/ Language: Русский / Genre:detective,

Ты Найди А Я Расправлюсь

Джеймс Чейз


Чейз Дж.X. Собрание сочинений. Т. 17. Плохие вести от куклы: Детектив, романы Эридан Минск 1995 James Hadley Chase You find him – I'll fix him

Джеймс Хэдли Чейз

Ты найди, а я расправлюсь

Глава 1

I

Удушливым июльским днем я тихонько подремывал в своей конторе, не имея никакого особенного дела и не желая никого видеть. Громкий телефонный звонок заставил меня вздрогнуть и очнуться.

– Да, Джина? – спросил я, снимая трубку.

– Мистер Шервин Чалмерс, – трепещущим голосом предупредила девушка.

У меня сразу пересохло во рту.

– Чалмерс? Боже мой! Он что – в Риме?

– Он звонит из Нью-Йорка.

У меня восстановилось нормальное дыхание.

– Ладно, соединяйте.

Надо признаться, что я был смущен не меньше, чем старая дева, у которой под кроватью обнаружили мужчину.

На протяжении последних четырех лет я возглавлял римское отделение «Нью-Йорк Уэстерн Телеграмм». И это был мой первый контакт с владельцем газеты.

По слухам, он был мультимиллионером, бесчувственным тираном с подчиненными, блестящим журналистом и умницей. Удостоиться с ним личного разговора – все равно, что получить приглашение на чашку чая с президентом США. Я ждал, прижав трубку к уху. В ней слышались обычный треск и щелчки, потом женский голос непринужденно спросил:

– Мистер Доусон?

Я ответил, что это действительно я.

– Не вешайте трубку. С вами будет говорить мистер Чалмерс.

Я уверил ее, что не буду, и тут же попытался вообразить ее реакцию на обратное утверждение. Новая серия щелчков, неясное бормотание, лотом голос, который резонировал, как молот на наковальне, рявкнул:

– Доусон?

– Да, мистер Чалмерс.

Наступила пауза. Я мысленно спрашивал себя, за что будет головомойка, так как не сомневался, что речь будет идти именно о ней. Уж если мне позвонил сам мистер Чалмерс – значит, жди грозы.

Но дальнейшее меня совершенно ошеломило.

– Послушайте, Доусон. Завтра в 11.50 моя дочь прилетает в Рим. Попрошу вас встретить ее на аэродроме и проводить в отель «Эксельсиор». Моя секретарша заказала там номер. Вы сможете это сделать?

Я понятия не имел, что у него есть дочь. Я знал, что он женат года четыре, но дочь? Наверное, этот разговор был Чалмерсу неприятен, поэтому он спешил побыстрее с ним покончить.

– Она поехала учиться в университет. Я сказал, что, если ей что-то понадобится, она может обратиться к вам. Я ей даю 60 долларов в неделю. Для молодой девушки этого более чем достаточно. Ей нужно заниматься, а не думать о развлечениях. Но я хочу быть уверен, что возле нее находится человек, который поможет ей в трудную минуту, если такая наступит. Ведь она может заболеть или еще что-нибудь…

– Она здесь никого не знает?

Дело это мне не слишком улыбалось… Боюсь, роль няньки не для меня.

– Я дал ей несколько адресов, ну и в университете она заведет новые знакомства, – ответил Чалмерс. В его голосе звучали нотки нетерпения.

– Очень хорошо, мистер Чалмерс. Я поеду на аэродром. И если ей понадобится моя помощь, она смело может на это рассчитывать.

– Отлично. – Он на мгновение замолчал, потом спросил без особого интереса: – Как там у вас дела? Все нормально?

– Скорее, все спокойно.

Опять наступила долгая пауза. Я слышал его громкое дыхание и представлял себе, как на другом конце провода стоит этот коренастый человек с бородкой а-ля Муссолини, с глазами-льдинками.

Он снова заговорил резким голосом.

– Хаммерсток на прошлой неделе говорил мне о вас. Кажется, он хочет вас вызвать сюда.

Я разрешил себе глубоко вздохнуть: на протяжении последних десяти месяцев я умирал от желания услышать эти слова.

– Ну что ж, я был бы счастлив, если бы это можно было устроить.

– Я подумаю.

Щелчок в аппарате дал мне понять, что он повесил трубку. Я тоже опустил свою и отодвинул кресло, чтобы мне было просторнее. Как было бы замечательно вернуться на родину после четырехлетнего пребывания в Италии. Не то, чтобы Рим мне не нравился, но я понимал, что, пока я буду занимать эту должность, я не смогу далеко продвинуться – карьеру я могу сделать только в Нью-Йорке. После нескольких минут бесплодных размышлений я прошел в кабинет Джины.

Джина Валетти, 23 лет от роду, привлекательная смуглянка с веселым нравом, была моей секретаршей и доверенным лицом с того времени, как я стал редактором римского отделения газеты. Меня всегда поражало, как это девушка, обладающая красивой фигурой и привлекательным лицом, к тому же смогла оказаться еще и умницей.

Она перестала стучать на машинке и подняла глаза.

Я рассказал ей о приезде дочери Чалмерса.

– Вот здорово, верно? – без энтузиазма произнес я, усаживаясь на край ее стола. – Подумать только, какая-то толстозадая великовозрастная дылда нуждается в моих советах и заботах… Да, странные у меня обязанности в «Уэстерн Телеграмм».

– Возможно, она как раз красивая, – холодно заметила Джина. – Есть же очаровательные американки. Вы можете в нее влюбиться, она – в вас, женитесь и обеспечите себе беззаботную жизнь.

«Все итальянки одинаковы: у них одно на уме – свадьбы. Но она никогда не видела Чалмерса. Более уродливого человека трудно себе представить. У него не может быть красивой дочери. Не говоря уже о том, что я никак не устраиваю его в качестве зятя. Для своей дочери он спокойно может найти что-нибудь получше».

Она внимательно посмотрела на меня из-под длинных загнутых ресниц, потом пожала прелестными плечами.

– Не спешите делать выводы, пока не увидите ее.

На этот раз Джина ошиблась, но и я тоже. Элен Чалмерс не была ни красавицей, ни уродиной, ни толстой, ни худой. В ней, как мне показалось, не было никакой женской привлекательности, никакого очарования. Блондинка в больших черепаховых очках, в туфлях на низком каблуке. Вид у нее был такой постный и нудный, какой бывает только у студенток-отличниц.

Я отвез ее из аэропорта в «Эксельсиор», по дороге выдавливая из себя ничего не значащие любезности. Она отвечала мне достаточно вежливо. Но при этом мне было настолько скучно, что я только и желал, чтобы поскорее кончилась эта моя почетная миссия. На прощание я дал ей номер своего телефона, присовокупил при этом, что, если я ей понадоблюсь, пусть звонит мне без стеснения.

Но я был почти уверен, что звонка мне не дождаться. Она казалась такой решительной, такой благовоспитанной, что трудно было допустить, что ей нужна чья-то помощь.

Джина от моего имени послала ей в отель цветы и составила депешу Чалмерсу с известием о том, что его дочь благополучно прибыла в Рим. На этом, собственно говоря, мои обязанности закончились. А так как у меня было слишком много своих дел и забот, то я вскоре совершенно забыл о существовании мисс Чалмерс. Дней через двенадцать Джина посоветовала мне позвонить в отель и спросить молодую девушку, как она устроилась на новом месте. Я повиновался, но в отеле мне сообщили, что дней шесть назад мисс выехала и не сообщила нового места жительства. Неугомонная Джина стала доказывать, что я должен узнать этот адрес, чтобы в случае нужды сообщить мистеру Чалмерсу.

– Ладно, займитесь этим сами. У меня и без того много дел. Не до нее.

Джина воспользовалась услугами полиции, чтобы выяснить местонахождение мисс Чалмерс. Было похоже, что она сняла отдельную квартиру из трех комнат около виа Кавуар. Джина узнала номер телефона, и я позвонил туда.

Она сильно удивилась, услышав мой голос, и я был вынужден дважды повторить свое имя, чтобы напомнить, кто я такой. Видимо, она тоже совершенно забыла обо мне. Забавно, но меня это задело. Потом она поблагодарила меня за внимание. Дела у нее идут нормально. По ее словам и ноткам нетерпения в голосе я понял, что она слегка раздражена – за проявленную непрошеную заботу… Да я и сам разозлился, когда по ее сверхвежливому тону сообразил, что я для нее был всего лишь одним из многочисленных служащих ее папаши-миллионера. Я быстренько закончил разговор, но все же в конце еще раз напомнил, что в случае нужды она всегда может обратиться ко мне за помощью.

Джина, сообразившая по выражению моей физиономии, какой мне был оказан прием, тактично заметила:

– Нельзя забывать, что она дочь Чалмерса.

– Да, да, конечно. А теперь пусть катится ко всем чертям. Эта стерва практически сама меня послала.

На том мы и порешили. И в следующие четыре недели я совершенно не вспоминал о мисс Чалмерс. У меня было порядочно работы по издательским делам. Кроме того, я в ближайшее время должен был отправиться в отпуск, и мне хотелось привести все в ажур к тому времени, когда из Нью-Йорка приедет Джек Максвелл, мой временный заместитель. Я планировал провести восемь дней в Венеции, потом перебраться южнее и прожить недели три в Исхии.

Впервые за четыре года я должен был получить продолжительный отпуск и ждал его с нетерпением. Путешествовать я собирался один, так как хотел сам решать, где и на сколько останавливаться, хотел свободы передвижений, возможности действовать по мимолетному капризу.

Через четыре недели и два дня после того вечера, когда я исполнил долг вежливости по отношению к мисс Чалмерс, мне позвонил Джузеппе Френци, один из моих приятелей, работающий в «Л'Италия дель Пополо». Он пригласил меня отправиться с ним на вечер, устраиваемый кинопродюсером Гвидо Лючано в честь какой-то знаменитости, которая вызвала фурор в Венеции.

Я обожаю итальянские приемы. В них масса очарования и искрометного веселья. Тебя угощают потрясающе вкусными блюдами!

Так что мы договорились, что я заеду около восьми.

У Лючано была просторная квартира около Морто-Мочиани. Когда мы туда прибыли, вся улица была забита роскошными «кадиллаками», «роллс-ройсами» и «бугатти», заставившими покраснеть от смущения мой старенький невзрачный «бьюик-54», который я с трудом втиснул в какую-то щель.

Вечер оказался на редкость приятным. Я был знаком с большинством приглашенных. Из сотни присутствующих добрая половина была американцами. Лючано щедро накачивал их крепкими ликерами, до которых я не большой охотник. Куда лучше сухое виски. Его я выпил без счета. Под конец я был вынужден выйти на веранду, чтобы полюбоваться луной и немного проветриться. Там уже находилась какая-то молодая женщина в белом вечернем платье. Ее обнаженная спина и плечи выглядели как фарфоровые в лунном свете. Опустив руки на балюстраду и приподняв голову, она смотрела в небо. Ее белокурые волосы особенно выделялись в полумраке. Я неслышно приблизился и стал рядом, тоже задрав нос к небу.

– Здесь очень приятно, не правда ли, после всего этого шума? – бросил я пробный камень через минуту.

– Да.

Она даже не соизволила взглянуть в мою сторону. Но я, конечно, не смог удержаться и бросил на нее осторожный взгляд. Она была восхитительна! Тонкие черты лица, яркие губы. В ее глазах отражался свет луны.

– Я был уверен, что знаю всех в Риме, – продолжал я, ничуть не обескураженный ее невниманием. – Как могло получиться, что я никогда не встречался с вами?

Тут она все же повернулась ко мне и улыбнулась.

– Вам бы следовало запомнить меня, мистер Доусон. Неужели я так изменилась за это время, что вы меня не узнали?

Я пригляделся внимательнее. Мое сердце невольно забилось сильнее, как и положено мужскому сердцу при виде столь очаровательного создания.

– Нет, я вас не знаю.

– Правда? Я – Элен Чалмерс.

II

Как только я узнал, кто она такая, я было открыл рот, чтобы объяснить, как-она изменилась, какой красавицей мне представляется и так далее, но, заглянув ей в глаза, понял, что это был бы тактически неверный ход: не стоит говорить очевидное.

Мы пробыли на террасе полчаса. Эта неожиданная встреча совсем выбила меня из колеи. Особенно потому, что я ни на секунду не забывал, что она дочь патрона. Она тоже держалась осторожно, но не нагоняла на меня тоску. Беседа велась на отвлеченные темы: о вечере, о приглашениях, об оркестре и о красоте итальянской ночи.

Элен притягивала меня, как магнит иголку. Я просто не мог отвести взгляд от ее лица. Мне не верилось, что это очаровательное создание и есть та девица, которую я больше месяца назад встречал на аэродроме. Что за потрясающая метаморфоза!

Неожиданно, посреди разговора на высокие темы, она спросила:

– У вас есть машина?

– Да, конечно. Она в проезде за углом.

– Не отвезете меня домой?

– Как, сейчас? – я был разочарован. – Но ведь вечер в полном разгаре… Разве вам не хочется потанцевать?

Она посмотрела на меня. Какие у нее были проницательные глаза.

– Простите меня, я и не подумала, что вам не хочется расставаться с друзьями. Это пустяки. Я великолепно доберусь на такси.

– Ни от каких друзей вы меня не отрываете. И если вам действительно хочется уехать, я буду счастлив вас отвезти. Но мне казалось, что вам здесь нравится.

Она пожала плечами.

– Где ваша машина?

– В самом конце ряда. Черный «бьюик».

– Тогда мы встретимся в машине.

Когда она направилась прочь, я было двинулся за ней, но она подняла руку в жесте, который невозможно было истолковать неверно. Нас не должны были видеть вместе.

Я дал ей пройти вперед и закурил сигарету. Дело становилось похожим на заговор. Я заметил, что у меня дрожат руки. Обождав несколько минут, чтобы она успела дойти до машины, я отправился в переполненный зал, чтобы поискать Лючано. Но не нашел. Тогда я решил, что успею поблагодарить его за доставленное удовольствие и на следующий день.

Я вышел из здания, неторопливо спустился по лестнице и направился к своей машине. Она уже ждала меня там. Я сел рядом с нею.

– Это как раз возле виа Кавуар, – проговорила она.

Мы выехали на виа Виктория Венето. В этот поздний час движение на улице почти прекратилось, так что я доставил ее до дома за десять минут. Всю дорогу она молчала, я тоже. Остановив машину у тротуара, я вылез из нее, обошел машину и распахнул дверцу. Выйдя на мостовую, Элен посмотрела по сторонам пустынной улицы.

– Вы не зайдете? Я уверена, что нам найдется о чем поболтать.

Я снова вспомнил, что она дочь патрона, и ответил голосом добродетельного старца:

– Мне бы очень этого хотелось, но уже поздновато. Я не хочу никого беспокоить.

– А вы никого и не сможете побеспокоить.

Она прошла вперед. Мне осталось только выключить фары и пойти следом. Я описываю эти детали только потому, чтобы меня потом не упрекали в напрасном легкомыслии. Вы можете мне не поверить, но если бы я знал, что в квартире никого нет, меня бы туда на аркане не затащили. Я не сомневался, что нас встретит хотя бы горничная. И тем не менее, я испытывал смутное беспокойство, входя в ее дом в столь поздний час. Мне было страшно подумать, что скажет Шервин Чалмерс, если ему сообщат, что я явился с визитом к его дочери поздним вечером, точнее без четверти одиннадцать. Мое будущее и все мои честолюбивые мечты зависели только от одного человека – Шервина Чалмерса. Достаточно ему выразить неодобрение моей журналистской деятельностью, и для меня навсегда закроются двери всех газет. В этом плане шутить с его дочерью было то же самое, что шутить с гремучей змеей.

Обдумывая позже этот эпизод, я понял, что Элен тоже старалась действовать осторожно. Так, например, она одна вышла от Лючано, да и машину по ее приказу я остановил в двух сотнях футов от ее дома. Так что если бы кто-то из моих друзей и узнал бы мой заслуженный «бьюик», то никак не мог бы связать его с ее жилищем. Мы поднялись наверх в автоматическом лифте, не встретив ни единой живой души ни в холле, ни в коридоре. Когда она сама захлопнула за мной дверь и провела в полный цветов, слабо освещенный салон, я вдруг понял, что мы в квартире одни.

Элен сбросила пальто на стул и подошла к роскошному небольшому бару.

– Виски или джин?

– Надеюсь, что мы здесь не одни?

Она повернулась и насмешливо посмотрела на меня. При ярком свете она казалась еще более соблазнительной.

– Как раз одни. Что в этом такого?

Я почувствовал, как у меня моментально вспотели ладони.

– В таком случае мне нельзя здесь оставаться. Вы должны понять…

Она продолжала насмешливо смотреть на меня, приподняв брови.

– Так вот до какой степени вы боитесь моего отца!

– Это не значит, что я его боюсь, – возразил я с излишней горячностью, обозленный тем, что она нащупала мое больное место… – Но я не могу оставаться один в большой квартире с молодой девушкой. Есть же какие-то нормы приличия…

– Не смешите меня, – перебила она нетерпеливо, – вы же взрослый человек. Неужто, если мужчина и женщина остаются в квартире одни, они должны превращаться в дикарей? Что за ханжество?

– А что подумают люди?

– Какие люди?

И тут я спасовал. Ведь я знал, что в квартире никого нет, а как мы пришли, тоже никто не видел.

– Могут заметить, когда я буду уходить… Ну и вообще…

Она громко рассмеялась.

– Ради Бога, перестаньте строить из себя святошу и садитесь сюда.

Мне бы следовало схватить шляпу и бежать без оглядки. Если бы я тогда это сделал, то избежал бы многих неприятностей. Но во мне живет неистребимая жажда приключений, которая порой заглушает голос разума. Она победила и на этот раз.

Я сел, послушно принял от нее стакан с американским виски, в котором плавали кусочки льда, и стал смотреть, как она готовит себе джин с тоником.

Я уже четыре года в Риме и, разумеется, вел далеко не монашескую жизнь. Итальянки очень красивы и темпераментны, и я провел с ними очень много приятных часов, но в тот момент, любуясь Элен в белом платье, я говорил себе, что это мгновение стоило многих часов. Это было что-то особое, отчего у меня прерывалось дыхание и кружилась голова.

Она подошла к камину, облокотилась на него и улыбнулась мне. Понимая, что ищу приключений на собственную голову, я попробовал начать непринужденную беседу.

– Как продвигается учеба в университете?

– Это вздор, – ответила она небрежно. – Университет был специально придуман для отца, иначе он ни за что не отпустил бы меня одну из дома.

– То есть, в университет вы не ходите?

– Нет, конечно.

– Но ведь он может об этом узнать.

– Каким образом? Он слишком занят, чтобы думать обо мне. Он интересуется только своей очередной любовницей и самим собой. Я его стесняла. Тогда-то я и сказала, что хочу поехать в Рим изучать архитектуру в университете. Ну, а Рим находится в тысячах километрах от Нью-Йорка, а значит, полностью исключается возможность того, что я могу войти неожиданно в комнату в тот момент, когда он пытается внушить очередной охотнице за состоянием, что он гораздо моложе, чем выглядит на самом деле. Так что мое предложение было принято с радостью.

– Выходит, что очки в роговой оправе, прилизанные волосы и уличные туфли на низком каблуке – это только камуфляж?

Я прекрасно понимал, что автоматически становлюсь ее сообщником. Если когда-нибудь Чалмерс обнаружит обман, его гнев падет в такой же степени и на мою бедную голову, как и на дочку.

– Естественно. Дома я всегда так выглядела. Папа уверен, что я примерная ученица, лишенная каких-либо интересов. Если бы он увидел меня вот такой, какой я выгляжу сейчас, он немедленно приставил бы ко мне какую-нибудь старую респектабельную даму с приказом всюду ходить за мной.

– Вы немного циничны, верно?

– Почему бы и нет!

Она приблизилась ко мне и небрежно упала в низкое кресло.

– Моя мать умерла, когда мне было десять лет. После этого у отца переменилось три жены, причем две первые были лишь ненамного старше, чем я сейчас, а третья даже моложе меня. Я им нужна была, как эпидемия чумы. Нет, я предпочитаю жить сама по себе. Это куда веселее.

Я был с ней вполне согласен. Вот только не веселилась ли она того… излишне?

– Ведь вы совсем еще девочка. Вам надо жить по-другому.

Она принялась смеяться.

– Мне 24 года, и я совсем не девочка. Живу, как мне нравится.

– Зачем вы мне все это рассказываете? А вы не боитесь, что я напишу об этом вашему отцу?

Она отрицательно покачала головой.

– Нет, вы этого не сделаете. Я говорила о вас с Джузеппе Френци, он вас очень хвалил. Я бы не пригласила вас зайти ко мне, если бы не была так уверена.

– А для чего вы меня пригласили?

Она пристально посмотрела на меня, и я не поверил своим глазам. Она явно давала мне понять, что я могу за ней приударить.

Нимало не смущаясь, она продолжала:

– Вы мне нравитесь. Итальянцы быстро надоедают. Они так прямолинейны и утомительны. Я попросила Джузеппе привести вас на вечер. И вот мы здесь.

Не думайте, что я не был польщен. Я видел, что мне надо только встать и обнять ее, и она бы не сопротивлялась, но это все было слишком просто. Слишком откровенно. Ее поведение шокировало меня. И о своей работе я тоже не забывал. Разумные соображения были более вескими в моих глазах, чем заманчивая ночь с этой сиреной.

Я поднялся.

– Понятно… Что ж, уже слишком поздно. Меня ожидает работа, которую необходимо закончить сегодня же. Я бегу.

Она поджала губы.

– Нельзя же вот так сразу и уйти. Ведь вы только что пришли.

– Очень сожалею. Мне надо идти.

– Иными словами, вы не хотите оставаться.

– Речь идет не о том, чего я не хочу, а о том, чего я не должен делать.

Она подняла руки и заложила их за голову. Это один из самых провокационных жестов из арсенала женщины. При этом, если на ней надето платье с декольте, получается полная картина всех ее прелестей. А Элен добавила к этому такой взгляд, что я совсем было уже растаял, но все же каким-то чудом устоял.

– Я хочу, чтобы вы остались…

– Страшно сожалею, но мне действительно надо уходить.

Надо было видеть, каким взглядом она меня наградила! Потом, пожав плечами, процедила сквозь зубы:

– Хорошо, идите, если вам не терпится.

Она с видом оскорбленной королевы первой прошла в холл. Я взял свою шляпу. Отворив с осторожностью дверь на лестницу, она сначала выглянула наружу, потом отступила, давая мне понять, что путь свободен. Лишь ценой огромного усилия я заставил себя перешагнуть через порог.

– Может быть, вы как-нибудь согласитесь пообедать со мной или сходить в кино?

– С большим удовольствием, – сказала она вежливо. – Спокойной ночи!

С холодной улыбкой она сразу же захлопнула за мной дверь.

III

Разумеется, дело на этом не могло окончиться, хотя я искренне этого хотел. Отношения такого парня, как я, с девушкой, подобной Элен, рано или поздно обязаны стать запутанными.

Забыть мне ее не удавалось. Я все время помнил, какими глазами она смотрела на меня, когда я убегал от нее. И это выбивало меня из колеи. Я повторял себе, что избежал многих неприятностей, но в ней было столько шарма, что все доводы разума тускнели. В минуты просветления я говорил себе, что она погубила бы мою жизнь. Но тут же какой-то бес нашептывал: «Ну и черт с нею!»

Дней пять или шесть я только о ней и думал. Я не рассказывал Джине о моей встрече с Элен, но Джина обладает каким-то шестым чувством, которое позволяет ей точно судить о том, что происходит в моей душе. Я несколько раз замечал, с каким любопытным и несколько озабоченным выражением она смотрит на меня.

В конце шестого дня я сдался. Эта восхитительная блондинка настолько захватила мои мысли, что я просто не мог работать. И я решил сделать передышку. Поэтому, вернувшись домой, я все же позвонил Элен.

Никакого ответа.

На протяжении вечера я трижды звонил безрезультатно, и лишь при четвертой попытке, уже около двух часов, я дождался наконец, что кто-то снял трубку.

– Хэлло!

– Эд Доусон у телефона.

– Кто, кто?

Я улыбнулся. Это было шито грубыми нитками. Можно было не сомневаться, что она во мне так же заинтересована, как и я в ней.

– Позвольте освежить вашу память: я – римский корреспондент «Уэстерн Телеграмм».

Тогда она рассмеялась.

– Мне одному страшно скучно. Не могли бы мы встретиться завтра вечером? Если у вас нет, конечно, более интересного занятия, давайте пообедаем у Альфреда?

– Не вешайте трубку, пожалуйста. Мне надо заглянуть в мою записную книжку.

Я подождал, понимая, что меня разыгрывают. Но мне это было безразлично. Минуты через две она вернулась к телефону.

– Завтра не могу: я приглашена.

Конечно, надо было повесить трубку, высказав сожаление. Но я был слишком взвинчен.

– Когда же вы свободны?

– Если вас это устраивает, то в пятницу.

– Договорились. Пусть будет пятница.

– Я бы не хотела идти к Альфреду. Вы не знаете более спокойного уголка?

Это меня отрезвило. Если я мог забыть о подстерегающей меня опасности, то Элен вовремя напомнила о ней.

– Да-а-а, верно. А что вы скажете о симпатичном ресторанчике напротив фонтана Треви?

– Да, это то, что нужно.

– Я заеду за вами? В котором часу?

– В половине девятого.

– Замечательно! До скорого свидания!

До пятницы жизнь мне казалась лишенной интереса. Я видел, что Джина очень беспокоится обо мне. Впервые за четыре года я отвечал ей довольно резко. Я ни на чем не мог сосредоточиться, и у меня пропал всякий интерес к работе, я думал только об Элен.

Мы пообедали в маленьком ресторанчике. Вообще-то, все было довольно неплохо, но я не заметил даже, что же нам подали. Говорил я невпопад. У меня было только одно желание: смотреть на нее. Она была одновременно холодной, далекой и вызывающей. Если бы она снова пригласила к себе домой, я побежал бы бегом, послав ко всем чертям свою карьеру, Чалмерса и свое будущее. Но она этого не сделала, заявив, что поедет домой в такси. А когда я предложил проводить ее, недвусмысленно дала понять, что я ей на этот раз не нужен. Так я и остался стоять в дверях ресторана, глядя вслед такси, пока оно не скрылось из виду… Потом с гудящей головой двинулся пешком домой. Эта встреча лишь усугубила мое состояние. Через три дня я снова позвонил Элен и пригласил ее в кино.

– Я очень занята, – ответила она, – и сомневаюсь, что сумею выкроить для этого время.

– Надеюсь, что вы все же его найдете. Я через пять дней уезжаю в отпуск, так что мы долго не увидимся.

– У вас месячный отпуск? – голос ее слегка оживился, как будто это известие ее занимало.

– Да. Сначала я поеду в Венецию, потом в Исхию. На три недели.

– С кем вы едете?

– Один. Дело не в этом, как насчет кино?

– Ну, не знаю. Я вам сама позже позвоню. Мне надо идти. Кто-то звонит у парадного. – Она повесила трубку.

Пять дней я ждал ее звонка, и наконец, когда уже потерял всякую надежду и собрался сам напомнить о своем существовании, она позвонила:

– Знаете, – заговорила она с места в карьер, – все хотела вам позвонить, но не было ни единой свободной минутки. Чем вы сейчас заняты?

Было уже двадцать минут первого. Я собрался ложиться спать.

– Вы имеете в виду сию минуту?

– Да.

– Собрался ложиться спать.

– Может быть, вы подъедете ко мне? Только не оставляйте машину около дома.

Я ни капельки не колебался.

– Хорошо, я еду.

Я пробрался в ее квартиру с тысячами предосторожностей, чтобы меня никто не увидел. Входная дверь была открыта, так что я прямиком из лифта юркнул в парадную.

Элен разбирала в салоне долгоиграющие пластинки. Она была одета в белый прозрачный пеньюар, распущенные волосы свободно падали ей на плечи. Она была красива и знала об этом. Повернувшись в мою сторону, улыбнулась.

– Итак, вы нашли дорогу? – она положила пластинку.

– Это было нетрудно сделать, – ответил я, закрывая дверь. – Ведь понимаете, что мы не должны этого делать. У нас могут быть крупные неприятности.

Она пожала плечами.

– Никто не заставляет вас оставаться.

Я приблизился к ней.

– Я и не собираюсь этого делать. Почему вы позвали меня?

– Ради Бога, Доусон! Расслабьтесь хотя бы на минутку!

Теперь, когда я находился с ней наедине, разум начинал снова брать верх. Все было совсем не так, как в моих мечтах о свидании. Нет, понимая, что из-за нее я могу потерять место, я уже сожалел, что, поддавшись порыву, приехал сюда.

– Я не могу не волноваться. Подумайте, как я могу забыть о работе? Если только ваш отец узнает, что я немного больше, чем позволено, вертелся около вас – я пропал… Это правда, уверяю вас. Он может устроить так, что я больше не смогу работать ни в одной газете.

– Почему же вы вертитесь около меня? – удивленно спросила она, широко раскрыв глаза.

– Вы отлично понимаете, что я имею в виду.

– Он этого не узнает. Откуда ему знать.

– Не велика хитрость. Если меня увидят входящим или выходящим отсюда, все раскроется.

– Тогда надо постараться, чтобы вас никто не увидел. Не так уж трудно.

– Я очень дорожу своей работой. В ней вся моя жизнь.

– Да, романтиком вас не назовешь, – со смехом проговорила она. – Мои итальянские друзья не думают о своем положении, им нужна только я.

– Но речь-то не о них, а обо мне.

– Эд, прошу вас, сядьте и успокойтесь. Все равно вы уже у меня, так что нечего себя накручивать.

Я сел, твердя себе, что приходить сюда было чистейшим безумием.

Она направилась к маленькому бару.

– Скотч или американское виски?

– Скотч, если можно.

Я наблюдал за ней и мучительно размышлял – чего ради она заставила меня приехать к себе ночью. Обольщать меня она вроде не собиралась.

– Да, Эд, чтобы не забыть, не посмотрите ли кинокамеру. Я ее вчера купила. Мне кажется, кнопка немного заедает. Вы что-нибудь в этом понимаете?

Она указала мне на роскошный кожаный футляр, висевший на спинке стула. Я подошел и раскрыл его. Внутри была великолепная камера «Полароид-Болекс» с телеобъективом, рассчитанная на шестнадцатимиллиметровую пленку.

– Вот это да! Класс! Но что вы с ней будете делать? Это ведь стоит кучу денег.

Она рассмеялась.

– Да, дороговато, но я всегда хотела кинокамеру. Должно же у девушки быть хоть какое-то хобби? – Она бросила в стаканы кубики льда. – Хочу иметь возможность в старости посмотреть фильм о том, как я была в Риме.

Я покрутил камеру в руках. Внезапно я сообразил, что девица живет явно не по средствам. Отец говорил мне, что высылает ей шестьдесят долларов в неделю. И ни цента больше, чтобы не баловать ребенка. Я знаю, сколько стоит в Риме приличная квартира. Эта должна ей обходиться не менее сорока долларов в неделю. Бар был битком набит всевозможными напитками. Ну и, наконец, эта камера…

– Кто-нибудь завещал вам состояние?

В ее лице что-то дрогнуло, на миг она смутилась, но только на миг.

– Хорошо бы. А почему вы спрашиваете?

– Это, конечно, не мое дело, но все это должно обходиться вам в порядочную сумму, – я сделал широкий жест рукой.

Она пожала плечами.

– Наверно. Отец высылает мне большие деньги. Он любит, чтобы я жила, ни о чем не заботясь.

Говоря это, она глядела в сторону, так что, даже если бы я не знал точно, сколько высылает ей отец, я бы все равно догадался, что она лжет. Я был озадачен, но дело-то действительно было не мое, и я переменил тему.

– Так что там с камерой?

– Она не включается.

Элен ткнула пальцем в камеру и при этом коснулась моей руки.

– Так ведь она же на предохранителе, – сказал я. – Видите эту штуку? Переключите ее, и все будет нормально. Это предусмотрено, чтобы камера случайно не включилась.

– Господи! А я-то собралась отнести ее обратно! А надо было просто прочесть инструкцию. Но я никогда не была сильна в механизмах. А что вы скажете о пленках, которые я купила?

Она указала на десять коробок с 16-миллиметровой пленкой, уложенные пирамидкой на столе.

– Боже! Неужели вы все их собираетесь заснять в Риме? Да этой пленки вам хватит на всю Италию!

Она бросила на меня странный взгляд, в котором мне почудилось что-то фальшивое.

– Большую часть я заберу с собой в Сорренто.

– В Сорренто? – удивился я. – Так вы собираетесь в Сорренто?

Она улыбнулась.

– Не вы одни думаете об отдыхе… Вы бывали в Сорренто?

– Нет. Я ни разу не забирался так далеко на юг.

– Я только что сняла виллу в окрестностях Сорренто. Красивейшее место и достаточно уединенное. Пару дней назад я слетала в Неаполь и все оформила. Даже сумела найти в соседнем городке женщину, которая будет заниматься хозяйством.

Я внезапно сообразил, что все это она мне рассказывает не без умысла, и пристально посмотрел на нее.

– Интересно… И когда же вы едете?

– Тогда же, когда вы отправляетесь в Исхию, и так же, как и вы, еду одна.

Она положила камеру на стол и села рядом со мной на диван. Открытый призыв в ее глазах заставил сильнее забиться мое сердце. Она наклонилась, ее чувственные яркие губы приоткрылись, и, прежде чем я понял, что же это я делаю, я уже сжимал ее в объятиях и страстно целовал. Поцелуй длился минуту-две, он мог продолжаться и вечность, так я был возбужден. Но я почувствовал, что она отталкивает меня. Я разжал руки, отпустил Элен и выпрямился, дыша, как старик, только что взбежавший на верхний этаж, и принялся стирать с губ ее помаду.

– Это какое-то безумие!

– В Риме – да, но не в Сорренто, – улыбнулась она.

– Послушайте, Элен…

Но она подняла руку, приказывая мне замолчать.

– Я понимаю ваши чувства. Я не ребенок. И меня влечет к вам в такой же степени, как и вас ко мне. Решено: вы поедете со мной в Сорренто… Все готово. Я понимаю, что вы опасаетесь моего отца, рискуете лишиться места. Но я клянусь, что вам ничего не угрожает. Я сняла виллу на имя мистера и миссис Дуглас Шеррард. Так что вы будете мистером Шеррардом, американским промышленником. Нас там никто не знает. Разве вам не хочется провести месяц со мной? Только вы да я!

– Но это невозможно! – воскликнул я, прекрасно понимая, что уже сдал позиции, и что больше всего на свете мне хочется поехать с ней в Сорренто. – Нельзя же так вот, очертя голову…

– Дорогой, не будьте таким трусишкой! Мы абсолютно ничем не рискуем. Я все тщательно продумала. Я отправлюсь на виллу в машине, а вы прибудете поездом на следующий день. Это замечательное место! Дом стоит на холме, а внизу море. Ближайшая вилла в полумиле от холма… – Она поднялась и сходила за картой, которую разложила на столе. – Вот, смотрите. Видите: «Прекрасная Виста». Какое очаровательное название! С террасы открывается вид на Капри и все побережье. Вилла стоит в саду с апельсиновыми и лимонными деревьями. Вам там понравится.

– В этом я не сомневаюсь, Элен. Вы понимаете, такое предложение может соблазнить любого. Я был бы сумасшедшим, если бы его не принял… Однако что будет, когда месяц закончится?

Она засмеялась.

– Может быть, вы опасаетесь, что потом я заставлю вас на себе жениться? Я еще не собираюсь замуж, мне нужно пожить в свое удовольствие, насладиться полной свободой. Я даже не знаю, люблю ли я вас, Эд, но пожить с вами месяц – мне бы очень хотелось.

– Боже мой, Элен, нельзя же так!

Кончиками пальцев она погладила меня по щеке.

– Будь паинькой, оставь меня сейчас, хорошо? – Она слегка шлепнула меня и отодвинулась подальше. – Уходи. Я только что вернулась из Неаполя и безумно устала. Мы обо всем переговорили, ну, а поцелуи оставим на потом… Повторяю еще раз: ты совершенно ничем не рискуешь. Вопрос только в одном: хочешь ли ты провести со мной этот месяц? Решай сам. Мы не увидимся до 29-го. Я буду встречать поезд из Неаполя, который приходит в Сорренто в 15.30. Если тебя не будет в том поезде… все будет ясно.

Она вышла в холл и приоткрыла входную дверь. Я шел следом.

– Элен, прошу вас, подождите…

– Эд, пожалуйста, не надо лишних слов. Все очень просто – либо ты будешь в поезде, либо нет. Вот и все. Спокойной ночи, дорогой. – Ее губы коснулись моего лица.

Выходя на лестничную площадку, я уже точно знал, что поеду в Сорренто.

Глава 2

I

До отъезда в Сорренто оставалось пять дней. Мне надо было многое сделать, но я с трудом заставлял себя браться за работу.

Я чувствовал себя мальчишкой, ожидающим первого в жизни свидания. И это меня бесило. Я ведь считал себя достаточно искушенным, чтобы не поддаться на уловки Элен. А в действительности сходил с ума при мысли, что мне предстоит провести месяц с такой обольстительной женщиной. С такой потрясающей женщиной! Но бывали моменты, когда я говорил себе, что это чистейшее безумие, однако тут же утешал себя заверениями Элен, что она все продумала. Раз она говорит, что я ничем не рискую, значит, так оно и есть. И потом я добавлял уже чисто мужские доводы: что только глупец может упустить такую возможность.

За два дня до моего отъезда приехал Джек Максвелл, который должен был заменить меня во время моего отсутствия. Я работал с ним вместе в Нью-Йорке в 1949 году. Он был хорошим репортером, но за пределами своей специальности не слишком сведущим. Я его недолюбливал. Он был слишком красив, слишком элегантен, слишком предупредителен и слишком хорошо информирован о закулисной стороне жизни.

Думается, я ему нравился не больше, чем он мне. Но это не помешало нам радостно встретиться. После нескольких часов, проведенных в конторе, где я вводил его в курс дела, я предложил вместе пообедать.

– Разумеется! Отлично! Посмотрим, чем удивит меня этот античный город. Только все самое лучшее, Эд!

Я повел его к Альфреду, в один из самых шикарных ресторанов Рима, где предложил его вниманию «порчетто» – фаршированного ливером и травами молочного поросенка, зажаренного на вертеле.

После того, как жаркое было прикончено и к концу подходила третья бутылка вина, Максвелл разоткровенничался.

– Тебе везет, Эд, – сказал он, беря предложенную мной сигарету. – Возможно, тебе это неизвестно, но ты ходишь в любимчиках у патрона. Хаммерсток находит твои материалы замечательными. Я скажу тебе кое-что по секрету, только молчок… Сейчас стоит вопрос о том, чтобы подыскать тебе здесь замену, а тебе поручить руководство отделом внешней политики.

– Ну, уж этому-то я не поверю! Ты смеешься надо мной?

– Честное слово! Разве можно шутить такими словами.

Я пытался скрыть свою радость, но не думаю, что мне это удалось. Подумать только – руководить отделом внешней политики в солидной нью-йоркской газете! Это было пределом моих мечтаний, не говоря уже о том, что мое жалованье увеличится чуть ли не в три раза, да и престиж возрастет до небес. Это был один из ответственнейших отделов в «Уэстерн Телеграмм».

– Через несколько дней это будет официально известно здесь. Старик дал согласие. Тебе чертовски везет!

Я с ним согласился.

– Тебе не жалко будет расстаться с Римом?

– Как-нибудь переживу, – ответил я, широко улыбаясь. – Такая работа стоит огорчений.

Максвелл пожал плечами.

– Лично меня такая перспектива не прельстила бы. Очень тяжело работать вблизи от старика. У меня нервы не выдерживают. – Он уселся поглубже в кресло. – Знаешь, поросенок и вправду был хорош. Уверен, мне понравится в Риме. Говорят, что на свете нет равного ему города.

Он взял сигарету, закурил и пустил мне в глаза струю дыма.

– Кстати, как поживает Элен?

Вопрос застал меня врасплох.

– Кто?

– Элен Чалмерс. Как я понял, ты при ней вроде опекуна или няни. Не так ли?

«Осторожнее, – сказал я себе, – опасный поворот».

У Максвелла был нюх на скандальные истории. Если у него появится хоть малейшее подозрение, что между мной и Элен что-то есть, он тут же попытается выяснить все подробности.

– Я был ее нянькой один или два дня, – ответил я самым равнодушным тоном. – А потом я ее практически не видел… Старик поручил мне встретить ее в аэропорту и проводить в отель. Кажется, она занимается в университете…

Он резко поднял брови.

– Она – что?

– Учится в университете, на курсе архитектуры.

– Элен??? – Он вытянул шею, недоверчиво глядя на меня, потом неудержимо расхохотался. – Ну, это самая потрясная шутка, которую я когда-нибудь слышал. Элен слушает курс архитектуры!

Он откинулся на спинку кресла и заржал так громко, что на нас стали оглядываться. Я видел, что он не придуривается, а искренне веселится. Но мне было не до веселья. Я медленно закипал и готов уже был отбросить кресло, вскочить на ноги и врезать ему по роже.

Он поймал мой взгляд, видимо, понял, что что-то не так, и попытался взять себя в руки.

– Извини, Эд, но если бы ты знал Элен, как знаю ее я… – И он снова расхохотался.

– Объясни же мне, что в этом ты находишь смешного? – поинтересовался я сухим тоном.

– Да просто не верится, что она сумела так тебя одурачить. Наверное, ты один из всех сотрудников «Уэстерн Телеграмм», кто не знает, что это за штучка.

– Прости, но я тебя не понимаю…

– Значит, ты и вправду мало ее видел. А я думал, что ты должен ей понравиться. Она питает слабость к высоким, сильным и энергичным мужчинам… Только не говори мне, что она явилась в Рим на низких каблуках, в роговых очках и сеточкой на волосах…

– Именно так… Но я все равно не врубаюсь. Просвети же меня, Джек.

– Вижу, что тебе меньше повезло, чем я предполагал, или больше… это смотря как видеть. У нас в конторе уже все парни ее знают. Она же знаменита своей распущенностью. Когда стало известно, что она отправляется в Рим, и что старик поручил ее твоим заботам, мы все решили, что твоя песенка спета. Она бросается на всех, на ком надеты брюки. И ты хочешь меня уверить, что она не пыталась тебя соблазнить?

Меня бросило сначала в жар, потом в холод. Но все же я смог сказать довольно безразлично:

– Для меня это что-то новенькое.

– Да, старик, Элен – перманентная опасность для любого мужчины. Природа ее не обидела, и у нее есть все данные: глаза, фигура, ножки, ну, и все прочее, от чего даже мертвый проснется. Если бы Чалмерс не был такой шишкой в газетном мире, ее имя ежедневно фигурировало бы в отделах скандальной хроники. Но кому охота наживать себе такого врага. Вот и молчат, хотя Элен и попадала в самые невероятные истории. И из Нью-Йорка она-то уехала только потому, что оказалась замешанной в убийстве Менотти.

Я слушал его, широко раскрыв глаза. Менотти был знаменитым нью-йоркским гангстером, невероятно богатым. Этот бывший убийца был исключительно влиятелен. Контролировал рэкет, проституцию… словом, был не тем человеком, знакомством с которым гордятся.

– А какое отношение она имела к Менотти?

– Говорят, что она была его курочкой. Во всяком случае, она всюду бывала вместе с ним. По слухам, квартира, где его шлепнули, принадлежала именно Элен. Это случилось около двух месяцев назад. Полиция только выяснила, что это не его квартира, а его любовницы. Последней удалось скрыться, и полиция так и не сумела ее разыскать. Равно как и убийцу. Предполагается, что Менотти пришили по приказу Фрэнка Зетти, главаря городских гангстеров, который был выслан из страны за торговлю наркотиками. И, по слухам, он находится в Италии.

– Кто распускает такие слухи?

