/ / Language: Русский / Genre:det_hard / Series: Тревис Макги

Шустрая рыжая лисица

Джон Макдональд


Джон Макдональд. Смертельный блеск золота Центрполиграф Москва 1995 5-218-00009-4 John D. MacDonald The Quick Red Fox Travis McGee – 4

Джон Д. Макдональд

Шустрая рыжая лисица

Глава 1

Серые волны Атлантики яростно обрушивались на общественный пляж неподалеку от шоссе, ведущего к Байа-Мар. Сильный, по-февральски холодный северо-восточный ветер согнал с пляжа недовольно ворчащих туристов. Он залеплял песком стекла автомашин, срывал морские флажки и трепал рыбацкие снасти на берегу. Да, проводить то субботнее утро в Форт-Лодердейле означало для туристов попусту тратить время. Уж лучше им было бы вернуться в Скрэнтон.

Я же комфортно расположился в просторной комнате отдыха своей приспособленной для жилья яхты «Битая масть», стоящей на якоре у причала Ф-18. Врубив до отказа электрическое отопление, я растянулся на большой желтой кушетке в обшарпанных шерстяных штанах и в ветхой, застиранной, блекло-голубой фланелевой рубашке.

Несколькими днями раньше я выбросил свой старый радиоприемник и приобрел взамен новый, который и повесил на кронштейне у дальней стены. Усилитель, купленный у Фишера, как нельзя лучше подходил к нему. Передавали Пятую симфонию Шостаковича. Дирижировал Бернстайн. Я сделал погромче, чтобы насладиться в полной мере этим произведением героического жанра. Осталось просто закрыть глаза и отдаться музыке...

В другом конце комнаты над чертежной доской ссутулилась Мошка в сером вельветовом комбинезоне, который ей явно велик. Да и вообще вся одежда всегда висит на ней мешком. Ей, по-моему, около тридцати, но на вид – лет восемнадцать, не больше. У нее светлые, вечно спутанные волосы, растерянное лицо и изящная, совсем девичья фигурка. При всей своей неорганизованности она умудряется неплохо зарабатывать на жизнь, занимаясь под псевдонимом Аннамара иллюстрированием детских книг.

Мой друг Мейер нашел ее на пляже с год назад. Этот волосатый, некрасивый, но, однако, чертовски обаятельный парень может часами рыскать в поисках необыкновенных людей, подобно коллекционеру, выискивающему редкие экземпляры улиток.

Высунув от старания кончик языка, Мошка набрасывала контуры непутевого полевого мышонка по имени Куимби. Она «творила» у меня на яхте, поскольку в ее доме, расположенном за три квартала отсюда, делали ремонт, а ее тошнит от запаха краски; к тому же сроки сдачи рисунков поджимали. Признаться, однажды, когда я чувствовал себя совершенно разбитым, потеряв очень дорогого для меня человека, наши отношения с Мошкой переросли в интимные. Но мы обнаружили, что не слишком друг другу подходим в этом смысле. Вдобавок ко всему мы рьяно занялись искоренением недостатков друг у друга. Борьба нас порядком измучила, и хотя мы считали необходимым не показывать этого, но оба испытали облегчение, прекратив ее и решив довольствоваться ни к чему не обязывающей и в то же время нежной дружбой.

В особо торжественно звучащих местах симфонии Мошка поднимала вверх карандаш и, размахивая им, помогала Бернстайну дирижировать, а потом снова возвращалась к своему мышонку. Следует заметить, она мастерски умела приготовить грог, от очередной порции которого у меня сейчас по всему телу разливалось мягкое и приятное тепло. Сама же она ограничилась не столь крепким напитком – ведь мышонок Куимби нуждался в ее трезвом внимании.

Неожиданно сквозь шквал музыки донеслось тоненькое дребезжание дверного звонка. Кнопку звонка я предусмотрительно прикрепил к столбу на пристани, а вход на мой маленький трап преградил цепочкой. Итак, я поднялся и пошел взглянуть, кто к нам пожаловал. У трапа стояла высокая девушка в строгом темном костюме, с сумкой в руках, по размерам приближающейся к чемодану. Она держалась очень прямо, словно показывая всем своим видом, что ветрило ей нипочем. Глядя на нее, можно было подумать, что она занимается набором в школу бизнеса. Пока я ее рассматривал, она снова очень решительно нажала на кнопку звонка.

Я вышел через заднюю палубу, поднялся по широкому короткому трапу. Девушка окинула меня очень внимательным взглядом, но я, правда, не разобрал, положительно меня оценили или отрицательно. Откровенно говоря, со мной случается и так и сяк: я чересчур крупный и к тому же с виду ленивый – каковым, впрочем, и являюсь в действительности. Как заметила одна моя техасская подружка, всем своим видом я стараюсь показать: меня уже ничем не удивишь.

Волосы у девушки были черные, средней длины – пожалуй, некоторые музыканты мужского пола отращивают длиннее. Ясные темные глаза, густые черные брови, несколько длинноватое лицо, высокие скулы и прямой нос. Лицо ее казалось бы суровым, если бы не рот – крупный, пухлый, красиво очерченный. В общем – современная деловая девушка без малейшего чувства юмора.

– Мистер Тревис Макги? – спросила она бархатным контральто.

– Он самый.

– Меня зовут Дэна Хольтцер. Я не смогла до вас дозвониться.

– А телефон отключен, мисс Хольтцер.

– Я хотела бы поговорить с вами по очень личному делу.

Иногда такое случается. Что ж, вид у нее вполне обеспеченный. Никаких драгоценностей. Зарабатывает сама себе на жизнь, и по всему видать, работенка у нее неплохая. Не похоже, чтобы она влипла в какую-нибудь историю – скорее, пришла по поручению того, кто влип. Явись она месяца два назад, я бы, может, и не заинтересовался. Но мой счет в банке таял с каждым днем, и очень скоро мне пришлось бы заняться поисками какой-нибудь проблемки, из решения которой можно извлечь выгоду. Приятно, когда проблемы приходят сами и избавляют от хлопотных поисков. Но осторожность никогда не помешает.

– А вы уверены, что вам нужен именно я?

– Мне о вас говорил Уолтер Лауэри из Сан-Франциско.

– И что же? Как поживает старина Уолт?

– По-моему, хорошо. – Она нахмурилась. – Он велел передать, что мечтает сразиться с вами в шахматы.

Что ж, значит, все в порядке. Мы с Уолтом в жизни не играли в шахматы, по крайней мере друг с другом. Но эта фраза была чем-то вроде пароля, если он кого-либо посылал ко мне. Ведь кругом полно проныр, смутьянов, штатных ищеек, да и просто любопытных. Поэтому полезно иметь способ сразу выявлять сомнительных типов.

– Заходите, что на ветру стоять, – пригласил я, откидывая цепочку. Пропуская девушку вперед, отметил ее длинную талию и стройные, крепкие икры; она двигалась с грацией, присущей многим женщинам подобного сложения. Прямая спина, прекрасная осанка.

Открыв дверь, мы ступили прямо в шквал музыки. "Мошка бросила на девушку мимолетный отсутствующий взгляд, слегка улыбнулась и вновь погрузилась в работу. Не выключая радиоприемника, я провел мисс Хольтцер через свою комнату отдыха, далее по коридору мимо камбуза, в крошечную столовую, закрыв предварительно за собой дверь, ведущую в коридор:

– Будете кофе или что-нибудь покрепче?

– Нет-нет, спасибо, ничего не надо, – ответила она, протискиваясь в каюту.

Я налил себе кружку кофе и уселся напротив неб.

– Видите ли, меня не интересуют всякие пустяки, творящиеся вокруг.

– Мы в курсе, мистер, Макги.

– Выходит, вы знаете, как я работаю.

– Да, пожалуй. По крайней мере, я знаю, что по этому поводу сказал мистер Лауэри. Если у кого-нибудь что-нибудь украли и невозможно вернуть это законным путем, вы попытаетесь получить украденное назад... за половину стоимости. Верно?

– Мне надо знать все обстоятельства.

– Да, конечно. Но... я бы предпочла, чтобы другая сторона сама объяснила вам все.

– Что ж, я тоже. Присылайте его сюда.

– Это женщина. Я у нее работаю.

– Ну, присылайте ее.

– Это невозможно, мистер Макги. Я должна отвезти вас к ней.

– Пардон, мисс Хольтцер, но, если у нее настолько серьезные неприятности, что ей понадобился я, она могла бы потрудиться прийти ко мне сама.

– Вы не понимаете, право же... Она просто не может прийти сюда. Если бы я дозвонилась до вас, она сама бы с вами и поговорила. Дело в том, что я работаю... у Лайзы Дин.

О, теперь понятно. Лайза Дин. Слишком примечательное лицо, даже если закрыть его самыми темными очками. Ведь ей не улыбалось бы нанести столь конфиденциальный визит в сопровождении полицейского эскорта. А приди она одна, зеваки углядели бы ее за сотню шагов и налетели бы со всех сторон, толпясь и глазея на нее с приклеенными глупыми улыбками, неизменно сопутствующими любой знаменитости в Америке. Десять полнометражных фильмов, четыре довольно-таки сомнительных замужества, неудачный телевизионный сериал, участие в нескольких рекламных роликах – и лицо ее стало знакомо всем. Точно так же почитатели кумиров встретили бы Лиз Тэйлор, Ким Новак и Дорис Дэй. Ведь в основном публика – это всего лишь грубое животное, недостойное доверия.

– Не представляю Лайзу Дин в ситуации, когда ей мог понадобиться именно я.

На угрюмом лице деловой мисс мелькнуло что-то вроде отвращения – или мне это показалось?

– Она хотела бы это с вами обсудить.

– Погодите... Уолтер как-то написал для нее сценарий...

– И с тех пор они друзья.

– По-вашему, ее проблема в моей компетенции?

– Пожалуй, да. – Девушка нахмурилась. – Всех подробностей я, правда, не знаю.

– Разве вы не пользуетесь ее доверием?

– В большинстве случаев – да. Но, как я уже сказала, мне не известны все подробности этой истории. Дело сугубо личное. Но речь идет... об очень важной для нее вещи, которую она хочет вернуть.

– Я ничего пока не обещаю, но выслушать ее – выслушаю. Когда?

– Сейчас, если вы не возражаете, мистер Макги. – Симфония закончилась. Я поднялся и пошел выключать приемник. Когда я вернулся, мисс Хольтцер произнесла: – Нам бы не хотелось, чтобы вы кому-нибудь об этом говорили. Не надо даже имени ее упоминать.

– Да ну? А я как раз собирался сбегать поделиться с друзьями.

– Извините, но я просто по привычке оберегаю ее. В понедельник она начинает рекламную кампанию с фильмом «Ветер удачи». Премьера состоится в следующую субботу сразу в восьми кинотеатрах Майами. Мы приехали заранее, чтобы иметь возможность встретиться с вами. Сейчас она живет в доме своего друга, а завтра вечером переедет в пентхауз отеля на побережье. Начиная с понедельника, она будет занята с утра до вечера.

– Давно вы у нее работаете?

– Два года. Вернее, чуть больше двух лет. А что?

– И как же именуется ваша должность?

– Личный секретарь.

– А вообще много при ней состоит народу?

– Да нет. В поездках вроде этой с ней только я, ее горничная, парикмахер и служащий из агентства. И вообще... лучше бы вы ей задавали все эти вопросы. Сможете с ней встретиться?

– Она в Майами?

– Да. Я на машине, мистер Макги. Только, если можно... я позвоню!

Я провел ее в каюту капитана (второй аппарат у меня стоит в каюте на носу яхты). Достав из своей огромной сумки записную книжку в черном кожаном переплете, она отыскала нужный номер и соединилась с телефонисткой, предупредив, что будет звонить в кредит.

– Мэри-Кэтрин? – сказала она. – Передайте ей, пожалуйста, что наш друг приедет со мной. Нет, больше ничего. Да, прямо сейчас. Благодарю вас.

Выпрямившись, она оглядела каюту. Я так и не понял, какие эмоции вызвала у нее огромная кровать – неприязнь или любопытство. С удивлением я поймал себя на мысли, что мне хочется объяснить ей, что кровать – всего лишь часть обстановки, перешедшей ко мне вместе с судном, выигранным мной в результате длиннющей партии в покер в Палм-Бич. Тот тип желал во что бы то ни стало продолжить игру, поставив на кон свою бразильскую любовницу, чтобы в случае своего проигрыша присовокупить ее к судну, но его друзья спасли меня от необходимости искать выход из столь щекотливого положения и деликатно вывели его из игры.

Мисс Хольтцер явно не была чересчур аскетичной. Просто, судя по всему, она привыкла для удобства классифицировать людей.

Она сказала, что, если можно, выпила бы чашечку кофе, пока я буду переодеваться. Я напялил неуклюжий костюм и повязал столь редко жалуемый мною галстук. Когда мы вновь проходили через гостиную, Мошка вдруг подала голос:

– Эй, гляньте хоть одним глазком на этого вшивого мыша! – Она показала нам только что законченный рисунок. – Здесь Куимби убеждается, что на самом деле он – мышонок. Кот ему это доходчиво разъяснил. Мышонок прямо-таки потрясен – он-то считал себя маленькой породистой собачкой. Но что-то, мне кажется, вид у него скорее напуганный, чем потрясенный. Как, на ваш взгляд, он испугался кота?

– Ой, какая прелесть! – воскликнула Дэна Хольтцер. – А правда, до чего же ужасно обнаружить, что ты на самом деле – мышь!

– Но тут уж Куимби ничего не поделает, – отозвалась Мошка.

Они приветливо улыбнулись друг другу. Я представил девушек:

– Дэна Хольтцер – Мэри-Кейт по прозвищу Мошка. Ну, мы побежали. Мошка, запри получше дверь, если я не вернусь до твоего ухода.

– Угу... И знаете: что его тревожит, так это вопрос – как научиться лаять.

– Если проголодаешься, найди что-нибудь поесть.

Но она уже снова погрузилась в работу, ничего не видя и не слыша. Мы с мисс Хольтцер вышли наружу, навстречу ветру, и направились к стоянке. Она сказала:

– Какая милая, необычная девушка, и очень талантливая. Она... ваша подруга?

– Просто у нее в квартире ремонт, вот я и предложил ей поработать у меня на яхте. Сроки ее поджимают.

Сделав еще три шага, мисс Хольтцер снова забралась в свою непробиваемую скорлупу ответственного секретаря. А я все еще явственно помнил, как, восхищаясь нарисованной мышкой, Дэна сразу стала такой оживленной, помолодевшей и удивительно яркой. Но, видно, не в ее правилах выставлять свои чувства напоказ. Сейчас она просто снова выполняла свою работу – умелая и сдержанная, ведь ей платили не за то, чтобы она брызгала эмоциями.

Нас ждал блестящий черный «крайслер» с шофером среднего возраста, облаченным в серую форму с серебристыми пуговицами. Дотронувшись до козырька кепки, он открыл нам дверцу с видом американского сенатора, выступающего в телепередаче. Вскоре я убедился, что дело свое он знает отменно. Он лавировал в потоке машин с такой сверхъестественной ловкостью, что действия других водителей выглядели беспорядочной и бессмысленной суетой.

– Это машина мисс Дин? – поинтересовался я.

– Нет. Она принадлежит людям, у которых мы остановились.

– И когда вы приехали?

– Вчера.

– Инкогнито?

– Да.

– Как вам это удалось?

– Мы наняли частный самолет.

Стекло отделяло нас от напомаженного затылка шофера. Она отвернулась от меня и безмятежно уставилась в окно.

– Мисс Хольтцер...

– Да? – Она с готовностью повернула голову.

– Мне кажется, вам чем-то не нравится поручение, которое вы выполняете, я не прав?

На ее лице мелькнула холодная усмешка.

– А что, это для вас важно?

– Ну, все-таки...

– Мистер Макги, в обязанности секретаря не входит давать оценку тому, что поручают. И мнение свое я высказываю только тогда, когда меня об этом просят. Если ее интересуют чьи-то мнения о законах об искусстве, о налогах или о чем-нибудь еще – она обращается к специалистам, а выслушав, поступает по-своему.

– Прошу прощения, вам хорошо платят?

– Мои труды окупаются.

– Что ж, не буду больше приставать.

Слегка пожав плечами, она снова повернулась к окну, предоставив мне созерцать красивую линию шеи, аккуратное ушко, обрамленное спутанными черными локонами, густые черные ресницы, гладкую щеку. В воздухе ощущался еле уловимый аромат ее духов.

Глава 2

С одной из главных эстакад между Майами и Майами-Бич мы свернули на небольшое шоссе. Дом располагался на острове, находящемся в частном владении. Садовник распахнул перед нами ворота с богатым орнаментом, и по усыпанной гравием дорожке, вьющейся в гуще пышной, тщательно ухоженной зелени, мы подъехали к небольшой площадке, со всех сторон окруженной садом.

Судя по всему, мы вошли через черный ход. Вслед за мисс Хольтцер я поднялся по лестнице и в полутемной прихожей уселся в роскошное кресло, над которым тускло поблескивали развешенные по стене доспехи. В доме – ни звука. Вновь появившаяся мисс Хольтцер, уже без шляпы и пальто, жестом пригласила следовать за ней. Мы прошли по облицованному деревянными панелями и застеленному коврами коридору. Постучав в массивную дверь, она распахнула ее и предложила мне войти, отступив в сторону со словами:

– Минутку подождите, она к вам сейчас выйдет.

Закрыв за мной дверь, она оставила меня одного. Я огляделся. Судя по всему, это были апартаменты для гостей. Длинная комната с высоким потолком. На полу темно-фиолетовый ковер. Стены обшиты деревом. Вдоль одной из стен – семь сводчатых окон, над ними – узенькие слуховые оконца в освинцованных рамах. Черная мебель в испанском стиле. Пол боковых частей комнаты был приподнят над серединой. С одной стороны на возвышении располагался камин с креслами возле него, с другой – что-то вроде спальни – кровать под балдахином и две двери. Одна из них, слегка приоткрытая, вела в гардеробную – там виднелся расставленный багаж, а из-за второй до меня доносился еле слышный шум струящейся воды.

В комнате царил полумрак, хотя портьеры были раздвинуты. Подойдя к окну, я понял почему: тропические деревья создавали густую тень. Сквозь листву были видны клочки зеленого газона, чуть левее проглядывал угол белого бассейна.

Неожиданно распахнулась дверь ванной, и появилась Лайза Дин. Как я и ожидал, она оказалась миниатюрнее, чем на экране. Почти без грима, с огромными зеленовато-серыми живыми глазами. Она пересекла спальню и спустилась по ступенькам ко мне. Каждое ее движение казалось вполне естественным, тем не менее явно было рассчитано на то, чтобы производить впечатление. Светло-коричневые брюки, облегавшие ее словно кожа, дополнял необычный меховой блузон с глубоким вырезом спереди и рукавами три четверти. Похоже, мышонку Куимби и парочке сотен его родственников пришлось пожертвовать для него светлый мех со своих брюшков. На стройной шее – узкий шарфик из зеленого шелка – точно в тон крупному изумруду на мизинце ее левой руки.

Она стремительно подошла ко мне, протянув руку и улыбаясь с такой радостью, будто к ней по меньшей мере вернулся возлюбленный.

– Как хорошо, что вы пришли! – сказала она с таким знакомым придыханием.

Я пожал ее руку, и она слегка повернулась к окну, беззаботно подставив лицо дневному свету – самому беспощадному, по мнению любой женщины. Рука у нее была маленькая, сухая и теплая – словно доверчивый зверек, а пожатие – интимное, как ее голос.

Все-таки удивительно, какое впечатление могут производить жесты и мимика актрисы, даже когда ясно понимаешь, что это всего лишь профессиональные приемы. И мне живо припомнились наставления одного каскадера. Звали его Феддер. Артрит доконал его, и он вынужден был бросить сниматься.

"Некоторые считают, что с актрисами не стоит связываться, – говорил он. – В этом есть доля правды, потому что всю свою энергию они отдают работе, и для постели просто ничего не остается. Однако надо распознать, что за девушка перед тобой. Понимаешь, если она актриска так себе, хоть и считает себя прирожденным талантом, она и в постели останется плохой актрисой, только и думая, как она выглядит со стороны. Где уж тут душу вложить! Но есть другие – те, которые мгновенно возбуждаются, им просто не нужно ничего изображать – ни перед камерой, ни в постели. Они без устали ищут новых впечатлений, все более ярких. Я бы назвал это профессиональной заинтересованностью.

На мой взгляд, эта дамочка наверняка пришлась бы Феддеру по вкусу. Я даже не ожидал, что она выглядит такой юной – ведь, как ни прикидывай, все выходит, что ей за тридцать. Легкая, стройная, с ясным взглядом, излучающим огромную энергию, с гладкой кожей без малейшего изъяна и с тяжелой копной блестящих волос. Все ее движения, жесты так тщательно выверены, что кажется, будто держится она совершенно естественно. Этакая шаловливая девчонка с озорным блеском в глазах.

Но я-то актерской братии повидал достаточно и понимал, что это всего лишь ее очередная роль. В арсенале обычной привлекательной женщины не более пяти-шести масок. А у профессиональных актрис их дюжины, просто передо мной она решила надеть именно эту. Я удостоился еще одного трюка: прежде чем начать разговор, она подошла ко мне так близко, что я ощущал на своем подбородке ее дыхание, а прелестная грудь вздымалась в полутора дюймах от моей. Немудрено, что я слегка утратил самоуверенность.

– Так, значит, вы знакомы с Уолтом... – глупо начал я.

– А вы мне нравитесь! – Она отступила на полшага и окинула меня восхищенным взором. – Он, конечно, говорил, что вы крупный мужчина, но я не думала, что вы такой огромный... Тревис. Или Трев? Кажется, он называл вас Трев. А меня друзья зовут Ли. Милый Трев, меня уверяли, что вы угрюмый, порой даже опасный, но я вижу, что вы чертовски привлекательны!

– Вы тоже ничего себе, – отозвался я.

– Это так замечательно, что вы согласились мне помочь!

– А я еще не согласился.

На мгновение она замерла, по-прежнему улыбаясь и позволив рассмотреть себя во всех подробностях. Зубы у нее были ослепительной белизны, зеленые глаза отливали сейчас янтарным блеском. Красивый изгиб золотисто-рыжих бровей; более темные, удивительной длины ресницы, чуть заметный пушок над верхней губой. Необычное, такое знакомое по экрану лицо с чуть заостренными чертами – очень чувственное, его не спутаешь ни с каким другим. Чуть склонив голову, она смотрела на меня сквозь густые ресницы, а золотисто-рыжие волосы справа чуть свесились ей на лицо. И я вдруг понял, кого она мне напоминает. Лисицу! Шуструю рыжую лисичку.

Как-то раз, уже давно, весной в горах Адирондак я наблюдал за одной лисой в период течки. Она бежала прямо перед лисом быстро и пружинисто: свернутый колечком хвост – торчком, зубки оскалены, язык высунут – и все время оглядывалась, проверяя, бежит ли за ней лис.

Вдруг Лайза Дин резко повернулась и пошла к камину.

– И все-таки вы мне поможете, – тихо сказала она.

Я последовал за ней. Усевшись на небольшую кушетку, она вытянула ноги и взяла сигарету из коробки на столе. Я помог ей прикурить. Она выпустила дым из изящно очерченных ноздрей чуть заостренного носика и, когда я сел в большое кресло, развернутое вполоборота к кушетке, улыбнулась мне.

– А вы не похожи на других, Трев Макги!

– Чем же, Ли?

Пожав плечами, она пренебрежительно хмыкнула.

– Вы не говорите того, что я привыкла слышать: «Ах, в этом фильме вы замечательны! А вот в этом просто восхитительны! Я смотрю все картины с вашим участием! Ив жизни вы смотритесь еще лучше, чем на экране! В самом деле!» Ну и все в этом духе.

– Я все это произнесу, когда буду просить у вас автограф.

– Слушайте, вы и правда какой-то угрюмый! Или боитесь показать, что я произвела на вас впечатление? Или вам и впрямь все безразлично? Меня это как-то выбивает из колеи, дорогой.

– Ваша мисс Хольтцер выбила меня из колеи таким же образом.

– Дэна – прелесть. Она-то как раз сразу доводит до вашего сведения, когда что-то производит на нее впечатление. Я подумал, что именно этого-то я и не заметил.

– Что ж, будь по-вашему, – сказал я. – В этом фильме вы замечательны, а в том – просто восхитительны! А в жизни вы еще лучше!

Она снова замерла. А я подумал о миллионах мужчин, которые, глядя на нее в кино, умирали от желания, мысленно раздевали ее, покрывая страстными поцелуями восхитительные бедра. Интересно, как она относится к столь массовому и безымянному вожделению? Она ведь так дорого платит за него. Ведь в течение многих лет она обязана сидеть на диете и соблюдать строжайший режим, ее мнут, гнут, натирают до блеска и вышколивают, заставляя находиться в наилучшей форме. Какую же энергию и железную волю надо иметь, чтобы это выдерживать годами. Глядя на нее, легко можно поддаться обманчивому впечатлению и поверить, что, будучи неким секс-символом, она в отличие от обыкновенных женщин способна вызвать непередаваемые чувства, исступленный экстаз, невероятно сильные и глубокие страсти, невыносимые любовные страдания. Хотя, по всей вероятности, это только мираж.

– Извините, пожалуйста, я на минутку, – вежливо проговорила она и метнулась в гардеробную. Изящная, по-девичьи порывистая. Вернулась она с большим коричневым конвертом в руках и положила его на стол рядом с коробкой сигарет.

– Вон тот большой сундук – это бар. Если захотите что-нибудь выпить, то и мне налейте хереса. Только полбокала, пожалуйста.

Когда я направился к бару, она произнесла, чуть повысив голос:

– Знаете, это так ужасно трудно – решить, с чего начать. И не похоже, что вы собираетесь облегчить мне эту задачу.

– Просто расскажите мне, в чем проблема. Вы же Уолту рассказывали, ведь так?

– Кое-что. Но вы, как мне кажется, пожелаете... узнать все.

– Если хотите, чтобы я вам помог.

Пока я нес напитки, она воскликнула:

– Быть знаменитостью! Если бы все, кто об этом мечтает, знали, что это такое! Становишься просто мишенью для всяких грязных интриг! Нет, в самом деле! Все кругом стремятся поживиться за твой счет. Шагу не сделаешь просто так! – Она выпила вино.

Это была уже новая роль. Да уж, страдающая знаменитость, ответственность перед публикой... Я сел в кресло.

Она печально улыбнулась мне:

– И знаете, ведь игра не стоит свеч. Но понимаешь это слишком поздно, когда пути назад уже нет. Ведь за Гарбо все еще бегают. Сколько лет прошло со времени выхода ее последнего фильма? Да по меньшей мере тысяча! Конечно, в популярности есть и свои плюсы. Но они ничто по сравнении с вещами, которые я действительно ценю: дружеские связи семья, спокойствие. Поверьте, Трев, стать знаменитостью – значит обречь себя на жуткое одиночество. Как будто стоишь один на вершине горы.

– Но вам за это платят.

– И очень неплохо. У меня ведь куча денег. Конечно, они вложены во множество разных вещей, но, если бы я их все собрала, получилась бы довольно крупная сумма. И я думаю, что могу попытаться... купить выход из затруднительного положения.

– Вас шантажируют?

Она отставила в сторону свой бокал, быстро поднялась и в возбуждении заходила по комнате.

– Вы даже представить себе не можете, как важно для меня иметь возможность хоть недолго побыть самой собой! Такие минуты, как сейчас – редкость: мы можем разговаривать, как обыкновенные люди, и мне незачем играть. Мне бывает просто необходимо иногда забыть, что я Лайза Дин, и стать той Ли Шонтц из Дейтона, штат Огайо, дочкой пожарника, живущей на Мэдисон-стрит, 1610, какой я была когда-то... – Она вдруг порывисто двинулась к моему креслу, и я почувствовал прикосновение ее теплой ноги к моему колену. – Вы ведь понимаете эту насущную человеческую потребность, правда?

– Ну да, вы же не можете вечно жить в образе, которого ждет от вас публика.

– Спасибо вам за понимание!

Еще одна роль! Это, кажется, монолог из одного старого фильма, чуть подправленный для данной ситуации.

– И когда я действительно... забываюсь, то становлюсь наиболее уязвимой.

– Безусловно.

– Я так хочу, чтобы вы попытались меня понять. На самом деле я не столь уж сложная натура, Трев, – такая же, как все. Я могу впасть в отчаяние по пустячному поводу. Могу натворить глупостей. А хуже всего – когда мной овладевает полное безразличие ко всему.

– Понятно.

Протянув руку, она провела кончиками пальцев по моей щеке, тут же резко отстранилась и снова села на кушетку.

– Я знаю, что вы не ханжа, чувствую это. Знаю, что должна быть с вами так же откровенна, как если бы говорила с доктором или адвокатом. И все-таки мне так неловко...

– Так что же случилось?

Она вздохнула и печально посмотрела на меня.

– Я познакомилась с мужчиной. Сплошное обаяние... по крайней мере таким он мне тогда казался. Это случилось в июле прошлого года, больше восемнадцати месяцев назад. Мы только что закончили съемки «Сыщика и дичи». Я чувствовала себя совершенно измотанной, но все же поехала с Карлом. Да, его звали Карл Абель, он владелец лыжной школы. Прежде нам не удавалось по-настоящему уединиться. А тут будто специально нашлось одно местечко, замечательный маленький домик. Вы хорошо знаете Калифорнию? Это чуть ниже мыса Сур, домик прямо-таки прилепился к скале. Принадлежит он каким-то его друзьям по фамилии Чипман. Они тогда были в Швейцарии, где у них еще один дом. И мы наконец-то оказались совсем одни... – Ее голос звучал все тише и неувереннее.

– И что же дальше?

– Трев, я живу в режиме жесточайшей дисциплины большую часть времени! Я действительно очень много работаю.

– Поэтому уж если расслабляетесь, так по-настоящему...

– Да уж, на полную катушку. Позволить себе хоть недолго не следить за каждой унцией и четвертью дюйма, не считать калории... и побыть, черт возьми, для разнообразия просто женщиной! Есть яичницу, болтать что на ум придет, напиваться и весело проводить время. Я ведь на самом деле очень эмоциональная и страстная натура, только всегда держала свои эмоции под контролем. До того самого случая... Полтора года назад, с Карлом. Хотя после очередного перенапряжения я именно к этому обычно стремлюсь – сбежать вот так, с мужчиной определенного типа. И тогда все эмоции, скопившиеся во мне... ну...

– Ага, расскажите мне о пестиках и тычинках. Знаете, мисс Дин, я и не думал, что, когда у вас выдается свободное время, вы удаляетесь в монастырь.

– Я говорю об этом, чтобы стало понятнее, как все произошло. Так вот, это было совершенно уединенное место. Иногда Карл отлучался за продуктами и выпивкой. Там прямо в скале были выдолблены ступеньки, ведущие к крошечному пляжу, который заливало приливом. Со стороны океана была еще терраска площадью футов в двадцать, расположенная чуть под углом, так что солнце заглядывало туда и по утрам. Ее окружала невысокая стена. На террасе – куча разноцветных надувных матрасов и подушек. Вот в этом райском местечке мы и договорились провести вдвоем три недели. Пожалуй, это было многовато. Чисто физически мы бесподобно подходили друг другу, что, конечно, знали и раньше. А вообще-то Карл интересен только на лыжне или в постели. Примерно с неделю мы были абсолютно поглощены друг другом, день и ночь смешались для нас. Ели и спали, когда чувствовали в этом потребность. Когда острота восприятия притупилась, мы оба стали больше пить и все больше времени проводили, загорая на террасе. Я знала, что слишком уж загорела, но настолько обленилась и расслабилась, что плевала на это. Пила много водки, постоянно находилась в какой-то прострации. Мы и любовью занимались там, на солнышке, вялые, потные и какие-то отдалившиеся друг от друга. У меня в ранней юности была внематочная беременность, я тогда чуть не умерла, ну, и поэтому мне не приходится ни о чем теперь беспокоиться. Мы себя чувствовали так уединенно... Где-то там вдали лодка проплывает, самолет пролетит высоко в небе или по шоссе прогромыхает грузовик... Телефон мы отключили. У меня, правда, был маленький радиоприемник... Вы должны понять, что для нас все вокруг казалось не имеющим никакого значения, абсолютно никакого. Вам это понятно, Трев?

– Само собой.

– В общем, кажется, уже подходила к концу вторая неделя, когда нам что-то понадобилось, и Карл поехал в город. Уехал он вскоре после полудня и отсутствовал так долго, что я уже начала злиться. Я вовсю глушила водку, поэтому, когда он вернулся, уже с трудом соображала, что к чему. Когда он свернул на дорожку к дому, я все же заметила, что за ним едут две машины, из которых потом вывалилась целая пьяная компания. Они ворвались в дом, горланя какую-то чертову немецкую песенку лыжников. Пять парней и три девицы. С одной из них он был знаком раньше. А тут встретил их случайно в городе, выпили вместе, и Карл решил устроить у нас вечеринку. Они были в шоке, когда узнали меня. Из машин выгрузили тонну продуктов, выпивки и сигарет. Я, конечно, разозлилась на Карла, но решила, что раз они меня все равно узнали, значит, дела уже не поправишь, ну, и черт с ним. Наверное, Карл мне просто уже поднадоел, и я потеряла всякую осторожность. Они оказались свингерами, все до одного. Девушки – милашки, парни тоже ничего. Думаю, не стоит ничего от вас утаивать, дорогой. Вечер прошел во всех отношениях суматошно – настоящая куча-мала, и к концу следующего дня последняя девица, которая еще не участвовала в наших играх, по прозвищу Уиппи достаточно нагрузилась, чтобы позволить Сонни стащить с себя купальник и побаловаться. Пожалуй, мы немножко сошли с ума и действовали как во сне, так что у меня очень смутные и неопределенные воспоминания об этом. Я в первый и последний раз оказалась в подобной ситуации. Вообще-то на Ривьере это обычное дело... Ну, фарами мигают, нажимают на клаксон, зазывая новичков, и все такое... Меня это не оскорбляло, в некотором смысле даже возбуждало... Но для человека в моем положении это было слишком неосмотрительно. И ведь я не хотела, чтобы все так получилось. Потом Карл привел их снова в дом, и пошло-поехало... дня четыре, наверное. Когда я вернулась в Брентвуд, мне понадобилось несколько недель, чтобы снова войти в норму. Мне уже стало казаться, что все это мне приснилось; Пока однажды, в начале августа, среди прочей почты я не обнаружила большой конверт. В него было вложено двенадцать фотографий. Глянцевые снимки восемь на десять. Вот тогда-то я со всей остротой ощутила, что далеко не одно и то же – просто вспоминать о чем-либо или вдруг воочию увидеть это... вот так. Увидеть себя... О Боже! Я тогда даже чашку из рук выронила.

– Письмо пришло по почте?

– Да, на мой домашний адрес. Одному Богу ведомо, как оно не попалось сначала Дэне. В конверте была записка, я ее сохранила, положив в сейф. Вот она. – Мисс Дин достала записку из конверта и протянула мне. Напечатано через копирку на электрической машинке, несколько букв перебито.

– Конверт сохранили?

– Нет, тот не сохранила. Он был со штемпелем главного почтамта в Лос-Анджелесе. Больше никаких отличительных признаков. Не было даже пометки «лично в руки». Адрес напечатан на той же машинке, что и записка. Без обратного адреса. Да вы прочитайте.

Записка гласила следующее: «Лайза, милая, вы ведь практичная женщина и знаете, как делаются ставки в киноиндустрии. Поэтому у вас, разумеется, нет выбора. У меня есть десять полностью отснятых кассет и неплохая задумка, как их пристроить. Рекомендую вам раскошелиться. Платить будете частями, голубушка. Каждый раз по десять тысяч, старыми стодолларовыми купюрами. Упакуете их в обычную белую бумагу и тщательно перевяжете. Каждое воскресенье, начиная со следующей недели, вам или вашей чернявой секретарше придется прокатиться. Ровно в полночь подъедете к открытому кафе „Нарана-Кай“ в Топанга-Бич. Закажете что-нибудь, потом пойдете по направлению к танцплощадке, пакет держите так, чтобы его было видно. Подойдете к дальнему концу площадки, остановитесь у телефонных кабинок. Один из телефонов зазвонит, внимательно сосчитайте звонки. Немного подождите, и он снова зазвонит, такое же количество раз. Тогда возвращайтесь к своей машине. Уедете со стоянки ровно в половине первого. Запишите показания спидометра вашей машины. Если на нем будет, например, 8,6, а телефон прозвонит семь раз, значит, когда показания вашего спидометра станут приближаться к 15,6 (простое сложение, дорогуша), приготовьтесь. Вы поедете в западном направлении по шоссе номер 101. Держитесь в правом ряду, окошко с правой стороны откройте, пакет пусть будет у вас в правой руке. Следите за огнями справа впереди. Скорость снизьте до 35 миль в час. Когда заметите, как маленький зеленый огонек мигнул два раза, сразу же бросайте пакет на обочину справа. Если два раза мигнет красный свет, везите деньги домой и снова приезжайте в следующее воскресенье. Каждый раз будете получать по одному негативу и все отпечатки, сделанные с него. Они будут приходить по почте. Если все пойдет хорошо и вы не станете делать глупостей, мы обделаем это дельце за двенадцать недель».

– Так чертовски сложно, – проговорила Лайза.

– А по сути неплохо придумано. Двое могут это провернуть с минимальным риском. Один стоит у открытого кафе и танцплощадки, фиксирует ваше или мисс Хольтцер прибытие, а после того, как вы прослушаете звонки, он звонит своему дружку и велит ему быть в определенном месте. У него есть возможность убедиться, что никто не спрятался у вас в машине. Он выезжает вслед за вами, висит у вас на хвосте, пока не решит, что никакой опасности нет, потом обгоняет вас, первым добирается до места и фарами автомобиля сигналит своему приятелю, чтобы тот надел зеленую линзу на карманный фонарик. Совсем недурно. И очень трудно их надуть или подловить. И где же вышла осечка?

– Да нигде. Тогда, по крайней мере. Я заплатила. Один раз загорелся красный свет, почему – не знаю. На все ушло тринадцать недель. По почте я действительно получила обещанные снимки и негативы. Причем самые жуткие пришли последними. Деньги отвозила Дэна, у нее нервы покрепче моих.

– Вы считаете, у вас не было другого выхода, кроме как заплатить эту кругленькую сумму?

В волнении она вскочила на ноги.

– Не валяйте дурака, мистер Макги! На съемки «Ветра удачи» угрохано почти семь миллионов! Мерзавец, написавший эту записку, знаком с шоу-бизнесом. Прошли те времена, когда можно было рассчитывать на защиту со стороны студии. Каждый фильм – это отдельное предприятие. Сейчас всеми делами в кинобизнесе ворочают человек десять. И если хоть один из них получил бы комплект таких снимочков, то никто не поставил бы на меня и ломаного гроша. Что такое сто двадцать тысяч по сравнению с моим будущим?! Я просто ликвидировала некоторые вложения, не приносившие особой прибыли, и расплатилась. Я надеюсь, вы не станете учить меня, как мне следовало поступать!

Сыграно было отменно, но я скрыл свое восхищение:

– Как же я смогу вам помочь, если вы столь искусно напускаете на все дымовую завесу?

– Что вы хотите сказать, черт возьми?! – воскликнула она.

– Все, что заботит дельцов кинобизнеса, – это деньги в банке. Ваше имя в титрах – и в банк текут деньги. Так же как имена Лиз, Фрэнки, Гарбо и прочих. И все они отнюдь не были пай-девочками. Милая моя, не те сейчас времена. И волна негодования публики не смоет вас с экрана. Если вы слегка подмочите свою репутацию, ребята из отдела связей с общественностью и рекламы немедленно возьмут вас к себе под крылышко, и вся Америка снова будет вас обожать. Кончайте спектакль!

Выражение наигранного возмущения мгновенно исчезло с ее лица. Она снова села и, посмотрев на меня мрачно и сосредоточенно, произнесла:

– Нахал самоуверенный!

– И какая же все-таки причина заставила вас платить?

– Некоторые мелочи. Незадолго до того я слишком уж злоупотребила своим положением. Из-за меня задержалось окончание съемок, бюджетные расходы были превышены, и возникли сомнения, стоит ли вообще иметь со мной дело. Пришлось кое-кого подмазать, и все утряслось. Я ведь прекрасно знала, к чему это может привести. Ну, как случилось с Монро и Брандо, вы же понимаете... И все же у некоторых на меня имелся зуб. К тому же время от времени случались кое-какие истории. Не столь ужасные, как эти снимки, но... в том же роде. Скажем так: неподходящий был момент, чтобы злить их еще больше.

– И что еще?

– Дружочек, да неужто вам все-все хочется узнать?

– Как показывает практика, это полезно.

– Ну что ж... Есть у меня один близкий друг. Очень набожный, очень консервативный. Ему принадлежат значительные территории в Калифорнии и на Гавайях. Если он сможет получить разрешение из Ватикана и развестись, то я до конца своей жизни не буду ни в чем нуждаться. Всегда найдутся доброжелатели, которые непременно сочтут своим долгом показать эти снимки моему другу. И все пойдет прахом.

– И что, речь идет о действительно больших деньгах?

Она облизнула губы.

– По закону об имуществе супругов я завладела бы половиной от восьмидесяти миллионов, дружок. А я его милая, преданная крошка. Именно это все и усугубило. Иначе я бы просто попросила одного своего давнего приятеля в Вегасе прислать мне бравых ребяток, и они прекрасно разобрались бы с этим чертовым фотографом по своему усмотрению. Но в деле, которое меня по-настоящему беспокоит, они мне не помогут. Вообще, если этот мистер Икс не знает о существовании моего друга и о том, как много времени надо, чтобы провести хоть что-то через эту ватиканскую братию, то в таком случае он поступил очень глупо. Но, если принять в расчет моего друга, результаты и вправду могли получиться непредсказуемые. Прежде чем держать пари, стоит уяснить, что поставлено на карту – мои творческие возможности и толстый кошелек моего друга. Вот за них я и заплатила.

– В надежде, что на этом все и закончится. Но не тут-то было! Между прочим, а он сможет получить разрешение на брак с вами в своей церкви?

– По понятиям его веры я никогда не вступала в брак, так что препятствий быть не может. Здесь я совершенно чиста. И кстати, мистер Макги, Дэна ничего не знает о моих планах в отношении этого друга.

Я поинтересовался, каким образом, на ее взгляд, были сделаны снимки.

– Должно быть, с помощью очень сильного объектива, – ответила она. – Это видно и по ракурсу, и по освещению. Помню, к югу от домика, слева, было небольшое скопление скал, на которых росли сучковатые деревья. Судя по всему, снимали оттуда. Угол изображения подходит. Но тогда этот фотограф, должно быть, горный козел с очень мощным объективом в придачу.

– Есть ли в самом письме какая-либо зацепка, заставляющая вас заподозрить кого-то определенного?

– Нет! Я изучила его вдоль и поперек. Этот тип явно подвизается где-то около кинобизнеса и, мне кажется, старался показать, что знаком со мной, но называет меня Лайза, а не Ли. Возможно, что и специально, конечно. И вероятно, намеренно стремился придать письму этакий британский акцент, называя меня «голубушка».

– Какого размера были негативы?

– Маленькие. Вот такие. – Она очертила рамку со стороной миллиметров тридцать пять.

– Вы сверяли их со снимками каждый раз?

– Разумеется. Но очень часто отпечатки представляли собой увеличенные части негатива, иногда даже меньше половины.

– Значит, вы полностью расплатились больше года назад. И считали, что покончили с этим навсегда. Когда же к вам обратились снова?

– Два месяца назад. Вернее, даже меньше. В начале января. Один мой старый знакомый, пытаясь вернуть себе былое могущество, решил открыть дело в отеле «Пески» в Вегасе, и мы собрали компанию, чтобы устроить ему хорошую «отвальную». Газеты сообщили, кто там будет. Дэна была со мной. Мы снимали номер-люкс в «Дезерт Инн». Кто-то оставил этот конверт для меня у портье в «Песках», видимо решив, что я остановилась там. Мне его переслали, и он попал к Дэне. Я как раз просыпалась после дневного отдыха. Она вошла ко мне с жутким выражением лица и протянула конверт. Уже распечатанный. Там оказалась очередная порция снимков: обратный адрес отсутствовал. Портье даже не представлял, кто оставил конверт. Дэна хотела сразу же уволиться от меня. Странное она существо. Пришлось мне ей все объяснить – так же, как я объяснила вам, Трев. Она, конечно, сразу сообразила, что это та же самая история, на которую я угрохала столько денег. Я едва уговорила ее остаться. Но с тех пор наши отношения изменились. Я ее не виню и по-прежнему боюсь потерять. Вот этот конверт. Сами видите, как написан адрес: просто вырезали мое имя из обложки популярного журнала. А эта записка была внутри.

