/ Language: Русский / Genre:detective,

Конец Банды Спейда Таким Путём Это Лишь Привычка Профессия — Счастливчик И Мы Очистим Город...

Джеймс Чейз


James Hadley Chase Just the Way It Is

Джеймс Хэдли Чейз

Конец банды Спейда

Глава 1

Фервью медленно приходил в упадок. Всего несколько лет назад это был преуспевающий и многолюдный городок на Среднем Западе, чье процветание зиждилось на двух машиностроительных заводах. Теперь золотой век Фервью кончился. Его промышленность не могла конкурировать с продукцией современных заводов, как грибы после дождя выросших в тридцати милях по соседству, в Беновилле.

Этот новый город, как магнитом, притягивал к себе молодежь. Притягивал своими ночными клубами, барами, неоновыми рекламами кинотеатров, удобными квартирами, возможностью сделать карьеру.

Молодежь Фервью бросала умирающий город и переезжала в Беновилль или еще дальше на Восток. Ее примеру последовали дельцы, и вскоре в Фервью осталась только кучка упрямых старожилов.

Фервью угасал… Это было видно по пыльным улицам, обветшалым домам, магазинам, с устаревшими товарами на прилавках. Буквально на глазах от фасадов домов отваливалась штукатурка, сады вокруг дичали и зарастали сорняками.

Однако город еще жил. Этим он был обязан не столько неистребимому духу предпринимательства, сколько забывчивости Филиппа Хармана, ныне покойного. Некогда он был полновластным хозяином этого городка. Десять лет назад он начал издавать небольшую еженедельную газету под названием «Клерион». Этот еженедельник проповедовал на своих страницах взгляды Хармана на мораль, политику и религию. После кончины Хармана газета перешла в руки ее главного редактора Сэма Тренча.

Для обитателей Фервью газета была последней искрой жизни, еще теплившейся в городе. Именно этим объяснялась ее популярность. Без финансовой поддержки Хармана газета, как и прочие заведения города, погибла бы. В свое время он сделал вклад в банк и теперь тот еженедельно выдавал некоторую сумму для поддержания газеты. Харман забыл об этом вкладе и тем самым обеспечил «Клериону» скромное, но все же безбедное существование.

Сотрудники «Клериона» были такими же нетребовательными, как и сама газета. Редакция занимала всего три комнаты. Ее штат состоял из престарелого редактора Сэма Тренча, репортера Ола Барнса, трех машинисток и Клер Рассел.

Клер была душой газеты. Все в маленькой редакции держалось на ее энергии. Харман сам пригласил ее работать в «Клерион», и тогда, три года назад, в ответ на это предложение она рассмеялась ему в лицо.

За плечами Клер была головокружительная карьера. В семнадцать лет она начала работать машинисткой в редакции «Канзас-сити Геральд». Вскоре у нее обнаружился журналистский талант. Она захотела стать репортером, но консервативный старший редактор решил не рисковать. Тогда она перешла в «Трибюн» и с успехом начала вести страничку для женщин.

Клер много работала, у нее был свой стиль, ее признали читатели, и вскоре она стала одним из лучших репортеров газеты. Казалось, перед ней открывается блестящее будущее. Но напряженная жизнь репортера, постоянные стрессы и недосыпание подорвали ее здоровье. Клер заболела и на некоторое время оказалась прикованной к постели.

Когда же, наконец, она смогла вернуться к работе, ее крылья были подрезаны. Она понимала, что с прежним напряжением трудиться больше не сможет. Редактор уговаривал ее остаться, но Клер молча упаковала чемоданы и уехала из Канзас-сити.

В Беновилле она случайно встретилась с Харманом, и тот предложил ей место репортера в «Клерионе». Она могла работать только в половину своих прежних сил, но и этого вполне хватало для провинциальной газеты. Она заслуженно гордилась тем, что только благодаря ее усилиям тираж газеты вырос до двух тысяч экземпляров. С приходом Клер редакция словно проснулась от заколдованного сна. Кроме того, в Фервью осталось не так уж много красивых девушек, поэтому взгляд каждого человека с удовольствием останавливался на Клер.

У нее были темные волосы и темные глаза, излучавшие бешеную энергию. Ее ум и журналистская одержимость, такие непривычные для провинциального городка, озадачивали и вдохновляли ее коллег по редакции.

Редактор Сэм Тренч был особенно очарован ею. Это был опытный газетный волк, который с первого взгляда мог отличить хорошего журналиста от плохого. Долгая жизнь лишила его иллюзий. Когда Фервью еще был процветающим городком, он гордился своей газетой. Теперь же Сэм Тренч ополчился против Беновилля, как против язвы общества. Он презирал его игорные дома и его разнузданную жизнь, которая вскоре должна была довести Фервью до полного упадка и запустения.

Беновилль был типичным городом, построенным на пустом месте. В нем процветали коррупция и взяточничество. Полиция работала рука об руку с политиканами, а теми, в свою очередь, руководил синдикат игорных домов. В Беновилле были сотни злачных мест. В каждом баре, каждом магазине или кафе стояли два-три игральных автомата. Деньги текли рекой, и синдикат, желая заработать как можно больше, подогревал игорную лихорадку.

Боссом синдиката номинально считался Том Коррис. Под его началом состояло двадцать головорезов, контролировавших игорные автоматы и выжимавших из состоятельных граждан деньги за «покровительство». Отказ платить вымогателям грозил потерей состояния. Однако было Известно, что Коррис только подставное лицо, за которым скрывается истинный шеф гангстерского синдиката. Он-то и был настоящим хозяином Беновилля. Никто не знал, кто он такой, где живет и как выглядит. Было известно только его имя: Гарри Спейд.

Полиция и власти были куплены Спейдом на корню и работали на него. У него не было ни конкурентов, ни серьезных противников. Однажды Сэм Тренч хотел было выступить со статьей о положении в Беновилле, но весь тираж газеты пошел под нож.

Начав работать в «Клерионе», Клер тоже попыталась было выступить с серией статей, разоблачающих игорный бизнес и его хозяев, но Сэм Тренч отговорил ее от этой затеи. Накануне, в телефонном разговоре с редактором, Том Коррис высказался достаточно определенно:

— Не суйте нос в наши дела, и мы вас не тронем. Но если в вашей паршивой газетенке появится хотя бы одна строчка, которая придется нам не по нраву, то от вашей редакции останутся одни головешки.

Тренч был вынужден пообещать, что оставит синдикат в покое. Но в Беновилле (в отличие от Фервью) случалось много интересного. Нередко Клер и ее коллега Барнс привозили оттуда сенсационные материалы. Сэм внимательно прочитывал их и со вздохом сожаления отправлял в корзину для мусора.

— Вы что, хотите увидеть редакцию в пламени пожара? — спрашивал он.

Однако случилось так, что правда о беновилльской шайке оказалась в руках репортеров «Клериона». Больше того, им пришлось сыграть в этой истории главную роль. Когда все это начиналось, никому и в голову не могло прийти, насколько опасным окажется дело и какое количество трупов повлечет за собой расследование, прежде чем наступит разрядка.

Если бы не Лорелли, то Гарри Дюк никогда бы не сунул нос в аферы Белмана, владельца ночного клуба «Монте-Карло». В свою очередь, если бы не Дюк, никто так и не узнал бы об убийстве Тимсена, и если бы не одна случайная фраза, то Гарри Спейд еще долго властвовал бы в Беновилле.

Один факт за другим, и могущественная гангстерская организация, в течение нескольких лет властвовавшая в Беновилле, развалилась в три дня…

Итак, три дня!

Начинался первый день.

Глава 2

В этот день, войдя в свой кабинет. Клер неожиданно застала там своего коллегу Барнса и еще какого-то тощего субъекта. Мужчины развлекались игрой в кости.

Клер только что вернулась из муниципалитета, где пыталась получить сведения о сносе трущоб Пиндерс-энда.

— Хэлло, Клер! — приветствовал ее Барнс. — Прости, что мы здесь расселись, но никто не ожидал, что ты так быстро вернешься.

— Убирайся отсюда, Ол, и не забудь прихватить своего друга, — ответила Клер. — Мне нужно поработать.

— Ты не знакома с мистером Тимсеном? — поспешно просил Барнс. — Тимми, это мисс Рассел… Та самая мисс Рассел!

— Рад познакомиться, мисс Рассел. — Тимсен с почтительным восхищением взглянул на Клер. — Я ваш горячий поклонник.

— Оказывается, ты умеешь читать, старый мошенник! — рассмеялся Барнс. — Не слушай его комплиментов Клер. У него жена и двое ребятишек.

— Ничего подобного!

— Разве я что-нибудь перепутал? — Ол подмигнул Клер. — Ну, значит, две жены и ребенок.

— Ол шутник, — Тимсен смущенно улыбнулся. — Надеюсь, вы не верите ему, мисс Рассел?

— Не верю. Ни тому, что он говорит, ни тому, что он пишет. А теперь, не будете ли вы так любезны, что покинете мой кабинет?

— Конечно, — Тимсен поспешно встал. — Я не знал, что это ваш кабинет. Прошу прощения.

— Не спеши, Клер, — вмешался Барнс. — Ты даже не подозреваешь, какая важная шишка наш Тимми. Он крупный торговец недвижимостью. Кто знает, может быть, вскоре он станет хозяином всего Фервью.

— Ну, не знаю… — Тимсен смущенно почесал нос. — Земельные участки, по-моему, всегда в цене. Я надеюсь заключить выгодную сделку в Фервью.

— Тимми настоящий коршун в делах, — Барнс снова подмигнул Клер. — Выбирает удобный момент, нападает и улетает с самой лучшей добычей в клюве.

Клер посмотрела на незнакомца с удивлением, смешанным с легким презрением.

— Что ж, вы найдете здесь много свободной земли. Но вряд ли эта сделка принесет вам прибыль.

— Барнс несколько перестарался, рисуя мой портрет. — Тимсен скорчил гримасу. — Я совсем не такой безжалостный коршун, каким он меня изобразил. Я просто обычный делец. — Тимсен внимательно смотрел на Клер. — А вы действительно считаете, что у Фервью нет будущего?

— Да. Как и у большинства небольших городков на Среднем Западе. Песенка Фервью спета. Так что вы рискуете потерять здесь свой капитал.

— У меня несколько иная точка зрения, мисс Рассел. Иногда такие уже почти мертвые города вдруг оживают. И тогда те парни, которые вовремя вложили в них деньги, становятся богачами.

— Ладно, пока можете играть здесь. — Клер внимательно смотрела на Тимсена. — Мне все равно нужно поговорить с Сэмом. Ол, желаю тебе выиграть кучу денег у мистера Тимсена.

Она вышла из кабинета, и оба мужчины смотрели ей вслед.

— Что за манера выставлять меня дурачком, — обиженно сказал Тимсен.

— Успокойся, это она умеет делать лучше меня, — усмехнулся Барнс. — У нас есть еще немного времени. Поехали… — И он бросил кости на стол.

Клер вошла в кабинет главного редактора и закрыла за собой дверь.

Сэм Тренч был подвижным стариком небольшого роста с взъерошенными, седеющими волосами и проницательными глазами. Сейчас он сидел за своим рабочим столом, заваленным бумагами и газетными гранками. Услышав шаги Клер, он поднял голову.

— А, это ты, дорогая, — проворчал он. — Ни минуты покоя. Беда с женщинами, не имеющими понятия о дисциплине. Что у тебя на сей раз?

Этим суровым словам противоречил ласковый взгляд, которым он окинул стройную фигурку Клер.

Рассмеявшись, Клер присела на край стола. Она любила и уважала редактора, особенно за его откровенность.

— У меня целая куча вопросов к вам, но они могут подождать. Сейчас меня интересует вот что, Сэмюэль. Вы знаете человека по имени Тимсен?

— Тимсен? — переспросил Тренч. — А почему я его должен знать? И потом, не называйте меня Сэмюэлем. Когда ты так говоришь, я чувствую себя на двадцать лет старше.

— Ну, так знаете вы его или нет?

— Я знаю только то, что он из Беновилля, и этого для меня более чем достаточно, — мрачно ответил Сэм.

— Вы считаете возможным покупку им земельных участков в Фервью?

— Почему бы и нет? Это, по-моему, величайшая глупость, но разве на свете мало дураков? А почему ты этим интересуешься. Клер?

— Мне лично Тимсен не показался дураком. Однако он собирается покупать землю в Фервью. И я спрашиваю себя, что бы это могло значить?

— Может, эта идея осенила его спьяна?

— Я говорила в муниципалитете о судьбе Пиндерс-энда. — Клер сменила тему.

— Ну и как?

— Мне кажется, они не горят желанием сносить этот квартал. Хилл заявил, что появились какие-то новые обстоятельства.

— Любопытно… Хилл действительно так выразился?

— Не буквально. Но подтвердил, что снос откладывается на неопределенное время.

— Странно. Ведь на последнем заседании вопрос был окончательно решен. Что могло измениться с тех пор? Я поговорю с Хиллом.

— Это ничего не даст. Может, стоит написать статью?

— Нет, не стоит, — Тренч задумчиво покачал головой.

— Почему вы запрещаете? Ведь «Клериону» так не хватает злободневных тем. Не хватает полета.

— Ему нужен не полет, дорогая, а мир и покой. А теперь отправляйся домой. У тебя усталый вид. Ты придешь к нам поужинать?

— Нет, сегодня не могу, Сэм. Я уже приглашена.

— По-моему, ты что-то скрываешь от меня. Уж не влюбилась ты часом в кого-нибудь?

— Кто, я? — девушка покраснела. — Если я и влюблена, Сэм, то только в свою работу.

— Я тоже так говорил перед своей женитьбой. — Тренч забавлялся ее смущением. — Так кто же он?

— Мы познакомились несколько месяцев назад. Два раза в неделю обедаем вместе. Только недавно он отважился поцеловать меня в машине… Теперь вы довольны?

— Ты действительно его любишь? — серьезно спросил старик.

— Думаю, что да.

— Ты счастлива?

— Очень. А теперь мне нужно спешить… Так как же быть с Пиндерс-эндом?

— Оставь меня в покое. Завтра утром я займусь этим делом. — Когда Клер подошла к двери, он окликнул ее: — Только, Клер, никаких глупостей с этим молодым человеком…

Она рассмеялась.

— Можете не беспокоиться, Сэмюэль.

Глава 3

Гарри Дюк сидел на зеленом сукне игорного стола, небрежно потряхивая в руке кости.

— До меня дошли слухи, что Белман чего-то боится, — проговорил он и бросил кости на стол.

Келлс сонным взглядом следил за ним. Все кости упали шестерками вверх.

— Совершеннейшая случайность, — сказал Келлс.

Дюк собрал кости, несколько раз встряхнул и снова бросил на стол. Опять выпали только шестерки. Келлс удивленно хмыкнул, сдвинул шляпу на затылок и засунул пальцы за пройму жилетки.

Дюк повторил свою фразу о Белмане.

— Никогда бы не подумал, что ты веришь сплетням, — проворчал Келлс.

— Что ж, не боится, так не боится, — сказал Дюк и еще раз бросил кости. — Значит, у него просто разыгралась подагра.

Кости снова упали шестерками вверх.

— Просто Белман хочет взять тебя в компаньоны. Ты возьмешь на себя игорный зал ночного клуба, а он бар и ресторан.

— Он владеет «Монте-Карло» уже два года, — заметил Дюк, доставая из кармана пачку сигарет. — И вдруг ему понадобился я. Это довольно странно.

— Белман, может, и медленно соображает, но знает, что делает, — сказал Келлс. — Его ночной клуб открыт совсем недавно, но тем не менее вечерами он всегда бывает полон. Но Белман обязан думать о будущем. Кроме того, он не должен во все вникать сам. Игорный зал будет полностью под твоим контролем. Насколько я знаю Белмана, он не будет совать нос в чужие дела.

Дюк рассмеялся.

— Келлс, ты же отлично знаешь, что я не люблю работать.

— Да тебе и не придется, — поспешно заверил его Келлс. — Мы сами обо всем позаботимся. Тебе всего-то и придется, что вечерком немного поболтаться в клубе… Видя тебя, люди тут же поймут, что здесь идет игра. Вот и все, что от тебя требуется.

Гарри вынул из пачки тонкую зеленую сигарету, закурил и предложил Келлсу. Но тот отказался.

— Жалованье пятьсот долларов в неделю.

— Здорово же Белман кого-то боится, — со смехом сказал Гарри. — Почему бы сразу не сказать, что я нужен ему в качестве телохранителя.

— Подумай как следует над нашим предложением, — сказал Келлс, медленно вставая. — Зайди в «Монте-Карло» и поговори с Белманом, сам посмотри ночной клуб. В твоем распоряжении будет сколько угодно выпивки и красивых девушек… Само собой, отдельный кабинет с телефоном и роскошным письменным столом. Если тебе понадобится девушка — пожалуйста, достаточно снять телефонную трубку. Если у тебя поднимется кровяное давление мы позаботимся о враче. Что тебе еще нужно?

Келлс направился к двери. Дюк задумчиво подкидывал кости, глядя ему вслед.

— Не знаю, стоит ли влезать в это дело, — Дюк снова бросил кости. — Белман всего боится. Он знает, что может положиться на мою репутацию. Я отпугну всех нежелательных посетителей. Нет, я не заинтересовался вашим предложением.

— Подумай еще раз. — Келлс открыл дверь. — Белман никого и ничего не боится.

— Знаю, — кивнул Дюк. — Ведь он из тех парней, которые и в ванную берут спасательный пояс.

Келлс открыл было рот, чтобы возразить, но, не придумав ничего достойного, захлопнул его снова и вышел, громко хлопнув на прощанье дверью.

Минут пять Дюк, дымя сигаретой, перекатывал по столу кости. Неожиданно зазвонивший телефон вывел его из состояния прострации. Он снял трубку.

— Хэлло?

— Это Дюк? — спросил женский голос.

— Да. А кто вы?

— Вы — Гарри Дюк? — спросил еще раз мягкий женский голос с южным акцентом.

— Да, — нетерпеливо проговорил Гарри. — Но кто со мной говорит?

— Слушайте меня внимательно, — сказала женщина. — Не влезайте в дела Белмана, если хотите остаться в живых. Вот вам мой совет: собирайте свои вещички и поезжайте куда-нибудь отдохнуть. Понятно?

Линия разъединилась. Дюк осторожно опустил трубку на рычаги и некоторое время постоял, задумчиво глядя на нее. Потом надел шляпу и вышел из комнаты.

Он вошел в прокуренный зал, где у игрального стола, покрытого зеленым сукном, несколько человек бросали кости. Дюк остановился рядом и начал следить за игрой. Питер Каллен поднял голову, заметил Дюка и, бросив играть, подошел к Гарри, похлопав его по плечу.

— Надеюсь, ты не забыл, что я собираюсь сегодня познакомить тебя со своей девушкой?

— С какой девушкой? — рассеянно спросил Гарри.

— Дюк, да очнись ты!.. — Питер дернул его за рукав. — Я ведь предупреждал тебя об этом еще неделю назад. Ты не имеешь права подводить меня…

— Прости, Питер, я задумался. — Дюк оторвался от своих мыслей и поднял голову. — Значит, я должен высказать свое мнение о твоей девушке? Когда и где мы встречаемся?

— Она заедет за мной в восемь часов. Будь у меня к этому времени. Мы поедем куда-нибудь поужинать.

— Боюсь, что так не получится. — Дюк покачал головой. — Кроме того, тебе нужно побыть наедине со своей крошкой. Скажи, куда вы потом направитесь, и я присоединюсь к вашей компании.

— Не говори глупостей, — усмехнулся Каллен. — Все обстоит совсем не так, как ты это представляешь. Но давай договоримся, как тебе будет удобнее.

— Как насчет ночной коробки Белмана? В половине девятого?

— О'кей, — кивнул Каллен. Потом понизил голос: — Это с тобой разговаривал Келлс?

— Да.

— Противный тип. Хотел бы я встретиться с ним один на один где-нибудь в глухом месте.

— А я нет, — сказал Дюк. — Кстати, Шульц у себя?

— Да, — Каллен кивнул.

— Мне нужно поговорить с ним. — Отойдя от стола, он обернулся и подмигнул Каллену. — Ну, до вечера.

Питер рассмеялся и вернулся к игорному столу.

Поднявшись наверх, Дюк выбросил окурок и открыл стеклянную матовую дверь с надписью: «Агентство Пола Шульца».

Шульц, лысый толстяк, сидел за огромным письменным столом. Услышав шум открываемой двери, он поднял голову. Узнав Дюка, тут же расплылся в улыбке.

— О, это ты, Гарри! — Он жестом указал на кресло. Дюк сел.

— Ну как, везет в тотализатор? — поинтересовался Шульц.

— Немного. Я ставил на Серебряное крыло и Гвоздику. Обе лошади пришли к финишу на полкорпуса впереди других.

— В таком случае будет неплохая выдача, — заметил Шульц, пододвигая Дюку пачку сигарет.

— Да, — согласился Дюк, но от сигарет отказался.

— Хорошая лошадь Коломбина, — между тем продолжал Шульц, доставая из ящика письменного стола бутылку виски и два стакана.

— Я на нее не поставлю и пенса, — скривился Гарри. — Этой кляче только карусель вертеть.

Шульц налил виски в стаканы и пододвинул один Дюку.

— Что привело тебя ко мне? — спросил Шульц, поднимая свой стакан.

— Чего боится Белман? — напрямик спросил Дюк.

— Белман? — переспросил Шульц, и улыбка пропала с его лица. — Почему ты так думаешь?

— Я знаю, что кто-то нагнал на него страху. Вот я и подумал, может, тебе известно, кто мог нагнать на него страху.

— Если бы ты спросил меня об орхидеях, тогда я знал бы, что тебе ответить, а так… — Лицо Шульца было совершенно непроницаемым.

— О твоих орхидеях я и так все знаю. И брось острить, Пол, я говорю серьезно. Может быть, за всем этим делом стоит Спейд?

— Спейд? — переспросил Шульц так, словно впервые слышал это имя. — Откуда мне знать, Гарри… Я никогда не слышал, что Белман чего-то боится…

— И о Спейде ты не слышал?

Шульц бросил на Гарри испытующий взгляд, как бы стараясь понять, не шутит ли тот, потом опять полузакрыл глаза.

— Конечно, я слышал о Спейде… Кто о нем не слышал… Но это еще ничего не значит…

— Мне пришло в голову, что твое заведение находится под контролем Спейда. Но это только предположение.

Шульц отпил глоток виски. Гарри с неприязнью подумал, что он похож на полипа.

— Это совершеннейшая чепуха, Гарри, — спокойно сказал Шульц. — Это мое заведение, и я владею им уже пять лет. Почему тебе пришла в голову такая абсурдная мысль?

— Есть у меня в голове один винтик, который всегда срабатывает непроизвольно. Еще в детстве мать хлебнула со мной горя.

— В отношении Белмана ты тоже ошибаешься. Он ничего не боится, и его никто не запугает. Я виделся с ним вчера вечером, и он прекрасно выглядел.

— Что ж, пожалуй, мне лучше самому встретиться с ним, — сказал Дюк, вставая. — Он усиленно приглашает меня в компаньоны. Я должен завлекать публику в его ночной клуб.

Рука Шульца, потянувшаяся к стакану, повисла в воздухе.

— Одна маленькая птичка начирикала мне, что с твоей стороны будет большой глупостью принять это предложение, — сказал он.

— Вот как? — усмехнулся Гарри. — А не был ли у этой птички приятный женский голосок с южным акцентом?

Шульц чуть было не захлебнулся виски, но быстро пришел в себя.

— На твоем месте я бы забыл о предложении Белмана, — сказал он. — Ты же зарабатываешь неплохие деньги. Почему бы тебе не взять небольшой отпуск?.. Свежий морской воздух, ласковое солнце…

Дюк уперся руками в стол и наклонился вперед.

— Скажи-ка откровенно. Пол, чего же все-таки боится Белман? Мы знаем друг друга достаточно давно. Что ты скрываешь от меня?

— Клянусь тебе — ничего, Гарри. — Шульц посмотрел ему прямо в глаза. — Что мне от тебя скрывать?

— Что ж, как хочешь. — Дюк вышел из кабинета и закрыл за собой дверь. У лестницы его ждал Питер Каллен.

— У тебя есть время выпить со мной? — спросил он.

Дюк взглянул на большие часы, висевшие на стене напротив. Они показывали половину седьмого.

— Нет, мне нужно домой, — с сожалением сказал он. — Увидимся позже, у Белмана.

— Вымой шею, чтобы не опозориться перед моей девушкой, — посоветовал ему Питер.

— Я даже надену чистую рубашку…

Дюк похлопал Питера по плечу и ушел. На улице заходившее солнце ослепило его. Пришлось на минуту закрыть глаза. Дюк подумал о том, какую сумасшедшую жизнь он ведет: весь день сидит в насквозь прокуренной комнате, разговаривает по телефону, принимает ставки на лошадей, играет в кости. Дюк уже давно мог покончить с таким существованием, так как за несколько последних лет на его банковском счету скопилась довольно приличная сумма, но ему было трудно побороть свои склонности и привычки.

Дюк сел в такси, сказал водителю адрес и откинулся на сидении. Внезапно он почувствовал себя усталым и измотанным. Напрасно он договорился с Калленом о встрече. Его совсем не прельщала перспектива встречи с девушкой Питера. Он на опыте убедился, что девушки его друзей бывают ужасно скучны. Именно по этой причине у него и было мало друзей: как только те женились, Гарри терял к ним всякий интерес.

Но Питера Каллена он любил. Они были знакомы уже давно, а лет пять назад даже основали общее дело. Но вскоре им пришлось расстаться, так как Гарри был неподходящим компаньоном для осмотрительного Каллена. Он то и дело прогуливал рабочие часы, играл в кости, имел неприятности с полицией. Они пошли разными дорогами но все же не теряли друг друга из виду. Теперь Каллен управлял двумя процветающими бензоколонками. Он хорошо зарабатывал и считался одним из самых элегантных мужчин в городе. «Наверное, он скоро женится», — недовольно подумал Гарри. Сам он так и не остепенился. Он был игрок до мозга костей и не мог жить без игры. И в конце концов она стала его профессией. Игра требовала крепких нервов: за один день можно было потерять все и назавтра начинать на пустом месте. При такой профессии думать о женитьбе не приходилось: жена связала бы его по рукам и ногам. Кроме того, у Дюка была репутация убийцы. Десять лет назад от его руки погиб человек, и в Беновилле это считалось геройством. Такова была страшная логика людей. По сути дела все было не так героически. Гарри пришлось обменяться выстрелами с противником, и ему просто повезло — он выстрелил на десятую долю секунды раньше. Это произошло так давно, что Гарри думать забыл о том случае. Лишь изредка, после особенно сильной попойки, убитый вспоминался ему — он садился на край кровати и скалил зубы. Тогда в следующие два-три дня Гарри чувствовал себя отвратительно, и не только от похмелья. Самое забавное, что именно репутация убийцы заставила Белмана искать помощи у Гарри. Белман, со всеми своими девушками и процветающим клубом, ждал, что Дюк защитит его от гангстеров. Это было действительно смешно. Гарри был уверен, что Шульц знает больше, чем сказал. Судя по всему, ему даже было известно про загадочный звонок. Кроме того, следовало помнить и о реакции Шульца на упоминание имени Спейда.

Взгляд Дюка стал суровым — если ему и захотелось бы заполучить кого-то в руки, так это Спейда.

Этот человек обладал в Беновилле реальной силой. По всему городу были разбросаны его казино и ночные клубы. В каждом баре, в каждом магазине стояло по два-три игральных автомата. У этого парня была неплохая голова на плечах, и он умел маскироваться. Если возникала опасность, то на первый план выдвигался Том Коррис и принимал все на себя. Возможно, Спейд решил вытеснить Белмана из его дела и прибрать к рукам весь Беновилль.

Вдруг водитель такси сказал:

— За нами хвост, сэр.

— Вы уверены?

— Очень похоже на то.

— В таком случае сверните с главной улицы, — распорядился Гарри.

Водитель незамедлительно выполнил его приказание, а Дюк незаметно оглянулся. За ними повернула большая машина. Разумеется, она держалась на приличном расстоянии.

— Теперь обогните квартал, — сказал Дюк, доставая из кармана револьвер.

— Надеюсь, дело обойдется без стрельбы, сэр? — жалобно проговорил водитель. — Я только недавно приобрел эту машину и не хотел бы, чтобы она пострадала.

— Вы насмотрелись слишком много детективных фильмов, — недовольно заметил Гарри. — У нас здесь не Чикаго.

— Это меня не слишком-то успокаивает, — с горечью заметил таксист, безропотно заворачивая за угол. Машина повернула вслед за ними.

— У следующего поворота немного притормозите, чтобы я смог выскочить, — сказал Дюк, расплачиваясь.

— По-моему, вы сами из кино, — водитель сразу же повеселел.

Маневр удался как нельзя лучше, и Дюк оказался на тротуаре, в то время как преследовавшая их машина проскочила мимо. Он не знал водителя такси, но на всякий случай запомнил номер машины, а номер преследовавшей их машины занес в записную книжку. Вернувшись на главную улицу, Дюк зашел в ближайшую аптеку и позвонил в полицию.

— О'Мелли? — спросил он. — Говорит Гарри Дюк.

— Привет, Гарри, — отозвался тот, — как ты думаешь, ставить на «Быстрого»?

— Выбрось Быстрого из головы. Он придет к финишу так поздно, что жокею придется зажигать фонарик. Запомни, я советую поставить на Золотую пыль.

О'Мелли рассыпался в словах благодарности. Он знал, что в подобных советах Гарри можно было верить.

— Теперь забудем на минуту о скачках. Я разыскиваю одну машину, — он продиктовал инспектору номер. — Можешь узнать, кто ее владелец?

Это заняло у О'Мелли несколько минут.

— Это одна из машин Спейда, — наконец сказал он. — А в чем дело?

Услышав имя Спейда, Гарри слегка присвистнул.

— Ничего особенного, — ответил он. — Меня просто заинтересовала одна крошка в машине.

— Если хочешь моего совета, — сказал О'Мелли, — то лучше не связывайся…

— Но девушка уж очень хороша, — невозмутимо ответил Дюк и повесил трубку.

Глава 4

Питер Каллен как раз закончил завязывать галстук, когда послышался звук мотора старенького «форда» Клер. Он быстро надел пиджак и поспешил встретить ее. Клер Рассел очень много значила для Каллена. И не только из-за своей красоты. Красивых девушек он знал много. Нет, он был убежден, что здесь имеет место настоящая любовь. Клер была очень не похожа на тех девушек, которых он знал раньше.

Они познакомились, когда она из-за небольшой поломки в машине остановилась возле его бензоколонки. Пока она ждала конца ремонта, Питер подошел к ней, и они разговорились. Каллену некогда было ухаживать за Клер, поэтому уже во время второй их встречи он взял у девушки телефон, и с тех пор они стали встречаться регулярно. Он знал, что в Фервью Клер чувствует себя заживо погребенной, поэтому лез из кожи, чтобы развлечь ее. Клер два раза в неделю приезжала в Беновилль, и они вместе ходили в театр, ужинали в ресторане, разговаривали о книгах.

Перегнувшись через перила лестницы, Каллен свистнул, и Клер подняла голову. Ее глаза засветились радостью.

— Я не опоздала? — спросила она.

— Нет, сейчас ровно восемь, — ответил он, обнимая ее. — Хорошо, что ты приехала. Как дела?

— Спасибо, неплохо. Только немного устаю. А у тебя как?

— Отлично. Входи, я почти готов.

Клер оглядела небольшую комнату, в которой царил некоторый беспорядок.

— Не знаю почему, Питер, но мне так хорошо бывать у тебя, так спокойно, — сказала она, высвобождаясь из его объятий и садясь в кресло. — Знаешь, Сэм устроил сегодня по поводу тебя форменный допрос. Я ему все рассказала.

— Вот как? И что же, он сделал тебе выговор?

— Конечно, нет. Сэм прекрасно относится ко мне. Не знаю, что бы я делала без него.

