера вечером на них наступил.

— Черт возьми! — возмущенно воскликнул Дуглас. — Кто вы такая?

— Месье? — удивленно произнесла женщина.

— Я спросил: кто вы? Что вы здесь делаете? Какое отношение я имею к вашим очкам? Кроме того… — Он снова замолк и взялся рукой за воротничок своей рубашки.

— Я же Гортензия. Служанка мадам. Я ушла от нее два года назад. Но вчера вечером я сказала месье, что буду рада вновь ей прислуживать. Пусть даже и на один вечер…

— Служанка мадам? Какой мадам?

— Мадам Клонек, которая эту ночь, как и вы, месье, провела в этом доме.

— Если хотите знать, то я мадам Клонек не видел около года. И прошлой ночью меня здесь не было. Полагаю, это…

В глазах Гортензии вспыхнул злой огонек.

— Месье, вы надо мной смеетесь, — отведя в сторону взгляд, укоризненно произнесла она. — О нет! Это уже слишком! Так несправедливо. Вы же действительно были здесь. Сами давали мне указания. Вы еще сказали, чтобы…

— Где сейчас мадам Клонек? — прервал ее резко Дуглас.

— Наверху. В своей комнате. Спит. Вы еще сказали…

Дуглас осторожно отодвинул женщину в сторону и шагнул к двери. Однако на пороге остановился и, обернувшись, виновато посмотрел на Куртиса. И покраснел.

— Послушайте, — волнуясь, сказал он. — Вы подумаете — я привез вас сюда, чтобы разыграть перед вами спектакль и… Да, вы можете подумать что угодно. Но могу поклясться — я на вилле не был. Клянусь, я не знаю этой женщины. Я не понимаю, о чем она говорит. Меня просто разыгрывают. Давайте пройдемте внутрь.

В очень длинной гостиной, занимающей большую часть крыла дома, царил полумрак. Второпях пройдя через комнату, Ральф Дуглас вывел Куртиса в просторный холл и по лестнице поднялся с ним на второй этаж. Дойдя до последней двери левого крыла, он с силой ударил по ней кулаком.

— Роз! — крикнул Дуглас.

С лестницы послышались шаги Гортензии.

Он снова ударил кулаком по двери и, не дождавшись ответа, повернул ручку. Дверь открылась, и Дуглас, не церемонясь, решительно шагнул через порог.

Куртис вошел следом. В комнате, как и в остальных помещениях виллы, было темно. Ставни на окнах хотя и были открыты, но солнечный свет в спальню не проникал из-за тяжелых оконных штор.

Куртис с трудом разглядел стоящую справа от него большую кровать. В воздухе витал запах пудры и духов. На кровати под одеялом, натянутым почти до самой шеи, лежала женщина. Даже не приближаясь к ней, Куртис заметил, что ее воскового цвета веки плотно закрыты, а на пухлом лице лежит печать спокойствия. Темно-рыжие волосы женщины разметались по подушке. На ней была персикового цвета ночная рубашка. Ее обнаженная рука покоилась на груди поверх одеяла.

Ральф Дуглас схватил женщину за руку и отступил на шаг назад.

— Роз!

Он вновь коснулся ее руки и тут же отпрянул от кровати.

— Куртис, подойдите, — пожимая плечами, попросил Дуглас. — Коснитесь ее. Она холодна, словно камень. Я думаю, что…

Глава 3

КИНЖАЛ В ВАННОЙ

Ричард подошел к кровати и встал по другую сторону от Дугласа. Рука и плечо лежавшей женщины были холодными, твердыми и гладкими. Как мрамор. Куртис и его клиент смотрели на тело, боясь поднять глаза. От двери до них донесся высокий тревожный голос Гортензии:

— Elle est malade?[1]

— Elle est morte,[2] — ответил Ральф обреченно. Женщина с диким воплем выбежала из спальни.

— Хватайте ее! — крикнул Куртис. — Быстро! Поймайте ее и где-нибудь заприте. Иначе она…

— Да, — оправившись от шока, ответил Ральф.

Не дойдя до двери, Дуглас обернулся. Лицо его было словно восковое, как и у мертвой женщины.

— Боже, помоги, — в ужасе прошептал он. — Мне ничего не остается, как…

— Быстро за ней! — прервал его Куртис.

Оставшись наедине с трупом, Ричард ужаснулся. Он приехал в Париж совсем не для того, чтобы сидеть и караулить трупы симпатичных женщин. У него было гораздо более важное задание. Так, по крайней мере, он думал. В какую же переделку он попал?

У Куртиса возникло сильное подозрение, что этот симпатичный Дуглас сам все и подстроил. Несмотря на то, что на женщине не было видно следов насилия, интуиция подсказывала Ричарду, что она не умерла естественной смертью. Ее убили.

При жизни она, похоже, была довольно привлекательной, разглядывая лицо бывшей любовницы Дугласа, подумал адвокат. А теперь эта женщина лежит на кровати, словно глиняное изваяние.

Сколько ей было лет? По всей видимости, не больше тридцати пяти.

Куртис попытался вспомнить, что заставило его подумать, будто она убита. Скорее всего, темное пятнышко на одеяле возле правой руки женщины. Оно очень походило на запекшуюся кровь.

Однако убедиться в этом можно только при свете…

Листва деревьев под окном придавала темной комнате зеленоватый оттенок. В воздухе стоял запах мастики, которой, по всей видимости, недавно был натерт пол, и вездесущей пыли.

Подойдя к окну, Куртис отдернул тяжелые шторы. При этом он едва не наткнулся на большой круглый стол. Окно, как оказалось, выходило на крохотный балкончик.

Спальня с невысокими потолками на французский манер была оклеена бордовыми шелковыми обоями с золоченой окантовкой. При слабом освещении они выглядели почти черными. Под потолком висела небольшая хрустальная люстра. У стены напротив окна располагался камин из черного расписанного золотом мрамора, а рядом с ним — дверь, ведущая в холл.

На камине красовались мраморные часы, которые не ходили, а над ним висело огромное потускневшее от времени зеркало. Его рама была исполнена в виде венка из золотых листьев. В нише по левую сторону от Куртиса стояла кровать с балдахином. Рядом с ней находилась дверь в ванную.

Она была приоткрыта. Еще одна дверь, но уже справа от него, вела в будуар или же в туалетную комнату.

Внимательно оглядывая спальню бывшей любовницы Дугласа, Куртис остановил свой взгляд на большом круглом столе, на который только что наткнулся. Рядом со столом притулился сервировочный столик на колесиках. На нем было все, что необходимо для интимного ужина: изысканные десерты и три бутылки шампанского. Горлышко одной из бутылок, откупоренной, торчало из ведерка для льда.

Судя по нетронутой еде и лежавшим на сервировочном столике вилкам, ножам и салфеткам, можно было с уверенностью сказать, что те, кто здесь собирался ужинать, успели только выпить. О том же свидетельствовали и два фужера с остатками шампанского.

Затем Куртис перевел взгляд на большой круглый стол. На его полированной крышке он увидел три не имеющих никакого отношения друг к другу предмета: фарфоровую пепельницу с окурками сигарет (они лежали на равном расстоянии друг от друга и напоминали спицы велосипедного колеса), большую сложенную опасную бритву с рукояткой из слоновой кости и плоскогубцы.

— Странно, — разглядывая лежащие на столе предметы, громко произнес Куртис.

И в этот момент в комнату вошел Дуглас.

— Я запер Гортензию в туалете, — облегченно вздохнув, доложил он. — Это единственное место, откуда она не выберется. Злая как собака. Она говорит, что Роз… убили. Представляете, убили.

Дуглас посмотрел Куртису прямо в глаза.

— Все выглядит так, словно это сделал я. — Он помолчал. — Либо я, либо тот, кто позарился на ее драгоценности. — Дуглас настойчиво искал поддержки со стороны Куртиса. — Но это же не так. Роз не похожа на убитую. Правда?

— Не знаю, — ответил Куртис. А что еще он мог сказать в этой ситуации? — Может быть, ваша… пассия была серьезно больна? Она ни на что не жаловалась? Например, на слабое сердце?

— Нет, — яростно замотал головой Дуглас. — Ничего подобного я от нее не слышал.

Мужчина впился глазами в труп на кровати, затем перевел взгляд на круглый стол.

— А это здесь зачем? — удивленно спросил он, указав на бритву. Дуглас с любопытством оглядел предметы, лежащие на столе. Затем посмотрел на пол. — Посмотрите! Вон там, за вами. На ковре у окна.

Куртис повернулся и увидел на полу какой-то блестящий предмет. Им оказался короткоствольный револьвер 22-го калибра.

— Бритва и револьвер, — произнес Ральф Дуглас. — Да, нам надо ее осмотреть.

Он подошел к кровати. Постояв немного, Дуглас стянул с трупа одеяло. Следов крови ни на теле убитой, ни на ее персикового цвета ночной рубашке они не обнаружили. Неожиданно у Дугласа задрожали веки и затряслись руки. Так что накрыть мертвую женщину одеялом пришлось Куртису.

— Бедняжка Роз, — тяжело вздохнул Дуглас. — Только теперь я начинаю понимать, что с ней произошло. Не хочу об этом даже думать. По крайней мере, ее этим не убивали.

Он кивнул сначала в сторону лежащей на столе бритвы, а затем на револьвер.

— И вот она мертва, — продолжал Дуглас. — Странно. Она частенько принимала на ночь снотворное. Хлоралгидрат. Как вы думаете, может быть, она умерла от передозировки?

Его взгляд упал на приоткрытую дверь ванной. Дуглас вошел туда, включил свет. Ванная комната, оборудованная современной сантехникой, была выложена плиткой черного цвета. Окно в ней отсутствовало. Вдоль стены стояла неглубокая ванна. На полочке над раковиной рядом со стаканом Куртис заметил картонную коробочку. На ней было напечатано:

«Стрикленд, английский аптекарь, улица Обер, 18».

Инструкция по применению препарата отсутствовала. Обернув руку носовым платком, Куртис открыл коробочку и увидел в ней маленькие белые таблетки.

— Она их принимала? — обратился он к хозяину виллы.

— Да, — ответил Ральф. — Я даже помню фамилию того аптекаря. Да и таблетки, которые принимала Роз, выглядели точно так же. Хотя я не знаю, что это за препарат.

— Коробочка почти полная. Это сильное средство? Для здоровья неопасное?

— Понятия не имею. Знаю только, что перед сном она принимала по две таблетки.

— Да, ваша вилла — настоящий арсенал, — криво усмехнувшись, заметил Куртис. — Так что вашу знакомую могли убить тремя способами: застрелить, зарезать бритвой или отравить. Хотя…

Он перевел взгляд на ванну, и его сердце учащенно забилось. Начинающий адвокат увидел четвертое возможное орудие убийства и тут же вспомнил о темном пятнышке на одеяле, которое могло оказаться каплей засохшей крови.

На дне ванны, возле сливного отверстия, валялся кинжал с длинным лезвием. Несмотря на то, что его явно ополаскивали, на кончике остались розовые разводы.

— Теперь я знаю, как ее убили, — резким тоном произнес Куртис.

— Но не этим же кинжалом! — возразил Дуглас. — Иначе на теле Роз осталась бы колотая рана.

— Нет, ее не закололи.

Ричард Куртис поспешно вышел из ванной и подошёл к кровати. Подавив отвращение, он осторожно взял руку мертвой женщины и, приподняв ее, развернул. На запястье Роз Клонек виднелась глубокая рваная рана. Настолько страшная, что молодой адвокат побледнел и тотчас разжал пальцы.

— Она истекла кровью. — Он тер одну руку о другую. — Видите? Точно так же, как римляне совершали самоубийство. Они, вскрывая себе вены, ложились в теплую ванну. Только кровь вытекала из них медленнее.

Мадам Клонек была в ванной комнате. Кто-то ее туда затащил и кинжалом вспорол ей вены. Возможно, она лежала на полу, а преступник держал ее руку над ванной. Когда она истекла кровью, убийца перенес женщину в спальню и уложил на кровать.

В комнате воцарилась гробовая тишина. Дуглас и Куртис, нахмурившись, всматривались в слегка опухшее лицо мертвой женщины.

— Значит, это все-таки убийство? — наконец дрожащим от волнения голосом спросил хозяин виллы.

— Несомненно. А теперь возьмите себя в руки и послушайте, что я скажу. Меня послали сюда, чтобы я оказал вам помощь. Если я не смогу справиться с поставленной передо мной задачей, то вызову Ханта. Так что будьте со мной откровенны. Скажите, это вы убили мадам Клонек?

— Боже мой! Ну конечно же нет! Зачем мне убивать ее? Да еще на собственной вилле? Я вам уже говорил, в последнее время здесь происходили странные вещи. Это меня раздражало. А поведение Роз!.. Словом, один только вид этого дома вызывал у меня отвращение. Я готов был его сжечь дотла.

— Успокойтесь. Эта женщина, которую вы заперли в туалете… Она клянется, что прошлую ночь вы провели на вилле. Ее слова вы можете легко опровергнуть. Скажите, если вас здесь не было, то где вы ночевали?

— О, это уже лучше! — облегченно произнес Ральф Дуглас и, в задумчивости сдвинув брови, дважды провел рукой по волосам. — Ну, вчера вечером мы с Магдой ужинали в «Фуке». После ресторана покатались на машине по Буа. Затем я отвез девушку в отель и вернул ее матери…

— В котором часу?

— Довольно рано. Где-то около половины одиннадцатого. Такое алиби годится?

Куртис улыбнулся. Ральф Дуглас явно воспрянул духом. Оба мужчины облегченно вздохнули.

— Трудно сказать, — ответил адвокат. — А что вы делали потом?

— Вообще-то собирался встретиться с Брюсом. Это мой брат. Но потом передумал. Знаете, вчера мне почти удалось убедить Магду наплевать на мнение ее матери и выйти за меня замуж. Так что я был на вершине счастья. Кроме того, я знал, что у нас с вами встреча сегодня утром. Поэтому я собирался пораньше лечь спать. Потом я подумал: «А почему бы мне перед сном не прокатиться по Парижу?» Подождите! Только не усмехайтесь! Я тоже читаю детективы. Так вот. Я поехал куда глаза глядят, но точно помню, где проезжал. По дороге я заглянул в кафе возле Пасси. Заведение не ахти какое, но такие мне нравятся. В нем собираются в основном таксисты. А они люди общительные. Завязался разговор. Пришлось с ними выпить. Только не подумайте, что я нахлестался!

— Название кафе помните?

— Нет. Но улицу, где оно находится, запомнил. Названа в честь знаменитого композитора — Бетховена. Знаете такого? Шучу, шучу. Я ее легко найду… В результате я вернулся домой в половине четвертого с чувством вины и головной болью. Пришлось будить консьержку. Раньше со мной такого не бывало. Когда я проходил мимо ее коробки, она высунулась оттуда и сказала, что я веду себя не по-джентльменски.

— Так что, она вас видела?

— Должна была видеть.

— Все это хорошо, — задумчиво произнес Куртис. — Но если вы вернулись к себе домой в половине четвертого, то почему Гортензия утверждает, что вы были здесь?

Подобную ситуацию он мог бы легко представить. Сидя у себя в конторе на Саутгемптон-стрит, он спокойно бы размышлял, раскладывал факты по полочкам, взвешивал все за и против и искал бы выход из сложившегося положения. Сейчас же, столкнувшись с жестокой действительностью, молодой адвокат растерялся.

Проблема, которую ему предстояло решить, была реальной, как бордовые обои на стенах комнаты, в которой находилась убитая неизвестным злодеем Роз Клонек.

Здесь же лежали четыре возможных орудия ее убийства — револьвер, бритва, коробочка со снотворным и кинжал. Но лишь одним из этих предметов мог воспользоваться убийца. Вот только странно, почему для того, чтобы вскрыть вены жертве, он выбрал не опасную бритву, а кинжал. Последний для таких целей выглядел более предпочтительным.

Не вызывало сомнений, что накануне вечером мадам Клонек собиралась с кем-то ужинать. Еда и налитки стояли на сервировочном столике, словно ожидая, когда же ими начнут лакомиться. Но к еде даже не притронулись: на круглом обеденном столе были только пепельница с многочисленными окурками да плоскогубцы.

Клубок сплошных загадок, подумал Куртис. Но адвокат был упрям и полон решимости распутать этот клубок.

— Вы сказали, что отвезли невесту в отель. Сколько времени у вас ушло на то, чтобы добраться до кафе?

— Минут двадцать, — подумав, ответил Дуглас. Он еще немного помолчал. — В этом я абсолютно уверен.

— Как вы полагаете, найдется свидетель, кто мог бы сказать, в котором часу вы оттуда ушли?

— Думаю, что да. Как я вам уже говорил, это кафе работает круглосуточно и его основные клиенты — водители такси. В нем висят большие настенные часы, и таксисты то и дело на них поглядывали. Более того, из кафе я вышел не один. Точно не могу сказать когда, но это было после трех. Так что если Гортензия…

— Что «если Гортензия», месье? — раздался в дверях злобный женский голос.

Дверь распахнулась, и в комнату ворвалась Гортензия. За ее спиной маячил полицейский. Лицо служанки пылало от гнева.

— Месье забыл, что женщина может разбить окно и позвать на помощь, — зло прищурившись, ехидно заметила она. — Ну а теперь, папочка, давай проверим, кто из нас лжет.

Полицейский, крупный мужчина с седыми усами и лицом меланхолика, втянув голову в плечи, нерешительно вышел вперед и приложил руку к козырьку фуражки. Он был явно смущен, и это показалось Куртису довольно странным. Взглянув на лежащий на кровати труп, полицейский поддел мыском ботинка край ковра и, опустив глаза, принялся раскачиваться на каблуках.

— Доброе утро, месье Эркюль, — сухо поздоровался с ним Ральф.

— Доброе утро, месье Дуглаз, — хриплым голосом произнес полицейский и, сжав руку в кулак, большим пальцем указал на Гортензию. — Эта пожилая женщина обвиняет вас в убийстве мадам Клонек.

— Она с ума сошла.

— Видимо, да, — согласился Эркюль и подошел к кровати. — Она утверждает, что вы перерезали горло мадам бритвой. Но на горле мадам Клонек нет порезов! Однако она мертва. Может быть, с ней случился инфаркт?

— Нет, ее убили, — возразил хозяин виллы. Полицейский мгновенно изменился в лице.

— Ей в ванной вскрыли вены, и она истекла кровью, — продолжил Ральф Дуглас. — Но это сделал не я.

— Вот дьявольщина, — чуть слышно произнес полицейский. Затем прочистил горло и заговорил громче: — А вот Гортензия утверждает, что мадам Клонек зарезали бритвой. Хотелось бы знать почему.

Взгляд подслеповатых глаз служанки упал на лежавшую на столе бритву. Прищурившись, женщина направилась к обеденному столу.

— Хотя бы потому, что она здесь, — удивительно спокойно ответила Гортензия, указывая на бритву. — А еще потому, что месье вчера вечером ее точил. Когда я застала его за этим занятием, он сказал, чтобы я вышла, и пообещал мне за это сто франков.

Глава 4

РОЗОВОЕ ПЯТНО

Ральф Дуглас изменился в лице. Губы его большого рта искривились в гримасе ужаса. С Куртисом произошло то же самое.

— В таком случае это вы… — начал полицейский, но, спохватившись, прервал свои слишком смелые предположения. — Месье Дуглаз, это правда?

— Нет, — решив, что пора вмешаться в разговор, ответил за Ральфа Куртис. — Позвольте представиться. Я — адвокат из Англии и близкий друг месье Дугласа. Вот моя визитная карточка.

Эркюль с безразличным видом посмотрел на визитку англичанина.

— Эта дама, похоже, глубоко заблуждается, — продолжал Куртис. — Она утверждает, что эту ночь месье Дуглас провел здесь, на вилле «Марбр». Но мы знаем, что это не так. Мы можем предоставить соответствующие доказательства.

— Нет, вы только подумайте! — воскликнула Гортензия. — Это уже слишком!

Лицо полицейского просветлело.

— Успокойтесь, мамаша, — сказал ей Эркюль и обернулся к Куртису: — Вы говорите, глубоко заблуждается?

Куртис степенно кивнул, стараясь выглядеть как можно спокойнее, чтобы показать этому стражу порядка, что его не сокрушить нелепыми подозрениями.

— Мы не понимаем, о чем она говорит. Может быть, вам следовало бы ее расспросить?

— Хорошо. — Эркюль был сама любезность. — Я сделаю это.

Он сунул руку во внутренний карман кителя, достал оттуда блокнот. Карандаш был извлечен им из-под подкладки форменной фуражки.

— Ваше имя и адрес? — разглядывая кончик карандаша, спросил полицейский.

— Гортензия Фреи, улица Дезаль, 7.

— Род занятий?

— Прислуга.

— Мадам Клонек?

— Сейчас нет. Два года назад я ушла от нее. Еще до того, как с ней познакомился месье. Не подумайте, что я провинилась и поэтому была уволена. У меня хорошие рекомендации. Могу их вам предоставить. Всему виной — мои глаза. Я плохо вижу и…

— Минутку! — прервал ее Ральф. — Эркюль, она права. Когда мадам Клонек была не в настроении, а я что-то не мог найти, она всегда говорила мне: «Ты, как Гортензия, ничего не видишь». Она говорила, что ее прислуга постоянно теряла свои очки, и это очень злило Роз.

— Спасибо, месье, — кивая, поблагодарила его Гортензия. — Значит, вы обо мне слышали? Я о вас тоже. И совсем недавно.

Женщина достала из кармана передника засаленное письмо и аккуратно развернула его.

— Папаша, будьте добры, прочтите это, — обратилась она к полицейскому. — Оно на английском. Вы знаете английский язык? Нет? Тогда я переведу.

Гортензия начала читать, тщательно выговаривая слова:

— «Дорогая мадемуазель Фреи! Я узнал о вас от мадам Клонек, у которой вы служили горничной. По ее словам, вы были хорошей прислугой. Поэтому я хотел бы обратиться к вам с одной деликатной просьбой.

Когда-то я был близким другом мадам. Однако мы расстались. До разрыва наших отношений она жила на вилле „Марбр“, которая расположена возле Буасси в лесу Марли…»

Женщина подняла глаза и посмотрела на полицейского.

— «Я узнал о вас от мадам Клонек…» — повторила она и продолжила читать письмо: — «Теперь у меня появилась надежда, что наши отношения с мадам Клонек восстановятся. На субботу, 15 мая, она назначила мне встречу. Наша встреча состоится на вилле „Марбр“. На этот вечер ей, естественно, понадобится помощь горничной.

Думаю, есть причина, по которой ей бы не хотелось, чтобы нас обслуживала ее теперешняя горничная. Если вы примете мое предложение поработать в этот вечер, я бы вам хорошо заплатил. Кто знает, может быть, мадам Клонек попросит вас остаться у нее.

Приезжайте на виллу в субботу днем. Ключи от ворот и дверей дома прилагаются. В Порт-Малло вы сядете на автобус или трамвай и поедете до Буаси.

На вилле необходимо немного прибраться. Генеральную уборку делать не надо — только придать комнатам презентабельный вид. Наведите порядок в ванных комнатах, спальнях, гостиной, туалетных комнатах. (Комнаты мадам расположены в левом крыле дома, а мои — в правом.)

Вы займете комнату на первом этаже рядом с кухней. Уверен, что она вам понравится. На кухне есть все, чтобы приготовить ужин. Я же появлюсь на вилле раньше мадам и дам вам дальнейшие инструкции. Думаю, что вскоре после меня приедет и мадам.

В качестве аванса за ваши труды, мадемуазель, прилагаю сто франков. Можете быть уверены, что в воскресенье в вашем кошельке будет сумма в четыре раза больше.

С уважением, Ральф Дуглас». О, все это очень хорошо! — со слезой в голосе воскликнула женщина. — И вы, и ваши обещания! Как же — снова работать у мадам! Меня бы это вполне устроило. Я — женщина небогатая. По нескольку месяцев не могу найти работу. Ваше письмо, которое я получила в субботу утром, меня очень обрадовало. Оно вселило в меня надежду…

— Гортензия, — прервал ее Дуглас, — клянусь, что я дам вам четыреста франков. Но только если вы скажете правду.

Такой резвости от этой уже немолодой и полной женщины никто не ожидал. Когда Дуглас попытался взглянуть на письмо, горничная, сжимая в руке столь ценный листок бумаги, мгновенно отскочила назад и, прикрыв ладонью рот, безутешно зарыдала.

— Теперь уже слишком поздно, — продолжая всхлипывать, наконец произнесла она. — Я сказала правду. И не касайтесь меня! Вы — убийца, и никаких дел я с вами иметь не хочу! Убийца! Вот вы кто! У…

Каким бы потрясенным ни был молодой адвокат, он все же понял, что ему пора действовать.

Тем временем Ральф Дуглас достал из бумажника четыре банкнота по сто франков и протянул их горничной. Ситуация складывалась явно не в его пользу. Как бы эта сцена выглядела в конторе «Куртис, Хант, Дарси энд Куртис»? — подумал Ричард Куртис.

— Гортензия, в любом случае мы должны взглянуть на это письмо, — обратился он к горничной. — Отдайте его полицейскому, и пусть документ будет у него. Вы доверяете полиции?

— Разумный ход, — одобрительно заметил Эркюль и, забрав письмо у женщины, показал его Дугласу.

Письмо оказалось напечатанным на машинке.

— Ну, что вы на это скажете? — спросил полицейский.

— Да, но это уже перебор, — удивленно произнес Дуглас. — Могу поклясться, что подпись моя. Но что за игры? Я этого письма не подписывал.

Гортензия, успевшая к тому времени вытереть слезы, теперь выглядела глубоко несчастной. Но, несмотря на вселенскую скорбь, она с интересом поглядывала на Дугласа, словно спрашивая, про себя, разумеется: «Ну и как ты теперь выкарабкаешься?»

— Мадемуазель, вы понимаете, о чем мы сейчас говорим? Вы понимаете по-английски?

— Немного. О боже, как же я от вас устала!

— Вы все прекрасно понимаете. В этом письме несколько редко употребляемых слов. Да, хотел бы я, чтобы мой французский был таким, как ваш английский. Меня удивило то, как вы читали письмо. Может быть, вам кто-то его перевел?

— Естественно. Я что, профессор из Сорбонны?

— Кому вы его показывали? Своему знакомому?

— Тому, кто знает английский. Я носила его в туристическое бюро «Мадам Толлерс турс». Оно находится на бульваре Итальянцев. Конечно же, я показала письмо своему знакомому. Я имею честь быть знакомой с главой его парижского представительства месье Стенфилдом. Он хорошо знает мадам Клонек. Он часто оформлял ее поездки.

— Да, обратившись за помощью к знакомому, вы поступили крайне осмотрительно.

— А как же иначе? Письмо-то конфиденциальное.

Ральф сунул руки в карманы брюк и кругами заходил вокруг горничной.

— Она назвала Джорджа Стенфилда, — обратился он к Куртису, — устроителя знаменитого шоу в Париже и близкого друга мадам Толлер. Это даже хуже, чем я мог предположить…

— Ладно, это все пустяки, — теряя терпение, оборвал его Эркюль. — Лучше перейдем к делу. Так вы, месье Дуглаз, утверждаете, что этого письма не писали. Очень хорошо. Я этот факт запротоколирую. Итак, мы делаем первые успехи. Ну а теперь, мамаша, продолжайте свой рассказ. Учтите, карандаш у меня наготове. Вы получили письмо в воскресенье утром. Вам его перевели. Что было потом?

— А потом я, естественно, поехала сюда, — с готовностью ответила Гортензия. — Мне надо было делать большую уборку. Вы сами видите, я с ней успешно справилась. Но я могла бы и не спешить, поскольку месье Дуглаз приехал поздно вечером…

— Ах так? Месье Дуглаз приехал на виллу? И в котором часу?

— Только в девять.

— Месье Дуглаз, вы слышите?

— Да слышу, слышу, — отозвался Ральф. — Ничего другого я от нее и не ожидал. А теперь, Эркюль, выслушайте меня. Вчера в девять часов я ужинал в ресторане «Фуке». Это могут подтвердить моя невеста, метрдотель и официанты. Так что у меня на этот счет неопровержимое алиби.

— Женщина, вы слышите? — выдохнув так, что его огромные усы зашевелились, прогрохотал полицейский. — Что вы на это скажете?

— Я не вру! — взвилась Гортензия. — В девять вечера кто-то позвонил в дверь. Я открыла. На пороге стоял месье. На нем был плащ и черная шляпа. Обратился он ко мне на английском. Он сказал…

— Не понимаю, — удивленно произнес Эркюль. — Если вы не лжете, то это был тот, кто выдавал себя за месье Дуглаза. Послушайте, мамаша! Вы можете опознать того джентльмена? Вы сказали, что у вас плохое зрение и…

— Правильно. Но тогда мои очки были еще целы. Горничная пошарила рукой в кармане и достала поломанные очки.

— Я даже могу сказать, как этот месье выглядел, — продолжала она. — Типичный англичанин: красное лицо, голубые глаза и светлые волосы. Я не могла ошибиться. Кроме того, он говорил по-английски и представился месье Дуглазом. Но я хочу рассказать о моих очках. Я приняла у него шляпу, а когда помогала снимать плащ, он поскользнулся и задел меня плечом. Вот так!

Горничная с размаху хлопнула себя раскрытой ладонью по носу.

— Удар был таким сильным, что у меня из глаз искры посыпались, — воодушевленно рассказывала женщина. — Очки соскочили с моего носа и упали на пол. Месье извинился и сказал, что он, кажется, на них наступил. Нечаянно. Он очень сожалел.

В комнате повисло молчание, которое вскоре прервал астматический кашель полицейского.

— Думаю, все понятно, — прокашлявшись как следует, изрек Эркюль. — Все легко объясняется. Не правда ли? Открыв дверь, вы увидели его… Кстати, а свет в прихожей в тот момент горел?

— Да.

— А затем очки ваши упали, и он на них наступил. Хорошо. А что вы скажете о его голосе?

— Тот же самый, что и у месье Дуглаза. Когда англичане говорят на своем языке, их голоса различить невозможно.

В этот момент Ричард Куртис неожиданно для себя сделал маленькое открытие. Он подумал о том, что представителю европеоидной расы все китайцы кажутся на одно лицо. Даже большинство французов и итальянцев делятся на определенные типажи.

Раньше Ричард не задумывался над тем, что и для китайцев или, например, негров белые люди могут показаться похожими как близнецы. А обращал ли он внимание на своеобразие голоса иностранца, говорящего на родном языке? Может он отличить голос какого-нибудь Жака от голоса Жюля, если те заговорят с ним по-французски? Конечно же, нет. То же самое могло произойти и с горничной.

Теперь об убийце. Он вошел в дом, не пряча лица. Поскольку Гортензия была близорукой, а незнакомец говорил с ней на иностранном языке, он мог не опасаться, что она его запомнит.

— Да, все ясно, — между тем произнес полицейский. — Скажите, месье Дуглаз, у вас есть враг, похожий на вас хоть немного? Тот, кто мог бы выдать себя за вас?

— Послушайте, господин полицейский, что за ерунда!.. Ох, простите. Насколько я знаю, нет.

— А родственник? Например, брат?

— Брат у меня есть. Но нас с ним никак не спутать. Он ниже ростом, носит усы. А потом…

Ральф Дуглас развел руками.

— Его надо знать, — продолжил он. — Даже если бы он меня ненавидел… Хорошо, Гортензия, а что было потом?

— Он… вы… не знаю, кто это был, отнесся ко мне очень хорошо. Он сразу же завел меня в гостиную и поговорил со мной. Он объяснил, почему мадам не хочет, чтобы им прислуживала ее горничная. С его слов я поняла, что у мадам новый… друг, некий месье Делотрек, а он страшно ревнивый.

Мадам была уверена, что этот месье специально пристроил к ней горничную, чтобы та шпионила за ней. На выходные дни месье Делотрек уехал из Парижа, и у мадам появилась возможность встретиться с месье Дуглазом.

Потом я спросила, не желает ли он что-нибудь выпить. Он ответил, что в данный момент нет, поскольку должен немедленно вернуться в Париж.

— Вернуться в Париж?

— Да, — кивнув, подтвердила Гортензия, — ненадолго вернуться в Париж по делам, связанным с мадам. Обещал вернуться в тот же вечер. Предупредил, что может немного задержаться.

Эркюль Ренар понимающе кивнул.

— И котором часу он уехал? — спросил Куртис.

— Минут двадцать десятого.

— Он приехал и уехал на автомашине?

— Да откуда же мне знать! — испуганно воскликнула горничная. — Шума мотора я не слышала.

— Когда вы с ним разговаривали, вы пытались разглядеть его лицо?

— Месье, я же без очков ничего не вижу. Я видела перед собой только розовое пятно.

— И он все время говорил с вами по-английски?

— Да.

— Ну и что потом?

— А потом, месье, ничего особенного не происходило. Не происходило до тех пор, пока в начале двенадцатого на виллу не приехала мадам.

Услышав, как затарахтела ее машина, кстати, она и сейчас стоит в гараже, я пошла открывать дверь. Мадам была одна. Привезла с собой два чемодана. Увидев меня, она сильно удивилась. «О, мадам полагала, что ей самой придется выполнять работу горничной, — сказала я. — Это потому, что бедняжка месье Делотрек жутко ревнивый?» Представляете, ее лицо мгновенно побелело. «Да, он жутко ревнивый. Ты не представляешь, что стоило мне сюда приехать» — вот что сказала она.

— А что она имела в виду?

— Не знаю, месье. На эту тему она говорить отказалась. Сказала только, что месье Делотрек за эти два дня немного развеется.

— Как она себя вела? Она ждала приезда месье Дуглаза? Выказывала нетерпение?

— О! Еще как! Настроение у нее было приподнятое. Когда мадам в хорошем настроении, она восхитительна. И все же мне казалась, что она чем-то встревожена. Правда, я не могла видеть выражение ее лица, но по интонациям в голосе все прекрасно понимала. Например, она была недовольна, что месье Дуглаз ее здесь не встретил. Естественно, она пыталась этого не показывать, но я-то все чувствовала.

— А она не говорила, что месье Дуглаз ей звонил и просил приехать на виллу?

— Как я поняла, он ей звонил.

При этих словах Ральф, до этого молча переминавшийся с ноги на ногу, сразу оживился.

— А почему она так хотела меня увидеть? — спросил он.

— Разве сам месье не знает? По-моему, она питала к вам самые нежные чувства. Так вот, я провела мадам по вилле, занесла два ее чемодана в туалетную комнату. Вон туда.

Горничная указала пальцем на дверь.

— Пока она отдыхала в гостиной, я повесила вещи мадам в гардероб, убрала ее драгоценности, — продолжила Гортензия.

Женщина неожиданно вскрикнула:

— Боже, я совсем о них забыла!

Гортензия в панике бросилась в туалетную комнату. Вскоре она оттуда вернулась.

— Они на месте, — облегченно вздохнув, сообщила горничная. — Как я и предполагала. Их не украли. Они лежат в шкатулке в ящике туалетного столика. Но на столик кто-то поставил бутылку, а у той было мокрое донышко. Как жаль, теперь на его полировке осталось отвратительное пятно.

Так мне продолжить о вчерашнем вечере? Хорошо. Так вот. Я приготовила для мадам ванну, а после принесла ей вечернее платье. Не могла же она принимать месье в неглиже. Время было за полночь, а месье так и не появился. Мадам сказала, что я ей уже не нужна и могу идти спать. Хотите сами посмотреть? — Сказав это, горничная засеменила в туалетную комнату.

Ставни на окнах были закрыты, но сквозь них в комнату проникало достаточно света, чтобы можно было рассмотреть все. На столике перед большим зеркалом в беспорядке лежали предметы дамского туалета. На его розовой поверхности выделялось кольцеобразное пятно. Ни одежды, ни обуви, кроме пары желтых шелковых шлепанцев под столиком, Куртис не увидел.

Окинув комнату взглядом, Гортензия направилась в гостиную. Ставни и окна в гостиной были распахнуты, шторы раздвинуты. С улицы в нее проникал свежий прохладный воздух.

Стеклянная дверь выходила на мраморный балкон. Сюда солнечный свет пробивался сквозь листву деревьев. От балкона вниз уходила мраморная лестница.

Стены гостиной были облицованы серыми панелями с позолотой. Мягкая мебель в стиле ампир обита синим шелком. С потолка, легонько позвякивая хрустальными бусинами, свисала хрустальная люстра.

На камине стояли часы. Судя по тому, что они показывали неправильное время, часы давно уже не ходили.

Здесь же находились большой концертный рояль и книжный шкаф. В углах по обеим сторонам от выходившей на балкон двери стояли два кресла. На столике между ними красовались вплотную придвинутые друг к другу два хрустальных канделябра. На большом обеденном столе, располагавшемся в центре гостиной, Куртис заметил ведерко для льда. Однако бутылки в нем не было. Не было рядом и фужеров.

— Я оставила мадам здесь, а сама пошла спать, — пояснила горничная. — Окна в комнате, как и сейчас, были открыты. Вчерашняя ночь выдалась теплой.

— И вы сразу пошли к себе?

— Нет, месье, не сразу. Мадам попросила принести ей маленькую бутылку «Редерера». Вы, наверное, знаете, что мадам независимо от того, что она пила до этого, каждый вечер выпивала маленькую бутылку шампанского и иногда была пьяна. Она сказала, что когда приедет месье, то выпьет еще, а пока начнет с этой маленькой. Знаете, она в ожидании месье очень нервничала. Даже злилась на него. Но он все не приезжал. Я не хотела докучать ей в такую чудесную ночь и тихонько вышла из гостиной.

При упоминании о шампанском «Редерер» Эркюль Ренар, с глазами завзятого пьяницы, заметно оживился.

— И что же? — шагнул он к горничной. — Мамаша, где ж тогда эта маленькая бутылка? Я ее не вижу. Все шампанское — в спальне, а этой бутылки нигде нет.

Горничная с иронией посмотрела на полицейского.

— Откуда мне знать! — воскликнула она. — Эта бутылка поможет вам установить имя убийцы?

— Нет. Но этот факт я в своих записях все равно отмечу. Итак, маленькая бутылка шампанского исчезла.

Да, странно, подумал Куртис. Кому, а главное, зачем понадобилось красть бутылку шампанского? Неужели преступник нахально играет с ними, нарочно обращая внимание на исчезновение предмета с места преступления? Или Гортензия врет? Но вроде бы ей незачем это делать.

Ричард решил порасспросить женщину подробнее.

— Погодите, Гортензия. Итак, вы принесли эту бутылку. Что было потом?

— Это все. Мадам попросила к приезду месье приготовить ужин, но наверх его не подавать, а оставить на сервировочном столике. Его, если понадобится, должен был принести месье.

Когда ужин был готов, я заперла дом и легла спать. Часы показывали десять минут первого ночи. А месье так и не приехал. Я не знала, есть ли у него ключи от виллы, и поэтому не засыпала. Если их у него не было, то я должна была открыть ему дверь.

В десять минут второго я услышала, как скрипнула дверь черного хода. Время абсолютно точное, потому что я включила свет и посмотрела на часы. Скрип двери сильно напугал меня, и я негромко крикнула: «Месье Дуглаз! Месье Дуглаз!»

Он отозвался. Тогда я открыла дверь своей комнаты и выглянула в кухню. Наконец увидела его коричневый плащ, черную шляпу и лицо. Лица я, естественно, не разглядела — видела только сплошное розовое пятно. Я сказала ему по поводу ужина: что он готов и стоит на сервировочном столике. Месье ответил, что это ему известно. Он сказал, что, когда обходил дом, мадам стояла на балконе гостиной и все ему рассказала.

«А теперь будьте паинькой и ложитесь спать, — сказал он мне. — И не беспокойте нас. За это получите от меня еще сто франков».

Конечно же, я этому очень обрадовалась. Я закрыла дверь и снова легла в кровать. Я ожидала, что месье сразу же поднимется наверх. Но он остался в кухне. Мне были слышны его шаги. Это мне показалось странным. И тут я услышала какой-то непонятный звук. Такое впечатление, что по точильному камню водят металлическим предметом. Мадам его ждет, а он непонятно чем занимается, подумала я и тихонько поднялась с кровати. Сделала в двери маленькую, вот такую, щелочку…

Горничная большим и указательным пальцем показала размер щели.

— Я выглянула на кухню. Месье стоял ко мне вполоборота. В руке у него было что-то серое, блестящее и продолговатое. Я поняла, что это точильный камень. Он водил по нему чем-то тоже блестящим. Естественно, меня это не насторожило. Я решила, что месье точит нож, чтобы разделать запеченную курицу. Правда, водил он им не так, как точат ножи. Наконец он прошел мимо моей двери, а потом я услышала, как на сервировочном столике зазвякали столовые приборы. По этому звуку я поняла, что он покатил столик наверх.

— В котором часу это было?

— В четверть второго, — ответила побелевшая Гортензия. Воцарившуюся тишину прервал голос Эркюля Ренара:

— Это уже слишком!

Полицейский бросился к балконной двери.

— Там между деревьями кто-то стоит и смотрит на окна, — прохрипел он.

Глава 5

ПОЯВЛЕНИЕ ПУГАЛА

Кого полицейский видел или кого, как ему показалось, он увидел, никто из троих, находившихся с ним в комнате, не понял. Подбежав к стеклянной двери, Эркюль Ренар остановился и, взмахнув руками, прошипел:

— Тсс!

Куртис, Дуглас и горничная подошли к нему, но ничего, кроме деревьев, в окне не увидели.

— Он исчез, — растерянно произнес Эркюль. — Даю голову на отсечение, он там был.

«А вы что, ловить его не собираетесь?» — хотел спросить Куртис, но, решив не портить отношения с полицейским, который был лояльно настроен по отношению к его клиенту, промолчал.

Быстренько сообразив, что молчание тоже неподходящая манера поведения, молодой адвокат поинтересовался:

— Кого вы там заметили?

— Высокий мужчина в старом пальто. Я его до этого уже видел.

— Тот самый, кого вы назвали пугалом? — уточнил Дуглас. — Это его вы дважды видели возле виллы?

— Папаша, надо меньше пить, — решила высказаться горничная. — А то тебе всегда будут мерещиться ходячие пугалы.

— Как тебе — мужчины в плащах в ясную погоду, — парировал страж порядка. — Уж очень интересную историю ты нам рассказала. Но в нее как-то совсем не верится. А что касается моего пугала, то я назвал его так потому, что на нем была старая мятая шляпа. Правда, при этом он курил трубку.

Эркюль, видно, решил, что в назидательной части своего поучительного выступления он сказал все, что хотел. Поэтому кашлянул в завершение и принял деловой вид.

— А теперь вернемся к твоему рассказу. Ты сказала, что он точил бритву. Но бритву на точильном камне не правят!

— Я сказала, что сама видела.

— А эти джентльмены утверждают, что убийца твою мадам бритвой не резал.

— Да, говорят. Ну и что из этого? Ты даже ее и не осмотрел. Для тебя самое важное — узнать, куда подевались полбутылки шампанского. Ты приготовил отчет комиссару о том, что здесь случилось?

