/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Человек слова [=Принцесса Инос]

Император И Шут

Дэйв Дункан

Заклятие волшебницы Раши озлобляет султана Азака, принося страдания принцессе Инос, чувствующей себя несчастной замужем за ним. Шанс отстоять свое право на любовь и счастье слишком призрачен, и приходит он, откуда его не ждали – во время турнира претендентов на трон Краснегара. Становится ясно, что от его исхода зависит не только будущее королевства, но и нечто гораздо большее… Заключительный роман тетралогии Дэйва Дункана «Принцесса Инос».

Дэйв Дункан

Император и шут

Твой чистый голос, что звучал равно
Для императора и бедняка.
Быть может, та же песня в старину
Мирить умела Руфь с ее тоской,
Привязывая к чуждому жнивью;
Будила тишину
Волшебных окон, над скалой морской
В забытом, очарованном краю.
Китс. Ода соловью

(Пер. Г. Кружкова)

Часть первая

О тщетности борьбы

1

Из множества городов Пандемии лишь Хаб не нуждался в прошлом. Он сам по себе являлся легендой и творил Историю.

Хаб – Вечный Город, столица Империи, Мать Избранных, Обитель Богов. Он, словно гигантский краб, распластал по берегам Сенмера мрамор своих зданий.

Единственный среди великого множества городков и селений, Хаб никогда не знал ужасов войны. Благодаря колдовской мощи Четверки, а также мечам легионеров город благополучно избегал опустошений, а его жители – грабежа и насилия. Так продолжалось из века в век. Полмира несло дань в Хаб; его улицы вобрали в себя тысячи трофеев, добытых бравыми воинами в летних кампаниях. Бесценные произведения искусства, возведенные на костях миллионов рабов, медленно гибли под ударами дождя и ветра в садах и крошились от неумолимого времени в залах дворцов, освобождая места для новых шедевров.

Хаб сплавил в единый монолит как все лучшие, так и все худшие порождения рода людского. Фасад Хаба – улицы: широкие, просторные, светлые, такие, что и центурии маршировали свободно. Задворки – аллейки: мрачные, извивающиеся, словно щели древесной коры, где запросто может бесследно исчезнуть добрых поллегиона.

Хаб, пышный и нищий, вобрал в себя всю красоту мира и источал порок во всем его многообразии. Несчетны были как его богатства, так и их потребители – горожане. Чтобы прокормить ненасытные рты, в Хаб из года в год ввозилось разнообразное продовольствие, но беднота, кишевшая в трущобах, все же голодала. Хаб экспортировал немногое – в основном войну и законы.

Импы хвастали, что все дороги ведут в Хаб. А все улицы Хаба устремлялись к центральным пяти холмам, увенчанным четырьмя башнями, жилищами стражей. Великолепные Алый, Белый, Золотой и Голубой дворцы вовсе не казались зловещими, но молва об их таинственности отпугивала любого, так что по доброй воле редко кто к ним приближался. На среднем, наиболее высоком холме красовался величественный Опаловый дворец императора – средоточие светской власти.

В Опаловый дворец данники несли обильные дары, униженные – прошения; туда же торжественно вступали послы.

* * *

«Центр Пандемии, – размышлял Шанди, – Империя. Центр Империи – Хаб. Центр Хаба – Опаловый дворец. Нет, не так. Для точной центровки озеро помешало. Но это мелочь. Дальше. Центр Опалового дворца – Круглый зал Эмина. Центр Круглого зала – я».

Но Шанди ошибался. Точным центром огромного Круглого зала являлся императорский трон. Мальчик же стоял справа от него, да к тому же ступенькой ниже.

Жесткий этикет обрекал ребенка на каменную неподвижность. На торжественной церемонии, длящейся часами, нельзя было пошевелить даже кончиками пальцев.

Заботливая мамочка терпеливо внушала: «Итбен не потерпит ерзанья, Шанди, тем более на официальном приеме». Итбен вторил ей: «Принцы обязаны знать, как блюсти свое достоинство. Так что, ваше высочество, стоя на ступеньках трона, не стоит вертеться, шаркать ногами или ковырять пальцем в носу…» Мальчик давно усвоил, что стоит шевельнуться хоть один разик, и его ждет суровая порка. Надо отдать Шанди должное, в носу он никогда не ковырял. По крайней мере, сам он такого случая не помнил. Более того, он не сомневался, что его «ерзанья» никто из присутствующих не замечал – разве что Итбен. А мать всегда безоговорочно соглашалась с каждым словом консула. Что касается дедушки, то он давно уже позабыл, кто такой Шанди.

Глава Империи, центр мира и Круглого зала – дедушка мирно спал на своем троне. Слыша его посапывание, Шанди искренне завидовал старику, ведь дед сидел. Сидела и мать принца, на стуле, по левую сторону трона.

«Когдато папа стоял здесь, – тоскливо текли детские мысли. – Это было его место, а теперь оно стало моим. Мама вовсе не вспоминает папу, словно его и не было. Проклятая тога, – злился мальчуган, – носить ее – сущее мученье. Вот если бы сидеть! Тогда проще было бы не шевелиться».

Расстраивался Шанди не без причины. Его согнутая в локте левая рука от долгой неподвижности едва удерживала тяжесть шершавой материи. Ноги тоже затекли, а колени мелко дрожали.

«Интересно, если она свалится…» Представив себе последствия, принц судорожно напряг мышцы, заботясь лишь об одном – не шевельнуться бы. Рубцы от предыдущего наказания были не менее болезненны, чем боль в затекшей руке.

Всхрапнув, старик блаженно засопел во сне.

«Счастливый! – позавидовал деду принц. – Придет время, я стану императором и сяду на этот трон. Первое, что сделает Эмшандар Пятый, это казнит Итбена», – планировал Шанди.

Сладостное предвкушение мести отвлекло мальчика от переживаний, и он продолжил игру.

«Убить консула – это здорово! Нет, просто отнять жизнь мало. Я прикажу выдрать Итбена. Да, прямо здесь, на полу, посреди Круглого зала. Вон там, где сейчас декламирует свой вздор жирный делегат. Решено, консула выпорют, голышом, перед всем двором и сенаторами, – наслаждался Шанди блестящими перспективами. – После экзекуции я проявлю милосердие и прикажу отрубить ему голову. Ооо! От Итбена я отделаюсь в первую очередь. А затем я отменю эти идиотские, мерзкие тоги, заодно с сандалиями! Придворный этикет! Особые одежды! Кому нужно? Всю эту древность никто на себя давно уже не нацепляет. Что плохого в камзоле и штанах? А почему обязательно сандалии, а не туфли или ботинки? Но настоящий шик – это трико, а не панталоны. Ооо, моя бедная рука!» Усталость напоминала о себе, вернув Шанди к действительности и заставив позавидовать простым гражданам, которые вот уже тысячу лет как сменили тоги на более комфортную одежду.

«Отменить тоги, это бесспорно, – решительно сжав зубы, намечал принц. – Ну и приемы эти, официальные, тоже запретить! К чему они? С ними одни неприятности. Дедушке они не нужны – это факт. Старик плакал, когда его тащили сюда. Пусть на носилках, но емуто это не нравилось. День рождения! Приветствия и поздравления! Подношения! Хорош день рождения, который длится целую неделю. Подумаешь, семидесятипятилетие! Так праздновать – это мучение, а ведь сегодня лишь первый день».

Всего через месяц Шанди исполнялось десять лет, и его тоже ждала долгая церемония официальных торжеств. Впрочем, мучиться предстояло только часть дня. Потом можно будет поиграть с другими мальчиками, но для этого нужно быть «хорошим». Так пообещала мама.

Тяжелая тога накалилась под солнцем, отвесные лучи которого падали изпод купола, заливая потоками света и трон, и ступеньки к нему. Короткая тень мальчика притаилась у его ног, но принц не смел опустить взор и взглянуть на эту темную кляксу, неторопливо ползущую по ступеням.

Жирный делегат из откудато там добралсятаки до эпилога своих восхвалений и чрезвычайно довольный, спеша и заикаясь, пробормотав поздравления, склонился, чтобы оставить свой дар подле других подарков. Сделав это, он отполз на шаг назад и уткнулся лбом в пол, явно чегото дожидаясь. Взоры присутствующих устремились на императора. Шанди замер, не смея и глаз скосить. Ведь Итбен не дремлет. Зато дедушка, император, не просто дремал, он откровенно спал, сладко всхрапывая.

Итбен не забыл окатить Шанди ненавидящим взглядом. Мальчик замер в каменной неподвижности, запрещая себе даже дышать. Он кожей чувствовал взор консула, будто мурашки обшаривали его голову.

«Если мои волосы встанут дыбом, сочтет Итбен это „ерзаньем“ или нет?» – мелькнула шальная мысль.

– Его величество император, – торжественно изрек Итбен, – рад слышать приветствия верноподданных Шалдокана.

Сконфуженный толстяк не сразу понял, что может убраться подобрупоздорову. А когда до него это дошло, то бедняга от радости запутался в тоге. Однако, хотя и с трудом, злосчастный делегат отполз от ступенек трона и смог наконецто подняться на ноги.

Глава герольдов поднял до уровня глаз толстый свиток и нудно провозгласил:

– Почетный делегат от достойного города Шалмика.

От толпы отделилась женщина. Она представляла северный город, и ее исключительное безобразие указывало на примесь гоблинской крови в ее жилах. О гоблинах заговорили за несколько недель до сегодняшних торжеств. Раньше Шанди ничего не слышал об этих уродах. Однако весной орда зеленого сброда, устроив засаду, перерезала четыре когорты имперских легионеров. Считалось, что этих воинов император направил на север с дипломатической миссией. Хуже всего, что тех, кого не дорезали сразу, потом жестоко пытали. Никому не удалось выжить. Маршал Ити пообещал Шанди сурово покарать негодяев.

У подножия трона уже красовалось двадцать четыре подарка. Значит, как подсчитал принц, кроме гоблинской полукровки, осталось еще четверо делегатов и один посол Нордландии. Этот тип маячил гдето на заднем плане и также не был импом. То был чистокровный джотунн. Несмотря на старческую внешность, джотунн был так силен, что вполне мог одной рукой, играючи разметать целую центурию; блеклые волосы не являлись для этого народа признаком старости. Взгляд водянистосиних огромных глаз бросал в дрожь. Шанди припомнил, как мать называла джотуннов мерзкой дрянью или косматыми тварями. Действительно, из всего населения этого мира только импы были понастоящему красивой расой.

Размеры Круглого зала Эмина не давали Шанди покоя. Ему хотелось знать, скольких людей способен вместить он. Но обращаться с таким вопросом к придворному учителю не имело ни малейшего смысла.

Стоя в зале, Шанди от нечего делать попытался угадать, сколько там народу. Занятие непростое; к тому же, если северную часть зала с сотней сенаторов в красных тогах и патрициев в белоснежных принц видел прекрасно, то противоположная, южная, сторона находилась у него за спиной, а оглядываться он не смел. Так что затея мальчика не могла увенчаться успехом.

Несмотря на официальную церемонию, вельможи держались очень свободно. Впрочем, южные – мелкопоместные и плебеи – вели себя достаточно тихо, тогда как аристократы болтали, читали, а некоторые дремали, совсем как дедушкаимператор.

«Эмин II, император Первой Династии, легендарный творец Протокола, поставивший магию на службу Империи, собрав Совет Четверых, окутанных таинственностью охранителей Империи…»

Этот отрывок, а также все остальное, что было на странице, Шанди выучил самостоятельно, без чьихлибо понуканий. Когда он продекламировал это матери, та была чрезвычайно довольна инициативой сына, даже леденец подарила. Тем же вечером она заставила мальчика повторить отрывок Итбену, и консул тоже похвалил принца, чутьчуть улыбнувшись уголками губ.

«Они всегда радуются, когда я копаюсь в книгах, а к лошадям и мечам ни в какую подпускать не хотят», – вспоминал с огорчением мальчик.

Шанди вовсе не хотел превращаться в книжного червя, его мечтой было стать императоромвоином, таким, как Эграйн. Но мать и консул зорко следили, чтобы принц не оказывался в компании резвящихся сверстников. Однако никакими силами не удавалось приохотить принца к участию в длительных церемониях. Каждый раз дело кончалось поркой.

«Горькая цена за право быть наследником короны», – вздыхая, говорила мама, но реплика, безусловно, принадлежала Итбену.

* * *

Женщина все еще стояла на коленях перед ступенями трона. Бедняжка от волнения позабыла слова. Шанди от души сочувствовал ей, задаваясь вопросом, накажут ли ее кнутом старейшины там, в далеком родном городе, или же нет? Затянувшееся молчание тяжелым сгустком зависло в зале. Министры, возвышаясь над ней, даже не смотрели на неудачницу. Делегаты, исполнившие долг и благополучно покончившие с речами, блаженствовали – им уже ничто не грозило. Зато те, кто составлял маленькую группку, ожидавшую своей очереди сложить дань к подножию трона, выглядели напуганными до смерти.

Женщина нашлатаки выход из критической ситуации. Она начала ритуал с самого начала, с первого коленопреклонения. Бормотала она с такой скоростью, что разобрать слова, произносимые пронзительнорезким голосом, не представлялось возможным. Но сенаторы, вольготно развалясь в удобных креслах, не обращали внимания на подобную мелочь.

Зрительские скамьи, кругами опоясывая Круглый зал, оставляли все же достаточно много места в середине зала. В центре зала на двух концентрических кругахступенях возвышался Опаловый трон. По сторонам света находились двери, предназначенные для Хранителей. Сегодня императора поздравляли представители северных городов, потомуто и трон был повернут в сторону севера. На полу зала на полпути между Шанди и сенаторами стоял пустующий Белый трон Хранителя Севера. Шанди еще ни разу не пришлось увидеть ни одного Хранителя. Колдуны редко показывались на людях, а люди не любили поминать колдунов. Даже дедушка не желал говорить о них, но он по крайней мере их не боялся. Как верховный правитель император, даже став немощным старцем, вправе был вызвать Хранителей.

«Когда я вырасту и стану императором, – мечтал Шанди, – я возьму круглый щит Эмина и вызову Хранителей». Дедушка ни раньше, ни теперь не страшился ни колдуньи, ни колдунов. Он знал, что они не могли навредить ему. Это запрещал Протокол. Шанди тоже надежно защищала от магии принадлежность к императорской семье. Это было здорово! Но когда Итбен прижимал мальчика к своему письменному столу и орудовал тростью по его беззащитным ягодицам, быть наследником короны оказывалось не слишкомто удобно. В такие минуты Шанди предпочел бы любую, пусть самую страшную, магию очередной порке.

Вновь все взгляды сконцентрировались на императорском троне, а Шанди затаил дыхание, стараясь не шелохнуться. Изза болезненных мурашек, изгрызших его левую руку, на глаза принца наворачивались слезы. Его снедало желание шевельнуть пальцами; медленномедленно, совсем незаметно…

«Никто не увидит, – убеждал себя мальчик, – и Итбен не узнает, что я „ерзал“. Или узнает?» Вновь консул говорил вместо императора; дослушав его, женщина поковыляла прочь, и ее место занял следующий делегат.

«Завтра Восток будет возлагать дань к подножию трона. Дедушка будет сидеть лицом к востоку, напротив Золотого трона, – тосковал Шанди. – И мама и я тоже будем глазеть на восток. Сенаторы переберутся в восточную часть зала, а плебеи – в западную. Занятно, а как сенаторы выбирают, кому прийти в тот или иной день? Ведь не весь же Сенат торчит в Круглом зале».

Скоро все смогут разойтись.

Принц гадал, удастся ему устоять на ногах до конца церемонии или дрожащие колени не выдержат и подогнутся. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Шанди попытался представить, что было бы, появись вдруг на своем Белом троне колдунья. Впрочем, «белым» он назывался с некоторой натяжкой, будучи высечен из слоновой кости. Колдуньей была столетняя гоблинша, Блестящая Вода. Принц краем уха слышал, что люди подозревают, что она приложила руку к недавней расправе гоблинов над легионерами Пондага, но он не верил слухам. Инос дело Хранитель Востока – вот от кого действительно можно ждать черной магии.

«Как это там в книге? – вспоминал Шанди. – Прерогатива. Точно! Прерогатива! А действительно, что бы это значило? Ладно, что бы там ни было, а прерогатива Блестящей Воды – воины северного края. Ох, как же это глупо со стороны Протокола ставить над морякамиджотуннами гоблиншу. Как там дальше? Драконы – Югу, а погода – Западу».

Вероятно, если бы и вправду Блестящая Вода появилась на своем троне, тогда и остальные колдуны расселись бы на своих. Но ни гном Зиниксо, ни эльф Литриан, ни имп Олибино в Круглый зал не явились.

«До чего же всетаки глупо сделать лишь одного Хранителя импом. Надо это вписать в Протокол», – рассуждал Шанди.

Принцу пока еще не довелось читать документ; вот когда он станет Эмшандаром Пятым – тогда другое дело. Только императоры и Хранители прикасаются к Протоколу.

Но вряд ли комунибудь из колдунов пришло бы в голову явиться на церемонию и жариться под солнцем в Круглом зале долгие часы официальных торжеств.

Герольд шагнул вперед. Итбен кивнул, и герольд провозгласил:

– Его превосходительство посол Конфедерации Нордландии.

Посол Крушор широкими шагами пересек зал, словно огромный белый медведь. Сопровождало посла полдюжины джотуннов, еще более громадных и диких. Этикет предоставлял послам и их свите право входить в Круглый зал в национальных костюмах, ну а жители Нордландии не утруждали себя обилием одежд. Джотунны с гордостью демонстрировали окружающим свою мощную мускулатуру. На головах у них красовались сияющие шлемы, а на ногах кожаные штаны и грубые башмаки. Другой одежды они, похоже, не знали, но держались столь уверенно, что их присутствие не казалось неуместным среди разряженных придворных.

«О Пресвятое Равновесие! Теперьто уж я точно смогу безнаказанно пошевелиться!» – обрадовался Шанди, заметив, что все взоры обратились на посла Нордландии. И вовремя. Левая рука мальчика безвольно свесилась. Пола тоги, наброшенной на согнутый локоть, скрыла дефект, но как ни старался принц вернуть руку в первоначальное положение, тяжесть шерстяной материи не позволила это сделать. Рука не слушалась. Она была словно мертвая.

Впрочем, Итбену было не до Шанди. Консул мерился взглядом с посломджотунном. Для этого Итбену даже пришлось задрать голову вверх. Джотунн, старейший из варваров, был не самым крупным из них. Молодые джотунны превосходили его ростом и густотой золотистых бород, но мускулатурой посол мог поспорить с любым из свиты.

«Вот уж кто способен держать полу тоги неделями, если придется, – с завистью подумал Шанди. – Помнится, мама называла джотуннов кровавыми монстрами, а еще орудиями для убийства», – мелькнуло в памяти.

Тишина, установившаяся в зале, изумила мальчика. Он не ожидал, что сенаторы прекратят болтовню и заинтересуются речью посла.

«Чем же это так занимательно? – недоумевал принц. Вдруг он увидел нечто, поразившее его в самое сердце. – О Боги! Где были мои глаза? Там же тетя Оро, в заднем ряду, где сенаторы!»

Возможно, принц, разглядев тетю Оро, непроизвольно дернулся, но Итбен смотрел на джотунна, так что и это «ерзанье» ребенка останется безнаказанным. Тетушку Шанди не видел вот уже много месяцев, но сейчас он ничем не мог показать ей свою радость.

«Она не обидится, – уверял себя принц. – Она знает, что долг прежде всего. Подумать только! Тетя Оро с сенаторами!»

Вообщето причин для удивления не было, ведь она принадлежала к императорскому дому Ороси и, таким образом, имела сенаторское звание. Статус тети Оро был даже выше статуса матери Шанди, которая была из рода Уомайя. Мальчика поразило то, что августейшая принцесса оказалась среди сенаторов, а не на стуле подле Опалового трона, как его мама. Шанди терялся в догадках. Он ничего не слышал о том, что тетя возвращается, хотя дворцовые сплетни он собирал очень умело. Взрослые любили пошептаться, а на ребенка, как правило, внимания не обращали.

«Неужели она вернется в Лисофт, не обняв племянника? Я бы не прочь с ней повидаться. Ну да, „телячьи нежности“ не к лицу мужчине, но ведь это тетя Оро, а не ктонибудь. Я и жаловатьсято ей ни в чем не стану; хныкать – это не помужски. Как это прошлый раз Итбен сказал? На то и мальчик, чтобы его наказывали, принц – особый мальчик, поэтому и бить его надо особенно. Тоже мне, шутник. Еще возмутился, что я не засмеялся, и обозвал наглецом, – жалел себя Шанди. – Вот если тетя Оро заметит, что я хромаю, и станет расспрашивать, тогда с чистой совестью можно будет выложить всю правду…»

– Разве вопрос с Краснегаром не улажен? Документ подписан и скреплен печатью! – бушевал Итбен.

«Ой, как скверно, – расстроился Шанди. – Опять он раскричался. Раньше, пока дедушка не состарился, Итбен и пикнуть не смел».

Однако на джотунна крик не действовал; северянин лишь оскалил крупные желтые зубы. Огромная серебристая борода колыхнулась, и джотунн произнес:

– Достойный консул, со всем уважением хочу напомнить, документ, о котором ты вспомнил, – рядовое соглашение. Все, что там упомянуто, еще должен одобрить Круг танов.

– Ты обязался отправить его… – начал было Итбен.

– Я сделал это, – заверил варвар, – но путь в Нордландию неблизок. Пройдет не один месяц, пока вестник доберется до родных мест, а Круг танов собирается лишь в середине лета, один раз в год.

Министры за спиной Итбена взволнованно перешептывались. Даже всегда невозмутимые герольды и те переглядывались. Джотунны откровенно ухмылялись. От распиравшей его злости Итбен стал таким же пунцовым, как кайма на его белоснежной тоге.

– Итак, до следующего лета договор останется неутвержденным…

– Разумеется.

– Но до тех пор…

– Ничего! Пока утвержденный документ не вернется в Хаб! Достойный консул, ты же понимаешь… месяцы и месяцы пути, – злобно скалил зубы бледнокожий варвар, взирая на Итбена сверху вниз.

Шанди искренне наслаждался тем, как северянин унижал ненавистного консула. Принц едва сдерживал распиравший его смех, но все же не опозорил себя хихиканьем – ведь услышь это Итбен, он, пожалуй, убил бы мальчика.

Резко развернувшись, Итбен начал шептаться с министрами: с Гумайзом, с Гифиром, еще двумя, которых Шанди не знал. Вновь повернувшись к послу потемневшим лицом, консул процедил:

– Формулировка меморандума была весьма специфична. До сообщения о решении Круга танов Совету его императорского величества обе стороны должны действовать согласно договоренности. Король остается…

– Король?

– А… как его?.. Бывший герцог Кинвэйлский! – рычал Итбен. Он совсем потерял контроль над собой.

«Теперь он долго не утихомирится, и… О нет! Богипокровители! Только не это!!!» – горестно застонал Шанди. Затекшая рука совсем не справлялась с полой ненавистной тоги. Тяжелая ткань медленно сползала вниз, пригибая к земле злополучную руку. Что он мог поделать?

– Вы обязались временно назначить вицекороля, подчиненного… – С каждым словом консул бесился все больше и больше.

Шанди знал, что злобой консул накачался на много дней вперед, и добрая часть ее выльется на него. Принц чувствовал себя очень несчастным: и тога с него падала, и зевота одолевала, а тут еще нестерпимо захотелось в туалет. Краснегар его ничуть не интересовал. Из подслушанных разговоров он знал, что императорский Совет довольствовался фиктивной победой, то есть в действительности импы уступали королевство джотуннам. Значит, когда Шанди вырастет и наденет корону, ему предстоит вернуть бесславно утраченные земли. Но это будет потом, сейчас же он слишком устал, чтобы забивать себе голову какимито глупостями.

Возмущенный голос Итбена умолк, но джотунна речь консула не впечатлила.

– Как ты, надеюсь, помнишь, достойный консул, я – посол, а не полномочный представитель. Личные права тана в любом вопросе священны. Не мне обсуждать их. Стоит ему захотеть настоять на своем – и Круг самостоятельно утвердит его королем Краснегара. Таны никогда не посягнут на привилегии равного. – Он победоносно оглянулся на свой эскорт, в ответ джотунны ухмыльнулись, а посол добавил: – Тем более Калкора.

– Калкор – грабитель, насильник, убийца, пират…

Возмущенный посол, расправив плечи и выпятив грудь колесом, раздулся так, что стал еще выше ростом. Куда там было Итбену до этого варвара! Шагнув вперед с перекошенным лицом, джотунн зловеще прорычал:

– Как же мне передать тану твои слова? Как официальную императорскую позицию или как твое личное мнение?

Эхо, многократно отразившись от купола, осыпало присутствующих дробным грохотом.

Итбен отшатнулся от разъяренного посла. Министры тревожно переглянулись, свита джотунна вновь ухмылялась.

– Ну? – еще разочек рыкнул посол, добиваясь ответа.

– Што тут за шум? – разорвал нависшую тишину новый голос.

Шанди так и подскочил.

«Дедушка проснулся!» Мальчик оглянулся прежде, чем успел осознать, что он делает.

Император бодрствовал. Как всегда, его левый глаз наполовину скрывался под полуопущенным веком, но правый смотрел зорко, и, хоть из угла рта старика текла слюна, у императора явно был период просветления, а случалось такое в последнее время все реже и реже.

«Как же я рад этому! Рад, рад, рад! – Восторг захлестнул Шанди. – Тетя Оро вернулась, а теперь и дедушка. Пусть болезнь отпускает его лишь на несколько минут, но он будет с нами, хоть ненадолго, но будет! Как это приятно видеть! О, он заметил меня!»

Действительно, старик смотрел вниз и улыбался внуку.

– Твоя тога болтается, воин, – тихо и ласково произнес старик.

Приказу императора следовало повиноваться незамедлительно, и Шанди смог наконецто шевельнуться, нравилось это Итбену или нет. Правой, рукой принц быстро подобрал соскользнувшие складки и вновь обернул конец полотнища тоги вокруг затекшей левой, конечности. Возня со складками шерстяной ткани во время официальной церемонии, да еще на ступенях Опалового трона, была неслыханным проступком, но повеление императора избавляло Шанди от какой бы то ни было ответственности. Жаль, что у него не нашлось оправдания, чтобы подвигать ногами. И все же, прежде чем вновь превратиться в каменное изваяние и уставиться на Белый трон, Шанди взглянул вверх на дедушку и благодарно ему улыбнулся.

Оправившись от изумления, Итбен поклонился императору.

– Поднят вопрос о Краснегаре, ваше величество.

– Рашве это не было улашено? – негромко прошамкал старик, однако на придворных его речь подействовала ошеломляюще. Дед разбирался в ситуации лучше и глубже, чем они предполагали.

– Взгляды посла Крушора на договор…

– Меморандум! – взревел посол.

– Што он хошет? – пробормотал император.

– Он добивается охранного эскорта для тана Калкора, который желает лично прибыть в Хаб, чтобы вести переговоры по вопросу…

– …Он по праву претендует на трон Красн… – Громоподобный голос Крушора на какойто миг перекрыл слова консула.

– …Поджигатель, грабитель… – взвизгнул Итбен.

– …Тан Гарка и почтенный…

– Еще нос свой осмеливается совать…

Вопль консула оборвался внезапно, молчал и посол. Глаза всех присутствующих следили за тем, что творилось за левым плечом Шанди.

«Безусловно, это не колдовство, – решил принц. – Значит, это дедушка. Хватило одного его жеста!»

– Калкор? – прошептал старческий голос.

– Да, сир! Тот самый пират, который жег, убивал и грабил селения по всему южному побережью. Флот Южных морей пришлось полностью перегруппировать, как вы помните, ваше величество, но мы опоздали. Калкор сбежал на запад через пролив Дир. Бандит разгромил три города в заливе Круля, и теперь, скорее всего, его нужно искать в заливе Утль или гдето поблизости. И этотто бессовестный наглец полагает, что может безнаказанно приплыть по Эмбли в Сенмер на своей галерекасатке!

Оскорбленные сенаторы стучали кулаками по подлокотникам кресел, выражая свое возмущение. Только вчера Шанди изучал географию Империи и ее окраин: архипелаг Ногиды, населенный страшными антропофагами, горы Мосвип с их троллями…

– Но что еще хуже, – разорялся Итбен, – этот отъявленный пират требует признать его суверенным правителем Гарка и намерен вести переговоры с вашим императорским величеством по вопросу Краснегара напрямую, словно Гарк – независимое государство! Для своей безопасности мерзавец требует эскорта…

– Дозволено! – перебил консула император.

Итбен подавился словами и, задыхаясь, только таращил глаза.

– Сир? – прохрипел консул, не желая верить своим ушам.

– Ешли он будет шдешь, он уже нигде не шмошет грабить.

На некоторое время присутствующие в Ротонде замерли, потрясенные. Консул очнулся первым, но ему оставалось лишь подчиниться воле императора.

– Как прикажете, ваше величество, – согнулся в поклоне Итбен.

– Не шабудьте шообщить флоту, когда он отбудет, – устало прошамкал старик.

Министры, советники и герольды поспешно спрятали неуместные улыбки. По рядам еще недавно свирепо насупленных сенаторов прокатилась волна откровенного веселья. Зато джотунны сердито нахмурились. Итбен, видимо не желая выделяться из всех прочих, тоже нацепил на физиономию некоторое подобие улыбки, которая больше походила на звериный оскал.

За спиной Шанди услышал чтото вроде стона. Мальчику нестерпимо захотелось посмотреть на дедушку, но повернуться он не посмел. К тому же ему срочно пришлось заняться собой: странный звон в ушах отдавался в голове, его затошнило.

– Итак, посол, – с ледяной вежливостью ронял слова Итбен, – сколько же человек надобно тану Калкору для эскорта, чтобы чувствовать себя в безопасности?

– Сорок пять джотуннов и один гоблин.

Итбен уже поворачивался, чтобы отдать необходимые распоряжения, но последнее слово заставило его резко развернуться к Крушору.

– Гоблин? – изумился консул.

В повисшей тишине слышался лишь мирный храп дедушки. Круглый зал, казалось принцу, медленно окутывал мрак.

– Гоблин, – подтвердил посол, – очевидно, мужского пола.

– Что он собирается делать с гоблином? – оторопело поинтересовался Итбен.

– Ни малейшего представления, – пожал могучими плечами северянин. – Возможно, это его добыча, мне дела нет. А тебе зачем знать? В письме тана четко указано, кого он возьмет с собой в Хаб.

Внезапно звон в ушах Шанди достиг какойто запредельной ноты. Звуки извне пробивались как через толстый слой ваты. Ступенька уплыла изпод ног, издав слабый, замогильный стон, Шанди упал. Последнее, что он увидел, – вперившиеся в него черные глаза Итбена.

2

В далеких от Хаба восточных землях к шумливому Араккарану неторопливо подкрадывался вечер. Залив еще сиял ясной голубизной, но базары уже угомонились. Ветер неистово трепал кроны пальм, и казалось, они танцевали, играя его теплыми вихрями. Солоноватый привкус моря мощной струей вливался в распахнутые окна, смешиваясь по пути с ароматами мускуса, специй и гортензий, а по захламленным улицам тот же самый ветер разносил миазмы, источаемые кучами мусора.

Как всегда, целый день на кораблях и верблюдах, в возах и корзинах стекалось в блистательный город богатство страны.

Морякиджотунны усердно трудились в доках, в то время как сухопутные жители не менее старательно занимались своим ремеслом: импы торговали, гномы мастерили, эльфы развлекали, русалки услаждали, карликимусорщики сновали с метлами и мешками.

Но все эти пришлые являлись малой каплей в море коренных араккаранцев. Рослые, краснокожие, они щеголяли главным образом в разноцветных хламидах, ниспадающих причудливыми складками. На своем грубом заркианском диалекте джинны сплетничали, спорили и ссорились друг с другом, однако любить и смеяться они тоже умели – какникак они были людьми. А то, что эти мошенники лгали напропалую – так их жертвами становились лишь простофили, не знавшие местных обычаев, а за чужаков душа ни у кого не болела.

Над городом главенствовал дворец султана – здание неземной красоты, воспетой в легендах, и хранилище тайн, леденящих кровь. В одной из его башен, а точнее, за решеткой какогото из многочисленных балконов медленно сходила с ума Кэйдолан, герцогиня Краснегара.

Вот уже вторые сутки металась она, не находя себе места от тревоги за свою племянницу Иносолан, ставшую султаншей Араккарана. Безусловно, затворничество для молодоженов извинительно, но не в обычае любящей племянницы было начисто забывать о своей тетушке. Зловещее и неестественное молчание грозило бедой. Султанши вполне могло уже не быть в живых.

В сущности, Кэйд была пленницей. Прочно запертые двери и вооруженные до зубов стражники не позволяли ей и носа высунуть из покоев. Служанки хранили упорное молчание: словно ожившие мраморные статуи, они оставляли без ответа любой ее вопрос, сколько бы она ни сердилась. Приятельницы, в Араккаране их у нее набралось уже достаточно много, тоже скрытничали. Правда, – те, кого она знала по именам, охотно навещали ее, пили с ней чай, угощались сладостями и болтали как сороки, но сплетничали лишь о пустяках, не более… – Особые надежды Кэйдолан возлагала на госпожу Зану, искренне надеясь, что эта дама сочувственно относится и к ней самой, и к ее племяннице. Но как ни обхаживала Зану герцогиня, та либо не могла, либо не смела сказать ничего определенного.

Интуиция подсказывала Кэйд, что чтото тут не так… По идее обитатели дворца с появлением новой султанши должны были бы ликовать. Какникак женитьба султана, а самое главное, гибель Раши стоили хотя бы праздника. Ведь теперь Араккаран освободился от власти колдуньи, правившей страной больше года. Чем не причина для веселья? Но нет, вместо радости воздух источал миазмы страха. Просачиваясь сквозь мраморные стены, выползая изпод глазури изразцов, тревога заволакивала строения, затмевая солнце.

Кэйд пыталась уверить себя, что ее тревога – плод разыгравшегося воображения. Шагая из угла в угол, она неустанно убеждала себя в этом, тщетно надеясь на невозможное. Внутренний голос упрямо шептал ей, что предчувствие опасности – не пустые фантазии. Герцогиня прожила долгий век, почти семьдесят лет, так что доверять собственной интуиции она могла. И если все внутри нее кричало о нависшей опасности, то так оно и было.

Она рассталась с Иносолан у дверей во внутренние покои султана. С тех пор прошло двое суток.

Дни – полные горького одиночества и тревоги, а ночи – и того хуже! Кошмарное воспоминание об ужасном конце Раши лишило ее покоя. Кэйд называла себя дурой и пыталась отмахнуться от видений, но это не помогало. Стоило ей задремать, и она вновь видела живой факел с взметнувшимися к небесам руками и тонущий в реве пламени раздирающий душу крик: «ЛЮБОВЬ!»

До чего же просто! Четыре слова силы – колдун, пять – прах.

Мастер Рэп шепнул словечко на ушко Раше, и колдунью поглотило пламя.

Балкон прижимался почти к самой крыше высокой башни, в которой устроили Кэйд. Отсюда, с высоты птичьего полета, видела герцогиня плоские крыши дворцовых построек и крытые аркады переходов, а также один из дворов. Там то и дело сновали стражники в кожаных коричневых накидках поверх доспехов, эскортируя принцев в зеленых плащах или изредка группки женщин в черных покрывалах. Несколько раз важно проехали всадники. Дальность расстояния смазывала детали, но все же чтото в том, как двигались люди, подсказывало ей, что и они были порядком встревожены.

Она и ее племянница совершили роковую ошибку. Они неверно поняли слова Бога. Иносолан должна была доверять любви, а девушка решила, что должна доверять Азаку. Вместо того чтобы заглянуть в свое сердце, она понадеялась на страстные речи этого джинна и согласилась на замужество, полагая, что со временем научится отвечать ему с не меньшей пылкостью.

А потом… Потом было уже слишком поздно…

Кэйдолан както даже и не замечала Рэпа, ведь он был всего лишь конюхом. И в последнюю ночь в Краснегаре они не обменялись ни единым словом. В сущности, она не знала его. Никто не знал! Обыкновенный полукровка, он ничем особенным не выделялся – ни красотой, ни обаянием, ни знаниями, ни манерами. Однако именно он спас Иносолан от коварного Андора, а позже вырвал из рук колдуньи.

Парень сумел за полгода пересечь всю Пандемию в погоне за похитительницей, прорубиться сквозь строй гвардейцев и погубить колдунью, шепнув ей одно из своих двух слов силы. Он совершил это, вероятно почти не надеясь на удачу, а тем более не ожидая столь разрушительных результатов.

– Не об Азаке Они говорили, – сокрушалась Кэйдолан. – Бог имел в виду конюха, друга детства. Да, его, но очевидным это стало только сейчас. Что же с ним теперь? Что с тобою, Рэп?

Выбор невелик, раз он во власти разгневанного султана: фавн либо заточен в какомнибудь подземном каземате, либо уже мертв. Последнее, пожалуй, могло бы оказаться наименьшим злом.

Если бы в ту ужасную ночь в Краснегаре Кэйд сообразила бы, что парень, обладающий словом силы, не может быть рядовым невежей, все бы, наверное, обернулось подругому. Но Кэйд было не до раздумий. Конечно, узнав гдето в пути второе слово, Рэп стал адептом, превратившись в сверхчеловека. Но сейчас он там, где не спасут даже два слова силы.

Кэйд мерила шагами балкон… Взадвперед… нескончаемый путь!

– Ооо, Иносолан! Твоя наставница могла бы присоветовать тебе чтонибудь и получше, – в порыве отчаяния воскликнула старушка.

Возможно, тетушке следовало быть настойчивее. Пыталась ведь она изменить ситуацию. Может быть, стоило довериться Раше? Но племянница об этом и слышать не желала. Права она была или нет, кто теперь разберет? А это глупейшее бегство в пустыню? Что оно принесло, кроме унижения и насильного возвращения? Ничего.

Теперь Иносолан обречена бездельничать в гареме и рожать сыновей для чужой страны. Преданное Империей и Хранителями, ее королевство погибло. Сейчас там правят таны Нордландии.

Бедняга Рэп погиб или скоро погибнет, и эта вина больше всего мучила Кэйд.

Принцесса никогда не страдала богатым воображением, потомуто и к магии особого доверия не питала. Оккультизм всегда был для нее чемто далеким. Много лет назад, когда Кэйд почуяла смерть матери Иносолан, она послушалась внутреннего голоса и за три дня добралась из Кинвэйла до гавани, успев на один из последних кораблей. Но тогда она не постригала свое предвиденье особым даром и никому об этом не сказала. Холиндарн с легкостью поверил, что ее прибытие – просто счастливое совпадение. А малышку Инос тогда столь серьезные вопросы еще не интересовали.

Закатные лучи солнца раскалили камни балкона, да и бесконечное хождение из угла в угол утомило Кэйд. Измаявшись, но так и не найдя ответов на свои вопросы, она проковыляла в комнату и рухнула на мягкую подушку, заменявшую стул.

Помещение, отведенное ближайшей родственнице новой султанши, было скорее похоже на чулан, чем на жилые апартаменты. По дворцовым стандартам обшарпанные стены и обилие безобразных скульптур, повидимому награбленных в какомто походе, молчаливо демонстрировали оскорбительное презрение к новой обитательнице комнат. Словно всесильный султан гадал, что бы с ней сделать, а пока запихнул подальше от глаз.

– Почему, ну, почему Инос молчит? Что, если мои послания до нее вообще не доходят? – изводила себя герцогиня.

3

В низину меж холмов, в самое сердце города, густые вечерние тени несли прохладу, освежившую драгоценности шейха Элкараса – чудесные цветы, благоухающие в саду. В выси мерцали первые звезды, ласково звенели струи фонтана, жасмин и мимоза наполняли воздух своим благоуханием.

Мастер Скараш был явно навеселе. Вцепившись в бутылку, он пару раз встряхнул ее и с огорчением обнаружил; что она пуста.

– Любопытно, которая? – пробормотал он, запулив ее в пышные кусты роз. Освободившись от тары, он тут же избавился и от интереса к ней. – Ааа, каакая разница!

Действительно, что значили несколько монет убытка против колоссальной прибыли от предполагаемого партнерства. Жизнь редко баловала торговцев крупной удачей, а грядущие перспективы выглядели весьма заманчиво. Несомненно, дед будет им гордиться, очень гордиться. Правда, в детали Скараш еще не вникал, и от этого они казались весьма запутанными. Но утро вечера мудренее, и, протрезвев, он вместе с компаньоном тщательно проработает все аспекты договора. А сейчас ничто не должно омрачать доброго веселья, этого достойного начала долгому и крепкому сотрудничеству, обещающему в будущем принести дому Элкараса несметные богатства.

Уставившись в дверной проем, Скараш громко прорычал, требуя еще вина. Затем перевел затуманенный винными парами взор на собутыльника.

– Это нне шшутка – эксклююзивная лицензия?

– Никаких шуток, – заверил гость. – Империя предпочитает иметь дела с определенными снабженцами по каждому виду товара. Это упрощает бухгалтерию. А если партнер надежный, то ему можно передать также и лицензии тех поставщиков, кто не оправдал высокого доверия. Гигантские перспективы, не так ли?

Скараш важно кивнул и тут же икнул. Обильные возлияния только усиливали жажду. Как же мудро поступил дед, назначив перед отъездом его главой дома, радовался Скараш.

– Сколькко ттовваров вы хотите? – заикаясь, пролепетал он.

– Много, оччень много, – подыгрывая джинну, уверил собутыльник. – Но довольно о скучном. Поболтаем попросту, о всякой всячине. Помоему, ты вернулся из Алакарны, и совсем недавно, я прав?

– Верно. А как тты этто узнал?

– И султан был на том же корабле, что и ты? – допытывался гость.

Заметив выскочившую из дома девушку, до самых глаз закутанную в покрывало, так что непонятно было, это дальняя родственница или родная сестра, Скараш равнодушным кивком подтвердил предположение импа и жадным взглядом вцепился в наполненные вином бутылки в ее руках.

– Из Алакарны? – доброжелательным тоном выведывал приятель.

Имп был вызывающе красив, к тому же обаятелен и мил. Он изъяснялся изысканно. Скараша завораживала певучая интонаций неожиданного друга… Он наслаждался его речью.

– Ага, – пустился в объяснения мастер, – я прямиком ппоехал. На вверблюде. Вообще, ззнаешь ли, торговцы, они… свои тропки имеют. Ппонимаешь… пониммаешь почему? Мы странствуем… броодим… Воот. Прравильно я говорю?

– Конечно, – поддакнул имп с обаятельной улыбкой. – А султан?

– Султтан? Оони ссс дедом ккрюк ссделали. Неебольшой.

– Крюк?

– Даа, через Ттумм!

– Невозможно! Это же Проклятые Земли! Знаешь, ты меня понастоящему заинтриговал.

Чутьчуть протрезвев, Скараш засомневался, разумно ли он поступает, откровенничая с чужаком. Дед Скараша был магом, а теперь состоял служителем при колдуне Олибино, одном из Четырех Стражей. Но окончательно избавиться от винных паров мастер не успел: имп предупредительно наполнил его кубок. Себя он тоже не забыл и начал провозглашать тост за тостом, пока не иссякло вино в бутылках.

Неумолчный стрекот цикад органично вплетался в монотонную беседу двух собутыльников.

– Пусть он маг, но я не могу взять в толк, как он сумел выследить в такой дикой местности?

– Ааа! – с таинственным видом погрозил пальцем Скараш. Тут его замутило, и мастер подумал, что не мешало бы чемнибудь закусить выпитое. Крепкие вина слишком быстро валили джиннов с ног, поэтому те старались избегать попоек, подобной этой. Обычно Скараш никогда не злоупотреблял спиртным, но сегодня… – Нну, коолдунья снаб… снабдила деда ловуушкой, поповодком. Маагиято следыы осттавляет, ппонимаешь…

4

– Тетушка, – сквозь сон услышала Кэйд.

Герцогиня с трудом разлепила веки. Голова гудела словно чугунный котел, а во рту ощущался премерзостный привкусу, верный признак того, что спала она в неудобной позе. Проморгавшись, она различила в неверном свете луны закутанную в покрывало фигуру.

– Инос! Дорогая!

– Не вставай… не надо, – забеспокоилась племянница.

Но Кэйд все равно поднялась и поспешила обнять девушку.

– Инос! Милая моя девочка! Я так… тревожилась! Ты в порядке?

– Конечно же, тетя. Все нормально. – Отпустив плечи тетушки, Инос повернулась к окну. – Разумеется, со мной все в порядке. Я самая желаемая и заботливо охраняемая женщина в Араккаране. Да что там… но всем Зарке. Как же со мной может быть чтото не в порядке?

От тона, каким говорила племянница, у Кэйд защемило в груди. Она рванулась вперед, но Инос поспешила отстраниться.

– Ты совсем одна, тетя. Почему ты уснула посреди комнаты? А ужинала ли ты сегодня вечером?

– Рассказывай, дорогая! Рассказывай! – не сдавалась Кэйдолан.

– Что рассказывать?

– Все!

– Правда? Ты хочешь услышать подробности моей брачной ночи?

– Да, – промолвила герцогиня и, проглотив комок, стоявший в горле, подтвердила: – Пожалуй, да.

Инос медленно повернулась к ней. Плотное белое покрывало скрывало всю ее фигуру, с головы до ног. Только глаза из складки поблескивали.

– Тетя! Даме не к лицу такое любопытство.

– Не шути, Инос. Я сердцем чувствую, чтото не так.

– Грабители вломились во дворец и режут всех направо и налево.

– Инос, пожалуйста!

– Хорошо. Что с Рэпом? Он в тюрьме?

– Да.

– Изза меня, – простонала она. – Как это несправедливо! Разве должен страдать преданный друг только потому, что пытался помочь мне?

– Пройдет несколько дней, и султан раскается…

– Нет у нас времени! Нет… – Инос заломила руки. – Что они с ним сделали, тетя? Ты чтонибудь знаешь? – Вначале ее голос дрожал, но потом она справилась с собой.

– Увы, дорогая, – вздохнула тетушка. – Я пыталась спрашивать, но…

– А я не сомневаюсь. Азак обещал, что крови больше не будет, но он дико ревнив. Раньше я и не представляла, что это такое – ревность. Теперь это слово наполнилось для меня вполне определенным смыслом. Знаешь, его бесит даже подозрение, что я могу подумать о какомлибо мужчине. Если я заикнусь насчет Рэпа, то подпишу ему смертный приговор, незамедлительно. Не понимаю, что ему понадобилось в Большом зале?…

– Дорогая, мы сделаем все, что сможем, – заверила ее тетушка.

– Боюсь, немногое мы можем, – прошептала Инос.

После этих слов повисло неловкое молчание. Обе женщины вглядывались друг в друга, стоя в серебряном свете луны. Кэйд показалось, что она слышит стук собственного сердца.

– Это не все, не так ли! – промолвила она.

Иносолан кивнула.

– Тебя не обмануть, – обронила племянница. Затем она сбросила покрывало.

– Боги! – вскрикнула Кэйдолан, всплеснув руками. – Нет! Нет! – рыдала она.

– Раша умерла слишком рано, – горько вздохнула Инос.

– Колдунья не сняла заклятие?! – ужаснулась герцогиня.

– Нет, не сняла. Обещала, но не сделала. Даже не принималась за это. Ведь он только собирался меня поцеловать, только собирался…

Даже в сумраке видны были жуткие ожоги на щеках и подбородке девушки.

«Как хрупка красота! И как быстротечна! – проносилось мыслях ошеломленной Кэйд. – Была, и нет ее… А эти ужасные раны, покрытые струпьями… Безобразные шрамы от них останутся надолго, если не навсегда».

