/ Language: Русский / Genre:detective,

Гусарская Рулетка

Диля Еникеева


Еникеева Диля

Гусарская рулетка

Диля ЕНИКЕЕВА

ГУСАРСКАЯ РУЛЕТКА

Диля Еникеева - кандидат медицинских наук, известный врач-психиатр, автор 36 научно-популярных книг и бесспорный авторитет в области психологии взаимоотношений мужчины и женщины. Ее энциклопедии о сексуальных тайнах были первыми книгами на "запретную" тему и сразу стали бестселлерами. Автор и сейчас осталась верна себе, став основоположницей нового жанра. Чувственный детектив - это сеанс эротического и психологического самопознания. Это легкий остроумный стиль, искроментный юмор, романтическая любовь и утонченная эротика. Это смехотерапия и положительный эмоциональный настрой.

Серия ЖЕНЩИНЫ МОГУТ ВСЕ

Новый жанр современной отечественной литературы!

ЧУВСТВЕННЫЙ ДЕТЕКТИВ!

Бесподобный коктейль из детектива, эротики, юмора, психологизма, остроумного стиля, созданный известным сексологом. Основа жанра многогранность чувств. Вся наша жизнь - чувства: любовь, ревность, обида, месть, чувственность, эротика и, разумеется, чувство юмора.

Уже ясно, что автор попал в десятку, так как эти книги появились в списке бестселлеров. Еще бы! Здесь нет надуманных ситуаций и инфантильных персонажей, а показана психология людей через призму эксремальных событий и в обычной, в том числе сексуальной жизни. Автор придерживается профессионального принципа: читатель должен и сопереживать героям, и смеяться, и отдыхать душой, и закончить чтение с легким чувством. Это сеанс эротического и психологического самопознания. Это легкий остроумный стиль, искроментный юмор, романтическая любовь и утонченная эротика. Это смехотерапия и положительный эмоциональный настрой.

Романы Дили Еникеевой нравятся людям, потому что все ещё можно верить в себя и надеяться, что завтра мы будем жить лучше. И еще: они довольно смешные, а смех, как известно, лечит все беды. Наконец, в условиях всеобщего бардака и полного цинизма в них присутствует светлая идея и оптимизм героев.

"Ex Libris НГ"

Читаешь на одном дыхании, оторваться невозможно, пока не перевернешь последнюю страницу. А когда закроешь книгу - жалко, что она уже закончилась.

"Общественное радио России"

Мужчинам будет приятно прочитать о женщинах, которые удачливы в бизнесе, но при этом всегда свободны для интрижек, которые не ждут после секса признаний в любви, а затем самостоятельно добираются домой на личном авто.

"Ваш досуг"

За дело Диля Еникеева берет резво, совсем не по-дамски. Закручено лихо, написано бойко. И то сказать - автор психолог-профессионал. В общем, может все!

"Литературная газета"

Любовь - тот же детектив: улики, версии, доказательства, разоблачения. Приплюсуйте к этому криминальную интригу и получите детектив в квадрате. Именно так поступила кандидат медицинских наук психолог Диля Еникеева. Получилась взрывоопасная смесь.

"Собеседник"

Диля Еникеева стала писать в довольно оригинальном жанре, который можно обозначить как эротический детектив. Конечно, от данного факта можно было бы отмахнуться - разве мало сейчас появляется новых книг? - если бы не одно обстоятельство. Тома в серо-розовой обложке раскупаются молниеносно, как горячие пирожки на морозе, причем половину читательской аудитории составляют мужчины.

"Ваш досуг"

Романы заслуживают внимания. Само по себе интересно, что написаны они кандидатом медицинских наук, профессиональным психологом. Так что романы пресратились в пособие. Проситал - и даешь консультации своим знакомым по проблемам их личной жизни. Только, главное, не забыть про свою собственную.

"Ex Libris НГ"

Оригинальная серия "Женщины могутвсе" парадоксальным образом сочетает в себе интригу, эротику, юмор и психологический ликбез.

"Ваш досуг"

Постоянная гостья нашей передачи "Рецепты хорошего настроения" Диля Еникеева, которую радиослушатели уже хорошо знают, написала а-агромное количество книг по психологии и, что ещё интереснее, - цикл детекьтвно-любовно-эротических романов. Сама зачитываюсь ими и не могу удержаться от смеха, а иронично-афористичные фразы главной героини запоминаю и одариваю ими своих знакомых. Многие прикольные фразы из этих романов уже стали крылатыми. Судя по звонкам радиослушателей, книги им тоже пришлись по вкусу, и они с нетерпением ждут новых. Очень рекомендую прочесть - посмеетесь, а в нашей теперешней жизни можно выжить только с помощью юмора.

"Общественное радио России"

У меня были поначалу, первые страниц 50, довольно странные ощущения. И вдруг я понял, что это действителньо интересно, анализируются какие-то механизмы общения именно с психологической точки зрения, что это полезно и может пригодиться каждому.

"Ex Libris НГ"

АННОТАЦИЯ

Дуэль, гусарская рулетка - мужские игры. Но их любят и женищны. Риск на грани смерти - игра не для всех, но настоящая женщина действительно может все...

Посвящается

Моему любимому мужу и моему литературному агенту Галине Ивановне Вешняковой, благодаря моральной поддержке которых родилась эта книга.

Все события вымышлены. Любые совпадения ситуаций и имен являются случайными, хотя...

"Гусарская рулетка - жестокая игра...

Гусарская рулетка - дожить бы до утра..."

Понедельник, 19 апреля.

Лариса посмотрела на настенные часы. Пора. Вообще-то она не собиралась сегодня встречаться с Виталиком, но он уговорил заскочить к нему "на пять минут". В итоге "пять минут" вылились в два с лишним часа.

Она попыталась приподняться, но любовник тут же притянул её к себе, обнял покрепче и щекоча губами ухо, шепнул:

- Не уходи, Ларочка...

- Нет, милый, ты же украл меня с работы. Мне нужно ехать.

Вывернувшись из его объятий, Лара стала быстро одеваться. Виталик - не Игорь, с ним в постели скучно. Тот самый вариант, который она терпеть не могла, - пришли, разделись, легли, потом встали, оделись и расстались до следующего раза. А в следующий раз то же самое. Если бы сейчас на его месте был Игорь, - никуда бы она не ушла, да и он бы её не отпустил.

Виталий тоже стал быстро одеваться.

- Я тебя отвезу.

Та молча кивнула. Обычно она уходила от него сразу, без долгих прощаний и обещаний скорой встречи, но в этот раз Виталик увез её на своей машине. Ее "Мерседес" остался у офиса. Они спустились вниз и сели в его "Жигули".

- Моя битая-перебитая тачка не для такой роскошной женщины, как ты, сказал он, надеясь, что Лариса улыбнется, но та отчужденно молчала.

Любовник чувствовал её напряжение, но не понимал причины. Вроде бы, она сама согласилась поехать к нему, даже долго уговаривать не пришлось. Лариса не из тех женщин, кто просто ломается. Если занята, то твердо говорит: "Нет", - и уговаривать бессмысленно. Если она в соответствующем настроении, - то тут и уламывать не надо.

Частный детектив Виталий Рылеев никогда не ощущал недостатка в женском внимании. Красивый, стройный, сильный, уверенный в себе, немного циничный, - полный комплект достоинств. Легкие интрижки с "работодательницами" тоже имели место быть, хотя это не одобряется. Но мало ли что не приветствуется начальством?! Если женщина ему нравится, то почему бы и нет?

У него не было времени на долгие ухаживания. Рабочий день не нормирован, заранее не знаешь, когда освободишься. Бывало, сутками не попадал домой. Большинство любовниц не выдерживали таких отношений, и их связь тихо угасала. Осталось несколько более-менее постоянных партнерш, к которым сыщик мог завалиться в любое время.

Такие ни к чему ни обязывающие отношения его вполне устраивали. Устраивали ли они любовниц? Его это не волновало. Если женщина пыталась протестовать и настаивать на более упорядоченных встречах, - то просто уходила из его жизни.

С Ларисой все по-другому. Две недели назад Наташа, адвокат и давняя приятельница Виталия, пригласила его для частного расследования. Увидев "работодательницу", он замер, но тут же сказал себе: "Это женщина не для тебя".

Рассудочно можно сказать себе все, что угодно, однако чувства порой неподвластны разуму.

Виталий Рылеев неплохо разбирался в людях - работа такая. С первого взгляда мог оценить, нравится ли он женщине.

Когда Наташа их познакомила, Лара приветливо улыбнулась и протянула руку. Сыщик чуть задержал её руку в своей и посмотрел в глаза. И все понял.

В ту первую встречу, проводив её до машины, Виталий хотел хотя бы ненадолго оттянуть момент расставания. Предложил перекурить. Сам прикурил две сигареты, что можно позволить только по отношению к близкому человеку. Он видел, что её это шокировало, но она промолчала. Они сидели молча и курили. Обоим все было понятно без слов. Но надо было работать, выручать Ларису. Когда сыщик вышел из её "Мерседеса", дошел до своей машины и оглянулся, Лара смотрела на него сквозь ветровое стекло. Лицо немного растерянное... Встретив его взгляд, улыбнулась. "Эта женщина будет моей", сказал он себе.

Потом они встречались несколько раз. Встречи были делового характера, но с многозначительными взглядами. Оба понимали, что их тянет друг к другу. Его-то точно тянуло, как магнитом...

А Лариса улыбалась, слушала, что говорил сыщик, но держала его на расстоянии. Интуиция подсказывала, что он ей нравится. Почему же она не откликается? То, что Лариса принадлежит к другому кругу, - она бизнес-леди, а он частный детектив, - ерунда. Виталий видел, что дело не в этом. В чем же тогда?

Он не любил красивые слова. Но однажды признался ей, что ни к одной женщине ничего подобного не испытывал. Лариса ничего не ответила. У неё необыкновенно выразительные глаза. Когда она улыбается - изумрудно-зеленого цвета, а когда печальна - почти серые. По её взгляду Виталий догадался она раздумывает, не поехать ли сейчас с ним?.. Но уже через минуту выражение лица изменилось, и он понял, что эта женщина - не для него.

Виталий был из тех мужчин, кто заводится, услышав "нет".

Лариса не говорила "нет", однако и "да" не говорила.

"Ей сейчас не до меня", - решил сыщик.

Ситуация, в которую она попала, и в самом деле была непростой. Два месяца назад был убит её заместитель и любовник 23-летний Костя Сохов. Лара была подозреваемой в убийстве, против неё было много косвенных улик. Но Слава Миронов по прозвищу "Мирон", бандитский авторитет и "крыша" Ларисы, вмешался, подкупил всех, кого нужно, и следствие закрыли. Но на этом все не закончилось. Две недели назад был убит Сева Синяев, экспедитор её фирмы. В тот же день взорвалась автомашина "Жигули" с сидящим в ней Николаем Папаевым, профессиональным киллером. Предполагалось, что и Сева, и киллер были связаны с Саввой, главарем бандитской группировки и давним врагом Мирона. Вражда двух авторитетов, в которую невольно была втянута ни в чем не повинная Лара.

Сыщик решил завоевать её с помощью того, что умел делать блестяще. Преступление он раскрыл, и благодарная Лариса уже на следующий день оказалась в его постели.

Казалось бы - замечательно, он добился чего хотел... Но Виталий чувствовал, что для неё это больше игра. Он ей нравится - и только. Она соглашалась "заскочить на пять минут", но всем своим видом безмолвно говорила: "Ты сам по себе, а я сама по себе".

Раньше Виталий приходил к женщинам, когда него было время. Теперь он уговаривал любовницу встретиться, выкраивал среди дня несколько часов. А она могла согласиться, но могла и отказаться.

Другие женщины говорили ему о любви, а его это порой раздражало. Какая любовь в их возрасте?! Бабам лишь бы поиграть в чувства. Тебе со мной нравится в постели и мне с тобой нравится, - вот и все чувства.

Теперь все наоборот - Виталий признавался Ларисе в любви, пытался её завоевать и удержать, но не получалось. Такой женщины в его жизни ещё не было.

Сыщик влюбился, хоть давно уже не романтичный юнец. Возможно, Ларисе не нужны были его признания в любви... Он сам говорил непривычные для него слова, потому что ему хотелось их говорить.

Прежние любовницы и намекали, и говорили напрямую, и шантажировали его, но затащить Виталия в ЗАГС было непросто. Он и в первый раз не горел желанием жениться, а после развода сказал себе, что семейной жизнью сыт по горло, и больше такой глупости никогда не совершит. До 39 лет Виталий Рылеев стойко держался, хотя желающих его "окольцевать" было немало.

Впервые он хотел, чтобы женщина была с ним всегда. Хотя прошло всего-ничего времени с начала их романа, Виталий уже просил Лару выйти за него замуж, но по её выразительному молчанию понял - опять "нет".

Сыщик не привык сдаваться. Он хотел эту женщину, и добился, что она стала его любовницей. А жизнь покажет. Нет ничего постоянного, со временем Ларочка, возможно, изменит свое решение. А даже если и не передумает, то и с этим можно жить. Она с ним, и отпускать её от себя он не собирается. Пусть с ней не так, как с другими, пусть Лара своенравна, может холодно одернуть, если ей что-то не нравится, но она ему нужна.

Почему именно эта женщина его так зацепила? Может быть, потому, что не такая, как прежние? Или из-за её "Нет" и "Я сама по себе"?..

Лариса молча курила, думая о своем. Почему-то ей было тревожно. Она боялась таких состояний - её дурные предчувствия обычно сбывались. Что сегодня случится? А должно случиться, раз на душе опять неспокойно...

Ей было безразлично, о чем думает любовник. Сейчас она хотела одного поскорее с ним попрощаться.

Да и вообще, с этой интрижкой пора завязывать. Был порыв, когда её к нему потянуло, но уже прошел. Виталик замечательный, но ещё позавчера, глядя, как он весело пикируется с её подругой, Лара подумала, что их роман уже на излете, а Алка и этот сыщик - более подходящая пара.

Ларису всегда тянуло к сильным мужчинам. Увидев Виталия впервые, она ощутила знакомую слабость в коленках. Симпатичен, уверен в себе, надежен, да и профессия у него романтическая.

Сыщик говорил ей красивые слова, признавался в любви - все то, что нравилось Ларе в любовном романе. Дважды он помог ей, проведя самостоятельное расследование.

Потом закономерный результат - как же не вознаградить победителя! - но в постели он её разочаровал. Да и нечему удивляться - после Казановы, искуснейшего любовника, любой другой партнер покажется скучным и однообразным.

Игорь Северин по прозвищу "Казанова" обхаживал её целый год, но Лариса стойко держалась, и лишь полтора месяца назад стала его любовницей. С Игорем они виделись каждый день. Он покорил её утонченным сексом, причем, в таком количестве, что голова шла кругом, и она не знала, на каком она свете, и тем не менее, ей это не надоедало.

А с Виталиком она всего две недели, и он ей уже надоел. И разговоры одни и те же, и в постели все заранее известно.

Нет, это не её вариант. Пока Казанова в командировке, она всего лишь немного развлеклась - свято место, как известно, пусто не бывает.

Искоса глянув на молчаливую любовницу, Виталий незаметно вздохнул. Такое отчужденное выражение он видел впервые и терялся в догадках - что не так? Почему она такая чужая и холодная? Да и вообще - что он о ней знает? Хотя сыщик мог бы выяснить о Ларисе все, но по отношению к любимой женщине - это не просто непорядочно, это подлость.

Виталий не ревновал её к прошлому, он был достаточно самоуверенным. Все прошлые мужчины в её жизни были раньше, а теперь с нею он.

О чем сейчас думает Ларочка? О работе? Вряд ли. Рядом с мужчиной, с которым только что провела два часа в постели, она не будет думать о квартальном отчете. Так что же её заботит? Возможно то, что за сравнительно короткий промежуток времени у неё было так много неприятностей?

Он понимал, что это, в некотором роде закономерно - бизнес тесно связан с криминальными структурами, и разные ситуации с криминальным душком неизбежны. Бизнесмены-мужчины относятся к этому как к само собой разумеющемуся, а для Ларочки, утонченной, интеллигентной женщины, - это драматическая ситуация. Она стала бизнес-леди всего три года назад и ещё не смирилась с мыслью, что бизнес и противоправные действия порой идут рука об руку.

Но он не может себе позволить, чтобы любимая терзалась из-за этого. Впервые Виталий почувствовал желание опекать и защищать. Он и раньше по мере возможности помогал своим любовницам, но то было по их просьбе. В данном случае сыщик чувствовал свою ответственность за женщину, которая ему дорога, и не хотел, чтобы её лицо омрачала озабоченная складка меж бровей.

- Ларочка, давно хотел спросить... Что у тебя с Мироном?

- Господи Боже, ну почему всех так интересуют мои отношения с Мироном?! - вздохнула Лариса. - Да нет у меня с ним никаких дел! Он - моя и Аллина "крыша". Устраивает такой ответ?

- Нет, - серьезно ответил Виталий.

О том, что Слава Миронов защищает Ларису и Аллу, сыщик и так знал, но понимал, что тут нечто большее, чем просто "крыша".

- А что бы ты хотел услышать? - устало спросила Лара. Этот разговор был ей неприятен.

- Правду, а не официальную версию.

- Ты имеешь ввиду - сплю ли я с ним? - усмехнулась она. Почему-то это интересует всех. Игорь тоже пытал её на эту тему. - Нет, я со Славой не сплю. Его любовница Алла.

- Я не то имел ввиду. И в мыслях не держал, что у тебя с ним что-то может быть. Я достаточно хорошо тебя узнал, хотя мы не так давно вместе. Ты бы никогда не стала любовницей бандитского главаря.

- И на том спасибо, - хмуро бросила Лара.

- Вижу, что обидел тебя. Прости, не хотел.

Лариса молчала. В воздухе повисла напряженность. Виталий решил сгладить ситуацию.

- Не расценивай мои расспросы как попытку влезть в твою личную жизнь.

- Моя личная жизнь вне наших отношений тебя не касается, - отрезала она.

- По-моему, мы ссоримся. Или я не прав? - попытался он смягчить её.

У неё не было никакого желания выяснять отношения, нарастало глухое раздражение. Ну чего он к ней привязался?! Видит же, что она не расположена к разговорам, а тем более, на такую тему. Зачем же лезть, когда тебя не просят?!

Лариса Николаевна Ивлева вообще не любила откровенничать с мужчинами о своей личной жизни и своих проблемах. "Меня не касается твоя жизнь, но и ты оставь в покое мою жизнь", - вот так она строила свои отношения с любовниками.

Единственный мужчина, которому она рассказала о себе многое, но тоже не все, - Игорь, но он вне конкуренции.

Казанова - это Казанова, не только непревзойденный любовник, но и человек, который очень много значит в её жизни и действительно любит её.

Виталик влюблен, но влюбленность и любовь - разные вещи. Да, сыщик ей нравится, да, он в её вкусе, но пусть лучше не лезет ей в душу, иначе все испортит.

Игорь никогда не приставал к ней с расспросами. Когда Лариса порой была откровенна с ним, порциями выдавая информацию о своем прошлом, - он всегда понимал её правильно. Ни разу она не пожалела о своей откровенности. Даже о Мироне рассказала, и реакция Игоря её не разочаровала. Казанова настоящий мужчина. Безумно ревнив, но умеет обуздывать свои чувства и с пониманием относится к её прошлому.

Виталик попроще. Сейчас, глядя на него, Лариса вдруг подумала, что он расспрашивает её неспроста. Он же частный детектив, а Мирон - криминальный авторитет. Может быть, любовнику всего лишь нужна информация о бандитском главаре?

Сыщик - это не профессия, это черта характера. Виталик сам признавался, что в работе для него важен азарт, кураж. Может быть, сейчас он ведет расследование, связанное с Мироном? В таком случае, сыщик не получит от неё никакой информации. Еще чего не хватало! - стучать на Славу Миронова, который для неё не просто "крыша" и партнер по преферансу, а настоящий друг и защитник.

- Милая, я не умею ссориться и выяснять отношения, - вклинился в её размышления голос любовника. - Прежде в подобных случаях я просто уходил.

- Ну и уходи, - почти враждебно отпарировала Лара. - Как говорит в таких случаях Алла, - не нравится - не ешь.

- А мне нравится, и я съем.

Уверенным жестом обняв её правой рукой, он притянул к себе. Садовое кольцо, как всегда, было забито, на ходу не до нежностей. Виталий быстро перестроился в правый ряд и, притормозив у бровки тротуара, повернулся к ней:

- Ларочка, твои дымчато-зеленые глаза превратились в настоящие льдинки. Не злись. Я впервые вижу тебя такой.

- Ты ещё плохо меня знаешь, - холодным тоном отрезала она.

- Догадываюсь, - Виталик попытался улыбкой успокоить её. - Ты, как всегда, неожиданна. Но такой ты мне ещё больше нравишься, хотя сердце стынет от твоего ледяного тона.

Но ни его слова, ни улыбка не растопили лед в её глазах. Лариса напряженно молчала, чуть прищурившись и не отводя взгляда. Другой бы на месте Виталия давно оставил свои попытки, но не он.

- Наверное, я что-то не понимаю. Может быть, ты все же объяснишь?

- Не буду я ничего объяснять.

Опять она отгородилась от него: "Ты сам по себе, а я сама по себе. Пусть мы только что лежали в постели, но это ничего не значит".

- Ларочка, давай не будем ссориться из-за подобных пустяков, а? Поверь, я даже не предполагал, что ты так отреагируешь. Хочешь, как говорит твоя подруга, - возьму свои слова взад?

Наконец-то она улыбнулась:

- Ладно, милый, проехали.

- А у меня есть право на последнее слово или приговор окончательный и обжалованию не подлежит?

- Есть, - усмехнулась Лариса.

- Я ведь спросил не из праздного любопытства. Беспокоюсь за тебя. Подобные знакомства до добра не доведут.

Она снова приняла отчужденный вид.

- Ты сейчас про себя думаешь, что это не моего ума дело, - продолжал Виталий. - Но я с тобой не соглашусь. Можешь обвинить меня в высокопарности, но все же скажу. Я чувствую ответственность за тебя, как любой нормальный мужик чувствует ответственность за женщину, которую любит.

Все же его слова растопили её отчужденность. Выражение лица смягчилось и даже стало чуть растерянным и грустным.

- Возможно, я так резко отреагировала именно потому, что сама понимаю несуразность этих отношений. Когда меня спрашивают, почему я поддерживаю отношения с Мироном, я пытаюсь оправдать его, говорю о нем хорошее, хотя сама понимаю, что эти сказочки далеки от реальности.

- Ларочка, ты идеалистка и мечтательница, стараешься видеть в людях только хорошее.

- Дело в том, что лично я видела от Славы только добро. Я не знаю, как он ведет себя в других ситуациях, и не хочу этого знать. Ты прав, мне свойственно идеализировать людей, а потом разочаровываться в них. Но в нем я пока не разочаровалась.

- Просто с тобой Мирон другой, потому что ты всех мужчин заставляешь вести себя так, как хочется тебе, как ты привыкла, и они принимают твои правила игры.

- Возможно. И тем не менее, я даже не хочу знать, как он ведет себя с другими, как вершит свои бандитские дела. Со мной Слава джентльмен и друг. Все, точка. Больше никаких вопросов и ответов. Поехали, мне давно пора быть на работе.

Виталий вздохнул и завел машину. Да, Ларочка непростая женщина, характер будь здоров.

Что ему больше всего нравилось в ней? Наверное, её чувство собственного достоинства - редкое качество в женщине. Или её изменчивость то уверенная в себе и даже неприступная, то нежная любовница, то опять закрытая, то искренняя, растерянная и беззащитная...

Ларочка красива, сексуальна, но у него было немало красивых и сексуальных любовниц.

Много женщин - это значит, что нет одной, единственной, любимой.

Может быть, Лариса - его единственная?

Через пятнадцать минут "Жигули" Виталия влетели в арку и затормозили перед входом в офис фирмы "Полет" и тут Лара увидела знакомую "Ауди" и нетерпеливо прохаживающего Игоря.

"Он приехал! - вспыхнула она радостью и тут же испугалась. - Казанова меня ждал, а я валялась в постели с другим любовником да ещё тратила время на дурацкие разговоры. Ой, что сейчас будет!.."

Виталий вышел, чтобы открыть дверцу с её стороны и помочь ей выйти, но к нему быстрым шагом устремился Игорь. Лариса сидела ни жива, ни мертва.

"Ну что за дура! - ругала она себя. - Ведь знала же, что он скоро приедет... Мало того, что изменила, так ещё притащилась сюда вместе с новым любовником. Все, теперь потеряю обоих. Виталий-то невелика потеря, но Казанова... Боже, что я наделала!.."

- Ты кто таков, парень? - агрессивно спросил Игорь, остановившись напротив сыщика и глядя на него, прищурившись.

- А ты кто таков, чтобы меня допрашивать? - не остался в долгу тот.

- Это не твоего ума дело. Отвечай, когда тебя спрашивают, или сейчас будешь зубы по асфальту собирать.

- Да ну?.. - усмехнулся Виталий. - Не пугай, не страшно. Накачался и возомнил себя крутым...

Игорь быстро обошел его машину, открыл дверцу и подал руку Ларисе. В полном тумане она оперлась на его руку, вышла и замерла, переводя растерянный взгляд с одного любовника на другого.

- Малышка, иди пока к себе, - сказал Казанова. - У нас тут мужской разговор.

На подгибающихся ногах Лариса послушно пошла к двери офиса, прошла коридором, отперла свой кабинет, сняла плащ и упала в кресло. Ей было страшно. Недаром на душе было тревожно, видно, предчувствовала...

Ну почему она не прислушалась к своим предчувствиям?! Как только в душе появилось знакомое чувство тревоги, надо было тут же выскочить из машины Виталия и поймать такси или "частника". Но тогда ей и в голову не пришло, с какой стороны её подстерегает беда. А потерять Игоря - это настоящая беда. Она-то надеялась, что её дальнейшая жизнь связана именно с ним...

"Права Алка - коза я блудливая... - с тоской думала Лара. - Казанова уехал всего на две недели, а я не выдержала, тут же скакнула в постель к другому. Зачем мне Виталик? Ведь у меня есть мужчина, которого я люблю и который мне дорог. Игорь так ревнив, измены он мне не простит".

Резко распахнулась дверь и вошел Казанова. Такого выражения его лица Лариса никогда не видела. Он был в ярости, но пытался сдержаться.

"Спокойно, только спокойно, - успокаивала себя Лара. - Когда он в таком состоянии, лучше его не провоцировать".

Все, она уже взяла себя в руки и была готова к отпору.

- Малышка, ты ничего не хочешь мне рассказать? - спросил Казанова, усаживаясь в кресло напротив. Губы плотно сжаты, скулы побелели, взгляд почти ненавидящий.

Как и любая умная женщина, Лариса знала, что самое последнее дело оправдываться, - даже если ты кругом виновата.

"Прости, это была минутная слабость, больше не буду!" - не её вариант.

- А что я должна тебе рассказать? - она спокойно выдержала его взгляд.

- Ну, например, что это за мудак привез тебя?

- Так ты ж его спросил. Очевидно, получил исчерпывающую информацию.

Казанова посмотрел на неё долгим взглядом, и она поняла, что Виталик ничего ему не сказал. Может быть, они подрались, может быть, просто поговорили на повышенных тонах, но сыщик не стал откровенничать. Не такой он человек. Так что Игорь хотя и ревнует, но сомневается, было ли что-то между ними.

Как известно, лучшая защита - это нападение.

- А почему ты разговариваешь со мной в таком тоне? - Лара прищурилась и вскинула голову. Она прекрасно знала, как действует на любовника её надменно вскинутый подбородок и холодный взгляд. Игорь всегда пугался, когда она так смотрела. Испугался и сейчас.

- Малышка, - немного растерянно произнес он. - Я так спешил, несся из Шереметьева, как угорелый. Увидел твой "Мерседес", ног под собой не чуял, пока шел к твоему кабинету, а мне сказали, что ты уехала с каким-то мужиком. С этим?

Лариса молча кивнула. Ничего она не будет ему объяснять. Любые объяснения будут выглядеть как попытки оправдаться. Если Виталик ничего ему не сказал, то она и подавно не скажет. С сыщиком сама разберется. Сейчас главное - не дать понять Игорю, что она была ему неверна.

- Куда ты с ним поехала?

- А какое ты имеешь право меня допрашивать? - снова вскинулась Лариса.

- Но я же люблю тебя... - он снова смешался.

- Я тоже люблю тебя и тоже ждала с нетерпением, однако не устраиваю допросов, как ты провел эти две недели.

- Я-то провел их в делах... - в голосе сомнение и смотрит на неё с сомнением.

У Игоря потрясающая интуиция. Но он мужчина, а нет на свете такого мужчины, которого не смогла бы обмануть истинная женщина. Главное - не давать ему пищи для размышлений, не оправдываться, а принять оскорбленный вид: "Да как ты смеешь подозревать меня?!.."

- И я в делах, - непреклонно отрезала Лара.

Казанова не верил, она это видела. Ладно, сегодня явно не получится разговора. Он зол, и разговор может принять нежелательное направление. Хочется быть с ним, но пусть поостынет. Не мешает заронить в его душу чувство вины.

Сохраняя на лице холодно-бесстрастное выражение, Лариса встала:

- Не так я представляла нашу встречу после разлуки. Не вижу причин, которыми можно было бы оправдать твое поведение. Я никогда не давала тебе повода для ревности, а даже если бы и дала, - не позволю так говорить со мной. Так что оставь меня, пожалуйста.

Игорь тоже встал, растерянно глядя на нее. Лара видела муку в его глазах - и ревность, и боль от того, что любимая разговаривает с ним непреклонным тоном и выставляет из своего кабинета.

Но если сейчас она проявит слабинку и кинется ему на грудь, - все пропало. Казанова не поверит ни одному её слову, и в их отношениях будет трещина, которую уже не залепить. А так - у него хотя бы останутся сомнения. Со временем он сможет убедить себя в том, что напридумывал Бог весть что из-за своей дурацкой ревности. Так что лучше сейчас проявить моральную жестокость ради того, чтобы спасти их отношения.

"Никогда не признавайся мужику, что согрешила, даже если он застукал тебя в койке с другим, - учила её верная боевая подруга Алка. - Ври что угодно, он поверит в самую фантастическую ложь, потому что ему хочется в это верить."

Подруга, как всегда, мудра. Именно так Лариса и сделает. Но врать Казанове бесполезно, лучше хранить неприступное молчание и нападать. На него эта тактика действует безотказно.

- Малышка... - Игорь попытался её обнять, но Лара отступила на несколько шагов.

- У меня нет настроения ни для нежностей, ни для выяснения отношений, - тем же холодным тоном отрезала она. - Лучше всего нам сейчас расстаться.

Тут Казанова разозлился. Он летел к ней, как сумасшедший, а она так с ним разговаривает! Сжав зубы, он посмотрел на неё исподлобья, повернулся и молча вышел.

Лариса рухнула в кресло. Эта сцена далась ей нелегко, но надо было доиграть её до конца. Впредь нужно так же держаться, иначе она потеряет Игоря. Может быть, уже потеряла. Он так на неё посмотрел... Почти с ненавистью.

Ну что ж, если разрыв был неминуем, значит так тому и быть... И некого винить. Как всегда, сама во всем виновата.

Раздался осторожный стук в дверь и вошел бухгалтер с документами, над которыми они работали до приезда Виталика.

- Петр Ильич, - обратилась к нему Лариса. - Мне нужно срочно уехать. Давайте отложим все до завтра.

Тот молча кивнул и вышел. Придвинув к себе телефон, Лара набрала номер подруги.

- Привет, дорогая!

- Привет! - весело отозвалась Алла. - Как делишки?

- Так себе. Предложение оттянуться по полной программе ещё в силе?

- А як же ж! - рассмеялась верная боевая подруга. - Это мы завсегда с нашим толстым удовольствием!

- Тогда давай напьемся.

- Так это ж называется: моя мысль целует вашу! А я-то думаю, что это мне так хочется напиться? Ты ко мне или я к тебе?

- Я к тебе.

- Давай, сейчас пошлю Толика за закусью, а то я тут все подъела на нервной почве. Все нервы мне расшатали эти убийства. Просто мор какой-то напал на любовников моих подруг. А когда я нервничаю, на меня жуткий жор наваливается.

- А мне кусок в горло не лезет.

- Везет же некоторым! - позавидовала Алла, - И диеты никакой не надо. Вернее: диета - неприятности. Не хочешь запатентовать как новое изобретение?

- Мне бы твои заботы, мать!

- Ну давай, лети ко мне, разберемся и с твоими заботами.

К приходу Ларисы стол в кабинете подруги был уже накрыт и стояла бутылка коньяка.

- Надеюсь, ты теперь пьешь, коньячок, как все белые люди? - со смешком поинтересовалась Алла, разливая коньяк.

- Да уж... От одного слова "джин" меня с души воротит.

- Хоть какая-никакая польза от той истории, - она протянула бокал подруге. - Давай, дорогая, колись, в какое дерьмо опять вляпалась.

- Нет, это не то, что ты думаешь. Игорь приехал...

- Так чего же ты тут сидишь и коньяки распиваешь? - изумилась та. Или вы уже успели размяться в койке?

- Нет... - вздохнула Лара, раздумывая, как рассказать все подруге. Ведь явно дурака сваляла и сейчас Алка наверняка разразится возмущенной тирадой и будет совершенно права.

Верная боевая подруга умеет так обставлять свои многочисленные любовные интрижки, что о них никому не известно, хотя все догадываются, что у неё много любовников. А вот она, Лариса, уже не впервые попадает в неприятную ситуацию из-за мужчин. То надумала затеять интрижку с незнакомцем, а её похитили, то завела роман со своим заместителем, а того убили, чтобы её подставить, то закрутила интрижку с сыщиком.

"Ладно, - решила она. - Повинную голову и меч не сечет. Покаюсь, и Алка не станет спускать на меня всех собак. И так на душе тошно, не хватало ещё нотаций от любимой подруги".

- Мать, я опять вела себя как дура... - сокрушенно вздохнула Лариса.

- Приревновала Казанову к бывшей жене да и шлепнула её, чтоб не мучиться ревностью? - съехидничала та.

- Сама дала ему повод для ревности, - проигнорировав подкол, печально вздохнула Лара, стараясь разжалобить подругу. - Виталик приехал ко мне на работу и уговорил съездить к нему ненадолго. Я и поехала. Не думала, что Казанова сегодня вернется, а он явился, как снег на голову...

- И что - отловил тебя в койке? - усмехнулась подруга.

- Слава Богу, нет, - Лариса по-прежнему изображала искреннее раскаяние, да и на самом деле чувствовала себя препаршиво. - Я "Мерседес" возле офиса оставила и поехала с Виталиком, а потом он привез меня на своей машине. Игорь ждал меня во дворе и увидел его. Злой был, как черт.

- И они с сыщиком слегка помахались, как два самца за самку? продолжала подкалывать Алла.

- Похоже на то. При мне разговаривали очень агрессивно, а потом Казанова попросил меня уйти к себе.

- И кто же вышел победителем?

- Не знаю, я сидела в кабинете...

- И терпеливо ждала, кому ты достанешься в качестве боевого трофея?

- Алка, кончай язвить, - взмолилась Лариса и тяжело вздохнула. - И так на душе тошно и кошки скребут.

Но та не купилась на её вздохи.

- Мать, ты не замечаешь за собой, что последнее время ты с неизменным постоянством приходишь ко мне и говоришь, что на душе погано, причем, каждый раз оказывается, что это по твоей вине?

- Замечаю, - покаянно вздохнула Лариса, склонив повинную голову, которую, как известно, меч сечь не должен. Она ещё раз горестно вздохнула и посмотрела на подругу несчастными глазами. Получилось очень жалостливо. Видя её такой несчастной, Алла все же смягчилась и сменила тон.

- Ладно, старуха, хоть ты и ведешь себя порой как дура, но ни к чему так страдать на пустом месте. Чем бы дитя ни тешилось, - лишь бы рога не выросли, - изрекла она очередной перифраз и тут же пояснила. - Лучше ты Игорю наставишь рога, чем наоборот. Он же Казанова, а ты его опередила и первой украсила ветвистым предметом. Не переживай, крепче любить будет. Надеюсь, по фейсу он тебе не съездил?

- Да ты что?! - вскинулась Лариса.

- Ну и славненько, а ведь имел полное право. Но хоть дверью-то на прощание хлопнул?

- Нет.

- А слова, соответствующие ситуации, сказал? Что ты шлюха, блядища и все такое?..

- Сердит был ужасно, но ты же знаешь Игоря. Он всегда ведет себя как джентльмен.

- Ну, когда мужик застукает свою бабу с другим, тут не до правил хорошего тона. Будь я на месте Казановы, отметелила бы тебя и словесно, и физически.

- Нет, дорогая, я такого не стерпела бы. Это уж был бы точно конец нашему роману. Никогда бы не простила.

- Да уж, приручила ты мужика, ничего не скажешь. Так значит, ещё есть надежда, что это не финал вашей бурной страсти?

- Пока я сказала, чтобы он поостыл и подумал. Держалась стойко, сказав, что ему не в чем меня упрекнуть.

- Съел?

- Съел.

- Ладно, значит, съест и все остальное.

- Не знаю, Алка, он такой ревнивый. Вряд ли Игорь станет делить меня с другим.

- А ты что, собираешься и дальше с Виталькой крутить роман? Я думала, в твоей жизни он временное явление, чтоб место в койке не пустовало.

- Примерно так и есть, хоть он мне поначалу нравился. Но интрижку я закрутила скорее от скуки и из любопытства. Интересный, красивый мужик, вот и не устояла.

Подруга не преминула в очередной раз вправить ей мозги:

- Правильно решила, только надо было с ним ещё раньше завязывать. Знала ведь, что скоро Казанова вернется. Неужто не могла хотя бы пару дней воздержаться перед встречей с любимым?!

- Да я ещё в субботу думала, что наш с Виталиком роман уже исчерпал себя. Интерес прошел, да и в постели мне с ним скучно.

- Понятное дело - против Казановы он слабак. Может, и гигант насчет просто потрахаться, но ведь не гурман.

- Это точно, до Игоря ему далеко.

- Сто раз тебе говорила - держись за Казанову обеими руками. Пользы тебе от него было немало во всех отношениях. Игорь вернул тебе душевный покой. А уж сколько мужских гормонов в тебя перекачал! Тоже, между прочим, очень полезно для женского организма - омолаживает, улучшает цвет лица и придает особый блеск глазам.

- Ну ты и цинична, подруга!

- Уж какая есть. Так что ты давай теперь по-тихому от него гуляй. Хватит уж влюбляться, чай, не девочка, а мадам на четвертом десятке. Или влюбляйся, но вполнакала. Не дай Бог Игорек всю правду узнает. Он не тот мужик, который подобное стерпит. Сейчас-то у него фактов нет?

- Нет. Хоть они очень грозно друг на друга смотрели, но потом я поняла, что Виталик ничего ему не сказал.

- Ну, здесь и говорить-то особенно не надо. Раз он устроил махалово, значит, неспроста. С чего это мужик станет выступать насчет бабы, которая ему безразлична?! Казанова не дурак, давно уже смекнул, что к чему. Но ты держись своей линии: я - не я, кобыла не моя. Ничего не было, и все. Официальная версия такая: Виталик всего лишь частный сыщик, вы встречались с ним по делу, а то, что он к тебе неровно дышит и возомнил невесть что, это его личное дело, а ты ему никакого повода не давала.

- Именно так я и собираюсь держаться.

- Казанова, конечно, не поверит, но сделает вид. Ты ему дорога, так что скушает. Хочешь, я твоего Витальку на себя возьму?

- Я сама хотела попросить тебя об этом. Скажи Игорю, что у тебя с роман с сыщиком, а со мной у него чисто деловые отношения.

- Нет, тебе самой нужно сказать об этом Казанове. Мне он ни за что не поверит, а тебе поверит, он же по уши втюрился. Но только не вздыхай, как сейчас, и не смотри виноватыми глазами. Держись нахально и уверенно.

- Ладно, так и сделаю. А вообще-то Алка, я ещё в субботу обратила внимание, как вы хорошо с Виталиком смотритесь. Он не герой моего романа, но с тобой ему комфортно.

- На тебе Боже, что мне негоже, - усмехнулась та.

- Да нет, - смутилась Лариса. - Я не это имела виду. Могу даже рассказать, что мне пришло в голову, - для меня он простоват, а я для него слишком претенциозна.

- Ага, а для простоватой подруги простоватый сыщик в самый раз, съязвила Алла.

- Ну, не злись, дорогая. Извини, если обидела. Я не потому сказала, что мне Виталик теперь не нужен - он тебе тоже нравится, я же вижу.

- Да ладно, мать, - перебила её подруга. - Кончай страдать и жалиться. Может, и приберу к рукам твоего сыщика, не пропадать же добру. Мужичок стоящий. Утешу, раз любимая подруга его бросила. В койке-то он как?

- Нормально, но без изысков. Примитив.

- Ничего, я его обучу. Может, второго Казанову из него вылеплю. Не горюй, мать, это даже не беда, а всего лишь маленькая неприятность. Помиритесь вы с Игорьком и опять будете всласть любиться.

- Спасибо, дорогая. Поехали по домам.

- Погнали, - Алла встала и первой вышла из кабинета.

Выйдя на улицу, она придержала подругу за рукав.

- Старуха, не откладывай в долгий ящик разговор с Виталькой. Давай я сама ему позвоню, скажу, что надо бы потрепаться, а тут ты ненароком случишься, покаешься, что нечаянно изменила любимому, но теперь он вернулся, и вашей с сыщиком лав стори пришел конец. Не дай Бог, они с Казановой снова встретятся. Виталька-то тоже, небось, рвет и мечет. Оба злые, как черти, неизвестно, что они друг другу наговорят.

- Ладно, подруга, - согласилась Лара. - Позвони Виталику и договорись на завтра. Или все же мне самой с ним встретиться? При тебе вряд ли получится нужная тональность в разговоре.

- Тогда попробуй вначале сама, а если он не пожелает с тобой общаться, то тут я встряну. На меня-то он зла не держит. Заодно и утешу его. Когда мужик зол на другую бабу, - он легкая добыча, надо только знать, как его успокоить. Я ему много чего плохого про тебя наговорю, чтобы навсегда лишить иллюзий. Если будешь икать, - это означает, что мы тебя вспоминаем недобрым словом.

Лариса улыбнулась и села в свою машину. Через минуту красный "Фольксваген" подруги промчался мимо, в окне мелькнула её рука, вскинутая в классическом жесте: "Но пассаран!"

Немного подумав, Лара решилась сегодня же встретиться с Виталиком.

"Хоть предстоит неприятный разговор, но не стоит его откладывать. Надо ему все объяснить... ", - решила она. Набрав номер его мобильника, Лариса услышала:

- Я вас внимательно слушаю.

Немного кольнуло в сердце. Пару недель назад, слыша его уверенный голос, она млела. Но и сейчас окатило тепло. Все ж ничто не проходит бесследно. Эмоционально ей с Виталиком было хорошо. Настоящий мужик сильный, уверенный в себе, легко решал все её проблемы. До того её утешал Игорь, но его не было рядом, а за время его отсутствия произошло три убийства. Ей было тяжело и нашелся другой утешитель.

Лариса и сама себя не понимала. У неё есть любимый Казанова, который любит её и носит на руках и в прямом, и в переносном смысле. Другая бы на остальных мужчин и не смотрела. Когда Игорь был рядом, Лара никого не замечала, но стоило ему уехать на две недели, и она тут же увлеклась другим. Кто-то скажет, что шлюха, кто-то обзовет дурой, но натуру не переделать.

Лидия Петровна, её психиатр, не раз говорила: характер - это судьба. Как всегда, она права. Именно из-за своего характера Лариса не раз попадала в разные истории. Да и мужчинам никогда не хранила верность. До сих пор влюбчива, как пятнадцатилетняя девчонка. Стоит увидеть интересного мужика, и уже поплыла.

- Говорите же, я вас слушаю, - услышав в трубке голос любовника, Лара спохватилась, что задумалась.

- Виталик, это я... - почти прошептала она.

В ответ долгое молчание.

"Сейчас пошлет... - с тоской думала Лариса. - Подбирает слова, как бы это сделать в приемлемых выражениях. Не хотелось бы так плохо расставаться..."

В трубке послышался вздох.

- Я тебя слушаю, - сказал он после паузы. Голос уже совсем другой. Тихий, печальный. У неё сжалось сердце.

"Почему я всегда мучаю мужчин, которые меня любят?.."

- Я бы хотела тебя увидеть...

Виталик помолчал. Видимо, раздумывал, хочется ли ему увидеть бывшую любовницу.

- Хорошо, давай увидимся, - наконец услышала Лара. - Где ты хочешь?

- Мне все равно.

- Посидим в ресторане, поговорим в машине или ты приедешь ко мне?

- А ты сейчас свободен? - задала она глупый вопрос и сама растерялась. Понятно же, что раз он намерен с ней встретиться, то бросит все дела.

- Это не имеет значения, - тем же грустным голосом сказал Виталий.

- А где ты хотел бы встретиться?

Лариса и сама не понимала, почему тянет с ответом. Может быть, отдавая ему инициативу, она признавала свою вину и пыталась её хоть как-то загладить? Раньше инициатива принадлежала ей.

- Я бы хотел у меня... - и опять вздох.

"Он ещё на что-то надеется..." - эта мысль почему-то её обрадовала. Не хотелось так по-свински поступать с человеком, который сделал для неё много хорошего, не хотелось оставлять о себе негативное впечатление. Или же она обманывала себя? Просто хотела его увидеть, а по какой причине, - не столь важно.

- Я тоже хочу у тебя, - неожиданно для самой себя сказала Лара.

- Хорошо, тогда у меня.

- До встречи, - тихо сказала она, не прибавив привычного "милый".

Он это сразу про себя отметил, но молчал и не вешал трубку. Чувствуя, что сейчас вот-вот расплачется от безнадежности и злости на себя, Лариса торопливо произнесла:

- Пока, буду у тебя через полчаса.

