/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary,sf,

Нет Царя У Тараканов

Дэниэл Вайсс


prose_contemporary sf ДЭНИЭЛ ИВЕН ВАЙСС НЕТ ЦАРЯ У ТАРАКАНОВ ru zekapp Zekapp@bk.ru Fiction Book Designer, Fiction Book Investigator 08.06.2006 FBD-BGK9WA5C-WMNJ-H5JB-2WM6-S7ENR674FPCB 1.0

ДЭНИЭЛ ИВЕН ВАЙСС

НЕТ ЦАРЯ У ТАРАКАНОВ

OCR – Killer Bee http://users.gazinter.net/kbee

Джону Спрайхеру

Многоногое спасибо Пати Кокрэм.

У саранчи нет царя, но выступает вся она стройно.

Книга притчей Соломоновых, 30:27

Пролог

Что значит потерять любимого? На вершине животного мира ответ прост – ничего толком не значит. Коитус – великолепное переживание, наравне с обжорством и экскрецией. Но все заканчивается, особенно все хорошее, любимый блекнет и уже ничем не отличается от остальных.

Впрочем, ненадолго. У людей есть основания переживать, удастся ли еще спариться, но мы об этом не волнуемся никогда. Когда феромоны спят, мы сексуально индифферентны. Когда феромоны бушуют, их химическая магия всегда приводит к нам идеального любовника, и каждый – ничем не хуже предыдущего. На уровне пола не бывает безответной любви.

Что касается потомства, мы следуем традициям скрытных горожан – ни один не знает своего отца. Порция спермы может оплодотворить столько женских яиц, что на всю жизнь хватит – а может, и нет. После каждой попытки никогда не знаешь, кто автор следующего выводка – ты или твой предшественник. Да и кому, в конце концов, это интересно?

Это не бравада. Когда я впервые оказался в зловещем мире хомо сапиенс, успокоила меня именно реакция людей на разрыв с любимым. Я понял, что человек – просто жуткий сверхъестественный гость в нашей экосфере, как тыквенный фонарь в ветреную ночь: поначалу страшный, но вот уже еле мигает и неизбежно погаснет. А все почему: люди не адаптируются, ибо их не вознаграждают за развитие генофонда. Расставание не вызывает у них ни чувства гордости за хорошо проделанную работу, ни волнующего предвкушения следующей встречи – одну лишь мрачную, изматывающую неуверенность. По правде говоря, никакое совокупление не порождает у человека страстей, сравнимых со страстями разлуки.

В раннем детстве Библия измучила меня примерами этой человеческой особенности, но я отказывался верить. Однако последующее знакомство с «Илиадой» заставило допустить такую возможность. Если верить Гомеру, «Илиада» – история человека, который повел своих сородичей на кровавую смерть к чужим берегам лишь потому; что дама его сердца нашла травку позеленее. Вскоре я ознакомился с полным и подробным отчетом, что оставил мой предок, который был там лично – слово трезвого свидетеля с многофасеточными глазами, а не пьяное карканье слепца.

Елену никто не похищал. Чесночная вонь изо рта Менелая ее не возбуждала, она мучилась хроническим поносом от диеты на оливковом масле (и расцарапала себе весь зад, подтираясь виноградными листьями). Однажды моя прародительница Афротелла – подлинная героиня «Илиады» – услышала, как Елена договаривается со служанкой о побеге. Афротелла готова была разорваться пополам. Жизнь в Греции имела свои преимущества: семья из сорока особей преспокойно могла прожить, питаясь объедками из бороды одного-единственного мужчины, который облегчал доступ к пище, ежедневно напиваясь вусмерть за ужином. Но даже Афротеллу местные санитарные условия приводили в ужас. К тому же она всегда мечтала увидеть Трою.

Елена у себя в комнате опрокидывала мебель, симулируя собственное похищение Парисом, а феромоны Афротеллы тем временем властно привлекли к ней проходившего мимо жеребца. В тот вечер Афротелла с Еленой отправились в Трою. Ворота распахнулись для колесницы Елены, но фактически Троя пала, когда спустя мгновение за Еленой последовала Афротелла. Вскоре на свет появился первый выводок, и расцвела наша новая колония.

А затем явился греческий флот. На серых песках Трои безмозглые юнцы греческих и троянских кровей рубили друг друга в фарш для крабов. Ни один хомо сапиенс не выступил против этой абсурдной трагедии. Наоборот, вершиной мужества считалось драться и умирать, потому что совершенно незнакомая женщина совокуплялась с другим мужчиной.

Завоевание стоило грекам десяти лет, тысяч трупов и огромной брюхатой лошади. А нашу победу обеспечила одна рассудительная самка в дорожке лошадиной мочи. Менелай вернул свою прекрасную Елену, однако Афротелла уверяла, что ее госпожа так и просидела все время одна подле гипсового Париса. А потом греки подожгли город, и в огне погибли не только большинство троянцев, но и почти все потомство Афротеллы, в двенадцать тысяч раз превосходившее число жителей Трои. Часть уцелевших вернулась с греческим флотом к мусаке; другие отправились делать то, чего не сумели греки: завоевывать Азию и Новый Свет.

Обе версии этой истории говорят об одном: расставаясь или оказавшись под угрозой расставания с любимыми, люди пускаются во все тяжкие – не имеет значения, насколько пуст и ничтожен стал роман. Я не злорадствую, зная о людях столь постыдные вещи. Но когда через три тысячелетия после падения Трои люди бросают мне вызов, я встречу их лицом к лицу, как сделал бы каждый, вступив на зыбкую почву романтических мук.

Бытие

Мать никогда не доверяла кухонным шкафчикам. С момента основания колонии оотеки – капсулы с яйцами – традиционно откладывались в кухонных шкафчиках, чтобы новорожденные жили рядом с основными запасами пищи. Но, раздувшись от тридцати восьми детенышей, моя прекрасная матушка потащилась в коридор, дабы мы явились на свет под книжным шкафом. Она не хотела, чтобы мы умели читать. Только заподозри мать, что сделают книги с ее детьми, она убила бы нас в зародыше. Она лишь хотела нас выкормить; сладкий тягучий библиотечный клей, что скрепляет книги, заменил нам материнское молоко.

Едва матушка сбросила оотеку, выводок в панике кинулся бежать. Мельтешащие ноги прошлись мне по голове, в глазах потемнело. Я выбрался и проковылял через полку к фолианту с теплым земным запахом – видимо, книгу брали в руки часто, но ненадолго. Я не мог разобрать золотое тиснение на синей обложке, однако с отвагой юности вскарабкался на корешок, не дрогнув, и начал проедать себе путь внутрь.

В те месяцы я содрогался нередко. Что ни страница – предательство, убийство, похоть, месть, мания, геноцид, обман, инцест или иной неописуемый порок. Зачем решили издавать эти хроники? Им самое место на свалке, в глубокой яме, под грудой камней. Я отчаянно переполз неприступную книжную закладку и приступил ко второму разделу книги, поменьше. Еще хуже. Сколь ни зловещи преступления, сколь ни жестоки преступники – все прощалось. Будто ничего и не было. Тогда я и понял, что не хочу иметь дела с людьми. Раз уж человек властвует над каждой тварью, пресмыкающейся по земле, я лучше посижу здесь в укрытии и буду страдать лишь над письменными свидетельствами человеческих извращений.

Увы, мать была права: эта книга взрастила меня. Я полинял дважды. Я задыхался в тесноте. Снаружи стоял день, когда голова моя протиснулась наружу. Я оглядел корешок. Золотые письмена обрели четкость: я был дитя Библии.

Двадцать или тридцать мне подобных как ни в чем не бывало сновали внизу по громадному коридору. Я еще не видел убийств, предательств или жестокости – мне было нечего прощать. Но я уже знал достаточно и жить снаружи не хотел.

Я перепрыгнул на верхушку соседнего тома с захватанной бумажной обложкой и зарылся туда. «Илиада» оказалась не лучше Библии – столь же непостижима. Но для меня обе книги стали пророческими. Я заразился любопытством. Подобно антропологу, я должен был понять, правдивы ли все эти рассказы о дикости человеческой натуры. Выманив меня из троянского убежища, человеческая порода одержала первую победу над моим здравым смыслом.

На полке я встретил братьев. Мы увеличились раза в четыре с той поры, когда виделись последний раз, но я узнал их мгновенно.

– Фила ты помнишь? – сказал один, указывая на другого. – А я – Колумб.

В оотеке нам не требовались имена.

– Псалтирь, – сказал я. Больше ничего не пришло в голову.

– Чем древнее язык, тем специфичнее звучание, – поведал Фил. – В Древнем Египте звук «аб» означал: танцевать, сердце, стену, продолжать, требовать, левую руку и цифру. Все вместе.

Представляешь?

– Неудивительно, что господь увел избранный народ из земли фараона, – сказал я.

– Один и тот же звук обозначал силу и слабость, а другой – одновременно «приближаться» и «удаляться». Эти первобытные люди были просто не в состоянии постичь идею без ее антитезы. У меня из-за спины появился Миллер.

– Бедный блядский дикарь. Идет на свидание вслепую и ни хрена не знает. Будет цыпочка сукой или свиньей, высокой или коренастой, тупой или умной. Потом они пожрут или не пожрут, дикарю достанется проблядь или целка, и он ткнется, а может, и не ткнется ей в гнилую или сладкую пизду.

– Неудивительно, что они так медленно размножаются, – сказал Колумб.

– Они не слишком плодовиты, – пояснил я. И только тут заметил, что в воздухе пахнет экзотической едой.

Колумб продолжал:

– А что вы скажете о слове, которое обозначает все сразу: маленькую машину семейства двудверных, вентилятор в блоке питания, подслушивающее устройство, пройдоху и величайшую поп-группу всех времен и народов?

Фил потряс головой:

– Весьма примитивно.

– Еще одна подсказка, – прибавил Колумб. – Это также означает одно чертовски красивое насекомое. – И он дико завращал усами.

– Это жук, что ли? – засмеялся Фил. – Идиотски звучит. Я бы предпочел зваться «аб».

– А вот из латыни, – продолжал Колумб. – В 1758 году парень по имени Карл Линней решил навести порядок в живой природе. Из слова Blatta, что значит «чурающийся света», он вывел следующую классификацию: подотряд Blattaria, отряд Blaberoidea, семейство Blattelidae, подсемейство Blattellinae, род Blattella.

– Примитивный сумеречник, – прокомментировал Фил. – И кто это? Страус? Полевка? Червяк?

– Насильник, – заявил Миллер.

– Сатана! – сказал я.

– Это мы, – ответил Колумб.

– Сумеречники? – спросил Миллер. – А я собирался позагорать.

– А вид называется… Нет, угадайте, – сказал Колумб.

Миллера повело в Тропики:

– Ебущиеся в темноте?

– Ебари не боятся света, – возразил Фил.

– А стоило бы.

– Может, «сумеречный Царь Царей»? – предложил я.

– По-научному вы называетесь… Blattella germanica, – объявил Колумб.

– Но мы американцы! – возразил Фил.

– Да, но если говорить о корнях, мы африканцы. Западные германцы называли нас французскими тараканами, восточные германцы – русскими, русские – прусскими, а южные и северные немцы великодушно уступали название друг другу. У нас проблема с имиджем. Но не забывайте, кто нам придумал имя – животное, именующее себя «хомо сапиенс».

– Что в переводе с латыни означает «задумчивый пидарас», – пояснил Миллер.

– Люди полагают, что «хомо» восходит к индоевропейскому «дхгхом-он», что означает «землянин», – продолжал Колумб. – На самом деле, это диалект африканской саванны. Когда волосатая обезьяна однажды грохнулась с дерева, мы воскликнули: «ХО-ХО!» Имя прилипло.

Как выяснилось. Фил назвался в честь «Классической Филологии», своего первого дома. Отличный выбор: древний том, весь пропитанный выдержанным клеем, засаленный университетский учебник, которого, наверное, никогда больше не коснется рука человека.

Колумб вырос в громадной «Энциклопедии Колумбии».

Даже самые дешевые Айрины брошюрки были напечатаны очень стойкой краской: мы не забыли первых уроков. По большей части мы выучили и вспоминали их как некие курьезы. Лишь в минуты стресса книжные догмы пугали нас своей реальностью. Но и тогда они, как правило, не выходили из-под контроля. В тот первый день на воле мой мозг кишел персонажами Книги. Но я знал, что меня им никогда не одолеть.

Однако некоторых наших сородичей постигла незавидная трагическая участь. Многие тома так давно не открывали, что воздух не проникал между страниц. В этих книгах младенцы не выживали. Раз в год мы поминали тех, кто не выбрался из «Радуги земного притяжения» и «Поминок по Финнегану». Другие – например, философы – росли в атмосфере, настолько бедной кислородом, что их организм утратил иммунитет к книжным токсинам. На этих несчастных душах поистине лежала несмываемая печать. Слова отлучили их от трехсот пятидесяти миллионов лет мудрости, что записана в генах Блатгеллы.

Очень скоро я обнаружил: кое-что из написанного вздора устойчиво действует на колонию, а именно – слою «германский» в нашей систематике. Идея витала затянувшим капризом. За два поколения до меня квартира кишела Хайди и Зигфридами, да и мое поколение – немногим лучше.

Я бы не слишком над этим задумывался, если б не одна вещь: мы, чурающиеся света германцы, жили под игом Айры Фишблатта, правоверного еврея. Я опасался не только его ветхозаветных излишеств, но и современной этнической мстительности. Я часто просыпался по утрам в ожидании катаклизма. И когда он произошел, почувствовал себя злосчастной Кассандрой.

Но я думал об этом, лишь когда брало верх слово написанное. Мы вели совсем не религиозную войну. То была война биологическая – результат кризиса перенаселения. Наша прекрасно сбалансированная экосистема пошатнулась, когда Айра перегрузил ее «хомо жидус».

Это случилось не сразу. Я родился во времена великого процветания. Фактически я вышел прямо на церемонию, достойную праздника урожая.

Айра пребывал в нерегулярном сожительстве с самозваной цыганкой, перед которой я вскоре начал преклоняться. Моменты важных событий она описывала как дорожные происшествия. Скажем, в ту ночь, когда Меркурий влетел в Тельца. Той ночью, когда я с ней познакомился, ужин влетел в стену.

После беседы на книжной полке в тот первый день на юле меня привлекли какие-то густые ароматы. Это Цыганка готовила очередное исконно восточноевропейское кушанье.

Айра, о котором мне рассказывали уже несколько часов, вернулся домой, как я вскоре пойму, вовремя. Противник он был невзрачный – тараканы о таком могли только мечтать. Он приподнял крышку. Очки его тут же запотели.

– Мм-м-м-м. Это что, гуляш?

– А ты сомневаешься?

Он зачерпнул из кастрюльки деревянной ложкой.

– Вкусно, только паприки многовато.

Цыганка его отпихнула и попробовала варево.

– Идеально. – Она хлопнула крышкой. – Что б ты понимал в венгерской кухне, со своей кошерной говядиной и цыплячьими супчиками. И это ты называешь едой?

– Тебе лучше знать, – пожал плечами Айра.

– Я положила горсть паприки, как всегда.

– И картошку нужно мельче резать. Вот. – И он направился к двери.

– В следующий раз ужин готовишь ты, – подначила Цыганка.

– Я работаю с утра до вечера.

И тут я впервые увидел фурию во плоти. Цыганка вся порозовела, брови сошлись на переносице, губы задрожали, ноздри раздулись.

– Ты мне тычешь этим в лицо каждый день.

– Я ничем не тычу тебе в лицо.

– Может, это ты после мартини за три часа делового обеда вкуса не чувствуешь?

– Я никогда не пью в обед.

– Может, я пью? Пауза.

– Мне нужно переодеться.

– Не смей отсюда выходить.

– Я сейчас вернусь.

– Ну уж нет, ты не бросишь меня здесь одну с этим кошмарным гуляшом.

– О, прекрасно. Заметь, не я его так назвал. – Айра покачал головой и вышел в столовую.

Цыганка посмотрела на плиту, как Моисей – на Золотого Тельца.

– Попробуй еще разок. – Она подскочила к двери и метнула кастрюльку. Та врезалась в стену возле Аиры, обрызгав его с ног до головы огненно-красным соусом. Великолепные куски мяса разлетелись по всей комнате.

Айра окаменел.

– Хватит с меня твоей мании сверхполноценности, – заявила Цыганка и хлопнула входной дверью.

Через секунду Айра бросился в погоню. И тогда невидимые прежде легионы ринулись из темных углов за добычей. Мясо, картошка и овощи исчезали в их разинутых изголодавшихся пастях, по головам и телам потоками струилась кровь млекопитающих. Пощадили только паприку. Это было захватывающе – впервые пировать вместе со зрелыми особями Блаттелла, которые в двадцать раз больше меня, двигаться маршем сквозь густеющий соус, устремляться в атаку, точно библейские герои тысячи лет назад.

И все же мне было не по себе. Подобное изобилие, как правило, ходит рука об руку с возмездием. Однако если вдоволь едят насекомые, в Писании это не называется изобилием. Это называется мором. Но как можно нас покарать, если мы и есть кара?

Я отпраздновал разрешение первого в жизни морального кризиса сочной капелькой жира, чуть теплого, с едва уловимым намеком на застывающую пленку, – с тех пор я его в таком виде и люблю.

– Еды будет в достатке. Она вернется. У них скандалы каждые пару недель, – проворчал взрослый таракан по имени Бисмарк.