— Теперь у тебя есть я.

— Знаю, и это так чудесно. Девушке трудно жить одной. Мне не хотелось бы больше вести такую жизнь.

— Поэтому я столько раз просил тебя выйти за меня замуж. И тогда ты навсегда покончишь с этими страхами.

— Не будем говорить сегодня об этом, Питер, — попросила Клер. — Я столько времени жила одна, что уже не уверена в себе… Дай мне время подумать.

— Ладно, дорогая, я могу подождать. Только прошу тебя учесть одно: я страшно ревнив.

— Никогда бы не сказала. Впрочем, ты мог бы мне этого и не говорить. Я не умею контактировать с мужчинами, даже если они приходят в восторг из-за моих глаз и моей прекрасной фигуры.

— Кто это тебе говорил о твоей прекрасной фигуре?

— Разве это не так?

— Я занимаюсь автомобилями, детка, и не мне об этом судить.

— Значит, в этом вопросе вы профан, мистер Каллен?

— Серьезно, Клер, давай поженимся.

— Серьезно, Питер, давай не будем сегодня об этом говорить.

Клер ласково взяла его руку в свои. В течение нескольких минут у него на лице было написано разочарование, потом он заставил себя рассмеяться.

— Прости, Клер. Скажи мне, чем ты сегодня занималась?

— День был довольно скучным. Я собирала материалы о трущобах Фервью. Ты знаешь район Пиндерс-энд?

— Кажется, да… Это где-то в пригороде Фервью. Там находятся несколько полуразвалившихся домов и живет беднота. Верно?

— Совершенно верно. Этот район является позором города. Было уже решено, что его жителей переселят в другие дома, а эти лачуги снесут, но тут появились неожиданные препятствия.

— Типично для городских властей, — заметил Каллен, прикуривая сигарету.

— Я хотела написать об этом резкую статью, но Сэм слышать не желает. После разговора с Коррисом он стал слишком осторожен.

— Это не Коррис обещал поджечь вашу редакцию?

— Да, но это была просто угроза.

— Тут ты ошибаешься. Клер. Коррис важная фигура в Беновилле. И его банда вполне может привести угрозу в исполнение.

— Но куда смотрит полиция?

— Клер, ведь ты не хуже меня знаешь, что полиция и политиканы едят из одной кормушки. Они боятся выступить против организованной гангстерской шайки.

После некоторого молчания Клер спросила:

— Как ты думаешь, этот Спейд действительно существует?

— Ты имеешь в виду босса гангстеров? Думаю, да. Но меня не особенно интересует эта сторона жизни Беновилля.

— Вот это и плохо, Питер. Граждане Беновилля должны объединиться и покончить с гангстерами.

— Как же нам это удастся сделать? Ведь они владеют практически всем городом.

— Не знаю, что тебе ответить на это. Ты знаешь человека по имени Тимсен?

— Кажется, нет, а в чем дело? — Каллен покачал головой.

— Он приехал в Фервью и собирается скупать там земельные участки.

— Ну, это вряд ли, — рассмеялся Каллен. — Ни один человек в здравом смысле на это не решится. Да и что можно купить у вас, Пиндерс-энд?

— До этого дело вряд ли дойдет, — сказала она. Потом широко раскрыла глаза. — Не может быть!..

— В чем дело?

— Можно мне позвонить?

— Кому ты хочешь звонить?

— Я задам пару вопросов мистеру Хиллу, — сказала Клер, набирая номер телефона.

— Хэлло! Это мистер Хилл? Говорит Клер Рассел из «Клериона». Я слышала, что Пиндерс-энд продается. Это правда?

Напряженное молчание. Потом Хилл спросил:

— Кто вам сказал об этом?

— Я получила эту информацию из частного источника. Теперь меня интересует официальное подтверждение.

— Мне нечего сообщить прессе, — сухо отрезал Хилл.

— Вы опровергаете эти слухи?

— Комментариев не будет, — закончил Хилл, и в трубке послышались короткие гудки.

Клер медленно положила трубку на рычаг и задумчиво посмотрела на Питера.

— Он не сказал мне ничего определенного. Похоже на то, что Тимсен и в самом деле покупает Пиндерс-энд.

— Невероятно! — воскликнул Питер. — Кому нужна эта мусорная свалка? По-моему, Хилл что-то темнит.

— Я другого мнения на этот счет. — Клер набрала другой номер телефона и ввела Сэма в курс дела.

— Предоставь все дела, связанные с Пиндерс-эндом, мне, — сказал Сэм. — Завтра утром я пойду к Хиллу и поговорю на этот счет. Желаю тебе хорошо повеселиться, а у меня стынет ужин.

Клер пожала плечами.

— Итак, Питер, что же мы сегодня будем делать?

— О, я совсем забыл! Мы едем в «Монте-Карло», и там я познакомлю тебя со своим другом — Гарри Дюком. Я пригласил его поужинать вместе с нами.

— Милый, мне хочется провести этот вечер только с тобой. Я не настроена встречаться с твоими друзьями. Кроме того, я выгляжу сегодня недостаточно хорошо для такого знакомства.

— Тебе и не нужно хорошо выглядеть для Гарри Дюка. Как раз наоборот, мне хочется, чтобы ты выглядела дурнушкой.

— Питер, прошу тебя, отмени встречу с ним!

— Все будет так, как ты хочешь, Клер. Но Гарри мой лучший друг, и я давно хотел познакомить его с тобой, — нерешительно сказал Каллен.

— Ты не представляешь, в каком я настроении. — Клер подошла к окну. — Кроме того, я так много слышала от тебя о Гарри Дюке, что уже не жду от этой встречи ничего нового. Ведь это самый известный игрок в Беновилле.

Питер рассмеялся.

— Не обращай внимания на сплетни. Гарри — отличный парень. Мы с ним давно дружим, и я ему многим обязан. Ну, может, он немного странный, но в этом нет ничего плохого.

— Он игрок и убийца!

— Чепуха! Он игрок, согласен, но кроме него существует еще тысяча таких игроков.

— И тысяча убийц?

Питер, закусив губу, некоторое время молчал.

— Хорошо, Клер, я отменю встречу с ним.

— Прости меня, Питер. — Клер вдруг стало его жаль — Я не имела никакого права осуждать совершенно незнакомого мне человека. Не надо отменять встречу.

— Ты серьезно говоришь это? — Каллен испытующе смотрел на нее.

— Конечно. Я согласна познакомиться с твоим любимым Гарри Дюком и сделаю все возможное, чтобы разрушить вашу дружбу.

Она рассмеялась, но взгляд ее оставался серьезным.

Питер взял шляпу.

— В таком случае поедем. Отдохнем и немного развлечемся. В конце концов, жизнь так коротка, что нужно спешить брать от нее все, что только возможно…

Глава 5

Гарри, сидя за длинной стойкой бара в «Монте-Карло», первым увидел Питера и Клер. Его взгляд задержался на девушке, и он медленно поставил стакан на стойку: она резко отличалась от всех знакомых ему девушек. При взгляде на ее красивую фигуру, каштановые волосы и карие глаза у Гарри появилось какое-то странное и новое для него ощущение.

Питер в свою очередь заметил друга и подошел с Клер к нему.

— Ну вот и мы, — проговорил Питер, стараясь скрыть свое замешательство. — Это Клер, Гарри. И я хочу, чтобы вы подружились.

Клер была ошеломлена. Она представляла Гарри Дюка совершенно иным, и теперь ей стало понятно то восхищение, которое Питер испытывал к своему другу. Она с запозданием протянула руку, смущенная проницательным взглядом из-под черных густых ресниц. У него были темные, коротко подстриженные волосы и приятный тембр голоса.

— Рад познакомиться с вами, — сказал он. — Я долго ждал этого момента.

Впервые в жизни Клер растерялась, что еще более смутило ее.

«Сколько можно стоять и молчать, как дура, — подумала она. — Нужно хоть что-то сказать!»

— Питер столько рассказывал мне о вас, — начала она. — Но я не ожидала, что вы такой, такой… — запнулась она, не зная, что сказать дальше, и бросила беспомощный взгляд на Питера.

— Такой респектабельный, — закончил он за нее и только ухудшил дело.

— Ничего подобного, — запротестовала Клер. — Я столько слышала о вас разных историй, что ожидала увидеть чуть ли не гангстера.

Гарри с удивлением смотрел на нее.

— Надеюсь, вы не разочаровались. Печально, теперь я понимаю, почему Питер так оттягивал нашу встречу. — Он посмотрел на друга. — Как это тебе удалось уговорить ее познакомиться со мной? Открой секрет…

Питер рассмеялся и подозвал бармена. Они сделали заказ. Каллен обвел взглядом зал ресторана.

— А здесь неплохо, — заметил он. — Я здесь еще ни разу не был.

— Да, — согласился Гарри. — Этот ночной клуб принадлежит Белману уже около двух лет. Наверху есть игорный зал. — Он взглянул на Клер. — Вас это интересует?

— Нет, — резко ответила она. — Я не играю.

— Все играют, — возразил Гарри, внимательно глядя на нее. — Не обязательно на деньги, но играют все.

— То есть?

— Наша жизнь — это игра. Одни играют в любовь, другие в престиж, третьи в семейный очаг. Вы со мной согласны?

— Не обращай внимания. Клер, — вмешался Питер. — Это любимая теория Гарри.

— Люди, о которых вы говорите, вынуждены вести такой образ жизни, а те, которые играют сейчас наверху, делают это ради наживы. — Не сдавалась Клер.

— Значит, вы отрицаете игру? — спросил Гарри не без иронии.

— Категорически! — решительно заявила она.

— Учти, Клер у нас реформатор, — заметил Питер. — Ты читал ее статьи в «Клерионе»?

— Нет, — Гарри покачал головой. — А что это за «Клерион»?

— Газета. Такая же маленькая и запущенная, как и сам Фервью, — ответила Клер.

— Даже одна маленькая газета может много сделать для своего родного города, — задумчиво сказал Гарри.

— Не рассчитывайте, что ваш игорный синдикат сможет прибрать газету в свои руки.

— Вы меня не поняли, — Дюк рассмеялся. — Самое мое сокровенное желание — это очистить Беновилль от гангстеров. Спросите Питера, он вам подтвердит.

— Верно, — Каллен отпил из стакана. — Гарри и сам собирается стать реформатором.

— Так почему же он не спешит с этим?

— Все это не так просто, — Дюк задумчиво крутил в пальцах стакан. — Для начала нужен какой-то скачок… Вы ведь знаете, как сильна у нас гангстерская организация. Прежде всего нужно установить ее босса, лишить банду мозга, а уж потом браться за рядовых членов шайки.

— Но есть и другой путь, — сказала Клер. — Более мирный. Нужно объединить всех честных граждан и покончить с продажными политиканами, а когда члены городского совета будут переизбираться, можно будет заняться расчисткой города от гангстеров.

— Мне все же больше нравится моя идея, — ответил Гарри и глянул на часы. — О! Пора обедать.

Они сели за столик.

— Вы знаете человека по имени Тимсен, мистер Дюк? — обратилась Клер к Гарри.

— Называй его Гарри, Клер, — сказал Питер.

Девушка смутилась. Заметив это, Гарри сказал:

— Пусть Клер называет меня, как хочет.

— Надеюсь, она не долго будет мучить тебя.

— Надеюсь, — произнес Гарри, серьезно посмотрев на Клер.

Их взгляды встретились, и у Гарри сжало горло. Клер молча покачала головой и отвела глаза в сторону.

— Вы спрашивали о Тимсене? — Гарри вернулся к прерванному разговору. — Это управляющий Белмана. А вы что, с ним знакомы?

— Ах, вот оно что! — заинтересованно произнесла Клер. — Как вы думаете, может ли он, по распоряжению Белмана, разумеется, купить Пиндерс-энд?

Дюк пожелал узнать подробности, и Клер вкратце рассказала ему о событиях сегодняшнего утра.

— Это занятно, — задумчиво проговорил Гарри. — Как вы думаете, нет ли в том районе заброшенной серебряной жилы?

Эта идея не приходила Клер в голову.

— Не думаю, — растерянно сказала она. — Но я все же постараюсь узнать поточнее.

— Вы так серьезно обсуждаете этот вопрос, — попытался урезонить их Питер, — а ведь еще точно не известно, покупает ли Тимсен Пиндерс-энд.

Но Дюк не обратил внимания на его слова.

— Сделайте мне одолжение, — попросил он Клер. — Ведь вам по долгу службы часто приходится бывать в гуще всяких событий. Если вы узнаете что-либо об этом деле, известите меня.

— Хорошо. А вам что-нибудь известно?

— Пока нет, — Дюк извиняюще развел руками. — Но у меня есть одно предположение. — Он вынул из кармана визитную карточку и написал номер телефона. Клер взяла ее и спрятала в сумочку.

Питер со странным выражением лица наблюдал за этой сценой. Как-то незаметно его оттеснили в сторону.

— Что все это значит? — наконец произнес он. — Вы обмениваетесь номерами телефонов прямо у меня под носом… Гарри, уж не собрался ли ты отбить у меня Клер?

Девушка покраснела. Заметив это, Гарри холодно посмотрел на Питера.

— Довольно глупая острота, — проговорил он.

Каллен впервые почувствовал укол ревности.

— Черт возьми, может, я и неудачно пошутил, но почему у вас такие виноватые глаза? Почему ты покраснела, Клер?

— Прошу прощения, — девушка встала и вышла из зала.

Питер озадаченно смотрел ей вслед.

— Ты ловок, как слон в посудной лавке, — заметил Гарри, вертя в руках стакан.

— Что с ней происходит? Я еще никогда не видел ее такой, — растерянно сказал Питер. Потом его глаза загорелись гневом. — Кажется, я сделал большую глупость, познакомив ее с тобой.

— Успокойся. Девочка просто устала и немного нервничает. Ей не понравилась твоя дурацкая шутка. Будь с ней поласковее, она в этом нуждается.

— А ты откуда знаешь, — спросил Питер уже поспокойнее. — Я знаком с ней гораздо дольше, чем ты. До твоего появления мы с ней никогда не ссорились.

— Ну так помирись с ней и извинись за меня, — сказал Гарри. А сейчас прости, мне нужно идти.

— Прошу тебя, Гарри, останься. — Питер быстро встал. — Я наговорил тебе кучу глупостей, прости меня.

— Мне действительно надо идти, — Дюк покачал головой. — У меня встреча с Белманом. Увидимся завтра утром, если пожелаешь. А пока до свидания.

И он ушел, как ни протестовал Питер. Обойдя здание вокруг, он тронул за плечо стоящего у черного входа коренастого крепыша.

— Где Белман?

Телохранитель смерил его холодным взглядом.

— Как доложить о вас?

— Скажи, что пришла его матушка.

Парень пожал плечами, но проводил Дюка на второй этаж. Около одной из многочисленных дверей он остановился в сомнении.

— Как же вас все-таки зовут?

Гарри взял его за лацканы пиджака и припечатал к двери.

— Пошел к черту, — проворчал он и отпихнул парня в сторону. Затем открыл дверь. За большим столом сидел и что-то писал Белман. При виде Гарри он радостно улыбнулся, отложил в сторону автоматическую ручку и, поднявшись, раскрыл объятия.

— Вот человек, которого я действительно рад видеть! — воскликнул он.

Дюк ловко увернулся от его объятий, пододвинул к себе кресло и уселся поудобнее. Белман опустил руки и устроился напротив. Он был примерно того же роста, что и Дюк, только немного грузнее.

— Я давно подумывал о тебе, Гарри, — начал он, поигрывая ножиком для разрезания бумаги. — По-моему, настало время объединиться и работать сообща.

— Ты так считаешь? — Гарри сдвинул шляпу на затылок. — Но с чего бы? Твое заведение процветает. К чему тебе лишние заботы?

Белман нажал кнопку и тут же, как чертик из коробочки, держа руку в кармане, появился телохранитель. И ребенок понял бы, что там у него револьвер.

— Виски, — коротко приказал Белман, и парень исчез. — Теперь давай поговорим серьезно, — обратился Белман к Гарри. — У тебя репутация удачливого игрока. Ты много ставишь и много выигрываешь. А если и проигрываешь, то не унывая начинаешь все сначала. Мои клиенты — снобы, и я хочу, чтобы игорным залом руководил знаменитый Дюк. Ты будешь занят только по вечерам, да и то, если нападет тоска, можешь не приходить. Ты понял, что я хочу?

Дюк вынул сигарету из своей пачки, не предложив Белман.

— Продолжай, — сказал он.

Телохранитель принес виски, и Белман тут же отослал его.

— Условия можешь назначить сам, — сказал Белман, напряженно глядя в лицо Гарри.

— Сегодня у меня был Келлс. Он от твоего имени предложил мне пятьсот долларов в неделю, и я поднял его на смех.

— Я объяснил этому дураку, что вознаграждение ты назначишь сам. — Белман покраснел. — Дело обстоит так, Дюк, что ты нужен мне, и я не собираюсь скупиться. Так ты принимаешь мое предложение?

Гарри покачал головой.

— Боюсь, что нет.

— Мы можем делить доход пополам — пятьдесят на пятьдесят. В неделю мы зарабатываем до восьми тысяч, а при твоем участии можно будет сделать даже двенадцать. Из них шесть тысяч будут твои. Идет?

Дюк сделал основательный глоток виски.

— Вряд ли это понравится Спейду, — заметил он.

Белман уронил нож.

— Спейду? — переспросил он. — Что ты хочешь сказать?

— Я хочу, чтобы ты объяснил мне одно: почему ты боишься Спейда? Ты берешь меня в компаньоны только благодаря моей репутации забияки?

— Ты сошел с ума! — воскликнул Белман. — Я понятия не имею, о чем ты говоришь. И я ничуть не боюсь Спейда. Ты принимаешь мое предложение или нет?

— Нет, — твердо сказал Дюк.

В этот момент дверь неожиданно распахнулась, и в комнате появился человек небольшого роста в темном костюме. Краем глаза Дюк заметил, как он выхватывает пистолет. Все дальнейшее произошло так быстро, что Белман не успел и глазом моргнуть, как все было закончено.

Моментально развернувшись, Гарри выплеснул содержимое стакана в глаза незнакомцу, и в тот же момент раздался выстрел, затем еще два. Пуля разбила зеркало слева от даже не успевшего испугаться Белмана, а еще две вошли в стену над его головой. Затем хлопнула дверь и незнакомца не стало.

— Вот это темп! — восхищенно заметил Дюк. — Это что, ваш приятель?

Бледность залила лицо Белмана. Казалось, он вот-вот упадет в обморок.

— Впервые вижу этого типа, — пробормотал он.

— Очень похоже, что он пытался тебя убить. Ты не находишь?

В комнату влетел Келлс, захлопывая дверь за собой. Казалось, он уже не чаял застать своего хозяина в живых.

— Ты его видел? — поинтересовался Дюк.

Келлс покачал головой.

— Нет… Кто это был?

Белман сделал большой глоток виски.

— Какой-то сумасшедший, — наконец сказал он. — Видимо, проигрался в игорном зале, и вот решил отомстить мне.

— Я записал номер его машины, — Келлс бросил на стол карточку.

Дюк заинтересованно посмотрел на карточку: это был номер машины, преследовавшей его сегодня утром.

— Это машина Спейда, — сказал он. Белман позеленел.

— Спейда?.. Прежде всего намыль шею парню у моей двери, — злобно сказал он. — Я плачу деньги не за то, чтобы он спал на посту.

— О'кей, — согласился Келлс и направился к двери. — Ты остаешься здесь? — поинтересовался он у Гарри, на секунду задерживаясь в проеме.

— Здесь слишком много порохового дыма, — усмехнулся Гарри.

Белман дрожащей рукой налил себе еще виски.

— Ты спас мне жизнь, — сказал он. — Не видел ничего более стремительного… У меня не было ни малейшего шанса на спасение.

Дюк допил виски и встал.

— Что ж, увидимся на твоих похоронах, — заметил он. — Твое предложение меня не интересует. Я предпочитаю спокойную жизнь.

— Подожди, — пытался удержать его Белман. — Ты же даже не знаешь, от чего отказываешься!..

Гарри рассмеялся.

— Нет, Белман, я не буду таскать для тебя каштаны из огня.

Он вышел в коридор и подошел к Келлсу.

— Сообщи мне дату похорон, — сказал он, похлопав Келлса по плечу. — Я пришлю венок.

— Так ты не принял предложение? — спросил Келлс как ни в чем не бывало.

Дюк отрицательно покачал головой.

— Он так и не сказал мне, в чем суть дела. Правда, я и сам знаю, что замыслил Спейд. Но почему? Вот в чем вопрос.

— Может, Спейд его просто невзлюбил? — предположил Келлс.

— Может быть, может быть… — и с этими словами Гарри вышел на тихую улочку.

Глава 6

Шульц уже надел шляпу и собирался уходить, когда зазвонил телефон. Он снял трубку, некоторое время спокойно слушал, что ему говорили, потом насторожился и сел.

— Когда? — спросил он. — Сегодня вечером?.. И он убит?.. Нет!.. Кто стрелял?..

Он слушал еще некоторое время, потом нетерпеливо сказал:

— Ну ладно, подождите. Решим этот вопрос вместе. Приходите сейчас же ко мне. — Некоторое время Шульц сидел с задумчивым видом, потом резко встал, надел шляпу и вышел из конторы.

В зале на первом этаже все еще шла игра. Никем не замеченный Шульц выскользнул на улицу. К выходу тотчас же подкатила длинная черная машина. Шульц сел в нее. Находившийся за рулем юноша даже не взглянул на него. Это был тщедушный узкоплечий юнец в надвинутой на глаза шляпе.

— Домой, Джо, — коротко приказал Шульц, закуривая сигарету. Откинувшись на спинку сиденья, он обдумывал только что услышанные новости. Оставалось еще многое сделать. Он медленно прокручивал в голове свой план звено за звеном, но потом решил оставить все без изменений до тех пор, пока не выслушает обстоятельный доклад Кьюбитта.

Машина остановилась у небольшого домика с садом. В нос сразу ударил сильный аромат цветов. Шульц был убежден, что у каждого человека должно быть хобби. Сам он посвящал все свободное время выращиванию орхидей. В его оранжерее имелись очень редкие экземпляры. Кроме того, в своем саду он выращивал еще множество других цветов, к радости прохожих и неописуемой зависти соседей.

— Какой запах, Джо! — воскликнул он, направляясь к дому.

Юноша кивнул. Эту фразу ему приходилось выслушивать каждый день. Его самого цветы не интересовали, и он рассматривал их, сожалея о выброшенных хозяином впустую деньгах.

— Оставь машину, — распорядился Шульц, — возможно, она мне еще понадобится.

Он поднялся по ступенькам, открыл дверь и вошел в гостиную. На диване лежала Лорелли, демонстрируя стройные ножки в черных чулках. Завидя Шульца, она улыбнулась.

Лорелли была немного полновата, но это пока было заметно только на бедрах. Белизна кожи ее лица красиво контрастировала с темно-карими глазами и густыми темными волосами. Она была еще очень молода, хотя Шульц не знал наверняка, сколько ей лет на самом деле. «К тридцати годам она совсем расплывется, — с сожалением подумал он. — Она слишком рано созрела».

Улыбаясь, Лорелли выдержала его пристальный взгляд. Она едва могла выносить этого толстяка с колючими глазами.

— Маэстро, — приветствовала она его, протянув руку. — Войдите и закройте за собой дверь. Вы мало годитесь для такого внезапного и эффектного появления.

— Мне и не нужно годиться для этого. У меня есть другие достоинства. Вот здесь, — и он постучал себя по лбу. — Тогда как у тебя здесь ничего нет, — он положил руку на ее голову. — Потому тебе лучше помалкивать.

Лорелли отвела его руку и отодвинулась подальше.

— Ты что-то сегодня мрачен, маэстро. Тяжелый день?..

У Шульца появилось непреодолимое желание избить ее, но в последний момент он все же взял себя в руки.

— Почему ты думаешь, что он мог быть тяжелым? — Грубо взяв за подбородок, он откинул ее голову так, чтобы видеть глаза. Лорелли пыталась освободиться, но он только крепче сжимал пальцы. В это время скрипнула дверь. Шульц обернулся и увидел Джо.

— Ах, это ты… Приготовь выпивку. Должен придти Кьюбитт.

— Кьюбитт? Это еще зачем? — пробурчал юноша.

— Не твоего ума дело! Делай то, что тебе велено!

Лорелли, наконец, удалось освободиться, и теперь она обиженно терла подбородок.

— Маэстро сегодня груб. Синяков мне наставил.

— Я вычитал где-то, что сильная любовь должна причинять боль, — сказал он, подходя к вазе с цветами и заботливо поправляя ее.

— Я с этим не согласна. По-моему, у тебя просив плохое настроение.

— Подождем до прихода Кьюбитта, — со скрытой угрозой сказал Шульц, и в глазах его мелькнула злоба. — Тогда все и узнаешь, моя крошка… А, вот и он. Впусти его.

Джо поставил поднос с напитками на стол.

— Это и я могу сделать.

— Нет, ты останешься здесь, — приказал Шульц и угрожающе посмотрел на Лорелли. — Ну!..

Пожав плечами, девушка одернула платье и пошла к двери. На пороге стоял коренастый телохранитель Белмана.

— Хэлло, — он прикоснулся к шляпе. — Мистер Шульц дома?

— Входите, он ждет вас.

Она проводила Кьюбитта к дивану. Он сел, не сводя взгляда с ее ног. Жаль, что такая девушка, как Лорелли, принадлежит толстяку Шульцу.

— Что будешь пить? — спросил Шульц, стараясь отвлечь его внимание от ножек Лорелли.

Кьюбитт смешал себе «хайболл».

— Так значит, сегодня вечером Белману пришлось пережить несколько неприятных минут? — спросил Шульц.

— Коррис чуть не прикончил его.

— Коррис? — удивился Шульц. — Ты уверен?..

— На все сто. Он вошел с черного хода и спросил, не Дюк ли находится в кабинете Белмана.

— Дюк? — заинтересовался Шульц.

— Да, я забыл сказать, что в это время в кабинете Белмана находился Гарри Дюк.

— О чем они говорили?

— Не знаю. Хотелось подслушать, но Белман выпроводил меня из кабинета.

Лорелли с любопытством переводила взгляд с Шульца на Кьюбитта и обратно. У двери с равнодушным видом стоял Джо. Казалось, юношу ничто не интересует.

— Продолжай, — поторопил Шульц.

— Я сказал Коррису, что Дюк у Белмана, и он тотчас же поднялся наверх. Потом раздалось три выстрела, и Коррис выскочил обратно на лестницу. Все его лицо было залито виски, и от него несло, как от винокуренного завода. Он пробежал мимо меня, сел в машину и умчался.

— А что с Белманом?

— К сожалению, он жив. Дюк предотвратил убийство. И теперь они знают, кто стрелял. Келлс записал номер машины Корриса.

— Мне нужно подумать. — Шульц закрыл глаза, в комнате воцарилась тишина. Лорелли и Джо, казалось, перестали дышать, боясь гнева хозяина. Только Кьюбитт не мог усидеть спокойно и непрерывно ерзал в кресле. Наконец Шульц открыл глаза.

— Все в порядке, Кьюбитт. Продолжай наблюдение за Белманом. Я хочу знать все, что у него происходит. — Он вынул из кармана пачку денег и передал нерадивому телохранителю.

— Я и так настороже, — поспешно заговорил тот. — Может быть, еще что-нибудь сделать?

— Нет. Если произойдет что-то интересное, немедленно поставь меня в известность.

— Хорошо, шеф. Спокойной ночи. — Кьюбитт направился к двери.

— Подожди, — окликнул его Шульц. — Джо отвезет тебя.

— Меня? — не поверил своим ушам Кьюбитт.

— В твое отсутствие в клубе могло произойти что-нибудь важное. Если так, то ты расскажешь обо всем Джо, а он передаст мне.

— Но уже поздно, — попытался возразить Джо.

— Если поторопишься, будет не поздно. Отправляйся!

Кьюбитт и Джо вышли. Лорелли задумчиво накручивала на палец прядь иссиня-черных волос.

— Почему Коррис хотел застрелить Белмана?

Шульц игнорировал ее вопрос. Он прислушивался к звукам, доносящимся с улицы. Убедившись, что машина отъехала, он поднял голову и злорадно рассмеялся, глядя на Лорелли. Она никогда не видела его таким. В его смехе была какая-то скрытая угроза. Поняв это, Лорелли встала.

— Я иду спать, — заявила она. — А ты остаешься?

— Итак, Гарри Дюк все же был у Белмана, — как бы про себя проговорил Шульц.

Лорелли медленно двинулась к дверям.

— Я сердит на тебя, — добавил он, подливая содовой в виски. — Очень сердит.

— Что же я такого сделала? — спросила она, взявшись за ручку двери.

— Подойди ко мне, — приказал Шульц, маленькими глотками потягивая напиток. Но Лорелли, сдерживая страх, осталась у двери.

— Ладно, можешь торчать там, — махнул рукой Шульц, поудобнее устраиваясь в кресле. — Но мне нужно с тобой объясниться. Это ты звонила Дюку?

— Я? — она сделала невинные глаза. — Не понимаю, о чем ты говоришь!

— Лжешь! Дюк сам мне рассказал об этом.

— Зачем мне звонить ему?

— Ты сильно осложняешь мне дело! Твой звонок пробудил в Гарри любопытство, а это чревато очень серьезными последствиями. Ради удовлетворения своего любопытства он горы перевернет, но докопается до истины. — Шульц допил виски и расхохотался Лорелли в лицо. — Дюк мужчина того типа, против которого не могут устоять девушки вроде тебя. Не знаю почему, но это так. Ты не должна была звонить ему. Конечно, часть вины лежит и на мне. Я зря рассказал тебе о Белмане. Это же чистое безумие — довериться тебе… Почему ты решила предостеречь Дюка?

— Не понимаю, о чем ты говоришь!.. — упорствовала Лорелли. — И я не помню, чтобы ты говорил мне о Белмане.

— Я и забыл, что ты меня никогда не слушаешь, — Шульц немного остыл.

— Ты сегодня не в духе, — в который раз сказала Лорелли. — Я иду спать…

— Что ж, ты уснешь крепко и безмятежно, мышка, — пробормотал Шульц, словно внезапно решившись на что-то, и швырнул ей в голову тяжелый стакан из-под виски. Лорелли не успела среагировать, и стакан угодил ей прямехонько между глаз. Как сноп, она повалилась на пол. Шульц подбежал к ней.

— Ну, говори, стерва, зачем ты звонила Гарри?

— Я хотела предупредить его, — простонала Лорелли. — Ты сказал, что убьешь Гарри, если он вмешается. Поэтому я и попросила его не вмешиваться в это дело!

На лице Шульца отразилась ярость. Он сильно ударил девушку ногой, и она потеряла сознание. Затем он вытер мокрое от пота лицо и с трясущимися руками подошел к столику и налил себе виски. Выпив, стал обдумывать положение. Лорелли жила у него уже полгода. Она была забавна, и он успел по-своему к ней привязаться. И надо же такому случиться, что теперь она стала у него на дороге. Лорелли известно слишком многое. Очень жаль, но ее придется убрать. Нужно успеть это сделать до возвращения Джо. Он нарочно услал мальчишку, так как подозревал, что эти двое успели сговориться между собой. Как жаль, что он стар и лыс.

Шульц быстро вышел на кухню, отыскал там веревку, сделал на ней петлю и вернулся в комнату. Затем опустился на колени рядом с Лорелли. Та по-прежнему была без сознания.

Шульц осторожно продел ей голову в петлю и уже собрался затянуть веревку потуже, как услышал чье-то деликатное покашливание. Он в ужасе оглянулся.

На подоконнике сидел Гарри Дюк.

— Пол, то, что ты делаешь, очень опасно. Если ты затянешь петлю, девушке уже не поможет и врач!

Глава 7

Прошло более тридцати минут, прежде чем Клер вернулась в зал. Увидев, что Каллен сидит один, она сжала губы. Вечер явно не удался.

