/ Language: Русский / Genre:detective,

Маленькая Женская Месть

Диля Еникеева


Еникеева Диля

Маленькая женская месть

Диля ЕНИКЕЕВА

МАЛЕНЬКАЯ ЖЕНСКАЯ МЕСТЬ

АННОТАЦИЯ

Что может быть изощренней женской мести? Умная женщина способна придумать весьам оригинальный сценарий. Сто раз подумайте, прежде чем обидеть женщину, ведь она может и поквитаться. И тогда её маленькая месть обернется для вас большими неприятностями.

Посвящается моему любимому мужу, благодаря моральной поддержке которого родилась эта книга.

Холодная месть приятней всего на вкус.

Итальянская пословица

Новобрачная в платье янтарно-золотистого цвета была очаровательна и выглядела юной девушкой, а не зрелой женщиной, вступающей в третий брак. Ее глаза, обычно светло-карие, а сейчас с оттенком горчичного меда, лучились счастьем, кожа светилась золотистым загаром, при каждом её движении по ткани платья разбегались золотистые блики, и вся она была золотая, как солнечный зайчик.

Поздравив молодых и вручив подарок, Алла оглядела подругу, подняла большой палец и прищелкнула языком:

- Ц-ц-ц... Классно выглядишь, Светик! Просто золотая женщина. Сколько ты весишь?

- В каком смысле?

- В физическом. Килограммов в тебе сколько?

- Пятьдесят три, - ответила Светлана в некотором недоумении.

- Видишь, как тебе повезло, Серега, - повернулась Алла к жениху. Более полцентнера чистого золота оторвал.

До новобрачных наконец дошло, и оба рассмеялись. Взяв подругу под руку, Алла отвела её в сторону, сказав Сергею тоном будущей тещи из рекламы про майонез "Кальве":

- У женщин свои секреты!

Придав лицу загадочное выражение, Алла, большая любительница розыгрышей, с заговорщицким видом склонилась к Светлане, периодически бросая на новобрачного многозначительные взгляды:

- Мать, делай вид, что речь идет о нем. Через пару моих фраз пронзи его испепеляющим взором и затрепещи ноздрями, будто бы в крайней степени возмущения.

- Зачем? - не въехала в розыгрыш наивная Света.

- Чтобы его подразнить и проверить на вшивость. Пусть Серега думает, что я раскопала какую-то его жгучую, постыдную тайну. Он ведь уже знает, что я прирожденный сыщик и обожаю копаться в чужом дерьме.

Сдержав смешок, Светлана в точности исполнила её рекомендации внезапно повернувшись, смерила Сергея негодующим взглядом, будто сказанное Аллой явилось для неё неприятной неожиданностью.

- Молодец, - одобрила инициаторша розыгрыша. - Вполне достоверно сыграла, в тебе умерла талантливая участница художественной самодеятельности. Кстати, потом ты можешь инквизиторским тоном заявить новоиспеченному супругу, что тебе все известно, но ты желаешь услышать его версию. Вполне возможно, он тут же выложит тебе какую-то мрачную тайну прошлого.

- Думаешь, мне это нужно? - засомневалась новобрачная.

- Если хочешь испортить себе брачную ночь, - непременно, - со всей серьезностью заверила Алла, но не выдержав, прыснула, за ней Светлана. Глядя друг на друга, подруги ещё больше развеселились и хохотали уже на весь зал. Отчего ж не посмеяться, пусть и без причины, когда на душе безоблачно?

Судя по безмятежному виду жениха, темных пятен в его биографии не было, и Алла, отсмеявшись, решила больше не мытарить его розыгрышем. Бросив на него ещё один испытующий взгляд, она удовлетворенно констатировала:

- Твой суженый, видно, чист аки агнец, и никаких грешков за ним не водится. Ничуть не занервничал, таращится на нас с самым невинным видом.

Увидев входящую в зал Лену Колыхалову, их бывшую сокурсницу, Алла тут же переключилась:

- Ладно, Светик, пошли исполнять свои обязанности: ты - новобрачной, а я - твоей свидетельницы и по совместительству дирижерши сегодняшнего действа, - и с приветливой улыбкой направилась к новоприбывшей гостье.

- Ленок! Привет, красотуля! Все цветешь и хорошеешь!

- А ты выглядишь просто потрясающе, - улыбнулась в ответ сокурсница. Когда-то была первой красавицей на курсе, а теперь, наверное, во всей Москве?

- Нет, только в бизнес-кругу, - с мнимо скромным видом потупилась Алла. - А чего ты одна?

Лена замялась, поглядывая на Сергея, с которым была незнакома. Ей не хотелось говорить о своих проблемах в его присутствии.

- Ладно, мать, мы с тобой потом потреплемся о своем, о девичьем, прошептала ей Алла, вспомнив, что не она виновница сегодняшнего торжества.

- А сейчас друзья, родные и близкие поздравляют молодых! - тоном дамы, руководящей церемонией во Дворца бракосочетаний, объявила она, сделав приглашающий жест.

Немного смущенная Лена подошла к новобрачным и пробормотав поздравления, вручила подарок.

Гости все прибывали. После традиционных поздравлений и пожеланий внимание присутствующих, как всегда, переключалось на Аллу.

Не зная, куда приткнуться, Лена стояла рядом. Она никогда не умела поддерживать легкий треп. Среди приглашенных было много знакомых лиц, но о чем говорить с человеком, которого ты не видела тринадцать лет?! За это время сокурсницы обзавелись детьми, мужьями, приличной работой, а у неё ни того, ни другого, ни третьего... Что сказать, когда тебе небрежно бросят: "Как дела?"? Отделаться ничего не значащим: "Спасибо, хорошо"? Или ответить правду: "Так фигово, что хуже некуда"? А что ответить на вопрос, который задала ей Алла: "Почему ты одна?" Каждому рассказывать унылую историю своего тягомотного развода? Можно представить, как вытянется физиономия у спросившего, - он задал вопрос, не требующий ответа, а она поставит его в тупик. Отойдя на пару шагов, тот мысленно покрутит пальцем у виска - кто же говорит о печальном на свадьбе?!

Чтобы избежать расспросов, Лена жалась к Алле, демонстрируя в застывшей улыбке безупречные зубы и молясь про себя, чтобы разговоры с бывшими сокурсницами и сокурсницами ограничились общими фразами.

По счастью, говорить ей почти не пришлось. На неё как бы падал отблеск блистательной Аллы, когда-то самой популярной студентки их курса, прирожденной "души компании", всеобщей любимицы, несмотря на её вспыльчивый нрав, демонстративный цинизм и неистребимое тяготение к ненормативной лексике. В свои тридцать пять "душа компании" ничуть не изменилась по-прежнему безумно обаятельна и остра на язык.

Алла сразу уловила напряженность Лены и отвела её в сторонку. А чтобы не мешали их беседе, повернулась спиной к входящим. Но её высокая, крупногабаритная фигура была узнаваема даже с бэксайда, и ей приходилось ежеминутно оборачиваться, чтобы ответить на приветствие вновь прибывших и заверить, что попозже они непременно пламенно облобызаются и интимно пообщаются.

Когда поток гостей временно иссяк, Алле наконец удалось донести до сокурсницы свою главную мысль:

- Ленок, не тушуйся, - подбодрила она. - Здесь не все парами, есть и одиночки. Со стороны жениха приглашены вполне приличные экземпляры, так что у тебя есть возможность не только найти спутника жизни на одну ночь, но и кардинально устроить личную жизнь.

- Да я только что еле-еле отделалась от своего непутевого мужа, невесело усмехнулась Лена. - Развод тянулся почти год.

- Хорошо даже то, что плохо кончается, - подытожила неунывающая Алла. - Теперь ты свободна в маневрах и имеешь возможность не отказывать себе ни в чем. Лично я особенно хорошо чувствую себя первую неделю после развода. Это пьянящее чувство освобождения от семейных кандалов!..

- А сейчас ты замужем?

- Нет, как и ты, в свободном поиске и вполне созрела, чтобы снова совершить эту глупость. Парадокс моей психики: будучи замужем, мечтаю придушить очередного хазбенда, но стоит мне застояться в разведенках, как снова мелькает дурная мысль опутать себя брачными узами, и порой не могу избежать соблазна. Но пока креплюсь изо всех сил. А ты давно официально расплевались с бывшим?

- Полгода назад.

- А-а, тогда ты уже разведенка со стажем. Так и привыкнуть недолго. Бой-френд есть?

- Нет.

- А вот это никуда не годится, - неодобрительно покачала головой Алла и тоном врача, дающего пациенту рекомендации, разъяснила: - Мужик непременно должен быть, если уж не для души, то хотя бы для тела. И не "как-нибудь", а регулярно и качественно. В нашем возрасте уже пора думать о здоровье. Длительное воздержание вредно для женского организма. От этого портится характер, ухудшается цвет лица и утрачивается блеск глаз. Сама найдешь достойную кандидатуру или тебе подсобить? Хочешь, познакомлю с кем-нибудь?

- Не люблю умышленных знакомств, - поморщилась Лена. - Пока тянулся мой развод, я совсем закисла. Мама решила, что мне нужно развеяться, и бросила клич среди своих приятельниц. Те с энтузиазмом взялись искать мне нового мужа. Критерии: чтобы не пил и был "приличным человеком". То ли мне не везло, то ли перевелись настоящие мужчины, то ли у маминых приятельниц только такие знакомые, но все они были либо закомплексованными недотепами, великовозрастными мамиными сынками, якобы мечтающими создать семью, либо старыми холостяками, которых не желали даже потерявшие надежду старые девы.

- Обижаешь, мать, я не собиралась предлагать тебе мужской утиль, оскорбилась за своих протеже Алла. - Кое-какой опыт сводничества у меня есть. Вон стоит наглядный результат моих трудов, - она кивнула в сторону новобрачных. - Так что я весьма качественная сваха. Лично для тебя есть один темпераментный брунэт. Хошь?

- Спасибо за заботу, Ал, но не надо.

- Тогда дерзай сама. Приятели Сереги не в нашей возрастной категории, но ведь молодость не порок, верно? В постели все возрасты проворны.

Одарив сокурсницу свежепридуманными перифразами и ободряющей улыбкой, Алла вернулась к новобрачным.

- Светик, согласись, а ведь идея пригласить весь наш курс оказалась хороша, не зря я тебя уговаривала.

- Если бы не твоя идея, то с моей стороны гостей было бы всего-ничего - только родители, Коля, его жена и их дети, - призналась Светлана.

- А теперь банкетный зал забит под завязку. И что самое примечательное - кругом одни приятные интеллигентные лица, а не новобогатые рыла. С нашими гостями можно разговаривать на общечеловеческие темы и на нормальном языке, а не на новорусском жаргоне. Кстати, вон идет Матвей Лопаткин, легок на помине. Помнишь его? Классический мозговой тип. Когда меня тянет на умные разговоры и нужен достойный собеседник, я всегда звоню ему. Привет, Мотя! обратилась она к сокурснику. - Хорошо, что ты явился один, а то, похоже, у нас перебор одиноких женщин. Надеюсь, ты ещё не женат?

Матвей первым делом поздоровался со всеми троими, поздравил новобрачных, вручил подарок и лишь потом ответил Алле:

- Нет, не женат.

- Никак не найдешь свой идеал?

- Современные невесты предпочитают деньги интеллекту.

- О женщины! Ничтожество нам имя! - с мнимым пафосом воскликнула Алла и тут же сменила тон на иронический. - Надо признать, от комплексов ты не умрешь. Ненавязчиво польстил самому себе, сделав акцент на своем интеллекте. Суть же такова: потенциальных невест не устраивало, что ты не умеешь заработать, они предпочитают тех, кто умеет это делать.

- Сказал бы это кто другой, я бы обиделся, но зная тебя почти два десятка лет, не могу.

- Чем, кстати, я всегда нахально пользовалась и вила из тебя веревки. Между прочим, ничего обидного я не сказала, просто констатировала факт.

- А неумение заработать, в твоем понимании, - недостаток?

- Для мужчины - безусловно. Недаром американцы говорят: "Если ты умный, - почему не богатый?"

- Хоть ты сама теперь богатая бизнес-леди, я не верю, что ты согласна с этим тезисом.

- Я же говорила, что наш Мотя блещет не только ранней лысиной, но и недюжинным умом, - усмехнулась Алла, обращаясь к Светлане. - Сразу втянул меня в интеллектуальную дискуссию. Ладно, приятель, оставим наши умные споры до другого раза, все ж ты на свадьбу пришел. Резко меняем тему. Хочешь, Мотик, подберу тебе в спутницы жизни принципиальную бессребреницу, которую устроит твоя зарплата?

- А ты теперь служба знакомств?

- По совместительству. Ты что предпочитаешь - чтобы была умная или красивая?

- А то и другое нельзя?

- Много хочешь - мало получишь. Запросы должны соответствовать способностям.

- Не надейся, я не обижусь.

- А я так надеялась найти твою болевую точку... - сокрушенно вздохнула Алла. - Ладно, необидчивый ты наш, освободи-ка место для других желающих поздравить молодых.

Пока вновь прибывшие гости поздравляли, желали и вручали, она отвела Матвея в сторонку.

- Позвони мне на днях, у меня есть деловое предложение на предмет неплохо заработать.

- Занялась благотворительностью?

- Еще чего?! - возмутилась Алла. - Чтобы ты совсем обленился? Нет, сэр, халявы не будет. Без труда можно получить только триппер от любимой женщины. Я намерена хорошенько поэксплуатировать твои мозги. Заодно и встряхнешься, а то, похоже, ты немного застоялся в стойле.

- Как всегда, ты права.

- Верно подмечено, - одобрительно кивнула Алла. - Мог бы ещё добавить, что я очень умна, наблюдательна, у меня безошибочная интуиция, к тому же, просто красавица.

- Ты очень умна, наблюдательна, у тебя безошибочная интуиция, к тому же, просто красавица.

- Спасибо на добром слове. Никто другой не сумел бы сказать настоящий комплимент, - съязвила верная боевая подруга. - А теперь проходи в зал, осматривайся, может быть, и сам найдешь свой идеал. Полагаю, умная и красивая женщина все ж лучше, чем глупая и некрасивая.

- Совершенно с тобой согласен. А свой идеал я давно нашел.

- Только не надо сейчас сердечных признаний, Мотя, - поморщилась Алла.

- Почему же? По-моему, самое время. Я слышал, что ты недавно развелась.

- Тот редкий случай, когда слухи соответствуют действительности.

- Раньше я никак не мог попасть в промежуток между твоими мужьями. Похоже, мне наконец повезло - ты свободна, и у меня есть шанс.

- Мо-отя! - предостерегающе произнесла Алла, погрозив ему пальцем. Как старому другу, могу честно признаться, что мужское племя в глубине души терпеть-ненавижу и отношусь к нему чисто потребительски. На жизнь зарабатываю сама, посему в мужиках меня интересует не материальное благосостояние, а только два качества - ум и постельные способности. К сожалению, мой богатый жизненный опыт свидетельствует, что эти достоинства в одном мужчине почему-то не уживаются. Точнее, теоретически такое возможно, но в реальной жизни встречается редко. Или же мне просто не везет. Исходя из прошлого житейского опыта, я разделяю мужчин на две категории: умных собеседников и просто трахателей. Ты один из немногих, с кем мне нравится общаться, вот им и оставайся. Говорю тебе это, будучи уверена, что ты не можешь на меня обидеться.

- Боюсь, тут ты переоценила мою необидчивость. По твоей классификации я отношусь к категории умных, но не...

- Брось, Матвей, не изображай из себя самца, - перебила его Алла. - Ты не сперматозавр, но кто сказал, что это недостаток? Как раз наоборот. Почти два десятка лет назад я тебе уже сказала и сегодня повторю это ещё раз: любовников у меня до хера и больше, а умных друзей - единицы. Любовники приходят и уходят, а друзья - на всю жизнь.

- Тогда, быть может, ты выйдешь за меня замуж?

- Ты в своем уме, парень? Пятьдесят к одному, что будучи женат на такой мегере, как я, ты возненавидишь не только меня, но и весь женский род.

- Я готов рискнуть.

- Иди в зал, Мотя, - ласково сказала она и развернув сокурсника к себе спиной, легонько подтолкнула. Машинально сделав пару шагов, тот обернулся.

- Наш разговор не закончен, Алла.

- Потом, приятель, все потом, - тем же ласковым тоном обнадежила его верная боевая подруга и когда Матвей скрылся среди других гостей, сказала сама себе с легким вздохом:

- Хороший ты парень, Мотя, но не для тебя цвету...

Оставшись одна, Лена поначалу растерялась.

"Что делать, не торчать же посреди зала в гордом одиночестве?.. - в панике размышляла она, делая вид, будто ищет что-то в своей сумочке. - Хоть бы скорее пригласили за стол, чтоб было чем заняться. Зачем я сюда пришла?.. На торжества нужно приходить со спутником. Что мне тут делать одной?.. Еще больше страдать от одиночества, будучи среди людей?.."

Раздумывая, то ли вернуться под крыло Аллы, то ли вообще незаметно смыться, Лена достала сигарету и прикурила. Ее душевные терзания не остались незамеченными.

- Игорь, - обратилась к своему спутнику Лариса. - Вон у колонны стоит Лена Колыхалова. Я её сейчас позову, а ты уж, будь добр, не позволяй ей чувствовать себя неприкаянной.

- Малышка... - укоризненно произнес тот.

- Знаю, знаю, ты можешь очаровать любую женщину, но в данном случае этого не требуется. Лене просто не к кому прибиться.

- Но здесь же больше сотни ваших сокурсников!

- Лена милая, приятная в общении, но очень застенчивая. Сама первая ни к кому не подойдет, боится показаться навязчивой. Таким в студенческой среде трудно, там ценятся бойкость и коммуникабельность. Лена всегда была в стороне от шумных компаний. Она дружила с Наташей Селятиной, но та родом из Курска. После окончания института Наташа уехала, а Лена так и не обзавелась новой подругой. Пусть она будет с нами. И за стол сядем вместе. А когда придет Виталик, он за ней поухаживает.

- Кстати, почему здесь нет нашего бравого сыщика?

- У него что-то случилось, он придет к десяти. Светлана с Сергеем в курсе.

Лариса негромко окликнула сокурсницу по имени, а когда та оглянулась, жестом пригласила присоединиться к ним.

В первый момент Лена засомневалась, стоит ли быть третьей лишней. Спутником Лары был потрясающе красивый мужчина и явно не муж. Лена смущенно улыбнулась и жестом показала, что пойдет в зал.

- Нет, нет, иди сюда, - настаивала Лариса.

Чуть поколебавшись, Лена решила, что невежливо отказываться, когда тебя так настойчиво зовут, выбросила в урну недокуренную сигарету и подошла к ним.

- Лена, моя сокурсница, - представила её Лариса своему спутнику. - А это Игорь, мой любимый мужчина. Для своих - просто Казанова.

Подметив Ленину растерянную улыбку, Игорь пояснил:

- Не удивляйтесь, Лена. Это прозвище приклеилось ко мне ещё в студенческие годы. Но с тех пор много воды утекло. Когда я встретил Ларочку, мое мировоззрение изменилось - я стал однолюбом. Теперь меня называют Казановой лишь по старой привычке, а некоторые... - тут он сделал паузу и выразительно посмотрел на Ларису, - ... с ироническим подтекстом.

- Вовсе нет, - запротестовала та. - С гордостью! Такая честь для меня стать возлюбленной знаменитого Казановы!

- Я же говорил, - развел руками Игорь. - В тоне Ларочки явственна насмешка.

"Мы как супружеская пара со стажем, - мысленно усмехнулась Лара. Если он и она перебрасываются легкими колкостями, значит, женаты не менее семи лет".

Не желая пикироваться при сокурснице, Лариса решила сменить тему.

- Алка в своем репертуаре, - кивнув в сторону входа в зал, сказала она. - Даже на чужой свадьбе оказалась в центре всеобщего внимания. Затмила молодых, трещит без умолку, принимает поздравления, будто это она героиня торжества.

- Впервые слышу, что ты говоришь о любимой подруге с раздражением, удивился Казанова.

- Иногда верная боевая подруга перегибает палку. Это мы так Аллу называем, - пояснила Лариса сокурснице.

- Возможно, но в данном случае она не затмила молодых, а исполняет обязанности организатора.

- Не Алла стремится быть в центре внимания, это ей все тут же отдают лидерство, - вступилась за сокурсницу и Лена, уже почувствовав себя увереннее.

- Она прирожденный лидер, - продолжал Игорь. - Уверен, что именно Алла будет тамадой, и только ей по силам объединить такую разномастную компанию, а это непростая задача, уж поверьте мне, милые дамы. Обратите внимание на состав гостей. Наименьшая часть - родственники, друзья-приятели и одиночки. Эти сами по себе. Наибольшая часть - ваши сокурсники, они уже расползлись на компании. Но их сопровождают мужья-жены, и когда начинается традиционное: "А помнишь?..", - супруги сокурсников скучают, потому что не были участниками тех событий, но слышали о них неоднократно. Еще одна большая группа - сотрудники "Промэкспоцентра". Эти держатся особняком и явно чувствуют себя не в своей тарелке. На мой взгляд, идея пригласить подчиненных на свадьбу президента компании и её первого заместителя - не самая удачная. Чья, кстати, идея? Неужели Аллы?

- Нет, самой Светланы.

- Тут верная боевая подруга дала маху. Ей надо было отговорить новобрачную. Я за демократию, но не за панибратские отношения. Коммерческая организация не может жить одной большой семьей. Дистанция между руководством и служащими необходима, иначе сядут на шею.

- Да уж, ты крутой шеф, - ровным тоном произнесла Лара, но Игорь все же уловил легкую иронию.

- Зря подкалываешь, малышка. Дисциплина и субординация у меня действительно на уровне, а для этого мне пришлось уволить десятки разгильдяев. Своих ребят я люблю, но на нашу с тобой свадьбу не приглашу.

- Блажен, кто верует, - прошептала Лариса так тихо, что любовник не услышал.

Светлана сразу заметила перемену в настроении Аллы. Не в характере верной боевой подруги печалиться из-за пустяков, видимо, есть причина.

- Ал, Матвей тебя чем-то сильно расстроил?

- Разбередил душу, - вздохнула та. - В любви признавался и намекал на замуж. Наивняк, жалко его.

- Он не в твоем вкусе?

- Мотя романтик, а я циник с большим сексуальным опытом. Потрепаться с ним я люблю, но в койку!.. Спасибо, не надо. Мы уже столько лет дружим, и я не воспринимаю его как мужчину.

Увидев, что к ним быстрым шагом направился охранник, Алла замолчала, выжидательно глядя на него.

- Алла Дмитриевна, - тихо произнес он, чтобы ненароком не услышали другие гости, - там на входе небольшое недоразумение. Не могли бы вы подойти?

- Иду, - откликнулась верная боевая подруга и пошла за ним, на ходу здороваясь с вновь прибывшими гостями.

Вернулась она уже через несколько минут, злющая-презлющая. А когда Алла злилась, то не скупилась на крепкие словечки:

- Совсем охренел, фуфельник гребанный, етитская сила! Представляете входит этот хер моржовый и продолжает нести какую-то хренотень по своему матюгальнику!

- Алла, скажи, пожалуйста, по-русски, - взмолилась Светлана.

- А я и говорю по-русски, - оскорбилась та. - Поясняю для необразованных. Пришел какой-то мудила - одной рукой протягивает приглашение, а в другой держит мобильник. Даже не соизволил прервать свою ерундовую трепотню, наглая рожа.

- Почему это вызвало у тебя столь бурное негодование?

- Да ежкина ж мать, неужели непонятно! Это ж просто охереть - переть с собой сотовик, идучи на свадьбу! Вопиющая беспардонность! Я заранее предупредила и Виктора, и ребят из охраны, чтобы не пропускали ни одного гостя с мобилой.

- Видимо, ты предполагала такой вариант?

- Ну да, придурков-то полно. И как в воду глядела - приперся один такой и на нашу свадьбу. Все мы пользуемся мобильниками, но, как нормальные люди, оставили их дома.

- Сейчас некоторые умудряются разговаривать по сотовому телефону даже на концертах, банкетах, в гостях, на тусовках, - вмешался Сергей. Он не видел в случившемся особой трагедии - ну подумаешь, явился типичных образчик нового русского! Человек плохо воспитан и не осознает неуместности своего поведения.

Алла, не стесняясь в выражениях, разъяснила новобрачному, как он не прав:

- На тусовках, среди таких же понтяр пусть они стирают язык в свой матюгальник, но на свадьбе моих друзей я подобной хренотени не потерплю. Если бы чья-то трубка задребездела в тот момент, когда я буду произносить тост, - случилось было бы членовредительство с морем крови.

- И что ты сделала с этим невоспитанным гостем? - улыбаясь, поинтересовался он.

- Выперла к чертям собачьим, выдав ему матюгов quantum satis, то есть, сколько положено, - с чувством произнесла Алла. - Надеюсь, ты на меня не в претензии? Наверняка это кто-то из твоих знакомых, а я его крепко отхерачила - и вербально, и физически.

- Нет, он не из моих, - возразил Сергей. - Все мои друзья уже давно пришли.

- Значит, из "Промэкспоцентра". Тогда я трижды права, выставив этого придурка. На вашем месте я бы его уволила. От этих показушников, изображающих значительность собственной персоны, никакой пользы, кроме вреда.

Сергей забеспокоился. Если это был кто-то из сотрудников их фирмы, то Алла поступила слишком круто. Человека пригласили на свадьбу и выгнали всего лишь за то, что он разговаривал по мобильнику.

- Надо было поинтересоваться, кто он такой. Может быть, это посторонний человек? Хочется верить, что не из наших.

- На его личность мне глубоко насрать. Получил то, что заслужил. Да и вообще премерзкий тип, а посему не хера ему делать в нашей интеллигентной компании.

- Бык? Качок? - спросил новобрачный. - Может быть, чей-то охранник?

- Нет. Из тех, кто в прошлом был никто и теперь никто, но сам думает, что он нечто. Новый русский мелкого разлива, но преисполненный самодовольства. Наверняка не расстается с трубкой даже в сортире. Понты дороже денег!

Оказавшись на улице, Борис быстро пошел прочь, коря себя за глупость. Вот ведь незадача! Ну никак не ожидал он такого поворота событий!

Кажется, все рассчитал правильно. Дождался, пока один из охранников займется вновь прибывшей супружеской парой, и только тогда поднялся по ступенькам, подошел ко второму охраннику, делая вид, что занят важным деловым разговором и прикрывая лицо рукой с зажатым в ней мобильным телефоном. От второго охранника его прикрывала мадам, тараторившая без умолку. Свободной рукой Борис достал из внутреннего кармана пиджака приглашение и не глядя на охранника, небрежно протянул ему. Что тот видел? Руку, трубку сотового, часть лба в профиль, аккуратно уложенную гелем прическу, черное кашемировое пальто и кипенно-белый шарф. Пальто и шарф скинуть, прическу растрепать, - и вот он уже другой человек. В глаза Борис ему не смотрел, а когда человек не видит глаз своего визави, он его и не запомнит, и не опознает. Да дело даже не в чертах лица. От человека остается общее впечатление, образ. У охранника останется впечатление, что гость преуспевающий человек, раз хорошо одет и даже на банкете ведет деловые переговоры. Новобрачная - богатая дама, хозяйка компании, его будут искать в её окружении.

"Если будут искать...", - усмехнулся про себя Борис, оставляя в душе маленькую лазейку, что ничего сегодня делать не станет, а будет ординарным гостем.

Но душа уже дрожала в предвкушении. Нет, он все же решится, и именно сегодня. Все можно было бы проделать гораздо проще и без свидетелей, но так хочется пощекотать себе нервы... Это будоражащее кровь чувство опасности!

И вдруг такой неожиданный поворот, который напрочь перечеркнул весь его план! Второй охранник объяснил говорливой мадам, как пройти в банкетный зал, и переключился на Бориса. Извинившись, отвел его в сторону, попросил минутку подождать, а сам куда-то ушел.

Борис растерялся, не зная, как поступить. Чтобы не вызывать подозрений и не выходить из образа, он продолжал делать вид, будто разговаривает по телефону, а сам лихорадочно размышлял. В чем же дело? Почему его не пропускают? Чем он себя выдал? Почему охранник ничего ему не объяснил?

Наконец Борис решил, что надо поскорее уходить отсюда, но к нему уже направлялась высоченная бабища в ярко-красном вечернем платье с глубоким декольте и такими буферами, что он онемел и замер. Вот бы ее...

Пышнотелая красотка что-то выговаривала ему, показывая на телефон и гневно сверкая глазами, но Борис ничего не слышал, уставившись в вырез её платья и продолжая машинально держать мобильник возле уха. Очнулся он лишь когда красотка в красном, видя, что визави не реагирует, очень рассердилась, протянула руку к мобильнику и громко сказала:

- Хорош свистеть, жопа с ушами! Дай сюда свой матюгальник или сам отпидерасть его в тачку, если приперся на колесах.

Не понимая, чего эта бабища от него хочет, Борис невольно отшатнулся и ещё крепче вцепился в трубку теперь уже двумя руками, чем окончательно вывел её из себя.

- Ты тупой, что ли? - заорала мадам в красном. - Раз по-русски не понимаешь, придется нанести тебе оскорбление действием.

Одним легким движением развернув Бориса, - "Ну и силища у бабы!" машинально отметил про себя тот, - она сильно поддала ему коленом пониже спины, сопроводив напутствием:

- Вали отсюда, мудила, высоко подбрасывая зад! И поживей шевели копытами, урод, а то я по-настоящему рассержусь и обломаю тебе рога. Совет на будущее: если желаешь, чтобы тебя принимали в приличном обществе, купи самоучитель правил хорошего тона.

Разгневанная красотка ушла в зал, а охранник извиняющимся тоном произнес:

- Алла Дмитриевна приказала нам не пропускать гостей с мобильными телефонами. Пожалуйста, оставьте его в машине.

Борис поспешно ретировался, ругая себя последними словами. Ну надо же! Самый главный штрих, который, на его взгляд, должен был создать определенный образ и социальный типаж, - оказался препятствием.

"Значит, её зовут Алла Дмитриевна... Запомним..." - бормотал он, шагая по пустынному переулку.

Хоть она и поступила с ним весьма бесцеремонно, но тем не менее, оставила неизгладимое впечатление в его душе. Ярко-красное платье и большая белая-белая грудь в вырезе... Алое и белое... Кровь и плоть...

- Пока здесь относительное затишье, схожу-ка я в банкетный зал, посмотрю, как там дела, - сказал Сергей. - Думаю, вы и без меня не заскучаете.

Проводив его стройную, широкоплечую фигуру влюбленным взглядом, новобрачная обратилась к верной боевой подруге:

- Ал, ты со многими из наших сокурсников поддерживаешь отношения?

- Почти со всеми. Регулярно перезваниваюсь, иногда вижусь, а когда во мне возникает надобность, - встреваю. По жизни придерживаюсь принципа, что за своих надо держаться и своим надо помогать, а хорошим людям - тем более.

- А я все эти годы никому не звонила, ни с кем не виделась, вздохнула Светлана. - И мне никто не звонил.

- Ну и зря. В наше подлое время надо дорожить старыми друзьями. Мы пять лет в институте мудачились, не один пуд соли вместе съели, да и ребята с нашего курса без говна.

- Многие удивились, когда я звонила, чтобы пригласить на свою свадьбу.

- Да брось рефлексировать, мать! - отмахнулась Алла. - Кто ж откажется вкусно попить-поесть?! На халяву и уксус сладкий. Шучу, конечно.

- А я думала, что никто из наших ребят не придет.

- С какой стати?

- Да ведь меня в институте никто не любил.

- Ха! Вспомнила девка, как целкой была! Только люди с плохой памятью никогда ничего не забывают. За столько лет даже враги становятся заклятыми друзьями. Твоя свадьба - замечательный повод встретиться, повспоминать лихие студенческие годы и ощутить себя в том времени.

- Со многими сокурсниками я не виделась целых тринадцать лет. Даже на десятилетие окончания института не пошла - знала, что никто мне не обрадуется, и решила не бередить душу.

- Светик, ты чем-то похожа на Ларку. Обе вы умницы, внешне - уверенные в себе красотки, а внутри - клубок комплексов и сомнений. Посему имеете обыкновение заниматься самокопанием и самоедством.

- В отношении меня ты, пожалуй, права, я любительница порефлексировать, но про Ларису этого не скажешь.

- Скажешь-скажешь, просто ты не знаешь её, как я. Она натура тонкая и очень ранимая. Других людей судит по себе и деликатничает с ними. Вот я почему-то не боюсь никого обидеть. Если мне что не по ндраву - ка-ак херакну трехэтажным, - и знаешь, очень помогает взаимопониманию. Человек сразу же въезжает в тему и признает, что был не прав. И что самое примечательное - ничуть не чувствует себя задетым, даже если я вербально расхерачу его до самых до печенок. Русский человек не обижается, когда его кроют матом, но если ты то же самое скажешь ему языком рафинированной интеллигентки, - он решит, что ты издеваешься, и смертельно обидится. Будь проще, дорогая, и к тебе потянутся люди.

- Это я уже поняла. Общение с тобой и Ларисой меня многому научило. Поначалу, став президентом компании, я пыталась подражать манере поведения других руководителей фирм...

- Отрабатывала начальственный взгляд и тон? - съехидничала верная боевая подруга.

- Почти. Потом поняла, что это не мое. Стала вести себя, как обычно, и сразу почувствовала, что ко мне все хорошо относятся. Но это в отношении сотрудников "Промэкспоцентра", а наши сокурсники, боюсь, сохранили обо мне неприятные воспоминания. И это справедливо, ведь я и в самом деле вела себя глупо.

- Человеческая память подобна чокнутой бабе - собирает яркие тряпки, а все остальное отправляет в утиль. Мысль не нова, но от этого не перестала быть мыслью, - Алла, как обычно, на ходу переиначила известную фразу. - Уж поверь мне, большому знатоку людской психологии, можно даже сказать, человековеду-практику, хоть и самоучке, - ничего плохого в воспоминаниях наших ребят с тобой не связано. К тому же, все мы идеализируем прошлое. Согласись, и травка тогда была зеленее, и солнышко ярче светило, и червонцы были краснее, и мы были красивее, веселее и жизнерадостнее, а самое главное - моложе.

- Верно, - рассмеялась Света.

- Точно так же считают и другие люди: все, что было в молодости, замечательно. А ты - часть этого прошлого. Следовательно, с тобой тоже связаны лишь приятные воспоминания. У хорошего человека и память хорошая, но короткая. Теперь ты убедилась, что все безмерно рады снова собраться вместе?

- Убедилась. С твоей подачи у меня теперь много потенциальных друзей и подруг.

- Вот видишь, какая я вумная, - как вутка! - загордилась Алла.

- Поначалу никто не пришел в восторг. Некоторые растерялись, видимо, хотели отказаться. Тогда я делала козырной ход, сказав, что идея собрать всех сокурсников принадлежит тебе и Ларисе, и все тут же с радостью соглашались прийти. Еще раз убедилась, как все вас любят.

- Это точно! - с энтузиазмом подтвердила верная боевая подруга. - Да и как нас не любить, таких хороших?! Ларка по жизни добрейшей души баба, да и я стала почти другом человечества и приобрела репутацию устранительницы чужих проблем.

- Еще раз благодарю судьбу за то, что теперь у меня есть такие подруги, как ты и Лариса.

- Мать, не дави из меня слезу! - трагическим голосом произнесла Алла. - Не надо высокопарных слов, а то я от чувствс сейчас разрыдаюсь!

Но Света не купилась на её мнимо драматический тон.

- Ты дурачишься, а ведь я говорю серьезно. Если бы я не обратилась к вам за помощью, то по-прежнему осталась бы одинокой.

- Зато богатой, - ухмыльнулась верная боевая подруга, не желая принимать её серьезного тона.

- Ты же сама понимаешь, что это несопоставимые категории.

- Как знать, Светик, - не согласилась с нею циничная Алла. - Если умному предложить на выбор ум или богатство, - как умный человек, он предпочтет богатство. Я была и бедной, и богатой. В результате сопоставления пришла к важному выводу, что второе лучше.

- Но ты никогда не была одинокой, - возразила Светлана.

- Не была, - признала та. - Характер у меня компанейский.

- А у меня совсем другой характер.

- Милая моя, запомни: что отдашь, то и получишь. Не в материальном плане, а в эмоциональном. Ты к людям с открытой душой - и они к тебе с тем же. Уж прости, что приходится вдалбливать тебе прописные истины. "Faber est suae quisque fortunae", - каждый сам кузнец своей судьбы, как говорил Аппий Клавдий.

- Наш психиатр объяснила мне, что у меня был барьер общения. И я ещё не полностью от него избавилась. Знаешь, как я трусила, когда приглашала наших ребят на свою свадьбу! Вдруг они решат, будто я хочу похвастаться своим теперешним успехом и взять реванш за свою непопулярность в студенческие годы?!

- Не культивируй в себе самоуничижение, - одернула её Алла. Во-первых, в том, что ты теперь небедная, твоей вины нет, зато заслуги очевидны. Во-вторых, от этого ты не перестала быть хорошей бабой. В-третьих, раз уж мы взяли тебя в нашу команду, надеюсь, ты тоже будешь придерживаться принципов: с хорошими людьми - по-хорошему, а с плохими по-плохому.

- Что ты имеешь ввиду? - растерялась Светлана. - Я ведь не боец. Не умею ни драться, ни стрелять, как ты.

- От тебя этого и не требуется. Всех плохишей я сама накажу. Ты общайся с хорошими людьми и помогай им в меру своих возможностей, а они у тебя сейчас есть. Многие из наших сокурсников не нашли своей ниши - мешают черты рафинированной интеллигентности. Сейчас нужны другие качества. На плаву те, у кого ни образования, ни интеллигентности, зато есть хваткость, нахрапистость, предприимчивость, зубастость, пренебрежение библейскими заповедями и полное отсутствие морали. Честным людям без поддержки не пробиться, не выжить. Это не означает, что ты должна разделить свой банковский счет на всех наших сокурсников, но помочь вполне в твоих силах. Лично я предпочитаю не давать денег - это унизительно и для дающего, и для берущего. Я помогаю человеку их заработать и найти свое место в жизни. Тогда он сохраняет самоуважение, а я избавлена от выслушивания слов благодарности. Ты можешь помочь получить кредит, если человек хочет начать собственное дело, найти помещение под офис-склад, подкинуть идеи, подписать с ним контракт на льготных условиях, помочь с деловыми партнерами и реализацией товара, предварить звонком, когда тот идет к к чиновнику за подписью, решить проблемы с "крышей" и прочее.

- Или дать работу в своей фирме.

- Предпочитаю этого не делать, - покачала головой Алла. - Быть начальницей бывшего сокурсника, с которым ты на "ты", - чревато... Вариантов развития отношений всего два. Вариант первый - тот сядет тебе на шею, станет бить баклуши и будет плохим примером для других, поскольку в коммерции ничего не смыслит и причинит фирме одни убытки. Ты будешь тяготиться тем, что он развращает своим разгильдяйством других сотрудников, но не решишься его уволить. А тот, несмотря на твое хорошее отношение, будет думать, что ты его нещадно эксплуатируешь и при этом платишь сущие гроши. При втором варианте вы вдрызг разлаетесь и разбежитесь. Ты будешь обижена, что твое искренне желание помочь не оценено, а он уйдет, пребывая в уверенности, что ты стала ещё большей стервой, чем была. Поэтому лучше не развращать людей, предлагая им палочку-выручалочку. Либо это будет расценено как подачка, либо будет культивировать паразитические устремления. Помощь должна быть не в материальном эквиваленте, а в интеллектуальном. Пусть человек попробует реализоваться сам.

- Но если нет способностей к коммерции?

- Да какие-такие особенные способности тут нужны? Мы с тобой гуманитарии и ещё совсем недавно даже не предполагали, что станем бизнесменшами. Для занятия чем угодно, в том числе, бизнесом, в первую очередь нужно желание, все остальное - явления второго порядка. А разговоры о том, что у кого-то якобы нет призвания к коммерции, на мой взгляд, маскируют банальную лень, нашу национальную болезнь. Неохота задницу с дивана поднять, неохота рисковать, крутиться. А пить и есть охота, причем, систематически, но желательно, чтобы хлеб насущный гарантировало правительство, добрый дядя, МВФ или кто угодно. Вот я недавно разговаривала с одним мужиком. Здоровенный кабан, на нем пахать можно, а сидит без работы. У него жена и двое детей. Сам он без образования, по специальности никто. Занимается частным извозом на своем стареньком "москвичонке". Недавно ему предложили работу с окладом в четыре тысячи. А он не хочет. "Чего, - говорит, - я буду горбатиться за их паршивые четыре тысячи! Каждый день на работу ходить, рано вставать. Предложили бы мне хотя бы пятьсот баксов, тогда бы я согласился". Мораль ясна, дружочек? Этот лентяй считает, что трубить обычный рабочий день - это "горбатиться". Сейчас он встает, когда всласть выспится, не спеша почешет яйца, потом выкатит свой драндулет, "набомбит", чтоб хватило на чарку и шкварку, а больше ему не надо. Детей кормит жена, а ему желается, чтобы за его неквалифицированный труд платили зарплату, которую в наше посткризисное время получает не каждый высококлассный специалист. И при этом он ругает всех подряд и вспоминает, как хорошо ему жилось в добрые старые времена. Так что тем, кто заявляет, что у него нет способностей к чему-либо, и по этой причине не желает даже попробовать себя на новом поприще, лично я помогать не собираюсь. Это лодыри, а лень в моем понимании - большой недостаток, которого я не терплю. Посему я никому не дарю блюдечка с голубой каемочкой, а подсказываю, как он может сам заработать, и если вижу таковое желание, всемерно помогаю.

Из банкетного зала вышел Сергей и направился к ним.

- Извините, дамы, что перебиваю, но, по-моему, уже пора за стол.

- Хорошая идея, а главное - своевременная, - оценила Алла. - Всем давно не терпится выпить-закусить. Общением и воспоминаниями сыт не будешь. Опоздавшим так и надо, им же хуже. А нам больше достанется.

Все трое направились ко входу в зал. Оглядев стол, щедро уставленный напитками и закусками, Алла плотоядно облизнулась:

- Очень люблю повеселиться, а особенно пожрать. Сегодня имею право нахрюкаться до непотребного состояния, поскольку на славу потрудилась в качестве свахи. Ох и покуролесю же я! Устрою безобразия со стриптизом, танцами в голом виде на столе и битьем посуды. Ты не против? - обратилась она к новобрачной.

- Да делай что хочешь, лишь бы было весело, - улыбнулась Светлана.

Игорь провел своих дам к столу и усадил так, что они оказались по обе руки от него. Рядом с Леной остался пустой стул. На её вопросительный взгляд Игорь пояснил:

- Должен подойти наш друг Виталий. Его задержали важные дела, но он обязательно придет.

Мудрая Алла в рекордно короткие сроки рассадила гостей по принципу: мальчик-девочка. Ее стараниями гостьи, пришедшие без спутника, оказались рядом с гостем-одиночкой. Она перетасовала образовавшиеся до начала застолья компании, справедливо решив, что гости должны обзавестись новыми знакомствами, а со старыми приятелями ещё успеют наговориться. Окинув хозяйским оком "П"-образный стол, Алла осталась довольна - все одинокие женщины пристроены к одиноким мужчинам.

Казанова оказался прав - верная боевая подруга взяла на себя обязанности тамады и не дала скучать гостям. Огромный банкетный зал периодически сотрясался от дружного хохота, когда она произносила очередной тост.

После всех положенных на свадьбе пожеланий, Алла дождалась, пока гости хорошенько закусят, и снова поднялась с полным бокалом в руке:

- А теперь предлагаю тост за наших мужей и любовников... - она потянула театральную паузу и обвела гостей взглядом, с особым значением задерживаясь на некоторых лицах. - А также за жен и любовниц... За то, чтобы они никогда не встретились!

Под дружный хохот Алла медленно цедила коньяк, размышляя, сколько гостей напряглись, услышав первые фразы её двусмысленного тоста. Уж двое-то точно.

Игорь непринужденно ухаживал за обеими дамами, развлекая их смешными историями и не забывая подливать Лене шампанского. Ее бокал регулярно пустел и вновь наполнялся, Лена развеселилась, весело хохотала то над спичами Аллы, то над байками Игоря и уже не жалела, что пришла на торжество.

- Алла просто умница, я же говорил. Оцените, милые дамы, как умело она руководит застольем. С тостами не частит, все умеренно пьяны и всем весело. Обычно на свадьбах люди много едят и много пьют, потому что общение ограничено. Собрались за одним большим столом незнакомые люди, не знают, о чем говорить, вот и наливаются спиртным. А потом закономерный исход драка, национальная принадлежность наших свадеб. У наших же гостей, не сомневаюсь, будут самые приятные воспоминания о сегодняшнем торжестве.

- Не хлебом единым жив человек, надо же и что-то выпить! - вновь провозгласила тост тамада. - Выпьем за тех, кто умеет постоять за себя и полежать за других!

Пока гости выпивали и закусывали, Алла вышла, чтобы проверить, готов ли танцевальный зал. Вернувшись через несколько минут, она кивком попросила жениха освежить её бокал и снова встала. Разговоры сразу стихли, три сотни пар глаз выжидательно уставились на нее, уже заранее готовые рассмеяться.

- Выпьем за нас, красивых женщин! Ну, а если мы не красивы, то мужики просто зажрались!

В танцевальном зале заиграла музыка, и Алла встала, чтобы произнести новый тост:

- Настоящий мужчина - это тот, кто помнит день рождения женщины, но не знает, сколько ей лет. Так выпьем же настоящих мужчин! - под одобрительный гул мужской половины гостей, она предложила: - Настоящие мужчины, приглашайте дам на танец!

Засидевшиеся гости с радостью потянулись в танцевальный зал, освещенный лишь вспышками цветомузыки - предусмотрительная Алла, дабы создать интимную атмосферу, приказала выключить люстры.

- Парочки познакомились за банкетным столом, пусть теперь пообщаются в более интимной обстановке, - объяснила она новобрачным. - Мужчины выпили как раз до той кондиции, которая придает необычайную привлекательность и сексапильность любой женщине. В полумраке морщин на лице не видно, любая покажется красивее Синди Кроуфорд. Да и я их простимулировала своими тостами. Может, удастся пристроить наших одиноких девок в хорошие руки. А не удастся - пусть хоть повеселятся. На худой конец - потискаются.

"А ведь прав Мотя, я в самом деле стала службой знакомств. Старею, что ли?.." - с усмешкой подумала она, направляясь к танцевальному залу.

Алла пришла на торжество без конкретного спутника. В зале было два её постоянных любовника, но она предпочитала держаться на расстоянии. Один из них, Николай Кузнецов, брат новобрачной, пришел с женой, а второй, Виктор Первенцев, руководитель отдела по безопасности компании "Промэкспоцентр", без супруги - та уже много лет парализована после автокатастрофы. На свадьбе Виктор был не только гостем, но и исполнял свои непосредственные обязанности. Светлана - президент компании, Сергей - её первый заместитель, а Виктор обязан обеспечить безопасность первых лиц фирмы. Алла не хотела афишировать их роман ни перед Николаем, ни перед сотрудниками "Промэкспоцентра", лишь издали улыбаясь и подмигивая Виктору. У неё был и третий постоянный любовник - Слава Миронов по кличке Мирон, руководитель крупной группировки, но Алла никогда не появлялись с ним "в свете".

Вот так и получилось, что имея несколько любовников, в том числе и присутствующих в зале, формально она тоже была "одиночкой". Но её это ничуть не смущало - сегодня у неё другие задачи, а любовники никуда не денутся.

Алла была нарасхват. Танцевала и с сокурсниками, и с незнакомыми ей мужчинами, успевая выяснить кто есть кто за время танца.

- Разрешите вас пригласить? - услышала она и не глядя, положила руку на плечо новому партнеру.

Его голос был ей не знаком, видимо, он из "Промэкспоцентра" или приятель Сергея. От него пахло каким-то резким одеколоном, запах которого пробудил в ней смутные неприятные воспоминания, но Алла уже была в той кондиции, когда не хочется ничего вспоминать, а тем более, о неприятных событиях.

Партнер держался скованно и так крепко вцепился ей в талию и плечо, что она ощущала, как вспотели его руки. Да и сам он источал ненавистное ей амбре из смеси пота, мужского дезодоранта, дешевого одеколона и спиртного.

Алла интуитивно чувствовала его напряжение. Может быть, он комплексует потому, что ниже её почти на полголовы? Тогда зачем пригласил её на танец, раз стесняется своего роста? У неё даже не было желания познакомиться с ним. Неприятный тип. Интересно, кто его пригласил?

Наконец музыка смолкла. Молча кивнув незнакомцу, она нырнула в гущу гостей, стоявших в ожидании нового танца.

- Потанцуем?

Алла обернулась - Матвей, легок на помине.

- Ты же не умеешь танцевать!

- Неважно. Зато ты целых пять минут не сбежишь от меня. Уйти от разговора тебе не удастся.

- Ладно, давай поговорим, только не оттопчи мне ноги. Я уже и так натерла пятку до водяного пузыря. И дернул же черт в подражание кинозвездам напялить вечерние босоножки на тонких ремешках! На мой вес они явно не рассчитаны. Каблук того и гляди подломится, и я рухну с громоподобным "бум-м!".

- Я тебя подхвачу, - заверил Матвей.

- Это вряд ли, дружище. Во мне 89 килограмм, а ты типичный астеник. Не удержишь.

- Удержу, - уверенно заявил он. - Причем, очень долго. Твоего веса я даже не почувствую.

Приблизив лицо к его лицу, Алла внимательно оглядела его.

- Парень, ты уже нафетяскался, что ли? - спросила она тоном сварливой жены, привычно выговаривающей мужу-выпивохе.

- Не понял... Что за неологизм?

- Забыл ты студенческий сленг, Мотя. Вино "Фетяска" тоже забыл? Неологизм означает нахрюкался, нарезался, нализался, упился в сиську, в сосиську, в стельку, вдрист.