Записка сильно отличалась от предыдущей. Отдельные слова и буквы были вырезаны из газет и наклеены на дешевую желтую бумагу. Она гласила: «Бесстыжая шлюха, купающаяся в роскоши, возмездие настигнет тебя, и на этот раз деньги не спасут твою никчемную жизнь, но лучше все же приготовь денежки, ты, порочная тварь. Я найду тебя, ты узнаешь правду о себе, и я тебя освобожу от твоей беспутной жизни».

Она поежилась.

– Эта записка напугала меня до смерти, Трев. Она какая-то жуткая, безумная. Ее писал другой человек. Не может быть, чтобы тот же самый.

– Так вы, значит, сразу обратились к Уолтеру?

– Нет. Чем больше я об этом думала, тем страшнее мне становилось. Мне и сейчас жутко. Как-то я оказалась на большой вечеринке у Спрингсов, слегка выпила – и со мной случилась истерика. Милый Уолт тоже там был, он вывел меня на свежий воздух. Я повисла у него на шее, расплакалась как дитя и поведала ему обо всех своих бедах. Тут-то он и вспомнил про вас. Думаю, вы признаете, что кое-что у меня действительно укради – мое право на личную жизнь... ну, или что-нибудь в этом роде. И кто-то хочет оборвать мою карьеру, а может быть, и лишить жизни... Не знаю... Я вожу с собой деньги. В тысячедолларовых банкнотах, у меня их пятьдесят штук. Я и не надеюсь, что вы сможете вернуть то, что я уже заплатила им. Но если сумеете, то половина – ваша. А если вы отцепите от меня этого психа, получите все деньги, которые у меня с собой.

– Снимки в этом конверте?

– Да, но... вам обязательно их смотреть?

– Да.

– Я этого боялась. Я не позволю вам их смотреть, пока не скажете, что попытаетесь мне помочь. Каждый раз, когда я думаю об этой записке, я чувствую себя напуганным, беспомощным ребенком.

– Ли, тут очень мало зацепок. След остыл.

– Уолтер сказал, что вы проницательный, упорный и удачливый парень. Главное – удачливый. – Она как-то странно взглянула на меня. – А у меня такое ощущение, что удача отвернулась от меня.

– Сколько людей посвящены в это дело?

– Четверть. Вы, Дэна, я и Уолтер, причем вам известно больше, чем им. И больше ни одна живая душа не знает, клянусь!

– А не было бы логично рассказать обо всем Карлу Абелю?

– Милый мой, когда такого рода связь порывают, то раз и навсегда, и говорить больше не о чем.

– А не мог он это все подстроить?

– Карл? Нет, это совершенно исключено. Он очень жизнерадостный тип – незамысловатые потребности, незамысловатые привычки. Он весь как на ладони, честное слово!

– Обычно я вначале сам несу все расходы, а потом до половины их вычитаю из общей суммы своего гонорара. Но на сей раз так поступать несколько рискованно.

– Я обеспечиваю расходы вплоть до пяти тысяч, – без колебаний сказала она. – А когда эти деньги кончатся, обсудим дальше.

– Должно быть, Уолт сказал, что мне нужно доверять.

– А разве у меня есть выбор? Другого пути нет. Вы попытаетесь? Прошу вас! Ну пожалуйста!

– Буду стараться, пока не решу, что это безнадежно.

Она положила конверт мне на колени.

– Видит Бог, я не страдаю от застенчивости, но вряд ли смогу наблюдать, как кто-то рассматривает эти картинки. Пойду погуляю. Не спешите.

Она направилась к массивной двери и тихонько выскользнула из комнаты.

Глава 3

Спустя некоторое время я вложил двенадцать снимков обратно в конверт. Прямо скажем, они произвели бы впечатление и на более искушенного зрителя, впрочем, возмущаться и клеить ярлыки не в моих правилах. Просто современные животные, запечатленные во время своих бесхитростных игр. Такого рода спорт – не для меня, и это не ханжество, а скорее вопрос принципиальный. Одобрять подобные развлечения – значит отвергнуть множество ценностей – чувство собственного достоинства, например.

Я медленно прошелся по комнате. Какой-то диссонанс в этих снимках не давал мне покоя. Я вынул их из конверта и снова стал перебирать. Да, вот в чем дело. Переплетенные в экстазе тела и отчаянное одиночество на лицах.

А между тем – красивые люди. Лайза Дин – центральная фигура на каждом снимке. Как я и ожидал, ее тело отличалось поразительной красотой.

У меня вдруг возникло ощущение, что я ненароком столкнулся с неким парадоксом: предельно тесное общение тел в конце концов приводит к одиночеству человеческой души. Хотя, вероятно, эта формула требует уточнений.

Решив не отвлекаться больше для философских обобщений, я еще раз внимательно просмотрел фотографии, пытаясь извлечь из них еще какие-нибудь сведения.

Судя по различной длине теней на фотографиях и по перегруппировкам обитателей солнечной террасы, снимки были сделаны с промежутком в несколько часов, а может, и в разные дни.

Вскоре мисс Дин вернулась. Во взгляде ее читались одновременно вызов и подчеркнутая сдержанность.

– Ну как? – поинтересовалась она.

– Не похоже, что это было чертовски весело.

Ее удивил мой ответ. Она пристально взглянула на меня.

– До чего же вы правы! Знаете, мне кажется, что все это происходило тысячу лет назад. Я все время старалась стереть воспоминания об этом. Конечно, ситуация, в которой мы все тогда оказались, возбуждает. Но сейчас я действительно припоминаю, что постоянно находилась в каком-то беспокойном и раздраженном состоянии. И спать хотелось, просто ужасно хотелось спать, а выспаться никак не давали... А еще у меня было такое ощущение, что вся остальная компания – это просто один... один половой орган... Простите меня.

– Эти снимки – точные копии полученных прежде?

– Те же двенадцать кадров, но совершенно другое качество снимков: эти более смазанные, серые, те были четче. Но естественно, я ни одной фотографии из тех не сохранила. Я же не предполагала, что нужно будет сравнивать.

– Ли, придется нам вместе их просмотреть, чтобы вы мне указали, кто есть кто и что-нибудь о каждом рассказали. Надеюсь, что каждый из этой компании хотя бы на одном снимке получился четко.

Она вздохнула.

– Пожалуй, без этого не обойтись, Тревис, хотя смертельно не хочется травмировать свое самолюбие лишний раз. Не очень приятно походить на дешевую шлюху на задворках цирка в Хуаресе.

Включив свет, мы уселись за столик. Взяв карандаш и бумагу, я указывал на снимки и задавал вопросы. Она сидела полуотвернувшись и отвечала еле слышно. Я записал следующее.

1. Карл Абель – лет 27; рост 6 футов, рослый, крепкий блондин, только что уехал из Солнечной Долины, живет, кажется, в Вигваме Мохок под Спекулятором, штат Нью-Йорк.

2. Нэнси Эббот – около 22 лет; высокая, темноволосая, стройная, много пьет, обладает хорошим голосом, считается разведенной, кажется, дочь архитектора. Занималась лыжным спортом, брала уроки у Абеля в Солнечной Долине. По-видимому, была гостьей Макгрудеров.

3. Вэнс и Пэтти Макгрудер (возможно, из Кармела) – супружеская пара, им лет по 25; судя по всему, состоятельные.

Вэнс – любитель парусного спорта; кажется, у них дом на Гавайях; очень загорелый, невысокого роста, широкий и мускулистый, рано начал лысеть. Жена – пышная блондинка с очень длинными волосами, сварливая, говорит с заметным британским акцентом.

4. Кэсс – то ли имя, то ли фамилия, то ли прозвище. Похоже, был знаком с Макгрудерами раньше. Ему лет 30; темноволосый, интересный мужчина, очень силен физически. Веселый. Возможно, художник. Друг Сонни.

5. Сонни – чуть моложе Кэсса, худощавый, с холодным взглядом, производит впечатление жестокого. Неразговорчив. Чем занимается – неизвестно, привез с собой Уиппи.

6. Уиппи – лет 19; каштановые локоны, веснушки; работает то ли официанткой, то ли секретаршей, боится Сонни.

7. Два студента, откуда-то с востока, путешествовали; очевидно, присоединились к этой компании в баре, где Абель повстречал Нэнси Эббот. Ребятам лет по 20 – 21. Харви – крупный веселый блондин, Ричи – темноволосый пижон, ростом чуть поменьше. Кажется, они из Корнелл-колледжа.

Отобрав снимки, наиболее отчетливо запечатлевшего каждого, я пронумеровал их в соответствии с записями. Когда я вложил фотографии обратно в конверт, то явственно ощутил, какое облегчение испытала Ли.

– Кто все это заварил? – спросил я.

– Что вы имеете в виду? – снова напряглась она.

– Вряд ли фотограф действовал наугад. Кто-то должен был разместить вас перед объективом. А может, на самом деле жертвой был кто-то иной, а вы просто оказались подарком судьбы.

– Это было так давно... К тому же я была все время под градусом.

– И все-таки расскажите, что помните, – как все это началось.

Она медленно поднялась, подошла к окну и, опершись ладонями на подоконник, выглянула на улицу; копна рыжих волос мягко рассылалась по плечам. Я облокотился плечом о стену рядом с окном. Она негромко заговорила. За волосами я почти не видел ее профиль. Круглый лоб, чуть вздернутый кончик носа. И все. Я не торопил ее. Пусть подбирает нужные слова не спеша. Скоро я понял, что в ее памяти сохранилось гораздо больше несущественных деталей, чем относящихся к сути дела. Шестеро мужчин и четыре девушки. В их распоряжении было четыре месяца – две спальни, длинная кушетка в гостиной, надувные подушки на террасе. Традиционные игры с преследованиями, причем все, кроме Карла, в первую очередь добивались благосклонности Лайзы Дин. Тусклый свет... Наконец все как-то распределялись, но, если кто-то из партнеров засыпал, снова происходили перестановки.

Вспоминая фразы, обрывки фраз, описывая какие-либо эпизоды и сопровождая свой рассказ театральными вздохами и тщательно расставленными паузами, она постаралась воспроизвести атмосферу, царившую на душной террасе в первый день. Графины с «Кровавой Мэри», море водки, солнечный свет, бьющий в прищуренные глаза, возбуждающие ритмы музыки из портативного радиоприемника, аромат масляного лосьона для загара, шутки и пьяный смех. Игра в фанты, по правилам которой проигравшего раздевают.

В конце концов игра всем надоела. Полусонная, подвыпившая и разомлевшая Лайза отбивалась от настойчивых притязаний Кэсса, раздраженно покрикивая на него, когда он уж слишком наглел. С трудом поднявшись, чтобы еще выпить, она огляделась по сторонам: кое-кто спал, остальные занимались любовью. Сделав шаг, она поняла, что до бутылки ей не добраться. Тогда, крепко зажмурив глаза, чтобы создать иллюзию уединения, она перестала сопротивляться Кэссу...

Лайза вдруг повернулась ко мне и спрятала лицо у меня на груди, но спустя мгновение продолжила:

– А потом я впала в полную прострацию. Не знаю даже, как это объяснить... Как будто отключилась часть мозга. Все в одной лодке, и все безразлично. Абсолютно все... – Она снова вздохнула. В холодном мягком свете трогательно белел пробор в медной копне ее волос. – Я не знаю, кто это затеял. Помню, что Пэтти держалась очень властно. Некоторые вели себя как сумасшедшие. Уиппи иногда вскрикивала. Кэсс вдруг сшиб Карла с ног – почему, не знаю. Одного из студентиков – того, который повыше, – все время рвало. Он совсем не мог пить. Все было как в тумане... Пока под кайфом наблюдаешь за этим со стороны, все кажется глупым и скучным, а приходишь в себя – или принимаешь в этом участие, или придумываешь что-нибудь новенькое. Иногда, конечно, надо было освежиться под душем, или сделать себе сандвич, или смешать еще коктейль. И полное безразличие...

Ли обняла меня за талию маленькими руками и крепко прижалась щекой к моей груди. Я провел рукой по ее волосам. Она глубоко вздохнула и воскликнула:

– Трев, я понимаю, как важно вспомнить все подробности, но эти воспоминания для меня как яд... от влияния которого никогда не избавишься, хотя с виду этого и не заподозришь. Впору ножом их вырезать из головы, те четверо суток. Я даже уважать себя стала меньше. И знаешь, с тех пор меня преследует один и тот же ужасный сон. Как будто я свалилась в пустой белый плавательный бассейн с такими высокими стенками, что невозможно выбраться. В нем включена подсветка и светло, как на сцене. А на дне, на кафельной плитке, шесть безобразных одинаковых змей, и они все ползут ко мне. Я убегаю и пытаюсь спрятаться от них, а они стараются меня окружить. Я кричу, зову на помощь и вдруг вижу, что стенки бассейна начинают приближаться ко мне, он становится все меньше и меньше. И я понимаю, что сейчас змеи меня настигнут. Бассейн все сужается, а змеи все растут... Я с визгом просыпаюсь, дрожащая и вся в холодном поту. Обними меня, Трев, покрепче. Прошу тебя.

Ее била дрожь. Интересно, подумал я, искренна она сейчас или опять играет. Несколько минут спустя она успокоилась и, отстранившись от меня, откинула рукой волосы со лба и с застенчивой полуулыбкой спросила:

– А ты ведь меня не хочешь, правда? Я это почувствовала. Твои руки... Ты обнимал меня так нежно... прямо по-отечески и как-то отстраненно. Господи, конечно, кто же хочет такую потаскуху!

– Не в этом дело.

– А в чем же? Милый мой, ты совсем не похож на других.

– Ну, если уж начистоту, пожалуй, фотографии здесь тоже сыграли какую-то роль. Мужчине нужна иллюзия безраздельного обладания, хотя бы и временного. Так мне кажется. Ну, а по большому счету скажем так – я не охотник за призами.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Как бы тебе понятнее объяснить... Каждый лихой американский мальчишка гоняет на велосипеде, выпустив руль из рук, вовсю старается превзойти в чем-нибудь своих сверстников и получает всякие значки за свои достижения и ложится спать с мечтами о какой-либо знаменитости. И некоторые так и не взрослеют, вот и все. Мое время увлечения знаменитостями прошло. Из своего велосипеда я тоже вырос. Ли. Ты и сейчас чувствуешь себя в свете юпитеров. Декорации – огромная гостеприимная кровать и прелестная героиня в брючках в обтяжку. А мне предназначена коротенькая роль героя-любовника. Так что, я думаю, идти на поводу у своего влечения мне не стоит. Это все равно что учиться танцевать у своей старшей сестры. Она все время руководит, раздраженно бросая мелкие замечания, вслух считает и портит этим музыку. А потом покровительственно шлепнет и скажет, что ты вел себя хорошо.

Видно, я попал в яблочко, потому что на какое-то мгновение кроткое трогательное существо превратилось в разъяренного демона. Однако, быстро справившись с собой, фурия снова стала ангелом с обезоруживающей улыбкой, столь знакомой мне по кинофильмам.

– Господи ты Боже мой, Макги, а вы и правда странный тип! Значит, не хотите меня в качестве награды, да?

– Нет, если это не станет для нас чем-то большим. Ли.

– Имеете в виду настоящую любовь?

– Я имею в виду взаимопонимание, привязанность и уважение друг к другу. Можете над этим поиронизировать, если вам угодно. Отправиться в постель – самое примитивное, что могут сделать двое, и это даже потраченного времени не стоит. Я не видел выражения ее лица после этой моей тирады, потому что она отвернулась и, пройдясь по комнате, села в большое кресло, подтянув колени к подбородку. Задумчиво оглядев меня, она приложила пальчик к своему маленькому носику.

– Мистер Макги, не могли бы мы с вами в следующий раз встретиться в Дейтоне лет этак пятнадцать назад?

– Сейчас, только запишу, мисс Дин.

– А то за это время жизнь меня слишком уж потрепала.

– Это не столь важно.

– Сами же говорили об уважении.

– Знаете, когда вы порой вдруг выходите из роли и перестаете шпарить репликами из старых фильмов, тогда личность, которая проглядывает из-за снятой на миг маски, может вызвать уважение.

– Было бы забавно, если бы мы подружились. У меня совсем нет подруг и всего два друга. Я нежно их люблю. Им обоим слегка за шестьдесят. А мужчины вашего возраста не годятся для дружбы.

– Может быть, мы когда-нибудь и станем друзьями, Ли, а сейчас лучше заняться делом. Эти снимки придется забрать с собой. – Но как только я взял их со стола, она тут же выпрыгнула из кресла, метнулась ко мне и схватила конверт. Я позволил ей вырвать его у меня из рук и спокойно сказал: – Или вы во всем будете доверять мне. Ли, или я прямо сейчас брошу это дело. Снимки помогут мне получить нужную информацию.

Она долго смотрела на меня, напряженно и испытующе, потом выпустила конверт из рук.

– Никогда бы не подумала, что позволю кому-либо смотреть на них. Трев, вы будете предельно осторожны?

– Да.

– Завтра я пришлю с Дэной деньги на расходы.

– Прекрасно.

– Еще раз прошу вас, будьте осторожны! Если снимки попадут кому-либо в руки, моей карьере конец. А это единственное, что у меня есть.

На ее глазах заблестели слезы, одна слезинка медленно скатилась по щеке. Какая-то она была ненатуральная, словно гример подскочил на съемочную площадку и закапал ей пипеткой глицерин в глаза. Может, они и вправду ненастоящие? Наверняка она научилась вызывать у себя слезы при первом желании и плакать так, чтобы не портить свою милую мордашку.

– Будьте и вы осторожны. Ли. Тон этой записки создает впечатление, что сексуально озабоченный тип решил стать мечом Господним и покарать грешницу. Позаботьтесь о надежной защите на этой неделе в Майами.

Подойдя со мной к двери, она вцепилась в мою руку и быстро поцеловала меня, нежно и доверчиво, словно дитя, потом прошла со мной по коридору, отыскала Дэну Хольтцер, которая печатала на машинке в маленькой комнатке, и перепоручила меня ее заботам. Дэна поднялась из-за стола, мы вместе с ней спустились по лестнице и вышли на улицу к ожидавшему там лимузину. Я заметил, что она бросила быстрый и настороженный взгляд на конверт в моих руках, и уловил выражение осуждения на ее лице.

Шофера звали Мартин. Она велела ему отвезти туда, куда я пожелаю. Было начало шестого. Попросив шофера остановиться у ближайшего телефона, я позвонил Гейбу Марчману в Лодердейл и сказал, что у меня проблема. Он живо ответил, что можно приехать со своей проблемой прямо сейчас.

Повинуясь одному из тех предчувствий, которые порой спасают нам жизнь, хотя доказать это никак нельзя, я попросил Мартина высадить меня в деловой части города, вошел в большую аптеку с одного входа, вышел из другого и взял такси.

Гейб Марчман был великим военным фотографом. Его имя можно встретить на мастерских снимках, сделанных в Корее. Разорвавшейся миной ему начисто оторвало обе ноги. Поправляясь на Гавайях, он познакомился с очень богатой и очень красивой девушкой китайско-гавайского происхождения по имени Дорис и женился на ней. Гейб похож на подпиленного Авраама Линкольна. Ходит на костылях. У них шестеро детей. Лишенный прежней подвижности, он занялся другим аспектом фотографии. Его одна из самых полно оснащенных частных лабораторий на Юге занимает флигель, по размерам почти не уступающий его жилому дому. Он экспериментирует, а также выполняет разные сложные заказы за крупные вознаграждения. Угрюмый человечек, которого тем не менее обожают все, кто с ним знаком.

Дорис, округлившаяся в ожидании очередного ребенка, отправила меня в лабораторию. При моем появлении Гейб что-то проворчал в знак приветствия. Я сказал, что хочу как можно больше узнать об имеющихся у меня фотографиях. Включив поярче свет, Гейб переместил свое тело на табуретку и разложил на рабочем столе в ряд все двенадцать снимков. По его реакции, а вернее, по ее отсутствию, можно было подумать, что я принес ему фотографии щенят или садовых цветов.

– Что ты знаешь о них? – спросил он. – Чисто технически.

– Они были сделаны полтора года назад в Калифорнии на 35-миллиметровой пленке. Заинтересованное лицо считает, что единственное место, откуда их можно было сделать, располагалось ярдах в ста, но это только прикидки. Моя клиентка видела другой комплект фотографий чуть больше года назад, кадры были те же, но эти снимки вроде бы более серые и нечеткие.

Ворча, Гейб достал большое увеличительное стекло и принялся тщательно изучать фотографии, одну за другой. Я добавил:

– Да, и еще, негативы уже уничтожены. На них было изображено больше, чем на многих из этих снимков.

Он продолжал внимательно рассматривать снимки. Наконец повернулся ко мне.

– О'кей, насчет расстояния в сто ярдов можно согласиться. Пожалуй, это был «Плюс-икс» с отличным телевиком, тысячемиллиметровым. Может, «Никкор» с относительным отверстием 6,3 и двухзеркальным отражателем. Он вот такой длины и весит фунта три-четыре. Стоял на треноге или на какой-нибудь другой основательной подставке. С 35-миллиметровкой такой объектив даст тебе увеличение раз в двадцать, значит, на расстоянии в сто ярдов – это все равно что снимать с обычным объективом с расстояния пятнадцать футов от объекта. Только на этих трех фотографиях кадры отпечатаны полностью. Если на позитиве – только половина кадра, это равносильно расстоянию в семь-восемь футов от снимаемого объекта. Большая часть снимков так и отпечатана. Только вот этот крупный план был сделан с четверти, а может, и меньшей части негатива. За счет этого женщина видна так, как если бы ее снимали с расстояния около трех футов, ну, конечно, менее четко. Поэтому и фон здесь такой глубокий. В общем, я согласен насчет ста ярдов. Пока все о'кей?

– Да.

– Если предположить, что парень, который фотографировал, сам же и печатал первоначальные снимки, тогда он, конечно, знаток своего дела. Прекрасная экспозиция, хорошая резкость.

Чувствуется, что и негативы, и первоначальные отпечатки были прекрасного качества. В чувстве композиции ему тоже не откажешь. Пожалуй, он отснял чертову кучу кадров – может, несколько сотен, а потом выбрал лучшие – четкие, яркие – и сделал глянцевые фотографии. Работал определенно профессионал – это мое твердое убеждение. А потом какой-то недоумок раздобыл у него пачку этих снимков и сделал с них новый комплект негативов, причем напортил как мог. Посмотри, засвечено здесь, и вот здесь, и тут тоже. А с освещением как напортачил! Новые фотографии отпечатаны на поганой бумаге, к тому же он напутал с растворами проявителя и закрепителя и со временем выдержки, но исходные отпечатки были настолько высокого качества, что в целом вышло не так уж плохо. У парня, сделавшего первоначальные снимки, не получилось бы так топорно, даже если бы он работал в привокзальном сортире. Ты должен знать, что, располагая негативами второго поколения, этот прохвост может сделать сколько угодно таких плохоньких снимков. Поэтому то, что твоя подопечная уничтожила оригинальные негативы, никакого значения не имеет. Ее безошибочно можно узнать на любом из этих снимков. Как я догадываюсь, на нее-то ты и пашешь.

– Да. А теперь скажи: нельзя ли кое-что сделать с этими фотографиями?

– Смотря что.

– Можешь сделать с них новые негативы и более четкие снимки?

– Слушай, Макги, из дерьма конфетку не сделаешь. Восстановить первоначальное качество я не могу. Попытаюсь сделать их более контрастными и подправить слегка эти засветки, но, если фокус был плохо установлен, четкости не прибавишь.

Он достал фотоаппарат и хорошую пленку. Принявшись за дело с видимой неохотой, он постепенно втянулся. Я с удовольствием наблюдал за ним. Всегда приятно следить за работой мастера. Когда он проявил негативы, Дорис пригласила нас поужинать. Гейб развесил негативы сушиться, и мы отправились в дом. Няня как раз укладывала детей спать. Старшие, едва державшиеся на ногах от усталости, заглянули к нам, чтобы как благовоспитанные дети пожелать доброй ночи. Дорис подала к столу традиционные блюда китайско-гавайской кухни собственного приготовления – бифштексы, печеную картошку и салат. Сидя перед большим камином, в котором неярко горел огонь, мы покритиковали Государственный департамент, обсудили необходимость упрощения системы налогообложения, прикинули, что неплохо бы снести половину построек во Флориде и застроить ее заново, с большим вкусом.

После ужина мы вернулись к работе. Гейб помещал каждый негатив по очереди в увеличитель и фокусировал его на основе, а потом выполнял мои указания: вырезал кусочек маскировочной бумаги, чтобы закрыть лицо Лайзы Дин, затем, манипулируя выдержкой, позволявшей ему что-то затенить, а что-то, наоборот, сделать ярче, он выделял лица других. И вот наконец в руках у меня оказались четырнадцать прекрасных снимков на плотной бумаге. Некоторые групповые фотографии пришлось продублировать с незначительными изменениями, по очереди выделяя каждого из изображенных.

Надо сказать, что в процессе работы над снимками я перестал воспринимать их как нечто похабное. Они превратились для меня просто в рабочий материал. Гейб поместил отпечатки в свой скоростной сушильный аппарат, потом под пресс, и наконец я смог рассмотреть их при ярком свете. Вместо лица Лайзы Дин белели пятна. Точный во всем, Гейб отдал мне негативы и неудавшиеся пробные снимки. Поспорив о цене, причем я старался ее повысить, мы сошлись на ста долларах.

Дорис уже легла спать. Гейб проковылял на костылях со мной до двери, и мы вышли в прохладу ветреной ночи.

– Придется тебе побегать, так я понял? – произнес он.

– Ага.

– Это, конечно, не мое дело. Но, пожалуй, кое у кого слишком разыгрался аппетит, а?

– Это уж как обычно.

– Побереги себя, Трев. Эта малышка, если вдруг найдет другой выход из положения, подставит тебя не задумываясь. У нее интересная мордашка, но ничего хорошего она не сулит.

Проезжавшее мимо такси замедлило ход, в свете фар мелькнул номер. Гейб вернулся на аллею. Оглянувшись, я увидел, что он все еще стоит там.

Глава 4

Возвратившись на «Битую масть», я заметил, что свет у меня по-прежнему горит. Было начало двенадцатого. Дверь в комнату отдыха заперта. Войдя, я обнаружил Мошку крепко спящей. Она лежала, уткнувшись лицом в желтую кушетку, все в том же сером мешковатом комбинезоне, тонкая рука с длинными пальцами свесилась до пола. Повсюду были разбросаны портреты Куимби, один другого забавнее. Я прямо-таки восхитился ими. На полу в центре комнаты валялся большой коричневый конверт с маркой, а рядом с ним записка для меня: «Привет! У меня от этого вшивого мыша крыша поехала! Ради Бога, положи его в конверт, запечатай и отнеси на почту. Пошли заказным письмом, авиа. Если я сейчас не посплю, то сдохну!»

Что ж, дело обычное. Одному Богу ведомо, сколько времени она провела без сна и когда в последний раз ела. Да, доконает она себя, фанатичка несчастная! Сроки – сроками, но ведь и о себе надо иногда вспоминать.

Я прошел на нос яхты и положил свои скабрезные картинки в потайной сейф. Может, профессионалу и не потребуется целая ночь, чтобы его открыть, но пусть он сначала его найдет. Собрав рисунки с мышонком, я сложил их в конверт и выключил часть лампочек.

Мошка пошевелилась и приоткрыла заспанные глаза. Спутанные волосы торчали во все стороны.

– Который час? – пробормотала она.

Я присел рядом с кушеткой.

– Ты ела что-нибудь?

– Что? Ела? Не-а.

Другого ответа я и не ожидал. Пришлось идти на камбуз. Открыть и разогреть банку грибного супа – минутное дело, но, когда я вернулся. Мошка уже снова спала. Я насильно усадил ее, сунул в руки миску и, только убедившись, что она ест, пошел на почту.

Когда, выполнив поручение, я снова вошел в каюту, Мошка уже спала в немыслимой позе, а пустая миска валялась на полу. Куда бы пристроить на ночь эту глупышку? Я взял ее на руки и вдруг почувствовал нежность к этому почти невесомому спящему существу. И вместо того, чтобы уложить ее в постель и укрыть одеялом, я почему-то присел на кровать с Мошкой на руках. Слабый свет судовых огней пробивался сквозь иллюминаторы. Волны мягко разбивались о корпус корабля. Поскрипывали швартовы.

В полусне она обвила рукой мою шею и произнесла:

– Я думала, мы с этим покончили.

– Конечно, покончили. А я думал, ты спишь.

– Я и спала, черт возьми! Что за душещипательная сцена? И чего ты такой печальный?

– Не знаю. Не обращай внимания.

– А с чего это ты меня держишь на руках? Господи, Тревис, мы же друг другу всю плешь проели и давно с этим завязали! С тобой что-нибудь случилось?

– Ну, допустим. А тебе-то это зачем?

– А затем, что я просто не смогу теперь заснуть!

– Ну, просто я столкнулся с мерзкой историей, вот и все. И не то чтобы потрясен, а скорее расстроен.

– Это связано с какой-нибудь паршивой бабой?

– Пока трудно сказать. Ладно, спи, тебе не до этого.

Она поудобнее устроилась у меня на коленях, и прижавшись щекой к моей шее, очень скоро заснула. Руки ее безвольно упали; дыхание стало глубоким.

Просто удивительно, какую нежность испытываешь к доверчиво спящему на твоих руках теплому беззащитному существу. Чувствуешь себя добрым и всемогущим покровителем. Я еще немного посидел, охраняя сон Мошки, свернувшейся у меня на коленях, потом решил снять с нее комбинезон и уложить наконец в постель. Ну и что особенного? Просто по-дружески. Почему бы и нет? – оправдывался я перед собой. Но услужливая память не позволила мне дальше дурачить себя. Я вспомнил, какое прекрасное и сильное тело под этим комбинезоном и как нам было хорошо в тот недолгий промежуток времени, когда мы еще не начали пилить друг друга и изводить придирками. Отгоняя от себя это наваждение, я встряхнулся, словно пес, вылезший из воды, поставил Мошку на ноги и придерживал, пока она не проснулась.

– Какого черта! – воскликнула она.

Я поцеловал ее, легонько шлепнул пониже спины и велел спать. Прикрывая за собой дверь, я услышал звук расстегиваемой на комбинезоне молнии.

Стоя под душем, я испытывал странное ощущение – будто смываю пот и масляный лосьон для загара после пребывания на залитой солнцем террасе, находящейся более чем в трех тысячах миль отсюда.

Надев халат, я вышел на палубу покурить перед сном. Присел на перила палубы. Ветер стих, но прибой по-прежнему шумел, словно товарный поезд. Прямо напротив, на «Алабамском тигре», казавшаяся бесконечной гулянка сбавляла обороты – изредка раздавались женские вскрики да кто-то неумело играл на барабанчиках бонго. На судне Мейера было темно.

Что ж, события сегодняшнего дня не давали мне покоя. Ведь это тебе сегодня кинозвезда Лайза Дин в брючках в облипку вешалась на шею, да еще рядом с этой здоровенной кроватью. Давай, Макги, не теряйся! Но вдруг по какой-то странной ассоциации я вспомнил, как однажды я мчался на велосипеде, выпустив руль из рук, налетел на камень и здорово содрал себе кожу в самом чувствительном месте...

Проснувшись утром, я обнаружил, что Мошка уже ушла, не застелив постель и выпив весь кофе из кофейника. А в раковине оставила рисунок – мускулистая мышь, смахивающая на меня, сидит и держит на руках спящего мышонка, похожего на Мошку. Надпись внизу гласила: «Злодей решил смилостивиться и пощадить невинную жертву. Подозревается, что дело в недостатке витаминов».

Позавтракав, я позвонил ей. Она поблагодарила меня за все и сказала, что запах краски у нее в квартире стал гораздо более сносным.

– Макги, послушай, а что, если нам просто дружить? По-моему, это было бы замечательно, а?

– В любом другом качестве с тобой слишком опасно иметь дело. Что еще за ерунда насчет витаминов?

– Нет, ты только представь: сплю я себе спокойно. И вдруг над моим ухом жуткое сопение! Потом раз – и я уже стою на ногах. А ты выскочил как ошпаренный.

– Но ведь друзья поступают по-честному, Мошка.

– Ладно, к черту. Не знаю. А вечером я вообще ничего не соображала. Ты был, кажется, чем-то расстроен. Прости меня. Я вообще-то очень отзывчивая, всегда готова всем помочь. И мне ужасно стыдно, что вчера я так бессовестно заснула. По правде говоря, я была жутко измочаленной.

– Куимби – милый мышонок.

– Трев, милый, я посплю дня три, а потом можешь пригласить меня на рыбалку.

– Идет, – согласился я, и она повесила трубку. Славный человечек. Жаль, что у нас с ней не сложилось, и мы так садистски изводили друг друга булавочными уколами.

В одиннадцать часов Дэна Хольтцер, торжественно неприступная, словно враждебно настроенный дипломат, вручающий ультиматум, привезла деньги – пять тысяч наличными. Она протянула мне на подпись квитанцию, составленную в форме декларации о намерениях. Деньги якобы предназначались на «расходы, связанные с необходимостью провести кое-какие изыскания для будущего фильма, пока не имеющего названия...»

– Декларация исходила якобы от некой «фирмы Лайзы Дин».

Дэна подала мне копию, предназначавшуюся для меня. Она сидела на одном из ящиков, расставленных вдоль стены комнаты отдыха, чуть пониже иллюминаторов. Без головного убора, в строгом костюме цвета морской волны; накрахмаленная белая блузка заправлена в плиссированную юбку. Жесткая линия рта, внимательный, выжидающий взгляд темных глаз. Если бы я не помнил, как она отреагировала на мышонка, нарисованного Мошкой, я бы определенно поставил на ней крест.

– Это все для налоговой инспекции, – пояснила она.

– Да-да, конечно, – отозвался я и подписал её экземпляр.

Она поспешно свернула его и убрала в сумочку.

Я же мысленно полюбопытствовал, возможно ли чем-нибудь пробить эту суровость. Миссия ее была окончена, и я рассчитывал, что она поднимется и уйдет. Но у девушки что-то еще было на уме. Интересно, почему она ко мне так прохладно относится. Наверное, привыкла иметь дело с солидными организациями, прекрасно оборудованными, с кондиционерами и компьютерами. Возможно, она и права. Если у Лайзы Дин неприятности, ей следует обратиться к Дж. Эдгару Гуверу, а не к какому-нибудь задрипанному лентяю с пляжа, бродячему моряку, имя которого даже не значится в картотеке ЭВМ. Видимо, по мнению мисс Хольтцер, я мог только усугубить возникшие неприятности. Я мысленно взглянул на себя со стороны. Мой вид едва ли внушал доверие: вылинявшие штаны, когда-то цвета хаки, старые, разношенные ботинки и голубой спортивный свитер, давно протершийся на локтях.

Ну что ж, каждый вправе иметь свое мнение. Я опустился в кресло, перекинул одну ногу через подлокотник и стал спокойно наблюдать за мисс Хольтцер. Надо сказать, что ей удалось довольно долго выдерживать мой взгляд, но наконец краска стала приливать к ее лицу.

– Есть еще кое-что... – проговорила она. – Конечно, лучше бы об этом вам сказала сама мисс Дин...

– Сказала о чем, радость моя?

– Ей бы скорее удалось убедить вас. Дело в том, что меня временно заменят на службе у мисс Дин. Агентство пришлет девушку, и сегодня вечером я введу ее в курс всех дел. – Она глубоко вздохнула, будто собиралась прыгнуть в холодную воду. – Дело в том, что мисс Дин велела мне работать с вами, мистер Макги.

– Что за чушь!

– Поверьте, это не я придумала. Но, откровенно говоря, у этой идеи есть свои достоинства. Я могу держать постоянную связь с мисс Дин. Благодаря мне у вас не будет хлопот с организацией поездок, питанием и ночлегом, с финансами и ведением записей. Мисс Дин считает, что ей будет спокойнее, если я помогу вам.

– Дэна, я работаю один, самостоятельно. И поверьте, мне не нужна прислуга. Я просто не знаю, как себя вести, если вы станете таскаться за мной по пятам с записной книжкой и гроссбухом. В подобном деле мне, возможно, придется... играть самые разные роли.

– Я очень понятлива и находчива, мистер Макги.

Я поднялся.

– Но такого рода дела не для вас! Похоже, что в этой истории придется переворошить кучу грязи, если у меня вообще что-то получится.

Казалось, Дэна не приняла всерьез моих доводов, потому что сказала:

– Я уже дала согласие мисс Дин, но при одном условии. Я должна знать... не наняли ли вас, чтобы кого-то... убить.

– Что-что?! – Я изумленно уставился на нее.

– На такой риск я бы не пошла.

Я упал в кресло и расхохотался. Она позволила мне вдоволь насмеяться, терпеливо наблюдая за мной без тени улыбки, а потом произнесла:

– Что ж, такой ответ меня устраивает. Но спросить я была должна. Мне надо знать, на что я иду.

– Простите, мисс Хольтцер, не уверен, что смогу долго выносить вашу осуждающую мину.

– Что вы хотите этим сказать?

– Вы ведь хотели немедленно уйти от мисс Дин, когда вам случайно попались снимки, оставленные у портье в «Песках». Такая реакция о многом говорит. Стоит ли так строго судить людей? В жизни всякое случается, мисс Хольтцер, и порой она поворачивается к нам своей беспощадной стороной.

Она метнула на меня взгляд своих темных глаз.

– Да неужели?

– А вы разве не замечали?

С задумчивым выражением лица она достала из сумочки, сигарету, щелкнула зажигалкой и выпустила мне в лицо густое облако дыма.

– То, о чем я сейчас расскажу, разумеется, вас совершенно не касается. Но думаю, нам следует с самого начала хоть немного узнать друг друга. В моем активе – огромная работоспособность, достаточный ум, квалификация, такт и безраздельная преданность. За пятнадцать тысяч долларов в год я продаю Лайзе Дин весь этот комплект качеств. Поскольку меня уполномочили помогать вам, то и вы можете рассчитывать на них. Да, действительно, я просмотрела эти фотографии и прочитала записку. Мне нужно было оценить опасность, которую они несут. Вывод мог быть только один: Лайза Дин перестала быть надежным предприятием. Я подозревала об этом и раньше, когда вынуждена была участвовать в том тринадцатинедельном спектакле.

Когда она подносила сигарету ко рту, я заметил, что рука у нее чуть заметно дрожит.

– Я замужем, мистер Макги. Или была замужем... не знаю... Мой муж был талантливым писателем и получал очень неплохие заказы на телевидении. К несчастью, он страдал эпилепсией. Вступая в брак, мы шли на заведомый риск. У нас есть сын. Поначалу казалось, что мальчик совершенно нормальный, но постепенно мы поняли, что он настолько серьезно отстает в развитии, что единственный выход – поместить его в специальное заведение. С заболеванием мужа это связано не было. Устроив малыша, мы уехали. В нас он уже не нуждался. Нам сказали, что ребенок никогда не сможет узнать нас, да и никого другого. Билл тогда как раз заключил выгодный контракт, и это было даже приятное путешествие, насколько оно вообще могло быть таким для двух эмоционально истощенных людей. Наконец мы достаточно пришли в себя и решили возвращаться домой. Однажды ночью мы остановились в каком-то баре, чтобы выпить кофе. Внезапно у Билла случился припадок, как всегда непродолжительный, но довольно сильный. Полицейский офицер, оказавшийся там в свободное от службы время, решил, что Билл напился и буянит, и выстрелил ему в голову... Мой муж не погиб, мистер Макги. Он находится в состоянии постоянной комы. Через трубочки к нему поступает пища, через трубочки отправляются естественные надобности, его протирают спиртом, чтобы не было пролежней. Конечно, это чудо современной медицины. Случилось все это четыре года назад. И этих пятнадцати тысяч едва хватает, чтобы содержать мою семью. Если Лайза Дин, влипнув в грязную историю, вылетит в трубу, я просто обязана уйти от нее прежде, чем это случится, и найти себе применение в другом месте. А скандал может скомпрометировать и меня. Да, мистер Макги, жизнь порой поворачивается к нам не лучшей стороной.

Я был уничтожен. Проповеди и назидания – явно не моя стихия.

– Будьте снисходительны ко мне, мисс Хольтцер, и простите меня.

– Ничего, вы не причинили мне боли. Едва ли что-нибудь вообще сможет причинить мне теперь боль. Я просто решила, что лучше рассказать о себе, пока вы не наговорили такого, о чем потом можете пожалеть. Мне жаль, что получилась такая мелодраматическая сцена. Я не считаю себя вправе судить людей, но Ли ужасно неразумна. Фотографии, конечно, произвели на меня впечатление, потому что они так вульгарны! И кроме того, представляют опасность лично для меня. Если вы не сможете все это уладить, мне придется ее покинуть. Думаю, она это чувствует.

Мы помолчали, наконец я сказал:

– Пожалуй, вы и в самом деле сможете мне помочь.

– Благодарю.

– Выпьете что-нибудь?

Она улыбнулась – чуть-чуть, едва заметно, вежливо и совершенно бесстрастно.

– Бурбон, если у вас есть. Послабее, побольше воды и льда.

Не думаю, что ей действительно хотелось выпить, а вот мне точно надо было прийти в себя и выбраться из галоши, в которую сам себя посадил. Я-то считал ее бесстрастной, холодной и нетерпимой. А она попросту перегорела. Короткое замыкание, и вся ее жизнь превратилась в бессмысленную череду дней, в тяжелейший груз, который необходимо дотащить до финиша... Я чувствовал себя болваном-подростком, которому вздумалось рассказать скабрезный анекдот в приличной компании.

Когда я вернулся с напитками, она стояла спиной ко мне и, подняв голову, разглядывала картину на стене.

– Нравится?

Она быстро, грациозно повернулась ко мне.

– Да, очень.

– Это Сид Соломон. Он живет в Сарасоте. Картина из багамской серии, написанной им несколько лет назад.

– Прекрасная работа. Вы коллекционер?

– Как вам сказать... На борту у меня пять картин и еще с дюжину в хранилище. Время от времени я меняю экспозицию.

Она пригубила бокал.

– Ну как! – поинтересовался я.

– Хорошо, спасибо. А вы что пьете?

– Плимутский джин со льдом и двумя каплями горькой настойки.

Готов поклясться, что она мгновенно зафиксировала это в голове – мне даже показалось, что я услышал тихий щелчок. Похоже, она действительно будет полезна, по крайней мере как специалист по приготовлению напитков.

Дэна вновь подошла к обитому материей ящику и села.

– Кстати, мои расходы не будут оплачиваться из тех денег, что я вам привезла. Я могу вам сегодня чем-нибудь помочь?

Я вышел, отправился к сейфу, вынул конверт со снимками и отобрал из них только те, что сделал Гейб. Возвратившись, я протянул их Дэне. Она просмотрела три штуки, потом подняла на меня глаза, в которых читалось легкое удивление.

– Вы сами это сделали или кого-то попросили?

– Попросил.

– Задумано неплохо. Кажется, теперь я понимаю, что у вас на уме. Эти снимки не могут ей навредить. А другие в надежном месте?

– Да. – Я подождал, пока она просмотрела всю пачку фотографий и отложила их в сторону. – Вы не могли бы записать кое-что?

С впечатляющей скоростью появились тетрадка и ручка с золотым пером. Я продиктовал ей фамилию и адрес Гейба.

– Выпишите чек на сотню долларов и пошлите ему – это за работу с фотографиями. Чековая книжка в ящике стола, вон там. Попробуйте что-нибудь узнать о Карле Абеле. Раньше он работал лыжным инструктором в Солнечной Долине, а теперь его, вероятно, надо искать в Вигваме Мохок под Спекулятором, штат Нью-Йорк. Позвоните ему. Если он там, выясните, как туда лучше добраться, и закажите нам билеты на вторник. Разговор надо вести так, чтобы он ничего не заподозрил.

– Мы что, остановимся в этом самом Вигваме?

