/ Language: Русский / Genre:detective,

Две Взятки На Мизере

Диля Еникеева


Еникеева Диля

Две взятки на мизере

Диля ЕНИКЕЕВА

ДВЕ ВЗЯТКИ НА МИЗЕРЕ

Серия ЖЕНЩИНЫ МОГУТ ВСЕ

Новый жанр современной отечественной литературы!

ЧУВСТВЕННЫЙ ДЕТЕКТИВ!

Бесподобный коктейль из детектива, эротики, юмора, психологизма, остроумного стиля, созданный известным сексологом

Основа жанра - многогранность чувств. Вся наша жизнь - чувства: любовь, ревность, обида, месть, чувственность, эротика и, разумеется, чувство юмора. Уже ясно, что автор попал в десятку, так как эти книги появились в списке бестселлеров. Еще бы! Здесь нет надуманных ситуаций и инфантильных персонажей, а показана психология людей через призму эксремальных событий и в обычной, в том числе сексуальной жизни. Автор придерживается профессионального принципа: читатель должен и сопереживать героям, и смеяться, и отдыхать душой, и закончить чтение с легким чувством. Это сеанс эротического и психологического самопознания. Это легкий остроумный стиль, искроментный юмор, романтическая любовь и утонченная эротика. Это смехотерапия и положительный эмоциональный настрой.

Романы Дили Еникеевой нравятся людям, потому что все ещё можно верить в себя и надеяться, что завтра мы будем жить лучше. И еще: они довольно смешные, а смех, как известно, лечит все беды. Наконец, в условиях всеобщего бардака и полного цинизма в них присутствует светлая идея и оптимизм героев.

"Ex Libris НГ"

Читаешь на одном дыхании, оторваться невозможно, пока не перевернешь последнюю страницу. А когда закроешь книгу - жалко, что она уже закончилась.

"Общественное радио России"

Мужчинам будет приятно прочитать о женщинах, которые удачливы в бизнесе, но при этом всегда свободны для интрижек, которые не ждут после секса признаний в любви, а затем самостоятельно добираются домой на личном авто.

"Ваш досуг"

За дело Диля Еникеева берет резво, совсем не по-дамски. Закручено лихо, написано бойко. И то сказать - автор психолог-профессионал. В общем, может все!

"Литературная газета"

Любовь - тот же детектив: улики, версии, доказательства, разоблачения. Приплюсуйте к этому криминальную интригу и получите детектив в квадрате. Именно так поступила кандидат медицинских наук психолог Диля Еникеева. Получилась взрывоопасная смесь.

"Собеседник"

Диля Еникеева стала писать в довольно оригинальном жанре, который можно обозначить как эротический детектив. Конечно, от данного факта можно было бы отмахнуться - разве мало сейчас появляется новых книг? - если бы не одно обстоятельство. Тома в серо-розовой обложке раскупаются молниеносно, как горячие пирожки на морозе, причем половину читательской аудитории составляют мужчины.

"Ваш досуг"

Романы заслуживают внимания. Само по себе интересно, что написаны они кандидатом медицинских наук, профессиональным психологом. Так что романы пресратились в пособие. Проситал - и даешь консультации своим знакомым по проблемам их личной жизни. Только, главное, не забыть про свою собственную.

"Ex Libris НГ"

Оригинальная серия "Женщины могутвсе" парадоксальным образом сочетает в себе интригу, эротику, юмор и психологический ликбез.

"Ваш досуг"

Постоянная гостья нашей передачи "Рецепты хорошего настроения" Диля Еникеева, которую радиослушатели уже хорошо знают, написала а-агромное количество книг по психологии и, что ещё интереснее, - цикл детекьтвно-любовно-эротических романов. Сама зачитываюсь ими и не могу удержаться от смеха, а иронично-афористичные фразы главной героини запоминаю и одариваю ими своих знакомых. Многие прикольные фразы из этих романов уже стали крылатыми. Судя по звонкам радиослушателей, книги им тоже пришлись по вкусу, и они с нетерпением ждут новых. Очень рекомендую прочесть - посмеетесь, а в нашей теперешней жизни можно выжить только с помощью юмора.

"Общественное радио России"

У меня были поначалу, первые страниц 50, довольно странные ощущения. И вдруг я понял, что это действителньо интересно, анализируются какие-то механизмы общения именно с психологической точки зрения, что это полезно и может пригодиться каждому.

"Ex Libris НГ"

АННОТАЦИЯ

Не рискуя, не познаешь радость выигрыша. Любовь и ревность окрашены порой в кровавый пурпур... Страсть подчас толкает на преступление. Позволительно ли во имя любви убить соперника?.. Удачливый бизнесмен и покоритель женских сердей Казанова добился своего, теперь Лариса принадлежит ему безраздельно. Но какой ценой? Жизнь испытывает каждого сомнениями, страхом, ревностью, но все тайное рано или поздно становится явным.

Посвящается

Моему любимому мужу, благодаря моральной поддержке которого родилась эта книга.

Все события вымышлены. Любые совпадения ситуаций и имен являются случайными, хотя...

"Судьба способна очень быстро

Перевернуть нам жизнь до дна..."

И. Губерман

Суббота, 27 марта.

Подойдя к квартире подруги, Лариса протянула руку к звонку. Всего 7 часов утра, но Алка обычно встает рано. Дверь тут же открылась. Подруга уже при полном параде - в деловом костюме, с привычным макияжем.

- Привет, дорогая! - заулыбалась Алла, но тут же сменила тон. - Ты откуда в такую рань? И вся зареванная...

- Из Шереметьева...

- Ну, давай, заходи, потреплемся о нашем, о девичьем.

Войдя в прихожую, Лара сняла пальто и замерла, держа его в руках и глядя в невидимую точку перед собой.

Алла молча смотрела на нее. Во взгляде - сопереживание и тревога.

"Снова что-то стряслось... - думала она. - Даже во время следствия подружка не проронила ни слезинки, а тут глаза на мокром месте. Не иначе, её придурочный хазбенд опять кого-то пристрелил..."

- Алка, давай напьемся, а? - выдавила из себя Лариса.

- Давай, - с готовностью поддержала та. - Святое дело - напиться в семь утра. Самое подходящее время, чтобы две уважаемые бизнес-леди упились в стельку.

Аллины привычные хохмочки остались без внимания.

Та-ак... Дело плохо. Подруга в полном дауне. Надо действовать решительно.

- Пошли в гостиную. Напиваться надо в комфорте, - бодро заявила Алла и направилась вглубь квартиры.

Бросив пальто на обувной стеллаж, Лара прошла вслед за ней подругой, упала в кресло и обмякла, как тряпичная кукла. Искоса поглядывая на нее, Алла быстро поставила на столик бутылку, пузатые бокалы, разлила коньяк и села в кресло напротив.

- Есть будешь? Я-то уже позавтракала.

- Нет, я ничего не хочу.

- Тогда давай махнем так.

Одним глотком осушив свой бокал, Алла некоторое время смотрела, как Лара медленно цедит коньяк, но долго не выдержала:

- Чего ты его смакуешь-то? На светских тусовках будешь блюсти этикет. А сейчас не тот случай. Говоря словами Высоцкого: "Если уж я что решил, то выпью обязательно". Раз решили напиться, значит, упьемся в стельку. Давай-давай, пей, не ломайся.

Заставив подругу допить, Алла тут же разлила по новой.

- Первая рюмашка ни то, ни се, а вторая душу согреет. Пей по-быстрому, как я.

- Я так не умею, - вяло отнекивалась Лариса.

- А чего тут уметь-то? Махни, да и все.

Выпили по второй. Алла закурила и выжидательно посмотрела на подругу. Та молчала, глядя перед собой невидящим взглядом.

- Так, чую, и второй оказалось мало. Значит, выпьем по-третьей.

Она снова разлила коньяк и опять заставила Ларису выпить.

- Давай, подруга, колись. Хватит в молчанку играть, ты не на допросе.

- Алка, Игорь уехал... - закрыв руками лицо, Лара упала головой в колени и в голос зарыдала.

Та встала, обошла столик и присев на подлокотник кресла подруги, приподняла, откинула её голову на спинку кресла и обняла за плечи.

- Мать, кончай мне душу слезьми рвать. Первый раз вижу, чтобы ты рыдала. Я-то думала, дело серьезное, а тут... Все, подбери сопли. Не родился ещё на свете такой мужик, из-за которого стоило бы пролить даже одну слезинку. Потом глаза опухнут, морщины появятся.

- Да пусть появятся, мне все равно, - безжизненным голосом произнесла Лариса.

- Нет, что творится с бабой, а? Будешь рыдать, я тебе сейчас так врежу - вмиг очухаешься.

Лара перевела на неё удивленный взгляд. Чтобы подруга её ударила?

- Во! Угроза подействовала - сразу появился осмысленный взгляд, удовлетворенно констатировала та. - Теперь рассказывай все по порядку и только попробуй зарыдай - точно врежу! Значит, ты проводила Казанову в Шереметьево. Куда он улетел?

- В Нью-Йорк.

- Что, навсегда?

- Нет, в командировку.

- Так командировки ж вечными не бывают. Вернется твой Игорек. Или вы с ним уже горшки побили?

- Да, вроде бы, пока нет.

- Не поняла - вы с ним расплевались или нет? Он тебя бросил?

- Нет.

- Поссорились?

- Сначала да, потом помирились.

- И что Казанова сказал тебе на прощание?

- Сказал, что скоро вернется, что любит меня.

- Мать, ты охренела, что ли? Так чего ж ты рыдаешь-то?

- Мне без него так плохо... Тревожно, кажется, что с ним там что-то случится, и он никогда не вернется.

- Ну-у, старуха... У меня просто нет слов цензурных... По-моему, вы с Игорьком всю эту неделю слишком интенсивно трахались, и у тебя мозги всмятку. Ты, случайно, во время постельных телодвижений головой по спинке кровати не билась?

Лариса наконец улыбнулась:

- Нет.

- Слава те, Господи, а то я уж думала, что Казанова во время бурного траха тебе все мозги отшиб. Значит, вся проблема только в том, что твой милый уехал в командировку, а ты без него так сильно горюешь, что от смертной тоски обливаешься слезьми?

- Не все так просто, Алка. Хотя Игорь повторял, что любит меня, не хочет терять, но перед этим был такой надрыв...

- Ну, так это ж было до того. Милые бранятся, только кайфуют. Что за любовь без надрыва? У вас такой бурный роман, так кипят страсти, что не удивительно. Когда все хорошо, - даже неинтересно. Иногда надо и поругаться, чтобы потом сладко помириться и опять от души покувыркаться в койке.

- Да мы только и делали, что рвали друг другу сердце в клочья, а потом кидались друг другу в объятия, как сумасшедшие, будто это последний раз в жизни.

- Кто б мог подумать, что Игорек на такое способен?.. - задумчиво покачала головой Алла. - Уж так в тебя втюрился, что даже играет по твоим правилам. Это ж тебе нужны возвышенные чувства и прочие сопли-слюни, а у Казановы раньше разговор с бабами был короткий: "Раздевайся", - и все. И что ты с ним такого сотворила...

- Я люблю его, Алка, жить без него не могу.

- Но-но! - одернула её подруга, - Не смей истекать слезами! Я-то при причине циничности своей натуры вообще в любовь не верю, но если она на свете есть, то у вас как раз любовь. Так что ваши терзания вполне укладываются в сценарий - и ревность, и ссоры, и пылкие примирения.

- Знала бы ты, что я творила...

- За это Игорек тебя ещё больше любит. Ему же ни одна другая баба таких страстей никогда не устраивала. Так что ему все эти чувства в новинку.

- Но так было иногда тяжело...

- Зато потом с особым кайфом веселились в постели. Не надоело еще?

- Да пока нет.

- Ну и ладненько. Вернется Казанова - опять будете всласть любиться и от души трахаться. Мать, возьми-ка мозги в руки и внимательно послушай меня.

Лариса вытерла слезы и посмотрела на подругу.

- То, что вы творите с Игорем у него дома, - это ваши дела, раз вам обоим по кайфу. Но зачем ты так себя компрометируешь? Весь деловой мир гудел про ваш страстный роман, а теперь все на уши встали. Вчера ко мне с вытаращенными глазами примчался Сенька Лопаткин, - ты же знаешь, как этот чертов импотент обожает сплетни, - и взахлеб рассказывал, что в кабинете Казановы был интим-час ровно на два часа. В приемной было полно народу и все слышали замечательную музыку - играл Pink Floyd, а его перекрывал твой полный страсти голос: "А-а, еще-еще, мой любимый, мой сладкий..." , - и далее в том же духе. Потом музыка закончилась, а ты после этого ещё почти час стонала. Было дело?

- Было, - призналась Лариса, заливаясь краской.

- О! Покраснела подружка, застеснялась. А трахаться в кабинете Казановы не стеснялась?

- Да я же говорю тебе, что такого натворила за эти дни... Стыдно вспомнить.

- Ладно, мать, не бери в голову. Зато кайф получила. Раз так громко орала, значит, была в полном экстазе. А уж чтоб два часа!.. Ну и гигант же твой Казанова! А мужики от лютой зависти туда-сюда сплетни про вас таскают. Сеньке-то бабу трахнуть нечем, только пальцем, вот он слюни и пускает. Теперь всем раззвонит, сучонок. Я хоть и пообещала господину Лопаткину самолично рога обломать, если он и дальше будет про вас трепаться, да разве сплетни остановишь?! А чего ты к Игорю в офис приперлась? Вы же интенсивно в койке разминались и все ночи не спали? Маловато, что ли, показалось?

- Я совсем башку потеряла, веду себя как последняя дура. Накануне пытала Игоря про его прежних баб, и он мне честно все рассказал. Вчера я сдуру заявилась к нему посмотреть на его секретаршу...

- Охренела, старуха?! Неужели ты приревновала Казанову к этой телке? Да эти шлюшки вообще не в счет, им же за это платят.

- Не знаю, Алка, что на меня нашло. А как увидела её, у меня просто сердце оборвалось. Она так на меня похожа, но ей 18 лет, а мне 35. Вначале обмерла, когда эту девку увидела, а Игорь хотел меня успокоить, ну и сама понимаешь...

- Понятно. У Казановы есть единственный способ успокоить бабу - чтобы та два часа выла и стонала в экстазе, не думая о том, что все это слышно за дверью его кабинета.

- Так стыдно за все, что я творила...

- Подруга, что было, то прошло. Репутацию ты себе, конечно, подпортила, но как говорится, сделавши аборт, по волосам не плачут. Когда Казанова вернется?

- Обещал, что постарается сделать дела как можно быстрее. Ему нужно в трех городах побывать. Сколько это займет времени, не знаю.

- Ну, ладно, главное, что вернется. Я бы на твоем месте не горевала, а быстренько рванула к какому-нибудь мужичку и оттянулась в койке по полной программе.

- Да мне кроме Игоря никто не нужен.

- Гляньте-ка, что сделал этот чертов Казанова с моей любимой подружкой! Чтобы Ларка кому-то верность хранила? Да сроду такого не бывало. Мать, у тебя не температура, а? Кончай дурить. Понятное дело, Игорек штучный экземпляр, любовник высшей пробы, но с другим мужиком можно просто расслабиться. Хочешь, сейчас вызвоню тебе классного трахальщика? Вмиг про свои печали забудешь.

- Нет, Алка, не хочется.

- Тогда тебе нужно немедленно встретиться с твоим психиатром. Она всегда собирала твои растрепанные чувства в кулак. По субботам она работает?

- Не знаю. Была у неё пять дней назад, но спешила, буквально двумя словами перекинулись, и все. Я обещала через пару дней заскочить, потом так завертелась с Игорем, что было ни до чего.

- У тебя телефон психиатрического центра с собой?

Лариса достала из сумочки записную книжку, полистав, открыла её на нужной странице и протянула подруге.

- Как её зовут?

- Лидия Петровна.

Алла набрала номер, но было занято. Она поставила телефон на автодозвон и через пару минут раздался женский голос:

- Психиатрический центр "Ваш доктор".

Сняв трубку, Алла спросила:

- Скажите пожалуйста, Лидия Петровна сегодня принимает?

Удовлетворенно кивнув, Алла повесила трубку.

- Повезло, сегодня она дежурит. Давай быстренько дуй к ней, пусть психиатр приводит тебя в порядок. Отзвонись мне потом, как прошла беседа.

- Алка, но мы же коньяк пили...

- Да что нам три рюмашки-то! Даже и ни в одном глазу. А чтобы запах отбить, я капсулки дам. И гаишники не придерутся.

Алла вышла из комнаты, тут же вернулась с плоской пластмассовой коробочкой и протянула подруге 2 темные таблетки с металлическим блеском. Кинула пару таблеток и себе в рот.

- А тебе-то они зачем? - удивилась Лариса.

- На 10 часов у меня были назначены переговоры в "Промэкспорте". Гаишники мне до фени, а на деловых партнеров с утрева дышать коньяком благородной донье не пристало. Это от мужчины должно пахнуть дорогим одеколоном и дорогим напитком. А от женщины - только дорогими духами.

- И ты со мной столько времени возилась, когда тебя ждут на переговорах?! И даже собиралась за компанию напиться?! - искренне удивилась Лара. Для Алки на первом месте - дело, а уже потом все остальное.

Вот это да! Вот подруга так подруга!

- Да разве с тобой напьешься? - беспечно отозвалась та. - Вечно раззадоришь, а потом в кусты.

- Спасибо, дорогая! - благодарно улыбнулась Лариса.

- Кушай на здоровье!

Подруги спустились вниз.

"Мерседес" все ещё стоял у подъезда. Приехав к любимой подруге в полном душевном раскардане, Лариса даже забыла поставить машину на стоянку. Она растерянно оглянулась на Аллу. Та, встретив её взгляд, усмехнулась:

- Бывает, дорогая...

Подъехав к психиатрическому центру, Лара припарковалась и поднялась по ступенькам. В таком растройстве чувств она ещё ни разу сюда не приходила.

Взяв в регистратуре талон, Лариса прошла а кабинету своего психиатра. Приема ожидали трое пациентов, но сегодня ей спешить некуда.

Сев в кресло, взяла со столика журнал, без интереса пролистала его и положила обратно. Читать не хотелось, вообще ничего не хотелось. Да просто жить не хотелось.

Лара сидела, тупо глядя перед собой, вспоминая, как в аэропорту Казанова молча смотрел на нее. Она не просила его отложить поездку. Понятно же - раз решил, так и сделает. Игорь Северин - хозяин своего слова.

Они уже сказали друг другу так много, что ещё какие-то слова были уже не нужны.

Но до последней минуты Лариса почему-то верила, что Казанова передумает. Даже когда Игорь уже прошел таможенный контроль и стоял в очереди на паспортный, Лариса взглядом умоляла его: "Ну пожалуйста, не уезжай! Мне так страшно... Предчувствие, что я больше никогда тебя не увижу..."

Все три с половиной недели, что длился их бурный роман, любовник мчался к ней, бросив все дела. В любое время дня на её вопрос: "Ты сейчас свободен?", - он отвечал: "Для тебя я всегда свободен".

Почему Казанова уехал? Почему не махнул рукой на этот контракт? Ведь сам говорил, что всех денег не заработаешь. Ну, завалил бы этот контракт, не заработал бы то, что предполагалось... Для него это ерунда.

Впервые дела оказались важнее, а Лариса отошла на второй план, и это её больше всего пугало.

Игорь был так искренен, когда говорил, что боится её потерять. Но ведь чуть не потерял из-за этой проклятой поездки...

И все равно Казанова уехал. Почему? Устал от нее? Роман близится к финалу?

Закончив переговоры, Алла вышла из офиса "Промэкспорта", села в свой "Фольксваген" и призадумалась. Подруга так и не позвонила. Набрав номер Лариного мобильника, она услышала любезно-механический голос телефонной барышни: "Объект не отвечает."

"Видимо, Ларка отключила мобильник."

Алла позвонила ей домой и услышала голос подруги с автоответчика: "К сожалению, я не могу сейчас с вами поговорить. Оставьте свое сообщение, и я вам перезвоню".

- Ларка, бля, куда ты делась, черт тебя дери! - рявкнула Алла. - Я тут уже икру мечу банками, а ты где-то скрываешься! Немедленно позвони, поняла!

Швырнув мобильник на сиденье, Алла завела машину и выехала с малой дорожки на Ленинский проспект. У неё была куча планов на сегодняшний день, но неожиданный визит Ларисы сломал весь график. Ларка, любимая подружка, явилась спозаранку вся в слезах и соплях...

Три с половиной недели назад, когда подруга узнала то, что ей знать не следовало, и в полном душевном отупении позвонила Игорю Северину, Алла ещё не знала весь расклад. Ларка сказала, что сейчас за ней приедет мужик. Пустые серые глаза подруги, это отрешенное выражение лица... Да пусть любой мужик, лишь бы согрел подружку в койке и хоть ненадолго отвлек. Оказалось Казанова.

Алла - сама Казанова в юбке. Любовников - пол-Москвы. Уж ей ли не знать, что койка ничего не значит! Мужики, которым довелось с ней переспать, потом млели и намекали. А ей - хоть бы хрен по деревне! Понравился - может быть, ещё раз с тобой лягу. Не понравился, - пошел ты...! Но даже хороший любовник не мог её удержать. Хотела - звонила. Если тот сам звонил, а ей не в жилу, - пошел ты милый, тихо и медленно.

Но Ларка - другая. Вызвонила мужика всего лишь чтобы отвлечься от забот, да так в него втюрилась, что башку потеряла. Сплетен по поводу бурного романа Снежной Королевы с Казановой видимо-невидимо. Зная её буйный нрав, Алле доносили лишь малую толику. И то она каждый раз вставала на5 дыбы, когда кто-то смел злословить о её любимой подруге.

"Я, бля, урою тебя, только попробуй ещё кому скажи..." - сузив глаза, обещала Алла очередному сплетнику.

Но ведь на чужой роток на накинешь платок... Да и не только в этом дело. Ларка и в самом деле голову потеряла и забыла обо всем на свете.

Запиликал мобильник. Обрадовавшись, что наконец-то объявилась подруга, Алла схватила его с сиденья и ответила привычным:

- Я!

- Алла, - услышала она голос Мирона. - Я так соскучился. Может быть, ты приедешь?...

Сдержав рвущееся матерное слово - уж он-то сейчас точно не в масть! она, урожденная актриса, тут же перестроилась:

- Славик, родной, сейчас чуть приторможу и мы с тобой поболтаем.

Его слов: "Алла, я же просил тебя не лихачить!", - она уже не слышала, потому что отбросила мобильник на сиденье и вдавила ногу в педаль газа.

В центре особенно не разгонишься, но бесстрашная Алла всегда носилась на своем "Фольсвагене", нарушая все правила. Вылетев к Каменному мосту, она ноль внимания на выруливающие справа машины, понеслась вперед, подрезая других. У Манежа гаишник махнул ей жезлом, приказывая остановиться.

"Да пошел ты на хер," - процедила сквозь зубы Алла и промчалась на красный свет светофора.

Ей было плевать, что сейчас Мирон бормочет в мобильник, и уж тем более наплевать, что обозленный гаишник передаст по рации на следующий пост.

"Срала я на вас крупными кольцами", - зло усмехалась она.

Прокочила одну будку ГАИ, потом другую. Может быть, за ней и устроили погоню, но попробуй догони! За рулем она ас, а её "букашка" ускользнет от любого.

Быстрая езда её немного успокоила. Свернув с Тверской направо, Алла выехала на параллельную улицу, заехала в тихий дворик и притормозила.

Мобильник что-то долдонил голосом Мирона.

"Послать его, что ли... - раздумывала Алла. - Да хрен с ним, ещё пригодится".

Взяв трубку, она невинным голосом отозвалась:

- Славик, родной, извини, не смогла сразу перестроиться, в пробку попала.

- Алла...

Мирон же не дурак. Был бы дурак - не дорос бы своего авторитета.

- Ты хочешь, чтобы я тебя сейчас послала, куда всех остальных посылала? - вкрадчиво-ласково поинтересовалась она.

- Алла...

- Заткнись, - отрезала она.

В трубке молчание. Любовник заткнулся, как и было велено.

Алла немного посидела, сжимая телефон в руке. Эх, был бы сейчас кто-то, кто виновен в её злости, уж как бы она его отметелила! Но кто? Казанова? Он в Нью-Йорке.

"Ну попадись ты мне блядь Казанова, что я с тобой сделаю!.." прошипела Алла, уже немного успокаиваясь.

Больше, вроде бы, не на кого сердиться. На Славку? А он-то тут при чем? Ну, поднадоел ей любовничек, так ведь можно просто послать подальше. Хоть Мирон и бандитский главарь, но нет на свете человека, которого бы она боялась. И его пошлет, когда придет время.

Посмотрев на мобильник, Алла усмехнулась и отложила его на сиденье. Славка столько ждал и ещё подождет. Щелкнув замком сумочки, достала сигареты, зажигалку, закурила и только после этого взяла трубку.

- Я тебя слушаю, - её голос уже был ровным.

Видно, Мирон поначалу не мог сообразить, какой именно тон выбрать.

"Давай-давай, рожай", - усмехаясь, думала Алла, открывая дверцу машины и садясь поперек сиденья. "Фольксваген" замечательная машинка в маневрах, но маловата для её габаритов.

- Алла, не могла бы ты ко мне приехать? - его голос был одновременно и просительным, и настойчивым.

Она раздумывала недолго. Все равно сейчас настроение не для встречи с очередным любовником. А от Славки всегда можно уехать, если что-то придется ей не по нраву.

- Хорошо, родной, скоро приеду, - согласилась она и дала отбой.

Наконец подошла её очередь, Постучав, Лара вошла в кабинет психиатра.

- Можно, Лидия Петровна?

- Заходите, Лариса, рада вас видеть, - улыбнулась та.

Присев к столу, она не стала тратить время на предварительные разговоры. Лидия Петровна теперь не только её психиатр, но и близкий человек. Все поймет правильно, детально проанализирует и подскажет, что делать. И всегда её советы в самую точку. Врач не раз говорила Ларисе, что психиатры не знают слов "негодовать", "возмущаться", "осуждать". Все происходит из личности человека, и с точки зрения психиатрии нелепо осуждать кого-либо за его поступки. Даже если человек совершил преступление.

- Лидия Петровна, Костю убил мой муж.

Психиатр внимательно посмотрела на нее.

- Вы сами об этом догадались или это установлено следственными органами?

- Я нашла на даче свой пистолет. Он лежал в моей тумбочке в спальне. Спросила Мишу, как он там оказался. Муж ответил, что сохранил его, поскольку там его отпечатки пальцев, а он не хотел, чтобы в убийстве обвинили меня. А потом сказал, что это он убил Костю.

- Лариса... - осторожно начала Лидия Петровна. - Давайте пока не будем спешить с выводами, ладно? О личности вашего мужа мы ещё поговорим. Я вижу, что вы судите его явно пристрастно.

- Но вы же сами примеривали Мишу на роль убийцы!

- Мы тогда играли в детективов, размышляли и анализировали. Оценивалось множество кандидатур: ваша подруга Алла, знакомые самого Кости, в частности, его одноклассники, друзья и приятели, с которыми он рос, но перерос их в социальном плане, сотрудники той фирмы, из которой его переманила ваша подруга.

- Правоохранительные органы даже не стали себя утруждать выяснением связей Кости. Следователь почему-то избрал меня в качестве единственной подозреваемой и на каждом допросе давил, не я ли убила любовника.

- Да, следствие велось явно предвзято, - согласилась психиатр. Вполне возможно, есть и другие люди, которых мы не знаем, ведь, насколько я поняла, о прошлом Кости вам ничего не известно.

- Нет, я ничего об этом не знаю, - признала Лариса.

Костя... Наивный мальчик был влюблен, а она не сдержала порыв. Шагнула навстречу, встретив его взгляд, в котором было и обожание, и желание, и оказалась в его объятиях. Любовник из него никакой, ничего не умел. Зачем она потом соглашалась остаться с ним?.. Он говорил, как влюблен, а Лара придумала себе красивую сказку про любовь. С другими мужчинами все было не так, а ей хотелось романтических отношений.

Казановы тогда в её жизни ещё не было. Тот пытался за ней ухаживать, но она держала его на расстоянии, решив, что этот бабник - не её вариант.

Лара, как и любая женщина, мечтала о любви. Сама себя настроила, будто с Костей у них любовь.

В результате - долгая, безрадостная связь...

Потом Костю убили. Выстрел из пистолета "ТТ.", в сердце. Лара стала подозреваемой в убийстве. Почти месяц её терзал допросами следователь Прохоров.

В какой-то момент Лариса уже и сама почти поверила, что на неё нашло временное затмение - взяла свой "ТТ." с антресолей, где пистолет лежал три года, поехала в свой офис, застрелила Костю, а потом напрочь обо всем забыла.

Во время следствия Лара и в самом деле вела себя странно. По ночам ей снились кошмары, ей казалось, что у неё галлюцинации. Как-то раз обнаружила в ящике своего шкафа пистолет "ТТ." и с недоумением рассматривала его откуда он тут взялся? Потом пистолет исчез. Решив, что это очередная галлюцинация, Лариса боялась признаться даже любимой подруге. Страх, что она сходит с ума, отразился даже на её внешности. "Я безумна?!" - вопрошала Лара свое отражение в зеркале. И в самом деле, эта перепуганная женщина, что смотрела на неё из зеркала, выглядела почти безумной.

Потом Алка уговорила её сходить к психиатру, и все встало на свои места. Лидия Петровна сказала, что Лариса психически здорова. Лара стала частенько забегать к психиатру, и они подробно анализировали - кто же убил Костю?

От воспоминаний её отвлек голос Лидии Петровны:

- Фактов у нас по-прежнему нет. Ваш муж был всего лишь одним из многих, кого мы рассматривали в качестве вероятного убийцы. Но лишь гипотетически.

- А сами вы не подозревали Мишу?

- Конечно, подозревала. Жизнь показывает, что чаще всего, убийца человек из ближайшего окружения, у которого есть мотив. У вашего мужа был мотив - ревность, поэтому теоретически он мог убить вашего любовника.

- Но вы не дали мне понять, что думаете именно на Мишу.

- Во-первых, я подозревала не только его, но в не меньшей степени и других. Во-вторых, я намеренно расширила круг возможных кандидатур, чтобы вам было морально легче. Убить мог и совершенно незнакомый вам человек.

- Тогда я не верила, что убил Миша...

- Вы чуточку максималистка, Лариса, легко впадаете в крайности. Это свидетельство некоторой незрелости личности. То вы категорически отвергали возможность, что убил ваш муж, то безоговорочно признали этот факт. Я не акцентировала вашего внимания именно на кандидатуре мужа, поскольку если бы выяснилось, что преступление совершил он, то вы не смогли бы жить с ним под одной крышей.

- Конечно, - подтвердила Лариса.

- Я же говорю, что вы максималистка: только черное и белое, полутонов вы не признаете. Или люблю, или ненавижу. Мне хотелось избавить вас от гнета психологических переживаний.

- Если я вас правильно поняла, анализируя разные кандидатуры, вы намеренно наводили тень подозрения то на одного, то на другого, чтобы мне было не так тяжело?

- В упрощенном понимании можно расценить и так. Но одновременно я хотела вместе с вами разобраться с помощью логических рассуждений. И что теперь? Вашего мужа осудят?

- Думаю, что этого не произойдет.

- Поясните. Значит, официально ваш супруг не фигурирует в качестве обвиняемого в убийстве?

- Нет, в органах пока об этом не знают.

- Значит, следствие продолжается? Очевидно, появились новые действующие лица?

- Пока нет.

- Тогда расскажите подробнее.

- "Крыша" моей и Аллиной фирмы - Слава Миронов по прозвищу Мирон. Слава - любовник Аллы. В перестрелке между двумя бандитскими группировками - Мирона и его давнего врага Саввы был убит один из Саввиных боевиков, остальные сбежали. Мирон приказал подобрать труп, в его одежде спрятали записку, в которой тот якобы признавался, что убил Костю по приказу некоего Косого, чтобы подставить меня.

- От подобного письменного признания за версту разит липой, - покачала головой Лидия Петровна.

- Тем не менее, следствие закрыли. Оказывается, труп подбросили уже давно, когда я стала подозреваемой в убийстве. Намеренно оставили его почти на виду в Битцевкому лесопарке, но труп пролежал там довольно долго. Мирон с Аллой уже даже начали волноваться, почему его никак не обнаружат. Но в конечном итоге задержка даже принесла пользу. Труп сильно разложился, и все приобрело оттенок достоверности - якобы наемного убийцу убрали сразу, что вполне укладывается в сценарий подобных заказных преступлений. Правоохранительные органы даже не стали разбираться и закрыли дело.

- А разве не могут найти этого Косого?

- Его никто не искал. Списали на обычные бандитские разборки, и все. Зачем милиции лишняя работа? Как только они слышат про заказное убийство, то заранее настроены, что оно не будет раскрыто.

- А Косой - вымышленный или реально существующий персонаж?

- Такой человек действительно есть. Три года назад они вместе с напарником меня обманули - взяли большую партию товара, предоставив поддельную банковскую платежку, и скрылись. Я тогда была новичком в бизнесе, а Алла уехала в командировку. На мне висел огромный долг, кроме того, моя репутация была бы навсегда потеряна - товар был взят под честное слово у моего партнера. Получилось, что не только сама влипла, но и подвела уважаемого человека, который мне поверил. Приехала Алла и все рассказала Мирону. Тот сразу же перевел мой долг партнеру, а тех, кто меня обманул, быстро нашел. Они оказались из группировки Саввы.

- И как это теперь говорится, "забили стрелку"?

- Да, именно так. Обо всем договорились, но во время встречи произошли непредвиденные осложнения. Там был этот Косой. Он увидел меня и стал оскорблять и грозить, что отомстит. Чуть не началась перестрелка, но Мирону удалось все уладить. По приказу Саввы Косого хорошенько проучили. После этого случая тот, очевидно, затаил злобу. Так что внешне все выглядит достоверно - как бандитская месть. Тот пострадал и отомстил, решив свалить на меня убийство Кости.

- Да-а... - покачала головой Лидия Петровна. - Как же изменились наши нравы, если версия о том, что мужчина мстит женщине столь варварским способом, - кажется правдоподобной. На мой взгляд - это просто дикость.

- Согласна, - кивнула Лариса. - Думаю, что следователь и другие сотрудники правоохранительных органов ни на минуту не поверили липовому признанию, но просто не захотели разбираться.

- Печально... Слова: "бандитские разборки", "заказное убийство", "киллер", "мафия", "организованная преступность", "рэкет" и прочие, - стали привычными в нашем лексиконе, а следовательно, и в нашей жизни. Великий Даль таких слов не знал. А сейчас любой обыватель может на себе испытать отвратительные последствия всего этого.

- Те, кто занимаются бизнесом, а тем более, по-крупному, и подавно вынуждены с этой грязью сталкиваться. Изнанка бизнеса.

- Из ваших слов я поняла, что вы тоже присутствовали на этой "стрелке".

- Да, - подтвердила Лара.

- Но вам-то зачем нужно было встревать в подобную авантюру?

- Моя подруга горела боевым азартом и заявила, что непременно поедет на "стрелку". Мирон попытался возражать, но Алла настояла. Мирон предупреждал, что боевики Саввы могут привезти не деньги, а гранатометы. Но я тоже порой бываю очень упрямой. Я не могла себе позволить остаться в стороне.

- Лариса... - покачала головой психиатр. - Не ожидала подобного от благоразумной женщины.

- Мы с подругой с пеленок вместе. Тот конфликт произошел из-за моей оплошности. Я бы никогда себе не простила, если бы Алла погибла по моей вине.

- И вы решили погибнуть с ней за компанию?

- Нет, я надеялась, что все обойдется. Но отсиживаться, когда моя подруга из-за меня рискует жизнью, - не могла.

- А о сыне вы в тот момент думали?

- Лидия Петровна, вы уж простите меня за резкость... Бизнес - дело жесткое, даже жестокое. Там свои, звериные законы. Я долго сопротивлялась уговорам Аллы заняться бизнесом. Но раз уж стала бизнес-леди, то приходится жить по этим законам. Их придумали мужчины, а не женщины. Но мы с Аллой на равных среди крутых бизнесменов. И как говорит моя подруга, нечего размазывать сопли, раз встряли в мужское дело.

- Все это понятно, Лариса. Вы не первая бизнес-леди, которая приходит ко мне на консультацию. Но в данном случае речь не о бизнесе, а о вашем участии в бандитской "стрелке".

- Где подруга, - там и я, - твердо заявила Лара.

- Вот так - безоговорочно?

- В целом по жизни было именно так, хотя у каждой из нас есть своя жизнь. Но я бы никогда себе не простила, если бы с ней что-то случилось.

- Вы же понимаете, что я обо всем расспрашиваю не просто так.

- Конечно, понимаю. Вы меня воспитываете, чтобы больше я такого не повторила.

- Не совсем так... Психиатры не "воспитывают". Они корригируют определенные психические нарушения или аномалии характера. У вас таковых нет. Но вы в немалой зависимости от своей подруги, а у неё совсем другой характер.

- Да, Алла склонна к риску и авантюрам.

- Хотелось бы, чтобы впредь вы учитывали особенности личности вашей подруги.

- Постараюсь, Лидия Петровна.

Психиатр не из тех, о ком циничная Алка говорит: "Пошла ворона говно долбить". Сказав своей пациентке, все, что намеревалась, Лидия Петровна тут же сменила тему:

- Получается, что Мирон с Аллой обставили дело с мнимым убийцей, чтобы следственное дело было закрыто?

- Да.

- Но теперь, когда известно, что убил ваш муж, дело вновь может быть возбуждено?

- Не думаю. Судя по всему, Миша не собирается идти с повинной. Так что следствие закончено - забудьте!

- Что ж, это оптимальный вариант для всех. И что сейчас вас беспокоит?

- Меня волнует судьба моего мужа. Как будет с ним, если у него шизоидная психопатия?

- Вашего мужа пока психиатры не обследовали, диагноза у него нет.

- А если опять начнется следствие, и Мишу арестуют, то что его ждет?

- При необходимости назначат судебно-психиатрическую экспертизу, установят диагноз, проанализируют, в каком состоянии тот совершил преступление. Если оно связано с его психическим заболеванием, и в момент совершения правонарушения он не отвечал за свои поступки, не сознавал свои действия, то его признают невменяемым, а потом назначат принудительное лечение.

- А могут Мишу признать невменяемым из-за того, что он шизоидный психопат?

- Могут, если он совершил преступление в состоянии аффекта.

- А вы сейчас не можете сказать, признают его невменяемым или нет?

- Но ведь я не видела вашего мужа, знаю о нем лишь с ваших слов, а вы можете быть субъективны, что-то не заметить, а что-то преувеличить. Психиатры заочно диагноз никогда не ставят.

- Ох, как это все тяжело! - вздохнула Лариса. - Сознавать, что отец твоего сына убийца, да ещё есть риск, что он будет состоять на психиатрическом учете!

- Что делать, Лариса! Психические болезни от нас не зависят.

- Я понимаю. Но не знаю, что делать.

- А вы сможете простить вашего мужа?

- Нет, не смогу.

- И у вас есть чувство вины?

- Да, конечно. Сама во всем виновата - если бы я ему не изменяла, то всего этого кошмара не было бы.

- Не стоит культивировать собственное чувство вины. Вы же сами произнесли замечательную фразу: следствие закончено - забудьте! Постарайтесь все забыть, Лариса. Терзать себя мыслями, как бы все сложилось, если бы вы не изменяли мужу, - не стоит. Это не конструктивно, а деструктивно для вашей психики. Хотите, проведу вам курс психотерапии или займемся аутогенной тренировкой?

- Нет, Лидия Петровна, пока не надо. Если уж сама не справлюсь, тогда и будем использовать ваши методы.

- Я же говорила, Лариса, что вы сильная личность. Уверена, что вы со всем справитесь. Будет тяжело, - приходите.

- Спасибо, Лидия Петровна. Как-нибудь на днях зайду. После беседы с вами мне стало легче. Но когда начинаю обо всем этом думать, порой накатывает такая тоска и безысходность...

- Как только у вас становится тяжело на душе, сразу же приходите. Не оставайтесь наедине со своими мыслями. Сегодня я вижу, что вы в субдепрессии. У вас заплаканы глаза, монотонная речь, вялая мимика. Вы всего лишь раз улыбнулись, а раньше, даже будучи обвиняемой в убийстве, шутили.

- Да устала уже, Лидия Петровна. Почти месяц длилось следствие, меня почти каждый день вызывали на допросы, уже думала, что вот-вот арестуют. Пистолет-то у меня на самом деле был, и именно марки "ТТ..", из которого убили Костю. И улик против меня было много. 19 марта я узнала, что дело прекращено и только-только вздохнула с облегчением. На следующий день мы всей семьей поехали на дачу и в тот же день я обнаружила пистолет в своей тумбочке, а муж признался мне, что убил Костю.

- Понимаю, Лариса. Досталось вам немало. Но держитесь.

- А сегодня я плакала не из-за этого. Уехал близкий мне человек, который был со мной почти месяц, и это помогло мне выдержать весь это кошмар.

- Но он не навсегда уехал?

- Надеюсь... Игорь поехал в командировку в Нью-Йорк, обещал скоро вернуться.

- Ну, так это не проблема. Раз обещал, значит, скоро вернется. Понимаю, что вам без него одиноко, тем более, у вас такая тяжелая ситуация. Но у мужчин другие приоритеты в жизни. Это мы, женщины, живем чувствами, а у мужчин на первом месте дело. Так что не судите мужчин с наших, женских позиций.

- Постараюсь.

Лариса встала, держа в руках сумочку и раздумывая, как бы отблагодарить врача. Лидия Петровна всегда подолгу с ней разговаривала, а в коридоре её ждут другие пациенты. За это время она могла бы принять троих-четверых, но подолгу беседует с Ларисой. "Просто сунуть ей деньги... Нет, она не такой человек. Эх, мне бы Алкино нахальство! Или спросить, сколько я должна? Тоже как-то не в жилу..."

Ее размышления перебил голос Лидии Петровны:

- Если у вас есть время, задержитесь ещё немного.

Лара снова села.

- Не спешите делать выводы в отношении вашего мужа.

Психиатр смотрела на нее, как всегда, спокойно-доброжелательно, и Ларисе стало стыдно, что она пытается мерять все в денежном эквиваленте. Лидия Петровна - врач от Бога, а она чуть было не сунула ей зеленую бумажку.

- Произошла трагедия, и этого уже не забыть. Но человек, а особенно женщина, способен многое прощать. Подумайте об этом и не рубите с плеча, хорошо?

- Нет, я не смогу с Мишей жить. У него трудный характер, и я с этим мирилась одиннадцать лет, но лжи и подлости не прощу. Я уже подала на развод. К сыну пусть приходит, они друг к другу очень привязаны. Мишина судьба мне не безразлична, ведь он отец моего ребенка. Порой я его то презираю, то ненавижу.

- Лариса... - покачала головой Лидия Петровна. - Вы благоразумная женщина. Не ожидала от вас столь необдуманного решения. Вы опять проявляете свой максимализм. Ведь не такие уж и плохие у вас были отношения с мужем. Да, вы не любили его, но тем не менее, прожили столько лет. Вы выглядите ухоженной, цветущей женщиной, а не замученной семейными проблемами. Значит, психологический климат в вашей семье и ваш образ жизни были для вас приемлемы. Ведь если бы не произошло этого убийства, вы бы по-прежнему жили с мужем?

- Думаю, что да. Миша ни разу не сказал мне ни одного резкого слова, внешне все было вполне пристойно. Не было между нами близости и доверительности, но я с этим уже смирилась.

- Вы уважали вашего мужа?

- Да, безусловно. Миша талантливый ученый, интеллигентный, образованный и тактичный человек, я считала его порядочным и продолжала бы считать, если бы он не был убийцей.

- В свете последних событий личность вашего мужа для меня пока ещё неясна. Это очень важный вопрос, и нам нужно его обсудить.

- Хорошо, Лидия Петровна, сегодня я не спешу.

- Понимаете, Лариса, мы, психиатры, не привыкли делать поспешных выводов. Врач никогда не ляпнет пациенту диагноз, если у него есть хотя бы малейшие сомнения. Вначале больному ставится предположительный диагноз, но одновременно приводятся и другие возможные диагнозы. Всегда рассматривается множество вариантов. Есть понятие дифференциальная диагностика - мы анализируем, сравниваем разные заболевания со сходными проявлениями. И только когда психиатр будут уверен на все сто процентов, - он поставит окончательный диагноз. Давайте и мы сейчас рассмотрим разные варианты.

- Давайте, - согласилась Лариса.

- У вас тяжело на душе, вы отрицательно настроены к мужу и уже вынесли ему собственный диагноз, не обладая для этого ни фактами, ни необходимыми знаниями.

- Но вы же сами раньше говорили, что Миша - шизоидный психопат!

- Нет, Лариса, - покачала головой Лидия Петровна. - Я была очень осторожна в выражениях. Я говорила: "Похоже, что ваш муж шизоидная личность", - и неоднократно упоминала, что психиатры никогда не ставят диагноз заочно. Я уклонялась от категорических формулировок. Зная о Мише лишь с ваших слов, я могу судить не столько о нем самом, сколько о вашем отношении к нему. Вы ведь не любите его?

- Нет, - вздохнула Лара. - Никогда не любила.

- Следовательно, в данном случае может быть не только субъективное отношение, но и так называемый перенос. Человек, испытывающий определенные чувства к другому, как бы переносит их, приписывая партнеру.

- То есть, я его не любила и считала, что он не любит меня?

- В упрощенном понимании так. Мы не будем вдаваться в глубокие теоретические дебри, вам вполне достаточно такого понимания понятия "перенос". Как вы характеризовали мужа? Эмоционально холодный, бесчувственный, замкнутый, необщительный, друзей нет, с родителями не в контакте. Так?

- Так, - подтвердила Лара.

- И это опять же ваша субъективная оценка. Мне было бы достаточно пяти минут беседы с вашим мужем, чтобы сделать вывод. Может быть, вы пригласите его на консультацию?

- Нет, Миша не пойдет. Да и мне не хочется его больше видеть.

- Вот видите, как вы к нему отрицательно настроены, - неодобрительно покачала головой Лидия Петровна. - Уже все решили, поставили ему свой диагноз и отрубили. Но у меня пока не сложилось четкого представления о вашем муже. Ваши характеристики могут свидетельствовать не о шизоидности мужа, а о других личностных особенностях. Например, замкнутость может быть при психастении, сенситивности, астеническом варианте. Это разные типы личности, но у них много общего. Отсутствие контакта с окружающими - лишь внешнее проявление, которое люди расценивают как замкнутость, необщительность, а на самом деле все не так. Психиатр это поймет, а остальные нет. В действительности же этот человек очень стеснителен, раним, застенчив, боится показаться смешным, теряется при знакомстве с незнакомыми людьми, не умеет поддержать легкий, ни к чему не обязывающий разговор, и поэтому сознательно ограничивает свой круг общения. У него может быть только один близкий человек, но может не быть ни одного. Он так болезненно раним, что оберегает свое самолюбие от эмоциональных потрясений порицания, осуждения, насмешек, непонимания. За это его считают необщительным. Мы называем это барьером общения, но это не замкнутость.

- Вы знаете, Лидия Петровна, это очень похоже на Мишу, - задумчиво проговорила Лара.

- Вот видите, Лариса, вы засомневались, а до этого уже решили, что он шизоидный психопат, хотя я вам этого не говорила. Кстати, шизоидность тоже может быть не только в рамках психопатии, но и при акцентуации характера, а это не патология, всего лишь легкий акцент на некоторых чертах. Поэтому, говоря "шизоид", "шизоидная личность" мы имеем в виду определенные особенности характера, но не болезнь. Отличие между психопатией и акцентуацией в том, что первая обязательно предполагает декомпенсацию. Насколько я понимаю, у вашего мужа подобного не наблюдалось?

- Нет.

- То есть, он социально компенсирован. Миша талантливый ученый, имеет ученую степень доктора наук, автор многих изобретений. Больной психопатией никогда не достигнет таких высот. Любая ситуация, которая бьет в его слабое место, - вызовет у него декомпенсацию.

- Значит, Миша не психопат...

- Думаю, что нет. Но как всегда, воздержусь от категоричных утверждений, пока сама с ним не побеседую. Мало того, ваш муж может оказаться даже не шизоидом, а очень ранимым человеком, который ограничил круг общения вами и сыном. Ведь вы сказали, что он любит сына?

- Очень.