Убрав мобильник, завела машину, тронулась с места и ткнула кнопку магнитофона, надеясь, что музыка её успокоит. Из динамиков полилось знакомое:

"Как мы делаем больно

Тем, кто дарит нам небо..."

Услышав песню, которую они с Казановой слушали, думая, что это конец их романа, Лариса расплакалась.

"Вот дура-то, - ругала она себя. - Скучаю по одному, сплю с другим, а в перерывах слушаю песни, под которые устраивала надрыв любимому... Может быть, я садистка? Почему я причиняю всем мужчинам боль?"

Стало так жалко и Игоря, и Виталика, что Лариса разревелась ещё сильнее и притормозила у тротуара. Отплакалась, посмотрела на себя в зеркало и усмехнулась. Приедет вся зареванная, а любовник ни разу не видел её плачущей. Решит еще, что она хочет его разжалобить. Достав косметичку, немного подправила макияж и тронулась с места.

Нажимая звонок знакомой квартиры, Лара волновалась так, что даже руки дрожали. Вместо того, чтобы рыдать, надо было решать, как говорить с Виталиком, а она ничего не придумала.

Дверь тут же открылась. Любовник был хмур, видимо, волнение после её звонка уже прошло, и теперь он снова злился. Может быть, даже жалел, что согласился на встречу. Выяснять отношения не в его характере. Любовница его обманула да ещё приехала оправдываться.

- Проходи.

Он посторонился и Лариса вошла в квартиру. Виталий помог ей снять плащ и первым прошел в комнату. Сел в кресло, закинул ногу на ногу и закурил, глядя, как она медленно вошла и опустилась в кресло напротив. С минуту молча разглядывал её, пытаясь понять, зачем она пришла, потом спросил:

- Почему ты плакала?

И тут Лара снова разрыдалась. Он растерялся, не зная, как себя вести. Как и любой нормальный мужчина, Виталий не мог спокойно видеть женских слез. Чаще всего это его раздражало, но те женщины были ему безразличны, а Лариса...

Виталий ещё не разобрался, как теперь к ней относится. Вначале была злость, потом он сказал себе, что хотя подобное в его жизни впервые, но этого следовало ожидать. Она женщина иного круга. Судя по её любовнику, Лариса предпочитает богатеньких.

Поначалу он негодовал - как могла она так притворяться? Изображала из себя утонченную особу, держала его на дистанции. Сыщик ругал себя, что создал в своем воображении идеал и поверил, что живая Лариса соответствует этому образу.

"Зачем я придумал себе сказку про любовь? - думал он тогда. - Лара же сразу дала понять, что о любви речи нет. Я был нужен ей лишь для постели, и она меня получила. Но ведь я и сам, впервые увидев, сразу захотел её трахнуть, и я её трахал."

Циник в силу своей профессии и жизненного опыта, частный детектив Виталий Рылеев, считавший себя неплохим психологом, злился на себя, что впервые в жизни поверил женщине. Та-то сразу поняла, что он не из тех, кто отступит, пока не уложит её в постель, и разыгрывала из себя недотрогу.

"Да не она притворялась, это я на старости лет поглупел и не видел очевидного. На самом деле Лариса такая же шлюха, как и большинство баб, только поумнее многих, вот и ломалась, чтобы набить себе цену, - обдумав все, решил Виталий. - Сотворил глупость, размяк душой, а теперь надо взять мозги в руки, выкинуть её из головы и избавиться от иллюзий."

Сыщик говорил ещё много резких слов о ней, но легче не стало. Уж он-то знал, что говорит все это лишь со зла. Ему было и больно, и обидно, и безумно жалко, что потерял её.

И вот она снова с ним и плачет. Такая женщина, как Лариса - плачет? Он видел, что это не попытка давить на психику и разжалобить, как делали другие его любовницы. Она плакала потому что ей самой было больно.

Виталий встал, присел на подлокотник её кресла и обнял за плечи.

- Не плачь, Ларочка...

Он не знал, что ещё сказать. Не умел частный детектив Виталий Рылеев утешать плачущих женщин. Воды, что ли, ей дать? Или предложить сигарету?

Лара последний раз всхлипнула и вытерла глаза.

- Извини. Веду себя как последняя дура...

Она тоже растерялась, не зная, что говорить, как вести себя дальше. Виталий сидел рядом, обнимая её за плечи, и молчал.

"А ведь мне не хочется его терять... - вдруг подумала Лариса. Наверное, потому я всех и мучаю, что мне никого не хочется терять. Я эгоистка, хочу сохранить всех мужчин для себя, но они-то не могут с этим примириться... Но что я могу с собой поделать?! Если мы с ним расстанемся, мне будет его не хватать. Если бы не было Игоря, то я была бы счастлива с Виталиком..."

Совершенно бессознательно она прижалась щекой к его руке. Всего лишь знак нежности и благодарности, что он не стал осыпать её упреками...

Но Виталий понял это по-своему. Резко притянув Ларису к себе, он начал её целовать с такой страстью, какой раньше в нем не было. В этот момент сыщик ни о чем не думал, он просто неистово хотел эту женщину.

Такой взрыв бывает именно после того, когда кажется, что потерял любимого человека, потом вновь обрел, и нет сил сдерживаться.

Почувствовав его желание, она тут же откликнулась. Пять минут, и они уже в постели. Такого у них ни разу не было.

С Игорем после надрыва тоже был взрыв страсти, но он никогда не вел себя, как самец, охваченный похотью. Даже теряя от голову от любимой женщины, Казанова был утонченно нежен.

Ласки Виталия были грубоваты, но в них было столько неукротимого желания! Он овладел ею, как мачо, мужчина-победитель, которому женщине хочется покориться. И она покорилась.

Лариса не думала о Казанове. Она была с другим и в данный момент хотела только его. Так завелась от его сексуального напора, что впервые испытала с ним подлинный экстаз.

В нем вдруг проснулся сексуальный гигант, и мир для Ларисы снова и снова взрывался сверкающим фейерверком, и она то взлетала, то падала в полном изнеможении, то снова взлетала...

Отдышавшись, Виталий посмотрел на неё долгим взглядом. Так ничего не сказав, встал и через минуту вернулся с бутылкой коньяка и бокалами.

- Вообще-то я пью водку, но с тобой привык к коньяку, - сказал он, и его голос уже звучал как обычно.

Взяв из его рук бокал, Лара молча пригубила его, глядя на любовника.

И что теперь делать? То ли это последняя их встреча и сейчас надо что-то говорить, объяснять, то ли оставить все, как есть и пусть будет как будет? В таком случае она рискует потерять обоих. Уж Игоря-то точно потеряет, он ни с кем не станет её делить. А ей не хочется его терять...

Лариса тяжело вздохнула, и любовник понял, о чем она думает.

- Ларочка, он тебе дорог? - эти слова ему дались с трудом, по лицу пробежала судорога, он сцепил зубы, стараясь сдержаться и не показать своей ревности. Виталий даже не подозревал, что так ревнив.

Ей не хотелось врать. Ведь приехала именно для того, чтобы сказать об этом и поставить все точки над i.

- Да, - тихо сказала она.

- А я?

- Ты мне тоже очень дорог...

Сыщик помолчал. До сегодняшнего дня он даже не задумывался - есть ли у неё другой. Ларочка с ним, и ему с ней хорошо. Она никогда не рассказывала о прежних мужчинах, а Виталий не расспрашивал. И вот он узнал, что у него есть соперник. Да не просто любовник, а мужчина, который уверенно заявил о своих правах на женщину, которую Виталий считал своей. То, что для Ларисы это не просто любовная интрижка, сыщик понял сразу.

Он был страшно зол на неё несколько часов назад. Расставшись с соперником, сыщик сказал себе, что все бабы, в сущности, одинаковы, и Лариса, которую он считал необыкновенной, - такая же, как и все остальные, и нечего терзаться ревностью. Ей нужен этот красавец-плейбой, пусть остается с ним.

Сказать-то легко, но как отказаться от женщины, которая зацепила тебя по-настоящему?!

Теперь Ларочка рядом, и ему стыдно за все, что он о ней думал. Это любимое лицо, немного растерянный взгляд любимых глаз... Нет, она не притворяется. Ее глаза не лгут, и то, что она сказала, - правда.

Почему-то он сразу успокоился и даже ревность уже не терзала. Лариса всего лишь сказала, что он ей дорог, и Виталий снова поверил ей и обрадовался.

Он сам себе удивлялся - ведь не привык делить женщину с другим. Может быть, у его прежних любовниц были другие мужчины, но сыщик о них не знал и знать не хотел. Женщины легко появлялись в его жизни и так же легко уходили. Если бы одна из них завела параллельную интрижку, Виталий бы просто ушел, без сожалений и терзаний. Одной больше, одной меньше - какая разница?! Не эта - так другая, на его долю баб хватит.

Никогда бы он не позволил другой женщине, которая с ним так поступила, прийти к нему снова. И встречаться бы с ней не стал, и оправданий бы не стал слушать, и уж тем более, не стал бы с ней спать.

Как ни странно, сейчас сыщик понимал Ларису и уже не сердился, хоть ему все ещё было больно.

Он и сам не святой. В его жизни тоже бывали и две, и три женщины одновременно. Бывало и больше. Когда-то Виталий был влюблен в свою бывшую жену, но вскоре увлекся другой. Каждая из них хотела, чтобы он принадлежал только ей, а ему тогда хотелось сохранить обеих. В итоге жена от него ушла, а он сам вскоре ушел от любовницы. Да и потом у него бывало по несколько любовниц.

Но если рассуждать здраво, - то у женщин такие же права. Почему женщина, имеющая нескольких любовников, считается шлюхой, а мужчину, имеющего многих любовниц, - называют "ходоком", ловеласом, героем-любовником, - то есть, с позитивным, а не осуждающим подтекстом?! Месяц назад Виталию даже в голову бы не пришло, что он вдруг станет сторонником сексуального равенства женщин. Но факт остается фактом - в данный момент он не только не осуждал Ларису, но и понимал её.

Правда, за эти две недели сыщик не навестил ни одну из прежних любовниц, но лишь потому, что ему самому этого не хотелось. Лара не требовала от него верности и не расспрашивала, как и с кем он проводит время, когда они не вместе. Если бы он хотел - мог бы десятки раз ей изменить, и вряд ли это её затронуло бы.

"Если можно мне, то почему нельзя ей? - думал сыщик, глядя на любовницу. - Ни она, ни я не клялись друг другу в верности. Мы просто были вместе, когда нам обоим этого хотелось. Чего ж я полез в бутылку? Ларочка мне ничего не обещала, я почти ничего о ней не знаю. С чего я взял, что она мне принадлежит? Она спит со мной, потому что ей этого хочется, а вся её остальная жизнь для меня закрыта. Точно так же я вел себя с другими женщинами - приходил к ним, чтобы с ними переспать, а на их расспросы отшучивался. Я думал, что у меня нет никаких обязательств перед любовницами, и Лариса считает, что у неё нет никаких обязательств передо мной."

Сознавать это было больно. Хотя совсем недавно Виталий решил вычеркнуть её из своей жизни, сейчас он отчетливо понял - от этой женщины он никогда не откажется.

Она впервые пришла к нему сама, впервые при нем плакала, впервые сказала ему, что он ей дорог, впервые с таким неистовством отдавалась ему. Почему? Хотела загладить свою вину и оправдаться? Или что-то изменилось в её отношении к нему?

"Нужен ли я ей?" - спросил себя сыщик и не смог ответить. То, что Лариса его не любит, он уже понял.

Впервые увидев её, Виталий подумал, что эта надменная красотка не для него, но второй мыслью, когда они посмотрели друг на друга, была: "Эта женщина будет моей, чего бы мне это ни стоило". Тогда она отвела взгляд, и он понял, что добиться её будет нелегко. Лариса почувствовала его желание, но не ответила на него, значит, он ей не нужен.

Почему же он сразу не догадался, что у неё есть другой? А ведь это было самое логичное объяснение. Даже когда Лариса отказывалась с ним встретиться, Виталию не приходило в голову, что этот вечер она проведет со своим постоянным любовником.

Две недели назад сыщик решил, что Лариса не из тех женщин, которым достаточно лишь секса. Он ей нравился, но не настолько, чтобы она могла уступить. Есть женщины, которые сразу ложатся в постель с мужчиной, если тот нравится, а есть те, которым нужны чувства, а лишь потом близость.

Виталий решил играть по её правилам. Любил ли он её тогда? Или просто желал её, а признания в любви - всего лишь самый короткий путь к постели? Чего тогда было больше - эгоистического желания обладать ею или чувства? Над этим сыщик в то время не задумывался.

Он её хотел и получил, но не перестал говорить ей слова любви даже когда она стала его любовницей. Ему нравилось с ней и спать, и разговаривать, и просто быть вместе, держать её за руку, смотреть в её глаза, молча курить, обмениваясь выразительными взглядами, нравилось говорить ей комплименты.

Теперь уже неважно, любил ли он её неделю назад, две недели назад. Важно, что он испытывает сейчас.

"Я её люблю, - сказал себе Виталий. - Может быть, я для неё ничего не значу, но я не хочу её терять."

Это было уже иное чувство, в нем не было собственничества. Сыщик многое понял и в себе, и в Ларисе.

Эта женщина - необычна, и все с ней будет необычно.

"Пусть так, - решил он. - Она достанется победителю".

- Мы решили избавить тебя от трудности принятия решения, - Виталий говорил совершенно спокойно, но Лариса поняла, что он и сам не ожидал, что скажет ей об этом.

- Каким образом? - испугалась она.

Любовник уже пожалел о своих словах и попытался уклониться:

- Это наше мужское дело.

- Но ведь я имею право знать.

- Не нужно тебе этого знать, - его голос нечаянно прозвучал резче, чем он сам этого хотел.

Лариса тут же высокомерно вскинула голову.

- Если ты немедленно не расскажешь мне, то в ваши мужские дела играйте без меня, - непреклонным тоном заявила она. - Я не собираюсь пассивно ждать, что за меня кто-то что-то решит.

- Это будет подло по отношению к твоему... - Виталий не нашел подходящего слова, чтобы назвать соперника. Он даже не знал, как того зовут.

"Ни фига себе! - ахнул он. - Тоже мне сыщик! Не знал, что у моей любимой есть другой, не знаю даже его имени."

- Говори, что вы придумали, - потребовала Лара.

Виталий с сомнением посмотрел на любовницу. Сказать? Или придумать убедительную отговорку? Нет, нельзя от неё скрывать. Ларочка не съест вранье. И уж точно не потерпит, чтобы за неё решалась её судьба.

- Твой ...

- Его зовут Игорь, - перебила она, видя его затруднения.

- Игорь предложил сыграть в гусарскую рулетку. Кто проиграет, тот застрелится.

- Да вы с ума сошли! - испугалась Лариса. - Вы же взрослые люди, зачем эти дурацкие игры?!

- Нет, в гусарскую рулетку мы играть не будем. Надеяться на счастливый случай не в моих правилах. Я привык быть хозяином своей судьбы и намерен бороться за тебя, поэтому предложил ему дуэль.

- Это ещё хуже! - закричала Лара, вскакивая. - Я тебе этого не позволю! Игорь не умеет стрелять, а ты профессионал. Это будет убийство, а не дуэль!

- Стрелять он умеет, - усмехнулся Виталий. - Так что будет дуэль.

- С чего ты взял, что Игорь умеет стрелять?

- Он сам сказал.

- Да мало ли что он сказал! Игорь такой человек, что никогда не уступит, не испугается. Будет спокойно стоять под дулом твоего пистолета, хотя сам, быть может, ни разу не держал в руках оружия.

- Держал, Ларочка, не все ты о нем знаешь. И оружие у него есть, и обращаться с ним он умеет. Я в этих делах разбираюсь и никогда бы не предложил дуэль, если бы соперник не умел стрелять.

- В любом случае он стреляет хуже тебя.

- Не уверен.

- Ты просто хочешь его убить! - возмутилась Лариса. - Это подло!

- Убить я его хочу, но и он хочет того же. Так что мы с ним на равных.

- Вы оба рехнулись, - простонала она, закрыв лицо руками. - Господи, да за что же мне все это... Скольких уже из-за меня убили, ещё не хватало, чтобы два человека, которые мне дороги, перестрелялись из-за меня.

- Я правда тебе дорог? - отняв руки от её лица, Виталий заглянул в глаза.

- Правда, милый... Только не делай этого, я тебя умоляю... Пожалуйста, откажись от дуэли.

Он отвел взгляд и промолчал. Не в его характере идти на попятный. Да, его просит любимая женщина, но это мужское дело.

Виталий Рылеев не был трусом. Предстоящая дуэль его не пугала, хотя он был стопроцентно уверен, что этот самоуверенный плейбой неплохо стреляет. Почему он так решил, - сыщик объяснить не мог, но он был профессионалом и обладал хорошей интуицией, иначе его давно бы уже не было в живых. Виталий не был ни дураком, ни самоубийцей, но не сомневался, что выиграет дуэль.

Соперник, судя по всему, не был уверен, что выйдет победителем, но мужик не слабый, и за одно это уже достоин уважения.

Нет, ни тот, ни другой не намерены отступать. Тут взыграли чисто мужские амбиции. Даже если оба потеряют Ларису, ни один из них не отступит.

Виталий жалел лишь о том, что рассказал ей о предстоящей дуэли. В иной ситуации он бы придержал язык за зубами, но так размяк душой, снова ощутив любимую в своих объятиях, что перестал себя контролировать. А ведь Игорь ей не проболтался. Видимо, не хотел посвящать Ларису в мужские дела.

"Боже, они уже все решили! - испугалась Лара. - Оба упертых, самолюбивых, ни один не уступит".

- Если вы будете стреляться на дуэли, считай, что ты меня потерял, холодно бросила она, взяв себя в руки. Молча встала и начала одеваться.

Опять ей захотелось побыстрее оказаться подальше от Виталия. В этот момент она его почти ненавидела. Разыгрывал из себя романтического героя, рассказывал ей сказки о своей любви, а на самом деле это собственник, который любой ценой хочет отстоять свое право на то, что считает своим. Ему даже плевать, что ради этого он лишит жизни соперника. "Мое! Никому не отдам!" - вот лейтмотив его поведения.

И что она про него напридумывала?! Ах, ах, сыщик вошел походкой победителя, и она сразу поплыла, поверила его признаниям в любви. Да разве такой человек способен любить?! Он просто хотел с ней переспать, а переспав, решил, что любовница его устраивает.

"Он же бывший мент. Даже если пришел в органы с чистыми помыслами, все его чувства и идеалы давно выхолостились. О чем же ты думала, дорогая, согласившись стать его любовницей?! - с отвращением думала о себе Лариса. Ты же сама совсем недавно имела дело с ментами. Разве среди них был хотя бы один, достойный уважения?! Ни единого, кого можно было бы назвать настоящим мужчиной, хоть и принято считать их профессию чуть ли не героической. И где ты там видела героев? Тебя, ни в чем не повинную женщину, терзали, оскорбляли грязными намеками и подозрениями, морально вытирали об тебя ноги, - и это герои?! И хоть бы один мерзавец после всего этого извинился, когда выяснилось, что я невиновна, и они напрасно лишили меня душевного покоя! И это мужчины?! Мразь это, а не мужчины. Сильны только тем, что у них есть право унижать людей, которые не могут дать им достойный отпор. Виталик из того же теста - когда затронуты его интересы, тут же вспомнил о том, что владеет оружием, и надеется с его помощью добиться своего. Какой же он подлец! А я-то хороша! Из-за того, что у этого мента взыграли амбиции, пострадает человек, который меня любит, и которого люблю я... Неужели этот чертов сыщик надеется, что я достанусь ему, если он убьет Игоря?! Это же просто дикость!"

- Ларочка, не уходи, - попросил Виталий.

Только-только забрезжила надежда, что она будет с ним, и вот опять любимая уходит, и в её душе навсегда останется чувство, что он поступил подло.

Лара продолжала молча одеваться. На душе было так тяжело, что хотелось остаться одной. А может быть сесть в машину, разогнаться и...

"Нет, - тряхнула она головой. - Этого не будет. У меня сын, и я должна жить. Но я не могу позволить им стреляться. Сыщик убьет Казанову. Тогда жизнь утрачивает для меня весь смысл."

Виталий быстро оделся и стоял рядом.

- Что тебе сказать, чтобы ты сейчас не ушла?

- Что ты изменил свое решение.

- И тогда ты останешься?

- Останусь.

Она была готова даже на это. Если сейчас Виталий откажется от своей затеи, значит, он не настолько подлый, как она о нем подумала. Может быть, в тот момент, когда сыщик вызвал Игоря на дуэль, он сделал это импульсивно, необдуманно?

Мужчины амбициозны и самолюбивы. Понятие "мужская честь" для многих не утратило своего значения до сих пор. В прошлом веке соперника вызывали на дуэль, оскорбление смывалось кровью. Сейчас нравы стали попроще, да и оружия у многих нет. Но хотя бы набить сопернику морду - святое дело.

Стала бы Лариса так переживать, если бы Игорь с Виталием просто помахали кулаками? Вне всякого сомнения. Как любая нормальная женщина, она была и против драк, и против стрельбы. Но она ведь женщина, а они мужчины, у них другие представления о том, как решать создавшуюся проблему.

Казанова предложил сыграть в гусарскую рулетку, он любит риск, а Виталий не остался в долгу. Хорошо бы, если бы это было так. Не хочется думать о человеке, с которым только что была близка, - что он подлец.

"Может быть, зря я себя так накрутила? - думала Лариса, глядя на любовника. - Чего я опять кидаюсь из крайности в крайность? То идеализировала его и считала романтиком, то вдруг обзываю ментом. Он же давным-давно ушел из органов потому, что его там многое не устраивало. Виталий фанат своего дела, но ему претила та грязь, которая его окружала, он же сам говорил мне об этом. Тогда я ему верила, почему же сейчас навешала на него всех собак? Нет, он не подлец. Просто они с Игорем сильные мужчины, и ни один не хочет уступать. Как бы я отнеслась к тому, что один из них отказался бы от меня, испугавшись другого? Презирала бы, считала трусом и слюнтяем. Они поступили по-мужски, оба бесстрашны, а я развела типичные бабские сопли. Это так, но я не могу остаться в стороне. Я бы полезла их разнимать даже если бы они затеяли банальную драку, и конечно же, должна что-то сделать в данном случае. Виталик сказал, что хочет убить Игоря, но и тот хочет его застрелить. Как я смогу жить дальше, если хотя бы один из них пострадает? Нет, я не могу этого допустить, чего бы мне это не стоило."

Виталий молча смотрел на нее, размышляя. Соблазн был велик.

"Что мне дороже - самолюбие или эта женщина? - спросил он себя и сам себе ответил. - Дороже всего для меня Ларочка. Хотя я предложил Игорю стреляться не потому, что надеялся, что она достанется мне как победителю, но сейчас, когда она пришла ко мне сама, расклад поменялся. Мне нужна Лариса."

- И ты будешь только моей?

- Да, - ответила она.

"Что ж, за свои ошибки нужно расплачиваться. Если Виталик убьет Игоря, я не смогу жить с этим грузом. Казанова не заслужил того, чтобы с ним так поступили. Затеяв интрижку с Виталиком, я и помыслить не могла, к какому драматическому финалу это приведет. Как я могла позволить себе такое?! Я прекрасно знала, что Игорь ревнив, что он максималист, и ему нужно или все, или ничего. О чем я думала, бросаясь в объятия другого? Да ни о чем я не думала. Понравился мужик, вот и не устояла. Но я ведь уже не сопливая девчонка, чтобы влюбляться то в одного, то в другого, и не сексуально озабоченная шлюха, которая и дня не может прожить без мужчины. Казанова расценит мое поведение как предательство, и будет прав. Я предала нашу любовь, и он имеет полное право презирать меня. Ведь я сама чуть не умерла от горя, узнав, что во время нашего с ним романа он как-то раз пригласил секретаршу в свой кабинет, хотя это совсем другое дело. Она ничего не значит в его жизни, сделала минет, и ушла, а я сознательно легла в постель с другим, причем делала это регулярно. Я спала с Виталиком не потому, что мне нужен был секс, а потому, что мне с ним было эмоционально комфортно. Физическая измена - ерунда по сравнению с изменой психологической. Сама заварила эту кашу, обманула обоих, значит, должна быть наказана."

Глядя в её полные душевной боли глаза, Виталий понял, о чем она думает. Ему стало стыдно, что он почти был готов совершить бесчестный поступок - воспользоваться ситуацией, чтобы удержать эту женщину.

"Ларочка обязательно сдержала бы свое слово и приходила бы ко мне, но разве мне достаточно спать с нею?! Я люблю её и хочу, чтобы она меня любила. Если бы я сейчас согласился, она бы мне этого никогда не простила и презирала. И была бы совершенно права. Лариса не может любить подлеца. Я никогда не был подлецом и не стану им даже ради любимой женщины."

- Мы будем стреляться, и пусть одному из нас повезет, - твердо сказал он.

По упрямому выражению лица любовника Лара все поняла. Уговаривать, разубеждать бесполезно. Закусив губу, она молча пошла к входной двери. Виталий не стал её удерживать.

Так паршиво ей, пожалуй, ещё ни разу не было. Много горя хлебнула она за эти два с лишним месяца, но все это сейчас казалось сущей ерундой по сравнению с грозящей бедой.

Невыносимо ощущать, что из-за тебя кого-то лишают жизни, пусть даже эти люди недостойны жалости. Ларисе было муторно, когда ребята Мирона расправились с тремя её похитителями, ей было очень тяжко, когда убили Костю, её любовника, а затем и исполнителей убийства, но сейчас ей было так плохо, что она почувствовал дурноту.

Лара вышла из машины, и её тут же вырвало. Слава Богу, уже стемнело и во дворе никого не было. Мутить перестало, но облегчения она не почувствовала.

Почему все это происходит с ней? Почему она теряет мужчин, которые её любят? Сначала Костя, потом чуть не потеряла мужа, теперь Игорь и Виталик... А если они выстрелят одновременно и оба попадут?! Нет, даже думать об этом страшно. Нужно немедленно к Алке, может быть, та что-то придумает.

Набрав номер домашнего телефона подруги, она долго слушала длинные гудки, потом набрала номер её мобильника.

- Я! - отозвалась та.

- Алка, ты где?

- В данный момент в койке, можешь к нам присоединиться, - подруга, как всегда, в своем репертуаре. Да и сама-то она хороша - натворит дел и тут же бежит плакаться к Алке.

- Ладно, извини, завтра поговорим, - устало сказала Лариса и дала отбой.

Мобильник тут же затренькал. Наверняка Алка поняла, что подруга в дауне, и решила перезвонить. Лара отключила звонок. Хватит уж трепать нервы подруге.

Набрав номер домашнего телефона Игоря, Лариса услышала длинные гудки. Позвонила на его сотовый - то же самое. Где же он?

"А может быть, оно и к лучшему, что он не отвечает, - подумала она. Что я ему сейчас скажу? Отмени дуэль? Казанова не послушает. Такой же упертый, как и Виталик. Да и как я объясню, откуда узнала о предстоящей дуэли? Значит, виделась с сыщиком. Не к Игорю прибежала, а к новому любовнику. Только хуже сделаю. Дуэль все равно состоится, но даже если Казанова останется в живых, меня он никогда не простит".

На автопилоте Лариса доехала до дома и сама удивилась, как ей это удалось в таком смятении. Окна её квартиры были темны, и она вздохнула с облегчением - муж и сын спят. В таком состоянии лучше не показываться никому не глаза.

Выйдя из лифта, Лара боковым зрением увидела в углу темную фигуру, но даже не повернула головы. Открыв ключом дверь тамбура, она почувствовала за спиной движение.

- Ты Лариса? - услышала она хриплый голос и только тогда обернулась.

Возле мусоропровода сидела на корточках бомжиха. Молодая, но грязная и оборванная, с длинными сальными патлами. Та попыталась встать, но была так пьяна, что осталась в полусогнутом положении, опираясь о стену и покачиваясь. Глаза злющие, рот с выбитыми зубами оскален.

- Твоего Костю убил Казанова, - шепелявя, выкрикнула она. - Он...

Не дослушав, Лариса шагнула в тамбур, захлопнула дверь и на ватных ногах дошла до своей квартиры.

Раздевшись, она прошла в ванную и сняла макияж. Даже смотреть на себя в зеркало не хотелось - так была сама себе противна.

"Что это за нищенка вздумала меня пугать? - вяло думала она, стоя под душем. - Чья-то злая шутка? Опять кто-то пытается довести меня до нервного срыва?"

За эти два месяца на её долю выпало столько потрясений, что даже не хотелось размышлять, кому и зачем это понадобилось. Сейчас у неё проблемы поважнее.

Она приняла две таблетки снотворного и легла. Вряд ли сегодня удастся уснуть. Бессонница уже стала почти постоянным спутником.

Казанова в это время лежал у себя дома. Отключив все телефоны, он с тоской глядел в потолок спальни, где они провели с Ларисой столько счастливых дней и ночей. Любимая ему не позвонит, а больше ему никто не нужен.

"Малышка, что же ты наделала... - терзался он. - Однажды мы с тобой расставались на надрыве, но ты ни с кем из бывших любовников не встречалась, я бы это сразу почувствовал. А в этот раз мы так хорошо расстались, но ты тут же нашла себе другого... Ведь я был уверен, что мы всегда будем вместе. Да и ты говорила мне то же самое..."

Игорь встал и подойдя к бару, налил себе полный фужер коньяка. Он уже выпил бутылку, но хоть бы в одном глазу. Хотелось напиться до бесчувственного состояния, а проснувшись, узнать, что это всего лишь сон, который отразил его постоянные страхи.

"В казино, что ли пойти, проиграться в пух и прах, - вяло думал он, сев с бокалом в кресло. - Нет, не хочется видеть эти рожи. Если мне что не понравится, я тут же полезу в драку. Надо было все же съездить по морде этому менту, хоть бы моральное удовлетворение получил. Ну ладно, пристрелю гада за то, что посмел прикоснуться к моей принцессе, и получу моральное удовлетворение"

Он открыл дверцу шкафа, где лежала его "Беретта" и патроны. Игорь не прятал оружие - на него было разрешение. Ему было без разницы, что мент будет убит из его пистолета. Найдут так найдут, об этом он не думал. Оскорбление смывается только кровью, а когда льется кровь, не думаешь о том, что за этим последует уголовное наказание.

Зарядив "Беретту", Казанова усмехнулся. Мент скривил рожу, услышав, что он умеет стрелять. Пересрал, услышав про гусарскую рулетку - стрелять себе в висок он не осмелился бы, не тот у него характер. Он не гусар, а мент. Потому и предложил стреляться. Наверняка подумал своими подлыми мозгами, что уложит соперника, а потом ментовские дружки его отмажут возьмет у них какой-нибудь "мокрый" ствол, а потом все спишут на заказняк. Хрен-то! Пусть мент и не поверил, но скоро убедится, что противник у него достойный. Еще неизвестно, кто останется лежать на земле.

Игорю захотелось, чтобы скорее наступило завтра и этот мерзавец оказался у него на мушке.

Достав наплечную кобуру, Казанова положил в неё заряженную "Беретту" и отнес в прихожую. Его взгляд упал на чемоданы, в которых он привез подарки для любимой. Как он радовался. покупая ей шикарные туалеты и разные приятные мелочи! Как представлял, что малышка наденет их и тут же пожелает куда-нибудь пойти, чтобы продемонстрировать обновку!

Казанова купил Ларисе все, что нужно - начиная от косметики, духов, домашних сабо на шпильке и кончая деловыми костюмами, вечерними туалетами и драгоценностями к ним. Только ночную рубашку и халат он ей не купил. Когда она с ним, ей не нужно ни то, ни другое.

Лариса ничего не принесла в его дом из своих вещей, и он догадывался, почему. Она ещё не считает его дом своим. Но пусть здесь будет все для нее, куда бы его принцесса ни пожелала пойти.

Игорь не хотел сейчас думать, что будет потом, но ни на одну секунду не сомневался, что останется жив, и будет снова, - в который уж раз! завоевывать свою Снежную Королеву. В этот раз будет потруднее, но ничего, он парень крепкий и не привык сдаваться. Получалось раньше, получится и теперь.

Без Ларисы дом был пустым и неуютным. Казанова прошелся по квартире, вспоминая, как купал свою принцессу в ванне и что потом было, как она сидела в постели и послушно ела то, что он ей приготовил, как лежала на его подушке в ореоле своих чудесных волос, как открывала свои изумительные изумрудные глаза и нежно и благодарно улыбалась ему.

Он и сам удивлялся, что уже совершенно не сердится на нее. На неё нет, только на этого подлого мента. Игорь готов был хоть сию минуту вышибить тому мозги, так он был на него зол. Ну ничего, завтра мозги этого мерзавца разлетятся в разные стороны. Целиться будет в голову. Они договорились только об одном выстреле, и он не промахнется.

Игорь снова налил полный фужер коньяка, потом сходил в прихожую за чемоданами и разложил повсюду подарки для Ларисы, представляя, как его малышка будет все примерять. Даже прикасаться к этим вещам было приятно они для его любимой, и в них она будет ещё красивее. Ему очень хотелось, чтобы его Снежная Королева носила только то, что он ей купил, пользовалась теми духами, которые он для неё выбирал, чтобы она каждую минуту ощущала, что связана с ним незримой нитью, даже если они не вместе.

В малышке вся его будущая жизнь. Сколько раз за время их бурного романа у него было ощущение, что он её потерял, и жизнь для него останавливалась. Ни с одной другой женщиной Казанова не испытывал такого безграничного отчаяния. Лариса заставила его очень сильно страдать, но именно она дала ему такое счастье, что все его терзания просто не в счет. Ради неё Игорь был готов на все - и на подвиг, и на преступление. Если ради спокойствия любимой понадобится убить, - он убьет.

В чем-то они были с ней похожи. Оба цельные натуры и максималисты, искренние и добрые, оба в душе немного романтики, оба одинаково смотрели на многие вещи. Когда их отношения достигали кульминации - и в экстазе, и в надрыве, - их сопровождала любимая музыка.

Решив ещё раз окунуться в то, что было до разлуки, он нашел нужную кассету, включил магнитофон и прихватив бокал с коньяком, сел в кресло.

"Я пытался уйти от любви,

Я брал острую бритву и правил себя.

Я укрылся в подвале, и я резал

Кожаные ремни, стянувшие слабую грудь...

Я хочу быть с тобой...

Я хочу быть с тобой...

Я хочу так быть с тобой...

Я хочу быть с тобой...

- Я хочу быть с тобой, и я буду с тобой! - крикнул Казанова, надеясь, что Лариса пусть и не услышит, но хотя бы сейчас вздрогнет, почувствовав, что он думает о ней. Он любит свою Снежную Королеву и никому не отдаст. Никому и никогда.

"В комнате с белым потолком

С правом на надежду,

В комнате с белым потолком

С верою в любовь..."

Когда песня закончилась, Игорь выключил магнитофон. Его любимая будет с ним, и все у них будет хорошо.

Виталий в это время ехал в машине. Решив отвлечься работой, он взялся за задание, которое терпеть не мог. Слежка за неверными супругами малоприятное занятия для профессионального сыщика. Ну и черт с ним, все ж лучше, чем сидеть дома.

Он тоже думал о Ларисе и о завтрашнем дне. Виталий впервые видел любимую женщину в слезах. Женских слез он видел немало, но то были другие слезы.

Ларочка пришла к нему сама, потому что не хотела его потерять, и плакала потому, что боялась потерять.

Ради любимой женщины он был готов даже стоять под дулом пистолета. Ему не привыкать. Бывало, что и безоружным стоял и не дрогнул.

Поразмыслив, Виталий твердо решил, что не будет стрелять в Игоря. Лариса ему этого никогда не простит. Если он её потеряет, тогда и стреляться не стоит. Пусть даже тот его ранит, ничего страшного. Поваляется на больничной койке, на нем все заживает, как на собаке.

Почему-то он был уверен, что останется в живых. А любимая женщина будет приходить к нему и держать его за руку. Шрамов на его теле достаточно, будет ещё один. Шрамы только украшают мужчину. Зато Ларочка оценит его поступок. А если он хотя бы ранит этого плейбоя, она будет убиваться по нему и проклинать сыщика.

Так что в этой дуэли победит не меткий стрелок, а как раз наоборот.

Вторник, 20 апреля.

Как всегда после бессонной ночи, Лариса еле встала. В душе мрак и чернота. Опять всю ночь её мучили кошмары. Раньше она видела окровавленного Костю с зияющей раной в груди, а теперь то Игоря, то Виталика. Ни того, ни другого ей не хотелось терять. Но скорее всего, она потеряет обоих.

Навалилась тоска, ничего не хотелось делать. Она через силу заставила себя совершать привычные действия. На автомате приняла душ, протерла лицо молочком и нанесла макияж, почти не глядя на себя в зеркало. Не хотелось ей смотреть на собственное отражение. Эта женщина ей не нравилась. Не ощущая вкуса, выпила чашку кофе, выкурила сигарету. Посмотрев на часы, вяло отметила, что сегодня на обычный утренний ритуал ушло гораздо больше времени, чем всегда. Наугад взяв с вешалки костюм, оделась, взяла сумочку и вышла из своей комнаты.

Дон терся о её ноги и умильно заглядывал в глаза, повиливая хвостом. Животные - замечательные психотерапевты. Сколько раз Ларису успокаивало присутствие любимого пса и сейчас, потрепав его по мощному загривку, она немного отошла и даже улыбнулась ему. Он тут же почувствовал, что её настроение изменилось, и активнее заработал хвостом, тычась мордой в её руку.

- Ах ты, хитрюга! Ведь Миша с тобой уже гулял! Потерпи до вечера. Ты уже большой, пора вести себя соответственно.

Пес сразу понял, что прогулка ему не светит, очень выразительно вздохнул, вложив в этот вздох массу эмоций, и улегся напротив входной двери с самым несчастным выражением на морде. Всем своим понурым видом он как бы говорил: "Уходишь, бросаешь меня... Опять томиться одному в пустой квартире..."

Лариса не устояла, уж очень несчастная морда была у собаки. Она сама в дауне, чего ж бедного пса мучить.

- Ну, ладно, пошли прогуляемся, только недолго.

Уже с первых её слов пес все понял и тут же вскочил, радостно виляя хвостом. Куда девался его удрученный вид! Хоть пять минут ещё побыть с любимой хозяйкой - вот настоящее собачье счастье!

Лара даже не стала пристегивать поводок. Дон умница, команд слушается беспрекословно. Единственная его слабость - кошки. Тут уж он забывает про свое хорошее воспитание.

Она совсем забыла о вчерашней бомжихе и только подойдя к лифту, машинально отметила, что той в углу нет. Ну и Бог с ней, эта деградировавшая алкоголичка никакой угрозы для неё не представляет. Если бомжиха опять появится, она спустит на неё пса. Укусить тот не укусит, но напугает так, что та больше к ней не полезет.

Когда они вышли из подъезда, как назло, навстречу попался сосед с доберманом, давним недругом Дона. Но до чего её пес умница! Оценил доверие хозяйки, взявшей его на прогулку без поводка, и спокойно прошел мимо врага, высокомерно отвернув морду в сторону. Тот было присел на задние лапы, натянув поводок, и оскалился, но все обошлось.

Позволив собаке побегать минут пятнадцать, Лара посмотрела на часы и свистнула. Дон тут же примчался, виляя хвостом.

- Все, Донушка, мне пора.

Пес послушно направился к подъезду и остановился у лифта. Лариса отвела его домой и на прощание почесала за ухом.

- Пока, Дон. Недолго тебе осталось скучать. Скоро придет Алешка, вволю навозитесь.

Прогулка её немного развеяла. "Может быть, все обойдется? - подумала Лара. - Ведь Игорь с Виталиком взрослые, разумные люди. Не могут они не понимать, что тот, кто победит, не завоюет меня, а потеряет. Вчера они оба были злы, но за прошедшую ночь могли одуматься."

Сегодня ей не до работы. Позвонив в свой офис, она предупредила заместителя, что её сегодня не будет, и поехала к подруге.

- Ты чего не брала трубку? - накинулась Алла, как только подруга переступила порог её кабинета. - Я уже хотела к тебе примчаться, но решила, что ты отправилась рыдать на груди у Игоря.

- Нет, мать, ты ошиблась, - покачала головой Лариса. - От тебя я поехала не к Игорю, а к Виталику, и рыдала на его груди.

- Ошизела, старуха? Перед ним - то зачем рыдать?

- Я чувствую себя виноватой.

- И как - загладила вину? - тут же сменив тон, иронично поинтересовалась верная боевая подруга.

- Загладила, - вздохнула Лара.

- Что - от чувств опять рухнула в его койку? - недоверчиво спросила Алла

Та покаянно кивнула и вздохнула. Ах, тяжкое бремя плоти!

- Ну, ты, мать, блин, даешь!.. - слегка перефразировав крылатую фразу, покачала головой подруга. - Удовольствие хоть получила?

- Получила... Никогда с ним такого не было. Набросился на меня, как дикий зверь, а я, наверное, в душе немного мазохистка. Мне понравилось, когда меня берут почти силой.

- Значит, реабилитировалась за свое плохое поведение?

- Пока не знаю, - пожала плечами Лариса.

- Что - Виталька круто трахнул тебя, но не простил? - удивилась Алла.

- Да за Игоря-то, кажется, простил.

- А ты ещё что-то учудила?

- Это они учудили. Затеяли стреляться на дуэли.

- На газовых пистолетах? - съязвила верная боевая подруга.

- Нет, на боевых.

- А что, Виталик для дуэли одолжит Казанове свой, из личных запасов? продолжала дурачиться Алла.

Она не верила, что в наше время подобное возможно. Мужики ж не психи. Кто ж из-за бабы стреляется? Морду набить ещё куда ни шло, оба ребята не хилые.

- Я не знаю, - растерялась Лара.

- Брось, мать, не бери в голову. Виталик тебя просто пужнул. Он же бывший мент, значит оружием владеет. Да и при теперешней профессии наверняка регулярно ходит в тир, чтоб не потерять навык. А Игорь, небось, пушку только в руках подержал, он же бизнесмен, а не бандит. Для стрельбы у него охранники есть. Что ж, наш бравый сыщик будет стрелять в неумеху? Или он сам поднатаскает Казанову, чтоб не так стыдно было палить в человека, не владеющего оружием? А потом в тюрягу пойдет за превышение пределов самообороны?

- Виталик говорил, что Игорь умеет стрелять.

- Казанова? Да пусть не свистит! Он, небось, тяжелее авторучки в жизни ничего не поднимал.

- Не знаю, Алка... Мне Игорь никогда об этом не говорил, а Виталику якобы сказал, что умеет стрелять.

- Фигня! - отмахнулась та. - Казанова просто понтится. Мужик он не трусливый, вот и не хотел ударить в грязь лицом. Какой из Игоря стрелок! Может быть, всю эту ночь охранники учили его пистолет с предохранителя снимать и целиться.

- Нет, мать, Виталик был очень серьезен. Я и умоляла его, и грозилась, что он меня потеряет, если затеет настоящую дуэль, но он сказал. что это их мужские дела. Они решили избавить меня от трудности принятия решения.

Алла наконец поверила и разозлилась:

- Вот психи! Тоже мне - Дантес с Пушкиным! Придурки они оба, совсем от тебя без мозгов остались, так ты обоих затрахала. Нет, ты подумай, - какие страсти, а? Пойти, что ли, к ним секундантом? Может, удастся примирить дуэлянтов? Ты хоть знаешь, когда все будет?

- Нет, - покачала головой Лариса. - Даже не пришло в голову спросить.

- Ты в своем уме, старуха? А если они уже стоят напротив друг друга с заряженными пушками?

Лара передернула плечами и тяжело вздохнула.

- Ну-у мать, да ты просто роковая женщина... - Алла смотрела на неё с изумлением. - Ты только представь на минутку, что Виталик ухлопает Игоря, он ведь профессионал. Как же ты после этого сможешь жить? Любимый мертв, а ты достанешься нелюбимому победителю...

- Мать, не терзай меня...

- Да убить тебя мало! - заорала та. - Сидишь тут, сопли жуешь, себя жалеешь и хочешь, чтобы тебя, бедную-несчастную пожалели!

Закрыв лицо руками, Лариса расплакалась.

- Опять в рыдания ударилась, - ещё больше рассердилась Алла. - Кончай из себя слезу давить. Натворила делов... Надо теперь по-быстрому что-то делать, чтобы отговорить дуэлянтов.

- Я Игорю вчера звонила, у него ни один телефон не отвечает.

- Это ты сдуру сделала. Не надо тебе к нему лезть. Он сейчас злой, скажет тебе что-нибудь этакое, а ты взовьешься и, как всегда, встанешь в позу. Я сама ему сейчас позвоню и скажу все, что нужно. Надеюсь, ты больше не намерена крутить роман с Виталиком?

- Мне не хочется его терять... - жалобно сказала Лара.

- Как всегда, ты хочешь одной жопой на двух стульях сидеть! - опять рассердилась подруга. - Потому из-за тебя хорошие мужики вынуждены стреляться. Ты же сама не далее, как вчера, заявила, что сыщик тебе уже поднадоел, и даже сделала широкий жест, швырнув любимой подружке объедки с барского стола!

- Алка...

- Что - Алка! Нет уж, подруга, умерла так умерла, - решительно заявила та. - Я уже настроилась пригреть твоего бывшего любовника на своей пышной груди и приготовила ему место в своей койке. Так что теперь Виталик мой, и нечего телепаться, как говно в проруби.

Лариса в изумлении вытаращила на неё глаза.

- Ага! Испугалась! - удовлетворенно констатировала та. - И слезки сразу высохли, как только замаячила перспектива поделиться с любимой подругой любовничком. Да не нужен мне твой Виталик. Но и тебе, дорогая, он тоже не нужен.

- Мать, мне его жалко...

- Переживешь, - жестко отрезала подруга. - И сыщик твой переживет. Мужичок вполне ничего, на безрыбье, то бишь, безмужичье, для койки сгодится, но на фига он тебе?