- С чего ты взяла? - оскорбился Матвей.

- С того, что ранее умения говорить комплименты за тобой не наблюдалось, - Алла старательно уводила разговор в сторону, отвлекая внимание сокурсника от темы, на которую тот порывался поговорить, но её маневр не удался.

- Комплимент - это преувеличение заслуг или явная лесть. Я же не льстил и не преувеличивал, а лишь подтвердил готовность поддержать, подхватить тебя и не дать упасть. И в прямом, и в переносном смысле.

- Сразу чувствуется навык преподавателя Вуза - все разъяснил, как обалдуям-студентам. У нас с тобой не обычный треп мужика с бабой, а почти научная дискуссия.

- Я что-то не так сказал? - забеспокоился он.

- Ты слишком умный, Мотя. Слова в простоте не скажешь. Общаясь с тобой, я комплексую. Вообще-то я весьма высокого мнения о собственном интеллекте, да и коэффициент IQ у меня почти сто, но с тобой чувствую себя почти дебилкой. Наше супружество было бы явным мезальянсом по интеллекту.

- Надеюсь, ты шутишь.

- Ага, - весело подтвердила Алла. - А вообще-то должна тебе признаться, как давнему другу - брак не упрощает мою жизнь, зато усложняет мой день.

Воспользовавшись тем, что музыка закончилась, она улизнула, наврав, что ей нужно проконтролировать, как обстоят дела с горячим блюдом.

"Проще "дать", чем объяснить, почему не хочешь", - бормотала она про себя, пробираясь среди танцующих.

Алла могла бы сказать: "Мотя, ты мне друг, но не герой моего романа", но не хотела обижать его. Она уже и так, и этак, в разной форме давала ему это понять, но до него все не доходит.

В Матвее сочетаются парадоксальные черты - ранимость, нерешительность, склонность к постоянным сомнениям и наряду с этим - поразительная самоуверенность. "Я талантлив, я гений", - заявляет он с чувством глубокой убежденности в собственной правоте. Одни верят, другие смеются над ним, третьи крутят пальцем у виска. Мотя несомненно талантлив. В некоторых вопросах он проявляет поразительную энергию, может сутками не спать, не есть, разрабатывая новую идею. Но во всем остальном Матвей Лопаткин лентяй и сибарит.

"Тот ещё подарочек в качестве мужа. У нас бы были долгие разговоры, прерываемые яростными спорами, - хмыкала Алла. - Хватит мне и троих дармоедов. Женой непризнанного гения я уже была".

Выйти из зала ей не удалось. Роман Скворцов, известный бабник и выпивоха, с которым у неё был скоропостижный роман на первом курсе, цепко ухватил её за руку и потащил танцевать. Он был уже изрядно пьян, язык и ноги заплетались, но тем не менее, предложил:

- Щас дотопчемся и пойдем выпьем.

- Не пей, козленочком станешь! - передразнила его Алла.

- Чейнч, - услышала она знакомый голос и с облегчением переложила руку на плечо нового партнера.

Сильная рука притянула её к себе. Такой знакомый жест... Знакомые губы коснулись уха и куснули за мочку. Знакомый одеколон "Эгоист Платинум"... По этому жесту и по этому одеколону Алла узнала бы его в полной темноте, даже если бы он молчал. А уж по голосу...

- Эгоист ты мой... - шепнула она и подумала: "Черт, я становлюсь сентиментальной!"

- Ты никогда мне так не говорила... Даже не предполагал, что ты может сказать "мой" да ещё таким голосом...

- А ты мой?..

- Твой, конечно. Я как раз хотел об этом с тобой поговорить. Как ты отнесешься к идее выйти за меня замуж?

"Та-ак... приехали, - усмехнулась Алла, пользуясь тем, что в темноте он не видит её усмешку. - Уже второй претендент на мою руку. Многовато для одного вечера".

- Но ты же некоторым образом женат?

- Это не проблема. Скоро буду свободен.

- Означает ли это, что моя идея воспользоваться мышьяком пришлась тебе по вкусу?

- Не шути так, Алена.

- Я не Алена, а Алла, - резко отпарировала она.

- Прости, больше не буду. Объяснишь, почему?

- Потому что я ненавижу все эти постельные прозвища: лапуля, киска, детка, птичка, зайка и прочие.

- Но Алена и киска - это разные вещи.

- Меня зовут Алла, - упрямо повторила она.

- Ты демонстрируешь, какой будешь строптивой женой? - рассмеялся любовник.

Алла усмехнулась и промолчала, подумав: "Это ещё цветочки, мой милый. Когда узнаешь меня получше, охотно признаешь, что дважды два - это пять. Но не буду тебя разочаровывать. Пока существует неизвестность, есть и надежда".

- Ну так что? - настаивал он.

- Надеждой невозможно пресытиться, - уклонилась она от ответа.

- Ты не из тех женщин, кто водит мужчин за нос.

"Такой умный и такой дурачок, - мысленно усмехнулась верная боевая подруга. - Знал бы ты, скольких мужиков я водила за нос и обвела вокруг пальца..."

- Но ведь обычно дают время, чтобы подумать, - кокетливо-невинным тоном произнесла она.

- Хорошо, я позволю тебе подумать, - его тон был таким серьезным, что Алла едва не прыснула.

- Спасибо, твое благородство будет оценено по достоинству, съехидничала она. Неужели он надеялся, что любовница кинется ему на шею, визжа от восторга?

"Брак - причина трех моих разводов, - снова напомнила себе Алла. Если и соглашусь на супружеские кандалы ещё раз, то только при условии проживания с благоверным на разных территориях и обеспечив себя страховкой семейной жизни".

Казанова вначале пригласил на танец Лену. Вставая, та почувствовала, как земля под ногами качнулась, но галантный Игорь успел вовремя подхватить её под локоть.

"Здорово я сегодня набралась!" - подумала она, но ей уже было море по колено. Во время танца Лена пару раз споткнулась и наступила партнеру на ногу, но в целом держалась неплохо. Когда музыка закончилась, Казанова отвел её к столу и пригласил Ларису.

Оглядевшись, Лена приуныла. В банкетном зале остались лишь две пожилые пары, все остальные гости перебрались в танцевальный зал.

"Ну вот, буду теперь сидеть среди стариков, - подумала она. - Игорь просто прелесть, настоящий джентльмен, но ему, наверное, уже надоело возиться со мной. Они с Ларисой хотят побыть вдвоем, а тут я навязалась... Может быть, оставить им записку и незаметно уйти?.."

- Разрешите вас пригласить, - услышала Лена негромкий голос и обернулась.

Рядом, чуть склонив голову и приветливо улыбаясь, стоял молодой симпатичный мужчина. Забыв про свои переживания, она заулыбалась в ответ и подала ему руку. Тот отодвинул стул, ловко подхватил её под локоток и повел в танцзал.

- Меня зовут Александром, - представился партнер и сделал паузу, давая ей возможность назвать свое имя.

- А меня Леной, - ответила она.

- Очень приятно, - не замедлил он выдать традиционное.

- Мне тоже, - не осталась в долгу Лена.

- Извините, - пробормотал партнер, наступив ей на ногу.

- Ничего, - сказала она.

Возникла долгая пауза. Лена лихорадочно искала тему для поддержания разговора, но как назло, ничего интересного на ум не приходило. Александр тоже молчал. То ли не имел опыта знакомств и потому не умел поддерживать легкий треп, то ли, как и она, ломал голову, о чем бы спросить.

"Ему скучно с такой унылой дурой, как я, - терзалась Лена. - Сейчас танец закончится, и Александр уйдет. Он и подошел только потому, что я сидела одна".

- Вы со стороны невесты или жениха? - наконец спросил партнер.

- Мы со Светой учились на одном курсе, - с радостью поддержала разговор Лена. - Тринадцать лет не виделись, и вдруг она звонит и приглашает на свадьбу.

- Последний раз я танцевал лет десять назад, - признался он.

- Я тоже, - улыбнулась Лена.

Новый знакомый ей определенно нравился. Она боялась чересчур напористых мужчин, а он не нахальный. Даже немного робкий, но с ним хорошо.

Закончилась музыка и Лена напряглась, боясь, что сейчас партнер отведет её в банкетный зал и исчезнет. Но Александр стоял, не шевелясь, одной рукой удерживая её за талию, и это было похоже на объятие. Лена замерла, ощущая тепло его руки и молясь, чтобы музыка скорее началась.

Так они протанцевали несколько танцев, непринужденно болтая. Перешли на "ты", Лена уже называла партнера Сашей.

В полутьме зала она не видела его лица, но он казался ей необыкновенно красивым. Когда во время танцевального па Саша разворачивался к эстраде, его профиль чуть освещался бликами цветомузыки, и он казался ей загадочным, а все происходящее - интригующим и романтичным.

"Кажется, я влюбилась, - с веселой бесшабашностью подумала она. Почти с первого взгляда, хотя даже не знаю, какого цвета у него глаза и как он вообще выглядит".

Такое с ней было не впервые. Правда, это было давно. Видимо, сейчас, когда она одинока, способность влюбляться реанимировалась.

"Ну и пусть! Хватит киснуть! У всех есть любовники, одна я как синий чулок".

От танцев Лена не только не протрезвела, но захмелела ещё больше. Ей было жарко, сердце заколотилось, к горлу подкатила дурнота.

- Давайте выйдем на воздух, - склонившись к ней, участливо предложил партнер.

Лена кивнула, сглотнув ком в горле.

Взяв партнершу под руку, Саша повел её сквозь месиво движущихся в танце тел.

- Извините, я на минутку, - сдерживая подступающую тошноту, сказала Лена, когда они вышли в пустой вестибюль.

- Я оставил свой плащ в машине. Подожду вас на улице.

Не отвечая, она побежала в сторону туалета, зажимая рот рукой. К счастью, успела добежать. Когда её вырвало, сразу стало легче. На платье, слава Богу, ничего не попало. Вымыв руки с мылом и прополоскав рот, Лена достала из сумочки флакончик концентрированных духов на масляной основе. Смочив водой носовой платок, капнула на него немного духов и протерла им шею и грудь. Хорошенько прополоскала платок и снова протерла кожу. Теперь запах не будет резким. Сунув в рот пластинку жвачки, она немного пожевала её и выплюнула - если от неё будет нести ментолом, тоже мало хорошего. Глянула на себя в зеркало и показала язык своему отражению. Собственное лицо ей не понравилось - глаза, как у бешеной селедки, с типичным блеском и красными прожилками сосудов, лицо в результате рвотных судорог над унитазом отекло, нос блестит.

- Классическая алкашка! - укорила себя Лена.

Посмотрела на часы и ахнула. Ничего себе! Это сколько ж времени она тут блевала? Саша, наверное, уже замерз на улице. Как всегда, в голову полезли тревоги и сомнения: "А вдруг ему надоело ждать, и он уехал?.."

Выйдя из туалета, Лена оглядела фойе. Дверь была заперта, на ней висела белая табличка, охранников уже не было, а швейцар с гардеробщиком уютно устроились в уголке. Между ними стоял стул, исполняющий обязанности стола, на нем графинчик, уже почти пустой. В левой руке каждый держал тарелку с закуской, а полную стопку - в правой. Судя по их красным лицам, они уже немало приняли на грудь. Оба были чрезвычайно довольны, что и им щедро обломилось со свадебного стола. Именно в тот момент, когда Лена подошла к гардеробной, стопки с характерным звуком соприкоснулись.

- Можно мне получить пальто? - робко спросила Лена, дождавшись, когда содержимое стопок попадет по назначению.

- Сейчас, сейчас, мадам, - засуетился гардеробщик, и в порыве профессионального рвения зацепился за стул-стол, но швейцар опытной рукой успел подхватить графинчик в падении.

Уже надев пальто, Лена спохватилась, что надо бы предупредить и Ларису с Игорем, и Светлану.

"Напишу записку Свете, - решила она. - А Ларе и Игорю не до меня".

Достав из сумочки записную книжку, она написала на чистой страничке:

"Света! Спасибо за все! Мне пора домой. Желаю счастья! Лена Колыхалова".

Вырвав листок, она протянула его гардеробщику.

- Пожалуйста, передайте новобрачной.

- Непременно, - с готовностью закивал он и благодушным тоном поинтересовался. - А сами чего так рано уезжаете? Еще горячее не разносили.

В его понимании, покидать банкет, когда на столе ещё столько выпивки, - верх неразумности. Да и горячее ещё не разносили... За все ж уплачено!

- Я плохо себя чувствую.

- А-а, - понимающе кивнул тот.

Швейцар уже стоял у входной двери, выразительно вертя в руках ключи, мол, поторапливайся. Пропустив Лену, он запер дверь, с озабоченным видом поправил табличку с надписью "Свободных мест нет" и, преисполненный важности, вернулся допивать.

Выйдя на улицу, Лена поежилась от холодного ветра и подняла воротник пальто. Перед входом Саши не было, и у неё упало сердце. Стоя в растерянности на крыльце, она казнила себя: "Ну чего ты так напилась, дурища! Если бы не побежала блевать, вышла бы вместе с ним..."

Додумать она не успела - из-за угла дома медленно выполз автомобиль и притормозил. Распахнулась правая дверца и послышался тихий голос:

- Лена...

Не чуя ног от радости, она пулей слетела со ступенек и нырнула в машину.

- А я так боялась, что ты не дождался и уехал... - призналась Лена совершенно неожиданно для себя самой.

Он тихо рассмеялся, обнял её за плечи и притянул к себе.

Ровно в десять появился Виталий. Оглядев зал, он нашел взглядом Аллу и устремился к ней.

- А где Лариса?

- Тише, напарник, не ори! - шикнула на него та. - Ларка официально пришла с Казановой, он её и танцует. В виде моральной компенсации можешь пригласить на танец меня.

- Напарница, позвольте пригласить вас на танец? - склонив голову в шутливом полупоклоне, спросил он.

- Позволяю, господин сыщик, - манерно ответила она, свернув руку кренделем.

Влившись в ряды танцующих, они некоторое время совершали положенные па, потом Алле надоело топтаться на одном месте в гуще тел, и она решила подурачиться:

- Наконец-то нашла партнера подходящего роста, а то до тебя преимущественно малорослые попадались. За редким, но приятным исключением. В постели-то мне без разницы, а в танце мы с маленьким мужичком не на равных - у него есть возможность близко лицезреть мой пышный бюст, а мне остается лишь разглядывать его плешь.

Виталий слушал её болтовню вполуха, занятый своими мыслями: "Я уже три дня не видел Ларочку. И зачем только взялся за расследование! Лучше бы я был с нею днем, а вечерами занимался своими делами. Зря я сюда пришел. Она здесь с Игорем, а мне опять придется скрипеть зубами от ревности и смотреть на неё издали".

- Напарник! - Алла помахала рукой перед его лицом. - Ты куда унесся грешными мыслями? А ну-ка спустись на землю и для конспирации изображай бурную страсть.

Но все попытки верной боевой подруги вразумить его были тщетны. Виталий непроизвольно высматривал Ларису, хотя лица танцующих разглядеть было невозможно.

- Плохой из тебя конспиратор, - укорила его партнерша. - Не верти башкой-то! Ума не приложу - как же ты сыщиком работал?

- Но я обещал Ларочке, что буду ровно в десять! - попытался он оправдаться, но Алла в очередной раз развеяла его надежды:

- Небось, тешишь себя мыслью, что она с нетерпением поглядывала на часы? Да Ларка о тебе даже и не вспоминала!

Увидев, что Виталий насупился, верная боевая подруга сменила тон:

- Ладно, напарник, не вешай носа. Но веди себя прилично. Не вздумай тискать Ларку, пользуясь тем, что в танцзале темно. Имей ввиду, у Казановы зрение, как у кота - в темноте все видит. Иди лучше, поздравь молодых.

Взяв его под руку, она чуть ли не волоком потащила Виталия в банкетный зал. Там уже собралась большая часть гостей, решивших, что пора снова подкрепиться. Новобрачные тоже сидели за столом. Светлана выглядела утомленной - лицо бледное, под глазами залегли тени, у рта обозначились складки. Она с вымученной улыбкой слушала новоиспеченного свекра, не по годам жизнерадостного весельчака. Приобняв невестку, тот услаждал её слух заплесневелыми анекдотами и сальными шуточками и первым начинал громко хохотать.

"Видно, Светкин свекор из тех, кто не пьет и не отучишь", - подумала Алла, мысленно посочувствовав подруге.

Ее появление было встречено с большим воодушевлением. Со всех сторон понеслись предложения:

- Иди к нам, Алла!

- Алла, давай выпьем!

- Тамада, ждем тост!

- Алла, а на брудершафт?

- Вишь, какой бешеной популярностью я пользуюсь! - обратилась она к сыщику, горделиво выпятив свой и без того выдающийся бюст. - А ты не ценишь, какое богатство рядом с тобой.

- Ценю, ценю, - механически ответил тот, но было видно, что не будь её рядом, он бы тут же устремился на поиски Ларисы.

- Напа-арник, проснись! - прошипела верная боевая подруга, крепко сжимая его локоть. - Накладываю на тебя епитимью - весь вечер от меня ни на шаг. Понял? - для пущего эффекта она пребольно ущипнула его и повела к новобрачным.

Когда Виталий поздравил их и вручил подарок, Алла вклинилась между Светланой и её свекром.

- Плохо себя чувствуешь, дорогая?

- Устала... - пожаловалась та.

- Серега, увози-ка Светку домой, - приказала верная боевая подруга. Вы свое уже отсидели, веселье продолжится и без вас, выпивки ещё достаточно. Уходите по-английски, никто и не заметит, все уже набрамшись.

Сергей помог жене подняться и бережно поддерживая её, повел к выходу.

Сев на свое место, Алла жестом указала Виталию на стул рядом с собой и дождавшись, когда он наполнит бокалы, встала.

- Дамы и господа! Выпьем за страсть! - она подвесила многозначительную паузу и закончила: - Страсть как хочется выпить!

На звук её громкого голоса из танцевального зала потянулись оголодавшие гости. Сразу было видно, что не зря Алла создала для них полумрак - необходимая степень сближения между парочками была достигнута, мужчины нежно обнимали партнерш кто за плечи, кто за талию, и были уже заняты только друг другом.

"Что ж, кое-кому удалось устроить личную жизнь, - удовлетворенно отметила верная боевая подруга и не преминула похвалить саму себя: - Ну и классная же ты сводня, Алка!"

- Для вновь прибывших к столу новый тост! - когда гомон стих и парочки отвлеклись от любовного воркования и тоже приняли бокалы, тамада продолжила: - Для пьянки есть такие поводы: поминки, праздник, встречи, проводы, крестины, свадьба и развод, мороз, охота, Новый год, выздоровленье, новоселье, печаль, раскаянье, веселье, успех, награда, новый чин и просто пьянство - без причин! Прошу прощения за корявые стишки! - она шутовски поклонилась и пригубила свой коньяк.

Наконец в банкетном зале появились Лариса под руку с Казановой. Искоса посмотрев на сыщика, Алла увидела, что тот не сводит с её подруги глаз, и милостиво разрешила:

- Ладно уж, напарник, иди к ней, но держи себя в руках!

- Здравствуй, Виталик, - улыбнулась Лара, когда он подошел.

Казанова протянул руку, оба её любовника обменялись рукопожатием и сели по обе стороны от нее.

"Надо же, Игорь ни о чем даже не догадывается, - подумала Лариса, мысленно усмехнувшись. - Как просто обвести вокруг пальца влюбленного мужчину".

- А где Лена? - спросила она, глядя на пустое место рядом с сыщиком. Я хотела, чтобы ты познакомился с моей сокурсницей и поухаживал за ней.

- Если хочешь, я её поищу, - предложил Игорь.

- Поищи, - согласилась Лара.

Когда Казанова вышел, она с улыбкой повернулась к любовнику:

- Я соскучился по тебе, - сказал он, взяв её руку.

- Я тоже, - Лариса сделала несколько быстрых поглаживающих движений подушечками пальцев по его ладони и посмотрела на него особым взглядом. Знаешь, что это означает?

- Нет.

- Догадайся.

Виталий перевел взгляд на их руки, а Лара опять быстро-быстро погладила подушечками пальцев его ладонь.

- Ну-ка, великий сыщик-любовник, поскорее включи фантазию, кокетливо-игривым тоном поторопила она.

Он взял её руку и прижал к губам.

- Здесь я могу поцеловать только твою руку. Это ты хотела сказать?

- Не-ет, но уже тепло.

- Этот жест означает: "Я тебя люблю?"

- Еще теплее, - продолжала она интриговать любовника.

- "Я хочу тебя поцеловать"?

- Совсем тепло.

- Сдаюсь.

Наклонившись к нему, Лариса прошептала ему в ухо, делая паузы между словами:

- Я - тебя - хочу!

- Я тоже, - он уж был готов вскочить.

- Тише, тише, - смеясь, успокаивала Лара любовника.

- Ларочка, любимая моя, наври что-нибудь Игорю, чтобы он отвез тебя домой, а я буду ждать тебя в том переулке, где мы тогда встречались, помнишь?

- Попробую, но не обещаю. А сейчас давай сделаем вид, будто заняты светской беседой - Игорь скоро подойдет, он может услышать какие-то фразы. И не смотри на меня так! По твоему взгляду любой все поймет.

Виталий отстранился и постарался согнать с лица счастливую улыбку. Но губы, помимо воли, сами расползались. Незаметно погрозив ему пальцем, Лариса тоже села прямо и сказала обычным тоном:

- Жаль, что ты так поздно пришел. Здесь было так весело. Алка молодец, так все замечательно организовала. Кстати, а где наши новобрачные?

- Света устала, и они с Сергеем уехали.

- Бедняжка...

- Ну, а теперь прозаический тост, зато полезный, - услышали они голос неутомимой тамады, и все гости дружно повернули к ней головы. - Давайте, мои дорогие, выпьем за то, чтобы на нас напали деньги, и мы от них не отбились!

Вернулся Казанова и на молчаливый вопрос Ларисы ответил:

- Лены нигде нет.

- Видимо, она обиделась, что ты так мало с ней танцевал, и уехала, укорила его любовница.

- Но вестибюль пуст, входная дверь заперта, а швейцар с гардеробщиком мертвецки пьяны и оба спят. Как же Лена могла уйти?

- Схожу-ка я в дамскую комнату. Может быть, ей стало плохо или она сидит там одна и переживает.

- Я спрашивал у дамы, которая оттуда вышла. Там никого нет.

- Видимо, твоя сокурсница уехала раньше, до того, как швейцар с гардеробщиком напились, - предположил сыщик.

Подкрепившись напитками и горячим, гости снова обрели силы для танцев. Парочки опять потянулись со света в полутемный танцевальный зал.

Алла подсела к друзьям и пожаловалась:

- Что-то притомилась я, ребята. Укатали сивку крутые тосты.

- Лена Колыхалова куда-то пропала, - сказала Лара.

- Как пропала?

- Игорь все обошел, её нигде нет.

- Наверное, танцует. В танцзале темно.

- Я там был, - вмешался в их диалог Казанова. - Музыканты отдыхали и закусывали, и в зале было пусто.

- А все ты! - напустилась Алла на сыщика. - Не мог прийти пораньше, чтобы развлечь одинокую женщину, вот она на тебя и обиделась!

- Но я же не знал, - подыграл тот.

- Упустил свое счастье, дурачок, так тебе и надо, - продолжала свою игру верная боевая подруга. - Ленка такая красотка, пальчики оближешь!

- Познакомишь?

- Всенепременно! - заверила Алла. - Она одна осталась у меня непристроенной. С девок я магарыч не беру, а с мужиков причитается. Так что за знакомство отстегнешь комиссионные.

- Всенепременно! - в тон ей ответил сыщик.

Свадьба удалась. Все гости были сыты, пьяны, веселы, но драк не было. Исчезновения новобрачных поначалу никто и не заметил. И только когда уже изрядно подвыпивший Петр Васильевич, отец Светланы, в третий раз ставший тестем, прокричал традиционное "Горько!", выяснилось, что целоваться некому. Но присутствующие быстро утешились, опрокинув бокалы за счастье молодых.

Алла решила, что пора закругляться, пока гости в приличном состоянии и без проблем доберутся домой. Она встала, дожидаясь, пока гул голосов умолкнет. Все подняли бокалы и уставились на бессменную тамаду.

- Женщины могут все! - Алла потянула выразительную паузу, чтобы все присутствующие осознали и прониклись, и закончила: - И даже быть тамадой.

- За тамаду! За тамаду! - дружно взревели гости.

Дождавшись, пока бокалы опустеют, она многозначительно сказала:

- Имейте ввиду, по регламенту это был мой последний тост.

Сообразительные гости быстро сообразили, что пора и честь знать, а несообразительных подтолкнули жены и подруги.

Проводив всех, кто желал с ней облобызаться, признаться в безграничной любви и непременно на днях встретиться, - а таких оказалось немало, - Алла пошла в танцзал, надеясь найти там Лену. В зале было темно, музыканты уже ушли, выключив цветомузыку. Лишь из открытой двери падала полоса света. Дверь тихо закрылась, осторожные шаги приблизились, и она услышала шепот:

- Ну наконец-то я тебя поймал...

Почувствовав на талии сильные мужские руки, Алла сразу поняла, кто это. Опять знакомый одеколон, на этот раз "Хьюго Босс". Не оборачиваясь, прижалась спиной, запрокинула голову и пощекотала своими волосами лицо второго любовника.

- Со мной ты сегодня не танцевала. Потанцуем без музыки?

Она ещё теснее прижалась к нему спиной, всем телом ощущая его желание. Руки любовника переместились ей на грудь, нырнули в вырез платья, сжали два тяжелых полуовала, и Алла прерывисто вздохнула.

- Я хочу тебя, - прошептал он.

- Черт, надо было надеть вечернее платье с вырезом сзади до самой задницы.

- Ничего, у нас и с этим платьем все замечательно получится.

- Не боишься?

- С тобой я ничего не боюсь, - ответил любовник, поднимая подол её длинного вечернего платья.

В фойе Алла столкнулась с Виталием.

- Ты чего такой довольный? - подозрительно спросила она.

- А ты чего такая довольная? - не остался в долгу тот.

- Я-то по уважительной причине... - проследив за взглядом сыщика, верная боевая подруга поправила вырез платья и пояснила с невинным видом: Сиськи вываливаются. Веришь, сегодня лифчик впопыхах забыла надеть.

- Не верю, - ухмыльнулся тот. - Специально не надела.

- Нечего пялиться на чужое добро! - мнимо суровым тоном осадила Алла напарника. - Не для тебя цвету.

- Знаю, - кивнул он. - Знаю даже, для кого ты цветешь.

- Все-то ты знаешь!

- Но я же сыщик!

- Следил за мной?

- А у тебя на лице все написано!

- И даже написано, с кем?

- Об этом я догадался, использовав дедуктивный метод.

- Только никому не говори, понял? - она поднесла кулак к его лицу. Шантажист проклятый!

- А ты не отбивай чужих мужей.

- На себя-то посмотри, морализатор чертов!

- Я же пошутил, напарница, - произнес он миролюбивым тоном.

- Обещаешь держать язык за зубами?

- А то!

- Ну гляди у меня! - Алла ещё раз погрозила ему кулаком и скорчила зверскую гримасу. - Ты уже имел возможность лично убедиться, что я большой специалист по части отбить мужику яйца. Если протреплешься, - не посмотрю, что ты мой напарник, врежу так, что интимные свидания с Ларкой останутся для тебя лишь приятным воспоминанием. Без яиц ты быстро утратишь львиную долю своей мужской привлекательности.

- Ты же никогда ничего не боялась, верная боевая подруга! - подначил Виталий.

- А я и сейчас ничего не боюсь, - высокомерным тоном произнесла она. Но зачем моему милому сцены ревности? Они не прибавляют любовного пыла. А любовник без любовного пыла не представляет для меня сексуального интереса.

- Кто б сомневался! - подлил немного лести сыщик.

- А ты чего так долго задержался?

- На стреме стоял.

- И кого караулил?

- Тебя, конечно.

- А меня-то зачем?

- Чтобы твой второй любовник случайно не вошел в танцзал. Он тебя везде искал.

- Так ты и про второго знаешь?

- Я сыщик или кто?

- Ты мой верный друг и бессменный напарник.

- Спасибо за доверие, напарница. Польщен и горд оказанной мне честью.

- Сочтемся славой. А где тот любовник, который меня разыскивал?

- Я ему сказал, что ты уже уехала, и он тоже уехал.

- Хвалю за находчивость.

- Рад стараться! - отрапортовал Виталий тоном новобранца срочной службы и даже вытянулся в струнку.

- В следующий раз непременно поставлю тебя на стреме, когда мне снова захочется склонить чьего-нибудь мужа к адюльтеру. Не подведешь?

- Если я каждый раз буду стоять на стреме, то ни на что другое у меня времени не останется.

- Ну, ты слишком высокого мнения обо мне, - усмехнулась Алла. Казанова с Ларкой уехали?

- Да.

- Давно?

- Полчаса назад.

- Надо же, а я и не заметила, как быстро время пролетело.

- Ничего удивительного, - ухмыльнулся Виталий.

- Но-но! Попрошу без похабных ухмылок! - Алла погрозила ему пальцем. Сам-то чего сияешь? Небось, уже сговорился с Ларкой на сегодняшний вечер?

- От тебя ничего не скроешь.

- Ты сам говорил, что у меня задатки прирожденного сыщика.

- Что да - то да, - согласился напарник.

- Может, теперь мне на стреме постоять?

- Думаю, это не понадобится.

- Ну, гляди. Не забывай о конспирации. Казанова мужик ушлый.

- Все будет тип-топ, он ни о чем не догадается, обещаю.

- Везет тебе! - позавидовала Алла. - А мою одинокую постель некому согреть.

Набросив на плечи пальто, она с сомнением посмотрела на свои вечерние лаковые босоножки. На улице наверняка грязно, как в них идти до стоянки?

Приехав сюда, Алла оставила свой "Фольксваген" у самого входа, как всегда, бросила ключи охраннику и приказала припарковать её машину. Теперь придется топать до автостоянки пешком - некого попросить подогнать её "букашку": швейцар с гардеробщиком храпят на весь вестибюль, охранники уехали вместе с охраняемыми персонами, Виталий тоже четверть часа назад умчался, а ей пришлось остаться, чтобы проводить последних гостей, которые никак не желали расходиться, пока не будет выпита последняя капля спиртного. Чтобы ускорить процесс, Алла раздала всем полные и початые бутылки с напитками, клятвенно пообещала, что завтра же непременно позвонит, и они хорошо посидят в теплой, дружественной обстановке, строго-настрого велела сохранить содержимое бутылок до их скорой встречи, абсолютно уверенная, что все будет выпито уже сегодня.

Выйдя из ресторана, Алла чертыхнулась - шел дождь. Каблуки у босоножек высоченные, а ремешки тонюсенькие. Пока дошлепает по лужам до стоянки, босоножки размокнут, ремешки могут порваться, - жалко, немалые деньги уплачены - на Аллу периодически нападали приступы скупердяйства. Да и перспектива сломать каблук и шмякнуться в лужу малопривлекательна. И волосы намокнут - зонт остался в машине, - а теперешние осадки экологически вредны.

- Если не повезет, то и от родного брата триппер подхватишь, пробурчала она, натянула пальто на голову, осторожно спустилась со скользких, мокрых ступенек и пошла в сторону стоянки, стараясь не наступить в лужу, но все равно, пока дошла, ноги промокли до щиколоток. Босоножки остались целы и почти не утратили товарного вида - вот что значит, высокое качество продукции!

- Удалось обойтись минимальными потерями, - сказала она сама себе, подходя к машине. - правда, завтра, может быть, расчихаюсь и рассопливлюсь, но это не смертельно. Водка с перцем - самое верное средство от простуды, которое не помогает.

Открыв дверцу своего "Фольксвагена", она нырнула внутрь, завела двигатель, включила печку, скинула мокрые босоножки и пальто, и тут в проеме возник знакомый силуэт.

- Ты разрешишь мне отвезти тебя домой? - спросил любовник.

- А тебе одного раза мало?

- А тебе?

- Мне тоже одного раза мало. Согреешь меня, чтобы не простудилась?

- Еще как!

- Тогда поехали.

- Давай я поведу, а ты закутайся в мое пальто, оно сухое.

- Давай, - согласилась она, перебираясь на пассажирское сиденье. Села, поджав ноги, и обхватила ладонями мокрые ступни

- Сними колготки, а то они все промокли, - предложил любовник, снимая пальто и укрывая Аллу.

- Хитрый какой! А ты возбудишься от этого пикантного зрелища и трахнешь меня!

- Ты против?

- Я всегда "за", но не в своей "букашке" - она слишком маленькая для сексуальных телодвижений. Да и жалко мою старушку - если мы с тобой опять войдем в раж, то разнесем её к чертовой матери. На чем же мы доедем?

- А вон стоит моя машина, можем перебраться в нее.

- Чтобы трахаться или чтобы доехать?

- Чтобы и то, и другое.

- Заманчивая перспектива, - сказала она, спустив с сиденья ноги и пытаясь нашарить на полу босоножки.

- Давай я тебя донесу, - вызвался любовник. - Не хочу, чтобы ты ещё больше промокла.

- Грыжу заработаешь.

- Не заработаю. Я тренированный.

- Таскать на руках толстых баб?

- Нет, поднимать железо. По молодости штангу толкал, да и сейчас балуюсь.

- Нет уж, - заартачилась Алла, застегивая босоножки и выбираясь из машины. - Я привыкла своими ногами ходить.

- Тогда давай быстрее.

Укрывшись его пальто, они пошли к темно-синему "Олдсмобилю", стоявшему через одну машину от "Фольксвагена".

- Вместительная у тебя тачка, - одобрила Алла, оглядев салон. Прямо-таки сексодром на колесах. Специально для этого дела покупал?

- Нет, впервые использую свой автомобиль для такой цели.

- Значит, подсознательно чувствовал, что он понадобится для утех с габаритной партнершей, - сказала Алла, снимая колготки и забираясь ему на колени. - Я ничего ценного своим обширным задом не расплющу?

- Не расплющишь, - засмеялся любовник, обнимая её.

- А мои холодные ноги не остудят твой пыл?

- Единственный способ прекратить женскую болтовню - это закрыть женщине рот поцелуем, - ответил он и тут же использовал этот способ.

- Ну что, согрелась? - спросил любовник спустя некоторое время.

- Еще как!

- Поедем на моей машине или на твоей?

- А тебе двух раз мало? - подначила она.

- А тебе?

- Тогда поехали. Но на моей тачке.

- В моей уже тепло. А дождь ещё не кончился. Пока добежим до твоей машины, ты опять промочишь ноги.

- Ничего. Через четверть час мы уже будем на месте, и ты меня согреешь, - Алла посмотрела на него многозначительным взглядом.

- Согрею, - пообещал он. - Но тебе придется опять надевать мокрые колготки и босоножки.

- А я не буду их надевать. Подгони мою "букашку" впритык к своему гиганту, а я изображу небольшой акробатический этюд и переберусь в свою тачку, оставшись сухой. Некоторыми частями тела, - добавила она, ухмыляясь.

Любовник улыбнулся и поцеловал её. Цинизм и двусмысленности Аллы его вовсе не шокировали - уже привык, хотя раньше, ещё до начала их романа, когда у них были чисто деловые отношения, она вела себя совсем иначе - как хорошо воспитанная дама, изъяснявшаяся правильным русским языком, в меру кокетливая, но в целом неприступная. Тем приятнее этот контраст между имиджем бизнес-леди, державшей всех людей своего круга на расстоянии, и её теперешней разбитной манерой поведения. С ним она ведет себя не так, как с другими людьми их круга, так, как ей хочется, и ему это нравится. От другой женщины он не потерпел бы пошлостей и цинизма, но Алле позволено многое. Со свойственным мужчинам тщеславием, любовник даже гордился тем, что с ним она такая естественная - понятно же, что это её обычная, а не нарочитая манера поведения. А вот в бизнес-кругу она одевает на себя маску успешной деловой женщины.

Если б он только знал, сколько масок у его любимой женщины! И скольких мужчин ей удалось окрутить с их помощью!

С разными людьми Алла была разной, интуитивно чувствуя, кому что больше импонирует. А уж по части мужской психологии она совершенно справедливо считала себя непревзойденным специалистом. Как говорила Лариса, верная боевая подруга не то что веревки, но и шнурки могла вить из мужчин. Не было ни одного случая, чтобы кто-то устоял против её чар, и не было ни одного мужчины, которым бы она не вертела, как хотела. Но ни один об этом даже не догадывался. Каждый из её любовников гордился, что эта своенравная женщина принадлежит ему, и каждый обманывался, что только ему.

- Ты разрешишь остаться у тебя на ночь? - спросил любовник, усаживаясь рядом.

- У тебя на сегодня алиби?

- Не понял.

- Отпросился у жены? - Алла не могла отказать себе в удовольствии съязвить.

- Давай не будем сейчас об этом, - попросил он.

- Давай, - легко согласилась она.

Алла настояла, чтобы они поехали на её машине, не из женского каприза и не из привязанности к своему "Фольксвагену". Хотя свою "букашечку" она нежно любила, почти как живое существо, но сегодня дело было не в этом. Завтра у неё много дел, нужно бывать в разных местах, и оказаться без колес ей не хотелось. Тащиться с утра к стоянке возле ресторана тоже - жаль времени, завтрашний день уже весь расписан по часам.

Любовнику Алла об этом не сказала. Зачем? Лишняя информация, тем более, прозаического характера, вовсе ни к чему. Пусть лучше он сам завтра с утра заедет за своей машиной.

Мужчины должны решать свои проблемы сами, а женщины не только не должны брать в голову их проблемы, но и стараться переложить на их плечи побольше своих проблем, - таков был девиз Аллы, и она его неукоснительно придерживалась.

Как и обещал, Николай быстро согрел её уже опробованным способом. Так что верное, но бесполезное средство от простуды принимать не пришлось.

- Какое у тебя красивое тело... - любовник нежно провел рукой по всем его изгибам. - А уж грудь...

- Вот откачаю силикон, тогда узнаешь, - пригрозила Алла.

- Не дурачься. Нет в тебе никакого силикона.

- Ты прав, я вся натуральная. Просто на комплимент напрашиваюсь.

- Я люблю тебя.

- А я люблю с тобой трахаться.

"И не только с тобой", - мысленно продолжила Алла.

- И только? - его голос был грустным.

- Тебя я тоже люблю, - сказала она, подумав при этом: "И не только тебя".

- Знаешь, я решил расстаться с женой.

"Кажется, скоро я получу ещё одно предложение руки и сердца, усмехнулась про себя Алла. - Высока конкуренция среди претендентов на мою руку".

Эти мысли нисколько не отразились на её лице. Пусть любовник не догадывается, что его ждет холодный душ в ответ на пылкие признания.

- Неужели? А на свадьбу пришел с ней. И даже с детьми, - ехидным тоном сказала она.

- Детьми их назвать трудно, они уже почти взрослые.

- Чего ж ты не пришел лишь в сопровождении своих почти взрослых детей? Сам же говорил, что твою супругу Светка терпеть не может. Она бы ничуть не расстроилась, оставшись без поздравления своей нелюбимой снохи.

- Вначале хотел соблюсти приличия, ради своих детей и родителей. Мама, правда, мою жену тоже недолюбливает, отец более лоялен, но оба ярые приверженцы условностей - чтобы все как у всех. Да и самому, честно говоря, хотелось избавить себя от расспросов.

- Потому держался клана своей родни и весь вечер боялся ко мне подойти? - съязвила Алла.

- К тебе было просто страшно подступиться - ты была окружена таким плотным кольцом обожателей.

- И ты дождался, пока твои домочадцы и мои обожатели уедут и подкараулил меня в танцзале... Откуда ты знал, что я туда зайду?

- Протелепатировал тебе. Очень хотел побыть с тобой, и ты это почувствовала. Правда, жену с сыном и дочерью я отправил домой гораздо раньше, почти сразу же после отъезда Светы.

- Чего ж не подошел?

- Не хотел формального общения в присутствии многих людей и вместе с тем, решил испытать на тебе свои телепатические способности.

"Знал бы ты, зачем я пошла в танцзал... - мысленно усмехнулась Алла. Твоя телепатия тут ни при чем, я о тебе и не вспомнила".

- Любоваться на тебя издали оказалось не менее привлекательно, чем осязать тебя вблизи.

Тут Николай, видимо, решил, что осязать вблизи тоже неплохо, и притянул её к себе.

- Как ты относишься к моему решению расстаться с женой?

- Твоя жена - ты и думай, - уклонилась от ответа Алла, уже давно догадавшись, к чему клонит любовник.

- Это назрело уже давно...

- Ради Бога, Коля, избавь меня от лирических излияний на тему стервозности твоей жены, несходства характеров и вашей абсолютной сексуальной несовместимости.

- Но это так и есть.

- Да брось ты! - отмахнулась она.

Женатые мужчины всегда ругают супругу, - эту привычку они приобретают почти одновременно с обручальным кольцом и прочими атрибутами супружеской жизни. Спрашивается: где были их глаза раньше, когда они выбирали спутницу жизни? И почему прелестная девушка вдруг стала сварливой женой? При хорошем муже жена не станет стервой. Так что нечего валить с больной головы на здоровую.

Когда-то по молодости Алла наслушалась немало излияний женатых любовников. Зная, что беспроигрышный путь к сердцу мужчины - умение внимательно слушать, она внимала их жалобам на свою половину. При этом она слушала их вполуха или не слушала вовсе, думая о своем. Тут самое главное сохранять заинтересованное или сочувствующее выражение лица, кивать и поддакивать, пусть и невпопад. Когда женатый мужчина говорит о своей супруге, он слушает себя, а не собеседницу.

Потом ей это надоело. Какого черта! Очень ей нужно слушать это нытье! Причем, все женатые мужчины говорят о своих женах примерно одно и то же, с незначительными вариациями. Не нравится семейная жизнь - разведись, а не ищи в любовнице жилетку, в которую можно поплакаться. А раз не желаешь разводиться, значит, семейная жизнь тебя устраивает, пусть и не по всем параметрам, но не настолько, чтобы сменить её на холостяцкий статус.

Поняла Алла и то, что эти жалобы - попытка неверного мужа найти самооправдания. Дескать, сам я хороший, а жена у меня змея, вот и вынужден я, непонятый и не обласканный ею, искать утешения на стороне.

Теперь Алла не тратила время на то, чтобы слушать откровения женатых любовников. К тому же, она нашла более короткий и гораздо более приятный ей самой путь к сердцу мужчины.

- Не собираюсь рассказывать тебе об Ирине. Хочу лишь сказать, что хотя мы уже давно живем как чужие, но до того, как пойти на свадьбу сестры, я не думал всерьез о разводе.

Николай сделал паузу, как бы ожидая Аллиного вопроса, почему же он задумался об этом на свадьбе, но та молчала, не желая протягивать ему палочку-выручалочку. Наоборот, она хотела перевести все в шутку, уже зная, что потом скажет любовник.

- Отлично! Все, что нужно мужчине для развода, - это жена.

Но Николаю хотелось расставить все точки над i.

- Раньше я полагал, что не способен на ревность. Признаюсь, сегодня впервые испытал это чувство, увидев, как увиваются за тобой мужчины. Я не хочу тебя потерять, Алла. Давай поженимся.

"Дурачок ты, Коля, - почти с жалостью подумала она. - Неужели ты думаешь, что меня можно удержать с помощью штампа в паспорте? Мне что замужем, что не замужем - все едино. Женская красота очаровывает любовника и держит мужа в постоянном страхе. Но хорошо уже то, что ты понял, какое бесценное сокровище тебе досталось".

- По-моему, уже пора от разговоров перейти к делу. Должна же я проверить, сможешь ли ты, став моим мужем, выдержать сексуальный марафон!

Лена уже в который раз с нетерпением поглядывала на часы. Ну почему время тянется как резиновое! Кажется, уже давным-давно было два часа, а оказывается, прошло всего пятнадцать минут.

Опять она влюбилась, да ещё как! И вот теперь сидит как на иголках, в ожидании Сашиного звонка.

"Хоть бы он позвонил!" - безмолвно молила Лена, поглядывая то на часы, то на телефон.

Хотя до конца рабочего дня ещё целых три с половиной часа, но если бы сейчас раздался телефонный звонок, она бы что-нибудь придумала и сорвалась с работы.

"Ну почему он не звонит! - терзалась Лена. - Неужели не простил?"

Ей не хотелось думать, что будет, если Саша не позвонит, и она гнала от себя эти мысли, но они навязчиво лезли в голову.

"Дура я, дура! - корила себя Лена. - Сама во всем виновата. Так все хорошо началось, мне с ним было так легко, и я ему тоже понравилась. Ну почему я не умею ладить с мужчинами?! Ничего удивительного, что они меня бросают. Хоть бы Саша меня не бросил... И чего я вела себя, как мямля, даже не спросила у него номер телефона. Сейчас бы сама позвонила, все объяснила, и мы бы с ним встретились..."

Заядлая курильщица, она даже не выходила из комнаты, чтобы перекурить. Сотрудница, с которой они делили один кабинет на двоих, приболела, и Лена боялась отойти - а вдруг именно в этот момент Саша позвонит? Послушав длинные гудки, наберет её домашний номер, а там тоже некому ответить. И он, вполне возможно, больше не перезвонит. Ей не хотелось так рисковать, и она терпела. Не вышла ни на обед, ни в туалет. Целый день сидит и смотрит на телефон.

От каждого звонка сердце ухало куда-то вниз, и Лена загоралась надеждой - ну на этот раз это точно Саша! Но снова и снова была разочарована. Она старалась свести все разговоры к минимуму, чтобы не занимать подолгу телефон - а вдруг именно сейчас Саша набирает её номер!

Вот опять звонок. Лена дрожащими руками схватила трубку и произнесла хриплым, прерывающимся голосом:

- Алло!

Но нет, в трубке раздался голос ненавистного начальника:

- Елена Николаевна, зайдите ко мне.

Еле сдержавшись, чтобы не выругаться, Лена покорно произнесла:

- Сейчас приду, Викентий Львович.

Положив трубку, она ещё некоторое время посидела, не сводя глаз с аппарата. Если Саша сейчас звонил, и было занято, то через некоторое время перезвонит.

Посмотрев на часы, Лена вздохнула, взяла папку с документами и вышла из кабинета, продолжая прислушиваться даже в коридоре - не раздастся ли из комнаты звонок. Но телефон молчал.

- Здравствуй, моя милая. Мы не виделись целых три дня... - услышала Алла голос Виктора и зажав телефонную трубку рукой, обратилась к деловому партнеру:

- Извините, Олег Ефимович, всего пару минут, и мы продолжим переговоры, - и уже в трубку: - Есть предложение?

- Мы можем сегодня встретиться? - спросил любовник.

- Да, - лаконично ответила она.

- Ты сейчас занята?

- Да.

- Может быть, мне перезвонить?

- Нет. Я слушаю.

- Можно приехать к тебе?

- Да.

- В восемь?

- Да.

- Тогда до встречи. Буду ждать с нетерпением.

- See yoy soon1, - ответила она, положила трубку и перевела взгляд на партнера: - Продолжим, Олег Ефимович.

Ровно в восемь Алла подъехала к своему дому и увидела знакомую "Альфа-Ромео".

- Давно ждешь? - спросила она, когда любовник открыл дверцу и подал ей руку, помогая выйти из машины.

- Всего десять минут, но они показались мне вечностью, - ответил Виктор, обнимая её.

"Ну надо же! - мысленно усмехнулась Алла. - Как быстро взрослые и на вид суровые мужики обучаются лепетать, как романтически влюбленные юноши. Раньше меня эти сопли-слюни только раздражали, а теперь нравятся. Значит, точно старею и даже впадаю в детство".

- Выпьешь? - спросила она, когда они вошли в её квартиру и сняли пальто и обувь.

Виктор не Николай. Тот бы набросился на неё уже в коридоре, а этот все делает не спеша, обстоятельно и согласно определенному сценарию.

- С удовольствием, - откликнулся любовник.

- Тогда займись напитками, а я закусью.

Алла прошла на кухню, Виктор - в гостиную. В её квартире он уже чувствовал себя уверенно, знал, где бар, где бокалы. Ну и, разумеется, где спальня и ванная.

Впрочем, Николай тоже чувствовал себя здесь своим. Правда, он теперь бывал у неё редко - три месяца назад второй любовник специально снял квартиру для их интимных встреч. В прошлый раз он напросился к ней домой, потому что хотел провести с ней всю ночь, - в квартире для свиданий Алла бы не осталась ночевать. Провести там несколько часов в любовном угаре ещё куда ни шло, но проснуться утром в чужой квартире, без привычных вещей... Спасибо, не надо.

"Я уже в том возрасте, когда привыкаешь к своей зубной щетке", говорила она.

Разумеется, дело не в зубной щетке. Хотя привычка, как известно, вторая натура, которая с годами становится основной натурой.

Как и любая уважающая себя женщина, Алла не любила показываться любовнику утром, тем более, после бурно проведенной ночи. Зубы нечищены, волосы растрепаны, макияж остался на губах любовника. Да и лицо помятое. Все ж уже скоро тридцать шесть. Пусть красота, как хорошее вино, с годами приобретает изысканность, но хорошее вино не пьют по утрам. А вот вечером совсем другое дело. Даже бриллиант без соответствующей оправы может походить на стекляшку. Чтобы быть красивой, мало быть просто красивой.

Обычно Алла вставала рано. И если случалось провести с любовником всю ночь, к его пробуждению успевала принять душ, размяться зарядкой, причесаться, нанести привычный макияж и встречала любимого свежей и благоухающей. Пусть он растрепан и слегка помят со сна, но на её отношении к нему это ничуть не скажется, а вот женщина всегда должна быть во всем блеске своей привлекательности. Для того чтобы женская красота была оценена по достоинству, нужна определенная дистанция.

Уставив поднос закусками, Алла отнесла его в гостиную и переставила тарелки на широкий низкий столик. Вспомнив, как три дня назад они развлекались на этом столике с Николаем, она невольно улыбнулась. Эх, и ночка была! Приятно вспомнить.

- Чему ты улыбаешься? - спросил Виктор.