- Нетипично для шизоида. Шизоидные личности не способны любить, их чувства проявляются весьма своеобразно. К близким они эмоционально холодны, порой жестоки, бесчувственны.

- Нет, Миша не жесток. По крайней мере, раньше не был. Это сейчас я решила, что он очень жестоко поступил со мной.

- А давайте исходить из предпосылки, что муж любит вас. Вы же говорили, что он был влюблен в вас ещё со школы. И до сих пор хранит вам верность. Как раз психастеники, астеники и сенситивы - чаще всего однолюбы. Они романтики, идеализируют предмет своей любви и очень привязываются к человеку, который к ним добр или чем-то близок.

- Похоже, Миша такой.

- Вот, уже лед тронулся. Допустим, муж любит вас до сих пор и молча страдает, что вы его не любите. Робкие люди очень чувствительны, они интуитивно ощущают отношение других. Если что-то их ранит, - они замыкаются в себе, как улитка в раковине.

- Пожалуй, вы правы... Это похоже на моего мужа.

- Больше всего на свете психастеники, астеники и сенситивные личности боятся выяснять отношения и быть отвергнутыми. Поэтому Миша не смеет навязываться вам, все сносит и молча терпит ваше пренебрежительное отношение.

- А я считала, что пустое место для него.

- На самом же деле наоборот. Вы для мужа - все, а он для вас - ничто. Но вы перенесли свое отношение на него, приписав ему собственные чувства.

- Теперь мне многое понятно. Миша всегда со мной соглашался, говорил: "Как хочешь, Ларуся", "Ты привыкла поступать так, как считаешь нужным".

- То есть, ваш муж мягкий и подчиняемый человек, что абсолютно нетипично для шизоида, но типично для тех трех вариантов личности, которые я вам называла.

- Получается, что не он ко мне, а я к нему была равнодушна и даже жестока?

- Похоже, что так. Вы жили своей жизнью, делали все, что хотели, не считаясь с мнением мужа, а он смирился и терпел. Лев Толстой говорил: "Мы любим людей за то добро, которое им сделали, и ненавидим за то зло, которое причинили". Подсознательно чувствуя, что вы причиняете мужу психическую травму своим пренебрежительным отношением, вы были негативно настроены к нему и убедили себя в том, что он к вам совершенно равнодушен.

- Наверное, так, - согласилась Лара.

- Вы говорили, что на первом месте для мужа - работа. Есть шизоиды, одержимые какой-либо идеей, которую они настойчиво претворяют в жизнь, будучи при этом совершенно равнодушными к членам своей семьи. А психастеники очень трудолюбивы и старательны. Есть так называемые гиперсоциальные психастеники, то есть, обладающие повышенным чувством социальной ответственности. Такой человек готов работать сутки напролет и принести себя в жертву на алтарь науки. Любое дело он выполняет не просто хорошо, а блестяще, чтобы комар носа не подточил, тщательно, обстоятельно, все детально обдумав и взвесив все "за" и "против".

- Так может быть, Миша - гиперсоциальный психастеник?

- Лариса! Опять вы пытаетесь влезть в сферу, в которой некомпетентны. Воздержитесь от наклеивания ярлыков. Я вам твержу, как осторожны психиатры при постановке диагноза, а ведь они профессионалы. Вы же, вооружившись тем ликбезом, который я вам преподала за время нескольких наших встреч, пытаетесь делать выводы и оперировать нашей профессиональной терминологией.

- Извините, - смутилась Лара. - Больше не буду.

- Ну, как ребенок, право! Лариса, пора бы уже и повзрослеть!

Та промолчала, испытывая неловкость. Ну, чего она опять высунулась, когда не просят! Права Алка, когда называет её юной пионеркой.

- Мы рассмотрели лишь одну из характеристик, которую вы дали своему мужу, - замкнутость, - продолжала психиатр. - Это психиатрическая категория, поэтому пользоваться ею нужно грамотно. Если психиатр произносит : "замкнутость", то его коллегам это говорит о многом. Для психиатра - это ключевое слово. Во всех остальных случаях это барьер общения. Вы же, не обладая психиатрическими знаниями, расцениваете мужа как замкнутого человека, а я только что продемонстрировала вам ошибочность такого суждения.

- Я с вами согласна, Лидия Петровна. Скорее всего, Миша не очень общителен из-за своей застенчивости. В школе его все дразнили. Он высокий, худой, нескладный, в очках. Наши одноклассники придумывали ему очень обидные прозвища: "глиста во фраке", "интиль облеванный" и прочие. Миша очень переживал и отдалился от всех, стал одиноким. Наверное, он боялся насмешек, поэтому ни с кем не дружил.

- Видите, Лариса, с моей помощью вы уже стали лучше понимать личность вашего мужа. То, что вы сказали, - свойственно именно психастеникам, астеникам и сенситивным людям, но никак не шизоидам. Шизоиду наплевать на мнение окружающих, он живет в своем внутреннем мире.

- Но мне тоже казалось, что Миша живет в своем мире, где нет места для меня.

- После того, что я вам рассказала, надеюсь, вы убедились, что не правы?

- Да. Мое мнение о Мише уже начинает меняться, - признала Лариса.

- Очень хорошо. Шизоидные личности могут быть высокомерны, другие люди для них ничего не значат.

- Нет, Миша не высокомерен.

- Сами понимаете, Лариса, я не могу руководствоваться лишь вашими оценками. Мы просто рассматриваем различные варианты, поскольку я хочу уберечь вас от трагической ошибки.

- Трагической? - ахнула Лара.

- Вполне возможно. В качестве предположения - ваш муж не убивал, но взял вину на себя.

- Зачем?

- А зачем ваша подруга Алла пыталась переключить на себя внимание следователя? Ваш муж мог это сделать с той же целью - пожертвовать собой ради вас. Он намеренно сказал, что убил, будучи уверен, что это сделали вы. Хотя случаи подобного самопожертвования в наше время - редкость, но все же не перевелись ещё идеалисты и романтики.

- Неужели Миша...

- А вы сами подумайте, Лариса. Зачем ему нужно было сохранить пистолет со своими отпечатками пальцев? Уже этот факт говорит о многом. Если муж убил вашего любовника, то немедленно избавился бы от оружия. Второй вопрос: зачем он признался вам в убийстве? Миша мог сделать это ради того, чтобы дать вам моральное облегчение. Ваш муж считает, что вы совершили это убийство, но вам он доказал, что готов взять на себя ответственность за ваше преступление.

- Боже мой... - простонала Лариса.

- И третье. Ваш муж положил пистолет в досягаемой близости, почти не прятал его. Тумбочка в вашей спальне - разве это тайник?! То есть, если бы возникла экстремальная ситуация, пистолет легко могли найти при обыске.

- Что же я натворила! - воскликнула Лара.

- Пока ещё ничего. Мы же только рассуждаем. Ведь на самом деле ваш муж может оказаться убийцей.

- Лидия Петровна! - взмолилась Лара. - Ну нельзя же так! Я только поверила, что Миша не убивал, а вы опять.

- Лариса! - строго одернула её психиатр. - Вы не шестнадцатилетняя девочка, вы тридцатипятилетняя женщина. Ваша подруга права - вы очень наивны и легковерны.

- Да, Алла говорит, что я задержалась в развитии.

- На нашем языке это называется инфантилизмом. У вас он нерезко выражен, хотя некоторая эмоциональная незрелость есть.

- То есть, вы до сих пор не знаете, убил ли Миша?

- Пока не знаю. Мы всего лишь рассматриваем различные варианты. Моя единственная цель - поддержать вас и уберечь от поспешных решений. Только поэтому мы и занимаемся анализом. Вы должны все хорошенько обдумать.

- Хорошо, я подумаю и не буду рубить сплеча.

- Вот и умница. Теперь далее. Почему вы убедили себя, что ваш муж убийца?

- Но он же сам об этом сказал!

- Причины, почему Миша так сказал, мы уже обсуждали. Но даже в суде "голое" признание обвиняемого не рассматривается как доказательство, если нет других улик против него. А вы безоговорочно поверили словам мужа. Другие факты, подтверждающие его слова, у вас есть?

- Нет.

- Вот видите. Мотив был не только у него, но и у многих других, равно как и возможность совершить это убийство. Почему вы сразу же поверили словам мужа и вычеркнули из числа подозреваемых всех остальных?

- Я вообще не хотела думать и анализировать, кто мог это сделать.

- Конечно, вы испытываете сложные чувства - и комплекс вины, и растерянность, и обиду, и недоумение, что не разобрались в человеке, с которым прожили долгую семейную жизнь.

- Психологически сейчас мне гораздо тяжелее, чем тогда, когда меня обвиняли в убийстве.

- Я вижу ваше эмоциональное состояние. Однако то, что с вас снято подозрение, - уже неплохо. А жизнь покажет. Еще раз напомню, что вам нужно тщательно проанализировать свои взаимоотношения с мужем. Лариса, вы умный и здравомыслящий человек. Подумайте обо всем хорошенько.

- Ладно, Лидия Петровна, не буду спешить с разводом, пока во всем не разберусь.

- Вот и умница. Сначала разберитесь, виновен ли ваш муж, а потом уже решайте, разводиться ли вам с ним, и нужен ли вам в качестве нового мужа тот человек, который сейчас вас утешает.

- Именно так я и сделаю.

- Конечно, замечательно, когда супруги любят друг друга, но даже самая пылкая любовь не означает, что эта пара, поженившись, проживет в благополучном браке. В семье другие приоритеты. Помните об этом, Лариса. Будет тяжело на душе - приходите еще.

Лариса попрощалась с Лидией Петровной и вышла из её кабинета.

Вырулив из переулка, Алла выехала на Тверскую, быстро перестроилась и развернулась в неположенном месте. Правила дорожного движения писаны не для нее, а для чайников.

До резиденции Мирона отсюда примерно час езды. По дороге она совсем успокоится. Быстрая езда её всегда успокаивает. Вообще-то ей ни к чему перед Славкой держать спину. Тот не раз видел любовницу в бешенстве, однажды еле увернулся, когда в него полетела тяжелая ваза. Пару таких встрясок, и любовник стал ручным. Каждый раз, когда вспыльчивая Алла топала ножкой, Мирон тут же сдавался.

"Ларка вон тоже Казанову приручила, а он укатил в свои сраные Штаты, оставив любимую в слезах", - подумала она и снова разозлилась. Ну пусть только Игорь вернется... Получит от неё таких пиздюлей, которых, небось, ни разу в жизни не получал.

Как всегда, охранники уже заранее открыли ворота и стояли навытяжку. Не сбавляя скорости, Алла влетела во двор и притормозила перед верандой, на которой её ждал Мирон. Кинув быстрый взгляд на любовника, усмехнулась. Пытается сохранить лицо, но взгляд растерянный.

Уже по интонациям её голоса Слава всегда знал, в каком она настроении. Разговаривая с ней по телефону, Мирон понял, что та просто кипит от ярости.

По дороге домой Лариса терзалась виной, что почти не видела сына всю эту неделю. Настолько потеряла голову в бурном романе с Казановой, что про всех забыла.

Припарковав машину, Лариса вошла в подъезд вместе с соседом, державшим на поводке мастифа. Они вместе вошли в лифт.

- Что-то вашего Дона не видно? - поинтересовался тот.

- Он пока с мужем на даче, скоро заберу.

Сосед улыбнулся и, попрощавшись, вышел на своем этаже. Вот чертов сосед, разбередил душу! Бедный Дон, как он там? Без него скучно. Раньше он первым встречал её, взволнованно дыша, повизгивая и норовя лизнуть в нос.

Лариса открыла дверь и вошла в прихожую.

"Надо завтра поехать и забрать Дона, - подумала она, снимая пальто. Пес целый день один, пока Миша на работе. Гувернантка с Алешкой будут брать его с собой на улицу. И им веселее, и он будет их охранять"

Дон - породная немецкая овчарка, специально обученная защищать хозяев. Как-то во время прогулки к Ларисе пристал какой-то пьяный. Она просила оставить её в покое, а в ответ услышала матерную тираду. Дон, почувствовав, что чужак представляет угрозу для хозяйки, чуть присел, приготовившись к прыжку, оскалил клыки и угрожающе зарычал. Мужик обозлился и замахнулся авоськой. Желто-черная торпеда взвилась в воздух, когда тот ещё не завершил движения. Зубы пса сомкнулись на руке нападающего. Что тут было! Мужик верещал фальцетом так, что было слышно за два квартала, хотя Дон не прокусил ему предплечье, а лишь прихватил, чтобы предупредить удар. Пес опрокинул неприятеля навзничь и встал над ним, оскалив пасть. Крикни тогда Лариса: "Фас!" , - и Дон тут же вцепился бы ему в глотку.

Так что с Доном Алешка и его гувернантка в безопасности. Пес и с тремя похитителями справится, если у них не будет оружия. Но даже если они будут вооружены, он пожертвует жизнью, но нейтрализует, как минимум, одного из них.

Не успела Лариса войти в тамбур, как дверь открылась.

- Здравствуй, дочуля! - улыбнулась Алевтина Васильевна.

- Здравствуй, мама.

- Ты что-то грустная, Ларуся. Что-то случилось?

- Игоря провожала. Он улетел в Нью-Йорк.

- Не грусти, дочуля, вернется твой любимый.

- Надеюсь, мам, но мне так одиноко...

Из комнаты вышли улыбающиеся сын и гувернантка.

- Мам, с Леной так здорово! Она действительно способная, все знает и умеет. Мы сегодня в теннис с ней играли, Лена меня три раза обыграла. Теперь мне на тренировки не надо ходить.

- Нет, сыночек, тренировки тоже не помешают, а с Леной вы оттачивайте свое мастерство.

- Ты уже уходишь? - огорченно спросил сын гувернантку.

- Алеша! Нельзя быть назойливым, - одернула сына Лара.

- Ладно, тогда до завтра, - согласился Алешка.

Лена одела пальто и попрощалась. Алевтина Васильевна тоже засобиралась.

- Я поеду, дочуля.

- Конечно, мамуля, поезжай. Спасибо тебе за все.

Обняв мать, Лара прижалась щекой к её щеке. Мама всегда её понимала. Неделю, которую Лариса провела, как в угаре, с Казановой, Алешку опекала Алевтина Васильевна. Однажды она видела, как Игорь приезжал за Ларисой и сразу поняла, что с ним её дочь счастлива. Материнское сердце все прошедшие годы ныло, что дочь живет с нелюбимым мужем.

Лариса заперла за ней дверь и прошла в комнату сына.

- Ты ужинал?

- Да. Лена готовила, а я ей помогал. Когда сам участвуешь, - гораздо вкуснее получается. Мы бабушку с кухни отослали, все делали сами.

"Не дело, что гувернантка готовит, это не входит в её обязанности. Может быть, договориться с экономкой, чтобы она готовила им обед и ужин? Или предложить Лене дополнительную плату, ведь и Алешке интересно вертеться на кухне. Пожалуй, это оптимальный вариант, если она согласится".

- Лешенька, давай завтра поедем на дачу, заберем Дона.

- Давай! - обрадовался сын. - Меня там ребята ждут, я же собирался с ними костер жечь, и папу очень хочется увидеть.

Немного кольнуло в сердце. У папы с мамой проблемы, а страдают дети... Алешка скучает без отца, постоянно спрашивает, почему папа не возвращается домой. Пока Лариса отговаривалась тем, что тот должен что-то сделать на даче, но сколько можно скрывать от сына, что его отец больше не будет с ними жить?! Вот и ещё одна проблема, которую нужно решать. Как отнесется к этому Алешка? Он так любит отца. И Миша очень любит сына...

Лариса прошла на кухню, достала из холодильника апельсиновый сок, налила в бокал и стала пить маленькими глотками. Обычно она и не завтракала, и не ужинала, порой забывала и пообедать.

Всю эту неделю Игорь заставлял её есть, грозя не выпустить из постели, если Лариса откажется завтракать, и при этом был необычайно серьезен. Если Лариса не капризничала, лицо Игоря расцветало улыбкой, и он на полном серьезе хвалил её "Умница! Моя малышка стала хорошо кушать". Просто невозможно поверить, что это говорит Казанова, самый известный бабник, неутомимый любовник с репутацией плей-боя.

За то время, что они были вместе, Лариса многое узнала о нем. На самом деле Казанова совсем не такой, каким она его себе представляла. Может быть, он изменился, встретив ее? Или всегда был таким, но скрывал свою истинную натуру, создав себе имидж героя-любовника?

Игорь очень тонкий, эмоциональный, чуткий и тактичный человек. У него безошибочная интуиция, он чувствовал малейшие оттенки её настроения. Уже по легкой тени в глазах Ларисы угадывал все её мысли. Стоило ей чуть задуматься. и он уже в тревоге спрашивал: "Малышка, что я сделал не так?" Он искренне переживал, когда она грустила, его лицо становилось таким растерянным и несчастным...

Нет, Казанова не притворялся. Такого не сыграешь. Да и зачем ему было играть? Ларису он уже завоевал, мог бы и успокоиться. Но он не успокаивался.

Вот и в аэропорту, хотя они до этого уже сказали друг другу много важных слов, Игорь нашел самые главные слова, которые нужно сказать на прощание последними: "Я люблю тебя!!!" - закричал он на весь зал, чтобы она запомнила его именно таким.

Ему всегда было наплевать, что подумают о нем другие люди, с нею Игорь никогда не скрывал своих чувств и желания. Может быть сейчас раскрылась его истинная натура?

"Все мы играем какую-то роль и носим маску, а потом так сживаемся с этой ролью, что уже трудно понять, какие мы на самом деле, - подумала она. - У меня маска Снежной Королевы, холодной и неприступной, сильной по характеру. На самом же деле где-то глубоко внутри сидит закомплексованная девчонка, но я уже научилась справляться с собственными комплексами, потому никто не знает, какая я на самом деле. Только перед Игорем я немного раскрылась, и он увидел мою слабость и беззащитность. С него слетела маска Казановы, а с меня маска Снежной Королевы. Но даже с ним, как только наступала минута слабости, я тут же играла роль высокомерной и своенравной женщины и старалась побыстрее уйти, чтобы он ничего не заметил, а Игорь пугался, что я уйду от него навсегда. Куда я от него уйду?! Я его люблю так, как никого в жизни не любила. Я хочу быть с ним и только с ним. Зачем же я продолжала играть перед ним какую-то роль?! Не верила ему и боялась, что как только он поймет, что я без него не могу жить, что он уже и завоевал меня, и привязал к себе, Казанова потеряет ко мне интерес, ведь прирученная женщина уже не так дорога..."

Вспомнив о любовнике, она сразу загрустила. Только-только немного успокоилась, но его-то рядом нет... А без него так тоскливо и одиноко.

Как он там? Уже долетел. Кто его встречал в аэропорту? А вдруг у него там есть любовница? Чтобы Казанова остался без женщины?! В это трудно поверить. На тусовках рядом с ним всегда была очередная длинноногая красотка. Вполне возможно, и в Нью-Йорке у него есть девица, может быть, и не одна. Когда Казанова грустит или устает, он обычно приглашает какую-нибудь девку. Сам признался, что когда Лариса не звонила ему три дня, был так зол на нее, что пригласил в свой кабинет секретаршу, чтобы расслабиться. Правда, потом он примчался к Ларисе и увез к себе...

Налив ещё сока, она пошла в свою комнату, села в кресло и не глядя, нажала кнопку на пульте. Надо уткнуться в экран, может быть, это отвлечет от грустных мыслей. Повезло - шла её любимая рок-опера "Юнона и Авось".

В девичестве Лара была завзятой театралкой и таскала своих поклонников на все премьеры, а если спектакль ей нравился, то могла смотреть его несколько раз. Очередной влюбленный поклонник терпеливо сопровождал её и сидел с несчастным видом, отворачиваясь, чтобы скрыть нечаянный зевок. С тех пор она поняла, что в театр нужно ходить только с тем, кому это искусство близко и доставляет такое же наслаждение, как и ей самой.

"Юнону" Лариса смотрела раз десять. Лет пятнадцать-семнадцать назад, когда ещё она была студенткой, это был самый модный, самый популярный спектакль. Желающие купить "лишний билетик" атаковали прохожих от самого выхода из метро, а у самого "Ленкома" стояла плотная толпа, и "безбилетники" тоскливо-завистливыми взглядами провожали счастливых обладателей билетов. Однажды Ларисе взбрело в голову тоже "стрельнуть" лишний билет, и она вместе с Вадимом, который тогда был её кавалером, отправилась к "Ленкому" ловить удачу. Пока она металась от прохожего к прохожему с вопросом: "У вас нет лишнего билета?", - Вадим ненадолго пропал из виду, а вернувшись, взял её под руку и уверенно повел ко входу в театр. Оказалось, что он купил два билета по 10 рублей каждый, что было немалой суммой по тем временам - треть Лариной стипендии или вполне приличный ужин в ресторане. Но "Юнона" того стоила.

Конечно, по телевизору впечатление другое, не то, что из зрительного зала, но тем не менее, Лариса, увидев любимых артистов Абдулова и Караченцова, так обрадовалась, что даже забыла об Игоре.

Очевидно, запись была сделана давно, оба актера молоды. Да они и сейчас молоды, хоть и разменяли пятый, а может быть, даже шестой десяток. Такие сексапилы, как Абдулов и Караченцов никогда не стареют, сколько бы ни было им лет. Как Бельмондо, как Ален Делон. Если мужчина сексапилен, то он и в семьдесят лет бесподобен. Ее любимый Казанова, наверное, тоже будет хорош даже на седьмом десятке.

От первых тактов её любимого романса побежали мурашки и в горле встал знакомый ком. Даже семнадцать лет назад Лариса плакала, слыша этот романс, и сейчас в груди сдавило и подступили слезы.

"Ты меня на рассвете разбудишь,

Проводить необутая выйдешь...

Ты меня никогда не забудешь,

Ты меня никогда не увидишь...

Не мигают, слезятся от ветра

Безнадежные карие вишни...

Возвращаться - плохая примета.

Я тебя никогда не увижу..."

Боже, до чего хорош Николай Караченцов в этой белой распахнутой рубашке! Сколько страсти, экспрессии в голосе, в каждом движении! Семнадцать лет назад романтически-экзальтированная Лариса была платонически влюблена в него, и в Александра Абдулова, романтического героя и мечту всех женщин.

"И качнутся бессмысленной высью

Пара слов, залетевших оттуда:

"Я тебя никогда не увижу,

Я тебя никогда не забуду..."

Слезы хлынули, будто открыли кран. Лара всхлипывала, кусала губы и повторяла слова любимого романса:

"Я тебя никогда не увижу,

Я тебя никогда не забуду..."

Слава Миронов по прозвищу "Мирон", главарь одной из крупных московских группировок, впервые в жизни встретил такую женщину. Ее сексуальность не почувствует только мертвый. Три года назад они такое творили в постели... Да и сейчас он хотел эту женщину.

Мирон не привык никому подчиняться. Но Алла...

Поначалу пытался сохранить лицо, показать, что он мужчина.

- Да пошел ты на хер! - заявляла строптивая любовница. - Мне срать на вас, мужиков, понял? И на тебя мне срать.

Однажды после такой бурной сцены она уехала. Слава терпел целый месяц.

А Алла жила своей жизнью. Он знал, что у неё есть другие любовники. Не звонила. Как-то он не выдержал и позвонил.

- Тебя ещё раз послать или сам пойдешь? - агрессивно-напористо спросила она.

Он продержался ещё пару недель. Не выдержал и приехал к ней в офис.

- Еще раз скажешь слово поперек моего ндрава, - и это будет последний раз, - заявила Алла, сузив глаза. - Унесешься из моей жизни, высоко подбрасывая зад.

Ну что можно сказать в ответ?! Слава не сомневался, что именно так она и сделает.

Есть только два человека, которые ей дороги, - это Лариса и её сын Алеша, крестник Аллы. С Алешей она возилась с пеленок и дрожала над ним как над собственным ребенком.

У Аллы нет детей. Не хочет. "Стрелять я умею, а рожать пока не научилась, - хохмила она в своей обычной манере, когда Мирон как-то заговорил о том, что хочет ребенка. - Я же бандитская подруга. А бандитам лучше не размножаться."

С тех пор, как в его жизни появилась Алла, его цели приобрели иную направленность. Сам Мирон даже не предполагал, что может к кому-то так привязаться. Раньше он относился к женщинам чисто потребительски, а теперь не мог представить своей жизни без Аллы.

Одинокий волк почти пять десятков лет, Слава захотел иметь семью, ребенка. Не раз он предлагал ей пожениться, а та смеялась, что отчество у ребенка будет "Бандитович".

- Я не рождена быть домохозяйкой, - кривилась она. - А что будешь делать ты, уйдя на заслуженный отдых? Писать мемуары о славном бандитском прошлом? Или краткое пособие, самоучитель для начинающих бандитов?

Если Алла не хотела обсуждать какую-то тему, то начинала ехидничать или хохмить:

- Вот когда ты станешь добропорядочным, законопослушным гражданином, тогда встанешь на одно колено с букетом роз и предложишь мне руку и сердце, а я подумаю.

Слава Миронов изначально не был криминален. Когда его попытались подмять и "пощипать", он дал отпор. А дальше - больше, и вот он лидер преступной группировки.

Три года рядом с Аллой не прошли для него бесследно. Он знал, что его любимая, будучи отчаянной матершинницей и драчуньей, играя роль приблатненной бой-бабы, на самом деле разумная, добрая и сострадающая женщина. Алла всей душой ненавидела криминал, жестокость, бандитов как целое и способы, которыми те добывали грязные деньги.

Своими шуточками, язвительными замечаниями, а чаще - умными советами Алла день за днем "перевоспитывала" любовника. В его лице она обрела защитника, но сам Слава понимал, что такая женщина не может быть подругой ординарного бандитского главаря. Сознавал он и разницу их интеллектуального уровня.

Ему давно уже надоел криминал. Мирон хотел уйти от дел. Последние годы он отказался и от рэкета, и от многих других криминальных источников дохода и занимался легальным бизнесом. У него пять собственных фирм, два банка, прибыльные акции многих компаний. Слава Миронов стал богатым человеком.

Хотя руководители бандитских группировок "на покой", как правило, не уходят, но Слава был готов рискнуть. Уладить эту проблему с деловыми ему по силам, он уже проводил предварительные переговоры с руководителями других группировок. Мирон собирался отдать им весь свой бизнес и заплатить отступного. Виктор, его правая рука, возглавит команду.

Если бы Алла согласилась, они уехали бы в любую страну, в которую бы она пожелала, денег у него достаточно, недвижимость тоже есть. Но вся проблема в своенравной любовнице, - та никогда не согласится бросить свое дело. А пока подруги в бизнесе, кто же будет оберегать их, если не он?!

Лишь Алла и Лариса были по-настоящему ему близки и дороги. Аллу он любил со всем накалом поздней страсти, а к Ларе относился как к обожаемой младшей сестре.

Его самая заветная мечта - жить в большом доме на берегу моря с любимой женщиной и их будущими детьми и чтобы где-то поблизости или в том же доме жила Лариса с сыном. Алла никогда не согласится уехать куда-то без любимой подруги.

Заботиться о них, баловать и радоваться их улыбкам, - вот о чем мечтал стареющий сентиментальный Слава Миронов.

Быстро спустившись по ступенькам, Слава обошел "Фольксваген", открыл дверцу и подал любовнице руку.

"Научила-таки бандита хорошим манерам", - усмехнулась та и грациозно вынесла свое тело из машины, опираясь на руку любовника.

Входная дверь его особняка уже нараспашку, в проеме маячили два охранника, расплывшись улыбками. Подруга командира крутая - чуть что не по ней, запросто въедет по зубам. Рядовые бойцы её уважали и побаивались.

Мирон помог ей раздеться и провел в свой кабинет. То, что Алла не в духе, хоть и сдерживается, он понял с одного взгляда.

Слава и в самом деле соскучился по ней.

Алла необычайно сексуальна. Стоит ей посмотреть на него влекущим взглядом, - он уже готов. Ни с одной женщиной такого не было, даже когда был пацаном. С ней он ощутил себя гигантом секса.

У Аллы потрясающая фигура - рост 178, грудь, как у Мерилин Монро, 5-го размера, тонкая талия и обалденные бедра... Но дело даже не в этом. От неё исходят какие-то невидимые флюиды, просто аромат секса...

Кинув взгляд на любовницу, Мирон тут же почувствовал желание. Больше всего сейчас ему хотелось оказаться с ней в спальне. Но попробуй скажи, когда это ей поперек настроения...

Но хоть приехала, и то хорошо. Последнее время она так редко у него бывает. К ней он тоже не может приехать - Алла запретила. А уж появиться вместе на светской тусовке, - и подавно.

- Ты - бандит, а я бизнес-леди. Не хрена компрометировать меня перед уважаемыми людьми, - без обиняков заявила любовница с самого начала их романа. - Я с тобой сплю потому что мне нравится с тобой спать. И буду трахаться с тобой только до той поры, пока мне самой это нравится. А разонравится, - пошел на хер!

Усадив её в кресло, Слава подкатил столик с напитками и разлил коньяк. Если любовница зла, то лучше отвлечь её разговорами. Она никогда долго не злится. Наорала, выпустила пар, и уже улыбается.

Взяв из его рук бокал, Алла неожиданно для себя самой сжала ладонями его руку. От Славки иногда е просто прошибает током. Сейчас уже редко, а раньше...

Вспоминая то, что было у них три года назад, она подняла на него глаза. Встретив её взгляд, тот быстро отставил бокал. Вот за этот её взгляд и за все остальное, что бывает потом, он готов терпеть все капризы своей своенравной любовницы!

Алла уже расстегнула жакет и Мирон, опустившись на колени, зарылся лицом в её грудь. Тонкая ткань бюстгальтера мешала. Постепенно отодвигая его вверх, он освободил её грудь. Два тяжелый полуовала упали ему в руки.

Боже, как же он любит эту обалденную грудь и эту обалденную женщину...

Спектакль закончился. Лариса, вволю наплакавшись, сидела в темноте, тупо уставившись в экран. Потом спохватилась, выключила телевизор, подошла к аудиосистеме и поставила альбом "Князь тишины" их любимого с Игорем ансамбля "Наутилус Помпилиус". Хоть вспомнить, что было, когда они были вместе...

Голос Славы Бутусова опять разбередил душу:

"Я пытался уйти от любви,

Я брал острую бритву и правил себя.

Я укрылся в подвале, и я резал

Кожаные ремни, стянувшие слабую грудь...

Я хочу быть с тобой...

Я хочу быть с тобой...

Я хочу так быть с тобой...

Я хочу быть с тобой..."

"Я хочу быть с тобой", - повторяла Лариса слова любимой песни, и опять полились слезы. Одна песня сменяла другую, а она сидела в кресле, закрыв глаза и вспоминая Казанову, а слезы текли и текли из-под сомкнутых ресниц...

"Когда умолкнут все песни,

Которых я не знаю,

В терпком воздухе крикнет

Последний мой бумажный пароход.

Гуд бай, Америка, о-о!

Где не буду никогда я,

Услышу ли песню,

Которую запомню навсегда?.."

"Почему мне так тревожно? Все меня успокаивают, что Игорь вернется, а у меня какой-то ком в груди, который давит и не дает покоя. Может быть, это дурное предчувствие - с ним что-то случится, и он не вернется? Мои предчувствия обычно сбываются. Я многое предчувствовала, когда мы ещё были вместе. Если утром на душе было тревожно, то в этот день обязательно происходило что-то, от чего душа корчилась в муках. Столько раз мы теряли и находили друг друга..."

"Как мы делаем больно

Тем, кому дарим небо!

И за сладкие речи

Нам придется стыдится.

И в груди моей клетка, а в ней вместо сердца

Бьется, крылья ломая,

Эта бедная птица..."

"Сколько я его терзала из-за каких-то мелочей, по пустякам ревновала. Приревновала даже к Алке, хотя Казанова сказал ей всего два слова. Приревновала к этой девке, его секретарше, которой он платит. То придумала, что он хочет меня сломать и подчинить себе. То устроила соревнование, кто кого обыграет в преферанс. Вот дура-то! Нашла, чем заниматься, когда рядом любимый! Я же люблю его. Все, что было до него, - не в счет. Алка права все мои бывшие любовники - слюнтяи со сниженной потенцией, а я в свои тридцать пять лет задержалась в развитии, поэтому предпочитала платонические ухаживания, красивые слова и признания. А когда встретила настоящего мужика, растерялась и вела себя, как последняя дура..."

"Казанова, Казанова...

Зачем делать сложным

То, что проще простого?

Ты - моя женщина,

Я - твой мужчина.

Если надо причину,

То это причина."

"Мой любимый Казанова... Ты говорил, что ни одной женщине не признавался в любви, и я тебе поверила. Раньше я думала, что для того, чтобы обольстить женщину, нужно непременно говорить о чувствах, признаваться ей в любви. Ты можешь обольстить женщину и без признаний, теперь я это знаю. Но мне ты столько раз говорил о своей любви! Ни один мужчина не сказал мне столько изумительных слов. Ты был искренним и говорил то, что тебе хотелось говорить. Хоть бы все это оказалось правдой..."

Алла уже привела в порядок одежду и сидела в кресле, покачивая в руке бокал с коньяком.

- А знаешь, мне ещё не надоело с тобой трахаться, - сказала она с особой улыбкой, и Слава опять поплыл.

- Нет, родной, - любовница отстранила его руки. - Не сейчас. Я сегодня у тебя останусь, и тут уж ты не отвертишься. Даже не надейся, что отделаешься одним разом.

- Ты у меня останешься? - спросил Мирон, ещё не веря.

- Ага. И затрахаю тебя до смерти.

Обалдев от радости, тот опять потянулся к ней, но Алла ловко увернулась.

- Сядь, Славик. Мне нужно с тобой поговорить.

Тот послушно придвинул кресло и сел напротив. За три года он уже привык ей подчиняться.

- Сегодня Ларка примчалась ко мне вся в слезах в 7 утра. Еле откачала подружку.

Пригубив коньяк, Алла раздумывала, что говорить Мирону, а что нет. Про Ларкин роман с Казановой тот не знает. Когда её подруга была под следствием, Славик, умничка, все сделал как надо, и следствие закрыли. Но то была другая ситуация.

Скрытная Алла никогда не трепалась о своих любовных интрижках даже с подругой. А уж с кем другим - и подавно. Но то - её дела. А тут речь о любимой подружке... Имеет ли она право просветить Мирона о романе Ларисы и Казановы? Славка так трепетно относится к Ларке. Когда Ларису похитили, Мирон был белее мела. Только желваки на скулах ходили. Нашел тех ублюдков, и всех троих уже нет в живых. Как он себя поведет, узнав, что Ларка рыдает? Та улыбалась даже после своего похищения, а сейчас...

Вспомнив опухшее от слез лицо Ларисы, Алла опять почувствовала злость: "Ну, Казанова, чертов блядун, ты у меня получишь...".

Так и не решив, рассказать ли все Славе, она допила бокал и протянула любовнику:

- Освежи сыры, командир.

Мирон плеснул ей и себе коньяку и подал Алле бокал.

Делая вид, что поглощен процессом смакования благородного напитка, Слава тоже размышлял. Теперь он понял, почему Алла приехала к нему, еле сдерживаясь от ярости.

Обе женщины жили как им хотелось, не позволяя себя опекать. Подруги полагали, что раз он не вмешивается, то не в курсе их женских тайн, однако Мирон первым узнавал все новости, умело поддерживая у них иллюзию, что ему ничего неизвестно. О бурном романе Ларисы с Игорем Севериным он знал чуть ли не с первых дней.

Ларочка, утонченная женщина, Снежная Королева - и этот банальный бабник Казанова?!..

Ревности он не испытывал - в отношении Мирона к Ларе не было сексуальной подоплеки. Но он был уверен, что этот роман причинит Ларе немало неприятностей.

С чего это известный бабник увлекся ею? Последние годы рядом с Казановой были лишь соплюшки, которые годились ему в дочери. Опытным глазом Мирон видел, что это типичные содержанки, бессловесные телки-минетчицы. А Ларочка - эмоциональная женщина, которой нужно подлинное, искреннее чувство, а не интрижка с прожженным ловеласом. Что может дать ей циник Казанова, кроме секса?! Опытный донжуан, тот способен опутать доверчивую Ларису паутиной комплиментов и мнимых признаний в любви. Игорь Северин боец, завоеватель. Не отступит, пока своего не добьется. И вот он добился своего, успокоился, теперь может бросить Ларису. Она для него - лишь очередная жертва, а для неё это будет трагедией.

Но не мог Мирон подойти к Игорю и сказать: "Оставь Лару в покое, такая женщина не для тебя, выбирай подходящий объект среди шлюх". Подобного вмешательства не простили бы ему ни Алла, ни сама Лариса.

Как старший брат, видя, что несмышленая сестренка влюбилась в явного негодяя, переживает за нее, но не вмешивается, зная, что та его все равно не послушается, - так и Слава Миронов глядел со стороны за развитием этого гибельного романа, ощущая собственное бессилие.

"Ладно, - решил он. - Если этот красавчик причинит Ларисе боль, я сам с ним сам по-мужски разберусь."

Сам по себе их роман - ещё полбеды. Дело обстояло гораздо серьезнее. Игорь Северин в присутствии многих людей неоднократно грозился убить Костю Сохова и теперь есть основания предполагать, что свою угрозу он осуществил.

Полгода назад в подвыпившей мужской компании Тимур Салахов, большой любитель сплетен, с похабными улыбочками рассказал, что Снежная Королева вовсе не такая недотрога, каковой себя изображает. Дамочка предпочитает свеженьких и молоденьких мальчиков. На тусовках выглядит неприступной, а у себя в офисе развлекается с 23-летним заместителем. Как только Тимур это произнес, тут же получил от Казановы прямой удар в скулу и отлетел к стене. Трое нехилых мужчин еле оттащили от него разъяренного Игоря. С тех пор Тимур держится от него подальше, да и все остальные не рискуют в присутствии Казановы говорить что-либо о Ларисе.

Потом он долго за ней увивался. А когда Лара уезжала с банкета, в очередной раз отказавшись с ним встретиться, Игорь Северин скрипел зубами и грозился лично пристрелить "этого сосунка". Его угрозы в адрес Кости Сохова слышали многие.

Мирон выяснил, что шестнадцать лет назад, после окончания института Игорь Северин два года служил в Афганистане, до сих пор отличный стрелок, владеет всеми видами оружия, часто посещает тир и выбивает десять из десяти.

Итак, сухой остаток: Казанова ревнив, самолюбив, привык добиваться своего, целый год увивался за Ларисой, однако она была любовницей Кости Сохова, отвергая красавца Игоря Северина. Месяц назад Костя получает пулю в сердце, а спустя две недели Казанова становится любовником Лары. Есть о чем призадуматься? Безусловно, есть.

Слава не хотел причинять новые волнения обеим женщинам, которые ему дороги. Единственная цель, ради которой стоило бы упомянуть о том, что теперешний любовник Ларисы, вполне возможно, убил предыдущего, - прервать этот роман, пока Ларочка не привязалась к Игорю.

Был бы Слава её старшим братом, - запер бы дома, запретив встречаться с нежелательным поклонником. Но он не был её старшим братом, а Ларе было не шестнадцать, а тридцать пять лет.

От Аллы он знал, что у Ларисы бывают обмороки и сердечные приступы. Что будет с нею, если она, ко всем прочим переживаниям, узнает, что Казанова, её любовник - убийца?

Именно об этом и размышлял сейчас Мирон, делая вид, что смакует коньяк, поглядывая на Аллу и раздумывая, сказать ли ей о том, что ему известно.

Допив коньяк, любовница протянула ему бокал.

- Славик, я же вижу, ты не в себе. Колись, дорогой.

Тот незаметно вздохнул. От Аллы ничего не скроешь. Импульсивна, вспыльчива, но так эмоциональна, что чужие эмоции чует интуитивно.

- Ты сказала, что Лариса приехала к тебе в слезах... - начал он осторожно.

- Да, вся обрыдалась. В жизни не видела, чтоб Ларка плакала. Приехала вся зареванная и так мне душу рвала на части, что я уж и не знала, то ли её успокаивать, то ли набить морду этому мерзавцу.

- Она плакала потому что Игорь уехал?

"Откуда он знает про Казанову?" - подивилась Алла, но виду не подала.

- Ну да! Тоже мне - нашла повод рыдать! У неё мужиков - вагон и маленькая тележка.

- Алла, ты же знаешь, как я отношусь к тебе и Ларисе. Моя бы воля...

- Знаю, знаю, - перебила его своенравная любовница. - Ты бы нас запер в башне без окон и никого к нам не допускал.

- Ты не права, моя дорогая. Я ведь тебя люблю.

- И я тебя тоже, мой старичок, - усмехнулась она. - Но как в том фильме, в котором отказалась играть Ким Бэссинджер, ты не прочь отрезать мне руки-ноги, чтобы я от тебя не ушла.

- Алла...

- Проехали, милый, - любовница после секса была настроена благодушно. - Вся проблема в этом гребанном Казанове. Мужик он фактурный, ничего не скажешь. Я-то, можно сказать, стояла у самых истоков их романа. Если б я тогда знала, что Ларка вызвонила этого блядуна, грудью бы встала, но не пустила бы подружку на свиданку.

- Расскажи, - попросил Слава.

Он знал, что Игорь Северин целый год увивался за Ларисой. Мирон хорошо разбирался в людях и знал, как Лара ранима, хоть и горда. Не Снежная она Королева, а маленькая девочка в теле красивой женщины. Романтическая героиня. Как она могла спутаться с этим циником Казановой?!

- Да я, блядь, во всем виновата... - Алла потянулась за сигаретой, и Слава тут же достал из пачки её любимый "More" и щелкнул зажигалкой. Та некоторое время молча курила.

Лицо Аллы сразу осунулось, глаза потускнели. Несколько раз жадно затянувшись, она ткнула сигарету в пепельницу.

- Помнишь, ты нашел тех ублюдков, что её похитили... Ну, я и отвезла ей бабки, которые те не успели пропить. Дура, бля, каким местом думала?! Я и сама тогда была в таком раскардане...

Мирон, быстро встав, присел перед её креслом и поймал её руки.

- Аллочка, не надо об этом вспоминать...

- Да как же не вспоминать, когда из-за моей дури все завертелось! взвилась Алла.

Он гладил её колени, прижимал к лицу её руки, нежно прикасался пальцами к её лицу, и она немного успокоилась.

- Я тогда сдуру сболтнула Ларке, что твои ребята замочили тех ублюдков, которые её похитили. Ты бы видел её лицо, Слав... У классиков было: "опрокинутое лицо". Вот примерно так. Никогда себе этого не прощу. До того Ларку таскали на допросы, всю душу вымотали, а тут ещё я добавила... Знаешь, если можно сказать, что человек заживо умер, то это как раз про Ларку. До этого держалась на одном характере, а тут враз помертвела. Я тогда злая была, не сразу врубилась и отпустила её. А она села в машину и позвонила Казанове. Всего-то прошло минут десять. Толик прибегает ко мне: "Ларка сидит в машине как неживая". Я вылетела из офиса, вижу - баба не в себе. "Давай, - говорю, - мать, напьемся, и хрен по деревне". А у неё глаза стеклянные. Сказала, что мужика вызвонила, сейчас приедет. Я-то думала, подружка просто оттянется в койке, а оказалось - это Казанова...

Сглотнув, Алла машинально потянулась рукой, и Слава, быстро вскочив с колен, налил коньяк и подал ей бокал. Та пригубила его, машинально прижав к щеке.

- Этот мудак увез её к себе и, видимо, так оттрахал, что Ларка про все на свете забыла. Втюрилась по самую маковку. Из огня да в полымя... На все ей плевать, даже на репутацию. Да хрен бы с ней, с репутацией! - Алла опять вскинулась, выпрямилась в кресле, не зная, на ком бы сорвать зло.

Мирон забрал у неё бокал и прижался лицом к её ладоням. Алла, не отнимая рук, невидящим взглядом смотрела куда-то вдаль.

- Казанова ж блядун известный. Ларка ему год не давала, хоть он весь из себя. Подружка моя не на помойке себя нашла. Себе цену знает. А тут творит черт те что. Трахальщик он классный, но Ларке-то нужна любовь. А я-то, блядь старая, советовала ей: "Лови миг удачи! Оттянешься с ним и про все забудешь". Хотела, чтобы он хоть на время отвлек её от забот, а оказалось вон как...

Мирон уже понял, что ей ничего нельзя говорить о своих подозрениях в адрес Игоря Северина. Алла и так мучается виной, а тут ещё он добавит, что Казанова, вполне возможно, убил Костю Сохова. Да не просто убил, мерзавец, а так все обставил, чтобы подозрение пало на Ларису.

Его бы воля - и от Игоря Северина даже кусочков не останется. Но нельзя сейчас этого говорить Алле.

- Неужели Лариса могла влюбиться в этого избалованного плей-боя?

- Влюбилась, бля. Мы, бабы, дуры. Порой думаем не головой, а другим местом.

Игорь в это время летел в самолете и думал о Ларисе, женщине, которая перевернула всю его жизнь.

Он вспоминал её белое, застывшее лицо, когда она, вся оцепенев, молча смотрела на него. Они стояли всего в двадцати шагах друг от друга - Лариса по ту сторону стойки таможенника, а он в очереди на паспортный контроль. Всего-то - двадцать шагов! Почему же он, дурак, не сделал эти двадцать шагов?! Плевать ему на этот контракт! Деньги для него давно уже ничего не значили, их у него достаточно и даже более того.

Ни разу в жизни Казанова не нарушил своего слова и не подводил других. Только поэтому и полетел в Нью-Йорк. Надо было объяснить это Ларисе, она бы все поняла, но он просто не успел. Их последняя ночь прошла на таком накале, что говорить о делах было неуместно.

Игорь Северин по прозвищу "Казанова" прекрасно разбирался в женской психологии и сексуальности. Одного взгляда на женщину ему было достаточно, и он уже точно знал, чего ожидать от неё в постели. Раньше его интересовало только это. Женщина как личность была ему до лампочки. "Тебе нужен классный секс? Без проблем. Не напрягайся, не комплексуй и будешь в экстазе. На всю жизнь запомнишь."

У него было несколько сотен любовниц, он давал им возможность испытать наслаждение, но себя Казанова не отдавал никому. Как только женщина начинала что-то говорить о любви, Игорь тут же делал ноги. Чувства - не его хобби. Он спец по другому делу.

Раньше, когда Казанова был молодым, у него был азарт - а какова эта баба в койке? Все красотки, которые попадали в поле зрения, не остались без его внимания.

Ему нравилось добиваться женщины. Игорь десятки раз заключал с приятелями пари, сколько продержится очередная надменная красавица. Долго ни одна не продержалась.

Казанова умел обольщать. Если партнерша ему нравилась, то какое-то время он встречался с ней, не оставляя без внимания и других красивых женщин. Такого, чтобы он хотя бы неделю был с одной и той же, - в его жизни не было никогда. У него бывало по двадцать более-менее постоянных любовниц одновременно, не считая партнерш на час, на день.

После первой же ночи все любовницы вцеплялись в него мертвой хваткой. Но познанная женщина ему уже была неинтересна и хотелось чего-то новенького.

Казанова по натуре завоеватель. А завоеванную крепость оставлял без всяких сожалений. У него было столько женщин, что в конце концов они ему осточертели.

Ларису он впервые увидел на банкете и сразу отметил её необычную красоту. Изумрудно-зеленые глаза, роскошные пепельно-русые волосы, белая, как китайский фарфор, кожа, тонкие черты, высокомерно-надменное выражение лица. Она настолько отличалась от других деловых женщин, жен деловых людей и телок, бывающих на тусовках, что впервые за много лет Игорь Северин снова "сделал стойку". Ее аристократическая внешность опытного Казанову не обманули. "Эту женщину я хочу, и она будет моей", - решил он.

Лариса пришла на банкет с Ильей Казанцевым, давним приятелем Игоря. Илья - маленький, лысенький, толстенький, но очень юморной, - нравился женщинам, но никак не тянул на любовника такой красавицы. Улучив момент, когда тот подошел к бару за напитками, Казанова без обиняков спросил его, кто эта женщина. Илья, усмехаясь, сразу заявил, что подкатываться к Ларисе Ивлевой бесполезно. Та может принять приглашение пойти в ресторан, на светскую тусовку, но после этого мужику ничего не обломится. Ее называют "Снежной Королевой", и этим все сказано.

Самоуверенный Казанова лишь усмехнулся и попросил приятеля их познакомить. Илья тут же представил его Ларисе. Та протянула ему руку для поцелуя, улыбнулась и её лицо сразу же преобразилось - исчезло высокомерное выражение, появились милые ямочки на щеках, зеленые глаза заискрились. Улыбающаяся Лариса была просто очаровательна, и Казанова вновь почувствовал былой азарт.