Зло поглядывая на горничную, Эркюль прошел мимо нее в спальню. Гортензия гордо прошествовала за ним. Коснувшись плеча Куртиса, Дуглас задержал адвоката. В туалетной комнате они остались одни.

— Как мне надоела их словесная перепалка, — горестно вздохнул Ральф. — Она меня просто бесит. Но где-то старушка все же права. Как вы думаете, что сейчас больше всего интересует полицейского? По всему видно, к своим обязанностям он относится добросовестно. Его здесь очень ценят. Но и нам самим надо что-то делать. Вот только что?

Куртис тем временем делал на обратной стороне конверта какие-то пометки.

— Вы слышали, как Гортензия четко называла время? — вдруг спросил он Дугласа.

— Время, когда неизвестный то появлялся, то уезжал?

— Да. Вчера он приехал в девять вечера, уехал в девять двадцать. Вернулся в час десять, поднялся наверх в час пятнадцать. Вы можете доказать, что в тот момент ужинали в ресторане «Фуке». Ведь так? Теперь час ночи. Кто-нибудь может подтвердить, что в это время вы были в кафе «Слепой» в Пасси?

— Уверен, что да.

— Тогда все в порядке, — облегченно произнес Куртис. Сейчас он испытывал сильное желание выпить. — Полиции вам бояться нечего, а огласки в прессе мы постараемся избежать. Кто-то явно работал под вас. Вы никого не подозреваете? Тому, кто это сделал, выдать себя за вас большого труда не составляло.

Он умело воспользовался тем, что Гортензия без очков плохо видит. Убийца дал горничной возможность на себя взглянуть, а потом, якобы нечаянно, разбил ей очки. После этого женщина вместо его лица видела перед собой только розовое пятно. Так что, не будь у вас стопроцентного алиби, вы могли оказаться в сложной ситуации.

В этой истории мне непонятен только один момент. Почему все четыре средства, которыми могло быть совершено убийство, как бы выставлены напоказ?

Из соседней комнаты послышались громкие голоса: горничная и полицейский о чем-то яростно спорили. Дуглас и Куртис поспешили в спальню.

Эркюль Ренар, надев перчатки, стоял у стола и вертел в руках раскрытую бритву.

— Гортензия хоть в чем-то оказалась права, — сказал полицейский. — Только дурак может так править бритву. Смотрите, какие на лезвии царапины. Зачем он налил на точильный камень столько масла? И все же вены у мадам вскрыты не этой бритвой. На ней нет крови. Убийца смыть ее не мог. Иначе вместе с кровью он смыл бы и масло.

Полицейский в явном раздражении сложил бритву и положил ее обратно на стол.

— Зачем ему понадобилось ее точить?

— Может быть, до приезда комиссара ее не следовало трогать? — осторожно поинтересовался Куртис.

— Я исполняю свои обязанности, — гордо ответил полицейский. И в доказательство своей непререкаемой компетентности в вопросах проведения осмотра места преступления нарочито громко продолжил: — А теперь лежащий у окна револьвер. Мамаша, ты видела в его руке револьвер?

— Нет, не видела.

Эркюль Ренар, крякнув, нагнулся, поднял оружие, повертел его в руках.

— Автоматический, английского производства, — со знанием дела заключил он. — Это важно. Заряжен до отказа. Отлично. А где же то, чем убили мадам?

Куртис провел полицейского в ванную. Следом за ними туда вошли Дуглас и горничная. Увидев валяющийся в черной ванне кинжал с пятнами крови, Гортензия испуганно отшатнулась.

— Мне он знаком! — воскликнула она. — Этот кинжал принадлежал мадам. Он с Корсики. Три или четыре года назад месье Стенфилд, к которому я обращалась, чтобы он перевел мне письмо, подарил его мадам. Она очень им дорожила и всегда держала при себе.

— Странная игрушка, мамаша, — заметил полицейский. — Тем не менее я запишу ваши слова. Вчера вечером мадам привезла этот кинжал с собой?

— Да. Я убрала его в ящик трюмо. Воцарилось молчание.

— Мне многое здесь непонятно, — не сводя глаз с кинжала, наконец произнес Эркюль Ренар. — Мадам истекла кровью. Это ясно как день.

Он наклонился над ванной и осторожно, кончиком указательного пальца правой руки, одетой в перчатку, коснулся лезвия кинжала.

— Так, а это что — кровь? Да. Выходит, убийца, вскрыв мадам вены, держал ее в ванне до тех пор, пока та не истекла кровью. Но как ему это удалось? Мадам была сильной женщиной. Если бы он на нее напал, она оказала бы ему сопротивление: стала бы кричать, царапаться. Но следов борьбы я здесь не вижу. Возможно, убийца сначала нанес ей удар по голове, и она потеряла сознание.

— Взгляните вон на ту коробочку на полке, — подсказал Куртис. — Мой друг думает, что в ней снотворное.

Полицейский взял коробочку, поднес ее к носу и понюхал.

— Ну, мамаша, а на это что скажешь? — грозно спросил он горничную.

— Там снотворное. Ну и что из этого? Против воли мадам таблетки бы не приняла. Да и в ванну залезть ее никто бы не заставил. Она бы сопротивлялась!

— Тогда предположим, что снотворное она приняла сама. Гортензия, поморщившись, смерила полицейского презрительным взглядом:

— Папаша. Да ты такой старый, что ничего уже не соображаешь! Зачем мадам принимать снотворное, если она… прямо-таки горела желанием встретиться с любовником? Ну, ты даешь!

— Тогда почему коробочка с таблетками на полочке, а рядом стакан?

— Почему, почему! — Гортензия зыркнула глазенками туда-сюда. — Ты меня постоянно спрашиваешь то о револьвере, то о бритве, то почему мадам мертва. Откуда мне знать!

Лучше спроси этого англичанина. Это из-за него убили мадам. О боже! — Нервы у пожилой женщины не выдержали, и она зарыдала.

— Тихо! — вскинув руку вверх, крикнул полицейский. — Успокойся, мамаша, и лучше послушай.

Все замерли. Сквозь открытые двери и окна гостиной с улицы донесся шум двигателя. Судя по всему, машина объезжала левое крыло здания.

Ральф Дуглас проскользнул в спальню и, открыв большую стеклянную дверь, вышел на балкон.

— Это Магда, — тихо произнес он.

— Что он сказал? — неизвестно к кому обращаясь, спросил полицейский.

— Придется ей все объяснить, — возвращаясь в комнату, уныло констатировал Дуглас. — А от вас, Эркюль, жду моральной поддержки. Сейчас она мне потребуется. Магда — моя невеста. Представляете мое положение? Оставайтесь здесь, пока я с ней не переговорю.

В сопровождении Куртиса он миновал холл, спустился по лестнице и вошел в кухню. Дверь черного хода была не заперта. Несколько ступенек вниз — и они оказались в тенистом саду, огороженном живой изгородью из самшита.

В конце посыпанной песком дорожки, по краям которой увядали дельфиниумы, стояло небольшое сооружение из мрамора, напоминающее часовенку. Но внимание мужчин было приковано не к нему, а к появившейся из-за угла виллы молоденькой девушке.

Когда Хант говорил о невесте Ральфа Дугласа, Куртис представлял ее высокой, величавой блондинкой. Она же оказалась совсем другой — невысокого роста, хрупкой брюнеткой с прической, похожей на ту, что носила Роз Клонек.

Несмотря на немного рассеянный взгляд ее больших карих глаз, девушка не выглядела отрешенной. Поначалу она показалась Куртису не такой эффектной, как прежняя любовница Дугласа. Однако, приглядевшись, он сумел увидеть в ней то нежное обаяние юности, которое напрочь отсутствовало у мадам Клонек.

У Магды был изумительный цвет лица, изогнутые дугой брови, придававшие ее взгляду безмятежность. Когда она улыбалась, на щеках появлялись две очаровательные ямочки.

Мисс Толлер шла навстречу мужчинам, держа руки в карманах пальто. Волосы ее были стянуты лентой, видимо на время поездки в открытом автомобиле.

— Ральф, ты здесь! — увидев встречающих ее мужчин, удивленно воскликнула Магда. — Но…

— Да. А ты зачем сюда приехала?

— Я не думала, что… то есть мне сказали, что у тебя неприятности. Это правда? У тебя проблемы?

— Нет. А кто тебе сказал?

— Какой-то мужчина по телефону. Утром мы с мамой должны были идти в церковь, и я, как только освободилась, сразу поехала сюда. Знал бы ты, сколько у меня ушло времени на то, чтобы разыскать эту виллу.

Они с огромной нежностью смотрели друг на друга. Теперь Куртису стало понятно, почему Дуглас променял Роз Клонек на эту скромную и очень обаятельную девушку.

— Значит, это и есть то самое место, — оглядываясь вокруг, тихо произнесла Магда.

По румянцу, выступившему на ее щеках, было ясно, о чем она сейчас подумала.

— Совсем забыл вас представить, — спохватился Дуглас. — Мистер Куртис, мисс Толлер. Магда, Куртис — мой адвокат. Он только что прилетел из Лондона.

Девушка во все глаза уставилась на Куртиса, и от смущения ее румянец стал еще ярче. Лицо Магды напряглось. Адвокату так хотелось произвести на нее приятное впечатление, что от волнения он потерял дар речи.

— Добрый день, мистер Куртис, — взяла на себя инициативу приветствия Магда.

— Добрый день, мисс Толлер.

— Послушай, Магда, — вмешался в их диалог Дуглас. — Мне надо тебе многое рассказать. Чем раньше ты об этом узнаешь, тем лучше. Видишь ли, у меня и в самом деле неприятности. И связаны они с Роз Клонек…

— Понимаю. Поскольку с нами адвокат, можно обо всем говорить открыто. Это обязательно тебе поможет. О, Ральф! Идиот, ты опять встречаешься с этой проституткой?

М-да… — мелькнула мысль у Ричарда, а девушка-то и простые словечки знает, оказывается. Молодой человек решил повнимательнее присмотреться к «невинной овечке». И надо сказать, чем больше присматривался, тем сильнее она ему нравилась.

А Дуглас тем временем продолжал:

— Нет, Магда. Вся проблема в том, что Роз мертва. Ее убили здесь, на моей вилле. И мы не знаем, кто это сделал. Этим утром мы с Куртисом обнаружили ее труп. И не будь некоторых обстоятельств, на меня, наверное, надели бы наручники и отправили в участок. Дорогая, только не падай в обморок.

— Не волнуйся, — произнесла Магда. Ей все-таки понадобилась короткая пауза, чтобы выполнить пожелание Дугласа и не потерять сознание. — Со мной все в порядке. Но не могли бы мы где-нибудь присесть?

Они прошли по дорожке к мраморной беседке. Это было ближайшее место, где можно посидеть. Расположившись на изящной лавочке, Ральф рискнул продолжить.

— Девочка моя, я расскажу тебе все по порядку, — глядя ей в глаза, заговорил Дуглас. — Не хочу, чтобы ты услышала это от кого-нибудь другого. Скажи, где я был вчера вечером между девятью и двадцатью минутами десятого?

— Не знаю… Хотя подожди. Ну конечно, знаю. Мы вместе ужинали. А что, ее убили в это время?

— Куртис, — обратился Дуглас к адвокату, — расскажите ей все, что нам известно. Это — ваша работа.

Пока Куртис посвящал девушку в обстоятельства дела, его клиент нервно курил. Ричард говорил медленно, стараясь не сболтнуть того, что могло бросить тень на Дугласа.

Магда смотрела на него своими большущими глазами и от волнения хлопала ресницами. В конце грамотно поданного рассказа официального юридического представителя жениха она уже почти улыбалась.

— Простите, что я грубо себя вела, — виновато произнесла девушка. — Уверена, что вы поможете ему. — Магда обернулась к Дугласу: — О, Ральф, ну какой же ты все-таки идиот!

— Черт возьми, почему я идиот? — возмутился Дуглас. — Что я такого сделал? Я не убивал Роз! Да и убийства я не мог предотвратить!

— Ральф, пожалуйста, выбирай слова. Меня не интересует, убивал ли ты ее или… Нет, конечно же, меня это волнует. Я же собираюсь стать твоей женой и не хочу, чтобы ты мне изменял.

— Все ясно. Чуть что, ты называешь меня безмозглым идиотом, и тебе от этого становится легче.

— Дорогой, ты очень умный. Иначе я не полюбила бы тебя. Вот только твой ум в таком деле, как это, помочь не может.

Магда замолкла, а потом неуверенно продолжила:

— Понимаешь, это убийство произошло в самый неудобный для нас момент. Боюсь, что сюда с минуту на минуту может нагрянуть мама.

Дуглас закатил глаза к небу:

— Боже, только ее здесь не хватало! А почему она должна сюда приехать?

— После того как я вчера вечером вернулась домой, она устроила мне скандал, — потупившись, ответила Магда. — Причем без малейшего на то повода. Тогда я сказала ей, что все равно выйду за тебя замуж. И решение мое — окончательное. Да, я была с ней резка. Но слушать ее лекции на тему морали, да еще в Париже, — это уже слишком!

Девушка перевела взгляд на Куртиса.

— Поскольку вы адвокат моего жениха, таить я от вас ничего не буду, — решительным тоном произнесла девушка. — Видите ли, мой отец совершил убийство и был осужден.

— Вы хотите сказать, что миссис Толлер вам не мать?

— Да. Моего отца повесили в Пентонвилле в 1908 году. Через несколько дней после его смерти на свет появилась я. Моя мать при родах скончалась.

Вы удивитесь, но она была проституткой. Миссис Толлер, бывшая тогда еще более благочестивой, чем сейчас, подобрала меня, образно выражаясь, в сточной канаве и удочерила. Мое полное имя — Мэри Магдалена Толлер. То есть кающаяся Магдалена. Я, можно сказать, дитя порока — дочь убийцы и проститутки.

Девушка говорила, и в ее голосе не чувствовалось ни жеманства, ни даже бравады. Она просто констатировала факты.

Ральф открыл было рот, чтобы ее прервать, но передумал. В конце рассказа Магда неожиданно улыбнулась, и на ее щеках опять появились очаровательные ямочки.

— У меня, мистер Куртис, судя по всему, должны быть склонности к греху и совершению преступления, — извиняющимся тоном произнесла она. — Представляю, как огорчился бы доктор Фрейд, узнав, что ни одного преступления я пока еще не совершила.

И все же происшествие… то есть несчастье на вилле Ральфа, меня очень тревожит. Хотя, когда подробности моей биографии станут известны полиции, меня вряд ли обвинят в причастности к убийству мадам Клонек. Я ведь совсем не похожа на высокого мужчину, выдававшего себя за Ральфа. Но о том, какие у меня были родители, наверняка кто-то узнает. И тогда моя приемная мать…

— Ну вот! — воскликнул Дуглас. — А я об этом даже не подумал…

— А я подумала, — резко ответила девушка. — Поэтому я и тревожусь. А где твой брат?

— Брюс? А при чем здесь он?

— Где он сейчас? Думаю, что у него есть связи в полиции или правительстве. А может быть, и там и там. Конечно, дело об убийстве не замять, а вот прессу прижать можно. Не хотелось бы, чтобы наши имена мелькали в газетах…

Магда снова улыбнулась.

— А впрочем, почему бы и нет? Все это может оказаться довольно забавным.

— Но Брюс? — задумчиво произнес Дуглас. — У него связи в полиции? Это что-то новенькое. Не могу поверить. Насколько мне известно, он простой служащий в министерстве иностранных дел. Куртис, я вам о нем уже рассказывал. Это тот самый, что в любой ситуации говорит умные вещи.

— Ну, наверное, такие и должны работать в министерстве иностранных дел, — пожал плечами Куртис. — Возможно, именно такой человек и будет нам полезен. Какой пост он занимает?

Магда задумалась.

— Конечно, это может оказаться и не так, но Брюс делал мне и маме разные намеки…

— Это потому, что он в тебя влюблен, — раздраженно заметил Дуглас.

— Дорогой, этого я не отрицаю. Во всяком случае, то, что он то и дело летает в Лондон, — правда. Видели бы вы, с каким важным видом он вышагивает, держа в руке атташе-кейс! Но дело не в этом. Вопрос в том, захочет ли он использовать свои связи. Если, конечно же, он их имеет. Я могу его об этом спросить. Ральф, чтобы ты ни говорил, но ты попал в сложную ситуацию. Теперь надо решать, что нам делать.

— Возможно, я смогу вам что-то посоветовать? — неожиданно раздался низкий мужской голос.

Фраза эта была произнесена медленно и на английском языке.

На пол беседки, где они сидели, от мраморных колонн падали тени. Длинная и неправильной формы тень пересекла их.

Куртис первым ощутил отвратительный дым табака. И тут в проеме показался мужчина лет пятидесяти пяти, в старом вельветовом плаще и далеко не новой шляпе. Незнакомец был высок ростом, худощав и небрит. Изо рта у него торчала курительная трубка. Из-под морщинистых век умные глаза словно прощупывали каждого из сидящих на скамейке. Галантно сняв с головы шляпу с помятыми полями, незнакомец произнес:

— Мисс Толлер, возможно, что я окажусь вам полезен. Я местный землевладелец. Живу в этом районе. Фамилия моя Банколен.

Глава 6

СКВОЗЬ СТАВНИ

Ни одной другой фамилии Куртис не удивился бы так, как этой. Услышав ее, он пережил нечто вроде шока.

Интересно, подумал Ричард, как бы отреагировал Хант, появись известный сыщик у них в конторе на Саутгемптон-стрит? Хотя не исключено, что шеф приветствовал бы его одним из своих любимых юмористических стихотворений.

Но если перед ними сам Анри Банколен, в чем, судя по интонациям его голоса и жестам, можно было не сомневаться, это означало, что он здесь не случайно. А может быть, и нет. Кто знает?

Получив от Магды приглашение присесть, Банколен в знак почтения прикоснулся пальцами к полям шляпы, затем тяжело опустился на мраморную скамейку и вытянул перед собой свои длинные ноги.

Темные с проседью борода и усы его были одной длины и напоминали ровно подстриженный газон. Он свободно говорил на английском, хотя и немного монотонно. Создавалось такое впечатление, что Банколен строил в уме французскую фразу, а затем переводил ее на английский.

— Боже мой, — произнес Дуглас, — уж не тот ли вы…

— Да, тот самый, — прервал его на полуслове Банколен. — Могу заметить, что это первый случай в моей жизни, когда я могу полностью расслабиться. Мисс Толлер, прошу прощения. Боюсь, что моя трубка вас раздражает. Сейчас я ее уберу. Табак вирджинский. Правда, не самый лучший, но против ос — самое оно.

— Ничего, ничего, курите, — улыбнувшись, разрешила Магда и зашлась в кашле.

На ее глаза навернулись слезы, отчего девушка еще больше засмущалась.

— Но может быть, вам лучше закурить сигарету? — все-таки рискнула спросить она. — Кстати, а что вы здесь делаете?

Только теперь Куртис до конца осознал, что перед ним знаменитый Банколен. Они были настолько поражены его жизненной энергией и уверенностью в себе, что, казалось, забыли о разыгравшейся на вилле трагедии.

— Я здесь владею участком земли, — тихо кашлянув, ответил Банколен. — Я мог бы вам его показать. Это недалеко. В свободное от охоты время я занимаюсь чтением классической литературы. Как французской, так и английской. Сейчас я читаю эпическую поэму об одной индейской семье, живущей неподалеку от Гитчи-Гуми. Не правда ли, удивительное название места?

Обожаю обедать в саду. Ставлю перед собой книгу, ем и одновременно читаю. А вокруг бокала с вином кружат назойливые осы. О, о чем еще может желать человек в моем возрасте?

— Так вы на пенсии? — удивленно спросил Ральф.

— Совершенно верно.

— Так это, наверное, вас Эркюль Ренар назвал пугалом, — вырвалось у Дугласа.

Банколен выпрямил спину.

— Может быть, обсудим вашу проблему? — предложил он.

Воцарилось молчание.

— Извините, но я за вами наблюдаю, — продолжил Банколен. — И прислушиваюсь. Думаю, что я мог бы вам помочь. Скоро сюда приедет Рапе, районный комиссар. Машина службы безопасности уже в пути. Да, мне все известно о Роз Клонек.

Он посмотрел на Куртиса.

— А вы адвокат мистера Дугласа? — спросил бывший сыщик.

— Да, — ответил Куртис. — У меня к вам письмо.

Он достал из внутреннего кармана конверт с адресом, написанным мелким, аккуратным почерком Ханта, и протянул его Банколену. Тот взял конверт, вынул из него письмо и прищурился.

Сыщик не прочел и половины того, что сообщал ему Хант, как на его лице появилось выражение крайнего удивления.

— Так это совершенно меняет дело! — воскликнул он и поднялся. — Мистер Куртис, мы можем поговорить наедине? Надеюсь, остальные нас простят?

Большими шагами Куртис медленно брел с Банколеном по дорожке сада и вновь вдыхал противный дым трубочного табака.

— Чудной старик! — послышалось из часовенки, когда они завернули за угол дома.

— Это про меня, — усмехнулся Банколен. — Странно, что мистер Дуглас не употребил выражения покрепче. Ну что, друг мой, можем пожать друг другу руки. Любую помощь от сотрудника Ханта, моего старого друга в Англии, я могу только приветствовать. А теперь прочтите это.

Он протянул Куртису письмо, в котором сообщалось буквально следующее:

«Дорогой Анри!

Податель сего, мой партнер мистер Ричард Куртис, изложит Вам суть дела мистера Ральфа Дугласа, нашего клиента. Оно связано с некоей Роз Клонек. Прошу по Вашим каналам узнать все, что касается этой женщины. Информация о ней может оказаться нам очень полезной.

Не зная всех подробностей дела, я не смог должным образом проинструктировать мистера Куртиса. Если я не ошибаюсь, лет пять-шесть назад эта женщина была завербована Массе, сотрудником тайной полиции. Помните дело депутата от Прованса? Возможно, это она и есть.

Окажите Дику посильную помощь. Он хороший парень. Сейчас ему предстоит доказать, что он не зря занялся адвокатурой. Помните случай с албанской графиней?

Письмо уничтожьте, поскольку оно неофициального характера».

Куртис оторвал взгляд от письма. Лицо Банколена оставалось до неприличия спокойным.

— Тайная полиция? — удивился Куртис.

— Да. Массе периодически давал этой женщине кое-какие поручения. Друг мой, только не думайте, что существовал какой-то заговор, в результате которого будет взорвана бомба на набережной Дорсе или начнется новая война. Упоминая о тайной полиции, я имею в виду нечто более прозаичное. Сейчас я вам все объясню.

Дело в том, что скоро соберется наш кабинет министров. На заседании будут решать такие вопросы: девальвировать франк или нет; строить ли шесть новых эсминцев, если да, то на каких верфях и кому дать заказ; когда проводить Всемирную выставку.

Все это, естественно, интересует биржевых маклеров. О решении, которое примет кабинет министров, станет известно только через сутки. Представьте себе, что будет, если кто-то из этих маклеров узнает о нем раньше. Разумеется, через платного осведомителя.

— Он сорвет огромный куш.

— А когда станет известно, через кого произошла утечка информации, разразится жуткий скандал. Такое у нас бывало, и не раз. Налогоплательщики потребуют расследования. Они захотят, чтобы им назвали имена всех, кто в этом замешан. Начнутся митинги и манифестации, и в результате правительство уйдет в отставку. А такого допустить никак нельзя.

Они подошли к открытому спортивному автомобилю синего цвета, на котором приехала Магда. Банколен присел на его подножку и нахмурился.

— Постараюсь в политику вас не вмешивать, — сказал он. — Будем надеяться, что она к делу вашего клиента никакого отношения не имеет. А вообще-то говоря, эта поэма об индейцах мне уже наскучила. Куда интересней заниматься расследованием преступлений.

У меня есть подозрение, что утечка правительственной информации происходит через личного секретаря одного из министров. Фамилию министра называть не стану, только его секретаря. Это — Луи Делотрек.

Куртис от удивления аж присвистнул.

— Тот самый, с кем жила Роз Клонек? — не удержавшись, воскликнул он. — Понятно. Тайная полиция использовала ее как подсадную утку?

— В данном случае нет. Женщина, которой потребовался год на то, чтобы выудить у своего любовника хоть какую-то информацию, полиции не помощник. Как я понимаю, такие ловушки у вас в Англии не расставляют?

— Ну, это как сказать.

— По крайней мере, такие приемы довольно эффективны, — заметил Банколен. — А следить за виллой «Марбр» я начал случайно. Мистер Дуглас сразу догадался, что я — тот самый, которого Эркюль Ренар образно называет пугалом. Хоть мы и знакомы с Эркюлем, но он меня в этой одежде не узнал. Я же предпочел остаться инкогнито. Знаете, когда он приходит в местный бар, у него после первой рюмки развязывается язык…

А теперь я расскажу, с чего это все началось. Пару недель назад меня посетил месье Массе, глава управления тайной полиции. Я сидел в саду и читал «Дон Кихота». Представьте себе, у месье Массе усы точно такие же, как и у героя Сервантеса. Он пришел ко мне не за советом, а просто выпить бокал вина и посетовать на свои проблемы. Среди них оказалось дело, связанное с Делотреком.

Я заинтересовался, поскольку знал мадам Клонек. Некоторое время назад мы с ней, так сказать, соседствовали. Она до разрыва с Дугласом жила на этой вилле.

Знаете, почему я привлек внимание Эркюля Ренара? Я был вынужден это сделать. В противном случае он заметил бы того, кто, как и я, интересовался виллой Дугласа.

Этого неизвестного я видел здесь дважды. Первый раз… как бы не перепутать дату… Да, вечером в среду, 12 мая. То есть четыре дня назад. Второй раз — поздно вечером в пятницу, 14 мая. То есть накануне.

Куртис начал мысленно сопоставлять даты. Он хорошо помнил, что говорил ему Дуглас этим утром. В пятницу, 14 мая, клиент Ричарда приезжал на виллу, чтобы проверить, все ли там в порядке. Это было вызвано тем, что Делотрек хотел купить у него виллу.

Интересно, почему любовник мадам Клонек сделал Дугласу такое странное предложение? — подумал Куртис.

В тот самый заезд Ральф обнаружил, что вода и электричество в доме не отключены, кровать в спальне Роз Клонек аккуратно застелена, а холодильник заполнен шампанским.

Увлекшись своими мыслями, Куртис не сразу понял, что Банколен его внимательно изучает.

— Ну, что вы на это скажете? — вкрадчиво спросил его бывший сыщик.

— Пока ничего. Кроме того, что в пятницу вы могли видеть самого мистера Дугласа. В тот день он точно был на вилле.

— Да? И в какое время?

— Утром.

Банколен покачал головой:

— Нет. Тот мужчина появился здесь вечером. И потом, это был вовсе не мистер Дуглас. Почему я в этом абсолютно уверен, скажу позже. А пока давайте выстроим все даты по порядку. Начнем со среды. В тот день я увидел незнакомца, когда возвращался на лошади из магазина. Он лез на стену с большой корзиной в руках, в коричневом плаще и черной шляпе.

— Как сказала Гортензия, убийца был одет точно так же.

— Да.

— А лицо его вы не рассмотрели?

— Нет. К сожалению, в этот момент на дороге появился Эркюль Ренар. Я увидел в темноте фару его велосипеда. Вернувшись домой, я сел читать книгу. Но этот случай меня заинтриговал.

Тот, кого я увидел перелезающим через ограду виллы, на бродягу не похож. В руках у него была накрытая салфеткой большая корзина. Судя по всему, с едой.

Два вечера подряд я наблюдал за виллой из кустов, любовался красотами окрестностей и дымом табака отгонял от себя ос. В пятницу вечером здесь появился визитер. Но не тот, что приезжал раньше. Этот малый был ниже ростом и внешне никак не походил на мужчину в плаще. Замок на воротах он открыл ключом. Я не подумал, что это мог быть Ральф Дуглас, владелец виллы. Когда Роз Клонек здесь еще жила, я несколько раз его видел. Правда, на расстоянии.

Представьте себе такую ситуацию. Вилла пуста, мадам Клонек, в то время работающая на полицию, переехала к своему новому любовнику Делотреку.

В среду поздно вечером мужчина в плаще и черной шляпе перелезает через стену с полной корзиной провизии. В пятницу, и тоже вечером, уже другой мужчина открывает ворота и входит на территорию виллы.

Возможно, никакой связи между их появлениями и нет. Но меня, тем не менее, это заинтересовало. После того как мужчина, открыв ворота, вошел в сад, я последовал за ним. Осторожно ступая, он обогнул левое крыло виллы, прошел по дорожке, на которой мы сейчас находимся, и подошел к дому с тыльной его стороны. Ставни на окнах были закрыты, но я заметил свет на кухне. Получалось, что в доме кто-то был.

Поняв это, мужчина отшатнулся от стены дома. Затем крадучись приблизился к окну кухни и сквозь щель в ставнях попытался заглянуть внутрь.

Из своего опыта полицейского я знаю, что через закрытые ставни хорошо разглядеть что-то внутри дома почти невозможно. Но мужчина все же что-то увидел. Я понял, что это его насторожило.

И в этот момент свет на кухне погас. Незнакомец тут же отпрянул от окна. Пару минут он и я, застыв на месте, выжидали. Вы можете представить мое состояние. Я уже несколько лет не работал в полиции, а тут назревало такое…

Меня распирало любопытство. Я снова ощущал себя сыщиком. От сладостного волнения сердце мое бешено колотилось. Я подошел к мужчине сзади и тронул его за плечо. Неприятный субъект, но надо отдать ему должное: он не бросился наутек. Этой выдержке его научили в министерстве иностранных дел. Этим мужчиной оказался мистер Брюс Дуглас.

— Брюс Дуглас? — изумился Куртис.

Банколен, сидевший на подножке шикарного автомобиля Магды, вскинув голову, прижался спиной к машине, и шляпа с помятыми полями съехала ему на лоб.

— Да, Брюс Дуглас, — улыбнувшись, подтвердил он. — Только не подумайте о нем ничего плохого. Насколько мне известно, в деле Делотрека он сотрудничает с Массе.

— В таком случае у него в полиции есть связи? Банколен пожал плечами:

— Я бы сказал, в правительстве. Наш друг Брюс исполняет обязанности тайного связного между нашим департаментом безопасности и Уайтхоллом. Есть основания подозревать, что часть денег на подкуп Делотрека поступает из Англии. Во всяком случае, в тот момент месье Дуглас выглядел весьма презентабельно: шикарный костюм, в петлице живая гвоздика, в руках — дорогой атташе-кейс.

Он намеревался встретиться с мадам Клонек и получить от нее информацию о ее любовнике. Месье Дуглас очень спешил. Для встречи Роз выбрала виллу «Марбр». Но почему она хотела встретиться именно там? Почему мадам Клонек так была привязана к этой вилле и какую при этом отводила роль себе?

Банколен прищурился.

— И что или кого он увидел на кухне? — нетерпеливо напомнил Куртис. — Роз Клонек?

— Нет. Он увидел мужчину в коричневом плаще и черной шляпе.

Опять этот неизвестный, подумал Куртис.

— И что тот делал?

— Ничего особенного. Брюс сказал, что мужчина ставил в холодильник бутылки шампанского. Лица незнакомца он не видел. Затем свет на кухне погас, и нашему дипломату ничего не оставалось, как отойти от окна. Мужчину в доме он принял за Ральфа, привезшего к ужину шампанское.

По вполне понятным причинам войти в дом Брюс Дуглас расхотел. Он даже не задумался над тем, что собирается делать его брат один в пустом доме. Кроме того…

— Минутку, сэр, — прервал его Куртис.

Слово «сэр» у него выскочило непроизвольно, и он тотчас пожалел об этом. С другой стороны, Куртис, работая в адвокатской конторе, привык обращаться ко всем посетителям с уважением, а в этом старом сыщике было то, что вызывало к нему огромное уважение.

— Вы знаете, почему я здесь?

— Конечно, — ответил Банколен. — Чтобы защитить интересы своего клиента.

— Верно. Тогда скажите мне, почему Брюс Дуглас решил, что на кухне его брат? Что заставило его так считать?

— А что заставило горничную думать точно так же? — вопросом на вопрос ответил Банколен.

— Гортензия почти ничего не видит.

— Друг мой, попробуйте посмотреть в окно через закрытые ставни. Думаете, вы многое увидите? Поймите меня правильно: Ральфа Дугласа я ни в чем обвинить не хочу. Я слышал все, что вы говорили мисс Толлер в беседке. У вашего клиента есть алиби, которое могут подтвердить его невеста, официанты и таксисты.

Банколен щелкнул пальцами.

— Ну, вы довольны?

Он почесал кончиком трубки свою бороду и вопросительно взглянул на Куртиса. А тот не знал, радоваться ему или нет, верить в то, что у его клиента не будет проблем или они все же возникнут.

— Прошу прощения, но вы мне напоминаете одного моего друга, — улыбнулся Банколен. — Он надежный, но, как и вы, очень упрямый. Бог ты мой, мистер Куртис! Поверьте, я на склоне лет ничего не говорю и не делаю без причины. Мой приятель барон фон Арнхейм во время нашего путешествия по Рейну меня за это даже укорил. И не он один. А я устал наряжаться пугалом и своим видом смешить Париж. Но я — провинциал. И очень любопытен. Вы слушаете меня?

— Да-да, слушаю!

— Отлично. А теперь перейдем к делу. Итак, что мы имеем на данный момент?

Банколен замолк и, подняв голову, задумчиво стал рассматривать крону тополя. Затем вздохнул и продолжил:

— Мы имеем… загадочного мужчину в коричневом плаще и черной шляпе здесь видели трижды. В среду вечером я его видел с корзиной, полной еды. В пятницу, и тоже вечером, его видел Брюс Дуглас. Когда неизвестный разгружал бутылки с шампанским. В субботу, в день убийства, Гортензия видела, как этот же человек точил бритву. Есть ли между этими событиями связь?

— Лично я никакой связи не вижу, — мрачно ответил Куртис. — Более того, мне непонятно, почему на вилле оказалось так много средств для убийства. Что касается шампанского, то и здесь загадка. Гортензия говорит, что она подала мадам Клонек бутылку «Редерера», а как раз эта бутылка не найдена. Ничего не понимаю.

— Ну, не все так плохо, как вы думаете. Во всяком случае, ясно, что…

В этот момент из-за ограды виллы раздался визг тормозов. Несколько автомашин на большой скорости въехали в ворота и замерли на месте. Словно по стойке «смирно». Банколен встрепенулся.

— Это Дюран со своей командой, — пояснил он Куртису. — Перед тем как сюда прийти, я ему позвонил. Не удивлюсь, если они привлекут меня к расследованию убийства. Так что, Ричард, друг мой, у вас будет возможность увидеть, как работает наша служба безопасности. А пока идите к своим друзьям. Я к вам скоро подойду.

Глава 7

ПРОПАВШАЯ БУТЫЛКА

Когда Куртис вернулся в беседку, Ральф и Магда с напряженными лицами курили.

— Как же вы долго, — укоризненно произнес Дуглас. — Ну, каковы наши перспективы?

— Довольно неплохие, — бодро ответил Куртис. — Похоже, Банколен возьмет расследование на себя. Только что приехала полиция. Поэтому, мистер Дуглас, выше голову. Они сейчас сюда подойдут.

— Ну надо же! — неожиданно воскликнула Магда. — Посмотрите, кто с ними приехал!

Банколен, окруженный полицейскими, в этот момент пожимал руку высокому мужчине. Тот выглядел зловеще. Возможно, из-за шляпы с опущенными полями.

От группы отделился полицейский в штатском и торопливо зашагал к беседке. Это был хорошо сохранившийся для своего возраста мужчина средних лет. Стройность его фигуры подчеркивал элегантный костюм. Седые щегольские усики выдавали в нем человека благородного сословия.

— Это Джордж Стенфилд, — отбросив окурок в сторону, сказала Магда. — Управляющий парижским офисом матери. Сегодня утром он был с нами в церкви…

Она замолчала, поскольку Стенфилд был уже рядом с беседкой.

Смутившись, мужчина снял цилиндр. Голова его оказалась лысой как колено. Войдя в беседку, он в нерешительности помялся и наконец выдавил из себя:

— Не знаю, что и сказать.

— Ах, даже так? — В голосе Ральфа Дугласа прозвучала неприкрытая ирония. — Что ж, будем молчать?

Стенфилд так холодно на него посмотрел, что у Дугласа вытянулся подбородок.

— Магда, ты осознаешь, что обидела свою мать? — присев на краешек скамейки, спросил Стенфилд.

— Тем, что оставила ее дома? Но мне важнее быть здесь.

— Из-за убийства? Да, я знаю о нем. Я приехал вместе с полицейскими.

Стенфилд пытался выглядеть спокойным, но ему это плохо удавалось.

— Магда, назревает громкий скандал, — заметил он. — По своему опыту знаю, что любого француза можно подкупить. Но это дело очень серьезное. Не знаю… сегодня в церкви… ты и миссис Толлер… ваш вчерашний разговор… — Он замялся, но потом все же выдавил из себя: — Магда, твоя мать очень больна.

— О, ее уловки мне хорошо известны, — запрокинув голову и закрыв глаза, произнесла девушка. — Тебя послали за мной?

— Не совсем так. Скорее всего, это дело Брюса. Однако твоя мать настояла, чтобы он остался с ней. Тут вот еще что.

Стенфилд едва заметно улыбнулся.

— После того как ты уехала из дома, твоя мать позвонила нам и попросила помочь. Видишь ли, она совершила глупость — подала на тебя в розыск. Тебе грозили неприятности, но я это дело замял. По роду службы мне приходится общаться с полицией. Так что я поехал в префектуру и встретился с Бордо. Он-то и сообщил мне об…

Он кивнул в сторону дома и перевел взгляд на Куртиса:

— А кто этот джентльмен?

Куртис представился.

— Да, адвокат здесь как нельзя кстати, — мрачно заметил Стенфилд и внимательно посмотрел на Ральфа: — Надеюсь, молодой человек, вы сделаете все, чтобы оградить Магду от неприятностей. Это, конечно, не мое дело, но… скажите, зачем вы пошли на убийство?

— Мистер Дуглас никого не убивал, — вмешался Куртис. — Об этом мы поговорим в более удобное время.

Стенфилд положил руки на колени.

— Как хотите, — сухо произнес он. — Но для вас лучше, если все карты в этой игре будут раскрыты. Мы же должны ему помочь. Хотя бы избежать гильотины. А ему есть о чем нам рассказать. Взять, к примеру, скандал, разразившийся в марте прошлого года.

— Что за скандал?! — воскликнула Магда. — Ральф, не позволяй ему так с тобой разговаривать! Он же говорит словно моя мать.

— Извините, но так оно и есть, — глядя в пол, подтвердил Стенфилд. — Похоже, Дуглас, все улики против тебя. Я прожил в этом городе двадцать три года. Работал, чтобы содержать семью. А ты приехал в Париж только для того, чтобы сорить деньгами и предаваться веселью. За это я тебя осуждаю. То, что в твоем возрасте кажется красивым, в моем выглядит мерзко.

— И все же, что это был за скандал? — тихо спросила Магда. — Ральф, ты мне о нем не рассказывал.

— Я не думал, что нужно забивать тебе голову всякими глупостями. Но это далеко не секрет. О нем писали газеты.

— Я слушаю.

— Ну хорошо, — пожал плечами Дуглас. — Произошло это в одном из ночных клубов. Я был там с Роз. Среди номеров развлекательной программы было метание ножей. Владелец клуба предупредил, что если метатель промахнется, то нож попадет в кого-нибудь из зрителей. Номер рискованный, но все пришли в бурный восторг.

Доска, в которую метали ножи, находилась рядом с нашим столиком. После того как метатель закончил свое выступление, Роз подбежала к доске и выдернула из нее нож. Она не была пьяна, только возбуждена.

Пытаясь отнять нож, я схватил ее за руку. Она стала сопротивляться и нечаянно порезала мне щеку. Рана была неглубокая, и шрама на лице не осталось.

Магда недоверчиво посмотрела на Ральфа.

— И это все? — спросила она.

— Да, все, — ответил Ральф. — Можешь спросить кого угодно. Например, Делотрека. Он тоже там был. Событию придали ненужную огласку, и в прессе, конечно же, все раздули и исказили.

Писали, будто бы я пригрозил Роз, что, если она сделает подобное, я порежу ей лицо и посмотрю, понравится ей это или нет. Но этого не было. Я не дурак, чтобы хвататься за нож. Да такое и не в моих привычках. Если дело доходит до драки, я полагаюсь на свои кулаки. Вот и все, что было.

— Тсс! — вдруг зашипела на него Магда.

Банколен и высокий мужчина в шляпе с опущенными полями, спокойно разговаривая, приближались к беседке.

— Месье и мадам, прошу сохранять спокойствие, — войдя в беседку, сказал полицейский в штатском. — Я — инспектор Дюран из управления безопасности, а это месье Банколен, он ведет расследование. Он просит месье Дугласа, обнаружившего труп, проводить нас в дом.

— А мы можем вас сопровождать? — спросила Магда Толлер.

Ее вопрос удивил всех, и даже инспектора Дюрана. Ральф и Стенфилд укоризненно посмотрели на нее. На лице девушки появилось виноватое выражение.

— Конечно, мисс Толлер, — ответил Банколен. — Я буду только рад. Ну, Дюран, можем приступать!

— Но это же недопустимо, — недовольно проворчал инспектор.

— Абсолютно недопустимо, — поддержал его Стенфилд. — Мадемуазель не понимает, что говорит. Я запрещаю ей входить в дом.

— Ненавижу слово «запрещать», — сурово произнес Банколен. — Дюран сказал, что вы — мистер Стенфилд. Я просил бы вас идти впереди. Мне надо задать вам несколько вопросов.

Маленькая группа в составе Ральфа, Куртиса и Магды, вытянувшись в цепочку, поплелась к дому.

— Дорогая, может быть, не стоит? — нерешительно попытался отговорить невесту Дуглас.

— Нет, Ральф, я хочу взглянуть на нее, — ответила девушка.

— Ты понимаешь, что следователю надо за нами понаблюдать?

— Но я ведь не убивала. И ты тоже. Так чего же нам бояться? Отныне я не игрушка в руках миссис Бенедикт Толлер и сама решаю, что мне делать. Дорогой, ты еще увидишь, какая я смелая.

Тем не менее, увидев труп мадам Клонек на кровати, Магда вздрогнула. Шторы на окнах были раздвинуты, и комнату заливал солнечный свет. Бордовые обои на стенах и камин из черного мрамора теперь выглядели кричаще безвкусно.

Войдя в спальню, полицейские тотчас приступили к работе. Толстый мужчина в цилиндре занялся осмотром трупа.

— Это — мои помощники, — размеренным голосом лектора произнес Банколен. — Доктор Бене — медэксперт, доктор Мабюс — заведующий лабораторией управления, месье Гранжье — его сотрудник. Чем занимаются остальные двое, вы легко догадаетесь.

Вы много слышали об отпечатках пальцев. А видели их когда-нибудь? Посмотрите на красноватые отпечатки. Вот здесь, на бокалах. На тех, что стоят на сервировочном столике.