Хотя метание гуляша было все-таки событием исключительным, Цыганка действительно отличалась бешеным нравом, была агрессивна и напориста – наш естественный союзник. Ее сексуальная свирепость позволяла нам многие часы безопасно разгуливать по дому в поисках пищи. Она плевала на Айрин режим и правила, она их ниспровергала и властвовала над ним. В кухне она была несказанно щедра. Если рецепт требовал две столовые ложки чего-нибудь, минимум одна оказывалась на столе. Чашку вина? Нам она тоже наливала. Ингредиенты сыпались и текли по любой поверхности, застревали в щелях, забивались под шкафчики. Она никогда ничего не подбирала – в конце концов, пол уже заляпан, что толку поднимать эту грязь?

Когда я родился, колония располагалась за кухонными шкафчиками, как все последние семьдесят пять лет. Мы никогда не утруждали себя запасами. Выходили только за угощением Цыганки и лишь в полной безопасности.

Однажды я спустился на кухонный стол к лужице картофельного супа с луком. Бисмарк в нее уже погрузился.

– Лучше бы она клала поменьше паприки, – пробурчал он. Под застывающей суповой корочкой Бисмарк походил на альбиноса. Он посмотрел на меня и рыгнул. – Наша человеческая популяция великодушна. Она сменится, и я затоскую о временах, когда была вот такая еда, а я привередничал.

Я в этой жизни был еще новичок, но быстро взрослел, привыкал к изобилию, и меня встревожила мысль, что оно закончится.

Бисмарк поскреб лапой жвалы.

– Остальные тоже не желают об этом слышать. Но ты не волнуйся. Мы выживем. Мы всегда выживаем.

В тот вечер я отправился с ним на разведку, начав карьеру исследователя современного человека. Не особо красивая картина. Я помнил заповеди библейской гигиены: периодически ковыряй в носу и в заднице, чтобы они не зарастали, и меняй лохмотья, когда начинают вонять. Серый налет защищает кожу от инфекций и насекомых, но все же окунайся в воду раз в сезон, дабы произвести впечатление на дам. Однако Айра, человек современный, драил себя губкой и ежедневно менял дизайнерские лохмотья. Все отверстия ему словно пробурили, оставили распахнутыми для инфекций. И хотя он неутомимо чистил зубы, во рту была куча пломб.

Его уборка квартиры имела характер маниакальный и необъяснимый. Ритуальным распылением ядов он сводил на нет все достижения Цыганки (на тех поверхностях, что попадались ему на глаза) и пытался уничтожать грязь, которой не хватило бы и на поддержание жизни выносливых одноклеточных. Я не понимал, зачем он это делает.

– Класс млекопитающих помешан на показухе, – объяснил Бисмарк. – Они сшибаются рогами, бьют себя в грудь, истекают потом в тренажерных залах. Айра моет.

На обед были гамбургеры. Бисмарк слизнул что-то красное с усов и подпрыгнул.

– Это просто кетчуп, – сказал я.

– Благодарю… Она свинячит – у нее такая показуха. Вот почему они обречены. Айра цивилизованный; он за ней убирает, вместо того чтоб отлупить. А она его за это ненавидит.

Сегодня с нами обедал Рейд. Еще один выходец с книжной полки, он возмужал в «Цивилизации и ее противоречиях» – условиях настолько ужасных, что Рейд сбежал, даже не доев букву "Ф" в фамилии автора.

– Весьма вольная интерпретация – сказал он Бисмарку.

– Мне плевать на теорию. Говорю вам, она его скоро бросит. И тогда Айра накинется на нас так, как вам и не снилось. Слыхали о Великой Депрессии?

Я был практически уверен, что и слышать не хочу.

– Двенадцать лет назад случилась фумигация. Колонии пришлось спасаться бегством – по открытым коридорам, по ненадежным улицам и тротуарам. Большинство тех, кто оказался там, предпочли бы остаться и умереть от газа. Вы, бэ-би-бумеры, просто понятия не имеете, насколько бывает плохо.

– И куда нам идти? – спросил я.

– Некуда нам идти, – ответил Бисмарк.

– Тогда, может, начать запасаться?

– Это муравьи запасаются. Так одержимы запасами на черный день, что света белого не видят. – Бисмарк сплюнул. – Это не жизнь.

– Так что же нам делать? Бисмарк не ответил.

– Ты кушай, буббеле, подкрепляй силы, – отечески улыбнулся Рейд.

Отличная идея. Полный решимости, я уже было погрузил голову обратно в лужицу гамбургерного жира, но оказалось, что эти двое уже все прикончили.

Цыганка вернулась домой поздно ночью, несколько дней проведя бог весть где. Она не сняла пальто и даже не приготовила нам перекусить, а сразу прошла в спальню и щелкнула выключателем.

– Давай покончим с этим раз и навсегда. О, господи, Айра, как вообще можно разговаривать с человеком в такой пижаме? Ты что, дедушка? – Некоторые из наших побежали по коридору посмотреть, а у меня от страха перехватило дух. – Ты меня доконал. У тебя мозги адвоката, Айра, ради всего святого. Это невыносимо.

Он сел, нащупывая на тумбочке очки.

– Ты что, только пришла?

– Не смей меня допрашивать. Кстати, вот об этом я и говорю.

– Ты хочешь сказать, я ввел тебя в заблуждение относительно моей работы адвокатом?

– Ох, Айра, какой же ты идиот. Ты что, не понимаешь? Ты всегда играешь по правилам. Но у меня от правил между ног сухо. – Айра вздрогнул. Она гадко рассмеялась. – Женщине требуется возбуждение, страсть, крепкий член. Я свободная птица. А ты меня душишь.

– Душу тебя? Я тебя душу? Да я тебя едва вижу…

Пока он лепетал, она сунула ему саквояж:

– Подержи.

Она собрала с пола и комода раскиданные мятые вещи и запихала их в сумку. Толкнула Аиру в ванную, где продолжала собираться. Он держал в руках открытый саквояж и умолял:

– Я люблю тебя. Я хорошо с тобой обращаюсь. Мы все время занимаемся любовью. Я не понимаю, о чем ты. Где ты ночевала все это время? Вот что нужно обсудить.

Цыганка остановилась и посмотрела на него. Миниатюрная, смуглая, экзотической красоты женщина. Но теперь я видел, как напряглось ее лицо. Глаза метали молнии. Губы скривились – в ней клокотали страсти, не имеющие отношения к мужчине в голубой пижаме. Прав Бисмарк – Айре она не по зубам.

Она вздохнула:

– Может, дело и не в тебе, Айра. Может, у меня просто с хорошими парнями не получается. Не думай, что я жалею. Это был стоящий опыт.

Она забрала у него саквояж и щелкнула застежкой.

– «Опыт»? Но я люблю тебя! Это не просто «опыт»!

– Ох, Айра, вот про любовь не надо.

Цыганка пошла в гостиную, а он накинул халат и поплелся следом. Мы помчались за его шлепанцами – двумя большими языками они клацали по полу с оскорбительным сарказмом. У двери Цыганка сунула руку в саквояж.

– Они мне больше не понадобятся. Айрины глаза еще не привыкли к тусклому свету, да и вообще Айра не атлет. Связка ключей полетела ему в лицо. Очки грохнулись на пол, а через секунду хлопнула дверь.

Перезвон колокольчиков на Цыганкиных сапожках – звук, повелевавший моими слюнными железами, – затих на лестнице. Вторая величайшая из женщин, какую я когда-либо знал, исчезла из моей жизни.

– Finis, – сказал Бисмарк. – Раньше она никогда не заходила так далеко.

Айра переменился в одночасье. Он был в отчаянии. В ужасе. Он ныл. На следующий день он принялся вести бесконечные отвратительные телефонные разговоры со своим кузеном Хови. Скоро Хови перестал снимать трубку, и Айре пришлось беседовать с автоответчиком покороче.

Он бродил по квартире чернее тучи. Я уверен: искал грязные трусики или потрепанный томик стихов, которыми Цыганка помечала территорию; найди он что-нибудь, метки оставались бы в силе. Появился бы предлог ей позвонить. Но в кои-то веки она проявила аккуратность.

На спинках стульев и между диванными подушками его вещи постепенно стали замещать ее шмотки. Айра стал почти безразличен к гигиене. Вокруг него уже витала вонь бактерий.

И хотя голод, предсказанный Бисмарком, так и не разразился, в поведении Аиры наблюдались тревожные признаки. Он потерял партнера, когда срок, отпущенный людям на размножение, уже наполовину истек. Любой другой организм тотчас нашел бы замену. Что мешает худосочному, либеральному еврею-адвокату сорока лет от роду, одинокому, платежеспособному, без детей? Ведь он служил архетипической приманкой для целого поколения современных женщин, которые спираль вынимают, лишь когда способность к воспроизводству вот-вот иссякнет.

Аиру подкосила болезнь, в которой я узнаю теперь Синдром Романтического Мява. Эта патология, освященная человеческими песнопениями и виршами, ввергает людей в пучину жалости к себе, истощает организм и порой доводит до полного саморазрушения. Она сводит к нулю лучшие качества – чувство собственного достоинства и самоуважение, например, – без которых не работает единственное лекарство – замена потерянной любви. СРМ также развивает в жертвах иммунитет к целительному знанию: как правило, без ушедшей любви человеку живется намного лучше.

– И как только человеческие гены до такого дошли? – спросил я Рейда.

– Загадка любви, – ответил он. – Я так думаю.

Шелли нудил о химии любви, но для химии жизни требуется непрерывно избавляться от антигенов. Айра, похоже, об этом не догадывался. Адам, собственно говоря, тоже.

Но я не жаловался: Айрин СРМ оказался нам на руку.

– Шикса таки уволокла куда-то свой шмуц – хвала господу! – а ты что делаешь, Айра? Пашешь круглые сутки, чтоб только с ее свинством не расстаться, – сказала Фэйт Фишблатт, его мать.

– Быть маньяком чистоты нездорово, – ответил он. От Цыганки нахватался. Никаких шансов на спасение.

– Нездорово? Тетя Джемайма это место не оздоровила бы, даже если б работала в полторы смены. – И Фэйт выволокла в гостиную орудия чистки: ведро, швабру, совок и даже пылесос.

Айра сел:

– Прекрати, мама. Если бы твой врач тебя сейчас увидел, он бы тебя в больницу упрятал.

Она стянула с головы платок и взбила прическу.

– Ну ладно, страдалец. Живи уже как свинья. Пусть гитана тебя дальше изводит. Да кто я такая, чтобы вмешиваться?

Орудия чистки торчали посреди гостиной неделю – великолепным трофеем, склоненным пред нами штандартом.

Айра теперь готовил меньше, зато стал ужинать перед телевизором, любезно расширив наши угодья. В раковине копилась посуда. Пастбища в раковине популярностью не пользовались – слишком длинны отходные пути, – но теперь превосходная добыча оправдывала риск.

Гаргантюа слюной приклеил себе над жвалами человеческую ресницу, скрутил ее в роскошные усы и встречал сограждан, прибывающих на край раковины:

– Месье, мадам, добрый вечер, бон суар. Аншанте. Сегодня я вам рекомендую: альбакор из Тихого океана, шестидневной выдержки, чуть сдобренный подкисшим майонезом, и – ах! мадам и месье, он просто лопается от газа, будто чудное пенистое бургундское. Бон аппетит!

Обвязав себе усики и ноги ростками люцерны, Гудини распорядился, чтоб его сбросили в протухшее месиво из хрена и фаршированной рыбы. Через четверть часа под гром усикоплесканий на поверхность вынырнула голова – все ноги свободны.

Над зловещими пророчествами Бисмарка теперь насмехались.

– Что скажешь, Псалтирь? Думаешь, я дурак?

Я пожал плечами, доедая зернышко бурого риса, прилипшее к телевизионному пульту.

– Животное не может все время жить на краю, – сказал Бисмарк. – Оно либо умирает, либо приходит в себя. Я боюсь, Айра не умрет. – Он положил лапу на мой панцирь.

– Я видел будущее этой квартиры… Тебе интересно?

Левым усиком я махнул в направлении столовой.

– Вот-вот райская жизнь грянет?

– Грубштейн.

Может, они правы. Может, он и впрямь дурак. Я поверить не мог, что у нас такое большеногое, толстобедрое, жирножопое, брюхастое, сиськастое, толстогубое и узкоглазое будущее; что оно в полтора раза шире и несколькими дюймами ниже Цыганки. Руфь Грубштейн была подружкой Айриного кузена Хови; время от времени она забегала в гости. Айра доказал мне, что самцы этого уродливого вида способны бесконечно приносить неестественные жертвы, чтобы добиться едва ли менее уродливых самок. Пусть Айра дегенерат, но я все равно не понимал, как он примирится с внешностью этой особи.

Но Бисмарк был так уверен, что я все-таки сомневался. Целую неделю я сидел на карнизе над головами Руфи, Аиры и Хови. Айра был вежлив, но по-прежнему подавлен. Хови над ним осторожно посмеивался. Руфь как-то умудрялась разряжать обстановку, и я не очень понимал, каким образом. Однако Айра не затруднял себя ни благодарностью, ни интересом к ее персоне.

Руфь упорно возвращалась. Через несколько недель она уже мягко управляла беседой, так что Айре удавалось вставлять какие-то замечания насчет юридической помощи неимущим – единственное, что он мог обсуждать с былым энтузиазмом.

Как-то днем она взяла с полки и открыла том «Завоевание Новой Испании».

– Это учебник? У нас в университете был курс по мексиканской культуре. Никогда не забуду одну иллюстрацию – гравюру, кажется, – где ацтеки вырвали сердца у еще живых конкистадоров. – И Руфь захлопнула книгу. Два крошечных Блаттелла Кортесус пронзительно закричали.

Айра поведал ей то немногое, что помнил о трагической судьбе Монтесумы. Хови рассказал историю о «мести Монтесумы», в которой самая трагическая участь выпала самому Хови. Руфь хохотала.

– Я была как бы влюблена в Монтесуму – такой ранимый принц. Вот странно – я до сих пор что-то помню. Может, потому что я так и не доучилась. Мы бойкотировали весь последний курс – война, расизм в Америке, студенческие выступления, все такое. Кажется, уже так давно. Куда делся наш идеализм?

У Аиры блестели глаза. Руфь пробуждала его к жизни.

Как-то на следующей неделе, сварив капуччино, Руфь принялась мыть скопившуюся в раковине посуду. Она методично уменьшала количество грязной посуды при каждом удобном случае – и примерно через месяц одолела всю гору. В гостиной она время от времени вставала с места, украдкой подбирала с пола какую-нибудь тряпку и относила в корзину с грязным бельем в ванной.

– У нее что, цистит? – спросил однажды Айра у Хови после четвертой такой вылазки.

Вскоре ее опрятность переросла в эпидемию.

– Теперь дошло? – спросил Бисмарк.

– Все равно она просто гость, – ответил я. – У нее впереди много испытаний.

Впервые встретившись с Руфью, Фэйт Фишблатт дала волю своему языку. Она воодушевленно разглагольствовала о падении нравов в поколении ее сына, о быстром дешевом сексе взамен прочных обязательств; и – «какой позор, дорогуша, нынче люди понятия не имеют, как сделать друг друга хоть чуточку счастливее».

Айра закатил глаза.

– Что скажешь, милочка? – спросила Фэйт. Ее рыжие брови изогнулись вопросительным знаком.

Руфь улыбнулась:

– Думаю, вы абсолютно правы.

В тот же вечер Руфь уже записывала рецепты – Фэйт клялась, что они ценятся на вес золота.

Но главной соперницей Руфи оставалась Цыганка. Однажды ночью, сидя за пачкой лукового супа в шкафчике, Суфур заметил:

– Цыганка вернется и надерет эту жирную задницу, не тронув ее пальцем и не говоря ни слова. Толстуха сюда больше не сунется.

– Ха! – отозвался Рейд. – По сравнению с Руфью она сложена, как мальчишка. Такова проблема этого биологического вида. Вся суть гендерной неразберихи.

– Руфь Аиру и не спросит. Признает власть народа и удалится в изгнание, – возразила Роза Люксембург.

Я ей не особо поверил, но мне определенно нравилось, как она сейчас пахла.

– Почему ты решила, что она распознает более сильные феромоны? – спросил Бисмарк.

– Какое людям дело до феромонов? – улыбнулась Роза. – Им важны объекты эксплуатации – как с обложки журнала «Вог».

– Руфь – настоящая женская особь, – сказал Рейд.

– Не стоит ее недооценивать, – согласился Бисмарк.

– Как раз ее я ценю. А вот Аиру приходится сбросить со счетов. Мужчины.

Я кивнул и придвинулся к ней ближе. Что-то назревало в моем маленьком теле.

Возможно, предаваться воспоминаниям глупо, но, по-моему, величайшая трагедия нашей колонии в том, что Цыганка не вернулась немедленно. В ее отсутствие Руфь успешно стирала ее образ из лихорадочного Айриного мозга. Ее тактика была весьма изобретательна: она нежно отколупывала струпья, пока Айра не истек Цыганкой прямо на Руфь. Первый всплеск – и потребовалось совсем немного усилий, чтобы излияния об этой трагической и непостижимой утрате продолжались часами. Тошнотворные Айрины исповеди заставили Хови, а вместе с ним и нас бежать куда подальше, но Руфь…

Руфь сидела с Айрой на диване в гостиной. От сочувственно слушала и сладко говорила. Айра видел в ней самоотверженную наперсницу и грубо плевал на ее женскую гордость. Руфь держалась молодцом. Ее поведение меня нервировало, но Роза объяснила, что это временная тактика:

– Она не намерена вечно оставаться ведром для его сентиментальных помоев, поверь мне.

Мне было удобнее считать Руфь эгоистичной и амбициозной – а значит, естественной, – и в то же время я боялся, что естественная Руфь станет неодолимым препятствием к возвращению моей возлюбленной Цыганки.