Они болтали почти два часа, но Игорь, который всегда чувствовал, как женщина к нему относится, понял, что Илья прав. Ни красноречивые взгляды, которые неотразимо действовали на других женщин, ни комплименты, ни его явное восхищение на Ларису не действовали. Она улыбалась, благодарила за комплименты, поддерживала беседу, но - никакого эмоционального отклика, хотя опытный ловелас Казанова сразу ощутил её чувственность.

Королева, но не "Снежная". Это тот самый омут, в котором черти водятся. В ней ощущался темперамент, который внешне маскировался её аристократическими манерами. Порода, голубая кровь, а в душе - скрытый огонь. Именно такие женщины способны на подлинную страсть.

Обычно женщина, которую он желал, сразу чувствовала это. То, что Лариса прекрасно поняла, что Игорь её хочет, - было несомненно, но та не приняла его игры. "Не для тебя цвету", - всем своим видом безмолвно говорила она, мило улыбалясь.

Игорь Северин привык добиваться своего и был уверен, что рано или поздно завоюет её. Ни одна красотка не продержалась более двух дней, когда её хотел сексапильный Казанова. Его слава великолепного любовника была вполне заслужена, и все об этом знали, а соблазнять женщин он умел. Пусть Лариса и Снежная Королева, но в его опытных руках таяли и не таких красавицы.

До этого Игорь редко ходил на светские тусовки, теперь стал бывать на всех, где бывала Лариса, но каждый раз она вела себя точно так же, как и в день их знакомства. Мило улыбнется, протянет руку для поцелуя, выслушает его комплименты, поблагодарит, поддержит беседу, но никакого отклика.

Казанова, который терпеть не мог трепотни о бабах, наступил на горло собственным принципам и стал расспрашивать приятелей о Ларисе. Выяснил, что она генеральный директор фирмы "Полет", весьма преуспевающая бизнес-леди, замужем, и у неё много любовников, но все они не из их круга. Кто-то где-то видел её то с одним мужчиной, то с другим, но кто её любовники, никто не знал. Приятель Казановы Никита Фомин, который учился с Ларисой в одном институте, признался, что давным-давно у них был красивый роман с пылкими признаниями в любви и всеми прочими положенными атрибутами. Хотя сам Никита был бы не прочь возобновить отношения, но получил от ворот поворот с милой улыбкой.

Игорю стало ясно, почему она так с ним держится - у неё есть любовник, и ей не нужен Казанова. Лариса из тех женщин, которые не лягут в постель даже с таким асом секса, как Игорь Северин, не испытывая к нему никаких чувств. Значит, на стороне у неё какой-то бурный роман.

Но Казанова не привык сдаваться и продолжал осаду. Однако Лариса по-прежнему не отвечала на его взгляды и знаки внимания. Уже все заметили, что Игорь Северин к ней неравнодушен. Чем дальше, тем больше он её хотел, но неприступная Снежная Королева держалась стойко. Она приветливо улыбалась, но без всяких объяснений неизменно отказывалась от приглашения потанцевать или поужинать в ресторане.

На тусовках Снежная Королева обычно появлялась в сопровождении кого-то из деловых людей, но Казанова с одного взгляда видел, что между ними нет интима. Спутник Ларисы гарцевал вокруг неё гоголем и на что-то надеялся, но то, что поклоннику тоже ничего не обломится, Игорю было совершенно ясно.

Потом поползла сплетня, что один из любовников Ларисы - её заместитель Костя Сохов. Узнав, что Костя - 23-летний юнец, Казанова пришел в ярость. Снежная Королева отвергала его ухаживания, но спуталась с каким-то мальчишкой! В тот день Игорь Северин напился, хотя такого за ним не водилось, вдребезги пьяным сел за руль и погнал, не разбирая дороги. Дело было за городом, ночью, шоссе было пустынным, и только это спасло его от аварии в лоб. Он влетел в столб и перевернулся на крышу в кювет. Пьяных, как известно, Бог бережет. Игорь отделался синяками и ушибами.

Неделю он был как в угаре - пил, клял её последними словами, менял женщин, трахал всех подряд, но не помогало.

После того, как Костя был убит, на тусовках Снежная Королева больше не появлялась. Казанова расспрашивал всех, как идет следствие, видел ли кто Ларису, как у неё дела. Ему говорили, что она держится как ни в чем ни бывало, по-прежнему руководит своей фирмой, встречается с деловыми партнерами, ведет переговоры.

Борис Аронович Яцкин, давний и верный поклонник Ларисы Ивлевой, с понимающей усмешкой посоветовал Игорю оставить надежды обольстить её.

- Это, молодой человек, не вашего полета птица, - сказал он. Донжуанов она терпеть не может, ей нужны возвышенные чувства. Лариса Николаевна - романтическая героиня. Истинная аристократка, дама дворянских кровей, голубая кровь.

И вдруг три с половиной недели назад Лариса сама ему позвонила. Уже по её тону он понял, что этот тот самый случай, когда женщина в отчаянии ищет забвения в объятиях мужчины. Ей было все равно - чьи это будут объятия. Раз Казанова целый год её домогался, - пусть будет Казанова. Он тут же примчался, не чуя под собой ног от радости. В тот день он показал ей класс - девять часов они почти непрерывно занимались сексом. Игорь хотел, чтобы Лариса запомнила это и хотя бы иногда звала его еще. В первую встречу он понял, что это может быть единственный раз, и она не станет его постоянной любовницей. Но оптимист Казанова не терял надежды. Лара ему не верила, но приняла игру.

И понеслось! Снежная Королева звонила, и он летел к ней, сломя голову. Несколько часов она стонала и металась в его объятиях, но потом уходила, а Игорь ждал следующего звонка. Он и сам звонил ей, но она отказывалась с ним встретиться, не объясняя причины.

Казанова совсем потерял голову. Впервые он говорил женщине, что любит её, а до этого на слово "любовь" у него была аллергия. Лариса подыгрывала ему, но Игорь видел, что она ему не верит. А ведь на самом деле он действительно любит ее! Такое с ним впервые.

Поначалу, когда Снежная Королева не проявила к нему интереса, это задело его самолюбие, и Казанова хотел непременно её добиться. Но кто знает, как рождается любовь?! Может быть, в этой борьбе и стремлении завоевать она и рождается?..

Натура сильная и страстная, максималист и оптимист по жизни, Игорь Северин по прозвищу "Казанова" любому делу отдавался на всю катушку. Его девизы: "Все или ничего!" и "Бороться до победы!" Он не привык сдаваться. Если чего-то хотел, то всегда этого добивался.

Когда-то Казанова увлекался бабами и ловил кайф, преодолевая сопротивление строптивой красавицы, играючи завоевывал женщин. Потом он уже приобрел такую громкую славу классного любовника, что ему и завоевывать их было не надо, - они сами под него ложились, а ему стало неинтересно.

От женщин Казанова, конечно, не отказался, поскольку от природы был очень сексуален, и ему нужно было много и часто. Но обольщать женщин перестал, предпочитая иметь дело с красивыми телками, которые за это получали вознаграждение. "Тебе деньги, тряпки, мне - удовольствие", - вот так он строил свои отношения со своими партнершами.

Десять лет назад Игорь увлекся бизнесом и быстро пошел в гору, поскольку привык добиваться своего. Друзей у него всегда было много. Казанова был не только обаятелен, но и силен как личность - уверен в себе, надежен, обязателен, работоспособен. Нашлись и кредиты, и покровители, и соратники, и компаньоны, и исполнители.

Игорь Северин стал хозяином крупной фирмы. Казанова был азартен, и в бизнесе его, в первую очередь, привлекал именно риск. Вовремя рискнуть и не промахнуться, заработать, чтобы потом поставить все заработанное на карту, рискуя все потерять, но вновь выиграть, - вот от чего он ловил кайф, а не от размеров своего банковского счета.

А потом Игорь встретил Ларису и все полетело кувырком. Бизнес ему стал неинтересен, и он совершенно искренне говорил ей, что ради неё может устраниться от дел. Будучи разумным человеком, он прекрасно понимал, что всех денег с собой не унесешь - в гробу карманов нет. Когда был кураж Игорь Северин отдавал себя бизнесу, а пропал кураж, - и бизнес на фиг не нужен.

Поэтому он, не колеблясь ни единой секунды, бросал все дела и мчался к Снежной Королеве, когда та хотела его видеть. Да какие, к черту, дела?!

ЭТА ЖЕНЩИНА вошла в его жизнь.

Это его Женщина, а он её Мужчина.

Казанова не кривил душой, когда говорил Ларисе, что мечтает остаток дней провести с ней на необитаемом острове. Он полюбил её со всей силой своей страстной натуры. Теперь все остальное для него отошло на второй план, на первом - любимая женщина.

Возможно, когда-нибудь Игорь мог бы остыть и переключиться ещё на что-то, но на данный момент все обстояло именно так - ему нужна только ЭТА ЖЕНЩИНА.

Он пытался привязать её к себе с помощью секса, и ему это удалось. Казанова был искусным любовником, а с Ларисой был неистощим на выдумки. Он хотел её всегда и везде, затаскивал в любое укромное место, когда у него появлялось желание, а поскольку такое желание у него было постоянно, то где бы они ни были, в любом подходящем и неподходящем месте не обходилось без секса.

Лара, по природе чувственная, но поначалу немного скованная, с его помощью быстро избавилась о прежних комплексов и оказалась достойной партнершей. Более сексуальной женщины у Игоря никогда не было. Ни разу не сказала: "Не хочу". Она хотела его всегда и везде, так же как и Казанова хотел её. Они были классной парой по всем параметрам - оба красавцы, умницы, сильные по характеру и очень сексуальные.

До его отъезда в Нью-Йорк они практически не спали шесть ночей. Разъезжались на работу на несколько часов, потом встречались, а дальше секс, секс и снова секс - и утром, и днем, и вечером, и ночью. Просто безумство плоти. Плюс постоянный надрыв и раскачка чувств - то они на грани разрыва, то вновь безграничная нежность и безумство плоти.

Когда человек действительно любит, он способен кардинально измениться ради любимой. С Ларисой Игорь стал совсем другим.

Ничего не осталось от прежнего Казановы, ловеласа и циника. Он носил её на руках, ощущая её неповторимый запах и умирая от нежности, когда любимая клала голову ему на плечо, говорил непривычные ему слова любви и даже стал сентиментален, с тревогой следил за её настроением и обмирал от страха, что она сию минуту уйдет, когда Снежная Королева высокомерно вскидывала подбородок. Игорь стоял перед ней на коленях, умоляя простить его, когда она обижалась, по двадцать раз на дню твердил, как он её любит, просил выйти за него замуж и родить ему дочь. Он бешено ревновал её, хотя всегда считал себя неревнивым. Казанова даже готовил ей завтрак и приносил в постель, хотя до этого ничего не умел. Игорь заботился о её здоровье, потому что это его родной кусочек, его половина, его женщина.

ЭТА ЖЕНЩИНА заставила его играть по её правилам.

Каких только безумств ради неё он ни творил, пытаясь удержать и привязать к себе! Казанова, завоеватель и победитель, впервые в жизни проиграл, но не противнику, а женщине. Но его это не тяготило. Он сдался добровольно, потому что любил Ларису. Никакого внутреннего надлома от перемен в своем поведении Игорь не ощущал.

ЭТА ЖЕНЩИНА дала ему столько счастья, что все остальное - просто ерунда.

Ради неё он был способен на все. Казанова совершенно искренне говорил: "Делай со мной все, что угодно, только будь со мной."

И все же Игорь видел, что она ему не верит. Он так чувствовал Ларису, что по её глазам мог читать все её мысли, - слушая его, Снежная Королева думала, что те же самые слова и приемы ухаживания Казанова использовал, обольщая других женщин. Игорь пытался её убедить, что ни с одной женщиной не вел себя, как с нею, рассказал все о себе и женщинах в своей жизни и был при этом предельно откровенен и искренен.

И Лариса ему почти поверила, но все же не до конца.

Она не хотел к нему переезжать, хотя сообщила, что намерена развестись с мужем. Игорь понял, что на неё нельзя давить. Лариса должна решить сама. Но каждую минуту боялся, что если сделает что-то не так, то она уйдет.

Снежная Королева... Своенравная, капризная, упрямая. Кошка, которая гуляет сама по себе. Поклонников и любовников у неё не счесть. Она бросает их в одночасье. Эти изумительные изумрудно-зеленые глаза бывают и холодно-серыми, - он уже имел возможность в этом убедиться. Надменно вскинутый подбородок, чуть прищуренные глаза и ледяной тон. И все. Хоть в лепешку расшибись. Лариса делает только то, что хочет, и встречается только с тем, с кем хочет.

Казанова совсем потерял голову и с ума сходил по этой женщине. Хотел, чтобы она осталась с ним, но удержать не мог.

"Все, хватит киснуть! - одернула себя Лариса. - Целый день сегодня реву. Алка права - веки отекли, на кого я стала похожа! Надо собрать Мишину одежду. Он уже неделю ходит в одном костюме, в котором поехал на дачу."

Лара достала вещи мужа из шкафа и сложила на софе. Надо же, как мало у Миши одежды! Всегда был скромным, таким и остался, хотя жена много зарабатывала. Она покупала ему хорошие костюмы и рубашки, но они висели в шкафу, а Миша по-прежнему ходил на работу в старом костюме. Лариса поняла, что муж не хочет носить дорогую одежду, купленную женой, когда его коллеги месяцами не получают зарплату.

Надо бы сложить вещи мужа в большую сумку, чтобы не помялись. Подтащив стремянку, Лара полезла на антресоли за дорожной сумкой.

Всего несколько недель назад она в панике прибежала домой после допроса у следователя, ожидая, что вот-вот оперативники нагрянут с обыском, и перерыла антресоли в поисках злополучного пистолета. Его там не было. Теперь понятно - почему. Оружие забрал Миша.

Три года назад Алка купила себе и подруге "ТТ..". Верная боевая подруга всегда держит заряженный ствол под рукой, а Лариса поначалу вообще не хотела иметь оружие и согласилась только под нажимом Аллы. Испытывая чисто женское отвращение к предмету, из которого убивают, она закинула свой "ТТ.". подальше - на антресоли. С глаз долой и забыть о нем.

Когда шло следствие, однажды Лара обнаружила пистолет в ящике со своим нижним бельем.

"Как он тут оказался?", - недоумевала она, вертя его в руках.

Но в тот момент она спешила на работу и бросила "ТТ." обратно в ящик, решив подумать обо всем на досуге. На следующий день пистолет из её ящика исчез.

Лара всерьез задумалась, все ли у неё в порядке с головой. Все время, пока шло следствие, она была взвинчена, по ночам ей снились кошмары, то казалось, что в углу за шторой притаилась какая-то темная фигура, то наплывал безграничный ужас. "У меня галлюцинации, я совсем свихнулась", решила она и пошла к психиатру.

Лидия Петровна ей все разъяснила, и Лара успокоилась, что крыша у неё не поехала.

Но кто же подбрасывал пистолет в её ящик с бельем? Муж? А потом забрал "ТТ." из ящика? Зачем?

Психиатр строила разные предположения, в том числе, что за Ларисой следили и вычислили её распорядок дня. Кому-то было надо, чтобы она оставила на пистолете свои отпечатки пальцев. Лара чисто инстинктивно схватила оружие, обнаружив его в своем ящике с колготками и трусиками, а потом запихнула туда же. Свои отпечатки на оружии она оставила. Ушла из дома, а кто-то потом этот пистолет забрал.

Кто?

Муж? После недавнего разговора с психиатром Лариса в этом сомневалась. Это непохоже на Мишу.

Тогда кто же?

"Ладно, не буду думать об этом сегодня, - подумаю завтра", - как всегда, решила Лара.

Она перерыла все антресоли, но дорожной сумки не было.

Спустившись со стремянки, Лариса пошла в комнату сына. Алешка ещё не спал.

- Сыночек, ты не видел нашу большую черную сумку? Может быть, ты брал её на теннис?

- Мы же её на дачу отвезли.

- Нет, Леш, ты что-то путаешь. Я сама собирала вещи для дачи и сложила их в синюю сумку, которая стояла в стенном шкафу. А на антресоли я не поднималась.

- Так мы не с тобой, а с папой её отвезли - мой складной велосипед в неё положили.

- Разве вы ездили на дачу без меня? - удивилась Лариса.

- Ну да.

- А когда это было?

- Давно, наверное, месяц назад или даже больше.

- А папа мне ничего не говорил...

- Но тебя же тогда не было, а мне нужно было срочно. Я гербарий на даче забыл, а учительница по биологии сказала, что последний срок его сдачи - в понедельник. Кто не сдаст - получит двойку в четверти. А была уже пятница. Папа меня забрал в пять часов, и я ему сказал. Он говорит, что надо ехать за гербарием на дачу, заодно и велосипед отвезем. Вот мы и взяли сумку.

- А почему же вы поехали в пятницу на ночь глядя? Ведь можно было в выходные поехать, я бы вас отвезла, - удивилась Лара.

- Ты в тот день рано уехала. Я встал в 7 часов, а тебя уже нет. Папа сказал, что ты в командировке, где-то за городом, ещё в 6 утра уехала. Он говорит: "Зачем мы маму будем беспокоить, она так много работает, вернется усталая, пусть в выходные отоспится и отдохнет. Доедем на электричке, мужчины должны сами решать свои проблемы. А маме мы даже ничего не скажем, чтобы понапрасну не волновать".

Лариса замерла, глядя на сына. Смутная, ещё неясная догадка появилась где-то почти на уровне подсознания.

- Лешенька, так это было в тот день, когда я ездила в Подольск?

- Я не знаю, в Подольск или нет, но это было в пятницу, потому что в понедельник мне надо было сдавать гербарий.

Лара закусила губу и задумалась. Это что же получается... В тот день, 14 февраля, когда она ездила в Подольск, был убит Костя. Больше за последние несколько месяцев она в командировки не ездила. Действительно, она выехала из дому в шесть утра, Миша в то время был уже на ногах, он встает рано. Ей пришлось встать в пять часов, что для нее, совы, было хуже смерти, и она весь тот день была вялая и сонливая. Так что, если Алешка ничего не путает, то все было тот день, когда убили Костика, и это событие перевернуло всю её жизнь.

- Леха, постарайся все хорошо вспомнить. Ты точно не ошибаешься - вы с папой ездили на дачу именно в тот день, когда я уехала из дома очень рано?

- Ну да, можешь папу спросить. Он хотел сам съездить, но без меня бы не нашел гербарий, я его засунул куда-то среди книг и альбомов.

- А во сколько вы поехали на дачу?

- Я не знаю. Мы вернулись из школы, поели, потом папа достал с антресолей сумку, мы положили в неё велосипед и поехали.

- А когда вернулись?

- Наверное, поздно, уже темно было. Пока до вокзала доехали, потом электричку ждали, потом долго ехали.

Так... Из школы Миша с Алешкой вернулись в начале шестого. Ужин и сборы ещё как минимум 20-30 минут. Потом почти час они ехали общественным транспортом до вокзала, ждали электричку и час с четвертью ехали. Еще пятнадцать минут от станции до дачи, потом обратная дорога домой - это ещё почти три часа. То есть, домой вернулись они уже в первом часу. А ведь Костя был убит между семью и одиннадцатью вечера того дня. Получается, что у Миши железное алиби - во время убийства он ехал с сыном в электричке.

- Лешенька, я знаю, ты любишь собирать билеты и прочие бумажки. Наверняка папа отдал билеты тебе. Посмотри, они у тебя не сохранились?

- Конечно, сохранились. Я давно на электричке не катался, у меня от неё билетов нет, и положил их в свою коробку, где все храню.

- Покажи пожалуйста, - попросила Лара.

Алешка покопался на своих стеллажах, достал большую коробку, порылся в бумажках, которые там лежали, и наконец нашел принес два билета - взрослый и детский. Все точно, на них стоит дата - 14 февраля. Билеты туда и обратно, 6 зона, пробиты компостером, видимо, контролером в электричке.

- Леш, а когда вы вернулись, то не заметили, стоит ли моя машина во дворе?

- Нет, мам, мы даже не смотрели, домой торопились, устали очень. Я в электричке на обратном пути заснул. Но папа сказал, что я молодец, показал себя мужчиной.

- Но можно было поехать в субботу, в воскресенье.

- Папа говорил, что если поехать в выходные, ты обязательно захочешь отвезти нас на машине, а он хотел, чтобы ты после командировки отдохнула. Говорит, нехорошо маму эксплуатировать в качестве шофера, сами справимся.

- А когда вы вернулись, видели меня?

- Нет, ты уже спала. Дома было темно, а Дон лежал возле твоей двери. Он даже не гавкнул - значит ты спишь. Дон всегда тихо себя ведет, когда ты отдыхаешь. Папа вышел с ним погулять, а я спать лег.

Теперь Лариса вспомнила, как все было в ту злополучную пятницу. Вернувшись из Подольска, она заехала на работу, положила в сейф документы, перекинулась парой слов с Костей и поехала домой. В квартире было темно, и она решила, что муж с сыном пошли гулять, приняла душ и прилегла с детективом. Сама не заметила, как уснула. Так вымоталась и крепко спала, что даже не слышала, как Миша с Алешей вернулись. А утром в субботу встала поздно, они уже проснулись.

- Леш, почему же вы мне ничего не рассказали?

- Папа думал, что ты рассердишься, что мы ночью на дачу ездили, и велел тебе ничего не говорить. Я и молчал. Дело мы сделали, гербарий забрали, зачем тебя зря волновать?

У Лары выступили на глазах слезы.

"Ах, вы мои милые, не хотели меня волновать, мужчины мои дорогие... А ведь из-за этого настоящая трагедия разыгралась".

Если бы она знала, что Миша весь вечер провел с Алешкой в поездке, разве подозревала бы его в убийстве?! Ведь права оказалась Лидия Петровна, умница, - муж совсем не такой, каким она его придумала. Деликатный, заботливый, тактичный.

"Ой, - спохватилась Лариса, - а как же там Миша? Бедный, взял на себя вину за убийство, которого не совершал, а я, дура бесчувственная, бросила его на даче и разводиться собралась. Как же ему там одиноко, наверное... Он же ради меня это сделал, ради Алешки и нашей семьи, а я встала в позу - не могу, видите ли, простить, что муж убийца и лжец! Надо срочно объясниться, попросить у него прощения за все... Может быть, поехать к нему сейчас? Хотя уже поздно, пока доеду, пока обратно. Да и Алешку не могу оставить дома одного. Везти его на дачу поздно вечером тоже не стоит. Ладно, пора ложиться, а завтра с утра поедем. Ну, почему они мне раньше этого не сказали! Как же я свински относилась к мужу!"

- Лешенька, давай спать, завтра с утра поедем на дачу к папе и Дону.

Сын тут же послушался, постелил себе постель, почистил зубы, разделся и лег. Лариса поцеловала его, выключила в комнате свет и пошла к себе.

Игорь летел бизнес-классом, салон был полупустой. Смазливая стюардесса сразу обратила внимание на самого симпатичного пассажира и постоянно вертелась возле него. Есть ему совершенно не хотелось, и он лишь отрицательно качал головой, когда она развозила то завтрак, то ланч. Подкатив тележку с напитками к его креслу, стюардесса кокетливо спросила:

- Что вам налить?

Казанова бросил на столик стодолларовую купюру и жестом показал, что сдачи не надо.

- Дайте, пожалуйста, бутылку коньяка, самого лучшего, что у вас есть.

Стюардесса удивленно подняла брови и порывалась отсчитать сдачу, но Игорь лишь поморщился, и та унялась. Она так надоела ему своими приставаниями, что он хотел отделаться от неё раз и навсегда и намеренно унизил её.

- Выпьете со мной? - спросил Казанова, прекрасно зная, что стюардесса откажется.

Та огорченно вздохнула:

- Нам нельзя...

- Тогда, с вашего позволения, я выпью за женщину, которую люблю.

Игорь сказал это таким тоном, что стюардесса сразу все поняла, и покатила свою тележку дальше. Больше она к нему не лезла.

Подняв шторку, Казанова уставился в окно невидящим взглядом, думая о своем.

Шесть дней до его отъезда прошли на таком накале страстей, с таким надрывом, что сейчас ему было даже страшно это вспоминать. Сколько раз он с ужасом думал, что потерял Ларису, и она уйдет от него навсегда!

И последняя ночь перед его вылетом в Нью-Йорк... Дурак! Почему он не предупредил её о предстоящей поездке?! Но до последней минуты Казанова верил, что его заместителю Виктору удастся уладить дела со своей просроченной визой. Когда зам позвонил, что ему не удалось продлить визу, Игорь был в бешенстве. Полчаса он не мог прийти в себя и решиться все рассказать Ларисе, которая ждала его в спальне.

Как же малышка обалденно сексуальна... Даже сейчас, будучи морально в дауне, Казанова ощутил неукротимое желание. Повернуть бы этот самолет обратно, в Москву, в Ларисе...

Ларочка... Нежная, чувственная, утонченная. То тигрица, то маленький котенок.

ЭТА ЖЕНЩИНА. Его женщина.

И вот он сказал ей, что через несколько часов улетает. Что было потом - просто страшно вспомнить. Яростное лицо Ларисы и её слова: "Да будь ты проклят!"

Вспоминая, как она стояла в аэропорту, Казанова с ужасом думал, что все, как в тот день, когда Лариса позвонила ему в самый первый раз. Белое лицо, застыший взгляд. Снежная Королева, но страдающая. Тогда ей было так плохо, что она хотела забыться в объятиях любого мужчины. Те же пустые серые глаза, взгляд в себя, опустошенность и отчаяние. В таком состоянии женщина способна на безрассудный поступок.

Больше всего Игорь боялся, что Лариса позвонит кому-нибудь из бывших любовников или найдет нового, чтобы забыться, так же, как три с половиной недели назад позвонила ему и нашла в его объятиях забвение.

Скрипя зубами, он проклинал себя и даже ни в чем не повинного Гришу Караваева, старинного друга ещё со студенческих лет, который год назад организовал филиал своей фирмы в Нью-Йорке и был заинтересован в этом чертовом контракте, из-за которого весь сыр-бор.

Ради встреч с Ларисой Игорь бросал все дела, но то были его дела.

Друзей он никогда не подводил.

В нью-йоркском аэропорту Игоря встречал Гриша Караваев.

- Рад тебя видеть, Казанова, - заулыбался он, обнимая друга.

- Я тоже рад тебя видеть, старина.

Они прошли на стоянку. Гриша сел за руль "Линкольна" и выехал на автостраду.

- Сделаем все дела и на пару-тройку дней махнем на побережье. Ух, и гульнем же мы! Тряхнем стариной, а, Казанова? А то я тут закис. Все работа да работа, даже выпить некогда, да и не с кем. Скучища!

- Нет, Гриш, в этот раз гульнуть не получится. Мне нужно срочно возвращаться. Реально в понедельник сделать самые срочные дела, чтобы я улетел вечером в Москву?

- Да ты что, Казанова? Я тебя так ждал, почти год не виделись. Что за срочность?

- Если я тебе скажу, ты не поверишь. Но для меня это вопрос жизни и смерти.

- Что-то по бизнесу?

- Нет, там все в порядке.

- Тогда не понимаю.

- И не поймешь.

- Казанова, я тебя не узнаю. С первого взгляда понял, что с тобой что-то не так. Глаза смурные, сам какой-то потухший, вялый. Со здоровьем проблемы? - встревожился Гриша.

Игорь не любил трепаться с приятелями о своей личной жизни. Одним из его несомненных достоинств было то, что он никогда не рассказывал о своих любовницах. То, что у него их было не счесть, - знали все, но не от самого Казановы. Тот никогда не поддерживал типичный треп о бабах в мужской компании, снисходительно усмехался, когда при нем кто-то начинал бахвалиться, - кого, как, где и сколько раз он поимел. Приятели, наслышанные о его славе героя-любовника, поначалу пытали его о подробностях, но со временем отстали.

Но про Ларису Игорь решил Грише сказать. Иначе тот обидится. Он ведь ждал его и радовался встрече. Мужик он не трепливый, они дружат уже пару десятков лет.

- Нет, Гриш, со здоровьем порядок. В Москве осталась женщина, которую я люблю. Если я здесь задержусь, то рискую её потерять.

- Ты? - обалдело уставился на него Гриша. - Из-за бабы?

- Это не баба, это Женщина, которая мне очень дорога.

- Да брось, приятель! - не поверил тот. - Я тебя знаю двадцать лет, мне-то уж лапшу на уши не вешай.

- И тем не менее, это так.

- Казанова влюбился... Это нечто... - ещё не веря, покачал головой Гриша.

- Да не просто влюбился. Я её целый год добивался, а она на меня ноль внимания. Только три недели назад стала моей, да и то я в этом постоянно сомневаюсь. Если я здесь задержусь, все пропало.

- Да кто хоть она? Я её знаю?

- Знаешь. Лариса Ивлева.

- Снежная Королева? - ахнул Гриша. - "Дала" тебе? А все говорили, что она неприступная.

- Гриш, я тебя прошу - никогда не произноси таких слов, когда говоришь о Ларисе.

- Понял, Казанова, извини. Я же не знал, что у тебя с ней так серьезно.

- Серьезней не бывает. Я люблю её. Эта женщина мне дорога. Я искал такую всю жизнь. Нашел и не хочу потерять.

- Ну и дела... Но почему ты должен так срочно лететь обратно?

- Я обещал Ларисе вернуться максимально быстро.

- Так взял бы её с собой.

- Я ведь не собирался лететь. Когда у нас с ней все завертелось, решил послать своего зама, а тот заболел. У второго виза просрочена. Пришлось самому. Так что мы в понедельник сделаем все самое важное, и я улечу в Москву, а потом снова прилечу в Нью-Йорк, возможно, вместе с Ларисой, если она согласится. И тогда закончим все остальные дела.

- Ну, как знаешь... Ладно, тогда отложим гульбу до следующего раза. Но завтра воскресенье. Давай немного расслабимся. В нашем филиале работают две вполне приличные телки.

- Нет, Гриш, с телками я завязал. Из-за одной такой дуры чуть не потерял Ларису. Я ей никогда не врал и сейчас не собираюсь. Да и самому не хочется, честно говоря.

- Нет слов, Казанова... Даже не знаю, что и сказать. Никогда бы не поверил, если б кто-то мне сказал, что ты стал однолюбом. Но хоть выпьешь со мной?

- Это запросто. Самому хочется надраться до чертиков. В самолете я уже выпил бутылку коньяка, и ни в одном глазу.

- Тогда давай вспомним нашу боевую молодость и надеремся.

Воскресенье, 28 марта.

Лариса проснулась я тяжелой головой. Накануне опять не могла уснуть, терзаясь чувством вины, потом выпила две таблетки снотворного и провалилась в сон. Утром проспала. Хорошо, Алешка постучал в дверь и спросил:

- Мам, ты встаешь? Если хочешь - поспи еще, я могу сам сделать себе бутерброд.

Она с трудом поднялась, пошатываясь от слабости и вялости в мышцах, и поплелась на кухню. Накормила сына завтраком, выпила чашку кофе.

Через четверть часа они сидели в машине и ехали на дачу.

"Как Миша меня встретит? Ведь я перед ним так виновата... Изменяла ему направо и налево. Наверняка этот иуда следователь просветил его насчет моего романа с Костей. Миша терзался, но молчал. Ни единого слова упрека. А потом, когда я стала подозреваемой в убийстве, пытался протянуть мне своеобразную соломинку - намекнул маме, что у меня возможны провалы в памяти. Видимо, не мог поверить, что я убила Костю сознательно. Думал, что у меня временно помутилось в голове, а потом я забыла, что совершила убийство. Лидия Петровна говорила, что такие состояния возможны.

Боже мой, что же я наделала?! Как я теперь посмотрю ему в глаза? И простит ли он меня? Муж совершил такой благородный поступок - сказал мне, якобы это он убил Костю, чтобы снять этот груз с моих плеч. Ведь Лидия Петровна вчера говорила именно об этом! Как же она догадалась?

Мне подобное даже в голову не приходило. Как только Миша признался мне в убийстве, я тут же поверила. Ни черта не разбираюсь в людях, даже в тех, кто со мной рядом. Не мог Миша совершить хладнокровное убийство и молчать, терзая меня целый месяц и зная, что в убийстве обвиняют меня, ведь он добрый и деликатный человек.

Почему же я, дура, сразу поверила? Почему не раскинула хоть немного мозгами? Ведь права Лидия Петровна - его поведение выглядит нелогично, убил, но не избавился от пистолета, положил его в досягаемой близости, в тумбочку на даче, сохранив на нем свои отпечатки пальцев. Он же ясно сказал: "Алиби у тебя будет. Твоих отпечатков пальцев там нет. Только мои". Миша давал мне понять, что стер мои отпечатки и намеренно оставил свои.

Ведь все ясно, как Божий день - Миша был уверен, что я убила, и на пистолете мои отпечатки, но он избавился от них. А пистолет специально увез из дома, чтобы я сама от него не избавилась. Он хотел, чтобы пистолет был уликой против него, а не против меня.

Господи, да какая же я дура! Если бы задумалась над его словами, то все бы поняла. Он же смотрел мне прямо в глаза, взглядом хотел дать понять. А я... Уехала от него, тут же кинулась в объятия Казановы и неделю не вылезала из постели. Раны зализывала, ловила миг удачи. А ведь Мише нанесла такую душевную рану!.. Не только не оценила его поступок, а бросила его. Лишила сына, оставила одного на даче. Он старался сохранить семью, а сейчас наверняка думает, что лишился ее..."

Когда машина свернула в переулок, ведущий к их даче, Дон уже по звуку мотора узнал, что приехала любимая хозяйка. Радостный собачий лай огласил тишину.

Миша стоял у калитки, держа в руках банку краски и кисть. Услышав звук мотора, он обернулся. Лариса затормозила, но не было сил выйти из машины, ноги сразу ослабели. Они молча смотрели друг на друга через лобовое стекло.

Первым из машины выскочил Алешка и кинулся на шею отцу с радостным криком:

- Папа!

Сын, обычно сдержанный, уже не любил "телячьих нежностей" и уклонялся, когда Лариса или бабушка пытались его обнять или поцеловать, а теперь так бурно проявляет свою радость.

Миша подхватил сына на руки, чего никогда не делал раньше, и прижимал его к себе, не в силах сказать ни слова. Его сын... Его любимый сын, которого он не видел целую неделю и боялся, что не увидит никогда...

В груди Ларисы нарастал какой-то вязкий ком, даже стало трудно дышать, глаза набухли слезами. Что она творила с самыми близкими ей людьми! Из-за своего эгоизма и взбалмошности разлучила ребенка с отцом, а они так привязаны друг к другу!

Почему мы мучаем тех, кто нас любит?! Почему думаем только о себе, забывая о близких и о том, как отразятся на них наши поступки?!

Наконец Миша поставил сына на землю, но не отпускал, глядя на него взглядом, которого Лариса никогда не видела. Как же муж любит сына! Миша молчун, не любитель красивых слов. Да тут и слов не надо - стоит посмотреть на него и все ясно. Только ей, Ларисе, это было неясно. Точнее, она об этом даже не задумывалась. Для неё важнее были собственные переживания - ах, ах, я не могу простить мужа!

Отерев слезы ладонью, Лара наконец вышла из машины, подошла к мужу и посмотрела ему в глаза.

- Миша, прости меня, пожалуйста, за все.

- Я тебя давно простил, - тихо сказал он.

Судорожно вздохнув, Лариса обняла мужа и прижалась к нему.

Дон, стоя по ту сторону запертой калитки на задних лапах, подпрыгивал, царапая когтями по дереву, скулил и визжал.

- Я тебя испачкал, - смущенно сказал Миша, отстраняясь.

Обнимая жену, он по прежнему держал в руках кисть и банку с краской.

- Не беда! - махнула рукой Лариса. - Как говорят физики - это явления второго порядка.

- Ну, пошли домой, - наконец выдавил Миша, и по его чуть охрипшему голосу, Лара поняла, что творится у мужа в душе, как он рад их снова видеть.

Как только муж открыл калитку, Дон бросился на грудь Ларисе, положил лапы на плечи, повизгивая от радости и прерывисто дыша, и лизнул в нос.

- Тихо, тихо, малыш, веди себя солидно, ты же серьезный пес, успокаивала его Лариса.

- Дон! Псина моя хорошая! - Алешка присел на корточки и прижал к себе морду пса. - Как я по тебе скучал!

"Ну вот, слава Богу, мы опять все вместе", - подумала она.

Миша, обняв сына за плечи, повел его в дом, за ними пошла Лариса, но Дон все время путался под ногами, то забегая вперед, то норовя на ходу лизнуть хозяйку хоть куда-нибудь.

Черная сумка преспокойно стояла в прихожей под вешалкой. Как же она в тот раз её не заметила? Вот ведь рассеянная с улицы Басейной... Думала только о своем ненаглядном Казанове. Если бы в прошлую субботу, когда они приехали на дачу, обратила на неё внимание и спросила, как здесь оказалась эта сумка, - все проблемы бы сразу разрешились. Мише не нужно было бы признаваться жене в мнимом убийстве, а ей не пришлось бы столько переживать.

"Да уж, дорогая, ты просто-напросто законченная эгоистка. Занята только собой и ничего вокруг не замечаешь."

- Мам, я пойду к ребятам? - спросил Алешка.

- Иди, сыночек.

Алешка убежал, за ним унесся Дон.

Лариса села за кухонный столик, муж сел напротив. Он выглядел усталым. Глаза запали, лицо грустное, осунулся и похудел. Сердце Ларисы сжалось.

"Как мы делаем больно тем, кто нас любит..."

- Миша, давай поговорим. Нельзя больше молчать.

- Давай, - согласился тот.

- Вчера Алешка рассказал, что вы с ним, оказывается, в ту пятницу, 14 февраля ездили на дачу. Я многое поняла, но хотела бы знать точно. Хватит неопределенности, сомнений и домыслов. Зачем ты сказал мне, что убил Костю, ведь ты же в это время ехал в электричке?

- Чтобы ты была спокойна - тебя не осудят.

- Ты хотел, чтобы осудили тебя?

- Если бы осталась лишь альтернатива - ты или я, то пусть буду я. Мать ребенку нужнее, чем отец.

- Миша...

Слезы хлынули сразу, неудержимо. Лариса вытирала их ладонью, судорожно вздыхала, всхлипывала и не могла вымолвить ни слова.

Муж достал носовой платок и протянул ей. Лара вытерла слезы. Раньше она почти никогда не плакала, а теперь и дня не проходит - глаза на мокром месте. Но кого винить? Сама во всем виновата.

- Значит, ты все это время думал, что я - убийца?

Он отвел глаза.

- Миша, я не его убивала!

- Я тебе верю. Но ты же мне тогда ничего не сказала. А следователь так пытливо допрашивал, где ты была в тот вечер, что было понятно - в отношении тебя есть серьезное подозрение. Он был очень бестактен, задавал неприятные, провокационные вопросы, позволял себе некоторые намеки. Я понял, каково тебе на допросах. Меня допрашивали всего один раз, причем, в качестве свидетеля, и то это вывело меня из равновесия, а тебя, слабую, беззащитную женщину часами терзали почти ежедневно.

- Поэтому ты решил столь своеобразно защитить меня?

- Мне ничего иного не оставалось. Ты не хотела со мной делиться своими проблемами, явно уклонялась от разговора, а я не хотел лезть, когда тебе и так тяжело.

Опять хлынули слезы... Захотелось завыть, зарыдать, рвать на себе волосы, биться головой о стену, проклиная саму себя.

"Что же я за бесчувственная тварь такая! Он так сострадал, сочувствовал, переживал за меня, а я, дура безмозглая, ничего этого не замечала и обзывала бесчувственным его!"

- Ларуся, не плачь, - тихо сказал Миша. - Я знаю тебя с семилетнего возраста и ни разу не видел, чтобы ты плакала.

Она утерла слезы.

- Не буду, Миша, мне просто очень стыдно. Пожалуйста, расскажи мне все подробно.

- Хорошо, - кивнул муж. - Я был уверен, что следователь не станет допрашивать ребенка, и сказал, что мы с сыном весь вечер были дома, потом ты пришла и легла спать. Тогда я надеялся, что этого будет достаточно, и тебя больше терзать не будут, но ошибся. Тебя несколько раз в неделю вызывали на допросы, и ты ходила сама не своя, видно было, как тебе тяжело. Я взял на работе отгул и днем отвез пистолет на дачу. Если бы у нас дома сделали обыск, - оружия нет. А если бы дошло до обыска на даче, то на пистолете только мои отпечатки. Все остальные я стер тряпкой, смоченной маслом. Я бы сказал, что сам отвез пистолет на дачу.

- Но тогда тебя бы обвинили в убийстве, которого ты не совершал!

- Они бы не смогли этого доказать, зато с тебя бы сняли подозрение.

- Нет, Миша, от тебя бы так просто не отстали - у тебя есть мотив.

- На самый крайний случай, Алеша бы подтвердил, что мы были весь вечер вместе. К тому же, сосед с дачи напротив нас видел, он заходил к нам.

- Но мне-то ты зачем сказал, что якобы убил?

- Чтобы тебе стало легче. Хотел, чтобы ты была уверена - тебе ничего не грозит. Если бы ты это сделала, то могла не волноваться, что Леша останется без матери.

Снова полились слезы, но Лариса с ними быстро справилась.

- Бред какой-то получается... Я думала, что ты убил, ты думал, что я убила... Господи, кто же на самом-то деле это сделал?!

- Да зачем нам это знать? Следствие закрыли, к тебе больше не цепляются. Забудь обо всем.

- Миша, я хочу, чтобы ты вернулся домой.

- Я тоже этого хочу. Ты и Алешка - единственные два человека, которые я люблю. Без вас мне и жить не хочется, да и незачем.

- Прости меня, пожалуйста.

- Мне не за что тебя прощать. Ты мать моего любимого и единственного сына. Что бы ты не сделала, - не собираюсь тебя осуждать. Я тебя любил с первого класса и всегда. Просто говорить о своих чувствах не умею, но это не значит, что я ничего не чувствую.

Лара глубоко вздохнула, сдерживая вновь подступившие слезы. Какая же она эгоистка! Вышла за Мишу, не любя, осуждала его за молчаливость, обсуждала его с мамой и Алкой, изменяла ему. А он готов в тюрьму ради неё пойти. Под маской его внешней холодности такие чувства, такое самопожертвование... Ах, Лидия Петровна, как же она была права!

- Побудем здесь до вечера, а потом поедем домой, хорошо?

- Хорошо. Тогда закончу все дела, а то затеял забор покрасить, хотел хоть чем-то отвлечься.

Понедельник, 29 марта.

Когда Лариса проснулась, дома уже никого не было - муж ушел на работу, Алешку шофер с телохранителями повезли в школу.

Приняв душ, она протерла лицо тоником, нанесла маску и пошла в свою комнату. С маской надо лежать и думать о приятном, а не расхаживать по квартире.

Поставив на проигрыватель диск "Solisbery" её любимого ансамбля "Uriah Heep", Лара легла и постаралась думать о приятном, но не очень получалось.

Странная у неё жизнь эти полтора месяца... Было так тяжело, все казалось беспросветным. Потом познакомилась с Казановой и вновь запорхала, строила новые планы. Потом бац! - опять судьба бьет её.

Когда Миша признался в мнимом убийстве, она вначале была в шоке, потом разозлилась на него и решила развестись. Ах да! Надо же сходить в районный суд и забрать свое заявление о разводе, а то вдруг позвонят и Миша узнает, что она, ни в чем не разобравшись и не пожелав выслушать его, помчалась подавать на развод. Хотя, наверное, у них не принято звонить - раз супруги не пришли, следовательно, помирились. Не будет же судья напоминать: "Вы не забыли, что у вас лежит заявление о разводе?" Тогда черт с ним, с этим заявлением, не поедет она в суд - там такая тягостная атмосфера, да и судья такая противная, что не хочется ещё больше портить себе настроение.

Кто же убил Костю? Надо ведь и с этим разобраться.

Диск закончился. Смыв с лица маску, Лариса быстро прошлась по квартире, плотно закрывая за собой двери комнат.

Дон чувствует себя в доме хозяином, Алешка его избаловал, позволяя валяться где тому вздумается, и в их отсутствие пес может преспокойно улечься на диване или в любом понравившемся месте. По весне он линяет, а в гостиной светло-розовый пушистый ковер. В холле мебель обита светло-бежевым бархатом. Вряд ли обивку украсит, если на ней поваляется огромная овчарка, оставляя повсюду клочья желто-черной шерсти. Так что в распоряжении Дона коридор и кухня. Может зайти в туалет или ванную комнату, но там ему не интересно.

Прежняя квартирка была маленькая, но родная, эта же огромная, но чужая. Нет в ней ни тепла, ни уюта. Дизайн, придуманный не ею, слишком роскошная мебель, к которой страшно прикоснуться и не дай Бог, пролить кофе на светлую обивку. Все какое-то ненастоящее, как на показ. Человек, желающий пустить пыль в глаза, - какой он богатый и какая у его шикарная квартира, - может быть, получал бы от неё кайф, но не Лариса. Фотографироваться для журналов - как живут преуспевающие бизнес-леди, в такой квартире можно, но жить в ней неуютно.

Порой Лара ностальгически вспоминала старую квартиру. А может быть, просто потому, что тогда она была моложе. Хотя нет. С прежней квартирой связано немало приятных воспоминаний. Туда Лариса приехала из роддома с новорожденным Алешкой на руках и даже Мише не дала подержать драгоценный сверток.

Как она была тогда счастлива! Пусть нелюбимый муж, зато долгожданный сынуля, которого она слепо, безоглядно полюбила, лишь взяв в руки этот пищащий красный комочек.

"Дайте мне его!" - задыхаясь от счастья и слез, умоляла она тогда акушерку, которая высоко подняла новорожденного, демонстрируя роженице. И та дала, хотя и нельзя. Но ведь акушерка тоже наверняка мать, ей ли не понять, какие чувства испытывает женщина, только что давшая новую жизнь?! Родной, любимый, теплый!..

Потом Лариса ни на минуту не расставалась с сыном. Даже в маленькой кухне стоял его манеж. Когда Алешка спал, Лара катала за собой его коляску по всей квартире, чтобы постоянно видеть ребенка. Спала в его комнате, пока он был маленький. Но потом поняла, что сыну уже нужна своя собственная территория, где он может разбрасывать свои игрушки и книжки, устраивать беспорядок, стоять на голове или приводить других малышей, чтобы играть без материнского надзора.

Лара перебралась в комнату, где спал муж. Тогда и появились проблемы. Миша по ночам работал, чертил или сидел над расчетами. Иногда он уходил работать на кухню, но там было не повернуться, громоздкий кульман не помещался в шестиметровой кухне. Ларисе приходилось засыпать при свете, а у неё смолоду чуткий сон. Стоило мужу скрипнуть стулом или что-то уронить, и она просыпалась, а потом не могла уснуть до утра. Утром оба вставали разбитыми - Миша от усталости, Лара - от бессонной ночи.

Она всегда считала себя уравновешенной, но когда неделями не высыпаешься, тут и самая спокойная женщина взорвется. Миша отмалчивался, иногда оставался допоздна на работе. Тогда Лариса места себе не находила уже поздно, на улице темень, а мужа все нет. Он такой мягкий, никогда не умел драться и постоять за себя, мало ли что...

Потом она стала заниматься бизнесом, ей постоянно звонили в любое время. То Алка, то деловые партнеры. Лариса уходила с телефоном на кухню, но звонки в неурочное время беспокоили и Мишу, и Алешку.

В конце концов Алка убедила её, что надо купить большую квартиру, в которой у каждого будет свой угол, и никто никого не будет беспокоить. Деньги у них уже были, и Лара согласилась.

Миша вначале не хотел, ему было неловко, что на квартиру заработала жена, а не он. Новые времена, черт их дери! Мужик, классный специалист, не может заработать, чтобы обеспечить семью! Слов нет цензурных! - как сказала бы верная боевая подруга.

Лариса купила эту двухэтажную квартиру, но половина комнат пустовала. Каждый обжил себе комнату на первом этаже, а на втором этаже она не бывала месяцами. Что ей там делать? Ужасаться кичевому вкусу дизайнера, который подготовил ей спальню, от которой пришла бы в восторг только дорогая содержанка? А Лара, впервые войдя в спальню, всю в розовых тонах и финтифлюшках, застыла в немом шоке.