– Решим это позже, сначала узнайте, там ли он. Затем попробуйте раздобыть какие-нибудь сведения о неких мистере и миссис Макгрудер. Возможно, они живут в Кармеле. Увлекаются парусным спортом. Это весьма узкий круг людей, так что надо действовать поделикатнее. – Я подошел и протянул Дэне свои записи. – Здесь имена всех действующих лиц, как Ли их запомнила. Кроме того, я их пронумеровал, чтобы можно было найти их на фотографиях. Все понятно?

– Да, сэр.

– Не сэр, а Трев. Идет, Дэна?

– Конечно, Трев.

– Когда вы окончательно освободитесь?

– Сегодня около полуночи. Новенькая девушка займет мои апартаменты в «Султане» в Майами-Бич. В понедельник утром я буду здесь, у вас. Скажем, часов в девять?

– Лучше в десять. Если хотите, можете переехать прямо сегодня ночью, как только освободитесь. Здесь есть свободная каюта. С дверью, запирающейся на замок.

Она кивнула.

– Да, проще переехать сегодня. А что касается замка, Трев, такого рода проблем я не ожидаю, а если они возникнут, я знаю, как с этим справляться.

Я подошел к ящику стола и перебросил ей запасной ключ. Она ловко его поймала. Это был ключ от двери в комнату отдыха на тот случай, если я буду спать, когда она придет. Следовало также показать ей судно. Она заметила, что яхта весьма комфортабельна. Я мысленно порадовался, что во время утренней уборки застелил кровать, разворошенную Мошкой. Вернувшись на камбуз, Дэна вымыла свой бокал и поставила его в сушку. Потом подошла к моему письменному столу, выписала чек для Гейба, подала его мне на подпись, подвела баланс и сказала:

– Может быть, вы хотите, чтобы я положила часть денег в банк завтра? Я записала номер счета.

– Пожалуй, половину. Завтра напомните мне об этом.

Я уже спал, когда Дэна приехала. Меня разбудил звук колокольчика. Он всегда звякает – один раз, если кто-нибудь поднимается на борт, так что врасплох меня застать трудно. Терпеть не могу неприятных сюрпризов. Горел свет, оставленный мной для Дэны. Раздетый, с пистолетом в руках, я прокрался к внутренней двери, ведущей в комнату отдыха. Через щелочку было видно, как Дэна открыла дверь, подхватила большой чемодан и вошла, неслышно ступая. Стараясь не шуметь, закрыла дверь. Было без десяти час. Я вернулся в каюту капитана и лег.

Через некоторое время на носу судна послышался шум льющейся воды... Потом полоска света под моей дверью исчезла, и мягко щелкнул замок ее каюты. Теперь ночную тишину нарушали только слабые звуки музыки какого-то судна. Прошуршал грузовик по шоссе. Вдали послышался шум реактивного самолета...

Заснуть мне не удавалось. Поневоле я думал о Дэне, женщине, совершенно не похожей на других. Какая удивительно волевая, просто несгибаемая женщина. Многие способны на благородные порывы, пока остается хоть крупица надежды на благополучный исход, но мало кто способен тянуть лямку, когда надежды нет вовсе. Ведь человек – существо весьма эгоистичное. Ни безнадежно больной ребенок, ни муж с погибшим мозгом никогда не узнают и, стало быть, не оценят, как она о них заботится. Если бы она лишила их поддержки, общество все равно не позволило бы им погибнуть. И никто ее ни в чем бы не обвинил. Но для нее было немыслимым поступить так с теми, кого она и сейчас считала своей семьей. Жизнь обошлась с ней жестоко, словно выжгла ее изнутри, но даже в том, что осталось, было гораздо больше от женщины, чем в Лайзе Дин.

Ночные размышления о Дэне Хольтцер в конце концов повергли меня в уныние. Моя жизнь вдруг показалась мне совершенно никчемной. Кто я, собственно, такой? Спец по жуликам? Да, иногда мне удается решать кое-какие криминальные проблемки и даже неплохо этим зарабатывать. Некоторое время можно бездумно плыть по течению, проматывая денежки, пока счет в банке не примет угрожающего вида. Ну а чем лучше отсиживать на работе с девяти до пяти, как большинство благонравных обывателей, после работы развлекаться с секретаршей, иметь, согласно статистике, 0,7 новой машины в год и 2,3 ребенка. Это-то уж точно не по мне. И к накопительству меня никогда не тянуло. Конечно, мне нравится моя «Битая масть», мои магнитофонные записи и любовно собранные картины, но я вполне спокойно мог бы стоять на берегу и наблюдать, как все это идет ко дну и исчезает ко всем чертям, испытывая при этом лишь легкое сожаление. Ни одна добропорядочная американская жена не стерпела бы такого жизненного кредо.

Наконец я заснул, крайне недовольный собой и прожитой жизнью, а когда проснулся, на часах было девять утра, и яркое солнце пробивалось сквозь ворсистые шторы каюты. Разбудил меня запах свежесваренного кофе и приглушенный звон посуды, доносящийся с камбуза.

Приняв душ, я вышел из каюты. Дэна поздоровалась со мной приветливо, но безразлично, словно официантка в хорошем отеле. Да, спасибо, она спала хорошо. Действительно, день чудесный. Ветер прекратился. Стало гораздо теплее.

Она предложила мне яичницу. Глазунья ей явно удалась. Сок был холодным, кофе – ароматным, копченая грудинка – хрустящей. Она накрыла нам в маленькой каюте по соседству с камбузом. Наблюдать за ее движениями было очень приятно. Словно и неторопливые, они были столь четкими, что все у нее получалось пленительно быстро.

На Дэне были серые фланелевые слаксы и желтый свитер. В слаксах она выглядела лучше, чем я мог предположить, хотя не скажу, чтоб они ей очень шли. Для слаксов ее фигура с длинной талией была несколько тяжеловата в бедрах. Я думаю, что не существует идеальной фигуры, которой соответствовал бы любой стиль одежды.

Пожалуй, и на Венере Милосской джинсы в обтяжку сидели бы отвратительно. Они прекрасно смотрятся на долговязых, неоформившихся подростках или на такой, как у Лайзы Дин, тщательно отшлифованной упражнениями и массажем фигуре. Но как-то неловко смотреть на зрелую женщину, рискнувшую напялить их на себя. Уверен, что Дэна с ее вкусом не рискнула бы втиснуться в обтягивающие джинсы, но эти прекрасно сшитые, с чуть завышенной талией слаксы она явно могла себе позволить. В полном соответствии с одеждой были и босоножки на маленьком каблучке.

Наблюдая за Дэной, я понял, почему Лайза Дин платит ей такие большие деньги. Судя по всему, ее секретарша обладала профессиональным умением молниеносно ориентироваться в любой ситуации и действовать рационально и без суеты. И цену себе явно она знала. В ее поведении не было и намека на угодничество.

За завтраком я рассказал ей о том, как мне досталась «Битая масть». Это мой любимый способ развлекать гостей, и, по правде говоря, мне обычно удается рассмешить людей. Она же лишь иногда любезно посмеивалась.

Когда с кофе и сигаретами было покончено, она достала свой блокнот.

– Вчера у меня была возможность как следует посидеть на телефоне, Тревис. Карл Абель и вправду находится в Вигваме Мохок. Он заведует лыжной школой и держит ль1жный магазин. Остановиться там негде – все забито до отказа. Если вы все же решите сначала отправиться туда, я забронировала нам билеты из Майами в аэропорт Кеннеди. Прибытие завтра в 2.50. Дополнительным рейсом мы сможем прибыть в аэропорт Ютика-Ром в 4.10. Оттуда до Спекулятора миль шестьдесят по шоссе номер восемь, дороги там хорошие.

– Что значит – если я решу отправиться сначала туда?

– Позвольте мне рассказать об остальных интересующих вас персонах. Макгрудеры развелись. Где находится она, я выяснить не смогла. Он вновь женился, совсем недавно. Новобрачные отправились в свадебный круиз вдоль Тихоокеанского побережья до Акапулько и, по-видимому, сейчас уже возвращаются назад. Думаю, что со временем смогу что-нибудь разузнать и про его бывшую жену. Теперь насчет Нэнси Эббот. В ваших записях сказано, что ее отец, возможно, архитектор. Воспользовавшись обычными источниками информации, я нашла архитектора с Западного побережья по имени Александр Армитэдж Эббот в Сан-Франциско. У меня есть в Сан-Франциско знакомый, один из старых друзей Билла, который знает всех и вся. Так вот. У этого архитектора есть дочь по имени Нэнси, двадцати четырех лет, с подходящей к описанию внешностью, так что, видимо, это она и есть. Была замужем, разведена. Страдает алкоголизмом. Она столько раз попадала в передряги, что семейство махнуло на нее рукой. Мой знакомый сказал, что свяжется кое с кем, а потом мне перезвонит. Ему удалось узнать, что Нэнси во Флориде, психиатрической больнице на Бэстьон-Ки. Там лечат алкоголиков, изъявивших желание лечиться. Называется эта клиника «Остров надежды». Вам что-нибудь о ней известно?

– Да, мне как-то раз пришлось доставить к ним клиентку. Потом я возвращал ее туда три раза, но толку из этого так и не вышло. И если клиникой руководит тот же самый человек, то я его хорошо помню.

– Некий мистер Берли? Я посмотрела в справочнике.

– Да, верно, так его и звали. Он очень старался помочь моей клиентке. Но она в конце концов взяла у кого-то машину и угодила в болото на скорости сто миль в час.

– Я подумала... раз уж это так близко отсюда...

– Решено. Завтра едем туда. Отмените заказ на авиабилеты и не возобновляйте его, пока мы не повидаемся с Нэнси Эббот.

– У вас есть машина?

– В некотором смысле – если ее можно так назвать. Дэна... мне все-таки очень интересно, что вы думаете обо всей этой истории.

– Разве мы уже не говорили об этом?

– Да, но сейчас я хочу знать ваше мнение с точки зрения женщины.

– А это относится к делу?

– Возможно. Не исключено, что это поможет мне найти подход к Нэнси Эббот.

Она на мгновение задумалась. Я рассматривал ее волевое лицо, плоские щеки, очень темные, живые, красивые глаза.

– Пожалуй, я сказала бы вот что. Ли ведь не дитя несмышленое. Четыре раза была замужем. Были у нее и другие связи, и, хотя она всегда достаточно осторожна, некоторые из них весьма сомнительного свойства. И все-таки я бы не сказала, что то, что запечатлено на снимках, в ее стиле. Каким-то образом ее в это втянули, и ей до сих пор очень неловко обо всем этом вспоминать. Я не знаю, какая роль отводилась в той компании другим женщинам, но мне кажется, что все это было подстроено, чтобы скомпрометировать Ли.

– Что вы хотите этим сказать?

– Понимаете, Трев, она стоит очень дорого многим людям. Она их собственность. И они не могут допустить, чтобы на ней появилось хоть малейшее пятнышко. Поэтому, когда я увидела фотографии, то сразу поняла, насколько они опасны. И конечно, люди, имеющие отношение к этим фотографиям, знали это. Недоступная богиня – и вдруг рядом, до нее можно дотронуться, она усталая, пьяная, потная и вожделенная... Кстати, об этой истории уже поговаривают. Этого она тоже боится. Хотя все это не слишком опасно до тех пор, пока какой-нибудь фильм с ее участием не провалится. Вот тогда каждая мелочь может стать последней каплей.

– А будет ли иметь успех эта ее картина – «Ветер удачи»?

– Думаю, что будет. С такими ролями она всегда хорошо справляется. Еще кофе?

– Да, спасибо.

Налив мне кофе и держа в руках пустой кофейник, она в нерешительности остановилась у стола.

– Я хочу спросить вас, Трев, какой стиль одежды мне избрать, пока мы работаем вместе. Может быть, на яхте я буду меньше бросаться в глаза, если стану одеваться по-курортному.

– Прекрасно. Поступайте, как считаете нужным.

Глава 5

Пока мы добирались до Бэстьон-Ки, Дэна не уставала восхищаться моим древним грузовичком-пикапом. Он выкрашен в отвратительный «электрик» и почему-то именуется «Мисс Агнес». Когда-то это была одна из моделей семейства «роллсов», а потом кто-то из ее владельцев – возможно, после основательной аварии – переделал ее в грузовичок-пикап, довольно высокий и, в общем-то, солидный. Завести его довольно трудно, но потом, разогнавшись до восьмидесяти миль в час, можно шпарить на этой скорости целый день. Питается она газом, и бак вмещает чуть больше сорока галлонов.

Восхищение Дэны радовало меня. Уже дважды я видел это выражение ее лица. В прошлый раз оно было реакцией на мышонка Куимби. Я понял, что пора поостеречься, а не то, чего доброго, начну пытаться изыскивать способы восхищать ее, чтобы пробуждать искорки так глубоко упрятанных положительных эмоций.

«Остров надежды» мы нашли легко, хотя это отнюдь не фешенебельный курорт. Стэна Берли, говоря высоким слогом, можно назвать врачевателем человеческих душ, гибнущих в бутылке джина. Много лет назад он приспособил бывшие казармы для своего благородного дела. Стэн и весь его немногочисленный персонал – излечившиеся алкоголики. Если у него в клинике свободное место, он возьмет вас за приемлемую для вас плату, какой бы она мизерной ни была. Руководствуется он во всем собственными теориями и не изменяет им вот уже много лет. Представить его внешность легко, если взять шимпанзе семи футов роста, наголо, обрить со всех сторон и выкрасить в розовый цвет. Благодарные ему пациенты, излечившиеся от «зеленого змия», регулярно шлют пожертвования.

Я еще не успел заглушить мотор, а Берли уже шагал к нам, выскочив из своего маленького кабинетика. Было одиннадцать часов утра, вторник. Погода стояла теплая, ярко светило солнце. Невдалеке голубели заливы Флориды.

– Привет, Макги, – сказал он, протягивая мне руку и бросив быстрый, пытливый взгляд на Дэну, несомненно посчитав ее очередной пациенткой.

Представив их друг другу, я поспешно заметил:

– Мы приехали, чтобы побеседовать с одной из твоих подопечных, Стэн. Если, конечно, можно. Нас интересует Нэнси Эббот.

Приветливое выражение на его лице вмиг изменилось озабоченным. Он обратился к Дэне:

– Мисс Хольтцер, зайдите на минутку ко мне в кабинет, Дженни угостит вас охлажденным чаем. – Она кивнула и отошла. Берли подвел меня к деревянной скамейке в тени. – В чем дело, Трев?

– Она участвовала в одном дельце, года полтора назад. Я хочу задать ей несколько вопросов об этом. Она в порядке?

Он пожал плечами.

– Она не пьет с октября, но алкоголизм – не единственная ее беда. И честно говоря, Трев, кроме тебя, я ни с кем бы не стал говорить о своих пациентах. Ты тогда так помогал мне с Мэриэн! Видит Бог, мы боролись изо всех сил, но все же проиграли. Должен тебе сказать, что ее, эту Нэнси, держат здесь только под мою ответственность. Ей тут не место, да и нигде ей больше нет места. Тебя послал ее отец?

– Нет.

– Отставная полицейская дама доставила это дитя сюда в октябре. Пьяную до бесчувствия и отощавшую до предела – весила она девяносто фунтов.[1]Белая горячка, судороги... Жалкое зрелище. С тех пор я получаю тысячу в месяц из одного банка в Сан-Франциско, а туда регулярно отправляю отчет о ее состоянии. Когда мы принялись выводить ее из ступора, я буквально встал в тупик. Мне даже пришлось пригласить одного знакомого врача, чтобы посоветоваться. Алкоголизм – это только одна из ее болезней. Но я не хочу сбыть ее с рук. Эта тысяча в месяц позволяет мне позаботиться о многих других пациентах. Я ведь себе на уме, Трев.

– Так что с ней?

– Физически она здорова как лошадь. Ей всего 24 года. Пила она в течение девяти лет, из них последние пять – запоями, но это не так уж много, чтобы нанести непоправимый вред здоровью. И, однако, рассудок ее поврежден.

– Она сумасшедшая?

– Она не в своем уме, старина. Когда-то с ней кто-то перестарался, считая, что шокотерапия – панацея от всех бед. Симптоматически лечили возбуждение и депрессию. Насколько мне известно, она прошла более двадцати полных курсов лечения. Все это, да еще судороги и привело к необратимым поражениям мозга. Она не очень хорошо ориентируется, не может оперировать абстрактными понятиями. У нее маниакально-депрессивный психоз. Сейчас ты ее застанешь в самой лучшей форме, на пути к подъему, хотя и не слишком значительному. Она могла бы прекрасно держаться в обществе, если не требовать слишком многого. Но иногда она становится совершенно невменяемой. Жестокость, навязчивая нимфомания и такая сильная потребность в выпивке, что если встать на ее пути, то она способна даже убить. В таких случаях я прихожу ей на помощь. Она впадает в депрессию, не произносит ни слова в течение многих дней. А затем начинает снова медленно выкарабкиваться.

– А как у нее с памятью?

– Иногда нормально, а иногда напрочь отсутствует.

Я смотрел на его усталое обезьянье лицо и вспоминал, как он рассказывал о Мэриэн, о своей любви и ее крушении...

– Как же с ней все это случилось, Стэн? Кто в этом виноват?

– Кто виноват? Да ее собственный отец. Обожаемый всеми, талантливый, могущественный папаша. Его брак оказался явно неудачным. Бедная крошка была слишком похожа на свою мать, поэтому отец не выносил ее и ничего не мог с собой поделать. Он оттолкнул девочку от себя. Не в состоянии понять причины столь жесткого обращения, она выросла, убежденная в собственной никчемности. А с этого-то все и начинается, Макги.

Человек не может принять того, чего не понимает, примириться с мыслью о собственной никчемности, ничем не подтвержденной. И пытается доказать себе эту самую свою никчемность. Так эту девочку поглотили секс и пьянство. Комплекс вины сделал ее эмоционально неустойчивой. Шокотерапия и судороги доконали ее. Она безнадежно разрушенная личность. Теперь для нее ничего уже нельзя сделать. Здесь ей лучше всего. Иногда она бывает даже приятной.

– Я не хотел бы ее огорчить.

– А какие у тебя к ней вопросы?

– Хочу узнать, помнит ли она кое-какие имена. И как были сделаны кое-какие фотографии.

– Что за фотографии?

Я открыл конверт, выбрал два снимка и протянул ему. Он рассматривал их с печалью и жалостью.

– Бедное дитя! Знаешь, что она говорит в состоянии аффекта? «Люби меня, люби меня!» Отвергнутая сначала отцом, а потом молодым мужем, пережившая тяжелый аборт – провалялась год в клинике, когда ей было всего семнадцать, брошенная и никому не нужная.

– А как она может отреагировать на эти снимки?

– Трев, уже ничто не способно ни причинить ей большого вреда, ни принести большой пользы.

– А она станет со мной разговаривать?

– В этой фазе цикла она очень общительна. Иногда приходит в возбуждение. Может статься, это ее позабавит. Не знаю... Ну разве что ускорит данную фазу цикла.

– Ты поприсутствуешь при нашей беседе?

– Пожалуй, наедине ты от нее большего добьешься. Когда людей больше двух, она начинает стараться произвести впечатление, работает на публику. Нет, один на один она общается лучше. Боже мой, старина, ну и снимочки! Говоришь, полтора года назад? Полагаю, она уже была больна, но разглядеть это тогда мог лишь специалист. А теперь это видно всем.

– Как с ней лучше держаться, Стэн?

– Естественно и дружелюбно. Если она станет нести чушь, просто помоги ей вернуться к предмету разговора. Не выказывай удивления и не смейся. Мы-то все к ней уже привыкли, наших пьяниц уже ничем не удивишь, а тебе может стать не по себе. Веди себя с ней так, словно она веселый, милый ребенок, наделенный богатым воображением.

– Где она?

Он подвел меня к своему кабинету и указал:

– Обогнешь столовую и увидишь тропинку, ведущую на пляж. Минут двадцать назад она ушла в том направлении.

Прежде чем увидеть Нэнси, я ее услышал. У нее было красивое контральто, очень богатое и сочное, а пела она рекламную песенку об ароматных сигаретах с фильтром, сидя на поваленном стволе пальмы, футах в ста от конца тропинки. Пляж был узкий – больше ракушек, чем песка. Когда я направился к ней, она, услышав их хруст под моими ногами, перестала петь, обернулась и внимательно посмотрела мне в лицо, потом поднялась, мило и приветливо улыбаясь; на ее загорелом лице выделялись ослепительно белые зубы.

– Приветствую вас! – воскликнула она. – Меня зовут Нэнси. А вы новенький?

На ней были бледно-голубые «бермуды» и белая мужская рубашка, завязанная узлом на талии. Темные волосы заплетены в косы. Высокая, гибкая, с ясными темно-синими глазами, она напомнила мне Джейн в самых старых лентах о Тарзане. Босая, она ступала по острым ракушкам, не морщась.

– Я всего лишь посетитель. Меня зовут Трев.

– Вы приехали к Джеки? Ее больше не рвет. Пожалуй, ей можно съездить домой. Просто погостить.

– Вообще-то я приехал, чтобы навестить вас.

Радушие мгновенно исчезло с ее лица.

– Он уже людей сюда шлет! Передайте ему, что плевать я хотела. Меня все это не волнует. Ни сейчас, ни когда-либо. Пусть утрется! Так ему и передайте.

– Меня никто не посылал. Просто я знаком с людьми, которые знают вас. Я проезжал мимо и решил заглянуть к вам. Вот и все, Нэнси.

– С какими еще людьми?

– С Карлом Абелем. С Вэнсом и Пэтти Макгрудер.

Нахмурившись, она вернулась к своему бревну и села. Я пошел следом. Прищурившись, она поглядела на меня:

– Этого Карла я знаю. Про таких говорят: сила есть – ума не надо. Вы уж мне поверьте. Носился с этой идиотской затеей. Идеальный оргазм. Представляете? Может, он думал меня таким образом возбудить? Трус чертов. Так боялся устроить пожар в этой жалкой лачуге. Боже, там, в горах, всегда было так холодно, а моя тетушка считала, что я целый день катаюсь на лыжах. Он украл ключ в конторе. А она-то ему платила пятьдесят долларов в день за индивидуальные тренировки! Мы там вверх дном все перевернули. И чего он добивался? Тут вопрос один: или раскручиваешься, или нет. Правильно? А я почти всегда в форме, и не моя вина, что они в первый раз так торопятся. На прошлой неделе... или в прошлом году?.. я пыталась вспомнить его имя. Вот теперь вспомнила, Карл. Боже, на лыжах он был прекрасен! А когда мы вышли из этой хижины, он толкнул меня в сугроб и натер мне снегом лицо, чтобы я выглядела розовенькой и посвежевшей, а потом помог мне спуститься по склону до домика, а от бренди мы здорово окосели, прямо как во сне плыли. И он нес какую-то чушь. Сколько же мне тогда было? Он вам, наверное, говорил. Девятнадцать? Кажется, да. Да, я припоминаю. Вы у Стэна спросите, он вам скажет. Но к чему все это? Я ведь говорю о том, что вы и без меня знаете. Садитесь рядом. Только, ради Бога, я не хочу говорить об этих противных Макгрудерах. Ведь я же не обязана это делать, правда?

– Не обязаны.

– А что это у вас?

– Фотографии.

– А можно мне их посмотреть?

Разложив снимки на коленях, она медленно, с серьезным видом принялась рассматривать их, один за другим. Я внимательно следил за выражением ее лица. Один снимок она положила сверху. Провела большим пальцем вдоль спины Сонни, тихо приговаривая: «Сгорел, сгорел, сгорел...»

– На солнце сгорел?

– Нет, что вы. Он врезался в стену. На своем супер-"меркурии". Каких только штучек и специальных приспособлений там не было! Я в тот день надела на голову здоровенную красную шляпу, чтобы он меня мог узнать издалека, и сидела на стене рядом с копями. Мы таскались на этой машине повсюду, а в Джорджии он в ней сгорел... Она так подпрыгивала... – Нэнси погладила себя по бедру. – Сонни нравилось, когда я выряжалась как шлюха. Он сам мне покупал такие шмотки – короткие юбки в обтяжку и яркие свитера, тоже в обтяжку, и еще он говорил, что, когда я иду, мне надо повиливать бедрами. Он был гордый, как петух, и подлый, как змея. – Она провела пальцем по его изображению на фотографии. – Вот он, Сонни Кэттон. Когда гулянка завяла, он взял меня с собой. Я провела с ним, наверное, недели две, и он все время меня бил – за то, что выпила, или из-за того, что кто-нибудь ко мне приставал, а иногда просто когда вспоминал какие-нибудь подробности той вечеринки. Как вот на этой фотографии, где я с этим типом. Как там его?.. Кэсс? Да, какой-то Кэсс, а дальше не помню. Он рисовал смешные портреты. И мой портрет нарисовал и отдал мне, только я его потеряла. Знаете, я ведь потеряла все вещи, которые у меня были, до одной. Я уже офигела от его побоев и вернулась домой, и представляете, моему от... человеку, который женился на моей матери, прислали такие вот снимочки. Он грозил, что расскажет моим друзьям. А мне-то до фени! Хоть в «Кроникл» их опубликуйте! Господи, какую же он мне залепил пощечину! А лицо у него было прямо каменное! Я бы поняла, если бы на снимках трахалась с кем попало его жена. А я-то его дочь! Запомните!

Меня всего аж передернуло.

– И что же ты потом делала, Нэнси?

– Вы что, очередной доктор? Уже тысячу лет у меня эти доктора вот где сидят! Я стала женщиной в четырнадцать лет, а когда меня за этим делом застукали, тогда-то они и послали меня в первый раз к доктору. А я чувствовала, что он был и сам не прочь, если в только наглости хватило. Он все время потел, очки протирал и ходил вокруг да около. И все они так психуют по поводу моего заикания, когда я пытаюсь произнести слово «о... т... е... ц». Вы тоже станете меня проверять?

– Меня зовут Трев, и никакой я не доктор.

– Трев... Трев, а зачем он велел вам привезти мне эти снимки? Они ведь даже другие немного. На тех меня было больше. Эй, а это знаете кто? Вот эта вот, без лица? Очень знаменитая кинозвезда, Лайза-Дин! Честное слово, я вас не обманываю! Она такая маленькая, но прямо вся из себя – очень даже!

– Кто делал эти снимки?

– А я почем знаю? Я вообще не знала, что кто-то фотографировал, пока не зашла к нему в кабинет, а у него – эти снимки. Он дал мне денег, и я снова связалась с Сонни. Я была с ним очень долго – наверное, несколько месяцев. Всюду. Где бы у него ни были гонки. Я помню тот день, когда он погиб в Мехико-Сити. Кто-то ведь снял же меня со стены, а вот кто – не помню. Я же не могла сама слезть оттуда, правда ведь? Кто-то подбросил меня среди ночи на автостоянку перед госпиталем, как я потом узнала. С пневмонией и двумя сломанными пальцами на руке. Я бредила и где-то подцепила гонорею. Когда я смогла наконец объяснить, кто я такая, они сразу же телеграфировали... ему. Как только меня разрешили перевезти, он прислал за мной людей, а потом поместил меня в... «Тенистый покой»? Или в «Горный приют»? В общем, в одно из этих поганых местечек. И вы еще ждете от меня, чтобы я что-то там вспомнила! Я не помню даже, как меня сюда привезли!

– И все-таки, каким образом фотографии попали к твоему отцу?

– Откуда я знаю? Он считал, что мне все об этом известно. Что это дело рук моих дружков. Якобы мы это провернули, чтобы вытянуть из него деньги.

Я решил отвлечь ее немного от неприятных воспоминаний.

– Здесь так хорошо, Нэнси.

– Да, пожалуй... Мне здесь даже нравится. Иногда я так сильно нервничаю! А потом мне бывает грустно. И я долго грушу. И целый день напеваю про себя печальные песни, но я не издаю при этом ни звука...

– А на той вечеринке кто-нибудь говорил, что хочет сфотографировать Лайзу Дин?

Она рассерженно повернулась.

– Знаете, вы меня изрядно достали с этими фотографиями. Нет, никто ничего не говорил. И я не видела никакого фотоаппарата. И хватит об этом, ладно?

Я отложил снимки в сторону.

– А почему ты так зла на Макгрудеров?

– Я не хочу об этом говорить.

– Не хочешь – не будем.

– Знаете, Трев, а вы ужасно славный. – Она улыбнулась мне невинной улыбкой и накрыла мою руку своей.

– Спасибо. Ты тоже милая девушка.

– Я, голубчик, проститутка. Пьянь и шлюха. Можно вас кое о чем попросить?

– Само собой.

– Почему бы нам с вами на минутку не заглянуть в кусты? – Она быстро и крепко вцепилась в мою руку, стараясь прижать ее к своему телу. Я резко высвободился. – Это меня так успокаивает, – проговорила она. – Ну, пожалуйста, милый. Очень-очень прошу.

Я резко поднялся, и она тут же вскочила, стараясь прижаться ко мне. Мне пришлось крепко взять ее за плечи и отстранить от себя. Тогда, резко мотнув головой в сторону, она лизнула мою руку. Я встряхнул ее.

– Нэнси! Нэнси! Прекрати!

Она вздрогнула, печально улыбнулась и отступила назад.

– Мужчинам ведь всегда без разницы. Вам-то чего беспокоиться?

– Мне надо возвращаться. Приятно было с тобой повстречаться.

– Спасибо, – вежливо отозвалась она. – Приезжайте ко мне еще. – Она выпрямилась, словно ребенок, готовящийся отвечать урок. – Когда вы туда вернетесь, скажите моему о-о-от... скажите ему, что я хорошо себя веду. Передайте, что... я получаю хорошие отметки.

– Передам, конечно.

– До свидания.

Я прошел сотню футов до тропинки, затем обернулся и снова взглянул на Нэнси. Она погрозила мне кулаком и закричала:

– Спросите у этой Пэтти Макгрудер, почему она все время держала меня взаперти? Спросите у этой чертовой суки!

Пройдя половину пути, я остановился и прислонился спиной к дереву, ощущая странную слабость в коленях. Закурил сигарету, сделал одну затяжку и отбросил ее в сторону.

Стэн Берли разговаривал с Дэной в своем маленьком кабинетике. Он встал, принес мне холодного чаю и спросил:

– Ну, как дела?

– Сам не знаю. С памятью у нее вроде неплохо. У меня чуть сердце не разорвалось, когда я слушал, как она пытается назвать его отцом. Что это за сукин сын? Он же ее загубил. Хорошего человека, по-моему, загубил.

– Она тебе помогла?

– Не знаю. Мне надо все проверить. Стэн, она стала ко мне приставать напрямую.

Он вскинул свои густые обезьяньи брови:

– Несколько рановато. Буду за ней внимательно наблюдать. Спасибо, что сказал.

– И что с ней дальше будет?

– Не знаю. – Он провел рукой по лицу. – Вспышки агрессивности вроде бы не усиливаются, но периоды апатии становятся глубже и длятся, кажется, немного дольше. А когда она выходит из них, у меня возникает такое чувство что... ее стало чуть меньше. Она не помнит некоторых песен, которые знала месяц назад. Становится менее опрятной. Думаю, мы будем держать ее здесь столько, сколько сможем. Она так любит пляж! И не выносит, когда ее ограничивают. Я пытаюсь создать у нее иллюзию свободы. Возможно, в каком-нибудь крупном институте и смогли бы приостановить развитие ее болезни, но все равно до социальной реабилитации было бы далеко. Хотя она ни для кого не опасна. Она жертва. Он сделал ее жертвой.

– А что случилось с ее матерью?

– Погибла вместе с любовником во время пожара в отеле, когда Нэнси было семь лет. У Нэнси крепкий организм. Боюсь, это еще долго будет тянуться, после того как она начисто лишится разума. Может, лет сорок или даже больше. У нее еще есть брат. Старший и, судя по всему, чрезвычайно добродетельный. Рад был снова с тобой повидаться, Трев. Мы с мисс Хольтцер приятно побеседовали. Знаете ли, странно все же устроен этот мир: мы можем защититься от врагов и даже от друзей, но от своей собственной семьи – никогда. Эту бедняжку в семь лет поместили в пансион. В четырнадцать она уже спала с мужчинами, в пятнадцать перенесла алкогольный психоз в легкой форме, а в шестнадцать прошла первый курс шокотерапии... Ну, ладно, я пошел красить стулья. Это мое лекарство от депрессии и возмущения. Приезжайте в любое время – говорю вам обоим!

В городе мы заехали пообедать в рыбный ресторанчик. Нам досталось уединенное местечко в углу. Я рассказал Дэне о судьбе Сонни Кэттона, о фотографиях, присланных отцу Нэнси, о пощечине, о враждебном отношении к чете Макгрудеров и о последнем странном замечании Нэнси.

– Судя по вашему рассказу, приятного было мало, Тревис.

– Да уж. Не знаю даже, почему меня все это так потрясло. Наверное, потому, что она с виду такая здоровая, цветущая, чистая. Производит впечатление милой, запутавшейся девушки, и кажется – вот если взять ее с собой, любить, хорошо с ней обращаться, то она придет в норму. Даже не верится, что это настолько безнадежно. Возможно, Кэттон был последним человеком, кому удалось бы помочь ей выбраться, но неподходящий оказался тип. Видимо, девушка здорово походила по рукам, и никто не сделал ей добра.

Я рассказал Дэне и о Карле Абеле. Уголки ее решительного рта изогнулись в иронической усмешке.

– Благородный рыцарь гор. Я с ним как-то встречалась, незадолго до той самой их поездки в домик Чипманов. Я тогда работала у Ли всего несколько недель. Он был прямо-таки великолепен. Светлые волнистые волосы, широченные плечи, загорелое лицо, сшитый на заказ пиджак спортивного покроя, широкий шелковый галстук и легкий немецкий акцент, который он явно имитировал. Волосы чуть длиннее, чем принято. И легкая волна. Ну, вы представляете. Отменные, белоснежные зубы и очень европейское рукопожатие. Типичный, даже, пожалуй, чересчур типичный голливудский жеребец.

– А у этого жеребца хватило бы ума шантажировать Ли?

– Сильно сомневаюсь. В любом случае сам бы он до такого не додумался. Его могли угрозами втянуть в это дело. Думаю, если в на него как следует надавили, он бы сломался. Хотя... Использовать этого слабака подобным образом – несусветная тупость. А того, кто все это заварил, дураком не назовешь.

– Есть какие-нибудь соображения?

– Мне кажется, важно понять, кому из присутствующих там было что терять – деньги, репутацию или что-нибудь еще? Ли, дочке архитектора и Макгрудерам. Остальные: Кэсс (по всей видимости), Сонни с Уиппи, мальчики-студентики и Карл – мелкие рыбешки, из-за них не стоило затевать всю эту возню.

– Согласен. Давайте дальше.

Она пожала плечами.

– А что дальше-то? Мы знаем, что с двумя из этой троицы вступали в контакт. Ли заплатила. Мистер Эббот, судя по всему, нет. Позднее мы выясним насчет Макгрудеров. По-видимому, нам стоит съездить в Сан-Франциско. До или после встречи с Абелем?

– После.

– Завтра? – Я кивнул. Она выскользнула из-за столика. – Тогда я прямо сейчас и сделаю все необходимые звонки. – И она направилась к кассе за мелочью.

Когда мы вернулись на яхту, Дэна, предварительно сверившись с расписанием Лайзы Дин, позвонила ей по частной телефонной линии, не проходящей через гостиничный коммутатор. Они проговорили минут пятнадцать. Потом Дэна позвала меня и, прикрывая трубку ладонью, сказала:

– Она хочет поговорить с вами.

Я ввела ее в курс наших дел. Когда я взял трубку, Ли спросила, лениво растягивая слова:

– Ну, дорогой, как вам мой маленький подарочек?

– Простите?

– Моя царевна-несмеяна уже продемонстрировала вам свои деловые качества?

– Ах, вот вы о чем! Все прекрасно. Просто замечательно.

– Думаю, вы уже поняли, что покоя вам теперь не видать. Придется вам пошевеливаться, мой милый. Но мне ее уже не хватает. Так что вы там поскорее.

– Вообще-то я вас ни о чем не просил.

– Какой жуткий зануда! И кстати, Макги, вы уже наверняка закидывали удочку насчет Дэны, так мой вам совет: не тратьте зря время. В этой скромнице и правда что-то есть, как бы это выразиться, скрытый огонь, что ли. К ней пытались подступиться несколько специалистов по этой части из киношников и отправлялись восвояси несолоно хлебавши, а на одном месте них вырастали сосульки – это у нас такая расхожая шутка.

– Я уже подыхаю от смеха.

– Нет, вы и впрямь несносный тип! И почему только вы мне нравитесь? Ну, вернемся к делу. Насколько я поняла, эту девчонку Эббот можно списать со счета?

– Она вам тогда не показалась странной?

– Да пожалуй, нет. Нагружалась она вовсю, так что ждать от нее особого здравомыслия не приходилось. И без конца буянила, лезла ко всем, даже когда было явно не до нее. И не переставая талдычила о своем дорогом папочке. А в самые неподходящие моменты начинала петь песню... как там... «Мое сердце принадлежит...» и так далее. Вот все, что я о ней помню. Когда вы, мой дорогой, увидитесь с Карлом, пожмите ему руку, улыбнитесь, передайте от меня привет и двиньте как следует промеж ног. За это получите от меня дополнительное вознаграждение.

– Я вот еще что хотел спросить. Его легкий акцент – натуральный?

– Боже, да нет, конечно. Специально для клиентов-лыжников.

– Вас надежно охраняют?

– Как будто, да. О себе позаботьтесь. Дэна будет держать меня в курсе дела.

– Хотите еще с ней поговорить?

– Нет. Пока. Целую вас обоих. Удачной охоты!

Я положил трубку и спросил:

– Вы что, правда собираетесь держать ее в курсе всех событий?

Дэна вынула из ящика письменного стола чековую книжку, записала туда сумму, положенную в банк, затем взглянула на меня, чуть приподняв темную бровь.

– Я отвечу на ваш вопрос, но прежде хочу кое-что объяснить. Для шоу-бизнеса характерна атмосфера подозрительности. Там все всегда настороже, и у каждого свое место в иерархии отношений в зависимости от хватки, положения, доходов, от того, на кого человек работает. И для Ли все это привычно и естественно. Вон она и пытается впихнуть вас в эту свою систему. И ей не понять, что вы живете по другим правилам, но я не вижу смысла придавать всему этому какое-то значение. А рассказывать я буду лишь то, что ей следует знать – не больше и не меньше. О'кей?

– Строго дозированная преданность?

– Да нет, не совсем. А ведь вы с ней чем-то похожи.

– Это вопрос?

– Пожалуй, нет. Мистер Берли рассказал мне о девушке по имени Мэриэн. И теперь вопросов у меня поубавилось – многое в вас стало понятным.

– Дэна, по-своему и в разумных пределах я честен. И пока собираюсь таковым оставаться. Может быть, меня и можно купить, но только никому еще не удалось назвать верную цену.

Глава 6

Ей удалось перенести заказ на среду. В серый февральский полдень, прорвавшись сквозь вихри снега, мы совершили посадку в Олбани и вскоре снова взлетели. Когда снегопад прекратился, небо посветлело. Мы летели над северной частью штата Нью-Йорк. Белые поля перемежались с черными пролесками – черно-белая гравюра, величественно спокойная, являвшая собой разительный контраст с назойливо ревущим самолетом, тупо пробивавшим себе дорогу по небу.

Дэна сидела, откинувшись на спинку кресла и отвернувшись от меня, и я не знал, то ли она смотрит в окно, погруженная в свои мысли, то ли дремлет. Ее руки, довольно крупные, с длинными сильными пальцами и овальными узкими ногтями, гладкой девичьей кожей и тяжеловатой ладонью, неподвижно лежали на коленях. Они напоминали мне лапы какой-то симпатичной зверушки. По-моему, каждый человек внешне похож на какое-то животное. Да и животные инстинкты в людях еще очень сильны. И конечно, при таком ходе размышлений я мысленно опять оказался на террасе на берегу Тихого океана, где группа молодых повес дала полную волю своим низменным инстинктам.

Классифицировать людей, думал я, можно по любому признаку, в том числе и по степени моральной устойчивости. Ведь соблазны преследуют нас постоянно, но большинство из нас успешно им сопротивляется. В той компании я пока знал только двух людей, чей образ жизни в общем-то неуклонно вел их к этой террасе. Лайзу Дин и Нэнси. Одна из них всю свою взрослую жизнь провела словно на сцене, подстерегаемая ненасытной жадностью к ощущениям, эмоциональной неустойчивостью, стремлением быть замеченной. Ее привычка надевать чужую личину превратила для нее недавние события лишь еще в одну сцену, казавшуюся ей не слишком реальной, пока она принимала в ней участие. А другая, более молодая женщина, увязла в трясине порока задолго до того момента, когда Абель и Макгрудеры привели ее на эту террасу, ставшую, как и Мехико-Сити, как поездка с Сонни Кэттоном, только очередной вехой на пути к ее саморазрушению.

Впрочем, вероятно, я услышал бы что-нибудь вроде того, что бабы – есть бабы и, если они наваливаются целой кучей, вместо того чтобы степенно расходиться по разным комнатам, ему это до фени. Есть о чем говорить! Привез с собой одну, махнул ее на другую, ну и что?

Должен сказать, что у меня старомодные взгляды, и свои ценности выбрал для себя сам. Может быть, со стороны я и выгляжу рыцарем в жестяных доспехах, молотящим мечом из фольги по равнодушным подлецам и защищающим честь жен-шины, которая этого не заслуживает. Действительно, мое понимание любви далеко не всегда приносило мне удачу. Отношения между мужчиной и женщиной, а интимные особенно, должны основываться на доверии, привязанности и уважении, а не диктоваться желанием засчитать в свой актив очередную победу самоутвердиться, иначе как раз и получается подобная «групповуха». Я и правда не понимаю, как можно интимную близость превратить в развлечение, оправдывая это биологической необходимостью. Конечно, я не излагаю свое кредо каждому встречному и не пропагандирую претенциозные банальности типа: любой человек – ценность сам по себе, и женщина в том числе. У меня самого есть подозрения, что я в какой-то мере идеалист. Однако с удивительной для меня горячностью продолжал мысленный спор с Сонни. Я думал о том, что мы превратились в надувных кукол с гидравлическим приводом. Пусть не Элоиза и Абеляр или Ромео и Джульетта! Но должна же быть хоть крупица любви! Только любовь наполняет объятия такой восхитительной нежностью, а очаровательные глупости, которые так приятно нашептывать, когда улегся шквал страсти, – смыслом.

Неизвестно, до каких высот обобщений поднялся бы я в своих высокопарных размышлениях, если бы меня не выручила Дэна.

Она вдруг повернулась ко мне и с улыбкой сказала:

– Чуть не заснула. – Она зевнула, прикрыв рот рукой. – Знаете, когда все время думаешь об одном и том же, то и во сне не можешь от этого избавиться. Сон переплетается с явью совершенно невообразимым образом.

– Ну и что же вам приснилось?

– Даже трудно рассказать такие бессвязные вещи! Кажется, я беспокоилась, прибудет ли заказанная мной машина вовремя, потом вдруг стала вспоминать, когда нам с вами в прошлый раз понадобилась машина, хотя наяву-то этого не было! Дальше, кажется, мы вышли из самолета, сели в нее, а она оказалась без колес. Вы пришли в ярость и твердили, что ни на кого нельзя надеяться. И я подумала, что в следующий раз надо мне лично проверить, все ли колеса на месте, прежде чем расписываться в квитанции, и только тут осознала, до чего же все это нелепо. Думаю, какой-нибудь психиатр здесь разобрался бы.

– Полагаю, он сказал бы, что мне не стоит обольщаться на ваш счет – ничего у меня не выгорит.

Я сказал это не подумав – просто сорвалось с языка. Она какое-то время продолжала смотреть на меня, а потом заметила, пожалуй, подчеркнуто небрежно:

– Не вижу связи.

Она снова отвернулась к окну, и я заметил, как краска вначале залила ее шею, затем щеку, лоб и медленно схлынула. До меня дошло, что, сам того не желая, я своими словами побуди;! ее удвоить бдительность, чтобы не допустить никакого, даже минимального эмоционального сближения со мной.

Пока я получал багаж, она уже разобралась с машиной, а едва мы разместились рядышком в кабине, как в руках у нее оказалась карта с пометками. Показав ее мне, Дэна сказала:

– Здесь отмечено только самое основное. Сейчас пойду еще кое-что выясню, – и открыла дверцу машины.