- Рада тебя видеть, предвкушаю приятный интимный вечер, вот и улыбаюсь.

Забрав из её рук пустой поднос, любовник отложил его на кресло и потянул Аллу на себя.

- А выпьем и закусим потом, - сказал он, быстро расстегивая пуговицы её блузки.

Виктор, как обычно, не остался ночевать. "Образцовый семьянин!" раньше подшучивала над ним Алла. Теперь этот "образцовый семьянин" собрался разводиться. Но до тех пор, пока официально женат, Виктор блюдет супружеский этикет. Он может прийти заполночь - работа такая, - но ночует всегда дома. У него двое взрослых сыновей, и они вряд ли придут в восторг, если их уважаемый папаша не придет ночевать.

"Сколько же взрослых детей будут меня проклинать! - с усмешкой подумала Алла, проводив любовника. - А уж про жен и говорить нечего. Я стала ловушкой для женатых мужчин, причем, не ставила это своей целью. Да и вообще, мне не нужно, чтобы мои любовники разводились. Пожалуй, в женатом состоянии они меня больше устраивают, чем в холостом. Так мы встречаемся время от времени, и каждое свидание становится праздником плоти, а став свободными, мои любовники потребуют большего. Я не могу тратить все свое свободное время на мужчин, у меня своя жизнь, и я собираюсь жить так, как хочется мне, а не кому-то. Потому они и покушаются на мою независимость, что я слишком, на их взгляд, независима. Мои любовники лишь просят о свидании, а я решаю, соглашаться или нет. А мужчинам хочется владеть инициативой. Вот и фигушки! Никому ещё не удавалось лишить меня свободы. Я принадлежу только самой себе. А им придется либо с этим мириться, либо уйти из моей жизни. Но они, похоже, выберут первое. А куда им деваться? Мужчине только кажется, что он выбирает. На самом деле право выбора остается за женщиной".

Оба её любовника очень разные. Николай, внешне сдержанный, оказался очень эмоциональным. Правда, эмоции прорывались в нем и раньше. Они знакомы более двух лет, но встречались лишь в деловом кругу и на светских тусовках. Он не скрывал своего восхищения, осыпал её комплиментами, называл самой блистательной женщиной в бизнес-кругу. "Типичный кобель", - решила Алла, обольстительно улыбаясь обожателю. На его предложения поужинать она отвечала, что как-нибудь на днях непременно и с удовольствием, но на каждое конкретное предложение у неё неизменно находилась "уважительная" отговорка.

Деятельная Алла не желала тратить попусту. Приглашения на ужин она принимала лишь от деловых партнеров - для закрепления отношений в неформальной обстановке, или от потенциальных или уже состоявшихся любовников - для собственного удовольствия. Контрактов между их фирмами не было, а становиться любовницей Николая Алла тогда не собиралась. Поэтому ей не хотелось терять вечер с человеком, отношения с которым не имеют перспективы.

В фирму "Геракл", которой владел Николай Кузнецов, она пришла, чтобы выяснить его роль в убийстве зятя. Вяла с собой свой револьвер, намереваясь сыграть с Николаем в гусарскую рулетку, если тот окажется инициатором заказного убийства. А он не стал ничего скрывать, чем сразу обескуражил Аллу, настраивавшуюся на долгий поединок с не слабым противником.

Николай и в самом деле организатор заказного убийства. Его покойный зять был отъявленным подонком. Терроризировал жену и пасынка, унижал и куражился, к тому же, пил по-черному и в пьяном виде становился неуправляемым. Зная, что в случае развода Николай проследил бы, чтобы имущество супругов было разделено поровну, зять нанял киллера, который должен был убить Светлану, имитировав несчастный случай. Зять ни с кем не церемонился и был организатором многих заказных убийств. Николай отплатил ему тем же. Теперь сестра в безопасности, к тому же, стала состоятельной женщиной.

Все это Николай Кузнецов без утайки рассказал Алле, но лишь после того, как сыграл с ней в гусарскую рулетку и весьма своеобразно признался ей в любви. Его спокойное бесстрашие так её поразило, что она в тот же вечер стала его любовницей.

И вот этот, казалось бы, расчетливый, холодный и даже жестокий человек, о котором многие говорили ей, что это очень опасный зверь, уже вкусивший крови, оказался не только пылким любовником, но и способным на подлинную любовь.

Поначалу Аллу привлекал в нем именно его имидж коварного хищника в джунглях бизнеса. Ей, как и многим рисковым людям, необходима игра с опасностью и дополнительная порция адреналина в крови.

В опасных людях есть особая привлекательность. Недаром говорят, что человек, преступивший закон, сексуально привлекателен. Не для всех, конечно, а лишь для некоторой части людей, но Алла относилась именно к такой категории. А то, что Николай преступник, - вне всякого сомнения. Да, муж Светланы был негодяем из негодяев, но заказное убийство - это тоже убийство. К тому же, во время взрыва случайно погиб заместитель покойного зятя, мошенник и вор. Значит, на совести Николай две отнятые жизни, однако он ничуть не терзался угрызениями совести по поводу гибели обоих, считая, что и зять, и его зам получили по заслугам.

Николай преступник неординарный - хитрый, дальновидный, умный. Никому и в голову не пришло заподозрить, что он организатор этого двойного убийства. Оно до сих пор не раскрыто. И даже Алла, активно занимавшаяся расследованием убийства мужа Светланы, долгое время не подозревала о роли её брата.

Открыл ей глаза Виктор Первенцев. В то время он ещё не был её любовником. Ни сама Алла, ни Виктор не были уверены в этой версии до тех пор, пока Алла не пришла в офис "Геракла", чтобы вывести Николая на чистую воду и наказать его.

Почему Николай сразу признался ей в организации убийства зятя? Сам он сказал, что хорошо изучил её, пусть и на расстоянии, и уверен, что она не сдаст его правоохранительным органам. Как он мог быть в этом уверен, когда почти совсем не знал ее? Репутация успешной деловой женщины - это слишком мало для того, чтобы считать, что хорошо знаешь человека, тем более, женщину.

Николай не только умен и неплохой психолог, но тоже, как и Алла, очень азартен и любит играть с огнем, а в ней почувствовал родственную душу. Так что они нашли друг друга. Но два рисковых, азартных человека на одной территории - слишком взрывоопасное сочетание. Поэтому Алла не собиралась очертя голову кидаться в новый брак.

Виктор совсем другой. Немногословный, сдержанный, закрытый. Его душа, образно говоря, застегнута на все пуговицы. Оно и понятно - раньше служил в гэбэ, дослужился до полковничьего чина, теперь начальник отдела по безопасности, что тоже особым образом влияет на характер и поведение. И хотя Алла презирала и ненавидела всех, кто имеет или имел отношение к органам, но не могла не признать, что Виктор человек в высшей степени порядочный, надежный, из той категории, которую называют "настоящим мужчиной". Правда, Алла, в подражание своей тезке Пугачевой, дразнила Виктора "наста-ая-ащим полковником". Выяснив многое о Николае Кузнецове, он хранил эти сведения в тайне. Не из страха или иных низменных соображений, а потому что предполагал - известие о роли брата будет потрясением для Светланы. Пусть она ненавидела мужа и не раз мысленно желала ему смерти, но узнать, что твой родной брат убийца, для такой ранимой женщины, как Света, - это психологический шок. Она до сих пор не подозревает, что Николай организатор заказного убийства.

Алла вытянула эти сведения из Виктора чуть ли не клещами, поклявшись, что никто ни о чем не узнает. До сих пор никто не знает, кроме четверых людей - Аллы, Николая, сыщика Виталия, который занимался частным расследованием, и самого Виктора.

Оба её любовника разные даже в постели. Один темпераментный, неукротимый, второй - обстоятельный, не спешит, зато дает возможность Алле полчаса выть в экстазе.

Так кого ж из них выбрать? А вы бы кого выбрали, будь вы на месте Аллы, уважаемые читатели? Правильно. Вот и Алла решила, что не стоит ломать себе голову выбором. Два любовника лучше, чем один.

Весь вопрос лишь в том, чтобы ни один из них не догадался о существовании соперника. А для этого ей нужно сохранить свободу маневра. И вообще - свободу. Зачем обязательно быть замужем? Ей и так неплохо живется. Замуж стремятся юные девушки, которые ещё не знают, что такое брак, и одинокие женщины, уставшие от одиночества. А она не одинока. И никогда не будет одинокой. И не только потому, что одиночество - это не отсутствие рядом мужчины, а состояние души, но и потому, что женщина, которая ведет себя независимо и не вешается на шею мужчине, никогда не будет одинокой. Всегда найдется желающий лишить её свободы. А уж получится ли у него, зависит от него самого и от женщины.

"Надо бы сказать Витюше, чтобы тоже снял квартиру для свиданий, подумала Алла. - Неровен час, мои любовники пересекутся возле моего дома. Вот потеха-то будет! Один - Светкин брат, другой - начальник по безопасности в её фирме, оба прекрасно друг друга знают. Настолько прекрасно, что даже спят с одной бабой. Небось, тоже затеют дуэль, как Казанова с Виталькой. Но мои любовники в воздух стрелять не станут, перестреляются насмерть, оба - мужики серьезные, основательные, все делают на совесть. И тогда мне останется горевать о погибшем и носить передачи в тюрьму уцелевшему. И останусь я без обоих любовников. Нет уж, желаю сохранить обоих. А уж если Мирон про них прознает, то прикажет пристрелить или взорвать и того, и другого. Так что надо встречаться с ними на нейтральной территории. Береженого Бог бережет. Преступления, как и остальные занятия, не окупаются".

Как всегда, Алла проснулась в шесть часов и тут же встала - не любила долго валяться в постели да и вообще очень ценила свое время.

Натянув спортивный костюм, она вышла на лоджию и стала делать зарядку. На улице минус два, лужи затянулись тонким льдом, но ей не было холодно. Раньше Алла бегала каждое утро по три километра, но потом ей надоело отшивать бодрящихся бегунов от инфаркта. На широкой застекленной лоджии нашлось место для всевозможных тренажеров, и теперь она разминалась, не выходя из дома.

Покончив с зарядкой, Алла постояла под ледяным душем, отфыркиваясь, как морж, и не вытираясь, вся в каплях воды, голой прошла на кухню. Она знала, что в доме напротив живет чудак с подзорной трубой, который теперь тоже встает рано, чтобы понаблюдать заманчивое зрелище, и намеренно дразнила его, расхаживая в натуральном виде по квартире и принимая соблазнительные позы. Пусть потешится, дурачок, от неё не убудет.

Погрозив невидимому вуайеристу пальцем, Алла сварила кофе, заглянула в холодильник и проворчала:

- Опять эта чертова сухомятка!

Ее любимая поговорка "Очень люблю повеселиться, а особенно пожрать!", - соответствовала действительности. Поесть Алла любила. В любое время дня и даже рано утром у неё был отменный аппетит.

Достав три обернутых пергаментной бумагой гамбургера, она положила их на тарелку и сунула в микроволновую печь.

- Сейчас наемся холестерина и канцерогенов от пуза! - порадовала она себя, наливая кофе. - Аппетит хорош тем, что он никогда не изменяет.

Через пять минут с завтраком было покончено. Алла все делала быстро. Еще пять минут на то, чтобы одеться, четверть часа на макияж, и вот она уже готова к выходу.

Ее красный "Фольксваген" уже стоял у подъезда - вышколенные охранники заранее подогнали его, зная её распорядок дня. Кивнув консьержу, придерживавшему заблаговременно распахнутую дверь подъезда, Алла быстро сбежала по ступенькам и открыла дверцу машины.

"Да-а, стареет моя "букашечка", придется менять, - с сожалением отметила она. - И я тоже не молодею и что самое примечательное, почему-то не худею. Маловат уже мой "Фольксик" для моих основательных габаритов, скоро рессоры погнутся".

Через четверть часа Алла уже входила в свой офис. Сотрудники её фирмы работали по тому же графику, что и начальница - то есть, с раннего утра и до упора. Кивком отвечая на их приветствия, она прошла к своему кабинету, возле которого уже стоял её верный страж Толик, он же оруженосец, он же Санчо Панса, он же мальчик на побегушках, он же умелец на все руки, он же бывшая шестерка из команды Мирона.

- Привет, Толян! - поздоровалась с ним Алла, входя в кабинет. - Какие новости? Ты за выходные не женился?

Тот обиженно насупился. Она часто то намекала, то напрямую говорила, что ему уже пора обзавестись семьей, он теперь не бандит, а вполне законопослушный гражданин, но Толик, платонически влюбленный в свою повелительницу, в ответ мрачно молчал.

- Ладно, не дуйся, я же пошутила, - примирительным тоном сказала Алла, и тот сразу заулыбался.

Закончив с текущими делами, к часу дня она подъехала к зданию префектуры. Перед входом свободного места не было. Алла въехала на тротуар и оставила машину у самых ступенек. К ней уже бежал возмущенный охранник.

- Здесь стоянка только для сотрудников и служебных машин!

- Отвали, парень, - небрежно отмахнулась она, быстро поднимаясь по ступенькам.

Охранник растерянно смотрел ей вслед, но догонять не стал. Алла умела говорить таким тоном, что обслуга сразу понимала - лучше не связываться.

Войдя в вестибюль, она повернула налево, к лестнице. Можно было подняться на третий этаж на лифте, но Алла предпочитала ходить пешком - при её немалом весе физические нагрузки полезны, все ж хоть сколько-то лишних грамм сбросишь. Навстречу ей по лестнице с папкой для бумаг спускалась Лена Колыхалова.

- Ленок! А ты тут какими судьбами? - удивилась Алла.

- Я здесь работаю.

- Надо же! Да ты, оказывается, нужный человек! В таком блатном месте трудишься! Вот я тебя поэкплуатирую насчет нужных связей!

- Да какие у меня связи! Я человек маленький, от меня тебе никакой пользы.

- Не скажи, мать... - возразила Алла. - Иногда очень маленький человек вершит большие дела.

- Ну, это не про меня. Я тут недавно, почти никого не знаю. Таскаю бумажки из кабинета в кабинет, вот и все мои обязанности.

- А куда ты так таинственно исчезла со Светкиной свадьбы?

- А-а... - Лена махнула рукой и отвернулась, закусив губу.

- Ну-ка, ну-ка, - тоном матери, заметившей намечающийся живот у своей пятнадцатилетней дочери, проговорила Алла, разворачивая её к себе. - Что случилось?

- Да так... - глаза сокурсницы набухли слезами.

- Это кто ж тебя там так сильно обидел? - искренне удивилась верная боевая подруга. Вроде бы, все гости тусовались на виду, все было чинно-мирно... - Знаешь что, Ленок, я сейчас быстренько сбегаю к одному здешнему бюрократу, угрозами и шантажом заставлю его подписать нужную мне бумагу, а потом мы с тобой поговорим, кто же это покусился на девичью честь, хорошо?

- Но у меня тоже есть дела... - попробовала уклониться сокурсница, но Алла её перебила:

- Твои дела никуда не денутся. Жди меня здесь! - крикнула она, взбегая по ступенькам.

Уже через четверть часа верная боевая подруга спустилась и увидела Лену на том же месте.

- Так, закорючку бюрократа я получила и даже оружием угрожать не пришлось, теперь отнеси свои бумажки куда надо и быстренько возвращайся.

Когда сокурсница ушла, Алла прислонилась к стене, прямо под нарисованным знаком с перечеркнутой наискосок дымящейся сигаретой, достала свой любимый красный "More" и закурила.

- Здесь нельзя курить! - устремился к ней негодующий страж порядка, но она одарила его таким взглядом, что тот отошел, бормоча что-то себе под нос.

Верная боевая подруга ещё не успела докурить, как вернулась Лена, уже в пальто и с сумочкой. Танцующей походкой приблизившись к милиционеру, Алла демонстративно бросила ему под ноги дымящийся окурок и гордо прошествовала ко входу.

- Зачем ты так? - укорила её сокурсница. - Он же видел, что ты со мной. Наябедничает начальству.

- Срать. Пусть ябедничает. Ты здесь работать не будешь, - уверенно произнесла верная боевая подруга, а Лена посмотрела на неё удивленно, но воздержалась от расспросов. - Ты обедала?

- Да.

- А я ещё нет. Здесь есть какое-нибудь приличное заведение, где нас не отравят?

- Вон кафе на углу.

- Пошли, - скомандовала Алла и зашагала по улице.

Она и сама не понимала, почему так злится. Может быть, потому, что терпеть не могла посещать все эти надзирающе-разрешающие учреждения и армию чиновников-взяточников, расплодившуюся, как невероятно плодовитая муха-дрозофила. А может быть, потому, что не терпела женских слез.

Сама Алла никогда не плакала, даже в раннем детстве. Если её пытались обидеть - только пытались! - она злилась и тут же давала сдачи, даже если соперник был значительно сильнее - физически или по своему статусу. Библейская заповедь: "Если тебя ударили по левой щеке, подставь правую", не для нее. Пусть только кто-то попробует замахнуться, - не обрадуется.

Войдя в полупустое кафе, верная боевая подруга первым делом потребовала выключить музыку, и бармен за стойкой тут же повиновался. Жестом подозвав его - официантов поблизости не наблюдалось, видимо, здесь было самообслуживание, - она приказала:

- Два по сто хорошего коньяка, приличную закуску и съедобное горячее. Быстро.

Растерянный бармен пролепетал:

- Мы сами не готовим. Могу предложить пиццу, жюльен, горячий бутерброд. Разогрею в микроволновке.

- Неси все, посмотрим, что из этого набора съедобно.

Когда он принес коньяк и уставил столик тарелками с едой, Алла предложила:

- Давай выпьем и по-трезвому все обсудим.

Лена, не ломаясь, тут же в несколько глотков выпила коньяк. Посмотрев на неё в некоторой задумчивости, Алла медленно выцедила свой бокал и спросила:

- Мать, конечно, это не мое дело, но ты часом, не потребляешь вечерами в одиночку, а?

Сокурсница смутилась и отвела глаза.

- Ладно уж, не тушуйся, с кем не бывает. Но ты имей ввиду, что пить в одиночку чревато. И не только в аспекте риска алкоголизма, а потому что это губительно для бабской судьбы.

Кусая губы, Лена пыталась удержаться от слез. Не удержалась, расплакалась и закрыла ладонями лицо.

- Давай не будем про это, - мягко сказала верная боевая подруга. Расскажи мне, что случилось на свадьбе.

Шмыгнув носом, Лена достала из сумочки носовой платок и вытерла глаза. На щеках остались разводы туши. Забрав у неё платок, Алла оттерла потеки и посмотрела на результат:

- Нормально. Так даже лучше - выглядишь совсем девчонкой. Теперь припудри носик и будет полный порядок.

Сокурсница щелкнула пудреницей, провела пуховкой по лицу, вздохнула и посмотрела на Аллу.

- Ну, а теперь облегчи душу, - предложила та.

- На свадьбе я познакомилась с одним мужчиной... Зовут Сашей. Мы с ним танцевали, все было хорошо. Я много выпила, меня стало тошнить. Он предложил подышать свежим воздухом и вышел первым, а я пошла в туалет. Когда я вышла на улицу, Саша подогнал машину и предложил поехать к нему на дачу. Я была такая пьяная, мне море по колено и сразу согласилась. Была бы трезвая, наверное, не поехала бы. А тут... - Лена замолчала, пытаясь справиться с подступившими слезами.

- Не плачь, не стоит он того, чтобы о нем плакать, - успокаивающим тоном произнесла Алла. - Я уже все поняла в общих чертах. Он тебя увез, почти изнасиловал, а потом избил, так?

- Не в тот вечер. Потом.

- Когда потом?

- В ту субботу все было нормально. Между нами даже ничего не было. Я имею ввиду секс. Просто сидели, ещё пили, разговаривали, а потом я уснула. Просыпаюсь утром, почти ничего не помню - как оказалась на кровати, как разделась. Или Саша меня раздел... Лежу одна, а его нет. Прождала все воскресенье, но он так и не появился. С вечера я дала ему номер домашнего и служебного телефона. Ждала, что позвонит. Саша позвонил через три дня, я вся извелась, ничего не понимала, куда он делся, почему оставил меня там одну. А Саша ничего мне не объяснил и опять предложил поехать на дачу...

- И ты поехала?

- Поехала... - Лена всхлипнула, но Алла предостерегающе погрозила пальцем.

- И что?

- Мы опять выпивали и опять я уснула, а утром проснулась одна. Это был будний день, мне надо на работу, а время было уже почти десять часов. А я на чужой даче, даже не знаю, чем запереть дверь и можно ли оставить её незапертой. Походила по дому, поискала, может, найдутся запасные ключи, не нашла, оставила все так, как было, поймала попутку и уехала в Москву. Нагоняй от начальника получила...

- И опять твой исчезающий Саша позвонил через три дня и опять вы поехали на дачу, так?

Сокурсница молча кивнула.

- Но в этот раз он тебя избил.

- Да, - тихо прошептала Лена.

- За что?

- Ни за что. Я всего лишь спросила, почему он уходил, оставив меня одну, а Саша вдруг разозлился, весь покраснел, затрясся, глаза стали такие страшные... Я испугалась, закричала что-то, а он набросился на меня с кулаками, свалил вместе со стулом на пол, начал бить ногами. Я кричала, плакала, пыталась уползти, а Саша меня догонял и все время пинал. Хорошо, что он был в домашних тапочках, а то бы все отбил... Потом перед домом остановилась машина, Саша выглянул в окно и крикнул мне: "Убирайся, сука!" Я заметалась, не зная, куда бежать - он стоял у двери, а я боялась к нему приблизиться. Саша закричал: "Уходи через заднюю дверь!" Там есть вторая дверь, она выходит на веранду, я видела её, когда бродила по даче, но так испугалась, что и не вспомнила про нее. Я выбежала через нее, в одном костюме и в тапочках, мое пальто осталось на вешалке, сапоги я тоже сняла, когда мы приехали. Правда, сумочка осталась при мне - я как раз доставала платок, когда Саша на меня набросился и почему-то не выпустила её из рук даже когда он меня избивал. Не помню, как убежала, неслась, не разбирая дороги, перелезала через какие-то заборы, потом выбежала на дорогу и долго не могла уехать. Никто не хотел останавливаться - я была вся растерзанная, без пальто, костюм порвался, тапочки по дороге потеряла, ноги по щиколотку в грязи... Хорошо хоть Саша по лицу не попал, я сумочкой и руками закрывалась, а то бы была сейчас с фонарем под глазом...

- Да уже, повезло... - мрачно констатировала верная боевая подруга. А на теле, небось, живого места нет. Побои снимала?

- Нет.

- Зря. Тогда бы мы твоего садиста засадили лет на несколько, чтоб этому уроду неповадно было бить беззащитных баб. Ну ничего, мы его и так накажем. Фамилию знаешь?

- Нет. Как-то неудобно было спрашивать.

- Неудобно на потолке трахаться - одеяло падает, - звенящим от злости голосом заявила Алла. - А когда едешь с первым попавшимся придурком за город, нужно не только фамилию спрашивать, но и паспорт потребовать. Ладно, не собираюсь читать тебе мораль, - сказала она, слегка поостыв. - Ты уверена, что "Саша" - это его настоящее имя?

- Не знаю... - растерянно пролепетала Лена.

- Наверняка псевдоним. Ума не приложу, откуда такой урод взялся на Светкиной свадьбе? Но мы его найдем, не сомневайся.

- Зачем? - испугалась Лена.

- Затем, - непреклонным тоном сказала верная боевая подруга. - Зло должно быть наказано. И я его накажу.

- Не связывайся с ним, Ал. Он ненормальный.

- Не бзди, старушка, я никого не боюсь. На каждую жопу есть свой хрен с винтом. Такую мразь нужно непременно проучить. Перетрясу всех гостей и найду этого подонка. Хорошо его запомнила?

- Да вроде бы...

- По фотографии узнаешь?

- Наверное...

- Ты совсем, что ли, невменяемая была? Ну, в первый вечер сильно накушалась, а два раза-то встречалась с ним вначале по-трезвому. Или тоже крепко под газом?

- Нет, - испуганно пролепетала Лена. - Мы потом с ним выпивали.

- Так... - верная боевая подруга ненадолго задумалась, потом тряхнула головой. - Нет, искать его среди приглашенных слишком долго. Там было почти три сотни гостей, значит, мужиков примерно половина. Наших сокурсников отметаем, это минус семьдесят человек. Остается ещё семь-восемь десятков. Много. Мы пойдем другим путем. Дачу найдешь?

- Не знаю...

- Если ты быстро поймала попутку, значит, дачный поселок рядом с шоссе. Какое шоссе?

- Я в них не разбираюсь. Помню, мы проехали станцию метро, и водитель, который меня вез, спросил, может, лучше высадить меня возле метро.

- Вспоминай, как называлась станция.

- Сейчас... - Лена потерла лоб рукой. - Мы же там не остановились, я сказала, что заплачу, и шофер довез меня до дома. Это было в первый раз. Во второй мы опять проехали ту же станцию, и водитель довез меня до работы, я же опаздывала. А в третий раз я вообще на дорогу не смотрела, ревела, не переставая. Шофер с меня даже денег не взял.

- Ну хоть какие-то примечательные здания по пути запомнила?

- Вспомнила! Там слева было такое длинное строение, как Манеж, но только современное, и не одно, а два или три, а на крыше разноцветные флаги.

- Ярмарка в Коньково?

- Не знаю, там ничего не было написано.

- Далеко это от кольцевой?

- Нет, по-моему, минут десять езды.

- Похоже, что Коньково... Других таких длинных сараев поблизости от кольцевой я что-то не знаю. Значит, дача по Калужскому шоссе. Ладно, поехали, - сказала Алла вставая.

- Куда?

- Искать эту дачу.

Она бросила деньги на столик и стремительным шагом направилась к выходу. До машины они шли молча. Верная боевая подруга размышляла, зло покусывая губу и периодически бормоча ругательства, а Лена молча плелась за ней, не зная, отговаривать ли её или согласиться.

Открыв обе дверцы, Алла нырнула на свое место и поторопила сокурсницу:

- Давай быстрее, не телись, скоро совсем стемнеет, - когда Лена села, она тут же тронулась. - Даже если там нет твоего садиста, узнаем у соседей, чья дачка, и найдем мерзавца. Хотя... Если он такой гопник, мог и в чужой дом влезть... Ты же говоришь, уходя, этот Сашхен не запирал дверь. Когда вы приезжали, дверь была открыта или он сам её отпирал?

- Как было в первый раз, не знаю. Я сидела в машине, Саша сходил сам, потом вернулся и мы пошли вместе. Дверь была уже открыта. А во второй и третий раз он при мне открывал замок.

- Ну, этот деятель мог и под крыльцом пошарить и найти ключ. Некоторые дачники так делают, если там нечего грабить. Богатая дачка-то?

- Не особенно. Обычная.

- Какая-нибудь аппаратура или хоть телевизор есть?

- Кажется, нет. Саша ничего не включал.

- Н-да... Привезти бабу вроде как на свидание и даже не создать интимную атмосферу с помощью музыки... - покачала головой Алла. - Точно ненормальный. Поселок жилой?

- Я по сторонам не смотрела.

- Но хоть каких-нибудь людей по пути встретили?

- Да, один раз нам попалась какая-то женщина, она шла с пустым ведром.

- Уже хорошо, значит, что-то выясним про твоего придурка. Смотри по сторонам, скоро будет Коньково. Может, узнаешь этот сарай.

- Вон это длинное здание! - закричала Лена через некоторое время, показывая на строение справа.

- Так я и думала, - верная боевая подруга прибавила газу. - Сейчас я поеду быстрее, а ты вспоминай, сколько ехала от дачи до Коньково.

- Примерно полчаса.

- Поселок слева, справа?

- Я выходила на дорогу и сразу голосовала. Значит, от нас слева.

Посмотрев на указатель километража, Алла запомнила цифру и прикинула, что до искомого поселка километров двадцать-тридцать. Чтобы не ошибиться, уточнила:

- Шоссе было сильно запружено?

- Нет, не очень. Дачный сезон-то уже кончился.

- А кстати, на даче было тепло или холодно? Какое там отопление?

- Про отопление не знаю. Все три раза там было тепло.

- При тебе этот урод печку топил?

- Нет.

- Значит, газовое отопление. Дача, судя по всему, зимняя?

- Да, похоже.

- Так, старушка, я поеду помедленнее, а ты гляди в оба. Поселок должен быть где-то в этих краях. Смотри налево и сосредоточься. Разговоры пока оставим на потом.

- Кажется, вот он... - не очень уверенно сказала Лена через четверть часа, а когда Алла притормозила у обочины, произнесла уже более уверенным тоном: - Да, это тот поселок. Видишь, к нему идет проселочная дорога, по ней я шла в первый и второй раз. А в третий уж и не помню, в каком месте выбралась на шоссе.

Немного проехав вперед, верная боевая подруга развернулась, проигнорировав сплошную полосу, свернула на проселок и вскоре "Фольксваген" затрясся на ухабах.

- Черт, раздолбаю свою любимую "букашку" на этих гребанных колдоебинах! - в сердцах выругалась она. - Вот уроды, не могут сделать нормальную дорогу! Совсем рядом с Москвой, а будто в дикой глуши. Извечная беда России... Ни с дорогами не можем справиться, ни с дураками.

В поселке Алла поехала ещё медленнее.

- Давай, старушка, вспоминай, где вы сворачивали, и приметы той памятной дачки.

Проехали один переулок, свернули в другой. Лена напряженно всматривалась в дома, но лишь отрицательно качала головой. Еще раз свернули и наконец она закричала, указывая на двухэтажный дом с высокой трубой над крышей:

- Вот эта дача!

Притормозив у калитки, Алла повернулась к сокурснице.

- Калитка запирается?

- Нет, Саша просто так её открывал.

- Пойдем вместе или я одна?

- Давай лучше я сама.

Алла удивленно посмотрела на нее.

- Ты что, трусиха, уже не боишься?

- Нет, когда ты со мной, не боюсь, - твердо сказала Лена. - Не станет же он бить меня, видя, что я приехала не одна.

- Слушай, старушка, я что-то не пойму, ты что задумала, а? Неужели хочешь выяснять отношения с этим уродом?

- Нет.

- Что же тогда?

Лена молчала, не глядя на Аллу.

- Ну-ка, быстро колись, милая, что ты там надумала.

- Хочу ему отомстить, - тихо сказала Лена.

- Вот это по-нашему! - обрадовалась верная боевая подруга. - Маленькая женская месть! Я бы его с удовольствием отметелила, но ты вряд ли получила бы от этого моральное удовлетворение. А осуществить маленькую месть самой, - это знатно. Сразу на душе полегчает, зуб даю. И не забывай, что я тебя прикрываю. Если ситуация выйдет из-под контроля, ори что есть мочи, и я тут же прибегу к тебе на помощь. Не уйдет от возмездия, урод хренов!

Выйдя из машины, Лена толкнула калитку. Она и в самом деле была не заперта.

- И ногами его, ногами! - азартно закричала вслед ей Алла. - А я музыку включу погромче, чтобы соседи не слышали его воплей.

Входная дверь тоже оказалась незапертой. Когда Лена вошла, верная боевая не включила магнитофон, как грозилась, а открыв дверцу, села поперек сиденья, готовая в ту же минуту примчаться на подмогу, и стала напряженно прислушиваться. Но из дома не доносилось ни звука.

- Нет его, что ли, - пробормотала Алла, переводя взгляд с одного окна на другое. Но нигде не было видно ни шевеления. - Если бы этого урода там не было, Ленка бы уже вышла... - размышляла она вслух. - Значит, он там.

Когда верная боевая подруга уже решила, что пора вмешаться, и раздумывала, взять ли с собой револьвер, который с некоторых пор постоянно возила в бардачке, открылась входная дверь и вышла бледная Лена. Пока сокурсница шла к калитке, Алла следила за ней взглядом, пытаясь по выражению её лица понять, все ли в порядке.

- Ну как? - спросила она, когда Лена села рядом.

- Нормально, - бесцветным голосом отозвалась та.

- Отомстила?

- Отомстила...

- Ну и умница, - обрадовалась Алла. - Сама-то цела? Он тебя не тронул?

- Нет.

- А чего как неживая?

- Да мне как-то не по себе...

- Ничего, милая, привыкнешь, - обнадежила её верная боевая подруга. В этом деле главное начать, а потом, может, и сама во вкус войдешь. Лично я очень люблю повеселиться, а особенно подраться. Без ложной скромности скажу, что в кулачном бою достигла большого профессионализма. Могу даже сразиться с чемпионом боя без правил. Ты все сделала, что хотела? Уезжаем?

Лена молча кивнула.

Светлана сидела в своем кабинете, смотрела на мужа, но думала о другом мужчине.

"Надо же, у нас ещё медовый месяц, а я уже мысленно изменяю... невесело подумала она и тут же нашла себе оправдание: - Хотя - почему изменяю? Я ведь ничего такого не собиралась...".

Отогнав крамольные мысли, Света попыталась сосредоточиться и вникнуть в то, что говорил ей Сергей. Они не могли себе позволить уехать в свадебное путешествие - президент компании и её первый заместитель не имеют права обезглавить свою фирму. Правда, есть ещё второй заместитель - Саша Саранцев, но он работает всего полгода, к тому же молод, ему пока не по силам самостоятельно вершить дела в такой большой компании.

После того, как её второй муж и его первый заместитель погибли в результате взрыва, Светлана сама решила стать во главе "Промэкспоцентра". И оказалась одна-одинешенька против шайки ловкачей. Нужно было срочно избавляться от сотрудников, замешанных в махинациях.

Сергей Юдин при покойном муже был вторым замом. Света сделала на него ставку, руководствуясь лишь женской интуицией, - почему-то уже с первой встречи он показался ей честным человеком, - и не ошиблась. Сережа стал её первым заместителем, а Алла с Ларисой помогли с кадрами, дав ей и двух толковых замов, и главного бухгалтера, и многих классных специалистов. Один из заместителей, Володя Коновалов, согласился временно поработать в "Промэкспоцентре", пока дела компании не наладятся, но оговорил, что потом вернется в фирму "Полет", принадлежащую Ларисе Ивлевой. Месяц назад Светлана по его просьбе отпустила Володю, теперь он руководит итальянским филиалом "Полета".

Работа "Промэкспоцентра" уже отлажена, новые сотрудники вполне освоились, но двух замов мало, нужно искать третьего. Светлана могла бы опять обратиться к Алле с Ларисой, но ей было неловко. И так уж подруги всемерно помогали ей в этот трудный период, надо и совесть иметь. Бросив все дела, верная боевая подруга разбиралась с мошенниками, обворовывавшими "Промэкспоцентр". И разобралась, как она сама говорит, "по законам мирного времени". В одиночку бы Свете с ними не справиться - не тот у неё характер.

"Где же найти толкового третьего заместителя? - размышляла Светлана, вполуха слушая мужа. - А может быть, сделать президентом компании Сережу? Тогда нужны два новых зама..."

- Сережа, - перебила она мужа, и тот посмотрел на неё удивленно - не в её правилах отвлекаться, когда речь идет о серьезных делах. Встретив её ласковый взгляд, он улыбнулся. Ну, конечно, разве может женщина думать о контрактах, кредитах, прибыли, акционерах, деловых партнерах, когда она только что вышла замуж!

- Я люблю тебя, - сказал он, улыбнувшись в ответ. Этих слов она от него ждала? Конечно, этих! А не скучного доклада о текущих делах фирмы.

- Я тоже тебя люблю, - ответила Светлана, мысленно устыдившись. Сергей думал о ней, даже во время своего доклада, а она-то! То размечталась о другом мужчине, то прикидывала, где взять заместителей...

"У нас медовый месяц, а я думаю не о любимом муже, а о какой-то ерунде! - попеняла себе Света. - А вот Сережа об этом не забыл. Все же деловая женщина - это нонсенс. Или деловая, или женщина. Нет, эта ноша явно не по мне. Пусть Сережа возглавит "Промэкспоцентр", а я буду холить и лелеять мужа, растить сына".

- Я вот о чем подумала... Давай соберем совет акционеров, и я предложу твою кандидатуру на должность президента компании. Уверена, что они одобрят мое решение.

- Нет, Света, - твердо сказал Сергей. - Я на это никогда не соглашусь. Ты стала президентом "Промэкспоцентра" в самое трудное для него время, ты организовала работу по-новому, и только благодаря тебе фирма опять процветает. Это целиком твоя заслуга, и я не собираюсь пользовать результатами твоих трудов.

- Но ведь мы все делали вместе с тобой.

- Ошибаешься. Лидером была ты, а я всего лишь исполнителем. Нет у меня таланта организатора, зато такой талант есть у тебя. Ты выявила и уволила всех нечестных и нерадивых сотрудников, нашла других, способных и инициативных, и позволила им раскрыть свой потенциал. У тебя очень своеобразная манера руководить, но я ею восхищаюсь. Пусть это чисто женская манера, но оказалось, что она действенна даже в таком жестком деле, как бизнес. Ты ведешь себя мягко, улыбаешься, никого не распекаешь, но никому и в голову не придет этим злоупотреблять - под твоей внешней мягкостью таится твердый характер. Не давишь инициативу подчиненных, а поощряешь её, хвалишь и ободряешь. Это гораздо более эффективно, чем ругать и наказывать - наши сотрудники стараются из всех сил, лишь бы заслужить похвалу. Коллектив сплотился благодаря тебе, я тут ни при чем.

- Я тоже ни при чем, Сережа, - возразила Светлана. - Эту манеру я переняла у Ларисы. Именно потому сотрудники ей так преданны, и никто не хочет уходить из "Полета". Даже Володя Коновалов, у которого в "Промэкспоцентре" были большие перспективы, не захотел у нас остаться. Я предлагала ему возглавить любой наш заграничный филиал, но он отказался.

- Не скромничай, Света. Чужую манеру перенять невозможно, если это тебе не по душе. Ты же не стала таким руководителем, как Алла, а у неё иной стиль руководства.

- А теперь ошибаешься ты, Сережа. Вы с Аллой виделись всего несколько раз, ты её почти не знаешь и судишь по тому, как она вела себя на моем дне рождения и на нашей свадьбе. То, что она выставила одного из гостей, и при этом громко ругалась матом, ни о чем не говорит. Алла была такой смолоду, и я тогда считала её грубой, плохо воспитанной, циничной. Это все показное, поверь мне.

- Мне кажется, ты её немного идеализируешь, - не согласился Сергей. Я к ней тоже очень хорошо отношусь и благодарен за то, что она так тебе помогла, но все же вы с ней очень разные. Ты женственная, мягкая, а Алла резкая и, прости, немного нахальная и очень самоуверенная. Стиль поведения Ларисы тебе близок, но ты никогда не смогла бы вести себя так, как Алла.

- Дело не в том, как она себя ведет, а какой на самом деле человек. Подумай, почему её все любят? Ты же сам убедился в этом на нашей свадьбе.

- Надо отдать ей должное - твоя подруга замечательный тамада. С ней просто и весело, она остроумна, и людям это нравится.

- Остроумных любят, ты прав, но порой относятся к ним как к легкомысленным людям. А Аллу все уважают, и мужчины, и женщины.

- Что-то я этого не заметил.

- Ты же все время был со мной и мало общался с нашими сокурсниками. А я, когда приглашала их на свадьбу, разговаривала со многими. Некоторые только из-за неё согласились прийти, а вовсе не потому, что я их пригласила, и я из-за этого ничуть не обижаюсь. Ей дано то, чего нет у меня.

- Она яркая личность и очень обаятельна, - вынужден был признать Сергей.

- Сережа, по-моему, ты немножко комплексуешь, и потому не хочешь видеть в моей подруге то, что в ней есть, а отмечаешь лишь качества, которые бросаются в глаза, - подколола мужа Светлана.

- Может быть, ты и права... - он помолчал, анализируя свое отношение к подруге жены. - Да, пожалуй, я к ней пристрастен. Такой типаж женщин мне никогда не нравился. Не могу сказать, что у меня большой опыт в общении с прекрасным полом, и все же меня больше привлекали женщины твоего типа женственные и мягкие. Или как Лариса. А таких бойких, как Алла, я откровенно побаивался. Наверное, это комплекс. Еще когда был пацаном, меня как-то отбрила одна одноклассница, которая по характеру немного похожа на Аллу - такая же самоуверенная красотка, весьма высокого мнения о себе. Надо мной потом смеялся весь класс, а я ходил как оплеванный, злился на весь белый свет и в первую очередь, на девчонок.

- Самый что ни на есть натуральный комплекс, мой дорогой муж, - мягко сказала Светлана. - Лидия Петровна, наш общий психиатр, мне все разъяснила. У меня ведь тоже раньше был целый букет комплексов. Но все что ни делается - к лучшему. Я благодарна твоей самоуверенной однокласснице - из-за неё ты не стал увиваться за девушками и достался мне.

Сказав это, Светлана спохватилась и прикусила язык. Ведь ещё один малюсенький комплекс у неё остался - Сергей младше её на семь лет. Когда он был её любовником, это не имело значения - женщины и на пятом десятке имеют молодых любовников. Но теперь Сережа стал её мужем. Через пять лет ей будет уже сорок, а ему всего тридцать три. Сумеет ли она сохранить его?

Даже во времена их бурного романа Светлана ревниво выясняла, есть ли у него девушка. С самых первых дней она полюбопытствовала, какая у него секретарша, и очень обрадовалась, что ею оказалась сорокатрехлетняя Марья Семеновна, мать двоих детей и бабушка двоих внуков. А если бы у Сережи была юная длинноногая красотка, типичная секси-герл?.. Тогда бы её комплекс наверняка расцвел пышным цветом.

Так что Светлана ничуть не покривила душой, сказав, что благодарна его однокласснице, привившей Сергею этот комплекс. Он не увлекался женщинами, зато увлекся делом, стал блестящим профессионалом, и уже в двадцать пять лет получил должность второго зама в "Промэкспоцентре".

"Так что и комплексы иногда полезны, - подумала Светлана. - Если бы я его сама не соблазнила, он бы и на меня не клюнул. Сережа серьезный человек, а не какой-то легкомысленный бабник. И мне не стоит беспокоиться, что он увлечется молоденькой, и бросит меня".

Успокоив себя, Света подумала, что стоит учесть совет Аллы: "Свой голый зад нельзя показывать никому", - то есть, не рассказывать мужчине о том, что тебя не красит. Поэтому она никогда не признается мужу в том, что у неё комплекс по поводу их разницы в возрасте.

"Держись уверенно и почаще хвали себя, - учила её мудрая Алла. - Но не ври, а хвались только тем, что действительно тебе присуще. Чем чаще будешь говорить о себе хорошее, тем быстрее люди в это поверят".

Хвалить себя Светлана ещё не научилась, а вот держаться уверенно у неё уже получается. Когда она впервые вошла в офис "Промэкспоцентра", у неё вся душа дрожала от страха и коленки подгибались. Первое время поедом ела себя за то, что не так сказала, не так себя ведет, как положено начальнице. А послушала Аллу, и все сразу сложилось. Так что её любимый муж не прав, говоря о её организаторских талантах - она перенимала стиль Ларисы, но во всем следовала советам верной боевой подруги.

"Или сейчас я опять немножко комплексую? - спросила себя Светлана. Может быть, во мне были эти способности, а Алла лишь помогла мне их в себе открыть? Ведь жить по чужим советам невозможно. Может быть, и в самом деле я хороший руководитель? Что-то позаимствовала у Ларисы, что-то у Аллы, и все же мы с подругами совершенно разные. Значит, во мне есть что-то свое. Все, прочь комплексы! Буду вести себя уверенно, и все будут считать меня уверенной в себе".

- О чем ты задумалась? - спросил её муж.

- Вспомнила один случай. Расскажу об этом, чтобы ты лучше понял Аллу. В институте мы с ней были почти врагами. Виновата я сама, а винила её. Я вела себя как дура. Амбиции, самолюбие, а в людях совершенно не разбиралась. Я была комсоргом курса и зачем-то пристала к Алле, почему она не платит членских взносов. Она меня послала подальше. Алла всех так посылала, если к ней лезли, а я очень обиделась. Получилось, что я отомстила за её резкие слова - зачем-то затеяла разбор персонального дела, Аллу исключили из комсомола, чуть не выгнали из института. И все это из-за нескольких матерных слов в мой адрес. Я уперлась и вот...

- По-моему, ты зря казнишься, Света. Я бы тоже на твоем месте обиделся. Что хорошего, когда одна девушка обзывает другую матерными словами?! Я вообще не терплю, когда женщины ругаются матом.

- Нет, Сережа, ты ещё не все знаешь. Я и в самом деле её достала, ей надоели мои приставания, вот она и ответила мне резкостью. Если б я тогда её поняла, ничего бы этого не случилось. Насчет мата я с тобой согласна, сама никогда в жизни не произносила таких слов. Может быть, потому меня так шокировали Аллины слова. Но она всегда такой была. Наши сокурсники никогда не обижались на её резкие слова. Все к этому привыкли, потому что она не со зла. Ее нужно принимать такой, какая она есть.

Светлана помолчала, раздумывая, рассказать ли мужу о той давней ситуации. Хоть подруга и говорит, что нельзя рассказывать то, что тебя не красит, но ведь Сережа ей не чужой человек, он все поймет правильно. И она решилась.

- Я сама спровоцировала Аллу. Сейчас я понимаю, что вела себя неправильно, а тогда была очень обижена. Не на нее. Она-то как раз поступила правильно. На первом курсе за мной стал ухаживать один парень, очень противный тип. Мне он был неприятен, и я сразу поставила его на место. А он стал распускать обо мне грязные сплетни...

Света снова замолчала, собираясь с духом. Сергей внимательно смотрел на неё и не торопил - понял, что для неё это давнее событие было драматичным.

- Меня на курсе все не любили, сторонились, придумывали обидные прозвища. Да и я вела себя высокомерно и всех отпугивала. В общем, никто из ребят не захотел за меня заступиться. А Алла заступилась. Она тогда сказала, что раз не нашлось парня, который может наказать этого мерзкого сплетника, придется это сделать ей, девушке. Алла часто говорит: "Женщины могут все! И если мужчины не способны вести себя как положено мужчине, то приходится женщине вести себя как мужчина, и она это сделает ничуть не хуже". Я понимаю, почему она так говорит. Алла действительно может многое, чего не могут даже некоторые мужчины. В общем, она проучила этого негодяя. А я, вместо того, чтобы сказать ей спасибо, встала в позу и при всех заявила, что не нуждаюсь в её защите. Зачем я это сказала?!.. Как раз в её защите я очень нуждалась. Если бы я с ней подружилась, моя жизнь сложилась бы иначе...

- Не переживая так, Света, - Сергей встал, обошел стол и обнял жену. Это дела давно минувших дней. Уверен, что Алла об этом давно забыла - она не тот человек, который долго помнит плохое. Видимо, она обиделась, что ты не оценила её поступок, потому и обрушилась на тебя матерной тирадой.

- Нет, Сережа, - покачала головой Светлана. - Она наказала этого мерзавца уже после того, как мы с ней поссорились. Вернее, не поссорились, это я считала, что мы с ней в ссоре. А Алла отругала меня и тут же об этом забыла. Меня она не любила и даже презирала, но несмотря на это, вступилась за меня, потому что больше было некому. Я все это рассказала не для того, чтобы ты меня пожалел, а чтобы ты лучше понял Аллу. Думаю, не каждый мужчина защитит женщину, которую презирает, а Алла смогла. Она ведь не ждала от меня благодарности - ей это безразлично. Алла сделала то, что считала нужным, и в моем "спасибо" вовсе не нуждалась. А я после того случая почему-то ещё больше на неё обиделась и стала буквально её преследовать, пока не добилась её исключения из комсомола. А потом уже пошло-покатилось без моего участия - Алла отматерила и членов институтского бюро комсомола, да к тому же сказала все, что думает о ВЛКСМ в весьма нелицеприятных выражениях. Этого ей не простили. И только когда её чуть не выгнали из института, я поняла, что наделала.

- Не казни себя, Света. Алла сама во всем виновата. Зачем она лезла на рожон?

- У неё характер такой. Никого не тронет, если её не трогают. А уж если кто тронет, тут она в долгу не останется. Если бы я не заварила эту кашу, ничего бы не случилось.

- По-моему, ты зря терзаешь себя, Света. Это было так давно. Я же вижу, как Алла к тебе относится. Она давно об этом забыла.

- Да в том-то и дело! - воскликнула Светлана. - Хоть я так некрасиво с ней поступила, но полгода назад, когда убили моего мужа, она сразу пришла мне на помощь. Я позвонила Ларисе, но Алла приехала вместе с ней и тут же, без лишних разговоров взялась за дело. Сам ведь знаешь, без неё мы бы не разобрались с этой шайкой мошенников.

- Да, я это сознаю. Видимо, ты считаешь, что я плохо отношусь к твоей подруге, и хочешь, чтобы я изменил к ней отношение?

- Конечно! Алла теперь самая близкая моя подруга, и я хочу, чтобы ты тоже стал с нею близок. Она же сказала, что мы теперь одна команда. Не забыл?

- Нет, не забыл. Пожалуй, ты права. Аллу я пока мало знаю, но то, что ты мне о ней рассказала, изменило мое отношение к ней.

- Значит, я не зря тебе все это рассказала. Надеюсь, что теперь ты поверишь и в то, что Алла руководит своей компанией по-женски, а не по-мужски, и тем не менее, она отличный организатор и уважаемый своими подчиненными руководитель.

- Не буду возражать.

- Еще один маленький штрих к её характеру. У нас у всех есть секретарши, а у неё нет. Эти обязанности исполняет Толик, на вид - тупой и ещё тупее, бывший бандит, но Алла его не прогоняет, хотя ей по статусу не к лицу иметь помощником бывшего бандита весьма непрезентабельного вида. А ей плевать, кто и что про неё скажет. Толик ей предан, а она его жалеет, потому и держит.

- Или же из бравады. Ты же сама сказала, что ей наплевать на общественное мнение. Может быть, она нарочито всех шокирует и намеренно поступает не так, как все.