Она ненавидела эту квартиру. Единственное её достоинство - теперь никто никого не беспокоит. Лара может приходить поздно, а муж с сыном даже не услышат - её комната почти у входа, сразу за холлом, а комнаты Миши и Алешки находятся гораздо дальше, за гостиной и ещё одной пустующей комнатой, которую дизайнер, очевидно планировал как кабинет. Ларисе нужен был кабинет, но стиль этой комнаты явно не подходил для женщины - все в коричневато-багровых тонах, и она тогда подумала, что у человека, сидящего за этим огромным столом темного дерева, в этом кабинете возникнет либо депрессия, либо желание кого-то убить. Лично у неё немедленно возникло желание убить дизайнера, который уверял её, что все будет по высшему классу. Лариса доверила ему обставить новую квартиру и не контролировала. В результате получился этот ужасающий кич.

Миша тоже отверг эту комнату и обосновался в другой, где кое-что переставил и перенес лишнюю мебель в багрово-коричневый кабинет. Просторную Алешкину комнату тоже оборудовали по-другому - убрали лишнюю мебель, поставили стеллажи, тренажер, письменный стол, столик с компьютером.

Только кухня Ларисе нравилась. Большая, светлая, не сравнишь с их прежней шестиметровой кухней, где нужно было боком протискиваться мимо холодильника, чтобы сесть за крошечный столик. Мебель, белая с темно-серой отделкой, с закругленными краями, весь дизайн в стиль, все необходимые кухонные агрегаты.

Кухня, комната сына и своя, ванная и туалет, - больше Лариса нигде в своей квартире не бывала.

Работающая женщина не в состоянии содержать в чистоте эти хоромы, тем более, что половина комнат пустует. Вытирать там пыль и пылесосить непонятно зачем. Жалко тратить время на такую ерунду. Экономка покупала продукты, убирала всю квартиру. Муж готовил завтрак и ужин себе и сыну.

Лариса вспомнила, что опять не поговорила с гувернанткой сына о дополнительной оплате за то, что та готовит Алешке обед. Ладно, в конце месяца она просто положит в её конверт дополнительную сумму.

Как не хочется ехать на работу! Вчера на даче все было так спокойно, она так обрадовалась, что Миша на неё не сердится, что они опять втроем. Теперь снова навалилась тоска.

Как там её любимый Казанова? Она-то здесь горюет и скучает о нем, а у него новые впечатления, наверняка ему скучать некогда. Почему он полетел в субботу? Ведь впереди два выходных дня. Хотел с кем-то развлечься, а с понедельника включиться в работу?

Приехав в офис своей фирмы, Лариса позвонила подруге.

- Ты где, блядь, шлялась? - заорала та.

Лара опешила. Подруга никогда не позволяла себе подобных выражений в её адрес.

Поняв, что переборщила, Алла сменила тон:

- Ларка, подружка, я места себе не нахожу. Ты ж в субботу уехала вся зареванная, обещала позвонить, а с тех пор от тебя ни слуху, ни духу.

- Прости, засранку, - покаялась Лариса. - Столько всего было... Я отключила мобильник да и вообще мозги у меня всмятку.

- Разве психиатр не привела твои мозги в порядок? - удивилась Алла.

- Да дело не в этом. Не хочу по телефону. Приеду и все расскажу.

- Тогда быстренько закругляйся и ко мне аллюром "Три креста".

Выслушав отчет своих замов, Лариса обсудила с ними дела, и взяв папку с собой с документами, поехала к подруге.

- Алка, опять весь этот кошмар начинается...

- Давай-ка, мать, соплями не растекайся. А то опять сейчас слезу пустишь. Я же вижу, что у тебя веки отекли. Небось, вчера сладко рыдала? По-моему, ты приобретаешь дурные привычки. Некоторые бабы специально ссорятся, чтобы потом с наслаждением, в голос порыдать и почувствовать себя несчастными. И ты туда же.

- Нет, я плакать не буду. Наплакалась уже за эти дни, хватит.

- Тогда рассказывай, что опять стряслось?

- Миша не убивал Костю, потому что в тот вечер он ездил с Алешкой на дачу! - почти закричала Лара.

- Ясно. И нечего так орать, как говорил умный кролик из мультика при Винни-пуха.

- Прости, дорогая, разволновалась. Какая же я мерзавка! Мужа костерила, почем зря, а он пытался меня спасти. Когда следователь стал его трясти насчет моего алиби, Миша вспомнил про мой пистолет и отвез его на дачу. Специально далеко не прятал, чтобы если придут с обыском, сразу нашли. Там только его отпечатки пальцев, мои он стер.

- Получается, Мишка думал, что Костю шлепнула ты, и решил взять эту мокруху на себя? Вместо тебя сесть собрался?

- Да. Говорит, что мать ребенку нужнее, чем отец...

- Ну и дела... - задумчиво произнесла Алла. - Опять поворот событий на 180 градусов. Играет с нами судьба-злодейка.

- И не говори, мать! - вздохнула Лара. - Поэтому я в полной растерянности.

- Ладно, ладно, слезу-то из себя не дави! - одернула её подруга. - И не из таких жоп вылезали. И из этой вылезем.

- Мне бы твою уверенность...

- Для того я и рядом. А Мишка-то каков! Благородный рыцарь да и только! Причем не прекрасную даму спасает, а жену с одиннадцатилетним стажем, которая гуляет от него направо и налево...

- Он сказал, что все мне простил.

- Ну, теперь я Мишку ужас как зауважала. Так бы не каждый смог. Опроси сто мужиков - пойдет он под суд вместо жены, чтобы сохранить ребенку мать, - думаю, ни одного героя не найдется. Надо бы мне с Мишкой встретиться и тоже прощения попросить за все мои подлые домыслы.

- А ты говорила - он бирюк, садист, моральный урод...

- Все, все, беру свои слова взад! И Михуэлисом больше называть не буду. Отличный Мишка мужик, хоть и молчун. Просто нет слов - одни чувства. Вот ведь какая любовь, поди ж ты! То, что он в тебя ещё со школы влюблен, это было видно невооруженным глазом, но чтобы после стольких лет совместной жизни сохранить такие нежные чувства к жене... Просто герой наш Мишка. Рыцарь печального образа.

- Я тоже не предполагала в нем такого душевного благородства, грустно сказала Лара. - Так по-свински себя с ним вела, черт-те что за эти дни про него думала и говорила, почти возненавидела... Что удивительно психиатр точь в точь все предсказала. Все совпало, как она говорила.

- Она что, ясновидящая?

- Нет, просто очень умная баба.

- Так она ж сама сказала, что Мишка шизоид!

- Лидия Петровна разъяснила, что я неправильно её поняла. Она просто рассказала мне, какие бывают шизоиды, а я решила, что это про Мишу. Вчера она рассказала про другие варианты личности, и я поняла, что это про него.

- Так кто ж он на самом деле-то?

- Для этого ей надо с ним хотя бы недолго пообщаться, и она сразу определит, а моя оценка субъективна.

- Да, наверное... - согласилась Алла. - Когда не любишь мужика - всех собак на него навешаешь.

- Психиатр то же самое сказала, только другими словами, научными.

- Получается, что про шизоида и парадоксальную психику ты сама придумала?

- Получается, так. До чего мне стыдно за все, Алка, если бы ты только знала!..

- Но-но! - погрозила пальцем подруга. - Пошла ворона говно долбить! Кончай заниматься самоедством. Что-то ты, мать, совсем распустилась. Ты же всегда была дамочка сдержанная в выражении чувств. Из камня было проще выжать слезу, чем из тебя. А в последние дни постоянно хлюпаешь носом.

- Ох, Алка, знала бы ты, как мне тяжело. Полнейшей гадиной себя чувствую. Миша молча переживал, страдал, а я...

- Прекрати, подруга, эти сопли-вопли! - прикрикнула на неё Алла. Чего не бывает в семейной жизни! Другие вон башку супругу сковородкой пробивают, а потом в больницу бегают, передачи носят и живут себе до следующего мордобоя.

- Только этого ещё не хватало! - возмутилась Лариса.

- А может, и не хватало... - раздумчиво произнесла Алла. - В этом тоже есть своя сермяжная правда - пар выпустить тоже иногда не мешает.

- И что - обязательно сковородками друг друга лупить?!

- Не обязательно. Можно утюгом или гантелей.

- Алка, кончай хохмить. Ругаться, а тем более, драться, - не мой вариант. Это ты тарелки об своих мужей била.

- Била, раз заслужили. Моего первого хазбенда, однажды так отделала, что он за свой "Макаров" схватился - перебздел, что я его вообще урою. Тоже мне - нашел пугливую! Щас! Испугалась я его сраного пистолета! Муженька я могла бы и голыми руками придушить. Отняла "Макаров" да в окно выбросила. Петька потом два часа по кустам ползал, пока нашел.

- Неужели тебе самой нравилась такая жизнь?

- Нравится - не нравится, спи, моя красавица, - отмахнулась Алла словами известной частушки. - Довел меня Петька до белого каления, а я баба вспыльчивая, меня нельзя трогать за нервы.

- Нет, Алка, я так не могу.

- Ну и не моги. Каждому свое, - как говорили древние и как было написано на воротах Бухенвальда.

Лариса лишь вздохнула.

- Слушай, подруга, - оживилась Алла. - Теперь тебе не надо с Мишкой разводиться!

- Я и не собираюсь.

- Слава Богу. А ведь Мишка мог бы и обидеться. Он ради тебя всем рисковал, а ты его ни за что ни про что под зад коленом и даже объяснений выслушивать не пожелала. Ну, в этом весь Мишка. Не любит он разговоров душещипательных. А тебе-то зачем сказал, будто это его мочилово?

- Чтобы снять с моей души моральный груз. Миша был уверен, что убила я, и как бы дал понять: ты не бойся, тебя не посадят, все возьму на себя.

- Но ты-то хороша, засранка! Нет, чтобы к мужу подойти с душой, расспросить. Вот уж, небось, ему обидно-то было! Мишка же ради тебя старался, а ты его бросила одного на даче и умотала в Москву.

- Ой, Алка, не трави опять душу! Я себя такой паскудой чувствую, как представлю, что он пережил! Ты бы видела его - одни кожа да кости, весь серый, глаза печальные.

- Довела мужика, поганка! Все бы тебе шашни крутить. Ладно бы крутила с умом, как я, чтоб никто не знал. Дура ты, Ларка, и бить тебя некому! Была бы я твоим мужем - выдрала бы на конюшне вожжами, как в добрые старые времена. Ну, ладно, выпустили пар, и будет. Давай будем думать, что дальше делать.

- Перед Мишей я уж как-нибудь вину свою заглажу, объясню ему все.

- Но-но! - осадила Алла. - Все не надо! Ты еще, дурочка, про всех своих хахалей ему расскажешь - с тебя станется. Зачем мужу бередить душевную рану?! Ты к нему теперь с лаской подойди, чтобы компенсировать свое свинское поведение. А про прошлое молчи. Забыли. Мишка ведь уже не думает, что Костю замочила ты?

- Я сказала, что не убивала, и он сразу поверил.

- Ну и семейка у вас. Что ты, что Мишка. Молчат, темнят, а из-за этого сколько переживаний. Говорю же - лучше бы тарелки били и пар выпускали. Ладно, будем считать, что это в прошлом.

- Алка, я ведь почему трясусь - если ни я, ни Миша не убивали Костю, то кто же это сделал?

- Что, опять будешь меня подозревать? - съязвила верная боевая подруга.

- Но ведь кто-то же Костика убил?

- А ты думаешь, нам стоит копаться в этом дерьме?

- Но рано или поздно это может выплыть.

- Может... - задумчиво проговорила Алла. - Тогда давай расскажем все Мирону. Он у нас большой специалист по убийствам, у нас с тобой пока такой практики нет. Вот пусть мой милый и разбирается, кто Костю пришил.

- Нет, Алка, давай не будем впутывать Славу. Я боюсь, что он будет действовать своими обычными методами. Наверняка решит, что Савва ему свинью подложил, и начнется стрельба.

- Да, мать, тут ты права, нам войны не надо. Убьют ещё ненароком нашего защитничка, что мы с тобой тогда будем делать? Но ведь сами-то мы в этом дерьме не разберемся?

- Я хочу обратиться к своей адвокатессе. Она нескольких людей уже выручила. Наташа может подключить своих знакомых из детективного агентства.

- Вот это ты правильно придумала, подружка! - оживилась Алла. - Точно! И все будет по-тихому. Частные сыщики зря шум поднимать не будут. Ты предупреди, чтобы они проводили расследование очень-очень аккуратно. Ментам светить это не надо. Пока-то дело закрыто, но могут и снова начать копать по вновь открывшимся обстоятельствам. Опять начнут нас с тобой на допросы таскать. Нам такого геморроя не надо. Да и вообще - неизвестно, какое ещё дерьмо во всей этой истории вылезет. Лично я бы вообще эту историю похерила, по принципу: не тронь - вонять не будет. Но ты, я вижу, горишь жаждой отмщения?

- Нет. Хочу разобраться. Тогда нам можно будет спокойно спать. Я все же думаю, что Костю убил кто-то из его знакомых.

- Ладно, так и сделаем. Думаю, частное расследование не причинит нам вреда, если сыщики проведут его по-умному.

- Тогда я сейчас позвоню адвокатессе.

- Звони.

Лариса сняла трубку, набрала номер Наташи и договорилась, что приедет к ней в три часа. Пока она разговаривала, Алла прошла к холодильнику и достав пластиковые упаковки с салатами, выложила на столик, расставила приборы и чашки и включила кофеварку.

- У меня в запасе два часа. Заеду-ка я к психиатру. Надо ей все рассказать про Мишу. Думаю, она обрадуется. Ведь Лидия Петровна была совершенно права в оценке его личности. Слава Богу, она мне открыла глаза на собственного мужа и отговорила с ним разводиться.

- Может, перекусишь со мной? Толик притаранил твои любимые итальянские салаты. Тут и мидии, и осьминоги, и гигантские креветки. Я вчера три упаковки смела. Ты же любишь морскую живность.

- Спасибо, дорогая, но мне есть совершенно не хочется. Игорь за прошлую неделю впихнул в меня столько еды, что могу устроить себе разгрузочную неделю.

- Счастливая ты! Стройная, как тростинка, будто и не рожала. Я-то страсть как люблю повеселиться, а особенно пожрать. А уж как распереживаюсь, - жру в три горла. Ты меня расстроила своими новостями, теперь слопаю не менее двух упаковок. Подсобила бы, подруга, а? Составь компанию, побренчи вилкой, и мне меньше достанется, а то я скоро в свой 50-й размер не влезу, а буду носить 54-й.

- Дай мне с собой сухим пайком. Дома съем. Сейчас некогда.

- Ладно, придется мне жрать в одиночестве. Ох, чую я, не скоро мой Марио заключит меня в свои пылкие итальянские объятия! - расстроилась Алла. - Ведь расследование может затянуться, а я уже билеты в Рим заказала. Думала - оттянемся с итальяшками по полной программе.

- Подруга, давай отложим поездку. Куда мы с такой головной болью поедем - разве это отдых?!

- И то верно. Разберемся с этим проклятым убийством, приведем приговор в исполнение и со спокойной совестью поедем к теплому морю греть свои натруженные косточки.

- Алка, я тебя умоляю! Не надо больше крови! О каком приговоре ты говоришь?!

- Да это так, к слову... Может, подразумевалась всего лишь пощечина... Ты же знаешь, я мочить не люблю, не мое пока это хобби.

- Ладно, тебя опять на черный юмор потянуло. Все, я поехала.

- Езжай, - кивнула Алла. - Ох, подруга! Нет в жизни счастья! То убийства, то подозрения, то опять расследование... Ну ничего, мы бабы крепкие. Что же делать - ввязались мы с тобой в крутой бизнес, надо было заранее быть готовыми, что познаем всю страсть в избытке. Вот и познали... Ладно, мать, не бзди, прорвемся!

Подъехав к психиатрическому центру, Лариса поставила машину на стоянку и вошла в высокие двери темного дерева. В который уж раз она удивилась, как успокаивающе действует здешняя атмосфера. Хорошо продуманный дизайн, тишина, улыбчивая медсестра в регистратуре, удобный холл для ожидающих приема.

Сколько раз Лара приходила сюда в растрепанных чувствах, а уходила успокоенная... Взяв в регистратуре талон, она прошла к кабинету врача. Сегодня приема ожидал всего один человек.

Лариса села в кресло и пристроила на коленях папку с документами, которые подготовил её зам. Только пробежала глазами один договор, как из кабинета вышел пациент, следом вошел следующий, но вышел уже через пять минут.

Торопливо сунув документы в папку, она встала, подошла к двери и постучала. Тут же раздался голос врача:

- Войдите!

- Здравствуйте, Лидия Петровна!

- Здравствуйте, Лариса. Уже по вашему лицу вижу, что есть хорошие новости. Я же говорила, что скоро все благополучно завершится.

- Еще не все закончилось, но самое главное - мой муж не убивал Костю. Такой камень с души!

- Рада за вас. Ведь в конечном итоге все, чем мы живем - это наша семья: муж и дети. Работа, друзья тоже важны, но когда неблагополучно в семье, то это отражается на всем.

- Сейчас в нашей семье воцарился мир и покой. Я уже иными глазами посмотрела на мужа и убедилась, что вы совершенно правы - Миша действительно очень ранимый, мягкий и деликатный человек. Все, что вы говорили о нем в нашу последнюю встречу, - так и есть. Он сказал, что любил меня всегда. Видимо, будучи уверен, что я совершила убийство, был готов был пожертвовать собой, чтобы сохранить сыну мать. Просто поражаюсь вашей интуиции - не выходя из кабинета, вы разрешили многие психологические загадки.

- Это опыт, Лариса. Ну, и чуточку интуиции тоже, - улыбнулась Лидия Петровна.

- Сейчас Миша почувствовал, что мое отношение к нему стало другим, и сам очень изменился, просто расцвел, стал мягче, теплее. Встречает меня улыбкой, проводит со мной много времени, а не сидит, как прежде, в своей комнате. Мы многое обсудили. По сути за все годы нашего брака я ни разу с ним не говорила откровенно. А теперь мы стали очень близки. У меня появился муж, которого по сути не было. Рядом жил почти чужой человек, который теперь стал родным. Спасибо вам за все. У меня просто нет слов, чтобы выразить свою благодарность.

- Ко мне часто приходят мои пациенты, даже спустя много времени после окончания курса лечения, - рассказать, что все наладилось. Знаете, Лариса, когда на прием приходит человек, подавленный тяжелой ситуацией, с которой он не в состоянии справиться самостоятельно, потом помощью психиатра преодолевает её, а через несколько месяцев заходит просто поболтать и сказать спасибо, - вот это и есть высший смысл моей профессии. Не люблю громких слов, простите, невольно получилось.

- Вы заслуживаете самых громких слов, Лидия Петровна.

- Нет, Лариса, не ради этого мы работаем. Улыбка на вашем лице - вот высшая награда за мой труд.

- Как вы считаете, стоит мне выяснять, кто истинный убийца?

Та внимательно посмотрела на нее.

- Я вижу, что вас это беспокоит. Раньше вы гнали от себя эти мысли, защищая свою психику, и это правильно. Мы, психиатры называем это психологической защитой, а людей, способных на это, конкордантно-нормальными. У других людей может развиться невроз, а у конкордантно-нормального человека не разовьется. Так что вы просто спасались от невроза. Теперь ситуация изменилась. Вы уже не под следствием, лично для вас угрозы нет. Поэтому вы стали раздумывать - а кто же убил?

- А вы бы стали это выяснять, будь вы на моем месте?

- Думаю, что нет.

- Почему?

- Потому что любой поступок должен иметь определенную цель. Бессмысленные поступки совершают только умственно неполноценные люди.

- Вы считаете бессмысленным мое желание знать имя убийцы?

- Я вижу, что вы ещё не очень себе представляете, какую цель этим преследуете. Давайте вместе подумаем. Полагаю, вы надеетесь, что убийца совершенно посторонний для вас человек, например, кто-то из знакомых Кости или сотрудник фирмы, в которой тот раньше работал, или тут замешан криминальный авторитет Савва.

- Да, хотелось бы, чтобы это было так, - согласилась Лариса.

- Вам тяжело сознавать, что ваша подруга имеет отношение к этому убийству - прямо или косвенно. И вы хотите удостовериться, что она перед вами чиста. Но есть определенная вероятность того, что ваши ожидания не оправдаются.

- То есть, вы думаете, что Костю убила Алла?

- Я этого не говорила, а всего лишь сказала, что есть вероятность этого. Вы готовы принять этот тяжелый удар?

Лариса вздохнула и задумалась. В самом деле, где-то в глубине души копошился червячок сомнения. Вроде бы, она и верила Алке, но что-то такое все же было. Жить всю оставшуюся жизнь, не доверяя лучшей подруге...

Капризная, непредсказуемая, избалованная мужчинами, которые от неё просто млели, Алла всегда ощущала свою безнаказанность.

Однажды они были в ресторане, отмечали защиту диссертации одного из сотрудников кафедры, где работала Лариса. Все было чинно-благородно, произносили положенные тосты, желали виновнику торжества успехов на научном поприще. Алка явилась с опозданием в сопровождении очередного любовника. Как всегда - тут же стала душой компании. Хохмила, всех веселила, произносила шутливые тосты, танцевала, а уж танцует Алка... Это надо видеть. Все ученые мужи, оставив своих дородных жен, гарцевали, соревнуясь за толику её внимания.

Лариса на банкете была одна. Миша не любил такие мероприятия, а прийти с любовником, шокировав коллектив своей кафедры, - не её стиль. Лара тихо скучала, соглашалась потанцевать, когда кто-то из коллег приглашал, потом сидела в уголке со своим аспирантом, обсуждая детали его работы, и вдруг услышала шум, крики. Оказывается, Алла выплеснула в лицо бокал с шампанским кому-то из посетителей. Что уж ей не понравилось, Лара не вникала, но подруга, не выбирая выражений, разразилась гневной тирадой, что она думает об этом наглеце.

Шуму было... Присутствующие на том банкете - солидные люди, маститые ученые, не привыкшие к пьяным разборкам в ресторане. Тем не менее, у Алки тут же нашлись защитники. Молодые сотрудники встали за неё грудью. Боевая подруга отчаянно рвалась в драку, ей порвали колье, но это её не смутило. Сорвав с ноги туфель, она норовила попасть тонкой шпилькой кому-нибудь в глаз.

Лариса увидев массу тел, среди которых мелькала темная грива волос подруги, в первый момент замерла от ужаса, потом, забыв о собеседнике, рванулась на помощь. Попыталась пробиться к ней, но куда там! Она кинулась к мэтру: "Умоляю, помогите, вызовите милицию. Мою подругу оскорбили, это какие-то непорядочные люди".

Мэтр знал, что сегодня отмечает банкет научная интеллигенция, публика приличная. Разборки в солидном заведении ни к чему. Тут же появились накачанные ребята, и быстро со всем разобрались.

Потом уже Алка хвасталась, что облила не только шампанским, но и обложила колоритным русским словом крутого авторитета. "Чтобы всякая срань посмела лапать меня за задницу! Я ему показала разницу между шлюхой и приличной женщиной!"

То, что приличная женщина не может драться в ресторане, Алке и в голову не пришло. Ей что-то сказали, сделали недвусмысленный жест, - и тут же бурная реакция.

И это не единственный случай. Если Алке что-то не по нраву разойдется так, что не остановишь. Тайфун, стихия. И всегда рядом оказываются мужчины, горящие желанием её защитить.

Вот и сейчас. Алка под защитой Мирона чувствует свою безнаказанность и ничего не боится. Она и раньше-то никого не боялась, а теперь и подавно. Может позволить себе делать все, что хочет, зная, что Славка ради неё сделает все.

Может ли Алка убить? Запросто. Она всегда так легко произносила слова "замочить", "шлепнуть", "пристрелить", будто человеческая жизнь для неё ничего не значит. А ведь действительно - ничего не значит. Единственное в этом мире для неё значимое - это она сама, Алла Дмитриевна Королева красивая и умная женщина, которой все позволено. Если кто-то посмеет встать на её пути, а уж тем более, затронуть её самолюбие, - тому не поздоровится.

Лидия Петровна права. Лариса максималистка - у неё или черное, или белое, или люблю, или ненавижу. Ей нужна определенность. Она хочет всецело доверять подруге. Но если та не оправдала её доверия, - то ей не нужна такая подруга. Ее даже нельзя назвать подругой, раз она так подло поступила с ней - совершив преступление, специально все подстроила так, чтобы подозрение пало на Ларису.

Тряхнув головой, отгоняя воспоминания и дурные мысли, Лара посмотрела на врача. Та не торопила её с ответом, молча ожидая.

- Лидия Петровна, для меня это действительно будет большим потрясением, но я хочу ясности.

- Это ваше право, и я понимаю мотивы, которые вас привели к такому решению. Что вы сделаете, узнав, что ваша подруга имеет отношение к этому убийству?

- Перестану с ней общаться.

- Давайте немного поговорим о вашей подруге, поскольку мы оцениваем психологический портрет возможного убийцы. Как у Аллы с наследственностью?

- Ее мама по характеру такая же.

- Что и следовало предполагать. И наверняка особенности характера вашей подруги усугубились неправильным воспитанием, вседозволенностью?

- Алла - единственная и горячо любимая дочь.

- И при этом уверена, что она самая умная, самая красивая, самая способная, да?

- Точно, - улыбнулась Лара.

- А у неё действительно есть способности?

- Есть, но она не любит делать то, что ей не нравится, не любит подчиняться.

- И очень любит, чтобы её хвалили, да?

- О, это Алла любит.

- А если не хвалят, то и сама себя похвалит?

- От скромности она не умрет.

Лидия Петровна смотрела на свою пациентку, спокойно улыбаясь. Она уже давно поняла её - ранима, с обостренным чувством справедливости. Просто успокаивающих слов, которые могут подействовать на женщину, находящуюся в таком состоянии, - недостаточно. Лариса - мозаичная личность. В ней сразу несколько женщин. И слабая, и сильная. В какой-то момент может собраться и ведет себя как сильная личность. В другие моменты сенситивна. Если её обидеть, - прячется, как улитка в свою раковину, отгораживаясь от людей. Эмоционально тонкая, чувствительная. Ей нельзя говорить обычные слова утешения. Да Лариса и не нуждается просто в утешении. У неё логический склад ума, и доводы на неё действуют гораздо убедительнее.

- Итак, Лариса, вы хотите установить, кто убил Костю. Первая причина вы хотите определенности в отношении близких вам людей. Вам нужно быть уверенной, что они в этом убийстве не замешаны. Теперь рассмотрим вторую причину, по которой человек старается выяснить истинного убийцу, - месть. Вы хотите поквитаться за переживания, которые выпали на вашу долю?

- Нет, о мести я не думала.

- Мстительность не в вашем характере, но в экстремальных ситуациях человек может совершить что-либо, чтобы наказать того, кто причинил ему страдания.

- Я не буду этого делать ни в коем случае.

- И третья цель, которую ставит человек, разыскивая настоящего убийцу, - чтобы тот понес заслуженное наказание в законном порядке, - суд, приговор и тому подобное.

- Нет-нет, об этом вообще речи нет, если это касается близких мне людей. Даже если это совершенно посторонний человек, я не пойду доносить на него в органы.

- Не исключено, что убийца - знакомый Кости. Следствие проводилось халатно, связи Кости не отрабатывались.

- Но откуда пистолет?

- О, сейчас так много оружия, что это не проблема.

- Лучше я буду думать, что это сделал кто-то из знакомых Кости, но только не из близких мне людей.

- Конечно, лучше избавить себя от отрицательных эмоций. Это самое разумное. Что же вы решили, Лариса? Будете выяснять истинного убийцу?

- Буду, Лидия Петровна. Через полчаса у меня встреча с моей адвокатессой, я хочу поручить ей провести расследование. Она, как и вы, урожденный детектив.

- В таком случае, забегайте ко мне, когда ваша адвокатесса узнает новые факты, мы их проанализируем.

- Спасибо за помощь, Лидия Петровна. А сейчас я вынуждена попрощаться, мне надо ехать на встречу. Если позволите, я забегу к вам завтра с утра. Освобожу пару часов времени и мы ещё поговорим.

- Жду вас, Лариса. Мы ещё не все обсудили.

- До завтра, Лидия Петровна.

Адвокатесса встретила Лару у бюро пропусков и провела в свой кабинет.

- Чашечку кофе?

- Спасибо, Наташа, но мне некогда.

- Тогда я вас внимательно слушаю.

- Прошу вас, чтобы все, что я скажу, осталось между нами.

- Это даже не обсуждается. Адвокат обязан хранить тайны своего клиента, даже если тот признается в убийстве.

Лариса помолчала. Та посмотрела на неё долгим взглядом.

- Нет, Наташа, это не то, что вы подумали. Я не убийца. Со времени нашей последней встречи произошли некоторые события.

Она подробно рассказала адвокатессе новости.

- Какую задачу вы ставите передо мной? - спросила Наташа. - Вы боитесь, что дело вновь возбудят? Пока никаких шевеления в органах не наблюдается.

- Я хочу, чтобы вы нашли убийцу.

- Понятно.

- В нашу первую встречу вы сказали, что можете это сделать.

- Думаю, что смогу. Не сама, а с помощью моих друзей, профессиональных сыщиков из частного детективного агентства.

- Именно это я и имела ввиду. Главное, чтобы они провели расследование без излишнего шума.

- Это я вам гарантирую.

Чуть поколебавшись, Лариса достала из сумочки "ТТ.", который был все в том же целлофановом пакете, в который его упаковал Миша.

- Наташа, этот пистолет я нашла в своей тумбочке на даче.

Адвокатесса молча смотрела на нее, ожидая продолжения.

К горлу Ларисы подкатил ком, она несколько раз глубоко вздохнула, чтобы справиться с волнением.

- Дело в том, что мне подбрасывали какой-то пистолет. Не знаю, мой ли я сейчас держу в руках и что был за пистолет, который то появлялся, то исчезал. То ли это два разных пистолета, то ли один. Может быть, это именно тот, который валялся у нас на антресолях... Тогда откуда взялся другой, в моем ящике с бельем?..

- Как я понимаю, вы хотите, чтобы было установлено, не из этого ли оружия, которое вы сейчас держите в руках, было совершено убийство Кости? уточнила адвокатесса.

- Да.

Лара перевела дух. Вначале и сама ещё не совсем понимала, что ей нужно. А Наташа все четко расставила по своим местам.

- Вы можете это сделать?

- Все в наших силах, Лариса. Баллистическая экспертиза и все сопутствующие ей мероприятия будут проведены lege artis. Разъяснить, что это значит?

- Нет, я знаю латынь. Это означает, что все будет как положено, образно говоря, на высшем уровне.

- Именно так, - кивнула Наташа.

- И никто ничего не узнает, даже если именно из этого пистолета застрелили Костю?

- Никто ничего не узнает, - заверила адвокатесса. - Все будет lege artis.

- Тогда я жду вашего звонка.

- О, кей. Как только появятся новости, я вам тут же сообщу.

Попрощавшись с адвокатессой, Лара вышла из её кабинета.

На душе стало легче. Когда есть человек, на которого можно переложить хотя бы часть того тяжелого груза, что лежит на плечах, эта ноша давит уже чуть-чуть поменьше.

Так, все дела на сегодня сделаны, можно домой.

Муж хотел помочь ей снять пальто, но Лара взяла его руку в свою и прижала к щеке.

- Миша... Я так рада, что мы снова все вместе.

- Я тоже рад. Поверишь - все это время даже работать не мог. Всегда работал в любом состоянии - больной, с температурой, а прошедшую неделю ничего в голову не лезло. Сидел за расчетами и ничего не соображал.

- Прости, мой дорогой. Давай на будущее договоримся: если что не так, то лучше сказать, чем молча терзаться.

- Я полагал, что умные люди и без слов друг друга понимают.

- А оказалось, что не всегда, - вздохнула Лариса.

- Значит, я был не прав. Буду учиться на собственных ошибках.

Лара улыбнулась.

- Я тоже. Буду паинькой.

Миша помог ей раздеться и повесил пальто в стенной шкаф. Они прошли на кухню.

- Ты ужинал?

- Нет, тебя ждал. Алешу я накормил.

- Ну, давай тогда ужинать.

- Ларусь, тут была девушка. Сын говорит, что это его гувернантка.

- Да, она занимается с ним и английским, и французским.

- А кто будет забирать его из школы?

- Лена. Ты ведь не мог забирать его сразу после уроков, а теперь нет необходимости оставлять Алешку на продленке, у них целый день впереди. Я специально машину купила, там водитель и два охранника.

- Зачем такие сложности?

- Понимаешь, Миш, ведь та история ещё не закончилась, убийцу не нашли. Все это мог подстроить Савва, враг Мирона, с целью подставить его или спровоцировать на какие-то действия. Возможно, Савва хотел впутать сюда своего недруга, например, чтобы его осудили, а потом прибрать его группировку к рукам. Мирон не любит стрельбы, а Савва - психопат, бывший уголовник, и вся его банда такие же головорезы. Они без войны жить не могут.

- Эх, Ларуся, говорил я тебе - бизнес не женское дело. Ну, ладно, молчу, молчу, а то опять будешь сердиться.

- Нет, Миша, не буду сердиться, потому что ты совершенно прав. Теперь-то я понимаю, в какое грязное дело ввязалась. А когда начинала, то всего этого не было. Все три года мы жили более-менее спокойно.

- Ничего себе спокойно! Ты с утра до вечера на работе, приходишь с запавшими глазами, языком от усталости не ворочаешь! Это называется спокойная жизнь?! Ты же интеллигентная женщина, Ларуся, а общаешься с какими-то бандитами!

- Все понимаю, Миша, но теперь я уже в это дело влезла, столько сил и времени ему отдала. К тому же, у меня нет огромного счета в банке. Все заработанные мною средства вложены в дело. А для того, чтобы эти деньги вернуть, придется постепенно превращать товар в деньги. Это требует времени. Жить-то мы на что будем, если я сейчас все брошу?

- Ларусь, я вот что подумал... Раз уж ты занимаешься таким рискованным делом, то мне, как мужчине, просто стыдно отсиживаться в стороне. Жить за твой счет мне и подавно стыдно. Я-то все надеялся, что ты рано или поздно разочаруешься в бизнесе и бросишь его. Но если ты намерена продолжать, то я больше не могу оставить тебя одну.

- Нет, Миша, у тебя есть одна цель в жизни - твоя работа. Вот и работай.

- Раньше я действительно жил своей работой, горел ею, суткам сидел над расчетами, а теперь вижу, что это никому не нужно. За последние полгода я сделал три изобретения. В прежние годы мне бы, как минимум, дали Государственную премию. А теперь даже зарплату не платят. Да дело даже не в зарплате, а в отношении к делу. Талантливые сотрудники ушли из института, остальным на все наплевать. Но я же не могу работать один! Время Кулибиных давно прошло. Современные открытия делают не одиночки, а сплоченный коллектив единомышленников. А мне работать не с кем, даже техников нет. Ватмана для чертежей нет, я сам покупаю. Помещения администрация сдает под какие-то фирмы - это в режимном-то предприятии! Ведь и сейчас мы не кровати делаем, а самолеты конструируем, это государственная тайна. У нас до сих пор есть первый отдел. Зачем же тогда проходная, вахтеры, пропуска, которые у нас проверяют, если по территории института разъезжают на дорогих машинах какие-то лоснящиеся самодовольные "господа", которые вылезли из грязи в князи и теперь смотрят на нас свысока?! Ты представляешь - на меня, высококлассного специалиста, доктора наук, автора почти трех десятков изобретений, смотрит свысока какой-то наглый нувориш только потому, что он где-то наворовал свои миллионы, а я хожу в старом костюме! Мне плевать на его деньги, но что же происходит в нашей стране, почему такой разгул вандализма, почему разрушают отечественную науку?!

- Ну что я могу тебе сказать, - вздохнула Лара. - Со мной было то же самое.

- Вот я и удивляюсь, как ты можешь вращаться в среде этих "господ"?! Ты же кандидат наук, умнейшая женщина, которую я безгранично уважаю и люблю!

- Миша, я уже привыкла. Поначалу было трудно, сейчас уже нет. С явными выскочками и сомнительными личностями я дела не имею, строго отбираю деловых партнеров. Они все приличные люди, имеют высшее образование, многие ученую степень, есть даже доктора наук. Так что это публика вполне приличная.

- Все равно, Ларуся, это отвратительно.

- Согласна. Именно поэтому я считаю, что тебе не нужно лезть в эту среду. Если я правильно тебя поняла - ты намерен помогать мне в бизнесе?

- Просто хотел быть рядом, чтобы больше с тобой не случилось никаких неприятностей. Заниматься бизнесом у меня нет ни малейшего желания, но если это необходимо для безопасности моей семьи, - я готов.

- Спасибо, Миша. Но ты вряд ли сможешь меня защитить. Если ты волнуешься, - могу ездить с охранниками.

- Это тебе решать. Но охранник - наемник, он ради тебя своей жизнью рисковать не станет.

- А ты способен ради меня рискнуть жизнью, Миша?

- Если надо будет, - буду вести себя, как мужчина, - уверенно произнес он.

- За эти два дня у меня столько открытий... Надо же - прожила с тобой одиннадцать лет, а практически ничего о тебе не знаю. А ты говоришь - двое умных людей поймут друг друга без слов. Видишь - не было слов, и я ничего в тебе не поняла. А ты, оказывается, настоящий мужчина, хоть у тебя и нет косой сажени в плечах и накачанных бицепсов.

- Да разве понятие "настоящий мужчина" означает ширину плеч и объем мышц?!

- Нет, я не это имела ввиду. Мне казалось, что ты человек мыслительного типа, и чисто мужские поступки - не твой профиль. Прости, я ошибалась. Но все, что ни делается, все к лучшему. Эти полтора месяца дались мне очень тяжело, но если бы их не было, мы бы с тобой жили, как раньше, почти не общаясь. Мне казалось, что мы все больше отдаляемся друг от друга, что мы почти чужие.

- Я никогда от тебя не отдалялся, - возразил Миша. - Просто не люблю много говорить.

- Да уж, за пару дней мы с тобой говорили столько, что, пожалуй, за все годы нашего брака по совокупности столько не наберется. Так что у этой тяжелой ситуации есть хотя бы один плюс. И тем не менее, Миша, я считаю, что тебе не следует бросать работу и заниматься бизнесом.

- Ты боишься, что я не справлюсь?

- Не в этом дело... - покачала головой Лара.

- Но ты же овладела всеми необходимыми знаниями, а ты женщина и гуманитарий, неужели я, будучи мужчиной и технарем, не смогу постичь премудростей бизнеса?

- Сможешь, не сомневаюсь. Но в целом женщины более пластичны, более приспосабливаемы к любой ситуации. Мне тоже многое противно, но я говорю себе, что это надо, и делаю. Мужчины более принципиальны, по крайней мере, ты.

- Постараюсь абстрагироваться от своих принципов.

- Нет, Миша, не надо такого насилия над своей личностью. После моего ухода наука ничего не потеряла. Таких, как я, - тысячи и более. Ты уникальный специалист, ты талантлив. Не думаю, что этот всеобщий бардак продлится долго. Нельзя жить лишь прошлыми достижениями, нужно двигать науку, создавать новые технологии, иначе общество погибнет. Не могут все только продавать, нужно и производить что-то. Если я сохраню тебя для науки, то потом буду этим гордиться. Не хочу, чтобы ты гробил свой талант, занимаясь бизнесом. Ведь это только красивое слово - бизнес, а на самом деле, это то, что раньше называлось спекуляцией или теневой экономикой. Просто сейчас это стало легальным, но от этого не перестало быть грязным. Так что оставайся на своей работе, твори свои изобретения, а я буду заниматься тем, что сейчас называется красивым словом "бизнес".

- Как хочешь. Конечно, от меня тебе будет немного проку. И тем не менее, мое предложение остается в силе. Если тебе понадобится моя помощь, я готов.

- Спасибо, Миша. Я тебе очень благодарна тебе за все и за то, что ты у меня есть.

В кухню вошел Алешка, за ним, повиливая хвостом, Дон. Говорят, хвост показатель эмоционального состояния собаки. Но Лара могла поспорить на что угодно, что радость Дона написана на его морде. Он улыбался, по-своему, по-собачьи. Вздохнув с чувством глубочайшего удовлетворения, пес улегся рядом, положив голову на ногу любимой хозяйки, и замер.

"Надо же, как мало им нужно для счастья - всего лишь, чтобы мы все были вместе, - подумала Лариса. Опять к горлу подкатил комок, но она себя одернула - Держи себя в руках! Все кончилось".

- Миша, я ничуть не обижусь, если ты сейчас пойдешь работать в свою комнату. Ты же не можешь сидеть без дела.

Муж благодарно улыбнулся и встал. Алешка пошел в ванную чистить зубы, Лариса в свою комнату, Дон за ней.

Пока в их доме мир и покой, а завтра будет завтра.

Вторник, 30 марта.

Ровно в девять Лариса подъехала к зданию психиатрического центра. Вообще-то её день обычно начинался не раньше десяти. Это Алка жаворонок, запросто встанет и в шесть, и семь утра, а для неё встать раньше половины девятого - смерти подобно. Но сегодня Лара решила встать на час раньше, чтобы посещение психиатра не очень сказалось на её рабочем графике.

К счастью, у кабинета врача не было ни одного пациента и постучав, Лариса вошла.

- Доброе утро, Лидия Петровна.

Та улыбнулась в ответ и кивнув, показала рукой на стул.

- Доброе утро, Лариса. Вижу, что вы совершили насилие над своим организмом, встав раньше обычного.

- Откуда вы это узнали? - изумилась та.

- У вас астеническая конституция. Вы высокого роста, а ваш размер, наверное, 44-й, так?

- Да. Рост 170 сантиметров, вес 54 килограмма, размер 44-й.

- Для вашего возраста параметры просто удивительные. Вы тонкокостны, изящны. У людей с астенической конституцией преобладает так называемая парасимпатическая нервная система, у них другой биоритм. Наверняка вы сова - можете лечь поздно, но и встать вам нужно попозже.

- Совершенно верно. Ехала к вам и именно об этом думала. Я сова, а Алла - жаворонок.

- А у неё какая конституция?

- Вы имеете ввиду рост, вес?

- Да и общее строение скелета тоже.

- Алла носит 50-й размер, но она высокая, выше меня на 8 сантиметров, и очень фигуристая - роскошный бюст, бедра, тонкая талия.

- У нее, скорее всего, преобладает симпатическая нервная система, потому она и жаворонок.

- Как все просто объясняется! - удивилась Лара. - А я всегда завидовала её способности без проблем вставать рано утром. Себя считала просто изнеженной лентяйкой, которая любит поваляться утром в постели. Оказывается, это имеет научное обоснование.

- Все имеет научное обоснование, Лариса.

- Давайте продолжим вчерашний разговор, Лидия Петровна.

- Давайте. Насколько сильны ваши подозрения в адрес Аллы?

- Вы знаете, как таковых подозрений у меня до сих пор нет. Во время следствия такая версия всплывала. Следователь мне усиленно намекал, что Алла могла убить Костю, но я подняла его на смех. Подруга на допросах сама навлекала на себя подозрение.

- Это лишь с её слов. Доказательств у вас нет.

- У неё железное алиби.

- Какое же? Как говорят детективы, самое железное алиби бывает у убийцы, совершившего преднамеренное преступление.

- Она была в тот вечер с любовником.

- Лариса... - покачала головой психиатр. - Как же вы доверчивы! А если он подкуплен или так влюблен в нее, что подтвердит все, что угодно?

- То есть, моя подруга все же может оказаться убийцей?

- Конечно. Равно, как и её приятель. У обоих была возможность совершить это преступление - каждый из них мог взять вашу машину, знал о ключах и прочем.

- Алла с Мироном помогли, чтобы следствие было закрыто.

- Возможно, они заботились не о вас, а о себе.

- Но подруга искренне переживает за меня.

- А она вряд ли изменит к вам отношение. Если принять версию, что убила Алла, то она, испытывая чувство вины за то, что вместо неё обвинение предъявили вам, сделала все, чтобы поддержать вас. Обзавелась фиктивным алиби и, чувствуя себя в безопасности, вполне возможно, намеренно играла со следователем, поскольку любит риск и острые ощущения. Ведь многие убийцы порой специально наводят на себя подозрение и в душе радуются, что доказать их вину невозможно. Кстати, очень многие преступники - истерические личности. Таким образом они самоутверждаются - дескать, вот какой я умный и хитрый, совершил преступление, а меня не могут поймать. Даже среди серийных убийц есть истерики. Вся милиция их ищет, а они чувствуют себя великой личностью, поскольку в центре всеобщего внимания - о них пишут в прессе, говорят по телевидению. Если истерику нечем больше привлечь к себе внимания, он достигает его именно таким образом.

- Но вряд ли это относится к Алле.

- Я говорю в общем, а не конкретно о вашей подруге. Она могла совершить убийство в состоянии аффекта. Ведь вы так и не знаете, что на самом деле было между ней и Костей.

- Следователь говорил, что со слов сотрудников той фирмы, откуда Алла переманила Костю, она к нему явно была неравнодушна - часто приезжала без всякого повода, уединялась с ним, его видели в её машине.

- А что сказала вам сама Алла?

- Что между ними ничего не было.

- Вы ей верите?

- Даже и не знаю. В душе не верю, но делаю вид, что верю. Не хочется терять подругу, мы столько лет дружны, она так много хорошего мне сделала.

- Если у неё с Костей были какие-то отношения, то она не заинтересована говорить вам правду.

- Если Алла не захочет что-то рассказать, то и не расскажет, согласилась Лара. - Похохмит, отшутится, но от неё ничего не добьешься.

- То есть, она не всегда говорит вам правду... Теперь о её приятеле. Мирон, возможно, сам не совершает преступления, но организует их. У подобных людей иная, искаженная психология. Чужая жизнь для них ничего не стоит, главное - власть. Наверняка по его вине погибло немало людей, которых он посылал на верную смерть.

- Но Слава не производит впечатления преступника!

- Чикатилло и многие другие убийцы тоже внешне выглядели как обычные люди. С вами Мирон обходителен, вежлив, корректен, поскольку ему лестно такое знакомство. Кто он? Главарь преступной группировки, общается преимущественно с примитивными личностями. А вы? Женщина совсем из другого мира. Это возвышает Мирона над другими бандитскими лидерами, в окружении которых нет дам, подобных вам и вашей подруге.

- Но зачем ему убивать моего любовника?

- А может быть, у вашей подруги были интимные отношения с Костей? Возможно, Мирон боялся, что она его бросит, всерьез увлекшись молодым человеком, и нейтрализовал соперника. Чужими ли, своими ли руками, - в данном случае неважно. Но в ваших глазах он хочет быть чист, поскольку дорожит вами и не хочет потерять. Вы обладаете иной нравственностью и расценили бы это как низость.

- Вне всякого сомнения.

- Поэтому Мирон мог чувствовать себя в некотором роде виноватым перед вами, если только бандитские главари способны на подобные чувства. А трюк с трупом - это возможность сразу убить двух зайцев - и с вас снять подозрение, и от себя его отвести. А у Аллы к Мирону чисто меркантильный интерес?

- Самое удивительное, что нет. Она по-своему любит его.

- Понятно. Бандитская романтика, подруга вора... Но это свойственно примитивным женщинам, а ведь ваша подруга не такая.

- Нет, Алла очень умная женщина, но риск и приключения у неё в крови. Если нет острых ощущений, сама будет их искать. А Славу она жалеет. Вы мне не поверите, но он действительно неплохой человек.

- Думаю, что вы все же идеализируете его. Вы личность положительная, Лариса, и вам хочется видеть в людях только хорошее. Лакируете действительность.

- Но Мирон стал бандитом вынуждено, защищаясь от других. А раньше занимался бизнесом. Он и сейчас бизнесмен и банкир.

- Конечно, обстоятельства иногда вынуждают человека на крайние действия, но тем не менее, далеко не каждый пойдет по дороге преступлений. Это зависит от личности. Думаю, что в личности этого криминального авторитета есть все предпосылки для этого. Давайте теперь проанализируем эту кандидатуру на роль убийцы. Как в нескольких словах вы могли бы охарактеризовать его?

- Честолюбив, тщеславен, самолюбив, не прощает обид.

- Мстителен?

- Если затронуто его самолюбие, то да.

- Психологический портрет вашего защитника из криминальных структур мне ясен. В психиатрии есть ключевые слова, по которым сразу можно составить определенное мнение о человеке. Вы сказали: "Мстителен", и мне многое стало понятно.