Вскоре Руфь уже господствовала на всех фронтах. Айра возвращался к жизни. Я ощущал, как балласт его зависимости смещается от Цыганки к женщине, готовой выслушивать рассказы о ней. Но и три месяца спустя он не проявлял никаких постыдных человеческих сантиментов. Никакого сексуального интереса. Я все еще надеялся на Цыганку.

Как-то ночью мы с несколькими сородичами доедали почерневшее пятно томатного соуса на плите – как быстро переменилась наша диета! – и я попросил:

– Объясните мне. Вы когда-нибудь слышали, чтобы двое животных в конце репродуктивного периода месяцами воздерживались от секса?

– Надо подумать. Да, один подвид морских раков не размножается в условиях высокой концентрации сточных вод, – сказал Колумб.

– И это все? – спросил я.

– Все, – ответил он. – Ну, разумеется, еще священники и монахини.

– Я уверен, Руфь – полноценная самка, – вмешался Бисмарк. – После того вчерашнего разговора об Американском союзе гражданских свобод я унюхал, что у нее под юбкой. От нее на милю разит гормонами. Я думаю, у Айры просто атрофированы железы.

Роза скорчила гримасу:

– Если бы. Я как-то ночью оказалась у него в спальне, так он в меня кинул салфеткой, полной спермы. Бррр. Спасибо, хоть свернул аккуратно.

Я представил себе эту картину и мое сердце учащенно забилось.

Клаузевиц выплюнул полную пасть углеводов.

– Во всем ее внешность виновата. Он никогда ее не захочет.

– Людям нравится, как они сами выглядят. Они даже фотографируются, – сказал Рейд.

– Так и слизнякам тоже нравится, как они выглядят, – заметил Колумб. – Правда, видят они неважно. – Вот – это и называется естественный отбор, – сказал Бисмарк.

И они с Суфуром дружески хлопнули друг друга усами.

Следующие недели были душераздирающими. Каждый невинный жест приводил меня на грань нервного срыва. А в понедельник, в 11.35 вечера, зазвонил телефон. В одиннадцать Айра в последний раз обошел квартиру, развесил одежду, завел часы, почистил обувь и принял душ. В 11.20 он откинул с безупречно заправленной постели покрывало и лег. Он возобновил этот ритуал недавно и отклонялся на несколько минут, не больше.

Он сонно снял трубку:

– Алло. Руфь?.. А?.. Давай сначала. Ты потеряла ключи?.. В такси?.. Как зовут водителя?.. А может, раньше?.. А ты искала?.. Как ты попала в дом?.. Консьерж еще не лег?.. Ох, боже мой, он теперь до самого Рождества не успокоится.

Я вскарабкался на тумбочку послушать, что говорит Руфь.

– Я хожу по квартире, ищу следы – может, тут кто-то был. Я умру, если он копался в моих вещах.

Такой возбужденной и визгливой я ее ни разу не слышал. Но так ли уж она расстроена?

– Прости меня, Айра, я никак остановиться не могу. Я так нервничаю. Тебе, наверное, спать надо?

«Для нас всех так было бы лучше», – подумал я, оглядывая тумбочку. Я искал что-нибудь тяжелое, чтобы свалить ему на голову.

– Не глупи, – сказал Айра. – Что ты будешь делать?

– Я хочу остаться здесь, но точно не смогу заснуть.

– А валиум у тебя есть?

– Я не хочу снотворного. А вдруг кто войдет, какой-нибудь психопат или насильник? Ой, я не знаю, Айра, я совсем расстроилась.

Айра нашарил на тумбочке очки и посмотрел на часы.

– Тебе есть где сегодня переночевать? А утром поменяешь замок.

– Да толком негде. Я никому не могу позвонить, поздно уже. Прости, что тебя тревожу в такое время. Я ни за что бы не стала, просто очень испугалась. От каждого шороха подскакиваю.

Бисмарк влез ко мне на тумбочку. Айра оперся на локоть.

– Диктуй адрес, я сейчас приеду.

Руфь замялась, потом сказала:

– Очень мило с твоей стороны, но я больше не могу здесь оставаться. Мне нужно выйти.

– Но куда?

– Не знаю… просто выйти…

В ту же секунду она получила приглашение. Бисмарк поник головой. Он не злорадствовал – ему суждено было страдать вместе с остальными.

Руфь, должно быть, звонила прямо из подъезда, уже в пальто и с сумкой, потому что явилась на удивление быстро. Айра едва успел еще раз почистить зубы, когда раздался звонок. Она вошла, уронила сумку на пол с видом несчастным и беспомощным. И если при этом внутри звякнули не ключи, значит, она таскала с собой коллекцию металлолома. Глаза ее наполнились слезами, она склонила голову Айре на грудь, обхватила его руками. Массивные груди прижались к его желудку. Его ноздрей достигло облако духов.

Три недели спустя она переехала к нам.

– Надеюсь, теперь ты доволен, – сказала Джулия Чайлд Бисмарку.

Террор

Прошло две недели. Как-то мы с Бисмарком весь день провели на разведке в книжном шкафу. Хотя в нашем рационе еще не произошло радикальных перемен, мы предполагали, что однажды наступит день, когда придется обходиться запасами библиотечного клея. Но открытие нас потрясло: все пастбища жестоко сожраны расплодившейся колонией. Целая библиотека фактически обесценилась – множество старых Айриных томов Руфь заменила новенькими, с несъедобным синтетическим клеем космической эры.

– Давай в другой раз, – предложил я. Когда мы спускались с полки, из корешка «По ту сторону принципа удовольствия» выполз Рейд, его тергиты и стерниты проскрежетали по ломкому капталу.

– Танатос! – провозгласил он.

Когда Руфь переехала к нам, Рейд вернулся на полку, отчаянно пытаясь понять человеческое племя. И хотя библейская ноша изматывала меня, Рейда угнетало бремя знания еще более ужасного.

Мы с Бисмарком досадливо переглянулись: мы были не в настроении для замысловатых оправданий человеческого поведения.

Рейд спрыгнул на полку и преградил нам путь.

– Тяга к смерти. Правда! От этого у меня в детстве была такая изжога.

– Тяга к смерти – стоять на полке при свете дня, – сказал я.

Глаза Рейда сверкали.

– Эта женщина, эта самка, вы ее видели? Находчивая, умная, превосходный манипулятор. А ее гигантские железы вы видели? Хо-хо! Будь я на пару лет моложе…

– Тебе всего шесть месяцев, – перебил его Бисмарк.

Рейд продолжал:

– И что она знает о самце, которого избрала? Что его последняя пассия вела себя как «черная вдова». Что во время кризиса он слабеет и становится легкой добычей для болезней. Если их гены перемешаются, ее род обречен на гибель. Зачем она это делает? Фрейд обнаружил у индивидуума тягу к смерти. Я думаю, это распространяется на вид целиком.

Бисмарк кивнул.

– Я всегда так и думал. Психиатры, неонатологи, трансплантологи, социальные работники, демократы – все они ценятся за то, что помогают размножаться особям, сводящим к нулю шансы на выживание целого вида.

– Получается, лишь некомпетентность этих профессионалов и сохраняет вид, – сказал я.

– Так и есть, – ответил Рейд, по корешку Малиновского спускаясь на нижнюю полку. – Танатос некомпетентен или его вообще нет…

Этот разговор крутился у меня в голове, когда я вернулся на кухню. Я осторожно подглядывал за Руфью. Она вошла, сняла жакет. Строгая юбка обтягивала ее толстые и крепкие ноги, ее широкие бедра, идеальные для хранения оотеки. Слой жира по всему телу, даже на коленях и шее, дает ей шанс выжить во время непродолжительного голода и холода. И несмотря на все это, она считалась непривлекательной самкой.

Дверцы шкафчиков взвыли – Руфь начала готовить ужин.

– Айра, кухня уже никуда не годится. Шкафчики не закрываются. Стол растрескался. Почему ты ее не отремонтируешь?

– Владелец квартиры задерет цену больше, чем стоит работа, – ответил Айра.

– Тогда мы сами все сделаем, я всегда мечтала обставить кухню.

– Ну, не знаю…

– С такими дверцами тут заведутся жучки.

– Я знаю, как держать их под контролем, – заявил Айра.

Изнутри сотни трапезничающих граждан ответили ему уханьем и свистом.

Через несколько дней Айра с кошмарным треском отодрал обои в углу.

– Тут всегда все было старое, сколько я помню. На полу даже рисунок не различить. Видишь там маленьких лошадок?

– Что ты делаешь? – спросила Руфь.

– Это линолеум. Его больше не выпускают. Кое-какую утварь я у мамы забрал, она купила себе новую на тридцатую годовщину. Даже тогда это были древности.

Он помолчал. Мне не понравилась его улыбка.

– Я уже договорился. Мы здесь все переделаем. Добро пожаловать домой.

Она захлопала в ладоши.

– Правда? – Они поцеловались.

Чуть позже в шкафчике Бисмарк сказал:

– Это смерть. Быстро она – и мощно. Я и не думал.

– Конец прекрасной эпохи, – с тоской прошептала Либресса.

– Разговорчики! – рявкнул Клаузевиц. – Мы предугадаем их следующий ход. Создадим новые рубежи, удержим позиции!

– Мы захватили эти шкафчики, захватим и новые, – сказал Сопля.

– Это Руфь его заставила, – сказал я. – Нужно от нее избавиться.

– Нет-нет, – возразил Рейд. – Это Цыганка. Загадила все кругом, а Руфь очищает от нее территорию. Ритуальное убийство. На этом она остановится.

– Раз уж начала, какая разница, остановится ли? – покачал головой Бисмарк.

И где же нам брать еду? За пределами шкафчиков ее было недостаточно, чтобы прокормить такую громадную колонию.

В щель под дверцей прошествовал Суфур. – Ёпть, братва. Ваш рэп через всю комнату слыхать. Вас че, газом давно не травили?

– Ты слышал новости? – спросила Роза.

– Ага, круто, правда? – Он оглядел шкафчик. – Че с вами такое? Они тут обои сдерут, а мы свалим в дыру в стене. Зато потом сзади пролезем в шкафчики в любое время. И по полу не надо будет шмонаться. Там отличное здоровенное дупло, теплынь круглый год. Рай! Да вы на эту жирную задницу молиться должны.

Все притихли. Об этом никто не подумал. Мы, оптимисты от истории, сразу решили, что перемены бывают только к худшему. Что это: Айрин хитрый психологический ход или у нас уже сдают нервы?

Когда Айра и Руфь легли спать, сотня граждан принялась обшаривать деревяшки – и наконец в столовой обнаружили плинтус, который стал нашим новым домом. Мы принялись таскать туда запасы из шкафчиков. Ни я, ни Бисмарк не стыдились, что уподобляемся муравьям.

Через пару дней Айра оставил на кухонном столе свой план ремонта, и мы изучили все: и шкафчики, и пол, и бытовую технику, что обеспечит пропитанием наших потомков. Суфур прав – чертежи выглядели многообещающе.

Мы перетаскивали еду каждую ночь, пока Айра и Руфь не упаковали оставшиеся запасы в коробки и не отнесли их в кладовую. Айра возвел вокруг провианта бруствер из борной кислоты – странноватый поступок для человека, уверенного, что тараканы у него под контролем.

Вечером Руфь встала на табуретку и сунула голову в шкафчик.

– А это что за крапинки? – спросила она, увидев залежи наших фекалий за много поколений. Она смыла их губкой, прихватив заодно оставшиеся запасы и сувениры, что мы не успели унести.

Потом оглядела все еще раз и дотянулась до задней стенки.

– Что это? – спросила она, вытаскивая свернутые трубочкой банкноты.

– Деньги? Маленькая заначка. Я предпочитаю иметь под рукой наличные, на всякий случай, – объяснил Айра.

– Заначка? Да здесь сотни долларов! Они должны приносить доход. Или ты не веришь в банкоматы?

– Бабушка учила меня старому еврейскому правилу: «Храни треть богатства наличными – на случай, если придется бежать; треть золотом – на случай, если гои не примут наличных; и треть вкладывай в недвижимость – на случай, если гои не продадут землю».

Руфь расхохоталась.

– Итак, у тебя есть договор об аренде, парочка золотых пломб и немножко грязных купюр в кухонном шкафу. Очень, очень традиционно, Айра.

Он забрал у нее банкноты.

– Пригодятся. Мало ли что.

Назавтра в восемь утра позвонили в дверь, и вся колония выстроилась на карнизе в прихожей встречать Спасителя. Спаситель явился в образе сутулого азиата средних лет.

Айра провел его на кухню и показал план.

– Новый холодильник открывается в другую сторону, – сказал Айра.

Азиат прищурился.

– Холодильник! Будет! Открываться! В другую! Сторону! – повторил Айра медленно и гром– ко. Как все люди, он не мог допустить, что его мир – не единственный.

Азиат сморщился, лицо прорезали глубокие морщины.

Айра вернулся к плану, тыча в каждый символ, а затем – в соответствующий предмет. Теперь Азиат улыбался и кивал.

Когда Руфь и Айра ушли, Азиат убил несколько часов на изучение плана. Он подошел к порогу и заглянул в комнату. Зловеще проторчал там с полчаса. Внезапно скакнул через всю кухню с живостью, какой я никогда за людьми не замечал. У окна он снова окаменел. Развернул план. А затем, к нашему изумлению, ушел, даже не начав работу. Нам стало не по себе.

Той ночью я подчеркнуто галантно поделился с Розой бисквитными крошками. Когда мы ели, наши усики скрестились. От ее запаха меня словно ударило током. Как быстро я вырос, однако. Раньше Роза лишь парализовывала и смущала меня, но сегодня я вдруг ринулся напролом.

Я бросил крошку; я хотел только Розу. Я хотел взять ее прямо здесь, у обеденного стола. Но затем вспомнил, что сегодня за ночь, в редком порыве тараканьей сентиментальности придушил либидо и повел Розу в кухню. Мы поднялись по стене и скрылись в шкафчике над раковиной. Некогда я фантазировал, как здесь наша химия впервые сольется – среди дуршлагов, подставок для кастрюль и канделябров, убранных теперь в кладовую. Мы проскользнули под зовуще приоткрытую дверь. Я смаковал слабый влажный запах разлагающегося дуба с привкусом пищи, что когда-то здесь хранилась. Было что-то очень чувственное в ощущении покоробленного дерева под ногами. Кучи борной кислоты, давно затвердевшие и безвредные, еще лежали по периметру, будто скамейки в парке. Благоухание шкафчиков волшебным образом смешалось с запахом Розы, мне не терпелось пройти инициацию. То был наш последний шанс – провести ночь в обреченном романтическом месте, и мы совокуплялись неистово, безрассудно, подобно юным человеческим особям, до самого утра.

Аякс, Камэй, Мистер Мускул, Вошь-энд-Гой, Бинго и сиротки Фэйри тоже пришли провести эту последнюю ночь в шкафчик над раковиной. И Бисмарк с Барбароссой пришли – они выросли в коробке для металлических мочалок. Утром под плинтусом царила меланхолия.

В восемь утра Азиат явился вновь, уже с рабочей сумкой. Когда Айра и Руфь ушли, он дотошно осмотрел прилегавшие к стене края шкафов. Мне хотелось знать, как он осквернит их своими доисторическими инструментами. Он извлек болты и шурупы, потыкал штукатурку, а затем, встав в позу мастера восточных единоборств, накинулся на шкафчики и сорвал их со стены – быстро, почти бесшумно. Штукатурка слегка осыпалась только в одном месте, в остальном стена не пострадала. Мы посмотрели на Суфура.

– Не бэ, – сказал тот. – Когда он их снова повесит, вся штукатурка облетит.

Той ночью мы провели тщательную разведку: оказалось, стены лучше, чем мы думали, – то есть трещин больше. Отвалилось множество мелких кусков – дырки получились достаточно большие для нас, но достаточно маленькие, чтобы Азиат на них плюнул.

На следующий день Азиат не пришел. Трое громкоголосых, усатых и пузатых белых мужиков сдирали покрытие и ремонтировали пол. После обеда привезли новый холодильник. Он открывался в другую сторону.

Нас манили дыры в штукатурке.

– Захватим стены сейчас, пока есть шанс, – говорил Клаузевиц. – Нельзя полагаться на милость неприятеля.

– Сейчас? – спросил я. – А если нас там замуруют?

– Не ссы и не спеши, – прибавил Суфур.

– Он не сможет заделать все эти отверстия, – сказала Роза. – Он же за деньги работает.

Эдгар По решился.

– В конце концов, я буду отомщен, – сказал он, поднимая макаронину с себя ростом. – Это твердо решено.

И он исчез в стене. Ни я, ни Клаузевиц со всей его бравадой не смогли преодолеть ужаса. В общем, вся колония осталась снаружи – смотреть и ждать.

Вскоре я понял, что ошибся в Азиате. Орудуя лопаткой и черпая из баночки шпатлевку, он целую неделю заделывал бесчисленные трещины и неровности, замуровывая наши надежды. В течение дня освещение менялось, и он по теням выискивал мельчайшие дефекты.

– Господи, какой же он педант, – сказала Руфь.

– Он мастер старой школы, – гордо уточнил Айра.

– Ты не мог бы втолковать ему концепцию «закончить до Нового года»?

Но одно лишь мастерство старой школы не объясняло безграничного усердия этого человека. Отделывая поверхности, не видимые под шкафами, он просто-напросто отгораживал нас от Земли Обетованной, оставляя навеки в виниловой пустыне. Человек разрушал со времен Книги Бытия, но в отличие от своих предков этот азиатский Терминатор разрушал без гнева и самодовольства.

– Попал на Запад и счастлив отыграться на ком-нибудь мельче него, – заявил Колумб.

– Я не уверена, что он с нами воюет, – сказала Роза. – Может, он тянет время, вымогает деньги у тирана-капиталиста Айры.