"Все же в Сереже ещё сидит этот комплекс, - подумала Светлана, искоса бросив на мужа испытующий взгляд. - Побаивается он таких, как Алла. Раньше был настроен против всех женщин, но и теперь старается держаться подальше от тех, кто сильнее его. Как и многие мужчины, мой муж не старается понять других людей, вникнуть в глубинные мотивы их поступков, а видит лишь внешнюю сторону. Нет, все же мы, женщины, гораздо тоньше мужчин, и больше понимаем в психологии..."

Решив, что ни к чему сейчас пенять мужу на неосознаваемое им самим пристрастное отношение к её подруге - со временем все поймет сам и откажется от своих поверхностных суждений, он же умница, хоть и великий упрямец, - Света решила сменить тему.

- Сережа, я благодарна тебе, что ты так высоко ценишь меня как организатора, но все же подумай, может быть, лучше президентом компании стать тебе? Поверь, я говорю это не из кокетства, а ради интересов дела.

- Ради интересов дела, моя любимая жена, лучше, если президентом компании останешься ты. Ведь твоя подруга говорит, что женщины могут все. Не могу сказать, что целиком с ней согласен, многое могут и мужчины, в том числе, и то, чего не могут женщины.

- Например? - подначила Светлана.

- Ну-у... - он задумался.

- Ага! - торжествующе вскричала она. - Не можешь привести случаев, когда женщина не может сделать то, что может мужчина!

- Ну, например, драться или быть автогонщиком, - Сергей и сам понимал, что это слишком мелкие аргументы, но как назло, ничего более существенного на ум не приходило. В теоретических дискуссиях он не силен. Его призвание бизнес, а не отвлеченные разговоры.

- А вот и нет! Алла дерется не хуже мужчин, а уж машину водит так, что многим и не снилось.

- Ну что ты все про свою Аллу! - рассердился Сергей. - Не все же женщины такие, как она.

- Юпитер, ты сердишь, значит, ты не прав! - одернула его Светлана, и муж тут же признал это, подняв руки в жесте: "Сдаюсь!".

- Да, пожалуй, ты и твоя подруга во многом правы. Не могу назвать ни одной области, в которой современные женщины себя не реализовали, - он сделал паузу и наконец нашел аргумент. - А президентом страны женщина стать не может!

- Почему же не может? Другое дело, что этого не допустят мужчины, по крайней мере, в нашей стране.

- Моя любимая жена, да ты никак, феминистка! - ахнул Сергей.

- Вовсе нет. Ты же сам говорил, что я истинная женщина, а феминистки все неженственные и зацикленные на идее равноправия. Я же не говорю, что женщина должна быть уравнена с мужчинами. Мы действуем по-другому, по-женски, но это не значит, что это хуже, чем мужской стиль поведения. Мы, женщины, такие, а мужчины другие, но бессмысленно говорить, кто хуже, а кто лучше. И не стоит уравнивать сильный и слабый пол. Мы сильны своими слабостями, не так ли?

- Так, Света. Но получается, что ты сама себе противоречишь.

- Отчего же?

- Значит, женщины могут не все, раз у них есть слабости.

- Это ты себе противоречишь, - возразила Светлана, мысленно торжествуя, что переигрывает мужа в логических построениях. - Слабости не мешают нам добиваться своего, как раз наоборот. Какая разница, какими способами достичь цели, если в итоге она достигнута, не так ли?

- Ну-у... - Сергею казалось, что в словах жены есть брешь, но он не мог её найти. - А! - наконец радостно вскричал он. - Вот чего не могут женщины - выпить два литра водки!

- А ты можешь? - не осталась в долгу Светлана, хотя и понимала, что муж просто пошутил.

- Я - нет, но среди мужского племени есть отдельные экземпляры, которые смогут.

- Но и среди женского племени есть отдельные экземпляры, - подхватила она.

- Наконец-то я вспомнил, чего не могут женщины - вовремя поставить точку в споре!

- Тогда поставим точку в нашем споре, - улыбнулась Света.

- В таком случае я согласен, что женщины могут все. И даже поставить последнюю точку в споре.

После ухода мужа Светлана ещё немного посидела в раздумьях. Разбередила себе душу воспоминаниями, стало как-то неспокойно. Да и задуманный план теперь её не очень-то воодушевлял. Может быть, зря она все это затеяла?..

Еще немножко помучившись угрызениями совести, Света решила посоветоваться со своим психиатром. Лидия Петровна не только врач, но и очень мудрая женщина. Даже Алла прислушивается к её советам, хотя привыкла все решать сама.

"Если Лидия Петровна скажет, что моя затея неудачна, я не буду этого делать", - решила Светлана, выходя из кабинета.

Секретарше она сказала, что поехала по делам. Если муж потом спросит, где она была, скажет правду - он знает, что жена часто бывает у психиатра, и относится к этому с пониманием. И тем более поймет, почему жена поехала к своему врачу после столь тягостных воспоминаний.

"Поправить душевное равновесие", - так говорит Алла, когда ей самой нужна помощь Лидии Петровны.

У кабинета врача сидел всего один посетитель, но Света по своему опыту уже знала, что он может беседовать с психиатром и полчаса, и час. Алла приучила её использовать каждую свободную минуту и работать в любом месте, не обращая внимания на других людей. Сейчас Светлане не хотелось думать о том, ради чего она пришла. Достав папку с документами, она стала их просматривать.

Уже через четверть часа посетитель вышел, и Света услышала приглашение войти.

При виде её Лидия Петровна улыбнулась.

- Здравствуйте, Светлана. Примите мои поздравления.

- Спасибо, - смущенно ответила та.

Света хотела пригласить её на свадьбу, но Алла отговорила, мотивиров тем, что она поставит врача в неловкое положение - психиатры никогда не вступают в неформальные отношения со своими пациентами. А они все в определенной мере её пациенты, раз приходят за советом, - и Алла, и Лариса, и сама Светлана.

"Она же наш врач, а на свадьбе отношения между гостями простые, сказала Алла. - Какой-нибудь пьяный гость полезет к ней с предложением выпить на брудершафт, и что прикажешь делать Лидии Петровне? Она, конечно, отшутится и уклонится, но зачем ставить её в такое положение? Да и нам хочется расслабиться и оттянуться на всю катушку, а в присутствии психиатра это не очень получится. Лично я собираюсь на радостях упиться вусмерть и устроить стриптизьм на столе. Или, на худой конец, заставлю всех мужиков пить шампанское из моей туфли - у меня сороковой размер обуви, в мой туфель как раз бутылка шампанского влезет, на всех по глотку хватит, а ты хочешь лишить любимую подругу и мужской половины гостей такого удовольствия!"

Хоть Алла и хохмила, и все же Светлана согласилась, что подруга права. Но в данный момент ей почему-то было неловко, что она не пригласила Лидию Петровну, немало сделавшую, чтобы эта свадьба состоялась.

Лидия Петровна, как всегда, многое поняла без слов.

- В субботу я дежурила и не смогла бы прийти на вашу свадьбу, сказала она, и Света расслабилась. - Вижу, что вас что-то гнетет. И это вряд ли связано с вашим мужем.

- Да, Сережа тут ни при чем. Точнее, не он виновник моего плохого настроения, но сегодняшний разговор с мужем всколыхнул во мне давние воспоминания, и мне немного не по себе.

- Расскажите, в чем дело.

- Восемнадцать лет назад меня оскорбил мой сокурсник. Он тогда заключил пари, что соблазнит меня, а когда я его отвергла, стал во всеуслышание говорить, что я фригидна, "синий чулок", типичная кандидатура в старые девы и прочую грязь.

- И это вас очень сильно задело?

- Да, очень. Вы же знаете, какая я обидчивая. А он задел меня за живое.

- Отвергнутые мужчины нередко ведут себя не по-джентльменски. Разумеется, не все, а те, в коих нет качеств порядочного мужчины. Вместо того, чтобы признать собственную непривлекательность, они начинают поливать грязью женщину, которая отказала, и тем самым демонстрируют собственную ущербность. А настоящий мужчина отнесется к подобной ситуации адекватно. Возможно, он будет страдать или даже почувствует себя уязвленным, но при этом сохранит достоинство и никогда не позволит себе оскорбительных высказываний в адрес этой женщины, да и вообще, в адрес любой женщины. Оскорбляют прекрасный пол лишь ничтожные мужчины, и не стоит относиться к их словам сверхценно, то есть, уделять им незаслуженно большое внимание.

- Да, Лидия Петровна, я это понимаю, но ничего не могу с собой поделать.

- Вас эта ситуация до сих пор угнетает?

- В юности из-за этого я очень страдала, считала себя опозоренной, мне казалось, что все надо мной смеются, тем более, что с его легкой руки многие стали называть меня "синим чулком" и другими обидными прозвищами.

- Но ведь это было очень давно, Светлана. Тогда у вас был комплекс неполноценности, а на него наслоилось оскорбление этого ничтожного человека, в итоге вы потеряли веру в себя. Но сейчас вы красивая, самодостаточная женщина, руководитель большого коллектива, заслуженно пользуетесь вниманием сильного пола. Пусть в вас ещё таится некоторая неуверенность в себе, но вы вполне успешно её преодолеваете, причем, изменились в очень короткие сроки. Я хорошо помню, какой потерянной и несчастной вы пришли ко мне полгода назад, и вижу, какая вы сейчас.

- Во многом благодаря вам, Лидия Петровна. И моим подругам.

- Ни психиатр, ни ваши подруги не могут кардинально изменить ваш характер, если у вас нет соответствующих задатков. Все это в вас было, но было не реализовано. Вы поверили в себя, работали над собой и потому быстро изменились. Это свидетельство сильной воли. Вы не стали другой, просто смогли раскрыть свой потенциал, вот и все.

- Наверное, вы правы, но все же я не такая сильная, как вы думаете.

- А женщине и не обязательно быть сильной в общепринятом понимании. Вы сравниваете себя с мужчинами, а этого не следует делать.

- Два часа назад мы говорили о том же с Сережей, и тогда я сказала, что женщина сильна своими слабостями.

- Отчасти это верно. Словосочетание "сильна слабостями" при все своей парадоксальности внутреннего смысла вполне правомерно. Но в данном случае имеется ввиду не то, что подразумевается под понятием "сильная натура", а то, что женщина с помощью присущих ей черт добивается своего, например, может вовремя заплакать и заставить мужчину делать то, что ей хочется. Или схитрить ради той же цели. Кстати, сам афоризм "Женщина сильна своими слабостями", придуман мужчиной, и в него вложен иронический подтекст и легкий мужской шовинизм. Дескать, мужчины, давайте потрафим дамам, однако все мы понимаем, что тут на самом деле подразумевается, и даже если женщины заставляют нас поступать по-своему, мы, мужчины, все равно априори сильный пол.

- Когда я произнесла эту фразу в дискуссии с мужем, то понимала её буквально. Не углядела иронического.

- Суть от этого не меняется, хотя подтекст понятен не всем. Говоря о присущей вам силе воли, я имела ввиду другое. И у вас, и у ваших подруг, и у многих других современных женщин есть качества сильной натуры. Главное качество - стеничность, то есть, умение поставить перед собой конкретную цель и упорно к ней идти, отметая все лишнее. И добиваться поставленной цели. Вы согласны со мной?

- Согласна, - кивнула Света.

- Стеничность была присуща многим женщинам, но в прежних социальных условиях не всегда могла быть реализована. Ведь при социализме, несмотря на словесную декларацию равных прав мужчин и женщин, у последних было очень мало возможностей добиться высокого социального статуса. А нынешние условия, несмотря на царящий хаос, дали такую возможность. Стеничные женщины смогли себя реализовать во всех сферах, в том числе и в тех, которые раньше считались прерогативой мужчин. Мало того, многие дамы сумели развить в себе нужные качества. Поначалу они занялись каким-либо делом вынужденно, например, разведенная или одинокая женщина, которой не на кого надеяться, кроме как на себя, или замужняя, у которой муж не желает обеспечивать семью. А в процессе работы эти женщины развили в себе стеничность.

- Теперь я поверила, что у меня есть такие качества. В отношении того, что я всегда умела добиваться своего, вы правы. Когда-то я была очень полной и некрасивой. Я решила похудеть и стать стильной, и мне это удалось. Потом я тяжело заболела, и все прочили мне недолгую жизнь, но я сказала себе, что должна выжить ради сына, и выжила. Когда жила с предыдущим мужем, он безобразно со мной обращался, но я сказала себе, что вытерплю все и в конце концов займу его место в компании. Он вел себя настолько нагло, что рано или поздно ему было суждено стать жертвой наемного убийства. Так и случилось. Возглавив после его смерти компанию, я поклялась себе, что стану хорошим руководителем, и стала им.

- Ну вот, вы и сами все поняли. И тем не менее, я вижу, что та давняя ситуация вас тревожит.

- Не столько сама ситуация, сколько мое решение. За эти годы я почти не вспоминала о том случае, ни с кем из сокурсников не виделась. А на свадьбу мы решили пригласить весь курс. Я подумала, что если сделаю исключение для человека, который меня когда-то оскорбил, то тем самым продемонстрирую свою слабость и злопамятность. Всех - так всех, и я пригласила и его тоже. Когда он меня поздравлял, я вела себя как ни в чем ни бывало. Но потом он улучил момент, когда Сережа вышел, подошел ко мне и с гаденькой улыбочкой сказал: "Вижу, что фригидность не помешала тебе отхватить молоденького мужа. Или ты его купила? Денег-то теперь у тебя куры не клюют, а покупать и продаваться ты умеешь. Вначале продалась богатому мужу, а потом укокошила его и прикупила себе смазливого альфонса". Я тогда еле сдержалась. Мне так хотелось залепить ему пощечину! Вот ведь мерзавец! Пришел на свадьбу, произносил поздравления, а главной его целью было унизить меня!

- Но ведь этот человек не мог вас унизить, Света. Вы гораздо выше его по личностным качествам. А он не только не достоин именоваться порядочным человеком, но и мужчиной. Вы же понимаете мотивы его недостойного поведения - зависть, уязвленное самолюбие. Кто он сейчас?

- Да никто.

- Что и следовало из его поведения. Человек, который чего-то достиг, не стал бы так себя вести. А он сам ничтожество, но самоутверждается, оскорбляя других. Но умный человек не оскорбится на слова ничтожной личности, потому что понимает движущую силу его поведения.

- А вот я почувствовала себя оскорбленной, - вздохнула Света.

- Это чисто женское восприятие, и ничего необычного в этом нет. Вы эмоциональны, как и любая нормальная женщина, большее значение придаете словам, нежели поведению человека. Все это естественно. Но при том вы разумная женщина и можете мыслить шире.

- Да, Лидия Петровна, я все понимаю, но...

- Ясно. Вы убеждаете себя, что не стоит придавать услышанному значения, но помимо воли, это всплывает в вашем сознании и портит вам настроение, и никакое самоубеждение не помогает, так?

- Так, - подтвердила Светлана.

- И вы хотите избавиться от этого тягостного состояния, не так ли?

- Хочу.

- Могу даже предположить, каким способом вы решили избавиться от него. Хотите с ним поквитаться, да?

- Да. Мне очень стыдно, но я ничего не могу с этим поделать. Ночами не могу уснуть, все время прикидываю, что мне сделать, уговариваю себя, что он ничего не значит в моей жизни, я не видела его тринадцать лет и, быть может, никогда больше не увижу, но потом опять вспоминаю его мерзкую улыбку и как он облизывает губы - есть у него такая противная привычка, - и мне становится так тошно... Вычеркнуть этот эпизод из своей памяти не удастся. Не смогу забыть, как бы себя ни уговаривала, не смогу обманывать себя, будто ничего особенного не произошло. Не смогу. И пока это так, мне не будет покоя. После его слов я сразу потеряла уверенность в себе. Видно, не такой уж она была крепкой. И если я не избавлюсь от этого, то уже вряд ли стану такой, какой была в эти полгода.

- И что вы задумали, Светлана?

- Я хочу ему отомстить... - тихо прошептала она, боясь смотреть психиатру в глаза.

Лидия Петровна молча смотрела на неё и ждала.

- Умом я понимаю, что это низкое чувство, - продолжала Света, решив высказаться до конца, иначе врач подумает, что она подлая. - Сознаю, что уподобляюсь этому подонку, ведь его гадкие слова - это тоже месть. Но потом думаю, что ничего плохого ему не сделала, это он меня дважды оскорбил, причем, совершенно не заслуженно. Алла говорит, что зло должно быть наказано, что с хорошими людьми нужно по-хорошему, а с плохими по-плохому, а я ей очень доверяю.

- Алла максималистка. Ее мнение отнюдь не истина в последней инстанции, учтите это на будущее, Светлана. Многое из того, что она делает, рассчитано на публику, она любит порисоваться, покрасоваться. Это ничуть не умаляет её достоинств, она и в самом деле неординарная личность. Но в ней есть некоторые истероидные черты, и это ей мешает. Поэтому не стоит слепо копировать стереотип поведения подруги и принимать на веру все, что она говорит. Алла говорит немало умных вещей, но порой увлекается, когда есть зрители, и устраивает для них спектакль. Как и многие истероидные личности, она урожденная актриса и естественна в любой роли. И её напускная бравада, и резкость в суждениях, и бесшабашность, и пренебрежение мнением других людей, - все это в немалой степени игра, рассчитанная на публику. А вы совсем другая, поэтому избранный ею имидж вам совершенно не подходит.

- Вы считаете, что мне не нужно мстить?

- Почему же? Месть - это не что иное, как проявление инстинкта самозащиты, за исключением случаев, когда мстительность является чертой характера и проявляется в ответ на незначительный внешний раздражитель, а по своим проявлениям неадекватна причиненной обиде.

- Но я всегда считала себя злопамятной.

- Вы обидчивы, Светлана, а это не синоним злопамятности. Ваша обидчивость проистекала из вашего комплекса неполноценности. А мстительность - это врожденная черта характера, которая присуща эпилептоидной аномалии личности. У вас таких черт нет.

- Может быть, и так, но мне хочется отомстить.

- Справедливо. Стремление поквитаться, отомстить так, чтобы тот, кто вас обидел, пережил то же, что и вы, - вполне естественно, а удачно и разумно выбранный способ мести позволяет свести счеты с обидчиком. И тогда вы не будете чувствовать себя униженной и опозоренной. "Если бы всякое зло могло быть отмщено, не всякое бы зло свершилось", - говорил Эдмон Севрус. Осуществляя месть, вы восстанавливаете справедливость и перестаете быть пострадавшей стороной. Месть может иметь очищающую функцию. Сейчас вы страдаете от обиды и унижения. А избавившись от отрицательных эмоций и гнета прошлого, вы имеете полное право расправить плечи, вдохнуть полной грудью и сказать себе: "Теперь я могу начать новую жизнь", - и с чувством удовлетворения решить, что отомстив, поставили крест на негативных событиях, которые лишили вас душевного равновесия. Но весь вопрос в том, как именно вы решили отомстить.

- Еще не знаю. Мысленно я была готова растерзать своего обидчика, но я никогда не поднимала руку ни на человека, ни на животное.

- Тогда я могу лишь одобрить ваше решение. Если вы откажетесь от необдуманных, импульсивных поступков, то вы лишь восстановите справедливость. Месть - это защитная реакция: вашей психике нанесен урон, вас обидели - вы отомстили и удовлетворены своей местью, а заодно и вернули себе душевное равновесие. Конфликт разрешился.

- Мне тоже кажется, что на душе у меня сразу станет легче, и я забуду эту историю. А даже если и не забуду, то уже не буду так переживать.

- Верно. Но не забывайте, что у мести есть не только положительные, но и отрицательные стороны. Месть может разрушить личность человека. Обиженная женщина испытывает психологический надлом, растерянность, обиду, отчаяние, злобу. Зафиксировавшись на желании отомстить, она не может выйти из тягостного психического состояния, снова и снова возвращаясь мыслями к случившемуся, продумывает планы мести. И чем изощреннее и детальнее планы, которые она строит в своем воображении, тем острее и болезненнее её переживания. Если женщина не может реализовать свою месть, её чувства не находят выхода, она как бы варится в собственном соку и все сильнее погружается в пучину отчаяния. Отсюда - прямой путь к депрессии. Месть может стать навязчивой идеей, полностью овладевшей сознанием. Женщина становится буквально одержима идеей мщения и больше ничто её не интересует. Надеюсь, с вами этого не произойдет. Вы же разумная женщина.

- Надеюсь, - прошептала Светлана.

- Для того, чтобы месть дала нужный вам результат, вы должны вначале все спокойно обдумать и лишь потом действовать. Необдуманные поступки могут лишь навредить и наверняка не принесут пользы. Мало того, они даже не дадут вам чувства морального удовлетворения, а вызовут лишь отрицательные эмоции - стыд, сожаление, раскаяние.

- Я постараюсь, Лидия Петровна, - сказала Светлана, вставая.

Ну вот, получила от психиатра "добро" на свой план, теперь можно претворить его в жизнь.

Алла ехала домой, думая о Лене Переваловой. В суете сегодняшнего дня ей некогда было вспоминать вчерашние события, но сейчас, за рулем, у неё есть возможность все обдумать.

Она всегда старалась помочь всем своим знакомым, не нашедшим себя в новых условиях, а уж друзьям и подавно. Да, ей повезло, ухватила за хвост удачу. Самоуверенная Алла весьма высоко ценила собственные способности, но при этом была реалисткой. Если бы, начиная свою бизнес-карьеру, она не выбрала защитником Мирона, в миру носящего имя Славы Миронова, так бы и сидеть ей в сыром, вонючем подвале с надписью на двери АО "Прима" и крутить свой маленький бизнес. Это, конечно, преувеличение, она бы и без Мирона сыскала себе покровителей - обзаводиться нужными связями Алла умела, пригодились навыки "казановы в юбке". И все же вряд ли кто-то другой отвалил бы ей такой солидный беспроцентный кредит, бесплатно предоставил огромное помещение под офис и склад, оснащенное всей необходимой техникой. А кто бы защищал её от наездов других мафиози?

В общем, без Славы Миронова она бы так круто не раскрутилась. А быть середнячком не в её правилах. Ее девиз, как у Юлия Цезаря, "Aut Caesar, aut nihil", - "Или Цезарь, или ничто". Но ей дано то, что не дано другим.

Нахальство не зря называют вторым счастьем. Свои способности Алла оценивала как выше среднего, но не супер, - она и в этом вопросе была реалисткой. Зато нахальства хоть отбавляй. Излишней нравственностью Алла себя не обременяла. Когда надо, она без интеллигентских сомнений и самокопаний перла напролом, отпугивая слабонервных своей бесшабашностью и бесстрашием. Могла и вцепиться мертвой хваткой, и припугнуть, и пригрозить, и наказать по-своему, если по-другому не понимали. Да и внешностью Боженька не обидел, мужики до сих пор клюют, особенно слабые и закомплексованные.

Многие из сокурсников по своим способностям на порядок выше, но остались за бортом жизни и сейчас почти нищенствуют. Отчего же не помочь своим? Денег у неё теперь столько, что до конца жизни хватит да ещё и останется, детей нет, наследовать некому. Денежные субсидии Алла считала унизительными и для дающего, и тем более, для берущего. У неё есть возможность помочь своим ребятам по-другому.

Создавать банальное частное детективное агентство неинтересно. Их сейчас в Москве как грязи. Есть идея поинтереснее. Название будущей конторе она уже придумала. И даже есть подходящая кандидатура на роль мозгового центра - Матвей Лопаткин. Умом остер, прирожденный аналитик. Правда, ленив, но это дело поправимое, она быстро вправит ему мозги, если Мотя надумает сибаритствовать.

Новая фирма окажет услугу, в первую очередь ей самой - даст возможность помочь своим друзьям так, что те об этом даже не узнают. Заказами она их обеспечит - в деловом мире у неё предостаточно не бедных знакомых, которые будут рады, если их избавят от проблем. Она сделает фирме хорошую рекламу, дескать, умельцы на все руки, потом ребята раскрутятся и начнут зарабатывать сами. Много ли ума надо, чтобы делать то, что делают сыщики, - многие из них вообще интеллектом не отягощены, а научились. Ее ребята тоже всему научатся. Виталик со своими сыщиками возьмет над ними шефство, поделится опытом, а дальше они и сами сообразят. Мозги у них свежие, стереотипно мыслить ещё не приучены, так что смогут думать и поступать неординарно. Да и ей это интересно. Бегать самой, собирать фактуру хлопотно, к тому же, времени на это нет. Но зато появится возможность быть в центре событий, удовлетворить присущий ей авантюризм и регулярно получать хорошую порцию адреналина, без которой ей жить скучно.

"Видно, во мне нереализованное материнство играет", - мысленно усмехнулась над собой Алла, набирая номер домашнего телефона Матвея.

- Мотя, привет. Угадай с трех раз, кто это?

- Привет, мадам Королева, - послышался ироничный голос сокурсника.

- Узнал уже по первым тактам моего неподражаемого голоса? Жаль, жаль, видно не суждено мне стать богатой.

- Да ты, судя по всему, и так не бедствуешь.

- Ехидничаешь?

- Отчего же? Просто констатирую факт.

"Комплексует Мотька, что ли? - удивилась Алла. - Вроде бы, он никогда не был завистлив и не очень-то охоч до презренного металла...".

- А почему ты называешь меня "мадам"? Я ведь разведена и теперь опять почти "мадемуазель". Схожу на гименопластику и опять готова под венец даже с привередливым старым холостяком или бешено ревнивым лицом кавказской национальности.

- Куда-куда сходишь? - заинтересовался Матвей.

- Эх ты, холостяцкая рожа, отстал от жизни, элементарных вещей не знаешь. Гименопластика - это восстановление девственности.

- Н-да...

- Твое многозначительное мычание следует понимать как: "На ней пробы негде ставить, а она девственность решила восстановить", - не так ли, друг мой, Мотя?

- Я совсем не то имел в виду, - попытался оправдаться тот. - Просто не знал, что можно сделать такую операцию.

- Можно, дорогой, за деньги все можно. Очень модная нынче операция, ежегодно из гинекологических кабинетов выходят несколько миллионов свежеиспеченных девственниц. Кстати, о деньгах, ты не хочешь пригласить меня на ужин?

Судя по заминке сокурсника, с этим вопросом она попала впросак.

"Черт, кобыла бестактная, что это я ляпнула, не подумавши, - мысленно ругнула себя Алла. - У Мотьки, наверное, денег нет водить меня по кабакам". - и тут же исправила свою оплошность:

- Это я к тебе в гости напрашиваюсь. Самому, небось, и в голову не придет пригласить свою бывшую возлюбленную.

- Почему же бывшую... - тут же заглотил наживку неискушенный в женском хитроумии Матвей.

- А если не бывшую, то скорее приглашай, а то я так голодна, что у меня скоро начнется самопереваривание желудка.

- Но у меня... - Матвей явно растерялся от её напора.

- Знаю, знаю, что ты старый холостяк, и в твоем холодильнике все давно заросло зеленой плесенью. Но хоть пара яиц у тебя найдется?

- Найдется, - без особого воодушевления ответил Матвей.

- Хоть коркой хлеба угостили бы... - голосом кота Базилио промурлыкала Алла. - Ладно, свари мне вкрутую пару яиц. Сумеешь?

- У меня есть кулинарная книга, там наверняка есть рецепт, - в тон ей ответил сокурсник.

- Тогда жди с нетерпением и парой яиц... вкрутую, я скоро буду, и от твоих яиц не останется даже скорлупки.

"Фу, ну и пошлости вы говорите, мадемуазель", - тоном покойной Ларисиной бабушки, урожденной графини Самойловой и поборницы светских манер, укорила себя Алла, давая отбой.

- А хлеба можно совсем не давать, - заявила она с порога, подражая своему любимому Винни-Пуху. Любимому, потому что тот тоже, как и сама Алла, очень любил поесть много и часто.

- Проходи, - Матвей посторонился, пропуская её в просторную прихожую, забрал у неё сумочку и помог снять пальто.

"Что-то вид у Мотьки невеселый, - подумала она, исподтишка разглядывая сокурсника. - Или я приперлась невовремя? Может, он с бабой был, но в силу своего интеллигентского воспитания не смог мне, нахалке, отказать? Да нет, непохоже, что тут пахнет бабой".

- Ну, приглашай к столу, - безмятежно улыбаясь, заявила она, продолжая размышлять: "Надо бы Мотьку женить. Какой-то он санитарно запущенный. Хоть и видно, что переоделся к моему приходу, но воротник рубашки замызган, штаны не знают, что такое утюг, а носки, небось, дырявые и сто лет не стиранные... И это Мотя Лопаткин, в прошлом неисправимый щеголь?.. Пока были живы мама с папой, у Мотьки за собственное бытовое обслуживание голова не болела, а теперь сражается с грязью один на один. Видно, мне по совместительству придется поработать и свахой. А что? У меня неплохо получается, - похвалила она себя. - Светку вон выдала замуж, теперь нужно и остальных одиноких сокурсников пристроить в хорошие руки. Или переженить их между собой?.. Нет, пусть сначала поправят свое финансовое положение, ни к чему нищету плодить".

Матвей провел её в невероятно захламленную гостиную, где на столе стояло нехитрое угощение и бутылка недорого вина.

"Неужели наш избалованный плейбой пьет это пойло? - удивилась Алла. Раньше предпочитал только хорошие вина... Видно он, бедняга, совсем на мели. И дома у него ужасный бардак, похоже, здесь не убирали несколько лет. Потому он так стесняется, всю свою самоуверенность враз растерял. А я-то, дурында беспардонная, напросилась к нему в гости. Черт, надо же так проколоться! Лучше бы я его к себе пригласила. Хотя нет, это было бы ещё хуже, тогда Мотька бы ещё больше закомплексовал. Но ведь на улице не пообщаешься, разговор у нас серьезный и надолго. Ладно, буду проще, и люди ко мне потянутся", - успокоила она себя любимой поговоркой, присаживаясь к столу.

- Ну, давай за нас! - проникновенным тоном произнесла верная боевая подруга, первой поднимая бокал. - На брудершафт мы с тобой ещё не пили, а это хороший повод облобызаться.

Хозяин дома держался скованно, и она изо всех сил старалась его растормошить. Выпили на брудершафт, Матвей скромно приложился к щечке.

"Да-а, видать, за эти годы Мотя так и не приобрел сексуального опыта", - подумала циничная Алла.

- После первой не закусываю! Наливай! - объявила она столь любимый алкоголиками тост.

Выпили и по второму бокалу, потом по третьему. Избалованная хорошими напитками Алла лихо опрокидывала кислое пойло, не поморщившись. Матвей слегка порозовел и выглядел уже не таким смущенным.

- Что же ты не ешь? - спросил он. - А говорила, что голодна.

- У настоящего алкаша еда лишь повод выпить, - на ходу придумала она отговорку, потому что есть ей совсем не хотелось, а уж то, что стояло на столе, и подавно. Алла с детства терпеть не могла яйца вкрутую, но, как она сама любила говорить: "Взявшись за гуж, не говори, что не муж". Наивный Мотя и в самом деле приготовил ей два яйца вкрутую. Пришлось съесть, изображая зверский аппетит.

Решив, что с прелюдией покончено, врная боевая подруга приступила к делу, ради которого приехала:

- Мотя, что-то наша жизнь стала похожа на непрекращающийся детектив. Только-только избавлю одну подружку от проблемы, - другая тут же влипает в историю с криминальным душком. Вот я и решила организовать фирму, которая будет избавлять моих друзей от проблем. Даже название придумала "Услужливый самаритянин".

- Звучит издевательски, - хмыкнул Матвей.

- Скорее, иронически.

- Тогда уж назвала бы свою фирму "Услужливая самаритянка", - съязвил Мотя.

- А там будут не только самаритянки, но и самаритяне. И фирма будет не моя, а автономная. А вообще-то прилагательное "услужливый" я использовала лишь для поддержания беседы на должном интеллектуальном уровне, зная, что ты непременно пожелаешь поупражняться в остроумии и вступишь в диалог.

Матвей покосился на неё и усмехнулся - понял подтекст: Алла напомнила ему о пикировках времен их студенчества.

- Официально фирма будет именоваться "Самаритянин", - как ни в чем не бывало, продолжала она, с удовлетворением отметив про себя, что удалось слегка расшевелить Мотю и отвлечь от самотерзаний по поводу своего весьма скромного житья-бытья. - На начальном этапе помогу материально, ссужу кредитом, дам помещение, а потом господа самаритяне сами будут зарабатывать на булку с маслом, и кредит заставлю выплатить до копеечки, и за аренду помещения возьму по существующей таксе, чтобы избавить их от чувства глубокой благодарности за оказанное благодеяние.

- Понятно... Надоело помогать друзьям решать проблемы, хочешь избавить себя от головной боли, - не удержался от сарказма Матвей.

- Ты почти прав. За исключением того, что мне это дело надоело. Помочь друзьям я не против, но я же как-никак бизнес-леди. Заместителя у меня нет, никому не верю, все приходится самой. Когда у подруг проблемы, я с головой окунаюсь в это дело, бизнесом некогда заниматься. А в коммерции если сама не проконтролируешь, сотрудники тут же начнут химичить.

- И ты решила черновую работу по расследованию скинуть на других...

- Верно мыслишь, Мотя.

- Но есть немало частных детективных агентств. Твои друзья могут прибегнуть к их услугам.

- Э нет, дорогой. Проблемы у моих подружек обычно интимного характера, первому попавшемуся сыщику доверить их нельзя. А частные детективы, хоть и обещают конфиденциальность, но... Они меж двух огней: с одной стороны, должны хранить секреты заказчика, а с другой - контактировать с органами и снабжать их информацией, если узнают о чем-то, подпадающем под статью УК. Платные сыщики постукивают в органы, иначе рискуют лишиться лицензии. В своем большинстве они плоть от плоти этих самых органов, сами когда-то служили там и сохранили тесные связи, вот и обмениваются с бывшими коллегами взаимовыгодной информацией. Не исключена и вероятность последующего шантажа заказчика.

- А твои друзья дают повод для шантажа?

- Всяко в жизни бывает... - уклонилась от ответа верная боевая подруга.

- И ты хочешь создать карманную фирму, которая будет гарантировать полную конфиденциальность? - ироническим тоном уточнил Матвей.

- Вот именно, - серьезно ответила Алла, проигнорировав иронию собеседника. - Чтобы там работали ребята, не имеющие никакого касательсвтва к органам.

- Разве можно поручать такую работу не профессионалам?

- Профессионализм - дело наживное. Главное, чтобы глаза горели энтузиазмом. Вот я, к примеру, и помыслить не могла, что буду расследовать преступления, а оказалось, что у меня просто-таки дар сыщика. Вот и дадим возможность нашим ребятам раскрыть в себе этот дар.

Матвей недоверчиво покачал головой и промолчал.

- Потому я и решила назвать фирму так завуалированно. Пусть думают, что это контора, предоставляющая рабсилу, - домработниц, экономок, гувернанток, нянь и прочей обслуги. Кстати, это идея, можно набрать рабсилу, которую можно внедрить в нужную семью для сбора информации. Няня-детектив - звучит обнадеживающе, ты не находишь?

- Что-то сомнительно... - покачал головой Матвей. - У нянь с интеллектом туговато.

- А мы наберем специалисток с верхним образованием и могучим интеллектом. Для нас самое главное - строжайшая конспирация, чтобы никто не догадался, что наша с виду невинная гувернанточка на самом деле мисс Шерлок Холмс.

Сделав паузу и не дождавшись ответной реакции, верная боевая подруга продолжала уже другим тоном:

- Я прикололась Мотя, а ты даже не врубился. Что-то ты теряешь нюх на розыгрыш, мой дорогой.

- А-а... Значит, про "Самаритянина" - это розыгрыш?

- Нет, от идеи создания такой фирмы я отказываться не собираюсь. Для прикрытия она будет осуществлять посреднические услуги по предоставлению рабсилы, но не нянь, гувернанток и прочей домашней обслуги - таких фирм сейчас полно, - а специалистов для коммерческих фирм.

Алла сделала паузу, ожидая ответа Матвея - догадается ли, что она с помощью "Самаритянина" хочет обеспечить сокурников высокооплачиваемой работой. Верная боевая подруга не собиралась полностью посвящать его в свой замысел, иначе самолюбивый Мотя оскорбится. Пусть он вначале согласится стать главным самаритянином, а потом она потихоньку пристроит и остальных своих знакомых. Отметив, что собеседник ни о чем не догадывается, Алла продолжила деловым тоном:

- Понимаешь, сейчас в этой сфере имеется несостыковка. С одной стороны, коммерческим фирмам нужны хорошие специалисты. Кого-то увольняют, другие уходят на более перспективную работу, так что вакансии есть постоянно. А где взять замену? Через знакомых из деловых кругов не получается - профессионалы нужны всем, никто не отдаст и не порекомендует хорошего специалиста, а лучше возьмет его к себе на работу. Поэтому фирмам зачастую приходится давать объявления в газеты и надеяться на удачу повезет ли с новым сотрудником или нет. Если нет, увольняют и опять ищут замену методом проб и ошибок. А с другой стороны, есть целая армия классных специалистов, которые не могут найти приличную работу. Раньше люди устраивались на хорошее место по блату, по телефонному звонку, а теперь, потеряв работу, они бьются с этой проблемой в одиночку. Кто-то идет на биржу труда, но там им предоставляют неинтересные вакансии. Любой профессионал хочет трудиться по специальности, а ему, как правило, предлагают работу не в масть. Другие пытаются трудоустроиться по объявлению, но это тоже малоперспективно: коммерческая фирма боится брать кота в мешке, ведь у многих соискателей нет ни рекомендаций, ни опыта работы в таких структурах. И вот безработные профессионалы безнадежно ходят из фирмы в фирму, а на собеседовании их обычно оценивают по экстерьеру, а не по деловым качествам - за несколько минут не выяснишь, годится ли соискатель или нет, экзаменуемый может растеряться, стушеваться и не покажет себя во всей мощи своего профессионализма. Поэтому на работу берут или молодых, смазливых и длинноногих, по принципу "Не догоню, так согреюсь", то бишь, если в профессиональном отношении девица полный ноль, то хотя бы утешит шефа в постели, или тех, кто держится уверенно, с достоинством и произведет хорошее впечатление. А когда человек несколько месяцев обивал пороги разных организаций и никак не может устроиться на работу, то, сам понимаешь, держаться уверенно и с достоинством у него не очень получается. Безработный уже боится, что его и здесь не возьмут, и выглядит типичным неудачником. Посмотри, сколько сейчас объявлений в газетах: в разделе "Работа" пишется "Фирме требуется...", а в разделе "Ищу работу" - ответные объявления. И те, и другие действуют наудачу. Я хочу упорядочить этот процесс. Создать посредническую контору, где соискателями будут классные профессионалы, которых можно уверенно рекомендовать на хороший оклад в приличную фирму. И обе стороны будут взаимно удовлетворены. Как говорится, и нашим, и вашим спляшем. Разумеется, за посреднические услуги предполагается определенная мзда, но не с соискателя, а с фирмы, она не бедная, ей проще раскошелиться, чем иметь постоянную головную боль, устраивая чехарду с наймом рабсилы.

- Ты собираешься так масштабно работать?

- А почему бы и нет?

- Значит, "Самаритянин" не будет фирмой прикрытия?

- Будет, Мотя. Одно другому не мешает. Весь цимес в том, что официально эта контора не будет числиться детективным агентством, значит, не нужно светиться в органах, не нужно обзаводиться лицензией. Вполне возможно, некоторая часть соискателей будет одновременно исполнять обязанности засланного казачка, если понадобится информация. Но не будучи лицензированными частными сыщиками, они избавлены от необходимости доносить в органы, если в процессе сбора информации выяснится, что кое-кто слегка преступил закон.

- Ага, укрывательство преступлений... - зловещим голосом произнес Матвей. - Соучастники...

- А хоть бы и так, - беспечно отмахнулась Алла. - Угрызениями совести по этому поводу я страдать не собираюсь.

- И ты возглавишь этот сплоченный коллектив шпионов, соучастников и укрывателей?

- Нет, Мотя. Возглавишь этот сплоченный коллектив соучастников ты.

- Я?! - искренне удивился Матвей. Он-то думал, что Алла просто решила поделиться своей новой идеей, а в глубине души тщил себя надеждой, что разговоры о будущей сыскной фирме лишь предлог для встречи.

- Именно, - со всей серьезностью заверила его верная боевая подруга. Ты самая подходящая кандидатура на роль главаря сообщников, пособников и укрывателей.

- Твое предложение так неожиданно... - растерянно произнес Матвей.

- А ты ждал от меня предложения руки и сердца? - съехидничала Алла, от которой не укрылись томление сокурника и его красноречивые взгляды - он явно надеялся, что вечная возлюбленная наконец-то оценила его постоянство и решила перевести отношения в иную плоскость. Алла сознательно проявила жестокость, чтобы раз и навсегда лишить его иллюзий. Неформальные отношения всегда во вред делу, а она, а первую очередь была деловой женщиной.

Матвей все ещё не мог поверить и молча смотрел на нее, ожидая, что Алла, известная прикольщица, сейчас рассмеется и скажет, что это опять розыгрыш.

- Нет, Мотя, я тебя не разыгрываю, - развеяла та его надежды. - Ты где сейчас подвизаешься?

- Да так... - ему не хотелось говорить на эту тему. - Работаю в одном издательстве.

- Кем? - деловая Алла не любила неясностей.

- Числюсь редактором.

- А на самом деле?

- Сочиняю рекламные тексты для шедевров отечественной беллетристики.

- Судя по твоему кислому виду, подобная деятельность тебя не очень-то вдохновляет?

- Нет, конечно. С души воротит от этой макулатуры, а приходится писать "Суперроман, возвышенная любовь, лихо закрученный сюжет, тонкий юмор", хотя там ни юмора, ни остроты, набор штампов и банальнейший сюжет. Народ это чтиво потребляет, вот и издают.

- Зачем же ты в этом участвуешь? Значит, тоже соучастник процесса оболванивания наивных читательских масс.

- А где мне прикажешь трудиться? Торговать турецко-корейским ширпотребом?

- Потому и предлагаю тебе настоящее мужское дело, где нужно работать мозгами.

- Но я же не детектив.

- А это и не нужно. Для того, чтобы собирать материал, у нас есть Виталька Рылеев. Раньше он работал в частном детективном агентстве. Правда, Виталик бывший мент, но наш человек, не из продажных.

- Что же ты его не сделаешь руководителем "Самаритянина"?

- Виталька хороший сыщик, но не аналитик. Ментовская служба его испортила - привык больше ногами работать, чем головой. Бегать, высунув язык, собирать улики, выяснять пресловутое алиби. Это уже вчерашний день, Мотя. Консервативное мышление. Тут надо ширше мыслить. Думать, анализировать, а не бегать в поисках фактуры. А думать - это как раз то, что умеешь ты. Стирать ноги до жопы в поисках улик тебе не придется. Будешь сидеть, как Ниро Вульф, в красивом кабинете, а Виталька будет при тебе исполнять обязанности верного Арчи Гудвина.

- Это только в книгах все просто. Почему-то детектива озаряет именно единственная верная идея, хотя для этого нет никаких оснований. Современные преступления одиночке не раскрыть.

- Не переживай, Мотя, сыщицкой рабсилы будет предостаточно. У Витальки много толковых друзей-приятелей. Думаю, есть смысл их переманить. Они пока томятся в тоске - дела-то у них по большей части пустяковые, а мы обеспечим их настоящей работой.

- А ты кем будешь в "Самаритянине"? Серым кардиналом? Подстрекателем? Прикрытием?

- Я буду идейным вдохновителем и консультантом, - серьезно ответила верная боевая подруга, прогинорировав его ехидный тон. - Могу даже поработать мозгами безвозмездно, то есть даром, как говорила ученая сова из мультика про Винни Пуха.

- И зачем это тебе нужно? Одно дело - помочь друзьям в трудной ситуации, а другое - создать полулегальную фирму да ещё с таким размахом.

- Есть люди, которые не могут жить без острых ощущений, Мотя, - тоном учительницы, разъясняющей азы бестолковому ученику, произнесла Алла. - Это про меня.

- Так ты не друзьям хочешь помочь, а острыми ощущениями себя обеспечить?

- Умен ты, Мотя, не по годам, - улыбнулась она. - Сразу зришь в корень. Именно из эгоистических соображений я и встреваю в разные гнилые истории, чтобы не застояться. Грести бабки в бизнесе мне уже скучно, а с помощью "Самаритянина" моя жизнь сразу забурлит и наполнится новым смыслом.

Матвей глядел на неё недоверчиво, пытаясь понять, говорит ли Алла правду или, как всегда, дурачится. Насчет своего эгоизма она, конечно, заливает, рисуется, ожидая опровержений, а вот в отношении любви к риску, пожалуй, права. Лихой характер сокурсницы он прекрасно знал. Но ему-то зачем острые ощущения? Он человек совсем другого склада - созерцатель, а не активный участник.

Видя его колебания, верная боевая подруга решила пустить в ход ещё один аргумент:

- В одной умной книге я прочла, что во многих людях скрыта потенциальная агрессия. Если она неуправляема, то тут последствия непредсказуемы. Но если направить её в полезное русло, то могут быть сокрушительные результаты. Когда моя жизнь становится однообразной, я сама лезу на рожон. Очень люблю повеселиться, а особенно пострелять. Ты же не хочешь, чтобы я влипла в историю, не так ли, друг мой, Мотя?

- А тебе непременно нужно украшать свою жизнь проблемами? - не сдавался Матвей.

- Непременно, - улыбнулась Алла. - Иначе мне скучно жить.

- И какая же роль уготована мне?

- Будешь держать меня за фалды, чтобы не очень зарывалась.

- Вряд ли мне это удастся. Ты всегда поступала так, как считаешь нужным.

- Верно, - согласилась Алла. - Но и слушать умных людей я умею. Раньше меня сдерживала Ларка, но теперь подружка очень ослабела здоровьем, у неё подозревали стенокардию. Теперь, правда, этот диагноз сняли, оказалось, что неврастения, но не знаю, слаще ли редьки этот хрен. Наш психиатр сказала, что у Ларки очень хрупкая нервная система, и её нужно усиленно оберегать от психотравмирующих ситуаций. Потому и хочу избавить её от стрессов. Так что Ларка уже не может исполнять обязанности держателя за фалды.

- И ты решила привлечь меня...

- Да, мой дорогой. Учти, это большая честь. Пораскинув мозгами, я из всех возможных кандидатур выбрала на эту роль именно тебя. Другого я бы и слушать не стала, а тебя, может быть, послушаю. Если меня занесет не в ту степь, а ты категорически вопротивишься, я покорно склоню голову и подчинюсь.

Матвей видел, что сокурсница дурачится, но не мог придумать, как же ей агрументированно возразить. Не будет Алла ему подчиняться - это точно, она вообще никому никогда не подчинялась. Создать фирму для того, чтобы обеспечить её острыми ощущениями, - дурость.

Верная боевая подруга будто прочла его мысли.

- Ты правильно подумал, мой друг Мотя. Раньше я сама искала приключений на свою жопу, а теперь хочу направить свою неумеренную агрессивность в социально-позитивное русло. Сразу двух зайцев убью - и людям помогу, и сама буду в гуще событий. А когда придет час расплаты, самолично приведу приговор в исполнение.

- Очумела, подруга? - встревожился Матвей.

- Это я так, образно. Но сермяжная правда в моих словах есть. Зло должно быть наказано, не так ли? "Nil inultum remanebit", - "Ничто не останется без возмездия", - сказано в Евангелии от Луки. Я решила организовать фирму "Самаритянин" не только для того, чтобы помочь выбраться из жопы хорошим людям, но и для того, чтобы наказать плохих.

- Нет, Алла, тут я тебе не помощник, - твердо произнес Матвей.

Идея сокурсницы его совсем не воодушевила. Он не представлял себя в роли мозгового центра по расследованию криминальных ситуаций, а уж о том, чтобы кого-то карать, и речи быть не может.

С типичным снобизмом интеллигента, не желающего запачкаться, Матвей не хотел принимать участие в сомнительных делах. Пусть сейчас время криминальное, пусть кровь и трупы стали обыденным явлениям, но это не для него. У него, Матвея Лопаткина, своя жизнь, свой маленький мирок - любимые книги, приятное одиночество в раздумьях об отвлеченных материях, привычный уклад, когда каждый следующий день прогнозируется, и заранее знаешь, что никаких потрясений не произойдет. Пусть он зарабатывает мало, но ему вполне достаточно. Ломать этот стереотип у него нет никакого желания. Зачем? Острые ощущения его не привлекают, наоборот, Матвей всегда старался держаться в стороне от событий, которые могли бы задеть его спокойно-созерцательное существование. Может быть, потому и не женился, что хотел сохранить свой привычный жизненный стереотип. Возможно, Алла стала его "вечной возлюбленной" потому, что Мотя прекрасно знал - она никогда не будет его женой. Любить на расстоянии менее обременительно, чем любить живого человека. Послушать про её лихие подвиги интересно, но участвовать в них самому, - нет уж, увольте!

Алла наблюдала за сокурсником с легкой усмешкой. Мотя мужик умный, но отнюдь не Штирлиц. Все его мысли можно без труда прочесть по лицу. Сейчас он с типичной интеллигентской нерешительностью обдумыавет её предложение и уговаривает себя, что оно ему не подходит. Пусть потужится размышлизмами. Мотя не тот человек, который может с бухты-барахты кинуться в авантюру. Ему нужно дозреть, чтобы это было его собственное решение. Иначе потом он измучает её нытьем, что бедовая "вечная возлюбленная", пользуясь его особым к ней отношением, втянула его в гнилое дело. На такое дело человек должен пойти сознательно, а не под давлением.

В принципе Алла вполне могла бы обойтись и без Матвея Лопаткина. Найти умного человека, способного грамотно переварить информацию, не проблема. Он будет с руки есть за то, что она даст ему возможность хорошо заработать. Но тот будет человеком со стороны, а ей хотелось помочь Моте. Что-то он совсем закис, надо его немного втряхнуть.