Шатаясь, герцогиня сделала несколько шажков и упала на подушку. Она смотрела на племянницу, содрогаясь в бессильном отчаянии.

– Боль терпима, – успокаивала ее Инос. – С этим тоже можно прожить.

– Свадьба! О Боги! Твой брак, – вспомнила Кэйд.

– Ему нельзя дотрагиваться до женщин, – горько вздохнула Инос. – Даже до своей жены.

Кэйд обмерла – мир вокруг, казалось, подернулся дымкой тумана. Невозможно было понять, то ли она на грани обморока, то ли глаза ей застилают непрошеные слезы.

– Как же быть? – дрожащим голосом промолвила она.

Раньше дела были плохи, а теперь стало и того хуже – обречена на целомудренный брак, а буйная страсть Азака вскоре перерастет в глухую ненависть к той, которую он страстно желал, но до которой не мог и теперь никогда не сможет притронуться.

– Существует лишь один способ поправить наши дела, – с напускным спокойствием говорила девушка. – Однажды мы попытались… Теперь вновь рискнем – обратимся за оккультной помощью.

– Мастер Рэп?

– Нет, нет! Он всего лишь адепт. Только колдун сможет снять заклятие.

– Колдун? – Кэйд была слишком шокирована, чтобы соображать нормально.

– Четверка. Хранители. Проклятие, наложенное на монарха, суть политическое вредительство, так что нейтрализовать колдовство – их прямая обязанность. Стражи снимут проклятие и, надеюсь, исцелят мое лицо.

Герцогиня несколько раз глубоко вздохнула и тряхнула головой, надеясь прочистить мозги, но ничего не вышло. Все же она не отступила:

– Что ж, корабли мне всегда нравились, к тому же я давно мечтала посетить Хаб, наконецто…

– Нет, тетя, – остановила ее племянница.

– Нет?

– Нет, ты не едешь. Он не желает. Тетя, я пришла попрощаться. Боги да благословят тебя, – ровным, холодным голосом роняла она слова. Куда только девалась ее прежняя музыкальность. – И… спасибо тебе за все.

– Уже? Неужели?

Гдето скрипнула дверь. По каменным плитам коридора с мерной неторопливостью звонко стучали каблуки сапог. Кэйд так разволновалась, что, когда она попыталась встать, колени отказались ей служить. Иносолан сама подошла к ней и, наклонившись, поцеловала в щеку.

– Пройдет немало дней, пока двор поймет, что Азак далеко, – торопливо шептала она тете. – Объявлено, что молодожены отправляются в путешествие по загородным дворцам. Так мы выиграем неделюдругую. А там… что ж, как Боги пожелают. Замещать султана остается принц Кар. Он здесь будет главным.

– Хаб! В Хабе не носят покрывал. Ты не можешь…

– Могу! Только в покрывалах я могу там показаться, – с горечью заявила Иносолан.

«О Великое Равновесие! Милостивые Боги да помогут нам – Иносолан, моя дорогая девочка, потеряла все, даже свою красоту», – стенала Кэйд.

Шаги раздавались уже под самой дверью. Только один человек мог так самоуверенно разгуливать по дворцу.

– Помни о Рэпе, – выдохнула Инос. – Попытайся сделать что сможешь. Пока нет Азака – он в безопасности. В этом я уверена. – Потом она заговорила более громким голосом: – У нас есть быстроходный корабль. На нем мы направимся на запад. Муж считает, что мы успеем достичь Гобля до закрытия навигации на зиму. Тетушка, пожелай мне удачи… Пожелай нам удачи! Пожелаешь?

– А война? – воскликнула Кэйдолан. – Разве Империя не оставит войска в Алакарне? Зарк чудом избежал вторжения. А после этого султанджинн рвется во вражескую столицу?!

– Рискнем еще разок, только и всего, – небрежно отмахнулась Инос. – Путешествие будет восхитительное. Не волнуйся, тетя, мы не пропадем. К весне вернемся… мой муж и я… береги себя. Да пребудут с тобой Боги!

Дверь распахнулась. В проеме виднелась высокая тень, слабо поблескивая драгоценными камнями украшений.

– Да пребудут Боги с вами обоими, – произнесла Кэйд. Инос молча скользнула прочь, как дух скрывшись в темноте вместе с Азаком.

5

Если Андор наслаждался прелестью садов шейха, то здесь, в кухне, грязной от сажи, сидеть приходилось на голых досках, а горячее марево, долженствовавшее быть воздухом, пропиталось прогорклыми запахами стряпни. Кухонное помещение в этом беспорядочном нагромождении строений, именуемых дворцом шейха, освещалось вонючими светильниками, над пламенем которых вились тучи мошек и мотыльков.

Гатмор уже давно сидел на жесткой скамье. У него устала спина и затекли ноги. Пошевелив лопатками и по возможности расслабив спину, он вытянул ноги, а затем вновь скрестил их, но уже подругому. Грузный джинн, громоздившийся на такой же скамье напротив стола, покосился на джотунна и вновь занялся вычесыванием насекомых из волосатых подмышек. За весь вечер эта громадина не сказала ни слова. Впрочем, Гатмор был только рад этому. Судя по источаемому запаху, джинн был погонщиком верблюдов. Теперь этот неотесанный тип оказался в роли сторожевого пса при джотунне. Желал бы посмотреть Гатмор, как неуклюжий болван вздумает помериться с ним силой. От нечего делать северянин наблюдал за теми, кто заглядывал в кухню. Парочку таких крепких ребят моряк с удовольствием бы нанял.

Женщин, прибегавших на кухню, он тоже не оставлял без внимания. Даже в покрывалах смахивая на трупы в саванах, они все равно двигались грациозно, словно эльфы. Вздувающиеся складки белого полотна, а точнее, скрываемые ими тайны будили воображение любого мужчины. Ну разве могли спешащие по поручению хозяина незнакомки не приковать к себе скучающий взгляд Гатмора? Моряк сидел и гадал, насколько хороши фигурки под каскадом складок. А эти огненные глаза…

В конце концов, раз жена погибла в резне, устроенной Калкором, то так тому и быть. Гатмор уже не знал, хотел ли бы он сейчас услышать ее прежние ворчливые придирки. Джотунна снедало острое искушение попробовать остановить первый же белый кулек, заговорить с женщиной и посмотреть, как взовьется погонщик верблюдов.

Гатмор изнывал от скуки. Он торчал в этой мерзкой чумной дыре добрых пять часов, и это после потраченных совершенно впустую двух дней разговоров, споров – и, главным образом, ожидания. Оно раздражало больше всего. Он все время когонибудь ждал: то Тинала, то Дарада, а теперь Андора. Труд простого носильщика тоже не сахар, но ради товарища можно согласиться и на такое.

Рослый юнец просунул в дверь голову и, отыскав глазами джотунна, сообщил:

– Эй, поднимайся! Ты хозяину нужен.

Гатмор зловеще заулыбался и ласково спросил:

– Я тебя правильно расслышал?

Погонщик верблюдов просиял и заинтересованно воззрился на юношу. На миг показалось, что вечер обещает быть интересным.

– Твой друг, да? – пряча глаза, поправился парень.

– «Наниматель» будет в самый раз, – смилостивился Гатмор и поднялся со скамьи. – Веди, Валиант. – Вгонять в краску бронзовые лица стало для северянина в Зарке лучшим развлечением. Но слишком уж мизерным.

Он взвалил поклажу на спину и поспешил следом за проводником, как самый обыкновенный носильщик.

Подле дверей моряк увидел Андора. Тот едва на ногах держался, так и норовя сползти по стеночке. Гатмор молча взял одной рукой предложенный фонарь, а другой крепко подхватил импа под руку и вывел его в ночь прежде, чем иссякли нескончаемые дружеские прощания не менее пьяного хозяина. Дверь за ними захлопнулась с глухим стуком; послышались звон цепей и грохот задвигаемых засовов, оставляя их наедине с жаркой духотой и ночью.

Вокруг висела тьма, хоть глаз выколи. На суше моряк чувствовал себя неуютно. Усадив Андора на порог гостеприимного дома, он, чтобы сориентироваться, высоко поднял над головой фонарь. Андор тихонько икал.

Толку от фонаря было немного. В сущности, везде колыхались неясные тени, но угрозы в них не ощущалось. Волшебный свет луны коегде мягко озарял высоченные стены противоположной стороны улицы. Тут и там слабыми отсветами маячили огоньки в окнах.

«И куда теперь? В гору или под гору? – гадал Гатмор, успокоившись относительно грабителей.

– И под гору, и в гору, с милашкой дорогой…

– Вызывай Сагорна! – оборвал напарника моряк.

– Вызывать? А как? – зашелся в смехе Андор. – Для этого я слишком пьян. Торговцы – не та публика, у которой на трезвую голову развязываются языки. Хоп, сейчас, кажется, придется вызывать карликов.

– Давай, давай, и побыстрее. Живее зови Сагорна, а карлики могут подождать.

Вместо ответа Андор уткнулся в угол и, упираясь руками стену, согнулся пополам. Выворачивало его вовсе не элегантно. Гатмору не оставалось ничего иного, как заняться изучением звездного неба, рассматривать неясные тени в свете луны и стараться не слушать кряхтенья, бульканья и вздохов.

– Поделом тебе, пройдохе! – прошипел сквозь зубы моряк.

Гатмора начинала утомлять зависимость от всей этой компании. За последние два дня его по очереди донимали все четверо. Хорошо, что не более одного за раз; впрочем, иначе и быть не могло. Но в этой чехарде дьявол голову сломит! Не успевал моряк приноровиться к одному… глядишь, работать приходится с другим. И все начинай сначала.

– Ну что, очухался? – спросил северянин, когда Андор отплевался. – Теперь выкладывай, что выяснил, или вызови Сагорна. Я хочу знать и не собираюсь угадывать.

– Эй, тупица, стражник недобитый, балбес нордландская, – петушился Андор, но джотунн остался невозмутим. Тогда имп перешел к уговорам. – Я думаю, мы попусту тратим время. Почему бы нам не вернуться…

– И не мечтай! – огрызнулся Гатмор. – В прошлый раз не сработало и теперь не выйдет.

Андор не сомневался, что, нажми он посильнее, ему бы удалось уговорить варвара убраться из Араккарана, бросив на произвол судьбы друга. Пару дней назад он почти добился своего. Они вышли в море на рассвете, но бриз утих, а только Джалон с помощью волынки мог вызвать свежий ветер. Однако стоило Андору уступить место Джалону, тот спокойно выждал, пока Гатмор придет в себя и перестанет буйствовать, они тотчас нашли общий язык и вернулись в Араккаран. Неотразимое обаяние Андора испарялось, как только исчезал он сам.

Андор начал было чтото бормотать, но, покорившись неизбежному, издал слабый стон и исчез…

Его место занял Сагорн. В свете фонаря серебрились его волосы и маячило бледное лицо.

– Отличная работа, моряк, – одобрительно фыркнул старик.

– Что он выяснил?

– Хм! – На мгновение Сагорн замер, то ли роясь в воспоминаниях Андора, то ли обдумывая чтото. – В гору, – распорядился старик и побрел в темноту.

Взвалив на спину узел, Гатмор поспешно зашагал рядом. Путники двинулись навстречу танцующим теням, замиравшим в неподвижной истоме позади них.

– Что узнал Андор? – допытывался моряк.

– Никогда не думал, что стану поминать гнома добрым словом. Но Ишист – превосходный врачеватель. О таком лекаре можно только мечтать! – трещал Сагорн. – Он, должно быть, равен…

– Еще немного, и тебе точно потребуется помощь лекаря, – зловеще прорычал Гатмор.

– Неплохо бы прямо сейчас сюда Ишиста, не так ли? Вспомни, что говорят о гангрене. Если все это правда, фавну недолго тянуть волынку. Его целительные силы не беспредельны, скорее всего, они уже на исходе.

Гатмор содрогнулся.

– Утром Тинал снова вскарабкался по дворцовым стенам, так что Андор узнал коечто от пары стражников. Плохо, что потом, для надежности, пришлось вызвать Дарада. Ценно то, что Дарад видел герцогиню Кэйдолан. Ее фигура мелькала на балконе, – заметил Сагорн. – Это важно, очень важно, – хотя мои компаньоны этого еще не понимают.

Улица кончилась, упершись в крохотную площадь.

– Довольно с меня твоих игр, Сагорн, – зыркая по сторонам, прогудел Гатмор. – Помни, это последнее предупреждение.

Старик презрительно фыркнул. Он устал и дышал с присвистом, но направление удерживал четко – ко дворцу. Удача пока еще была с ними, но надолго ли?

– У тебя есть решение? – поинтересовался Гатмор.

– Конечно.

– Не врешь?

– Еще чего! Я прекрасно знал, что делать, еще вчера, когда меня вызвал Джалон. Я только не хотел раньше времени обнадеживать тебя.

Гатмор в душе клялся непременно отомстить когданибудь этому хилому книжному червю.

– Решение! Говори! – скрипнул зубами моряк. – Сейчас самое время.

– Добавить магии! – заявил старик. – Рэп всего лишь адепт. Но, несмотря на его раны, два слова силы долго удерживали его жизнь на грани смерти. Однако теперь, когда он не может заговаривать стражников…

– Я всего лишь невежественный моряк, – рявкнул Гатмор. – Но я не дурак. Все, что ты тут натрепал, я и сам знаю.

Старый пустомеля никогда не упускал случая поболтать, но сегодня он как будто нарочно тянул время.

– Заткни глотку, дружок. Или ты всему миру о наших силах поведать собрался? Ну, как, будешь слушать?

– Само собой, – проворчал Гатмор. К этому времени они выбрались на широкую дорогу, залитую лунным светом. В эти предутренние часы здесь было пустынно. Ни одной повозки, только на противоположной стороне дороги прошествовала воинственного вида толпа слуг с фонарями, сопровождавшая дородного торговца, спешащего по неотложному делу.

Сагорн с трудом передвигал ноги и пыхтел все сильнее и сильнее.

– Слова силы! Узнай я еще одно слово – я смогу стать адептом, а значит, им станет и Андор, и Тинал, и Джалон, и даже Дарад. Признаться, мысль о Дараде как об адепте… – Поймав на себе яростный взгляд Гатмора, он осекся, а затем без обиняков заявил: – Еще одно слово силы – единственный выход.

– Ты спятил! – всплеснул руками Гатмор. – Да где же его найти, тем более сию минуту. Ты же добрую сотню лет ищешь Это самое слово! И все зря. Так где же ты его собираешься искать сейчас?

– Я точно знаю, где именно, – ухмыльнулся Сагорн…

– Где?

– Оно есть у девушки.

– У принцессы Рэпа? Есть? Сдурел?

– Одно из слов Иниссо передавалось в их семье из поколения в поколение. Она приняла последний вздох отца, и он, безусловно, шепнул ей слово. Я не уверен, но, возможно, именно ради этого слова колдунья ее и похитила. Странно, что счастье бежит от нее, ведь даже единственное слово приносит удачу…

– Так ты уверен или нет? – допытывался Гатмор.

– Абсолютно уверен. Вот почему мы весь день обхаживали мастера Скараша. Он был одним из тех, кто сопровождал ее в пустыне.

– Итак, слово есть. Гениально! В чем же тогда ее мастерство? Что она может?

– Повидимому, она и сама не знает. По крайней мере, джинн ничего такого за ней не заметил, а то бы Андор из него это вытряс, – презрительно фыркнул Сагорн, – Впрочем, что с него взять, он мог быть не в курсе. Несомненно одно: какойто магией она наследила, иначе дед Скараша не отыскал бы их.

– Дед?

– Элкарас. Он маг, но здесь его нет. Шейх все еще в Араккаране трудится на колдуна Олибино. Забудь о нем. Нам нужно найти Инос и убедить ее передать свое слово силы мне или одному из моих партнеров. Тогда мы сможем спасти Рэпа.

– Как?

Сагорн, казалось, совсем выбился из сил. Он остановился и привалился отдыхать к стене, ограждавшей территорию дворца.

– Фавн не боец, – с трудом переводя дыхание и потирая бровь, говорил старый хитрец, – но двух слов силы ему хватило, чтобы удержать поодаль всю дворцовую стражу. Представь на его месте Дарада! Огого, что было бы! Добавить к имеющемуся еще одно слово, и… мы сможем все – или почти все. О Боги, да Тинал с двумя словами запросто выйдет из дворца с султанским троном под мышкой!

– Тихо! – резко одернул болтуна Гатмор. Он напряженно прислушивался к едва различимому шуму, раздававшемуся изза угла. Как раз там, где находились ворота во дворец. – Это лошади, – пробормотал он. – Точно, лошади. Скорее!

Поспешно загасив фонарь и понимая, что в любом случае они выглядят весьма подозрительно, Гатмор схватил старика за руку и потащил через дорогу. Джотунн торопился добраться до темной аллеи, но бежать приходилось в гору, а всадники быстро приближались. Копыта дробно стучали по каменистой дороге.

И днем джинны отличались чрезмерной подозрительностью, а уж ночью…

Как всегда, перемена произошла молниеносно. Внезапно запястье, которое держал Гатмор, истончилось и выскользнуло из его лапищи. Джотунн даже споткнулся от неожиданности, а Тинал стрелой вырвался вперед, спеша в укрытие. Мальчишке даже одежда Андора не очень мешала – правда, болталась она на нем как на вешалке. Тинал никогда не стремился быть героем. Отягощенный поклажей и теперь уже не нужным фонарем, Гатмор заметно отставал от легконогого парня. Стиснув зубы, моряк спешил изо всех сил, подгоняемый усиливающимся цокотом подков и собственной злостью на малютку вора, исчезающего в зарослях. До того как нырнуть в спасительную тень, джотунн успел увидеть головных всадников отряда, огибающих угол дворцовой стены… Только оказавшись среди деревьев, Гатмор понял, что это вовсе не аллея, а всего лишь очень большая ниша. Собственно, убедил его в этом забор, в который он с ходу врезался. Тинал испарился, словно его и не было.

Выругавшись сквозь зубы, Гатмор отшвырнул бесполезный фонарь, сбросил на землю узел и стал лихорадочно развязывать стягивающие его веревки. Моряк надеялся вовремя добраться до меча. Он не сомневался, что всадники его заметили, а значит, предстоит бой. Его последний бой – ведь не может же один человек одолеть целый отряд. Сейчас джотунн жалел только об одном: что всю свою жизнь пользовался лишь кулаками, а не мечом. Задыхаясь после пробежки, он хватал ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег. Узлы не слушались его пальцев, и он бросил это бессмысленное занятие. Бродяга, околачивающийся возле дворца в предутренние часы, к тому же удирающий от стражников… он заведомо мог считать себя мертвецом. Подобная перспектива бросала Гатмора в холодный пот.

Как ни странно, лошади продолжали скакать все тем же легким галопом. Дюжина стражников пронеслась мимо его сомнительного убежища. Следом за ними прокатил экипаж. Подле экипажа гарцевал громадный детина на вороном скакуне. Потом еще два десятка воинов промелькнули в лунном свете.

Странная кавалькада скрылась вдали. Грохот подков и колес замер, тишина ночи нарушалась лишь пыхтением джотунна.

Сверху вдруг чтото свалилось. Гатмор так и подпрыгнул, его взвинченные нервы не выдержали. Но пугаться не стоило: это объявился Тинал. Он соскочил с отвесной стены, на которую вскарабкался.

– Забавно, – озадаченно промолвил вор, – устраивать прогулки в столь неурочный час.

Гатмор раздраженно сопел. Из всех пятерых Тинал был самым скользким типом. Последние два дня действовал в основном именно маленький воришка, однако работал он в одиночку. И хоть сталкивались они довольно часто, но, обменявшись паройдругой слов, мальчик опять исчезал. Юный имп, хрупкий и хитрый, с неприметной внешностью.

– Пошевеливайся, – нетерпеливо щелкнул пальцами вор. – Давай мое барахло.

– Носильщик! Просто носильщик! – сердито ворчал Гатмор. Узел попрежнему не поддавался. – Скажи мне план старика, – потребовал моряк, забыв про веревки.

– Кэйдолан, – буркнул Тинал, быстро избавляясь от одежды Андора. – Дарад видел ее на балконе, но думать – не его занятие.

– Ясно. Но почему она?

– Скорее же! – требовал парень. – Потому что вряд ли ктонибудь, кроме нее, сможет приблизиться к Инос и поболтать с глазу на глаз. Ты что, не знаешь, как тщательно джинны охраняют своих женщин? – снизошел до объяснений вор. Он успел раздеться догола, и терпение его лопнуло. Мальчишка оттолкнул Гатмора и мигом справился с узлами. – Я, возможно, смогу добраться до тетушки. Уж старушкуто не станут охранять слишком бдительно.

– А что с того?

Тинал потрошил тюк, разбрасывая вокруг себя тряпье, и наконец выкопал шорты. Имп натянул их, подпрыгивая то на одной ноге, то на другой, и снова склонился над ворохом барахла, выбирая обувь.

– В дело вступит Джалон.

– Джалон? – озадаченно произнес Гатмор. Он не считал себя глупцом, но таинственная шайка упорно делала из него дурака, нарочно путая моряка. Сагорн – интриган, Тинал – пройдоха. Что мог противопоставить им честный моряк?

Но вот Тинал извлек из мешка меч и пристроил его себе на спину. Клинок был из отличной гномьей стали, но рукоять слишком явно указывала на бывшего хозяина, на ней словно табличка висела: «Украдено из дворца Араккарана». Внутри дворцовых лабиринтов парнишка в любой момент мог вызвать Дарада, если возникнет необходимость в кровавой схватке.

– Вот, собственно, и все, – заявил Тинал, глядя на Гатмора снизу вверх. – А дальше – импровизация. Может быть, у тебя найдется план получше?

– У меня – нет, – угрюмо признался моряк, – но у тебя он есть. Выкладывай!

– Ладно. Инос передает Джалону свое слово силы. Став адептами, мы вызволяем Рэпа… Тебе не стоит слоняться вокруг дворца. Я не знаю, сколько времени понадобится на все про все: возможно, день или больше. Ищи нас… – Тинал умолк, выбирая место встречи, – в салуне «Северная звезда». Да, именно там – его двери не закрываются ни днем ни ночью. Если попусту прождешь два дня, знай – мы мертвы. Понятно?

– Почему всетаки Джалону? Постой, здесь слишком светло, чтобы взбираться. Отыщи какойнибудь темный уголок.

– Здесь безопаснее всего. Оглянись вокруг – ни одной живой души.

Гатмор собрался было возражать, но опоздал. Легконогий воришка уже мчался через пустынную улицу, и не успел Гатмор охнуть – как постреленок словно взлетел на стену. Еще через мгновение он исчез. Моряк же остался стоять посреди вороха разбросанной одежды, со страхом ожидая тревожных криков. Но ночь хранила молчание.

Облегченно вздохнув, Гатмор наклонился, взял мешок и начал засовывать в него не понадобившиеся на этот раз тряпки. Затянув узлы, он выпрямился, готовый вскинуть на спину поклажу, и застыл.

– Идиот! – прошептал он. Одиночество всегда способствовало его мыслительному процессу.

«Итак, Рэп умирает, распятый на полу. Ему выжгли язык и переломали кости. Его тело пожирает гангрена… Пусть Дарад или Тинал, не важно, станут адептами – ничем они Рэпу не помогут. Только колдуну под силу исцелить такие жестокие раны. Колдуну, а не адепту! Кроме того, знает ли Иносолан, как изувечен Рэп? А если ее убедили, что он просто брошен в темницу? Тогда она с легкостью поверит россказням бессовестной шайки. Слово она отдаст, но Рэпу это не поможет!» – застонал джотунн и спугнул цикад взрывом проклятий.

– Одурачили! Конечно, одурачили! – рычал моряк. – Охмурят и девчонку! А Рэп… Рэп… он все равно умрет!

6

– Шанди! Шанди! О, мой бедный малыш! Шанди!..

Голос звучал из далекого ниоткуда. Он был очень громким. Шанди не понимал, почему мягкий и нежный голос тети Оро так сильно изменился. Мальчик не помнил случая, когда бы тетя Оро повышала голос до крика.

Шанди лежал на животе. Потому что так ему было удобно. Он спал, крепко спал – в темной комнате, на мягкой кровати. Ох, как ему хотелось спать!

– Шанди!

Мальчик улыбался, не в силах проснуться. Ему было приятно, что Оро пришла к нему. Шанди очень надеялся, что тетя увидит его улыбку даже в этой темноте, а увидев, поймет, как он ей рад. Говорить принц не мог, язык не поворачивался он спал. Весь мир словно плыл, покачиваясь на легких волнах. Просыпаться не хотелось – ведь тогда проснется и боль. А мальчик не хотел чувствовать мучительную боль в ягодицах.

– Шанди, поговори со мной!

Шанди попытался сказать тете, что завтра обязательно навестит ее. Но смог лишь невнятно пробормотать чтото. Странный вкус во рту мешал говорить не меньше, чем сонливость. Вкус лекарства, которое дала ему мама, чтобы унять боль.

Дозу на этот раз пришлось значительно увеличить, потому что выпороли его зверски.

«Я был плохим мальчиком. Почему? Я не помню. Но чемто я разочаровал Итбена, очень разочаровал… Так хочется спать…» – медленно ворочалась мысль.

– Что тебе понадобилось в моей спальне?

«Мамин голос. Кричит. О Боги, мама злится!» – затосковал Шанди.

– Я навещаю племянника. Не пойму только, что девятилетний парень делает в материнских покоях? Будь добра, объясни!

«Голос тети Оро, – понял Шанди. – Не знал, что она может так кричать. Ее голос всегда был такой, как она: мягкий, приятный. А сейчас нет…»

– Он мой сын, – завопила женщина, – и мне решать, где ему спать. Так что благодарю за заботу.

– Что с ним? Чем ты его накачала?

– Немного снот…

– Немного?! Он в прострации! Опий? Разумеется, опий! Ты спаиваешь собственного сына настойкой опия?

– Не суй нос не в свое дело!

– Это мое дело!

Перебранка женщин измучила Шанди. Он чувствовал, как по щекам поползли слезы. Ему не нравился шум. Мальчик хотел подняться и попросить их не кричать возле кровати. Но он даже голову не в силах был оторвать от подушки, потому что она стала невероятно тяжелая и какаято чужая.

«Хочу темноты, – капали слезки. – Той, в которой так хорошо спится… дурманной темноты».

– Повторяю, это не твое дело!

– Ошибаешься, мое! Он – мой племянник и к тому же – наследник короны! А это кто сделал?!

«Ойойой!» – стонать вслух не было силы…

– Ты видишь? Даже простыня прилипла. – Возмущенный крик тети Оро стал невыносимо резок. – Запекшаяся кровь! Даже бальзамом не смазано?

– Опухоль великовата, но компрессы помогут.

– Кто это сделал?

– Он был наказан.

– Наказан? И это называется наказанием? Сколько я живу на свете, такое всегда называлось поркой.

– В Круглом зале он опозорил себя.

«Да. Теперь вспомнил, – загрустил Шанди. – Я не „ерзал“. Я сделал хуже. Я упал. Изза меня прервали церемонию. Я опозорил себя перед всем двором. Конечно, меня выпороли, иного и быть не могло».

– Он упал в обморок! Я сама тому свидетель. От долгого стояния даже взрослые, случается, падают в обморок. Заткнись, Уомайя! Заткнись и слушай меня. Принц потерял сознание от слишком долгого стояния под раскаленными лучами солнца – как солдат на параде.

– Таких солдат наказывают…

– Изуверы, он же еще ребенок! Его возраст не обязывает просто даже быть там, а выстаивать всю церемонию тем более! Естественно, переутомление, отсюда и обморок.

– Собственного сына я буду воспитывать сама, и так, как я желаю! Повторяю, не твое это дело…

– Вздор! Мое…

Голоса то приближались, то удалялись, становясь то громче, то тише. Словно волны, разбегающиеся по Сенмеру. Мерная качка усыпляла…

– Это его книга? О Боги, да разве она годится мальчику его возраста? «Хабанская энциклопедия». Прекрасно! Неужели это все, что ему позволено читать?

Шанди любил тетю Оро, но сегодня он жаждал, чтобы она ушла и перестала кричать, а им с мамой позволили лечь спать. Голоса ненадолго стихли… затем вновь зазвучали, еще громче прежнего.

– Придется провозглашать регентство, иначе…

– Ааа, так вот зачем ты в Хаб пожаловала? Думаешь себя регентшей сделать. Не так ли?

– Кого же еще? Уж не тебя ли, дочь простого латника? Великие Боги! Кого же еще? Или, может быть, слизняка Итбена? Фи! Говорят, он волосы красит. Это правда?

– О, черт! Мнето откуда знать!

– Действительно, откуда?

Мама так пронзительно взвизгнула, что принц почти проснулся. Огонь, зажженный тростью Итбена на его ягодицах, вспыхнул с неистовой силой. Шанди услышал свои стоны.

– Тихо! – приказала тетя Оро. – Сына разбудишь. Теперь слушай меня внимательно, Уомайя. Мне не важно, с кем ты делишь эту роскошную постель. Мне также не важен цвет его волос. Пусть они будут синими, на здоровье. Но вы… ни каждый в отдельности, ни оба вместе никогда не получите регентство. Шанди мал, по очередности следующая я, но я не хочу корону. Однако долг прежде всего. Кстати, что случилось с отцом? Похоже, это ваших рук дело. Ну же, сознайся, чем вы его опаиваете?

– Не мели чепухи! Он стар…

– Не был он дряхлым старцем чуть больше полугода назад. Не был! До меня дошли коекакие слухи, потому я и вернулась…

– А я здесь при чем! Не яд это, не яд! Его слуг регулярно меняют. Болезнь какаято, просто старческая болезнь! И не колдовство это. Колдовство ему не грозит.

«Пожалуйста! – стенал в душе Шанди. – О, пожалуйста, уйдите! Дайте уснуть. Пожалуйста! Мне больно, когда я просыпаюсь. Больно!»

– Стражи? – снова раздался голос матери. – Ты полагаешь, я запросто беседую с колдунами и колдуньей? Несомненно, они знают, все знают, но не говорят.

– И конечно, они ничего не сделают, – простонала тетя Оро.

– Они не могут делать чтолибо. Таков Протокол, дорогуша. Семья ограждена от колдовства. Для нас нет магических исцелений.

Спорщицы утихли, и Шанди снова утонул в темной одури… но ненадолго. Из забытья его вывел один посетитель.

– Ваше августейшее высочество! Неожиданная честь!

«Консул! – задохнулся от ужаса Шанди. – Опять злой… О Боги! – Слезы сами собой закапали на простыню. – Я больше не был плохим, правда, не был. Не надо! Пожалуйста, не надо!»

– Консул Итбен! Порка – твоя работа?

– Не твое дело, принцесса.

– Нет, мое! Почему мне не сообщили о болезни отца?

– Мы полагали, что тебя это вряд ли заинтересует. Ты похоронила себя в глуши, тратя время только на лошадей. Совет не счел возможным беспокоить тебя.

– Совет? Это все ты! В регенты рвешься? Потому и к Уомайе подкатился? Ты думаешь, я не слышала?..

Шанди впервые слышал тетю Оро такой разозленной.

– Слышала что?..

– Что вы любовники.

– Думай, что говоришь, женщина!

– Ты… угрожаешь… мне? – задыхалась от возмущения тетя Оро. – Это тебе стоит поостеречься. Что, спрашивается, привело тебя ночью в покои принцессы? Ты приручил ее и теперь дожидаешься, когда старик совсем одряхлеет, чтобы справить свадьбу, и…

– И оппозиция пригласила тебя. Все логично. Этого я и ждал. – Голос Итбена стал жестче – ох, плохой признак, – зато тише. А это уже приятнее. – Я подготовился к твоему приезду, принцесса Ороси. Твой дорогой супруг – как его коллекция часов?

– Нормально… Послушай, при чем тут Ли и его коллекция часов? Какое отношение…

– Они гномьего производства, не так ли? Хорошо, не все, но большинство из них. Твой муж ведет дела с гномами. Ведь гномы – непревзойденные мастера, их изделия лучшие в Пандемии.

– Ну и что же?

То, что тетя Оро перестала кричать, как нельзя лучше устраивало Шанди. Но голоса все еще беспокоили мальчика.

– Граница вдоль Черной реки вновь в огне. Возможно, война уже объявлена. А торговля с гномами в военное время равносильна предательству. Так что теперь я диктую условия. Слушай, твое высочество! Либо утром ты уезжаешь из Хаба, либо в полдень Сенат вынужден будет объявить имя виновного в государственной измене.

Теперь принц снова слышал бормотание, а потом, кажется, плач. Он вяло удивился: кто мог плакать? Смех матери успокоил мальчика.

– Прежде чем уедешь, я дам тебе некоторые документы. Ты их подпишешь. Больше часа на это не потребуется.

Опять голоса сменились неясным бормотанием. Затем и этот беспокойный звук замер до шепота… шелеста… тишины… Тихо и темно… Теперь спать… Спать…

Не говори о тщетности борьбы
И о бессилье пред своим врагом;
Что труд и боль напрасны, ибо им
Не изменить вещей круговорот…

Клайф. Не говори о тщетности борьбы…

Часть вторая

В тьме кромешной

1

Неясный шорох прервал ее молитву.

– Кто там? – Кэйд резко повернулась и чуть не потеряла равновесие. Чтобы не упасть, она уцепилась за спинку кровати.

Снова с балкона донеслось слабое поскребывание, и в лунном свете мелькнула дрожащая тень.

Кэйд вдруг вспомнила шутку Инос насчет разбойников, но у нее в голове не укладывалось – вор во дворце Алакарна? А как же стражники на каждом углу?

– Герцогиня, где вы? Ваше сиятельство, прошу простить, если испугал вас.

Ее сердце, недавно трепыхавшееся, как пойманная в клетку птица, потихоньку начало успокаиваться. Только боль, засевшая в груди, напоминала о недавнем испуге.

– Доктор Сагорн? – прошептала ошеломленная Кэйдолан, хватая ртом воздух, словно выброшенная на сушу рыба.

– Да, это я, – послышался тихий, как шелест, голос. – Вот, правда, вход мне пришлось выбрать весьма своеобразный.

Это замечание напомнило герцогине, как высоко расположен ее балкон. Рубиновая брошь… Так, значит, вор. Как там его звали… Но Сагорн не дал ей как следует вспомнить.

– Еще раз прошу прощения за мой неприличный наряд, леди, – торопливо бормотал гость. – Вы позволите поискать – какуюнибудь одежду в шкафу? Я очень виноват, что разбудил вас так внезапно…

Деликатность доктора понравилась герцогине. Конечно, сидя на полу, она не спала, а молилась, но причин смущаться уже не было; предупредительность Сагорна избавила ее от необходимости объяснять, что она взывала к Богу.

– Как мило с вашей стороны, доктор, навестить меня. Пройдите, пожалуйста, в ту комнату, я присоединюсь буквально через минуту.

Поблагодарив, он прошмыгнул в соседнее помещение. Все еще оставаясь на полу, герцогиня подтащила поближе к себе шелковый халат и, окончательно успокоившись, поднялась с колен. Нашарив на кровати кружевной чепец, Кэйдолан быстро надела его и, полагая, что дала достаточно времени необыкновенному гостю принять достойный вид, двинулась вослед.

Сагорн устроился в кресле. Ночная тьма не позволяла различать отдельные детали, видны были лишь тощие бледные ноги. Подле кресла, на полу, тускло поблескивал меч в ножнах. Герцогиня опустилась в другое кресло, напротив.

– Полагаю, свет был бы нежелателен? – предупредительно поинтересовалась она.

– Даже вреден! Еще раз сожалею, что ворвался без предупреждения и нарушил ваш сон.

– Я не спала, – коротко заметила Кэйд. Она не собиралась вдаваться в подробности, рассказывая о кошмарных видениях. – Я взывала к Богу Любви.

После глубокомысленной паузы Сагорн спросил:

– Почему к нему?

– Потому что наверняка именно Он являлся к Инос. Удивительно, что никто не понял Его. Он же сказал: «Доверяй любви». Любви.

– Как это верно! – сочувственно вздохнул Сагорн. – А Инос не послушалась, так?

– Она все неправильно истолковала. Мы же считали вас мертвыми. Думали, что импы покончили с вами. Со всеми!

– Вы и фавна считали покойником?

– Да, – снова вздохнула Кэйд. – Не желаете ли чегонибудь освежающего, доктор? На столике фрукты…

– В этом нет необходимости, – замахал он руками.

Правда, Кэйд различала лишь слабое движение бледного пятна – ночью герцогиня видела едва ли лучше слепой курицы.

– Так каким же образом вы спаслись из покоев Иносолан, доктор? Хотя меня больше интересует, как вы умудрились доставить мастера Рэпа из Краснегара сюда за столь короткое время?

Сагорн скупо хмыкнул, и герцогине послышались тоскливые нотки в его голосе.

– Не я перенес его, а он меня.

– Ах! – с облегчением вздохнула Кэйд. – Так он не просто провидец, он – колдун!

– Всего лишь адепт. Ему известны только два слова силы.

– Мне помнится, он знал одно, – хитрила Кэйдолан. – Ты сказал ему свое?

– Да, – после небольшой паузы подтвердил Сагорн. – Сказал.

– Как щедро с твоей стороны, – восхитилась герцогиня.

– В тот момент это показалось мне самым разумным, – объяснил гость, и Кэйд остро захотелось заглянуть ему в глаза.

С минуту в комнате царило молчание. Им многое нужно было узнать друг у друга.

– Судя по всему, вы с мастером Рэпом добрые друзья?

– Странникам в пути нельзя иначе. Я очень высоко ценю мастера Рэпа. Для фавна он… – Сагорн старался подыскать слово повежливее, – упорный. Да, упорный. Он стоек в бою и кристально честен. Я многим ему обязан.

Гость явно чегото недоговаривал. Кэйдолан навострила уши, но продолжения не последовало.

– Так чему я обязана удовольствием этого визита, доктор? – Непонятная тревога, закравшись в сердце, заставила ее заговорить официальным тоном.

Сагорна это здорово рассмешило, он даже забыл об осторожности.

– Кэйд, вы чудо! Помните… – воскликнул он, но тут же оборвал себя: – Нет, сейчас не до воспоминаний.

– Да уж, – согласилась герцогиня, – Отыщи вас стража здесь, на женской половине, и у вас появится уйма времени, чтобы подробно описать историю всей жизни.

– Или ни минуты не останется, – буркнул Сагорн.

– Верно.

Тридцать лет минуло, нет, больше. Это было так давно – ее счастливый брак в Кинвэйле; юный брат, путешествующий со своим другом Сагорном… Хорошие времена, но они прошли и больше не вернутся. Сейчас ей нужнее разум, а не чувства. Впрочем, Сагорн, уже тогда зрелый мужчина, для Холиндарна был скорее наставником, чем другом, а для нее – уважаемым доктором. Так что менять тактику общения с гостем герцогиня не стала…

– Итак, ближе к делу, – воскликнул Сагорн, убедившись, что увлечь воспоминаниями пожилую леди он не сумел. – Парень, как я понимаю, теперь в тюрьме.

– Да. Ему крупно повезло, что он остался жив.

– Отлично! Значит, старость вызволит юность, – захихикал гость. – Соединив наши возможности, мы устроим мальчику побег прежде, чем у султана переменится настроение.

Бодренький тон посетителя насторожил Кэйд. С тех пор как зрение герцогини начало слабеть, она все больше полагалась на слух и ни разу не пожалела об этом. Вот и сейчас она ощутила острый приступ недоверия. На интуицию в подобного рода вещах она смело могла полагаться. Мужчины, в отличие от женщин, как правило, больше ориентируются на слова, а не на то, как эти слова произносятся.

– Ну, разумеется! – энергично согласилась она. – А как вы это представляете? Султан строжайшим образом приказал тюремщикам не спускать с него глаз.

– Охотно верю. Немало я на своем веку повидал дворцов, но эти хоромы больше похожи на военный лагерь, чем на резиденцию властителя. Простому смертному не сбежать отсюда, это верно, но…

– Итак? – осторожно поинтересовалась Кэйд.

– Похоже, Бог предупреждал Инос насчет конюха… Ведь не Андора же! И пожалуй, не султана.

– Мастер Рэп влюблен в мою племянницу? – искусно изобразила изумление герцогиня.

– Ха! – фыркнул Сагорн. – Несомненно. Стал бы он иначе так рваться к ней? На его пути стояли и колдуны, и Хранители, и драконы. Его не остановили ни тюрьмы, ни замки, ни джунгли, ни пиратские корабли. Он не испугался ни бури, ни кораблекрушения. И все это ради одного: быть рядом с Инос. Подозреваю, что, вернись они в Краснегар, он бы молча отправился на конюшню и попрежнему служил бы конюхом до скончания дней своих.

Вновь в горле Кэйд возник комок, и она тщетно пыталась проглотить его. Ее опасения подтвердились.

«Конюх! К тому же фавн! Откуда же мне было знать? – терзалась герцогиня. – У Богов странные причуды».

– Вы правы. Мы должны сделать для него все возможное, – решительно заявила она. – У вас наверняка есть план. Объясните, пожалуйста.

– Если Инос ошиблась, в ее власти все исправить. Ее слово…

– Инос? – ахнула Кэйдолан. – Одно ее слово султану…

– Нет! Мне! – резко оборвал принцессу Сагорн. – Одно ее слово мне!

– Ооо! – поняла Кэйдолан, и ее подозрения, получив пищу, разрослись, как грозовая туча душным летним днем. Близкий рассвет интенсивно рассеивал ночной сумрак. Теперь она могла видеть глаза собеседника. – Вы хотите получить ее слово силы, доктор?

– Именно. Султан позаботился надежно заточить адепта. Парню не позволено говорить, с него не спускают глаз, и так далее. Властитель не учел лишь одного – другой адепт может помочь сбежать пленнику. Я уверен, что мой план сработает. Мы – то есть я и мои компаньоны – владеем на настоящий момент одним словом силы. К тому же, поделившись им с мастером Рэпом, мы несколько ослабили себя. Разумеется, мы нисколько не сожалеем о содеянном и ни в чем не раскаиваемся. Честно говоря, мы не ощутили особого ущерба. Вероятно, наше слово известно многим. Одним больше, одним меньше – не суть важно. Но без второго слова ввязываться в дело – неоправданный риск.

Кэйдолан не спешила заговорить. Она надеялась услышать еще хоть чтонибудь, прежде чем раскрывать собственные карты:

– Вы ведь понимаете: умри он в темнице, и то, что мы отдали, вернется к нам, – жестко отчеканил Сагорн, демонстрируя свое бескорыстие.

– Так вы рассчитывали встретиться с Инос…

– Не я, Джалон, – нетерпеливо перебил герцогиню доктор. – Он исключительно талантливый мим и очень опытен в исполнении женских ролей. Заркианский костюм для наших целей просто бесценен. Пригласите племянницу в свои покои – будто бы насладиться пением артистки. Ничего нет зазорного в том, чтобы женщине послушать женщину. Султану и в голову не придет возражать. – Не дождавшись ответа, старик разозлился и раздраженно добавил: – Надеюсь, для вас не составит труда обеспечить нам возможность поговорить о деле без свидетелей?

Кэйд глубоко вздохнула и задумчиво произнесла:

– Делиться словами силы – рискованный шаг. Не вы ли вдалбливали нам это? Вы, уважаемый доктор, кристально честны, но как насчет ваших партнеров? Если Иносолан передаст вам слово, оно достанется всей вашей компании. А где гарантии их честности? Кто поручится, что с Инос не случится того же, что с той… из Фал Дорнина?

– Охрана здесь превосходная. – Вздох, сопровождавший этот полуответ, не понравился герцогине. – К тому же, – настаивал Сагорн, – иного способа вызволить парня нет.

Первый порыв утреннего ветерка колыхнул занавесь окна. И Кэйдолан решилась:

– Ничего не получится. Во дворце нет ни султана, ни султанши.

Сагорн зашипел с досады.

– И когда они вернутся? – поинтересовался он.

– Не раньше чем через две недели, – сказала Кэйд, тщательно подбирая слова. Она предпочитала осторожность.

Старик молча тер щеки. Небо розовело за сводчатыми окнами. Рассвет в здешних местах наступал быстро.

– Будет слишком поздно, доктор?

– Да, – буркнул Сагорн.

Его тон не понравился Кэйдолан.

– Вы рассказали не все, – поняла герцогиня. – В каком, состоянии Рэп?

Долговязая фигура в кресле завозилась.

– В плохом. В очень плохом, – признался Сагорн.

Кэйдолан задумалась. Может быть, действительно стоит дать ему слово, силы? Но обострившееся чувство опасности предостерегло ее от этого. Не мешало бы понять, почему старик сразу же не рассказал всей правды? Ведь тогда его настойчивость была бы более оправданна.

– Мне кажется, Инос стоит обойтись без посредников и самой передать свое слово мастеру Рэпу, – рассуждала Кэйд. – Мага не удержишь в плену. Я сужу по словам принца Кара. К тому же такое поведение больше соответствует велениям Бога. Разве я не права, доктор?

– Как сказать, – хмыкнул Сагорн. – Неужели султанша сможет спуститься в темницы тайком, без ведома султана? А вы думаете, он ее пустит туда?

Но Кэйд уже разрешила свои сомнения. Она молилась, когда на ее балкон спрыгнул человек, значит, ее мольба была услышана:

– Доктор, смогли бы вы пробраться в это подземелье?

– Я?

– Вы или ваши… компаньоны.

– Почему вы спрашиваете? – насторожился старик. Он подался вперед, а глаза на затененном лице сверкали, словно угли в жаровне.

Зная, что имеет дело с отменным ловкачом и может проиграть, Кэйдолан все же не отступала:

– Я хочу передать послание.

– Но это смертельный риск для всех пятерых. Сообщение должно быть сверхважным.

– Таковым оно и является. Вы доставите меня к Рэпу, и сейчас же. – Кэйд искренне удивилась, как уверенно она приказывает. – Лучше нам поспешить. День на носу вы же видите!

Сагорн даже не шелохнулся. Вцепившись в подлокотники рресла, он пригнулся, словно готовый к прыжку леопард.

Секунды растягивались в часы. Наконец старик заговорил:

– А ято никак не мог взять в толк, как это так: бывший Хранитель, могущественный колдун – и только три слова!

Кэйдолан растерялась, понимая, что поймана с поличным.

– Доктор! – беспомощно бормотала она. – Нам нужно спешить, если…

Но Сагорн гнул свое:

– Иниссо оделил словом силы каждого из своих трех сыновей, не так ли?

– Такова легенда, – попыталась отмахнуться герцогиня.

– Слова силы имеются у Иносолан, Калкора и Анджилки. А еще есть четвертое, передаваемое по женской линии. Ведь так?

Кэйдолан начала быстро подниматься с кресла, но последняя фраза вновь пригвоздила ее к подушкам. Женщину охватило чувство безнадежности.

– Говори, – яростно потребовал он.

– Да, – будто прыгая в омут, призналась она. – Слово для королев, а не для королей. Наша мать умерла раньше, чем Холиндарн успел жениться, поэтому она передала свое слово мне. Но из поколения в поколение оно принадлежало Краснегару, и полагаю, не будь меня, нашлась бы какаянибудь другая родственница. Когда Холиндарн женился на Иванаир, я, разумеется, передала ей слово.

– «Разумеется», говорите? Не многие бы это сделали!

Теперь, когда тайное стало явным, Кэйдолан срочно понадобилось спасать собственную голову, которую она своими же руками уложила на плаху.

– Вряд ли это слово было особенно мощным, доктор, – как можно более спокойным тоном произнесла Кэйд. – Иванаир до самой смерти оставалась приятной маленькой девчушкой. Да и я не творю чудес. И никогда не творила. Я прожила жизнь бесполезной, никчемной аристократки.

– И самой замечательной компаньонки и наставницы юных леди Империи! – воскликнул Сагорн, стукнув кулаком по подлокотнику кресла так, что только пыль взвилась, окутав доктора и кресло густым облаком. – Я должен был догадаться! Вот оно, недостающее четвертое слово!