– Расположение закусочных? – спросил я.

– Пунктов автосервиса, – отозвалась она, направляясь к зданию станции. Молодец она все-таки! Вскоре на карте появились новые пометки, и мы двинулись в путь, нам пришлось на несколько кварталов отклониться от маршрута, ведущего в Северную Ютику, чтобы заехать в одну из итальянских автомастерских при мотеле. Называлась она «Дипломат». Восторгов у избалованных комфортом владельцев авто она не вызвала бы, но несколько порций антифриза оказались впоследствии прекрасной защитой от 35-градусного мороза. Горячие итальянские сосиски и даже недоваренные спагетти тоже пришлись кстати. Ели мы молча, и в этом почти физически ощутимом молчание была какая-то неловкость. И Дэна, похоже, не собиралась раз рядить обстановку. Если нам суждено много времени проводит! вместе, подобное явление может стать обременительным. Наде было срочно что-то придумать. Я решил рискнуть, хотя мог получить в ответ озадаченный взгляд и услышать нечто вроде: «Не понимаю. О чем это вы?» Ну да ладно, будь что будет!

И когда она стала наматывать спагетти на вилку, я обратился к ней:

– Господи, Майра, готов биться об заклад, что ты забыла переключить термостат!

Ее вилка со звоном упала на тарелку, но она тут же отозвалась:

– Это я, значит, забыла его переключить? Фрэнк, душечка, это же было в твоем списке дел! Ты что, не помнишь?

– Но я же перепоручил это тебе!

– Господи, ну почему на тебя ни в чем нельзя положиться? На сколько градусов он был установлен?

– На семьдесят пять, хотя для всех нормальных людей достаточно шестидесяти восьми. А тебе непременно надо семьдесят пять.

– Опять ты за свое! Что же делать? Может, позвонить Холлисбанкерам?

– И как же они попадут внутрь?

Мгновение она размышляла.

– Очень просто! Элен плоская как доска, так что Фред без труда пропихнет ее под дверь!

Я сдался. Победа была явно на ее стороне. Мой план блестяще удался. Мы хохотали, как парочка идиотов, но вдруг ее смех перешел в сдавленное рыдание и, выскочив из-за стола, она метнулась в уборную, а посетители за соседними столиками все как один уставились на нас... Отсутствовала она, пожалуй, не меньше десяти минут и вышла с покрасневшими глазами. Она тихо села и сказала, что есть больше не будет, хорошо бы только выпить кофе. Потом, извинившись и с трудом подбирая слова, она объяснила свое поведение.

– Я не думала, что так получится... Все вышло так неожиданно интимно. Простите меня. Это так напомнило мне... Другую игру, в которую я когда-то играла... Да не смотрите вы так озабоченно! Вы же не виноваты.

– Больше не стану так играть с вами.

– Да, так, пожалуй, будет лучше.

Принесли кофе. Воцарилось неловкое молчание. Когда мы уже собирались уходить, она вдруг посмотрела на меня с деланной улыбкой и, протянув дрожащую руку, дотронулась до моего запястья.

– Милый, ты не забыл отправить открытки матушке и сестренке?

– Отправил, отправил. Твоей матушке послал открытку, изображающую оленей со сплетенными рогами.

На мгновение Дэна поджала губы, и я понял, что она подыскивает для меня подсказку, чтобы на сей раз смог выиграть я.

– А вдруг матушка воспринимает это как намек и расстроится?

– Детка, твою матушку волнуют только деньги и то, как бы их заграбастать побольше.

Она засмеялась, признавая свое поражение. Поистине наибольший успех имеют глупые шутки. Но главное – она смеялась! Смеялась, хотя глаза ее все еще блестели от слез. Я гордился тем, что она сумела взять себя в руки, но сам не мог избавиться от чувства вины за невольное вторжение под ее панцирь. И в то же время был ужасно рад, что она поддержала предложенную мной игру – теперь мы были Фрэнком и Май-рой. Однако от нового раунда я решил воздержаться, чтобы она не сочла себя обязанной поддержать игру. Пусть сама начнет в следующий раз. Кстати, у меня было такое чувство, что она понимает, о чем я думаю.

По шоссе номер восемь мы отправились к северу, в горы. Проехали деревушку под названием Польша, напоминавшую рождественскую открытку: идеально расчищенные дороги с высокими сугробами по сторонам. В таком местечке не особенно хочется жить, но приятно знать, что вы отсюда родом.

Выше, в заповедном лесу Адирондак, воздух стал чище и холоднее. В старом седане было тепло и уютно. Петляющая лента дороги, зимние озера; вечнозеленая растительность темнела на фоне снега; покрытые невысокими деревцами холмы – словно сгорбленные спины старых, вечно пасущихся зверей – все создавало ощущение покоя. И даже качество нашего молчания стало иным.

Спекулятор, куда мы прибыли почти в четыре часа дня, был размером с деревушку Польшу, но едва ли обладал и долей ее дикого очарования. Прогресс уже явно проник сюда, расцветив улицы неоновыми вывесками. Повсюду бродили лыжники, громко перекликаясь друг с другом и швыряя в сугробы пустые банки из-под пива. Я остановил машину напротив супермаркета. Светящаяся над ним вывеска вносила некоторое оживление в серый, унылый, облачный день. Дэна отправилась звонить к автомату, расположенному снаружи. Через несколько минут она вернулась и сообщила:

– Сказали, что Карл Абель отправился в Гловерсвилль, чтобы забрать прибывшую с экспрессом партию товаров – лыжи или еще что-то. Назад его ждут к шести.

– Значит, пока будем осматриваться. Хотелось бы взвесить все и выбрать подходящее время и место, чтобы заставить его наверняка раскрыться.

– Не забудьте, меня он узнает.

– Помню. Пожалуй, мы вас припасем напоследок, когда он чуть размякнет. Там видно будет.

– Вы говорите о нем так, словно он какой-то «черный ящик».

– Эти ребята и в самом деле такие, Дэна. И обычно конструкция у них плохонькая: швы с брачком, и замок куплен по дешевке на распродаже.

Однако надо было пристроиться куда-то на ночевку. Небольшой, сравнительно новый мотель вклинился в постройки почти под необычным углом в самом центре города. Я решил попытать там счастья. Пожилой джентльмен – тамошнее начальство – сообщил, что у них имеется лишь один двухместный номер, да и тот только потому, что кто-то неожиданно отменил заказ. Сдать его нам он может лишь на одну ночь, поскольку начиная с четверга и на весь уик-энд номер уже зарезервирован, и по всему городку аналогичная картина. Ведь снег хороший, прогноз погоды обнадеживает – похоже, это вообще самая удачная неделя сезона.

Я вернулся к машине, сел за руль и сказал:

– Дэна, прошу вас, поверьте мне и не подозревайте в низких уловках. Вы можете пойти и убедиться сами. – И рассказал ей обо всем, добавив: – Пожалуй, я поселюсь здесь, а вы поезжайте назад в Ютику, остановитесь там, а утром возвращайтесь сюда.

Несколько секунд она раздумывала, а потом сказала:

– Если бы ты, Фрэнк, хоть что-нибудь сделал наконец со своим ужасным храпом, к врачу сходил бы, что ли... тогда нам не пришлось бы каждый раз терпеть такие неудобства.

– Майра, я, конечно, готов признать, что дыхание у меня и правда тяжеловато, но...

– Тяжеловато?! Да когда ты начинаешь храпеть, соседи выскакивают их дома с криками: «Спасите, лев!»

– Но это ж только когда я на спине сплю.

– Значит, у тебя со всех сторон спина. А вообще-то, милый, на этом воздухе, наверное, так спится, что я тебя, пожалуй, сегодня не услышу. Но все-таки постарайся храпеть чуть потише.

– Послушать тебя – так можно подумать, что я сам получаю от этого удовольствие.

– Но, голубчик мой, ты храпишь так, словно действительно получаешь от этого удовольствие!

К мотелю подъехала какая-то машина, я испугался, что если мы продолжим игру, то лишимся и этой комнаты, поэтому поспешил в мотель и записал нас как «Т. Макги с супругой».

Две огромные кровати занимали почти всю комнату. Мы стали раскладывать вещи, то и дело сталкиваясь друг с другом и вежливо раскланиваясь. Электрический обогреватель, прикрепленный к стене, делал ее довольно уютной. Дэна сбегала к холодильнику за льдом, и вот уже, словно по мановению волшебной палочки, появился широкий, приземистый серебряный кубок, в который она плеснула нужное количество джина, положила лед и добавила пару капель горькой настойки.

– За своей знаменитостью вы так же ухаживаете? – нелюбезно заметил я.

– Не хочу потерять навык.

– Что ж... спасибо. Очень даже неплохо.

– Что вы, Тревис, не стоит благодарности.

Мы рассудили, что Дэне лучше всего остаться в мотеле, а я пока предприму попытку познакомиться с Карлом Абелем. Вигвам Мохок располагался милях в семи-восьми от Индейского озера, неподалеку от очень холмистой дороги. Участок вокруг дома освещали прожекторы, установленные среди сугробов. Само здание было демонстративно, до отвращения, новое; все из сосновых досок, покрытых лаком, в форме буквы "А", с двускатной крышей в швейцарском стиле. Рекламный щит предлагал к вашим услугам три подъемника, восемь маршрутов для скоростного спуска, прекрасный инструктаж, лыжню для начинающих, исландскую баню, превосходные мясные блюда и коктейли. Вокруг было шумно, со всех сторон доносились смех и крики, взад-вперед сновали люди.

Я вошел в комнату, судя по всему, служившую главной гостиной. На вертеле в камине можно было, пожалуй, зажарить и быка. Низкий потолок с громадными балками. Множество кушеток и стульев, на которых невозможно было найти свободное местечко, мягкие ковры под ногами. Даже на полу растянулось несколько молодых людей. Я заметил несколько рук на перевязи и загипсованных ног. Истекающие потом официанты разносили напитки от расположенной в углу стойки бара, обходя людей, перешагивая через них и попросту игнорируя вопли и просьбы обслужить. Из большого стереопроигрывателя-автомата гремел «Битлз», и несколько девиц пытались отплясывать твист, сменив лыжные костюмы на обтягивающие брючки.

Я протиснулся к официанту, засунул ему купюру в карман рубашки, за что удостоился нескольких секунд внимания.

– Мне нужен Карл Абель, – произнес я.

Мотнув головой, официант буркнул:

– Вон тот, в красном.

Абель стоял, прислонившись к стене, в красном спортивном пиджаке с олимпийской эмблемой на кармашке и с серебряными пуговицами; завершал наряд белый широкий шелковый галстук. Чуть склонив голову, он обнимал за плечи двух изящных лыжниц. Одна из них что-то нашептывала ему на ухо! С забавными гримасками, видимо, рассказывала скабрезный анекдот. Я дал ей возможность закончить, дождался переливов смеха обеих девушек и раскатистого хохота Абеля. Потом подошел.

Все трое посмотрели на меня с некоторой настороженностью, как на чужака. Одежда на мне была явно неподходящая для лыжника.

Девушки были совсем молоденькие; свежий воздух вызвал на их лицах прекрасный здоровый румянец. И странно было видеть на этих юных свежих лицах глаза с каким-то жестковатым многоопытным выражением. Карл же выглядел великолепно: загорелый блондин с белоснежными зубами и ясным взглядом. Но почему-то все это производило впечатление маски. А прекрасно сшитый костюм не мог скрыть уже начинающую расплываться талию.

– Абель?

– Да, слушаю вас.

– Меня просили кое-что вам передать.

– Да?

– Ваши друзья – Кэсс, Вэнс и Пэтти, Ли, Сонни, Уиппи, Нэнси – в общем, вся компания.

– Я знаю этих лютей?

Значит, он все еще продолжает имитировать немецкий акцент.

– Да, вы знаете этих лютей. – Продолжать я не стал – пускай сам пошевелит мозгами. Он и пытался сообразить, но явно был в этом деле не мастер. Лицо Абеля стало угрюмым, встревоженным.

– Ага, – наконец произнес он. – Вы говорите о мисс Эббот? И о Макгрудерах?

– А также о мальчиках из Корнелла.

– Пэрэтайте им мои лучшие пошелания, корошо?

– Но они просили передать вам еще кое-что, Карл.

– Что же?

– Не могли бы вы уделить мне пару минут?

Он крепко сжал своих куколок в объятиях, шепнул что-то и отослал их к камину, наградив каждую легким шлепком пониже спины.

– Ну вот, теперь мы мошем поковорить, мистер...

– То, что я должен вам показать, находится у меня в машине.

– Ну, так несите сюда.

– Прошу прощения, но я должен следовать инструкциям, полученным от мисс Дин.

Он сразу оживился, и лицо приобрело более самоуверенное выражение.

– Ах, так значит, вы работаете на нее! Милая крошка, а?

– Она шлет вам особый привет.

Он аж залоснился от самодовольства. Но затем вспомнил о других именах, которые я назвал. Думать он был не мастак, но животным чутьем обладал отменным и насторожился.

– Чем же таким неподъемным хочет меня порадовать эта милашка?

Я подмигнул ему с самим заговорщицким видом:

– Собой.

Он весь расцвел и просиял.

– Не может быть! – И слегка подтолкнул меня локтем. – Я не прочь ее повидать.

– Вернее, она, разумеется, не ждет там в машине, сами понимаете. Она в домике внизу, у озера. Узнала, что вы здесь, и сказала, что это очень приятный сюрприз. Она тут у старых друзей. Инкогнито.

– Она поручила вам привезти меня?

– Да, прямо сейчас. Ну что, поехали?

Он в нерешительности покусывал губы, хмуро сдвинув брови.

– Но мне потом надо будет вернуться: не могу пренебрегать обязанностями. Я, конечно, поеду, откладывать встречу неприлично.

Мы подошли к машине. Красный пиджак Карла красиво смотрелся в свете прожекторов, на фоне белых сугробов. Вид у него был значительный. Сзади, на шее, у него залегла глубокая складка, почему-то навевавшая ассоциации с тевтонским шлемом. Я мысленно усмехнулся: может, она образовалась как отклик на его фальшивый немецкий акцент? Я был выше его на два дюйма, но весил он по крайней мере фунтов на пятнадцать больше. Не стоило и пробовать в открытую мериться с ним силами. Толк в этом он, скорей всего, знает. Тут надо действовать наверняка.

Я вежливо распахнул перед ним дверцу машины, и Карл принял эту любезность с царственным достоинством. Но едва он нагнулся, чтобы залезть в автомобиль, как я покрепче уперся ногами в утрамбованный снег и самым лучшим ударом правой, на который способен, попытался вбить среднюю серебряную пуговицу на его пиджаке ему в позвоночник. Честно говоря, я не большой любитель участвовать в таких маленьких спектаклях. Но там, где важна скорость – уже не до размышлений. Такое внезапное, безжалостное, безобразное насилие мгновенно возвращает мужчину в далекое детство, полное ночных страхов, привидений и призраков смерти. Побежденный в честной схватке, он сохраняет остатки гордости и достоинства, но, внезапно повергнутый в беспомощное состояние, легко поддается внушению. Громко отрыгнув воздух, Карл согнулся пополам. Сложив руки вместе, я рубанул по тыльной стороне его шеи, а когда он рухнул на снег, запихнул его туловище в машину, пинками затолкал туда же его беспомощно свисающие ноги и захлопнул дверцу. На все у меня ушло, пожалуй, секунды три-четыре.

Я сел за руль. Пленник был напрочь вырублен, расслаблен, мне был слышен его хрип. Проехав сотню ярдов вниз по дороге, я остановился, усадил его на сиденье, стащил с него белый галстук, которым я связал его скрещенные запястья. Он ударился головой о дверцу и застонал. Поистине все в жизни зыбко и непредсказуемо. Еще минуту назад этот Аполлон в серебряных пуговицах был здоров, полон сил, уверен в себе и в том, что судьба благоволит ему. А теперь, обессиленный и обезображенный, он был жалок и смешон. Даже его красный пиджак теперь казался чересчур роскошным и даже нелепым: словно детская игрушка на пляже, после того как ребенок утонул. В глубине души мне было даже чуть-чуть жаль его: на воплощенное зло он явно не тянул. Просто глупый племенной жеребец, специалист по скоростным гонкам и эрогенным зонам.

Я продолжал ехать к Спекулятору, подыскивая укромное местечко. Из-за высоких сугробов это оказалось непростым делом. Повернув к западу по шоссе номер восемь и проехав с милю, я обнаружил справа темное строение, напоминающее склад. Подъездная дорожка к домику и стоянка позади него были изборождены шинами. Окна в соседних домах были темными. А в свете натыканных повсюду уличных фонарей близлежащей деревушки я не заметил никаких пешеходов. Машин тоже не было.

Я быстро подъехал к домику, развернулся на стоянке, упершись задним бампером в сугроб, и выключил фары. Машина стояла за домиком, готовая в любой момент тронуться с места. Я вылез, оглядываясь по сторонам, дабы удостовериться, что ничьего внимания к себе не привлек. Кругом было тихо. Где-то далеко залаяла собака. Ночное небо пестрело над головой серебристыми точками. Со всех сторон подступали голые силуэты деревьев. Проезжающие мимо машины бойко помигивали фарами. Градусов около двадцати, прикинул я. Ничего особенного, учитывая полное безветрие.

Я открыл дверцу с его стороны. Он вполне мог сохранить равновесие, но почему-то предпочел выкатиться прямо на грязную стоянку. Я нагнулся, поднапрягся и поднял все его двести двадцать фунтов,[2]изо всех сил стараясь сделать вид, что мне это нипочем. Взрослого мужчину редко поднимают на руки. Это опять-таки вызывает у него ощущение детской беспомощности. Я сделал с ним на руках четыре больших шага и бросил его в пятифутовый сугроб, словно в кресло. Упав, он чуть откинулся назад, с торчащими вверх коленями и связанными руками – беспомощнее мужчину трудно себе представить. Вяло мотнув своей роскошной львиной шевелюрой, он произнес:

– Плохо. Мне очень плохо. Ради Бога...

Я подошел к нему поближе и взъерошил его светлую шевелюру – небрежно и покровительственно, словно мальчишке. Радостно хмыкнул, потом трижды похлопал его по щеке, а в четвертый раз ударил чуть сильнее – это была не пощечина, но уже и не похлопывание. Просто призыв: обрати внимание на учителя, детка!

Мои глаза привыкли к темноте. Теперь я видел его четко. События разворачивались для него чересчур стремительно. Он смотрел на меня заискивающе, с тупой готовностью снискать мое расположение. Значит, я выбрал верный тон. Он напоминал собой дешевую жестяную коробку с бутафорским замком, открыть который можно одним движением руки.

– Карл, детка. Ли находится за тысячу миль отсюда, и если бы она встретила тебя на улице, то даже не поздоровалась бы.

– Что вам...

– Она представляет собой крупный капитал. Люди, на которых я работаю, очень за нее беспокоятся. И ты, голубок, прекрасно понимаешь почему.

– Я не знаю, о чем вы...

– Ты их очень разозлил, голубчик. Ты слишком неумно повел себя, посягнув на их вклад в нее. Тебе не стоило связываться с людьми, пожелавшими осложнить жизнь Ли. Следовало бы понять, что рано или поздно тебя найдут, малыш.

– Но это какая-то ош...

– Не строй из себя идиота! Слишком поздно. Ты уже влип. Особой свободы действий мне не предоставили. В лучшем случае, Карл, мне придется слегка тебя побить – так, чтобы ты не смог подняться недельки две-три. А в худшем – я достану из багажника лопату и зарою тебя в снег.

Что-то в выражении его глаз насторожило меня, поэтому, едва он раскрыл рот, чтобы закричать, как я проворно залепил ему туда горсть снега. Когда он перестал кашлять, грозиться и браниться, от страха и холода по лицу текли слезы.

– Прошу вас! – выговорил он. – Я не знаю, о чем...

Я снова взъерошил ему волосы.

– О фотографиях, голубок! Об этих снимочках, о том, каким образом ее подставили. Вот, например, полюбуйся.

Из внутреннего кармана я извлек сложенную пополам фотографию и поднес к его глазам – так, чтобы на нее падал свет. Сандвич с Лайзой Дин. Когда он закрыл глаза, я убрал снимок.

– Ох, – еле слышно произнес он. – О Господи!

Я вкрадчиво спросил:

– Ну, а теперь, милок, сможешь убедить меня, почему тебе не стоит умереть молодым?

Глава 7

Без нескольких минут девять я вернулся в мотель. Дверь была не заперта. Как только я вошел, Дэна поднялась из единственного в номере кресла и двинулась мне навстречу; ее силуэт четко вырисовывался в свете настольной лампы.

– Вас так долго не было, – сказала она.

В комнате было тепло. Я снял пиджак и растянулся на одной из кроватей.

– Да уж, я уезжал далеко и надолго. Лыжного инструктора можно вычеркнуть из списка подозреваемых. Если хотите, уедем хоть сейчас.

Несколько мгновений она внимательно смотрела на меня, потом отошла и приготовила коктейль в своем серебристом кубке. Приподнявшись, я отхлебнул из него.

– На сей раз улов значительно солиднее, – сказал я.

– Так я и думала.

– У вас завидная интуиция.

Она присела в ногах кровати. Я чуть отодвинулся, освобождая для нее место.

– Вы... что-то с ним сделали?

– Я не оставил на нем ни единой отметины. И только что тайком проводил его домой, в тот Вигвам. Мистер Абель не хотел ни с кем встречаться. Ноги не очень-то хорошо его слушались, так что мне пришлось помочь ему выйти из машины и поддержать за талию. Он плакал как дитя, утирая сопли, и не уставал повторять, как благодарен мне за то, что я его не убил. Он даже проникся ко мне симпатией – сродни эмоциональной зависимости, возникающей у больного по отношению к своему психиатру. У двери я похлопал его по плечу и пожелал хорошенько отдохнуть за ночь. Вы можете быть совершенно спокойны, Дэна, на нем нет ни единого синяка. Оставленные мною следы – другого рода, и они дольше заживают. Какое-то время она молчала, затем спросила:

– Трев, зачем вы беретесь за работу, которая заставляет вас переживать?

– Может, я и переживаю потому, что она мне нравится.

– Ну-ка посмотрите мне в глаза и скажите еще раз, что вам это нравится.

– Да ладно вам. Мы с ним просто энергично побеседовали, и в нем кое-чего поубавилось: стало меньше самонадеянности, меньше доверчивости. Возможно, маска и дальше будет сползать с него. И манера разговора изменится. Его снежные куколки скоро это обнаружат. А какая-нибудь из них окажется проницательнее других, заденет определенные струны, и в один прекрасный день красавец Карл Абель превратится в импотента. И это будет его концом. Вот такой прогноз.

Она дотронулась рукой до моей лодыжки, быстро и легко, словно подбадривая.

– Тревис, может быть, и хорошо, что вас это задевает за живое. Это ведь куда лучше, чем бесстрастно потрошить людские души, словно ящики с мусором?

– Пожалуй, теперь это волнует меня уже меньше, чем несколько лет назад.

– А чем Абель оказался столь полезен?

Мне очень не хотелось признаваться, что этот вечер, так дорого стоивший Карлу Абелю и отнявший столько душевных сил у меня, вообще-то не принес ощутимых результатов. Поэтому я попытался отвлечь внимание Дэны от этой темы и принялся разглагольствовать о человеческой ценности, о праве одного человека определять ценность другого и о том, что вправе делать один человек с другим за деньги.

Однако Дэна разгадала мой ход.

– Не пытайтесь дурачить меня, Макги. Если бы вы действительно узнали от него что-нибудь важное, вы бы так себя не вели.

Мне пришлось сдаться. Проглотив еще один коктейль, я рассказал ей то немногое, что узнал от Карла. Он был совершенно уверен, что никто не следил за Лайзой Дин на пути в домик Чипманов, никто из их компании не мог никому сообщить, что она там, поскольку, встретившись с ними в городе. Карл не говорил, с кем живет, а потом никто не отлучался до окончания оргии; телефон же был отключен. Кэсс – это Кэзуэлл Эдгарс, художник из Сан-Франциско. Абель не знал ни о том, что Нэнси Эббот уехала вместе с Сонни Кэттоном, ни о том, что Сонни погиб. Он подтвердил, что раньше Нэнси гостила у Макгрудеров в Кармеле, а также сообщил, что Вэнс Макгрудер дружит с Алексом Эбботом, старшим братом Нэнси.

– И больше ничего? – спросила Дэна.

– Только недостоверные предположения. Напуганный до смерти человек старается угодить и ведет себя как загипнотизированный. Но в одном я уверен: Карл действительно не знает, кто был мишенью шантажиста. Придется порассуждать самим. Исключим ребят из Корнелла, а также Кэсса Эдгарса и официантку. Судя по словам Абеля, можно исключить и Лайзу Дин – ее меры предосторожности были надежными. Кто же был им нужен? Нэнси Эббот? Вэнс Макгрудер? Пэтти Макгрудер? За ними стоят деньги – главная цель шантажистов. В этом-то смысле и мисс Дин – вариант беспроигрышный... Что еще? фотографии, присланные отцу Нэнси, несколько отличались от тех, что получила Ли. О'кей, допустим, этот парень отснял дюжину пленок. Или даже две дюжины, то есть от двухсот пятидесяти до пятисот кадров. Возможно, у него был припасен еще один комплект снимков для Вэнса, и еще один – для Пэтти; может быть, у него были наборы снимков для каждого из этой компании, пока он не выяснил, у кого есть деньги. Да может, он просто охотился за гнездами водоплавающих птиц, а тут подвалила эта удача на террасе, всего в какой-то сотне ярдов от него.

– Но ведь вам не верится в то, что это произошло случайно?

– Нет. Отправляясь в домик Чипманов, вся компания уже знала фамилию хозяев. Если это было заранее подстроено, любой из компании, слоняясь в толпе народа, мог предупредить фотографа. Или же за ними следили. Судя по тому, как раскручивалась вечеринка, мне больше нравится первый вариант.

– Карл помнит, кто начал все это безобразие?

– Он сказал, что все получилось само собой. Напились. Затеяли игру. Кому-нибудь завязывают глаза, он начинает медленно ходить по кругу, и первый, до кого он дотронется, должен неподвижно замереть, не издавая ни звука. Если его отгадают на ощупь, он снимает с себя что-либо из одежды, и наступает его очередь завязывать глаза. Угадал неправильно – сам разоблачайся и угадывай еще раз.

– Довольно примитивно.

– Они придумывали правила по ходу игры.

– Конечно, умирая со смеху...

– И вот что еще интересно. Абель абсолютно не подозревал, что кто-то их фотографирует, но испытывал ощущение смутной тревоги. А он не слишком-то чувствительное существо. Когда же компания распалась и он снова остался вдвоем с Ли, у него опять возникли тревожные предчувствия.

– А разве у любого на его месте они бы не возникли после такой оргии? Естественная реакция психики.

– Для психики неискушенного человека. Но Абель участвовал в групповых развлечениях и до, и после того, и никогда не чувствовал ничего подобного. Что-то должно было вызвать у него это ощущение... Что-то или кто-то. Но этот жеребчик не склонен к анализу, да и был тогда слишком пьян. Так что ничего более определенного сообщить мне не мог. Это было, как я понимаю, просто предчувствие, что рано или поздно кому-то эта вечеринка выйдет боком.

– Куда мы теперь отправимся, Трев?

– Хочу выяснить, как попали снимки к отцу Нэнси Эббот и связывались ли с ним еще раз.

Я отставил в сторону серебристый кубок... Проснулся я от нежного прикосновения Дэны. Мне показалось, что я забылся на несколько мгновений. В комнате стоял восхитительный аромат пищи. Дэна, оказывается, уже побывала в расположенном неподалеку ресторанчике «Бревенчатая хижина», поела там и принесла мне огромную тарелку густой похлебки из морских моллюсков домашнего приготовления и поджаренный гамбургер толщиной с ее запястье. И все это имело вкус столь же изумительный, как и запах...

Когда я снова проснулся, в комнате было темно. Ботинок на мне не оказалось. На этот раз проснулся я от холода, хотя и был укрыт одеялом; Сквозь шторы с улицы пробивалось мерцание какой-то вывески, и мне были видны очертания Дэны, спящей на соседней кровати. Ее темные волосы разметались по подушке. Стараясь ступать как можно тише, я сходил в ванную, вернулся, раздевшись, скользнул в холодную постель и через секунду уже спал.

* * *

Судя по имевшемуся у Дэны расписанию полетов, нам следовало вылететь из Сиракуз. Так что мы выехали пораньше и двинулись вниз к автостраде, а затем на запад, к аэропорту, сквозь холодное серое утро и небольшой снегопад. Она выбрала самый лучший путь: долететь сначала до Чикаго, а потом без посадок до Сан-Франциско. Наблюдая, как Дэна покупает билеты, распоряжается насчет багажа, возвращает взятую напрокат машину и разговаривает со стюардессами, я заметил, что без малейшей суеты она добивалась максимума услуг. Видно было, что она умеет обращаться с людьми – всегда приветливая, вежливая – просто невозможно было не обслужить ее по высшему разряду. Стоило ей лишь приподнять бровь – и вот уже сломя голову к ней спешит носильщик, стоявший шагов за сто от нее – редкий дар. Я попытался взять часть нудных забот на себя, но это вызвало у нее недовольство. Ведь это ее работа, она к ней привыкла и знает, как со всем управляться. Мне оставалось только пользоваться результатами ее деловитости, благодаря которой окружающие принимали меня за знаменитость и вели себя так, словно пытались вспомнить, почему им знакомо мое лицо. Такая способность получать именно то, что хочешь, в нужное время присуща знатным дамам, коронованным особам и самым лучшим секретаршам. Взглянув в красивое темноглазое лицо, исполненное такой необычной внутренней силы, каждый чувствовал, что просто немыслимо не подчиниться воле и обаянию этой женщины. Но, окруженный такой квалифицированной заботой, я начал испытывать комплекс неполноценности и чувствовал себя чем-то вроде молодой жены знатного вдовца в медовый месяц. Или мальчишкой, которого доставляет в оздоровительный лагерь его супермама.

Она даже попыталась уступить мне место у окна. После того как мы пристегнули ремни безопасности, она сверилась со своей маленькой записной книжкой и сказала:

– В Чикаго у нас будет час пятьдесят минут. Я позвоню оттуда в несколько мест. Вы всем довольны, Тревис? Может быть, вам что-то нужно?

– Сбегайте и помогите им составить список пассажиров, чтобы мы поскорее взлетели, дорогая.

Она поджала губы и слегка покраснела:

– Я ведь вам не навязывалась...

– Вы слегка подавляете, Дэна.

– Естественно, вы сами прекрасно справились бы со всем. Но зачем вам этим заниматься?

– О'кей, благодарю вас. Вы все прекрасно делаете.

С моей стороны это было неблагодарностью чистой воды. Большинство моих знакомых женщин мало на что годились вне дома. Я глянул на ее ничего не выражающий профиль, вздохнул и сказал:

– Ну что же ты, Майра. Продолжай.

Ее губы слегка дрогнули.

– Опять у тебя дурное настроение, Фрэнк.

– Я все время беспокоюсь, как там дела в конторе.

– Милый, да они вряд ли даже заметили твое отсутствие.

– Ну, спасибо. Премного благодарен. Утешила, нечего сказать.

Она смеялась вместе со мной. И глаза ее тоже смеялись. Я думаю, напрасно недооценивается такого рода разрядка.

Когда Дэна смеялась или широко улыбалась, было заметно, что один из ее глазных зубов, тот, что слева, растет косо и слегка заходит на соседний. Это маленькое несовершенство почему-то вызывало у меня умиление. Я вспомнил идеально совершенные зубы Лайзы Дин, и мне стало неприятно – настолько они были лишены всякой индивидуальности. А Дэна вдруг перестала смеяться, приняла серьезный и деловой вид, в мгновение ока превратившись в недоступную секретаршу – модно причесанную, застегнутую на все пуговицы, прямую, решительную, с сильной шеей, холодным взглядом, крепко пристегнутую ремнями и готовую к отлету.

* * *

Александр Армитэдж Эббот, сотрудник американского института архитектуры, умирал в палате 310 университетского госпиталя в Сан-Франциско. Струи дождя, который, казалось, будет продолжаться вечно, стекали по окнам комнаты ожидания, заволакивали мутной пеленой панораму серых холмов. Была пятница, вторая половина дня. Нам с Дэной казалось, что ожидание не кончится никогда. Мы чувствовали себя отупевшими пассажирами поезда, забытого на запасном пути. Она положила потрепанный журнал обратно на полку и села на кушетку рядом со мной.

– Вы прекрасно держитесь, – попытался я подбодрить девушку.

– Мне не нравится этот молодой человек. И жена его тоже.

– Это немножко заметно, но не имеет значения. Они вовсе не жаждут понравиться.

Молодой человек наконец вернулся. Кстати, не такой уж он и молодой, как старается выглядеть, этот Алекс, брат Нэнси. Упитанный, темноволосый, вкрадчиво вежливый. У таких обычно безукоризненный маникюр, и от них пахнет ананасами. Он улыбнулся нам в меру печальной улыбкой и сел напротив.

– Все время нас с вами перебивают, вы уж извините. Вы же понимаете... – Он повел плечами. – Один из нас должен постоянно быть с ним. Кажется, ему это немного помогает, Элейн так хорошо управляется, вы даже не можете себе представить.

– Полагаю, он не захочет видеть Нэнси, – с невинным видом заметила Дэна.

– Боже, конечно нет! – воскликнул Алекс. – Пожалуй... я действительно считаю, что он мог бы прожить еще несколько лет, если бы... если бы не весь тот позор и горе, которые она ему причинила. Она моя единственная сестра, но я к ней не испытываю никаких родственных чувств. Некоторые люди уже рождаются порочными. – Он сделал отчаянный жест рукой. – Как мы только не пытались ее исправить, и все без толку! Она осложнила жизнь всем нам.

– Вы понимаете нашу позицию в этом вопросе, мистер Эббот... – начал я.

– Да-да, конечно. Я очень ценю, что вы хотите разобраться с этим сугубо неофициально. Мистер Берли проявляет к ней большое участие и регулярно сообщает мне о ее состоянии. И я готов ему сообщить, что гарантирую перечисление тысячи долларов в месяц в течение... времени, которое она там пробудет. Лечебницу я выбирал сам. Откровенно говоря, хотел, чтобы она была как можно дальше от Сан-Франциско. Папа ей, разумеется, ничего не оставляет. По секрету могу вам сообщить, что его состояние... весьма значительное. И я считаю своим моральным долгом позаботиться о сестре. Очень рад, что вы и мисс Хольтцер приехали сюда, и мы все подробно обсудим.

Я чувствовал, что он старается отделаться от нас. Мол, спасибо – и всего вам доброго. Скользкий тип.

– Но мы еще не все обсудили, мистер Эббот, – сказал я. – У мистера Берли тоже есть определенные моральные обязательства. При нынешнем положении дел он не в состоянии обеспечить вашей сестре необходимое психиатрическое лечение, в частности, регулярно приглашать нужных ей специалистов. Мы действуем всего лишь как... друзья «Острова надежды», мистер Эббот.

– Понимаю, но...

– Если бы можно было удвоить месячную плату...

– Об этом не может быть и речи, – ответил он с видом, полным сожаления. – Думаю, будет лучше, если мистер Берли все же организует ее перевод в специализированный институт психиатрии, если, по его мнению, она нуждается именно в этом.

– Тут есть одна небольшая загвоздка, – вмешалась Дэна. – Время от времени Нэнси кажется совершенно здоровой и разумной. И она придумала целую теорию о якобы существующем против нее заговоре с участием родственников. Мы, разумеется, понимаем, что это ерунда, но звучит эта история весьма правдоподобно, и, если бы Нэнси перевели в какое-нибудь другое место, возможно, там сочли бы необходимым все досконально выяснить.

– Кажется, я не совсем вас понимаю... – заметил он.

Я посмотрел на Дэну, кивнул ей, и она продолжила:

– Нэнси настойчиво утверждает, что полтора года назад вы поместили ее под опеку каких-то людей по фамилии Макгрудер, живущих в Кармеле.

– Под опеку! – возмущенно вскричал он. – Да вовсе не так все было! Макгрудеры просто мне помогали. Они, конечно, были знакомы с Нэнси и знали, что с ней бывает очень трудно. А тогда надо было вырвать ее из отвратительной компании, с которой она связалась, и...

– Я всего лишь передаю вам рассказ Нэнси. Мы все в курсе, что она нездорова, мистер Эббот. Но она утверждает, что Макгрудеры, желая вам услужить, напоили ее и втянули в историю, где ее сфотографировали при компрометирующих обстоятельствах. Потом эти фотографии послали вашему отцу, чтобы вы уж наверняка стали единственным наследником. Она говорит, что вы с отцом пытались тогда же поместить ее в сумасшедший дом, но она сбежала и долго скрывалась, пока люди, нанятые вами, ее не поймали и не отправили на «Остров надежды».

Дэна разыграла все прекрасно. Я внимательно следил за выражением его лица. Он попытался изобразить возмущение, и это ему почти удалось. Но в том-то и дело, что почти.

– Вы что, собираетесь убедить меня, что кто-нибудь поверит в такую чушь?!

– Поверят, конечно, не обязательно, – спокойно отозвался я. – Но, возможно, захотят это проверить.

– Но с какой стати?

Я кивнул Дэне. Она достала из своей огромной дорожной сумки конверт. Я вынул из конверта фотографию и передал Алексу Эбботу. Он взял ее дрожащими руками и уставился на нее. Потом судорожно сглотнул и тихо выговорил:

– Но этого снимка не было... – Однако тут же взял себя в руки. – Ей прислали это? Моей сестре прислали этот снимок?

– Он не единственный. Все остальные лежат в сейфе у мистера Берли.

– Но как они могли к ней попасть? Ведь у нее их не было, когда ее туда привезли!

– Она получила их по почте, – сказал я. – Мистер Эббот, а что вы такое начали говорить? «Этого снимка не было...» Где его не было?

Он широко раскрыл глаза и печально улыбнулся.

– Полагаю, мне следует быть с вами откровенным.

– Мы были бы вам весьма признательны, – отозвалась Дэна.

– Я готов согласиться, что совершил ошибку, когда отправил ее к Макгрудерам. Я считал их веселой супружеской парой и думал, что с ними Нэнси развеется и избежит всяческих неприятностей. Я даже не мог предположить, что они занимаются такими вот вещами. – Он вернул мне фотографию.

– Я ожидал от вас более гневной реакции, – заметил я.

– По правде говоря, там были и другие снимки с Нэнси. Их прислали моему отцу с запиской, в которой требовали денег. У них было очень неприятное объяснение. Потом она уехала. Он показал мне фотографии. Папа был в отчаянии. Сердце его было разбито. Он попросил меня уничтожить фотографии, что я и сделал; Через несколько дней, когда Нэнси уже уехала, кто-то позвонил отцу по телефону насчет денег. Он велел им убираться к черту и сказал, что они могут делать с фотографиями все, что им заблагорассудится.

– С полицией он не связывался?

– Нет.

– Звонивший угрожал ему?

– Нет. Он был достаточно любезен. Папе показалось, что у него был британский выговор, свойственным низшим классам. Сказал, что, возможно, перезвонит попозже, но, насколько я знаю, так и не перезвонил. Один из снимков запечатлел... ну, в общем, там был изображен Вэнс Макгрудер с моей сестрой. Я был взбешен и отправился к нему. Он был один в доме – Пэтти ушла от него. Позднее я узнал, что их брак был признан фиктивным. Он выслушал меня с полным безразличием и без тени раскаяния. Потом заявил, что в няньки ни к кому не нанимался, а если я рассчитывал на что-то другое, то это мои проблемы. Где Нэнси, он не знал, да и знать не хотел. А я-то рассчитывал, что она там, с ними. Еще я поинтересовался, кто фотографировал... этот цирк.

– Он знал – кто?

– Нет. Сказал только, что никто из участников оргии ничего не фотографировал. Предположил, что снимали сильным объективом.

– Но он хотя бы удивился при виде этих снимков?

– Нет. Я даже подумал, не обращались ли уже и к нему с требованием денег.

– И вы его об этом спросили?

– Нет. Он казался обеспокоенным, и ему явно не терпелось меня поскорее выпроводить.

– Вы знаете кого-нибудь из людей, изображенных на снимках?

– Рядом с Макгрудером один парень, художник, которого я... – Он внезапно замолчал и, нахмурившись, посмотрел на нас. – А с чего вы так интересуетесь этими снимками, мистер Макги?

Я пожал плечами.

– Думаю, это вполне естественно. Мистер Берли тоже интересовался. Они в некотором смысле влияют на самооценку девушки. Пожалуй, если бы она убедилась, что это действительно заговор и что все было подстроено, то почувствовала бы себя лучше.

– Мистер Макги, если у Нэнси и были когда-либо шансы унаследовать половину имущества, то они исчезли задолго до этой истории с фотографиями, поверьте мне. Естественно, я буду материально поддерживать Нэнси до конца ее жизни. Но ваши вопросы, пожалуй...

– О, мистер Эббот, не думаю, что она причинит вам большие неприятности.

– Не понимаю, как она вообще может причинить мне неприятности.

Я улыбнулся и снова пожал плечами.

– Возможно, институт захочет пригласить адвоката, чтобы дать ей профессиональный совет. Согласитесь, ее история звучит вполне правдоподобно, а состояние, как вы говорите, весьма значительное... Хотя, возможно, все это повлечет за собой лишь отсрочку официального утверждения завещания...

Он изучал ноготь на своем большом пальце. Отгрыз от него кусочек, встал, подошел к окну и остановился, переминаясь с ноги на ногу.

– Она действительно кажется счастливой там, на острове?

– У нее там есть друзья. И иллюзия свободы.

Не поворачивая головы, он процедил:

– А это ухудшение, о котором вы говорите, оно прогрессирует?

– Судя по всему.

– Если я буду оплачивать дополнительное лечение, скажем... ну, еще месяцев шесть, к концу этого периода она...

– Пусть будет восемнадцать месяцев.

– Согласен на год. Но не больше.

– Я так и передам мистеру Берли.

Он глянул на часы.

– Элейн нервничает, если я оставляю ее там одну слишком долго. Гм... спасибо за информацию. До свидания. – Он вышел, не взглянув ни на кого из нас.

Когда мы спускались в лифте, Дэна посмотрела на меня и медленно покачала головой:

– Ну вы и штучка. Я просто не ожидала. У вас ни стыда ни совести. Вы просто мерзавец, Трев. Он же решил, будто вы намереваетесь поделить дополнительную сумму с мистером Берли и предъявить иск от имени Нэнси, если не заплатить. А как вы держались – воплощение альтруизма и любезности! Ну и ну!

– Он верит только в корысть и мошенничество.

– После общения с такими людьми хочется помыться. Лучше бы его не оставляли наедине с его дорогим папочкой – сыночку явно невтерпеж.

Прежде чем завести мотор, я повернулся к Дэне и сказал:

– Итак, подведем итоги.

Помолчав, она сказала:

– Нам удалось узнать, что фотографии не были заказаны Алексом, что человек, сделавший или распорядившийся их сделать, говорит с простонародным британским акцентом и что Макгрудер знал о фотографиях. Так... что же еще? Дайте подумать. Ах да, брак Макгрудеров признан фиктивным. Я что-то упустила?

– Нет. Вы как всегда молодец, Дэна.

Итак, мы снова направились в центр города. На мой взгляд, Сан-Франциско – самый унылый город Америки. Хотя те, кто недавно приехал сюда, возможно, с этим не согласятся. Их, вероятно, очаровывают эти улицы, круто поднимающиеся вверх; этот мост над страной красных деревьев, такой загадочный в туманную ночь; эти расположенные по соседству и в то же время такие обособленные кварталы – китайский, испанский, греческий, японский; беззаботные нарядные женщины, а также слава одного из главных культурных центров Америки. Все это, несомненно, производит на новичков впечатление.

Я любил этот город когда-то. Он почему-то представлялся мне необузданной, эксцентричной, но по-своему милой девушкой, любительницей прогулок под дождем, с серыми глазами и копной темных волос – гибкой, веселой, способной смеяться не только над вами и вместе с вами, но порой и над самим собой. Мастерицей рассказывать необычные и милые истории. Девушкой, которую хочется любить безоглядно.