- Вчера я тоже так думала. Поехала к нему попросить, чтобы он не лез между мной и Игорем. Но у Виталика было такое потерянное выражение лица... А я, как только представила себе, что никогда больше его не увижу, тут же разревелась.

- Опять ты придумала себе красивую любовь, старушка. Не обманывай сама себя. Бурного трепета в адрес Витальки я от тебя не наблюдала. Мне ли тебя не знать?! Сыщик для тебя проходной вариант. Ты и сама к нему уже остыла, но ведешь себя как собака на сене. Помнишь моего Рекса - тот точь в точь как ты. Косточку где-нибудь припрячет и сидит, охраняет. Она ему и самому не очень нужна, но попробуй кто протяни к ней руку, даже я, - так зарычит и оскалится! И ты туда же.

- Алка, можешь мне не верить, но я хочу быть с ним.

- А с Казановой?

- И с ним тоже.

- Мать, ну нельзя же так! Пойми ты, это невозможно. Ты потеряешь Игоря. Ты хочешь этого?

- Нет, конечно. Я его люблю.

- А сыщика?

- Тоже.

- Даже не знаю, что тебе сказать... - покачала головой Алла. - Я тоже сплю с несколькими мужиками, но ведь это совсем другое дело. У меня с любовниками всего лишь койка, без всяких взаимных обязательств. А у тебя-то не так. Ты же помнишь, как я поначалу относилась к Казанове. Он был бабник, и нужен был тебе лишь как классный любовник. Но теперь я вижу, что он тебя любит. И ведь ты его тоже любишь.

- Никого так не любила.

- И что - ради сыщика ты готова рискнуть Казановой? Пока он был в командировке, ещё куда ни шло. И то рискованно - "доброжелатели" могут донести. Но сейчас-то твой любимый вернулся. Если ты будешь продолжать шашни, Игорь непременно узнает.

- Рассудком я все понимаю, но ничего не могу с собой поделать...

- Да приди же в чувство, подруга, - терпеливо, как своенравного ребенка, уговаривала Алла. - Казанова пылинки с тебя сдувал, ноги мыл и воду пил. Разве такими мужиками бросаются?!

- Я и не собираюсь бросаться.

- По твоему поведению не скажешь, - покачала головой подруга. - Ну вот скажи - неужели у тебя к Витальке такой порыв, что ты все готова поставить на карту? Да таких мужиков, как он, у тебя было до хера и более. Сколько я тебя помню, ты вечно влюблялась без оглядки, а потом сама удивлялась - что это на тебя нашло. Скажешь, не так?

- Так, - согласилась Лара.

- Помнишь, недели три назад я тебе говорила, что ты, коза блядливая, непременно скоро в кого-нибудь опять втюришься?

Та покаянно вздохнула.

- И не вздыхай, как беременная пятиклассница, - сурово одернула её Алла. - Вечно натворишь делов, а потом смотришь несчастными глазами. Одни проблемы от твоей влюбчивости. То в Костю встрескалась, а бедного парнишку замочили, то довела двоих мужиков до дуэли. Ладно, чего тебя лечить!.. Горбатую блядь только могилой исправлять. Давай рабочий телефон Казановы.

Лариса продиктовала номер, та быстро набрала его и после паузы спросила:

- Игорь Николаевич у себя?

Дождавшись ответа, Алла повесила трубку и мрачно уставилась на подругу.

- Нет его и сегодня не будет, - наконец сказала она. - Чует мое сердце, как раз сейчас наши доморощенные дуэлянты стоят напротив друг друга с заряженными стволами.

- Ой, что же я наделала! - зарыдала Лара.

- Кончай мне тут истерики закатывать! Давай номера мобильников обоих.

Всхлипывая, Лариса назвала номера телефонов. Алла поочередно набрала тот и другой, но послушав некоторое время длинные гудки, швырнула трубку на рычаг.

- Не до звонков им сейчас. Курки уже взвели и целятся друг в друга.

Виталик не спал почти всю ночь, сопровождая неверного супруга, которому почему-то не сиделось на месте, и тот со своей телкой шлялся из одного кабака в другой и угомонился лишь под утро. Посмотрев на освещенное окно с незадернутыми шторами, где резвый толстячок и его длинноногая пассия бурно веселились, снимая друг с друга одежду, сыщик с тоской отвернулся. До чего же ему все это осточертело... Хоть обратно в отдел возвращайся, там хоть настоящее дело.

Наконец свет погас. Виталий некоторое время смотрел на дверь подъезда - а вдруг этим двум придуркам придет в голову ещё куда-то отправиться, потом решил, что на сегодня хватит. Половина седьмого утра, беспокойная парочка наверняка сладко спит. Снимков, чтобы продемонстрировать ревнивой заказчице, что её опасения по адресу муженька вполне обоснованы, - сделано уже достаточно. Пора домой, хоть часок поспать.

Войдя в свою квартиру, сыщик быстро разделся, минут десять постоял под душем и рухнул в постель, поставив будильник на восемь.

Когда на тумбочке запиликал мобильник, Виталий машинально посмотрел на часы - девять утра. Или он не слышал будильник, или батарейки сели.

- Я вас внимательно слушаю, - как обычно, ответил сыщик.

- Привет, мент, - раздался в трубке веселый голос соперника. - Ты готов?

- Я-то готов, а ты не передумал?

- Не надейся, не передумал, - хохотнул тот. - Завещание написал?

- Мне некому завещать. Да и незачем. Рано радуешься. Сам-то написал?

- Мне есть кому завещать - любимой женщине. Но завещание мне ни к чему, поскольку я намерен прожить с ней в любви и согласии до глубокой старости.

Виталий сжал зубы в бессильной ярости. Проучить, что ли, этого наглого плейбоя?

- Где и когда? - уже другим, деловитым тоном спросил Игорь.

- В одиннадцать на первой перемычке между Калужским и Киевским шоссе. Там в это время почти никого нет.

- Идет, - согласился соперник. - Надеюсь, ты почистил свою ржавую пушку и провел эту ночь в тире. А про завещание подумай, у тебя ещё есть время.

В трубке послышались гудки отбоя, а Виталий все сидел, продолжая сжимать её в руке.

"Этот самонадеянный болван заслуживает того, чтобы его немного проучили", - твердо решил он. Сунул телефон в карман пиджака и стал быстро одеваться.

Надо ещё заскочить на работу, сдать отчет за вчерашнее.

Подруги уже обо все поговорили и сидели молча, ожидая неизвестно чего. Когда звонили телефоны, то та, то другая нервно хватали трубку, но звонки были лишь от деловых партнеров. Алла раздраженно рявкала, что ей сейчас некогда, а Лариса тихим голосом объясняла, что занята и потом сама перезвонит.

Ожидание было невыносимым. Лара гнала от себя мрачные мысли, что сейчас делают Игорь с Виталием, а Алла металась по кабинету, как разъяренная тигрица. Не привыкла она к пассивному бездействию, но что она могла сейчас сделать?!

- Алка, я больше не могу. Поеду к Лидии Петровне, а то рехнусь.

- Да ты уже рехнулась, подруга. Давай-ка, и в самом деле дуй к нашему психиатру. Привет передай и не забудь сказать, что я тут ни при чем. Мне её уважение дорого, а ты за свою дурь сама отвечай. Пора уже тебе вырасти из школьного платьица гимназистки-отличницы.

- Пока, дорогая, - тихо сказала Лариса и пошла к двери.

- От неё приезжай сюда, вместе будем ждать, кто придет со щитом, а кого принесут на щите. Если кто-то из твоих мужиков позвонит, - сразу же отзвонись мне.

- Ладно, - пообещала Лара.

Приехав в психиатрический центр, она даже не стала ставить машину на стоянку. Плевать, угонят её или разденут. Уже у двери её догнал охранник.

- Мадам, здесь нельзя оставлять машину!

- Поставьте, пожалуйста, на стоянку.

Лариса протянула ему ключи и деньги. Тот лишь глянул на её заплаканное лицо и молча кивнул.

Перед кабинетом ожидали приема трое пациентов, но ей было все равно. Сидя в кресле, она решила не думать о дуэли и оглядывалась по сторонам, чтобы хоть чем-то отвлечься. Без интереса полистала журналы, но читать не хотелось. На месте тоже не сиделось, и Лара стала прохаживаться по коридору.

Глядя на других посетителей, она пыталась решить, кто они и почему пришли на прием. С виду нормальные люди, такие же, как и она. Раньше Лариса представляла пациентов психиатров совсем другими - как персонаж Ильфа и Петрова "Не смотрите на меня, я голая женщина", или такими, как в фильме "Пролетая над гнездом кукушки" - с печатью отрешенности, явного безумия или слабоумия на лице.

"Да, Алка права, я отстала от жизни. Многие нормальные люди ходят на прием к психиатру, чтобы, как и я, обрести поддержку и вернуть себе душевное равновесие. Но их проблемы связаны с какой-то тяжелой ситуацией, а я сама создаю себе трудности, а потом бегаю плакаться к психиатру".

Дождавшись своей очереди, Лара постучала, вошла и поздоровалась. Лидия Петровна что-то быстро писала, но тут же подняла голову и улыбнулась.

- Здравствуйте, Лариса.

- Простите, я вас оторвала от дела, вы что-то записывали. Вы заканчивайте, я подожду.

- Нет, Лариса, я не люблю писать амбулаторные карты в присутствии пациента. Потом запишу. Вижу, что-то опять случилось.

Она кивнула и все рассказала врачу. Лидия Петровна была знакома с обоими. Игоря Лара как-то привела к ней, и та охарактеризовала его в самых лестных выражениях, а на прощание сказала, что тот достоин её любви, и пожелала им счастья. Прошло чуть больше недели, и психиатру довелось познакомиться с Виталиком. Конечно, она все поняла, увидев каким взглядом тот смотрит на Лару, но никак не проявила своего неодобрения.

Сейчас Ларисе было ужасно стыдно: то привела одного любовника на смотрины к своему психиатру - поступок из разряда экстраординарных, то завела нового. Теперь из-за неё они перестреляют друг друга.

Психиатр внимательно слушала её, а когда та замолчала, опустив голову, сказала успокаивающим тоном.

- Не надо терзаться, Лариса. Я знаю обоих ваших мужчин. Оба вас любят. Треугольники в нашей жизни - частое явление и не стоит мучиться виной. Вам ведь оба дороги, не так ли?

- Да, - кивнула та. - Хотя ещё в субботу думала, что роман с Виталиком близится к финалу, но сейчас я не хочу его терять. Я не знаю, что со мной. Алла говорит, что у меня семь пятниц на неделе и все во вторник. То собиралась с ним порвать, а теперь хочу сохранить. А можно любить одного мужчину и влюбиться в другого?

- Конечно. Можно любить обоих, но по-разному. Или бывает так, что к одному мужчине ровное отношение, но без него женщина не может представить своей жизни, а к другому она испытывает страсть или хотя бы состояние влюбленности, или он очень нравится ей в качестве сексуального партнера. Чаще всего, влюбленная женщина даже не анализирует, кого она любит больше, а кого меньше. Потому и складываются любовные треугольники, что женщине нужны оба, и ни с одним она не хочет расстаться. Так что ничего экстраординарного в вашей ситуации нет. Не все же бросают своего мужчину, встретив другого.

- Если бы дело было только в этом... С любовным треугольником я бы уж как-нибудь разобралась. Самое страшное - что из-за меня кто-то из них может убить другого. В любом случае пострадают оба. Игорь, убив соперника, не станет заметать следы и из-за моего легкомыслия окажется за решеткой. То же самое и с Виталиком. Я потеряю обоих.

- Не думаю, - покачала головой Лидия Петровна.

Лара с надеждой посмотрела на нее. Та успокаивающе улыбнулась.

- В чем-то они похожи, верно?

- Да, - согласилась Лариса.

- Возможно, именно этим и привлекательны для вас. Оба сильные, неординарные личности, настоящие мужчины. Я почти на сто процентов уверена, что ни тот, ни другой не выстрелят друг в друга.

- А как же будет?

- Сейчас, возможно, они так ненавидят друг друга, что даже намерены убить. Но Виталик профессионал. Он никогда не позволит себе выстрелить в человека, который не представляет для него угрозы.

- Но он сказал, что Игорь тоже умеет стрелять. Для меня это новость.

- Возможно, он и умеет, сейчас многие этому учатся, и тем не менее, даже если Игорь Николаевич занимался с профессиональным инструктором и регулярно посещает тир, он дилетант. Виталий это прекрасно понимает, а он не такой человек, который способен на низость.

- А Игорь?

- Игорь Николаевич тем более. Он так любит вас, что никогда не позволит себе убить Виталия. Он умница и прекрасно понимает, что в этом случае потеряет вас. Вы не простите ему убийства даже постороннего человека, а уж тем более того, с кем были близки. Игорь Николаевич человек отважный, и я уверена, что он даже готов получить пулю, лишь бы сохранить вас.

- А если Виталик его ранит?

- Нет, Лариса. Оба ваши мужчины - благородные рыцари. Думаю, что вы и сами это понимаете, иначе не влюбились бы в обоих. Вы романтическая героиня, и они готовы биться за вас на таком необычном турнире. Оба готовы получить пулю, оба уверены, что получат её, и тем не менее, оба выстрелят в воздух.

Лара перевела дух и даже улыбнулась.

- Спасибо, Лидия Петровна, вы меня успокоили.

- Но как дальше все сложится, - пока неизвестно.

- Вы думаете, что они оба меня бросят?

- А что бы вы предпочли - чтобы они остались живы или сохранить для себя хотя бы одного из них?

- Пусть и Игорь, и Виталик останутся целы и невредимы, даже если оба меня потом бросят. Если один убьет другого, то я ему этого никогда не прощу, да и он мне не простит, что из-за меня совершил преступление. Во всем виновата я сама, вот и буду расплачиваться за свое легкомыслие.

- Не надо сейчас думать о плохом. Уверена, что финал дуэли будет благополучным, но оба от вас не откажутся. Однако вам придется выбирать, Лариса. Ни тот, ни другой не потерпит соперника.

- Я это понимаю, - вздохнула Лара.

- Так что вас ещё ожидают сомнения и нелегкие переживания. Право выбора для любого человека в такой ситуации - нелегкое дело, а для женщины - тем более, а для вас - в особенности. И сейчас вам нелегко, а потом будет ещё тяжелее.

- Ладно, с этим я как-нибудь справлюсь, лишь бы они остались живы.

- Что ж, вам не позавидуешь, но надеюсь, что вы примете разумное решение.

- А вы думаете, Игорь простит мне измену? Он такой ревнивый.

- Простит, Лариса. Человек, который так любит, способен многое простить. Но не советую вам злоупотреблять. Игорь Николаевич сильная натура и способен наступить на горло своим чувствам. Даже любя вас, он может не простить второго раза. Хотя бывает, что мужчина так теряет голову от женщины, что прощает ей все.

- Мы с Аллой вчера придумали сказать Игорю, что Виталик её любовник.

- Хорошо, что вы этого не сказали. Лучше уж молчать, чем лгать в подобной ситуации. Вы же видите, что ваши мужчины и без вас разобрались, что к чему. Нелепо думать, что Виталик предложит стреляться из-за подруги своей любовницы. Игорь Николаевич не дурак. Я бы посоветовала вам вообще не разговаривать с ним на эту болезненную тему. А он слишком горд, чтобы заговорить об этом сам. Рана в его душе останется, но он сильный мужчина, справится. Разговорами и оправданиями вы только все испортите.

- А как вы думаете, дуэль обязательно состоится?

- Состоится. Оба не привыкли сдаваться, а в ситуации, когда затронута мужская честь, - и подавно.

- Господи, хоть бы все обошлось... - простонала Лара. - Я не уверена, простит ли меня Игорь, но если он пострадает, то я никогда себе этого не прощу.

- Все обойдется. Лариса. Но будьте морально готовы, что потом вам будет нелегко. Придется выбирать.

- Думаю, я однозначно выберу Игоря, лишь бы он меня не бросил.

- Не бросит, - улыбнулась Лидия Петровна.

- Все, что вы мне говорили раньше, сходилось, и я уже сто раз про себя вспоминала вас и убеждалась, насколько вы были правы.

- Я и в данном случае права, так что не тревожьтесь, Лариса. А то, что вы решили остаться с Игорем, - верно. Виталий мне тоже понравился, но вы же понимаете, насколько вы с ним разные. Он очень привлекателен и как личность, и как мужчина, но до вашего уровня ему далеко. Виталий влюблен и готов ради вас горы свернуть, но не все в его силах. Рано или поздно вы в нем разочаруетесь. И дело здесь не только в разнице вашего социального статуса.

- Я тоже думала, что он для меня простоват.

- В личностном отношении он уступает Игорю Николаевичу. Тот гораздо тоньше, эмоциональнее, чувствует вас и понимает. Виталий, хоть и любит вас, но во многом его чувство связано с тем, что вы женщина не его уровня. Вы для него - как принцесса из сказки. В сказках дровосек тоже влюбляется в принцессу, и она делит с ним кров в его лачуге, но вы же понимаете, что принцесса не будет счастлива с ним всю жизнь. Вспомните примеры из художественной литературы. Да хотя бы замечательный фильм "Римские каникулы". Такая романтическая любовь, но принцесса все же отказывается от нее.

- Вы против неравных союзов, Лидия Петровна?

- Против, Лариса. Мужчина и женщина должны быть равны. Брак принцессы с телохранителем и кинозвезды с личным шофером, как показывает жизнь, недолговечен. И не потому, что она богата, а он беден, а потому, что мужчина должен быть независим от женщины. А как он может быть независим, если она его в чем-то превосходит?! Да и в личностном отношении они слишком разные. Для длительного союза важно, чтобы у обоих были одинаковые интересы и равноправные отношения. Ведь отношения мужчины и женщины - это не только секс, как бы им ни было хорошо в постели. Мужчина может жениться на женщине более низкого интеллектуального и социального уровня, если она его устраивает, и такой союз может быть достаточно стабильным. Интеллигентная женщина тоже может увлечься человеком низкого социального статуса именно из-за того, что он привлекателен как сексуальный партнер, но если она выйдет за него замуж, то будет несчастлива. В моей практике таких примеров сотни. Начинается все с сильного влечения, а потом она понимает, что совершила ошибку. В качестве любовника он может её устроить, но не в качестве спутника жизни.

- Но я ведь не собираюсь замуж за Виталика.

- Если вы сумеете вести себя так, что Игорь Николаевич ни о чем не догадается, то можно рискнуть. Но получится ли?

- Не знаю. Как говорится, и хочется, и колется. И от Виталика не могу отказаться, и Игоря боюсь потерять.

- Если вы не уверены, что сумеете сохранить все в тайне от Игоря Николаевича, то я бы посоветовала вам не рисковать. Он по всем параметрам именно тот человек, который вам нужен. Хотя вы вряд ли прислушаетесь к моему совету. Когда дело касается чувств, советовать бесполезно. В беседе со мной вы можете со всем согласиться, но увидев Виталия, забудете о благоразумии.

- Боюсь, что так и будет. Если бы я была благоразумной, то ничего этого бы не произошло.

- Не надо корить себя, Лариса. Наши чувства порой не подвластны разуму. Лишь немногие люди способны управлять собственными чувствами, а уж женщины и подавно.

- Ой, Лидия Петровна, я же совсем забыла!

Достав из сумочки пять талонов, Лара положила их на стол.

- Каждый раз я отнимаю я у вас столько времени, да и сегодня тоже. Поэтому я подстраховалась.

- Лариса, вы все же не можете освободиться от своих стереотипов, рассмеялась Лидия Петровна. - Все должно быть оплачено - такова ваша жизненная позиция?

- Ну, пусть будет по-моему. Так я не буду испытывать неловкости, что нахально пользуюсь вашим временем и отнимаю его у других пациентов, смущенно сказала Лара.

- Хорошо, как вам угодно, если это вас смущает, - согласилась психиатр.

- Я многое поняла за время общения с вами. Я ведь тоже не всегда была такой. Раньше, в те времена, которые теперь принято называть застойными, работала в сфере науки, и у меня тоже были идеалы, в которые я верила. Просто теперь времена другие.

- Есть бессмертные идеалы, Лариса. Это высшие человеческие ценности, без которых наше существование станет вегетативным. Но я не люблю высопарных выражений и мудрствований об отвлеченных понятиях. Я знаю, что могу помочь людям и помогаю им. В этом смысл моей жизни. Скажите, Лариса, а вас не тяготит ваша работа?

- Сейчас уже нет. Знаете, когда втянешься, уже какой-то стереотип появляется. И даже азарт. Но первое время морально было тяжело. Это совсем не мой круг. Другие люди, другие отношения. Только вы не поймите, что я пытаюсь оправдаться или казаться лучше, чем я есть, но я считаю, что деньги, которые мы зарабатываем, - не по труду.

- То есть, прибыль слишком высокая.

- Да. Не мы эти товары производили, мы лишь перепродаем. У нас огромные деньги, а остальные люди работают не меньше нас, но зарабатывают гроши. Вот в чем парадокс.

- И у вас по этому поводу внутренний конфликт?

- Сейчас уже не так, а раньше был. Я поэтому и своего мужа очень уважаю, что он придерживается своих принципов, а я погналась за высокими, но незаслуженными заработками.

- А сможете вы прожить на свою прежнюю зарплату?

- Нет, конечно. Раньше в нашем институте хоть зарплату платили, а теперь и вовсе не платят. И у Миши то же самое.

- Тогда не казните себя. Не вы, так другой. На ваше место придет любой. Этим вы социальную справедливость не восстановите.

- Я тоже надеюсь, что рано или поздно все войдет в нормальные рамки.

- У нас в медицине тоже похожая ситуация. Я работаю в коммерческом учреждении, а многие мои коллеги в государственных. Они получают гроши, а я хорошо зарабатываю, хотя квалификация у нас одинаковая. Но ведь все врачи не могут перейти в коммерческие учреждения. Как же быть остальным больным, не у всех же есть деньги, чтобы заплатить за лечение?! Если бы у нас была нормальная страховая медицина, тогда это было бы доступно каждому. Не было бы разделения на коммерческие и государственные учреждения, все бы имели право получать нормальное медицинское обслуживание. А своих коллег, которые остались на прежней работе, я очень уважаю. Они еле сводят концы с концами, тоже зарплату месяцами не получают, но они не бросают свою любимую работу и не идут в бизнес. Кому-то ведь и больных лечить надо. Среди моих коллег немало идеалистов и бессеребреников.

- Так что мы с вами в равном положении.

- Да, Лариса, но ведь не мы это придумали. Я бы с удовольствием и дальше работала не прежнем месте. Мне пришлось бросить свою научную тему, у меня докторская уже почти готова. Да дело не в ученой степени, просто я люблю свою работу. А наука - это творчество.

- Все бы врачи такими были... - вздохнула Лариса.

- О всех судить не могу, но о своих коллегах-психиатрах скажу однозначно - все они люди неординарные. Лично я не знаю людей более интересных, чем психиатры. Это ведь по анекдотам и мнению отдельных людей сложилось неверное мнение о психиатрах, про "крокодильчиков" и прочее. Назовите мне любую профессию, и уверяю вас, что оспорю, что по сравнению с ней психиатрия - более сложная, а самое главное, думающая наука.

- Наверное, вы правы.

- Права, Лариса. Компьютерщики, программисты, математики, физики и прочие теоретики могут попытаться со мной поспорить, что их наука сложнее. А я за две минуты положу их на обе лопатки. Сейчас я этим уже не занимаюсь, а по молодости вращалась в определенных кругах, где, узнав, что я психиатр, люди сразу же проявляли особый интерес, и у нас бывали жаркие споры. Я не спорщица, у меня чисто логический склад ума, и не было ни одного противника, которого бы я не одолела.

- Вам бы в бизнес, Лидия Петровна, цены бы вам не было!

- Нет уж, Лариса, я на своем месте. Я врач, и этим все сказано.

- И слава Богу. Бизнесменов много, а хороших врачей мало. Наверняка вы помогли тысячам людей.

- Многим, - согласилась Лидия Петровна. - Сейчас, когда я веду прием, в среднем, 15-20 человек ежедневно, а когда работала в стационаре, то 35 человек на ставку.

- Так это же уймища народу! И все психиатры такие же, как вы?

- Нет, к сожалению, не все. И в нашей профессии, как и в любой другой, есть врачи разной квалификации. Психиатр - это не только профессия, это определенный склад личности. Я говорю о настоящих психиатрах, о тех, которых можно считать от Бога. Лично я - потомственный психиатр. Мои родители - психиатры, сестра - тоже. Я с пеленок знала, что стану психиатром. Это невозможно объяснить. Когда твои родители говорят на своем особом, профессиональном языке, когда ты с раннего детства осознаешь, какими безграничными возможностями обладает психиатрия, - то ты уже не можешь представить себя человеком иной профессии. Это единственная профессия, которую я считаю достойной.

- Я вам даже завидую, Лидия Петровна, вы такой фанатик своей профессии, возможно, поэтому вы профессионал столь высокого класса.

- Да, я люблю свою профессию, Лариса, потому что реально помогаю людям. Не было ни одного пациента, которому бы я не помогла.

- Но если посчитать, сколько через ваши руки прошло пациентов, то вы помогли очень многим.

- Да, Лариса. Только этим и живу. Когда в мой кабинет входит пациент, обремененный своими проблемами, которые он не в состоянии решить самостоятельно, подавленный, с ощущением безысходности, а потом уходит в совершенно ином настроении, - вот именно ради этого стоит жить и работать. А вы все меряете на деньги... Разве могут деньги стать эквивалентом или мерилом ощущения своей нужности очень многим людям?!

- Еще раз простите, Лидия Петровна, мою бестактность. Поймите, я тоже не все оцениваю лишь в денежном эквиваленте, а лишь хотела, чтобы время, которые вы затратили на меня, было соразмерно оплачено.

Попрощавшись с психиатром, Лара вышла из кабинета.

Игорь ехал на предстоящую дуэль совершенно спокойным и собранным. Он не спал ни минуты, выпил полторы бутылки коньяка, но чувствовал себя бодрым.

Всю ночь Казанова думал о Ларисе и пришел к выводу, что она ему не изменяла. Он звонил ей из Нь-ю-Йорка каждый день, и она радовалась его звонкам. Ничего такого, что говорило бы, что она спит с другим, он не почувствовал, а интуиция его обычно не подводила. Да и вчера Ларочка вела себя не так, как ведет себя неверная женщина. Его подозрения её оскорбили, она обиделась и выставила его, потому что он был к ней несправедлив.

"Видно, этот мент подбивал к ней клинья, но ему ничего не обломилось, - обрадовался Казанова. - Малышка говорила, что затеяла частное расследование, хотела выяснить, кто убил Костю, а мент работает частным сыщиком. Очевидно, он вел это расследование. То, что он "запал" на нее, вполне естественно. Ни один мужик не может равнодушно пройти мимо моей принцессы. Но она-то Снежная Королева, на фига ей бывший мент! Ларочка и поинтереснее мужиков преспокойно отшивала. Да и в её контору они приехали среди бела дня, не таясь. Если бы у малышки с ним что-то было, - разве стала бы она так светиться?! Нет, моя принцесса тут ни при чем, потому и не боялась сплетен. А вот мент, поганец, возомнил, что такая женщина может ему уступить. Ну, мерзавец, получишь ты сегодня... Я тебя навсегда лишу иллюзий."

Виталий даже не подозревал, что от соперника его отделяет всего несколько десятков машин. Почти бессонная ночь тоже не отразилась на его самочувствии. Работа приучила его легко переносить перегрузки.

"Ларочка, наверное, уже встала, - думал он. - Волнуется моя любимая. Зря я ей все сказал. Это наши мужские дела. Сами разберемся. Точнее, я разберусь с этим самоуверенным нуворишем. Конечно, он приврал насчет меткой стрельбы. Пару раз, небось, поупражнялся в тире, этим его знакомство с огнестрельным оружием и ограничилось. Наверняка сейчас приедет в сопровождении своей охраны, чтобы давить на психику."

Сыщик не боялся ни Игоря, ни его охранников. Охрана - свои ребята. Если они профессионалы, то должны его знать. А если это придурки, которые всего лишь закончили курсы подготовки телохранителей, то они для него не представляют угрозы, даже если решат вступиться за хозяина.

Он не боялся и возможных трупов. В таком деле, раз уж решился, нужно идти до конца. Значит, будет несколько трупов. В том, что он выйдет победителем, Виталий не сомневался.

Из психиатрического центра она снова поехала в офис подруги. Та беседовала с симпатичным мужчиной. Заглянув в кабинет, Лара поняла, что Алла обрабатывает очередного клиента. Подмигнув, она жестом показала ей, что все в порядке, и прикрыла дверь, решив подождать в машине.

Лариса курила и думала о подруге. Молодец Алка. Психует, но не теряет времени зря, работает. Бессмысленное безделье не для нее. Волнения волнениями, а дело прежде всего.

Подруга любит принимать партнеров у себя. Там она хозяйка. Захочет будет сохранять официально-строгое выражение и даже не встанет из-за своего стола, просто укажет партнеру место напротив. Захочет - перейдет в партер. Встанет, дав возможность полюбоваться своими роскошными формами, и с присущей ей грацией сядет на диван, позволив партнеру, в зависимости от того, насколько он ей нужен, сесть рядом с нею, или усадит в кресло напротив.

Если Алке нужно создать интимную обстановку, - то тут ей равных нет. Томно-грациозные движения, небрежная поза, неопределенная улыбка, особый взгляд, - и клиент готов. Но если ей нужно всего лишь продемонстрировать, насколько она хороша, но недосягаема, - она усадит клиента напротив и будет говорить все положенные на переговорах слова, мерцая своими синими глазами, улыбаясь и всем свои видом говоря: "Не для тебя, милый, цвету..."

Да уж, Алка - урожденная актриса. Красива, чувственна, но при этом умна и хитра, может сыграть любую роль.

Характер у неё бедовый, и тем не менее, она не создает проблем другим людям. Свои проблемы Алка решает сама. А заодно и проблемы Ларисы. Уж сколько раз она прибегала к ней вся в слезах и соплях, а та, отложив дела, бросалась на выручку.

Вскоре из дверей офиса вышли Алла и её собеседник - видно, та решила продемонстрировать ему особое расположение. Мило распрощавшись с деловым партнером, она махнула Ларисе, и подруги вернулись в её кабинет.

- Вижу, ты уже облегчила душу с психиатром и получила отпущение грехов, - со смешком сказала Алла.

- Лидия Петровна меня успокоила, что они не будут друг в друга стрелять. По её мнению, оба выстрелят в воздух.

- Нашему психиатру я доверяю. Раз она сказала, то так и будет. Так что кончай трястись. Давай по пятьдесят грамм для расслабухи.

- С утра? - ахнула Лариса.

- А не ты ли не так давно приперлась ко мне в семь утра с предложением напиться? Тогда повод был гораздо менее увесистый - твой любимый Казанова всего лишь улетел в Штаты. А сейчас и меня всю трясет. Наша Лидия Петровна, конечно, умница, зато мужики твои придурки, раз затеяли дуэль. Еще неизвестно, во что это выльется.

Развернувшись на стуле, Алла достала из шкафа бутылку коньяка и бокалы и пересела на диван. Расставив все на столике, она одним движением свинтила пробку и разлила коньяк.

- Загляни, что там в холодильнике, дорогая. Есть опасения, что я опять все вчистую подъела. С таких переживаний я скоро стану, как бочка. И в этом будешь виновата только ты, - она, дурачась, уперла указующий перст в подругу.

Лариса улыбнулась. На душе уже отпустило. И психиатр её успокоила, и Алка ведет себя как обычно. Может быть, и в самом деле все обойдется...

Игорь приехал первым. Свернув с Калужского шоссе, он проехал метров пятьсот, чтобы его сразу было видно с поворота, и вышел из машины. Уже через несколько минут он увидел знакомые "Жигули". Виталий притормозил рядом и тут же вышел. Они стояли в двух шагах друг от друга, у обоих в наплечной кобуре лежало заряженное оружие.

- Что, мент, успел написать завещание? - весело спросил Игорь.

- Успел, - хмуро бросил тот. - Все свое завещал тебе. Пользуйся на здоровье, я не жадный.

Сыщик был удивлен, увидев соперника одного, без охраны. Игорь держался уверенно и было ясно, что он совершенно не боится.

"Вот дурость-то то, что мы затеяли, - вдруг подумал Виталий. - Мужик не трус. Да и с чего я решил, что он трус? Разве Ларочка полюбила бы слюнтяя?!.. - и вдруг поймал себя на том, что произнес про себя слово "полюбила". - А ведь она сказала, что он ей дорог! - озарило его. - Какое же я имею право причинить ей боль?! Она же его любит!"

Ему сразу расхотелось стрелять в соперника. Да пусть живет. К тому же, профессионал, никогда выстрелит в человека, который толком не владеет оружием и не представляет для него угрозы. С его стороны это было бы просто подлостью.

"Нет, не буду я в него целиться, - решил Виталий. - Пусть выстрелит, посмотрим, какой он крутой".

Казанова рассматривал его с легкой усмешкой. С чего он вчера решил, что у того что-то было с малышкой?! Да она же ментов на дух не переносит! Хоть бывших, хоть настоящих. Этот - типичный мент, хоть и бывший. Да разве его любимая принцесса, утонченная женщина, польстится на этого придурка?! Тот даже не побрился перед дуэлью.

- Ну что, мент, на каких условиях стреляемся? - весело спросил Казанова.

- Предлагай ты. Я предложил дуэль, ты согласился. Теперь твоя очередь.

- Двадцать шагов, один выстрел, стреляем одновременно на счет "три". Идет?

- Идет, - кивнул сыщик. - Оружие проверять будешь?

- На предмет - почистил ли ты свою пушку? - усмехнулся соперник.

- На предмет - сколько патронов в магазине.

- Да мне это без разницы, - беззаботно ответил тот. - В моем стволе один. А ты можешь выпустить в меня хоть всю обойму.

"Непохоже, что этот красавчик понтится, - подумал Виталий. - Держится уверенно, не мандражит... Он же не знает, что я не собираюсь в него стрелять, но не боится схлопотать пулю. Ладно, там будет видно."

Они отсчитали двадцать шагов и разошлись по местам. Оба одновременно, отработанным жестом достали оружие, сняли с его предохранителя и встали в типичную стойку.

"Да он и правда не бахвалился, что умеет", - удивился про себя сыщик, отметив отработанные до автоматизма движения Игоря, но ему не было страшно, хотя, судя по всему, намерения у соперника были самые серьезные.

- Начинаю считать! - крикнул Казанова. - Раз... - он сделал паузу в пару секунд. - Два... - ещё пару секунд. - Три!

Виталий выстрелил, целясь на метр выше его головы. Соперник присвистнул, повернул голову, будто желая посмотреть, куда улетела пуля, и ухмыльнулся.

- В молоко, мент.

- Стреляй, твою мать, чего ты ждешь?! - заорал сыщик.

- А я отказываюсь от своего выстрела, - рассмеялся Игорь. - Ствол я тебе дарю.

Он подошел к сопернику и протянул ему пистолет рукояткой вперед.

- Можешь сам застрелиться, - добавил Казанова с наглой ухмылкой. "Беретта" зарегистрирована на меня, так что сразу убьешь двух зайцев - и свой позор смоешь, и меня подставишь.

- Да пошел ты... ! - огрызнулся Виталий.

Он чувствовал себя дурак дураком. Ну надо же - его, профессионала, переиграл этот наглый плейбой! Но следует отдать тому должное - соперник вел себя достойно.

- Значит, не хочешь принять подарок, - ухмыльнулся Игорь. - Ладно, тогда я сохраню его с этим патроном в стволе. Сохраняю за собой и право выстрела. Если ты посмеешь приблизиться к моей принцессе ближе, чем на полкилометра, то я свои правом воспользуюсь, знай это, мент.

Виталий смотрел ему в глаза, и этот мужик нравился ему все больше и больше. Он ведь действительно любит Ларочку. А она любит этого красавца так сильно, что готова была согласиться остаться с ним, Виталием, лишь бы сохранить тому жизнь.

"Я ведь ей не пара, - подумал он с неожиданной грустью. - Ларочка и в самом деле принцесса. Этот щеголь, может быть, и не принц, но я-то уж подавно не принц. Что ж, он поступил по-мужски, и я должен поступить как мужчина".

- Мужик, не я эту ерунду затеял. Ты первым предложил сыграть в гусарскую рулетку. Я лишь предложил другой вариант. О тебе я ничего не знаю, понятия не имел о твоем существовании и вчера увидел впервые в жизни. Для Ларисы я дважды вел частное расследование. Не скрою, она мне нравилась, но не более того. О своей личной жизни она мне ничего не рассказывала, да и не могла рассказать. Лариса - клиентка, которая платит мне деньги за мою работу, вот и все. Но я не мог не принять твой вызов.

- Слушай, парень, а ты мне нравишься, - просиял Игорь. - Ты и правда не лез к моей малышке?

- Не лез, - подтвердил Виталий.

- Тогда позволь пожать твою руку.

И два бывших дуэлянта с чувством обменялись рукопожатием и даже улыбнулись друг другу.

- Игорь, - представился Казанова.

- Виталий, - ответил бывший соперник.

- Слушай, а не выпить ли нам по поводу благополучного исхода и дуэли, и вообще? - развеселился Игорь.

- Запросто, - согласился тот.

- У меня в машине есть горючее. Или поедем куда-нибудь?

- Без разницы. Давай в твоей машине.

Игорь сел в свою "Ауди" и перегнувшись через сиденье, распахнул правую дверцу. Виталий сел рядом. Открыв бар, Казанова спросил:

- Что будешь пить?

- Водку.

- А я коньяк.

"Понятно, почему Ларочка пьет коньяк, - подумал Виталий, принимая из рук Игоря пластмассовый стаканчик. На минуту его пронзила легкая боль, но он тут же справился с собой. - Я тут третий лишний и нечего терзаться".

Игорь плеснул себе коньяка, они чокнулись и выпили.

- Пушку-то возьми на память, - сказал Казанова. - Я отказываюсь от права выстрела.

- На хрена она мне? У меня своя есть.

- Ну, как хочешь. Тогда приношу извинения за причиненное беспокойство. Надо же - чуть не ухлопал ни в чем ни повинного хорошего парня.

"Да уж... Знал бы ты..." - подумал Виталий, но промолчал.

- Слушай, а ты-то за что хотел меня застрелить? - удивился Казанова.

- Я не собирался в тебя стрелять. Ты же видел, что я взял на метр выше твоей головы.

- А я решил, что ты просто промазал.

- Как же... - усмехнулся сыщик. - Если бы я намеревался тебя ухлопать, мы бы сейчас с тобой водку с коньяком не пили.

- Что ж, парень, мы с тобой стоим друг друга. Я ведь тоже не собирался тебя убивать. Вчера зол был, как черт, и честно хотел отправить тебя в лучший мир, потом всю ночь думал и решил, что малышка мне этого не простит.

Опять его пронзила легкая боль. "Может быть, Ларочка все же любит меня... Она сама сказала, что я ей тоже дорог. Я ведь тоже любил двоих женщин, может быть, и она любит нас обоих?.."

Но Виталий был офицером и человеком чести, к тому же настоящим мужчиной. Раз решил не усложнять жизнь любимой женщине, то пусть так и будет.

- А ты что, в самом деле хорошо стреляешь? - спросил он.

- Нормально, - усмехнулся Казанова. - С двадцати шагов-то уж точно не промахнусь и всажу точно куда решил.

- И тебе приходилось стрелять в человека?

- Приходилось, - снова усмехнулся тот. - И попадать приходилось.

"Да-а, непростой ты парень, - подумал сыщик. - А я решил, что ты просто богатенький избалованный плейбой".

- Виталь, ты говорил, что проводил расследование по поручению малышки. И как твои успехи?

- А ты разве не знаешь? - удивился тот.

- Так меня ж две с лишним недели здесь не было. Как раз перед моим отлетом малышка сказала, что поручила своей адвокатессе подключить частных детективов насчет того убийства.

"Теперь все понятно, - подумал Виталий. - Он уехал, а Ларочка закрутила со мной. А я ещё на что-то надеялся... В любом случае, когда Игорь бы вернулся, она меня бы бросила. Так что я все сделал правильно."

- Ты какое убийство имеешь ввиду?

- А что - их было несколько? - удивился Игорь.

- Их было до хрена и больше, - мрачно подтвердил сыщик.

- Ни фига себе! - ахнул тот. - А я в Штатах прохлаждался, пока моя принцесса была в опасности. Ну-ка, ну-ка, расскажи подробнее.

- Про убийство её заместителя ты знаешь? - Виталий решил не говорить, что Костя был любовником Ларисы. Мало ли, может, этот ничего не знает.

- Конечно, - кивнул Игорь.

- Костю убил профессиональный киллер по приказу бандитского главаря Саввы. Тот хотел подставить Мирона. Наводчиком был Сева Синяев, экспедитор фирмы Ларисы. После убийства Сева вел себя спокойно, а потом вдруг чего-то испугался, замельтешил, подал заявление об уходе, а Лариса стала его расспрашивать и дала понять, что подозревает в причастности к убийству Кости. Тот перебздел, решил сделать ноги и кинулся к Савве. Саввин киллер принес ему бабки и поддельный паспорт, но воспользоваться Сева не успел, схлопотал пулю. В тот же день взорвали и самого киллера.

- Ну и дела... Отважная женщина моя принцесса, раз решилась вывести на чистую воду предателя.

- Да это ещё не все. Лариса действительно очень храбрая женщина.

- А что - с малышкой ещё что-то было? - Игорь явно испугался за нее.

"Дурак я, что встрял между ними, - подумал Виталий. - Если б я знал..."

- Спустя неделю Наташа, бывшая одноклассница Аллы и Ларисы, замочила своего дружка. Тот ещё мерзавец, типичный альфонс. Заставил её открыть фирму, они на пару "кидали" партнеров, "кинули" и Ларису на приличную сумму. Этот Марик доил Наталью, заставил подписать генеральные доверенности - и на её банковский счет, и на все её имущество, а потом сорвал крупный куш и намылился избавиться от неё с помощью киллера и все присвоить. Приготовил поддельный загранпаспорт, имел приличный валютный счет. Наталья случайно заметила, что он стащил у неё чековую книжку и ухлопала его канделябром, а потом сбросила труп в выгребную яму у себя на даче.

- А моя принцесса при чем? - удивился Игорь.

- Да это не она, это все Алла затеяла.

- Ну надеру я задницу верной боевой подруге! - рассердился Казанова. Вечно она впутывает наивную малышку во всякие авантюры.

- У них не было другого выхода. Наталья подставила Ларису. Намеренно или невольно, - мы не знаем, она невменяемая. Лидия Петровна, их психиатр, сказала, что у неё эпилепсия. Из-за этого бывают такие состояния, когда Наташа за себя не отвечает. В таком состоянии она и ухлопала дружка, а сама ничего не помнит. После убийства села в свою тачку, заснула за рулем и врезалась в столб. Почти сутки там лежала, пока её нашли и привезли в Склиф. Очнулась и поняла, что что-то натворила, испугалась и позвонила Алле, что попала в аварию, лежит в больнице. Они с Ларисой пришли навестить её, принесли передачу. Тогда они понятия не имели, что Натка убила любовника. Супруга Марка подняла шухер и следователь тут же вцепился в Натку. А раз подруги пришли к ней, то и их бы стали трясти. Марк с Натальей были деловыми партнерами Ларисы, "обули" её по-крупному, к тому же Марик в пытался к ней подкатиться. Вот Алла и решила, что Наташа намеренно подставила Ларису, и та опять будет подозреваемой в убийстве - ей могли приплести сразу два мотива - ревность и месть за "кидалово". Лариса попросила меня выяснить, куда делся Марк. Тогда мы ещё не знали, что этот мерзавец плавает в выгребной яме, думали, что он скрывается от кредиторов. Я подключил своих ребят, по всему выходило, что альфонса нет в живых. Но Алла проявила самостоятельную инициативу. Они забрали Наталью из больницы и повезли на её дачу. Психиатр под гипнозом дала той установку на воспроизведение событий той ночи, когда пропал Марик. Подруги думали, что Наталья поедет в то место, где он скрывается, а та ночью продемонстрировала, как ухлопала дружка и сбросила его труп в яму с дерьмом. Потом села в машину, но Алла не дала ей уехать, вытащила её, а Натка была в невменяемом состоянии и стала драться.

- Что, даже с малышкой? - ужаснулся Игорь.

- Ей больше всего досталось. Алле Наталья прокусила руку, а Лариса пыталась её удержать, и та её всю исколошматила.

- Все, парень, я должен лететь к ней, - решительно заявил Казанова. Какой же я дурак! Сколько ей тут досталось, а я вчера устроил дурацкую сцену ревности. Прости, друг, что так получилось. Спасибо тебе за все. Если не возражаешь, как-нибудь посидим, выпьем. С меня причитается.

Игорь достал портмоне и вытащив пачку стододолларовых купюр, протянул Виталию. Тот отрицательно качнул головой.

- Лариса мне уже заплатила.

- Она заплатила за работу, а это премия. Ты все так быстро сделал и защитил мою принцессу, пока я кантовался по заграницам.

- Не надо. Премии нам дают на работе.

- Ну как знаешь. Тогда дай свой телефон.

Казанова протянул свою визитку. Виталий достал свою и отдал ему.

- Мужик, если тебе надоест работать частным детективом, приходи ко мне. Выпру своего начальника охраны и возьму тебя. Ты мне нравишься.

"Ты мне тоже, - подумал Виталий. - Но в охранники я к тебе не пойду".

Он промолчал, и Игорь понял, что тот не придет.

- Есть идея получше. Будь телохранителем малышки, а? Она отказывается от охраны, её раздражают эти тупые мордовороты, а ты хороший парень, тебе моя принцесса доверяет. Только тебе я могу доверить её охранять.

"Ага, доверили козлу сторожить капусту, - усмехнулся про себя сыщик. Дурак ты, парень, я был о тебе лучшего мнения. Как раз телохранитель-то и спит с тем телом, которое охраняет. Если бы я не спал с Ларочкой до того, то став её телохранителем, уж точно заманил бы её в постель."