– Пожалуй… А я еще удивлялась, почему я знаю о кончине Иванаир? В день ее смерти я ощутила нечто странное.

– Еще бы не ощутили, когда ваша мощь возросла! – Сейчас перед Кэйдолан сидел восторженный ученый, раскрывший давно мучившую его тайну. – Элкарас в Туме засек не Инос, а тебя. Тебя за работой! Ты опекала ту, что была дорога тебе, ведь ей грозила опасность.

– Боже мой! – воскликнула Кэйдолан, лишь теперь осознав, что, заботясь о племяннице, сама же ее и выдала. – А вы как узнали о наших странствиях?

– Пропавшее четвертое слово. Это надо же!

Сагорн словно не слышал вопроса Кэйдолан. И говорил он както… злорадно. Это придало ей силы, и герцогиня поднялась на ноги.

– Уже не пропавшее. Я поделюсь им с мастером Рэпом.

Но Сагорн продолжал сидеть, развалившись, в кресле.

– Как смешно, – хмыкнул он. – Когда импы ломились в дверь и мы с Иносолан спорили, стоит или не стоит делиться с парнем нашими словами силы, чтобы сделать его магом, вы – обладательница четвертого слова, были рядом и могли бы превратить его в колдуна! Скажите, сделали бы вы это, пожелай он того? – лукаво поинтересовался доктор.

– Возможно, если бы я сочла, что это принесет пользу Краснегару. Но у меня не спрашивали! – Действительно, тогда ей решать не требовалось. – Все же я остаюсь при своем мнении. Известное мне слово силы не столь уж мощное, чтобы облагодетельствовать коголибо… Но кто знает? Давайте проверим. Пошли в темницу.

Сагорн сверлил ее взглядом. На нем было нечто длинное без рукавов. Голые костлявые руки торчали, как две коряги.

– Кэйдолан, вы либо очень храбры, либо очень глупы. Вы требуете невозможного.

– Что случилось, добрейший доктор? Где ваша искренняя, бескорыстная преданность мастеру Рэпу?

– Передайте мне слово – и клянусь, я вытащу парня из каземата, – уговаривал Сагорн.

– Не будет этого. Я скажу его либо конюху, либо никому, – твердо заявила Кэйд.

– Да почему, во имя Богов?! – взвыл старик.

– Да потому, что я знаю: вы посланы мне в ответ на мои молитвы. – Внезапно в ее душе вспыхнул истинно королевский гнев. Так сильно злилась она, пожалуй, не более трех раз за всю свою жизнь. – Итак, либо вы помогаете мне, либо я зову стражу и сдаю вас. Выбирайте! – рявкнула Кэйдолан.

– Вы окончательно спятили, Кэйд! – ахнул Сагорн, порядком струхнув.

– Думайте что хотите, но я не отступлюсь, – непреклонным тоном заявила герцогиня.

– Опомнитесь, одному мне не справиться! Придется вызвать Андора, но ведь и он не всемогущ, значит, потребуется помощь Дарада. Я не могу даже представить, что они способны выкинуть, узнав все, что известно мне, – увещевал разбушевавшуюся женщину Сагорн.

– Пожалуй, нас всех ждет очень интересная прогулка, – не сдавалась Кэйд. – В углу шкаф. Поройтесь в нем. Кажется, я там видела какоето мужское тряпье. Я выйду на пару минут, мне ведь тоже нужно переодеться.

Она шла обратно в свою спальню не чуя под собой ног, а сердце так и норовило выпрыгнуть из груди.

2

Вряд ли Кэйд за последние пятьдесят лет хоть однажды одевалась быстрее, чем в это утро. Но пока работали руки, мозг сверлила мысль о Дараде. Предупреждение Сагорна не шло у нее из головы. Андора Кэйд не опасалась. Конечно, он всеми силами попытается вырвать у нее тайну, но от его магии у нее есть защита – своя собственная магия. К тому же герцогиня считала, что сумеет противостоять назойливости, Андора.

Она прекрасно помнила, как год назад в Кинвэйле выиграла поединок с Андором. А уж как он старался! Но она не сдала позиций.

Инос дело – Дарад! Ведь когда этот громила, этот дикарь попытался утащить Инос, не кто иная, как Кэйд, обварила его кипятком. А унижения, обрушившиеся на него потом, – прямое следствие ее поступка. Кэйд не верилось, что кровожадному джотунну свойственно прощать обиды. Значит, если Сагорну понадобится вызвать Дарада, то она – труп? Но Кэйд превозмогла колебания.

– Я готова, доктор, – сообщила герцогиня.

– Клянусь Богами, бинты наматывать много легче, чем закручивать этот тюрбан, – ворчал Сагорн. – Нам нужны инструменты.

– О чем вы? – не поняла Кэйдолан.

– Ножницы, сойдут и маленькие; булавочки, можно и шляпные.

– Шляпы в Зарке? Доктор, опомнитесь!

Однако герцогиня пошла перетряхивать свои вещи в поисках колющих или режущих предметов. Кроме того, на подносе с фруктами она отыскала нож. Кэйд так увлеклась поисками, что, когда Сагорн вошел в комнату, она даже подпрыгнула от неожиданности – а может быть, от его вида. Первые лучи света еще не позволяли с уверенностью определить, какого цвета тряпки нацепил на себя старик, но выглядел он почти как знатный заркианец. Особенно хорош был плащ, спадающий мягкими складками; скорее всего, он был зеленого цвета, но пока казался просто темным. Тюрбан, накрученный. неумелыми руками, наверняка бы вызвал подозрения, а неуместная любознательность повлекла бы за собой гораздо более внешне неуклюжего джинна. К тому же ряженого окутывал сильнейший запах гнили, что само по себе не могло не настораживать.

– Примите мои поздравления, – присела в шутливом реверансе Кэйд. – Костюм – хоть куда.

– Лучше не придумаешь, – захихикал Сагорн. – Если слова силы обеспечивают удачу, тогда эти заплесневелые тряпки – добрый знак. Раз они держатся, нам везет.

Склонившись над столиком, куда Кэйдолан насыпала «инструменты», он стал исследовать содержимое жалкой кучки. Забраковав рожок для сапог и пряжку для пояса, старик взял ножик для фруктов, несколько булавок и крючок для застегивания пуговиц на башмаках.

– Вперед, ваше сиятельство. И да пребудет с парой старых дураков Бог Любви, – высокопарно пожелал доктор.

Кэйд мимоходом отметила про себя дурной вкус изречения и поняла, что доктор трусит. Герцогиня осторожно приоткрыла дверь и вышла в коридор, Сагорн – следом. Они двигались вдоль стены очень тихо, почти на цыпочках. По правде говоря, герцогиня дрожала от страха. Но она уговаривала себя, что старается исключительно ради племянницы, которая безусловно заслуживает хоть небольшой толики везения, а значит, задуманное предприятие просто обязательно увенчается успехом.

«Три слова силы – маг. Маг способен исцелять и раны, и болезни, и конечно же ожоги. Только бы мое слово оказалось достаточно мощным!» – молилась про себя Кэйд.

Какими бы слова силы ни возникли изначально – когда бы и где бы это ни произошло, – теперь, разделенные между многими владельцами, они наверняка значительно ослабели. Возможно, они также изнашиваются с течением времени. Слову Иниссо много веков. А если его мощь практически иссякла? Кэйд оставалось лишь надеяться, что ее опасения не оправдаются.

В длинных коридорах стоял прогорклый запах пыли и прокаленного на солнце камня, не успевшего остыть за короткую южную ночь. Громоздкие статуи четырнадцатой династии нескончаемой вереницей выстроились вдоль стен – слишком ценные, чтобы отправиться на свалку, и слишком безобразные, чтобы комунибудь понадобиться.

Заговорщики благополучно миновали дверь в комнату, где спали четыре служанки. Впереди маячила наружная дверь, под которой тонкой ниточкой просачивался свет. После свадьбы Иносолан этой границы Кэйд еще не переступала..

Сагорн подошел к двери и легонько подергал ее. Затем он повернулся к герцогине и прошептал ей в самое ухо:

– Замок здесь или засов?

– Скорее, замок, – выдохнула она.

– Стража снаружи есть?

– Естественно!

На мгновение Кэйд показалось, что первое же препятствие заставит старика сдаться и повернуть назад, но он просто кивнул. В своем темном плаще Сагорн почти сливался с фоном стены, потому что маленькое оконце над дверью практически не пропускало свет. Нигде поблизости не было и намека на свечи, но почемуто сильно пахло пчелиным воском.

– Замки – забота Тинала. Держи меч, ему он ни к чему, – говорил Сагорн, извлекая ножны с клинком и передавая оружие Кэйд.

Герцогиня с опаской сжала оружие и стала ждать. Момента, когда вместо старика возникла фигура юного импа, Кэйд не углядела. Доктор словно сжался наполовину, став моложе на три четверти века. Кэйдолан вспомнила, что однажды уже видела этого парнишку в тайной комнате Иниссо. Как и тогда, на мальчишке была одежда с чужого плеча. Вскинув руку, Тинал ловко поправил тяжелый тюрбан, который во время трансформации съехал ему на бровь. С минуту темные блестящие глаза внимательно изучали Кэйдолан, будто искали в ней следы магии. Уверенно сунув руку в карман, он извлек нож для фруктов. Гладкое железо скупо блеснуло.

– Герцогиня, – прозвучал его голос, тихий, как шелест листвы, – какой мне прок помогать тебе отдавать слово, когда здесь есть более нуждающиеся в нем?

У Кэйд голова пошла кругом. Ведь теперь Сагорн знал ее тайну, а то, что известно одному, – знают все пятеро, включая маленького бандита. Она сжимала меч, но не строила иллюзий о том, чтобы осилить воришку, захоти тот отобрать оружие. Он был много моложе ее, гораздо сильнее физически и уж конечно более ловок в драке. Даже с таким малюсеньким ножичком против тяжелого меча он одолеет ее.

«Да, – призналась себе герцогиня, – к этому я не готова».

– Ну? – все тем же тихим, шелестящим шепотом спросил вор. – Какая выгода для меня в том, что я рискую для тебя, жизнью?

«Ему нужна плата? – изумилась Кэйд. – Этот вор сумеет обокрасть любую сокровищницу, захоти он только!»

– Не для меня, – пересохшими губами пролепетала Кэйдолан. – Для Иносолан.

– Плевать мне на Иносолан! – фыркнул воришка. – Разве она бы рискнула ради меня, тем более жизнью? – Против этого Кэйд нечего было возразить. Довольный ее замешательством, парень осклабился.

– Я необходим тебе, – самодовольно заявил он. – Любой другой мой компаньон тут будет бесполезен. Только я могу открывать запертые двери и лазить по балконам. Я нужен вам всем! – широко ухмылялся нахал.

– Назови свою цену.

– Слово. Сейчас же! Я непременно передам его Рэпу.

– Доверять тебе?! Нет, не могу.

– Придется. У тебя нет другого выхода, – ликующим шепотом заявил вор.

Этот уличный мальчишка нахально требовал, чувствуя себя – важной персоной при заключении выгоднейшей сделки.

– Нет. Слово я передам только Рэпу, – твердо заявила Кэйд. – Только ему, и никому другому. Магия этого слова слишком хрупка, чтобы разбрасывать ее направо и налево.

– Тогда я ухожу. – Вероятно, он пожал плечами, но в темноте было не разобрать. – В любом случае – затея бредовая. Ведь уже светает.

Он повернулся с намерением зашагать назад к балкону.

– Стой! – приказала Кэйд. Ее голос прозвучал так громко, что она даже испугалась. – Еще шаг, и я закричу.

Для пущей убедительности Кэйд подняла кулак, как будто собиралась постучать в дверь. Она очень надеялась, что ночной грабитель в темноте видит лучше ее. Тинал замер на полушаге. Затем резко обернулся.

– Мне звать стражу или нет? – спросила Кэйд. – Они снаружи.

– Старая идиотка! – прошипел парнишка.

– Вспомни Рэпа, – в отчаянии схватилась она за последнюю соломинку. – Правильно, Инос не будет рисковать ради тебя жизнью – а он? Ради друга?

Герцогиня действовала по наитию, но, кажется, тактику угадала правильно.

– Вот еще! Ну, если только… – Возмущенный голос воришки странно изменился, словно потеплел. – Думаю, он достаточно чокнулся, чтобы… Знаешь, в Нуме, когда Гатмор… Если… Ну и чушь! Ловко у тебя получилось, впрочем, ты бы все равно этим воспользовалась. Не так ли?

С этими словами Тинал прошмыгнул мимо Кэйд к двери и ножом для фруктов поковырялся в замке. Через секунду раздался тихий щелчок.

В следующий момент Андор выхватил из рук Кэйдолан меч и распахнул дверь. Пошатываясь, имп ввалился в залитое светом множества ламп помещение и почти сразу же остановился за ним, но, оказавшись внутри, чуть не отскочила назад.

В привратницкой действительно было двое стражников, а еще там находилось четыре девки. И разумеется, оружие. Но все это размещалось на полу. Одежда, люди, подушки, мечи валялись вперемешку. Мертвецки пьяные, все шестеро храпели или сопели. Винный перегар плотно впрессовывался в воздух.

Андор икнул, пошатнувшись, глупо ухмыльнулся и… сменился на Сагорна. Старик торопливо вложил меч обратно в ножны и стал пробираться к выходу. Кэйд последовала за ним, по возможности стараясь не смотреть на остатки оргии. Но сделать это было нелегко. Чтобы пересечь комнату, приходилось перешагивать через голые тела, отыскивая в их мешанине более или менее свободные места. Чтобы не запачкать подол платья, Кэйд высоко приподняла юбки. Она вздохнула с облегчением только тогда, когда выбралась на улицу и закрыла за собой дверь.

– Вы здорово блефовали, но и Тинал – стойкий парнишка, – заметил Сагорн.

Они, поддерживая друг друга под руки, ковыляли вниз по ступеням утопающей в темноте лестницы длиной в лигу во дворце, больше похожем на вооруженный лагерь.

– Запад, – пробормотала Кэйд.

– Прошу прощения?

– Я слежу за направлением. Мы только что повернули на запад.

– О, как предусмотрительно… – Наконец лабиринт лестниц кончился входом в обширное помещение, вонявшее тухлым мясом. Как вскоре выяснилось, то была кухня. Под столами и в углах досматривали последние сны рабы, в чьи обязанности входила вся черновая работа. Их храп отражался от невысоких сводов. С восходом солнца работников поднимут, но маловероятно, что забитые оборванцы посмеют приставать с расспросами к господам, оказавшимся на кухне, и уж тем более им не придет в голову звать стражу. Чтото, шурша, торопливо сновало по полу вдоль стен – возможно, крысы. Кэйд даже думать себе запретила о змеях и скорпионах, только гадала, хотелось бы ей осветить кухню получше или нет. Но огромные черные тараканы были видны и в полутьме.

«Если бы в Краснегаре хоть одна из дворцовых кухонь выглядела вот как эта, Эганими бросилась бы с крепостной бтены», – решила герцогиня.

– Накиньте покрывало, – велел Сагорн. – Мы добрались до внешней двери. Вполне вероятно, что в тюремные подвалы можно попасть, не выбираясь наружу, но надо знать переходы, а у нас нет лишней пары недель на их поиски. Так что закройте лицо и идите за мной.

Старик отодвинул засов и нажал на дверную ручку. Заскрипели петли.

3

Обнесенный высокой каменной оградой, оседлавший холм Дворец Пальм являл собой многоярусный парк. Каскады лестниц с фонтанами и зданий, одни – соединенные аркадами, и другие – разбросанные по всей территории, образовывали то улицы, то дворики. Густые зеленые насаждения дарили благодатную тень. То тут, то там на склонах холма возвышались башни с прилегающими к ним мощеными дворами, которые были огорожены довольно высокими стенами.

Затворив дверь, Сагорн двинулся в восточном направлении, стараясь придерживаться тени. Старик, видимо, четко знал куда идти. Небо над головой уже посинело, а над морем у горизонта расплывалось пятно.

Дважды Сагорн заталкивал Кэйд в дверные ниши, и оба затаив дыхание пережидали патрульные отряды стражников. На башнях тоже должны были стоять часовые; удивительно, они никого так и не заметили. Это путешествие являлось абсолютным безумием, но оно благополучно продолжалось.

Наконец в какомто закоулке Сагорн остановился и отер бледной рукой капельки пота со лба. Старик запыхался и с минуту не мог вымолвить ни слова.

– Вот она, тюрьма, – пробормотал он. – Полдела сделано. Теперь надо попасть внутрь. Но как?..

Каменные стены каземата казались древнее прочих зданий, но одного взгляда на трехэтажное строение оказалось достаточно, чтобы похоронить надежды Кэйд на ловкость Тинала. Даже если бы вор сумел взобраться по отвесным стенам, сквозь прочные решетки на окнах мальчишке не просочиться.

– Поищем дверь, – предложила герцогиня.

Спускаясь вниз по аллее, Кэйд слышала за спиной шарканье шагов Сагорна. Дверь вскоре нашлась, неприметная, зато чрезвычайно массивная и с зарешеченным окном. Отсутствие ручки и замочной скважины сильно осложнило дело.

– Внутренний засов, – проворчал Сагорн. – Черный ход. Просто так не войдешь.

Рассудив, что торчать под дверью – занятие безнадежное, Кэйд двинулась вокруг здания тюрьмы. Обидно было, что стена напротив изобиловала дверьми, одна из которых была даже приоткрыта. Но вряд ли они вели в сам каземат. Это были двери складских помещений. Возможно, погреба не были изолированы от тюрьмы, но, как верно заметил Сагорн, у них не было времени на долгие поиски. Осторожно выглянув за ближайший угол, герцогиня увидела обширный двор, главный вход и часовых под аркой, впечатляющей своей фундаментальностью. Вид вооруженных до зубов стражников заставил Кэйд попятиться.

– Ничего не поделаешь, придется вернуться, – твердо заявила она и, не дожидаясь возражений спутника, повернула обратно к незаметной маленькой дверке, обнаруженной ими раньше. Подле нее она и остановилась.

– Даже Дараду не под силу проломить преграду, – злобно шипел Сагорн. От страха его лицо, изборожденное глубокими; морщинами, посерело. – Чтобы пробить брешь, нужны топор, час времени и никаких любопытных…

У Кэйдолан голова шла кругом, а сердце трепыхалось в груди, как пойманная бабочка в руках ребенка. Никогда раньше не была она столь безрассудна. Должно быть, на старости лет взыграла кровь предкаберсерка. Когда она подумала, что их затея может не удаться и они погибнут прежде, чем успеют выполнить задуманное, то с изумлением обнаружила, что ей все равно. Кэйд шла вабанк.

– Пути назад быть не может, не так ли? Давайте постучим и посмотрим, что получится, – предложила герцогиня.

Содрогнувшись, Сагорн зажмурился.

– Тогда поневоле придется вызывать Дарада.

– Лучше Андора. Если на мой стук ктонибудь высунется, Андор тут же запудрит ему мозги, – поспешно предложила Кэйд, – и заставит открыть дверь.

Усмехнувшись, Сагорн устало покачал головой.

– Андор пьян, – вздохнул старик.

– Как это пьян? Не может быть.

Кэйд не могла поверить, что очаровательный юноша может напиться.

– У него была веская причина накачаться, – заверил Сагорн. Прислонившись к стене, он задумчиво тер лоб. – Андор пьян, с этим ничего не поделаешь. Тинала ослепляет самодовольство, к тому же от недосыпания он едва держится на ногах. Джалон сейчас бесполезен. Остаемся мы с вами. Нет, – покачал головой доктор, – мы слишком стары для такого вздора, как кража пленника из тюремных подвалов султанского дворца. Это безнадежно!

– Чушь! – отмахнулась герцогиня. – Послушайте! Если дверца устроена для тайных встреч, то она работает как на выход, так и на вход. Не так ли? Эти джинны помешаны на шпионаже… у них сплошь и рядом шпионы. Значит, и сообщения от адептов могут поступать когда угодно, – вслух размышляла Кэйд. – Там должен сидеть привратник, чтобы впускать и выпускать вестников. Вызывайте Андора… В чем дело?

– Без драки не обойдется. А Андор, даже трезвый, слаб в поединке.

– Ты же вызывал его…

– Не я. Эту глупость сотворил Тинал. Он действовал не подумав. Вот что я скажу: для этой двери любой из нас позовет Дарада. И я…

– Нет!..

Кэйд не могла забыть, что Дарад убил женщину изза волшебного слова. Сагорн и Кэйд гневно сверлили друг друга взглядами.

– Думайте, доктор! Вы же мыслитель! – нажимала герцогиня.

Сагорн тяжело вздохнул.

– Послушайте, Кэйд. Дарад – неплохой парень. Вы с ним отлично поладите. Упомяните о Рэпе, и все будет нормально. Теперь Дарад в восторге от фавна, поверьте мне, – терпеливо уговаривал доктор.

Но Кэйд с трудом верилось, что гигант варвар возлюбил Рэпа после того, как фавн натравил на него собаку, а потом гоблина. В то же время она сознавала, что без Дарада их затея обречена на провал.

– Что ж, если нельзя иначе, зовите Дарада. Я рискну! – воскликнула Кэйд.

– Ладно, – недоверчиво поглядывая на взволнованную спутницу, произнес Сагорн. – Попробуем. И да пребудут с вами Боги.

Темнозеленые одежды встопорщились, застежки полопались, и гигант отшвырнул плащ в сторону.

Непроизвольно сжав кулаки, Кэйд задрала вверх голову, рассматривая шрамы и татуировки, перебитый нос и страшную волчью ухмылку.

– Доброе утро, Дарад, – промямлила она.

Гора мышц затряслась от беззвучного смеха. Злобно сверкнув глазами, варвар прогудел:

– И тебе добрый день. Помощь моя понадобилась, да?

– Я искренне сожалею о том, что произошло в Краснегаре, – непроизвольно отодвинувшись на шаг, извинилась герцогиня. – Виной тому моя преданность племяннице и…

– Джотуннская кровь? – хохотнул Великан.

– А? О да. Кровь импов и джотуннов смешалась в нашей семье примерно поровну.

– Джотунны растят лучших воинов, – хвастливо заявил Дарад. – По Рэпу это отлично видно.

«Вот оно!» – решилась Кэйд.

– Рэп в большой беде, мне необходимо пробраться к нему.

– Знаю, – яростно сверкнул глазами варвар. – Ты сделаешь его магом, верно? Грязные джинны! – злобно прорычал Дарад. – Времечко поджимает, так? Тогда торопись! Ну, стучи и увидишь, что будет! – С этими словами джотунн выхватил меч из ножен. Сталь клинка сверкнула так ослепительно, что Кэйд даже подпрыгнула от неожиданности.

Отступив к стене рядом с дверью, воин приготовился к любым неожиданностям. Вздрагивая сама не зная почему, Кэйд поплотнее закуталась в покрывало и, встав прямо перед зарешеченным окошком, постучала. На всякий случай Кэйд смотрела себе под ноги, прикрывая веками свои голубые – а не красные, как у джиннов, – глаза. В поле зрения герцогини, попали ботинки Сагорна, из разорванных мысов торчали огромные пальцы джотунна, а рядом поблескивал кончик меча. Рассвет разгорался. Потянуло ветерком. Его порывы принесли аромат трав и цветов, безмятежные запахи пробуждающегося дня. Неподалеку подала голос ранняя птаха; к ней начали присоединяться другие.

Ничего этого Кэйд не слышала, она считала удары собственного сердца. После пятидесятого герцогиня вновь протянула руку, намереваясь постучать еще раз. И тут изза решетки прозвучали слова:

– Песнь сверчка тиха…

«Милосердные Боги! – ахнула Кэйд. – Я не знаю условных слов! Что же отвечать?» – запаниковала она.

– У меня послание от Великого Господина, – хрипло прошептала она…

– Пароль! – требовал голос.

– Мне не сказали его! – в отчаянии воскликнула Кэйд, старательно рассматривая землю. Потом торопливо добавила: – Женщинам не сообщают паролей.

– Женщины не приносят посланий от султана.

– Тогда его воля не будет исполнена, и он пожелает узнать почему.

За дверью раздалось недовольное ворчание, и наступила гнетущая тишина. Кэйд показалось, что прошла целая вечность, прежде чем она услышала скрежещущий звук вытаскиваемого засова. Хорошо промазанные петли неслышно повернулись, и дверь приоткрылась. От резкого рывка Дарада Кэйд отлетела в сторону и чуть не упала. Дернув на себя дверь, воин распахнул ее и исчез в темном провале. Крика не было, только хруст ломающихся костей, глухой удар, а затем тихий хрип. Герцогиня перешагнула порог и очутилась в маленьком темном помещении. Слабый свет из дверного проема позволил ей рассмотреть сломанный стул в углу, лестницу напротив входной двери и распростертое на полу тело, над которым торжествующе ухмылялся щербатым ртом гигант.

– Пока порядок! – пророкотал Дарад. – Закрой дверь. Так. Теперь не отставай!

– Подожди! – выдохнула она, не в силах отвести глаз от убитого.

Смерть этого человека была на ее совести. Мысли путались в ее голове. Кэйд ужаснулась содеянному и, что хуже всего, не сомневалась: это лишь начало кровопролития.

Пренебрежительно проигнорировав ее приказ ждать, воин с мечом наготове помчался вверх по лестнице, прыгая через две ступеньки. С криком «стой!» Кэйд поспешила за ним. Но бегать по лестницам ей было не по силам, и она безнадежно отстала. До ее слуха долетели звуки драки, грохот мебели и пронзительный крик, перешедший в хлюпающее бульканье. Добравшись наконец до комнаты, Кэйд увидела еще три трупа, на них сквозь решетки лился мягкий утренний свет. В розовых лучах алела кровь – ее было много, очень много: и на полу, и на мебели, и на телах, и на торжествующем убийце. Никогда прежде она не видела столько крови.

Слово силы превратило умелого воина в непревзойденного бойца. Один из распростертых на полу людей застонал и попробовал приподняться. Дарад отсек его голову с таким безразличием, словно отмахнулся от мухи.

Потрясенная Кэйд отвернулась от жуткого зрелища. Она зажимала рот кулаком, впиваясь зубами в костяшки пальцев, чтобы подавить рвущийся наружу вопль. Стены качались, пол словно ходуном ходил, но на обмороки времени не было. Дверь распахнулась, и в помещение ворвался еще один человек в коричневых одеждах. Дарад одним прыжком пересек комнату и бросился на джинна. Воин, ошеломленный видом кровавой бойни, не успел оказать сопротивления. Джотунн поднял его за тунику и одним ударом оглушил несчастного. Джинн свалился на пол.

Какоето время в комнате царило молчание. Затем джотунн искоса взглянул на Кэйдолан и ухмыльнулся, разглядев выражение ее лица.

– Только джинны! – горделиво изрек он, засовывая в ножны свой окровавленный меч. – А ты молодец, не вопишь, – с ноткой уважения похвалил он и позвал: – Подойди поближе.

Наклонившись, джотунн приподнял оглушенного стражника и, несколько раз встряхнув, привел в чувство. Затем снял с пояса жертвы кинжал и нацелился острием бедняге в лицо.

– Где держат фавна? Знаешь?

Стражник был очень юн, еще почти мальчик. Над его верхней губой золотился первый пушок будущих усов. Свалившийся тюрбан высвободил копну рыжеватых волос. Парнишка с ног до головы был увешан кинжалами, мечами, ножами, но никакой пользы ему оружие не принесло.

Очнувшись в руках верзилы, мальчик попытался было крикнуть, но сразу же умолк, когда Дарад всунул ему в ноздрю острый кончик кинжала. Рубиновые глаза пленника выпучились от страха и боли, а шея неимоверно вытянулась.

– Так ты знаешь, где фавн? Если нет, то ты мне не нужен, джинн…

– Знаю, – прохрипел парень.

– Хорошо. Как туда пройти?

– У… у…

– Говори! Или умрешь!

– Прямо. Второй поворот налево. Потом направо. Все время вниз по лестнице.

– И толькото?

– Да. Клянусь, – вдруг закричал он, – я сказал правду!

– Хорошо, – повторил Дарад и быстрым движением перерезал пленнику глотку. Отшвырнув труп, джотунн бросил: – Запри дверь, и пойдем.

С этими словами варвар выскочил в коридор. Дрожащими руками Кэйд коекак заперла дверь и, шатаясь, направилась за ним. Дарад уже скрылся из виду, но топот его гулко отдавался под каменными сводами.

Похоже, на своем пути убийца встретил еще одного стражника. Герцогиня услышала проклятия, но, когда завернула за угол, широкий коридор был пуст. Только кровавый ручеек, извиваясь по полу, превращался коегде в лужицы. Кэйд шла и гадала, зачем Дарад унес тело убитого. Чтобы воспользоваться им как щитом в неожиданной стычке? Чтобы получше припрятать страшную улику?

Алая дорожка уводила герцогиню все дальше и дальше, завернув сначала налево, потом направо.

Наконец Кэйд добралась до винтовой лестницы, уходившей в бездонную черноту. Из глубины раздавался глухой топот башмаков Дарада. Не переоценивая себя и свою ловкость, Кэйд метнулась к мерцающему в дальнем углу светильнику. Приподнявшись на цыпочки, герцогиня сняла масляную лампу с крючка и вернулась к лестнице.

Узкие, неровные ступеньки выглядели ненадежными. Вдоль стержня лестницы спиралью извивался в неведомые глубины тонкий канат. Других поручней не имелось. Герцогиня спускалась осторожно, не торопясь, предоставив Дараду возможность совершать все подвиги – или зверства. От масляного светильника толку было не много – он лишь отбрасывал длинные колеблющиеся тени на стены колодца. Гдето на середине она споткнулась о труп и потеряла немало времени, пытаясь перебраться через тело, чтобы продолжить спуск. Герцогиня даже пожалела, что Дараду надоело тащить убитого.

Наконец она спустилась в темный и крайне зловонный подвал. Как ни прислушивалась Кэйд, противную тишь разрывали лишь редкие мерные капли. Здесь не было ничего, кроме капающей воды и пустоты огромного подземелья. Вдруг Кэйд осенила счастливая мысль осмотреть пол, и она тут же обнаружила кровавые пятна. Они вели к другому отверстию, другой лестнице, ведущей вниз, справа от той, которую только что покинула Кэйд. Дарад отыскал ее и без светильника.

Эта вторая лестница, значительно уже и круче первой, была высечена из цельного камня. Плохо только, что держаться е приходилось за стену: тут не оказалось даже веревки, заменявшей перила. Спускаясь по ступеням, ввинчивавшимся в черноту, герцогиня затосковала. Наверху, в реальном мире, разгорался рассвет, а здесь ночь никогда не кончалась. Зато кончалось масло в лампе – огонек едва трепыхался. Возможно, запас масла специально был рассчитан так, чтобы иссякнуть к рассвету. Дышать зловонным воздухом становилось невыносимо. Кэйдолан содрогалась от отвращения и убежала бы куда глаза глядят, если бы возможно было хоть чтонибудь разглядеть. Она уже жалела, что все это затеяла.

Кэйд шла, машинально переставляя ноги, до тех пор, пока из темноты на нее не вынырнуло громадное чудовище, сверкающее белками глаз на измазанном кровью лице. Черные от запекшейся крови губы раскрылись, обнажая хищные клыки… Алые лапищи потянулись к ней, выхватили светильник и загасили огонек. Ослепшая и потрясенная Кэйд издала слабый хрип – на крик у нее уже сил не осталось – и, потеряв равновесие, наверняка упала бы, если бы гигант не подхватил ее своими окровавленными руками. Пятясь вниз по ступеням, он отнес ее к подножию лестницы.

Тьму каменного мешка, высеченного в скале, рассеивал слабый свет, идущий откудато со стороны. Под низким потолком даже Кэйд не могла выпрямиться, Дарад же и вовсе согнулся чуть ли не пополам. Герцогиня боролась с головокружением. Более или менее привыкнув к зловонию, она осмотрелась повнимательнее. Кроме цепей, зловеще сваленных в углу, и ржавых колец, вделанных в стену, ничего другого здесь не было. Слева и справа от лестницы виднелись двери камер, вероятнее всего пустых. Даже для темницы это подземелье казалось слишком заброшенным.

Стена напротив лестницы светилась решетчатым квадратом. Герцогиня догадалась, что они у цели. Рядом с той закрытой дверью была еще одна дверь. За ней зиял абсолютно черный провал небольшого пустого помещения. Невольно Кэйд вспомнилась часовня; яркое окно и мрак. Из забытья воспоминаний к действительности ее вернули голоса, раздававшиеся изза освещенной запертой двери.

Тошнотворная вонь, пропитавшая воздух, сильно досаждала герцогине. Кэйд не понимала, как ктонибудь может такое выдерживать. Однако какаято вентиляция в этом гиблом месте явно существовала, иначе бы они уже задохнулись. Поэтому ее не удивил внезапно потянувший легкий ветерок, холодивший ноги.

Равнодушный и к жаре, и к вони Дарад задумчиво чесал затылок, прислушиваясь к шуму в запертой камере. Там находилось по меньшей мере несколько мужчин, они болтали, смеялись и гремели игорными костями. Несомненно, именно в этой камере содержался Рэп, порукой тому – наличие стражников. Ведь Азак приказал, чтобы с пленника не спускали глаз.

Возможно, султан отдал и другие распоряжения. Например, убить узника при первой же попытке к побегу. Дверь конечно же заперта изнутри, и наверняка на засов. Чужакам ее не откроют, разве что услышат пароль, рассмотрят их сквозь решетку и убедятся, что нет подвоха.

Судя по голосам, стражников было четверо, если не пятеро. Как ни стремителен в деле воинственный джотунн, сомнительно, что он их одолеет, навались они на него все скопом. Может быть, наверху уже обнаружены результаты мясорубки, устроенной Дарадом, и поднятые по тревоге воины ищут убийц. Если это так, то заговорщики в западне.

В отчаянии Кэйд прислонилась к стене. Сейчас ее затея представлялась ей совсем в ином свете. Интересно, почему она вообразила, что сможет перехитрить Азака в его собственном доме? Султаны Араккарана издавна славились подобными беззакониями, безнаказанно творя несправедливость; вероятно, Азак всосал эти навыки с молоком матери.

Джотунн повернулся к Кэйд, ожидая распоряжений. Жутко было видеть на окровавленном лице выражение растерянности. Воин инстинктивно цеплялся за меч, но в создавшейся ситуации он не знал, что с ним делать.

– Андор, – прошептала герцогиня.

Дарад застыл на мгновение… а Андор чуть было не уронил меч. Вонзившийся в каменный пол кончик клинка звякнул, как им показалось, ужасающе громко. Имп пошатнулся (хмель все еще действовал на него), но сумел взять себя в руки. По счастью, стражники, увлеченные игрой, ничего не слышали.

С ужасом осмотрев свою пропитанную кровью одежду, Андор хмуро покосился на Кэйд и произнес:

– Представляешь теперь, каково это – память Дарада?

– Нам срочно нужно попасть туда, – потребовала Кэйдолан, не позволяя Андору отвлечь себя.

Действительно, время становилось их главным врагом. Странно, что до сих пор никто не обнаружил трупы и кровь! Еще более невероятно, что они какимто чудом сумеют выбраться отсюда живыми!

Андор рыгнул, гримасничая, вытер лицо рукавом и, прищурившись, уставился на единственный квадрат света.

– И как это сделать? – прошептал он.

– Уговори их. Заставь их открыть дверь, – требовала герцогиня.

– Сколько их?

– Четверо, по меньшей мере.

Имп покачал головой. Этого движения оказалось достаточно, чтобы он пошатнулся.

– Слишком много, тем более сейчас. Одного… пожалуй… Но они все сгрудились под окошком двери… изза чччужака. Видишь, я не в лучшей форме. Мне и с однимто долго возиться, а со всеми… пустой номер.

Андор умел извиняться. Он с нежной грустью смотрел на Кэйд и улыбался самой застенчивой и обаятельной улыбкой, призывая ее понять и простить мальчика. Но Кэйд не растаяла под его взглядом.

– Не можешь? – жестко спросила она.

Андор продолжал улыбаться.

– Вызови доктора Сагорна, – потребовала герцогиня. – Уж онто способен думать, не то что ты.

– По крайней мере, он трезв, – торжественно согласился Андор. Икнув на прощанье, имп исчез.

– Идемте, – выдохнул Сагорн.

Неуклюже шагая, явно стараясь избегать липких прикосновений окровавленной одежды, старик пересек пещеру и скрылся в пустующей камере. Кэйдолан молча шла следом. Ей искренне хотелось выбраться к свету, а не нырять в темноту. Она никому не желала зла – только добра. Дверной проем оказался настолько низок, что ей пришлось нагнуть голову, чтобы войти. Никакая сточная канава не посмела бы соперничать с этим закутком по вони. Но нужник явился надежным убежищем для незваных гостей.

– Как нам попасть вовнутрь? – настойчиво допытывалась герцогиня. – Может быть, выманим по одному?

– Пока не знаю! Военное искусство – не мой профиль. Лучше всего довериться удаче и подождать. Я должен подумать.

Кэйд чувствовала себя никчемной и бесполезной. Она с содроганием вспоминала трупы, которыми Дарад устлал их путь. И все это чтобы спасти одного человека! Кэйд не желала заглядывать в будущее, опасаясь увидеть еще двух мертвецов – себя и своего изменчивого спутника. До чего же это было несправедливо, но вполне реально – если стражники их обнаружат. Кэйд ощущала себя погибшей грешницей… Она служила смерти… Злу…

Металлический лязг отодвигаемого засова, донесшийся изза соседней двери, перепугал герцогиню до смерти, у нее даже руки заледенели. Противно заскрежетали немазаные петли. Негромко ахнув, Сагорн оттащил ее к боковой стене, прочь от серого прямоугольника дверного проема. В следующую секунду на месте доктора снова был Дарад.

– И одну мне, Арг! – прозвучал веселый возглас.

– Не уступай, Куф! – откликнулся резкий голос из темной прихожей.

– Мне не управиться с такой штучкой!

Еще разок мерзко скрипнули петли. Дверь закрылась под звучный взрыв смеха и возгласы Куфа. Лязгнул засов. Арг вышел из камеры без фонаря, значит, шел он наверх.

Действительно, в дверной проем отхожего места просунулась человеческая фигура. Кэйд затаила дыхание, Дарад тоже, но по другой причине. Он выжидал удобного момента, чтобы Кэйд зажмурилась. Она решилась открыть глаза не раньше, чем затихла возня и воин отволок тело в сторону. Но подошел к герцогине Сагорн.

– Вот неожиданность! – пробормотал старик, оглядываясь на последний труп.

– Счастливая?

– Возможно. Удача с нами! Мы оба обладаем словами силы, значит, должны быть вдвойне удачливы. Вы не находите? – торопливо бормотал он. – Мы в тупике. Нам что угодно может сгодиться… Ага! – радостно возвестил доктор.

– Что? Что такое? – теребила старика Кэйд.

– Просто наблюдайте! Возьмите, понадобится! – Он извлек изза пояса кинжал, тот самый, которым верзила перерезал горло мальчику, и сунул его в руку герцогини. – Даже Дараду иногда нужна помощь, – наставительно произнес Сагорн. – Ситуация не из легких.

Рукоятка кинжала была липкой; Кэйд замутило. Она нехотя взяла оружие, искренне сомневаясь, что когдалибо сможет заставить себя им воспользоваться. Она собралась было поведать это Сагорну, однако рядом с ней был ктото другой, более миниатюрный, но не Тинал. Светлые волосы джотунна, казалось, серебрились в темноте.

– Джалон? – догадалась Кэйдолан.

Ей бы следовало узнать менестреля, а не догадываться. Как Андор, новоприбывший первым делом осмотрел свою одежду. Кровавые пятна подействовали на него еще более угнетающе, чем на импа. Бедняга содрогнулся так, что даже зубы клацнули. Кэйд знала Джалона как мягкого, чувствительного мечтателя. Он никогда никого не убивал.

– Ты? Почему? – Ужас и отчаяние захлестывали герцогиню.

Чтобы не кричать, она опять впилась зубами в костяшки пальцев. Женщине казалось, что большего напряжения она выдержать не сможет. Но Кэйд помнила о своем высоком происхождении и по привычке стремилась сохранять достоинство. К тому же в ней текла джотуннская кровь, и это тоже накладывало немалые обязательства. Но она была на грани обморока. Изза мерзостного запаха Кэйд обливалась потом, а в висках больно пульсировала кровь. Но сознание терять было некогда.

«Инос! Инос! – как заклинание, твердила про себя Кэйд. – Ради тебя, Инос. Это ради тебя!» Воспоминание о племяннице, казалось, укрепило ее дух.

Но Джалону тоже требовалась поддержка. Менестрель был в панике. От ужаса бедняга дрожал так сильно, что зубы его стучали, как кастаньеты. Затем послышались всхлипывания, перемежавшиеся слабыми стонами: «Невозможно! Он с ума сошел! Я не могу больше!» Кэйд понятия не имела, что за план изобрел изворотливый Сагорн. Она знала только, что в любую минуту могут нагрянуть сотни разъяренных воинов. На «ахи» и «охи» у заговорщиков просто не было времени. Кэйд решила воспользоваться аргументом, который чудесным образом укротил Тинала.

– Ради Рэпа! Джалон, пожалуйста, постарайся ради Рэпа!

Всхлипывания разом прекратились.

– Да, ради Рэпа! Вы правы! – с усилием произнес Джалон.

Кэйд услышала, как хрустнули суставы сжатых в кулаки пальцев менестреля. Затем он прокашлялся, прочищая горло, и высунул голову из дверного проема.

– Эй! Куф! Поглядика! – выкрикнул Джалон голосом убитого тюремщика. От неожиданности Кэйд едва не выронила кинжал. Заркианский акцент был безупречен. Изза запертой двери послышалось ворчание, затем вопрос прозвучал более отчетливо, но все еще невнятно, словно ктото нехотя приближался к решетке. Затем голос Куфа громко спросил:

– Кто там?

Джалон нырнул назад в нужник и крикнул:

– Это Арг, дурак! Кто же еще, потвоему? Иди и глянь сюда, ради всех Богов!

– Что еще там? – раздраженно поинтересовался невидимый Куф.

Стремясь усыпить бдительность подозрительного стражника, менее гениальный артист переиграл бы, но Джалон знал, когда стоило сделать паузу. Поджидая жертву, менестрель отошел от двери и вызвал Дарада. Гиганту пришлось здорово согнуться, но меч он держал наготове. Лязгнул засов, заскрежетали петли, и голова в тюрбане высунулась изза двери.

– Арг, – недовольно ворчал Куф, – ты же знаешь правила! Внутри всего пятеро. Если хочешь, чтобы я на чтото там смотрел, зайди сюда и…

Тирада оборвалась. Дарада в нужнике уже не было. Стиснув зубы и размахивая кинжалом, Кэйдолан устремилась за ним.

Чуть ли не у порога, в щедром сиянии ламп, белел труп, распростертый на полу камеры. Герцогиня едва не споткнулась о тело. Противоположный от двери угол камеры застилал ветхий ковер, на котором все еще сидели трое тюремщиков. Схватившись за ятаганы, стражники молча начали подниматься на ноги. Еще один, оказавшийся расторопнее, уже атаковал Дарада. Ошеломленная Кэйд замерла у входа. Ей показалось, что время замедлило свой бег, и Дарад не вонзил, а воткнул, и неторопливо повернул в брюхе джинна клинок, отчего стражник осел на землю. Ухватившись за живот, он переваливался на спину, медленно сжимаясь в комок… Наваждение спугнул пронзительный вопль смертельно раненного тюремщика. Теперь Кэйд вновь обрела способность соображать.

Трупная вонь исходила от голого тела, пришпиленного к полу, как бабочка к картонке. Распухший, почерневший, гниющий заживо… Неужели он все еще жив? К счастью для него, несчастный был без сознания. Оглядевшись, Кэйд увидела, что Дарад отступает. Пещера, превращенная в камеру, была достаточно просторна, чтобы в ней могли биться в ряд три воина. Кроме ятаганов, у двоих из троих тюремщиков имелись кинжалы. Джинны уверенно наступали на гиганта, не обращая ни малейшего внимания на стенающего в корчах товарища, правда, стоять в полный рост никто из противников не мог – слишком низкие были своды пещеры, но Дараду это обстоятельство мешало еще больше, чем джиннам.

В юности Кэйд перечитала немало романов, изобилующих приключениями. Теперь ее вкусы изменились, но она хорошо помнила, что на героя всегда нападали троечетверо злодеев, которых он непременно побеждал: одного лягнет, другого стулом огреет, третьего мечом ткнет. Рэп както обломал стул о Дарада.

В этой камере стульев не было. Ни истертый до дыр коврик, ни подушки в метательные снаряды не годились, а два полутрупа на полу еще больше затрудняли свободу передвижения. В такой ситуации одному противостоять троим было невозможно, будь он хоть лучшим фехтовальщиком всех времен и народов. Вот если бы он застал джиннов врасплох…

Кэйд вспомнила, что сжимает в кулаке кинжал.

Но что может значить кинжал против ятагана? А Дарад все отступал… он стоял уже возле распятого на полу Рэпа… дальше двигаться было некуда. Готовясь к броску, герцогиня перехватила рукоять кинжала… и, шагнув влево, метнула клинок со всей силой, на какую была способна. Она целилась в ближайшего к ней джинна и не жалела о потере оружия. В любом случае другой раз ударить она бы никогда не смогла.

Возможно, воины заметили кинжал в руках старухи, но они явно не ожидали, что она воспользуется им. К тому же низкие своды помещения являлись серьезной помехой для броска. С такого близкого расстояния промахнуться было практически невозможно, но именно так почти что и случилось. Вообщето плеча стражника острие коснулось, но лишь скользь и, ударившись, отлетело в сторону. Изза этого джинн замешкался. Тюремщик отвлекся на краткий миг, но и этого хватило Дараду, чтобы победить.

Гигант бросился на центрального из нападавших и отбил меч в сторону. Сделав ложный финт в лицо правому, джотунн вынудил стражника отступить на шаг и, продолжая атаки, метнулся опять к центральному. Джинн еще не успел обрести равновесие, как Дарад распорол его правую руку от запястья до локтя. Теперь джотунн снова занялся правым воином. Молниеносно парировав его удар, Дарад остановил нападавшего, полоснув его по лицу. Раны сильно мешали джиннам двигаться. Дарад пронзил мечом джинна, раненного Кэйд, схватил его левой рукой за пояс и притянул к себе. Когда два разъяренных воина одновременно ринулись на него, гигант выставил тело убитого, как щит против одного из нападавших, парируя выпад другого, и тут же швырнул мертвеца на ятаган. Уклонившись от наскока правого, джотунн пронзил его мечом. Расправиться с последним противником для Дарада труда не составило.

Кэйд не в силах была шевельнуться, пока не убедилась, что победа на их стороне. Теперь, вздохнув посвободнее, она обрела способность видеть и слышать. По лестнице ктото спускался. Слышался грузный топот, а по прихожей перед камерами разливался яркий свет факелов.

Кэйд обернулась к двери, торопливо захлопнула ее с глухим стуком и принялась заталкивать в пазы огромный железный засов. Ей казалось, что она бьется над ним целую вечность, пока упрямый брус нехотя не заскрежетал, вставая на место. Через решетку все громче и отчетливее слышались шаги приближающихся людей, но Кэйд это уже больше не беспокоило.

Она повернулась к пленнику, упала рядом с ним на колени и прошептала:

– Рэп!

И Маделина с Порфире поспешно
Сбегают вниз, вдоль леденящих стен.
Им чудятся драконы в тьме кромешной –
И копья, и мечи, и страшный плен.
Но замок будто вымер…

Китс. Канун св. Агнессы (пер. С. Сухарева)

Часть третья

Прекраный план

1

Померкла утренняя заря, угас свет, поблекли сияющие звезды. Луговые жаворонки умолкли и попрятались в траве. Тьма вернулась и окутала все вокруг.