Когда-то Матвей был одним из лучших на их курсе, ему прочили большое будущее. А кто он теперь? Протирает штаны в каком-то вшивом издательстве, кропает рекламные тексты на бездарную беллетристику, зарабатывает копейки. И никакого морального или материального удовлетворения от своей работы не получает. Приобрел повадки закоренелого холостяка, морда скучная, внешний вид обшарпанный. Единстсвенное его достояние - эта трехкомнатная квартира на Кутузовском, оставшаяся ему после смерти родителей. И то вся обветшала и заросла паутиной без заботливой женской руки. Сам Матвей не способен проявлять рвение на ниве домашнего хозяйства - единственный сын "высоких" родителей, он с детства рос на всем готовом, а в юности был типичным плейбоем.

Если бы Моте пятнадцатилетней давности показали Мотю сегодняшнего, он бы ни за что не поверил, что может таким стать. Да и кто мог этому поверить? Красавец и острослов, любимец прекрасной половины курса - и вот этот побитый плесенью унылый неудачник?! Хоть бы семьей обзавелся, детишек наплодил, и то какая-никакая польза. А так... Сидит бывший острослов и любимец женщин за обшарпанным столом и морщит мозг, сочиняя очередной рекламный шедевр на низкопробное чтиво, а жизнь проходит мимо. Придумал себе сказочку, будто не женится потому, что до сих пор в неё влюблен. Сразу видно, что любовницы у него нет. Наверняка удовлетворяет себя сам, поглядывая на откровенные картинки в мужском журнале, или на крутое порно по видео.

"Пусть побудет среди людей, дамой сердца обзаведется, а даже если и нет, то найдет какую-никакую бабешку для удовлетворения физиологических надобностей", - думала верная боевая подруга, разглядывая бывшего сокурсника с тихой жалостью и сочувствием.

Матвей Лопаткин - не просто сокурсник. Пусть он лентяй и язва, каких свет не видывал, не менее язвителен и саркастичен, чем сама Алла, но их связывала давняя дружба.

В студенческие годы Аллу называли "казановой в юбке". Про иных мужчин говорят: "Ни одной юбки не пропустит", а про неё можно было сказать: "Ни одним штанам не даст пройти мимо".

- Я блядь, и этим горжусь! - нахально заявляла она своим многочисленным любовникам, если те пеняли ей на ветренность и неверность.

- Пока с мужиком не пересплю, я не могу его до конца понять, - так объясняла она Ларисе свою позицию. - В перьях, то бишь, в одежде, он павлин. А мне интересно знать, что прячется под этими перьями. Не в буквальном смысле, то есть, не его несравненное тело, а нутро. Когда мужик сбрасывает одежду, то обнажается не только телесно, но и душевно. В койке не притворишься павлином, если ты всего лишь громкоголосый петух. Постель сразу выявляет, ху из ху. Членоимимтаторов я сразу гоню прочь, а если мужик крепок не только в отношении своего прибора, но и как личность, вот тогда с ним можно иметь дело. И не только в постели.

Алла умудрялась оставаться в друзьях даже с бывшими любовниками - из числа тех, кого сочла достойным своей дружбы. С остальными же расставалась безжалостно, не скупясь на нелестные характеристики их сексуальных и личностных особенностей.

- Со всем курсом пересплю и методом естественного отбора отсею всякую шваль, - дурачась, говорила она Ларисе. - А потом займусь другими курсами и так весь институт пропущу через свою койку. Не обижу и преподавателей, и институтское руководство - кто-то же должен мне помочь делать карьеру, когда я распрощаюсь с Альма матер.

Несмотря на её показной цинизм, в чем-то Алла оказалась права. Когда её исключили из комсомола за ненормативную лексику и демонстративный отказ платить членские взносы, а потом чуть не исключили из института, за неё вступились очень многие, в том числе декан, которого она уже успела соблазнить. Ее оставили в институте, а от восстановления в комсомоле строптивая Алла отказалась сама, заявив: "Срать мне на ваш ВЛКСМ, давно собиралась выбыть сама по идейным соображениям". Сидеть бы ей за такие крамольные слова в казенном кабинете напротив сурового гэбэшного дознавателя, но опять её спасли покровители.

- Вишь, подруга, и от моего блядства тоже есть польза, - хвалилась она Ларисе. - И тебе облегчила жизнь, а то пришлось бы мне передачи на зону слать. И за меньшие грешки людей сажали по 70-ой статье, так что моя тактика в отношении отбора друзей и заступников оказалась верной.

А вот с Матвеем было совсем по-другому. Они тусовались в одной компании "золотой" молодежи, где романы легко складывались и так же легко затухали. Прирожденная кокетка Алла оставила без внимания лишь поклонников Ларисы и почему-то Матвея Лопаткина, хотя тот не скрывал своих чувств и ухаживал за ней с первого дня знакомства.

- Что же ты Мотю не заманила в постель? - как-то ехидно поинтересовалась Лара.

- А мне не требуется проверять его на вшивость с помощью койки, заявила Алла. - Мотька мне и так ясен до самого донышка. Наш человек, хоть и трепло не меньше, чем я. Это он только с виду уверенный-самоуверенный, а на самом деле закомплексованный мальчик, настоящих баб даже и не нюхал, постельных битв побаивается, опыта нет. Я же не стану вести себя в койке как невинная гимназистка, наброшусь на него со всей присущей мне страстностью, а он ещё больше раскомплексуется. Не хочется ранить его нежную душу, наш Мотя очень самолюбив. Ему сейчас и хочется, и колется. Но ничего, от желания ещё никто не умирал. А вот болезненный удар по самолюбию может подкосить нашего веселого юношу, станет он мрачным и озлобленным, чего доброго, превратится в отъявленного женоненавистника, а наша компашка понесет невосполнимую потерю, лишившись лучшего острослова. Нет уж, пусть Мотя живет в ладах с собой и хохмит и тешит себя надеждой. А мужик он без второго дна, в нем я уже разобралась.

- А почему ты решила, что он в постели непременно опозорится? удивилась всезнайству подруги Лариса.

- Да мне уже не обязательно с мужиком спать, чтобы понять, кто он есть, - пояснила Алла. - У меня теперь богатый опыт, и по законам диалектики количество перешло в качество. Пропустив через свою койку не одну сотню мужиков, я стала психологом-самоучкой. Научилась в людях разбираться.

- Мотя, я не хочу ставить тебя в один ряд со своими постельными партнерами, - как-то сказала она в ответ на активные ухаживания сокурсника. - С ними я просто играюсь, а к тебе отношусь серьезно. Хоть ты и хохмач, но я же понимаю, что это лишь маска. Сама такая же - дурачусь и прикалываюсь, чтобы никто не догадался, что у меня внутри. Так что мы с тобой в чем-то похожи. Мне не хочется перед тобой притворяться, мы родственные души. А если я с тобой пересплю, это будет похоже на инцест. Любовником может быть каждый, а другом - единицы. А ты мне дорог как друг, и я не хочу рисковать.

Матвея такое объяснение удовлетворило. Наверное, Алла была права - ему и хотелось, и вместе с тем, было страшновато стать любовником "казановы в юбке", о которой даже безжалостно брошенные любовники, которых она сочла недостойными для продолжения отношений, говорили как о "тигрице" в постели. Ему льстило то, что Алла выделила его среди остальных, найдя в нем родственную душу и назвав другом, которым дорожит.

Ухаживать за ней и говорить о своей любви он не перестал, но в их отношениях пропал налет эротики. Алла легко переводила все в шутку, Матвей остался в качестве "вечно влюбленного", и такое положение устраивало обоих.

Когда Алла ещё работала старшим лаборантом, а Мотя ассистентом на кафедре их родной Альма матер, они часто общались, и их словесный вялотекущий роман продолжался. Она выходила замуж, разводилась, снова выходила замуж, меняла любовников, а Матвей Лопаткин числился в её постоянных обожателях. Он с блеском защитил диссертацию, а Алла шутила, что теперь, учитывая ученую степень и трехкомнатную квартиру, Мотя завидный жених, и она рассмотрит его кандидатуру после очередного развода. Потом Алла занялась бизнесом, уговорила и Ларису, и подруги завертелись в хороводе деловой жизни. Вспоминать про "вечного влюбленного" было недосуг, у Аллы появился новый круг общения, да и дел было непроворот.

Три с половиной года назад, на десятилетии окончания института Матвей выглядел ещё вполне прилично. В те времена он работал на кафедре, жаловался на нищенскую зарплату, но говорил об этом, как всегда, шутя:

- Не за деньги работаем, а за идею, потому что какие ж это деньги?!

Тогда Алла ещё не знала, что его родители погибли, и была уверена, что его папаша, как и вся бывшая номенклатура, нашел теплое местечко, и избалованному сыночку, как обычно, перепадает от родительских щедрот, а его занятие наукой больше хобби, нежели средство заработать на жизнь. Да и не то него ей тогда было - на десятилетие пришли не только их сокурсники, но и ребята со старших курсов, она была окружена плотным кольцом бывших поклонников, и Мотю быстро оттеснили в строну более бойкие Аллины обожатели, которые, как выяснилось, не перестали её обожать насмотря на десятилетний перерыв.

На свадьбу Светланы Матвей пришел в том же костюме, что и на институтский юбилей. Наметанным глазом Алла сразу увидела, что костюму уже много-много лет, и Мотя одел его не из пренебрежения одеждой, а потому что другого у него нет. Раньше он всегда одевался с иголочки, недаром плейбой, а теперь, похоже, ходит в одном и том же костюме и на работу, и на торжества.

- Мотя, а почему ты ушел из института? - неожиданно для себя спросила Алла и только потом поняла, что невольно задела самолюбие сокурсника.

- В издательстве платят больше, - нехотя ответит он.

Один из её жизненных принципов, согласно старинной испанской пословице, "Пошла танцевать - надо прижиматься". Раз уж вылезла с бестактным вопросом, нужно идти до конца и извлечь наибольшую пользу даже из невыгодной ситуации.

- И сколько же ты сейчас получаешь?

- Три тысячи, - уныло ответил Матвей.

Понятно. Что для него три тысячи, когда при маме с папой он привык ни в себе не отказывать и покупать дорогие книги из категории раритететов.

- А на кафедре у тебя какой был оклад? - продолжала допытываться Алла.

- Полторы.

Сокурснику этот разговор был явно неприятен. Мотя всегда любил пустить пыль в глаза и красиво швырнуть деньгами. А теперь даже не имеет возможности пригласить свою "вечную возлюбленную" поужинать в приличное заведение.

Бравировать собственными заработками верная боевая подруга не собиралась, хотя лично для неё что полторы тысячи, что три - все едино. В её фирме даже грузчики получают больше.

- А ты не жалеешь, что ушел из науки?

Матвей посмотрел на неё волком и промолчал. Конечно, он жалеет, зачем спрашивать и бередить и без того больное?! Пусть Мотя с виду балабол, но он и в самом деле талантлив. Никто не сомневался, что он сделает блестящую карьеру. Не будь этого катаклизма, именуемого перестройкой, Матвей Лопаткин давно бы стал доктором наук, а со временем, быть может, и академиком. Трепло он только в компании друзей, а мозги у него устроены как надо. И вот это несостоявшееся светило науки вынуждено за три тысячи рублей горбатиться над идиотскими текстами, от которых его с души воротит, и продался всего лишь за полторы тысячи разницы по сравнению с прежним окладом. Но, как говорится, когда денег нет, и копейка деньги. Для Аллы полторы тысячи сущая ерунда, а для теперешнего Моти Лопаткина - существенная разница в заработках.

- Мотя, у меня к тебе такое деловое предложение: ты будешь исполнять обязанности мозгового центра "Самаритянина" в свободное от основной работы время, а себя посвятишь служению науке.

Тот лишь недоверчиво хмыкнул и ничего не ответил. Но Алла не привыкла отступать. Мотя, конечно, упрямец, но она ещё упертее. "Бля буду, но я его дожму", - решила она.

- У вас не будет конвейера из раскрытия преступлений. Не так уж часто с моими знакомыми случается крутой криминал. Зато они люди богатенькие и хорошо усвоили истину, что за все в жизни приходится платить, и за собственный душевный покой щедро раскошелятся. Так что заказы у вас будут редкие, но хорошо оплачиваемые. Свободного времени вагон. Можешь двигать свою науку дальше.

- По твоему сценарию, я буду одновременно и научным сотрудником, и руководителем фирмы по оказанию сомнительных услуг? - без особого энтузиазма поинтересовался Матвей.

- Запросто, - с оптимизмом подтвердила Алла.

- По-моему, ты выбрала неподходящую кандидатуру на эту роль.

- Ты себя недооцениваешь, мой друг. Именно ты, будучи очень социально положительным, как никто другой, подходишь на роль главаря такой фирмы. У тебя вид кабинетного ученого, твой мощный интеллект написан на твоем лбу аршинными буквами, клиенты сразу же проникнутся к тебе доверием.

- Значит, я тебе нужен как подставное лицо?

- Как лицо фирмы, дорогой, а не как подставное лицо. Но и поработать тебе тоже придется. Даром ничто не дается. Бесплатный секс бывает только после свадьбы.

- И что - я буду сидеть в офисе твоего "Услужливого самаритянина" и производить на клиентов впечатление своим умным и респектабельным видом?

- Во-первых, не моего, а твоего "Самаритянина", милый друг. А во-вторых, тебе совсем не обязательно протирать штаны в своем офисном кабинете, можешь протирать их на родной кафедре или здесь, в родной квартире. Не один ли хрен, где морщить мозг? Твой мощный интеллект понадобится лишь на последних этапах, когда рядовая рабсила накопает нужное количество фактуры по делу.

Матвей задумался. Алла поняла, что раз он стал расспрашивать её о мелочах, значит, наконец-то лед тронулся. Еще немного, и Мотя решится. Трусоват он, конечно, и инертен, как и многие из тех, кто сейчас не у дел. Был бы он другим, то и его жизнь сложилась бы иначе. Но Мотя есть Мотя.

Как и многие избалованные дети "высоких" родителей, Матвей Лопаткин не научен быть зубастым. Был бы жив его папа, пристроил бы сыночка на теплое местечко, а там бы он нахватался нужных навыков. А если даже и нет - так папашины связи бы помогли. Во всяком случае, не бедствовал бы. А Мотя смолоду не обучен добывать на хлеб насущный. Что ж, это беда многих интеллигентов. Правда, и среди них есть вполне хваткие. В прошлом кандидаты-доктора каких-то там наук, в том числе, и коммунистических, а теперь крутые бизнесмены и даже олигархи.

Если бы Мотя не был таким инертным и не надеялся на папу, то вполне мог бы преуспевать. Но ещё не вечер. Есть надежда, что научится, войдет во вкус.

Алла почему-то была уверена, что Матвей увлечется работой в "Самаритянине", и пыль с его мозгов стрясется. А там, глядишь, и собственное дело откроет. На данном этапе у него хотя бы будет дополнительный заработок на хорошее вино, которое, как известно, является неплохим катализатором умственной деятельности. В умеренных дозах, разумеется.

"И тогда я буду гордиться, что сохранила для науки столь ценный кадр как Матвей Лопаткин", - мысленно усмехнулась Алла, наблюдая за сокурсником. Она уже была уверена, что тот согласится. И не ошиблась.

- Ладно, - сказал Мотя. - Убедила. Но в науку я вряд ли вернусь. Там уже все развалили. Я ведь слегка приврал, что перешел в издательство ради большего заработка. На самом деле я бы все равно ушел с кафедры, потому что работать там стало скучно. Это не наука, а профанация. Кстати, если уж честно, там я зарабатывал не меньше, а больше, чем теперь, но левыми заработками. Писал диссертации разным ублюдкам, депутатам и прочим прощелыгам, которым нужна была ученая степень. Платили неплохо, деньги-то у них не считанные, не заработанные. А потом мне стало противно, и я ушел. Месяца два поболтался без дела, потом как-то заглянул на книжную ярмарку и увидел объявление, что издательству требуется редактор. Взяли без звука, когда показал корочки кандидата наук, хоть у меня никакого опыта редакторской работы.

- Ну, с печальными воспоминаниями покончили, - бесцеремонно перебила его Алла, видя, что Матвей взгрустнул по своим несбывшимся надеждам двинуть вперед отечественную науку. Она знала, что с ним нужно только так, а если начнешь сочувствовать и сопереживать, Мотя окончательно расклеится и, чего доброго, прослезится от жалости к самому себе.

Больше всего энергичная Алла не любила нытиков, которые считают себя неудачниками, и в самом деле таковыми являются, потому что ничего не хотят делать, чтобы изменить свою жизнь, предпочитая жаловать на несправедливость судьбы и общественный строй. Что толку от этих жалоб?

"Наша судьба в наших руках, главное их не опускать!" - вот девиз деятельной Аллы.

Нытиков не стоит жалеть. С какой стати жалеть Мотю Лопаткина? Здоровый мужик, его лопатой не убьешь, а плывет по течению и безвольно болтается на волнах жизни. Другие таким здоровьем похвастаться не могут, а пашут как папы Карлы.

Взять хотя бы Ларису. В ней еле душа держится, вся прозрачная, и малокровие у нее, и ещё куча болячек. И муж Миша, и любовник Казанова не раз уговаривали её уйти из бизнеса, а она ни в какую. Ну, Миша-то советчик ещё тот, идеалист и кабинетный ученый, получает гроши за свой ученый труд. Его советы на хлеб не намажешь, Лариса сейчас единственный кормилец семьи. А Казанова готов взять её фирму под свое крыло, лишь бы любимая поберегла здоровье. Но подружка вся в нее, упертее, чем сто хохлов сразу. То упрямилась, не хотела заниматься бизнесом, а как стала крутой бизнес-леди, теперь за уши от фирмы не оттащишь.

Или взять Светлану - тоже вся больная, перенесла тяжелые онкологические операции, смерти в глаза глядела, потом многие годы была инвалидом, а теперь руководит крутейшей фирмой. На жизнь ей жаловаться некогда - надо сына растить. А если бы после убийства мужа Светлана сдалась, то сейчас осталась бы нищей - в фирме покойного супруга вольготно пристроилась шайка махинаторов-расхитителей, которая, пользуясь некомпетентностью шефа и его неумеренной тягой к красивой жизни, хорошенько подоила "Промэкспоцентр" и не собиралась останавливаться на достигнутом. Главный махинатор Максим борисович Розенберг предложил вдове продать акции. Понятно дело, Светлана получила бы за них копейки - ловкие расхитители представили бы ей документацию, что фирма на грани разорения, и её акции пойдут по цене туалетной бумаги. Однако Света не растерялась, сама стала во главе фирмы и с помощью верных друзей выявила махинации, вернула расхищенное, и теперь "Промэкспоцентр" процветает.

Если женщины могут, отчего ж мужчины-то на печке лежат и ждут у моря погоды? Кто принесет им высокие заработки на блюдечке с голубой каемочкой?

"Все же лучшие мужики - это бабы, - удовлетворенно констатировала Алла. - Женщины могут все!"

Но Моте о своей нелицеприятной оценке мужской половины соотечественников она сказала. Зачем добавлять ему комплексов? Сейчас его, наоборот, надо всячески ободрять и стимулировать.

- Давай обговорим конкретику, Мотя, - предложила верная боевая подруга. - Оформить новую фирму можно за несколько дней. Если не хочешь сам быть учредителем, можно купить готовые документы.

- Ты в этом больше моего понимаешь, тебе и решать.

Ей не понравилась его пассивная позиция.

- Нет, мой дорогой, не надейся спрятаться за моей широкой спиной. Теперь тебе придется принимать самостоятельные решения.

- Хорошо. Для начала можно спросить у тебя совета?

- Попробуй, - разрешила она.

- Если я буду учредителем, это хорошо или плохо?

- С одной стороны, хорошо, потому что ты будешь одновременно и хозяином фирмы. С другой стороны, в случае наезда ты не сможешь отпереться, что ты не хозяин, а лицо наемное.

Верная боевая подруга сознательно сгустила краски - пусть Мотя привыкает к мысли, что его будущая деятельность сопряжена с определенным риском, и будет к этому готов. А то ещё перепугается, если ситуация круто обернется. Пугливые соратники ей ни к чему.

- Ладно, я сам буду учредителем, - решил Матвей.

- Молодец, - сдержанно похвалила Алла, удовлетворенно отметив про себя, что не так уж её сокурсник и трусоват, каким кажется на первый взгляд. - Теперь об офисе. Тут два варианта: отдельное помещение или аренда части моего офиса. У меня есть несколько пустующих комнат с отдельным входом. Можешь отгородиться от моего офиса стеной, если желаешь полной автономии.

- Это дорого? - спросил Матвей, а Алла мысленно усмехнулась: "Ого, Мотя уже делает первые шаги на деловом поприще!"

- Нет, недорого и недолго. Стену тебе возведут за день-два, ещё за пару дней облагородят штукатуркой-побелкой в модном нынче стиле "евроремонт", и твой офис будет готов.

- Я бы предпочел этот вариант, рядом с тобой.

Вообще-то Алле хотелось, чтобы новая фирма была в другом месте, тогда не будет столь явной связи с "Примой", но бросать Матвея, как котенка, в волны делового моря пока ещё рискованно. Захлебнется, скуксится, и тогда весь её план насмарку.

"Пусть на первых порах "Самаритянин" будет у меня под боком, а потом я его отселю, - решила она. К тому же, это даст возможность получать свежие новости и держать руку на пульсе.

- Раз ты решил, - Алла сделала ударение на местоимении, - не возвращаться в науку и целиком отдаться "Самаритянину", то не затягивай, завтра же сходи в посредническую контору по регистрации фирм, я дам тебе адрес, где все сделают в рекордные сроки. Как только у "Самаритянина" будет свой расчетный счет, я переведу на него энную сумму, составим договор, в котором будет расписано, на каких условиях и на какой срок получен кредит. Пока у тебя нет бухгалтера, веди учет сам и не забывай, что денежки любят счет. Зарплату себе установи сам. Сотрудников тоже подбирай сам, и я тебе порекомендую кое-кого. Можешь привлечь наших сокурсников, со своими работать веселее. Обзвони наших ребят, выясни, кто где трудится, не хотят ли сменить работу, и внеси в компьютер данные по всем желающим. Компьютером пользоваться умеешь?

- А как же! - оскорбился Матвей.

- Если хочешь, купи оргтехнику сам, а можешь взять из моих, у меня есть несколько лишних компьютеров, новеньких, ещё муха не сидела. Сам разработай картотеку, чтобы там были отражены все требуемые параметры, и если придет работодатель, ты мог сразу же предложить ему несколько подходящих кандидатур. Особо доверенных и надежных лиц можно привлекать для выполнения деликатных поручений, если у моих знакомых возникнуть проблемы криминального характера. Виталькиных сыщиков брать в штат нежелательно, чтобы не навести кое-кого на ненужные выводы. По официальной версии они могут числиться как соискатели работы, например, на должность боди-гарда или охранника при офисе. С банковского счета тебе и сотрудникам будет идти официальная зарплата, сам понимаешь, весьма скромная, а основную, как и везде, будешь выплачивать черным налом.

- А где я его возьму? - спросил неискушенный в двойной бухгалтерии Матвей.

- Получишь от клиентов, которым потребуются деликатные услуги. Эта твоя деятельность не должна никоим образом отражаться в документации. Никаких договоров, расписок и прочего. Только баш на баш: тебе конверт с оговоренной суммой, а ты - услуги. Твой официальный доход - от комиссионных за трудоустройство. Пусть работодатели переводят их безналом на счет "Самаритянина", с них и будешь платить налоги и начислять "белую" зарплату. Заказчики, которым требуется помощь в трудной ситуации, по официальной версии будут считаться потенциальными работодателями, которые обратились в посредническую контору по предоставлению рабсилы, они тоже будут переводить часть суммы безналом, которая и будет считаться твоими комиссионными. Можно даже составить фиктивный договор, что наш сборщик фактуры нанят в качестве секретаря, референта или личного телохранителя. Даже если его возьмут за жопу, у тебя будет возможность отвертеться, что ты всего лишь предоставил заказчику требуемую рабсилу, а то что твой кандидат совмещает эти обязанности с сыщицкой деятельностью, - это его собственная инициатива. Но надеюсь, таких ситуаций не будет.

- Я тоже надеюсь, что не будет, - не очень уверенно сказал Матвей, но Алла не стала на этом фиксироваться. Ничего, со временем пооботрется и осмелеет. Аппетит, как известно, приходит во время еды, а особенно когда едят другие. Как только Мотя почувствует в руках живые деньги, на которые можно прикупить и свои любимые книги, и хорошее винцо, и ещё много чего разного, его сомнения быстро улетучатся.

- Ладно, мой верный друг, основные штрихи твоей будущей блистательной карьеры сыщика-интеллектуала мы наметили, а дальше действуй сам, - сказала она, вставая. - Мне пора. Звони, если понадобится мудрый совет.

"Мы не слабый, а сильный пол, а слабоват оказался как раз так называемый сильный пол", - мысленно похвалила Алла соотечественниц, и в первую очередь, конечно же, себя.

Из машины Алла позвонила на мобильник подруги.

- Привет, дорогая, ты где?

- Дома, - ответила Лариса.

- Ага, значит, сегодня Казанова оставил тебя без положенной порции секса?

- Ну как тебе сказать...

- Понял, понял, не дурак. Значит, программу-минимум наш герой-любовник уже выполнил и позволил тебе исполнять обязанности жены и матери.

По заминке подруги она поняла, что той неприятно это слышать.

"Черт, что это сегодня я все время попадаю пальцем в жопу! рассердилась на себя Алла. - То Мотьку поставила в неловкое положение, теперь любимую подружку нечаянно попрекнула тем, что она мало бывает дома".

Но оправдываться: "Прости, засранку, за бестактность", - не в её правилах, и верная боевая подруга продолжала как ни в чем не бывало, зная, что Лариса никогда не застревает на неприятном:

- Только что была у Мотьки Лопаткина. Совсем обветшал наш бывший шикарный плейбой. В связи с этим у меня возникла одна дельная мыслишка, которой мне немедленно хочется с тобой поделиться.

- Приезжай, - пригласила подруга.

Как только Лариса открыла дверь, тут же вылетел Дон. Алла знала его со щенячьего возраста, и с ней хорошо воспитанный пес не считал нужным сдерживать эмоции. Она едва устояла на ногах, когда желто-черная махина со всего размаха кинулась на нее, положив лапы ей на плечи и восторженно облизав лицо.

- Дон, да ты меня чуть не опрокинул! И весь мой макияж слизал! смеялась Алла, спихивая пса, но тот вертелся под ногами, всем своим видом выражая безмерную радость. - Пусти в квартиру-то, дурачок.

Лара ухватила его за загривок и оттащила от подруги, попеняв за недостойное порядочной овчарки поведение.

- А почему меня крестник не встречает? - спросила гостья, входя в прихожую.

- Тихо, не ори ты, как иерихонская труба. Алешка уже спит.

- Да? - удивилась Алла и посмотрела на часы. - Долго же мы с Мотей трепались... Я и не заметила, как время пролетело.

Из своей комнаты вышел Миша. Раньше он не питал дружеских чувств к подруге жены, а та относилась к нему насмешливо-пренебрежительно, но после недавних драматических событий, когда Ларисе довелось быть подозреваемой в убийстве, а Алла нашла убийц, ледок в их отношениях растаял. Миша простодушен, добр, доверчив, но очень стеснителен. Раньше Алла этого не знала, хотя все трое учились в одном классе, а теперь поняла, что муж подруги вовсе не замкнутый бирюк, а ранимый и робкий человек, как и многие талантливые люди.

- Привет, Мишаня! - весело приветствовала она бывшего одноклассника. Как твои успехи на ниве отечественной науки? Опять совершил кучу невероятных открытий?

Тот смущенно улыбнулся и поздоровался. Прежде он считал одноклассницу нахальной и беспардонной, теперь же знал, что она может быть настоящим другом.

- Мишель, можешь не изображать из себя гостепрримного хозяина, я и так вижу, что ты мне безмерно рад, но тебе не терпится избавить меня от своего общества и опять уткнуться в свои ученые бумажки. Иди, работай, твори науку, а мы с твой супругой потремлемся о своем, о девичьем.

Миша кивнул, тихо попрощался и пошел к себе. Глядя в его чуть сутуловатую спину, Алла думала: "Они с Мотей в чем-то похожи, но не совсем. Матвей, хоть и талантлив, но лентяй и маменькин сыночек, а Мишка трудяга. Мотя легко согласился кропать левые диссертации каким-то придуркам, не обременяя свою совесть, что это не очень нравственно, и что благодаря ему очередной моральный урод займет не положенное ему по уму и способностям место под солнцем. И отказался он лишь из самолюбия - не захотел быть научным рабом. А вот Мишка никогда бы на такое не пошел. И дело не в том, что Ларка сейчас много зарабатывает, и ему не нужно заботиться о хлебе насущном. Мишель ведь искренне уговаривал её бросить бизнес, считая его грязным делом. Он готов есть одну картошку, но никогда не поступится принципами".

Тряхнув головой, чтобы избавиться от легкого чувства вины, - она-то отнюдь не идеалистка, один из её многочисленных девизов: "Принципы для того и существуют, чтобы их нарушать", - Алла посмотрела на подругу:

- Дорогая, жрать хочу, как кадавр, желудочно неудовлетворенный. Давай-ка устроимся для беседы рядом с холодильником, - и первой пошла на кухню. - Представляешь, Мотя угостил меня крутыми яйцами!

- Это что-то новое в сексе? - обернулась Лариса.

- Ну, мать... - покачала головой Алла. - Кто про что, а вшивый про баню. У тебя теперь только секс на уме?

- Я подумала, что ты наконец-то лишила Матвея девственности и придумала новый сексуальный изыск.

- А, ты тоже догадалась, что наш Мотя ещё нетраханный?

- По мужчине это сразу видно.

- Верно. Но все же ему удалось сохранить свою девственность, а мне, соответственно, не удалось лишить его невинности.

- А тебе этого очень хотелось? - подколола Лара.

- Если честно, совсем не хотелось, даже из спортивного интереса. А насчет крутых яиц я имела ввиду другое - не мужские, а куриные яйца вкрутую, коими потчевал меня наш сокурсник.

- Так бы и сказала, а то выражаешься не по-русски.

- Что ж делать, подружка, новорусский сленг, помимо моей воли, въедается в мою некогда грамматически правильную речь.

Лариса прыснула - подруга всегда говорила на своем стебе. Правда, она знает русский язык и может говорить вполне грамотно, если желает произвести положительное впечатление на интеллигентного собеседника, но с друзьями себя этим не утруждает.

- Мать, по-моему, ты намеренно заговариваешь мне зубы, чтобы уклониться от обязанностей хозяйки, - заявила гостья. - Я же сказала, что жрать хочу, а ты меня не кормишь. Ладно уж, раз ты такая неготеприимная, придется заняться самообслуживанием.

Отодвинув в сторону растерявшуяся подругу, она открыла холодильник и стала выкладывать на стол закуски, не утруждая себя тем, чтобы переложить их на тарелки.

- Горячее будешь? - спохватилась Лара.

- Еще как! Мечи все, что есть, - кивнула Алла, зачерпывая столовой ложкой оливье. - Вначале утолю голод, а потом утолю твое любопытство.

Энергично поработав приборами и зубами, удовлетворенная гостья наконец откинулась на спинку кухонного диванчика и погладила себя по животу:

- Уф! Хоть поела человечьей еды. Остохренела эта чертова сухомятка!

- Почему же ты не попросишь свою экономку готовить тебе горячее?

- Пыталась. Она готовила ужин, но я ведь то приду заполночь, то вовсе не приду ночевать. Блюдо оставалось нетронутым, приходилось выбрасывать, а я ведь пытаюсь стать бережливой - жалко добро переводить. Вот и не состоялась моя домашняя кормежка. Как сильно оголодаю, намекаю кому-нибудь, что не против, если меня пригласят в кабак, и там на халяву отъедаюсь. Так проще и продукты зря не переводятся.

- Ладно, подруга, потрепалась, и будет. Расскажи, что за дела у тебя с Мотей.

- Я подкинула ему идейку открыть посредническую фирму, через которую можно прилично трудоустроить наших сокурников и знакомых.

- Хорошая идея! - обрадовалась Лариса. - На Светиной свадьбе я и сама думала о том же - многие наши ребята выглядят не очень довольными жизнью. У меня в фирме есть две вакансии, но не знаю, кому их предложить, чтобы не обидеть других.

- Нет, дорогая, в мою, твою и Светкину фирму мы не будем приглашать наших знакомых. Представь себе - ты начальница, а кто-то из наших ребят твой подчиненный. Фамильярничать на работе нельзя, но и официальный тон недопустим. Сама себя загонишь в капкан. Поэтому мы через Мотину контору будем пристраивать ребят в другие фирмы. Опроси своих деловых партнеров, есть ли у кого вакансии, озаботь и Казанову. Я своего Николашу тоже поспрашиваю.

- Он тебе ещё не надоел?

- Да пока нет.

- Даже не похоже на тебя, подруга, - съязвила Лариса. - Обычно твоих чувств надолго не хватает.

- Старею, наверное, - закокетничала Алла.

О двойном предназначении "Самаритянина", как и намеревалась, она подруге ничего не сказала.

К удивлению Аллы, Матвей оказался вовсе не таким уж инертным, как она полагала. Уже на следующий день он пришел в офис "Примы", осмотрел пустующие комнаты в противоположном от входа конце огромного помещения, занимающего весь первый этаж трехподъездного жилого дома, одобрил, что вход в будущий офис "Самаритянина" со двора, а не с улицы, где расположен центральный вход в фирму Аллы, через пару часов сам привел рабочих, и они начали споро воздвигать кирпичную перегородку. Матвей взял предложенную сокурсницей оргтехнику и офисную мебель, оговорив, что вернет все в целости и сохранности, как только "Самаритянин" начнет приносить доход, и он, Матвей, сможет купить все сам.

На следующий день он явился в обществе их сокурницы Тамары Семанкиной и представил её Алле как свою помощницу. Мотя, разумеется, и в мыслях не держал, что сокурсница будет всего лишь секретаршей.

Алла симпатизировала Тамаре, та платила ей тем же, и идейная вдохновительница искренне одобрила выбор Матвея. Деятельная Тамара тут же села к телефону обзванивать сокурников и вносила данные о желающих сменить работу в компьютер.

Через пару дней Матвей сообщил Алле, что фирма оформлена, и она может переводить деньги на расчетный счет "Самаритянина".

Ремонт в новом офисе уже закончили. У Матвея был отдельный кабинет и даже с приемной, где сидела его помощница Тамара. Были ещё три комнаты, где можно было разместить клиентов так, что они друг с другом не встретятся, зато смогут поближе пообщаться с соискателем на вакантную должность. Или с тем, кто будет выполнять деликатное поручения для особых клиентов.

Новое помещение полагается освятить новосельем. А уж новую фирму и подавно нужно обмыть. Алла послала верного Толика за шампанским, коньяком и закусками, а когда он привез требуемое, зашла к друзьям.

- Ну как себя самоощущаете, самаритяне? - приветствовала она их с порога.

- Замечательно самоощущаем, - ответила Тамара, но Матвей не выглядел таким же оживленным.

- В чем дело, Мотя? - обратилась к нему верная боевая подруга. Что-то не вижу на твоем лице приличествующего ситуации выражения безграничной радости и неукротимого оптимизма.

- Да пока был в хлопотах, вроде, при деле. А сейчас чувствую себя свадебным генералом. У Тамары без умолку трещит телефон, она еле успевает вносить в компьютер данные о соискателях, а я сижу тут и считаю мух на потолке.

- Богатое у тебя воображение, Мотя. Не вижу ни одной мухи, - Алла намеренно не поддалась на его унылый тон и не стала успокаивать, что это всего лишь начало, а потом работы у него будет достаточно. Мотя уже не мальчик в коротких штанишках, менять ему памперсы, вытирать нос и утешать ни к чему, пусть сам проявляет инициативу, а не плачется по пустякам.

Матвей не стал заглатывать легкую наживку - сам понял, что его жалобы необснованны. Убедившись, что это был лишь кратковременный приступ хандры, и в более решительной стимуляции новоиспеченный глава "Самаритянина" не нуждается, Алла провозгласила:

- Ну, а теперь пора праздновать новоселье, господа самаритяне! Повеселим организм, а то после трудов праведных так жрать хочется, что не грех и выпить.

Дамы споро накрыли на стол, Матвей выстрелил шампанским в потолок и наполнил бокалы.

- За ваши будущие успехи! - подняв свой бокал, верная боевая подруга со значением подмигнула Моте. Тот ответил ей ироничной ухмылкой, дескать, понял, какие именно успехи ты имеешь ввиду.

Попив и поев, Алла обратилась к сокурснице:

- Томик, завтра позвони, пожалуйста, Лене Переваловой. Она сейчас без работы.

- Уже звонила. Никто не берет трубку.

"Странно, куда ж Ленка подевалась? - задумалась верная боевая подруга. - Может быть, маленькая женская месть выбила её из колеи? Неужели отключила телефон и пьет по-черному? Надо бы отвести её к Лидии Петровне, пусть полечит. Пропадет же девка".

- Позвони на станцию, выясни, может быть у неё отключили телефон, например, за неуплату. Если она просто выдернула его из розетки, пошли ей письмо, пусть тебе позвонит. Скажи, что есть вакантное место переводчицы в фирме "Геракл".

- А её туда возьмут? - засомневался Матвей. - Ты уже договорилась? Лена же не профессиональная переводчица.

- Еще не договорилась, но то, что её возьмут, - гарантировано. К языкам у неё всегда были способности. Чтобы переводить деловую документацию, не обязательно знать язык в совершенстве. Надо будет - освоит и разговорную речь. Главное, чтобы человек хотел учиться. А для этого ему нужен стимул.

Алла не собиралась посвящать Матвея, а тем более, Тамару, в случившееся с Леной. Зачем? Это Ленино личное дело, она сама с ним разобралась, а лишними знаниями делиться ни к чему. Хоть Мотя и не сплетник, к тому же, понимает, что его новая работа обязывает много знать, но молчать об этом, но вряд ли чистоплюй Матвей Лопаткин придет в восторг от того, что женщина вела себя так, как Лена - ездила за город с незнакомым мужчиной, который ею явно пренебрегает, да к тому же позволила бить себя ногами. Пусть Лена и беззащитная овца, но такие сведения неизбежно повлияют на отношение Моти к сокурнице. Ей и так крепко досталось от жизни, зачем ещё прибавлять неприятных моментов!

- Томик, у тебя есть её домашний адрес? У меня есть только номер телефона.

У аккуратной Тамары были адреса всех сокурсников, и она быстро нашла адрес Лены.

- Я заеду к ней, может быть, она приболела, - сказала верная боевая подруга, забирая у Тамары распечатку с адресом. - Не буду ничего говорить ей о вакансии в "Геракле". И вообще, предлагая кому-либо работу, никогда не упоминайте меня. Инициатива должна исходить только от "Самаритянина". Вы сами по себе, я - сама по себе.

Матвей иронично хмыкнул и с усмешкой посмотрел на нее, и она без труда прочла в его взгляде: "Желаешь избавиться от роли благодетельницы, милая? Вряд ли удастся скрыть твою активную роль в организации "Самаритянина".

- Шила в мешке не отмоешь добела, - ответила ему перифразом верная боевая подруга.

Алла вернулась в свой кабинет, чтобы позвонить Николаю - надо предупредить его, что скоро у него будет новая переводчица. Его мобильник не отвечал, и она набрала служебный номер. Его секретарша с типичными интонациями прощебетала:

- АО "Геракл". Чем могу быть полезна?

- Вы будете полезной, если немедленно соедините меня с Николаем Петровичем.

- Николай Петрович занят. У него сейчас деловые переговоры, - девица говорила любезным тоном, но интересы шефа блюла ревностно.

- Я не спрашивала вас, чем занят Николай Петрович, а велела немедленно соединить меня с ним, - тоном железной бизнес-леди, распекающей нерадивого сотрудника, отчеканила Алла.

Секретарша смешалась. Ничего не ответив, она переключила связь на музыкальный фон - то ли решала, что делать, то ли советовалась с кем-то в приемной, как поступить, то ли сообщала шефу о настырной абонентке, то ли просто тянула время, надеясь, что та сама повесит трубку. Секретарша единственный раз видела Аллу и конечно же, понятия не имела, что это любовница шефа. А может быть, знала и потому вредничала.

С раздражением слушая многократно повторяющуюся музыкальную фразу, Алла все больше и больше злилась. У неё и без того испортилось настроение от известия, что Лена Перевалова пропала, но сейчас испортилось ещё больше. Ей хотелось до пяти часов успеть заехать к Лидии Петровне, посоветоваться, а тут какая-то секретарша нагло тянет время. Или это милый друг Коля так долго раздумывает, стоит ли разговаривать с любовницей, когда напротив него сидят деловые партнеры? Ведь недаром он отключил мобильник - видно не хотел отвлекаться во время переговоров.

- Ну погодите, засранцы! - прошипела Алла, адресуясь и к Николаю, и к его секретарше.

К тому времени, когда любовник наконец отозвался, она уже кипела как паровой котел с закрытым вентилем - вот-вот взорвется.

- Николя, это я, - ей удалось сохранить ровный тон. - Не буду тебя долго отвлекать во время переговоров. Можешь отвечать односложно, если не желаешь афишировать наши отношения перед деловыми партнерами.

- Отчего же? Мне нечего скрывать, если ты не против, - по его тону было понятно, что он улыбается. - Могу посвятить любимой женщине столько времени, сколько она пожелает.

Хоть Алла и утверждала, что якобы не падка на лесть, но все же слова любовника её немного смягчили. Но не совсем, уж очень она была зла.

- У тебя есть вакантная должность переводчика?

- Нет.

- Тогда уволь кого-нибудь или создай новую штатную единицу, - Алла опять начала злиться и потому говорила резко. Николай это сразу понял. Перечить своенравной любовнице себе дороже.

- Как ты скажешь, так и будет, моя дорогая, - в его тоне прозвучали льстивые интонации. И все же он хотел сохранить лицо. Или поторговаться? Правда, мои переводчики высокопрофессиональны...

- Продавать говно за булыжник не в моих правилах, Коля, - перебила его Алла. - Моя протеже знает четыре языка.

- Я же сразу сказал, что не против, - тут же дал задний ход он, почувствов, что любовница опять сердится. - Пусть приходит хоть сегодня. Сразу оформим в штат.

- И вторая просьба - уволь свою секретаршу.

Тут Николай на минуту замялся.

"Ага, спит с нею!" - мысленно вскричала Алла.

- Не могла бы ты пояснить, почему, - начал он осторожно, боясь ещё больше её рассердить.

- Во-первых, потому, что она заставила меня ждать у телефона аж целых пять минут. Это ей делать нечего, кроме полирования ногтей, а я свое время ценю очень дорого. Во-вторых, потому что твоя сикушка - фуфловая секретарша. Даже не спросила, с кем имеет честь, и тут же заявила, что ты занят. А вдруг тебе звонят из Администрации президента? Она и тогда ответила бы, что ты занят? Кто её уполномочил самостоятельно решать, соединять тебя с кем-либо или нет? Не поверю, что ты дал ей такое право. Вышколенная секретарша поинтересовалась бы, кто я, а потом спросила своего шефа, желает ли он, чтобы его соединили, а твоя секретутка слишком много на себя берет. Судя по её внешнему виду, у неё мозги между ног. А в-третьих, есть более подходящая кандидатура на её место из числа моих сокурсниц. Правда, они не столь юны и смазливы, как эта девица, и не станут делать тебе минет, даже если очень попросишь и много заплатишь, зато умеют себя вести и будут тебе настоящей и верной помощницей, а не безмозглой куклой.

Выпустив пар, Алла немного успокоилась и перестала злиться.

- И это предложение тоже принимается безоговорочно, - тут же согласился любовник. Знает кошка, чье мясо съела? Но он тут же перепасовал ей: - Я горд тем, что заставил тебя чуточку ревновать.

- Коля, не смеши меня, - фыркнула Алла. - Али я себя на помойке нашла, чтобы сравнивать с твоей платной минетчицей?

- Как жаль, что я ошибся...

- Не переживай, дорогой. У меня есть ещё масса недостатков, которые прольют бальзам на твое сердце.

- Похоже, ты чем-то огорчена. Может быть, в моих силах поправить твое настроение? Какие у тебя планы на вечер?

- Отвечаю в порядке поступления. Да, я расстроена, и на это есть серьезные причины. Нет, ты не можешь поднять мне настроение. Сегодняшний вечер у меня занят под завязку. Еще вопросы есть?

- Да. Чем лично я заслужил такую немилость?

Алла наконец улыбнулась. Все же Коля молодец. Умудрился-таки поднять ей настроение. Она оценила и то, что ни разу за время их разговора он не назвал её по имени, чтобы присутствующие в его кабинете не поняли, с кем он говорит.

Иметь любовницу для делового человека не только не зазорно, но и в порядке вещей, а уж такую, как Алла Дмитриевна Королева, - так и просто престижно.

Сама Алла раньше придерживалась принципа не заводить любовных романов с людьми своего круга и учила подруг: "Не сри, где ешь". А теперь сама нарушила свой же принцип, руководствуясь собственным же девизом, что принципы для того и существуют, чтобы их нарушать. Но афишировать их связь она по-прежнему не намерена. Сам Николай не треплив, а вот о тех, кто сейчас сидит в его кабинете, она ничего не знает. У неё ведь есть ещё два постоянных любованика, и ни один из них не знает о существовании соперников. Так что сплетни ей совсем ни к чему. Искушенная в дипломатии Алла всегда умудрялась так обставить свои многочисленные любовные интрижки, что о них почти никто не знал.

- Ничем, - уже обычным тоном ответила она любовнику. - Просто я продемонстрировала тебе, какой бываю мегерой, если ты ещё не забыл о том, что звал меня замуж.

- Разумеется, я об этом не забыл и могу сейчас ещё раз повторить свое предложение.

- Не надо. Но не забывай, что я могу сильно испортить тебе жизнь.

- Так ты согласна? - обрадовался Николай.

- Я говорю тебе свое окончательное "может быть", - отшутилась Алла.

Тперь можно и навестить любимого психиатра. Посмотрев на часы, Алла заторопилась - уже начало пятого, а нужно ещё заехать за цветами. Купив по дороге огромный букет лилий, через полчаса она уже входила в кабинет врача.

- Я теперь тоже кое-что понимаю в лилиях, - сообщила она, вручая цветы. - Искала садовые, но, видимо, они уже отцвели. Пришлось купить эти.

- Да, в это время года лилии цветут только в оранжерее, - согласилась психиатр. - Но напрасно вы тратили время на поиски, Алла. Любые лилии прекрасны.

У Аллы на этот счет было свое мнение, но она промолчала. Нет времени на отвлеченные разговоры, до конца приема осталось всего четверть часа.

- Лидия Петровна, извините, что пришла под конец рабочего дня, но у меня очень срочное дело. Постараюсь изложить его максимально кратко.

- Сегодня я дежурю, поэтому работаю во вторую смену, с трех часов. Так что можете не спешить. У нас есть время поговорить.

- Отлично! - обрадовалась Алла. - Я пришла посоветоваться насчет моей сокурсницы, Лены Переваловой. На днях я приведу её к вам, но хотела заранее рассказать вам кое о чем. Она красивая женщина. Умная, способная, но какая-то горемычная. Ей все время не везет. Ее отец был пьяница, лупил почем зря и жену и дочку. Лена ещё на втором курсе вышла замуж за какого-то придурка. Пусть у него нет образование, но хоть бы человек был хороший! А этот урод тоже, как и её отец, пил, бил её, унижал. Никогда не забуду дикую сцену. У нас был интитутский вечер, все пришли нарядные. Лена была одета простенько - деньги у неё никогда не водились, хотя она сама освоила четыре языка и подрабатывала переводами. Но муж все отнимал и пропивал. У нас веселье в самом разгаре и вдруг является этот обросший детина с трехдневной щетиной и запахом многодневного перегара и с порога орет: "Развлекаешься, сука!" Она обмерла, а это дебил с четырьмя классами образования и мордой неандртальца хватает её за волосы и тащит из зала, не переставая обзывать. Я не стерпела, подлетела к нему и врезала так, что он отлетел к стенке и отпустил Лену. Она убежала, а этот урод совсем озверел. Тут набежали наши ребята, скрутили его и вышвырнули на улицу. Я еле нашла Лену. Она забилась в кабинку туалета и рыдает. Пыталась её успокоить - куда там! Трясется вся и твердит, что он её убьет. И боится выйти в зал к ребятам - стыдно, что у неё такой муж. В тот вечер я увезла её к себе. Две недели она пожила у меня, но ходила какая-то потерянная, все время вздрагивала, боялась, что муж её выследит. Я уговаривала её немедленно развестись, снять квартиру Лена иногородняя. Она же нормально зарабатывала переводами, и если бы её алкоголик не пропивал, ей бы хватило и на аренду квартиры, и на нормальную одежду. А она в ответ молчит, ни да, ни нет. Я подумала, пусть сама решит. И вдруг она вернулась к мужу. Исчезла с лекций, пропустила три дня, потом пришла и говорит: "Спасибо за все, Алла, но я не могу с ним развестись, он тогда совсем пропадет". Не понимаю - зачем самой калечить свою жизнь! Тоже мне - жена декабриста! Ладно бы - человек был стоящий. Или хотя бы ценил её жертву. А так... Пусть бы и пропал, допился до белой горячки и сдох - туда ему и дорога. И что самое печальное - Лена от него родила. А этот кретин бил её даже когда она была беременной. У неё родился ребенок с каким-то уродством, недолго прожил и умер. Да и какой может быть ребенок от алкоголика! Потом её благоверного посадили за драку, и все равно Лена с ним не развелась. Ей все советовали развестись, пока муженек сидит, а она молчит или соглашается, а сама ни рыба, ни мясо. Слава Богу, супруга на зоне пришибли. Я считаю, что таким уродам лучше вообще не жить, но раз уж они появились на свет, пусть подыхают как собаки, и как можно раньше.

Алла перевела дух. Пламенная речь её немного утомила. Очень хотелось курить, но Лидия Петровна не курит, да и вообще, в этом психиатрическом центре никто не курит, так что приходилось терпеть. Психиатр молча смотрела на нее, ожидая продолжения.