- Спроси её сам, - ответил он. - Она вряд ли согласится.

- Согласится, - воодушевился Игорь. - Я её уговорю.

"Ну и дурак, - снова усмехнулся про себя Виталий. - Тогда рога у тебя будут в два ряда. Тут уж я умываю руки. Если Ларочка согласится, значит, сама хочет, чтобы я был рядом с ней".

- Ты-то как, согласен? - спросил Казанова.

- Согласен, - кивнул тот, пряча улыбку.

- Все, парень, я погнал, - Игорь повернул ключ в замке зажигания.

Сыщик вышел из его машины и пошел к своей. Игорь развернулся, помахал на прощание и проехал мимо, потом вдруг дал задний ход и притормозил рядом.

- А чем все кончилось?

- Я привез на дачу психиатра, она вывела Наталью транса и мы отвезли её в психушку.

- Малышка очень испугалась?

- Нет, я же говорил, Лариса очень храбрая женщина. Радовалась, что Натку не посадят.

- Ни фига себе! - присвистнул Казанова. - А почему она радовалась?

- Так Наталья ж психбольная и не отвечает за свои поступки. Они с Аллой уже два раза навещали Натку в психбольнице.

- А когда это случилось?

- В эту субботу, три дня назад.

- Вот черт! Ну и дурак же я!

"Это уж точно", - мысленно согласился с ним Виталий.

- Пока, парень. Увидимся. Я позвоню.

Казанова махнул рукой и рванул с места.

Некоторое время сыщик смотрел ему вслед, потом усмехнулся и сел в машину. Почему-то он был уверен, что Ларочка согласится, чтобы он стал её телохранителем. Уж он сохранит её тело...

Подруги на нервной почве уже почти уговорили бутылку коньяка. Лариса ничего не ела, хоть Алла и уговаривала её. Махнув рукой на фигуру, верная боевая подруга сама съела все, что принес её преданный оруженосец Толик.

Они разлили по последней и только потянулись, чтобы в очередной раз чокнуться за благополучный исход дуэли, как распахнулась дверь и вошел Казанова.

- Игорь! - обрадовалась Лара, роняя свой бокал. - Ты жив!

- Как видишь, моя принцесса. А почему я должен быть "не жив"?

Лариса уже была заметно пьяна. Бессонная ночь и полбутылки коньяка на голодный желудок...

- Так Виталик сказал, что у вас дуэль... - пролепетала она.

Алла незаметно пихнула её под столом ногой, но было уже поздно, пьяненькая подружка проболталась.

Счастливый Казанова даже не обратил внимания на её оплошность. Да и что особенного, что личный сыщик позвонил своей клиентке и сообщил о предстоящей дуэли? Может быть, он решил попрощаться?!

- Дуэль состоялась. Оба дуэлянта живы, здоровы и даже расстались друзьями.

Попытавшись подняться, Лара не удержалась на ногах и рухнула в кресло, сбив половину посуды со столика.

- Обожаю, когда бьется посуда! - весело заявил Игорь. - В прошлый раз она билась, и я был счастлив. Сейчас то же самое. У тебя ещё есть бокалы? повернулся он к Алле.

- А то!

Она достала новые бокалы и ещё одну бутылку коньяка.

- Или не так, мои милые дамы. Я приглашаю вас в ресторан. Отметим радостное событие.

- Ты что, очумел? - возмутилась Алла. - Ларка уже лыка не вяжет. Куда ей в ресторан? Сейчас мы её уложим на диване, пусть проспится. А мы с тобой разомнемся за бутылочкой.

- А ты почему ни в одном глазу? - удивился Казанова.

- Во-первых, действие любого яда зависит от массы тела. Моя масса ровно в полтора раза превышает Ларкину. Во-вторых, она всю ночь не спала, пришивала черную вуаль к шляпке и перекрашивала сиреневый костюм в черный цвет. Видишь, уже заранее одела и темный костюм, и черные колготки. Приготовилась тебя оплакивать и решила привыкать к трауру. Эпитафию на твое надгробие мы сочинить ещё не успели, как раз собирались этим заняться, а тут ты явился, живехонек, чему мы несказанно рады. А в-третьих, я и дома завтракала, и здесь на нервной почве умяла и за себя, и за Ларку, и за того парня, а она ни крошки не съела. И вот - закономерный результат, - жестом актера трагедии Алла указала на подругу, которая сидела, тараща на них глаза. - Пьяная в дым, и самое главное, приобрела дурную привычку напиваться уже с утра да ещё и меня спаивает. Плохо кончит твоя принцесса, дорогой Казанова. У меня уже есть печальный пример в лице моего третьего мужа. Тот тоже, как только начал пить с утра, так я его тут же выгнала.

Проигнорировав Аллины приколы, Игорь склонился над Ларисой.

- Малышка, ты без меня опять ничего не ела... А ну-ка, что это? - он приподнял её за подбородок и она слабо простонала. - Извини, детка, больно?

- А ты думаешь, приятно? - тут же встряла верная боевая подруга. - У неё там синячище на полметра. Муженек поколотил за неверность. Все ты виноват. Соблазнил порядочную женщину и укатил в командировку. За тебя Ларка невинно пострадала.

- Кончай хохмить, - отмахнулся Игорь. - Мне Виталий все рассказал.

- А, так ты уже знаешь, что это боевые отметины, полученные в честной драке?

- Знаю. А ещё куда Наталья её ударила?

- Не боись, туда не ударила, - успокоила его Алла. - Она колотила Ларку каблуками по ногам, исцарапала руки, а башкой била по подбородку. Потому твоя любимая вынуждена носить черные колготки, а к ним, соответственно, темный костюм, хотя терпеть не может таких мрачных расцветок. А синяк на подбородке замазала, так что его не очень видно.

- Алла, я вообще-то намеревался надрать тебе задницу за случившееся.

- Я не против, - засмеялась та и повернувшись к нему спиной, встала в позу. - Начинай.

- Нет, это было до того, как Виталий мне все рассказал, так что я передумал.

- Эх, вечно не везет! - притворно вздохнула она. - Я мечтаю стать мазохисткой, всех мужиков прошу отхлестать меня по заднице, а они бздят. А чего это мы не пьем?

- Нет уж, я пить не буду. Заберу малышку и буду её лечить.

- Знаю я, как ты будешь её лечить, - хмыкнула Алла.

- Постыдилась бы, - укорил её Игорь, но не выдержал и рассмеялся.

- Эх, Казанова, а то я тебя не знаю. Ты уж давай аккуратно, не забывай про боевые травмы.

- Алла, но если ты ещё хоть раз втянешь малышку в какую-нибудь авантюру, то я тебе точно надеру задницу.

- Все обещаешь... - разочарованно вздохнула та. - Опять, небось, обманешь доверчивую женщину.

- Пока, подруга, - завершил Игорь пикировку, поднял Ларису на руки и понес к дверям.

- Стой, Казанова! - заорала Алла. - Офигел, что ли, тащить её на руках по моему коридору?! Что ребята подумают? Поставь, где взял! Ларка и сама дойдет своими ножками. Подумаешь - двести пятьдесят коньяка!

Немного подумав, Игорь бережно опустил Лару на пол.

- Дойдешь, малышка?

- Дойдет-дойдет, - заверила Алла. - Это она от пережитых волнений ослабела. Сейчас воспрянет. А ну-ка, давай, подруга, обними меня за талию. А ты не лезь! Я и без тебя её дотащу. Погоди, давай сделаем не так. Открой дверь и кликни Толика.

Казанова выглянул за дверь и махнул рукой. Тут же появился верный страж.

- Толян, шугани-ка ребят из коридора, - приказала Алла. - И охранников тоже, а сам встань в дверях.

- Чо, Ларка напилась, что ли? - удивился тот.

- Не твое дело! - рявкнула Алла. - Будешь мне ещё тут выступать!

Тот сразу ретировался. Когда они вышли из кабинета, коридор был пуст. Толик распахнул входную дверь, и верная боевая подруга благополучно довела Ларису до "Ауди" Игоря, а тот усадил её на сиденье.

- Пока, Алла, - попрощался Игорь. - Спасибо за все, хоть и хочется тебя отшлепать.

- Так в чем же дело? - опять начала дурачиться та.

Он усмехнулся, завел машину и тронулся с места.

В машине Лара уснула и не проснулась даже когда Игорь остановился во дворе своего дома, поднял её на руки и внес в подъезд.

- Возьми у меня из кармана ключи от тачки и запри, - шепотом сказал он консьержу, и когда тот забрал ключи, понес Ларису к лифту.

Дома Казанова бережно уложил её на кровать, вытащил шпильки из волос и осторожно раздел. Увидев синяки на её руках и ногах, он разозлился, но потом вспомнил, что их нанесла женщина, да к тому же, душевнобольная, и немного успокоился.

Укрыв спящую Лару, Игорь закрыл дверь спальни и, взяв мобильник, пошел в самую дальнюю комнату. Позвонил на работу и договорился с замом, что тот подъедет к нему через полчаса и заберет документы. Все его сотрудники, конечно же, знали про страсть своего шефа к Ларисе Ивлевой. Никто не сомневался, что тот после командировки несколько дней не появится в своем кабинете, но они были вышколены и весьма достоверно делали вид, что все путем. А Казанове было наплевать, что они думают.

Игорь тихо вошел в спальню и смотрел на свою любимую. Пьяные женщины вызывали у него физическое отвращение, но ни час назад, ни в эту минуту подобных чувств не возникло. Ее лицо было беззащитным, как у ребенка, и Казанова растрогался.

"Моя малышка, девочка моя маленькая, - с нежностью думал он, - сколько тебе пришлось пережить, а ты все такая же очаровашка, прелесть моя..."

Ему даже нравилось стоять, прислонившись к дверному косяку, и смотреть на нее. Просто смотреть, как в его постели спокойно спит любимая, - уже счастье...

Взглянув на часы, Игорь спохватился, что скоро подъедет Сергей, вышел из спальни и подошел к окну. Увидев, что знакомая "Тойота" притормозила у подъезда, он заранее открыл дверь, чтобы звонок не разбудил Ларису.

Зам, увидев шефа на пороге квартиры, немного растерялся, но тот приложил палец к губам, закрыл дверь в спальню и провел его в глубь квартиры. Они быстро обсудили дела и тихо попрощались.

- Игорь, иди ко мне, - услышал он голос Ларисы и вошел в спальню.

- Как себя чувствуешь, малышка?

- Хорошо, - улыбнулась она. - А ты думал, что я сейчас буду просить у тебя холодного шампанского?

- А коньяку хочешь?

- Бр-р, - передернула Лара плечами. - Меня мутит от одного слова.

- Тогда я буду тебя кормить.

- Корми, - согласилась она и села поудобнее.

Через несколько минут он принес именно то, что любила Лариса, салаты, разную рыбу, креветок и маринованные щупальца осьминога.

- Моя русалка будет питаться морепродуктами, - торжественно заявил Казанова, водрузив полный поднос ей на колени.

- А ты?

- Я тоже готов полюбить то, что любишь ты.

С тихим ужасом он смотрел на её исцарапанные, покрытые синяками руки.

- Бедная моя, - он нежно погладил её руку. - Как тебя разукрасила эта Наташа...

- Самое удивительное, что Ната миниатюрная женщина, едва достает мне до подбородка, но тогда в ней проснулся дикий зверь и появилась силища необъятная. Она так отчаянно вырывалась, что даже Алка не сумела её удержать. Натка пиналась, кусалась как бешеная. Пришлось мне обхватить её сзади, но она ни секунды не стояла спокойно.

- Как же вы её усмирили?

- Алка велела мне отпустить её и ка-ак врежет! Потом сама переживала, что так сильно ударила, мы же тогда не знали, что Натка психбольная. Кстати, это тайна, психиатр взяла с нас честное слово, что мы никому не расскажем, а то Наташу следователи замордуют. Лидия Петровна пока спрятала её в психиатрической больнице, потом у неё будет официальный диагноз, и её больше не тронут.

- Я смотрю, ваш психиатр активно принимает участие в вашей жизни.

- Да, я к ней постоянно хожу. Сегодня тоже была.

- Прости меня, малышка, за вчерашнее...

- Ерунда, - улыбнулась Лариса. - Мы же с тобой не можем жить без надрыва.

- Это точно! Но в этом есть и своя прелесть - то думаешь, что все, аллес, а потом вдруг раз! - и счастья привалило, моя принцесса опять со мной.

- Я сегодня всю ночь представляла тебя то раненным, то убитым, чуть не умерла от горя.

- Милая моя... - он притянул её к себе и поцеловал. Потом отстранился и виновато вздохнул. - Ну что я могу с собой поделать!.. Я опять тебя хочу.

- Я тебя тоже. Иди ко мне...

- Боюсь причинить тебе боль...

Сдвинув одеяло, он посмотрев на её синяки и ссадины и покачал головой:

- Тело женщины с такими отметинами должно было бы вызывать чисто физическое неприятие, а у меня только нежность и страх дотронуться.

- А ты до них не дотрагивайся, но даже если случайно коснешься, я этого даже не почувствую...

- Тогда я только вот тут дотронусь... - его голос опустился до шепота, и Лара, откинувшись на подушки, замерла в блаженном предвкушении. Вздрогнув всем телом, она выдохнула свое "А-ах!" - и полетела ввысь, то достигая вершины, то медленно опускаясь с нее, а потом опять взлетая, и опять...

Еще не открывая глаз, она протянула руку и пробежала пальцами по телу любимого. Пальцы замерли, охватили и нежно погладили. Игорь выгнулся навстречу. Быстро развернувшись к нему, Лариса потерлась щекой о его живот, пробежала губами, но любовник нежно отстранил её лицо и шепнул:

- Не сейчас... Иди ко мне.

- Как ты хочешь?

- Сядь на меня.

Он помог ей и ощутив его в себя, она вскрикнула. Несколько мощных толчков, ей даже было немного больно, потом Игорь, несколько раз вздрогнул, простонал и на пару секунд замер, но тут же притянул её к себе.

- Прости, малышка. Я так завелся, когда тебя ласкал, так соскучился, что не смог сдержаться. Такие долгие перерывы не на пользу, теряю квалификацию.

- Ничего ты не теряешь, - засмеялась она. - До этого я так долго наслаждалась, мне пока и этого хватит.

- Нет, не хватит, - возразил он. - Не имею права оставить мою девочку заведенной, но неудовлетворенной.

Казанова, приподняв её за плечи, снова усадил на себя и взяв за бедра, подтянул поближе.

- А-ах! - вскрикнула Лариса и опять полетела...

Когда она внезапно упала на спину, Игорь от неожиданности не успел её подхватить, и она задела затылком его бедро.

- Больно, малышка? - встревоженно наклонился он над ней.

- Нет, хорошо, - открыв глаза, улыбнулась Лариса.

- Ты так резко упала, что я не успел тебя удержать.

- Ты же знаешь, что я почти теряю сознание, когда ты меня так ласкаешь.

- Тогда я не буду ласкать тебя в рискованных позах.

- Давай в нерискованных.

Он снова лег на спину и позвал ее:

- Садись на меня, но теперь спиной.

Присев над ним на корточки, она попробовала без помощи рук, но не получилось.

- Я не умею... - растерянно оглянулась она на любовника.

- Ах ты, моя прелесть, - растроганно прошептал он. - Просто не могу поверить - женщина, как невинная девчонка. Ничего не умеет, все в первый раз.

- Но ведь правда в первый раз. Я не знаю, что мне делать.

- Ничего не делай, я сам. В этой позе тебе будет трудно, ноги устанут.

У Игоря все получилось ловко и быстро.

- А-ах! - вскрикнула Лариса и откинулась на спину, но на этот раз он успел её подхватить и бережно уложил на себя.

Ее распущенные волосы щекотали его лицо, её неповторимый запах обволакивал, её голова лежала в ложбинке между его шеей и плечом, а Казанова тихо млел от счастья...

Скатившись с него и лежа на боку, Лариса легкими движениями пальцев перебирала его волнистые волосы.

- Как я тебя люблю... Я так соскучилась...

- Ты говоришь таким голосом, что я опять завелся.

- Так в чем проблема? - ты ведь так говоришь. Иди ко мне...

Казанова лежал рядом, смотрел на любимое лицо и не мог насмотреться.

- Моя принцесса, чем больше я с тобой, тем больше я тебя люблю. Все у меня с тобой впервые. Я впервые полюбил и впервые испытываю такую нежность, я впервые подчиняюсь женщине и радуюсь этому.

- У меня с тобой тоже все впервые.

- Мне просто трудно поверить, что ты, имевшая кучу любовников, так неопытна. Видишь, я уже совсем не ревную тебя к прошлому и спокойно произношу слово "любовники".

- Я же тебе раньше говорила, что ничего не умею, а ты мне тогда не верил. Я была ужасно закомплексована, вся зажималась, боялась света, боялась, что меня увидят, боялась всего нового. А ты избавил меня от комплексов, и с тобой я все постигаю впервые.

- Ты моя заколдованная принцесса, которую я расколдовал.

- Ты мой любимый принц Казанова. Лидия Петровна сегодня сказала, что ты благородный рыцарь, потому и устроил самый настоящий турнир в честь своей дамы сердца. Она успокоила меня, что все обойдется, ты выстрелишь в воздух. Именно так и было?

- Умница твой психиатр, - уклонился он от ответа. - На днях заеду к ней с цветами. Какие цветы она любит?

- Лилии.

- Будет ей миллион лилий, раз она умеет так успокоить мою принцессу. А духи она любит?

- Какая же женщина не любит духи? Я подарила ей "Йоши", она была рада.

- А я подарю ей "Живанши III", они как раз подойдут к её характеру.

- Подари. Лидия Петровна все поймет. Она так хорошо о тебе говорит.

- Малышка, а можно, я подарю тебе духи, которые мне нравятся?

- А тебе не нравятся мои?

- Мне все в тебе нравится, но я хочу, чтобы от тебя пахло духами, которые выбрал для тебя я.

- Ты как-то сказал, что знаешь, какие у меня духи, хотя я тебе об этом не говорила.

- Конечно, знаю. "Органза".

- Поразительно! А какие ты хочешь мне подарить?

- Если ты не против, то "Шанель Аллюр" как повседневные. Они такие же изменчивые, как ты, моя неожиданная женщина. В течение дня шесть раз меняют свой аромат. А в качестве вечерних духов - "Коко Шанель" - они тебе очень подходят. В вечернем макияже ты просто роковая женщина.

- Какой же ты у меня умница! Мне уже заранее нравятся мои будущие духи.

- Почему будущие? Я тебе их уже купил.

- Правда? - обрадовалась она. - Покажи. Я же любопытная, как кошка.

- Тогда пойдем, моя любопытная кошка.

Игорь поднял её на руки и перенес в гостиную. Увидев разложенные повсюду подарки, Лариса завизжала от восторга.

- Отпусти меня скорее, я хочу все это примерить.

Поставив её на ноги, он сел в кресло и с улыбкой смотрел, как она берет то одно платье, то другое, убегая с ним в спальню к большому зеркалу и появляясь каждый раз с другим выражением лица, соответствующим туалету, и походкой манекенщицы прохаживается перед ним.

"Я готов накупить ей горы платьев, лишь бы увидеть, как радуется моя принцесса", - думал Игорь, улыбаясь любимой и не забывая бурно восхищаться.

Всего лишь несколько недель назад, когда Казанова сказал Ларисе, что купит ей все по своему вкусу, она сердито вскинула на него глаза и заявила, что сама может все себе купить и не будет носить то, что купит ей он. А теперь она радуется, как ребенок новой игрушке.

"Как мы с ней оба изменились, - думал Игорь, глядя на нее. - Малышка стала совсем другой, и я даже не знаю, какая из них мне больше нравится. Я люблю её и прежней, и такой, как сейчас. Даже если моя принцесса опять когда-нибудь строптиво вздернет подбородок, я все равно буду любить её и бояться, что она уйдет".

Перемерив все, Лара повисла у него на шее.

- Ты просто чудо, мой милый Казанова. У тебя такой безупречный вкус! Ни разу я не одевала то, чего не купила сама, но твои туалеты мне безумно нравятся, они все мне в стиль, и я все буду носить.

- Сегодня ночью я сидел вот в этом кресле, разложив все твои платья, слушал наш любимый "Наутилус" и представлял, как ты все будешь примерять, а потом бросишься мне на шею.

- Я уже все перемерила и бросилась тебе на шею, осталось лишь поставить "Наутилус".

Она разжала руки, а Игорь подошел к магнитофону.

"Холодный ветер в открытом окне,

Длинные тени лежат на столе...

Я таинственный гость в серебристом плаще,

И ты знаешь, зачем я явился к тебе,

Дать тебе силу,

Дать тебе власть,

Целовать тебя в шею,

Целовать тебя всласть..."

- Иди ко мне, моя принцесса, - позвал Казанова своим особым голосом. Я хочу целовать тебя всласть, - и она, ощущая знакомое тепло внизу живота, пошла к нему.

- Я люблю тебя, - сказал он, осторожно раздвигая её бедра, нежно касаясь губами и языком, и Лариса опять полетела ввысь под голос Бутусова:

"Как нежный вампир,

Словно нежный вампир,

Как невинный ребенок,

Как нежный вампир.

Огонь твоих глаз...

Я даю тебе силу,

Я даю тебе власть,

Я делаю тебя не такой, как все".

Его голова лежала у неё на коленях, губы легко прикасались к её бедрам.

- Я люблю тебя, - с благодарным вздохом сказала Лара, гладя его по волосам.

Казанова поднял голову.

- Я умру без тебя, малышка, если ты меня бросишь. Не бросай меня, пожалуйста.

Она обмерла, увидев в его глазах слезы.

- Мой милый, я никогда тебя не брошу. Я тоже умру, если мы с тобой расстанемся.

- Мы с тобой никогда не расстанемся, - улыбнулся он. - Что-то я стал сентиментальным, расчувствовался. Это со мной тоже впервые в жизни. Что ты со мной делаешь, моя принцесса!.. Раньше я испытывал к тебе бешеное желание, а теперь безграничную нежность...

- А бешеную страсть? - притворно надула губы Лариса.

- И бешеную страсть тоже. Сейчас докажу.

Казанова легко приподнял её, развернул и, конечно же, доказал...

Посмотрев на часы, Лара перевела взгляд на любовника. Тот все понял, в глазах пробежало легкое облачко грусти, но он тут же улыбнулся.

- Тебе пора, детка?

Она кивнула, боясь, что он будет уговаривать её остаться, но Игорь тут же поднялся и принес её одежду.

- Твоя машина осталась у офиса Аллы, - сказал он, когда они оба оделись. - Верная боевая подруга, как всегда, сообразит отогнать её к твоему дому?

- Конечно.

Они спустились вниз и сели в "Ауди".

- Мой Женька, похоже, скоро останется не у дел. Мне нравится, когда мы в машине вдвоем. Завернем в какой-нибудь тихий дворик?

- А тебе мало? - поддразнила она.

- Мне тебя всегда мало, - сказал он, сворачивая в переулок.

Остановив машину, Игорь нажал кнопку "Play", и опять их любимый "Наутилус":

"Падал теплый снег...

Она включила свет.

Он закрыл гараж,

Она сняла пальто,

Он завел мотор.

Им было жарко вдвоем.

Струился сладкий газ...

Дети любви, мы уснем на твоих мягких лапах...

Дети любви, вас погубит твой мягкий запах..."

- Иди ко мне, дитя моей любви... - позвал Игорь.

- Погоди, милый, почему ты поставил эту песню?

- Не знаю. Я слушал её ночью, и мне она нравится. Мы с тобой так часто любили друг друга в машине...

- Мне почему-то стало тревожно. Я так боюсь своих дурных предчувствий, они обычно сбываются. И слова песни трагические.

- Это всего лишь песня, малышка. Ничего не случится, на сей раз твои предчувствия тебя обманут. Иди ко мне. Все будет хорошо.

Игорь довез её до угла дома и нежно поцеловал на прощание.

- До завтра, моя любимая.

- До завтра, - улыбнулась Лара и быстро вышла из машины.

Он подождал, пока она скрылась из виду, и ещё немного посидел в машине, слушая их любимую музыку. Потом тряхнул головой, выключил магнитофон и уехал.

Только Лариса вошла в свою комнату и переоделась, затренькал её мобильник. "Казанова!" - мелькнуло в голове, и она с улыбкой приготовилась услышать, что он уже успел соскучиться.

- Алло! - весело отозвалась Лара.

- Ларочка, это я, - услышал она тихий, неуверенный голос Виталия и даже растерялась. О нем она совсем забыла. - Я возле твоего дома. Ты не могла бы на минутку выйти? Мне нужно с тобой поговорить.

- Хорошо, - согласилась Лариса.

Одев куртку для прогулок и кроссовки, она пристегнула поводок к ошейнику пса и заглянула в комнату мужа.

- Миша, я немного погуляю с Доном.

- Погуляй, - кивнул тот, подняв на неё глаза. Как всегда, спокоен, приветлив и ни о чем не догадывается.

Лара быстро вышла из подъезда, подождала, пока пес сделает свои дела и завернула за угол. К ней тут же подъехали знакомые "Жигули", открылись обе правые дверцы, и Лариса с Доном нырнули в машину. Чуть проехав по улице, Виталий притормозил в маленьком переулке. Она с удивлением отметила, что в этом переулке они были с Казановой, когда он так же приехал к ней поздно вечером.

Повернувшись к любовнику, Лара напряженно всматривалась в его лицо. Тот был немного смущен, растерян и не знал, как начать разговор.

- Вы оба выстрелили в воздух? - наконец спросила она.

- Нет. Я стрелял поверх его головы, а Игорь отказался от выстрела.

С облегченным вздохом Лариса покачала головой:

- Милые вы мои мальчишки... Благородные рыцари, которых угораздило влюбиться в одну женщину...

- Я ничуть об этом не жалею... - его голос был печальным.

- Я тоже ни о чем не жалею, хоть и поступила с тобой нечестно. Но я так хотела тебя... Разве было бы лучше, если бы я сказала, что у меня есть другой, но он в командировке? Тогда я не думала, как все выглядит - Игорь уехал, а я тут же кинулась в твои объятия. Я вообще ни о чем не думала. Ты мне нравился, и я влюбилась. Прости меня за все.

- Все понимаю, ничего не объясняй. Мне не за что тебя прощать. Я был счастлив и благодарен тебе, но решил не встревать между вами и не сказал Игорю, что у нас с тобой было. По официальной версии - ты всего лишь моя клиентка. Не мог я ему сказать, это было бы подло. Игорь так тебя любит и ты его любишь. Я сейчас видел, как вы прощались и даже не испытывал ревности, мне было просто очень грустно и больно, что ты не моя и больше никогда не будешь моей...

- Даже не знаю, что тебе сказать, милый... Банальные слова утешения тебе не нужны, ты сильный... Я люблю Игоря, но и ты мне дорог. Вы в чем-то похожи, но все равно очень разные. Вчера я думала, что хотела бы сохранить вас обоих...

- А сегодня? - его голос невольно сорвался, и Лариса вздрогнула, почти физически ощутив его душевную боль.

- И сегодня хочу, но это невозможно...

- Возможно, если ты этого хочешь.

Его руки крепко сжали её, губы раскрыли её губы.

"Казанова никогда меня так не целовал, он всегда был так нежен..." подумала она, пока её руки торопливо расстегивали его одежду...

"Я совсем обалдела, - думала Лара, вполуха слушая, как любовник бормочет, что он её любит и не хочет терять... - Только что была с Игорем и с ума сходила по нему, теперь с Виталиком и тоже словно с цепи сорвалась. Но такой страсти в нем раньше не было... Мне как раз не нравилась упорядоченность наших отношений - договорились о встрече, приехали к нему, провели время в постели и расстались. А вчера и сегодня Виталик совсем другой. Он вдруг стал страстным любовником, и мои мозги расплылись... Что я творю?.. Только что говорила Игорю, что люблю его, и мы никогда не расстанемся, а сама тут же отдалась другому и тоже не хочу с ним расставаться. Игорь говорил, что я очень сексуальная, раньше я этого даже не подозревала, а теперь стала почти нимфоманкой. Бешенство матки, как говорили в старину? Но я не просто хочу обоих, они оба мне дороги."

- Вы нужны мне оба, - проникновенно сказала она, приподняв голову Виталика и глядя ему в глаза. - Я, наверное, эгоистка или сошла с ума, но я не могу отказаться ни от тебя, ни от Игоря, хотя понимаю, что рискую потерять вас обоих.

- Меня ты не потеряешь... - покачал головой он. - Если только сама не бросишь...

- Я не хочу тебя бросать, но не могу себе представить, как буду с вами обоими. Ни ты, ни Игорь не захотите делить меня с другим.

- Не знаю, как он, а я готов смириться даже с этим. Я знаю, что его ты не оставишь, а меня можешь.

- Ты готов примириться, что я буду с Игорем и лишь иногда с тобой?! все ещё не веря, спросила Лара.

- Готов, - кивнул Виталий. - Мне ничего иного не остается.

- Но ты же будешь страдать! Я не хочу, чтобы ты страдал! Лучше расстаться сейчас, пусть останутся воспоминания, а время все лечит.

- Если мы расстанемся, я буду страдать ещё больше. Ни с одной другой женщиной у меня такого не было. Не знаю, что ты со мной сделала, но это так.

"Боже, он говорит, как Казанова, - почти с ужасом подумала Лариса. Будто он подслушал, что мы говорили друг другу!"

- На четвертом десятке лет я стал сентиментальным романтиком, но рядом с тобой поневоле поверишь в романтическую любовь...

"И опять он говорит, как Игорь... - глядя на любовника с возрастающим изумлением, думала она. - То ли они оба с ума посходили, то ли я..."

Виталий приподнялся и включил магнитофон.

"Что мне делать с тобой,

Что мне делать теперь?..

Ты войдешь в этот дом

И останешься в нем..."

- Почему ты поставил "Наутилус"? - закричала Лариса.

Ее охватил почти мистический ужас. Да что же это такое?! Это Игорь, что ли, раздвоился и переселился в Виталика?!..

- Потому что ты любишь этот ансамбль. Я слышал, что в твоей машине постоянно звучит их музыка. Сегодня, когда Игорь тебя привез, в его машине тоже играл "Наутилус". Игорь поставил его для тебя, и я тоже купил эту кассету для тебя. Я люблю тебя и мне нравится все, что нравится тебе.

"То же самое говорил мне Казанова... - она смотрела на Виталия и видела лицо Игоря, когда он говорил ей те же слова. - Завтра же пойду к Лидии Петровне, похоже, у меня галлюцинации..."

- Может быть, я все это себе придумал, а может быть, просто мечтал когда-нибудь встретить такую женщину, как ты...

"У тебя больше нет никого,

Кроме того, кто придумал тебя...

Я придумал тебя,

Я придумал тебя

От нечего делать

Во время дождя.

И до утра в ожидании рассвета

Я зажмурил глаза и придумал тебя."

- Виталик, мне страшно... Кажется, я схожу с ума... Ты говоришь почти так же, как Игорь.

- Просто мы оба любим тебя, а слов, чтобы выразить свои чувства, не так много, вот и получается, что мы произносим одинаковые слова, - его голос был печальным. Нелегко все же делить любимую женщину с другим, даже если иного выхода нет.

- Сейчас ты не такой, как на прошлой неделе, не такой, каким был, когда мы познакомились.

- За это время многое произошло, и я стал другим. Ты любого заставишь измениться.

"И снова он говорит, как Казанова", - подумала Лариса, но это её уж не испугало - видимо, Виталик прав, они оба чувствуют одно и то же, а слов мало.

- Мне трудно поверить, что ты будешь мириться с тем, что я с Игорем.

- Попробую. Пока не знаю, как у меня получится. Это для меня тоже впервые. Он говорил тебе, что хочет, чтобы я был твоим телохранителем?

- Нет, - удивилась Лариса.

- А ты этого хочешь?

- Даже не знаю.. В принципе я против охраны, но ты же не обычный телохранитель.

- Вот именно, - он многозначительно посмотрел на неё и впервые за все время улыбнулся.

Она рассмеялась:

- Догадываюсь, как ты намерен хранить мое тело...

- Именно об этом я и мечтаю.

- Так ты согласился?

- Да, но сказал, что решающее слово за тобой. Что ты на это скажешь?

- Пока ещё не знаю. Может быть, оставим все, как есть? Я иногда буду приезжать к тебе...

- Но Игорь же тебя не отпустит.

- Не отпустит, - согласилась она. - Каждую свободную минуту он со мной.

- А если я всегда буду рядом, то нам будет проще. Да и я смогу защитить тебя гораздо лучше, чем обычные охранники. С тобой постоянно что-то происходит, и меня это тревожит.

- Но ведь нам придется обманывать Игоря. А вдруг он узнает?

- Ты этого боишься? - его голос опять стал печальным.

В глубине души все же теплилась крохотная надежда, что рано или поздно Ларочка оставит своего Игоря и будет с ним. Для этого Виталий и согласился быть с ней рядом, чтобы не пропустить этот момент. А может быть, не признаваясь в этом даже себе, надеялся, что Игорь все узнает, и они с Ларисой расстанутся...

- Конечно, боюсь, - развеяла его мечты Лара. - Я не хочу его терять.

- Тогда мы постараемся, чтобы он ничего не узнал. Я же сыщик. У меня большой опыт слежки за неверными мужчинами и женщинами, так что мы не попадемся.

- Я ещё никогда не изменяла под чутким руководством профессионального спеца по изменам, - улыбнулась Лариса и весело подмигнула. - Но попробовать не прочь.

- Постараюсь сделать все так, чтобы Игорь ни о чем не догадался, хотя уверен, что даже если он узнает, то так же, как и я, примирится с этим, боясь тебя потерять. Так и будем жить и любить неразлучным треугольником.

- У меня ещё муж есть, так что это уже четырехугольник.

- Муж не в счет, - усмехнулся сыщик.

- Но он тоже меня любит и тоже примирился с моими изменами, чтобы меня не потерять.

- Удивительная ты женщина, Ларочка... Просто роковая женщина...

"Сегодня я уже слышала эти слова от Казановы", - подумала она, но уже не удивлялась.

- Пока ещё нет, но если бы вы сегодня перестреляли друг друга, тогда точно стала бы роковой, - засмеялась она и тут же подумала: "А Костя? Он же погиб из-за меня... Наткин Марик тоже ко мне клеился и тоже мертв". Эта мысль так напугала её, что она вздрогнула.

- Ты сейчас испугалась, представив, как мы перестрелялись? - склонился к ней Виталик.

- Да, - прошептала она. - У тебя было желание убить Игоря?

- Сначала я не принял его всерьез, думал, плейбой просто понтится, а на самом деле ничего не умеет. Потом он стал меня дразнить, и я решил его проучить, но Игорь был так весел и бесстрашен, что я его зауважал. А потом он мне просто понравился, и я раздумал в него стрелять. Но до последней минуты был уверен, что Игорь выстрелит - он вполне профессионально владеет оружием.

- Так он действительно умеет стрелять? - подивилась Лариса. - Я думала, что Игорь просто не хотел подавать тебе виду. Он ведь и в самом деле ничего не боится.

- Игорь умеет Ларочка, и ему приходилось стрелять в человека.

Лара стала медленно бледнеть, ощутив знакомую боль в сердце. Опять онемела левая рука, боль отдавала в левую лопатку, стало трудно дышать, будто в груди возник тяжелый камень, появился жуткий страх смерти. Закрыв глаза, она обмякла на сиденье.

- Ларочка, тебе плохо? - тормошил её испуганный Виталий, но она молчала.

Увидев её посиневшие губы, он схватил автомобильную аптечку и вывалил её содержимое себе на колени. Найдя валидол, разжал шпателем зубы Ларисы и положил под язык сразу две капсулы, потом выскочил из машины и побежал в сторону проспекта. Остановив первую же машину, Виталий спросил:

- У вас есть нитроглицерин?

Сидящая рядом с пожилым мужем дама тут же достала из сумочки стеклянную пробирку и протянула ему.

Забыв поблагодарить, он вернулся к Ларисе. Ее лицо уже не было таким бледным, но Виталий все же положил ей под язык две маленькие таблетки нитроглицерина. Через несколько минут она пошевелилась и открыла глаза.

- Прости, моя любимая, я тебя напугал.

- Ничего, милый, уже прошло.

- Такое с тобой не впервые?

- Да, за эти два месяца уже в третий раз.

- Ларочка, у тебя стенокардия, тебе нужно к врачу. С этим не шутят. У тебя вообще очень слабое здоровье, а было столько стрессов.

"И он тоже говорит, что мне надо к врачу, и что у меня слабое здоровье..." - подумала она.

- Давай я отвезу тебя домой.

Только теперь Виталий обратил внимание, что Дон тихо поскуливает, видимо, почувствовал, что хозяйке плохо. До этого пес так тихо лежал между сиденьями, что они даже не замечали его присутствия.

Лара тоже услышала и протянув руку, потрепала его по загривку:

- Все в порядке, малыш, не переживай.

Виталий довез её до подъезда и проводил до дверей тамбура на площадке. Убедившись, что она идет ровно, догнал и поцеловал в висок.

- До завтра, моя любимая.

"И этот мне говорит - до завтра", - механически констатировала она и улыбнулась:

- Кажется, я схожу с ума, но мне это нравится.

Среда, 21 апреля.

Проснувшись утром, Лариса никак не могла заставить себя встать. Накануне нестерпимо разболелась голова - видимо, от нитроглицерина. Она не могла заснуть, и опять приняла снотворное. Лара ещё не понимала, какое у неё настроение, но вставать категорически не хотелось. Лежа в постели, она слышала, как за сыном приехали телохранители, как ушел на работу муж, но все равно не могла встать.

"Я так устала от всего, - думала она, - и от неприятностей, и от надрыва, и от того, что теперь в моей жизни двое мужчин, и обоих я люблю... Мне бы хоть немного передохнуть. Уехать, что ли, одной куда-нибудь... Пусть они пока без меня поостынут, а я от них отдохну..."

Услышав трель мобильника, Лариса некоторое время раздумывала, взять ли трубку, потом все же решилась и, откашлявшись, чуть хриплым со сна голосом, сказала:

- Алло...

- Доброе утро, моя принцесса, - услышала она веселый голос Казановы. Как спалось?

Ну что ему сказать? То, что вчера, едва расставшись с ним, она побежала на свидание к другому любовнику и тут же отдалась ему в машине?!

"Нелегко мне придется, - как-то отстраненно подумала Лара. - Виталик не учел, что у Игоря потрясающая интуиция. Он все поймет по моим глазам, по голосу..."

- Почему ты молчишь? - встревожился Казанова. - Что-то случилось?

- Вчера у меня опять был сердечный приступ. Я ведь совсем не спала предыдущую ночь, да и столько коньяка мне не на пользу.

- Малышка, сегодня же везу тебя к врачу, - категорическим тоном заявил он. - А потом едем отдыхать. Спрошу врача, в какую страну тебе можно. Если у тебя что-то с сердцем, то в тропики тебя нельзя.

- Хорошо, - вяло согласилась она. Ей уже было все равно.

- Ты плохо себя чувствуешь? - забеспокоился Игорь.

- Просто я ещё не вставала и не совсем проснулась.

- Тогда я немедленно приеду за тобой. Тебе нельзя садиться за руль.

В другой раз Лара бы наотрез отказалась: её дом - это её крепость, ни один любовник никогда не переступал порога её квартиры, но сейчас она на все махнула рукой. Все летит в тартарары, уже не до приличий.

- Приезжай, - согласилась она и назвала номер своей квартиры.

- Я знаю, малышка.

Лариса даже не удивилась. Казанова так много о ней знает, что она уже перестала этому удивляться.

- До встречи, мой дорогой, - чмокнув трубку, она убрала мобильник в сумочку и заставила себя встать.

Постояв минут пятнадцать под контрастным душем, Лара почувствовала себя лучше. Смыв уже подсохшую маску, отметила, что кожа стала чуть свежее, но под глазами синеватые круги и отеки. Она нанесла гель от отеков и прилегла в своей комнате, минут через десять встала и посмотрела на себя в зеркало - эффект есть, но все же круги остались.

"Да уж, - вздохнула Лариса. - От такой жизни я теряю и красоту, и здоровье. Какой бы придумать макияж, чтобы все это замазать? Да ещё этот чертов синяк на подбородке..."

Она не любила ярких красок ни на лице, ни в одежде. С присущим ей вкусом нашла свой стиль - серьезная деловая женщина, но не лишенная налета романтики и девичьей мечтательности. Лидия Петровна права, она слегка инфантильна, но в этом есть некий шарм. И женщина, и девчонка одновременно, женщина-полуребенок. Убойное сочетание, как сказала бы подруга.

Деловые партнеры всегда оказывали Ларисе знаки внимания. Комплименты, целование ручек, приглашение в ресторан. Женщина её внешности и шарма - в бизнесе редкость. Почему-то все привыкли считать, что красивая женщина думает только о любовных интрижках, внимании мужчин, о собственной внешности да и вообще - только о себе, любимой.

Как и любой женщине, Ларе нравилось внимание сильного пола. И типичное женское кокетство, и желание хорошо выглядеть, - все ей присуще. Мужчины говорили, что в ней есть удивительное обаяние, шарм, этакая изюминка, которую не описать словами. В поклонниках недостатка не было. Но Лариса раз и навсегда уяснила для себя - с партнерами только деловые отношения. Улыбнуться, пококетничать, но не более того. За это её и прозвали "Снежной Королевой" - недоступна, неприступна, настоящая недотрога.

И вот эта недотрога пустилась во все тяжкие - то кинулась в объятия человека своего круга, да к тому же известного бабника Казановы, и все со смаком обсуждали их роман, то обзавелась вторым любовником и теперь мечется между ними.

"Ничего себе, Снежная Королева... - она показала язык собственному отражению, покрутила пальцем у виска и попрыгала на одной ножке, радостно приговаривая: "А я сошла с ума! А я сошла с ума!", - как домомучительница фрекен Бек из мультика "Малыш и Карлссон".

Но её наиграно веселого настроения хватило ненадолго. Чувствовала Лара себя препаршиво, как всегда после бессонной ночи и снотворного. Болела голова, во всем теле была ватная слабость, её немного поташнивало. В данный момент ей больше всего на свете хотелось вернуться в постель, закрыть глаза и надолго уснуть, а проснувшись, узнать, что все как-то само собой обошлось, и опять можно улыбаться и радоваться жизни.

Только она успела нанести макияж и одеться, в дверь позвонили, и Лариса пошла открывать. На пороге стоял Казанова с букетом её любимых кремовых роз.

Увидев её, он встревожился.

- Малышка, ты выглядишь больной, и это я во всем виноват.

"Нет, не ты, - подумала она. - Это я сама во всем виновата. Влюбила в себя двоих классных мужиков и сама растерялась, никак не могу выбрать, с кем мне быть..."

Лара попыталась улыбнуться, и от её вымученной улыбки Игорь ещё больше перепугался. Он глядел на нее, как на больного ребенка, которому мать ничем не может помочь, и молча стоял, не находя слов.

- Пойдем, - позвала она его. - Хочешь посмотреть, где я живу, когда уезжаю от тебя?

- Не хочу, детка. Ты всегда со мной, даже когда уезжаешь. Ты завтракала?

- Пока нет.

- Ну вот, я так и знал! - в отчаянии воскликнул он. - Стоит мне оставить тебя одну, и ты голодаешь! Ну как не заболеть при таком нездоровом образе жизни!

Она тут же прыснула, потом расхохоталась. Это они уже проходили проведя с ней в постели несколько бессонных ночей, Игорь как-то заявил, что ему не нравится её нездоровый образ жизни, подразумевая, что Лариса мало ест. А то, что они без передышки занимаются сексом, по его мнению, "здоровый образ жизни".

Казанова обрадовался, что она повеселела, и пошел за ней на кухню. Лара села к столу, а он достал из холодильника упаковки с салатами и переложил на тарелки. Она уже перестала чему-то удивляться. Мало того, что он быстро научился что-то готовить, но даже не ленится переложить еду на тарелки. Алка и та бухает на стол салаты прямо в пластиковой упаковке.

Игорь будто услышал её мысли и обернулся.

- Малышка, я перепачкал кучу посуды. Надеюсь, мыть её придется не тебе?

- Нет, милый, я терпеть не могу заниматься хозяйством.

- Я давно это понял.

- Потому что я никогда не помогаю тебе, когда ты что-то готовишь?

- И поэтому тоже, к тому же у тебя ухоженные руки. Ясно, что тебе не приходится ни стирать, ни мыть посуду.

- Это плохо? - усмехнулась она. - Ты не возьмешь замуж такую плохую хозяйку?

- Еще как возьму, лишь бы ты согласилась. Я хочу жениться на Женщине, а не на стряпухе, уборщице и прачке в одном лице. Терпеть не могу, когда баба что-то делает в моем доме. Ты ведешь себя так, как нравится мне. Даже если что-то грохнется, ты не наклонишься, чтобы подобрать, ждешь, когда это сделаю я. Так и должна поступать истинная женщина. Ты не критикуешь мой вкус, не пытаешься что-то переставить в моем доме, не просишь что-то купить, чтобы изменить дизайн или быт. Любая другая на твоем месте тут же кинулась бы поучать, давать советы и критиковать, что я все делаю не так. А ты спокойно относишься ко всему. Ты мало ешь не потому, что я готовлю неумело, а потому что ешь через силу. Мне не нравится, что ты плохо ешь, но нравится все остальное. Ты настоящая принцесса.

- Принцесса на горошине, - передразнила его Лариса, скорчив забавную гримаску.

- Не заговаривай мне зубы и не сачкуй. Ешь хоть через силу. В одиннадцать нас ждут в кардиоцентре.

- Когда же ты успел договориться? - удивилась она.

- Я все успеваю делать быстро, а уж когда касается твоего здоровья, и подавно.

Лара послушно сжевала все, что он ей положил, и заслужила одобрительный кивок. Казанова помог ей одеться, и они вышли из квартиры.

- Вести машину я тебе не позволю, - категорически заявил он. - Поедем на моей.