Но не сумев эту любовь оценить, она раздавала себя направо и налево, а теперь вот продается туристам. Она уже давно всего лишь пытается подражать самой себе. Фигура ее расплылась. Все, что она говорит, – механическое повторение заученных наизусть фраз. А цены за разные циничные, бесстыдные услуги она все более завышает...

Может быть, если вы родом из Дейтона, Амарилло, Уилинга, Скрэнтона или Камдена, этот город и покажется вам чудесным, потому что вам просто не с чем сравнивать. У Сан-Франциско была возможность возродиться, стать прежним, но он ее упустил и с тех пор катится под откос. Вот почему он нагоняет такую тоску на всех, кто знавал его в былые времена. Немногие из его прежних поклонников сохранили в себе остатки любви к нему.

Глава 8

Идти по остывшему следу – занятие, сопряженное чаще всего со сплошными разочарованиями. Но на сей раз я бы этого не сказал. Расследование продвигалось весьма неплохо – возможно, потому, что нас было двое, и наши догадки, предчувствия, идеи дополняли друг друга.

Кэзуэлла Эдгарса мы нашли в Сосалито. По сравнению со своим фотоизображением выглядел он фунтов на двадцать потяжелее и жил в невообразимом беспорядке – настоящем хлеву, хотя и в дорогом доме, принадлежащем костлявой блондинке, которой уже основательно перевалило за пятьдесят. Одетая в крайне тесные брючки, она все время весело, по-девичьи подхихикивала. По ее словам, Кэсс как раз собирается хорошенько потрудиться, подготовиться к персональной выставке, которую она для него организует. Их музыкальная система была вполне способна разнести стены дома, будь он чуть похлипче. Дама щеголяла грязными лодыжками и немытой шеей; глаза ее, когда-то более темные, теперь явно выцвели. Судя по их поведению, оба они явно чего-то наглотались. В доме пахло как в старой прачечной. Все в этой парочке создавало впечатление неряшливости, безысходности и, пожалуй, даже опасности. Нетрудно было догадаться, что, продолжая вести такую непутевую жизнь, они рано или поздно устроят в доме пожар и будут визжать при этом от восторга, пока вдруг не обнаружат, что все выходы для них отрезаны. Дама не переставая болтала о «бедном старине Генри», который, кажется, был ее мужем, только я никак не мог понять, жив он или умер. В последнем случае вполне можно было предположить, что похоронен он прямо там же, во дворе, под сорняками. Эдгарс абсолютно ничего не знал о фотографиях, но без труда вспомнил о тех событиях:

– Ну, парень, это была сумасшедшая гулянка! А та киношная штучка – прямо настоящая лисица. Ну и лиса! Что, кто-то пытается прижать ее с этими картинками? Или вы этого не говорили?

– Нет. Не говорил.

– Помню, тогда Сонни махнул свою официантку на высокую брюнетку, я слышал, он сгорел? Да, тяжелый способ зарабатывать себе на хлеб. В любой момент может что угодно случиться – вот взял и сгорел. Где-то я об этом читал.

Думаю, ни один из них не заметил нашего ухода, а если и заметил, то не придал этому никакого значения. Оказавшись снова в машине, мы испытали облегчение.

– Вычеркните еще одного из этой команды, Дэна. Чудная парочка, вы не находите?

– Не надо, прошу вас, – едва слышно произнесла она.

– Да... как говорится, живут в тихом помешательстве.

– Трев...

– Что?

– Пожалуй, эта терраса принесла несчастье всем, кто там побывал. Сонни Кэттон, Нэнси Эббот, Карл Абель... и Кэзуэлл Эдгарс.

– Вроде наказания, ниспосланного свыше?

– Не знаю. Может быть.

Позвонив в Кармел, Дэна выяснила, что дом Макгрудеров был продан почти год назад. С газетной информацией тоже не слишком повезло. Но все-таки я кое-что раскопал. У Макгрудера был старший брат, который погиб на войне. А их отец изобрел какое-то хитрое приспособление, необходимое каждому мало-мальски приличному заводу. Года три назад Вэнс Макгрудер женился в Калифорнии на некой Патриции Гедли-Дэвис. По-видимому, она была из Лондона и помогала ему в качестве члена экипажа на небольших парусных шлюпках. Их нельзя было отнести к сливкам общества, но деньги у них водились, поэтому я легко отыскал в газетах сообщение о признании их брака недействительным. Появилось оно примерно через два месяца после той вечеринки.

Дэна Хольтцер сидела у меня в номере, сбросив туфли, подтянув под себя ноги и задумчиво сдвинув брови. Было воскресенье, и она только что поговорила по телефону с Лайзой Дин.

– Если принять во внимание существующий закон о разделе имущества супругов, – промолвила она, – это признание брака фиктивным выглядит весьма странно.

– Да, в самом деле.

– И вопрос решался на закрытом заседании – или закрытом слушании, как там это называется, где присутствуют только они сами, судья и адвокат, и в обстановке полного взаимопонимания судья выносит заключение, что фактически данный брак никогда не существовал или что-то в этом роде. А ведь Патриция не робкого десятка, скорее это властная, даже скандальная женщина. Она ведь была никем, но сумела выйти замуж за богача. Что же заставило ее сдаться без боя? И где она сейчас?

Ответов на эти вопросы у нас пока не было. Я решил, что в понедельник мы с Дэной разделим обязанности для экономии времени: она примется за регистр Ллойда,[3]поскольку Макгрудеры были связаны в свое время с парусным спортом, и, кроме того, под каким-нибудь благовидным предлогом попробует что-нибудь извлечь из сплетен, а я займусь осуществлением одной своей идеи.

День выдался дождливым и сумрачным, под стать настроению, царившему в большинстве контор, которые я посетил. Сыскные агентства не особенно нуждаются в декоре. Вероятно, они считают, что вряд ли их клиенты при выборе агентства будут исходить из качества драпировки. Большинство сотрудников таких контор – печальные, тихие, бледные, задумчивые типы. И действуют они обычно с такой же методичностью, что и люди, пришедшие опрыскивать ваше жилище жидкостью от клопов.

Направляясь в третье по счету агентство, я уже вполне освоился со своей легендой. Меня зовут Джонс, причем произносил я это с видом, свидетельствующим, что зовут меня как угодно, только не Джонс. Занимаюсь я «разработкой собственной программы инвестиций» (тут их взгляды несколько оживлялись). А моя молодая жена-итальянка путается с кем попало. Двух мужчин я знаю наверняка. Возможно, их даже трое. Мне нужен человек, который сможет тихо и незаметно сделать компрометирующие ее фотографии. Располагая такими снимками, я смогу поторговаться при разводе.

И везде повторялся один и тот же диалог. «Нет, сэр, мы этим не занимаемся». – «Тогда, может быть, посоветуете, куда мне обратиться?» – «Даже и не знаю, мистер».

Нужного мне сыщика я нашел лишь к вечеру. Преуспевающим я бы его не назвал даже с большой натяжкой. Было похоже, что и обедал-то он не каждый день. Жадность и тупость были прямо написаны на его лице. Скорей всего, его выгнали из полиции из-за профессиональной непригодности. Думаю, что и в качестве частного сыщика он вряд ли преуспеет. Он подвизался в одном из заштатных офисов, с обычным для таких заведений обшарпанным столом, почтовым ящиком, коммутатором с телефонисткой и секретарем-почасовиком. Соседство было соответствующее: мелкие агенты телефонных фирм, торговцы конфискованным имуществом, бижутерией и прочий сброд.

Выслушав мой рассказ, он взглянул на меня как беззубый крокодил на прогуливающегося по берегу реки жирного пса. Упускать случай ему явно не хотелось. После недолгого размышления он придвинул свой стул ко мне. Судя по дыханию, зубы у него были изрядно подпорчены и к тому же давно не чищены.

– Возможно, мистер Джонс, я вам смогу помочь... Но вы же понимаете, что услуги такого рода стоят дорого.

– Само собой.

– Так вот, есть у меня на примете один парень. Высший класс! Если уж он за что берется, то все у него получается. Но ему надо хорошо заплатить.

– Сколько же?

– Принимая во внимание риск и все такое прочее, я бы сказал, что к этому парню меньше чем с пятью тысячами не стоит и подступаться, но он настоящий спец и сделает такие снимочки этой вашей вероломной итальянки, которые просто прижмут ее к стенке. У него, у этого парня, есть вся необходимая техника и оборудование, но он со странностями – если не настроен работать, то и не будет.

– Странные привычки.

– Ну, вроде как художник – вдохновение ему нужно, понятно?

– Да, пожалуй.

– Но в любом случае он станет работать только с моей подачи. А я не хочу попусту тратить время, пытаясь его уговорить. И мне нужны гарантии доверия с вашей стороны, то есть я хочу сказать, что если вы действительно хотите, чтобы я попытался до него Дозвониться по междугородному...

Я под столом достал бумажник, вынул из него стодолларовую бумажку и положил у его локтя.

– Так пойдет?

Здоровенная лапа тут же накрыла купюру, и та исчезла. Тыльной стороной другой руки он вытер рот.

– Прекрасно. А теперь выйдите в коридор. Там скамеечка есть.

Я прождал почти пятнадцать минут. Приходили и уходили арендаторы, клиенты, покупатели, довольно странного вида видно было, что со дна им уже не подняться, а большинству из них не помешала бы встреча с психиатром и вирусологом.

Наконец сыщик вышел и уселся на корточках рядом со мной, обдавая меня своим гнилостным дыханием.

– Так получилось, что с тем парнем ничего не выйдет, но есть еще кое-какие пути, только дайте мне немного времени.

– А почему вы с ним не сумели договориться?

– Он недавно умер. Я и не знал. Вот такие дела.

– Как его звали? – спросил я. Но он уклонился от ответа.

– Есть еще вполне приличные ребята. Вы мне только скажите, как с вами связаться, когда я найду подходящего человека.

– Я сам позвоню вам через несколько дней.

– И еще, раз уж мне придется потрудиться, чтобы подобрать для вас подходящего парня, как насчет того, чтобы дать мне еще такую же бумажку в качестве задатка?

– Лучше поговорим об этом, когда вы кого-нибудь найдете.

Предприняв еще несколько вялых попыток вытянуть из меня деньги, он поплелся, шаркая ногами, в свой арендуемый закуток; штаны у него сзади провисли, толстую шею неряшливо прикрывали седые пряди волос.

В несколько прыжков я долетел до ближайшей вонючей забегаловки, закрылся в телефонной будке и позвонил в ту же самую контору. Имя дежурной телефонистки я запомнил – оно значилось на ее коммутаторе.

– Мисс Гэнз, говорит сержант Циммерман из участка Банко. В течение последних двадцати минут вы вызывали междугороднюю по указанию Гэннона. Мне нужно знать, куда он звонил, а также фамилию и номер телефона абонента.

– Но я не имею права...

– Я ведь могу прислать за вами, мисс Гэнз, и доставить вас сюда, если вам так больше нравится.

– Вы... вы сказали, что вас зовут Циммерман?

– Чтобы вы не сомневались, мисс Гэнз, перезвоните мне сюда, в участок. У нас имеется специальный номер. – И я продиктовал ей номер телефона-автомата: она как будто начала успокаиваться, и стоило рискнуть.

Через тридцать секунд телефон зазвонил. Я засунул в рот большой палец, на пол-октавы повысил голос и произнес:

– Участок Банко. У телефона Хэлперн.

– Будьте добры, сержанта Циммермана.

– Минутку. – Сосчитав до десяти, я сказал: – Циммерман слушает.

– Это мисс Гэнз, – торопливо заговорила она. – По поводу вашей просьбы: звонили некоему Д.С. Айвзу в Санта-Роситу, номер 805-765-4434. По этому номеру никто не ответил. Потом он позвонил некоему Мендесу в Санта-Роситу, номер 805-384-7942. Они разговаривали меньше трех минут. Это все, что вам требовалось, сержант?

– Большое вам спасибо за помощь, мисс Гэнз. Источник информации мы сохраним в тайне. Возможно, мы как-нибудь еще обратимся к вам с просьбой оказать подобную услугу.

– Пожалуйста, – ответила она.

Милая девушка, деловая и осторожная. Должна же она была удостовериться, что действительно говорит с полицейским.

Дэна вернулась в отель вскоре после шести, сразу же позвонила мне, и я пошел к ней в номер. Она была мертвенно-бледная и какая-то издерганная. Правда, при виде меня ее лицо озарилось улыбкой, но лишь на миг. Когда женщина в таком состоянии, необходимо, чтобы ее кто-то поддержал, обнял и приласкал. Но характер наших отношений не позволял мне сделать ничего подобного. Я лишь поднес зажигалку к подрагивающей в ее руке сигарете... Пройдясь по комнате, Дэна сказала:

– Я теперь лучшая подруга и собутыльница миссис Т. Мэдисон Девланэ-третьей. Зову ее Пронырой, как практически и все ее знакомые. Содержимое своей рюмки мне приходилось все время выливать в горшки с цветами. Пока она совсем не вырубилась. Ей двадцать девять лет. Она на два дня моложе Вэнса Макгрудера и знает его с незапамятных времен. У нее тоненький-тоненький голосок, десять тысяч веснушек, десять миллионов долларов и мышцы, как у циркачки. Каждое утро она плавает в бассейне, каждый день играет в теннис, каждый вечер напивается в стельку. Сегодня с теннисом не получилось – растянула связку.

– И на какую же байку она клюнула?

– Трев, не сердитесь, но я бы и подступиться к ней не смогла, если бы не воспользовалась своим лучшим козырем – Лайзой Дин. Это открывает массу дверей. А у меня всегда при себе визитные карточки.

– Я вам ничего не запрещал. Просто не стоит упоминать ее имя без нужды.

– Пришлось. Я сказала, что Лайза была знакома с Вэнсом. А еще сообщила, что она собирается создать собственную небольшую кинокомпанию и сюжет ее первой картины будет связан с соревнованиями яхтсменов на Гавайях. И мне поручено узнать, может ли она рассчитывать на помощь владельцев больших яхт. Чушь, конечно, но люди так мало знают о киноиндустрии, что готовы поверить во что угодно. Сюжет фильма я уже на ходу придумала.

– Значит, она на это купилась? Чудесно. И что насчет Макгрудера?

– О, много полезных сведений. Он опытный моряк. Фантастически скуп. Когда напивается, становится вспыльчивым и драчливым. Женитьба на Патриции Гедли-Дэвис была, как считают его друзья, нелепой ошибкой. Она повторила это по меньшей мере сорок раз. Проныра и ее знакомые убеждены, что в Лондоне Пэтти была «девочкой по вызову». И хотя они не слишком привязаны к Вэнсу, но, по-видимому, искренне рады, что у этой парочки нет детей и брак расторгнут. Считали его дурным тоном. – Дэна достала свою маленькую записную книжку. – Его новая жена, кажется, очаровательное создание. Зовут ее Улка Этланд. Ей исполнилось восемнадцать за несколько дней до свадьбы. Мать у нее умерла. Отец привез ее сюда два года назад. Ее отец приехал в Сан-Франциско из Швеции, чтобы читать лекции в университете, и привез с собой дочь. Он был против этого брака, но потом согласился – при условии, что девушка продолжит учебу после окончания медового месяца. Молодожены, правда, планируют растянуть медовый месяц на полгода. Прошло уже два месяца, как они уехали, и Вэнс как будто собирается попросить пригнать яхту сюда из Акапулько, чтобы не идти слишком долго против ветра на обратном пути. Проныра считает, что Вэнс проведет последние два месяца своего свадебного путешествия у себя в доме на Гавайях. Потом он будет жить здесь, а Улка вернется в колледж.

– А что насчет развода?

– Это довольно грязная история, Трев, – неохотно процедила Дэна.

Я понял, что мне пора ей кое-что объяснить, потому что порядком устал вытягивать из нее сведения. Взяв ее за руки, заставил сесть на стул. Она удивленно уставилась на меня.

– Позвольте вам кое-что объяснить, мисс Хольтцер. Это дельце от начала до конца довольно грязное. И взяться за него меня заставили не сногсшибательные чары Лайзы Дин. Решающим аргументом было то, что в помощь мне она прислала именно вас.

– Что? Что вы такое говорите? – Ее смущение было неподдельным.

А я продолжал:

– Вы выглядите такой стойкой, цельной, сдержанной. У вас вид очень порядочного человека. Рядом с вами чувствуешь себя просто немытым бродягой. Я оцениваю людей, повинуясь своим эмоциям, как бы ни пытался это отрицать. И мне хочется произвести на вас впечатление, Дэна, хотя бы тем, что я профессионал, поэтому оставьте, пожалуйста, свою эмоциональную манеру изложения фактов.

Я присел на кровать.

– Так что же там за грязная история с разводом?

Она повела плечами.

– Проныра ничего не знает наверняка. Всего лишь сплетни, полученные через вторые и третьи руки. Пэтти Макгрудер будто бы пригласила Нэнси Эббот погостить в Кармеле, влюбилась в нее и по существу держала ее там в качестве пленницы. И якобы Вэнс не вмешивался в ход событий, чтобы впоследствии иметь доказательства того, что Пэтти вступила в брак с ним обманным путем, скрыв свои истинные склонности. Использовав Нэнси – Проныра все время называла ее «эта бедная больная крошка», – Вэнс получил эти доказательства, и Пэтти уже не смогла противиться разводу. Все было проделано очень ловко и без всякой огласки.

– Вот оно что... Теперь понятно, почему Нэнси кричала мне, что Пэтти все время держала ее взаперти.

– Да, пожалуй. Слушайте дальше. После развода Пэтти уехала. Как сказала Проныра, «слиняла». Несколько недель назад кто-то будто бы видел ее в Лас-Вегасе. Есть там такое местечко под названием «Четыре тройки». Она там, кажется, деньги разменивает. Трудно сказать, насколько точны эти сведения, поскольку у нее там немного шансов повстречаться с кем-либо из старых знакомых. О снимках миссис Т. Мэдисон Девланэ ничего не знает, по крайней мере в разговоре о них не упоминала. Мне еще повезло, что я ее застала – на этой неделе она с мужем и еще одной супружеской парой улетает на Гавайи. У четы Девланэ там яхта. Похоже, там собирается большая компания.

– Вы хорошо поработали, Дэна.

– Спасибо. У них дома очень красиво... А она и вправду жутко напилась. А что новенького у вас?

– Как вам сказать... Возможно, я напал на след человека, который делал эти снимки. Но он жил за триста миль отсюда. Теперь, пожалуй, можно предположить, что фотографии делались по заказу Макгрудера. Но я пока не могу доказать, что между Макгрудером и фотографом существует какая-либо связь. Правда, один факт заставляет меня думать, что я на верном пути... Фотограф мертв.

– Вот как?

– И вот какую логическую цепочку можно выстроить. Предположим, он оставил себе один комплект снимков – для потехи, удовольствия ради или на память. После его смерти снимки попадают в руки некоего типа, который... ну, дальше ясно.

– Да, конечно.

– Возможно, имя этого человека Д.С. Айвз, и жил он в Санта-Росите. Надо выяснить, был ли у него простонародный британский акцент, тогда многое встанет на свои места.

– Именно этим мы теперь и займемся?

– Да, только, пожалуй, по дороге в Санта-Роситу сделаем одну остановку.

Глава 9

Во вторник мне предстояло немного поразмяться. Ясным, хорошим утром без особого напряжения я взобрался по склону горного хребта. Начался прилив, волны с шумом разбивались о подножие скалы. Подтянувшись, я ухватился за ствол невысокого дерева, явно страдавшего от постоянного ветра, и залез повыше, чтобы осмотреться. Солнечная терраса Чипманов была передо мной как на ладони – внизу, под углом примерно в тридцать градусов. Хотя, поразмыслив, я понял, что от меня до нее – не меньше трехсот футов. Все выглядело как на слишком знакомых мне фотографиях. В довершение сходства на голубоватом выгоревшем надувном матрасе раскинулась обнаженная женщина. От западного ветра ее защищали стена и дополнительный заслон – блестящий металлический экран, который к тому же концентрировал солнечное тепло. Дама была весьма внушительных размеров, прямо-таки гигант, с телом цвета поджаренных кофейных зерен, отбеленными волосами, необъятными бедрами и мощными плечами. Скорее всего, это была миссис Чипман, предоставившая Карлу свой домик для интимного свидания со знаменитостью. Странно было видеть эту солнечную террасу расцвеченной такими яркими красками – после того как я столько раз видел ее черно-белой. Женщина лежала ко мне лицом, глаза ее были скрыты солнцезащитными очками. На цементном полу рядом с надувным матрасом стоял недопитый стакан с чем-то вроде томатного сока.

Террасу можно было видеть только с того места, где я стоял. И дама, естественно, имела все основания полагать, что за ней никто не наблюдает. Я осторожно отодвинулся назад и, обернувшись, глянул вниз. Отсюда была видна задняя часть нашей светло-серой машины. Прежде чем спускаться, я решил повнимательнее обследовать это место, откуда были сделаны фотографии. Я, конечно, понимал, что по меньшей мере нелепо было надеяться найти здесь какие-то улики спустя полтора года. И все же мне удалось кое-что обнаружить. Из каменной расселины я извлек помятую картонную коробку, когда-то желтую, а теперь выцветшую, почти белую – солнце и дождь сделали свое дело. На ней можно было различить еле заметную надпись: «Кодак – Плюс-икс Пэн».

Захватив с собой коробку, я спустился вниз и, усевшись за руль, протянул ее Дэне. Сдвинув брови, она принялась рассматривать мой трофей и вдруг, осознав, что это такое, взглянула на меня со странным выражением.

– Эта коробка, как находка археолога, вновь оживила все происшедшее. Те снимки стали реальнее. Словно... Привет из прошлого.

– Вы слишком впечатлительны, Дэна. Относитесь к этому проще.

Но она продолжала:

– У меня ощущение, что вы оживляете призраки. И это не очень-то этично, Тревис. Люди кажутся такими беззащитными перед вами. Это как бы принижает их. А вы, вероятно, чувствуете себя чуть ли не вершителем их сует. В этом и состоит прелесть вашей работы?

– Не знаю.

– Но ведь так или иначе она приносит вам удовлетворение, правда?

– Лучше оставим эту тему, хорошо?

– Простите. Я не знала, что вам неприятно...

– Так мы оставим эту тему?

– Хорошо.

Чертовски раздосадованный, я на большой скорости погнал машину в южном направлении. Моя спутница притихла. Со времен популяризации теории Фрейда мы все слишком увлекаемся прощупыванием друг друга в поисках уязвимых мест. Хотя всем хочется одного; чтобы его приласкали и успокоили.

А может, я и правда зациклился на вечной охоте? Такого рода работа несовместима с нормальной, размеренной жизнью. Взамен веселого лепета детишек, взамен домашнего уюта, регулярных продвижений по службе и назначения в какой-нибудь там домовой комитет получаешь несколько, совсем немного минут настоящего удовлетворения, которые, может быть, и есть счастье. В моей работе есть, по-моему, влекущее чувство опасности, схватки с тайной один на один, какая-то романтика, что ли... У нашего дорогого Дядюшки Сэма 23 000 полиграфов – детекторов лжи. Но, подвергнув вас полному курсу обследований по Программе многоаспектных испытаний по выявлению личностных качеств, они теперь все равно не уверены, что знают вас досконально и с удовольствием прямо сейчас вогнали бы вас в гроб и заколотили крышку. Лежи себе, мол, полеживай, а через сорок лет мы тебя закопаем.

Иногда мне кажется, что я все меньше и меньше вписываюсь в огромную, разветвленную и жесткую структуру запрограммированного общества, а лет через пятьдесят таких чудаков, как я, будут просто отлавливать и, просверлив в черепе дырочки, делать благоразумными и благонадежными.

А ведь, как ни горько это признать, я и правда романтик. Видя ветряную мельницу, я, ей-богу, отдаю себе отчет, что это ветряная мельница, и все-таки яростно на нее бросаюсь... О Господи, о чем это я? Вернемся лучше к Лайзе Дин. Между прочим, вполне возможно, что она в эту историю влипла действительно совершенно случайно. Такое милое дитя.

– Во всяком случае, – произнес я вслух, – она старается создать образ милого дитяти.

Секунды две Дэна сидела и задумчиво кивала, а потом так и подскочила, уставившись на меня:

– Как вам это удалось?!

– Что именно?

– Вы прочли мои мысли! Откуда вы узнали, о чем я думаю?

– Чистое совпадение...

Она продолжала на меня смотреть. В глазах ее было недоверие и еще какое-то непонятное мне выражение, которое заставило меня несколько раз отвлечься от вялого движения по дорогам Калифорнии. И вдруг я совершенно явственно ощутил, что мои неожиданно проявившиеся телепатические способности сблизили нас, будто мы поднялись по лестнице узнавания сразу на несколько ступенек. Дэна, видимо, тоже почувствовала это, потому что вспыхнула и отвернулась. И не видя больше ее лица, я вдруг отчетливо вспомнил, как познакомился с темноволосой, сдержанной и решительной женщиной. То была незнакомка. Здесь, рядом со мной, была совсем другая, моя Дэна. Ее глаза, волосы, губы, тело и даже такой смешной, чуть вкось растущий зуб – все вызывало во мне нежность. Дэна. Единственная, неповторимая, не похожая ни на одну из моих прежних знакомых.

* * *

Санта-Росита – городок, чем-то схожий с Санта-Барбарой, только еще более незначительный, однако сейчас переживающий подъем деловой активности. Его жителей кормят электронная промышленность, производство пластмасс и туризм. Непередаваемо унылая вереница ослепительно-новых домов выстроилась на холмах, а вокруг понатыканы одинаковые легковые автомобили, возятся одинаковые дети, устраиваются однотипные пикники, а обитатели домиков любят одни и те же цветы и телепередачи. Ну просто пластиковый городок, населенный пластиковыми людьми, живущими в пластиковых домах, объединенных в районы, сеть которых скреплена узелками торговых центров. Если бы только эти скучные и самодовольные люди знали, как они выглядят со стороны!

Самые скучные телеграфные службы в мире наполняют их газетенки самовосхваляющей жвачкой. О радио и говорить не стоит. А их телевидение находится в зависимости от одобрения как минимум тридцати миллионов человек. А то, что нравится одновременно тридцати миллионам человек, о чем бы ни шла речь (за исключением разве что личных дел), хорошим быть никак не может. Их школы – это центры групповой подгонки под общепринятые стандарты, устроенные таким образом, чтобы искоренить дух непослушания и инициативу. Их церкви созданы для еженедельного выражения вотума доверия Господу Богу. Их политики – люди, милые донельзя, слова грубого никогда не скажут. Товары, которые они покупают, с каждым годом все более напоминают дешевые подделки, хотя с виду становятся все ярче. Тех же, кто еще ухитряется что-то читать, заставляют довольствоваться напыщенным брюзжанием безмозглых писак. А похлебка, составляющая меню их журналов, приготовляется по рецепту различных тронутых комитетов.

Так что, сами видите, просто некому задать им хотя бы один вопрос: где вы были, куда идете и стоит ли овчинка выделки?

Но покой этого сонного царства ничто не нарушает.

И каждый год они смиренно и чистосердечно заполняют кучу всевозможных анкет и прочих бумажек. И каждому на всю жизнь присваивается определенный номер.

Так что же, их, как Спящую Красавицу, надо разбудить нежным поцелуем? Они, правда, испытывают некоторое беспокойство по поводу подрастающего поколения. Господи, почему же, мол, дети не могут оценить по достоинству этот лучший из миров? И чего не хватает этим неугомонным юнцам?

Но в результате каких-то алхимических опытов богов неизмеримо возросло количество детей, коэффициент умственного развития которых достиг небывалого уровня. У этих детишек очень холодный взгляд. И именно они в один прекрасный день бросят играть с транзисторами, диодами и микросхемами и начнут задавать неприличные вопросы. Или же создадут машину, которая будет их задавать.

Но пока Санта-Росита существует по-прежнему. Словно некий циничный гений спроектировал под солнцем огромный комплекс исправительной колонии, а вместо сторожевых башен и колючей проволоки организовал целенаправленное электронное вещание на определенной частоте, днем и ночью убеждающее заключенных: «Вы на вершине блаженства! Будьте счастливы! Если вы не можете быть счастливы здесь, вы просто нигде не будете счастливы! Голосуйте! Потребляйте! Жертвуйте! И не забудьте пользоваться своим личным номером!»

* * *

Мы въехали в город с севера в четыре часа дня. Был первый вторник марта. Я снял для нас два одноместных номера в мотеле. Дэне нужно было позвонить мисс Дин, а мне – попытаться связаться с Мендесом. После недолгого размышления я решил не звонить через коммутатор мотеля. Осторожность во всем стала моей второй натурой. Никогда не оставлять ничего, за что можно было бы зацепиться и выследить тебя. Если есть выбор конечно.

Чистый девичий голосок ответил:

– "Гэллахер, Розен и Мендес". Добрый день.

– Э-э... Можно поговорить с мистером Мендесом?

– Минутку, сэр.

– Добрый день. С вами говорит секретарь мистера Мендеса. Чем я могу вам помочь?

– Пожалуйста, мне бы хотелось поговорить с мистером Мендесом.

– Он сейчас разговаривает по другому телефону. Может быть, я вам перезвоню или вы подождете?

Я решил подождать.

– Слушаю вас! Алло? – раздался в трубке нетерпеливый и раздраженный голос Мендеса.

– Простите, что беспокою вас. Нам нужен адрес ближайших родственников мистера Д.С. Айвза.

– Кому это «нам»?

– "Келлер-фото", сэр. Он сдал нам в починку объектив. Гарантия еще не кончилась, и починка заняла много времени. Пришлось отсылать его в Германию, на завод, за наш счет, разумеется, а теперь вот мы...

– Мисс Троттер! Дайте этому молодому человеку адрес Джослин Айвз.

Я услышал, как он бросил свою трубку.

– Алло? – послышался снова голос мисс Троттер. – Пожалуйста, подождите минутку. – Ждать пришлось недолго. – У вас есть ручка? Записывайте: мисс Джослин Айвз, Эпплтон-Уэй, дом 2829. Телефон 765-3192. Вы все успели записать?

– Да, большое спасибо. И когда же умер мистер Айвз?

– О, всего за несколько дней до Рождества. Знаете, он протянул дольше, чем можно было ожидать. Столько дней с такой ужасной мозговой травмой! Жаль его, конечно. Такой был талантливый!

– К сожалению, именно такие и умирают раньше всех!

– Надеюсь, что их все-таки разыщут.

– Все мы надеемся. Благодарю вас, мисс Троттер.

Я вышел из телефонной будки, потом, подумав, вернулся и набрал номер, который она мне дала. После трех гудков ответил женский голос.

– Джорджи дома? – спросил я.

– По-моему, вы ошиблись номером, – ответила женщина. Я извинился и повесил трубку. Потом в задумчивости побрел к себе в номер. Этот акцент был мне знаком. Похож на «кокни», но на самом деле австралийский.

Дэна как раз закончила разговаривать с Лайзой Дин. Мисс Дин сообщила, что публика принимает «Ветер удачи» хорошо, премьера прошла прекрасно. Скоро она вместе со съемочной группой уезжает в Нью-Йорк, там тоже проводится рекламная кампания, будут встречи с творческим коллективом фильма и т.д. и т.п. Там она пробудет четыре дня, а потом – в Чикаго.

Я рассказал обо всем, что выяснил, и о некоторых своих догадках. Дэну все это скорее заинтриговало, нежели шокировало.

– Так его убили, да?

– Похоже на то.

– Опасная у него была работенка.

– Надо как можно скорее повидаться с его родственницей.

– Можно мне с вами?

– Лучше я пойду один. Вдруг у меня что-нибудь не выйдет. Тогда вы сможете потом попробовать взяться за дело с другого конца.

Эпплтон-Уэй показался мне забытым Богом местечком. Неподалеку располагался железнодорожный тупик. Близлежащие кварталы, видимо, подвергались какой-то немыслимой переделке и перестройке. Но, несмотря на это, улица создавала иллюзию спокойствия. Дома со старинными двориками, сады в пседвомавританском стиле, блеклые оштукатуренные стены, выкрашенные в лимонный цвет. Под номером 2829 оказалось здание чуть побольше остальных. Я остановился у темной двери, ведущей, судя по всему, в мрачную, плохо освещенную квартирку, и позвонил. Приоткрыв дверь дюймов на шесть – настолько позволяла дверная цепочка, выглянула девушка. Я решил, что Айвзу она скорее дочь, нежели сестра.

– Что вы хотите?

Надо иметь особое чутье, чтобы мгновенно оценить человека и определить свой стиль поведения. Эта девица выглядела подозрительной и высокомерной. Большая бледная девочка. Этакая Алиса в Зазеркалье. Двадцатилетняя старая дева – такие тоже бывают. Неуклюжее грузное тело в невзрачном джемпере. Детское лицо, покрасневший нос, толстые блеклые губы.

– Мне хотелось бы убедиться, что вы действительно Джослин Айвз. Вы можете каким-либо образом это подтвердить? – Я постарался придать своему голосу многозначительность.

– А с чего вдруг я должна это делать?

– Акцент у вас и правда тот же самый.

– Кто вы? И что вам надо?

– Довольно давно мы с Айвзом вместе участвовали в одной рискованной операции. Я приехал сюда, чтобы связаться с ним, и узнал, что он погиб.

Она прикусила губу, а затем вдруг, к моему немалому удивлению, с заговорщическим видом мне подмигнула. Закрыла дверь, отстегнула цепочку и вновь широко ее распахнула.

– Заходите, пожалуйста, – радушно приветствовала меня она и, заперев входную дверь, произнесла: – Я ведь понимаю, почему вы не можете назвать мне свое имя.

– Гм... хорошо, что понимаете.

– Проходите сюда. У меня тут кругом беспорядок. Я сегодня не работаю. – Вслед за ней я прошел через темную прихожую в небольшую комнатку, загроможденную мебелью, слишком громоздкой и дорогой для такой маленькой квартиры. Повсюду были разложены, расставлены и развешаны фотографии – на полу, на стенах, на мебели. Торопливо и неловко она освободила два стула.

– Садитесь, пожалуйста. Я тут все разбираю. Местный клуб фотолюбителей хочет организовать выставку его лучших работ. В помещении библиотеки. Но снимков так много! Совсем запуталась.

– Я думаю! Работы у него прекрасные.

– О да! Теперь ведь это мой долг – позаботиться о том, чтобы все узнали, каким мастером был отец. Я хочу еще организовать и передвижную выставку. И в Рочестере, конечно, тоже интересуются его творчеством.

– Да-да, конечно.

Она села ко мне лицом и, крепко сцепив руки, сказала:

– Все это время я так надеялась, что кто-нибудь появится. Мне было так трудно, просто ужас!

– Я вас понимаю.

– Бедный мистер Мендес старается изо всех сил, пытается разобраться с налогами. Но, поскольку оказалось, что денег очень много, возникли всякие сложности. К тому же я, конечно, не могла объяснить, откуда эти деньги – ему, по крайней мере. Если они предназначались на какие-то важные дела, то я и не претендую. Сейчас ими занимаются суды, налоговая инспекция и тому подобные организации. Когда-нибудь я эти деньги, наверное, получу – вернее, то, что от них останется. Ну, дом-то я всегда могу продать. Знаете, я все время надеялась, что кто-нибудь придет. А вы почти такой, каким я себе этого человека представляла.

– Что я могу для вас сделать?

– Я держала рот на замке, папа одобрил бы это. И пожалуй, я не хочу окружать его никакой посмертной славой. Он говорил – дело это такое, что никому из вас и не снилось. Учил меня быть всегда осторожной и осмотрительной в знакомствах и не задавать ему вопросов. Я вот думаю: не могли бы вы поговорить с мистером Мендесом и объяснить ему, какого рода работу отец для вас выполнял. Пожалуй, тогда с наследством быстрее бы разобрались.

– Простите, но так поступать я не имею права.

– Я так этого боялась, – сказала она. – О Господи! А эта тупая полиция будет продолжать считать, что отца убил какой-нибудь ворюга, позарившийся на содержимое его карманов!

– Боюсь, что так оно и будет.

Она изучающе смотрела на меня.

– Но, право же, как я могу убедиться, что вы именно тот, за кого я вас принимаю?

– Такого рода документов мы при себе не носим.

– Понимаю... Это было бы не слишком осторожно. – Но она все еще тревожилась. – А почему же вы не знали, что его убили?

– Со мной нельзя было связаться.

В общем, для меня картина была ясна. Конечно, вид у нее не очень-то – слишком жирная и лоснящаяся, да и в маленькой темной квартирке пахнет затхлостью. Но ведь она была его любимой дочерью. Чтобы заниматься шантажом, требовалось придумать какую-нибудь байку для прикрытия. Возможно, сначала у нее возникло предположение, что отец занимается некой секретной работой на благо своей страны, а когда она ему все это выложила, чего проще было и дальше подыгрывать ей в том же духе. И само собой, она считала, что его прикончил коварный враг.

Нужно было сделать верный ход. Склонившись к ней, я произнес:

– Джослин, думаю, что могу пообещать тебе – настанет день, когда обо всем можно будет рассказать.

По лицу ее покатились слезы, оставляя на бледных пухлых щеках мокрые следы, и она судорожно всхлипнула, издав какой-то лягушачий звук...

Глава 10

Мне нравилось, как Дэна слушает. Паузы она просто пережидала, а не заполняла их вопросами, как сделала бы любая другая женщина. Ее силуэт слабо вырисовывался в проеме темного окна. Свет падал мне на локоть, бликами мерцал на серебристом кубке.

– Айвз любил красивую жизнь, – сказал я. – Он занимался фотографией в Мельбурне – просто как свободный фотограф, не связанный ни с какими редакциями. Модный фотограф, подворачивались разные возможности, и все такое. Как-то группа из Голливуда снимала там фильм. И ему разрешили поработать на съемочной площадке. Видимо, его снимки оказались очень хороши. Кинозвездам они нравились. Студия взяла его на работу. Было это восемь лет назад, девочке тогда исполнилось двенадцать. Прошло года четыре; все было хорошо, он преуспевал, жил в достатке. Потом что-то произошло. Может быть, попал в «черный список». Впрочем, вряд ли стоит докапываться, что же его погубило. Девица говорит – ревность и зависть коллег; слишком хорошим мастером был. Он переехал сюда, в Санта-Роситу. Устроил у себя дома фотостудию; снимал свадьбы, вечеринки, торжества, делал портреты. Очень мило для прикрытия. Девушка считает, что у него в городе был еще какой-то спорный пункт. А как она гордится отцом! А он просто циничный сукин сын, со всеми его спортивными автомобилями, прекрасным домом и экономкой.

Я поднялся и смешал нам коктейли.

– Она показала мне вырезки из газет – все, что сообщалось о его смерти. Он отправился в какую-то поездку – куда, она не знала. Отсутствовал два дня. Потом вернулся, снова куда-то вышел, пообещав вернуться не позже чем через час. Это было десятого декабря прошлого года в десять часов вечера. Его машину с запертыми дверцами нашли на Верано-стрит. А самого его обнаружили футах в ста от машины, позади товарного склада, с проломленным черепом и пустыми карманами. Наручные часы тоже исчезли. Думали, что живым до больницы не довезут, но сердце у него билось еще пять дней. И насколько известно девице – никаких улик и зацепок. Никто не знает, что он там делал. Склад этот мелкий, ночью там пусто.

После долгого молчания Дэна спросила:

– Он что-нибудь ей оставил?

– Небольшую страховку. Дом. Денег около тридцати восьми тысяч, но они конфискованы, пока разбираются с его налоговыми декларациями. И еще кучу фотоаппаратов, студийное и лабораторное оборудование и груды снимков с претензией на художественность.

Дэна поинтересовалась, почему я уверен, что Айвз – именно тот, кого мы искали. Рассказав сначала все, что мне удалось выпытать у девицы, я выложил и свой главный козырь:

– Именно его любимая дочь и была тем самым ассистентом, который звонил по телефону и мигал зеленым фонариком, чтобы вы выбросили деньги на обочину.

Дэна медленно покачала головой.

– Я-то представляла себе внушающих ужас бандитов... а это была всего лишь бедная девочка, помогающая своему папочке в его «шпионской» работе. Каким же он был законченным ублюдком! Подвергать ее такой опасности!

А я с грустью подумал, как легко Лайза Дин могла покончить со всем этим грязным шантажом в самом начале.

– Использовать девочку было очень удобно: во-первых, Айвз мог ей доверяться, – продолжал я. – И во-вторых, не нужно брать ее в долю. Она ведь даже не знала, что было в свертках. Почти таким же образом он использовал ее и в других делах.

– Преданная маленькая помощница, – произнесла Дэна. – Совсем как я...

– Давайте сходим куда-нибудь поесть.

Дэна надела свитер. В дверях она остановила меня и спросила:

– Трев, вы не пробудили у нее никаких подозрений, что... все не так, как ей кажется?

– Уходя, я сказал, что таким отцом можно гордиться. А она стояла, и слезы стекали с ее жирного подбородка.

Дэна сжала мою руку. В свете уличных фонарей ее глаза поблескивали.

– Мягкая, как масло, – проговорила она.

– Рука?

– Господи, да ваша рука как кусок красного дерева! Я о девичьей душе... Мне приятно... что вы оставили ей так много.

– Интересно только, надолго ли она сможет сохранить эти иллюзии?

– Что вы имеете в виду?

– Кто-то же его убил. Если убийцу отыщут, он, возможно выложит истинные причины своего деяния. Пожалуй, мне стоит потолковать с каким-нибудь копом.

– Зачем, милый? – порывисто спросила она.

– Милый!?

– Ах, бросьте! Просто... машинально вырвалось.

– За сегодняшний день у вас это уже второй раз вырывается.

– Так все-таки зачем вы хотите обращаться в полицию?

– Потому что, вполне возможно, им известно чуть-чуть побольше, чем думает мисс Айвз. А мы сейчас подобрались к самой сути этой истории, Дэна. Куда же могли подеваться снимки Д.С. Айвза?

Моим собеседником оказался сержант Старр. Билл Старр. Небольшой такой субчик, лет сорока, очень бойкий и самодовольный. Двадцать процентов его тела занимал нос, который выглядел так, словно по нему били во всех возможных направлениях хотя бы по разу. Пониже носа застыл резкий изгиб любезной улыбочки. Он разыгрывал из себя этакого рубаху-парня. Казалось, он хочет понравиться. В нем было так много носа, что существовала опасность неправильно истолковать выражение его глаз – маленьких, желтых, как у кошки, и жестких, как поперечные сечения медного прута.

В его опрятном сереньком кабинетике стоял специальный стеллаж для кубков, полученных за всевозможные достижения. Некоторые из них использовались для хранения пистолета. Он подпрыгнул, примостился на углу своего письменного стола и, лучезарно улыбаясь, сказал:

– Слушай, парень, а зачем я буду участвовать в чьих-то играх? Что мне за это обломится? Или всего-навсего я помогу кому-то сократить его расходы? Может, заодно продать и свой источник информации? Пожалуй, мне проще припарковать твою натруженную задницу в лужу и продержать тебя в этом положении, пока не изъявишь страстного желания расколоться.

Я жизнерадостно ухмыльнулся и сказал:

– Мой друг, которому я оказываю услугу, будет этим ужасно огорчен. У него здесь нет никаких влиятельных знакомых. Адвокатов-то, конечно, можно накупить целые взводы, да что толку. Официальных полномочий у меня нет, сержант. Но легкомысленные люди время от времени просят меня помочь им в разных делах. Угрожать мне не стоит – я тертый калач. А расколоться я готов прямо сейчас. И от вас жду того же.

Он подобрал со своего стола разбросанные визитные карточки и лицензии и протянул их мне.

– Макги, вы мне тут насовали уйму удостоверений личности, кроме настоящего.

– Неужели, чтобы оказать приятелю услугу, требуются визитные карточки?

– Еще раз уточняю: если у вас есть официальный статус, тогда вы, возможно, имеете право защищать своего клиента. Но у вас же ничего нет! Так что сообщить, кто вас нанял, вам придется!

– Если все пойдет хорошо, мы, возможно, к этому еще вернемся. Кроме того, меня никто не нанимал. Просто...

– О Боже, ну конечно. Просто дружеская услуга! – Он потянулся за шляпой. – Пойдемте кофейку попьем.

Сержант Старр вывел машину со стоянки и, проехав несколько кварталов, мы остановились у открытого кафе. Хорошенькая официантка была с ним знакома и принесла нам кофе и пончики.

– Итак, Д.С. Айвз, – сказал я. – Иногда только после смерти человека окружающие получают представление о его проделках.