- Самое удивительное, что Лена плакала и убивалась по мужу. По этому-то придурку! Да радоваться надо было, что наконец-то освободилась! Раньше я думала, что она боится с ним развестись - он же совсем без тормозов, нашел бы её потом и избил или убил. А она по нему рыдает. Говорит, что любила его. Не верю я, что можно любить человека, который вытирает об тебя ноги! А вы как думаете, Лидия Петровна? Может быть, я не права?

- Правы, Алла. Это не любовь. На нашем языке это называется зависимостью. Есть женщины, которые терпят и пьянство, и побои, и издевательсва, и при этом говорят, будто любят мужа. Я вам потом объясню, почему это происходит. Уже примерно знаю, как дальше сложилась судьба вашей сокурницы. Так же, как и у других женщин с психологией жертвы. Она снова вышла замуж. И новый муж тоже унижал её и издевался над нею.

- Точно! Правда, этот не пил, но мучил её ничуть не меньше первого.

- Она живет с ним до сих пор?

- Слава Богу, нет. Полгода назад развелась. От первого мужа была хоть какая-никакая польза - после него ей осталась однокомнатная квартира. А от этого вообще никакой пользы, кроме вреда.

- И если она снова выйдет замуж или в её жизни появится мужчина, то все опять пойдет по тому же сценарию.

- Неужели все так безнадежно?

- Нет, не безнадежно. Ей можно помочь.

- Вы ей поможете?

- Обязательно. Пусть приходит.

- Дело ещё вот в чем. Лена стала выпивать в одиночку. Когда была замужем, такого за ней не водилось, а как осталась одна, видно, от одиночества стала искать утешения в бутылке.

- Такое бывает нередко. Но это тоже поправимо. В её возрасте всего за полгода вряд ли можно заболеть алкоголизмом. В подростковом возрасте это может произойти за несколько месяцев. А у взрослой женщины алкоголизм развивается медленно, потому что есть определенные сдерживающие факторы. Но уж если болезнь сформируется, тогда может быстро наступить деградация личности.

- Надеюсь, что Лена ещё не алкоголичка. Но вы не говорите ей, что узнали от меня о том, что она выпивает, ладно?

- Конечно, не скажу, - улыбнулась психиатр. - Я даже не буду говорить ей, что вы у меня были. Лена сама мне все расскажет.

- Насчет того, что все повторится по тому же сценарию, вы совершенно правы. На свадьбе Светы она познакомилась с каким-то отморозком, много выпила и поехала с ним за город. И ещё два раза с ним ездила, хотя между ними даже не было секса. А на третий раз он её жестоко избил.

- Теперь я поясню, почему это с нею происходит. Каждая женщина подсознательно ищет свой типаж спутника жизни. Для многих этот образ ассоциируется с отцом. Существует так называемый комплекс Электры - это комплекс детских переживаний, характеризущийся у девочек особенной привязанностью к отцу и направленностью на него сексуального влечения, разумеется, неосознаваемого. В дальнейшем этот комплекс вытесняется в сферу бессознательного и определяет многие аспекты сексуальности и поведения. Символические проявления комплекса Электры проявляются в выборе сексуального партнера - при этом играют роль те его качества и свойства, которые присущи образу отца. Причем, такая закономерность самой женщиной не осознается.

- Значит, Лена сама выбрала мужа-алкоголика, раз её отец был алкоголиком?

- Да, Алла. Хотя её первый муж был человеком совершенно иного социального и интеллектуального уровня, но Лена бессознательно выбрала этот типаж, который ассоциируется у неё с образом отца.

- Надо же... А я думала, что ей просто не повезло - наивная девчонка их провинции, а тот намного старше, вот она и подумала, что он мужчина, а муж оказался алкоголиком да ещё и моральным уродом. Жалела её. А оказывается, она сама решила свою судьбу.

- Не впадайте в другую крайность, Алла. У вашей сокурницы было несчастливое детство. Ее отец пил, а мать, скорее всего, была недовольна и скандалила с ним. Жены пьющих мужчин обычно столь озабочены проблемами мужа и заботой о хлебе насущном, что на детей у них не остается ни сил, ни времени. Ко всему прочему, жены алкоголиков становятся раздражительными, невротизированными, частенько срываются на детях, винят их в каких-то прегрешениях, в которых те вовсе не виноваты. Вполне возможно, в детстве Лена приняла сторону отца, а когда мать жаловалась на него или ругала мужа, девочка про себя думала: "Ты сама виновата, ты его не любишь, все время придираешься к нему, поэтому ему плохо дома, он не хочет жить с тобой". Так бывает нередко. Лена что-нибудь рассказывала вам о своем детстве?

- Да, примерно то же, что вы сейчас сказали. Говорила, что отец, хоть и выпивал, но был добрый, а мать её все время шпыняла и попрекала.

- Многие дети из несчастливых семей считают себя косвенно виновными в разладе родителей и решают: "Я буду вести себя хорошо, и тогда папа меня будет любить, не будет уходить из дома к своим друзьям". Неосознаваемое соперничество с матерью за внимание отца тоже свойственно девочкам, обделенным любовью родителей. Они стараются хорошо учиться, чтобы услышать от отца похвалу. Когда пьяный отец приходит домой, стараются ему услужить, и сердятся на мать, если та ссорится с отцом. "Со мною он ласковый и добрый, а её не любит", - думает несчастная девочка, не задумываясь, что в общем-то ничего хорошего от своего пьющего отца не видела. Судя по всему, Лена отличалась трудолюбием - она ведь самостоятельно осваивала иностранные языки, поступила в институт. Хорошо училась в институте?

- Одна из лучших. Потому мы и удивлялись, что Лена вышла замуж за этого дебильного шоферюгу. Он ведь всю судьбу ей поломал. Ей бы надо в аспирантуру, а она корпела над переводами, чтобы заработать нп пропой своему алкоголику. Но ведь её второй муж не пил. Он типичный неудачник, который изводил её придирками и срывал на ней злость за свою никчемность. Почему же Лена выбрала такого?

- У женщины, пережившей несчастливое детство, когда она, ещё будучи девочкой, бессознательно пыталась завоевать любовь отца, который недостаточно уделял ей внимания, предпочитаемым спутником жизни становится мужчина, который нуждается в её заботе, и она отдает ему всю себя. Этот мужчина может быть вовсе не достоин её любви, с ним у неё одни проблемы. Мало того, её спутник жизни может оказаться законченным эгоистом, который беззастенчиво использует её, или мягкотелым неудачником, от которого никакого проку.

- Теперь понятно, почему многие женщины годами возятся со всякими прощелыгами, неудачниками, нытиками. Всем понятно, что это ничтожная личность, кроме неё самой.

- Да, Алла. Женщина живет с ним, потому что считает, что она ему нужна. А ей так необходимо ощущение своей нужности. Тем самым женщина как бы пытается моделировать перенос прошлого в настоящее и изменить ситуацию, которую ей не удалось разрешить в детстве: отцу она была не нужна, он был к ней холоден, безразличен, и девочка пыталась изменить его отношение как умела, но не получив желаемого, старается повторить то же самое во взрослой жизни, связав свою жизнь с человеком, которому нужна лишь в качестве палочки-выручалочки.

- Но неужели нормальная женщина не может понять, что это унизительные отношения!

- Люди, выросшие в неблагополучных семьях и с детства испытывающие недостаток любви, став взрослыми, оказываются неспособными устанавливать нормальные отношения с партнером противоположного пола. Чаще всего они выбирают тех, кто с ними не считается, пренебрегает ими, отталкивает, унижает, относится потребительски или даже третирует. Такие отношения деструктивны для их психики, но сами они этого не сознают или не признают, уверяя всех, и в первую очередь, себя, что это любовь, и они ничего не могут с собой поделать. "Я его люблю и не могу с ним расстаться", - ведь так отвечала вам Лена, когда вы уговаривали её развестись с мужем?

- Именно так, - подтвердила Алла.

- Я вам уже говорила, что это не любовь, а зависимость, что означает тягу к отношения с партнером, приводяшим к разрушительным последствиям. Женщины испытывают болезненную привязанность, которую сами называют страстью, любовью к явно неподходищим или недоступным мужчинам, и сами от этого страдают, попав в зависимость и упиваясь своими страданиями, находя самоооправдания, якобы это любовь. Или же женщины говорят, что не могут лишить детей отца. Дело тут, конечно, не в этом. Другие женщины расстаются с мужем, даже если тот не алкоголик, но не подходит по характеру, а зависимые женщины все терпят.

- Наверное, им это нужно?

- Такая женщина сама подсознательно ищет недостойных мужчин, которые заставят её страдать. Ей нравятся лишь мужчины, не способные любить, или не отвечающие ей взаимностью, отвергающие её как личность; в лучшем случае они принимают её любовь, не давая взамен ничего. Как только женщина находит такого мужчину, она безоглядно в него влюбляется. Именно нежелание или неспособность мужчины любить её является пусковым механизмом, и чем явственнее тот демонстрирует свое неприятие, тем более сильную страсть испытывает женщина. Сама она мотивирует свое безрассудное поведение, терпимость к безобразному отношению партнера тем, что любит его.

- А он этим пользуется.

- Как правило, непорядочные мужчины интуитивно чувствуют таких женщин и нещадно эксплуатируют их, третируя и унижая. Можно было бы сказать, что они нашли друг друга, если бы все это не было столь печально. Таких женщин искренне жаль - ведь они по-настоящему страдают.

- А другого варианта нет?

- Есть и другой вариант, но, как правило, он не устраивает саму женщину. Если у неё было несчастливое детство, то после того, как проявляения комплекса Электры вытеснены в подсознание, она говорит себе: "Я столько натерпелась от отца, ни в коем случае не выйду замуж за пьющего, равнодушного, бессердечного, ветреного, легкомысленного, гулящего мужчину", - если каким-либо из этих качеств обладал её отец. И сознательно ищет человека, являющегося полным антиподом отца. Но разум - разумом, однако чувства разуму не подвластны. Например, её отец был слабовольным, внушаемым человеком, а мать его унижала, называла "тряпкой", "мямлей", "бабой в штанах". В детстве девочка жалела своего мягкого, уступчивого отца и старалась принять его сторону, а став взрослой, решает: "Мужчина должен быть настоящим мужчиной - решительным, сильным, волевым", - и сознательно ищет именно такого. И вот она его встречает, вроде бы, нашла того, кто ей нужен - настоящий мужчина, кремень, каменная стена, живи и радуйся, что он избавил от всех забот. А она несчастлива, на душе маятно, ни другим людям, ни ей самой непонятно, почему ей с ним дискомфортно. "Я не люблю его", говорит она и хотя понимает, что совершает непоправимую ошибку, может расстаться с ним. Или продолжает жить, испытывая недовольство, неудовлетворенность такой жизнью и ощущая себя бесконечно одинокой, потому что это не то, что ей нужно. Однако сама она не сознает, что в ней сидит комплекс Электры, и её идеалом мужчины является тот, кто будет похож на отца. Пусть отец был мягкотелым, но это самый первый мужчина в её жизни, который для неё явился эталоном оценки мужских качеств.

- Тогда понятно, почему некоторые женщины не могут ужиться с порядочными мужчинами, а с мерзавцем уживаются.

- Да, так бывает нередко. Если семья родителей была неблагополучной, став взрослой, женщина ищет мужчин с прямо противоположными качествами: материально обеспеченных, непьющих, положительных во всех отношениях, дающих ей ощущении стабильности и надежности. То есть, полный антипод отца. И вот она находит такого мужчину, но такие отношения её не устраивают. Они кажутся ей пресными, положительный мужчина не вызывает у неё никакого ответного отклика. "Я его не люблю", - в конце концов решает она и легко идет на разрыв. Потом новый мужчина, выбранный по тому же принципу. И опять тот же сценарий. И снова чувство разочарования, пустоты и одиночества. Потом третий, четвертый и так далее.

- И так она будет маяться всю свою жизнь?

- Вся беда в том, что заложенный в детстве стереотип взаимоотношений порой трудно искореним. В детские годы девочка страдала от скандалов родителей, пугалась, плакала, в страхе забивалась куда-то, когда те начинали громко кричать друг на друга, старалась не попадаться им на глаза, когда они сердиты, и ощущала себя очень неуверенно - в любой момент её маленький мир мог разрушиться. Став взрослой, женщина бессознательно копирует стереотип поведения родителей. Бурные скандалы и примирения становятся для неё привычным образом жизни. Причем, она не понимает, что является инициатором и провокаторов всех ссор, а во всем винит мужчину, порой жалуется, что у мужа невыносимый характер, с ним невозможно ни ужиться, ни договориться. Но если её спутник жизни обладает спокойным, покладистым нравом, и она не имеет возможности спровоцировать его на "раскачку эмоций", то женщине скучно без искусственно подогретой эмоциональности.

- Женщины приобретают такие качества только когда отец алкоголик?

- Нет, не только. Бывает это и в тех случаях, когда отец или оба родителя одержимы работой, карьерой, они типичные трудоголики. Или же кто-то из родителей обладает какими-либо аномалиями личности, из-за которых с ним трудно ладить. Или родители в разводе, мать ненавидит отца, а тот появляется редко или вообще не интересуется дочерью. Семейный разлад родителей может иметь разные причины, но суть одна: в детстве эти женщины не ощущали подлинной родительской любви, когда родители любят своего ребенка независимо от того, какой он.

- Мне казалось, что интеллигентная женщина все же может более разумно подходить к выбору мужа.

- Тут вы ошибаетесь, Алла. Ни высшее образование, ни социальный статус не играют существенной роли. Этим страдают многие, на первый взгляд, успешные женщины - бизнес-леди, актрисы, писательницы, врачи, журналистки, тележурналистки, редакторы, преподаватели, - почти весь спектр весьма престижных профессий. Эти женщины привлекательны, способны и даже талантливы, они многого достигли в жизни, у них, казалось бы, есть все хорошее образование, хорошая работа, успешная карьера и материальный достаток, уважение окружающих. Но нет счастья. В том понимании, которое вкладывает в это понятие любая женщина. Ни карьера, ни высокий социальный статус не могут компенсировать неустроенности в личной жизни. Все они жалуются на одиночество - не в смысле отсутствия в их жизни мужчины, а в смысле ощущения себя ненужной, нелюбимой.

- Наверное, настоящие мужчины перевелись на свете, - пошутила Алла. Я ведь и сама не ангел. Мне тоже частенько попадались неподходящие партнеры.

- Но у вас нет комплекса Электры. Вы выросли в нормальной семье, родители любили вас.

- Маленький комплекс все же есть - отца я любила гораздо больше, чем маму. Я его просто обожала. А он меня.

- Почему вы говорите в прошедшем времени? Ведь ваш отец жив?

- Жив, но я его уже не люблю.

- Так не бывает, Алла. Родителей невозможно разлюбить. Можно на них сердиться, обижаться, не простить им какого-либо поступка, можно даже возненавидеть, но любить, а потом разлюбить невозможно. Либо не было любви.

- И опять вы правы, Лидия Петровна. Наверное, я все ещё люблю отца, но не простила ему, что он променял маму на молоденькую шлюшку.

- Он ушел от нее?

- Ушел, - вздохнула Алла. - И за это я его ненавижу - мама стала часто болеть, сразу постарела, потеряла смысл жизни, как будто из неё вынули внутренний стержень.

- Не впадайте в максимализм, Алла, - предостерегла её психиатр. Конечно, это драматическая ситуация, но ведь так бывает во многих семьях.

- Болит - это когда у тебя болит...

- Да, это верно. То, что так бывает у других, не заглушает боль. Когда это случилось?

- Четыре года назад.

- Но вы ведь уже были взрослой! Ваша непримиримая позиция по отношению к отцу была бы понятна, если б подобное случилось, когда вы ещё были подростком - со свойственным этому возрасту максимализмом такой поступок отца расценивается как предательство.

- Вот и я точно так же это расценила.

- Но ведь вам было не пятнадцать лет, а тридцать один год!

- Ну и что! А мама?

- О вашей маме мы пока не говорим, мы говорим о вас. Неужели вы сами не понимаете, что подобный максимализм в вашем возрасте - это признак инфантилизма?

- Ну и пусть! - Алла сердито отвернулась.

- Ну точно как ребенок, право! - Лидия Петровна улыбнулась. - Алла, я вас не узнаю.

- Извините, Лидия Петровна, - она нашла в себе силы улыбнуться. - Буду работать над собой и избавляться от инфантилизма и максимальзма.

- Вот и умница. Это ведь и вам самой мешает.

- Мешает, - согласилась та. - Порой рублю сплеча и сгоряча.

- Хорошо, что вы сами это сознаете, и готовы преодолеть.

- С вашей помощью завсегда готова, - сказала Алла, слегка дурачась.

Психиатр лишь покачала головой, расценив это как ребячество, и сказала тоном, каким говорят с капризным, расшалившимся ребенком:

- Ну, хорошо, оставим эту тему для наших последующих встреч. Кстати, судя по всему, у вашей мамы депрессия. Приведите её ко мне, и уверяю вас, она не будет думать, что утратила смысл жизни только лишь из-за того, что муж ушел к другой.

- Я и сама об этом подумывала - уж очень тяжко смотреть на нее. Но боялась её обидеть. Она теперь чуть что - плачет.

- Так называемая слезливая депрессия.

- Раньше мама была такая красивая, веселая, смешливая, остроумная, и вдруг превратилась в старушку, у которой все болит. А ведь ей всего 55 лет!

- Почти как мне, но я не считаю себя старушкой. При депрессии нередко расстраивается деятельность внутренних органов, и могут появиться множество симптомов. Но если вылечить депрессию, все пройдет. А кто она по профессии?

- Искусствовед.

- О, какая интересная профессия! Неужели можно считать жизнь конченой, имея такую профессию?

- Мама не хочет работать, а я не настаиваю. У меня достаточно денег, чтобы позволить ей жить так, как она хочет.

- Вы неправильно поступаете, Алла. Конечно, в состоянии депрессии человек неработоспособен, но когда настроение вашей мамы выровняется, обязательно уговорите её работать. И тогда у неё снова появится смысл жизни.

- Ладно. Может быть, и уговаривать не придется - сама захочет. У неё всегда было много друзей и подруг, а теперь сидит целый день дома, её навещает только мама Ларисы. Они много лет дружат, Любовь Васильевна всегда ей помогала. И сейчас ухаживает, когда мама болеет.

- Когда купируем депрессию, ваша мама перестанет болеть.

- Надо было мне давно привести её к вам. А она глотает лекарства горстями и никакого толку.

- Так обычно и бывает, потому что причина в другом. Кстати, и вы могли бы порадовать свою маму. Например, сделав её бабушкой.

- Я уже и сама об этом подумываю. Вашими советами я уже перестала знаться с неподходящими мужчинами. Теперь у меня аж две вполне подходящих кандидатуры на роль мужа и будущего папаши. Правда, пока не знаю, кого из них выбрать. Вот если бы обоих!

- А они не прочь на вас жениться?

- Еще как не прочь!

- Тогда не проблема. Лариса же решила эту проблему.

- Пожалуй, вы правы. Пора перенимать опыт подружки. За одного выйду замуж, а другой будет любовником. А потом поменяю их местами.

- Вы опять дурачитесь, Алла.

- Ага, - согласилась та. - Но честно, Лидия Петровна, никак не могу решить, кого из них осчастливить. И тот мне нравится, и другой. Они совершенно разные - может быть, в этом все дело.

- Но оба порядочные мужчины?

- Эталон! - Алла подняла большой палец.

- Полагаю, выбрать одного из двух - для вас не самая большая проблема.

- Это точно. Сейчас у меня есть проблемы посерьезнее.

- Вы имеете ввиду Лену?

- Да. Я уже поняла, что виноваты не мужчины, которых она выбирает, дело в ней самой.

- В определенной мере, да. Проблема в том, что такая женщина себя не любит. Ее социальные достижения в определенной степени явились продолжением комплекса детских лет. Пытаясь обратить на себя внимание отца, испытывая чувство вины за разлад родителей, совершенно, кстати, необоснованное, ваша подруга, судя по всему, старалась быть "очень хорошей" - хорошо учиться, быть прилежной, послушной, стрательной, заслужить похвалу, надеясь, что тогда родители её полюбят. Этот же мотив вел её и в дальнейшем жизненном пути. Будучи старательной, прилежной и трудолюбивой, она поступала в ВУЗ, хорошо училась, получила профессию. Но все это не прибавило ей самоуважения. Рана, причиненная в детстве, а тем более, самыми близкими людьми, может кровоточить всю жизнь. Человек, которого не любят, ощущает себя очень одиноким. Любой ребенок нуждается в ощущении стабильности и уверенности в постоянстве своего маленького мирка. А когда в семье конфликтные отношения, он чувствует себя очень неуверенно. Дети, выросшие в неблагополучных семьях, обычно имеют заниженную самооценку - они не любят и не ценят себя. Негативное отношение к себе может доходить до степени ненависти и отвращения. Такие женщины чувствуют себя глубоко несчастными и очень одинокими - мужчина есть, но эмоциональной близости с ним нет. Он холоден, замкнут, всем своим видом и поведением будто отталкивает её, демонстрируя, что она ему не нужна. А женщина не в силах с ним расстаться, хотя и понимает, что это деструктивно для её личности, что она теряет самоуважение и чувство собственного достоинства, ежедневно ломая себя, унижаясь и презирая себя за это. Потом это мужчина её бросает. И она находит нового, порой ещё хуже, чем предыдущий. По прошлому опыту она знает, что ничего хорошего с таким мужчиной не получится, но не в силах с собой совладать.

- Получается, что даже если Лена встретит хорошего человека, она пройдет мимо и опять найдет какого-то мерзавца?

- Если оставить все как есть, то да. Самое печальное, женщины, с детства выросшие нелюбимыми, отвергают достойных мужчин, которые способны полюбить. Женщина не только лишается способности любить себя, но и не может принять любовь другого человека. Если в неё влюбляется порядочный мужчина, она остается равнодушной и избегает его.

- Я спрашивала ее: "Почему ты не можешь найти нормального человека, а находишь лишь подонков, с которыми мучаешься?". Лена или отмалчивалась, или говорила, что любит мужа, или о том, что такая уж у неё с детства несчастливая судьба.

- Судьба тут, конечно, ни при чем. Но то, что в её жизни будет череда недостойных партнеров, - это факт. Едва избавившись от предыдущего неподходящего мужчины, женщина торопливо зализывает сердечные раны и не успев как следует оправиться, тут же очертя голову кидается в объятия следующего подлеца, каждый раз надеясь, что на этот раз любовь её спасет. И опять её надеждам не суждено сбыться. Среди женщин, связавших свою жизнь с неподходящим партнером, есть и те, кто страдает психологическим мазохизмом, что означает стремление к страданиям, унижениям, оскорблениям, подчиненному положению. Есть и такие, кто получает своеобразное удовлетворение от причиняемой партнером физической боли.

- Может быть, Лене нравилось, что первый муж её бил? Второй унижал, и это ей тоже нравилось. Третий хахаль тоже пренебрегал ею, с самого начала вел себя по-идиотски. А потом избил, но Лена рассказывала мне об этом без возмущения. Я тогда ещё подумала: "Бедная ты, бедная! Отец тебя колотил, первый муж лупцевал, теперь ещё и этот ублюдок, которого ты видишь всего четвертый раз в жизни, избил ногами". Я думала, что она просто беззащитная овца, которая не может за себя постоять, а вон оно, оказывается, в чем дело...

- Вряд ли Лене нравятся побои. Мазохистки порой бессознательно провоцируют партнера на ссору. Она же, скорее всего, терпела такое отношение в силу присущей ей зависимости. К тому же, мазохистки чаще всего предпочитают не избиение, тем более, такое жестокое, а определенное физическое воздействие - шлепки, уколы, порку. А битье ногами вряд ли понравится даже мазохистке.

- А не могла ли она поехать к этому Саше ещё раз? Уже после того, как мы с ней там были?

- Могла.

- О Господи! - Алла вскочила. - Но ведь этот ублюдок её в конце концов убьет! А я еще, дура набитая, указала ей дорогу! Сама бы она ни за что не нашла этот чертов поселок и эту чертову дачу! Все, Лидия Петровна, я помчалась её спасать, если ещё не поздно.

Выбежав из психиатрического центра, Алла в спешке чуть не сломала замок на дверце своей любимой машины. Чертыхнувшись, она открыла правую дверцу и, кряхтя и не переставая чертыхаться и ворчать на себя, что слишком растолстела, перелезла с правого сиденья на левое.

- Спокойно, старуха, - наконец одернула она себя, едва попав ключом в замок зажигания. - Уймись и не мечи икру. Если Ленка поехала к этому уроду, то ты уже так и так опоздала. Может быть, все не так трагично, и она сейчас преспокойно обретается у себя дома.

Набрав телефон сокурсницы, Алла долго слушала длинные гудки, потом раздраженно откинула мобильник на сиденье. Немного подумав - а вдруг Лена просто вышла прогуляться или в магазин за новой порцией горючего, позвонила в офис "Самаритянина". Трудолюбивая Тамара ещё была там.

- Томик, ты дозвонилась Лене?

- Нет. Звонила на телефонную станцию. И в самом деле - у неё на днях отключили телефон за неуплату. Видимо, она совсем на мели или закрутилась и забыла.

- Слушай, не в службу, а в дружбу, погаси её задолженность, а?

- Завтра же оплачу и схожу на телефонный узел, чтобы ей включили телефон.

- Томик, я тебя обожаю! - Алла чмокнула трубку. - Спасибо, родная!

Отбросив трубку, она вжала педаль газа так, что "Фольксваген" аж подпрыгнул на месте, и заскакал рывками, как лягушка.

- Черт, я даже забыла переключить скорость, - спохватилась Алла.

Достав из сумочки листок с адресом Лены, она прикинула, что ехать в Братеево не менее часа. По дороге она молила Бога, чтобы сокурсница оказалась дома. То, что у неё отключили телефон, хорошо уже тем, что этот ублюдок Саша ей не позвонит. А с работы Лена ушла, так что и там он её не найдет. Но ведь Саша может просто прийти к ней домой! Алла попыталась вспомнить, говорила ли ей сокурсница, что дала ему свой домашний адрес, и с облегчением припомнила, что та говорила только о том, что дала ему номера телефонов.

Сейчас верная боевая подруга была согласна на все, лишь бы Лена не вздумала поехать на ту злосчастную дачу - пусть она пьет в одиночестве, пусть встретит её вдрыбадан пьяной, пусть ведет себя как идиотка, - лишь бы была дома и одна!

На двери Лениного подъезда был кодовый замок. Тамара, конечно же, не знала кода - у неё были лишь адреса сокурсников.

- Чертов Лужков! - обругала обозленная Алла московского мэра, пиная железную дверь. - На кой хрен он велел оснастить все подъезды кодовыми замками! Квартиры как грабили, так и грабят, бомжи как ссали в подъездах, так и ссут, а приличный человек не может войти!

Подергав дверь изо всех сил и от души попинав её, она убедилась, что сломать замок ей не по силам. Но никакое препятствие не было для неё препятствием. Окна первого этажа высоко, но ничего, достанет и до них.

Открыв багажник, верная боевая подруга оглядела его в поисках чего-нибудь длинного. На глаза попался лишь домкрат.

- Домкратом я расфигачу это гребанное окно к едрене-фене, - сказала она себе и осмотрелась во дворе. Хоть бы палку какую-то найти, что ли! Но как назло, ничего подходящего. Двор голый, ни деревца, от которого можно оторвать ветку. И опять же - как назло, ни единого человека во дворе, у которого можно было бы спросить номер кода. Когда не надо, кумушки сидят на лавочке, перемалывают косточки соседям, а когда приличному человеку требуется помощь, - двор как вымер. Ну что за незадача!

Наконец решение пришло. Достав свою сумочку, Алла высыпала на сиденье все ценное - вдруг сумка откроется, а под окном как раз подвальное окно и яма, забранная решеткой. Яма забита отбросами, лазить туда в поисках ключей или любимой помады у неё нет никакого желания. Защелкнув замок, она подошла поближе и запустила сумочкой в ближайшее окно. Никакого эффекта. Подобрав сумочку, Алла повторила тот же маневр с другим окном, потом с третьм.

Наконец занавеска колыхнулась, и к стеклу прилипла чья-то физиономия.

- Ты чего хулиганишь? - послышался недовольный мужской голос.

- Дяденька, миленький, скажите, какой номер кода, - тоном пятиклассницы заныла Алла. - Замерзла вся, видите, стою в тонких чулках.

Дядька оказался подозрительным:

- А к кому идешь?

- Да к Лене Переваловой.

- Это такая длинная белобрысая, что ль?

- Она, она, - радостно закивала Алла, и стала приплясывать на месте, чтобы его разжалобить. Но тот не купился.

- А какая квартира? - продолжал он проявлять гражданскую бдительность.

Алла подобрала с сиденья листок с адресом Лены и ответила:

- Сто тринадцатая.

- Ладно, щас открою, - смилостивился мужик. То ли не хотел доверять столь важный секрет, как номер кода, незнакомке, которая швыряется в чужие окна, то ли желал вблизи удостовериться, как она выглядит.

Через несколько минут замок щелкнул, и дверь отворилась.

- Руки вверх! - заорала верная боевая подруга, ткнув его указательным пальцем в область солнечного сплетения. Ей хотелось всего лишь проучить занудливого соседа Лены, но тот, видимо, решил, что ему приставили к животу пистолет, и стал медленно сереть.

- Тихо, тихо, папаша, - успокаивала его Алла. - Я же просто пошутила. Вот смотри, у меня в руках ничего нет. Только сумочка.

- А в сумке что? - наконец пришел в себя сосед и обретя способность разговаривать, опять решил проявить бдительность.

- Вот, смотри, - она раскрыла сумочку и продемонстрировала ему содержимое.

Когда он наконец успокоился и отступил, пропуская её в подъезда, Алла вошла в лифт и уже нажимая кнопку наобум, крикнула:

- А револьвер у меня в бардачке, папаша!

Вслед кабине лифта понеслась смачная тирада - мужик решил получить психологическую разрядку за пережитое потрясение.

- И что самое удивительное, я ведь сказала сущую правду, - со смешком констатировала верная боевая подруга.

Эта сценка тоже дала ей психологическую разрядку, и к квартире сокурсницы она уже подходила совершенно спокойной. Оказалось, что даже этажом не промахнулась. Вжав кнопку звонка, Алла некоторое прислушивалась к его трели, но пока никто не спешил открывать. Она поколотила в дверь ногой и приложила ухо к замочной скважине. Тишина.

Отгоняя мрачные мысли, верная боевая подруга вышла из тамбура к лифту и обнаружила лестницу, которая в промежутке между этажами выходила на открытую лоджию. Решив, что если спуститься на один марш, то лоджия будет под квартирой Лены, она поднялсь вверх на один марш и вышла на лоджию. Прикинув, что окна нужной квартиры слева и не так уж далеко, она перегнулась через перила и попыталась заглянуть в окно. Ей был виден лишь угол комнаты, как раз тот, где стояла софа, на которой кто-то лежал.

- Господи, неужели этот урод её убил? Или избил? - спросила она себя. Успокаивало то, что фигура была укрыта темным пледом. - Может, Ленка решила свести счеты с жизнью и наглоталась снотворных?

Запустить сумочкой в окно? Но это можно сделать лишь однократно. К тому же Алла опять набила её всякими столь нужными каждой уважающей себя женщине причиндалами. Если их сейчас высыпать, а сумка улетит вниз, то куда потом девать всю эту мелочевку? Карманов у неё нет, в руках не унесешь.

- Придется орать, - подбодрила она себя и набрав побольше воздуха, закричала: - Лена! Это я, Алла! Посмотри в окно!

Кричать ей пришлось недолго. Наконец плед зашевелился и возникло лицо сокурсницы. Верная боевая подруга вздохнула с облегчением и заорала снова:

- Ле-ен! Это я, Алла!

Лена подошла к окну и увидев, что это и в самом деле сокурница, показала рукой в сторону, очевидно, на входную дверь.

Войдя в тамбур, она увидела, что хозяйка квартиры стоит на пороге, зевая и потирая глаза.

- Ты что, так крепко дрыхнешь? - сердито пробурчала Алла, отпихивая её в сторону. - Я и звонила, и ногами колотила, а ты ноль внимания.

- Да я что-то ночами не сплю, а днем клюю носом, - пожаловалась Лена.

- Угрызения совести замучили? - мрачно отозвалась верная боевая подруга, а та непроизвольно вздрогнула.

"С чего это она так испугалась? - удивилась про себя Алла. - Натворила что-то?"

- Давай, старушка, собирайся побыстрее, поехали.

- Куда? - Лена уже по-настоящему испугалась и вжалась в стену.

"Точно что-то натворила... - подумала верная боевая подруга, разглядывая её. - Ладно, Лидия Петровна разберется".

- На кудыкину гору! - огрызнулась она. Ей не хотелось раньше времени просвещать сокурсницу, куда они едут - чего доброго, упрется, не волоком же её тащить! - Давай ходчей, не телись!

Лена покорно пошла в комнату. Она была в домашнем халате не первой свежести, непричесанная, без макияжа.

Пока сокурсница переодевалась, Алла оглядела нехитрое убранство её квартиры и лишь покачала головой. Как же нужно себя не любить, чтобы так жить! Понятное дело, при таких мужьях итальянским гарнитуром не разживешься, но хоть прибраться-то можно! Шторы, к примеру, постирать, а то висят две линялые посеревшие от пыли тряпки, пропылесосить, окна помыть, пепельницы вытряхнуть. Разве ж можно в такую грязищу пригласить приличного мужчину! Только такого, как этот придурок Саша. Видно, Лена совсем махнула рукой на все, и в первую очередь, на себя. Ладно, хоть пустые бутылки по углам не валяются.

"Хорошо, что Ленка трезвая, - подумала Алла. - Как бы я потащила её к Лидии Петровне пьяную!"

О том, что сегодня она выпивала на новоселье "Самаритянина" Алла только что вспомнила. Так разволновалась, что это ей даже в голову не пришло. Гаишников она не боялась - всегда можно отбрехаться или откупиться, а вот Лидия Петровна могла учуять амбре. На мнение других ей наплевать, а вот мнение психиатра для неё важно. Являться среди бела дня на прием в медицинское учреждение с запашком - моветон. И уж тем более, жаловаться, что сокурсница попивает. Правда, Лидия Петровна виду не подала, но она вообще не имеет такой привычки. Прикинув, что от её кресла до кресла врача не менее двух метров - их разделяет большой стол, - Алла немного успокоилась. Но береженого, как известно... Открыв сумку, она наощупь выудила пластинку с таблетками "Антиполицай" и положила в рот сразу две. Заодно и Лена ничего не учует - в воспитательных целях не вредно.

Когда сокурница оделась, причесалась и нанесла макияж, она оглядела её и осталась довольна. Лицо, правда, помятое, бледное, под глазами мешки и тени, ну да ладно, не на смотрины едут.

Чертов замок на дверце оказался напрочь сломан. Опять пришлось, кряхтя, перелезать через правое сиденье. Но успокоенная, что Лена жива, Алла уже не ворчала на себя, а даже нашла утешение:

- Лучше быть толстой и доброй, чем тощей и злющей.

По дороге сокурсница молчала, лишь изредка посматривала на нее, но так и не решиалсь спросить, куда она её везет. Но когда Алла въехала во двор психиатричсекого центра, увидев на двери табличку, Лена вжалась в спинку сиденья и прошептала:

- Зачем, Алла?.. Из-за того, что я выпивала?

- Да не боись ты, никто тебя на принудлечение не отправит, - ответила та. - Просто поговоришь с нашим психиатром. Мы все к ней ходим, рассказываем про свою жизнь, про трудности, она дает нам хорошие советы. Вот и ты все ей расскажи, как дошла до жизни такой, какие у тебя проблемы, и она тебе присоветует, как их решить. На душе сразу легче станет, точно. И просвет в темном тоннеле появится. А то ты, как я погляжу, совсем скуксилась. У всех у нас бывали трудности, и все мы их успешно преодолели. Между прочим, с помощью нашего психиатра. Зовут её Лидия Петровна, кабинет пятый. Возьми в регистратуре талон и вперед.

Но Лена глядела на неё растерянно, не решаясь выйти из машины.

- Да не смотри ты на меня глазами смертельно раненной лани! рассмеялась Алла. - Ничего там страшного нет. Сама увидишь - психиатров посещает вполне приличная публика. Тебе и самой это понравится, проверено. Будешь потом все время ходить к Лидии Петровне, за жизнь потрепаться. Про выпивку можешь не говорить, если стесняешься, - хотя, на мой взгляд, зачем стесняться врача, раз тебе нужна помощь! А вот про своего садиста Сашу расскажи. Она снимет грех с твоей души.

При этих словах Лена снова вздрогнула, а Алла посмотрела на неё внимательнее. В том, что Лидия Петровна выяснит все, что нужно, она не сомневалась.

- Деньги у тебя есть?

Лена отрицательно качнула головой.

Достав из портмоне сто долларов, Алла пошарила в бардачке, выудила слегка помятый конверт, рукой разгладила его, сунула купюру и протянула конверт сокурснице:

- На, положи на стол Лидии Петровне. Талон в регистратуре не бери. Ваша беседа наверняка затянется на час и более, а это слишком много на один талон. Может, тебя проводить, раз ты трусишь?

Покачав головой, Лена наконец выбралась из машины и на неверных ногах побрела ко входу в психиатрический центр. Поглядев ей вслед, Алла неодобрительно покачала головой.

Бездеятельное ожидание не для нее. Как назло, не взяла с собой никаких документов, чтоб ждать с пользой. Она ерзала на сиденье, то выходила из машины, то снова садилась, включала музыку, выключала. Наконец решила проверить, не прячется ли Лена в туалете. Мало ли! Может, привычка отсиживаться в этом укромном месте сохранилась у неё со студенческих времен!

Войдя в психиатрический центр, Алла оглядела коридор и не увидела сокурсницы. Прошла в противоположный конец коридора, зашла в туалет. Все кабинки пустые. Из окна Лена вряд ли станет прыгать - тут высоко.

Вернувшись к кабинету врача, она спросила сидящего в кресле мужчину:

- Вы не знаете, кто сейчас у Лидии Петровны?

- Дама, - ответил тот.

- Высокая блондинка лет тридцати пяти?

- По-моему, да.

Успокоенная Алла вышла на улицу.

"Книгу, что ли, купить, чтобы скоротать время?" - спросила она себя. Лариса любит детективы, с некоторых пор и верная боевая подруга последовала её примеру и стала почитывать.

Решив не запирать машину - надоело перебираться в коленно-локтевой позе с одного сиденья на другое, - Алла написала записку: "Ленок! Вернусь сию минуту. Жди!", прилепила её под стеклоочиститель, вышла из двора и увидела на углу книжный магазин.

Оглядев полки, она сморщила нос. Крутые боевики, где супермены отечественного разлива ногами и другими подручными предметами крошат зубы и совершают прочие героические подвиги, Алла терпеть не могла - драк ей хватало и в реальной жизни. Пусть это инфантильное джеймсбондоподобное чтиво читают закомплексованные интеллгенты и рахитичные вьюноши, которые сами не способны не то, что врезать по зубам, но и дать негодяю элементарную пощечину. В женском детективе теперь тоже кровищи и трупов не меньше, чем в написанных мужчинами, - слабый пол и тут демонстрирует, что женщины могут все, в том числе, проявлять кровожадность, с садистским наслаждением живописать про вспоротые животы, фонтаны крови и прочие развлечения своего героя-маньяка, складывать трупы штабелями и в одиночку и без оружия запросто расправляться с семерыми каратистами. Трупов в своей жизни Алла повидала немало, правда, не штабелями, - убийства, которые ей приходилось расследовать, были одиночными. Похождения инфантильных дур с мазохистическими задатками, которых все время лупцуют, по три раза на дню похищают, зачем-то подкладывают им под дверь труп, потом он таинственным образом куда-то девается, а в итоге героине удается перехитрить все враждующие мафиозные кланы и оказаться в дамках, у Аллы вызывали изжогу. Лучше уж читать несравненную пани Хмелевскую, чем эти жалкие подделки под нее. Как и Лариса, Алла предпочитала классический психологический детектив, желательно французский. На худой конец, иронический детектив - пусть сюжет неказист, зато хоть изредка улыбнешься.

Увидев собрание сочинений Буало и Нарсежака, она обрадовалась и тут же купила два комплекта - себе и Ларисе. Немного подумав, купила и третий для Лидии Петровны. Та как-то обмолвилась, что тоже почитывает детективы и таким образом переключается и интеллектуально отдыхает. Вряд ли психиатру придется по вкусу маньячно-садистское чтиво или зубодробильные боевики как говорила сама Лидия Петровна, прототипами их героев полным-полны психиатрические больницы. А вот французский психологический детектив как раз то, что понравится психиатру. Что стоит одно название - "Белая горячка"! Наверняка ласкает глаз психиатра.

Когда продавщица упаковала книги, оказалось, что получились три внушительные пачки. Тяжело нести, да и вообще неэлегантно элегантной женщине тащить тяжелую ношу. Но Алла, как истинная женщина, всегда умела экплуатировать мужчин.

- Будьте добры, не могли бы вы помочь мне донести книги до машины, - с обворожительной улыбкой обратилась она к одному из покупателей.

Очевидно, тот решил, что просьба дамы лишь предлог и приглашение к флирту, и оскалив в улыбке пластмассовый протез, радостно закивал, ухватил две пачки, а донести третью вызвался ещё один доброволец.

- И куда вам столько книг? - с ходу стал клеиться ухажер климактерического возраста, несший две пачки. Видимо, решил, что в качестве благодарности незнакомка тут же одарит его приглашением провести вместе вечер - например, для совместного чтения.

- Подарок, - улыбнулась Алла. Отшивать его ещё рано, пусть сначала донесет книги.

- И кому, если не секрет? - продолжал зондировать почву добровольный носильщик.

- Психиатру, который меня лечит, - серьезно ответила она, и тот проглотил вопрос, который уже вертелся у него на языке. Но увидев, что у дамы есть машина, он снова воспрял духом, наверное, подумал, что раз ей дали водительские права, то на психиатрическом учете она не состоит.

- И чем же вы страдаете по психической части? - просюсюкал престарелый ловелас, очевидно, втайне надеясь, что у элегантно одетой незнакомки благородная мигрень или нервишки пошаливают.

Открыв дверцу и жестом попросив обоих провожатых положить книги на сиденье, Алла решила, что уже пора их отшивать, а то будут тут телепаться, а ей хочется почитать.

- Периодически у меня бывают приступы белой горячки, - призналась она, потупившись. - Я становлюсь буйной, особенно если меня спрашивают, чем я страдаю по психической части... - она в точности скопировала его елейно-заигрывающий тон, - и бросаюсь на людей с ножом или пистолетом. Видите, у меня всегда с собой оружие, - открыв бардачок, Алла достала свой "Смит-Вессон" и задумчиво повертела его в руках.

Обоих тут же как ветром сдуло.

"Кисло мне придется, если они сейчас побегут за ментом", - подумала Алла, но не стала ничего предпринимать. Ни с того, ни с сего обыскивать её машину не станут. Даже если мент подойдет, можно сказать, что эти двое приставали к ней с непристойными предложениями. Уж что-что, а убедительно соврать и перехитрить любого она умеет!

Только-только разодрала упаковку и достала первый том своих любимых авторов, как открылась массивная дверь психиатрического центра и вышла Лена. Ее лицо было спокойным, шла она уверенно, и Алла порадовалась, что не зря привезла её к психиатру.

- Ну что, старушка, порядок? - спросила она.

Лена кивнула.

- Понравилась тебе Лидия Петровна?

- Очень, - ответила Лена.

- Будешь к ней приходить?

- Я бы с удовольствием, но у меня нет денег.

- Не беда, найдем денег. Кстати, чуть не забыла, наш Мотя Лопаткин организовал контору. Может быть, он тебе поможет. Сейчас мы ему звякнем.

Она набрала номер "Самаритянина" и тут же услышала голос Тамары. Ее голос был хорошо слышен и Лене, так что верная боевая подруга продолжала вести свою игру:

- Томик, это ты? Здравствуй, это Алла Королева.

- Здравствуй, Алла, - проявила смекалку та.

- А Мотя на месте?

- Нет, он уже ушел. Что-нибудь передать?

- Может, и ты сгодишься. Я тут случайно встретила Лену Перевалову. Нет ли у вас на примете чего-нибудь подходящего для нее?

- Есть. Как раз сегодня поступила заявка из АО "Геракл", им нужен переводчик. Годится?

- Сейчас спрошу, - Алла повернулась к Лене. - Работа переводчицы тебя устроит?

- Но я же давно не работала с языком... - растерялась сокурсница.

- Ничего, вспомнишь, ты способная, - и уже в трубку: - Томик, а какой сулят оклад жалованья? - и тут же мысленно ругнула себя - ведь об этом она ни ей, ни Моте не сказала! Но умненькая Тамара тут же сориентировалась раз Алла гарантировала, что непременно договорится, значит, и нужный оклад выбьет:

- Для начала - тысяча долларов. И всякие премиальные, поощрительные и прочее. Если проявит себя.

- Проявит, - перевела дух Алла, мысленно похвалив Тамару. - На тысячу долларов для начала ты согласна? - обратилась она к Лене.

Та от такой перспективы аж онемела.

- Она согласна, - произнесла верная боевая подругу в трубку. - Забей это место за ней.

- Ну, теперь не вредно и подкрепиться! - бодро оповестила Алла. Пищей духовной я запаслась, но не стоит забывать и о пище телесной. Ах да, надо же отнести книги Лидии Петровне! - спохватилась она. - Посиди, Ленок, помечтай чуток, я мигом.

Выйдя из машины, верная боевая подруга огляделась в надежде найти ещё одного добровольного носильщика. Не обнаружив такового, она поманила пальцем охранника и когда тот подошел, попросила:

- Любезнейший, донесите, пожалуйста, эти книги.

Тот, видимо, понадеялся на вознаграждение и повиновался. У кабинета Лидии Петровны Алла одарила его улыбкой - тоже дорогого стоит! - и сказала:

- Спасибо, теперь я сама справлюсь, - и забрала у него пачку.

Врач была в кабинете одна.

- Лидия Петровна, вы любите Буало и Нарсежака? - с порога спросила Алла.

- Люблю, - улыбнулась та.

- Значит, я вмастила! - обрадовалась Алла и тут же спохватилась. - Ой, извините, за жаргон, это преферансный термин.

- А вы играете в преферанс? - удивилась психиатр.

- Еще как! - похвасталась Алла.

- Я полагала, что это чисто мужской вид развлечения.

- Так ведь женщины могут все!

Лидия Петровна улыбнулась и поблагодарила за подарок.

- Я побежала, а то Лена подумает, что я выпытываю у вас врачебную тайну.

Попрощавшись с врачом, она вернулась к машине и радостно сообщила:

- Ну теперь можно подкрепить организм калориями. Тут рядышком есть вполне приличное заведение, где можно пошевелить зубами.

Сев за столик, Алла кивком подозвала официанта и заказала:

- Два по сто пятьдесят коньяка и вкусно и много поесть.

- Я не буду пить, - сказала Лена.

- Тогда и я за компанию не буду, - согласилась верная боевая подруга и обратилась к официанту: - Коньяк отменяется, компенсируем едой.

Когда тот ушел выполнять заказ, она подмигнула сокурнице:

- В завязке, старушка? - подумав при этом: "Быстро Лидия Петровна вправила ей мозги!"

- Я решила, что больше не капли, - призналась Лена. - Ты не подумай, что я какая-то пьянчужка. Просто вечерами было так токсливо и одиноко...

- Да не надо оправдываться, - перебила её Алла. - Все понятно и без слов. Теперь тебе не будет одиноко, и пить с тоски не понадобится. Если взгрустнется, сразу беги к психиатру, она быстро поправит тебе настроение.

- А ей нужно каждый раз платить по сто долларов?

- Смотря сколько времени ты у неё отнимешь. У них время на прием не лимитировано, но судя по другим пациентам, они обычно за четверть часа управляются, видно, проблемы у них мелкие. Талон стоит двести пятьдесят рублей. Если уложишься за пятнадцать минут, бери талон. Ну, а уж если изливаешь душу час и более, то, сама понимаешь... На халяву только уксус сладкий.

- Если меня возьмут в эту фирму, о которой говорила Тамара, мне будет по силам оплатить лечение. Я тебе потом отдам сто долларов, ладно?

- Заработаешь - отдашь, - согласилась верная боевая подруга, чтобы избавить её от унижения от подачки. - Завтра же иди устраиваться в эту контору. Тебя там ждут.

- Хорошо. За наши с тобой обеды я тоже потом отдам половину, ладно?

- Ладно, - кивнула Алла. - Кстати, давай-ка я ссужу тебя деньгами. В некоторых фирмах жалованье выплачивают еженедельно, но ведь и неделю нужно как-то прожить.

Достав портмоне, она достала три купюры по сто долларов.

- Хватит?

- Ой, это слишком много! - всплеснула руками Лена. - Я на сто долларов месяц жила.

- Бери, пока даю, тебе же нужно будет оплачивать лечение у психиатра.

- Спасибо за все, Алла. Не только за деньги...

- Натурой отдашь! - беспечно отмахнулась та и, встретив недоуменный взгляд сокурсницы, пояснила: - Да не таращь ты на меня глаза! Это же прикол такой!

Официант принес заказ, и Алла со своим неизменным аппетитом приступила к еде. Опустошив все стоящие на столике тарелки, она откинулась на спинку стула и закурила.

- Старушка, вижу, ты какая-то смурная. Вроде, все у тебя устаканилось, а глаза несчастные. Не буду тянуть из тебя жилы, но если сама захочешь поделиться, готова внимательно выслушать.

- Ал, мне как-то не по себе... Лидия Петровна сказала, что у Саши, скорее всего, эпилептоидная аномалия личности. При этом бывают приступы, они называются дисфорией. Поэтому он и набросился на меня ни с того, ни с сего.

Лена замолчала, глядя перед собой. Подождав немного, Алла спросила:

- Колись, дружочек. Что ты с ним сделала?

И хотя она спросила тихим, сочувственным тоном, Лена вздрогнула, как от окрика, и закрыла лицо руками.

- Ну же, Ленок, - подбодрила её верная боевая подруга. - Облегчи душу.