Она улыбнулась и кивнула. Ей уже стало нравиться, когда ею командуют.

В кардиоцентре ей сделали электрокардиограмму, фонокардиграмму, ультразвук сердца и разные анализы. Врач, посмотрев результаты, сказал:

- У вас стенокардия напряжения.

Игорь охнул и с тревогой уставился на него.

- Не переживайте так, - успокоил его кардиолог. - Я назначу лечение, а больной нужен покой, в первую очередь, эмоциональный. Тридцать пять лет рановато для стенокардии, но в наше время и у тридцатилетних бывает инфаркт.

Услышав слово "инфаркт", Казанова побледнел и схватился за сердце. Врач внимательно посмотрел на него:

- Вам бы тоже не мешало обследоваться.

- Нет, нет, - запротестовал Игорь. - Я просто испугался за Ларочку.

- Ранний инфаркт чаще всего бывает у мужчин. Так что позаботьтесь о своем здоровье.

- Как-нибудь потом, - отмахнулся Казанова.

Кардиолог неодобрительно покачал головой и повернулся к ней:

- Кем вы работаете?

- Я генеральный директор коммерческой фирмы.

- Тогда нет ничего удивительного. Чисто мужская нагрузка для такой хрупкой, субтильной женщины.

- Все, с сегодняшнего дня ты домохозяйка, - категорически заявил Игорь.

Лара переглянулась с врачом и, усмехнувшись, отвела взгляд.

- Не уверен, что в данный момент это возможно, - с сомнением покачал головой кардиолог. - Но отдохнуть надо.

- Доктор, куда ей можно поехать?

- В жаркие страны категорически нельзя, резкая смена климата и дальние перелеты противопоказаны. Только Европа. Сейчас я мог бы порекомендовать вам специализированный подмосковный санаторий.

- Я там умру со скуки, - заныла Лара.

- А я буду каждый день к тебе приезжать, - попытался переубедить её Игорь, но она капризно заявила:

- Нет, в санаторий я не поеду.

- Хорошо, пусть будет Европа, - тут же согласился Казанова. Спиртного ей нельзя?

- Можно понемножку коньяка.

- И она выздоровеет? - с надеждой спросил Игорь.

- Если будет соблюдать режим и избегать волнений и перенапряжения, то приступов быть не должно. Но болезнь останется, так что нужно постоянно беречься.

- Еще одна проблема, доктор, - Ларочка почти ничего не ест.

- Диета? - спросил тот.

- Нет, у меня просто нет аппетита.

- У вас низкий гемоглобин. Я назначу препараты железа, а вы старайтесь есть пищу, богатую белками. Побольше двигайтесь, гуляйте, понемногу плавайте, но не переутомляйтесь.

- Я же говорил, что у тебя малокровие! - возмущенно заявил Игорь. Теперь буду впихивать в тебя черную икру и прочие белки. Я прав, доктор?

Тот кивнул.

- Для повышения аппетита я назначу вам легкий стимулятор. Помимо этого, можно принимать пивные дрожжи по одной столовой ложке три раза в день. Перед едой можно чуть-чуть спиртного.

Кардиолог выписал рецепты и написал подробную схему лечения. Положив на стол конверт, Игорь попрощался и бережно поддерживая Ларису под руку, будто у неё уже предынфарктное состояние, вывел на улицу.

- Все, малышка, будем гулять в парке или ездить в лес, будешь принимать лекарства и есть белки. Скоро поедем с тобой в Италию.

- Ага, и как сумасшедшие, будем заниматься сексом? - поддела его Лара.

- Нет, снизим темпы, пока ты не выздоровеешь.

- Ты бы лучше не стрелялся на дуэли, чем таскать меня по врачам, съязвила она.

- Все-все, буду паинькой. Кстати, ты не возражаешь, если Виталий станет тебя сопровождать? Я не могу позволить тебе ездить одной, вдруг тебе станет плохо. Пусть твой личный сыщик будет за рулем, хотя бы временно. Как ты на это смотришь?

- Пусть будет, как ты хочешь, - безразличным тоном отозвалась Лариса, стараясь сдержать улыбку.

- Отлично! - обрадовался Казанова. - Я сегодня же ему позвоню. Пусть немедленно увольняется и приступает к новым обязанностям. Он хоть и бывший мент, но мне понравился. Парень ответственный, я могу доверить ему твое здоровье.

"И кое-что еще", - мысленно усмехнулась Лара.

- Ой, мне же надо на работу, - спохватилась она.

- Никакой работы! - не терпящим возражений тоном заявил Казанова.

- Нет уж, милый, я не выношу, когда ты разговариваешь со мной в таком тоне, - Лариса сердито вскинула подбородок.

Он сразу испугался и, решив её не волновать, согласился:

- Хорошо, малышка, по-быстрому заканчивай свои дела и готовься, что мы скоро поедем отдыхать.

- Ладно, - она тут же сменила гнев на милость. - Отвези меня к моему офису. Когда освобожусь - позвоню. Ты будешь на работе?

- Да, но если отъеду, звони на мобильник. Я его не беру только когда мы с тобой, а когда жду твоего звонка, он у меня всегда в кармане.

Казанова довез Ларису до офиса её фирмы и попросил:

- Не перенапрягайся, малышка, очень прошу. Может быть, тебе подбросить ещё пару толковых ребят?

- У меня уже есть три зама. Они вполне справляются.

- Но тебе же самой тоже приходится что-то делать. Я тебе дам таких ребят, что ты сможешь отдыхать столько, сколько нужно. А я за ними пригляжу, хотя уверен, что они все сделают, как надо.

- Хорошо, милый, я подумаю.

Чмокнув его в щеку, Лара вышла из машины и взбежала по ступенькам.

- Тебе нельзя быстро бегать! - высунувшись в окно, крикнул Казанова.

Она улыбнулась и послав ему воздушный поцелуй, скрылась за дверью.

Пригласив в кабинет всех троих заместителей, Лариса обсудила все дела, подписала документы и отпустила их. Телефон, к счастью, молчал. Она терпеть не могла, когда он непрестанно трезвонит. Причем, как минимум, две трети звонков - пустая трата времени.

Сидя одна в тиши своего кабинета, Лара задумалась о предложении Игоря. А ведь он прав. Здоровье действительно ни к черту, да ещё эта проклятая бессонница. Переутомляясь днем, в постоянном напряге от переживаний, она не имела возможность восстановить силы даже ночью.

Хочется уехать куда-нибудь подальше и надолго, чтобы выбросить из головы и работу, и все, что произошло за эти два с половиной месяца. Но раньше она не могла оставить фирму без присмотра. У Алки полно своих дел, подруга не сможет работать за двоих. Три зама Ларисы пока справляются, но их нужно постоянно контролировать, давать им задания, подписывать документы.

"Все, беру ребят Игоря, - решила она. - Одного из них назначу коммерческим директором. Раньше просто не было подходящей кандидатуры, Олегу все же не хватает самостоятельности. А Игорь так вымуштровал своих сотрудников, что наверняка на них можно положиться. Коммерческому директору дам право подписи и самостоятельных решений. А потом посмотрю, что из этого получится. Вряд ли он ошибется так, что причинит большие убытки."

Месяц назад у Ларисы уже мелькала мысль переложить груз ответственности за свою фирму на плечи Игоря, а самой потихоньку устраниться от дел. Уже устала.

Миша, хоть и мечтатель, кое в чем прав - бизнес не женское дело, по крайней мере, для такой женщины, как она. Сам по себе бизнес ещё куда ни шло, а вот криминальный душок, который его сопровождает, - точно не для нее.

В определенной мере сыграл свою роль и разговор с Лидией Петровной. Хоть психиатр не сказала ни единого осуждающего слова, и все же Лара поняла подтекст.

Теперь Лариса почти решила, что постепенно будет отходить от дел. Генеральным директором она пока останется, а там будет видно.

Зазвонил её мобильник. Взяв трубку, она услышала голос Виталика:

- Добрый день, моя любимая.

- Привет, милый, - откликнулась Лариса.

- Мне только что звонил Игорь, попросил быть твоим телохранителем.

- А ты будешь бережно хранить мое тело? - подыграла она.

- Еще как... - многозначительно произнес он, и Лара рассмеялась:

- Хорошо, я позволяю тебе быть хранителем моего тела.

- Мне сейчас приехать?

- Я хочу заехать к Алке. Приезжай туда.

- Ждать тебя в машине или зайти к ней в кабинет?

- Телохранитель должен неотлучно находиться при VIP. Так что соответствуй.

- Тогда до встречи, моя дорогая. Я же говорил тебе вчера, что мы сегодня увидимся.

- Только чур, без вчерашних напрягов! Игорь возил меня в кардиоцентр. Ты оказался прав - у меня стенокардия. Так что теперь мне показан только покой и свежий воздух. А ещё положительные эмоции и ни грамма отрицательных.

- Обещаю и покой, и свежий воздух, и положительные эмоции.

- Пока, милый.

Лариса дала отбой и позвонила подруге.

- Привет, дорогая!

- Привет! - сыграла та из привычный ритуал.

- У тебя сегодня много дел?

- Как всегда. Но любимой подруге буду рада. Заскакивай.

- Скоро буду.

Алла была в кабинете одна. Увидев подругу, отложила документы и пересела в кресло.

- Мне Игорь сосватал Виталика в качестве телохранителя.

- Не думала, что Казанова такой наивный, - покачала головой верная боевая подруга.

- Он ни о чем не подозревает. Виталик ему ничего про нас не сказал. Они прониклись друг к другу симпатией.

- А что наш бравый сыщик?

- Согласен. С сегодняшнего дня заступает на боевую вахту.

- Да-а, мать... Ты просто многостаночница... Стахановка на сексуальном фронте, - усмехнулась Алла. - Ладно, пока Витальки нет, давай по делу. Игорева бывшая жена опять стала возникать. В прошлый раз ребята Мирона с ней поговорили, и она вняла. С тех пор не грозилась тебя изуродовать и не лезла к тебе. Но Казанове эта сучка подложила большую свинью - всюду треплет языком, будто бы весь год, что он был в тебя влюблен, страшно терзался ревностью, а узнав, что Костя твой любовник, Игорь грозился его лично шлепнуть.

- Но ведь Виталик выяснил, что Костю убил профессиональный киллер...

- Он же точно этого не знает. Сначала убили Севу, потом какого-то мужика, который был киллером Саввы, а вдруг это просто совпадение? Сева мог быть осведомителем Саввы, и тот его убрал, когда стукачок заметался и стал опасен, а заодно убрал и киллера. Но связаны ли оба эти убийства с убийством Кости, - не факт. Мы так решили, но полной уверенности-то нет. И допросить некого - все в могиле.

- Ты думаешь... - Лариса даже побоялась договорить.

- Не знаю, старушка... - покачала головой Алла. - С одной стороны, Казанова бизнесмен, на фига ему банальное мочилово, он бы мог киллера нанять... А с другой стороны - киллера брать тоже опасно - через кого-то надо с ним связаться, дать задание, передать гонорар. А все они подонки, любой может продать, если ему предложат хороший куш. Я давно уже слышала сплетню, которую распускает бывшая жена Игоря, но до вчерашнего дня не придавала ей значения. Думала, что Казанова умный мужик и не станет связываться с киллером, но я же тогда не знала, что он умеет стрелять. Он действительно хорошо стреляет?

- Да, Виталик сказал, что Игорь все делает профессионально, к тому же сам признался, что ему доводилось стрелять в человека.

- Мать, может быть, мы понапрасну тревожимся, но мне кажется, надо что-то предпринять. Хорошо, что твой сыщик будет все время рядом с тобой. Давай поручим ему по-тихому провести расследование, чтобы совсем успокоиться.

"Недаром мне было тревожно, недаром были дурные предчувствия"... подумала Лариса.

- Алка, я совсем забыла тебе сказать. Позавчера какая-то бомжиха подкараулила меня в подъезде и сказала, что Костю убил Игорь.

- Что ещё за бомжиха? - удивилась та. - Откуда она что-то может знать? Или это опять Саввины штучки? А как она выглядела?

- Я к ней не приглядывалась, перепугалась и скорее дверь захлопнула. Помню, что молодая, но уже вся пропитая, без зубов. Злющая, её всю перекосило, когда она мне это прокричала. Я даже боялась, что она сейчас на меня набросится.

- Блондинка?

- Кажется, да. Волосы у неё были длинные, но грязные.

- А может быть, это бывшая жена Игоря? Говорят, та совсем пропилась и превратилась в отребье.

Внезапно Лара почувствовала, как сердце сжимает когтистая лапа страха и боли, и обмякла, откинув голову на подголовник.

- Подружка, что с тобой? Опять сердце? - как сквозь вату, услышала она голос Аллы.

Раздался стук в дверь и в кабинет вошел Виталий. Увидев бледную Ларису с запрокинутой головой и посиневшими губами, он быстро достал из кармана трубочку с нитроглицерином и нажав на подбородок, заставил её открыть рот и вложил под язык две таблетки.

- Что ты ей сказала? - сердито спросил он Аллу.

Та лишь отмахнулась, не сводя растерянного взгляда с подруги.

- Дура! - рассердился сыщик. - Лариса только что была в кардиоцентре. У неё стенокардия, ей совершенно нельзя волноваться. Ты до инфаркта её доведешь.

- Я же не знала... - с Аллы мигом слетела вся её самоуверенность. Давай дадим ей немного коньяка. В прошлый раз, когда у неё был приступ, я влила в неё коньяк, и все обошлось.

- Так ты уже второй раз доводишь её до приступа! - возмутился Виталий. - Тоже мне, верная боевая подруга! В могилу ты её вгонишь!

Она стерпела даже это и тихо спросила:

- Так дать ей коньяку? Что-то твои таблетки не действуют. В тот раз у неё быстрее прошло.

- Давай свой коньяк и вызывай "Скорую".

Алла достала из шкафа коньяк и бокал, поставила на столик, села к телефону, набрала "03" и вызвала врача.

Разжав зубы Ларисы, сыщик влил ей в рот немного коньяка. Она поперхнулась, закашлялась и открыла глаза.

- Выпей, Ларочка, - ласково попросил он.

Та послушно стала пить коньяк маленькими глотками. Постепенно к лицу вернулись краски, она слабо улыбнулась.

- Доктор сказал, что мне нужно понемногу пить коньяк.

- А я что говорила! - обрадовалась Алла. - Хоть мы мединститутов не кончали, но то, что хороший коньячок расширяет сосуды, и без медицины знаем.

Сыщик лишь хмуро покосился на нее, но промолчал.

Открылась дверь, и вошел врач с чемоданчиком. Подойдя к Ларисе он попросил Аллу с Виталием выйти. Те вышли в коридор.

- Что ты ей сказала?

Алла пересказала то, что говорила подруге.

- Расследование я по-тихому проведу, но не сам, а привлеку своих ребят. Я буду рядом с Ларочкой. Ты же видишь, её нельзя оставлять одну. Вчера у неё был приступ и сегодня тоже. За рулем ей тоже быть нельзя. Станет плохо, и она врежется во что-то. А насчет Игоря, я думаю, это ерунда. В людях я разбираюсь. Не мог он устроить Ларочке такую подлянку убить её любовника да ещё подстроить все улики, чтобы подозрение пало на нее. Игорь её любит, а по характеру не мстительный. Вчера даже на меня не злился, смеялся и шутил. Нет, это не он. Но кто убил Костю, я обязательно выясню. Раз ты рассказала Ларисе обо всем, то теперь она будет терзаться и не успокоится, пока не убедится, что Игорь чист. Ты-то каким местом думала, когда ей все это вывалила? Подруга, называется. Мало ей досталось, что ли? Только она успокоилась, так ты опять.

- Я же не знала, что так получится... - растерянно пролепетала Алла в совершенно несвойственной ей манере. - Думала, ей надо об этом знать.

- Ничего ты не думала, - отрезал сыщик. - Если б думала, позвонила бы мне.

- Так ты ж, вроде бы, соперник Казановы...

- И что - из-за этого я должен его подставить, что ли?

- Не в этом дело...

- Да в этом, в этом. Именно так ты и подумала - что я буду пристрастен. Но Лариса-то чем могла тебе помочь?

- У неё есть адвокатесса, к которой она обычно обращается.

- Вот и позвонила бы ей сама. И вообще, Алла, кончай втягивать Ларочку в разные авантюры. У тебя здоровье такое, что тебя лопатой не убьешь, а у неё - сама видишь.

- Клянусь, больше Ларке ничего не скажу. Если что случится, сразу к тебе.

- Наконец-то до тебя дошло, - проворчал он.

Из кабинета вышел врач.

- Я сделал инъекции. Больная, оказывается, сегодня консультировалась в кардиоцентре, ей назначено лечение. Почему же у неё снова приступ?

Алла виновато отвела глаза. Врач переглянулся с Виталием, покачал головой и словами:

- Ах, женщины!.. - не прощаясь, пошел к выходу.

- Все, Виталь, при Ларке ни слова о делах. Звони мне сам. И я тебе отзвонюсь, как будут новости. Игоря, понятное дело, ни во что не посвящаем.

Тот покрутил пальцем у виска, выразительно посмотрел на неё и вошел в кабинет, Алла за ним.

Лариса уже выглядела, как обычно, но была растеряна и огорчена.

- Виталик, придется тебе опять поработать частным детективом...

- Ларочка, мы с Аллой это уже обсудили, - перебил он. - Это сущая чепуха, я же занимался этим делом. У Игоря алиби, Костю точно убили по приказу Саввы, теперь я это знаю наверняка. А то, что болтает эта психопатка, его бывшая жена, - обычная бабья злость.

- Ты уверен, что Игорь ни при чем?

- На все сто, - сыщик широко улыбнулся, и Лара ответила ему благодарной улыбкой.

- Спасибо, милый, а то я так испугалась. Сама знаю, что такое следствие и подозрение в убийстве. Не хватало, чтобы Игоря тоже таскали на допросы.

- Ларочка, забудь эти мерзкие слова. Больше ты их никогда не услышишь.

- Мать, прости засранку, - покаялась верная боевая подруга, но Виталий так грозно зыркнул на нее, что та тут же заткнулась.

- Не говорите Игорю, что у меня опять был приступ, - попросила Лариса. - Он так переживает.

- Не боись, подруга, мы - могила. Но ты уж давай, лечись, а то ещё загнешься во цвете лет, - Алла уже успокоилась и опять хохмила в своей обычной манере.

Сыщик снова грозно посмотрел на неё и почти неслышно прошипел: "Дура!". Та сразу прикусила язык. К счастью, Лара не слышала, задумалась о чем-то.

- Виталик, давай заедем к моему психиатру, - наконец решила она. Хоть вы меня немного успокоили, но последнее слово всегда за ней. Только она может меня совсем успокоить. Лидия Петровна никогда не ошибается. Кстати, вчера она даже предсказала благополучный исход вашей дуэли.

- Давай, - сразу согласился он, вставая. - Куда угодно, хоть к гадалке, лишь бы ты перестала волноваться. Пока, Алла.

Бросив на неё выразительный взгляд, он взял любовницу под руку и повел к дверям.

- До завтра, дорогая, - обернулась Лариса.

- Бывай, подруга, больше не кашляй, не забывай регулярно принимать коньячок, раз доктор прописал. Привет от меня, Лидии Петровне, - крикнула она вслед, когда Виталий уже закрывал дверь.

Он просунул в щель кулак и погрозил ей.

Усадив Ларису на пассажирское сиденье своих "Жигулей", Виталик выехал на улицу.

- Теперь буду ездить с личным водителем, одновременно исполняющим обязанности телохранителя и ещё кое-кого... - она лукаво улыбнулась.

- Об этом пока забудем. Тебе ни к чему волнения, да и нагрузки тоже пока противопоказаны. Думаю, Игорь тоже пока воздержится.

- Какие вы стали заботливые, - усмехнулась Лара. - А меня вы спросили?

- Но доктор же сказал...

- Ну-ка, ну-ка, посмотрим, запретил ли врач мне естественные человеческие радости... - достав листок с рекомендациями кардиолога, она с нарочито серьезным видом стала его изучать, потом подняла на Виталия глаза, в которых плясали чертенята. - Про запрет на секс здесь ничего не написано, а то, что не запрещено, то разрешено. Поехали к тебе.

- Ларочка... - растерялся он. - Я не могу. Нет, нельзя.

- А, ты меня уже не хочешь? - дразнила его она.

- Нет, почему же...

- Нет - это не хочу? - продолжала дурачиться Лариса.

- Ну не мучай меня, пожалуйста, я же живой человек.

- И к тому же мужчина... - она понизила голос до интимного шепота и потянулась к молнии на его брюках.

Виталий осторожно убрал её руку, на пару секунд закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Лара с легкой усмешкой наблюдала за ним.

- Ну зачем ты меня так дразнишь? - немного обиженно спросил он.

- Подумаешь, подразнить нельзя... - Лариса надула губы. - Мне и самой этого хочется.

- Правда? - обрадовался Виталий.

- Конечно. Мне с детства всегда хочется именно того, чего нельзя.

- А, так ты только поэтому... - огорчился он.

- И не только... - её голос снова приобрел интимно-зовущие интонации, и сыщик с трудом справился с собой.

- Нет, тебе нельзя.

- Так, как обычно - может быть, а по-другому можно, - продолжала она его дразнить.

- А как по-другому?

- А ты не знаешь?

Виталий вдруг густо покраснел, а Лариса рассмеялась:

- Ну что ты краснеешь, как гимназистка?

- Просто неожиданно слышать это от тебя. Ты никогда не говорила мне об этом.

- А сам ты догадаться не мог?

- Прости, я думал, что тебе и так хорошо.

- Не всегда. Разве ты меня не чувствуешь?

Он растерялся. Да, нелегко быть соперником такого опытного любовника, как Казанова.

- Ну не беда, я тебя научу, - весело сказала Лара и откинулась на подголовник, наслаждаясь своей маленькой местью.

В самом деле, раньше Виталий вел себя в постели, как сексуальный эгоист, примитивно и однообразно, так, как вели себя большинство её прежних любовников. Именно поэтому ей стало с ним скучно. Гурман Казанова её уже избаловал всяческими изысками.

Искоса глянув на любовника, она решила, что уже хватит его мучить.

- Не огорчайся, милый, ещё не все потеряно. Я уверена, что ты будешь хорошим учеником.

Увидев, что его немного резанули её слова, Лариса смягчила их:

- Ты же сказал, что готов полюбить все, что мне нравится, а мне это нравится.

Вздохнув, он повернулся к ней с улыбкой.

- Конечно, я все сделаю, чтобы тебе было хорошо со мной.

- Ой, уже низ живота сладко заныл... Может быть, сейчас и начнем, а к психиатру потом?

- Не заводи меня, Ларочка, я и так с трудом сдерживаюсь.

- Ладно, не буду, - тут же согласилась она. - Внимательнее смотри на дорогу, а то ты больше на меня смотришь.

- Как же я могу на тебя не смотреть? Ты такая красивая...

- Еще не насмотрелся? - опять поддразнила Лариса.

- Еще нет, - в тон ей ответил Виталий и добавил уже другим тоном. - Я люблю тебя.

- Я тебя тоже.

Виталий опять повернулся к ней. В глазах и радость, и сомнение.

- Смотри на дорогу! - засмеялась Лара. - Ну и шофер мне попался!

- Ну и хозяйка мне попалась! - поддержал он игру, сворачивая в переулок, где находился психиатрический центр. - Мне подождать в машине или пойти с тобой?

- Разумеется, со мной. Ты же мой телохранитель. А вдруг там на меня кто-то нападет?

У кабинета Лидии Петровны никого не было, и Лариса уже собиралась постучать, когда Виталий чуть придержал её за руку.

- Оставь мне свой мобильник. Если Игорь позвонит, я отвечу.

- О, да у вас бригадный подряд! - усмехнулась Лара, но достала из сумочки сотовый телефон и передала ему.

Постучав, она вошла в кабинет психиатра, а Виталий сел в кресло. Он не смотрел по сторонам, сидел и думал о Ларисе, неожиданной женщине, каждый раз разной. То она надменная красавица, то наивна, как девчонка, то опытная кокетка, то пылкая любовница. Остановившись на последнем её качестве, Виталий стал себя казнить, почему в самом деле он вел себя с ней как с другими. Больше этого никогда не будет. Пусть её приучил ко всему Игорь, но и он тоже даст ей все, что она захочет. "Правда, это будет ещё не скоро", со вздохом подумал он, и тут затренькал Ларин мобильник, который Виталий держал в руке.

- Я вас внимательно слушаю, - машинально ответил он и услышал встревоженный голос Игоря:

- Привет, парень, а где моя принцесса?

- Беседует с психиатром.

- Что-то опять случилось? - заволновался тот.

- Нет, просто Лариса любит поболтать с Лидией Петровной.

- А, тогда ладно, - успокоился Игорь. - Я заказал билеты на субботу, летим на Сицилию. В пятницу будут готовы визы. Еще раз посоветовался с её врачом, тот одобрил. Малышке пока ничего не говори, я сам ей скажу. Через полчаса приеду к вам. Если она выйдет от Лидии Петровны раньше, дождитесь меня, - в трубке послышались гудки отбоя.

Виталий сразу загрустил. Через два дня Ларочка уедет, а Игорь даже не сказал, надолго ли.

"Ну ладно, она же вернется, - успокоил он себя. - Приедет отдохнувшая, а мы тут пока разберемся со всеми делами. Хорошо, что её здесь не будет, никакие слухи до неё не дойдут."

Лариса в это время сидела напротив психиатра, не подозревая, что близкие люди решают за неё её дела.

- Лидия Петровна, вы знаете Игоря. Мог ли он так поступить?

- Ответ однозначен: не мог.

Лара сразу просияла.

- Как хорошо, что я к вам приехала. Мне говорили об этом и Виталик, и Алла, но я хотела услышать именно от вас.

- Игорь Николаевич мог бы убить в состоянии аффекта, как может любой другой психически нормальный человек, но на предумышленное убийство, а тем более, на подобную низость, как подтасовка улик, - он не способен.

- Вы сказали, что любой человек мог бы убить... Но мне кажется, что лично я никогда не смогла бы...

- О, Лариса, тут вы ошибаетесь. Теоретически в определенной ситуации каждый человек может совершить убийство. Только причины для этого могут быть разные.

- Неужели каждый? - ахнула Лара. - И даже вы?

- И даже я. Но для меня единственная ситуация, в которой я могу решиться на убийство, - если кто-то будет угрожать жизни моего ребенка. Думаю, что в подобной ситуации и вы бы на это решились. Представьте, что к горлу вашего сына какой-то мерзавец приставил нож, а у вас в руках огнестрельное оружие. Альтернатива: либо мерзавец полоснет вашего ребенка ножом или причинит ему какой-то существенный вред, либо вы нажимаете на курок. Что вы сделаете?

- Я буду бояться, что он заденет ножом моего сына, но, конечно, выстрелю.

- Вот и я о том же. Пример с ножом, возможно, не удачен, слишком опасно для ребенка. Ну, например, у бандита в руках дубина или камень, которым он грозится ударить вашего сына по голове. Или он на ваших глазах станет жестоко истязать вашего ребенка. Вы выстрелите?

- Конечно, даже не задумываясь.

- Вот видите. А если представить себе, что вашей жизни угрожает реальная опасность? Например, вас похитили. По разговорам похитителей вы понимаете, что вас в живых не оставят, и тут в ваши руки попадает оружие. Вам нужно спасать свою жизнь. Вы выстрелите в похитителей, чтобы самой спастись?

- Выстрелю. Ой, Лидия Петровна, вы даже себе не представляете, насколько все, что вы сейчас сказали, - близко к реальности. 10 февраля меня похитили трое ублюдков, которых даже людьми назвать трудно. Они собирались меня долго мучить, чтобы запугать до отупения и получить все деньги с моей кредитной карточки и банковского счета.

- А в них вы бы выстрелили?

- К счастью, до истязаний дело не дошло. Меня выручила моя подруга Алла. То, что они собирались меня садистически мучить, а потом убить, выяснилось гораздо позже. Пока они везли меня в машине, я бы, конечно, стрельбу не устроила...

- А если бы узнали, что вам предстоят истязания?

- Мне трудно ответить на этот вопрос. Я человек мирный. Лишить кого-то жизни...

- Но они хотели лишить жизни вас.

- Три месяца назад мне бы и в страшном сне такое не привиделось... Но за это время все так изменилось, что теперь я даже не знаю... Не могу ответить на ваш вопрос однозначно, но если бы я теперь оказалась в из руках, то в первую очередь, думала бы не о себе, а о том, что из-за этих душегубов мой сын останется сиротой. А ради этого, возможно, решилась бы их перестрелять, если бы у меня была такая возможность.

- Теперь вы сами убедились, что я права. Так что не нужно доводить человека до крайности. Если жизни самого человека или близких ему людей угрожает опасность, то все возможно. Это к вопросу о том, способен ли человек, в целом благополучный и психически здоровый, совершить убийство. Но может быть, и непредумышленное убийство, например, вы хотели просто оттолкнуть, а человек упал и ударился головой. Или может быть убийство из ревности. Тоже достаточно частое явление. Человек внешне производил впечатление уравновешенного, но ревность очень сильное чувство, и он может повести себя непредсказуемо.

- То есть, вы предполагаете, что Игорь мог убить Костю из ревности?

- Теоретически мог. Ревность может вызвать гнев, а это уже аффект. Игорь Николаевич, как и любой другой человек, способен убить в состоянии аффекта, но не смог бы совершить все последующие действия, целью которых было бросить на вас подозрение.

- Вы абсолютно уверены, что Игорь тут ни при чем?

- Абсолютно, - кивнула Лидия Петровна. - Я твердо уверена, что он не имеет никакого отношения к этому убийству.

- Но он умеет стрелять, говорил, что ему довелось стрелять в человека...

- А вы спрашивали его, не служил ли он в Армии, не бывал ли в горячих точках?

- Нет... Мне это даже в голову не пришло. Как хорошо, что вы мне это подсказали. Меня это так угнетало... Я думала, что даже если Игорь не убивал Костю, но в кого-то же он раньше стрелял, значит, может выстрелить ещё раз.

- Успокойтесь, Лариса. Как вы, в первую очередь, думаете о своем ребенке, так и Игорь Николаевич, в первую очередь, думает о вас. Вы для него не только любимая женщина, но почти дочь. Вариант: мужчина-отец и женщина-дочь.

- Мне тоже это как-то раз пришло в голову. Игорь носится со мной не только как с любовницей, но как с собственным ребенком, хотя старше меня всего на три года.

- Здесь дело не в паспортном возрасте, а в характере. Игорь Николаевич сильный человек и стремится вас опекать, а вы психически ещё незрелы, инфантильны и романтичны, так что в вас он нашел достойный объект, который может окружить вниманием и заботой.

- Мне повезло. И вообще мы уже не раз с ним говорили, что созданы друг для друга.

- Совершенно верно. Между прочим, союз мужчина-отец и женщина-дочь самый крепкий, потому что психологически он наиболее целесообразен и естественен с точки зрения природы - сильный мужчина опекает более слабую женщину. Такой стабильности нет в других союзах - ни когда оба на равных, ни когда лидером является женщина.

- Ну, я бы не сказала, что у нас такие уж стабильные отношения. Иногда бывает надрыв, и мы оба думаем, что это конец.

- И сколько времени длится такой надрыв? - уже по улыбке психиатра Лариса поняла, о чем та думает.

- Действительно, хоть в тот момент я на грани отчаяния, но длится это недолго.

- И наверняка Игорь Николаевич так тревожится, что первым пытается вас успокоить?

- Обычно да. Иногда я беру себя в руки и приказываю себе прекратить терзаться.

- Думаю, что именно вы являлись инициатором подобных сцен.

Немного поразмышляв и вспомнив, Лара кивнула:

- А ведь и в самом деле - каждый раз я. Игорь ничего особенного не говорил и не делал, но я чересчур бурно реагировала на всякую ерунду.

- Вы сенситивны, Лариса, поэтому так болезненно реагируете на то, что другие оставили бы без внимания.

- А этот недостаток можно исправить?

- Можно. Вы уже сами интуитивно нашли путь, как с этим бороться. Наверняка вы говорите себе: "Я спокойна, совершенно спокойна..." - и так далее.

- Да, - обрадовалась Лара. - Иногда приходится долго себя успокаивать, иногда сразу получается. Или же я считаю до десяти, до двадцати и потом беру себя в руки.

- То есть, вы уже боретесь с собой. Мы с вами займемся аутотренингом, и у вас не будет больше проблем.

- Спасибо, но только не сегодня, хорошо?

- В любое удобное для вас время.

- Кстати, Лидия Петровна, забыла вам сказать, что вы были правы дуэль закончилась без жертв.

- Я в этом ничуть не сомневалась. Мало того, уверена, что Игорь Николаевич и Виталий прониклись симпатией друг к другу.

- Верно, но как вы догадались?

- Они оба сильные, неординарные, а двое сильных мужчин нередко становятся друзьями. Две сильные женщины редко уживаются, поскольку между ними идет постоянно соперничество. У мужчин совершенно иные отношения. Хотя определенное соперничество есть и между мужчинами, но это, скорее, похоже на спортивное состязание - не кто кого подавит, а кто выиграет, то есть элемент азарта. Такие мужчины, будучи друзьями-соперниками, никогда не подставят ножку другому, даже если это сулит победу, а две женщины, даже умные, могут использовать запрещенные приемы, вплоть до непорядочных.

- Вы думаете, Игорь с Виталиком подружатся?

- Не сомневаюсь. Поссорить их может только женщина, но надеюсь, вы этого не сделаете.

- Постараюсь. Игорь уговорил Виталика стать моим телохранителем и шофером.

- Будьте острожны, Лариса, - с некоторым сомнением произнесла Лидия Петровна. - Вы очень увлекающаяся натура, постарайтесь, чтобы Игорь Николаевич ничего не узнал.

- Виталик шутит, что он подойдет к этой проблеме профессионально. Сегодня я намеренно пыталась его спровоцировать, дразнила, но он держался стойко. Так что теперь я уверена - он меня не подведет и не скомпрометирует перед Игорем.

- И все же сами тоже не теряйте головы. А Виталий спокойно согласился делить вас с Игорем?

- Ну, я бы не сказала, что это решение далось ему легко, но он сказал, что у него нет иного выхода.

- Это говорит о многом, Лариса. Значит, это не просто увлечение, хотя вы знакомы недолго, а настоящее чувство. Дорожите этим. На свете не так много мужчин, которые способны любить, равно как и не так много женщин, способных вызвать любовь настоящего мужчины. Вы та женщина, которая способна внушить сильное чувство, и тем не менее, в вашем прошлом не было мужчины, который бы любил вас столь сильно.

- Вы правы, Лидия Петровна. Только Миша, но он же не сильная личность.

- С вашим мужем все ясно. У него задержка психосексуального развития на платонической стадии либидо, поэтому он вас любит платонически. А среди остальных ваших многочисленных любовников не нашлось мужчины, способного по-настоящему любить. Это доказывает, что подлинное чувство - большая редкость. Цените обоих ваших мужчин, Лариса, и не совершайте необдуманных поступков.

- Виталик сказал, что даже Игорь, узнав о сопернике, в конце концов примирился бы с этим.

- Вполне возможно. Таких примеров и в истории, и в литературе, и в жизни множество. Только недалекие люди могут думать, что любовный треугольник - удел слабых характером. Как раз наоборот. Слабые мужчины чаще всего страдают комплексом неполноценности - в явной или скрытой форме. Они собственники, потому что боятся соперничества с более сильным мужчиной. Для них измена женщины - крах иллюзий и крайне болезненный удар по самолюбию. В данном случае ревность обусловлена, во-первых, собственническим чувством как же так! - это мое, кто посмел тронуть?! Во-вторых, комплексами самого мужчины и страхом, что тот, другой, привлекательнее - как личность или как сексуальный партнер. То есть, здесь больше эгоизма и ущемленного самолюбия, нежели любви. Такой мужчина, чтобы избавить свое самолюбие от моральных потрясений, решится пойти на разрыв. Тем самым он оберегает собственный душевный покой, боясь насмешек окружающих и потери их уважения и самоуважения.

- Но Игорь тоже говорит, что он собственник.

- Многие мужчины так считают, Лариса. Пока эта возможность абстрактна, они могут говорить все, что угодно, а в реальной ситуации будут вести себя иначе.

- Вы считаете, что даже узнав о Виталике, Игорь меня простит и примирится?

- Немало шансов за это. Мужчины любят неверных женщин ничуть не меньше, чем верных. Ведь он любит её не за верность. Просто любит и все. В первый раз, узнав об измене, может дать бурную эмоциональную реакцию вспылить, накричать, даже оскорбить или прибегнуть к рукоприкладству. Степень несдержанности зависит и от характера, и от воспитания, и от самоконтроля, и от того, что значит в его жизни эта женщина. А как дальше все сложится, зависит от них обоих - и от их личности, и от того, насколько обманутый мужчина любит эту женщину. Если он её действительно любит, и если она будет вести себя правильно, то он простит её, чтобы не потерять.

- А как будет вести себя Игорь?

- Он не оскорбит вас и тем более, не прибегнет к рукоприкладству. Может возмутиться, повысить голос, но в рамках, которые позволяет его воспитание. Он вас любит и не хочет потерять. Так что если будет разрыв, то только по вашей вине.

- Научите, как мне себя вести.

- Сейчас я могу дать вам лишь общие рекомендации, а более точные - в зависимости от конкретной ситуации. Во-первых, никогда не признавайтесь ему в измене.

- Это слова Аллы. Она мне тоже всегда это советует.

- У вашей подруги хорошо развит житейским, практический ум. Что именно говорить, зависит от ситуации. Наверняка у вас будут ещё увлечения, помимо ваших теперешних мужчин. Если вас всего лишь часто видели в обществе любовника, - это ерунда. Вы сами придумаете массу убедительных объяснений давний приятель, знакомый вашей подруги, деловой партнер и так далее. Даже если вас видели выходящей из его квартиры, - то же самое, плюс у вас было какое-то дело, которое можно было решить только в его квартире, например, купить картину или редкую пластинку. Но придется этим запастись или купить потом, чтобы предъявить ревнивцу. Не говорите Игорю, где живет Виталий. Кстати, в каком районе он живет?

- Почти напротив вашего дома, у Триумфальной арки.

- Если выяснится, что вы там часто бываете, скажите, что были у меня. Можете на всякий случай заранее сказать, что иногда заезжаете ко мне домой. Я же на приеме только до пяти часов. Допустим, возникла острая необходимость посоветоваться со мной вечером или в выходной день.

- И вы сделаете мне алиби? - улыбнулась Лариса.

- А женская солидарность? - ответила ей улыбкой Лидия Петровна. - К тому же я ваш лечащий врач и не могу позволить, чтобы из-за размолвки с Игорем ваше душевное равновесие было опять поколеблено. Поэтому я сделаю все возможное, чтобы у вас все было хорошо.

- Спасибо, Лидия Петровна.

- Если вы явились домой поздно, а Игорь Николаевич вас не застал, - то вам оправдаться не сложно. По роду вашей работы вы часто задерживаетесь вечерами. Да хотя бы у Аллы засиделись.

- Игорь не Миша, он может позвонить ей. Не для того, чтобы меня проверить, а потому что соскучился.

- Предупредите её заранее. У неё наверняка телефон с автоответчиком, она прослушает, кто звонит, и если это Игорь, просто не возьмет трубку, а потом вы скажете, что в этот момент Алла вас вышла провожать. Оставьте подруге телефон, по которому вы находитесь, и договоритесь, что она вам позвонит, если Игорь вас разыскивает.

- Но у меня же мобильник. Я всегда ношу его с собой.

- Если Игорь разыщет вас по этому телефону, то скажете, что в данный момент вы сидите у школьной подруги - он же не всех ваших подруг знает. Если же вам не хочется, чтобы он вас беспокоил, скажите, что не взяли с собой сотовый телефон. С Аллой договоритесь о коде, как она будет вам звонить.

- Договориться с Аллой не проблема. Мама тоже конспиратор. Правда, ей Игорь очень нравится, а она придерживается строгих правил.

- Никогда не прибегайте к помощи людей, которые могут вас подвести. Особенно это касается подруг. Сегодня она вас выручит, а завтра из зависти все расскажет Игорю. Женское коварство не знает границ. А ваш Игорь очень привлекателен. Даже если у вашей подруги нет шансов ему понравиться, она все равно может напакостить по принципу: если он не мой, то пусть будет и не её.

- Но к Алле это не относится?

- Нет, в ней нет такой бабской подловатости. Она вас не подведет.

- А ведь она одно время тоже была неравнодушна к Игорю, ещё до того, как он в меня влюбился.

- Это было давно. Алла не злопамятна. К тому же он ей просто нравился, а она не способна на глубокое чувство.

- Сейчас подруга дает мне дельные советы, как по-умному вести себя с Игорем, и заинтересована, чтобы я его сохранила.

- Ее вы можете не опасаться. Поменьше говорите Игорю об Алле то, что выставляет её в невыгодном свете. Побольше хорошего, чтобы он доверял ей. И вас он будет больше уважать. Женщина, которая чернит лучшую подругу или других женщин - малопривлекательна для мужчины. Он ей этого не скажет, но про себя отметит эту типично бабскую черту.

- Но Игорь вряд ли поверит Алле.

- Он любит вас, и если убедится, что подруга делает для вас только хорошее, то проникнется к ней признательностью. А изменить его отношение к Алле в ваших силах. Мужчины очень внушаемы. Гораздо более внушаемы, чем они сами о себе думают. Не забывайте, что головой вертит шея. А умная женщина сумеет управлять самым умным мужчиной, потому что у неё есть то, чего нет у него - женская хитрость и много чисто женских уловок.

- Я заранее поговорю с Аллой, хотя она и так в курсе.

- Можете сказать Игорю, что вы ездили с ней к Мирону играть в преферанс. Алла подтвердит, а бандитского главаря, как я понимаю, Игорь расспрашивать не будет.

- А что я скажу Игорю - почему заранее не предупредила, что поехала играть?

- Да говорите что угодно. Самое простое - не хотела звонить намеренно, потому что была уверена - он будет возражать и сердиться, а вам очень хотелось поиграть.

- Алла говорит, что даже если мужчина застал в постели с другим, то и в это случае нужно врать, пусть даже нелепицу.

- Нет, нелепых оправданий быть не должно. Самое основное - это профилактика. Поэтому ведите себя так, чтобы не дать оснований подозревать вас в неверности. Если Игорь Николаевич будет вас подозревать, то рано или поздно может что-то обнаружить. Но если придется лгать, то говорите с убеждением, твердо стойте на своем и ни на йоту не сдвигайтесь с первоначальной позиции. Сначала у него могут быть сомнения, потом колебания, а потом он вам поверит, потому что сам хочет в это верить. Не приводите много оправданий - это всегда подозрительно. Только одно, но веское. Не детализируйте - на деталях легче всего поймать, говорите в общем. Не называйте имен людей, с которыми якобы виделись, если это ваши общие знакомые. Игорь Николаевич не станет их расспрашивать, но это может выясниться случайно. И самое главное - не лгите ему в иных ситуациях. Если он решит, что вы способны обмануть, то не поверит вам и в другом случае. Почаще сами говорите ему о том, что никогда не лжете и не умеете лгать. Не забывайте, что мужчины внушаемы и им можно внушить все, что угодно, если почаще и к месту повторять, подтверждая свои слова на практике.

- Игорь говорит, что я совершенно не умею врать, и бесполезно это делать, он все равно поймет.

- В данном случае Игорь Николаевич переоценивает себя. В оценке женщин многие мужчины, даже очень умные, ошибаются. Я не знаю ни одной нормальной женщины, которая бы не умела соврать убедительно. Патологически честные женщины, как правило, имеют личностную аномалию. Истинная женщина умеет лгать очень достоверно. Тем самым она сохраняет покой мужчины и свой собственный. Если бы женщины всегда говорили только правду, - жизнь стала бы ужасно скучной и немало союзов бы распалось. Так что и вы, Лариса, умеете лгать, я в этом ничуть не сомневаюсь.

- Умею, Лидия Петровна, - рассмеялась Лара. - Я придерживаюсь принципа: "Говори правду и только правду, но не всю правду", - а в остальном я с вами согласна.

- Ваш принцип верен. Самая достоверная ложь та, в которой есть крупинки правды. Так что заранее озаботьтесь реальными фактами, деталями, приправьте все соусом лжи, и мужчина скушает это блюдо с удовольствием.

- А вы думаете, Игорь станет за мной следить?

- Нет, не станет. Поэтому обмануть его легко. Главное, не давайте повода заподозрить вас в неверности и лживости, а все остальное он съест. Даже если попадетесь и поначалу он не очень поверит, то потом убедит себя, что ошибся. И последний принцип: лучшая защита - это нападение.

- Это и мой принцип тоже! - обрадовалась Лариса.

- Замечательно, значит, этим оружием вы владеете. В ваших руках сильный козырь - Игорь Николаевич очень боится вас потерять. Не разубеждайте его в этом. Говорите ему о своей любви, но периодически показывайте свой характер. По характеру ваш любовник завоеватель. Не давайте ему слишком долго жить спокойной жизнью и уверовать, что он вас уже завоевал. Эмоциональная встряска время от времени ему не помешает. Он сильный, выдержит. Пусть постоянно боится, что может вас потерять. Это пойдет только на пользу. Не давайте ему понять, как вы сильно привязаны к нему, что на все готовы, лишь бы он вас не бросил, - это самая неверная тактика для любой женщины. Всегда сохраняйте свою независимость и убеждайте его, что вас можно гладить только по шерстке и ни в коем случае не против шерсти. Пусть ваш любовник знает, что пока он с вами хорош, пока вас устраивает его поведение, - вы с ним, но если что-то будет не по-вашему, пусть пеняет на себя. Мужчине это только на пользу. С такой женщиной он никогда не заскучает и не успокоится. Да и на других женщин ему некогда будет поглядывать - со своей бы разобраться.

- Лидия Петровна, а можно задать вам личный вопрос?