– Проделках! Как мило! Продолжайте в том же духе. Человеку совсем не обязательно иметь счет в банке, но у того, кто владеет домом за сорок тысяч долларов, он почти всегда есть. Легальная выручка Айвза составляла долларов пятьдесят – шестьдесят в неделю, а расходы на жизнь превышали тысячу в месяц. Так что либо он когда-нибудь однажды сорвал крупный куш, либо постоянно пользовался уловами поменьше.

– Он урывал понемножку.

– Премного благодарен. Я и без вас пришел к этому выводу.

– И сообразили, как ему это удавалось?

– Макги, теперь снова ваша очередь.

– У Айвза в доме были студия и лаборатория, но, похоже, где-нибудь в районе Верано-стрит у него имелась и еще одна, маленькая такая лаборатория: 35-миллиметровый увеличитель и все необходимое для изготовления отпечатков восемь на десять, безо всякой там множительной техники – в общем то, что требуется умелому любителю, работающему в одиночку.

– Для чего же?

– А разве не ваш черед, сержант?

– О'кей. Возможно, он выполнял там работу, которую не хотел делать дома, в присутствии дочери. Приходя из школы, она помогала ему в домашней мастерской. Он много разъезжал, называл свои недолгие поездки командировками. Не думаю, что он держал магазинчик, торговавший скабрезными картинками. Спрос и расценки на них – довольно низкие. Так чем же, по-вашему, он занимался, Макги?

– Тщательно продуманным, осторожным шантажом. Не исключен и промышленный шпионаж. Вдобавок, возможно, делал снимочки разных людей во время всяких там неподходящих встреч – руководитель фирмы беседует с конкурентами, банкир – с осведомителем. Мотался со своим удлиненным объективом по всему Тихоокеанскому побережью. Кто обеспечивал его работой? Иногда, может быть, вполне легальные агентства. А порой – всякая шваль. Располагая первоклассными негативами, он мог вымогать кучу денег у важных особ.

– А в конце концов у него вышла осечка, и ему размозжили башку.

– Весьма вероятно.

– Макги, если вы, оказывая своему другу услугу, пытаетесь раздобыть снимки или негативы, забудьте об этой затее.

– Они исчезли?

– Если бы он умер сразу, мы, возможно, побыстрей бы шевелились. Его нора была в углу того самого склада, с отдельным входом. Не сразу и нашли-то. У него там был тайник, но он оказался совершенно пуст, а замок взломан. Хотя дверь открыли и заперли с помощью ключа. Замочек там ничего себе... В тайнике еще стояла жестяная копилка – ее тоже обчистили.

– Вы чего-то недоговариваете, Старр.

– Кто? Я?!

– Ну, хорошо. Я вижу, сейчас моя очередь. Мой друг – больная, несчастная девушка. Сейчас она в пансионате под названием «Остров надежды» на Бэстьон-Ки во Флориде. Ее зовут Нэнси Эббот. Она алкоголичка. В этом пансионате она находится уже много месяцев. Ее богатый папочка-архитектор при смерти, а возможно, уже умер в Сан-Франциско. Полтора года назад Айвз украдкой наснимал ее в непристойном виде. А теперь договаривайте.

– Все это я ведь могу проверить, Макги. Ну да ладно. Так вот, я выяснил, что лабораторию Айвза обчистили, несомненно, уже после того, как он получил по башке, но ключ оказался у него в кармане. У Айвза был наемный работник. Некто Сэмюэль Боген, сорока шести лет, явно чокнутый. Двадцать лет назад у него были неприятности с законом. Появлялся на людях в непристойном виде, где-то за кем-то подглядывал, ну, и получал за это по три месяца раза четыре. В промежутках перебивался кое-как. Насколько мне известно, Айвз использовал его на черной работе – мытье лотков, высушивание готовых отпечатков и все такое, и платил ему за это доллар в час. К тому времени, когда мы добыли о нем сведения, Боген уже словно сквозь землю провалился. Возможно, он просто струхнул и смылся. А может, он и пришил своего босса. Есть сведения, что он вроде бы садился в автобус, идущий на Лос-Анджелес. С тех пор наши люди везде настороже, на него разослана ориентировка: среднего роста, среднего телосложения, носит очки, зубы гнилые, волосы каштановые с проседью, без особых примет. Семьи у него нет. В меблированной комнатке, которую он снимал в трех кварталах от Верано-стрит, не осталось никаких зацепок. К тому же есть одно обстоятельство, убавляющее мой интерес к этому типу: примерно в то время, о котором идет речь, с места преступления на большой скорости скрылся автомобиль. Совершенно очевидно, что у Богена никогда не было машины и он не умеет ее водить.

Я не рискнул дальше развивать тему Богена, боясь, что мой маленький, но опасный противник, покопавшись в этом деле, может дорыться до имени Лайзы Дин.

– Так кто же запечатлен на снимках с этой девицей Эббот? – поинтересовался Старр.

К этому вопросу я был готов.

– Занюханный гонщик по имени Сонни Кэттон. Он погиб в прошлом году – налетел на стену.

– А где фотографии были сняты?

– Где-то в районе мыса Сур – думаю, в каком-то частном доме.

– Полтора года назад, говорите? И какая же нужда сейчас все это ворошить?

– Она переживает, не шантажировал ли он этими снимками ее умирающего отца.

– И каким образом вы вышли на Айвза?

– Сержант, это очень длинная история. Позвольте вас вот о чем еще спросить. Предположим, кое-кто хотел предложить Айвзу работенку. И этот кто-то не смог с ним связаться. Позвонив Мендесу из фирмы «Гэллахер, Розен и Мендес», этот человек узнал от него, что Айвз мертв. Вас это наводит на какие-нибудь мысли?

– Меня этот вопрос тоже интересовал. Чарли Мендес чист. Оказывает небольшие услуги за скромную плату: например, занимается доставкой сюда почты.

– И к какому же выводу вы пришли в конце концов, сержант?

– Я? О'кей. Айвз был ловок, хитер, изворотлив и осторожен. Но в одну прекрасную ночь он забыл об осторожности, и одна из его жертв до него добралась. Когда Боген узнал, что его босс при смерти, он зашел в лабораторию, воспользовавшись своим ключом, забрал компрометирующие снимки, деньги и сбежал.

– Ну, значит, мне здесь уже нечего делать...

– Вы в этом уверены?

– Я ведь всего лишь хотел помочь другу.

Глава 11

Мы выехали рано утром в четверг. День выдался жаркий. Путь наш лежал к дому Лайзы Дин, расположенному неподалеку от города, в узком ущелье, и отделенному от остального мира розовой стеноп впечатляющей высоты, которая огораживала территорию примерно в один акр. Дом был построен по проекту какого-то мексиканского архитектора для Лайзы и ее третьего мужа. Из всего обслуживающего персонала там оставалась лишь чета корейцев – горничная и садовник. Последний, узнав Дэну, заулыбался и бросился отпирать большие чугунные ворота.

Прежде всего Дэна провела меня по дому и окружавшему его саду, где буйствовали великолепные экзотические растения. Бродя в тишине, разглядывая вычурные белые коврики, стены, обшитые темными деревянными панелями, я насчитал целых пять написанных маслом портретов владелицы дома в полный рост – и ни одного изображения ее бывших мужей.

Дэна захотела переодеться. Она показала мне и свои апартаменты: несколько небольших комнат напротив служебных помещений, никаких архитектурных излишеств. Довольно унылая спальня, просторная и роскошная ванная комната, небольшой аккуратный кабинет с вереницей вместительных серых шкафов и письменным столом чуть поменьше поля для гольфа. В спальне висела фотография – Дэна, молодая, оживленная, счастливая, держит на руках новорожденного, а рядом, обнимая ее и склонившись над ребенком, стоит молодой человек с простым, приятным лицом.

Она заметила, что я смотрю на фотографию, и сказала, возможно, чуть резковато:

– Пожалуйста, подождите меня в кабинете. Я быстро.

В кабинете на одной из полок я узрел сценарии фильмов Лайзы Дин – в переплетах, с тисненными золотом названиями. И среди прочих «Ветер удачи». Взял его и открыл наугад. Персонажи, как мне показалось, изъяснялись неправдоподобно вычурно.

Поставив сценарий обратно на полку, я стал прохаживаться по комнате, размышляя о том, что вернуть Лайзе Дин деньги, уплаченные ею Д.С. Айвзу, мне не удастся.

Совершенно очевидно, что в это дело вмешался Боген. Записка к Лайзе была вполне в его стиле, если верить описанию Старра. Должно быть, он научился у Айвза каким-то простейшим приемам обработки пленок. Видно, у меня маловато шансов изловить его, раз полиция ищет его уже целых три месяца. Тогда что я могу сделать для мисс Дин? Конечно, хорошо бы полететь на восток и застать Лайзу в Нью-Йорке. Подав прошение в полицию по обычным инстанциям, мы бы ознакомились со всеми материалами, имеющимися на Богена. Тогда телохранители кинозвезды хотя бы будут знать, кого следует опасаться, что не так уж и мало. Если же Лайза станет настаивать на поимке Богена, мы, возможно, изыщем способ сделать это, используя ее в качестве приманки. А сейчас я, пожалуй, сделал все, что мог, благодаря малой толике смекалки и большой доле везения.

Однако интересно, куда мог скрыться Боген с приличной суммой денег и кучей похабных снимков. Скорее всего, он где-то затаился... ну, например, в Лос-Анджелесе. Предугадать его действия будет трудновато: он и был-то с придурью, а работа у Айвза с такими снимочками его едва ли подлечила. Маловероятно, что он располагал каким-нибудь аккуратным списочком с именами и фамилиями жертв шантажа. Если бы Боген захотел действовать наверняка, ему пришлось бы ограничиться теми людьми, чьи лица он узнал на фотографиях. Не исключено, что, помимо Лайзы, на снимках Айвза были и другие знаменитости. Исчез он... да, исчез он шестого декабря. В начале января, через месяц после исчезновения из Санта-Роситы, он объявился в Лас-Вегасе и оставил у портье в «Песках» сверточек для Лайзы Дин. Отыскать ее было просто: в газетных колонках светской хроники ее имя мелькало постоянно. Никаких дальнейших попыток вступить в контакт в течение последующих двух месяцев он не предпринимал. Был ли он занят отслеживанием других знаменитостей, попавших на крючок к подлецу Айвзу? Или же просто ждал, когда Лайза Дин вернется в Лос-Анджелес? Ответов на эти вопросы у меня не было.

Но я понимал, что Лайза будет чувствовать себя увереннее, получив представление, что за тип ее преследует, зная его имя и располагая описанием его внешности. Пусть решит, сколько стоят эти сведения. Откровенно говоря, денег, полученных от нее на текущие расходы, у меня изрядно поубавилось.

Искать убийцу Айвза – не мое дело. Фотографа мог прикончить кто угодно – список желающих был бы длиной с мою руку.

Честно говоря, особого удовлетворения от результатов наших поисков я не испытывал. И похоже, Лайза Дин тоже вряд ли придет в восторг.

Дэна вышла из спальни в премиленьком зеленом костюме. В руках – заново уложенный чемодан. Преувеличенно бодро спросила:

– Ну как, мы готовы?

Несмотря на свои старания казаться спокойной и естественной, выглядела очень напряженной. Я подошел и взял у нее чемодан. Дрожащим голосом она произнесла:

– Сегодня мне здесь все действует на нервы. Раньше такого никогда не было. Не знаю почему. И у меня такое чувство, что я едва знакома с той Дэной Хольтцер, которая здесь жила. Или даже кажется, что она может вот-вот войти и спросить, кто я, черт возьми, такая.

– Остерегайтесь ее – очень неприветливая особа.

Дэна остановилась в дверях и повернулась ко мне, лицо ее сразу стало каким-то и беззащитным, и настороженным одновременно.

– Тревис...

– Да, моя радость?

– Не надо так... пожалуйста, не надо. Я не могу так быстро перемениться. Знаете, хрупкие вещи легко ломаются...

– Вы мне нравитесь. Вот и все.

Она кивнула:

– Все это время мы слишком много смеялись. Вы понимаете?

– Понимаю. И теперь вы решили опять застегнуться на все пуговицы. И сегодняшний вечер снова проведете за привычной работой.

– Эта фотография, которую вы там видели... Она вам что-нибудь объяснила?

– Еще не видев ее, я нечто в таком духе и представлял. И вам ничего не надо мне объяснять. Да к черту все это! Как бы нам с вами на самолет не опоздать! – Я взял Дэну за подбородок, чуть приподнял ее лицо и поцеловал в уголок рта, как можно ближе к неровно растущему зубу. Поцеловал легко, по-братски. Она улыбнулась, но по ее щеке скатилась слезинка.

...И вот уже ее каблучки застучали по террасе, а я поспешил следом. Зеленая юбка развевалась по ветру, чуть обнажая икры сильных, стройных ног. Держалась Дэна очень прямо, высоко подняв голову.

До объявления нашего рейса оставалось двадцать минут. Багаж уже был на борту авиалайнера. Я купил газету и бегло ее просматривал. Вдруг меня словно подбросило: в небольшой заметке сообщалось, что прошлой ночью ударом дубинки по голове на пороге жилого автоприцепа была убита служащая казино Патриция Дэвис. Упоминалось также, что когда-то она была супругой известного спортсмена Вэнса Макгрудера.

Ни слова не говоря, я передал газету Дэне, указав на заметку. Прочитав написанное, она глянула на меня встревоженными глазами.

– Я не могу этого так оставить, – сказал я. – Возможно, тут поработал Сэм ми.

– Но... ведь наш багаж...

– Дэна, вы отправляйтесь в Нью-Йорк, там и позаботитесь о моих вещах. А я разберусь с этим делом и приеду.

– Но ведь я обязана все время быть с вами.

Я взял ее за запястье и слегка сжал их.

– Вам надо лететь в Нью-Йорк. Вы ведь умница, вам не нужно ничего объяснять. Мы с вами и так... много времени потеряли.

Она поймала мой взгляд и беззвучно повторила последнее слово. Черты ее лица смягчались, она сразу стала выглядеть моложе.

– Благодарю вас, – торжественно произнесла она. – Премного вам благодарна, Тревис, за то, что просветили меня насчет потери времени.

Желая показать ей, что разговор закончен, я отвернулся со словами:

– Ваша шефиня ждет вас. Так что давайте – вперед.

Она пробормотала, что ей надо сдать мой билет, и мгновенно исчезла в толпе. Я проводил ее глазами, и вдруг вспомнил, как тарпон,[4]набирая скорость для последнего, головокружительного прыжка, взвивается вверх и, достигнув неимоверной для себя высоты, в последний раз щелкает челюстями, от чего у тебя душа уходит в пятки. Эта неожиданная ассоциация неприятно поразила меня. При чем тут Дэна? Надо просто попрощаться, и пусть все идет своим чередом.

Я ждал уже довольно долго. Объявили посадку на ее рейс. Я направился к турникету, но Дэны нигде не было видно. Подошел к регистрационному окошку, попросил проверить список пассажиров. Господи, как же медленно они это делают! И вот наконец слышу: «Сэр, но мисс Хольтцер сдала свой билет прямо перед объявлением посадки». Меня обуяли тревога и гнев. Зря я пустил это дело на самотек.

Словно во сне, метался я в поисках моей девушки в зеленом. Наконец сквозь стеклянную витрину магазина мужской одежды я увидел, как она что-то покупает. Я буквально влетел туда. С ней занимался клерк. Она поглядела на меня как-то испуганно и виновато, но тут же, взяв себя в руки, непринужденно произнесла:

– Дорогой, говорила же я, что забуду твой размер рубашки! Сколько неудобств причиняет потеря багажа! Такие тебе подойдут? Они из немнущейся ткани; двух нам, пожалуй, хватит, как ты считаешь? Но какой у тебя размер, милый?

– Сорок третий, – покорно отозвался я.

– Дайте, пожалуйста, две сорок третьего размера. Ты не возражаешь, если мы еще купим тебе вот эти эластичные носки? И шорты, ладно? Нет-нет, заворачивать не надо, я прямо так все положу. – С этими словами она взгромоздила на прилавок небольшой дешевенький чемоданчик. Пока она укладывала покупки, я мельком заметил лежащие там предметы женского туалета и кое-какую косметику. Она заперла чемоданчик и, стоя в ожидании сдачи, сообщила мне:

– Наш рейс минут через двадцать пять.

Взяв чемоданчик, я отнес его в зал ожидания; отыскав укромное местечко, поставил на пол и повернулся к ней со словами:

– Ты что – рехнулась?

Она вцепилась в мое запястье сильными и совершенно ледяными пальцами, подняла глаза и проговорила:

– Все в порядке. Нет, правда. Все в порядке.

– Но...

– Получить обратно багаж я не смогла – он был уже на борту. О нем позаботятся в Нью-Йорке. Послушай, Трев... Я взрослая женщина.

– Но ведь...

– Помолчи, дорогой. Ради Бога, помолчи. Ты что, хочешь, чтобы я сама бросилась тебе на шею? И не смотри на меня как парализованная мышь. Скажи, что ты рад. Ну скажи хоть что-нибудь!

Кончиками пальцев я провел по ее щеке, погладил черную как смоль бровь.

– О'кей. Что-нибудь скажу.

– О Боже! – Она закрыла глаза и вздрогнула. – Я же ни на что не претендую, Трев. Ничего такого. Как бы то ни было...

– Как бы то ни было...

– Ты только не смейся.

– Ты же сама все прекрасно понимаешь.

Я уловил выражение испуга на ее лице.

– Трев, может, я совсем не то, что тебе... Может, ты никогда всерьез... Просто был со мной любезен, а сейчас...

– Ты все прекрасно понимаешь. Помолчи, моя хорошая.

– Я послала в Нью-Йорк телеграмму.

– В которой мило извинилась за задержку?

– Ах, да к черту все это! Мы с тобой ведь никогда по-настоящему не целовались. И у меня колени дрожат. Дорогой мой, прошу тебя, отведи меня куда-нибудь – мне просто необходимо выпить.

* * *

Во время полета, несмотря на чарующую близость Дэны, несмотря, на то что я ощущал аромат ее тела, утопал в ее темных, бездонных глаза и был полон предвкушений, от которых перехватывало дыхание, – несмотря на все это, в какой-то части моего мозга по-прежнему прокручивалась и перемалывалась вся эта грязная история. Потрудились мы немало и смогли сбросить со счетов одного за другим почти всех из той веселой компании. Карл Абель, гроза гор, не более опасный, чем падение на задницу на лыжне для начинающих. Заживо сгоревший в шипении октана Сонни Кэттон. Нэнси Эббот, тоже неотвратимо сгорающая, только на более медленном огне. Нет смысла проверять Харви и Ричи, ребят из Корнелла. Им бы просто никто не поверил, похвастайся они этим приключением. Кэзуэлл Эдгарс не был с этим связан. Впрочем, он уже не был связан почти ни с чем в этом мире. Айвз умер, причем не своей смертью. Как и Пэтти Макгрудер. Если удача хоть немного улыбнулась старому Эбботу, то и он уже встретил свою кончину – не столь ужасную, быть может? Хотя смерть – есть смерть.

Осталось трое подозреваемых: яхтсмен и бездумный прожигатель жизни Вэнс Макгрудер, официантка по прозвищу Уиппи, полоумный мужичонка – Боген. Ей-богу, расследовать это дело – все равно что бродить по опустевшему дому и открывать подряд все шкафы, проверяя их содержимое. Похоже, дело оказалось более сложным, чем я мог вообразить. Или я взялся за него не с того конца? С таким трудом найденные ниточки поминутно ускользали из рук. И я не мог отделаться от ощущения, что Лайзе Дин угрожает опасность, а возможно, и мне – хотя и не представлял, от кого исходит эта угроза и в чем она заключается. Наверняка я знал только две вещи. Во-первых, осмотр шкафов подходит к концу, а, во-вторых, я был несказанно рад, что судьба уберегла меня от вечеринок на солнечных террасах. И покрепче сжав руку сидящей рядом со мной девушки, я сказал себе, что жизнь прекрасна, и отогнал прочь мрачные мысли.

Мы приземлились вскоре после полудня. Что-то нереальное было в сочетании голубых прудов и зеленых судоходных каналов с бесконечной коричневой пустыней, напоминавшей потрескавшуюся шкурку старой ящерицы. С нами вместе прилетела группа паломников. Одетые с иголочки, они изо всех сил старались не показать, какой интерес у них вызывают турникеты в аэропорту, стремительный полет, объявления по радио и прочие чудеса цивилизации. Все они бережно сохраняли в себе ощущения страданий и стремились как можно скорее припасть к той самой нужной им плите в том самом определенном месте, где они уж воистину приобщатся к мукам, выпавшим когда-то на долю Христа. Когда наша группа проходила через пропускной пункт, я заметил парочку наблюдателей; прислонившись к стене, они стреляли глазами направо и налево – такие убаюкивающе-бдительные. Паломников они окинули быстрыми и цепкими взглядами из-под темных очков. У этих ребят в памяти существует нечто вроде картотеки на все десять тысяч неблагонадежных лиц, проживающих в Слотсвилле, да к тому же они обладают безошибочным нюхом на приближающуюся опасность.

Моя дама на сей раз не занималась никакими транзитными услугами. А я все еще испытывал какое-то приятное и необычное ощущение от нашего полета: он прошел в полном молчании, рука Дэны крепко сжимала мою руку, темные глаза были полузакрыты. Вот и сейчас она стояла, все еще неподвижная и покорная, терпеливая и чувственная, пока я, поскольку нам не надо было заниматься багажом, подыскивал машину напрокат. Повинуясь некоему ироническому импульсу, я остановил свой выбор на типичнейшем для центров игорного бизнеса лимузине – большом блестящем голубовато-зеленом авто с кондиционерами, откидным верхом и белыми кожаными сиденьями.

Я знал неподалеку одно приятное местечко: совершенно уединенный, а следовательно, дорогой жилой фургончик со всеми удобствами под названием «Обитель апачей». Советоваться с Дэной я не стал: едва ли ей знакомы эти места. В конторе сообщил, что бывал здесь раньше и хотел бы снять домик на двоих у пруда, вручил швейцару доллар, чтобы он позволил мне взять ключ и самостоятельно отправиться туда.

Большая, вытянутая в длину комната в золотисто-зеленых тонах с двумя огромными кроватями ярко освещалась солнцем. Пожалуй, даже слишком ярко. Я потянул за шнуры – тяжелые желтые портьеры со скрипом задвинулись, и мы сразу окунулись в призрачный золотистый полумрак. Еле слышно работал кондиционер, наполняя комнату приятным прохладным воздухом. Мне почудилось, что мы находимся в неком оазисе, от вчерашнего дня нас отделяет тысячелетие, а завтрашний наступит еще через десять тысяч лет...

Дэна, видимо, нервничала, временами глубоко вздыхала, а потом чуть задерживала дыхание – как будто хотела избавиться от икоты. Я обнял ее. Она словно одеревенела, и я, честно говоря, не знал, как мне быть дальше. И вдруг она порывисто вздохнула, прижалась ко мне, подставляя губы для поцелуя, и я ощутил ее сразу всю – такую страстную, нежную, сильную...

Я всегда знал, что, пока не окажешься с женщиной в постели, нельзя понять, насколько вы физически подходите друг другу. Иногда страсть бывает беспощадная, ненасытная, приводящая в конце концов к полной апатии. А иногда, сколько бы вы ни бились, полного удовлетворения достичь не удается. И то, и другое означает, что вы недостаточно совместимы и останетесь чужими, испытывая тем не менее потребность в бесконечных любовных клятвах.

У нас с Дэной оказалась исключительно редкая, до взаиморастворения друг в друге совместимость, благодаря которой волны страсти, достигнув кульминации, вновь и вновь захлестывали нас, затопляя нежностью промежутки, и с каждой волной мы становились все ближе, все лучше узнавали друг друга, и время пролетало совершенно незаметно. Когда такой шквал страсти наконец утихает, вдруг с изумлением обнаруживаешь, что снова жаждешь близости. Еще, еще... но вот – все. Безусловно, на сегодня все, и она, совершенно изнемогая, буквально умирает от усталости – такая сонная и любящая...

...Я изо всех сил боролся со сном. Буквально за шиворот вытащил себя из постели. Укрыв Дэну одеялом, сходил в душ, оделся. Включил в комнате тусклый свет, присел на кровать и, откинув с ее затылка темные локоны, поцеловал в шею, пахнущую мускусом. Она повернулась и сонно уставилась на меня, лицо ее было таким нежным, отрешенным, молодым.

– И уже оделся! – с упреком пробормотала она.

– Я ненадолго уйду. А ты спи, моя хорошая.

Она попыталась нахмуриться.

– Милый, ты поосторожнее там.

– Люблю тебя, – сказал я. В сущности, ничего не выражающие слова. Ничего не выражающие, когда действительно любишь. Я поцеловал ее в мягкие, улыбающиеся губы и еще не успел подняться на ноги, как она, по-моему, уже снова заснула. Оставив тусклую лампочку включенной, я вышел.

Меня обуревали все те противоречивые чувства, которые свойственны самцу-победителю: индюшачье самодовольство, легкая грусть, умеренно-приятное ощущение неопределенной вины, гордость оловянного солдатика, упивающегося собственной значительностью.

Но и не только это. С Дэной я испытывал нечто большее – чувство единения. Мы с ней словно слились в одно целое, неделимое. Наши отношения не были омрачены никаким обманом. Поэтому, отдаваясь страсти, я все время знал, что рядом со мной близкое существо – моя Дэна – такая сильная, полная жизни. Только в самом начале, в процессе узнавания друг друга, правда, возникло некое физическое ощущение, очень недолгое, того, что рядом с тобой чужое тело. А потом она вся стала вдруг такой знакомой, с головы до пят, такой родной. Словно мы вновь встретились после очень долгой разлуки...

А потом было все более глубокое постижение друг друга, которое не описать словами.

Меня заливало ощущение огромного, неизмеримого счастья. А ведь мы могли и не встретиться. Поистине все в жизни решает случай.

А сейчас я был голоден как волк и не намерен был это терпеть. Пока поджаривали мой бифштекс, я проглотил два коктейля. И лишь разделавшись с кофе, я наконец перестал пестовать свои ощущения и, раздобыв местную газету, изучил более подробное сообщение об убийстве Пэтти Макгрудер.

Потом поехал в деловую часть города, оставил машину на стоянке и стал не спеша бродить среди этого нелепого нагромождения дешевых магазинчиков, часовенок, открытых казино, залитых ослепительным неоновым светом. В толпе туристов опытный глаз мог заметить усталых цэрэушников; копы тоже были на стреме. Пожилые дамы с размаху налегали на рычаги и высыпали из бумажных стаканчиков десятицентовые монетки. Музыка оглушительно ревела в сухом ночном воздухе, а в шумных палатках можно было купить все, что угодно – от сонника до изящно упакованного птичьего помета.

Заведение «Четыре тройки» представляло собой длинный, ярко освещенный притон с игральными автоматами. Где ты, старый добрый игральный автомат с прорезью для монетки? Теперь вы можете, потянув за две ручки, побыть в шкуре астронавта, поучаствовать в звездных войнах и получить выигрыш, равный полутора банкам. Бездна удовольствий... Девушки, занятые разменом денег, сидели за перегородкой, открывали бумажные цилиндры с серебряными монетами и насыпали их посетителям в бумажные стаканчики. Время от времени раздавался звон брошенной в автомат монетки и слышались радостные возгласы.

Мне хотелось пока лишь взглянуть на это место – и ничего больше. Так что вскоре я уже снова мчался в роскошном автомобиле сквозь расцвеченную неоновыми огнями ночь.

Глава 12

Трейлер-парк – место стоянки жилых фургончиков – носил название «Врата в пустыню». Чтобы попасть туда, мне пришлось проехать через весь город. В начале одиннадцатого я был у цели. Вход в трейлер-парк знаменовала алюминиевая арка, высокая и, казалось, слишком хлипкая для громоздящегося на ней розового прожектора.

Фургоны были большими, все сняты с колес, около каждого – маленький внутренний дворик и крылечко с козырьком. Расставлены «елочкой» по обе стороны широкой полосы асфальта, никуда не ведущей. Примерно в половине из них свет уже не горел. Фургончик Патриции – шестой слева – был освещен. Остановив машину, я выбрался, подошел к крылечку и только поднял руку, чтобы постучать в алюминиевую дверцу, как передо мной предстала дама чрезвычайно крупного сложения.

– Чё надо?

– Я хотел бы поговорить с Мартой Уипплер.

– А ты кто?

– Меня зовут Макги. Я был знаком с Пэтти.

– Слушай, а не пойти ли тебе подальше? У детки был тяжелый день. Она просто выдохлась. Ну, так как?

– Ладно, Бобби, – послышался из фургона слабый голос. – Впусти его.

Великанша чуть посторонилась, пропуская меня. Рассмотрев ее при свете, я понял, что она моложе, чем мне вначале показалось. На ней были джинсы и голубая форменная рубашка с высоко закатанными рукавами, обнажавшими сильные загорелые руки. Волосы каштановые, коротко подстриженные, на лице никакой косметики.

Внутреннее убранство фургончика составляли обитые светлой фанерой и выложенные виниловой плиткой стены, прозрачные занавески, мебель из пластика и нержавеющей стали. На кровати лежала, откинувшись на подушки, хрупкая девушка. На ней была нейлоновая, в оборочках, рубашка. Длинные волосы цвета меди обрамляли ее бледное печальное лицо, глаза покраснели, помада размазалась на губах. Хотя она слегка похудела, тем не менее узнал я ее сразу.

– Уиппи! – произнес я не подумав и тут же почувствовал себя круглым дураком. Она сильно удивилась и уставилась на меня с явным неодобрением.

– Я вас не знаю. И не помню, чтобы где-либо с вами встречалась. Теперь меня зовут Мартой. Пат не позволяла никому называть меня прежним именем. – Это прозвучало значительно, но как-то по-детски, подчеркивая ее ранимость и беззащитность.

– Извините. Я буду звать вас Мартой.

– А вас как зовут?

– Тревис Макги.

– Никогда не слышала, чтобы Пат упоминала ваше имя.

– Я не был так уж хорошо с ней знаком, Марта. Но знаю кое-каких людей, возможно, известных и вам. Их имена: Вэнс, Кэсс, Карл, Нэнси Эббот, Харви, Ричи, Сонни.

Она отпила из своего стакана, хмуро глядя на меня поверх него.

– Сонни мертв. Я слышала об этом. Слышала, что он сгорел, и меня это ничуть не тронуло.

– Нэнси видела, как он сгорел.

Она недоверчиво спросила:

– Как это?

– Она тогда с ним путешествовала.

Слегка удивившись, Марта покачала головой:

– Чтоб она с ним моталась? Ну и ну! Кто бы мог подумать? Если в я – тогда конечно. Но она? Ги, послушайте, это просто невозможно, вы уж мне поверьте.

– Марта, я хочу поговорить с вами наедине.

– Ясно, что хотите, – подала голос великанша, стоявшая позади меня.

– Мистер Макги, это моя подруга Бобби Блессинг. Бобби, выйди на минутку, а?

Бобби изучающе меня осмотрела. Традиционный взгляд, который они приберегают для натурального представителя мужского пола, – смесь вызова, презрения и соперничества. Пожали, в наше время гомиков стало больше. Или же они просто стали вести себя более нагло? Не имея ни пениса, ни бороды, они из кожи вон лезут, чтоб заиметь все остальное. И к числу вторичных половых признаков, которыми им удалось обзавестись, относятся агрессивные манеры, развязная походка и эдакое задиристое, петушиное отношение ко всем и вся. А в последнее время они завели моду шляться группками, что небезопасно для окружающих. И если какой-нибудь неосторожный парнишка попытается увести их девушку, то он может схлопотать себе удар, силе которого позавидовал бы и портовый грузчик. Это некая субкультура, давно существующая, но лишь в последнее время вылезшая из подполья. И теперь, совершенно обнаглев, они занимаются вербовкой новобранцев в свои ряды, что не может не пугать. Успешнее всего у них это получается с беззащитными, кроткими девушками, которые, как, например, Марта Уипплер, натерпелись от мужиков вроде Кэттона. Обиженные и чувствующие к мужчинам отвращение, эти напуганные девушки в конечном счете оказываются в стане лесбиянок.

– Далеко я не уйду, позовешь – услышу, – процедила Бобби, не сводя холодного взгляда с моего лица. И вышла вразвалку, передернув плечами.

Я подошел к Марте поближе и уселся в скелетообразный пластиковый стул вполоборота к ней. Она глянула в свой недопитый стакан и сказала:

– Вы назвали имена людей, которые в тот раз были там.

– Кроме одного...

– Да, кроме той кинозвезды, – прошептала она.

– Вы кому-нибудь рассказывали, что она была там?

– Да ведь мне никто бы не поверил! Я просто не могла никому об этом рассказать. Ну, с Пат мы могли иногда об этом поговорить, вы ж понимаете. Ночью мне, бывало, снились кошмары. Она увезла меня оттуда к себе домой. Я знала... я всегда знала – она предпочла бы, чтобы на моем месте была Нэнси.

Во взгляде Уиппи сквозила тоска. У нее была простенькая, пустая, смазливенькая мордашка с выщипанными бровями и увеличенным с помощью помады ртом.

– Вам доводилось видеть те снимки? – неожиданно спросил я.

Даже у самых недалеких и апатичных натур срабатывает порой подсознательная осторожность, и они вдруг замыкаются в себе.

– Какие еще снимки?

– Те, что были сделаны по заказу Вэнса.

– Сегодня целый день меня без конца расспрашивали. Откуда я знаю, что вы не очередной нахал?

– Не могу доказать, что я таковым не являюсь. – Я колебался. Нужно было найти к ней правильный подход и не суетиться. Она явно легко поддавалась внушению, а горе сделало ее еще более уязвимой. Пожалуй, лучше всего разыграть из себя доброго дядюшку Макги. Я печально покачал головой.

– Я всего лишь человек, который считает, что Вэнс Макгрудер плохо, очень плохо обошелся с Патрицией.

Слезы брызнули у нее из глаз, заструились по щекам. Она вытерла нос кулаком.

– О Боже! Да! Этот ублюдок! Мерзкий ублюдок!

– Я так и не понял, почему Пат не стала бороться за свои права.

– Ги, вы ж не знаете, как тщательно все продумал этот поганый Вэнс! Он раздобыл на нее какое-то досье лондонской полиции нравов, собранное еще задолго до их женитьбы, – дескать, она и права-то не имела вступать в брак. И еще у него были магнитофонные пленки с записями ее развлечений с Нэнси у них дома, ну, и снимки – он специально нанял человека, чтобы тот за ними следил. Должно быть, это стоило ему кучу денег, но, как сказала Пат, это было в сотни раз дешевле, чем заплатить за развод в Калифорнии. Она не смогла найти адвоката, который взялся бы ее защищать.

– Так вы видели те снимки, Марта?

– Ну конечно. Представляете, они так все обставили, что и подозрений не возникало, что кто-то там поблизости крутится. Не знаю, как этот тип умудрился снять так близко. Пат со мной, с Нэнси и с Лайзой Дин. С Лайзой Дин только один снимок, да там и не различишь, что это Лайза Дин, если не знаешь.

– Значит, к тому времени, когда вам попались эти снимки, вы с Пат были уже вместе?

– Да. И он вот еще какую гнусность проделал. Мы поехали в город – повидаться с какими-то ее друзьями, а когда вернулись в Кармел – Вэнса дома не было, замки он сменил, а все наши пожитки были свалены под навесом для автомобиля. И еще там был какой-то тип, который охранял дом, чтоб мы не вломились и не скандалили. А Пат... По-моему, она все время пыталась освободиться от любви к Нэнси и, видно, так и не смогла. Но я шла на все, чтобы сделать ее счастливой, я так старалась...

– Зачем кому-то понадобилось ее убивать, Марта?

Она снова разрыдалась, потом высморкалась.

– Я не знаю! Просто не представляю! Именно об этом меня сегодня все время и расспрашивали. Ги, мы совсем незаметно и тихо здесь жили – уже больше года, и очень долго работали в одну смену в «Четырех тройках»: я – официанткой, а она в разменной кассе. Знакомых у нас совсем немного. Она никакой другой девушкой не интересовалась, и ко мне тоже никто не приставал. Только вот... – Она замолчала.

– Что только?

Нахмурившись, она покачала головой.

– Я не сумею толково объяснить. Началось это несколько недель назад. До этого, стоило ей только подумать о Вэнсе, она сразу приходила в бешенство, а иногда плакала. А несколько недель назад она получила от кого-то письмо. Мне не показала и, наверное, уничтожила, потому что найти я его не могу. Она стала какой-то... словно в облаках витала несколько дней, после того как получила его, и ничего мне не говорила. Потом однажды, когда меня не было дома, она звонила по междугородному. Пришел какой-то жуткий счет – на сорок с лишним долларов. И позже она еще несколько раз звонила в другой город. А потом вдруг сделалась очень довольной и веселой. Все время улыбалась и что-то напевала, а когда я спросила, с чего это ей так весело, ответила: «Не важно». Порой она хватала меня в объятия и начинала кружиться. Говорила, что все будет хорошо и мы скоро разбогатеем. Для меня это не имело такого уж значения. То есть нам и так было здесь хорошо. Нам просто ни к чему было богатеть. Не знаю, имело ли все это какое-то отношение к тому, что ее убили вчера ночью.

– Где вы были, когда это произошло?

– Да здесь! Я ж все слышала! Господи, я уже легла и пыталась заснуть. Почему-то за нее беспокоилась. Я подцепила какой-то вирус и поэтому не ходила на работу. Она должна была закончить в одиннадцать и приехать домой не позже, чем через пятнадцать минут. Но уже за полночь перевалило, когда я наконец услышала шум мотора. По звуку я поняла, что это наша машина – она у нас маленькая такая и шумная. Специально для Пат я оставила гореть одну лампочку. Я лежала и гадала, что же она мне принесет – когда я болела, она всегда приносила мне маленькие подарки – что-нибудь забавное. Машина остановилась, я услышала щелчок дверцы, а потом, уже с крыльца, она вскрикнула: «Что ты...» Только эти слова. Тут раздался страшный треск. А потом шум падающего тела... И звук удаляющихся шагов. Я включила свет, накинула халат и выбежала на крыльцо, а она лежала там, на земле, и голова у нее...

Я выждал несколько минут, пока она старалась взять себя в руки.

– Она была такая чуткая, – простонала Марта.

– Но несколько недель назад она перестала бушевать по поводу Вэнса?

– Да. Но я не знаю почему.

– После того как он выставил ее из дома, была же у нее возможность поговорить со своим мужем?

– О да, и не раз. Она просила, умоляла его. Но все без толку. Он даже ее машину забрал. Сказал, мол, ей еще повезло, что он позволил ей оставить одежду, которую она себе покупала. В конце концов он дал Пат пятьсот долларов, чтобы она смогла уехать. У меня было долларов семьдесят пять. Мы приехали сюда на автобусе и устроились на работу. Он с ней гадко поступил.

– Марта, вам что-нибудь говорит имя Айвз? Д.С. Айвз?

Казалось, это ее озадачило.

– Нет.

– А Санта-Росита?

Она склонила голову:

– Как странно!

– Что вы хотите этим сказать?

– Дня два назад она пела эту старую песенку... ну, «Санта-Лючия». Но вместо «Лючия» произнесла «Росита», я ее поправила, а она засмеялась и сказала, что сама все прекрасно знает. Почему вы об этом спрашиваете?

– Может статься, это и не имеет никакого значения.

– Но если это имеет какое-то отношение к убийце...

– Она не упоминала о какой-нибудь предстоящей встрече?

– Встрече? Ах да, я и забыла. Как раз на днях она сказала, что, возможно, кое-куда ненадолго съездит. Одна. На денек или два. У меня это вызвало ревность. Пат стала меня дразнить, так что я заревновала по-настоящему, а потом она заявила, что это всего лишь деловая поездка и она мне потом все расскажет.

– Куда она собиралась ехать?

– В Феникс. Ги, мы в Фениксе ни одной души не знаем.

– И когда она туда собиралась?

– Не знаю. Вроде бы на днях.

Больше мне из нее ничего интересного не вытрясти. Она совсем выдохлась. Однако вдруг опять забеспокоилась и начала выспрашивать, кто я такой и что мне надо. Пришлось ответить вопросом на вопрос:

– И что же вы теперь будете делать, Марта?

– Об этом я не думала.

– У вас есть возможность выбраться... из этой ситуации.

Она поджала губы.

– Не знаю, что вы хотите сказать. Послушайте, Пат вытащила меня из дерьма. И вляпываться во что-нибудь опять я не желаю. Что вы вообще понимаете?

– Не заводитесь.

– Нет, почему же! Господи ты Боже мой! Все, что люди не могут понять, кажется им отвратительным. Пат всегда это говорила. Почему мир должен быть устроен только по-вашему? Нам плевать, что вы о нас думаете. Кому мы мешаем? Мы же для всех посмешище! А почему? Когда я вспоминаю, как все у меня раньше с мужчинами было... Я ведь тогда считала, что только так и бывает... Господи, да меня просто наизнанку выворачивает! И у меня есть друзья, которые хотят обо мне позаботиться.

– Да уж это точно, – иронически вставил я.

Она пристально посмотрела на меня сузившимися от злости глазами, откинула назад голову и закричала:

– Бобби! Бобби!

Я ретировался без особой спешки, но и не задерживаясь. И все же они оказались между мной и моей машиной. Бобби была с подругой тоже подходящих размеров. Черноволосая, с короткой стрижкой, в штанах мышиного цвета, в руках – клюшка для гольфа с поблескивающей золоченой головкой и хромированной рукояткой.

Они разделились и стали подходить ко мне с двух сторон.

– Только без глупостей, – заметил я, останавливаясь.

Черноволосая, имитируя баритон (видимо; хорошо потренировалась), произнесла:

– Пора вас, ублюдков, проучить как следует, чтобы не шлялись тут и не надоедали нашим девушкам.

– У вас тут что – колония? – поинтересовался я.

– Козел, – изрекла Бобби, приближаясь ко мне. Марта подошла к двери фургона, чтобы позабавиться состязанием.

В большинстве случаев они очень неплохо справляются с несведущим мужчиной. Существует ведь некий рыцарский барьер, не позволяющий ударить женщину. Однажды, уже давно, я получил довольно-таки болезненный урок, когда подобный «барьер» замедлил мою реакцию, и последующие несколько дней я провел, еле волоча ноги, словно девяностолетний старик. Такого рода ошибки, как правило, дважды не повторяют. А эта парочка еще более опасна, чем мужики-головорезы, поскольку из-за своего отклонения они прямо-таки источают ненависть к натуральному мужику. У них могут и тормоза отказать...

Освещение было слабым, а клюшка для гольфа действовала мне на нервы. Попытайся я разобраться по-хорошему, эта деваха прошибет мою черепушку. Поэтому я решил действовать без оглядки на рыцарство. Сделав ложный выпад в сторону Бобби, я ринулся к ее подружке и вцепился в рукоять клюшки прежде, чем она смогла ею воспользоваться. Я вырвал клюшку, быстро перехватил ее, развернув другим концом, отступил на шаг в сторону и двинул ею по заднице в мышиных штанах. Раздался звук сильного удара. Черноволосая так и подпрыгнула и пронзительно, по-девичьи (вероятно, к вящему своему неудовольствию), взвизгнула от боли. Я успел вовремя обернуться, чтобы увидеть, как Бобби швыряет булыжник, метя мне в голову. Он слегка задел мои волосы, а испуг прибавил мне энтузиазма. Бобби отскочила в сторону. Я три раза с силой съездил ей по плотно обтянутому грубой тканью заду, и она завопила, составив дуэт с подругой. А та вцепилась в меня, пытаясь повалить на землю. Она всхлипывала от бессилия, и несло от нее, как от погонщика мулов. Я отшвырнул ее в сторону и затем еще раз двинул ей. Взвизгнув, она бросилась бежать к фургону.

Бобби совершила ошибку, побежав рядом со своей подругой, футах в пяти от нее. Я вклинился между ними и нанес ей удар слева. Они чуть не раздавили стоявшую в дверях Марту, стремясь как можно скорее оказаться вне пределов моей досягаемости. Звуки, издаваемые ими, напоминали пение тирольцев. Расхохотавшись, я отшвырнул в сторону клюшку, сел в машину и уехал.