Та замотала головой и заплакала. Алла протянула ей платок. Лена вытерла глаза, напоследок ещё несколько раз шмыгнула носом, вернула платок и посмотрела ей в глаза:

- Давай к нему съездим, Ал.

- Ты уже узнала его московский адрес?

- Нет, Саша говорил, что с женой развелся, она живет в городской квартире, а он на даче. Давай съездим на дачу. Может быть, Саша там.

Алла в этом сомневалась, но решила не спорить. Сейчас Лена не расположена к откровенности, но что-то её гнетет. Подъехав к даче, она, возможно, решится рассказать, что случилось.

- Поехали, - сказала она и положила на столик деньги. - У нас есть хороший повод - надо забрать твое пальто и сапоги. Они же ещё там?

- Да.

- А сейчас на тебе какая одежка?

- Старое пальто и сапоги. А одежду, оставшуюся на даче, я недавно купила, потому и сижу без копейки.

- Тогда тем более, нужно их забрать. Саше твое барахлишко вряд ли придется впору.

Как только они тронулись, пошел дождь.

- Не вредно бы заехать на мойку, - пробормотала Алла. - Машина грязная, как дворняжка. Терпеть не могу ездить на грязной тачке. - Но взглянув на несчастное лицо Лены, она махнула рукой: - Ладно, перебьемся, не графья. Чай, в деревню едем, а не на презентацию.

Шоссе в этот час было немноголюдно. Как всегда, верная боевая подруга гнала под 180, и через полчаса они уже были на месте. Свернув в переулок, Алла резко притормозила и тут же сдала задом. На вопросительный взгляд Лены ответила:

- Там что-то случилось. Ментовская "канарейка" стоит. Лучше не светиться. Давай прикинемся дачниками и дойдем пешком. Дождь уже кончился.

Отогнав "Фольксваген" в соседний переулок, Алла вышла первой, дождалась, пока выйдет Лена, заперла машину и взяв сокурсницу под руку, прогулочной походкой двинулась к нужному переулку. По пути она сорвала ветку и для законченности образа стала небрежно помахивать ею.

- Делай вид, что мы оживленно беседуем о своем, о девичьем, вполголоса сказала она.

Лена была испугана, да к тому же, не актриса. Солировать, как всегда, пришлось верной боевой подруге. Алла рассказывала байки и анекдоты, чтобы хоть как-то растормошить молчаливую сокурсницу, и сама же первой начинала громко хохотать.

- Мать, подыгрывай, - прошептала она, сохраняя на лице выражение ничем не омраченного веселья. - По твоей постной роже даже самый тупой мент что-то заподозрит. Не можешь смеяться, так хотя бы смотри на меня и кивай.

Широко раскрыв глаза, Лена уставилась на нее.

- И не смотри на меня, будто я предложила тебе заняться лесбийским сексом, - продолжая улыбаться в тридцать два зуба, - сердито прошипела Алла. - Иди к машине, я сама разузнаю, что стряслось.

- Нет, - выдавила наконец Лена. - Я с тобой.

- Боишься одна остаться, что ли? - подозрительно спросила её верная боевая подруга.

Та лишь вздохнула, глядя на нее, как раненная лань.

Решив разобраться с причиной её страха попозже, Алла сорвала ещё одну ветку и сунув в руку Лены, приказала:

- Общипывай листья, будто бы гадаешь на "любит-не любит", или задумчиво погрызи веточку, заодно прикроешь ею свою перепуганнцю физиономию.

К интересующей их даче они подошли как раз в тот момент, когда из дверей дома двое молодцов в несвежих халатах вынесли носилки с телом, укрытым с головой.

- О Господи!.. - простонала Лена и обмякла.

Верная боевая подруга едва успела её подхватить. Крепко прижав её к себе, она продолжала делать вид, что они о чем-то оживленно болтают, сердито выговаривая:

- Ленка, зараза, мать твою, не вздумай мне тут в обморок грохнуться. Просила ведь тебя рассказать все честно! Нет, темнила, рыдала, истерики закатывала. А теперь, вишь ли, дурно стало. - она оглянулась вокруг и пробормотала. - Надо бы запрятать тебя от ментов. Вон как раз подходящие заросли. Там, конечно, мокро, но более приемлемого укрытия я что-то не наблюдаю.

Она заставила Лену сделать несколько шагов в сторону забора и немного подтолкнув, прислонила её к стволу раскидистой ивы. С ветвей капало, зато густые гибкие плети с пожелтевшими листьями спускались почти до земли, образовав естественный шатер и почти скрыв Лену от посторонних глаз.

- Стой здесь, а то ты мне всю легенду испортишь.

Видя, что та едва держится на ногах, Алла чертыхнулась, ногой подкатила валявшуюся неподалеку березовую чурку и сказала:

- Ладно, нежить, присядь на эту бревно и делай вид, будто бы отдыхаешь и думаешь о приятном.

Усадив Лену, она выбралась на тропинку, вполголоса бормоча:

- Блинство, вся вымокла, как куршивый щенок, - и беспечно улыбаясь, прогулочным шагом неспешно направилась к даче.

Носилки уже втаскивали в фургон, в просторечии именуемый труповозкой.

- А чо это вы тут делаете, а? - тоном любопытного подростка из фильма "Добро подаловать, или посторонним вход воспрещен", - спросила Алла санитаров.

- Сама не видишь, что ли? Тухлого жмурика грузим, - с профессиональным цинизмом ответил ей один из них.

Он с усилием подтолкнул носилки и когда наконец удалось втолкнуть их внурь, уселся в проеме дверцы, зевая и почесываясь. В его словах была немалая толика истины. От трупа, даже плотно укрытого простыней, шел такой смрад, что Алла сморщилась, зажала нос и мысленно порадовалась, что не позволила Лене приблизиться.

- Давно, что ли, откинулся? - продолжала любопытствовать она, зная, что именно от этих экспедиторов может получить нужную информацию.

- Давно, - охотно подтвердил второй санитар, от которого тоже шел смрад, но иного происхождения. А как не пить на такой работе? Профессиональная вредность.

Достав из сумочки сигареты, Алла закурила и угостила словоохотливых собеседников.

- А от чего он помер-то?

- По башке дали, - сообщил санитар. - То ли кочергой, то ли ещё чем. Полбашки снесли. Мозги и кровишша по всей комнате. Жуть!..

- Ихний экперт говорил, что, может, лопатой или черенком от лопаты, с важным видом произнес его напарник, делая ударение на первом слоге в слове "эксперт". - Да и крови-то не больно много, бывает и поболе.

Алла подумала, что первый санитар, скорее всего, приврал про "полбашки, кровишшу и мозги по всей комнате", чтобы попугать любопытствующую дамочку, а заодно и придать себе больше значительности дескать, мы люди бывалые, ко всему привычные.

- А лопату-то нашли?

- Может, и нашли... Тайна следствия, - с загадочным видом сказал он, но было понятно, что санитар этого не знает, лишь напускает таинственность.

- Молодой, старый?

- Молодой. Лет тридцать иль поболе.

- Подрались, наверное?

- Не-а. Внизу порядок. На втором этаже постель разложена. Говорят, похоже, будто с бабой был. Видно, она его и оглоушила.

- Что ж, целовались-миловались, а потом она его кочергой-лопатой по башке?

- Да кто их знает?.. - смачно сплюнул санитар. - Может, он чего не так ей сказал или полез, она и...

- Или, может, её муженек прикатил да и грохнул полюбовника? выдвинула свою версию Алла.

- А что? - оживился второй. - И так бывает. А потом жену под ручку и домой, а дома ей накостылял от души.

- А менты-то чего говорят?

- Эксперт сказал, что жмурику не меньше недели. Теперь поди найди, кто к нему тогда приезжал. Место-то небойкое. У жмурика-то была зимняя дача, недавно отстроил, а у других - обыкновенная.

Из дома вышли несколько человек в милицейской форме. Алла углядела их через щель в заборе, а они её пока не видели.

"Вот черт, надо сматываться, а то вопросами замучают, - с досадой подумала она. - Им сейчас свидетели нужны, а они могут подумать, что я местная. Но если я сейчас удеру, эти труповозы сразу насторожатся. С позиции любопытствующей соседки я должна была сейчас стоять насмерть и глазеть, пока все менты не разъедутся".

Санитар, сидевший на корточках в проеме дверцы фургона, будто подслушал её мысли. Спрыгнув на землю, он бросил окурок и сказал напарнику:

- Поехали, Колян.

Тот кивнул в знак согласия и помог ему запереть дверь. Не обращая внимания на Аллу, они обошли фургон и полезли в кабину.

"Очень кстати эти сваливают, - подумала она.

Труповозка уехала. Подойдя к забору, Алла приникла к щели. Милицейские и сотрудники в штатском, стоя на крыльце, о чем-то переговаривались, но до неё долетали лишь отдельные слова: "окно разбито", "с той стороны", "личность". Потом от группы отделились двое в штатском. Один, то глядя под ноги, то осматривая окна, стал обходить дом с одной стороны, второй пошел в обход с другой стороны.

"Видимо, смотрят, не влез ли преступник, разбив окно", - догадалась она.

Алле очень хотелось и послушать, и посмотреть, но соваться больше нельзя. Лена была здесь не раз, кто-то из соседей мог её видеть. Если её всего лишь опишут, ментам подругу не сыскать. Пресловутый фоторобот обычно весьма далек от оригинала, да и сомнительно, что менты будут морочить себе голову с фотороботом из-за банального убийства на бытовой почве, коих в Москве ежедневно совершается немало. При очной ставке соседи, возможно, узнают Лену, но для этого её ещё нужно найти. А установить связь между нею и убитым вряд ли удастся. На свадьбе Светланы они с Сашей были вместе преимущественно во время танцев, а в танцевальном зале было темно. Искать среди трех сотен гостей тех, кто видел их вместе, кропотливая работа. Да и вряд ли менты узнают, что он познакомился с Леной на этой свадьбе. А если сейчас кто-то из соседей увидит Лену, то вспомнит, что она тут бывала.

"Надо быстро увозить её отсюда", - решила верная боевая подруга.

Сделав вид, что у неё затекла спина от подглядывания в неудобной позе, она со стоном разогнулась и потерла поясницу, незаметно оглядываясь вокруг. Похоже, соседские дачи пустуют. Если бы там кто-то жил, давно бы собрались перед калиткой и судачили, делясь информацией и предположениями. Наблюдать в окошко неперспективно - самое интересное пропустишь. И все же...

Кряхтя и поминая недобрым словом свой застарелый остеохондроз, она ещё раз огляделась и тут заметила, как шевельнулась занавеска на окне дома, стоявшего через дорогу наискосок. Наверное, у окошка сидит полупарализованная бабулька и сейчас внимательно наблюдает за происходящим. Для этой зрительницы Алла продолжала играть роль любопытствующей случайной прохожей - ещё раз наклонилась и приникла к щели, немного поглазела, потом с разочарованным вздохом выпрямилась, - дескать, ничего не видно, ничего не происходит, - и неторопливо пошла прочь. Кино закончилось, пора по домам.

Дойдя до ивы, под которой сидела подруга, Алла негромко сказала:

- Старуха, вставай, шевели задницей. Хата засрана, пора сваливать.

Из сказанного Лена поняла одно - нужно немедленно уходить, - и поднялась, цепляясь за ветки.

- Говорила ж тебе, милая, в твоем положении нужно больше ходить, громко произнесла верная боевая подруга в пространство, опять же в расчете на нечаянных свидетелей. - Давай немного погуляем, и тошнота пройдет.

Бережно взяв сокусницу под руку, она острожно повела её по вьющейся вдоль забора тропинке, зорко оглядывая переулок и громко разъясняя повисшей у неё на руке Лене:

- Ранний токсикоз - это ужас. Помню, меня первый раз до 16 недель наизнанку выворачивало. Что ни съем - тут же отдаю унитазу. Однажды захотелось мне соленых помидор. Помчалась на рынок и купила целый килограмм, не утерпела и съела пару штук прямо возле прилавка. Какой был кайф, пока ела! Они кислые, холодные, тошноту как рукой сняло. Но пока доехала домой, - в автобусе растрясло. Выползла на своей остановке и еле добежала до урны. А народ глазеет!..

По счастью, пока они неспешным шагом дошли до поворота, никто им не встретился. Свернув в проулок, верная боевая подруга продолжала идти в том же темпе. Наконец они дошли до машины и остановились рядом.

- Еще погуляем или поедем? - спросила Алла сокурсницу и сама же ответила. - Нет, сегодня мы неудачно приехали, хозяев нет. Приедем в выходные, тогда и посмотрим дачу.

Бросив быстрый взгляд на свой "Фольксваген", она с удовлетворением отметила, что в грязной машине тоже есть своя прелесть - заляпана ровным слоем грязи до уровня середины дверцы. Номера, естественно, тоже. И что самое приятное, и спереди, и сзади. Конечно, при желании машину можно найти - красных "Фольксвагенов" в Москве не так уж много, но ведь для этого кому-то нужно отклеить задницу от стула и проехаться в ГАИ на Варшавку, просмотреть картотеку иномарок. А если бы она по пути заехала на мойку, то кто-то мог запомнить номер, и менты сразу бы установили, кому принадлежит красная "букашка".

Даже если бы их поначалу трясли всего лишь как свидетелей, - тоже удовольствие ниже среднего. А вдруг любопытствующие соседи все же наблюдали за происходящим из окошка? Потом скажут ментам, что поначалу красный "Фольксваген" влетел в переулок на хорошей скорости, а потом вдруг, будто испугавшись, попятился назад. "С чего это вы совершали такие непонятные маневры?" - спросят её, пока ещё в качестве свидетельницы. А потом кто-то вспомнит, что вторая дама, которой стало плохо, и она отдыхала под деревом, раньше приезжала именно к тому дачнику, которого убили, и предположительно в то время, когда его отправили в лучший мир. Мало того, кто-то может вспомнить, что тот же самый красный "Фолькс" был здесь неделю назад. И так же, как и сегодня, на нем приезжали обе дамы. Одна вошла в дом и пробыла там довольно долго, а вторая ждала её в машине. Потом первая вышла, и на ней лица не было. Села в автомобиль, и он тут же умчался. Мысль наводит на размышления... Совпадение? Или эти дамочки имеют отношение к убийству блондинка, которая вошла в дом, поссорилась с хозяином дачи и шваркнула его чем-то увесистым, а вторая - её напарница, подруга, соучастница, была на стреме. Стройная версия? Для ментовской кривой логики - вполне.

Другая женщина на месте Аллы, скорее всего, подумала бы: "Опять я вляпалась и теперь пойду как соучастница. Это не мои проблемы, знать ничего не хочу".

Но верной боевой подруге ничего подобного в голову не пришло. Она не отчуждала себя от Лены и всего случившегося, сознавая, что в определенной мере сама втравила её в историю. Можно было утешить её и уговорить забыть все, как страшный сон. Однако именно она, Алла, одобрила её намерение отомстить и повезла на дачу. Следовательно, была движущей силой и в прямом, и в переносном смысле.

"Вместе заварили кашу, вместе и расхлебаем, - решила неунывающая Алла и тут же поправила себя: - Точнее, это я её заварила и втравила Ленку. А с этой овцы-то что взять?! Овца она и есть овца. Сама и буду расхлебывать".

Всю дорогу Лена молчала. Верная боевая подруга периодически косилась на нее, но решила не тормошить и отложить разговор на потом, когда та оправится от шока.

Она привезла сокурсницу к себе домой и первым делом сунула ей в руки бокал с коньяком:

- Давай, старуха, хрюкни коньячок как лекарство. Антишоковая терапия. Видно, не судьба сегодня завязывать. Завяжешь с завтрашнего дня.

- А ты?

- Ну и я за компанию, само собой, - сказала Алла наливая себе.

Когда Лена выпила, верная боевая подруга тут же налила по новой и заставила её выпить. Решив, что нужный эффект достигнут, она спросила:

- Судя по всему, ты поквиталась с Сашей круче, чем планировала?

- Что ты имеешь ввиду?

- Старушка, давай договоримся. Я тебе всемерно помогаю вылезти из этой жопы, но ты мне не врешь.

- Я не врала тебе, Алла.

- Но темнила, недоговаривала. А не обладая всей информацией, я строила ошибочные предположения и совершала неправильные поступки. Если б я знала, что этот Сашхен уже хладный труп, разве повезла бы тебя сегодня на дачу? Пойми, умалчивая о главном, ты создаешь трудности и мне, и себе.

- Да, я не все тебе рассказала.

- Лучше поздно, чем небо в клетку, - мрачным тоном обронила Алла свежепридуманный перифраз. - Я вся внимание.

- А что там случилось?

- Старуха, ты что, играешь в еврейский суд присяжных?

На недоуменный взгляд Лены она пояснила:

- Еврейская национальная черта - отвечать вопросом на вопрос. Ладно, мать, не телись. Рассказывай.

- Когда мы приехали в прошлый раз, Саша спал на втором этаже. Видно, много выпил, в спальне был сильный запах. Попробовала его разбудить, а он лишь мычит и отталкивает меня. Я постояла-постояла и ушла.

- Да-а, славненько отомстила, - хмыкнула верная боевая подруга. Что-то не складывается, старушка. Кончай темнить, а? Могу дорисовать сюжет - ты взяла что-то тяжелое да и шарахнула его по башке. Так?

- Нет, - помотала головой Лена, отворачиваясь.

- Не трогала его, что ли?

- Не в тот раз, в другой.

- Еще раз к нему приезжала?

- Да.

- Так я и думала, - покачала головой Алла. - И на этот раз осуществила задуманную месть в полном объеме.

- В этот раз Саша опять спал, но когда я вошла, проснулся. В общем, он погнался за мной, а я его оттолкнула, и Саша покатился с лестницы...

- ... и по пути снес себе полбашки, - продолжила фразу верная боевая подруга.

- Я не знаю, - растерялась Лена. - Вроде бы нет.

- Значит, сломал себе хребет. Он был в сознании или без?

- В сознании. Попытался схватить меня за ногу, но я увернулась, потом вспомнила, как ты кричала мне: "Ногами его, ногами!", и...

- ...и отвела душу, - закончила Алла. - Правильно сделала. Но неужели ногой можно снести полбашки?

- Ты о чем?

- Да так, о своем, о девичьем.

- Я совсем несильно его била, просто пнула несколько раз, и все.

- Но когда ты уезжала, Сашхен точно был жив?

- Да.

- Значит, он откинулся уже потом, - мрачно констатировала Алла.

- Что ты имеешь ввиду, - с Лениного лица мгновенно сбежали все краски.

- То, что этот доморощенный садист-маньяк подох.

- Это не я! - закричала Лена, вскинув руки в протестующим жесте.

- А кто же? - каким-то усталым, безразличным тоном спросила верная боевая подруга. - Теперь понятно, почему эту неделю ты была не в себе, дорогуша, не спала ночами и пряталась дома. Но мне было бы гораздо проще жить, если бы ты не таилась, а все сразу мне рассказала.

- Алла, клянусь, это сделала не я! - по щекам Лены побежали быстрые слезинки. - Я всего лишь оттолкнула его, и он упал с лестницы. Саша был жив, клянусь тебе!

- Да, а потом ты ушла, оставив его без помощи, и он помрэ...

Лена, закрыв лицо руками, зарыдала.

- Почему же ты сразу не рассказала мне, как было дело?

- Ты спросила, удовлетворила ли я свою жажду мести, и я кивнула. Мне не хотелось говорить, что Саша спит, вдруг ты решила бы сама пойти и...

- Пожалела его, что ли?

Лена пожала плечами и промолчала.

- Не такая уж я кровожадная, как ты про меня думаешь. Спящего и вдрыбадан пьяного уж точно не стала бы колошматить.

- Но ты была такая сердитая...

- А почему ты была смурная?

- Я поняла, что мне не нужно никакой мести. А когда поговорила с Лидией Петровной, мне стало так стыдно. Саша же не виноват. На него просто накатил один из приступов, вот он меня и избил.

- И ты была готова ему все простить?

- Я хотела с ним поговорить.

- Та-ак... Веселенькое дело получается... - задумчиво проговорила верная боевая подруга.

- Кто же его убил, а?

- Не хочется тебя огорчать, старушка, но по всему получается, что ты.

Доставив Лену домой, Алла позвонила Матвею.

- Мотя, привет. Не спишь?

- Уже нет.

- Ладно, на пенсии выспишься. Есть срочное дело.

- Что-то случилось?

- Случилось. Но давай не по телефону, а то, говорят, есть любители подслушивать разговоры по мобильнику. Не возражаешь, если я сейчас приеду?

- Может быть, встретимся в "Самаритянине", - попытался уклониться от её вторжения Матвей.

- Нет, Мотя, светиться там заполночь нам ни к чему. Мало ли, как потом все обернется. Так что давай, по-быстрому мой шею и прихорашивайся. По хозяйству не суетись, я по пути затарюсь горючим и закуской.

Через час она входила в квартиру сокурсника. Матвей встретил её в той же рубашке и в тех же брюках, что и прошлый раз, но Алле сейчас было не до того, чтобы обращать внимание на его внешний вид.

- Накаркала я, старая калоша, Кассандра доморощенная, - сказала она, сев в кресло и закуривая. - Ленка Перевалова грохнула одного урода.

Хозяин дома молча доставал из пакетов привезенные ею продукты и бутылки, сервировал стол и ждал продолжения. Алла решила, что теперь ни к чему скрывать обстоятельства знакомства Лены с Сашей и последовавшие за этим события.

- Что скажешь, Мотя? - спросила она, закончив свой рассказ и принимаясь за еду.

- Да пока ничего, - ответил тот. - Если все действительно так и было, то это неумышленное убийство. Лишь непонятно, почему санитары сказали про кровь, если Лена говорит, что тот был в полном здравии.

- Может быть, она пнула его так, что он обо что-то ударился, например, о нижнюю ступеньку лестницы или батарею. Она сразу ушла, Сашхен потерял сознание, а из раны натекла кровь, - предположила Алла.

- Может быть... - задумчиво проговорил Матвей. - А ты Лене веришь?

- Нет. А ты?

- Я тоже.

- Почему?

- Она ещё в институте была очень скрытной. Темная лошадка.

- Что да, то да. О себе рассказывала мало, в основном, о детстве, да и то приходилось клещами из неё вытягивать. Она же жила у меня неделю. За это время другая бы уже всю свою жизнь живописала в мельчайших подробностях, а Ленка как партизан на допросе.

- Ты хочешь выяснить, что на самом деле произошло на этой даче? уточнил Матвей.

- Да. А также - видел ли там кто-нибудь Ленку, что именно этот свидетель помнит, чтобы нам быть во всеоружии. Если запахнет жареным, мы её спрячем. Дело со временем затухнет.

- Твою машину там видели дважды. Через тебя могут выйти на нее.

- Щас! - сложив пальцы в любимом жесте верная боевая подруга продемонстрировала Моте четыре фиги. - Как сядут, так и слезут. За себя я ни чуточки не боюсь. А Ленку ни за что не сдам.

- Но ты сама можешь оказаться подозреваемой. Лену соседи могли не увидеть, а твою яркую машину легко запомнить.

- Плевать! Меня с этим Сашей никто вместе не видел. Мало ли к кому я приезжала!

- Тебя спросят, к кому именно ты приезжала.

- Скажу, что место понравилось, присматривалась, нельзя ли там прикупить дачку.

- Непрестижное место для бизнес-леди.

- Непрестижность к делу не пришьешь. А доказать все равно ничего не смогут.

- Но в первый раз ты остановила машину напротив дома этого Саши.

- Ну и что? Это самая приличная из всех имеющихся там дач. Скажу, что она мне приглянулась, и я решила узнать, не продается ли она.

- Но сама ты в дом не входила, не осматривала его, а пошла Лена.

- Скажу, что это мой агент по недвижимости. Убедилась, что хозяев нет, и мы уехали.

- Попросят сказать, кто твой агент по недвижимости.

- А для этого у тебя есть "Самаритянин". Пока суть да дело, пока менты раскачаются и найдут меня, ты подберешь подходящую кандидатуру на роль агента, внешне напоминающую Ленку. Если что - оденем её в то же пальто, и порядок. Кстати, можно даже подобрать подсадную утку - похожую на Ленку бабу, у которой есть железное алиби. Она на днях приедет на эту дачу, покрутится там в Ленкиной одежде... Ах ты черт! - верная боевая подруга хлопнула себя по лбу. - Склероз подкрался незаметно. Совсем забыла - там же остались Ленкины сапоги и пальто!

- Спроси у нее, нет ли на них каких-то меток, например, на пальто может остаться метка из химчистки.

- Она говорила, что вещи совсем новые, недавно купила.

- Уже лучше.

- Вряд ли Ленка купила эксклюзив в дорогом бутике. Скорее всего, какой-то ширпотреб на рынке. По одежке её не найдут.

- А какими духами она пользуется?

- Судя по всему недорогими, я таких не знаю, но спрошу у нее.

- Пусть на всякий случай сменит духи.

- И купит точно такое же пальто и сапоги. Прическу и макияж тоже нужно сменить, а когда у бабы новая прическа, её даже родной муж не сразу узнает, только по особым приметам. Кстати, и я могу поменять машину. Раньше все жидилась, жаба душила - денег жалко да и тачку тоже, а теперь есть повод замок сломала.

- Это будет подозрительно. Твою машину все знают.

- Ну и что? Имею право купить себе новую.

- Лучше пока не надо.

- Но мне надоело влезать в неё раком! В деревенской глуши ещё куда ни шло, а представь, что я полезу перед чьим-то или даже своим офисом, демонстрируя всем желающим свой обширный зад!

- Причина для покупки новой машины уважительная, - со смешком признал Матвей. - Хотя я бы не прочь полюбоваться. Скажи, когда и в каком месте ты будешь осуществлять сей маневр, - я непременно приду насладиться этим приятным зрелищем.

- Фигушки тебе! Свой зад я не показываю никому!

- Ладно, ладно, - успокоил её Мотя и сменил тему: - Раз санитары сказали, что Сашу убили лопатой, значит, где-то она должна быть. На черенке могут остаться Ленины отпечатки пальцев.

- А может, санитары просто приврали? Что-то они сильно путались в показаниях. К тому же, оба поддатые, может, им спьяну мальчики кровавые почудились.

- Это мы выясним.

- Привлеки Виталькиных сыщиков, они все разнюхают профессионально. У тебя пока таких специалистов нет.

- А вот от этого я бы пока воздержался. Раз ты говоришь, что у частных детективов везде есть знакомые, то милицейские могут насторожиться, с чего это тут стали крутиться сыщики.

- У тебя есть другие предложения?

- А ты не хочешь посвятить во все Тамару?

- Надо подумать... Вообще-то мысль дельная. Так и так нам с тобой не удастся скрывать от неё случившееся - мы же с тобой не сможем все время шептаться по углам. Если уединяться в твоем кабинете и секретничать, Томка может обидеться, а если ты начнешь шастать в мой кабинет, пойдут нежелательные разговоры. Так что давай её во все посвятим. Она все равно рано или поздно узнала бы о том, что "Самаритянин" с двойной начинкой. Правда, я не думала, что это будет так скоро... Почти по Чехову - если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то в третьем акте оно непременно выстрелит. Создали контору по решению деликатных проблем - и вот нате вам! - проблема. Причем, не очень-то деликатная: убийство лопатой! Кстати, никогда бы не подумала, что лопатой можно пришибить насмерть. Моя любимая поговорка: "Его лопатой не убьешь", - но я даже и помыслить не могла, что сей садово-огородный предмет может стать орудием убийства.

- Да все, что угодно может таковым стать, если ударить с большой силой.

- Ага. Как в старом армянском анекдоте - можно убить и ватой, если в неё завернуть утюг. Неужели хилота Ленка обладает такой недюжинной силой? Я-то ладно, и кулаком могу пришибить, но она! В ней еле душа держится!

- Если Лена была в состоянии аффекта, то её силы могли утроиться.

- Вообще-то мне этого урода ничуть не жаль. Пусть психиатр и говорит, что у него аномалия личности, но если эта аномальная личность, войдя в раж, мордует беззащитную бабу, то туда ему и могила.

- Вот Лена ему и отомстила.

- Но я-то имела ввиду маленькую женскую месть, под коей обычно подразумеваю отбить мужику яйца, чтобы к женскому полу он стал равнодушным, а у неё получилась не маленькая...

- Ты полагаешь, что Тамару можно не только посвятить в случившееся, но и использовать в качестве сборщицы информации?

- Думаю, что она справится. Девка умненькая и не трепливая. Сообразит что к чему.

- Ладно, завтра я её проинструктирую.

- Тогда позволь откланяться, - Алла встала и сладко потянулась. - Или заночевать у тебя, а, Мотя? Пригреть-таки тебя на своей пышной груди... - и не дожидаясь его ответа, сказала: - Нет, неформальные отношения во вред делу. Мы с тобой теперь сообщники, пособники и укрыватели. Гляди-ка, и тут мы оба как в воду глядели, обозвав "Самаритянина" коллективом укрывателей преступлений!

С утра укрыватели посвятили Тамару во все детали и предложили ей принять участие в расследовании. Она охотно согласилась и тут же созвонилась с Татьяной Мезенцевой, тоже их сокурсницей, чтобы та подменила её у телефона и компьютера.

- Штат "Самаритянина" постепенно разрастается! - отметила верная боевая подруга.

- А почему вы так назвали фирму? - поинтересовалась Тамара. - Ведь более привычно словосочетание "добрый самаритянин".

- Именно потому что привычно, а следовательно, избито, - пояснила Алла. - К тому же, прилагательное "добрый" можно понимать лишь в одном смысле, а "самаритяне" оказывают не только добрые услуги.

- А какие же еще? - удивилась та.

- Недобрые, - зловеще проговорила верная боевая подруга. - Например, укрывают преступников.

- Ну, это как сказать... - не согласилась Тамара. - Что хорошего, если Лену осудят за неосторожное убийство?! Я бы на её месте точно так же поступила.

- Значит, мы уже сговорились. Я тоже не прочь по мере своих сил избавлять мир от недобрых людей.

- Будешь забивать их насмерть лопатой? - вступил в интеллектуальную дискуссию Матвей.

- Может, и лопатой... Хотя её в бардачке не спрячешь. Револьвером проще.

- Надеюсь, ты шутишь? - спросила Тамара.

- Да почти нет. Уже освободила окружающую среду от двоих мерзавцев.

- Что, убила?.. - глаза собеседницы округлились от любопытства, ужаса и восхищения.

- Наш человек, - с удовлетворением отметила Алла, глядя на нее. Азартна, Парамоша. Нет, Томик, мокруха не мой профиль. Они самоубились сами.

- Ты заставила?

- Я же говорю - сами. А я всего лишь предложила сыграть в гусарскую рулетку.

- А, это когда в барабане один патрон и стреляют себе в висок наудачу, - догадалась Тамара.

- Умна ты не по годам, - похвалила верная боевая подруга. - Именно так.

- И единственный выстрел оказался смертельным?

- Точно. Бог - он все видит. Наказал мерзавцев по их заслугам.

- А ты стояла рядом?

- Напротив. Но сути это не меняет.

- При тебе человек застрелился и ты говоришь об этом так спокойно... покачала головой Тамара.

- Поживи с мое, и тоже станешь спокойной, как удав, когда подонки отправляются прямиком в ад.

Собеседница не стала напоминать, что они одногодки, дело ведь не в этом. Лихой Алле и в самом деле выпало немало приключений.

- Ты и дальше собираешься практиковать этот способ чистки рядов человечества? - поинтересовался Матвей.

- Как пойдет, - ответила верная боевая подруга. - Или, используя преферансный сленг, - как фишка ляжет. Кстати, Мотя, что-то давно мы картами не шелестели, тебе не кажется? Вот закончим с Ленкиным делом и распишем пулечку, идет?

- Давай сначала закончим, - резонно предложит тот.

- Не сумлевайся, Мотя, закончим, и вполне благополучно, - заверила Алла.

Раздался стук в дверь, и вошла Татьяна. После положенных приветствий Тамара стала объяснять её обязанности, а верная боевая подруга подмигнула Матвею со словами:

- Пойду к себе, грести деньги лопатой.

К вечеру Тамара вернулась и позвонила Алле.

- Что-нибудь нарыла?

- Пока немного.

- Сейчас приду. Мотя на месте?

- Да. Ждем тебя.

Через пять минут Алла появилась в офисе "Самаритянина".

- Эх, промашку мы дали, Мотя! Надо было дверку в стене сделать. А то шлепать по грязюке в туфлях на шпильках удовольствие так себе. Чую я, мне частенько придется у вас мелькать.

- Давай прорубим дверь, - предложила Тамара.

- Некогда сейчас этим заниматься, - отмахнулась верная боевая подруга. - Выкладывай свои новости.

- Поселок почти безлюдный. Некоторые дачи стоят заколоченные, но есть и утепленные дома, в которых живут круглый год. Около интересующей нас дачи таких домов два. Один на пересечении переулков и тот, в котором ты видела шевельнувшуюся оконную занавеску, но на калитке висел замок. А вот в доме возле перекрестка мне удалось кое-что выяснить. Хозяйке сказала, что хочу купить добротный дом и прицениваюсь.

- Много там живет народу?

- Четверо. Хозяйка дома Марья Павловна, её дочь с мужем и внучка.

- А ты со всеми общалась?

- Нет, только с Марьей Павловной. Взяла с собой коробку конфет, попили чаю, разговорились, и она рассказала мне про убийство. Интересующая нас дача отстроена два года назад. Строил её другой человек, некто Володя, фамилию соседка не знает. Потом он умер, а вдова, её зовут Галиной, продала дом. Новые хозяева появились примерно три месяца назад. С соседями не знались.

- Как зовут новых хозяев?

- Марья Павловна не знает, видела их только издалека. Причем, видела многих и так и не смогла понять, кто же хозяева. Частенько появлялись двое мужчин, но не одновременно. Оба приезжали на белых "Жигулях", но на одних и тех же, или у обоих белые "Жигули", соседка не знает. Бывали и женщины, приезжали обычно с кем-то из мужчин.

- Парочками? - уточнила Алла.

- Да.

- У обоих мужиков бабы разные или общие?

- По крайней мере, одна приезжала с обоими.

- Оба мужика и она?

- Нет, вначале с одним, потом с другим.

- Дом свиданий у них там, что ли?

- Пока не знаю, - пожала плечами Тамара. - Дом Марьи Павловны стоит через два дома от интересующей нас дачи. На участках много деревьев, между ними заборы - много не увидишь. Соседка видела лишь сидящих в машине, когда она тормозила перед поворотом. Там на дороге огромная колдобина, перед которой обычно все притормаживают. Белые "Жигули" приезжали довольно часто, но Марья Павловна не всегда могла рассмотреть, кто именно приехал. Из окна вообще ничего не разглядишь - я специально смотрела. Более-менее видно только со двора, да и то если стоять у самого забора. Он из проволочной сетки, с обеих сторон забора растут кусты. Сейчас холодно и дождливо, никто подолгу на улице не задерживается, а тем более, не стоит без дела у забора.

- Как же соседка смогла так много увидеть? - удивилась Алла.

- У них есть две козы, а сено хранится в сарае на другом участке, где живет сын Марьи Павловны. Ухаживать за ними - её обязанность, вот она и ходит с тележкой за сеном к сыну. Иногда встречала эту машину, когда катила свою тележку.

- Женщины где сидели - рядом с водителем или на заднем сиденье?

- Рядом.

- Номер соседка, случаем, не запомнила?

- Нет.

- Ни единой цифры?

- Я так подробно не расспрашивала, но думаю, что она на номер даже и не смотрела.

- Любопытная бабуля?

- Да она вовсе не бабуля - ей пятьдесят два года. Любопытная в меру если что-то видит, обратит внимание. Но ходить по домам и собирать сплетни ей некогда.

- А жаль. Нам бы сейчас и сплетни пригодились. Соседка не работает, что ли?

- Работает. Преподает в местной школе, в начальных классах. С утра учительствует, а во второй половине дня дома, все хозяйство на ней.

- А дочь с зятем?

- Оба работают в Москве, рано утром уезжают, возвращаются часов в восемь-девять, а то и позже.

- Да, из них неважные свидетели. Но все равно расспроси их.

- Обязательно. В выходные-то они все дома. Может быть, кого-то видели.

- А внучка? Эта ж тоже полдня дома.

- Ее я не видела, она была в школе. Учится в восьмом классе, во вторую смену, уходит к двум, приходит после восьми. Вечерами и в выходные убегает к подружке, на другой конец поселка.

- Может, внучка с утра видела, как уезжают с той дачки.

- Постараюсь её расспросить.

- Если Тамара туда зачастит и будет по очереди расспрашивать всех членой семьи, это будет подозрительно, - вмешался Матвей.

- Да, пожалуй... - согласилась верная боевая подруга. - Может, ты сам, Мотя? Возьми поллитровку, сядь с зятем и под бутылочку выясни все, что тот видел.

- Попробую. А девочку кто будет расспрашивать?

- Надо подумать. Она ведь может оказаться самым перспективным свидетелем...

- Вряд ли, - возразила Тамара. - Марья Павловна говорит, что внучка совсем от рук отбилась - дома почти не бывает.

- Бой-френд?

- Марья Павловна об этом не знает.

- А не бегает ли девчонка на нашу дачку, а? Если дом используют лишь для любовных свиданий, может, ушлой внучке тоже стало интересно пообщаться со взрослыми дядями. По одному эти мужики приезжали?

- Да.

- А может быть, это вовсе не дом свиданий? - предположил Матвей. Просто семья купила его вскладчину. Например, двое братьев или сестер. Или брат и сестра. Вот и приезжают по очереди.

- Но тогда кто-то из родственников должен был там появиться. За эту неделю после убийства туда кто-нибудь приезжал?

- Марья Ивановна никого не видела, - ответила Тамара.

- А раньше с какой частотой они появлялись?

- Она говорит, что часто. Почти каждый день.

- Та-ак. Это уже наводит на размышления... - Алла ненадолго задумалась. - Получается, что вначале они попарно ездили туда регулярно, а когда одного из мужиков пристукнули, посещения как отрезало... С какой бы это стати?

- Может быть, кто-то из них приехал, увидел тело, сообщил другим членам семьи, и больше они туда не ездили?

- Нет, Томик, это ирреально. Обнаружить тело своего родственника и оставить его бездыханным на целую неделю... Не по-христински это.

- Но может быть, тот, кто его увидел, испугался, что подумают на него, потому никому об этом не сказал?

- Тоже не по-христиански, если это родной человек.

- Возможен такой вариант: если одна из дам появлялась то с одним, то с другим, то она состоит в определенных отношениях с обоими, - выдвинул версию Матвей. - Например, это жена одного из братьев, а второй её любовник. Она приезжает на свидание к любовнику, видит, что тот убит, быстро ретируется и молчит, боясь, что муж станет допытываться, почему супруга ездила туда без него. Или же эта женщина побоялась, что подумают на нее. Погибший ей не родственник, а всего лишь деверь и любовник. Хоть и потеря, но неравнозначная потере мужа и свободы.

- Верно мыслишь, Мотя! Я же говорила, что ты прирожденный детектив-аналитик! - Алла встала и жестом театрального актера указала на сокурсника. - Томик, рекомендую - Ниро Вульф российского разлива.

- А я при нем Арчи Гудвин? - улыбнулась Тамара.

- Точно! Мы, россияне, всегда идем своим путем. Наш отечественный Ниро Вульф, как и его литературный тезка, сидит в кабинете, а Арчи Гудвин женского пола рыщет под дождем в поисках фактуры.

- Я тоже могу не сидеть в кабинете, - обиженно пробурчал Матвей.

- Нет уж, ты сиди и напрягай мозги. Кстати, я только сейчас подумала, что тебе лучше не появляться в том поселке. Недьзя тебе самому светиться, да и актер из тебя неважный. Надо подумать, кого бы ещё привлечь.

- А давай мы по очереди с Татьяной, - предложила Тамара. - Она обаятельная, разговорит кого угодно и человек хороший.

- Идея хороша. А потом мы постепенно втянем в сыскную деятельность весь наш курс.

- Кстати, если ты собираешься привлечь многих, кто будет всем платить? - поинтересовался Матвей.

- Ого! В тебе уже проявляются задатки делового человека! Сам будешь платить, со счета "Самаритянина".

- А черный нал? - новоиспеченный глава фирмы и в самом деле делал успехи в качестве делового человека.

- Ну и алчный ты стал, Мотя! - усмехнулась Алла. - В данном с лучае заказчицей расследования выступаю я, потому и платить черным налом буду я. Ленка пока ещё ни шиша не заработала и боюсь, что вряд ли заработает, если ей придется уйти в подполье. Хотя, она может брать заказы на дом, а запрячем мы её на даче Ларисы.

- У меня тоже есть дача, - сказал Матвей. - Могу предложить её Лене в качестве укрытия. Там есть даже бетонированный погреб, в котором можно жить.

- О, да ты у нас богатенький жених! - усмехнуалсь верная боевая подруга и ехидным тоном поинтересовалась: - Небось, агромадную арендную плату затребуешь?

- Ну и язва ты, мадам Королева!

- Но ты же сказал, что не способен на меня обижаться, - изобразила невинный вид Алла.

- Да я и не обиделся. А насчет черного нала спросил потому, что мы не можем отрывать наших ребят от основной работы и пользоваться их трудом за символическую плату.

- Ладно, ладно, не оправдывайся. Я от гонорара "Самаритянину" не обеднею. А если Ленка пожелает, то потом постепенно компенсирует мне расходы. Кстати, Томик, Ларисе ни слова о том, что случилось с Леной, и о том, что мы занимаемся расследованием.

- Да я это и так поняла. У неё здоровье слабое, зачем ей лишние волнения.

- Ну и руководство в "Самаритянине"! Сами фишку секут. Кстати, не могу не отметить, как замечтельно ты врубилась, когда мы говорили о вакантном месте в "Геракле".

- Но теперь Лена, видимо, не сможет там работать.

- Почему же? Пусть трудится, это отвлечет её от грустных мыслей.

- Значит, завтра в поселок поедет Татьяна? - спросила Тамара.

- Вообще-то первым делом надо бы выяснить, кому принадлежит дача. Раз соседи этого не знают, то можно попробовать выяснить в администрации. Наверняка у них есть какая-то контора, где все это зарегистрировано.

- Тогда лучше ехать мне. Раз у меня легенда, что я намерена купить дачу, то буду придерживаться этого сценария. Похожу по поселку, поговорю с другими жителями, поспрашиваю, где продается дом, а заодно выясню, где у них контора.

- На том пока и остановимся. А кто поедет в выходные обрабатывать зятя и дочку Марь Палны, решим по ходу дела.

Несколько дней подряд Тамара ездила в поселок, заходила во многие дома, но пока ничего особенного выяснить ей не удалось.

Предположения Аллы оказались верными - в доме напротив частенько сидела старушка, которая от нечего делать глазела в окно. Правда, она часто ездила в Москву, навестить дочь и внучек, а в поселке жила с сыном. Тот горький пьяница, ни дня не просыхает. Тамара пыталась с ним поговорить, но сосед по имени Дмитрий был в полном изумлении от выпитой литровой бутыли самогона, так что не только дать информацию, но даже "мама" выговорить был не в состоянии.

Его мать Тамара застала лишь на третий день. Поговорить бабуля любила и охотно поделилась своими знаниями, но ничего интересного не рассказала. У неё катаракта и глаукома, очки все время теряет, да и в них видит плохо. Она сказала, что в дом, где произошло убийство, приезжали москвичи, много раз на белой машине и один раз на красной - видимо, она имела ввиду Аллин "Фольксваген". В марках автомобилей бабуля не разбирается. Из машин выходили и мужчины, и женщины, как она говорит, молодые и красивые, но учитывая её зрение и возраст, так ли это или нет, неизвестно.

- Слушай, Томик, а если бабка такая подслеповатая, как же она сама ездит в Москву? - удивилась Алла.

- Знаешь, мне это даже не пришло в голову... - призналась Тамара. Когда я поняла, что она плохо видит, не стала тратить время на подробные расспросы.

- Наверное, её кто-то сопровождает, - предположил Матвей. - И этот "кто-то" тоже может оказаться источником информации.

- Ладно, тогда я к ней ещё раз съезжу и выясню это.

- А с соседской девчонкой и её родителями ты говорила? - спросила верная боевая подруга.

- Нет, решила, что не стоит заходить к ним второй раз. Наверняка их будут допрашивать, вдруг кто-то из них скажет в милиции, что я неоднократно приходила и проявляла повышенный интерес к посетителям той дачи.

- А ты спроси у них, не слышали ли они, что хозяева решили продать эту дачу. Соседи наверняка об этом ничего не знают, а ты неуверенно скажи, что страшновато покупать дачу, в которой произошло убийство. Завяжется разговор, и тогда ты можешь тихонько все выспросить. Ну и так далее.

- Так и сделаю, - согласилась Тамара.

Еще на лестничной площадке Алла услышала трель телефона. Быстро скинув туфли, она прошла в комнату и сняла трубку, удивившись, кто же это звонит. Обычно все звонили ей на мобильный.

- Здравствуй, Алла, это Нина Москвина, - услышала она голос сокурсницы. - Извини, что так поздно.

- Говори, Нин, для меня время не позднее.

- У меня умер муж. Я разрываюсь на части, да и сама еле ноги таскаю. Не могла бы ты помочь с похоронами?

- Конечно, Нин, какие разговоры, - согласилась верная боевая подруга, подумав, что слишком часто в последнее время стала участвовать в похоронах мужей своих сокурсниц.

Решив отвлечь Нину от печальных мыслей, она спросила:

- Нинон, почему ты не пришла на Светкину свадьбу?

- Я была в командировке, не успела предупредить Светлану. Да она, наверное, и не очень-то жаждала моего общества, пригласила просто из вежливости.

- Это ты напрасно, мать. Там собрался почти весь наш курс, кроме иногордних. Классно мы оттянулись. Устроили вечер воспоминаний в неофициальной обстановке.

- Тогда мне очень жаль. С нашими ребятами я бы с удовольствием повидалась.

- Еще повидаешься. Кстати, ты не против, если кое-кого из наших я тоже привлеку к похоронам твоего мужа?

- Буду благодарна. Самой мне неловко кого-то просить. К тебе-то я могу запросто обратиться, зная, что ты всегда поможешь.

- Ну спасибо на добром слове. Ты уж держись, не раскисай, мать.

Нина была замужем второй раз. Овдовела в тридцать лет, у неё тринадцатилетняя дочь. Три года назад снова вышла замуж. Судя по отзывам сокурсницы, её повторный брак оказался бегством от одиночества в ещё большее одиночество. Второго мужа Нина не любила и не уважала. Так, какие-то штаны в доме, не пойми-что, да ещё с претензиями. Алла совершенно не удивилась, не услышив в голосе Нины скорбных нот.

К предстоящим похоронам верная боевая подруга отнеслась по-деловому и с присущим ей цинизмом сказала себе: "Умер так умер, похороним".

Два дня она вместе с Матвеем и ещё двумя сокурсницами, Олесей Остепенко и Катей Порываевой, занималась организацией похорон. Между делом договорилась с сокурсницами, что они тоже будут принимать посильное участие в работе "Самаритянина".

С Тамарой Алла общалась только по телефону. Ничего нового та не выяснила - подслеповатая бабуля опять уехала к дочери. Марья Павловна сообщила, что обычно за старушкой приезжает на машине её дочь, иногда с одной или обеими внучками, примерно десяти и четырнадцати лет, но их московского адреса соседка не знала. Ни дочь, ни зятя, ни внучку Марьи Павловны Тамара так и не видела. Просидела с соседкой за чаем до половины десятого вечера, но взрослые члены семьи так и не появились, и Тамара уехала ни с чем. На следующий день она опять обошла все дома в противоположном конце поселка, надеясь в одном из них встретить Олю, внучку Марьи Павловны, но, видимо, девочка проводила время в компании ребят, а не у подружки.

Тамара выяснила, что сведения о владельцах поселковых домов можно выяснить в поссовете, который находился в другом поселке. Приемные дни понедельник и четверг с трех до шести. Придя к трем, она узнала, что секретарша, в ведении которой вся документация, заболела, может, выйдет на работу в понедельник, а может, и нет, а без неё никто не пожелал рыться в документах ради любопытствующей дамочки.

- Договаривайтесь с владельцами, оформляйте нотариально договор купли-продажи и приходите, выдадим вам документ, что купленный дом и участок являются вашей собственностью, - буркнул ей председатель поссовета, на прием к которому она все же попала. - А о том, какие дома продаются, мы сведений не даем.

"Надо было спросить Матвея с Аллой, можно ли его "подмазать", и в каком объеме", - подумала Тамара, но денег у неё с собой почти не было.

Позже, когда она уже вышла из поссовета и заговорила со словоохотливой местной жительницей все о том же - что желает купить дачу, а вредный председатель её отфутболил, мимо проехал темно-вишневый "Пежо".

- Вон наш председатель покатил, - сообщила её собеседница. - На жирном месте сидит, насосался, как клоп. Такой домище себе отстроил - прям дворец!

Тамара поняла, что со скромной взяткой к нему соваться бесполезно, и решила попытать счастья в понедельник - может быть, секретарша все же выйдет на работу.

- Ты с пустыми руками к ней не ходи, - напутствовала её верная боевая подруга. - Сразу конверт на стол. Теперь без конверта с зеленью ни в одно учреждение не сунешься.

На следующий день Алла заехала к психиатру. Вручив ей букет лилий, она сказала:

- Лидия Петровна, у меня плохие новости. Сашу убила Лена.

- То есть как - убила?

- Ну, не убила, а ударила чем-то тяжелым. Это со слов санитаров труповозки. Якобы они слышали, что об этом говорил эксперт. А по её версии, она его оттолкнула, и он упал с лестницы.

- Когда это случилось?

- Примерно неделю назад.

- Она его не убивала, Алла.

- Я неточно выразилась. Лена не хотела его убить. Это получилось нечаянно. Оттолкнула или стукнула. Может быть, он снова на неё напал, и она защищалась.

- Нет, Алла, вы ошибаетесь.

- В чем я ошибаюсь?

