/ Language: Русский / Genre:sf,

Эдем2300

Дмитрий Громов


Громов Дмитрий

Эдем-2300

Дмитрий ГРОМОВ

ЭДЕМ-2300

...Отрубился я только часа через два, когда розовые слоны перестали, наконец, носиться по каюте и попрятались где-то по углам. Пока они не успокоятся, я никогда не засыпаю - бегают туда-сюда, пищат - уснешь тут, как же! Когда я проснулся, было двадцать два с чем-то. Только вот какой день - хоть убей, не мог вспомнить, а календарь у нас уже давно сломался. Голова с перепою гудела, как старый трансформатор, во рту явно ночевал еж, и я, с трудом передвигая конечностями, поперся на камбуз. Когда я, наконец, оторвался от крана, наш бортовой запас воды заметно уменьшился. Ну и черт с ним - все равно завтра прибываем в систему Ориона, там и заправимся. Сейчас бы пива холодного - но я еще три дня назад прикончил последнюю банку.

Я снова вернулся в свою каюту и без сил упал на койку. Что за черт! И время остановилось - по-прежнему двадцать два с чем-то... Только через полчаса до меня дошло, что я все время смотрел на термометр. А часы были у меня на руке - но они стояли. Ладно, на пульте-то часы точно в порядке - и я побрел в рубку. По дороге заглянул к Джеку, но тот лежал у себя на койке в полной прострации - отходил после очередной дозы порошка или "травки" черт его знает, чем он на этот раз "закинулся". В рубке часы действительно работали. Было 22.17.

Значит, мы уже должны быть на подходе к Ориону - так почему же его до сих пор не видно? Тут я взглянул на курсограф, и, хоть и был "на тормозах", сразу все понял. Как видно, Джек, когда рассчитывал курс, был изрядно "под кайфом", и теперь наш звездолет пер в мировое пространство хрен его знает куда.

Как и положено в таких случаях, я для начала помянул Джека незатейливым восьмиэтажным посланием, а потом начал изучать приборы. За ту неделю, что я был в запое, а Джек "под кайфом", нас успело занести довольно далеко, и ни одной цивилизованной планеты поблизости не наблюдалось; горючее, вода и кислород были на исходе, но в данный момент у меня со страшной силой горели трубы, а на борту не оставалось ни капли пойла. Сейчас бы сошел даже самый дрянной самогон, или "грызло", но не было и его. Впрочем, было бы сырье - аппарат у меня есть. Трясущимися руками я включил локатор и начал шарить им по сторонам в слабой надежде отыскать пригодную для посадки планету. И вдруг - о чудо! - на экране возникла зеленая точка. Локатор нащупал планету!

...Руки у меня все еще дрожали, поэтому наш корабль болтало во все стороны, несмотря на относительно спокойную атмосферу. Старая жестянка чуть не развалилась, пока с треском не впечаталась в поверхность планеты. Меня вышвырнуло из кресла (как обычно, забыл пристегнуться), и я влип лбом в панель компьютера. Выдав трехэтажный привет планете и пятиэтажный компьютеру, я с трудом поднялся на ноги. Компьютер злобно замигал на меня всеми своими лампочками и выдал на дисплей что-то двенадцатиканальное в двоичном коде в мой адрес. Судя по анализам, планета попалась вполне сносная, так что скафандр я решил не надевать, только осушил перед выходом флакон "Галактического Чумобоя" (ну и гадость! могли бы и на спирту сделать) и прицепил к поясу бластер. Как обычно, метров на сто вокруг нашего корабля все было выжжено, дальше виднелась какая-то обгорелая трава, постепенно переходившая в зеленую, а приблизительно в километре начинался тропический лес. Так, посмотрим, нет ли тут сырья для моего аппарата. Вода здесь явно была, но сейчас меня больше интересовало сырье. И я направился к лесу.

...Первая стрела просвистела у меня над самым ухом, когда я нагнулся, чтобы рассмотреть заинтересовавший меня корешок. Несмотря на похмелье, мышцы среагировали мгновенно, и в руке у меня тут же оказался бластер. Но тут вторая стрела с силой ударила меня в ногу, глубоко вонзившись в бедро. Еще несколько стрел были уже в воздухе, когда заработал мой бластер. Стрелы мгновенно превратились в пепел, так и не долетев до меня. Заодно обуглились и с треском рухнули несколько деревьев и какой-то полуголый тип, прятавшийся за одним из них. Целая банда таких же полуголых идиотов с дикими воплями бросилась наутек. Я несколько раз выстрелил им вслед, но, кажется, не попал - они мгновенно исчезли в джунглях.

Чертыхаясь и скрипя зубами от боли, я попытался вытащить засевшую в моей ноге стрелу. С третьей попытки мне это, наконец, удалось. Хлынула кровь, я заревел от боли и тут же поспешил залепить рану бактерицидной замазкой из походной аптечки.