Порошок, используемый при снятии отпечатков пальцев, — свинцовый сурик. Для темной поверхности, такой как у рукоятки этой бритвы, применяется углекислый свинец. У него белый цвет. В Англии, насколько мне известно, чаще пользуются серым порошком — смесью мела, ртути и порошкообразного графита. Затем отпечатки фотографируют. Поскольку здесь светло, фотовспышки не требуется.

Работа медэксперта, в отличие от дактилоскописта, менее приятная. Доктор Бене, я посоветовал бы вам одеяло снять совсем.

Толстяк в цилиндре что-то недовольно проворчал.

— Доктор Бене, вам уже есть что доложить?

Судмедэксперт достал карманные часы и, насупившись, посмотрел на них.

— Так… — задумчиво произнес он. — Смерть наступила не более двенадцати и не менее десяти часов назад. Теперь подсчитаем. Сейчас начало второго. Получается, что она умерла между часом и тремя часами ночи.

— Орудие убийства?

— Несомненно, кинжал. Тот самый, что лежит в ванне. Рана на руке убитой рваная и очень глубокая. В ней остался маленький осколок от лезвия кинжала. Но здесь есть то, что мне не нравится. Как-то это неестественно…

— Пройдемте со мной. — Банколен обратился к четверым своим собеседникам. — Осмотрим все комнаты, начиная с гостиной.

Магда, Ральф, Стенфилд и Куртис двинулись вслед за ним в гостиную. За ними последовал инспектор Дюран.

В комнате они застали Гортензию и Эркюля. Горничная стояла, сложив руки на груди. Участковый полицейский был мрачен. Признав в Банколене знакомое ему пугало, он изменился в лице, попытался что-то сказать Дюрану, но тот сразу оборвал бедолагу.

Банколен долго стоял, оглядывая гостиную. Тишину в комнате нарушал только шелест листвы под окном. Сыщик бросил взгляд на выходящую в коридор дверь, на пустое ведерко для льда, стоящее на обеденном столе, потом заглянул за кресла.

После этого он принялся медленно ходить вокруг стола. Звук его шаркающих шагов по паркету отдавался в комнате громким эхом.

Сопровождающая его четверка, а также инспектор Дюран, Гортензия и обмишурившийся Эркюль застыли в тревожном ожидании. Они во все глаза смотрели на Банколена. Кто-то — снисходительно, кто-то — словно ожидая, что тот на их глазах совершит чудо. А Банколен снова подошел к окну и выглянул на улицу. Затем направился в двери, ведущей в коридор. Она оказалась запертой, а ключ торчал в замочной скважине.

— Мадемуазель Фреи!

— Да, месье.

— Повторите все, что вы говорили этим джентльменам, — развернувшись, попросил Банколен.

Обращение к ней сыщика явно напугало Гортензию. Она принялась подробно рассказывать ему обо всем, что видела и слышала прошлой ночью. Банколен слушал не прерывая и не сводил глаз с ее лица.

— Хорошо, — довольно кивнул он, когда горничная умолкла. — Пока все ясно. Вы сказали, что в субботу утром получили письмо за подписью мистера Дугласа. В нем он просил вас приехать к нему на виллу. Мне хотелось бы на него взглянуть. Ну давайте, давайте… Большое спасибо. Итак, с этим письмом вы отправились к мистеру Стенфилду…

Гортензия с опаской бросила взгляд на Стенфилда. Тот оставался предельно спокоен.

— …чтобы он вам его перевел. Но к этому мы еще вернемся. А сейчас давайте поговорим о приезде того, кто назвался вам мистером Дугласом. Он приехал на виллу ровно в девять. Вы сказали, что на нем был коричневый плащ и черная шляпа. Во что еще он был одет?

— Не знаю, месье.

— Вспомните. Он задел вас плечом в тот момент, когда вы помогали ему снять плащ. Что было надето у него под плащом?

— Говорю вам, месье, не знаю! В тот момент он как раз потерял равновесие и плечом сбил с моего носа очки. Может быть, он сделал это специально. Но все выглядело так естественно. Так по-настоящему.

А-а, подождите! Я вспомнила, какие на нем были брюки. Английского фасона. Его еще называют «оксфордский мешок». Вот в чем причина! Вот почему…

— Почему вы приняли его за англичанина? Вы сказали, что мужчина говорил с вами на английском. Вы уверены, что это его родной язык? Он говорил без акцента? Сами-то вы хорошо говорите на английском?

Горничная в растерянности захлопала ресницами и покраснела:

— Месье, наверное, нет. Но он много раз называл меня Гортензией, а французы так мое имя не произносят.

Банколен довольно хмыкнул, чем вызвал недоумение окружающих, он заметил это, но продолжал расспрашивать горничную как ни в чем не бывало:

— Вы говорите, что потерю равновесия он не изображал. Что заставляет вас так считать?

— Я слышала, как он шаркнул по паркету ногой. Я даже попыталась его поддержать.

— Очень хорошо. Ну что ж, пока забудем о нем и перейдем к мадам Клонек. Вы сказали, что она приехала в начале двенадцатого. Что вы взяли ее чемоданы и провели мадам в комнату. Вы разложили ее вещи, приготовили ванну, а потом помогли одеться. Скажите, сколькими банными полотенцами она пользовалась?

— Какого черта! — тихо буркнул Дуглас.

От острого слуха Банколена не ускользнуло это замечание. Но опытный сыщик продолжал гнуть свою линию.

Куртис был согласен с Дугласом. Он не понимал, куда клонит Банколен. Но решил промолчать. Все-таки уважаемый сыщик, наверное, знает, что делает…

— Банными полотенцами, месье? — переспросила Гортензия. — Ну, двумя. На одном мадам стояла, а другим вытиралась.

— Что вы потом с ними сделали?

— С чем?

— С полотенцами. — Банколен был само терпение.

— Отнесла их в спальню и бросила в корзину для грязного белья. Месье, а почему вы об этом спрашиваете?

Банколен посмотрел на инспектора полиции и щелкнул пальцами. Тот кивнул и вышел. Через минуту Дюран вернулся.

— В корзине три полотенца, — доложил он. — Два из них до сих пор влажные. Третье сухое. Но на нем кровь.

— Продолжайте, Гортензия, — нахмурившись, попросил Банколен. — Скажите, что мадам надела после ванны?

— Вечернее платье. Черное с серебряными блестками. Черные чулки и туфли.

— Где сейчас это платье?

— В туалетной комнате. В гардеробе. Я заметила его, когда утром проходила через комнату.

С тем же отсутствующим взглядом Банколен направился в туалетную комнату. Он открыл гардероб, где на тоненьких плечиках висели платья убитой. Перебрав их, сыщик нашел черное вечернее платье в блестках. Рядом с ним висел персикового цвета халат. На полу возле дверцы стояли несколько пар туфель, а в нижнем ящике лежали чулки.

— Проклятье! — ругнулся Банколен и подошел к туалетному столику.

Его отражение в зеркале хорошо было видно стоявшему в дверях Куртису.

Сыщик посмотрел на открытую баночку с кремом. Крышка от нее лежала на столике рядом. Он отставил в сторону стульчик, заглянул под столик, затем за него, пересмотрел все вещички на столе. Закончив тщательное обследование данного предмета мебели, Банколен подошел к двери, ведущей в коридор, и проверил ее. Дверь оказалась запертой изнутри. Покачивая головой, Банколен вернулся на прежнее место.

— Скажите, мадемуазель, — вновь обратился он к горничной, — мадам была женщиной аккуратной? Она любила чистоту?

— О, месье, даже очень.

— Хм… Сейчас я задам вам вопрос. Прошу вас отнестись к нему очень серьезно. Ваш точный ответ может все прояснить. Так сказать, снять с дела об убийстве мадам Клонек пелену таинственности. Вы долгое время прислуживали ей. На ваш взгляд, мадам разделась сама или ее сначала убили, а потом раздели?

Гортензия радостно вскрикнула, ее глазки засветились в готовности следовать исключительно справедливости.

— Так вам, месье, и это надо знать? Хорошо, я отвечу. Конечно, мадам разделась сама. Это я вам говорю, как ее бывшая горничная. Есть много признаков, по которым я могу судить, чего касались ее руки.

Возьмем, к примеру, ее чулки. Ну, те, что она вчера надевала. Так вот, у нее особая манера складывать чулки. Так их никто не складывает. Или вот еще ее вечернее платье. Мадам всегда вешает его на плечики, на дюйм сдвинув влево. Это потому, что у мадам одно плечо чуть-чуть выше другого. О, у нее много было привычек, о которых мне известно. Нет, месье, что бы вы ни говорили, а мадам точно разделась сама.

— Можете поклясться на суде?

— Да где угодно, месье.

Лицо Банколена просветлело.

— Тогда вернемся к тому времени, когда вы оставили ее одну. В тот момент на ней было черное платье в блестках. Она попросила принести маленькую бутылку шампанского «Редерер» и приготовить легкий ужин, который мистер Дуглас должен был принести наверх. Она сказала, что после этого вы можете ложиться спать? Отлично. В доме было много шампанского?

Гортензия удивленно посмотрела на него:

— Не знаю, что месье понимает под словом «много». Несколько бутылок шампанского стояло в холодильнике, а не там, где им положено, — в погребе.

Ричард вдруг отметил про себя интересную вещь. Как ни странно, но каждый раз, когда речь заходила о шампанском, голос горничной становился звонче. Он с любопытством взглянул на Банколена.

По выражению его лица Ричард попытался определить, во-первых, заметил ли сыщик такую странность поведения Гортензии и, во-вторых, имеет это хоть какое-то значение для распознания убийцы. Или нет?

А горничная тем временем продолжала:

— Были еще три большие бутылки десертного, две или три бутылки сухого вина. А вот маленькая бутылка «Редерера», его мадам очень любила, была всего одна. Эту бутылку я ей и принесла.

— Ту, которая пропала?

— Да. Во всяком случае, они ее не нашли. Бутылка была в ведерке со льдом. Вон в том, что на столе.

Ральф Дуглас кашлянул, чем привлек к себе всеобщее внимание.

— Подождите! — взволнованно воскликнул он. — Если Гортензия ничего не перепутала с напитками, то это означает, что их за последние сорок восемь часов заменили. Я был здесь в пятницу утром. В тот день в холодильнике стояли только шесть маленьких бутылок «Редерера». Других напитков там не было. Куртис, вы помните, что я вам говорил?

— Прекрасно, месье, — нервно выпалила Гортензия. — Да, конечно, я опять вру.

— Мадемуазель, заверяю вас, — стал успокаивать ее Банколен, — если мы вам не будем верить, то наше расследование не продвинется. Значит, вы принесли бутылку сюда, приготовили ужин и отправились спать. Скажите, в какой комнате мадам собиралась ужинать с мистером Дугласом?

— Месье?

— Я спросил, в какой комнате они собирались ужинать?

— А это что, так важно?

— Очень. Если они не собирались ужинать в спальне, то почему в ней оказался стол? Кто-то поставил его у окна, выходящего на балкон. Что ж, удобное место для ужина…

Гортензия, вам что, доставляет удовольствие скрывать информацию? Мне же приходится ее из вас буквально вытягивать. Учтите, если не будете говорить правду, вас отсюда прямиком доставят во Дворец правосудия. Так где же они собирались ужинать? В этой комнате или нет?

— Да, да, да, да! — выкрикнула горничная. — Во всяком случае, так сказала сама мадам. Боже, как жаль, что у меня нет брата! Он бы меня в обиду не дал.

— В котором часу вы ушли от мадам?

— В четверть первого.

— Через которую дверь? Ту, что ведет в туалетную комнату, или ту, что выходит в коридор?

— Ту, что в коридор, — ответила горничная и, вытирая выступившие на глазах слезы, указала пальцем на дверь. — Через эту.

— Мадам после вас ее заперла? — продолжил Банколен.

— Нет.

— А вы заметили, что сейчас дверь закрыта на ключ? Кроме того, дверь из туалетной комнаты, выходящая в коридор, тоже заперта.

— Нет, месье, этого я не заметила.

Банколен тяжело вздохнул. Он немного постоял у окна, глядя на спускавшуюся в сад балконную лестницу. Затем сдвинул на лоб свою старую шляпу и почесал затылок. В эту минуту Банколен еще больше походил на огородное пугало. Кажется, в этом мнении сошлись все присутствующие при столь странном допросе — судя по их ироничным переглядываниям и ухмылкам исподтишка.

Вынув из кармана трубку, сыщик развернулся. Глаза его блестели от радости.

— Инспектор Дюран, — кашлянув, провозгласил он так, будто собирался произнести речь. — Друг мой, перед вами наглядный пример того, как один факт противоречит другому. Образно говоря, здесь каждое зеркало дает неправильное отражение. Каждое, казалось бы, естественное действие заканчивается не так, как должно.

Что ж, мне это нравится. Думаю, сейчас нам необходимо восстановить все, что произошло прошлой ночью. В противном случае имя убийцы мы не установим. Возможно, ключ к отгадке преступления — в исчезнувшей бутылке.

В пятницу утром в холодильнике стояли шесть маленьких бутылок «Редерера». В тот же день, вечером, неизвестный в коричневом плаще и черной шляпе проник на виллу. С улицы, через щель в ставнях, его видели на кухне.

Открыв холодильник, он то ли загружал его шампанским, то ли, наоборот, вынимал оттуда бутылки. Мистер Дуглас, не удивляйтесь. Об этом вы еще не знали.

Итак, в субботу вечером в холодильнике находились три большие бутылки десертного вина, две или три сухого и всего лишь одна маленькая бутылка «Редерера». Судя по всему, его и пила Роз Клонек. Странно, да? Получается так, что кому-то очень хотелось, чтобы мадам выпила именно эту бутылку шампанского…

Банколен щелкнул пальцами и что-то пробормотал себе под нос.

— А зачем? — не выдержав, спросила Магда. — Ее же не отравили. Не так ли? В таком случае, что могло быть подмешано в шампанское?

— А что, если снотворное? — высказал предположение сыщик.

В комнате стало совсем тихо.

— Как вы сами понимаете, — продолжил Банколен, — невозможно удержать человека в ванне с водой или возле нее до тех пор, пока он не истечет кровью. Он, конечно же, будет сопротивляться, кричать, одним словом, производить шум. Но этого не было. Такое возможно, только если жертва без сознания или находится под воздействием транквилизатора.

Теперь представим, в какой ситуации находился убийца. Он знал, что мадам Клонек ждет мистера Дугласа, и боялся показаться ей на глаза: Он мог обмануть полуслепую горничную, не видевшую Ральфа Дугласа, но никак не Роз Клонек.

Значит, преступник должен был сделать так, чтобы и она его не узнала. Для этого ему нужно было до появления Дугласа вывести мадам Клонек из нормального состояния. Этого легко можно достичь, подмешав в шампанское наркотик или снотворное.

Поэтому он так поздно и вернулся. Поднявшись по лестнице на балкон, он тайком мог наблюдать за мадам и ждать, когда она выпьет шампанское. Убедившись, что теперь ему ничто не грозит, он вошел в дом через черный ход.

В комнате снова воцарилась тишина. Ральф и Куртис переглянулись. И тут Дуглас ударил кулаком по своей ладони. Все вздрогнули от неожиданности. А Ральф с горящими глазами ринулся к Банколену.

— Я верил в вас! — воскликнул он. — Конечно же, убийца не мог допустить, чтобы Роз его увидела. Поэтому он, хотя появился на вилле до ее приезда, вскоре и уехал. Да, точно, в шампанское, которое она выпила, было что-то подмешано.

Банколен внимательно посмотрел на него.

— Вы верили в меня? — удивленно произнес он. — Но это дело такое запутанное, что я и сам в себе не был уверен. Да и сейчас тоже.

— Да, но вы сказали, что…

— Признаюсь, это наиболее понравившаяся мне версия преступления. Да-да, пока не больше чем версия. В ней слишком много спорных вопросов. Во-первых, что-то подмешать в запечатанную бутылку почти невозможно. Во-вторых, если он открыл бутылку, то зачем ему понадобилось снова ее запечатывать? Чтобы никто не догадался, что в нее могли подмешать какую-нибудь гадость?

Но проще было бы подсыпать в бутылку порошок или таблетки, потом размешать до полного их растворения, заткнуть бутылку пробкой и поставить в холодильник. Кроме того, непонятно, почему эта бутылка исчезла? Да, история с ней становится все загадочней.

В-третьих, нет такого снотворного или наркотика, которые так быстро действуют на организм человека. Шампанское пьют медленно. Так что, сделав пару маленьких глотков, мадам Клонек почувствовала бы, что с ней творится неладное. Она позвала бы Гортензию. Во всяком случае, предприняла бы какие-то действия.

Вы обратили внимание на тот факт, что разделась она сама, аккуратно сложила чулки, повесила на плечики свое вечернее платье и убрала его в гардероб?

В-четвертых, поведение самого убийцы. Если он ожидал застать свою жертву, так сказать, в полной отключке, зачем ему понадобилось тащить наверх тяжелый сервировочный столик? Почему в другой комнате оказались открытая бутылка вина и два бокала, которыми, как мы убедились, пользовались? Ни на один из этих вопросов ответа пока нет. И не будет до тех пор, пока мы не получим результатов медицинской экспертизы.

На данный момент я колеблюсь между двумя версиями. С одной стороны, я не совсем верю, что в шампанское что-то подмешали. С другой стороны, исключать такой вариант нельзя…

— Месье… — неожиданно подала голос горничная и замолкла.

— Да, мадемуазель? Вы как-то странно изменились в лице. Так что вы хотите мне сказать?

Гортензия отвела взгляд в сторону:

— Вас раздражали мои ответы, но раз вы так много говорите о каких-то препаратах, то я хотела бы навести вас на такую мысль. А не могла ли мадам сама принять снотворное. Ну, то, что в коробочке в ванной?

Глава 8

ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ ЧАСЫ

В спальне с раздвинутыми оконными шторами было совсем светло. Труп женщины с кровати уже убрали, и в комнате оставался только доктор Мабюс. Заведующий криминалистической лабораторией прислонился к стенке камина, на котором стоял большой кожаный чемодан, и просматривал сделанные им записи. Увидев вошедшего Банколена, он радостно крякнул:

— А я вас жду.

Он взял с камина коробочку со снотворными и стакан.

— Думаю, вам это потребуется. Бене уже сообщил вам о первых результатах осмотра трупа. Кое-что нас удивило. Например, закупорка сосудов клетчатки глаз.

— И каково ваше мнение? — Банколен тряхнул коробочкой с таблетками. — А что в ней?

— Пока могу только предположить. Но я предпочел бы отправить ее содержимое в лабораторию.

— Что ж, я не против. Эркюль, ты хочешь что-то сказать?

— Да, месье, — запинаясь, начал участковый полицейский. Лицо его пылало от праведного гнева.

— Пусть эти джентльмены будут моими свидетелями. Они подтвердят, что я не такой уж и тупой! Послушайте-ка! Мадам сама приняла эти таблетки! Но эта мамаша…

Эркюль злобно глянул на Гортензию:

— Эта мамаша совсем недавно клялась, что мадам таблеток не пила. Она говорит, что мадам не могла принять на ночь снотворное, потому что ждала приезда любовника. Что та сгорала от нетерпения его увидеть. Спросите у этих джентльменов. Они подтвердят ее слова. А теперь она утверждает обратное.

— Да, — сердито буркнула горничная. — А почему бы и нет? Папаша, тогда я не знала того, что обнаружила теперь. Никогда не заглядывала в коробочку со снотворным мадам, а сейчас заглянула.

— Ну и что? — вступил в перепалку Банколен.

— Не хватает трех таблеток. Не пойму, зачем она их приняла. Должно быть, не в своем уме была. Но мадам их точно выпила. Могу в этом поклясться. Вчера вечером они были на месте. Я нашла коробочку, когда распаковывала чемоданы, и поставила на туалетный столик.

Вы предупредили меня, чтобы я ничего от вас не скрывала! Так вот, я пересчитала таблетки, потому что хотела принять одну. Но их оказалась всего двенадцать. Я решила, что если возьму одну, то мадам обязательно это заметит. А сейчас их в коробочке только девять!

Горничная победно глянула на Эркюля, страшно вращавшего глазами, и сложила на груди руки.

— Три таблетки — обычная для нее доза?

— Нет. Мадам Клонек всегда принимала только две. А вчера проглотила целых три.

— Все ясно, — сухо произнес Банколен и кивнул стоящим в дверном проеме двоим полицейским. Те вошли в спальню и, несмотря на протесты горничной, вывели ее в коридор.

Банколен крякнул. Новость, которую сообщила Гортензия, явно обрадовала бывшего сыщика.

Доктор Мабюс открыл черный чемодан и поочередно достал из него спиртовку, пробирку и плоскогубцы. Налив в пробирку спирт, он растворил в нем таблетку, добавил из пузырька десять капель сильно пахнущей аммиаком жидкости и поднес пробирку к зажженной спиртовке.

Куртис, а вместе с ним и остальные, непроизвольно ставшие участниками священнодействий криминалиста, завороженно смотрели на дрожавший сине-желтый язычок пламени. Так продолжалось несколько секунд. Хотя казалось, что прошла вечность. Наконец, обратив внимание на появившиеся в комнате тени, Ричард понял, что наступил вечер.

— Ну, вот вам и результат, — радостно произнес доктор Мабюс. — Аммиак не самая сильная щелочь, но и он сработал. Видите, на пробирке появились белые пятнышки? Понюхайте. Это — хлороформ. Таким образом, эти таблетки на основе хлоралгидрата. В каждой из них гран по двадцать. Ну, вы удовлетворены? Если да, то представление окончено. Леди приняла большую дозу.

Банколен от удивления даже присвистнул, и компания, все как один, оторвалась от рассматривания пробирки и уставилась на сыщика.

— Да, я так и думал, — констатировал он. — Если верить Гортензии, мадам Клонек заглотнула шестьдесят гран. Но она не от этого…

— О нет, она умерла не от таблеток. Думаю, вы это хотели узнать. С другой стороны, приняв их, мадам в ночь любви потеряла всякое желание насладиться любовными утехами. Прошу прощения, мадемуазель!

Извинение Мабюса было адресовано Магде. Доктор приложил ладонь к своему вспотевшему лбу.

— Но что поделаешь, я должен был это сказать. Ведь так же? Я полностью согласен с Гортензией. Не пойму, зачем мадам это сделала? У меня была одна знакомая красотка с Нюлли…

При этих словах Магда улыбнулась, и на ее покрасневших щечках появились очаровательные ямочки.

— Ну, это уже слишком, — недовольно пробурчал по-английски Дуглас.

— Успокойся, — осадил его Стенфилд. — А вам, месье Банколен, мы благодарны за то, что позволили увидеть вас за работой. Для нас всех это было так интересно! Хотя по-другому и быть не могло.

Я знаком со многими сотрудниками вашего департамента, департамента Бордо, с префектом месье Селестином, главным прокурором. У меня с ними установились добрые отношения. Хочу сказать, что их вряд ли удовлетворят результаты такой работы. Надеюсь, вы меня понимаете? В связи с этим хочу задать вам один вопрос. Скажите, а где вы взяли это?

Расплывшись в ехидной улыбке, он указал на револьвер и кинжал, которые держал старый сыщик.

Куртис уловил в вопросе Стенфилда что-то зловещее.

Банколен подбросил кинжал в воздух и, раскрыв ладонь, поймал его.

— Друг мой, вы только зря теряете свое драгоценное время, — усмехнувшись, сказал он. — Машина в вашем распоряжении. Вы сейчас можете возвращаться в Париж. Ну что, едете?

— Извините, но я только спросил откуда…

— Узнали их? Одно или оба?

По лицу Стенфилда пробежала тень. Он неожиданно рассмеялся.

— Мне показался знакомым нож, — подтвердил Стенфилд. — Несколько лет назад я подарил точно такой мадам Клонек. Эти ножи, как сувениры, я привез с Корсики. Один из них всегда лежал на моем письменном столе. Им я открывал конверты. Когда мадам увидела этот нож, она пришла в такой восторг, что я тут же его ей и подарил.

— Вы хорошо ее знали?

— Только по роду работы.

— Постарайтесь выражаться точнее. По роду вашей работы или ее?

— Моей, — сухо ответил Стенфилд. — Ваш намек я понял, но он меня ничуть не задел. Я понимаю, что в подобных делах всегда ищут женщину. Но я, мистер Банколен, человек семейный и очень привязан к дому. У меня на шее четверо шаловливых детей. А эти глупости пусть совершает молодежь.

Нет, миссис Клонек была для меня только клиенткой. Она часто путешествовала и за услугами обращалась в наше турбюро. Всеми ее заказами всегда занимался только я. А тот нож, что я ей подарил, — всего лишь дешевый сувенир…

— Понятно. Вы сказали, что подарили его несколько лет назад, так, будто бы это произошло в годы вашей юности. А вы не вспомните, когда это было?

— О, три или четыре года назад. Точно не помню.

— Но мадам Клонек так им дорожила, что, уезжая всего лишь на уик-энд, взяла его с собой. Расставаться не хотела?

Стенфилд задумался. Но его молчание продолжалось недолго.

— Насколько я знаю, она всегда брала его с собой, — ответил он. — Как средство обороны. Знаете, некоторые женщины путешествуют, имея при себе маленький револьвер. Вот такой, как у вас в руке.

К несчастью, мадам Клонек терпеть не могла огнестрельное оружие. Она говорила, что выстрелить из него все равно не сможет. Даже спасая свою собственную жизнь. А вот холодное оружие мадам обожала. Не знаю почему, но оно приводило ее в трепет. Вы, наверное, слышали об инциденте в ночном клубе, когда она во время аттракциона выдернула из доски нож. Это и послужило поводом для их ссоры с Дугласом.

Предупреждая вопрос, он воскликнул:

— Нет, подаренный мной нож мадам Клонек взяла с собой на виллу не потому, что чего-то боялась. Просто с ним она чувствовала себя в большей безопасности.

Банколен слушал молча, втянув голову в плечи. Когда Стенфилд закончил, сыщик дважды подбросил кинжал и, повернувшись к Мабюсу, спросил:

— Отпечатки пальцев на кинжале были?

— Да. На рукоятке. Только убитой. Других не обнаружили.

— На рукоятке? Интересно. А на лезвии?

— Лезвие чистое. Вот только… — Доктор Мабюс замялся. — Об этом скажу позже. То же самое и на рукоятке револьвера. И вот еще что. Убийца перчаток не надевал — кинжал он брал полотенцем. На лезвии остались ворсинки ткани. Я их сохранил.

— Да, загадка, — задумчиво произнес Стенфилд. — Значит, на кинжале только отпечатки пальцев убитой! А она не могла покончить с собой?

— И после этого лечь в постель? — с иронией спросил Банколен. — Нет, такого не может быть. Обратите внимание на такой факт. Гортензия говорит, что, раскладывая вещи мадам, она убрала кинжал в ящик туалетного столика. Вспомним все, что рассказала нам горничная. Вчера утром, то есть в субботу, она пришла к вам с письмом и попросила его перевести. Вот это письмо.

Он вынул из кармана напечатанное на машинке письмо, подписанное «Ральф Дуглас».

— Да, это — оно, — подтвердил Стенфилд.

— Вы по-прежнему утверждаете, что никаких отношений, кроме деловых, у вас с мадам Клонек не было?

— Со всей определенностью заявляю, что да.

— А вас не удивляет, что долго проработавшая у нее горничная, теперь никак не связанная с ней, принесла вам на перевод столь деликатное письмо? Английский у Гортензии достаточно хорош, чтобы понять его содержание.

Зная, что может получить у мадам прежнее место, она могла бы вести себя более осторожно и не раскрывать секретов своей прежней хозяйки. У нее наверняка много знакомых среди горничных со знанием английского языка. И тем не менее Гортензия обратилась за помощью именно к вам. Почему?

— Об этом лучше спросить саму Гортензию. Я на этот вопрос ответить не могу. А вы удивлены, что, попав в затруднительное положение, люди обращаются за помощью в турагентство?

— А то, что к вам пришли с письмом такого содержания, вас не удивило?

— Нет, — резко ответил Стенфилд. — Поскольку письмо личного характера, я, читая его, чувствовал себя неловко. Из всего, что было тут сказано, я понял, что человек в коричневом плаще вовсе не Дуглас, а письмо — фальшивка. Поэтому я очень рад за мисс Толлер. Хотя неприятностей ей все равно не избежать.

Тогда, ознакомившись с текстом, я не знал, что это послание не Дугласа. Поэтому решил, что его отношения с мадам Клонек возобновились. А ведь он уже был помолвлен с мисс Толлер.

— И вы, естественно, рассказали обо всем миссис Бенедикт Толлер. Не так ли? Она же для вас не только начальница, но и друг.

Молчание затянулось. Куртис понял, что Стенфилд загнан в угол и ему оттуда уже не выбраться.

— Нет, я этого не сделал, — наконец напряженным голосом произнес Стенфилд. — Вот все, что я могу вам ответить.

— Ну, как хотите. Я вас об этом спросил только потому, что нечаянно подслушал разговор мисс Толлер, мистера Дугласа и мистера Куртиса. Вчера утром Гортензия принесла вам на перевод письмо. Вчера вечером после ссоры с матерью мисс Толлер уехала из дома, заявив той, что все равно станет женой мистера Дугласа. Знаете, для больших домашних скандалов всегда есть веские причины.

Банколен помахал письмом и бросил его на кровать.

— Мисс Толлер, — обратился он к Магде, — ваша мать знала о письме? Она вам о нем упомянула?

Девушка вся напряглась, в ее больших карих глазах появился лихорадочный блеск.

— Нет, — через силу улыбнувшись, ответила она. — Мама много нехорошего наговорила тогда о Ральфе, но о письме ничего не сказала.

— Тогда о нем вам рассказал мистер Стенфилд?

— Нет.

— Мисс Толлер, предположим, вы узнаете об этом письме. Каковы ваши последующие действия?

— Выясняю все у Ральфа, — быстро ответила Магда. — О нет, подождите! Если бы у меня была причина подозревать, что он собирается встречаться с Роз Клонек, я бы в тот вечер его никуда не отпустила и всю ночь провела бы с ним. Когда мы вчера ужинали в ресторане, то о письме я ничего еще не знала. А если бы знала, то после ужина…

Она прервалась и продолжила после небольшой заминки:

— Вы хотите спросить, не я ли ее убила? Банколен замахал перед собой руками.

— Нет, я ее не убивала, — глядя прямо ему в глаза, сказала девушка. — Даже если бы я надела коричневый плащ и черную шляпу, встала на ходули и заговорила голосом Ральфа, за мужчину меня все равно не приняли бы. Да и зачем я должна была ее убивать? Не знаю, как в таких случаях поступают ревнивые француженки, но, мне кажется, соперниц своих они не убивают…

— Ну почему же? — спросил Банколен.

Увидев на его лице улыбку, Магда тотчас успокоилась.

— Хорошо, — облегченно вздохнула она. — Признаюсь — я видела эту Роз Клонек и, лишь взглянув на нее, поняла, что она мне не соперница.

— Мисс Толлер еще слишком молода, — как бы извиняясь, заметил Стенфилд.

— И очень непосредственна, — добавил Банколен. — Мне это нравится.

Он обменялся со Стенфилдом поклонами и вскочил на ноги. В его густых усах заиграла усмешка.

— А сейчас я с технической помощью доктора Мабюса попытаюсь объяснить, почему на вилле оказались все четыре орудия убийства. На этот раз рассказ мой вам не наскучит. А вам, мисс Толлер и мистер Стенфилд, лучше вернуться в Париж. Вот так.

Банколен посмотрел на стоящих в дверях полицейских в штатском, щелкнул пальцами и перевел взгляд на Дугласа:

— Мистер Дуглас, вас я отпустить пока не могу. Так что несколько часов вы побудете под арестом. Вы, как главный подозреваемый, сначала предстанете перед районным комиссаром полиции, затем — перед чиновником-регистратором районного суда. Приготовьтесь к неприятным для себя вопросам…

Ральф в ответ молча кивнул ему.

— Но если у вас есть алиби, то бояться вам нечего, — продолжил Банколен. — Мистер Куртис, как ваш адвокат, поедет с вами. Чиновник-регистратор сообщит вам, будет ли против вас возбуждено дело. А теперь прошу всех спуститься на первый этаж.

— Ну надо же, какой вежливый, — едва слышно произнесла Магда.

— Да, и я бываю вежливым, — услышав ее ироническое замечание, ответил Банколен и посмотрел на часы на камине. — Однако уже поздно. Глядя на эти часы, о времени забыть нетрудно. Итак, вторые часы, кстати, тоже остановившиеся, находятся в гостиной.

Спускаясь по лестнице, сыщик вновь заговорил о часах.

— Скажите, мистер Дуглас, в этом доме все часы не ходят?

— По-моему, ваш разговор о часах не что иное, как тактический прием, — пробурчал в ответ Дуглас. — А за то, что Они не ходят, вините не меня, а тех, кто ими торгует. И те и другие я купил в антикварном магазине. Но на кухне есть электрические часы.

— И где они стоят?

— На холодильнике. Подключены к той же розетке, что и холодильник.

Банколен толкнул дверь и вошел в облицованную белой плиткой кухню. Следом за ним потянулись и остальные. Там их взорам предстала умилительная картина. Плотный мужчина в шляпе с опущенными полями, как мог, утешал заплаканную Гортензию. Предмет их внимания — электрические часы — стоял на большом холодильнике, у стены напротив входа в кухню, между окном и дверью черного хода. Они показывали двадцать минут четвертого. Банколен спросил у мужчины в шляпе, гордо представившегося комиссаром Рапе, который час, и тот, взглянув на свои наручные часы, назвал то же самое время: двадцать минут четвертого.

Но Куртис заметил, что внимание сыщика уже приковано не к часам на холодильнике, а к чему-то другому. Проследив за взглядом Банколена, он понял, что тот разглядывает маленькое пятнышко над выключателем, расположенным рядом с черным ходом. Этим пятнышком оказалась воткнутая выше плиточной облицовки канцелярская кнопка.

— Гортензия, вы называли нам время по этим часам? — обратился Банколен к заплаканной женщине.

— А? Что по этим часам? Ну конечно, по этим, месье.

— А я думал, в вашей комнате тоже есть часы. Горничная обиженно вздохнула и стала объяснять:

— Месье, когда я пошла спать, то взяла кухонные часы с собой. Вы подумали, что они показывали неправильное время? Нет. Как только я приехала, то поставила их по звону церковного колокола. А потом каждые пятнадцать минут поглядывала на них. Я ведь ждала приезда мадам Клонек и мистера Дугласа.

— В таком случае пока будем исходить из времени, которое вы нам назвали. Месье комиссар, инспектор Дюран! Гортензия и эти двое джентльменов вас проводят. Желаю вам удачи, приятного дня и хорошего шампанского.

Банколен подошел к холодильнику, вытащил из-за него часть черного электрического шнура, обмотал его вокруг указательного пальца, а затем отпустил.

Когда он, прощаясь, пожимал руку Куртису, адвокат заметил, что у сыщика блестят глаза, а на скулах вздулись желваки.

Глава 9

ВТОРОЕ АЛИБИ

В девять часов вечера за столиком в кафе на Елисейских Полях двое мужчин, отужинав, с удовольствием потягивали коньяк. Это были Ричард Куртис и уже не так уверенный в себе Брюс Дуглас.

За этот день Куртис устал больше, чем Ральф Дуглас, который после того, как его отпустили, уехал с Магдой отметить это событие праздничным ужином. Адвокат тешил себя надеждой, что в деле своего клиента действовал не так уж и плохо. Ричард понимал, что в освобождении Дугласа из-под ареста основная заслуга не его. Но он, по крайней мере, этому способствовал.

В телефонном разговоре Хант сказал Куртису, что сам вылететь в Париж не может, а Дарси, специалист по французскому законодательству, сейчас в Америке, и поэтому дело Дугласа поручает ему.

Французское законодательство в части предъявления обвинения подозреваемому отличалось от английского. Но это Куртиса не пугало. Он решил забыть о законе и действовать исходя из здравого смысла.

Четкость действий сотрудников департамента безопасности привела Куртиса в восторг. Стоило только назвать свидетеля, как его тотчас находили и опрашивали.

Так, двое официантов из «Фуке» подтвердили, что в тот день с двадцати тридцати до двадцати одного пятнадцати Ральф Дуглас и Магда ужинали в их ресторане.

Шестеро завсегдатаев винного бара «Слепой», расположенного на улице Бетховена в районе Пасси, подтвердили, что этот молодой человек примерно с без пяти двадцать три до трех пятнадцати пил вместе с ними.

По настоянию Куртиса электрические часы забрали с виллы «Марбр» и увезли в Париж на проверку. Таким образом, можно было убедиться в том, что время, которое назвала Гортензия, было правильным.

В криминалистической лаборатории полиции часами занялся эксперт в присутствии Куртиса. Осмотр он произвел тщательный и пришел к заключению, что они исправны.

— Значит, часы показывают правильное время? — решил уточнить Куртис.

— Да, — коротко ответил сотрудник лаборатории.

— Никаких механических повреждений? — продолжал допытываться молодой адвокат.

— Нет.

— Выходит, что горничная ничего не напутала, а мистера Дугласа в ту ночь на вилле «Марбр» не было?

— Да.

— А мадемуазель Фреи, горевшая желанием получить работу у мадам Клонек, ждала приезда мистера Дугласа и каждые пятнадцать минут смотрела на часы?

— Как я понял, она уже сказала, да. Подтверждаю.

— На то, что она может снова служить у мадам, ей прозрачно намекал сам «Дуглас». Поэтому если бы часы были не в порядке, то горничная, поглядывая на них, это бы заметила?

— Скорее всего, да.

Куртис проследил за тем, чтобы все эти вопросы и ответы были занесены в протокол.

Неприятная процедура допроса закончилась, его клиента отпустили из-под стражи. Куртис в компании Ральфа и Брюса Дугласов покинул стены Дворца правосудия, пересек улицу и зашел в бар. Выпив подряд три большие кружки темного пива, он почувствовал облегчение.

Свою лепту в освобождение Ральфа Дугласа внес и его брат Брюс. У того среди высоких чинов полиции действительно были связи. Куртис, зная Брюса лишь по рассказам других, относился к нему с предубеждением. Теперь же его мнение о брате Ральфа изменилось.

Ему описывали Брюса как человека, способного говорить обо всем и при этом не проявлять никакого интереса к теме разговора. Приглядевшись к молодому человеку повнимательнее, Куртис понял, что такое его поведение не что иное, как средство защиты. Оказывается, Брюс боялся, во-первых, показаться глупым, а во-вторых, сказать что-нибудь не то, ведь за это его могли уволить со службы. На самом же деле в его душе кипели страсти не менее сильные, чем у самого Ричарда.

Куртис помнил, как выглядел Брюс в кафе напротив Дворца правосудия. Это кафе, с барной стойкой из оцинкованного железа и древесными опилками на полу, походило на мрачную пещеру.

Брюс в котелке, сдвинутом на затылок, стоял за стопкой и, боясь, что капли попадут ему на брюки, потягивал из кружки пиво очень осторожно. Спину он держал прямо и всем своим обликом напоминал одетый в костюм манекен.

У него был длинный нос, маленькие, но густые усики и карие глаза, остававшиеся грустными, даже когда он улыбался. В том, что Брюса волновала судьба брата, Ричард сильно сомневался.

— Приходите в девять часов в кафе «Магадор», — коснувшись плеча Куртиса, сказал Брюс. — Мне надо с вами поговорить.

В девять вечера Куртис, с трудом разыскав названное Брюсом кафе, уселся за столик, застеленный красной скатертью. Напротив него с атташе-кейсом на коленях расположился Брюс Дуглас. Он выглядел весьма довольным.

— Я хотел бы задать вам пару вопросов и кое-что рассказать, — медленно произнес Брюс и предложил Куртису сигарету. — Скажу вам прямо: дело с моим братом еще не закончилось. Что вы думаете об этом происшествии?

Куртис помотал головой.

— Не знаю, — честно ответил он. — Если хотите знать мое мнение, то оно у меня не единственное. Кстати, вы видели, что пишут вечерние газеты? Теперь каждый криминалист-любитель, прочитав об убийстве на вилле вашего брата, строит свои догадки. А таких «экспертов» хоть пруд пруди.

Брюс Дуглас улыбнулся одними губами:

— О да, конечно. Вы абсолютно правы. Мне вас представили как опытного адвоката. Вы высокопрофессионально вели защиту моего брата. Жаль, что при этом не присутствовал старина Хант. Он бы ваши действия непременно одобрил.

— Хочется верить.

— Вероятно, у вас есть желание возглавить свою контору, — задумчиво произнес Брюс. — Во Дворце правосудия мисс Толлер находилась в коридоре и многое из того, что вы говорили, слышала. Могу я задать вам один вопрос? Только не обижайтесь. Мне кажется, вы ею сильно увлечены. Это так?

От такого вопроса Куртис даже опешил. Он растерянно смотрел на невысокого молодого человека с пшеничными усиками и не знал, что ответить.

— Я знаю, что вы сейчас скажете, — глядя на проезжавшие по улице машины, произнес Брюс Дуглас. — «Как можно? Ведь я увидел ее совсем недавно». Не так ли?

Куртис рассмеялся.

— Почему вы так решили? — спросил он.

— В подобных случаях по-другому не отвечают. Это — клише. Я подобен гиду, который каждый день проводит экскурсии в одном и том же музее. Я знаю наперед, что скажут люди. Но вы так и не ответили на мой вопрос. Конечно, вы вправе не отвечать на него…

Тень пробежала по лицу Брюса, и он замолк.

— Мисс Толлер — невеста вашего брата, — заметил Куртис. — И этим все сказано.

Возникла долгая пауза.

— Да, действительно, — наконец произнес Брюс. — Вы абсолютно правы.

И снова повисло тягостное молчание. И опять прервал его Брюс.

— Я должен всегда говорить и поступать правильно, — словно размышляя вслух, произнес он. — Никогда и никому не жаловаться и ничего не объяснять. Это стало моим кредо. По вашему лицу я вижу, что вы меня не одобряете. Наверное, мне следовало бы спросить вас иначе. Видите ли, мне очень нравится Магда, и когда я вижу ее… вижу ее…

Брюс Дуглас нервно забарабанил по столу пальцами.

— К черту все! — воскликнул он. — Давайте еще выпьем. Официант! Еще два коньяка! Так о чем пишут в газетах?

Куртис облегченно вздохнул. Он был рад, что его собеседник сменил тему.

— Автор статьи в «Пари-Минюи», подписавшийся псевдонимом Мыслитель, говорит, что, возможно, ваш брат — убийца, обеспечивший себе железное алиби. — Куртис протянул Дугласу газету. — Другой автор, без лишней скромности подписавшийся Шерлоком Холмсом, в убийстве мадам Клонек обвиняет Делотрека…

— О, вы о происшествии на вилле «Марбр»! — вмешался в разговор официант. — Вам оно кажется загадочным?

— А вам нет? — вопросом на вопрос ответил Куртис.

— Здесь все предельно просто, — заявил официант. — Женщина была любовницей Делотрека. Она приехала в дом к другому мужчине, а Делотрек ее убил. Вот и все.

— А как же человек в коричневом плаще?