Два дня спустя Азиат развел руки, показывая, что ему нужна штукатурная плита. Он ткнул пальцем в порядочную дыру в стене и сделал испуганное лицо. Айра покачал головой:

– Нет-нет, шкафы ее закроют, не стоит. – Азиат изобразил пантомиму снова, но Айра медленно повторил: – Нет. Мы оставим как есть. Слишком дорого. Слишком. Много. Денег. – Поистине язык международного общения.

Спустя неделю поклеили обои – водонепроницаемый пластик пастельно-розового цвета. Дыру за шкафами они не закрыли. Какой же я был дурак, принимая как должное «черноглазую Сусанну», этот модный камуфляж, что покрывал старые обои. На новых с тем же успехом можно было нарисовать перекрестья прицелов.

Привезли новые шкафчики.

– Фабричное производство, легко собирается, – сказал Айра. – Заканчивай с ними побыстрее.

И он посмотрел на часы. Азиат посмотрел на свои.

Три дня он подгонял края шкафчиков к едва заметным неровностям штукатурки. Отверстия в задней стенке шкафчика ему не понравились, и он просверлил еще два.

Айра потерял терпение. Он навис над шкафчиками, по-прежнему сложенными на полу и не собранными, и сказал:

– Никакой штукатурной плиты, никакой подгонки. Хватит. Вешай немедленно. Помнишь договор? Делаешь быстро – я помогаю с иммиграцией.

На последнем слове глаза Азиата широко распахнулись.

– Вот и ответ, – сказал Бисмарк. – Чем дольше он возится, тем дольше остается в стране.

– Ты же не думаешь, что этот еврейский защитник угнетенных и впрямь распорядится депортировать усталого, бедного, загнанного человека? – спросил я.

– Нет, но пригрозить не мешает. Иначе этот бедный человек с кухней никогда не закончит.

Шкафы установили на следующий день, и в ту же ночь их облепила колония. Азиат действительно был отличный мастер. Все ровно, все стыки пригнаны идеально. Края дверей плотно прилегают к раме. Айра не зря потратился. Обходя по периметру дверцы над раковиной, я понял удивительную вещь – я не могу проникнуть внутрь. Таракан не может попасть в шкафчик!

Мы с Розой собирались эти шкафчики обновить. Теперь же от страха я стал к ней безразличен.

Но еще оставалась большая дыра за шкафами. Если я не смогу попасть в нее сквозь шкаф, я поднимусь наверх и войду по задней стенке. Однако сработано слишком хорошо: шкафы прилегали наглухо. Я отчаянно царапал обои.

Роза пыталась меня удержать. Мой мозг лихорадочно работал.

– Я знаю, что будет. Дерево не просохло. Оно усядет. Появится большой зазор, и мы сможем войти бок о бок прямо в стену.

– Неплохо, – успокоила меня Роза. Появился Бисмарк.

– Туда засунут банки и коробки, и шкафы сверху отойдут от стены.

Ночью я терзался: чего ради им отходить от стены? Старые же не отходили. И, может, дерево сухое; а если нет, то ссыхаться оно будет медленно. А до тех пор что нам делать?

Убийство Розы Люксембург

– Не клади их туда.

– Почему?

– Овощной суп должен стоять слева от томатного. У меня все по алфавиту.

– Понятно.

– Не клади их туда.

– В моем словаре пюре из шампиньонов идет раньше чечевицы.

– А должно быть: «шампиньоны, пюре из». Что толку сваливать все супы-пюре вместе?

– Ах да, конечно. Об этом я не подумала.

Вечером после того, как мы осознали коварство Азиата, Айра и Руфь выставили напоказ все изобилие еды: они перетаскивали ее из коробок в неприступные шкафчики.

Айра остановился и посмотрел на Руфь.

– Что еще не так? – спросила она.

– Нельзя класть мацемел радом с мучными бульонными шариками.

– Отлично, мистер Букварь. И что мы положим между?

– Банки в левый ящик, коробки в правый. "Б" перед "К". Все по алфавиту.

Впервые за свою недолгую жизнь я видел, что мой народ смирился, а это, как подсказывали мне инстинкты, не в характере нашего племени и являет собой зловещий признак. Клаузевиц, до сих пор избегавший даже пассивных оборотов в речи, заявил:

– Придется подождать, пока он не сделает ошибку. Но когда он ее сделает…

Колония в полном составе рано отправилась спать на подготовленные позиции в столовой.

Ночью я вернулся на кухню вместе с Розой. Ее сестра Либресса уже была там. Она пыталась засунуть голову в перекати-поле из волос и пыли, которое вентилятор холодильника гонял по полу.

Роза двинулась к ней, с трудом перебирая ногами по новому винилу.

– Не ешь это! Где твое достоинство?

Пыльный ком распался, осыпав Либрессу грязью. Ничего съедобного внутри не было. И о чем она только думала?

– Займись лучше делом, – сказала ей Роза. – Например, сходи на разведку.

– Напрасный труд.

– Напрасный труд? – взорвалась Роза. – Дай-ка мне.

Она потянулась к пыльному клубочку. Либресса дернула его к себе и обрушила Розе на голову, где он и остался огромным терновым венцом. Пыль медленно осыпалась с боков. Теперь Роза и ее сестра в своем убожестве выглядели одинаково.

– Я этого не допущу! – сказала Роза и выбежала из кухни.

Назавтра я ее не видел. Вечером я решил искать еду один.

Передвигаться по полу стало очень сложно. Фабричное покрытие виниловых плиток липло к ногам, в ямках подворачивались суставы. В колдобинах обычной кухни пряталась грязь, но здесь они бесполезны.

Я дошел до основания шкафчика. Ноги легко цеплялись за полиуретановое покрытие – сложнее оказалось их отклеивать. Я с трудом пробрался по кухонному столу и спустился на дно раковины. Чертовски опасное место.

Напившись, я огляделся. Я понял, что у меня нет никакого внятного плана. Что я делаю на этом высоченном шкафу? Я не только сомневался, что отыщу здесь еду, – у меня вообще не было оснований надеяться, что я проникну внутрь. Я решил вернуться на следующую ночь, хорошо отдохнув и с подмогой.

Мрак неведомого в черном зеве канализации выгнал меня из раковины. Не хотелось возвращаться под унылый плинтус. Я предпочел подняться чуть выше, на доску возле плиты, где висели кастрюли и сковородки.

Я задрожал от радости, обнаружив крошечный кусочек засохшего яйца на краешке сковородки. За последние дни – моя первая трапеза. Вскоре, насытившись, я провалился в сон.

Я проснулся от шуршания и шарканья. Я проспал до рассвета. Звуки приближались. Идиот! Как я мог остаться в сковородке до завтрака!

Я огляделся. Считаные секунды, чтобы убраться отсюда. На пол нельзя: поймают. Но оставаться здесь я тоже не могу. Соседняя кастрюлька? Нет, в ней варят яйца. Кастрюля внизу, побольше? В ней готовят овсянку. Шаги уже совсем рядом. Нужно решаться. Я нырнул в маленькую кастрюльку, молясь, чтобы сегодня у Айры был разгрузочный день.

Я еле дышал от ужаса. Я напрягся до предела. Айра потянулся за тарелкой и ложкой. Это означало все что угодно – кроме яичницы. Надо было сидеть и не рыпаться.

Теперь – только ждать. По-моему, я заметил какое-то движение у кромки дверцы шкафчика. В слабом свете я вглядывался туда. Что это? В новые шкафчики еще никто не проник. Но картина реальна: я различил кончики усов. Вскоре показалась голова. Фигура неловко изогнулась, молотя по дереву усами и передними ногами. Медленно, мучительно она выбиралась наружу, членик за члеником. Из дыхалец вырвалась слабая струйка воздуха. Высвободилась вторая пара ног, и тут я уловил запах. Роза.

Зачем, ради всего святого, она выбралась наружу именно теперь? Через полчаса она благополучно прогулялась бы по двери. А сейчас Айре достаточно обернуться, и он размажет ее по дверце.

Наконец она выбралась и помчалась по шкафчикам. Айра достал стакан и пакет апельсинового сока, поставил их между тарелкой и ложкой. Даже салфетку свернул. Он давал ей все шансы спуститься и убраться из кухни.

Но она отказывалась. Со шкафчика над холодильником она эффектно прыгнула на коробку с отрубями, перемахнула через клапан и исчезла в прорези.

Айра до сих пор не обнародовал сегодняшнее меню. Отруби с изюмом, вареные яйца или овсянка? Овсянку я уже исключил: он никогда не готовил ее один, а Руфи что-то не видать.

Отруби с изюмом или вареные яйца. Затем я разгадал его дьявольский план: нам с Розой – она в коробке с отрубями, я – в кастрюльке, – придется сыграть в страшную утреннюю рулетку.

Позор всему живому, что такой, как он, мог угрожать такой, как она. Бедная Роза, свет моей юности.

Затем Айра повернулся ко мне. А я уж решил, что он возьмет отруби. Теперь я думал лишь о ярдах дерьма, что, как я надеялся, настоятельно взывали к свободе в его прямой кишке. Он прошел к раковине, на расстояние вытянутой руки от меня. Возьмет ли он мою кастрюльку? Выдержит ли его желудок, когда он увидит, как я погружаюсь в воду, размягчаюсь, а затем растекаюсь поверх яиц? Отруби гораздо полезнее.

Я слышал, как он мыл руки. Мой хитиновый панцирь заскрежетал – я распластался в кастрюле. Но потом зашлепали тапки. Айра возвращался к холодильнику.

Я выглянул. Айра схватил коробку с отрубями. Бедная Роза. Он откинул клапан и наклонил коробку над тарелкой, высыпая бурые хлопья и крупный, размером с меня, изюм. Когда он остановился, в коробке оставалось совсем немного.

Попала ли моя Роза в тарелку? Я ее не видел, но потом подумал, что вряд ли она сидела на поверхности. Я не хотел кричать и отвлекать ее. Неопределенность сводила с ума. Я содрогнулся, когда в тарелку полилось холодное, обогащенное витаминами А и Д, пастеризованное-гомогенизированное-обезжиренное-на-девяносто-девять-процентов молоко. Роза долго не продержится. Но она не может всплыть и показаться Айре. Может, уцепилась за один из хлопьев, что всплыли под молочным потоком. Но их-то и зачерпнут первой же ложкой.

Айра вертел коробку в руках и читал вопросы викторины, отвечая вслух:

– Томас Джефферсон… Колокол Свободы… Филадельфия… ч-черт, Нью-Йорк, я хотел сказать – Нью-Йорк…

Если Роза в тарелке, она уже захлебывается молоком. Если случится худшее и Айра ее увидит, прорвется ли она через весь стол? Его салфетка слишком тонка, ему придется сходить за туалетной бумагой, чтобы раздавить Розу. Это даст ей время добежать до края.

Но даже если она сумеет, сколько у нее шансов на этом скользком, изрытом колеями полу против мужских шлепанцев? Может, она останется на столе и юркнет ему в рукав, пойдет «на вы»?

Содержимое тарелки стремительно уменьшалось. Резцы Айры поблескивали от молока. Он набрасывался на хлопья, методично заталкивая их в рот, перемалывая золочеными жерновами. Каждые несколько секунд его язык высовывался из влажной могилы, очищал зубы, колебался, будто перед отступлением задерживал дыхание. Изо рта вылетали кусочки хлопьев, большинство падали обратно в молоко, где Айра ловил их снова. Если Розе суждено умереть, молился я, пусть это случится лишь единожды.

Доедая отруби, Айра читал список ингредиентов на коробке, кривясь всякий раз, когда взгляд цеплялся за химические добавки. Затем посмотрел на часы и встал. Убрал молоко, закрыл коробку, поставил ее обратно на холодильник. Я надеялся, что он оставил мне в тарелке капельку молока, холодного и сладкого от сахара с хлопьев. Но возле раковины он поднес тарелку ко рту и сделал последний глоток. Его мамочка была бы довольна.

Айра остановился. Его язык работал, гоняя последний ускользающий кусочек. Изюминка? Последняя крупинка хлопьев? Помаргивая от удовольствия, он подтолкнул его вперед и сжал зубы. Из пещеры донесся слабый щелчок и приглушенный вопль: «Империалист!» Доблестная Роза! Утопнув в молоке, дабы спастись от взрослого Айры, она пала жертвой его детского воспитания. Когда он широко раскрыл рот, я увидел мою неукротимую возлюбленную.

– Подавись! – закричала она, колотя задними ногами по верхнему клыку. Ее сломанные передние ноги бессильно повисли. Айра сосредоточенно работал челюстями, чувствуя во рту остатки; верхние резцы поднимались и опускались лезвиями неустанной гильотины.

Роза никогда не обладала добродетелью молчания. Она билась, пока язык окончательно ее не поймал. Он сгреб ее с переднего зуба, приладил голову на плахе, а затем резцы опустились резко и точно, разрубив ее пополам. Она сломалась, как черенок, с криком, что эхом прогремел в моей кастрюле.

Айра засунул мизинец в ухо, вынул и понюхал серу.

А Роза еще не обрела покоя. Ее отрубленная голова прилипла спереди к резцу – я увидел ее, когда раскрылись Айрины губы. Роза уставилась на меня – я понял, она сейчас заговорит. Все шесть моих ног порывались бежать, но внутренности отяжелели от ужаса и приковали меня к месту.

Без тела голос ее был слаб и рассеян. Я смотрел на ее рот и разбирал обвинение:

– Псалтирь! Псалтирь! Зачем ты оставил меня?

Я испытал облегчение, когда язык вернулся и сгреб ее. Я даже подождал, пока Айра снова откроет рот, и удостоверился, что резец чист. Айра насвистывал, домывая посуду. Через минуту он ушел.

Я застыл на деревянном колышке. Я был в смятении. Не понимаю, почему Роза безжалостно возлагала ответственность за свою гибель на мои примитивные библейские мозги. Следует помнить, что она говорила под чудовищной пыткой. Но ведь это Айра ее убил, вся ответственность – на нем.

Как можно жить с животным, которое морит голодом мой народ, сжирает мою возлюбленную и уходит на работу точно по расписанию?

– Розу Люксембург убили, – сказал я. Большинство граждан под плинтусом меня проигнорировали.

– Как ей это удалось? – спросил Суфур.

– Айра ее съел.

– Айра ее съел? – спросил Барбаросса. – Да он собственную подружку уесть не может.

– Может, нам еще удастся ее спасти. Как Иону, – предположил я.

– Тогда тебе придется дежурить в уборной, – засмеялась Джулия Чайлд.

– Даже если ты ее найдешь, она будет кусочком дерьма на дне унитаза, – сказал Бисмарк.

– У нее были отличные феромоны, – сказал я. – Лучшие.

– Вот как? – переспросила Либресса.

– Одни из лучших, – уточнил Бисмарк. – Но теперь все в прошлом.

Прошло утро, потом день. Никто не разговаривал. Нас охватило уныние.

Айра и Руфь вернулись с работы и приготовили ужин. Лишь тогда мне пришло в голову спросить, что же делала Роза ночью в кухне.

– Я думал, ты знаешь, – пожал плечами Бисмарк.

– Зачем она осталась в шкафчике до утра? Наверняка что-то обнаружила. Нужно выяснить, что именно. Граждане?

Шесть часов спустя, когда Айра и Руфь заснули, я один взобрался по шкафчику. Отверстие, где я видел Розу, было посыпано ее хитином, скрошившимся об острые края. Я осторожно пролез; процедура оказалась довольно болезненной для моего панциря.

Запахи еды в шкафчике перешибала вонь полированной древесины. Туг хранились рассортированные запасы, от консервированных абрикосов до китайской лапши. Но строгие линии напоминали скорее кладбище, чем сад радостей земных. Конечно, теперь мы могли найти все, но что с того? Бутылки и банки неприступны. Картонные коробки можно прогрызть, но на бурение каждой дыры уйдет несколько дней. Живи мы здесь или хотя бы в стене, мы бы справились. Но не с единственной ненадежной тропкой к отступлению.

В старой кухне мы пировали на коробках и пакетах. Цыганка разрывала их как попало и ставила в шкафчики, неплотно закрывая, с жирными отпечатками пальцев и прилипшими остатками еды. Даже Айра верил, что если тщательно скатать пакет внутри упаковки, сверху достаточно просто Закрыть Клапаном Щель. Эта исключительная тактическая оплошность позволяла нам купаться в пище.

Теперь я не видел ни одной открытой коробки. Взобравшись на следующую полку, я понял, почему: Руфь освоила упаковочную технику. Она привела в наши угодья смертельного врага Блаттеллы – Пищевой Контейнер. Я прошелся вдоль ряда чечевичных саркофагов. Я сходил с ума, глядя на эти бедные мертвые зерна, еще недавно принадлежавшие мне, а теперь недосягаемые; невыносимо думать о том, какую жизнь я мог бы в них вдохнуть. Паста, изюм, овсянка – гроб за гробом. Неужели Руфь специально выбрала прозрачные упаковки, чтобы над нами насмехаться?

На последней полке я почувствовал себя неуютно, будто я уже не один. Я замер и огляделся. Что может быть в шкафчике вместе со мной? От кого убегала утром Роза?

Я двинулся дальше, все еще чувствуя на себе чей-то взгляд. Резко прыгнул в сторону банки с овсянкой и обернулся. Вот он: подглядывает сквозь очки на выпуклой голове, а голова лежит на боку.

Глаза Бена Франклина. Те самые свернутые купюры, что Айра прятал в старых шкафчиках; треть состояния на случай бегства. Никто не говорил мне, что Айра переложил их в новый шкафчик.

Я приблизился к грязной лоснящейся бумаге.

Мне понравился взгляд Бена: задиристый, полный житейской мудрости; мне понравились добрые морщины на его всепрощающем лице. Он всегда смотрел так, будто знал все на свете. Я подозревал, что он знает и об ужасной Розиной кончине.