– Мне говорил Эндрюс, который всегда в курсе таких дел. И болтать он зря не любит. Мне думается, что и на этот раз он не ошибается насчет Элен. Твердо известно одно: она часто была вместе с Менотти и после его убийства сразу же уехала в Рим. Привратник дома, где задушили Менотти, дал Эндрюсу подробное описание его любовницы. Оно точь-в-точь сходится с описанием Элен. Но привратник получил за молчание от наших людей до того, как его вызвала полиция. Так что все было и будет шито-крыто.

– Понятно…

– Таким образом, если ты ничего не знаешь о поведении Элен в Риме и ничего не слышал, это доказывает, что она сделала выводы и вела себя крайне осторожно… Честно признаться, я даже огорчен. Я-то хотел за время твоего отсутствия попытать у нее счастья. Она стоит того. В отношении тебя я не сомневался, что у вас стадия «друзей детства» давно уже пройдена.

– Думаешь, я такой болван, что стану заигрывать с дочерью патрона?

– Почему бы и нет? Иногда игра стоит свеч. Причем, если она заинтересована в операции, она проявит инициативу и все устроит так, что старик останется в полном неведении. Ведь она развратничает с парнями с 16 лет, а Чалмерс до сих пор ничего не знает. Если ты не видел ее без очков и безобразной прически, то не представляешь, насколько она хороша… Она – настоящая авантюристка, и ей нравится такая жизнь. Так что, если она когда-нибудь осчастливит меня своим вниманием, я ни минуты не стану колебаться.

Уже не помню, как мне удалось повернуть беседу на профессиональную тему. А час спустя я проводил Максвелла в его отель. Он пообещал завтра с утра явиться в контору, чтобы все окончательно утрясти, и поблагодарил за приятный вечер.

– Ты и вправду в рубашке родился, Эд, – сказал он на прощание. – Отдел внешней политики – лучшая работенка в нашей газете. Некоторые готовы отдать руку, только чтобы там работать.

Он улыбнулся немного насмешливо.

– Теперь я понимаю, почему ты позволил проскочить между пальцев такому очаровательному мышонку, как Элен Чалмерс. Для тебя существует только одно увлечение – «Внешняя политика»! Дамочка приятная, но отнимающая у человека слишком много сил и времени.

Он был в восторге от собственного остроумия, поэтому несколько раз со смехом похлопал меня по плечу, прежде чем отправиться к лифту. Меня же его шутка не позабавила. Усевшись в свой знаменитый «бьюик», я влился в общий поток машин и двинулся к дому. По пути я о многом передумал. То, что рассказал Максвелл, меня просто потрясло. И я не сомневался, что все это правда. Эндрюс действительно всегда отвечал за свои слова. Стало быть, она якшалась с Менотти. А здесь, интересно, с кем же? В Нью-Йорке она предпочитала общество подонков, вряд ли ее вкусы резко изменились. Если ее кто-то содержит, то это объясняет, откуда вся эта роскошь вокруг нее.

Одним словом, раздеваясь, чтобы лечь спать, я уже спрашивал себя, а стоит ли вообще ехать в Сорренто? Стоит ли иметь дело с подобной девицей? Коли и вправду идут разговоры, чтобы поручить мне отдел внешней политики, то надо вообще не иметь головы, чтобы пускаться в такую авантюру и ставить под удар всю свою дальнейшую карьеру. Как справедливо сказал Максвелл – это было лучшее место в газете. Я не сомневался: если Чалмерсу станет известно, что я любовник его дочери, то моя песенка спета. Я не только потеряю это место, но и вообще распрощаюсь с журналистикой.

– Нет, – громко произнес я, выключая свет, – пусть себе живет в Сорренто одна. Я не поеду. Мне будет хорошо и в Исхии. Пусть поищет другого идиота.

Но через два дня я уже сидел в поезде, который шел в Неаполь через Сорренто. Я говорил себе, что это безумие, но все мои слова оставались словами. Как известно, благими намерениями вымощена дорога в ад. Мои страсть и желание, назовите это как хотите, были сильнее голоса разума. И поезд, по моему мнению, еле полз.

II

Перед тем, как сесть в поезд, идущий в Неаполь, я около десяти утра пришел в редакцию, чтобы бросить прощальный взгляд на дела и проверить, нет ли для меня писем. Максвелл как раз куда-то вышел. Джина сортировала почту.

– Для меня нет ничего? – поинтересовался я.

– Частных писем нет, а этими может заняться и мистер Максвелл, – ответила она, перебирая конверты ухоженными пальчиками. – Разве вам не пора? Я думала, что вы собираетесь поехать пораньше.

– У меня еще есть время в запасе.

Поезд на Неаполь уходил в полдень. Джине я сказал, что еду в Венецию, и с большим трудом убедил ее не ехать на вокзал за билетами.

Раздался телефонный звонок. Джина сняла трубку, я же небрежно стал перебирать почту.

– Кто у телефона? – спросила Джина. – Мадам… как вы сказали? Обождите, я узнаю.

Она взглянула на меня, озабоченно нахмурив брови.

– Вас спрашивает какая-то мадам Шеррард.

– Мадам Шеррард?

Я уже хотел сказать, что впервые слышу это имя и поэтому не намерен с ней говорить, но вдруг меня словно осенило. Миссис Дуглас Шеррард! Ведь под этим именем Элен сняла виллу в Сорренто. Неужели она настолько забыла об осторожности, что решила позвонить мне из Сорренто?

Стараясь скрыть свое беспокойство, я протянул руку и взял трубку. Потом немного отодвинулся, чтобы Джина не видела моего лица, и осторожно сказал в трубку:

– Хэлло! Кто у телефона?

– Хэлло, Эд. – Ну да, это была Элен. – Я знаю, что не должна звонить тебе на работу, но дома у тебя никто не отвечает.

Я хотел рявкнуть ей, что звонить сюда – чистейшее безумие, и бросить трубку, но рядом была Джина, и еще большим безумием было разжечь ее любопытство.

– В чем дело? – спросил я грубовато.

– У тебя там кто-то рядом?

– Да.

Для полноты счастья дверь распахнулась, и в кабинет влетел Максвелл. Увидев меня, он возопил:

– Вот это да! Ты еще здесь! Я-то думал, ты уже на пути в Венецию!

Я сделал ему знак помолчать и сказал в трубку:

– Вам что-нибудь нужно?

– Да, пожалуйста, не можешь ли ты купить для моей камеры фильтр Раттена № 8. Мне он нужен, но в Сорренто я не могу его достать.

– Понятно. Согласен.

– Спасибо, дорогой, с нетерпением жду твоего приезда. Пейзаж совершенно потрясающий!

Хотя она и говорила тихим голосом, я боялся, что Максвелл, явно навостривший уши, что-то разберет. Я резко оборвал ее:

– Хорошо. Я займусь этим. До свидания!

Максвелл посмотрел на меня испытующе:

– Ты всегда так разговариваешь с дамами? Суховато, старик, ты не находишь?

Мне необходимо было скрыть свое замешательство. Отходя от телефона, я почувствовал на себе удивленный взгляд Джины. Да и Максвелл пялился на меня весьма ехидно. Я принялся закуривать сигарету, чтобы не отвечать.

– Я заходил проверить, нет ли для меня писем. Пора бежать…

– Тебе пора научиться расслабляться, старина, – не отвязывался неугомонный Максвелл. – Я знаю тебя как серьезного журналиста, но твоя скрытность дает мне повод думать, что ты собираешься натворить глупостей.

– Да брось ты, пожалуйста, – воскликнул я, не на шутку рассердившись.

– Похоже, мы сегодня поднялись с левой ноги?.. – Он помолчал, потом добавил? – Да шучу я, шучу. – Так как я не отвечал, он продолжил:

– Едешь на машине?

– Нет, поездом.

– Надеюсь, не один? У тебя есть на примете какая-нибудь очаровательная блондинка, которая будет развлекать тебя… в дождливые дни?

– Я всегда путешествую один! – отрезал я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно естественно.

– Свежо предание… но верится с трудом. Во всяком случае, я бы знал, что мне делать, если бы мне дали отпуск на месяц.

– Мы не сходимся во вкусах, – ответил я, поворачиваясь к Джине. – Будьте осторожны с этим парнем. Не переутомляйтесь сами и не позволяйте ему делать глупости. Итак, до 29-го.

– Желаю хорошо развлечься, Эд, – проговорила она спокойно, но без приветливой улыбки. Это меня озадачило. Джина, без сомнения, была чем-то расстроена. – За нас не волнуйтесь, – добавила она, – все будет в порядке.

– Не сомневаюсь. До свидания. – Я уже обращался к Максвеллу: – И удачной охоты!

– Взаимно, братец!

Мне удалось сразу же подцепить такси. Я отправился за фильтром для Элен на виа Барберини. Вторая машина отвезла меня домой, где я проверил, все ли в порядке, и забрал чемоданы. И, наконец, третье такси отвезло меня на вокзал.

Я не большой любитель железных дорог, и перспектива ползти на поезде из Рима в Неаполь меня не вдохновляла. Лучше бы на машине. Но у Элен была своя, а на кой черт нам две «тачки» в Сорренто? Я расплатился с таксистом, отмахнулся от носильщика, нацелившегося было на мой чемодан, и поспешил внутрь огромного здания вокзала.

Взяв билет до Неаполя и убедившись, что состав еще не подан, я подошел к газетному киоску, где купил несколько журналов. Расхаживая взад и вперед по платформе, я внимательно вглядывался в ожидающих поезда пассажиров, чтобы заблаговременно обнаружить знакомых. Впервые мне пришла в голову мысль, что у меня слишком много друзей и приятелей в Риме. Вовсе незачем, чтобы кто-то заметил, что я не сажусь в 11-часовой экспресс до Венеции, а жду полуденного на Неаполь.

За десять минут до отхода поезда я уселся в конце вагона и закрылся купленным журналом. Эти минуты мне показались бесконечно длинными. Расслабился я лишь после того, как поезд отошел от станции.

До сих пор все было нормально. Можно сказать, отпуск начался удачно. И все же на душе скребли кошки. И что это Элен вздумалось мне звонить? Я бы предпочел, чтобы Джина не слышала имени миссис Дуглас Шеррард. И уж совсем было бы отлично, если бы у меня хватило силы воли устоять перед прелестями этой блондинки. Узнав о ее прошлом, я понял, что она не совсем в моем вкусе. Девица, которая не гнушалась Менотти, просто не может быть в моем вкусе… Я сожалел, что позволил себе увлечься, ругал себя последними словами, но спешил в Неаполь. Все, решительно все, отступало перед желанием провести отпуск с Элен. Как говорят моряки, она меня здорово загарпунила.

III

Поезд прибыл на вокзал в Сорренто с 20-минутным опозданием. Он был переполнен, и мне понадобилось несколько минут, чтобы протолкаться к выходу и выйти на площадь. Здесь стояли такси и конные экипажи. Ждали пассажиров.

Очутившись на залитой солнцем площади, я поискал глазами Элен, но ее почему-то не было. Опустив чемодан на землю и шуганув какого-то оборванца, который предлагал отвести меня к такси, я закурил сигарету.

Отсутствие Элен меня удивило. Однако припомнив, что поезд опоздал, я решил, что Элен побежала по магазинам. Я прислонился к стене и стал ждать. Толпа постепенно редела. Кого-то встречали знакомые, другие уехали в такси, третьи ушли пешком. В скором времени я остался совершенно один.

Когда через четверть часа Элен все еще не давала о себе знать, я стал нетерпеливо посматривать по сторонам. Может быть, она засиделась где-то в кафе в городе? Я сдал чемодан в камеру хранения и налегке зашагал в город. Уходить далеко от вокзала я не решался, а на привокзальной площади Элен нигде не было видно. В ряду ожидавших машин тоже не было такой, которая бы подходила под описание, данное Элен. Тогда я решительно направился в кафе, устроился на веранде и заказал себе «экспрессо». Отсюда хорошо просматривалась привокзальная площадь и все, что на ней происходило.

Было уже почти полпятого. Я выкурил три сигареты, прикончил «экспрессо» и, устав от ожидания, спросил у официанта, откуда я могу позвонить по телефону.

Номера телефона виллы я не знал, пришлось звонить на станцию. После некоторой задержки оператор номер отыскала, но еще через некоторое время сказала, что там никто не отвечает.

Дело было совсем дрянь. Конечно, оставалась маленькая надежда, что Элен пропустила время и лишь теперь приедет на вокзал, но это было маловероятно. Мне не оставалось ничего другого, как повторить «экспрессо» и ждать. В 17.10 я уже не находил себе места от беспокойства.

«ЧТО С НЕЙ СЛУЧИЛОСЬ?»

Я знал, что она перебралась на виллу. Но почему она не встретила меня, как было условлено? Я представлял себе, где находится вилла, так как Элен показывала мне это место на карте: примерно в пяти милях от Сорренто, на горе. Ждать уже не было сил, и я решил отправиться туда пешком. Может, встретимся на полпути. По побережью шла только одна дорога, так что не разминемся.

Больше не раздумывая, я отправился в путь. Пока я шел по городу, приходилось продираться сквозь толпы туристов с экскурсоводами и без оных и прочего праздношатающегося люда. Но как только вышел на шоссе Амальфи, навстречу стали попадаться только машины. Через три мили я подошел к развилке. Часы показывали 18.20. Элен нигде не было.

Долгий подъем на холм под жгучими лучами солнца не доставлял мне никакого удовольствия. К тому же с каждой минутой мое беспокойство усиливалось.

Вскоре я увидел виллу, пристроившуюся над берегом моря. До нее оставалось добрых полчаса ходу. Она и вправду была великолепной, как и описывала мне Элен. Но я не был настроен любоваться красотами. У меня была одна забота – найти Элен.

Она с полным основанием называла виллу уединенной. Вокруг, насколько хватало глаз, не было никакого другого человеческого жилья.

Я толкнул чугунные ворота и пошел по широкой аллее, обсаженной с двух сторон исполинскими георгинами, высотой чуть ли не с меня, увенчанные разноцветными шапками неправдоподобно больших цветов. Аллея привела меня к площадке, на которой я увидел машину Элен – «линкольн» с откидным верхом. Значит, я не разминулся с ней в дороге. Уже что-то. Я поднялся по ступенькам широкого крыльца. Дверь была приоткрыта, и я вошел в холл.

– Элен? Где ты?

Молчание.

Тишина подействовала на меня удручающе. Я сделал несколько шагов по роскошному мраморному полу.

– Элен?!

Я медленно обошел все комнаты: сначала огромный салон, к которому примыкала столовая, затем через кухню прошел на террасу, с которой открывался вид на море. На втором этаже помещались три спальные комнаты и две ванные. Эта комфортабельно обставленная вилла была идеальным местом для отдыха. Если бы Элен встретила меня, я почувствовал бы себя в раю. Но, поскольку ее нигде не было видно, я не чувствовал никакого удовольствия.

Я вышел в сад.

Мои крики оставались без ответа, и я окончательно пал духом. Пройдя по дорожке, я увидел в конце ее изгородь с калиткой, которая вела к вершине горы, возвышающейся недалеко от виллы. Может быть, Элен пошла прогуляться туда? Сидеть и ждать было не в моем духе. Я решил, что, поскольку никаких других тропинок не было, а по дороге я Элен не встретил, наверняка она ушла как раз в этом направлении и либо забыла о времени, либо ее что-то задержало.

Я вернулся снова к дому: надо было оставить ей записку на тот случай, если она все же задержалась в Сорренто, и мы как-то разминулись. Я боялся, как бы она не поехала туда снова, не найдя меня на вилле. В ящике письменного стола лежала писчая бумага, и я набросал несколько строк, оставив записку на столе в салоне, потом быстро прошел по садовой тропинке к воротам. Пройдя около четверти мили, я начал сомневаться, что Элен могла так далеко отойти одна, как вдруг внизу увидел еще одну белую виллу, выстроенную на склоне холма. Я даже удивился, как ее ухитрились соорудить в таком неприступном месте. На вершину утеса с той виллы вели круто поднимающиеся ступени. Со стороны моря попасть к строению было, пожалуй, проще. Вилла меня не интересовала, я даже не задержался, но все же продолжал смотреть на нее, шагая по извивающейся тропинке. Мне удалось разглядеть обширную террасу со столом и шезлонгами, и большим красным зонтом. А уж совсем внизу, у подножия лестницы, была пристань. У причала покачивались на волнах две мощные моторные лодки. Я даже задал себе вопрос, какой миллионер мог выстроить подобное чудо. А через три сотни ярдов у меня из головы выскочили все виллы на свете, потому что посреди тропинки валялась камера Элен. Я сразу же узнал ее и буквально прирос к земле, чувствуя, как у меня колотится сердце в груди.

Потом я сообразил, что это только один футляр. Подойдя к нему, я убедился, что был прав: внутри крышки были прикреплены позолоченные инициалы Элен. Самого аппарата внутри не было. Держа футляр в руках, я побежал дальше. Ярдов через пятьдесят тропинка резко поворачивала и уходила в густой лес, покрывающий склоны холма. Это было, безусловно, опасное место, потому что никакого ограждения на краю обрыва не было. Я невольно задержался у поворота и посмотрел вниз с высоты двухсот футов на волны прибоя, бьющиеся о рифы прямо подо мной.

И тут у меня перехватило дыхание. Сверху я заметил что-то белое, наполовину погруженное в воду и чуть-чуть колышащееся на волнах, – как кукла, разбившаяся о скалы.

Я долго стоял с бьющимся сердцем и пересохшим ртом не в силах отвести взгляд от жуткого зрелища. Даже отсюда я различал светлые волосы, развевающиеся в воде, и раздувающееся под набегающей волной белое платье.

Я не сомневался, что вижу труп Элен.

Глава 3

I

Она, безусловно, была мертва. Выжить после такого падения невозможно. Живые не лежат в таких позах, позволяя морской воде заливать лицо. И все же я не хотел верить очевидному.

– Элен! Элен!!! – Мой голос сорвался от крика.

В ответ я услышал лишь эхо. Звук был такой зловещий, что я невольно вздрогнул.

«Нет, нет, она не может умереть! – говорил я себе. – Мне необходимо спуститься. Я не могу оставить ее там. Кто знает, может, она только потеряла сознание и может захлебнуться, пока я стою и рассуждаю».

Я лег на живот и вытянул шею над обрывом. У меня сразу же закружилась голова. Одна мысль о падении с такой высоты ужасала.

Я лихорадочно обшарил глазами все вокруг, отыскивая место, пригодное для спуска. Но ничего не нашел. Все равно, что спускаться по вертикальной стене… Без веревки не обойтись.

Все же я решил попытаться, цепляясь за какие-то расщелины и чахлые кустики. Мое сердце колотилось, и холодный пот покрывал лицо, пока я продвигался по этому ужасному спуску. Спустившись немного ниже, я увидел Элен более отчетливо. Ее голова полностью находилась под водой. Неожиданно луч солнца, вырвавшийся из-за туч, осветил море, и тогда я увидел, что ее светлые волосы колышутся в кроваво-розовой воде.

Сомнений больше не было: Элен мертва. Я с трудом вернулся снова на тропинку и присел на корточки. Я дрожал, и меня подташнивало. Сколько же времени она уже находится там? Возможно, она погибла лишь несколько часов назад. Нужно бы вызвать подмогу. На вилле, наверняка, имеется телефон. Позвоню в полицию, и если поторопиться, то они прибудут еще до наступления темноты.

Я выпрямился, сделал два шага и остановился. Полиция! Только тут я сообразил, что мне грозит полицейское расследование. Сразу же будет установлено, что мы с Элен собирались провести на вилле целый месяц. Эта новость незамедлительно достигнет ушей Чалмерса. Остальное не заставит себя ждать. Пока я раздумывал, в поле моего зрения попала рыбацкая лодка, приближающаяся к маленькой бухточке у меня под ногами. И сразу же сообразил, что моя фигура отчетливо выделяется на фоне закатного неба. Лодка была далеко – лица не разглядеть, но все же меня охватила паника, и я быстро опустился на четвереньки, чтобы не торчать на виду.

Ну вот, я и влип!

А ведь отлично знал, что мне сулит приключение с Элен. Теперь я по шею увяз в трясине. Меня неотступно преследовала мысль о негодовании Чалмерса, которому станет ясно о моих дерзких, если не сказать большее, планах… Он не поверит тому, что я не был любовником его дочери. А потом у него возникнут подозрения, что она мне надоела, и я столкнул ее со скалы.

Я был окончательно убит. Ну, а что подумает полиция? Можно предположить, что никто не видел, как свалилась в пропасть Элен, потому что иначе поспешили бы ей на помощь… А как я докажу, когда появился на вилле?

Я вышел из переполненного вагона в числе многих пассажиров. Правда, я сдал свой чемодан на хранение, но перед служителями в таких местах за день проходят сотни людей, вряд ли они обращают внимание на физиономии клиентов. Не думаю, что меня смогут узнать. По дороге в Сорренто я никого не встретил. Стало быть, никто не сможет подтвердить точное время моего появления на утесе. Многое зависело от того, когда погибла Элен… Ну, а если она упала в воду незадолго до того, как я подходил к вилле? Как я докажу тогда полиции, что это не я столкнул ее с обрыва?

Все эти мысли довели меня до того, что я потерял способность здраво рассуждать. Мною овладела только одна мысль: убраться отсюда поскорее, чтобы меня никто не видел. Когда я побежал по тропинке, то споткнулся о футляр, который бросил, когда увидел труп Элен. Я уже совсем собрался отбросить его в сторону, как вдруг сообразил, что на нем могут сохраниться отпечатки моих пальцев. Поэтому я вытер его самым тщательным образом, а уже потом швырнул вниз со скалы. И только после этого быстро зашагал по тропинке.

Начинало темнеть. Солнце, как огромный красный шар, спускалось в море и заливало его пурпурным светом. Через полчаса уже будет темно. Я спешил, но все же отметил, что на вилле, замеченной мною при подъеме, было освещено несколько окон.

Быстрая ходьба немного меня успокоила. Было не по себе оттого, что я так по-свински бросил Элен, но, с другой стороны, она все равно была мертва, а мне следовало прежде всего думать о себе. Когда я приблизился к калитке сада, я уже был в состоянии что-то соображать. Конечно, если бы не вопрос о моей карьере, то самым правильным было бы обратиться в полицию. Но если Чалмерс узнает правду, не видать мне отдела внешней политики как своих ушей. Я потеряю все… Так что надо помалкивать, и если чуток повезет, то, может быть, и сумею выкарабкаться из этой передряги.

Ведь между нами ничего не было, твердил я себе. Я в нее не был даже влюблен. Был лишь глупый, безответственный порыв. И за это больше винить надо ее, а не меня. Она меня подзадоривала. Она все организовала. Максвелл говорил, что она настоящая сирена. И что все мужики, имевшие с ней дело, рано или поздно влипают в какие-нибудь неприятности. Надо быть дураком, чтобы переживать по поводу того, что я ее там оставил. Думать надо о себе.

Ладно, совесть малость успокоил… Что дальше?

Самое главное сделать так, чтобы никто не догадался, что я приезжал в Сорренто. Иными словами, я должен сфабриковать себе алиби.

Я уже дошел до ворот сада виллы и взглянул на часы. Было 20.30. Максвелл и Джина считают, что я нахожусь в Венеции. Сегодня вечером я никак не могу туда попасть. Единственная возможность создать себе алиби – это возвратиться в Рим. При известном везении я могу уехать туда в 3 часа утра. Пойду рано утром в контору и скажу, что решил остаться в Риме еще на день, чтобы закончить главу романа, который начал писать еще в прошлом году.

Я понимал, что мое алиби шито белыми нитками, но ничего более остроумного не приходило мне в голову. С другой стороны, легко установить, что я не ездил в Венецию, но попробуйте доказать, что я не провел весь день в своей холостяцкой квартире. Как я туда вхожу и выхожу, никто не видит, так как у меня собственный, отдельный вход. Если бы я только поехал на своей машине! Тогда возвращение в Рим вообще не было бы проблемой. А воспользоваться «линкольном» Элен я не смел, зная, что ее прислуга из местных, наверняка, видела, как Элен приехала в этой машине. Итак, мне вторично предстояло проделать пятимильный путь до Сорренто и попытаться на этот раз не опоздать на поезд в Рим. Экспресс Неаполь – Рим отходит в 23.15. Если я на него опоздаю, тогда… Впрочем, я не хотел об этом даже и думать. Невольно я снова глянул на машину Элен, но тотчас же отогнал искушение. Положение и без того аховое, зачем же его усложнять.

Пробираясь к дороге, я оглянулся на молчаливую темную виллу и невольно вздрогнул. Салон был слабо освещен. Не галлюцинации ли у меня? Внимательно вглядываясь в окна салона, я снова заметил блеснувший свет, который вспыхнул на секунду и погас. Я замер, чуть приподняв голову над капотом лимузина. Свет опять появился, на этот раз значительно дольше.

Кто-то ходил по салону с карманным фонариком. Кто бы это мог быть? Во всяком случае, не прислуга. Она бы включила электричество.

Нервы мои были напряжены, все чувства обострились. Согнувшись вдвое, я, осторожно крадучись, прошел за машиной мимо террасы и юркнул в гущу кустарников, откуда мог сравнительно безопасно наблюдать за домом. Да, безусловно, свет перемещался по салону, как будто что-то искали. Мне страшно хотелось узнать, кто бы это мог быть. На минуту у меня мелькнула безумная мысль пробраться на виллу и захватить грабителя на месте преступления, потому что это наверняка был грабитель! Но тут же я подумал, что мне нельзя себя выдавать. Тошно было смотреть на этот блуждающий огонек и не иметь возможности что-либо предпринять.

Свет погас минут через пять. Я подождал еще и увидел высокую мужскую фигуру, выходящую из главного входа. На какую-то секунду незнакомец задержался на крыльце, но было слишком темно, чтобы можно было разглядеть его лицо.

Он неслышно сошел по ступенькам, проходя мимо, осветил внутренности машины, но тут же снова выключил фонарик. Я успел только разглядеть, что на нем была надета черная шляпа с низко надвинутыми полями, что он был человеком крепкого телосложения. Я поздравил себя с тем, что не пытался задержать его в доме; с таким бы я не справился.

Фонарик был погашен, и человек пошел прочь. Я замер в кустах. Я был уверен, что он пройдет мимо меня, чтобы выйти на подъездную аллею. Вместо этого он легким шагом пересек лужайку и направился к маленькой калитке, ведущей в дальний сад. Тьма поглотила его, а я стоял и в смятении глядел ему вслед, пока не сообразил, что напрасно теряю время, которое мне необходимо, чтобы вовремя добраться до Рима. Я быстро покинул свое убежище, бегом добрался до ворот и вышел на шоссе. Всю дорогу до Сорренто я думал о незнакомце. Был ли он примитивным вором-домушником или же был как-то связан с Элен? Вопросы, вопросы, и все без ответа. Единственное утешение – этот тип меня не заметил.

Я добрался до Сорренто в 21.10 и выяснил, что последний поезд на Неаполь ушел десять минут назад. До отхода поезда Неаполь – Рим оставалось немногим более часа. Я взял из камеры хранения свой чемодан, стараясь держать голову таким образом, чтобы служащий не смог меня разглядеть. Потом вышел на темную привокзальную площадь, где стояло одинокое такси. Шофер дремал, должно быть, потеряв всякую надежду подцепить клиента, и очухался только тогда, когда я уже сидел в машине и объяснял, что мне надо успеть в Неаполь на такой-то экспресс и что он получит двойную плату и пять тысяч лир чаевых, если доставит меня туда к 11 часам вечера.

Нет в мире более шизанутых, более необузданных и опасных водителей, чем итальянские. А если еще и бросить им вызов, как это сделал я, то остается лишь усесться поудобнее, закрыть глаза и молиться.

Таксист даже не оглянулся, чтобы посмотреть на меня. Он впился в баранку, врубил стартер и выжал сцепление. И машина с ревом и скрежетом вылетела с площади на двух колесах.

На протяжении примерно двадцати миль дорога из Сорренто извивается змеей. Здесь полным-полно крутых поворотов и узких мест, в которых, чтобы разминуться, надо ехать с черепашьей скоростью и все время высовываться из окна, чтобы проверить – находятся ли колеса все еще на твердом грунте.

Мой водитель гнал по этому серпантину, как будто это было нечто совершенно прямое и ровное, вроде взлетно-посадочной полосы. Конечно, он включил все огни и непрерывно сигналил, но были моменты, когда я прощался с жизнью. Счастье, что рейсовые автобусы уже не ходили, а то наверняка бы в какой-нибудь из них врезались.

Ближе к Неаполю пошла уже нормальная автострада, и я несколько расслабился. Встречных машин почти не было, и мы с ревом неслись по бетонке, делая восемьдесят пять миль в час.

Пригородов Неаполя мы достигли в пять минут одиннадцатого. Тут-то и начался самый страх, ибо движение в Неаполе всегда оживленное, в любое время суток. А мой безумный и необузданный «водила», казалось, был совершенно равнодушен как к жизни отдельно взятого человека, так и к судьбе его конечностей.

Он рассек транспортный поток, как горячий нож кусок масла. Его безудержный напор и грубость были таковы, что заставили удивиться всех остальных итальянских водителей. Итальянский водитель, вообще-то, даже и не подумает вот так запросто уступить дорогу, но тут они расступались как миленькие. И к вокзалу мы мчались подобно комете, хвост которой состоял из визга тормозов, жуткого скрипа истязаемых покрышек, скрежета, рева клаксонов и яростных проклятий.

Я только удивлялся – почему полиция никак не реагирует. Наверно, потому, что наше такси исчезало из виду раньше, чем регулировщик успевал поднести свисток ко рту.

У вокзала мы появились в 23.05. Водитель напоследок ударил по тормозам, машина взбрыкнулась и замерла. Наступила тишина.

Шофер с широкой ухмылкой обернулся ко мне.

Шляпу свою я надвинул почти на самые глаза, в кабине было темно. Я знал, что он не узнает меня.

– Ну как, синьор? – спросил он, очень довольный собой.

– Кошмар! – выдохнул я и впихнул в его ладонь пригоршню мятых тысячелировых банкнотов. – Хорошая работа, спасибо!

Я схватил чемодан и припустил к зданию вокзала. Купил билет и бросился к платформе, где стоял поезд.

Через четыре минуты в полном одиночестве в грязном вагоне третьего класса я наблюдал исчезающие вдали огни Неаполя.

Я ехал в Рим!

II

Когда Джина увидела меня на пороге конторы, она широко раскрыла глаза и воскликнула:

– Эд? Вот это да!

– Доброе утро, Джина.

Я закрыл дверь, подошел к ее столу и присел на край. Отрадно было снова оказаться в знакомой обстановке. Чистый и аккуратный кабинет внушал мне чувство безопасности и уверенности. Я провел шесть ужаснейших часов у себя в квартире. Сидеть совершенно одному и думать о смерти Элен.

Джина взволнованно спросила:

– Так что же случилось?

Мне страшно хотелось пожаловаться ей, как у меня все плохо, но я и думать об этом не смел и поэтому пробормотал, что у меня все хорошо.

– Я позвонил в одно агентство, где мне сказали, что я вряд ли отыщу на такой срок помещение в Венеции, и что об этом нужно было думать заранее. Ну, и тогда я решил – черт с ней, с Венецией, и что неплохо будет, если я воспользуюсь свободным временем и сдвину, наконец, с мертвой точки мой роман. Сел и до того увлекся, что проработал до трех часов ночи.

– Но ведь вы в отпуске!

Джина смотрела на меня одновременно с любопытством и недоверчиво. Было видно, что она верит мне лишь наполовину.

– А если вы не поедете в Венецию, то тогда куда же?

– Не терзайте меня.

Мне было трудно выдержать шутливый тон, и я уже жалел, что пришел к Джине так скоро после смерти Элен. Я давно заметил, что Джина наделена так называемым шестым чувством, позволявшим ей досконально знать, что творится в моей голове. Вот и сейчас было видно – она догадывается, что у меня что-то неладно.

– Я решил, что мог бы податься в Монако. Но мой паспорт, наверное, находится здесь, у себя я не мог его отыскать.

В это время дверь отворилась, и вошел Максвелл. Он остановился на пороге и довольно неласково посмотрел на меня.

– Вот как! Привет… Что, тянет в контору? Полагаешь, я здесь не справлюсь без тебя?

Я был не в том настроении, когда можно было бы благодушно выслушивать его сарказмы.

– Ты не был бы здесь, если бы я так считал, – сказал я суховато. – Я приехал за своим паспортом. Пытался забронировать комнату в Венеции, но все отели переполнены.

Он немного отошел, но я видел, что мой приход его нервирует.

– А заранее об этом подумать нельзя было? Что же ты делал вчера?

– Работал над своим романом, – ответил я, небрежно закуривая.

Лицо у него сразу окаменело.

– Что за чушь? Не станешь же ты утверждать, что принялся за сочинительство?

– Все журналисты рано или поздно принимаются за это. Я рассчитываю сколотить на книге состояние. Советую и тебе об этом подумать. Я не боюсь конкуренции.

– Свободное время я могу провести и поинтересней. Ну, ладно, меня ждет работа. Ты взял свой паспорт?

– Иначе говоря, я тебе мешаю, и ты вежливо предлагаешь мне убраться?

– Мне нужно надиктовать несколько писем.

Джина подошла к столу и достала из ящика мой паспорт. Максвелл ушел в свой кабинет, предупредив на пороге:

– Через пять минут мисс Валетти мне нужна. Пока, Эд.

– Пока!

Когда он закрыл за собой дверь, Джина озабоченно посмотрела на меня. Я подмигнул ей.

– Я убегаю. Позвоню, как только найду отель.

– Хорошо, Эд.

– Уеду дня через два. До четверга буду у себя. Так что если что-то будет не клеиться, звоните. Вы знаете, где меня можно найти.

– Но ведь вы же в отпуске. Мистер Максвелл и сам справится.

Я выдавил на своем лице улыбку.

– Все это так, но на всякий случай знайте, что я пишу у себя. Пока!

Не знаю, прав ли я был, давая Джине такие указания. Но ведь рано или поздно о гибели Элен станет известно. Как только полиция выяснит личность умершей, она свяжется с конторой. А мне хотелось бы, чтобы с самого начала я был в курсе дела.

Я вернулся в свою квартиру.

Разумеется, над романом работать я не мог. Смерть Элен все заслонила. Чем больше я над всем этим раздумывал, тем больше убеждался в том, что я был полным идиотом. Конечно, Элен – лакомый кусочек плоти, голова у меня и вскружилась. Но вообще-то, ее смерть, если не считать возможных неприятных последствий для карьеры, мало что для меня значила. Однако не надо было оттуда убегать. Нужно было набраться мужества, вызвать полицию и честно рассказать, как все было. Теперь же я не смогу спокойно спать, пока не закончится следствие и не будет вынесен вердикт о смерти от несчастного случая.

Конечно же, они начнут докапываться – кто такой этот загадочный Дуглас Шеррард. Элен говорила, что она сняла виллу на это имя. Агент по недвижимости, конечно, сообщит об этом полиции. Вопрос: кто это такой? Где он сейчас? Что она не является миссис Дуглас Шеррард, они узнают. Сразу же решат, что она все устроила для приятного времяпрепровождения с любовником, а тот не явился. Не думаю, что они окажутся так нелюбопытны, что не расследуют эту ниточку до конца. И не выйдут ли они в этом расследовании на меня? Надежно ли я замел следы своего там пребывания?

Я сидел в своей обширной лоджии с видом на Форум Романа и обливался холодным потом. Когда около четырех часов зазвонил телефон, я огромным усилием заставил себя снять трубку.

– Хэлло?

Мой голос походил скорее на кваканье лягушки.

– Это ты, Эд?

– Я, конечно.

Я с трудом узнал голос Максвелла, настолько он звучал взволнованно и перепуганно.

– Боже мой!.. Слушай, тут на нас такое обрушилось! Звонили из полиции. Сказали, что нашли Элен Чалмерс. Она… она мертва!

– Как мертва? Что с ней случилось?

– Ты придешь, ладно? С минуты на минуту появятся флики. Мне бы хотелось, чтобы ты был здесь.

– Еду немедленно.

Я повесил трубку. Вот оно… Все заварилось гораздо раньше, чем я предполагал. Я подошел к бару, налил себе добрую порцию скотча и проглотил одним залпом. Руки у меня дрожали. Посмотрев в зеркало, я с неудовольствием отметил, что у меня бледное лицо и испуганный взгляд.

К тому времени, когда я со своим «бьюиком» влился в поток, виски подействовало, и я, слава Богу, стал чувствовать себя не таким подавленным, дрожь в руках прекратилась. В «Уэстерн Телеграмм» я приехал совершенно спокойным. Максвелл и Джина находились в приемной. У Максвелла был очень скверный вид. Он был бледен, как первый снег… Джина тоже была обеспокоена. Она бросила на меня пристальный взгляд и сразу же отошла в глубь помещения. Но я все время чувствовал на себе ее глаза. Не дожидаясь моего приветствия, Максвелл сразу же выпалил:

– А, вот и ты! Что скажет старик, когда до него дойдет это известие? А главное, как ему об этом сказать.

– Спокойнее. Объясни толком, что произошло. Да не тяни же ты, черт бы тебя побрал!

– Они не сообщили мне подробностей. Только сказали, что она мертва. Упала со скалы в Сорренто.

– Как упала со скалы? А что она делала в Сорренто? – Теперь я уже выдерживал свою роль.

– Не знаю! – Максвелл нервно закурил. – Везет же мне! Надо же такому случиться в самый первый день моей работы здесь! Послушай, Эд, позвони ты Чалмерсу. Мне страшно представить его реакцию!

– Не заводись. Я ему позвоню. Только я никак не пойму, что она делала в Сорренто.

– Полиция наверняка все знает… Господи, надо же такому случиться! – Ударив по столу кулаком, Максвелл продолжал: – Эд, одна надежда на тебя. Ты должен лично во всем разобраться. Ты же знаешь Чалмерса. Он захочет провести расследование…

– Заткнись! Не впадай в панику. Мы-то здесь при чем? Если он будет настаивать на расследовании, то это его право.

Он сделал усилие, чтобы взять себя в руки.

– Тебе хорошо рассуждать, ты его любимец. А на меня всегда все шишки валятся.

В этот момент растворилась дверь и в кабинет вошел лейтенант Итоло Карлотти из криминального отдела. Карлотти был невысоким брюнетом с бледно-голубыми глазами на смуглом лице. Ему было под сорок, но выглядел он не старше тридцати. Я был знаком с ним уже несколько лет, и мы отлично ладили. Я считал его образованным и умным полицейским, но отнюдь не гением в своем деле. Он добивался успеха терпеливым и методичным трудом, путем длительного поиска.

Пожав мне руку, он сказал:

– Я считал, что вы в отпуске.

– Я как раз собирался уехать, но тут случилась эта история. Вы знакомы с синьориной Валетти? А это синьор Максвелл. Он замещает меня на время моего отпуска.

Карлотти пожал руку Максвеллу и поклонился Джине. Я, как всегда, присел на край стола, жестом пригласив его занять кресло.

– Итак, вы уверены, что это Элен Чалмерс?

– Похоже, в этом нет никакого сомнения, – ответил Карлотти, продолжая стоять и даже не взглянув на предложенное ему кресло. – Три часа назад мы получили из Неаполя сообщение, что у подножия утеса было найдено тело молодой женщины. Она сорвалась с вершины утеса, когда поднималась по узкой тропинке. Полчаса назад сообщили, что погибшую опознали. Это некая Элен Чалмерс. Похоже, что она сняла виллу недалеко от того места, где упала в воду… Это приблизительно в пяти милях от Сорренто…

После обыска на вилле по содержанию багажа было установлено имя жертвы. Я попросил бы кого-нибудь из вас поехать со мной в Сорренто и опознать тело.

Этого я не ожидал. Перспектива пойти в морг и увидеть то, что осталось от ее поразительной красоты, привела меня в смятение. Но Максвелл поспешил вмешаться.

– Ты с ней познакомился, Эд. Видел ее в жизни. А я лишь на фотографиях.

Карлотти спросил:

– Я немедленно туда отправлюсь. Вы сможете меня сопровождать?

Со вздохом я встал и, прежде чем уйти, распорядился.

– Главное, не суетитесь без толку. Возможно, это и не она. Как только я узнаю, я позвоню тебе. Сиди и жди звонка.

– А Чалмерс?

– Я займусь этим позже. О'кей, Карлотти, пошли.

Я похлопал Джину по плечу и вышел за Карлотти из конторы. По дороге мы почти не разговаривали. Только когда машина подъезжала к аэропорту, я рискнул спросить:

– Никаких соображений, как это могло произойти?

– Я же вам говорил, она упала со скалы.

– Это я помню. Больше ничего не известно?

– Ничего не знаю. Виллу она наняла под именем миссис Дуглас Шеррард. Ведь она не была замужем, верно?

– Насколько мне известно, нет.

Он закурил ядовитую итальянскую сигарету, но, благодарение небу, дым выпускал в окно. После некоторого молчания он добавил:

– В деле есть кое-какие осложнения… А синьор Чалмерс большой человек? Мне не хотелось бы наживать неприятности.

– Мне тоже. Мистер Чалмерс не только большой человек, но и к тому же мой патрон. Вы говорите, она сняла виллу под именем Дуглас Шеррард? Это вы называете осложнением?

– А вы в курсе ее интимной жизни? – Он внимательно посмотрел на меня. – Пока что об этом никто, кроме нас с вами, практически не знает. Но ведь шила в мешке не утаишь. Пожалуй, у нее был любовник.

Я сделал гримасу.

– Чалмерс будет в восторге. Знаете, лейтенант, будьте осторожны, разговаривая с журналистами.

Он кивнул.

– Понятно… Но виллу она наняла на имя мистера и миссис Шеррард. А не могла она тайно выйти замуж?

– Может быть, но я так не думаю.

– Я тоже. Мне кажется, что это больше смахивает на «медовый месяц» с любовником из Сорренто. Такие вещи случаются.

Я пожал плечами.

– Вы знаете Дугласа Шеррарда?

– Нет, лейтенант.

Карлотти стряхнул пепел с сигареты.

– Гранди, которому поручено это дело, не сомневается, что она упала вниз случайно. Он попросил меня помочь ему только потому, что речь идет о дочери такого важного синьора, как Чалмерс. Если бы не любовник, все было бы крайне просто.

– А, может быть, про любовника лучше не сообщать? – проговорил я, глядя в окно.

– Очень может быть. Вы же не убеждены, что у нее был любовник?

Я почувствовал, как у меня вспотели ладони.

– Я с ней был едва знаком. Да и вообще, пока что нет полной уверенности, она ли это.

– Боюсь, что это она. Все ее носильные вещи, белье, чемоданы имеют одинаковые метки. На вилле обнаружены письма. Все совпадает, тут практически нет сомнения.

Больше мы ни о чем не говорили. Только потом Карлотти сказал, что мне надо осторожно объяснить все Чалмерсу, ибо по ходу следствия все равно выяснится, что вилла была снята на имя Дугласа Шеррарда. Замять это будет невозможно.

Я понял, что он сам нервничает, ожидая неприятностей от влиятельного богача.

– Объясню, конечно, но мы-то тут при чем?

Карлотти искоса посмотрел на меня.

– У синьора Чалмерса длинные руки.

– Это верно. Но было бы лучше, если бы он сам следил за своей дочерью и не позволял ей творить глупостей.

Он снова закурил свою отвратительную сигарету и погрузился в мрачные размышления.

Я был удивлен, что он не сказал больше ни слова о Дугласе Шеррарде. Это меня даже слегка обеспокоило. Я знал Карлотти, он действовал медленно, но верно.

Самолет прилетел в Неаполь в полдень. Нас ожидала полицейская машина с лейтенантом Гранди из местного отделения. Это был человек невысокого роста с быстрыми глазами и совершенно оливковой кожей. Он пожал мне руку, глядя куда-то вдаль над моим правым плечом. Надо полагать, мой приезд не доставил ему большого удовольствия.

Меня посадили рядом с шофером. Карлотти же с Гранди сидели на заднем сиденье и о чем-то вполголоса разговаривали. Шум мотора и свист ветра не давали мне возможности разобрать, о чем шла речь.