— Уверен, что это и был месье Делотрек. Он же мог выдать себя за англичанина, а? У него были подозрения, что мадам ему изменяет. Поэтому он устроил ей ловушку, и она в нее попала. Вот Делотрек ее и убил.

— А улики?

— Месье, для тех, кто читает газеты, улик не нужно. Мы, простые читатели, редко ошибаемся. Если Делотрек ее не убивал, то кто же это сделал?

Куртис посмотрел на Брюса. Но тот, никак не отреагировав на замечания официанта, молча кивнул на входную дверь.

В кафе вошел Банколен. На этот раз он был гладко выбрит и не походил на пугало. Но его черная шляпа и черное пальто из мягкой ткани выдавали в нем пенсионера.

Сыщик сел за столик, где расположились Брюс и Куртис, и заказал себе коньяк.

— Меня волнует тот же вопрос, что и весь Париж, — сказал Банколен. — Если убийца не Делотрек, то кто? Делотрек сунул голову в улей. Раскройте свои уши, и вы услышите, как этот улей гудит.

Я получил ваше приглашение, мистер Дуглас, и вот пришел. Вы пообещали мне что-то рассказать. Добрый вечер, друг мой Ричард. Видите, все произошло так, как я вам и обещал: с вашего клиента сняли подозрение и отпустили.

— Поскольку нам троим известны подробности произошедшего, будем называть вещи своими именами, — глядя сыщику в глаза, произнес Брюс. — Месье Банколен, мне не до конца ясна ваша позиция. Вас как-то странно заинтересовали часы на холодильнике. Вы что, все еще подозреваете моего брата? Подождите! Вы сейчас ответите, что подозреваете всех, а…

— Я хотел сказать…

— …а о ходе расследования рассказать не можете. Я прав?

— Друг мой, я совсем не против, если вы будете задавать мне вопросы и сами же на них отвечать, — вынимая из кармана курительную трубку, сказал Банколен. — Продолжайте в том же духе. Такой разговор мне даже нравится.

— Послушайте, может быть, мы все же разрушим эту стену отчуждения?

— Хорошо, — спокойно произнес Банколен и положил трубку на стол. — А теперь вы оба послушайте меня. Я расскажу вам все, что мне известно.

Я подозреваю всех. Одних в большей степени, других — в меньшей. Если бы вы, мой друг Брюс, и вы, Ричард Куртис, имели сходство с человеком в коричневом плаще, я подозревал бы и вас. Но что самое интересное, мне известно, кто убил мадам Клонек. То, что это он, я могу доказать. Поэтому я нем как рыба.

Куртису показалось, что он ослышался.

— Постойте! — воскликнул молодой адвокат. — Вы говорите, что знаете, кто убийца, можете это доказать и поэтому будете молчать? Вы же противоречите сами себе!

— Нисколько. И это так. То, что я вычислил убийцу, чести мне не делает. Я искал доказательства и нашел их. В этом мне помогли несколько улик. Если вы считаете, что я несу чепуху, то позвольте мне рассказать вам об аналогичном случае.

Предположим, вы читаете детективный рассказ с захватывающим сюжетом. К примеру, в кресле возле окна находят задушенного мужчину. На нем маска домино. Все часы в доме повернуты циферблатом к стене. Автор рассказа постепенно заставляет вас думать, что ключом к разгадке убийства служит найденная в кармане жертвы чайная ложка и что только с ее помощью можно назвать имя преступника. Вы следите за моими словами? Ни о каких других уликах, кроме нее, он не говорит.

— И что это объясняет? — спросил заинтересовавшийся рассказом Брюс.

Банколен бросил на него проницательный взгляд:

— А над этим подумайте сами. Постарайтесь догадаться, кто убил мадам Клонек. Например, в рассказе о задушенном вы стараетесь по маске, часам и чайной ложке определить убийцу. Но не можете.

И тут на последней странице все становится ясно. Убийцу находят по отпечаткам пальцев на воротнике убитого. Каковы ваши ощущения? Конечно же вы чувствуете себя обманутым. В этот момент вы готовы задушить автора детективного рассказа, линчевать его издателя и застрелить продавца, всучившего вам эту книгу. Но чем вы недовольны? Вы же в итоге узнали, кто совершил преступление. Не так ли?

Сыщик говорил на английском. При этом лицо его оставалось неподвижным.

— Мало, — посмотрев на официанта, произнес Банколен. — Но мне теперь гораздо лучше. Дружок, принеси мне еще коньяку.

— Месье заболел? — с тревогой в голосе спросил тот.

— Просто устал от книг. — Сыщик повернулся к Брюсу и Куртису: — Хорошо, я не стану уподобляться автору детективной истории. Я назову вам имя убийцы мадам Клонек и скажу, почему он это сделал.

— Уж не хотите ли вы сказать, что обнаружили отпечатки его пальцев? — спросил Брюс. Он явно был удивлен.

— Нет, — саркастически улыбаясь, ответил Банколен. — Ни отпечатков пальцев, ни следов, ни пуговицы от коричневого плаща не обнаружено. Но в лаборатории эксперты нашли кое-что другое. И это меня озадачило. Я даже, извиняюсь за подробность, начал грызть ногти.

В результате долгих раздумий мне показалось, что разгадка близка. И все же в этом деле многое неясно. Версий убийства хоть отбавляй, улик, найденных на вилле «Марбр», — тоже. Но до сих пор непонятно, почему исчезла бутылка из-под шампанского.

Теперь об оружии и снотворном. Наличие их на месте преступления я мог бы объяснить. Но не остальных предметов. Некоторые из них меня ставят в тупик. Я не знаю, какое отношение имеют плоскогубцы к десяти сигаретным окуркам. Об этом можно только догадываться. Но свои догадки мне надо подтвердить.

А вот подтвердить-то мне как раз и нечем. Нет прямых улик, на основании которых я мог бы предъявить обвинение преступнику. Я даже не знаю, как вести его допрос.

«Мадам Клонек убили вы», — скажу я ему, а он в ответ: «Нет, я никого не убивал». — «Но мы знаем, что это сделали вы». — «Нет, не я». Вот и весь допрос.

Нет, я должен действовать по-другому. Пусть убийца пока погуляет на свободе. Во всяком случае, до тех пор, пока я не получу заключение судмедэксперта. Возможно, оно облегчит мне задачу.

Брюс Дуглас тяжело вздохнул.

— Вы, как всегда, опередили меня, — укоризненно произнес он. — Я позвал вас сюда, чтобы сказать то, чего вы не знаете. И вряд ли узнаете. Я могу назвать того, кто Роз Клонек не убивал.

— И кто же это?

— Делотрек, — ответил Брюс Дуглас. — Но поскольку вам известно имя убийцы, то эта информация вам уже не нужна.

Несколько секунд Банколен не мигая смотрел на него. Брюс, довольный произведенным эффектом, улыбаясь, пригладил свои усы. Неожиданно бывший сыщик взялся обеими руками за край стола, словно собирался его отодвинуть.

— Вы в этом уверены? — спросил он.

— Абсолютно. Все в Париже полагают, что убийца — Делотрек. Если бы они знали, что его подозревают в утечке правительственной информации, а Роз Клонек за ним шпионила, то они в этом даже и не сомневались бы. Но мы знаем, что любовницу свою он не убивал. Так что вы можете смело вычеркнуть его из списка подозреваемых. Вот, посмотрите.

Брюс достал из атташе-кейса письмо.

— Нет-нет, я вовсе не собираюсь кричать о секретах в кафе. Сегодня днем Массе сделал заявление. Об этом завтра станет известно всем. Дело в том, что мы охотились не за тем человеком. Делотрек никакой секретной информацией не торговал. Истинный виновник ее утечки в конце концов найден. Это машинистка из аппарата кабинета министров. Вчера вечером один из наших снял ее с лондонского поезда.

— Но это не имеет никакого отношения к убийству мадам Клонек.

— Подождите! Вы знаете Мерсье? Он из той же службы. Так вот, вчера вечером мы с ним связались с одним надежным осведомителем. Тот сообщил, что Делотрек в половине одиннадцатого уезжает на все выходные, и посоветовал проследить за ним. Он полагал, что таким образом можно узнать, на кого он работает. Мы и тогда были убеждены, что секретную информацию передает не Делотрек. Короче говоря, нам предлагалось взять его с поличным.

Банколен поморщился:

— А этот осведомитель направил вас по ложному следу? Понятно. И кто же оказался настоящим предателем? Роз Клонек?

— Да. Эта красотка позвонила мне. Судя по всему, она прекрасно знала, что Делотрек невиновен. Просто ей хотелось, чтобы его задержали. Тогда она спокойно могла бы провести время на вилле Ральфа. Сейчас вы скажете, что она нас провела. Не так ли? Но как бы вы поступили на нашем месте?

— Не знаю.

— Так вот, мы с Мерсье приехали к Делотреку около половины одиннадцатого. Он живет в новом доме на бульваре Инвалидов.

— Роз Клонек жила в его квартире или в своей?

— Она жила у него. Итак, давайте по порядку о действиях подозреваемого.

Делотрек вышел из дома без четверти одиннадцать. Поэтому Роз Клонек смогла выехать на виллу только в начале двенадцатого. Делотрек поехал на своей машине, а мы за ним — на такси. Такси в Париже миллионы, почти все они выглядят абсолютно одинаково. Делотреку трудно было догадаться о том, что за ним следят. Кстати, это моя идея — вести слежку таким образом. Теперь полицейские делают то же самое.

Извините за отступление. Итак, сначала Делотрек поехал по авеню Бурдонне. У Пон-Диена по мосту перебрался на другой берег Сены. Проехал Буа и, не доезжая Лоншан, остановил машину.

Там на холме среди деревьев за каменной стеной есть дом. Делотрек припарковал машину возле стены. Света в доме не было.

Мы вылезли из такси и стали за ним наблюдать. Он постучал в ворота. Из сторожки, не зажигая света, вышел консьерж и впустил его. Светила яркая луна, и нам надо было соблюдать осторожность.

Вскоре подошли еще несколько человек. Консьерж так же молча открыл им ворота, и те вошли в дом. Нет, вы представляете себе такую картину? Теперь я был абсолютно уверен, что Делотрек изобличен.

В стене, окружающей дом, было двое ворот — передние и задние. Нам нужно было сделать так, чтобы Делотрек от нас не улизнул. Я не знал, вызывать подмогу или перелезать через стену. Но оставить наш пост наблюдения мы не могли. Такси мы не отпустили. Оно могло нам еще понадобиться.

В засаде мы просидели битых три часа. Один раз, когда я слишком близко подошел к стене, из сторожки тут же появился консьерж и посмотрел по сторонам. В двадцать минут третьего из дома вышел Делотрек. Вид у него был угрюмый. Он учился в Харроу и прекрасно говорит по-английски. Я подождал, когда он выйдет из ворот, а потом подал Мерсье сигнал…

— Свистнули, как ночная птица? — нахмурившись, уточнил Банколен.

Брюс откинулся на спинку стула. Он весь был поглощен своим рассказом. В его сияющих восторгом глазах читалось лукавство. В эти минуты он напоминал своего брата Ральфа. Но после уточняющего вопроса он словно сник. Его лицо приобрело кислое выражение.

Глядя на его понурый вид, Ричард вдруг представил себе картинку: Дуглас с котелком на голове и с атташе-кейсом в руках сидит в кустах. И чуть не рассмеялся. Но вновь весь обратился во внимание.

— Кстати, я совсем неплохо имитирую крик совы, — заметил между тем Брюс. — Правда, этим мне приходилось редко пользоваться.

Так вот. Мы схватили Делотрека, когда он отошел от ворот ярдов на двадцать, и попросили его проехать с нами на набережную Орсе. Он отказался и назвал нас безумцами. Стал сопротивляться…

— И как вы с ним поступили?

— Уложил его, — пожал плечами Брюс. — Такие люди, как я, должны владеть приемами борьбы. Пока я держал Делотрека, Мерсье производил обыск. Но при нем ничего интересного для нас не оказалось. В одном отделении бумажника лежали двадцать тысяч франков, а в другом — пять тысяч. Там еще были дорогие женские украшения…

Банколен в волнении приподнялся с места.

— Поначалу он принял нас за грабителей, — продолжил Брюс. — Потом, когда понял, кто мы, начал оправдываться. Предложил зайти в дом и выяснить, откуда у него такая большая сумма денег. Мы заподозрили, что там для нас подстроена западня, но в дом, тем не менее, зашли.

Брюс откинулся на спинку стула и поморщился.

— И знаете, что это было за место? — Он выжидательно оглядел своих слушателей. — Эдакий закрытый карточной клуб. И только для избранного круга людей. Оказывается, дом принадлежал маркизе де ла Турсеш. В тот вечер она и пятеро приглашенных ею играли в баккара. Двое из них принадлежали к… Впрочем, это не важно.

Никакой вины я перед Делотреком не чувствовал. Мы же всего-навсего исполняли свои обязанности. В тот вечер он сорвал огромный куш. Только сегодня я узнал, что француз погряз в долгах. А в карты он играл в надежде выиграть и расплатиться с кредиторами. Делотрек также объяснил, почему у него оказались ювелирные изделия.

— Как выглядели эти драгоценности? — резко вмешался в его речь Банколен.

Брюс Дуглас посмотрел ему прямо в глаза.

— Драгоценности? — переспросил он. — А, ну да. Я их не переписал, но, насколько помню, там были подвеска с пятью изумрудами, браслет с голубым бриллиантом и что-то еще.

Видите ли, под залог драгоценностей маркиза одалживала деньги. А эти драгоценности Делотрек взял у Роз Клонек. Естественно, тайком. В тот вечер они ему не пригодились, поскольку он выиграл. Приехал с двумя тысячами франков в кармане, а уехал с двадцатью пятью.

Теперь вам понятно, к чему я клоню. Делотрек вошел в дом в двадцать три часа, а вышел в двадцать минут третьего. Я и Мерсье можем поклясться, что за это время он из дома ни разу не выходил. Более того, это могут подтвердить и игроки. Их фамилии у меня записаны.

Когда все прояснилось, было уже четверть четвертого. Из этого следует, что мужчиной в коричневом плаще и черной шляпе Делотрек быть не мог.

Гортензия, ваша главная свидетельница, говорит, что убийца приехал на виллу в десять минут второго. А ваш судмедэксперт установил, что смерть Роз Клонек наступила между часом ночи и тремя. Вот и все, что я хотел вам сообщить.

Брюс с довольным видом захлопнул свой атташе-кейс.

— Придется вам снова пускать собак, — улыбаясь, завершил свой рассказ он. — У Делотрека такое же железное алиби, как и у моего брата Ральфа.

Глава 10

МЕТКИЙ ГЛАЗ, ТВЕРДАЯ РУКА

Выстрелы следовали один за другим. На улице они звучали бы не так громко. Здесь же, в цокольном этаже здания, каждый звук выстрела сопровождался оглушительным эхом и звоном колокольчика.

Стрелок промахивался редко. Перегнувшись через прилавок, доходивший ему до пояса, он держал в руках винтовку 25-го калибра.

В дальнем конце длинного коридора на фоне выкрашенной черной краской чугунной плиты медленно двигались белые фигуры полицейских, священников и кроликов. На каждой из них было черное «яблочко» и колокольчик.

Коридор освещался лампочками в проволочных плафонах. Двери из него вели в гимнастический зал, плавательный бассейн и к лифту.

На упражнявшемся в стрельбе кареглазом, крепкого сложения брюнете была надета белая шелковая рубашка. Спину этого рослого молодого человека прикрывал свитер, свободно накинутый на плечи и с завязанными на груди рукавами. У мужчины было типичное лицо француза: скуластое и слегка удлиненное.

Молодой человек был очень увлечен своим занятием и не замечал ничего вокруг. К нему подошел привратник и тронул за плечо.

— Месье Делотрек, вас спрашивают полицейские, — сказал он.

К дому 81 на бульваре Инвалидов Банколен и Куртис прибыли в десять часов. На предложение сыщика отправиться с ним Куртис охотно согласился. А Брюс Дуглас, сославшись на то, что ему нужно ехать в Криллон успокаивать миссис Толлер, отказался.

Из кафе «Магадор» они поехали на машине Банколена.

— Вы позволите задать вам один вопрос? — обратился Куртис к своему спутнику.

В ответ Банколен только усмехнулся. Куртис принял это за разрешение и продолжил:

— О тех часах. Я постоянно о них думаю. О бутылках шампанского можно на время забыть. А вот часы… Что с ними? Вы сказали, что Ральф Дуглас невиновен. Тогда почему, увидев часы, вы как-то загадочно улыбнулись? О чем вы тогда подумали?

— Я загадочно улыбнулся? — переспросил Банколен и хитренько глянул на Ричарда. — Это, наверное, по привычке. Друг мой, вы видите подвох там, где его нет. Значит, ваше внимание привлекли часы?

— Да. Что с ними?

— Насколько мне известно, они в полном порядке.

— Я это знаю. Но мне в голову приходят самые невероятные мысли. Может быть, их кто-то подводил или они сами переключались и показывали неверное время? Но Гортензия утверждает, что каждые пятнадцать минут смотрела на них…

— Ну вот мы и дошли до самого главного. Да, часы постоянно находились в поле ее зрения. А хорошо ли она видит?

Наступило молчание. Куртис переваривал услышанное.

— Эта женщина, как вы сами сказали, слепа как курица, — продолжил Банколен. — Без очков она не смогла разглядеть лицо стоявшего перед ней мужчины. Так как же она смогла увидеть, какое на часах время? К тому же они такие маленькие.

Вы и я, даже с хорошим зрением, и то порой ошибаемся. Особенно если обе стрелки на часах находятся между двенадцатью и часом.

Теперь все зависит от того, действительно ли мужчина в коричневом плаще приехал на виллу в десять минут второго.

А еще надо учитывать, где находились часы. А они стояли на высоком холодильнике и к тому же были придвинуты далеко к стене. Добавим к этому, что их циферблат покрыт слоем пыли.

После того как Гортензия лишилась очков, она называла неверное время. Так что в суде такие показания учитываться не будут.

Он щелкнул пальцами — характерный жест Банколена.

— Но то, что горничная пошла спать без десяти минут первого, — абсолютно точно. Уходя с кухни, она захватила с собой часы. В силу своего слабого зрения Гортензия, глядя на часы, наверняка поднесла их к самому носу.

Потом, по ее словам, она каждые пятнадцать минут смотрела на часы. Но вряд ли она при этом брала их в руки.

То, что мужчина в коричневом плаще приехал в десять минут второго, вызывает сомнения. Как только скрипнула дверь черного хода, Гортензия, не вставая с кровати, включила в комнате свет и посмотрела на часы. Так что и на этот раз она могла ошибиться.

Куртис тяжело вздохнул:

— А как же все эти алиби…

— А они ничего не значат, — улыбаясь, ответил Банколен. — Помните, доктор Бене сказал, что убийство было совершено между часом ночи и тремя? Хочу заметить, что нет ничего более неточного, чем определение времени смерти.

Но одно ясно: кто бы ни убил Роз Клонек — Ральф Дуглас или Луи Делотрек, — он должен был сделать это после трех. Или около четырех часов утра.

И вот какая складывается ситуация. Те, кто пил с Ральфом Дугласом в кафе «Слепой», обеспечили ему алиби на период с десяти пятидесяти пяти до трех пятнадцати. Добраться с улицы Бетховена до виллы «Марбр» можно за полчаса.

Теперь о Луи Делотреке. Гости маркизы де ла Турсеш утверждают, что он с одиннадцати до трех пятнадцати играл с ними в карты и из дома не выходил. Если после окончания игры Делотрек все же поехал на виллу, то он должен был появиться там где-то без четверти четыре…

И все же я не думаю, что такой опытный медэксперт, как доктор Бене, мог ошибиться. Поэтому у меня есть все основания полагать, что Дуглас и Делотрек невиновны. А вас, мой друг, хочу предупредить: не верьте всему, что наговорила нам Гортензия Фреи.

Куртис рассеянно смотрел перед собой — на ветровое стекло.

— Выходит, я сам себе морочил голову? — задумчиво произнес он. — Боже ты мой, я искал улики, которые бы отвели от моего клиента подозрения, и забыл, что у горничной плохое зрение…

— Не корите себя. — Сыщик с сочувствием глянул на Куртиса. — С показаниями Гортензии и вашим красноречием вы убедите всех, что ваш клиент невиновен. Я только хотел предупредить: не очень-то полагайтесь на показания горничной.

— Как?! — удивленно воскликнул адвокат. — Вы думаете, что убийство совершила Гортензия?

— А это мой секрет, — хитро улыбаясь, ответил Банколен. — Меня постоянно упрекали в том, что я из всего делаю секреты. Я и сейчас не изменю себе. Хотя не имею к тому ни малейшего желания.

Я сказал, что знаю, кто убийца. То есть кто им должен быть. Даже могу доказать. И тем не менее не совсем уверен. Вот что меня как раз и бесит.

Все, что я наговорил вам в кафе «Магадор», объясняется только этим. Видите ли, к явным уликам я отношусь скептически. Если я убежден, что человек невиновен, то легко могу найти в них противоречия. Поэтому уликам я не доверяю.

Если вы завтра утром приедете на набережную Орфевр, то я еще до завершения следствия сообщу, кто убийца. А пока послушаем, что скажет нам Делотрек.

Новый многоквартирный дом за номером 81 на бульваре Инвалидов занимал площадь не менее акра. Построен он был из белого камня и производил впечатление солидности, долговечности и благополучия.

Привратник предупредил Банколена и Куртиса, что Делотрек избегает встреч с репортерами, а когда они представились, проводил их в подвал, где находился тир. Делотрек так палил из винтовки, словно хотел облегчить себе душу.

— Месье Делотрек, вас спрашивают полицейские, — тронув его за плечо, сказал привратник.

Тот произвел еще два выстрела и только потом положил винтовку и обернулся. Лицо его было напряженно, глаза уставшие.

— Я ждал вашего прихода весь день, — вместо приветствия, произнес Делотрек. — А вы — месье Банколен. Я вас сразу узнал. Это хорошо, что пришли вы. Но чем могу вам помочь? Это жуткое убийство… Да, просто жуткое…

Он развел руками.

— Видите ли, несмотря на наши отношения, я не был в нее влюблен. И все же…

— Месье Делотрек, ваши чувства нам понятны. — Банколен говорил спокойно и с достоинством. — Вы могли бы говорить по-английски? Дело в том, что мистер Куртис, адвокат мистера Ральфа Дугласа, — англичанин и не владеет французским.

— С удовольствием, — чопорно склонил голову Делотрек.

Куртис был поражен. Делотрек заговорил на чистейшем английском языке! Так говорят разве что дикторы Би-би-си. Любой англичанин, услышав, как тот произнес первую фразу, испытал бы то же самое. Француз говорил не только без акцента, но и на удивление свободно. Мало того, при этом он не испытывал никакого напряжения и даже улыбался.

— Буду рад вам помочь, — усевшись на прилавок, сказал Делотрек. — Если смогу. Так что вы хотите узнать, господа?

— Начну с того, месье, что сообщу вам следующее: на прошлую ночь у вас железное алиби, — взял инициативу в руки Банколен.

Делотрек облегченно вздохнул:

— Значит, вам и это известно. — Он усмехнулся. — Слава богу, оно у меня есть. Узнав, что за мной шпионят, я пришел в ярость. Даже подрался. Но нет худа без добра. Благодаря тем, кто меня выслеживал, я могу доказать, что к убийству мадам Клонек никакого отношения не имею. Как однажды сказал один английский судья: «Ни мотивов, ни доказательств, ни состава преступления не прослеживается».

— Как его зовут? — вполне искренне поинтересовался Банколен.

— Вы его не знаете, — махнул рукой Куртис, вступая в разговор. — Месье Делотрек имел в виду судью по фамилии Джеффрис. Он умер двести лет назад.

— Я читал о нем книгу. Она произвела на меня сильное впечатление, — улыбнулся Делотрек. — А тем двоим, что шпионили за мной, я очень благодарен. Они сослужили мне хорошую службу. Они подозревали меня в… Ну, это не столь уж и важно. Во всяком случае, секретарем у месье Ренуара я остаюсь. Хотя работой у него я недоволен. Взялся за нее, только чтобы ублажить отца. Но это строго между нами. Так о чем вы хотите меня спросить? Банколен щелкнул пальцами:

— О Роз Клонек. Как мне стало известно, она жила с вами почти год.

— Да, это так.

— Вы часто ссорились?

— Иногда. Вы так спрашиваете, будто мы были с ней женаты.

— Вы любили ее? Делотрек задумался.

— Нет, — наконец ответил он. — Только сильно ее ревновал.

— Нам также известно, что в четверг, 14 мая, вы позвонили мистеру Ральфу Дугласу и предложили за его виллу «Марбр» хорошую цену. Почему вы решили ее купить?

Делотрек вновь изменился: игравшая на его губах улыбка мгновенно исчезла, лицо стало непроницаемым. Он стоял покачиваясь и надменно смотрел на Банколена.

— На этот вопрос я отвечать не стану.

— Вы отказываетесь отвечать?

— Да.

— Но вы не отрицаете, что предложили Дугласу продать вам виллу?

Делотрек усмехнулся:

— Нет, не отрицаю. Какой смысл? Вы же об этом разузнали. А разве мое желание купить виллу имеет отношение к убийству?

— Друг мой, для нас не секрет, что с финансами у вас далеко не благополучно…

— А что, это преступление? Время от времени мы все испытываем с ними затруднения. Однако фортуна вновь повернулась ко мне лицом. Я начал выигрывать в карты…

— Но вилла «Марбр» вместе со всей ее мебелью стоит дорого. Даже очень. Цена ей — не меньше четырехсот тысяч франков. А вы предложили мистеру Дугласу столько, что он не думая согласился. Не так ли?

— Я же сказал, что отвечать не буду.

— Тогда у меня к вам еще один вопрос, — не сдавался Банколен. — На этот раз безобидный.

— Да уж, надеюсь, — напряженно усмехнулся Делотрек, глядя Банколену прямо в глаза.

Взгляд Банколена был не менее серьезен.

— Почему вы сказали мистеру Дугласу, что не можете с ним встретиться, так как уезжаете из Парижа, а сами поехали к мадам Турсеш играть в баккара?

Делотрек пристально смотрел на сыщика.

— Извините, но это не ваше дело, — помолчав, ответил он. — Эту женщину я не убивал, и вы это прекрасно знаете. Так к чему все вопросы? Возможно, в четверг я и собирался уехать из города, но потом взял да и передумал.

— А возможно, что нет. Нет, друг мой, такой ответ вас недостоин! Личный секретарь министра мог бы придумать что-нибудь и получше.

— Хорошо. Я вам отвечу. В этом для меня нет ничего страшного. Да, я действительно собирался к мадам Турсеш. Если мы садимся за баккара, то играем всю ночь. В прошлую субботу я вышел из игры в половине третьего только потому, что сорвал большой куш. Дальше испытывать судьбу не стал. Я не из тех, кто, рискуя, может спустить последнее… Да, но я так и не ответил на ваш вопрос. Так вот. Поскольку Роз жила у меня, то мне нужен был какой-то предлог…

— Она знала, что вы играете в карты?

— Нет.

— Мадам Клонек не одобрила бы ваше… увлечение? Куртис отметил, что, отвечая на вопросы, Делотрек время от времени вставлял в свою речь французские слова.

Может, от волнения, подумал молодой адвокат.

А Банколен продолжал свою игру. Только схему знал лишь он один. Ни Куртису, ни Делотреку не было ясно, чего добивается дотошный сыщик. Им оставалось принять его правила. Ведь обоим страшно хотелось узнать, чем закончится эта словесная головоломка.

— Месье, у нее к карточным играм было какое-то странное отношение. Как правило, женщины — игроки азартные. Но Роз карты совсем не интересовали. Видите ли, она из крестьян. Родилась в провинции. Ее родители и сейчас живут в Провансе. Каждый месяц Роз высылала им небольшую сумму. Думаю, она знала цену деньгам и считала, что они не стоят того, чтобы ими рисковать. Она часто говорила, что готова рискнуть чем угодно, только не ими. Банколен уперся локтем в стенд.

— А теперь я вас вот о чем спрошу. Вчера при вас обнаружили три очень дорогих украшения. Скажите, как же Роз Клонек, женщина умная и практичная, боявшаяся риска и, простите, не так уж сильно вас любившая, могла вам их дать?

Ответ последовал очень быстро. Куртис заподозрил, что Делотрек к такому вопросу был готов.

— Роз дала мне свои драгоценности только потому, что я сказал ей, будто уезжаю в Брюссель. Она хотела их переделать. А в этом городе, вы знаете, самые лучшие ювелиры в Европе. Именно поэтому я и сказал, что еду в Брюссель.

— Понятно, — мрачным тоном произнес Банколен. — И когда она вам их дала?

— В субботу вечером. Перед тем как мне выйти из дома.

— А ваш столь поздний «отъезд» в Бельгию не вызвал у нее подозрений?

— Нет. Я сказал Роз, что у меня билеты на ночной экспресс Париж-Брюссель и что вернусь на нем же во вторник ночью…

Делотрек внезапно замолк, словно понял, что сказал лишнее, и затем, пристально глядя на сыщика, продолжил:

— Я сказал ей, что мой чемодан лежит в машине.

— Во вторник ночью? — удивился сыщик. — Вы что, все три дня намеревались провести в доме маркизы?

— Мне это уже начинает надоедать, — на родном языке недовольно пробурчал Делотрек и добавил по-английски: — Да пошли вы ко всем чертям!

— Полегче! — осадил его Банколен. — Чем вы занимались в субботу? Я имею в виду, до того, как уехали из дома?

— В субботу? Мы ездили на пикник. Вы, я вижу, удивлены? Да, на пикник! Это предложила Роз. Она хотела взять с собой корзину с провизией, поплавать на лодке и помечтать. Наверное, о Ральфе Дугласе.

Сказав это, Делотрек мгновенно помрачнел.

— Поэтому до вечера ее драгоценностей я не брал. На реке мы были недолго. Тем не менее, этими проклятыми веслами я успел набить водяные мозоли. Если не верите, что мы были на пикнике, можете допросить Аннет, горничную Роз. Она с лодочником плыла за нами в другой лодке. Да, то была прекрасная прогулка. Вы только взгляните на мои ладони!

— Аннет была горничной Роз Клонек? — переспросил Банколен. — А где она сейчас? Здесь?

— Нет. Зная, что к нам нагрянут газетчики, я отослал Аннет к ее родителям на Монмартр. Но я могу дать их адрес. Теперь вы удовлетворены?

Банколен гордо выпрямился и с достоинством ответил:

— Да, месье. Я доволен тем, что вы мне лжете.

Делотрек спрыгнул на пол, развернулся и, вставив обойму с патронами в магазин винтовки, с громким щелчком закрыл его.

— Расцениваю это как оскорбление, — резко произнес он. — Советую вам выбирать слова.

— А я посоветовал бы вам говорить только правду, — парировал Банколен и как ни в чем не бывало продолжил: — Вы хорошо знали Роз Клонек?

— Еще как, месье!

— Кстати, вам известно, что она работала на тайную полицию и всю информацию о вас передавала Массе? Как вы думаете, кто вас задержал вчера ночью? Вы всерьез считаете, что ваши таинственные поездки на ночь глядя не вызвали у нее подозрений? Вы наивно полагали, будто она не знает, что за этим скрывается. А зря. Роз Клонек прекрасно знала и о ваших финансовых делах. Боже, да вы словно малый ребенок.

Ствол винтовки, которую держал Делотрек, уже находился в паре футов от груди Банколена. Сыщик рассмеялся. Лицо Делотрека оставалось неподвижным, словно каменное. Он быстро развернулся, прижал к щеке приклад винтовки и трижды выстрелил по фигуркам полицейских. Поразив цели, Делотрек выстрелил в четвертый раз. Но на этот раз промахнулся.

— Лучше в кроликов, — невинно посоветовал ему Банколен. — В них попасть легче.

Делотрек опустил винтовку.

— Итак, вы считаете, что драгоценности я украл. — Молодой человек тяжело вздохнул. — Но вы не сможете это доказать.

— А мне и не нужно. Я и не думаю, что вы их украли. Роз Клонек была женщиной умной. Она и здесь вас перехитрила.

Все куда интереснее, чем вы думаете. Вы были готовы, а может быть, даже и собирались оставить ее, как только поймете, что она вам не по карману. Это первое.

Роз Клонек, как известно, обожала драгоценности и понуждала любовников делать ей дорогие подарки. Подношений было так много, что бывшая горничная клянется, будто мадам убили из-за них.

Однако все, что та взяла с собой на виллу, осталось нетронутым. Если бы ее убили вы, то вы могли прихватить с собой часть ее безделушек. По крайней мере, те, что подарены вами. Ну а почему бы и нет? Вы же их покупали. Более того, с ними вы могли бы спокойно играть в карты. Это второе.

И наконец, последнее. Вы страшно ревнивый. По крайней мере, так считала Роз Клонек.

— И что это доказывает? — Голос Делотрека прозвучал странно хрипло.

— Ничего. Я слишком стар, чтобы заниматься дедукцией, и лишь высказываю предположения. Если докажете, что они ошибочны, я буду только рад.

Банколен уперся обеими руками в стенд и пристально посмотрел на Делотрека.

— Вы каким-то образом, а каким — мне очень бы хотелось от вас услышать, узнали, что в субботу вечером Роз Клонек собирается ехать на виллу «Марбр». Возможно, это стало вам известно еще в четверг.

Поэтому, заметьте, я сказал «поэтому», вы и позвонили Ральфу Дугласу. Вы хотели, чтобы их встреча состоялась. Мало того, вы жаждали этого. Целью вашего звонка была не покупка виллы. Вам надо было убедить Ральфа Дугласа в том, что в выходные вас в Париже не будет. И что вернетесь вы только во вторник.

Поскольку друзьями вы не были, просто так позвонить ему не могли. Вам требовалось найти предлог для телефонного разговора, и вы его легко нашли. Но была и другая причина.

Делотрек пришел в ярость. Куртису показалось, что француз, желая дать выход гневу, сейчас же начнет палить по лампам. Молодой адвокат понял, что тот задет за живое.

— Вы полагали, что о вашем звонке Дуглас расскажет Роз Клонек, — продолжил наступление Банколен. — Ее, досконально знавшую ваше финансовое положение, ваш разговор о покупке виллы непременно насторожил бы. Но вы этого не боялись, поскольку прекрасно знали, что она все равно поедет на виллу «Марбр». Но самое интересное заключается в том, что Дуглас ей встречу не назначал.

Банколен помолчал. Хитрый сыщик решил, видимо, понаблюдать за реакцией слушателей. Да и так, для пущей важности. Но еще — для усиления напряженности. Он все-таки был опытным детективом, хотя и бывшим. И знал, что делал. В отличие от собеседников. Они-то и не предполагали, какую каверзу готовит старый Банколен тому, кого допрашивает.

— А теперь я расскажу, как вы действовали, — заявил Банколен. — Утром в субботу вы поехали кататься на лодках. Ярко светило солнышко. Роз Клонек в предвкушении встречи с Дугласом буквально светилась от счастья. Вы долго терпели. Но в конце концов не выдержали. В вас взыграла ревность. Как же, вас хотят обмануть! Ваша любовница готова вам изменить! Вы клянетесь убить Дугласа…

— Я вас опять предупреждаю: будьте осторожны, — прервал его Делотрек.

Но Банколена уже невозможно было остановить.

— А мадам Клонек в вас была уверена, — продолжал сыщик. — Можно сказать, вы были единственным, в ком она была уверена. Возможность восстановления отношений с прежним любовником не только тешила ее самолюбие. В большей степени женщину привлекали деньги.

Вы пребывали на мели, а Дуглас — мужчина богатый. Не будем забывать, что ваша пассия была жутко расчетливой.

Итак, вы пригрозили, что убьете Дугласа. Роз Клонек в панике. Она умоляет вас не делать этого. В конце концов вы обещаете не вызывать Дугласа на дуэль, а взамен просите у нее драгоценности. Вам нужно было на что-то играть.

Обратите внимание на то, что сказала Роз Клонек некоей Гортензии Фреи, когда приехала на виллу. Увидев свою бывшую горничную, Роз сильно удивилась. Гортензия спросила ее: «Мадам думала, что выходные проведет без прислуги, потому что месье Делотрек жутко ревнивый, а горничной своей она не доверяет?» На что мадам, изменившись в лице, ответила: «Да, он жутко ревнивый. Знала бы ты, во что обошелся мне мой уик-энд. Надеюсь, что и он своим останется доволен».

Последняя фраза, возможно, объясняется тем, что в отместку она навела на вас двоих сотрудников министерства. Роз Клонек сделала это, хотя прекрасно знала о вашей невиновности. Все просто — она хотела вам отомстить. Устроила вам ловушку, а сама угодила в другую.

— Да еще в какую, — тихо произнес Куртис. Делотрек только пожал плечами. Его лоб покрылся мелкими бисеринками пота.

— Но я ничего криминального не совершил, — заметил француз.

— Конечно нет.

— И все равно эта история повредит моей репутации. Надо мной все будут смеяться.

— Боюсь, что да.

— Тогда почему вы мне это рассказали? Вам доставляет удовольствие издеваться надо мной? Это что, поможет вам найти убийцу?

— Зависит от того, что вы мне ответите. Вы подтверждаете мое предположение?

— Да. Я столько на нее потратил! Так почему я не мог забрать у нее хотя бы часть своих подарков?

Банколен прислонился к стенду.

— Вы даже не догадывались о слежке за вами. — Он задумчиво покачал головой. — А вас, друг мой, пасли. И делали это так мастерски, что вы и не замечали.

Кто-то, прикинувшись Ральфом Дугласом, позвонил Роз Клонек и пригласил ее на виллу. Об этом вы знали. Но откуда?

Гортензия сказала, что получила напечатанное на машинке письмо и сто франков. Естественно, возникает вопрос: кто это сделал? Вы или кто-то другой? И потом, как же Роз Клонек, так хорошо знавшая Ральфа Дугласа, не поняла, что звонил совсем не он? Этого мне не понять. А вы что думаете? У вас-то должен быть ответ.

— Да, — тяжело вздохнув, произнес Делотрек. — Я вам все расскажу.

— Отлично. Вы начинаете меня радовать. Я слушаю.

— Сейчас объясню. Но при условии. Пусть история с драгоценностями останется между нами. Ну, вы понимаете…

— Даю слово, что буду нем как рыба.

— Слову месье Банколена верить можно, — дипломатично заметил Делотрек.

Он поддел ногой валявшийся на полу пустой магазин, прошелся по тиру и, подойдя к Банколену, остановился и внимательно посмотрел на него. Теперь молодой человек был спокоен. На его губах появилась едва уловимая улыбка.

— Хорошо, — произнес Делотрек. — Вот как это было. Я знал, что Роз собирается к Дугласу. Я подслушал телефонный разговор. В среду поздно вечером раздался звонок. В этот момент я находился в кабинете. В комнате Роз установлен параллельный телефонный аппарат. Я поднял трубку и услышал в ней голос Роз. Она опередила меня. И меня это заинтересовало.

— С кем же она разговаривала?

— Не знаю. Но звонила женщина. Вы упрекаете меня в невнимательности. А сами даже не подумали, что убийцей могла быть женщина.

Широко улыбнувшись, Делотрек снова взял винтовку, повернулся к Банколену и Куртису спиной и выстрелил в мишень. Раздался звон колокольчика.

Глава 11

«КРИМИНОЛОГ» ИЗ ГАЗЕТЫ «ИНТЕЛЛИДЖЕНС»

По выражению лица Банколена Ричард Куртис понял, что сыщик потрясен.

Делотрек положил винтовку на стенд и вопросительно взглянул на Банколена. Тот пару раз кашлянул и произнес:

— У вас есть основание считать, что убийца — женщина?

— Минутку. — Делотрек быстрым шагом направился в тренажерный зал.

Вскоре он вернулся с твидовым пальто в руках. Вынув из кармана пальто сложенную газету, он помахал ею почти перед носом замерших в напряжении сыщика и адвоката.

— Прочитайте, что в ней написано. И вы поймете…

— Газета! — воскликнул Банколен. — Боже мой, мне приносят газеты! Теперь каждый репортеришка будет говорить, что я должен делать.

Итак, вы сказали, что мадам Клонек звонила женщина. Скажите, а она не могла прикинуться Ральфом Дугласом? Или, может быть, она звонила по его поручению?

После того как Делотрека загнали в угол, он стал необычайно словоохотливым. По его лицу можно было понять все, что он думает.

— Может быть, вы все-таки взглянете? — Делотрек настойчиво протягивал сыщику газету. — Согласен. В прессе печатают много ерунды. Однако статья в «Интеллидженс» заслуживает внимания… Да, вы спросили, не выдавала ли себя та женщина за Дугласа. Нет, голос был именно женский.

— Так, может быть, она звонила по поручению Дугласа? Или кого-то еще? И что, Роз Клонек ничего не заподозрила?

— Нет, вы все-таки прочтите статью. — Настойчивость молодого человека возросла. Делотрек положил газету на стенд.

Банколен тяжело вздохнул и склонился над злосчастным бумажным распространителем информации. На первой полосе газеты он увидел сенсационное сообщение:

«НАШ СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ РАСКРЫВАЕТ ТАЙНУ УБИЙСТВА НА ВИЛЛЕ „МАРБР“!

СЕНСАЦИОННЫЙ РЕПОРТАЖ ОГЮСТА ДЮПА!

ГОСПОДА ПОЛИЦЕЙСКИЕ, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ!»

— Его фамилия Робинсон, — процедил сквозь зубы Банколен, — хотя он и француз. Из числа тех, что постоянно крутятся в судах. Не семи пядей во лбу, но, как ни странно, этот малый часто оказывается прав. Назойлив как муха. В полиции всем порядком надоел. Уверен, что он уже общался с Дюраном и многое у него выведал. Что ж, посмотрим, что там еще написали. Так, где это? А, вот…

«…выдающийся криминолог, который спустя шесть часов после обнаружения трупа путем логических размышлений раскрыл тайну загадочного убийства. В связи с этим мы призываем полицию обратить внимание на результаты его расследования.

Не желая более испытывать терпение наших читателей, мы переходим к цитированию самого месье Дюпа».

Итак, друзья, наш уважаемый криминолог утверждает, что:

«Неизвестный в коричневом плаще и черной шляпе на самом деле не мужчина, а женщина!»

А вот как он рассказывает о развитии событий:

«Вилла „Марбр“, шесть часов вечера. Я сижу под величественными деревьями ее сада, курю трубку и, делая заметки для статьи, которая будет опубликована в газете „Интеллидженс“, размышляю над…»

Грош цена твоим размышлениям, — недовольно пробурчал Банколен. — Ими ты можешь удивить разве что домохозяек. А откуда у него информация? Ага, понятно.

«Из разговора с участковым полицейским месье Эркюлем Ренаром, состоявшегося в винном погребке…»

Все ясно. Теперь Эркюль в стельку пьян и лыка не вяжет. Ну, что там еще?

«Не буду подробно перечислять все обнаруженные мной факты. О них вы можете узнать из других газет. Так что сразу перехожу к изложению сделанных мной выводов. Битый час я ломал себе голову…»

— Да, от скромности он не умрет, — усмехнувшись, заметил Куртис.