Следуя за его взглядом, я пересек полку. На другой стороне нашел дыру в задней стенке, но она была плотно задвинута. Я через нее не пролезу. Откуда она взялась?

Тут я вспомнил – Азиат просверлил в задней стенке два своих отверстия. Должно быть еще одно. Только где? Я пришел к выводу, что самый симметричный в мире человек проделает две абсолютно симметричные дырки. Считая шаги, я двинулся обратно. По моим расчетам, второе отверстие, которое ведет в стену, – наш единственный шанс выжить в этой неприветливой кухне – должно быть прямо за Франклином. Так он поэтому улыбается?

Я попросил Бена подвинуться. Он отказался, и я сунул голову за купюры, насколько сумел дотянуться. Айра спрятал их надежно, точно боялся, что Франклин сбежит.

– Я не сделаю больно, – пообещал я, осторожно просовывая усики в щель у него за спиной. Я учуял запах свежепросверленного дерева, нащупал припухлость доски. Дыра здесь. Вот что нашла Роза, и эта находка стоила ей жизни.

Бессонная ночь

– Кажется, вы не понимаете, – сказал я. – Если мы передвинем эти деньги, все будет, как в старые времена. Даже лучше, потому что безопаснее.

– Ну так иди и передвинь, – ответила Джулия Чайлд.

Мы сидели под плинтусом, деля скудную добычу: сухие крошки овсяных хлопьев.

– У него есть кредитная карта, – задумчиво проговорил Колумб. – Чековая книжка, банкомат в конце квартала. Зачем ему эти деньги?

– Тайная копилка еврейской паранойи, – сказала Либресса.

Я чувствовал, как у меня шевелятся извилины.

– Если мы будем кишеть над ним саранчой, как думаете, он уберется?

Либресса погладила меня по голове:

– Конечно, малыш. Упакует мацемел и свалит.

– Он не станет эти деньги тратить. Они навсегда в шкафу, как мезуза, – сказал Клаузевиц.

Бисмарк, до этого молча жевавший, вдруг произнес:

– Он их тратит. Я видел. – Мы слушали. – Последний раз – в начале романа с Цыганкой. Она позвонила ему по телефону, он схватил деньги и понесся к двери. Я так и не понял, зачем. И раньше, еще до Цыганки, с подружкой по имени Эстер, – тоже в порыве. Я полагаю, когда Айру настигают приступы спонтанной регрессивной безответственности, ему нужны наличные. Пользоваться кредитной картой слишком по-взрослому.

– Значит, теперь его должна спровоцировать Руфь, – сказала Либресса.

– Эту суку он уже поимел, – сказал Суфур. – Ни хрена он не станет тратить на нее бабки. Они для новой шмары.

Либресса ударила его по передним ногам:

– Свинья. Где ты этого набрался?

– Видимо, уже слишком поздно, – сказал Бисмарк. – Теперь он к ней привык. И я не уверен, что Руфь одурманила его так же, как две предыдущие.

– Я слышал, у Эстер было трое детей, – сказал я. – Так ты думаешь, наш единственный шанс – возвращение Цыганки?

– Или еще кого, кто снесет ему крышу.

Я вознамерился найти причуду, которая заставит Айру тратить деньги под нашим надзором. Граждане не сталкивались с такой причудой годами, и потому у меня не было ни малейшего представления, какова же она.

На следующей неделе Айра и Руфь ужинали в городе со своими соседями Вэйнскоттами. Я сидел на карнизе в коридоре, дожидаясь их возвращения.

Айра придержал дверь, вошла Руфь. В дверном проеме появился Оливер Вэйнскотт Третий. Порог затрещал под высоким, тучным человеком – один его ботинок мог раздавить целый батальон Блаттеллы.

– Не представляю, как ты можешь защищать людей, если абсолютно их не понимаешь, – изрек Оливер.

– Я понимаю, что большинство поступают дурно, потому что их к этому вынуждают обстоятельства, – ответил Айра.

– А, ерунда. Это и есть твоя адвокатская этика?

Айра снял пальто и перекинул его через руку. Руфь повесила свое в стенной шкаф. Элизабет Вэйнскотт, высокая, симпатичная худая блондинка, молча стояла рядом с мужем.

– Ты не поверишь, Оливер, но банкротство – далеко не худшая в мире вещь, – сказал Айра. – Моральное банкротство – вот что похуже. И люди это понимают.

Оливер скрестил указательные пальцы и выставил их вперед, словно отгораживаясь от Айриных слов. Элизабет переступила на высоких каблуках и сказала тихо:

– Олли, я очень устала.

– Если твоим клиентам вручить билет на небеса, – сказал Оливер, – держу пари, каждый обменяет его на наличные.

– Спокойной ночи, – ответил Айра. – Увидимся в пятницу. – Он потряс руку Оливеру и принял поцелуй в щечку от Элизабет. Потом закрыл и запер дверь. – Его не заткнуть. Вот зануда.

– Она ангел, выносить такое, – сказала Руфь.

– Не знаю, как ей это удается. А она неплохо упакована, тебе не кажется?

– Да уж. – И Руфь ушла в ванную.

Я предложил гулявшей неподалеку Либрессе составить мне компанию и проследить за Руфью.

Когда мы добрались до ванной, Руфь уже заперла дверь.

– Есть что скрывать, – сказал я. – Хороший знак.

– Но она достаточно умна, чтобы это скрывать, – заметила Либресса.

Мы влезли на внешнюю сторону двери, чтобы не ходить по скользкой плитке на полу. Устроились под крыльями нарисованных чирков на обоях. Увидев очки Руфи на раковине, мы поняли, что опасности нет. Мы перебрались на аптечку.

Руфь стояла в нескольких футах от зеркала, необычно прямая, критически себя изучая.

– Именно так, Элизабет. Когда-то я была танцовщицей. А ты небось и не догадывалась. – И она тряхнула головой.

– Я вот не догадывалась, – сказала Либресса.

– Ты знаешь, Элизабет, под этим жиром – тонкий скелет танцовщицы.

Глядя на свое отражение, Руфь непристойно фыркнула. Она медленно поворачивала голову: левый профиль, затем правый, зрачки стрелкой компаса неотрывно смотрели в зеркало. Затем Руфь отработала ось ординат. Начала хорошо – с высоко поднятой головой, даже нос слегка укоротился, но закончилось все двумя неизбежными подбородками – во всей красе, прямо под носом. Руфь нахмурилась.

Подошла поближе к зеркалу и наклонилась. Живот улегся на раковину. Нос оставлял на стекле масляные следы. До нас донеслись приглушенные запахи тонального крема, макияжа и краски для волос. Кончиками пальцев Руфь прошлась по своему монументальному лицу, затем средними пальцами чуть оттянула кожу над глазами. Когда отпустила, морщины нависли снова.

– Бедная Руфь, – сказала Либресса. – В ее мире мужчины нечувствительны к пятидесяти пунктам КИ, но реагируют на одну сотую дюйма носа или щек. Когда мужчина бреется наголо или вдруг набирает сорок фунтов веса, жене это абсолютно неважно. Отчего мужчины так переживают из-за абсолютно несексуальных черт? Это извращение.

– Коэффициент интеллекта у человека – это скорее сексуальный тормоз.

Трудно симпатизировать Руфи, матери Пищевого Контейнера. Но насчет внешности Либресса права. Я не помнил внешности самок, которых оплодотворил, исключая разве усики Ходули, потерянные в борьбе с щепкой, и культей Слоновой Кости. Я посмотрел на Либрессу. У нее выше лоб, чем у Розы? Длиннее усики, чем у Джулии? Жестче стерниты, чем у Ветки Персика? В самках важны только химия и гениталии. Что толку от лица при ебле?

Либресса, похоже, совсем перевоплотилась в Руфь. Поглаживая ее передние ноги, я сказал:

– Я тебе никогда об этом не говорил, но мне всегда нравились линии твоего панциря, чудесные блестящие жвала и темно-карие кухонные глаза, все две сотни твоих прекрасных глаз.

Она оттолкнула меня, затем выпустила чуточку феромонов. От мощнейшей эрекции я потерял равновесие и едва не слетел на зеркало. Она засмеялась.

– Много ты понимаешь. Иногда я спрашиваю себя, вправду ли мы хоть чем-то лучше людей.

Я немедленно встал на все шесть ног. Впервые в жизни самка сказала нечто настолько отвратительное, что мое возбуждение угасло.

Руфь отошла от зеркала, уперев руки в пышные бока. Она крутила задом и беседовала с зеркалом:

– Ты знаешь, Элизабет, я была танцовщицей, пока не появилась эта окаянная огромная грудь.

Она улыбнулась.

Ложная гордость. Груди – вероломные органы, предназначенные для кормления молодняка во времена, когда благополучие вида зависит от выживания молодых особей. Женщина использует их всего несколько месяцев, может, год или два за всю жизнь. А потом эти жировые мешки вытягиваются, необратимо спускаясь все ниже и ниже, причиняя величайшие страдания, и наконец, становятся жалкими и бесполезными, будто пара гнезд, брошенных иволгами.

Но что проку от истины? Достаточно глянуть на улыбку Руфи, что крутит задом перед зеркалом, – тут же вспоминаешь, что мужские особи вида «сапиенс», точно большие дети, обожают сиськи. Практически повсюду, почти в любой эпохе эта внушительная парочка обеспечила бы Руфи столько мужского внимания, сколько Руфь пожелает. Но из журналов с кофейного столика я знал, что в современном обществе, в нашей эпохе эти груди слишком велики и достойны разве что диеты, растряски пробежками или, например, хирургического вмешательства. Я невольно восхищался безразличием Руфи к диктату моды, пусть это безразличие и скоротечно. Она обняла себя за локти и приподняла грудь.

– Ух ты! – восхитилась Либресса.

Руфь наклонилась к зеркалу и отковырнула что-то с лица. Снова нахмурилась.

– Что с ней такое? – спросила Либресса. – На нее непохоже. Может, за ужином что-то случилось, как думаешь?

Лицо Руфи ничего не сообщило, ибо у нее все на лбу написано. Когда она намыливалась, в ее искаженных чертах читалось все на свете – от счастья до уныния и безумия. После умывания она принялась растирать лицо густым кремом, пока белизна совершенно не исчезла под жирной пленкой. От этого Руфь стала напоминать хорошо сбитое тесто.

– Бедные поры. У меня дыхальца болят, когда я на нее смотрю, – сказала Либресса.

Когда Руфь чистила зубы, мы с Либрессой начали спускаться по стене. Пока она поднимала юбку, мы мчались по внутреннему краю унитаза, прямо под сиденьем. Это шанс постичь вечерние события.

Ее зад нависал над нами, разрастаясь и приближаясь с изумительной скоростью. Меня охватила первобытная паника. Когда на тебя садятся – это древняя опасность? Ягодицы заслонили свет, и я съежился подле Либрессы. Разогнавшийся зад совсем потемнел и упал. Унитаз содрогнулся, точно Голгофа. Темнота, безмолвие, неподвижность. Я умер.

Затем я услышал слабое «пффф»! Метан. В загробной жизни разве пукают?

Земля дрогнула и разверзлась, как и было сказано в Книге. Но вслед за тем излился свет, и я понял, что Апокалипсис не наступил. Я по-прежнему сидел в унитазе, а свет вклинился меж ягодицами Руфь и сиденьем, будто нож в жирный пирог.

Невероятные перемены. Столкновение с туалетным сиденьем трансформировало рыхлое тело Руфь в плотные стройные формы, упругие и тугие, точно недозрелая зимняя дыня. Ямки исчезли.

– Иисус, простерши руку, коснулся ее и сказал: хочу, очистись. И она тотчас очистилась от проказы, – проговорил я.

– Избавь меня.

Расщелина Руфи, невидимая за ягодицами, когда Руфь стоит, теперь показалась во всей красе. Великолепная черная шерсть тянулась от зада к переду, словно хвост песчанки.

– Что дальше будет? Я волнуюсь, – сказал я.

– Руфь в норме. У нее хорошая производительность, и ее отходы всегда ровные и темные, выходят регулярно, почти как у нас.

Но сегодня она явно в норме не была. Она заворочала ягодицами. Ее анус напрягся. Мне стало неуютно.

– Расслабься, – посоветовала Либресса.

Я видел склоненную голову Руфи в отверстие между ее покачивающимися телесами. Она дышала неглубоко и шумно. Замычала. Она что, молится?

– Сегодня вечер пятницы? – спросил я.

Ее ягодицы напряглись и покраснели, ноги подергивались. На всякий случай я пригнул усы.

– Вот оно, – сказала Либресса.

Коричневый бутон раскрыл лепестки. Я отпрянул. Газ с шипением вырвался наружу, и тут же все закрылось обратно.

– О, господи! – застонала Руфь.

Несколько минут спустя бутон снова напрягся и затрепетал. Но вышло совсем не то, что обещала Либресса. "Никаких гладких, опрятных, элегантных кучек, ничего похожего на тараканью срань. Наружу вылез кисловато пахнущий, пятнисто-зеленый коллоид. Ошметки неуверенно заскользили по фаянсовым стенкам к воде и остались плавать пленкой на поверхности.

Я потянул Либрессу назад. Хотя Руфь не могла задеть нас основным потоком, я опасался брызг. После пяти выбросов Руфь зашипела, как иссякшая водокачка.

Едкая моча заструилась по передней стенке унитаза, смывая вниз маленькие параболы нечистот.

– Я такого никогда не видела. Определенно что-то не так, – сказала Либресса.

Руфь потянулась за туалетной бумагой, и я вспомнил их с Айрой диалог.

«Нежестко смята», – говорил он. «Ну да, более впитывающе», – отвечала она. «Это более гигиеничные рулоны». – «Я в это не верю, – возразила она. – Но помню, что стоят они дороже». – «Я угощаю, – засмеялся Айра. И, мгновение подумав, прибавил: – Знаешь, держу пари, она лучше, чем дешевая бумага. Не порвется, и не нужно делать больше движений». – «Ох, Айра, я практикуюсь уже примерно тридцать пять лет. Ненавижу хвастаться, но у меня хорошо получается. Правда, хорошо».

В ее излюбленном томе философии вагинальной гигиены «Кандида», что хранился на подоконнике, говорилось, что влагалище следует вытирать отдельно. По крайней мере, вытирать нужно от переда к заду, чтобы бактерии не попали на плодородную вагинальную почву. Чтобы Айра заткнулся, Руфь стала подтираться спереди назад. Но сегодня она рвала бумагу, комкала и подтиралась как попало.

Мы выбрались из-под сиденья, когда Руфь поднялась. Чудо исчезло – впадины и ухабы зада вернулись вновь. Серо-коричневые остатки плавали на поверхности воды. Она спустила воду еще раз, вымыла руки и ушла.

Не успели мы уйти из ванной, явился Айра. Мы решили остаться и узнать его взгляд на этот вечер.

Едва он снял очки, мы вернулись на аптечку. Его саморевизия больше напоминала медосмотр. Он периодически покрывался прыщами, которые отказывался выдавливать или прокалывать, ибо, как он однажды объяснил Цыганке, бактерии захватят его мозг с той же легкостью, что нацисты – Польшу. Его оружием были гигиенические салфетки; стратегия заключалась в том, что бактерии скорее уберутся в другое место, чем станут терпеть безжалостную антисептику.

Он протер лицо, вычистил зубы. Пока он мурлыкал, булькая полосканием, мы вернулись под сиденье.

Я, уже умудренный опытом, с интересом наблюдал снижение маленькой рябой Айриной задницы во всех замечательных подробностях: черные кудрявые волосы, блистающие прыщи, провисающие линии, красноватые островки раздражений.

Он сел, и костлявое тело пропустило в унитаз потоки света. Затем произошла другая поразительная вещь: хотя водоизмещение Айриной задницы в несколько раз меньше, чем задницы Руфи; хотя зад у него изъеденный и скользкий, а у нее – раздувшийся и ямчатый; хотя у него – очертания больного древесного ствола, а ее телеса болтаются на унитазе китовым хвостом, – несмотря на все это, выглядели они практически одинаково.

– Я сотни раз слышал, как Айра доказывает, что люди созданы равными, – сказал я. – До сегодняшнего дня я не понимал, что он имеет в виду.

– Хотела бы я знать, как Джефферсон до этого додумался, – ответила Либресса, Единственное очевидное различие между двумя задницами – Айрин питончик. Искусный дрессировщик Айра бережно поместил его у кромки. Питон выплюнул яростную струю, которая неслась по кругу, пока не отозвалось мужественное эхо. На этот раз я не опасался брызг. Но Айра внезапно потряс член, словно пытался его придушить. Струя золотистого яда ударилась в фаянс рядом с нами. Мы забрались поглубже под сиденье: в прошлом месяце Айра вот так смыл в водяную могилу нашу Офелию.

Айра, конечно, не испражнялся регулярно и все же был настоящим сортирным атлетом. Он тренировался еженощно, но успех посещал его не чаще раза или двух в неделю – неважно, сколько отрубей с изюмом он съедал. Сжимая и расслабляя седалищные мышцы, он привставал и опускался на сиденье так ритмично, словно, поддавшись обаянию Джейн Фонды, послушно исполнял жеманные команды видеокурса по аэробике.

– Это непристойно, – пробурчала Либресса. Айра повторил упражнение двадцать пять раз.

Хотя никакого намека на фекалии не появилось, даже газ не просочился, он нагнулся и аккуратно сложенной бумажкой повозил вокруг ануса. Комок упал в воду, Айра оторвал и подтерся еще одной бумажкой. Черные лобковые волосы, заряженные статическим электричеством, встали дыбом и топорщились в разные стороны, словно хохол-перевертыш. Насвистывая, Айра спустил воду, вымыл руки и вышел.