Я сдался, закурил сигарету и глядел на дорогу, вспоминая предыдущую поездку по ней – гораздо более опасную и быструю.

В Сорренто водитель заехал в тылы железнодорожного вокзала и припарковался у небольшого кирпичного здания – городского морга. Мы вышли из машины.

Карлотти сказал мне:

– Зрелище не из приятных, но ничего не поделаешь. Ее надо опознать.

– Ничего.

Какое там ничего! Я уже покрылся липким потом и стал медленно зеленеть. На моем месте каждый чувствовал бы себя точно так.

Я вошел в зал следом за Карлотти. Посередине его стояло нечто вроде стола на колесиках, на котором лежало тело, прикрытое простыней. Мы подошли к столу. Мое сердце стало давать перебои. Меня мутило, и я боялся потерять сознание. Я видел, как Карлотти нагнулся и откинул покрывало.

III

Это была, безусловно, Элен. Несмотря на то, что ей постарались придать максимально пристойный вид, лицо ее носило следы страшного падения. Смотреть на ее тело было жутко. Опытный Гранди на всякий случай взял меня за руку, пока Карлотти прикрывал тело Элен простыней. Я оттолкнул Гранди и выскочил в коридор. Через открытую дверь проникал свежий воздух, который помог мне справиться с тошнотой. Оба полицейских вышли из помещения, и мы в гробовом молчании двинулись к машине. Только сев в нее, я произнес:

– Да, это она. В этом нет никакого сомнения.

Карлотти вздохнул.

– У меня, все же теплилась маленькая надежда, что это ошибка. Ужасно неприятно… История наделает много шума.

Его по-прежнему беспокоил Чалмерс. Конечно, Чалмерс был таким могущественным человеком, что, допусти Карлотти одну-единственную маленькую ошибку, тот сотрет его в порошок. Мне не было жалко Карлотти, так как и своих неприятностей у меня было выше головы. Тут уж не до сочувствия.

– Как видно, придется послать ему телеграмму, – проговорил я.

Карлотти принялся за очередную сигарету. На протяжении всего пути мы молчали. Я пришел в себя уже после того, как мы приехали в управление полиции, но все же чувствовал себя прескверно. Полицейские оставили меня в каком-то кабинете, а сами ушли в другое помещение. Я воспользовался этим, чтобы позвонить Максвеллу. Услышав его «хэлло», я быстренько сказал:

– Нет ни малейшего сомнения, это Элен.

– Великий Боже! Что же нам теперь делать?

– Я пошлю извещение Чалмерсу. Сначала телеграмму, а часа через три, когда он переварит это известие, позвоню ему по телефону.

Я слышал, как тяжело дышал Максвелл у телефона. Совсем, как старый астматик. После долгого молчания он сказал:

– Думаю, это все, что ты можешь сделать. Ладно. Что от меня требуется?

– Занимайся своим делом. Если крошка Элен свалилась со скалы, то это еще не значит, что жизнь остановилась.

– Я охотно займусь работой, если ты возьмешь на себя Чалмерса. Лично я к этой истории не имею никакого отношения. Будем считать, Эд, что ты с этим отлично справишься. Чалмерс тебя находит способным, а я ему всегда не нравился.

– О'кей. Передай трубку мисс Валетти.

– Сию секунду.

Облегчение в его голосе было даже забавным. Через минуту послышался спокойный голос Джин:

– Итак, она умерла, Эд?

– Да. У вас блокнот под рукой? Я хочу продиктовать телеграмму Чалмерсу.

– Давайте.

Джина молодец! Что бы ни происходило на белом свете, она никогда не теряет головы.

В телеграмме я сообщил патрону, что его дочь пала жертвой несчастного случая. Выразил сочувствие по поводу постигшей его утраты. Предупредил, что позвоню ему в 16 часов по европейскому времени, чтобы сообщить подробности. Таким образом я выкроил три часа, чтобы выяснить, чем располагает полиция, отшлифовать собственную версию в этом деле, коли он меня о чем-то спросит.

Джина обещала отправить телеграмму тотчас же.

– Все это хорошо, но не исключено, что Чалмерс позвонит сюда до того, как я ему позвоню. Если это случится, то вы абсолютно ничего не знаете. Ясно? Не вмешивайтесь в эту историю, Джина. Скажите, что я непременно свяжусь с ним в указанное время.

– Понятно, Эд.

Мне было приятно слышать ее уверенный голос. Я положил трубку и оттолкнул стул. В это время в комнату вошел Карлотти.

– Я намерен съездить на место ее гибели. Вы поедете?

– Конечно.

Я вышел вместе с ним из кабинета. Возможно, все дело было в моей нечистой совести, но мне показалось, что ожидавший снаружи Гранди посмотрел на меня тяжелым взглядом.

Глава 4

I

Полицейская моторная лодка огибала мыс. Я сидел на носу рядом с Карлотти, который надел темно-синие защитные очки. Вид полицейского в очках казался мне странным – я считал, что полиция должна быть выше маленьких человеческих слабостей.

Гранди сидел в середине моторки вместе с тремя полицейскими в форме. Он не носил темных очков, вид у него был неизменно официальный. Как только лодка обогнула мыс, я узнал скалу, с которой упала Элен. Карлотти поднял голову, видимо, на глаз определяя высоту, и состроил гримасу. Я понял, что он думает о том, что испытывает человек, сорвавшийся с такой кручи. Глядя на утес снизу, я чувствовал себя пигмеем.

Замедляя ход, лодка вошла в маленькую бухточку. Мы выпрыгнули на берег и вытащили моторку на камни. Гранди сказал Карлотти:

– Мы здесь ничего не трогали. Унесли только труп.

Оба они занялись методичным осмотром местности. Я сел немного в стороне от скалы с двумя агентами. Третий остался в лодке. Довольно быстро Гранди обнаружил футляр от камеры. Он застрял между двумя камнями, наполовину погрузившись в воду. Гранди и Карлотти принялись его изучать с таким почтением, как астрономы смотрели бы на осколок Марса или другой планеты. Я заметил, как осторожно прикасался Карлотти к коже футляра, и поздравил себя с тем, что предусмотрительно стер все отпечатки пальцев. Наконец лейтенант повернулся ко мне.

– Это наверняка принадлежало ей. Скажите, она увлекалась фотографиями?

Я хотел было ответить утвердительно, но вовремя спохватился.

– Затрудняюсь что-либо сказать положительное. Но у большинства американских туристов бывают фотокамеры.

Карлотти согласно кивнул и протянул футляр одному из агентов, который бережно спрятал его в пластиковый мешочек. Они продолжали свои поиски, и минут через десять, когда они отошли на порядочное расстояние, Гранди нагнулся и что-то поднял с земли. Этот предмет застрял между скалой и большим камнем. Офицеры долго рассматривали его, стоя ко мне спиной.

Я ждал, куря сигарету. Сердце мое бешено колотилось. Придя, как мне показалось, к какому-то решению, Карлотти пошел ко мне. Я тоже поднялся со своего камня и двинулся навстречу. В руках у него были остатки великолепного аппарата Элен. Телескопический объектив выскочил, да и сама камера имела сбоку сильную вмятину. Карлотти все это показал со словами:

– Это в какой-то мере объясняет, как произошел несчастный случай. Скорее всего, она снимала фильм, вот так держа аппарат. – Он поднял камеру и стал смотреть в видоискатель. – Если она при этом стояла на краю утеса, то ей ничего не стоило сделать лишнее движение и сорваться вниз.

Я взял у него камеру и посмотрел на индикатор, показывающий на расстояние до снимаемого объекта. Он показывал шесть метров.

– В аппарате есть пленка. Кажется, вода не проникла внутрь камеры. Можно проявить пленку и посмотреть, что же снимала Элен.

Это предложение понравилось Карлотти. Мне было совершенно ясно, что он не находит себе места в ожидании неминуемых неприятностей со стороны Чалмерса. Сейчас как будто обстановка начала разряжаться. Он забрал у меня камеру и вздохнул.

– Если бы она не назвала себя миссис Дуглас Шеррард, все было бы предельно ясно. А теперь мы осмотрим виллу, я хочу поговорить с уборщицей.

Предоставив двум агентам продолжать поиски других вещественных доказательств, мы вернулись в Сорренто. Оставленные у подножия скалы полицейские имели жалкий вид: нещадно палило солнце, а площадка была совершенно незащищенной. Возвратившись в гавань, мы сели в полицейскую машину и поехали на виллу. В общей сложности переезд от скалы до виллы отнял у нас часа полтора.

От ворот мы прошли пешком. «Линкольн» по-прежнему стоял около дома. Карлотти спросил меня, была ли это машина Элен. Я ответил, что не знаю. Исчерпывающие сведения на этот счет были у Гранди. Он выяснил, что Элен приобрела эту машину десять недель тому назад, сразу же по приезде в Италию. Хотелось бы мне знать, откуда она на все брала деньги?.. Возможно, конечно, что связывалась с отцом, и тот ей что-то высылал. Однако, припоминая то, что он мне сам говорил о карманных деньгах, все это было малоправдоподобным.

В салон мы вошли гуськом. Карлотти вежливо предложил мне посидеть в салоне, пока они будут осматривать виллу.

Я подошел к одному из кресел и сел.

В спальне они пробыли довольно значительное время. Наконец Карлотти вышел ко мне с маленькой кожаной шкатулкой, похожей на те, которые продаются во Флоренции специально для туристов. Он положил ящичек передо мной и сказал:

– Я попрошу вас передать это синьору Чалмерсу. Только напишите расписку о получении.

– А что там?

Он поднял крышку. В ларчике лежали различные украшения: два кольца – одно с крупным сапфиром, второе с тремя бриллиантами; бриллиантовое ожерелье и к нему серьги. Я не большой знаток ювелирных изделий, но здесь были такие красивые вещи, что я не сомневался, это стоит больших денег.

Немного огорченным тоном, как будто эти украшения пробудили в нем чувство зависти, Карлотти произнес:

– Очень красивые вещи. Какая удача, что сюда не забрался грабитель. Ведь вилла стояла пустая.

Я тут же вспомнил широкоплечего незнакомца!

– А где вы их нашли?

– На туалетном столике. Шкатулка стояла наверху. Подходи и бери.

– Они настоящие? Не подделка?

– Не фальшивка, нет, нет. Тут примерно на три миллиона лир.

Пока он делал опись драгоценностей, которую мне надлежало подписать, я перебирал содержимое шкатулки. Подумать только, все это совершенно открыто лежало на туалетном столике!

Значит, широкоплечий незнакомец никак не мог быть грабителем. Тогда кто он?

Громкий телефонный звонок заставил меня вздрогнуть. Карлотти снял трубку.

– Да? Да-да…

Он еще немного послушал, что-то буркнул и повесил трубку. Перейдя комнату с удивленным выражением лица, он сначала закурил сигарету, а потом уже сказал:

– Получены результаты вскрытия.

Я понял, что он чем-то потрясен. У него был ошарашенный вид. Чтобы как-то прервать молчание, я сказал:

– Ну что ж, теперь вы знаете, как она умерла.

– Да, да, конечно.

Он отошел от телефона. Я понял, что полученное им известие казалось страшно важным.

– Выяснилось что-то еще?

И сразу же почувствовал, что мой вопрос сформулирован слишком резко. Я видел, как Гранди бросил на меня удивленный взгляд. Карлотти поморщился и ответил.

– Да, кое-что выяснилось. Она была беременна.

II

Карлотти закончил осмотр виллы и опрос уборщицы в половине четвертого. Поденщицу я не видел, лишь слышал приглушенные голоса, когда они беседовали на кухне. Я же сидел в салоне, непрестанно курил, и мысли мои метались, как напуганные птицы в клетке.

Итак, Элен была беременна! Если когда-нибудь обнаружат, кого именно она имела в виду, говоря о Дугласе Шеррарде, то для меня это будет последним гвоздем в крышке моего гроба. Я не имел никакого отношения ни к гибели Элен, ни к ее беременности, но разве мне кто-нибудь поверит! Кто поверит, что я не был ее любовником?

Какой же я был непроходимый дурак, что собирался связаться с такой особой. Кто был ее любовником? Я снова припоминал таинственного незнакомца, который накануне что-то искал на вилле. Возможно, это был он? В том, что он не был вором, можно не сомневаться. Ни один грабитель не оставил бы без внимания открытой шкатулки с драгоценностями на три миллиона лир.

Я продолжал перемалывать все это в своей голове, следя за стоящими на камине часами, не забывая ни на минуту, что через полчаса мне придется все объяснять Чалмерсу.

Карлотти вернулся в салон, когда часы на камине показывали 3.45. Мрачным тоном он заявил:

– Есть еще осложнения.

– Да, вы уже сказали.

– Как вам кажется, она могла решиться на самоубийство?

Этот вопрос застал меня врасплох.

– Не знаю. Я ведь говорил вам, что ее практически не знаю. Чалмерс по телефону поручил мне встретить дочь в аэропорту и отвезти в отель. Это было 14 недель назад. После этого я ее почти не видел. Мне о ней абсолютно ничего не известно.

– Гранди предполагает, что ее оставил любовник, и она бросилась со скалы вниз от отчаяния.

– Американки не выкидывают таких трюков. Они слишком для этого прозаичны и практичны. Будьте осторожны, высказывая такую гипотезу Чалмерсу. Вряд ли он придет от нее в восторг.

– Сейчас я говорю не с синьором Чалмерсом, а с вами, – вкрадчивым голосом проговорил Карлотти.

В этот момент в салоне появился Гранди. Он посмотрел на меня с агрессивным видом. Не знаю, почему, но я определенно ему не нравился. Не спуская глаз с Карлотти, я ответил:

– Мне можете высказывать какие угодно гипотезы. От этого не будет ни холодно ни жарко, но будьте особенно осторожны при разговоре с Чалмерсом.

– Понятно. Я рассчитываю на вашу помощь. Все говорит о том, что у мисс Чалмерс был роман. Уборщица говорит, что она сама приехала сюда два дня тому назад. Совершенно одна, но предупредила служанку, что ждет приезда мужа на следующий день, то есть вчера. Служанка не сомневается, что Элен Чалмерс действительно его ждала. Она была очень весела… – Он торопливо добавил, посматривая на меня с некоторой опаской: – Конечно, я все это передаю со слов этой женщины. Но вы сами знаете, в подобных делах женщинам можно верить.

– Продолжайте же, я с вами не спорю.

– Этот человек должен был приехать из Неаполя в половине четвертого. Синьорина сказала служанке, что поедет на машине встречать его на вокзал, и попросила ее еще раз прийти на виллу в девять вечера, чтобы прибрать и вымыть посуду. Служанка ушла с виллы в 11 часов утра. Получается, что за этот промежуток времени что-то помешало мисс Чалмерс поехать на вокзал, или она сама передумала.

– Что же это могло быть?

Он пожал плечами.

– Скажем, она могла получить извещение. У нас нет сведений о том, что ей звонили по телефону. Но это могло быть. Одним словом, она выяснила, что любовник не приедет.

– Это всего лишь предположения. Не советую высказывать их Чалмерсу.

– Надеюсь, в дальнейшем мы будем располагать дополнительными данными… Сейчас же я рассматриваю различные гипотезы. Я все же взвешиваю предположение Гранди: не могла ли она в порыве отчаяния сигануть со скалы?

– Ну, а что от этого меняется? Ее не оживишь. А если это был просто несчастный случай? Для чего звонить во все колокола о ее беременности?

– Суд потребует протокол судебно-медицинской экспертизы, так что все равно не скроешь.

Послышался бас Гранди.

– Я знаю, что мне надо делать – мне надо разыскать этого чертова Шеррарда.

Мне показалось, что ледяная рука коснулась моего затылка. Подавив дрожь, я спросил довольно спокойным тоном:

– Я должен сейчас звонить мистеру Чалмерсу. Что я могу ему сообщить?

Офицеры переглянулись.

– Как можно меньше. Что ведется следствие. По-моему, упоминать о Шеррарде не стоит. Предполагается, что она упала со скалы, когда что-то снимала.

Телефонный звонок прервал его речь. Гранди снял трубку, послушал и взглянул на меня.

– Это вас.

Я взял трубку.

– Хэлло?

– Десять минут назад звонил мистер Чалмерс, – послышался голос Джины. – Он вылетает сюда и просит вас встретить его завтра в 18 часов на аэродроме Неаполя…

Я тяжело вздохнул… Этого я никак не ожидал.

– А как он говорил по телефону?

– Очень сухо и резко.

– Расспрашивал о подробностях?

– Нет. Только распорядился, чтобы его встретили.

– Хорошо. Встречу.

– Я могу что-нибудь сделать?

– Нет, спасибо. Идите домой, Джина.

– Хорошо, но на всякий случай знайте, что вечером я буду дома.

– Спасибо. Ни о чем не беспокойтесь. До свидания.

Я повесил трубку. Карлотти смотрел на меня, нахмурив брови. Я пояснил:

– Чалмерс прилетает завтра в 18 часов в неапольский аэропорт. За это время вам надо проявить максимум энергии. Теперь уже не может быть и речи, чтобы от него что-то утаить. Придется рассказать все подробности.

Карлотти скривился, словно у него болел зуб.

– Необходимо к завтрашнему вечеру отыскать этого Шеррарда. Знаете, Гранди, оставьте на вилле своего человека. Авось сюда и заявится неожиданный гость. Мы же поедем в Сорренто. Синьор Доусон, не забудьте про драгоценности.

Я взял шкатулку и сунул ее в карман. Когда мы шли по аллее к полицейской машине, Карлотти сказал Гранди:

– Я оставлю вас в Сорренто. Постарайтесь отыскать кого-нибудь, кто знает Шеррарда. Возможно, его видели в Сорренто. Надо проверить всех американцев, приезжавших сюда вчера. Особенно одиночек.

Несмотря на жару, я почувствовал, как холодный пот выступил у меня на лбу.

III

Я приехал в аэропорт Неаполя без нескольких минут шесть и узнал, что самолет из Нью-Йорка прибудет без опоздания. Направился к барьеру, закурил сигарету и стал ждать. Здесь было четверо других ожидающих: две пожилые дамы, один толстый француз и «платиновая» блондинка с таким бюстом, который можно встретить лишь на страницах «Эсквайра». На ней был надет белый костюм и малюсенькая черная шляпка, украшенная бриллиантом, который, видимо, стоил бешеных денег.

Пока я рассматривал ее, она повернулась, и наши взгляды встретились.

– Простите меня, – спросила блондинка, – вы не мистер Доусон?

– Совершенно верно! – удивился я и тут же снял шляпу.

– Я миссис Чалмерс.

Я уставился на нее.

– Вот как? Но ведь мистер Чалмерс еще не прилетел, не так ли?

– Нет, нет. Я провела неделю в Париже, куда летала за покупками.

Ее глаза непередаваемого фиолетового оттенка довольно бесцеремонно рассматривали меня. Она была, без сомнения, броская женщина, наделенная вульгарной красотой танцовщицы из мюзик-холла. По-видимому, ей было года 23 – 24, но искушенный вид старил ее. Она продолжала:

– Мой муж мне телеграфировал, чтобы я его встретила. Какая ужасная новость!

– Да. – Я все еще не надевал шляпу.

– Она была так молода.

– Печальная история, безусловно.

Что-то в ее взгляде заставляло меня испытывать неловкость.

– Вы хорошо ее знали, мистер Доусон?

– Мы едва были знакомы.

– Я никак не могу себе представить, каким образом ее угораздило свалиться со скалы.

– Полиция думает, что она была увлечена съемкой и не заметила, как оступилась.

Гул приближающегося самолета оборвал нашу опасную беседу. Мы стояли рядом, наблюдая за посадкой. Вот он побежал по взлетной полосе, вот к нему подали трап и отворилась дверка. Первым из нее показался Чалмерс. Он сразу же прошел через барьер. Я отступил в сторону, не желая мешать его встрече с женой. Но уже через минуту он подошел ко мне и пожал руку. Потом заявил, что хочет как можно скорее попасть в отель. Ему не хотелось говорить об Элен, и он попросил меня договориться с полицией о свидании в 7 часов в его отеле. Они с женой устроились на заднем сиденье «роллса», нанятого мной специально для этой встречи. Я сел рядом с водителем. В отеле Чалмерс довольно холодно кивнул:

– До скорой встречи, Доусон.

Лифт молниеносно поднял его на четвертый этаж, я же, несколько ошеломленный, остался стоять внизу. До этого я видел Чалмерса только на фотографиях. В действительности он оказался куда крупнее. Он был очень грузным и толстым, как бочонок с пивом, но от него веяло чем-то таким, что принижало людей, находящихся возле него. Он чем-то напоминал мне Муссолини в расцвете его славы. У него была такая же выдающаяся вперед челюсть, такой же смуглый цвет лица и холодные, проницательные глаза. Мне показалось невероятным, что он был отцом такой красивой девушки, как Элен.

Когда в семь часов Карлотти, Гранди и я прошли в роскошный салон отеля «Везувий», который был полностью предоставлен в распоряжение Чалмерса, тот уже успел переодеться, принять душ и побриться. Он сидел в конце длинного стола, стоявшего посередине комнаты, и курил сигару. На его жестком лице было мрачное выражение. Его жена Джун выбрала место у окна. На ней было прелестное шелковое платье небесно-голубого цвета, обтягивающее ее, как перчатка. Она сидела, небрежно закинув одну на другую свои длинные ноги, на которые все время исподтишка посматривал Гранди. Впервые я заметил, как обычно угрюмое лицо полицейского оживилось.

Я представил его и Карлотти, и мы уселись.

Чалмерс некоторое время с беззастенчивым видом разглядывал Карлотти, потом пролаял:

– О'кей. Приступим. Расскажите-ка мне, что известно.

За последние три года я узнал Карлотти достаточно хорошо. До сих пор я не слишком высоко ценил его как профессионала. Я знал, что он добросовестный работник и всегда доводит дело до конца, но никогда не считал его талантом в области криминалистики. Однако то, как он в течение последующих двадцати минут противостоял Чалмерсу, заставило меня переменить свое мнение.

– Факты, синьор Чалмерс, – сказал он спокойно, – будут для вас крайне неприятны, но, поскольку вы их запрашиваете, вы их получите.

Чалмерс сидел неподвижно, сцепив жирные пальцы и уложив их на крышку стола. Он крепко стискивал зубами сигару. Дымок вился у каменного лица. Маленькие глазки цвета дождя цепко следили за Карлотти.

– Не имеет значения, насколько факты неприятны, – сказал Чалмерс. – Дайте мне их.

– Десять дней тому назад ваша дочь на самолете направилась в Неаполь. Оттуда уже на поезде она посетила Сорренто, где зашла в агентство по продаже и сдаче в аренду недвижимости. Там представилась как миссис Дуглас Шеррард, жена американского бизнесмена, находящегося в отпуске в Риме…

Я посмотрел на Чалмерса. Тот оставался совершенно спокойным. По-прежнему сигара была зажата во рту, руки недвижимо лежали на столе. Тогда я посмотрел на Джун, но она, казалось, совершенно не прислушивалась к разговору за столом.

Карлотти продолжал на хорошем английском языке:

– Она искала отдельную виллу в тихом уединенном уголке. Цена ее не интересовала. У агента нашлось как раз то, что она хотела получить. Он показал синьорине виллу, та ей понравилась, и сделка была заключена. Она также попросила в агентстве подыскать женщину, которая занималась бы уборкой. Ей представили крестьянку из ближайшего селения. Эта женщина, Мария Канделло, сказала, что она пришла на виллу 26 августа и встретилась с синьорой, которая приехала туда за несколько часов до этого на машине.

– Машина зарегистрирована на имя Элен? – спросил Чалмерс.

– Да.

Чалмерс стряхнул пепел с сигары и кивнул:

– Продолжайте.

– Синьорина предупредила Марию, что ее муж должен приехать на следующий день. Судя по словам крестьянки, синьорина очень любила человека, которого она называла Дугласом Шеррардом. Она просто не могла дождаться его приезда.

Впервые я заметил волнение Чалмерса. У него сгорбились могучие плечи, пальцы сжались в кулаки.

Карлотти продолжал:

– Утром 29-го Мария пришла на виллу в 8.45. Вымыла посуду и все убрала. Синьорина предупредила, что поедет встречать поезд, приходящий из Неаполя в 15.30, так как на нем должен был приехать ее муж. Мария ушла около 11, а синьорина принялась расставлять букеты в салоне. После этого служанка ее уже не видела.

Джун Чалмерс сменила позицию ног и повернулась в мою сторону. Ее фиолетовые глаза рассматривали меня в упор. Выражение лица было одновременно скептическим и оценивающим. Оно меня встревожило. Я быстро отвел взгляд.

Карлотти ровно продолжал:

– Мы высказали несколько гипотез, что могло произойти между 11 и 20.15 часами вечера. Конечно, совершенно точно сказать ничего нельзя.

Чалмерс почти совсем закрыл глаза и глухо спросил:

– Почему до 20.15?

– Понимаете, при падении у нее разбились часы. Стрелка показывала ровно 8.15.

Я выпрямился и навострил уши. Это явилось для меня новостью. Выходило, что в то время, как я искал ее в доме, она как раз упала со скалы… Еще того лучше. Теперь ни один человек, а в особенности судья, не поверит, что я не замешан в убийстве, если когда-нибудь выяснится, что я был в это время на вилле.

– Мне хотелось бы убедить вас, мистер Чалмерс, что смерть вашей дочери произошла в результате несчастного случая, но в данный момент я не могу этого сделать. Вроде бы ничего иного предположить нельзя, во всяком случае, определенно, она находилась на скале с кинокамерой. А держа в руках такой предмет, да еще наводя его на объект, очень легко незаметно сорваться с края и упасть вниз.

Чалмерс вынул сигару изо рта и положил в пепельницу. Он внимательно посмотрел на Карлотти и со стальными интонациями в голосе спросил:

– Как я вас понял, вы хотите меня убедить, что это был не несчастный случай?

Джун Чалмерс наконец перестала разглядывать меня и склонила голову набок. Теперь, очевидно, она тоже заинтересовалась Карлотти. Тот же, не смущаясь и не опуская глаз, продолжал:

– Решать такие вопросы – дело коронера. Имеются кое-какие осложнения. Многие детали остаются неясными. Существует и второе объяснение смерти вашей дочери: она могла броситься вниз со скалы, чтобы покончить с собой.

Чалмерс еще больше ссутулился, его лицо исказилось от внутренней боли.

– Что дает вам основание высказать эту гипотезу?

Карлотти четко произнес:

– У вашей дочери была восьминедельная беременность.

Наступило тягостное молчание. Я не осмеливался даже взглянуть на Чалмерса. Первой нарушила молчание Джун.

– Я не могу этому поверить!

Тут уж я посмотрел на Чалмерса. Сейчас он походил на плохого актера, играющего роль заправского гангстера. Дрожащим от ярости голосом он бросил, не глядя на жену:

– Придержи язык! – Потом, когда она снова демонстративно отвернулась к окну, спросил у Карлотти: – Это сказал полицейский врач?

– У меня при себе копия акта вскрытия. Если желаете, можете ознакомиться.

– Беременна? Элен? – он вскочил со стула. Вид у него все еще был жестокий и неумолимый, но почему-то я больше не чувствовал себя ничтожным рядом с ним. Он что-то утратил от Большого Человека.

Он начал медленно расхаживать взад и вперед по комнате. Гранди, Карлотти и я как по команде уставились на собственные ботинки. Джун смотрела в окно. Наконец он резко остановился:

– Нет, покончить с собой она не могла. У нее был сильный характер.

В устах Чалмерса это были пустые слова, потому что он вряд ли имел возможность изучить характер Элен. Все молчали. Чалмерс возобновил свое хождение. Снова остановился и задал очередной вопрос:

– Мужчина? Кто он такой?

– Мы не знаем, – покачал головой Карлотти. – Не исключено, что ваша дочь сознательно ввела в заблуждение служащих агентства в Сорренто. Мы проверяли: в Италии нет американца с такой фамилией.

Чалмерс вернулся на свое место у стола.

– Возможно, он пользуется фальшивым именем.

– Возможно. Мы провели следствие в Сорренто. Поездом в 15.30 действительно приехал один американец из Неаполя.

Я почувствовал, как сердце у меня остановилось, и стало трудно дышать.

– Он оставил свой чемодан в камере хранения. К сожалению, противоречивые описания его наружности нас не могут устроить. Понятно, ведь на него никто не обратил внимания. Один автомобилист уверяет, что он как будто видел, как тот шел пешком по шоссе Сорренто – Амальфи. Единственное, в чем сходятся все свидетели, что на нем был надет светло-серый костюм. Служащий на вокзале признал в нем человека высокого роста, а автомобилист – невысокого, возможно, среднего… Видел его еще один мальчик. Он говорит, что американец вообще маленького роста. Вечером около 22 часов этот американец нанял такси за повышенную плату и попросил как можно скорее доставить его в Неаполь, чтобы успеть на поезд в Рим, отходящий в 23.15.

Чалмерс слушал Карлотти с неослабевающим вниманием.

– Шоссе на Амальфи ведет также на виллу?

– Да, там есть развилка.

– Моя дочь умерла в 8.15 вечера?

– Да.

– А этот парень сел в такси около 22 вечера? И спешил при этом?

– Да.

– За какое время можно дойти от виллы до Сорренто?

– Пешком часа за полтора.

Чалмерс задумался. Я сидел с полуоткрытым ртом, боясь потерять сознание от страха. Мне показалось, что он сейчас задаст два-три вопроса, и я погибну. Но Чалмерс молчал. А через некоторое время произнес:

– Она не могла покончить с собой… Это я твердо знаю. Выбросьте подобные мысли из головы. Все совершенно ясно. Она действительно оступилась, снимая кинокамерой.

Карлотти промолчал. Гранди заерзал на стуле, почему-то заинтересовавшись своими ногтями.

Чалмерс продолжал жестким голосом:

– Заключение должно быть именно таким – несчастный случай.

– Мое дело предоставить коронеру факты, а уж решение принимает он, – спокойно ответил Карлотти.

Чалмерс посмотрел на него даже с некоторой долей недоумения. Он не привык слушать возражения.

– Та-ак. Как зовут коронера, которому поручено заниматься этим делом?

– Синьор Джузеппе Милетти.

– Здесь? В Неаполе?

– Да.

– Где находится тело моей дочери?

– В морге Сорренто.

– Я хочу его видеть.

– Разумеется. В этот нет никаких трудностей. Скажите только, когда вы захотите туда отправиться, и я вас провожу.

– Это излишне. Терпеть не могу, когда за мной ходят по пятам. Меня проводит Доусон.

– Как хотите, синьор.

– Только договоритесь с кем полагается, чтобы я мог ее увидеть.

Чалмерс вынул новую сигару и стал срывать с нее обертку. Впервые с момента нашего разговора он взглянул в мою сторону.

– Итальянская пресса занята этим делом?

– Пока нет. До вашего приезда нам удалось ее удержать.

– Вы поступили правильно. – Он повернулся к Карлотти. – Благодарю вас, лейтенант. Если мне захочется узнать новые детали, я вам позвоню.

Карлотти и Гранди одновременно поднялись, понимая, что аудиенция закончена.

– К вашим услугам, синьор.

После их ухода Чалмерс еще несколько минут неподвижно сидел за столом, уставясь на свои руки, потом негромко выругался:

– Макаронники! Дерьмо!

Я решил, что пора передать ему шкатулку с драгоценностями, которую мне вручил с такими церемониями Карлотти. Я поставил ее на стол перед Чалмерсом и сказал:

– Вот, сэр. Это принадлежит вашей дочери. Нашли на вилле.

Он нахмурил брови, открыл ларчик и осмотрел его содержимое. Потом перевернул его, вывалив украшения на стол. Джун моментально вскочила с места и подбежала к столу. С большим удивлением она проговорила:

– Неужели ты все это ей подарил, Шервин?

Ткнув негнущимся пальцем в бриллиантовое колье, он сердито сказал:

– Я никогда бы не стал дарить таких вещей девчонке!

Джун протянула было руку к сверкающему великолепию камней на столе, но он резко отвел ее руку и грубо прикрикнул:

– Не трогай! Сядь на место!

Пожав плечами, она отошла на свое место и села.

Чалмерс вернул драгоценности на место. С коробочкой он обращался так, как будто та была сделана из яичной скорлупы.

Долгое время он сидел неподвижно, уставившись на шкатулку. Я гадал, что он собирался предпринять. А он явно что-то задумал. Он снова обрел форму, снова стал Большим Человеком. И Джун, глядевшая в окно, и я, глядевший на свои руки, снова были пигмеями.

– Позвоните этому Джузеппе, или как его там, – сказал Чалмерс, не глядя на меня. – Словом, коронеру.

Я нашел в справочнике номер телефона, позвонил на станцию и попросил соединить его с нами. В ожидании разговора Чалмерс продолжал:

– Предупредите прессу – никаких подробностей. Пусть просто напишут, что во время каникул Элен сорвалась со скалы и разбилась насмерть.

– Понятно.

– Будьте здесь завтра утром, я в девять хочу поехать в морг.

Из кабинета каронера наконец ответили. Я попросил к телефону Малетти и, когда он подошел, сказал Чалмерсу:

– У телефона коронер.

Он взял у меня трубку.

– Все в порядке, Доусон. Беритесь за дело. Никаких подробностей.

Выходя из комнаты, я услышал, как он объявил:

– Шервин Чалмерс у телефона…

Я не знаю, как он это делал, но в его устах это имя звучало особенно значительно и грозно.

Глава 5

I

На следующее утро, в девять часов, я подъехал на прокатном «роллсе» к отелю «Везувий».

Все итальянские газеты сообщали о смерти Элен. Каждая поместила фотографию – Элен в очках с роговой оправой, с зачесанными назад волосами и с серьезным взглядом. Словом, все, как в первую нашу встречу.

Вчера вечером, едва только я вышел от Чалмерса, я связался с Максвеллом и хорошенько проинструктировал насчет подачи всей истории.

– Спусти все на тормозах, – сказал я. – Ничего сенсационного – просто несчастный случай. С каждым может случиться. Каникулы в Сорренто, съемки восхитительных видов натуры. Бедняжка так увлеклась пейзажами, что оступилась и загремела с утеса.

– И ты воображаешь, что хоть один дурак слопает эту парашу? – заорал он. – И никто не станет допытываться, что она делала в одиночестве в такой шикарной вилле?

– Знаю, знаю, – ответил я, – но наша версия именно такова, и ты должен ее держаться. На все вопросы мы будем отвечать по ходу их появления. Старик хочет, чтобы история была подана в таком виде, и если ты хочешь сохранить свою работенку, в таком виде ты ее и подашь.

Я повесил трубку, не слушая его возражений.

Когда утром я просмотрел свежие газеты, то увидел, что Максвелл выполнил инструкцию буквально. Было сообщение, была фотография и все… Голые факты, все с ноткой сочувствия и без всякой истерики. Никаких идиотских комментариев.

В десять минут десятого Чалмерс вышел из отеля и забрался на заднее сиденье «роллса». В зубах сигара, под мышкой кипа утренних газет. Мне он даже не кивнул.

Я знал, куда он хочет ехать, и не стал тратить время, задавая вопросы. Я сел рядом с водителем и велел ему ехать в Сорренто.

Я был слегка удивлен, что Джун Чалмерс с нами не поехала. С моего места я мог хорошо видеть в зеркальце выражение лица Чалмерса, когда он читал газеты. Он просматривал их очень быстро и целенаправленно, бросая газеты после прочтения на пол.

Когда мы подъехали к Сорренто, он разделался со всей пачкой. Он сидел, курил сигару, глядел в окно и общался с единственным, достойным его общения, собеседником – с самим собой.

Я указал шоферу путь к моргу. Когда мы остановились у маленького здания, Чалмерс выбрался наружу, жестом велел мне оставаться в машине и пошел в морг один.

Я закурил сигарету и постарался не думать о том, что сейчас увидит Чалмерс. Легко сказать! Изуродованное тело и разбитое лицо Элен не оставляли меня ни на миг и преследовали в кошмарах прошлой ночи.

Чалмерс пробыл внутри минут двадцать.

Вышел из морга он тем же твердым шагом, каким заходил. Крепкие зубы все так же сжимали сигары, вернее, уже окурок дюйма полтора длиной. Можно, оказывается, созерцать труп дочери, не вынимая изо рта сигары. Надо полагать, в его понимании это соответствовало роли «железного человека». Железного во всем, всегда, последовательно и до конца.

Он залез на заднее сиденье быстрее, чем я смог выйти наружу и открыть для него дверцу.

– О'кей, Доусон, теперь поехали на эту виллу.

По дороге не было сказано ни одного слова. Я вышел из машины у железных ворот виллы, открыл их, снова вернулся в машину, и мы медленно поехали по дорожке к дому. Я заметил, что «линкольн» с откидным верхом все еще стоял у главного входа.

Выходя из «роллса», Чалмерс спросил:

– Это ее машина?

Я подтвердил, что да, ее.

Он угрюмо зыркнул на «линкольн» и поднялся по ступеням ко входу. Я последовал за ним.

Шофер смотрел на нас без всякого интереса. Как только Чалмерс повернулся к нему спиной, он полез за сигаретами.

Пока Чалмерс осматривал виллу, я держался в тени гостиной. Спальню он отложил напоследок и задержался в ней дольше всего. Заинтересовавшись, что он там делает, я тихонько подошел к приоткрытой двери и заглянул внутрь.

Он сидел на кровати, перед ним лежал раскрытый чемодан, набитый нейлоновым бельем Элен. Руки Чалмерса были погружены в кучу этих шмоток, а неподвижный взгляд был устремлен в окно.

Выражение его лица заставило меня похолодеть. Я на цыпочках попятился назад, пока не отошел на безопасное расстояние от двери, после чего сел и закурил.

Последние два дня были самыми худшими в моей жизни. Я чувствовал себя зверем в капкане, ждущим, что с минуты на минуту появится охотник и добьет его.

Меня пробирал озноб от мысли, что Карлотти знает точное время гибели Элен и что в это же время здесь был некто в сером костюме, пешком пришедший к вилле из Сорренто. Да, он пока еще не знал, что это был я. Пока не знал… пока…

Добрую часть ночи я не мог заснуть из-за этих неотвязных мыслей. И сейчас они меня не оставляли, пока Чалмерс рылся в вещах своей дочери.

Наконец он вышел из спальни и медленно прошел к окну гостиной. Я молча смотрел на него, гадая, что у него на уме. Чалмерс несколько минут пялился в окно, затем отвернулся, подошел ко мне и опустился в соседнее кресло.

– Как я понимаю, – спросил он, уставившись на меня бесцветными глазами, – вы нечасто встречались с Элен, когда она была в Риме?

Вопрос был неожиданный, и я напрягся.

– Да, патрон. Пару раз я звонил ей по телефону и предлагал свои услуги, но у нее не было особенного желания со мной разговаривать. Оно и понятно: она видела во мне человека, служащего ее отцу.

Чалмерс кивнул.

– Вы не представляете, что у нее были за друзья?

– Увы, нет.

– Можно предположить, что она вращалась в не слишком избранном обществе. – Я счел за благо промолчать. Чалмерс же продолжал рассуждать вслух: – По всей вероятности, машину и драгоценности ей подарил Шеррард. Теперь я понимаю, какого я свалял дурака. Мне надо было давать ей больше карманных денег и приставить к ней компаньонку. Если девушке встречается красивый прохвост, да еще легко швыряющий деньгами, ей трудно устоять. Я достаточно разбираюсь в человеческой природе и знаю это. – Он достал сигару и принялся срывать с нее целлофановую обертку. – Однако можно сказать, что я совершенно ничего не опасался в отношении Элен. Это была простая девушка, умница, прилежная. Она занималась с такой охотой, Доусон! Ей же хотелось изучать архитектуру. Понятно, что ее потянуло в Италию…

Я достал носовой платок и молча вытер лоб, а он все продолжал:

– Вы понимаете, что у меня о вас самое высокое мнение. Я даже решил поручить вам вести отдел внешней политики. Поэтому я говорю с вами совершенно откровенно. С коронером я все уладил. Он вынесет заключение о несчастном случае. Газеты не станут расписывать про ее беременность. Стоило мне сказать слово начальнику полиции, и он обещал замять дело. Тут нам нечего опасаться. Таким образом, у вас развязаны руки. Я предоставляю вам карт-бланш. Мне придется вернуться послезавтра в Нью-Йорк, так что у меня просто нет времени самому разобраться в этом деле до конца. Зато время есть у вас. Начиная с сегодняшнего дня, ваша единственная задача состоит в том, чтобы отыскать Шеррарда.

Я совершенно ошалел и повторил с самым идиотским видом:

– Отыскать Шеррарда?

– Совершенно верно. Шеррард соблазнил мою дочь. Мерзавец должен за это поплатиться. Но сначала нужно отыскать его. Вы можете располагать любыми деньгами и любой помощью, которая вам понадобится, можете нанять армию частных детективов. Коли местные никуда не годятся, я вам пришлю самых лучших из Нью-Йорка. Вполне вероятно, что он вовсе не Шеррард. Только так назвался для Элен. Но все равно, он не мог не оставить после себя следов. Задача у вас не из легких, но рано или поздно вы во всем разберетесь. Я в этом не сомневаюсь.

Уж не знаю, как я набрался сил и наглости, чтобы ответить ему:

– Вы можете на меня рассчитывать, мистер Чалмерс.

– Подумайте и вкратце объясните, каким образом вы собираетесь приняться за это дело. Я хочу быть в курсе всех ваших действий. Ну, а если я сам придумаю что-нибудь стоящее, то непременно сразу же сообщу вам. Необходимо как можно скорее найти этого типа.

– А что будет потом? – мне необходимо было задать этот вопрос. Я должен знать, каковы мои перспективы. Но он так посмотрел на меня, что мое дыхание сразу прервалось.

Поглаживая подбородок, он продолжал рассуждать:

– Мне кажется, Элен встретила этого подонка вскоре после своего приезда сюда. Ему потребовалось совсем немного времени, чтобы ее соблазнить. Врач определил, что у нее восьминедельная беременность. А она прожила здесь всего 14 недель. Значит, он не терял времени даром. Она, без сомнения, поставила его в известность, и он, как все негодяи такого пошиба, стал от нее открещиваться, как я считаю, и виллу Элен сняла только для того, чтобы привязать его к себе. – Повернувшись, он осмотрел гостиную. – Что же, здесь довольно романтично. Элен, дурочка, воображала, что у этой скотины могут пробудиться человеческие чувства. По словам этого итальянского детектива, Шеррард, или как его там, приезжал сюда на виллу, но вряд ли он от этого смягчился.

Я скрестил ноги. Мне необходимо было что-то сделать. Неподвижность и скованность меня замучили.

Чалмерс все более и более загорался.

– Знаете что? Я сомневаюсь, что Элен погибла в результате собственной неосторожности. Тут могут быть только два варианта: либо она потребовала, чтобы он на ней женился, пригрозив в подобном случае покончить с собой, а когда это не произвело на него впечатления, она действительно бросилась со скалы, либо он сам столкнул ее вниз, испугавшись разоблачения.

Я пытался слабо протестовать. Он понял мои робкие слова по-своему.

– Вы совершенно правы, она не могла покончить с собой. Я не сомневаюсь, что он ее убил. Понимал, что рано или поздно я узнаю о его омерзительном поведении, и предпочел заранее спрятать концы в воду. Заговорил, заманил на вершину скалы и столкнул.

– Но ведь это же убийство!

Он невесело усмехнулся.