И вот я снова в звенящей тишине большой комнаты «Обители апачей». Дэна все еще спит. Зная, что кухня «апачей» будет уже закрыта к моему возвращению, я заехал по дороге в гастроном. Включив побольше света, распаковал свои покупки и приоткрыл краешек упаковки с тушеным мясом с лапшой. Оттуда все еще поднимался пар. Я присел на полу у кровати и стал водить упаковкой с едой взад-вперед перед лицом Дэны. Она потянула носом, открыла глаза и, сильно вздрогнув, уставилась на меня.

– Ой! – произнесла она. – Привет! – Потянулась, зевнула, потом протянула руку к лоточку с едой. Устроившись поудобней на подушках, она уселась в постели, обернувшись до подмышек простыней, и жадно отправила в рот столько еды, сколько смогла захватить вилкой. – Ох! Господи, Трев, в жизни не ела ничего подобного!

Я придвинул поближе к ней небольшой столик, принес головки чеснока, горячий чай и ватрушку с земляникой. Потом сел в ногах кровати, с восхищением наблюдая за ней. Утолив первый голод, Дэна вдруг почувствовала неловкость.

– А ты сам-то ел? – спросила она.

– Налопался до отвалу.

Она провела рукой по своим спутанным волосам.

– Представляю, какой у меня взъерошенный вид.

Ее живые темные глаза все еще были утомленными. Губы, бледные, ненакрашенные, припухли. На шее – длинная царапана, а на левом плече – три небольших овальных кровоподтека – следы моей страсти.

– Пустяки, Дэна, ты прекрасно выглядишь!

Лицо ее залило краска. Она упорно не смотрела на меня.

– Ну еще бы! Э-э-э... А который час?

– Двадцать минут первого.

Она сказала, что, пожалуй, доест ватрушку попозже. Потом попросила меня отвернуться, если я буду так любезен, встала и потащила наш чемоданчик в ванную комнату. Слышно было, как она включила душ. Вскоре после того, как шум воды прекратился, Дэна робко вышла из ванной – волосы причесаны, губы подкрашены, одета в коротенькую, до бедер, голубую прозрачную ночную рубашку, отороченную каймой и на завязочках у горла. Вместо того чтобы дать мне возможность насладиться созерцанием ее одеяния, она поспешно, сгорбившись, шмыгнула в постель. Закуталась в простыню и, покраснев от гнева, заявила:

– Честно говоря, все это не входило в мои планы!

Я от души рассмеялся. Она, нахмурившись, бросила на меня быстрый взгляд из-за земляничной ватрушки и вдруг робко улыбнулась.

– Я не привыкла к таким ситуациям, Трев. Извини.

– Не стоит извиняться. В таких случаях это не принято.

Она проглотила кусок ватрушки. Вид у нее был страдальческий.

– Я так... Не знаю, что ты можешь поду... Я никогда... А, к черту, хватит!

– Брось переживать, Дэна. Просто наши отношения перешли в новое качество. А это всегда риск. И мы оба уже знаем, что рискнули не напрасно. Кто-то, кажется Хемингуэй, определил критерий моральности или аморальности любого поступка. Моральный поступок – это когда потом чувствуешь себя хорошо. А если принять во внимание, откуда я к тебе только что вернулся, так мы с тобой вообще ангелочки невинные.

Она встревоженно посмотрела на меня:

– Что случилось, милый?

Уже и с ватрушкой, и с чаем было давно покончено, а я все еще рассказывал о своих приключениях. Когда я наконец изложил все свои соображения по поводу происшедшего, Дэна спросила с сомнением:

– А не слишком ли много догадок и предположений?

Я изложил все еще раз, только уже в конспективной форме.

– Что мы знаем о Макгрудере? Богатый, скаредный, агрессивный и жестокий тип. Не имеет постоянного занятия. Свободен в своих передвижениях. Жуликоватый, сильный и бессердечный. Нанял Айвза. Тот узнал Лайзу, понял, какой шанс подбросила ему судьба, нащелкал столько снимочков, сколько мог, с тем чтобы потом увеличить их и выбрать нужные ракурсы и комбинации. Похоже, Макгрудер не имеет к Лайзе никакого отношения. У него была своя задача. Видимо, узнав, где состоится веселье, он просто позвонил и предупредил фотографа. Айвз же из тех, кто свое не упустит. Он выполнил работу для Макгрудера и получил свои деньги. За счет Лайзы Дин он тоже очень неплохо поживился. Попытался подоить и старого Эббота, но тут сорвалось – за Нэнси заступиться было некому.

А вот дальше придется опираться на догадки. Макгрудеру чертовски хотелось жениться на молоденькой дочке Этланда. Папочка-профессор был против, но Макгрудеру удалось расположить его к себе. Пожалуй, если принять во внимание традиционное для шведов дочернее уважение к родительскому авторитету, другого пути и не было. И сдается мне, вот тут Айвз и совершил ошибку, попытавшись шантажировать своего недавнего клиента, хотя тот знал, где его найти. Видно, Айвз угрожал показать профессору Этланду снимочки с подобной мерзостью – и Макгрудер навсегда распрощался бы с мечтой о женитьбе на его дочке. Айвз не считал Макгрудера опасным – возможно, он просто недооценил его скупость. Макгрудер выследил его, дождался удобного случая и проломил ему башку. А через пару недель женился на своей Улке.

Рассуждаем дальше. Предположим, что Пэтти Макгрудер узнала имя фотографа от Вэнса. Должно быть, ему доставило особое удовольствие рассказать ей, как он умело все обстряпал и ловко лишил ее денежек Макгрудеров. Он ее ненавидел. Она оскорбила в нем самца, которого провели, разыгрывая восторги с ним в постели, а на самом деле предпочитая ему девочек. Какой страшный удар по его самолюбию! Пэтти получила письмо – возможно, от каких-то доброхотов-сплетников. Насчет молоденькой невесты Вэнса и сложностей с профессором. Это навело ее на размышления. Она знала, что собой представляет Вэнс и услышала о гибели Айвза. Связавшись с кем-то по телефону, она уверилась, что Айвза прикончил Вэнс. И отправила бывшему мужу письмо – видимо, с каким-нибудь прозрачным намеком. Мол, давай-ка выкладывай денежки, которых ты меня лишил, дружок, а не то тобой заинтересуется полиция Санта-Роситы. Что-нибудь в этом роде. Рисковать Вэнс не мог. Думаю, он написал ей в ответ, что собирается в Феникс и готов обсудить там с ней ее финансовые проблемы. Она решила, что напала на золотую жилу. Но открыто появиться в Лас-Вегасе Макгрудер не мог: ведь, когда убивают женщин, полиция имеет обыкновение проверять алиби их бывших мужей. Пожалуй, он обеспечил себе надежное алиби в Фениксе, приехал сюда прошлой ночью и убил Пэтти, размозжив ей голову. Должно быть, он понимал, что иного выбора у него нет. Она ненавидела его столь же сильно, как он – ее. И рассчитывать на ее снисхождение ему не приходилось – она бы тянула из него деньги всю жизнь.

Дэна погрузилась в размышления.

– На мой взгляд, смысл в этом есть. Но послушай, Трев, разве это наши проблемы? Разве Сэмюэль Боген – наша проблема?

– В настоящее время, моя милая Дэна, какой-нибудь очень сообразительный коп вполне может отыскать какую-нибудь маленькую промашечку Макгрудера. Обстоятельствами гибели Патриции наверняка займутся вплотную. Допустим, они его сцапают за убийство. Думаешь, он будет благородно молчать? Да он сразу выложит все факты – может, чуть-чуть подтасует их, чтобы выгородить себя или по крайней мере представить убедительное оправдание убийства. А как только к этому делу привлекут Кэсса, Карла и Марту Уипплер и примутся их расспрашивать по одному, как ты думаешь, долго сможет Лайза Дин оставаться в тени? Представь себе, дорогая, такой заголовочек: «Кинозвезда замешана в убийстве на почве разврата!» Ей придется даже хуже, чем она предполагала. Так что я должен проверить, насколько верны все мои предположения. Если ей грозят крупные неприятности, самое лучшее, что я могу сделать, – это предупредить ее. Возможно, она решит предпринять какие-нибудь шаги. Заключить долгосрочные контракты, обратиться за советом к службе по связям с общественностью – хоть что-нибудь.

Дэна нахмурилась.

– Понимаю. Но ведь Макгрудер мог назвать Феникс просто так.

– Думаю, он там. Это совсем близко. Хочу проверить.

– Хорошо, милый.

Я погладил ее по ноге.

– Люблю послушных женщин.

Она зевнула.

– Я так устала, просто шевельнуться не могу.

– Совсем-совсем не можешь?

Она чуть улыбнулась. Потом склонила голову, провела по лицу рукой.

– Ну... столь категорично я бы утверждать не стала.

Глава 13

У меня вдруг возникла мысль – пошарить в окрестностях «Четырех троек», не засветился ли Макгрудер в ночь гибели Пэтти. Но вовремя вспомнил о неусыпной бдительности лас-вегасских копов. Днем и ночью они имеют дело со всевозможной шпаной, а уж этим убийством наверняка займутся особенно тщательно, так что сумеют вывернуть наизнанку по поводу причин моего интереса к этому делу, прежде чем я хоть что-нибудь откопаю.

Кроме того, Макгрудер едва ли открыто появился бы в каком-нибудь центральном казино. Скорей всего, у него имелся адрес Пэтти. А уж коли он добрался до города, ему не составило особого труда выяснить, когда заканчивается ее смена. Бреясь, я пытался прикинуть, как он, вероятнее всего, передвигался. Феникс находится милях в трехстах от Лас-Вегаса. Я бы на его месте остановил свой выбор на хорошем скоростном автомобиле с сильным движком. Умея маневрировать на извилистых горных дорогах, вполне возможно совершить такую прогулку часов за пять. Выехать из Феникса в шесть вечера и сюда прибыть в одиннадцать. Еще час потратить, чтобы выследить и убить Пэтти. А в полшестого утра уже вернуться и украдкой прошмыгнуть в теплую постельку к новобрачной. На личной машине ехать безопаснее, нежели на автобусе или самолете, будь он даже частным. За бензин расплачиваться наличными. Нигде не регистрироваться, никаких попутчиков. Если все проделать должным образом, то даже окружающие вполне могут оставаться в неведении, что он вообще куда-то уезжал. А уж ежели у него хватило хладнокровия на предыдущий вояж в Санта-Роситу...

Мы отправились в столовую позавтракать, моя дама снова была в зеленом – единственной одежде, которой, так уж получилось, она располагала. Моя милая сонная спутница шла рядом со мной – неторопливая, на губах играла задумчивая, даже загадочная улыбка, как у Моны Лизы. Поймав мой взгляд, она сжала мне руку и сияюще улыбнулась. Потом зевнула...

Между нами говоря, мы съели целую гору сдобных булочек и бекона.

На стойке в вестибюле я отыскал газету, выпущенную в Фениксе, просмотрел ее и нашел телефон и имя редактора отдела светской хроники. Затем, как следует проинструктировав Дэну, отправил ее в телефонную будку, снабдив фальшивым именем и правдоподобной легендой. Стоя рядом, я наблюдал, как взгляд Дэны оживляется и становится все жестче. Она возбужденно кивнула мне, вышла из будки и воскликнула:

– До чего же милая женщина! Значит, так: Макгрудеры остановились в гостях у супружеской пары, их зовут Гленн и Джоан Барнуэзер. Дама произнесла их имена с придыханием и благоговейным трепетом. По всей видимости, они старые знакомые Вэнса. Макгрудеры прилетели к ним из Мехико-Сити дней пять назад, так она считает. Она поместила об этом небольшую заметку. Сейчас все – на ранчо Барнуэзеров недалеко от Скоттсдейла.

Мы вернулись к себе в комнату и собрали вещи. Дэна стала вдруг жутко хозяйственной: расхаживала по комнате с озабоченным видом, прикусив губу, стараясь не упустить из виду ни одной мелочи из нашего скудного скарба.

Когда она в очередной раз проходила мимо меня, я заключил ее в объятия, поцеловал в наморщенный лоб и заявил, что она замечательная девушка. Она в ответ выразила свою радость, что я считаю ее таковой, но при этом заметила, что неплохо бы, пожалуй, позволить замечательной девушке заняться делом, а не то, чего доброго, мы не выберемся отсюда до полудня, а это, как она случайно запомнила, – час отсчета новых суток в мотеле.

В полдень мы уже на всей скорости мчались по направлению к Болдер-Сити. Остановились лишь раз возле универмага, чтобы прикупить кое-какое барахло: эластичную юбку, блузку-топик и ярко-желтый шарфик – для Дэны, белую спортивную рубашку – для водителя, то бишь для меня.

Машина оказалась мощной и проворной. День выдался жаркий, солнце и сухой ветер буквально поджаривали нас. Мы смеялись, отпускали глупые шутки, словом, пребывали в атмосфере медового месяца. Она не сводила с меня озорного взгляда темных глаз. Вот такой мне и хотелось видеть ее всегда – полной жизни, раскованной, а не погруженной в мрачные раздумья.

Она была в том прекрасном женском возрасте, когда гармония души и тела делают женщину, особенно любящую женщину, просто неотразимой. Это вам не смазливенькая девчушка, застенчивая и кокетливая, которую нужно искусно поощрять, нежно возбуждая. Это – зрелая женщина, пылкая, красивая и сильная, в ладу со всем миром и со своими страстями. Она способна мгновенно интуитивно обнаружить любые уловки, малейшую фальшь в отношениях, не совсем полный отклик на свои чувства и, руководствуясь принципом: или все или ничего, – немедленно повернуться и уйти навсегда. Цельность натуры и чувств – единственное, что она понимала и принимала. А сейчас ее взгляд был ясным и открытым, не выражал никаких сомнений и колебаний, вызываемых непрошеными грустными воспоминаниями. И даже несмотря на то, что мы занимались расследованием убийства, мир вокруг нас был прекрасен.

Когда мы остановились перекусить в патио на открытом воздухе, в густой тени, я посмотрел на нее и спросил:

– Как же это вдруг случилось?

Она поняла меня с полуслова и, нахмурившись, уставилась в свою чашку с кофе.

– Думаю, это произошло вскоре после твоего возвращения от Карла Абеля. Ведь ты тогда вправе был строить из себя супермена – молодецкая усмешка и все такое... А ты переживал, что причинил ему боль, унизил его. А он-то уж определенно этого не заслуживает. И я поняла, что в самоутверждении ты просто не нуждаешься, что в тебе и так настоящее мужское нутро. И нет никакого позерства, игры. Ты никогда не пытался произвести на меня впечатление, показать, какой ты чертовски замечательный парень, и... ну, завлечь меня, что ли... Хотя, конечно, чувствовал, что меня... тоже влекло к тебе. Это звучит, наверное, несколько самоуверенно, но... многие мужчины на твоем месте рассматривали бы меня как... награду и считали бы нашу близость просто обязательной. Хотя я-то знаю, что не такой уж я подарок.

– Не наговаривай на себя, Дэна. Ты просто невероятно, удивительно, незабываемо замечательная. И говорю я это не просто...

– Я знаю, – прервала она меня. – Не будем об этом. Главное, что мы нашли друг друга и стали одним существом. И давай радоваться друг другу и не думать, что нас ждет дальше. Хорошо, милый?

– Хорошо, никаких разговоров.

– А знаешь, мы красивая пара, – задумчиво сказала она. – И мне ужасно приятно это сознавать. Когда мы вместе, каким-то0 непостижимым образом сглаживаются наши несовершенства. Я ведь понимаю, что я иногда неловкая, иногда чересчур строга, часто слишком агрессивна. А ты... грубоватый, сотканный из противоречий искатель удачи, чуть холодноватый, довольно равнодушный ко всему, что не касается тебя лично, но проницательный и осторожный в опасных ситуациях. Может быть, даже жестокий. А уж эта твоя сибаритская яхта и твои пляжные девочки, будь они неладны! И все-таки мы гармоничная пара. По крайней мере, на данный момент.

– На данный момент, Дэна?

– Я ведь не ребенок, Тревис. И знаю, что когда-нибудь все кончается. И расплата всегда неизбежна.

– Помолчи.

– Я слишком много говорю?

– Только иногда.

Итак, мы снова отправились в путь, то поднимаясь в горы, где чувствовалась прохлада, то спускаясь в теплые низины, и наконец очутились в плодородной и изобильной долине Солт-Ривер, где правит бал Феникс. Начавшийся некоторое время назад подъем деловой активности превратил его в весьма основательный, цепкий городок, где наследницы плантаторов и обыкновенные шлюхи ходят в штанах с одинаковыми лейблами.

Солнце уже клонилось к закату за нашей спиной, когда мы прибыли туда и окунулись в суматоху уличного движения, свойственную началу уик-энда. Покружив по городу, я остановил свой выбор на довольно неуклюжем U-образном стеклянном строении из камня, тикового дерева и термоокон под названием «Холлмарк». Внутренний дворик утопал в зелени, в мраморном бассейне в форме палитры художника голубела вода. В ближайшем курортном магазинчике, все еще открытом, мы пополнили наш довольно скудный гардероб плавками для меня и купальным костюмом для дамы. А также выпили коктейли из джина и горькой лимонной настойки. Дэна плавала с чрезвычайно серьезным видом, держа подбородок высоко над водой, стилем, который я назвал «стилем молодой овчарки». В ванной комнате, при тусклом дневном свете, я увидел ее тело с явственно проступившими на нем контурами блузки-топика – мы долго ехали по солнцу. Ее белые груди, так чутко реагирующие на прикосновения струй воды, вдруг так взволновали меня, что я подхватил ее на руки, даже не вытерев полотенцем. Вода стекала с нее на пол, но мне было все равно: я так любил эту свою крепкую и податливую, смеющуюся и отбивающуюся ношу, казавшуюся совершенно невесомой... Так мы отпраздновали двадцать четвертый час нашей совместной жизни.

...Изнемогшие и умиротворенные, мы долго не могли разомкнуть объятия, но в конце концов нам пришлось вернуться на грешную землю и обсудить все возможные способы выйти на Макгрудера.

У меня не было четкого плана действия. Ясно было одно – если это тот самый Макгрудер, надо было его напугать, заставить беспокоиться, убедить, что он приперт к стене и у него нет ни единого шанса выкрутиться. А затравленного, его можно брать голыми руками и тепленького передать правосудию. Единственное, что меня в этом всем беспокоило, – это то, что судебный процесс поставит крест и на карьере Лайзы Дин.

А я как-никак порядком истратил ее денежек, и это накладывало на меня определенные обязательства перед ней. Так что хочешь не хочешь, а на Макгрудера придется организовать охоту. Зря он уверен, что вышел сухим из воды.

Номер Барнуэзеров значился в справочнике. Прежде чем позвонить, мы с Дэной все тщательно обсудили. Проинструктировав ее, я отправился в ванную комнату, где был параллельный телефон.

Слуга сказал Дэне, что Макгрудеры в домике для гостей, и дал ей номер телефона.

У мистера Макгрудера оказался красивый баритон. По голосу чувствовалось, что он выпил.

– Вы меня не знаете, мистер Макгрудер...

– Судя по вашему очаровательному голоску, это большое упущение с моей стороны. Как ваше имя?

– Я как раз придумала себе новое. Интересно, понравится ли оно вам? Пэтти Айвз. Ну как?

После паузы, во время которой я успел медленно сосчитать до пяти, он ответил, тщательно контролируя свои интонации:

– Вы говорите так, словно это имя что-то должно для меня значить. Но боюсь, я не понимаю...

– Пожалуй, вы сейчас в невыгодном положении. Я настолько больше знаю о вас, чем вы обо мне...

– Мне не хотелось бы вести себя невежливо, но я не стану отгадывать ваши загадки, кем бы вы там ни были. Так что, если не возражаете...

– Я подумала, может, Вэнс, не договориться ли нам с вами о встрече, чтобы спокойно побеседовать. Если вы, конечно, сумеете потихоньку смыться от своей милой женушки. У нас ведь с вами есть общие друзья. Карл Абель, Лайза Дин, Кэсс Эдгарс, Нэнси Эббот, Марта Уипплер. А Сонни Кэттон, бедняга, погиб.

И снова я получил возможность сосчитать до пяти.

– Мне кажется, вы не слишком умны.

– Может быть. Зато я не слишком жадная. И очень, очень осторожная, Вэнс.

– Позвольте мне представить это таким образом. Скорее всего, то, что кажется вам таким ценным, просто выеденного яйца не стоит.

– Ох, как бы это не обернулось для вас бедой!

– Мышиной возней занимаетесь, дорогуша. Я совершенно убежден, что заслуживаю прощения за свои прошлые неблагоразумные поступки. Жизнь с моей «бывшей» часто становилась просто невыносимой. Миссис Макгрудер в курсе. И теперь у меня совсем другая жизнь. Вчера днем полицейские допрашивали меня и удостоверились, что я не убивал Пэтти. Хотя я не буду лицемерить: мне ее не жаль. Она была жуткой женщиной, и я рад, что освободился от нее. Все это, разумеется, не ваше дело. Но мне не хотелось бы, чтобы вы думали, что встревожили меня. Вы всего лишь меня... раздосадовали. Пожалуйста, больше мне не звоните. – Раздался щелчок.

Я положил трубку на рычаг и сел на край маленькой треугольной ванны. Через несколько мгновений в дверях ванной появилась Дэна в моей спортивной рубашке. Она прислонилась к косяку и спросила:

– Ну что?

– Не знаю я. Просто не знаю. Или мы чудовищно ошибаемся, или у него железные нервы. Против него слишком много улик. Черт возьми, это просто должен быть он! А знаешь что9 Поехали туда!

– Без приглашения?

– Мы его получим.

Есть теория, согласно которой к избранному обществу в Соединенных Штатах принадлежит около ста тысяч людей, и каждого из них можно связать с любым другим не более чем за три хода. Например: Рон знаком с братом Кэрол по Принстону, муж Кэрол работал с Верном в Фонде Форда, кузина Верна познакомилась с Люси во время кинофестиваля. И когда Рон и Люси встретятся друг с другом как совершенно незнакомые люди, то после минутной милой игры в «знаете ли вы?», сопровождаемой восторженными возгласами, они обязательно найдут общих знакомых.

Приложив в прошлом определенные усилия, я достаточно хорошо ориентировался в этой группе избранных, и выйти на Гленн и Джоан Барнуэзер надеялся без особого труда. Правда, удача пришла не сразу. Сначала я попытался копнуть Тулио в Оклахома-Сити – глухо. Потом вспомнил про Мэри Уэст из Таксона. Она знала их, но не очень хорошо. Зато ее приятели Пол и Бетти Дайвер из Флэгстаффа были знакомы с четой Барнуэзеров достаточно близко. Мэри была уверена, что сможет уговорить Бетти подыграть мне. Если выйдет какая-то осечка, она мне перезвонит. В случае удачи мне должна будет позвонить сама Джоан Барнуэзер. Мэри вкратце рассказала, что мне следует знать о Дайверах.

Телефон зазвонил только через двадцать минут.

– Трев Макги? – раздался в трубке женский голос. – Это Джоан Барнуэзер. Мне только что позвонил наш с вами милый общий друг Пол Дайвер и сказал, что вы в городе. Не могли бы вы к нам заехать? Вы свободны?

– Да, благодарю вас, если только вы позволите мне взять с собой девушку.

– Ну, разумеется, дорогой мой! Мы с Гленном будем очень рады. У нас тут гости, и мы развлекаемся. Уже выпили море вина, разделались с закусками и собираемся поджарить мясо. Так что не задерживайтесь и приезжайте прямо как есть. У нас все очень по-домашнему. – И она рассказала, как к ним добраться.

Дэна слушала, прильнув ко мне. Когда я положил трубку, она одарила меня восхищенным взглядом.

– Ну, ты и мерзавец, Макги.

– Дорогая, иди облачайся в свое зеленое одеяние.

– Она же сказала приезжать прямо как есть.

– Ну, тогда по крайней мере застегни мою рубашку.

Глава 14

По дороге за город, под холодным мерцанием звезд я в общих чертах поделился с Дэной, как нам следует обставить это дело. Ей по моему плану следовало держаться подальше от Макгрудера и поближе к его молодой женушке-шведке, если, конечно, получится. Я же займусь им самим и постараюсь выжать из него все, что можно...

Обителью Барнуэзеров оказалось простенькое, небольшое ранчо стоимостью в четверть миллиона долларов, простирающееся на несколько сотен ярдов посреди каменистого участка земли. В свете звезд поблескивали около пятнадцати автомобилей; с освещенной прожекторами лужайки близ бассейна доносилась музыка и веселые возгласы.

Я заметил, что, выйдя из машины, Дэна глубоко вздохнула и внутренне собралась. Мы пошли в ту сторону, где шло шумное веселье. Между бассейном и домом были расставлены инфракрасные обогреватели. За стойкой бара ловко орудовал прямо-таки излучающий дружелюбие парень в красной куртке. Гостей было человек тридцать пять. Среди них молодые преуспевающие пары, оживленные моложавые мамы с уймой детей и их мужья, несколько обрюзгшие, всецело поглощенные бурбоном и обсуждением правительственного курса в области земельной политики. Присутствующие разбились на маленькие группки для бесед, состав которых постоянно менялся. Наряды самые разнообразные – от шорт и слаксов до причудливых фермерских курток и светлых джинсовых костюмов с перламутровыми пуговицами. В доносившихся до нас обрывках фраз явственно улавливался юго-западный акцент, моментально усваиваемый переселенцами из Индианы и Пенсильвании.

Мы в нерешительности остановились, и к нам тут же подошла, улыбаясь и протягивая обе руки для приветствия, стройная миловидная женщина.

– Вы Трев? А я – Джоан.

– А это Диана Холлис, – представил я Дэну. Мы решили, что Лайза Дин, возможно, рассказывала о своей верной Пятнице Макгрудеру, и ее необычное имя могло застрять у него в памяти.

– Дорогие мои, я так рада, что вы приехали. Пойдемте, я вас со всеми познакомлю.

Сначала она подвела нас к бару и угостила коктейлями, а затем, ловко лавируя, провела через толпу, представляя нам всех по очереди. Гленн оказался плотным мужчиной в джинсовом костюме. Знакомя нас с друзьями, Джоан особо выделила гостящих у нее молодоженов. Вэнс Макгрудер в жизни был чуть лысее, выше и загорелее, чем на снимках. Характерное лицо. Спортсмен, весь состоящий из одних мускулов. Даже лицо его походило на кожаный мешок, плотно набитый грецкими орехами. Мышцы для поло, мышцы для тенниса, для парусного спорта, для фехтования. Такие каждое утро в течение всей своей жизни отжимаются, в любой момент готовы состязаться с профессионалами и одержимы манией превзойти и победить всех и вся в любом состязании, будь то теннис, гандбол или что-либо еще. Чувствовалось, что столь красноречивой внешности и личность была под стать – всезнающий, равнодушный и надменный тип, снизошедший до развлечения.

А его молодая супруга... Признаюсь, это была одна из самых поразительных женщин, когда-либо встреченных мною в жизни. С ней невольно хотелось говорить шепотом, с благоговейным трепетом. Шведам порой удается взрастить поразительные образчики женской красоты. Улка Этланд-Макгрудер явно была неординарной личностью, чтобы Макгрудер мог держать ее под каблуком. На ней было пушистое оранжевое платье без рукавов. Остальные гости кутались в жакеты, свитера, шали и меховые накидки. А при взгляде на Улку казалось, будто в ее теле достаточно тепла, чтобы комфортно себя чувствовать и при тридцатиградусном морозе. Под мягкой тканью ее платья угадывались зрелые формы и длинные, стройные ноги. Поистине, она являла собой образец физического совершенства. Чертами лица, на котором полностью отсутствовал грим, Улка неуловимо напоминала прелестного юношу-воина времен короля Артура. Или Жанну д'Арк в поэтическом варианте. Ее серо-зелено-голубые исландские глаза, казалось, вобрали в себя весь холод северных морей. Густые роскошные волосы цвета очень светлого золота, завиваясь в локоны, обрамляли высокий безмятежный лоб, который хотелось назвать челом. Говорила она мало, слова произносила вяло и равнодушно. И все время искала глазами мужа. Но за холодной красотой древних викингов ощущалась очень чувственная натура. Она угадывалась во всем: в манерах, в рассеянной, ленивой улыбке, в чуть заметных фиолетовых кругах под глазами, в изгибе округлых бедер, в каждом движении и даже когда она стояла неподвижно. Будучи намного моложе присутствующих, она в то же время производила впечатление вполне сформировавшейся, зрелой личности, словно пришедшей в современный мир из тысячелетней древности. И присутствующие женщины, все до одной, чувствовали, что она вне конкуренции, и ненавидели ее.

Знакомство с Улкой убедило меня в правильности моих догадок в отношении Макгрудера. Она была для Вэнса символом, венчающим окончательную победу в непрерывном состязании с представителями своего пола – все равно что знамя или медаль. В Улке поражало странное противоречие между несомненными признаками сильной личности и неким налетом примитивной женской сексуальной покорности. И еще одно было для меня совершенно ясно: она с Макгрудером до тех пор, пока на ее пути не появится человек с еще большими мужскими достоинствами. Объект своей преданности она сменит без колебаний и душевных мук. Тем более что мужчина типа Макгрудера пойдет на все, чтобы ее заполучить. Вот и Вэнс устранил все препятствия к желанному браку. Теперь я был в этом уверен. Размышляя о будущем молодоженов и памятуя о прежних привычках и склонностях Макгрудера, я подумал, что, когда его физические ресурсы начнут истощаться, он, скорее всего, начнет развращать жену, чтобы стимулировать себя. Ведь для него женщина – собственность, используемая им достаточно утилитарно.

Естественно и осмотрительно перемещаясь среди гостей, я оказался в одной группке с Макгрудером. Дэна тоже не теряла времени даром – оглядевшись, я увидел их вдвоем с Улкой. Дэна что-то тихо ей говорила; Улка кивала, не сводя глаз с мужа. У меня же с Вэнсом ничего не выходило. Я попытался поиграть с ним в «знаете ли вы?», заводя разговор о некоторых моих знакомых яхтсменах-любителях во Флориде. Да, он их знал. Разумеется. Ну и что? Как я понял, пустяками его в данный момент не заинтересуешь. Он дважды пошел на страшный риск и заполучил эту принцессу викингов. А кто-то – возможно, именно сейчас – изготовился, чтобы накинуть ему петлю на шею и положить всему конец. Обуреваемый столь мрачными мыслями человек вряд ли может поддерживать пустую светскую беседу. Я понял, что тоже мне придется довольствоваться собственными размышлениями. Удивительно, почему Макгрудер согласился с тем, что его молодая жена так скоро вернется в колледж. Лично я бы так скоро не расстался со столь прелестным созданием. Просто невозможно было поверить, что она – произведение сухаря профессора. В стародавние времена, как только появлялся такой редкостный образчик красоты, доверенные лица короля спешили с этой вестью в замок, и девушка навечно исчезала в королевских покоях, а ее семья получала взамен мешочек с золотыми монетами. В наше время такие девушки обычно становятся добычей богачей, известных спортсменов, телевизионных магнатов и макгрудеров. Но человек, заполучивший подобную жемчужину, теряет покой, ибо, если он не король, то никогда не сможет быть уверен, что завладел ею навсегда. Это всего лишь временный заем, полученный от Провидения.

Позже, сидя рядом с Улкой в большой гостиной в доме, я получил возможность понаблюдать, как она режет, а затем пережевывает огромный кусок недожаренного мяса – только нож и зубы сверкают, молодые челюсти работают, и на лице – выражение полной поглощенности этим физическим актом. На лбу даже пот выступил. Дочиста обглодав филейную косточку, она слизала капли жира с губ и кончиков пальцев. Можно было только позавидовать ее здоровому аппетиту, ведь не назовешь же вульгарным тигра, с хрустом разгрызающего кость, чтобы высосать оттуда мозг.

Гости разбились на группки и разбрелись кто куда – благо, места как в доме, так и около него было предостаточно; различная степень опьянения разделила их более определенно, нежели клановые или деловые интересы. Я неспешно бродил в поисках Дэны. Огибая участок, засаженный высокими кактусами, кажущимися неземными в мертвенно-голубом свете прожекторов, я услышал чуть правее меня резкий шепот. В нем сквозила ярость, свойственная только женщинам: «Ублюдок! Ублюдок! Ублюдок!» Произнесено это было скорее презрительно, чем возмущенно. Я решил тихо ретироваться: меня мало волновало, как в этом пустынном раю жены честят своих мужей. Скорее всего, здесь это делалось точно так же, как и в других местах. Но мужской голос заставил меня остановиться.

– Я только хочу знать, куда ты... – Конца предложения я не расслышал. Он повысил голос, чтобы оборвать ее, а когда она замолчала, снова заговорил тихо. Это был Вэнс Макгрудер.

– До чего ж ты проницателен! Тако-о-ой проницательный! Боже, какой блестящий ум достался мне в мужья!

– Тс-с, Улли. Не ори!

– А может, это один из моих мексиканских приятелей. Что скажешь, а? Ну, что? И что бы ты, интересно, стал делать? – Нежный голос Улки Этланд-Макгрудер, новоиспеченной женушки. Куда делись ее сонная безразличная улыбка и безмятежная тихая покорность? Сейчас это была злобная, насмехающаяся, избалованная женщина. Он снова зашикал на нее, и они двинулись прочь. Осмотревшись, я обнаружил, что нахожусь рядом с тропинкой, ведущей, вероятно, к домику для гостей.

Признаюсь, эта сцена доставила мне удовольствие. Как лиса, которая, подпрыгнув повыше, обнаружила, что виноград-то на самом деле кислый, так и этот бронзовый сгусток мускулов, пытаясь перехитрить время, заполучил в жены восхитительное дитя, а теперь ни спортивные навыки, ни деньги, ни положение в обществе не спасут его от ее разбойничьего инстинкта, который заставляет бить по самому уязвимому месту – его стареющей мужественности. Похоже, в поисках рая он наскочил на подводный риф, несущий ему верную погибель.

Вечеринка близилась к концу. Слышался пьяный смех. Несколько человек затянули «Желтую розу Техаса». Я нашел Дэну, и мы подошли к Джоан Барнуэзер попрощаться. Покачиваясь, она сказала:

– Завтра утром приезжайте, поедем кататься на лошадях, слышите? У нас замечательные лошади. Пр-р-росто замечательные. Диана, милочка, как я и обещала, подберу для вас костюм, он вам впору будет. Об этом не беспокойтесь. Будете только вы, мы и Макгрудеры. Знаете, Диана, а вы понравились Улке. Она хочет, чтобы вы приехали. Нет, вы слышите? Чтоб ей кто-то вообще понравился! Нет, ради Бога, мы сто лет знакомы с Вэнсом, мы любим этого с-сукина сына, и прекрасно, что он избавился от своей английской лесбиянки. Та еще была штучка, уж вы мне поверьте! Но, ч-честно говоря, и эта Улка мне не по душе. Она... да она просто зомби, вот что она такое! Мне не следовало бы так говорить, но я слегка поддала, мои дорогие. Ну так приезжайте сюда к девяти утра, о'кей? По пути домой Дэна призналась:

– Я боюсь лошадей.

– Расскажи лучше, как твои успехи?

– А ты разве не слышал? Я ей понравилась. Но разговорить ее мне так и не удалось. Трев, у этой малышки воистину очень ограниченные реакции. Когда-то у меня была одна такая знакомая – в конце концов у нее обнаружили гиперфункцию щитовидной железы. Она всегда была такая вялая, спала по четырнадцать часов в сутки и не могла следить за беседой. Поверь мне, милый, я старалась. Действительно старалась. Провела наедине с ней почти сорок минут. Пыталась вставлять разные ключевые слова в разговор, чтобы вызвать хоть какую-нибудь реакцию. После долгих усилий мне удалось узнать, что ее супруг играл в покер в прошлую среду, всю ночь. По ее словам, он обожает хорошую партию в покер. И вернулся он только в четверг, незадолго до полудня. Все это я из нее вытягивала по словечку.

Я похвалил Дэну, но мне было не по себе. Я чувствовал, что игра уходит из наших рук. Ведь я сделал ход. И что же? Либо Макгрудер невинен как дитя, либо он тоже сделал какой-то свой незримый ход. После некоторого раздумья я решил действовать так, словно он сделал ход. В его невиновность верить мне не хотелось.

* * *

Одежду для верховой езды нам обоим пришлось позаимствовать у хозяев дома. Штаны Гленна Барнуэзера были мне коротковаты и велики в поясе. У Дэны же возникла несколько иная проблема с саржевыми бриджами Джоан – в талии и длине они оказались ей в самый раз, но на бедрах чуть не лопались. Пока конюхи седлали лошадей, Джоан раздала нам лечебные дозы коктейля с лимонным соком. Затем распределила лошадей. Дэне, как новичку, досталась довольно-таки упитанная и добродушная кобылка. Я получил желтовато-серого жеребца с головой, напоминающей отбойный молоток, и с угрожающе вращающимся глазом. Почуяв неопытного седока, он попытался укусить меня за ногу и одновременно шмякнуть об столб. Вонзив ему в бока шпоры и слегка шлепнув, я принудил его к покорности – впрочем, весьма сомнительной. С фырканьем лошадей и болтовней наездников наша процессия двинулась вверх по пологому склону. Джоан и Вэнс, бесспорно, сидели в седле лучше всех в нашей группе. Идеальная осанка, локти, пятки – все, как надо. Они двигались, словно слившись с животными воедино. Гленн на крупном рыжем жеребце не многим им уступал. Наши с Улкой успехи были примерно на одном уровне. Она просто восхитительно смотрелась в светло-голубом джинсовом костюме, на белокурой головке – сдвинутая на затылок белая ковбойская шляпа, подвязанная шнурками под подбородком. Улка казалась значительно веселее, чем была накануне. А вот Вэнс имел жалкий вид. Бледный, несмотря на загар; глаза налились кровью. Прежде чем сесть в седло, он залпом проглотил, один за другим, три коктейля, пытаясь ослабить напряжение, которое угадывалось в каждом его движении и жесте.

Джоан болтала о своем ранчо и как они тут в конце концов все обустроят. Показывала, где что будет. Мой чертов конь все пытался споткнуться, проверяя, сможет ли он слегка освободиться от моей хватки, чтобы потом швырять меня туда-сюда всю дорогу. Какое-то время я ехал рядом с Улкой. Порывшись в сумочке из светлой кожи, пристегнутой на ремешке к ее запястью, она достала сигареты и, пригнувшись, протянула одну мне, а затем после нескольких неудачных попыток даже ухитрилась поднести мне огня. Мы молча, с идиотским видом, улыбнулись друг другу. Ее тяжелые груди упруго колыхались под грубой джинсовой тканью. Классический нос блестел. Однако вскоре мне пришлось с ней расстаться – мой конь из легкого галопа вдруг резко пустился вскачь. Похоже, легкий галоп ему был не по вкусу. Он постоянно норовил то резко отпрянуть назад, рискуя сломать мне хребет, то вдруг несся как угорелый. Так что скучать мне не приходилось. Тут вдруг все, по предложению Гленна, направились по каменистой низине к дальней рощице. К счастью, мой конь наконец-то начал воспринимать меня чуть более всерьез. Мы растянулись по равнине. Дэна оказалась впереди с Гленном, сгорбившись и припав к шее кобылы, а может, еще и уцепившись за седло – мне были видны только ее светлые штаны. Джоан ехала на полкорпуса впереди меня, слева.

Внезапно Улка Этланд-Макгрудер жутко, пронзительно взвизгнула. Лошади мгновенно среагировали на ее крик. Мой коняга взвился на дыбы и так же резко опустился. С трудом удержавшись в седле, я тут же пришпорил его, рванулся вперед и успел подхватить Дэну, уже сползавшую со своей кобылки, и усадить обратно в седло. Гленн поскакал влево. Поглядев ему вслед, я увидел, что конь Макгрудера как бешеный скачет прочь, волоча за собой, словно тряпичную куклу, безжизненную фигуру, которая сначала подскакивала на камнях у его задних копыт, а затем выскользнула из стремени и осталась неподвижно лежать, расцвеченная кое-где красными пятнами. Улка спешилась, снова взвизгнула, бросилась, спотыкаясь о камни, к распростертому на земле Вэнсу и упала подле него на колени. Я тоже соскочил на землю и привязал своего необузданного скакуна к низкорослому кустарнику. Кобылка Дэны внезапно отпрянула и рысцой направилась к дому. Джоан, натянув поводья, развернулась и поскакала следом за Дэной. Я подбежал к телу. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять – все кончено. Я помог Улке подняться на ноги и повел ее прочь. Ее буквально сотрясала дрожь.

– Он просто наклонился вперед и выскользнул из седла, – едва слышно вымолвила она с чуть заметным акцентом. – Выскользнул, а нога застряла. О Боже! – Улка рухнула на колени и закрыла лицо руками.

Тело подвезли к дому Барнуэзеров и переложили в санитарную машину. Быстро выполнили необходимые формальности. Мы все признали, что Макгрудер неважно выглядел с утра. Улка сказала, что у него расстроился желудок, и он не спал ночь. Ее уложили в спальне Джоан и оставили под присмотром хозяйки и Дэны. Затем сообщили о происшедшем профессору. Он заявил, что приедет в Феникс в воскресенье утром и увезет дочь в Сан-Франциско. Там же состоятся похороны. Адвокат Макгрудера также был поставлен в известность. Поблизости уже рыскали репортеры, некоторые из них в ожидании информации с раздраженным видом сидели в своих машинах.

Я находился в тени террасы с Гленном Барнуэзером. Он то и дело качал головой и повторял: «Какой ужас, какой ужас!» – а потом наливал себе очередную порцию крепкого бурбона.

– Все у него было, ему бы жить да жить! – произнес я.

– Боже, видели бы вы его домик на Гавайях! Теперь, как я понимаю, он принадлежит Улке. Знаете, почему ей так паршиво, что это произошло именно сейчас. Вчера перед сном я решил немного прогуляться. Я вчера перебрал, и, если бы сразу лег спать, меня бы просто вырвало. А ночью звуки так разносятся! Они жутко ссорились. Прямо-таки орали друг на друга. Слов я не разобрал. Долго они ругались. И по-моему, не она начала. Может, это вообще была их первая ссора. Мне так показалось, что Вэнс был виноват. Возможно, он и сам это чувствовал. Судите сами: мужчина женат всего два месяца и вдруг проводит всю ночь за покером, когда дома в постели его ждет такая штучка. Ей трудно понять, что ему необходимо было встряхнуться.

– За покером?

– Ну да, в городе, в клубе, в прошлую среду. Такие партии в покер на всю ночь – дело обычное, раз в месяц их проводят. Он просадил около двух тысяч. Кое-что и мне перепало. Я бы, может, и больше урвал, но под конец он отыгрался.

Когда бережно выстраиваешь какую-то схему и все детали подогнаны как нельзя лучше, а кто-то вдруг вышибает фундамент из-под всей конструкции, приходишь в бешенство. Хочется просто вцепиться в свое сооружение, чтобы не дать ему развалиться.

– Неужели он играл всю ночь? – спросил я, всматриваясь в это большое красное и серьезное лицо, тщетно пытаясь отыскать на нем малейшее свидетельство неискренности.

Гленн понимающе ухмыльнулся:

– Уж рассвело, когда мы закончили, Макги. Понятно, что это удивит кого угодно, стоит только взглянуть на его шведскую женушку. Может, бедняге Вэнсу просто нужна была передышка. Нелегко ему, видно, с ней приходилось.

Моя башня, такая замечательная, рухнула. Вот к чему может привести предвзятость в отношении к человеку, которого недолюбливаешь. Из-за чего же они ссорились? А то, что я подслушал за кактусами? Это тоже о той ночи в среду? Может, он спрашивал ее, куда она уезжала в ту ночь. А она стала дразнить его своими мексиканскими дружками.

– А Улка ту ночь тоже провела в городе? – поинтересовался я у Гленна.

– Она собиралась на какой-то концерт. Джоан их обожает. Сначала коктейли, потом ужин и концерт. Я-то стараюсь пропускать их при всяком удобном случае. Все уже как будто было решено, но Улка вдруг отказалась, и Джоан отправилась одна.

– Может, Улка позже куда-то поехала? Они брали напрокат машину?