Банколен согласно кивнул и продолжил чтение:

«…и неожиданно меня осенило! Я пришел, как говорят математики, к единственно правильному решению — нашел конец ниточки, потянув за который можно размотать весь клубок!

Итак, излагаю вам факты в порядке их обнаружения.

1. Горничная Гортензия Фреи видела, как мужчина в коричневом плаще и черной шляпе на грубом точильном камне правил бритву. В результате последующего осмотра бритвы на ней были обнаружены глубокие царапины. Такое могла сделать только женщина.

2. Я вспомнил о первом появлении незнакомца. На виллу он приехал в девять вечера и сразу же разбил горничной очки. Что говорит об этом сама мадемуазель Фреи? Она утверждает, что мужчина поскользнулся и едва не упал. Ей пришлось поддержать его. Она заверяет, что все выглядело вполне естественно. Можно предположить, что он сделал это специально. Но так достоверно изобразить падение невозможно.

Теперь как он выглядел. На незнакомце были брюки покроя „оксфордский мешок“. Они широкие и такой длины, что полностью закрывают ботинки. Я выяснил, что рост у месье Ральфа Дугласа пять футов одиннадцать дюймов. Женщину такого же роста найти трудно. Но стать выше можно, надев на ноги ортопедические ботинки. Однако ходить в такой обуви надо осторожно, иначе легко и упасть…»

— Да это же невозможно! — воскликнул Куртис, забыв от волнения, что согласно договоренности с Банколеном он по-французски якобы не понимает. — Просто смешно! Он думает, что этой женщиной…

— Была мисс Толлер, — закончил за него Банколен. — Вы это хотели сказать? Успокойтесь. В газете написано, что мистер Дуглас — пяти футов одиннадцати дюймов. А у мисс Толлер рост пять футов и два дюйма.

Предположим, что она добавила себе девять дюймов. И что же, на этих ходулях она шастала по всей вилле? Такое маловероятно. А кроме того, женщине подделать мужской голос трудно. И все же этот Дюпа кое-что подметил.

— Вы имеете в виду «оксфордские» брюки?

— Нет. Мне понравились его рассуждения по поводу бритвы. В них определенно что-то есть. Теперь посмотрим, что он дальше пишет. Слушайте.

«3. С любезного разрешения Жюля Соломо я осмотрел виллу. Фотографии комнат этого дома вы найдете на следующей полосе.

Главное мое внимание, естественно, было уделено туалетной комнате. Полиция считает, что мадам Клонек разделась и надела ночную рубашку сама. Они пришли к такому заключению на основании того, что ее вечернее платье висело в гардеробе на плечиках, а чулки аккуратно сложены и лежали на полочке.

Но я с ними не согласен!

Утверждаю, что мадам Клонек раздел убийца. Перед этим он либо накачал ее наркотиком, либо оглушил, а потом положил в теплую ванну и держал в ней до тех пор, пока женщина не истекла кровью.

То, что это было именно так, я могу доказать. Вот мои размышления по этому поводу.

Если мадам сама разделась и надела ночную рубашку, то почему она не надела халат и тапочки? В шкафу я нашел ее кружевной халат персикового цвета. Он даже не был помятым. Более того, домашних тапочек в комнате я не нашел. Не могла же мадам Клонек ходить по мраморному полу босой!

Картина происходившего для меня ясна. Убийца раздел ее и положил в ванну. После того, как женщина умерла от потери крови, он надел на нее ночную рубашку и положил на кровать.

Так кто же был убийца? Мужчина? Нет. Он оставил бы труп в ванной.

Только женщина могла не полениться одеть убитую, аккуратно уложить ее в постель и накрыть одеялом.

Мог ли мужчина убрать в шкаф одежду мадам Клонек? Ответ тот же — нет.

4. Верность моего последнего заключения сомнений также не вызывает. Я задался вопросом: могла ли жертва хотя бы первые несколько секунд думать, что перед ней месье Дуглас?

Нет, она сразу бы поняла, что это обман. Поэтому, войдя к ней в комнату, преступник должен был действовать незамедлительно.

Тогда почему, поднимаясь наверх, он катил за собой сервировочный столик? Причем с напитками и едой.

Ни о каком ужине и речи быть не могло. Тогда почему он открыл большую бутылку шампанского, а убив мадам Клонек, не вылил из фужеров его остатки?

Дорогие мои читатели, у меня и на эти вопросы есть ответы!

Убийцей действительно была женщина, которая хотела, чтобы все выглядело так, будто бы мадам Роз Клонек ужинала с мужчиной».

В тире было очень тепло, в воздухе стоял запах пороха. Тихо поскрипывал механизм, приводивший в движение мишени.

— Вот это да! — присвистнув, воскликнул Куртис. — У этого малого железная логика! Но в его расследовании есть пробелы. Например, он ничего не говорит об исчезнувшей бутылке.

Банколен выглядел недовольным. Постучав костяшками пальцев по стенду, он взял в руки газету и тут же швырнул ее на прежнее место.

— Надо сказать, голова у него работает! — В голосе сыщика прозвучало уважение к умному человеку и одновременно недовольство конкурирующей фирмой. Видимо, Банколен самонадеянно решил, что, кроме него, никто и не способен додуматься до чего-нибудь стоящего в этом деле. Он помолчал. Потом щелкнул пальцами: — Не думаю, что этот Жан-Батист Робинсон открыл мне глаза на происходящее. Он ошибается в главном. Он должен ошибаться. И все же кое в чем он близок к истине.

Некоторые его мысли и мне приходили в голову. Помните, я спрашивал у Гортензии, сама ли разделась мадам Клонек или нет, и просил не очень-то полагаться на ее показания.

Но есть и другие моменты, доказывающие, что разделась она без посторонней помощи. Совершив преступление, убийца не стал бы убирать в гардероб вещи жертвы. Я, как и наш приятель из «Интеллидженс», прокрутил в голове многие варианты. В какой-то момент я заподозрил в убийстве даже миссис Бенедикт Толлер.

Он пристально посмотрел на Делотрека. Не дождавшись какой-либо реакции с его стороны, Банколен вздохнул и стал вещать дальше.

— Жан-Батист Робинсон нам не указ, — заявил Банколен. — Итак, вы сказали, что мадам Клонек звонила женщина и передала той, что в субботу на вилле ее ждет Ральф Дуглас. Я вам верю. И все же…

Делотрек наконец хоть как-то заявил о своем неравнодушии к происходящему. Он кашлянул. Пока Банколен читал газету, Куртис заметил, что Делотрек напряжен. Теперь же француз казался ему абсолютно спокойным.

— Спасибо, — отвесил преувеличенно вежливый поклон сыщику Делотрек. — Что еще вы хотите от меня услышать? Да, звонила женщина, но кто именно, не знаю. Голоса ее я никогда не слышал.

— Она говорила на французском языке или английском?

— На французском.

— А подробности разговора помните?

— Ну конечно! Он же был для меня очень важен. Правда, трубку я снял немного поздновато. Где-то в середине разговора или даже в конце.

Женщина сказала Роз что-то вроде этого: «Вы понимаете, почему месье Дуглас не позвонил вам лично? Дело в том, что его невеста и ее мать сейчас в Париже. А девушка — жутко подозрительная особа».

Делотрек задумался. Потом, видимо что-то вспомнив, продолжил:

— Вас, наверное, удивит, что, несмотря на осторожность, проявленную Дугласом, Роз все же не задумываясь поехала к нему. Вы спросите: а где же ее женская гордость? Но надо знать Роз. Она хотела вернуть Дугласа.

— Да, возможно, — согласился Банколен. — И вот еще что. Вы сказали, будто человек в коричневом плаще — женщина. Вы уверены?

Бывший сыщик ткнул в газету пальцем и уточнил:

— Во всяком случае, это многое объясняет. Вот послушайте, что получается. Неизвестная позвонила Роз Клонек и сказала, что она от Ральфа Дугласа. Потом она же, переодевшись в мужчину, появилась перед Гортензией. Вы так себе это представляете?

Делотрек пожал плечами:

— А почему бы и нет? У корреспондента из «Интеллидженс» есть тому доказательства. Мне кажется, что в обоих случаях действовала одна и та же дамочка.

— А мне его доказательства кажутся неубедительными. Но продолжим.

— О чем? О телефонном разговоре? Но женщины его быстро закончили. Инициативу проявила Роз.

Она сказала: «Да-да. Но, позвонив сюда, вы поступили опрометчиво. Понимаете, месье Делотрек сейчас дома. Было бы лучше, если бы вы ко мне приехали».

На что женский голос ответил ей: «Так я могу передать месье Ральфу, что в субботу вы приедете на виллу „Марбр“?»

«Да-да. Давайте встретимся где-нибудь, и вы мне о нем все расскажете». Это были последние слова Роз.

По правде сказать, тот женский голос звучал довольно убедительно. Наверное, мне не стоило на следующий день звонить Дугласу. Но я очень хотел заверить его, что меня в Париже не будет. Ну а потом, как вы сами сказали, я устроил Роз сцену и забрал у нее драгоценности.

Но в одном вы оказались не правы — пока мы катались на лодке, никаких скандалов я ей не устраивал. Все произошло, когда мы вернулись домой. Когда она сгорала от нетерпения вновь оказаться в объятиях прежнего любовника. Я же видел, как ей хочется, чтобы я скорее уехал.

Я внимательно наблюдал за ней, а потом меня прорвало… Поэтому мы с ней так поздно и разъехались. Я — к маркизе играть в карты, а она — к Дугласу. Думаю, что этим и объясняется тот факт, что на виллу Роз приехала раздраженная.

Надо было видеть, какую сцену я ей устроил. Никого в квартире, кроме нас, не было. Аннет сразу после пикника поехала к родителям. Так что…

Увидев, как Банколен изменился в лице, Делотрек остановился. А затем, словно боясь, что сыщик его прервет, затараторил. Но не тут-то было.

— Месье, мы слишком злоупотребляем вашим временем, — резко прервал его Банколен. — Сейчас, должно быть, уже начало двенадцатого. Желаем вам спокойной ночи.

Осматривать комнаты мадам Клонек я сегодня не буду. Единственное, что я хотел, — предостеречь вас. Многим известно, что у вашей подруги были драгоценные украшения. Скажите, где они хранятся? Здесь или в банке?

— В квартире. В стенном сейфе. Только шифра я не знаю. Ее поверенный сегодня приезжал ко мне. Хотел решить вопрос с драгоценностями. Но оказалось, что код и ему не известен. Пообещал приехать завтра утром и привести с собой специалиста по сейфам.

— Понятно. А теперь — Аннет, о которой вы недавно упомянули. Вы обещали дать адрес ее родителей.

— Да-да, конечно. Аннет Фове, Монмартр, авеню Сент-Руйе, дом 88.

— А что она за девушка?

Делотрек удивленно посмотрел на сыщика:

— Ну… я даже не знаю, что вам сказать. Для горничной она очень образованна. Одно время служила даже гувернанткой. Насколько я могу судить, девушка она трудолюбивая и исполнительная. Что же касается ее внешности… Аннет высокая, крепкого телосложения блондинка, с голосом как у…

Делотрек неожиданно замолк на полуслове.

— Как у кого? — подстегнул его Банколен.

— Знаете, когда я рассказывал вам о телефонном разговоре, мне в голову неожиданно пришла одна мысль, — продолжая смотреть в дальний конец тира, сказал Делотрек. — Но она совершенно абсурдная. Хотя я, слава богу, не криминалист.

Нет, с Роз по телефону говорила не Аннет. То был не ее голос. Во всяком случае, не похожий на ее.

А, собственно говоря, зачем ей потребовалось звонить своей хозяйке? Ну, если только по чьей-то просьбе. Вот тогда она и могла изменить голос.

Нет, это была не она. Хотя кто знает. Из всех женщин на роль мужчины в коричневом плаще больше всего подходит именно Аннет.

— А зачем ей это?

— Не знаю. Решать вам.

— Хорошо. Мы и эту версию рассмотрим. А теперь позвольте откланяться. На прощание дам вам совет: не верьте всему, что пишет месье Огюст Дюпа. Во всяком случае, пока он не представит более веские доказательства…

— Более веские доказательства? — удивленно уставился на сыщика Делотрек. — В них-то все и дело! Они разве не веские? Разве я не доказал вам, что убийство совершила женщина? Неужели вы этого не понимаете?

Он взял лежавшую на стенде газету и глазами пробежал по ее строкам. Нашел нужное место и стал зачитывать:

«Знаю, что кое-кто скажет: „Боже, какой же этот Дюпа умный! Он установит имя преступника, как сделал это в деле Полтона, как раскрыл дело об ограблении на улице Мартир и убийство в Буа-де-Венсен!“

И тем не менее, есть ли у него неопровержимые доказательства, которые он мог бы передать полицейским, а те, в свою очередь, генеральному прокурору?

Терпение, дорогие мои читатели! Папочка Дюпа вас не разочарует. Вы узнаете о них в конце его статьи».

— Надо полагать, так оно и есть, — предположил Куртис. — Не мог же он ограничиться одними заголовками. Самое интересное должно содержаться в заключительной части репортажа. Возможно, Дюпа и прирожденный сыщик, но издателей газет он точно доведет до инфаркта. Смотрите, что пишет!

«Вероятно, в „Звезде Буасси“, сидя за бокалом вина с опытным полицейским Эркюлем Ренаром, я злоупотребил его доверием. Но сделал это ради торжества правды!

Уверен, что этот блюститель порядка заслуживает самых громких аплодисментов. Во время осмотра виллы „Марбр“ я задавал ему вопросы, а он как-то неохотно на них отвечал.

Мне показалось, что он чего-то боится. Более того, когда я, обследовав туалетную комнату мадам Клонек, сказал месье Ренару, что убийцей была женщина, он вздрогнул. Это меня заинтересовало, и я пригласил его в „Звезду Буасси“. Там за бокалом вина он и поведал мне, что произошло в ту ночь.

В субботу, около полуночи, месье Ренар возвращался домой. Путь его лежал мимо виллы „Марбр“. Поскольку, как он сказал, педаль его велосипеда сломалась, месье Ренар не ехал на нем, а катил.

Ну а если педаль была в исправности, а он не ехал на велосипеде потому, что выпил немного коньяку? Ну и что? Разве месье Ренар не имел права воспользоваться привилегией истинного француза и просто свободного человека пропустить рюмочку горячительного? Имел! Помешало ли ему это исполнить свои обязанности полицейского? Нет!

Его просили присматривать за виллой, и он исправно это делал. Увидев в окнах виллы свет, месье Ренар затаился в кустах и стал наблюдать. Он долго ждал, и в конце концов его сморил сон.

Он заснул, и то была его единственная провинность. Сколько длился его сон, наш полицейский не знает. Не понял он и что его разбудило. Но проснулся он мгновенно и при свете луны увидел, как из ворот виллы кто-то вышел и быстрым шагом направился в сторону Буасси.

Желая выследить незнакомца, участковый полицейский вскочил на ноги и рванулся за ним. Но он совсем забыл о велосипеде.

Наткнувшись на него, месье Ренар упал и так сильно ушибся, что долго не мог подняться. Тем временем подозрительный человек скрылся в лесу. Испытывая жестокую досаду в душе и боль во всем теле, участковый решил вернуться домой.

На следующее утро месье Ренар поспешил к вилле. Услышав крики запертой в туалете женщины, он понял, что произошла трагедия.

Известие об убийстве мадам Клонек ошеломило его настолько, что он лишился дара речи. Только тогда он понял, что видел убийцу.

Мужайтесь, месье Ренар! Вы же ни в чем не виноваты!

Но вам, мои дорогие читатели, интересно узнать, кто же вышел той ночью из виллы.

Основываясь на показаниях месье Ренара, папочка Дюпа со всей определенностью заявляет: то была женщина высокого роста».

Глава 12

НАСТРОЕНИЕ БАНКОЛЕНА

Сон в мягкой постели в дорогом номере парижской гостиницы, запах листвы, врывающийся вместе с теплым ветерком в распахнутые окна спальни, тишина ночного города, изредка прерываемая шумом машин… Об этом Ричард Куртис мечтал давно.

В четверть первого ночи он вышел из машины Банколена, остановившейся на площади Согласия возле отеля «Криллон».

— Уже поздно. Сегодня с миссис Толлер вы встречаться не будете, — с надеждой в голосе произнес молодой адвокат.

Всю дорогу от дома Делотрека Банколен был мрачен и предложил сначала заглянуть в кафе. Куртис понял, что никогда не забудет, как сыщик с надвинутой на лоб шляпой сидел за столом под зонтиком, вытянув перед собой свои длинные ноги. Лицо Банколена было суровым, как у Мефистофеля.

— На странное поведение Эркюля обратил внимание не только Робинсон, — неожиданно произнес он. — Оно и меня удивило. Но я решил, что причина тому совсем иная. Да, похоже, я теряю чутье. Значит, это все же была женщина?

— Выходит, что да.

— И вы в это верите?

— В цепочке фактов, которые приводит Дюпа, есть слабое звено, — ответил Куртис, вынимая из кармана газету. — Может быть, это и не так важно, но я все же скажу. Вот он пишет об одежде убитой. Да, халат ее персикового цвета, который мадам Клонек так и не надевала, действительно висел в шкафу.

Но Дюпа утверждает, что домашних тапочек нигде не было. А это совсем не так. Либо он подтасовывает факты, либо их кто-то убрал. Шелковые домашние тапочки желтого цвета я видел под туалетным столиком.

— Это я их убрал, — мрачно признался Банколен. — Давайте сосредоточим наше внимание на туалетном столике. На пятне от шампанского, на открытой баночке крема и лежавшем в ящичке стола стилете.

Гортензия говорит, что его туда положила она. Наличие этих предметов, включая тапочки, легли в основу моей версии. Она отличается от той, что выдвинул месье Робинсон.

Его версия вызывает у меня сомнения. На чем она основана? На таких заключениях, как: «это могла сделать только женщина» или «так поступить мог только мужчина».

Это же, как вы понимаете, совсем несерьезно. И все же статья в «Интеллидженс» может вызвать скандал. Так что сейчас мы поедем в «Криллон» и побеседуем с миссис Толлер.

Несмотря на опасения Куртиса, миссис Толлер охотно согласилась с ними встретиться.

Когда они вошли в вестибюль гостиницы, клерк за стойкой разговаривал по телефону. Он явно был встревожен. Увидев Куртиса и сыщика, служащий отеля прикрыл трубку ладонью.

— Месье, вас ждут, — сообщил служащий гостиницы и указал пальцем на телефонную трубку. — Я говорю с месье Стенфилдом. Он сейчас в номере миссис Толлер. Вас там очень ждут.

— Что-нибудь произошло?

— У них постоянно что-то происходит, — нахмурившись, ответил клерк и замолчал, замявшись. — Второй этаж, номер третий. Сейчас вас…

— Минутку, — прервал его Банколен. — Скажите, месье Стенфилд часто бывает у миссис Толлер?

— Ну, месье, это вполне естественно. Он же управляющий ее конторой.

— А вчера он приходил?

— Да. Ближе к вечеру. Я хорошо запомнил.

— Почему?

— Видите ли, в номер мадам можно подняться на отдельном лифте и выйти из отеля, минуя вестибюль. Этим лифтом пользуются только ее хорошие знакомые. Но вчера месье Стенфилд почему-то им не воспользовался. К мадам Толлер он прошел мимо меня и точно так же вышел. Приехал он около восьми, а ушел без четверти девять.

— Потрясающе! Вы в этом так уверены?

— Только во времени его ухода. Проходя по вестибюлю, месье Стенфилд посмотрел на часы. Он был так взволнован, чего раньше за ним не наблюдалось, что уронил шляпу. Она перекатилась через стойку, и я едва успел ее поймать.

— Да, вот еще что, — словно между прочим поинтересовался Банколен. — Скажите, регистрация входящих и выходящих телефонных звонков в гостинице ведется?

— Только выходящих. Это вполне естественно. Мы же должны выставлять за них счета.

— А входящих?

Служащий гостиницы помялся.

— В случае с мадам Толлер — да, — нахмурив брови, ответил он. — Видите ли, женщина она капризная и очень прижимистая. Убеждена, что мы выставляем ей счета и за входящие звонки. Поэтому, чтобы не возникло никаких недоразумений, все ее разговоры регистрируются.

— Тогда нам здорово повезло. — Банколен улыбнулся во весь рот. — Вы можете сказать, кто звонил ей вчера с утра до часу дня?

Клерк молча ушел и вскоре вернулся с толстым журналом.

— С огромным удовольствием, месье, — с достоинством заявил он. — Сделать это совсем нетрудно. За тот период времени ей позвонили всего один раз. Наш сотрудник на коммутаторе уверен, что это был месье Стенфилд. А теперь, месье, будьте добры, поднимитесь к мадам Толлер…

В холле третьего этажа их встречал Джордж Стенфилд. По его серьезному виду можно было подумать, что он собирается провести их не в номер гостиницы, а в усыпальницу фараона. На Стенфилде был пиджак спортивного покроя, под которым угадывалось небольшое брюшко.

Они вошли в большую комнату с двумя выходящими на площадь Согласия окнами. Все в ней было выдержано в бело-розовых тонах. На стуле с высокой спинкой, придвинутом к столу, сидела прямая как столб миссис Бенедикт Толлер. Увидев ее, Куртис многое понял.

Это была высокая, худощавая женщина с суровым лицом и темно-русыми волосами, уложенными в тугие локоны. Взглянув на нее, можно было смело сказать, что она — человек волевой и своенравный.

Длинный, с раздутыми ноздрями, вздернутый нос очень портил женщину. Видимо, из-за него Хант назвал миссис Толлер отвратительной, подумал Куртис.

Ее бледно-голубые глаза смотрели настолько бесстрастно, что казалось, упади в комнате люстра, она даже и не моргнет. Такие, как миссис Толлер, привыкли добиваться всего, чего хотят. А если не добиваются, то желают непременно узнать, по какой причине.

По тому, как с первой минуты повели себя Банколен и мадам Толлер, стало ясно, что друг другу они не понравились.

Поднявшись со стула, женщина подошла к вошедшим. Во время представления она удостоила сыщика беглым взглядом, а на Куртиса посмотрела со злобой.

— Дело в том… — начал Стенфилд.

— Не будем толочь воду в ступе, — резко прервала его миссис Толлер и опять посмотрела на Банколена: — Это не что иное, как откровенный разбой. Или что-то вроде этого. Буду вам благодарна, если вы мне все объясните.

— Нет, это вы, миссис Толлер, должны мне все объяснить, — улыбнувшись, ответил сыщик. — Так что у вас украли?

— Ничего.

— Да? Так в чем же дело?

— Это случилось минут десять назад, — неуверенно произнесла она. — Из моей спальни послышался странный звук, похожий на звон стекла. Когда я вошла в нее, то в открытом окне увидела мужчину. Он быстро спустился по пожарной лестнице и скрылся. И тут я обнаружила, что на моем столе и трюмо кто-то рылся. Это был какой-то странный вор. На трюмо лежала сумочка с большой суммой денег, а он ее даже не тронул. Почему никто не скажет мне правду?

— Правду? Думаете, что тем странным вором был я?

— Я знаю, как ваши полицейские относятся к англичанам. Они их и слушать не хотят. Но представьте себе, единственное, что этот ворюга украл, — моя лицензия на огнестрельное оружие.

Насколько мне известно, на вилле «Марбр» убита женщина. Я даже не хочу упоминать ее имени. В комнате нашли револьвер 22-го калибра. Скажите, на нем был номер Д 3854?

— Совершенно верно.

— Так это мой револьвер, — глядя сыщику прямо в глаза, заявила миссис Толлер. — И вы об этом уже знаете. Но я вас предупреждаю: если вы задумаете на этом спекулировать, то последствия для вас будут самыми плачевными. Я…

Она замолчала, поскольку Банколен крякнул.

— Я вас рассмешила, — нарочито спокойным тоном продолжила женщина. — Что ж, очень этому рада.

— Нет-нет, — бросился оправдываться Банколен. — Я крякнул от восхищения, — возразил Банколен. — Мне понравилось, как вы загнали меня в угол. А то, что револьвер принадлежит вам, меня нисколько не удивило.

Когда я продемонстрировал его мистеру Стенфилду, мне показалось, он его узнал.

Вы хоть понимаете, что происходит? Вы и мистер Стенфилд скрывали, что оружие ваше, до тех пор, пока не осознали, что дальше утаивать этот факт бесполезно.

А теперь вы грозите мне неприятностями. И это только потому, что я имел неосторожность найти на месте преступления принадлежащий вам револьвер.

Знаете, как отреагировал бы на такую ситуацию мой друг Джефф Марль? «Превосходно! — воскликнул бы он. — Я в полном восторге!»

— Будете так нагло себя вести, ни на один ваш вопрос не отвечу.

— Дорогая мадам, вы и так бы мне не ответили. Миссис Толлер насмешливо улыбнулась:

— Предупреждаю. Если я пожалуюсь на вас кому-нибудь из ваших министров, а у меня и среди них есть друзья, то вам придется туго. Я смогу доказать, что последние два дня этого пистолета у меня не было.

Банколен насторожился:

— А у кого же он тогда был?

— У меня, — ответил Стенфилд.

Он достал из кармана носовой платок, вытер им вспотевшие ладони и, театральным жестом вставив его в нагрудный кармашек, снисходительно посмотрел на Банколена.

— Не подумайте, что я сейчас признаюсь вам в убийстве, — улыбнулся Стенфилд. — Дело в том, что вчера вечером я покинул этот отель без четверти девять. Известно, что мужчина в коричневом плаще и черной шляпе появился на вилле в девять. А отсюда до виллы «Марбр» меньше чем за полчаса не добраться. Так что вы можете смело вычеркнуть меня из списка подозреваемых.

Ну а теперь о револьвере. Поскольку миссис Толлер намеревалась некоторое время пожить во Франции, я предложил оформить на нее револьвер и французскую лицензию. Приготовив все необходимые для этого бумаги, я взял у нее револьвер и положил его в свой письменный стол. Потом у меня было много работы, и я о нем забыл.

— Когда вы взяли оружие?

— В пятницу. Во второй половине дня. Я приходил к миссис Толлер на чашку чая и унес револьвер с собой. Я был уверен, что он лежит в ящике моего стола. Каково же было мое удивление, когда я увидел его у вас.

Стенфилд говорил, наморщив лоб, легко и даже игриво. Чувствовалось, он был искренен.

— Признаюсь, я виноват. Зря не сказал вам, что револьвер принадлежит миссис Толлер. Но сначала мне нужно было спросить у нее разрешение. Не понимаю, почему вы решили, что этот факт мы от вас утаили. Совсем нет.

Убитую нашли только сегодня утром. Мне же надо было удостовериться, что этот револьвер — из моего письменного стола. Завтра я вышел бы на работу, открыл свои стол и, увидев, что оружия там нет, сразу же с вами связался.

— Благодарю, — нахмурившись, резко произнес Банколен и замолк.

В наступившей тишине отчетливо слышался шум транспорта на улице.

— Надо полагать, револьвер взяли из вашего стола и принесли на виллу? — наконец прервал затянувшееся молчание сыщик.

— Да, — подтвердил Стенфилд. — Только хочу вас предупредить: это сделал не я.

— Похоже, вы так ничего и не поняли, — подойдя к нему ближе, сказал Банколен. — Возможно, этот факт поможет раскрыть убийство. Благодаря ему круг подозреваемых сильно сужается.

— Вы полагаете? — удивился Стенфилд. — А я не совсем уверен. Ведь мадам Кло… то есть женщину, о которой упомянула миссис Толлер, не застрелили. Из него вообще не стреляли. Так что нельзя утверждать, что тот, кто принес этот револьвер на виллу, и есть убийца.

— Да. Такое можно только предположить. Вы с этим согласны?

— Я ни с чем не могу быть согласен, — неожиданно резко ответил Стенфилд. — Найти убийцу — ваша задача. Моя обязанность — предоставить вам факты и ни на кого не указывать пальцем.

— А вы, миссис Толлер, согласны со мной? — обратился Банколен к хозяйке злополучного оружия.

Женщина его слова пропустила мимо ушей. Но Банколен не унимался. Он опять взял на прицел, словесный конечно, Стенфилда;

— И тем не менее, мистер Стенфилд, вам придется ответить на такой вопрос: скажите, кто мог забрать у вас револьвер?

— В нашу контору заходит много людей.

— Всех перечислять и не надо. Хватит и нескольких. Кто приходил к вам в пятницу и субботу?

Стенфилд помялся.

— Ну, как вы знаете, заходила Гортензия Фреи, — наконец ответил он.

— Да, мне это известно. Кто еще? Может быть, Ральф Дуглас?

Стенфилд украдкой бросил взгляд на миссис Толлер. Та даже не шелохнулась. Куртис увидел, как у Стенфилда задрожали губы. Казалось, он пытается перебороть себя.

— Я… — наконец нерешительно произнес Стенфилд. — Да уберите с моего плеча свою руку! Не испытывайте мое терпение, а не то я вас ударю! Эти методы допроса приберегите для кого-нибудь другого!

— Вот это разговор! — радостно воскликнул Банколен. — Ну так что? Ральф Дуглас к вам заходил?

— Нет.

Обстановка разрядилась. Банколен отошел от Стенфилда и со зловещей улыбкой остановился возле миссис Толлер. Та изобразила на своем лице жуткую скуку. Ноздри ее некрасивого носа раздулись.

— Все, на сегодня хватит, — решительно заявила она. — Пожалуйста, уходите.

— Согласен, мадам, — ответил ей Банколен. — Я собирался задать вам массу вопросов. Но сейчас необходимость в этом отпала. Теперь у меня есть над чем призадуматься. Спокойной ночи.

Но перед тем как нам уйти, замечу: вы и мистер Стенфилд должны явиться во Дворец правосудия. Скажем, завтра в одиннадцать утра. Для формального допроса.

— И не подумаем! — быстро ответила миссис Толлер. По ее лицу было видно, что женщина безмерно удивлена.

— Мадам, — Банколен начал терять терпение, — если в одиннадцать часов вы не появитесь во Дворце правосудия, я вас туда доставлю лично. Прошу вас над этим задуматься. Завтра в одиннадцать за вами приедет машина. А теперь до свидания! Мистер Стенфилд, можете нас не провожать. Обратную дорогу мы найдем сами.

Сыщик с Куртисом вышли в прихожую, затем — в устланный толстым ковром, слабо освещенный коридор. Как только они свернули за угол, Банколен остановился и разразился нецензурной бранью. Куртис слушал его молча и с огромным сочувствием.

— Старая ведьма! — сотрясал кулаками сыщик. — Змея подколодная! Выдра вонючая! Затолкать бы ее в дуло пушки и пульнуть обратно в Англию! Как вы думаете, стоит она этого? Теперь ваш черед отвечать.

— Вы полагаете, что она…

— Конечно. Я это чувствую. То, что Стенфилд забрал у нее револьвер, возможно, правда. А может, и нет. Во всяком случае, мы должны это установить.

Вы поняли, что Стенфилд у нее под пятой? Она, если понадобится, заставит его поклясться, что Ральф Дуглас был единственным, кто заходил к нему в пятницу. Что он единственный, кто мог выкрасть револьвер.

И тогда подозрение снова падет на Ральфа Дугласа. Понимаете, она всеми силами будет противиться браку ее дочери. Миссис Толлер хочет выдать ее за Брюса Дугласа.

— Она, должно быть, сильно ненавидит Ральфа.

— Совсем нет. Просто эта ведьма привыкла все делать по-своему. Если бы она кого-то ненавидела, то я бы нашел тому оправдание.

Понимаете, ей никто и никогда не перечил. И это длилось до тех пор, пока ее дочь не полюбила Ральфа. Теперь этой стерве надо показать, что ее решения не обсуждаются. Вот она и придумывает историю о том, что Ральф заходил в турбюро в пятницу.

Бедняга Стенфилд ничего не подозревал до последней минуты. Он понял, что именно грозит Дугласу, только с моей помощью. Вы заметили — он здорово испугался. И даже не знал, что ответить.

— История с револьвером меня удивила, — заметил Куртис. — Не верится, чтобы кто-то выкрал его у Стенфилда. А вы как считаете? Если так оно и было, круг подозреваемых сужается, а Стенфилд становится для вас самым главным свидетелем.

— Да, вы правы. Завтра я займусь им вплотную.

— А Теперь о воре, проникшем в номер миссис Толлер. Это был ваш человек?

— Нет. Если только его не послал Бриль или Дюран. Хотя они вряд ли могли это сделать. Скажу откровенно: этот вор для меня загадка. Зачем ему потребовалась лицензия миссис Толлер? Если только…

— Тсс! — раздалось у них за спиной.

Куртис и Банколен мгновенно обернулись. Прямо позади них находилось окно, занавешенное шторами из темного бархата. Из щели между ними выглядывало квадратное лицо усатого брюнета в очках и шляпе. Оглядев коридор, мужчина улыбнулся и произнес:

— Добрый вечер, ребята!

— Так это, значит, ты, — воскликнул Банколен. — Спускайся, да побыстрее!

Тяжелые шторы зашевелились, и невысокий мужчина с выпяченной, как у голубя-дутыша, грудью спрыгнул с подоконника. Одет он был во все черное, а на руках — белые хлопчатобумажные перчатки. Из нагрудного кармашка его пиджака торчали карандаши.

— Позвольте, я представлю вас друг другу, — широко улыбнулся Банколен. — Мистер Куртис, месье Жан-Батист Робинсон.

Робинсон просунул палец между двумя пуговицами жилетки и встал в позу Наполеона.

— Огюст Дюпа из газеты «Интеллидженс», — гордо произнес он. — Магистр искусств и кандидат юридических наук. Сейчас, как вы сами видите, я, подобно моему великому предшественнику Эдгару По, задействован в раскрытии преступления.

— Что-то я не слышал, чтобы Эдгар По лазил по пожарным лестницам и воровал лицензии на оружие, — проворчал Банколен. — Это же был ты. Не так ли?

— Эдгар По мог без труда и на луну залезть, — презрительно бросил Робинсон и перевел взгляд на Куртиса: — Ха! Ха! Этот старый щуп (та: понял, что я его опередил. Он мне завидует. А ведь когда-то я был единственным, кто мог дать ему заработать. О-ля-ля! Я вижу у него газету с моей статьей!

— Да за эту статью я могу засадить тебя в тюрьму, — буркнул Банколен.

— Не посмеете, — возразил Робинсон. — Я — журналист! Меня защитит пресса. Говорю вам, не посмеете. Кроме того, у меня есть кое-что на обмен. Вас это очень, заинтересует.

Он распахнул свой черны и плащ, сунул руку в карман пиджака и вынул оттуда пустую бутылку из-под шампанского «Редерер».

Банколен от удивления даже крякнул, глаза его заблестели. Он стал медленно вращать бутылку в руке репортера, просматривая ее на свет.

— Ты нашел это в номере миссис Толлер? — спросил сыщик.

— Никак нет. Я обнаружил ее на территории виллы «Марбр». В этом мне помогла моя природная сообразительность.

— Когда ты ее нашел?

— Сегодня днем.

— Тогда почему ты не передал ее мне или Дюрану?

— Месье, я — журналист, — с гордостью заявил Робинсон. — У меня обязанности перед моим издателем и читателями. Сначала я показал ее издателю.

— Уверен, он пришел в полный восторг. А ты когда-нибудь слышал об отпечатках пальцев?

— Месье, вы меня недооцениваете. Разве вы не заметили, что я в перчатках? В издательстве «Интеллидженс» есть все необходимые материалы для снятия отпечатков пальцев. Я убедил издателя купить их после преступления в Клиши.

К сожалению, за эту бутылку многие хватались. Кроме того, она несколько часов пролежала в земле. Боюсь, все отпечатки пальцев с нее стерлись.

Банколен взял бутылку и повернул ее.

— Пролежала в земле… — задумчиво произнес он. — Хотя постойте.

Робинсон наблюдал за сыщиком, гордо выпятив свою голубиную грудь.

С бутылкой в руках Банколен подошел к окну, где было больше света, и стал ее внимательно рассматривать.

— Пробка от нее была? — спросил он.

— Нет. А вы заметили, какое у нее донышко? В нем слишком большое углубление. Поэтому емкость бутылки так меньше.

Банколен удивленно посмотрел на бутылку.

— Да, грубо сработано, — констатировал он.

— Кто-то срезал у нее донышко и приварил другое, — пояснил репортер Куртису. — Один мой коллега, проработавший некоторое время в США, сказал мне, что то же самое делали американские торговцы контрабандным спиртным и таким образом зарабатывали большие деньги. Но я никогда не слышал, чтобы подобное вытворяли с шампанским. С джином или виски — да. Но с шампанским… Я даже не верил, что такое возможно.

Банколен тем временем продолжал разглядывать бутылку. Затем резко развернулся. Лицо его просияло.

— Прекрасно! — хлопнув ладонью по бутылке, воскликнул сыщик. — На такое я даже и не надеялся. Жан-Батист, ты самый лучший парень в мире! Но если я окажусь прав, тебе придется опровергнуть все, что ты написал в «Интеллидженс».

Вот перед тобой бутылка. К ней приварено донышко от другой бутылки. Как ты думаешь, зачем?

— Вы, как всегда, придумываете загадки, — мрачным голосом произнес репортер. — Хотите сказать, что в шампанское подсыпали яд?

— Совсем нет.

— Тогда снотворное? Эта мысль уже приходила мне в голову.

— Ты так ничего и не понял, — продолжая вертеть в руках бутылку, заметил Банколен и посмотрел на Куртиса: — Завтра, скажем в полдень, я, как и обещал, на многое открою вам глаза. Мог бы и сейчас. Но мне надо кое-что проверить.

Сегодня вечером я заявил, что знаю, кто убил мадам Клонек, но не смог объяснить — как. Теперь же у меня в руках ключ к разгадке того, что происходило на вилле «Марбр». Но самое смешное заключается в том, что имени убийцы я так и не знаю…

Ну что, пойдем выпьем на радостях бутылочку шампанского?

Глава 13

ПИКНИК

Несмотря на страшную усталость, Куртис погружался в сон медленно, словно на парашюте. Он то просыпался, то вновь засыпал. Однако кошмары его не одолевали. Многое из того, что он видел во сне, могло произойти и наяву. Перед ним одно за другим возникали знакомые лица, а затем исчезали. Временами он видел Магду.

Проснулся Ричард в половине одиннадцатого. Выглянув в окно, он поежился. Утро было теплым, но пасмурным. Когда позвонил Ральф Дуглас, Куртис сидел у окна, ел булочку и запивал ее кофе. Клиент сообщил, что находится в отеле и сейчас к нему поднимется. Постучав, Дуглас просунул голову в дверь:

— Можно войти?

Естественно, разрешение он получил. Иначе и быть не могло. Адвокат должен отрабатывать свой хлеб.

Войдя в номер, Ральф Дуглас сел в кресло и стал нервно теребить в руках шляпу.

— Как самочувствие? — словно доктор у постели больного, поинтересовался Куртис. — Настроение улучшилось?

— Нет, — отрезал Ральф.

— Что-то случилось?

— Не знаю, — мрачно произнес он. — Думаю, это из-за Магды. Ведет она себя как-то странно. На нее совсем не похоже. Беспокойная, какая-то рассеянная. Вчера за ужином я рассказывал ей о гонках, а она меня даже и не слушала. События последних дней изменили ее. От ее нежного отношения ко мне не осталось и следа.

— Наверное, чувствует себя виновной перед матерью.

— Нет, не думаю. Если Магда принимает решение, то старается его выполнить. — Ральф Дуглас словно вспомнил что-то неприятное. Он нахмурился и немного помолчал. — И вот еще что. Сегодня утром я проснулся и испытал шок. Однажды со мной такое было в детстве. Помню, я открыл глаза после приятного сна и увидел в углу спальни огромную змею. Подняв голову, она смотрела на меня.

Возможно, это был сон. Но я так четко ее видел! И вот сегодня утром повторилось нечто подобное. Я открыл глаза и увидел, что в кресле у кровати сидит мужчина. Не знаю, как он мог попасть ко мне в спальню. Невысокого роста, с круглой головой и усиками как у Гитлера…

— О! — воскликнул Куртис. — Так это был Жан-Батист. Я точно знаю. Не удивляйтесь, если в следующий раз он выпрыгнет к вам из чернильницы или супницы. Он тоже расследует убийство мадам Клонек.

Лицо Дугласа от удивления вытянулось.

— Как бы там ни было, но он преспокойненько сидел у моей постели и курил мои сигареты. Увидев, что я смотрю на него, он представился. Назвался Огюстом Дюпа, криминологом из «Иителлидженс».

Я предупредил, что вышвырну его в окно. Он тут же извинился за бесцеремонное вторжение, а потом стал говорить мне такие вещи, что прогнать я его уже не смог.

Ральф задумался. Он провел пальцем по щеке и продолжил:

— Его рассказ так меня заинтересовал, что я пригласил его на завтрак. Тот, кто утверждает, что французы никогда не едят английский завтрак, никогда не встречался с этим Дюпа. Видели бы вы, с каким аппетитом он налегал на яичницу с беконом. Нет, он даже не жевал ее — заглатывал, как пылесос. Но не это главное.

Дуглас поднялся и, отчего-то ссутулившись, задумчиво посмотрел в окно.

— Огюст Дюпа хотел знать, к какому заключению пришел Банколен. Он полагал, что я ему все так и выложу. Но я же не знаю, что на уме у этого нашего сыщика. Прошлый раз он так смотрел на меня, будто собирался надеть наручники.

Куртис отставил чашку. Да, клиент не на шутку разволновался.

— Послушайте меня, — решил он успокоить Ральфа. — Вам не кажется, что вы преувеличиваете? Вы же никого не убивали. Не так ли? Прочтите статью во вчерашней газете. Не знаю, судят ли во Франции за клевету, а если судят, то можно ли считать этого репортера клеветником? Вы ему что-нибудь рассказали?

— Совсем немного, — задумчиво произнес Дуглас и облегченно вздохнул. — Этот малый сам много говорил. Потом неожиданно прервался и задавал мне вопросы. Не знаю, что там у него на уме, но он почему-то спросил, что я думаю о миссис Толлер. Естественно, я ответил, что она старая стерва…

— Так и сказали? — в испуге прошептал Куртис. — Да, для начала неплохо. Это может быть расценено как оскорбление личности. Если задушить Дюпа нельзя, то надо хотя бы заткнуть ему рот. Неужели вы не знаете, как вести себя с репортерами?

— Этот малый сказал, что он криминолог, а не журналист, — пробурчал Дуглас. — А потом, эти журналисты все равно пишут что хотят. Взять хотя бы тот случай в ночном клубе.

Ну а какое оскорбление я нанес миссис Толлер? Она же и в самом деле старая стерва. А если подаст на меня в суд, я докажу, что прав. За ее благопристойной внешностью скрывается настоящее чудовище. Она обманщица, каких свет не видывал!

— Думаю, Дюпа это понравилось.

— Еще бы! Он пришел в восторг. Но вот в чем проблема. Он напишет только то, что сочтет нужным.

Дуглас подался вперед, глаза его заблестели.

— Вы знаете, о чем думает этот репортер? — Ральф не обратил внимания на интерес Куртиса. — Он считает, что убийство совершила миссис Толлер.