– Конечно. Впрочем, для вас это не имеет значения. Ваша задача разыскать его, остальное сделаю я сам. Пока же все должны верить, что это несчастный случай. Тогда не будет мерзких сплетен и пересудов. А если бы этого типа задержала полиция и начала судить, то моментально для всех всплыла бы история о беременности Элен. Нет, нет, только не это. Но это вовсе не означает, что я намерен простить негодяя. Нет, я буду судить его своим судом. И смертной казни он не избежит. – Чалмерс злобно сверкнул глазами. – Только не подумайте, что я хочу его просто убить. Нет, я не сумасшедший! Просто я постараюсь сделать его жизнь настолько невыносимой, что он будет счастлив покончить с собой сам. Понимаете, как это просто? – Я обратил внимание, что Чалмерс любит употреблять слово «просто». – Когда человек располагает неограниченными средствами и обладает определенным влиянием, ему все просто. И я это докажу. Начну с того, что разорю его. Добьюсь того, что его не станут пускать ни в один из порядочных домов и выгонят из дома, где живет. Далее не станут пускать ни в один порядочный ресторан… Мало, скажете вы? Поставьте себя на его место… Я могу нанять бандитов, которые с удовольствием будут бить ему морду, так что он скоро перестанет выходить из дома. Более того, я могу устроить так, что он лишится паспорта. А когда он почувствует, что дело плохо, тут я возьмусь за него всерьез… Мне неоднократно приходилось сталкиваться с садистами, которые с наслаждением издеваются и мучают других людей. Я знаю одного чудака, который за сотню долларов выколет ему глаза… Не сомневайтесь, Доусон! Он мне дорого заплатит, этот подонок! – Он похлопал меня по колену короткими сардельками-пальцами. – Только найдите мне его, этого красавчика, а остальное предоставьте мне!

II

В буфете гостиной я нашел три бутылки виски и две бутылки джина. Отыскал на кухне стакан, налил себе добрую порцию виски, прошел на террасу, сел в плетеное кресло и, отхлебывая из стакана, пялился в окружающие красоты, совершенно их не замечая. Меня все еще била нервная дрожь, а в голове – паника и хаос.

Но виски постепенно сделало свое дело. Лишь когда я допил стакан, я стал способен воспринимать окружающее. С моего места была видна серая, извивающаяся лента шоссе, по которой полз черный «роллс», отвозивший Чалмерса в Неаполь.

Усаживаясь в машину, Чалмерс еще раз повторил свое наставление.

– Действуйте, Доусон. Регулярно сообщайте мне все новости. Не стесняйтесь в средствах, расходы меня не заботят. Не теряйте времени на писанину, звоните по телефону. В любой час дня и ночи. Секретарша всегда будет в курсе, где меня можно будет найти. Жду ваших донесений. Я хочу, чтобы вы нашли этого мерзавца как можно скорее!

Это было равносильно тому, как если бы он протянул мне бритву и попросил поскорее перерезать себе горло.

Под конец он порекомендовал мне еще раз как можно тщательнее обследовать виллу и то место, откуда она упала.

– Пользуйтесь ее машиной. Когда она вам будет не нужна, продайте, а деньги пожертвуйте на какое-нибудь благотворительное дело. Продайте все ее вещи, мне ничего не нужно. Я распорядился, чтобы тело Элен перевезли самолетом в Нью-Йорк. Самое главное, чтобы вы разыскали этого типа, Доусон!

Он пожал мне руку, не отводя от меня своих бесцветных глаз.

– Я сделаю все, что в моих силах, сэр.

– Сделайте большее: найдите его. Я оставлю за вами отдел иностранной политики, – добавил он многозначительно. – Но к своим обязанностям вы приступите уже после того, как найдете его. Ясно?

Куда уже яснее! Если я его не найду, то не видать мне повышения как своих ушей… Повторяю: виски мне здорово помогло. После второго стакана я успокоился и начал рассуждать. Я ни на минуту не допускал мысли, что Элен покончила с собой, а тем более, что ее убили. Несчастный случай, вне всякого сомнения.

Я не был ее любовником. Сам я знал это, но доказать не мог. Получалась ерунда: Чалмерс распорядился найти Шеррарда, которого он считал причиной всех несчастий. Между тем Шеррардом Элен окрестила меня. Вроде должен существовать и другой мужчина, от которого она забеременела. Чтобы спасти себя, я должен найти этого человека и доказать, что он-то и был ее любовником. Я закурил сигарету и дал волю своему воображению. А не он ли тогда приходил вечером на виллу. Если нет, то кто же был тот таинственный незнакомец. Что он искал? Несомненно, не шкатулку с драгоценностями. Она стояла на самом видном месте. Ее невозможно было не заметить.

После пятиминутного размышления, не придя ни к каким выводам, я решил заняться другим вопросом, который может, как я надеялся, помочь мне в моих поисках.

Элен прожила 14 недель в Риме. За это время она познакомилась с мистером Иксом и стала его любовницей… Где же она могла с ним познакомиться? Я решительно ничего не знал об образе жизни Элен и о том, что она делала все это время. Пару раз мы с ней поужинали, пару раз я побывал у нее в квартире, а дальше? Сначала она поселилась в отеле «Эксельсиор». Потом нашла превосходную, очень дорогую квартиру на виа Кавуар. По-видимому, Чалмерс рассчитывал, что она будет жить скромненько в одной комнате, и отсюда определил ей на карманные расходы по 60 долларов в неделю. Между тем одна такая квартира стоила гораздо дороже.

Можно ли допустить, что Элен нашла этого типа в «Эксельсиоре», и что он снял для них двоих эти роскошные апартаменты? Может быть… Чем больше я думал на эту тему, тем яснее становилось, что поиски надо начинать в Риме. Однако одному мне это явно не под силу. Первым делом придется обратиться в частное сыскное агентство с хорошей репутацией.

Я поднялся и пошел в спальню Элен. Мне захотелось осмотреть ее более тщательно. При взгляде на широкую двуспальную кровать мое сердце болезненно сжалось. Ведь она думала о нас двоих!.. Мне нельзя это забывать. Именно меня она выбрала в новые любовники, когда у нее произошел разрыв с Иксом. Была ли она в меня влюблена? Или только искала подходящего отца для своего ребенка? От последней мысли мне делалось тошно, гадать на эту тему было бессмысленно. Ответ знала лишь Элен, но она была мертва. Потом мне в голову пришла другая мысль, когда я вспомнил, как характеризовал Элен Максвелл: «Она бросается на всех, кто ходит в брюках! От нее мужикам одни только неприятности».

А вдруг Икс был влюблен в нее, а она взяла да и бросила его? И если, допустим, он узнал, что Элен сняла виллу специально для того, чтобы провести здесь «медовый месяц» с другим? Со мной, если быть точным. Да, он мог явиться сюда и рассчитаться с неверной.

– Н-да! Как бы Чалмерс отнесся к такой версии? Ведь патрон убежден, что его дочка – образец скромности и добропорядочности! Попробуй-ка изложить эту версию папаше, да так, чтобы самому чистеньким остаться!

Я обшарил все ее чемоданы, понимая, что понапрасну трачу свое время, поскольку Карлотти и Гранди парни не промах, а они ничего не сумели найти. От всех ее вещей пахло дорогими духами, которые заставляли меня вспоминать ее такой, какую я видел ее в жизни. Одним словом, после того, как я собрал ее чемоданы и перетаскал их в машину, я почувствовал себя предельно усталым. Дальнейшие поиски на вилле ничего не дали. Да, нужно начинать не здесь, а в Риме. Третья порция виски подсказала мне еще одну мысль.

Я снял трубку и попросил соединить меня с лейтенантом Гранди из городского отделения полиции в Сорренто.

– У телефона Доусон, – проговорил я, когда услышал в трубке голос Гранди. – Я забыл у вас спросить: вы проявили пленку? Ту, что находилась в аппарате синьорины Чалмерс?

– В аппарате не было никакой пленки, – сухо отрезал Гранди.

– Не было пленки? Вы в этом уверены?

– Абсолютно.

Уставившись на стенку, я стал рассуждать вслух:

– Но если пленки там не было, значит, она ничего не снимала там, на скале?

– Не обязательно, она могла просто забыть зарядить аппарат.

Я вспомнил, что счетчик показывал, что она все-таки использовала четыре метра пленки. Я знаком с этими камерами и знаю, что, когда пленка заряжается, автоматически выскакивает «0» на показателе. С некоторым сомнением я протянул:

– Возможно… А что думает по этому поводу Карлотти?

– Почему вы считаете, что он должен что-то думать? – прозвучал резкий вопрос.

– Хорошо, благодарю вас. И вот еще. На вилле ничего не было взято, если не считать драгоценностей?

– Полиция ничего не конфисковала.

– Кинокамера вам больше не нужна? Мистер Чалмерс поручил мне собрать личные вещи его дочери. Если я сейчас заскочу к вам, то смогу ее получить?

– Нам она больше не нужна.

– Отлично. Тогда я еду.

Я повесил трубку. Что бы ни говорил Гранди, счетчик показывал 4 метра. То есть столько пленки было отснято. Значит, кто-то вырвал ее из аппарата, потому что не знал, как пользоваться перематывающим устройством. При этом пленку засветили. То есть ее извлекли не с намерением сохранить. Наоборот, ее старались уничтожить. Почему?

Я налил себе еще виски. Меня бросило в жар. А вдруг я ухватился за ниточку, с помощью которой смогу распутать весь клубок? Может, не зря Чалмерс говорил, что верит в мои способности?

Несомненно, сама Элен не стала бы вырывать пленку из аппарата: она знала об автоматике. Тогда кто же? И тут у меня мелькнула мысль, показавшаяся мне гениальной. Я вспомнил о десяти коробках пленки, которые мне показывала Элен в Риме. Я тогда посмеялся над ней, что она столько накупила. Она же ответила мне, что собирается использовать их в Сорренто.

А между тем ни на вилле, ни среди личных вещей Элен не было коробок с пленками. Даже из камеры была вынута пленка. Полиция ничего не конфисковала. Так не пленку ли искал на вилле широкоплечий тип вечером того рокового дня? И не он ли вырвал пленку из аппарата, прежде чем бросить его в море?

Для большей уверенности я снова обшарил весь дом, теперь уже специально разыскивая пленку, и снова ничего не нашел. Удостоверившись в этом, я запер виллу на ключ, положил его в карман и отправился по тропинке к скале.

Солнце сильно припекало. Я снова прошел мимо неприступной виллы. На этот раз я задержался, чтобы посмотреть на нее. На террасе, в тени зонтика, я увидел женщину в купальном костюме. Она сидела в шезлонге и читала газету. Сверху мне была видна лишь загорелая рука, держащая газету, и длинные, тоже загорелые ноги. Конечно, было бы любопытно повнимательнее разглядеть эту особу, но у меня были свои дела, так что я пошел к месту падения Элен.

Уже не знаю, что я искал, но я методически обшарил тропинку и окружающие скалы в радиусе 30 ярдов. Задача оказалась трудной, особенно под палящим солнцем. Но я все стерпел и был вознагражден за это окурком бирманской сигары – так называемой чирутки.

Когда я стоял на тропинке, разглядывая окурок, мне вдруг почудилось, что за мной кто-то наблюдает. Это меня встревожило, но я не подал виду, что что-то заподозрил, хотя у меня сильно заколотилось сердце. Конечно, стоять над обрывом, имея за спиной невидимого врага, – это кого угодно встревожило бы.

Я сунул находку в карман, выпрямился и отошел от обрыва. Чувство, что за мной наблюдают, не проходило. Я оглянулся с самым безмятежным видом. Густые кустарники и лес, начинающийся в 50 ярдах от тропинки, могли скрыть хоть десяток наблюдателей.

Я медленно двинулся назад к вилле. И все время чувствовал на спине чей-то взгляд. Трудно сказать, какого напряжения стоил мне этот переход. Я прилагал нечеловеческие усилия, чтобы заставить себя не оглянуться. Только усевшись в «линкольн», я начал понемногу отходить.

III

Вернувшись в Сорренто, я первым делом пошел в агентство по найму помещений, расплатился за аренду виллы и оставил свой адрес в Риме на тот случай, если на виллу будет приходить корреспонденция для Элен.

Агент выразил сожаление, что такая молодая и красивая девушка погибла такой нелепой смертью. Он добавил, что написал владельцу поместья о происшедшем и посоветовал поставить ограждение у тропинки.

У меня не было настроения распространяться на эту тему. Я буркнул что-то невразумительное, пожал протянутую руку и вернулся назад к машине.

Следующим пунктом было управление полиции Гранди продержал меня в приемной не менее получаса, пока мне наконец не вынесли злополучный аппарат. Я дал расписку. Повесив камеру через плечо, я вышел на улицу и сел в машину. Случай на скале сделал меня осторожным и подозрительным. Внимательно вглядываясь в зеркальце заднего обзора, я обратил внимание на темно-зеленый «рено», который так резко сорвался с места, что только чудом не врезался в объезжавшую его машину. Мне показалось, что за мной следили.

У «рено» был защитный козырек от солнца, который не позволял мне разглядеть водителя, что еще больше насторожило меня. Я взял направление на Неаполь, двигаясь со средней скоростью, то и дело поглядывая в зеркальце. «Рено» сохранял стометровую дистанцию. Некоторое время я делал сорок миль в час, и «рено» держался за мной.

Только когда я приблизился к въезду на автостраду, я решил проверить – действительно ли «рено» следит за мной или это случайность.

Я увеличил скорость до шестидесяти миль в час. «Рено» все так же торчал в сотне ярдов позади. Я выжал педаль газа до упора. «Линкольн» рванул вперед. Через минуту стрелка спидометра уперлась в отметку восемьдесят семь миль в час.

«Рено» сильно отстал, но тоже увеличил скорость. Я видел в зеркальце, как сокращается разрыв между нами, и был уже уверен, что меня преследуют.

На широкой прямой автостраде не было шансов стряхнуть его с хвоста. Я решил оставить это до Неаполя. Я сбросил скорость до семидесяти и держал так до конца автострады.

Когда я замедлил ход, чтобы предъявить права при съезде с автострады, водитель «рено» сообразил, что ему будет трудно следить за мной в потоке транспорта, поэтому он решил приблизиться ко мне. Я воспользовался этим, чтобы запомнить номер машины.

Шофер «рено» оказался гораздо опытнее меня, так что мне не удалось от него удрать. Все мои лавирования привели лишь к тому, что на меня обрушилась ругань водителей соседних машин, которым я не давал возможности спокойно двигаться в общем потоке.

Я доехал до «Везувия», поставил «линкольн» в единственную свободную щель между двумя легковыми машинами и поручил его заботам швейцара. Затем прошел в холл. Оттуда я надеялся увидеть «рено» через окно, но напрасно.

Тогда я пошел в бар, заказал скотч с содовой и принялся изучать кинокамеру. Мои предположения оправдались. Пленка действительно была вырвана, обрывок в сантиметров шесть торчал у зажима, обеих катушек не было. Засунув аппарат снова в чехол, я крепко задумался.

Логичнее всего предположить, что пленку вырвал Икс. По-видимому, Элен засняла что-то, что он хотел сохранить в тайне. Допустим, он застал ее на скале. Видя его идущим по дорожке, она навела на него камеру и принялась снимать. Он понимал, какой грозной уликой является этот фильм. Он вырвал катушки и уничтожил, после того, как расправился с Элен.

Внезапно я осознал, что, стоило мне догадаться об исчезновении катушек с пленками и чистых коробок, я тут же сделал вывод, что Элен погибла не от собственной неосторожности. Мне не хотелось бы этого признавать, но, как говорится, факты – упрямая вещь… Догадки Чалмерса были верны. Элен не умерла от несчастного случая. Она не покончила с собой.

Мое положение ухудшалось с каждой секундой. Элен была убита, и если я не смогу быстренько прокрутиться и оправдать высокое мнение Чалмерса обо мне, то обвиняемым в этом деле окажусь я.

Глава 6

I

– Мистер Доусон, если не ошибаюсь?

Когда меня таким образом оторвали от невеселых дум, я от неожиданности чуть не выронил камеру. Подняв голову, я увидел перед собой Джун Чалмерс. На ней было надето короткое светло-серое платье с красными пуговицами и поясом, красные туфли на высоченных каблуках и изящная шляпка с белым пером.

Я поднялся.

– Совершенно верно, миссис Чалмерс.

– Вы ждете моего мужа?

– Я рассчитывал увидеть его до отъезда.

– Он скоро будет.

Она села в кресло рядом с тем, с которого я встал, и скрестила ноги. Короткая юбка не прикрывала колени.

– Присядьте, мистер Доусон, мне нужно с вами поговорить.

– Могу ли я вам что-нибудь предложить?

– Нет, благодарю вас, я только что пообедала. Мы намерены улететь самолетом в 15.15. Муж следит за упаковкой багажа. Он обожает сам руководить этим делом.

Я сел, внимательно глядя на нее.

Она продолжала:

– Мистер Доусон, у меня мало времени, потому я буду кратка. Не удивляйтесь, если услышите резкое слово по адресу Элен, но мне необходимо ввести вас в курс дела. Мой муж – человек суровый и крутой, но, как и большинство мужчин такого склада, он в чем-то сентиментален и близорук. Его единственная настоящая любовь – дочь. Он ее боготворил и наделял всеми теми качествами, которые хотел в ней видеть…

Я поежился. Мне пока было неясно, куда она клонит. Невольно на ум пришли слова Элен об отце, сказанные с непритворной горечью. Она утверждала, что он совершенно ею не интересуется, думает только о себе и тех девицах, которые его забавляют. То, что говорила Джун Чалмерс, в эту картинку не вписывалось. Я осторожно заметил:

– На меня он не произвел такого впечатления. Большинство людей считает, что мистеру Чалмерсу было не до дочери.

– Совершенно верно. Внешне так оно и кажется. Но, в действительности, он был до странности привязан к ней. Именно поэтому он боялся выказать свою отцовскую слабость и по-глупому ограничивал ее в средствах.

«Если она будет купаться в золоте, то испортится», – это было его любимое изречение.

Я поглубже уселся в своем кресле. Не могу сказать, что все это меня особенно интересовало.

Джун внезапно сменила тему.

– Я слышала, вы с нетерпением ждете возвращения в Нью-Йорк, чтобы занять новое место, не так ли? Отдел внешней политики, да?

Я насторожился.

– Как будто.

– Вас очень интересует эта работа?

– Еще бы!

– Мой муж очень высокого мнения о вас. Он держит меня в курсе своих проектов. И сейчас тоже. Я имею в виду дело Элен. Он убежден, что ее убили. Когда у него появляется навязчивая идея, вроде этой, его невозможно переубедить… Полиция и следователи считают это несчастным случаем. Я уверена, что вы согласны с ними?

Она вопросительно взглянула на меня. По необъяснимой причине я чувствовал себя очень скверно в ее обществе. Меня не оставляла мысль, что ее безмятежная улыбка – всего лишь маска, за которой угадывалась скрытая напряженность.

– У меня такой уверенности нет, – ответил я. – Собственно, это я и должен расследовать.

– Понятно. Именно поэтому я и хочу с вами поговорить, мистер Доусон. Послушайтесь моего совета и не слишком вникайте в эту историю. Мне не хотелось бы плохо отзываться о покойной, да это и не принято, но в данном случае у меня нет выбора. Мой муж воображает, что Элен была умной, серьезной и милой девушкой. Этакой добродетельной Гретхен. Но это не так… Ради денег она была готова пойти на все. Она жила только ради них. Мой муж давал ей на расходы всего 60 долларов в неделю, а мне известно, что, только живя в Нью-Йорке, она тратила не меньше 200 – 300. Как принято говорить, она совершенно потеряла всякий стыд, и ей было все равно, каким способом добывать деньги, лишь бы добывать.

Более бесстыдной и аморальной особы мне еще не приходилось встречать. Я понимаю, что все это звучит неправдоподобно, но я не преувеличиваю. Элен была испорчена и развратна до мозга костей. Сколько абортов она успела сделать – один Бог знает. Беременности ее не волновали. Она прекрасно знала, куда надо обращаться в подобных случаях. Мужчины, с которыми она связывалась, были либо дегенераты, либо бандиты. Короче говоря, если кто и заслужил смерти, то это именно Элен.

– И все же вы не вполне уверены, что ее убили? – спросил я.

– Не знаю. Полиция убеждена, что произошел несчастный случай. Почему и вам не успокоиться на этом?

– Я получил строжайший приказ от вашего мужа произвести самое тщательное расследование.

– Если вы заранее настроите себя, что произошло убийство, вы выясните кучу отвратительных подробностей о жизни Элен. Не сомневаюсь, что в Риме она вела себя так же разнузданно, как и в Нью-Йорке. Как вы сумеете скрыть эти детали от мужа? Он так уверен в непорочности дочери, что все ваши разоблачения только обозлят и рассердят его. Он ни за что не простит, что вы лишили его иллюзий. И я сильно сомневаюсь, что после этого вы получите такой ответственный пост в газете. Вы же опорочите «светлую память» его дочери. Теперь вам понятно, почему я советую не углубляться в подробности этого дела?

Я протянул руку, взял стакан и одним глотком осушил свое виски.

– Как могло случиться, что вы так прекрасно осведомлены о жизни Элен?

– Я не слепая и не дура. Знала ее на протяжении нескольких лет. Видела, кто ее знакомые и друзья. Да и поведение ее было достаточно красноречивым.

Безусловно, у Джун были какие-то другие источники информации. Это было понятно и ребенку, но я не стал настаивать. Вместо этого я протянул:

– Да-а, положение у меня хуже быть не может. Мистер Чалмерс прямо заявил, что, если я не распутаю этой истории, не видать мне отдела, как своих ушей. А теперь являетесь вы и заявляете, что, если я и распутаю, отдела все равно не получу. И что мне теперь делать?

– Я же сказала вам, не углубляйтесь, мистер Доусон. Ограничьтесь поверхностными фактами. Тяните резину. Через некоторое время мой муж оправится от удара, который нанесла ему эта смерть. Сейчас он в ярости и жаждет отомстить, но, как только он возвратится в Нью-Йорк, острота ощущений пройдет, и он постепенно успокоится. Так что недели через две вы без всякого риска сможете дать ему какой-нибудь невнятный отчет о проделанной работе. Беру на себя полную ответственность за то, что он скоро остынет. Я заверяю вас: если вы не станете раскапывать это дело, то возглавите иностранный отдел. Но если вы раскроете глаза мужу на прошлое его дочери, он вам этого никогда не простит.

– Иными словами, вы советуете мне ничего не предпринимать.

Неожиданно ее заученная улыбка исчезла. В глазах промелькнул невероятный испуг, даже паника. Это продолжалось одно мгновение, потом она снова улыбнулась. Но я увидел, что она чего-то боится.

– Разумеется, вы должны убедить мужа, что совершили невозможное. Отправляйте ему подробный отчет о всех предпринятых шагах. Но если они ни к чему не приведут, кто же посмеет вас упрекнуть. – Она наклонилась ко мне и взяла за руку. – Самое главное, не старайтесь выяснить, какую жизнь Элен вела в Риме. Я, слава Богу, знаю своего мужа и ясно представляю, как он отреагирует на то, что его дочь была распутницей и авантюристкой. Это я уговорила его отпустить Элен в Рим, так что во всем окажусь виновата одна я. Я честно признаюсь, что действую отнюдь не бескорыстно, а кровно заинтересована, чтобы эта история не получила дальнейшего хода.

С того места, где я сидел, мне был виден весь холл отеля. Неожиданно я заметил Чалмерса, который вышел из лифта и пошел к приемной стойке.

Я освободил свою руку и поднялся.

– Вот и мистер Чалмерс.

Джун поджала губы и повернулась, изящно махнув мужу ладонью. У Чалмерса через руку был переброшен плащ, в другой он держал увесистый портфель.

– Привет, Доусон. Вы хотели меня видеть? Я очень спешу.

До этого я хотел посоветоваться с ним по поводу пропавшей пленки и преследовавшего меня «рено», но после того, что мне наговорила Джун, я решил еще раз все как следует обдумать. Теперь надо было срочно придумать другой повод.

Видя мою растерянность, Джун пришла на помощь.

– Мистер Доусон принес кинокамеру.

Сначала меня удивило, каким образом Джун догадалась, что это камера Элен, но потом сообразил – монограмма на футляре! Понял я также и то, что она вовсе не была такой глупышкой, как можно было бы судить по ее внешности. Во всяком случае, находчивости ей было не занимать.

Чалмерс мрачно взглянул на камеру.

– Мне она не нужна. Я не хочу видеть вещи Элен. Прошу вас, избавьте меня от всего.

Я тут же согласился.

– Вы что-нибудь обнаружили на вилле?

Я заметил предостерегающий взгляд Джун.

– Ничего стоящего, – я покачал головой.

– Мне необходимы факты. Я хочу найти этого мерзавца. Говорю вам, бросьте на эту работу частных сыщиков. К тому времени, как я доберусь до Нью-Йорка, вы должны уже что-то узнать. Ясно?

– Еще бы не ясно!

Чалмерс достал ключ из кармана и протянул его мне.

– Это ключ от римской квартиры Элен. Мне его возвратила полиция. Соберите все ее вещи и ликвидируйте их. Я не хочу, чтобы мне хоть что-то пересылали.

Я взял ключ.

– Нам пора отправляться, Шервин, – проговорила Джун.

Он взглянул на часы-браслет.

– Да. О'кей, Доусон. Не стесняйтесь в средствах. Главное – найти этого типа. И сразу же дайте мне знать.

Кивнув головой, он подхватил свой портфель и пошел мимо бара на выход. Джун шла сзади. Я проводил их до машины. Чалмерс влез в «роллс-ройс» и опустил стекло, в который раз мне напомнив, что, чем оперативнее я буду действовать, тем скорее смогу занять пост заведующего отделом внешней политики в газете.

Я снова принялся заверять его, что сделаю все, что в моих силах. «Роллс» отъехал. Джун выглянула в окно. Вид у нее был встревоженный.

II

Я приехал в Рим около шести часов. По дороге я все время высматривал зеленый «рено», но его не было видно.

Оставив «линкольн» на платной стоянке, я поднялся к себе в квартиру. Отнес чемодан в спальню, вернулся в гостиную и прежде всего налил виски с содовой. Затем устроился около телефона, чтобы позвонить Карлотти. После недолгого ожидания нас соединили.

– Говорит Доусон. Я только что вернулся.

– Ах так? А синьор Чалмерс уже улетел в Нью-Йорк?

– Да. Коронер пришел к выводу, что речь идет об обычном несчастном случае.

– Вот как! А я и не знал. Он должен дать заключение только в понедельник.

– Чалмерс говорил с ним и вашим шефом, – ответил я, глядя в стену напротив.

– Этого я тоже не знал, – сказал Карлотти.

Мы помолчали. Поскольку Карлотти не собирался продолжать беседу, то заговорил я:

– Не могли бы вы сделать мне одолжение? Я хочу узнать имя владельца одной машины.

– Пожалуйста. Назовите номер, и, как только что-то выяснится, я позвоню.

Я сообщил ему номер зеленого «рено». После чего повесил трубку, поудобнее устроился в кресле, взял в руки стакан виски и принялся спокойно ждать.

Ждать пришлось минут десять. Телефон зазвонил, в трубке послышался голос Карлотти.

– Вы уверены, что точно запомнили номер этой машины?

– Да, конечно… А в чем дело?

– Такого номера не зарегистрировано.

Я запустил пятерню в волосы.

– Ясно… – я не хотел возбуждать любопытство Карлотти. – Спасибо, лейтенант, но, видимо, я действительно ошибся.

– Скажите, вы лично заинтересованы в этой машине? Это имеет отношение к смерти синьорины Чалмерс?

Я оскалился в невеселой улыбке.

– Да этот парень чуть не протаранил мою тачку. Ну, я и решил настучать на него в дорожную полицию.

Опять наступило молчание. Потом Карлотти сказал:

– Без всякого колебания обращайтесь ко мне за помощью, если она вам понадобится. Это моя работа.

Я поблагодарил его и повесил трубку. Закурил, продолжая пялиться в окно. Дело запутывалось.

То, что говорила Джун Чалмерс, было правдой – папаша Чалмерс меня с дерьмом смешает, если я открою ему глаза на моральный облик покойной дочурки. Но правдой было и то, что отнюдь не обо мне она столь трогательно заботилась, предлагая спустить следствие на тормозах. Она была напугана – это ясно. Она боялась чего-то, что может всплыть в процессе следствия и что коснется ее самой.

Еще я знал, что Чалмерс не дурак и сразу догадается, если я начну саботировать расследование. Он просто вышвырнет меня и поручит работу кому-то другому.

И я был уверен еще вот в чем: если Карлотти подозревает, что Элен убили, то он будет упорно и методично разыскивать убийцу, и остановить его в этом под силу лишь самому Чалмерсу.

Я позвонил Максвеллу. Оператор ответила мне, что в конторе никто не отвечает. Я попросил ее связаться с номером в гостинице Максвелла. Оттуда ответили, что Максвелла нет у себя. Я сказал, что перезвоню, и повесил трубку.

Я закурил очередную сигарету и принялся обдумывать свой следующий ход. Похоже, что расследованием все-таки надо заниматься. Я решил осмотреть квартиру Элен. Может, найду что-нибудь, что сможет навести на след.

Заперев кинокамеру в ящике письменного стола, я спустился вниз. Моя старая, заслуженная машина отдыхала в гараже. Сам я шиковал на «линкольне». Через 20 минут я уже был около дома Элен, вынул из багажника ее чемоданы, дотянул их до лифта и поднялся наверх. Часы показывали двадцать минут восьмого. Я отпер дверь ключом, полученным от Чалмерса, прошел из передней в гостиную, в которой еще сохранялся слабый запах ее духов, и меня охватило чувство потери. Как будто несколько часов прошло с того времени, как мы сидели здесь и обсуждали поездку в Сорренто; несколько часов с того мгновения, когда мы поцеловались первый и последний раз в жизни.

Я стоял на пороге и смотрел на стол, где тогда лежали десять коробок с пленкой. Сейчас там ничего не было. До этого я мог предполагать, что Элен забыла их захватить в Сорренто, но теперь я знал, что пленки были похищены с виллы.

После недолгого колебания я подошел к столу и принялся изучать содержимое ящиков. В них находилось все, что можно найти в таком месте: бумага, ручки, карандаши, резинки… За исключением этих мелочей, я не обнаружил ни одного письма, ни самой пустяковой записки, ни дневников. Несомненно, кто-то успел опередить меня и забрать все, что представляло хоть малейший интерес… Полиция или тот тип, который увел пленки?

Крайне обеспокоенный, я прошел в спальню. И только после того, как обшарил все шкафы и ящики столов, до меня дошло, каким количеством дорогих и роскошных шмоток обладала Элен. Чалмерс велел мне от всего этого избавиться. Но глядя на весь этот ворох воздушного белья, груды дорогих мехов, платья, обувь, драгоценности, я понял, что одному мне со всем этим не справиться, и решил вызвать Джину на помощь.

Вернувшись в салон, я позвонил ей. Мне повезло. Она была дома. Оказывается, она собиралась пойти обедать. Я сообщил ей адрес Элен.

– Не могли бы вы приехать немедленно? Возьмите такси. Тут у меня куча работы. Когда мы с ней покончим, то вместе пообедаем.

Опуская трубку на рычаг, я заметил номер телефона, нацарапанный на стене карандашом. Его почти не было видно, но я решил, что, если бы он не был важным, Элен вряд ли нацарапала его на стене. И это был единственный телефонный номер, который я обнаружил в ее квартире. Номер был римский.

Долго не раздумывая, я снял трубку и набрал его. Услышав гудки, я тут же подумал, что поступил опрометчиво – а вдруг это номер телефона того загадочного Икса. Не хотелось бы спугнуть его с самого начала расследования.

Я уж было собрался положить трубку, когда на той стороне послышался щелчок. И мои барабанные перепонки едва не лопнули, когда в трубке кто-то заорал по-итальянски:

– Ну, чего надо?!

Вот это был голосище! Дикий, необузданный, яростный! Я отодвинул трубку от уха и вслушался. Где-то на том конце слабо звучала музыка, гортанный тенор пел «Звездочку лучистую». Надо полагать, радио.

Мужик снова заорал:

– Алло! Кто это?

Да! Голос больше, чем жизнь!

Я постучал ногтем по микрофону – дал ему понять, что он не одинок.

Затем в трубке послышался женский голос:

– Что ты так кричишь, Карло? С кем ты разговариваешь? – У женщины был сильный американский акцент.

– Не желают разговаривать, – ответил он ей по-английски, чуток понижая тон. И бросил трубку.

Я осторожно опустил свою. Задумчиво посмотрел в окно. Гм… Карло… и женщина с американским акцентом… Возможно, это важно, но, может быть, и нет.

Элен наверняка перезнакомилась с кучей народа, пока жила в Риме. Карло мог быть просто ее приятелем. Но номер на стене меня интриговал. Если он просто знакомый, к чему записывать номер телефона на стене? Конечно, может, просто в эту минуту у Элен ничего не было под рукой, но меня как-то не удовлетворяло это объяснение. Тогда бы она стерла его со стены, переписав в записную книжку с телефонами.

Я записал номер на конверте и сунул его в карман. В этот момент раздался звонок, и я пошел открывать дверь Джине.

Я провел ее в гостиную.

– Прежде всего, – сказал я, – осмотрите все эти шмотки. Чалмерс приказал мне от них избавиться. Велел их продать, а деньги пустить на какую-нибудь благотворительность. Работка еще та. Этих тряпок хватит, чтобы открыть небольшой магазинчик.

Я отвел ее в спальню и предоставил возможность пройтись по всем шкафам и ящикам.

– Ну, не так уж и трудно будет от всего этого избавиться, Эд, – сказала она наконец. – Я знаю женщину, которая специализируется как раз на подержанной одежде в хорошем состоянии. Думаю, ей это все будет в самый раз. И она сама все отсюда заберет.

Я облегченно вздохнул.

– Замечательно. Я не сомневался, что вы выручите меня. Мне наплевать, сколько за это будет выручено, лишь бы поскорее провернуть и избавиться от квартиры.

– Синьорине Чалмерс все это обошлось недешево, – заметила Джина, разглядывая туалеты и белье Элен. – Кое-что она ни разу не надевала. Все это приобретено в самых дорогих римских магазинах.

– Совершенно точно установлено одно – деньгами ее снабжал не папенька. Видимо, она была у кого-то на содержании.

Джина пожала плечами и закрыла шкаф.

– Такие подарки даром не делаются. Так что я ей не завидую.

Я попросил ее пройти в салон – мне хотелось кое о чем с ней поговорить. Усевшись в кресло, Джина подняла на меня глаза и негромко спросила:

– Эд, почему она называла себя миссис Дуглас Шеррард?

Потолок, свалившийся мне на голову, потряс бы меня меньше.

– Что? Что вы спросили?

Джина спокойно смотрела на меня.

– Я спросила, почему она назвала себя миссис Дуглас Шеррард? По-видимому, мне не следовало задавать этот вопрос, но меня все время мучило любопытство.

– Откуда вы знаете, что она себя так называла?

– Я узнала ее, когда она позвонила к нам по телефону незадолго до вашего отъезда в отпуск.

Этого следовало ожидать. Джина дважды говорила с Элен по телефону после ее приезда в Рим. И у Джины потрясающая память на голоса. Я повернулся к бару.

– Хотите выпить, Джина? – спросил я, стараясь, чтобы мой голос звучал естественно.

– Кампари с удовольствием.

Я достал бутылку кампари и бутылку скотча и разлил по стаканам в нужных дозах.

Я знал Джину вот уже четыре года. Бывали времена, когда я воображал, что неравнодушен к ней. Когда вот так тесно общаешься и почти весь рабочий день проводишь вдвоем, то возникает искушение перевести отношения из деловой плоскости в интимную. Именно поэтому я был крайне осторожен и всеми силами старался не поддаться этому искушению.

Я знавал кучу газетчиков, работающих в Риме, которые были в слишком дружеских отношениях со своими секретаршами. Рано или поздно эти девицы совершенно отбивались от рук, или же боссы этих парней узнавали, в чем дело, и начинались крупные неприятности. Так что я был весьма сдержан с Джиной. Я никогда не позволял себе ничего лишнего по отношению к ней. Тем не менее между нами была некая незримая, неназываемая связь. Нечто такое, что позволяло мне быть уверенным – на Джину я могу положиться, что бы ни случилось.

Пока я разливал выпивку, я решил рассказать ей все без утайки. Я знал ее здравомыслие, и мне просто необходим был спокойный, трезвый взгляд со стороны, мне необходимо было услышать ее мнение.

– Скажите, Джина, вы не против того, чтобы я вам исповедался? У меня на душе скребут кошки, и просто не терпится с кем-нибудь поделиться.

– Если я только смогу вам чем-нибудь помочь…

Дверной звонок прервал мои слова. Мы переглянулись.

– Кто бы это мог быть? – спросил я риторически, поднимаясь с кресла.

– Привратник, которого заинтересовало, что здесь происходит, – высказала предположение Джина.

– Да, возможно.

Я прошел в прихожую. В тот момент, когда я протянул руку к дверному замку, звонок прозвучал еще раз. Я распахнул двери. Передо мной стоял лейтенант Карлотти, а за его спиной маячила фигура еще одного полицейского.

– Добрый вечер, – приветствовал меня Карлотти. – Могу я войти?

III

Увидев его в квартире Элен, я впервые понял, что чувствуют преступники, столкнувшись с полицейским нос к носу. Сердце мое бешено заколотилось, мне стало трудно дышать. Пришел ли он арестовывать меня? Может, он как-то пронюхал, что это меня Элен называла Дугласом Шеррардом?

На пороге салона появилась Джина.

– Добрый вечер, лейтенант.

Ее спокойствие отрезвило меня. Карлотти ей поклонился. Я отошел в сторону.

– Входите, лейтенант.

Карлотти знаком подозвал своего компаньона и представил его.

– Сержант Анони.

Я проводил их в салон.

– Признаться, не ожидал вас увидеть, дорогой Карлотти. Откуда вы узнали, что я здесь?

– Я просто проезжал мимо и увидел в окнах свет. Меня это заинтересовало. Вообще-то, мне сильно повезло: нам с вами надо поговорить.

Анони, коренастый мужчина среднего роста, с удивительно невыразительным, даже туповатым лицом, стоял возле двери, подпирая косяк. Казалось, его совершенно не трогает происходящее.

Я предложил Карлотти кресло, потом спросил любезно:

– Мы только что собирались выпить. Не хотите ли чего-нибудь?

– Нет, спасибо.

Карлотти прошелся по комнате, подошел к окну, выглянул наружу, потом вернулся к креслу и сел. Я занял кресло напротив. Джина пристроилась на валике диванчика.

– Я узнал, что сегодня утром вы забрали камеру синьорины Чалмерс, – начал Карлотти.

– Совершенно верно, – удивился я. – Гранди сказал, что она вам больше не нужна.

– Так сначала казалось, но потом я подумал об аппарате… По-моему, я поспешил в своем заключении. Вас не затруднит вернуть камеру мне?

– Конечно, нет. Я завтра занесу ее вам.

– Она не при вас?

– Нет, я отвез ее домой.

– Я вас не побеспокою, если заеду за ней сегодня вечером?

– Разумеется, но почему эта камера возбудила такой интерес?

– Понимаете, странно, что в ней не оказалось пленки. Сначала я решил, что синьорина просто забыла зарядить аппарат. А потом обратился к эксперту. Тот мне объяснил, что, раз счетчик показывает четыре метра, значит, в аппарате находилась пленка. Уже заснятая, только ее оттуда вытащили. Я лично не знаком с устройством этих аппаратов. Поэтому я и подумал, что его надо еще раз просмотреть.

– Все ясно. Вы получите ее сегодня вечером.

– У вас нет никаких предположений относительно человека, который мог вытащить пленку?

– Нет, если только это не сделала сама синьорина.

– Пленку вырвали, не раскрывая створки. В таком случае она была засвечена. Значит, ее стремились уничтожить. Зачем синьорине это делать?

– Да, действительно… Скажите, лейтенант, как мне сказали, дело закончено. Видимо, у вас появились какие-то сомнения?

– Подумайте сами. Синьорина приобрела в магазине сразу десять кассет с пленкой. Все они исчезли. Пленка из аппарата тоже. Я обшарил сегодня вот эту квартиру мисс Чалмерс. Она прожила здесь 14 недель, а вы не найдете здесь ни единой личной бумаги. Трудно поверить, чтобы за это время она никому не писала, не получала писем от друзей, от знакомых, отца, наконец. Чтобы у нее не было записной книжки, в которой она записывала, как это принято, время свиданий, номера телефонов. Логично предположить, что все эти бумаги похищены.

Я опустил свой стакан на стол.

– Знаете, я тоже обратил на это внимание. Но, может быть, она перед отъездом произвела тщательную чистку своих бумаг?

– Это возможно, но маловероятно, тогда что-нибудь сохранилось бы на вилле. Вы пришли сюда, чтобы запереть квартиру?

– Да. Чалмерс распорядился, чтобы я избавился от личных вещей его дочери.

Карлотти внимательно посмотрел на свои ногти, потом мне в лицо.

– К сожалению, мне придется изменить ваши планы. В настоящий момент мне необходимо оставить все, как было, в этой квартире. До окончания расследования квартира будет опечатана.

Здесь мне следовало прикинуться дурачком и запротестовать, хотя я прекрасно знал, о чем он думает. Что я и сделал:

– А в чем дело, лейтенант?

– Это обычная процедура, ну и, кто знает, расследование может быть продлено, – пожал плечами Карлотти.

– Из слов Чалмерса я понял, что судебный следователь придерживается того мнения, что это несчастный случай.

Карлотти улыбнулся.

– По-видимому, он решил так на основании предварительных данных. Однако дознание назначено на понедельник. До тех пор могут выясниться новые факты, которые в корне изменят мнение следственных органов.

– Чалмерс будет недоволен.

– Какая жалость…

Очевидно, Чалмерса он больше не боялся.

– А ваш начальник в курсе? Чалмерс с ним тоже разговаривал.

Карлотти стряхнул пепел своей вонючей сигареты в ладонь, а оттуда сдул на ковер.

– Мой шеф согласен со мной. Не исключено, что смерть синьорины – это действительно несчастный случай. Но исчезновение пленок, приезд таинственного американца в Сорренто, тот факт, что из квартиры синьорины исчезли все бумаги, заставляет нас продолжить поиски. – Он пустил в мою сторону струю едкого дыма, от которого у каждого нормального человека неминуемо должен был начаться приступ кашля. – Меня интригует и другое. Я узнал от директора банка синьорины, что от отца она получала только 60 долларов в неделю. В Рим она приехала с небольшим чемоданчиком и сумкой. Вы, несомненно, видели содержимое ее шкафов и ящиков. Вот я и спрашиваю себя, где она брала деньги на все это?

Можно было не сомневаться, что Карлотти успел основательно покопаться в прошлом Элен. Я вспомнил испуганные глаза Джун, когда она умоляла меня не проводить глубокого расследования. Максимально небрежным тоном я заметил:

– Вижу, вам и вправду предстоит отыскать ответы на многие вопросы.

– Может быть, отправимся к вам за камерой? – поднялся со своего места Карлотти. – Тогда мне не нужно будет беспокоить вас еще раз.

– Хорошо, – я тоже поднялся. – Поехали вместе, Джина. Ведь вы собирались отправиться обедать. Я тоже еще ничего не ел.

– Будьте любезны, дайте мне ключ от этой квартиры, – сказал Карлотти. – Я его вам верну на днях.

Я отдал ему связку, которую лейтенант тут же передал Анони. Из квартиры мы вышли втроем, Анони остался. Внизу Карлотти неожиданно спросил:

– Скажите, номер той машины, который вы у меня просили узнать, не имеет никакого отношения к синьорине?

– Откуда мне знать! Я вам уже рассказывал – парень срезал меня, чуть не протаранив. Я думал, что правильно запомнил номер, но, как видимо, ошибся.

Он внимательно посмотрел на меня, но больше ничего не добавил до тех пор, пока мы не сели в машину. Тут он преподнес новый сюрприз.

– Не могли бы вы мне сообщить имена каких-нибудь знакомых синьорины?

– Очень жаль, но, как я вам уже говорил, я с ней едва был знаком.

– Но вам же приходилось с ней разговаривать?

Он произнес это так мягко, что я сразу же насторожился.

– Конечно. Но только она мне ничего не говорила о своей жизни в Риме. Не забывайте, что она дочь моего патрона. Мне не с руки было ее расспрашивать.

– Но ведь вы водили ее обедать примерно четыре недели назад в ресторан «Треви».

Это был почти нокаут. Интересно, что же ему известно? Как видно, нас там заметили. Отпираться не было смысла.