Только тьма и молчание – теперь еще глубже, чем прежде, потому что он смог прогнать боль, напрочь отмести ее в сторону. Совсем недавно он способен был лишь ненадолго отодвигать ее. Но она все равно возвращалась мучить его… все чаще и чаще… все сильнее и сильнее… потому что слабость истощала его волю, расчищая дорогу подползающей смерти. А теперь он обрел умение отключить чувства и отгородиться от боли. Это было хорошо. Лучше лучшего.

Теперь он мог приказать себе умереть.

Какая ирония! Он получил слово силы, она передала ему свое слово. На миг его захлестнула волна восторга – он стал магом! Маг способен на многое: например, заставить себя уйти из жизни. Утонуть в омуте небытия. Чем глубже, тем чернее и холоднее. Зато там, в темноте, – мир и покой.

Герцогиня Кэйдолан, тетушка Инос, как она громко кричит. Не годится герцогине так кричать. Ему очень хотелось, чтобы она замолчала и оставила его ухо в покое. Он так нуждался в покое.

Но покоя не было. Ктото колотил в дверь. Как же не нужен был ему этот дикий, нескончаемый грохот.

Вот и Сагорн. Мельтешит вокруг, мечется тудасюда, волнуется. Пусть старый пройдоха выпутывается как знает.

Он жаждал покоя. Старался обрести его. Казалось, вот он, рядом, желанный покой. После того, что сделали с его глазами, он конечно же не мог видеть; но чтобы видеть, ему не обязательно иметь глаза. Еще эти бесконечные мольбы герцогини.. Ну нет ему покоя…

Джинны за дверью беснуются. Дерево крепкое, мечами не возьмешь, так они топоры притащили. Совсем как в Краснегаре… с импами… Те тоже ломились в комнату на вершине башни… сейчас пещера, не башня. Подземелье – это нечто иное. Все встало с ног на голову! Свет обернулся тьмой. Смешно. К чему столько грохота? Покончить с шумом – пара пустяков.

Но стоит ли беспокоиться? Зачем?

Теперь Рэп понял, о чем кричала тетушка Инос. Она хочет, чтобы он остановил джиннов. Она убеждает его в том, что он в силах сделать это. Зря старается. Он и сам знает, что сил ему хватит. Просто у него нет желания. Совсем. Ему ничего не хочется делать. Ему незачем чтолибо делать.

Инос – замужняя дама. Она сама сделала выбор. Он прекрасно помнит нахмуренные брови и разгневанное лицо Инос, когда помешал их свадьбе. Да, она рассердилась. Он виноват, но только ли он один?.. Литриан подтолкнул его; теперь Рэп понимал это. Эльф пошутил. Как же, должно быть, он веселился! Надо бы вознегодовать, возжаждать мести. Зачем? Кто может отомстить колдуну? И разве сейчас это имеет какоелибо значение? Жизнь человека – как пламя свечи: дунь посильнее, и наступит тьма. Он – крошечный огарок, ему и старатьсято особенно не понадобится… и больше никаких забот… ни о ком…

Инос…

Почему бы ей не сделать то, чего она хотела? Она хотела замуж… Здоровущий парень. Богатый, красивый. Султан. Такой, какой нужен принцессе. Одно королевство потеряла – не беда, нашлось другое, лучше, обширнее, роскошнее. Инос счастлива. В Рэпе она не нуждается… никогда не нуждалась. Он сделал глупость, пришел во дворец… не стоило утруждаться…

Бедный старый Краснегар.

Какая досада! Стучат топоры. Все еще стучат. Он заткнул уши, а они стучат. Он отключил слух, но удары раздражают… Как бестактно беспокоить человека, когда он занят уходом из жизни! Джиннов можно остановить, но он не хочет. Зачем делать усилие?

Он долго шел сюда, а ему и не нужно было себя утруждать.

Как маги гасят себя? Пламя свечи бьется на ветру, трудно задуть. Трудно, очень трудно. Это слова не хотят? Да, одно из них. Два других не возражают, они вернутся к владельцам и не пропадут. Интересно – значит, словом своей матери он владеет безраздельно?

Как надоели джинны! Достаточно заставить Сагорна открыть дверь, и грохот прекратится. Проще простого приказать старому мошеннику вытянуть засов. Все затихнут, и ему перестанут мешать умирать. Старику не понравится, если ворвутся джинны.

Тетушку Инос жалко. Она хорошая. В замке ее все любили; со слугами неизменно вежлива, настоящая дама. Ей страшно. Может быть, покончить со всем разом? Притянуть крышу к полу и раздавить всех скопом. Или самому щелкнуть засовом и впустить джиннов…

Опять кричат. О чем? Инос?

Инос больно?

Мысль ускользала. Можно было бы подслушать, но это – дурной тон. Неэтично соваться в чужой мозг. Пусть повторит. Да, он, пожалуй, попросит повторить.

Прожаренный язык не движется. Восстановить язык? Чего проще! Вынуть из ушей затычки, снова включить слух?

Опять беспокойство!

Дверь уже трещит. Теперь скоро. Почему бы им не оставить его в покое?

Инос. Она счастлива. У нее есть все: муж, королевство, дети… Вот и хорошо. Он и хотел, чтобы Инос была счастлива.

Ранена. Кто ранена?

Пусть повторит. Надо, чтобы повторила. Молчит, плачет. То кричит, то плачет. Бедняжка Инос – что с ней? Инос больно?

Придется лечить язык и открывать уши.

Звуки водопадом обрушились на Рэпа.

– Что с Инос? – спросил Рэп. – Ей плохо?

Он не видел Кэйд, зато отлично слышал, когда та радостно охнула, будто всхлипнула, и торопливо заговорила:

– У нее сильно обожжено лицо, мастер Рэп. Больше ей не быть красавицей. Ведь когда затянется ожог, останутся жуткие шрамы.

Известие ужаснуло его. До чего же все плохо! Он ощутил, как в нем волной поднимается злость.

И вынырнул из небытия.

Восстановив функцию глаз, Рэп открыл их. Он хотел, чтобы герцогиня знала, что он ее слушает.

Дверь держалась на честном слове. Еще немного – и джинны ворвутся в пещеру.

«Долой эту рухлядь. Каменная стенка надежнее, – решил Рэп. – Вот теперь пусть попрыгают. Посмотрим, как они проломают в этом дырки!» Остановив джиннов, Рэп перевел хмурый взор на Кэйд.

– Расскажи мне об Инос, – попросил он.

2

Онемев от изумления, Кэйд молча наблюдала, как на глазах полутруп возвращается к жизни. Через минуту она осознала, что изломанное, гниющее тело вновь превратилось… почти превратилось в юношу, на котором ничего, кроме запекшейся крови, не было. Кэйд смущенно отвернулась и обнаружила, что Сагорн тоже полностью ошеломлен свершающимися чудесами. Старик подурацки таращился на фавна, пока герцогиня не пихнула его локтем и не указала кивком головы на коврик в углу. Доктор недовольно нахмурился, но она настояла на своем.

Осторожно ступая через распростертые на полу трупы, заговорщики добрались до ковра. Там все еще валялись никому уже не нужные кости и монеты. Сагорн помог Кэйд усесться на подушку, а потом и сам устроился рядом, но лицом к магу. Два старых дурака… но им улыбнулась удача. Они близки к победе.

Дверной проем черного камня резко выделялся на фоне красноватой местной скалы, в которой была вырублена пещера; словно сюда перенесли кусочек стены замка Иниссо. Джинны не долго суетились перед внезапно возникшей преградой. Убедившись, что их жертва наглухо запечатана в гробнице, они угомонились.

Кэйдолан сидела на подушке и отдыхала, убеждая себя, что беспокоиться незачем. Правда, видимого пути выбраться из этого склепа она не находила, но очень надеялась на колдовство фавна. Кроме того, теперь удачливость заговорщиков безусловно возросла и уж тем более не могла неожиданно исчезнуть.

Сагорн то и дело покашливал. Старик хмурился, ежился и наконец уставился в потолок. Кэйд проследила за его взглядом и рассмотрела отверстие в монолите скалы. Наконец она поняла причину слабого ветерка, все время обдувавшего ее. Возможно, тюремщики не случайно расположились под вентиляцией – ведь множество факелов, освещавших и нагревавших пещеру, здорово чадили. Правда, в такую крошечную дырку не пролезет даже ребенок, но все же это было лучше, чем ничего. Кэйд слишком устала, чтобы продолжать размышлять, почему стражники расстелили коврик под вентиляцией, а пленника распяли на полу перед дверью.

– Надо бы поубавить освещение, – пробормотал Сагорн. – Зачем столько факелов? Хватит одного.

Но с места старик не сдвинулся. Он сидел ссутулившись, морщины на осунувшемся лице выделялись глубокими складками, скудная растительность вокруг макушки свешивалась белыми сосульками слипшихся от пота, грязи и пыли волос. Вымоченная в крови одежда успела высохнуть и побурела, но кровавые полосы на бледной шее и руках выделялись багровыми струями. Рассматривая доктора, Кэйд с грустью предположила, что и сама она выглядит не лучше. Отчаянное предприятие вымотало стариков. Во всяком случае, герцогиня чувствовала себя старше Хранительницы Севера.

Вдруг Сагорн, встрепенувшись, ахнул. Кэйдолан невольно обернулась и тоже замерла в изумлении. Фавн сидел и свободными от оков руками счищал с лодыжек ржавые кандалы, словно прилипшие конфеты из ячменного сахара. Сообразив, что Рэп заметил любопытство зрителей, Кэйд в смущении отвела взгляд.

Почти тут же к ним подошел фавн, внешне в полном здравии и даже прилично одетый. Башмаки, свободные штаны и рубашка с длинными рукавами из грубой домотканой холстины – привычная одежда для конюха из Краснегара. Лицо Рэпа было чистым; многодневная щетина, копоть и спекшаяся кровь исчезли, однако идиотские татуировки вокруг глаз были на прежнем месте. В беспорядке осталась и копна взлохмаченных волос.

Кэйд вспомнилось пристрастие Раши изменять внешность в зависимости от настроения, но герцогиня сильно сомневалась, что Рэп станет подражать колдунье. Скорее всего, фавн сочтет подобное лицемерие ниже своего достоинства. Он безусловно силен, она лично тому свидетель, но он не станет пользоваться этой силой, чтобы приукрасить истину; в этом герцогиня тоже не сомневалась. Похоже, ей придется привыкать к мысли, что Боги знали, что делают.

Неуклюже поклонившись, Рэп произнес:

– Я в величайшем долгу перед вами. – Запнувшись, он засмущался, попытавшись преодолеть неловкость, совсем запутался. – Женщина… дама… такое мужество… я хочу сказать…

– Это самое меньшее, что я могла сделать, Рэп. В том, что произошло… во многом моя вина.

Фавн смотрел на нее широко раскрытыми глазами. Огромными, ясными, серыми, спокойными – но Кэйд чувствовала, что за внешним равнодушием скрывается жесткий самоконтроль и нежелание выдавать свои мысли. Его благополучная внешность, несомненно, была всего лишь маской, поддерживаемой магией, – никто не мог так быстро оправиться от столь тяжкого испытания.

– Вы?

– Да, – устало кивнула герцогиня. – Но сейчас мне бы не хотелось об этом.

– Конечно. – Он скосил глаза на одно из тел и, показав рукой на остальные, спросил: – Сколько их было?

Она бросила отчаянный взгляд на Сагорна. Старик буркнул:

– Одиннадцать.

Рэп болезненно поморщился:

– Милосердные Боги! Я не стою столько.

– Ты это серьезно? – ахнула Кэйд. – Тебе не кажется, что они заслужили свою участь? Вспомни, что они с тобой сделали!

– Жизни лишились не те, кто заслужил это, не так ли? Боги не страдают излишней справедливостью. И кроме того, – пожал он плечами, – кашу заварил я. Мне говорили, что я убил троих, но достал я многих. Могу ли я винить этих за то, что они хотели расквитаться со мной за товарищей?

Печаль Рэпа казалась искренней, но Кэйд слишком мало знала фавна, к тому же теперь он стал магом, а маги не грешат откровенностью. Герцогиня поспешила задавить в себе росток недоверия, напомнив, что Иносолан выбрала этого парня своим другом, а подсознательно – больше чем другом; и Боги одобрили ее интуицию. Чего еще сомневаться?

– Рэп, ты можешь вытащить нас отсюда?

– Понятия не имею! Я так недавно стал магом, что пока и сам не знаю, на что я годен. – Уголки его крупного рта слегка вздернулись в подобии улыбки – что бы Инос ни разглядела в нем, она выбрала его не за красоту.

Некоторое время Рэп сосредоточенно молчал, потом уставился на черный камень в дверном проеме и сообщил:

– Джинны тащат кувалды. Надо же, какие настырные! Совсем как импы тогда. Помните? Пожалуй, я мог бы восстановить дверь и подержать стражников в сторонке, пока мы выйдем… – Юноша говорил с какойто странной отрешенностью, озираясь по сторонам. Его блуждающий взгляд наткнулся на Сагорна. До этого момента он его словно не замечал. – А на этот раз я стал магом!

– На этот раз у тебя не было выбора, – цинично ухмыльнулся доктор, тщетно стараясь скрыть недовольство.

Рэп проигнорировал колкость. Он внимательно рассматривал вентиляционное отверстие.

– Этот воздуховод я вполне могу расширить. Ваше высочество, вы не против карабкаться вверх по лестнице?

– Я полезу по натертому салом столбу, если он приведет меня к ванне.

Рэп фыркнул, но, подавив веселье, тут же принялся извиняться:

– Простите. Если хотите, я удалю кровь и…

– Нет, благодарю. Лучше я сделаю это горячей водой.

Рэп коротко кивнул и сосредоточенно уставился на дырку в потолке. Отверстие стало медленно расширяться, пока не превратилось в шахту, снабженную бронзовой лестницей, спускающейся к коврику.

– Я полезу первым, – распорядился он. – Мне предстоит поработать, пока мы не выберемся наружу.

Проворно, как кошка, карабкаясь вверх по перекладинам, фавн скрылся из виду внутри шахты.

Кэйдолан посмотрела на Сагорна. Лицо старика превратилось в маску зависти и восхищения.

– Энергичный юноша, – прокомментировала герцогиня.

– О да! – кивнул доктор. – Вполне! Вполне! Исключительно энергичный парень. И на редкость упрямый!

– Что вы имеете в виду? – Поднимаясь, Кэйд с трудом разгибала колени. Она боролась с усталостью, навалившейся на ее плечи.

– Только то, что Рэп всегда делает именно то, что хочет он, и я не знаю никого, кому бы удавалось отговорить фавна от задуманного. Вот и теперь он пойдет напролом. Его не остановишь.

3

Безусловно, эту трубу создали не человеческие руки, уж слишком она была узкой. Несомненно, здесь некогда поработал могущественный колдун, который и превратил естественную пещеру в темницу со множеством камер и коридоров. Рэп сейчас делал нечто подобное, расширяя червоточину до шахты. Справляться со скалой особых сложностей не составляло, здесь требовалось лишь изменение формы. С лестницей было хуже. Производить металл, оказывается, слишком трудоемкое занятие, и через пару локтей Рэп переключился на дерево. С этим проблем не возникло.

Его всегда снедало любопытство, что и как чувствует себя маг за работой. Теперь он знал это, но объяснить бы все равно никому не смог. Разве способен человек рассказать, как он видит глазами или в какой последовательности сокращаются мускулы на его конечностях, когда он бежит? Как объяснить понятие «зеленый» или «красивый»? Так же невозможна остановка сердца, даже на пару минут. Магия не поддавалась объяснению – она просто была. Ее наличие давало магу возможность творить. Достаточно было просто захотеть…

Что ж… став магом, он мог создавать. Сейчас ему остро требовалось сделать много всякой всячины, а он даже не успел попробовать свои силы на чемто простеньком… проклятия, превращения… хотя бы в лягушек… В магии, оказывается, очень много различных уровней мастерства. Взять хотя бы его поломанные кости и омертвевшую плоть – он восстановил их функционирование, но не излечил же. Он сохранял их здоровыми, так же как сохранял наличие несуществующей одежды. Гдето на полпути вверх по своей новой лестнице Рэп обнаружил, что одежда исчезла. Он ослабил контроль – и вот уже вещи нет. Сделав мысленную заметку на будущее, что теперь ему нельзя упускать из памяти ни единой мелочи, создаваемой им, пока в ней не отпадет надобность, он продолжил восхождение. Чтобы не расходовать зря силы, Рэп решил не обременять себя одеждой, пока не выберется наружу. Временно избавившись от одной из проблем, он вплотную занялся лестницей, потому что при малейшем ослаблении контроля все сооружение начинало мерцать и пульсировать, грозя исчезнуть. Правда, металл таял медленнее, чем дерево, словно компенсировал большую трудность своего создания. То же самое относилось и к стенке, перед которой суетились джинны, и к шахте с лестницей. Все, что сотворил сейчас Рэп, исчезнет, как только он хоть на мгновение забудет об этом. Черные камни обернутся разломанной дверью, а шахта сожмется до червоточины. Так что пока Кэйд и Сагорн взбираются по лестнице, он просто обязан удерживать все на своих местах.

Когда Рэп достиг фундамента здания, ему пришлось повозиться с каменной кладкой. Раздвигать монолитную скальную породу, уплотняя прилегающие слои, особого труда не составляло; а вот сложенные вручную стены… Камни приходилось истончать, так как малейший сдвиг мог их обрушить. Магическое зрение показало, что труба выведет беглецов на людный двор. Так что новоявленному магу стоило подумать над тем, чтобы сделать себя и своих спутников невидимыми для окружающих. В то же время фавн ни на секунду не должен был прекращать работу над шахтой и лестницей. Плохо, что каждое его усилие вызывало резкую пульсацию магического пространства.

Вероятно, будь у него возможность предварительно попрактиковаться, он смог бы действовать мягче, но сейчас каждый раз, когда он добавлял к лестнице очередную перекладину, он, казалось, встряхивал дворец, как ярмарочный плясун – тамбурин. Удивительно, что никто, кроме него, не замечал этого!

«Странно, почему они не падают и не вопят: “Землетрясение!”?» – мелькало в его сознании.

К счастью для Рэпа, дворец султана опоясывал магический щит, правда, довольно старый и местами сильно помятый; однако этот барьер был достаточно прочен, чтобы укрыть за собой деятельность любого колдуна.

«Боги! Какая удача! – радовался Рэп. – Не будь щита, меня аж из Краснегара почуяли бы. От Литриана, помнится, расходилась легкая рябь, но я устроил пожалуй что настоящее цунами».

Вспышки боли напоминали ему о собственном теле. Рэп осваивал еще один вид колдовства – исцеление. Он сознавал, что если снимет с себя контроль, то почти сразу же превратится в полутруп, каким он был до этого. Только магия поддерживала функционирование его оболочки, но магия же и ускоряла естественное выздоровление. Еще одно таинство оккультизма – истинное выздоровление; оно происходило медленнее и на более глубинном уровне. Возможно, это колдовство совершалось Богами.

Еще будучи адептом, Рэп способен был ускорять свое естественное исцеление. Теперь, став магом, он, наверное, и для других людей сможет сделать то же самое. Ему вспомнились слова Кэйд об Инос.

«Ее ожоги? Да, пожалуй, я смог бы убрать их насовсем. Инос вновь станет красивой», – говорил себе Рэп, продолжая взбираться по лестнице.

Конечно, для колдуна мгновенное исцеление магией созидания – дело пустяковое; ну а рядовому магу нужно просто набраться терпения и поддерживать видимость благополучия, пока не завершится выздоровление. Рэп уже гадал, где бы ему лучше устроиться на ночлег. Нужно было заранее позаботиться, чтобы сладковатый запах гангренозного гниения никого не беспокоил бы, по крайней мере, в ближайшие несколько ночей. Мимоходом фавн освоил еще один вид магии – магию удаления, освободив себя от бороды, грязи и засохшей крови.

«Надеюсь, я насовсем избавился от этой обузы, – вспоминал о жесткой щетине Рэп. – Жаль, что так мало времени на отработку разной магии… Но уж заклятие сна я наверняка смогу наложить на себя».

Вентиляционное отверстие перекрывалось железной решеткой, да к тому же находилось в стене здания тюрьмы. Рэп раздвинул камни мостовой, занавесив выход чарами. Выбравшись на плиты двора, уже прокаленные солнцем он с любопытством осмотрелся. Пользовался Рэп не глазами – их он накрепко зажмурил, – а ясновидением. Слишком отвык фавн в глубоком подземелье от солнечного сияния, да и восстановление зрения еще не завершилось.

Было чудесное раннее утро. В голубом небе парили соколы. Яркими пятнами выделялись цветы, звенели хрустальные струи фонтанов, игриво гарцевали породистые скакуны… магический щит вокруг дворца прочно блокировал дальние горизонты.

Обширная площадь перед тюрьмой кишела джиннами. Одни сновали тудасюда; другие, и их было большинство, торопливо спускались в казематы… Но стражников было слишком много для одного, пусть даже огромного подземелья. Зажатые в коридорах и на лестницах, многие теряли сознание от недостатка воздуха.

Мимо Рэпа промчалась кавалькада всадников. Джинны не обратили ни малейшего внимания на новое отверстие в стене и на голого… хоп!.. уже одетого парня.

Рэп чувствовал, что измотан. Еще не умея пользоваться своими способностями мага, он вынужден был контролировать слишком много разных вещей: собственное здоровье и одежду, шахту с лестницей, джиннов, обеспечивая невидимость себя, герцогини… и Джалона, взбиравшихся к поверхности. От перенапряжения мысли путались, и Рэпу пришлось усилить самоконтроль, удерживая сознание на опасной грани, перейдя которую он потеряет четкость созидания, а не дотянув до нее, превратится в обезумевшего от страха ребенка. Даже сейчас, спрятанный глубоко внутри его души, другой Рэп, маленький и беспомощный, бился в агонии от страха и боли, рвался наружу, чтобы кричать… кричать… кричать… Несомненно, исцеление души потребует не меньше времени – и гораздо больше сил, – чем восстановление тела.

Рэп не сомневался, что ночи будут нелегкими.

Ослепленная солнцем, Кэйд шарила рукой в воздухе в поисках следующей перекладины уже кончившейся лестницы. Рэп поймал ее руку и помог выбраться из шахты. А затем он вытащил и Джалона, тоже с трудом свыкавшегося с дневным светом. Приятно было поздороваться с маленьким джотунном, обнять его, похлопать по спине… Менестрель несколько изменился с тех пор, как Рэп видел его в последний раз; он выглядел чисто выбритым и умытым. Но и теперь он оставался все тем же просоленным мореходом, как тогда, когда их лодка вплывала в залив. И Джалон тоже, повидимому, был безумно рад обнять Рэпа, хоть вынужден был зажмуриться, вынырнув из преисподней под яростное солнце; но он плакал от избытка чувств, бормоча какуюто ерунду.

Как только надобность в шахте отпала, Рэп снял с нее контроль, и отверстие с лестницей начало быстро съеживаться. Запечатанный каменной кладкой дверной проем в камеру каземата плохо поддавался нажиму стражников, и когда они наконецто ворвутся внутрь, и лестница и шахта исчезнут без следа.

«Пусть рыжие чудища разобьют свои лбы об эту загадку», – радовался Рэп, представляя недоумение и ужас тюремщиков, обнаруживших бегство заключенного.

Кэйд испуганно уставилась на приближающийся отряд вооруженных с ног до головы джиннов; но они, как слепые, прошагали мимо. Слегка успокоившись, герцогиня обследовала свою одежду, руки, волосы и убедилась, что, кроме грязи, она забрызгана кровью. Одежда Джалона и вовсе выкрасилась кровью одиннадцати жертв. Только Рэп выглядел чистым, но исключительно благодаря магий.

– Мастер Рэп, ты можешь провести нас до моих покоев и обеспечить безопасность в пути?

– Конечно, мэм.

– Отлично! Надеюсь, вы согласитесь позавтракать со мной? Нам есть о чем поговорить.

4

Длинная лестница закончилась коридором, в конце которого скучали двое стражников, подпирая своими спинами стены по обе стороны двери в покои Кэйдолан. Они не были теми бездельниками, чей богатырский храп она слышала ночью, но эти юнцы относились к своим обязанностям более чем прохладно.

«Что, если пожаловаться Кару на этих горезащитников, которых он мне выделил?» – мелькнула в уме шальная мысль. Несмотря на усталость, нелепость подобного каприза рассмешила ее до такой степени, что, не сдержавшись, она тихо фыркнула.

В этот момент щелкнул замок, Рэп толкнул дверь. Один из стражников стал озираться, но входившую троицу он явно не видел.

В своей комнате Кэйдолан избавилась от грязных лохмотьев, в которые превратилась ее одежда, и завернулась в халат. Рэп забрал тряпки, пообещав их уничтожить. Затем герцогиня на скорую руку стерла кровавые пятна с рук и лица и позвонила слугам. Как ни удивительно, утро еще только разгоралось.

Кэйд всегда была невысокого мнения о своих служанках. Ночная вылазка лишь подтвердила полную профессиональную непригодность старшей из них – Зуфруб. Однако сейчас ее глупость была на руку Кэйд. Услышав, что Кэйд ожидает к завтраку султана и султаншу, бедная ключница ударилась в панику. Ей и в голову не пришло поинтересоваться, откуда ее госпожа получила такое ошеломляющее известие. Зуфруб вылетела из комнаты и, готовясь к приему августейших особ, всполошила всех служанок.

«Чем не развлечение? – усмехнулась Кэйд. – Такое возможно только в Араккаране!» Сегодня ночью Кэйд выдержала тяжкое испытание на выносливость и все еще не могла успокоиться. Теплая, ароматная ванна пошла ей на пользу. Смыв с себя память о поте и крови, Кэйд направилась на балкон, намереваясь присоединиться к роскошной трапезе, должное которой отдавали изголодавшиеся фавн и… о Боги!… разбитной шалопай, имп Тинал. Когда герцогиня вступила на балкон, Рэп вскочил и приветствовал ее поклоном, но худощавый воришка просто зыркнул на нее с хитрой ухмылкой, продемонстрировав полный рот желтых: кривых зубов. По обыкновению, вор ограничил свой костюм всего лишь рваными шортами. Юнец отчаянно нуждался в банщике и парикмахере, но от идеи заставить Тинала принять пристойный вид Кэйд отказалась.

Взглянув на стол, Кэйд почувствовала такой острый голод, что предпочла отложить беседу на потом. Ночные приключения не прошли даром, и аппетит разыгрался не на шутку. Щедро наполнив поднос вкусными кушаньями, она присоединилась к пиру, опустившись на подушки, разбросанные по роскошному ковру. Молчание продолжалось до тех пор, пока изголодавшаяся троица не очистила тарелки.

Наконецто Кэйд почувствовала себя отдохнувшей. Напротив нее сидел Рэп, и герцогине впервые представилась возможность как следует рассмотреть фавна. Ее поразило то, каким он был крупным и крепким, ведь фавны – раса низкорослая. Рядом с миниатюрным Тиналом Рэп выглядел огромным, почти как джотунн или джинн. Правда, он и был наполовину джотунном – как она сама и конечно же Инос.

Внизу, во дворах и между строениями, все еще суетились, стражники. Воины бесплодно сновали тудасюда. Догадываясь, что именно она разворошила этот рыжий муравейник, Кэйд с трудом подавила довольную улыбку.

Насытившись, Кэйд начала тяготиться присутствием Тинала. Ей хотелось слышать речь умного или по крайней мере культурного человека. Сейчас желателен был бы доктор Сагорн или хотя бы Андор – при условии, что он будет трезв. Герцогине очень не нравилась привычка Тинала сверлить ее взглядом. Она чувствовала себя беспомощным; кроликом подле изголодавшегося удава. Тинал наедался, казалось, за пятерых.

Он жевал и жевал, изредка зевая во весь рот и зыркая по сторонам покрасневшими от постоянного недосыпания глазами.

По любым стандартам манеры вора были ужасны. В отличие от импа, Рэп ловко орудовал ножами и вилками. В этом он мало отличался от самой Кэйдолан. Герцогиня с удовольствием отметила, что превратить фавна в респектабельного супруга Инос будет значительно легче, чем она ожидала. Пожалуй, с волосами могут возникнуть затруднения: вряд ли такая копна когдато ляжет аккуратно, но их можно завить – только бы Рэп согласился.

По расчетам Кэйд, Инос и Азак должны были уже отплыть. Но магу, конечно, не составит труда догнать их, обеспечив пассажирам путешествие с максимальной скоростью и комфортом. Как правило, корабли заходят во все значительные порты. С помощью Рэпа она быстро нагонит путешественников. Так что либо в Брогоке, либо в Торкаге они перехватят султана.

Фавн исцелит Инос, а от Азака избавится с помощью все той же магии. В сущности, этот брак пока еще нельзя назвать настоящим.

«А когда Рэп и Инос вернутся под мое крылышко, – мечтала Кэйд, – мы подумаем о Краснегаре. А если проблема окажется неразрешима, тогда поищем какойнибудь миленький уголок. Неужели могучая Империя не уступит кусочек магу? И все будет хорошо. Как романтично – любящие пойдут рука об руку по дороге жизни!»

Очень довольная собой и, разумеется, дальновидными Богами, Кэйд разломила еще один гранат. Эти тропические фрукты с лихвой компенсировали отсутствие некоторых любимых лакомств.

Насытились все трое, как ни странно, одновременно. Тинал рыгал и, развалившись на подушках, ножом для фруктов чистил ногти на пальцах рук и ног. Кэйд аккуратно промокнула губы тонкой льняной салфеткой. Рэп предложил ей еще одну чашку кофе и налил также себе.

Вдруг он нахмурился и посмотрел на дверь.

– К вам гости, – сообщил фавн. – Пожалуй, я смогу сделать нас с Тиналом невидимыми для них.

После утренней прогулки по дворцовым дворам и лестницам Кэйдолан не сомневалась, что так и будет. Она хотела, но не успела спросить Рэпа, кого ей ждать. С вытаращенными от ужаса глазами на балкон влетела ключница, вся закутанная в покрывало.

– Его высочество принц Кар!

Герцогиня открыла было рот, но спросить ей опять не удалось. Не дожидаясь ее приглашения, на балкон ворвался принц Кар. За ним, как две тени, следовали могучие телохранители. Кар вплотную приблизился к герцогине и со зловещей улыбочкой уставился на нее.

Безмятежноневинный вид Кара не мог обмануть Кэйд – этот джинн с ангельским ликом внушал ужас. Еще до свадьбы племянницы, встречаясь с принцем Каром на репетициях предстоящей церемонии, Кэйд поняла, почему Инос считает этого типа таким пугающим.

Оказавшись на балконе, принц всем корпусом развернулся к Зуфруб. Кару хватило одного взгляда, чтобы перепуганная ключница метнулась во внутренние покои. Все так же молча принц Кар воззрился на Кэйдолан.

– Так вы когото ждете?

Герцогиня ответила ему невиннейшей улыбкой.

– Вообще Иносолан заходила ко мне ночью. Мы попрощались. Я знаю, что они уехали.

– И? – Ласковая улыбка Кара напоминала волчий оскал.

Уголком глаза Кэйд заметила, что ее сотрапезники развлекаются: Тинал строил рожи, а Рэп сдержанно усмехался, наблюдая выходки вора.

– И я посчитала полезным немного замутить воду. Если отъезд султана нужно как можно дольше держать в тайне, то почему бы мне не заявить, что я завтракаю с августейшей четой?

Красные глаза джинна, казалось, превратились в осколки гранита, но голос остался ровным:

– Его величество с супругой отбыли в путешествие по нашим северным окраинам.

– О! – радостно воскликнула Кэйд. – Как здорово! Я обеспечила им дополнительное алиби, не так ли?

– Вздор! Ты сломала историю прикрытия. А ее подготовка потребовала немалого труда. Ты не могла съесть все это сама.

Чувствуя холодок под ложечкой, герцогиня постаралась не поддаваться панике.

– Ты прав, ваше высочество, но там места предостаточно, – высокомерно произнесла она, махнув рукой на балкон.

Кар улыбнулся так елейно, что заморозил бы собеседницу до мозга костей, не надейся та на поддержку мага.

– Полагаю, эти покои недостойны тебя. Стоило бы подыскать чтонибудь более подобающее и лучше охраняемое для высокородной дамы.

– Не стоит беспокоиться. Я нахожу античность очаровательной. Чтонибудь не так?

– Гдето во дворце прячутся разбойники. Убиты стражники, сбежал фавн!

– Прекрасно! – с безмятежным спокойствием ответила Кэйд. – Если ты думаешь, что я спрятала его в этих комнатах, – ищи. Я даю тебе разрешение на обыск. – Теперь она сочла разумным оскорбиться.

– Это уже сделано, – прошипел Кар и, развернувшись на каблуках, вышел, звякая шпорами. Телохранители последовали за ним.

Тинал, издевательски усмехаясь, показал Кару нос. Рэп следил за принцем с сосредоточенным вниманием.

– Ну все! – вздохнула с облегчением Кэйдолан. Она досадовала на себя за то, что от волнения ее сердце никак не уймется. – Благодарю тебя, Рэп. Твоя мощь – желанное подкрепление в Араккаране.

Юноша слабо улыбнулся, но промолчал, вовсе не стремясь к откровенности.

– Не пора ли нам обменяться впечатлениями? – предложила Кэйд. – Мне кажется, пора выработать дальнейший план действий.

– Да, конечно, – кивнул фавн, – но сначала я должен проводить Тинала к воротам. Без моей помощи ему теперь из дворца не выйти. А Гатмора нечестно дольше оставлять в неведении.

– Гатмора?

– Еще один друг, верный и надежный. Моряк. Однажды ты видела его.

– Я? – Ситуация явно ускользала изпод ее контроля.

– В магическом окне, помнишь? Когда мы столкнулись с драконом, он был третьим.

«О Боги! Нет!» – мысленно простонала герцогиня.

– Первое пророчество?.. – вырвалось у нее.

– Исполнилось, – подтвердил фавн и, сразу посерьезнев, добавил: – Теперь, подозреваю, два других неизбежны.

Вспышкой молнии Кэйд вспомнились оба: дуэль с бесчестным душегубом Калкором и пытки в гоблинском логове.

– Неизбежны?! – повторила она в ужасе. – Но почему?

– Потому что теперь нет никаких сомнений в том, что окно в полном порядке и предсказывало правильно. Странно, что я не сообразил это раньше, – искренне изумлялся Рэп. – Теперь мне совершенно ясно то, что прежде я не в силах был понять.

– Слова несут в себе мудрость? – с невольным трепетом спросила Кэйдолан. – Тогда, мастер Рэп, может быть, ты объяснишь мне коечто. Я не понимаю! – Чтобы успокоиться, Кэйд пригубила кофе, но потом отставила чашку. – Мое слово силы. Оно было известно и моей золовке, но для нас оно, казалось бы, не имело особого значения. Возможно, оно сильно распылено… потомуто и не слишком мощно? А может быть, за долгий срок существования слово износилось? И все же, став твоим, оно невероятно изменило тебя. Ведь еще вчера ты не способен был бы совершить то, чему мы были свидетелями, не так ли?

Фавн ответил не сразу. Он словно прислушивался к чемуто внутри себя. Потом качнул головой, но его серые глаза остались непроницаемы.

– Все правильно. И объяснение этому есть, но рассказывать нелегко… долго и сложно.

– О, у нас масса времени.

– Отнюдь. Но дело даже не в этом. Слова силы скрытны по самой своей сути. Я чувствую, что не вправе говорить об их природе. Вот почему всякие проныры вроде Сагорна, – сказал Рэп, посмотрев в покрасневшие глаза встрепенувшегося Тинала, – с таким трудом отыскивают их.

Вор понимающе кивнул и ухмыльнулся.

– Но коечто я могу рассказать. – Рэп вздохнул так, словно собирался прыгнуть в глубокий омут. – Есть три вещи, которые важны в своей совокупности. Вопервых, конечно же просто количество слов. Имея одно, можно стать гением в той области, к которой особенно лежит душа; два создают, адепта, три – мага, а четыре – колдуна. Люди сами по себе разные. Редко какой гений обладает оккультными способностями, хотя и такое бывает. Итак, число слов важно само но себе. Это знает каждый.

– Как число колес у экипажа.

– Действительно! Как тачка, колесница или… – Фавн улыбнулся своей застенчивой улыбкой. – Простите, я не знаю экипажа с тремя колесами. С четырьмя – карета, самая устойчивая. В общем, все они разные. Так вот, количество слов – главное условие. Например, мое ясновидение значительно усилилось по сравнению с прошлым, но, кроме того, у меня появились новые способности, которых раньше не было. Способности мага. Вовторых, распыленность слов. Как мы знаем, каждое деление ослабляет волшебные силы.

– Ага, – обиженно пробурчал Тинал, – я уже не тот, что был прежде.

– Ты все еще лучший! – быстро откликнулся Рэп. Он стер со лба бисеринки пота. Похоже, объяснение давалось ему с трудом. – Разных людей трудно сравнивать друг с другом, тем более – владельцев слов. Здесь можно говорить, уменьшилась ли его мощь, когда он поделился словом силы, и возросла ли вновь, получи он, его назад после смерти носителя. Что более всего важно, так это… третья составляющая… Прежде я никогда не осознавал. – Юноша умолк, не договорив..

– Что за третья тайна?.. – нетерпеливо потребовал Тинал.

– Талант… врожденный… – Какоето время Рэп сидел с отрешенным видом, не замечая ничего вокруг. Казалось, на юношу навалилась огромная тяжесть, и он с трудом удерживает эту ношу, не позволяя ей раздавить его. – Когда я был всего лишь адептом, я мог чувствовать волны магии. Литриану это очень не нравилось!

– Волны? – промямлила Кэйдолан. А про себя подумала: «Неужели он говорит о Хранителе Юга?»

– Чтото вроде вибрации. Можно сказать – мир мерцает. Когда я выстраивал лестницу, то каждая ступенька так меня встряхивала, что едва зубы изо рта не вылетали. Надеюсь, что, попрактиковавшись, я сумею манипулировать магией более плавно. Здесь, внутри дворца, трудно определить, но, вероятно, теперь я смогу чувствовать колдовство на большем расстоянии.

– Шейх Элкарас – маг, но он говорил, что не способен на такое. Абсолютно не способен.

Рэп кивнул и устало откинулся на подушки ковра.

– Получается, я сильнее. Возможно, дело не в наших словах, но, скорее всего, действует третья причина – мы сами. Я просто более… отзывчив. Так я понимаю, – тяжело дыша, закончил объяснение фавн.

Кэйд пришло на ум, что одни люди, музыкально одаренные, способны научиться и петь и играть на любом инструменте – было бы желание. Другие, как сама она, не способны отличить блеянье от кукареканья. Так что у этого необыкновенного конюха оказался особый дар – врожденный талант к магии. Теперь Кэйд поняла, чем привлекал Инос Рэп. Может быть, именно изза бесталанности Кэйд к магии ее слово силы и не принесло ей никакого проку.

«До чего же несправедливо! – вздохнула потихоньку герцогиня. – Легендарные колдуны прошлого! Ну, голубчики, теперь понятно, почему Трэйн не оставил после себя толкового преемника. Во всяком случае, такого я не помню».

Взглянув на пиршественный стол, Кэйд изумилась, почему служанки не убрали пустые тарелки, но вскоре поняла, что Рэп специально не впускал девушек.

Фавн выжидательно взглянул и поднялся с ковра, явно намереваясь уходить.

– А как же Инос? – остановила его Кэйд.

– Что именно? – Рэп смотрел сверху вниз широко распахнутыми глазами.

– Ее ожоги!

– Да, это моя вина, не стоило убивать колдунью, – угрюмо кивнул Рэп. – Если я смогу найти Инос, я постараюсь вернуть ей ее красоту. Султану я ничем не смогу помочь. Снять с него проклятие сможет только колдун.

– А ее брак?

– О чем ты? – холодно спросил фавн.

Кэйд опешила и забормотала:

– Это ошибка, ужасная ошибка!

Рэп сухо произнес:

– Я спрашивал ее, по своей ли воле она выходит замуж. Она ответила – да. Она говорила искренне! Я могу отличить ложь от правды, еще тогда мог. Это был ее выбор.

– Но… но… Но она считала тебя погибшим! Она полагала, что видит твой призрак!

Он слегка вздрогнул, но произнес все с тем же ледяным спокойствием:

– Вот как! А я видел ее… Но когда там, в зале, я спросил ее, она же понимала, что я жив. – На секунду самообладание изменило Рэпу, и на лице промелькнула боль, но тут же исчезла. – Ваше сиятельство, разве Инос когдалибо говорила вам, что любит меня?

Кэйд растерялась.

– Ну, она часто вспоминала о ваших играх в детстве. Она очень, очень расстроилась, услышав о твоей смерти.

– И сильно разгневалась за прерванную свадьбу.

Герцогиня чувствовала себя весьма неуютно, но продолжала бороться.

– Инос попросту растерялась! Конечно, она не сразу сообразила, что к чему. Это был сущий кошмар! У нее и временито не было как следует вдуматься в пророчество Богов, понять его смысл.

Рэп ни единым словом не возражал Кэйд, он просто смотрел на нее.

– Свободная воля, мастер Рэп, понятие туманное и сильно растяжимое. При тогдашних обстоятельствах у нее не было иного выбора, кроме как стать женой султана. Бывает, что солгать себе легче, чем признать собственную неправоту.

– Нет, она не лгала мне. В этом я уверен.

Такого поворота событий Кэйд не ожидала. Ее охватил ужас. Вновь опустившись на ковер, фавн добавил:

– И она промолчала, когда султан приказал бросить меня в темницу.

– Она молчала ради твоего блага!

Тинал, не сдержавшись, загоготал…

– Послушай, – из последних сил убеждала Кэйдолан, – Азак безумно ревнив! Все, что бы она тогда ни сказала… любой ее намек насчет тебя только распалил бы его гнев.

Рэп пожал плечами.

«О Бог Любви»! – взмолилась герцогиня.

– А ты? Как ты к ней относишься? – допытывалась Кэйд.

– С уважением, ваше высочество. Впрочем, это не важно.

Кэйд ломала руки, пытаясь найти новые доводы, извинения, объяснения. Но тщетно. Тогда герцогиня взмолилась:

– Прошу тебя, мастер Рэп! Прошу тебя! Спади мою племянницу от неподходящего и нежеланного брака!

– Что вы?! – воскликнул потрясенный Рэп. – Она замужем!

– Пойми… Ты должен понять…

– Нет, не должен! Даже думать о таком недостойно! – упрямо изрек фавн.

– До чего же трудно с тобой!

– Ваши предложения неуместны.

– Но…

– И слушать не буду!..

– Упрямство – скверная черта!

– Инос говорила то же самое.

Тинал захихикал в кулачок. Без сомнения, он, как и Кэйд, вспомнил слова Сагорна насчет ослиного упрямства фавна. С минуту герцогиня сидела, постукивая кончиками пальцев друг о дружку. Потом с самой искренней убежденностью в голосе заявила:

– Я считаю, что тебе стоило бы спросить ее снова… Насчет свободной воли и возможности выбора.

Рэп лишь плечами пожал и снова шевельнулся, собираясь встать.

– Теперь, – торопливо предложила Кэйд, – султан увез Инос. Они наверняка уже отплыли. Если поспешить к побережью – можно найти подходящий корабль, направляющийся на запад. Если с деньгами туго, то у меня есть драгоценности, продадим, чего проще. Да султана в любом порту перехватить несложно, не так ли, Рэп? А если нужно, то и до Гобля доплывем.

Рэп молча покачал головой.

– Нет? – растерялась Кэйд. – У тебя свой план? Какой?

– Я намерен оставаться в этом дворце, мэм, по меньшей мере неделю, а возможно, и дольше. Твои покои бы подошли, – большие серые глаза заглядывали Кэйд прямо в душу, – но если я стесню тебя, то сумею отыскать другие. Мне нужно дождаться полного исцеления, а также научиться управлять моей мощью. Я должен сделать это здесь, под прикрытием магического щита. В любом другом месте меня очень скоро обнаружит любой колдун, и я буду порабощен тем из них, кто окажется проворней – возможно, одним из Хранителей. Кроме того, отдых нужен также и моим друзьям, всем шестерым.

Кэйд поневоле пришлось согласиться, что причина задержки уважительная.

– Ты прав, – кивнула герцогиня. – Поверь, мастер Рэп, ты самый желанный гость здесь, и твои друзья тоже, если ты скроешь их от посторонних взоров.

– Торчать в этой голубятне – еще чего не хватало! – фыркнул Тинал. – Воровство, мэм, слишком заманчивое развлечение, чтобы отказывать себе в этом. К тому же я приметил шикарный бордель.

Кэйд посмотрела на вора с отвращением, но то, что безотказно действовало на мелкую сошку в Кинвэйле и Краснегаре, здесь не помогло. Кэйд ничего не оставалось, как вновь обратиться к магу:

– А когда ты окрепнешь, ты ведь возьмешь меня с собой, когда отправишься за Инос?

Представив себе ужасную перспективу провести остаток, жизни в Араккаране, если фавн уйдет один, Кэйд не сумела полностью скрыть охватившее ее чувство безысходности. Голос невольно выдал ее.

– Не тревожьтесь. После того, что вы для меня сделали, я не покину вас.

– Благодарю за обещание, Рэп, – промолвила Кэйд, со страхом гадая, насколько маг способен читать мысли.

Но Рэп, похоже, не видел и не слышал ее, он смотрел кудато в пространство широко распахнутыми глазами.

– Но… я не пойду за Инос.

– Что? Не верю своим ушам…

– Гобль расположен на юге.

– Гобль? Ну и что? Неужели ты боишься Хранителя Литриана?

– Или он боится меня.

Герцогиня не рискнула потребовать объяснить столь загадочное замечание. Тинал выглядел не менее озадаченным, чем она.

– Я поплыву, – сидя с отрешенным видом, почти шептал Рэп. – Поплыву… но на север. Да, большой порт… на большой реке…

Мурашки побежали по коже Кэйд. Рэп использовал какието странные силы. С такой магией она раньше никогда не сталкивалась. Провидца герцогиня видела впервые. Имп. тоже, видимо, был не в восторге, наблюдая за Рэпом. Вор сидел как на иголках, скалил зубы и только что не рычал. Впрочем, через Оллион тоже можно было попасть в столицу.

– Дальше?.. – прошептала она.

Лоб фавна заблестел от бисеринок пота.

– Дальше… – едва слышно промолвил он. – Дальше… Хаб, полагаю. Это, должно быть, Хаб. Дворцы…

Хаб! В конце концов все дороги вели в Хаб. Она сама сотни раз говорила, что краснегарский вопрос решится именно в Хабе. Кто знает, может быть, никакого вопроса уже не существует. А возможно, напротив, развязка еще впереди. Услышав о Хабе, Кэйд почувствовала новый прилив надежды, и это раззадорило ее любопытство…

– А там, мастер Рэп? Что произойдет в Хабе?

С минуту длилось молчание. Потом серые глаза парня еще больше расширились…

…Рэп дико вскрикнул и спрятал лицо в ладонях.

О Мышка, знай, ты не одна
В своих усильях и мечтах,
Прекрасный план уйдет во прах,
Неся сполна
Лишь боль и людям, и мышам –
Судьба одна.

Бернс. Ода мыши (пер. Василия Фирсова)

Часть четвертая

Множество дорог

1

Как всегда, в начале плавания Инос донимала морская болезнь. Но малопомалу она привыкла к качке, и к тому времени, когда «Звезда восторга» зашла в Брогок, Иносолан уже могла подниматься с постели. А когда корабль обогнул Угол Зарка и вышел в Летние моря, Инос настолько оправилась, что начала интересоваться своими спутниками.