– Если что-то и произошло, он об этом понятия не имеет, – сказал я.

– Я Руфи доверяю. Давай еще с ней побудем. Мы прогулялись до спальни и взобрались на карниз над изголовьем кровати. Руфь лежала под одеялом, глядя, как раздевается Айра. Он уже собирался повесить костюм в гардероб, но вдруг начал принюхиваться. Потом зарылся носом в ткань.

– Оливер говорил, что духи дешевые. Говорил, запах не удержится, – произнес Айра с видом триумфатора. – Сколько уже прошло? Шесть часов? Он пахнет!

Руфь равнодушно вздохнула.

– Да, ты подарил Элизабет замечательный подарок. Мы что, снова об этом поговорим? И почему твой костюм пахнет ее духами?

– Она за ужином сидела рядом со мной. Почему еще?

– Я не знаю, Айра. Ты необычный мужчина. Я не уверена, что на свете много мужчин, которые разбираются в марках духов и у которых одежда эти духи впитывает. И я не знаю, сколько мужчин нюхают собственные подмышки, когда рядом лежит голая женщина.

Она села и сбросила одеяло, маня его своими гигантскими отростками, что торчали двумя торпедами на сексуальном бомбоносце.

Айра уставился на нее, по-прежнему уткнувшись носом в костюм.

– Как неудобно, – сказала Либресса. – Мне кажется, нам не стоит тут находиться.

Руфь схватила его за талию и повалила на себя. Потом перекатилась через него и оказалась сверху – он еле успел отложить костюм. Она сняла с него очки и притянула его лицо к себе. Они уперлись друг в друга носами.

– Аи! – вскрикнул Айра. Она отшвырнула его руку. Воздух затрепетал сквозь липкие сталактиты у него в носу.

– Подумай, насколько менее отвратительными стали бы человеческие поцелуи, если бы люди дышали спиной, – сказала Либресса. – А Руфь была бы великолепна с дыхальцами.

Айра отодвинулся от нее и глотнул воздуха. Через секунду ее губы снова к нему присосались. Струйка слюны пятой колонной потекла по щеке ему в ухо.

– Хватит. Пошли отсюда. Я не хочу больше на это смотреть, – сказала Либресса.

Но теперь захотелось остаться мне. Истина таилась под завесой этого омерзительного спектакля, и я должен был ее узнать.

У меня появилась идея:

– Зоология! Как и под сиденьем. – Язык Руфь, блуждавший внутри его щек, выглянул из-за губ, она страстно застонала. – Это не люди. Это брачные танцы слизняков.

Руфь дернула Айрину полурасстегнутую рубашку, потом майку, стащила их и швырнула в стену. Ее губы нашли его кадык. Это всколыхнуло во мне какие-то могущественные детские страхи.

Довольно быстро Руфь переключилась на его соски.

– Она ведь знает, что они не работают, – возмутилась Либресса. – Псалтирь, что она делает?

И она попыталась прикрыть свои многофасеточные глаза усиками.

Но я уже понял: Руфь совершенно точно знает, что делает. Она сосала и жевала, пока роли не переменились; он ворковал, точно сам сосал титьку. Затем Руфь нацелилась на его пупок.

– Она этого не сделает! – воскликнула Либресса.

Она сделала. Мы съежились, когда Руфь сунула язык в зловонное отверстие, вызывая в Айриной памяти начальную эвикцию; беспомощная игрушка на веревочке – примерно в нее Руфь сейчас его и превращала. Ее пассы сбивали ему дыхание, его пенис поднялся и застыл, покачиваясь, как надувная пляжная игрушка. Айра лежал неподвижно, закрыв глаза, растопырив пальцы и тяжело дыша.

Он, человек, проделал весь путь эволюции назад. Но все-таки я подозревал, что история много старше отдельного биологического вида.

– Посмотри на эту штуку, – сказал я. – Ни волос, ни позвоночника, ни легких. Пенис – моллюск. Португальский военный корабль – не один организм, а колония различных особей, выросших вместе. То же справедливо для мужчины и пениса – млекопитающее и моллюск.

– А на Руфи что выросло – ракообразное? Язык Руфи танцевал вокруг члена Айры, моллюск обхаживал моллюска.

– Может, она самка богомола, – сказала Либресса. – Но тогда ей следует дождаться спермы, а уж потом его сожрать. Пенис шлепнулся на живот, изо рта Руфи к нему протянулась слюнная пуповина.

– Не останавливайся, – пробормотал Айра.

Руфь приподнялась на локтях. Ее груди, возлежавшие на его бедрах, вновь обрели свою взрывную форму.

– Что? – безнадежно спросил Айра.

– Я чувствую себя брошенной, и все это ужасно несправедливо.

Она подползла ближе, потом раздвинула бедра. Ее влагалище – блестящий розовый эллипсоид с короткими распахнутыми щупальцами – напоминал море растоптанных анемонов.

– О, правосудие! – вскричала она, засовывая его пенис себе в вагину, его моллюска в свою раковину. Межвидовой секс неестествен и отвратителен.

Руфь принялась энергично раскачивать бедрами, пухлыми, но гибкими, ее груди влажно шлепали. Айра приподнял голову, глянул на нее и снова откинулся на подушку, крепко зажмурившись.

– Ох, мои колени, – через некоторое время сказала она. Выпрямила ноги, навалившись на Айру. Потом схватила его за талию и перекатилась на спину, поместив его наверх.

Айра коротко вздохнул сквозь стиснутые зубы. Когда его впалая грудь легла на ее влажные железы, между ними зачмокала воздушная яма. Руфь начала кричать.

– О, о, о-о-о!

Айра хрюкнул, когда ее когти шпорами вонзились ему в спину. Руфь пукнула.

– Ой, Айра, прости. – И через мгновение опять погрузилась в ощущения.

– Какая миленькая серенада, – сказала Либресса.

– Разве ты не рада, что мы остались?

– Нет! Нет! Нет! – закричала Руфь. Миллер мне объяснял, что под этим самки этого вида обычно подразумевают «да, да, да». Но в данный момент Руфь имела в виду именно «нет». Она опустила руку. Маленькое животное выползло наружу. Оно походило на маринованный огурец, и ей было непросто им овладеть.

Вонь из ее отверстия быстро достигла карниза.

– Я узнаю этот запах, – сказала Либресса.

Через несколько минут Айра упал. Лежа подбородком на ее плече, он продолжал пыхтеть. Уже без слов, без криков и стонов. Первобытные дифтонги булькали у них в горле, реликты извечной семитской борьбы с бесплодной жарой Леванта.

– Что они говорят? – спросил я Либрессу. Та громко напевала, стараясь их заглушить. Я должен был выяснить. Я перепрыгнул через край карниза и зашагал по стене. На полпути к кровати я заметил, что свет из-за спины Айры отбрасывает на стену мою тень – размером с ягодицы Руфи и покрытую огромными шипами.

– Страх господень! – завопил Айра. Блаттелла – одна из немногих форм, которые он различал и без очков.

– Да, зверюга, – простонала Руфь. Он приподнялся на руках.

– Только посмотри на эту хрень.

– Какую хрень?

– Таракан. Прямо у тебя над головой.

– Дорогой, не отвлекайся.

Я быстро попятился. С первых дней в Эдеме я понимал, что на силу человеческой любви лучше не полагаться.

– Он уползает.

Она схватила его за волосы и сцепила лодыжки у него на спине.

– Отпусти, – прохрипел он. – Я должен его убить.

– Ты мне нужен тут.

Она обвила руками его шею и энергично впилась в него губами.

Айра высвободил голову – так, чтобы видеть, как я взбираюсь на карниз. Затем вернулся в объятия любимой и сказал:

– Это возмутительно. Прямо в спальне. Либресса перестала петь.

– Я как раз об этом и говорила.

– О господи, – тихо сказал Руфь. – Я еще с тобой не закончила, малыш.

Когда мы собрались уходить, Либресса сказала:

– Руфь властвует над ним полностью. Все это выглядит довольно жалко.

Гораздо хуже, чем просто «жалко». Я уже переживал, что моя дорогая Цыганка больше не вернется – ведь столько времени прошло. А Руфь, совершенно неспособная заставить Айру потратить заначку, видимо, достигла такой сексуальной власти над ним, что все равно Цыганку одолеет.

– Не уверен, что понимаю, – сказал я. – Разве можно властвовать над кем-нибудь, а он при этом не теряет голову?

– Просто сосредоточься на ощущениях, дорогой, – прошептала Руфь.

Либресса скрестила со мной усики, точно рапиры. Нервные окончания у меня на спине взорвались – меня окатил бешеный фонтан ее феромонов. Я потерял интерес к Руфи, к завоеванию квартиры, ко всему на свете, кроме Либрессы.

– Ну как, потерял голову, крошка? – засмеялась Либресса.

Я нырнул под нее, и она благоухающим шелком скользнула на меня. Я едва ощущаю ее на своей спине, хотя любой предмет такого же веса оказался бы для меня неподъемной ношей.

Мои глаза сфокусировались на сплетенных волосатых конечностях Руфи и Айры. Она все пыталась реанимировать его член. Какое отношение имеет эта шарада к сексу? Кому какое дело до денег в кухонном шкафчике?

Я расправил крылья. Либресса наслаждалась пиром феромонов. Я чувствовал, как бьется ее сердце на моей спине. Вскоре мы сцепились идеально. Я добрался до ее уютно спрятанных гениталий своим сперматофором, своим эротическим якорем, что гарантирует нам: случившееся ниже не повторится здесь. Выскользнуть! Разве можно придумать более изощренное проклятие для человеческого рода?

Сцепившись гениталиями, мы развернулись так, чтобы смотреть в разные стороны. Я не хотел, чтобы мое лицо отвлекало ее от наслаждения, и настаивал, чтобы мне дали наслаждаться одному. Струящийся из дыхалец воздух разжигал нашу страсть.

Айра и Руфь совсем затихли.

– Я кончил, Руфь! О, господи! Я кончил!

Если бы Либресса и я оказались лицом к лицу, стали бы мы издавать такие звуки?

Мой твердый фаллос вошел во чрево Либрессы уверенно, целиком. Телеология. Я не смог бы сделать это иначе, даже если бы захотел.

Нет ничего чудеснее, чем сидеть абсолютно неподвижно, зная, что химия сработает безукоризненно и доставит тебе безграничное удовольствие. С блаженным содроганием я выбросил в Либрессу сперматофор, аккуратную капсулу ДНК. Тепло струилось от меня. Я был умиротворен.

– Это было прекрасно, – промурлыкала Руфь. – Только нужно придумать, как оставаться вместе до самого конца. А то очень грязно.

Как хорошо, что не нужно разговаривать теперь, когда вожделение прошло. Ни вранья, ни преувеличений, ни обещаний.

– Почему люди все усложняют? – спросил я. – Потому что сексуально беспомощны? Или кода – и есть настоящая любовь?

Руфь лежала на Айре, гладя его лысеющую голову.

– Недостаток феромонов, – сказала Либресса. – Как может вид правильно выбирать, привлекать партнера и спариваться без основной химии? На что они рассчитывают? Это же хаос. Только представь, как феромоны изменили бы жизнь Руфи.

Я себе представляю. Химия заставила бы Айру изменить образ жизни и сделать предложение в течение часа. Он превратился бы в ее раба, верного и благодарного. Но сам себя убеждал бы, что их связывает не его зависимость от ее секреции, а культура и духовность.

Но зачем возиться с ним? Руфь прогулялась бы вокруг квартала и, точно Крысолов, привела за собой стаю голодных поклонников. Она бы обласкала одних и прогнала других, уверенная, что в любой момент найдет новых, столь же приятных. Айра не выдержал бы конкуренции. Руфь была бы слишком безмятежна, слишком счастлива.

– Думаю, она могла бы заставить его вытащить заначку и отнести в банк, – сказал я.

– Или свернуть купюры трубочкой и засунуть ему в нос. По желанию дамы. Кто знает, что за фантазии таятся под внешностью простушки.

Я махнул усами:

– Не стоит об этом. С тем же успехом Бен Франклин выскочит из шкафчика на пробежку. – На меня нахлынула посткоитальная печаль. – Ладно, давай серьезно. Какая женщина может снести крышу этому трусу?

Я перебрал свой скудный запас: Руфь – нет; Цыганка – пройденный этап; Фэйт – нет. Этим мои знания и ограничивались.

Зашумел унитаз, и Руфь вернулась в кровать.

– Итак, – сказала она, – хочешь еще поговорить про духи Элизабет?

Все двести Либрессиных глаз будто решили выпрыгнуть из орбит. Элизабет! Недотраханная блондинка. Ну конечно!

Остается лишь устроить их с Айрой роман.

На волоске

Мы с Либрессой направились в столовую. В холодном дереве сиянием из-подо льда отражался тусклый, бледный свет.

Мы пришли в свой новый дом, под кусок плинтуса. Там тоже было холодно. Единственный вход – трещина между слоями краски, что копились лет восемь, не меньше. Человеческий глаз крошечную щелку не замечал; нередко я думал, что лучше бы и мне ее никогда не видеть. Наше время – ночь. Когда-то наши патрули оккупировали далекие рубежи квартиры. Но сейчас, докуда хватало взгляда, граждане вжимались в стены и пол пещеры. Здесь очень легко пасть духом.

Внутри пришлось идти по головам спящих.

– Простите, простите, простите, – бормотала Либресса, когда эти головы стукались об дерево. Харрис Твид врезался в нас и выпрыгнул из-под плинтуса, немедленно выпустив струю газа, достойную лошади. Очень тактично с его стороны выйти для этого наружу.

Мы нашли граждан, с которыми беседовали накануне. Я рассказал о вечерних событиях и резюмировал:

– Элизабет – вот движущая сила денег. Она вполне может задурить Айре голову.

– Она дура, это точно. Как все блондинки, – сказал Рейд. – Две предыдущие были брюнетки. Как и Айрина мать, пока в рыжий не выкрасилась.

– Эта красивее, – заметила Либресса. – И она шикса.

Рейд потряс головой:

– Думаешь, Эдип предпочел бы спать с шиксой?

– Как бы там ни было, – сказал Бисмарк, – ты только что сказал, что даже Цыганка не в состоянии устранить Руфь. А преданная Оливеру бесстрастная Элизабет как справится? На кой ей это вообще?

Либресса молчала. Ответа не было.

– Сексуальные вкусы животных с феромонами определяются всего несколькими атомами, – заявил я. – Айра, в отсутствие твердой руки химии, неразборчив. Его вкус можно изменить.

– И все-таки, – настаивал Барбаросса, – с чего ты взял, что Элизабет в состоянии сделать то, что даже Цыганке не под силу?

– Элизабет – высокая блондинка, стройная и красивая. Недоступна, поскольку замужем, табуирована религией. Она даже соблазнительнее – и в отличие от Цыганки не завоевана и живет по соседству.

– Пусть так, но каким образом ты их сведешь? Общественные условности против них, а они цивилизованные люди, – сказал Бисмарк.

– Если не можешь воздействовать прямо на них, заставь помочь их партнеров, – вмешался Гете.

Гениально. Но когда я спросил, есть ли добровольцы для этой кампании, никто не отозвался.

– Это касается только тебя и Айры, – сказал Гете.

– Ты мне подал отличную идею. Я же для всех стараюсь, – сказал я.

– Тот, кто сочтет, что в его интересах поступать, как ты, полагаю, к тебе присоединится, – ответил Бисмарк, отсалютовав усиками.

Тараканья логика.

Я ушел. Дело касалось меня и Айры – и никакие советы на данный тревожный факт не повлияют. Смогу ли я его убедить? Достаточно оглядеться во тьме плинтуса, чтобы понять: я имею дело с животным, лишенным не только нормальных страстей, но также здравого смысла и гордости. Преданный искоренению дискриминации и нищеты в крошащемся центре города, Айра загнал нас в самое тесное гетто на свете, изводил голодом, запугиванием и бессистемными убийствами. Быть может, он пренебрежет мягкими тараканьими методами, и мне придется стать жестоким, как человек, дабы он проявил сочувствие.

В глубине плинтуса наши малыши – нимфы – играли в «летучую мышь». Эту игру они придумали после переезда сюда. Штук тридцать личинок цеплялись задними ногами к деревянному краю отверстия в плинтусе, болтая остальными ногами и крошечными усиками. Суть игры – продержаться дольше остальных, пока наверху не останется только один – «млекопитающий». Прикосновения формально запрещены, но вскоре усики начинают со свистом вращаться, словно бола, и личинки сбивают друг друга. Спавшие внизу взрослые матерились, когда детеныши приземлялись им на спины.

Очертания кучи все больше размывались по мере падения последних игроков. Пока я смотрел, ее контуры становились все абстрактнее, и вдруг меня посетило видение – мне показалось, я увидел острие ключа!

– Вы меня достали, – сказала Джулия Чайдд, когда на нее рухнул третий участник соревнования. Она выстрелила в сторону первой попавшейся личинки пугающей струей, и все попадали, точно батарея доминошных костяшек. В этой тесноте стало слишком шумно. Я ушел спать наружу.

Блаттеллы растут неравномерно. Мы линяем восемь раз и с каждой линькой вырастаем скачком. Личинки, которых мы зовем нимфами, или молодняком, пережили определенную линьку.

Утром я вернулся на арену игрищ юных особей, где обнаружил полный набор возрастов, по одному каждого размера. Некоторое время понаблюдав их в деле, я уже знал, кто из них поможет мне освободить кухню.

Я отобрал группу, в общих чертах с ними побеседовал. Что они знают о жизни вне плинтуса? У них даже имен нет.

Но они мгновенно поняли, чего я от них хочу. Седьмая нимфа сказала:

– А типа этот план – он нам зачем?