– Да, был такой случай. Я ее встретил, когда шел обедать, и пригласил в «Треви». Она согласилась.

– Ясно, – протянул Карлотти после довольно продолжительной паузы.

Я свернул на свою улицу. Атмосфера в машине накалялась. Сердце мое бешено колотилось. Я боялся, что Карлотти это услышит.

– И это единственный раз, когда вы были с ней вместе?

«Единственный? Черта с два! Два раза мы ходили в кино, пару раз обедали в ресторане… Но что он знает?» Чтобы выиграть время, я притворился глуповатым:

– Прошу прощения, что вы сказали?

Я распахнул дверцу машины и первым выскочил на тротуар. Карлотти вылез следом и внятным голосом повторил вопрос, как видно, не рассчитывая получить на него вразумительного ответа. Действительно, я тянул.

– Насколько я помню…

Тут же я наклонился к машине и предупредил Джину:

– Я вернусь через минуту. Обождите меня, и мы поедем обедать.

Карлотти вместе со мной поднялся по лестнице. Он что-то тихонько насвистывал, и я чувствовал на затылке его взгляд. Не дойдя до своей двери несколько шагов, я заметил, что она приоткрыта.

– Что за черт?! Не пойму…

– Вы заперли дверь, когда уходили? – спросил Карлотти, быстро проходя вперед.

– Конечно. Как же иначе!

Мы вместе подошли к двери. Увидев сломанный замок, я воскликнул:

– Проклятье! Похоже, взломщики!

Я хотел было войти в квартиру, но Карлотти схватил меня за рукав.

– Разрешите мне.

Голос у него стал непривычно сухим и официальным. Он молча прошел в переднюю, пересек ее двумя большими шагами и рывком распахнул двери в салон. Все лампы были включены. Остановившись на пороге, мы увидели ужасный беспорядок, царивший в помещении. Можно было подумать, что здесь пронесся ураган. Все шкафы были раскрыты, ящики выдвинуты, стулья перевернуты, а пол устлан бумагами.

Карлотти побежал в спальню, а оттуда в ванную комнату. Я подошел к письменному столу и первым делом заглянул в тот ящик, куда я еще совсем недавно положил камеру Элен. Замок ящика был сломан, камера же, разумеется, исчезла.

Глава 7

I

Было 11 часов 10 минут, когда мне, наконец, удалось отделаться от Карлотти и своры его помощников, заполонивших мою квартиру. Покрыли пудрой все, что попадалось им под руку, стараясь обнаружить отпечатки пальцев непрошеного гостя, совали носы во все углы, сфотографировали взломанную дверь под десятком ракурсов и в общем еще более усилили хаос. Мне пришлось спуститься вниз и предупредить Джину, что ждать меня бесполезно. Она хотела остаться, но я этому воспротивился. У меня было слишком много забот, да и потом я не хотел, чтобы она имела какое-то отношение к полиции. Пообещав позвонить мне завтра утром, она села в такси и уехала. Вид у нее был встревоженный. Я вернулся обратно.

Я объяснил Карлотти все насчет камеры. Я показал, куда я ее спрятал, и он внимательно осмотрел взломанный замок ящика.

Уж не знаю, верил ли он моему рассказу. По лицу его ничего нельзя было прочесть, но мне казалось, что он удерживает обычную вежливую невозмутимость только лишь усилием воли.

– Странное совпадение, синьор Доусон, – сказал он. – Аппарат находился у вас всего несколько часов, и случилось так, что именно в это время грабитель забрался к вам и украл его.

– Вот как? – подхватил я саркастически. – Только не забывайте, что кроме камеры он спер еще и мои деньги, костюмы, запас сигарет и выпивки. Лично для меня это не странное совпадение, а самая настоящая кража. Грабеж среди белого дня.

К Карлотти подошел кто-то из его парней и сказал, что пока не удалось обнаружить никаких отпечатков пальцев. Карлотти посмотрел на меня задумчиво, потом пожал плечами.

– Мне придется сообщить об этом начальству.

– Хоть президенту Республики, но сделайте так, чтобы я смог получить свои вещи.

– Потеря камеры – это серьезно, синьор.

– Мне плевать на камеру. Если вам понадобилось столько времени, чтобы понять, что она является серьезной уликой, то это ваши проблемы. Я не виноват, что ее украли. Гранди отдал мне аппарат, в чем я ему дал расписку. Он заявил, что полиции камера больше не нужна, так что не смотрите на меня так, будто это я подстроил ограбление с единственной целью доставить вам неприятности.

Он ответил, что, мол, дело, конечно, неприятное, но не стоит так сердиться.

– О'кей, я не сержусь. А теперь, если эти господа уже достаточно перерыли мою квартиру, не пора ли и честь знать. Надо же мне хоть какой-то порядок навести.

Но им понадобилось еще с полчаса, чтобы окончательно убедиться, что грабитель не оставил никаких отпечатков пальцев. Потом они ушли. Карлотти задержался позже других. Остановившись на пороге, он сказал:

– Нам крупно не повезло. Вам не должны были отдавать камеру.

– Я все понимаю и выражаю сочувствие. Мое решение взять аппарат не явилось ни для кого сюрпризом. И отдали его мне без пререкательств. И у вас есть моя расписка. Так что вы не сможете свалить на меня вину за происшествие. Повторяю, я сильно огорчен, но это не помешает мне спать спокойно.

Карлотти хотел было что-то сказать, но передумал, пожал плечами и вышел. У меня было чувство, что еще немного, и он стал бы меня обвинять, что это я подстроил ограбление, чтобы не отдавать камеру. Лично я не сомневался, что, хотя грабители унесли почти весь мой гардероб, запас сигарет, три бутылки виски и несколько тысяч лир, забрались они ко мне с единственной целью – заполучить аппарат. Наводя приблизительный порядок в спальне и гостиной, я все время думал о грабителе. У меня перед глазами стоял силуэт широкоплечего парня, которого я смутно видел на вилле в Сорренто… Я был готов поспорить на любую сумму, что это именно он забрался в мою квартиру и унес камеру.

Я заканчивал уборку, когда раздался звонок. Я не сомневался, что это возвратился Карлотти, придумавший десяток новых вопросов. Поэтому дверь я отворил, готовый излить свое раздражение на пришельца.

Я ошибся. Передо мной стоял Джек Максвелл.

– Привет, Эд. Говорят, тебя ограбили!

– Да, – ответил я. – Заходи.

– Ясно…

Он с большим интересом осмотрел взломанный замок на моей входной двери, потом вошел в гостиную.

– Много унесли?

– Как всегда: одежда, кое-какие деньги. К счастью, я застрахован. Выпьешь?

Я подошел к шкафчику с ликерами. Он опустился в кресло и сказал, что не прочь выпить рюмочку бренди. Потом спросил, остался ли доволен старик тем, как он, Максвелл, подал в печати историю смерти Элен.

– Похоже на то. Трудности были?

– Кое-кто из полиции начал задавать каверзные вопросы, но я посоветовал им для верности обратиться к самому Чалмерсу. Они ответили, что предпочитают целоваться с прокаженными. Этот человек умеет внушить к себе «пылкую любовь». Скажи, Эд, он уже умотал или собирается торчать здесь до конца?

Он взял бренди, которое я ему протянул, а я занялся своим виски с содовой.

– Он вылетел самолетом в 3.40 из Неаполя. Обожди минутку, пойду чего-нибудь приготовлю, с утра ничего не ел.

– Брось, давай лучше сходим куда-нибудь. Я ставлю.

– Да уж поздновато.

Я позвонил привратнику и попросил, чтобы он сходил в ближайший ресторан и принес мне порцию холодной курицы и пару хороших сандвичей. Когда я покончил с этим делом, Максвелл нетерпеливо спросил:

– Теперь рассказывай, что она делала одна-одинешенька на этой вилле. И как она умерла?

Я ответил предельно осторожно.

– Предполагают, что в этом деле замешан какой-то мужчина. У полиции появилось сомнение, что смерть Элен вызвана ее неосторожностью. Чалмерс велел мне заняться этим делом и блюсти его интересы…

Я не отважился упомянуть о своем разговоре с Джун и о беременности Элен.

Максвелл слушал и с удовольствием потягивал бренди.

– Так ты пока не возвращаешься, в смысле, в Америку?

– Пока нет.

– Я тебя предупреждал, что чертов Чалмерс потребует провести расследование этой истории! Слава Богу, что я не замешан в этом.

– Считай, что тебе повезло.

– А почему полиция не может успокоиться? Что их смущает?

– Карлотти обожает тайны. Вечно делает из мухи слона.

– А Чалмерс, он поверил в несчастный случай?

– Трудно сказать. Он не любит делиться своими выводами.

– Ну, а ты?

– Я не пришел к определенному мнению.

– Я тебе говорил, что Элен была та еще сучка. Не мог ее спихнуть со скалы какой-нибудь дружок?

– Надеюсь, что нет. Чалмерсу это очень не понравится.

– Эд, но без мужика тут точно не обошлось. На кой черт Элен вилла в Сорренто, если у нее не было любовника, чтобы там поразвлекаться? Не представляешь, кто бы это мог быть?

– Не имею ни малейшего представления. Лучше скажи мне, Джек, что за женщина Джун?

Он удивился, потом широко улыбнулся.

– Класс штучка, верно? Да только, если ты собираешься за ней приударить, это пустой номер. У тебя нет ни малейшего шанса.

– Да нет, что ты! Речь совсем не об этом. Меня просто интересует, кто она такая, откуда взялась. Что ты про нее знаешь?

– Весьма немного. Она когда-то пела в одном из ночных клубов Менотти.

Я вздрогнул. Опять Менотти!

– Видимо, она там и познакомилась с Элен?

– Очень может быть. А они давно знают друг друга?

– Джун говорила, что несколько лет.

– В самом деле? Я этого не знал. Мне говорили, что Чалмерс случайно увидел ее на какой-то вечеринке. Он только взглянул на нее и почти немедленно женился. Ей крупно повезло. Сразу же после убийства Менотти его лавочка закрылась. И хотя фигурка у нее что надо, но голосишко дрянь. Так что ходить ей по дворам.

Наш разговор прервал ночной портье, принесший мне бутерброды и курицу.

Максвелл поднялся.

– Ну ладно, подкрепляй свои иссякшие силы, а я бегу. Когда будет официальное заключение экспертизы?

– В понедельник.

– Я полагаю, ты придешь?

– Наверно.

– Сходи лучше ты. Ну пока. На работу завтра заскочишь?

– Возможно. Помни, что официально я нахожусь в отпуске. Так что делами занимаешься ты один.

– Во всяком случае, ты не можешь пожаловаться на скуку, – расхохотался Максвелл и, наконец, ушел.

Я принялся уничтожать принесенную мне еду, одновременно размышляя. Я рассчитывал найти у Элен записную книжку с адресами и телефонами ее знакомых, но, если таковая и существовала, ее уже успели взять до меня.

Так что единственное, чем я располагал, это телефоном горластого Карло. Я был знаком с одной телефонисткой из центрального узла связи в Риме. Однажды она оказалась победительницей конкурса красоты, и я написал о ней статью. Официальное знакомство перешло в более интимное, продолжавшееся несколько месяцев. Потом я потерял ее из виду.

Я решил разыскать телефонистку на следующее утро, чтобы с ее помощью узнать адрес Карло. Я рылся в памяти, стараясь припомнить, что говорилось во время наших коротких встреч с Элен.

Что еще мы имеем, кроме Карло? Тут я вспомнил, что она как-то упоминала имя Джузеппе Френци, редактора политической хроники в «Л'Италия дель Пополо», который был моим хорошим товарищем. Надо сказать, что Френци поровну делил все свое время между девушками и хроникой. В своей жизни он ценил только те часы, которые проводил в обществе какой-нибудь красотки. Как-то не верилось в нежную дружбу и платоническую любовь между Френци и Элен. Френци относительно «обработки» женских сердец был специалистом высокого класса, ну, а Элен была не из таких, кто отвечает «нет». Так что Френци мог навести меня на интересный след.

Я взглянул на часы: 11.20. Скоро полночь. Но Френци ложился спать не раньше четырех утра. Я набрал номер его телефона, питая слабую надежду, что он еще не успел уйти из дома.

Мне повезло. Френци сразу же поднял трубку.

– Эд, это ты? Вот сюрприз! Я только что собирался сам тебе позвонить. Я как раз прочел о смерти Элен. Это правда? Она действительно мертва?

– Да, это правда. Джузеппе, мне необходимо с тобой поговорить. Можно к тебе приехать?

– Конечно. Жду.

– Еду.

Я положил трубку, выскочил из дома и помчался к «линкольну». Шел обычный для Рима неожиданно начавшийся ливень. Я юркнул в машину, включил «дворники» и принялся медленно отъезжать от стоянки. Френци жил на виа Клаудия за Колизеем. Мне понадобилось не более пяти минут, чтобы добраться до его дома.

Наверное, из-за дождя движение было не слишком оживленным. Поэтому я безо всякого труда заметил, что одновременно со мной от стоянки отъехала еще одна машина, стоявшая неподалеку от «линкольна». Под сплошной дождевой завесой ее трудно было разглядеть, но когда она поравнялась с фонарем, я узнал все тот же зеленый «рено».

II

Надо сказать, что я, как правило, не подвержен припадкам ярости, но если меня вывести из себя, тогда уже я иду напролом и довожу дела до конца. Так и сейчас, заметив проклятый «рено», я решил выяснить, кто же его ведет, и что за игру он затеял. Пока я ехал впереди, я ничего не мог с ним поделать. Мне надо было отстать с тем, чтобы потом нагнать, прижать к тротуару, заставить остановиться и потолковать с шофером. Если понадобится – набить морду.

Я объехал вокруг Колизея. «Рено» держался в пятидесяти ярдах сзади. Выбрав место потемнее, я ударил по тормозам и прижал свою «тачку» к тротуару.

Застигнутый врасплох водитель «рено» не успел затормозить, и его машина промчалась мимо меня. Было слишком темно, чтобы разглядеть, кто за рулем – мужчина или женщина. Я выжал газ до упора и рванулся в погоню.

Водитель «рено», видимо, сообразил, что я задумал. Реакция у него была хорошая. Он тоже прибавил газу, и «рено» рванул по виа дель Фори Империали, как пуля, выпущенная из винтовки.

Несколько мгновений я думал, что смогу его догнать. Мой бампер был в каком-то футе от его стоп-сигнала. Затем «рено» стал уходить.

Мы теперь делали почти восемьдесят миль в час. Сзади послышался пронзительный полицейский свисток. Впереди виднелась пьяцца Венеция. Я увидел плотный поток медленно движущихся машин, и мои нервы не выдержали. Ворваться на площадь на такой скорости означало неминуемое столкновение и, возможно, со смертельным исходом. Я сбросил газ и затормозил.

«Рено» резко ушел вперед. Он испустил длинный предупреждающий гудок и влетел на площадь, промчавшись на волосок от двух автомобилей и заставив третий выехать на тротуар. Не выключая сигнала и почти не сбросив скорости, «рено» пересек площадь и ушел во тьму, в сторону Тибра.

Снова послышались пронзительные полицейские свистки. Я не горел желанием объясняться с дорожной полицией и к тому же был уверен, что при таком освещении никто не смог разглядеть мой номер. Поэтому я свернул на виа Кавуар, снизил скорость до приемлемой и кружным путем вернулся к Колизею.

Потерять «рено» было досадно, но стиль вождения его владельца был для меня уж слишком экстравагантным. По крайней мере, я хорошенько его пугнул.

Доехав до жилища Френци, я оставил «линкольн» перед входом в дом, сам же поднялся по ступенькам крыльца. Френци незамедлительно открыл дверь.

– Входи. Рад тебя видеть.

Гостиная у него была обставлена богато и со вкусом. Он предложил выпить.

– Нет, спасибо. Не хочется.

Я сел на ручку кресла и внимательно посмотрел на Джузеппе. Он был строен, невысок, темноволос, лицо красивое, умные проницательные глаза. Только вот обычно сияющая его физиономия сегодня была мрачна. Брови озабоченно нахмурены.

– Выпей все же, составь компанию, – настаивал он. – Хотя бы рюмку бренди.

– Ладно, давай.

Разливая бренди, он говорил:

– Скверная история, Эд. В газетах сказано лишь, что она упала с обрыва. Тебе известны подробности? И как она очутилась в Сорренто?

– Была там на каникулах.

Протянув мне рюмку, он взял свою и принялся расхаживать по квартире, на ходу бросая слова. На меня не глядел.

– И все чин по чину? Без фокусов? Я хочу сказать, это действительно был несчастный случай?

Я насторожился.

– Ну, если между нами, – сказал я осторожно, – Чалмерс думает, что ее убили.

Джузеппе нахмурился.

– А полиция? Что она думает?

– Похоже, они разделяют это мнение. Дело поручено Карлотти. Сначала он тоже говорил о случайности, но теперь, если не ошибаюсь, думает иначе.

Не повышая голоса, Френци заявил:

– Готов поспорить, что это убийство.

Я закурил сигарету и откинулся в кресле.

– Что заставляет тебя так думать?

– Да ясно было, что рано или поздно кто-нибудь попытается ее пришить. Она прямо-таки нарывалась на неприятности.

– Подожди. Расскажи, что тебе известно.

Он было заколебался, но потом махнул рукой и сел рядом со мной.

– Мы с тобой добрые друзья, Эд. Мне необходим твой совет. Я сам собирался пригласить тебя еще до того, как ты мне позвонил. Скажи, могу я рассчитывать на твою порядочность?

– Разумеется! Валяй, выкладывай.

– Понимаешь… я познакомился с Элен на одном приеме, примерно через пять дней после ее приезда в Рим. Я был настолько ею очарован, что связался с ней… на целых пять дней. Или, вернее, пять ночей. – Он глянул на меня и пожал плечами. – Ты меня знаешь. Она показалась мне прекрасной, пылкой, словом, в ней было все, что мужику надо. Ну, и она была не занята… Короче говоря, я намекнул, она не отказалась. Ночи действительно были упоительными, но… – Он замолчал и состроил гримасу.

– Но что?

– После того, как она провела со мной четыре ночи, она потребовала денег.

Я уставился на него.

– Ты хочешь сказать, она хотела занять у тебя денег?

– Нет, она требовала денег в уплату за ее услуги… Гнусно, но именно так. Заурядная проституция, но за большие деньги.

– Сколько?

– Четыре миллиона лир.

– Господи помилуй! Да она просто с ума сошла! Ну и что же ты сделал? Рассмеялся ей в лицо?

– Какое там. Она говорила совершенно серьезно. Я с большим трудом убедил ее, что у меня таких денег отродясь не бывало. Произошла отвратительная сцена. Она пригрозила обо всем рассказать отцу, а это было равносильно тому, что сразу надеть нищенскую суму и идти побираться.

Меня пробрала дрожь.

– Секундочку! Иными словами, она собиралась тебя шантажировать? Ну и что же, как ты выпутался?

– Пошел на компромисс и отделался парой бриллиантовых сережек.

– Ты поддался на шантаж, Джузеппе? Она тебя расколола?

– Интересно, что бы ты стал делать на моем месте? Пойми мое положение. У Чалмерса достаточно влияния, чтобы стереть меня в порошок. Я люблю свою работу и не умею делать ничего другого. В нашем случае, кого бы Чалмерс стал слушать – ее или меня? Ты же сам знаешь, что я пользуюсь не особенно хорошей репутацией в отношении прекрасного пола. Я был уверен, что она блефует и ничего отцу не расскажет, но рисковать не мог. Бриллиантовые серьги обошлись мне в 34 тысячи лир. Я еще дешево отделался, дешевле многих других наших коллег.

Я слушал с открытым ртом.

– Что ты имеешь в виду?

– Я не один так влип. Таким же образом она обрабатывала еще одного журналиста, американца. Не стану называть его имя, это не суть важно… Во всяком случае, ему удовольствие переспать с ней стоило всех его сбережений, а она получила бриллиантовое колье последнего образца. Как я теперь понимаю, она больше всего специализировалась на журналистах, поскольку их проще было запугать тенью папочки, Юпитера-Громовержца в нашем деле.

Я почувствовал, что мне становится дурно. Я верил каждому слову Френци и понимал, что и мне Элен готовила западню, в которую по собственной глупости я сам стремился. И если бы Элен не свалилась со скалы, мне тоже пришлось бы расплачиваться за любовные утехи.

И тут мне в голову пришла другая мысль. Если полиции станет известна история Френци, а потом выяснится, что Шеррардом был я, тогда все скажут, что у меня был мотив, и весьма важный, убить Элен. Все ясно: она меня шантажировала, я не мог заплатить и, чтобы спасти свою карьеру, толкнул ее с утеса.

Теперь настала моя очередь нервно шагать по комнате. Но, к счастью, Френци не обращал на меня никакого внимания… Он скрючился в кресле, устремив глаза в потолок.

– Теперь ты понимаешь, почему я предполагаю, что ее убили? – спросил он. – Вне всякого сомнения, это был ее способ зарабатывать деньги. В Сорренто она была не одна, а с каким-нибудь очередным олухом. Так что если ее убили, все, что полиции надо сделать, это отыскать его.

Я молчал.

– Скажи, Эд, что бы ты сделал на моем месте? С той поры, как я узнал о смерти Элен, я все никак не могу принять определенное решение. Должен ли я пойти в полицию и рассказать, как она пыталась меня шантажировать? Ведь если они действительно думают, что ее убили, то это им может помочь.

Понемногу я стал приходить в себя. Сев в кресло, я задумчиво произнес:

– Тут надо быть предельно осторожным. Если только Карлотти перескажет Чалмерсу твои показания, тебе крышка.

Джузеппе допил свой стакан, поднялся и снова наполнил.

– Это я понимаю, но ты все же считаешь, что в полицию идти надо?

Я отрицательно покачал головой.

– Нет. По-моему, будет правильнее подождать, пока полиция не убедится, было ли на самом деле убийство. Нет никакой необходимости спешить в пекло. Сперва проверим, в какую сторону будет ветер.

– Допустим, каким-то образом выяснится, что я был ее любовником. Тогда полиция заподозрит, что у меня имелось основание ее убить.

– Не теряй голову, Джузеппе. Ты же ведь сумеешь доказать, что в тот день не приближался к Сорренто?

– Еще бы! Я не уезжал из Рима.

– Тогда не советую тебе осложнять положение.

– Ты прав… Значит, ты пока не советуешь идти в полицию?

– Воздержись, дружище. Чалмерс подозревает, что тут замешан какой-то мужик. Сейчас он жаждет крови. Ни дать ни взять бешеный испанский бык, готовый выскочить на арену. Если только он услышит твое имя, никто не сумеет переубедить его, что это не ты соблазнил его «невинную голубку». И он тебя уничтожит. Ты ведь не знаешь еще одной немаловажной подробности. Элен была беременна.

Стакан с бренди выскочил из рук Джузеппе, образовав маленькую лужицу на ковре. Он смотрел на меня, вытаращив глаза.

– Не может быть! Клянусь тебе, что я здесь ни при чем! Какое счастье… что я не пошел в полицию до разговора с тобой… Подумать только, чем бы это могло кончиться для меня!

Он отправился на кухню за тряпкой. В его отсутствие я смог немного собраться с мыслями. Если Карлотти уверен, что Элен убили, он сделает все возможное, чтобы найти мифического Шеррарда. Достаточно ли тщательно я замел следы? Не допустил ли где-нибудь ошибки?

Френци вернулся и принялся вытирать пролитое бренди. При этом он фактически высказал мои мысли:

– Карлотти дьявольски настойчив и терпелив. Не помню, чтобы хоть одно порученное ему дело он не довел до конца. Знаешь, Эд, он может прижать меня к ногтю.

«Меня тоже», – подумал я.

– У тебя твердое алиби, – напомнил я ему. – Так что не вешай носа. Чалмерс поручил мне найти парня, который, как он считает, мог убить его дочь. Мне думается, ты сумеешь мне помочь. Не мог ли это сделать тот журналист-американец, о котором ты мне говорил?

Френци покачал головой.

– Исключено. Мы с ним не разлучались в тот день, когда погибла Элен.

– Ты не знаешь ее других любовников?

– Нет, к сожалению.

– Она была знакома с неким Карло. Ты не представляешь, кто бы это мог быть?

Джузеппе на минуту задумался, потом покачал головой.

– Ты никогда не встречал ее в обществе других мужчин?

– Я ее видел с тобой.

Я чуть не подпрыгнул.

– Со мной? Когда? Где?

– Вы выходили из кино.

– Понятно. Чалмерс просил меня присмотреть за ней, вот я и ходил с ней пару раз в кино… Ну, а с другими ты ее не видел?

Я знал, что он слишком сообразителен, чтобы обмануться моим небрежным тоном. Но одновременно он был добрым другом, которому не хотелось обижать меня явным недоверием.

– Один раз я видел ее у Луиджи с каким-то здоровым темноволосым типом. Не знаю, кто он был.

– Здоровый, говоришь?

– Весьма. Сложен, как профессиональный боксер.

Мне сразу же вспомнился ночной посетитель виллы, у которого плечи были, как у чемпиона мира по боксу.

– Попробуй описать его наружность.

– Я почти уверен, что он итальянец. Лет 25 – 27, смуглый, с крупными чертами лица, довольно красивый, но грубой животной красотой. На правой щеке шрам, белая зигзагообразная отметина, которая могла появиться от удара ножом или чем-нибудь в этом роде.

– Ты даже примерно не знаешь, кто он такой?

– Не знаю. Но его легко узнать при встрече. Он приметный.

– Ясно. Больше ничего?

Он пожал плечами.

– Больше ничего. Этот парень единственный, с которым я видел Элен, не считая тебя. Но ты можешь не сомневаться, что она все время развлекалась с разными типами. С радостью помог бы тебе, но больше ничего не знаю.

Я поднялся с кресла.

– Ты мне уже помог. А теперь послушай меня. Успокойся, не нервничай, без нужды не трепи языком. Я попробую разыскать этого великана с отметиной и буду держать тебя в курсе дела. Если Карлотти доберется до тебя, у тебя железное алиби. Так что не порть себе кровь.

Френци благодарно улыбнулся.

– Да, ты прав. Ты меня успокоил, Эд.

Пожав ему руку, я распрощался.

Френци и вправду мне здорово помог. По всей вероятности, Элен нарвалась на такого человека, который не испугался шантажа и предпочел заткнуть ей рот самым радикальным образом. Практически же теперь я должен приниматься за поиски Карло.

III

Только около четырех часов следующего дня мне удалось соединиться со своей бывшей приятельницей с телефонной станции. Она пустилась в бесконечные жалобы и попреки, обычные в устах любой брошенной женщины, которой вдруг заинтересовались. Мне пришлось проявить порядочно изворотливости, такта и терпения, прежде чем я смог изложить суть дела.

Когда до нее дошло, чего я хочу, она проворно заявила, что это строго запрещено и что она не намерена из-за меня терять работу. Я чуть не свихнулся, уламывая ее и выслушивая в ответ идиотский лепет. Под конец она предложила обсудить вопрос в каком-нибудь ресторанчике.

Я сказал, что жду ее в восемь у Альфреда, и повесил трубку. Понимая, что одним обедом дело не обойдется, я купил ей пудреницу за семнадцать тысяч лир. Пудреница выглядела достаточно помпезно, на вид за нее можно было дать и втрое больше. Весомый аргумент, если телефонистка продолжит ломаться.

Телефонистку я не видел вот уже три года и не узнал, когда она появилась у Альфреда. Господи, и как это она ухитрилась в свое время стать победительницей конкурса красоты?! Три года могут оставить неизгладимый след в облике любой итальянской женщины, если она не следит за своей фигурой. Телефонистка же, судя по всему, на все махнула рукой с тех пор, как я ее видел в последний раз. Она являла собой внушительное зрелище.

Ну, опять посыпались обвинения, бесконечные обещания, страшные клятвы, уклончивые ответы и обходные маневры. Пришлось пустить в ход пудреницу, и только тогда она согласилась узнать для меня фамилию и адрес абонента, чей телефонный номер был записан на стене комнаты Элен. Телефонистка обещала позвонить на следующее утро.

Мне пришлось ждать почти до полудня, прежде чем раздался звонок. К тому времени я готов был собственноручно задушить идиотку.

В голосе ее слышались ядовитые нотки, когда она сообщала мне, что абонентом была женщина.

– Ну хорошо, женщина, – сказал я рассудительно. – К чему волноваться? Абонент должен быть либо женщиной, либо мужчиной, не так ли? Ты ведь не рассчитывала, что это окажется собака?

– Не смей орать на меня! – завопила она. – Я вообще могу ничего не говорить!

Я мысленно досчитал до пяти и сказал очень вежливо и мягко:

– Послушай, дорогая, у меня здесь чисто деловой интерес. Сколько можно повторять?

Только тогда она сказала, что абонент проживает на вилле Палестро, на виа Паоло Веронезе, и что ее зовут Мира Зетти.

Я записал имя и адрес.

– Огромное спасибо, дорогая, – сказал я. – Зетти? З-е-т-т-и? Я правильно записал?

Она сказала, что да, правильно. И тут до меня дошло.

ЗЕТТИ!

Нью-йоркская полиция считает, что именно Фрэнк Зетти пришил своего соперника-гангстера Менотти. Возможно ли, что Мира Зетти как-то с ним связана – может, она его жена, сестра или даже дочь? Есть что-нибудь общее между этой женщиной, убийцей Менотти Фрэнком Зетти и Элен?

Я осознал, что моя экс-любовница что-то говорит. Ее визгливый голос резал мне уши, но меня уже ее речи мало волновали. Я положил трубку, чувствуя, как возбужденно колотится мое сердце.

Зетти!

Это могло оказаться ключом. Максвелл говорил, что Элен подозревали в соучастии в деле Менотти. Именно поэтому она уехала в Рим. Если действительно Зетти организовал это убийство…

Совсем не лишним будет заглянуть на эту виллу Палестро.

Зазвонил телефон. По всей вероятности, это моя подружка желает узнать, почему я так вероломно положил трубку, прервав разговор. Я плотнее уселся в кресло, предоставив телефону звонить до бесконечности.

Глава 8

I

В течение двух следующих часов я был очень занят. Я знал, что Чалмерс уже прибыл в Нью-Йорк и с нетерпением ждет от меня каких-либо известий. Так что надо сегодня же состряпать для него отчет.

Я позвонил в Международное частное сыскное бюро и попросил прислать мне самого лучшего детектива для срочной и крайне трудной работы. Мне ответили, что ко мне направят синьора Сарти. После этого я позвонил Джиму Мэтьюсу из «Ассошиэйтед пресс». Джим уже пятнадцать лет работал в Риме и знал каждого, кто по той или иной причине фигурировал в прессе, многих, кто не фигурировал.

Я сказал Джиму, что мне совершенно необходимо его видеть, и попросил разрешения приехать.

– Для тебя, Эд, у меня всегда найдется свободная минута. Особенно, если ты проставишь мне обильный и дорогой обед.

Я взглянул на часы. Стрелки перевалили за двенадцать.

– Встретимся в половине второго в баре у Гарри.

– Отлично. До скорого.

Потом я кое-что записал в блокнот и стал прикидывать, что именно можно сказать Чалмерсу. Опасения, высказанные его женой, меня сильно тревожили. Несомненно, если я открою ему истинное лицо его дочери, он меня возненавидит. С другой стороны, скрыть правду будет сложновато.

Я все еще размышлял над этим, когда в дверь позвонили. Я бросился открывать. На пороге стоял низенький толстенький итальянец в поношенном сером костюме и шляпе. Он представился:

– Бруно Сарти. Из Международного агентства.

На первый взгляд Бруно Сарти не производил хорошего впечатления. Утром он не соизволил побриться. Рубашка у него была просто грязная, на правом глазу начинался ячмень. К тому же от него мощно разило чесноком.

Я предложил ему войти.

Он снял шляпу, под ней скрывалась довольно редкая шевелюра, искусно зачесанная таким образом, чтобы прикрыть лысину. Он присел на краешек стула, я же прошел к открытому окну и устроился на подоконнике – мне необходим был свежий воздух.

– Мне нужно получить кое-какие сведения, – заявил я ему. – Причем, как можно скорее. Цена не имеет значения. Так что ваше агентство может бросить на это дело столько агентов, сколько найдет нужным.

Его черные, налитые кровью глаза приоткрылись, он изобразил нечто вроде улыбки, показав несколько золотых зубов. Я бы сравнил эту улыбку с гримасой боли, которую вызывают желудочные колики.

– Сведения, которые мне нужны, и тот факт, что я ваш клиент, должны сохраняться в глубокой тайне. Полиция ведет параллельное расследование, так что постарайтесь с ней не соприкасаться.

Его так называемая улыбка тут же пропала, глаза сузились.

– У нас наилучшие отношения с полицией, – сказал он, – мы не собираемся их портить.

– И не надо. Мне просто нужно узнать, с какими мужчинами поддерживала отношения одна молодая девушка, проживавшая в Риме. Она американка, находилась здесь 14 недель. Ее звали Элен Чалмерс. Я могу дать вам несколько ее фотографий. Первоначально она остановилась в «Эксельсиоре», где прожила четыре дня. Потом сняла квартиру. У нее было много друзей. Выясните их имена, адреса и те места, где их можно найти. Кроме того, меня интересует, как она проводила свободное время.

Я протянул ему несколько фотографий Элен, которые Джина вынула из нашего дела, а также карточку с адресом квартиры Элен.

– Синьорина пала жертвой несчастного случая в Сорренто? – спросил Сарти, глядя на меня цепкими глазами. – Это была дочь Шервина Чалмерса, магната американской прессы. – Несмотря на свою непрезентабельную внешность, он оказался человеком осведомленным.

– Верно.

Снова блеснули золотые зубы. Сарти наклонил голову. Надо полагать, сообразил, что напал на золотую жилу. Достав из кармана дешевую записную книжку и огрызок карандаша, он сделал несколько заметок и заверил меня, что немедленно займется этим делом.

– Это не все. Мне еще надо установить, кому принадлежит темно-зеленый «рено» с таким номером, – я протянул ему бумажку с номером машины и добавил: – Полиция утверждает, что этот номер не зарегистрирован. Так что искать надо саму машину. И хотелось бы взглянуть на водителя.

Он записал и это. Потом захлопнул книжку и спросил:

– Смерть синьорины может быть вовсе не случайной, не так ли, синьор?

– Не знаю. Вас это не должно касаться. Вы задание получили. Пусть полиция занимается своим делом, а вы своим. Позвоните мне, как только что-то узнаете. Не затрудняйтесь писанием отчетов. Торопитесь – это главное.

Он обещал, что приложит все старания, но попросил, чтобы я дал ему, как полагается, некоторый задаток. Я выписал чек на 17 тысяч лир, и он стал с еще большим жаром заверять меня, что все будет сделано быстро и оперативно. После этого он удалился, отвешивая бесконечные поклоны. Я открыл для проветривания второе окно и тоже ушел – пора было отправляться на встречу с Мэтьюсом.

Я нашел его в баре у Гарри, где он дегустировал скотч со льдом. Это был высокий, худощавый человек с жесткими чертами лица, проницательными глазами, выступающей вперед челюстью и крючковатым носом.

Мы пропустили по рюмочке в баре, прежде чем пойти в ресторан. Обед мы начали с боттарги – это разновидность икры из молок барабульки. Затем последовало поло ин паделла – мясо цыпленка с ветчиной, чесноком, майораном, томатами и вином. Мы наслаждались и говорили о пустяках. Только после того, как мы отведали рикотта, знаменитого римского сыра с корицей, я перешел к делу.

– Джим, мне нужны кое-какие сведения.

Он улыбнулся.

– Я не олух, чтобы воображать, что ты устроил этакий пир в честь нашей дружбы… Валяй, что там у тебя?

– Имя Миры Зетти тебе ничего не говорит?

Реакция была мгновенной. Благодушие куда-то исчезло, он впился в меня глазами.

– Ну-ну… Это уже интересно! Почему ты об этом спрашиваешь?

– Извини, Джим, я не могу объяснить. Кто она?

– Дочь Фрэнка Зетти, конечно. Тебе следовало бы знать.

– Гангстера?

– Не будь ребенком, Эд.

– А ты не задавайся. Я кое-что знаю про Зетти, но не слишком много. Где он сейчас?

– Хотел бы я знать. Безусловно, в Италии, но где-то скрывается. Никто не имеет ни малейшего представления. И полиция тоже. Он около двух месяцев назад покинул Нью-Йорк, приехал морем в Неаполь, сразу же представился полиции и назвал свой адрес – отель «Везувий». Но оттуда почти сразу же исчез, и полиция нигде не могла его разыскать. Доподлинно известно, что он не уехал из Италии, но где скрывается, неизвестно.

– Что, и дочь не знает?

– Ну, она-то, может, и знает, да только не скажет. Я с ней говорил как-то. Она живет в Риме уже пять лет и утверждает, что отец с ней не контачил. Он даже ей не писал.

– Расскажи, что ты знаешь о Зетти, Джим.

– А ты не хочешь заказать немного бренди? Было бы преступлением не завершить достойно такой королевский перекусон.

Я сделал знак официанту и заказал два двойных бренди, потом предложил Мэтьюсу сигару, которую приберегал для такого вот случая. Он предварительно осмотрел ее, откусил кончик и закурил. С некоторым беспокойством я ждал его первой затяжки. Когда он убедился, что я не подсунул ему дешевку, он сказал:

– Про Зетти я знаю немногим больше тебя. Он контролировал профсоюзы пекарей и официантов. Очень крутой и опасный парень, который ни перед чем не останавливался. Они с Менотти были заклятыми врагами, каждый стремился взять верх над другим. Возможно, ты знаешь, что Менотти подбросил упаковку героина в квартиру Зетти, а потом настучал в отдел по борьбе с наркотиками. Те устроили обыск, нашли героин, и Зетти влип. Правда, подстроено все было довольно неуклюже, и адвокат Зетти без особого труда отвел обвинения против своего клиента. Но пресса подняла такой шум, что в конце концов его причислили к «нежелательным иностранцам». Поскольку он сам никогда не скрывал, что он итальянец, ему не могли воспрепятствовать вернуться на историческую родину. Итальянская полиция, естественно, не была в восторге. Она ждала малейшего повода, чтобы бросить его за решетку, но он внезапно исчез.

– До меня дошли слухи, что Зетти виновен в убийстве Менотти.

– Это более или менее верно. Перед отъездом он грозился это сделать. Я готов прозакладывать последний доллар, что если Зетти и не ухлопал его собственноручно, то руку приложил наверняка.

– Как это произошло? Менотти не принял Зетти всерьез?

– Наоборот. Он и шагу не мог ступить без охраны, без вооруженных до зубов бандитов. Но убийца все же сумел его подловить. Менотти допустил фатальную ошибку. У него имелась тайная квартира, в которой он раз в неделю проводил время со своей приятельницей. Там он считал себя в полной безопасности. Охранники провожали его, осматривали помещение, дожидались появления девицы и потом, когда Менотти надежно запирался, они исчезали. На следующее утро они звонили в дверь и эскортировали Менотти обратно.

И в ту ночь все происходило по раз и навсегда заведенному распорядку. Но когда утром пришла охрана, она нашла дверь открытой, а Менотти мертвым.

– А девица? Кто она была?

Мэтьюс пожал плечами.

– Этого вроде бы никто не знает. В день убийства Менотти она исчезла до того, как преступление было обнаружено. Жила она в другом месте. Когда Менотти со своими людьми приходил, она уже ожидала в квартире, но охранники ее не видели. Пока они осматривали помещение, она стояла у окна, повернувшись к ним спиной. Единственное, что они могли сказать, это то, что она блондинка и с хорошей фигурой. Полиция тоже ничего не выяснила. Полагают, что это она впустила убийцу, поскольку замок не был взломан. Я лично считаю, что она просто заложила Менотти за крупную сумму.

Некоторое время спустя, переварив услышанное, я спросил:

– Не знаешь ли ты итальянца, крепкого, плечистого, с зигзагообразным шрамом на правой щеке, по имени Карло?

Мэтьюс покачал головой.

– С таким не знаком. А какое отношение он имеет к этой истории?

– Пока я сам не понимаю, но мне очень хотелось бы выяснить. Очень прошу тебя, Джим, если ты про него что-нибудь проведаешь, сообщи мне.

– Ну, конечно! Но, может быть, ты мне все же объяснишь, откуда такой повышенный интерес к Зетти? Что это означает?

– Поверь, что пока я ничего не могу сказать. Однако я даю слово, что, если в дальнейшем мне удастся выяснить что-то для тебя интересное, я сразу же дам тебе знать.

Он поморщился.

– Не люблю, когда от меня что-то скрывают, – он пожал плечами. – Ну ладно, по крайней мере, ленч был хорош… Если я тебе больше не нужен, я пошел. У меня еще много работы. Еще что-нибудь хочешь узнать? Спрашивай, пока я не окунулся в повседневные заботы.

– Пока нет, но я оставляю за собой право позвонить тебе в случае необходимости.

– Прекрасно. Не стесняйся, звони. А, может, ты уже пронюхал, где прячется Зетти?

– Если пронюхаю, скажу.

Мэтьюс поднялся. Печально покачав головой, он сказал:

– Свежо предание, но верится с трудом. Скорее я скажу жене, что у меня новенькая секретарша, и у нее такие же ножки и бюст, как у Джен Рассел. Ладно, пока, дружок. Не сомневайся, если я с тобой не увижусь в этом мире, то на твои похороны непременно приду!

После его ухода я в течение примерно десяти минут переваривал полученные сведения. Как мне казалось, деньги, потраченные на ленч, ушли не зря.

II

К тому времени, когда я вернулся домой, мне удалось продумать, что именно я сообщу в своем первом послании к Чалмерсу. Пока что разумнее быть предельно осторожным. «Сырой» материал подавать шефу не стоит.

Перед дверью своей квартиры я увидел ожидавшего меня человека. Сердце мое сжалось, когда я узнал Карлотти. Он обернулся на звук моих шагов и посмотрел на меня внимательным и пристальным взглядом, который меня несколько напугал. Я постарался заговорить непринужденным тоном:

– Привет, лейтенант! Надеюсь, вам не пришлось меня слишком долго ждать?

– Я только что пришел. Мне надо вас кое о чем спросить.

Я нащупал в кармане ключ и, открыв дверь, пропустил его вперед.

– Входите, прошу вас.

Он вошел в гостиную походкой, какой гробовщик входит в комнату, где выставлен покойник. Он разместился спиной к окну так, чтобы видеть мое лицо в полном свете. У меня не было желания давать ему такое преимущество. Поэтому я уселся на свой рабочий стол, стоявший в темном углу. Карлотти пришлось повернуться, чтобы видеть меня.

– Так в чем проблема, лейтенант? – спросил я, закуривая и пытаясь успокоиться.

Он оглянулся, нашел кресло, стоящее поближе ко мне, и уселся.

– Очень сожалею, но коронер больше не может считать, что смерть Элен Чалмерс произошла в результате несчастного случая. Многое остается неясным. Я попросил продлить следствие.

Я спокойно выдержал его холодный взгляд.

– И…

– У синьорины было много друзей мужчин. Мы располагаем сведениями, что она с большой выгодой использовала свои прелести…

– Если это перевести на простой язык, лейтенант, то вы утверждаете, что она вела непорядочный образ жизни?

Он кивнул головой.

– Боюсь, что так.

– Вряд ли мистер Чалмерс будет доволен вашим утверждением.

Он нетерпеливо махнул рукой.

– Конечно. Мы предполагаем, что один из ее друзей и убил ее. Таким образом, начинается уголовное следствие. Я уже узнал имена некоторых, с которыми она встречалась. И ваше имя в том числе.

– Вы утверждаете, что я находился с ней в аморальной связи? – воскликнул я, выдерживая его взгляд. – Если это так, то я с большим удовольствием подам на вас в суд за диффамацию.

– Я ничего не утверждаю, синьор. Вы знали мисс Чалмерс. Я просто выясняю обстановку. Мы решили, что ее убил человек, который ее хорошо знал. Может быть, вы будете настолько любезны, что поможете нам. Начните с того, что объясните нам, где вы находились в день ее смерти.