Кар, Азаков прихвостень, остался командовать шакалами. Кого же еще мог султан сделать своим наместником?

Присутствие Заны было вполне уместно. Султан не мог не позаботиться о достойной компаньонке для своей жены. А единокровной сестре Азак доверял безгранично – ведь она вырастила его. Тогда, в пустыне, он пару раз упомянул о ней: и больше ничего не рассказывал Инос о своем детстве или, юности. Вероятно, султан с радостью бы умер ради старухи, и уж безусловно с еще большим восторгом убил бы ради нее, кого угодно. С точки зрения Инос, Зана вполне годилась в компаньонки, впрочем как и любая другая женщина из многочисленного придворного штата. Конечно, Зана – совсем не то, что Кэйд, и случись выбирать, благополучие брата затмит для Заны даже ее собственные интересы…

Отряд Азака состоял из двенадцати воинов, не считая его самого. Инос не знала никого из них, кроме Гаттараза. Присутствие грузного пожилого принца тоже удивляло Инос. Впрочем, любой брат Азака, ухитрившийся достичь зрелого возраста, обязан был проявить редкое отсутствие честолюбия и исключительный дар к выживанию.

Остальные восемнадцать джиннов оказались молодыми ариями, пугающими огненным взором и пышными рыжими усами. Но в Империи с брезгливостью относились к волосам да лице, поэтому в Торкаге Азак беспрекословно позволил парикмахеру избавить его и от усов, и от бороды. То же самое пришлось сделать и его воинам. Так что, прежде чем «Звезда восторга» снялась с якоря со следующим приливом, лица джиннов, избавленные от растительности, алели густым румянцем, но от этого казались еще ужаснее прежнего.

Каюты на корабле своими размерами напоминали скорее собачью конуру. Азак и Инос с трудом втискивались в эту крохотную каморку. Конечно, в пустыне они тоже делили одну палатку и провели в ней не один месяц, но там все было иначе. Рядом с Инос находилась Кэйд, а Азак целыми днями рыскал по пустыне вместе с Охотниками на львов. Когда он возвращался, Инос уже погружалась в зачарованный сон, да и утром султан часто уходил до того, как она просыпалась. Там, в пустыне, они никогда не встречались при свете дня.

Через двое суток по выходе из Торкага «Звезда восторга» попала в полосу штиля. Солнце глядело с небосвода разъяренным оком, в неподвижном воздухе паруса свисали бесполезными тряпками, а тросы и концы – длинными сосульками. Меж досками палубы, пузырясь, вскипала смола. Команда и пассажиры изнывали от безделья и удушающей жары. Инос спустилась в каюту. То же самое сделал и Азак.

Супруги растянулись каждый на своей откидной койке. Их разделяло пространство едва ли в локоть шириной. Инос накрылась простыней, а султан разделся до набедренной повязки. Возможно, ему доставляло удовольствие будить ее девическое любопытство относительно мужского телосложения. Или же он хвастался… впрочем, Азак никогда ничем не хвастался, он просто грубо утверждал желаемое, как очевидное. Скорее всего, он пытался соединить полезное с максимально приятным, демонстрируя жене себя и грезя о любовных утехах, коль уж нельзя было заняться ими на деле.

Султан не умещался на койке ни в длину, ни в ширину – меднокожий гигант, воплощенная женская мечта. Бедняга Азак! Страшные ожоги на ее лице все еще болели. Теперь изпод струпьев сочилась сукровица. Несокрушимая уверенность в собственной непогрешимости трещала у Азака по всем швам при взгляде на Инос.

Он почувствовал на себе ее испытующий взгляд и лениво повернул голову:

– Как ты, любовь моя?

– Едва дышу.

– Да, жарко, – равнодушно произнес он и опять уставился в потолок.

Прежде она никогда не слышала от него бесполезной болтовни.

– Когданибудь и я смогу сказать «любовь моя». Знаешь ли ты, что это будет значить? – прошептала она. – Нет, не знаешь, хоть наверняка не раз слышал.

Азак продолжал сосредоточенно изучать деревянный потолок.

– Если бы не проклятие, я позаботился бы о том, чтобы эти слова не сходили с твоих губ, а ты бы на деле испытала, что значит быть любимой.

– Не сомневаюсь в этом, поверь мне. Как бы я хотела, чтобы проклятие спало.

А действительно, хотела ли она этого? В удушающей жаре мысли текли медленно, и от них не хотелось прятаться. Приятное слово «любовь». Еще приятнее и нежнее «мой дорогой любимый». Таинственное «любовник».

Почему нет? Мужа дает судьба, значит, нужно научиться любить его. В Пандемии множество браков заключается по расчету: не она первая, не она последняя. Подобно всем прочим, и она привыкнет к мужу. У нее завидный супруг…

Доверяй любви!

Ктото наверху прошагал по палубе и спугнул ее мысли. Корабль едва заметно покачивался на зыби. Тоскливая тишина: ни шума волн, ни треска деревянной обшивки, ни визга трущихся снастей. Не было даже чаек, чтобы пронзительными криками тревожить густое марево разгоряченного воздуха.

Она задумалась о Рэпе. Он остался там, в Араккаране.

«Наверно, шагает взадвперед по темному каземату, честный, добрый, неловкий Рэп. Попробовать убедить Азака написать!.. Нет, еще слишком рано бередить его гордость; время – хороший целитель, разумнее подождать. – Инос не считала Азака мстительным. – Горяч, ужасен в гневе, но способен мыслить здраво. Жаль, конечно, что он безумно ревнив, но уж таковы все джинны. После этого злосчастного поцелуя в брачную ночь Азак во всем обвинял себя и собственное недомыслие. Другой, менее благородный человек клял бы жену, Богов или даже Рэпа…» Молчать не было сил, говорить – жарко и больно.

– Азак? – окликнула Инос.

– Ммм?

– Каким образом мы будем путешествовать по Империи? Мы будем скрывать наши имена? Какое имя и титул ты выбрал для себя?

– Кар! – Ухмыльнувшись, он пояснил: – Имя как имя, не хуже и не лучше других. Своим именем нельзя называться, разгадают, я ведь личность известная. Мы станем изображать сыновей султана Шуггарана. Сей шелудивый пес лижет пятки Империи, так что его именем и попользуемся..

– Но… но как же? А твоя просьба к Четверке?

Азак сдвинул брови:

– Никакой… просьбы к Хранителям не будет. Мы – юные принцы, странствуем в поисках знаний и приключений. Вообщето заркианцам такое не свойственно, но импы не усмотрят ничего необычного в том, что богатые бездельники шляются по свету.

– Послушай, Азак, – сказала Инос, приподнявшись на локте чтобы лучше видеть мужа, – если ты намеревался взять в жены гаремную игрушку, тебе бы следовало крепко подумать перед свадебной церемонией! Так получилось, что у меня есть мозги, а теперь ты возбудил мое любопытство.

Он снова повернул голову к жене и даже снизошел до мимолетной улыбки.

– Так я не выбил из тебя эту блажь? Забавно! Хорошо, моя королева, но учти, об этом никто ничего знать не должен, не исключая Зану. Мой драгоценный брат и остальная чернь уверены, что мы проводим шпионский рейд, а тебя я везу только для того, чтобы не навлекать на нас подозрения. Тебе понятно?

От улыбки не осталось и следа, красные глаза горели как раскаленные угли.

– Разумеется, – спокойно ответила Инос.

Проклятие превратило султана в кастрата, горше и позорней положения для Азака не существовало. При заркианском дворе, возможно, ктото о чемто догадывался, но вслух этот вопрос никто не рисковал обсуждать.

– Я должен найти колдуна – шумно вздохнул Азак. – Это нелегко. Только Хранители известны всем и каждому. Остальные колдуны не рискуют себя афишировать. Поэтому мне ничего другого не остается, как обратиться к Хранителю. Колдунья Севера не годится, нет… Только колдун…

«Чем его не устраивает Блестящая Вода? – недоумевала Инос. – Ааа, она женщина! Пусть ей три сотни лет, но кланяться женщине ниже его достоинства. Просить помощи у женщины – вовсе невыносимо».

– Тогда кто? – допытывалась Инос. – Ведь не Олибино же?

– И не Литриан.

– Почему не эльф?.. О, ты считаешь его непригодным, потому что он послал Рэпа? – Инос содрогнулась под взглядом Азака, несмотря на то что изнывала от жары.

– Именно, – согласился Азак. – Остается Зиниксо – последний. Правда, он слишком юн и, вероятно, красив.

Бедный Азак! Ну что тут скажешь? Ей до слез стало жаль его. Захотелось коснуться его больших рук, спрятать в его ладони свои пальцы. Инос откинулась на подушку и скрылась под простыню, подальше от его бешеных глаз, и задумалась. «С ума можно сойти, как поразительно мало я знаю об этих таинственных Хранителях!» Тема занимала Инос так сильно, что молчать не было сил, и она спросила:

– А он не противник Олибино?

– Вроде бы. Так болтают. Обычно, когда Хранитель Востока чтото затевает, другие Хранители должны объединиться против Востока. Восток, так сложилось исторически, поддерживает армию, также как и император. Остальные трое склонны артачиться, противодействуя любым замыслам этих двух. Вот то немногое, что мне известно о Хранителях, но это лучше, чем ничего.

Инос стерла ручеек пота, текший по виску, и поправила влажную простыню.

«Пожалуй, мы раньше сваримся, чем достигнем какогонибудь берега. Это разом решит все наши проблемы».

– Азак, – осторожно спросила она вновь, – почему ты не хочешь обратиться к Четверке официально? Это обяжет Империю позаботиться о твоей безопасности в пути.

– Нет! Готовится война. В такое время глупо рисковать и самому соваться в имперские когти. Раша мертва, чем теперь я могу припугнуть Империю? – Он чуть ли не рычал от ярости.

– Монарху нужны наследники… – с мягкой настойчивостью попыталась заговорить Инос, но Азак оборвал ее резким? «Нет!» И опять в душной каюте повисло молчание.

«Гордец! – вздыхала про себя Инос. – Его пугает огласка. Но будет ли прок от тайной встречи с одним из колдунов?»

Эта мысль заставила ее вновь нарушить молчание:

– Как насчет меня? Меня с помощью колдовства похитили из моего же собственного королевства. У меня есть веские причины взывать к Четверке. А ты сопровождаешь меня…

– Нет!!! Я сказал – нет!

Что подбросило Азака с койки – его собственный вопль или последние слова жены, Инос выяснять не стала. Она поспешно отвернулась лицом к стене и тихо выжидала, пока он, сгорбившись, сидел на койке и возился с одеждой.

Насколько Инос знала, вопрос с Краснегаром улажен, или, что скорее всего, закрыт. Азак не хочет рисковать собой, вмешиваясь в чужую свару. Найти султана для Араккарана было легко – слишком легко, – в то время как она могла показаться единственным приемлемым правителем для Краснегара…

«Если Четверка сочтет выгодным отдать мне мое королевство, – мечтала Инос, – то они, естественно, будут рассчитывать, что я останусь в нем править. Когдато Азак обещал перебраться в Краснегар и жить там со мной. Пустые, ничего не значащие слова!»

Теперь Иносолан не сомневалась: призыва к Четверке не будет, пока Азак в силах помешать этому.

2

В прошлом году он не возражал против «Тори». Теперь заважничал и меньше чем на полное имя – Эмторо не соглашается. Шанди это не понравилось – ведь так звали папу. Поэтому они сошлись на Тороге – так звали любимого героя кузена. Правда, книжку, где описывались его подвиги, отобрала тетя Ороси. Наверно, потому, что Торог из книжки вечно; торчал на женской половине, а кузен Торог во всем старательно подражал своему герою. Вот и теперь он хвастливо: рассказывал о разных услугах, которые он оказывал дамам, и – что невероятнее всего – о ласках, которыми дамы одаривали его.

Говорил кузен больше намеками и с таинственным видом; Шанди стало скучно и противно до тошноты. Для мальчика давно уже не было тайной, что именно взрослые делают ночью в постели. С его точки зрения, занятия эти были однообразны и достаточно глупы. Инос дело Торог из книжки – вот у кого была феерическая жизнь!

Кузену минуло тринадцать лет, и поэтому он уверял, что знает жизнь гораздо лучше, чем Шанди. Скорее всего, врал. В этом Шанди убеждали многочисленные прыщи кузена, его раскосые глаза и тонюсенькие ножки. Вряд ли нашлась бы в Империи девочка, которая захотела бы с ним целоваться, даже несмотря на то, что он сын герцога Лисофтского и такой же рослый, как его отец. Конечно, и для Шанди придет время познать радости поцелуев и всего прочего, а пока ему хватало и того, что он сумел подсмотреть в часы, когда предполагалось, что он безмятежно спит.

К своему искреннему изумлению, Шанди обнаружил, что они наедине с кузеном – вокруг вообще ни одного взрослого!

Мальчики были в комнате Торога – кузен как раз заканчивал одеваться. Собственного слуги у него еще не было… У Шанди был! Конечно, свадьба – торжество официальное, и аз вырядиться нужно соответственно, но по крайней мере не в церемониальные тоги! Торжественный наряд устарел всего лишь на сотню лет, а не на пару тысяч. Так что никаких тог!

Торог всей душой рвался обратно в Лисофт, хотя только что приехал в Хаб. Он все время твердил, что пропустит охотничий сезон.

– Почему бы тебе не остаться на мой день рождения? – с надеждой спросил Шанди.

– Нет. Только ты не обижайся. Я здесь не для того, чтобы веселиться, я представляю нашу семью на этой свадьбе. Папа сказал, что, как только торжества закончатся, я могу вернуться, и мне вовсе не хочется пропускать большую охоту на оленей.

– На улице дождь! – Шанди кивнул на окно, по которому хлестали потоки воды. Мальчик наблюдал за извивающимися по стеклу струйками и тоскливо размышлял о том, как это здорово – охота или хотя бы скачка на лошади. Ему хотелось и того и другого, но он даже не был уверен, что получит праздник дня рождения. Разве что угодит маме и Итбену своим примерным поведением на их свадьбе. В конце концов, они, должно быть, будут в хорошем настроении. Потом он стал гадать, знает ли он когонибудь из тех мальчиков, которых пригласят…

– Дома погода что надо! Это в Хабе вечно льет, а в Лисофте – нет.

– Откуда ты знаешь?

– Так сказал папа!

Возразить было нечего, и Шанди отступил перед таким авторитетом, как «папа». Кузен уже справился с костюмом, осталось лишь натянуть чулки.

– А на кого ты, кроме оленей, охотился? – тоскливо спросил Шанди. Список возможной дичи оказался невелик и вскоре иссяк. Пришлось изобретать чтонибудь еще. – А верхом ты каждый день ездишь? – снова попытался поддержать беседу принц.

Изумленный Торог даже про чулки забыл. Кузен был выше Шанди, и, естественно, ноги у него были длиннее, чем принца, но такие же тонкие. Шанди даже немного неловко стало за мизерную толщину икр кузена.

– А ты разве нет? – ахнул Торог…

От одной мысли оказаться в седле после вчерашнего официального церемониала Шанди стало страшно.

– Я никогда… почти никогда не езжу верхом.

– Неужели? – недоверчиво протянул Торог. – Ты что, лошадей боишься?

– Вот еще! Конечно нет!

– Уверен? – Оскорбительное подозрение прочно засело в глазах Торога.

– Абсолютно!..

– Тогда почему нет?

– Со временем туго, – как можно с большим равнодушием – пожал плечами Шанди. – Слишком много официальных церемоний. Зато теперь, когда наконецто дедушкин день рождения окончился, – радостно воскликнул Шанди, – с оффициальными церемониями тоже покончено и свободного времени у меня будет побольше.

– Что ты делаешь на этих цере… сборищах? – спросил Торог, засовывая ноги в башмаки, даже не расстегнув серебряные пряжки.

– Стою рядом с троном. Просто стою.

«И “ерзаю”. Всегда “ерзаю”. Сколько бы ни старался не “ерзать”, все равно не получается. Но свадьба – не протокольный церемониал, а семейное торжество. Так что порки сегодня не будет. Очень надеюсь, что не будет». Это Шанди не рискнул произнести.

– Шанди, – воровато оглядев пустую комнату, спросил Торог, – дедушка теперь говорит хоть чтонибудь?

– Нет, – качнул головой Шанди. – Неделями молчит. А что?

– Мама просила тебя спросить. Никому не скажешь?

– Конечно нет, – снова кивнул головой принц.

– Еще вот что. Когда они собираются объявить регентство?

– В этом месяце. Сначала они со свадьбой хотят покончить. Слушай! А почему мы шепчемся? Обо всем этом весь двор знает.

– Ууу! – Разочарование и удивление, отразившиеся на лице Торога, рассмешили Шанди.

Разговор иссяк както сам собой. Шанди показалось, что теперь самое время попробовать выпытать то, ради чего он пришел к кузену. Эта проблема давно мучила Шанди. Мальчику до смерти хотелось отыскать когонибудь, кто ответил бы ему прямо и без обиняков. В книгах – туманные недомолвки, слова придворного учителя – верх изворотливости. Поэтому Шанди решил рискнуть поинтересоваться у кузена.

– Торог… – глубоко вздохнув, принц выпалил: – Что ты знаешь о половом созревании?

– Все, – гордо выпрямился Торог. – Я, к примеру, в процессе полового созревания. – Он озабоченно крутился перед зеркалом, поправляя галстук.

– Ты имеешь в виду порчу галстука? – расхохотался Шанди.

– Нет, – важно ответил кузен, – я имею в виду пробивающиеся на верхней губе волоски, – и, понизив голос до шепота, с таинственным. видом добавил: – И в других местах тоже…

– Какие такие волоски на губе?

– Такие, – с нажимом произнес Торог. – Папа говорит, раз началось, то все быстро закрутится. А у меня это началось! – Гордость и таинственность распирала Торога.

– Где началось?..

– Внизу.

Наконецто Шанди подобрался к вопросу, который с некоторых пор изводил его:

– Торог, какого они цвета?

Кузен на минуту запнулся, а потом буркнул:

– Коричневого… Какого они еще могут быть?

– Значит, они не… голубые, не так ли?

Лицо Торога превратилось в неподвижную маску. Потом он медленно повернулся к торцу кровати, на которой сидел Шанди, и переспросил:

– Чточто?..

Удивленный и немного обескураженный Шанди пробормотал:

– Ну, они ведь могут быть голубыми или нет? Волосы… там, внизу?

– У кого голубые волосы там? – допытывался Торог. – Я никому не скажу, честно. Если только маме. Ей все можно сказать, ты же знаешь! Так у кого?

– Откуда я знаю? – отмахнулся Шанди, чувствуя, что ляпнул что не следовало.

Торог снова напустил на себя таинственный вид и зашептал:

– Единственные люди с голубой шевелюрой – это морской народ: русалы и русалки. Все их волосы голубого цвета, точнее, бледноголубого. Сам я не видел, но говорят, что и брови тоже голубые. Руки, ноги, грудь и спина у них безволосые, но там, я полагаю, волосы есть, как и у всех взрослых людей. Если в человеке русалочья кровь, ему не миновать краситься, иначе все увидят, что он – русал. Но кому взбредет, в голову беспокоиться о небольшом клочке там, верно?

Шанди благодарно кивнул. Теперь все встало на свои места. Принца лишь удивило, что Торог так много знает о морском народе, но этим стоило воспользоваться.

– Послушай, что плохого в том, чтобы принадлежать к морскому народу? Разве они хуже, чем тролли или эльфы?

– Хуже… не хуже… – раздраженно бурчал Торог. – Немного эльфийской крови в роду не во вред. Папа говорит, что и джотуннская – не слишком плохо. Что касается русалов… Ты знаешь, парень, почему дедушка не правит архипелагом Керит?

– Потому что они нечестно дерутся, – заученно, как на уроке, продекламировал. Шанди. – Русалы не выстраиваются в легионы. Они трусливо прячутся и из темноты отстреливают наших солдат, по одному за раз. Это случилось…

– Честно драться? – фыркнул Торог и опять повернулся к зеркалу. Видимо, он остался доволен узлом на своем галстуке, так как принялся гребенкой и щеткой приглаживать волосы. – Представь, если ктото вторгся в твою страну, то что, станешь расшаркиваться перед ним?

Шанди поразился, почему он сам не додумался до этого.

– Теперь солдаты. Чем заняты центурионы, если легионеры о дисциплине забыли? И в войне с гномами в Двонише, и во время сражений с эльфами в Илрейне дисциплина оставалась на высоте, никто не бегал из лагерей, потомуто и убивать было некого. Ты, говорят, много читаешь. В твоих книгах чтонибудь написано, как сражались с русалами?

– Нет, – тихим голосом промолвил Шанди.

– Ну так вот: русалки песнями и танцами заманивали легионеров в засады. Никому не устоять. И армия потихонечку распадалась. Ты видел, как псы крутятся вокруг суки?

– Нет.

– А как роятся пчелы?

– Нет!

– Ойойой! – закатил глаза Торог. – Хы совсем заплесневел, друг мой! Читаешь, шляешься по протокольным церемониям… выбирайся ты на солнышко да оглядись вокруг! Не быть тебе императором Керита, и знаешь почему, Шанди? Секс! – драматически прошептал кузен. – Мужчины с ума сходят!

– О! – вытаращил глаза Шанди.

– Потомуто русалы нигде не желанны. Где они – там ссоры. Как ты думаешь, почему джотунны не торгуют рабынямирусалками?

Шанди почесал в голове, пожал плечами и спросил:

– Почему?

– Потому что расстаться с русалкой – все равно что сердце вынуть. Такто, – триумфально возвестил Торог. – А теперь – кого ты знаешь с голубыми волосами там?

– Никого! – безмятежно ответил Шанди. – Послушай, не возражаешь, если я на минуточку смотаюсь к себе?

Теперь у Шанди была своя комната. Он больше не оставался на ночь в маминой спальне. Большая новая комната вся принадлежала ему, и его лекарство находилось там. Как только он чувствовал, что невидимые кошки гдето внутри вонзают свои когти в его тело, он спешил глотнуть чудесного зелья. Только оно могло унять когтистых тварей. Вот и сейчас ему срочно понадобилось отхлебнуть из флакона. Шанди направился к двери.

– Зачем тебе туда? – вытаращил глаза Торог.

– Затем, что я обделался на твоей кровати, – разозлился Шанди и исчез за дверью прежде, чем кузен убедился, что ему наврали.

3

По меньшей мере в семистах лигах к западу от Хаба мглистым холодом занимался рассвет.

Под таинственным пологом тумана море тяжко вздыхало стылыми свинцовыми волнами. Стоя на палубе имперской галеры, посол Крушор, даже закутавшись в меха, ежился на морозце. В кожаном мешке на поясе посла хранились важные документы, свитки превосходного пергамента, украшенные тяжелыми восковыми печатями: охранный эдикт, дарующий безопасность путешествующему по Империи нежно любимому кузену, и приветственное послание Города Богов тану Гарка. Писари, собаку съевшие в своем лицемерном ремесле, ругались последними словами, когда составляли тексты.

Если джотунна пробирало от холода, то импы понастоящему замерзали. Все на галере, начиная с гребцов и кончая капитаном, дробно стучали зубами. Смуглая кожа импов в неверном свете мглистого утра выглядела мертвеннобледной. Промозглая сырость окропила мелким жемчугом доски корабля, такелаж и людей, поблескивая на доспехах и оружии.

Обе стороны заранее готовились к взаимному предательству. Тан Калкор указал множество мест и наметил разные сроки возможной встречи с имперским посланцем. Где и когда он появится, чтобы получить ответ на свое самонадеянное требование, не знал никто. Впрочем, оно и к лучшему. Колеса имперской бюрократии проворачивались с невероятной медлительностью. Даже намерение посла лично доставить ответ императора не спасло от задержки – теперь уже изза сквернейшей погоды.

Так что сюда, на одно из условленных мест встречи, галера прибыла не к первому из назначенных дней. Крушор стоял на палубе и, задрав голову вверх, обозревал небо, прикидывая время и высоту прилива. В конце концов он решил еще с полчасика послоняться по палубе в надежде, что промозглая сырость наградит какогонибудь импа хотя бы насморком, а то и горячкой. Посол был зол на собственную беспомощность, он знал то, что сопровождавшая его свита могла лишь подозревать, – документы, хранящиеся в его мешке, являлись пустой фикцией. Они должны быть переданы из рук посла в руки тана в официальной обстановке, только тогда слова на пергаменте обретут силу закона. Хитро сформулировали текст охранной грамоты крючкотворы Опалового дворца; но, безусловно, его дорогой племянник Калкор не угодит в расставленный для него силок.

* * *

Далеко к югу в еще более густом тумане мерцал костерок. Потрескивая, он устилал дымом плес у скалистых круч. На расстоянии полета стрелы от берега морское дно вздыбилось скальным массивом, заметным и хорошо узнаваемым ориентиром места встречи. Сейчас скалы скрывал плотный туман. Неторопливые волны, украшенные белопенными коронами, лениво накатывались на прибрежную гальку и, шипя, отползали. Чайки, как белые игрушечные кораблики, покачивались на воде, едва различимые сквозь туман. Неподвижный воздух пропитался тяжелым запахом водорослей.

Вздрагивая от тумана и приплясывая на месте в надежде согреться, жался к огню пожилой джотунн Виргорек, смачно проклиная свою несчастливую звезду и Богов, забывших о нем. Он родился и вырос в далекой Нордландии. Как и все джотунны, он был голубоглазым блондином, но в отличие от прочих любил спокойную жизнь. И надо же было случиться, что в четырнадцатилетнем возрасте ему пришлось убить человека, надругавшегося над честью его сестры, и конечно же саму девушку – за то, что подчинилась насильнику. Инцидент обеспечил бы ему громкую славу, если бы не многочисленная семья покойного, в которой воинов было много больше, чем родичей Виргорека. Обнаружив, что жизнь его не стоит и выеденного яйца, парень сбежал из дому искать счастья в Империи. Давно это было. Вдоволь намотавшись по городам, он обосновался в столице, нанявшись в штат постоянного посольства Нордландии.

Тогда сгоряча Виргорек вообразил, что ему повезло: платили служащим отлично, так как среди джотуннов охотников торчать в душных помещениях не водилось. Те же, кого удавалось сманить звонкой монетой, скоро чахли на нудной работе вдали от соленых океанских волн и, как правило, сбегали. Виргорек рассчитывал за пару лет поднакопить деньжат и обзавестись собственным кораблем. Это – как он планировал – позволит ему вернуться в море к рыбной ловле, скандалам в прибрежных кабаках и контрабанде: всему тому, что являлось по понятиям джотунна респектабельным образом жизни. Наивный чужак не учел одного: он был пришлым. А не случалось еще такого чуда, чтобы джотунн умудрился обогатиться в имперском городе.

Через пять лет унизительного труда Виргорек стал мудрее, старше и беднее, а от его надежд не осталось и следа. В самом деле, развязавшись с долгами и домашним скарбом, он не смог придумать ни одной разумной причины, зачем ему уезжать из Хаба.

Но пока он еще состоял на службе и обязан был торчать на островке по два часа на рассвете, приплясывая на прибрежной гальке в слабой надежде, что Калкор вздумает воспользоваться именно этим местом прибрежья из всех названных и выберет какоенибудь утро из одиннадцати условленных дней, чтобы принять послание. Виргорек не имел ни малейшего понятия, что за документы у него в сумке: оригиналы или одна из многочисленных копий. Уже седьмой день подряд танцевал он у костра на бережку, и единственной его радостью здесь был туман. На этом южном море стояла настоящая джотуннская погода.

Юркая рыбацкая лодчонка подобралась к берегу на расстояние окрика, прежде чем Виргорек заметил ее. Раздосадованный неуместным любопытством рыбака, джотунн уставился на лодочку, гадая, что ему делать со свидетелями. Затем, его внимание привлекли золотистые волосы одинокого гребца, и, наконец, Виргорек углядел, что лодочник обнажен до пояса. Ни один здравомыслящий рыбак в такую погоду не разденется. У джотунна аж сердце захолонуло, и он срочно начал вспоминать условные слова пароля.

Незнакомец, похоже, не собирался выбираться на берег. Он умело развернул лодочку и, удерживая ее веслами на мелководье, стал молча выжидать.

– Каков улов, приятель? – крикнул Виргорек.

Ответа пришлось ждать так долго, что помощник посла затосковал, опасаясь, что ошибся и лодочник не тот, кого он ждет. Но гость просто желал убедиться, что туман, обволакивавший человека у костра, не таит в себе никакого подвоха.

– Лучше, чем ты думаешь, – пришел долгожданный ответ.

Виргорек снял с пояса кожаный мешочек со свитками и, высоко вскинув руку, помахал им.

– Принеси его! – приказал вновь прибывший.

Неохотно помощник посла ступил в ледяную воду. Он брел вперед к лодке, разгоняя перед собой невысокие волны, пока не оказался в воде чуть ли не по пояс. Джотунн промерз до костей, его челюсти клацали, как капканы.

– Всякая кровь алая, – произнес помощник посла вторую часть пароля, полагая, что его собственная в данный момент посинела.

– И красивая, – ответил гребец.

Губы гребца заметно побледнели от холода: видимо, одних кожаных штанов все же недостаточно для такой промозглой погоды. Но пряди тяжелых золотистольняных волос, даже намокнув, не потемнели. Темносиние, как сапфиры, глаза блестели высокомерием. Странно, но обветренное лицо джотунна было чисто выбрито. Впрочем, его внешность ничем сверхъестественным не отличалась.

Радуясь, что слова пароля верны, и с чувством огромного облегчения, что утренние бдения на захолустном мыске окончены и ему не понадобится сюда возвращаться, Виргорек мял, в руках мешочек.

– Забирайся, – велел незнакомец, указав пальцами на нос лодочки.

Джотунн не оченьто жаждал плыть невесть с кем, но, как только пальцы молодца сомкнулись на рукоятке торчащего изза пояса кинжала, быстро вскарабкался на борт.

Несколькими мощными гребками джотунн вывел суденышко на глубокую воду. Затем вытащил весла и оставил челнок плясать на волнах. Не без труда поднявшись с банки, он отступил на корму, лаконично бросив:

– Греби ты. Согрейся.

«Трясясь и от холода и от страха, Виргорек бочком пробрался на освободившееся место на банке. Находясь нос к носу с этим пиратом, помощник посла не переставал спрашивать себя, точно ли Хаб – худший в мире город и действительно ли дипломатическая карьера – неподходящая судьба для уроженца Нордландии?

– Передай мне мешок, – приказал незнакомец.

– Я могу передать его лишь лично тану.

Ледяной сапфировый взгляд пронзил Виргорека, как удар копья.

– Я ему передам, – пообещал незнакомец.

«Ктонибудь из приближенных Калкора, и из самых доверенных, – предположил Виргорек. – А коли так, убьет не моргнув глазом».

Беспрекословно передав мешок с документами в руки лодочника, бедолага взялся за весла. Немало воды утекло с тех пор, как он последний раз сидел в лодке, но недаром считается, что джотунн учится грести прежде, чем драться, а драться – прежде, чем говорить. Желая покрасоваться перед спесивым юнцом, Виргорек лихо взялся за дело и вскоре почувствовал, как кровь быстрее побежала по жилам, и он стал согреваться.

Пират, напротив, должен был бы окоченеть на промозглом ветру, но он словно не замечал холода. Странный незнакомец устроился на корме и в течение нескольких минут молча сверлил новоявленного гребца ледяным взглядом. Затем статуя железных мускулов наклонилась и извлекла третье весло. Компаса у пирата не было, но он вставил свое весло в рулевое управление и стал править в непроглядном тумане. Куда ни глянь, мир заканчивался гдето не более чем в кабельтове от лодки, но и это не поколебало хладнокровия джотунна. Он вообще выглядел так, будто вовсе не способен был о чемлибо беспокоиться.

Скоро Виргореку стало жарко. За годы столичной жизни он позволил себе изнежиться, и теперь уставшие лопатки возмущенно ныли, мозоли и содранные ладони саднили, а руки, ходившие как рычаги, налились тяжестью… Но самосохранение подсказывало ему не сбавлять темпа.

– Сколько еще? – не выдержав, выдохнул Виргорек.

– Прилично, – усмехнулся незнакомец.

Свободной рукой пират дернул шнурок мешочка и стал пальцами вылавливать из него свитки. Не вскрывая писем, он пристально разглядывал восковые печати, словно читая надписи на них. Редко кто из джотуннов знал буквы и мог складывать их в слова, глаза моряков не были приспособлены к столь кропотливой работе.

«Менято зачем дурачить? – недоумевал Виргорек, наблюдая странное поведение незнакомца. – Смотрит, словно читает, а губами не шевелит. Ладно, промолчу, пусть лучше думает, что обманул». Выбрав из всех свитков один – охранную грамоту, пират спрятал ее в мешочек, а письмо императора выбросил за борт, не распечатывая. Виргорек дернулся было протестовать, но – передумал. Однако когда третий свиток – письмо посла – отправился за вторым, джотунн не выдержал.

– Эй! – выкрикнул Виргорек, перестав грести. Он с тревогой следил за качающимися на воде свитками пергамента и гадал, успеют ли смыться чернила, если документы побыстрее вытащить.

– Что «эй»? – вонзились в помощника посла сапфировые глаза незнакомца.

– Это важно!

– Нет. Здесь всего лишь предупреждения Калкору о ловушке, которую устраивает ему Империя. Это он и сам знает.

Неожиданно пират улыбнулся.

Виргорека мороз по коже продрал; не понравилась ему эта улыбка. Джотунн погрузил весла в воду и вновь начал торопливо грести. Годами живя среди импов, он привык чувствовать себя человеком значительным, но, оказавшись наедине со странным незнакомцем в маленькой, укутанной в туман лодочке посреди бескрайнего океана, Виргорек задался вопросом – не окажется ли он вскоре сам в роли очередного ненужного свитка? Такие мысли навевали тоску и быстро лишали самоуверенности.

– Зачем он это делает?

– Делает что? – Голубые глаза расширились, а улыбка стала еще ласковее.

– Едет в Хаб! Добровольно лезет в когти Империи! Они же никогда не позволят ему уйти просто так!

– Кто знает?.. – попрежнему улыбался пират. – Послушай, я еще ни разу не встречал храбреца, который бы спросил об этом.

Весла скрипели. Вода за бортом шипела. Ветер в ушах свистел. Виргорек измучился, махая веслами, и искренне жалел о былом энтузиазме.

Незнакомец шевельнул рулевым веслом, лодочка юркнула вбок, но и при новом курсе их обволакивал все тот же вездесущий туман.

– Почему бы тебе не спросить его? – с милой улыбкой поинтересовался пират. – Скоро мы поднимемся на корабль.

У Виргорека от ужаса даже в глазах потемнело. Впервые в жизни он почувствовал настоящий страх.

– Нет! – прохрипел джотунн. – Не думаю, что я это сделаю.

– Тогда ты даже, возможно, снова увидишь землю, – любезно пообещал тан Калкор, – но только если будешь грести порезвее, чем сейчас.

4

С осенними дождями к Экке всегда возвращался ревматизм. В этом году боли были исключительно сильными и на редкость мучительными. Как ни крепилась Экка, но недуг уложил ее в постель. И теперь она скучала под теплым одеялом, откинувшись на гору подушек, и грела ноющие суставы горячими кирпичами, завернутыми во фланель. Утром она имела глупость потребовать зеркало. Одного взгляда хватило, чтобы отравить ей настроение на целый день: янтарные зубы определенно не сочетались с серым цветом увядающей кожи.

И как последняя капля… в ногах кровати маячила фигура ее глупого, безобразно толстого, на редкость неуклюжего сыночка. Он стоял, сияя лакированными туфлями, теребил отвисшую нижнюю губу и переминался с ноги на ногу. Сегодня он был еще невыносимей, чем всегда.

«Безупречно разряженный кретин!» Одна мысль об Анджилки, пытающемся самостоятельно править Кинвэйлом, повергала ее в, ярость и отчаяние.

– Это от императора! – взвыл он снова.

– Вижу, болван! – Даже ее ослабевшие от старости глаза узнали печать.

Больше того, Экка сумела в достаточной мере разобрать витиеватый почерк писца, чтобы понять смысл послания.

– Он зовет в Хаб!

– Итак?

– Что «итак»?

– Ну и чего ты ждешь? Или ты собрался отказаться?

И без того бледное лицо Анджилки вовсе посерело. Возможно, бедняга надеялся, что мать отделается извинительной запиской, но его надежды не сбылись. Еще ни разу в жизни герцог не удалялся от дома больше чем на расстояние двух дней пути.

– Но почему? Почему я?

«Потому, идиот, что император изволит даровать тебе свое милостивое позволение титуловаться королем Краснегара, а бюрократы из секретариата отыскали серьезную причину или выкопали какойнибудь закон – эти две вещи редко бывали совместимы: чтобы пешка передвигалась с периферии к центру. Для чего? Об этом знают лишь Боги. Возможно, его ждет какаянибудь ерунда типа почтительного подношения дани или обвинение в государственной измене и публичная казнь. Если бы я могла объяснить все это, сынок, тебе! – чуть не всхлипнула Экка. – Но чем меньше ты знаешь – тем счастливее будешь. Ясно лишь одно: мой кретин вовлечен в имперскую политику и должен выполнять то, что ему прикажут».

Так и не дождавшись никаких разъяснений от матери, он обиженно поинтересовался:

– А как же мой западный портик? Его фундамент…

– О Бог Преисподней! Дай мне силы! – шепотом взмолилась старуха. – Иди! – повысив голос, властно велела она. – Собирайся в дорогу и прикажи закладывать карету. И еще, перед отъездом пообедай.

– Как, один обед? Но в дороге я буду много дней, а может, недель!

Экка в отчаянии закрыла глаза и нетерпеливо ждала стука закрываемой двери…

5

Побережье Зарка давнымдавно скрылось за кормой на западе. «Непокоренный» весело скользил под безоблачным небом, энергично подгоняемый ровным свежим ветром. В туманной дымке зеленели холмы побережья. Салютуя приближающейся земле, капитан приказал приспустить флаг.

Никто из моряков не подозревал, насколько на самом деле далеко в океане они находились. Все были довольны, команда – необременительными вахтами, Рэп – возможностью более или менее безопасно попрактиковаться в применении магии. Похоже, ни один из колдунов не обратил внимания на всплески магической энергии далеко в Весеннем море или не захотел тратить время на выяснение причин вибрации, если даже и засек колдовство. Фавн учился. Теперь он до некоторой степени мог менять погоду и действовал так мягко, что почти полностью устранил мерцающую пульсацию пространства. Поскольку его раны уже окончательно исцелились, Рэпу не требовалось больше накладывать на себя заклятие сна, и ему почти удалось отоспаться. Хотя редкая ночь обходилась без очередного кошмара: похоже, от этого ему никогда не избавиться.

Будь Джалон и Гатмор его единственными спутниками, Рэп воспользовался бы лодкой Хранителя. Но он не решился предложить Кэйд плыть на север в утлой скорлупке. Впрочем, нет худа без добра – лодка колдуна могла оказаться с сюрпризом. Вряд ли Литриан отказал бы себе в удовольствии следить за ее передвижением и иметь возможность при желании в любой момент вернуть ее.

По слухам, Литриан коварен. Склонный пакостить, иногда лишь ради забавы, эльф, видимо, родился плутом; став колдуном, он и вовсе перестал чураться предательства.

Высокая волна разбилась о бушприт пылью сверкающих брызг, но капли обогнули Рэпа. Фавн вцепился в поручни, когда «Непокоренный» задрал нос к небу. Его захлестывал восторг от изумрудного сияния прозрачной волны, от упругого скрипа такелажа, от стремительного броска альбатроса, взмывшего ввысь после недолгого скольжения над водой. Внизу кружили рыбы. Мириады их косяками мчались кудато; гораздо реже он ощущал там, в темном холоде глубин, присутствие неторопливых громадин, вероятно китов.

«Какое счастье – плыть в океане. Жаль, что нельзя остаться здесь навсегда, – вздохнул Рэп. – Берег – это опять обязательства, неприятности и опасности».

На корабле, как и в океане, текла своя жизнь: капитан Мигритт дремал на койке в своей каюте; повар трудился на камбузе; Пух ловил крыс.

Лавируя в лабиринте такелажа в трюмном кубрике, Пух подкрадывался к крысе. Неказистый карлик был, наверное, самым занимательным лицом на борту – Рэпу нравилось коротать с ним время. Малютка знал кучу анекдотов и, рассказывая, уснащал свою речь забавным сквернословием. Фавн от души смеялся, слушая его. Как правило, никто никогда не водил дружбу с карликами, и все же они были добродушным народом – если только уметь не обращать внимания на их странные привычки и исходящее от них зловоние, а также дождаться, пока они сами преодолеют удивление и свойственную их расе подозрительность. Так Рэп подружился с Пухом.

Особенно утомляли фавна голоса: они звучали по всему кораблю назойливой какофонией. На многие он научился не обращать внимания, приглушая их, но о себе он не мог не слушать, даже против своей воли. Эти разговоры Рэп слышал так отчетливо, словно они велись у него за спиной, независимо от того, в какой части корабля находились болтуны. Поэтомуто не обращать внимания было невозможно.

«Сейчас все трое в каюте герцогини. И опять перемывают мои косточки», – обреченно вздохнул Рэп.

– Да, он изменился, – звучал резкий голос Гатмора. – Ему так крепко досталось, что он не мог не измениться. Любой бы изменился.

– Не в этом дело, – проскрипел презрительный голосок Сагорна. – Когда он очнулся, он таким не был. Его изменило то, что он увидел. Его изменило это нечто.

– Тогда наша прямая обязанность – постараться выяснить, что именно он видел, и придумать, как мы можем помочь ему, – озабоченно внушала Кэйд.

Оба мужских голоса хором и наперебой заверяли Кэйд, что они старались, но…

«О Боги! – тяжко вздохнул Рэп. – Как они старались! Всеми силами, и Гатмор, и все пятеро по очереди! Проклятые любители лезть в чужие дела!»

Он вовсе не собирался становиться магом. Оставь ему герцогиня выбор и будь он в состоянии соображать там, в темнице, он бы отказался от третьего слова. Он и вправду хотел умереть.

«Я никогда не стремился играть оккультными силами. Нет, для себя – никогда, лишь для блага Инос. Только поэтому я стал адептом, поймав Сагорна в ловушку с драконом. – Это воспоминание не доставляло Рэпу радости. – Поделом мне! Чего я добился? Королевства для Инос? Она и без меня его заимела, а в придачу – царственного красавца мужа. Может быть, этого ей будет достаточно? Навряд ли. Иносолан – женщина, и брак ей нужен истинный. Фальшивка ее не устроит. А какой же брак без детей и… без любви… Боги! И зачем только вы даровали людям любовь? – Он стукнул кулаком по борту судна и даже не почувствовал боли. – Ну почему деревенщина влюбляется в принцессу, а потом не может вовремя сообразить, что влюбился, и сказать ей об этом? Это бы рассмешило Инос. Она бы поблагодарила глупца и разом рассеяла бы его иллюзии».

Внутренний голос услужливо шепнул: «И остался бы ты: в Краснегаре кучером, а Инос вышла бы за Андора».

«Возможно, ну и что? – не сдавался фавн. – Много ли сейчас я могу сделать для нее? Ожоги вылечить? Пожалуйста, это легко. Не труднее, чем было вывезти ее тетушку из Алакарны. Никаких проблем. Но проклятие с джинна мне не снять, и отвоевать королевство я тоже не в силах. Рядовой маг никогда не посмеет бросить вызов Четверке. В любом случае мне не долго оставаться с ней рядом. Да она, скорее всего, уже примирилась с потерей Краснегара, иначе не согласилась бы на брак с гигантом варваром… Настоящий дикарь! Приковать человека к полу и раздробить его кости, надо же такое удумать! Кэйд уверяет, что Инос не знала об этом. Охотно верю, Кэйд никогда не лжет. Если истина представляет для нее неудобство, она умело обходит правду».

Маг видит пространство особым зрением, хочет он того или нет. Рэп не оборачиваясь знал, что Кэйд, завернувшись в самый теплый меховой плащ, выбралась на палубу и идет разговаривать с ним. Свежий морской ветер трепал ее седые волосы, словно белый флаг, а щеки разрумянились до красноты.

«Итак, сейчас, похоже, очередь умудренной жизнью герцогини утешать захандрившего фавна», – попытался пошутить Рэп.

– Выбралась на ветерок? – спросил Рэп, словно только что увидел Кэйд.

– Да, мастер Рэп. – Ее глаза лучились удовольствием. Она явно наслаждалась плаванием. – Великолепная погода! Твоя работа?

– В какойто мере. Совсем чутьчуть.

Горсть водяной пыли взметнулась изза борта, и Рэп отразил холодные брызги от них обоих. Заметив колдовство, Кэйд нервно засмеялась.

– О, – воскликнула она, – превосходно! В путешествии ты исключительно полезный спутник!

– Боюсь, что на берегу от меня мало будет проку. Там я не осмелюсь без особой надобности пользоваться магией. Особенно когда мы приблизимся к Хабу.

– Конечно, я понимаю, очень хорошо понимаю, но я так взволнована! Сколько себя помню, я всегда мечтала побывать в столице. Но я и представить себе не могла, что сопровождать меня будет маг. Совсем как в поэмах и романсах!

Ее поблекшие голубые глаза излучали восторг, но за этой сияющей маской крылось беспокойство и невысказанный вопрос.

Рэпу не хотелось не только говорить, но даже думать о Хабе. Молчание затягивалось.

– Вчера вечером за обедом мы долго разговаривали с капитаном Мигриттом, – промолвила Кэйд. – Шимлундок – самая восточная провинция Империи, не так ли? Знаешь, она ведь огромна, более тысячи лиг. Нам придется пересечь это пространство.

Каюту, где вчера Рэп обедал с Пухом, от каюткомпании отделяла всего лишь тонкая переборка, но даже находись маг в другом конце корабля, он все равно бы слышал большую часть разговора.

– Что он тебе посоветовал, мэм? – вежливо спросил фавн.

– Ну, он предложил, чтобы мы поднялись вверх по реке Виннипаго. Благодаря новым шлюзам она теперь судоходна, как сказал капитан. Вообщето шлюзы далеко не новые, их ввели еще при императрице Абниле…

«А также капитан признал, что это долгий, окольный путь даже при благоприятном стечении обстоятельств, – уточнил про себя Рэп. – А если военным понадобится перебросить грузы и легионеров, то и вовсе закрытый для гражданского транспорта».

– …доктор Сагорн справедливо указал, что Виннипаго – очень извилистая река…

Трудно придумать чтолибо нелепее, чем морское судно, плывущее по длиннющей извилистой реке; а лодка Литриана осталась в Алакарне. К тому же понадобится вызывать нужный ветер, и магия привлечет внимание колдуна, скорее всего, Олибино, а обычным путешественникам непредсказуемые порывы ветра станут серьезной помехой. Для рядового мага любой колдун опасен, тем более Хранитель. Рэп напрочь отбросил реку как возможный вариант маршрута; в любом случае судно не годилось, а лодки не было.

Наконец Кэйд закончила пересказывать то, что узнала о Виннипаго.

– Поэтому доктор Сагорн предложил купить повозку и лошадей. Он надеется, что ты сможешь… согласишься стать нашим кучером.

– Это будет истинное наслаждение. С удовольствием.

– О, великолепно! Как ты думаешь, Гатмор захочет и дальше оставаться в нашей… твоей компании?

Странное желание джотунна отомстить Калкору затягивало его в пучину более смертоносную, чем он мог себе представить.

– Пожалуй, мы уговорим его выкрасить волосы и лицо, – сказал Рэп, – а если к тому же Дарад подержит его достаточно долго, я успею сбрить ему усы.

– Что? – растерялась Кэйд, но потом сообразила, что фавн шутит, и рассмеялась немного громче, чем следовало. – Его можно назначить нашим форейтером. – Смущенно улыбнувшись, она засмеялась, но затем спросила: – Рэп, ты простишь мне личный вопрос?