– Ага, и ты кто такой, вообще говоря? – спросила пятая.

Спокойно, сказал я себе. Скептицизм – нормальное явление. Жалобный щенячий скулеж – тоже.

– Еда заканчивается, – ответил я. – Надо что-то делать.

Они колебались.

– Ты по графику линяешь? – спросил я пятую нимфу.

– Ну, может, на пару недель отстаю. Ниче так. Я постучал усиками ей по спине.

– Что-то не верится. А вы, – обратился я к новорожденным, – в ее возрасте отстанете на несколько месяцев. У вас мировоззрение карликов.

– Кончай гнать, – сказала пятая тоненьким сопрано. – Выкладывай, что у тебя.

– Ну то есть не получится, – сказала седьмая. – Люди же не настолько идиоты.

Тут впервые заговорила четвертая:

– Добыть еду – это еще не все. Это план империалиста. Мы должны оказывать людям такое же уважение, какого от них ожидаем.

Айрино коварство передалось этому поколению. Возможно, его резкий голос проникал под плинтус.

– Голод – вот чего я от них ожидаю, – заявила новорожденная сестре.

– Вот поэтому мы все время воюем, – возразила четвертая. – Мы эгоистичны и недальновидны.

И тут я понял: пытаясь воздействовать на личинок словами, я тоже играю в человека. Чтобы получить, следует отдавать.

– Пошли, – сказал я. Они повиновались. Из-за основания батареи я вытащил излюбленное лакомство Блаттеллы – конфетку «М amp;М». – Это мое. Я ее принес со старой кухни. Предлагаю сделку: если вы согласны мне помочь, мы это сейчас съедим. Но нужны мне или все, или никто. Решайте.

Все решил запах «М amp;М». Мы окружили ее и принялись бурить, громко чавкая. Челюсти у меня больше всех, так что я первым добрался до ядра. Остальные появлялись вокруг меня в порядке убывания возраста. На одну чудовищную секунду я представил нас чучелами, головами трофеев на стене гостиной цвета «М amp;М». Я встрепенулся, когда последний кусочек оболочки сломался и личинки ввалились внутрь с криками «Вперед!».

Мы вылезали осторожно, чтобы не переломать кончики крыльев о жесткую глазурь. Затем я повел нимф по столовой. Они изумлялись величине комнаты, где провели целую жизнь, – они никогда не видели ее целиком. Они съежились, впервые увидев полуденное солнце. Blatta. Сумеречники.

Мы преодолели коридор, перебрались через порог и вошли в шкаф. При виде аккуратно расставленных ботинок и туфель у меня заколотилось сердце. Я знал: в шкафу они не представляют опасности. Но все равно видел в них арсенал смертельного врага. Я чувствовал не только запах резины и кожи – еще пахло мелко толченным хитином и засохшей кровью Блателлы на подошвах.

Я взял себя в руки и поманил личинок, застывших на пороге; страх перед обувью у нас в генах. Я провел их между парой галош к задней стенке. Я не ожидал, что они так себя поведут.

– Вот он! – завопила седьмая нимфа. И метнулась к двери.

Я ее перехватил.

– Он не опасен, – сказал я. – Он мертв, как и обувь.

Седьмая вырывалась. Остальные забивались под ботинки. Мой ночной кошмар.

– Смотри.

Я отпустил нимфу и подошел к пылесосу. Я ступил в металлическую муфту, затем в шланг и вошел внутрь.

– Он умер.

– Скатертью дорога.

– Пошли отсюда. Я вылез наружу.

– Он вернулся, мать его! – закричала седьмая. – Невероятно! Он вернулся!

– Хвост свернут в кольцо. Люди его достают и суют в дыру в стене. Когда он не в дыре, пылесос безвреден.

– Ты над нами издеваешься, – сказала четвертая нимфа.

В электричество трудно поверить. Я прогулялся до конца шланга.

– Давайте на всякий случай около пасти толпиться не будем. Пойдем ему прямо в зад.

Я показал им дыру, где провод присоединялся к цилиндру.

– А он нас оттуда не слизнет? Так все животные умеют, – спросила четвертая.

Исключая хомо сапиенс, да.

– Посмотри, какой крошечный анус. А теперь посмотри, какая пасть. – Я показал на муфту и шланг. – Он нас не поймает.

– Он нас высрет, как дерьмо, – сказала седьмая. – Ну и прогулочка будет!

Они уже озлобились, но тут я получил неожиданную поддержку.

– Вперед! – сказала нимфа. Она помчалась по шнуру и исчезла в дыре. Секундой позже выглянула наружу: – Говна пирога!

Я думаю, стыд, а вовсе не гордость погнал внутрь остальных. Вскоре они уже благополучно обследовали цилиндр, совершенно завороженные смесью ароматов.

Айра панически боялся умереть от удара током и менял провода с розетками при первых признаках износа. («Пока не хочет превращаться в абажур», – съязвил однажды Оливер.) Насколько я знал, единственный в квартире провод, не покрытый изоляцией, – кусок шнура, тянувшийся в мотор пылесоса.

Для начала я отогнул выбившийся из шнура медный проводок. Четыре крупные нимфы помчались по кругу, выгибая проводок. Когда проволочка нагрелась, личинки принялись лизать лапки. Вскоре он оторвался.

Гладя на раздувшийся мусорный мешок, я содрогнулся, представив, каких пыток навидался пылесос.

– Давайте, давайте, ребята, тащите. У нас еще полно работы.

Мы протащили проволочку в дыру.

Затем пересекли длинный холл и прошли под парадной дверью наружу. Резкий свет флуоресцентных ламп в общем коридоре слепил глаза. На четвертом этаже громыхнула дверь. Сквозняк трепал нам усики. Новые, пугающие впечатления для моих юных спутников.

– Видите? – Я кивнул на серый обрывок вонючей тряпки. – Сегодня полы уже мыли. До утра уборщик не вернется и нас не побеспокоит.

Но они все равно жались к краешку плитки.

Отсюда уже недалеко было до двери Вэйнскоттов. Мы с тремя самыми крупными нимфами втащили проволочку на ручку двери и водрузили на язычок.

– Автоматический замок? – нерешительно спросила седьмая, ощупав передними лапками фабричную марку на металле.

– Не волнуйся. Попасть внутрь проще, чем ты думаешь.

Седьмая взяла конец проволоки и вставила его в замочную скважину.

– Идиотизм какой-то. – Я ее пнул, и седьмая скользнула внутрь. Залезла неглубоко, потом протиснулась назад. – Примерно так. Доволен?

Она стряхнула графит с лапок. Шестая полезла в замочную скважину, протолкнув проволоку чуть глубже. Когда она вылезла, ее сменила пятая. Через десять минут младшая нимфа сообщила, что конец проволоки – прямо у первого кулачка.

– Ты запомнила, где он застрял? – спросил я у нее. – Если все сделаешь правильно, замок не откроется.

Но я опасался посылать ее внутрь – она мне все больше нравилась.

– Говна пирога, – сказала она и скрылась в дыре.

Путь длинный и выстлан скользким графитом, и все же мне казалось, что ее нет слишком долго. Придется спасать. Впервые за весь этот долгий, опасный день я подумал о «принципе потери Блаттеллы»: у нас имеются четырнадцать точек – по два на лапу и еще по одному на усах, – где мы легко ломаемся; в тисках опасности мы можем спастись, оставив на поле битвы часть тела. Но там, куда сейчас ушла личинка, в механизме замка, спасатель, быть может, найдет лишь сломанную ногу. При линьке у нас отрастают новые ноги, но мы никак не сможем вырастить эту милую нимфу из оторванной лапки.

Я позвал в скважину – никто не откликнулся. Головы поменьше моей тоже не преуспели. Что за звери эти люди, если даже простая штука вроде дверного замка получается у них смертельно опасной?

Итак, кто вернется первым, Элизабет или нимфа? Началась агония ожидания.

Чуть позже я услышал голоса подростков на нижних этажах.

– Я подыхаю. Он нас заставил сыграть 20 сетов по 220 бросков.

– Так чего ты занимаешься этим дерьмом? Может, бросишь?

– Ну, не знаю. А после школы что я буду делать?

– Можно трахаться, например… Впрочем, нет – лучше тебе, пожалуй, остаться в команде.

Они засмеялись. Уроки закончились. Уже сильно за поддень.

Наши потери следует сократить.

– Ребята, уходим, – сказал я.

Все согласились – даже слишком охотно, – кроме четвертой нимфы.

– А она? Ты ее туда отправил. Ты же ее там не оставишь?

– Мы ей ничем не поможем. Она справится.

– Нет, – возразила четвертая. – Она вернется грязная и замученная. Ей понадобится помощь.

– Мы не можем рисковать девятью жизнями ради одной, – сказал я. Так говорил кто-то из наших прагматиков. Колония считала его полоумным.

– Мы рискнем только твоей жизнью, – сказала нимфа. – Мы уходим. А ты остаешься.

– Валите, убирайтесь отсюда. – И вскоре они исчезли под Айриной дверью.

Тень от замка слишком мала, чтобы меня спрятать, и к тому же дверь выкрашена в индустриальный зеленый цвет. Я чувствовал себя голым.

Внизу снова открылась дверь. Сквозняк принес запах чеснока и лука. Я узнал Гектора Тамбеллини, почтового инспектора, что живет в соседней квартире. Он устало проковылял мимо, такой задумчивый, что не заметил бы меня, будь я хоть орангутаном.

Я все кричал в замочную скважину. Мне виделась Элизабет: как постепенно появляются ее светлые волосы, шаг за шагом, – мне слышался осторожный перестук высоких каблуков по кафельному полу, чудился аромат ее духов, вот ее рука уже тянется к дверной ручке…Что я делаю?! Меня же сейчас убьют!

Я понесся вниз. Едва достигнув пола, я услышал тоненький голосок:

– А где все?

Я помчался обратно. Нимфа сидела на краю замка, вся в графите. Я почистил ей спину, чтоб легче дышалось.

– Ты где была? Я тебя несколько часов звал!

Хорошо, что видела она смутно. Мое лицо аж пылало трусостью.

– Внутри. Я не слышала.

– Ты установила проволоку? Замок блокирован?

Она поскребла голову, ее усики сложились в «викторию».

Я проводил ее домой. Затем вернулся на лестничную клетку и взобрался на потолок.

Из тех четверых, кто жил в квартирах 3А и 3Б, Айра почти всегда приходил домой первым. Сегодняшний день не стал исключением. Тяжело пыхтя после восхождения по лестнице, он поставил под дверью пластиковый «дипломат». Сунул в замок ключ, глянул на лестницу, затем на часы. Почему? Потому что Элизабет Вэйнскотт обычно приходит минутой позже. Он мог зайти домой, облегчиться, а потом зайти в гости. Он никогда так не делал. Почему? Вечер, только они двое – слишком интимно. Встречи вроде бы случайны – эта случайность оберегала Айру от его собственной страсти.

Он ждал, и она вскоре поднялась.

– Привет, соседка, – улыбнулся он.

– Привет, Айра.

– Эти поезда ходят все хуже.

– Да, сегодня битком. Можно ведь отправить человека на Луну – не понимаю, почему нельзя отправлять поезда по расписанию.

– Если в газетах напишут, что русские водят поезда по расписанию, – сказал Айра, – тогда, может, что-то изменится.

– Думаешь, поможет?

– Да не знаю. Просто шучу.

Она выудила из сумочки ключ. Айра все стоял и смотрел на нее.

– У тебя новое пальто? – спросил он. Она покружилась перед ним.

– Нравится?

– Потрясающе! – Его плешь порозовела.

– Скажу Олли. Ему не понравилось. – Она вставила ключ в замочную скважину.

– Он просто слепой, – с довольной улыбкой Айра вошел в квартиру. Через мгновение вернулся. Она по-прежнему стояла под дверью. – Не открывается?

Она вытащила ключ, посмотрела на свет и опять вставила.

– По-моему, не открывается. Странно, первый раз такое.

Айра подошел ближе, в облако ее аромата. Пару раз потянулся к ней и опустил руку. Похоже, его обуял конфликт между рыцарским инстинктом, что требовал прийти на помощь даме, и феминизмом, утверждающим, что единственное его преимущество перед женщиной – демонстрация грубой силы. Элизабет сражалась с замком, и в лице ее читалась мольба. В конце концов она попросила помощи.

Айра попытался повернуть ключ: сначала мягко, затем с усилием, затем ожесточенно, снова и снова, игнорируя ее бормотание, что поворот против часовой стрелки всегда срабатывал. Вскоре ключ покрылся Айриным потом.

Элизабет ладонями накрыла его руки.

– Давай кого-нибудь позовем.

– Может, просто замок засорился.

Она изящно скользнула между ним и ключом. Айра не сдавался. Он обнял ее сзади, и ключ стискивали уже четыре руки.

– У нас получится. Одно могучее усилие. На счет три. Раз…

Я полагался на принципы человеческого ухаживания и тщеславия, но теперь мне просто-напросто повезло.

– Два…

Я услышал громыхание тяжелых шагов на лестнице. На площадке появился Оливер, который обычно приходил третьим.

– Три!

Элизабет и Айра так увлеклись, что Оливера не услышали. Он громко откашлялся.

– О, вы встретились?

Они отпрянули друг от друга. Хором начали объяснять, затем одновременно замолчали, уступая друг другу, снова заговорили. Суетливо и виновато.

Оливер поднял руку:

– Вы позволите?

Он прошел между ними к двери. Подергал ключ, вытащил его и отдал Элизабет, затем попробовал открыть своим.

– Замок сломан. Айра, было очень благородно с твоей стороны помочь нам это выяснить. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – И Айра ретировался в квартиру.

– Я позову консьержа, – сказал Оливер. – За это я и даю ему взятки каждое Рождество.

Элизабет ждала на площадке. Вскоре она начала переминаться с ноги на ногу и крутиться на носках. Подождать у соседей она не могла – ей и так придется расплачиваться за свою опрометчивость.

Прошло минут двадцать, и наконец появились Оливер с консьержем – здоровенным вест-индцем лет пятидесяти; после ужина от него так и несло специями. Мне этот человек нравился: он разделял мое уважение к силам, что находятся за пределами человеческого разумения.

На боку вест-индец носил связку ключей, отчего походил на дворцового ключника. Он потянул связку – зажужжала цепочка. Попробовал один ключ, потом еще один, потом третий – и с жужжанием вернул кольцо на место.

– Не знаю, чувак. Может, замок прокляли?

– Нет, Джеймс. Это Америка. В Америке веши ломаются, – ответил Оливер.

– Ключик сказал: «Привет», но внутри никто не ответил..– Джеймс грустно покачал головой.

– Друг мой, мы должны попасть в квартиру. Можешь помочь?

Джеймс размышлял.

– Мне вас так жаль и вашу прелестную, прелестную женушку тоже, мистер Вэйнскотт. – Его лицо просветлело. – Вы с миссис Вэйнскотт можете переночевать у нас. Моя жена будет так горла.

– Очень мило с твоей стороны, Джеймс. Но мы хотим попасть к себе домой. – Оливер достал бумажник. – Нам этого очень хочется.

Джеймс заулыбался. Выбрал в связке еще один ключ.

– Может, это вдохнет в замочек душу. – И с этими словами ушел вверх по лестнице.

Оливер и Элизабет ждали его в холле. Оливер упрямо молчал.

– Что это вы здесь стоите? – спросила Руфь, поднявшись по лестнице. – У вас захлопнулась дверь? А что, Айры еще нет?

– Джеймс вот-вот спасет нас через пожарный выход, – сказал Оливер. – Но я должен стоять тут с деньгами, чтобы он со следа не сбился.

– Может, зайдете, присядете? Вы оба такие измученные.

– Благодарю, Руфь, но мы здесь подождем. Его слова, похоже, напугали Руфь. Еще бы – услышать, как Оливер отказывается от бесплатного ужина.

– Если понадобится наша помощь – скажите. – И она ушла в квартиру.

В запахе Оливера я почувствовал привкус бешенства.

– Сколько, черт побери, можно тащиться до этого пожарного выхода?

Из квартиры послышалось тихое треньканье, стук упавшего на ковер фарфора, затем громкий треск. Оливер вцепился в дверную ручку и заревел:

– Какого черта вы творите? У вас что там, слоновьи скачки?

Наконец дверь открылась, и из темноты показалось сияющее лицо Джеймса.

– Очень, очень внутри темно.

– Да, – сказал Оливер и вручил Джеймсу доллар. Тот посмотрел купюру на свет. Мы с Элизабет вошли в квартиру следом за Оливером.

Не сняв пальто, Оливер прошел в гостиную, плеснул себе мартини и повалился в кресло. Элизабет бросилась к осколкам вазы у окна. Поцокав языком, сложила их вместе.

– Я думаю, ее еще можно склеить.

Он не обернулся, когда она прошла мимо него в кухню. Некоторое время спустя она крикнула:

– Все готово!

Он снял пальто и сел за стол. Элизабет с тревогой наблюдала, как он ест. Он не поднимал глаз и не разговаривал.

Не вытерпев, она сказала:

– По-моему, вазу можно склеить. – Он кивнул и продолжил жевать. – Тебе она все равно не нравилась. Ты говорил, она вычурная. – Оливер не отвечал. Ей кусок в горло не лез. – В чем дело? Доллар? – Она достала из сумочки банкноту и положила перед ним на стол. Он убрал доллар к себе в бумажник.

Вскоре Оливер прикончил столько еды, что хватило бы всей колонии на несколько месяцев. Громко рыгнув, он вернулся в гостиную. Элизабет бросила вилку в салатницу. Убрала со стола, вымыла посуду. И замерла в дверях кухни, глядя, как муж продолжает пить и читать газету.

В конце концов он заговорил.

– Мне не нравится, что моя жена публично заигрывает с соседом-семитом.