Мне казалось, что я ожидал этого вопроса уже несколько лет. Неузнаваемым голосом я ответил:

– Вы воображаете, что это я ее убил?

– Нет, я этого не думаю. Но я обязан проверить весь список ее знакомых мужского пола. Около имени я записываю, где синьор в тот день находился. Таким образом, я выигрываю много времени, и мне остается лишь проверить тех, кто дал недостоверные сведения.

– Понятно…

Я глубоко вздохнул.

– Вас интересует, где я был четыре дня назад?

– Да, прошу вас…

– Дело нехитрое. Это первый день моего отпуска. Я собирался отправиться в Венецию, но заблаговременно не забронировал себе номер в отеле. Сообразив это, я остался работать дома над своим романом. На следующее утро…

– Следующее утро меня не интересует, – оборвал меня Карлотти. – Мне надо знать, где вы находились 29 числа.

– Находился здесь, в этой самой квартире. Писал свой роман. Проработал целый день и еще часть ночи и из дома не выходил.

Карлотти принялся разглядывать носки своих отполированных ботинок.

– Может быть, к вам кто-нибудь приходил?

– Никто не приходил, так как все считали, что я в Венеции.

– Тогда звонили по телефону?

– Нет, по той же причине.

Наступило долгое неловкое молчание, во время которого он продолжал любоваться своими ботинками, потом резко поднял голову. Его взгляд резанул меня по глазам, как фотовспышка. Наконец он встал.

– Ну, что ж, благодарю вас, синьор. Дело усложняется. Только расспрашивая заинтересованных лиц, мы сумеем добиться правды… Очень сожалею, что отнял у вас столько времени.

– Ничего страшного, – ответил я, чувствуя, насколько пересох мой рот. Ладони же, наоборот, были мокрыми от пота.

– Мы еще увидимся, если мне понадобится что-нибудь выяснить у вас.

Он двинулся к выходу, но задержался у двери.

– Вам больше нечего добавить? Вы ничего не упустили? Не позабыли?

– Не знаю, до сих пор память меня не подводила.

Карлотти пристально посмотрел на меня.

– Вы зря так легкомысленно относитесь к этому делу. Советую вам, подумайте. И, возможно, что-нибудь придет вам на ум.

– Можете не сомневаться, этого не случится. Но если все же что-то вспомню, я немедленно дам вам знать.

– Буду очень благодарен.

Он церемонно наклонил голову, открыл дверь и прошел в переднюю. Я настолько потерял самообладание, что не мог заставить себя подняться и пойти проводить его до дверей. Впрочем, лейтенант открыл их и сам. Только когда я услышал, как хлопнула входная дверь, я заставил себя подойти к окну.

Я бездумно наблюдал за оживленным движением у Форума. Темные облака подымались за могучим силуэтом Колизея. Ночь снова будет дождливая. Я увидел, как Карлотти забрался в полицейскую машину, и та умчалась прочь.

Я оставался неподвижен и напряженно размышлял. Я слишком хорошо знал Карлотти, чтобы допустить, что он не поймет значения пропавших пленок. Стало быть, о них придется сообщить Чалмерсу.

Я понял, что времени у меня катастрофически мало. Я должен отыскать этого таинственного Икса до того, как Карлотти выйдет на меня. Карлотти нельзя недооценивать. Он и так подобрался слишком близко ко мне.

Зазвонил телефон. Я снял трубку. Это была Джина.

– Вы обещали мне позвонить вчера. Что случилось, объясните?

Нет, у меня больше не было морального права посвящать ее в свои неприятности, после того, как Карлотти определенно знал, что речь идет об убийстве. Ведь Джину могли обвинить в соучастии, если станет известно, что это я был Дугласом Шеррардом.

– Знаете, я сейчас очень спешу, – ответил я. – Хлопот по горло. Дайте мне пару дней, и я все вам расскажу.

– Но, Эд, вы же собирались со мной посоветоваться о чем-то важном. Может, встретимся вечером?

– Нет, нет, Джина. Я не могу терять времени. Я позвоню дня через два. До свидания!

Я положил трубку и, помедлив, заказал разговор с Нью-Йорком. Со станции сказали, что заказ выполнят в течение двух часов. Ничего не оставалось, как набраться терпения и ждать. Это позволило мне еще раз обдумать, что же дала встреча с Мэтьюсом, а также взвесить опасность, которую для меня представлял Карлотти. Мне быстро надоело запугивать самого себя, и я включил радио. Мария Каллас давала концерт, посвященный творчеству Пуччини. И в течение часа ее томный, возбуждающий голос заставил меня забыть обо всех заботах. Я наслаждался звуками «Одинокой, забытой, покинутой», когда зазвонил телефон, и мне пришлось вернуться на землю.

Чалмерс начал с места в карьер.

– Что вы узнали? – были первые его слова.

Даже на таком расстоянии была слышна железная нотка в его голосе.

– Я только что видел Карлотти. Теперь он убежден, что это убийство. Именно так он и будет информировать судебные органы.

– Как это ему удалось установить?

Я рассказал Чалмерсу про аппарат и исчезновение коробок с пленками. Рассказал, что у меня украли камеру до того, как ее вторично востребовала полиция.

По-видимому, мои слова выбили его из колеи. Я почувствовал в голосе Чалмерса некоторое колебание, когда он снова заговорил.

– Что вы намерены предпринять дальше, Доусон?

– Попытаюсь составить список знакомых Элен. К этой работе я подключил одно частное сыскное бюро. Карлотти работает по тому же плану. Он вбил себе в голову, что у вашей дочери было немало приятелей.

– Если только он ищет повод раздуть скандал, я ему дам жизни! – взорвался Чалмерс. – Продолжайте держать меня в курсе дела. Я хочу знать обо всем, что вы предпримете… понимаете?

Я ответил, что все понимаю.

– Поговорите с этим проклятым коронером. Он обещал мне замять дело о беременности. Я не хочу, чтобы об этом трепали во всех газетах. Нажмите на него, Доусон. Нагоните на него страха.

– Боюсь, мистер Чалмерс, если он убедится, что это убийство, мы ничего не сможем сделать.

– Не надо меня учить, что мы сможем сделать, а что нет! Поговорите просто с этим бараном и завтра же, в это время, позвоните мне…

Я обещал все выполнить и повесил трубку. Потом вызвал к аппарату коронера Малетти. Ему я сообщил, что только что разговаривал с мистером Чалмерсом. Мистер Чалмерс просил меня узнать, осталась ли в силе его договоренность с коронером. Малетти был слаще меда. Он просил передать, что, если никаких дополнительных сведений обнаружено не будет, у мистера Чалмерса нет оснований беспокоиться насчет заключения экспертизы.

– Мне думается, что причины для беспокойства будут у вас, если заключение будет не таким, каким его хотел бы видеть мистер Чалмерс, – сказал я довольно нагло и повесил трубку.

Наступила ночь. В окно барабанил дождь. Я решил, что сейчас самое подходящее время прогуляться на виллу Палестро, и пошел в спальню за своим плащом.

III

Я оставил машину на автостраде и пешком двинулся на виа Паоло Веронезе. Когда я дошел до кованых чугунных ворот в высокой каменной стене, окружающей парк, дождь усилился. Длинная улица была совершенно пустынна.

Я толкнул половинку ворот и двинулся по подъездной дороге между шпалерами кипарисов и цветущих кустов. Я шел, втянув голову и сутулясь, чтобы дождь не слишком лил за воротник. Ярдов через пятьдесят дорожка поворачивала, и за поворотом можно было увидеть саму виллу – небольшое трехэтажное здание с флорентийской крышей, белыми оштукатуренными стенами и большими окнами. Окна одной из комнат первого этажа светились, остальные были темными.

Перед домом раскинулась хорошо ухоженная лужайка, по которой я не осмелился идти, предпочитая обойти ее кругом, под прикрытием кустарников. Таким образом я сумел подойти к открытому окну. Шторы не были опущены, так что я ясно видел внутренность помещения. Это был просторный салон, обставленный, насколько я мог судить, в современном стиле. Около стола стояла молодая женщина и рылась в черной вечерней сумочке.

Я решил, что это и есть Мира Зетти. Надо сказать, что на нее стоило посмотреть. Высокая, стройная, с густыми каштановыми волосами, ниспадающими на плечи. На ней было облегающее вечернее платье из белого атласа, заканчивающееся на подоле пышной оборкой. На вид ей было лет 25 – 26.

Закончив инспекцию своей сумочки, она взяла со стола норковую накидку и небрежным жестом набросила себе на плечи. Остановившись на мгновение, закурила сигарету, легким шагом подошла к выключателю и погасила свет в комнате. Теперь в темном стекле я видел лишь отражение быстролетящих дождевых туч и верхушек кипарисов. Я ждал.

Через несколько минут открылась входная дверь и женская фигурка выпорхнула на крыльцо. Прячась под большим зонтом, она побежала к гаражу. Через распахнутые двери я видел белый с зеленым «кадиллак» длиной с троллейбус. Женщина села в машину, оставив раскрытый зонтик у стены. Заурчал мотор. Машина проехала в десяти метрах от того места, где я притаился. Фары осветили желтым светом падающие капли дождя, мокрые кусты и траву. Вот машина остановилась в конце аллеи, и наступила тишина. Женщина, по всей видимости, раскрывала ворота. Затем снова заурчал мотор. Шум его постепенно ослабевал.

«Кадиллак» уехал.

Я ждал, не спуская глаз с темной виллы, ждал терпеливо, боясь пошевелиться. Нигде не было видно даже слабого света, и я решил, что самое время произвести небольшую рекогносцировку. Подняв повыше воротник плаща, я обошел виллу со всех сторон. Одно из окон первого этажа не было закрыто. Я толкнул его и осветил помещение карманным фонариком. Это была небольшая, хорошо оборудованная кухня.

Я влез на подоконник, бесшумно спрыгнул на пол, прикрыл за собой окно и прошел из кухни в коридор, а оттуда в холл. Слева широкая лестница вела на второй этаж, где, как я предполагал, находилась спальня. Я поднялся до площадки, на которую выходили четыре двери. Осторожно нажав на ручку крайней справа двери, я толкнул ее вперед и заглянул внутрь. Видимо, это была комната Миры. Там была роскошная кровать под красным балдахином. Стены обтянуты жемчужно-серым атласом. Мебель покрашена под серебро, ковер кроваво-красный. Такая вот комната. Я осмотрелся по сторонам, но не нашел ничего для себя интересного. На туалетном столике стояла большая шкатулка с драгоценностями, которая привела бы в восторг любого грабителя, но меня оставила совершенно равнодушным. Единственное, что я понял, что у этой Миры денег куры не клюют.

И только в четвертой комнате, бывшей, как я понял, запасной спальней, мне удалось найти то, что я смутно надеялся обнаружить.

Около стены стояли два чемодана… Один из них был раскрыт, и в нем я обнаружил три своих костюма, три бутылки моего любимого сорта виски и мой серебряный портсигар. Во втором чемодане тоже было все, что похищено из моей квартиры. Все, за исключением кинокамеры Элен.

Я не успел обдумать значение сделанного открытия – с первого этажа донесся звук, от которого у меня чуть сердце из груди не выскочило. Я понял ощущения спортсмена, который в африканском вельде охотится на какую-нибудь безобидную антилопу и вдруг видит, что из зарослей на него прет разъяренный носорог.

В тишине виллы шум снизу прогремел, как землетрясение. На самом деле просто хлопнула об стену распахнутая ударом дверь. Затем мужской голос прорычал:

– Мира!

От этого рева у меня волосы дыбом встали. Еще один удар потряс дом – тип внизу захлопнул дверь. И снова заорал во всю свою луженую глотку:

– Мира!

Я узнал этот голос. Я слышал его по телефону. Явился Карло!

Бесшумно двигаясь, я выскользнул из спальни. Внизу в холле были включены все огни. Я подкрался к перилам площадки и осторожно выглянул вниз. Никого не было видно, но теперь огни горели и в гостиной. Затем послышалось пение, если можно так назвать это оглушительное, начисто лишенное мелодичности, хулиганское рычание. Это был голос джунглей – звук, заставивший меня облиться холодным потом. Я стоял не шевелясь и выжидал. Не хотел я показываться на глаза этому Карло. Пение внезапно оборвалось, и тишина показалась мне еще более пугающей, чем шум.

Я стоял в тени, в футе от перил, снизу меня не должно быть видно. И это было хорошо, ибо я внезапно увидел человека, стоящего в освещенном дверном проеме гостиной.

Я попятился глубже в тень. Это был тот самый широкоплечий посетитель виллы в Сорренто. Потянулась долгая изматывающая пауза, во время которой Карло стоял неподвижно. Он склонил голову набок, как будто к чему-то прислушивался.

Я затаил дыхание. Сердце колотилось в грудной клетке.

Он медленно прошел на середину холла и остановился, широко расставив ноги, упершись руками в бока и уставившись на лестницу. Он стоял на самом свету и был именно таким, каким описал Френци: с бычьей шеей, крупными чертами лица, красивый какой-то животной красотой. На нем был черный свитер и черные брюки, заправленные в надраенные мексиканские сапоги. В правом ухе у него была золотая серьга, и на вид он был силен, как бык.

Довольно долго он стоял, уставившись как раз туда, где я притаился. Я был уверен, что он не мог меня видеть. Боясь привлечь его внимание, я не смел шевельнуться.

Вдруг он заорал:

– А ну-ка, вали вниз, пока я тебя оттуда не стащил!

Глава 9

I

И я спустился.

Что мне еще оставалось делать? Драться? Но на площадке было мало места. С другой стороны Карло отрезал меня от выхода. Нужно учесть еще и один момент: меня нельзя назвать низкорослым или слабым, но тут исход борьбы был предрешен заранее. Такой колосс должен обладать огромной силой. И двигаться он умел быстро – я видел, какой походкой он шел к центру холла.

Когда я сошел до половины лестницы, то был уже полностью освещен. Он ухмыльнулся, обнажив ровные белые зубы.

– Салют, Мак! – заговорил он. – И не воображай, что я поражен твоим появлением. Я был у тебя на хвосте с того момента, как ты выбрался из своей халупы и направился сюда. Спускайся. Надо потолковать.

Он отступил на несколько шагов назад, чтобы не оказаться слишком близко ко мне, когда я ступлю на пол холла. Он зря опасался. Я не желал нападать первым… во всяком случае, сейчас.

Ткнув в сторону гостиной, Карло прогудел:

– Проходи туда и садись.

Я прошел, выбрал кресло поудобнее напротив двери и сел. Мне удалось обрести сравнительное спокойствие. Интересно знать, что он собирается делать? Сомнительно, чтобы он вызвал полицию. Ведь мне достаточно было бы указать на чемоданы с моими вещами, и наши роли поменялись бы.

Он прошел следом за мной в гостиную и уселся на ручку кожаного кресла, продолжая скалиться. На фоне смуглой кожи шрам у него выделялся белым пятном. Из кармана он достал пачку американских сигарет. Каким-то хитрым жестом он заставил одну сигарету выскочить из пачки, ловко вбросил ее в рот и прикурил. Ну, в точности гангстер из дешевого голливудского боевика.

– Нашел, значит, свои шмотки?

– Нашел, конечно. А что ты сделал с камерой?

Он пустил в мою сторону струю дыма.

– Здесь говорю я, Мак. Твое дело слушать и отвечать. Как ты попал сюда?

– Одна женщина написала номер твоего телефона на стене. Адрес узнать нехитрое дело.

– Элен?

– Совершенно верно, Элен.

Он поморщился.

– Дура набитая! А что от тебя хотел сегодня этот легавый?

Я вдруг перестал его бояться. Подумал, что он может катиться ко всем чертям. Я не обязан отвечать на его вопросы.

– Ты сам можешь спросить его.

– А я тебя спрашиваю. – Он перестал ухмыляться. Взгляд стал злобным. – Давай уточним. Тебе ведь не хочется со мной ссориться? – Он красноречиво сжал огромные кулаки. – Хочу предупредить тебя по-честному – я обожаю бить. И коли я бью, то парень остается лежать на ковре. Пока что у меня еще нет желания тебя бить, но осторожнее… Так что тебе сказал легавый?

Я огрызнулся:

– Иди, спроси у него!

Я наполовину встал, когда он был уже рядом. Дурак я был, усевшись в такое низкое кресло. Если бы я уселся на ручку, как это сделал он, то быстрее бы отреагировал на его бросок. А он слишком быстро преодолел разделяющее нас пространство, не оставив мне ни шанса. Удар левой, нацеленный мне в живот, я отбил, но это был только отвлекающий маневр, из-за которого я пропустил удар правой. Я его не заметил. Мелькнуло только его смуглое разъяренное лицо, сверкнули в оскале белые зубы, и на мою челюсть обрушилось нечто, обладающее силой парового молота. Комната взорвалась ослепительной вспышкой белого света. Я понял, что падаю, и все поглотила тьма.

Я пришел в себя минут через пять-шесть. Я лежал в шезлонге, челюсть болела, голова раскалывалась. Карло сидел рядом и ударял кулаком правой руки в ладонь левой. Казалось, ему не терпелось нанести еще один сокрушительный удар по моей челюсти.

Я с трудом принял вертикальное положение и глядел на него, пытаясь сфокусировать взгляд. Удар выбил меня из седла.

– О'кей, Мак. Не говори, что я тебя не предупреждал. В следующий раз я тебе непременно сломаю челюсть. Запомнил? А теперь выкладывай, чего хотел от тебя легавый?

Я обследовал зубы кончиком языка. Вроде бы все целы. Больше всего мне хотелось размозжить гнусную рожу этого кретина, но я понимал, что мне для этого не хватит веса. Карло был и сильнее, и проворнее меня. Взять верх над ним я не мог. Следовательно, надо было напасть на него врасплох, причем иметь в руках какой-нибудь предмет, желательно потяжелее. Абсолютно невыразительным голосом я ответил:

– Он хочет знать имена друзей Элен.

– Для чего?

– Чтобы выяснить, кто ее убил.

Я думал, что он вскочит со стула, но он снова радостно оскалился и перестал стучать кулаком в ладонь.

– Правда? Он считает, что ее спихнули?

– Он в этом уверен.

– Так, так… Допер, значит. Шустрый малый.

Он закурил, взглянул в мою сторону и милостиво разрешил:

– Кури и ты, Мак. Думаю, тебе это пойдет на пользу.

Я взял сигарету из пачки, которую он мне бросил, и, прикурив, сделал глубокую затяжку.

– Почему он так уверен, что ее столкнули?

– Ты же вырвал ленту из камеры и украл все остальные пленки. Не придумал ничего глупее.

– Ты так считаешь? – спросил он. – Находишь это промахом с моей стороны? А я вот полагаю, что это был ловкий ход. Он уже до тебя добрался?

Я испугался.

– Что ты имеешь в виду?

Карло широко улыбнулся.

– Не валяй дурака. Ты же козел отпущения в этой истории. Я даже не забыл перевести стрелки на ее часах, чтобы они указывали время, когда ты там был. Клянусь тебе, Мак, та еще была работа. Я чуть шею не сломал, когда по этим скалам к трупу спускался.

Я пристально посмотрел на него.

– Так это ты ее убил?

Он отрицательно покачал головой.

– Нет, Мак, это ты. Все улики говорят против тебя. Ты находился наверху на скале в тот момент, когда она упала. Тебя она называла Дугласом Шеррардом. – Он нагнулся вперед, ткнул в меня пальцем и заговорил насмешливо, отчеканивая каждое слово: – Только такой болван, как ты, мог собственноручно сообщить ей, что отправился на вершину скалы. Ты забыл про это, мой птенчик? Я же нашел эту записку и припрятал в надежное место. Теперь ты понимаешь, как ты влип?!

II

Мне показалось, что на меня обрушился потолок. Да, только тут я вспомнил о записке, оставленной мною для Элен на вилле. Карло продолжал, похлопывая себя по заднему карману брюк.

– Она здесь. И это замечательно. Потому что записка плюс часы – все это погубит тебя на любом суде.

Он был прав. Я не только поставил свою подпись под запиской, но также не забыл дату и время.

– Когда легавые обнаружат в камере хранения твои вещи, среди них будут коробки с пленками и кинокамера. Ну, и письмо Элен к тебе, которое все разъяснит, если еще нужно будет что-то разъяснять.

– Она никогда мне не писала!

– Писала! Я убедил ее это сделать незадолго до падения. В письме сообщается, как она наняла виллу, в которой вы собирались жить как миссис и мистер Шеррард. Весомая улика. Не сомневайся, Мак, я все предусмотрел.

Все это было сказано с таким самодовольным видом, что я ему не поверил. Впрочем, все это не имело значения. Одной моей записки было вполне достаточно.

– Здорово! Только не пойму, к чему такая забота. Чего ты добиваешься?

Он поднялся с кресла и принялся ходить по комнате, однако избегая приближаться ко мне.

– Вот уже несколько месяцев я ищу птенчика вроде тебя, Мак. Когда Элен похвасталась, как она тебя окрутила, и рассказала, кто ты, я понял, что мне ничего лучшего и не надо. У меня есть для тебя работенка. Ты должен пересечь французскую границу, имея при себе мой пакет. Тут недалеко, все очень просто. Учитывая характер твоей работы и репутацию, можно не сомневаться, что твой багаж обшаривать не станут. А тем более машину. Товар у меня залежался, я несколько месяцев жду связи.

– Какой товар?

– Тебе это знать не обязательно… От тебя потребуется только отвезти его в Ниццу. Ты остановишься в определенном отеле, а машину поставишь в гараже отеля. Перед отъездом во Францию я положу в твою машину пакет, а мой человек там его найдет, только и всего. Видишь, как просто?

– Очень… Если я отказываюсь, Карлотти получает мою записку к Элен. Так?

– Котелок у тебя варит!

– Если же я соглашусь?

– Ты проведешь в Ницце несколько приятных деньков и вернешься назад. Отпуск… А месяцев через шесть, возможно, скатаешься туда еще разок. Журналистам приходится много разъезжать, это все понимают. Потому-то я и выбрал тебя. Ты просто создан для такой работы.

– Теперь ясно… И что, Элен тоже имела отношение к твоей работе?

– В натуре. Только она занималась мелочью… Она прикинула, что ты от нее откупишься баксов этак за 1000. Но я ее отговорил. Сказал, что как курьер ты принесешь больше пользы.

И тут только до меня дошло.

– Она была наркоманка, да? Вот для чего ей были нужны деньги. И она не брезговала никакими средствами, лишь бы их раздобыть. А мне ты поручаешь транспортировку наркотиков?

– А ты решил, что речь идет о пудре для лица, Мак! – захохотал он.

– Наркотики она получала от тебя?

– Совершенно верно, приятель. Я люблю помогать девушкам, у которых водится монета.

– А кто же из вас придумал историю с виллой: она или ты?

– А тебе-то что за забота?

– Могу поспорить, что ты. Удобная вилла и удобная скала, с которой легко сорваться. Ты понимал, что я не войду в игру, если меня не схватить за горло. Силки были расставлены. Элен летит со скалы, а я, как последний идиот, сам лезу в петлю…

Он расхохотался еще громче.

– У тебя здорово все получается. Да только доказать ты ничего не сможешь. А я тебя могу засадить – верняк.

– Скажи, она успела тебя заснять, когда ты был наверху? По этой причине ты и поспешил засветить пленку?

– Я вижу, что ты ничего не понял. Этот трюк был нужен, чтобы до легавых дошло, что совершено преступление… Ладно, хватит пустой болтовни, ближе к делу. Так ты поедешь в Ниццу, или мне послать записку Карлотти?

– Да, вроде выбор у меня невелик.

Я рассеянным взглядом обшаривал комнату, отыскивая предмет потяжелее, которым можно будет успокоить этого бугая, но ничего подходящего не было видно. Ну, а на голые кулаки рассчитывать не приходилось. На круглом столике у двери стояла ваза с гвоздиками. Возле нее фото Миры Зетти в серебряной рамочке. Она была снята в белом купальном костюме в шезлонге под пляжным зонтом. Этот снимок мне что-то напоминал, но я не стал на нем задерживаться, возможно, потому, что здесь же лежало тяжелое пресс-папье, сделанное из какого-то прозрачного кристалла. Это, пожалуй, могло сгодиться…

Карло, не сводивший с меня глаз, настойчиво повторил:

– Итак, ты согласен?

– А куда же мне деться?

– Браво! Я был уверен, что ты в конце концов согласишься. Погоди, потом будешь еще меня благодарить. Так вот, в четверг вечером, не запирая свой гараж, ложись спать… Я ночью обработаю твою машину. А утром в пятницу с восходом ты отправишься в путь. Одну ночь проведешь в Генуе, а на следующий день уже будешь в Ницце. Подгадай так, чтобы быть на границе в семь вечера. В это время таможенники мечтают об ужине и не шибко придираются к багажу туристов. Ты отправишься в отель «Золотое солнце». Такое маленькое палаццо на Английском бульваре. Снимешь там комнату, машину же поставишь в гараж отеля. Остальное тебя не касается. Ясно?

Я сказал, что все ясно.

– И без фокусов, Мак. Твой груз стоит целого состояния. Если ты попытаешься меня надуть, заказывай себе гробик. Я живо тебя отыщу. И помни, что ты у меня вот где, – он показал увесистый кулак.

– А если Карлотти узнает, что я был на вилле в то время, как погибла Элен?

– Пусть попробует доказать. Ну, а если он станет упорствовать, я сфабрикую тебе алиби. Если будешь со мной в одной упряжке, можешь ни о чем не беспокоиться. Мы с тобой надолго обеспечены хорошим достатком. К тому же ты можешь прирабатывать в Швейцарии.

– Похоже, передо мной открывается новая блестящая карьера.

– Вот именно… Ладно, Мак. Пора тебе и честь знать. У меня дела. В отношении пятницы мы с тобой договорились, так?

Я медленно поднялся.

– Как скажешь.

Он держался от меня на расстоянии. Я подошел к столику и взял фото в руки.

– Твоя приятельница?

Он приблизился, но все еще оставался для меня недосягаемым.

– Не твое дело, кто она… поставь на место, Мак, и вали. Говорю тебе, у меня дела!

Но я не выпускал из рук снимка.

– Ничего бабенка. Тоже ширяется?

Он бросился на меня с проклятиями и вырвал у меня рамку с фотографией, выведя, таким образом, правую руку из игры. Левой рукой я швырнул ему под ноги вазу с гвоздиками, а правой схватился за пресс-папье. Он на миг замешкался, и это дало мне возможность изо всех сил врезать ему в висок. Он упал, но я для верности вмазал ему еще разок по макушке. Глаза его закатились, он растянулся у моих ног. Задыхаясь, я перевернул его лицом к полу и нащупал в кармане брюк кожаный бумажник. Надо же случиться было так, что именно в этот момент в салон вошла Мира Зетти. В руке она держала пистолет 38-го калибра, и его ствол был направлен на меня.

III

Добрую минуту мы молча смотрели друг на друга. По выражению глаз этой дамочки было видно, что она без колебаний нажмет на курок, сделай я только одно неверное движение. Так что я продолжал стоять согнувшись, не вытаскивая руку из кармана Карло.

– Вынь руку! – приказала она.

Я медленно вытащил руку. Карло зашевелился, попытался подняться и застонал.

– Отойди!

Я выпрямился и отступил на шаг назад.

Карло оперся руками об пол, потряс головой и шатаясь поднялся. Некоторое время он покачивался, словно ноги у него были ватные, потом восстановил равновесие и посмотрел на меня. Я ожидал увидеть злобу и желание отомстить, но ошибся. Карло ухмылялся.

– Ладно, Мак. Оказывается, ты парень покруче, чем я думал. Давно уже мне никто так не врезал. Но неужто ты думал, что я такой дурачок, чтобы таскать записку с собой?..

– Проверить не мешало, – проворчал я.

– Что здесь происходит? – нетерпеливым тоном осведомилась Мира. Не опуская револьвера, она спросила у Карло: – Кто этот парень?

– Это Доусон. Я тебе про него говорил. В пятницу он повезет товар в Ниццу. – Карло почесал себе макушку и поморщился.

Мира опустила оружие.

– Только посмотрите, какой вы здесь учинили погром! Не люди, а гориллы! Убирайтесь отсюда немедленно! Оба!

– Не ворчи, Мира! Мне надо с тобой поговорить, – миролюбиво пробасил Карло. Потом, повернувшись ко мне, добавил: – Хорошо, проваливай. И больше не вздумай шутить. В следующий раз я рассержусь.

С самым непринужденным видом я направился к двери.

– Ладно, договорились.

Мира неприязненно взглянула на меня и повернулась спиной. Проходя мимо нее, я мгновенно вырвал у нее из рук револьвер, толчком повалил ее в ближайший шезлонг, быстро повернулся и направил оружие на Карло:

– Ладно, гони бумажник!

В течение нескольких секунд он оторопело смотрел на меня, потом откинул назад голову и разразился громоподобным смехом, от которого зазвенели стекла в рамах.

– Ну, мужик, ты даешь! – ревел он, хлопая себя по ляжкам. – А я-то думал, у тебя кишка тонка!

– Говорю тебе, давай бумажник!

Что-то в моем голосе заставило его заткнуться. Он сказал уже нормальным голосом:

– Слушай, дубина, записка не у меня.

– Если ты не хочешь получить пулю в ногу, бросай сюда бумажник!

Мы смотрели друг на друга, и Карло понял, что я не шучу. Он ухмыльнулся, вытащил бумажник и бросил к моим ногам. Не отводя от него пистолета, я наклонился и подобрал его. В бумажнике действительно не было ничего, кроме большого количества крупных купюр.

Мира бросала на меня злобные взгляды. Карло же одобрительно заметил:

– Настырный паренек. Похож на меня. Но он у нас на крючке и так или иначе сделает то, о чем мы с ним говорили. Не так ли, приятель?

Я швырнул ему обратно бумажник.

– Видимо, так. Но не зарывайся, друг. Все немножко сложнее, чем ты воображаешь.

Я положил револьвер на столик и вышел. До самой двери меня провожал громовой хохот Карло.

На улице по-прежнему лил дождь. В аллее неподалеку я заметил зелено-белый «кадиллак», тут же был и мой старый знакомый, зеленый «рено».

Я быстро бежал, чтобы не слишком промокнуть. Усевшись в машину, я включил максимально возможную скорость и как угорелый помчался домой. Бросил «линкольн» у подъезда, промчался по лестнице и, не снимая промокшего плаща, схватился за телефонную трубку.

Я хотел связаться с Сарти из Международного агентства. Часы показывали половину одиннадцатого, но все же Сарти оказался на месте.

– «Рено», о котором я вам говорил, сейчас находится рядом с виллой Палестро, на виа Паоло Веронезе, – сообщил я с места в карьер. – Немедленно отправьте туда своих людей. Мне нужно знать, куда отправится водитель. Действуйте предельно осторожно, он может предполагать, что за ним будут следить.

Сарти ответил, что он тут же этим займется. Я слышал, как он давал кому-то указания. Когда он закончил, я спросил:

– Есть что-нибудь новое для меня?

– Думаю, завтра утром что-нибудь для вас будет, синьор.

– Но я не хочу, чтобы вы приходили ко мне, – тот факт, что Карло знал о моей встрече с Карлотти, свидетельствовал, что за моей квартирой наблюдают. Требовалась осторожность. – Встретимся в Пресс-клубе.

– Хорошо, синьор.

На этом разговор закончился. Я снял мокрый плащ, отнес его в ванную, затем вернулся в гостиную и налил себе добрую порцию виски. Уселся в кресло. Челюсть болела, и я чувствовал общую слабость. Я был по уши в дерьме, и, чтобы из него выбраться, приходилось рассчитывать только на себя самого. Никто мне не поможет.

Завтра воскресенье. В понедельник мне надо лететь в Неаполь, чтобы присутствовать на дознании. В пятницу утром я должен буду ехать в Ниццу, если не смогу доказать, что Элен убил Карло. Полный цейтнот.

Я был уверен, что убил ее он, но вот почему? Я не верил, что он мог это сделать только для того, чтобы прижать меня. Это он придумал уже после убийства, скорее всего, после того, как нашел мою записку.

Тогда почему он убил ее?

Она приносила ему деньги. Она целиком зависела от него. Торговцы наркотиками всегда держат свои жертвы мертвой хваткой. Но, может, Элен пронюхала про Карло нечто такое, что позволяло ей, в свою очередь, схватить его за глотку?

Элен была шантажисткой. Может, она была настолько безрассудна, что попыталась шантажировать Карло? Для этого она должна была разнюхать что-то уж совсем взрывоопасное. Нечто, придавшее ей уверенность, что Карло перед ней вытянется в струнку. И, естественно, этот компромат она где-то надежно припрятала перед тем, как надавить на Карло.

Тот факт, что он убил ее, означал, что либо он нашел опасные для него свидетельства и уничтожил их, либо она не успела сказать об их существовании. Могло быть так, что, как только Элен приступила к своим угрозам, он взорвался и сбросил ее со скалы.

Так что ли все было? Похоже на правду. И если я найду этот компромат, Карло у меня в руках. И где же, где этот материал может быть спрятан? Если, конечно, он вообще существует… В ее квартире? В банке? В каком-нибудь забронированном сейфе?

С квартирой дохлый номер – там Карлотти поставил охрану. Если у нее был забронированный сейф, тут я тоже немного мог сделать. А вот насчет банка можно было кое-что выяснить еще до поездки в Неаполь. Может, конечно, я зря теряю время, но мне нужно продумать каждый свой шаг. Это направление выглядело перспективным.

Я был погружен в размышления, когда примерно через полчаса зазвонил телефон. Снимая трубку, я бросил взгляд на часы. Было десять минут двенадцатого.

– Мы проследили «рено», синьор Доусон, – сказал Сарти. – Владелец – Карло Манчини. У него квартира на виа Брентини. Это над винной лавкой.

– Он сейчас там?

– Он заскакивал туда переодеться. Пять минут назад он куда-то отправился. На нем вечерний костюм.

– Хорошо. Оставайтесь на месте. Я сейчас приеду.

Я повесил трубку и снова натянул свой мокрый плащ. Чтобы добраться до виа Брентини, мне понадобилось минут двадцать. Я оставил машину на углу улицы и дальше пошел пешком, пока не наткнулся на Сарти, укрывавшегося от дождя в темном дверном проеме какого-то магазинчика. Я встал рядом.

– Он не вернулся?

– Нет.

– Я намерен немного прошмонать его хату.

Сарти состроил гримасу.

– Это противозаконно, синьор, – сказал он без особой надежды меня убедить.

– Спасибо, что предупредили. Есть идеи, как мне туда попасть?

Я глядел на винную лавку напротив. Там был боковой вход, ведущий, очевидно, в квартиру на втором этаже.

– Замок несложный, – сказал Сарти, порылся в кармане, извлек набор отмычек и вручил его мне.

– И это тоже противозаконно, – сказал я ухмыляясь.

Лицо его выражало уныние.

– Да, синьор. Паскудная у меня работенка.

Я перешел дорогу, покрутил головой, чтобы убедиться, что улица пуста, извлек фонарик и исследовал дверь. Да, замок действительно был простенький. Открыл я его с третьей попытки. Я вошел в темноту, прикрыл за собой дверь и, подсвечивая фонариком, двинулся вверх по крутым ступеням узкой лестницы. Пахло скисшим вином, застоявшимся табачным дымом и потом. Наверху было три двери.

Я открыл одну и заглянул в маленькую грязную кухню. В раковине накопилась гора грязных тарелок. Над двумя сковородами деловито жужжали мухи. На столе, на засаленной газете, лежали остатки пищи – хлеб, салями.

Пройдя по коридору, я дошел до небольшой спальни. На разобранной двуспальной кровати я заметил смятые простыни и грязную подушку. Одежда была разбросана по полу. Грязная рубашка висела на электровыключателе. Пол испещрен пятнами табачного пепла. Запах в спальне чуть меня не удушил.

Я попятился и прошел в гостиную. Тоже приличный свинарник. У окна стоял диванчик, а у камина – два низких кресла. Все невероятно грязное. На столике – шесть бутылок вина, три из них пустые. На пыльном подоконнике – ваза с давно засохшими гвоздиками. На стенах разводы, на полу сигаретный пепел.

На широкой ручке одного из кресел стояла большая пепельница, набитая окурками. Среди них были три окурка чируток. Я осмотрел один из них. Он казался братом-близнецом окурка, который я нашел на скале. Я спрятал его в карман.

У стены стоял расшатанный письменный стол, на крышке которого громоздилась кипа пожелтевших газет, киножурналов и постеров с голыми девицами.

Я начал вытягивать ящик за ящиком и исследовал их содержимое. Обычный мусор и всяческая дребедень, которая накапливается в ящиках письменных столов, если их никогда не чистят. Но в нижнем я обнаружил небольшую дорожную сумку. В самолетах компании ТВА во время ночного полета пассажирам выдают постельные принадлежности, упакованные в такие сумки.

Сумка была пуста, если не считать какой-то скомканной бумажки. Я разгладил ее – это был авиабилет на обратный рейс Рим – Нью-Йорк четырехмесячной давности, выписанный на имя Карло Манчини. Несколько секунд я сосредоточенно разглядывал билет. Вот доказательство, что Карло был в Нью-Йорке до того, как Элен выехала оттуда в Рим. Имеет ли это какое-то значение? Встречались ли они в Нью-Йорке?

Я спрятал билет в бумажник и вернул сумку в ящик. В квартире я провел еще полчаса, но не обнаружил больше ничего интересного и, естественно, не нашел своей записки Элен.

Я был рад снова очутиться под дождем, на свежем воздухе. Сарти заметно нервничал.

– Я еле вас дождался, – сказал он. – Что вы там делали так долго?

Я был слишком занят своими мыслями, чтобы волноваться по поводу его нервной системы. Я повторил насчет встречи в десять утра в Пресс-клубе и оставил его.

Перед тем, как вернуться домой, я послал Джеку Мартину, нью-йоркскому криминальному хроникеру из «Уэстерн Телеграмм» следующую телеграмму:

«Срочно вышли любую информацию, какую только найдешь, на Карло Манчини: волосы темные, черты лица крупные, высок, широкоплеч, на щеке зигзагообразный шрам. Позвоню в воскресенье. Очень важно и срочно. Доусон».

Мартин в своем деле собаку съел. Что бы там ни происходило с Карло в Нью-Йорке, Мартин это узнает.

Глава 10

I

На следующее утро в десять часов я первым делом отправился в Пресс-клуб. Сарти сидел в углу кофейного бара, вертел в руках свою немыслимую шляпу и пустым взглядом пялился на противоположную стену.

Я провел его в более укромный уголок и усадил в удобное кресло. В руках у него кроме шляпы был кожаный портфель, который он положил на колени. От него исходил такой запах, что его можно было, по-моему, с успехом применять для истребления мух в помещениях.

– Итак, что нового?

– Я действовал в соответствии с вашими указаниями, – проговорил он, раскрывая свой портфель. – И поручил десяти своим сыщикам порыться, насколько это возможно, в прошлом синьорины Чалмерс. Их рапорты еще не пришли, но я получил немало сведений и из других источников. – Сарти дернул себя за ухо и нервно заерзал, явно испытывая неловкость. – Знаете, всегда есть вероятность в процессе дознания натолкнуться на… э-ээ… очень неприятные факты. Чтобы мой рапорт не был для вас слишком ошеломляющим, я сначала вкратце перечислю все, что мне удалось установить.

– Валяйте. Я более или менее подготовлен к тому, что именно вы мне собираетесь рассказать. Конечно, это конфиденциальные сведения. Однако нервы у меня достаточно крепкие. Просто, синьорина – дочь очень влиятельного человека, так что опрометчивость тут недопустима.

– Я все это прекрасно понимаю, синьор. – Сарти выглядел совершенно несчастным. – Понимаете, лейтенант Карлотти работает в том же направлении. Так что очень скоро он будет располагать теми же данными, что и я. Если быть точным, то ровно через три дня.

Я даже рот приоткрыл.

– Откуда вам это известно?

Но Сарти уже приступил к изложению самих фактов.

– Возможно, вы в курсе того, что синьорина была наркоманкой. Отец ее ограничивал в средствах, а ей требовалось много денег, чтобы покупать наркотики. К моему сожалению, должен сообщить, что средства она добывала, шантажируя мужчин, чьими любовницами она состояла…

Тут я подумал, а не обнаружил ли он, что я был кандидатом на роль очередной жертвы.

– Понятно. Я это предполагал. Но вы мне не ответили, каким образом Карлотти…

– Не торопитесь, синьор. Я подойду к этому в свое время. В моем досье имеется список мужчин, которые платили за свою неосторожность и легкомыслие. Я его вам оставлю, чтобы вы имели возможность познакомиться на досуге.

Он посмотрел на меня так красноречиво, что я больше не сомневался – мое имя тоже фигурирует в списке. Закурив, я предложил ему сигарету и спросил:

– Как вы достали эти сведения?

– Я получил список у синьора Верони, частного детектива, который работает иногда на полицию. Ему приходится дорого платить, но когда клиент требует срочных сведений, я обращаюсь к нему.

– Ну, а он откуда их взял?

– Ему было поручено вести наблюдение за действиями синьорины с того времени, как она приехала в Рим. Он приставил к ней двух своих детективов.

Я был потрясен.

– В Сорренто они тоже за ней следили?

– Увы, на этот счет у них не было распоряжений. Сфера действия Верони – Рим.

– От кого же он получил эти указания?

– Вы понимаете, что это Верони мне не сказал. И эти строго конфиденциальные сведения он согласился мне сообщить лишь по старой дружбе с тем условием, что дальше меня они не пойдут. Под честное слово.

– Тем не менее вы уже нарушили это свое честное слово, – сказал я нетерпеливо. – Так что мешает вам пойти дальше и не назвать мне имя нанимателя синьора Верони?

Он пожал плечами.

– Ничего, синьор, кроме того факта, что Верони мне его не сказал.

Я вздохнул.

– Понятно. Вы сказали, что Карлотти получит эти же сведения через три дня? Откуда?

– От Верони. Это я упросил его подождать еще три дня.

– Почему он сообщит их Карлотти?

– Потому что он считает, что синьорину убили. Частные детективы всегда помогают полиции, потому что только в контакте с ней они могут рассчитывать на успех.

– Для чего же вы попросили три дня?

Он немного замялся.

– Если бы вы прочитали список, вы не стали бы меня этом спрашивать. Вы – мой клиент, вот я и подумал, что за эти три дня вы, возможно, захотите что-нибудь предпринять.

– Иными словами, мое имя тоже фигурирует в этом списке, да?

– Да, синьор. Известно, что вы тоже ездили в Неаполь в день ее смерти, что дважды побывали ночью у нее на квартире, что она звонила к вам в контору с просьбой купить какую-то деталь к кинокамере и привезти ее в Сорренто. При этом она назвалась миссис Дуглас Шеррард. Верони установил подслушивающий аппарат на вашей линии.

Вот тогда я почувствовал, что погиб.

– И Верони сообщит все эти сведения полиции?

Сарти посмотрел на меня так, как будто собирался заплакать.

– Он считает это своей обязанностью. Не говоря уже о том, что у него могут быть очень крепкие неприятности, если он скроет столько важных сведений от полиции. Дело ведь идет об убийстве. Его могут обвинить в соучастии.

– И, несмотря на это, он готов дать мне три дня?

Сарти кивнул головой.

– Мне удалось уговорить его, синьор.

Я посмотрел на него, как кролик на удава. Кажется, я влип окончательно и бесповоротно. Если Карлотти узнает, что Дуглас Шеррард – это я, ему не понадобится даже моя проклятая записка Элен. Он просто нажмет на меня, и рано или поздно я расколюсь. Я не питал иллюзий, что смогу выскользнуть из рук Карлотти, если у него будут сведения, собранные Верони.

– Может, вам лучше прочесть список, синьор? – сказал Сарти. В глаза мне он не смотрел. От него исходила аура печального сочувствия. Как от гробовщика. – Тогда, – продолжал он, – мы еще поговорим. Может, у вас будут для меня какие-нибудь инструкции.

Что-то мерзкое скрывалось за его словами, но я не мог уловить, что именно.