– Конечно.

– Эти отметины… татуировки вокруг глаз… я понимаю, ты не хотел…

Темные узоры вокруг глаз Рэпа исчезли, словно их никогда не было. Кэйдолан вздрогнула и нервно рассмеялась.

– Позволь заметить, без них ты выглядишь гораздо лучше.

«Никогда мне не выглядеть лучше кого бы то ни было, разве что тролля, так что какая разница? – мелькнула мысль. – Кэйд упорно пытается представить меня рядом с Инос, да еще на троне, а этого не будет».

– Понастоящему я не в состоянии убрать их. Как только я засну или забуду о них, татуировки вновь появятся. К тому же чары может засечь колдун.

Кивнув, она извинилась, но корабль плыл по бескрайнему океану, и фавн оставил татуировки пока что невидимыми.

– Меня всегда удивляло, – торопливо заговорила Кэйд, – почему султанша Раша просто не превратила себя в молодую, красивую женщину и не осталась такой навсегда.

– Видимо, не хотела, но я уверен, что сил на это у нее бы хватило. Вот и меня удивляла Блестящая Вода. Безусловно, колдовством она могла бы омолодить себя, и это было бы более надежно, чем чары магии. Но вдруг ей понадобится стать прежней или вовсе сменить облик? Что тогда, новое, колдовство? И так каждая перемена будет добавлять к прежним чарам новые – покрывало на покрывало – целая груда.

– И что же? – допытывалась Кэйд с некоторым беспокойством. – Что произойдет?

– Не имею ни малейшего представления, мэм, – устало произнес Рэп. Он не выносил разговора о колдовстве, но тем не менее терпеливо продолжал объяснять. – Нельзя безнаказанно переделывать платье в пальто, а затем… в пижаму, ну и так далее. В конце концов одежда на тебе расползется по ниточкам. Поэтомто колдуны предпочитают пользоваться магией, а не колдовством. Магия – вещь временная, не более чем иллюзия; как исчезнувшие татуировки на моем лице.

Кэйд весело рассмеялась, уверенная, что привела фавна в отличное настроение.

– Скоро ли мы обогнем мыс и выйдем в Утреннее море?

– Не позже чем через пару дней.

– А сколько после этого до Оллиона?

– Неделя по меньшей мере, но если со стоянками, то гораздо дольше.

После минутного молчания Кэйд спросила:

– Это точное предвидение или приблизительная оценка?

– Оценка. Предвидение – вещь сложная.

– И какая же?..

Назойливость герцогини злила фавна, но он подавил раздражение, напомнив себе, что Кэйд рисковала ради него жизнью и что не стоит сердиться на старую женщину за любопытство.

– Предчувствие и предвидение различаются по сути. – Словами трудно объяснить мир магии, но Рэп попытался: – Способность к предчувствию я обрел, получив второе слово, хотя это необычно; а с третьим словом пришло предвидение. Отказавшись гнаться за Инос до Гобля, я пользовался предчувствием. Теперь мы никогда не узнаем, что произошло бы, отправься мы на запад, но случилось бы чтото очень плохое. Предвидение… им гораздо сложнее пользоваться даже колдуну, не то что магу. Самое сложное – предвидеть свою судьбу, потому что чем больше хочешь знать, тем сильнее волнуешься, а то и начинаешь подгонять под желаемое… Не получается из меня рассказчик, хотел бы, но…

– О нет! Рассказывай, это завораживает!!

Корабль взлетел на волну, открыв панораму белопенных гребешков, рассыпанных по бесконечному океану.

«Ну почему я не могу остаться здесь навсегда! – вздохнул Рэп. – Ясное, чистое море! Кому нужен берег?»

– Два Хранителя пытались предвидеть мою судьбу, – вдруг сообщил Рэп. – У них ничего не вышло. – Он не собирался произносить этих слов – возможно, изза пронырливого любопытства старого Сагорна. Но было бы нечестно просить Кэйд утаивать чтото от остальных. – Помнишь, что показало волшебное окно, когда к нему шагнул я? Белое сияние! – выкрикнул он, крепко сжимая руками поручень. Заметив это, юноша воспользовался магией, чтобы успокоиться.

– Конечно, помню…

– Так вот, оно жжет, сильно жжет. – Когдато Ишист говорил то же самое. – Я предвидел, что прибуду в Оллион. Затем карета, в которой, как мне кажется, мы будем путешествовать… большая зеленая карета. Дальше, похоже, я уловил отблеск Хаба – не могу сказать точно. А потом… – вопреки своей воле фавн содрогнулся, – белое как раскаленное солнце… пожалуйста, я не хочу говорить об этом.

Рэп дрожал, а кулаки его опять были сжаты. Кэйд накрыла мокрой от соленых брызг рукой его побелевшие пальцы и промолвила:

– Конечно, не надо! Извини за неуместную настойчивость. Я никому ничего не стану рассказывать.

«Черт побери! Только материнской опеки мне не хватало!» – возмутился фавн. Герцогиня выглядела до крайности озабоченной и страшно расстроенной.

– Все в порядке. От судьбы не уйдешь. Чтото ужасное случится в Хабе… Боюсь, вам придется обойтись без провидца. Я неоднократно пытался заглядывать вперед, уже здесь, на корабле, но каждый раз я вижу лишь одно – ослепительно белое сияние.

Рэпа мучило дурное предчувствие, но об этом он сообщать не стал.

– Тогда тебе лучше держаться подальше от Хаба, Рэп!

Искренность Кэйд не подлежала сомнению.

Фавн выдавил улыбку:

– Вряд ли я смогу избежать уготованного. Судьбу не обманешь. Думаю, я так же беспомощен, как… как камешек в курином зобу.

Тем временем в трюме крыса почуяла опасность и стремительно метнулась в сторону. Рэп шутя дотянулся до зверька и развернул беглеца, а Пух схватил добычу, когда она вознамерилась прошмыгнуть мимо. Рэп громко рассмеялся. Ошеломленная Кэйд странно взглянула на него.

6

«Дорогая тетушка, здравствуй!

Пожалуйста, извини за отсутствие даты и адреса, их нет и не будет. Я совершенно потеряла счет дням, но о местонахождении сказать коечто всетаки могу. Эти строки я пишу на борту гнуснейшего корыта – с него я намерена удрать как можно скорее! – которое застряло недалеко от Элмаса, Это город такой в Илрейне. С началом прилива мы пересекли отмель и теперь поднимаемся по очень спокойной реке. (Не суди по почерку! Виновата не река, а перо… Лучшего мне не удалось раздобыть. Пришлось объясняться с матросом – он никак не мог понять, что мне нужно «перо для письма».) Великий Господин тоже сейчас пишет наставления своему брату. Я попрошу его вложить мои тоненькие листочки в его толстый конверт. Это письмо, вероятно, последняя для меня возможность рассказать о себе. В ближайшее время писем не предвидится, и конечно же я должна быть очень осторожной с именами… ну и всем прочим.

Итак, новости! Чувствую я себя превосходно и с уверенностью могу заявить, что стала отменной морячкой. Однако далось мне это нелегко. Хотя бы тот же самый пролив Керит. Знаменитый ягненок, спящая кисонька, кроватка с пуховиками, кристальное спокойствие воды пополам с сонными зефирами… густые сладкие сливки и нескончаемая колыбельная! Ты поняла весь ужас? Жарко!!!

Мы опоздали на целую неделю. Великий Господин готов был перегрызть гротмачту. Изза задержки у нас почти вышла пресная вода, но в Алакарну мы добрались живыми. На берег там никто из нас не сходил. Наш другкупец, вероятно, все еще шастает вокруг, даже если желтый колпак – его начальник – брезгует этим. Ты знаешь, кого я имею в виду. Но даже и он может оказаться поблизости, потому его друзей тут становится многовато. Великий Господин, конечно, сам расскажет брату обо всем этом, и с большими подробностями. Нам же, глупым женщинам, не резон совать нос в мужские дела, не так ли?

Потом мы направились в Ангот. Каботажное плавание предполагает рейс вдоль побережья, и я предвкушала возможность полюбоваться Тумом с безопасного расстояния. Безопасное, как же!

Из всех Летних морей Море Слез славится самой мягкой навигацией, а грустное название просто каприз географа. Так вот, не верь этим бредням, тетя!

Если оно было спокойно, то что же такое шторм!

Словно в мою честь, море выплеснуло все мои слезы в жутком тайфуне. Такого и старожилы не помнят. У меня не хватит литературного таланта описать катаклизм, но ураган творил чудеса с моими способностями горячо молиться. В общем, «Звезда восторга», на наше счастье, оказалась удачливее многих кораблей.

Боги всетаки смилостивились, и гдето к югозападу от Гобля погода улучшилась. Наше судно даже умудрилось сохранить половину такелажа, хоть и получило значительный крен на один борт. Мы пронеслись по морю так стремительно, что не только наверстали упущенное изза штиля время, но даже опередили график, правда, не без ущерба для трех портов, мимо которых промчались без остановок. Итак, мы прихромали в знаменитейшую на весь мир гавань Гааз, о которой я никогда ничего не слышала. Географически она располагается на противоположной от Ангота стороне Гобля.

Тетушка, я снова в Империи! Как летит время! Прошло не больше полугода, как мы с тобой, с Андором и этим ужасным проконсулом пересекли Пондаг, а у меня такое чувство, словно – прошли века.

Гааз (учти, что это всемирно известная гавань) показался мне вполне премиленьким городком, но побродить по его улочкам мне не довелось. Великий Господин с парочкой своих друзей первыми сошли на берег, но очень скоро вернулись рассерженные и раздосадованные до невозможности. В ближайшем же кабаке их подружески предупредили, что джинны здесь отныне не приветствуются и, более того, вотвот ожидается облава на джиннов.

Так что открыты перевалы или закрыты – нам без разницы: путь в Империю через Гобль нам заказан.

К счастью, Великий Господин смог зафрахтовать корабль в Илрейн. Пара дней – и мы в эльфийской стране, целые и невредимые. Но все по порядку. Корабль – грязная старая лоханка, провонявшая трюмной водой и под завязку набитая важнейшим и полезнейшим грузом – исключительно кусачими и прыгучими блохами. Поверишь ли, тетя, но называется это плавучее чудо – «Прекраснейшая дама многих добродетелей». Капитан изощряется над названием в зависимости от настроения.

Сейчас считается, что мы ищем лошадей, чтобы отправиться на север. То есть мы двинемся в путь, если получим разрешение. Эльфы, как известно, не жалуют чужестранцев: на редкость подозрительная раса. Мне не жаль будет расставаться с морем, письма – другое дело. Возможно, это последняя оказия. Боюсь, имперская почта теперь забудет про Зарк, и надолго. Какие же всетаки дураки эти мужчины!

Милая моя тетушка Кэйд, я надеюсь, что у тебя все хорошо. Я очень скучаю по тебе и жажду поскорее увидеть тебя снова. Ты у меня такая деятельная, наверняка нашла себе важное занятие: может быть, вяжешь попону для моего верблюда или чтото в этом роде?

Что слышно о Рэпе? Я пыталась говорить с Великим Господином о фавне, но он о нем и слышать не желает. Все же я еще разок попробую, прежде чем он отошлет это письмо брату. Надеюсь, что смогу убедить его смягчиться. Рэп никому не представляет угрозы. Парень хотел помочь, не более. Я уверена, изгнанный из султаната, он никогда не переступит его границ, ничто его не затащит обратно. Если мой план удастся, пожалуйста, тетя, позаботься, чтобы у Рэпа были средства уехать, и передай ему мои наилучшие пожелания. Хотелось бы мне послушать обо всех его приключениях! Боюсь, Рэпу заморочил голову Хранитель, и то, что произошло, в основном на совести колдуна, а не фавна. Я уверена, Рэп хотел как лучше – пожалуйста, скамей ему это, если сможешь. А если мне не удастся смягчить джинна, то прошу тебя, попытайся сама изыскать возможность облегчить жизнь пленнику. Впрочем, я уверена: все, что могла, ты уже сделала.

Топот по крыше каюты свидетельствует, что этот плавучий рассадник заразы готовится встать на якорь. Это сигнал мне, что пора заканчивать письмо…»

Гавань Элмаса располагалась в устье реки, между высокими холмами, поросшими лесом. Крутые склоны с поразительной четкостью отражались в зеркальной глади лагуны, на поверхности которой отдыхали, стоя на якорях, с полдюжины кораблей. Вокруг них легко и бесшумно сновали легкие весельные лодки. Несколько лодочек стояло на приколе у берега. По берегу медленно ползли воловьи упряжки, волоча баржи против течения реки. Инос выбралась на палубу и изпод покрывала обозревала окружающий ландшафт. Илрейн разочаровал девушку. Горб одного холма загораживал обзор вверх по реке, а долина мешала любоваться морем. Чувствовалось, что выбор места для гавани не случаен. Инос обернулась к стоящей позади нее Зане и, кивнув в направлении города, сказала:

– Словно нарочно загородили.

– Скрытные люди, – согласилась Зана, одобрительно покачивая головой.

Скоро и вокруг «Прекрасной дамы» тоже замельтешили лодочки. Их владельцы ловко карабкались на палубу по спущенным с бортов канатам и веревочным лесенкам. Теперь к джиннам и джотуннам присоединилась куча эльфов. По сравнению с пассажирами и командой новоприбывшие казались миниатюрными куколками, крайне юными и восторженными, как дети. Веселый, задорный гомон их голосов очень напоминал птичьи трели в весеннем лесу, а разноцветные одежды – порхающих бабочек. Они словно осветили палубу радостью жизни. К одежде эльфы относились с заметным равнодушием: большинство мужчин ограничивались набедренной повязкой, на женщинах было немногим больше, и все без исключения бегали босиком. То и дело ктонибудь прыгал за борт освежиться и вскоре взбирался назад по канату или якорной цепи, рассыпая во все стороны брызги и заразительный смех. Загорелые, в пышном ореоле золотистых кудрей, с огромными, лучистыми, как бриллианты, глазами, эти дети света и неба едва ли вообще принадлежали земле.

Инос была очарована. В Кинвэйле ей приходилось встречаться с полукровками, но сравнения с чистокровными эльфийками тамошние девушки не выдерживали. Импская кровь сильнее эльфийской. Оставалось только позавидовать этим ребячливым золотистым проказникам. На них так радостно было смотреть – особенно после того, как угрюмые джинны и суровые джотунны столь долго являлись ее единственными спутниками.

«Похоже, Илрейн мне очень понравится», – решила Инос. Для сухого жара пустыни длинное платье и плотное покрывало было достаточно удобным одеянием, но в удушливом и соленом морском воздухе тряпичная масса становилась серьезной помехой. Инос, закутанная в чадру так, что сверкали только ее глаза, уже почти сварилась.

– Зана?

– Что, моя госпожа?

– Взгляни на этих девочек. Что, если и мне последовать их примеру, сбросить все лишнее и прыгнуть за борт? Что бы сказал Азак?

Зана вытаращила свои рубиновые глаза так, что они стали раза в два крупнее, и произнесла:

– Сомневаюсь, что он вообще разрешит тебе вернуться на корабль.

– Верно! – вздохнула Инос.

Не только гнев Азака помешал Инос сбросить покрывало, но и ее лицо. Представив, как ее станут разглядывать, она предпочла и дальше париться под чадрой. Возможно, ей ничего другого не останется, как примириться с покрывалом.

На палубе суетились джотунны и эльфы, а джинны, постоянно путаясь у них под ногами, злились, что им негде пройти. Азак только что нанял эльфа и долго чтото втолковывал ему. Паренек принял монету и направился к берегу самым прямым путем – прыгнув за борт. Наверное, он и вправду был юн, потому что двигался в воде так быстро и энергично, что позади него оставалась кильватерная струя, а руки взлетали над водой как птичьи крылья. Облокотившись на поручень, Азак смотрел ему вслед равнодушным взором. Инос сочла момент самым подходящим и, приблизившись, помахала письмом перед его носом, а для большей надежности позвала:

– Дорогой!

Обращение уже не казалось ей таким странным. Инос задумала взрастить в своем сердце любовь с помощью самовнушения. Начала она с нежного, но наиболее нейтрального слова, впоследствии собираясь разработать более страстные термины. Привычка – великая вещь; возможно, частое использование специальных слов сделает иллюзорное естественным.

– Любовь моя? – Азак одобрительно улыбался: он знал, что она задумала, и, повидимому, ценил ее старания.

– Ты отправляешь послание Кару. Мне бы тоже хотелось отослать письмо тете Кэйд.

– Конечно, – согласился Азак, взяв письмо в свои громадные руки воина. – Но ты его запечатала! Я должен прочесть.

Повисло молчание. Инос вдумывалась в то, что только что услышала. Она с трудом верила своим ушам. Но поверить пришлось.

– Муж не доверяет жене?

– Всему свое время, а тебе мое доверие еще надо заслужить, дорогая, – мягко улыбаясь, сообщил Азак. – Мужчины моей страны никогда не были легковерны.

«Когда ты отдашь мне свое сердце, я поделюсь с тобой доверием», – словно говорили его прищуренные глаза.

Тяжко вздохнув, Инос сказала самым сладеньким голоском, на который только была способна:

– Если так, то читай, конечно.

Азак незамедлительно сорвал печать. Привалившись спиной к поручням, джинн стал внимательно читать. Вдруг он переменился в лице.

– Ты говорила с матросом? – прохрипел Азак, хмуря брови.

– Там была Зана, – поторопилась оправдаться Инос.

– А! Прости, – буркнул джинн и вернулся к письму.

Буря пронеслась стороной, но надолго ли, этого Инос не знала. Так же как не представляла себе, чем подкупить Зану, чтобы согласилась солгать брату.

Дочитав, Азак кивнул, сложил письмо, сунул в карман и милостиво пообещал:

– Оно будет послано. Я рад, что ты проявила разумную осторожность. Я думаю, ты представляешь, насколько у нас мало шансов надеяться, что пакет всетаки попадет во дворец Алакарны?..

– Да, представляю.

– Хорошо, – кивнул он. – И не утруждай себя мольбами за своего малявку любовника. Все кончено! – рявкнул Азак.

Чтобы не взорваться в тот же миг, Инос сделала глубокий вдох, положила руки на поручни и уставилась на вздымавшийся зелеными холмами берег. Усилием воли заставив свой голос остаться тихим и ровным, она заявила:

– Ты несправедлив ко мне, супруг мой. Фавн никогда не был моим любовником. У меня никогда никаких любовников не было в прошлом, в будущем… я поклялась быть верной тебе. Твои слова оскорбили меня.

– Мы не будем больше обсуждать это, – прорычал Азак.

Инос повернулась и ушла, пока не успела ляпнуть чтолибо неподходящее.

* * *

В каюте было удушающе жарко, но разобиженная Инос долго просидела на своей койке. Она не могла понять, почему Азак не желает слушать разумные доводы. Почему не хочет принять тот факт, что власть обязана награждать верность? Почему не верит, что Рэп – всего лишь марионетка и бросать его в тюрьму по меньшей мере глупо и конечно же чрезвычайно жестоко? Почему не хочет на деле убедиться, что убрать фавна из жизни Инос проще простого? Достаточно посадить парня на первый же корабль и выслать из страны.

«Безумная ревность – единственное объяснение, – подытожила Инос. – Очевидно, изза проклятия Азак свихнулся. Когда дело хоть както касается меня, он не способен рассуждать. А вот мне надо научиться следить за каждым своим шагом».

Между тем шум и гам на палубе не утихали. Эльфы трудились сноровисто, быстро опустошая трюмы судна и освобождая место для товаров, экспортируемых Илрейном, воды и продуктов питания на долгий срок плавания. Шкивы и ворота визжали, перекрывая смех. Отсутствие причалов, естественных для любого нормального порта, поражало до изумления. Неужели эльфы так уж сильно боялись шпионов? Вряд ли, скорее всего, им нравилось искусственно создавать себе дополнительные трудности.

В конце концов Инос услышала, что голос Азака практически перекрывает всеобщий гомон, и поняла, что должна появиться на палубе. На верху лестницы, по которой поднималась Инос, стояла Зана и внимательно наблюдала за спором. Все на корабле следили за этим спором. Только эльфы с усмешкой, а пассажиры и команда – насупившись. Эльфов забавляла буйная ярость Азака, метавшего громы и молнии в надежде запугать стройную девушку вдвое меньше его по габаритам и внешне много моложе джинна. Бедный Азак, его не боялись!

– Кто это? – спросила Инос.

Девушка была потрясающе красива, даже для эльфийки. Она явно приплыла не на лодке: ее мокрая кожа сверкала на солнце, а волосы, даже намокнув, окружали ее головку пышным ореолом золотых кудрей. Как на мальчишке, на ней красовались синие шортики, и все – другой одежды на эльфийке не было, но мальчишкой никто бы ее не назвал. Подбоченившись и гордо вскинув голову, девушка агрессивно наступала на Азака. Ее небольшие упругие груди, украшенные парой темных ореолов с сосками меднокрасного цвета, торчали вперед. От этих огненных звезд ни один мужчина на корабле не в силах был отвести взоры. Глаза эльфийки, огромные, переливающиеся многоцветьем сверкающих под солнцем драгоценных камней, с вызывающим весельем улыбались в ответ на ярость Азака. Сейчас султан был не в том настроении, чтобы не почувствовать себя униженным.

– Ктото из местной администрации, – злым голосом сообщила Зана. Ее лицо под чадрой пылало не только от жары. – Она запрещает нам сходить на берег.

Корабль отплывал в Гобль, это Инос помнила. Но куда бы ни направлялась вонючая посудина, дольше оставаться на ней Иносолан не собиралась, и уж тем более она не желала возвращаться в Гобль и угодить прямиком в имперскую тюрьму вместе с остальными джиннами.

– Какой историей он ее потчует?

– Очередной и далеко не первой, – сердито буркнула Зана. – Сначала он назвался путешественником, катается, мол, от скуки. Эта… тут же отказала ему в разрешении на въезд. Он сразу же заявил, что нуждается в совете колдуна, а она назвала его лжецом. Ох, моя госпожа, плохо он справляется! – прозвучало странное признание из уст преданной Заны.

Похоже, эльфийка сочла дискуссию оконченной. Пожав плечами с истинно царственным величием абсолютного безразличия, она начала отворачиваться от Азака. Султан едва не схватился своей лапищей за ее великолепное плечико, но в последний момент спохватился и замер с протянутой рукой. На меднокрасном, чисто выбритом лице джинна читалась смесь отчаяния и ярости.

Инос сорвала с себя покрывало, стянула с головы платок и вытащила из волос все шпильки.

– Стой! – крикнул Азак, приказывая неизвестно кому.

Эльфийка повернулась обратно и ошеломленно уставилась на шагнувшую вперед Инос.

– Убирайся! – прорычал Азак.

Полностью игнорируя разъяренного джинна, девушка приблизилась к эльфийке и представилась:

– Я – Иносолан, королева Краснегара. – Рубиновые губки удивленно надулись. Перламутровые глаза замерцали золотыми, розовыми и бледноголубыми искрами. Видимо, эльфийка оценила чистую зелень глаз Инос, золотые волосы королевы и ужасные шрамы на ее лице.

– Я – Амиэль’стор, помощник администратора Элмасского магистрата и член городского самоуправления от рода Стор, – в свою очередь представилась она.

«Ну, была не была…»

– Я лишилась своего королевства изза колдовства. Я намерена воззвать к Четверке, поэтому я направляюсь в Хаб.

Амиэль’стор бросила на Азака рассеянный взгляд, а затем снова обратилась к Инос:

– Ты с ним?

– Он мой муж. Прости ему уклончивые слова. Он пытался сохранить в тайне мои беды.

Азак зарычал, но на него не обратили внимания.

– Очередная выдумка? – скептически вскинула бровь эльфийка.

– Я готова поклясться любыми Богами, какими пожелаешь, – я говорю правду, – заверила Инос.

Казалось, Амиэль заколебалась, к тому же она была не в: силах отвести взгляд от ожогов.

– А твое лицо? – в замешательстве прошептала она.

– Колдовство. Проклятие, – отчеканила Инос.

Амиэль оглянулась на Азака:

– Это так?

Азак молча кивнул. Джинн пылал от злости, его щеки условно полыхали огнем.

– Это меняет дело! – Эльфийка все еще колебалась. – Красота всегда… – и нахмурилась, едва лишь наткнулась взглядом на шрамы Инос. – Корабль отчалит с утренним приливом. Приглашаю вас двоих сегодня вечером на обед ко мне. Ваше дело я изложу более высокой инстанции, стражу порта, моему сыну Илмасу.

– Ты очень добра, – ласково поблагодарила ошеломленная Инос. Она никак не предполагала, что эта девчушка, внешне кажущаяся подростком, имеет взрослого сына. Машинально Инос стала скалывать шпильками свои волосы, готовясь упрятать их вновь под платок и покрывало.

Амиэль вежливо кивнула, повернулась и ловко вспрыгнула на парапет борта. Подняв над головой руки, эльфийка прогнулась и, мощно оттолкнувшись ногами, грациозно спикировала вниз, словно морская птица. Она исчезла в хрустальной воде без малейшего всплеска.

Инос подняла глаза, готовясь встретить ярость Азака.

– Думаю, я спасла положение, не так ли? – поспешила она опередить мужа.

– Ты, стерва, вмешалась не в свое дело!

– И не зря, супруг мой, – процедила она сквозь зубы. Инос твердо решила, что не позволит себя запугать.

Его пудовые кулаки, учитывая проклятие, представляли для женщины особую опасность. Клокочущий гнев тряс Азака, как тропическая лихорадка. Джинн сдерживал себя неимоверным усилием.

– Не стоит ребячиться, дорогой, – произнесла Инос, едва удерживаясь, чтобы не задрожать самой, но уже от страха. – Женщина с женщиной всегда договорятся. И ведь отлично сработало!

– Но только потому, что это была женщина! Закрой лицо! Зана поведала мне правду, ее не было рядом, когда ты разговаривала с матросом; она даже не знала, что ты отправилась у моряка просить перо! Запомни и никогда не забывай: если ты еще когдалибо осмелишься заговорить с мужчиной, когда меня не будет рядом, я прикажу тебя высечь!

Джотуннская кровь в жилах Инос вскипела, долготерпение ее кончилось. Памятуя о зрителях, она понизила голос и по возможности тихо прошипела:

– Амбициозный кретин! Спесивый ублюдок! Да не вмешайся я вовремя, мы бы уже сейчас плыли назад в Гобль! Брак – это партнерство, и чем скорее ты это поймешь, тем лучше, Азак ак’Азакар!

– Но не там, откуда я родом!

– Но здесь тебе придется со мной считаться. И поскольку я только что оказала тебе немаловажную услугу, ты коечто должен мне..

– Опять ты печешься о своем любовнике? Не трудись…

– Никакой он не любовник!

– Он мертв!

– Что? – отшатнулась Инос. Судя по лицу Азака, сомневаться в его искренности не приходилось.

– Мертв! – смаковал слово султан.

– Ты же обещал, что кровопролития больше не будет!

Он шагнул к жене вплотную, нависая над ней с перекошенным, дергающимся ртом и кровавокрасными, вылезающими из орбит глазами.

– Его и не было. Чтобы убить человека, не обязательно проливать его кровь! Если не поняла ты, то мои люди прекрасно меня поняли. Не хочешь послушать, что они с ним делали? – любезно предложил джинн. – Они…

– Нет! – зажимая ладонями уши, крикнула Инос.

– Как хочешь, – сразу успокоился Азак. – Он оказался удивительно живучим, но в любом случае сейчас он, несомненно, уже мертв.

Внезапно нахлынувшее отвращение к самоуверенному дикарю стерло ее гнев. Инос корила себя за недогадливость – ей следовало понять, почему Азак не желает говорить о Рэпе.

Принимая ее молчание за испуг, джинн с отвратительным удовлетворением кивнул.

– И предупреждаю, султанша! Лишь улыбнись какомулибо мужчине, и ты подпишешь ему смертный приговор! Ты поняла теперь? – закреплял достигнутое джинн.

7

Шанди развлекался, тихонечко похихикивая. Снова и снова он шевелил своей головой то так, то эдак, и комната в ответ тоже двигалась то эдак, то так. До чего же забавно! И даже когда Шанди держал голову неподвижно, комната ходуном ходила то вверх, то вниз, а иногда начинала неторопливый бег по кругу. Мальчику нравилось приятное дурманное состояние, в котором все плыло.

Он лежал в своей комнате поперек кровати, свесив голые ноги через край и широко раскинув руки. Муки успел надеть на Шанди тунику, но на тогу слуги уже не хватило. Принц то ронял ее, то падал сам. В конце концов Муки сдался. Он стоял перед кроватью, смотрел на Шанди и плакал.

«Сюда… и туда… а теперь опять сюда… нет, кругом… хихихихихи! – Шанди блаженно плавал в волшебном дурмане. – Глупая туника! Не нужна туника. И тога тоже… Муки глупый, хотел завернуть меня в тогу. Разве можно двигаться в обертке? И зачем двигаться, если комната движется сама? Тога не двигается, она лежит на полу… мятая бесформенная куча. Так гораздо лучше. Бедный Муки старался, старался… и все зря. Я уплыл, а он плачет. Это неправильно, плакать… Это не входит в их обязанность! Плакать? Зачем, когда так весело?.. Тудасюда…»

Слуга ушел, но скоро вернулся, уже не один.

«Опять. Муки… надоедать пришел. – Комната, покачиваясь, продолжала вращаться вокруг Шанди. Мальчик глупо ухмыльнулся и вдруг сообразил, что смотрит на мать. – О Боги! Мама не смеется, ей совсем не весело… Но почему?..»

Мама схватила Шанди за плечи… и комната дико встала на дыбы. Стены, вещи, пол заметались во все стороны! Так играть было занятнее, и Шанди хохотал и хохотал не переставая. Принцу очень хотелось, чтобы мама повеселилась вместе с ним. Лицо у нее было такое расстроенное! Шанди попытался объяснить маме про комнату, но упрямый язык никак не хотел правильно поворачиваться и все время запутывался в звуках. Совсем как ненавистная тога. Шанди снова стало весело, очень весело. Он смеялся до колик и так и не мог остановиться, даже не хотел останавливаться.

«Я плыву… нет, комната плывет… вокруг меня плывет. Маме не нравится. Может быть, понравится Хранителям? Сегодня я увижу Хранителей, – вспомнил Шанди. – Я расскажу им о комнате, и мы будем смеяться вместе. Хихихихихи…»

– Идем смотреть колдунов… Идем смотреть Хранителей… – Голос матери долетал до Шанди откудато издалека.

Мальчик собрался было встать, но вспомнил, что, когда появятся Хранители, нельзя будет двигаться, – и смотреть на них сразу расхотелось.

Появление Итбена не помешало Шанди развлекаться. Пусть Итбен противный и всегда дерется палкой, сегодня, Шанди его не боится.

«Бей сколько влезет. Хихихихихи… – хохотал принц. – Ничегото я не почувствую! Хихихихихи…»

– Что с ним? – раздался мерзкий голос консула.

– Лекарство. – Досада в голосе матери огорчила Шанди. – Он опять накачался.

– Боги всемогущие! Одноединственное утро! Неужели нельзя было удержать его?

– Как, если он хитрит? Спрячет, а сам скажет «разлил» или «кончилось» и просит еще…

– Но он должен быть там! Попробуй крепкий кофе или еще чтонибудь. Безмозглый мальчишка!

– Ты! Оставь нас!

Таким высокомерным голосом мама разговаривала только со слугами. Шанди опечалился: «Бедный Муки! Теперь и у него неприятности!»

– Слушай меня, Ит…

«Слуга Ит? Еще слуга? – недоумевал Шанди. – Ит! Итбен – слуга?!»

– Это все твоя работа! – Мамин голос звучал не просто высокомерно, но разгневанно. – Да простят меня Боги за мою слепоту! Как я могла довериться тебе с этим лекарством? Тверди что хочешь, но это зелье – опий, что же еще? Ты превратил моего сына в…

– Глупости! Никакой это не опий. Не сходи с ума, женщина! Это нежный эльфийский эликсир. Разве ты забыла, как сильно наше будущее зависит от… соответствующего настроения?..

Слова мешали Шанди плыть. Принц тонул в словах. Пустил лучше кружится комната. Шанди не хотел слов.

– Но ты делаешь из него…

– Не это сейчас важно. Церемония введения в должность начинается в…

– Хорошо, пусть это не опий, мне все равно, как оно называется! Но я хочу, чтобы он перестал принимать эту дрянь…

Слова матери повергли Шанди в ужас.

«Не забирайте лекарство! – кричал мальчик, но, похоже, его не слышали. – Нет, только не лекарство! Иначе кошки проснутся и вцепятся в меня. Острыми, царапучими когтями, они раздерут меня изнутри на мелкие кусочки, и ничто их не остановит, только лекарство. Оставьте лекарство! С ним уходит тошнота и приходит веселье. С ним тяжелая голова становится: легкой, как перышко. С ним я летаю, а без него мне плохо… плохо… плохо…»

Шанди очень старался доказать маме, что без лекарства ему никак… Он даже летать перестал и попытался сесть. Мальчик услышал невнятные звуки и понял, что это его голос.

– Похоже, он немного оклемался и, надеюсь, сможет сидеть. Пусть его побыстрее оденут, и мы поставим ему стул в сторонке. Может быть, никто ничего не заметит.

– Но он всегда теперь такой! Большую часть суток! Не важно, церемония или нет, и…

– Любимая!

– Э… да?

«Гроза прошла, а лекарство осталось. Хорошо. Итбен снова сюсюкает своим сладеньким голоском, маму успокаивает. Интересно, они на этой кровати устроятся? Слишком маленькая для троих». Шанди плыл в легком дурмане.

– Я непростительно пренебрегал тобой, дорогая моя. Но ты же понимаешь, как я занят! Очень занят. Теперь я регент, и отныне все будет прекрасно, – твердил Итбен. – Наши отношения станут еще крепче и доверительнее. Сегодня ты – жена регента – вернешь себе статус первой леди. И что важнее всего, у нас будет много свободного времени для нежности и страсти. Я торжественно обещаю тебе – после пира… нет, не дожидаясь конца пира, мы ускользнем… ты и я…

Ласковый, завораживающий голос журчал не переставая. Шанди уже не слышал слова, зато воспринимал интонацию и умилялся. Когда его позвали смотреть Хранителей, он уже не противился.

* * *

Официальная церемония на этот раз не так уж и страшна. Шанди будет сидеть. Мама даже двигаться позволила, если захочет, только чтобы не сильно «ерзал». Они сядут рядом на Золотой скамье, он и мама, и, если он очень уж «заерзает», она толкнет его локтем. Приятный дурман все еще окутывал Шанди, и ему было хорошо, очень хорошо.

Мальчику захотелось зевнуть. Шанди тут же одернул себя: нельзя зевать в Круглом зале.

Лекарство тут помогло или широкая скамья, но принц сегодня практически совсем не дрожал.

Но это, похоже, было не важно, на Шанди никто особого внимания не обращал. Сегодня был день Севера, а скамья стояла невдалеке от восточного входа. Шанди это устраивало, он мог видеть почти весь Круглый зал, а не только его половину. Важный день. Сенаторские места северной стороны забиты до отказа. Принц слышал за своей спиной старческое сопение, покашливание, хрипы, болтовню. Южная сторона тоже была заполнена до предела знатью, богачами, важными чиновниками. Предыдущие несколько недель двор гудел как улей, обсуждая, кто сможет, а кто нет выклянчить или урвать приглашение на торжественную церемонию.

Важнейшее событие – появление Хранителей!

Постепенно гомон затихает. Очень некстати за спиной Шанди уселся болтливый сенатор. У него глухой, хриплый голос, и он не умеет говорить тихо. Хорошо, что рядом с ним есть добрая душа, неустанно урезонивающая крикуна.

– …чистый позор, сплошная дьявольщина, вот что это! Всем известно, что он полукровка. Русалья кровь… Мм? Да все же знают! На троне Эмина – полукровка? Стыд! Стыд и есть. Мм! Понять не могу, о чем думал Эмшандар, назначая его консулом! Я говорил… Хорошо, пусть только намекнул. Что? Говори громче!

Шанди чутьчуть выгнулся, подавляя зевок.

Досадно было оказаться ниже на целую ступеньку, на полу, но видеть он мог немало: Золотой трон и за ним Опаловый и всю середину, если только люди там не толпились. Заканчивая последние приготовления, суетились слуги. А дедушку еще не внесли в Круглый зал. Сегодня явятся Хранители! Официальная церемония исключительной важности. Потомуто в Круглом зале нет ни одного свободного места, а люди все входят и входят. Шанди удивился, куда же они втискиваются! Взглянув на Белый трон справа и Голубой напротив, принц вздрогнул от непонятного страха, хоть троны были еще пусты. Жаль, что, сидя у прохода, мальчик видел лишь спинку Золотого трона.

Площадка в середине Круглого зала заполнялась министрами, советниками и лордами. Маршала Ити принц узнал издали по золоту на мундире и красному гребню на шлеме.

Счастье, что сегодня пасмурно и дождь накрапывает. Вот выйдет солнце, в Круглом зале станет исключительно жарко. Даже сейчас дышать нечем. Это изза людей. Очень уж их много. Ах, как хочется зевнуть! Нет, нельзя.

– Думаешь, Хранители придут? – бурчал старый сенатор. – Не удивлюсь, если они не явятся. Будет знать, поделом ему! Да и нам тоже! Подлое дело. Ох, сколько льстецов набилось, и не счесть! Мм? Что? – В тихое, невнятное бормотанье Шанди не стал вслушиваться. Потом сенатор заговорил вновь, но гораздо тише, чем раньше. – Что с того, что вынесена резолюция? Должно соблюдать порядок: сначала законопроект, потом его троекратное обсуждение и, наконец, поименное голосование. – Ответный выговор строптивцу принц пропустил мимо ушей. – Да, прецедент, но слишком давний, две династии тому назад. Эмшандар всегда ратовал за упразднение оного; он бы это не одобрил. В любом случае – «следующий в роду», а не лакейвыскочка, да к тому же полукровка.

Центральная часть Круглого зала расчищалась. Знать спешила к выходу, чтобы потом вновь войти церемониальной процессией. Беспорядочно блуждая взглядом по Круглому залу, Шанди заприметил большой стол перед Опаловым троном. На нем лежали какието медные предметы. Принц догадался, что это бронзовый щит и меч Эмина. Мальчик никогда прежде не видел этих реликвий, и сейчас острое любопытство заглушило все остальные чувства. Забыв обо всем, Шанди приподнялся, чтобы быть повыше и рассмотреть получше. Тычок в бок вернул мальчика к действительности. Мама хмурилась. Она метнула на него сердитый взгляд, и Шанди быстро опустился на прежнее место. «Попозже посмотрю», – решил принц.

– Проныра обстряпал свое дельце прежде, чем добрая половина Сената успела уразуметь, что происходит, – фыркая, возмущался говорливый старик. – Затолкать свой законопроект в кучу текущих отчетов и походя получить резолюцию! Вот змей!!! О, думаю, Четверка его не примет, предпочтет Ороси. Вот подождите…

Громкие звуки фанфар заглушили хриплый голос сенатора, а заодно прекратили и гомон толпы. Все поднялись со своих мест. Шанди тоже встал, но лучше видно ему не стало, ведь он оказался внизу.

Процессия вступала в Круглый зал через южный вход, разделяясь, обтекала Голубой трон и, обходя троны по внешнему кругу, вновь соединялась. Прежде Шанди не доводилось со стороны видеть шествие Совета, потому что принц сам являлся частью этой колонны. Теперь он стал зрителем, как и прочие приглашенные. Шанди слышал шелест одежд и шарканье медленно ползущей череды людей, проходивших мимо него. Эти важные господа мальчика не интересовали. Он даже глаз не поднял посмотреть на их лица. Принц встрепенулся лишь однажды, когда мимо шествовал маршал в сияющем мундире. Шанди привлек запах новой кожи, и он вспомнил, как Ити всегда охотно рассказывал принцу о военных подвигах и былых сражениях.

– …Хороший человек, – хрипел сзади старый сенатор. – На редкость надежный, заркийской закваски… Эх, времечко – бежит, не догонишь! Показали мы тогда этим красноглазым, ох, показали… – Он сдавленно хохотнул. – Их снова стоит побеспокоить… да, стоит. Мм? Что такое? Разве дань не источник дохода?

Энергичное «сс»… больно резануло Шанди по ушам.

Процессия снова соединилась в одну колонну северного сектора и двинулась к центру Круглого зала, Опаловому трону. Итбен вошел в Круглый зал в белой тоге с пурпурной полосой по краю и широкими шагами уверенно пересек зал. Стариксенатор даже застонал от отвращения и поморщился, словно ему наступили на любимую мозоль. Шанди таращился на шествие, с трудом понимая, зачем изменен привычный порядок. Обычно его мама была последней в левом углу, как раз сзади Итбена, а Шанди – последний в другом ряду, позади консула Юкилпи. В день Севера Шанди делал петлю, продвигаясь вдоль восточной стороны, прежде чем поворачивал к центру, к трону, на котором сидел император. Сегодня император спал в своем переносном кресле рядом с Опаловым троном.

«Он спит, теперь все время спит. О Боги! Он выгладит таким больным и старым», – грустил Шанди.

Позади принца беспокойный сенатор опять раздраженно зафыркал.

– Дьявольщина! Стыд и позор… на десять лет моложе меня, понимаешь?.. При Эгмоне мы были радом, бились с ним плечом к плечу. Прекрасный человек… и такой печальный финал! Тяжко видеть… – Сенатор умолк, продолжая огорченно сопеть. На трон спящего императора сажать не собирались. Переносное кресло поставили рядом с помостом, и носильщики удалились. Шанди глазам своим не верил. Говорливый сенатор не преминул возмутиться, по Круглому залу пробежал жиденький ропоток – на том все и кончилось. Вскоре приглашенные вновь расселись по местам. Шанди вскарабкался на скамью радом с мамой. Она отсутствующе взглянула на него и кивком подтвердила правильность действий принца.

Перед троном собралась группа людей. Самые старые из них, трое или четверо, сидели в креслах. Старейшего из сенаторов под руки вывели вперед. Шанди вспомнил, что маршал Ити говорил както, что этот старик – самый древний в Империи и уступает в возрасте только Блестящей Воде. Что сделал старейший, Шанди не углядел, но миссию свою старик выполнил, и его отвели обратно на место. Герольд начал нудно читать совместную резолюцию, то и дело «принимая во внимание» и «делая соответствующие выводы».

Громкий хлопок заставил Шанди вздрогнуть. Итбен только что чтото припечатал Большой Императорской Печатью. Должно быть, резолюцию. Потом он произнес привычную фразу, что дедушка, мол, принимает. Что именно принял дедушка, Шанди не уразумел. Мальчик уставился на Итбена.

Консул раздевался.

– Сучье охвостье! – пророкотал шумливый сенатор сверху. – Похоже, стервец прокручивает всю церемонию коронации. Только этого не хватало!

Консульской тоги на Итбене уже не было. Шанди покосился на маму, она выглядела вполне довольной, хотя Итбен стоял посреди Круглого зала в одной тунике, как простой слуга. К полуголому консулу приблизился Юкилпи с чемто алым, развернул это… и Шанди ахнул. На Итбена надевали пурпурную тогу. Такую же, как дедушкина! Все приняли это как должное.

Нет, не все. Строптивый сенатор тоже не считал переодевание Итбена правильным. Старик громко стенал о поруганной императорской чести. Зато мама улыбалась, а раз так, то все должно было быть в порядке.

Вот и настал величайший миг. Предчувствие необычного вырвало Шанди из дурмана. Дрожа от возбуждения, мальчик представил, как однажды сам сделает это – вызовет Хранителей, чтобы те признали его августейшим властителем, императором. Придет срок, и Шанди просунет левую руку в ремни Эминова щита, а правой рукой поднимет легендарный меч. Потом он обойдет вокруг Опалового трона, демонстрируя реликвии… Странно, что щит в выбоинах, а меч какойто короткий; ни то ни другое даже не блестит, потому что из бронзы. Шанди не понимал, почему столь великий император, как Эмин, не обзавелся добрым стальным мечом. Мальчик почувствовал себя обманутым.

Итбен отшагал ритуальный круг вокруг императорского трона и… Шанди чуть не взвыл – слишком уж крепко вцепилась мама в его руку. Принц испуганно глянул на нее. Закусив губу чуть ли не до крови, она впилась в Итбена взглядом.

Тишина казалась звенящей. Все чегото ждали. И в этой глубокой тиши, как охотничий рог на рассвете, пророкотал шепот шумливого сенатора:

– Пять против одного, они не появятся.

Больше не раздалось ни единого звука. Итбен поднялся на нижнюю ступень императорского помоста.

– Не удостоят полукровку, – рычал упрямый сенатор.

Еще шаг – и Итбен перед Опаловым троном.

Консул в императорской багрянице повернулся лицом к Белому трону.

«Почему он ждет? Боится, что ли? – устало – подумал Шанди. Итбен с силой ударил мечом по щиту. Звук оказался глухой и неинтересный. Шанди чуть не расплакался от разочарования. Он ожидал звона, от которого задрожит весь Круглый зал… звона, который долгим эхом будет летать под сводами, а вовсе не глухого стука упавшего подсвечника. Впрочем, Итбен старался добросовестно; если и другие императоры действовали столь же энергично, то неудивительно, что за три:! тысячи лет щит и меч так попортились.

Громкий вздох то ли удивления, то ли удовлетворения облетел весь Круглый зал. На Белом троне восседала дама.

Еще одно разочарование – Хранительница Севера оказалась не такой уж и старой. Мама выглядела куда старше ее. Гоблинша даже зеленой не была. Цвет лица как у Шанди, если не желтее. Ее длинные черные волосы были собраны пучок и завязаны узлом на макушке. Красавицей ее, конечно, не назовешь, но и безобразной тоже. Вот одежда ее действительно смотрелась както странно – хитон светился, а его складки струились, как туман. У Шанди голова пошла кругом, когда он попробовал представить себе одежду из спрессованной текучей мглы, поэтому он отвел взгляд.

Зря он это сделал, потому что когда Итбен отсалютовал мечом, то Шанди не успел разглядеть, как ответила на это Блестящая Вода. Белый трон вновь опустел, и смотреть на него теперь было бесполезно.

Нестройный хор возмущенных возгласов с сенаторских мест отзвучал довольно быстро. И вновь воцарилась тишина.

Теперь Итбен повернулся к востоку. Шанди поддался общему настроению и напряженно замер. Он не рассуждал, он просто ждал, хотя в любом случае мог видеть лишь спинку Золотого трона.

Снова раздался глухой удар бронзового меча о помятый бронзовый щит… и Олибино немедленно явился на вызов. Шанди удалось разглядеть лишь шлем с золотым гребнем торчащий над спинкой трона. Мама вздохнула с облегчением и выпустила его руку. Шанди вспомнил – двух достаточно. Отныне Итбен утвержден Четверкой как регент Империи. В очередной раз Шанди почувствовал себя обманутым: церемония оказалась не ахти какой.

– Отвратительно! – ворчал неугомонный сенатор. – Полукровка! И о чем только думают Хранители!

Шанди удивило, что старый сенатор не знал таких простых вещей: Хранителей заботит только магия. Все, за чем они следят, это чтобы Опаловый трон не занял колдун и чтобы претендент на престол не пробирался туда с помощью колдовства. Они и появляютсято лишь затем, чтобы показать, что власть захвачена мирскими средствами, безразлично какими – армией, ядом или интригами. Главное – претендент держал меч и щит Эмина и не был колдуном, вот и все. Придворный учитель еще упоминал, что случаи отказа Четверки признать нового императора или регента во всей многовековой истории можно пересчитать по пальцам.