- Я уже знаю, о чем вы хотите спросить, и отвечу: да, со своим мужем, с которым прожила более двух десятков лет в любви и согласии, я придерживаюсь именно этих принципов, и он до сих пор считает меня самой привлекательной женщиной, а я его - самым привлекательным мужчиной.

- Спасибо, Лидия Петровна. Замечательная у нас была беседа. А вы и других пациенток так же учите?

- Всех своих пациентов я учу жить, преодолевать трудности и стараться избегать ситуаций, когда трудности могут возникнуть.

- Не думала, что это входит в обязанности психиатра.

- Единственная обязанность психиатра - помочь человеку, который обратился за помощью, а каким способом это будет достигнуто, - не суть важно.

- До свидания, Лидия Петровна. Виталик, наверное, уже заждался. Он сидит в коридоре.

- Пригласите его на минутку.

Выглянув в коридор, Лара жестом позвала Виталия. Войдя в кабинет, тот с улыбкой поздоровался с врачом.

- Я вижу, что Ларочка после беседы с вами сияет. Рад, что привез её к вам. Спасибо, Лидия Петровна.

- Не за что, Виталий. Надеюсь, что вы, двое таких сильных мужчин, убережете одну слабую женщину. У неё очень хрупкая нервная система. Избавьте её от стрессов.

- У неё и здоровье очень слабое. Вчера и сегодня были два тяжелых приступа. Сегодня её обследовали в кардиоцентре.

- Да? А вы мне ничего об этом не рассказывали, Лариса.

- Но вы же психиатр, Лидия Петровна, лечите души, а про сердце я сегодня рассказала кардиологу.

- Тут вы ошибаетесь. Во-первых, я врач. То, что я психиатр, не означает, что я не знаю клиники внутренних болезней. Во-вторых, все болезни прямо или опосредованно связаны с нервной системой. Какой диагноз вам поставили?

- Стенокардия напряжения.

- Очень сомневаюсь, - покачала головой Лидия Петровна. - Вчера вы перенесли сильный стресс, а это вызывает спазм сосудов. Вам проводили обследование после приступа, когда сосуды были в спазмированном состоянии. Не думаю, что здесь имеет место органическая патология. Скорее всего, у вас проблемы с сердцем невротического характера. Раньше даже был такой диагноз "невроз сердца". Теперь выяснили, что нет отдельного невроза какого-то органа, а есть общий невроз и называется он неврастенией. Полечим вашу неврастению, не будет у вас стрессов, - и обнаружится, что никакой стенокардии нет и в помине.

- А поехать отдыхать ей можно? - спросил Виталий.

- Не только можно, но и непременно нужно. Сменить обстановку, забыть о тяжелых переживаниях. Даже лекарства могут не понадобиться, хорошего отдыха будет достаточно.

"Молодец Игорь", - подумал Виталий.

- Значит, мне не принимать те лекарства, которые назначил кардиолог?

- Вмешиваться в назначения другого врача я считаю неэтичным. Принимайте, вреда не будет. А вот снотворное принимать прекратите. Этим вы сами загоняете себя в тупик. Вы принимали снотворное из-за вашей тяжелой ситуации, но к нему наступает привыкание, и потом вы не сможете обходиться без него даже в спокойной обстановке. И тогда бессонница станет стойкой, и справиться с ней будет нелегко.

- Хорошо, с сегодняшнего дня все выброшу, - согласилась Лариса.

- Лучше длительные пешие прогулки перед сном, теплая ванна и аутотренинг. Обязательно приходите ко мне на аутотренинг. Я научу вас бороться со многими проблемами, в том числе и с бессонницей, без помощи лекарств.

- Значит, мои сердечные приступы "от нервов"?

- У вас неврастения, иначе говоря, астенический невроз. Обычно этот невроз возникает от переутомления, но не физического, а интеллектуального и эмоционального. Стресс - основа для возникновения неврозов. У вас стрессовая ситуация длилась более двух месяцев. Тяжелые эмоциональные переживания, бессонница. Нет ничего удивительного, что развилась неврастения, а попросту говоря, истощение нервной системы.

- А если вы вылечите невроз, то и сердце у неё пройдет? - спросил сыщик.

- Вне всякого сомнения. Я вылечила сотни больных, страдающих неврастенией, которые годами безуспешно лечились у терапевтов, невропатологов. У них были разные диагнозы, в том числе и стенокардия, язвенная болезнь желудка, "невроз сердца", "невроз желудка". Никакие лекарства им не помогали. Мы справились с неврастенией, и они забыли и про боли в сердце, и про свою язву. Так что отдохните, Лариса, а потом приходите ко мне. Будем лечить вашу неврастению.

- Спасибо, Лидия Петровна, - в один голос сказали Лара и Виталий, переглянулись и улыбнулись.

- Желаю вам счастья, будьте здоровы.

Попрощавшись с психиатром, они вышли из кабинета. Виталий намеренно оставил без внимания мобильник Ларисы, лежащий в кресле. Усадив её в машину, он "спохватился", что "забыл" её телефон, и бегом отправился за ним. Прихватив его, он постучался и снова зашел к Лидии Петровне.

- Я знала, что вы вернетесь, - улыбнулась она.

- Игорь недавно звонил. В субботу они уезжают с Ларисой на Сицилию. Так что некоторое время она не будет к вам приходить. Хотел предупредить, чтобы вы о ней не беспокоились.

- Спасибо, Виталий. Я действительно за неё беспокоюсь. Она сенситивна, то есть, чувствительна, ранима. Будьте с ней очень бережны. Лариса удивительная женщина, очень обаятельная, женственная и милая, но её психика крайне хрупка. В этом есть своя привлекательность Именно её беззащитность и ранимость вызывает у настоящего мужчины желание защитить её. То, что её считают сильной, - всего лишь маска, под которой она прячет свою сенситивность. Защитная реакция, мы называем её реакцией гиперкомпенсации.

- Да, я с вами согласен. Я люблю её и постараюсь оберегать.

- Вам будет нелегко. Но если вы избавитесь от некоторых совершенно излишних предубеждений, то не будете фиксироваться на том, что вас двое в её жизни. Она ведь тоже любит вас. И вас, и Игоря Николаевича. И с этим вам придется жить.

- Это я уже понял. И ей говорил, и вам скажу, что готов отказаться от прежних взглядов на такие необычные отношения.

- Будет трудно - приходите. Попсихотерапим.

- А что это?

- Это слово мы придумали с Ларисой. Попросту говоря, побеседуем, и вам станет легче.

- Обязательно приду. Мне нужно кое о чем с вами посоветоваться.

- Тогда до встречи.

Еще раз попрощавшись, Виталий бегом выбежал из психиатрического центра, добежал до угла, пока Лариса его не видела, а потом пошел нормальным шагом, выровняв дыхание.

- Еле нашел твой мобильник, его уже передали в регистратуру, объяснил он ей свою задержку.

Лара перекатила голову по подголовнику и улыбнулась:

- Не ври. Ты ходил к Лидии Петровне.

Он тут же поднял руки:

- Сдаюсь, тебя не обманешь.

- Сказал бы просто, что тебе нужно с ней поговорить.

- В следующий раз так и скажу.

Из-за угла вылетела "Ауди" Игоря и через пару минут притормозила рядом. Он вышел и пересел в машину Виталия.

- Привет, моя принцесса!

- Привет. Как ты здесь оказался?

- Я не успел сказать Ларисе, что ты звонил. Мы только что вышли от Лидии Петровны, - вмешался сыщик.

- Малышка, в субботу мы летим с тобой на две недели на Сицилию. Классный пятизвездный клуб, я там был пару лет назад, правда, всего один день, но мне понравилось. Всюду цветут твои любимые розы и буэнгивильи. В Италии уже тепло, но если море ещё холодное, к твоим услугам шесть бассейнов - и с подогревом и без, с морской водой и обычной. Так что моя русалка будет плавать, но умеренно.

- Игорь, - перебил его Виталий. - Лидия Петровна сказала, что у Ларисы, скорее всего, не стенокардия, а неврастения на почве всех этих переживаний, стрессов.

- А это легче?

- Конечно, легче. Она сказала, что запросто вылечит её, и Лариса забудет про сердце.

- Так может быть отложим поездку, а, малышка? Ты полечишься, а поедем попозже.

- Нет, врач сказала, что ей надо непременно отдохнуть. Даже отдых и смена обстановки могут хорошо повлиять, а если что-то останется, тогда Лидия Петровна её долечит. Она велела ей приходить на аутотренинг. Я говорю тебе это потому, что Лариса беспечно относится к своему здоровью. Лидия Петровна специально пригласила меня, чтобы дать все рекомендации.

- А ещё что она сказала?

- Чтобы Лариса ни в коем случае не принимала снотворное, а много гуляла перед сном. Избегать стрессов и волнений. И вообще - беречь её, у неё хрупкая нервная система.

- Моя маленькая, - растрогался Казанова. - Я и так знал, что ты слабенькая, а ты все фыркаешь: "Я сама!"

- Больше не буду, - пообещала Лара. - Я даже решила взять твоих ребят. Пусть один будет коммерческим директором с правом подписи и самостоятельных решений, а второй ему помогает. Ты будешь за ними приглядывать, а я буду себя холить и лелеять.

- Вот умница! - обрадовался Игорь. - Только холить и лелеять тебя, чур, буду я. А ребят завтра же пришлю. Хочешь сама с ним побеседовать или доверишь мне?

- Я сама, - сказала Лариса и рассмеялась. - Трудно сразу избавиться от своих привычек, но я буду стараться впредь говорить: "Мы сами". Мне нужно познакомить твоих ребят с моими, хотя бы в общих чертах ввести их в курс дела. Ты же не сможешь за ними присматривать, раз мы уезжаем.

- Хорошо, - согласился Казанова.

Он уж давно понял, что с ней лучше не спросить - если она решила, то переубеждать бесполезно. Лариса может сколько угодно обещать, что не будет больше говорить: "Я сама", - но все равно будет поступать, как привыкла. В ней до сих пор сидит своенравная девчонка.

- Только ты не переутомляйся и долго не засиживайся на работе, попросил Игорь.

- Я за этим прослежу, - пообещал сыщик.

- Ага, без меня меня женили, - рассмеялась Лара. - Все уже за меня решили, а я одна против двух мужиков.

- Да ты со своим характером и с десятью справишься, - решил подлизаться к ней Казанова.

- Хитрец вы, Игорь Николаевич, и льстец, - она состроила гримаску. Ну ладно, пусть будет по-вашему. Но только в данном случае! - погрозила она пальцем. - А во всех остальных случаях будет по-моему.

- Все-все-все, уже никто никуда не идет! - Игорь сказал фразу из старого анекдота и все трое засмеялись.

- Куда мы поедем? - спросила Лариса.

- А куда бы ты хотела?

Сделав вид, что призадумалась, она искоса бросила быстрый взгляд на Виталика. Тот сидел с бесстрастным выражением лица, но Лара поняла, что он со страхом ждет, что сейчас она уедет с Игорем к нему домой и...

Сидящий сзади Казанова не заметил, как она посмотрела на второго любовника. Ей не хотелось огорчать Виталика, да и самой было замечательно с ними обоими.

"Здорово я устроилась, - с легкой самоиронией констатировала она. Вожу за нос двух мужиков и обоих желаю держать при себе".

- У меня идея! Поехали в ресторан. Устроим прощальный ужин. И Алку пригласим. Потанцуем. Я сто лет не была в ресторане. Точнее, две недели.

- Идея замечательная, - обрадовался Казанова. - Тем более, что я Виталькин должник.

- Это за что же? - тут же влезла любопытная Лариса.

- Мужские секреты, - изобразив загадочность, сказал Игорь, хоть и знал, что она все равно не отстанет, пока не вытрясет из него все.

- От меня-а?! - возмутилась Лара. - А ну-ка немедленно выкладывай.

- Придется, - притворно вздохнул он. - Я ведь сдуру устроил позавчера сцену ревности и бросил Витальке вызов, предложив сыграть в гусарскую рулетку, а он, как настоящий мужчина, принял вызов, хоть был тут совершенно ни при чем. Так что я перед ним чувствую себя виноватым.

Еле сдержав улыбку, Лариса, скосив глаза, увидела, что в лице сыщика не дрогнул ни один мускул.

"Ай, умница! - мысленно похвалила она его. - Ты меня точно не подведешь. Если только я сама не проколюсь. А я уж постараюсь не проколоться. Лидия Петровна права - до чего же мужики доверчивы! А Игорь-то! Хвастался своей интуицией, дескать, его бесполезно обманывать. Самоуверенный ты мой... Обманем тебя, как миленького. Так даже интереснее, когда их стало двое. Ох, и повеселюсь же я! Буду морочить голову то одному, то другому. Поиграем мальчики, в мои игры. Не родился ещё мужчина, которого не перехитрила бы женщина. А когда мужчин двое, - так это вообще высший пилотаж!"

- Малышка, а тебе можно танцевать? - забеспокоился Игорь.

- Но у меня же не стенокардия, а невроз, а при неврозе физические нагрузки и положительные эмоции как раз полезны.

- Тогда отлично, - просиял он. - Позвонить Алле или ты сама?

- Звони ты.

Казанова набрал номер телефона Аллы и когда та ответила, весело произнес:

- Привет, подруга! - и после паузы - Теперь и моя тоже. Но про мое обещание не забудь. - Опять пауза, после которой он рассмеялся. - Если будет за что, непременно выдеру. Мы приглашаем тебя в ресторан на прощальный ужин. В субботу отбываем с малышкой в Италию, - опять пауза. Нет, спутника не приглашай, мы о тебе уже позаботились, - пауза. Понравится, я уверен.

- Алла спрашивает, форма одежды парадная или и так сойдет? повернулся он к Ларисе.

- И так сойдет, - решила она. - Не хочется тратить время на переодевания.

- Малышка говорит, что ты хороша в любом наряде, и я с ней согласен, сказал Игорь в трубку.

- Ах ты, дамский угодник! Опять кадришь Алку! - шутливо замахнулась на него Лара.

- Все, Алла, до встречи через полчаса, а то малышка уже угрожает мне членовредительством, - Казанова дал отбой.

Незаметно подмигнув Виталию, Лариса пересела в машину Игоря. Сыщик все понял - она придумала затею с рестораном, чтобы ещё побыть с ним, и сразу отлегло от души.

- У тебя есть песня "Гусарская рулетка"? - спросила Лара, когда Казанова выехал из переулка.

- Нет. Ты любишь Успенскую?

- Некоторые её песни кажутся мне пошловатыми, но есть несколько, которые я очень люблю. Слушая её "Прабабушку", я плачу и вспоминаю свою бабушку, которая меня вырастила. Она урожденная графиня Самойлова. В детстве бабушка рассказывала мне о прошлой жизни, о наших предках, о балах, дуэлях и кавалерах. Вот послушай, какие в этой песне чудесные слова, - и Лариса напела:

"Послушай меня, деточка, прабабушку свою,

Вот крест святой - я правду говорю.

Да знаешь ли ты, ангел мой, какая жизнь была

Под крыльями двуглавого орла?!..

Ах как мы ели и пили,

Как мы резвились порой!..

А как виртуозно погиб на дуэли

Петруша, прадедушка твой!..

Как я рыдала, страдала!

Почти умирала с тоски...

И грустное что-то

С майором Чернотой

Играла в четыре руки..."

- Правда, прелесть? Я весь вечер рыдала, слушая эту песню, когда Виталик сообщил мне о вашей дуэли. И от "Гусарской рулетки" тоже рыдала.

- Репертуар Успенской я не знаю, но её "Гусарская рулетка" мне нравится. В душе я немного гусар. Только сейчас понял, почему предложил Витальке сыграть в гусарскую рулетку - когда в понедельник ехал из аэропорта, то по радио звучала эта песня. Я её почти не слушал, думая о тебе, но где-то в подсознании она отложилась. Давай сейчас остановимся у какого-нибудь магазина или киоска, где продают кассеты, и купим.

- Давай, - согласилась она.

Вскоре им попалась палатка, из которой неслись оглушительные звуки какого-то попсового шлягера, и Казанова, мигнув фарами Виталику, притормозил. Через несколько минут он вернулся, держа в руках шесть кассет Любы Успенской.

- Купил все, что у них было, некогда было выбирать. Найди сама кассету с "Гусарской рулеткой".

Лариса поставила кассету "Любимый", перемотала её и нашла нужную песню:

"Господа, ставки сделаны

Господа, ставки сделаны

Господа, ставки поздно менять!

Что нам жизнь - деньги медные,

Мы поставим на белое

Жребий скажет - кому умирать."

"Надо же! - думала Лариса. - Бог знает, сколько лет назад, когда я ещё даже не подозревала о существовании Любы Успенской, мне подарили кассету с песнями эмигрантов, и я сразу отметила именно "Гусарскую рулетку", может быть, потому что бабушка рассказывала о своем деде, который был гусаром. Кто ж тогда знал, что эта песня сыграет роль в моей судьбе? Если бы Игорь не предложил Виталику сыграть в гусарскую рулетку и не увлекся этой идеей, то он бы в тот же день вытряс из него про наш роман, и я бы потеряла обоих. А два великовозрастных романтика-соперника, договорившись о поединке, тут же расстались, не вникая в детали. В итоге они подружились, и у меня теперь два замечательных любовника, и мне это нравится. Есть в жизни счастье!"

- Ставки сделаны, господа! - в унисон с певицей пропела Лариса. - Алка тоже любит эту песню. Ей бы надо мужиком родиться и этак лет на сто - сто пятьдесят раньше. Она бы точно была гусаром.

- Да, боевая у тебя подруга, - согласился Игорь.

- Ты не будешь возражать, если пятницу я проведу с сыном? Мы же в субботу уезжаем, целых две недели будем вместе.

- Не возражаю, малышка. Я так счастлив! Мы целых две недели будем с тобой, а твою сердечную болезнь берется вылечить Лидия Петровна. Знала бы, как я перепугался. У меня работал мужик, у него была стенокардия. Страшное дело. Выгнать его было жалко, хоть он и не работник, сам потом нашел работу поспокойнее, а то к нему постоянно "Скорая" ездила. Я как представил, что с тобой такое же будет, чуть не умер от горя.

- Не переживай, Лидия Петровна сказала, что сотни таких, как я, вылечила.

- Завтра я к ней обязательно заеду с цветами и духами.

- А ты ей тоже привез духи из Штатов?

- Конечно. Я ей очень благодарен. Даже я не могу тебя успокоить так, как она.

- Но у тебя есть свой способ меня успокоить, который ей недоступен... - голос Ларисы приобрел манящие интонации.

Казанова бросил на неё быстрый взгляд и не смог сдержать улыбки:

- Малышка, ты неподражаема.

- Это ты меня такой сделал. Раньше я была другой. Так что можешь считать меня своей Галатеей - вылепил из меня то, что хотел, правда, в сексуальном плане. Тебе нравится, то что ты вылепил?

- Еще как! Но давай пока устроим маленькую передышку, ладно? Я все же беспокоюсь за твое здоровье.

- А я заглядывала в рекомендации кардиолога - там ничего не сказано, что секс мне запрещается. Да и Лидия Петровна вряд ли будет возражать против сексотерапии...

- Завтра я к ней заеду и обо всем спрошу.

- Казанова, ты что, обалдел? - возмутилась Лариса. - Будешь спрашивать разрешения психиатра, можно ли лечь в постель с любимой женщиной?!

- Нет, я не это имел ввиду. Хотел спросить про твой режим, что тебе можно, а что нельзя.

- Да и так ясно - бессонные ночи мне противопоказаны, а положительные эмоции рекомендуются в неограниченном количестве.

- Положительные эмоции я гарантирую, а бессонных ночей больше не будет.

- А мне так понравилось... - надула губы Лара.

- Зато будут бурные дни.

- Тогда согласна, - рассмеялась она.

- Но не только! - сразу остудил её пыл Казанова. - Кроме того, ты будешь хорошо есть, много гулять и плавать.

- Буду, - согласилась Лариса. - А ты не догадался привезти духи Алке?

- Догадался, - усмехнулся он. - Посмотри в "бардачке".

Открыв "бардачок", она достала коробку и улыбнулась Игорю.

- Какой же ты у меня умница! "Амаридж" Живанши, бестселлер прошлого года! Алке как раз подойдут эти духи. А про нее-то ты как догадался? Тоже сам определил, какие у неё духи?

- А то! - усмехнулся Казанова. - "Кензо Джангл". Так что "Амаридж" ей как раз в стиль.

- От тебя трудно что-то скрыть, мой милый, все ты про нас, женщин, знаешь, - подыграла Лариса.

- Точно, - подтвердил этот самоуверенный нахал.

- Тебя не обманешь, - продолжала она капать ему на мозги, вспомнив советы психиатра.

- И тут ты права. Я же говорил - не пытайся врать, я все равно все пойму.

- А я и не собираюсь.

"Дурачок ты мой самоуверенный, - думала Лара, искоса поглядывая на любовника. - Буду почаще повторять, ты ещё и не в это поверишь."

Они подъехали к ресторану одновременно с Виталием и отдали ключи охраннику, чтобы тот припарковал обе машины.

- Я подожду Аллу, - сказал сыщик, когда они вошли в холл.

Лариса кивнула и пошла в дамскую комнату привести себя в порядок и подправить макияж.

Посмотрев на себя в зеркало, она осталась недовольна собой. Костюм элегантный, но для танцев не подходит. Высокая прическа придает ей деловой вид, а она пришла развлечься. Распустить волосы нельзя - будет в диссонанс с костюмом. Алка даже с костюмом носит распущенные волосы, и ей идет, но у подруги волосы гораздо короче и ей все в стиль.

Сняв жакет, Лара осталась в открытом топике на бретельках. Может быть, пойти так? Она отошла подальше от зеркала и взглянула на себя во весь рост. Нет, не пойдет. Топик и узкая юбка не смотрятся, да и на руках ещё остались царапины и желтоватые синяки.

Открылась дверь и появилась сияющая Алла.

- Перышки чистишь, подружка?

- Да вот смотрю и не нравлюсь сама себе. Если бы это был деловой ужин, то сошло бы и в костюме, а я хотела потанцевать. Надо было все же заехать домой и переодеться.

- Да брось переживать из-за такой ерунды! В любой одежде мы с тобой будем самыми красивыми в зале. Вот увидишь, все будут на нас глазеть. К тому же не все бабы приходят в вечерних туалетах. Только мы всегда соблюдаем этикет. Но на светской тусовке вечернее платье обязательно, а в кабаке сойдет и так.

Лариса надела жакет и достала косметичку. К деловому костюму не подойдет вечерний макияж. Чуть припудрившись и подкрасив губы, она обернулась к подруге.

- Возьми на себя Виталика. Танцуй с ним, флиртуй. Будешь моим алиби.

- Не учи ученую, подруга, - отмахнулась та. - И без тебя врубаюсь. Не боишься, что уведу у тебя мужика?

- Не боюсь, - рассмеялась Лариса. - Не уведешь.

- Не очень-то и хотелось, - Алла изобразила презрительную гримаску и тут же заулыбалась. - Неплохо ты устроилась. Два классных мужика рядом. Надоел один - побежала к другому. Жизнь бьет ключом!

- Я тоже сегодня об этом думала. Забавно, что все получилось благодаря тому, что Игорь предложил сыграть в гусарскую рулетку. Пока мы сюда ехали, я раз пять слушала эту песню.

- Это и моя любимая песня. Мечтаю хоть разок сыграть в гусарскую рулетку да не с кем, - вздохнула Алла. - Кругом одни слабаки.

- Я Игорю только что сказала, что тебе надо было бы родиться мужиком и в прошлом веке. Ты бы точно стала гусаром.

- Мне и в бабской шкуре живется неплохо. А если бы я родилась раньше, то и будучи бабой, ради интереса пошла бы в гусары. Надежда Дурова стала гусаром, а я чем хуже!

- Да твой пышный бюст в гусарский мундир не влезет! - засмеялась Лариса.

- Это не самая большая проблема, - усмехнулась верная боевая подруга. - Кстати, твой Казанова подарил мне "Амаридж" - сбылась мечта идиотки. Терпеть не могу покупать духи сама, а мужики вечно дарят какую-то ерунду. А Игорек попал как раз в масть. Ты посоветовала?

- Нет, он сам. Игорь разбирается в духах не хуже нас с тобой. Я только что узнала, что он привез их тебе из Штатов.

- А тебе какие привез?

- "Шанель Аллюр" и "Коко Шанель".

- Сейчас на тебе какие? - заинтересованно спросила Алла, втягивая ноздрями аромат.

- "Аллюр".

- Классные духи. Сечет фишку твой Казанова, знает, чем умаслить женское сердце.

- Он мне привез кучу классных туалетов. Жаль, что не было возможности обновить.

- Не горюй, ещё не вечер, успеешь. Эх, где бы такого мужичка-то приобрести, чтоб и любил, и классно трахал, и классные тряпки дарил...

- А Марио твой на что?

- Так он же в Италии, а я тут кисну. Ладно, подруга, пошли, а то наши мужики, небось, уже заждались.

- Алка, когда будем танцевать, предложи ченч, поменяемся партнерами, попросила Лариса, когда они вышли из дамской комнаты. - Мне хочется потанцевать с Виталиком.

- О`кей, подруга, только ты уж не увлекайся во время танца, держи дистанцию. Я Казанову отвлеку и уболтаю, но не сомневаюсь, что он будет на тебя постоянно поглядывать.

- Не боись, сыграю, как по нотам. Меня эта игра забавляет.

- Гляди, не заиграйся, - предупредила верная боевая подруга.

К ним подошли Игорь с Виталием. Мэтр провел их четырехместному, уже накрытому столику.

- Для начала я заказал на свой вкус, а вы выбирайте, - Казанова протянул меню обеим дамам.

Лариса отрицательно качнула головой:

- То, что на столе, меня вполне устраивает. Вижу, что ты заказал мои любимые блюда.

- Я пока заморю червячка, а потом подумаю, - решила Алла. - Очень люблю повеселиться, а особенно пожрать.

Игорь кивнул официанту и тот, достав из серебряного ведерка бутылку шампанского, открыл и разлил по бокалам.

- Выпьем за то, чтобы моя принцесса хорошо отдохнула и через две недели вернулась веселой, загорелой и здоровой! - предложил Казанова тост.

Они позвенели хрусталем и дружно выпили.

- Алла, малышка согласилась взять двух моих ребят. Завтра она введет их в курс дела, а ты за время нашего отсутствия пригляди за ними, хорошо?

- Пригляжу, - согласилась та. - Толковые хоть ребятишки-то?

- Самых лучших отдам.

- От сердца отрываешь? - подколола верная боевая подруга.

- Мне для моей принцессы ничего не жалко. Может быть, они за время её отсутствия так хорошо поработают, что ей захочется немного передохнуть от дел.

Он глянул на неё с улыбкой, но в глазах было беспокойство - а вдруг зря сказал, и опять она вскинется, что не желает, чтобы за неё решали? Но та безмятежно улыбалась.

- Это вряд ли, - с сомнением покачала головой Алла. - Ей и самой теперь понравилось. Хотя я бы, как лучшая подруга, посоветовала то же самое. Не тот у тебя характер, Ларка. Ты у нас утонченная, аристократичная женщина дворянских кровей, а бизнес, как известно, дело грязное. Не марала бы ты свои дворянские ручки, а? Денег ты заработала достаточно, тебе до конца твоих дней хватит, да и Алешке ещё останется. Фирму можно не закрывать, а Игорь возьмет её под свое мощное крыло. Заскучаешь дома немножко поработаешь, устанешь - поедешь к теплому морю. Как тебе такая перспектива, а?

- Я подумаю, - кивнула Лариса. - Мне и самой эта мысль уже дважды приходила. Если она посетит меня и в третий раз, я соглашусь.

- Алла, можно я тебя расцелую? - Казанова от избытка чувств не знал, как выразить ей благодарность за поддержку.

- Ты мне лучше коньячку плесни и танцевать пригласи, и можешь считать, что мы квиты.

- Ах, да! - спохватился Игорь и разлил всем напитки.

- Давайте за то, чтобы Ларкины сосуды пришли в норму, а для этого нужно регулярно, но понемножку потреблять коньячок, - предложила свой тост Алла.

Все опять чокнулись и дружно выпили.

- Теперь приглашай на танец, - Алла подмигнула Казанове. Тот тут же встал, отодвинул её стул, приложился к ручке и повел на площадку.

Глядя, как они танцуют и разговаривают, Лариса думала, что наверняка они говорят о ней, но то, что двое близких людей решают её судьбу, уже не возмутило. Наоборот, она была спокойна - они придумают то, что надо. А она будет наслаждаться жизнью и любить своих мужчин.

Лара перевела взгляд на Виталия и улыбнулась.

- А ты не хочешь пригласить меня танцевать?

- Хочу, но ты не думаешь...

- Нет, - перебила его Лариса. - Мы будем просто танцевать и держать дистанцию.

Он встал и предложил своей даме руку. Они танцевали в некотором отдалении от Аллы с Игорем. Лара не хотела слышать, о чем те говорят.

Виталик оказался неплохим танцором, но до Казановы ему далеко - тот все делал по высшему классу. Удивительный человек - все, что Игорь делает, - делает отлично.

Когда в поле зрения попалась подруга, Лариса увидела, что та, склонившись к уху Казановы, что-то ему шепчет.

"О чем это они секретничают?" - подумала она, но ревность больше не колола сердце. Хоть Алка баба не промах и любит повертеть задницей, но не станет кадрить любовника подруги, да и Игоря она не интересует как женщина, он сам говорил.

Когда танец закончился, они вместе прошли к своему столику.

- Малышка, Алла посоветовала мне присмотреть для тебя симпатичную виллу на берегу Средиземного моря. По-моему, идея неплоха. Ты можешь отдыхать там сколько захочешь, и сына возьмешь с собой.

- А мы будем к тебе приезжать, - вмешалась подруга. - Виталик, будешь моим спутником жизни?

- Всегда рад, - тот склонил голову.

- Класс! - пришла в восторг Алла. - Так, глядишь, и я устрою личную жизнь. А замуж возьмешь?

- Если ты меня возьмешь в мужья, то я с превеликим удовольствием, подыграл сыщик.

- Ты гляди, как мне сегодня поперло! - ещё больше обрадовалась она. За это стоит выпить. Наливай. Как только они вернутся, устроим помолвку, идет?

- Идет, - изобразил радость Виталий.

Лариса наблюдала за ними с легкой улыбкой. Ну до чего же молодцы! Разыграли все как по нотам. Игорь тоже сияет. Теперь у него не будет ни малейших сомнений насчет её отношений с Виталиком. По официальной версии он - любовник и почти жених подруги.

Они ещё потанцевали, меняясь партнерами, а в девять Лариса сказала, что ей пора.

- Пожалуй, ты права, малышка. Тебе надо соблюдать режим.

Игорь расплатился, и все четверо вышли из ресторана.

- Лариса, завтра я заеду за тобой в половине десятого, - деловым тоном сказал Виталий.

- Ну, что, жених, поехали закреплять отношения, - подмигнула Алла. - А то вдруг обнаружится сексуальная несовместимость? Я баба очень даже горячая. Так заласкаю, что не обрадуешься.

- Обрадуюсь, - улыбнулся сыщик.

Игорь с Ларисой попрощались и уехали. Алла, проводив взглядом "Ауди", повернулась к Виталию.

- Ну что, жених, по домам? Или ты и вправду поверил, что я тебя приголюблю?

- Нет, конечно, - усмехнулся тот. - Но ты молодец.

- А честно говоря, жаль, - вздохнула Алла. - Вечно подружка захапает себе самых стоящих мужиков, а мне остаются одни придурки.

- Надеюсь, ты шутишь, - серьезно сказал сыщик.

- Шучу, конечно. Но свято место пустовать не должно. Сейчас звякну твоему дружку Леньке, не пропадать же вечеру. Я без этого дела не усну.

Четверг, 22 апреля.

Накануне Лариса выбросила все упаковки со снотворным, чтобы не было соблазна, и уже в половине одиннадцатого уснула. Утром встала бодрой и веселой. Алешка ещё не ушел.

- Сынуля, в субботу я улетаю в Италию, а завтра весь день проведу с тобой. В школу ты не пойдешь. Покатаемся с тобой верхом, потом сходим куда ты захочешь.

Сын запрыгал от радости.

- А в компьютерные игры со мной поиграешь?

- Поиграю, - улыбнулась она.

В кухню вошел муж.

- Миша, в субботу я наконец-то отбываю в Италию.

- Конечно, Ларуся, тебе нужно отдохнуть, ты уже столько раз откладывала поездку.

- Завтра я весь день проведу с Алешкой. С гувернанткой договорюсь, чтобы на время моего отъезда она побольше была с ним.

В дверь позвонили - за Алешкой приехали охранники. Предупредив, что завтра у них выходной, Лариса попрощалась с сыном до вечера. Вскоре ушел и муж.

С удовольствием сделав маску из овсяных хлопьев, Лара лежала в своей комнате, ни о чем не думая, слушая Любу Успенскую.

Они с Игорем любят одну и ту же музыку. Их роман начался с песни "Я хочу быть с тобой". "Наутилус Помпилиус" сопровождал и их надрыв, и примирения. Теперь Казанова полюбил и "Гусарскую рулетку". От первых аккордов рояля у неё побежали мурашки по коже.

"А если бы Виталик согласился на предложение Игоря сыграть в гусарскую рулетку? - вдруг подумала она, но тут же отогнала от себя эти мысли. Зачем думать о том, что могло быть, если этого не случилось!"

Выключив магнитофон, Лара прошла в ванную. После маски собственное отражение в зеркале ей понравилось. Глаза блестят, выражение лица счастливой женщины.

Сейчас за ней приедет Виталик, и это приятно волновало кровь. Вчера он держался молодцом, хотя её ранний отъезд с Игорем наверняка ему как нож в сердце.

"Ладно, сегодня я его утешу, - подумала Лариса, и тут же почувствовала желание. - Черт побери, я стала сексуально озабоченной, все мне мало."

Услышав звонок в дверь, Лара подмигнула своему отражению и пошла открывать. Виталик пришел с букетом кремовых роз.

"И он тоже знает, что я люблю только кремовые розы", - подивилась она, но не стала расспрашивать.

Чуть отстранив его руку с букетом, Лариса прижалась к нему всем телом и закрыла глаза. Виталий, весь дрожа, уронил розы на пол и обнял её, его руки скользнули под кимоно.

- Пойдем в мою комнату, - позвала она, и он пошел, как во сне.

Секунда, и на ней нет кимоно. Виталий аж зажмурился. Опустившись на корточки, Лариса быстро расстегивала его брюки, сам он торопливо сбросил на пол пиджак, содрал галстук и, отрывая пуговицы, расстегивал рубашку.

Она не убрала утром постель - как знала. Вдохнув аромат любимой женщины, исходящей от её подушки, Виталий совсем потерял голову и едва сдержался.

- Нет уж, - остановила его Лара. - Мы же договорились.

- Прости, я так соскучился. Я все сделаю, что ты хочешь.

- Дерзай, экспериментируй сам.

"Да, это не Казанова, - думала она. - Виталику ещё учиться и учиться. Ну ничего, было бы желание."

Обычно уже от первого прикосновения Игоря Лариса взвивалась и отключалась от внешнего мира. С Виталием было не так. В первое мгновение она застонала от наслаждения, но потом любовник был резковат. Техникой он более-менее, владел, но у него явно не было достаточной практики. Игорь-то все знал о ней, знал, как её нужно ласкать, знал даже то, чего поначалу не знала о себе сама Лара.

С Казановой она уже заранее знала, что сейчас улетит в заоблачные выси, а настроившись, тут же улетала. Виталий ласкал Ларису по её просьбе, а не по велению сердца, как Игорь. Может быть, его сковывало то, что она упрекнула его. Казанова сам заводился и балдел от того, что его малышка купается в волнах наслаждения, а Виталий будто исполнял повинность. Поэтому Лара не отключилась, как бывало с Игорем.

Ничего у неё не получалось. Но она решила - пусть любовник пробует сам. Если это будет его собственной находкой, - ему и самому понравится.

Виталий понял, что делает что-то не так. Почувствовав, что Лариса несколько раз дернулась, он догадался, что ей было больно и старался прикасаться легче и нежнее. Наконец она часто задышала. Еще немного, и Лара вскрикнула, выгнулась всем телом и простонала:

- Не останавливайся, умоляю, мой любимый!

И вот она уже и кричит, и стонет, и бьется в сладкой судороге. Увидев впервые подлинный женский экстаз, Виталий наконец понял, какого наслаждения лишал свою любимую. Он сам завелся, но боялся, что сейчас Лариса уже не хочет.

Открыв глаза, она улыбнулась ему:

- Кайф, мой милый... Иди ко мне...

Балдея от счастья, Виталий не заставил себя ждать, боясь одного, - что долго не выдержит, и Лариса будет разочарована. Но он ещё не знал, какую классную партнершу держит в объятиях...

Наконец к нему пришло то великое ощущение, когда партнеры - единое целое, и чувствуют друг друга, будто они один организм. Его плоть вдруг оказалась туго сжатой, и это плотное соприкосновение дало такие непередаваемые ощущения, что Виталий уже не смог сдержаться, и их пронзительный крик слился воедино.

Отбросив с её лица прядь волос, он поцеловал Ларису:

- У меня никогда не было такого потрясающего ощущения...

- То ли ещё будет, - улыбнулась она.

- Я готов учиться всему, если ты согласна меня учить. Теперь я понял, что был всего лишь жалким подмастерьем. До мастера мне далеко.

- Не проблема, будешь мастером. Других женщин ты не ласкал?

- Почти нет.

- Поцелуешь в губы, потискаешь грудь и считаешь, что женщине этого достаточно?

- Примерно так.

- Теперь убедился, что недостаточно?

- Убедился.

- Имей ввиду, это ещё самые азы. Тебе многому нужно научиться, чтобы овладеть высшим пилотажем и стать настоящим асом.

- С такой наставницей я все освою.

- Было бы желание - освоишь. Но с другой женщиной у тебя так не получится. Техника ещё не все. Секс - это любовь. По-настоящему можно ласкать только любимую женщину, тогда от её наслаждения мужчина испытывает кайф ничуть не меньший, чем когда сам получает удовольствие.

- Я это уже понял. Ни с одной женщиной не получал такого кайфа, да и таких сексуальных любовниц у меня никогда не было. А можно уже сейчас начать сексуальный ликбез? Или тебе нужно отдохнуть?

- Мне вообще почти не требуется отдыхать, так что можешь считать, что тебе повезло.

- Еще как! - с готовность подтвердил он.

Виталий уже не был таким зажатым и слушался Ларису. Она говорила и показывала, как он должен её ласкать, и когда он начал вполне успешно применять на практике новые знания, голос любовницы прервался, она задрожала всем телом. Теперь он уже знал, что её ещё рано отпускать. И через пару минут, совершенно счастливый, опять наблюдал, как Лариса катается по постели, сбивая на пол подушки.

- Кайф! - сказали они почти одновременно и улыбнулись друг другу.

- Может быть, мы останемся здесь? - спросил он. - Не хочу тебя отпускать.

Она приподнялась и посмотрела на часы.

- Пора, милый. В одиннадцать приедут ребята Игоря, а потом мы поедем к тебе. Так что потерпи.

Сполоснувшись под душем, Лара быстро причесалась и оделась, не стесняясь любовника. Казанова избавил её от многих комплексов, и она уже не боялась показываться мужчине обнаженной.

- Сегодня я чувствую себя счастливой. И даже выспалась. Вчера легла в половине одиннадцатого - никогда так рано не ложилась, но сразу уснула без снотворного.

- Хорошо, что психиатр убедила тебя не принимать эту дрянь. Я вообще удивляюсь, как ты водила машину, постоянно принимая снотворное - ведь реакция притупляется, мышцы какие-то не свои. Мне в больнице как-то раз дали таблетку на ночь, так я весь следующий день был дурак дураком.

- Все, больше снотворное мне не понадобится.

Виталий подал ей плащ, и они вышли из квартиры.

- Поедем на моем "Мерседесе", хорошо?

- Конечно, - согласился он. - Такой красавице не пристало ездить на старых "Жигулях".

В лифте, в машине Виталий держал Ларису за руку, целовал, нежно прикасался губами к её волосам, и с его лица не сходила блаженная улыбка.

- Если ты будешь на меня так смотреть и так улыбаться, то вся наша конспирация насмарку.

- Хорошо, я постараюсь держаться, - он сел прямо и больше на неё не смотрел.

Сыщик довез Ларису до офиса, помог выйти из машины и задержал её руку, глядя в глаза. Опять Лару затопило желание, и Виталий это тут же почувствовал. Его глаза стали просто сумасшедшими, и она даже на секунду испугалась, что сейчас он притянет её к себе, запихнет в машину и увезет к себе. Но Виталий справился с собой, отпустил её руку, глубоко вздохнул, закрыл глаза, потом открыл их и посмотрел на неё уже спокойным взглядом.

- Вот и умница, - похвалила она. - Тебе придется меня подождать, пока я закончу инструктаж моих новых сотрудников.

Когда Лариса ушла, Виталий сел в машину совершенно ошалевший. Как будто пришло второе дыхание. Он любил эту женщину и спал с нею уже две недели, но сейчас было совершенно иное состояние.

"Втрескался и совсем башку потерял, - думал сыщик, но его это не обеспокоило. - Я никогда не был так счастлив, хотя послезавтра она уедет, а ещё сегодня её будет ласкать в постели Игорь.

Тут им овладела бешеная ревность. Утром он совсем не думал о сопернике. Ему даже не пришло в голову, кто её учил всему. У Ларисы было немало любовников - может быть, они? Но сейчас это уже не важно.

Если она так же стонет от страсти с Игорем... Накатила душная волна, в этот момент сыщик яростно ненавидел соперника. Если бы тот оказался здесь, - Виталий бы не сдержался.

Только сейчас он понял, какое тяжкое бремя взвалил на свои плечи делить любимую женщину с другим да ещё добровольно. Мог бы бороться за нее, предоставить право ей самой выбирать.

Вспомнив об этом, сыщик сразу отрезвел. Если бы право выбора было за Ларисой, то она однозначно предпочла бы Игоря. Она же предлагала расстаться. Виталий сам предложил быть третьим.

Сейчас у него только два варианта: или отказаться от нее, или мириться с соперником. Первый вариант исключен - он и пару дней назад был не в силах с ней расстаться, а после сегодняшнего и подавно. Подлинная сексуальность Ларисы его просто потрясла.

Может быть, раньше у него были плохие любовницы, может быть, он сам был плохим любовником, но такого у него ни с одной не было.

Когда Виталий ещё работал старшим опером, то многие симпатичные свидетельницы и даже потерпевшие строили ему глазки, и он не оставался к этому равнодушным. Обычно все было просто. Мигнул Димке, с которым они сидели в одном кабинете, и у того тут же находилось какое-то неотложное дело. Кабинет на полчаса оставался в распоряжении Виталия. Дверь предусмотрительно запиралась, лишнего шума старались не производить. На долгие уговоры и изыски времени не было. Да и условия не подходящие для утонченного секса.

Симпатичному сыщику не приходилось долго обхаживать понравившуюся женщину. Быстрые поцелуи, минимальная степень обнаженности, торопливые движения - на все-про-все уходило не больше получаса, а то и меньше. Потом они оба торопливо приводили себя в порядок, Виталий отпирал дверь, с озабоченным видом входил Димка, а чуть смущенная партнерша опять усаживалась напротив стола.

Потом сыщик записывал её номер телефона и навещал, когда у него было время, а бывало, что и забывал о ней уже после первого раза. Некоторые звонили сами. Но свободного времени у него никогда не было, и его любовницам это быстро надоедало. Да и они ему надоедали.

Даже исход его брака был закономерен. С женой, которую, как ему тогда казалось, он любил, расстался, увлекшись другой. Но и до этого они жили, как кошка с собакой. Истерики, сцены ревности, упреки... В свое время он был большим ходоком по бабам. Жена пыталась следить за ним, и ребята из отдела со смешками наутро говорили, что его благоверная оборвала все телефоны, разыскивая непутевого супруга.

Все предыдущие любовницы не шли ни в какое сравнение с Ларисой. Да и сам он относился к ним соответственно. Не думал, не гадал, что на четвертом десятке лет его угораздит так влюбиться. Ради Ларисы он оставил любимую работу. Пусть большая часть времени частного сыщика уходит на мелочевку, но все же это его привычное дело. А теперь он шофер и телохранитель женщины, которую любит.

Устраивает ли его такая жизнь? - спросил он сам себя. И сам же ответил: да. И не потому, что у него нет другого варианта, а потому что он любит Ларису. Все остальное уже не имеет значения - и любимая работа, и то, что она спит с другим.

Увидев, как Лара выходит из офиса, сыщик на минуту замер, любуясь ею и даже не веря, что эта потрясающе красивая женщина принадлежит ему, но тут же спохватился и выскочил из машины, чтобы помочь ей спуститься со ступенек.

- Виталик, веди себя сдержаннее, пожалуйста, - холодно сказала она. Ты меня компрометируешь, - и с его лица тут же сбежала улыбка.

Кинув быстрый взгляд на стоящих в дверях охранников, сыщик вполне достоверно изобразил бодигарда-шофера. Открыл правую дверцу "Мерседеса", усадил "хозяйку", сел сам и завел машину.

Она не умела долго дуться. Когда они выехали на проспект, повернулась к нему с улыбкой:

- Теперь к тебе?

Он сдержал облегченный вздох - боялся, что любовница будет сердиться и откажется от прежнего намерения.

- Кстати, милый, Лидия Петровна живет напротив твоего дома.

- Знаю, Ларочка, я же заезжал к ней, помнишь, в тот день, когда привез её на дачу Натки.

- Я скажу Игорю, что иногда навещаю её на дому. Это на случай, если нас там кто-то увидит. Ты тоже скажешь ему, что возил меня к ней домой на консультацию.

- Хорошо, - улыбнулся он. Ему ли учить женщину конспирации!

Посмотрев на часы, Лариса покачала головой.