— Гарри просил извиниться перед тобой, — сказал Питер. — Он неожиданно вспомнил о назначенном свидании. С ним так бывает постоянно.

— Ах, вот как, — сказала Клер.

Питер знаком показал официанту, что пора подавать ужин.

— Что мы выпьем? — обратился он к Клер.

— Прошу тебя, ничего. У меня и так болит голова.

— Как скажешь, дорогая, — проговорил Питер, глядя на ее печальное лицо. — Давай просто поужинаем.

— Спасибо… Я понимаю, каково у тебя на душе.

— В чем дело, Клер? — Он отложил вилку и нож. — Я тебя обидел чем-нибудь?

— Не обращай на меня внимания, Питер. Я просто очень устала. Ее лицо исказилось, казалось, что она вот-вот заплачет.

— Но, Клер… — ошеломленно начал он.

Губы девушки задрожали, она вскочила и выбежала из ресторана. Питер был так озадачен, что некоторое время сидел с открытым ртом, не замечая любопытных взглядов, которые на него бросали окружающие.

— В чем дело, сэр? — склонился над ним официант. — Может быть, леди не понравился бифштекс?

— Нет, она просто почувствовала себя плохо, — отозвался наконец Каллен.

Расплатившись, он вышел на улицу. Швейцар прикоснулся к фуражке.

— Ваша машина вон там, сэр, — сказал он. — Леди сидит в ней.

Клер забилась в дальний угол и плакала. Он хотел обнять ее и успокоить, но побоялся, что это только усугубит дело. Питер сел на место-водителя и закурил сигарету.

— Все в порядке, Питер, — прошептала Клер.

— Что с тобой, дорогая? — он поднялся и пересел к ней.

— Сама не пойму.

— Ты просто устала. Я отвезу тебя домой. Отдохнешь, и жизнь снова покажется тебе нормальной.

— Мне что-то не хочется домой, — Клер покачала головой. — Давай поедем куда-нибудь.

— Куда? — Питер завел мотор.

— Все равно.

Он поехал в сторону Фервью. Клер сидела в углу и смотрела на свет фар, бегущий впереди машины. Она больше не плакала.

— Прости меня, Питер, что я испортила тебе сегодняшний вечер. У меня что-то нервы расшалились.

— Ничего, не переживай, — сказал он, похлопав ее по плечу. — Я тоже сегодня что-то не в своей тарелке.

Он остановился на обочине.

— Послушай, Клер, — решительно начал Питер. — Ты слишком много работаешь. Почему бы тебе не бросить газету и не выйти за меня замуж? — Он обнял и поцеловал ее. — В конце концов, ты ведь должна принять какое-то решение. Я постараюсь сделать тебя счастливой.

— Не будем говорить об этом сегодня. — Клер мягко высвободилась из его объятий. — Прошу тебя, поедем дальше. Я сегодня не в настроении говорить на подобные темы.

— Что ты сказала? — он попытался подавить свой гнев. — Не в настроении?.. Я люблю тебя, наши отношения не флирт, и для того, чтобы обсуждать их, не нужно особенного настроения. Ты меня любишь или нет? — Он покрепче сжал ей руки.

— Прошу тебя, не будем спорить сегодня… Ты не понимаешь…

— Если ты меня не любишь, нам лучше прекратить встречи, — сердито сказал Питер.

— Я люблю тебя. Не будем говорить о разлуке.

— Если любишь, то почему бы нам не пожениться?

— Не смотри на меня так, Питер. Еще минута, и мы поссоримся. — Она бросилась в его объятия. Я люблю тебя, но не торопи меня.

Они, обнявшись, некоторое время сидели молча. Наконец Питер сказал:

— Ладно, Клер, не буду тебя торопить. Но одно ты должна мне обещать. Давай уедем на юг на пару недель. Тебе просто необходимо отдохнуть.

— Это будет чудесно, — согласилась она и добавила:

— Расскажи мне о Гарри Дюке. Вы давно знакомы?

Мысль о том, что Гарри мог понравиться Клер, невольно возникала у Каллена. Он вспомнил ее растерянность и смущение при встрече. Против воли, Питер должен был признать, что Гарри и Клер составили бы великолепную пару. Оба талантливы, честолюбивы, энергичны, оба знают, чего хотят.

— Тебе понравился Гарри, не так ли?

— Не знаю. Я почти не разговаривала с ним.

— Но ты рада, что познакомилась?

— Ну, он немного необычен… и, наверное, имеет успех у женщин…

Питер закурил сигарету и заставил себя говорить равнодушно:

— Они буквально вешаются ему на шею. Но у него нет постоянной подруги. Он меняет их, как перчатки. Мне всегда жаль девушек, которые в него влюбляются.

После долгой паузы Клер спросила:

— И теперь тебе кажется, что и я попала в их число?

— она рассмеялась.

— Нет, конечно, — ответил Питер.

— Тебе нечего опасаться Гарри Дюка. Он совершенно не в моем вкусе. Я достаточно хорошо знаю этот тип мужчин: часто встречала их среди актеров, журналистов, игроков. Меня отталкивает их эгоизм и жажда наживы. Раньше, может быть, я могла бы влюбиться в него, но сейчас нет.

— Ты мало знаешь Гарри, — Питер привлек девушку к себе. — Если ему кто-то понравился, он может быть очарователен. Я убеждался в этом тысячи раз.

— Значит, ты боишься, что он отобьет меня у тебя, — со смехом произнесла Клер, но в голосе ее сквозила печаль.

— Ничего подобного! Но все же я позабочусь, чтобы этого не произошло.

— Отвези меня домой, — попросила Клер. — И еще раз прости, что я испортила тебе вечер.

— Ты знаешь, как сделать меня счастливым. Скажи, что любишь меня.

— Ты и сам это знаешь.

— Предупреждаю, дорогая, когда ты придешь в себя, я не оставлю тебя в покое, пока не добьюсь окончательного ответа… Вот мы и приехали. — Питер подвез ее к маленькому бунгало. — Что же мне теперь делать? Идти домой пешком, или ты позволишь мне взять твою машину. Завтра утром я верну ее.

— Пойдем ко мне, — сказала Клер таким голосом, от которого у Питера сильнее забилось сердце.

— Что ты, сейчас поздно, — попытался протестовать он. — У тебя да и у меня был сегодня трудный день. Думаю, мне лучше вернуться домой.

— Останься на ночь у меня.

— Ты это серьезно?

— Да. Ты проявил сегодня столько терпения…

Предложение было чудесным, но слово «терпение» все портило.

— Нет, Клер, ты прелесть, но я люблю тебя и могу подождать. Ты нужна мне не на одну ночь.

— Спокойной ночи, Питер. — Девушка быстро покинула машину. — Ты, конечно, прав, как и всегда. — Она стремительно пошла по садовой дорожке и скрылась в доме. Питер ждал, пока в доме не загорелся свет.

Глава 8

Не выпуская Шульца из поля зрения, Дюк спрыгнул с подоконника, закрыл за собой окно и задернул занавески.

Шульц молчал, как оглушенный. Он все еще стоял на коленях возле Лорелли. Гарри держал револьвер наготове. Он знал, каким быстрым может быть этот толстяк.

— Надеюсь, я не помешал вам? — учтивым тоном осведомился он. — Кажется, вы собирались удушить эту прелестную девушку?

Шульц молчал.

— Встань, наконец, и оставь ее в покое!

— Господи, как ты меня напугал, — Шульц медленно поднялся, вытирая мокрое лицо.

— В следующий раз я буду докладывать о моем приходе, — с издевкой проговорил Гарри.

Шульц подошел к столу, дрожащими руками налил виски и повалился в кресло. Гарри приблизился к нему.

— Только без глупостей, Пол! Не вздумай хвататься за револьвер. Поверь, у меня больше опыта в такого рода делах, и я могу ненароком повредить тебе какой-нибудь важный орган.

— Мне пока не надоела жизнь. — Шульц начал понемногу успокаиваться. — Можешь не беспокоиться…

— Ты чуть не взял на душу смертный грех, Шульц. Что такого сделала эта крошка, раз вы решили обойтись с ней так круто?

Толстяк молча опустил голову. Лорелли застонала и зашевелилась.

— Я, пожалуй, уберу этот веревочный галстук с ее шеи, — сказал Гарри, нагибаясь. — А то она испугается, когда очнется.

— Я хотел только припугнуть ее.

— Великолепная идея. Пол. — Дюк снял с шеи Лорелли петлю и отшвырнул веревку в сторону, а затем перевернул девушку на спину. Все это он проделал левой рукой, в то время как правая была постоянно наготове. Его предосторожность оказалась не напрасной: Шульц неожиданно выхватил из кармана пистолет, но в лицо ему уже смотрело дуло тридцать восьмого калибра. Гарри соболезнующе покачал головой.

— Я же предупреждал, что у меня побольше опыта в такого рода делах. Оставьте пистолет в покое и сидите смирно!

Шульц со злостью швырнул пистолет на пол.

— Напрасно ты сунул нос в мои дела, Гарри, — со злостью прошипел он. — Если ты будешь действовать так и дальше, то рискуешь перессориться со всеми дельцами Беновилля. Признаю, что первый раунд за тобой, но игра только начинается.

Дюк тем временем рассматривал Лорелли.

— Где это я мог ее видеть, — задумчиво пробормотал он. — Знакомое лицо… Хорошенькая девушка. Рад, что пришел вовремя.

Застонав, Лорелли пришла в себя и открыла глаза. Она потрогала горло, и лицо ее исказилось от боли. Увидев Гарри, она испуганно подхватилась на ноги.

— Не бойся, бэби, — успокаивающе сказал Гарри. — Здесь только твои друзья.

Лорелли медленно перевела взгляд с него на Шульца. Наконец до нее что-то дошло, и в глазах девушки вспыхнул гнев. Она принялась осыпать Шульца такими отборными ругательствами, что даже Гарри потерял дар речи.

— Если бы у меня был револьвер, я тут же продырявила твое толстое брюхо! — кричала она. — Швырнуть мне в голову стакан, ах ты мерзавец!..

— Надеюсь, она почерпнула эти великолепные выражения не от вас? — осведомился Гарри. — Я просто потрясен!

Вскочив, Шульц хотел дать девушке оплеуху. В этот момент распахнулась дверь, и на пороге появился Джо. Увидев Гарри с револьвером в руке, он замер, потом поднял руки.

— Все в порядке, Джо, — кивнул ему Дюк. — Эти формальности ни к чему.

Опустив руки, Джо вопросительно посмотрел на Шульца, который снова уселся в кресло. Лорелли схватила каминные щипцы и бросилась к толстяку, но Гарри вовремя успел подставить ей ногу. Джо подобрал щипцы и положил на место. Лорелли осталась сидеть на полу, потом заплакала навзрыд.

— Ну, как мне кажется, надо кончать наш вечер, — сказал Гарри. — Иначе, дело может зайти очень далеко. — Он помог Лорелли встать. — Эту крошку я забираю с собой.

— Нет, она останется здесь! — крикнул Шульц.

— Мы живем в свободной стране, так что спроси девушку, — предложил ему Гарри. — Что вы предпочитаете — уйти со мной или остаться с этим толстяком?

Она посмотрела на Дюка, закусив полную губу.

— Уйти с вами.

— Ничего не могу поделать, Пол, — Гарри развел руками. — Желание дамы для меня закон.

— Дура! — крикнул Шульц. — Ты еще пожалеешь! Оставайся со мной! Тебе ведь здесь было хорошо!

— Пошел ты к черту! — со злостью крикнула девушка. — Ну, так чего же мы ждем? — обратилась она к Дюку.

Гарри пошел к двери, не выпуская из поля зрения Джо и Шульца. Неожиданно толстяк потерял самообладание. Он вскочил на ноги, и лицо его побагровело от ярости.

— Если ты скажешь хоть слово, то пожалеешь, что родилась на свет! — проорал он. — Поняла? Если ты расскажешь Дюку все, он бросит тебя! Я его хорошо знаю, ты, глупая шлюха! Ты теряешь последний шанс в жизни, уходя от меня!

— Пол, подумай о своем кровяном давлении, — урезонил его Гарри. — Я отвезу девушку в такое место, где ты до нее не доберешься. Завтра утром я приду к вам, и мы потолкуем на холодную голову. Пока, Пол…

Шульц, не обращая никакого внимания на Гарри, продолжал сыпать угрозы в адрес Лорелли:

— Если ты проболтаешься, я найду тебя даже под землей! И тогда тебе будет плохо!..

Девушка расхохоталась ему в лицо.

— Ты меня больше не запугаешь, старая крыса! У меня теперь есть защитник!

Она взяла Гарри под руку и гордо покинула помещение. Едва Дюк оказался на улице, как сразу же припустил бегом.

— Быстрее! — крикнул он Лорелли. — Боюсь, как бы у Шульца не сдали нервы и он не открыл стрельбу.

— Забавно, что вы начали его бояться только теперь. — Лорелли побежала за ним, но узкий подол платья стеснял ее движения.

— Подождите! — крикнула она.

Дюк подхватил ее под руку, и они успели пробежать всего несколько шагов, когда пуля разбила фонарь над их головами. Вскрикнув, Лорелли подобрала подол платья и так помчалась, что даже Гарри отстал от нее. Он расхохотался.

— Ну, кто больше боится? — крикнул он.

Над их головами со звоном разлетелся второй фонарь.

— Я и не знал, что Пол так хорошо стреляет, — заметил Гарри, ныряя в машину и затаскивая в салон девушку. Мотор заработал, и машина рванула с места. В слабом свете приборной панели Лорелли рассматривала свои чулки. Увидев, что оба они порваны, она с сожалением вздохнула.

— Итак, это первая открытая стрельба в Беновилле, — резюмировал Гарри. — Боюсь, Пол нас возненавидит.

Лорелли только скривилась.

— Значит, вы — Гарри Дюк?

— Собственной персоной. Единственный сын мистера Дюка. Раз уже мы начали представляться друг другу, могу узнать, с кем имею честь?

— Меня зовут Лорелли. Не Лорелли Монтгомери и не Лорелли Спивак, а просто Лорелли.

— Понятно. И для этого есть какие-нибудь основания?

— Да. И даже несколько. Одно из них то, что у меня никогда не было родителей.

— Любопытно, — заметил Гарри, сворачивая на главную улицу. — Значит, вы вылупились из яйца?

— Почти. Подробностей я не знаю, но это приблизительно так.

— Как вы относитесь к чашечке кофе с сэндвичем? — поинтересовался Гарри.

— Как, сейчас?

— Да, в это же мгновение. — Дюк затормозил около аптеки, открытой всю ночь. Он и Лорелли вошли внутрь. За стойкой дремал служитель, встрепенувшийся при виде Гарри.

— Сегодня вы что-то поздно, мистер Дюк, — заметил он. — Что закажете?

Лорелли заказала сэндвичи и помидоры, а Гарри чашечку кофе.

— Спасибо, Джек, а теперь исчезни, — произнес Гарри, когда официант принес заказ. — Мне просто необходимо поговорить с леди.

— Могу я услышать вашу биографию? — обратился он к Лорелли.

— Сегодня я ни о чем не буду говорить. Завтра утром, может быть, я и расскажу о своем прошлом. Но на сегодняшнюю ночь хочу остаться для вас загадкой.

— О'кей, — Дюк помешал свой кофе. — Но завтра вы обязательно расскажете мне о себе. Тем более, что, как мне кажется, вы нуждаетесь в моей помощи… Скажите, я не встречал вас в конторе Шульца?

— Возможно. Правда, это лишний минус мне, раз вы не можете меня вспомнить.

— Как вы попали к Полу?

— Оставим это до завтра. На сегодня тема закрыта. Сейчас мне ужасно хочется спать.

— Это не так просто. У вас нет ни денег, ни знакомых, зато в наличии фигура, мимо которой не пройдешь равнодушно.

— Фигуру можете оставить моим заботам, а остальное ваша забота.

Дюк взглянул на часы. Было около двух часов ночи.

— Это вы позвонили мне сегодня утром и попросили держаться подальше от Белмана?

— Разве? — Лорелли сделала невинное лицо. — Я стольким людям звоню…

— Меня интересует Белман. — Гарри отпил кофе. — Поймите меня правильно, я его терпеть не могу, но он меня интересует. Вам что-нибудь известно о нем?

Лорелли кивнула:

— Мне многое известно.

— Так поделитесь со мной. Считайте меня своим исповедником, своим духовным отцом.

— У меня не было и обыкновенного, и я тем более не имею понятия, как вести себя с духовным. — Лорелли доела сэндвич. — Теперь нужно ехать, — проговорила она. — У меня страшно болит голова, особенно затылок.

— И рад бы, да не знаю, где вас устроить. Мне не очень бы хотелось везти вас домой.

— Вы меня можете не бояться, — Лорелли изумленно смотрела на него.

— Я вас не боюсь, но именно за себя вы и не можете ручаться.

— Может быть, вы считаете, что я недостаточно хороша для вас? — Девушка разозлилась.

— Нет, но я не уверен, достаточно ли вы плохи для меня.

Лорелли была так удивлена, что не нашлась, что ответить.

— С другой стороны, я убежден, что Шульц будет искать вас, поэтому должен подобрать вам надежное убежище. Лучше всего отвезти вас к моему другу Питеру Каллену.

— Я надеялась, что мы познакомимся поближе, — разочарованно протянула Лорелли.

— О нет, я слишком строго воспитан, — решительно покачал головой Дюк. Он вошел в телефонную будку, коротко переговорил с кем-то и скоро вернулся. — Все в порядке. Мы можем ехать.

Лорелли потрогала голову.

— Этот мерзавец ударил меня изо всей силы. И завтра будет болеть… Вам придется расплатиться, у меня нет денег.

— Такова жизнь, — улыбнулся Дюк. — Не успеешь познакомиться с девушкой, как приходится тратиться на нее.

Он расплатился с официантом и проводил Лорелли в машину. Они быстро доехали до квартиры Питера. Тот был еще одет.

— Входите, — он распахнул перед ними двери, с удивлением глядя на Лорелли.

— Позвольте вас познакомить. Это Питер Каллен, славный парень, но только не употребляйте при нем выражения, аналогичные тем, что вы употребляли по адресу нашего друга Шульца. Это может его шокировать, или он вас неправильно поймет. А это Лорелли, Питер. Не Лорелли Монтгомери, и не Лорелли Спивак, а просто Лорелли. Как я только что выяснил, она вылупилась из яйца.

Питер расхохотался. Лорелли только озадаченно моргала.

— У меня есть такое предположение, — продолжал Гарри, — что ты уступишь ей свою кровать, а мы расположимся в зале на стульях. Я знаю, что это не лучший выход из положения, но, возможно, ты когда-нибудь и порадуешься, что приютил нас на эту ночь.

— Мне не нужна кровать, — запротестовала девушка, — я готова спать на голом полу…

— Идите спать. — Дюк мягко взял ее за руку и повел в спальню Питера. — А завтра утром мы поговорим, хотите вы этого или нет.

Он закрыл за ней дверь. Питер в это время уже уютно устроился в кресле.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, — сказал он. — Я ничего не понимаю, но если кто-то из нас знает достаточно, то этого хватит.

— Завтра утром я тебе все объясню, а теперь я очень устал. — Гарри упал в другое кресло. — Был чертовски трудный день.

— Чем ты, собственно, думаешь, — никак не мог успокоиться Питер. — Ты привозишь ко мне домой незнакомую девушку, кладешь ее на мою кровать и не находишь нужным даже дать объяснения. Ты что, считаешь меня дураком?

— Нет, другом. Моим лучшим другом.

— Это все, что ты можешь мне сказать?

— А что еще мне известно? — Гарри открыл глаза и посмотрел на Питера. — Кто эта девушка? Понятия не имею. Я только знаю, что у нее нет денег на гостиницу.

— Что ты скажешь о Клер? — спросил Питер после небольшой паузы.

— Очаровательная девушка. Слишком хороша для тебя. Если ты не возражаешь, я отобью ее у тебя?

— Возражаю, и даже очень! — это было сказано с такой злостью, что Гарри даже изумленно привстал.

— Ты что, старина, шуток не понимаешь? — спросил он и в следующее мгновение уснул.

Так закончился первый день.

Глава 9

Утром Клер пришла в редакцию усталая и подавленная. Она бессильно опустилась в кресло возле письменного стола. Перед ней лежала неразобранная почта, но она меланхолично отодвинула ее в сторону и стала смотреть в окно.

Солнце поднялось уже достаточно высоко, и в его свете улицы выглядели особенно запущенными. Им бы не помешал хороший ливень. Мысли Клер опять вернулись к Гарри Дюку. Она перебрала в памяти события вчерашнего вечера. Стоило ей закрыть глаза, как она видела перед собой его стройную фигуру, широкие плечи, мужественное лицо. Она физически ощущала исходящую от него силу и энергию. Стоило Гарри только протянуть руку, и она пошла бы за ним на край света. Клер казалось, что он испытывал те же чувства, и это особенно волновало ее. Вчерашняя встреча очень сильно повлияла на них обоих. Как странно: встретились два чужих человека, ведут вежливый, ничего не значащий разговор — и вдруг между ними как бы проскочила искра. В одно мгновение они стали близкими людьми.

Ничего подобного Клер раньше не испытывала. Она была уже далеко не девушка, не раз влюблялась счастливо и несчастливо. Ей даже казалось, что она любит Питера. Но так было лишь до того мгновения, пока Гарри не взял ее за руку. Теперь она знала, что для нее на свете не существует иного мужчины, кроме него! Все это так сложно. Питер — славный парень, но так легко ранимый… Он по-настоящему любит ее. Очень не хочется причинять ему боль. Может быть, бросить все и уехать из Фервью? Жаль, жаль оставлять этот всеми забытый городок. Она нашла в нем заботу и друзей. Одна надежда, что Гарри будет джентльменом в отношении друга и не станет отбивать ее у Питера.

Луч солнца, упавший на письменный стол, отвлек Клер от невеселых мыслей. Она вспомнила о предстоящем разговоре с Сэмом Тренчем и вскочила с кресла. Прежде чем выйти из кабинета, она взглянула в зеркало. Темные круги под глазами огорчили ее.

Застав Сэма сидящим в кресле. Клер пристроилась на подоконнике, так чтобы лицо ее оставалось в тени. Старый редактор испытующе посмотрел на нее.

— Ты выглядишь усталой, моя девочка. Нужно больше отдыхать. По-моему, тебе пора подумать об отпуске.

— Со мной все в порядке, — коротко ответила она. — Ну, как дела?

— Ты была права. — Сэм начал протирать очки. — Тимсен действительно купил Пиндерс-энд. Я вчера вытянул эту информацию от Хилла.

— Он купил это для себя? — Клер оживилась.

— Нет, для какого-то беновилльского синдиката, или компании по продаже земельных участков. Они выложили приличную сумму. Быстрая работа. Тимсен провел здесь не более двух-трех дней.

— Что же они собираются сделать с Пиндерс-эндом?

— Понятия не имею. — Сэм порылся в ящике стола и вытащил план города. — Вот посмотри… Пиндерс-энд расположен на западе Фервью, в нескольких милях от фабричного поселка. Почва здесь малоплодородная, несколько ветхих хибарок открыты всем ветрам, хозяева их давно разорились. Канализации и электроэнергии нет. На месте Тимсена я нашел бы деньгам гораздо лучшее применение. Даже в Фервью есть лучшие участки для капиталовложений.

Клер задумчиво смотрела в окно.

— Так почему же они все-таки купили Пиндерс-энд?

— Твоя головка принялась за работу, — рассмеялся Сэм. — Учуяла какую-то загадку?

— Да, — серьезно ответила Клер.

— Что ты замышляешь? Только умоляю, не влезай ни в какие авантюры.

— О себе я позабочусь сама, — со смехом ответила Клер и вышла из комнаты.

Барнс как раз надевал шляпу, когда она ворвалась в свой кабинет.

— Ты уже слышал о продаже Пиндерс-энд? — спросила она.

— Еще бы! Этот подонок Тимсен вчера целый вечер просидел здесь и ни словом не обмолвился о своих делишках! Ну, я ему покажу!

— Ты куда сейчас? — поинтересовалась Клер. — Проведу рекогносцировку на местности. Не поедешь ли со мной?

— Нет, мне нужно позвонить. Осмотри там все как следует, а главное, обрати внимание, не начали ли копать землю.

— Что это тебе пришло в голову?

— Этот участок совершенно не годен под застройку. Но может быть, там нашли серебро или медь?

— Дорогая моя, да там земля копана-перекопана. Ни в Пиндерс-энде, ни во всем городе никогда не было никаких кладов.

— Зачем же тогда его купили?

Барнс развел руками.

— Откуда мне знать. Может, кто-нибудь ищет тихое местечко для могилы?..

— Ну, выметайся, Ол, — легонько толкнула его Клер. — Выясни все как следует и узнай, отказано ли жильцам в квартирах.

Барнс ушел, и Клер закрыла за ним дверь. Порывшись в сумочке, она нашла карточку с телефоном Гарри. Когда Клер набирала номер, ее сердце взволнованно стучало. Прижав трубку к уху, она вслушивалась в долгие гудки, пытаясь представить обстановку его квартиры. Ей почему-то хотелось, чтобы она соответствовала облику этого необычного человека.

— Да? — коротко произнес чей-то резкий голос через пару минут.

— Мне нужен мистер Дюк.

— Его здесь нет! — сказал кто-то, как будто отрезал, и тотчас в трубке послышались короткие гудки.

Только теперь Клер поняла — причиной ее звонка было вовсе не сообщение о покупке Пиндерс-энда. Просто ей хотелось услышать голос Гарри.

Глава 10

Питер Каллен проснулся с затекшими руками и отчаянной головной болью. Вслед за ним проснулся Гарри Дюк.

— Чертовски неудобная постель, не так ли? — сказал он, протирая глаза. — Чего не сделаешь для женщины. Действительно, лучше бы мы легли на кровать, а ее устроили на полу.

— Она так и предлагала, кстати, — произнес Питер потягиваясь.

— Верно, но ведь мы джентльмены, не так ли?

Питер вынул из кармана монетку и подбросил ее в воздух.

— Загадываем, кто первым пойдет в ванную.

— Можешь считать, что выиграл, — великодушно махнул рукой Гарри. — Я же позабочусь о завтраке. Кстати, нужно посмотреть, не проснулась ли наша крошка. — Он сунул голову в темную спальню. — Вставайте! — крикнул он. — Позавтракаем, а потом вы отправитесь в ванную.

Ответа не было.

— Вот так соня! Знаешь, почему я не люблю женщин, которые много спят?

— Почему?

— Некому спугнуть ночного громилу. Я сам очень крепко сплю.

— Ну, так войди в спальню и разбуди ее, — посоветовал Питер, отправляясь в ванную. — Может, она приготовит завтрак?

— Трезвая идея, — сказал Дюк и повернул выключатель. — Проснись, соня! — крикнул он, заглядывая в спальню, и чуть не подавился своими словами. Поперек кровати с перерезанным горлом лежал Тимсен. Подушки были красными от крови. Дюк с трудом вздохнул, но заставил себя подойти к постели. Рука Тимсена была холодной и застывшей. Он был мертв уже давно.

Гарри осмотрелся вокруг, но это не дало ему ничего такого, что могло бы помочь составить правильную картину о происшедшем здесь. Лорелли, конечно, и в помине не было, но теперь это его мало беспокоило. Главным, конечно же, в этой ситуации был мертвый Тимсен.

Гарри поискал оружие убийства, но не нашел. Все это осложняло и запутывало дело. Ясно было одно — придется иметь дело с полицией. Погасив свет, Гарри вернулся в гостиную.

— Почему ты не стащил ее с кровати? — крикнул Питер. — Ты что, боишься ее?

Гарри ничего не ответил. Он налил виски и выпил медленными глотками. Потом открыл дверь ванной, где Питер стоял под душем.

— Здорово! — отфыркиваясь, проговорил Питер.

Дюк начал медленно раздеваться, а Питер вышел из ванной и принялся растираться полотенцем.

— От тебя пахнет виски, — заметил он. — Ты что это так рано начал?

Дюк промолчал.

— В чем дело? Ты плохо себя чувствуешь?

— Сейчас я тебе все объясню, — пообещал Дюк, становясь под струю холодной воды. Это немного прояснило голову. Питер брился, когда Дюк небрежным тоном сообщил ему новость:

— У нас в спальне труп, Питер… Труп с перерезанным горлом…

В этот момент Питер как раз сбривал волосы на своем собственном горле. Он резко опустил бритву.

— Повтори еще раз, я что-то не понял. У нас в спальне труп?

— Именно. На твоей постели лежит Тимсен с перерезанным горлом.

— Тимсен? Ты с ума сошел! Мы же оставили там Лорелли, а не Тимсена! — Питер поспешно набросил на себя купальный халат.

— Не спеши. Это не так интересно, как ты думаешь. Что же нам теперь делать?

Питер только бросил на него дикий взгляд и, промчавшись через гостиную, открыл дверь спальни. Между тем Гарри не спеша оделся. Когда Питер вернулся, лицо его было белым, как мел.

— Я же тебя предупреждал, — с сожалением сказал Гарри. — Вон там бутылка виски.

— Кто это мог сделать? — простонал Питер, опускаясь в кресло. — И куда делась девушка?

— Всем этим скоро заинтересуется полиция. Ты в состоянии сварить кофе?

— Кофе? Да я подавлюсь этим кофе. — Питер налил себе еще виски.

— Я прошу тебя не пить его, а только сварить. Мне нужно подумать.

После виски Питер немного пришел в себя и занялся кофеваркой. Все это время Дюк задумчиво смотрел в окно. Мозг его напряженно работал. Он не сказал ни слова до тех пор, пока перед ним не оказалась чашка кофе.

— Нам придется сообщить обо всем в полицию, — наконец сказал он. — Но перед этим мы должны выработать тактику.

— Расскажи мне сначала, что произошло вчера вечером?

— Хорошо. Утро началось с того, что явился Келлс с предложением от Белмана стать его компаньоном. Я заподозрил, что Белман чего-то боится и хочет сделать меня телохранителем. Поэтому я и отказался. Позже я получил предостережение по телефону от женщины. Как выяснилось позже, это звонила Лорелли.

— Какое отношение ко всему этому делу может иметь она?

— Я застал Шульца за тем, что он пытался удушить ее веревкой. Насколько я знаю, последнее время она жила с ним. Ее предостережение заинтриговало меня, и я решил встретиться с Белманом. Но предварительно все же поговорил с Шульцем. Как тебе известно, ему принадлежит игорный салон в доме, где я снимаю контору. Шульц знает всех в Беновилле. В разговоре с ним мне удалось выяснить, что Белман боится Спейда. Любопытно, что какое бы дело ты ни начал распутывать, в конце клубка обязательно стоит Спейд. Надо бы внимательно разобраться с ним.

Гарри потер лоб и продолжал:

— Я как раз сидел в кабинете Белмана, когда туда ворвался парень небольшого роста и без лишних слов начал стрелять. Я так опешил, что выплеснул в лицо незадачливого стрелка свое виски. После этого парень исчез так же стремительно, как и появился. Я распрощался с Белманом и поехал к Шульцу, чтобы еще раз поговорить. И успел как раз вовремя, чтобы предотвратить глупость, которую он собирался совершить. Этот кретин стоял на коленях возле Лорелли и как раз пристраивал петлю на шее девушки. Я забрал ее с собой и привез к тебе… Вот и все. К сожалению, она так ничего мне и не рассказала. Наверняка, ей что-то известно… Ну вот, теперь тебе известно почти столько же, сколько и мне.

— Но какое отношение ко всему этому имеет Тимсен?

— Вспомни, что рассказывала вчера твоя девушка о нем? Он считается управляющим Белмана, его правой рукой. Чем он занимается в действительности, я не знаю.

— Для меня это дело совершенно ясно, — сказал Питер. — Тимсена прирезала Лорелли. Он влез в окно, чтобы ее забрать, а она прирезала его и убежала.

— Чепуха! Сам посуди, зачем ей надо было убивать Тимсена? Он не имел никаких дел с Шульцем.