Черт, а стрела-то чем-то смазана! Разумеется, ядом. Ну вот, что ж теперь делать? Надо срочно возвращаться на корабль, попытаться сделать анализ яда и отыскать противоядие. Если, конечно, успею.

Уже на ходу я осторожно понюхал стрелу. И тут же остановился. Стрела пахла спиртом!

Я развернулся и с удвоенной скоростью, прихрамывая, побежал вслед за скрывшимися туземцами.

"Грызло"!

До деревни я добрался часа через полтора. Состояла она из двух десятков глинобитных хижин с круглыми соломенными крышами. Посредине каждой крыши торчал длинный шест с каким-нибудь экзотическим черепом, рогатым или зубастым. Черепа на всех хижинах были разные. На частоколе, окружавшем деревню, тоже красовались черепа, на этот раз одинаковые, и весьма напоминавшие человеческие. Веселое место.

Все вокруг носило на себе следы поспешного бегства: двери многих хижин были распахнуты настежь, в пыли валялся забытый глиняный горшок, какие-то палочки, бусы.

Мое чутье безошибочно привело меня к крайней хижине. Внутри было полутемно; в углу лежала связка стрел, а посредине, на небольшом возвышении, стоял примерно полулитровый глиняный горшок с мутной жидкостью. И от него пахло спиртом!

Бросив бластер, я схватил горшок обеими руками и, припав к нему, сделал несколько судорожных глотков. Почувствовав, как приятное тепло разливается по телу, в голове проясняется, и боль в ноге постепенно исчезает, я с облегчением вздохнул и уже не спеша допил жидкость. Более гнусного самогона мне пробовать не приходилось - не даром эти дикари использовали его в качестве яда. Но сейчас мне было все равно.

Постепенно я ожил и начал проявлять интерес к окружающим предметам. Например, что это за куча в углу? Ага, какие-то корнеплоды, немного напоминают нашу свеклу. Вот из чего они гонят свою отраву! Ничего, мой аппарат выгонит из них чистый спирт, а не эту мутную жижу.

Я нашел большую корзину и набрал в нее этих "буряков". И тут меня привлек странный блеск в противоположном углу хижины. Насколько я помнил, там лежали стрелы. Да, стрелы. Но их наконечники... Это было золото!

Когда я выбрался из хижины, держа в руках корзину с "буряками" и золотыми наконечниками, то сразу увидел несколько раскрашенных рож, выглядывавших из-за частокола между насаженными на него черепами и весьма напоминавших последние. Я погрозил им кулаком, и рожи мгновенно исчезли. Еще бы! Нагнал я на них страху! Вместо того, чтобы упасть замертво после их "отравленной" стрелы, я погнался за ними, "метая громы и молнии", добрался до их деревни и выпил запас яда, наверное, на целый месяц! Теперь больше не сунутся. Я перехватил корзину поудобнее и зашагал к кораблю.

...Джек сидел посреди заросшего высокой травой луга и самозабвенно набивал очередную самокрутку.

- А, это ты, Фрэд! (Вообще-то меня зовут Федор, но Джек называет меня на свой лад.) Посмотри, что я нашел!

- Что?

- Да ведь это же конопля! Вроде нашей индийской. Это же море кайфа! На всю жизнь хватит. И никакой полиции, - на лице Джека блуждала улыбка. Видимо, он уже успел выкурить пару "косяков", и теперь пребывал в благостном расположении духа, сидя посреди огромного конопляного поля. Впрочем, после местного самогона мое настроение было примерно таким же.

- А я нашел сырье для своего аппарата и золото, - похвастался я.

- Слушай, Фрэд, давай поживем здесь недельку-другую. Я запасусь "планом", а ты своим "грызлом", а потом полетим дальше. Здесь, наверное, и уран есть - будет на чем лететь.

После недолгих колебаний я согласился. Не планета, а рай!

...Розовые слоны весело носились вокруг меня, сотрясая землю, и мешали спать. Наконец, они все же успокоились, и я "отключился".

Когда я проснулся в очередной раз, то почему-то не увидел ни зеленого солнца, ни розовых слонов, ни Обдолбанного Джека, ни нашей старой жестянки. Вокруг были светившиеся сами по себе салатного цвета стены без окон, а я лежал на выдвижной жесткой койке, и сверху на меня лилась холодная вода.

Черт! Да это же галактический вытрезвитель! Ну конечно, я опять надрался в "Межзвездном Алкоголике" у Бочки Билла, и меня прямиком направили сюда. Теперь еще и штраф сдерут, и немалый - я к ним уже в третий раз попадаю.

Я выдал свое любимое сложносочиненное предложение и, дрожа, выбрался из под холодного душа.

Но все это... Нет, это был не просто сон. Это был "прорыв", что-то вроде ясновидения. И я найду эту планету! Выберусь отсюда, отыщу Обдолбанного Джека, заправим нашу старую жестянку... Да, надо только не забыть, чтобы Джек как следует "закинулся" перед тем, как составлять программу курса к Ориону...