- У нас всего пару часов времени, потом наверняка Игорь начнет меня разыскивать. Долго я провозилась, надеялась быстрее освободиться. Но Игорь молодец, хороших ребят прислал. Я больше времени потратила, чтобы со своими сотрудниками разобраться, а новички сразу сориентировались, даже долго объяснять не пришлось. Они уже и генеральную доверенность подготовили. Игорь обо всем позаботился. Везде у него свои люди.

"Да уж, куда мне с ним тягаться", - вдруг подумал сыщик, хотя раньше никогда не комплексовал из-за своего социального статуса, считая, что он на своем месте. Фанат своего дела, которое ему нравится.

Лариса как будто догадалась о его мыслях.

- А ты не хотел бы попробовать себя в бизнесе?

- Не знаю, как-то не думал об этом. Вряд ли у меня получится.

- Но у меня же получилось. Я гуманитарий, раньше вообще в делах не смыслила, а теперь стала бизнес - леди. У тебя точно получится. Когда я вернусь, мы об этом поговорим, хорошо?

Он согласился даже на это, хотя пять минут назад подобная мысль ему даже не приходила в голову.

- Правда, мне жаль будет отказаться от такого классного хранителя моего тела... - с особыми интонациями произнесла Лара. - Ну не беда, в качестве моего зама ты тоже будешь рядом. Или станешь Алкиным замом. Но если ты будешь смотреть на меня так, как сейчас, вся наша конспирация насмарку.

Виталий даже не чувствовал внутреннего протеста, что любовница решает за него его дальнейшую судьбу. Ему было все равно, чьим замом он будет и будет ли, лишь бы она улыбалась ему, говорила что-то с итимно-зовущими интонациями. Ну и все последующее, разумеется.

Он помог ей снять плащ, и Лара ушла в ванную.

- Ты умеешь купать женщину? - услышал он её голос.

- А что, для этого нужно что-то уметь? - спросил он, открывая дверь и зажмурившись от вида её обнаженного тела.

- Нужно, милый, и очень многое, - смеясь, ответила Лариса. - Но сегодня мы этого делать не будем, - времени нет да и волосы у меня намокнут. Как-нибудь потом. Сам поймешь, какой это кайф.

Увидев, что её слова произвели закономерный эффект, она рассмеялась, присела на корточки и обняв его за талию, притянула к себе и коснулась языком, губами.

И опять все было не так, как с другими. Он-то думал, что без разницы, с какой женщиной, а оказалось, что разница есть, и очень большая.

Может быть, у него были такие обалденные ощущения, потому что он любил эту женщину, может быть потому, что она его любила, может быть потому, что Лара была такой нежной...

- Мы так не договаривались, - сказал он, целуя её. - Ты же обещала меня учить.

- Научу, всему свое время.

- Я уже научился тебя чувствовать.

- Еще не совсем, но уже делаешь успехи. Когда будешь чувствовать меня, то сможешь дать мне пережить и пять, и десять оргазмов подряд.

- Разве это возможно?

- Со мной - возможно, - улыбнулась она.

- Я хочу сейчас.

- Нет, ты ещё мало знаешь и умеешь, а однообразие губит ощущения. Ты должен сам ощущать, что мне требуется в данный момент, и использовать разные ласки. Когда научишься, то я тебя уже никуда от себя не отпущу.

- А если не смогу, то прогонишь? - огорчился Виталий.

- Прогоню, - рассмеялась она. - Алке отдам. Пусть она тебя учит. Подруга сказала, что согласна пригреть тебя на своей пышной груди и обучить всем изыскам. Пошутила, что уже место в своей койке для тебя приготовила. Шутки шутками, но, как говорится, в каждой шутке есть доля правды. Ты ей нравишься.

- Не нужна мне твоя Алка, - пробурчал он. - Мне нужна ты.

- Тогда постарайся меня не разочаровывать.

- А Игорь тоже так ласкает тебя?

- Милый, давай договоримся, - приподнявшись на локте, Лариса посмотрела ему в глаза, и он внутренне поежился под её холодным взглядом, Игоря мы не обсуждаем. Ты - это ты, а он - это он. Только на таких условиях мы с тобой будем вместе.

Откинувшись на спину, Лара закрыла глаза.

"Да, дорогая, кажется, ты переоценила и себя, и его, - подумала она. Виталик же нормальный мужчина, конечно, он ревнует, хоть и говорит, что готов смириться с существованием соперника. Был бы Виталик сопливым юнцом или слабаком, - может быть, смирился бы, но он же сильный мужик. И баб у него было навалом. Может быть, не стоит его и себя мучить? Сейчас поставить точку и расстаться?.."

Любовник понял, о чем она думает, обнял и притянул к себе.

- Не надо меня жалеть и не надо меня бросать.

- Я понимаю, милый, как тебе сейчас тяжело, - тихо сказала Лариса. - Я действительно сейчас думала о том, что было бы лучше расстаться, чем нам обоим мучиться. Я никогда не брошу Игоря, если только он сам меня не бросит.

- Игорь тебя никогда не бросит... - печально сказал Виталик.

- Дай Бог, - прошептала она и спохватилась, что опять причиняет ему боль. - Все хватит о нем. Его сейчас нет. Не собираюсь, чтобы он был третьим лишним в нашей постели. Сейчас я с тобой и хочу быть с тобой, и хочу тебя.

- Я тоже хочу быть с тобой и хочу тебя.

- Тогда иди ко мне... Я не буду ничего тебе говорить, настройся на меня, чувствуй меня и экспериментируй сам, а сердце подскажет.

- Класс! - сказала она через полчаса. - Ни за что тебя не брошу, потому что ты хороший. Я люблю тебя. Выбрось из головы все ненужные мысли. Нам хорошо вместе, и это главное.

Виталий лежал рядом и больше всего на свете хотел, чтобы время растянулось, чтобы эти два часа никогда не кончались. Завтра он не увидит Ларису, а потом не увидит ещё две недели. Останутся лишь воспоминания.

Его даже не тяготило, что он, Виталий Рылеев, классный сыщик и настоящий мужик, потерял волю, попав под влияние этой женщины, и делает все, что она хочет, и его настроение зависит от её настроения.

- Ты думаешь о том, что время пролетело слишком быстро? - спросила Лара, склонившись над ним и окутав водопадом своих волос.

Он молча кивнул.

- Я ещё успею тебя порадовать.

Она сползла по его телу и коснулась языком.

- Нет, - сказал он, уклоняясь. - Лучше тебе. Мне так нравится, когда ты катаешься в экстазе. И я хочу, чтобы ты вспоминала обо мне, когда уедешь.

- Я и так буду тебя вспоминать, мой любимый. Не сопротивляйся. Сегодня ты подчиняешься мне, а в следующий раз я подчинюсь тебе. Идет?

- Идет, - сразу согласился он и закрыл глаза.

Мобильник Ларисы затренькал, когда они уже начали одеваться. Взяв трубку, она весело ответила:

- Алло!

Подмигнув любовнику, Лара невинным голосом произнесла:

- Да, с твоими ребятами все в порядке, спасибо, дорогой. Потом заехала в пару магазинов, искала белый купальник. Ты же привез мне купальник своего любимого изумрудного цвета, а мне хочется белый. Но Бог с ним, в Италии купим.

Послушав некоторое время, она согласилась:

- Хорошо, буду через полчаса, - дала отбой и посмотрела на Виталия.

Неслышно вздохнув, тот быстро оделся.

- Куда едем? - спросил сыщик, когда они сели в "Мерседес" Ларисы.

- К психиатрическому центру. Игорь заехал поблагодарить Лидию Петровну.

Казанова уже ждал их, нетерпеливо прохаживаясь перед своей машиной. Увидев знакомый "Мерседес", тут же устремился навстречу. Открыв дверцу, подал Ларисе руку, притянул к себе и поцеловал.

- Привет, моя принцесса. Я соскучился по тебе.

Виталий задержал дыхание и вцепился в руль. Полчаса назад он целовал и ласкал Ларису, а теперь на его глазах её обнимает другой... У Игоря на неё все права, а с ним она встречается украдкой, всего на пару часов.

"Может быть, все-таки надо было убить его тогда?.." - вдруг подумал он.

В этот момент сыщик опять люто ненавидел соперника.

Лариса интуитивно почувствовала его состояние.

"Манера Казановы не скрывать своих чувств каждый раз будет больно ранить Виталика", - подумала она.

Освободившись из объятий любовника, Лара сказала:

- Мне нужно забежать к Лидии Петровне. Хочу попрощаться перед отъездом.

- Я подожду тебя у кабинета.

Взяв Лару под руку, Казанова повел её ко входу.

Виталий курил и смотрел им вслед. Он знал, что Лариса не обернется, знал и то, что не надо ему на них так смотреть, но не мог отвести взгляда.

Войдя в кабинет врача, она увидела повсюду охапки лилий. Лидия Петровна вместе с медсестрой ставили их в вазы. Обернувшись к Ларисе, психиатр улыбнулась и поздоровалась.

- Игорь Николаевич - человек с размахом. У нас даже ваз не хватило, придется временно поставить мои любимые лилии в обычные банки, потом принесу из дома вазы. Ирочка, заберите цветы, которые не поместились, и поставьте в регистратуре.

Взяв охапку лилий, медсестра вышла из кабинета.

- Для вас Игорь Николаевич тоже устилает ковер из цветов?

- Да, у него дома везде стоят мои любимые кремовые розы. Целая оранжерея. Он встает очень рано и сразу бежит покупать мне розы.

- Приятно иметь такого внимательного любовника.

Лара с улыбкой кивнула. Казанова щедр, любит красиво ухаживать и делать дорогие подарки. С самого начала их романа он постоянно порывался ей что-то дарить, а она отчаянно сопротивлялась. Зачем? Теперь она и сама этого не понимала. Ему это приятно, а она из-за своей дурацкой щепетильности лишала любимого человека такого удовольствия. Тот, кто дарит, получает гораздо больший кайф, чем тот, кто получает подарок.

- Я зашла попрощаться, Лидия Петровна.

- Все рекомендации я дала Игорю Николаевичу. Повторять не буду, он все сделает, как нужно, а вы его слушайтесь.

- Буду слушаться, - пообещала Лариса. - Я уже вовсю использую ваши советы.

- И как - успешно?

- Пока да. Надеюсь со временем стать асом в конспирации. Но иногда мне ужасно стыдно, что я такая влюбчивая. Уже не по возрасту.

- А ведь это неплохая черта, Лариса. В вас бездна эмоциональности, причем, тонкой эмоциональности. Именно этим вы и привлекательны для мужчин. Они чувствуют от вас эмоциональную отдачу, потому так любят вас.

- Вы думаете, я и потом буду так же влюбляться?

- Не сомневаюсь в этом. Вы любите Игоря Николаевича, но тем не менее, периодически в вашей жизни будут и другие мужчины. Но не переживайте, ничего особенного в этом нет. Это черта вашей натуры.

- Хоть бы это не повлияло на наши отношения.

- А это уже зависит от вас.

- Постараюсь держать себя в узде. Ведь я строила далеко идущие планы в отношении Игоря. Даже решила родить от него ребенка.

- Вы все же надумали развестись с мужем?

- Нет, пока нет. Мы с Игорем решили пожениться лет через семь, когда сын станет самостоятельным и уедет учиться заграницу.

- И он готов столько ждать?

- Готов.

- А вы?

- Когда мы с ним об этом говорили, я тоже была к этому готова. Но вы же сами видите, какая я... Как говорят, не сносив и пары башмаков... Стоило ему ненадолго оставить меня одну, и я тут же влюбилась в другого.

- Ну ничего, в жизни и не то ещё бывает. Думаю, впредь Игорь Николаевич будет вести себя осмотрительнее и не оставит вас одну, улыбнулась Лидия Петровна.

- А вы меня осуждаете?

Та от души рассмеялась.

- Лариса, психиатры не знают таких слов как осуждение, негодование или ненависть. Все, что происходит с человеком, проистекает из его личности. Мы оцениваем личность наших подопечных и знаем, чего ожидать от каждого. Один человек может совершать определенные поступки, а другой не совершит их ни при каких обстоятельствах. Неужели мы будем осуждать своих пациентов за то, что закономерно?!

- То есть, моя влюбчивость - это закономерно? - удивилась Лариса.

- Да, - кивнула Лидия Петровна.

- Вы мне все рассказали о близких мне людях, даже не видя их, но не сказали обо мне самой.

- Я много говорила о вас, просто вы на этом не зафиксировались, поскольку тогда были загружены своими переживаниями. Хотите более подробного анализа?

- Хочу, - кивнула Лара. - Я в других людях не разбираюсь, а в себе и подавно.

- Ваша личность мозаична. Есть черты стеничности, но есть и сенситивность.

- В прошлый раз вы употребили этот термин. Смысл я поняла, но расскажите мне подробнее, ведь это недостаток, мне бы хотелось его преодолеть.

- Я расскажу вам об общих проявлениях сенситивности, а вы отмечайте, что из этого вам свойственно. Сенститивные люди очень ранимы, чрезмерно чувствительны, впечатлительны, с высокими моральными требованиями к самим себе. Они постоянно ощущают собственную неполноценность, хотя это всего лишь их субъективная оценка и обычно не соответствует действительности. Сенситивы незаслуженно суровы к себе. Чувство неполноценности усиливается при оценке собственных волевых и морально-этических качеств, а это создает основу для формирования комплексов.

- Тут вы правы. Комплексов у меня было очень много.

- Наверняка вы с детства были очень привязаны к своим родителям, вас называли "тепличным растением", "домашним ребенком".

- Родители души во мне не чаяли и от всего оберегали. Но времени на мое воспитание у них было мало, они оба много работали. Меня воспитывала бабушка.

- Были ли у вас какие-либо страхи в детстве, например, боялись "страшных" сказок, темноты, бродячих собак?

- Я боялась всего на свете - и вида крови, и драк, и незнакомых людей. Засыпала только при свете. Если свет выключали, когда я уже усну, то проснувшись, я всю ночь плакала. Когда была маленькой, мама на ночь брала меня к себе в постель. Спокойно я засыпала только чувствуя её рядом с собой, даже во сне не выпускала её руку или хоть какой-нибудь частью тела должна была ощущать, что мама рядом.

- Типично для сенситивного ребенка.

- Бабушка переехала к нам жить, когда мне было три года, и ей были непонятны мои страхи. Я её немного побаивалась и старалась ничего не рассказывать. Бежала к маме, когда та приходила с работы. Она всегда была со мной ласкова, знала, как я пуглива.

- В трудных ситуация вы искали помощи взрослых? Были неспособны сами что-то предпринять, чтобы защититься от своих страхов, например, боялись встать с постели, чтобы включить свет, или спрятаться в подъезд при виде незнакомого человека?

- Да, я терялась, плакала и бежала к маме или бабушке. Гуляла только с бабушкой и держалась за её юбку. За это меня во дворе дразнили "бабушкиной дочкой". Потом у меня была гувернантка, и я гуляла с ней.

- Боялись более активных и драчливых сверстников, избегали озорных и рискованных детских игр, предпочитали тихие одиночные игры?

- Да, пока не подружилась с Аллой, я играла одна, а гувернантка сидела рядом на скамейке. Или я играла с маленькими детьми, с ними мне было спокойнее.

- С детства понимали свою несостоятельность и старались не привлекать к себе внимания? Избегали ситуаций, где могут проявиться ваши слабости?

- Я не умела играть ни в волейбол, ни в другие игры, не каталась на велосипеде, да и вообще была неспортивной и очень комплексовала из-за этого. На уроках физкультуры у меня ничего не получалось, и родители взяли справку в поликлинике, что у меня вегето-сосудистая дистония. От физкультуры меня освободили, чтобы не травмировать мою психику. Но бабушка отдала меня учиться бальным танцам и верховой езде, и я стала более координированной.

- С детства плохо переносили новую обстановку? С незнакомыми людьми становились ещё более робкой и застенчивой и старались избегать общения с незнакомыми людьми?

- Да, - кивнула Лариса.

- Поэтому вас считали замкнутой и необщительной?

- Пока не стала дружить с Аллой, так и было.

- Вы были обидчивы и ранимы, застенчивы и робки, и это мешало вам подружиться с теми, кто был симпатичен?

- Если бы не Алка, возможно, у меня бы не было подруг. Она была моей единственной подругой, со всеми легко знакомилась, а её друзья становились и моими друзьями.

- Вы не могли общаться только с незнакомыми людьми, а с близкими и хорошо знакомыми людьми общались легко?

- Алла стала мне даже ближе, чем мои родители. Она всегда меня опекала и все про меня знала.

- Вы сами не стремились к тому, чтобы у вас было много друзей. Одной подруги вам было достаточно. Наверняка и учителя относились к вам с симпатией и сочувствием. Сенситивные дети не назойливы, приветливы, послушны, прилежны, хорошо учатся и благодарны тем, кто добр и любит их.

- Я была очень привязана к моей первой учительнице. Когда меня отдали в школу, я перепугалась, плакала, не хотела ходить на уроки. Анна Николаевна поняла мою застенчивость, щадила и оберегала от одноклассников, а Алла всегда меня защищала. Обеим я благодарна и очень люблю их.

- Судя по всему, бабушка принимала активное участие в вашем воспитании.

- Она была главой семьи, очень властная, всех держала в ежовых рукавицах и всеми командовала.

- Ваша бабушка своим неправильным воспитанием ещё больше усугубила сенситивные черты.

- Да, она постоянно меня упрекала: "Барышня из приличной семьи не может поступать так-то и так-то." Или презрительно фыркала: "Это моветон!"

- Кто она по происхождению?

- Из старинного дворянского рода.

- Тогда понятно. Теперешние нравы ей претили, и она воспитывала вас так, как воспитывали её. А у вас наверняка был внутренний дискомфорт от того, что вы слышали дома, и что видели в школе, во дворе. Это и есть основа ваших комплексов.

- Вы даже не можете себе представить, сколько я пролила тогда слез! Она одевала меня, как гимназистку, заставляла носить косу с бантом, одноклассники дразнили меня "гимназисткой".

- А вы обижались, плакали и замыкались в себе?

- И дня не проходило, чтобы я не рыдала. За подругой вовсю ухаживали мальчики, а я, хотя и была симпатичной, поначалу не пользовалась успехом. Только когда мной занялась Алла, у меня появились поклонники.

- Порой близкие люди из самых лучших побуждений невольно калечат психику ребенка.

- Характером я пошла в маму, она тоже очень впечатлительная, ранимая, обидчивая. Я могла расплакаться из-за сущего пустяка. Моя гувернантка ворчала: "Слишком уж ты кисейная барышня, слова не скажи, сразу в слезы". Бабушка тоже говорила, что мне нужно быть увереннее в себе и высокомернее.

- А сама прививала вам черты неуверенности в себе.

- Бабушка по характеру была просто кремень.

- Будучи деспотичной, она полностью подавляла вас и не давала возможности проявить инициативу, властно руководя вами и в главном, и даже в мелочах.

- Я все делала так, как она велела, и не смела ослушаться. Для меня услышать её презрительное "Моветон!" - было смерти подобно. Я и любила её и боялась до смерти.

- В подростковом возрасте сенситивные черты ещё больше усиливаются. Вы не стремились быть лидером в среде сверстников, а в более старшем возрасте - "душой компании"?

- "Душой компании" и лидером всегда была Алла, а я в её тени.

- Вас это не тяготило именно в силу особенностей вашего характера. Вы избегали авантюр, конфликтов, старались ни с кем не ссориться?

- В авантюры меня всегда втягивала Алла, а я по мере возможности пыталась её удержать, но она никого не слушается, а меня и подавно, все делает по-своему.

- Вы очень искренни, и это тоже типично для сентитивной личности. Вам несвойственны лживость и притворство. Не любите выставлять свои переживания напоказ, поэтому на первый взгляд можете произвести впечатление замкнутой и даже высокомерной, но это лишь защитная маска, с помощью которой вы ограждаете свою психику от переживаний.

- Верно. У меня прозвище "Снежная Королева", хотя в душе я всегда смеялась над этим. Знали бы другие люди, сколько у меня внутри неуверенности в себе!

- Вы пошли по пути гиперкомпенсации, то есть, утрированной, чрезмерной компенсации тех черт, которые вам в себе не нравились. Свою неуверенность в себе прикрывали излишней уверенностью и упрямством.

- Да, Алка говорит, что я упрямее, чем сто хохлов сразу.

- Перед окружающими вы разыгрывали роль сильной женщины. В вас есть черты стеничности, и это позволяет вам выглядеть сильной. Но вы сами интуитивно поняли свой характер и развивали в себе стеничность.

- С самого детства я сама себя тренировала и воспитывала. Раньше была ужасной плаксой, но примерно лет с 18-20 отучилась от этой дурной привычки. Алла говорили, что теперь из камня проще слезу выжать, чем из меня.

- Плаксивость свойственная сенситивным людям, особенно в таком ранимом возрасте, как подростковый. Внутреннее самоуничижение может сосуществовать с отчаянно бравадой в поведении. Прежде робкие, стеснительные девочки меняют свою внешность, начинают пользоваться косметикой, носят одежду, не положенную в школе, посещают дискотеки, курят. Не было с вами такого?

- Было. Когда умерла бабушка, мне было 16 лет, и моим воспитанием занялась Алла. Мы стали курить, завели взрослых любовников, я постоянно меняла поклонников, все они были намного старше меня. Учителя удивлялись, что со мной произошло. Даже внешне я изменилась - выражение лица стало другим, Алла укоротила мне волосы, я выбросила платье гимназистки и ходила в модной одежде, на высоких каблуках, хоть в школе это не приветствовалось. Поначалу нам с Аллой делали замечания, но она огрызалась, и от неё отстали, а я была отличницей, и ко мне учителя отнеслись лояльно.

- Вы по-прежнему были скрытны или все же был близкий человек, которому вы доверились? Взрослому человеку, способному проявить сочувствие, сенситивная девочка может рассказать о своих внутренних переживаниях, самоукорах и самобичевании, и её показная бравада может смениться слезами. Будучи подростком, девушкой вы рассказывали о себе кому-нибудь из ваших любовников?

- Мужчинам я никогда ничего о себе не говорила. Ни раньше, ни теперь. Однажды меня спросила наша классная руководительница, что со мной. Она меня очень любила и полагала, что сказалось Алкино негативное влияние. Я рыдала, но так ничего ей не рассказала, и она не стала больше лезть мне в душу.

- А в ваших любовников вы были влюблены?

- Я часто влюблялась и так же быстро разочаровывалась. За мной ухаживали многие, но некоторые мне были совершенно безразличны, хотя считались моими поклонниками. У меня бывало по несколько любовников одновременно, но такого, чтобы я к кому-то питала сильные чувства, не было. Я их легко меняла. Потом они ещё долго за мной увивались, но меня они уже не волновали.

- Первый раз вы наверняка влюбились очень рано. Сенситивная девочка может быть платонически влюбленна в мужчину значительно старше по возрасту, например, в учителя или известного артиста.

- Лет в двенадцать я влюбилась в нашего учителя географии.

- Состояние влюбленности проявлялось в том, что вы молча страдали, не в силах проявить свои чувства?

- Я писала дневник, посвящала ему стихи, рыдала в подушку, а он даже и не подозревал об этом.

- А позже вы были безответно влюблены?

- Нет, наоборот - в меня влюблялись, а мне этот мужчина был безразличен.

- И вы постоянно себя корили?

- Сейчас такого внутреннего конфликта уже нет, но по молодости я сама себя презирала и казнила за свои недостатки.

- Напрасно. Для мужчины сенситивность, безусловно, недостаток, а для женщины - даже достоинство. От особенностей вашего характера страдали вы сами, но не окружающие. Самой сенситивной женщине нелегко, но мужчины её очень любят и ценят за искренность, чистоту, доброту, наивность, романтичность и многие другие очень привлекательные качества. Поэтому ваши мужчины стараются вас оберегать и щадить, относятся как к ребенку, а ведь желание защищать любимую женщину - великое чувство. Чем больше мужчина чувствует свою ответственность, тем больше он её любит. По аналогии с тем, как родители больше любят и оберегают беззащитного, ранимого ребенка, а второму, более сильному ребенку уделяют меньше внимания.

- Обычно все мужчины хотели быть защитниками, но меня порой раздражали попытки меня опекать. Игорь подшучивает над моей привычкой заявлять "Я сама!", - этим я напоминаю ему строптивого ребенка.

- Игорь Николаевич говорил мне об этом с восторгом и умилением. Ему все в вас нравится, в том числе и ваша строптивость. Он интуитивно чувствует, что это всего лишь защитная маска, и подыгрывает вам, чтобы не огорчать.

- А я его часто огорчаю.

- Не беда, это только укрепляет чувство. Чем больше вы напоминаете ему беззащитного и упрямого ребенка, тем больше он чувствует за вас ответственность. Вы ведь очень привлекательны как личность, Лариса. В вас нет бабской мелочности, подловатости, истеричности. Да и вообще - все сенситивные люди в личностном и социальном аспекте очень положительны хорошо развиты чувство долга и ответственности, есть нравственно-этическая позиция с высокими требованиями к себе и окружающим. Вы видите у себя множество недостатков и стараетесь их преодолеть, переживаете, если из-за вас страдает другой человек, никогда не совершите бесчестного поступка или противоправных действий. Вам претит грубость, бестактность, цинизм и жестокость.

- Это про меня.

- Слабым местом являются ситуации, когда может проявиться чувство собственной неполноценности. Для вас имеет большое значение, как относятся к вам окружающие. Даже вскользь брошенное замечание или упрек могут повергнуть в уныние.

- Мне всегда было важно мнение других людей. Больше всего на свете я боялась выглядеть смешной, поэтому чуть что - замыкалась в себе или вела себя очень высокомерно.

- Типичная реакция гиперкомпенсации. Другие люди наверняка оценивали вас неправильно. Они не в состоянии постичь сложный мир глубоких переживаний сенситивной личности.

- Меня многие не понимали, считали избалованной, надменной, неприступной. В институте сокурсницы меня не любили, но я не очень переживала, что у меня нет других подруг. Аллы мне вполне хватало, хотя она до сих пор дразнит меня "тургеневской барышней" и "девочкой из приличной семьи".

- Алла интуитивно поняла особенности вашей личности. Ваша бабушка не избаловала вас, а привила вам комплексы и невольно усилила ваши сенситивные черты.

- Я и сама совсем недавно об этом думала. Все считают меня красивой, уверенной в себе женщиной, но знали бы они про мой букет комплексов!

- Особенности личности даны нам с рождения, а воспитание и внешние обстоятельства могут их усилить или смягчить.

- Бабушка мне их усилила, а Алла старалась привить мне уверенность в себе.

- И, как я вижу, преуспела в этом.

- Да, от подруги я многому научилась.

- И тем не менее, порой вам очень нелегко, так как вы чрезмерно чувствительны. Даже у взрослого человека с сенситивными чертами любые незначительные неприятности могут вызвать периоды подавленности, вплоть до депрессии, реактивных состояний и даже мыслей о самоубийстве.

- Я многое переживаю чересчур болезненно. Бывает, что огорчена, подавлена, плачу, жизнь мне кажется в черном свете и даже жить не хочется. Но я стараюсь никому в таком состоянии не показываться. В такие минуты я думаю о сыне и говорю себе, что должна жить ради него.

- Умница. В вас есть и стеничное жало - качество, противоположное сенситивности. Так что вы сложная, мозаичная натура. К тому же, сенситивность у вас выражена не столь значительно, поэтому вы хорошо адаптированы к окружающему, многого в жизни добились и в целом благополучны. Вас выбивают из привычного стереотипа лишь экстремальные ситуации.

- А их у меня за эти месяцы было немало, вот я и расклеилась.

- Верно. Но вы живете в благоприятных условиях, рядом с вами близкие люди, которые вас любят, защищают и опекают. Они с пониманием относятся к вашей чувствительности, берегут вас.

- Да, Алла, Виталик и Игорь - большая поддержка для меня.

- Цените это, Лариса. Они вам очень нужны. Не забывайте, что малейшие изменения столь благоприятных условий может вызвать декомпенсацию.

- Они меня любят, и я их люблю и ценю.

- Раньше у вас были проблемы в сексуальной жизни?

- Были, пока не встретила Игоря.

- Тоже типично для сенситивной личности. Женщина может долго не найти партнера по душе, который будет учитывать особенности её характера, будет с нею ласков и внимателен. Но если она влюбляется, то надолго привязывается к мужчине, несмотря на его недостатки.

- Когда я поступила в институт, в новом коллективе я сначала растерялась, смущалась и ждала подвоха, но за мной тут же стали ухаживать сразу несколько сокурсников. Мне нравилось, когда за мной ухаживали, но я очень долго не могла решиться на близость.

- Как и у многих сенситивных людей, у вас была задержка психосексуального развития. Ваше либидо не развилось до сексуальной стадии, а остановилось на платонической. Поэтому вам нравились знаки внимания и ухаживания, но отважиться на сексуальные отношения вы не могли.

- Это точно! А Алка до сих пор меня ругает, что я выбирала не тех мужчин - слюнтяев и импотентов, как она говорит.

- Потому что вы подсознательно боялись сексуально агрессивных мужчин.

- От бабников я шарахалась, как черт от ладана. Думала, что они в постели очень опытны, а я ничего не умею, и надо мной будут смеяться. Насмешек я боюсь больше всего.

- Поэтому вы предпочитали тех, кто ограничивался платоническими ухаживаниями и романтическими признаниями в любви. В крайнем случае объятия и поцелуи, но не более того.

- Именно таких мужчин я выбирала до сих пор. Правда, сколько бы я ни тянула, рано или поздно дело доходило до секса. Я хоть и боялась этого, но начитавшись романов, первое время ждала от близости чего-то необыкновенного, экстаза и полета души, но потом была разочарована. Не было ни экстаза, ни неземного блаженства. У Алки-то все было в порядке, и я ещё больше комплексовала, что неполноценна.

- Поэтому избегали интимных отношений?

- Не всегда. Иногда очень долго тянула, но если мужчина мне очень нравился, то все могло быть быстрее.

- И ваши ощущения зависели от того, как вы относились к партнеру?

- Да. Если он мне не очень нравился, я была скованной, и у меня ничего не получалось. А если была влюблена, тогда другое дело. Сама удивляюсь, как мне сразу было хорошо с Игорем. Ведь поначалу я не была в него влюблена, думала, что нас связывает только секс. Но он такой бесподобный любовник, что перед ним невозможно устоять. С первого раза Игорь делал со мной все, что хотел, а я не только не стеснялась, но с ума сходила и мне хотелось, чтобы это никогда не кончалось. Игорь не эгоист, даже в постели он щедр, как и во всем. Таких искусных любовников у меня никогда не было.

- Не только в этом дело, Лариса. Он любит вас, и вы это почувствовали. Напрасно вы думаете, что не были в него влюблены, вы этого просто не осознавали. Игорь Николаевич целый год демонстрировал вам свои чувства, а любая женщина оценит такое постоянство. В данном случае вы, как всегда, проявили гиперкомпенсацию - боялись его сексуального опыта и не хотели показать ему свою неопытность, вот и убедили себя, что он вам безразличен. Игорь Николаевич настолько привлекателен, что устоять перед ним нелегко, но вы наложили для себя запрет.

- Да, он мне понравился уже в первую нашу встречу. Я поняла, что тоже нравлюсь ему, и чуть было тут же не сдалась. Но когда мне сказали, что это и есть знаменитый Казанова, я сказала себе: "Стоп! Это не твой вариант".

- Ну не беда. Все, что и делается, все к лучшему. Теперь уже нет сексуальных проблем?

- Игорь говорит, что я очень чувственна, и такой сексуальной любовницы у него ещё никогда не было, но удивляется и даже умиляется, что я ничего не умею. Он не расценивает это как недостаток, наоборот, безумно рад, что до него у меня ни с кем такого не было.

- Игорь Николаевич просто умница. Он деликатно и ненавязчиво помог вашему либидо развиться до сексуальной стадии. Теперь вы стали женщиной со зрелой сексуальностью.

- С ним я все постигала впервые. Раньше зажималась и стеснялась, а теперь стала совершенно раскованной и получаю огромное удовольствие от секса. Без ложной стыдливости говорю на интимные темы, даже Виталика учу тому, что узнала от Игоря.

- Уверена, что вы это делаете тактично и не раните мужское самолюбие Виталия.

- Спасибо за все, Лидия Петровна. Теперь я все знаю про себя и многое мне стало понятно.

- Очень важно понять себя. Тогда человек осознает, почему совершает те или иные поступки.

- Когда вернусь из Италии, обязательно приду к вам, и вы будете учить меня преодолевать проблемы. А сейчас я побежала, а то мои мужчины уже заждались. До встречи. Лидия Петровна.

- Счастливого отдыха, Лариса.

- Прощание с любимым психиатром затянулось? - с улыбкой спросил Казанова, когда Лара вышла из кабинета.

- Она мне рассказала так много интересного про меня, что я не могла уйти. Извини, милый.

- Ерунда, лишь бы ты улыбалась, как сейчас.

Взяв под руку, он повел её к выходу.

- Знаешь, дорогой, Лидия Петровна сказала, что до встречи с тобой у меня была задержка либидо на платонической стадии, поэтому я боялась сексуальных отношений и сексуально опытных мужчин и предпочитала платонические ухаживания сексу. А ты деликатно и ненавязчиво помог моему либидо развиться до сексуальной стадии. И теперь благодаря тебе я стала женщиной со зрелой сексуальностью. Так что то, что я так сексуальна, - это целиком твоя заслуга.

- Я же говорю, что ты моя заколдованная принцесса, которую я расколдовал, - рассмеялся Казанова. - Ну до чего же умница твой психиатр. Я вижу её всего второй раз, но не перестаю ею восхищаться. Даже немножко влюблен в нее, но платонически.

- Наверное, в неё влюбляются многие мужчины, кто приходит к ней на прием. Она очень обаятельна и от неё исходит чисто человеческое тепло. Во многих фильмах пациенты влюбляются в своего психиатра.

- Ты меня к ней даже не ревнуешь?

- Нет, конечно, я же знаю, что ты просто дурачишься.

- Умница моя малышка. Наш психиатр - обрати внимание, я уже говорю "наш", - и в самом деле женщина неординарная.

- Согласна. Алка тоже в неё влюбилась.

- А она тоже у неё бывает?

- Конечно. Когда Виталик расследовал убийство Марика, мы с Алкой каждый день, а то и дважды в день бегали советоваться к Лидии Петровне. Даже Виталик, хоть он и профессионал, теперь приходит спросить её мнения. Она анализирует личность каждого участника и говорит, кто мог бы убить, а кто нет. Но не только это. У неё задатки настоящего детектива и аналитика. Именно психиатр помогла выяснить, кто убил Марика. Когда мы с Алкой навестили Натку в больнице, то заведующий отделением сказал, что следователь велел ему сообщать обо всех её посетителях. Тогда ещё не было известно, что Марика нет в живых, он просто пропал, но все равно меня таскали бы на допросы. Рано или поздно выяснилось бы, что Марик мертв, а у меня формально был мотив избавиться от него. Но с помощью Лидии Петровны Виталик так быстро провел расследование, что я была избавлена от этих унизительных посещений следователя. Кстати, первый сердечный приступ у меня был именно в кабинете следователя, когда я была подозреваемой в убийстве Кости. Во время следствия я тоже все время посещала психиатра. Она не только сказала, что у меня с головой все в порядке, но и указала наиболее вероятные кандидатуры на роль убийцы.

- Малышка, мы обязательно приведем из Италии какой-нибудь классный подарок нашему психиатру. Я ей так благодарен за все!

- Куда мы едем? - спросила Лариса, когда они подошли к машине.

- Я хочу сделать тебе маленький сюрприз, - с загадочным видом произнес Казанова.

Наклонившись к окошку, где сидел Виталий, она выразительно посмотрела ему в глаза и сказала:

- Пока, я позвоню. Отгони, пожалуйста, "Мерседес" к моему дому, там ведь осталась твоя машина.

Поняв по её взгляду, что Лариса позвонит ему уже сегодня, сыщик перевел дух и даже не стал смотреть, как она своей легкой походкой идет к машине соперника.

"Ауди" уехала, а Виталий все ещё сидел, не зная, что ему делать. Полдня впереди, как их заполнить, чтобы время летело быстрее? Достав свой мобильник, он на всякий случай проверил, работает ли он, и положил на сиденье. А вдруг Лариса избавится от Игоря и сразу позвонит?..

Он задумался, куда бы сейчас поехать, чтобы время до встречи пролетело быстрее. На работе показываться не хотелось - сыщик уже написал заявление с просьбой об увольнении, но его уговаривали остаться, а объяснять, куда и почему он уходит, желания не было. Сидеть дома одному - тоже мало радости. Если встретиться с приятелем, то не сорвешься по звонку Ларисы.

Сыщик решил отогнать её "Мерседес", а потом заехать к знакомым ребятам из следственного отдела.

Подъезжая к её дому, Виталий вдруг увидел знакомую "Ауди" в переулке, где позавчера они сидели с Ларисой в его машине, и притормозил. Да, точно она, номерной знак Игоря. Значит, он привез Ларису к ней домой? Но почему же оставил машину в переулке, а не в её дворе, раз уж зашел к ней домой?

Лариса с Игорем в это время выходили из лифта на восьмом этаже.

- Куда ты меня ведешь? - удивилась она.

- Сейчас поймешь.

Открыв ключом дверь, он пропустил её вперед. Лара прошла, заглянула в комнаты и ахнула - квартира точь в точь как у Игоря. Та же планировка, тот же дизайн, та же мебель. Заглянув в ванную, она убедилась, что и ванна такая же огромная, как и в его квартире.

- Ты что, переехал сюда? - повернулась она к любовнику.

- Пока просто продублировал, ту я тоже сохранил. А квартиру, в которой жила моя бывшая жена, продал, чтобы ничто не напоминало об этой твари. Если ты хочешь, - перееду сюда, чтобы быть рядом с тобой.

- Но зачем так близко от моего дома?

- Чтобы не тратить время на дорогу. Ты выйдешь погулять с псом и забежишь ко мне минут этак на шестьдесят, или сто двадцать, или как получится. А я буду ждать тебя всегда и с нетерпением. С моей лоджии видны твои окна - специально выбирал такую квартиру. Возьму бинокль или куплю мощную подзорную трубу и буду смотреть, как ты встаешь утром, как ходишь из комнаты в комнату, как причесываешься и пьешь утром кофе, не забываешь ли позавтракать и поужинать, ты мне помашешь перед тем, как лечь спать.

"Только этого ещё не хватало, - внутренне похолодела Лара. - Виталик меня привезет, а Игорь в это время будет сидеть на лоджии с подзорной трубой."

- Когда же ты успел её купить и обставить?

- Как видишь, - успел, - пожал плечами Казанова. - Я уже давно это придумал, но держал в тайне от тебя, чтобы сделать сюрприз. Ты рада?

"Даже и не знаю, - засомневалась Лариса. - С одной стороны, это хорошо, могу прибегать к нему в выходные дни, а с другой... - и вдруг её обожгла мысль - А если Игорь сегодня утром был здесь и видел нас с Виталием?"

Лара посмотрела на любовника, но тот безмятежно улыбался и ждал, что она скажет.

- Прости, дорогой, - с виноватой улыбкой сказала она. - Обалдела от твоего сюрприза и забыла тебе ответить. Конечно, я безумно рада. Только страшновато. Хоть я и не так давно здесь живу, но все же многие меня знают, например, собачники. Если буду часто прибегать к тебе, кто-то может заметить.

- Не тревожься, малышка. В этих новых домах жильцы не знают даже, кто живет на их площадке. Ты же видишь, сколько мы прошли всяких тамбуров. Никто и не поймет, в какую квартиру ты направляешься. Консьержа здесь нет, и это к лучшему. Могу даже завести псину, чтобы она была подружкой твоего Дона, будем с ними гулять и изображать собачников.

- Ох, Игорь, вечно ты что-нибудь отмочишь, - рассмеялась Лариса.

- А как тебе идея в целом?

- Очень даже!

- Отлично, значит, я не зря старался. Новоселье отпразднуем в узком кругу.

- Ты и я? - поддразнила Лара.

- Сегодня да, а после нашего возвращения в расширенном составе пригласим Аллу с Виталием. Если захочешь, можем устроить грандиозную пирушку и пригласить кучу гостей.

- Но я не смогу пригласить своих друзей...

- Почему? - удивился Игорь. - Как я понимаю, твой муж не поддерживает отношений с твоими друзьями и подругами.

- И правда... - согласилась Лариса, но все же встревожилась. - А вдруг мои приятельницы ему разболтают? Ты же знаешь женщин.

- Тогда пригласи только своих приятелей.

Она бросила на него быстрый взгляд, и Казанова сразу все понял.

- Ты думаешь, я не знаю, что большинство твоих друзей мужского пола твои бывшие любовники? Теперь мне это без разницы. Пусть завидуют.

- Если ты так спокойно к этому относишься, то стоит подумать. А ты пригласишь своих бывших телок? - съязвила она.

- Да на фига они мне! У меня нет друзей-женщин. Телок я моментально вычеркивал из жизни, дав отставку.

- Идея мне нравится. Я хотела бы познакомиться с твоими друзьями.

- Вот и отлично! - воодушевился он. - Я тоже хочу тебя с ними познакомить. Кстати, малышка, этот дизайн лишь для того, чтобы воссоздать ту атмосферу, в которой начиналась наша любовь. Если ты хочешь что-то изменить, можешь все это выкинуть и переделать на свой вкус. Это твой дом и ты здесь хозяйка.

Казанова протянул ей ключи, и Лариса машинально положила их в сумочку.

- Нет, милый, я ничего не буду переделывать. Хочу, чтобы все напоминало нам о том, как у нас начиналось.

- А разве то, что сейчас, - хуже, чем тогда, в начале?

- Нет, даже лучше. Хотя... И тогда было хорошо, и сейчас. Мне с тобой всегда хорошо и всегда все по-разному.

Обняв её, Игорь нежно поцеловал.

- Я тебя просто обожаю, моя малышка. Ты умеешь так сказать, что моя душа обмирает от нежности и благодарности. Ну, пойдем отмечать новоселье.

Он провел её в гостиную, усадил в кресло, принес из холодильника шампанское и закуски.

- Здесь даже есть фонотека... - удивилась Лариса.

- А как же! Все наши любимые песни. Что бы ты хотела сейчас послушать? "Наутилус"?

- Потом. А сейчас поставь "Гусарскую рулетку"

Показалось или действительно по его лицу пробежала легкая гримаса? Усмешка? Лариса внимательнее всмотрелась в его лицо, пока он искал нужную кассету. Да, точно, Казанова как-то непонятно усмехается...

Неужели он догадался, что и эта песня, и их с Виталием дуэль стали знаковыми в их судьбе, создав основу для непростых отношений в любовном треугольнике?

"На зеленом сукне казино,

Что Российской империей

Называлось вчера еще

Проливается кровь,

Как когда-то вино.

И не свечи горят еще,

Полыхают пожарища.

Господа, ставки сделаны,

Господа, ставки сделаны,

Господа, ставки поздно менять!

Игорь поднял голову и посмотрел на неё долгим взглядом. У неё душа в пятки ушла - он обо всем догадался!

"Почему он на меня так смотрит? - думала она, с ужасом глядя на него. - Все понял и взглядом дает мне понять, что знает? Конечно, Казанова обо всем догадался. Только дурак поверит, что кто-то может принять вызов стреляться на дуэли за женщину, которая ничего не значит в его жизни! Игорь не поверил объяснениям Виталика..."

"Что нам жизнь - деньги медные

Мы поставим на белое

Жребий скажет, кому умирать...

Гусарская рулетка - жестокая игра...

Гусарская рулетка - дожить бы до утра...

Так выпьем без остатка

За всех шампань со льда!

Ставки сделаны,

Ставки сделаны,

Ставки сделаны, господа!

- Давай выпьем шампань, малышка, чтобы у нас с тобой все было хорошо, - чуть хрипловатым голосом сказал Казанова, отводя взгляд.

"Он точно знает... Так выразительно на меня посмотрел, но не стал выяснять отношения. Вот дура-то! Поделом тебе! То, что Игорь сейчас промолчал, - ничего не значит. Когда-нибудь он мне все скажет, а даже если и не скажет, то не простит, и у нас уже все будет не так, как раньше..."

Разлив шампанское, Казанова протянул бокал Ларисе.

- За нас с тобой! - со значением произнес он, с нежностью глядя на нее.

"Кажется, оттаял, не сердится... Главное, не показать ему, что он прав в своих подозрениях. Даже если Игорь мне не верит, но все равно он ещё сомневается."

Глядя ему в глаза, она медленно пила шампанское, стараясь отогнать тревогу. Опять эти проклятые дурные предчувствия...

Решив не фиксироваться на этом, как ей советовала Лидия Петровна, она стала себя успокаивать. Если бы Казанова намеревался порвать с ней из-за её измены, то не стал бы покупать эту квартиру, строить какие-то планы о новоселье, об их дальнейшей жизни. Может быть, как и Виталик, он примирится? Будет страдать, терзаться, но смирится с такой судьбой?

Но помимо воли, в голову лезли тревожащие мысли: "А вдруг Игорь надумал снова вызвать Виталика на дуэль, но уже по своим правилам и сыграть в классическую гусарскую рулетку? Поэтому он усмехнулся и так многозначительно посмотрел на меня..."

Ей снова стало страшно, даже бокал в руке дрогнул, и Лариса поспешно поставила его на столик, чтобы Казанова не заметил, как дрожат её руки.

- У меня для тебя есть другая песня, которая больше подходит к моменту, - тихо сказала она, стараясь говорить ровным тоном.

Игорь вскинул голову и улыбнулся.

"Нет, даже улыбка у него не такая, как всегда. И взгляд другой, задумчивый, хотя и видно, что он пытается скрыть от меня свои переживания..."

Подойдя к магнитофону, она нашла кассету "Любимый" Любы Успенской.

"Любимый...

И больше никого на целом свете...

Молюсь, чтобы другую ты не встретил.

Любимый, любимый,

Люблю тебя, единственный, любимый."

Присев перед креслом, в котором сидел Игорь, Лариса положила голову ему на колени, повторяя за певицей:

"Любимый, любимый,

В твоих моя любовь и счастье.

Молюсь, чтоб не случилось вдруг ненастье...