— Не можем же мы сидеть здесь и рассуждать целый день! — заволновался Питер. — Нужно сообщить полиции о трупе.

— Конечно. Но что мы им скажем? Нужно ли упоминать о Шульце и Лорелли?

— Нам ничего другого не остается. Как же иначе объяснить тот факт, что я не ночевал в своей постели.

Гарри встал и подошел к телефону.

— Нужно позвонить Шульцу. Может, он прояснит нам дело.

Пока Дюк набирал номер Шульца, Питер закурил сигарету и принялся беспокойно расхаживать по комнате.

— Пол? — спросил Дюк. — Говорит Гарри.

После небольшой паузы раздался ответ:

— Что тебе нужно?

— Ты случайно не знаешь, где Лорелли?

— Зачем она тебе нужна?

— Поговорим, как разумные люди. Вчера ночью я привез ее к Питеру Каллену, а утром обнаружилось, что она исчезла.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — рассмеялся Шульц. — И вчера вечером и всю ночь Лорелли находилась рядом со мной. Если ты сомневаешься в этом, спроси Джо, он подтвердит.

— Минуточку, — поспешно проговорил Гарри, боясь, как бы тот не повесил трубку. — Я хочу поговорить с Лорелли.

— Сейчас я узнаю у нее, захочет ли она с тобой говорить.

После довольно продолжительной паузы раздался лишенный выражения голос Лорелли:

— Да?

— Что все это значит? — спросил Гарри. — Шульц утверждает, что вы провели всю ночь с ним?

— Так оно и было. А где же еще я могла быть?

— Вы дура, Лорелли! — Гарри разозлился. — Я застал вчера Шульца за тем, что он натягивал петлю на вашу шейку. Если бы не я, вам бы уже не жить… Теперь вы опять вернулись к старому!

Он услышал, как девушка сказала Шульцу:

— Поговори с ним, он бредит.

Поняв, что трубка снова в руках Шульца, Гарри бросил трубку на рычаги.

— Она вернулась к Шульцу и утверждает, что никогда не покидала его. Джо является их свидетелем. Нужно что-то срочно придумать, иначе мы пропали.

— Но это невероятно! — заикаясь проговорил Питер.

— Еще как вероятно! Нам нужно найти выход и поскорее. — Гарри вскочил и снова прошел в спальню. Вернувшись через некоторое время, он заявил:

— Слушай, а если инсценировать самоубийство? Вложим бритву в руки…

— Полиция никогда не поверит этому.

— Нам ничего другого не остается.

Гарри взял в ванной бритву и вернулся с ней в спальню. Питер снова схватился за бутылку с виски и налег на него так, что другу, вскоре занявшему место рядом, почти ничего не осталось.

— Выглядит вполне естественно, — сказал Гарри. — Вчерашний вечер я, ты и Клер провели вместе. Потом мы отвезли девушку домой, а сами отправились ко мне на квартиру, где основательно выпили, после чего вышли погулять. По дороге встретили пьяного Тимсена. У него была бутылка виски, и мы сами, будучи уже навеселе, помогли ему распить ее. Тимсен совсем раскис, и мы отволокли его к тебе домой и уложили на кровать, а сами уснули в креслах. Утром мы хватились бритвы, а потом нашли Тимсена. Почему он совершил самоубийство, это уже дело полиции.

— Но ведь ты не знаешь, что делал вчера Тимсен. Возможно, он был не один.

— Ну и что? Мы скажем, что встретили его поздно, часа в два-три. Если нервы не подведут, нам удастся пройти через допрос. Во всяком случае, другого выхода я не вижу.

— Ты — дьявол! — простонал Питер. — Стоит мне связаться с тобой, и я обязательно влипну в какую-нибудь историю.

В этот момент зазвонил телефон.

Питер снял трубку.

— О, Питер! — раздался голос Клер. — Ты не знаешь, где я могу найти Гарри Дюка?

Каллен почувствовал укол ревности.

— Зачем он тебе нужен? — резко сказал он.

— Не сердись, — сказала она. — Дело в Тимсене…

— Тимсене? Что такое?

— Он купил Пиндерс-энд.

— Подожди минутку, Клер… — Питер повернулся к Гарри. — Тимсен купил Пиндерс-энд.

Дюк протянул руку.

— Можно мне с ней поговорить?

После некоторого колебания Питер подал ему трубку.

— Мистер Дюк? — спросила Клер с изрядной долей смущения. — Я вас искала.

— Вы сказали, что Тимсен купил Пиндерс-энд?

— Да. Сделка была заключена вчера. Он действовал от имени беновилльского синдиката по продаже земельных участков, хотя до сих пор ничего не было известно о существовании такой компании.

— Благодарю за информацию. Может, удастся раскопать еще что-нибудь. Кстати, Тимсену не повезло. Мы его встретили поздно ночью, выпили немного, и теперь он лежит на кровати Питера с перерезанным горлом. Покончил с собой.

— Клер не поверит в эту чепуху, — заметил Питер, но Гарри сделал ему знак помолчать.

— Он мертв? — переспросила девушка. — Покончил с собой? Но этого не может быть!..

— Еще как может! Вчера он был в подавленном состоянии. Но мы не придали этому никакого значения. Мы только что обнаружили тело и собираемся сообщить в полицию.

— Я сейчас приеду, — поспешно сказала Клер, — это может грозить большими неприятностями для Питера…

— Нам обоим грозят неприятности, — резковато ответил Гарри. — Но вы не беспокойтесь, немного рекламы Питеру не повредит.

— Я приеду, — упрямо повторила Клер.

Дюк отошел от телефона.

— Боюсь, что она подумала, что ты попал в трудное положение, — задумчиво проговорил Гарри.

— А то нет, — мрачно проговорил Питер. Ну давай все же позвоним в полицию…

— Предоставь это мне, — сказал Гарри, набирая номер. — Ты должен, по возможности, остаться чистым.

— Я не нуждаюсь в твоих заботах, — нервно ответил Питер.

Глава 11

Несколько часов спустя в кабинете Сэма Тренча собрался военный совет. Председательствовал сам Тренч, несколько озадаченный таким поворотом событий. Рядом с ним сидела Клер, не сводившая заботливых глаз с Питера. Мимо стола Тренча туда-сюда нервно расхаживал Дюк с потухшей сигаретой во рту.

— Наконец-то Фервью проснулся от заколдованного сна, — удовлетворенно произнес он. — Жаль только, что ваша газета выходит не каждый день. Думаю, вскоре рост тиража будет неизбежен.

— Что сказала полиция? — спросила Клер.

— Немного, — ответил Дюк. — Конечно, копы заметили, что здесь кое-что не согласуется, но это первое убийство в городе, и они чувствуют себя, как младенцы.

— Они приняли версию о самоубийстве?

Дюк испытующе посмотрел на девушку.

— Почему бы и нет? Это и было самоубийство.

— Прошу тебя, Клер, не осложняй дело, — вмешался Питер.

Девушка перевела взгляд на него.

— Мне просто не верится, что Тимсен мог совершить такое.

— Однако он мертв, — резко сказал Дюк.

— Зачем весь этот ажиотаж? — вмешался Сэм. — Тимсен умер не в Фервью, а в Беновилле. Какое отношение к нам имеет его смерть?

— Он умер в постели Питера, — напомнила Клер.

— Так это вы тот самый молодой человек, выбранный Клер в спутники жизни? — Сэм Тренч внимательно смотрел на Питера.

— Прошу вас, Сэм, не надо, — покраснев, запротестовала девушка.

— Перестань, — сказал Питер. — Почему бы твоему редактору и не узнать. Да, мистер Тренч, я люблю Клер и хочу, чтобы она стала моей женой. К сожалению, она пока еще не дала на то своего согласия.

— Не торопите ее, молодой человек. Раз уж вам повезло и она выбрала вас, то вы должны быть достойны ее выбора.

Гарри Дюк смотрел на Клер, забавляясь ее смущением.

— Прекратите, Сэм, — наконец сказала девушка.

— Разве так разговаривают со стариком? Ну и молодежь, никакого уважения к старшим.

Дюк опять направил разговор в деловое русло:

— Почему Тимсен купил Пиндерс-энд? — спросил он. — Может быть, кто-то объяснит причину?

Клер покачала головой.

— Мой коллега был там сегодня утром и не нашел ничего, кроме нескольких развалин. Жители получили уведомление и должны выехать к концу недели.

— Так дело не пойдет, — вмешался Питер. — Мы должны им все сказать, Гарри, — они же наши друзья!

— Как знаешь, — сказал Дюк, пожимая плечами.

Питер обвел взглядом собеседников.

— Сокрытие правды ни к чему хорошему не приведет. Вы должны знать, что Тимсен был зарезан. Это не было самоубийством.

Клер тихо охнула.

— Я чувствовала это, — сказала она. — Зачем ты только… — тут она замолчала, прикусив губу.

— Продолжайте, — проговорил Гарри. — Ведь вы хотели сказать: зачем только он связался с этим головорезом, то есть со мной, правда? Если бы не я, он, дескать, никогда бы не попал в такую переделку?

— Помолчи! — крикнул Питер.

— Но ведь это правда!

Клер вскочила.

— Я сотню раз предупреждала Питера, чтобы он не связывался с вами. Ваша жизнь — это азартные игры, насилие, смерть! Почему вы, наконец, не оставите его в покое?

— Вы ошибаетесь, — Дюк серьезно посмотрел на нее. — Я ни во что не втягивал Питера. Тимсен сам пришел на его квартиру, и его туда никто не заманивал.

Клер повернулась к Питеру.

— Почему ты солгал полиции? Почему не сказал правду?

— Почему? — Питер задумался. — Правда звучит уж слишком по-идиотски. Все было так запутано, и Гарри хотел…

— Опять Гарри! — девушка повернулась к Дюку. — И вы еще утверждаете, что не имеете к этому делу никаких отношений? Из-за ваших штучек теперь у Питера могут быть неприятности с полицией.

— Вы хотите сказать, что Питер не сможет сам о себе позаботиться? — насмешливо проговорил Гарри.

Питер подошел к Клер и положил ей руку на плечо.

— Не надо, дорогая, это нам ничего не даст. Что сделано, то сделано. Теперь надо найти выход из создавшегося положения. Позже думать будет уже поздно.

Клер, после некоторого колебания, пожала плечами.

— Ладно, что вы собираетесь делать?

— Прежде всего необходимо выяснить, кто является убийцей. Пока нам известно только то, что это на самоубийство. Около трупа не обнаружено ничего, что могло бы являться орудием убийства… Главная сложность в этом деле — Лорелли. Вчера вечером она легла спать в спальне Питера. Утром мы обнаружили, что она исчезла, а на постели лежал зарезанный Тимсен. Прежде всего мы должны выяснить все в отношении Белмана. Ведь Тимсен был его управляющий, и если меня чутье не обманывает, то за покупкой должен стоять именно Белман. Если я не ошибаюсь, он надеялся скрыть эту покупку от Спейда. Возможно, Тимсена убил Спейд. Наконец, можно задать и такой вопрос — как вообще Тимсен попал в спальню Питера? И что произошло с Лорелли? Была ли она свидетелем убийства или покинула спальню до появления Тимсена? Как видите, имеется слишком много проблем, ожидающих своего решения.

— Да, это для меня неожиданность, — сказал Сэм. — Не думал, что на старости лет я попаду в подобную историю.

— Старина, нам нужна не ваша автобиография, а хорошая идея!

Тренч рассмеялся.

— Вы нахал, молодой человек, но вы мне нравитесь.

— Со своей стороны могу констатировать, что и вы мне также, старый хитрец, — усмехнулся Дюк.

— Могу натолкнуть вас на неплохую идею. Кто является обладателем письменного договора о продаже Пиндерс-энда? — Задав этот вопрос, Сэм торжествующе посмотрел на всех.

— Н-да, гениальная идея! — Дюк хлопнул себя по лбу. — Это, по крайней мере, даст нам мотив убийства. Договор был у Тимсена. Убийца зарезал его, чтобы получить бумаги. Так просто. Теперь нам есть за что зацепиться.

— Что нам это даст? — спросил Питер. — Ведь мы не можем обыскать всех жителей Беновилля в поисках договора.

— Подождите, не надо спешить, — остановил его Тренч. — Может быть, Белман и не подозревает о пропаже документов. Возможно, он надеется, что их нашла полиция. Зачем вам сразу звонить во все колокола?

— Вы гений, старина, — Гарри снова сел. — Как вы добились того, что у вас так хорошо варят мозги?

— Ел много рыбы, — усмехнулся Тренч. — А кроме того, я по крайней мере на три десятка лет старше вас, молодой человек.

— Так что же нам делать?

— Ну, раз вы меня спрашиваете, то я вам отвечу… — начал Сэм, греясь в лучах общего восхищения. — На вашем месте я бы действовал очень осторожно. Прежде всего необходимо выяснить, кто стоит за беновилльским синдикатом по продаже земельных участков. Потом надо прощупать, в чьих руках теперь договор. Думаю, что его обладатель и есть искомый убийца Тимсена. Я проверил бы Белмана, Спейда и эту… Лорелли. Короче говоря, я собрал бы всю возможную информацию и явился бы с ней к главному редактору «Клериона». Затем предложил бы ему распорядиться по своему усмотрению. Так поступил бы я на вашем месте. Но решайте сами.

— Неплохая идея, — серьезно сказал Дюк. — Я сейчас же отправлюсь по делам. Питер, тебя ждет работа, так что я пока отправлюсь один.

— Я бы хотел помочь тебе, — согласился Питер, — но ты прав: меня действительно ждет работа. Увидимся сегодня вечером.

Дюк испытующе посмотрел на друга. «Что только ни сделает женщина с человеком!» — подумал он. Еще недавно Питер с радостью бросил бы все дела и очертя голову пустился бы в любое рискованное предприятие. Теперь же он стал таким осторожным…

— Совещание закрыто, — подвел черту Сэм. — У меня есть еще и небольшое побочное дело. Кроме интриг, я должен заниматься и газетой…

Когда молодежь покидала кабинет, он крикнул им вдогонку:

— Не забывайте меня. Учтите, мистер Дюк, я хочу разделить с вами успех.

— Старик — чистое золото, — восхищенно сказал Гарри, когда они вышли наружу. Некоторое время все стояли молча, не зная, что делать.

— Ну, мне пора идти, — нарушил, наконец, молчание Питер. Может быть, тебя подвезти, Гарри?

Дюк покачал головой.

— Спасибо. Но мне нужно осмотреть Пиндерс-энд.

— Ну, тогда до встречи. — Питер повернулся к Клер: — Не волнуйся, дорогая. Я заеду за тобой сегодня вечером.

Он ждал, что Дюк, наконец, уйдет, но тот не трогался с места. Питеру ничего не оставалось, как отвести Клер в сторону и там поцеловать.

— До встречи, дорогая, и не вешай нос.

— Будь осторожен, Питер. — Клер смотрела ему вслед, пока Питер спускался по лестнице.

— Мне жаль, Клер, что вы злитесь на меня, — нарушил затянувшееся молчание Гарри. — Я надеялся, что мы станем друзьями.

— Не будем говорить об этом! — отрезала Клер.

— Ну, тогда мы зайдем в тупик. Поверьте, я все готов сделать для Питера. Он мой лучший друг.

— Тогда оставьте его в покое. — Она сердито посмотрела на Гарри. — Вы приносите ему одни несчастья. Он человек с другими интересами. Вы жестоки, безжалостны, а он другой… У него есть любимая работа.

Гарри взял ее руки в свои.

— Вы дурочка, Клер. Как вы не хотите понять, что Тимсен оказался не у меня на квартире, а у него.

— Ах, оставьте меня в покое! — крикнула она, убегая в свой кабинет.

Глава 12

Пиндерс-энд являлся пригородом Фервью и представлял собой давно заброшенное, забытое богом место. Гарри Дюк никогда не бывал здесь, но сейчас он вел машину и не смотрел по сторонам: его мысли были заняты Клер… Все девушки Беновилля ему порядком надоели. Они были или капризны, или испорченны, но все имели страсть к игре и все были чрезвычайно доступны. Каждый раз он прекрасно знал, сколько времени ему придется ухаживать за девушкой, прежде чем та сдастся. Большей частью это происходило слишком рано, что и обесценивало его победу. Клер сильно отличалась от этих девушек: она была личностью и у нее был характер.

Наконец Дюк сосредоточил внимание на окружающем пейзаже. Пиндерс-энд лежал в стороне от шоссе, и ему пришлось свернуть в сторону, на грунтовую дорогу. Машина подняла целое облако пыли, которая забивалась в нос и горло.

Дорогу преградил деревянный шлагбаум, и Гарри, остановив машину, вышел на дорогу. Пиндерс-энд был расположен на холме, и отсюда хорошо просматривался весь Фервью, с его фабричными трубами, главной улицей и уродливым зданием, где работала Клер. Посмотрев направо, Дюк увидел несколько пыльных плантаций, на которых ничего не росло, а в конце дороги несколько хижин. Он подошел ближе и стал разглядывать их: это были пять полуразвалившихся бараков и один двухэтажный дом. Все они были похожи на стариков, выдубленных солнцем, ветром и дождями, уставших, но не сдающихся.

В дверях барака стояли люди, с любопытством наблюдавшие за Дюком. Он почувствовал их нервозность. Из-за юбок матерей смотрели живые детские глаза.

В стороне стояла группа мужчин, как бы приготовившаяся отразить любое нападение на их жилища. На веранде двухэтажного дома в одиночестве сидел мужчина, казалось, не обращавший никакого внимания на Дюка. На нем была темная рубашка и выцветший комбинезон. Шляпа сдвинута на затылок. Трудно было определить его возраст, с равным успехом ему можно было дать и сорок и шестьдесят лет. Он был высокого роста и крепкого телосложения, с широкими плечами и густой каштановой бородой. Он сидел в тени и строгал какую-то чурку. Дюк почему-то решил, что это вожак, если таковой у жителей Пиндерс-энда имелся.

— Добрый вечер, — приветствовал он мужчину. — Вы здесь главный?

— Может быть. А что вам нужно?

— Это зависит от вас. Мне хотелось бы предложить вам одно совместное дело.

— Вот что, мистер, — холодно отозвался тот. — Вы зря тратите свое время. За последние две недели у нас перебывало не меньше десятка людей, предлагавших выгодные сделки. Мы в них не заинтересованы. Нам хочется одного: чтобы Пиндерс-энд остался в руках его жителей.

— Меня зовут Гарри Дюк. Может быть, вы слышали обо мне?

— Из Беновилля? — заинтересовался мужчина. — Тогда что вам нужно?

Гарри поставил ногу на ступеньку веранды.

— Меня интересует Пиндерс-энд по другим мотивам, — медленно сказал он. — Я узнал, что этот участок куплен. Вам уже отказали в квартирах?

— Да. Но вам-то что до этого?

— Вы собираетесь уезжать?

Мужчина почесал лохматую голову, потом пожал плечами.

— Ничего другого нам не остается. Пока Пиндерс-энд не продавали, мы были спокойны. Вовремя платили за квартиры, и никто не имел права нас выселять. Теперь все изменилось.

— Человек, купивший Пиндерс-энд, сегодня утром был найден с перерезанным горлом. — Гарри внимательно посмотрел на собеседника. — Контракт о продаже исчез. Пока его не найдут, у вас есть небольшая передышка.

— Чего вы добиваетесь, мистер?

— Тимсен, человек, купивший Пиндерс-энд, действительно убит, и я хочу найти убийцу. Если вы откажетесь выезжать, то настоящему владельцу контракта придется выйти из тени. Думаю, это поможет нам найти убийцу.

Мужчина встал.

— Войдите, мистер. Это дело надо обсудить. Дюк последовал за ним в дом. Внутри было полутемно, я после яркого света он поначалу ничего не мог рассмотреть. Потом он увидел обои, висевшие клочьями, облезлые я покосившиеся рамы. Под ногами трещали рассохшиеся доски пола.

— Меня зовут Кейзи, — сказал мужчина и провел Гарри в небольшую комнатку в глубине дома. Она была обставлена бедно, но чисто. Кейзи указал Дюку на кресло, а сам выставил на стол бутылку и стаканы. — Выпьете яблочной водки?

— С удовольствием. Ваша жизнь здесь не очень-то легка?

— Так было не всегда, — Кейзи пожал плечами. — Каких-нибудь пять лет назад у нас были свои усадьбы, и мы жили совсем не плохо. Правда, земля здесь неважная. Может быть, мы бы и покинули эти места, если бы не женщины и дети. Они держатся за Пиндерс-энд.

Дюк глотнул водки и чуть не задохнулся: такой она была крепкой. Отдышавшись, он сказал:

— Можете спокойно оставаться здесь. Я позабочусь о юридической стороне дела и найду вам хорошего адвоката. Видите, как обстоят дела: кто-то купил Пиндерс-энд, но другому человеку так нужен контракт, что он не остановился даже перед убийством. Меня интересует, по каким мотивам он это сделал… У вас есть на сей счет какие-нибудь предположения?

Кейзи с горечью рассмеялся.

— Не знаю. На первый взгляд, здесь действительно запустение. Но есть, видимо, люди, думающие иначе, и мне хотелось бы знать — почему. Может быть, тут есть какие-нибудь клады и полезные ископаемые?

— Здесь нет ничего. Вообще ничего. — Дюк допил водку. — Но должна же быть причина, по которой люди так дерутся из-за Пиндерс-энда… Во всяком случае я заинтересован в том, чтобы вы не уходили отсюда.

Кейзи почесал затылок.

— Но мы получили уведомление о выселении. Что же нам делать?

— Отдайте уведомление мне. Я передам адвокату, и он займется вашим делом.

— Ладно, — согласился, наконец, Кейзи. — Я много слышал о вас и знаю, что на ваше слово можно положиться. Я постараюсь, чтобы и остальные жители остались.

Дюк встал.

— Соберите все уведомления, а дальше посмотрим.

— Минутку, мистер. Я схожу и переговорю с остальными. Это не займет много времени.

Кейзи вышел из комнаты. Дюк снова сел в кресло и задумался. Кейзи показался ему дельным человеком. Если он действительно уговорит людей остаться, это будет важным шагом.

Белман, Спейд или Шульц, кто бы за этим делом ни стоял, — не смогут ничего предпринять, пока здесь остаются эти люди. Но что же, черт возьми, они ищут здесь? Гарри было ясно одно — Пиндерс-энд лакомая добыча. Но какая именно?

Вдруг он почувствовал какое-то смутное беспокойство. Он не мог объяснить его причину: может быть, дело было в тусклом свете, царившем в доме, или в потрескивании рассыхающихся досок. Гарри сидел, прислушиваясь к шумам и шорохам старого дома. Вдруг он затаил дыхание. Ему показалось, что где-то рядом раздались осторожные шаги. Кто-то почти бесшумно крался к дому. Дюк подошел к двери и прислушался. Теперь он определенно слышал шаги на втором этаже дома. В коридоре было темно, и Гарри почти ничего не видел. С улицы доносились шум и крики детей.

Дюк проверил револьвер и почувствовал себя увереннее. Он отворил дверь, и она громко скрипнула. Наступила тишина. Очевидно, тот, кто был наверху, притаился.

Неожиданно Дюку пришла в голову мысль, что сверху у Кейзи может находиться жилец, и что он сам ставит себя в неловкое положение, хватаясь при каждом шорохе за оружие.

Однако инстинкт подсказывал ему, что человек наверху не имеет к Кейзи никакого отношения. Гарри быстро выскользнул в коридор, проклиная при этом старый дом, — нельзя было сделать и шагу, не обнаружив при этом себя. В коридоре было темно, и Гарри попытался сообразить, где может быть лестница на второй этаж. Наверх нельзя было подняться незамеченным, но Гарри решил попытаться. Он ощупью нашел первую ступеньку лестницы. Она была довольно прочной и не скрипела. Старые перила прогнулись, когда он ухватился за них. Поэтому весь дальнейший дуть он проделал, согнувшись в три погибели и ощупывая руками ступеньки. Когда он добрался до верха, с улицы раздался детский крик: «Крисси!» У Гарри мелькнула мысль, что, видимо, вскоре он найдет эту самую «Крисси», тем самым поставив себя в довольно глупое положение. Не вставая, он вглядывался в чернильную темноту коридора. Здесь пахло затхлым воздухом, отсыревшими обоями, пылью — короче, привычными запахами старого дома.

Вдруг где-то совсем рядом скрипнула половица. Гарри вгляделся в темноту и увидел, что в метре от него кто-то стоит.

Он был в трудном положении. Стрелять он не мог, поскольку неизвестный мог оказаться одним из друзей Кейзи. Но заговорить он тоже не решался, боясь подставить себя под выстрел, в том случае, если перед ним стоит враг. Скоро ему стало слышно дыхание того, другого человека. У Гарри больше не было сомнений.

— Не двигайтесь, иначе я буду стрелять! — крикнул он.

Где-то вблизи раздался еле слышный шорох. Гарри вскинул револьвер, но в тот же момент получил сильнейший удар в голову. Не успел он опомниться, как его еще дважды ударили чем-то тяжелым. В глазах Гарри вспыхнули фейерверки искр, и он надолго потерял сознание.

Глава 13

Шульц с кривой ухмылкой стоял перед зеркалом и завязывал галстук. В зеркало ему была видна Лорелли, сидевшая на кровати с подносом для завтрака на коленях и курившая сигарету.

— Моя крошка, — сказал он. — Очень плохая привычка курить во время еды. Каждому занятию свое время.

— Отвяжись от меня, — равнодушно буркнула она.

— Я рад, что ты решила вернуться. — Он пригладил щеткой остатки волос. — Правда, очень рад.

— Наверное, я просто тронутая, — мрачно заметила Лорелли. — Дюк в тысячу раз красивее тебя.

— Почему же ты в таком случае вернулась? — спросил он, наклоняясь над девушкой. Голос его был ласков, но взгляд недоверчив.

— Наверное, в силу привычки, — она пожала плечами.

— Ты ему действительно не сказала ни слова?

— Ни единого. Вчера ты дал слишком много воли рукам, вот я и решила тебя немного проучить. Я никогда не собиралась оставаться с Дюком.

Шульц не был удовлетворен этим ответом, но сейчас у него не было времени для обстоятельного допроса.

— Тебе в ближайшие дни лучше не выходить из дома, — сказал он. — Вначале я должен поговорить с Дюком. От него можно ждать всяких неожиданностей. Компанию тебе составит Джо.

— Очень мило… — Лорелли принялась за кофе.

— Не хотелось бы оставлять вас одних в доме. Джо очень молод. Надеюсь, ты не станешь провоцировать его на всякие гнусные поступки?

— Не говори ерунды. За кого ты меня принимаешь? Сам посуди, что мне делать с Джо?

— Вот и я себя об этом спрашиваю, — двусмысленно заметил толстяк.

— У него нет ни цента, а кроме того, он совсем ребенок.

— Здравое рассуждение, — Шульц удовлетворенно кивнул. — Но на всякий случай предупреждаю: он убил двух человек.

Это было новостью для Лорелли.

— Двух человек? А мне не опасно оставаться с ним в доме?

— Не беспокойся. Джо будет охранять тебя… Красивый сад, правда? Надеюсь, я вернусь не слишком поздно и сумею еще поработать часок в саду. А теперь я должен идти. — Он нагнулся и поцеловал девушку.

— Оставь, — недовольно сказала она, отстраняясь. — Как мне надоели твои слюнявые поцелуи.

— До вечера. — В глазах Шульца мелькнул опасный огонек.

Когда Шульц уже подошел к двери, Лорелли вдруг окликнула его:

— Пол, Гарри вчера рассказывал, что ты надевал петлю мне на шею. Это правда?

Толстяк остановился, как вкопанный, но заставил себя принужденно засмеяться.

— Ну и шутник этот Гарри! — сказал он, глядя на девушку. — Чего только не выдумает…

— Я терплю, когда ты меня бьешь и швыряешь стаканами, но убийство — совсем другое дело. Если ты действительно решился на такое, то я сама сверну тебе шею.

Шульц не ожидал такого тона.

— Успокойся, моя радость. Не слушай этого проходимца. Кроме всего прочего, я никогда бы не воспользовался для убийства веревкой. — Его глаза засверкали, как у кошки. — Для тебя я купил бы медленно действующий яд я потом долго наблюдал бы, как ты умираешь и как исчезает твоя красота.

— Убирайся! — крикнула девушка, садясь. — Я не хочу тебя слушать.

Увидев страх в глазах Лорелли, Шульц довольно захохотал. «В самом деле, эта идея с ядом, пожалуй, неплохая», — подумал Шульц. Вслух же он сказал:

— Я просто пошутил. Забудь о том, что говорил тебе Гарри. — Дружески подмигнув ей, он ушел. Лорелли уткнулась в подушки и со страхом ощупала свое горло. Если Шульц действительно решил ее задушить, то в этом доме нельзя оставаться ни минуты. Она услышала, как отъехала машина Шульца, встала и оделась. Предстоял трудный день. Ей необходимо было что-то предпринять. Эта история с петлей напугала ее. Закурив сигарету, Лорелли подошла к окну. В это время открылась дверь, и вошел Джо. Как и Лорелли, он не имел фамилии и всегда пользовался только именем. Шульц предпочитал подбирать себе людей без прошлого. Они приходили из темноты и уходили в темноту, когда Шульц переставал нуждаться в них.

Джо был молод годами, но богат опытом. Хотя Шульц и не особенно доверял ему, но все же постоянно держал при себе. Джо был худощавый, стройный юноша. Он постоянно носил старые фланелевые брюки и кожаную куртку. Его темные, густые волосы были коротко острижены и блестели от бриолина. Единственное, что красило его, — это большие черные глаза с длинными ресницами.

Он постоял, глядя на Лорелли, потом закрыл дверь. Девушка резко повернулась в его сторону. Джо, не обращая на нее никакого внимания, подошел к туалетному столику и стал один за другим открывать баночки и флаконы, нюхая их содержимое. Найдя понравившиеся ему духи, он вылил несколько капель себе на ладонь, растер и с наслаждением вдохнул аромат.

— Толстяк говорил о нас с тобой, — сказала Лорелли.

— Знаю, — коротко бросил Джо.

— Я начинаю его бояться.

— Его? — Джо усмехнулся.

— Гарри Дюк рассказывал вчера, что Шульц хотел меня задушить. Как ты думаешь, это правда? Пол сказал, что он врет.

Юноша взял со стола ножницы и принялся подстригать себе волосы за ушами.

— Хотел бы я знать, куда бы он дел твой труп.

— Джо, послушай, я боюсь.

— Еще чего? — спросил он, откладывая ножницы.

— Шульц пригрозил, что отравит меня.

— Он просто запугивает. Что он знает о ядах.

— Еще он сказал, что ты убил двух человек. Это правда?

— Да. И что, это тебя пугает?

— Нет, но ты никогда не говорил мне об этом. Кто были эти люди и почему ты их убил?

— Какое тебе дело? Я уже об этом давно забыл. Мы болтаем с тобой и только напрасно тратим время.

— В нашем распоряжении целый день. Шульц приедет только вечером.

— Он так сказал?

— По-моему, ты тоже боишься его.

Джо рассмеялся. Лорелли взглянула на его полудетское лицо и успокоилась. Его она могла не опасаться. Это все-таки не Пол Шульц.

— Расскажи, что у вас произошло? — после паузы спросил Джо. — Я, собственно, за этим и пришел.

— Только за этим?

— Не только. Но сначала я должен все выяснить… Почему ты ушла с Дюком?

— Пол вчера вечером совсем разошелся. Тебя не было, вот я и ушла с Дюком.

— Смотри, не лги мне! — Джо пристально посмотрел на нее. — Надеюсь, ты ничего не рассказала ему о Белмане?

— Оставь меня в покое.

— Почему же ты не осталась с Дюком? Ведь у тебя была такая возможность…

— Во всяком случае не из-за тебя, — разозлилась Лорелли. — Дюк настоящий мужчина.

— Знаю, — сказал Джо, пробуя на руке ее помаду. — Я уже думал, что больше не увижу тебя. Почему же ты все-таки вернулась? — В его голосе не было язвительности, он действительно хотел узнать правду.