– Давайте, – сказал я. – Если вы не торопитесь, можете посидеть здесь. Полчаса подождете?

– Конечно, синьор, – сказал он, извлек из портфеля пачку бумаг и вручил мне. – Я не тороплюсь.

Я взял бумаги и прошел по коридору в коктейль-бар. В это время дня, да еще в воскресенье, там, как правило, было пусто. Да, никого. Кроме бармена, разумеется, одарившего меня унылым взглядом, в котором читалось: «И какого черта ты сюда приперся в такое время?» Я заказал двойное виски и присел в темном углу. Виски я выпил, как воду. Оно несколько притупило чувства, но не погасило страх.

Я прочел около двадцати страниц аккуратно отпечатанного текста. Там было что-то около пятнадцати фамилий, большинство из них знакомые. Открывал список Джузеппе Френци, мое имя торчало где-то в середине. Все было в этом списке: даты, когда Элен проводила ночи с Френци, время, когда он звонил ей домой, ночи, которые она проводила с другими. Все это я опустил и принялся изучать то, что касалось меня самого. Сарти не врал, когда утверждал, что Верони и его люди ни на секунду не выпускали Элен из виду. Каждая наша встреча была хронометрирована. Каждое слово, сказанное нами в телефонном разговоре, было запротоколировано. По некоторым деталям из разговоров Элен с другими людьми становилось очевидно, что я был намечен в качестве очередной жертвы шантажа.

Три дня! Сумею я за это время найти доказательства, что убийца Элен – Карло? Может, лучше честно выложить все Карлотти? Пусть он докапывается… Ну да, поверит он мне, как же… Нет, это не выход.

Тут вдруг я отметил некую несообразность. В бумагах не было ни единого упоминания о Карло или Мире Зетти. Уж если Элен накорябала телефон Миры на стене, то, значит, хоть раз ей должна была позвонить. Так в чем дело? Может, Верони регистрировал только разговоры с жертвами шантажа? Но неужели в разговорах Элен с Карло или Мирой не было решительно ничего достойного внимания?

Несколько минут я размышлял над этим, потом попросил у бармена телефонный справочник города Рима. Он вручил его мне, как будто делал черт знает какое одолжение, и заодно спросил – не хочу ли я еще выпить. Я сказал, что пока не надо.

В справочнике детектива Верони не оказалось. Это, конечно, еще ничего не означало. Это могло быть псевдонимом. Рядом с баром находилась телефонная будка, оттуда я позвонил Джиму Мэтьюсу. Проснулся он не сразу.

– Ради всего святого! – заорал он в трубку. – Ты что – сдурел? Воскресенье ведь! Я лег в четыре утра!

– Кончай трепаться! Нужна информация. Ты когда-нибудь слышал о некоем Верони, частном детективе, который берется только за особо сложные дела, и чьи услуги стоят очень дорого?

– Нет, – ответил Мэтьюс, – не слышал. Должно быть, ты спутал имя. Я знаю всех частных ищеек в этом городе. Такого среди них нет.

– Ты в этом уверен?

– Абсолютно.

– Спасибо, Джим. Извини, что разбудил. – Я повесил трубку прежде, чем он снова начал ругаться.

Я сказал бармену, что передумал насчет выпивки, отнес виски на свой столик и еще раз внимательно изучил отчет детектива Верони. Из пятнадцати человек, которых шантажировала Элен, только у меня одного была не только причина убить ее, но и возможность это сделать.

Я еще минут пять прокручивал в мозгу разные варианты, потом допил виски и вернулся в кофейный бар. Сарти сидел там, где я его оставил, и все так же с печальном видом вертел в руках шляпу. Он поднялся, когда я вошел в комнату, и снова уселся только после меня.

– Спасибо, что дали мне это прочесть, – сказал я, протягивая ему документы.

Он отшатнулся от них, как от гадюки.

– Это для вас, синьор. Мне они без надобности.

– Да, конечно. Я просто не подумал. – Я свернул бумаги и запихнул во внутренний карман пиджака. – А у синьора Верони, конечно же, есть копия?

– Боюсь, что да.

Я закурил сигарету. Больше я не боялся. Все было ясно.

– Скажите, а синьор Верони богатый человек? – спросил я.

Сарти поднял на меня черные, налитые кровью глаза и посмотрел испытующе.

– Частный детектив не может быть богат, синьор, – ответил он. – Месяц ты работаешь, а потом, может, полгода ждешь у моря погоды. Я бы сказал, что синьор Верони сейчас на мели.

– Так не заключить ли нам с ним сделку?

Сарти задумался. Он почесал лысину и с мрачной серьезностью созерцал бронзовую пепельницу, стоящую на столике перед ним.

– В каком смысле… сделку, синьор?

– Ну, допустим, я выкуплю его экземпляры отчета. Вы ведь читали его?

– Да, синьор, я прочел.

– Вы понимаете, если эти бумаги попадут в руки Карлотти, то ведь он может подумать, что это я погубил бедняжку синьорину.

Судя по лицу Сарти, он был готов разрыдаться.

– Да, синьор, к несчастью, и у меня сложилось такое впечатление от чтения этих бумаг. Именно поэтому я уговорил синьора Верони ничего не предпринимать в течение трех дней.

– Как вы думаете, высокоморальное чувство долга не позволит синьору Верони заключить со мной сделку?

Сарти пожал плечами.

– В моей работе, синьор, главное – видеть перспективу. Нужно быть готовым к любому развитию событий. Я вот подумал, что вы, наверно, не захотите, чтобы эти бумаги попали в руки Карлотти. И упомянул об этом синьору Верони. Он трудный человек, с очень развитым чувством долга, но мы с ним давние друзья, я знаю подходы к нему. Он мечтает купить виноградник в Тоскане. Так что, может быть, удастся его уломать.

– Так, может, вы возьметесь за это?

Сарти, казалось, колебался.

– Вы мой клиент, синьор. Уж если я работаю с клиентом, то предлагаю ему полный спектр услуг. Так я работаю. То, что вы предлагаете, трудно и опасно, меня могут за это отдать под суд, но я готов рискнуть.

– Ваши мотивы внушают такое же уважение, как и мотивы синьора Верони.

– К вашим услугам, синьор, – сказал он грустно и с достоинством.

– А сколько может стоить виноградник в Тоскане? – спросил я, глядя ему в глаза. – Вы случайно у него не спрашивали?

Он не отвел глаз.

– Совершенно случайно я задавал ему этот вопрос. Не то чтобы синьор Верони был совсем нищим. Ему не хватает половины нужной суммы. Это составляет десять миллионов лир.

Десять миллионов лир! Это как раз та сумма, которую я смог накопить за пятнадцать лет журналистской деятельности.

– Полагаете, за такую сумму он согласится отдать мне все копии рапорта и ничего не говорить полиции?

– Не знаю, синьор, но попробую его уговорить.

– Ну, а ваше вознаграждение? – спросил я. – Вам же тоже причитается гонорар. По правде сказать, после выплаты такой суммы я остаюсь на нуле. Ваш гонорар придется брать из денег Верони.

– Я думаю, это можно устроить, – сказал Сарти спокойно. – В конце концов, всю мою работу по этому делу должен оплачивать синьор Чалмерс. Вы ведь упоминали о том, что мы не должны стесняться в расходах. Я всегда стараюсь выполнять все требования клиента.

– Разумная тактика, – одобрил я. – Так вы посмотрите, что можно сделать?

– Я приступаю немедленно, синьор. Я позвоню вам через пару часов. Вы будете у себя примерно в час дня?

Я ответил, что буду. Сарти поднялся, откланялся и с достоинством удалился.

Я не сомневался, что никакого синьора Верони в природе не существует, и что это самого Сарти кто-то нанял следить за Элен. И мои десять миллионов, если я, конечно, заплачу, пойдут прямехонько в карман Сарти.

Я вернулся к себе и принялся ждать. Сарти позвонил только после двух. К тому времени я уже нетерпеливо мерял комнату шагами.

– Дело, о котором мы с вами говорили, – сказал он, – улажено. Будет ли для вас удобным выполнить вашу часть договоренности в среду утром?

– Я не смогу до четверга, – сказал я. – Мне ведь придется продать…

– Только не по телефону, синьор! – в ужасе закричал Сарти. – Весьма неосмотрительно обсуждать подобные вещи, пользуясь общей линией. Хорошо, пусть будет четверг. Наш общий знакомый поручил мне вести все дела. Я позвоню в четверг, в полдень.

Я сказал, что буду ждать звонка, и повесил трубку.

II

Следующие несколько часов я курил и размышлял. Вот уж влип, так влип. Мало того, что каждую секунду мне могут предъявить обвинение в убийстве и все улики против меня, так меня еще и шантажируют с двух сторон.

Правда, во всем этом открылась и светлая сторона. Я вдруг понял, что мне совершенно наплевать как на отдел внешней политики в «Уэстерн Телеграмм», так и на реакцию Чалмерса, когда он узнает, с кем его дочь планировала провести месяц в Сорренто.

И все же, как по-идиотски я себя повел с самого начала! Надо было сразу вызывать полицию, как только увидел внизу тело Элен. Тогда Карло не смог бы перевести стрелки ее часов и вообще не успел бы придумать свой дьявольский план. И если бы я вызывал полицию из виллы, то, конечно же, убрал бы свою записку.

Да, вляпался в это дерьмо как последний дурак, и теперь мне надо проявить достаточно сообразительности, чтобы перехитрить сразу двух проходимцев в их собственной игре. А времени у меня не было. Мне придется отдать все свои сбережения до цента Сарти в четверг, если я не найду способа его обставить. Мне придется везти груз наркотиков в Ниццу в пятницу, если я не добуду доказательства, что это Карло убил Элен.

Карло. Почти никаких улик против него. Только два окурка чируток – один с утеса, другой из его квартиры. Этого явно недостаточно. Что еще? Телефонный номер на стене квартиры Элен доказывал, что она знала Миру Зетти и, возможно, Карло. Слабый аргумент для суда. Френци, конечно, присягнет, что видел Карло и Элен вместе, но ведь она общалась и со многими другими мужиками.

Я достал из бумажника найденный в квартире Карло авиабилет компании ТВА и изучил его. Карло прилетел в Нью-Йорк за три дня до того, как Элен вылетела в Рим. Максвелл намекал, что Элен пришлось уехать из Нью-Йорка потому, что она была как-то замешана в деле с убийством Менотти.

И тут меня как будто током ударило.

Максвелл и Мэтьюс, знакомые с обстоятельствами дела, утверждали, что это Зетти приказал убить Менотти. Не с этим ли заданием Карло прогулялся в Америку? Может быть, он киллер, работающий на Зетти? Менотти убили 29 июня вечером, Карло, как показывает билет, прибыл в Нью-Йорк 26-го, а улетел 30 июня. Даты совпадали. Больше того, Элен тоже отбыла 30-го, и уже через четыре дня она подружилась в Риме с Карло.

Меня в свое время удивило, как это они так быстро сошлись. Но все объяснялось, если они встречались еще до того, в Нью-Йорке. Не пыталась ли Элен шантажировать Карло именно по этому делу? Допустим, что Менотти предала как раз она – блондинка с шикарной фигурой. Скажем, Карло знал, что она наркоманка, и мог предложить ей крупные деньги или большую порцию наркотиков?

– Что ж, логично!

Я принялся вспоминать в деталях свой разговор с Карло. Он прямо сказал, что в день смерти Элен был и Сорренто. Почему он там был? Навряд ли для того, чтобы убить Элен. В Риме это можно было сделать проще, чем в сравнительно небольшом курортном городке.

Лишь через некоторое время я вспомнил про фото, которое заметил в гостиной Миры. И тут же в памяти всплыла неприступная вилла и молодая женщина в белом купальном костюме в шезлонге. Теперь я не сомневался, что это была Мира Зетти. Если вилла принадлежит ей, то Карло должен был там частенько бывать. И именно поэтому он находился там, когда приехала Элен. Таким образом, решил я, в понедельник, после того, как дознание будет закончено, мне не помешает еще раз съездить в те края и взглянуть на живописную виллу.

Прекрасно… Приняв это решение, я занялся Сарти. Каким образом заставить его поубавить аппетит? Самый разумный способ – напугать его. Но чем? Неожиданно мне стало весело. Ведь Карло кровно заинтересован, чтобы я не попал в руки полиции.

Больше не раздумывая, я набрал номер телефона Миры. Трубку снял Карло.

– Говорит Доусон. Нужно срочно поговорить. Где мы сможем встретиться?

– Что стряслось? – спросил он недоверчиво.

– Наше маленькое дельце в пятницу рискует провалиться. Я не могу говорить об этом по телефону. Существует конкуренция.

– Кроме шуток? В таком случае, ты меня найдешь через тридцать минут в клубе Паскуале.

За окном снова лил дождь. Пока я натягивал плащ, зазвонил телефон.

– Вызов из Нью-Йорка, – предупредила телефонистка. – Не вешайте трубку.

Я понял, что это Чалмерс. Он сразу же набросился на меня.

– Чем вы так заняты? Почему не звоните мне?

Я не был расположен выносить его диктаторский тон, потому весьма сухо ответил:

– Я не могу тратить время на телефонные разговоры. Но раз вы сами позвонили, то я воспользуюсь этим, чтобы вас предупредить. Мы с огромной скоростью катимся к такому скандалу, что ему будут посвящены первые страницы всех газет, кроме ваших собственных.

Произнеся это, я представил его физиономию. Он громко задышал.

– Черт побери! Вы понимаете, что говорите?

– Меня ждут, я тороплюсь, мистер Чалмерс. У меня имеются неопровержимые доказательства, что ваша дочь была наркоманка, а средства на приобретение наркотиков она добывала, широко используя шантаж. Она была связана с преступными элементами, была любовницей Менотти. Ходят слухи, что это она выдала его убийцам. Без сомнения, ее саму убили только потому, что она имела глупость шантажировать убийцу Менотти.

– Вы пьяны или сошли с ума! – заорал совершенно взбесившийся Чалмерс. – Какое право вы имеете оскорблять мою честную любящую дочь, которой я всегда так гордился…

– Это я уже слышал, – прервал я его совершенно непочтительно. – Что ж, подождите, пока вам не представят доказательства. У меня имеется список пятнадцати мужчин, с которыми она была здесь, в Риме, в интимных отношениях с единственной целью – позднее получить от них деньги путем шантажа. Деньги же нужны ей были, чтобы покупать наркотики. И это известно не только мне одному. Карлотти тоже в курсе дела. Существует еще один частный детектив, который день и ночь следил за ней с первой минуты ее появления в Италии. У него имеется досье с датами, именами и подробностями, которые документально подтверждают то, что я вам рассказал в нескольких словах.

Наступило долгое молчание, я даже подумал, что нас разъединили. Но потом, видимо, справившись с собой, он произнес:

– Будет лучше, если я приеду сам. Простите, Доусон, что я на вас накричал. Я должен был знать, что вы не из тех, кто попусту болтает, не располагая неопровержимыми данными. Для меня это шок. Но, может быть, все не так страшно, как вы говорите?

– Не обольщайтесь, мистер Чалмерс. Лучше смотреть правде в глаза и думать, как ослабить удар.

– Мне необходимо задержаться здесь до четверга. Я прилечу в Неаполь в пятницу. Вы сумеете задержать скандал, хотя бы на это время?

– Постараюсь. Но события разворачиваются столь стремительно, что я ни в чем не могу быть уверенным.

– Попробуйте уговорить Карлотти не назначать доследование на понедельник.

– Речь идет об убийстве. Со мной просто никто не станет разговаривать.

– И все же попытайтесь. Я надеюсь на вас, Доусон!

Я посмотрел на свое отражение в зеркале и невесело улыбнулся. Интересно знать, долго он еще будет вот так «надеяться на меня»? После того, как узнает, что и я в списке пятнадцати…

– Поговорить-то я поговорю, но вряд ли это поможет, сэр.

– Кто ее убил, Доусон?

– Некто по имени Карло Манчини. Пока я еще не располагаю необходимыми доказательствами, но делаю все, чтобы их раздобыть. Как мне кажется, этот же Карло убил Менотти, и помогла ему в этом ваша дочь.

– Господи, но это какой-то бред!

По его голосу было слышно, в каком он отчаянии.

– Скажите, Доусон, могу я сделать что-нибудь для вас здесь?

– Знаете, босс, заставьте полицию покопаться в прошлом Манчини и Зетти. Мне хотелось бы получить данные о связях между этими двумя. Попробуйте также узнать, действительно ли Элен… посетила квартиру Менотти.

– Боже мой! Что вы говорите, Доусон! Неужели вы не понимаете, что это нужно замять?

– Замять? С таким же успехом можно замять факт взрыва атомной бомбы. – С этими словами я повесил телефонную трубку.

Немного подождав, я позвонил в управление и справился, на месте ли лейтенант Карлотти. Оказалось, что он у себя в кабинете, и через пару минут я услышал его негромкий голос:

– Да, синьор Доусон? Чем могу быть полезен?

– Я просто хотел выяснить в отношении дознания. Скажите, оно по-прежнему назначено на 11.30?

– Да. Я вылетаю сегодня самолетом. Не хотите ли составить компанию?

– Сегодня нет. Я вылечу завтра утром. Как продвигается следствие?

– Нормально.

– Никаких арестов?

– Пока еще нет… Такие вещи требуют времени…

– Да-да, понятно.

У меня мелькнула мысль рассказать ему, что Чалмерс просил отложить дознание, но потом я решил, что это бесполезно.

– Кстати, вы закончили с квартирой мисс Чалмерс?

– Да. Ключ у привратника. Я снял наблюдение сегодня утром.

– Хорошо. Теперь я могу заняться приведением в порядок вещей? Вы обратили внимание на номер телефона, написанный на стенке около телефона?

– Да, разумеется. Мы его проверили. Это телефон синьоры Миры Зетти, приятельницы мисс Чалмерс.

– И вам известно, что синьора Зетти – дочь Фрэнка Зетти, которого тщетно разыскивает международная полиция?

– Я был в этом уверен, – сказал он холодно, после паузы.

– Я просто подумал – вдруг вы не заметили, – сказал я и повесил трубку.

III

Карло ожидал меня в клубе Паскуале. Он пил вино и курил чирутку. Он помахал мне, я пересек пустой зал и опустился в свободное кресло рядом с ним.

– Ну, в чем дело? – спросил он. – Пить будешь?

Я отрицательно покачал головой.

– Ты мне говорил, что, если мы пойдем в одной упряжке, ты мне поможешь. У тебя есть прекрасная возможность доказать, что это не пустые слова.

Он выслушал мои объяснения насчет Сарти, прищурив глаза, раскачиваясь на кресле и пуская дым в потолок.

– Старый Чалмерс приказал мне нанять частного детектива, чтобы тот покопался в прошлом его дочери. Я никак не ожидал, что Сарти будет копать так глубоко. Он откопал меня.

Карло посмотрел на меня без всякого выражения.

– И что?

– И теперь он меня шантажирует на десять миллионов лир. Если я не заплачу, он передаст собранную информацию в полицию.

– Насколько опасна эта информация? – спросил Карло, почесывая подбородок грязными пальцами и продолжая раскачиваться в кресле.

– Если полиция ее получит, то со мной покончено. И у меня нет десяти миллионов лир – даже и близко. Так что, если хочешь, чтобы я для тебя смотался в Ниццу, будь добр, быстро что-то предприми.

– Типа?

– Это уже твоя забота. Сомневаюсь, чтобы ты захотел одолжить мне 10 миллионов лир. Или одолжишь?

Он заржал, закинув голову, потом сказал:

– Да ты шутник, приятель. Ладно, пойдем посмотрим на этого подонка. Я с ним потолкую.

Мне страшно не хотелось быть участником карательной экспедиции, потому я сказал Карло, что вряд ли Сарти сейчас дома. Не лучше ли, мол, Карло отправиться завтра утром к Сарти в контору, пока я буду находиться в Неаполе на полицейском дознании.

Он положил руку мне на плечо, заглянув в лицо, и проникновенно сказал:

– Он будет дома. Время-то обеденное. А дело касается тебя. Вдвоем мы его уделаем.

К Сарти мы поехали на знакомом зеленом «рено».

– Я знаю, где он живет, этот прохвост, – говорил Карло. – Мы с ним уже обтяпывали кое-какие дела. Он меня просто обожает. Вот увидишь, он все сделает, лишь бы я был доволен.

Он остановился перед невзрачным зданием на виа Фламиния Незова, вышел из машины, быстрыми шагами пересек тротуар и, перепрыгивая через ступени, поднялся на второй этаж. Я едва успевал за ним. На правой стороне двери была прикреплена дощечка с указанием имени и занятия владельца.

Карло нажал на кнопку звонка и держал палец, пока за дверью не послышались шаги. Дверь чуть-чуть приоткрылась, на какое-то мгновение мелькнула грязная, небритая физиономия Сарти… Он пытался сразу же захлопнуть дверь, но у него не вышло. Карло этого ждал и изо всей силы двинул по двери ногой. Дверь распахнулась, сметая Сарти внутрь. Сарти, заорав от боли и ужаса, отлетел назад и рухнул на пол.

Карло вошел первым, пропустил меня, потом пинком захлопнул за нами дверь. Молча подойдя к Сарти, он схватил его за шиворот, приподнял и потряс в воздухе, как это делают с напакостившим котенком. Воротник сдавил шею Сарти. Тот побагровел, посинел, но все же пару раз ударил по лицу Карло. Впрочем, эти хилые касания не возымели никакого действия на верзилу: ни морального ни физического.

Опустив Сарти на пол, он врезал ему такого пинка, что несчастный полетел головой вперед через распахнутую дверь маленькой столовой, при этом он наткнулся на обеденный стол и с грохотом опрокинул его на пол.

Я стоял в стороне и смотрел. Карло вошел в столовую, заложив руки в карманы и что-то насвистывая. Сарти сидел среди остатков своего обеда, физиономия у него покрылась пятнами, глаза налились кровью.

Карло подошел к окну и сел на подоконник. Оскалившись в сторону Сарти, он заговорил примерно в таких выражениях:

– Послушай, жирный боров, этот парень – мой друг… – Он указал на меня пальцем. – Так что, если кому-то хочется испортить ему настроение, пусть воздержится. На это имею право только я. И я не стану это дважды повторять. Уразумел?

Сарти кивнул. Он облизывал губы, пытаясь что-то сказать, но у него от страха отняло речь.

– У тебя там на него кое-что написано, не так ли? – продолжал Карло. – Принеси это завтра утром ко мне. Все, до последней строчки. Соображаешь?

Сарти снова кивнул.

– И если хоть что-то из этого попадет в руки легавым, тогда им заодно настучат про одно маленькое дельце, которое ты провернул во Флоренции. Усек?

Сарти кивнул в третий раз. По его лицу градом катился пот.

Карло обернулся ко мне.

– Все в порядке, приятель. Этот прохвост больше не посмеет чинить тебе неприятности. Можешь поверить мне на слово.

Я ответил, что очень доволен.

Карло ухмыльнулся.

– Отлично. Всегда готов услужить другу. Коли ты играешь со мной, то и я играю с тобой. Теперь иди, развлекайся. А нам с толстобрюхим надо еще кое о чем потолковать.

У Сарти глаза настолько вылезли из орбит, что я не на шутку испугался, как бы они ни вывалились на пол. Он протянул ко мне свои грязные руки и стонущим голосом взмолился:

– Не оставляйте меня, синьор! Не оставляйте меня с ним!

Мне его совсем не было жаль.

– До скорого свидания, Карло, – сказал я своему новому «другу».

Спускаясь по лестнице, я услышал крик. Можно было подумать, что бедный зайчик попал в лапы к волку. Этот крик еще долго стоял у меня в ушах.

Глава 11

I

Только вернувшись в свою квартиру, я сообразил, что так и не выяснил имени человека, нанявшего Сарти следить за Элен. А это было очень важно. Я даже подумал, а не стоит ли вернуться к Сарти и с помощью Карло заставить его расколоться. Но раздумал. Не стоило прибегать к помощи Карло больше, чем это необходимо.

Я решил сам заняться этим делом и навестить контору Сарти. Я подумал, что вряд ли там кто-нибудь будет в воскресенье в три часа пополудни.

Оставив машину на ближайшей улице и взяв из багажника рычаг для снятия покрышек, я быстрым шагом прошел в здание, где находилось Международное агентство Сарти. Агентство занимало шесть кабинетов. Я прошел не через парадный вход, а через служебный, заваленный хламом, и темный, но приведший меня на нужный этаж. Я постучал поочередно во все двери. Повсюду царила тишина. С сильно бьющимся сердцем я пустил в ход свой «инструмент». Вскорости замок поддался. Я вошел в пустой кабинет, осмотрелся и тщательно прикрыл за собой дверь. Шкафы с картотекой находились в соседнем помещении. Я выбрал ящик с буквой «Ч» и с помощью рычага и отвертки взломал замок. Минут десять я просматривал папки с бумагами, но не обнаружил ничего, что бы касалось Элен. Конечно, я не мог себе позволить подробно рассматривать все досье подряд, но у меня сложилось впечатление, что Сарти держал эти бумаги где-то в другом месте.

Тогда я прошел еще в один кабинет, где стоял письменный стол самого Сарти. Взломав дверку стола, я увидел, что в ящике находилось одно-единственное досье, но это было как раз то, что мне нужно. Первый лист начинался такими словами:

«Следуя инструкциям, я договорился сегодня с Фенетти и Молинари о том, чтобы установить круглосуточную слежку за синьориной Чалмерс… Дело это мне поручено Джун Чалмерс».

Джун Чалмерс!!!

Она заварила всю эту кашу! И, перелистывая дело, ища страницы, связанные со мной, я довольно быстро нашел. Их было десять. Наверху была сделана пометка:

«Копия рапорта отправлена синьоре Джун Чалмерс в отель „Риц“, Париж, 24».

В рапорте говорилось о намерении Элен снять виллу в Сорренто и о том, что она предложила мне провести с ней месяц под именем Дуглас Шеррард, и что я согласился приехать к ней 29-го числа… Выходит, что Джун Чалмерс, когда я встретился с ней в аэропорту в Неаполе, уже знала, что я ездил в Сорренто, и что Дуглас Шеррард – это я. Тогда почему же она ничего не рассказала мужу?

Я извлек бумаги из папки, свернул, запихнул себе в карман и вышел, осторожно спустившись вниз по лестнице. Вернувшись к себе, я подробно стал изучать донесения Сарти. Они были куда более развернутыми и подробными, чем отчеты, которые Сарти подсунул мне. Тут были записи не только телефонных разговоров, но и наша с Элен беседа, когда я гостил у нее. Тут были ее разговоры с другими мужчинами, и, когда я их читал, у меня волосы дыбом вставали. Отчеты, со всей очевидностью, фиксировали разгульный образ жизни Элен. Каждый из них отсылался Джун Чалмерс в Нью-Йорк или Париж.

Почему она не использовала эту информацию? Почему не выдала меня Чалмерсу? Почему не раскрыла ему глаза на образ жизни Элен.

Не в силах найти ответы на эти вопросы, я кончил тем, что запер папку в стол. Был уже шестой час, когда я вызвал Нью-Йорк, Джека Мартина.

Когда тот подошел к телефону, то первым делом осведомился:

– Это ты, Эд? Ничего себе! А кто будет оплачивать наш разговор?

– Не волнуйся, дружище, найдется добрый дядя. Скажи лучше, у тебя есть для меня новости? Я говорю о Карло.

– Абсолютно никаких. Впервые слышу такое имя. Ты не ошибся? Случаем не Тони ли Амандо тебя интересует?

– Моего красавца зовут Карло Манчини. Не пойму, при чем здесь Тони Амандо.

– Потому что описание внешности, которое ты мне дал, в точности соответствует ему, вплоть до зигзагообразного шрама на правой щеке.

– Вот как? Интересно. Послушай, мой так орет, что могут лопнуть барабанные перепонки. И носит золотую серьгу в правом ухе.

– В таком случае не сомневайся: это он. В Нью-Йорке он именовался Амандо. Двоих таких не может быть…

– А что ты знаешь про него?

– Все до сих пор не могут опомниться от счастья, что он отсюда свалил. Это же настоящее чудовище. Его все боялись и старались обойти стороной. Мне думается, сейчас он отирается где-то в твоих краях. Когда Зетти выперли из страны, он улетел вместе с ним.

– Зетти, говоришь?

– Ну, конечно! Амандо был его телохранителем! По профессии он наемный убийца. Зетти поручал ему «мокрые» дела.

Это было уже что-то. Киллер Зетти. Я начинал что-то понимать.

Мартин продолжал:

– Ты что – наткнулся на него в Италии?

– Да. Мне кажется, он причастен к контрабанде наркотиков, но мне нужны кое-какие дополнительные сведения.

– Зетти занимался операциями с наркотиками у нас, пока не был вынужден бежать из Штатов. Ведь он тоже в Италии, да?

– Судя по тому, что мне говорили, да. Послушай, Джек, я точно выяснил, что Амандо вылетел в Нью-Йорк за два дня до того, как пришили Менотти. А на следующий день после этого он вернулся в Италию.

– Вот как! Это уже интересно. С твоего разрешения я расскажу это капитану Кольеру, который ведет следствие по делу Менотти. Ему это может пригодиться. Он и без того не сомневался, что Менотти убил либо Амандо, либо сам Зетти, но поскольку у обоих были железные алиби, то ничего нельзя было поделать. Целая свора подонков присягнула, что они оба находились в момент убийства в одном из игорных домов Неаполя.

– Амандо – великий мастак по фабрикации железных алиби. Так что отправляйся к Кольеру, Джек, и благодарю за информацию.

Итак, моя гипотеза обретала реальные черты. Несомненно, Карло убил Менотти, а Элен пыталась его шантажировать. К сожалению, я пока не располагал никакими доказательствами, а суд основывается на них, а не на логических умозаключениях. Мне страшно захотелось пойти к Карлотти и выложить ему все мои заключения. В совокупности с теми данными, которые скопились у него, он мог бы, возможно, что-то выяснить. Но я не осмелился.

Как только Карлотти узнает, что я ходил к Карло, он воспримет это вовсе не так, как мне хочется. Карло же, со своей стороны, пустит в ход все свои «неопровержимые» доказательства, и я буду конченым человеком. Еще не пришло время говорить начистоту с полицией. Мне необходимо раздобыть более солидные доказательства.

Остаток вечера я провел за досье Сарти, ломая голову в поисках выхода. Как я считал, самое главное – это доказать вину Карло. А для этого, по всей вероятности, мне необходимо добраться до таинственной виллы Миры Зетти и посмотреть, что там творится.

II

В понедельник утром, прежде чем сесть в самолет на Неаполь, я позвонил Джине.

– Хэлло, Эд, – отозвалась она. – Я ждала вашего звонка. Как дела?

– По-разному. Я не могу с вами долго говорить: через пять минут улетаю в Неаполь на судебное разбирательство. Мы с вами встретимся после моего возвращения.

– Почему вы все откладываете нашу встречу? Я уверена, что у вас что-то неладно… Я беспокоюсь за вас, Эд.

– Полагаете, что я вас избегаю? У меня хлопот полон рот. Не думайте об этом. У меня только две минуты. Я звоню вам, чтобы сказать, что полиция сняла охрану с квартиры Элен. Займитесь тем делом, насчет которого мы с вами договорились. Очень прошу сегодня же заняться разбором ее вещей.

– Постараюсь.

– Скажите Максвеллу, что это распоряжение шефа. Он вас отпустит без слов.

– Вы обещаете мне позвонить по возвращении?

– Да, обязательно. До свидания.

Я прилетел в Неаполь немного позднее половины одиннадцатого, забронировал номер в «Везувии», привел себя в порядок и отправился на дознание. И был поражен, обнаружив, что являюсь единственным свидетелем. Гранди и Карлотти, разумеется, тоже были там. Гранди одарил меня долгим неприязненным взглядом, но за последнее время я к этому как-то притерпелся… и перестал реагировать. Карлотти приветствовал меня кивком головы, но не стал подходить.

Коронер Джузеппе Милетти был маленьким плешивым человечком с птичьим клювом вместо носа. Он избегал встречаться со мной взглядом и каждый раз смотрел куда-то поверх моей головы, если ему приходилось поворачиваться в мою сторону. Меня попросили подтвердить, что тело принадлежало Элен Чалмерс, и объяснить, с какой целью она отправилась в Сорренто.

Присутствующие при этом трое журналистов, как мне показалось, смертельно скучали. А когда я сказал, что Элен арендовала виллу, чтобы провести на ней каникулы, они начали откровенно зевать. Они прекрасно понимали, что это не так, но кто же осмелится затеять скандал в отношении дочери такого всемогущего человека. Факт, что вилла была нанята на имя миссис Шеррард, обошли молчанием.

После нескольких вопросов, заданных исключительно ради проформы, судья Малетти отпустил меня и вызвал Карлотти. Заявление лейтенанта пробудило от спячки журналистов и нескольких бездельников, которые находились в зале.

Он сказал, что полиция Неаполя и он лично продолжают расследование и в свое время предоставят доказательства того, что Элен Чалмерс была убита. Как он полагает, к следующему понедельнику все будет закончено, поэтому он просит коронера продлить время на дознание еще на неделю.

Малетти походил на человека, у которого внезапно начался приступ зубной боли. На всякий случай он осведомился у Карлотти, достаточно ли веские у него аргументы, чтобы требовать дополнительного доследования… Когда тот заверил, что да, он вынес решение о продлении доследования еще на неделю и поспешно убежал из зала, как будто боялся, что его станут в чем-то упрекать.

Журналисты осадили Карлотти, но тот ничего определенного им не сказал.

Когда журналисты гуськом потянулись к выходу, я преградил им путь.

– Вы меня помните? – спросил я, приветливо улыбаясь.

– Ну уж сейчас-то вы не сможете заставить нас замолчать, – сказал репортер «Л'Италия дель Пополо». – Это информация, и мы ее напечатаем.

– Конечно, конечно – если это факты, а не чьи-то мнения. Не говорите потом, что я вас не предупреждал.

Они обошли меня и поспешили к своим автомобилям.

– Синьор Доусон…

Я обернулся. Рядом стоял Гранди. В глазах его застыло мрачное выражение.

– Да?..

– Синьор Доусон, я надеюсь на ваше сотрудничество. Мы сейчас разыскиваем американца, который был в Сорренто в день смерти синьорины. Мы нашли человека, чья внешность совпадает с описаниями свидетелей. Мы хотим провести опознание. А вы как раз такого роста, что и этот человек. Не согласились бы вы поучаствовать в опознании?

Я похолодел.

– Не знаю… Мне надо бы телеграмму послать…

– Всего лишь несколько минут, синьор, – сказал Гранди. – Пройдите, пожалуйста, со мной.

За его спиной замаячили двое полицейских в форме. Они улыбались.

Я пошел с ними.

В комнате, куда мы пришли, уже стояла шеренга из десяти человек: два американца, один немец, остальные итальянцы. Всех ростов и размеров. Но американцы были примерно моего роста.

– Дело секундное, синьоры, – сказал Гранди с видом дантиста, собирающегося удалить коренной зуб.

Открылась дверь, и вошел крепкого вида итальянец. Он оглядел шеренгу, на небритом лице отразилось замешательство. Я не помнил его лица, но по изношенному плащу и кожаным перчаткам с раструбами догадался, что это таксист, с которым я совершил безумную гонку из Сорренто в Неаполь, когда догонял римский поезд.

Он обвел шеренгу взглядом, его глаза остановились на мне. Я облился холодным потом. Он пялился на меня секунды три. Они тянулись целую вечность. Затем он отвернулся и вышел из комнаты, хлопая по бедру перчатками. Я хотел стереть пот с лица, но не осмелился. Гранди в упор глядел на меня. Когда я это заметил, он угрюмо ухмыльнулся.

Ввели другого итальянца. Этого я помнил – то был служащий камеры хранения со станции в Сорренто. Я у него оставлял чемодан, перед тем, как отправиться на виллу. Он обежал взглядом строй, остановился на мне. Секунду мы глядели друг на друга, затем он осмотрел двух других американцев и вышел.

Еще были запущены двое мужчин и женщина. Кто такие – понятия не имею. Они тоже внимательно оглядели ряд, но на мне не задержались. Пристальнее всего они разглядывали одного из американцев, стоявшего на другом конце шеренги. Они пялились на него, он в ответ улыбался. Хорошо людям с чистой совестью! Я заметил, что Гранди хмурится. Наконец они ушли.

Гранди отпустил тех десятерых, заявив, что опознание закончено.

– Спасибо, синьор, – сказал он мне, когда я двинулся вслед за остальными. – Извините, что задержал вас.

– Ничего, переживу, – ответил я, заметив что он выглядит не слишком довольным. Видимо, последние три свидетеля не оправдали его надежд. – Ну и как – нашли этого типа?

Он посмотрел на меня в упор.

– В настоящее время я не готов ответить на этот вопрос, – заявил он, коротко кивнул и вышел из комнаты. Я тоже не стал задерживаться.

Вернувшись к себе в отель, я позвонил в Рим. Джина сообщила, что договорилась со знакомой скупщицей подержанных вещей. Она заберет шмотки Элен, как только будет составлена подробная опись.

– Думаю, я справлюсь к завтрашнему дню.

– Отлично. Максвелл на месте?

– Да.

– Передайте ему трубку, пожалуйста.

– Эд, к нам приходил лейтенант Карлотти и расспрашивал о вас, – сказала Джина.

– Что именно его интересовало?

– Как близко вы были знакомы с Элен Чалмерс, и не говорит ли нам что-нибудь имя Дуглас Шаррард.

– Что же вы ответили?

– Я сказала, что имя миссис Дуглас Шеррард мне ничего не говорит, и что с Элен Чалмерс вы были знакомы.

– Спасибо, Джина.

Наступило неловкое молчание, потом она добавила:

– Они также хотели знать, где вы были 29 числа. Я ответила, что вы были дома и работали над своим романом… А теперь я позову мистера Максвелла.

– Спасибо.

Через несколько минут к телефону подошел Максвелл. Я сообщил ему, что слушание дела отложено на неделю.

– Что так?

– Полиция считает, что это было убийство.

– Ничего себе! А что заставляет их так думать?

– Так они и выложат свои карты. Отправь телеграмму старику, пусть он решит, как нам поступать: публиковать или нет сообщение. Остальные газеты публикуют. Дознание отложено на неделю.

– Больше ничего?

– И этого вполне достаточно.

– Хорошо, я этим займусь. Хотя, вообще-то, это не мое дело. Скажи-ка, это не ты столкнул ее со скалы, друг?

– Что?!

– Шучу, шучу. Черт знает что творится. Недавно приходил этот Карлотти. Напустил на себя таинственность и расспрашивал про тебя. Мне показалось, что он считает тебя главным любовником.

– Свихнулся он, что ли?

– Возможно. Я всегда считал, что все полицейские чокнутые. Пусть себе думает что угодно.

– Правильно. Ты не забудь про телеграмму.

– Не забуду. Пока, и не нарывайся на неприятности.

Я сказал, что постараюсь.

III

В начале десятого я на взятой напрокат «тачке» отправился в Сорренто. Доехав до порта, я оставил машину на стоянке, сам же пошел пешком до пристани. Дойдя до лодочной станции, я спросил, не могу ли найти у них легкую лодку на веслах, так как мне хочется немного размяться.

Лодочник посмотрел на меня, как на психа, но быстро сообразил, что у меня есть, чем платить, стал необычайно любезным и отыскал мне очень симпатичную посудину, даже помог в ней устроиться и оттолкнул от берега. Заломил он пять тысяч лир за три часа.

К этому времени опустилась уже прекрасная темная звездная ночь, и гладь моря была спокойной, как поверхность пруда. Я греб, пока берег не остался далеко позади, после чего сделал передышку и разделся. Плавки я надел еще в отеле.

Я снова налег на весла и безостановочно греб около часа, прежде чем увидел красный фонарь, зажженный на крутом скальном берегу залива, над которым располагалась вилла Миры Зетти. Я бросил весла и всматривался в темный силуэт виллы. В окнах первого этажа горел свет.

Подумав, я пристал к берегу в нескольких сотнях ярдах от места, где нашли тело Элен. До виллы отсюда было три сотни ярдов в другую сторону. Я вытащил лодку на мягкий песок так, чтобы ее не унес прибой, сам же вошел в воду и поплыл в сторону виллы. Море было теплое, я плыл быстро и бесшумно. В залив я заплыл очень осторожно, обогнув круг красного света, отражающегося на водной глади.

У причала слегка покачивались на воде две мощные моторки и небольшая гребная лодка. Я осторожно подплыл к ступеням лестницы, ведущей на виллу. Замер, напряженно вслушиваясь в тишину, стараясь не упустить ни малейшего звука. И не зря – над головой сверкнула яркая точка, описала дугу и с шипением погрузилась в воду – кто-то, стоящий наверху, выбросил окурок. Я тихонько погрузился в воду и замер у стены, держась за причальное кольцо как раз над моей головой.

Напряженно вглядываясь в сторону, откуда прилетел окурок, я постепенно различил во мраке темный силуэт мужчины, сидящего на тумбе. Он, казалось, глядел в море. Минут через пять он поднялся и не спеша пошел вдоль берега. Когда он вошел в круг красного света, я смог его разглядеть. Он был высок, крепкого телосложения, носил черные брюки, белый свитер и сдвинутую на затылок шапочку с козырьком. Он стал, лениво опершись о прибрежную балюстраду, и закурил новую сигарету. Убедившись, что он стоит спиной ко мне, я бесшумно выбрался на ступени лестницы и осторожно двинулся вверх, скрываясь в тени деревьев. Временами я оглядывался на незнакомца, но тот все так же созерцал огни далекого Сорренто.

Достигнув террасы, нависающей над пристанью, я остановился и стал разглядывать виллу, которую теперь от меня отделяло не более 50 футов. Над моей головой сверкал прямоугольник освещенного окна. Никого не было видно, но до меня доносились слабые звуки танцевальной музыки – радио или проигрыватель. По-прежнему скрытый в темноте, я поднялся еще на один пролет. Под освещенным окном росло дерево, бросавшее на землю большую тень. Я скользнул туда, уверенный, что здесь меня никто не обнаружит. Мне же оттуда была видна роскошно обставленная обширная гостиная. За столом посередине комнаты четверо мужчин играли в покер. Позади них на кушетке полулежала Мира Зетти. Она курила, листала журнал и слушала музыку, льющуюся из стоящего рядом приемника. Из четырех играющих трое были типичными гангстерами из фильмов студии Уорнер Бразерс. Они были одеты в дорогие броские костюмы, их загорелые лица были одновременно тупыми и жестокими, галстуки экстравагантными, голоса громкими. Четвертый был вульгарного вида толстяк лет пятидесяти со смуглой физиономией. В свое время я видел достаточно его фотографий в газетах, поэтому сразу же узнал. Можете поздравить себя с удачей, уважаемый мистер Доусон! Вам удалось сделать то, что не могла сделать вся итальянская полиция…

Конечно, я давно уже подозревал, что эта вилла – убежище Фрэнка Зетти, но не смел рассчитывать на то, что увижу его здесь собственными глазами.

Игроки были всецело поглощены покером. Можно было не сомневаться, что выигрывает Зетти. Перед ним возвышалась гора жетонов. У остальных же почти ничего не осталось.

Через пару минут высокий тонкий парень в серых брюках что-то проговорил, бросил карты на стол и поднялся из-за стола. Его примеру последовали двое других. Они откинулись на стулья, с хмурым видом рассматривая Зетти.

Зетти что-то спросил у Миры. Та со скучающим видом ответила и снова уткнулась в журнал.

Парень в серых брюках подошел к окну и распахнул его. Теперь я совершенно отчетливо слышал все, что говорилось в комнате. Парень через плечо бросил Зетти:

– Опаздывает Джерри.

Зетти поднялся, повел широкими плечами и тоже подошел к окну.

– Он скоро будет. Джерри хороший мальчик. Просто едет он издалека. – Потом прикрикнул на Миру: – Приглуши эту проклятую штуковину, я сам себя не слышу!