- Если вы уверены, что смерть Саши наступила неделю назад, то есть, до того, как Лена побывала у меня, то ваша сокусница не имеет к этому никакого отношения. Откуда вы знаете, что он погиб неделю назад?

- Мне сказали санитары труповозки.

- А они откуда это узнали?

- От носилок с трупом шел сильный смрад, один из санитаров обозвал его "тухлым жмуриком" и сказал, что ему не меньше недели.

- Это ещё ни о чем не говорит. Дача отапливается?

- Судя по всему, да.

- В теплом помещении и за два-три дня от трупа бывает малоприятный запах. Без вскрытия время смерти можно установить очень приблизительно. Лишь в книжных детективах время смерти называют с точностью до нескольких часов. По содержимому желудка, трупному окоченению, трупным пятнам можно это установить, и все же разброс во времени немалый. А уж когда труп пролежал в тепле несколько дней... Так что будем считать, что нам неизвестно, когда именно погиб Саша.

- Пожалуй, - согласилась Алла.

- Орудие убийства нашли?

- Пока не знаю.

- Это немаловажно, Алла. Одно дело, когда преступление совершено в состоянии аффекта любым подвернувшимся под руку тяжелым предметом и совсем другое дело, если убийца принес его с собой, а потом унес. Или же он использовал то, что нашлось в доме, а потом унес и уничтожил или выбросил в другом месте.

- Понимаю. Но мы пока в потемках. А если его столкнули с лестницы, то орудия убийства, разумеется, не найдут.

- Вариант с падением с лестницы возможен. Но Саша, будучи пьян, мог упасть сам.

Алла покачала головой, но промолчала.

- Далее. Кто вызвал милицию?

- Тоже не знаю.

- Быть может, кто-то из соседей, - предположила Лидия Петровна.

- Таких мы пока не нашли, хотя наша сокурсница почти каждый день ездит в поселок.

- Но может быть, приехал кто-то из членов Сашиной семьи и обнаружил тело.

- Лена говорила, что он развелся с женой, та живет в Москве, а Саша на даче.

- Могла приехать его жена. Разведены - не означает, что расстались навеки. На даче могли побывать его родители или один из них. Или его взрослые дети. Сколько ему лет?

- Понятия не имею. Никто не знает даже его фамилии.

- Лена говорила, что Саша прекратил избиение, услышав, что к дому подъехала машина. Выяснили, что это за машина, кто на ней приехал?

- Нет. Тамара узнала, что обычно туда приезжали белые "Жигули", причем, водители были разные, то один, то другой. То ли это одна и та же машина, то ли разные.

- А Лена с Сашей на каком автомобиле приезжали?

- Я её об этом не спросила.

- Кто-нибудь из соседей бывал в этом доме?

- Они говорят, что хозяева ни с кем не общались. Приезжали, заходили в дом, потом уезжали.

- И никуда не выходили? А где у них туалет? В доме или на улице?

- Тоже не знаю, - ответила верная боевая подруга, сознавая, что им по сути ещё очень мало известно.

- Когда обычно уезжали хозяева - в тот же день, наутро, через несколько дней?

- Выясним. Про то, как было обычно, вряд ли, потому что в том переулке всего два жилых дома. В одном живут свидетели, от которых никакого проку, а из других Тамара, похоже, вытрясла все, что возможно.

- Вот видите, как много белых пятен, Алла.

- Вы поэтому решили, что Лена его не убивала? Думаете, что кто-то туда приехал, например, два-три дня назад, и убийство - его рук дело?

- Убийство совершил некто, но не Лена.

- Это она вам сказала?

- И она тоже.

- Значит, у вас есть какие-то факты?

- Есть.

- Скажите, какие, Лидия Петровна, - попросила Алла.

- Не могу, - покачала головой врач.

- Поверьте, это очень важно!

- И все равно не могу. Сведения, сообщенные пациентом во время конфиденциальной беседы, психиатры не разглашают.

- Но ведь Лена моя подруга!

- В таком случае, спросите её сами.

- Но она мне почти ничего не говорит!

- Вот видите! Значит, не хочет посвящать вас в некоторые аспекты своей жизни. И вы ждете, что я вам сообщу то, чем она не пожелала с вами поделиться?

- Но я ей об этом не скажу, даю вам честное слово!

- Вы не ребенок, Алла.

- Но вы точно уверены, что Лена его не убивала?

- Стопроцентно.

- В таком случае я знаю, кто убил, - мрачно сказала Алла.

Вечером они опять собрались в кабинете Матвея.

- Ребята, я должна вам сообщить пренеприятнейшее известие, оповестила друзей серная боевая подруга.

- К нам уже едет ревизор? - вступил в игру сокурсник.

- Нет, Мотя, - Алла была непривычно серьезной. - Этот дачный жмурик моих рук дело.

- Ни фига себе шуточки! - присвистнул Матвей. - Это твой очередной розыгрыш?

- К сожалению, на этот раз не розыгрыш. Получается, что его пристукнула я.

- Почему "получается"?

- Да потому что раньше я думала, что это сделала Ленка, а выходит, что я.

- Что-то ты говоришь загадками. Как же ты можешь не знать, убила ты его или нет?

- Да потому что когда я покидала эту треклятую дачу, негодяй Сашхен был ещё жив.

- Ага, все-таки неумышленное, - сказал Матвей, правда, без особого облегчения.

- Получается, что так, - согласилась Алла.

- А почему же ты раньше нам об этом не сказала?

- По канонам детективного жанра самая важная новость всегда оставляется напоследок.

- А-а, это все-таки розыгрыш, - перевел дух Матвей.

- Да нет же, Мотя. Элемент шутки содержится лишь в моей последней фразе, все остальное - правда.

- Что ты говоришь какими-то отрывочными фразами! - вмешалась Тамара. Расскажи все по порядку.

- Когда мы с Ленкой были там первый раз, я не поверила, что она и в самом деле поквиталась с Сашхеном. Слишком быстро она вышла. Слишком была спокойной. Как будто в шоке. И я решила, что Ленка его шлепнула. Лично я бы её за это ничуть не осудила. В том числе, и за то, что она не пожелала со мной делиться. Все же замочить милого для такой овцы как Ленка, нешутошное дело. И я решила съездить туда, посмотреть, что к чему. Вспомнила, что она в прошлый раз сбежала от своего садиста в одних тапочках и костюме и могла потерять тапки, когда сигала через забор, или оставила на полу клок своего костюма. Или ещё что-то, указывающее на нее. Хотела забрать её вещи. Да и труп собиралась запрятать понадежнее.

- Неужели хотела увезти с собой? - ахнула Тамара.

- Тогда я ещё не решила, но не исключала и этого варианта. Предполагала, что Ленка его чем-то шарахнула, и если я выкину трупешник где-то по дороге без документов, то менты решат, что Сашхена кто-то угробил в пьяной драке. Тем более, парнишка попивал, так что все сложилось бы одно к одному. Да и ментам пришлось бы долго устанавливать его личность. Но я думала, что труп можно запрятать и где-нибудь на даче. Хотела решить на месте, куда его деть.

- Ну, Алла... - покачала головой Тамара. - От тебя всего можно ожидать, но такого...

- От меня ещё и не то можно ожидать, милая, - зловещим тоном подтвердила верная боевая подруга.

Сокурсница быстро взглянула на нее, но не поверила и успокоилась.

- Отвезла Ленку домой, а потом поехала в поселок, - продолжала Алла ровным тоном. - Старалась не светиться - мне же труп нужно было увезти или спрятать. "Фольксваген" поставила у задней калитки, там безлюдно, дорога не утрамбована, грязь непролазная, видно, потому никто не ходит и не ездит. Проулок не освещен - все как мне надо. Задняя калитка была открыта, а дверь на веранду и основная дверь заперты. Замок врезной, и я призадумалась. При мне Ленка дверь за собой не запирала, кто же её запер? Я обрадовалась, что Сашхен жив, и решила в этом удостовериться. Окна нижнего этажа были закрыты ставнями. С той стороны, с которой я прошла, между створками ставней света не было. На втором этаже тоже было темно. Я обогнула дом с другой стороны и увидела, что сквозь ставни двух окон пробивается свет. Заглянула в щель между ставнями и увидела такую картину: полурастерзанная девочка, на вид совсем сопливая пацанка лет одиннадцати-двенадцати, рыдая, отбивается от мужчины, отталкивает его, а тот хватает её и откровенно лапает, потом вдруг ударил по лицу. Я и взъярилась. Терпеть-ненавижу растлителей. Всех педофилов самолично бы расхерачила. Заколотила кулаком в ставень, они замерли, уставились в окно, но за ставнями меня не видели. Окна высоко, на уровне моего лица, так просто не влезешь. Я побежала к веранде, она не застекленная, на неё выходят дверь и три окна. Разбила стекло, влезла. Когда влетела в комнату, девчонки уже не было, видно, успела сбежать через главную дверь - потом уж увидела, что на ней, помимо замка, есть щеколда. Видно, Сашхен закрылся на щеколду, чтобы незваный гость не смог открыть дверь ключом. Сам растлитель почему-то не спасся бегством. Ну, я и врезала ему от души.

- Чем? - спросил Матвей.

- Сначала кулаком по скуле, потом ногой по яйцам. Мой коронный удар. Чтоб этому уроду неповадно было девчонок растлевать. Да и вообще на баб заглядываться.

- Он потерял сознание?

- Нет. Выл и матерился. Ну и я, соответственно, не осталась в долгу. Доходчиво и популярно разъяснила ему все его мерзкое поведение - и свое мнение о поганых педофилах, и про то, что нехорошо избивать беззащитную женщину да ещё ногами.

- А он что?

- В выражениях, оскорбляющих мое женское достоинство, грозился сотворить из меня отбивную и попрактиковаться в разных пакостях на моем красивом теле.

- А по голове ты его била?

- Только по морде.

- Саша стукнулся обо что-то? Упал?

- Нет. Стоял на ногах.

- Почему же он умер?

- Ума не приложу. Ведь я всего лишь от души херакнула ему по яйцам. От этого не умирают. А кулаком по морде сильно не ударишь, я все же не боксер-тяжеловес.

Матвей посмотрел на её руки и покачал головой:

- Не верится, что эти женские ручки могут нанести сильный удар.

- Сильный получается когда я бью сцепленными руками по затылку, а одной рукой, ты прав, убить не смогу.

- Может быть, у него была внутричерепная гематома? - предположила Тамара. - Я читала, что при этом в мозгу может разорваться сосуд, кровь изливается постепенно, и человек некоторое время в сознании, иногда даже сутки, а когда накапливается большое количество крови, он теряет сознание и может погибнуть.

- Сомнительно, чтобы женщина могла нанести такой удар рукой, от которого лопнет сосуд, - покачал головой Матвей. - Мозг защищен тремя оболочками. Может быть сотрясение мозга, но от этого не умирают.

- Мотя, ты голова! - восхитилась Алла. - Самородок! Правда, меня это не спасет, раз этот ублюдок помрэ. Может, у него сосуды такие хлипкие.

- Тогда на моей даче с погребом будешь прятаться ты, а не Лена, сказал Мотя.

- Раз ты сохранил чувство юмора, смею надеяться, что мое положение не столь безнадежно, - улыбнулась верная боевая подруга. - А за предложение спасибо. Отдохну на твоей дачке от трудов праведных и от убийств, возьму с собой собрание сочинений Буало и Нарсежака, буду читать про других убийц и проникаться их психологическим состоянием.

- А я тебе буду возить продуктовые передачи, - в тон ей сказал Матвей.

- Чтобы привыкала к будущей тюремной жизни?

- Чтобы не похудела.

- Тогда спасибо за заботу, мой верный друг. Мне худеть никак нельзя. Я от похудания теряю чувство юмора и приобретаю мизантропический взгляд на человечество.

- Я позабочусь и о том, чтобы ты не утратила чувство юмора.

- Друзья познаются в еде. Пожалуй, только сейчас я оценила, какой ты замечательный друг. А вообще-то до тюряги дело вряд ли дойдет. Я прихвачу с собой весь свой боевой арсенал и если меня придут брать, буду отстреливаться до предпоследнего патрона, а последний оставлю себе.

- А у тебя есть оружие? - полюбопытствовала Тамара.

- Много будешь знать, - роса очи выест, - ответила верная боевая подруга.

- Конечно, есть, раз она играет в гусарскую рулетку, - проявил смекалку Матвей.

- Я же говорю, что ты вумный как вутка! Аналитик!

- Ладно, не язви.

- Жаль, про Ленкину одежку я совсем забыла, пока этого придурка колошматила. Приедет супружница Сашхена, увидит чужое пальто и сапоги, и менты будут искать хозяйку этих шмоток.

- Искать её будут в любом случае, раз соседи видели нескольких дам. А как ты ушла с дачи?

- Молча. Точнее, не молча, а наобещав этому ублюдку, что если он тронет хоть одну девчонку или обидит женщину, то отбитыми яйцами уже не отделается. Когда я уходила, он был жив, правда, не сказать, чтобы очень здоров, поскольку держался за самую любимую часть своего организма и громко выл, но в целом выглядел вполне ничего. От чего же он откинулся-то?

- Тут наши возможности ограничены, - сказал Мотя. - Заглянуть в акт патологоанатомической экспертизы нам не по силам.

- Отчего же? Есть классный адвокат с большими связями. Заглянет куда угодно.

- Тогда подключи его.

- Ее, - поправила Алла. - Это женщина.

- Кажется, в нашем деле участвует преимущественно прекрасный пол - как в качестве возможных виновниц неумышленного убийства, так и в качестве сыщиц, - Матвей был непривычно серьезен.

- Я же говорю, что женщины могут все, - не преминула вставить любимую поговорку верная боевая подурга. - Зато главный аналитик - мужчина!

- Спасибо, польстила.

- И не думала! Просто констатировала факт.

- Ребята, кончайте препираться, - вмешалась Тамара. - Давайте думать, что делать дальше. Теперь даже и не знаю, нужно ли нам показываться в этом поселке. Одно дело, когда подозреваемая Лена, которую очень сложно разыскать, и совсем другое дело - Алла. По машине её сразу найдут. Да и сама она такая яркая, что её обязательно запомнят.

- Это верно, - согласился Матвей. - Нужно быть максимально осторожными. Кстати, Алла, а почему ты решила, что являешься виновницй смерти Саши? Ведь ты оставила его живым, а после тебя туда ещё раз приезжала Лена. Она же сама сказала, что столкнула его с лестницы.

- Психиатр сказала, что Ленка не убивала Сашхена.

- А она-то откуда это знает?

- Этого Лидия Петровна мне не сказала.

- Ну, тогда это лишь её предположения.

- Нет, Мотя. Она никогда не ошибается. Раз сказала, что Ленка тут ни при чем, значит, так и есть.

- А ты так безоговорочно веришь своему психиатру?

- Безоговорочно.

- Видимо, она основывается на словах самой Лены. Но ты же уже убедилась, что наша сокурсница не всегда говорит правду. Или, по крайней мере, не всю правду.

- Лидию Петровну обмануть невозможно. Вранье она раскусит сразу.

- И все же, возможно, твой психиатр лишь предполагает, что Лена непричастна к смерти Саши.

- Если у неё мало фактов или она не уверена, Лидия Петровна никогда не говорит определенно. Рассматривает разные варианты. А она сказала мне об этом уверенно. Значит, так и есть.

- Любой человек может ошибаться.

- Мотя, не лечи меня! - рассердилась Алла. - Нечего меня успокаивать. Я вовсе не волнуюсь, а трезво смотрю на ситуацию. Все предыдущие убийства я распутала не сама, всегда в этом участвовала Лидия Петровна. И ни разу не ошиблась.

- Но почему же она не объяснила свою позицию?

- Потому что хранит врачебную тайну. Ленка ей что-то рассказала, но психиатр не может сказать об этом другому человеку без согласия своего пациента.

Матвей не стал возражать, но остался при своем мнении - любой человек может ошибиться, в том числе, и опытный, который раньше не ошибался.

Видя, что обстановка немного накалилась, Тамара решила вмешаться:

- Ребята, а было ли убийство? Мы ведь до сих пор не знаем причину смерти.

- Я подключу свою адвокатессу Наташу, и она это выяснит.

- Быть может, Саша умер от сердечного приступа или ещё от чего-то, а мы зря волнуемся, - внес свою лепту и Матвей.

- Твоими бы устами, Мотя, - вздохнула верная боевая подруга. Хотелось бы верить, что я нанесла столь неизгладимую рану его нежной душе, высказав свое мнение о его премерзкой персоне, что негодяй Сашхен этого не пережил. Погоревал-погоревал да и умер.

Приехав домой, Алла в раздражении стала скидывать одежду где попало. Вспомнив про соседа-вуайериста, включила все бра и люстры и покрасовалась перед окном. Погрозив ему двумя фигами, она немного успокоилась. В ванной посмотрела на свое отражение и скорчила зверскую гримасу:

- Привет, убийца! С почином тебя, дорогая.

Собственное отражение ей понравилось. Вполне симпатичная убийца. И следователь, и судья, и даже прокурор наверняка прослезятся, не захотят, чтобы такая красотка гнила в тюрьме из-за какого-то подонка, и ей дадут минимальный срок.

- Пообещаю, что больше не буду, и меня, может быть, отдадут на поруки, - сказала она себе. - Или воспользуюсь уже имеющимся опытом отпетого рецидивиста, воспетого в книге и фильме, обольщу следователя, и он мне пронесет в тюрьму оружие, а я перестреляю охрану и с боем вырвусь на свободу.

Подурачившись, верная боевая подруга немного запечалилась.

- Надо же, мне, может быть, осталось последние денечки гулять на свободе, у меня аж три постоянных любовника, не считая временных, а потешить плоть напоследок некому... Совсем я с этим убийством от рук отбилась... И от других частей тела тоже. Так и отвыкнуть недолго. Кому бы сейчас позвонить?

Стоя под душем, она пела свою любимую "Гусарскую рулетку", иногда перебивая себя размышлениями вслух:

- Можно позвонить Коле, он наверняка будет рад. Может, Николя ещё на работе? Домой звонить неохота. Хотя, если он уже решил развестись, можно и домой. Или же звякнуть Витюше? Нет, у него жена парализованная. Не буду её расстраивать. Его жена, пусть он сам её расстраивает, если и впрямь надумал разводиться. Или же устроить постельные игрища с Мироном? Он хоть уже и сильно немолод, но для коечных игр вполне годится. Нет, Мироша обидится, что я не посвятила его в свой новый статус зловещей убийцы. Да и вообще, надо с ним окончательно завязывать. Мне теперь его поддержка без надобности. Меня защитит "Самаритянин". Хотя... Мирончик мог бы меня выкупить на поруки или даже сделать так, что срок дадут не мне, а, допустим, прокурору или следователю, если те будут плохо себя вести. Я-то пока таким художествам не научилась. Да и жалко на собственный выкуп деньги тратить. Пусть лучше старенький любовник потратится, у него бабулек поболе моего. Н-да... Кого ж из троих выбрать на сегодняшний праздник плоти? Самый трудный выбор - когда есть выбор. Ладно, кину жребий, на кого выпадет, тот и будет услаждать мою плоть.

Выключив воду, верная боевая подруга закуталась в махровую простыню, ещё раз посмотрела на себя в зеркало и погрозила своему отражению кулаком:

- Ну гляди, убийца, не затрахай любовника до смерти! А то станешь серийной убийцей!

Жребий выпал на Николая.

- Ну повезло ему, - проговорила Алла, набирая номер его мобильника.

Любовник ответил сразу. Даже по его лаконичному "Слушаю!", - можно сразу понять - деловой, энергичный, ценит свое время.

- Привет, Коля, это я.

- Здравствуй, моя дорогая, - его тон сразу стал другим. И деловым людям, оказывается, не чужды человеческие эмоции. - Соскучился. Ты теперь так редко балуешь меня встречами...

- А я нарочно, чтобы ты сильнее соскучился и проявлял большую прыть в постели.

- Ну, от частоты встреч это не зависит. Стоит мне тебя увидеть...

- Увидишь, - пообещала Алла.

- Сегодня?

- Можно даже сию минуту.

- К сожалению, сию минуту не получится.

- Это что - бунт на корабле? Ты предпочитаешь свои сраные дела интимному общению с самой сексапильной женщиной в мире?!

- Нет, моя дорогая, - по его голосу чувствовалось, что он улыбается. Ничто меня не удержит от общения с самой сексапильной женщиной в мире. Я всего лишь имел ввиду, что мне придется потратить некоторое время на дорогу.

Алла услышала приглушенный хлопок двери, потом женский голос что-то спросил Николая.

- Судя по посторонним звукам, ты уже в пути, - прокомментировала она услышанное.

- Да, уже устремился к тебе. Едем на нашу квартиру?

- Нет, приезжай ко мне. Я тут расхаживаю голая. Лень одеваться.

- Пожалуйста, не одевайся! Я уже мысленно вижу тебя...

- Коля, по-моему, это напоминает секс по телефону.

- Через полчаса будет не только по телефону, - пообещал любовник.

Ровно через полчаса Николай явился с букетом красных роз.

- С цветом ты попал как раз в масть, - с загадочным видом произнесла Алла, но любовник понял её буквально - она любит красный цвет. Вручив букет, он разочарованно произнес:

- А говорила, что раскаживаешь голой...

- Простыня, по-твоему, одежда? - спросила Алла, сбрасывая её на пол.

Видимо, Николай и в самом деле очень соскучился. Несколько быстрых движений, и любовница уже сидит на тумбочке. На пол посыпались щетки для волос, расчески, флаконы, мобильник, розы, тумбочка жалобно постанывала и с ритмичным стуком ударялась о стену, будоража воображение соседей. Мобильник запиликал в самый неподходящий момент, но любовникам было не до него.

- Да уж... - сказала Алла через некоторое время, сползая с тумбочки. Это тот редкий случай, когда я ошиблась.

- В чем же, моя дорогая? - спросил Николай.

- Всегда думала, что у бизнесменов от их крутых дел ниже пояса все уже атрофировалось, и больше, чем на минет, они не тянут. А оказывается, есть ещё отдельные экземпляры...

- С тобой даже импотент может стать гигантом секса.

- Спасибо за комплимент. Правда же, я в сексе суперпрофессионал?

- Вторую часть слова я бы опустил, а то, что "супер", - истинная правда.

- Тогда мне не остается ничего иного, как доказать это на деле. Посмотрим, выдержит ли эта тумбочка тебя.

Николай тут же оказался на том месте, где недавно сидела любовница.

- Знаешь, что сейчас по эротическому каналу показывают передачу специально для мужчин? Называется "Милый, я сама".

Он сдержал смешок. Алла даже из любовного свидания может сделать спектакль, но ему это нравится.

- Не хихикай, а то все испортишь, - мнимо суровым тоном произнесла она. - Закрой глаза и предвкушай. А я сама.

На этот раз многострадальная тумбочка уже не раскачивалась и все же чудом не рассыпалась.

Периодическое пиликанье мобильника, чередующийся с раздающимся из комнаты трезвоном телефона им ничуть не мешало.

- Ну как "я сама"? - спросила Алла, поднимая с пола сотовый и отключив звук.

- Я же говорю - "супер"!

- Коля, а ведь мы теперь два сапога пара.

- Почему же "теперь"? Мы с тобой всегда были прекрасной парой.

- Я имею ввиду другое. Теперь я тоже стала убийцей.

- Что значит "тоже"?

- Ну, ты же взорвал Светкиного мужа.

- А, ты об этом. Следует ли из этого, что теперь ты тоже приказала кого-то взорвать?

- Нет, я принципиальная противница заказняков. Предпочитаю расправляться самолично.

Увидев, что любовник слегка опешил, она собрала с пола розы, прошла в комнату и уже оттуда спросила:

- Ты не против устроиться в другом месте? А заодно и скинуть остатки одежды? Или так и будешь сидеть на тумбочке?

- Не против, - ответил Николай, уже справившись с минутной растерянностью.

Алла выдернула телефон из розетки, поставила розы в вазу и устроилась в кресле. Любовник сел напротив и молча смотрел на нее.

- Вижу, что горишь любопытством, но боишься спросить... усмехнувшись, она взяла одну розу и положила её себе на грудь. - Гляди, держится! Говорят, что где-то за бугром проводят конкурс - какой вес выдержит женский бюст. Мой бы выдержал по паре полных пивных кружек. Как ты думаешь?

- Запросто, - согласился Николай.

Игривый тон любовницы его не обманул. Он понял - произошло что-то серьезное, но Алла дурачится, не желая показывать ему, что встревожена, и ждал, что она расскажет сама.

- Да, Коля, я теперь тоже убийца, - с улыбкой призналась Алла.

- И все же мне кажется, что ты немного дурачишься.

- Есть такое дело. Но сути это не меняет.

- Ты не хочешь мне все рассказать? Я могу чем-то помочь?

- Только тем, что не забудешь носить мне в тюрьму передачи.

Он видел, что она дурачится, и знал, что вряд ли посвятит его в свои проблемы, и Алла тут же оправдала его предположения:

- Не бери в голову, Коля. Это я сказала лишь для придания остроты ощущениям. Криминал будоражит кровь и позволяет отдаваться со всей страстью. По-моему, мы уже засиделись. Ты же не поговорить пришел, а трахаться. Так что вперед. У нас большая программа.

Как обычно, Алла проснулась в 6 утра. Пусть спала всего пару часов, но встала бодрой. Посмотрела на спящего любовника и решила его не будить. Сама она ранняя пташка, а он пусть живет в своем привычном ритме. Все ж Николай старше её на 6 лет, к тому же, любому мужчине после периода активности требуется расслабиться и набраться сил для новых свершений.

"Заботливая я стала, однако, - мысленно понасмешничала над собой верная боевая подруга. - Точно старею и становлюсь сентиментальной".

На цыпочках выйдя из спальни, она тихо притворила дверь и отправилась в ванную. После вчерашнего буйства плоти там повюду валялись флаконы с шампунями, бальзамами, косметическими средствами, губки-мочалки и мокрые полотенца. Стеклянный флакон с туалетной водой разбился, и в ванной до сих пор стоял сладковатый запах "Mania" от Армани. Раньше Алла по-простецки именовала эту туалетную воду "Маней", а вчера, чтобы ещё нагнать напряженности, заявила любовнику:

- Символично, что разбился флакон именно с таким названием - "Мания", правда? Мы с тобой два маньяка.

- Согласен только на сексуального маньяка, - ответил Николай.

- А я не только сексуальная, но и серийная маньячка. Ты не против, если я прикончу тебя в порыве страсти?

- Не против, - ответил он, но в глазах таился немой вопрос - а того, с кем она уже расправилась, тоже убила в порыве страсти?

Алла не стала его разуверять. Пусть поревнует.

- Манья-ачка я, маньячка, - напевала она, осторожно ступая босыми ногами, чтобы не порезаться об осколки. Включила душ и влезла в ванну.

- Сексуальная, - добавил любовник, появляясь в проеме двери.

- Ты же спал! - удивилась Алла, оборачиваясь к нему.

- Я притворялся, - признался он, делая к ней шаг.

- Осторожно, порежешься!

- А я йог, - сказал Николай. Влез в ванну и задрав ногу, продемонстрировал ей неповрежденную подошву.

Как и следовало предполагать, он не собирался ограничиваться омовением. На этот раз отвалилась никелированная ручка, за которую Алла обычно держалась, вставая из ванны. Казалось бы, была намертво привинчена, но разве шурупы в состоянии выдержать такого напора страсти!

- Как Мамай прошел по квартире, - с умешкой констатировала Алла, оглядываясь вокруг. - Ты нанес материальный урон моему имуществу. Обязан компенсировать. Могу взять натурой.

- Не возражаю, - согласился любовник, и вскоре материальный урон понесла кухонная утварь.

Алла сидела на кухонном столе, болтая голыми ногами, и с интересом разглядывала валяющиеся на полу чашки, тарелки, сахарницу, салфетки, кофейник вперемешку с осколками посуды.

- Придется купить небьющуюся посуду, а кухонную технику намертво привинчивать. Моя экономка решит, что в доме побывали грабители. За этот разгром ты понесешь заслуженное наказание - приготовишь кофе и завтрак.

- С удовольствием, - согласился Николай и в самом деле принялся за дело.

Для начала он пересадил любовницу со стола на кухонный диван, а та не преминула съехидничать:

- Не надорвался, любовник?

Потом он протер стол, споро собрал с пола уцелевшую посуду, а осколки подмел, причем, сразу нашел и щетку, и совок, между делом успел поставить на плиту турку с кофе, заглянул в холодильник и сноровисто приготовил бутерброды. Через каких-нибудь десять минут завтрак был на столе, а на кухне - полный порядок.

Алла с немым изумлением следила за его передвижениями. Пожалуй, впервые в жизни она лишилась дара речи - ну никак не ожидала от любовника такой сноровки!

Наконец она обрела дар речи:

- Коля, если это экспромт, то нет слов. А если у тебя большая практика, то я, пожалуй, соглашусь выйти за тебя замуж.

- Вот уж не думал, что именно это явится решающим фактором для принятие тобой решения.

- Такие домохозяйские способности нельзя не оценить. Ты что, дома все делаешь сам?

- Нет, конечно. Но практика у меня и в самом деле немалая. Когда я стажировался в Штатах, у меня не было возможности оплачивать услуги помощницы по хозяйству, пришлось научиться самому. Оказалось, что ничего невозможного нет. Ты и в самом деле согласна стать моей женой?

- Нет, нет и ещё раз да! - проговорила любовница с набитым ртом, что не помешало ей сказать это с большим чувством.

- Ну вот, опять ты дурачишься, - расстроился Николай.

- Женщина - как ребенок, любит вредничать и говорить "нет". А мужчина - как ребенок, принимает это всерьез, - отшутилась Алла.

- Значит, ты всего лишь вредничаешь? И у меня есть надежда?

- Надейся до последней минуты. А в последнюю минуту можешь и перестать.

Он улыбнулся и пригубил кофе. Раз она не говорит твердое "нет", значит, это можно расценивать почти как "да".

- Почему ты ничего не ешь? Я испортила тебе аппетит?

- Утром я ограничиваюсь только кофе.

- А откуда знаешь, что я предпочитаю плотный завтрак?

И в самом деле, это её заинтересовало - они впервые вместе завтракали. Обычно они встречались на квартире для свиданий. Несколько часов секса, а потом разъезжались по домам.

- Догадался.

- Умница. Мои килограммы нужно кормить, причем, часто и помногу. Ты сейчас поедешь в свою контору?

- Могу остаться здесь, если ты составишь мне компанию.

- Нет, мой дорогой, я постель с делом не путаю.

Николай уже давно не обращал внимания на её порой резкие слова.

- Можно приехать к тебе вечером?

"Так он насовсем у меня поселится, - подумала Алла. - Хочет не мытьем, так катаньем".

- Пока не знаю. Не исключено, что весь вечер будет забит.

- Я готов приехать поздно.

- А поздно может быть слишком поздно, - с загадочным видом произнесла она.

Как только верная боевая подруга вошла в свой кабинет, зазвонил телефон.

- Алла, здравствуй, - услышала она голос Нины Москвиной.

- Привет, Нин.

- Я вчера весь вечер не могла дозвониться ни по одному из твоих телефонов.

"Вот кто все время трезвонил и мешал нам с Николашей предаваться любви", - подумала Алла и ответила:

- Моталась по делам. У тебя что-то случилось?

- Нет, ничего.

- Как себя самочувствуешь?

- Если честно, неважно. Давление все время скачет, никогда не думала, что в моем возрасте может быть гипертония.

- Это у тебя от стресса. Когда привыкнешь к своему вдовствующему статусу, все обойдется. Кстати, имей ввиду, надолго застревать во вдовах очень вредно для организма. Хочешь, найду тебе утешителя, и твою гипертонию как рукой снимет?

- Нет, Ал, пока мне ничего не хочется.

- Тогда, моя милая, тебе нужно сходить к нашему психиатру. Я от неё много ума набралась и даже могу теперь сама ставить диагноз: у тебя депрессия.

- Наверное, так, - согласилась Нина.

- Тогда сегодня же тебя к ней отведу. Враз полегчает.

- Сегодня я не смогу.

- Тогда на днях.

- Хорошо. Кстати, у тебя нет надежного агента по недвижимости? Боюсь обращаться к кому попало, вдруг обманут.

- Мы с Ларкой покупали свои квартиры через агентство, но то было три года назад. Не знаю, существует ли оно до сих пор, но могу выяснить.

- А это агентство занимается недвижимостью вне пределов Москвы?

- Понятия не имею. Ты хочешь что-то купить или продать?

- Хочу продать дачу.

- Тогда тебе нужна специальная контора. У меня-то дачи нет, так что я в этом деле полный профан. Поспрошаю деловых людей, они люди со связями, у всех есть загородные особняки.

Наконец Тамаре удалось попасть к секретарше поссовета. Следуя советам Аллы, она сразу положила заготовленный конверт на стол, и та, даже не заглядывая в документы, наизусть назвала ей несколько адресов, хозяева которых хотели продать дачу. Один из адресов был в поселке "Красная Пахра", где находилась интересующая их дача, остальные в других поселках - в ведении поссовета была довольно обширная территория. Но адрес в "Пахре" не совпал с нужным Тамаре, и она решила, что взятка позволяет ей использовать секретаршу в нужном направлении.

- В других поселках я ещё не бывала, а в "Пахре" обошла много домов. Дом, который продается, в хорошем состоянии?

- Ему лет тридцать, так что ремонт, конечно, потребуется.

- Мне бы не хотелось тратить время на ремонт. Сами знаете, сколько на это нужно сил. Мне бы хотелось купить дачу, в которой можно жить уже сейчас. Утепленную, с паровым отоплением, - вдохновенно врала Тамара. - У сына астма, врач порекомендовал ему жить за городом. Не люблю я старые дома. В них такой неприятный запах. Боюсь, сыну в таком доме будет ещё хуже, чем в городском.

- Дачи, какую вы хотите, в этом списке нет, - развела руками секретарша. - Газовое отопление некоторые хозяева провели, но дома все старые. Остальные топят печку, но вас это вряд ли устроит - нужны дрова или уголь, да и дымят печки-то, тоже уже старые, надо или перекладывать их, или устанвливать батареи и газовый котел. А ещё три дома пока без удобств. Сам-то дом отстроили, а на все остальное у хозяев денег не хватило - после кризиса многие не смогли закончить строительство. Теперь продают как есть, да пока нет желающих на недострой. Все хотят купить уже готовый, жилой дом. У нас тут пасутся несколько фирм по перепродаже недвижимости, так они как коршуны налетают, готовы передраться за лакомый кусок. Хороший новый дом в нашем районе уходит сразу - от Москвы близко, а цены невысокие, хотя район у нас хороший, речка, лес, магазины, рынки, все бытовое обслуживание. В каждом поселке есть и кафе, и парикмахерская, и школа. Богатеи здесь селиться не желают - им подавай индивидуальный проект, чтоб не как у людей. А наши дома покупают те, кто хочет поработать на земле - участки большие, а сад и огород требуют труда.

Терпеливо выслушав монолог патриотки своего района, Тамара наконец сумела вставить слово:

- Вот-вот, и мне тоже хочется купить добротный дом с большим участком и садом. Пусть мама с сынишкой копаются в земле, да и мы с мужем тоже с удовльствием этим займемся. Нам, горожанам, физический труд полезен. Я в "Пахре" приглядела один дом, который мне подходит. Правда, говорят, там недавно человека убили, но я без предрассудков.

- А-а, вы про этот. Он не продается. Хозяева сами недавно его купили.

- А может быть, вы дадите мне их адрес? Я бы сама с ними поговорила. Им, может быть, после этого печального случая не хочется там жить.

- Ничем помочь не могу, - разочаровала её секретарша, видимо, решив, что уже и так дала немало полезной информации.

- Скажите хотя бы фамилию владельцев, - Тамара говорила просительным тоном. - Я попробую через платную справочную выяснить их московский телефон. Поговорю, может быть, и уговорю. А они купят себе другую дачу.

Немного поколебавшись, секретарша достала потрепанную папку и зашелестела бумагами. Наконец нашла нужные документы, но держала их так, чтобы посетительнице ничего не было видно.

- Вот, пишите. Бурков Борис Леонидович. Номер паспорта в договоре купли-продажи указан, но вы уж извините, я вам его дать не могу, не положено. Если выяснится, что вы узнали это от меня, начальник меня сразу уволит. Он у нас лют. Уже троих секреташ уволил. А у меня двое детей и муж-пьяница.

Тамара призадумалась, стоит ли предлагать мзду за дополнительные услуги, потом вспомнила, что в кошельке у неё всего двести рублей содержимое конверта она получила от Аллы, - и решила, что вначале попытается найти Бориса Леонидовича Буркова через справочную, а если не получится, тогда она ещё раз приедет к секретарше с новым конвертом и на этот раз уговорит её нарушить служебный долг.

"Самаритяне" решили, что больше Тамаре появляться в поселке не стоит, и на следующий день поехала Олеся. Для конспирации она даже взяла с собой тринадцатилетнюю дочку - а вдруг той удастся подружиться с внучкой Марьи Павловны.

Совместными усилиями ей придумали другую легенду: дескать, развелась с мужем, а он пьяница, драчун и самодур, донимает её даже после развода, на размен городской однокомнатной квартиры у неё денег нет, а снимать квартиру в Москве дорого, да и муж может выследить её или дочку, вот и приходится от него скрываться, поэтому она хочет снять часть дома в Подмосковье и жить тут постоянно, заодно выяснить, есть ли подходящая работа для неё и школа для дочки.

Маринке, её дочери, игра в шпионов сразу пришлась по вкусу, и девочка быстро вошла в роль. Живая и общительная, она легко знакомилась с ровесниками, расспрашивала их о школе - злые ли учителя, сколько бывает каждый день уроков, много ли задают на дом.

Олеся начала обход с другой стороны поселка, чтобы все выглядело достоверно. С одной стороны, хорошо, что многие дома пустовали, меньше мороки с опросами. Москвичи жили на дачах только летний сезон, а в конце августа, когда детям нужно готовиться к новому учебному году, поселок пустел, оставались только местные жители или пожилые родители москвичей. Но с другой стороны, мало жителей - мало свидетелей.

Марине удалось выяснить, что в поселке пятеро ребят и четыре девочки в возрасте от тринадцати до шестнадцати лет, а у парней и девушек постарше своя компания. С Олей, внучкой Марьи Павловны, Марина познакомилась, но пока ничего интересного не выяснила.

- Мам, нам нужно приехать сюда ещё раз. Тогда я побуду с ребятами подольше и многое разузнаю, - с горящими от возбуждения глазами сказала она Олесе. - Они собираются на окраине поселка, там стоит полуразвалившийся ничейный дом, это их штаб-квартира.

Олеся решила посоветоваться с друзьями, а уж потом решить, стоит ли возлагать на дочь такое ответственное поручение.

Наконец Олеся добралась и до дома Марьи Павловны. Рассказав ей дежурную легенду, она пожаловалась, что уже стерла ноги, устала, но ничего подходящего так и не нашла: дома или заперты, или там живет семья, им и самим тесно, пускать квартирантов некуда. А ей бы хотелось, чтобы был отдельный вход или небольшой домик на общем участке.

Марья Павловна посочувствовала, угостила чаем, но подходящего помещения не нашлось и у нее. Пока они чаевничали, пришли дочь и зять Марьи Павловны и тоже сели к столу. Зятю, видно, хотелось выпить, тем более, у них гостья, и он несколько раз весьма откровенно намекнул и даже привстал, но жена на него шикнула, и он, очень огорченный, сел на свое место.

Олеся поняла, что ключ к сердцу потенциального свидетеля найден.

- Так замерзла, - пожаловалась она. - Сапоги прохудились, ноги все мокрые. Никак не могу согреться.

- Нужно принять для сугреву... - зять выразительно щелкнул себя по горлу и посмотрел на суровую супругу.

- Сиди уж, - сердитым тоном отозвалась та. - Тебе лишь бы начать, потом не остановишь.

- Да мы по чуть-чуть, - заныл он, и тут в разговор вступила Олеся:

- Я бы и сама не прочь выпить, но неудобно вас обременять.

- Да какое там беспокойство! - обрадованный зять снова вскочил. - Щас мигом сбегаю до соседей, у них и домашняя настоечка есть, и кой-чего покрепче.

- Нет-нет, - запротестовала Олеся. - Я сейчас сама схожу в магазин и куплю, если вы не против.

Тут уж строгая супруга не стала возражать. Все ж русские люди по природе гостеприимны.

- Не надо никуда ходить, - она встала, пошарила за печкой и извлекла бутылку водки. - Все у нас есть, да только мой Петр больно на это дело падок, вот и приходится от него прятать. Вы не думайте, он не пьянчуга, один пить ни за что не станет, а уж если гости, так непременно любит угостить. Ну, и сам не отстает.

Олеся водку не пила, но дело требует жертв. Люба, дочь Марьи Павловны, мигом собрала на стол - домашние соленья, колбаса, картошка, сало, хлеб. Угощенье венчала бутылка водки - все как принято в настоящем русском доме.

Когда необходимая степень доверительности была достигнута, и молодые перешли на "ты" и стали называть друг друга по именам, Олеся приступила к главному:

- Может быть, мне снять какой-нибудь дом, где сами хозяева зимой не живут? Поживу до лета, а там, глядишь, что-нибудь придумаю. У вас тут поблизости нет такого?

- У Николаевых можно спросить, - сказала Марья Павловна. - Их дом напротив нашего. Добротный, теплый. До мая они сюда не приезжают. Чего ж не сдать, раз дом пустует? Вы приглядите, чтоб кто не влез, да и протопите, а то когда они приезжают, дом после зимы сырой. И собака у них есть, но Николаевы её в Москву не берут - она дворовая. На зиму отдают соседям, Овсеевым, платят им за прокорм, а вы и за собакой присмотрите, и покормите. У меня где-то был их московский телефон, потом поищу.

- Спасибо, Марья Павловна, это мне как раз подойдет. Но вдруг они не согласятся? Может быть, у вас есть телефон других соседей? А то дома пустуют, спросит некого.

- Может, Олесю с Маринкой пустит Васильевна? - вмешался Петр. - Она давно хочет к дочке в Москву перебраться, да Митьку боится одного оставить, он пьет запоями, один пропадет. Их дом на той стороне переулка, напротив того, где хозяина убили.

- Ой! - вскрикнула Олеся. - Я привидений боюсь. Говорят, что убитые потом бродят ночами.

- Они ж по своему дому бродят, не по улице, - резонно возразил Петр.

- А за что его убили?

- За бабу, за что ж еще!

- Не болтай, раз не знаешь, - одернула мужа Люба.

- Это ты не знаешь, а я знаю! - торжествующе заявил Петр.

- Да это ж его жена была! - отмахнулась она.

- Нет, не жена, - настаивал он.

- Ты-то откуда знаешь!

- А вот и знаю. Жена приезжала с ним на белом "Жигуле". А эта приехала на белом "Кадиллаке".

- Откуда в нашей глуши "Кадиллак"! - фыркнула Люба. - По нашим колдобинам только на грузовой проедешь. Да и не таков был хозяин с виду, чтоб к нему на "Кадиллаке" кто-то приезжал. Его машина обшарпанная, не новая, да и сам он не из богатых.

- Помнишь, в среду на той неделе я был в отгуле, мотоцикл чинил? Бензобак потек, - пояснил он для Олеси. - Сначала возился во дворе, потом поездил по поселку, чтоб проверить, не потечет ли. И вот выруливаю я в наше переулок, а навстречу мне катит этот "Кадиллак", а в нем сидит такая дамочка - закачаешься!

- А ты варежку-то и раззявил, - ревниво встряла Люба, а Олеся мысленно ругнула её за то, что сбивает мужа с нужной темы.

Но Петр не дал себя сбить:

- Да уж, хороша была, стерва! Машина у неё белая и сама вся в белом.

- Да еще, небось, и блондинка, - язвительным тоном заметила брюнетка Люба.

- Именно что блондинка, - мечтательно произнес Петр. - Жаль, лицо не разглядел - на ней была шляпа с большими полями, а спереди свисала такая сетка, как раньше носили, чтоб лица не видать. Но видно, что молодая. Едет она и смотрит на номера дома на калитках, проехала вперед, а я хотел крикнуть, что дальше все дома пустые, но эта женщина уже свернула. А когда я втаскивал мотоцикл во двор, вижу, она быстро-быстро идет пешком и входит как раз в калитку того дома, где потом хозяина убили.

- Не наврал? - подозрительно спросила мужа Люба. И обращаясь к Олесе, пояснила: - Он когда выпьет, всегда врет с три короба. - Ты ж в тот день бутылку белого уговорил, сам же сказал, что отгул, и мотоцикл надо обмыть.

- Это я потом с Митькой выпил, а тогда был трезвый, - возразил Петр. Да хоть Митьку спроси - он тоже видал и "Кадиллак", и эту в белом. У него на опохмелку не было, мать уехала в Москву, и Митяй бегал по поселку, искал, кто займет или нальет. Видит, что я мотоцикл чиню и говорит: "Давай я сбегаю, надо обмыть". А после мы у него посидели, и он мне: "Видал, какая краля к соседу приехала? Как картинка в журнале". Вот хочешь, на спор, ей-Богу, не вру. Щас сбегаю за Митяем, и он тебе все в точности подтвердит.

Олеся молила Бога, чтобы недоверчивая супруга заспорила с мужем, и тот сбегал за новым свидетелем - тот может ещё что-то добавить, но Люба лишь отмахнулась:

- Да ладно уж, сиди! Твой Митяй, небось, уже лыка не вяжет. А пустишь его сюда, так и не отвяжется, пока все не вылакает.

"Видимо, Митяй - это сын Васильевны, и живут они как раз напротив того дома", - подумала Олеся и решила, что непременно зайдет к ним под предлогом снять жилье. Она маялась, раздумывая, как бы выспросить у Петра номер белого "Кадиллака" - раз он так внимательно его разглядывал, мог запомнить хотя бы несколько цифр, но не могла придумать предлог. Ей помогла Марья Павловна.

- Видела я эту машину, - поддержала она зятя. - Не знаю уж, была ли там женщина, или Петру это привиделось, но в соседнем переулке стояла красивая белая машина. "Кадиллак" ли, нет ли, не скажу, я в них не разбираюсь. Раньше такие к нам не приезжали. Я обратила на неё внимание потому, что в номере были три шестерки, подумала: "Дьяволово число, не к добру это", - и перекрестилась, да только и впрям не к добру её увидела. Машина эта весь проезд загораживала, я хотела сбоку провезти свою тележку, да не совладала. Тележка перевернулась и все сено в канаву. Вот вам и дурная примета.

Олеся едва скрыла свою радость. Тут прибежали Марина с Олей, и разговор переключился на другую тему. Олеся ещё попыталась вернуться к таинственной незнакомке, но Люба шуганула дочь:

- А ну быстро марш за уроки! Уже спать пора, а ты где-то шляешься.

Поняв, что уже пора и честь знать, засиделась, Олеся попрощалась с гостеприимными хозяевами и пообещала, что на днях непременно приедет, но уже со своим угощением.

- А то оставайтесь у нас, - предложила Марья Павловна. - Место найдется.

Немного поколебавшись - ведь можно было бы ещё что-то выяснить, Олеся с сожалением отказалась - Маринке завтра в школу, да и "самаритянам" нужно поскорее собщить новости.

- Не знаю, что нам даст версия о красотке в белом, но пренебрегать ею не будем, - подвел итог Матвей, когда "самаритяне" собрались в его кабинете для ежевечернего анализа результатов расследования.

- Выяснить владелицу - как два пальца обоссать, - уверенно сказала Алла. - Проехать на Варшавку, порыться в картотеке иномарок, вот и все труды. Белых "Кадиллаков" в Москве не так много. К тому же, номер приметный, с тремя шестерками.

- Тут есть всего два "но", - возразил Матвей. - Во-первых, кто позволит нам рыться в картотеке, а во-вторых, автомобиль может быть зарегистрирован на другого владельца, а мадам, возможно, водит его по доверенности.

- Ну до чего умен! - съехидничала верная боевая подруга. - Уж кого-кого, а гаишников подмазать проще простого. За хорошую мзду они тебе эту картотеку хоть на дом притащят. Я и рыться в их компьютере не стану. Дам на лапу, они сами тут же выдадут мне нужные сведения. А даже если мадам в белом водит тачку по доверенности, то выявив владельца, мы выясним и кому он дал доверенность.

- Сдаюсь, - поднял руки Матвей. - Не учел твоих безграничных финансовых возможностей и безграничного обаяния.

- Вот хитрюга! Сумел совметить лесть с подколом!

- Ребята, я думаю Маринку не нужно использовать в качестве сборщицы информации, - вмешалась Тамара. - Лично я бы не стала подключать свою дочь к делам взрослых.

- Принято, - согласилась Алла, а Матвей кивнул. Олеся была уверена, что её смышленая Маринка не подведет, но пока промолчала.

- Кстати, мы ведь до сих пор не знаем, кто же из двоих мужчин, бывавших на этой даче, убит, - вспомнил Матвей.

- Точно! Я-то называла его Сашхеном, а может быть, Ленкин садист живехонек, а шлепнули сменщика! Рано радовалась, что мерзавец получил по заслугам. И, кстати, даже не знаю, кого же отметелила - Сашхена или его другана. Вот ведь незадача-то, - расстроилась верная боевая подруга. Хотя, кем бы тот ни был, врезала я ему правильно, но очень хотелось, чтобы заодно и Ленка было отмщена.

- А ведь дача записана на некоего Бориса Буркова, - вмешалась Олеся. Значит, убит не сам хозяин, а второй по имени Саша.

- Получается, что так, - согласился Матвей.

- Если только Ленкин хахаль назвал ей свое настоящее имя, - возразила Алла. - А мне почему-то кажется, что Сашхен предпочел псевдоним.

- Теперь ещё один важный момент, который мы упустили, - кто обнаружил тело.

- Ах да! - спохватилась верная боевая подруга. - Вчера я прочувствовалась своим статусом убийцы и забыла оповестить вас обо всем, что ещё нужно выяснить. Лидия Петровна меня о многом спрашивала, а я на все вопросы мычу одно: "Не зн