— Ты странный парень, — сказала Лорелли. — Неужели тебе совершенно безразлично, останусь я у Шульца или нет?

— Может быть. Так почему ты ушла от Дюка?

— Испугалась.

— Чего?

— Он отвез меня не к себе домой, а к другу. Тот предоставил мне свою кровать, а они сами остались в другой комнате. Но все это время в спальне у меня было ощущение, что я не одна. Понимаешь?

— Нет, — он покачал головой.

— Я просто не могла этого выносить. Там стоял большой шкаф, и мне все время казалось, что там кто-то прячется. Я так и не смогла уснуть. А потом просто открыла окно и вылезла. — Она вздрогнула, вспомнив это.

— В сегодняшней газете сообщается, что в квартире Питера Каллена найден Тимсен с перерезанным горлом. Говорится, что это самоубийство.

Лорелли взяла руку Джо и серьезно посмотрела в его глаза.

— Я боюсь, Джо. И Пола я не могу больше выносить. Надо удирать отсюда.

Джо опрокинул Лорелли на постель и посмотрел на нее сверху вниз.

— За Полом я уже слежу, — сказал он и начал нежно поглаживать шею девушки.

— Что ты делаешь? — спросила она.

— Думаю. Итак, у него появилось искушение надеть на тебя петлю? — Его тонкие пальцы ласкали кожу Лорелли. — Этого ему не следовало делать…

Злой огонек в глазах Джо испугал Лорелли, и она уткнулась в его кожаную куртку.

Глава 14

— Может, облить его водой? — услышал Гарри чей-то голос.

Он открыл глаза и увидел над собой испуганное лицо Кейзи, а рядом с ним еще одного мужчину, лицо которого не мог рассмотреть в полутьме коридора.

— Не надо воды, — попросил Дюк. — Я и так моюсь каждый день.

— Вы пришли в себя, мистер? — спросил Кейзи.

— Понятия не имею, — отозвался Дюк, ощупывая две болезненные шишки на голове.

— Вы свалились с лестницы? — спросил Кейзи. — Сейчас я принесу вам выпить.

— Наконец я слышу здравую речь, — сказал Дюк, вставая.

Выпив первую порцию виски, Гарри почувствовал себя лучше.

— Вот это хорошо, — сказал он, садясь в старое кресло.

— Дженкинс, мой сосед, — представил незнакомца Кейзи.

Дюк ему кивнул.

— Прошу извинить меня, я не в лучшем настроении для знакомства.

— Ничего, — отозвался Дженкинс.

— Что случилось? — поинтересовался Кейзи. — Я нашел вас лежащим без сознания под лестницей и здорово испугался.

— Я услышал шаги на втором этаже и решил посмотреть, что там происходит. Думал, что это кто-то из ваших друзей. Ну и получил два сильнейших удара по голове.

— Вы уверены, что слышали шаги в доме? Я живу здесь один.

Дюк потрогал шишки на голове.

— Вы думаете, мне это приснилось?

Кейзи и Дженкинс обменялись взглядами.

— Пойдемте, я покажу вам все. — Дюк встал.

Они оставили открытой дверь в коридор, чтобы хоть немного света падало на лестничную площадку, и с трудом стали карабкаться по лестнице на второй этаж.

— Куда идти дальше? — достигнув верхней ступеньки, спросил Гарри.

Кейзи прошел мимо него по коридору и открыл первую же дверь.

— Здесь никто не живет. Я живу только на первом этаже.

Дюк окинул взглядом небольшую комнату. Окно в ней было заколочено досками, и только благодаря свету из коридора можно было увидеть, что комната пуста. Он разочарованно покачал головой.

Кейзи открыл вторую дверь.

— Больше на этом этаже комнат нет.

Дюк и сам уже это видел.

— Вы не можете дать сюда побольше света?

Кейзи отодрал одну из досок, и в комнату хлынул поток солнечного света. Стала видна старая мебель и различный хлам, скопившийся здесь за долгие годы. На пыльном полу отчетливо выделялись чьи-то шаги.

— Здесь кто-то был! — сказал Дженкинс.

— Не предполагаете, кто бы это мог быть? — Дюк вопросительно смотрел на Кейзи.

Тот отрицательно покачал головой.

Гарри обошел комнату, оглядывая все в ней, но ничего интересного не нашел.

— Странное дело, — задумчиво проговорил он. — Пока можно утверждать только одно: кто-то здесь был с конкретной целью. — Он повернулся к Кейзи: — Как давно вы здесь живете?

— Должно быть, лет шесть, — ответил тот, подумав. — Тогда еще была жива моя жена. Это наша спальня. После смерти жены я перешел вниз и перестал пользоваться этой комнатой.

Дюк продолжал свой осмотр, а оба сторожила с интересом наблюдали за ним. Смахнув пыль с деревянной панели камина, он спросил:

— Что здесь?

Кейзи заглянул через его плечо. Над камином были вырезаны буквы "Ф" и "П".

— Эти буквы уже были здесь, когда мы вселились. Наверное, их вырезал старый владелец дома.

Гарри осторожно сдул пыль с каминного карниза. Гравировка казалась очень старой.

— Что могут означать эти буквы?

— Этому дому, наверное, лет сто, — ответил Кейзи. — Мало ли что тогда могли изобразить.

— Сто лет! Подумать только! — Гарри вынул из кармана перочинный нож. — Вы позволите?

— Пожалуйста.

Гарри принялся вырезать на дереве свои инициалы. Сравнение показало, что буквы появились хоть и давно, но все же не сто лет назад. Встав на колени, он начал ощупывать доски пола.

Вдруг Дженкинс заметил подозрительное пятно под окном.

— Здесь уже кто-то орудовал, — сказал он.

Дюк, присев на корточки, осмотрел это место. Было ясно, что одну из досок недавно поднимали. Он без особого труда проделал то же самое и обнаружил под доской тайник. Но, кроме пары потревоженных пауков, в нем ничего не оказалось.

— Что вы ищете? — спросил Дженкинс.

— Понятия не имею, — пожал плечами Дюк.

Оба мужчины удивленно смотрели на него. Гарри вынул из кармана револьвер и протянул его Кейзи.

— Умеете обращаться с этой штукой?

— Конечно. Когда-то сам имел такой же.

— Оставьте револьвер у себя. Ваша задача никого не пускать в дом. Если здесь кто-то будет что-то искать, то постарайтесь, чтобы он этого не нашел.

Затем Гарри вытащил из кармана пачку долларов, при виде которых у Дженкинса перехватило дух.

— Вот вам сто долларов. Я нанимаю вас на два дня. Ваша задача никого не пускать в дом.

— Послушайте, мистер, — возразил Кейзи, — это мой дом, и я не нуждаюсь в особой плате за его охрану.

Гарри не ожидал такой реакции, но это ему понравилось.

— Простите, я не хотел вас обидеть.

— Неужели ты позволишь этим деньгам уплыть? — воскликнул Дженкинс.

— Заткнись! Это не твое дело.

— Ладно, — сказал Гарри. — Отдайте мне повестки о выселении. Этим я займусь завтра. А потом снова приеду сюда.

Вместе они спустились на веранду. Гарри некоторое время постоял, глядя на расстилающийся внизу Фервью.

— Прекрасный вид, — заметил он.

— Да. И здесь когда-то тоже было прекрасно, — с горечью проговорил Кейзи.

— Я провожу вас к машине, — сказал Дженкинс не без умысла.

— Не смей! — резко возразил Кейзи. — Нельзя брать незаработанных денег.

— Но, Тим, детям надо купить ботинки, и уже скоро месяц, как мы не ели мяса.

— Если тебе нужны ботинки и мясо, иди работать в Беновилль! — яростно крикнул Кейзи. — У нас в Пиндерс-энде нет побирушек!

Дюк с интересом наблюдал за перепалкой.

— А вы держите их в узде, — заметил он.

— Послушайте, мистер, — сказал Кейзи. — Когда-то мы все здесь были очень счастливы. Сейчас нам трудно, не спорю, но мы предпочитаем идти своим путем. Любой из нас мог бы уйти в Беновилль и найти там работу, но мы остаемся тут. Мы не любим чужаков с туго набитыми бумажниками. Их вид разлагает слабых духом.

— Неплохая философия. Я учту это.

— А как насчет стаканчика яблочной? — спросил Кейзи.

— Сейчас не могу. Боюсь, она прожжет дырку в моем желудке.

— Я могу продать вам бутылку, — предложил Кейзи, исчезая в доме. Вскоре он вернулся и подал Дюку бутылку. Тот вынул деньги и отсчитал сто долларов.

— Дороговато для водки, — сказал он со смехом.

— Зато законно, — улыбнулся Кейзи, пряча деньги в карман. — И с учетом обслуживания, — при этом он похлопал рукой по карману, в котором лежал револьвер.

— Я совсем забыл об этом, — спохватился Дюк. — Позаботьтесь о доме.

— Не беспокойтесь. Ни одна душа не переступит порог этого дома.

— Ну, тогда до завтра. — И Дюк зашагал по пыльной дороге к своему автомобилю.

Глава 15

Клер уже надевала шапочку, когда в ее маленький кабинет вошел Сэм Тренч.

— Ты домой? — поинтересовался он.

— Нет, Питер пригласил меня пообедать.

Тренч закурил трубку.

— У тебя серьезно с этим Питером Калленом?

— Это мое личное дело, — засмеялась девушка. — Не будьте таким любопытным.

— Клер, сама понимаешь, я считаю тебя своей дочерью и хочу, чтобы ты была счастлива.

— Не беспокойтесь, я буду счастлива.

— Питер показался мне неплохим парнем, и у него хорошая работа.

— Сэм, ты невозможен. Да, работа у него отличная, и он вполне самостоятельный человек.

— Я ничего не имею против твоего Питера. Но кто мне действительно понравился, так это Гарри Дюк.

— Как вы можете упоминать рядом эти два имени!..

— А в чем дело? — удивился Сэм.

— Я бы хотела, чтобы они совсем перестали встречаться. Гарри — это типичный игрок, расчетливый и безжалостный. Возьмите хотя бы эту историю с Тимсеном. Ведь это он заставил Питера солгать полиции.

— Разве ты не учитываешь, что он старался выгородить Питера?

— Что вы имеете в виду?

— Ну, подумай немного. Тимсен оказался с перерезанным горлом в постели Питера. Как он попал туда? Проще всего для Гарри было исчезнуть утром и оставить твоего Питера с трупом наедине.

— Надеюсь, вы не хотите сказать, что Питер имеет какое-то отношение к смерти Тимсена?

— Не кипятитесь. Клер. Я только хочу сказать, что Гарри имеет к этому еще меньшее отношение, однако он продолжает таскать для Питера каштаны из огня.

— Я скоро поссорюсь с вами, Сэм. Ведь вы прекрасно знаете, что у Питера есть работа, тогда как Дюк совершенно ничего не делает.

— Вот как раз об этом я и подумал, — сказал Тренч. — Если Питер так занят, что не может помочь другу, то не следует ли нам взять на себя часть его проблем.

— Разумеется, — кивнула Клер. — Но что мы можем сделать?

Тренч выколотил пепел из трубки.

— По-моему, мы должны взяться за Белмана. Ведь он имеет самое непосредственное отношение к Тимсену. Может быть, ему что-то известно.

— Хорошо, я сейчас же поеду к нему.

— Не спеши. Давай подождем Гарри Дюка. Может, он придумает что-нибудь другое.

— Нет, я не буду ждать. — Клер решительно взялась за сумочку. — В восемь часов у меня встреча с Калленом. Так что я едва успею поговорить с Белманом. Не беспокойтесь, я ничего ему не выдам, но постараюсь выудить что-нибудь полезное.

— Хорошо, Клер. Завтра утром мы еще раз соберемся здесь и обо всем поговорим.

Уже взявшись за ручку двери, Клер обернулась:

— Вы не должны думать, Сэм, что Питер увиливает от расследования. Вот увидите, он будет нам помогать.

— Посмотрим, — ответил Тренч. — Я посижу еще в редакции и, может быть, дождусь Дюка.

Сэм вернулся в бюро и занялся своими делами. Он был так погружен в работу, что даже не заметил, как в дверях возник Гарри.

— Наконец-то! — воскликнул Тренч, отрываясь от бумаг. — Я уже вас заждался.

— Все разошлись? — спросил Гарри, оглядываясь с легким сожалением.

Редактор изумленно смотрел на него.

— Что случилось с вашим лицом?

— А-а, это результат посещения Пиндерс-энда и действие яблочной водки.

— Что там случилось?

— Вы знаете человека по имени Кейзи?

— Да, и немало лет. С ним все в порядке. У него в Пиндерс-энде раньше была ферма, но потом она пришла в упадок. Сейчас он руководит небольшой колонией старожилов в Пиндерс-энде. А вы что, встретились с ним?

— Да, и купил у него бутылку яблочной водки. Не хотите ли попробовать?

— Этой огненной воды? Она с вами? — Сэм заулыбался всеми морщинами своего лица.

— Разумеется.

Когда Гарри вернулся, на столе Тренча уже стояли два стакана. Он взял бутылку из рук Гарри и осторожно разлил содержимое по стаканам.

— Нужно быть очень осмотрительным, чтобы моя жена не учуяла запах спиртного. Она этого терпеть не может. — Выпив, он спросил: — Ну, как дела?

— Кажется, мне удалось уговорить жителей Пиндерс-энда не выезжать из своих домов. Пока они там, ни один посторонний человек не сможет занять этот участок.

— А дальше?

— Завтра утром я поеду туда и осмотрю как следует дом Кейзи. По-моему, там что-то спрятано. А у вас есть какие-нибудь новости?

— Я старался припомнить все, что мне известно о Спейде, — сказал старик. — Меня интересует этот парень. Ему принадлежит в Беновилле много домов и игорных залов, он ежегодно жертвует большие суммы в фонд полицейских спортивных обществ, и в то же время его никто не знает в лицо.

— Я несколько лет живу в Беновилле, но тоже никогда не встречался с ним, — задумчиво проговорил Гарри.

— Он сравнительно недавно начал свои операции в городе, но уже успел нажить порядочное состояние. Над этим стоит задуматься. Коррис делает всю работу, а деньги получает Спейд. Любопытно, правда?

— Может, поближе познакомиться с Коррисом? — спросил Гарри. — Или сначала я должен поговорить с Белманом?

— Да, я совсем забыл. Клер должна была встретиться с ним.

— Это еще зачем?

— Не беспокойтесь. Все будет проведено под маркой интервью для «Клериона». В разговоре можно будет узнать что-то интересное.

— Вы не понимаете, на что ее послали! — Дюк решительно отодвинул стул. — Белман изворотливый тип и с легкостью обведет Клер вокруг пальца. Когда она уехала?

— Около часа назад. В восемь у нее назначена встреча с Питером, а до этого она собиралась поговорить с Белманом.

— Вы не знаете, где она встречается с Питером?

— Она этого не сказала.

— Я сейчас поеду к Белману. Надеюсь, Клер ничего не сболтнет.

Не успел он дойти до двери, как зазвонил телефон. Сэм снял трубку и услышал голос Питера:

— Это вы, мистер Тренч?

— Да. Вам повезло, что вы меня еще застали.

— Вы не можете мне сказать. Клер уже выехала? Я давно жду ее.

— Клер оставила редакцию более часа назад, — озадаченно сказал Тренч.

Гарри быстро подошел к столу и взял из рук Сэма трубку.

— Питер, говорит Гарри. Где ты сейчас находишься?

— В своей квартире. А что случилось?

— Пока еще не знаю. Оставайся там, я сейчас приеду. — Он кинул трубку и зло взглянул на Тренча. — Если с головы девушки упадет хоть волосок, вы об этом пожалеете! — Он выскочил из кабинета, хлопнув дверью.

Глава 16

Дорога до Беновилля заняла у Гарри всего двадцать пять минут. Он мчался с превышением скорости, но, к счастью, не попался на глаза полиции. По дороге он передумал и вместо того, чтобы ехать к Питеру, завернул в ночной бар Белмана. В бар он вошел не с главного хода, а через задний двор. Оглянувшись, Гарри подошел к пожарной лестнице. Во дворе было тихо. Сюда доносился лишь приглушенный уличный шум и танцевальная музыка. Дюк вытащил револьвер и начал осторожно карабкаться по ступенькам. Достигнув второго этажа, он приложил ухо к раме ближайшего окна. Оттуда не доносилось ни звука. Тогда Дюк с помощью перочинного ножа поднял шпингалет и, раскрыв окно, спрыгнул в комнату. Он зажег спичку и огляделся. Очевидно, это была раздевалка для официантов: на стене висели пиджаки и белые фартуки, на столе лежали шляпы. Дюк открыл дверь в коридор. Здесь тоже было тихо. Он никак не мог вспомнить, где именно находится кабинет Белмана. Лишь пройдя вдоль всего коридора, он отыскал вход в игорный зал. Теперь можно было сориентироваться. Мимо, болтая, прошла парочка, и Гарри поспешил нырнуть в темноту.

Он медленно открыл дверь кабинета Белмана и остановился на пороге. Вопреки его ожиданиям, комната оказалась погруженной в темноту. Гарри ощупал стену в поисках выключателя, но не нашел его. Он уже собирался зажечь спичку, когда инстинктивно почувствовал, что в комнате находится еще кто-то. Он замер на несколько секунд, а потом осторожно направился в сторону письменного стола. Нащупав руками его крышку, он немного постоял, вслушиваясь в тишину. Потом медленно двинулся вправо и в тот же момент услышал легкий шум. Гарри быстро присел, и над его головой просвистел с силой брошенный предмет. Вскочив, он бросился на звук, наткнулся на плечо противника, и они, сцепившись, покатились по полу. Пальцы Гарри нащупали шелк платья, и он догадался, что перед ним женщина. Тогда он ослабил захват и тут же получил сильнейший удар в живот и увесистую оплеуху по лицу.

Женщина вырывалась изо всех сил, и ему пришлось прижать ее к полу. Наконец она перестала сопротивляться. Дюк отыскал в кармане спички и зажег одну. С удивлением он уставился на знакомое лицо. На полу лежала Лорелли, ее черные глаза горели яростью.

— Почему вы не появляетесь в борцовском зале? — спросил Дюк. — Спорт многое потерял без вас.

При свете спички он нашел выключатель и зажег свет.

— Мне сразу надо было понять, что это вы, — сказала Лорелли. — Почему вы шпионите за мной?

Ничего не ответив, Дюк открыл дверь и прислушался. Казалось, шум борьбы не привлек ничьего внимания.

— А вы что здесь делаете? — строго спросил он.

— То же самое я могу спросить и у вас! — парировала она, с трудом поднявшись. — Вы мне чуть позвоночник не сломали.

— Если вы будете молчать, я еще и не такое могу сделать! — он грубо встряхнул ее. — Ну, отвечайте, что вам здесь было нужно?

— Оставьте меня в покое!

— Какое отношение вы имеете к Белману?

Девушка отвела взгляд и вдруг побледнела. Ее рот скривился от крика.

Дюк проследил за ее взглядом и увидел на полу человеческое тело, полускрытое письменным столом.

— Кто это? — спросил он.

— Не знаю.

— Не двигайся, — приказал Дюк и направился к столу.

За столом лежал Белман с искаженным лицом. В груди торчала рукоятка его же собственного ножа для разрезания бумаги.

— Это Белман, — сказал Дюк. — Беднягу закололи, как поросенка.

— Тогда нам нужно исчезнуть, — по-своему поняла ситуацию Лорелли.

Дюк подошел к ней и усадил в кресло.

— Вы будете делать только то, что я скажу.

Вернувшись к трупу, он пощупал его руку. Она была холодной. Он перекатил тело на спину и увидел лежащий под ним серебряный портсигар. Гарри осмотрел находку, и его сердце забилось сильнее. Он вспомнил, что уже где-то видел похожую вещицу. Открыв портсигар, он прочел гравировку: «Клер, с любовью от Питера».

Незаметно для Лорелли Дюк опустил портсигар в карман. Отступив на несколько шагов, он внимательно осмотрел пол. Внимание его привлек блеск. Он нагнулся и увидел золотую сережку с жемчужиной, которую тоже видел на Клер. Ее он тоже спрятал в карман.

— Сколько вы еще собираетесь здесь рыскать? — нетерпеливо спросила Лорелли. — Нужно скорее удирать, иначе мы попадем в беду.

Гарри запер дверь на замок и продолжил осмотр, но больше ничего не обнаружил. Тогда он вернулся к Лорелли.

— Вы, конечно, будете утверждать, что это не вы прикончили Белмана?

— Что?! Я только что вошла сюда! — Она вскочила.

— Не забудьте, что, когда я вошел, вы были одна в темноте.

— Ну уж нет! Убийства вы мне не пришьете! — крикнула Лорелли.

— Если вы, наконец, не скажете мне всей правды, я постараюсь это сделать. Вы слышали о Келлсе? Это мой приятель. Он может заявить полиции, что у меня была назначена встреча с Белманом. А я скажу, что вошел сюда и застал вас в тот момент, когда вы, убив Белмана, собирались бежать.

— Вы этого не сделаете!

— Выбирайте, что вас больше устраивает: или полиция, или откровенный разговор.

— То, что я скажу, ничего вам не даст.

— Это имеет какое-то отношение к Пиндерс-энду, не так ли?

Лорелли колебалась.

— Да, — наконец сказала она. — Но я не знаю ничего определенного. Я только слышала от Шульца пару ничего не значащих фраз.

— Значит, подробности дела известны Шульцу?

— Да. Ему и Спейду.

— Опять этот Спейд. Кто хоть он такой?

— Понятия не имею. Шульц работает на него.

— Зачем им нужен Пиндерс-энд?

— Я уже сказала вам, что не знаю.

— Придется мне отправить вас в полицию.

— Я действительно ничего не знаю. Слышала только, что где-то там спрятана уйма денег. Я была в саду и подслушала разговор Шульца и Спейда. Спейд говорил, что деньги находятся в каком-то доме в Пиндерс-энде и у Белмана имеется план тайника. Шульц сообщил Спейду, что Белман купил Пиндерс-энд, и что нужно как можно скорее раздобыть контракт этой сделки. Больше я ничего не слышала, так как Шульц подошел к окну и мне пришлось ретироваться. Вот и все, что мне известно.

— Это вы зарезали Тимсена?

— Я вообще ничего не знаю о Тимсене, — возмутилась Лорелли. — Я только подумала, что совершила ошибку, покидая Пола. Когда вы уснули, я выбралась через окно и убежала.

— Да ну?.. А потом в окно влез Тимсен, улегся на кровать и зарезал сам себя. Не морочьте мне голову.

— Клянусь вам, я его не убивала!

Гарри задумался.

— Расскажите мне еще о Спейде.

— Мне ничего не известно о нем, кроме имени. Только Шульц знает его.

— А Коррис?

— И он, наверное, тоже. — Лорелли посмотрела на дверь. — Можно мне теперь уйти?

— Еще один вопрос. Что это за план, о котором они говорили?

— Понятия не имею. Надеюсь, вы не кинетесь искать его сию же секунду?

Гарри оглядел комнату и подумал, что поиски плана в самом деле будут сейчас несвоевременными.

— Ну что же, тогда нам, пожалуй, самое время исчезнуть. Вы пойдете со мной. У меня к вам есть еще несколько вопросов.

— Нет, я больше не скажу ни слова. Если только Шульц узнает, что я рассказала вам о его делишках, то… — тут она вспомнила слова Шульца о медленно действующем яде и замолчала.

— Как ты думаешь, кто после смерти Белмана будет заниматься Пиндерс-эндом?

— Спейд и Шульц, конечно… а может быть, и вы.

— Разумно. А кто, по-вашему, быстрее достигнет цели?

Большие глаза девушки испытующе смотрели на Гарри.

— Вы, конечно, хотите, чтобы я сказала — вы. Однако я в этом далеко не уверена. Спейд такой человек, которому опасно переходить дорогу.

— Мне тоже. Но смею тебя уверить, что честно поделюсь с тобой. Так что советую держаться меня.

— Я подумаю, — усмехнулась Лорелли.

Когда они выходили из ночного клуба, навстречу им попался Келлс.

— Как поживает Белман? — поинтересовался у него Дюк.

— Спасибо, хорошо, — ответил тот, внимательно разглядывая Лорелли. — Ты приходил с ним поговорить?

— Нет, хотел поразвлечься с приятельницей. Кстати, вы знакомы? Это Ник Келлс, а это Лорелли. Не Лорелли Монтгомери и не Лорелли Спивак, а просто Лорелли.

— Очень рад, — Келлс поклонился. — Не хотите ли присесть? Мне нужно с тобой поговорить, Дюк.

— У леди и у меня неотложное дело. — Гарри покачал головой. — Я загляну к тебе завтра.

— Это очень важно, — настаивал Келлс.

Дюк что-то прошептал ему на ухо, от чего Келлс такими глазами посмотрел на Лорелли, что та покраснела.

— Теперь ты понимаешь, что у меня действительно нет времени, — сказал Гарри.

Келлс с усмешкой кивнул.

— Что вы ему сказали? — поинтересовалась Лорелли.

— Это не предназначено для женских ушей, — ответил Дюк, поглаживая ее руку. — Подумай над моим предложением. Я быстрее других доберусь до цели, и тогда ты пожалеешь, что была не со мной. До скорого свидания и береги свое горло от Пола. — Он подмигнул Лорелли и, прежде чем та успела что-то сказать, побежал к своей машине.

Глава 17

Сержант О'Мелли сидел в полицейском участке и, просматривая колонки спортивной газеты, размышлял, на какую лошадь поставить. На длинной деревянной скамейке устроились патрульные полицейские Флемминг и Стоун, готовые заступить на дежурство.

О'Мелли закрыл газету.

— Синяя птица звучит неплохо. Может быть, стоит поставить на эту лошадь?

— Как ты сегодня сыграл? — спросил Флемминг.

— Выиграл шесть к одному. На Золотой пыли, по совету Дюка.

— Везет этому парню. Он мог бы составить состояние на скачках.

— Благодаря ему я выиграл в этом месяце двести долларов на скачках, — сказал О'Мелли. — Если бы нервы были покрепче, я мог бы отхватить и тысячу.

— Удача всем нам не помешает, — заметил Флемминг. — Кстати, есть какие-нибудь новости по делу Тимсена?

— Капитан сам расследует это дело, — ответил О'Мелли. — Но если тебе интересно мое мнение, то я скажу, что версия о самоубийстве кажется подозрительной. Каллен рассказывает нам басни, это совершенно ясно.

— Значит, ты считаешь, что это не самоубийство?

— Задай этот вопрос капитану.

Послышался шум машины, и через несколько минут в участок вошел Тед Коррис. Это был мужчина небольшого роста в черном костюме. Он носил очки в серебряной оправе. О'Мелли почтительно приветствовал его.

— Добрый вечер, мистер Коррис. Что я могу сделать для вас?

— Не тянитесь так, дружище. Каллаген у себя?

— Да. Хотите, чтобы я доложил?

Коррис, не удостоив его ответом, прошел прямо в кабинет капитана.

— Экий сукин сын! — проворчал О'Мелли. — Попадись он мне, уж я покажу, где раки зимуют.

Капитан Каллаген оторвался от бумаг при виде гостя.

— Я не ждал вас сегодня вечером. Что-нибудь случилось?

— Пока нет, но может случиться.

Капитан указал на кресло и пододвинул ящик с сигарами ближе к гостю.

— Курите…

— С удовольствием, но не эту вонючую дрянь…

С принужденной улыбкой капитан открыл ящик стола и достал другую коробку.

— Беда в том, что вы знаете слишком много наших секретов, — сказал он с явным неудовольствием.

Коррис откусил кончик сигары и сплюнул на ковер.

— Ну, как дела? — спросил он.

— Эксперт утверждает, что Тимсена, несомненно, убили, — осторожно начал Каллаген.

— Как он это доказывает?

— Тимсену сначала был нанесен сильнейший удар в голову. Потом уже, после наступления смерти, ему перерезали горло.

— Надеюсь, вы не принимаете всерьез заключение доктора Гольстайна?

Каллаген озадаченно смотрел на Корриса.

— Но… я обязан… Это единственный паталогоанатом в городе.

— Как хотите, — сказал Коррис. — Но Тимсен совершил самоубийство. Так считает сам мистер Спейд.

— Но у меня есть заключение врача. — Каллаген заерзал в кресле. — Не могу же я просто так…

— Покажите мне заключение, — требовательно произнес Коррис, протягивая руку.

Капитан подал ему листок. Коррису понадобилось десять минут, чтобы прочесть его. В течение всего этого времени Каллаген не сказал ни слова, только озабоченно посматривал на гостя.

— Этот парень, должно быть, сошел с ума, — наконец сказал Коррис и разорвал заключение.

— Что вы делаете! — всплеснул руками Каллаген.

— Уж не хотите ли вы, чтобы это позорное заключение попало в чужие руки? — со смехом сказал Коррис.

— Но вы его разорвали! Это нечестно!

— Не беспокойтесь. Я дам вам взамен нечто получше, — сказал Коррис и протянул капитану розовый листок.

Тот взял его. Это был чек на пять тысяч долларов, подписанный Коррисом.

Оба мужчины некоторое время смотрели друг на друга, потом капитан озабоченно потер себе лоб.

— Гольстайн относится к своим обязанностям серьезно. Он может доставить мне много неприятностей.

— Скажите ему, что он ни черта не смыслит в этом деде, — предложил ему Коррис. — И учтите, если он поднимет шум, его всегда можно будет стукнуть по носу.

— Я позабочусь о нем, — сказал Каллаген.

— Видите ли, капитан, этот городок такой спокойный и дружелюбный, что незачем пугать его известием об убийстве. Самоубийство звучит значительно пристойнее. — Коррис встал. — Теперь я должен идти. Скоро я позвоню вам. — Он протянул капитану руку.

— Вы, конечно, знаете, что мне хотелось бы заняться политикой, — задумчиво проговорил Каллаген. — Выборы не за горами, но это дорогостоящий вид спорта.

— Мы поможем, — обнадежил его Коррис. — Позаботьтесь о деле Тимсена, а мы позаботимся о ваших выборах. — Он задумчиво потер лоб. — Но если вдруг в городе поднимется волна насилия, эпидемия убийств, то, боюсь, мистер Спейд изменит свое отношение к вам. — Он направился к двери, потом обернулся: — Вы когда-нибудь слышали о человеке по имени Белман?

— Конечно. Это владелец ночной коробки «Монте-Карло». Я его хорошо знаю.

— Он жертвовал средства на ваши спортивные общества?

— Нет. Насколько я знаю, он не поклонник спорта, — непонимающе ответил капитан.

— Вы слышали о нем что-нибудь в последнее время?

— Нет. С ним что-нибудь случилось?

— Несколько часов назад он совершил самоубийство. Странно, что вы этого не знаете…

— Белман покончил с собой? — переспросил Каллаген.

— Да. Мне так сказали. Но, может, это только слухи.

В этот момент зазвонил телефон. Капитан снял трубку и слушал некоторое время.

— Я сейчас приеду! — Каллаген кинул трубку и посмотрел на Корриса.

— Это кто, Келлс? — спросил Коррис.

— Да, — с горечью сказал Каллаген. — Он сообщил, что несколько часов назад Белмана убили. Он заколот.

Коррис озабоченно покачал головой.

— Ай-яй-яй! Надо будет послать венок.

— Ваши сведения что-то подозрительно точны, — сказал капитан. Скажите, каким образом вы их получили?

— Вы говорите как полицейский, а не как кандидат в политики.

— Но Келлс назвал это убийством, — после короткой паузы сказал капитан.

— Везде случаются ошибки, но мистер Спейд уверен что это самоубийство. Теперь вы знаете, чьей версии вам следует придерживаться. — Коррис вышел и закрыл за собой дверь, но через минуту вернулся. — Между прочим, капитан, если вы недовольны вашим врачом, увольте его. Мы подыщем другую кандидатуру.

Глава 18

Питер Каллен встретил Дюка прямо на лестничной клетке.