– Я одолжил им «корветту», которую подарил Джо. Но машина оказалась для нее слишком велика. И Вэнс даже интересовался, нельзя ли ее купить, чтобы поехать на ней в Сан-Франциско, отправив часть багажа на судне. Я-то был согласен, но мы не успели окончательно договориться. Она же новая совсем, всего-то пробежала около полутора тысяч миль. А Джо ее боится. Становится рассеянный, жмет на газ, ну и... боится, в общем.

– В ту ночь, в среду, они расстались впервые?

– Да, он ходил за ней как приклеенный.

– А много они на этой машине ездили?

– Да нет, мы им и так скучать не давали. Да какое это все теперь имеет значение?

Я пожал плечами.

– Вы правы, никакого. Пустая болтовня. – Мы поговорили еще о разной ерунде, потом он приготовил себе очередной бурбон и направился в дом. Я же прошел по тропинке к домику для гостей. «Корветта» стояла под навесом, с откинутым верхом. Взглянув на спидометр, я медленно направился к основному дому, весь во власти размышлений. Рассыпавшиеся кусочки моей теории неожиданно снова обрели смысл, и теперь я пытался заново отстроить всю конструкцию, нанизав ее на новый стержень. Невероятная догадка осенила меня внезапно, и от возбуждения и нетерпения "я едва сдерживался, чтобы не пуститься к дому бегом. Увидев в холле Дэну, я прошептал ей:

– Дорогая, никого не впускай вон в ту спальню. Под любым предлогом, можешь сочинить что угодно.

– Ты так странно выглядишь, мой хороший. Скажи мне – что случилось?

– Скажу, когда буду знать наверняка.

Войдя в спальню Джоан, я плотно прикрыл за собой дверь. В желтом кресле, с укутанными желтым пушистым одеялом ногами, в джинсовом костюме в обтяжку неподвижно сидела Улка. Ее опущенные вниз глаза покраснели. Совершенно безучастно, без тени удивления и беспокойства смотрела она, как я, ни слова не говоря, подтянул пуфик поближе к креслу и уселся прямо напротив нее. Какое самообладание! Судя по моим догадкам, могла бы и встревожиться. Мне пришлось напомнить себе, что она, в конце концов, всего лишь восемнадцатилетняя девчонка, и даже в округлости ее щек осталось что-то неуловимо детское.

Я сидел и молча смотрел на нее. Молчание иногда бывает более полезным, чем вопросы и угрозы, но, судя по всему, на нее оно не произвело ни малейшего впечатления.

– Ну что ж, Улли, – произнес я наконец.

– Я никогда никому не позволяю так себя называть.

– Но Улли звучит так сентиментально, так трогательно. Мне кажется, ты вообще очень трогательная девушка. И очень добрая. Ты просто не хотела огорчать своего папу теми фотографиями, на которых Айвз запечатлел твоего жениха. Они расстроили бы профессора. И он воспротивился бы вашей свадьбе. А ты ведь послушная дочка. Айвз был очень жадным парнем. Он знал, как сильно Вэнс хочет заполучить тебя, и, должно быть, потребовал огромную сумму. Конечно, со стороны Айвза было неразумно шантажировать своего недавнего клиента этими снимками. Скорей всего, он решил, что Вэнс не способен на насилие.

Сдвинув брови, она покачала своей хорошенькой головкой.

– Айвз? Снимки? Шантаж? С какой стати вы вообще заявились сюда с этим идиотским разговором?

Но я продолжал:

– Айвзу просто необходимо было сразу сорвать куш побольше – ведь он понимал, что после свадьбы денег из вас уже не выжмешь. Думаю, что Ване рискнул все рассказать тебе, возможно, чтобы выяснить, выйдешь ли ты за него без разрешения папочки. Это бы сэкономило ему кучу денег. Ужасно печальная и чертовски забавная история, Улли. Ты питаешь столь глубокое уважение к своему папе и никакого уважения – к чужой жизни.

– Не называйте меня Улли! Я не разрешаю!

– Когда Айвза убили, Вэнс, должно быть, счел это даром судьбы. Некоторое время он, вероятно, еще беспокоился: нет ли у фотографа сообщников, но скоро убедился, что в полной безопасности и может получить тебя, золотое колечко и все радости жизни. Его трагедия в том, что он слишком поздно узнал, какая ты на самом деле ведьма.

– Кто вы? Вы, наверное, совсем сошли с ума.

– Давай рассуждать вместе, Улли. Никто не подозревал в убийстве Айвза Вэнса. Во всем мире только Пэтти, его бывшая жена, могла задуматься обо всем этом. Проверив свое предположение – настолько тщательно, насколько могла, она решила, что Вэнс теперь у нее в руках. У Пэтти были все основания, чтобы желать сквитаться с ним. Считая, что Айвза убил Вэнс, она решила шантажировать его и сделать источником доходов на всю оставшуюся жизнь. Мы-то с вами понимаем, Улли, в чем был ее просчет. Вэнс мог доказать, где он находился в ночь на пятое декабря. А вот где в это время была его дорогая девочка? Весьма рослая и сильная девочка, между прочим. И она-то как раз могла вплотную выйти на Айвза и Пэтти ночью, в уединенных местах, в то время как Вэнсу это не удалось бы. После того как ты порешила Айвза, убрать Пэтти было просто необходимо. Кстати, довольно грубо сработанные действия, моя милочка.

– Все это нелепо и так скучно.

– Пэтти была не из тех, кто легко отступает, и рано или поздно Вэнс догадался бы, что Айвза убила ты. Переварить такое трудно любому человеку. Возможно, даже он сдал бы тебя в полицию. Так или иначе, он начал понимать, что его женитьба – совсем не то, на что он рассчитывал.

– Мы так любили друг друга, счастливее нас просто не могло быть!

– Улли! Улли! А как насчет мексиканских дружков? Всего лишь легкий флирт, насколько я понимаю. Только для того, чтобы вывести его из равновесия, заставить подергаться.

– Откуда вам... – Она замолкла – должно быть, вспомнила, как он пытался утихомирить ее. Дыхание ее чуть заметно участилось, на безупречного вида щечках проступили пятна. Я видел, что она с трудом держит себя в руках, стараясь дышать медленнее и глубже.

– Не думаю, что Вэнсу, мужу с двухмесячным стажем, и вправду хотелось играть в покер. Отправив его, ты потихоньку уехала и так же незаметно вернулась. Никто тебя не засек. Но ведь стоит немного потрудиться, Улли, методично проверить все заправочные станции по дороге, и тебе просто некуда будет деться. Какой-нибудь парнишка с бензоколонки наверняка все еще мечтает о тебе – самой красивой девушке, которую он когда-либо видел, возникшей в ночи на прекрасной «корветте».

– Ну и что? Я здорово разнервничалась – вот и решила покататься. Я вообще люблю быструю езду. Что я могла поделать, если Вэнс донимал меня своими подозрениями и бредовыми идеями? Вы же не понимаете, что это такое... что это было такое. Он хотел казаться таким молодым, полным сил и веселым, похожим на моих знакомых ребят. Но на самом-то деле он хотел, чтобы все... ну, происходило гораздо спокойнее. Он вел себя так, что над ним смеялись незнакомые люди. Должно же у него было быть чувство собственного достоинства! Конечно, мне хотелось денег, путешествий, нарядов и веселья. Профессора ведь влачат жалкое, убогое существование. Всю свою жизнь я знала, какой у меня будет муж – старше меня, очень богатый и сильный. Он будет покупать мне все на свете и обожать меня; будет сидеть и, восхищенно улыбаясь, смотреть, как я танцую с молодыми людьми. И он будет мне доверять. Когда я наконец нашла Вэнса, потерять его я просто не могла. Но каждый наш день превращался в состязание... кто из нас моложе, что ли... Он не понимал, какой должна быть настоящая любовь. Его заботило только одно – сколько раз он может мной овладеть. Ему казалось, что это один из признаков молодости. И зачем нужны были доказательства такого рода? Вот вы – совсем другое дело. Вам легче меня понять, хотя между нами почти такая же разница в возрасте. И вы сильнее, Тревис. Теперь у меня есть деньги. Я слышала, как вы рассказывали Джоан о своей чудесной яхте с таким забавным названием. – Она на мгновение закрыла глаза, потом широко распахнула их и посмотрела на меня. – Видите ли, я всегда чувствовала себя... особенной, что ли. И верила, что все в моей жизни должно быть прекрасным и значительным. Вэнс оказался не тем человеком, которого я ждала. Но внезапно здесь появились вы. Я уверена, у нас обоих сейчас ощущение, что мы предназначены друг другу судьбой.

Это было так невероятно здорово сыграно, что я уже почувствовал, как скабрезные мыслишки поползли в мою башку. Всего лишь помочь ей скрыть совершенные ошибки! И вот вам – девушка вашей мечты на блюдечке с голубой каемочкой. Поменять «Битую масть» на прекрасное моторное судно с экипажем из трех человек – капитан, стюард и матрос – и отправиться на поиски уединенных бухточек в мировых океанах, наиболее выигрышно смотрящихся в лунном свете. Но, конечно, ни на минуту не забывать, что никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя поворачиваться к ней спиной...

– Улли, дорогуша, мы же не можем переходить к обсуждению следующего вопроса, пока не покончим с первым. Повторю твое интересное заявление: «Когда я нашла Вэнса, потерять его я просто не могла». Но он, к твоему сожалению, повел себя так, что ты просто вынуждена была потерять его. Я слышал, как он выпытывал у тебя, куда ты ездила, и мне стало интересно – а откуда он вообще узнал, что ты куда-то уезжала? Потом Гленн рассказал мне, что Вэнс собирался купить его машину. Мужчины, собирающиеся приобрести машину, пробуют на ощупь покрышки, хлопают дверцами и изучают показания спидометра. Итак, он посмотрел на спидометр, а через какое-то время, снова взглянув на него, обнаружил, что показания значительно и необъяснимо возросли – почти на две тысячи миль. Сам он машиной не пользовался – значит, пользовалась ты. А Пэтти была убита таким же образом, как и Айвз. Выскажу некоторые догадки, Улли. Судя по его поведению сегодня утром, он едва ли много спал этой ночью. Я думаю, он упорно допрашивал тебя, пока ты наконец не раскололась и не выложила ему все. А когда ты ему поведала о своих подвигах, то неожиданно поняла, что он не простит и не забудет. Это даже для него было слишком. И бессмысленно пытаться договориться. Возможно, он так подавленно себя чувствовал, что не хотел кататься ни на каких лошадях. Но ты настояла, потому что знала: рано или поздно сможешь устроить так, что мы все окажемся впереди вас двоих.

– Разве я такой монстр, дорогой? Неужели вы в самом деле обо мне так думаете?

Внезапно я заметил, что в кресле у ее бедра лежит ее узенькая кожаная сумочка. Я схватил ее. Улка пыталась помешать мне, но тщетно. Сумочка была новенькая. Осмотрев ее, я заметил влажный участок около нижнего шва. Кожаные ремешки были длинные и крепкие. Держа сумку за ремешки, я почувствовал, как ужасно она тяжела. Все равно что носок с булыжником внутри. Это было оружие для пробивания черепа, столь же смертельное, как средневековый цеп. Я открыл сумочку, засунул внутрь руку, нащупал помаду, маленькую расческу, сигареты, спички и еще какой-то предмет. Это был кролик – сгорбившийся, с отведенными назад ушами, высеченный из какого-то серого камня, довольно плохо обработанный, размером примерно с две трети бейсбольного мяча.

– Так вот, помимо кропотливой работы с бензоколонками, существуют еще чудеса современной химии, Улли. Крошечное пятнышко крови на этой штуке и еще, возможно, совсем небольшой клочочек волос твоего муженька, который прилип сюда и который ты, конечно, тщательно соскоблила в ванной комнате. Но в полицейской лаборатории смогут доказать, что это была человеческая кровь, и даже определят ее группу. При необходимости даже демонтируют водопроводную систему и отыщут в трубах какие-либо следы волос Вэнса. С Айвзом и Пэтти ты наследила куда больше, но думаю, там улики искать уже поздно.

– Это очень старинный кролик, – сказала она. – Образчик примитивного народного искусства из Исландии.

– Улли, не исключено, что достаточно ловкий адвокат сможет добиться признания тебя больной и подкупит экспертов, чтобы те его поддержали. Разумеется, примут во внимание твой юный возраст. И красоту. А может, ты и правда не вполне здорова. Не знаю. Но скорее всего, чудовищно эгоистична, что остальные люди для тебя просто не существуют. Тогда, пожалуй, и к факту человеческой жизни можно отнестись весьма утилитарно.

Она склонила голову:

– Вэнс все орал и орал. Вцепился в меня и заявил, что получу сполна – уж он об этом позаботится... – Она замолчала и покусывая большой палец руки, взглянула на меня. Признание было сделано, и я бы не сказал, что оно вырвалось нечаянно или должно было выглядеть таковым. – Я знаю, вы понимаете меня, Тревис. Думаю, что я нашла наилучший выход из сложившейся ситуации. Мне бы очень хотелось, чтобы именно вы отвезли меня домой, к отцу. Он наверняка одобрит мой выбор. Видите ли, он такой старомодный и захочет, чтобы я подождала год. Но когда уверен в своих чувствах, ждать не так уж и трудно, ведь правда?

Я покачал кролика на ладони, потом бросил его назад в смертоносную сумочку и потуже затянул тесемки. Интересно, понимает ли она, какую отчаянную игру затеяла? Выпрямившись в кресле, она потянулась ко мне и обхватила своей теплой и сильной рукой мое запястье. Я подбирал слова, прикидывая, как лучше сообщить ей, что я не собираюсь ее покрывать, когда вдруг услышал, что дверь сзади меня медленно открывается. Оборачиваясь, я сообразил, что провел слишком много времени наедине с безутешной вдовой, и Дэне, вероятно, стало уже сложно никого к нам не впускать.

Действительно, в дверях появилась Дэна. Замерев, она уставилась на нас, затем робко начала:

– Джоан нужно...

– Я уже закончил, дорогая, – отозвался я. – Скажи Гленну, чтобы связался с властями. Эта жуткая крошка порешила всех троих и при этом наделала так много ошибок, что не составит труда...

И тут я сам совершил элементарную ошибку, выпустив Улку из поля зрения. Почувствовав, как она вырвала сумочку у меня из рук, я даже не подумал обернуться и глянуть, что она собирается с ней делать. И, хотя в следующий момент я уже дернулся вправо, подальше от ее кресла, злополучный кролик все-таки вскользь задел мою голову и обрушился на плечо, размозжив ключицу. Я неуклюже сполз на пол, в ушах у меня гудело, из глаз сыпались искры; если бы она, воспользовавшись моментом, нанесла второй, на сей раз безусловно смертельный удар, я бы просто не смог от него уклониться. Но неясный силуэт метнулся мимо меня со скоростью дикой кошки, и я издал сдавленный звук, который, по-видимому, должен был послужить мощным предостерегающим криком Дэне... Когда зрение мое слегка восстановилось, я поднялся на колени и увидел, как она тяжело оседает по стене и бессильно падает на пол лицом вниз. Издалека до меня донеслись удивленные и тревожные крики. Я медленно пополз к своей женщине...

Глава 15

Я заработал изрядное сотрясение мозга, настолько сильное, что порой впадал в беспамятство, а медики время от времени светили лампочками мне в глаза, проверяли рефлексы и заставляли выполнять в уме арифметические действия. Моя правая рука находилась на перевязи и налилась свинцовой тяжестью, поврежденная кость здорово побаливала и посему меня всего искололи иголками. Испытывая неимоверную слабость, я все же неустанно интересовался состоянием Дэны. Мисс Хольтцер в операционной; мисс Хольтцер все еще в операционной; мисс Хольтцер перевели в реанимационную палату.

И вот наконец воскресным утром мне сообщили, что состояние мисс Хольтцер улучшилось настолько, насколько это вообще можно было ожидать. Бестолковая фраза – кто, интересно, устанавливает уровень этих ожиданий?

В палату заглянул Гленн Барнуэзер. Его широкое серьезное лицо было печально. Вздохнув раз сто, сокрушенно покачивая головой и распространяя вокруг себя аромат бурбона, он поведал, что Улка погибла. Мне это уже было известно, но я не знал, как это случилось.

– Она рванула на «корветте» на северо-восток. Летела, словно за ней черти гнались. Полиция до сих пор не может понять, как она умудрилась столько проехать без аварии по такой извилистой дороге. Перед Санфлауэром, на прямом отрезке дороги, ей заблокировали путь – развернули машину поперек дороги. Со скоростью миль сто тридцать или даже больше Улка попыталась объехать препятствие. Свернула на гравий, машину занесло, и на полном ходу она врезалась в скалу, двести пятьдесят футов пролетела по воздуху, перевернулась, еще раз ударилась и, вылетев за заграждение, скатилась по тысячефутовому склону, все время кувыркаясь, а последние футов сто уже летела объятая пламенем. Как вы и сказали копам, Макги, она, должно быть, обезумела от горя. Ведь так, а? Обезумела от горя!

– Да, совсем потеряла голову. При такого рода помешательстве у человека может появиться невиданная сила. Вы же слышали...

– Слышать-то слышал... А Диана Холлис вдруг превращается в Дэну Хольтцер. Послушайте, приятель, что происходит?

– Но ведь бывает же, что необходимо постараться защитить репутацию дамы, а?

– О, разумеется! Черт возьми! Чем вы там занимаетесь – это ваше личное дело. Но это я так считаю, а вот Джо собирается приехать сюда и учинить настоящий скандал.

– Как я понимаю, она связалась с Дайверами.

– И с Мэри Уэст, от которой ничего не добилась. Так что она прямо-таки рвет и мечет.

– Гленн, послушайте, не могли бы вы сходить и узнать, как Дэна себя чувствует? Я был бы вам очень признателен.

– Всегда рад оказать любую услугу старому приятелю, который со мной всем делится, вплоть до мелочей, – буркнул Гленн. Вернулся он через полчаса. – Ей здорово досталось, Трев. Шесть часов у нее из передней части мозга извлекали осколки кости, вот здесь вот. И еще я узнал, что она работает у Лайзы Дин. Пожалуй, это чертовски заинтригует Джо. Они говорят, что Дэна должна поправиться. – Он поднялся. – Вы сможете увидеть ее завтра.

Меня снова навестили представители власти. И вновь я рассказывал свою байку о молодой жене, обезумевшей от своей страшной потери и напавшей на нас в состоянии истерии.

Приехала Джоан. Она действительно была вне себя. Но через пятнадцать минут от ее ярости остались лишь обида, и она признала – правда, неохотно – тот факт, что существуют веские причины, по которым ей никогда не узнать всего, что хотелось бы. И даже оказалась столь любезна, что выполнила кое-какие мои поручения: распорядилась, чтобы в отеле «Холлмарк» для меня сохранили номер, а мне в палату принесли телефон, попросила зайти ко мне местного нейрохирурга и без обиняков ответить на несколько вопросов насчет Дэны. Тот сказал, что в течение двух месяцев ей следует отдыхать и восстанавливать силы, и лишь после этого она сможет вновь вернуться к работе. Что касается меня, то все обследования уже пройдены, в понедельник, если только не возникнет никаких осложнений, я буду выписан и мне позволят взглянуть на Дэну, хотя она по-прежнему в полубессознательном состоянии, так что, возможно, не узнает меня.

После ухода врача я собирался попробовать связаться с Лайзой Дин; но она позвонила сама, явно взволновав телефонистку своим именем. С должным драматизмом она разыграла глубочайшую озабоченность происшедшими событиями и рассыпалась в тщательно продуманных заверениях относительно больничных счетов, однако у нее хватило ума так все представить, будто я сердечный друг Дэны, сопровождавший ее во время короткого отпуска. Мисс Дин сообщила, что она вместе со всей своей свитой, возвращаясь на Тихоокеанское побережье, сделает остановку в пути, но пока не может с уверенностью сказать, когда и где.

В понедельник утром я получил свою одежду, оплатил больничный счет и смог провести пять минут с Дэной. На голове у нее был тюрбан из бинтов и лейкопластыря, лицо распухло и блестело, сквозь узкие щелочки одутловатых век угадывались одурманенные лекарствами глаза, губы потрескались и раздулись. Кажется, она меня узнала, потому что пожала мою руку. Но я не смог разобрать ее бормотания. Медсестра все время стояла рядом и, как только истекло время свидания, отослала меня прочь. Пришлось вернуться в отель. Во вторник я видел ее трижды – утром, днем и вечером, каждый раз по десять минут. Теперь уже она точно узнавала меня, и речь ее стала внятнее, но она не имела представления, что с ней произошло, и, казалось, не спешила это выяснить. Бывало, что посреди какой-нибудь невнятной фразы она вдруг отключалась и засыпала, но ей действительно нравилось, что я держу ее руку.

* * *

Во вторник, в полночь, меня разбудил телефонный звонок, и незнакомый извиняющийся юношеский голос сообщил мне, что Лайза Дин находится в своих апартаментах в лучшем отеле города и желает видеть меня прямо сейчас. Я попросил его передать Лайзе Дин, чтобы она убиралась к черту, и повесил трубку. Затем, поколебавшись, снова снял ее и попросил телефонистку на коммутаторе «Холлмарка» оставить меня в покое до девяти часов утра. Лайзе Дин, конечно, наплевать, что моя разбитая ключица превратила процедуру одевания в достаточно сложную проблему. А если я ей действительно нужен, она знает, где меня найти.

Прошло минут сорок, и только я заснул, как раздался резкий стук в дверь. Бормоча вполголоса всевозможные англосаксонские фразеологические обороты, я поднялся, поправил повязку и прямо в трусах потопал к двери. Вошел дородный господин в черном костюме, а вслед за ним носильщик «Холлмарка» внес багаж, который мы с Дэной отправили в Нью-Йорк и не смогли вовремя получить.

– Меня зовут Герм Лаукер, – сообщил господин с таким видом, будто делился информацией, известной каждому дураку.

Поскольку на меня это не произвело никакого впечатления, он добавил: – Из агентства. – Видимо, предполагалось, что уж это-то все объяснит.

Запустив два пальца в свои нагрудный кармашек, он извлек оттуда два хрустящих доллара, громко ими прошуршал и передал носильщику.

Герм чем-то напоминал пингвина – скорее всего, походкой. На голове у него красовался шиньон с крупной волной. Глазки напоминали прожженные сигарой дырки в гостиничном полотенце. И весь увешан золотыми украшениями. Усевшись в кресло, он отрезал золотым ножом кончик сигары и зажег ее позолоченной зажигалкой.

– Позвольте внести полную ясность относительно моей персоны, Макги. Интересы клиента – мои интересы. Не говоря уже о том, что лично я обожаю эту малышку – она ведь прямо-таки куколка. Так вот, озабочен я тем, чтобы обеспечить максимальную защиту ее интересов, а также своих и киноиндустрии в целом. – Он поднял пухлую руку, делая предостерегающий жест. – И прежде чем мы продолжим, хочу еще добавить, что у меня больной желудок и я не желаю знать больше того, что уже знаю. Я сопровождал ее в Майами, Нью-Йорке и Чикаго, и она держалась замечательно во всех отношениях. Эту девчушку любит вся Америка. Она настоящая звезда.

– В таком случае лучше бы мне узнать, что именно вам известно, дабы поберечь ваш больной желудок.

– Только то, что когда-то имел место... скажем так, неосторожный поступок: Киношная братия, мистер Макги, они все такие пылкие и страстные, и некоторые этим могут воспользоваться. И вот сейчас некий тип хочет осложнить ей жизнь. Малютка считает, что сначала вы начали решительно действовать, но затем отклонились в сторону. Много времени потратили впустую. В Нью-Йорке мы получили от вас кое-какую информацию. О некоем Сэмюэле Богене, которого тогда уже разыскивали копы. Фотографии его нет – только отпечатки пальцев. И описание внешности, которое подойдет чуть ли не к девяноста пяти тысячам человек, включая и меня. Мы расставили охранников, снабдив их этим описанием. В Нью-Йорке – ничего. В Чикаго – тоже. Никаких контактов. Насколько я понимаю, вам предлагались определенные материальные стимулы. Наша звезда нервничает, мистер Макги. Что нам сейчас требуется, так это каким-либо образом ускорить развитие событий, подвести наконец дело к развязке. Если вы сможете быстро разрешить проблему, крошка говорит, что до конца жизни вас не забудет. Я-то знать не желаю ваших дел, уж поверьте.

Помолчав, я сказал:

– Я тут продумал одну идейку.

– Ну и?..

– Хотел сам принять участие в ее осуществлении, но в данный момент я не в лучшей форме.

– Это заметно.

– Успех будет зависеть от точности исполнения. Могли бы вы назначить время ее прилета в Лос-Анджелес и широко разрекламировать его в окрестностях Лос-Анджелеса?

– Ну, естественно. Это традиционный ритуал.

– У человека, преследующего ее, психика не в порядке. Думаю, что, за исключением одной поездки в Вегас, он все время торчит в районе Лос-Анджелеса. Возможно, он приедет в аэропорт или будет ждать поблизости от ее дома. Я не знаю, что у него на уме – деньги или убийство. Не исключено, что он и сам не знает, чего хочет.

– Ради Бога, поскорее. А то у меня колики начинаются.

– Вам придется кое-что предпринять, мистер Лаукер. Мы ведь не хотим подвергать нашу звезду опасности. Сможете подобрать подходящего двойника?

– Без проблем. С такой же фигурой, волосы перекрасить, одеть соответственно, темные очки, грим, и кратко проинструктировать насчет манер и походки? Посижу десять минут на телефоне и отыщу подходящую дамочку, будьте уверены.

– Но и ее тоже надо максимально обезопасить.

– Я настою на этом.

– И еще один деликатный момент, мистер Лаукер. Если этого Богена схватят, копы уже минуты через три будут знать, под каким именем он проживает и где. Кое-кому надо быть наготове и действовать очень быстро. По этому адресу наверняка находятся кое-какие предметы, которые следует уничтожить, иначе карьера вашей звезды вылетит в трубу. Так что вам придется проявить смекалку и ловкость. Речь идет о фотографиях, Герм. Запечатлевших вашу любимую звезду в... скажем, в цирке. В массовых сценах. Если они выплывут, возможно, это и не так уж ей навредит, но только до тех пор, пока она пользуется кассовым успехом. Но две неудачные картины подряд – и с помощью этих снимков на Лайзе Дин можно смело ставить крест.

Он поднялся и принялся на цыпочках расхаживать по комнате, поглаживая свой живот и тихо постанывая. Слишком много в нем было живота – свисал, как у пингвина, от подбородка до колен.

– Каким образом мы добудем эти снимки? – спросил он, обращаясь скорее не ко мне, а к самому себе.

– Найдете ловкого адвоката и обвините Богена в краже фотографий кинозвезды. Конфискуете их для установления тождества, вернете ей, чтобы она их уничтожила, а адвокату вручите внушительную сумму на взятки, если это понадобится. Черт возьми, мне ли вас учить, что вам, впервой делать маленькие подарки?

Он изучающе смотрел на меня.

– Мне знакомо ваше лицо, может такое быть? Мы в Риме не виделись?

– Нет.

– Я не успокоюсь, пока не вспомню. Ладно, потом. А дело это мы провернем. – Он достал пачку денег и отсчитал мне тысячу долларов. – Она сказала, на расходы. В квитанции-то сможете расписаться?

С горем пополам я это осилил. Пожелав мне всего доброго, он удалился с желчным видом.

На следующее утро Дэна была не слишком общительна. Когда я вышел из ее палаты, путь мне преградила старшая медсестра. С очень забавным выражением лица – словно она только что обнаружила, что если как следует помашет руками, то взлетит.

– Ее приходила навестить Лайза Дин!

– Дэна тогда была в сознании?

– Ох нет. Мисс Дин была так потрясена. И так расстроена! Мне кажется, у нее очень доброе сердце.

– Да, по всей вероятности.

– А это она оставила для вас, сэр.

Идя по коридору, я вскрыл письмо одной рукой. Плотная голубая бумага, сильно надушенная. Ползущие строчки с левым уклоном, синие чернила. «Мне необходимо с вами увидеться. Пожалуйста. Л.»

Я доехал до отеля на такси. Простите, сказал портье, но такая здесь не регистрировалась, сэр. Я назвал ему свое имя. О да, конечно, сэр. Поднимайтесь, сэр. Она занимает левое крыло на четвертом этаже. Какой-то тип, судя по виду – коп, охранял вход в это крыло. Бегло глянув на повязку, он произнес мою фамилию с вопросительной интонацией. И добавил: «Последняя дверь направо».

Лайза Дин в белом платье восседала на скамеечке у туалетного столика. Какой-то мужчина рядом ругался в телефонную трубку. Тощий молодой человек поправлял ее прическу. Девушка в очках гнусаво и монотонно читала вслух сценарий. Всех их Лайза Дин мгновенно выпроводила при моем появлении.

– Милый Макги, – произнесла она. – Бедная ваша рука, дорогой мой! О Боже, как ужасно Дэна выглядит! Ее вид просто разбил мне сердце! Нет, в самом деле. Я просто рыдала!

– Как мило с вашей стороны.

– Да не будьте вы таким мрачным! Мы собираемся осуществить ваш план, который вы предложили Герму. Нашли девушку, которая и полетит в Лос-Анджелес. А я, дорогой, затаюсь здесь, словно воришка-. Господи, без Дэны все дела приходят в полнейший беспорядок. Я уже с головой в них завязла. Как же она так умудрилась?

– Пожалуй, это с ее стороны было безрассудством.

Она изучающе оглядела меня, склонив набок головку. Потом расхохоталась:

– Я вижу, вы сумели совершить невозможное. Клянусь, когда я поддразнивала вас в Майами, на самом-то деле я и мысли не допускала, что это может случиться. Должно быть, вы чертовски...

– Окажите мне услугу. Ли, и закройте свой прелестный ротик. Столько смертей... И плечо у меня болит. А Дэна стоит десятерых таких, как вы.

Она вернулась к зеркалу и уселась на скамеечку.

– По крайней мере, теперь я знаю, почему вы оба так долго катались взад-вперед за мой счет. Решили продлить удовольствие, да?

– Само собой.

– Черт вас побери, скажите же мне, в чем там действительно было дело?!

– Человека, который нагрел вас на сто двадцать тысяч, убили. Похоже было, что это дело рук Макгрудера, и его могли рано или поздно арестовать. Тогда ваше «веселье» фигурировало бы на судебном процессе. Я хотел с этим разобраться.

Шустрая рыжая лисица пристально посмотрела на меня, мгновенно сообразив, что подразумевалось под этими словами. Она провела пальцами по горлу.

– Значит, от одного молодчика мы освободились, а?

– Да. И интуиция подсказывает мне, что от второго вас тоже скоро освободят. Но вот что характерно. Взгляните только на список участников той пирушки. Нэнси Эббот безнадежна. Вэнс, Пэтти и Сонни Кэттон мертвы. Фотограф мертв. Бедная малышка Уиппи стала добычей лесбиянок.

– Вот как? Ну и что? Что же это, по-вашему: перст Господний? Кара за грехи? Не будьте ослом, Макги. Случается, любители групповухи и быстрее отбрасывают копыта. Может, потому, что тормоза у них плохо работают. Если бы такого рода развлечения приводили к погибели, население юга Калифорнии убывало бы на глазах. Похоже, вы и вправду слегка забуксовали. Сами этого не замечаете? Ах, черт возьми, не хочу я с вами ссориться! И что меня больше всего огорчает: столько еще недель пройдет, прежде чем Дэна сможет опять работать в полную силу! Именно так мне сказали. Безусловно, я все это время буду выплачивать ей жалованье. И еще она имеет право на пособие по нетрудоспособности. Скотти все устроит и обо всем позаботится. Думаю...

У двери появился Герм и поманил ее рукой. Извинившись, Лайза подошла к нему. Несколько минут они тихо разговаривали. Потом он удалился, а она неторопливо вернулась ко мне.

– Герм сказал, что я должна быть на одной встрече... Черт побери! А я ведь так хотела еще хотя бы разок навестить Дэну! Герм собирается тайком отвезти меня в город, а потом уже доставить туда моего двойника. Макги, миленький, мне нужно еще сделать кучу дел...

– Это ведь вы за мной посылали – не забыли?

Она щелкнула пальцами.

– Ах, ну конечно. Дорогой мой, я послала вам тысячу на расходы. По нашему с вами уговору вы должны раз и навсегда освободить меня от этой опасности. Ведь так? Все или ничего, сами понимаете. Если ваш план сработает, приезжайте, и мы утрясем все проблемы. Хорошо? Дорогой мой, я воистину люблю Дэну как сестру, но больные люди так удручающе на меня действуют! Не могли бы вы подыскать для нее какое-нибудь небольшое миленькое ранчо или что-то в этом роде и какую-нибудь женщину, которая бы о ней заботилась? Я попрошу Виктора Скотта урегулировать с вами все денежные вопросы. Не оставляйте Дэну без внимания. Вы же чертовски подходите друг другу. – Она помолчала. Потом выдохнула: – Слава Богу, я пока совершенно чиста перед публикой, ведь с Вэнсом меня не связывает ни единая ниточка. – Она легонько похлопала меня по щеке. – Будьте паинькой и позаботьтесь о нашей девочке. Передавайте от меня привет и привозите ее ко мне, когда она совсем поправится.

* * *

В четверг днем состояние Дэны резко улучшилось. Отечность прошла, но на месте синяков проступили лиловые пятна. Ее усадили в постели. Она подкрасила губы и приветствовала меня застенчивой улыбкой.

Мне позволили провести с ней целый час. Теперь уже ей не терпелось узнать, что произошло. Опасаясь ее утомить, я все же вкратце рассказал обо всем и проинструктировал на случай посещения ее официальными лицами. Рассказал я и о своем плане поимки Богена.

Когда я вернулся в «Холлмарк» в четыре часа дня, меня ждала записка с просьбой связаться с какой-то телефонисткой в Лос-Анджелесе. Когда меня соединили, к телефону подошла Лайза, ликующая и захлебывающаяся от восторга:

– Макги, дорогой! Все вышло по-вашему! Вы такой умный, такой проницательный! Его зацапали наши люди и отобрали этот жуткий пистолет, из которого он собирался меня застрелить. То есть не меня, конечно, а мою дублершу. А потом они отправились в его вонючую халупу и забрали все снимки, а его вместе с этим поганым пистолетом сдали в руки закона. Боже мой, я даже и не представляла, в каком чудовищном напряжении все это время находилась! А теперь испытываю такое облегчение!

– Тогда неплохо было бы вам поинтересоваться здоровьем Дэны.

– Да дайте же мне время, ради Бога! Как она?

– Намного, намного лучше.

– Замечательно. Приятно это слышать.

– И хорошо бы нам с вами рассчитаться.

– Сама знаю. Черт возьми, да порадуйтесь же вместе со мной! С чего вы такой кислый? Дайте-ка подумать. Так, сегодня у нас что? Четверг. Сейчас я загляну в свою книжку... – Через пять минут ее голос снова раздался в трубке: – Дорогой мой, я буду дома в понедельник днем. Прилегайте сюда, приедете ко мне, и мы все обсудим.

– Обсудим?

– Дорогуша, но ведь по существу мы с вами никакого контракта не заключали. А чего только опрометчиво не посулит напуганный человек! К тому же, если быть откровенным, вы-то лично не довели дело до конца, а?

– Что ж, в понедельник днем буду у вас, – отрезал я и положил трубку. Я и сам не понимал, почему так мрачно с ней разговаривал. Что-то было не так, но что именно?

В воскресенье днем наконец выяснилось, что пыталась подсказать мне моя интуиция. Мы с медсестрой помогли Дэне усесться в кресло на колесах, и я вывез ее в укромный уголок большого зала, залитого солнцем.

– Послушай, вот как я все спланировал, – начал я, держа ее руку в своей. – Дней через десять тебе позволят вставать, а потом пройдет еще, скажем, неделька, моя хорошая, и ты сможешь путешествовать – ну, например, по морю. Я отвезу тебя домой, мы соберем вещи и через несколько дней сможем отправиться в круиз. Ну, как тебе такая перспектива?

Дэна мягко, но решительно высвободила свою руку из моей. На меня она упорно не смотрела.

– Тревис, ты был очень добр ко мне.

– В чем дело?

– Все было... каким-то дурманом, сумасшествием. Не знаю, как тебе объяснить. Оргии, убийства, выслеживания, грязь и кровь, с которой мы сталкивались все это время, – это не мое, это не я. Не хочу больше иметь с этим дело. Кроме того, у меня есть муж. Даже не представляю, как я могла повести себя так... безрассудно. Думаю, это какое-то косвенное влияние образа психики Лайзы Дин. К ней я больше не вернусь.

Я легонько взял Дэну за подбородок и, повернув ее голову, заставил взглянуть мне в глаза. Я смотрел на нее до тех пор, пока она не вспыхнула и не отвернулась. Да, она Действительно думала то, что говорила. Что это, новый взгляд на жизнь? Неужели удар по голове может напрочь выбить из нее любовь? Когда на вас смотрят таким потухшим, безразличным взглядом, рассчитывать не на что. Теперь я понял, что подсказывала мне интуиция.

– Не стоит тебе здесь оставаться из-за меня, – продолжала она. – Я хочу сказать, что сама сумею о себе позаботиться. Со мной все будет в порядке. Спасибо тебе за все. Мне так жаль, что я... заставила тебя тешиться несбыточными надеждами и...

– Ты ведь можешь по-прежнему говорить со мной откровенно, правда?

– Конечно!

– Как ты отнесешься к тому, чтобы я приходил сюда и навещал тебя, Дэна?

Какое-то время она колебалась, потом чуть вздернула подбородок.

– Я боюсь этого, Тревис. Мне ужасно жаль, но это будет напоминать мне о том, что я хотела бы забыть...

Все внутри меня оборвалось. Теперь единственное, что нам оставалось, – это соблюсти ритуал прощания. И мы оказались на высоте: преувеличенно спокойно и детально обсудили, как поступить с ее вещами, а потом я пообещал прислать к ней сиделку, чтобы та отвезла ее назад в палату. Завершилось все теплым рукопожатием. Вот так, Макги, герой-любовник! А ведь это единственная женщина, которую ты хотел бы удержать.

Впрочем, нет, не эту. Эту я просто не знал. Единственную женщину, которую я хотел бы удержать, убила Улка на пути к собственной гибели. А эта незнакомая мне женщина хотела забыть ту Дэну. И ведь скоро забудет, черт возьми. Так что, дружок, пожми руку своей возлюбленной, попрощайся и постарайся при этом не заметить, что она пытается скрыть явное облегчение.

* * *

В понедельник днем такси доставило меня к чугунным воротам перед резиденцией Лайзы Дин. Кореец распахнул их. Затем служанка провела меня в дом и тут же исчезла. В доме было так же тихо, как в тот раз, когда я приезжал сюда с Дэной. Из полумрака с огромных портретов на меня чувственно взирала Лайза Дин.

Послонявшись по комнате, я тренькнул по паре клавишей белого с позолотой пианино. Лайза Дин стремительно вошла в комнату в черных трикотажных брючках и белой шелковой блузе навыпуск – очень эффектный наряд в сочетании с золотисто-рыжими волосами, на фоне комнаты, расцвеченной черно-бело-золотистыми красками. На ногах у нее были белые пушистые домашние туфли, в руке – белый конверт. Поспешив ко мне, она приподнялась на цыпочки, поцеловала меня с наигранной очаровательной застенчивостью милого ребенка и, взяв за здоровую руку, подвела к огромной кушетке в тени алькова.

– Как поживает наша дорогая Дэна? – поинтересовалась она.

– Ей значительно лучше.

– Когда же она сможет приступить к работе? Я так нуждаюсь в ней!

– Ей нужно восстановить силы.

– Макги, милый, повлияйте на нее. Скажите, что мне она так нужна, ну просто нет слов!

– Передам ей это при первом же удобном случае.

– Ну, вы просто душка! А как насчет тех фото, что я вам отдала в Майами?

– Я уничтожил снимки, сделанные по моему заказу, там ваше лицо замаскировано. Когда вернусь, уничтожу и те, другие... если только вам они не нужны.

– Боже, да я их видеть не желаю! Дорогуша, а крошка Боген-то, говорят, здорово того. Если бы он попробовал выстрелить из своей ржавой пушки, ему бы самому руку оторвало. Его собираются поместить в психушку.

– Итак, все в вашей жизни утряслось и пришло в норму, мисс Дин. И вы сможете теперь выйти замуж за своего милого друга. Примите мои поздравления. Это вы мои денежки держите?

Она протянула мне конверт. Он был совсем легкий. Неловко раскрыв его одной рукой, я обнаружил, что в нем всего десять тысяч, и ни центом больше. Но не успел я и рта раскрыть, как она уже повисла на мне, смеясь и поддразнивая, со словами:

– Ну же, миленький, будьте реалистом, в конце концов! Я же оплатила вам ваши путешествия и вдобавок прикомандировала к вам такую милую, очаровательную девушку. Вы пережили такие восхитительные, волнующие приключения, и все за мой счет. В самом деле, я же не мешок с деньгами, дорогуша. И налоги – просто фантастические! Нет, правда, когда вы все это обдумаете, то поймете, что для вас все прекрасно сложилось, а кое-кто из моих советников считает, что я вообще просто с ума сошла, решив столько вам отвалить. – Произнося все это, она взяла деньги у меня из руки и засунула их во внутренний карман пиджака, явно собираясь заняться и мной самим. Не давая мне опомниться, она со знанием дела одарила меня несколькими поцелуями, искусно демонстрируя при этом свои соблазнительные выпуклости. Она ловко орудовала прелестными ручками, весьма убедительно обдавая меня жаром своего дыхания, и, изображая растущее возбуждение, поглаживала меня по колену. Ничего не скажешь – за работой мастер. Она не сомневалась в своем знании природы самца и была совершенно убеждена, что стоит мужика умело приласкать, и он в эйфории не станет обращать внимание на такие мелочи, как то, что его обсчитали на несколько тысяч долларов. Она уже начала вылезать из своих мягких трикотажных брючек, одновременно легонько прижимаясь ко мне, желая таким образом уложить меня спиной на большую кушетку под собственным портретом.

Раскрытой ладонью здоровой левой руки я резко оттолкнул Лайзу от себя. Она тщетно пыталась уцепиться за что-нибудь, проскользила по гладкому полу и, потеряв наконец равновесие, упала на белый пушистый коврик, прокатившись на нем, как на санях, аж до очередного собственного портрета, на котором чрезмерно сентиментальный художник выписал ее лик в окружении светящегося нимба.

Волосы выбились из прически и упали ей на лицо. Она вскочила, рывками натягивая трикотажные брючки на белые трусики.

– Какого черта! – взвизгнула она. – Господи Иисусе, Макги, вы мне копчик чуть не сломали!

Неторопливо поправив повязку на руке, я направился к двери.

– Ну что ж, крошка Ли, – произнес я, обернувшись. – Я возьму этот скудный гонорар. И вам нет нужды пытаться его подсластить. Для вас это не будет ничего значить, а для меня – и того меньше.

Я вышел, а вдогонку мне неслись трехэтажные фразы и стадо фарфоровых слоников – их ведь у нее целая коллекция. Швыряла она быстро, но не слишком метко.

Я вышел на улицу. Под ногами похрустывал первоклассный коричневый гравий... Мимо проехала поливочная машина, окропляя брызгами сочные зеленые листья. Кореец выпустил меня за ворота. Куцый гонорар не слишком оттягивал карман. Я остановился, вынул руку из перевязи и запихал бинт в карман. Рука еще не очень-то слушалась, так что я зацепился большим пальцем за ремень брюк.

Я брел и думал о Дэне. Что за фатальное стечение обстоятельств! Как меня угораздило потерять такую хорошую женщину! Через забор было видно, как пятеро маленьких девчушек, повизгивая, забавляются с брызгалками, пуская во все стороны радужные и серебристые струи... Какой-то пес мне улыбнулся.

Потерять такую женщину – и столь нелепым образом... Занятый своими мыслями, я забрел куда-то, где пешеходов не особенно жаловали. Обходительные копы остановили меня, задали несколько вежливых вопросов и любезно препроводили на ближайшую стоянку такси. Я уселся в первую попавшуюся машину. Единственным местом, куда я мог поехать, был отель. Туда мне совершенно не хотелось, но ничего другого в голову не приходило.

Когда мы остановились у очередного светофора, я заметил какой-то магазин, манящий огнями вывески, и спросил у водителя: не продают ли здесь случайно приворотное зелье? Он ответил, что, ежели мне что надо, ну... в этом смысле, так это он мигом может устроить... Я вернулся в отель, а семьдесят минут спустя уже летел в Майами.