— Хм, — только и осталось произнести Куртису.

— Можете удивляться сколько хотите, но это так. Дюпа уверен, что миссис Толлер влюблена в моего брата, а поскольку тот никогда на ней не женится, она решила выдать за него Магду.

— А мисс Толлер… — медленно начал Куртис.

— А при чем тут она? Мать с ее мнением не считается.

— Хорошо. А Магда любит Брюса? Дуглас зло посмотрел на Куртиса.

— Думаю, он ей нравится, — не сразу ответил он. — Но не так сильно, как бы ему хотелось.

Давайте лучше поговорим о том, какого мнения этот Дюпа о миссис Толлер. Он полагает, что все подстроила она. Она способна на все, лишь бы представить меня в черном цвете. Ее цель — воспрепятствовать нашему браку с Магдой. Да, я не идеал. Даже далеко не идеал. Более того, миссис Толлер я ненавижу. И она прекрасно это знает.

Конечно, мне было бы приятно услышать, что убийство Роз Клонек совершила она. Но вообразить такое можно только в страшном бреду.

Вы можете себе представить, чтобы человек, если только он не пациент психушки, мог убить лишь для того, чтобы насолить другому? Чушь! Есть же другие способы. Вы со мной согласны?

— Абсолютно. Я придерживаюсь того же мнения: убийство совершила не она.

— И вот что еще. — Дуглас в волнении заходил по комнате. — Пусть убийца меня люто ненавидел. Но преступник должен был понимать, что, подставив меня, он своей цели не добьется: Магда только сильнее привяжется ко мне.

Если бы я убил свою бывшую любовницу, а Магда об этом узнала, то, уверяю вас, она сказала бы мне: «Ральф, ты это сделал из-за меня» — и крепко обняла. Я стал бы ей еще дороже.

Вы следите за ходом моих мыслей? Конечно, если кому-то надо было, чтобы меня признали виновным, тогда все просто. В этом случае…

Он нахмурился, ударил себя ребром ладони по шее и уронил голову на грудь.

— …в этом случае меня послали бы на гильотину. И как вы сами понимаете, ни на ком бы я уже не женился. Но здесь не все так просто.

Например, почему убийца, разрабатывая свой план, не учел, что у меня может быть алиби? А ведь от него, от алиби, зависело, признают меня виновным или нет.

Почему он ничего не сделал, чтобы лишить меня его? Ему же ничего не стоило позвонить мне и куда-нибудь вызвать. Но убийца этого не сделал. И в этом его ошибка. В итоге его план не сработал.

— И тем не менее вы неспокойны, — внимательно разглядывая Дугласа, заметил Куртис. — Что с вами? Впрочем, все сейчас испытывают беспокойство. Кроме Банколена. Все ждут, что он скажет.

Лицо Ральфа Дугласа приобрело виноватое выражение.

— Н… да. Мы все заинтересованы в его расследовании. В особенности я. Нет, убили Роз не только для того, чтобы меня подставить. Думаю, убийцу надо искать среди ее любовников. Я слышал, что с Делотрека все подозрения сняты. Это правда?

— Похоже, что да.

— Тогда интересно, что припас Банколен. Послушайте, старина… — Дуглас замялся, — я вот о чем хотел спросить. Жан-Батист сказал, что Банколен просил вас зайти сегодня к нему в контору. Якобы он пообещал поведать, к каким выводам он пришел. Жан-Батист сам хотел присутствовать при разговоре. Но Банколен этого не допустит.

Как сказал репортер, сыщик неверно истолковывает его мотивы. Если он наклеит себе бороду и придет в прокуратуру, его все равно выгонят. Как вы думаете, я мог бы пойти с вами? Или меня тоже выгонят?

— Надо попробовать, — ответил Куртис.

В вестибюле отеля Куртис, к своему огромному удивлению, увидел Магду Толлер. На ней было очень красивое белое платье. Оказывается, все это время девушка ждала их. Она выглядела спокойной.

Они втроем сели в машину Дугласа.

— Я переехала на квартиру в доме рядом с Ронпуан, — сообщила Магда. — Но это — большой секрет. Потрясающе! Я чувствую себя в ней куртизанкой.

Они пересекли Пон-Нёф и оказались на острове Сите, где большие серые здания едва проглядывались сквозь деревья.

Возле дома, в котором располагался суд, стояли люди. В толпе Куртис заметил Жан-Батиста Робинсона. Репортер общался с женщиной, очень похожей на Гортензию Фреи. Увидев Куртиса, он, быстро перебирая своими короткими ножками, скрылся в толпе.

Куртис, Дуглас и Магда вошли в здание на набережной Орфевр через низкую дверь. Их встретил сотрудник управления и повел по тускло освещенному коридору.

Проходя мимо огромной криминалистической лаборатории, они разом замолчали по вполне понятной причине.

Поднявшись на последний этаж, они вошли в комнату, где стоял тихий гул голосов и слабый запах какого-то дезинфицирующего вещества. За столом восседал Банколен, а на стуле напротив него притулилась крепкого телосложения крашеная блондинка. Девушка тихо всхлипывала.

— Входите, — поднимаясь из-за стола, пригласил молодых людей сыщик. — Хорошо, что вы пришли все трое. Извините, что принимаю вас в такой комнате, но другой свободной не нашлось. А эта обычно пустует. Месье Бриля, главы департамента полиции, в городе нет, а старший следователь сейчас допрашивает миссис Толлер и мистера Стенфилда. Я же служу буфером между двумя департаментами. Но похоже, что те и другие хотят, чтобы расследование убийства мадам Клонек возглавлял я.

Жиро, принеси стулья! О, простите. Совсем забыл вас представить. Это — мадемуазель Аннет Фове, бывшая горничная мадам Клонек. Она только что закончила давать свои показания.

Блондинка, чьи всхлипывания перешли уже в тихий стон, выпрямилась и стала вытирать расплывшуюся по щекам тушь. Одета девушка была со вкусом. Говорила с интонацией актрисы «Комеди Франсез», что являлось предметом шуток во Франции, как тяжелый акцент в Англии.

— Месье, — нараспев произнесла девушка, — я сказала все, что мне известно. Не понимаю, в чем вы меня подозреваете. Уверяю вас, я могу предоставить характеристики от моих бывших хозяев, которые намного респектабельнее, чем мадам Клонек. Вы почему-то думаете, что я позарилась на ее драгоценности.

Она приложила к носу крохотный кружевной платочек.

— Вы же знаете, или должны уже знать, что сегодня утром приезжал поверенный мадам, открыл ее сейф и обнаружил, что все ее драгоценности, кроме горного хрусталя, на месте.

— Мадемуазель, я вас ни в чем не подозреваю, — заверил ее Банколен. — Но перед тем как вас отпустить, я хотел бы повторить все, что вы мне сказали. Ну, конечно же не все, а только самое важное. Итак, в прошлую субботу вы вместе с мадам Клонек и месье Делотреком были на пикнике.

Аннет в знак подтверждения его слов простонала.

— Вы вышли из дома в половине одиннадцатого, — продолжил Банколен, — и сели в машину месье Делотрека. Приехав в Отей, вы взяли напрокат лодку. Все это время месье Делотрек был в поле вашего зрения. Правильно?

— Да.

— Вы плавали по реке между Отей и Бийанкуром. Вы и лодочник, которого нанял месье Делотрек, находились в другой лодке. За все это время мадам Клонек и месье Делотрек на берег не высаживались и…

— Не совсем так, месье. Один раз на пару часиков они причаливали к поросшему ивами берегу. Там еще были такие заросли ивняка! Чтобы перекусить, отдохнуть и спокойно поговорить. Но на берег они не сходили. Я это своими глазами видела.

— И все же. Если лодочник оказывал вам знаки внимания, то вы могли…

— Месье! — возмутилась девушка. И даже попробовала покраснеть.

— Я просто хотел уточнить. — Банколен был сама вежливость. — Хорошо. Вы втроем возвращались с реки, когда начинало темнеть. Поскольку ваш рабочий день закончился, вы попросили высадить вас у станции метро. Вы были уверены, что мадам Клонек и месье Делотрек едут домой. Так ведь?

Спасибо, мадемуазель, и всего вам доброго… Нет-нет, мадемуазель, эта дверь в туалет. На выход вон в ту.

Перед тем как Банколен закрыл за ней дверь, девушка оглянулась и с ненавистью глянула на Дугласа. Тот, не выдержав ее тяжелого взгляда, отвел глаза.

Вернувшись на прежнее место, сыщик молча оглядел своих гостей. В маленькой комнате он казался гигантом. В это утро Банколен выглядел комически: щеки впали, брови взлохмачены… Глядя на него, Куртис, как и вчера на вилле «Марбр», испытывал чувство неловкости вперемешку со страхом.

— Итак, вы хотите узнать о бутылке из-под шампанского, — вкрадчиво произнес Банколен. — Да, мистер Дуглас, мне известно, что сегодня утром вас навестил Робинсон. Так что кое-какую информацию вы от него получили.

Не знаю, о чем у вас шел разговор, но он наверняка рассказал о найденной им бутылке и револьвере. Думаю, и миссис Толлер о них уже знает. Так что в подробности я вдаваться не буду. Закурите?

Он достал из ящика стола коробку с сигаретами и положил ее на стол.

— В багаже Пьера Вуаза, которого мы арестовали два месяца назад, оказалось огромное количество турецких и вирджинских сигарет. С тех пор их курит вся контора. Нет-нет, не отказывайтесь. У этих сигарет отличный табак. Пьер своих жертв не травил — он перерезал им горло. Турецкие — с этой стороны, а с вирджинским табаком — с этой.

— Я слышала, что револьвер, найденный вчера на вилле, принадлежит моей матери, — вступила в разговор Магда.

— Мисс Толлер, вы, как и мистер Стенфилд, видели вчера это оружие. Неужели вы не узнали его?

— Нет. Но как можно узнать револьвер, лишь взглянув на него? На вид они все одинаковые. Во всяком случае, для меня.

— А вот у мистера Стенфилда, как я понял, глаз натренированный, — заметил Банколен. — Но вы не отрицаете, что у вашей матери был точно такой же револьвер?

— Да об этом многие знали. Вы что, хотите сказать… Но это же абсурд. Сама мысль об этом меня смешит.

— Такую версию выдвинул Робинсон, а не я.

— Какую версию? — подал голос Ральф Дуглас.

Банколен положил тлеющую сигарету на стол и вытащил из ящика большую коричневую папку. Однако раскрывать ее сыщик не стал.

— Поднимаясь ко мне, вы наверняка проходили мимо нашей лаборатории, — начал он. — Но не обольщайтесь. Ничего ультрасовременного в ней нет. Так что никаких чудес от нее ждать не приходится.

Работы в лаборатории в основном ведутся с помощью фотокамеры и микроскопа. Есть, правда, еще оборудование для обнаружения ядов и фотомикрограф, позволяющий увидеть мельчайшую частицу материала.

Фотографирование с помощью микроскопа впервые было применено Евстахием более полувека назад. Если я ошибаюсь, Мабюс меня поправит.

Теперь моя задача заключается в том, чтобы сотрудник лаборатории: во-первых, установил, кем мог быть убийца; во-вторых, описал его действия; и, в-третьих, сказал, где мне искать улики.

А сейчас давайте восстановим по памяти события того трагического дня. В хронологическом порядке. Начнем незадолго до приезда мадам Клонек. А приехала она на виллу «Марбр», как мы знаем, в четверть двенадцатого.

Поскольку Гортензия Фреи — наша единственная свидетельница, то полагаться будем на ее показания. Естественно, до тех пор, пока их не опровергнут результаты криминалистических исследований. Пока же оснований не доверять рассказу горничной у нас нет.

Итак, она сказала, что мадам Клонек приехала на виллу злой. Такое ее состояние объясняется легко: она только что рассталась с частью своих драгоценностей, отдав их месье Делотреку. Здесь все сходится.

Далее она была недовольна тем, что мистер Дуглас ее не встретил. Еще бы! Этого свидания мадам ждала весь день. Не застав мистера Дугласа на вилле, Роз Клонек пережила нечто вроде шока. Ради встречи с Дугласом она отдала месье Делотреку драгоценности, а тот заставил ее ждать. И при этом даже не извинился.

В таком состоянии мадам Клонек пребывала с момента своего приезда. Она приняла ванну, оделась, навела макияж. Время приближалось к полуночи, а Ральф Дуглас все не появлялся. Гортензия заявляет, что мадам уже была близка к состоянию нервного срыва. Она просит горничную принести ей маленькую бутылку шампанского и говорит, что потом та может ложиться спать. Эта бутылка стоит в ведерке со льдом в гостиной.

Гортензия из гостиной проходит в коридор через дверь, которая тогда еще не заперта. Если до этого время для мадам тянулось медленно, то сейчас словно остановилось. Не забывайте, что она была без часов. А Дугласа все нет.

Когда я осмотрел все комнаты, у меня возникло предположение, что мадам между четвертью первого и часом ночи принимала решение проучить своего необязательного любовника. Нет, в Париж она не возвращается, поскольку Роз Клонек — человек очень осторожный. Ей не хочется терять такого состоятельного мужчину, как Ральф Дуглас. А потом, так поступать — не в ее характере.

Мадам решает действовать иначе и выбирает способ более эффективный: она закроет все двери, через которые можно попасть к ней в спальню, приготовится ко сну и даже примет снотворное. Затем она выпьет шампанское и ляжет спать.

Когда этот бездельник наконец приедет, то, сгорая от страсти, пусть попробует пробраться к ней! Его следует хорошенько проучить! Так думала мадам.

Пока Банколен говорил, лицо его оставалось серьезным. Неожиданно в его глазах вспыхнули озорные искорки.

— Понимаю, — усмехнулся сыщик, — вы считаете меня таким же болтливым, как Робинсон. Хорошо, я докажу, что это не так. Для начала обращу ваше внимание на запертые двери.

То, что дверь из гостиной в коридор была заперта, — абсолютно точно установленный факт. Дверь из туалетной комнаты в коридор — тоже. Но дверь из спальни в коридор, через которую вы прошли, а затем обнаружили труп, была открыта. Причем ключ торчал в замке изнутри.

Когда вы вчера покинули виллу, а мы с Мабюсом остались, я обратил внимание на этот ключ. Ничего на первый взгляд примечательного. Ключ как ключ, с легким налетом ржавчины и пыли. С помощью карманной линзы Мабюса нам удалось разглядеть на его кончике параллельные царапины. Они были едва различимы.

Я оглядел спальню, и первое, что привлекло мое внимание, — плоскогубцы. У большинства из них, как вы знаете, на рабочей поверхности есть зазубрины. Ну, для того, чтобы улучшить сцепление. Я решил, что ключ и плоскогубцы надо проверить на фотомикрографе.

Сыщик раскрыл папку и достал из нее фотографию с многократно увеличенным изображением бородки ключа. На его черной поверхности выделялись пять белых параллельных полосок. Контуры трех из них были немного размыты, а двух оказались сравнительно четкими.

— Масштаб увеличения всего лишь один к пяти, — заметил Банколен. — Но изображение хорошее. Видно, что отметины на ключе свежие. На следующих фотографиях представлены плоскогубцы в разобранном состоянии и вторая половина ключа. Вы видите, что отметины на ключе соответствуют зазубринам на плоскогубцах. В этом можно легко убедиться с помощью штангенциркуля.

И о чем это свидетельствует? А свидетельствует это о том, что Роз Клонек заперла-таки эту дверь изнутри. А кто-то из коридора — будем считать, что мужчина в коричневом плаще и черной шляпе, — используя плоскогубцы, повернул в замочной скважине ключ и открыл дверь.

Банколен отложил фотографии в сторону.

— Вот к какому заключению я пришел, — констатировал рассказчик. — С помощью этого ключа можно не только открыть дверь, но и раскрыть все преступление. Вы это понимаете?

Глава 14

ТРИ ЗАПЕРТЫЕ ДВЕРИ

Наступила тишина. Банколен поднял со стола почти догоревшую сигарету и загасил ее в пепельнице.

— Итак, закрыв все двери, мадам начинает раздеваться. Зная, что сейчас ляжет в постель, она решает заранее принять три таблетки снотворного, поскольку этот препарат действует медленно, и идет в ванную.

Мадам Клонек запивает таблетки водой, тем самым оставляя отпечатки пальцев на стакане, и возвращается в туалетную комнату. О том, что она решила лечь в постель, свидетельствуют улики: ее вечернее платье висит на плечиках в шкафу, а чулки аккуратно сложены.

Но это еще не все. Вы видели, что на ее лице не было макияжа. Хотя на туалетном столике были разложены косметические принадлежности. Единственное, чем она воспользовалась, — так это крем. Баночка с ним была открыта, а крышечка от нее лежала рядом.

Я тоже прошел тот самый период в своей жизни, который месье Робинсон изящно называет «фазой холостяка со спортивными привычками», и поэтому смог прийти к определенному выводу. Я попросил бы мисс Толлер сказать, правильный он или нет.

Этим кремом женщины, особенно те, кому за тридцать, пользуются перед сном, чтобы утром проснуться еще красивее. Скажите, мисс Толлер, если бы вы ожидали любовника, которого не видели почти год и на кого хотели произвести сногсшибательное впечатление, стали бы вы смывать с лица косметические красивости, а потом накладывать питательный крем?

— Конечно же нет! — энергично помотав головой, ответила Магда. — Но…

— Да, я слушаю.

— Наверное, это пустяк. Просто я подумала…

— И тем не менее, скажите.

— Видите ли, меня удивило то, что она, нанеся на лицо крем, не закрыла баночку. Такой крем открытым держать нельзя. Он очень быстро высыхает и становится непригодным. Любая женщина закрывает баночку с кремом машинально. Это меня и удивило. Ведь вы же сказали, что мадам Клонек была аккуратной.

— Отлично! — сверкнул глазами Банколен. — Мы к этому еще вернемся. А сейчас обратим внимание вот на что. Итак, Роз Клонек раздевается, надевает домашний халат, тапочки и садится перед зеркалом. Ночную рубашку она пока не надевает. Почему?

— Я бы тоже ее не надела, — опять вступила в разговор Магда. — Если вы имеете в виду ту кружевную, что висит в шкафу. Уверена, что мадам Клонек боялась испачкать ее кремом.

Банколен откинулся на спинку стула.

— Очень хорошо. Продолжим. Она сидит за туалетным столиком в халате и тапочках и наносит на лицо крем. И тут вспоминает, что дверь из гостиной на балкон не закрыта.

Что толку в том, что закрыты остальные двери, если на балкон легко подняться по лестнице? Кроме того, в гостиной стоит ведерко с бутылкой шампанского. Она идет и забирает бутылку. Но пока не открывает ее.

Вы спросите, почему я так уверен, что после того, как Гортензия оставила шампанское в ведерке, мадам к бутылке не прикасалась? Так вот этому нашлось подтверждение.

На полированной крышке туалетного столика осталось пятно. И не от воды — от шампанского. К тому же на бутылке Мабюс обнаружил следы крема.

Все говорит о том, что бутылку открыли здесь, на туалетном столике. Сидя за ним, мадам Клонек наливала в бокал шампанское и пила. А затем ее отвлекли.

— Отвлекли? — резко переспросил Ральф.

— Да. Кто-то отвлек ее. Видите, все мои предположения так или иначе связаны с этим столиком? Итак, мадам прервали в тот момент, когда она накладывала крем. Поэтому она и не закрыла баночку. Более того, Роз Клонек, женщина очень аккуратная, не вытерла с дорогого туалетного столика мокрое пятно.

На следующее утро ее тапочки нашли под столиком. Выходит, что балконную дверь она закрыть не успела. Не могла же мадам ходить босиком по холодному мрамору. Значит, именно здесь, перед зеркалом, ее и застал убийца. Если тапочек мадам Клонек не надевала, то как она оказалась в постели? Вывод напрашивается сам собой — женщину туда перенесли.

Попробуем описать ее действия. На рукоятке кинжала обнаружены отпечатки пальцев Роз Клонек. Экспертиза показала, что мадам крепко сжимала его в руке. Думаю, что я могу объяснить, как развивались события.

Стоя перед зеркалом, бедняжка видит или слышит то, что сильно пугает ее. Единственное средство защиты — лежащий в ящике столика кинжал. Роз хватает его.

Банколен рукой продемонстрировал возможную реакцию жертвы. Все трое, сидящие напротив него, непроизвольно вздрогнули.

— Я понял, — подал голос Ральф Дуглас. — Конечно, она услышала, как в дом вошел убийца. Получается, что перед тем, как подняться наверх, он пришел на кухню и заточил принесенную им бритву. Пол во всех коридорах выложен мраморной плиткой, и без шума катить по нему сервировочный столик он не мог.

— Нет. Я думаю, дело было совсем не так, — возразил сыщик. — Убийца мог столик нести. Убедившись, что все двери заперты, он открывает одну из них, используя плоскогубцы. А бесшумно это сделать нельзя. Вы же видели оставленные на ключе зазубрины!

Так что же могло так напугать мадам Клонек, если она схватила кинжал? И сделала это так поспешно, что едва не опрокинула стоявшую на столике бутылку.

Ни шум, ни шорох напугать ее не могли. Она ведь ждала прихода бывшего любовника. Кроме того, шум поднять могла и Гортензия. Мадам же отбежала от столика так поспешно, что не надела тапочки. Это говорит о том, что она была очень сильно напугана.

— В таком случае убийца проник к ней через балконную дверь, — приподнявшись, заявил Куртис.

— Верно, — подтвердил Банколен. — Это он напугал Роз Клонек. Вы заметили, как стоит туалетный столик? В его зеркале через открытую дверь просматривается гостиная. Это я обнаружил вчера, когда стоял у столика, а вы — в дверях гостиной. Но прошу не забывать, что это — всего лишь мои предположения.

Представьте себе интерьер гостиной. На ее мраморном полу — большой ковер, под потолком — громадная хрустальная люстра, свет от нее заливает комнату.

По лестнице на балкон кто-то понимается и через стеклянную дверь крадучись проходит в гостиную. В этот момент Роз Клонек ставит бутылку и фужер на туалетный столик, смотрит в зеркало и видит там мужчину. С револьвером в руке он стоит в дверном проеме. Кстати, с тем самым револьвером, о котором говорил нам мистер Стенфилд. Можно легко представить, какой страх охватил женщину.

— Это был мужчина в коричневом… — начал Дуглас.

— Совсем нет, — резко прервал его сыщик. — Кто-нибудь желает закурить?

— Послушайте, вы играете с нами в кошки-мышки, — тихо заметил Куртис. — Неужели это доставляет вам удовольствие?

— Это не игра, — хмурясь, ответил Банколен. — Я даю вам возможность самим поразмышлять. Только не думайте, что проникшим в гостиную с балкона был незнакомец в коричневом плаще и черной шляпе. Я долго ломал над этим голову. Наконец сделал вывод, что это был не он.

Не сомневаюсь, что убийца — назовем его Икс — тут же напал на мадам. Преступнику удалось затащить ее в ванную. Вены на руке женщины он вскрыл кинжалом, которым она пыталась обороняться, и оставил жертву истекать кровью.

Хотя можно предположить, что это сделал мужчина в коричневом плаще. Ну а почему бы и нет? Если он обходил виллу по подъездной дорожке, то она непременно привела бы его к балконной лестнице. Он мог бы подняться по ней только для того, чтобы изучить обстановку.

Как я уже сказал, преступник проникает в дом и убивает мадам Клонек. Но если все так и было, то его последующие действия объяснению не поддаются.

Совершив преступление, он спускается по балконной лестнице в сад и через черный ход проникает на кухню. Сквозь щель в двери Гортензия видит, как он затачивает бритву. Но убивать ею Роз Клонек не собирается — она к тому времени уже мертва. И тут вновь возникает вопрос: зачем тогда такое обилие оружия?

Этот человек приехал на виллу с револьвером и опасной бритвой, но ими не воспользовался.

Вместо того чтобы полоснуть жертву бритвой по венам, он вспарывает их кинжалом, а затем идет на кухню и точит бритву.

Если все происходило именно так, в его действиях не видно логики. Кроме того, на сервировочный столик с приготовленным горничной ужином он ставит большую бутылку шампанского и несет столик наверх.

Затем с помощью плоскогубцев открывает дверь спальни… Все, дальше можно не продолжать. И так видно, что одно противоречит другому. Я долго расшифровывал эту головоломку, и наконец меня осенило.

Банколен помолчал для пущего нагнетания напряженности.

— Убить мадам Клонек собирались двое. Один из них — тот, кого мы назвали Икс, а другой — мужчина в коричневом плаще. Первому удалось это сделать, а другой немного опоздал.

На виллу «Марбр» женщину заманил тот, кто был в коричневом плаще. Но убил ее Икс. В противном случае действия мужчины в коричневом плаще объяснить невозможно.

Да, он готовился зарезать женщину принесенной им бритвой. Но его опередили. Опередил тот самый Икс, имевший при себе револьвер. Он поднялся на балкон где-то в час ночи или чуть раньше. Так что к приезду человека в коричневом плаще Роз Клонек была уже мертва. Представляю, каково было его удивление, когда, войдя в спальню, он увидел на кровати труп.

Банколен замолк. Он с интересом оглядел каждого из троицы. Неопределенно хмыкнул и, выдержав паузу, продолжил:

— Таким образом, убийство совершил этот самый…

— Кто «этот самый»?! — не выдержав, крикнула Магда. От волнения девушка даже уронила лежавшую на коленях сумочку.

От ее крика все вздрогнули. Ральф Дуглас осуждающе глянул на Банколена:

— Мистер Куртис прав. Вы играете с нами в кошки-мышки. Это несправедливо! Кто этот Икс? Если знаете, то почему не говорите? Так кто же убил мадам Клонек?

Банколен подался вперед и уперся локтями в стол.

— Вы, мисс Толлер, — спокойно ответил он.

Глава 15

БУТЫЛКА «АЛХИМИКА»

Человек не так уж и быстро понимает собеседника, когда тот говорит совсем не то, что от него ожидали. Его мозг включается подобно пластинке, когда ее касается игла звукоснимателя. Нечто подобное произошло и с Куртисом, когда он услышал ответ Банколена. Парой секунд позже смысл слов сыщика дошел и до Ральфа Дугласа.

Куртис в изумлении уставился на Магду. Девушка сидела на стуле, сгорбившись и слегка пригнув голову. Ее повисшие черные волосы почти касались щек. Она настороженно смотрела на Банколена из-под полей белой шляпы. Наконец на ее щеках появились прелестные ямочки, и девушка улыбнулась.

— Какая нелепость, — сказала Магда.

Если бы Куртис не слышал, как она это произнесла, он бы засмеялся. Но по тону ее голоса Ричард понял, что Банколен прав.

— О боже, — прошептала Магда.

Она была уже не в состоянии владеть собой. В ее глазах появились слезы.

Никакого взрыва эмоций не последовало. Даже Дуглас и тот хранил молчание. Судя по всему, он еще не понял, что сказал Банколен. И все же первым воцарившуюся в комнате тишину нарушил именно Ральф.

— Как вы могли такое сказать? — растерянно произнес он и посмотрел на свою невесту.

Та тряслась в беззвучных рыданиях.

— Послушайте, это уже слишком! — возмутился Дуглас. — Если вы пошутили, то очень неудачно. Если вы в самом деле так думаете, то я… я… я не знаю, что…

Банколен сидел неподвижно, упираясь локтем левой руки в стол. Подперев кулаком подбородок, он внимательно смотрел на Магду.

Услышав гневные слова Дугласа, сыщик сурово сдвинул брови.

— Пожалуйста, на тон ниже, — осадил он молодого человека. — Не забывайте, где вы. В полицейском участке. В отличие от многих моих коллег я отношусь к расследованию этого убийства гораздо спокойнее. Скажу прямо: никого арестовывать я сейчас не собираюсь. Мне еще надо кое-что уточнить.

У Магды начиналась истерика, и Куртис решил, что молчать он уже не может. Он должен прийти ей на помощь.

Банколен тем временем достал из ящика стакан и бутылку коньяку и поставил их на Стол. Он плеснул спиртное в стакан, бросил на девушку быстрый взгляд и добавил еще горячительного.

— Вы сами-то верите в то, что сказали? — попробовал урезонить Банколена Куртис. — Это же полный абсурд. Такое обвинение у кого угодно вызовет шок. На вашем месте я бы так не поступал.

— Не надо! — раздраженно произнесла Магда. — Мне это уже не поможет! Выходит, я сделала это первой?

— Боже мой, Маг, ты ничего не делала! — воскликнул Дуглас.

— Ральф, ты смешон! Нет, это я ее убила!

Девушка, согнув пальцы, подняла руку и, словно кошка когтями, царапнула по воздуху.

— Ральф, сейчас ты услышишь признания убийцы, — надрывным голосом произнесла Магда. — Что, страшно? Мурашки по спине побежали? Так что же ты сидишь? Беги, спасайся!

— Дорогая, успокойся. — Дуглас непроизвольно посмотрел на дверь. — Я тебя не оставлю. Пусть ты совершила преступление… я все равно буду с тобой! Боже мой, ты убила… Это же самое страшное, что может…

— Я понимаю, Дуглас, вы в шоке, — стараясь оставаться спокойным, произнес Куртис. — Не меньший шок перенесла и Магда, когда узнала, что в убийстве, совершенном ею, обвиняют вас. Если она это и сделала, то только ради вас.

— Но зачем? Разве она не знала, что между мной и Роз все кончено? Нет, Магда не могла этого сделать!

Последние слова Дуглас произнес так громко и с таким жаром, что Куртис даже вздрогнул. Слова, произнесенные Магдой: «Это я убила ее», повергли его в смятение. В полном отчаянии он с надеждой посмотрел на Банколена.

— Нет, Роз Клонек я убила не из-за Ральфа, — глотнув коньяку, заявила Магда. — Не знаю, зачем мне было это нужно. Я и не думала ее убивать. Я приехала на виллу с единственной целью — проверить Ральфа. Мама сказала мне, что у него там назначена встреча… Но, увидев Роз Клонек пьяной, с белым от крема лицом и такими же руками, я пришла в ярость. Схватив кинжал, она, сильно шатаясь, двинулась на меня, и я…

Трясущейся рукой Магда поставила стакан на стол.

— Не понимаю, как это могло произойти, — продолжила девушка. — Эта женщина, словно вампир, пила кровь своих любовников. Вот я и подумала: а почему ей самой не истечь кровью?

Желание убить ее затмило мой разум. Я даже не помню, как затащила мадам Клонек в ванную. При виде ее, лежащей на полу с опущенной в ванну рукой, мне стало страшно. Меня затошнило. Я схватила полотенце и попыталась остановить кровь. Но ее, как ни странно, было совсем мало. Я не хотела ее убивать, но было уже поздно. Только придя в себя, я поняла, что она мертва.

Магда сжала руку в кулак и приложила его ко лбу.

— Не понимаю, как вы догадались, что убила я, — тихо произнесла она. — Я же все предусмотрела: кинжал держала в руке, обмотав его рукоятку полотенцем, затем протерла все, на чем могла оставить отпечатки пальцев… Единственная моя оплошность — револьвер. Он так и остался валяться на полу. Смешно…

Девушка залилась в истерическом хохоте.

— Прекратить! — приказал Банколен.

Дуглас и Куртис с окаменевшими лицами смотрели на Магду.

— Успокойтесь, — продолжал сыщик. — Ее убили не вы. Это сделал кто-то другой. Сейчас я объясню, как это произошло. Да, мисс Толлер, вы оставили улики. Но в том, что они обнаружены, заслуга вовсе не моя.

Вы действительно затащили мадам Клонек в ванную. Но в воду вы ее не положили, а перекинули ее правую руку через край ванны. Она так и осталась лежать на полу.

В корзине для грязного белья были обнаружены три полотенца: два мокрых, но не испачканных кровью, а третье — сухое, но в пятнах крови.

Если же мадам Клонек положили в ванну с перерезанными венами, то на ней, даже если ее обмыли водой, должны были остаться следы крови. Однако на ее теле их не обнаружили.

С другой стороны, истечь кровью она не могла, поскольку на двух мокрых полотенцах крови не было, а на третьем — всего лишь несколько пятнышек. Значит, сухое полотенце использовали для другой цели: чтобы не оставить на кинжале отпечатков своих пальцев. К такому заключению пришел Мабюс.

Да, на рукоятке никаких отпечатков не было, но они оказались на лезвии. В лаборатории установили, что это — отпечаток ладони. Точно такой отпечаток нашли на ванне и на рукоятке револьвера.

— Но я читал, что идентификацию по ладони не делают, — заметил Ральф. — Этот метод считается ненадежным. Отпечаток от ладони не такой четкий, как от пальцев…

— Но на ладонях человека есть поры, — пояснил Банколен. — И не смотрите на меня так удивленно. Ничего нового я не открыл. Это было установлено доктором Локаром. Впервые его метод был использован еще в 1912 году в Лионе. Но я не такой специалист в области дактилоскопических исследований, как Мабюс.

Вам известно, что поры, через которые на ладонях выделяется пот, хорошо видны под микроскопом и что их можно сфотографировать? Так вот, по фотографии можно подсчитать, сколько таких пор содержится на определенном участке ладони. У каждого человека их количество строго определенное. Вот вам пример.

Банколен открыл папку:

— Перед вами четыре фотографии. На каждой изображен один и тот же участок ладони. Черные точки на ней, вот они, размером с булавочную головку, — поры. На каждой фотографии их количество одинаковое: восемьсот четыре.

— И чья это ладонь? — спросила воспрянувшая духом девушка.

— Ваша, мисс Толлер. Первые три фотографии с отпечатками ладони, найденными на кинжале, бортике ванны и револьвере, а четвертая — на ручке дверцы вашей машины.

Вчерашнее ваше поведение на вилле «Марбр» вызвало у меня любопытство. Вы так неожиданно появились и, увидев выходившего из задней двери дома мистера Дугласа, сильно удивились.

Я за вами наблюдал с момента вашего приезда. Когда он спросил вас, что вы здесь делаете, вы ответили, что кто-то вам позвонил и сказал, будто мистер Дуглас на вилле «Марбр» и у него возникли серьезные проблемы.

Если это было правдой, то почему, увидев его, вы так сильно удивились? Меня этот факт заинтересовал, и я решил вас проверить.

От служащего отеля «Криллон» я узнал, что к вам в номер звонили всего один раз. И это был мистер Стенфилд. Он разговаривал с вашей матерью. А это означало, что никакого сообщения о местонахождении мистера Дугласа вы не получали. Далее я уже исходил из того, что кинжал побывал в ваших руках.

О том, что ваш жених должен находиться на вилле, вы узнали от матери. После того как Джордж Стенфилд перевел письмо, которое принесла ему Гортензия, он поехал к миссис Толлер и все ей рассказал.

Вы в это время ужинали с мистером Дугласом. По словам служащего отеля, Стенфилд приехал в «Криллон» в субботу в восемь вечера. Уехал же он оттуда без четверти девять в таком возбужденном состоянии, что, уронив с головы шляпу, не смог ее поймать. Вы вернулись с ужина в половине одиннадцатого. Тогда ваша мать и сказала вам, где и с кем проведет эту ночь ваш жених.

Я не буду описывать ваше душевное состояние. Его нам легко представить. Естественно, вам захотелось самой убедиться в измене Ральфа. Когда ваша мать заснула, вы взяли из ящика туалетного столика ее револьвер, вышли из номера и, воспользовавшись персональным лифтом, незаметно для всех покинули отель.

Поэтому история мистера Стенфилда о том, что он забрал этот револьвер в пятницу, — чистейшей воды ложь. Более того, на его рукоятке есть отпечатки ваших пальцев. Интересно, зачем он решил солгать? Возможно, потому, что хотел обеспечить вам алиби. Судя по всему, миссис Толлер знала или догадывалась, что убийство совершили вы. Но мне кажется, была другая причина.

Итак, вы добрались до виллы «Марбр» и оставили машину возле леса. В каких комнатах находились ее обитатели, вы легко определили по окнам. Вы поднялись по лестнице на балкон. А дальше произошло то, что и должно было произойти. Потом вы сделали то, что могли сделать только вы, — положили труп на кровать и прикрыли его одеялом.

— Мне надо было спешить, — спокойным голосом произнесла Магда. — Сделала я это по глупости. Нет, Ральф, не подходи ко мне. Не забывай, что я — убийца. Это даже хорошо, что мы находимся в полицейском участке. Месье Банколен, что вы намерены со мной сделать? Куда вы меня сейчас отведете?

Банколен откинулся на спинку стула.

— Никуда, — нахмурившись, устало произнес он.

— Никуда? — удивленно переспросила Магда. — Вы разве не арестуете меня?

Ральф поднялся и, сделав несколько неуверенных шагов к столу, за которым сидел Банколен, остановился.

— Еще вчера по первым собранным уликам я знал, кто должен быть убийцей. Но никакой радости при этом не испытывал, — вздохнув, произнес сыщик. — Понимаете, мисс Толлер, я в это не верил. В вас нет криминальных инстинктов. Вы, так сказать, продукт воспитания миссис Толлер. И если бы я не знал ее, мое отношение к вам было бы совсем иным. Сколько раз вы корили себя за унаследованные от родителей гены, можно только догадываться. Но все дело в том, что не вы убили мадам Клонек.

В комнате воцарилась звенящая тишина. Неожиданно в глазах Куртиса все предметы, находившиеся в комнате, приобрели размытые формы. Он не смотрел ни на Ральфа, ни на Магду. Он слышал только, как девушка, словно во сне, что-то пробормотала.

— Да, я не верил в это еще вчера, когда не имел на руках заключения медэкспертизы, — продолжал Банколен. — В ванной виллы «Марбр» меня многое удивило. Меня насторожило то, что жертва почему-то была не в ванне, а лежала рядом, свесив в нее руку. Тот, кто ее туда затащил, вскрыл ей вены кинжалом, обмотав рукоятку полотенцем. И вот что самое странное: порез такой большой и глубокий, что кровь должна была хлестать. А на третьем, сухом полотенце всего несколько капель крови.

Сыщик замолчал и внимательно посмотрел на Магду:

— А теперь вы мне вот что скажите. Ну, ну, выше голову! Вот так-то лучше. Вы только что рассказали нам о своей встрече с мадам Клонек. Вы вошли в туалетную комнату и увидели, что она сильно пьяна. Почему вы решили, что она пьяная?

— Она такой и была. — Магда словно запнулась. — Во всяком случае, так мне показалось. Я видела, как мадам Клонек открыла вторую бутылку шампанского, налила его в фужер и, видно, чтобы пена не перелезла через край, залпом выпила. А потом, увидев меня, схватила кинжал и, шатаясь, двинулась на меня. Кроме того, от нее так противно пахло, что меня едва не…

Девушка замолчала. Она дышала тяжело, словно заново переживала трагические события злосчастного вечера.

— Кажется, я все понял, — подал голос Куртис.

— И что вы поняли? — обратил к нему свое внимание Банколен.

— По-моему, все правильно. Это была та самая злополучная бутылка. Послушайте, в ней наверняка присутствовала большая доза снотворного. Например, хлоралгидрата.

Истинный убийца все приготовил заранее. Это была единственная в доме маленькая бутылка «Редерера». Он знал, что мадам перед тем, как лечь в постель, обязательно ее выпьет. И подмешал в шампанское снотворное. Ему нужно было, чтобы к его приходу она уже спала.

Но он не знал, что перед тем, как выпить из подготовленной им бутылки, Роз Клонек сама примет дозу снотворного. Если ее обычная доза составляла шестьдесят гран, то в бутылке наверняка находилось намного больше. Поскольку шампанское пенилось, то она, чтобы оно не «убежало», пила его залпом. Общая доза снотворного оказалась смертельной. Поэтому мадам Клонек и шаталась, словно пьяная. Так что умерла она не от потери крови, а от снотворного. Этим и можно объяснить, почему ее страшная рана на руке почти не кровоточила.

Куртис излагал свою версию убийства, наклонясь над столом Банколена, и каждый раз, заканчивая фразу, тыкал в него указательным пальцем. Сыщик не прерывал молодого человека. Но, дослушав его аргументы, решительно возразил.

— Нет, — единственное, что ответил он.

— Но так должно быть! — воскликнул Куртис. — Других объяснений быть не может.

— Вы затронули один из самых главных вопросов. Почему мадам не оказала никакого сопротивления. Вы скажете, что она вместе с шампанским выпила снотворное и отключилась. Но никакое снотворное, даже в смертельных дозах, так быстро не действует.

Даже если предположить, что Роз Клонек приняла триста гран хлоралгидрата, то она почувствовала бы его действие не сразу, а через несколько минут. А умерла бы самое меньшее через час. Нет, сразу отключиться от снотворного мадам не могла.

— В таком случае… Хотите сказать, что ей подсыпали сильнодействующий яд? Вроде цианида? Вы же сказали, что она умерла еще до того, как ей вскрыли вены. А это значит, что ее отравили. Но вы клянетесь, что яда в шампанском не было.

Банколен помотал головой:

— Нет. Здесь все гораздо сложнее. Что бы там ни было подмешано в шампанское, это сделал мужчина в коричневом плаще и черной шляпе. Но если это он подмешал цианид, от которого мадам мгновенно бы скончалась, то все последующие его действия объяснить невозможно.

Зачем же он тогда заточил бритву, прикатил наверх сервировочный столик и открыл плоскогубцами дверь?

— Но от чего-то она умерла. Не от колдовского же наговора, — беспомощно развел руками молодой адвокат.

— Ну, конечно же не от него, — согласился Банколен. — Мадам Клонек убило простое человеческое невежество. И произошло это еще до того, как ей вскрыли вены.

Он наклонился и достал из нижнего ящика стола маленькую бутылку из-под шампанского. Внимание всей компании враз приковалось к этому новому возможному аргументу нахождения преступника.

— Вчера вечером Робинсон сиял от счастья, — вещал Банколен. — Он и подумать не мог, что жестоко ошибается. Взгляните на эту бутылку. Кто-то отпилил от нее донышко и заменил его другим. Жан-Батист считает, что это проделано под действием высокой температуры. Таким приемом для обмана покупателей пользовались американские торговцы контрабандным спиртным.

Но этот метод слишком дорогой и ненадежный: в семи случаях из десяти бутылка от нагрева трескается. Поэтому в данном случае стекло следовало бы склеить, а не приваривать.

И тем не менее многие придерживаются того же мнения, что и месье Робинсон. В том числе и наш «друг» в коричневом плаще. Удивительный человек! Он мало в чем разбирается. Особенно в химии. Но уверен в своей гениальности.

Первая проблема, с которой он столкнулся, — как открыть бутылку. Да так, чтобы это осталось незамеченным. А сделать ему это было необходимо, поскольку шампанское «Редерер» — единственное, что пила мадам Клонек, оставаясь одна.

Шампанское пенится, когда его открывают и особенно когда разливают. Со временем все пузырьки из него выходят, и оно становится похожим на обычное вино.

Мужчина в коричневом плаще это, конечно, знал. И для того чтобы выдохнувшееся шампанское пенилось, он прибег к помощи бикарбоната натрия. Проще говоря, питьевой соды. А сода — вещество с сильной щелочной реакцией.