Итбен опять отсалютовал мечом. Колдун поднялся с трона, качнул шлемам, снова сел и исчез. Шанди протер глаза. С трудом верилось, что ктото был, когда никого уже не осталось, но хуже всего то, что Шанди не в силах был объяснить себе, они исчезали.

Теперь Итбен обошел Опаловый трон и встал за его спиной напротив юга. Стражем Юга был эльф. Шанди попробовал сообразить, как давно при дворе не было эльфов. Смутно помнились юные танцоры и певцы, но это было давно, слишком давно. К тому же взрослых эльфов, кроме лорда Фаэлнильса, придворного поэта, Шанди никогда не видел. Впрочем, и Фаэлнильс старым не выглядел.

Осталось появиться еще двум Хранителям, и тогда признание Итбена регентом будет единогласным – так Шанди объясняли учителя. Говорили они и другое, Шанди это хорошо запомнил: двум последним появляться необязательно. Итбен уже регент, а бедный дедушка почти покойник. Губы мальчика задрожали, но он сдержался.

«Я не заплачу, – убеждал себя принц. – Императоры не плачут, даже будущие. Никогда и нигде, тем более на публике. И я не хочу порки, к тому же особенной, да вдобавок заслуженной».

Шанди изумленно таращился на Голубой трон. Там сидел… мальчик…

Он выглядел не сильно старше и никак не выше Торога. Принц никак не мог поверить, что это сам Литриан. Неужели эльфы с возрастом не меняются? Скорее Шанди примирился бы с тем, что это внук колдуна. Но судя по лазурной тоге цвета высокого летнего неба, солнечному сиянию локонов, а также золотистой коже и лучистой улыбке, это был несомненно Хранитель. На ясном лице Литриана загадочно мерцали громадные глаза. Странные глаза, эльфийские. У Торога глаза тоже довольно странные. Но они не загадочные, а просто раскосые, и большими их не назовешь. Совсем не то, что глаза эльфа. Раньше Шанди както не думал о таких сравнениях.

«С золотой кожей и такими шелковистыми волосами эльфу больше всего подходит быть Хранителем Востока. На Золотом троне – золото. Вот какой трон для него нужен, – грезил Шанди. – Это забавная идея! Красноглазый и краснорожий джинн – для Запада, там красные пески пустыни. На Севере, где белые льды в океане, – джотунн. Очень кстати, что у них бледная кожа. Юг голубой, так кого же туда? С голубой кожей людей нет, зато есть голубые волосы – русал сгодится. Здорово! Каждый Хранитель – под цвет своего трона. Так я и сделаю, как только стану Эмшандаром Пятым».

Итбен отсалютовал мечом эльфу. Юноша поднялся и с элегантным изяществом раскланялся. Его тога мерцала не менее таинственно, чем хитон Блестящей Воды. Шанди невольно вспомнился учитель придворных манер, и мальчик пожалел, что его здесь не было.

«Так вот как следует носить тогу», – тоскливо вздохнул принц.

Зрителям тоже эльф понравился, они одобрительно гудели, а минутой позже начали удивленно перешептываться. Хранитель не исчез. Он опустился на свой трон и всем своим видом показывал, что устроился надолго.

Регент колебался. Нахальная улыбка Литриана беспокоила его. Эльф сделал знак продолжать церемонию. Затем он скрестил руки и ноги, продолжая совершенно непринужденно улыбаться.

«Почему бы и нет? – развеселился Шанди. – Кто рискнет побить колдуна, даже если он нарушает Протокол? Литриан шалит, как выскочкапаж. Поделом Итбену!»

Шанди едва не рассмеялся во весь голос, видя растерянность Итбена, но он сдержался, даже не захихикал.

Поколебавшись с минуту, регент передвинулся к Западному трону. Удар меча о щит прозвучал в полной тишине и остался без ответа. Тишина звенела… Молчание угнетало…

– Но троихто он всетаки получил, – проворчал на весь Круглый зал строптивый сенатор. Итбен продолжал стоять напротив Алого трона и ждать. Но напрасно… Трон упорно оставался пустым. Колдун Литриан прикрыл рот ладонью и устало вздохнул, словно подавляя зевок.

– Небо и преисподняя! Это не русал, это эльф, ххх! – заквохтал говорливый сенатор.

Итбен сдался. Испытывая явное раздражение, он вернулся к Опаловому трону и сел. Шанди во все глаза смотрел на Литриана. Исчезновение этого колдуна он не собирался пропускать. Принц заметил, что Хранитель исчез в то самое мгновение, когда Итбен опустился на трон. Круглый зал зашумел, зрители все как один вставали приветствовать нового регента.

После общего приветствия начались речи… долгие… много…

Шанди маялся на скамье. С непривычки он измучился сидеть неподвижно, но это было не самое страшное. Его лекарство было слишком далеко, вот что приводило его в ужас. Острые когти ненавистных кошек уже начинали царапать его внутренности. Шанди мечтал поскорее добраться до зелья и сделать большущий глоток из флакона.

8

На вершине плотного зеленого склона передовые всадники придерживали лошадей. Тропа вынырнула изза деревьев и устремилась на гребень перевала. Инос пустила гнедую шагом, а потом и вовсе натянула поводья, заставив лошадь остановиться. Дыхание животного, вылетев из ноздрей, повисло белым облачком в прохладе разреженного воздуха высокогорья, приятно освежавшего разгоряченные тела. Внизу, по другую сторону склона, мирно дремал фруктовый сад, еще дальше расстилались поля, фермы и озеро. В лучах заходящего солнца вода блестела червонным золотом. Весь Илрейн казался одной огромной книгой с яркими картинками.

В сопровождении императорской армии Инос довелось повидать и мрачные хвойные леса, и зимнюю тундру. Позже, жарким летом, на верблюде она пересекла Срединную пустыню, а потом, на ребристом, как бочка, муле – горы Прогисты. Она с полным правом могла называть себя бывалой путешественницей, однако прогулки, подобной этой, у нее еще никогда не было. Четыре дня почти непрерывного галопа… на каждой станции уже ждет свежая подстава… и так с лошади на лошадь… еда в седле и краткий ночной отдых. Слишком краткий. Инос в изнеможении падала на солому или влезала под одеяло на пропахшем кедром чердаке и проваливалась в сон, как камень в воду. Каждая жилка у нее болела, каждая косточка ныла; с непривычки к седлу Инос стерла в кровь бедра до самых лодыжек, но молчала и не жаловалась. Да, эльфы ничего не делали наполовину.

Приглядевшись, Инос поняла причину остановки. Там, за холмами, сиял округлый серебряный контур, словно изза гор выглядывала сосновая шишка, ярко искрившаяся с одной стороны и подернутая голубоватой дымкой с другой, неосвещенной. Инос видела его довольно отчетливо: впервые она оказалась так близко от Небесного дерева. Еще дальше, почти на границе видимости, вырисовывались на фоне голубого неба островерхие снежные пики; должно быть, горы Нефер.

– Валъдоскан, – произнес голос за спиной Инос.

Это была Лиа, проводник и начальник их стремительной экспедиции. В серебристой, ладно сидящей кожаной одежде эльфийка выглядела не старше самой Инос, но это было далеко не так. Пару ночей назад Лиа вскользь упомянула о своих внуках, к тому же после многочасовой скачки она заметно уставала – все это указывало на ее истинный возраст. Инос вспомнила, что полное ее имя – Лиа’скан.

– Твои родные края?

– Родные края? Пожалуй, хоть родилась я совсем не здесь, но изредка я приезжала сюда… – задумчиво улыбаясь, говорила эта похожая на девочку бабушка, разглядывая изпод руки расстилавшийся перед путниками пейзаж. – Каждый эльф принадлежит Небесному дереву, как пчела своему улью.

– Небесное дерево. Как бы мне хотелось посмотреть на него поближе!

– Редко кто из чужаков приближался к Небесному дереву. Но если ты действительно желаешь, Иносолан, это можно устроить.

Такая предупредительность изумила Инос и заставила ее задуматься. Она оглянулась на остальных спутников. В Элмасе эльфы в конце концов согласились помогать ей, но только ей. Гости получили и право проезда, и эскорт. Зато от отряда Азаку пришлось отказаться. Ему позволили взять с собой лишь трех воинов. Султан выбрал Чара, Варруна и Джаркима; всех остальных во главе с Гаттаразом, а также Зану, он отослал обратно в Зарк.

Ни Инос, ни четверке джиннов оружия не оставили, в то время как эльфы буквально обвесили себя сверкающими клинками. Мечи, безусловно, были очень легкими – тяжелый меч эльфу не поднять, но скорость, с какой двигались юные воины, превращала игрушки в смертоносные жала. Половину эскорта составляли женщины. На быстроногих лошадях они летели как ласточки на ветру, Азак был мрачнее тучи, а при таком угрюмом настроении нет места для благодарности.

– Госпожа, – произнесла Инос, – может, я чегото не понимаю? Я полагала, мы направляемся в Империю, не так ли?

– Прокатимся немного, – предложила Лиа, оглянувшись на приближающегося Азака. Ударив пятками лошадь, она заставила ее двинуться шагом. – Лошадям нельзя застаиваться после долгой скачки, они могут простудиться.

Инос тронула кобылу и нагнала Лиа, весьма заинтригованная.

– Ты правильно полагала, вы направляетесь в Империю, – подтвердила Лиа. – Завтра до полудня вы будете на границе. Мы проведем вас нехожеными тропами, снабдим соответствующими документами. Уверяю тебя, никто, кроме пограничного таможенника, в глаза не видел настоящих паспортов. Так что до самой столицы сможете ехать спокойно. Оружие мы тоже вернем, хотя вам разумней было бы припрятать его получше, но это уже ваше дело. Все будет сделано так, как обещано.

– И это все, что ты хотела мне сказать? – спросила Инос. Девушке не понадобилось оглядываться, чтобы понять, что эта беседа была тщательно подготовлена. Трое эльфов пристроились позади обеих женщин, напрочь отрезав джиннам возможность приблизиться к Инос и Лиа.

– Хочешь знать, дитя? Действительно хочешь? – Эльфийка смотрела на Инос настороженно и с вызовом. Наконец она промолвила: – Есть и другой вариант.

– Какой?

– Для эльфов нет ничего в мире важнее красоты – в любой ее форме. Шрамы на твоем лице вызвали у Амиэль горячее сострадание и острое желание помочь вам, а через нее обеспечили благосклонность… других важных людей.

– Уверена, что и ты сама не «пустое место», госпожа.

– Не важно, кто я, – улыбнулась Лиа. Эльфам нравятся причудливые титулы, но они смеются над ними с той же легкостью, с какой ими наслаждаются. – Хранитель Юга – эльф, вот что важно. Наш народ высоко чтит его. Конечно, мы трепещем перед Литрианом, но также и восхищаемся им и его делами.

Тропа опять свернула к деревьям, и обе женщины обернулись бросить последний взгляд на радужное великолепие, которое называлось Вальдосканом. Ветви скрыли чарующий пейзаж.

– Литриан редко покидает Вальдориан. Это на противоположной окраине Илрейна, но все же ближе, чем Хаб. Не желаешь сменить направление?

– Он исцелит меня?

– Несомненно. – Глаза эльфийки мерцали, как опалы, но, больше зеленым и кобальтовосиним.

– А с моего мужа снимут проклятие?

Юное лицо Лиа будто одеревенело, а голос звучал с холодным безразличием:

– Было решено что предположение касается только тебя.

– Понятно, – обронила Инос. Ее искушали, но победит ли она в этом испытании? А главное, кого или что ей нужно, побеждать?..

– Азак не из тех, кто с ходу может снискать симпатию эльфа, – ехидно заметила Лиа.

– Он прекрасный человек, – убеждала Инос, – и превосходный правитель для суровой страны.

– А также подходящий муж для августейшей особы, не так ли?

– Ты далеко заходишь.

Лиа грустно усмехнулась.

– Прости мою несдержанность. Но мы не понимаем тебя, Инос. Почему ты вообще стала женой этого вульгарного дикаря? Ведь не альковные ласки приворожили тебя, если он огнем опаляет любую женщину, которой коснется. Ты не похожа на глупышку, очарованную игрой мускулов и демонстрацией грубой силы. Так почему? Трон здесь тоже ни при чем, султанша – не властительница, а не более чем домоправительница. – Подождав и не получив ответа, эльфийка безжалостно продолжила: – Говорят, Бог Любви частенько подшучивает над нашими сердцами. Ты любишь Азака ак’Азарака, Иносолан?

«Нет!» – крикнула душа Инос, но губы ее не дрогнули. Она вспомнила Рэпа: «Почему я не осмелилась правильно понять Бога?»

«Слишком поздно! Слишком поздно!» Инос казалось, что она слышит эти слова.

– Он варвар, Инос.

«Знаю, он до смерти замучил человека, которого я любила и который любил меня. Он убил человека, который пересек полмира, чтобы помочь мне». Она задыхалась от этих мыслей; ее переполняла горечь.

– Если я соглашусь на твое предложение и направлюсь к Литриану, что ждет Азака?

– У него будет выбор – вернуться туда, откуда пришел, или продолжить путь в Империю. Но я сильно подозреваю, что его выдадут легионерам.

– Ты безжалостна, госпожа, – пристально всматриваясь в спутницу, укорила Инос.

– Эльфийский характер, – печально кивнула Лиа. – Иногда это удивляет даже нас, не только других людей. Я ведь сразу сказала: помощь окажут только тебе. А теперь я жду ответа.

– Еще один вопрос: мое королевство, оно вернется ко мне?

– Понятия не имею. У нас самих проблем хватает, так какое же дело эльфам до чужой политики?

Инос оглянулась. Азак пожирал ее свирепым взглядом. Судя по всему, Азак пытался пробить блокаду эльфов, но у него ничего путного не получилось.

«Убийца! Он убил человека только за то, что тот любил меня. А Кэйд осталась заложницей моего возвращения в Алакарну», – не могла прогнать назойливой мысли Инос.

Она представила себя во дворце Азака в роли султанши, но тут же вспомнила о Рэпе и возможной жизни с ним. Ее горло судорожно сжалось, а веки задрожали. Она чуть не расплакалась. «Слишком поздно, дура, слишком поздно!» – вздохнула Инос.

Могло ли ее волшебное слово заинтересовать колдуна? Кто знает…

Клялась ли она в верности Азаку? Да, она торжественно обещала Богам стать его женой.

Отцу она тоже торжественно пообещала… но Империя вышвырнула ее и из королевства, и из политики, как ненужного котенка.

Старалась ли она поступать по чести и совести? Очень старалась, а что получилось?

Инос не знала, что ответить эльфийке. Она вспомнила отца, Рэпа и представила, что бы могли ответить они.

– Я жена Азака. Я не предам его. – Слова вылетели сами собой; в голове была пустота.

– Слова глупца или эльфа, – печально покачала головой Лиа. – Или королевы, я полагаю? Иного я и не ждала. Может быть, Боги наградят тебя за это.

9

– Тебя чтото беспокоит, дядя?

– Беспокоит? Меня? Нет, вовсе нет! С чего мне беспокоиться? Абсурд! Полный абсурд. – Посол Крушор резко встряхнул серебряной гривой развевавшихся по ветру волос и, скрестив на груди руки, облокотился на поручень, всем своим видом доказывая, что он совершенно спокоен.

Джотунн на галере – то есть в своей родной стихии – так же беззаботен, как гном на алмазных копях или карлик на помойке. Иначе и быть не может.

Для джотуннапирата безумие – абсолютно нормальное состояние. Неудивительно, что его племянник, тан Калкор, сумасшедший. Все великие таны были не в своем уме, как морские львы в брачный период, иначе им бы не добиться успеха. Здравомыслие – серьезная помеха, когда меч жаждет крови. Насилие и жестокость всегда неразлучны и не приемлют логики, а также не ищут причины – они сами в себе и для себя. «Кровавая волна», пятидесятивесельная галера, поднималась вверх по медленным водам Эмбли, а Крушор явился на борт с визитом вежливости, и в его обязанности входило провести ближайшие несколько часов в компании тана, И гость и хозяин были людьми крупными, матрос на руле – и вовсе великан, тогда как сама рулевая надстройка кормы имела вполне разумные и довольно ограниченные размеры. У Крушора же не было ни малейшего желания случайно толкнуть своего непредсказуемого племянника.

Сей племянник улыбался дядюшке нечеловечески яркими, сапфировыми глазами с таким видом, будто легко читал мысли Крушора. Когда Калкор двигался то обозреть суда эскорта, то бросая рассеянный вид на толпящийся по берегам народ, он – казалось, специально – на шаг или полшага приближался к дяде. А если столкновение всетаки произойдет, что тогда?

Солнце радостно сияло. Река струилась серебром, закручиваясь в водоворотах и дробясь на перекатах. Две имперские военные галеры кортежа шли в авангарде, и четыре держались за кормой корабля джотуннов. Каждый поворот реки заставлял корабли жаться к берегу, туда, где течение послабее, что вызывало бурный восторг населения, кишевшего повсюду. Беготня и приветственные вопли относились исключительно к имперским галерам, демонстративно напичканным оружием и картинно щеголявшим чистотой и элегантностью такелажа и палубных надстроек, но далеко не столь боеспособным и быстроходным, как корабль наглого пирата.

Калкор развлекался на свой манер. Время от времени он резким выкриком приказывал ускорить ход, и «Кровавая волна» легко, как птица, вырывалась вперед, будто намереваясь избавиться от сопровождения. Суда импов панически дергались, пытаясь заблокировать галеру, гребцы сбивались с ритма, корабли мешали друг другу. Затем Калкор снижал скорость и позволял имперскому флоту вновь выровняться. Джотуннам нравились эти забавы. Похоже, они могли грести, описывая восьмерки вокруг судов эскорта, пожелай этого их капитан. Вчера излишне вспыльчивый имперский адмирал рискнул изменить расположение каравана, попытавшись добавить в авангард еще два корабля из арьергарда. Калкор не пожелал плестись в хвосте имперских галер и за час опередил флотилию на несколько миль.

Никогда еще на протяжении многих столетий ни одна пиратская галера не поднималась так далеко вверх по Эмбли. Летописи не отмечали ничего подобного даже в смутные времена седьмой или тринадцатой династий. Вдоль берегов стояли торговые и грузовые суда – баржи, лодки, галеры и гондолы, – всех их оттеснили, чтобы освободить путь правительственной флотилии. Их экипажи взирали на процессию в угрюмом молчании. Ранняя осень вызолотила все вокруг: фруктовые сады, поля хмеля, жнецов с серпами, склонившихся над спелыми колосьями.

Как и большинство юношей Нордландии, Крушор начал свою карьеру гребцом на галере. С годами он достаточно поднаторел, чтобы претендовать на звание тана. Навербовав кучу многообещающей молодежи, дабы закалить их в насилиях и грабежах по традициям предков, он совершил несколько очень удачных вылазок, набив галеры добычей под завязку и тем самым обеспечив себе уважение команды. Джотунны с колыбели помнили, что, если они вырастут мягкотелыми, Империя сядет им на шею.

Он все еще считался таном Гуртвиста, и, пока он служил за границей, его землями управлял Круг танов. Чтобы стать таном, требовалась не только личная доблесть, но и благородное происхождение. Шутники говаривали: без родословной, кровожадности и сделки с дьяволом таном не стать; итак, тан – это кровь, кровь и еще раз кровь. Крушор соответствовал всем трем критериям, и все было бы в порядке, если бы и он сам стремился лишь к грабежам и набегам. Но, возмужав, тан Гуртвиста вздумал покончить с пиратством, а на прощанье захватить громадный торговый корабль. В этой стычке ему крупно не повезло: его задело мечом в пах. Он успел вернуться домой в Гуртвист вовремя, чтобы выжить, хоть пару месяцев казалось, Боги сомневались, не забрать ли его душу.

В конце концов Крушор выздоровел, но ранение оставило по себе досадную память, навсегда ополовинив его образ жизни. Если бы дефект тана получил всеобщую огласку, он стал бы конченым человеком, а будучи правящим таном, долго скрывать свою ущербность Крушор не смог бы и, вероятнее всего, вскоре был бы убит. Тут удивительно кстати подвернулась необходимость в новом после Нордландии в Империи, Крушор проявил редкую изворотливость, организовав собственное назначение и одновременно продемонстрировав нежелание уезжать за границу. Он отправился в стан врага с должным смирением и унынием на лице. В Хабе некому было обращать внимание на его личную жизнь, так что безопасность в Империи ему была обеспечена.

Таким образом, неожиданная прогулка на галере возвращала его к дням далекой юности, страстной и задорной. Однако по сравнению с Калкором Крушора можно было назвать не более чем любителем, а отнюдь не профессионалом. Впрочем, времена нынче стали совсем другими, более мирными, если можно так сказать. Пираты позволяли бежать тем из мужчин, кто цеплялся за материальные ценности и стремился сохранить лишь бренную жизнь, да и покладистых женщин тоже щадили. Калкор был отголоском ушедших великих дней, напоминавших о таких незабвенных воинах, как Каменное Сердце, Пожиратель Топоров или Тысяча Девственниц.

Если следование общепринятым нормам поведения гарантирует здравомыслие, то Калкор, несомненно, был сумасшедшим. Но безумие безумию рознь, идиотом он не был. Потомуто Крушор и не мог понять, зачем Калкор тащит себя и команду галеры в явную западню? Получив первое письмо племянника, Крушор склонен был счесть его забавной шуткой или в лучшем случае искусным ходом, ловкой уверткой. Однако посол пришел в ужас, убедившись, что Калкор принял за чистую монету гарантию императора – охранную грамоту – и отдал себя во власть врага. Старику очень хотелось узнать, почему племянник поступил именно так и чего следует ожидать лично от Калкора. Но всякий раз, когда он так или иначе подводил разговор к волнующей его теме, тан начинал загадочно улыбаться. На борту касатки Калкор безусловно был единственным, кто знал ответ. Команда всегда беспрекословно подчинялась приказам капитана, никогда не обременяя свои головы раздумьями.

Была и другая странность, которую не понимал Крушор: наличие на борту гоблина. Гоблин греб наравне с остальными пиратами. Его черные волосы и кожа цвета болотной осоки резко выделяли его среди светловолосых джотуннов. По сравнению с ними гоблин казался малюткой, и все же он ворочал веслом с очевидной легкостью.

– Как соблазнительно! – вздохнул Калкор, пристально рассматривая заливной луг, на котором толпились тысячи любопытных импов.

Для Крушора соблазн представлял большой город, крыши и стены которого возвышались чуть в отдалении от толпы зрителей. Как это принято в сердце Империи, стен у города не было.

– Ты имеешь в виду, что город остался без охраны?

В ответ на реплику его племянник вздернул белесые брови и издевательски ухмыльнулся:

– Ну что ты, дядя, имперские города всегда без охраны, или ты забыл? Чтобы чтото охранять, требуется, как минимум, храбрость, помнишь? Нет, я подумал о другом. Представь, что было бы, затей мы веселую шутку – имитацию нападения. Уверен, причаль мы к берегу и выхвати мечи, эти недоноски в панике ринулись бы прочь. Нам и корабль покидать не понадобилось бы. Не хочешь поспорить, скольких затопчут в таком бегстве?

В его глазах плясали чертики веселья. Казалось, пара недель без запаха крови лишили его последних крох разума.

– Имперские стрелы превратят нас в неочищенных кур. И мы же окажемся виноваты: нарушение перемирия.

Глаза тана засияли ярче прежнего.

– Но Нордландия не поверит ни единому слову Империи. Думаешь, они отважатся на войну?

– Да, – признал Крушор с самым безмятежным видом.

Калкор вздохнул и снова откинулся на поручень, постаравшись оказаться поближе к дядюшке, чтобы подтолкнуть его к краю рулевой надстройки кормы.

– И я лишусь моей главной цели, – огорченно произнес тан.

– Какой? – Вопрос сам собой сорвался с языка старика.

– То есть как это «какой»? Узреть Город Богов, дядя! – ехидно улыбнулся Калкор. – Кажется, у импов есть поговорка: «Увидеть Хаб и умереть!» Не так ли?

«Если он возжаждал смерти, они охотно удовлетворят его желание, – раздраженно подумал Крушор. – Знать бы, что еще он задумал».

10

Железо подков стучало по каменистой дороге.

Менее года назад вершиной мечтаний Рэпа были вожжи и облучок фургона, но пределом его возможностей – скрипучая подвода, груженная прессованным торфом и бочками с солониной. Ему не грезился экипаж даже на четверть столь великолепный, как эта карета на рессорах из гномьей стали, с позолоченными украшениями, стеклянными окнами и фонарями. И уж безусловно, ему и не снилась шестерка гнедых, вихрем мчащихся по имперскому тракту.

И вот сиротка стал магом, и юношеские грезы утратили былое очарование. Да, они осуществились; но если бы это хотя бы защищало от мрачных мыслей!

Обычно Гатмор ехал на козлах рядом с кучером, но ближе к вечеру перебирался на запятки, изображая лакея, что подтверждала напяленная на него ливрея. Ради мечты отомстить Калкору джотунн был согласен на все, что угодно. Он выкрасил волосы и изменил цвет лица, даже сбрил усы, являющиеся для джотуннов предметом особой гордости. Благодаря невысокому росту и принятым мерам Гатмор мог вполне сойти за импа. Рэп, пожелай он только, мог бы на несколько часов попридержать моряка в Оллионе и оставить одного у моря, но фавн не посмел воспользоваться своим превосходством для того, чтобы помешать другу совершить явную глупость. Рэп ненавидел себя за подобную щепетильность, но столкнуться с Калкором в столице Империи представлялось ему более чем невероятным.

Багряная лепешка закатного солнца висела над дорогой, ослепительным пятном, принуждая Рэпа править шестеркой у с закрытыми глазами. Широкий Восточный тракт тянулся к горизонту прямой, как стрела, ниточкой, окаймленной с двух сторон аккуратными загородками загонов для скота.

В прошлом ему довелось повидать лес, полупустыню, безлюдье непролазных топей и маячившие далеко на юге заснеженные вершины гор Гобля. Сейчас местность тоже была холмистая, но другого цвета – яркозеленого. Листвы на деревьях уже не осталось, да и поля в основном стали голыми, и все же стада, бродившие по жнивью и пасшиеся на лугах, наедались досыта. Краснегарцу это казалось очень странным. Вдоль тракта мелькали ухоженные фермы, огромные белые особняки, чистенькие деревни и города, наглядно демонстрируя всеобщий достаток. Глазам путешественников предстала Империя: богатая, нескончаемая и могущественная.

И все же… вдали от случайного взора путешественников, за ближайшими же холмами, драгоценное платье Империи менялось на драную залатанную дерюгу. Сельский пейзаж заполняли кривобокие лачуги, набитые нищими. В городах же на задворках великолепных дворцов прятались жалкие трущобы. Провидцу открыты были оба лика Империи, ее величие и ее низость. Ничего подобного фавну прежде и не снилось. За одинединственный год мир Рэпа стал неизмеримо огромней.

Каким бы показался ему теперь скромный маленький Краснегар?

На роскошных, обитых мягким бархатом подушках кареты Кэйд и доктор Сагорн мило болтали, о ничего не значащих пустяках. Однако когда они доберутся до очередного ночлега, спутником герцогини станет Андор.

В начале пути помощи этого щеголя не требовалось, тем более что придорожные гостиницы особыми удобствами не грешат. Но чем дальше от Оллиона, тем чаще герцогиня отыскивала знакомых, живущих поблизости от тракта. Всю свою жизнь Кэйд провела, развлекая гостей в Кинвэйле, а туда приезжало немало знати из самых разных уголков Империи. Кэйд смело обращалась не только к тем, кого хорошо знала, но и к родне своих приятельниц. Ее приветствовали как давнюю и долгожданную родственницу. Хозяева дворцов и вилл всеми силами старались угодить ей и убеждали не торопиться с отъездом. Так как уговоры не помогали, они слали вперед курьеров с уведомлением своим родичам или друзьям и снабжали Кэйд рекомендательными письмами. Так что от поместья к поместью Кэйд продвигалась быстро, прямотаки покоролевски. Соломенные тюфяки и глиняные миски трактиров уступили место простыням и золотой посуде.

Кучер и лакей герцогини, конечно, обедали вместе с хозяйскими слугами, и это их полностью устраивало. Относительно Гатмора у Кэйд сомнений не было, но что касается Рэпа, она упорно пыталась убедить фавна избрать себе другую роль. Кэйд предлагала Рэпу изображать либо ее секретаря, либо юного путешествующего принца, хотя бы сайсанасского, а кучера и форейтеров брать вместе с лошадьми на почтовых станциях, где они меняли лошадей. Хотя Кэйд и убедилась теперь, что Рэп способен одурачить кого угодно, она все еще лелеяла мечты прибрать его к рукам и отшлифовать до такой кондиции, чтобы он выглядел подходящим супругом для Инос. Рэп неизменно вежливо отклонял все подобные предложения, а когда герцогиня уж слишком надоедала, упрямо повторял, что его, мол, предчувствие не позволит ему стать счастливым и он просит дать ему возможность быть менее несчастным, оставаясь как можно ближе к своей истинной сущности.

Курьер императорской почты галопом проскакал мимо и исчез в зареве заката. Рэп легко обогнал пару громыхающих фургонов. Чем ближе к Хабу подъезжали путешественники, тем интенсивнее становилось движение на тракте. Сегодня утром навстречу карете прошагал целый легион, пять тысяч крупных молодых парней, направляющихся к восточной границе. Они топали под пение бравурного марша, гордо вскинув вверх головы и дерзко сверкая глазами.

Рэп спросил себя, сколько из них вернется живыми и задумывались ли они сами о том, что их могут убить.

Какоето время Рэп развлекался, гадая, как это – быть легионером? Что должен чувствовать человек, становясь воином императорской армии? Собственную значимость или полную ничтожность маленького винтика? Возросшую силу или, наоборот, уязвимость? Гордость, стыд, страх или чтонибудь! Он вспомнил, что изгои на Драконьем полуострове твердили ему о свободе. Но давал ли меч желанную свободу?

Работа кучера не мешала думать, а времени для того, чтобы вспоминать и раскладывать по полочкам все хорошее и плохое, было предостаточно – весь солнечный день.

Почтовая служба в Империи действовала превосходно. Через каждые восемь лиг располагалась станция, обычно возле нее возникала деревушка или городок с рыночной площадью. Задержек изза смены лошадей Рэп не допускал. Надменные станционные смотрители старались запугать новичка, пророча всяческие беды, если путники не наймут почтовых форейтеров. Начиналось с того, что конюхи хором вопили, что с облучка, мол, с шестеркой даже фавн не справится, а кончалось тем, что Рэп применял малую толику чар и получал все, что желал, хоть и презирал себя за то, что делал это. Однако с чистой совестью фавн пресекал любую попытку имперского чиновника подсунуть ему слабую или хромую лошадь.

Но пользовался чарами Рэп с величайшей осторожностью. Как древние руины, так и многие уютные домики хранили на себе слабые признаки волшебных щитов; то люди, то предметы мерцали в ореоле слабого тумана, что свидетельствовало, что они вовсе не те, за кого себя выдают. В городах, через которые проезжали путешественники, Рэп часто чувствовал, волны магии. Ночами он не мог отделаться от того, что ощущал Сагорна, роющегося в библиотеке дома, и всех, кто сменял старика: и Андора, соблазнявшего очередную служанку, и Тинала, шнырявшего по комнатам в поисках приглянувшейся вещички, и…

Готовясь к побегу из Алакарны, Кэйд запаслась коекакими безделушками: брошками, пряжками, цепочками, ожерельями. В дороге она неизменно требовала, чтобы Андор продавал ее камушки и жемчуг, но Кэйд явно не представляла их реальную стоимость, еще более смутно понимала цену билетов первого класса на лучшем корабле и уж абсолютно не сознавала размера расходов, необходимых для продвижения по Восточному тракту.

Однако жизненный опыт конечно же подсказывал Кэйд, что дело с деньгами нечисто, и, когда Андор отправлялся на рынок, она становилась угрюмой и раздражительной. Ей не сообщали, что целью Андора были ломбарды, так же как не упоминали, что ее друзья, хозяева домов, где останавливалась карета герцогини, сами того не подозревая, оказывались источниками финансирования экспедиции, жертвуя от щедрот своих стараниями Тинала. Гатмора веселила ловкость вора, а Рэпа печалила. Фавн не раз задавался вопросом, сочтет ли Инос их способ путешествовать забавным, и сильно сомневался в этом.

Но если герцогиня и догадывалась, что фактически ворует, она оправдывала себя тем, что делает это ради Инос.

Закат еще не догорел, когда карета свернула с тракта. Фавн не сомневался в правильности направления – магу не нужны подробные указания. Экипаж остановился перед внушительного вида воротами, из сторожки выбежал привратник. Униженно кланяясь, он снял засов и распахнул створки ворот. Рэп стронул с места упряжку и легким галопом послал лошадей вдоль по длинной подъездной аллее, посыпанной гравием. С обеих сторон кареты простирался роскошный парк, а высокие шпили дворца сияли над вершинами деревьев в лучах заходящего солнца.

Сагорна сменил Андор, а Кэйд посмотрелась в зеркальце и выбрала наиболее подходящую улыбку для встречи с друзьями. Сегодня путешественники осилили только двадцать две лиги; меньше, чем обычно, так что завтра надо постараться наверстать упущенное. А предчувствие Рэпа с зарей ляжет на него еще более тяжким грузом, впиваясь в его волю острым жалом и принуждая вернуться назад… повернуть назад… назад…

Их путешествию когданибудь да придет конец. Воды Сенмера и шпили Хаба, безусловно, выползут изза горизонта, конечно если он позаботится о своем здравомыслии и не позволит свести его с ума. Тогда он сможет узнать, какая судьба ждет его за порогом страшного белого сияния его предвидения. Волшебное окно предрекало три события, два из которых еще не произошли. И все же какимто образом он ощущал, что белое сияние превалирует над этими пророчествами. Рэпу очень хотелось узнать о своем будущем поподробнее, но он не осмеливался сейчас колыхать пространство рябью чар.

Кэйдолан почти уверила себя, что в Хабе, когда они туда прибудут, окажется Инос. Возможно, она действительно будет в столице, Рэп всей душой надеялся на это. Ему хотелось еще разок повидать Инос, избавить ее от уродливых шрамов, и уверить, что он не желал зла. Впрочем, какое ей дело да прощения какогото конюха? Кем он был, чтобы прощать?

Прощать было нечего.

Машинально бросив приказ лошадям, он мягко остановил карету перед широкими ступенями с массивным арочным сводом наверху, густо увитым столетним плющом.

Еще до того, как Гатмор спрыгнул с запяток, огромная дворцовая дверь распахнулась. Как стало уже привычным с давних пор, вечер начинался с шумного приветствия в очередном из дворцов: гостеприимно распахивалась дверь, и богато одетая моложавая дама средних лет спешила навстречу с распростертыми объятиями и возгласами: «Кэйд! Тетя Кэйд!»…

11

Левое переднее колесо отыскало рытвину, карету энергично встряхнуло и сильно перекосило; с громким хрустом сломалась рессора. Испуганные лошади пронзительно заржали и взвились на дыбы, обрывая постромки, но карета только несколько раз дернулась, а из колдобины не выползла, даже чуть было не перевернулась.

Несколько мгновений Одлпэр сидел и молча прислушивался к дробному стуку дождя по крыше и стенкам кареты. Потом приподнял занавеску окна, но за стеклами была непроглядная чернота и слякоть.

Наверняка здесь, на расстоянии ста лиг от Хаба, дорога порядочно изрыта, но даже будь эта яма единственной на тракте, королевская карета нашла бы ее. Это так же однозначно, как весеннее возвращение ласточки в прошлогоднее гнездо.

– Что случилось? – проворчал Анджилки.

С самого отъезда из дворца с толстого желеобразного лица бедняги не сходило выражение угрюмой обиды, а пухлые губы так и остались капризно надутыми. В сером вечернем полумраке его было почти не видно.

– Боюсь, ваше величество, сломалась рессора.

– Как некстати, Одлпэр.

Секретаря поразило, что король сумел вспомнить его имя. Первые несколько недель это венценосцу оказывалось не под силу.

– Да, сир, некстати. До Хаба нам сегодня не доехать.

Его величество король Анджилки I Краснегарский, герцог Кинвэйлский надеялся, что находится от столицы на расстоянии одного дня пути. Переубедить его в этой ошибке не представлялось возможным, он желал доказать свою правоту, и все тут. Да и кто такой Одлпэр, чтобы указывать венценосцу, что Хаб, вероятно, значительно крупнее Кинфорда или даже Шалдокана? То, что они могли добраться до крайних предместий, в этот час ничего не решало.

– Некстати? Это скверно, очень скверно! Не думаешь ли ты, что я проторчу всю ночь в этом перекошенном гробу, не так ли?

– Я уверен, сир, что поблизости есть подходящая гостиница.

Везучесть толстяка, однако, подсказывала, что ночное пристанище окажется еще менее комфортабельным убежищем, чем карета. Даже после вечерних петухов кретин требовал ехать вперед. Невезение Анджилки было фатальным, но король неизменно полагался на судьбу, несмотря ни на какие шишки, которые получал сверх меры. Таков уж был Анджилки Неправящий, король Анджилки Последний. Всю дорогу от Кинвэйла их сопровождал дождь. Останавливаясь на ночлег, они каждый раз слышали, что ктото от души сожалел о неожиданно кончившейся великолепной погоде; Анджилки словно нес с собой зиму. Вполне возможно, что солнышко выглядывало изза туч сразу же, как только злополучный герцог отъезжал.

Сколько ни жди, а комуто нужно выйти под этот ливень…

* * *

Грозная герцогиня призвала Одлпэра к своему скорбному ложу и предписала отправиться в это проклятое путешествие.

– Без надлежащего руководства, – сказала она, – мой сын скорее окажется в Краснегаре, чем прибудет в Хаб. Тут и решать нечего – ты единственный из его окружения, кто способен отличить восток от севера.

Одлпэр с честью оправдал надежды на свое здравомыслие и отказался от назначения тут же и наотрез.

Экка подкупила его, посулив сказочное вознаграждение, равное десятилетнему жалованью. Одлпэр не растерялся, подсчитал каждую минутку тех десяти лет и… просчитался. За короткие шесть недель он постарел минимум лет на двадцать: разнообразные неприятности, вспышки беспричинного гнева, фатальная рассеянность, бесконечные рассуждения о намеченном этапе реконструкции в Кинвэйле и так далее и тому подобное до бесконечности. И это были только первые шесть недель!

– Бог Жадности, прости меня! – стенал придворный.

Стук в дверцу кареты вывел секретаря из задумчивости.

Одлпэр опустил окно и отпрянул, получив плевок ледяных струй дождя прямо в лицо.

– Докладывай! – пробурчал он.

– Сломана рессора, – пожаловался форейтор.

– Его величество предположил то же самое. Послушай, пока мы двигались, ты не заметил по пути или поблизости какуюнибудь гостиницу или приличный домишко?

Любой мелкопоместный дворянчик счел бы для себя честью оказать гостеприимство застигнутому тьмой королю – по крайней мере, пока не обнаружит, насколько сей венценосец погружен во тьму невежества. Одлпэр с удовольствием убедился, что раз уж форейтору мокрее не стать – на парне и сухой нитки не осталось, – то самому сановнику нет необходимости идти на разведку.

– Конечно, мастер, заметил, – охотно сообщил форейтор. – Как раз через дорогу гостиный двор.

Одлпэр содрогнулся. Дела принимали скверный оборот.

– Я и название разглядел: «Голова солдата», – с надеждой добавил форейтор.

– Подозреваю, что воняет там соответственно вывеске. Не худо бы послать когонибудь посчитать клопов.

Ответом на его шутку был мрачный взгляд, напомнивший придворному, что он все предыдущие часы отдыхал в теплой и сухой карете, а кучер, форейтор и слуга мерзли на ветру и мокли под ледяными струями. Повернувшись к королю, Одлпэр произнес:

– Через дорогу есть постоялый двор, ваше величество.

– Отлично. Где зонтик?

– Осмелюсь рекомендовать накинуть плащ, ваше величество… – вслух сказал Одлпэр, а про себя добавил: «Чтобы такая жирная задница не промокла под дождем, не только зонтика, плаща не хватит».

Анджилки умудрился использовать все внутреннее пространство кареты, чтобы набросить на плечи огромную, подбитую собольим мехом черную хламиду. Зажатый в угол Одлпэр держал в руках зонтик. Двое слуг открыли дверцу кареты и помогли своему господину выбраться из нее, в то время как Одлпэр раскрыл над королем зонт. Сам Одлпэр не стал тратить время, разыскивая свой собственный плащ, а выпрыгнул из кареты на землю в том, в чем был, и без посторонней помощи.

Завернутый в плащ, как в кулек, Анджилки раскачивался под порывами ветра. Обычно король общался лишь с Одлпэром и никогда не обращался к другим слугам, а уж тем более не помнил их имен, но даже в полной темноте форейтора легко было опознать по железному кольцу на правой ноге. Это помогло Анджилки определить, кто перед ним, и он выплеснул на беднягу скопившееся раздражение. Впрочем, большую часть его гнева унес ветер, добрая половина раздражения застряла в высоком воротнике плаща, а на долю слуги остался лишь жирный королевский палец, мелькавший перед носом, да неясное бормотание из меховых недр.

– Преступная небрежность! – мычал толстяк. – Грубая ошибка… причинено беспокойство… уволить немедленно… без рекламаций… лентяй… недосмотрел… опасности…

Промокший и промерзший, Одлпэр наслаждался, глядя на ковыляющего короля. В сопровождении форейтора и слуги толстяк скользил по грязи, продолжая ругаться. Одлпэр впервые видел венценосного дурака таким возбужденным. Придворный настороженно следил, не отплатит ли разжалованный форейтор капризному господину добрым ударом кулака или хотя бы тычком, который можно было бы классифицировать как оскорбление монарха. Но нет, увы!

«Современной молодежи печально не хватает благородных добродетелей, – вздохнул Одлпэр на долготерпение форейтора. – Человек измельчал, если стал способен беспрекословно принимать любой, даже самый несправедливый приговор. Какое разочарование!»

Тем временем Анджилки окончил тираду и промычав: «Одлпэр!» – резво развернулся на каблуках, пронесся, подталкиваемый ветром, позади неподвижной кареты и угодил прямиком в канаву. Невероятно объемная масса как короля, так и его платья мигом вытеснила не только воду, но и тухлую жижу из колдобины, бросив ледяной потоп вонючей мерзости на ни в чем не повинного секретаря.

12

– Как рьяно ты о себе заботишься, дядя! – ухмыльнулся вновь прибывший, оглядываясь.

Крушор лишь плечами передернул. У него было что ответить на сарказм племянника – например, что особняк по хабским меркам довольно скромный, но пират, скорее всего, предпочтет ему не поверить.

– Посольство представляет Нордландию! Ты что же, хотел бы, чтобы Империя видела в нас варваров?

– Да, – не колеблясь подтвердил Калкор. – От этой пышности разит тухлятиной! Она мне отвратительна. – Он хмуро взирал на мраморные колонны, пушистые ковры, узорчатую обивку стульев.

– Таков здешний обычай, – неуклюже настаивал Крушор.

– Мерзость это, – рыкнул тан.

Он попрежнему не обременял себя одеждой – лишь кожаные штаны и грубые башмаки и конечно же оружие: палаш и кинжал на поясе. Ледяные струи дождя должны были бы проморозить пирата до мозга костей, но, похоже, Калкор не замечал ни воды, ни ветра. Наметанным на ценности глазом он выбрал самый дорогой ковер и вытер о него грязные башмаки.

Штат посольства выстроился в холле в одну шеренгу, чтобы достойно принять благородного гостя. Большинство были, естественно, джотуннами, но и импов хватало. И если земляки пирата пребывали в тревоге, то импы и вовсе довели себя до ужаса.

Крушор уже в который раз пожалел, что расфрантился на местный манер для встречи с племянником. Вероятно, Калкор и в одежде видел упадок или даже разложение личности.

«Жаль, что он не понимает, что в Хабе иное рукопожатие стоит сотни тумаков», – огорчался посол.

– Не желаешь принять ванну? – предложил он племяннику.

– Нет.

– Тогда позволь представить тебе наш посольский штат…

– Не надо. Во всяком случае, большинство из них мне ни к чему. Пусть поторопятся с едой: мясо с кровью и вино покрепче. Мне нужна комната с добрым соломенным тюфяком. И… – пират еще раз осмотрел представителей посольства, – среди этих женщин есть твои дочери, дядя?

– Нет. – Крушор чувствовал себя как на иголках, но надеялся, что вспыльчивый племянник не заметит его нервозности.

Калкор заметил, но понял посвоему. Сапфировые глаза весело блеснули.

– Ты умнее, чем кажешься на первый взгляд, дядя. Очень хорошо – я возьму вот эту и вот эту.

– Но…

– Да?

– Уверен, они будут польщены, – проглотив комок в горле, промямлил Крушор, – и оценят оказанную им честь.

– Мне плевать на их чувства, – фыркнул Калкор. – Поторопись с едой и пришли, как только будет готова; а вино и девок – сейчас.

* * *

Хозяин постоялого двора упорствовал до тех пор, пока Азак не заплатил за семь тюфяков, хотя на полу комнаты поместилось всего пять. Единственная лампа свешивалась с потолка, дымя и истекая жиром, так что воняла хуже груды промокших и пропитавшихся конским потом тряпок, сваленных кучей у двери. Кроме набитых душистым луговым сеном тюфяков, никакой другой мебели в комнате не было. Инос давно уже застелила свой и теперь сидела, с отвращением разглядывая крысиные норы, зиявшие в противоположной стене. Дождь мерно стучал в оконные ставни, гдето тревожно ржала ломовая лошадь, общий зал внизу медленно наполнялся завсегдатаями таверны, и первые возгласы предвещали накал будущего веселья.

Стремительная езда через Илрейн была тяжким испытанием на выносливость. Оказавшись в пределах Империи, Азак не снизил скорости передвижения, словно жестокий курьерский темп избавлял малочисленный отряд джиннов от опасного любопытства посторонних. После каждого перегона Азаку приходилось платить штраф за загнанных лошадей и доплачивать смотрителю за новую пятерку лучших коней.

Поля, леса, фермы, города и селения – Империя мчалась, мокрая и унылая – на такую и смотретьто не хотелось. К избранному Азаком способу передвижения привыкнуть было нельзя. Эта пытка, выматывающая силы, выламывающая кости и по капле высасывающая рассудок, медленно убивала.

Каждый вечер Инос опускалась на тюфяк очередной таверны в полном убеждении, что больше не выдержит. И каждое утро какимто чудом она находила в себе силы вскарабкаться на коня и проехать еще одну лигу…

Затем еще одну… И еще…

Азак, однако, знал, что делает. Везде только и болтали, что о войне: судачили о зверствах джиннов, о том, сколько бед причиняют их набеги импам, о притеснениях живущих в Зарке неджиннов, о похищениях девушек и продаже их в серали. Получалось, что весь мир нуждается в спасении от джиннов. Никого не заботило, что то же самое, что болтают о джиннах, сотни раз говаривалось относительно гномов и эльфов, смотря кого имперским политиканам требовалось облить грязью. Империя изыскивала тысячи способов, чтобы оправдать бойню с кем угодно – и с фавнами, и с троллями, и с русалами, и с дикарямилюдоедами. Основа клеветы была стандартна, менялись лишь детали, и будущие враги приобретали жуткий облик. Легионы двинутся лишь весной, но деньги требовались уже сейчас, и, чтобы собрать повышенные налоги, людей основательно запугивали, готовя к будущим жертвам.

Азак был рослым даже для Зарка, в Империи он и вовсе выглядел гигантом. Джинн мог выкрасить волосы, загримироваться, но поменять цвет глаз он не мог. Агитация среди населения уже принесла свои плоды – ненависть прочно вселилась в сердца людей. Не раз отряд Азака подвергался оскорблениям, их забрасывали камнями, выгоняли из таверн, а легионеры реагировали на джиннов, как собаки на кошек. Часто кавалькаду выручала лишь резвость их лошадей, а почтмейстеры отказывались иметь дело с врагом без разрешения центуриона или, по крайней мере помощника центуриона; тогда положение спасало лишь золото Азака.