Мира неторопливо повернула ручку приемника. Зетти и второй парень стояли у окна и явно к чему-то прислушивались. Мне показалось, что я слышу далеко в море урчание мотора.

Парень заметил:

– Вот и он! Гарри внизу, да?

– Где ж ему еще быть, – буркнул Зетти.

Он отошел от окна и через минуту появился на террасе. Вот тогда я испугался. Мое укрытие было не особенно надежным, если кому-то вздумается подойти к апельсиновому дереву. Я распластался на земле, боясь дышать. Зетти, как назло, уселся на землю в каких-нибудь 15 футах от меня. Вскоре к Зетти присоединился еще и длинный парень.

Затем вышла Мира. Она облокотилась на балюстраду и сильно наклонилась вперед. До меня донесся запах ее духов.

– Я его вижу, – сказала она глухим голосом.

Красный фонарь на пристани погас и снова зажегся. Все ждали. Зетти раскурил сигару. Мира и тощий верзила вглядывались в темноту залива. Я лежал так тихо, что ящерка, приняв меня за деталь пейзажа, пробежала по моей голой спине. Затем с лестницы донеслись поспешные шаги, и на террасу вбежал парень в красной фуфайке и черных брюках.

– Всем привет, – сказал он и широко улыбнулся Мире.

Скука Миры бесследно исчезла. Она одарила парня ослепительной улыбкой.

– Привет, Джерри!

Парень подошел к Зетти и опустил на столик завернутый в клеенку пакет.

– Привет, босс. Вот.

– Отлично! Садись, малыш. Эй, Джек, тащи сюда выпить.

Джек, длинный парень в серых брюках, пошел в гостиную. Мира подошла к Джерри и взяла его за руку. Он улыбнулся ей.

– Можно поцеловать вашу дочку, босс?

– Валяй! – милостиво разрешил Зетти. – Если ей этого хочется, то мне что за дело. Как все прошло, нормально?

– Вполне.

Джерри поцеловал Миру, притянул ее к себе на колени и стал нежно гладить волосы. Через пару минут он сказал:

– Самое время переправлять товар в Ниццу. Как вы думаете это сделать?

– Это забота Карло. Он парень пройдошливый.

– Карло? – насторожился Джерри. – Слишком пройдошливый. Ты его давно видела?

Мира раскрыла черные глаза.

– Глупый, ты что – ревнуешь? На кой черт мне сдался этот орангутанг. Ведь у меня есть ты!

Джерри не был слишком убежден и продолжал хмуриться.

– Смотри, девочка, будь с ним поосторожней.

Зетти ухмылялся, слушая этот разговор. Джерри, обняв Миру за плечи, повернулся к Зетти.

– Так что же придумал наш Карло?

– Он завербовал журналиста, который перевезет товар в Ниццу. Это некий Эд Доусон из «Уэстерн Телеграмм».

– Доусон? Я видел этого типа в Риме. Мне он показался уж больно неподкупным. Неужели он согласился?

– Карло его здорово прижал. Тому просто некуда деться. Сбоев не будет. Одна из самых хитрых выдумок Карло.

– Да, уж этот пройдоха Карло!

Появился Джек с виски с содовой. Зетти поднялся.

– Пошли, малыш. Дам тебе твою долю. Погостишь у нас?

– Я свободен до завтрашнего вечера.

Мира поднялась с колен Джерри и повисла у него на руке.

– Деньги подождут, дорогой. Пойдем со мной в комнату, мне нужно с тобой поговорить.

Джерри вопросительно взглянул на Зетти.

– Вы разрешите, босс?

Зетти усмехнулся.

– Разумеется. Мира взрослая девушка. Она вольна поступать, как ей нравится. Деньги получишь, когда захочешь. Когда думаешь совершить следующий рейс?

– Через неделю. Все договорено.

Взяв стакан с виски, Джерри ушел с Мирой в дом. Джек хмуро посмотрел им вслед.

– В один прекрасный день Карло всадит нож в спину этому красавчику. Попомни мое слово.

Зетти рассмеялся.

– Плевать! Пусть девочка позабавится. Если ей хочется иметь обоих, это ее дело. Спрячь товар в сейф. Карло должен его загрузить в четверг. Так что в среду отвезешь его в Рим. Ясно?

Джек что-то пробормотал, взял привезенный Джерри пакет, и оба пошли в дом.

Как только они скрылись из виду, я поднялся. Кажется, я нашел выход. Если пакет не попадет в руки Карло к четвергу, то, стало быть, мне не надо будет везти его в Ниццу. А как сделать, чтобы пакет не попал к Карло? Правильно: быстро в Сорренто и напустить на виллу Гранди.

Я спустился по лестнице и остановился внизу, всматриваясь в темноту. Я не смел двинуться с места и нырнуть в воду до той минуты, пока точно не определю, где находится Гарри. Но никого поблизости не было видно.

И вдруг я вздрогнул, услышав позади себя подозрительный шорох. Не успел я повернуться, как чья-то мускулистая волосатая рука обхватила меня за горло, и в то же время костлявое колено уперлось мне в поясницу.

Глава 12

I

Я сразу же понял, что Гарри силен, возможно, даже сильнее меня. К счастью, мне были знакомы приемы классической борьбы…

Чтобы избавиться от такого захвата, существует только одна возможность: совершенно расслабиться. Мои ноги подкосились, и я упал на песок. Одновременно с этим я выгнул спину и приподнял своего врага. Я слышал, как он тихо выругался, но его хватка не ослабла. Я попытался перекинуть его через голову, но для меня он был слишком тяжел. В итоге я соскользнул по мокрым ступенькам, и он, вцепившийся в меня, как клещ, упал вместе со мной.

Очутившись в воде, он слегка ослабил свою хватку, и я воспользовался этим, чтобы схватить его за горло. Потом повернулся и нанес удар в подбородок. Он перевернулся, я же всплыл на поверхность и глубоко вздохнул.

Больше всего я боялся, что он позовет на помощь. Он вынырнул в трех метрах от меня, и я его заметил раньше, чем он увидел меня. Я нырнул, схватил его за ноги и потащил в глубину.

Он начал энергично вырываться, и в правой руке у него сверкнул нож. Чтобы избежать удара, я метнулся в сторону. Лезвие все же задело меня. Я описал круг, снова схватил его за ноги и потащил на дно. Находился с ним под водой столько, сколько позволяли мне мои легкие. Он всплыл секунд на пять позже меня, и по движениям рук я понял, насколько он ослабел.

Нож свой он потерял. Теперь у него было одно желание: спастись от меня. Но тогда он бы предупредил обитателей виллы, что совершенно не входило в мои планы. Я снова набросился на него и погрузил в воду. На этот раз он уже почти не сопротивлялся и, скорее всего, вообще утонул бы, если бы я не схватил его за воротник и не приподнял его голову над водой. Мы находились всего в нескольких метрах от привязанной лодки…

Я подтащил Гарри туда и с большим трудом перевалил через борт, положив на живот, чтобы вылилась вода, которой он успел наглотаться. Сам сел за весла и изо всех сил стал грести, направляясь в Сорренто.

Примерно на полдороге Гарри зашевелился и даже сделал попытку встать… Для страховки я пристукнул его веслом по голове. Он снова повалился на дно и не подавал признаков жизни до самого Сорренто. Мой лодочник ожидал меня у причала. Когда он увидел, что это была не его лодка, глаза у него полезли на лоб, а тут я еще схватил Гарри и поволок его по доскам на пристань. У моего рыбака и ноги подкосились.

Я распорядился:

– Скорее бегите в полицию. Не беспокойтесь за свою лодку. Вы ее получите в целости и сохранности. Волоките сюда ближайшего полицейского.

Мне думается, что в тени лодок дежурил какой-то постовой, потому что он незамедлительно показался на мой голос. Я страшно обрадовался, но боялся, что он затеет волокиту, как это принято в полиции: протокол, участок и т.д. Но, по-видимому, он знал, кто такой Фрэнк Зетти. Приказав рыбаку держать язык за зубами, нарядил в наручники Гарри, довольно оперативно реквизировал чью-то машину и отвез нас обоих в полицию. Еще мне повезло в том, что Гранди задержался на работе. Он посмотрел на меня с ошалелым выражением лица, когда я в одних плавках ввалился к нему в кабинет. Но стоило мне рассказать про наркотики, Зетти и Гарри, как он сразу же стал необычайно деятельным и расторопным.

Прежде всего он позвонил в Рим в отдел по борьбе с наркотиками. Там приказали организовать немедленный рейд на виллу.

Я предупредил Гранди.

– Будьте осторожны. Там их пять человек, и все они люди крутые и опасные.

Он кисло улыбнулся.

– Я тоже могу быть крутым и опасным.

Он вышел, не забыв прислать ко мне констебля, который проводил меня в душевую и принес мне фланелевые брюки и свитер. Пока я одевался, Гранди со своими ребятами спустился к причалу. Он ждал подкрепления из Неаполя.

Я решил, что до начала операции успею позвонить Максвеллу. Я сказал ему, что в течение часа должен быть арестован Фрэнк Зетти, и посоветовал сидеть и ждать подробностей. Сказал также, что еду вместе с отрядом, которому поручен рейд на виллу. Максвелл отвечал, что позвонит Чалмерсу в Нью-Йорк, а потом будет ждать моего звонка.

Однако Гранди не пожелал взять меня с собой. Отряд состоял из 30 карабинеров, вооруженных до зубов. Они уселись в три быстроходных катера. А на берегу несчастный лодочник осыпал меня проклятиями, уверенный, что я потопил его лодку. Я заявил, что если он сможет найти какую-нибудь моторку, то я отвезу его к его драгоценной лодке. После долгих споров и криков он все же сумел уговорить своего приятеля, и мы отправились туда втроем.

К тому времени, когда мы отыскали оставленную мной на берегу лодку, Гранди со своими людьми уже захватил виллу. Я напряженно вслушивался, ожидая услышать стрельбу, но все было тихо.

Я убедил лодочников заплыть в заливчик у виллы. Минут через двадцать мы увидели, как карабинеры конвоируют обитателей виллы к катерам. Среди них была и Мира. Я сказал лодочникам, чтобы они плыли за катерами. На причале в Сорренто, пока арестованных загружали в полицейские машины, я держался в стороне. Лишь когда машины отъехали, я подошел к Гранди.

– Вы захватили пакет с наркотиками?

– Да, он у меня.

– Все прошло гладко?

– Они не успели и пошевелиться.

– Я бы не хотел, чтобы мое имя упоминалось в связи с этой операцией. Сейчас мне необходимо как можно скорее вернуться в Рим. Ведь я вам не нужен?

– Да, не нужны. Но, надеюсь, вы будете в следующий понедельник на дознании?

– Непременно.

Я на своей прокатной машине вернулся в отель, откуда позвонил Максвеллу, сообщил ему подробности ареста Зетти и попросил передать их также Мэтьюсу из «Ассошиэйтед Пресс».

– Я вернусь сегодня, так что завтра увидимся.

Он спросил меня, не было бы лучше, если бы я остался в Неаполе и присутствовал при разборе дела Зетти. Конечно, он был прав, но меня волновал Карло. Я представлял себе его реакцию, когда он узнает, что полиция захватила и Зетти, и наркотики. Если он заподозрит, что я к этому причастен, мне конец.

Я ответил Максвеллу, что полиция начнет разбор дня через два, а мне необходимо поскорее попасть в Рим.

– Хорошо, дело твое. Тогда до скорого!

– До скорого!

II

Я позвонил Максвеллу около девяти утра, еще не поднявшись с постели. Он сказал, что ему звонили из Нью-Йорка, требуя сообщить подробности о пребывании Зетти в Италии, и поинтересовался, какие у меня планы. Я посоветовал ему отправиться в Неаполь вместо меня.

– Я бы это очень хотел сделать, но Джины сегодня нет на работе. Она занята в квартире Элен. Я же не могу оставить контору запертой, кто-то должен отвечать на телефонные звонки.

– Сейчас Джина там?

– Она отпросилась у меня на весь день. Сказала, что поедет туда к десяти часам. Якобы старик потребовал, чтобы все вещи Элен были срочно ликвидированы.

– Чистая правда… Решено, я сразу поеду туда и пришлю к тебе Джину. Тогда ты сможешь вылететь в Неаполь дневным самолетом.

– Я был уверен, что ты сам захочешь писать корреспонденцию. Таких громких процессов давно не было.

– Поскольку, по всей вероятности, тебе принимать римский филиал, тебе и заниматься этим делом. Позвони-ка заранее в Неаполь, чтобы забронировали там место в гостинице.

Я привел себя в полный порядок и поехал на квартиру Элен. Дверь мне открыла Джина.

– Это вы, Эд? Вот уж не ожидала! – сказала она, обрадовавшись моему приходу.

– Здравствуйте, Джина.

Проходя следом за ней в гостиную, я спросил:

– Как дела?

– Упаковываю. Господи, тут столько всего. Но, кажется, через полчаса закончу.

– С продажей все улажено?

– Да, Эд, – она присела на ручку кресла и внимательно посмотрела на меня. – Что произошло? Расскажите, прошу вас.

Я опустился в кресло. Вздохнув, я рассказал ей об операции по ликвидации банды Зетти, закончив тем, что Максвелл спит и видит возможность поехать в Неаполь, поэтому ей надо отправляться в контору.

– Он может вылететь туда двухчасовым самолетом, так что у него времени много. Эд, откуда вы узнали, что Зетти находится на той вилле?

– Почему это вас так интересует, Джина?

– Потому, что этот же вопрос задаст всякий здравомыслящий человек. Вся итальянская полиция разыскивала Зетти, а вы вдруг взяли да и нашли. Чисто случайно!

Она рассуждала логично. Только сейчас я, к своему удивлению, сообразил, что Гранди не проявил никакого любопытства по этому поводу.

– Наверное, ты права, Джина. Это длинная история…

– Я хочу ее услышать. Ведь вы избегали меня в последнее время. Ясно, что вы имеете какое-то отношение к истории гибели Элен Чалмерс. Она вам звонила, назвалась миссис Дуглас Шеррард… Не держите меня в неведении, Эд. Я вся извелась от тревоги за вас…

– Не спрашивайте меня, Джина. Элен, несомненно, убита. Убил ее, конечно, не я, но полиция меня в этом подозревает. Если я посвящу вас в свои неприятности, вы автоматически станете моей соучастницей.

– Вы воображаете, что меня это испугало? Я хочу и должна знать правду, Эд… Вы же знаете, один ум хорошо, а два – лучше.

– Джина, вы не должны ни во что вмешиваться в этой грязной истории.

– Элен для вас что-то значила?

Я колебался.

– Так мне казалось некоторое время, пока я не понял, что она из себя представляет. Видите ли, я вел себя как…

– Не надо оправдываться, Эд, я все понимаю. Расскажите мне факты… Вы боитесь, что про это узнает синьор Чалмерс?

– Это пройденный этап. Уверяю вас, Джина, у меня есть все данные, чтобы занять место редактора отдела внешней политики. И вот, когда это место мне уже было обещано, я потерял его по собственной глупости…

– Вы уедете из Рима?

– Да, я к этому готовился, но сейчас, кажется, я останусь вообще без работы.

Наступило тягостное молчание. Я взглянул на Джину. Она побледнела, в глазах стояли слезы.

– Джина! Джина! Не расстраивайтесь, дорогая! Это еще не конец света!

– Для вас нет.

Кажется, впервые со времени нашего знакомства я осознал, что значит для меня Джина. Я подошел к ней, обнял за талию и притянул к себе.

– Ладно, признаю. Я по уши в дерьме и все по собственной глупости. Но тебе-то незачем туда лезть. Если будешь слишком много знать, они навесят тебе соучастие.

– Господи! – выкрикнула Джина, заливаясь слезами. – Да не волнует меня это! Мне за тебя страшно!

Я крепче прижал ее к себе. Она подняла на меня лицо, глаза ее блестели от слез. Наши губы встретились. Потом я оттолкнул ее.

– Нет, так не пойдет, – сказал я. – Возможно, я свихнулся, когда начал встречаться с этой шлюшкой, но каждый должен отвечать за свои дела. Это мое дело, и последствия должен расхлебывать я сам. А ты держись от этого подальше.

Она запустила пальцы в мою шевелюру и улыбнулась.

– Я могу помочь тебе. Я знаю, что могу. Ты хочешь этого?

– Я хочу, чтобы ты держалась подальше от всего этого.

– Эд, я для тебя хоть что-то значу? Ты хоть немножко любишь меня?

– Очень люблю!.. Чтобы понять это, мне понадобилось много времени… Но дело в том… – Я прижал ее к себе и поцеловал. – Я сейчас могу рассчитывать разве что на чудо. Как мне кажется, Карлотти почти уверен, что я именно тот тип, которого они разыскивают.

– Расскажи все с самого начала.

Я рассказал, ничего не скрывая.

Она слушала меня, не перебивая, и, когда я закончил, глубоко вздохнула.

– Мой дорогой, но это ужасно.

– Да, история отвратительная. И самое обидное, что я сам во всем виноват. Если бы я только мог доказать, что Элен убил Карло, можно было бы быть спокойным. Но я не представляю себе, как это сделать.

– Нужно рассказать всю историю Карлотти. Вот так же подробно и честно, как только что рассказал мне. Карлотти человек умный, он отличит правду от вымысла.

Я печально покачал головой.

– Против меня слишком много улик. Мне надо было признаться во всем с самого начала. А теперь Карлотти решит, что все это я сочинил для своего оправдания. Он арестует меня, и я не смогу охотиться за Карло. Я должен сам его уличить, если это возможно.

– И все же, Эд, я на твоем месте доверилась бы Карлотти. Я убеждена, что это единственный выход выпутаться из этой истории.

Я обещал ей подумать.

– Послушайте, Эд. Я только сейчас вспомнила об одной вещи. Вчера, когда я здесь рассортировывала вещи, пришел посыльный и принес коробку с пленкой, адресованную Элен.

Я вскинул голову.

– Коробку с пленкой?

– Да. Наверное, Элен отдавала ее на обработку.

У меня болезненно заколотилось сердце. Джина раскрыла сумочку и достала оттуда желтую коробку, в которые упаковывают пленки.

– А вдруг это тот фильм, который Элен снимала в Сорренто? – сказала она, протягивая мне коробку.

Не успел я поднять руки, как входная дверь распахнулась. Мы резко обернулись.

На пороге стоял Карло и скалил зубы в мрачной ухмылке.

– Эту штуку, – сказал он, – ты отдашь мне. Долго я ждал, когда она проявится. Ну, быстро, гони!

III

Реакция Джины была быстрее моей. Карло она узнала из моего описания и сразу сообразила, что к чему. Она бросила пленку в сумочку и вскочила на ноги. Затем метнулась в сторону спальни. Карло с ревом бросился за ней. Когда он пробегал мимо меня, я успел подставить ему ногу. Он рухнул на пол, но успел захватить рукав блузки Джины. Джина резко рванулась, легкая ткань порвалась. Джина скользнула в спальню и захлопнула за собой дверь. Я услышал, как поворачивается ключ в замке.

Квартира Элен находилась на четвертом этаже. Бежать из спальни не было возможности, но дверь казалась прочной. Карло придется повозиться, прежде чем сломать ее. Все это пронеслось у меня в мозгу, пока я подымался из кресла, в котором до этого сидел. Карло, изрыгая проклятия, подымался с пола. Я прыгнул к камину и схватил тяжелую стальную кочергу. Когда я повернулся к Карло, он уже был на ногах.

Мы стояли лицом к лицу.

Он пригнулся, выставив чуть вперед руки со скрюченными пальцами. Лицо его не было лицом человека. Это было нечто, явившееся из джунглей.

– Ладно, слизняк, – сказал он мягко, – сейчас ты свое получишь.

Я ждал.

Он, не сводя с меня пристальных черных глаз, плавно пошел на меня, забирая чуть влево. Я следил за его движениями, держа кочергу наготове и слегка поворачиваясь вокруг оси, чтобы все время держать его на линии удара. Только точный удар в голову мог меня спасти. Но я недооценил его скорость. Он бросился мне под ноги, и мой удар пришелся по плечам. Мы оба рухнули на пол. Я выпустил кочергу и врезал ему по морде кулаком. Силы в этом ударе было маловато, но все же он отшатнулся. Второй удар я хотел нанести в горло, но он опять увернулся и нанес мне сильнейший удар в шею, от которого у меня в глазах потемнело. Я упирался ладонью в его подбородок, пытаясь оттолкнуть от себя. На меня обрушился прямой в голову. Я все же оторвался от него, блокировал правой рукой следующий удар и пинком в грудь отбросил его от себя. Он свалился на диванчик, снеся по пути стол и торшер.

Я успел вскочить на ноги, чтобы встретить его очередной бросок. Мы столкнулись, как два быка на арене. Я врезал ему справа по челюсти, но сам получил такой удар под ребра, что мне заплохело.

Карло слегка отступил, его лицо было искажено дикой яростью. Он оскалил зубы в злобной гримасе. Я принял стойку и ждал. Он бросился вперед и обрушил на меня град ударов. Некоторые я парировал и смог сам несколько раз прилично его зацепить, но это было безнадежно. Карло был слишком силен для меня, я же все больше и больше слабел. Мне казалось, что я дерусь с паровым молотом. И после очередного сокрушительного прямого в голову я был повержен. Нокаут.

Я ожидал, что он меня добьет, но его больше интересовала пленка. Оставив меня на полу, он бросился к двери спальни и с размаху врезал по замку ногой. Дверь затрещала, но замок выдержал.

Из спальни донесся звон разбиваемого стекла и голос Джины – она изо всех сил что-то кричала. Карло нанес еще несколько свирепых ударов ногой по двери, и она с треском распахнулась. Карло ворвался в спальню. Джина завизжала.

Задыхаясь, я с трудом поднялся. Ноги были как ватные. Я поднял с пола кочергу и заковылял к сломанной двери. Когда я вошел в спальню, Карло уже повалил Джину на кровать и держал ее за горло.

– Где пленка? – орал он. – Живо, сука!

Я занес кочергу. Он почуял неладное и обернулся, но слегка запоздал. На этот раз я не промахнулся, и кочерга опустилась ему точно на макушку. Он разжал свою хватку и стал мешком оседать набок. Я ударил его еще раз, и он, бездыханный, растянулся на полу. Я выпустил кочергу, переступил через него и наклонился над Джиной.

– Как ты, дорогая?

Она подняла глаза, лицо у нее было совершенно бескровным, но она силилась улыбнуться.

– Он не отнял у меня пленку, Эд, – выдохнула она. Потом она отвернулась в сторону и заплакала.

– Что здесь происходит? – раздался чей-то зычный голос.

Это были двое полицейских. Один из них держал наготове пистолет.

– Ничего особенного, – ответил я. – Этот парень ворвался в квартиру, не постучавшись. Состоялся сеанс вольной борьбы. Я – Эд Доусон из «Уэстерн Телеграмм». Лейтенант Карлотти меня хорошо знает.

Имя Карлотти подействовало.

– Вы хотите подать жалобу?

– Да, конечно. Заберите его отсюда. Я приведу себя в порядок и приеду в участок.

Один из полицейских нагнулся над Карло, профессиональным жестом схватил его за ворот и поставил на ноги.

Я было раскрыл рот, чтобы предупредить его, с каким опасным типом он имеет дело, когда правой рукой Карло нанес устрашающий удар по подбородку блюстителя порядка. Тот отлетел в сторону, как щенок.

Карло выпрямился, толкнул меня на кровать и побежал к двери. Вооруженный полицейский опомнился от неожиданности, поднял руку с пистолетом и выстрелил.

Карло пошатнулся, но все же добрался до выхода. Полицейский выстрелил вторично. Карло упал на четвереньки, лицо его исказилось от ярости и боли. Уж не знаю, как ему удалось подняться и сделать три шага. На пороге он на секунду замер и уже окончательно свалился на площадку у самой двери.

Полицейский подошел к Карло. Тот глядел мимо них на меня, пытаясь выдавить ухмылку. Потом глаза его закатились, он дернулся и потерял сознание.

IV

Через сорок минут я возвратился к себе, чтобы зализать раны. Джину я отвез домой и позвонил Максвеллу, чтобы он дожидался моего звонка. Полиция сообщила, что Карло еще жив, но положение его безнадежно. Его отправили в больницу, однако жить ему оставалось не более одного-двух часов.

Мне удалось довольно удачно наложить пластырь на ссадину под глазом, когда раздался звонок в дверь. Это появился Карлотти.

– Карло Манчини требует разговора с вами, – сказал он. – Он все больше и больше слабеет. Вы можете поехать к нему? Внизу ждет машина.

– Конечно.

По дороге Карлотти заметил:

– Такое впечатление, что в последние дни вы жили весьма напряженно. Мне звонил Гранди. Оказывается, это вы сообщили ему, где скрывается Зетти.

– Да, скучать мне не пришлось.

Он задумчиво посмотрел на меня.

– Когда вы поговорите с Манчини, я тоже хотел бы немного с вами побеседовать.

«На этот раз все», – подумал я и сказал, что я всецело в его распоряжении. Больше ничего сказано не было. Когда мы подъехали, Карлотти обеспокоенно заметил:

– Надеюсь, он не умер. Он был совсем плох, когда я поехал за вами.

Нас немедленно провели в комнату, где лежал Карло. Его охраняли два детектива. Он был еще жив, и, когда мы вошли, открыл глаза и попытался изобразить улыбку.

– Салют, старик! – прохрипел он. – Я тебя ждал.

– В чем дело?

– Пусть легавые выйдут. Я хочу поговорить с тобой наедине.

– Вы будете говорить при мне или вообще не будете говорить, – вмешался Карлотти.

Карло посмотрел на него.

– Не будь ослом, флик! Если тебя интересует, как сдохла Элен, убирайся отсюда да захвати с собой этих двух. Сперва я поговорю с приятелем, а потом у меня будет кое-что и для тебя.

Карлотти заколебался, но потом пожал плечами:

– Ладно, даю тебе пять минут, – решил он, делая знак своим агентам.

Они вышли вместе и притворили за собой дверь.

– Парень, у тебя есть хватка, – проговорил Карло с усилием. – Мне понравилось, как ты дерешься. За это я хочу тебя вытащить из петли. Я скажу фликам, что это я пришил Элен, мне все равно хана. Жить мне осталось недолго. Но за это ты должен для меня сделать одно дело. Ясно?

– Если смогу.

– Ликвидируй эту пленку. – В его глазах появилось выражение боли, и он закрыл их. Потом снова заговорил: – Похоже, что я становлюсь сентиментальным… Дай мне слово, что никому не покажешь эту пленку. Мне это очень важно, старина.

– Я не уверен, имею ли я право на это. Возможно, это улика, объясняющая смерть Элен. Поэтому полиция обязана ее видеть.

– Но я же говорю тебе, я скажу, что это я ликвидировал ее. Какого же черта им еще надо! Когда ты сам посмотришь пленку, тебе все станет ясно. Полиции она не нужна. Посмотри пленку сам, а потом ее сожги. Обещаешь?

– Обещаю. Если это не вещественное доказательство, я сожгу пленку.

– Поклянись!

– Я тебе уже дал слово, не обману, не бойся.

Карло улыбнулся.

– Ты правильный парень, Мак. А теперь пусть войдут. Я им исповедаюсь. Облегчу душу на дорожку.

Я непроизвольно протянул руку.

– Прощай, Карло.

– Прощай, приятель. Было глупостью вовлекать тебя в эту историю. Но кто знал, что ты такой крепкий орешек. Зови скорее легавых, мне надо спешить.

Я вышел и сказал Карлотти, что Манчини хочет его видеть. Лейтенант сразу же прошел в палату, прихватив с собой обоих агентов.

Сначала я дожидался Карлотти в холле, расхаживая взад и вперед, потом опустился в кресло. Он появился через минут двадцать.

– Он умер, – были его первые слова. – Может, поедем к вам? Надо поговорить.

Что ж, дом не участок.

До дома мы доехали в полном молчании. Когда устроились в гостиной, я спросил:

– Может быть, чего-нибудь выпьем?

– С удовольствием.

Это было хорошим признаком. Карлотти никогда не пил при исполнении. У меня сразу же стало веселее на душе. Я поставил перед ним непочатую бутылку кампари, себе же прихватил виски с содовой, потом устроился в кресле. Он пригубил, поставил стакан и заговорил:

– Манчини подписал официальное заявление, в котором признается в убийстве синьорины Чалмерс. У меня есть основание предполагать, что вы тоже находились там в день ее смерти. Вас видели двое свидетелей. Мне бы очень хотелось выслушать ваши объяснения.

Я больше не колебался и рассказал ему все, не упомянув только то, что Джун Чалмерс наняла Сарти следить за Элен. Я дал ему понять, что подозреваю в этом самого мистера Чалмерса.

Карлотти слушал меня, не перебивая. Когда я закончил, он долго смотрел на меня, потом произнес:

– Я бы сказал, что вы вели себя очень глупо, синьор!

Это было сказано в столь мягкой форме, что я невольно рассмеялся.

– Совершенно с вами согласен, но, очутись вы на моем месте, вы поступили бы точно так же. Так или иначе, но все мои старания ни к чему не привели. Моя неприглядная роль все равно всплывет при судебном разбирательстве. И не видать мне моей новой работы.

Карлотти почесал кончик носа.

– Не обязательно. Понимаете, Манчини показал, что синьорина Чалмерс намеревалась провести с ним месяц на вилле. С какой стати мы будем оспаривать его слова. Ведь Зетти-то мы поймали только благодаря вам, да и в прошлом вы нам всегда помогали. Я верю вашему рассказу. Манчини сказал, что он застал синьорину Чалмерс в тот момент, когда она снимала виллу Зетти. Очевидно, когда сам он находился на террасе. Он понял, что снятый фильм давал прекрасную возможность мисс Чалмерс шантажировать Зетти.

Тогда Манчини побежал наверх, выхватил у синьорины камеру и вырвал из нее пленку. Чтобы научить синьорину, как надо вести себя, он влепил ей сильную пощечину. От неожиданности она отшатнулась и сорвалась со скалы. Если мы удовлетворимся данным объяснением, то и судьи будут довольны.

Я не считаю, что вы должны пострадать по прихоти подобной особы. Поэтому не советую сообщать синьору Чалмерсу ни о чем, что связывает вас с ней.

– Это не так просто. Теперь, когда Манчини мертв, никто не может помешать Сарти шантажировать меня. Он может настучать на меня Чалмерсу.

Карлотти только рукой махнул.

– Можете не беспокоиться о Сарти. Манчини настолько подробно охарактеризовал нам его деятельность, что он на долгое время попадет к нам на казенные харчи. Мы его уже задержали.

И вдруг я понял, что совершенно свободен и могу ничего не опасаться.

– Огромное вам спасибо, лейтенант! Конечно, я ничего не стану говорить Чалмерсу. Надеюсь, что мне не слишком долго придется мозолить вам глаза. Если мне и дальше повезет, я скоро уеду в Нью-Йорк.

Он встал.

– Почему вы решили, что «мозолите» мне глаза. Бывают моменты, когда тебе приятно сознавать, что ты еще можешь помочь своим друзьям.

После его ухода я первым делом достал коробку с пленкой. Интересно, что на ней было заснято, если Карло заключил со мной такую сделку. Я позвонил Джузеппе, у которого имелся проекционный аппарат.

– Он находится у меня дома, Эд. Приезжай и пользуйся им сколько тебе будет угодно. Привратник тебя знает и пустит без звука. У меня же столько дел, что я смогу освободиться только вечером. Постарайся сам разобраться в его устройстве и не жди меня.

– Спасибо, Джузеппе. Я знаком с этой системой.

Через полчаса я уже находился в квартире Джузеппе. Заправить пленку в проекционный аппарат и включить его было делом нехитрым. Выяснилось, что Элен была прекрасным оператором. Заснятые виды Сорренто были просто восхитительны. Как на ладони была видна вилла Зетти, заснятая с вершины скалы.

Потом я увидел двух мужчин на террасе. Телеобъектив сделал возможным дать их крупным планом. Один из них был Зетти, другой – Манчини. К ним с улыбкой подходила Мира. Значит, Карло сказал правду Карлотти. Он действительно заметил Элен, когда она снимала с вершины скалы… Пока что все соответствовало его версии. Тогда чего он боялся? Почему не хотел, чтобы полиция видела пленку? Объяснение скрывалось в следующих кадрах.

С террасы объектив вернулся на вершину скалы. Спиной к аппарату стоял Карло и смотрел на море. Неожиданно он повернулся, и лицо его засияло. Объектив переместился туда, на что был устремлен его взгляд…

По тропинке приближалась женщина. Вот она приветливо махнула рукой, увидев Карло. Он побежал к ней навстречу, порывисто прижал к себе и покрыл лицо поцелуями… Сцена продолжалась 20 секунд.

Я вскочил совершенно ошеломленный, не в силах отвести взгляд от экрана… Потому что женщина, которую сжимал в своих объятиях Карло, была Джун Чалмерс!!!

V

Шервин Чалмерс с супругой появились в «Везувии» в пятницу, незадолго до судебного разбирательства. Я провел с ними два часа.

Рассказал Чалмерсу о прошлом Элен и о ее похождениях в Риме. Дал ему прочитать досье Сарти, изъяв из него предварительно, разумеется, все, что касалось меня. Чалмерсу я сказал, что под именем Дуглас Шеррард скрывался как раз Карло Манчини.

Чалмерс все слушал с непроницаемым лицом. Дочитав рапорт Сарти, он бросил его на стол и подошел к окну.

– Вы проделали большую работу, Доусон. Вы, конечно, понимаете, что вся эта история явилась для меня страшным ударом. И в мыслях я не мог подумать, что моя дочь может так себя вести. В итоге она получила по заслугам… Теперь надо подумать о том, чтобы сделать все для устранения огласки.

Я знал, что это практически невозможно, но благоразумно промолчал.

– Конечно, я сейчас нажму на все инстанции. Первым делом повидаюсь с коронером, пусть он все спустит на тормозах. Съезжу к начальнику полиции. Немедленно сожгите все эти бумаги… Вы готовы отправиться со мной в Нью-Йорк после судебного разбирательства?

– Мне нужно закончить здесь кое-какие дела, мистер Чалмерс. Я смогу вылететь только в понедельник.

– Отлично. – Он отошел от стола и подошел ко мне. – Я доволен вашими действиями, мистер Доусон! Негодяю повезло: он вовремя умер… Сейчас я поеду к этому дураку коронеру.

Он не пригласил меня сопровождать его, чему я был несказанно рад. Проводив его до машины, я тотчас же вернулся в отель и попросил портье узнать, сможет ли миссис Джун Чалмерс принять меня на несколько минут. Разрешение было получено.

Джун Чалмерс сидела у окна и созерцала гавань. Когда я вошел, она повернула голову и вопросительно посмотрела на меня.

– Синьора, мистер Чалмерс только что сказал, что доволен мною, – начал я. – Он выразил желание, чтобы я как можно скорее отправился в Нью-Йорк и возглавил там отдел иностранной хроники.

– Примите мои поздравления, мистер Доусон. Но я не пойму, к чему вы говорите все это мне?

– Потому что заинтересован услышать ваше мнение.

Она приподняла брови.

– С чего бы это?

– По той простой причине, что, если я вам не нравлюсь, вы можете помешать мне получить это место.

Она отвела глаза, открыла сумочку и, достав сигареты, закурила.

– Я вас не понимаю, мистер Доусон. Я не имею решительно никакого отношения к делам мужа.

– Дело в том, что вы знаете, что Дугласом Шеррардом Элен называла меня. И мне бы хотелось от вас услышать, что вы ничего не скажете об этом мистеру Чалмерсу.

Ее пальцы сжались в кулаки.

– Я занимаюсь лишь собственными делами, мистер Доусон. Элен мне всегда была безразлична, как и ее любовники.

– Я никогда не был ее любовником. Должен ли я понять, что эта тайна останется между нами?

– Да.

Я вынул из кармана коробку с пленкой.

– Вы, несомненно, захотите ее собственноручно уничтожить?

Она сразу же повернулась ко мне, и лицо ее побледнело.

– Почему я должна этого хотеть?

– Ну, могу и я этим заняться. Это поручение Карло. Но я решил, что будет спокойнее, если вы получите ее в свои руки.

Она глубоко вздохнула.

– Выходит, эта потаскуха действительно нас засняла?

Вскочив с места, она принялась ходить в волнении по комнате.

– Вы его видели?

– Да. Карло просил меня посмотреть этот фильм.

Она взглянула на меня. Лицо ее было таким же бледным, но она сумела выдавить из себя улыбку.

– Выходит, что мы знаем кое-что друг о друге, мистер Доусон. Не беспокойтесь, я не намерена выдавать вас. Но каковы ваши планы?

Я снова протянул ей коробку.

– Вам будет нелегко уничтожить ее. Эта пленка плохо горит. Советую лучше разрезать ее на мелкие куски и спустить в унитаз.

Она взяла коробку.

– Спасибо. Я вам крайне признательна… Муж сказал, что Карло признался, будто это он убил Элен?

– Совершенно верно.

– В действительности, ее никто не убивал. Признался он только для того, чтобы полиция перестала копаться в этом деле и не узнала бы про нашу связь. Наверное, вы догадались, что он был моим любовником. Я говорю об этом без ложного стыда. Я уверена, что была единственным человеком на свете, с которым он был нежным, робким и любящим…

Мы познакомились в Нью-Йорке, когда я еще пела в клубе Палм-Гроув. Это было задолго до того, как я узнала своего будущего мужа. Я знала, что Карло груб, жесток и даже опасен, но у него было много и хороших черт. И я его очень любила. Я сходила по нему с ума… Писала глупые письма… Потом произошла неприятная история, когда Менотти подставил Зетти. Карло был вынужден бежать в Италию вместе с Зетти. Я не надеялась с ним больше встретиться. Вот тут-то и принялся за мной ухаживать Шервин. Я вышла за него замуж потому, что мне надоело петь в кабаках и считать каждый цент… Я из тех жалких, испорченных существ, которые не могут жить без больших денег. Короче говоря, я продалась. И до сих пор держусь за Чалмерса, хотя неоднократно жалела о потерянной свободе с тех пор, как стала его женой. – С минуту она молчала, потом тихо спросила: – Надеюсь, что вы меня не слишком презираете. Порой я сама себе бываю гадка.

Я промолчал.

– Вы догадались, конечно, что Элен была любовницей Менотти. Когда Карло выяснил, что Элен пристрастилась к наркотикам, он заявил Зетти, что до Менотти можно будет добраться через Элен. Зетти отправил Карло в Нью-Йорк. Я, конечно, не могла удержаться и договорилась с ним о встрече. Элен видела нас вместе. Когда Карло пришел к ней, чтобы договориться относительно Менотти, она ответила согласием. Для уточнения деталей ей пришлось пару раз сходить к Карло. Уж не знаю, как, но ей попали в руки четыре моих письма… Мы обнаружили это значительно позднее…

За две тысячи долларов Элен впустила Карло к Менотти. Про все это я узнала много позже, когда встретила Карло на той скале. Элен сама мне сказала про это…

– Вы вовсе не обязаны мне все рассказывать, мисс Чалмерс. Меня интересуют подробности смерти Элен.

– Неприятно копаться в грязи, но подробности важны. Элен хотела заставить меня плясать под ее дудку. Она всегда нуждалась в деньгах. Начала она с того, что похвасталась, что украла у Карло четыре моих письма, и потребовала за молчание 100 долларов в неделю. Мне это было нетрудно, и я подчинилась. Вот тут-то мне и пришло в голову познакомиться поближе, при помощи частных детективов, с образом жизни этой развратной девицы. Я надеялась, что, располагая конкретными фактами, сумею вернуть себе письма.

В Риме за ней было организовано круглосуточное наблюдение. Когда мне донесли, что она наняла под Сорренто виллу под именем миссис Дуглас Шеррард, я решила, что настал мой час. Я планировала отправиться на виллу, поймать ее с поличным и потребовать вернуть мои письма, с угрозами все рассказать отцу. Мужу я объяснила, что собираюсь в Париж за обновками. Сам он терпеть не может ходить по магазинам, да и работы у него всегда выше головы. Поэтому он отпустил меня одну, пообещав прилететь через несколько дней.

Я немедленно улетела в Париж, а оттуда в Неаполь. Когда я пришла на виллу, там никого не было. Я пошла по дорожке и попала на скалу. Там я наткнулась на Карло…

По всей вероятности, Элен тоже была где-то поблизости со своим аппаратом. Вот она и засняла нашу встречу, не так ли?

– Да, ваша встреча показана в фильме, на протяжении 20 секунд. Это были последние кадры в пленке. Элен, вероятно, вернулась на виллу, чтобы перезарядить камеру. Потом она запаковала отснятый фильм и опустила его в почтовый ящик, который находился как раз позади виллы. Пакет ушел в Рим на обработку.

– Да, должно быть, так все и происходило. Карло услышал стрекотание кинокамеры и обнаружил Элен. Произошла отвратительная сцена. Тут-то Элен мне и сообщила, что это Карло убил Менотти…

Она угрожала пойти и все рассказать полиции. Далее добавила, что засняла Зетти на террасе соседней виллы, так что, если он не хочет неприятностей, ему придется раскошелиться…

Вы бы видели, как она вопила и топала ногами. Совсем как уличная торговка. Карло влепил ей оплеуху, чтобы она прекратила истерику. Элен выронила камеру и пустилась наутек по тропинке. Это было ужасно. Она не видела, куда бежит. Совсем потеряла голову, ну и… Нет, она не кончила жизнь самоубийством, поверьте, и Карло не убивал ее…

Я провел рукой по волосам.

– Я вам верю. Карло вырвал пленку из аппарата, а вот заглянуть в почтовый ящик не догадался.

– Мы об этом даже не подумали. Вернувшись в Неаполь, я не переставала беспокоиться. У нее могли быть другие пленки, на которых я была заснята с Карло.

Когда Карло позвонил мне вечером, я попросила его отправиться на виллу и уничтожить все пленки, которые он там найдет. Он сделал это и, кстати, нашел четыре моих письма.

Поверьте мне, я не подозревала, что он пытался свалить вину на вас. Карло со мной был исключительно добр, но я знала, что с другими он настоящий зверь… Я не могла ничего поделать, так как любила… На свое несчастье… – Она отвернулась к окну.

Наступило молчание.

– Я вам очень благодарен за то, что вы мне все рассказали. Мне понятно все то, что вам пришлось пережить. Элен вовлекла меня в грязную историю… Вас тоже… – Я поднялся. – Разумнее всего немедленно уничтожить эту пленку. Я не знаю, что откроется во время дознания. Впрочем, за дело взялся ваш муж. Насколько я его знаю, он добьется того, что скандал будет замят. Но я хотел еще раз повторить: с моей стороны вы можете ничего не опасаться.

Чалмерсу и вправду удалось добиться невозможного. Судья зафиксировал убийство мисс Элен Чалмерс, совершенное неким Тони Аманди, известным также под именем Карло Манчини, с целью ограбления… Журналистам намекнули, что нечего искать другого объяснения. Они поняли…

Карлотти молчал, и скандал не состоялся.

В Неаполе я больше не встречался с Джун Чалмерс. Она сразу же после окончания дознания уехала с мужем в Нью-Йорк. Я же поспешил в Рим. И, приехав туда, с вокзала отправился к себе в контору. Там не было никого, кроме Джины.

– Все кончено! – закричал я, подбегая к ней. – Я чист, как младенец. В воскресенье я улетаю в Нью-Йорк.

Слабая улыбка появилась у нее на губах.

– Это то, о чем вы так мечтали, не так ли?

– Точно, но при условии, что я поеду туда не один. Я намерен увезти из Рима один сувенир.

У нее зарделись щеки.

– Что за сувенир?

– Самое очаровательное и самое умное на свете создание… Ты хочешь поехать со мной, Джина?

Она бросилась ко мне.

– Да, да, любимый!

Я целовал ее в тот момент, когда в кабинет вошел Максвелл.

– Так вот оно что? И как это я не догадался сделать то же самое, – проворчал он с кислой миной.

Я махнул ему рукой, чтобы он убирался.

– Ты что – не видишь, что мы заняты? – сказал я, прижимая к себе Джину еще крепче.