- И что вы думаете о Мироне?

- Скорее всего, он эпилептоидная личность, но в рамках акцентуации характера. Он упрям?

- Во всех остальных вопросах, когда дело не касается Аллы, - очень.

- Эпилептоиды упрямы, ригидны, трудно переключаемы, не любят менять своего мнения и не считаются с чужим мнением.

- Для него даже главари других группировок - ничто. Если кто его тронет - пожалеет.

- Тоже укладывается в понятие "эпилептоидность". Свой авторитет Мирон ставит превыше всего, не терпит возражений, требует от подчиненных беспрекословного послушания, устанавливает свои порядки? Лидер над теми, кого он подчинил своей воле?

- Это точно про него. Но опять же по отношению ко всем, кроме Аллы.

- Просто она сильнее его, как личность. Возможно, эпилептоидность выражена у Мирона весьма умеренно. Он жесток?

- Об этом я мало знаю, но думаю, что да, однако не беспричинно. Причина должна быть достаточно весомой. Мирон не прощает обид, предательства и если что - сурово накажет. Он сам мне говорил, что предателю пощады не будет. Когда мы только познакомились, его ребята как-то обмолвились, что у него есть специальная бригада для наказания проштрафившихся. И Алла как-то проболталась про зондер-команду.

- Тоже эпилептоидные черты. Итак, у обоих есть предпосылки для того, чтобы совершить это преступление.

- Так кто же из них, Лидия Петровна, не мучайте меня!

- Я не мучаю вас, Лариса, а хочу, чтобы вы реально оценили тех, кто рядом, и не принимали на веру слова явно заинтересованных лиц. Убийцей может оказаться любой из них. Но может быть и так, что невиновны ни Алла, ни Мирон.

- Кто же тогда?

- Да кто угодно, с кем у Кости был конфликт.

- Но он не конфликтный человек, - возразила Лариса.

- Конфликты бывают разные. К тому же, вы совершенно не знали своего любовника - что он за личность, чем живет, чем интересуется, кто его друзья и приятели, кто враги. У вас были чисто сексуальные отношения.

- По большей части, да.

- Так что это мог быть человек из его прошлого, а вы мучаетесь, гадая, кто из близких вам людей его убил. А они могут быть невиновны. Кстати, вы упоминали о некоем заказном убийстве, которое якобы организовал Косой. Но ведь подобная ситуация могла быть в действительности.

- То есть, именно Косой убил или подослал убийцу?

- Могло быть и так. Но это мог сделать и кто-то другой, например, руководитель другой преступной группировки.

- Зачем?

- В криминальном мире свои законы, о которых мы знаем лишь понаслышке. Например, из мести.

- Но при чем здесь Костя?

- А разве не мог Савва или другой бандитский авторитет его перекупить, чтобы через него каким-то образом навредить своему врагу Мирону?

- Мне трудно поверить, что такой наивный мальчик, как Костя, может стать предателем.

- А его могли использовать так, что он об этом даже не догадывался. Например, кто-то из давних друзей, который теперь представляет интересы Саввы, установил с Костей доверительные отношения и потом оказывал на него давление. А когда тот об этом догадался, - его убрали, чтобы о его роли не узнал Мирон. Или множество других вариантов, о которых нам неизвестно. К примеру, Савва намеревался с какой-то целью бросить тень подозрения на вас и выбрал для этого наиболее подходящий объект - вашего любовника.

- С версией, что это дело рук Саввы или другого главаря, или кого-то из окружения Кости мне примириться гораздо легче.

- И кстати, на данном этапе она кажется мне наиболее перспективной.

- Почему?

- Понимаете, Лариса только в детективах Агаты Кристи и прочих классиков этого жанра убийца после совершенного преступления преспокойно живет среди близких людей, и те ни о чем не догадываются. Есть люди с тяжелой психической патологией, которые после убийства тоже не испытывают угрызений совести, но мы говорим не о них, а о реальных людях, которые вас окружают.

- Вы считаете, что если бы они убили, то мучились бы виной?

- О Мироне этого сказать не могу, поскольку для него убийство, смерть - стали обыденным явлением. Но ваша подруга - психически нормальный человек. Конечно, ревность - очень сильное чувство. В состоянии аффекта психически здоровый человек, охваченный ревностью, может совершить убийство, но очень сомнительно, что после этого он будет жить, как будто ничего не произошло. Последствия обязательно будут: подавленное настроение, бессонница, изменения в поведении и многое другое. Подсознательное чувство вины сказывается в межличностных взаимоотношениях. Вы эмоциональны и обязательно почувствовали бы это. Поэтому очень сомнительно, что ваша подруга могла совершить это убийство, а потом спокойно смотреть вам в глаза в то время, когда вы незаслуженно страдаете по её вине.

- Мне тоже трудно себе представить, что Алла или Мирон могли убить и с чистой совестью оставаться рядом со мной, когда надо мной висит обвинение.

- Именно поэтому я склоняюсь к мнению, что убийство совершено человеком не из вашего окружения. А вы были втянуты в эту ситуацию совершенно случайно. К сожалению, у нас очень мало фактов, одни лишь предположения.

- Но и этого немало, Лидия Петровна. У вас задатки настоящего детектива.

- Анализ и синтез - это моя профессия. Просто я применила её в несколько иной плоскости. Профессия психиатра в чем-то сродни работе детективов. Они "примеряют" улики к разным подозреваемым, а мы "примеряем" симптом к различным психическим заболеваниям. У них улики рассматриваются в совокупности - если против человека есть несколько улик, и прямых, и косвенных, то есть немалая вероятность того, что именно он совершил преступление. И у нас совокупность симптомов образует синдром. Некоторые симптомы и синдромы специфичны только для определенных заболеваний, а при других наблюдаться не могут. Аналогично и у детективов - есть специфические улики, например, если на пистолете отпечатки пальцев определенного человека, то, следовательно, он, как минимум, держал его в руках, а скорее всего, выстрелил. И детективы, и психиатры скрупулезно, по мелочам собирают информацию, анализируют каждый факт, рассматривая все "за" и "против", и постепенно складывается мозаика. Когда картина ясна, происходит синтез всей информации: детективы пишут обвинительное заключение, а психиатры ставят диагноз.

- Тогда вам нужно работать частным детективом, - пошутила Лариса.

- У меня уже есть профессия, которую я люблю и не собираюсь менять. Так уж получилось, что мне несколько раз в жизни невольно пришлось побывать в роли детектива, когда я проводила судебно-психиатрическую экспертизу. Психиатры порой сталкиваются с очень необычными ситуациями, и надо решать многие проблемы, чтобы помочь пациенту. Мои подопечные утверждали, что невиновны, вот и пришлось поработать мозгами.

- И вы искали улики, как настоящий сыщик? - удивилась Лара.

- Нет, Лариса. Психиатра, в отличие от оперативников, кормят не ноги, а голова. Мы не бегаем в поисках фактического материала, а сидим в своем кабинете и анализируем полученную информацию. Единственный инструмент психиатра - его мозги. Но этого нам вполне достаточно. Пользоваться ими мы умеем.

- А вам удалось помочь вашим пациентам, которые были невиновны?

- Конечно, - улыбнулась Лидия Петровна.

- И вы нашли настоящего преступника?

- Я его не искала. Проанализировала особенности личности и, образно говоря, нарисовала психологический портрет предполагаемого преступника, исходя из специфики совершенного деяния, а нашли его оперативники.

- Вам удалось убедить правоохранительные органы провести дополнительное расследование?

- Я умею убеждать, это моя профессия.

- Да, убеждать вы умеете...

- Нужны дополнительные факты. На основании имеющихся мы можем лишь строить предположения. Пока слишком много подозреваемых в убийстве. Мотив и возможность совершить преступление есть у многих людей. Побольше бы конкретики.

- Может быть, появятся новые факты, и я к вам ещё приду.

- Приходите. Мы вместе подумаем и разложим все по полочкам.

Попрощавшись с врачом, Лара вышла на улицу и села в машину.

На душе стало легче от то, что Лидия Петровна не склонна считать Алку виновной в убийстве, а её психиатр ни разу не ошиблась даже в заочной оценке людей, которых не видела.

Разочароваться в подруге, которую знаешь всю жизнь...

Алка, конечно, по характеру не подарок, но подруги ни разу не поссорились. К Ларисе та относилась снисходительно-покровительственно, но искренне любила её. А Лара всегда бежала к ней с любой бедой, и подруга всегда быстро и рационально решала её проблемы.

Другое дело, если убийцей окажется Мирон. Пусть не сам, а кто-то из его бойцов. Конечно, неприятно разочаровываться в человеке, которого знаешь три года, но все же это не смертельно. Каким бы ни был галантным Слава Миронов, но он главарь бандитской группировки, и этим все сказано.

Так что если убийство дело рук Мирона, - моральная потеря для Ларисы не столь значительна.

Как только Лара припарковала свою машину во дворе офиса, в арку влетел, визжа покрышками, Аллин красный "Фольксваген". Верная боевая подруга тут же выскочила из машины и стремительной походкой красивой, уверенной в себе женщины, сознающей свою привлекательность, догнала подругу.

- Привет, дорогая!

- Привет! Пошли ко мне, потреплемся о нашем, о девичьем.

- Нет, я на секундочку, через четверть часа у меня переговоры в одной конторе, тут рядышком. Хочу своими глазами посмотреть на твоего нового зама. Может, он мне сгодится, если мужичок стоящий.

- Нет, Алка, не трогай его. Олег хорошо справляется со своими обязанностями. А ты его перебаламутишь, он в тебя влюбится и работа будет побоку.

- Да я шучу, дурашка. Зачем он мне? Я ещё со своим Аликом не расплевалась. Он только что из Израиля вернулся, такой весь соскучившийся... Да ещё пару десятков любовников есть про запас. Так что у меня и так целый мужской гарем, только живут пока все в разных местах. Может и соберу когда-нибудь их всех под одну крышу, сниму для них шикарные апартаменты и буду на ночь то одного, то другого пальчиком в опочивальню манить, как персидский шах своих наложниц.

Лара засмеялась.

- Ты без приколов никак не можешь.

- Так не хочешь показать мне своего зама?

- Не хочу. Дуй отсюда аллюром "Три креста". Не порть мне кадры.

- У-у, жадина! Для себя, небось, бережешь?

- Нет, Алка. С Мишей сейчас все тихо, спокойно. Да и Игорь рано или поздно вернется. Дома муж, а для души любовник. Кроме них, мне пока никто не нужен.

- Ой, не ври, подруга, а то я тебя не знаю, козу блудливую! Как говорится, зарекалась одна свинья говно жрать... Опять в кого-нибудь втрескаешься по уши и все свои благие намерения позабудешь!

- Я же сказала: пока.

- Понял, понял, не дурак. Только в следующий раз блуди с умом.

- Как прикажете, - подыграла Лара.

Алла рассмеялась.

- Ладно, некогда лясы точить, я погнала.

Лариса прошла в свой кабинет, сняла пальто и сапожки, одела туфли и села за стол. Тут же появился Олег и отчитался, что было сделано вчера. Он подготовил все документы, ей осталось только подписать.

Умница её зам, сдержанный, обязательный, все делает в срок. На него можно положиться. Теперь у неё гораздо меньше работы. Олег самостоятелен, уже принимает решения, ни разу не ошибся. Два других зама, которых рекомендовал Борис Аронович Яцкин, давний поклонник и друг Ларисы, тоже успешно работают. С такими помощниками можно запросто дать себе небольшую передышку. Устала за эти дни.

Наблюдая, как заместитель укладывает подписанные ею документы в папку, Лара поймала себя на мысли, что он красивый парень.

Когда Олег впервые переступил порог её кабинета, Лариса про себя усмехнулась, что Ароныч, змей, прислал ей не только будущего зама, но и кандидата в любовники - дескать, Костю убили, так вот вам, Лариса Николаевна, достойная замена, чтоб свято место не пустовало, вы же любите молоденьких, и это как раз по вашему вкусу.

Неужели действительно про неё так думают - что она предпочитает юнцов?

"Да-а, Лариса Николаевна, - усмехнулась про себя она. - Подпортили вы себе репутацию основательно. Слишком уж безоглядно влюбляетесь. Алка права. Коза я блудливая, да и только."

Нет, с Олегом у неё ничего не будет. Вот если бы он не был её замом, тогда ещё можно было бы подумать...

"Мать, опять ты за свое! - одернула себя Лара. - Не успела вылезти из одной передряги, опять ищешь приключений! Есть муж, есть классный любовник, а ты сразу же делаешь стойку, увидев симпатичного мужика!"

Зажав папку подмышкой, Олег сдержанно попрощался с начальницей и вышел из кабинета. Лариса придвинула к себе телефон и набрала номер мобильника подруги.

- Привет, дорогая!

- Привет! - услышала она веселый Алкин голос. - Рада слышать твой бодрый голос.

- Взаимно. Мать, мне вот что пришло в голову, а может быть, зря мы отложили поездку в Италию? Вчера виделась с адвокатессой, поручила ей расследование, но это требует времени, результат будет не завтра. Думаю, что Игорь вернется не раньше, чем на следующей неделе. Пока его нет, может быть, смотаемся к теплому морю?

- Да я завсегда "за" всеми своими конечностями. Вот Марио-то обрадуется! Каждый вечер звонит и спрашивает, когда же он опять заключит меня в свои жаркие объятия.

- Как же вы с ним объясняетесь - он ни слова по-русски, а ты ни бум-бум по-итальянски?

- А языком международных жестов! - засмеялась Алла.

- По телефону? - удивилась Лара.

- Ой, ну ты дурашка, Ларка! Слово "люблю" Марио уже выучил, а больше ничего и не надо.

- Ну так поедем?

- А як же ж! С большим и толстым удовольствием.

- Теперь Миша дома, с Алешкой проблем нет. Гувернантка будет забирать его из школы в два, а в пять приходит Миша. Он давно уже научился готовить, так что проживут без меня недельку. Игорь вернется, а я вся золотисто-загорелая. Он очень переживает, что у меня бледная кожа. Почему-то решил, что у меня малокровие, даже к врачу хотел отвести.

- Заботливый стал Казанова, что с ним любовь творит, а?!.. Ладно, он пока в Штатах, а нам надо и своей женской привлекательности подумать, а то мужики любить перестанут.

- Да я не поэтому...

- Отзынь, мать, не нуди, - перебила её Алла. - Идея верна. Чего за мужика держаться? Чем больше ты будешь его фаловать, тем больше он будет стараться тебя удержать. По крайней мере, такой мужик, как Казанова. Ему все время нужно завоевывать, так не лишай его этого удовольствия, а то заскучает.

- Да и мне не мешает немного развеяться. Когда ещё будет такая возможность... Мои замы вполне справляются, так что я могу со спокойной душой уехать отдыхать.

- Тогда, подруга, готовься, мой шею.

- Что-то мне вдруг стало неспокойно, Алка. Вечно у меня предчувствия. Как на душе тревожно - обязательно что-нибудь случится. Настроюсь на красивый отдых, а вдруг опять не получится с поездкой? Мы уже столько раз её откладывали.

- Тогда будешь сидеть, как дура, с мытой шеей. Не ссы, подруга. Никаких неприятностей не предвидится. Мой Марио тебе уже приятеля подготовил, устроишь личную жизнь, отдохнешь от своего Казановы в итальянских объятиях. Смена объекта тоже не мешает и очень тонизирует женский организм. Может, у итальяшек гормоны поактивнее, чем у наших мужиков, что тоже полезно для нашего организма. А вдруг сеньорой заделаешься, итальянское гражданство получишь, я к тебе буду в Италию приезжать, станем партнершами по бизнесу. Или маленькую итальяночку родишь, а я, как всегда, буду крестной матерью.

Резко открылась дверь кабинета и стремительно вошел Казанова.

- Игорь!!! - заорала Лариса, роняя трубку на стол.

Она хотела встать ему навстречу, но не успела. Одно движение, и Казанова запер дверь, три шага, и он уже у её стола, ещё несколько быстрых движений, и её белье и туфли валяются на полу, быстрый рывок, и Лара у него на коленях.

- А-ах! - вскрикнула она и полетела в заоблачные выси, не думая о том, что за дверью ходят её подчиненные...

- Как же я по тебе соскучился, - это были его первые слова с тех пор, как он вошел в её кабинет.

Лариса пошевелилась, пытаясь нащупать ногой пол, но Казанова сжал её ещё крепче.

- Погоди, малышка, не спеши. Это же только разминка. Я ещё сделал только первый глоток, но жажды не утолил.

- Игорь, милый, не надо в моем кабинете.

- Тогда поехали ко мне.

Только тут Лариса обратила внимание, что телефонная трубка лежит на столе, и расхохоталась.

- Алка, наверное, получила сеанс секса по телефону.

Она поднесла трубку к уху и услышала гудки отбоя. Действительно, неужели та будет слушать, как её подруга стонет в объятиях любовника?!

Лариса положила трубку на рычаг и с улыбкой взглянула на Казанову.

- Игорь, а представь, что я бы разговаривала не с Алкой, а с деловым партнером?

- Плевать! Твой стол был вполне подходящим космическим кораблем, но и твое кресло тоже ничего. Неплохо слетали, а, малышка? Поехали скорее, или я сейчас же повторю, хоть на столе, хоть в кресле.

- Поехали.

Лариса наклонилась, чтобы поднять с пола белье.

- Малышка, твои трусики, как всегда, мой боевой трофей.

Казанова забрал их и сунул в карман.

- Погоди, дай я хоть колготки натяну.

- А так здорово было, когда однажды я украл тебя и без колготок, и без трусиков...

Он даже зажмурился от сладких воспоминаний.

- Нет уж. Не собираюсь я сверкать голыми ногами перед своими сотрудниками. Да и холодно, я же могу простудиться.

Это на него сразу подействовало. Удивительно, но Казанова очень тревожился о её здоровье. Хотя... Что тут удивительного? Это как раз самое естественное - беречь любимую женщину.

Лариса оделась и вышла вместе с Игорем из кабинета. В коридоре навстречу попался Сева, экспедитор. Увидев начальницу, тот растерялся, отвел взгляд и прижался к стене, пропуская их.

"Господи, что обо мне думают мои ребята... - мелькнула в голове быстрая мысль. - Совсем я обалдела. Но разве я могу сейчас думать о каких-то приличиях, когда ног под собой не чую от счастья?!"

- Если не возражаешь, поедем на твоей машине, - сказал Казанова. - Из аэропорта я сразу к тебе, даже не было времени позвонить Женьке, чтобы встретил меня.

- На чем же ты доехал? - спросила Лариса, подходя к своему "Мерседесу".

- На такси. Шеф просил сто баксов, я удвоил ставку и сказал, чтобы домчал меня в рекордные сроки. Уж он старался вовсю.

Лариса лишь улыбнулась. В этом весь Игорь. Если он мчится к ней, для него важны даже минуты. Когда она позвонила ему в первый раз, он приказал Жене, своему шоферу, доехать за двадцать минут. Тот настоящий ас, не подкачал. Ровно через двадцать минут Казанова уже обнимал Ларису.

Игорь забрал у неё ключи, открыл дверцу и усадил, потом обошел "Мерседес" и сел справа.

- Я опять твой пассажир.

Лариса с нежностью посмотрела на любовника, завела машину и выехала из арки.

Его рука тут же потянулась к её бедру. Она, смесь, оттолкнула его.

- Не вздумай, а то врежемся.

- А я потихоньку, очень-очень нежно... - голос его был таким вкрадчивым и многообещающим, а Лариса хорошо знала, что обычно за этим следовало, и её сразу же затопила теплая волна. Глубоко вздохнув, она вцепилась в руль.

- Быстро сворачивай в ближайший переулок, малышка, - сказал Казанова уже другим тоном.

- Но Игорь... - попробовала она возразить, но тот взялся левой рукой за руль и крутанул его вправо. "Мерседес" прыгнул на бровку тротуара.

- Отпусти руль! - заверещала Лариса. - Я сама.

- Тогда давай сама.

Ничего уже не соображая, она свернула в ближайший переулок, заехала в какую-то полутемную арку и остановилась.

"Что я творю!.. Днем, на улице, нас же увидят!.." - вспыхнула в голове мысль, пока Игорь опустился на колени, сдвинул её юбку вверх, а колготки вниз. Как только его язык коснулся её, мыслей уже не осталось.

- А-ах! - взвилась Лариса и забыла обо всем на свете...

Когда она открыла глаза, Казанова уже сидел на своем месте и хитро улыбался.

- Это всего лишь второй глоток, малышка.

- Нет уж, милый, давай доедем нормально. Пусть все будет у тебя дома.

Это "у тебя" немного кольнуло его. Последнее время, когда Игорь говорил: "Поедем домой", - Лариса уже не говорила "твой дом".

"Отвыкла от меня малышка... - подумал он. - Прошло-то всего три дня. Но за три дня многое могло произойти. Ну, ничего, мне не привыкать, буду завоевывать её снова."

Эти немного грустные мысли охладили его пыл, и до его дома Лариса доехала спокойно.

- Чур, не в лифте, - предупредила она.

- А говорила, что тебе понравилось трахаться в лифте...

- Понравилось, но пять минут ничего не решают.

"Еще как решают", - подумал про себя Казанова, но промолчал.

- А на любовь в холле запретов не было, - заявил этот нахал, как только за ними захлопнулась дверь его квартиры.

Снова колготки вниз, её бедра на его бедрах и опять полетела душа в рай.

- Фу, как мне жарко... - простонала Лара, когда любовник наконец поставил её на пол.

Игорь посмотрел на неё с обычной ухмылкой. Они по-прежнему были в пальто. В этом весь Казанова. Ну зачем в пальто? Можно же спокойно раздеться и все совершить чинно-мирно, но это не его стиль. Когда Казанова хочет, ему плевать на детали.

- Так, а теперь в ванну.

Он быстро раздел её, сам тоже разделся, поднял на руки и понес в ванную.

Усадив Ларису, включил воду и вытащил из её волос все шпильки.

- Как я ненавижу эти проклятые железки! Малышка, я так люблю твои чудные волосы. Ну почему ты не носишь их распущенными?

- Потому что мои волосы слишком длинные, потому что я бизнес-леди, потому что это диссонирует с моим имиджем.

- Ни фига это ни с чем не диссонирует! - возмутился Казанова. - Как может диссонировать то, что красиво?!

- Может. Какая-то деталь не должна восприниматься отдельно. К моему стилю распущенные волосы не идут.

- До чего же ты вредная девчонка! Все время мне перечишь!

Она удивленно взглянул на него. Неужели Игорь и в самом деле сердится? Встретив её взгляд, тот улыбнулся.

- Это я просто изобразил сердитость, в надежде, что на тебя это подействует. Ну ладно, утешусь тем, что когда ты со мной, твои волосы распущены, и только я один могу ими любоваться.

Ну и хитрюга этот Игорь Казанова! Как только почувствовал, что Лариса опять может взбрыкнуть, тут же перевел все в шутку.

Он влез в ванну и быстро перевернул её тело в воде.

- Малышка, держись руками за борт ванны и положи на них голову, а то ты однажды чуть не захлебнулась.

Так они ещё не пробовали, и Лариса не понимала, чего он хочет, но повиновалась - положила согнутые в локтях руки на борт ванны и опустила на них подбородок. Руки Игоря чуть приподняли её бедра, а язык пополз по ягодицам, потом между ними. При этом он слегка приподнимал и опускал её тело в воде, и струи нежно щекотали её тело. Вот большие пальцы чуть раздвинули её ягодицы, и язык продвинулся ниже.

- А-ах! - вскрикнула Лариса и сползла с бортика...

Игорь уже знал, что она может с головой уйти под воду - такое уже бывало, - и успел вовремя подхватить её и перевернуть лицом вверх.

- А теперь иди ко мне, - услышала она, открыв глаза.

Лариса ещё не пришла в себя и плохо соображала, но Казанова сам подхватил её вялое тело и одним движением усадил к себе на колени. Ее голова лежала у него на плече, руки болтались за его спиной и вся она напоминала тряпичную куклу. Но уже через некоторое время её спина выпрямилась, руки обняли Игоря, а губы встретились с его губами.

- Как же мне с тобой хорошо... - шепнула она и опять поплыла по волнам...

- Так, пора вылезать и подкрепиться, - бодро заявил Казанова.

Он выбрался из ванны, вытерся и набросив на себя махровую простыню, поднял Лару, закутал её и понес в спальню.

- Ты тут без меня не голодала? - спросил Игорь уже из кухни, пока счастливая и совершенно обалдевшая Лариса в полной прострации лежала на кровати, закрыв глаза. До неё даже не сразу дошло, и она переспросила:

- Что ты сказал?

- Я говорю - ты ела хоть что-нибудь? Если за тобой не следить, ты вообще одним воздухом будешь питаться.

- По-моему, ела...

- Как это - по-моему? - в проеме двери появился удивленный Казанова. Ты что - не помнишь - ела ты или нет?

- Не помню...

Он подошел, сел рядом и взял её за руку. Интуиция его не подвела.

- Малышка, что случилось?

Лариса глубоко вздохнула, не открывая глаз, чтобы не встретиться с ним взглядом. Ну как ему сейчас сказать, что Миша вернулся домой?! Так все было хорошо... А сейчас опять начнется надрыв...

Несколько дней назад она сказала ему, что решила развестись с мужем. Казанова обрадовался и прыгал чуть не до потолка. Он настойчиво упрашивал её выйти за него замуж, родить ему дочку, строил планы, как они будут жить вместе в большой квартире, приглашать гостей, поедут к морю, в Лас-Вегас... И вдруг все его планы рушатся...

Нет, она не скажет ему сейчас. Потом. Так не хочется выяснять отношения...

Интуиция у Игоря просто удивительная, но ещё не родился на свете мужчина, которого не могла бы обмануть истинная женщина. Говори правду, но не всю правду, - это первая заповедь. Никогда не говори того, на чем тебя можно подловить, - вторая. Если уж соврала, - никогда не признавайся в этом и стой до последнего, - пусть мужчина думает, что ты просто заблуждалась, третья заповедь. И четвертая - ври как можно убедительнее. Немного игры, а все женщины чуточку актрисы, - и будет полный порядок.

Открыв глаза, она жалобно посмотрела на Игоря, чуть сморщила нос и даже губы задрожали. Вполне достоверно - вот-вот заплачет.

- Я так по тебе тосковала. Все эти дни плакала...

Так, замечательно, все четыре заповеди соблюдены. Тосковала и плакала - это ведь правда. Поймать её невозможно, а сыграла как по нотам.

Казанова, не переносивший женских слез, так терялся и расстраивался, когда плакала Лариса, что это тут же на него подействовало.

Игорь обнял её и прижал к себе.

- Малышка моя, - бормотал он. - Только не плачь, я ведь уже с тобой. Если бы ты только знала, как я с ума сходил, вспоминая, как ты стояла в аэропорту. Пил в самолете коньяк и представлял, что в это момент ты едешь в машине, сама не зная, куда тебе ехать. Меня всего трясло, когда я думал, что ты от одиночества и тоски можешь взять свой мобильник и позвонить кому-то. Ты была в таком состоянии, что вполне могла решиться на такой безрассудный поступок. Я проклинал и себя, и контракт, и Гришку, из-за которого я не мог сорвать этот чертов контракт. Не успел тебе тогда объяснить - я никогда не подводил друзей и не нарушал данного слова. Только потому и полетел.

- Да, мне Лидия Петровна говорила, что у мужчин другие приоритеты в жизни, - задумчиво проговорила Лара, тихо радуясь, что разговор перешел в иную плоскость, и не надо ничего объяснять.

- А кто это - Лидия Петровна?

- Мой психиатр.

- Ты ходишь к психиатру? - удивился Казанова. - Вот бы никогда не подумал.

- Приходится. Когда мне очень плохо, она мне всегда помогает вернуть душевное равновесие.

- А я на что? - искренне возмутился он и постучал себя кулаком по груди. - Вот твой личный психиатр, который вернет тебе душевное равновесие, правда своим способом...

Его голос приобрел особые интонации, от которых Лариса сразу же поплыла, а руки Казановы заскользили по её телу.

- А-ах! - как всегда, вскрикнула Лариса и закачалась на волнах, а потом полетела в заоблачные выси...

Она открыла глаза, повернула голову и встретила его взгляд.

- Ну как, хороший я психиатр? - спросил Казанова со своей обычной ухмылкой.

- Обалденный...

- А ты что, рассказывала психиатру про меня?

- Рассказывала. Я пришла к ней вся зареванная, а Лидия Петровна сказала, что в таком состоянии ни разу меня не видела. Пришлось кое-что рассказать.

- А ты бегаешь к ней плакаться в жилетку, когда рядом нет твоего личного психиатра? - голос Казановы опять стал вкрадчивым, а его руки тут же оказались на её бедрах. Одним движением он приподнял её, перевернул и положил на себя.

Смеясь, Лариса отталкивала его руки, но разве Казанова остановится?.. Он чуть раздвинул её ноги и шепнул:

- Сожми крепко бедра и не пускай меня в себя. Расслабься, я сам.

Она закрыла глаза и покорилась. Он медленно приподнимал её за бедра и так же медленно опускал, потом его движения убыстрились, и их "А-а!" слилось воедино.

- Игорь, ну дай же мне отдохнуть! - взмолилась Лариса.

- Но я же тебя целых три дня не видел! Должен компенсировать все, что не додал малышке за время разлуки.

- Да ты, по-моему, уже давно компенсировал. Я уже со счету сбилась.

- Ты не считай, просто наслаждайся, а я все сделаю, чтобы моя малышка почаще говорила свое "А-ах!", от которого моя душа просто тает, - и улетала в космос.

- Но нельзя же так непрерывно!

- Ах да! - спохватился Игорь. - Я же собирался тебя кормить.

- Старческий склероз? - поддела его Лариса.

- Ага, - крикнул тот уже в дверях.

Она всегда любовалась его сильным, красивым, тренированным телом, уверенными движениями, стремительной походкой. Мечта, а не мужчина. Даже за экстерьер в него можно влюбиться. А уж после того, как его опытные руки, губы, язык и все остальное, пройдутся по всему телу... Нет, лучшего мужчины в её жизни не было и не будет.

Лариса села, подложив под спину подушку и стала ждать, когда Игорь, как всегда, будет её кормить. Через несколько минут появился Казанова с подносом, который он нес, высоко приподняв на одних пальцах, как официант в ресторане.

- Гляди, как я научился! - похвастался он, чрезвычайно гордый и довольный своим достижением.

"Мальчишка..." - с нежностью подумала Лариса.

- Только чур, не сачковать и не капризничать. Пиццу съешь всю. Давай сверху намажем икры. Я не стал тебе делать бутерброды, потому что ты не любишь масла.

- Игорь, - заныла Лариса. - Но икру не кладут в пиццу, там же томат. Меня просто вырвет от такой чудовищной смеси.

- Да? Этого я не учел. Совершенно не умею готовить, вот ведь незадача!

Он сказал это с таким искренним огорчением, что Лариса едва удержалась, чтобы не рассмеяться. Казанова, герой-любовник и плей-бой, сокрушается, что не умеет готовить! Умереть можно со смеху!

- Но икру тебе нужно есть, я же так и не сводил тебя к врачу. Надо обязательно сделать анализ крови и проконсультироваться со специалистом.

- Я боюсь всяких анализов и терпеть не могу врачей, - опять заныла Лариса.

- Придется, малышка, - строгим тоном произнес Игорь. - Я бы все перенес ради тебя, пусть бы на мне делали все анализы, но я-то здоров, как африканский слон, это ты такая воздушная и слабенькая.

Она возмущенно выпрямилась.

- С чего ты взял, что я слабенькая?!

- Ну, я просто не так сказал, - сразу стал оправдываться Казанова. - Я боюсь, что ты заболеешь, потому что ничего не ешь.

- А от такого буйства плоти, по-твоему, не заболею?

- А разве от этого можно заболеть? Тебе же хорошо. Ладно, мы что-нибудь придумаем, а может быть, даже снизим темп. Хотя не хочется... он огорченно вздохнул, а Лариса все же не удержалась и прыснула.

Он покосился на нее, но не спросил, что её так рассмешило. Посидел некоторое время с задумчивым видом, потом, видимо, принял решение.

- Все, будем снижать темпы. Ты должна родить мне здоровых детей.

Лара замерла. Опять он коснулся темы, которая может их поссорить. Не хочется сейчас об этом говорить. Надо сменить тему.

- Дай мне ложку, я буду есть икру просто так, - сказала она.

Игорь обрадовался и помчался на кухню за ложкой, а Лариса перевела дух. На этот раз обошлось, но сколько она может его обманывать?!

Через минуту Казанова появился с ложкой, причем, принес не чайную, а столовую. Игорь Северин максималист во всем. Если уж есть - так полной ложкой, чего там ковыряться чайной ложечкой?!

Лара сдержала вздох и покорилась. Сама ведь предложила, чтобы отвлечь его от болезненной темы.

Казанова, как всегда, смел пиццу в минуту, а она через силу жевала, запивая уже остывшим кофе. Странно, но интенсивные упражнения в постели совсем не прибавили ей аппетита. Может быть, Игорь прав, и она чем-то больна, раз ей не знакомо чувство голода? С одной стороны, это хорошо - не надо беспокоиться о лишнем весе и диетах, но ведь это ненормально. Ладно, эту проблему можно оставить на потом.

- А ты к психиатру поехала сразу из аэропорта? - спросил Казанова с невинным видом, а Лариса про себя усмехнулась.

Вот ведь хитрованец! Его мучает вопрос, не позвонила ли она кому-то из бывших любовников, чтобы забыться от тоски и одиночества, но он не решается спросить напрямую и хитрит. Ладно, не стоит его мучать.

- Нет, сначала я вся зареванная приехала к Алке и предложила ей напиться.

В полном изумлении Казанова вытаращил на неё глаза:

- Ты?! Предложила напиться?! Рано утром?!

- Вот и Алка сказала, что семь часов утра - самое подходящее время для того, чтобы двум бизнес-леди упиться в стельку.

- Твоя подруга просто молодец. Умница. Когда человеку так плохо, что он желает напиться, лучше составить ему компанию, а не утешать.

- Алка по жизни моя боевая подруга. Любую авантюру поддержит.

- Ну и как, вы напились?

- Выпили по три рюмки, больше в меня не лезло. Даже эти три рюмки Алка в меня еле впихнула. Стояла над душой: "Махни и все, нечего кочевряжиться и пить глотками". И сама подала пример.

- А что у твоей подруги есть привычка опрокидывать бокал коньяка одним махом?

- Нет, обычно она пьет, как все нормальные люди. Но когда мне плохо, она заставляет меня выпить сразу и за компанию делает то же самое.

- Действительно - настоящая боевая подруга, - одобрительно произнес Казанова. - Я её даже зауважал.

- Алка со мной сидела и даже согласилась напиться, хотя ей нужно было ехать на переговоры. А она мне ни словечка об этом. Как только увидела меня всю зареванную, решила не ехать на переговоры и с энтузиазмом согласилась упиться со мной за компанию.

- Как-нибудь заеду к ней и поблагодарю, - сразу воодушевился Казанова.

Его так как распирало от счастья, что его любимая поехала к подруге, а не к какому-нибудь мужчине, что он был готов расцеловать эту самую подругу.

- Но-но! - охладила его пыл Лариса. - Я тебя к Алке и на километр близко не подпущу.

- Почему? - удивился Казанова. - Я же тебе говорил, что напрасно ты к ней тогда приревновала. Алла не в моем вкусе.

- Зато ты в её вкусе.

- Но если я её не хочу, она же меня не заставит! - возмутился Игорь.

- А то я не знаю свою подругу! Соблазнит кого угодно. В этом отношении вы с ней в чем-то похожи. Можно даже сказать, что Алка - это Казанова в юбке.

- Плохо ты меня знаешь, малышка. Я тебе сто раз говорил, что если я эту бабу не хочу, то пусть она хоть как передо мной стелется, - мне она и на фиг не нужна. А я никого не хочу, кроме тебя. И между прочим, опять хочу... - его голос приобрел те самые интонации, которые означали, что сопротивляться бесполезно.

Лариса и не стала сопротивляться. Зачем? Она поступила, как истинная женщина - расслабилась и постаралась получить удовольствие.

- Малышка, как я понимаю, напиться у вас не получилось? - Казанова опять окольными путями пытался выяснить, что Лара делала без него.

Она решила его не мучать.

- Не получилось. Я стала рыдать, а Алка пообещала мне врезать, если я не прекращу истерику.

- И врезала? - заинтересованно спросил Казанова. Похоже, он думал, что верная боевая подруга способна на все.

- Нет, только пообещала, а потом велела немедленно ехать к психиатру.

- И ты поехала к психиатру? - продолжал допытываться Казанова.

- Да. Лидия Петровна не только психиатр, но и детектив-самородок. Сидит в своем кабинете и анализирует психологический портрет действующих лиц детективной истории, а на основании этого предполагает, кто мог бы убить, а кто нет.

Впервые Лариса затронула эту болезненную для неё тему. Ни разу за то время, что они знакомы, она не сказала Игорю ни слова о том, что её таскают на допросы и подозревают в убийстве, да и вообще о многих драматических событиях своей жизни.

Как-то Игорь упомянул о Косте, к которому бешено ревновал. Лариса тут же высокомерно вскинула подбородок, оделась и ушла. С тех пор он не лез к ней с расспросами.

Сегодня Лариса сама затронула эту тему. Значит, она ему уже доверяет. Раньше Казанова был для неё лишь классным любовником, который позволял ей переживать наслаждение несчетное количество раз, а теперь стал близким человеком, с которым можно поделиться своими переживаниями.

Казанова молчал, глядя на неё с нежностью и состраданием. Он был готов разделить с ней эту ношу, но не хотел торопить. Пусть сама расскажет, если захочет.

Но Лариса молчала, глядя перед собой.

"Черт, я разбередил ей душу этими неприятными воспоминаниями! разозлился на себя Игорь. - Так все было хорошо, зачем я полез её расспрашивать?!"

- Лидия Петровна меня немного успокоила, и я поехала домой, - после паузы тихо сказала Лариса. - Весь вечер слушала "Наутилус", вспоминала тебя и ревела.

Казанова чуть не задохнулся от радости и нежности, схватил её и крепко прижал к себе.

- Малышка моя, любимая... Я тебя так люблю, так... У меня нет слов, чтобы тебе это передать. Хочешь, покажу?

- Нетушки! - рассмеялась Лариса, - выскользнув из его объятий. - Знаю я, что ты мне покажешь.

- А что, ты уже не хочешь? - он искренне удивился.

Такого, чтобы его чувственная малышка не хотела, - ещё не бывало. Ломалась иногда, да и то недолго. По её лицу он сразу понял, что не ошибся в партнерше - они действительно стоили друг друга по сексуальному потенциалу.

Одно движение, и Лариса уже лежит на спине, ещё одно движение, и она на животе.

- Ой, - пискнула она полузадушенным голосом, - только не надо так, как в прошлый раз, потом было больно.

- Я же обещал, что больше никогда не сделаю тебе больно, только приятно. Я тебя сзади языком достану.

От этих слов и предвкушения у неё сразу же сладко заныл низ живота. Лариса освободила лицо от подушки, закрыла глаза и приготовилась получить райское наслаждение. И конечно же, получила. Это же Казанова! Любовник со знаком качества.

- Малышка, знала бы ты, что со мной было...

Услышав его голос, Лара открыла глаза, как всегда, улыбнулась благодарной улыбкой женщины, которая только что вернулась из заоблачных высей, и повернувшись на бок, придвинулась поближе к любовнику. Пристроилась поудобнее, положила голову ему на плечо и приготовилась слушать. То он её пытал, теперь пусть сам исповедуется, как провел эти три дня без нее.

- Расскажи, - попросила она.

- В самолете я терзался и вспоминал тебя. Попросил стюардессу принести мне бутылку коньяка и вылакал её, но не помогло. Чем больше пил, тем больше думал о тебе и страдал. Была даже мысль долететь до Нью-Йорка, увидеться с Гришкой и первым же рейсом вернуться обратно. Потом подумал, что все равно время уже упущено. Если ты решилась кому-то позвонить, то уже позвонила. Гришка меня встретил и чуть не обалдел, узнав, что я буду только до понедельника, по-быстрому сделаю самое основное и тут же улечу. Но я его сто лет знаю, он все понял, когда я ему про тебя рассказал.

- Ты ему про меня сказал? - удивилась Лариса.

- А что тут такого? Гришка мой давний друг, я тебя люблю и собираюсь на тебе жениться. Чего скрывать?

Опять её кольнуло в сердце. Все время они ходят вокруг этой болезненной темы. Хотя Лариса ни разу не обещала, но Казанова говорил, что она станет его женой, как о чем-то само собой разумеющемся.

Надо его быстро отвлечь, а то сейчас начнет её пытать, не передумала ли она выйти за него замуж.

- И что потом? - спросила Лариса самым невинным тоном.

- Потом мы поехали к нему и точно так же, как вы с Аллой, решили напиться. Только вы дело до конца не довели, но мы, мужики, все делаем на совесть. Напиваться так напиваться. Гришка такой же мой боевой друг, как и твоя подруга, так что, увидев, что я сам не свой, тут же согласился составить компанию. Мы пили всю субботу и все воскресенье. Я пил, чтобы не думать о тебе, а Гришка старался отвлечь меня разговорами.

- А девочек вы выписали? Как-то неинтересно двоим мужикам без девочек-то... - поддела его Лара.

Она ведь тоже боялась, что у Казановы в Нью-Йорке есть какая-то девица. Быть того не может, чтобы он остался без женского общества.

Игорь никогда ей не врал. Не стал врать и сейчас.

- Гришка уже договорился с двумя телками из своей фирмы, но я отказался. Он чуть дар речи не потерял.

- Да уж... Чтобы Казанова отказался от новой телки... - снова поддела его Лариса.

- Малышка, мы ведь это уже обсуждали. Не нужны мне больше телки. Мне никто не нужен, кроме тебя. Я и Гришке сказал то же самое. Хоть он поначалу и обалдел, что я стал однолюбом, но сразу понял. Гриша мужик серьезный, давно меня знает и знает, что я слов на ветер не бросаю.

- Тогда я тоже при встрече поблагодарю его, как ты намеревался поблагодарить мою Алку, - попробовала подразнить его Лара.

Но Казанова не принял её игривого тона.

- Нет, Гришка не такой мужик, как твоя Алка. На женщину друга, а тем более, любимую женщину, он никогда не сделает "стойку". У него свои принципы. Я, кстати, тоже придерживался таких же принципов. Баба друга это святое.

- И что потом?

- В понедельник мы быстренько все провернули, я подписал контракт, в рекордные сроки зарегистрировал там свой филиал и вечером улетел в Москву.

- Но ты же собирался побывать ещё в Сиэтле и Детройте?

- Самое главное дело было в Нью-Йорке, а поездку в другие города можно отложить на потом. Слетаю при случае. Но мы с Гришкой ещё не все закончили. Он меня ждет. Я вернулся за тобой. Визу тебе сделаю за день, привез для тебя приглашение от фирмы, билет тоже не проблема, и в среду улетим.

"Боже, какой обалденный мужик! - зажмурилась от восхищения Лара. - За один день провернул кучу дел и даже позаботился о приглашении для меня. И виза для него не проблема, и билет."

Для Казановы все не проблема. Его единственная неразрешимая проблема это она, Лариса. Это у нее, как сказала бы верная боевая подруга, то золотуха, то понос. А также семь пятниц на неделе, и все во вторник. То она непонятно зачем отдалась юнцу Косте, который как любовник пустое место, но вместо того, чтобы после первого раза избавиться от него или хотя бы поставить на место, уступала каждый раз, когда он смотрел на неё умоляющими глазами, и этот так называемый "роман" тянулся целых полгода; то непонятно по какой причине целый год отвергала ухаживания Казановы, потом позвала его сама и втюрилась в него так, что забыла обо всем на свете; то с ходу поверила, когда муж признался ей в убийстве, собралась с ним разводиться и дала надежду Игорю; то опять позвала мужа домой, выяснив, что тот не убивал Костю, и теперь лишила любовника надежды.

"Да уж, запуталась ты, дорогая, окончательно, - подумала про себя Лариса. - Сама мечешься, не зная, чего хочешь, и мучаешь близких людей, которые тебя любят."

Извечная проблема вершины любовного треугольника - как быть? Как достичь невозможного и соединить несоединяемое - двух дорогих тебе людей воедино?

Казанова ей безмерно дорог. Сейчас она уже не может представить себе жизни без него, без этих сумасшедших ночей, когда они как одержимые, занимаются сексом, а утром все тело сладко ноет и ноги плохо слушаются, все тело дрожит от слабости, но душа поет и порхает. И дело не только в безумстве плоти. Игорь окружил Ларису такой нежной заботой, угадывал любое её желание, носил на руках, говорил о своей любви... Он просто опутал её паутиной своей необычайной сексапильности, обаяния и галантности. Сильный, уверенный в себе, надежный и в то же время невероятно нежный...

Ну, как не млеть от такого мужика?! Конечно, Лариса млела. Чем больше она его знала, тем больше любила и млела.

Но ведь и к Мише теперь тоже есть определенные чувства. Сто раз права Лидия Петровна - в браке важна не только любовь, но и уважение. А её муж, несомненно, достоин уважения. Разве может Лариса поступить с ним подло, когда он проявил такое благородство по отношению к ней?! Да она до конца своих дней себе этого не простит! К тому же Миша отец её сына. Любящий и любимый отец. Вспомнив, как он поднял Алешку на руки, Лариса ощутила знакомый ком в груди, но быстро взяла себя в руки. Нельзя, чтобы любовник о чем-то догадался.

Не может она себе позволить лишить Алешку отца, ведь они так любят друг друга. Не виделись неделю и уже соскучились. Если представить себе на минуту, что она расстанется с Мишей, чтобы быть с Игорем, тогда до конца её жизни на ней будет двойная вина - и за мужа, и за сына.

Любовь в жизни женщины, конечно же, имеет огромное значение, но есть и чувство долга. В первую очередь каждая женщина - это мать. Сначала нужно думать о ребенке, потом о себе. Иначе не стоило заводить ребенка. Иначе она недостойна носить это высокое звание - Женщина-мать. Лариса была хорошей матерью своему сыну, будет ею и впредь. Все, этот вопрос решен и больше не обсуждается.

Но опять же висит в воздухе главная проблема - как быть? Ведь так хочется быть с любимым каждую минуту, стонать в его объятиях, засыпать и просыпаться на его плече, встречать утром его счастливый взгляд и радостную улыбку, ждать, что тебе сейчас принесут кофе в постель...

Шесть безумных дней на прошлой неделе именно так все и было. Безумство плоти и безграничная нежность, накал страстей и надрыв, когда казалось, что они потеряли друг друга, потом неожиданные примирения и опять буйство плоти. И снова взлет, и снова падение.

Но как же она была счастлива! Она и сейчас счастлива, но гложет этот проклятый вопрос - что делать? Как быть? Как сохранить обоих и ни одному из них не причинить боли?

Невозможно. Так не бывает. Чем-то всегда приходится поступаться и кого-то всегда приходится ранить.

От Миши она не уйдет, это точно. Значит, рано или поздно придется сказать Игорю, что она останется с мужем, и у него нет никаких надежд иметь маленькую дочку с такими же глазами и волосами, как у его любимой. И в Лас-Вегас они не поедут. И гостей принимать не будут, потому что это не её дом. Это дом Игоря. А её дом - там, где сын и муж...

Сказать об этом сейчас, когда он так счастлив?..

Казанова так много сделал, чтобы сейчас Лариса лежала в его объятиях, почти горы свернул, лишь бы поскорее вернуться к ней. Надеется, что они уже послезавтра улетят вместе в Нью-Йорк. Он обещал объездить с нею весь мир и сдержал бы свое обещание, потому что Игорь Северин никогда не нарушает своего слова. А Лариса, у которой семь пятниц на деле, его предала и лишила надежды.

Игорь Северин максималист. Ему нужно или все, или ничего. Никогда не делил любовницу с кем-то. И уж подавно не станет делать этого, когда речь идет о любимой женщине. Нет, частями ему не надо. Все или ничего.

И что? Получается, она его потеряет, если скажет, что снова вернулась к мужу. Поманила, подразнила, обнадежила и предала. Этого он ей не простит.

Впору разрыдаться. Но рыдать она не будет. Хватит, уже нарыдалась.

Что же делать? - вопрос, который задает себе почти каждый неверный супруг, который дорожит семьей. Если брак трещит по всем швам, то тут все проще. Как говорит верная боевая подруга, - развод и девичья фамилия. Но сейчас не тот случай. Свой брак Лара хочет сохранить и сохранит во что бы то ни стало.