По шестьсемь раз на день их останавливали для проверки документов. Инос смотрела изпод покрывала на полыхающие ненавистью глаза легионеров, чьи руки так и тянулись к мечам, и у нее замирало сердце. Но до сих пор с документами эльфов считались. Что было на самом деле в этой внушительной фальшивке, Азак не считал нужным сообщать жене, но одного взгляда на документы оказывалось достаточно, чтобы усмирить самого грозного центуриона. Бумага действовала как драконий дых, но не на всех; и чем ближе к Хабу, тем подозрительнее становились проверяющие. Впрочем, поблизости от столицы даже простой воин, вероятно, был более искушен в житейских делах, чем важный чиновник в провинции. Рано или поздно какойнибудь рубака захватит пятерку чужаков, махнув рукой на документы, и устроит допрос с пристрастием.

Постоялые дворы на почтовых станциях предлагали богатый выбор обслуживания, от нищенского до королевского, и Азак выбирал неизменно самое дешевое, да при этом исступленно торговался, словно отрывал от себя последний золотой. Джинн лгал намеренно: золота у него было предостаточно, но он стремился остаться по возможности в тени. В сложившейся ситуации он поступал разумно, всеобщая враждебность к джиннам навлекла бы на отряд крупные неприятности. Каждый вечер Азак выбирал одну большую комнату и нанимал ее для всей компании, потом покупал еду и держал своих людей по возможности подальше от посторонних глаз. Для самих джиннов подобный способ путешествия был, видимо, идеален. Для джиннов – да, но не для Инос – жалкие условия существования практически убивали ее.

– …пара дней до Хаба. – Голос Азака заставил Инос подпрыгнуть. Она захлопала глазами и поняла, что заснула сидя.

Другие трое мужчин переглянулись. Затем Чар медленно сел.

– Ваше величество… – начал Чар и осекся, натолкнувшись на яростный взгляд султана. – Простите, Кар.

– Такто лучше! – проворчал Азак. – Нахальство тебе идет. Что замолчал, продолжай!

Чар вздрогнул и оглянулся на остальных двух товарищей, словно хотел убедиться, что они все еще заодно с ним.

– Мы бы хотели знать… почему мы не свернем с тракта? В глуши народу меньше… некому было бы нас подозревать, если бы мы…

– …тащились по лесам и полям? – закончил Азак. – Ты хочешь пробираться по окраинам городов и обходить стороной селения?

– Да… Кар.

– Дурак! Чужестранцы, передвигаясь по Империи, пользуются трактами, – наставительно пояснил Азак. – Вне тракта шныряют только шпионы. Лишь на дорогах стоят почтовые станции, где можно сменить лошадей. Купи мы своих собственных, они сдохли бы после первого же перегона – наш темп ни один конь не выдержит. А сбавлять скорость мы не можем – времени в обрез. Еще вопросы будут?

Чар потряс головой.

– Где твои мозги, кретин? – продолжал Азак, потягиваясь, словно ему места не хватало. – Подбери объедки и выброси, чтобы крысы ими не занялись и не будили бы нас своей возней. – Повернувшись к Инос, он спросил: – Любимая, ты ведь не хочешь выйти?

– Нет, – буркнула Инос.

Алые глазки Азака метнулись обратно к его людям. Все трое, кряхтя, поднялись на ноги и направились к двери. Дверь за джиннами захлопнулась. Азак опустился на свой тюфяк, сев спиной к жене. Даже этот силач двигался медленно, как старик.

Усталая Инос подтащила к себе седельную сумку и, покопавшись, извлекла баночку с эльфийской мазью. Изо всех сил стараясь не стонать, девушка сняла платье и стала смазывать синяки и ссадины. Она нежно массировала каждый мускул… каждую косточку… казалось, на ней нет живого места. Поневоле обмазывание эльфийской мазью стало ее ежевечерним ритуалом, но Инос предпочла бы горячую ванну. Каждый вечер Азак неизменно поворачивался к жене спиной. Инос предпочитала думать, что он ведет себя так из вежливости, но более вероятно, что джинн избегал видеть красоту, которой не мог обладать. Если так, то он сильно ошибался, ожидая, что после убийственной дорога тело Инос осталось столь же нежным и привлекательным.

Она не предполагала, что ванна и чистая одежда могут быть столь желанны. Занимаясь обработкой ран и волдырей, Инос спрашивала себя, существует ли Бог Гибкости, дабы услышать страждущую калеку. Она не принадлежала к расе джиннов и могла бы пойти в баню, но Азак непременно попрется туда вслед за ней, а вспыльчивый джинн, болтающийся в предбаннике, вполне способен спровоцировать беспорядки. Но вымыться Инос очень хотелось, и она дала зарок завтра же обеспечить себе эту возможность.

– Азак? – позвала она.

– Да, любовь моя?

– Мы уже почти в столице. Но не думаешь же ты, что стоит тебе явиться в Алый дворец, и колдун сразу радушно пригласит тебя на чашку чая! Переговоры с Хранителем потребуют времени…

– Найдется какаянибудь неприметная гостиница…

– Есть предложение получше, дорогой. В Хабе у меня достаточно друзей и родственников. Хотя бы сенатор Ипоксаг…

– Нет!

– Кэйд всегда очень высоко ценила его дочь, и…

– Нет, я сказал!!!

С тупым буйволом не поспоришь, и Инос умолкла. Ей казалось, что ее голова, отяжелев, наполняется камнями, и они давят и на виски, и на глаза, мешая ясно различать предметы.

«Может быть, утром, отдохнув, он сможет мыслить здраво», – тоскливо размышляла девушка.

– Инос, я хочу, чтобы ты мне коечто пообещала. – Нарушая им же самим установленные правила, Азак обернулся и смотрел на обнаженную женщину.

У Инос не осталось сил даже на смущение. Кроме того, джинн являлся ее мужем и вправе был видеть жену голой. Она продолжала массировать синяки, никак не отреагировав на его требование.

– Что именно? – вздохнула она.

Взглянув ему в лицо, Инос чуть было не застонала вслух.

Из тени плохо освещенной комнаты на девушку смотрели глаза безумного ревнивца.

– Я хочу, чтобы ты обещала, что ни на шаг не приблизишься к этим… своим… друзьям… или родственникам…

– Боги, дайте мне силы! – пробормотала Инос. Завинтив крышкой банку с мазью, она затолкала ее в седельную сумку. – Похоже, ты боишься, что я тебя брошу, не так ли?

– Ты моя жена! – рявкнул он.

«Да, он боится, и в этом все дело», – убедилась Инос. Ей вспомнились эльфы и предложение Литриана. Сам Хранитель предлагал ей остаться с эльфами. На то, чтобы догадаться, ушло несколько дней, и момент был упущен. «Кто бы осмелился говорить вместо Хранителя или от его имени, но без его ведома? – Инос могла встретить его и не узнать – ведь он способен скрываться под любой личиной, воспользоваться любым обликом, возможно быть самой Лиаскан. – Ну и дура же я, что отказалась!»

Инос попробовала представить себе, что бы произошло, прими она предложение эльфа, и чуть не заплакала. Она не превратилась бы в уродину, а осталась бы красавицей, кружилась бы на балах в Хабе, и пусть бы Азак гнил в имперской тюрьме.

«Там тебе и место, зверь, – неожиданно ожесточилась Инос. – Бедняга Рэп встретил более злую судьбу в заркианском застенке».

С отвращением натянула Инос грязную рубашку, а мозг сверлила горькая мысль:

«Вся моя жизнь – сплошное нагромождение ошибок, и эта гора в конце концов погребет меня, несчастную».

– Так ты дашь слово? – гневно требовал Азак.

– Слово? – повторила Инос. Она не говорила джинну о предложении Литриана и не собиралась это делать. Натягивая на себя одеяло, она все же не сдержалась и застонала, но сострадания в глазах Азака не блеснуло. – Я твоя жена. Я уже давала клятву и тебе и Богам. Зачем мне бросать тебя теперь?

– Мы в Империи, и мне нужна уверенность. Мало ли что тебе придет в голову! – Его глаза сияли как раскаленные угли. Вряд ли он сейчас был в здравом рассудке.

Инос блаженно распростерлась на тюфяке. Но лежать, запрокинув голову, было не очень удобно, и она вновь приподнялась на локте, чтобы подтащить к себе седельную сумку и сделать из нее подушку. Даже это усилие стоило ей неимоверного труда. Устроившись поудобнее, она произнесла:

– Я дала тебе торжественный обет, муж мой. Мое слово твердо, большего же ни от кого нельзя требовать. – Со вздохом натянув до подбородка жесткое от пота и грязи шерстяное покрывало, Инос предложила: – Если хочешь, можешь позвать своих трех добродетельных убийц. Я в приличном виде.

Он подобрался поближе, остановился рядом с ней, но с колен не поднялся. Нависая над женой, зловеще глядел сверху вниз, как взбесившийся верблюдсамец во время гона. Но, может быть, его неуверенность происходила от того, что прежде он привык к роли хозяина положения, а теперь ситуация ускользала из его рук?

– Ты устал, дорогой, – спокойно сказала Инос. – Не увлекайся.

– Ты дашь обещание! Поклянешься, что не…

Инос не смогла подавить зевок.

– Азак! Да захоти я только бросить тебя, вернуться к друзьям и сдать тебя Империи как шпиона… думаешь, это было бы сложно?

Он оскалился от ярости и схватился за кинжал. Инос рассмеялась бы, не будь она так измучена.

– Клянись, или я скручу тебя в бараний рог… привяжу к седлу…

– Перестань дурить! Ты мой муж, и эта связь неразрывна. Вот что: если бы я хотела обрести свободу, мне достаточно лишь закричать. Не здесь, в закрытой комнате, а в другом месте… Хотя бы на дворе почтовой станции или на улице. – Она снова сладко зевнула. – Пойми, достаточно завопить: «Помогите! Меня выкрали злые джинны и волокут в свое логово разврата…» И что бы от вас осталось? Я не сделала этого, не так ли? И не собираюсь делать. Теперь могу я поспать? Пожалуйста!

Азак откликнулся моментально, но его голос прозвучал как будто издалека, словно она уже погружалась в сон. Ей пришлось сделать усилие, чтобы выскользнуть в реальность.

– Ты абсолютно права, дорогая, а я не прав. Прости меня.

– Ммм? – Ответ удивил Инос, но не настолько, чтобы разбудить. Внезапный проблеск рассудка у султана не мог продолжаться долго. – Спать… – прошептала Инос.

– Послушай! Этот сенатор?.. Он действительно станет помогать или сдаст нас императорским палачам? – упорно допытывался Азак.

– Не слышала, что у него есть палачи, – пробормотала Инос, путая сенатора с императором. – Конечно, Ипоксаг поможет, но, разумеется, неофициально. Я ему родственница.

– Но ято с ним не в родстве, – буркнул Азак.

– В самом непосредственном родстве – ты мой муж, – объясняла Инос, мечтая поскорее уснуть. – Они придут в восторг, обнаружив, что у них в семье султан. Не забывай, в любой стране знать всегда стоит друг за друга. Пока они не уличат тебя в измене… Да, они помогут.

– Тогда завтра пошли письмо сенатору и организуй нашу встречу.

– Да, дорогой, конечно. Завтра сделаю… завтра. Теперь можно мне поспать?

Как множество дорог – в едином Риме,
Как множество ручьев – в едином море,
Как линии в едином центре круга
Сливаются, как тысячи шагов
К единой цели…

Шекспир. Генрих V

Часть пятая

День встречи

1

В предместье Хаба, во дворе большой гостиницы, Андор только что сбыл большую дорожную карету. Она честно служила своим хозяевам, но за время пользования сильно поизносилась – например, лишилась пары причудливых фонарей. Последние несколько дней Рэп с тревогой прислушивался ко все усиливающимся потрескиваниям одной из рессор. Фавн не преминул сообщить об этом Андору, и тот мог бы в свою очередь предупредить покупателя о трещине, но не сделал этого.

Освободившись от отслужившей свой срок кареты, Андор купил другую, значительно меньших размеров, но зато более пышную. Именно в таком экипаже пристало ездить по улицам Хаба высокородной даме.

– Неплохо бы украсить двери кареты краснегарским гербом, – жизнерадостно заметил он.

Еще не перевалило и за полдень, но казалось, наступил вечер. Гатмор возился на крыше новой кареты, увязывая надежными морскими узлами багаж путешественников. Рэп знакомился с серыми лошадками, которых выбрал только что и нарек Туманкой и Дымком. Животные остались этим очень довольны.

Кэйд маялась под зонтиком. В сыром воздухе ее волосы распрямились и висели неопрятными сосульками.

– Я не могу отделаться от сомнений относительно плана Сагорна, – промолвила она. Андор мило улыбнулся и открыл было рот, собираясь выложить очередные аргументы вышеупомянутого плана, но Кэйд торопливо шагнула к Рэпу.

– Нам необходим твой совет, – сказала она. – Доктор Сагорн и я опять препирались все утро, не зная, с чего лучше начать и как действовать дальше.

Действительно, они опять поспорили. Рэп предпочитал не слушать бесконечные пререкания. Сейчас он был в Хабе, и предчувствие белого сияющего ужаса жгло его кожу словно ядом и сковывало сердце льдом.

– Слушаю.

– В столице у меня полно друзей, не важно, что большинство из них я не видела годами. Хотя бы сенатор Ипоксаг; он мой троюродный брат и имеет немалый вес при дворе. Но доктор Сагорн настаивает, что на первое время нам нужно затаиться в его доме… эээ… и несколько дней не высовываться. – Помолчав немного, Кэйд задумчиво добавила: – Мне, знаете ли, не по душе такая скрытность. Да и к чему прятаться?

Рэпу и без магии ясно было, что Кэйд не терпится отыскать Инос. Фавн молча раздумывал, что посоветовать, – своим предвидением пользоваться он не решался, чтобы вновь не окунуться в эту жуткую белую агонию. Вместо этого Рэп осторожно прощупал несколько вариантов дальнейших действий и нигде ничего зловещего не ощутил. Кроме того, ему и самому любопытно было бы посмотреть на жилище Сагорна… или Андора… в общем, всех пятерых компаньонов, а также понять, каким чудом разношерстная компания умудрилась сохранять свой секрет, длительное время оставаясь на одном и том же месте. Почему об этом знаменательном факте не узнали соседи?

В данном случае чародейство мало чем могло ему помочь – фавну следовало рассчитывать только на свой здравый смысл. Он не сильното верил, что это поможет, но…

– Я бы доверился опыту пожилого человека, – смущенно произнес он. – В конце концов, вы – герцогиня и в любой момент можете заявить о себе, но после этого исчезнуть не удастся, даже если вы очень этого захотите.

Кэйд жаждала обрести в лице Рэпа союзника и, просчитавшись, досадовала на себя. Закусив губу, она стояла в глубоком раздумье.

– Пожалуй, это верно, – милостиво согласилась она, снисходительно кивнув Андору. Приняв это нелегкое решение, Кэйд направилась к ступенькам кареты, где ее дожидался Гатмор, изображая лакея. Кэйдолан задержалась перед открытой дверцей и, оглядев с ног до головы моряка, заявила: – Ты стал заправским слугой, капитан! Я уже едва замечаю твое присутствие, а это высшая похвала профессионалу.

Гатмор стоял навытяжку у дверцы кареты и в своей сияющей ливрее выглядел действительно образцовым лакеем.

– Моряки – мастера на все руки, – сказал он, – и блестяще выполняют все, за что берутся, даже если оно для них ненавистно!

Кэйд вздрогнула от неожиданности, а затем поспешно исчезла в своей новой карете, не промолвив ни слова.

– Ну вот и улажено дело, – произнес Андор с легкой улыбкой, мелькнувшей на его безупречно красивом лице. – Щегольское одеяние Андора по краснегарским меркам было баснословно дорого; простому краснегарцу трех жизней бы не хватило, чтобы оплатить эти тряпки.

Рэп еще раз ободряюще потрепал Туманку по крутой шее, и быстро проверил магическим зрением надежность упряжки.

Андор взялся за ручку дверцы и поставил ногу на ступеньку кареты, но замер на полушаге:

– Друг мой, маршрут довольнотаки путаный. Пожалуй, мне лучше сесть рядом с тобой на козлы и показывать дорогу.

Нервы Рэпа были на пределе, и он устал деликатничать.

– Садись в карету, – распорядился фавн. – Для меня достаточно будет, если ты вовремя скажешь, направо свернуть или налево. Кричать вовсе не обязательно.

Андор вздрогнул.

– Ты там, – кивнул он на козлы, – можешь слышать нас, когда мы внутри?

– Когда хочу, – отрезал Рэп, разбирая вожжи. – Так направо или налево из ворот?

– Налево! – сердито буркнул Андор и поспешно присоединился к Кэйд.

* * *

Хаб – огромный город. Андор не раз говорил это Рэпу, но фавн и предположить не мог, как длинны и оживленны столичные улицы, как вычурна архитектура зданий. По мере приближения к центру все величественнее становился облик города и улицы заполнялись. Кварталы многоэтажек постепенно уступили место респектабельным особнякам, а затем и дворцам знати, прячущимся в густых парках. Перед грандиозными административными зданиями и храмами возвышались величественные статуи. Не только в центре Хаба, но и везде на его улицах высились храмы. Их были десятки… если не сотни…

Даже в унылой промозглой мороси Хаб был неотразим. Рэп и представить не смел, как великолепно смотрелась бы столица в лучах солнца.

Кэйд веселилась, как дитя, а Андор самодовольно выступал в роли гида: указывал, называл, объяснял.

– Храмы – вот причина, по которой Хаб считается Городом Богов. Каждый Бог имеет собственный храм. На всякий случай имперская канцелярия, закончив строительство очередного храма, тут же закладывает фундамент нового, и когда к списку добавляется новый Бог, для него готов свежий храм.

– Подумать только! Мне непременно нужно побывать в храме. Вот только в каком? Знаю! Инос являлся Бог Любви, значит, с негото мне и надо начать.

– Э… я бы не советовал! Вокруг храма Бога Любви окорачивается всегда столько сомнительных личностей…

Рэпу некогда было ни прислушиваться к болтовне пассажиров, ни любоваться городом, ни гадать о своем горьком будущем. Фавну поневоле пришлось отказаться от намерения не пользоваться магией в столице. Окунувшись в водоворот движения на городских улицах, он искренне не понимал, как обычный кучер может выжить в этой кутерьме. Кареты и экипажи колесили по всем направлениям, абсолютно пренебрегая чьей бы то ни было безопасностью, а пешеходы умудрялись выскакивать невредимыми изпод колес и копыт.

Большинство из них явно не пользовалось чарами, Рэпу постоянно приходилось приколдовывать. Лавируя среди экипажей и пешеходов, фавн подумывал о том, с каким бы удовольствием променял этот вертеп на Краснегарскую дамбу при высоком приливе в штормовую ночь. Он уцелел сам и сохранил в неприкосновенности карету с пассажирами только благодаря полному контролю и за собственной упряжкой, и за лошадьми других экипажей. Его столичный дебют вызывал бурные и нелицеприятные комментарии, изобилующие проклятиями, сыпавшимися и от бывалых кучеров, и от пешеходов.

Конечно, столь длительные манипуляции магией грозили немалой опасностью. Ее волны мог почувствовать какойнибудь колдун. Выбирать Рэпу не приходилось, он надеялся на везение и на свои таланты. За долгие дни путешествия фавн овладел довольно гладкой манерой применения магии, к тому же он обнаружил в Хабе другой предохранитель – постоянно мерцающий волшебный фон. Выследить конкретного мага, шепчущего животному, во всем этом гуле практически не представлялось возможным. Краем глаза Рэп уловил силуэт удаляющегося Золотого дворца Хранителя Востока и быстро промелькнувший Опаловый дворец. Затем пришло распоряжение Андора свернуть на юг и двигаться прочь от центра.

Густые сумерки ненастного дня плавно сменились ночной тьмой к тому времени, как Рэп услышал долгожданное известие о прибытии на место. Увы, только для кареты и лошадей, людям предстояло еще шагать и шагать. Въехав во двор гостиницы, Рэп остановил упряжку и, тяжело дыша, довольно долго просидел неподвижно, наслаждаясь покоем, словно после доброй драки. Теперь он уж не так сильно страшился своего предвидения: пожалуй, мало что могло быть хуже дорожного движения в Хабе.

Гостиничный конюх подхватил коней под уздцы и жадно смотрел на Андора, отсчитывавшего золотые монеты. Гатмор разгонял мальчишек, жаждущих вцепиться в вещи потенциальных клиентов гостиницы. Четверо троллей тоже притащились к карете – на случай, если гостям потребуются носильщики посильнее.

Отдышавшись, Рэп спрыгнул на землю и от души поблагодарил Дымка и Туманку. Фавну очень хотелось самому отвести лошадок в конюшню, почистить и выводить их, но нужно было скорее добраться до дому, и Рэп быстро осмотрел стойла и конюхов. Убедившись, что о четвероногих друзьях хорошо позаботятся, он подошел к Андору, который настойчиво призывал фавна взглядом.

– Нам предстоит небольшая пешая прогулка, – сообщил Андор. – Здесь недалеко, не больше полета стрелы, так что не стоит брать носильщиков. Согласны?

Как ни много багажа набралось у путников за всю дорогу, Андор настоял утром, чтобы вещи упаковали в два вместительных, но небольших сундука. Рэп с Гатмором понимающе переглянулись, пожали плечами и согласились, что они, пожалуй, действительно справятся сами. Рэп поспешил опередить моряка и подхватил самый тяжелый из двух сундуков. Тролли хмуро, но молча наблюдали, как их заработок уплывает на плечах приезжих. Андор раскрыл над Кэйд зонтик и, неизменным апломбом пригласив всех следовать за ними, вышел из ворот гостиницы и зашагал через улицу. Вскоре он свернул в ближайший переулок, слишком узкий для кареты и заканчивавшийся короткой лесенкой, упиравшейся в перекресток. Там он опять свернул, теперь уже налево, в засаженный кустарником и тощими деревцами дворик. Ступеньки, дворики, переулки и перекрестки множились, а Андор все шагал и шагал вперед.

Дождь лил не переставая. С каждой минутой сундук на плечах Рэпа все больше и больше наливался свинцовой тяжестью. Вода давно уже просочилась и в рукава фавна, и за воротник. Потоки дождя смывали с улиц мусор и несли его, кружа в водоворотах, к переполненным сточным канавам. По мостовым текли настоящие реки, в чьих потоках ноги пешеходов тонули по щиколотку.

Следующий проулок был столь узким, что два человека с трудом могли разминуться. Рэп и Гатмор, сгибающиеся под тяжестью сундуков, теперь еще должны были следить за сохранностью своих оттопыренных локтей, а пролезая в воротах – костяшек пальцев. Маршрут изобиловал каменными подворотнями, а высота зданий превращала небо в узенькую щелку, затерянную в вышине. И вновь путников ждали ступеньки…

– На расстоянии полета стрелы, надо же такое удумать! – отдуваясь, ворчал Гатмор.

– Стрелы лабиринтами не петляют, – напомнил Рэп, искренне желая, чтобы Кэйд шагала порезвей.

– Чудненькие местечки для засад, – восхищался капитан.

– Нет здесь нигде никаких засад, – заверил Рэп, подключив к обычным чувствам ясновидение.

Конечно, это был район вонючих трущоб, но относительно безвредный.

Задержавшись, чтобы переместить груз с одного плеча на другое, Гатмор проворчал:

– Тебе легко!

– Угадал, – откликнулся фавн. – Хочешь, чтобы я взял оба?

Но, сгибаясь под своей ношей, Рэп пользовался не магией, а исключительно собственными мускулами, и он был приятно удивлен и доволен, что выдержал дольше моряка. Воспользовавшись непредвиденной остановкой, фавн поменял плечо, и оба двинулись дальше сквозь мрак, ветер и дождь по булыжнику улочек и подворотен, пока наконец не остановились перед стеной с неприметной дверью, утопленной в глубь кладки.

– Итак, мы у цели! – жизнерадостно воскликнул Андор. – Не слишком фешенебельно, но уж никак не трущоба. Теперь молчок…

– Либо ты откроешь дверь, либо я сброшу сундук тебе на ноги, – рыкнул Гатмор.

– Неужели! Ну, если ты настаиваешь… Капелька магии!

Андор наклонился к двери, приблизился к дырке от выпавшего сучка и чтото прошептал… дверь распахнулась. Рэп моргнул, заметив мерцание пространства, пока открывалась дверь.

– О Боги! – ахнула герцогиня.

– Подумаешь, волшебная дверь! В Хабе, если есть денежки, можно приобрести все, что угодно.

Это оказались не поверхностные чары и не краткосрочная магия, а долговременное надежное колдовство. В столице было полнымполно волшебных штучек подобного рода. Вот онито и создавали постоянную вибрацию, которую почувствовал Рэп.

Со вздохом облегчения вошел он вслед за Гатмором в помещение и с грохотом сбросил с плеч опостылевший сундук. Моряк тоже не церемонился со своей ношей, так что вещи уцелели лишь благодаря исключительной прочности тары. Комната освещалась как через зарешеченную фрамугу, заляпанную многолетним слоем пыли с внутренней стороны и грязи – с внешней, так и из дверных щелей. Все же в тусклом свете можно было различить ковер на полу, разумеется не первой свежести, и вбитые в стену крючья, служившие вешалками. Чего только с них не свисало: разнообразные плащи, шляпы, даже пара фонарей. Лестница, первые ступени которой маячили впереди, тонула в чернильной тьме. Андор заботливо запер дверь и лишь потом взял в руки кремень и огниво.

– Этот дом – довольно странное место, – сказал он. – Самое приятное для меня и моих компаньонов здесь то, что в разных концах помещений имеются три различных выхода, а на крыше еще и люк. Последнее особенно привлекает Тинала, а также меня.

Сбросив с плеч сундук, Рэп сразу же занялся осмотром лабиринта анфилад, коридоров и лестниц. Только проследив проходы в этом человеческом муравейнике, можно было определить, какие помещения принадлежат именно этому жилищу, а какие нет. Соседи и не подозревали, что здесь существует некая анфилада комнат.

Рэп легко определил, где разместился Сагорн – комната за комнатой, заставленные стеллажами, забитыми книгами, свитками, картами, загроможденные столами с алхимической аппаратурой и кучами иных причудливых вещиц. Апартаменты Андора отличали многочисленные стенные шкафы с щегольской одеждой; на застекленном чердаке устроил себе мастерскую Джалон.

Там царил артистический беспорядок, а в уголке примостился стол с заготовками для музыкальных инструментов; Тинал облюбовал себе небольшой чуланчик, таившийся под ступенями лестницы и наполовину заполненный драгоценностями и золотыми безделушками. Никаких признаков жилища Дарада вообще не было. Оно и понятно – ну что делать великану и забияке в Хабе?

В фонаре затеплился колеблющийся язычок огня. Опустив стекло и подкрутив фитиль, Андор осветил наконецто помещение и усталые лица. Золотистый отблеск смягчал осунувшиеся черты и затянутый паутиной холл.

– Место, поверьте, удобное, но, конечно, нуждается в уборке, – признал щеголь. – Для этого мы регулярно каждые десять лет нанимаем слугу. За несколько месяцев он полностью справляется с задачей. В этот раз немного подзадержались. Для вас, Кэйд, эти хоромы, может быть, и неподходящее жилье; надо думать, вы к таким и не привыкли, но для компаньонов, несущих древнее проклятие, это логово исключительно удобно.

– А ведь вы не сами его создали, не правда ли? – то ли утверждал, то ли спрашивал Рэп.

Андор, освещавший фонарем лестницу, резко развернулся к фавну.

– Конечно нет. Это очень древнее строение. Нам невероятно повезло, когда мы узнали о продаже этого помещения, и Сагорн приобрел данную недвижимость в свое безусловное право собственности. А что?

– Около двух третей жилища под щитом. Подразумеваю, что остававшаяся треть была добавлена позже созданного колдуном щита.

В които веки Андор онемел от изумления.

– Сработало волшебное слово, – глупо ухмыльнулся щеголь.

– Несомненно, – кивнул Рэп. – Этому щиту вся ваша компания, похоже, и обязана своей жизнью. То, что вы так долго избегаете обнаружения, всегда казалось мне чудом, ведь вы временами так энергично встряхиваете магическое пространство… ну вот и разгадка чуду.

– Боги! Неужели? А ты покажешь мне, какие части безопасны, прежде чем мы расстанемся?

– С удовольствием.

Андор зябко передернул плечами, сильно взволнованный неожиданной новостью. Затем он предложил руку герцогине и, высоко подняв лампу над головой, вновь направился к лестнице. В молчаливом согласии Рэп и Гатмор взялись за один и тот же сундук, оставив другой на следующий заход.

Особо обустраиваться не потребовалось; каждому нашлась комната, и, распаковав сундуки, каждый унес туда свои вещи. Правда, герцогиню от столь грубой работы избавили и, кроме того, в избытке снабдили водой. Остальные тоже вымылись, накачав насосом воду из подвального колодца, который изза дождей был особенно переполнен. Чистые и освеженные, они собрались в гостиной и обнаружили, что их хозяином был уже не Андор.

Длинный, костлявый, облаченный в серебристую мантию Сагорн стоял, облокотившись на каменную доску, и обозревал комнату с презрительной усмешкой на лице – явный признак неудовольствия. Рэп изумился, увидев на голове старика черную ермолку, выглядевшую на нем излишне вычурно.

Гостиная была очень большой и очень запыленной: гора пепла в камине, пыль на столах, фестоны паутины во всех углах и даже на стенах и потолке. Каждый шаг, каждое движение вздымало тучи пыли, забивавшейся в нос и рот. Серые сумерки едва пробивались сквозь грязные стекла. Рэп заметил уныние на лице Кэйд и задумался, догадывается ли она о действительном состоянии заброшенности гостиной. Сагорнто, безусловно, догадывался, потому и не спешил зажигать свечи.

– Садись, капитан, – кивнул старик Гатмору, когда тот вошел в комнату, последним присоединяясь к компании.

– Пожалуй, я постою, – нахмурился моряк и замер, скрестив на груди руки.

Кэйд взгромоздилась на стул с высокой прямой спинкой, а Рэп устроился на диване. Он позволил себе проверить, так ли мягок диван, как это казалось со стороны, и был приятно удивлен, что не обманулся в ожиданиях. Плохо только, что подушки насквозь пропитались запахом плесени.

– Похоже, у нас военный совет, если уж Андор вызвал вас, доктор, – заметила Кэйд.

– В какойто мере да, – цинично хихикнул Сагорн. – Андор – франт. Его утонченной душе совестно за подобное безобразие, а других квартир в запасе у него нет. Вот он и решил, что раз это была моя идея привезти вас сюда, мне и ответ держать. – Предупреждая заверения герцогини, он поднял руку и продолжал: – И он прав! Примите мои истинные извинения. Последние несколько лет я так увлекся своими исследованиями, что ничего вокруг не замечал. Дом захламлялся, а я… Это позор!

– Ну, дватри пыльных дня нас не угробят, – жизнерадостно воскликнула Кэйд. – Так чем нам заняться сейчас? Что ты предлагаешь?

– Поужинать, я думаю, – произнес Сагорн. – Позже нужно организовать сбор информации. Вопросов много. К примеру, о войне: насколько серьезна ее угроза? Неплохо бы узнать, в столице ли Иносолан, одна она или с джиннами? Как вы понимаете, их могли завернуть обратно, раз на джиннов охота. Вопрос о Краснегаре тоже немаловажен. И еще, какие слухи ходят про Четверых? И наконец, о друзьях и знакомых. Мне нужно восстановить отношения с прежними друзьямиполитиканами, а вам – с родственниками, но сначала нужно определить, к кому из них безопасно обращаться. Когда мы получим ответы на эти вопросы, у нас появится масса новых.

– А как я могу помочь?

– Не знаю! Начнем с того, что поблизости отсюда имеются и кабачки и таверны, так что Тинал принесет достаточно всевозможных сплетен и пересудов. Андор заявится в гости к комунибудь из знакомых. Наш маг, – хищный взор Сагорна обратился к Рэпу, – сможет собрать информацию – оккультными средствами, и, пожалуй, эти сведения окажутся самыми надежными.

– Подслушивать я смогу, – согласился Рэп, – тем более что это достаточно безопасно.

– Даже Андор способен выведывать тайны, а ты маг, тыто уж точно сможешь. Побеседуй с несколькими легионерами. Выбери когонибудь посолиднее и используй по ходу дела магию. Сделаешь?..

– Согласен, – с несчастным видом сказал Рэп.

– А ты, капитан… – Сагорн с сомнением взглянул на Гатмора.

– Капитан останется дома, – усмехнулся Гатмор, – и наведет на борту порядок. Ваша компания – грязная команда заправских разгильдяев.

– Я тоже нашла себе дело – буду заниматься домашним хозяйством и кухней, – заявила Кэйд.

– Мэм…

– Нет, правда! Я люблю готовить, хоть подобные развлечения для меня большая редкость. – Довольная собой, герцогиня буквально лучилась улыбкой. – Однако из воздуха мне ничего не состряпать, а в твоей кладовой, Сагорн, пусто!

Все не сговариваясь посмотрели на темнеющие окна. Как ни грязны были стекла, но сомневаться не приходилось: в такой час все рынки уже не работали.

– Послушайте, ведь мы под щитом, – воскликнул Рэп, обнаружив, что зверски голоден. – Вы не против куриных клецок?

Фавн вспомнил сказочное угощение, которое он пробовал раза два или три еще в детстве. Шедевр кулинарного искусства его матери. Безупречная память мага точно воспроизводила вкус и аромат кушанья, и у Рэпа прямотаки слюнки потекли, совсем как тогда, в детстве. За последнее время более приятного ощущения он не испытывал.

«Пожалуй, быть магом не так уж и плохо – по крайней мере, иногда», – подумал Рэп в предвкушении ужина.

– Ну, конечно же! – восторженно закричала герцогиня. – Шейх Элкарас устраивал застолья, пользуясь магией, и ты сделаешь точно так же.

– Я могу только попробовать сотворить еду. Что случится потом, я не знаю. Возможно, ночью мы проснемся изза голодных спазм в желудках.

– Не скромничай! – огрызнулся Сагорн. – И почему, собственно, такой однообразный стол? Уверен, ее сиятельство предпочтет чтонибудь пооригинальней. Например, скажем, фрикасе из голубиной грудки в трюфелях под соусом с каперсами.

– Я создам все, что угодно, если мне смогут объяснить, как это должно выглядеть, – пообещал Рэп, – но вкус блюда – здесь я бессилен – будет как у куриных клецок.

2

Вдоль каждого тракта Империи на определенном расстоянии друг от друга находились почтовокурьерские станции, каждая под собственным номером. Нумерация, естественно, начиналась от столицы. Поэтому, отправляя письмо сенатору Ипоксагу, Инос просто указала, что просит встретить ее на почтовой станции первого южного тракта. То, что дорога окончится станцией номер один, сомнений не вызывало, но куда двигаться дальше по городу, разыскивая дом сенатора, Инос не представляла, и встреча на станции, казалось ей, решала все проблемы. Единственно, чего не учла Иносолан, так это гигантских размеров самой станции.

Отправив вперед со специальным курьером письмо, Азак заметно снизил темп движения. Конечно, послание к сенатору будет доставлено без промедления, но все же не стоило гнаться за курьером и привлекать к себе внимание. Вчера ночью на постоялом дворе джиннов разбудили солдаты, вызванные бдительным хозяином. Но документы, состряпанные эльфами, снова выручили путников. Однако Инос все еще продолжала ждать разоблачения фальшивки. И дождалась… в сумеречный полдень на конечной станции южного тракта.

Дорога уперлась в скопление строений, больше напоминавшее небольшой городок, хоть и называлось оно почтовой станцией. Правда, в этом местечке соединялись три тракта: южный, восточный и питмотский. Кроме того, здесь имперская почта начинала и кончала свой бег по дорогам Империи. Здесь состоятельные путешественники оставляли почтовых лошадей вместе с каретами, меняя их на юркие и легкие городские двуколки или, наоборот, пересаживаясь в дорожные кареты, отбывающие в дальние края; лошади сдавались внаем как упряжками, так и поодиночке, для всадников; кроме того, желающие могли нанять на время поездки кучеров, форейторов и проводников, если желали. Административные павильоны, гостиничные строения, конюшни, дворы, паддоки кишели народом. Везде суетились посыльные, курьеры, носильщики, конюхи и конечно же карманники. Лошадей было вряд ли меньше, чем людей. Люди переговаривались, перекрикивались, лошади ржали и храпели, колеса карет и экипажей грохотали и плюхали по лужам, копыта цокали по мостовой, а башмаки чавкали по раскисшей грязи, создавая жуткую какофонию звуков, к которым добавлялся неумолкающий шелест дождя. Не только строения, но и сам воздух станции пропитался густым ароматом конского пота. И везде мелькали солдатские каски и мундиры.

Инос и не предполагала, что встретиться с кемто, кого она не знала и кто не знал ее лично, окажется так затруднительно. Два последних дня она лелеяла мечту о сердечной встрече с вельможейродственником, пусть очень дальним, надеясь на его гостеприимство, а главное, на отдых в более комфортабельных условиях, чем за полгода сумасшедшего путешествия. Безусловно, сенатор откликнулся на ее письмо и приехал за ней или послал когонибудь вместо себя, но Инос не представляла, как они отыщут друг друга. В послании она не осмелилась упомянуть, что путешествует в обществе четырех джиннов.

Сдав лошадей и карету, Азак получил деньги, и все пятеро вышли из конторы под дождь. Свирепо насупившись, но упорно храня молчание, Азак предоставил действовать Инос, однако она не знала, что делать, кроме как ждать. Минуты ползли мимо, лил дождь, а девушка осматривалась и спрашивала себя, куда же им в конце концов двинуться. Но эту проблему за них решили легионеры. Лошади и путешественники недолго мельтешили вокруг, внезапно поблизости от джиннов никого не осталось и со всех сторон в образовавшийся вакуум, как волчья стая на жертву, полезли солдаты, сверкая обнаженными мечами. Круг сомкнулся.

* * *

Окруженные кольцом легионеров, четверо джиннов во главе с Инос вошли в помещение с низким потолком, а потом поднялись по мрачной лестнице в каморку, где их уже ждали трибун, центурион и какойто неприметный типчик. Сопровождавшие пленников десять легионеров промаршировали в комнату двумя шеренгами, но потом распределились широким полукругом, все еще щетинясь обнаженными клинками. Двери заперли на засов. Под окнами находился одинединственный стол и, как ни странно, никаких стульев. Инос охватил страх. Небольшую комнату не станут набивать людьми просто так, а в переполненном помещении нельзя было повернуться, не наткнувшись на чейнибудь недобрый взгляд или мокрые доспехи. Запах кожи и лака ударял в нос, а дыхание людей она чувствовала даже через вуаль.

Трибун оперся спиной о стол и принялся рассматривать паспорт. Затем он одобрительно кивнул пятерым пленникам.

– Неплохая работа, – сказал он, указывая на бумаги. – Классическая фальшивка, к тому же великолепная.

– Нет, это не так, – заявил Азак.

Трибун снова улыбнулся и передал паспорт тщедушному типу. Тот был довольно молод, но уже почти лыс и выглядел истинным педантом – в общем, внешне безобиднейшая личность, тем и опасная; впрочем, иначе его здесь и не было бы. Эксперт поднес документ к глазам, повернулся к окну и стал внимательно рассматривать паспорт на свет, чуть ли не прижимая бумагу к кончику своего длинного носа.

– Да, отличная работа, – подтвердил он мнение трибуна. – Почти наверняка – эльфийская, – сказал он, любуясь каллиграфией.

Трибун, не переставая мило улыбаться, повернулся к Азаку. Трибун был староват, но для своих лет вполне крепок. Обнаженные руки и ноги его сильно загорели, а обветренное лицо соперничало цветом с бронзовыми доспехами, украшенными золотой инкрустацией. Дорогая, ладно скроенная форма выгодно маскировала рост трибуна. Он наверняка был человеком заслуженным, раз мог позволить себе роскошествовать.

– А теперь выкладывайте правду, – потребовал он.

– Ты прочел ее.

– Граждане, поименованные в этой «липе», никогда не слыхивали о вас.

– Еще бы! Я ведь приезжаю, а не уезжаю.

Азак врал не моргнув глазом. Зато Инос показалось, что ее сердце провалилось до самых пяток. Очевидно, понатыканные по всему тракту соглядатаи и смотрители с почтовых станций слали в столицу тревожные письма. Приливная волна доносов подоспела в Хаб как раз к их приезду. И власти озаботились взять подозрительных чужестранцев там, где легче всего избежать паники среди честных обывателей. Теперь их тщательно обыщут и не менее тщательно допросят с пристрастием.

Трибун критически осмотрел закутанную в покрывало фи– Инос.

– Открой лицо.

Для дам прятать себя от дорожной пыли было в порядке вещей, но оставаться под вуалью в помещении не практиковалось. Инос беспрекословно стянула с головы шляпу и размотала вуаль. Она столько времени не имела возможности вымыться, что была противна сама себе.

Трибун кивнул, будто лишний раз убедился в истинности полученных рапортов.

– Не из джиннов, ничего похожего. Поуэльф и полу… кто?

– Вот уж не эльф, – рассердилась Инос. – Имп и джотунн.

– Кто жег твое лицо и почему?

– Это мое дело и тебя не касается.

Он равнодушно пожал плечами, словно спросил мимоходом.

– Ты якшаешься со шпионами, шляешься в компании джиннов, значишься в этих подложных документах… Для дамы это многовато, как бы с тобой не случилось чего похуже…

– Еще не полдень, – спокойно ответил Азак.

– Что из этого? – повернулся к нему трибун.

– В полдень нас будет искать здесь некий вельможа. В твоих интересах попридержать свое любопытство до полудня, трибун.

– Неужели я выгляжу кретином? – скрестил на груди руки трибун. – Ты ничего не добьешься, оскорбляя меня.

– Если бы паспорт действительно был фальшивкой, как ты уверяешь, нас давно заковали бы в цепи. Документы необычны, согласен, но это уж не твоя забота. Просто потерпи до полудня. Я не стану уверять, что тебе ответят на все твои вопросы, но допрашивать нас тебе наверняка не позволят. – И Азак, копируя трибуна, тоже скрестил на груди руки.

В путешествии он основательно пропылился и пообтрепался, сквозь прорехи одежды коегде виднелось покрытое рыжими волосками тело, но султан Араккарана хорошо разбирался в интригах и мастерски умел вести их. И он верно угадал, что трибун все еще сомневается в шпионских намерениях приезжих, хоть и очень хочет доказать их вину. Джинны сейчас были желанной добычей, но война пока еще не объявлена, и с этим приходилось считаться. Трибун, не только ловкий, но достаточно толковый человек, не мог не понимать, что ничьим донесениям нельзя верить.

Инос вконец извелась; ей казалось, что полдень давно прошел, а определить время по солнцу мешали тучи. Минуты текли, а сенатора все еще не было. Причин для задержки было предостаточно: он мог не получить ее письма, сенатора могло не оказаться в городе; в конце концов, он мог просто не поверить ее письму, посчитать его фальшивкой и сжечь. Хуже, если сенатор передал письмо тайной полиции, заботясь о собственной безопасности, а этот трибун всего лишь ломал перед ней комедию.

Но, несмотря ни на что, искра надежды продолжала теплиться в сердце Инос.

– У тебя есть сомнения, писец?

– О, никаких, – ответил лысеющий парень и швырнул свиток пергамента на стол.

– Отлично, – воскликнул трибун и обратился к центуриону: – Обыскать их.

Центурион вложил меч в ножны и знаком приказал двум легионерам сделать то же самое. Все трое подошли к Азаку. Султан только злобно сверкал глазами, но не сопротивлялся, пока они шарили по его карманам и поясу. Кошельки с заркианским золотом звякнули по крышке стола, рядом легли оба кинжала и пара тонких стилетов, о которых Инос и не подозревала.

Той же процедуре подверглись затем и остальные трое джиннов: Чар, Варрун и Джарким.

Покончив с мужчинами, трибун уставился на Инос.

– При вас есть какоелибо оружие или бумаги?

– Никаких.

– Поклянитесь в этом Богами Правды.

– Клянусь.

– Ладно. Теперь приступим. Начнем вот с этого, – кивнул он на Чара.

Два легионера вцепились в джинна, заломили ему руки за спину, впечатав лицом в стену, а центурион с большим знанием дела врезал рукой его по почкам и лягнул по лодыжке. Не выдержав, Азак рванулся вперед и замер на полушаге, остановленный частоколом острых клинков. Инос закрыла глаза, не в силах смотреть на этот ужас.

Терпения Чара хватило еще на пару зверских ударов, после чего он начал кричать. Азак в бессильной ярости вторил ему рычанием.

– Будешь говорить? – поинтересовался трибун.

– Ты пожалеешь об этом!

– Продолжай, центурион, и не будь щепетилен.

– Взгляните! – выкрикнул тщедушный писец.

Инос невольно раскрыла глаза. Лысый типчик все еще не отлепился от окна. Должно быть, он предпочел разглядывать двор по той же самой причине, по которой Инос зажмурилась.

– Трибун, в ворота только что вкатилась карета с гербом и в сопровождении преторианских гвардейцев.

– О Боги Мучений! – простонал трибун.

Все же до развязки было еще далеко. Преторианец имел звание на несколько рангов выше, чем трибун, но по сравнению с ветераном казался слишком уж юн. Однако, когда гвардеец обменялся с трибуном приветствиями, воинственного пыла в служаке сильно поубавилось.

В полной мере довольный собой и воинским званием, что подтверждал шлем с пышным плюмажем, всадник был великолепен. Даже слишком маленький подбородок не портил его очаровательную внешность. Самоуверенность юнца тоже была оправданной: любой, кто смог пробиться в преторианцы, имел влиятельных покровителей и почти наверняка являлся будущим ликтором.

Но в карете восседал не сенатор, а укутанная в меха дородная дама – молодая копия тетушки Кэйд. Выглядывая из теплого пушистого воротника, она пристально рассматривала холодным жестким взглядом насквозь промокшее хрупкое неприкаянное существо, стоящее в грязи перед дверцей кареты в окружении легионеров.

– Знаешь ли ты эту женщину? – мрачным голосом спросил трибун.

– Нет.

– Нет? – просветлел он.

– Мой отец получил письмо, где она утверждает, что является нашей родственницей, с которой никто из нас раньше не встречался. Более того, источник, которому нельзя не верить, сообщает, что та, чьим именем она назвалась, давно мертва.

Вся фигура трибуна излучала счастье.

Юный гвардеец молча нахмурился. Он уже сожалел, что вступился за Инос, презрев ее жалкий вид.

– Можете ли вы доказать, что вы та, за которую себя выдаете? – надменно спросил он.

Азак, вынужденный молчать, все сильнее и сильнее накалялся гневом.

– Я – Иносолан из Краснегара, а ты, похоже, леди Эйгейз.

Дородная дама в карете скептически вздернула бровь:

– Мое имя ни для кого не секрет.

– Кэйд много рассказывала мне о тебе.

– Что именно?

– Например, ты провела лето в Кинвэйле. Там ты покорила сердце молодого гвардейца… точно не помню имени… кажется, Айнофер.

– Претор Айонфью – мой муж. Ты плохо справляешься со своей ролью.

– Это не роль, а рассказ. Ну, она также упоминала некий концерт на спинете. В этот раз спинет не просто фальшивил, иногда он начинал самостоятельно издавать звуки, совершенно уродуя мелодию; возможно, это изза ежа, ползавшего внутри инструмента. Или вот еще, насчет закрытой супницы; когда лакей поднял крышку перед Эккой…