Ральф, положив руку на спинку стула, где сидела Магда, внимательно слушал, о чем говорил сыщик. И внимательно смотрел. Казалось, он поедал Банколена глазами.

— Ну а при чем здесь она? — удивленно спросил молодой человек. — Не думаю, что шампанское с содой — приятный напиток. Но его можно выпить целый галлон и при этом не умереть. Разве не так?

— Так. Но сода — не единственное, что оказалось подмешанным преступником в шампанское. Убийца добавил еще… — Банколен перевел взгляд на Куртиса, — как вы верно заметили, триста гран хлоралгидрата. Доза огромная. Поэтому, выпив целую бутылку, мадам Клонек непременно бы умерла.

Убийца знал, что, ощутив неприятный привкус, всю бутылку она пить не станет. Поэтому подмешал в шампанское столько снотворного, чтобы, выпив всего один бокал, она крепко заснула.

Убийца совсем не собирался ее отравить. Ему нужно было застать ее спящей. Только и всего. Вы понимаете, что произошло? Вчера, обследовав спальню жертвы, Мабюс пришел к тому же выводу.

Банколен открыл папку:

— Вот его записи. В шампанское было подмешано: чайная ложка соды, триста гран — или три четверти унции — хлоралгидрата. Затем убийца приложил к бутылке донышко и нагрел его…

Банколен бросил на стол листок с записями Мабюса и, откинувшись на спинку стула, зловеще улыбнулся.

— Этот «алхимик» не знал, что приготовил смертельную смесь, — сверкая глазами, прогремел он. — При нагреве у него получился яд. Не менее сильный, чем цианистый калий.

Когда шампанское запенилось в бокале, Роз Клонек выпила его залпом. Поэтому никакого странного привкуса не почувствовала. Так что ни револьвер, ни бритва, ни кинжал, ни таблетки снотворного здесь ни при чем. Женщина умерла, можно сказать, из-за своей аккуратности.

Она боялась, что шампанское испортит полировку туалетного столика, и одним залпом осушила бокал. За пару минут до того, как к ней вошла мисс Толлер, Роз Клонек выпила более двухсот гран хлоралгидрата.

Глава 16

ЧТО ПРОИСХОДИЛО У ТУАЛЕТНОГО СТОЛИКА

Голос Банколена становился все суровее:

— Это от его запаха вас едва не стошнило, мисс Толлер. К утру он успел выветриться, поскольку в соседней комнате все окна оставались открытыми. Хлороформом не пахло и рядом с трупом.

Единственный случай подобного отравления — смерть Томаса Эдвина Бартлетта. Произошло это в 1876 году в Лондоне.

Против его супруги возбудили уголовное дело, но суд ее оправдал. У Бартлетта, как и у Роз Клонек, никаких признаков отравления обнаружено не было. Врач, осмотревший его, констатировал следующее…

Банколен провел пальцем по записям:

— «…никакого запаха изо рта, лицо бледное, но выражение спокойное». Он пришел к заключению, что смерть наступила в результате аневризма. Мы же подумали, что мадам Клонек умерла от потери крови.

Поскольку у нас появились сомнения, то прошлой ночью судмедэксперт произвел вскрытие и обнаружил у нее в желудке все содержавшиеся в шампанском ингредиенты.

Так что Роз Клонек еще повезло. Она умерла не мучаясь. Если она и ощущала в желудке жжение, то это ничтожная малость по сравнению с тем, что ее ожидало. Можно представить, как расстроился убийца, застав ее уже мертвой.

— А как он собирался ее убить? — проявил заинтересованность Ральф Дуглас.

— Думаю, она приняла бы мученическую смерть, — задумчиво произнес сыщик. — Говорил раньше, то же самое скажу сейчас: нам надо поймать убийцу. И чем раньше, тем лучше.

— А мы ни на йоту к этому не приблизились, — недовольно пробурчал Дуглас.

— Вы так думаете? Я не уверен. Глаза Банколена слегка затуманились.

— Во всяком случае, мы знаем, где его искать. Извините, что мне пришлось изложить вам столь неприятные подробности. Я хотел, чтобы вы немного пришли в себя. Возможно, мы разыщем убийцу с помощью миссис Толлер.

— Я совершила мерзкий поступок, — тихо сказала Магда. — Нет мне прощения. И не будет. Знаю, вы все пытаетесь убедить меня, что я невиновна. Вы, месье Банколен, относитесь ко мне гораздо лучше, чем я того заслуживаю. Но…

Дуглас пытался выглядеть спокойным, но ему это плохо удавалось.

— Дорогая, — в его голосе сквозила искренняя нежность, — не мучь себя. Ты же никого не убивала. Ведь правда?

— Милый, ты хочешь сказать, что меня не отправят на гильотину. Дело совсем не в том, что Роз Клонек убила не я. Но я же пыталась это сделать!

Я знаю, о чем вы все думаете. Вот я здесь сижу и каждый раз, когда кто-то из вас произносит такие слова, как «вены», «руки», «кровь» и тому подобное, морщусь. Самое удивительное, что я не чувствую за собой никакой вины. Единственное, что я испытываю, — чувство унижения.

Вы ведете себя со мной как с нашалившей девочкой. Вы думаете так: «Вот если бы она застрелила ее, тогда другое дело. А так — пустяки, ничего особенного». Вот что вы обо мне думаете. Мне даже не хочется идти домой. Я вообще не хочу выходить из этого здания. Я не хочу, чтобы меня кто-то видел!

— Дорогая, тебя никто не осудит, — попытался успокоить ее Ральф. — Но ты должна понять… Нет, я хотел сказать…

— Мисс Толлер, вы не преступница! — не выдержал Куртис. — Девушка с таким прекрасным лицом не может быть преступницей…

Дуглас и Банколен так удивленно посмотрели на него, что он тотчас замолк.

— Да, эти юристы умеют делать комплименты, — задумчиво произнес Дуглас и пристально посмотрел на сыщика: — Так на чем мы остановились?

— Месье Банколен, вы хотели меня о чем-то спросить, — глотнув из стакана коньяку, напомнила Магда. — Я готова. Думаю, что смогу быть вам полезной. Мне есть что вам рассказать. Только жаль, это никак не отразится на моей дальнейшей судьбе.

— Ну почему же?

— Вы что, считаете меня такой темной? Или хотите сказать, что при желании смогли бы мне помочь? Да, это было бы замечательно. Но вам все равно придется назвать того, кто вскрыл вены на руке мадам Клонек.

Голову мне за это не отрубят, но я прекрасно представляю, что меня ждет. Не подумайте, я не жалуюсь. Я получу то, что заслужила. Вы же против закона не пойдете…

— Дорогая моя, — мягким голосом произнес Банколен, — против закона я не пойду. Но обойти его смогу. Поэтому забудьте о своих проблемах и рассказывайте.

— Хорошо. Прежде всего… хочу сказать, что от мадам Клонек действительно пахло хлороформом. Это я поняла уже позже. Но тогда решила, что она токсикоманка. Знаете, некоторые женщины для того, чтобы запьянеть, нюхают эфир. А теперь, раз уж все в этом деле зависит от времени, которое назвала вам Гортензия… Ну, я имею в виду время приезда мужчины в коричневом плаще…

— А! Понял. Ну?

— Знаете, я была поражена ее рассказом.

— Она что, ошиблась?

— Наоборот. Время она назвала абсолютно верно. Это меня как раз и поразило. Я удивилась, что она, женщина с таким плохим зрением, постоянно смотрела на часы.

Дело в том, что убийца и в самом деле приехал на виллу в десять минут второго. Так что ни этот Делотрек, ни мой бедный Ральф убить Роз Клонек не могли. Это я могу сказать со всей определенностью. Дело в том, что я… я видела убийцу.

Банколен положил руки ладонями вниз на стол и приподнялся из-за стола.

— Мисс Толлер, вы должны понимать, что обманывать меня не в ваших интересах, — предупредил он.

— Я знала, что вы мне не поверите. Но это так. Клянусь, я его видела! Зачем мне вас обманывать?

— Хорошо. Мы сейчас это проверим. Сделаем иначе. Я буду задавать вам вопросы, а вы отвечайте. Итак, начнем. В котором часу вы покинули отель?

— Примерно в двадцать минут первого.

— Где была ваша мать?

— Уже спала. Я слышала через дверь ее храп. Но вы же не думаете, что…

— В кустах неподалеку от ворот виллы лежал подвыпивший полицейский. Проснувшись среди ночи, он увидел, как из ворот вышла женщина и быстрым шагом направилась в сторону леса.

Выходит, Эркюль не был сильно пьяным, и его показаниям можно доверять. Более того, он клянется, что женщина была высокого роста. Однако вернемся к главному. Во сколько вы приехали на виллу?

— На дорогу у меня ушло менее получаса. На улицах машин было мало, поэтому я доехала быстро. Так что на виллу я приехала примерно в четверть первого.

— Вы долго ее искали?

— Нет. — Магда закусила губу. — Понимаете, я заинтересовалась этой виллой. Однажды, где-то месяц назад, поехала на нее посмотреть. Так что дорогу я уже знала.

— Где поставили машину?

— На проселочной дороге, неподалеку от виллы.

— В сторону Буасси?

— Нет, в обратном направлении.

Теперь голос у Банколена перестал быть мягким. Он задавал вопросы коротко и очень быстро. Словно выстреливал. Похоже, сыщик напал на золотую жилу.

— Увидев в окнах свет, вы сразу поднялись на балкон?

— Да. Я пыталась подкрасться незаметно, но она увидела меня в зеркале туалетного столика. Перед этим мадам Клонек выпила целый бокал той гадости; и от нее жутко несло. Развернувшись, она стала кричать на меня. На каком-то незнакомом мне языке. Это не был ни французский язык, ни английский…

— Польский?

— Возможно. Точно не могу сказать. Я подумала, что она, желая сильнее опьянеть, нанюхалась эфира. Она едва успела достать из ящика кинжал, как тут же упала.

Я смотрела на распластавшуюся на полу мадам Клонек и ничего, кроме ненависти, к ней не испытывала.

Маленькая бутылка из-под шампанского и фужер стояли на туалетном столике. Это я заметила. Затем я попыталась с ней заговорить, а закончила тем, что громко сказала ей: «Знаешь, лежать бы тебе в теплой ванне и истекать кровью».

Говорят, что с ума сходят не сразу, а постепенно. Со мной произошло совсем иначе. Вам меня не понять. Вы никогда не были в таком состоянии, когда не знаете, что творите.

Я даже не помню, как затащила ее в ванную. Я и не знала, что рядом есть ванная комната. Единственное, что я помню, — это как, зажав в руке кинжал с полотенцем, склонилась над ней. Меня тошнило. Но я нашла в себе силы и попыталась остановить кровотечение. Но было уже поздно…

Банколен, подавшись вперед, слушал девушку, не сводя с нее глаз.

— Продолжать? — спросила Магда.

— Да-да, конечно. Вы не представляете, как это важно. Я слушаю.

— Ну а потом я подошла к умывальному столу, сполоснула лицо холодной водой и только тогда поняла, что натворила.

Меня охватил ужас. Вспомнив про отпечатки пальцев, я принялась вытирать ванну полотенцем. Когда я посмотрела на наручные часы, то не поверила своим глазам: стрелки показывали пять минут второго. Я так и не поняла, на что у меня могло уйти столько времени.

— Не поняли?

— Да. Ведь я приехала на виллу не позднее чем без четверти час. Получалось, что я пробыла в доме не меньше двадцати минут. Но эти двадцать минут пролетели для меня совершенно незаметно.

Я прошла в гостиную и протерла все, на чем могли остаться отпечатки моих пальцев. Протерла даже револьвер. Хотя собиралась забрать его с собой.

И вот, опять! Никак не пойму, как же я могла его оставить. Странно, да? Вы скажете, что даже ребенок так бы не поступил.

В десять минут второго я погасила во всех комнатах свет, вышла на балкон и спустилась в сад. И тогда я увидела его…

— Его?

— Ну да. Мужчину в коричневом плаще и черной шляпе, — устало произнесла Магда.

Она откинулась на спинку кресла и, крепко вцепившись в подлокотники, уставилась в потолок.

— Конечно, я не знала, кто он. Я испугалась, — продолжила девушка. — Думала, что его привлек поднятый мной шум. Я боялась, что он меня увидит, и спряталась в кустах.

В небе так ярко светила полная луна, что все вокруг было залито голубоватым светом. Мужчина появился со стороны въездных ворот. Он шел по траве вдоль деревьев. Первое, что я разглядела, — его плащ, шляпу и высокие некрасивые скулы. Могу поклясться, что раньше я его не встречала.

— Вы в этом так уверены? Он же постарался, чтобы его не узнали.

— Все равно. У него была очень странная походка. Словно припудренное, гладко выбритое лицо. Он был примерно того же роста, что и Ральф. Выглядел он зловеще: шляпа надвинута на лоб, мешковатая фигура… Он прошел мимо кустов и в мою сторону даже не посмотрел.

Потом я побежала к воротам. А почему я приехала на виллу на следующий день, вы конечно же догадываетесь. Да, мне надо было убедиться, что я не оставила никаких улик. Вот все, что я могу вам сказать. Могу я ехать домой?

Банколен отодвинулся от стола и поднялся со стула. Он подошел к окну и задумчиво посмотрел на излучину реки, огибавшей Иль-де-ла-Сите.

Когда сыщик, потирая от удовольствия руки, повернулся, нос его был высоко поднят, как у миссис Бенедикт Толлер.

— Нет, домой вы не поедете, — заявил он. — Я скажу, что вам делать. Вы поедете в ресторан «Ларю» и закажете самый изысканный обед. Я присоединюсь к вам, как только освобожусь. За все плачу я. Вы преподали мне потрясающий урок. Отныне я буду полагаться только на свою интуицию и здравый смысл.

Ральф, успевший тем временем отпереть дверь, вернулся на прежнее место.

— Месье Банколен. Мы все здесь такого наслушались, а вы посылаете нас в ресторан, — нахмурился он. — Нам сейчас не до торжеств. А разве вы раньше не полагались на интуицию и здравый смысл?

— Нет. Но теперь, несмотря на очевидные факты, я не верю в то, что такая милая девушка, как ваша невеста, смогла кому-то вскрыть вены. Я не верю даже после того, как она сама в этом призналась.

Все могло происходить совсем иначе. Не спорю, она могла угрожать мадам Клонек. Заметьте, свои угрозы Магда произносила громко.

— Ну и что из этого? — крикнул Дуглас. — Ведь Роз Клонек все равно ее не слышала.

— Да, Роз Клонек не слышала. Но кто-то другой мог. Я имею в виду истинного убийцу. Мисс Толлер, вы вынуждены переживать одно потрясение за другим. То, что я сейчас скажу, возможно, вас шокирует.

Дело в том, что вены Роз Клонек вы не вскрывали. Там, у туалетного столика, у вас произошел сильнейший нервный срыв. Вы оказались в состоянии ступора. Ничего не видели и не слышали. Спустя некоторое время вы пришли в себя, замели следы своего пребывания и сразу же спустились с балкона.

— Да. Дольше находиться в доме я не могла. Я же так ее ненавидела!

— В ступоре вы оказались, нанюхавшись хлороформа. А действует он очень быстро. К тому времени мадам Клонек была уже мертва. С того момента, как она выпила отраву, и до момента ее смерти прошло минут десять, самое большее — пятнадцать. Так что минут двадцать вы были как во сне и сами не знали, что делали.

Поверьте мне: это было не результатом вашего временного помешательства, а действием паров хлороформа. Но пары быстро улетучиваются. Вы сказали, что пришли в себя только в ванной. В руке вы сжимали кинжал. Увидев на руке мадам Клонек глубокую рану, вы решили, что это сделали вы.

Но вены ей вскрыли не вы, а мужчина в коричневом плаще и черной шляпе. Он приехал на виллу и застал там двух женщин. Одну мертвую, а другую в бессознательном состоянии.

Убийца воспользовался создавшейся ситуацией и сделал все для того, чтобы виновной в убийстве мадам считались вы. Поэтому он забрал с собой бутылку из-под шампанского и зарыл ее в саду. Затем настоящий преступник разыграл спектакль с заточкой бритвы и сервировочным столиком. И это пришло мне в голову всего десять минут назад.

Банколен повернулся к Дугласу:

— А вы, мистер Дуглас, все это время сидели в баре «Слепой». А настоящим слепцом оказался я. Так что, мисс Толлер, не мучьте себя. Ваша совесть чиста. Теперь мы установили, кто истинный убийца. И когда мы его найдем, гильотины ему не избежать.

Магда, Ральф и Ричард Куртис вышли от Банколена потрясенными. Был самый разгар дня, в небе ярко светило солнце, и городской загазованный воздух казался глотком кислорода после разговоров о хлороформе и последствий от его присутствия в организме.

— Послушайте, — удивленно произнес. Ральф, глядя на свои наручные часы, — сейчас только пять минут второго. Как же быстро пробежало время.

— То же самое я почувствовала в субботу ночью. Вот только на этот раз нас подвергли действию интеллектуального хлороформа. Каждый день проходить через такую процедуру я бы не хотела.

— Послушай, Маг… — начал Ральф и тут же замолк. Лицо его слегка покраснело.

— Не хочешь, чтобы я устроила истерику на улице, тогда молчи, — резко ответила ему Магда. — Сейчас поедем в ресторан и выпьем все вино Парижа. А потом я сразу отправлюсь спать.

Все это время она избегала взглядов Куртиса.

— Теперь нам не страшны никакие потрясения, — продолжила девушка. — Мне-то уж точно. Нас уже ничем не испугать.

Но, как оказалось, Магда была не права. Она не знала, какую «бомбу» готовит для них месье Жан-Батист Робинсон.

Глава 17

У ХОЛМА АКОРН

Смеркалось. Голубое с розоватым оттенком небо постепенно темнело. Куртис сидел под деревьями в открытом кафе в Буа и чувствовал себя совсем одиноко.

На обед с Ральфом и его невестой он не пошел. Ему хотелось побыть одному. Он частенько ловил себя на мысли, что не перестает думать о Магде. В его задачу входило проследить, чтобы Жан-Батист Робинсон не процитировал в вечерней газете слова Ральфа, нелестно отозвавшегося о миссис Толлер.

Расставшись с Дугласом и Магдой, Куртис поехал в редакцию «Интеллидженс». У входа в здание конторы он долго объяснял охраннику, что пришел к месье Робинсону по важному делу, а не убивать его.

Оказывается, несколько недель назад в редакцию газеты ворвался мужчина. Размахивая револьвером, он кричал, что убьет Огюста Дюпа.

— Мы долго объясняли ему, что месье Дюпа в конторе нет. Что он в командировке в Китае, — поведал Куртису охранник. — И знаете, что сделал этот тип? Умылся холодной водой и убежал. Да, говорить правду — дело опасное.

Но Робинсон поклялся, что высказывания Дугласа в его статье не появятся. А не верить ему оснований у Куртиса не было.

Репортер его просьбе удивился и заметил, что высказывания жениха о своей будущей теще не являются сенсационными даже в Англии. Тем не менее у Куртиса сложилось впечатление, что сотрудники редакции ждали от коллеги сногсшибательных новостей.

Даже после вкусного обеда и бокала хорошего вина настроение у Ричарда не улучшилось. На романтические приключения, о которых он мечтал, отправляясь в дорогу, молодой человек уже не рассчитывал. А таинственного персонажа, прибывшего в Париж с секретной миссией, из него не получилось.

Сидя за чашечкой кофе, адвокат с тоской поглядывал по сторонам, и каждый раз в его памяти всплывал прекрасный образ Магды. Ему уже хотелось снова оказаться в Лондоне.

В наступающих сумерках деревья из-за темной листвы выглядели как театральные декорации, а официанты, стоявшие в рядах между пустыми столиками, — застывшими изваяниями.

Неожиданно Куртис пришел в себя.

— Этого не может быть, — громко произнес он. — Такого не бывает!

Но оказалось, что бывает. Из-за дерева сначала появилась шляпа-котелок, а затем — мужское лицо. Постояв в нерешительности, Робинсон вышел из своего укрытия и, семеня ножками, голубиной походкой направился к Куртису.

— Добрый вечер, месье Куртис, — сняв с головы шляпу, приветствовал его репортер и отвесил поклон.

— Добрый вечер, месье Робинсон. Будь я театральным режиссером, предложил бы вам роль в спектакле под названием «Сон в летнюю ночь». Вы обладаете уникальной способностью быть одновременно в двух местах. Скажите, а это не вы убили мадам Клонек?

Жан-Батист от такого неожиданного вопроса даже отпрянул назад.

— О, да вы шутите, — после короткой паузы понимающе кивнул он. — Вы не против, если мы вместе выпьем? Отлично. Официант, два виски с содовой!

— Да-да, обязательно выпьем, — кивнул Куртис. — А сейчас объясните, почему я оказался в центре всеобщего внимания?

— Всеобщего внимания? — удивленно переспросил Жан-Батист.

— Да. Такие хорошие журналисты, как вы, охотитесь за новостями. А каким источником новостей для вас могу быть я?

— Вы днем с Банколеном виделись?

— Нет.

— Сразу вернулись в отель?

— Нет.

— Нет, вы определенно что-то задумали. Месье Куртис, я вас искал, преследуя две цели. Первая — показать вам номер «Интеллидженс».

Репортер достал из внутреннего кармана плаща газету и положил ее перед Куртисом.

— Это — вечерний выпуск. Прочтите и убедитесь, что свое обещание я сдержал. Проверьте, есть ли в статье хоть одно слово, порочащее честь и достоинство мадам Толлер. То, что мы оба о ней думаем, — другое дело.

Я написал аналитическую статью, где упомянул лишь о том, что было подмешано в шампанское. Ну и о лицензии мадам Толлер. То есть о том, что интересно нашим читателям. А?

Куртис быстро пробежал взглядом заголовки газеты. И едва не взвыл. На первой полосе вечернего выпуска «Интеллидженс» крупными буквами было напечатано:

«МЕСЬЕ РАЛЬФ ДУГЛАС

ПРОЛИВАЕТ СВЕТ НА УБИЙСТВО, ПРОИЗОШЕДШЕЕ НА ВИЛЛЕ „МАРБР“!

ИМЯ УБИЙЦЫ СКОРО БУДЕТ УСТАНОВЛЕНО!

ТОЛЬКО „ИНТЕЛЛИДЖЕНС“ СМОГЛА ПРЕДОСТАВИТЬ ПОЛНЫЙ СПИСОК ЛЮБОВНИКОВ МАДАМ КЛОНЕК!

ВОТ ОН!»

Далее следовал более мелкий текст:

«Месье Леон Консидин, глава парижского отделения банка „Креди-Миди“ города Марселя (1929–1930 гг.).

Сеньор Энрико Торредас, известный тореадор (1930–1931 гг.).

Месье Генри Т. Уитерспун, президент американской корпорации „Маммут хотелс“ (сентябрь 1931 г. — май 1932 г.).

Месье Джордж Стенфилд, директор туристического бюро „Мадам Толлерс туре“ в Париже (май 193.2 г. — ноябрь 1932 г.).

Месье Джордж Фулар, без определенных занятий, предположительно находится в заключении (ноябрь 1932 г. — январь 1934 г.).

Месье Ральф Дуглас (июнь 1934 г. — август 1935 г.).

Месье Луи Делотрек, личный секретарь члена кабинета министров месье Жана Ренуара (август 1935 г. — май 1936 г.).

Убийство совершил один из них! Попытайтесь догадаться кто!»

Загибая пальцы на правой руке, Жан-Батист начал перечислять:

— Два банкира, тореадор, известный бизнесмен, секретарь члена кабинета министров. По-моему, неплохо. Как вы считаете?

— Скажу, что плохо, — вяло отозвался Куртис. — В списке нет ни посла, ни высокопоставленных священнослужителей. Вы понимаете, что подложили под себя бомбу? На вас подадут в суд.

— Информация достоверная. Большую ее часть я получил от Гортензии Фреи, остальную — от горничных, на которых она указала. А вам что, не понравилось?

— Ну как вам сказать. А вы ожидали, что я брошу эту газету на пол и станцую на ней?

Жан-Батист удивленно уставился на Куртиса. И даже всплеснул руками:

— Но, месье, это ужасно! Я так старался, надеялся… А что вы нашли в ней плохого? Прочтите дальше. Там я привожу красноречивые высказывания Дугласа. В них он отводит от будущей тещи все подозрения! Я думал, что они вам понравятся. Поэтому я о них и написал.

— Никаких формальных обвинений против нее не выдвигается?

— Конечно нет. Но…

— А если бы я во всех солидных газетах написал, что месье Жан-Батист Робинсон не лгун и не вор, это бы вам понравилось? Безусловно.

Кстати, а вы не подумали о тех, кто включен в ваш список? Какова будет их реакция, когда они увидят в «Интеллидженс» свои имена? Вы в открытую называете их любовниками мадам Клонек и утверждаете, что один из них убийца.

Жан-Батист вновь выпятил свою голубиную грудь и изрек:

— Месье, если это их оскорбит, они потребуют сатисфакции.

— Сатисфакции? От кого?

— Естественно, от мистера Дугласа. Он сказал…

— Верно. И что же он такого сказал? Вы можете, глядя мне в глаза, поклясться, что это его слова?

— Ну, может быть, я кое-что приукрасил. Но нельзя же подавать новости такими скучными, какими они чаще всего и бывают. Нет, читателя они должны заинтересовать.

В моей же статье в основном высказывания мистера Дугласа. Официант, который нас обслуживал, может это подтвердить. Более того, у меня кое-что еще припасено. Как вы понимаете, я сам напросился на удар и иду в бой с открытым забралом.

Но я пришел к вам для того, чтобы показать эту газету и попросить вас об одолжении.

— Об одолжении? Но я ничем не могу вам помочь.

— Хорошо. Как было уже сказано, я искал вас для того, чтобы сообщить вам две новости. Первой новостью вы остались недовольны. Теперь вторая. Вас она должна порадовать. У меня для вас письмо.

— Письмо? От кого же?

— Полагаю, что от месье Банколена. Он полдня искал вас, но так и не нашел. Его письмо принес в ваш отель сержант Жиро. Я заверил дежурного администратора, что знаю, где вы находитесь, и забрал у него письмо вашего друга сыщика. Знали бы вы, чего мне стоило разыскать вас! Вы ведь могли отправиться с какой-нибудь красоткой на Монмартр или улететь обратно в Англию… После того как вы нелестно отозвались о моей статье, я мог бы умолчать о письме. Но я этого не сделал. Вот оно.

Куртис взял протянутый ему конверт и вскрыл его. Письмо действительно было от сыщика. Вопреки ожиданию Куртиса послание было написано каллиграфическим почерком.

«Вы куда-то исчезли. А объявлять Вас в розыск мне не хотелось. Если у Вас есть желание и время, то Вы могли бы мне очень помочь.

Я хочу попросить Вас принять участие в одной игре. В связи с этим у меня к Вам два вопроса.

Первый — любите ли Вы карты?

Второй — есть ли у Вас на них деньги?

Если да и у Вас есть желание увидеть нечто интересное, возьмите приложенную к письму визитку. Она послужит Вам в качестве пропуска.

К половине одиннадцатого приезжайте в дом маркизы де ла Турсеш. Таксисту скажете: „В Лоншан, к холму Акорн“, и он Вас доставит точно по адресу. Там Вы застанете своих знакомых, включая месье Делотрека.

В какой бы игре он ни участвовал, играйте с ним, пока позволяют средства, и ждите».

На вложенной в конверт визитной карточке было напечатано:

«Месье граф Мопасон».

Поперек визитки ярко-синими чернилами было написано:

«Дорогая Дидре. Настоящим представляю Вам мистера Ричарда Куртиса из Лондона, который будет играть при любых ставках. Я слышал, что Вы приготовили для гостей сюрприз. Жаль, что не могу быть с Вами».

Куртис откинулся на спинку кресла, и в этот момент над его головой зажегся фонарь. Его яркая вспышка явилась для Куртиса полной неожиданностью и послужила толчком к действию.

Он словно очнулся ото сна и вновь представил себя в роли тайного агента. У него в бумажнике было десять тысяч франков, а в отеле, где хорошо знали его контору, могли бы дать столько, сколько бы он запросил.

«Решено, — подумал Ричард, — я буду играть в карты».

— Месье, — жалобно, словно нищий, просящий сигарету, простонал Жан-Батист.

Его голос вывел Куртиса из задумчивого состояния.

— Хотите знать, что написал Банколен? — усмехнулся молодой адвокат.

— Сказать по правде, да, — дрожа от нетерпения, ответил репортер. — К тому же я заслужил. Помните, этот старый лис обещал снабдить меня информацией? Вы можете сказать, на какой стадии находится расследование?

— Я покажу вам письмо. Но при одном условии: вы напишете в газете, что мистер Дуглас список любовников мадам Клонек вам не давал…

— Хорошо. Этот вопрос я улажу.

— И напишете то, что я вам оказал, прямо сейчас. Причем в двух экземплярах. Один из них вы оставите мне.

Куртис достал из кармана бумагу и ручку и положил их перед репортером. «Ничего страшного, если Робинсон узнает, куда я поеду», — подумал он. В дом маркизы де ла Турсеш его все равно не пропустят.

— Думаете, старый лис что-то затеял? — невинно поинтересовался он.

— Даже не сомневаюсь! — Жан-Батист так сильно ударил рукой по столу, что чуть было не опрокинул стаканы.

— Ну а миссис Толлер вы уже не подозреваете?

— Месье, я редко ошибаюсь. Уверен, что она причастна к убийству мадам Клонек. А потом, мне известно, что по этому поводу думает Банколен. Не удивляйтесь, у нас и в службе безопасности есть уши. Вы знаете, кого он считает убийцей? Женщину.

Куртис вздрогнул. Неужели сыщик рассказал ему о Магде? — подумал он.

— Нет-нет, друг мой, — словно прочитав мысли Куртиса, замахал руками репортер. — Ни одну из ваших англичанок Банколен не подозревает. Я имел в виду француженку.

— Француженку? Кого же?

— Не знаю.

Пять минут спустя Куртис уже сидел в такси. В кармане у него лежали письмо от Банколена, визитка графа и бумага за подписью Жан-Батиста. Репортер даже не попросил взять его с собой.

Прочитав письмо Банколена, он никак его не прокомментировал и разочарования своего не выказал. Когда Куртис уходил из кафе, Робинсон продолжал сидеть на месте и, о чем-то задумавшись, наматывал на палец черную нитку.

Вернуться в отель, перекусить, надеть вечерний костюм и выписать чек — вот что намеревался сделать Куртис. По его расчетам, времени на то, чтобы не опоздать к маркизе де ла Турсеш, у него было предостаточно.

И тем не менее времени на то, чтобы все обдумать, у него не оказалось. Он позвонил в управление службы безопасности. Из разговора с Дюраном Куртис понял, что в доме маркизы он увидит много интересного.

Что же задумал Банколен? Инспектор не сказал. Даже не намекнул. Возможно, этого он и сам не знал. Или не мог сказать.

Холм Акорн, куда привез Ричарда таксист, находился в окрестностях Парижа. На холме среди деревьев за высокой каменной стеной высился особняк маркизы.

В домике консьержа горел свет. Куртис подергал металлическое кольцо на воротах. На их скрежет из сторожки вышел старик с огромными усами. В руке он держал зажженную лампу. Старик посмотрел на протянутую ему визитку и, ни слова не говоря, молча открыл ворота.

Как только Куртис вошел на территорию усадьбы, консьерж с грохотом затворил за ним ворота и молча кивнул на петлявшую среди дубов дорогу. Оригинальный способ дать понять, куда идти, подумал Ричард. Ни тревоги, ни смущения Куртис не ощущал. Ему просто казалось, что он попал в совершенно другой мир.

Он точно знал, что ждет его за закрытыми ставнями этого дома. Куртис представлял себе хозяйку особняка красивой и энергичной женщиной средних лет.

Несмотря на то, что игроков приглашено не более шести, за столом обязательно будут крупье с галстуками-бабочками. Там обязательно должна быть комната отдыха и, возможно, даже с баром.

Так думал Куртис. Но, как оказалось, он ошибался.

Адвокат не был готов увидеть великолепие холла, куда его ввели. Несмотря на множество ламп под потолком, в помещении царил полумрак.

Судя по старинной мебели, огромным коврам, плюшевым гардинам и блеску золота, здесь ничего не менялось с середины прошлого века.

Но больше всего Куртиса поразила звенящая тишина. Назвав себя, он показал визитку мажордому, и тот провел его в гостиную.

В огромном зале его встретила хозяйка дома — маленькая, толстая, сильно накрашенная старушка с морщинистыми лицом и шеей. В черном кружевном платье с глубоким вырезом она являла собой живописную картинку. И тем не менее смешно не выглядела. В ней безошибочно угадывалась порода. Маркиза, одним словом.

Больше всего Куртиса впечатлили ее карие глаза — большие, искрящиеся. Рядом с ней стоял пожилой мужчина с квадратной, коротко стриженной бородкой и потухшим взором.

— Вы — мистер Куртис? — отрывисто спросила маркиза по-английски и представила ему мужчину с тусклыми, ничего не выражающими глазами.

Фамилию и титул его Куртис не расслышал.

— Мы рады всем друзьям Филиппа Мопасона, — продолжила она. — Мы с вами не встречались у Ле-Туке?

— Нет, мадам.

— А у маркиза де Бурдилла?

— Думаю, что нет, мадам.

От упоминания таких высоких титулов и манеры маркизы быстро задавать вопросы Куртис немного растерялся.

— Вы англичанин?

— Да.

— Из Лондона?

— Да.

— А я — ирландка, — неожиданно сказала женщина по-английски и заразительно засмеялась. И тем не менее в голосе старухи звучали резкие нотки, а речь напоминала тиканье часов. — На визитке Филипп написал мое имя, Дидре. Это — привилегия, которой он пользуется. Отец мой носил фамилию О'Дауд. Я — представительница одного из давно исчезнувших семисот семидесяти семи племен.

Но давайте говорить на французском. Скажите, вы верите в удачу?

— Мадам, удача — такая вещь, которая заставляет относиться к себе серьезно, — как можно учтивее постарался ответить Куртис.

Его опыт игрока на деньги исчислялся всего одной партией, которую он когда-то сыграл в Монте-Карло. Причем при ставке не более двух фунтов стерлингов.

Ответ новичка явно понравился старой женщине.

— Вы это отлично подметили! — воскликнула она. — Хороший ответ! Это как раз то, что я люблю. Я вам рассказывала о моем друге… Нет, имени его я называть не буду. Да вы его, наверное, и не знаете.

— Нет, мадам, не знаю.

— Было это давным-давно. В каком казино, тоже не скажу. Тогда он только что женился и очень любил свою молодую жену. Не меньше он любил карты.

Однажды мой друг проигрался, но выходить из игры не стал. Он ждал, когда фортуна вновь повернется к нему лицом. Но удача, похоже, изменила ему.

Узнав об этом, его жена пришла в отчаяние и придумала способ, как оттащить супруга от стола. Она послала ему записку следующего содержания:

«Ваша супруга Вам изменяет. Если не верите, поезжайте к графу Нампорту. Вы застанете супругу в его объятиях»

Мой друг прочитал послание, и его лицо стало темнее грозовой тучи. Сжав кулаки, он поднялся из-за стола и тихо пробормотал: «Кому не везет в любви, повезет в картах». Затем снова сел за стол и учетверил ставку.

И что вы думаете? Он выиграл миллион.

На следующий день граф, который никогда не видел его жену, получил подарок: большую бутылку дорогого коньяка. На карточке, прикрепленной к этой бутылке, было написано: «Мерси».

Глаза у скучного вида мужчины неожиданно заблестели.

— Да, забавная история, — заметил он. — Но еще более удивительный случай произошел с Толейраном. У него была любовница… Забыл, как ее звали. Она так любила его, что оставила распоряжение после смерти поместить ее сердце в урну, украшенную драгоценными камнями, и передать ему на хранение.

Человек, которому было поручено это сделать, застал Толейрана за карточным столом. К этому времени он сильно проигрался. Не раздумывая, азартный игрок принял усыпанную драгоценными камнями урну и в качестве своей ставки поставил на кон.

Старик взглянул на Куртиса и, крякнув, добавил:

— Случай уникальный. Не правда ли?

История показалась адвокату жуткой, но, поскольку от него, по всей видимости, ждали улыбки, он улыбнулся. Возможно, подобные истории рассказывались новым игрокам специально, чтобы подогреть в них интерес. Но на лице мадам было точно такое же выражение азарта, как вчера у Делотрека.

Куртис вновь обвел взглядом комнату.

— Боюсь, конкуренцию таким игрокам я вряд ли составлю, — заметил он.

— Что ж, посмотрим, — улыбнулась мадам, и ее личико еще больше сморщилось.

«Хватит ли мне денег?» — подумал Куртис. А вслух спросил:

— А во что вы обычно играете? Надо полагать, в баккара?

Этого вопроса от него, судя по всему, мадам и ждала.

— Вы видели, что написал Филипп на карточке. Он сообщил, что вас ждет сюрприз.

— Значит, не в баккара, а во что-то другое?

— Во что-то особенное, — загадочно прошелестела женщина.

— Надеюсь, я знаю правила игры.

— Нет, месье, не знаете, — сухо заметила маркиза. — Но извиняться за это не стоит. Никто из ныне живущих на земле не знает этой игры.

Куртис во все глаза смотрел на нее, но удивления не выказал. На сумасшедшую маркиза не походила. Напротив, это была старая умная женщина, получавшая огромное удовольствие от игры в карты.

— Выслушайте меня, — погрозив Куртису пальчиком, сказала мадам.

Морщинистые складки кожи на руке старухи свесились с ее локтя.

— Тогда вы поймете, почему я так взволнована! Мы сыграем в игру, в которую никто не играл за последние двести пятьдесят лет. О ней уже успели забыть. Правила все же сохранились, но знают их всего несколько человек. Ну, что скажете, профессор?

Маркиза обратилась к старику с тусклым взглядом ничего не выражающих глаз.

— Если сегодня мы услышим: «Иду на пятерную!» — это будет великое событие! Такого не произносили два с половиной столетия! Из-за этой игры при дворе Великого монарха распадались браки. Чтобы выиграть в ней, никакого опыта не требуется. Все зависит только от удачи игрока. Посмотрим, повезет ли сегодня месье Делотреку. Прошлый раз ему здорово везло. Так вот, месье, в эту игру играли французские короли. И называется она бассе.

Двойные двери распахнулись, тяжелые черные портьеры раздвинулись, и в зал вошел мажордом.

— Мадам, гости ждут вас, — сообщил он.

Глава 18

КЛУБ ХОДЯЧИХ ТРУПОВ

Маркиза взяла профессора под руку и направилась с ним к двери. Куртис последовал за ними. Они вошли в полутемную комнату, в центре которой в окружении кресел стоял накрытый зеленым сукном длинный стол. Сверху на него падал яркий сноп света.

Было очень тихо. Шум шагов заглушал ковер на полу. Гости в предвкушении начала игры напряженно молчали.

Первыми, кого сумел разглядеть в темноте Куртис, были Магда Толлер и Ральф Дуглас. Ему показалось, что при его появлении напряжение с лица Дугласа мгновенно спало.

За столом, ножки которого были укорочены, чтобы гости могли наблюдать за ходом игры, сидел солидного вида мужчина.

Раскрыв небольшой блокнот, он делал в нем какие-то пометки. На диване возле стены расположились две женщины. Они тихо переговаривались. Чуть дальше от них, как показалось Куртису, стоял Делотрек.

Как только мадам оставила адвоката одного, тот сразу направился к стоявшему у буфета Дугласу. Куртис не знал, мог ли он показать, что они с Дугласом знакомы. Банколен об этом в своем письме ничего не написал. Но он предупредил, что у маркизы будут их общие знакомые.

— Что происходит? — не шевеля губами, спросил Дуглас подошедшего к ним Куртиса.

— Не знаю, — ответил тот. — Я сам хотел об этом спросить. Ничего не понимаю. А где Банколен?

— Не знаю. Во всяком случае, здесь его нет. Хотя до прихода сюда я мог поклясться, что… Но здесь должно произойти что-то важное. Это точно. Единственное, о чем просил меня Банколен, — это играть. И по возможности против Делотрека. Кстати, он уже здесь. Но с нами пока не разговаривал.

— Да, я заметил его в темноте. Он уверен, что ему повезет, и жаждет крови. Вы до этого бывали у маркизы?

Ральф удивленно посмотрел на Куртиса.

— Нет, — ответил он. — Карты — это для стариков. Как я понял, игроки здесь собрались азартные. И чем сильнее они страдают ревматизмом, тем азартнее становятся.

Джонни Сейнклер называет подобное заведение «клубом ходячих трупов». Но у вас волосы встанут дыбом, когда вы увидите, как они играют.

Ральф взглядом указал на одного из гостей:

— Видите вон того милого старикана за столом? Это Поль Журда. В списке самых богатых во Франции он стоит на седьмом или восьмом месте. Никогда не играет в казино, а вот сюда приходит.

Одна из сидящих на диване женщин мне знакома. Она — профессиональный карточный игрок. Регулярно выигрывает большие суммы и большую часть времени проводит на Ривьере. Очень опытный игрок, но, как я понял, в сегодняшней игре все будет зависеть от везения. Меня, кстати, это вполне устраивает.

Дуглас положил обе руки на край буфета. Куртис заметил, как на виске у Ральфа запульсировал кровеносный сосуд.

— Не хочу ни думать, ни сосредоточиваться, — заявил Дуглас. — Но спустить с кого-нибудь последнюю рубашку… И я сказал Маг, что осторожность в такой игре все равно не поможет.

— А со мной вы так и не поздоровались, — глядя прямо в глаза Куртису, заметила Магда.

Куртис извинился перед девушкой, и та доверительно сообщила:

— Я не прошу Ральфа быть осторожным. Пусть играет как хочет. Все зависит от случая.

— Где здесь меняют деньги? — спросил в свою очередь Куртис. — Надо полагать, мы будем пользоваться фишками.

— Да. Видите вон там дворецкого… или как там его? Подождите! Наша хозяйка просит слова.

Маркиза стояла у игрального стола, подняв руку.

— Мадам и месье, — размеренным голосом торжественно произнесла она. — С вашего согласия мы сегодня сыграем в новую для всех нас игру, которая называется бассе. Уверена, она вам понравится. О том, когда в нее играли в последний раз, я умолчу. Как и все карточные игры XVII века, она предельно простая. Так что усвоить ее правила для вас труда не составит.

Мадам щелкнула пальцами, и мажордом положил перед ней несколько карточных колод и стопку круглых фишек. Фишки были выкрашены золотой, серебряной и черной красками. Под жаркими лучами освещавшей стол лампы лицо маркизы порозовело.

— Прежде всего хочу сказать, что при игре в бассе масть ничего не значит. Вам нужно забыть о трефах, червях, бубнах и пиках. Вы обращаете внимание только на то, какая это карта.

Представим, что я банкомет. Передо мной лежит полная колода. Я кладу ее лицом вниз. Вот так. Каждый из играющих против меня имеет набор из тринадцати карт одной масти. Они берутся из других колод. Это, конечно же, будут тузы, двойки, тройки, четверки, пятерки, шестерки, семерки, восьмерки, девятки, десятки, валеты, дамы и короли. Игрок раскладывает их перед собой в ряд лицом вниз. Вот так.