Казанова как-то обмолвился, как бешено ревновал её даже к мужу. Когда она уезжала домой, он кусал подушку, представляя, как Лариса ложится с мужем в постель. Игорь обрадовался, узнав, что у неё с мужем уже много лет нет интимных отношений. Так уж получилось, и обоих это не тяготило.

Миша не сексапил, ему секса не надо, он смирился с тем, что жена постоянно отговаривается то головной болью, то воспалением придатков. Потом каждый жил своей жизнью, спали в разных комнатах. Привыкли. Даже сейчас, после недельной разлуки они не бросились друг другу в объятия.

Между ними никогда не было пылких отношений. Лариса его не любила и, конечно, не хотела. Миша её любил и, возможно, хотел, но будучи стеснительным и робким, не смел настаивать. Смирился.

Если бы после его возвращения Лара позвала его в свою комнату или сама пришла к нему, он наверняка был бы рад. Но она не пришла. Страдала по Казанове, а мужа не любила и не хотела.

То, что Миша вернулся, и теперь у них все хорошо, не означает, что она его полюбила. Мужа не обязательно любить страстной любовью. Той нежности и доверительности, которая сейчас между ними есть, вполне достаточно для благополучного брака.

И опять - извечный вопрос - как быть? Как сохранить и того, и другого?

Рано или поздно поговорить с Игорем придется, но только не сегодня. Это будет последним свинством с её стороны, если она с ним так поступит.

Что же ему сказать, чтобы это его не задело? Может быть, все же рассказать об убийстве, о новом расследовании? Это уважительная причина для отказа поехать с ним в Нью-Йорк. Да, пожалуй, придется рассказать, хотя это не в её правилах. Но другого выхода нет.

"Но только не сегодня!" - мысленно простонала Лариса.

Нет, сейчас она Игорю ничего не расскажет. Может быть, завтра или на днях. Там видно будет. Как пойдет, - говорит в таких случаях Алка. Или: как фишка ляжет, - так говорят в преферансе.

Лара поняла, что пауза слишком затянулась. Казанова молча ждет её решения, глядя на нее. Она почти ощущала его напряженный взгляд.

Не открывая глаз, Лариса протянула к нему руки и томно прошептала:

- Иди ко мне, любимый, я уже соскучилась...

Замечательный способ прервать затянувшуюся паузу.

- Я опять проголодался, - заявил Игорь. - Видно, во время секса все так быстро сгорает, что я снова хочу жрать, как зверь.

Он встал и отправился на кухню. Лара лежала, думая, что на этот раз ей удалось ускользнуть от ответа, но сколько можно так тянуть?

В принципе, тянуть можно очень долго, надо только делать это с умом. Как мужчины тянут с женитьбой, если не хотят жениться? Да очень просто. С милой улыбкой, поцелуями и признаниями в любви говорят примерно так: "Обязательно поженимся, дорогая, всенепременно, но только не сейчас, а чуть попозже. Понимаешь..." И дальше - очень уважительная причина: мама тяжело больна или мама пока категорически против, но есть надежда, что со временем он её переубедит, а если не переубедит, то плюнет на возражения мамы и наступит на горло сыновьей любви; квартиры нет или материальное положение пока не позволяет, а он хочет достаточно заработать, чтобы свить своей любимой уютное семейное гнездышко; или на работе такой завал, что просто не продохнуть, вот он быстренько все разгребет, и они тут же весело-весело помчатся во Дворец бракосочетаний, - и так далее.

А чем женщины хуже? Правда, не так уж часто бывает, что женщина категорически уклоняется, когда её настойчиво зовут замуж, но все же бывает. В жизни Ларисы такое бывало неоднократно, так что у неё есть опыт фаловать чересчур настойчивого любовника, возомнившего себя её потенциальным мужем.

Самое главное не объяснять истинной причины, а именно: "Понимаешь, милый, я не могу бросить своего мужа потому что он меня устраивает в качестве отца моего сына "Нет, нужно вести себя точно так же, как мужчины. "Да, дорогой, да, да, да и ещё раз да! Я просто мечтаю стать твоей женой. Сплю и вижу, как ты наденешь мне на палец обручальное кольцо. Но только давай с этим чуть-чуть повременим." И дальше тоже очень убедительные причины, но в чисто женском варианте.

Однажды Ларисе даже пришлось признаться в "страшной" тайне: "Мне нужно чуть-чуть подлечить кое-что по части гинекологии. Нет-нет, ничего страшного, так, пустяк, но полечиться не мешает. Не хочешь же ты, чтобы твоя новоиспеченная жена легла в больницу с обострением? Поэтому давай я приведу в порядок свое здоровье, а свадьбу чуть отложим. Я же тебя люблю, хочу, чтобы мы поженились и никуда от тебя не денусь."

Будучи умной женщиной, Лариса прекрасно понимала, что ни один мужчина не будет выяснять, что именно у его любимой не в порядке. Слова "гинеколог" мужчины панически боятся. Можно туманно намекать, ему этого будет вполне достаточно. А дальше жить со спокойной душой в прежнем ритме. Никогда мужчина не будет проверять, лечится ли его возлюбленная, посещает ли врача.

Когда в очередной раз возникал вопрос: "А не пора ли, милая, нам идти в ЗАГС?", - сокрушенный вздох. "Ах, я ведь так и не собралась сходить к врачу. Ты же знаешь, что все свое свободное время я посвящаю тебе. Собиралась как раз сегодня, но ты пригласил меня на свидание, и я не устояла. Но завтра непременно схожу."

И так можно тянуть до бесконечности.

На свете нет ничего вечного. Со временем все рассосется. Либо страсть пройдет, либо мужчине надоест упрашивать любимую стать его женой, либо он привыкнет и поймет, что ему и так неплохо.

Вот так поступала Лариса, когда ухаживания поклонника ей нравились, но замуж за него она не собиралась. Муж у неё уже есть. Зачем менять шило на мыло? Любовники приходят и уходят, а её сыну не нужен чужой дядя, новый мамин муж.

Но в данном случае вариант с гинекологом не годился, так как Казанова, в отличие от других мужчин, так берег здоровье Ларисы, что не преминул бы дотошно выяснить, что у неё болит, и почему.

На прошлой неделе он даже заранее запасся всякими лечебными мазями. Когда они целых два часа в полном экстазе катались по полу, ей потом было немного больно. Игорь это понял и тут же взялся её лечить какой-то мазью. Правда, это "лечение" закончилось точно так же, как и всегда, когда он к ней прикасался... Приятно вспомнить... Но суть не в этом. Казанова сам говорил, что все про неё знает. Действительно, знает, и его не обманешь.

Что же тогда придумать?

"А, - решила Лара, как истинная женщина. - Я не буду думать об этом сегодня, я подумаю об этом завтра."

И правильно сделала. Зачем заранее напрягать мозги и что-то придумывать? Иногда экспромт гораздо лучше домашней заготовки. Если Игорь её опять спросит, она что-нибудь на ходу придумает.

Чтобы женщина не придумала, как перехитрить мужчину?!..

Пока Казанова возился на кухне, готовя им еду, Лариса посмотрела на настенные часы. Половина десятого. Пора бы и домой. Хотя и не хочется...

Миша никогда не спрашивал её, почему она пришла поздно. Лара часто бывала в ресторанах, на банкетах, презентациях и прочих тусовках, ходила в театр и на концерты. Поначалу приглашала мужа, но тот всегда отказывался у него работа, а топтаться среди незнакомой публики ему неинтересно. Потом перестала его приглашать, и её всегда сопровождал кто-то из деловых партнеров или просто знакомый. Она никогда не брала с собой очередного любовника, выходя "в свет". Снежная Королева в те времена очень дорожила своей репутацией и не собиралась афишировать свои любовные романы.

Конечно, шила в мешке не утаишь, женщина она броская, и её порой видели то там, то сям в обществе разных мужчин, но со свечкой никто не стоял, и какие у неё отношения с кем бы то ни было, никто не знал. Это она так думала.

На самом деле Лариса, конечно, была наивной, полагая, что про её интрижки никому неизвестно. У неё было очень много любовников, а мужики народ болтливый. Кого-то она бросила, а тот обиделся и как-то в сердцах прошелся по её адресу парой "ласковых" слов. Другой захотел придать себе больше веса в глазах приятелей и в мужской компании со смаком рассказал, как, где и сколько раз он её "имел". Третий просто признался кому-то по большому секрету, что они уже больше не встречаются, но он бы и сейчас не прочь переспать с Ларисой. Тот сказал другому, а этот третьему, и так далее. У всех есть друзья-приятели и у всех есть язык. А потрепаться о бабах - святое дело.

Когда-то Лариса, профессорская дочка, как и её подруга Алла, вращалась среди "золотой" молодежи - сыновей и дочек "высоких" пап и мам. У обеих подруг было немало любовников в элитной среде. А где им ещё выбирать поклонников, как не в своем кругу? Две высокомерные красавицы, Лариса и Алла, не стали бы принимать ухаживания слесаря. Потом эти детки "высоких" родителей весьма успешно пристроились в бизнесе, политике и прочих хлебных местах. А этот круг достаточно узок. Бывшие поклонники тоже, закатывая глаза от сладких воспоминаний, рассказывали, как хороша была в постели 18-20-летняя Лариса. И тоже - этот сказал тому, тот другому. И пошло-поехало.

Так что Лара напрасно надеялась, что про её любовные интрижки никому не известно. Точно было известно лишь одно - она не "дает" деловым партнерам и прочим людям её теперешнего круга. Потому и прозвали её "Снежной Королевой", что знали, - им ничего не обломится. А что кому-то она "дает", - было известно многим.

Муж никогда не интересовался, куда и с кем она идет вечером, откуда пришла заполночь. Обычно Лариса даже не предупреждала его, что сегодня придет поздно, но Миша давно примирился с её образом жизни. "Ты всегда поступала так, как хочешь", - он сам это сказал. Так что с мужем проблем нет.

"Ладно, - решила Лара. - Мы с Игорем три дня не виделись, устрою сегодня праздник души и тела. Алешка все равно уже спит, так что не имеет значения, приду ли я домой в двенадцать или в два часа ночи. Если Миша спросит, скажу, что была у Алки. Он никогда не будет проверять, позориться. Да к тому же Алку Миша терпеть не может."

Насколько же по-разному к ним относятся мужчины... Игорь как-то обмолвился, что Алка не в его вкусе, и у неё нет ни единого шанса оказаться с ним в постели, он не любит таких нахальных баб. Миша и Игорь любят её, но терпеть не могут Алку. И поклонники у них всегда были разного типа.

Верная боевая подруга всегда неплохо устраивалась за счет мужчин. При её сексапильности и красоте ей не составляло труда обольстить любого. Алка соблазнила даже Славу Миронова, да так, что уже три года веревки из него вьет. Ну и что - что бандит? Из бандита тоже можно извлечь пользу. И она, не стесняясь, эксплуатировала Славу. То же самое с другими. Этот для постели, тот - для дела, третий ещё для каких-то надобностей. Ну и ещё штук двадцать любовников про запас.

Подруга сама как-то говорила Ларисе, как по-разному оценивают их мужчины. По молодости, когда они везде бывали вместе, сначала все западали на сексапильную хохмачку Аллу. Красавица, грудь пятого размера торчком, аура сексуальности, - ну, просто знойная женщина! Потом тихие интеллигенты понимали, что либо им ничего не обломится, либо в качестве партнера такой женщины не потянуть, либо предпочитали романтичную Ларису с мечтательными зелеными глазами.

Лирические разговоры, легкие прикосновения, улыбки и комплименты, это то, что нравилось Ларе. Алка без всяких церемоний устраивала новому поклоннику "проверку на вшивость" - каков тот в постели. Если годится в качестве партнера, пусть остается, если не нет, - пошел вон из моей койки!

"Какие мы с ней разные, - подумала Лариса. - И мужчины у нас разные."

В дверях появился Игорь с очередным подносом.

- Вот! - с гордостью заявил этот взрослый мальчишка. - Гордон блю приготовил! Потому так долго возился. Я-то думал, что эту штуку нужно всего лишь разогреть в микроволновке, ткнул вилкой, а эта зараза оказалась сырая. Зато по-моему, получилось здорово. Там внутри сыр и ветчина, а снаружи курица.

Ну как же его не любить! На прошлой неделе он велел экономке купить микроволновую печь, чтобы готовить для своей любимой женщины горячую пищу. И это Игорь Северин по прозвищу "Казанова", плей-бой и белоручка! Мало того, он даже намеревался освоить кулинарную книгу, которую тоже купила предусмотрительная экономка. Вот бы та удивилась, узнав, что сам хозяин, а не его дама, собирается изучать кулинарные рецепты!

Такие старания непременно нужно оценить. В порыве признательности Лариса обняла Игоря за шею и прижалась к нему, потом нежно-нежно провела губами по его щеке и тут же увидела закономерный результат.

- Потом поедим, мы быстренько, чтобы не успело остыть, - заявил Казанова, опрокидывая её на спину...

Конечно, все остыло. Игорь Северин все делал на совесть, когда дело касалось игр в постели.

- Пойду снова разогревать, - бодро заявил он и отправился на кухню, а Лариса, зажимая рот рукой, чтобы тот не услышал, согнулась пополам от хохота.

Просто прелесть, до чего же непосредственен!

Через несколько минут Казанова снова появился с подносом. Лариса уже отсмеялась и старалась сохранять серьезный вид.

- Только чур не сачковать и меня не заводить, - предупредил он. - Знаю я твои хитрости. Ты специально меня провоцируешь, лишь бы не есть.

Ну как тут откажешь?! Пришлось съесть. Одна надежда, что все, что она съедает, так же быстро сгорает от интенсивных физических упражнений.

Украдкой взглянув на часы, Лариса увидела, что уже половина первого. Пора уже огорчить любимого, что сегодня она у него не останется. Придется как минимум, полчаса объяснять, почему она не может остаться, потом нужно одеться, а Игорь наверняка будет пытаться вмешаться в процесс одевания, а чем это обычно заканчивается, - уже известно. Так что домой она попадет не раньше двух-трех часов ночи.

Есть один беспроигрышный способ быстро уйти от любовника - прицепиться к чему-нибудь, найти повод для маленькой ссоры, сделать вид, что разобиделась и тут же покинуть его с оскорбленным видом и надутыми губами. Двойная польза - и дома окажешься более-менее вовремя, и его немного помучаешь, чтоб крепче любил. Мужчине полезно иногда чувствовать себя виноватым. Потом он будет с пылом заглаживать свою вину, что тоже весьма неплохо.

Но Ларисе не хотелось устраивать сцен. Игорь такой милый, так старается. Нет, не стоит его огорчать, он всегда очень переживает даже легкие размолвки.

Она придумала выход получше. Опять же, соблюдая все четыре заповеди: правду и только правду, но не всю правду, и так далее...

- Милый, с утра я должна увидеть сына, поэтому сейчас поеду домой, а завтра мы с тобой не пойдем на работу, и я приеду к тебе как только отправлю Алешку в школу.

Его лицо сначала вытянулось от огорчения, но перспектива провести завтра целый день с Ларисой воодушевила.

- Хорошо, малышка, - тут же согласился он, а Лара вздохнула с облегчением.

Сегодня удалось его обыграть, а завтра?

И завтра обыграем, какие проблемы?!

Что делать?! Отношения мужчины и женщины - это всегда немного игра. Выигрывает не тот, кто сильнее, а тот, кто хитрее.

Лариса быстро встала, пока Казанова не передумал и не завалил её опять, как он говорил, "на посошок", и начала одеваться. Успела натянуть колготки на голое тело - трусы-то у Игоря в кармане и ни за что не отдаст, злодей, свой боевой трофей!

Тот смотрел на неё в некоторой задумчивости. Зная, что обычно следует за этим взглядом, она схватила в охапку свою одежду и помчалась в ванную.

Зря надеялась! На двери ванной не было задвижки. Казанова живет один, к чему ему задвижка?! Да он и не стыдился своего тела. Трудно себе представить, что тот смутился бы, если б в ванную кто-то вошел. Равно как и трудно себе представить, что Игорь бы не вошел, если бы Лариса принимала душ или ванну. Со всеми вытекающими последствиями.

- А-а, попалась, беглянка! - торжествующе заорал он, хватая её сзади. - А "на посошок"?

- Ну Игорь... - простонала она.

- Я такой бедный-несчастный, ты меня бросаешь на произвол судьбы... в тон ей проныл Казанова. - У тебя есть лишь один способ меня утешить...

- Ну пожалуйста... - попыталась разжалобить его Лариса.

- А нечего так соблазнительно вертеть попкой, когда натягиваешь колготки, - заявил этот сексуально озабоченный нахал. - К тому же, колготки на голое тело - это обалденно сексуально, мы же это уже проходили, малышка, разве ты не помнишь...

Его голос приобрел иные интонации и опустился до интимного шепота, от которого по спине Ларисы побежали мурашки.

Казанова сразу почувствовал, что она уже поплыла. Сев на край ванны, он протянул ей руку:

- Иди ко мне, любимая...

И Лара, конечно же, пошла...

- Может быть, я сама доеду? - спросила она, уже одевшись. - Как ты будешь добираться обратно, ведь уже ночь?

- Не волнуйся за меня, малышка. Свои проблемы я привык решать сам.

Они вышли из квартиры, спустились вниз и сели в её "Мерседес".

- Только, чур не приставай! - пригрозила Лара.

- А я только собрался... Ну нет никакого счастья в жизни! - с мнимым отчаянием воскликнул Казанова. - Любимая женщина меня отвергает, причем, используя такие вульгарные выражения... Сколько раз говорил: я к тебе не пристаю. Я люблю тебя и ласкаю.

- Хорошо, как говорит моя подруга, беру те слова взад. Пожалуйста, мой милый Казанова, не люби меня и не ласкай.

- Не любить?!!! - изумился он.

- Опять ты придираешься к словам. Я всего лишь повторила то, что ты сказал. Хорошо, уточню: люби меня, но в данный момент не ласкай, иначе я опять отключусь и врежусь во что-нибудь. Ты хочешь, чтобы твоя любимая осталась калекой? Будешь возить меня в инвалидной коляске?

Такая чудовищная перспектива вмиг охладила его пыл. Казанова сел прямо и вздохнул с таким сокрушенным видом, что Лариса едва удержалась, чтобы не рассмеяться.

Ночные дороги были почти пустынны, и доехала она быстро. Остановилась, как всегда, на углу своего дома, не въезжая во двор.

- До завтра, мой любимый. Включи телефон, я утром позвоню.

- Не включу, - заартачился Казанова. - А то ты позвонишь, что у тебя срочные дела, и не приедешь. Буду сидеть дома и ждать тебя.

- Ну хорошо, сиди дома и жди меня. А сейчас давай быстро прощаться, я не хочу торчать здесь долго.

Сказала и тут же пожалела об этом. Игорь по-прежнему думает, что она намерена развестись с мужем. Но, по счастью, Казанова не обратил внимания на её слова, поцеловал на прощание и вышел. Зная, что он не уйдет, пока её "Мерседес" не скроется из виду, Лариса тут же тронулась с места и завернула за угол.

Бедный Казанова! Где он найдет машину в три часа ночи? Что творит с человеком страсть?!

Лариса на цыпочках вошла в темную квартиру и отпихнула морду Дона, который взволнованно сопел, радуясь, что наконец-то пришла любимая хозяйка. Пес умница, понимает - раз в доме спят, значит, нельзя даже поскуливать.

Не включая свет, она сняла пальто и сапожки и прошла в свою комнату. Дон, конечно же, за ней. Быстро раздевшись, Лара нырнула в постель и тут же уснула, совершенно счастливая.

Среда, 31 марта.

Удивительно, хотя она спала всего пять часов, но сама, без будильника проснулась в половине восьмого. Вчера в это время еле встала и чувствовала себя вялой, а сейчас бодрая и веселая. Еще бы не быть веселой - её любимый, желанный Казанова вернулся! А через пару часов они увидятся и проведут вместе весь день. Класс! От предвкушения сладко заныло тело.

Сын ещё не ушел в школу и она успела с ним пообщаться. Миша улыбался и ни о чем её не спросил. То ли он, святая простота, думает, что Костя был её единственным любовником, то ли просто не хочет задумываться, где проводит вечера его жена.

Позавтракали втроем, потом она поставила грязные тарелки в моечную машину. Придет экономка и все помоет. У самой Лары не было ни времени, ни желания заниматься домашним хозяйством.

Миша ушел на работу, а в половине девятого за сыном приехали шофер с охранниками.

- Пока, ма! - помахал рукой Алешка и степенно пошел в сопровождении своей свиты.

Уже собравшись выйти из дома, Лариса вспомнила, что надо бы позвонить подруге. Да и на работу надо сообщить, что её сегодня не будет. Вот ребята-то обалдеют - вчера вихрем влетел Игорь, потом из кабинета начальницы раздавались звуки явно неделового характера, потом тот увез её, а сегодня она говорит, что не приедет в офис!

"Плохой пример вы подаете подчиненным, уважаемая Лариса Николаевна! укорила себя Лара. - Вон Сева как волком посмотрел..."

Но общение с Казановой, которому совершенно наплевать, что думают о его поведении другие люди, уже наложило свой отпечаток и на прежнее мировоззрение Ларисы, и на понятия о приличиях. Она уже настолько обалдела от своей страсти, что на все остальное ей теперь наплевать. "С кем поведешься, - от того и забеременеешь", - говорит в таких случаях верная боевая подруга

Лара набрала номер мобильника Аллы - та ранняя пташка, наверняка уже едет в машине.

- Я! - отозвалась та.

- Привет, дорогая!

- Привет, привет! Как оттянулась?

- По высшему разряду и даже более того. А как тебе секс по телефону?

- Да я как только услышала, что ты в полном экстазе орешь "Игорь!", тут же повесила трубку. Если бы я послушала дальше, то наверняка у меня появилось бы соответствующее настроение и я завернула бы к ближайшему любовнику. А у меня вчера было работы невпроворот. Кстати, билеты в Рим я заказала.

- Алка, я теперь даже и не знаю, удастся ли поехать. Мне не хочется расставаться с Игорем.

- Ну, с тобой каши не сваришь, подруга! - возмутилась Алла. - Вечно у тебя то золотуха, то понос! Я вчера уже новый купальник примеряла и вертелась перед зеркалом. Шикарно выгляжу. Марио просто обалдеет. А ты не даешь подруге устроить личную жизнь.

- Может быть, попозже нам все же удастся поехать. Игорю нужно снова лететь в Штаты, тогда мы с тобой махнем в Италию. Он, правда, звал меня с собой, уже все подготовил, уговаривает лететь уже в эту среду, но я не хочу.

- А чего? Слетай с милым, ты же в Штатах ещё не была.

- Что мне там делать? Казанова будет мотаться по делам, а я? Таскаться за ним и сидеть с унылым видом с чьем-то офисе? Или торчать в гостинице и ждать его?

- Вот дурашка! Не надо тебе ни таскаться с ним, ни ждать его. Прошвырнешься по магазинам, гардероб обновишь. Иногда не мешает и шопингом размяться. Я бы на твоем месте даже и не думала.

- Пока не знаю... Не хочется так афишировать наши отношения. Когда я собиралась разводиться, это ещё куда ни шло, а теперь, когда Миша вернулся, - уже неприлично.

- По-моему, дорогая, последнее время ты уже не вспоминаешь о приличиях, - подколола её Алла. - А ты сказала Казанове, что опять стала мужней женой?

- Нет пока. Боюсь. Он сразу взовьется. Все время повторяет, что мы поженимся. Так радуется, что не хочется его огорчать.

- Но ведь теперь тебе придется ночевать дома. Ты же не сможешь оставаться у Казановы, как раньше.

- Да в этом-то весь ужас! Вчера еле вырвалась, придумала, что мне с утра надо с Алешкой побыть. Что сегодня придумать, - не знаю.

- Скажи, что тебе нужно обязательно быть у меня. Например, я в полном дауне, и тебе нужно меня утешать.

- Игорь ни за что не поверит, что тебя нужно утешать. А то он тебя не знает!

- Значит, давай придумаем что-то другое. Самое оптимальное - ничего не объяснять. Надо - и все. Казанова тебя привезет ко мне, а от меня ты уже двинешь к себе, здесь езды-то всего четверть часа.

- Вот дожила! - вздохнула Лариса. - От любовника должна скрываться, используя всяческие уловки.

- Ничего, лишь бы на пользу делу. А завтра скажи, что тебе к маме нужно ехать. Потом ещё что-нибудь придумаешь. А про Мишку ты категорически не хочешь ему говорить?

- Да пока это совсем не в масть. Может быть потом, когда Казанова немного успокоится. Он после разлуки как взбесился. Поднакопил сил за три дня воздержания и такое творит!

- Везет тебе, подруга, а ты плачешься! Ладно, не говори ему про мужа. Тяни, сколько можешь, потом как-нибудь все само собой образуется. Игорь опять улетит в Штаты, а там поглядим.

- Мне так не хочется, чтобы он уезжал...

- Подруга, ты, как всегда, хочешь одной задницей на двух стульях сидеть! - рассердилась Алла.

- Ладно, не буду загадывать. Как пойдет.

- И то верно, - согласилась боевая подруга.

- Тогда пока. Я сегодня целый день буду у Казановы.

Алла понимающе хмыкнула:

- Пока дорогая, желаю приятно провести время.

Лариса позвонила Олегу, что сегодня не приедет на работу. Ничего срочного не было, а документы она подпишет завтра.

Так, сейчас всего лишь без четверти девять. В такую рань ехать к Игорю... Нет, для любовного свидания рановато.

"Заеду-ка я к Лидии Петровне, - решила она. - Поболтаю с ней полчасика, а в одиннадцать буду у Игоря."

У кабинета Лидии Петровны сидели двое, но оказалось, что это пара. Они пробыли всего пятнадцать минут. Лариса постучалась и вошла.

- Добрый день, Лидия Петровна. Что-то я к вам зачастила.

- Здравствуйте, Лариса. Я всегда вам рада. Главное, чтобы на пользу делу.

- Меня беспокоит вот какой вопрос: вы как-то сказали, что моя подруга Алла - истерическая личность, но тот психологический портрет, который вы нарисовали, меня напугал. Все же она не такая.

- Лариса, я же вам рассказывала об общих проявлениях истерической психопатии, а не конкретно об Алле. О ней я делаю выводы исходя лишь из той информации, которую вы мне даете. Если бы я сама с ней поговорила, сказала бы вам точно. На данный момент, по-моему мнению, личность вашей подруги не укладывается в рамки истерической психопатии.

- А истерия - это лживость?

- Нет, не только. Истерия очень богата своими проявлениями. Об этом заболевании можно говорить часами. Типичные истерики лживы, но не в общепринятом смысле, то есть, ради какой-то материальной или иной выгоды. Конечно, они не пренебрегают благами жизни и при возможности своего не упустят, поскольку истерики - эгоисты. Но главной особенностью истерической личности является стремление всегда быть в центре всеобщего внимания.

- Это точно про Алку. Будет бутафорить, лишь бы вся компания слушала только её.

- А вас она подавляет?

- Нет.

- Но она безусловный лидер в ваших взаимоотношениях?

- Да. Меня такое положение вещей устраивает, так как на её фоне я проигрываю. Алла практична, предусмотрительна, реалистично смотрит на людей и никому не верит. Ее житейский ум гораздо более развит, чем мой. Она считает, что я наивна, слишком доверчива и без неё просто пропаду.

- Поэтому между вами нет соперничества. Алла лидер, вы - опекаемая, которая не тяготится этой ролью.

- Но верить ей нельзя?

- А она лжива?

- Со мною может быть скрытна. Подруга оберегает меня от излишних волнений, поэтому многого не рассказывает.

- То есть, лживость не исключена... - задумчиво произнесла психиатр. И Мирону она лжет.

- Но если бы Алла рассказывала всем своим мужчинам про любовные интрижки с другими, - то не знаю, что было бы.

- Вы правы, Лариса. Подобное поведение женщин в отношении мужчин я не расцениваю как лживость. Скорее, это разновидность самозащиты. А ситуаций, когда подруга была лжива ради собственной выгоды, не бывало?

- Нет, никогда. Алла вообще не очень заботится о собственной выгоде.

- Но она же бизнес-леди?

- Бизнес для нее, скорее, способ существования, а не обогащения. Она любит побеждать на переговорах и отстаивать интересы своей фирмы. Все наши деловые партнеры - мужчины, а Алла на порядок умнее многих. Может быть и гибкой, и хитрой, и твердокаменной, но всегда добивается своего, а для неё это самое главное. Деньги для моей подруги - на последнем месте.

- Первый раз слышу о бизнес-леди, которую не интересуют деньги! удивилась Лидия Петровна.

- Она любит и красивую одежду, и комфорт, и многое другое, но все в рамках разумного. На первом месте у неё интересы дела. Ни я, ни она, на ветер денег не бросаем. Все средства идут в оборот, на себя мы тратим немного, поэтому за очень короткий срок так высоко поднялись, а ведь "черные" деньги не отмывали. Единственное, что нам помогло - кредит под небольшие проценты, которые предоставил банк Мирона. Но мы исправно выплачивали его и уже рассчитались. Никому не должны ни копейки, всего достигли сами. Преимущество только в том, что мы под защитой Славы Миронова, и никто не решится нас обмануть.

- А сама Алла много работает?

- С утра и до глубокой ночи. Даже дома вечерами и по выходным сидит на телефоне, работает с документами. У меня сын, субботу и воскресенье я всегда проводила с ним, вечером старалась пораньше приехать домой, а Алла даже в выходные ездит в командировки, встречается с партнерами, ведет переговоры. Поэтому её фирма сильнее моей. У меня сейчас три помощника, а у Аллы только один. Большую часть работы она делает сама, никому не доверяет.

- Такая работоспособность тоже нетипична для истерической личности. Истерики больше любят языком работать, творить идеи, которые не собираются осуществлять. А черновую работу обычно перекладывают на плечи других и быстро находят тех, кто станет таскать им каштаны из огня.

- Значит, Алла не истерическая психопатка?

- Думаю, что нет. Психопатия предполагает декомпенсацию, а ваша подруга компенсирована, то есть, благополучна. Истерические черты могут быть не только в рамках психопатии, но и при акцентуации характера. Это не патология, а вариант нормы. Всего лишь легкий акцент в характере на тех или иных чертах. Чуть-чуть больше, чем у других, но это не болезнь.

- Ох, слава Богу! А то я уже в панике - подруге нельзя доверять!

- Нет, судя по всему, Алле вы можете доверять. Конечно, могут быть какие-то трения, но это нормально для взаимоотношений двух женщин. А то, что в характере Аллы есть некоторые нерезко выраженные истерические черты, - только прибавляет ей привлекательности и шарма. Один мой коллега говорил, что каждая нормальная женщина должна чуть-чуть подыстеривать, это её только украшает. Ваша подруга яркая, эмоциональная, переменчивая, в меру капризная и взбалмошная, все время разная, - с такой не соскучишься.

- Это уж точно. В ней сразу несколько женщин. На переговорах Алла ведет себя как железная бизнес-леди, со мной - совсем другая, с любовниками - третья, с интеллектуалами - четвертая, а с бандитами Мирона может играть приблатненную и говорить на их языке.

- Этим она и привлекательна. Истероидность в ней, безусловно, есть. Вы только что сказали, что она ведет себя по-разному с разными собеседниками. Это как раз то, о чем я вам говорила. Еще одно ключевое слово, значимое для психиатра, - многоликость, наличие в одном человека как бы сразу нескольких разных людей.

- Это точно про нее. Будто снимает одну маску надевает другую, когда попадает в другую обстановку.

- Вот вы опять произнесли ключевое слово - "маска". Актер-профессионал наносит грим и играет то трагическую роль, то комическую. Смывает грим и становится самим собой. А у истерической личности много таких масок, но это не грим, а новый образ.

- Это, пожалуй, про мою подругу. Она именно в образе. Все в ней органично, даже жесты, когда она играет какую-то новую роль.

- Причем, человек, обладающий истерическими чертами, в каждой роли чувствует себя естественно, нет наигрыша, фальши. По сути, он даже не играет, а живет в этой роли, как истинный актер.

- Алка прирожденная актриса.

- Как истероидная личность - несомненно. Судя по тому, что вы рассказали об Алле, скорее всего, идет речь об акцентуации характера по истероидному типу.

- Как я понимаю, это лучше, чем истерия?

- Понятий "лучше" или "хуже" в психиатрии не существует. Истероидность - это не патология.

- Значит, я могу верить Алле?

- Думаю, что вы можете не беспокоиться насчет своей подруги. В вашей тяжелой ситуации, когда шло следствие, она показала себя с наилучшей стороны. Истерики обычно все делают демонстративно, напоказ, а Алла проявила искреннее участие в вашей судьбе и реально помогла вам. И не требовала за это благодарности, верно?

- Да, она очень много для меня сделала, и все как само собой разумеющееся. Всегда меня выручала и никогда не подчеркивала этого, как будто так и надо. Намеренно пыталась на допросах сама подставиться, чтобы отвести удар от меня, хотя была уверена, что я убила Костю.

- Так что нет никаких оснований не верить подруге. А если у неё возникнут проблемы - пусть приходит. Я её научу, как обходить острые углы, чтобы не произошло декомпенсации. У акцентуированных личностей в определенных обстоятельствах тоже может быть декомпенсация, у них есть свои слабые места. Мы их называем местом наименьшего сопротивления. Если Алла будет об этом знать, то в будущем это поможет ей избежать многих проблем.

- Спасибо, Лидия Петровна, я ей передам.

- Заходите почаще, Лариса.

- Обязательно, наши встречи всегда идут мне на пользу.

По дороге она думала об Игоре. Зачем она сама себя загнала в угол и теперь придумывает какие-то уловки? Может быть, все же объясниться с ним? Рассказать почти все, но лишь чуть-чуть покривить душой... Правду, только правду, но не всю правду... Оставить ему надежду, что ситуация может измениться.

Если представить себе, что они бы поженились... Все будет по-другому. Сейчас каждая их встреча - праздник.

Брак губит обыденность. Казанова, сидя на работе, будет знать, что дома его ждет жена, Лариса, и никуда та от него не денется. Он может задержаться, а она будет его ждать. Игорь и на работе будет по ней скучать и торопиться домой, но это совсем не то. Запланированная встреча не имеет той прелести, как нечаянное свидание.

Будет ли у них такое безумство плоти, когда они поженятся? Казанова очень сексуален. Став её мужем, наверняка не успокоится. Он сам говорил, что Лариса - достойная партнерша и может завести его с полуоборота, да и сама очень заводная. Игорь любит секс, а тем более, с любимой женщиной. Вряд ли хотя бы одна ночь у них пройдет спокойно, скорее всего, будет не один раз, и не два.

И все же это не то. Не то... Не будет таких милых мелочей, как "на посошок", трусики - "боевой трофей" и секс в любом, даже неподходящем месте. Раньше Лара была благовоспитанной дамой, а теперь все это ей очень нравилось. Приятно сознавать, что мужчина тебя так неистово желает всегда, везде, каждую минуту.

Любовницу можно так хотеть, а жену?

"Нет, замуж за Игоря выходить не стоит", - решила Лариса.

Пропадет вся прелесть бурного любовного романа. К тому же Казанова очень ревнив. Бешено ревнует её даже к прошлому. Стоит сказать хоть слово, и тот тут же на дыбы. А Лара - прирожденная кокетка, привыкла нравиться и очаровывать.

Игорь ей не позволит кокетничать. Когда она одела вечернее платье с глубоким вырезом, он злился, что мужчины пялятся на её грудь. Собственник. "Это все мое!" - уверенно заявляет этот нахал.

А если Лариса даст ему реальный повод для ревности?..

Казанова, конечно, классный любовник, и не хочется его терять, но она так влюбчива... Иногда с этим мужчиной ей даже не нужен секс, достаточно лишь его ухаживаний, и тем не менее, Лара может в него влюбиться. Бывало, что влюблялась всего на пару дней. Разве сможет она управлять собой?..

Даже в Костю, который вообще ничего из себя не представлял ни как любовник, ни как личность, Лара была влюблена почти неделю, хотя этот мальчик был совершенно недостоин того, чтобы его любила такая женщина, как Лариса Ивлева, Снежная Королева.

Да и с другими такое тоже бывало. Крутила роман с одним любовником, но стоило встретить мужчину, от взгляда которого замирала душа, и мозги тут же отключались.

Алка всегда удивлялась её способности так часто и так безоглядно влюбляться. Сама она вообще не признавала, что есть любовь, влюбленность. Койка - это пожалуйста, если мужичок достойный. А любовь, нежные взгляды и вздохи, - это не для Алки.

Казанова - боец, не отступится, пока своего не добьется. Следовательно, чем дольше Лариса будет сопротивляться, тем дольше он будет бороться за нее. И это замечательно.

Она выехала со стоянки и тут затренькал её мобильник. Привычным движением взяв его правой рукой, Лариса держала руль левой. Уже научилась вести машину и одновременно разговаривать по телефону.

- Здравствуйте, Лариса, это Наташа, - услышала она голос адвокатессы.

- Здравствуйте, Наташа, - ответила Лара, и ладони тут же вспотели. Волна диффузной тревоги затопила её. Еще пять минут назад она была спокойна, а теперь костюм прилип к спине.

- Вы не могли бы приехать ко мне?

- Это срочно?

Лара и сама не могла объяснить, зачем тянет время. Уже строила планы на сегодняшний день и так не хотелось опять погружаться в этот мутный омут с подозрениями в убийстве...

- Нет, не срочно, - голос адвокатессы был ровен. - Могу и по телефону все сказать, если вы не можете со мной встретиться.

- Расскажите, - попросила Лариса.

- Провели баллистическую экспертизу. Этим оружием не пользовались много лет. Если вы приобрели его три года назад и тогда упражнялись в стрельбе, то все логично. Баллистическая экспертиза показала, что пуля, которой был убит Костя Сохов, не идентична тем, что в стволе вашего пистолета.

- Наташа... Я пока ничего не понимаю... - голос Лары внезапно охрип. Поясните.

- Говоря простыми словами, Костю убили не из этого оружия, которое вы передали мне, а из другого пистолета марки "ТТ..". Видимо, ваш пистолет лежал все эти годы там, где вы его положили. Потом муж забрал его и отвез на дачу. К убийству Кости ваше оружие не имеет отношения.

- Тогда откуда взялся пистолет в моем ящике?

- Могу лишь предположить, что кто-то хотел вас подставить.

- Кто? - её голос неожиданно сорвался на крик.

- А кто вхож в ваш дом? - адвокатесса по-прежнему говорила ровным тоном, а Ларе стало стыдно.

- Простите, Наташа, я сорвалась... Одну минуту, я за рулем, сейчас тормозну и мы поговорим.

Перестроившись, она притормозила у бровки тротуара. Несколько раз глубоко вздохнула, сосчитала до десяти, прикурила сигарету и снова взяла мобильник.

- Вы полагаете, что кто-то из близких мне людей проделал все это, чтобы меня обвинили в убийстве?

- Мне пока сложно строить предположения. Я ведь ничего не знаю о ваших близких. Вы поставили передо мной конкретную задачу. Я её выполнила.

- Спасибо, Наташа...

- На этом закончим, или у вас есть ещё какие-то пожелания?

- Нет, не закончим, - голос Ларисы уже окреп. - Я хочу знать, кто убил Костю.

- Значит, будем работать дальше.

Лариса въехала во двор дома Игоря и припарковала свой "Мерседес" рядом с его "Ауди".

Обычно Казанова ездил с шофером, но присутствие постороннего человека смущало Ларису, ведь Игорю неймется даже в машине. Поэтому теперь они часто ездили вдвоем - или на его машине, или на её.

Войдя в подъезд, Лариса ответила на приветствие консьержа, который её уже знал, и поднялась на десятый этаж. Всего лишь второй раз она приходит к любовнику сама, обычно они всегда приезжали вместе.

Каждое их свидание не похоже на предыдущее, каждый раз что-то новое. Уж что-что, а скучать с Казановой не приходится.

Выходя из лифта, Лариса подумала, что консьерж наверняка уже позвонил Игорю, что приехала его дама. И точно. Тот уже стоял в дверях своей квартиры и стремительно пошел ей навстречу. Обнял и прошептал на ухо:

- А давай прямо здесь? Здесь мы ещё не пробовали.

- Игорь... - простонала она. - Если ты это сделаешь, то я буду считать, что ты слегка эксгибиционист - тебе подсознательно хочется, чтобы тебя кто-нибудь увидел.

- Вот еще... - сразу надулся тот и отпустил её. - Обзываешься какими-то ругательными словами...

- Это не ругательное слово, а научный термин, который я прочла в умных книгах.

- Да знаю я, что это такое! И вовсе я не эксгибиционист. Просто не привык ждать, когда мне очень хочется.

- Но ведь сейчас стоишь и тратишь время на разговоры, а мы могли бы уже войти, и потом делай все, что тебе хочется.

- Точно! - сразу воодушевился Казанова и поднял её на руки. - А в холле можно?

- В холле можно, - рассмеялась Лариса. - Но я всегда удивляюсь, как ты можешь так долго держать меня на весу? Неужели тебе не тяжело и ты не устаешь?

- Я?! Устаю?! - изумился Казанова. - Да я вообще твоего веса не чувствую. Во-первых, ты легкая, как пушинка, а я не слабак, а во-вторых, когда я тебя хочу, я о такой ерунде не думаю, да и вообще ни о чем не думаю. Но после твоих слов мне что-то расхотелось в холле. Пошли в ванную, я уже все приготовил.

Опустив её на пол, он протянул руки, чтобы помочь ей снять пальто. Удивленная Лариса искоса взглянула на любовника. Это непохоже на Казанову... Чтобы тот отказался от своего намерения только лишь потому, что она что-то сказала?

Надулся, вид обиженный. Ну просто мальчишка! Обидеться из-за такой ерунды! Ладно, сейчас она его успокоит и расшевелит.

Ванна была уже наполнена, а вода опять пахла чем-то горько-пряным. На секунду что-то кольнуло в душе. Каждый раз, когда Казанова пользовался этой ароматической солью с горьковатым ароматом, между ними был надрыв.

"Горечь, горечь... - Вечный привкус на губах твоих, любовь...", вспомнила Лариса слова некогда популярной песни, пока Казанова её быстро раздевал. Так и у них с Игорем. И любовь, и горечь...

Неужели сегодня они опять будут терзать друг друга, как те два раза, когда был такой же горьковый аромат?..

Обычно предчувствия её не обманывали. Но так не хочется надрыва... Нет, надо постараться избежать выяснения отношений.

Игорь поднял её на руки и бережно, без брызг, опустил в ванну.

- Помнишь, ты мне делал в ванне массаж?

- Хочешь такой массаж?

- Хочу.

- Я тебе сделаю, но другой.

Намазав руки кремом с таким же горьковатым ароматом, Казанова стал массировать ей шею, спину, плечи и грудь. Массаж вообще очень приятное и эротичное занятие, а когда его делает любимый человек...

Лариса сидела, закрыв глаза, отдаваясь своим ощущениям. На минутку приоткрыла один глаз и увидела, что лицо у Игоря все ещё немного обиженное. С чего он надулся? Он вообще никогда на неё не обижался. Странно...

Что самое удивительное, хоть Игорь и дулся, но уже был в полной боевой готовности. Да уж... Гигант Казанова.

"Ладно, - решила Лариса, - пора его расшевелить."

Закрыв глаза, она развернулась боком, положила правую руку ему на живот и медленно перебирая пальцами, стала спускаться ниже. Другая её рука так же медленно поднималась от колена. Игорь замер. Вот её руки сошлись на его лобке.

- А что это я тут поймала?.. - нежно проворковала Лара и открыв глаза, с особой улыбкой взглянула на любовника.

Куда девался его надутый вид?! Казанова балдел, даже глаза закрыл от удовольствия.

"Милый ты мой, - растрогалась Лариса. - Сразу забыл про обиду."

- Сейчас посмотрим, что это я поймала...

Она чуть сдвинула пальцы и приблизилась губами. Высунула кончик языка и чуть тронула.

- Ах, как вку-усно...

Лариса ещё несколько раз лизнула, сжала пальцы и игриво посмотрела на Казанову. Открыв глаза и встретив её взгляд, тот глубоко вздохнул.

- Не надо, малышка... - голос его был чуть хрипловатым.

- Ну почему? Мне так хочется.

- Все, разговор окончен. Встань, пожалуйста.

Не понимая, почему Игорь отказался, Лариса встала. Может быть, он все же ещё дуется и не хочет принимать от неё даже ласки? Вряд ли. На его лицо уже обычное выражение нежности, с которым он всегда на неё смотрит.

Она встала во весь рост, а Казанова развернул её к себе спиной, расставил её ноги пошире и опустился на корточки.

- Игорь, я упаду, если ты меня будешь так ласкать. Я же почти теряю сознание от этого.

- Не упадешь, малышка, я тебя подхвачу.

Ладно, ему лучше знать. Он ни разу не сделал ничего, что причинило бы ей вред.

Казанова взял гибкий шланг и направил струю, слегка покачивая. Лара закрыла глаза, ощущая спереди ласкающие прикосновения струек воды, а сзади губы и язык Игоря. Не прошло и минуты, как она простонала свое "А-ах!" и душа полетела в бесконечность.

Конечно же, он успел её подхватить и держал на руках, пока Лариса приходила в себя. Открыв глаза, она улыбнулась и обняла его за шею.

- Обалденно... А если бы я упала?

- Но ты же не упала.

Опустив её в воду, Казанова влез в ванну сам, сел к ней лицом и взяв за бедра, подтянул к себе поближе. Приподняв её снизу за ягодицы, наклонился и коснулся языком.

И опять "А-ах!" и опять бесконечный полет, и опять он успел вовремя подхватить её.

- Какой цвет мадам желает сегодня? - спросил Игорь, как всегда, дурачась.

- Какой хочешь. А вчера ты намазался? Мне совсем не было больно.

- Конечно. Ты отдыхала после первого раза и ничего не заметила. Я же не могу причинить вред своей девочке.

Он достал с полки яркую баночку и намазал своего "мальчика" желто-оранжевой мазью.

- Против такого цвета мадам не возражает? Только чур, не хихикать!

- Но ты же сам меня смешишь.

- Больше не буду смешить. В таком серьезном деле хиханьки неуместны.

Казанова развернул её тело в воде спиной к себе, усадил на свои бедра и, как всегда, без помощи рук, попал куда надо.

- Полетели, малышка, - шепнул он ей...

Алла разговаривала с деловым партнером и услышала трель своего мобильника. Вообще-то отвлекаться на телефонную болтовню во время переговоров - моветон, но она всегда делала только то, что считала нужным.

- Извините, Борис Ефимович, - улыбнулась она партнеру и взяла трубку.

- Алла, ты не могла бы ко мне приехать? - услышала она голос Мирона.

- Как только освобожусь, - приеду.

Положив трубку, она улыбнулась:

- Продолжим, Борис Ефимович?

Закончив переговоры, Алла проводила делового партнера. Есть ещё дела, но не срочные.

Прошлый раз, когда она была у Мирона, было здорово. Приехала злая, как сто чертей, а потом расслабилась. Что-то есть в Славке, от чего её до сих пор прошибает током. Вроде бы маленький мужичок, внешне ничего особенного, а чем-то её взял. У неё есть любвники гораздо фактурнее, да разве дело в ширине плеч?!..

С теми любовниками - лишь койка. Алла умела отличить показное от красивой фальши. "Ты хороший любовник, а мне нужен только секс", - так она строила свои отношения с мужчинами. Ей не нужны сопли-слюни про красивую любовь.

Собираясь на свидание с очередным любовником, Алла обычно одевалась соответственно. Если предполагался интим, то наряд должен быть сексуальным. Бизнес-леди она в своем офисе и на переговорах, а на свиданке в деловом костюме - не в кайф. В её шкафу были наряды на все случаи жизни.

"Переодеться или не стоит... - размышляла Алла, разглядывая свои туалеты. - Завтра у меня переговоры с утра. Ладно, одену что-то поинтереснее. Остопиздели эти деловые костюмы."

Она одела длинную темно-серую юбку и сиреневый джемпер крупной вязки. В прямой макси-юбке она выглядит ещё выше. Не беда. Славик на полголовы ниже, но балдеет. Как в том анекдоте: "И это все мое?!" Подобрав туфли в тон юбке, Алла ещё раз оглядела себя. Хороша, черт дери!

Взяв сумочку, она вышла из кабинета. Как всегда, её верный оруженосец Толик был поблизости.