— Ну, где Клер? — спросил он. — Ты не привез ее с собой? Дюк прошел мимо него в квартиру.

— Почему я должен был ее привезти?

— Но ведь ты целый день провел в Фервью.

Дюк сердито отмахнулся от него.

— Отстань от меня со своей дурацкой ревностью. Я за весь день ни разу не видел Клер. Успокойся. Сэм Тренч сказал, что она поехала к тебе.

— Где же ты пропадал все это время? Я сижу, как на иголках, ожидая тебя.

— Возьми себя в руки и успокойся. Сэм сказал, что, прежде чем ехать сюда, она завернет к Белману…

— К Белману? Но ее нет уже три часа.

— У Белмана ее тоже нет, я только что оттуда.

— Почему же ты мне ничего не сказал? — удивленно спросил Питер. — Я сам съездил бы туда, у меня это получилось бы быстрее.

Дюк был ошарашен логикой Каллена. Ему и в голову не приходило такое простое решение.

Питер прижал его к вешалке.

— Если с Клер что-либо случилось, я тебе это никогда не прощу!

Дюк так оттолкнул Питера, что тот отлетел к противоположной стене, потеряв равновесие.

— Заткнись ты, наконец. Если Клер действительно в опасности, то твои вопли ей не помогут. Сядь, наконец, и выслушай меня!

— Сесть! Да я сейчас поеду к Белману и шею ему сверну!

— Это уже кто-то сделал за тебя, — сказал Дюк. — Белман мертв.

— Когда это произошло?

Гарри вынул из кармана серебряный портсигар и сережку с жемчужиной и положил перед Калленом.

— Тебе знакомы эти вещи?

— Они принадлежат Клер, — с беспокойством ответил Питер. — Где ты нашел их?

— У трупа Белмана.

— Это кому-нибудь известно?

— Нет. По счастливой случайности я оказался там раньше полиции. Они спокойно могли пришить это убийство Клер.

— Но где же она сама? — Питер со страхом посмотрел на Дюка. — Ты не думаешь, что…

— Нет, я этого не думаю. Но она вполне могла застать убийцу на месте преступления. Теперь мне надо съездить еще в два места. Если Клер появится, позвони Сэму. Лучше всего, если ты останешься дома, чтобы не пропустить ее возвращения.

— Неужели ты думаешь, что в такой ситуации я смогу усидеть дома! — возмутился Питер. — Что ты, собственно, замышляешь?

— Я? — Гарри удивленно посмотрел на него. — Мне нужно провернуть пару дел, не имеющих никакого отношения к Клер.

— Что это за дела? — спросил Питер. — По-моему, ты не совсем откровенен со мной.

— Не забывай, Питер, что кто-то совсем недавно пытался пришить нам убийство. Может быть, в это время тот же человек пытается проделать похожую штуку с Клер.

Он встал и вышел из комнаты, прежде чем Питер успел его остановить.

Хотя мысли о Клер и беспокоили Гарри, он понимал, что в первую очередь нужно заняться проблемой Пиндерс-энда. Именно там таилась разгадка всех этих странных и тревожных событий. Он мчался на машине по улицам Беновилля, и мозг его лихорадочно работал. Спейд, таинственный и неуловимый Спейд, был центром всего. Чтобы выйти на него, нужно прижать Корриса. Может быть, и Келлсу что-то известно. Но прежде нужно заняться кое-чем другим… Он свернул на тихую боковую улочку, затормозил у небольшого домика и постучал дверным молотком в ворота. Они приоткрылись.

— Это я, Дюк, — проговорил Гарри. — У меня есть для тебя работа, Заммер.

— В такое позднее время? Но все равно, входи.

Дюк вошел, и при виде его глаза жены Заммера засияли.

— Поужинаете с нами?

— С удовольствием, если быстро. У меня есть работа для Элмера.

— Прямо ночью? — спросил тот.

Это был спокойный пожилой человек. Дюк никогда не мог понять, почему такая молоденькая и хорошенькая девушка, как Роза, вышла за него замуж.

— Есть одно задание для тебя, Элмер. Придется, не откладывая дел в долгий ящик, сразу этим заняться.

Тот состроил недовольную гримасу.

— С тобой вечно так, Гарри, — целый день можешь бездельничать, потом тебя укусит какая-то муха и нужно быстро собираться, и как раз в такое время, когда почтенным пожилым людям, вроде меня, полагается греть кости возле камина.

Дюк усмехнулся.

— Все это верно, но ведь тебе не хочется, чтобы Каллаген совал нос в наши дела?

Роза испуганно взглянула на Гарри.

— Но где же ужин? — проворчал Элмер.

— Вы, мужчины, только и думаете, что о еде, — огрызнулась она, ставя на стол бифштексы с жареной картошкой.

— Пахнет изумительно, — потирая руки, подсел к столу Дюк. Роза тоже села, сняв фартук.

— Мне бы не хотелось, чтобы ты брался сейчас за опасные дела, — сказала она мужу.

— Не говори глупостей, — отрезал Элмер. — Где я еще возьму денег на твои красивые платья? — Он повернулся к Дюку. — Что нужно приготовить?

— Три автомата, штук шесть винтовок и несколько револьверов. Все это, конечно, с приличным запасом патронов.

Теперь настала очередь испугаться Элмеру. Он выронил вилку и озадаченно уставился на своего гостя.

— Ты что, объявил кому-нибудь войну?

— Вроде того. Но не забывай о бифштексе, он остынет.

— Но это же невозможно! — ответил Элмер. — Где я возьму столько оружия. Ты что, считаешь, что у меня здесь арсенал?

Дюк ничего не ответил и улыбнулся Розе.

— У вас еще осталось немного виски, которое мы пробовали в прошлый раз, или Элмер все выпил?

Роза встала и достала бутылку из кухонного шкафчика.

— А ему налить? — со смехом указала она на своего мужа.

— Вот так всегда, — сказал Элмер. — Приходит в мой дом, нарушает покой, выпивает все виски, да еще требует от меня автоматы и винтовки.

Дюк погладил руку Розе в тот момент, когда она наливала ему виски.

— Как только ты уживаешься с таким ворчуном, Роза? Если у тебя когда-нибудь возникнет желание поразвлечься, я всегда к твоим услугам.

Элмер взглянул на жену.

— Слышала? Пользуйся случаем. У Дюка пропасть денег.

— Нет, я пока подожду, — ответила она, с любопытством глядя на своего немолодого и не очень красивого мужа.

— О'кей, Дюк, — наконец решил Элмер. — Все будет готово, вплоть до автоматов.

— Я же знаю, что ты на прошлой неделе скупил оружие целого полицейского участка.

— Ты еще не все знаешь, — захохотал Элмер. — Все будет в лучшем виде. Но зачем тебе такая пропасть оружия?

— Это уже не твоего ума дело. — Дюк встал. — Пошли, Элмер, не будем терять время.

— Никогда не дашь спокойно поесть. — Элмер торопливо доел бифштекс. — Но это будет дорого стоить.

— Ты получишь тысячу, не считая платы за патроны.

— Помочь тебе с погрузкой? — Элмер был явно доволен сделкой.

— Нет. Мне нужно, чтобы ты сейчас же отвез все это оружие в Пиндерс-энд, в Фервью.

— Зачем?

— Не задавай лишних вопросов. Отправляйся в Пиндерс-энд и разыщи человека по имени Кейзи. Скажи, что я прислал это оружие для него. Пусть обороняют Пиндерс-энд от любого нашествия. Понятно?

— А как быть, если вмешается полиция? — Элмер почесал затылок.

— Она не вмешается, а на Кейзи можешь положиться.

— Это меня не очень успокаивает, — сказал Элмер. — Но чего не сделаешь для старого друга.

— Спасибо. Чек получишь завтра.

— А нельзя ли наличными? Не люблю чеков.

— Как угодно, Элмер. Но я полагаюсь на тебя. Учти, что оружие может понадобиться уже сегодня ночью.

— Ты не поможешь мне загрузиться? Я не так силен, как раньше.

— Тебе поможет Роза, а меня ждет еще одна встреча. — Дюк похлопал старого приятеля по плечу, потом выпил еще немного виски. — Великолепно! Как-нибудь наведаюсь сюда еще раз и уж тогда опустошу всю бутылку.

— Она будет ждать тебя, — улыбнулась Роза.

— Прекрати эти заигрывания, — прикрикнул на нее Элмер. — Лучше помоги погрузить ящики.

Выйдя на полупустую улицу, Дюк заметил недалеко чью-то тень. При свете фонаря блеснули серебряные пуговицы, и он остановил руку, потянувшуюся к револьверу.

— Это вы, Дюк? — спросил Каллаген, подходя поближе. — Что это вы здесь делаете?

— Я? — Дюк сделал удивленные глаза. — Был у Розы.

— Кто это?

— Как? Неужели вы не знаете миссис Заммер? Очаровательная женщина. Замужем за стариком. Время от времени я навещаю ее. Но это большая тайна.

— Я все думаю над этим делом с Тимсеном. Темная история… Кстати, а куда это пропал ваш приятель, Каллен?

— Я давно выбросил это дело из головы, а Каллен, наверняка, сидит дома.

— Вы ведь дружили с Белманом?

«Значит, труп уже обнаружен», — подумал Дюк.

— Нет, мы были просто знакомы.

— Вы ведь были сегодня в «Монте-Карло»?

— Да. Очень недолго. Разговаривал с Келлсом. Вот, кстати, славный парень.

— А Белмана не видели?

— Нет, сегодня не видел.

— Вы уверены?

— Это что, допрос? — возмутился Гарри. — Что произошло с Белманом?

— Он умер.

— Белман! Не может быть! Его что, застрелили?

— Покончил с собой часа три назад. Закололся.

— Трудно поверить, — настала очередь удивляться Дюку. — Никогда бы не поверил, что человек типа Белмана пойдет на самоубийство.

— Я тоже, однако это факт.

Каллаген еще некоторое время смотрел на Дюка, потом повернулся и пошел прочь.

Заводя машину, Дюк задумчиво смотрел ему вслед. Теперь его волновала только одна проблема — как найти Клер. Может быть, в этом вопросе ему поможет Келлс?

Глава 19

Лорелли открыла дверь в гостиную и осторожно заглянула в нее. Около камина стоял Джо и бинтовал руку. Услышав скрип двери, он выронил бинт и сунул руку в карман, где лежал пистолет.

— Что это ты так нервничаешь? — изумилась Лорелли. Джо оставил в покое пистолет и протянул ей руку.

— Забинтуй, — коротко попросил он.

— Пол уже вернулся?

— Нет.

— Что с тобой случилось? — она взяла руку Джо.

— Осторожнее, — скривился тот. — Рана еще кровоточит.

Девушка взяла бинт и заметила, что рука Джо мелко дрожит. Посмотрев на него, она обратила внимание на неестественную бледность лица.

— Сядь, Джо, — заботливо проговорила она. — Скажи, что произошло?

Юноша почти упал на диван. Лорелли испугалась, что он сейчас потеряет сознание, и, бросившись к бару, налила стакан виски. Он выпил и через некоторое время немного успокоился.

— Я потерял много крови, — сказал он.

— Ну, тебе полегчало? — спросила Лорелли, забинтовав его руку.

— Да… В меня стреляли.

— В Пиндерс-энде?

— Да. Кейзи обстрелял меня, когда я предпринял попытку забраться в дом. Он даже не окликнул меня, а сразу начал палить. Повезло еще, что в живых остался.

— Ты думаешь, ему все известно? — со страхом спросила Лорелли.

— Похоже на то, — он положил на колени раненную руку. — Ну, а как у тебя дела? Ты видела Белмана?

— Он мертв…

— Но план ты получила?

— Разве ты не слышал? Белман мертв!

— Ну и что с того? — Джо равнодушно пожал плечами. — Ты хочешь сказать, что они завладели планом?

— Вероятно. Зачем же тогда было его убивать? Правда, в моем распоряжении было мало времени. Меня поймал Дюк.

— Опять! Такое впечатление, что у тебя с ним было назначено свидание.

— Не говори глупостей! Это была чистая случайность.

— Кто убил Белмана? Спейд?

— Откуда я знаю. Когда я пришла, он был уже мертв. Заколот.

— Что же нам теперь делать? Без плана мы не сможем сделать ни шагу.

— Я переговорила с Дюком, — осторожно начала Лорелли. — Ему известно довольно много…

— Что ты ему рассказала?

— Ничего. Просто он предложил мне присоединиться к нему.

— Если только Пол почувствует, куда ветер дует… — начал Джо.

— Но ведь ты ему не расскажешь, да?

— Конечно, нет.

Он встал и беспокойно заходил по комнате. Лорелли пожалела, что рассказала о предложении Дюка.

— Сначала Белман, — говорил Джо, как бы сам с собой, — потом Спейд, потом Шульц, потом ты и я, и вот теперь Дюк. — Он посмотрел на девушку.

— Сюда надо прибавить еще Тимсена, Келлса и, вероятно, Кейзи. Им всем известно об этом деле.

— Но никто не знает всего.

— Может быть, там вообще ничего нет. Может, это только слухи. Сам посуди, мы ведь слышали только две случайные фразы. — Мы можем заставить Шульца заговорить.

— Неплохая идея, — юношеское лицо Джо стало суровым. — Куда, кстати, он девался?

— Его не было дома целый день. Сейчас уже девять часов. И он не предупреждал, что приедет поздно.

Джо сел. Рука сильно болела, и он чувствовал себя совсем разбитым.

— Я пойду спать, — сказал он.

— Что передать Дюку?

— Мы пойдем без него. Только ты и я.

— Считаешь, так будет лучше?

— Да. Одно только мне хотелось бы знать — что ты успела рассказать Дюку.

Пристальный взгляд Джо испугал Лорелли. Потом юноша встал и вышел из комнаты. Лорелли колотил озноб. Она боялась обоих: и Шульца и Джо. Оба хладнокровно прикончили бы ее, узнав подробно о разговоре с Дюком. У нее было ощущение, что только Гарри поможет ей выпутаться из этой непростой ситуации. Сейчас он был ее единственной надеждой. Долгое время она сохраняла верность Джо. Но узнав, что тот убийца, начала опасаться его: она не хотела иметь никаких дел с людьми подобного сорта.

Приближалась полночь. Лорелли уже надоело ждать Шульца, и она окончательно решила лечь спать, как послышался шум подъезжающей машины. Через пару минут в комнату вошел Шульц. Лорелли закурила сигарету и села на диван, стараясь казаться спокойной.

— Ты меня ждешь, крошка?

— Я полдня провалялась в постели, — беззаботно сказала она. — А что ты сегодня так поздно?

— Шульц налил себе виски и сел в кресло.

— Это ты пила? — спросил он, с подозрением глядя на второй стакан. — Или у тебя был гость?

— Я скучала без тебя и решила немного развлечься. Ты имеешь что-либо против?

— Развлекаться спиртным? Это ужасно. — Шульца даже передернуло. — Ну и денек у меня был, — вздохнул он затем. — А ты провалялась весь день в постели.

Лорелли с беспокойством смотрела на него. Пиджак и манжеты рубашки были испачканы кровью. Неожиданно ею овладел панический страх: она боялась произнести лишнее слово.

— Вот теперь мне лучше, — с удовлетворением сказал Шульц, ставя стакан и оглядывая комнату. — А где Джо?

— Наверное, спит, — еле слышно ответила Лорелли.

— Мне нужно с ним поговорить, — Шульц встал.

— У него болит голова. Может быть, я сумею его заменить?

— Ты сегодня на удивление предупредительная, моя радость, но мне нужен именно Джо. — Шульц открыл дверь и громко окликнул: — Джо!

После паузы тот отозвался:

— Что?

— Поди сюда, я хочу с тобой поговорить.

Шульц опять уселся, но так, чтобы одновременно держать в поле зрения Лорелли и дверь, откуда должен был появиться Джо.

— Я часто спрашиваю себя, правильно ли я поступаю, оставляя вас двоих в доме, — сказал он. — В конце концов, вы оба очень молоды…

— Хватит болтать чепуху! — резко оборвала его Лорелли. — Сколько раз повторять тебе, что Джо еще совсем ребенок. Как ты мне надоел своей ревностью!

— Возможно. Но ты должна учесть, что я гораздо старше тебя.

— Не знаю, что тебе нужно от меня, так что я лучше пойду спать.

— Нет! — резко оборвал ее Шульц. — Есть работа для вас двоих: для тебя и Джо.

— Ночью?

Он кивнул.

— Да, и очень важная.

Джо появился в дверях и без всякого выражения уставился на Шульца.

— Пойди сюда и сядь, — сказал Шульц. — Что у тебя с рукой? Лорелли говорила, что у тебя болит голова, а про руку она не упоминала.

— Ничего особенного, просто я порезался. — Джо небрежно прислонился к стене.

— Ты сможешь с этим порезом вести машину?

— Что, ночью?

— Вот именно.

— Я поведу машину вместо него, — вмешалась Лорелли. — У него серьезная рана.

— А ты откуда знаешь? Может, ты его перевязывала?

— Отстань! — разозлилась Лорелли. — Что ты от меня хочешь?

Шульц сунул руку в карман и вынул пистолет.

— Ты с ума сошел! — только и прошептала она.

— Исключительно в целях предосторожности. Я знаю, что вы меня обманываете.

Джо стоял неподвижно. Ему был хорошо знаком опасный блеск в глазах хозяина.

— Теперь мы совершим небольшую поездку. Есть работа для вас обоих. — Он кивнул головой. — Итак, вперед! Ты сможешь вести машину, моя крошка? Джо сядет рядом с тобой, я же устроюсь сзади, но не один, а с моим пистолетом.

— Можно мне накинуть пальто? — спросила Лорелли.

— Нет, моя радость. Сейчас достаточно тепло.

Девушка бросила беспомощный взгляд на Джо. Тот продолжал стоять с бесстрастным лицом. Лорелли вдруг почувствовала себя страшно одинокой и схватила юношу за руку. Он застонал и отнял руку. Шульц заметил это.

— Это не простой порез, Джо. Но мы займемся этим позже. А сейчас у нас нет времени. Поехали!

У Лорелли мелькнула было мысль о бегстве, но, зная, что Пол отличный стрелок, она воздержалась от подобного безрассудства, безропотно сев в машину на водительское место. Джо уселся рядом. Страх мешал ей сосредоточиться.

— Ну, возьми себя в руки, — проговорил Шульц, подкрепляя свои слова толчком пистолета в затылок, — иначе будет плохо.

Лорелли дрожащими руками завела мотор.

— Куда ехать?

— В мою контору.

Поездка по ночным улицам показалась девушке райским блаженством. Она вцепилась в руль и мечтала только о том, чтобы дорога никогда не кончилась. Пока они едут, она в безопасности.

— Стой! Или ты забыла, где моя контора? — ее снова ткнули пистолетом в затылок.

Лорелли нажала на тормоза. Шульц вылез первым и вытолкал их. Он дал Джо ключ, и тот, открыв дверь игорного салона, зажег свет. Шульц втолкнул Лорелли и Джо вовнутрь.

— Пройдите через зал и спуститесь вниз по лестнице, — сказал он. — Только без глупостей!..

На лестнице, ведущей в погреб, пахло сыростью. Там стояли бочки и валялось много пустых бутылок. Шульц указал на крышку погреба.

— Откройте, и не бойтесь, она не кусается.

Джо взялся за железное кольцо и потянул крышку на себя.

— Теперь залезайте туда и учтите, что ни крика, ни стуков никто не услышит. Так что сидите смирно.

— Ты не можешь так поступить, Пол, — всхлипнула Лорелли. — Что я тебе сделала?

— Пока ничего, — почти добродушно ответил толстяк. — Просто я хочу, чтобы вы были под рукой. В ближайшие часы я хочу заняться некоторыми важными делами и не хочу, чтобы мне мешали. Ну, отправляйтесь! Не беспокойтесь, об обществе для вас я побеспокоился, вы будете не одни.

Лорелли подошла к отверстию и спрыгнула вниз.

— Теперь твоя очередь, Джо.

Пожав плечами, юноша последовал за Лорелли. В течение всего этого времени он выбирал удобный момент, чтобы напасть на Шульца, но тот не дал ему ни единого шанса. С ненавистью наблюдали они за Шульцем, опускающим крышку погреба. Вдруг Лорелли испуганно обернулась — возле нее послышался какой-то шорох и от стены отделилась фигура. Лорелли взвизгнула и схватила Джо за руку.

— Можете не бояться, — крикнул сверху Шульц. — Позвольте представить — Клер Рассел из «Клериона». Желаю вам приятного времяпрепровождения.

Крышка погреба с грохотом захлопнулась.

Глава 20

Гарри Дюк остановил машину около «Монте-Карло». Где-то куранты пробили час ночи. Клуб был уже закрыт, и перед входом прогуливались двое полицейских. Увидев Дюка, они направились к нему.

— Что вам здесь нужно? — спросил один из них.

— Да вот, хочу выпить, — беззаботно ответил Дюк. — А что, разве нельзя?

— Пройдите, сержант хочет с вами поговорить.

Дюк охотно последовал за полицейским.

— С удовольствием. Если это О'Мелли, то у него обязательно найдется что выпить.

Полицейский более внимательно посмотрел на него.

— По-моему, я вас уже где-то видел…

— Очень может быть. Я Гарри Дюк.

— Простите, мистер Дюк, я вас сразу не узнал. Сержант будет рад вас видеть.

Они вошли вовнутрь и поднялись наверх. Полицейский откашлялся и смущенно сказал:

— Мистер Дюк, завтра скачки, и в них участвует Синяя птица. Сержант считает, что у нее есть шансы на победу. А вы как думаете? Мне очень бы хотелось выиграть.

— В конюшне лучшей лошади, чем она, я не видел, — сказал Дюк. — Но стоит ее вывести оттуда, как все пропало.

И он удалился, оставив полицейского стоять столбом.

Сержант О'Мелли прохаживался по кабинету Белмана и курил его сигары. Он удивленно посмотрел на входящего Дюка. Труп Белмана уже убрали, и все выглядело так, словно здесь ничего не произошло.

— Доброй ночи, сержант, — радостно приветствовал его Дюк. — Мне сказали, что я найду вас тут. Я слышал также, что вы завтра хотите поставить на Синюю птицу?

— Да, а вы не советуете?

— Попробуйте лучше на Готтентота.

— Господи! — простонал О'Мелли, закрыв глаза. — Я чуть не попал впросак!

— Сколько вы хотели поставить, тысячу?

— Так много денег у меня нет.

— О'кей, тогда я поставлю за вас тысячу. Идет?

— Да, но при проигрыше я окажусь в трудном положении.

— Ошибаетесь, не вы, а я, — рассмеялся Дюк. — Но не беспокойтесь, Готтентот не подведет…

— Вы часто бываете в этой конторе? — спросил О'Мелли, меняя тему.

— Здесь? Вы имеете в виду в этом кабинете?

— Да. Мы нашли ваши свежие отпечатки на этом столе.

Дюк промолчал.

— Врач утверждает, что Белман покончил с собой. В общем, к чему усложнять ситуацию. Я не имею к тебе никаких претензий.

Гарри вздохнул свободнее.

— Но Каллагену тоже известно о моих отпечатках?

Сержант покачал головой.

— Я сказал капитану только то, что считал нужным. К чему взваливать на его плечи лишние заботы.

— Благодарю… Собственно, я пришел сюда, чтобы поговорить с Келлсом. Не знаете, где он?

— Он отправился на ночь в турецкие бани.

— Тогда я поеду туда, — Гарри улыбнулся сержанту. — А вы подумайте, как распорядиться выигрышем…

При виде Дюка лицо цветного служителя турецких бань озарилось радостью.

— Добрый вечер, мистер Дюк. Давненько вы у нас не были.

— Мистер Келлс у вас?

— Да, он в парилке.

— Я пройду к нему. Как идут дела?

— Да так себе. Вы двое сегодня единственные посетители.

— Я останусь у вас на всю ночь.

— Как вам угодно. Приготовить завтрак?

— Это было бы чудесно. Хороший кусок мяса и чашечку кофе, но пораньше.

— Хорошо, мистер Дюк, — служитель подал Гарри купальный халат. — Дорогу вы знаете…

Дюк отправился в раздевалку. Пока он раздевался, мысли его блуждали далеко. Где искать Клер… Если она похищена, то, прежде чем начинать поиски, необходимо взять под наблюдение всех подозрительных людей. Возможно, она было свидетелем убийства Белмана, и тогда ей грозит большая опасность. От таких мыслей Дюку стало не по себе. Он обмотал полотенце вокруг бедер и направился в парилку. Там, вытянувшись на скамье и закрыв глаза, лежал Келлс. По-видимому, он дремал. Гарри и сам очень устал. Он растянулся на скамье рядом с Келлсом и крикнул чуть ли не прямо в его ухо:

— Горим!

Тот вскочил, как ошпаренный.

— О, это ты! — он опять улегся и закрыл глаза.

Дюк потряс его за плечо.

— Прости, но тебе придется проснуться. У меня серьезный разговор.

Келлс тяжело вздохнул.

— А сигареты у тебя есть?

— Я что, кенгуру? — Дюк похлопал себя по голой груди. — Но я могу попросить принести.

— Не забудь и про виски, — напомнил Келлс. — Ты уже знаешь о Белмане?

— За чем и пришел…

Вошел негр. Дюк попросил принести сигареты и бутылку виски с содовой.

— Так кто же прикончил Белмана?

— Это было самоубийство, — сказал Келлс. — Таково медицинское заключение…

— Это мне известно, — отмахнулся Дюк. — Но, между прочим, его кто-то все же прикончил.

— Может быть, ты и твоя бэби?

— Какая бэби?

— Та девушка, которая была с тобой.

— Ошибаешься. Буду с тобой откровенен — я нашел Белмана уже убитым, а девушка была в его конторе.

— Ну, так, значит, это сделала она.

Келлс проявлял мало интереса к проблеме. Негр принес виски и сигареты. Дюк отпил немного и продолжал:

— Что же ты собираешься теперь делать?

— Я вполне могу стоять на собственных ногах. А ночной клуб, скорее всего, купит Коррис.

— Коррис? — удивленно спросил Дюк. — Откуда эти сведения?

— Сам пораскинь мозгами…

— Белман купил Пиндерс-энд? — спросил Гарри как бы между прочим.

Келлс бросил на него пристальный взгляд, потом, помолчав немного, кивнул.

— Как глубоко завяз ты в этом деле? — напрямик спросил Гарри.

— Достаточно глубоко, — ухмыльнулся Келлс.

— Если ты разыгрываешь святую невинность, я выложу карты на стол. Не ты один интересуешься Пиндерс-эндом.

— А я разве сказал, что интересуюсь им? Но если уж об этом зашла речь, ответь, кто еще интересуется этим местом?

— Во-первых — я, во-вторых — Спейд.

— Спейд?

— Что тебе известно о нем?

— Практически ничего, и это меня беспокоит. Кажется, его никто не знает в лицо. Кроме Корриса, конечно.

— Это мне и самому известно. Послушай, Ник, если ты согласен, то дело Пиндерс-энда мы сможем довести вместе. Если нет, то забудь об этом разговоре.

Келлс взял стакан с виски и стал пить маленькими глотками. Дюк не торопил его.

— Ты знаешь, что Шульц тоже хочет влезть в это дело? — подлил масла в огонь Гарри.

— Шульц? — Келлс закашлялся, поперхнувшись виски.

— Вот именно. Он работает на Спейда, — продолжал Гарри, с наслаждением чувствуя, как его тело расслабляется в сухом паре парилки.

— Теперь я начинаю понимать. Значит, ты и я… против Шульца и Спейда?

— Примерно так. Кроме того, на нашей стороне еще и Кейзи. Ты его знаешь?

— Нет.

— Это предводитель жителей Пиндерс-энда. Они вооружены и готовы отразить любое нападение.

— Вот это предусмотрительность! — Келлс приподнялся и с восхищением посмотрел на Дюка.

— Это еще не все. На нашей стороне Питер Каллен и вся редакция «Клериона». Кроме того, в наших союзниках и та девушка, с которой ты меня видел, и ее приятель Джо. Оба они терпеть не могут Шульца. Против нас Коррис, Шульц и Спейд. По-моему, наша позиция предпочтительнее.

— Возможно, ты прав, — сказал Келлс и, подумав, начал загибать пальцы.

— Опасаешься за дележку? Разве там не хватит на всех? — испытующе спросил Дюк, не отрывая взгляда от Келлса.

Некоторое время тот колебался, потом нехотя произнес:

— Вероятно, там около пятисот тысяч…

— Неплохой куш, — восхитился Гарри.

— Кое-что мне рассказал Белман, — начал Келлс. — Ты помнишь дело Френка Нокса.

— Френка Нокса? — Дюк подумал. — Это не тот ли, что грабил банки?

— Совершенно верно. Лет десять назад судьба случайно привела его в Фервью, но по пятам шли ищейки ФБР. Он спрятался в доме, где сейчас живет Кейзи, но полиции удалось выкурить его оттуда. Так вот, Белман уверял, что перед тем, как покинуть дом, он спрятал там свою добычу.

— Так вот в чем тайна Пиндерс-энда, — задумчиво сказал Дюк. — А как Белман узнал про все это?

— Через сообщника Нокса по имени Джек. Тот хотел, чтобы Белман достал эти деньги для него. Сам он не мог этим заняться, так как очень хорошо известен полиции и боится даже нос высунуть наружу. Но у него был точный план дома, где спрятаны деньги. Белману удалось убрать Джека и завладеть планом. Я был против убийства, в конце концов, там хватило бы денег на всех… — Но ведь ты знаешь, каким жадным был Белман…

— Это он приказал Тимсену купить Пиндерс-энд? — перебил его Гарри.

— Да. Смерть Тимсена спутала Белману все карты. Он хотел провернуть дело как можно тише, дабы не привлекать внимания Спейда. А теперь выясняется, что Спейду давно все было известно.

— Ты считаешь, что Тимсена убрал Спейд?

— Или он, или кто-то из его банды.

— Выходит, контракт на покупку сейчас у Спейда?

— Скорее всего.

— Что ж, это ему ничего не даст. Если он его предъявит, то неминуемо раскроет свое инкогнито. Если же пожалует в Пиндерс-энд, то получит достойный отпор.

— Нужно завтра же утром отправиться в Пиндерс-энд и забрать оттуда деньги. Тогда мы оставим Спейда в дураках.

— Значит, присоединяешься ко мне?

— Можешь на меня рассчитывать.

— Ты сказал, что существует план тайника. У кого он теперь?

— Скорее всего, у того, кто убрал Белмана. Но это не должно нас тревожить.

— Откуда тебе известно, что деньги находятся в доме Кейзи? Может, они закопаны где-то в саду или спрятаны в одном из сараев…

— Ну и что? У нас много времени. Не найдем деньги у Кейзи, обыщем все соседние постройки. Пятьсот тысяч стоят того, чтобы за них немного попотеть.

— Что ж, ладно…

Гарри вышел из парилки и, зайдя в контору служителя, подошел к висевшему на стене телефону. Он набрал номер Клер и подождал немного. Никакого ответа. Было уже два часа ночи. Ничего не оставалось, как вернуться обратно.

Келлс сонно посмотрел на него.

— Ты скоро, наконец, успокоишься?

— Спи. Завтра нас ждет трудный день.

Он покинул парилку и перешел в более прохладное помещение. Прежде чем лечь спать, Дюк принял холодный душ. Вода освежила голову, но усталость осталась. Он улегся на узкий диван и принялся думать о Пиндерс-энде. Инициалы "Ф" и "Н" были, конечно, оставлены Френком Ноксом. Теперь ему было известно, что искал таинственный посетитель в доме Кейзи. Пятьсот тысяч долларов — огромная сумма. Из-за нее уже два человека расстались с жизнью. И еще неизвестно, скольким придется последовать за этими, прежде чем вся эта история не закончится.

«Надеюсь, я не буду в их числе», — философски подумал Гарри и уснул.

* * *

Теда Корриса вырвал из сна настойчивый телефонный звонок. Он привычно бросил взгляд на часы и отметил, что уже два тридцать ночи.