Любимый, любимый,

Люблю тебя, единственный, любимый..."

Приподняв её двумя руками за подбородок и увидев в её глазах слезы, Игорь закрыл глаза и глубоко вздохнул.

"Он даже не стал успокаивать меня, - подумала Лара, и слезы полились ещё сильнее. - А глаза у него такие грустные... Опять у нас надрыв, и опять по моей вине. Чего мне не живется спокойно, почему я все время мучаю человека, который так меня любит и дал мне столько счастья?!.."

- Не плачь, малышка, - услышала она его глуховатый голос с какими-то непривычными интонациями. - Я не могу видеть твои слезы, сам готов расплакаться. Понял, что ты хотела сказать мне этой песней. Я люблю тебя. Все у нас будет хорошо.

"Он простил меня", - подумала Лариса, но легче не стало, слезы все текли и текли.

Казанова поднял её на руки и перенес в спальню. Никогда он не был так нежен, хотя нежен с ней всегда. Но Лариса, ощущая его ласки, плакала от жалости к нему, к себе, к Виталику...

Поняв, что ничего не получится, Игорь лег рядом, целовал её мокрое о слез лицо и шептал:

- Не плачь, моя принцесса, любимая моя. Прости, что я тебя огорчил, тебе нельзя волноваться.

- Все, больше не буду, - сказала она, вытирая слезы.

- И будешь мне улыбаться?

- Буду, - сказала Лара и улыбнулась.

Казанова обрадовался и тут же вскочил.

- А я купил тебе белый купальник! Сейчас принесу и ты примеришь.

Лариса вся сжалась. Неужели он дает ей понять, что никакой купальник она не искала, а провела это время с Виталиком? Ведь Игорь мог позвонить в её офис и спросить своих ребят, когда ушла Лариса. Нетрудно догадаться, где и с кем она провела почти три часа.

Вернувшись с небольшим пакетом, Казанова вытряхнул купальник на кровать.

- А ну-ка примерь, моя русалка.

"Нет, он действительно рад, что купил этот купальник. Значит, про сегодняшнее не знает, не звонил ребятам, а сразу позвонил мне на мобильник. Господи, как же трудно обманывать любимого! В каждом его слове я ищу подвох, пугаюсь и теряюсь, потому что чувствую себя виноватой. Лидия Петровна говорит, что не нужно так болезненно относиться ко всему, но как я себя переделаю?! Чуть что - пугаюсь и переживаю."

Ощущая слабость в коленках, Лариса встала. Игорь помог ей одеть купальник и восхищенно поцокал языком.

- Класс! Изумрудные глазищи, длинные пепельно-русые волосы и белый купальник! Ты загоришь и будешь лучше топ-модели экстракласса. А как мне хочется попробовать, не снимая купальник... - его голос стал влекуще-обволакивающим, и она, закрыв глаза, шагнула к нему и упала в его объятия....

Суббота, 24 апреля.

В Шереметьево Алла, как всегда, хохмила, Лариса улыбалась, Казанова был весел и взбудоражен, лишь сыщик был мрачен и отводил взгляд. Алла попросила Игоря принести ей минералку, сославшись на "сушняк", и когда тот отошел, сердито прошипела:

- Какого хрена ты изображаешь вселенскую скорбь?! Хочешь Ларку подставить?

Тот лишь хмуро глянул на неё и отвернулся.

- Нет, ты на меня волком не смотри, - не отставала верная боевая подруга. - У тебя на морде все написано, только дурак не поймет.

Лара знала, почему любовник так расстроен - она не позвонила ему позавчера, хотя и обещала. И вчера не звонила. Улыбнувшись, Лариса дотронулась до его руки.

- Виталик, Алла права. Ты меня подведешь. Не порть мне настроение, пожалуйста.

Наконец он посмотрел на неё и взгляд сразу потеплел.

- Вот это другое дело! - одобрила Алла.

- Я тебе объясню, почему не звонила. В четверг вечером я попросила Игоря поставить "Гусарскую рулетку". Любы Успенской. Никакой особой цели у меня не было. Я давно люблю эту песню, а теперь благодарна ей, что она помогла мне сохранить вас обоих. Но когда я произнесла слова "гусарская рулетка", Игорь так на меня посмотрел... У него потрясающая интуиция. Я подумала, что он обо всем догадался, только делает вид, будто ничего не знает. Я так перепугалась, что вы опять затеете стреляться! Весь вечер плакала. Игорь в тот вечер был какой-то необычный - задумчивый, весь в себе, прятал от меня глаза. Нам лучше не рисковать, Виталик. Через две недели он успокоится, а ты делай вид, что увлечен Аллой. Если все забудется, то мы с тобой сможем встречаться. Но если Игорь все же вызовет тебя на мужской разговор, ради Бога - не вздумай принять его вызов играть в гусарскую рулетку. Обещаешь?

- Обещаю, - кивнул сыщик.

Объяснение Ларисы его успокоило. Он-то думал, что она в объятиях Игоря совсем забыла о нем. А две недели - срок небольшой. Скоро его любимая вернется.

Алла, многозначительно усмехнувшись, пропела:

"Гусарская рулетка - жестокая игра...

Гусарская рулетка - дожить бы до утра..."

- Подруга, не трави душу! - рассердилась Лара.

- Да не бери в голову, дорогая, не твоя это печаль. Пусть мужики сами разбираются со своими проблемами.

- Нет, я не могу им этого позволить! Виталик, не забудь про свое обещание. Как бы Игорь тебя ни провоцировал, ты должен держаться стойко. Он гусар, азартен, любит риск, а в душе до сих пор романтичный мальчишка. Будь хоть ты взрослым мужчиной.

- Ларочка, я ни разу в жизни не нарушил своего обещания, а уж тем более, данного любимой женщине. Не тревожься. Отдыхай и ни о чем не думай. Я сделаю все, чтобы ты была спокойна.

- Спасибо, милый, я верю в тебя.

Увидев вдали Игоря, который нес два высоких бумажных стаканчика, верная боевая подруга взяла сыщика под руку и прижалась к нему, склонив голову ему на плечо.

- А вы хорошо смотритесь, - улыбнулась Лариса.

- Так, мнимый любовничек, давай-ка шепчи мне страстные слова и смотри на меня взглядом, полным едва сдерживаемого желания. Обними меня за плечи, можешь даже потискать для достоверности. Вон Казанова идет, начинай, по-быстрому входи в образ. Делаем Ларке алиби.

Заставив себя улыбнуться, Виталий обнял Аллу и даже потерся щекой о её висок. Когда подошел Игорь, она сделала вид, что с трудом оторвалась от мнимого любовника, бросила на него томный взгляд и взяла стакан. Выпив половину, протянула стакан Виталию.

- Хочешь? Что-то мы вчера немного перебрали.

Тот взял его и для достоверности тоже выпил. Лара пить не хотела, поэтому бедной Алле пришлось выпить и второй стакан, за что та одарила подругу зверским взглядом и незаметно погрозила кулаком, дескать, за тебя отдуваюсь!

Объявили начало регистрации на Палермо. Очередь была небольшой, и уже минут через десять Игорь поставил оба чемодана на ленту транспортера для таможенного досмотра. Взяв декларации из рук таможенника, он весело сказал:

- Ну, давайте прощаться. Не буду скрывать, как мне не терпится поскорее оказаться с малышкой у моря.

- Слава Богу, и мы наконец-то от вас отделаемся, - радостно улыбаясь, заявила Алла, всем своим видом демонстрируя нетерпеливое желание остаться наедине с Виталием.

Сыщик спокойно попрощался с ними и вполне достоверно изображал взаимность чувств. Чмокнув Ларису и Казанову, верная боевая подруга повисла на руке Виталия и так, тесно прижавшись друг к другу, они покинули здание аэропорта. За стеклянной дверью она тут же отпустила его и помахав на прощание, направилась к автостоянке.

- Алла! - крикнул ей вслед сыщик, и когда та обернулась, догнал её. Погоди, поговорить надо. Есть новости.

- Плохие или хорошие?

- Плохие.

- Так ты поэтому сегодня такой угрюмый?

- И поэтому тоже.

- Ладно, тогда поехали ко мне. Мой адрес знаешь?

Он отрицательно покачал головой, и Алла продиктовала ему адрес.

- Ты за мной все равно не угонишься, так что к твоему приезду я уже успею накрыть стол.

- С чего ты решила, что я за тобой не угонюсь? - оскорбился сыщик.

- Хочешь пари? На "американку"?

Азартный Виталий тут же принял вызов, не сомневаясь, что выиграет.

Они сцепили руки, и Алла разбила.

- Только, чур! - по-честному: "американка" - так "американка". Любое желание победителя исполняется.

- Готовься, подруга, я уже придумал желание, - многозначительно ухмыльнулся сыщик.

- Это ты готовься, - не осталась та в долгу. - Причем, желание не имеет ограничений во времени - можно реализовать сегодня, а можно хоть через пять лет.

- Идет, - согласился он.

Они выехали со стоянки на Ленинградское шоссе и встали рядом.

- Трогаем на счет "три", - крикнула Алла и начала считать.

Как только прозвучало "три", она первой рванула с места. Сыщик тут же устремился за ней, но не тут-то было! Он прекрасно водил машину, но до класса Аллы ему было далеко. Уже через несколько минут красный "Фольксваген" ушел в отрыв. На оживленной Ленинградке не очень-то разгонишься, но "букашка" Аллы обладала большей маневренностью, да к тому же Алла была настоящим асом, петляя между машинами, всех подрезая и выскакивая буквально из-под колес грузовиков. Она гнала даже на красный свет, и машины, мчащиеся ей наперерез, резко тормозили. Даже свисток гаишника её не остановил.

Виталий не хотел сдаваться. Проиграть женщине! Позор для профессионала! Выехав на Тверскую, он уже не увидел красного "Фольксвагена" - то ли Аллу где-то тормознули гаишники, то ли она сама свернула на параллельную улицу.

У дома Аллы красной "букашки" не было, и Виталий обрадовался, что выиграл. Хотя он понимал, что она водитель-ас, но проигрывать не привык. Решив её дождаться, сыщик вышел из машины и, прислонившись к дверце, закурил.

- Эй, ты чего там кантуешься? - услышал он её голос откуда-то сверху и, подняв голову, увидел, что Алла стоит на лоджии, подбоченясь. - Давай, дуй сюда по-быстрому, аллюром "Три креста", седьмой этаж, - крикнула она ему и ушла в квартиру.

Когда Виталий поднялся на нужный этаж и вошел в тамбур, то увидел Аллу у открытой двери квартиры. Она ждала его с сигаретой в зубах, насмешливо улыбаясь.

- А где твоя машина? - удивился Виталий.

- Где и положено - на стоянке.

- Ты уже даже на стоянку успела её поставить? - изумился он.

- А то! Это ты ползешь, как беременный тарантул, а я люблю кататься с ветерком.

Войдя в комнату, он увидел накрытый стол и только покачал головой. И когда успела?

- Что ты пьешь? - спросила она.

- Обычно водку. Но с Ларисой пил коньяк.

- Водки нет. Будешь пить коньяк. Привыкай к благородным напиткам. Чего сидишь, стесняешься? Ухаживай за дамой.

Спохватившись, Виталий разлил коньяк.

- Ну давай пожелаем нашим мягкой посадки.

Они чокнулись и стали медленно пить коньяк, поглядывая друг на друга.

- Ты на мой счет планы не строй, - осадила его Алла. - Любовник подруги для меня существо без пола.

- Да я ничего такого и не думал, - возмутился сыщик. - Для меня подруга любимой женщины всего лишь подруга.

- Ладно, закончили обмен любезностями. Выкладывай свои плохие новости.

- В среду, 21 апреля убита Ольга Северина, бывшая жена Игоря.

Верная боевая подруга, как всегда, подошла к проблеме по-деловому. Ни удивленных восклицаний, ни прочих ахов-охов, лишь четкие вопросы:

- Из какого оружия?

- Из револьвера системы "Кольт".

- Один выстрел?

- Один.

- Пулю нашли?

- Нашли.

- А у Казановы какой ствол?

- "Беретта".

- Думаешь, это он?

- Похоже на то. Есть три человека, которые слышали, как Игорь грозился её убить. Ольга постоянно говорила о том, что бывший муж ей угрожает. Якобы хочет заткнуть ей рот, потому что ей известно, что Игорь застрелил Костю. В органах пока об этих угрозах не знают, но вчера и позавчера я привлек своих ребят, они раскопали этих свидетелей.

- Твои ребята надежные?

- Обижаешь...

- И все же бди, как бы не прокололись. Своими расспросами твои сыщики могут освежить свидетелям память, а это нам ни к чему. Что еще?

- Алиби у Игоря нет. Если ты помнишь, в среду мы вчетвером сидели в ресторане, разошлись в девять. Ольга убита предположительно от одиннадцати до двух ночи. Домой Игорь в ту ночь не приехал.

- Может быть, он был с Ларкой?

- На следующий день я приехал к ней в половине десятого. Она сказала, что наконец-то спала без снотворного, легла в половине одиннадцатого и уснула, как убитая. Значит, Игорь привез её домой до десяти часов. Где он был потом - неизвестно.

- Еще что есть на него?

- Пока никаких активных телодвижений в органах не наблюдается, но следствие, конечно, будет. Бывших супругов всегда трясут в первую очередь. Его алиби, конечно, проверят.

- Сделаем ему алиби, - уверенно сказала Алла. - Еще что?

- Ольга уже больше года сидела на игле. Два года назад, после развода Игорь дал ей крупную сумму, но она её пропила и просадила на наркотики. Потом он каждый месяц давал ей денег. Ольга по-прежнему жила в его квартире, а Игорь купил себе другую. Примерно полтора месяца назад, не объясняя причин, он перестал выплачивать ей содержание и вышвырнул из своей квартиры. Собрал её вещи, выкинул на лестничную площадку, а потом туда же выпихнул и Ольгу.

- Я знаю, из-за чего он на неё так озлился. 8 марта мы все были на тусовке в "Орниксе". Там ошивалась и эта блядешка. Все эти два года она бегала за Игорем, умоляя вернуться, хоть он на дух не переносит эту прошмандовку. Увидев Ларку с Казановой, эта тварь просто озверела. Грозилась, что убьет Ларку, плеснет ей в лицо кислотой или порежет бритвой. Еле уняли.

- Теперь понятно, почему Игорь застрелил бывшую жену. Не за себя, а за Ларочку испугался.

- Погоди, ты не дослушал. Казанова с Ларкой устроили показательное выступление в танцах - танцуют оба классно и смотрятся классно, - а потом решили смыться. Эта мандюшка помчалась за ними, а я устроила цирковое представление - на неё опрокинули поднос с коктейлями, и она вся мокрая, в лохмотьях апельсиновых колец, убралась с тусовки. Потом была злая, как сто чертей, и грозилась Ларку капитально изувечить. Мы с Мироном даже хотели дать подруге охрану. Ольга - психованнная, могла и в самом деле плеснуть ей в лицо кислотой или ещё что-то сделать. Подружка от охраны отказалась, а тебя она ещё не знала. Тогда Славка послал своих ребят вразумить эту шлюшку. Ей все очень популярно и доходчиво разъяснили. Та, вроде бы, вняла, пообещала не приближаться к Ларке. А когда Казанова её вышвырнул, видно, решила ему отомстить и стала трепаться, будто бывший супруг замешан в убийстве Кости и её тоже грозился убить.

- Получается, что и у Ларисы есть мотив. Если угрозы Ольги по её адресу слышали многие, то и Ларочку будут вызывать на допросы.

- У Ларки алиби, раз она в десять вечера уже была дома.

- Но прежде чем это установить, её будут допрашивать.

- Чтобы подругу не трясли, мы возьмем справку от врача, что у неё стенокардия, и ей противопоказанно волноваться. Да и Лидия Петровна даст заключение, что эмоциональные нагрузки недопустимы.

- Если угрозы Ольги слышали многие, Ларису все же могут вызвать на допрос.

- Думаю, все это бред под кайфом. Чего дурная баба, к тому же алкашка и наркоманка, не скажет со зла!

- И все равно эту версию будут проверять.

- А мы на что? В тот раз, когда убили Костю, мы с Мироном не лезли думали, что подружка замочила любовника, и боялись навредить лишними телодвижениями. Теперь мы вмешаемся. Купим всех следователей, принесем справки, подтвердим её алиби, и Ларку даже не будут вызывать на допрос.

- С Игорем сложнее.

- Казанове, само собой, сделаем алиби. Скажем, что все вчетвером сидели в кабаке не до девяти, а до трех ночи.

- Опросят персонал ресторана.

- И этих купим, - уверенно сказала Алла. - А можем сказать, что в кабаке сидели до девяти, а потом все вчетвером поехали ко мне и всю ночь веселились.

- Но муж Ларисы скажет, что она пришла в десять.

- Ты не знаешь Мишку. Он в неё влюблен с первого класса школы. Когда убили Костю, Мишка даже решил взять на себя этот мокряк, чтобы вместо жены лечь на нары. Так что он подтвердит все, что надо. А если не хочешь посвящать его в это дело, то можно сказать следователю, что Ларка плохо себя чувствовала, мы отвезли её домой и поехали ко мне допивать. Ты-то подтвердишь, если Казанове понадобится алиби?

- Конечно.

- Тогда нет проблем. Нам поверят. Во-первых, нас двое - ты да я, а во-вторых, мы вроде как незаинтересованные лица - ты частный сыщик, а я подруга его любовницы. Подкупить нас Игорь тоже не мог - мы не бедные. Ты в преферанс играешь?

- Играю.

- Хорошо играешь?

- Нормально.

- Отлично, значит, наш человек! Непременно как-нибудь сыграем. Заранее предупреждаю - готовь лопатник. Облегчишься на энную сумму.

- Ну уж нет! - возмутился сыщик. В преферанс он играл почти два десятка лет.

- Не хвались, милок, идучи на рать, а хвались, идучи с рати, наставительным тоном произнесла верная боевая подруга. - Перед автогонкой тоже бахвалился, а как я тебя отмудохала, а?!

- Твой "Фолькс" более маневренный, чем мой "Жигуль".

- А мудовому танцору всегда яйца мешают, - пресекла его попытки оправдания безжалостная Алла. - Ты ж ещё до начала гонки знал, на чем поеду я, а на чем ты. В следующий раз мы с тобой поменяемся тачками, и я на твоем "Жигуле" запросто тебя уделаю, хоть ты и будешь на моей "букашечке"

- Твоя взяла, - согласился сыщик.

Он понял, что она выиграет, и не хотел ещё раз позориться.

- А-а, забздел, - злорадно ухмыльнулась Алла. - Ладно, живи. Но имей ввиду, в преф мы с Ларкой тебя запросто отхерачим.

- А разве она тоже играет? - удивился Виталий.

- Ха! Ларка не просто играет - она в преферансе такой ас, каких единицы. Штучный экземпляр твоя Ларочка во всех отношениях. Так что тебя она запросто обует.

- Это вряд ли... - засомневался он. - Я в преферанс играю со студенческих лет.

- Во удивил! А мы почти с пеленок. Еще в школу не ходили, а уже классно фишки кидали с нашими папашками. Не было такого мужика, которого мы бы не уделали. Вон Мирон как бахвалился, такая слава о нем шла, дескать ас! - а когда мы втроем играем, то он регулярно достает лопатник и отстегивает нам бабки. Мы хоть и не по-крупному с ним играем - жалко его, - но однажды почти на десять штук зеленых его облечили. Так что если у тебя таких бабок нет, тебе с нами лучше не садиться за преф. Ну, ладно, это я так, к слову. Значит, дружно вешаем следаку лапшу, дескать, отвезли домой Ларку и втроем погнали пульку писать, а то он может не поверить, с чего это любовник и телохранитель моей подруги поехали ко мне коньяк пьянствовать. Преф достовернее. Казанова тоже преферансист, он-то ас, нашего класса игрок.

- Ладно, так и скажем, - согласился сыщик.

- Тогда давай отработаем детали. Значит, так. Мы в девять вышли из кабака, в половине десятого высадили Ларку у её дома, от неё до меня пятнадцать минут езды, следовательно, около десяти вечера мы приехали ко мне. Охранников на стоянке и консьержа я куплю, подтвердят все, что надо. В преф мы дулись до трех утра, потом разъехались.

- Не годится, - возразил Виталий. - Игоря всю ночь не было дома.

- Тогда скажем, что всю ночь играли. Ты когда приехал домой?

- В начале одиннадцатого

- Тебя кто-нибудь видел?

- Нет.

- Значит, можно сказать, что ты всю ночь был у меня. А когда узнал про убийство?

- В четверг. Сначала ждал, что Ларочка позвонит, потом решил отвлечься. Поехал к ребятам из следственного отдела и от них узнал, что убита бывшая жена Игоря. Она же после развода сохранила его фамилию. Поднял на ноги своих ребят. Съездили на место, где её убили, потрясли её дружков-наркоманов. Нашли свидетелей. Если выйдут на тех, кто слышал угрозы Игоря и треп Ольги, то мотив у него есть.

- Кто свидетели?

- Все трое наркоманы.

- Херня! Это не свидетели. Никто им не поверит.

- Но их трое, Алла.

- Да мало ли что наркоманка под кайфом натреплет!

- Однако Ольга убита.

- Надо будет подкинуть следаку идейку, что её оприходовали дружки-наркоши. Например, она кому-то должна была крупную сумму, или была драгдилершей и спиздила бабки за наркоту, или ввалила кому-то некачественный товар. На заказняк не похоже?

- Пока трудно сказать. Ольга убита выстрелом в правый висок с очень близкого расстояния, примерно сантиметров десять.

- А она не самонаебнулась? На правой руке следы есть?

- Есть, но "Кольта" рядом с телом не обнаружили.

- Его мог кто-то унести.

- Вряд ли. Разве только сам убийца.

- А почему не могли спереть ствол? Вещь ценная, денег стоит. Какой-нибудь алкаш набрел да и спиздил, Ольге-то он уже без надобности.

- Тело обнаружили в подвале. Жэковское начальство намеревалось сдать этот подвал в аренду, и его привели в порядок, сделали ремонт. Там ещё остались кое-какие ценные стройматериалы, поэтому дверь запирали, а дворничиха приглядывала. Она живет в том же подъезде, и если не метет тротуар, то сидит с кумушками на лавочке. В шесть утра она пришла и обнаружила, что дверь в подвал приоткрыта, замка нет, позвонила технику-смотрителю, а сама караулила, чтоб не разворовали стройматериалы. Тот пришел, они спустились и нашли тело Ольги.

- Кто-то мог ночью, в промежутке между убийством и шестью утра, полюбопытствовать, почему дверь открыта. Заглядывает - опаньки! Там баба самохеракнулась и беспризорный ствол рядом валяется.

- Теоретически это возможно и хорошо бы, чтобы следствие ухватилось именно за версию о самоубийстве.

- А из стройматериалов ничего не сперли?

- Техник-смотритель говорит, что все на месте.

- Если кто-то спустился в подвал и увидел труп, то ему было уже не до обоев. Прихватил револьвер и бегом.

- Ты сама-то веришь в это?

- Да какая, на хер, разница, - верю я или не верю! - рассердилась Алла. - Бляха-муха, ты хоть и бывший, но все же мент! Срать мне, достоверно это или нет, понимаешь! Если есть вероятность хотя бы в один процент, что так могло быть, значит, могло быть! Именно это и надо вложить в башку следаку.

- Ладно, не ори, - примирительно сказал Виталий. - Никогда от тебя столько матерных слов не слышал.

- Когда я злюсь или нервничаю, то собой не владею, - призналась она, уже остывая. - А вообще-то я матершинница с большим стажем, большая любительница этого дела, только прикидываюсь прилично дамой. С чужими приходится сдерживать натуру, а ты свой человек, вот я и расслабилась, говорю на любимом полуматерном языке.

"Раз Алла начала дурачиться, - это хороший признак", - решил сыщик.

- Ты зря так бурно вскинулась. Я сказал это только для того, чтобы предусмотреть любой нежелательный поворот событий. На затылке у Ольги гематома.

- Значит, ебнулась башкой, когда упала после выстрела.

- Гематома прижизненная.

- Под кайфом пизданулась с лестницы и как раз затылком.

- А следователь может решить, что её сначала оглушили, а потом вложили в её руку пистолет и выстрелили.

- Еще раз повторяю: срала я на твоего следака крупными кольцами! опять завелась Алла. - По херу мне, что он решит! Следак должен подумать то, что нам надо.

- Да не злись ты. Я все это говорю тебе для информации, а ты сразу лезешь в бутылку.

- Ладно, проехали. Еще что есть?

- Ольга был под кайфом. В крови большая доза героина, а ни шприца, ни облаток или ампул рядом не обнаружили.

- Ширанулась где-то в другом месте и пошла ловить кайф в комфорте. Понравился ей уютный подвальчик, обои там оказались очень миленькой расцветки, вот она и решила помечтать в одиночестве.

- Дружки говорят, что последнее время у Ольги не было ни гроша. Пыталась путанить, да она уже стала такая потасканная - половины зубов нет, немытая, нечесаная, вся завшивленная, - кто на неё польстится!

- Так значит, эта мандюха позорная напугала Ларку! Три дня назад подкараулила её в подъезде и сказала, что Костю убил Казанова.

- Видимо, она. С тех пор, как Игорь её выгнал, Ольга жила в подвале, в притоне для наркоманов, через два дома от того, где была убита. Неизвестно, где она раздобыла героин. Это дорогой наркотик.

- Может, попался кто жалостливый и отстегнул ей энную сумму или хату гробанула.

- Мы нашли торговца наркотиками, который снабжал Ольгу. Тот клянется, что последнее время ничего ей не продавал и в долг не давал - та была на мели, вышла из доверия. Последнее время героин ей уже не перепадал, Ольга колола все подряд и глушила спиртное, как лошадь.

- Ну, этот наркоспекулянт и соврет - недорого возьмет.

- Мои ребята умеют спрашивать. Он не врет.

- Значит, у другого купила. Этих наркоторговцев сейчас, как грязи.

- Но не у всех есть героин.

- А эта стервь нашла того, у кого он есть.

- Хорошо бы, если б так, - вздохнул Виталий.

- А ты думаешь, Казанова притащил этой сучке ширево? Если принять эту версию, то на кой хрен ему тогда "Кольт"? Сунул бы ей побольше наркоты, она бы сама ввела себе супердозу и откинулась.

- Это было бы логичнее, - согласился сыщик.

- А выстрел кто-нибудь слышал?

- Нет. Это дом сталинской застройки, там стены и перекрытия толщиной по полтора метра. Подвал когда-то соорудили как бомбоубежище. Так что вообще ничего не слышно, мы проверяли.

- Видно, кто-то знал, что это именно такой дом. Не на улице же эту мразь мочить.

- Плохо то, что Игорь уехал. Со стороны выглядит как поспешное бегство.

- Срать нам, как это выглядит. Взгляды следователя к делу не пришьешь, а Казанова не тот мужик, которого можно расколоть на такой ерунде. Весь в меня - на него как сядешь, так и слезешь. Это Ларка дала слабинку на допросах, по наивности своей все время прокалывалась, вот следак в неё и вцепился. С Игорем такой номер не пройдет. Наоборот, хорошо, что они уехали. Ей меньше душевных волнений. На самый худой конец, если все же до неё доберутся и вызовут на допрос, она за это время окрепнет, наберется сил, да и мы проинструктируем её, как себя вести. Потом сунет следаку справку и по состоянию здоровья будет категорически уклоняться от исполнения своего гражданского долга.

- На допрос она пойдет только с Наташей, своим адвокатом.

- Верно, та не даст Ларку в обиду. Хорошая баба эта Наталья?

- Хорошая, - согласился Виталий.

- Трахался, что ли, с ней? - подозрительно спросила Алла.

- Да брось ты, у неё классный мужик, приятель мой.

- Тогда ладно. На будущее предупреждаю - если чем обидишь Ларку, я тебя лично отпиздюрю, - Алла сузила глаза. - И не надейся, что тебе помогут приемы рукопашного боя. Инвалидом останешься - гарантирую. По части отбить мужику яйца я большой спец. Практика у меня немалая.

- Верю, верю, - засмеялся он.

- Правильно врубаешься. Если собираешься гульнуть с другой бабой, то лучше сейчас же отвали от моей подруги. Ни к чему ей лишние переживания, в ней и так душа еле держится. Это мне по барабану, если мужик мне изменяет. Я и сама никому верность не храню, и от других этого не требую - не мыльный, не сотрется. А Ларка будет страдать и плакать, вся истерзается. Да и вообще - свалил бы ты от нее, а? Ведь ты блядун ещё тот, я же по носу вижу. Баб, небось, перетрахал уймищу, да все по-быстрому. А моей романтичной подружке нужны чувства. Неужели для койки баб мало? Чего ты в мою подругу-то вцепился?

- Я люблю её, Алла. Никогда ни одну женщину так не любил. Любовниц у меня действительно было много, но я к ним забегал на пару часов, на вечер или оставался на ночь, а потом опять вольный казак.

- Ох, расколет вас Казанова, как пить дать. Он мужик умный, все интуичит. Долго прятаться вы не сможете. Может быть, все же поостынешь за время разлуки, другую бабу заведешь, а?

- Не могу, Алла, честно. Мне кроме Ларисы, никто не нужен. Хотел бы всегда быть рядом с ней, если бы она согласилась. Ты же поверила, что Игорь её любит, почему же мне не веришь?

- Ладно, как знаешь. Я вам не дуэнья. Но уж хотя бы мозги держи в руках.

- Постараюсь.

- Херово ты стараешься, - опять вспылила Алла. - Видела уж в аэропорту, какая у тебя была кислая морда.

- Да я же не только из-за того, что она уехала, а больше из-за Игоря.

- Ты что, действительно за него так переживаешь? - удивилась она.

- И за него, а ещё больше - как это скажется на Ларочке. Она ведь за Игоря будет переживать, да и ей следователи могут нервы потрепать. И так уж ей досталось за эти два с половиной месяца. Меня даже Лидия Петровна просила беречь её, сказала, что у неё очень хрупкая психика, Лариса очень чувствительна и ранима.

- Это точно, - вздохнула Алла. - Не в меня пошла подружка. С детства такая. Не умела за себя постоять, из-за любой ерунды плакала и переживала, всех стеснялась, на мальчишек и не глядела.

- Даже трудно в это поверить... Ларочка такая красивая.

- Да ведь для того, чтобы тебя считали красивой, надо прежде всего самой в это поверить. А Ларкина покойная бабка, Анастасия Павловна, царствие ей небесное, - Алла перекрестилась, - муштровала её, как унтер-офицер новобранца. Не забывала напомнить, что она сама урожденная графиня Самойлова, все время фыркала "Это моветон!". Все было не по ней внучка и не так себя ведет, и не так выглядит, и не так ходит, и не так одевается. Вконец замучила Ларку своими придирками, ни с кем не позволяла общаться. Только я более-менее удостоилась её доверия, да и мне от неё доставалось будь здоров. Подружка моя с детства как куколка - глазищи на поллица, мордашка и фигурка блеск, но убедила себя, что почти уродина. Поклонников вокруг неё рой, а она от них шарахалась. Потом бабка умерла, и я взялась за Ларкино воспитание. Она повеселела, стала налево и направо крутить романы. Замуж собралась, а этот мудак Борька, жених её, за пару недель до свадьбы вместе с двумя дружками малолетку изнасиловал. Подружка моя в депрессуху впала, месяц валялась дома, чуть руки на себя не наложила. Еле-еле привела её в чувство. Потом я Борьку подкараулила да так отпиздила, что больше он уже никого не трахнет. Только, чур, Виталь, Ларке об этом ни слова. Она не знает, что Борькины яйца уже давно где-то сгнили. Подружка с ним после того случая ни разу не виделась. Потом с горя за Мишку вышла и до сих пор с ним мучается. Так что досталось ей, хоть она виду не показывает.

- Я не знал. Ларочка никогда о себе не рассказывает.

- Такая уж она гордая. Даже мне не все говорит. Знай, сыщик, если ты мою подругу обманешь, я тебя похлеще Борьке отмудохаю.

- Не обману, Алла. Да и Игорю не хочу зла. Он мне нравится. Если бы не Лариса, мы с ним могли бы стать друзьями.

- Уж какие там друзья, когда спите с одной бабой, - хмыкнула та.

- А почему ты называешь его Казановой?

- Да кликуха у него такая. Он же несколько сотен баб перетрахал. На него они просто гроздьями вешаются. Кстати, ты тоже можешь называть его Казановой, он не обидится. Его все так называют ещё со студенческих лет, хоть он теперь крутой бизнесмен.

Виталий вдруг поймал себя на мысли, что Игорь может изменить Ларисе, и тогда... И тут же сам устыдился своей подленькой мыслишки. Если она будет переживать из-за измены Казановы, то ему, Виталию, тоже будет тяжело за нее.

- А он давно с Ларочкой?

- Целый год по ней сох, а она на него ноль внимания. Не любит Ларка бабников. А вместе они около двух месяцев, и чем дальше, тем больше друг от друга балдеют. Тебе может быть, неприятно будет это слышать, но я все же скажу. Казанова такой классный любовник, что бабы от него с ума сходят.

"Это я уже и сам понял", - подумал Виталий.

- Так что Ларка его никогда не бросит. Да и он так в неё втюрился, что уже больше года на баб даже не глядит. Казанова уже сто раз предлагал ей развестись с Мишкой и выйти за него, да она из-за сына не хочет. Игорек даже согласился ждать, пока Алешка подрастет, а потом пожениться. Все, кто его знают, удивляются, как он изменился. На руках её носит, пылинки сдувает, а она из него веревки вьет. Что Ларка хочет, то он и делает. Ты же сам видишь, как Казанова пугается, стоит ей не так чихнуть. Игорь сроду ни в одну бабу не влюблялся, а тут совсем от неё обалдел.

"Как и я", - подумал Виталий.

- Так что, парень, тебе вряд ли светит с Ларкой остаться. Казанова её никогда не бросит, да и она его тоже. Можешь быть только третьим, пока подружке это не надоест.

"Это я уже понял".

- Знаешь, давай на неделе заскочим к Лидии Петровне, посоветуемся с ней. Она баба умная, ты же её знаешь. Может, подкинет нам ещё каких-то идей.

- Давай, - согласился Виталий.

Понедельник, 26 апреля.

"Как там Ларочка?.." - думал Виталий, представляя, как она в белом купальнике с распущенными волосами выходит из бассейна.

Он гнал от себя мысли, как Лариса проводит ночи с Игорем. Сейчас не надо думать об этом, да и вообще об этом думать не стоит. Если уж что-то решил, то нечего рефлексировать и терзать себя ненужными мыслями.

"Ларочка даже не подозревает, какие тучи собираются над её головой и головой Казановы. Мог ли он убить? Запросто. Игорь вполне профессионально доставал ствол из кобуры и держался так, что видно было, что ему это не в новинку. Надо бы выяснить, где он этому научился."

Встретившись со своим давним приятелем Олегом, Виталий дал ему задание очень аккуратно выяснить прошлое Игоря Северина. Да Олега и учить не надо, свой парень, профессионал.

"Ларочка сказала, что в четверг Игорь был какой-то необычный. Если в ночь со среды на четверг он убил Ольгу, то причина его задумчивости понятна. Хоть его бывшая жена и тварь, но все же убийство - событие для нормального человека экстраординарное."

Виталий постарался вспомнить лицо Казановы, когда в четверг они с Ларой подъехали в психиатрическому центру. Внешне - как обычно, а что у него было на душе? При Ларисе-то он, конечно, держался, не хотел ничего показать.

"А может быть, он заезжал к Лидии Петровне посоветоваться? - осенило сыщика. - Надо поговорить с ней, пусть убедит Игоря, что мы с Аллой на его стороне, и ни к чему темнить. Наша помощь ему понадобится - быстрее нашли бы всех свидетелей, подстраховались бы. Вслепую помочь сложнее. Сам он никогда об этом не попросит - и самоуверен, и горд. Не слишком ли самоуверен, не совершил ли ошибки? Вдруг у него дома осталось что-то от Ольги, хотя бы её фотографии? Свадебные-то должны быть. Мог выбросить, но мог просто забыть про них. Что-то из её вещей тоже может случайно остаться. Если у него будет обыск, их найдут и решат, что бывшая жена у него бывала, или Игорь к ней все ещё неровно дышит. Да и Ларочке женские вещи наверняка представят на опознание - ей ли они принадлежат или Ольге."

Набрав номер рабочего телефона Аллы, сыщик услышал её уверенное:

- Я!

- Привет, подруга!

- Привет, сыщик!

- Есть разговор.

- Приезжай, - верная боевая подруга, как всегда, была деловита. Ни расспросов, ни любопытства - что случилось и о чем предстоит разговор.

Через полчаса сыщик входил в её кабинет. Алла была не одна, но быстро свернула разговор и выпроводила своего собеседника.

- Выпить хочешь? - спросила она.

- Нет.

- Тогда выкладывай, с чем пришел.

- Как ты смотришь на то, чтобы осмотреть квартиру Казановы?

- Зачем? - удивилась та.

- Там может быть что-то, что ему повредит.

Чуть прищурясь, Алла внимательно смотрела на него и не спешила с ответом.

- Ты что, подозреваешь меня в нечистых помыслах? - возмутился Виталий.

- Да пока не знаю, сыщик. Думаю. Не очень мне пока ясно, на хера тебе это понадобилось.

- Зря ты, Алла. Я действительно хочу помочь Игорю. У него могут сделать обыск.

- Ты считаешь Казанову придурком? По-твоему, он спрятал "мокрый" ствол в шкаф среди своих трусов? - насмешливо улыбнулась та.

- В его квартире могут остаться Ольгины вещи или фотографии. Он мог просто не обратить внимания, что где-то дома валяются её тряпки, но если их обнаружат при обыске, на следствии выдвинут версию, что Игорь продолжал встречаться с бывшей женой. Тогда у Ларочки есть ещё один мотив - ревность. Ее будут не раз допрашивать, никакие справки от врача не помогут.

- Так у Ларки же алиби. Мишка подтвердит.

- Когда её обвиняли в убийстве Кости, муж тоже подтвердил, однако нервы ей потрепали.

- Тут ты, пожалуй, прав. Мишка безвылазно сидит в своей комнате, а она в самой глубине их квартиры. Когда он увлечется работой, то и не слышит, пришла ли Ларка или куда-то ушла. Ее муж патологически честный дурачок, на допросе сказал, что жена пришла в половине седьмого, а уходила ли потом, он не слышал. Следак и вцепился в Ларку мертвой хваткой.

- А больше некому подтвердить её алиби. Сын во сколько ложится спать?

- В девять.

- Значит, будут опрашивать соседей, не видел ли кто, как она уезжала. Покажут её фотографию жильцам дома, в подвале которого убили Ольгу.

- Нет, подруге ни к чему такая нервотрепка... - Алла задумчиво покусала губу.

- То, что Лариса умеет стрелять и имела ствол, выяснили ещё в прошлый раз. Эти сведения могут снова всплыть.

- Так то дело же закрыли!

- Но ты же понимаешь, что никто не поверил в липовое признание бандита. Инструктор, что учил вас с Ларочкой стрелять, потом отказался от своих показаний, но и тут все ясно - его подкупили. Следователь получил по шее за подтасовку улик, а больше желающих рвать себе пупок на этом гиблом деле не нашлось, вот и закрыли дело.

- А я-то надеялась, что на этот раз Ларку не будут терзать...

- Игорю тоже могут приплести ревность как мотив. Версия - он хотел снова сойтись с Ольгой, но узнал, что у неё есть другой. Или же предложил бывшей супруге вернуться к нему, а она отказалась и оскорбила его. Он вспылил и схватился за револьвер.

- Да ну! - отмахнулась она. - Стоит посмотреть на него и на нее. Казанова - красавец, богатый, может накупить себе хоть сотню дорогих шлюх, а Ольга - завшивленная, оборванная подзаборная потаскушка.

- Алла, я сам работал в органах. На все закроют глаза, если будут улики.

- А какие улики ты надеешься найти в его квартире?

- В первую очередь, вещи, оставшиеся от Ольги.

- Так он с ней в той хате никогда не жил. Раньше у него была другая, её он оставил этой прошмандовке, а себе купил новую.

- При переезде Игорь вряд ли сам укладывал вещи. У него есть экономка?

- Конечно. Не сам же он моет посуду и стирает себе рубашки.

- Значит, вещи собирала экономка и могла нечаянно положить что-то из Ольгиных вещей или фотографии. Но больше всего меня беспокоит все, связанное с "Кольтом". Даже если он от него избавился, могла остаться коробка патронов. На "Беретту" у Казановы есть разрешение, он сам мне говорил, а на револьвер вряд ли. А он мог не обратить внимание, что остались патроны от "Кольта", если они лежат вперемешку с коробками патронов для "Беретты". Или в том месте, где он хранил револьвер, при обыске могут найти частицы оружейной смазки, не идентичной той, что на "Беретте". Он же не профи, всех этих тонкостей не знает.

- Чего ж ты сам не слазил в его хату?

- Я не собираюсь ничего делать в тайне от тебя. Это во-первых. А во-вторых, мне нужна твоя помощь.

- Так бы сразу и сказал, а то темнишь тут, - нахмурилась Алла.

- Брось, подруга. Ты подозреваешь меня в том, чего нет. Я никогда не причиню вреда Игорю.

- Не пизди - зимой не пашут! - рассердилась она. - Думаешь, я не просекла, о чем ты подумал, когда я сказала, что Казанова в прошлом бабник? У тебя тогда мелькнула мыслишка, что рано или поздно он вспомнит свои прежние привычки и загуляет, а Ларка тебе достанется.

- Было дело, - со вздохом признался Виталий. - Мне самому стало тогда стыдно, и я отогнал от себя эту мысль.

- Тогда отогнал, но эта подленькая мыслишка снова может тебя посетить.

- Нет, Алла, ты не права.

- Права, права. Я в людях разбираюсь. Человек порой и сам не подозревает, сколько в нем говнеца. Может всю жизнь быть чистеньким, а при случае совершит подлянку, уговаривая себя, что не было иного выхода, или так сложились обстоятельства, и он ни при чем.

- Не буду тебя разубеждать, раз ты так думаешь. Жизнь покажет, кто из нас прав. Если ты против, то не полезем в его квартиру.

- А ты думаешь, это надо?

- Пока не знаю, но так будет спокойнее, если у него там все чисто. Если нечисто, то мы все унесем.

- Сокроешь улики, сыщик? - иронически поинтересовалась Алла.

- Кончай язвить, подруга, - Виталий рассердился и встал.

- Ладно, не кипятись. Сядь. Какая помощь нужна от меня?

- Там консьерж, он чужих в дом не пускает, спрашивает, к кому идешь. Игорь же уехал, и обслуга это знает. Мне нельзя перед ним светиться. Может так получиться, что я привезу Ларису к Игорю, консьерж вспомнит, что я приходил, и скажет ему.

- А я должна его отвлечь, так? - догадалась Алла.

- Да, - кивнул сыщик. - И второе. Может получиться так, что сейчас квартиру убирает экономка. Постарайся как-нибудь выяснить это у консъержа, и если её там нет, то уведи куда-нибудь консъержа.

- Ладно, поехали. Наверное, это лучше сделать днем, когда народу поменьше, чтоб не было нежелательных свидетелей.

- Я машину оставлю подальше, а ты придумай, что сказать Игорю, если консьерж потом донесет ему, что ты приезжала. Баба ты яркая, он тебя опишет, и Казанова сразу догадается.

- Придумаю, не боись, - заверила Алла.

Выйдя из офиса, они сели по машинам.

- Что, сыщик, повторим автогонки? - высунувшись из окна, весело спросила она. - Я даже готова дать тебе фору минут в десять. И тачками поменяемся.

Виталий покачал головой и улыбнулся. Подруга Ларисы нравилась ему все больше. Он не смотрел на нее, как на женщину, хотя Алла очень красива, но ему была безразлична её внешность. А вот характер! Ни лишних слов, ни бабских терзаний. Надо делать дело - обдумает, как его сделать наилучшим образом, и решается.

Если бы Алла была мужчиной, он хотел бы иметь такого друга.

Приоткрыв дверцу, сыщик крикнул, зная, что она поймет его правильно:

- Ты настоящий мужик, Алла!

Та усмехнулась и рванула с места, крикнув на прощание:

- Догоняй, нечего телиться!

Оставив машину в тихом дворике, Виталий пешком пошел к дому Игоря, никого не встретив по пути. Он был уверен, что Алла приехала раньше него и уже увела консьержа.

Как просто иметь дело с женщиной, на которую можно положиться.

Войдя в подъезд, сыщик убедился в правильности своих предположений. Консьержа на месте не было. Он быстро прошел к лифту и поднялся на десятый этаж. Вскрывать чужие квартиры ему не привыкать. Работа сыщика предполагала и не такое. Одев тонкие перчатки, Виталий в пять минут справился с замком. В квартире Игоря на минуту остановился и прислушался к себе - как он среагирует, если сейчас увидит что-то из вещей Ларисы.

"Нормально отреагирую", - сказал он себе и начал обыск.

Обнаружив целый шкаф с её платьями, костюмами, бельем и обувью, Виталий был совершенно спокоен, но выдвинув ящик тумбочки, замер. Там лежали трусики, судя по размеру, они принадлежали Ларисе да и пахли ею. Зачем они здесь лежат?

"Нечего таращиться, надо работать", - одернул он себя.

"Беретта" Игоря лежала почти на виду - на полке, в той же кобуре, которую сыщик видел на дуэли. Достав пистолет, Виталий понюхал ствол - из оружия не стреляли, да это и не имело значения, раз Ольга убита из "Кольта". В стволе был один патрон, как и говорил Казанова.

Спустившись вниз, сыщик быстро прошел мимо консьержа. Тот возился с телевизором и поднял голову только когда за ним уже закрылась входная дверь.

"Фольксвагена" нигде не было видно.

"Видимо, она поставила его в том же дворике, что и я" - подумал он и не ошибся.

Ее машина стояла метрах в пятидесяти от его "Жигулей", самой Аллы за рулем не было.