- Пока, Толян. На блядки поехала, - весело сообщила Алла и пошла по коридору, не дожидаясь, что тот ответит. Да и что он ответит?! Когда-то Толик был "шестеркой" Мирона, а теперь служит ей. Командира тот уважает и боится, а в неё влюблен и предан.

Она завела свой "Фольксваген" и с ходу вылетела на проспект. До Волгоградки доехала быстро. Алла любила быструю и маневренную езду. "Мне бы каскадершей быть!" - нахально заявляла она подруге. Ей нравилось лавировать между другими машинами, выскальзывая из опасных ситуаций. На мат-перемат водителей ей было плевать. Она и сама матершинница. Так пошлет трехэтажным, что мужики просто теряют дар речи - дамочка вся из себя, а матерится, как вокзальная торговка.

Волгоградский проспект всегда забит. Тут не отведешь душу. Алла ныряла между другими машинами, быстро перестраиваясь, влезая в любое освободившшеся пространство и нахально подрезая других. Ее обогнал джип "Чероки" и пристроился впереди. Алла ткнулась влево, но там ехал "Жигуленок". Некоторое время она ехала за джипом, пытаясь ткнуться то справа, то слева.

"Да что он телепается передо мной, как говно в проруби!" - раздраженно подумала она.

Нарушая все правила, подрезала джип и погнала дальше. Джип не отставал. Догнал и опять телепался впереди.

"Да ежкина ж мать! - разозлилась Алла. - Долго они будут мне на нервы действовать?!"

В той машине четверо мужчин, но на это ей было плевать.

Вжав педаль газа, она рванула вперед, обогнала несколько машин, затем зловредный джип и погнала дальше, довольная. Чтобы кто-то мог уделать её на дороге?! Да не бывать тому!

"Гулять, так гулять! Стрелять - так стрелять!" - напевала она свою любимую песню. Стрелка спидопетра плясала где-то у отметки 160. Глянув в зеркало дальнего обзора, Алла увидела, что ненавистный джип уже близко.

"А вот хрена вам!" - усмехнулась она и вдавила педаль газа. Ее "букашка" не подкачала. На джипе за ней точно не угаться. Шоссе уже стало посвободнее. Есть поле для простора.

Пост ГАИ. Гаишник, издалека увидев, как мчится красный "Фольксваген", подрезая другие машины, встал посередине дороге и махнул жезлом.

"Перебьешься", - хмыкнула Алла, пролетев почти рядом, всего в нескольких сантиметрах и обрызгав его дорожной грязью. Она знала, что сейчас обозленный гаишник передаст на следующий пост или сам сядет в машину и помчится вслед.

"Хрен догонишь!" - веселилась Алла, давя на газ.

И вот уже шоссе почти свободно. Но её догонял не гаишник, а все тот же джип "Чероки".

"Задела я за живое мальцов. Им обидно, что их так уделали. Ладно, поиграемся..."

Снова нога до упора в педаль газа, а её любимая "букашка" так отзывчива.

И вдруг впереди дорога перегорожена. Грузовик с прицепом почти сполз шоссе, но его чертов прицеп перекрывает путь.

"Неужели наши гаишники теперь ловят нарушителей, как в боевиках?" удивилась Алла, притормаживая. Нет. Судя по всему, обычное дорожно-траспортное происшествие. Вон чуть вдалеке боком стоит помятая "Вольво", а возле неё двое парней и гаишники.

И никак не пробьешься, пока этот чертов грузовик с прицепом не оттащат. Заглушив мотор, она размышляла, что делать, и даже не заметила, как почти впритык остановился джип "Чероки".

Четверо качков с прической "под ноль" вышли из машины и направились к ней.

"Та-ак... Сейчас поиграем в острые ощущения", - обрадовалась Алла, открывая дверцу и выходя навстречу.

- Чо ты, блядь, выебываешься, - надвинулся на неё один из качков.

- Я тебя научу вежливо разговаривать с дамами, - заявила она, влепив ему увесистую оплеуху. Тот никак не ждал подобного. Пока он приходил в себя, Алла врезала ему коленом в пах. Ее коронный прием. Не одного мужика лишила детородного органа с помощью своего отработанного удара. Длинная узкая юбка мешала, но удар все равно получился неплохой. Тот взвыл и схватился обеими руками за самое любимое место своего организма.

- Ребятки, кто ещё желает остаться без яиц? - иезуитски-ласковым тоном поинтересовалась Алла у остальных.

- Да мы тебя сейчас, сука... - прошипел один.

- Да, дорогой? Я не против. Погоди секундочку, только губы подкрашу, и предстану пред вами во всей своей красе.

Пока бандиты размышляли, что делать дальше, Алла открыла дверцу машины, перегнулась через сиденья, искоса наблюдая за ними, и достала из бардачка свой "ТТ"-шник.

Выпрямилась, сняла пистолет с предохранителя и передернула затвор.

- Ну, так кто же из вас желает остаться без яиц? - вкрадчиво поинтересовалась она. - Предупреждаю сразу: стреляю без промаха и отстрелю вам именно яйца. Орган в мужском организме важный, но без него можно обойтись. Только голосок будет чуть потоньше и баб трахать не сможете. Но жить будете.

Один из качков не утерпел и рванул к своей тачке.

"Сейчас достанет пушку и решит, что мы на равных, - усмехнулась Алла. - Еще не знает, блядь, с кем связался. Значит, ему первому отстрелю яйца."

Бандит и в самом деле вынырнул из машины, держа в руках револьвер.

Вжик! Пуля высекла искры из асфальта в сантиметре от его ступни.

- Это всего лишь первое предупреждение, малыш, - ухмыльнулась Алла. Следующая моя пуля будет как раз по твоим яйцам. Хочешь, продемонстрирую, как я метко стреляю?

Встав в стойку, взяла пистолет обеими руками и прицелилась в его сторону, чуть повела вниз, целясь ему между ног. Расстояние между ними метров пять. Запросто отстрелит ему яйца, чтоб больше никогда не смел залупаться.

Взвигзнули тормоза, и рядом остановилась машина ГАИ.

"Бля, весь спектакль испортил", - разозлилась она.

Инспектор выскочил из машины, на ходу расстегивая кобуру.

- Погоди, командир, - жестом остановила его Алла.

Тот уже достал свой "Макаров".

"Попугать его тоже, что ли?" - подумала она, но передумала. Опустила пистолет, но стояла в прежней стойке. Чуть что - никому не поздоровится. Ее "ТТ"-шник уже снят с предохранителя. В стволе ещё шесь патронов. Запросто перестреляет всех, пока они телятся.

Бандит по-прежнему держал свой револьвер. "Вот придурок, даже с предохранителя не снял", - усмехнулась Алла.

- Командир, забери у него пушку, - приказала она.

Гаишник, молодой парень, впервые попал в такую переделку. Женщина с оружием, а против неё четверо мужчин, у одного из них тоже в руках оружие. Он шагнул к бандиту и звенящим голосом потребовал:

- Немедленно сдайте оружие!

"Как в отечественных боевиках", - ухмыльнулась Алла.

Как ни странно, качок повиновался и протянул ему револьвер.

- Командир, пальчики-то сохраники! - крикнула она.

Гаишник недоуменно оглянулся на нее, но почему-то послушался. Оторвав несколько страниц из своего блокнота, обернул оружие и отнес в свою машину.

"Что ж он, дурачок, один за нами погнался?.." - подумала Алла.

Четверо качков застыли в тех же позах.

- Командир, мы с тобой потом сами разберемся. Разрешение на оружие у меня есть. Работа у меня такая, что без ствола никак. А эти уроды мне угрожали и оскорбляли мое женское достоинство грязными словами. Теперь я желаю получить сатисфакцию и поучить манерам этих ублюдков.

Поставив пистолет на предохранитель, она отдала его инспектору ГАИ, подошла к одному из бандитов и врезала ему по зубам.

- А ну-ка, повтори за мной: "Больше никогда не позволю себе оскорблять женщин".

Тот отупело молчал. Еще один удар сжатым кулаком в челюсть.

- Блядь! Я не только стрелять умею! Сейчас зубы будешь собирать по асфальту, - пообещала Алла, занося кулак для следующего удара.

- Больше никогда не позволю себе оскорблять женщин, - тихо пробормотал качок.

- Не слышу! Громче! - потребовала она.

Тот повторил то же самое уже чуть громче.

Алла подошла к следующему:

- Сам скажешь или желаешь остаться без яиц? - вкрадчиво поинтресовалась она.

Этот был явно слабак и сразу же забормотал, что они ничего такого не хотели...

Презрительно сплюнув ему по ноги, Алла подошла к тому, кто уже получил от неё оплеуху.

- Яйца болят? - участливо спросила она и не дожидаясь ответа, двинула ему коленом в пах, и когда тот взвыл, пояснила:

- Это тебе за то, что посмел обозвать приличную женщину неприличным словом.

- Та-ак, а теперь с тобой.... - Алла подошла к бандиту, у которого инспектор недавно забрал револьвер. - Ты, мудак, хотел попугать меня пушкой. Я тебе обещала отстрелить яйца, да командир не вовремя нарисовался. Но я свое обещание выполню.

"Черт, на фиг одела эту длинную юбку", - подумала она и тут же быстро подтянула юбку кверху. Удар ногой со всей силой в пах, и тот, охнув, свалился и покатился с обочины в кювет.

- Все, командир, с этими я разобралась, - повернулась она к инспектору ГАИ. - Теперь давай с тобой разбираться.

Тот все ещё стоял со своим "Макаровым" в одной руке и с Аллиным "ТТ." в другой.

- Ствол-то убери, - ласково посоветовала Алла. - С тобой мы и без пушки разберемся.

Чуть поколебавшись, инспектор убрал свой пистолет в кобуру.

Она уверенно пошла к его машине и села на правое сиденье.

Тот не знал, что делать - на дороге четверо, у одного из них было оружие, которое он отобрал. Чуть помедлив, инспектор последовал за ней, но стоял рядом, поглядывая на бандитов.

- А мой ствол отдай. Он у меня на законных основаниях.

Гаишник, повинуясь обаянию этой женщины, протянул ей пистолет.

Бросив его на колени, Алла улыбнулась:

- Вызывай подкрепление, командир. Этих уродов нужно наказать. Они устроили за мной гонки, и я от них отрывалась, как могла. Прости, что обрызгала тебя грязью, но не до того было. Четверо мужиков против одной бабы, - это же свинство, согласись.

Растерянный инспектор молча кивнул.

- Садись в тачку и звони своим. Я присмотрю за этими ублюдками. Пусть только попробуют дернуться, вмиг отсрелю им яйца.

Достав рацию, тот сообщил на ближайщий пост.

- Как тебя зовут, дорогой?

- Сергей, - он ещё не пришел в себя.

- А меня - Алла. Вот моя визитка. Я бы не прочь с тобой увидеться в более подходящей обстановке.

Она посмотрела на него особым взглядом и тут же увидела, что нужный эффект достигнут.

- Серега, а может быть, прямо сейчас завернем куда-нибудь?

- Я ж на дежурстве, - тот сглотнул.

- Тогда давай после твоего дежурства... - Алла положила руку на его бедро и медленно поползла пальцами вверх. Почувствовав напряженный бугор, собрала пальцы в горсть и чуть сжала. Отпустила и снова сжала. Закусив губу, тот закрыл глаза. Не переставая поглядывать на стоящих на дороге бандитов, Алла влезла рукой под его брючный ремень, чуть вдвинулась вниз, коснулась пальцами и в этот момент услышала звук сирены. Сергей встрепенулся, открыл глаза и сел прямо. Взгляд ещё блуждающий, неосмысленный. Но как охотничий пес, услышавший свисток, машинально сделал стойку.

- Сереженька, давай по-быстрому закончим эту лабуду и ты сорвешься на часок с работы, а? - предложила Алла, не убирая руку.

Сергей перевел на неё взгляд.

"Все, он мой с потрохами". Уж ей ли не знать, когда мужик её так хочет, что мозги отключаются...

- Сдай своим ребятам этих мудаков, а про мою пушку не говори, ладно? напутствовала она его, пока инспектор на ватных ногах выбирался из машины.

Тщательно протерев пистолет юбкой, Алла бросила его под ноги. Хрен теперь кто докажет, что он принадлежит ей. Конечно, у неё не было на него разрешения. Блеф, импровизация на ходу, но сыграла свою роль. Серега вряд ли её сдаст, а даже если и сдаст, то бандитов четверо, а она против них одна. Не было в её руках оружия, и все тут. Попробуй докажи. Четверо качков - не свидетели. Сами ехали со стволом, к тому же достали оружие и угрожали ей. И про этот пистолет можно сказать, что он был в руках одного из них. Опытный адвокат все сыграет как по нотам. Да и вряд ли Серега сдаст её. В мужиках она ни разу не ошибалась.

Подъехала милицейская машина с мигалкой. Сергей быстрым шагом направился к своей машине.

Алла на минуту напряглась.

Не глядя на нее, тот достал револьвер, обернутый в бумагу, и передал ментам.

Увидев, что её недавних противников попарно заталкивают в машины, она усмехнулась. Что и требовалось.

Оба автомобиля развернулись, увозя бандитов. Сергей остался на дороге один. Алла задумчиво смотрела на него сквозь ветровое стекло. Забавный мальчишечка. Гаишник, вроде бы они куплены-перекуплены. Но это не мент, которым "дают" и свидетельницы, и подозреваемые, и потерпевшие, и проститутки. Видимо, ещё не избалован доступным и бесплатным сексом.

"А он мне нравится", - вдруг подумала она. Поначалу лишь играла, лишь бы отвлечь его внимание от своего пистолета.

Когда Сергей сел в машину, Алла посмотрела на него особым взглядом, прекрасно зная, как он действует на мужчин.

- Хочешь, рванем сейчас ко мне? Или сверни с дороги в лесочек...

- Я не знаю... Мне нельзя надолго. Ребятам сказал, что нужно тебя отвезти.

- Тогда вперед. Как увидишь дорожку в лес, сворачивай.

Ей бы наплевать, что её "Фольксваген" останется незапертым на дороге. Она хотела этого мальчишечку. И разъбись все в доску!

- А твоя машина?

- Не бери в голову, милый.

Грузовок с прицепом уже оттащили на обочину, дорога была свободной.

Инспектор завел машину и через пару километров свернул с шоссе на проселочную дорогу. Алла тут же стянула свой джемпер, и взору Сергея предстал её роскошный бюст.

И понеслась душа в рай!..

- А знаешь, ни разу не трахалась с гаишником, - со смешком призналась Алла спустя некоторое время. - Оказывается, гаишники неплохо трахаются. Повторим?

- Сейчас?

- Можно и сейчас. Но можно и устроить веселенькую ночь. Ты не против?

- Не против... - он улыбнулся и его лицо сразу преобразилось.

- Тогда давай отложим на потом.

Алла приподнялась и колыхнула бюстом, зная, какое это производит впечатление. Сергей тут же понятнулся к ней.

- Но мы же договорились, что потом, - смеясь, отбивалась она. Вообще-то я ехала на встречу да припозднилась. Но ничуть не жалею.

Натянув джемпер, она с усмешкой отметила, как Сергей с сожалением смотрит, как скрываются её прелести под одеждой.

- Ты меня сознательно отмазал?

От такого резкого перехода тот слегка опешил.

- А разве нужно было тебя отмазывать?

"Вот дурачок-то..." - подумала Алла.

- У меня нет разрешения на оружие.

Сергей промолчал.

- Ты сказал своим, что у меня была пушка?

- Нет.

- Умница ты мой... - она погладила его по щеке. - А почему не сказал?

- Тогда бы тебя повезли в отделение, стали бы все проверять...

- А ты не хотел, чтобы меня от тебя увезли, верно, милый?

- Не хотел...

- И не жалеешь?

- Не жалею.

- Я тоже.

Обняв его, она прижалась грудью и вновь почувствовала желание. Опять долой джемпер, и опять этот нетерпеливый мальчишка взасос целует её шею и грудь. "Черт, синяки ведь оставит!" - только и успела подумать Алла.

- Все, мне пора, - сказала она, одергивая юбку и снова натянув джемпер.

Сергей тоже сел прямо, надел брюки, застегнулся и выглядел уже вполне спокойным.

Вырулив на дорогу, он повернулся к Алле:

- А зачем ты ездишь с оружием?

- Да характер у меня лихой. Люблю острые ощущения.

- И стрелять умеешь?

- Умею, - усмехнулась она.

- И что - стреляла?

- А то!

Тот недоверчиво покосился на нее. Похоже, не поверил.

- Хочешь, сейчас покажу, как я стреляю? - подзадорила Алла.

- Да нет, не надо... Я тебе верю.

- Я же говорю, что ты умничка. Все просекаешь.

- А ты что - в охранной конторе работаешь?

- Я?! - расхохоталась она. - А что - я похожа на частную детектившу?

- Да вроде нет... Но раз стрелять умеешь...

- Нет, милый. Ты ещё не знаешь, с кем связялся. А узнаешь - можешь испугаться...

Сергей хмыкнул и покачал головой.

"А этот мальчишечка мне все больше нравится, - подумала Алла. Простоват, конечно, но зачем любовнику мощный интеллект?! Лишь бы "стояло" хорошо, а у этого "стоит" будь здоров. И лишнего не спрашивает. Мой вариант. Пожалуй, у нас с ним одним разом дело не ограничится".

- Сереж, когда твоя смена заканчивается?

- В десять вечера.

Она посмотрела на него долгим взглядом. Не в её правилах приглашать любовника к себе домой, но у него наверняка нет квартиры. То, что Сергей не женат, поняла сразу. Значит, живет с родителями или в общежитии. Избалованная Алла не привыкла кое-где и кое-как. У всех её любовников комфортабельные квартиры. Можно отдаться и в машине, когда очень хочется, но все ж уже не девчонка.

- Не возражаешь, если я заеду за тобой в десять вечера?

Тот расплылся в улыбке:

- Не возражаю.

- Тогда так и сделаем.

Возле её "Фольквагена" стоял гаишник. Коротенький, шире себя в плечах. Видимо, Сергея он знал и когда они с Аллой подошли к её машине, сразу все понял.

- Вы сумочку в машине оставили, - сказал он, с восхищением глядя на Аллу.

"Ну надо же... - подивилась она. - Стоял тут, охранял мою тачку и сумочку."

- Спасибо.

Открыв дверцу, достала из сумочки стодолларовую бумажку и сунула гаишнику в карман. Тот с сожалением оторвал взгляд от её бюста и посмотрел на Сергея. "Везет же некоторым..." - прочитала она в его взгляде.

Сев в машину, Алла жестом позвала Сергея.

- Значит, до вечера.

Тот заулыбался.

- Принеси мою пушку. Только незаметно, чтобы твой коллега не увидел.

- А где твой пистолет? - удивился он.

- В твоей тачке под сиденьем валяется.

Тот ничего не понял, но повиновался. Забрав у него свой "ТТ.", Алла сунула его в сумочку.

- Пока, дорогой. В десять я за тобой заеду.

Приподнявшись на локте, Лариса с нежностью смотрела на любовника. До чего же красив!.. Просто слов нет. "Как ты красив, проклятый!.."

- Казанова, а ты знаешь, что ты очень красивый мужчина?

- Конечно, - ответил этот самоуверенный нахал.

- А откуда ты это знаешь?

- Но я же не слепой. Каждый день вижу собственную рожу в зеркале, когда бреюсь. Да и бабы мне это сто раз говорили.

Сказал и тут же прикусил язык, покосившись на Ларису. Опять обидится и будет ревновать? Но нет, она улыбалась. Такие пустяки её уже не волновали.

- Поверить не могу - неужели такой красавец - и мой? Вот это все мое?

Лариса придвинулась ближе и пробежалась ладошкой по его груди, животу, лобку и бедрам. Потом рука медленно поползла вверх и пока добралась до лобка, любовник был уже в полной готовности.

"Ах ты, моя прелесть!" - с нежностью подумала Лариса.

Она развернулась, приняла удобную позу и склонила лицо. От первого прикосновения её языка Игорь дернулся и застонал, но тут же сел, приподняв её за плечи.

- Не надо, малышка.

- Ты же сам говорил, что тебе это нравится.

- Минет мне делали телки. Это их работа. Я не хочу, чтобы его делала моя любимая женщина.

- Но почему?

- Потому что ты сказала, что тебе это противно. А я не хочу, чтобы тебе было противно.

- Но я же сказала, что мне было противно с другими, поэтому я никогда не пробовала. А ты мой любимый, и мне самой этого хочется.

- Правда?

- Конечно. Ты же балдеешь, когда ласкаешь меня. Вот и я балдею, когда к тебе прикасаюсь. А когда ты сейчас застонал, я почувствовала то же, что чувствуешь ты, когда ласкаешь меня. Дарить наслаждение любимому не менее приятно, чем получать его.

- Верно. Но я согласен только в том случае, если тебе самой этого хочется. Ни в коем случае не делай ради меня. Мне с тобой и так хорошо.

- Мне хочется дать тебе особые ощущения, но я не умею. Научи меня, что я должна делать.

- Не буду я тебя учить. Тогда утратится вся прелесть.

- Но если я сделаю что-нибудь не так?

- Все, что ты сделаешь, будет так. Потому что ты меня ласкаешь, и меня не волнует твоя техника, а минет делают телки, которые мне до фени, поэтому там важна техника.

- У меня вообще нет никакой техники.

- Тогда не делай, если тебя что-то смущает.

"Ладно, сердце подскажет", - решила Лариса и положив одну руку ему под спину, а другую на грудь, медленно опустила его на постель и склонилась над ним. От первого прикосновения Казанова опять вздрогнул и застонал.

Оказалось, что ничего сложного нет. Чувствовать любимого, включить фантазию и пробовать разное, - вот и вся премудрость.

Лариса избавилась ещё от одного комплекса. Никогда раньше она не пробовала так ласкать своих любовников, а если просили, - с негодованием отвергала. Почему? Во-первых, комплексы, привитые воспитанием, а во-вторых так ласкать можно только любимого человека, а она до Игоря никого не любила. Влюблялась, но влюбленность - это не любовь.

Любовь может так преобразить человека, что все прежние жизненные ценности, стереотип отношений, понятия о приличиях, о дозволенном и недозволенном, - меняются. Есть единственный человек на свете и только он значим, и все только ради него. Любящий человек хочет больше отдавать любимому, чем получать сам.

Какой же это кайф дарить наслаждение любимому! Слыша его сладостные стоны, Лариса сама так завелась, что еле сдерживалась. Вот теперь наконец Казанова в её власти. То он балдел от сознания, что только от него зависят её ощущения, теперь они поменялись ролями.

Вспомнив, что Игорь рассказывал, как управляет её ощущениями, то чуть отпуская, чтобы спало возбуждение и не наступил высший пик, то снова лаская, Лариса очень долго мучила любимого сладкой мукой. С непривычки немного устали мышцы рта, но она быстро научилась отдыхать, переключаясь на прикосновения языком.

Наконец тело Казановы изогнулось в сладкой судороге и с громким "А-а-а!", он несколько раз дернулся и застыл, но тут же открыл глаза и притянул её к себе.

- Малышка, просто фантастика! Спасибо, родная.

- Разве за это благодарят? Ты же меня ласкаешь, и я тебе не говорю за это спасибо.

- И не надо говорить, я все вижу в твоих глазах.

- Тебе понравилось?

- Не то слово! Но больше так не надо, ладно?

- Почему? Тебе же было приятно, и я старалась, чтобы это было подольше, как ты делал со мной.

- Я это понял, ты у меня просто умница. А не надо потому, что это слишком хорошо, а я хочу, чтобы хорошо было тебе.

- Но я люблю тебя и тоже хочу, чтобы тебе было хорошо.

- Ты не устала?

- Немного устала.

- Вот видишь! Я же тебе говорил, что это тяжкий труд.

- И никакой это не труд, а огромное удовольствие, просто у меня пока нет опыта. Я сама ловила кайф, чувствуя тебя и слыша твои стоны.

- Правда?

- Ну конечно. Сама ужасно завелась.

- Раз завелась, то это нельзя оставить без завершения.

Казанова быстро перевернул её на спину. Ощутив его губы и нежный язык, Лариса глубоко вздохнула и закрыла глаза.

Игорь Северин не любит долгов: получил - тут же отдает сторицей. Он щедр во всем.

Алла гнала машину, весело напевая: "Гулять - так гулять! Стрелять так стрелять!"

Въехав в ворота резиденции Мирона, она не увидела любовника на веранде.

"Это ещё что такое?" - удивилась она. Обычно Слава всегда встречал её.

Открылась массивная дверь и тут же появился Мирон. Лицо встревоженное:

- Что случилось, Алла?

- Да ничего особенного, милый. На шоссе была авария, дорогу перегородил грузовик, пробка скопилась - ужас! Я тыркалась туда-сюда, но никак не могла пробиться.

- А я уже решил, что ты попала в аварию, послал ребят, чтобы они разузнали.

"Вот было бы забавно, если бы его бойцы засекли меня в лесу, пока мы с Серегой трахались..."

- И что? - безмятежно улыбаясь, спросила она.

- Ребята отзвонились, что на дороге была авария, а на обочине стоит твой "Фольксваген". Какие-то четверо на тебя напали и вас всех повезли в ментовку разбираться. Ребята договорились с инспектором, чтоб тот охранял твою машину, а сами поехали выяснять, куда вас повезли.

- Все нормально, дорогой. Никуда меня не увозили. Сама разобралась. Позвони своим бойцам и дай отбой.

Мирон жестом приказал одному из охранников принести ему мобильник. Пока он разговаривал по телефону, Алла огляделась и вдруг увидела Толика.

Быстро спустившись со ступенек, она подошла к нему:

- Ты как здесь оказался?

- Дак командир звонил в офис, беспокоился. Я и погнал за тобой.

Тот отвел глаза. Безошибочная интуиция Аллы её не подвела. "Толик меня видел с Серегой. Переживает, дурачок..."

- Толян, я же сказала, что поехала на блядки... - она коснулась рукой его щеки. - Вот и поблядовала немножко...

- Дак чо ж с этим гаишником-то... - пробурчал тот, отворачиваясь.

- Да мне без разницы - хоть с гаишником, хоть со слесарем. А этот меня отмазал. У меня ж в руках пушка была паленая. Я одному уроду чуть яйца не отсрелила. Но разок пальнула.

- Чо вправду - они на тебя вчетвером с пушкой?

- Правда, Толян.

- Ну, я их урою!..

- Да я их и так немножко проучила. Но не мешает ещё поучить манерам. Неприличных слов в свой адрес я без последствий не оставляю.

- Они чо - выражались?

- Ну да. Блядью меня назвали.

Толик сжал кулаки:

- Я их найду и уделаю.

- Их и искать не надо. Наверняка в ментухе их уже оприходовали. А потом доставь-ка ты их ко мне. Я с ними ещё не до конца разобралась.

Мирон закончил разговор и спустился со ступенек.

- Алла, ребята говорят, что у одного из четверых изъяли револьвер, а в их машине было ещё два ствола.

- Тяжелый случай... - улыбнулась она.

- И ты так рисковала?

- Риск - мой конек, дорогой.

- Алла...

- Отъебись, - огрызнулась она и тут же улыбнулась. После расслабухи с Серегой Алла была настроена благодушно. - Что это мы толчемся на веранде? Веди любимую в дом.

Мирон взял её под руку и провел в открытую дверь. Он ещё не придумал куда бы её пригласить, но Алла сама направилась в гостиную.

- Э-эх, давно не держала карты в руках!.. - потянулась она всем телом. - Ты-то в преф постоянно упражняешься. Я бы тоже не прочь, да все дела...

Оглядев гостиную, ухмыльнулась, вспомнив, как три года назад обольщала здесь Мирона. Приехали с Ларкой, две классные преферанситки, чтобы показать высший класс бандитскому авторитету. Но Алла показала свой класс не только в преферансе. Мирон тогда так завелся, аж ширинка лопалась.

Слава подкатил столик и подал ей бокал с коньяком. Медленно цедя напиток, она смотрела на него поверх бокала.

"Нет, сегодня со Славкой трахаться не хочется. Покантуюсь у него, а в десять заеду за Серегой. Новый любовник всегда интереснее старого. Серега, хоть и неумеха, но у мужичка "стоит" железно". Что и требуется. А всем премудростям в койке я его обучу". На миг Алла почувствовала желание, но тут же одернула себя: "Еще не вечер, дорогая..."

Мирон намеревался поговорить с ней о романе Ларисы и Казановы. Но не только это. Все эти дни он скучал о любовнице. Воспоминания о ночи, которую они провели недавно, до сих пор окатывали его жаркой волной. Может быть, она и сегодня останется... Подумав об этом, он снова ощутил желание. Алла это сразу почувствововала.

- Почему бы одному благородному дону не трахнуть свою благородную донью... - голос его циничной любовницы был таким зовущим, а во взгляде призыв, и у него перехватило дыхание.

Алла... Любимая и желанная женщина...

"Черт, на мне же трусы все липкие после Сереги, - подумала она. Славка сразу почувствует запах другого мужика. Нет, надо сначала в душ."

Но тот уже поднимал её длинную юбку.

"Плевать. Славка уже так завелся, что ничего не учует."

Чуть приподняв бедра, помогла ему снять с неё белье. Быстро развернулась к нему спиной и выгнулась.

В этот раз все закончилось очень быстро. Она даже не успела ничего почувствовать. Мирон за эти три года уже знал свою любовницу. Быстрый трах - не для нее. Он был чуть растерян.

- Милая, прости... Я так тебя хотел, что не смог сдержаться...

- Да не бери в голову. Еще успеем. Ты же у меня теперь любовник со знаком качества. Не получилось в первый раз, - получится во второй. А теперь я пошла в ванную.

Подобрав с пола свое белье, она первой вышла из гостиной. Ванная смежная со спальней. Мирон накупил ей кучу дорогого белья, так что переодеться не проблема. А эти трусы нужно куда-то запрятать.

- Можно, я наполню тебе ванну? - спросил Слава.

- Можно, - кивнула она, освобождаясь от одежды. - Но потом отвали. В ванне я люблю полежать одна.

Набрав ванну, любовник бросил взгляд на её обнаженную фигуру и зажмурился.

- Вали отсюда, - ухмыльнулась Алла, встретив его взгляд.

Полежав в теплой воде, она полностью раслабилась. Набросив свое кимоно, вышла в спальню. Мирон сидел в кресле. На столике стояли два бокала с коньяком.

- Какая же ты красивая...

- Сама знаю, - Алла повертелась перед любовником. Полы кимоно распахивались, и она прекрасно видела, какой эффект это производит.

Но времени осталось всего-ничего. Мирон просил приехать, потому что хочет её, но не только это. Сама эмоциональная, Алла интуитивно чувствовала, что его что-то заботит.

Взяв бокал, она села в кресло, закинула ногу на ногу и чуть усмехаясь, посмотрела на любовника:

- Давай, мой старичок, облегчись признанием. Ты же вызвонил меня не только для того, чтобы потрахаться.

Ему уже расхотелось говорить о том, что заботит. Но разве от Аллы что-то скроешь?!

- Как у Ларисы с Игорем?

- Вернулся Казанова, блядун чертов. Опять подружка порхает по облакам.

Мирон помолчал, не зная, как подступиться к непростой теме.

- Давай-давай, вываливай все, - подбодрила Алла.

Тот все ещё не мог решиться.

- Да не телись ты! - тут уж она всерьез рассердилась.

- Ты же знаешь, как я отношусь к Ларисе... - начал он осторожно.

- Знаю-знаю, - перебила его любовница. - Ты бы её удочерил и трясся над ней, как папочка над обожаемой дочкой. Кончай пиздеть, говори по делу.

- Сама понимаешь, Ларочка и этот бабник - просто нонсенс.

- Я же тебе сказала, что мы, бабы - дуры. Не так много на свете стоящих мужиков, от которых можно потерять башку. Я вон от тебя потеряла, хоть и не на помойке себя нашла. Значит, есть в тебе нечто. Когда мы с тобой, я думаю не мозгами, а другим местом...

Прирожденная актриса, Алла сделала многозначительную паузу. Пусть прочувствует.

- Аллочка... - отставив свой бокал, тот уткнулся лицом в её колени.

"Так, сейчас он опять ко мне полезет, и я к десяти не успею к Сереге", - размышляла она, пока Мирон целовал её бедра.

- Погоди, Славик... Разговор серьезный.

Она заставила его сесть в кресло и потребовала:

- Ну-ка давай, говори все.

- Лариса почти полтора месяца была под следствием. Сейчас следствие закрыто, и она ожила.

- Не без помощи Казановы, - не преминула вставить Алла.

- Возможно. Но он же бабник. Игорь может причинить ей много страданий.

- Да я и сама секу фишку, мой старичок. Этот блядун сунет свой неугомонный ствол в другую бабу, а Ларка будет переживать. Она взвилась, что он свою секретутку позвал в кабинет для минета, а уж если что посерьезнее, - то подружка и вовсе впадет в даун. Что ж я, блядища, не проинтуичила все с самого начала?!

Сузив глаза, Алла смотрела куда-то поверх его головы.

Мирон решил, что ещё не время рассказать ей о том, что он знает о Игоре Северине. Алла все ещё мучается виной. Нет. Не будет он обременять любимую женщину новыми проблемами.

- Я как всегда после секса, голоден, как волк, - заявил Казанова и пошел на кухню.

Лариса лежала, скользя блуждающим взглядом по потолку. Однажды у неё уже мелькнуло мимолетное желание остаться здесь навсегда. Жить за широкой спиной любимого, без забот и проблем, часами стонать в его объятиях... Кайф... Но увы! Сейчас это всего лишь мечта. Но хоть помечтать...

Он появился с подносом через пять минут. На тарелках лежали бифштексы и картофель фри.

- Это экономка принесла из ресторана. Не бог весть что, у них паршивая кухня. Я пару раз заходил к ним ужинать, потом перестал. Надо сказать, чтобы она заказывала в другом ресторане, поприличнее. Ешь, малышка.

Лариса взяла вилку и нож и послушно стала есть. Когда человек ради тебя так старается, капризы неуместны.

Как всегда, Казанова смел все в минуту, потом сидел, подперев голову рукой и смотрел на нее.

- Ты такая красивая... Никогда не встречал более красивой женщины. Что бы ты ни делала, это всегда очень красиво и грациозно. У тебя удивительная пластика, даже в самых обычных движениях. А уж когда ты танцуешь!.. Ты училась танцам?

- Да, в детстве.

- Сразу чувствуется школа. Но у тебя ещё и природное чувство ритма и просто необыкновенное чутье партнера. Когда мы с тобой танцевали рок, я ещё и сам не знал, как буду тебя вертеть, а ты заранее угадывала мои желания. А уж про танго я и не говорю.

- В "Орниксе" мы всех поставили на уши. Алка говорит, что более эротичных танцев сроду не видела. У мужиков ширинки полопались.

- Еще бы! Ты же не танцуешь, а вся отдаешься в танце.

- Алка так и сказала - это был секс в танце.

- Надо сходить куда-нибудь потанцевать. Кстати, я заказал билеты, но не на среду, поскольку сегодня я с тобой и не собираюсь заниматься визой, а на четверг. Завтра съезжу в посольство и оформлю тебе визу.

Лариса замерла с вилкой в руке. Вот опять они приблизились к опасной теме. Может быть, не стоит уклоняться и объяснить ему хотя бы в общих чертах, без частностей? Ведь рано или поздно Казанова догадается, что она водила его за нос. И тогда будет катастрофа. Лжи он ей не простит. Игорь сам с ней искренен и честен, и если поймет, что она что-то скрывала, то... Даже страшно себе представить.

Отложив вилку, Лариса посмотрела на любовника и вздохнула. Так не хочется его огорчать... Но из двух зол придется выбирать наименьшее. Надо сказать ему правду.

- Игорь, я никому никогда не рассказываю о себе и своих проблемах. Только психиатру все рассказала. Алке и то не все говорю. Но тебе скажу, потому что не хочу, чтобы между нами было что-то неясное.

С минуту она помолчала, собираясь с мыслями и думая, что ему говорить, а что не стоит.

Казанова напряженно всматривался в её лицо. Он так давно ждал, что Лариса сама ему все расскажет, и вот дождался. Но на душе было немного тревожно - что он сейчас услышит?

- Только пообещай, что не будешь рвать и метать, как обычно, попросила Лара. - Однажды ты взял с меня такое обещание, и я его сдержала. Я знаю, что ты тоже всегда держишь слово. Если ты не пообещаешь, то ничего не скажу. Не хочу ссор и выяснения отношений.

- Я обещаю, малышка, - твердо ответил Игорь и решил, что сдержит свое слово во что бы то ни стало.

Ему уже не раз приходилось сдерживаться, не показывая ей своих чувств. Он постарается и на этот раз, потому что не может себе позволить не оправдать её доверия, раз любимая женщина решилась ему довериться.

Лариса машинально отодвинула тарелку, и Игорь отставил поднос на сервировочный столик. Подтянув коленки, она обняла их руками и положила на них подбородок, глядя куда-то невидящим взглядом. Его всегда пугала и эта её поза, и этот взгляд в себя, но сейчас Казанова решил держаться и ничем не выдать своих чувств.

- Может быть, кое-что будет для тебя болезненным, но я верю, что ты ко всему отнесешься разумно. Помнишь, я тебе рассказала про то, что среди моих прежних любовников по сути не было ни одного нормального мужика, одни малопотентные слабаки? Ты тогда так обрадовался и сказал, что уже почти избавился от своей ревности, ведь по сути, ревновать-то не к кому.

- Я помню, малышка. Это так и есть. К этим импотентам я тебя уже не ревную.

- Ты сам убедился, что откровенный разговор может принести пользу. Когда мы таились друг от друга, было гораздо хуже. Я ревновала к сотням женщин, которые побывали в твоей постели, а оказалось, что они для тебя ничего не значили. У тебя к ним было чисто потребительское отношение, физиология, "голый" секс и никаких чувств.

- Верно, малышка. С бабами и телками именно так и было.

- Поэтому когда ты рассказал мне о них, я успокоилась. Я и к твоей секретарше не ревную, хотя ты пригласил её в кабинет, когда наш с тобой роман уже был в разгаре. Когда на душе тяжело, - женщины плачут, а мужчины пьют, покупают проститутку или приглашают секретаршу, чтобы та сделала минет. Тебе было плохо, потому что я тебе не звонила, и ты позвал свою секретаршу, чтобы отвлечься от тоски по мне. Теперь я поняла, что чисто физическая близость ничего не значит. Это не измена. Измена - это если тебе с этим человеком эмоционально хорошо и хочется даже просто быть рядом, без секса.

- Никогда не встречал более умной женщины! - восхитился Казанова.

- Я тогда расстроилась не из-за того, что она делала тебе минет в том же самом кабинете, а потому что твоя секретарша так похожа на меня, и нас можно принять за мать и дочь. Ты называл меня "русалкой", потому что у меня зеленые глаза и пепельные волосы, а у неё тоже зеленые глаза и почти такие же волосы, как у меня. Я решила, что ты просто выбираешь женщин именно по экстерьеру, и таких "русалок" до меня у тебя были десятки, и одна из них сидит у тебя в приемной. Закомплексовала, что мне уже тридцать пять, а ей всего восемнадцать.

- Малышка, до неё у меня были секретарши всех мастей - и брюнетки, и блондинки, и шатенки, я их уже и не помню. Эту я взял на работу, когда ты на меня не обращала внимания, а я тебя уже тогда любил. В агентстве я описал тебя и даже показал твою фотографию. Мне присылали много кандидаток, но все было не то, а эта чем-то неуловимо похожа на тебя. Не ты на нее, а она на тебя. Она так же вздергивает подбородок, как ты, и когда я на неё смотрел, то вспоминал тебя. Твоя фотография на моем столе да эта девица, которая чуть-чуть тебя напоминала, - вот и все, что у меня тогда было.

- Когда ты мне об этом сказал, мне все стало ясно. Чтобы понять, почему твой любимый человек поступает именно так, нужно откровенно объясниться.

- Я готов. Выслушаю все и обещаю, что буду спокоен. Свое слово я всегда держу.

- Мне придется рассказать всю эту длинную и малоприятную историю. Ты можешь спрашивать меня о чем угодно, и я тебе отвечу так же честно, как и ты отвечал на мои вопросы. Пусть между нами не остается никаких недомолвок.

- Я рад, что ты стала мне доверять.

- 14 февраля убили моего заместителя Костю Сохова. Застрелили из пистолета марки "ТТ." ориентировочно между семью и одиннадцатью вечера. В комнате, где был убит Костя, на столе стояла бутылка джина "Бифитер" который я тогда любила, и коробка моих любимых конфет. Наш офис был открыт ключами, после убийства сдан на пульт охраны и заперт. Все это мог сделать только тот, у кого были ключи, кто знал про охрану, номер кода и пароль. То есть, кто-то из своих. Поначалу меня вызывали на допросы в качестве свидетельницы, потом я стала подозреваемой в убийстве. Один свидетель видел мой "Мерседес" недалеко от нашего офиса примерно в десять вечера. Нашли одного бывшего мента, алкаша, который продал нам с Алкой пистолеты "ТТ." и учил стрелять.

- Ты умеешь стрелять? - подивился Игорь

- Об этом потом. Все это сыграло роль в том, что всех остальных подозреваемых отмели, и я осталась единственной. Версия следствия была такова: Костя меня ждал, поэтому приготовил джин и конфеты. Я, приревновав к Алке, застрелила его, потом сдала офис на охрану и заперла дверь.

- А у них с Аллой действительно что-то было?

- Было. Она мне врет, что чиста, как сизокрылый ангел, но я ей не верю, хотя и делаю вид, что верю. Я понимаю, почему она мне врет. На самом деле в определенной мере я виновата перед подругой и поэтому спокойно отношусь к её лжи. Дело в том, что Алка приметила Костю в другой конторе и обхаживала его, но отдала мне в заместители, поскольку она не любительница служебных романов. Мне тогда действительно был нужен помощник. Я не знаю, что у них было до того, как Костя перешел в мою фирму, но что-то, видимо, было. Потом Алка уехала в командировку, а он влюбился в меня.

Лара помолчала, собираясь с мыслями перед самой болезненной частью своей исповеди.

Игорь молча ждал. Почему-то он совершенно не испытывал ревности. Давая обещание быть спокойным, Казанова думал, что лишь внешне не покажет ей своих чувств, но этот дикий зверь - ревность - будет его терзать, когда Лариса расскажет подробности своего романа. Раньше он бешено ревновал её к этому юнцу, а теперь нет.

Обняв Ларису за плечи, Игорь притянул её к себе.

- Малышка, я понимаю, как тебе трудно говорить на эту тему и благодарен тебе за откровенность. Поверь, я совершенно спокоен. Больно за тебя, что тебе пришлось столько пережить, но ни грамма ревности.

- Правда? - она отстранилась и посмотрела ему в глаза.

Казанова спокойно встретил её взгляд, и Лариса поняла, что он говорит правду.

- Ты можешь сказать мне все. Я отнесусь ко всему разумно. Ты столько времени тащила эту тяжелую ношу и молчала. Ты страдала, и я страдал, видя, как тебе тяжело. Я очень хотел тебе хоть чем-то помочь, но не собирался лезть к тебе в душу, знал, что это бесполезно. Пока ты сама не захочешь, не расскажешь. Расспрашивать и предлагать свою помощь бесполезно. Ты слишком горда и независима, моя принцесса. Производишь впечатление слабенькой, хрупкой, но очень сильная по характеру. Я рад, что ты наконец оказала мне доверие, и готов помочь всем, чем смогу.

- Спасибо, мой родной, мне сейчас стало гораздо легче. До сих пор стыдно, что уступила этому мальчишке. Не знаю, поймешь ли ты меня... Это был какой-то импульсивный поступок. Мы были одни на складе, я шла впереди, Костя за мной. Я и в мыслях ничего не держала, оглянулась, чтобы что-то ему сказать, а он так на меня смотрел... Ну, ты знаешь этот взгляд... Буквально несколько секунд, и все произошло. Еще несколько секунд, и все закончилось. Как будто на меня нашло временное помрачение рассудка. Сама себе была потом противна. Это ведь мне совершенно несвойственно. В любовном романе меня преимущественно интересовали ухаживания, знаки внимания, а не секс. Платоническая любовь.

- Да, малышка, все твои прошлые мужики - типичные слабаки. Потому и платоническая любовь, что не было сексуального посыла.

- Именно так. Такого мощного влечения, как от тебя, я ни от кого не чувствовала. Но во взгляде Кости было именно это - откровенное желание. Может быть, поэтому я и уступила ему.

- Теперь я понимаю. Когда мужик хочет, женщина всегда это почувствует, а тем более, такая чувственная, как ты. Ты почувствовала желание Кости и просто ответила на него. Поверь, у меня на душе совершенно спокойно, и я тебя понимаю. А раньше не понимал. Бесился - Снежная Королева предпочла какого-то мальчишку, а меня не хочет, хотя я могу дать ей то, что не даст никто.

- Когда я стала подозреваемой номер один, мне было очень тяжело. Каждый день допросы, издевки следователя, грязные намеки и попытки перетряхнуть мою постель. Казалось, все против меня - столько улик! И мотив, вроде бы есть, и Костя был моим любовником. Все укладывалось в сценарий.

- Но ведь мотив был и твоей подруги, раз она крутила шашни с Костей, и у твоего мужа.

- Да, и не только у них. Мотив был и у Мирона, если предположить, что Алка всерьез увлеклась Костей, и у знакомых самого Кости. Мой психиатр, когда я все это ей рассказала, проанализировала каждый вариант.

- А ты к ней пошла потому что у тебя на душе было тяжко?

- Нет, я думала, что у меня крыша поехала. Ведь получалось, будто я убила, но не помню об этом. Мой муж пришел к маме и расспрашивал её, не было ли у меня раньше таких состояний, когда я что-то сделала, а потом все забыла. Потом, когда следователь узнал, что у меня есть пистолет, я боялась, что ко мне вот-вот придут с обыском, и решила от него избавиться.

- А ты хранила его дома?

- Да, валялся три года на антресолях.

- А у Аллы есть оружие?

- Есть. Тоже "ТТ.". Это она купила оба пистолета и уговорила меня учиться стрелять. Я-то не хотела.

- Ты хорошо стреляешь?

- Вообще не умею. Этот алкаш, наш инструктор, орал, что я все делаю не так. А мне было противно это занятие, и противен он сам. Я не могу себе представить, что могла бы выстрелить в человека. Так что я просто пошла на поводу у Алки. Она так загорелась, ей очень хотелось научиться стрелять.

- А твоя подруга хорошо стреляет?

- Алка, если захочет, научится чему угодно. Ей хотелось научиться стрелять, и она научилась. А я всего лишь отбывала повинность. Зажмуривала глаза и палила куда угодно, лишь бы они от меня отвязались. Потом инструктор уже перестал обращать на меня внимания и занимался только с Алкой.

- Малышка, а ты не думаешь?..

- Конечно, я об этом думала. Но следователь всего два раза вызывал её на допрос и почему-то потерял к ней интерес как к подозреваемой. Но мой психиатр говорила, что Алка импульсивна, самолюбива, вспыльчива, могла приревновать Костю ко мне, обидеться, что он предпочел меня, и убить его. Но я этому не верю, да и Лидия Петровна теперь в этом сомневается.

- А что у твоей подруги с алиби?

- Она сказала, что с шести до двенадцати была с любовником, но я этого любовника в глаза не видела. Психиатр говорила, что Алка могла подговорить любого, и он бы сделал ей алиби. Это вполне реально - мужики от неё без ума.

- А следователь проверял её алиби?

- Проверял и установил, что у алиби у неё нет. Консьерж и охранники на стоянке сказали, что она приехала домой около часу ночи, а её бывший муж был пьян в стельку и спал. А следователю Алка сказала, что весь вечер провела дома.

- Зачем, если любовник мог подтвердить её алиби?

- Чтобы отвести подозрение от меня. Нарочно темнила и путала следователя.

- Малышка, но ведь на самом деле Алла могла убить, потом обеспечить себе алиби и играть в игры со следователем. Насколько я знаю твою подругу, она любит риск?

- Еще как. Риск у неё в крови. Порой пускается в любую авантюру ради острых ощущений.

- Так что вполне возможно, что это дело рук Аллы. А она знала про код и пароль пункта охраны?

- Все она знала, даже то, что я часто забываю ключи в бардачке своей машины. Кроме того, у неё есть комплект ключей от моего офиса. Как только мы с ней переехали в эти помещения, сразу же на всякий случай обменялись ключами.

- То есть, она могла взять твой "Мерседес", пока ты была дома, поехать в твой офис, убить Костю, поставить на стол бутылку джина и конфеты, поскольку хорошо знала твои вкусы, потом сдать офис на охрану, запереть дверь и вернуть твою машину на место?