Маркиза выбрала из второй колоды тринадцать карт одной масти и разложила их на столе.

— Представим, что против меня играет месье Журда. Но вместе с ним против меня могут играть и другие игроки.

Скажем, у месье Делотрека тринадцать пик, а у моего друга Андре — тринадцать червей. Для простоты возьмем карты месье Журда.

Теперь его задача — сделать ставку на карту или несколько карт на свое усмотрение. Ставка может быть любой. Другие делают то же самое, но со своими картами.

Помните, что все трое играют против меня. Обычно игрок выбирает не одну, а несколько карт. Для простоты предположим, что он выбрал только туза. Он кладет двадцать франков, а это наименьшая ставка в нашей игре, на своего туза. Когда ставки всеми сделаны, повысить их уже нельзя.

Итак, игра пошла! Я играю против месье Журда. Я переворачиваю первую карту из моей колоды. Запомните, первым всегда открывает карту банкомет.

Я ее переворачиваю… Это, как вы видите, шестерка. Если никто не поставил на шестерку из своей колоды, я выигрываю. Однако свой выигрыш я забрать не могу — он идет в банк. Но если кто-то из игроков поставил на шестерку, все деньги переходят ко мне.

Продолжим! Если на следующую карту, которую я открываю, кто-то поставил, то я выплачиваю ему величину его ставки.

Итак, это… тройка. Месье Журда на нее не поставил, поэтому денег ему я не даю. Но если кто-то из игроков поставил на тройку, я выплачиваю ему размер его ставки.

Игра идет по кругу до тех пор, пока в моей колоде не останется карт.

Но это все пустяки, мелочи. Сейчас же нас ожидает самое интересное.

После взятки игрока я открываю туза. Месье Журда выигрывает.

Если карта игрока выигрывает, то он может сделать одно из двух: получить из банка выигрыш и снять деньги с этой карты или оставить их. Если игрок их оставляет, то сумму выигрыша из банка он не получает.

Пока это только двадцать франков. Предположим, что они остаются на его карте. Тогда игрок, чтобы пометить карты, загибает у нее уголок. Это называется «сделать пароли».

Игрок надеется, что следующей картой, которую я достану из колоды, тоже будет туз.

Если открывается туз, игрок получает выигрыш, в семь раз больший, чем его первоначальная ставка. Это называется «семерная игра».

Теперь игрок может забрать деньги и выйти из игры. Но он может, как и в первый раз, оставить выигрыш и продолжить игру.

Он загибает у своей карты, на которую уже поставлено сто сорок франков, второй уголок. Теперь надежда у него на то, что туз откроется в третий раз.

Предположим, такое действительно происходит. В этом случае его выигрыш увеличивается в пятнадцать раз и составляет уже две тысячи сто франков.

Но и сейчас ему не обязательно прекращать игру. Если он надеется на появление четвертого туза, то выигрыш не забирает и загибает четвертый уголок своего туза.

В случае удачи он выигрывает сумму в тридцать два раза большую первоначальной ставки. То есть шестьдесят девять тысяч триста франков. Не правда ли, солидный выигрыш?

Таким образом, начав с двадцати франков, можно выиграть почти семьдесят тысяч. Но и это еще не все.

В комнате воцарилась такая тишина, что стало слышно, как потрескивают лампы дневного света. Куртис посмотрел в противоположный конец комнаты и в свете пламени зажигалки увидел вытянувшееся лицо Луи Делотрека. Тот явно нервничал. Тем не менее улыбался.

Мадам де ла Турсеш тоже улыбалась. Ее улыбка напоминала улыбку горгульи.[3]

— Игроку, сорвавшему куш в шестьдесят девять тысяч триста, банк обязан предоставить возможность в последний раз испытать судьбу. Игра продолжается.

Поскольку все четыре туза вышли, банкомет возвращает их в колоду и перетасовывает карты. В том случае, если и в пятый раз открывается туз, банкомет должен выплатить игроку сумму уже в шестьдесят семь раз больше, чем первоначальный вклад.

В арифметике я не сильна, но сумма выигрыша составит более четырех миллионов шестисот сорока тысяч франков.

Ну что, мадам и месье, сыграем?

Куртис ожидал, что сейчас раздадутся возгласы… ну, по крайней мере, послышатся комментарии. Но гости ответили на предложение маркизы дружным молчанием.

Приземистый мужчина плюхнулся в кресло и уставился на покрытый зеленым сукном стол. Две женщины, мирно болтавшие, сидя на диване, замерли.

Затем Куртис услышал, как они защелкали замками своих сумочек. Ричард подсчитал максимальный выигрыш в бассе в английских фунтах. У него получилось больше тридцати пяти тысяч.

Он тотчас почувствовал себя ниже ростом. Ставки, которые делали величайшие игроки современности, по сравнению с этой суммой не то что меркли, они казались пустым звуком.

Куртис понимал, что шансов на максимальный выигрыш в такой игре практически нет. Он посмотрел на Дугласа:

— Ральф, вы будете играть?

— Да, будет, — ответила за жениха Магда. — Мне нравится, когда рискуют. Мне здесь так интересно, — задорно улыбнулась девушка, оглядываясь вокруг.

Дуглас в задумчивости прищурил глаза.

— Да, я буду играть, — наконец решительно заявил молодой человек. — И сниму весь банк. Только так их всех можно раскошелить.

В этой игре первые четыре круга только приманка. Самое главное — выиграть в пятом. Можно сорвать куш в первых двух, а потом все деньги пойдут в банк.

Поэтому в начале игры ставки будут большими. Франков сто, но никак не двадцать. А потом какой-нибудь сумасшедший, войдя в азарт, пойдет на пятый круг и все проиграет. Ну что, Дик, идите менять свои деньги.

Мажордом провел Куртиса в кабинет и выдал ему фишки: серебряные по цене двадцать франков, золотые — по пятьдесят и черные — по сто франков. Когда адвокат направлялся к столу, за которым уже расположились игроки, его остановил Делотрек.

— Добрый вечер, старина, — поздоровался француз по-английски.

Из уголка его рта торчала сигарета.

— Вижу, вы пришли со своим другом мистером Дугласом.

— Добрый вечер, мистер Делотрек. Да, верно, мистер Дуглас — мой друг. Вы тоже его знаете, не так ли?

— Да-да. И очень хорошо. Но мне сейчас не до разговоров. Надо настроиться на игру. Не хочу ни о чем думать, кроме карт. У меня сейчас такое ощущение, будто я несу полное ведро воды и боюсь ее расплескать.

Я хотел бы дать вам один совет. Если вам дорог ваш бумажник, не играйте против меня. Сегодня я не смогу проиграть. Игра пойдет на большие деньги, а их, насколько мне известно, у адвокатов нет.

Видите тех двух дам? Одна из них — профессиональная картежница. Ха-ха! Другая — миссис Ричардсон, супруга американского магната. То ли мыльного, то ли кожаного.

Делотрек неожиданно замолчал, а затем резко спросил:

— А где ваш приятель Банколен?

— Не знаю. Сегодня вечером я его еще не видел.

— Да, возможно. — Делотрек, не вынимая изо рта сигарету, выпустил сизую струйку табачного дыма. — Он меня по-прежнему опекает. Ходят слухи, будто я взял у Роз часть ее драгоценностей, а вернул подделки. Но сегодня ее адвокат открыл сейф и что он там нашел… Аннет говорит…

Он вдруг удивленно посмотрел на Куртиса, словно ему в голову только что пришла какая-то мысль.

— А зачем вы приехали? У вас же никаких шансов. Подождите, они уже начинают.

Гости во главе с маркизой расположились за игральным столом. По правую руку от нее уселся благодушного вида мужчина, далее — худосочная пожилая француженка и толстая, с сонными глазами американка. Ральф и Магда заняли места слева от маркизы.

— Надо полагать, наш друг месье Дуглас закрыл свой банковский счет, — усмехнулся Делотрек. — Так что сегодня ставки будут весьма высокими. Это меня радует.

— Несомненно, это вас не радует, — заметила маркиза. — Месье Дуглас знает, когда ему остановиться.

Месье Дуглас, вы сядете здесь, во главе стола, и будете извлекать карты из этой коробочки. Я сяду рядом и буду исполнять роль крупье.

Мадам Ричардсон, приехавшая к нам из Америки, отобрала себе тринадцать червей. Месье Журда отобрал тринадцать треф.

Она обвела взглядом гостей. Магда и Ральф, которые решили пока не играть, поднялись из-за стола. Делотрек ленивой походкой подошел к столу и плюхнулся в кресло рядом с банкометом. Несмотря на то, что он и Ральф обменялись вежливыми кивками, глаза обоих мужчин выдавали их скрытую злость.

— А мне остаются бубны, — заметил Делотрек.

— Поскольку это наша первая игра, я напоминаю вам, что ставку можно делать или менять до тех пор, пока в игру не вступает банкомет. Итак, месье и мадам, делайте ваши ставки…

Делотрек поставил фишку в пятьдесят франков на двойку, в сто франков — на семерку и в двести — на короля.

Сидящие напротив него миссис Ричардсон и месье Журда пока раздумывали. Судя по всему, они привыкли к другим карточным играм и потому медлили делать ставки. Кроме того, их наверняка напугала решительность в действиях Делотрека.

В эту минуту они напоминали шахматистов, продумывающих очередной ход. Куртис так и не заметил, на какие карты они сделали ставки.

— Месье Делотрек. Несомненно, вы надеетесь, что фортуна и на этот раз вам не изменит, — на безупречном французском произнесла миссис Ричардсон. — В прошлую субботу вам очень везло. Как жаль, что я при этом не присутствовала. В доме маркизы я играю впервые.

— И я тоже, — заметил коренастый мужчина. — Я впервые…

— Ставки сделаны, ставок больше нет, — певуче произнесла хозяйка дома.

Стало тихо. Все затаили дыхание. Ральф Дуглас взял верхнюю карту из тщательно перетасованной колоды и объявил:

— Карта банкомету — четверка. Мадам Ричардсон проигрывает.

Маркиза с блеском исполняла роль крупье, а мажордом помогал ей.

— Карта игрокам — туз.

— Выиграл месье Журда. Месье, вы идете на семикратную?

Мужчина в ответ молча помотал головой и, получив из банка двадцатифранковую фишку, снял свои ставки.

— Клуб ходячих трупов, — не удержавшись, во всеуслышание произнес Делотрек.

— Карта банкомету — двойка. Месье Делотрек проигрывает.

— Карта игрокам — король. Месье Делотрек выигрывает. Семерная?

Делотрек загнул уголок своего бубнового короля, на котором лежали две черные фишки по сто франков.

— Семерная, — подтвердил он и выпустил изо рта струйку дыма.

Сизое облачко табачного дыма стало медленно подниматься к потолку. Все подались к столу. Глянцевый блеск карт действовал на собравшихся завораживающе.

Следующей картой, извлеченной из колоды, оказалась восьмерка. Ставку на нее никто не сделал. Затем на десятку выиграла миссис Ричардсон. Она загнула на своей десятке уголок и тут же проиграла. Таким образом, очередной выигрыш пошел в банк.

— Карта игрокам… Король. Месье Делотрек выигрывает. Возникла короткая пауза.

— На пятнадцатикратную?

Делотрек, не отрывая от карты глаз, молча кивнул и, улыбнувшись, загнул на своем короле второй уголок. Теперь у него появился шанс выиграть тысячу четыреста франков.

— Карта банкомету… Тройка. Ставок на нее нет…

— Карты игрокам… Пятерка. Мадам Ричардсон выигрывает. Продолжите?

— Это последняя, на которую я поставила. Что ж, рискну. Да, продолжаю.

— Карта банкомету… Дама. Месье Журда проигрывает.

Дама была последней картой, на которую сделал ставку месье Журда. Ему ничего не оставалось, как сложить руки на груди. Игра для него закончилась.

Затем подряд открылись две карты, на которые никто не поставил, а на третью выиграла миссис Ричардсон. Это был ее второй выигрыш. От волнения лицо женщины, которой уже перевалило за семьдесят, побагровело. И она в третий раз решила испытать судьбу.

— Нет-нет, это нереально, — заверещала хранившая до этого молчание болезненного вида пожилая француженка. — Мадам, вы очень сильно рискуете. Выиграть в третий раз…

— Карта игрокам… Король. Месье Делотрек выигрывает. На тридцатитрехкратную?

Куртиса охватило волнение. Он понял, что сейчас может произойти.

С тремя королями Делотрек уже выиграл двадцать одну тысячу франков. Ральф Дуглас, исполнявший обязанности банкомета, просто обязан был это осознать.

Но его лицо оставалось абсолютно спокойным. Ральф облокотился одной рукой на стол, а пальцами другой постучал по коробочке с картами. О чем он думал в эту минуту, Куртис догадаться не мог. А очень хотел.

— Мадам, вы сказали — на тридцатитрехкратную? — переспросил Дуглас.

— Нет, — сухо произнес Делотрек и подгреб выигрыш к себе. — Я отказываюсь. Больше король не выпадет.

— Карта банкомету… — продолжила маркиза. — Король. Ставок нет.

— Не игра, а колдовство какое-то, — повернувшись к Магде, чуть слышно произнес Куртис.

Девушка в ответ едва заметно кивнула. Она стояла рядом с ним, что уже само по себе было волнительно для Куртиса, и держала его за руку.

Игра продолжалась. На семерке Делотрек потерял поставленные им сто франков. Надо сказать, что семерки выпадали довольно часто. При следующей объявленной карте весь выигрыш миссис Ричардсон пошел в банк.

— Вот вам маленький пример! — воскликнула маркиза де ла Турсеш. — Тасуйте, тасуйте карты, если вам это нравится. Чем быстрее они выпадают, тем быстрее бьются наши сердца. Карты — это поэзия для пожилых. Ну, вы закончили тасовать? Хочу заметить, что мы не выносим церемониалов казино. А теперь…

— Мадам! — обратился к ней месье Журда. — У меня вопрос по ходу. Скажите, могут ли двое игроков ставить на одну и ту же карту? Скажем, месье Делотрек поставил на туза. Могу ли я в этом случае тоже поставить на туза?

— Правилами не запрещено. Так что можете ставить на любую карту.

Делотрек смерил презрительным взглядом месье Журда.

— Хотите последовать моему примеру и сохранить свои миллионы? — снисходительно спокойным тоном спросил он. — Что ж, попробуйте.

— Перестаньте! — воскликнула маркиза. — Месье Делотрек, вы ведете себя недостойно. Такого в своем доме я не потерплю. Не забывайте, что вы в частном доме и в кругу друзей. Мы собрались, чтобы…

— Я просто хотел уяснить правила, — невозмутимо заметил месье Журда. — Мне интересно узнать, могу ли я сделать ставку на своего туза. Для начала я бы поставил на него тысячу франков.

А вам, молодой человек, я хотел бы сказать… когда вы держались за подол матери, я у Трувиля разделывал под орех лучших русских игроков. Ну что, продолжим?

Да, в каждой новой игре выявляется характер тех, кто в ней участвует, подумал Куртис.

— Прошу прощения, месье, — тем временем извинился Делотрек.

— Не стоит, молодой человек, — отозвался месье Журда. — Меня заинтересовала манера вашей игры. Я слышал от мадам де ла Турсеш, что вы порой прекращаете играть, даже когда вам везет. Вы выходите из-за стола, а затем, спустя какое-то время, возвращаетесь. Для меня это выглядит странно. Помню, один мой старый приятель…

— Да-да, это такой прием. Давайте продолжим игру!

— Но это очень необычный прием, месье Делотрек, — оживилась маркиза. — В прошлую субботу вы меня удивили. А ведь была замечательная игра. Такого я давно не наблюдала.

Вы покинули игру и стали о чем-то беседовать с ювелиром месье Леду. Я надеялась и сегодня его увидеть, но он, к моему огромному сожалению, уехал в Амстердам. В связи с этим хочу спросить вас, месье Делотрек: почему целый час вас не было с нами?

Она всплеснула руками. Маркиза вряд ли поняла, почему Ральф Дуглас положил коробочку с картами на стол и почему трое из присутствовавших в комнате одновременно посмотрели на Делотрека.

Глава 19

ТРИДЦАТИТРЕХКРАТНАЯ ИГРА

Делотрек раздавил в пепельнице недокуренную сигарету и распрямился.

— Осторожно, маркиза, — сумел он выдавить улыбку. — Возможно, мое отсутствие вас и удивило, но выражайтесь яснее. Когда вы сказали, что я отсутствовал, то имели в виду, что меня за столом не было. Не так ли? Я же из комнаты не выходил.

— Да-да, конечно не выходили! — воскликнула маркиза. — Если только в другую комнату, чтобы выпить. Ну и что из этого? Дорогой мой, вы стали жутко обидчивым.

— И все же давайте расставим все точки над «i». Скажите, ведь ваш дом я не покидал?

— Ну конечно, не покидали.

— Это убийство взбудоражило весь Париж, — не унимался Делотрек. — О нем пишут все газеты…

— Так вы и есть тот самый месье Делотрек? — широко раскрыв от удивления глаза, воскликнула миссис Ричардсон.

— Газеты я не читаю вот уже тридцать лет, — раздраженно заметила маркиза. — Не следить за новостями — привилегия стариков. Мы не обязаны знать, что творится в мире. Помнится, раньше в газетах часто печатались пословицы и поговорки. Тогда это было очень модно.

Так вот, просыпаясь по ночам, мы ломали голову над тем, как их переделать, чтобы они лучше звучали. Однажды, собравшись у Трувиля, о котором упомянул месье Журда, мы…

Хозяйка дома замолчала, обвела взглядом присутствующих и, понимающе хмыкнув, заявила:

— Дорогой мой, что бы газеты ни напечатали, я это здесь обсуждать не буду. Вы поняли?

В комнате воцарилась тишина.

— Карты стынут, — жалобно произнес месье Журда. Маркиза словно очнулась и вернулась к своим обязанностям:

— Мадам и месье, делайте ставки! — Мадам де ла Турсеш запнулась и досадливо пожала плечами. — Боже мой, я так давно принимаю в своем доме гостей, любящих карты, что стала говорить как настоящий крупье. Друзья мои, делайте ставки.

Ральф Дуглас за все это время всего лишь раз удивленно посмотрел на Магду и Куртиса и тут же отвел глаза. Он был слишком занят.

Игра в бассе пошла как по маслу. Месье Журда и миссис Ричардсон упорно шли на повышение ставок, явно рассчитывая сыграть в шестидесятисемикратную игру — в ту самую, что более двухсот лет назад потрясла Версаль.

Миссис Ричардсон шла к ней уверенно, как бык на ворота, сделав первоначальные ставки более чем по тысяче на карту. Но ближе, чем месье Журда, к ней не подошла. В конце концов оба проиграли, и их деньги пошли в банк.

А Делотреку по-прежнему везло. И в самом деле, в этой старинной игре французских королей все решал не опыт игрока, а Его Величество Случай.

Делотрек в нужный момент загибал уголок своей карты и в нужный момент от этого воздерживался. Тем не менее к тридцатитрехкратной игре он не подошел. Француз уже доходил до нее со своим королем бубен, но играть отказался.

Куртис с трудом сдерживал себя в стремлении самому войти в игру. И делал он это ради своего клиента — Ральфа Дугласа. Из-за постоянного движения денег невозможно было определить, сколько их на данный момент в банке. Однако Куртис был уверен, что банк несет большие убытки. Для его пополнения необходимо, чтобы игроки вошли в азарт и начали рисковать. Ральф это тоже понимал и потому нервничал.

— Маг, неужели ты не можешь принести нам выпить? — раздраженно спросил он. — Маркиза сказала, что у нее есть виски, а дворецкий от стола отойти не может. Выйдешь вон в ту дверь и сразу же в холле…

— Я принесу, — бросил Куртис и поднялся из-за стола. Он вышел в дверь, на которую указал Дуглас, и оказался в холле. Там было светлее, чем в комнате для игры в карты. Одна из дверей была полуоткрыта, и за ней просматривался стоящий у стены буфет. На буфете Куртис увидел бутылки со спиртным.

— Я могу вам помочь? — спросила шедшая позади него Магда.

— Не стоит. Я сам справлюсь.

— Что с вами происходит? — В голосе девушки звучала тревога. — Мне кажется, я знаю. Вы боитесь переступить порог дозволенного? Возможно, вам будет интересно узнать… Ральф сказал, что мы допускаем серьезную ошибку и друг другу совсем не подходим.

— А вы как считаете? — выпалил Куртис.

— Ральф мне нравится. Не больше тех, с кем я раньше встречалась. Но он того заслуживает. Я пришла к тому же выводу, что и Ральф: мы совсем не подходим друг другу. О, Ричард, как много я могла бы сказать вам! Вы для меня — идеал мужчины.

Куртис застыл, боясь поверить своим ушам.

— Теперь я это поняла, — чуть слышно произнесла Магда. — У нас родственные души.

— Пойдемте, — взволнованно сказал Куртис. — Я хочу вам что-то сказать.

Он взял девушку за руку и повел по коридору. Она даже не сопротивлялась.

Ральф и Магда вошли в комнату и… оказались лицом к лицу с Банколеном. Сыщик сидел возле буфета и курил сигару.

— О! — вынимая изо рта сигару, произнес он. — Как же приятно видеть молодых людей, держащих друг друга за руку. Хочу заметить, здесь полно напитков.

У Куртиса было такое ощущение, что под ним провалился пол. Только теперь он заметил, что в комнате, кроме Банколена, находятся Джордж Стенфилд и, что самое удивительное, Брюс Дуглас. Оба держали в руках стаканы и курили.

— Какого черта! — негодующе воскликнул Куртис. — Как вы здесь оказались?

— Полиция может оказаться в любом месте, — спокойно ответил Банколен. — Прошу вас, закройте за собой дверь.

— Маркиза знает, что вы здесь?

— Естественно, — вскинул брови сыщик. — А теперь послушайте меня. Что-либо объяснять я вам не буду. Времени нет. Скажу только, что сегодня вы узнаете имя убийцы.

— Уверяю вас, вы ошибаетесь, — вяло произнес Брюс Дуглас. — В ту ночь он из этого дома не выходил. Кроме того…

— Вы ничего не поняли, — прервал его Банколен. — Кстати, мистер Куртис, как идет игра?

— Вы имеете в виду — у Делотрека?

— Да.

— Он выигрывает. Никто противостоять ему не может. Делотрек выиграет даже в том случае, если поставит на пятого туза.

Банколен улыбнулся и потер руки.

— Но игра, надо понимать, еще не закончилась? — спросил он.

— Да. Они…

Дверь открылась, и в комнату вошел Ральф Дуглас. Если он и удивился, увидев Банколена в компании своего брата и Стенфилда, то виду не подал.

Поскольку из его бокового кармана торчал уголок носового платка, можно было предположить, что перед тем, как войти в комнату, Дуглас вытер с лица пот. И тем не менее выглядел он абсолютно спокойным.

Подойдя к буфетной стойке, Ральф налил в стакан виски и залпом осушил его.

— Все, с меня хватит, — облокотившись на стойку и вертя в руке стакан, устало произнес он. — Даже выиграв у двоих, я все равно потерял несколько тысяч. И не франков, а фунтов. Но я не жалею. Не игра, а какое-то наваждение. Надо быть предельно осторожным — она засасывает, как болото. Но я не дурак — вовремя передал банк и вышел из игры.

— У кого он теперь? — быстро спросил Куртис.

— У Делотрека. Кто-нибудь объяснит мне… Ральф прервал свою речь и обвел взглядом комнату.

О чем думали те, кто собрался в столовой маркизы, Куртис, естественно, догадаться не мог. Он смотрел на сидящую в кресле Магду и чувствовал, что никто, кроме него, не сможет остановить Делотрека.

Он не испытывал к французу враждебных чувств. Да и выигрыш его тоже не прельщал. Как ни странно, но в разноцветных фишках, переходящих то к одному игроку, то к другому, он не видел живых денег.

Нет, Куртису хотелось обыграть Делотрека по той же причине, по которой он, сидя в конторе, сочинял свою «Оду весне». Единственным его желанием было развеять скуку.

Ричард посмотрел на Магду и с удивлением понял, что девушка думает о том же. В ее глазах Куртис увидел поддержку.

С мрачным видом он открыл перед Магдой двери и вслед за ней вышел в холл.

Когда они вернулись в игральный зал, Делотрек уже исполнял роль банкомета. Миссис Ричардсон и месье. Журда, как и прежде, находились на своих местах, а маркиза — между толстой американкой и Делотреком.

Банкомет сидел в кресле. Одной рукой он прикрывал глаза от яркого света, другой медленно передвигал по столу карты.

Сев за стол, Куртис жестом дал понять маркизе, что он вступает в игру, и отобрал себе пики. Магде достались бубны, на которых раньше играл Делотрек. Банкомет скосил в их сторону глаза и снова прикрыл ладонью лоб.

— Друг мой, делайте ставки, — обратилась маркиза к Куртису. — Делайте…

Куртис со свойственным новичкам спокойствием открыл валета, даму и короля. Магда остановила свой выбор на семерке и десятке.

— Карта банкомету… Валет. Месье Куртис проигрывает…

— Карта игрокам… Туз. Месье Журда выигрывает. Семерная?

— Семерная, — подтвердил Журда и что-то записал в лежащий перед ним блокнот.

Делотрек, в отличие от Дугласа, доставал карты из колоды медленно, явно стараясь придать своим действиям особую значимость и вызвать у игроков еще большее волнение.

А ставки участников игры тем временем раз за разом перекочевывали в банк. Создавалось впечатление, что их туда тянуло магнитом. После того как была открыта седьмая карта, месье Журда, поставивший на своего туза пятьсот франков, выиграл в третий раз.

Далее он следил за игрой затаив дыхание. Было открыто еще двадцать пять карт, а туз так и не вышел.

Наконец от колоды осталась всего одна карта. Все знали, что по правилам игры она всегда открывается для банкомета. А то, что эта карта — туз, ни у кого сомнений не вызывало. Как только Делотрек перевернул ее, месье Журда с тяжелым вздохом откинулся на спинку кресла.

— Друзья мои, с вашего разрешения я выхожу из игры, — произнес он обреченным тоном. — Так что позвольте откланяться. Такого накала страстей не выдержит не только бумажник, но и сердце. А мне, как бизнесмену, и то и другое очень опасно.

После восьмой открытой карты Магда, сделавшая небольшие ставки, вышла из игры. Она шепотом переговаривалась с Куртисом. Но тот даже не помнил, о чем у них шел разговор. Молодой адвокат не сомневался, что Делотрека ему не обыграть, и все же продолжал игру.

Но Куртис все равно чувствовал себя победителем: признание Магды было для него дороже любого карточного выигрыша.

Куртис имел при себе сумму, которую не зарабатывал за год, и потратить на игру мог только ее четвертую часть. Перед началом четвертого розыгрыша у него оставалось всего двести пятьдесят франков. Двести из них лежали на даме пик. Семерную игру на ней Куртис выиграл довольно быстро и загнул на карте третий уголок.

Ночь была на исходе, и все это понимали.

— После следующей карты я сматываю удочки, — заявила миссис Ричардсон. — Не хочу сердить мужа. Как говорит маркиза, игра в карты — поэзия для пожилых женщин. Не хочу вас разочаровывать, мистер Куртис, но…

— Карта игрокам… Дама. Месье Куртис выигрывает. Маркиза посмотрела на Куртиса. Все замерли.

— Тридцатитрехкратная, месье Куртис? — спросила мадам. — Ну давайте же, а то я засыпаю. Миссис Ричардсон сказала, что заканчивает игру. Так что останетесь в одиночестве.

Ваш выигрыш — двадцать одна тысяча франков. Около четырехсот пятидесяти английских фунтов из них вы проиграли. Если хотите забрать деньги…

Куртис аккуратно загнул у своей дамы пик еще один уголок.

— Иду на тридцатитрехкратную, — объявил он.

Делотрек убрал со лба руку. Его глаза лихорадочно сверкали, пальцы дрожали.

— Очень хорошо, — сухо сказал француз. — Только хочу напомнить, что за всю игру одна карта четырежды не выходила. Мадам, вы готовы?

— Карта банкомету… Шестерка. Ставок нет…

— Карта игрокам… Тройка. Ставок нет…

— Карта банкомету… Девятка. Мадам Ричардсон проигрывает.

Лицо толстой американки мгновенно вытянулось. Двое других гостей, сухопарая француженка и пожилой мужчина с тусклыми глазами, которых на протяжении всей игры никто не видел и не слышал, заерзали в своих креслах.

— Карта игроку… Восьмерка. Ставка осталась только на даме. Так что комментировать больше не требуется.

— Карта банкомету… Туз.

— Везет же ему, — раздался за спиной Куртиса шепот месье Журда.

— Карта игроку… Семерка. Боже, у меня даже в горле запершило.

— Карта банкомету… Двойка.

— Карта игроку… Дама. Месье Куртис выигрывает в тридцатитрехкратной игре.

Куртис откинулся на спинку кресла. Ему удалось сорвать огромный куш. Он даже не взглянул на Магду. Девушка стояла за его спиной, вцепившись руками в кресло. Его абсолютно не волновало то, что сейчас произошло. Все, застыв на своих местах, смотрели на Куртиса. Возможно, они решали, поздравлять его с крупным выигрышем или ограничиться одобрительным кивком.

Стопки разноцветных фишек с противоположного конца стола медленно поползли к Куртису. Это же бешеные деньги, глядя на них, подумал он.

— Вот это да, — удивленно прошептала миссис Ричардсон.

— Да, такое я видел всего лишь раз, — заметил месье Журда. — Тогда аналогичного успеха добился Дмитрий из России. По моим подсчетам, выигрыш месье Куртиса составляет шестьсот девяносто три тысячи франков.

Делотрек поднялся из-за стола. Губы его от волнения дрожали.

— Друг мой, позвольте вас поздравить. — Голос его сорвался в хрип. — Это хороший выигрыш. Но я полагаю… нет, я абсолютно уверен, что вы не бросите мне вызов и не пойдете со мной на шестидесятисемикратную игру.

— Я — человек не амбициозный, — спокойно ответил Куртис. — Мне просто захотелось прервать вашу полосу удачи. И я это сделал…

— Да, вам это удалось, — улыбнулся Делотрек. — Я предупреждал вас не играть против меня. Но вы все же отважились. Что ж, еще раз поздравляю и…

— Послушайте, — прервал его Куртис. — Вы что, не хотите продолжать игру? Если вы и в следующий раз потерпите неудачу…

Делотрек побагровел от злости и ударил кулаком по столу.

— Хотите еще и перейти мне дорогу? — засверкал он гневно глазами. — Думаете, вы сможете меня обыграть?

— Положим, что да. — Куртис протянул руку и загнул у своей карты четвертый уголок. — Шестидесятисемикратная игра.

Низкорослый месье Журда, не проронив ни слова, заходил кругами вокруг стола. Лицо пожилого француза оставалось спокойным, но походка отражала его сильное волнение.

Гости собрались возле стола. Все до единого. Никто уже и не помышлял об уходе. Почувствовав, что кто-то тянет его за рукав, Куртис обернулся. Рядом стоял Ральф Дуглас.

— Не делайте глупостей, — прошептал он. — Нечто подобное я уже видел. Забирайте выигрыш и уходите. Да, вам повезло. Но постоянно везти не может. Рано или поздно он все равно обдерет вас как липку.

— Внимание! — раздался голос маркизы. — Прошу тишины. Извините, месье Делотрек, но этого я вам сделать не позволю.

— Что вы сказали? — удивленно произнес Делотрек. — Вы не позволите нам продолжить игру? Но почему?

Мадам откашлялась.

— Я понимаю, для вас выиграть — это красивая мечта. Вы всеми силами стремитесь к ней. Но это невозможно. Я вас предупреждала, что выиграть в шестидесятисемикратную игру практически невозможно. Так что шансов у вас обоих почти нет.

Если выиграете вы, я смогу выдать вам всю сумму выигрыша. У меня в домашнем сейфе лежит достаточно денег. Сегодня вы и так много взяли. Но вы забыли, что если выпадет пятая дама, то вам придется выплатить месье Куртису в шестьдесят семь раз больше того, что вы имеете.

А вы знаете правила этого дома: проигравший должен платить наличными. Месье Куртис не настаивает на продолжении игры. А если она все же состоится, вы можете оказаться в большом затруднении.

Если выиграет он, то как вы с ним рассчитаетесь? Не забывайте, на такие огромные деньги не играли со времен Бурбонов!

— Не играли со времен Бурбонов? — вкрадчиво переспросил Делотрек. — А мы попробуем. Могу заверить вас, что месье Куртис не выиграет.

— Может быть, хватит?

— Послушайте, мадам! Не доводите меня до сумасшествия. Вы же знаете — деньги у меня есть. Вы что, забыли о моем субботнем выигрыше? С вашего разрешения я положил большую его часть в ваш сейф. Вы же сами посоветовали это сделать. Сказали, что такие огромные деньги ночью перевозить небезопасно.

Куртис не сразу осознал, что то, о чем говорил Делотрек, ему уже известно. Когда Делотрек вышел из дома маркизы, он был задержан и подвергнут обыску. Куртис даже помнил суммы, которые у него нашли: одну пачку франков на сумму двадцать тысяч и вторую — на сумму пятьдесят тысяч.

Конечно, это были большие деньги, но по сравнению со ставками, на которые играли в доме маркизы, — мизер. Судя же по разговору тех, кто в субботу вместе с Делотреком играл в баккара, французу в ту ночь сильно везло.

— Этого я не отрицаю, — ответила маркиза. — Я вам даже дала расписку. Но в случае проигрыша этих денег вам все равно не хватит.

— А если я оставлю залог? — выкрикнул в нетерпении Делотрек.

— Залог?

— Да, залог. Я вам дам то, перед чем все ваши побрякушки померкнут.

— И что же это?

— Не важно. Это то, что я вместе с деньгами положил в ваш сейф. На это расписку вы мне не дали. Что, удивлены? А ключ от сейфа у меня…

Делотрек сунул руку в карман пиджака.

— Проводите меня в кабинет. Я открою сейф, и вы…

— Так что же в нем лежит? Это интересно не столько мне, сколько месье, против которого вы собираетесь играть.

Делотрек замер. Он понял, что сболтнул лишнее. Челюсть у него отвисла, в глазах застыл страх. Коробочка с перетасованными и подснятыми картами выпала из рук. И в этот момент из темноты появилась рука и схватила Делотрека за запястье. Это была волосатая рука мужчины.

— Этот ключик вы дадите мне, — раздался голос Банколена. — Так вот где вы храните драгоценности мадам Клонек! Или я ошибаюсь?

— Мадам и месье, прошу сохранять спокойствие, — обратился сыщик к гостям. — А с вами, месье Делотрек, я хотел бы побеседовать.

Маркиза, простите, что это произошло в столь почтенном доме. Мне нужна ваша помощь. Я попросил бы вас составить нам компанию.

Месье Куртис, поскольку вам небезынтересно узнать, на что против вас собирался играть месье Делотрек, я предлагаю пройти вместе с нами. Остальных попрошу оставаться на своих местах.

Они вчетвером покинули игральную комнату и, пройдя по центральному холлу, вошли в кабинет маркизы. Мадам включила свет. В кабинете с зарешеченным окном мебели почти не было, не считая бюро с убирающейся крышкой. Маленький сейф был скрыт в стене.

Войдя последним, Банколен закрыл за собой обитую металлом массивную дверь и запер ее на ключ.

Делотрек успел прийти в себя и теперь выглядел абсолютно спокойным.

— Месье Банколен, вы обвиняете меня, — начал было француз.

— В краже драгоценностей мадам Клонек из квартиры дома 81, расположенного на бульваре Инвалидов, — закончил за него Банколен.

— Но это жутко глупое обвинение!

— Почему же? Сейчас мы откроем этим ключиком сейф и…

— Вы все равно ничего не докажете, — покачал головой Делотрек. — Эти драгоценности я не крал. Роз мне сама их дала. На время. Признаюсь, пару дней назад у меня было туго с деньгами. Вот тогда меня можно было бы заподозрить в их краже. Но теперь, когда у меня денег куры не клюют…

Он хитро прищурился.

— Можете считать, что, оставив у себя драгоценности Роз, я собирался ей за них заплатить. И дать больше, чем они стоят. Теперь я в состоянии это сделать. Но я мог бы и вернуть их.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — сухо ответил Банколен. — Думаю, что родителей Роз устроят деньги. Насколько мне известно, они — люди небогатые и наверняка предпочтут получить от вас сумму немного большую, чем стоимость драгоценностей их дочери, нежели запрятать вас за решетку. По этому вопросу я уже связывался с доверенным лицом мадам Клонек. Так что вам остается только поставить свою подпись. Вот на этом.

Банколен достал из кармана плаща заполненный бланк обязательства и дал его Делотреку вместе с ручкой. Прочитав бумагу, Делотрек побагровел.

— Но это же слишком много, — возмутился он.

— Да, сумма большая, но она защитит вас от судебного преследования.

— Вы меня не обманываете?

— Нет. Вы согласны подписать эту бумагу?

— Да, — упавшим голосом произнес Делотрек.

Он приложил к дверце сейфа бланк обязательства и поставил под ним свою подпись.

— Вот и прекрасно, — подытожил Банколен. — Теперь вас не смогут обвинить в более тяжких грехах. Я имею в виду, в убийстве любовницы.

Делотрек с трудом надел на авторучку колпачок и удивленно взглянул на сыщика:

— Вы это серьезно? Вы действительно думаете, что я убил ее? Что я — тот самый мужчина в коричневом плаще и черной шляпе?

— Нет.

Банколен резко обернулся и, повернув в двери ключ, осторожно открыл дверь. Интересная же картинка предстала их взорам! За дверью стоял Брюс Дуглас и пытался подслушать их разговор. Сыщик положил ему руку на плечо и ввел в кабинет.

— Мужчина в коричневом плаще и черной шляпе — он, — громко сказал Банколен.

Глава 20

Находясь в доме маркизы, где все окна занавешены темными шторами, невозможно было определить, какое сейчас время суток — утро или еще ночь.

Четверо во главе с Банколеном расположились за покрытым зеленым сукном столом. Хозяйка дома, сложив свои морщинистые руки на коленях, занимала место напротив сыщика, а Ричард Куртис и Ральф Дуглас сидели рядом.

— Так вы его не арестовали? — удивленно спросила маркиза.

— Нет, — ответил Банколен. — И на это есть свои причины.

Ральф сидел молча, уставившись на игральный стол.

— Месье, я предоставила вам дом, чтобы вы устроили в нем ловушку. И нисколько об этом не жалею. Более того, мне понравилось, как вы поймали убийцу.

Я делала все, чтобы мои гости ничего не заподозрили. Несмотря на то что среди них находился месье Делотрек, я умышленно не заводила разговор об убийстве его любовницы. Мне не хотелось терять таких постоянных игроков, как миссис Ричардсон и месье Журда. Теперь, когда их с нами нет, вы можете все нам рассказать. Вот только никак не пойму, почему вы отправили домой эту милую девушку.

— Я хотел, чтобы многое из того, о чем мне придется рассказать, она не слышала, — вздохнул Банколен. — Так что попрошу всех вас ничего ей не передавать. Не хотелось, чтобы мисс Толлер узнала правду.

— Правду? — переспросил Куртис. — О чем?

— О том, почему мистер Брюс Дуглас убил любовницу месье Делотрека.

Выдержав паузу, сыщик продолжил:

— Мой рассказ — это история о двух преступлениях: ограблении и убийстве. Каждое из них произошло независимо друг от друга. Однако они настолько взаимосвязаны, что разделить их невозможно. И это несмотря на то, что убийство нас интересует больше, чем кража.

Я не сразу догадался, что убивать мадам Клонек никто не собирался. Поэтому мое расследование пошло не в том направлении, в каком следовало бы.

Мы искали убийцу среди тех, кто либо любил, либо боялся, либо ненавидел ее. А убийцей оказался тот, кто не питал к ней никаких чувств.

Он был знаком с ней постольку, поскольку она была его осведомителем. Любил же он не ее, а мисс Толлер. Причем любил страстно и секрета из этого не делал.

У него было такое болезненное самолюбие, что любое проявление внимания к ней со стороны другого мужчины заставляло его страдать.

Он полагал, что такая девушка, как Магда, не может серьезно увлечься его братом. И здесь он был прав.

Основной ошибкой Брюса было то, что он считал себя идеальным претендентом на ее руку и сердце. Он был абсолютно уверен, что со временем девушка разочаруется в Ральфе и тогда обратит свой взор на него. Но об этом мисс Толлер, по его мнению, знать не должна.

Итак, в его голове созревает план. Убийство мадам Клонек в него не входило. Сама мысль о подобном злодеянии повергла бы Брюса в шок. Он действовал во имя своей любви и по сценарию детективного романа.

Особое внимание Брюс Дуглас уделял мелочам. При этом оставался абсолютно спокойным. Ему нечего было бояться, поскольку он никого не собирался убивать.

Историю убийства мадам Клонек я расскажу так, как она мне представляется. Будь у Брюса мотив, в список подозреваемых он попал бы одним из первых. Подозрения в отношении его у меня возникли после разговора с Делотреком.

Вы помните, месье Куртис, мы приехали к нему после встречи с Брюсом, обеспечившим Делотреку железное алиби. Он, Брюс, также сказал нам, что в субботу в середине дня ему позвонила Роз Клонек, его осведомитель. Она сообщила, что Делотрек куда-то уезжает, и посоветовала Брюсу проследить за ним.

Но нам Брюс сказал, что мадам прекрасно знала, куда поедет ее любовник, а именно к маркизе — играть в карты. Он ясно дал понять — Роз Клонек хотела, чтобы Делотрека задержали, поскольку ту ночь она намеревалась провести с Ральфом Дугласом.

Что ж, прекрасно! После этого мы узнаем от Делотрека, что он с мадам Клонек и ее служанкой весь день пробыли на реке — катались на лодках — и домой вернулись, когда стало смеркаться.

А Брюс сказал нам, что мадам Клонек ему звонила. И тут у меня возникло сразу несколько предположений.

Первое: Делотрек нам солгал.

Второе: Брюс Дуглас что-то напутал.

Третье: Роз могла сойти на берег, найти неподалеку от реки телефонную будку и позвонить Брюсу.

Второй вариант я отверг сразу. Такой человек, как Брюс Дуглас, напутать не мог.

Первый вариант показался мне вполне реальным. Вы спросите почему? Потому что меня насторожило поведение Делотрека.

Третий вариант тоже имел право на существование.

Но их проработкой я так и не занялся. Мне просто было не до них. Слишком много возникало вопросов, на которые невозможно было ответить. Так что задумался я над ними только сегодня утром, после того как поговорил с Аннет Фове. Это служанка мадам Клонек. И вот что она мне рассказала.

В субботу, в половине одиннадцатого утра, они втроем отправились на пикник. Ехали в одной машине и по дороге не останавливались. На пристани Делотрек взял напрокат лодку и вместе с Роз ведь день, до наступления сумерек, проплавал по реке. На берег ни он, ни она не выходили. Домой вернулись, когда уже стемнело.