— Кто говорит? — сонно спросил он.

— Коррис? — произнес резкий голос на другом конце провода.

— Да, мистер Спейд! — остатки сна мигом покинули Корриса.

— Вы разговаривали с Каллагеном?

— Да. С ним все в порядке, мистер Спейд. — В душе Коррис проклинал своего шефа, даже ночью не дающего ему отдохнуть. — Я передал ему деньги, и он успокоился.

— Хорошо. — Спейд замолчал, и Коррису показалось, что линия разъединилась.

— Хэлло, мистер Спейд, вы слушаете?

— Не употребляйте моего имени через каждые два слова, — оборвал его Спейд. — Теперь главное. Вы должны покончить с нашим делом.

— Конечно, как только рассветет…

— Боюсь, что на рассвете будет поздно. Соберите сейчас же ребят, и мы поедем в Пиндерс-энд. Думаю, хватит человек шесть. Раздайте им оружие и патроны. Кейзи получил от Дюка пистолет, так что, вероятно, он окажет некоторое сопротивление. Мне бы хотелось, чтобы к утру дело было закончено. Когда покончите с Кейзи, разберите дом по камушку. Понятно?

— Да. А вы что, поедете с нами?

— Еще не знаю. Возможно, поеду.

— Вы видели Шульца?

— Нет.

— Что это значит?

— Очевидно, он хочет обмануть нас. Я сам побываю у него сегодня ночью и поговорю.

— Может, и мне поехать с вами, — зло усмехнулся Коррис.

— Нет, я справлюсь один. Вы видели его девушку и парня?

— Нет, сегодня не видел.

— Они куда-то исчезли. Похоже, и Шульц собирается удрать. План, конечно, у него.

— Должно быть. Как я жалею, что послал к Белману Шульца, а не занялся этим делом сам. Думал, ему можно доверять…

— Доверять нельзя никому. Я позвоню еще, если вы понадобитесь. Итак, вы знаете, что вам делать?

— Да. Можете на меня положиться.

Линия разъединилась. Минуту Коррис раздумывал, не позвонить ли Шульцу и предупредить, что истекают последние минуты его жизни. Но потом отбросил эту мысль: не стоит связываться с человеком, над которым уже витает тень смерти. Он вновь взялся было за телефон, но потом передумал, решив, что несколько часов сна все же не помешают. Часа через три можно будет собирать ребят.

Глава 22

Шульц подъехал к своему дому и поставил машину в гараж. Не зажигая света, поднялся по лестнице. Дом казался вымершим. Шульц с сожалением подумал о Лорелли. Он с удовольствием взял бы ее с собой, но у него создалось твердое убеждение, что ей нельзя доверять. Кроме того, Шульц понял, что уже слишком стар для такой молодой женщины.

Он вошел в свою аккуратную спальню и поставил на кровать два чемодана. Дверь в комнату Лорелли была открыта. Он зажег там свет и огляделся: неубранная постель, на туалетном столике рассыпана пудра, шелковая рубашка небрежно брошена на стул.

Шульц вдохнул незабываемый запах Лорелли и снова расстроился: ему так не хватало ее. О Джо он тоже вспоминал с сожалением: юноша был таким способным. Впрочем, сейчас не время для сантиментов. Если он первый найдет деньги, то ему никто не будет нужен. Он сможет осесть где-нибудь в спокойном месте, купить домик с садиком и выращивать свои любимые орхидеи.

Шульц решительно выдвинул ящики стола и, осмотрев их, нашел шкатулку с драгоценностями, купленными им Лорелли за время их совместной жизни. Сунув драгоценности в карман брюк, он подошел к шкафу. Осмотрев одежду, он оторвал от одного из платьев маленькую бриллиантовую застежку и присоединил ее к другим драгоценностям. Роясь в белье, он случайно нашел пачку писем, перевязанных зеленой тесемкой. Он прочитал два-три письма и мрачно рассмеялся. Шульц и раньше подозревал, что Лорелли обманывала его, теперь перед ним были неопровержимые доказательства. Он с удовольствием разорвал бы все вещи Лорелли, но у него просто не было на это времени. Более важные дела ждали его сегодня. Шульц поднялся в мансарду Джо. В ней было чисто и опрятно. Ящики комода и шкаф были заперты. Шульц вскрыл замки отмычкой и пересмотрел имущество Джо, но не нашел ничего интересного, кроме коробки с патронами к револьверу тридцать восьмого калибра. Самого же револьвера нигде не было. Очевидно, он остался у Джо. Какого же дурака он свалял, что не обыскал мальчишку! С оружием тот мог натворить дел. Придется, покончив с делами, заехать в контору и рассчитаться с пленниками. Нет, лучше не откладывать дел в долгий ящик. Сначала нужно убрать тех троих, что сидят в подвале, а уж затем отправляться в Фервью. Иначе их может освободить полицейский патруль.

Так Шульц стоял, раздумывая. Вдруг он вздрогнул — до него отчетливо донесся шум с крыши. Он выключил свет и замер в темноте, прислушиваясь. Потом осторожно подошел к окну и выглянул. Яркий лунный свет заливал улицу и соседние крыши. Шум опять повторился.

Вдруг перед Шульцем мелькнула тень. Кошка! Она сверкнула в его сторону изумрудными глазами. Так о чем же он думал? Ах да, о револьвере. Его беспокоило то, что Джо вооружен.

Шульц вышел из мансарды и стал спускаться по лестнице. Теперь ему казалось, что дом буквально переполнен посторонними шумами. Внизу громко хлопнула дверь. Наверное, от сквозняка. Шульц попытался вспомнить, оставил ли он окно гостиной открытым или нет… Внезапно Шульцу вспомнился Спейд. Он не мог сказать, почему это имя вдруг пришло ему в голову. Темнота коридора напомнила ему о Спейде. В скрипе ступенек и шорохе занавесок — всюду был Спейд.

Нервы Шульца были напряжены до предела. Но тут, словно для того чтобы успокоить его, ветер вдруг стих. Наступила тишина. Шульц вошел в спальню и торопливо уложил чемоданы. В спальне он чувствовал себя более уверенно. Разве он не убрал Белмана! Да так, что полиция вынесла вердикт: самоубийство! Это лишний раз доказывает — работа была проделана аккуратно.

Шульц открыл портфель и вынул оттуда потрепанный листок с планом тайника Френка Нокса. Знает ли Спейд об этом плане? Если да, то странно, почему он до сих пор не заполучил его. Нужно позвонить Коррису, чтобы выиграть время. Шульц бросил взгляд на часы и отметил, что уже 4.30 утра. Как получилось, что он потратил на сборы столько времени? Он спрятал план, запер чемоданы и отнес их вниз, в холл.

Вдруг Шульц остановился на полдороге. Он твердо помнил, что нигде не зажигал света. Теперь же за дверью гостиной отчетливо виднелась полоска света. Шульцем опять овладел страх. Он на цыпочках пересек холл и, подойдя к двери гостиной, прислушался. Затем бесшумно повернул ручку двери и толчком распахнул ее, приготовившись в случае необходимости мгновенно отскочить в сторону. Комната, однако, была пуста. Вдруг занавеска шевельнулась, но это был только ветер. Шульц подошел к окну и выглянул в тихий сад. Только тут до него дошло, что кто-то чужой открыл окно. Ведь когда Шульц вошел в дом, окно было закрыто. Значит, пока он собирал вещи, в дом кто-то проник. Нужно бежать, и чем быстрее, тем лучше. Но едва Шульц достиг двери, как наверху послышались шаги. Кто-то по-хозяйски ходил в комнате Лорелли, не считая даже нужным скрывать свое присутствие.

В несколько шагов Шульц достиг выключателя, и дом погрузился в темноту. Он прижался к стене, зубы его выбивали мелкую дрожь. Через матовое стекло из гостиной просачивался бледный утренний свет. Шульц с ужасом догадался, что этот новый день начался для него с визита Спейда. Шаги уже послышались на лестнице. Быстро и уверенно они приближались к нему. В великом страхе Шульц попытался плотнее прижаться к стене.

Глава 23

Клер едва задремала, как вдруг кто-то потряс ее за плечо. В первый момент она не могла понять, где находится.

— Проснись, — тормошил ее Джо.

Тут Клер вспомнила то, как Шульц посадил ее в подвал, и то, как появилась здесь эта пара — красивая брюнетка и юноша с серьезными глазами. Джо не позволил Лорелли поговорить с ней.

— Учти, каждое твое слово попадет в газету, — предостерег он.

После этого Клер задремала, но Джо разбудил их. Он метался по подвалу, не в силах совладать с болью в раненной руке.

— В чем дело? — спросила Клер.

— Ничего страшного, — успокоила ее Лорелли. — Просто Джо не в духе.

— Мы должны выбраться отсюда. — Юноша зло посмотрел на них. — Поломайте головы над этой проблемой, вместо того чтобы спать.

— Отсюда нет выхода, — сказала Клер. — Я уже все проверила.

— Вы же интеллигентная женщина, напрягите свой мозг, — Джо никак не мог успокоиться.

— Успокойся, Джо, — попросила его Лорелли. — Ведь Шульц скоро вернется.

— Вот именно! А ты догадываешься, что он с нами сделает?

— Где мы находимся? — спросила Клер.

— Под игорным залом. У Шульца в этом здании контора, но я понятия не имела, что здесь имеется еще и подвал, — ответила Лорелли.

— Гарри Дюк бывал здесь? — спросила Клер.

— Вопросы, одни только вопросы, — проворчал Джо. — Неужели у вас нет никаких предложений?

— Что вам известно о Гарри Дюке? — спросила Лорелли.

— Он мой друг.

Лорелли удивленно посмотрела на нее, потом пожала плечами.

— Что ж, нам от этого не легче. Давайте еще раз осмотрим подвал.

Клер встала и начала вновь ощупывать стены. Пол, покрытый соломой, был завален бочками и ящиками. Единственным необычным предметом здесь был шкаф, стоявший у противоположной стены. Клер сравнила входной люк подвала с огромным шкафом.

— Можете мне объяснить, как попала сюда эта вещь? — спросила она.

— Не говори чепухи! — буркнул Джо.

— Она права, — вдруг решительно заявила Лорелли. — Этот шкаф не могли протиснуть через люк. Значит, где-то здесь есть еще одна дверь.

Клер еще раз простучала стены, но безрезультатно. Тогда она подошла к шкафу. Он был заперт. Джо стал здоровой рукой выламывать дверь. После долгой возни ему это удалось.

— Здесь есть выход! — крикнула Клер.

Действительно, внутри шкафа была еще одна дверь. Джо повернул ручку, и дверь открылась наружу.

— Тише! — шепнул Джо. Он вышел, и девушки последовали за ним. Они оказались в узком коридоре, перед лестницей, ведущей круто вверх. Джо начал подниматься по ней и вдруг приложил палец к губам: рядом отчетливо слышались голоса. Юноша вытащил револьвер.

— Подождите здесь, я посмотрю, в чем там дело. Что бы ни случилось, сидите тихо и не выдавайте себя.

Поднявшись вверх еще ступенек на десять, Джо прислушался. Теперь голоса звучали совсем рядом. Он даже мог различать отдельные слова.

— Сколько нам еще сидеть? — злым голосом спросил мужчина.

— Заткнись! — по-приятельски отозвался второй. Потом последовало какое-то несвязное бормотание, затем отчетливая фраза:

— Неужели никто не может сварить кофе?

Юноша понял, что в соседней комнате находится большая группа мужчин. Осторожно ступая, он достиг конца лестницы и оказался на площадке с окном, через которое просачивался слабый утренний свет. Было уже 5.30. В конце коридора были две двери. Одна вела в комнату, где сидели мужчины, вторая, вероятнее всего, на улицу. Джо бесшумно проскользнул по коридору и открыл вторую дверь — она действительно вела на улицу, — и нос к носу столкнулся с Коррисом.

Со смелостью, которую ему придавало отчаяние, Джо нанес тому сильнейший удар в подбородок. Коррис пошатнулся и чуть не потерял свои серебряные очки.

— Ты что, с ума сошел?! — спросил он довольно миролюбиво, но в следующее мгновение узнал Джо и отскочил в сторону. — Ты парень Шульца! Что здесь вынюхиваешь?

Голова Джо работала быстро. Нужно как можно быстрее сбить Корриса с ног и дать возможность девушкам убежать. Джо знал, что Коррис опасен, как кобра. Кроме того, в любой момент могли появиться его люди.

— Простите, но я не узнал вас, — начал оправдываться Джо. — Я ищу Шульца, и вы меня напугали.

— Оставь в покое свою пушку, — сказал Коррис, окидывая юношу недоверчивым взглядом.

— Вы любите рано вставать? — спросил Джо, опуская револьвер.

— Ранней пташке достается больше корма, — в тон ему ответил Коррис.

— Ну-ка, брось оружие! — услышал Джо позади себя, и холодное дуло уткнулось ему в спину.

Джо неохотно швырнул на пол свой револьвер, затем обернулся и увидел высокого мужчину со шрамом на щеке.

— Хэлло, Биф, — сказал Коррис. — Остальные в сборе?

— Да. А с этим что делать?

— Он парень Шульца, возьми его с собой.

Биф ухватил Джо за шиворот и поволок его по коридору, туда, где собрались все остальные мужчины.

Комната была полна табачного дыма. Посередине стоял длинный стол, уставленный стаканами и бутылками. Тут же лежали карты и деньги. Вокруг стола сидели восемь человек и играли в покер. Биф швырнул Джо на стол, так что бутылки и стаканы посыпались на пол. Игроки повскакивали с мест. Большинство из них Джо знал как завсегдатаев игорных залов Беновилля. Он вскочил и забился в угол. Коррис уселся за стол.

— Перестаньте хохотать, как идиоты. Пусть кто-нибудь сварит кофе и подайте сюда этого мальчишку. Я хочу его кое о чем спросить.

Как щенка, Биф встряхнул Джо и поставил на ноги.

— Что ты здесь делаешь? — начал Коррис.

Джо молчал.

— Да он немой! — Биф ударил тяжелой лапой по лицу Джо. Юноша застонал и пошатнулся, но Биф не дал ему упасть.

— Так что же ты здесь делаешь? — повторил Коррис.

— Я уже сказал вам, что ищу Шульца.

— Займись им, — Коррис кивнул Бифу. — У меня нет времени допрашивать его. Выколоти все, что можно, а главное, узнай, зачем он пожаловал сюда. Только не вытряхни из него душу.

Стоя на лестнице, девушки слышали все слова Корриса. Они поняли, что Джо пришлось расстаться со своим оружием. Наконец до них донесся шум захлопнувшейся двери. Постояв немного в темноте, девушки поднялись по лестнице, вышли в коридор и открыли дверь на улицу. Клер подняла с пола револьвер Джо.

— Мы не можем оставить Джо в опасности, — шепнула она Лорелли.

— Отдайте мне оружие! — решительно сказала Лорелли, отбирая у Клер револьвер. — Я останусь здесь. А вы пока найдите Гарри Дюка. В полицию не ходите. Здесь банда Спейда, а полиция защищает ее. Найдите Дюка, и как можно скорее.

— Но я не могу оставить вас здесь одну, — Клер была в нерешительности.

— Не беспокойтесь, у меня есть оружие. — Лорелли нетерпеливо подтолкнула ее. — Спешите, иначе мы пропали.

— Но как же мне найти Дюка?

— Узнайте у Питера Каллена, — подумав, ответила Лорелли.

Клер пожала ей руку и бросилась в узкий переулок. Не прошло и минуты, как в коридоре появился Биф, тащивший Джо. Когда он нагнулся над своей жертвой, Лорелли изо всей силы стукнула его рукояткой револьвера по голове. Биф мешком осел на пол.

— Неплохо, — похвалил ее Джо, сплевывая кровь.

Так начался третий день.

Глава 24

Гарри Дюк проснулся от аппетитного запаха, щекотавшего ноздри. Негр-служитель потряс его за плечо.

— Завтрак, мистер Дюк. Вы просили пораньше.

Гарри быстро сел и удивленно посмотрел на бифштексы с жареной картошкой. Он чувствовал себя неважно.

— Неужели все это я вчера заказывал? Принеси мне еще виски.

Пока негр ходил за виски, Гарри встал под холодный душ, и эта процедура немного взбодрила его. Выпив виски, он окончательно пришел в себя и, усевшись за стол, принялся за еду.

— Мистер Келлс уже встал?

— Да, он сейчас придет.

Появился заспанный Келлс.

— Ты уже набиваешь желудок? Боже мой, какой завтрак в пять утра!

— Принеси ему то же самое, — распорядился Гарри.

— Кофе, — запротестовал Келлс, — только кофе!

— Не будь дураком, — ответил Гарри. — Нас ждет сегодня много дел, и тебе будет не до еды.

— Чем мы займемся в первую очередь?

— Прежде всего узнаем у Каллена, не нашел ли он Клер.

— Стоит тебе раскрыть рот, и каждый раз ты произносишь новое имя. Кто такая Клер?

— Клер Рассел из «Клериона». Она пропала. Ты случайно не видел ее вечером? Она собиралась взять интервью у Белмана.

— Ах, вот кого ты имеешь в виду! — Келлс присвистнул. — Я встретил ее у входа в «Монте-Карло». Она выходила вместе с Шульцем…

— Шульцем? — Гарри уронил вилку. — Шульц был у Белмана?

Теперь настала очередь Келлса встревожиться.

— Боже мой! Какой же я дурак! Шульц вполне мог быть убийцей! Он держал девушку под руку, и у нее был странный вид. Помню, он что-то уж слишком поспешно усадил ее в машину.

— Ты непроходимый дурак! — Дюк вскочил. — Нам следовало заняться этим делом еще ночью! Пойдем, нельзя терять ни секунды!

— А как же мой завтрак? — запротестовал Келлс.

— Забудь о нем! — Дюк поспешно натягивал пиджак. — Сначала мы должны найти Шульца.

Пока Келлс одевался, Гарри позвонил Питеру Каллену, но не получил ответа.

Дюк и Келлс уже подходили к двери, когда в комнату вошел негр с полным подносом. Келлс быстро сделал себе бутерброд с ветчиной и ринулся вслед за Гарри. Негр с изумлением посмотрел им вслед. Пока они бежали к машине, Келлс уплетал свой завтрак.

— Хотелось бы знать, куда мог задеваться Питер Кал-лен? — проворчал Дюк, резко выжимая акселератор. — Нельзя было оставлять его одного!

— Что ты переживаешь за него, — Келлса нисколько не интересовал Каллен. — Появится, никуда не денется.

— Где твоя машина? — вдруг спросил Гарри.

— В гараже, позади «Монте-Карло».

— Мне пришла в голову одна идея. — Дюк свернул на боковую улицу. — Мы сейчас разделимся. Ты поедешь в Пиндерс-энд и объяснишь Кейзи ситуацию. Я буду спокойнее себя чувствовать, если ты будешь там.

— Хорошо, — согласился Келлс. — Но как этот парень узнает, что мне нужно доверять?

Дюк вспомнил о бутылке яблочной водки и отдал ее Келлсу.

— Покажи Кейзи эту бутылку, и он сразу поймет, что ты его друг.

Он высадил Келлса у «Монте-Карло», развернулся и поехал в обратную сторону. В зеркало заднего вида он увидел, как Келлс сделал основательный глоток из бутылки, очевидно в целях проверки ее содержимого. Увидя реакцию Ника, Гарри улыбнулся и дал газ. Дорога до дома Шульца заняла немногим более пяти минут. Дверь была заперта, но Гарри, не долго раздумывая, высадил ее плечом. Затем он расстегнул пиджак, чтобы в любой момент успеть выхватить револьвер.

Вдруг он остановился. Стены прихожей были забрызганы кровью. Сердце Гарри упало. Только в этот момент он понял, как много для него значила Клер. Он боялся сделать шаг и увидеть в гостиной ее труп. Пока он стоял так, позади раздались быстрые шаги, и голос Клер воскликнул:

— О, Гарри!

Он растерянно повернулся. В дверях стояла Клер, целая и невредимая. Солнце золотило ее каштановые волосы. Она серьезно посмотрела ему в глаза, и Гарри не смог удержаться, чтобы не поцеловать ее. Клер хотела освободиться из его объятий, но силы были слишком неравны.

Внезапно Клер почувствовала, что все тревоги покинули ее. Ей захотелось, чтобы это мгновение длилось вечно.

Наконец Гарри отпустил ее.

— Я так боялся, что с тобой что-то случилось, — проговорил он. Тут Гарри вспомнил о пятнах крови на стене. — Подожди меня здесь, я сейчас…

Питера Каллена он нашел в гостиной. Тот сидел в кресле, и его рубашка была мокрая от крови, а из угла рта вытекала тоненькая черная струйка крови. Дюк безмолвно стоял и смотрел на это, не испытывая никакого сильного чувства. Он просто не мог поверить, что это его друг Питер Каллен сидит здесь с простреленной грудью. Питер Каллен не мог умереть. Кто же теперь посмотрит на Гарри укоризненным взглядом и скажет: «Сколько можно вести такую жизнь?»

В этот момент вошла Клер.

Джо не смог помешать ей увидеть Питера. Она даже не спросила, мертв ли он, и так все было ясно с первого взгляда. Клер прислонилась к Гарри и закрыла глаза, как будто весь мир вокруг разлетелся вдребезги.

— Уведи меня отсюда, — только и смогла произнести она.

Гарри вывел ее из дома и усадил в машину.

— Подожди минутку, — сказал он, — мне еще нужно кое-что сделать.

Он бегом вернулся в дом и обыскал все комнаты. Потом вернулся к мертвому Питеру. Тот был застрелен в упор с близкого расстояния. На его рубашке виднелись следы пороха.

Как Питер попал в этот дом? Скорее всего, он пришел сюда, узнав, что Клер похищена Шульцем. Никакого оружия Гарри возле трупа не обнаружил.

Когда он вернулся к машине. Клер вроде бы пришла в себя.

— Ты знаешь такую пару: девушку по имени Лорелли и парня Джо? — спросила она.

— Конечно. Но они меня не интересуют.

— Они в опасности. Собственно, поэтому я тебя и искала. Они остались в доме, где находится твоя контора. Там сейчас собралась целая банда гангстеров во главе с Коррисом.

— Джо и Лорелли ничуть не лучше этих гангстеров. Какое нам до них дело.

— Они послали меня за помощью. — Клер повернулась к нему. — Мы должны поехать туда.

— Как скажешь… — Дюк вел машину, но мысли его по-прежнему вертелись вокруг Шульца. Он дал себе слово во что бы то ни стало разыскать толстяка.

— Тебе нельзя ехать одному, — предостерегла его Клер. — Там слишком много народа. Ты должен взять еще кого-нибудь с собой.

— Не беспокойся об этом.

После некоторой паузы Клер спросила:

— Кто убил Питера?

— Вероятно, Шульц.

— Я так просила тебя, чтобы ты оставил его в покое. — Она не упрекала Гарри, а как бы разговаривала сама с собой. — Если бы не ты, ничего бы не случилось…

Дюк затормозил возле дома, в котором находилась его квартира, и повернулся к Клер.

— Ты не должна говорить об этом с такой горечью. Ведь Питеру уже не поможешь. Он был моим лучшим другом, и мне его будет очень не хватать. Я понимаю, что для тебя он тоже значил очень много. Нам остается только хранить светлую память о нем. Не говори сейчас ничего такого, о чем потом пожалеешь.

Клер молча отвернулась.

— Я только зайду за оружием, — сказал Гарри. — А ты возвращайся домой, я вызову тебе такси.

— Нет, я хочу видеть все до конца, — упрямо сказала она. — Неужели ты думаешь, что после смерти Питера Каллена я отступлюсь.

Дюк вбежал в дом. Когда он доставал из ящика стола пистолет-автомат, зазвонил телефон. Он снял трубку.

— Это Гарри Дюк? — он узнал голос Лорелли.

— Откуда вы звоните? — удивился Гарри. — Я только что собирался ехать к вам на помощь.

— Я сама могу позаботиться о себе, — сказала она. — Я нахожусь в аптеке на углу Линкольн-стрит. Можете заехать за мной?

— Уже еду. — Он вложил пистолет в кобуру и сбежал по лестнице вниз. — С Лорелли все в порядке, — сообщил он, садясь в машину. — Она только что звонила. Мы заедем за ней.

Клер молча смотрела перед собой.

«Лучше бы она плакала», — подумал Гарри.

Лорелли и Джо стояли на улице, поджидая их. Усадив обоих в машину, Дюк развернулся и выехал на главную улицу.

— В Фервью! — крикнула Лорелли. — Я вам все расскажу по дороге!

— Что там у вас произошло?

— Много всего, — ответила девушка. — Банда Спейда готовится захватить Пиндерс-энд. Они все в сборе. Пятеро головорезов и Коррис, и все хорошо вооружены. Но они не ожидают отпора.

— Вот это приятная неожиданность, — Дюк усмехнулся. — Наконец-то все гангстеры Беновилля собрались вместе, и мы сможем одним ударом покончить со всеми, хотя бы и с помощью отверженных Фервью. Неужели тебя не радует, Клер, что через несколько дней воздух Беновилля будет чистым и здоровым.

— Слишком поздно, — прошептала она.

— Что вы собираетесь делать? — спросила Лорелли с заднего сиденья.

— Я отвезу вас в Фервью, а потом поеду в Пиндерс-энд предупредить Кейзи. Его люди вооружены, и с ними Келлс.

— Неужели вы думаете, что я позволю обойти себя?

— Мне очень жаль, но женщинам при перестрелке делать нечего.

— Но в Пиндерс-энде есть и другие дела. Вы займетесь стрельбой, а мы остальным.

Джо тотчас поднес пистолет к затылку Гарри. В его глазах мерцал опасный огонек.

— Ну что же, если вы так настаиваете, — сказал Гарри. — Но вначале отвезем Клер домой. А уж потом поторопимся на наше небольшое гулянье.

— Я поеду с вами! — отрезала Клер.

— Оставь ее в покое, — сказала Лорелли. — Она может пригодиться.

Джо, проворчав что-то, опустил пистолет. У него саднило лицо и ныла рука. В таком состоянии он мог натворить немало бед.

— Вечно ты так, — сказал он Лорелли. — Почему бы тогда не пригласить в компаньоны весь город!

— А вы знаете, сколько там лежит? — спросил Гарри. — Пятьсот тысяч. Этого хватит на всех!

— Пятьсот тысяч! — прошептал Джо.

Когда они достигли Фервью, Гарри спросил:

— Ты действительно хочешь ехать с нами. Клер?

— Да.

Он пожал плечами и прибавил скорость. На въезде в Пиндерс-энд их окликнул мужской голос:

— Стой, или я стреляю!

Дюк нажал на тормоза и оглянулся кругом, однако никого не увидел. Затем кусты шевельнулись, и из них показался Дженкинс, сжимавший в руках ружье.

— Мне очень жаль, мистер Дюк, — сказал он. — Но Кейзи приказал проверять всех приезжающих.

— Здорово придумано! — восхитился Гарри. — А где все остальные?

— В главном лагере, — он указал на кучку домов. — А в чем дело? Нам грозит какая-нибудь опасность?

— Похоже на то. Теперь слушайте меня внимательно, Дженкинс. Пропускайте все проезжающие машины, но если какая-нибудь остановится и ее пассажиры не отзовутся, сразу же стреляйте.

— Вы хотите, чтобы я стрелял в людей? — Дженкинс удивленно уставился на него.

— Это мой приказ, — сказал Дюк. Он проехал шлагбаум и остановился возле домов, где Кейзи и Келлс уже поджидали его.

— Кто это? — спросил Келлс, указывая на спутников Дюка.

— Лорелли, Джо и мисс Рассел…

— У нас здесь неплохой арсенал, — сказал Кейзи, — но, надеюсь, стрелять не придется?

— Боюсь, еще как придется! — ответил Гарри. — Но не думайте об этом, ведь правда на нашей стороне. Если на нас нападут, мы будем защищаться. Это всего лишь самооборона. Кроме того, всю ответственность я беру на себя.

— Вы сняли камень с моей души, — признался Кейзи. — Мне не хотелось бы усложнять жизнь моим людям.

— Скоро у вас в гостях будет банда Спейда, — объяснил Гарри. — Ас ними шутки плохи.

— Если бы отсюда можно было убрать женщин и детей, то я бы с чистым сердцем помогал вам. — Кейзи почесал затылок.

— Отпустите их всех в город. — Дюк вынул из кармана пачку долларов и отдал ее Кейзи. — Пусть обратятся в редакцию «Клериона» к Сэму Тренчу. Он позаботится о них до тех пор, пока все не уляжется.

Кейзи побежал к домам, да так, что только пыль поднялась.

— Ты действительно думаешь, что они приедут? — поинтересовался Келлс.

— Ты имеешь в виду банду Спейда? Разумеется. Не забывай, что на карту поставлено слишком много денег.

Три десятка женщин и детей полями направились в сторону Фервью. Так они делали довольно большой крюк, но зато должны были избежать встречи с Коррисом и его людьми. Дюк искренне жалел, что не увидит лица Сэма Тренча, когда этот караван появится в дверях редакции.

— Как нам лучше разместить людей? — спросил Кейзи у Гарри. — И что делать с Дженкинсом?

Гарри подумал немного, потом повернулся к Келлсу.

— Ник, возьми двух человек с автоматами и смени Дженкинса. Всех, кто появится, останавливай и поворачивай назад. Если не будет другого выхода, стреляй первым.

Келлс с тоской посмотрел на пыльное поле.

— Неужели ты хочешь, чтобы я пешком отправился туда? Пошли лучше Кейзи, он привык к пыли.

Рассмеявшись, Гарри хлопнул его по спине.

— А я-то думал, что за пятьсот тысяч долларов ты будешь работать не щадя живота. Это еще только начало, мой дорогой!

Ворча что-то себе под нос, Келлс отправился сменять Дженкинса.

Глава 25

Лорелли промывала и перевязывала лицо Джо. Из-под бинтов сверкали только его глаза, злые, как у гремучей змеи. Время от времени он стонал.

— Прекрати, — тихо сказала Лорелли. — Мы, наконец, проникли в дом. Что мешает нам сразу приступить к поискам?

— Дай мне отдохнуть.

— С деньгами в кармане ты сможешь отдыхать сколько захочешь, хоть всю жизнь… Да возьми же себя в руки, тряпка!

— А вы знаете, где искать? — спросила Клер.

— Не беспокойтесь, — ответила Лорелли. — Побудьте только немного с Джо.

Она выбежала на кухню и столкнулась с Гарри.

— Куда это ты так спешишь? — удивился тот.

— По-моему, нам надо сейчас же приниматься за поиски денег, — ответила она.

— Почему бы и нет? А где Джо?

— Он хнычет на кухне. Настоящий театр. Можно подумать, что он умирает.

Дюк зашел на кухню и подошел к Джо.

— Пошли, Джо. У меня для тебя есть работа.

Тот медленно поднялся и вдруг замахнулся на Гарри. Клер вскрикнула, но ее испуг оказался напрасным. Гарри отскочил в сторону, и Джо свалился к ногам Лорелли.

— Вставай, — зло прошипела она. — Ты что, чистильщик сапог?

Джо поднялся и обвел всех ненавидящим взглядом. Его рука потянулась к заднему карману брюк, но Гарри опередил его.

— Прекрати, — он грубо встряхнул парня. — Что это с тобой происходит?

Он поволок Джо на второй этаж. Лорелли последовала за ними.

— Итак, вот первая комната, — сказал Гарри. — Возьмитесь за нее как следует — поднимите доски пола, простучите стены. Если здесь ничего не найдете, переходите в следующую.

Он подал Лорелли лом и направился к выходу.

— Если парень не будет работать, позови меня.

Когда Гарри вернулся в кухню. Клер отвернулась к стене. Она выглядела такой одинокой и потерянной, что Гарри с трудом удержался от желания обнять девушку.

— Напрасно ты поехала с нами, — сказал он. — Возле дома стоит моя машина. Ты еще вполне можешь уехать.

— Я чувствую себя вполне нормально, не беспокойся.