- Теоретически - да. Но я этому не верю. В принципе, допускаю, что Алка может убить. Она и сама не раз говорила, что в случае чего рука у неё не дрогнет. И характер у неё боевой, и оружие есть, и стреляет хорошо. Но сфабриковать улики, чтобы бросить тень подозрения на меня и спокойно жить, как ни в чем не бывало... Нет, на такое моя подруга не способна.

Казанова лишь вздохнул. Как же наивна его малышка... Как плохо знает людей...

- Я за эти дни уже три раза была у психиатра. Лидия Петровна любит распутывать детективные истории. У неё были случаи, когда человек, которому она проводила судебно-психиатрическую экспертизу, твердил, что невиновен. Тогда она анализировала всех действующих лиц этой истории и составляла психологический портрет убийцы, а по нему менты находили истинного убийцу.

- Может быть, психиатр и тебе поможет?

- Наверняка. Пока, все что она мне говорила, полностью совпадало.

- Но ведь следствие закрыто. Видимо, нашли козла отпущения?

- Нашли. Мирон уже много лет враждует с Саввой. У них была перестрелка, после которой остался труп Саввиного боевика. Написали записку, будто тот боец признается в убийстве Кости. Явная липа, но дело закрыли. Думаю, что Мирон подкупил всех, кого надо.

- Ты думаешь, он догадался, что Костю застрелила Алла, и таким образом избавил её от угрозы, что до этого могут докопаться?

- Не верю, не могу в это поверить. Мне Мирон с Алкой говорили, что они спасают меня, а как на самом деле было, - не знаю.

- А что тебя в данный момент беспокоит? Ты хочешь узнать, убила ли твоя подруга?

- Нет, не в этом дело. Для того, чтобы ты все понял, мне придется рассказать тебе историю своего замужества.

Игорь по-прежнему был спокоен. Раньше он ревновал её даже к мужу, теперь нет.

- На четвертом курсе я влюбилась в парня, все было замечательно, мы собирались пожениться. Но свадьба расстроилась, потому что Борис принимал участие в групповом изнасиловании. Они втроем привели пятнадцатилетнюю девчонку, напоили её и всю ночь насиловали. Я не смогла его простить. Он говорил мне красивые слова и вдруг такая мерзость, грязь... Тем более, девочка несовершеннолетняя, была девственницей. Для нее-то какая трагедия!.. Я даже хотела, чтобы их всех осудили, пусть бы получили по заслугам. Но у всех троих насильников папы были большие шишки, отмазали своих сынков, дело замяли. За это я ещё больше презирала Бориса - нашкодил, а потом спрятался за папочкину спину. Он пару месяцев подкарауливал меня всюду, пытался объясниться, но я не хотела с ним даже разговаривать. Заперлась дома, не отвечала на телефонные звонки, лежала трупом в своей комнате и целыми днями слушала музыку, чтобы ни о чем не думать. Потом немного отошла, но не забыла. За мной многие ухаживали, мне не раз делали предложение, но я не могла решиться. Ты же помнишь, какие легкие нравы были в студенческие годы. Да и вообще в нашем кругу постоянно завязывались параллельные романчики. Мне не хотелось, чтобы со мной ещё раз кто-то так подло поступил, как мой бывший жених, поэтому не хотела замуж. Я никому не верила и всех держала на расстоянии.

"Теперь я понимаю, почему она Снежная Королева..." - подумал Игорь.

- Я сама выбирала поклонников по своему вкусу. Алка говорит, что все они слюнтяи, у которых в штанах не шевелится. Наверное, так и было. Я просто боялась связываться с настоящим мужиком, не хотела привязываться к нему. Мой психиатр говорит, что у многих людей есть свой "скелет в шкафу". Вот это есть мой "скелет". С Мишей мы учились в одном классе, я его хорошо знала. Он был в меня влюблен, но боялся подойти, такой смешной, нескладный, все над ним смеялись и называли "глистой во фраке", но Миша очень порядочный человек, не способен на бесчестный поступок. После окончания школы мы не виделись, потом как-то случайно встретились на улице, и Миша тут же сделал мне предложение.

- И ты согласилась... Поверить не могу - моя малышка, красавица, умница, и так нелепо, с ходу вышла замуж...

- Это самая большая ошибка в моей жизни. Если бы я её не сделала, вся моя жизнь сложилась бы по-другому.

- Эх, малышка, вот ты посмеялась, когда я сказал - жаль, что мы не встретились пятнадцать лет назад, - а ведь я был прав.

- Конечно, ты был прав, мой милый. Ты бы сделал меня счастливой.

- Какой бальзам на мою душу! Как жаль потерянного времени! Хорошо, что сейчас мы вместе.

- Видно, судьба решила вознаградить меня. Мою прежнюю жизнь не назовешь счастливой. Нелюбимый муж, дурацкие шашни с любовниками, о которых сейчас даже вспомнить противно...

- Не грусти, малышка. Все хорошо. Но ты так долго прожила с мужем. Могла бы давно с ним разойтись.

- Мне было уже двадцать четыре года, когда мы поженились, и я очень хотела ребенка. К Мише я никаких чувств не испытывала, а Алка мне советовала "сбегать замуж" хотя бы для того, чтобы набраться опыта. Она уже собиралась второй раз разводиться, а я ещё ни разу не была замужем. Но Алка детей не хотела и мне говорила, чтобы я не спешила обзавестись ребенком, а я её не послушалась, вот и мучилась столько лет с нелюбимым мужем.

- То есть, ты жила с ним только ради сына?

- Да. Теперь я поняла, что ребенка нужно заводить только от любимого мужчины.

- Малышка, но это же такая мука - спать с нелюбимым мужем!

- Ты даже не можешь себе этого представить... Наверное, на эшафот легче взойти, чем исполнять супружеские обязанности без любви и желания. Но мне повезло хотя бы в одном - Миша меня почти не домогался. Он женился на мне, будучи девственником, секс его не интересует. Пока я не забеременела, у нас был интим, а потом уже нет. Можно по пальцам пересчитать, сколько раз у нас было за все годы нашего брака. Муж весь в своей работе. Мне казалось, что он бесчувственный, эмоционально холодный... В мою жизнь не лез, я жила, как хотела, все мои развлечения были на стороне, но Миша ни о чем не догадывался, пока не убили Костю. Помнишь, я приехала к тебе в прошлое воскресенье?

- Еще бы! - улыбнулся Казанова. - Самый счастливый день в моей жизни, с которого началась самая счастливая неделя и все это до сих продолжается.

- Накануне мы поехали на дачу и там я обнаружила в тумбочке свой пистолет. Спросила Мишу, как он там очутился, а муж сказал, что убил Костю и сохранил на пистолете свои отпечатки.

- Нелогично как-то...

- Мне и мой психиатр так же сказала. Но в тот момент я об этом не подумала и решила развестись с мужем. Я решила, что он нарочно подстроил все так, чтобы подозрение пало на меня. Этого я не могла простить. В воскресенье с утра поехала к Алке и все ей рассказала.

- А потом ты приехала ко мне...

- Алка меня почти заставила тебе позвонить. Мне было так тяжело на душе, а они с Мироном меня успокаивали, что ничего страшного нет, следствие закрыто. Подруга советовала все забыть.

"И малышка решила отвлечься от своих невзгод в моих объятиях, - с легкой грустью подумал Казанова. - Всегда, когда ей было очень плохо во время следствия, она звонила мне. Но и на том спасибо. Если бы всего этого не случилось, Снежная Королева никогда бы мне не позвонила. Так бы и жила со своим мужем и так же высокомерно смотрела бы на меня. А я бы продолжал по ней страдать. Что ж, все, что ни делается, все к лучшему. Тот самый случай, когда не было бы счастья, не случись несчастье. Жалко мою принцессу, её так терзали ни за что ни про что, но теперь я никому не дам её в обиду и постараюсь сделать все, чтобы она забыла про тот кошмар. Увезу её куда-нибудь на далекие тропические острова, будет моя любимая принцесса днем отплясывать с аборигенами экзотические танцы, а я буду на неё любоваться, а по ночам балдеть, когда она стонет в экстазе."

- Малышка, я понимаю, тяжело сознавать, что муж так подло с тобой поступил, но твоя подруга права - все это нужно просто выкинуть из головы. Забыть, вычеркнуть из памяти.

- Нет, милый, это ещё не все, - покачала головой Лариса. - Дело в том, что Миша не убивал Костю. Во время убийства он ехал с сыном в электричке. Так что у него алиби. Он сказал, что убил, чтобы спасти меня. Именно для этого муж сохранил пистолет со своими отпечатками пальцев, а мои тщательно стер. Миша был уверен, что это я застрелила Костю, а в его понимании, мать ребенку нужнее, чем отец, вот он и...

Ее голос прервался. Лара пыталась проглотить ком, стоящий в горле, глаза сразу набухли слезами. Она спрятала лицо в колени и несколько раз судорожно вздохнула, стараясь успокоиться.

- Моя маленькая, - бормотал Игорь, обнимая её. - Ну не плачь, пожалуйста. Я не могу видеть, как ты плачешь...

Вытерев слезы ладонью, Лариса попыталась улыбнуться.

- Я не буду плакать. За всю жизнь столько не плакала, сколько за эти несколько дней. Вообще-то я не плакса, просто сейчас совсем распустилась. Тяжело сознавать, что так некрасиво поступила с человеком, который ради сына хотел спасти меня даже ценой собственной свободы.

- Тебе нужно с ним объясниться, и станет легче, ты уже не будешь терзаться виной.

- Мы уже объяснились. В это воскресенье я поехала на дачу, и мы поговорили. Я боялась тебе сказать, но не могу врать. Миша вернулся домой. Он ведь отец моего сына. После недельной разлуки они встретились так, будто не виделись вечность. Я не могу себе позволить разлучить их. Это будет подло по отношению к обоим.

Всего на несколько секунд у Игоря перехватило дыхание. Так вот что угнетало малышку! Он же чувствовал вчера её напряженность, хоть внешне любимая была весела. Но ему не хотелось разбираться, он так радовался, что они снова вместе, так соскучился. Да и по прошлому опыту понял, что её бесполезно расспрашивать. Правильно, что не лез к ней вчера. Сегодня она сама все рассказала.

С одной стороны, Казанова испытывал огромное облегчение - все, что его раньше тяготило, теперь воспринимается совершенно в ином свете. А с другой стороны... Любимая не станет его женой, не родит ему маленькую принцессу с изумрудными глазами...

Но нет! Еще не вечер!

Игорь всегда был оптимистом. Лариса говорит: "Нет таких слов "всегда" и "никогда". И это верно. Ничто не бывает всегда. Сейчас это так, а через год, через десять, двадцать лет все может измениться. И точно также бессмысленно говорить: "Я никогда не сделаю этого". Сегодня не сделаешь, а завтра можешь сделать. Если не завтра, так послезавтра или через год, два, пять лет. Или через пятьдесят. Так что слова "всегда" и "никогда" имеют лишь абстрактное значение. Можно говорить лишь о том, что сейчас. Что с нами будет даже через неделю - не знает никто.

Надежда есть, и он, Игорь Северин, будет надеяться.

- Малышка, я понимаю, что тебя гнетет. Ты думаешь, я сейчас буду беситься из-за того, что ты не станешь моей женой.

Лара растерянно смотрела на него, не зная, что сказать. Это именно то, чего она так боялась, но хотела подойти к этой болезненной теме более осторожно. Неужели он сейчас взовьется?..

Умница Казанова все понял по её глазам.

- Нет, моя принцесса, не буду. Я все понимаю и считаю, что нет проблем. Ведь твой муж никогда не контролировал, как ты проводишь вечера? Ты можешь прийти поздно, а он тебе ни слова, так?

- Да, уже многие годы Миша меня ни о чем не спрашивает, а я ему ничего о себе не рассказываю. Я же часто бываю на светских тусовках, частенько прихожу домой заполночь. Муж к этому относится спокойно.

- Ну и замечательно! Значит, мы сможем с тобой встречаться. Будем поменьше работать и побольше проводить время друг с другом. Не будет наших сумасшедших ночей, зато будут сумасшедшие дни. Мы можем вообще через день бывать на работе, а можем целую неделю не ходить. Мои ребята прекрасно справляются в мое отсутствие. Я уезжал по делам на несколько месяцев, успевал побывать в нескольких странах, а к моему приезду фирма работала без сбоев. То же самое у тебя.

Лариса наконец улыбнулась.

- Мой милый Казанова, я всегда поражалась, как ты моментально находишь выход из любой ситуации.

- Спасибо, моя принцесса. Скоро летний сезон. Думаю, на выходные ты можешь отвезти мужа с сыном на дачу, а сама остаться в Москве, верно?

- Могу.

- Значит, у нас будут и сумасшедшие ночи, пока твои на даче.

Она заулыбалась и глаза заискрились радостью.

- Как здорово, милый!

- Где проводит летний отпуск твой муж?

- Обычно на даче. Когда я ездила отдыхать заграницу, он отказывался ехать со мной. Миша вообще очень щепетильный человек, его очень угнетает, что сейчас он зарабатывает гроши и фактически живет за мой счет. Так что я либо брала с собой сына, либо отдыхала одна, если мой отпуск не совпадал с его каникулами.

- Отлично! Значит, ты поедешь отдыхать, но не одна, а со мной, и у нас будет сумасшедший месяц. А когда твой муж проводит отпуск на даче, он берет с собой сына?

- Конечно. Алешка весь летний сезон на даче. Раньше мы даже брали отпуск в разное время, чтобы по очереди быть с сыном, а когда наши отпуска заканчивались, то с Алешкой оставалась мама.

- Видишь, как все классно! Твой муж будет целый месяц на даче с сыном, ты будешь навещать их в выходные, а всю неделю будешь со мной, и у нас будут сумасшедшие недели. А когда у твоего мужа закончится отпуск, то твоя мама останется с сыном, а мужу ты скажешь, что поживешь месяц на даче. Он же не будет тебя контролировать, а твоя мама, как я понимаю, всегда тебя прикроет.

- Да, конечно. Она так рада, что у меня есть ты. Мама видела тебя в окно, когда ты за мной приехал, и сразу поняла, что ты меня любишь, и я тебя люблю. С Мишей она просто смирилась.

- У нас есть замечательный союзник в лице твоей мамы. Ты побудешь на даче с сыном сколько тебе захочется, а потом вернешься ко мне.

- И опять сумасшедшие ночи? - расцвела Лариса.

- А также дни, недели...

- Ой, какая же я счастливая... А я так боялась, что ты расстроишься...

- А с чего мне расстраиваться? Моя любимая любит меня, я буду видеть её каждый день, а иногда и всю ночь, а иногда и всю неделю, а иногда и весь месяц... Кайф! А кроме того, есть и ещё одна задумка, о которой я тебе пока не скажу...

Сделав паузу, Казанова хитро поглядывал на нее, сохраняя загадочное выражение лица.

Кто любопытнее кошки? Конечно же, женщина. Заинтригованная Лариса тут же стала приставать:

- Мой дорогой, ну пожалуйста, расскажи.

Тот решил не мучать её неизвестностью.

- Твоему сыну сейчас десять?

Она кивнула.

- Через семь лет, когда он закончит школу, ты наверняка пошлешь его учиться в приличный колледж заграницу?

- Обязательно.

- Следовательно, у меня есть шанс все же стать твоим мужем и отцом маленькой принцессы с русалочьими глазами, как у её мамы.

Лариса аж задохнулась. Опять ком в груди и опять глаза набухли.

- Теперь я уже не пугаюсь, видя твои слезы, - ласково сказал Казанова, откидывая прядь волос с её лица. - Я знаю, что ты плачешь от счастья.

- Да, мой милый.

- Я тоже счастлив, раз ты так относишься к нашему будущему. А что для нас эти семь лет?! И оглянуться не успеем, как пролетят. Это всего лишь энное количество сумасшедших дней и ночей.

- Как же мне с тобой хорошо... Так все просто. Недаром каждая женщина мечтает иметь рядом сильного мужчину, за которым она как за каменной стеной.

- Именно я и есть твоя каменная стена, моя принцесса. Я же тебе сказал - мы всегда будем вместе, что бы ни случилось. И в горе и в радости.

Закрыв глаза, Лариса глубоко вздохнула. Как она боялась этого разговора и как хорошо, что они поговорили.

Почувствовав его губы, Лара снова глубоко вздохнула, но это уже был совсем другой вздох.

Казанова умел угадывать её желания даже по вздоху.

Быстро развернув её, чтобы ноги оказали на полу, а тело поперек кровати, он опустился рядом на колени.

- А-ах! - вскрикнула она и полетела...

- Ты мне все сказал, что хотел? - спросила Алла.

- Да.

Мирон уже решил не посвящать её во все.

- Тогда почему бы тебе меня не трахнуть?

Встав с кресла, она скинула кимоно. У Славы перехватило дыхание. Обнаженная Алла подошла к нему и стала медленно расстегивать его одежду. Расстегнув рубашку, скользнула рукой вниз и сжала рукой вздувшийся бугор.

"Черт побери, от этого мужичка меня опять пробивает током", - подумала она, расстегивая его брюки. И вот его рубашка, пиджак и брюки уже на полу. Медленно перебирая пальцами по его животу, спустилась ниже и крепко сжала его напряженную плоть. Чуть раздвинула бедра и ввела его в себя. Продолжая сжимать рукой, Алла ритмично напрягала мышцы, и вот уже любовник часто задышал и крепко сжал её в объятиях. "Сейчас кончит", - думала она. Сама совершенно не завелась. Может быть потому, что поглядывала на часы и думала о Сереге. Слава простонал и дернулся в последнем экстазе, на её ноги потекла теплая струйка.

Вид у него был виноватый. Понял, что любовница осталась неудовлетворенной.

- Наверное, такие долгие перерывы мне не пользу... Уже не умею управлять собой, как только тебя увижу.

- Не беда, - безмятежно откликнулась Алла, набрасывая кимоно. Выписывай себе красивых телок, и будешь в форме.

Ей было плевать, как ранили эти слова слова любовника. Сейчас она думала уже о другом любовнике.

Сполоснувшись под душем, Алла глянула на комок слипшегося белья, в котором была с Серегой.

"Теперь уже без разницы!". Отшвырнув ногой свое грязное белье, она вытерлась, оделась и посмотрела на себя в зеркало. Косметикой Алла почти не пользовалась. В её лице и так красок достаточно. Синие глаза, грива темных волос. Только помаду всегда подбирала в тон или в соответствии со своим настроением. "Намалююсь, как шлюха", - решила она, проводя ярко-красной помадой по губам. Прошлась пуховкой по лицу. Посмотрела на результат. "Дорогая блядь", - с удовольствием констатировала она и вышла из ванной.

Мирон, уже одетый, сидел в кресле.

Взяв из его рук бокал, она присела напротив.

Не тот Славка человек, чтобы выяснять, почему любовница отослала его к телкам. За все три года, что они были вместе, как любовник, Слава был вполне. А тут два раза для неё ноль результата.

Потягивая коньяк, Алла, молча поглядывала на него. Переживает. Все понятно. Такого у них ещё ни разу не было.

"Ничего, пусть помучается, - решила она. - Тоже полезно".

Допив коньяк, она встала.

- Славик, мне нужно ехать.

Тот держался, но на лице боль.

- Не горюй, милый, ещё не вечер.

Все, уже нет времени на сопли-слюни.

Быстро переодевшись, Алла ещё раз кинула взгляд на любовника. Ничего, переживет, он мужик стойкий.

Слава вышел её проводить. Возле её "Фольксвагена" телепался Толик. У него своя машина, но для него Алла - самый главный человек в жизни.

Опередив Мирона, она быстро сбежала по ступенькам и подошла к своему верному оруженосцу.

- Толян, я опять еду на блядки.

- С этим гаишником, что ль?.. - пробурчал тот.

- С этим.

- Я с тобой. Одну тебя не отпущу.

- Ты мне всех трахальщиков распугаешь! - рассмеялась Алла.

- Я за вами поеду. Твой не заметит.

- Ладно.

Подошел Мирон. Он был немного растерян, ещё не понимая, почему любовница уезжает - то ли у неё дела, то ли рассердилась, что два раза, а ей не в кайф.

- Толик со мной поедет. Не тревожься, милый, - Алла ласково улыбнулась. - Просто после стресса на дороге я не смогла расслабиться, вот и не получилась. Не твоя вина, мой дорогой. Такой уж у меня лихой характер. Страсть как люблю повеселиться, а особенно пострелять.

- Ты сегодня стреляла? - ахнул Мирон.

- А то? - рассмеялась она. - Собиралась этим мудакам яйца отстрелить, да гаишники невовремя нарисовались.

- Но почему ты не сказала этим придуркам, что ты моя женщина?!

- Во-первых, мой дорогой, я не твоя женщина, - сделав паузу, Алла посмотрела ему в глаза. - Я просто сплю с тобой, когда мне этого хочется. А во-вторых, я и без тебя могу разобраться со всякими разъебаями.

- Аллочка, я их найду!

- Найди, дорогой. Мне есть о чем с ними потолковать. Я их немножко проучила, но морального удовлетворения пока не ощущаю.

Сев в "Фольксваген", она лишь повела головой, и Толик тут же оказался за рулем своего "Вольво".

- Толян будет меня сопровождать, так что не волнуйся за меня, милый, Алла лучезарно улыбнулась Мирону и завела машину.

Ей было плевать, что тот в растерянности смотрит ей вслед, что за ней сейчас едет Толик. Захочет - и от него оторвется. За рулем она ас, и Толику её не догнать.

Взглянув на часы, отметила, что уже без пяти десять. До поста ГАИ, где Сергей стоял со своим жезлом, отсюда ещё минут двадцать быстрой езды. Сейчас шоссе пустое, доедет и за пятнадцать минут. Будет ли Серега её ждать? "Посмотрим", - решила Алла, давя на газ.

Уже издалека она увидела Сергея. Тот стоял у гаишной будки, вроде бы при деле.

Резко затормозив, она высунулась в окно:

- Привет! Извини, чуток задержалась. Ты ещё не передумал?

Тот быстро перешел дорогу, открыл дверцу и сел на правое сиденье.

- Ну тогда погнали! Имей ввиду, я злостный нарушитель правил дорожного движения. А ты можешь мысленно подсчитывать, сколько раз остановил бы меня и оштрафовал.

Тот лишь усмехнулся и промолчал.

Она гнала по почти пустому шоссе, стрелка спидометра металась между 160 и 180. Поглядывая в зеркало дальнего обзора, видела, что "Вольво" Толика держится за ней, но не впритык. "Эх, Толян, дурачок, зачем ты сейчас гонишь за мной?! От всяких мудаков я и сама отобьюсь..."

Три года назад Толик, один из "шестерок" Мирона, капризом Аллы стал её партнером в преферансе. Тогда ей нужно было подобраться поближе к бандитскому авторитету. Толик был всего лишь ступенькой. Потом она стала любовницей Славы Миронова. Тот пытался навязать ей охрану, но строптивая Алла, не скупясь на матерные слова, посылала его подальше. Лишь Толика терпела рядом. Командир, поняв, что Алла не потерпит рядом с собой охранников, велел ему быть рядом с ней.

Внешне грубоватая, матершинница и драчунья, Алла эмоционально чувствовала других людей. Только ей Толик рассказал о себе. Этот примитивный бандит из команды Мирона принял её как безоговорочного лидера. О сексе он и не помышлял. Подруга командира! Но он любил её - так, насколько был способен. Выросший в детдоме, два раза отмотав срок, Толик даже и не думал о том, что любит свою начальницу. За неё он был готов убить любого, кто сунется.

Подъехав к своему дому, Алла вышла из машины, дождалась, пока выйдет Сергей, вместе с ним прошла в вестибюль и бросила ключи консъержу:

- Коля, скажи ребятам, чтобы отогнали мою тачку на стоянку.

Подмигнув Сергею, она на правах хозяйки пошла вперед. В лифте Алла глянула на нового любовника. Нет, мальчишечка не комплексует.

У двери своей квартиры пошарила в сумочке, нашла ключи и протянула ему:

- Эту гребанную дверь только тротилом можно расшибить. Попробуй-ка ты.

Тот довольно быстро открыл все замки.

Войдя в свою квартиру, Алла ободряюще улыбнулась.

- Давай, скидывай свою форму. Я тоже разоблачусь.

Кинув сумочку на стойку, она прошла в ванную и быстро скинула одежду.

- Иди сюда! - услышал Сергей её голос.

В большой ванне из разных отвестий бились струи, а Алла стояла во весь рост и вокруг её ног пенилась вода.

Он даже потом не помнил, как разделся, как шагнул к ней...

Алла лежала, закинув руку за голову. Неплохой мальчишечка попался... Обычно она уходила от любовника, получив то, что хотела. Но этот - у неё дома.

Сергей положил руку на её грудь.

- Алка, у тебя обалденные сиськи!

- Сама знаю, - усмехнулась она. - Сисятник у меня - будь здоров! Не одного мужика поймала на свои сиськи.

- И меня поймала?

- И тебя... - ухмыльнулась Алла. - Жалеешь?

- Нет, не жалею, - Сергей сжал её грудь, сначала нежно, потом сильнее, уже причиняя ей боль, и она выгнулась навстречу.

Ну, мальчишечка... То ли сексуально голодный, то ли она его так завела...

Глядя на нового любовника, Алла мысленно усмехалась. Ему года 23-24, а ей 35. У неё любовников пол-Москвы, а этот малыш, небось, трахал одноклассниц, потом ушел в Армию, а теперь ему кое-что кое-когда перепадает, но нечасто.

Быстро встав, взглянула на него. Лежит, дурачок, и млеет. Ладно, пусть понежится.

Накинув кимоно, она пошла в ванную. Стоя под стуями воды и ощущая, как из неё вытекает теплое, она вдруг мазнула рукой у себя между ног и растерла по лицу. "Говорят, сперма омолаживает.".

Открылась дверь, и вошел Сергей.

- Я себе сделала маску из твоей спермы, - она стояла, чуть раздвинув ноги. Потом, глядя на него, медленно опустила руку, мазнула пальцем меж ног и поднесла к губам. Лизнув свой палец, Алла протянула его Сергею:

- Хочешь попробовать?

Он хотел. И не просто попробовать...

Опять по ногам потекло теплое.

- Ну попробуй, - сев на край ванны, она мазнула меж ног и поднесла пальцы к его губам. Тот послушно лизнул.

- Ну как, вкусно?

Сергей ещё не отошел.

"Ладно, мальчишечке непривычна моя циничная манера. Сменим настрой", решила Алла.

Ощущуя его взгляд, вытерлась, вдела руки в кимоно, завязала пояс и подойдя к любовнику, набросила на него махровую простыню. Промокнула его тело. Навернув простыню на руку, коснулась бедер. И вот уже ей в руки прыгает и просится его напряженная плоть...

Алла, сама заводная, заводилась сразу, когда мужик так хочет. Присев на край ванны, притянула к себе Сергея. Развела шире бедра и откинулась назад...

- Ну уж теперь-то ты точно попробуешь... - взяв его руку, она ввела его палец, а потом заставила слизнуть.

- Ну как, понравилось?

- Мне все нравится с тобой.

- И мне с тобой, - с легким смешком Алла выпрямилась. - Ну что, будем ещё трахаться в ванной или чуток передохнем?

Тот смотрел на неё с неопределенным выражением. Без всяких слов Алла знала - если сейчас скинет кимоно, колыхнет грудью или сделает недвусмысленный жест, - тот её опять трахнет. Хоть в ванной, хоть в другом месте.

- Пошли дорогой, промочим горло.

Выйдя из ванной, Алла направилась в гостиную.

- Что ты пьешь?

Тот ещё не пришел в себя и не ответил.

- Я пью только коньяк. Будешь за компанию?

- Давай, - согласился он.

Разлив коньяк, она подала ему бокал и присела в кресло напротив.

Сергей махнул одним глотком.

"Мальчишечка не приучен к благородным напиткам. Видно, привык трескать водяру", - Алла усмешливо поглядывала на него, грея в руке бокал.

- Прикури мне сигарету.

Тот машинально потянулся к бедру.

"Вот дурачок, неужели он собирался угостить меня "Примой" или "Явой"?

Голый Сергей в махровой простыне выглядел забавно.

Решив избавить его от проблем, Алла щелчком подтолкнула пачку "More", лежащую на столике. Тот достал сигарету, прикурил и подал ей.

- Разве ты не куришь?

- Курю, но мои сигареты остались в кармане.

- А моих не хочешь?

- Да это бабские сигареты. Я такие не курю.

- А ты попробуй. Это трубочный табак, покрепче твоей "Явы", - Алла протянула ему свою сигарету.

Тот взял и затянулся.

- Ну как, получше "Явы"? - спросила она, разливая коньяк.

И опять Сергей махнул одним глотком.

- Ты, наверное, голодный?

- Да нет, мы с ребятами перекусили.

- И что твои ребята говорили про меня?

Тот отвел глаза.

- Ну говори-говори, не боись, - подбодрила Алла.

- Да поначалу говорили, какая клевая телка... А потом на пост приехали четверо мордоворотов и стали пытать, куда ты делась...

- Ну, и что потом?

- Да наши все сразу поняли. Я-то никак в себя прийти не мог. Чтобы меня отмазать, ребята сказали им, что тебя увезли с теми четверыми. И велели мне держаться от тебя подальше.

- А что ж ты не держишься от меня подальше?

Сергей усмехнулся и посмотрел на нее.

"Ну, малыш, ты мне нравишься..."

- Ты знаешь, что я бандитская подруга?

- Знаю.

- И не боишься?

- Не боюсь.

- Ну, Серега... Я сама-то лихая баба. Но трахать подругу Мирона - это играть с огнем.

Алла встала, полы кимоно разошлись.

Быстро вскочив с кресла, Сергей успел её поймать. Рука скользнула под кимоно и сжала её грудь.

- Погоди, - отбивалась Алла. - Еще успеешь. Вся ночь впереди.

- А он что, за тобой не следит?

- Да кто ему позволит?! Плохо ты меня знаешь. Я сама по себе. С кем хочу, с тем и сплю.

- Зачем же ты с ним?

- Сейчас поймешь.

Подойдя к аудиосистеме, она пошарила среди кассет, нашла нужную и ткнула в магнитофон.

"Я помню: давно

Учили меня отец мой и мать

Лечить - так лечить!

Любить - так любить!

Гулять - так гулять!

Стрелять - так стрелять!"

Чуть усмехаясь, Алла обернулась к нему.

- Серега, это моя программная песня. Вот так я по жизни: Любить - так любить! Гулять - так гулять! Стрелять - так стрелять!

- Ты говорила, что хорошо стреляешь.

- Говорила.

Она сходила в прихожую за своей сумочкой, достала "ТТ." , сняла его с предохранителя и прицелилась.

- Сейчас отстрелю вон тот лепесток на икебане.

В тишине квартиры выстрел прозвучал оглушительно. Но ваза с икебаной даже не качнулась, хотя Алла попала куда намеревалась. Лишь на стене осталась отметина.

Четверг, 1 апреля.

Утром в комнату Ларисы заглянул Алешка. Она уже проснулась, но ещё лежала в сладкой дреме, вспоминая вчерашнее. Умница Казанова. Совершенно спокойно отнесся, когда она сказала, что ей пора домой.

Как же с ним легко, как он хорошо её понимает...

- Ма, мы сегодня не учимся.

- Да? А почему, сынок?

- Наши учителя объявили забастовку.

- Что? - удивилась Лара, садясь на постели.

Алешка учится в частной школе, где учителя получают вполне приличную зарплату и наверняка вовремя. Бастовать? Зачем? Их попросту уволят и на их место возьмут других, наверняка желающих немало.

- Первое апреля - никому не верь! - рассмеялся сын.

- Ах ты, чертенок! - засмеялась она.

Действительно, сегодня первое апреля. Надо придумать, как разыграть Игоря. Мишу разыгрывать не стоит - у него нет чувства юмора.

Звонок в дверь. За Алешкой приехали охранники и шофер.

- Пока, ма! Я столько розыгрышей придумал, и для ребят, и для девчонок.

- Пока, сынуля, - улыбнулась Лариса.

Миша тоже ушел на работу, как всегда, не спросив, когда жена придет вечером.

Она прошла в ванную и посмотрела на себя в зеркало. Женщина, которая на неё смотрела, ей понравилась. Глаза веселые, улыбка и ямочки на щеках.

Десять дней назад, когда Миша признался ей в убийстве Кости, на неё из зеркала смотрела совсем другая женщина с серым от бессонной ночи лицом и потухшим взором.

А теперь - будто заново родилась. Муж и сын дома, у неё есть любимый, с которым она будет часто видеться - жизнь прекрасна и удивительна!

Умывшись и приняв душ, Лариса нанесла на лицо питательную маску и прошла к себе в комнату. Она не любила показываться в таком виде даже мужу. Сын, видя её с маской на лице, говорил: "Ага! Боевая раскраска индейца?" Даже красивая женщина, наложив маску, выглядит устрашающе. Зато потом кожа будет свежей. Пятнадцать минут вполне можно полежать в тишине, покое и одиночестве.

Лариса поставила сольный альбом Roger Woters и прилегла. Этот диск они с Игорем ещё вместе не слушали, но она не сомневалась, что он тоже его любит.

Надо же - у них даже вкусы совпадают...

Такое нередко бывает - двое людей внезапно обнаруживают, что им нравится одно и то же, они одинаково смотрят на многие вещи, одинаково мыслят, и им комфортно вместе. Это замечательно даже если при этом нет всего, что есть между нею и Игорем - любовь и нежность, страсть и безумство плоти.

Казанова совершенно верно говорил, что они созданы друг для друга - и в сексуальном плане, и в психологическом. Ларисе с ним удивительно комфортно. Теперь её совершенно не тяготит, что она так изменилась за время их бурного романа.

Раньше - чуть что она строптиво вздергивала подбородок, когда ей казалось, что Игорь покушается на её свободу.

Да ни на что он не покушался! Просто заботился о ней и хотел сделать ей приятное. Кормил её почти насильно, потому что, на его взгляд, его малышка слишком мало ест, а он боялся, что это отразится на её здоровье. Покупал ей дорогие туалеты, потому что ему нравилось одевать свою принцессу так, чтобы она выглядела Королевой.

Кстати, Казанова так просил её носить изумрудный браслет, который подарил на 8 марта, а она одела его всего один раз. Надо будет порадовать любимого. Сегодня они пойдут в ресторан поужинать и потанцевать. Лариса оденет вечернее платье, а к нему колье и браслет. Замечательная идея!

Игорь прекрасный танцор. Основное качество хорошего партнера - не только уметь хорошо танцевать самому, а чувствовать партнершу и уметь передать ей кончиками пальцев, какое будет следующее движение. Только в этом случае все па танцующей пары со стороны смотрятся красиво и слаженно. У пар, которые много и часто танцуют, это нарабатывается само собой, но они с Казановой не так много танцевали. Но он чувствует её просто необыкновенно. Недаром, когда они танцевали, все остальные просто выходили из круга и смотрели на них.

Смыв с лица маску, Лариса нанесла на кожу дневной крем, потом наложила повседневный макияж. Теперь можно выпить чашку кофе.

Надо позвонить любимому и обрадовать его. Половина десятого, он уже наверняка на работе. Когда она оставалась у него ночевать, Игорь приходил на работу поздно, а вообще-то он ранняя пташка, легко просыпается в любое время.

Но сначала розыгрыш.

Набрав номер, она услышала незнакомый женский голос:

- Акционерное общество "Зевс".

"Это ещё кто такая? - удивилась Лариса. - У секретарши Игоря совсем другой голос".

- Будьте добры, Игоря Николаевича.

- Как вас представить?

"И меня не знает... Странно..."

- Лариса Николаевна Ивлева.

И тут же в трубке раздался голос Игоря.

- Привет, моя принцесса, Лариса Николаевна Ивлева.

- Ты обещал купить новый диван в свой кабинет... - с особыми интонациями произнесла она.

- Уже заказал, - весело отозвался тот. - На днях привезут.

- Тогда я сейчас приеду, и мы опробуем старый...

- Жду! - обрадовался он.

"Ах ты мой милый! - растрогалась Лариса. - Всегда готов, и в собственном кабинете, и где угодно. Пожалуй, я слишком жестоко с ним пошутила. Не думала, что он так легко согласится, хотела немного подурачиться."

- Первое апреля - никому не верь! - она попыталась задорным голосом сгладить свой промах.

- Значит, ты не приедешь... - разочарованно протянул тот. - А я уже настроился...

- У меня для тебя сюрприз получше. Я приглашаю тебя в ресторан потанцевать и одену твой браслет.

- А до вечера ещё так долго... - Игорь явно расстроился.

- У меня сегодня дел совсем немного, так что можем встретиться пораньше.

- Идет! - сразу воодушевился Казанова.

- Хорошо, как только закончу, сразу же позвоню.

- Я жду с нетерпением, моя принцесса.

- Жди! - весело отозвалась она и дала отбой.

Быстро собралась и через полчаса уже входила в свой кабинет. Олег, как всегда, быстро и толково отчитался за прошедший день, с другими замами Лариса тоже быстро закончила. Осталось заехать в одну фирму, и она свободна. Позвонив партнерам, выяснила, что генеральный директор заболел, и переговоры откладываются.

"Ладно, заеду-ка я к Лидии Петровне, чтобы занять время, - решила Лара. - Сейчас всего половина двенадцатого, Игорю звонить рано. Надо же дать любимому хоть немного поработать. Спрошу её об Казанове. На всех близких людей она мне открыла глаза, и я их стала видеть в другом свете, а про самого близкого человека не спросила."

Снова знакомый холл. Слава Богу, никто не ждет приема. Днем здесь обычно мало посетителей.

Постучав, она вошла в кабинет.

- Добрый день, Лидия Петровна. Я уже хожу к вам, как домой. И дня не проходит, чтобы не забежала.

Та улыбнулась.

- Значит, ощущаете внутреннюю потребность.

- Лидия Петровна... - она немного замялась, не зная, как подступиться к непростой теме. - Дело в том, что сейчас в моей жизни появился человек, которого я люблю. Поначалу я просто искала утешения и встречалась с ним после допросов, когда мне было очень тяжело. Думала, что он всего лишь хороший любовник и я хотя бы ненадолго забуду о своих проблемах. Поначалу так и было. Но Игорь говорит, что любит меня уже год. Все люди нашего круга знали, что он ко мне давно неравнодушен.

- Так в чем же проблема, Лариса? Вас смущает, что вы опять изменяете мужу?

- Нет, я в любом случае не буду ему верна, поскольку в интимном плане Миша меня совершенно не устраивает.

- Если вы хотите изменить ситуацию, то это не проблема. Сейчас лечатся многие сексуальные нарушения, и даже если у вашего мужа импотенция, то и это не катастрофа. Приводите мужа, полечим.

- Нет, дело не в этом. У Миши до меня не было ни одной женщины, он женился девственником, а ему было уже 24 года. Это же ненормально?

- Безусловно. На нашем языке это называется задержкой психосексуального развития. Рассказать об этом подробнее?

- Да, пожалуйста. Хочу лучше понять своего мужа.

- Задержка психосексуального развития может быть обусловлена рядом причин. У вашего мужа она вызвана нарушением коммуникации, то есть способности к общению из-за его робости, застенчивости и слабости побуждений. Таких мальчиков дразнят подростки-ровесники, придумывают им обидные прозвища, никто не хочет с ним дружить.

- Это точно про Мишу.

- Такие подростки не уверены в себе, нерешительны, скованны, стеснительны. Они боятся более активных сверстников и стараются их избегать, не принимают участия в общих играх. В детском и школьном коллективе они одиноки и все считают их "белой вороной". С подростковых лет формируется комплекс неполноценности, что ещё больше затрудняет контакты с окружающими. Комплексы закрепляются, переходят в юношеский возраст и сохраняются даже у взрослого человека.

- О да, Миша и одинок, и закомплексован.

- Задержка психосексуального развития означает, что развитие сексуальности в подростковом и юношеском возрасте отстает от своих возрастных норм. Если происходит задержка психосексуального развития, то либидо не доходит до сексуальной стадии и останавливается на одной из предыдущих - платонической или эротической. Самое частое следствие задержки психосексуального развития - слабое половое влечение.

- Да, похоже, у Миши ко мне преимущественно платоническая любовь.

- Приводите мужа, Лариса. Задержка психосексуального развития устранима.

- Нет, я не смогу предложить ему пойти к врачу. Да мне, честно говоря, и не нужно, чтобы вы его лечили. Даже если у него будет все в порядке, у меня нет желания иметь с мужем интимные отношения. Существующее положение вещей нас обоих устраивает.

- Вы просто хотели выяснить, что с ним такое, раз секс его не интересует?

- Да, с вашей помощью уже поняла, что это нарушение тоже проистекает из особенностей его личности.

- Совершенно верно.

- Но я хотела поговорить с вами не только о муже, но и об Игоре. Понимаете, у него прозвище "Казанова" и это само по себе говорит о многом...

- Сердцеед?

- Да, но в прошлом.

- А сейчас?

- Говорит, что женщины его совершенно не интересуют.

- Почему? Появились сексуальные проблемы?

- Нет, с этим проблем нет.

- В чем же тогда дело?

- Женщины ему просто надоели. Мне Игорь говорил, что их у него было так много, что в конце концов он понял, что все они по сути одинаковы. С его слов, он никогда никого не любил, его интересовал только секс. Последние десять лет у него только платные партнерши.

- А как к нему сейчас относятся женщины?

- Обожают и тут же влюбляются. От женщин, желающих его заполучить, отбоя нет. Игорь действительно очень привлекателен - и внешне, и как личность. Красив, элегантен, безумно обаятелен и сексапилен, галантен, богат, великолепный любовник, к тому по характеру сильный, неординарный человек.

- А он выбрал вас и страдал целый год?

- Да, я его отвергала, потому что считала банальным бабником и избалованным плейбоем.

- Согласна, что такой эмоциональной женщине, как вы, подобный мужчина не может понравиться. Вы ищете в любовном романе эмоциональной близости, а он лишь сексуальной, верно?

- Абсолютно верно. Но все дело в том, что такого шквала эмоций, такой экспрессии и такой искренности я не видела ни в одном из своих любовников. Мне трудно поверить, что можно так притворяться.

- То есть, вы немного сомневаетесь в нем?

- Не могу однозначно ответить на ваш вопрос, какое-то двойственное мнение, и оно постоянно меняется. Если бы он был обычным мужчиной, то я была бы на седьмом небе от счастья, что меня любит такой человек. Но он же Казанова.

- Вас угнетает его прошлое, так?

- Да. Мне трудно поверить, что после такого количества любовниц Игорь способен на подлинное чувство. Когда я с ним, я ему верю, он так искренен и честен со мной. Но иногда я начинаю в нем сомневаться, ревновать к прошлому, терзаю себя, терзаю его.

- А вы уверены, что он искренен?

- Уверена.

- Что же вас смущает?

- Я так плохо разбираюсь в людях. Может быть, я просто идеализирую его? Поначалу мне казалось, что в нашем романе его привлекает чисто сексуальный аспект. Действительно, секс с ним просто фантастический. Именно поэтому я поначалу потеряла от него голову и привязалась к нему. Но Игорь так нежен, заботится обо мне, о моем здоровье, искренне переживает, когда я расстроена, хочет меня отвлечь.

- И при этом нет нарочитости, демонстративности, желания сделать напоказ, лишний раз подчеркнуть, как много он для вас делает, чтобы заслужить похвалу?

- Ни капельки.

- То есть, все, что мы ранее говорили об истерических чертах личности, к вашему любовнику не относится?

- Нет.

- Это уже обнадеживает. Как говорил один мой коллега, женщины истерички ужасны, но нет ничего ужаснее мужчины-истерика. Женщина, связавшая с ним жизнь, будет глубоко несчастна.

- Очень надеюсь, что в Игоре нет истерических черт.

- Охарактеризуйте его в нескольких словах.

- Всегда в хорошем настроении бодр, энергичен, остроумен, колоссально работоспособен. Это вам о чем-нибудь говорит?

- Конечно. Уже по этой краткой характеристике я могу сказать, что он гипертим. Ключевая фраза: "всегда в хорошем настроении". Но не будем спешить с выводами. Еще?

- Ему плевать на то, что думают о нем окружающие. Делает то, что хочет, не обращая ни на кого внимания и не считаясь с чужим мнением.

- Тоже характерно для гипертима. Активен, деятелен?

- Необычайно. Игорь оптимист, весельчак, душа компании, у него полно друзей и приятелей.

- Типичный гипертим. Еще?

- Очень сильный по характеру. Всегда добивается своей цели. Если чего-то хочет, умрет, но этого добьется.

- Так, а вот это уже стеничные черты, и это замечательно. Такая мозаичность: гипертимность плюс стеничность, - хорошее сочетание.

- А гипертим - это что такое?

- Это как раз то, как вы охарактеризовали своего любовника. Человек, который всегда в хорошем настроении и в повышенном тонусе. Но если гипертимность в рамках психопатии, то такой человек утомляет других своей повышенной активностью.

- Нет, Игорь не такой. Сам он очень активен и энергичен, но никого не утомляет.

- Тогда, скорее всего, это не психопатия, а акцентуация характера. У него когда-нибудь бывает пониженное настроение?

- Нет. Но если я переживаю из-за чего-то, то Игорь страдает из-за того, что я расстроена.

- И это сказывается на его настроении? Или вы грустите, а он улыбается и утешает вас?

- У него сразу становится такое несчастное выражение лица, он всячески старается меня отвлечь, развеселить или оправдаться, если сам что-то не то сказал. Причем, Игорь ни разу не говорил мне ничего обидного, просто я сама очень болезненно переживаю любой пустяк и ревную его из-за каждой ерунды.

- А он дает вам повод для ревности?

- Нет, Игорь теперь даже не смотрит на других женщин.

- Рисковый, азартный?

- Очень.

- Склонен к авантюрам, от которых может пострадать сам или другие люди?

- Нет. Игорь руководитель очень крупной фирмы. Если бы он был авантюристом, то никогда бы ничего не достиг. А он все заработал сам.

- Так в чем же его азартность?

- Он говорил, что любит ходить в казино и по натуре игрок.

- Играет? Много проигрывает?

- Очень редко ходит в казино, потому что знает свой недостаток.

- То есть умеет держать в узде собственную азартность?

- Да. В бизнесе порой нужно рискнуть, но надо иметь чутье и знать, когда рискнуть, но при этом не зарываться. У него все это есть.

- Так, многое о нем мне ясно. Должна вам сказать, Лариса, что вам очень повезло. Сочетание гипертимности и стеничности, тем более всего лишь в рамках акцентуации характера, - это лучшее, что может быть в мужчине. Это настоящий мужчина.

- Ох, спасибо, Лидия Петровна, вы меня так обрадовали. Алла тоже говорит, как мне повезло, но она имеет ввиду чисто сексуальный аспект. Игорь действительно бесподобный любовник.

- Техника или потенция?

- И то, и другое, плюс опыт. У него просто потрясающая потенция. Я даже не предполагала, что среди современных мужчин бывают такие уникальные экземпляры.

- Ну, тогда вам дважды повезло. У гипертимов повышенное сексуальное влечение. Возможно, именно поэтому у Игоря было так много любовниц. Нормальная женщина просто не в состоянии удовлетворить его сексуальные потребности, поэтому он использовал многих партнерш. Высокая потенция тоже характерна для гипертимов. К тому же они очень увлекающиеся по натуре, но быстро остывают и теряют интерес к объекту внимания. Поэтому любовниц у гипертима обычно бывает очень много.

- То есть все укладывается в картину его личности?

- Пока да. А что вас смущает?

- Именно то, что у него было так много любовниц. Игорь сам мне говорил, что все знает о женщинах - и об их психологии, и об их сексуальности, и об их потребностях. Мне трудно поверить, что мужчина, который был близок с таким количеством женщин, способен полюбить.

- Может, Лариса. Психически нормальный человек может полюбить в любом возрасте и даже прошлый сексуальный опыт не имеет значения. Это зависит от объекта любви. Вы как раз из тех женщин, которые способны внушить мужчине сильное чувство. Вы сами очень эмоциональны и вызываете ответные эмоции. В вас есть много очень привлекательных черт, а самое главное - женственность, качество, которое настоящий мужчина сразу почувствует. А судя по тому, как вы его характеризуете, ваш любовник, хоть и Казанова, но настоящий мужчина.

- Но вы же сказали, что гипертимы легко увлекаются, но скоро охладевают и бросают эту женщину.

- Однако вами он увлечен целый год.