Внезапно Гарри охватила ярость. Он схватил Клер за плечи и повернул к себе.

— А теперь, будь добра, выслушай меня! Ты глубоко ошибаешься, если думаешь, что Питер был скромным, безгрешным юношей! Он только и умел, что сваливать свои грехи на других! Советую тебе принять это к сведению!

Клер размахнулась и закатила ему пощечину.

— Негодяй! — ее глаза горели гневом. — Я ничего другого от тебя не ждала. И ты еще считался другом Питера!..

Гарри ошеломленно уставился на нее. Потом пожал плечами, круто повернулся и вышел из кухни. В коридоре он встретил Кейзи и сразу же вспомнил о своих обязанностях.

— Пошли, сделаем круговой обход.

Несколько мужчин наполняли полотняные мешки песком и закладывали ими окна. Другие, в ста метрах от дома, рыли окопы.

— Вы действительно считаете, что все это нам понадобится? — спросил Кейзи. — Это начинает мне напоминать настоящую войну.

— Подождем, пока все начнется, — усмехнулся Дюк.

Он проверил окопы и остался ими доволен.

— Нас здесь человек тридцать, — сказал Кейзи. — И все вооружены, так как кроме вашего оружия у нас тоже кое-что имелось.

— Прекрасно! — Дюк кивнул. — Я сейчас загляну к Келлсу. Дом должен стать неприступным. У вас нет колючей проволоки?

Кейзи обещал поискать. Дюк направился в сторону Келлса. Едва он поравнялся с ним, как на дороге показалась машина. Келлс окликнул ее водителя и приказал остановиться. Машина затормозила. Коррис высунулся из окна. При виде Гарри он помрачнел.

— Что все это значит? — спросил он. Рядом с ним сидело двое мужчин, а сзади еще трое. Дюк знал их всех и понимал, что пришельцы не остановятся перед убийством. Он неторопливо подошел к машине и оперся о край окна.

— Только без глупостей, ребята, — предупредил он. — Здесь, в кустах, трое парней с автоматами, и они просто жаждут пострелять.

— Что все это значит? — снова спросил Коррис.

— Это значит, что я занял Пиндерс-энд, — спокойно ответил Дюк. — Мне очень жаль, что я нарушил ваши планы. Мы пробудем здесь до конца недели, так что прошу повернуться на сто восемьдесят градусов и исчезнуть.

— Мы не собираемся подчиняться всякому проходимцу! — вскипел Коррис. — Убери свои локти, пока не нажил неприятностей!

Улыбнувшись, Гарри отвернул лацкан пиджака и показал новенькую звезду шерифа.

— Я теперь помощник шерифа в Пиндерс-энде, и эта местность находится в моем ведении. Очень жаль, ребята, но вам придется уехать.

— Вы не рискнете стрелять: здесь женщины и дети, — усмехнулся Коррис.

— Мы их отправили от греха подальше. Я это предусмотрел. А теперь испаритесь отсюда и побыстрее! — сказал Дюк. — Не то Келлс и другие парни откроют огонь без предупреждения. Скажите вашему шефу, что мы знаем тайну Пиндерс-энда. Небольшая загадка Френка Нокса разгадана. И если уж кто-то и найдет деньги, так это только мы.

Дюк с удовлетворением наблюдал, как машина развернулась и, поднимая клубы пыли, двинулась в обратном направлении.

— Ну, что скажешь? — обратился Дюк к Келлсу. — Теперь мистеру Коррису есть над чем подумать. Держу пари, что он вернется сегодня же ночью с подкреплением.

— Мне страшно хочется пить, — пожаловался Келлс. — Неужели я должен проторчать здесь весь день?

Прежде чем уйти, Дюк переговорил с оставшимися в засаде мужчинами.

— Окликайте каждого проезжающего. Давайте в воздух предупредительный выстрел, и если машина не останавливается, стреляйте на поражение.

Дюк и Келлс вернулись пыльным полем к дому Кейзи. В кухне они нашли Клер, заряжающую винтовки. Когда Гарри вошел, она даже не посмотрела в его сторону. И он тоже не взглянул на нее.

— У меня сейчас самое подходящее настроение для драки, — сказал Келлс. — Если они не явятся, я буду разочарован.

— Не беспокойся, это настроение тебе еще пригодится, — обнадежил его Дюк. — Неужели ты считаешь, что такой человек, как Спейд, поставит крест на пятистах тысячах долларов?

— Нет, да и Коррис тоже.

— Вот видишь. А теперь поднимемся наверх и посмотрим, как там идут дела.

В комнате наверху они нашли Лорелли, разочарованно стоящую посреди разгромленной комнаты. Джо сидел на подоконнике и курил сигарету. Он зло посмотрел на Дюка, но ничего не сказал.

— Ну, нашли что-нибудь? — спросил Гарри.

Комната выглядела ужасно: половины взломаны, в стенах пробиты огромные дыры.

— Здесь ничего нет, — ответила Лорелли. — Если бы у нас был план, а так…

— Но у нас его нет, — напомнил Дюк. — Келлс и я сменим вас, а вы займитесь снабжением нашего гарнизона продовольствием. В конце концов, тридцать человек должны что-то есть. Проверьте, что имеется у хозяина, и если этого покажется мало, берите мою машину и езжайте в Фервью.

— Вы что, считаете меня сумасшедшей? — усмехнулась Лорелли. — Мы будем разъезжать на машине, а вы, найдя денежки, смотаетесь отсюда!

— Какое недоверие, Лорелли! — Дюк расхохотался. — А теперь исчезни отсюда и делай то, что я тебе приказал. В конце концов, я здесь босс.

— Ну ладно, — наконец согласилась она. — Но если ты меня обманешь, пеняй на себя!

Весьма недовольная, она покинула комнату, и вслед за ней поплелся Джо.

— Ну, что теперь будем делать? — поинтересовался Келлс, когда они остались одни.

— Осмотрим все еще раз, — сказал Дюк.

Глава 26

К вечеру Пиндерс-энд был превращен в неприступную крепость. Дюк весь перепачкался и устал от бесполезных поисков. Он совершил еще один круговой обход и дал часовым последние инструкции. Потом вернулся на кухню и принялся умываться. Клер и Лорелли приготовили ужин для мужчин. К Лорелли вернулось ее хорошее настроение и, возясь с кастрюлями, она тихонько напевала.

— Вы тоже ничего не нашли? — спросила она у Гарри.

— Ничего, — ответил тот, вытирая лицо. — А тебе не приходит в голову, что, может быть, здесь и нет никакого клада. В конце концов, мы полагаемся на сведения Белмана.

Лорелли озадаченно посмотрела на Гарри.

— Это было бы ужасно! Я так рассчитывала на свою долю. Что же мне делать, если я ее не получу?

— Устраивайся на работу, — усмехнулся Дюк.

— Бросьте ваши штучки!..

Весь вечер Клер, игнорируя Гарри, не сказала ему ни единого слова. Они молча поели. Через некоторое время Гарри спросил:

— Где может прятаться такой человек, как Шульц?

— Что?.. — Лорелли опустила вилку. — Я думаю…

— Молчи! — прикрикнул на нее Джо. — Оставь Шульца мне! Я сам должен с ним рассчитаться!

— Боюсь, что это тебе не по зубам, малыш, — заметил Гарри. — Но, может, у тебя есть какое-нибудь конкретное предложение?

— Я предлагаю найти Шульца и забрать у него план. Тогда мы более целенаправленно сможем продолжить поиски.

— Твое мнение? — Дюк вопросительно посмотрел на Келлса.

— Поручи это дело мне. Разве этот малыш сможет справиться с Шульцем одной рукой?

— Нет, это сделаю я! — крикнул Джо. — Только мне известно, где он может скрываться!

Дюк задумался. В схватке против банды Спейда от Джо мало пользы. Зато он так ненавидит Шульца, что разобьется в лепешку, разыскивая его.

— Хорошо, — он кивнул. — Возьми машину. Но будь осторожен.

— Тогда я сразу же и отправлюсь! — Джо вскочил. Наблюдая за волчьей улыбкой на его лице, Дюк подумал, что Шульцу сейчас не позавидуешь. Вдруг рядом с Джо встала Лорелли.

— Я тоже поеду с ним, — сказала она. — Раненной рукой он не сможет вести машину.

— Как ты на это смотришь? — спросил Дюк у Джо.

— Почему бы и нет? — Он старался говорить равнодушно, но Дюк все же уловил скрытую нотку торжества в его голосе.

— Мне кажется, вы не доверяете нам, — сказал Дюк Лорелли. — А что, если в ваше отсутствие мы найдем деньги и утаим их от вас?

— Не говорите ерунды! Мы искали их весь день и ничего не нашли. Без плана их найти невозможно!

Дюк медленно встал, не выпуская Джо и Лорелли из поля зрения.

— У меня такое чувство, что нам не удастся найти их и с помощью плана.

— Чертов умник! — крикнул Джо, и в руке его сверкнул револьвер.

Дюк схватился за свой, но было слишком поздно. Почувствовав резкую боль в плече, он бросился на пол и загородился стулом в ожидании второго выстрела. Клер вскрикнула. Келлс, ошарашенный, сидел за столом. Все произошло так быстро, что он ничего не понял. Клер подбежала к Дюку и осторожно приподняла его голову. Джо потащил Лорелли к двери. Мельком он оглянулся на Келлса.

— Только без глупостей! Иначе получишь пулю.

Но Келлс и не пытался вынуть оружие. Он сидел, положив руки на крышку стола, и удивленно таращился на Джо. Тот выбежал вслед за Лорелли и захлопнул за собой дверь. Только тогда в Келлсе проснулась жизнь.

— Что случилось с Джо? Он с ума сошел, что ли?

Гарри повернулся к нему.

— Все обстоит гораздо проще. Лорелли и он решили провести нас. Утром они нашли деньги, но, посоветовавшись, решили с ними удрать. Они тянули до последней минуты, и я чуть было не попал впросак. И похоже, их план удался. Пока у нас на шее висит вот это, — он ткнул пальцем в ту сторону, где вдруг загрохотали ружейные выстрелы, — мы не сможем даже организовать за ними погоню.

— Тогда нужно прекратить перестрелку, — предложил Келлс. — Объясни Коррису ситуацию, и мы сможем взяться за охоту вместе.

— Коррис примет это за уловку с нашей стороны. Нет, мы должны разделаться сначала с его бандой, а уж потом заняться этой парочкой.

— Мои ребята ждут, мистер Дюк. Что нам делать? — сказал Кейзи, заходя на кухню.

— Я сейчас иду, — отозвался Дюк и повернулся к Келлсу. — Я пришлю тебе несколько человек. Ты будешь защищать дом и охранять Клер.

Келлс с тоской посмотрел на Дюка.

— К чему все это? Деньги ведь улетучились.

— Зато мы очистим Беновилль от гангстеров. С меня достаточно и этого.

— Ты сумасшедший! — крикнул Келлс.

Не обращая на него внимания, Дюк подошел к Клер.

— Мне нужно туда, к ребятам. Я оставляю здесь Келлса, он позаботится о тебе.

— Как ты себя чувствуешь? — она уткнулась в его грудь и заплакала. Дюк крепко прижал ее к себе. Снаружи с удвоенной силой захлопали выстрелы.

— Не ходи туда, — вдруг сказала она. — У меня предчувствие, что тебя убьют.

— Не беспокойся, со мной ничего не случится. Мы должны покончить с гангстерами, — он нежно погладил ее по плечу. — Я очень люблю тебя. Клер. — С этими словами Гарри исчез в темноте.

Кейзи ожидал его в коридоре. Не успели они сделать и пары шагов, как над ними просвистела пуля.

— Скорее винтовку! — крикнул Дюк.

Кейзи подал ему оружие. Дюк долго целился, потом выстрелил. В ответ загрохотали ружья с противоположной стороны. Дюк выстрелил еще раз и попал в цель: раздался крик, и стрелок упал.

— Отсюда не видно, куда целиться, — заметил верзила по имени Сингер, сидевший в окопе вместе с Дженкинсом. — Можно выйти из окопа.

— Но только осторожно! — предупредил Дюк. — Возвращайтесь в дом.

Сингер встал во весь рост.

— Пригнись! Ты что, с ума сошел? — крикнул Гарри, но было поздно. Просвистела пуля, и Сингер мертвым свалился на дно окопа.

Кейзи и Дженкинс молча стояли над ним. Долгое время он был их другом, они знали его жену и детей. Гарри понял, что перестрелка вслепую ничего не даст. Чтобы добиться результата, нужно придумать что-то поэффективнее.

— Сбегай в дом, — сказал он Дженкинсу, — и передай Келлсу, чтобы он приполз сюда и прихватил автомат.

Дюку только что пришла в голову мысль напасть на банду Спейда с тыла.

— Это очень далеко, — попытался было Кейзи отговорить Гарри от его замысла. — Прежде чем вы успеете добраться до кустов, взойдет луна.

— Нужно все-таки попробовать. — Нагнувшись, Гарри посмотрел на мертвого Сингера. — Мне очень жаль…

— Надеюсь, вы позаботитесь о его семье?

— Разумеется…

— Не стреляйте! — раздался голос Келлса, и он спрыгнул в окоп.

Дюк поделился с Ником своим замыслом. Кейзи, отвлекая внимание гангстеров, должен был прикрывать их продвижение огнем. Спустя полчаса они благополучно достигли кустов, бесшумно пробрались к лагерю Корриса и стали прислушиваться к голосам.

— Теперь он должен быть уже в доме, — сказал один из бандитов.

— Не так быстро, ведь ему придется сделать порядочный круг, — возразил второй. — Ты готов?

— Да, но мне не нравится, что придется пробираться через открытое поле, — ответил первый. — Что это они принялись стрелять, как полоумные?

Дюк выглянул из-за кустов. Пятеро мужчин стояли возле машин и спокойно курили, не ожидая никаких сюрпризов. Гарри подал знак Келлсу, и тот, усмехнувшись, вскинул автомат. Оба, как по команде, вышли из кустов.

— Начали! — крикнул Гарри.

Глава 27

— Ты не туда едешь! — сказал Джо, когда Лорелли внезапно свернула с главной улицы Беновилля.

— Мы едем домой, — решительно сказала Лорелли. — Надеюсь, ты не думаешь, что я брошу свои платья и драгоценности?

— Дура! Поворачивай! Мы должны как можно скорее пересечь границу штата.

У Джо болело все тело, и он с трудом сдерживал себя.

— Успеем, — успокоила его девушка. — Ты же понимаешь, что Дюк покончит с Коррисом не за пять минут.

— Каждая секунда промедления грозит нам гибелью!

Не слушая его, Лорелли затормозила у дома Шульца, и они вышли из машины. Одуряющий запах цветов из сада вызвал у Джо тошноту.

— Что с тобой? — испугалась Лорелли, вглядываясь в его побледневшее лицо. «В дальнейшем он будет для меня только обузой! С этой минуты наши пути должны разойтись…» — подумала она. Словно отгадав мысли Лорелли, Джо схватил ее за руку.

— Ты не посмеешь меня бросить!

— Что с тобой? Неужели ты перестал доверять мне?

— Я не доверяю никому! — Он медленно направился за ней к дому. — Смотри, я тебя предупредил!..

Они вошли в гостиную и прислушались. Тишина… Лорелли включила свет, увидела мертвеца и с ужасом воскликнула:

— Кто это?

— Друг Гарри Дюка, — ответил Джо, внимательно приглядевшись.

— Питер Каллен! — прошептала Лорелли.

— Теперь ты понимаешь, какую глупость мы совершили, вернувшись сюда?

— Бежим! — решительно сказала Лорелли.

Но было уже поздно. В дверях появились Каллаген и О'Мелли с оружием в руках.

— Не двигаться! — рявкнул Каллаген.

Увидев полицию, Джо автоматически схватился за револьвер. Если бы он был чуточку поосмотрительнее, то не сделал бы этого. Каллаген выстрелил. Лорелли с ужасом увидела дыру во лбу Джо.

— Тебе вообще не следовало связываться с этим подонком, моя крошка, — раздался у нее за спиной голос Шульца. Узнав этот голос, Лорелли вскрикнула. Шульц спускался сверху по лестнице.

— Она нервничает, — объяснил он полицейским. — Ее вполне можно понять. Оставьте ее со мной и уберите труп этого убийцы.

Каллаген тронул тело Джо ногой и убрал свой револьвер в кобуру.

— Это избавит государство от лишних судебных издержек, — сказал он.

— Посиди, нам еще нужно поговорить. — Шульц толкнул Лорелли в кресло.

Незаметно для Каллагена и О'Мелли, занятых осмотром трупа, он подменил пистолет Джо, валявшийся на поду. Оружие Джо он сунул себе в карман, а Каллагену протянул свой собственный револьвер.

— Каллена застрелил этот парень, — сказал он. — Вот оружие убийцы.

— Зачем вы его взяли? Ведь на нем теперь останутся отпечатки ваших пальцев!

— Об это я не подумал. Но мистер Каллен мертв, убийца тоже, так что вам не понадобится собирать улики.

— Может, Спейд и это назовет самоубийством? — с иронией проговорил Каллаген, указывая на труп Каллена.

— Думаю, что нет, — отозвался Шульц и как-то странно засмеялся. Заметив во взглядах полицейских удивление, он оборвал смех и серьезно сказал:

— По-моему, дело закончено, капитан. Вы получили в свое распоряжение убийцу, — он указал на Джо. — А я свою девушку…

— Ну что же, хорошо, — сказал Каллаген и повернулся к О'Мелли. — Останьтесь здесь, а я позабочусь об остальном.

Он вышел, а О'Мелли сосредоточил внимание на бутылке с виски.

— Вы не побудете немного на воздухе, сержант? — обратился к нему Шульц. — Мне необходимо переговорить с девушкой с глазу на глаз.

Он сунул в руку О'Мелли пачку банкнот. Лорелли в ужасе вцепилась в руку сержанта.

— Не уходите! Он убьет меня!

Сержант рассмеялся и повернулся к выходу.

— Вы ведь не убьете ее, мистер Шульц?

— Конечно, нет! Просто иногда полезно дать почувствовать женщине, кто настоящий хозяин в доме… Ну, моя крошка! — процедил он сквозь зубы, когда сержант вышел. — Считай, что ты продала меня в последний раз. Где деньги?

— У Джо, — прошептала Лорелли.

— Не лги! — Шульц ударил ее. — Я тебя знаю. Ты бы не выпустила их из своих загребущих лап. Ну, где они? Говори, пока я не содрал с тебя одежду!

Дрожащими руками она вытащила из-под платья пакет и бросила к ногам Шульца.

— Вот так-то лучше, — удовлетворенно проговорил Шульц и наклонился, чтобы поднять пакет.

Воспользовавшись этим, Лорелли бросилась к двери. В два прыжка Шульц догнал ее и повалил на пол, стиснув горло руками. Лорелли поняла, что наступила последняя минута ее жизни. Спасение пришло неожиданно. Раздался стон Шульца, железная хватка его рук ослабла, и она смогла вдохнуть немного воздуха.

— Все в порядке, — услышала она чей-то голос. — Мы, кажется, успели вовремя.

Поднявшись на ноги, Лорелли огляделась. На полу лежал оглушенный Шульц, а рядом стояли Сэм Тренч и Ол Барнс. Репортер торжествующе размахивал куском водопроводной трубы.

— Спасение в последнюю минуту, совсем как в кино, — сказал он.

Тренч усадил девушку в кресло, а Ол Барнс нагнулся над Шульцем и приподнял его веко.

— А я думал, что убил его! — разочарованно протянул он. — У этого парня железная голова.

Тренч подошел к мертвому Питеру Каллену.

— Бедная Клер, — сказал он.

Барнс обвел взглядом комнату.

— Сцена, как будто из фильма ужасов. Два трупа и до смерти перепуганная девушка. Жаль, что я не захватил с собой фотоаппарат.

Тренч заметил пакет, лежащий рядом с Шульцем, поднял его и заглянул вовнутрь.

— Вот это да! — изумленно присвистнул он.

— Это мое! — крикнула Лорелли.

— Не думаю, — тихо, но решительно сказал Тренч. — Кажется, я знаю, что это за деньги.

— Банкноты довольно старые, — заметил Барнс. — Черт возьми, здесь примерно полмиллиона долларов!

— Это клад Френка Нокса! — Сэм стукнул себя по лбу. — Конечно, как же я не сообразил сразу — вот она, тайна Пиндерс-энда!

Он взял пакет под мышку и повернулся к Лорелли.

— Ты, девочка, поедешь с нами. Нужно обстоятельно поговорить!

— Оставьте меня в покое! И верните деньги, они мои!

— Не жадничай, — сказал Ол, подталкивая ее в коридор.

Полтора часа спустя Тренч позвонил Каллагену. В течение нескольких минут капитан слушал его рассказ, с трудом веря собственным ушам. Повесив трубку, он несколько минут сидел в растерянности, а потом выписал ордер на арест Шульца по обвинению в убийстве Питера Каллена. Каллагену пришлось расстаться с мечтой о политической карьере. Но он мог утешиться мыслью о том, что самоубийствам в Беновилле пришел конец.

Глава 28

Клер следила за перестрелкой из гостиной Кейзи. Услышав скрип двери, она повернулась и в ужасе замерла. На пороге стояли Коррис и Биф.

— Не двигаться! — прошипел Коррис.

— Привет, красотка! Не ждала? — ухмыльнулся Биф.

Клер молчала.

— Мы задержимся здесь ненадолго, — сказал Коррис. — Вы знаете, зачем мы пришли. Говорите, где это?

— Не знаю, — ответила Клер. — Правда, я понятия не имею…

— Ну, ладно, — Коррис некоторое время размышлял. — Главное, что мы здесь. Надеюсь, Дюк теперь станет несговорчивее.

— Я тоже так думаю, — заметил Биф, плотоядно глядя на Клер.

Коррис заставил ее встать со стула. Она сопротивлялась, но силы были слишком не равны. В этот момент в комнату вошел Дженкинс. Биф ткнул его дулом пистолета в спину.

— Только без шума! Руки вверх!

Коррис подошел к оторопевшему Дженкинсу.

— Отыщи Гарри Дюка, — он взглянул на часы. — Если он появится через десять минут, то эта девушка еще будет жива. Надо же, в конце концов, поставить точку во всем этом деле.

Биф, разоружив Дженкинса, вытолкал его за дверь.

— Возьми девушку с собой наверх, — распорядился Коррис. — Если Дюк станет артачиться, пристрели ее, понял?

Биф кивнул и, взяв девушку за руку, поволок по лестнице. Коррис вышел на веранду. Он слышал одиночные выстрелы и крики Дженкинса. Прошло минут двадцать, пока он увидел идущего через поле Дюка. Выстрелы к тому времени уже прекратились. Коррис с раздражением спрашивал себя, куда могли подеваться его люди.

Дюк остановился возле старых ворот и посмотрел на дом.

— Идите сюда! — крикнул Коррис.

Дюк поднялся на веранду, и оба они прошли в гостиную.

— Ну, как вам понравилось это небольшое сражение? — поинтересовался Дюк.

— Теперь это не имеет никакого значения, — ответил Коррис. — Там наверху находится ваша девушка, и если вы позволите себе какую-нибудь глупость, Биф без промедления застрелит ее. Ведь вы знаете его?

— Знаю. — Гарри сжал губы. — Зачем втягивать в драку женщин.

— Где деньги? — спросил Коррис. — Я спешу.

— Вероятно, на пути в Беновилль. — Дюк не смог удержаться от злорадной улыбки. — Лорелли и ее парень обвели нас вокруг пальца. Они нашли деньги и удрали с ними.

— Удрали?

— Да, — Дюк кивнул. — Я пытался найти вас и прекратить сражение, но вы, как назло, исчезли. Пришлось заняться вашими ребятами. Теперь с ними покончено.

— Вы лжете!

— Убедитесь сами. Со второго этажа все, как на ладони.

— Пошли, — Коррис отступил в сторону, пропуская Дюка к лестнице вверх.

— Что случилось? — спросил Биф.

— Ничего, мы идем к вам, — ответил Коррис, а затем обратился к Дюку: — Только без глупостей. Ведь вы не хотите, чтобы девушка пострадала.

Дюк обернулся, чтобы ответить Коррису, но увидел позади него темный силуэт Келлса. В лунном свете блеснуло лезвие его широкого ножа, и Коррис с легким стоном начал падать. Келлс подхватил его и осторожно опустил на ступеньки. Он кивнул Дюку, и тот, как ни в чем не бывало, начал подниматься.

— Вот отсюда все видно, — сказал Дюк, входя в комнату. Силуэты Бифа и Клер были еле различимы в полумраке. Он бросился на Бифа, мимоходом свалив Клер на пол. Биф выстрелил, но промахнулся. Мужчины сцепились и покатились по полу.

Острая боль пронзила раненное плечо Дюка, и он вынужден был ослабить хватку. Воспользовавшись этим, Биф нанес ему удар по голове, так что у Гарри потемнело в глазах. Биф вскочил и уже снова было собрался наброситься на Гарри, как в дверях возник Келлс. Он выстрелил, и пуля угодила Бифу прямо между глаз. Гангстер свалился, не успев даже вскрикнуть.

— Я думал, банда Спейда сильнее, — сказал Келлс разочарованно. — А все оказалось просто, как в вестерне.

Дюк медленно поднялся. Ребра его ныли, и он чувствовал, как кровь просачивается сквозь повязку.

— Пойдем вниз, я перевяжу тебя, — предложила Клер.

— Я чувствую себя прекрасно, — ответил Гарри, прислонясь к стене, так как ноги уже не держали его.

Глава 29

Около двенадцати дня Келлс и Дюк отвезли Клер домой в черном «паккарде» Корриса.

Люди Кейзи остались на поле сражения, чтобы похоронить убитых.

— В моей квартире кто-то есть, — испуганно сказала Клер, когда они подъехали ближе.

Увидев освещенные окна, Гарри автоматически схватился за револьвер.

— Подождите здесь, — сказал он, а сам в сопровождении Келлса вышел из машины и направился к дому. Едва он приблизился к двери, как она распахнулась, и на пороге возник Сэм Тренч.

— Прошу вас, входите, — сказал он вместо приветствия. — Кофе как раз готов.

— Откуда вы узнали, что мы приедем? — удивленно спросила Клер, подходя к ним.

— Я — ясновидящий, — рассмеялся Сэм, обнимая ее за плечи и вводя в квартиру.

— Нам нужно спешить, у нас мало времени, — сказал Гарри.

— Нет, нет, заходите и вы оба, — пригласил их Сэм. — У меня есть новости и для вас.

— Эти новости подождут. Мы увидимся завтра. — Дюк и Келлс повернулись, чтобы уйти.

— Скажи ты им. Клер! Они, видимо, ждут приглашения хозяйки.

— Прошу вас, входите, — попросила девушка. Вторичного приглашения не потребовалось. Через пару минут все расселись в гостиной и принялись за кофе.

— Простите, а нет ли в этом доме более крепких напитков? — поинтересовался Келлс.

— Это моя забота. — Дюк вышел и вскоре вернулся, неся в руках бутылку виски.

— Ну, чем кончилось сражение? — спросил Сэм.

— Банда Спейда уничтожена, — ответил Дюк. — Одни погибли, другие разбежались, и нам больше не опасны. Коррис убит. К сожалению, только Спейда нам не удалось поймать.

— А как Пиндерс-энд?

— Да, ведь я пообещал дать вам отчет. Пожалуйста, слушайте. — Дюк подробно рассказал Сэму историю о кладе в Пиндерс-энде.

— Лорелли и Джо удрали с деньгами, и Шульц тоже исчез, — закончил Гарри свое повествование. — Наша неотложная задача поймать их как можно скорее.

Сэм вынул из кармана пакет с деньгами и положил его перед Дюком на стол.

— Вот это вы собирались искать? — спросил он, широко улыбаясь. — Вы бросили бедного старика, считая, что он будет вам обузой, а он обскакал вас.

— Как это вам удалось, старый хитрец?

— Джо мертв, а Лорелли уехала из города. Я дал ей двести долларов и свое отеческое благословение. Она исчезла из Беновилля со скоростью метеора.

— А Шульц?

— Шульц сидит в тюрьме. Я недавно имел с ним очень интересный разговор. Его обвиняют в убийстве Питера Каллена, — сказал Сэм.

Дюк сделал ему предостерегающий жест, но старик не заметил этого и продолжал:

— Он не отрицает обвинения, так что жалеть его нечего.

— Вы не будете против, если я пойду спать? У меня что-то глаза слипаются, — попросила Клер.

— Спать? — переспросил Сэм. — В нашем распоряжении самая сенсационная история года, а ты собираешься спать! Какая же ты журналистка после этого? Мы должны работать, ведь завтра утром должен выйти внеочередной номер газеты со статьей: «Тайна Пиндерс-энда»!

— Но, Сэм… — нерешительно сказала Клер. — Мы ведь не поймали Спейда. А пока он жив, дело не закончено. Он может начать все сначала.

— Спейд? — Тренч серьезно посмотрел на Клер. — Спейд мертв. Он хотел убить Шульца, но тот его опередил… Спейд застрелен Шульцем.

— Не понимаю…

— Я надеялся, что ты и сама догадаешься. — Сэм помолчал. — Но, рано или поздно, тебе все равно придется узнать правду. Спейдом был Питер Каллен. Очень жаль, что именно мне пришлось сказать тебе об этом.

— Питер! — Клер побледнела.

— Я много думал об этом, — продолжал Сэм. — Почему Тимсена нашли зарезанным в кровати Питера? Теперь я знаю ответ. Он узнал, что Каллен — это Спейд, и решил продать ему контракт на покупку Пиндерс-энда. Вместо этого Каллен зарезал его и отобрал контракт. Но отделаться от трупа ему помешали вы с Лорелли. Сейчас контракт находится в банковском сейфе Каллена. Я навел полицию на след, и пару часов назад мы разговаривали с директором банка. Кроме того, на счету Питера Каллена лежат триста тысяч долларов. Это вас убеждает? Все деньги пришли из игорных домов Беновилля. Дело было поставлено очень хитро: Коррис делал работу, а Спейд загребал деньги.

— Хватит! — Дюк вскочил. — У Клер сегодня и без того много переживаний.

— Она должна это узнать, — проговорил Сэм. — И чем раньше, тем лучше для нее.

— Келлс, уведи его! — вне себя крикнул Дюк.

Ник озадаченно смотрел на Гарри. Он только что хлебнул виски, и раздражение друга было ему непонятно.

— А как же с моей историей? — спросил Сэм.

— Что ж, пошли, старина, — наконец среагировал Келлс. — Я расскажу вам гораздо более интересную историю, — сказал он старику, обнимая его за худые плечи и выводя из комнаты.

Дюк подошел к Клер и повернул ее лицом к себе.

— Не пора ли нам заключить перемирие?

Клер попыталась освободиться, но он крепко держал ее.

— Оставь меня в покое! Я все равно знаю, что это была твоя вина, — сказала она. — Если бы не твое влияние, Питер никогда бы не… — Она замолчала, прикусив губу.

— Перестань расстраиваться. Питер был нашим другом, но плохим гражданином. Я был ненамного лучше его, но все-таки не скатился в пропасть. Возьми себя в руки. Нас ждет много работы, и ты должна помочь мне.

— Мне бы хотелось уехать отсюда, — вздохнула она. — Я больше не в силах выносить Фервью.

— Ты полюбишь новый Фервью. И теперь я уже больше не оставлю тебя одну.

Клер подняла руку, чтобы оттолкнуть Гарри, но внезапно бросилась ему на шею.

— Прости меня, — сказала она сквозь слезы. — Я вела себя очень глупо.

Тренч и Келлс стояли на кухне, прижавшись носами к стеклянной двери гостиной.

— Этот Дюк не упустит ни единого шанса в своей жизни, — заметил Келлс, толкая в бок старого редактора.

— Он профессиональный счастливчик, — ответил Тренч. — Я знаю Клер, и считаю, что ему здорово повезло.

Они еще раз посмотрели через стекло, потом, взявшись за руки и во все горло распевая победную песню, вышли на улицу.