– Господи, Оливер, о чем ты? Мы пытались дверь открыть.

– Ты свободная женщина, и я далек от того, чтоб учить тебя жить. Я только прошу капельку приличия. Принимай мужчин в квартире, по крайней мере.

– Как ты можешь так говорить обо мне и Айре? Он же твой друг Как тебе не стыдно.

– Мне больше нечего сказать, – надменно заявил он.

Она ушла в спальню. Через некоторое время он последовал за ней. Когда я туда добрался, свет уже погасили. Оба лежали в кровати: Элизабет – свернувшись калачиком, спиной к Оливеру, а тот – на спине, утонув обширным задом в матрасе. Его глаза были открыты.

Что такое, Оливер? Ты лежишь рядом с восхитительной женщиной, окутанный ее запахом, – быть может, твоя решимость уступает похоти? Возьми ее, мужик. Имеешь право. Но нет. Не годится показывать ей, что ты ее хочешь; она ведь тебя обманула, да еще публично. Придется ей сегодня побыть одной.

Элизабет скоро заснула. Оливер слушал мерное дыхание и разглядывал жену. Он громко вздыхал и дергал одеяло. Он ворочался с боку на бок, но ее не будили даже сейсмические колебания матраса.

Я почти не сомневался: сейчас Элизабет не собирается обманывать мужа. Но это не имеет значения. Если я усилю трения между нею с Оливером, любые зачатки расположения к Айре перерастут в желание изменить с ним мужу. Жестокость обратит ее взор к любезному, интеллигентному человеку (Айре) – и, быть может, Айру – к его деньгам.

Я был так доволен результатами, что решил как-нибудь провернуть этот номер с дверью в соседней квартире. Интересно, подыграет ли Руфь – вообразит ли, что за моими проделками маячит хорошенькое соседкино личико.

Я подобрал с подушки светлый волос Элизабет и вернулся домой.

Перезрелый арбуз

Вставив ключ в дверь, Айра украдкой глянул через плечо, но в квартиру вошел без промедления. Сел за кухонный стол читать почту. Целая пачка писем с просьбами о помощи: боль сердечных терзаний, искренние истории о больных и бедняках, а также о больших ярких зверях и птицах – все они плохо приспосабливаются, всем грозит вырождение. Мольбы пришли по адресу.

Позвонили в дверь. Айра поправил галстук и пошел открывать.

– Чему радуешься? – рявкнул сиплый голос гетто. Это был Руфус.

– О, входи. Какой сюрприз.

Обычно Руфус приходил в пятницу вечером. Сегодня была среда.

Руфус был высокий анемичный человек невнятного среднего возраста, в длинном черном кожаном пальто, таком же картузе, черных кожаных штанах и тяжеленных ботинках. От него вечно разило лекарствами.

– Ходячий морг, – проворчал Бисмарк. Он соскучился под плинтусом и снова патрулировал квартиру.

– Пришлось сегодня к тебе заглянуть, бледнорожий, – сказал Руфус. – У меня фигня с тачкой. Какой-то пидарас увел новехонькую «Севилью», а мне оставил рухлядь 64-го года, ржавое говно, мне в таком на свалку ехать неудобняк.

– Он украл у тебя «Кадиллак» и взамен оставил другой?

Руфус уставился на Айру.

– Иначе неэтично. Юрист должен знать такие вещи.

Айра потряс головой.

– Столько лет работаю – ничего подобного не слышал.

– В пятницу иду новую тачку покупать. Раздался стук в дверь. Айра открыл.

– Привет, Айра. Привет, Руфус. – Элизабет. – Пришла сказать, что замок починили. – Она показала Айре новенький блестящий ключ.

– Великолепно. Ну, пока.

– Ну, спокойной ночи.

Айра запер дверь. В гостиной Руфус слегка расчистил кофейный столик и, развалившись, аккуратно положил туда ноги. Уперев локти в спинку дивана, он вытянул пальцы и соединил их на животе.

Айра терпеть не мог, когда ноги клали на стол. Но сейчас только спросил:

– Из чего у тебя ботинки?

– Из какой-то тупицы, раз ее поймали. Но мягкие. На мозоли не давят.

Пришло время для ритуала покупки кокаина. Поскольку Руфус пришел неожиданно, я надеялся, что у Айры нет налички и он достанет заначку из шкафчика. Однако он открыл бумажник и с демонстративной точностью крупье выложил деньги на столик. Руфус выудил из-за подкладки картуза маленький белый пакетик.

Обмен состоялся, и Руфус сказал:

– Мышиная возня. Толку ноль. Ты же умненький еврейчик, должен знать, что цена падает, когда количество растет. Мне сегодня подкинули свежий товар с нефиговой скидкой.

Он назвал количество и цену, и Айра вскочил.

– У меня на развлечения столько нет. – Он подошел к каминной полке и пощупал фигуру на шахматной доске. Явно сконфужен, вот-вот станет извиняться. Руфус держал паузу.

– Как неловко, – сказал Бисмарк. – Но Руфус хорош.

В конце концов Руфус сказал:

– Просвети. Зачем ты меня так часто зовешь, раз приходится лишние бабки тратить? Что-то не похоже на такого жида. Типа сейчас модно, чтоб живой ниггер в гости заявлялся, а?

Руфус поднялся и посмотрел на Айру. Их разделяла шахматная доска. Фигуры – в текущей позиции партии, которую Айра разыгрывал по переписке с отказником из Советского Союза. Доска воплощала собой духовные узы с плененными братьями, и Айра свирепо ее стерег.

Руфус об этом прекрасно знал. Он взял белую королеву и перевернул, словно заглядывая ей под юбку. Потом сказал:

– Ты из пригорода, а? Большой дом, мальчик с фонарем, маленький ниггер на газоне?

Руфус поставил фигуру обратно. Айра вернул ее на законную клетку, а Руфус тем временем нашел на каминной полке другой неприкосновенный предмет – менору. Держа ее в руках и балансируя на одной ноге, он поднял другую на половине шага, скалясь с угодливым почтением.

– Так? Дождь или солнце, старина Руфус освещает путь.

– Послушай, я работаю в юридической консультации для неимущих, – заканючил Айра. – Почему ты разговариваешь так, будто я невежественный расист?

Руфус засмеялся. Золотые зубы – словно из одного набора с золотыми браслетами. Широкие ноздри чувственным изгибом распластались на лице – не то что Айрина детская палатка.

– Что смеешься?

– Ничего, тощий, не парься. – Руфус вытер глаза. – Эй, да в эту штуку по девять свечей каждый раз надо. Еще бы у тебя наличка была. Погоди – это такой специальный еврейский свет? Чтоб господь не пускал в дом лягушек, саранчу и прочее дерьмо?

– Примерно.

Руфус оглядел комнату и улыбнулся.

– Лягушек нет. Тараканов нет. Нехило работает. Надо бы и мне такой завести. А золотые бывают?

Он обмахнул диван и снова сел. Айра сел рядом. Руфус увидел на стуле подарочную коробку.

– Это мне? – спросил он. – Как мило!

– Элизабет. Шарф. У нее день рождения на следующей неделе. – У Айры был голос человека, которому объявили отсрочку смертного приговора.

– А что ж ты его тут оставил? Твоя старуха увидит.

– Конечно, увидит. Она его и купила.

– Что, она позволяет об себя ноги вытирать?

– Прости, не понял? Руфус кивнул на менору.

– Эта хреновина означает, что ты следуешь заповедям. Но ты живешь с сучкой и прелюбодействуешь.

– Библия была написана тысячи лет назад, – возразил Айра. – Жизнь меняется. Я храню верность ее духу.

– Мне это нравится, – засмеялся Руфус. – «Отлично, офицер. Я куплю у ниггера кило порошочка, но все законно – по духу».

– Послушай. Я работаю в шаббат, но это ради клиентов. Я не убиваю. Я спасаю клиентов от гибели и защищаю от лжесвидетельств. Я не прелюбодействую – именно так, потому что мы оба не состоим в браке. Я не краду. И все знают, как я почитаю мать.

– А как насчет «глаз за глаз, зуб за зуб, жизнь за жизнь»? А?

Хотел бы я услышать прямой ответ – после всего, что случилось с Розой и остальными. Но Айра отвертелся:

– Это не заповедь. В любом случае это понимают неверно. Этот закон обуздывал варварство – в те времена можно было жизни лишиться за кражу цыпленка. – Он наконец заткнулся, но потом все же не удержался: – Откуда ты столько о Библии знаешь?

– Воскресная школа. Меня мать водила десять лет. Но ты вот что мне скажи – а как насчет глаз положить – в смысле, не возжелай жены соседа своего? Это же заповедь.

– А при чем тут?

– Кончай, Айра, кому ты мозги пудришь? Сучка приходит, и ты на нее пялишься, как повитуха на младенца.

– Элизабет? – Айра пожал плечами. – Конечно, она привлекательная женщина. Я же не араб, чтоб глаза себе выкалывать.

– Блин, вот же кретины – закрывать шмотьем единственную штуку на нашем зеленом шарике, которую стоит видеть. – Руфус закатил глаза к потолку и покачал головой. – Я хотел тебя спросить, бледнорожий, кому ж тогда весь этот порошок, если не собираешься блондинку заправить? Что-то не верится мне, что этот ошметок теста помешает тебе трахнуть его бабу.

Айра дернулся.

– Они же мои друзья. Этому тебя тоже в воскресной школе научили?

Руфус захрустел пальцами.

– Хотел бы я знать, почему вы, евреи, учитесь в дорогих университетах, а выходите оттуда и даже дерьмо по запаху не узнаете? – Он распахнул пальто. На воротничке черной шелковой рубахи металлической нитью было вышито имя.

– Та самая рубашка, – прошипел Бисмарк. – Мой братец, едва родился, тут же на нее вскарабкался и прочитал эту чертову надпись изнутри. Получилось «Суфур».

Руфус достал из кармана серебряную фляжку и глотнул.

– Хочешь тратиться на куриные потроха – валяй. Хочешь всю жизнь прожить с одной сучкой – хорошенькой сучкой, только мяса многовато, – и упустить эту хитрожопую беленькую киску – валяй. Но я тебе не верю. Блин, будь я тобой, я бы знал, что моя старуха никуда от меня не денется, сечешь? Да кого она лучше меня найдет? Я бы понимал, что старый блондин, бочонок пузатый, тоже никуда не денется, и я не получу разведенную беленькую киску, которая меня донимает, сечешь? Так что никаких проблем. Я бы взял, что причитается и мне, и ему. Я бы купил порошка побольше, чтоб окучить беленькую киску, и – опа! – я на коне. Ниггеру с плантаций адвокатский диплом ни к чему, ниггер и так любой сучке ляжки раздвинет, как жареные окорочка, и разложит ее на тарелочке, как перезрелый арбуз. В натуре, будь я даже пушером каким из гетто, вставил бы ей как нечего делать. Я видел, она на меня пялилась…

Виртуозно.

– Хватит! – Айра заломил руки. Руфус опять засмеялся:

– Расслабься, тощий. Я просто сказал, что, если б дело касалось меня, я бы купил товар и сыграл обе партии. А ты поступай, как знаешь. – Он встал и застегнул пальто. – Но скидки скоро закончатся.

Руфус направился к двери развинченной походкой, поводя плечами и раскачивая руками. Как все высшие подклассы, он научился использовать при движении свои верхние отростки. Айра, пошатываясь, семенил следом. Когда Руфус открыл дверь, на площадке уже стояла Руфь.

– Как делишки? – спросил он и, не дожидаясь ответа, прошел мимо нее и спустился по лестнице.

– Что это он сегодня явился? Что-то не так? – Руфь чмокнула Айру в щеку.

– Вот и я порой думаю: что-то не так. Руфь скинула туфли и забросила ноги на столик.

– Пожалуйста, не делай этого, – сказал Айра.

– Прости. Так что хотел Руфус? Айра сел.

– Предлагал мне порцию. У него машину украли, и ему срочно нужны наличные.

– Ты что, шутишь? – рассмеялась Руфь. – Да его одежда с побрякушками стоит не меньше авто.

– Это ничего не значит. Я на работе ежедневно вижу парней, которые одеты так же и притом по уши в долгах, их выселяют из квартир и распродают всю мебель. Им выпендреж необходим. Они из-за него и преступниками становятся.

Руфь растирала багровые отметины на ногах.

– Не понимаю. Если Руфус предпочитает тратиться на драгоценности вместо счетов – ты тут при чем?

– Он не милостыню просил. Он сделал мне предложение. С чего ты взяла, что он пытается меня облапошить?

– Разве мало того, что ты рискуешь здоровьем и карьерой, отдавая ему запредельные суммы? Или ты у него в долгу, потому что он заложник своего выпендрежа?

Айра снова перешел к каминной полке.

– Это не преступление – за отсутствием жертв. Как порнография или проституция. Политики на этом зарабатывают себе репутацию, а нищета и дискриминация губят страну. Все эти законы – сплошной мусор.

– Хороши они или плохи, ты поклялся их соблюдать, – сказала Руфь тише. – Если хочешь их изменить, займись политикой. – Она потянулась к нему. – Но, пожалуйста, не надо. Не хочу жить с политиком.

– Я даю Руфусу деньги, и они просто возвращаются в теневую экономику. Так и должно быть.

Руфь покачала головой.

– На что ты даешь деньги? На обучение проституток и дилеров или на права, на «Кадиллак», торговцам кокаином? Ты покупаешь наркотики, и появляются новые жертвы.

– Она прекрасна, – сказал Бисмарк.

– А если б он не был черным, ты бы тоже на него наезжала? – спросил Айра.

– Как может Руфус не быть черным? – засмеялась Руфь.

– Вот как? – горько сказал он. – Наркодилер, сутенер и автомобильный маньяк бывает только черным?

Руфь попыталась развернуть его лицом к себе.

– Что случилось, дорогой?

Айра молчал. Я надеялся, что его раздражала застрявшая в голове картинка: улыбающаяся Элизабет лежит на теплой земле, платье задрано, бесстыдно раскинуты ноги, темная розовая пизда сдается здоровенному черному члену. Если так, Руфи не стоило ударяться в материнство.

Бисмарк со мной не согласился:

– Это все наркотики. Айра не дурак, не станет защищать Руфуса. Это чувство вины, и я тебе скажу, откуда оно взялось.

Я помню, как Цыганка впервые принесла Айре кокаин. Задолго до твоего рождения. Она не сказала, как он называется.

– Это эликсир из страны предков, он обостряет чувства, от него больше хочется любви, – сказала она. Что за женщина!

Айра тогда спросил:

– Ты не веришь в афродизиаки?

– О, да, котеночек. Попробовала вот это – работает.

Она показала маленькую стеклянную ампулу.

– Спасибо, что сказала. – Он посмотрел на свет. – А я думал, он другой – земной какой-нибудь, вроде корней. – Лицо побелело: – Это же не кокаин, правда?

Это слово он сказал шепотом. Он еще был партнером фирмы и с криминальными уликами не сталкивался. Она погладила его по щеке:

– Товар качественный, я уверена.

– Невероятно! – завопил Айра. – Ты что, не знаешь, что хранение этого… товара – преступление?

– Кого это волнует? Мое дело, – пожала плечами Цыганка.

– Кого волнует? Кого волнует? – переспросил он громче и побагровел. – Меня волнует. Я же адвокат, не забыла?

Точно такой же спор, как сейчас, только в тот раз он защищал другую сторону.

– Я поклялся исполнять законы, все законы, – сказал он. – Нельзя взять и выбрать, какие тебе больше нравятся.

Цыганка повела его в спальню. Свободной рукой она расстегнула блузку и юбку.

– Айра, если бы закон не разрешал чесаться, ты бы его исполнял?

– Глупости, – ответил он. Не очень уверенно.

– Я хочу знать, любимый. – Она разделась донага и легла. – А если бы правительство издало закон против чесания? А мне бы понадобилось, чтобы ты почесал меня, вот прямо тут. Ты как поступишь, возлюбленный мой? Выручишь меня?

– И конец клятве, – сказал я. – С человеческими самцами так просто. Ночью Руфь его окучит, он и забудет все.

Руфь его уже утихомирила. Они вместе готовили ужин. Элизабет не упоминалась ни разу. Бисмарк продолжал.

Но Айра не стал чесать Цыганку. Все бубнил:

– Ты проверяешь меня на вшивость.

Она сунула палец в вагину, потом его облизала.

– Да, проверяю.

Но он не поддавался. Его веки дрожали – он опасался взрыва. Но к нашему с ним удивлению, она с наигранной скромностью завернулась в халат.

– Мы должны соблюдать законы. Спасибо, Айра. Мне давным-давно следовало понять.

Она села к телефону. Айра смотрел на нее с опаской. Я не мог взять в толк, что она делает. Сначала я решил, что блефует: она не набрала семь цифр. Затем я понял – она позвонила по 911.

Она сказала:

– Я хочу сообщить о преступлении… в доме моего друга…

Айра замахал на нее руками, губы его лепили «нет!».

– Да, соучастник здесь, Айра Фишблатт. – Он прикрыл трубку рукой, но Цыганка вырвалась: – Мы хотим сдаться полиции.

– Ты что делаешь? – разъяренно зашептал Айра.

– Почему он не нажал на рычаг? – спросил я.

– Черт, не знаю, – ответил Бисмарк. – Может, не хотел нарушать первую поправку к конституции.

Она чуть не плакала.

– Мне так стыдно. Содомия. Не меньше сотни раз. Да, орально-генитальные сношения…

– О господи! – вскричал Айра и выдернул телефонный провод из розетки.

Десять минут спустя он уточнил свои юридические принципы и отправился в кровать, уже под кайфом и почесываясь.

Сегодняшний необычайный разговор следовало использовать.

Я спустился на пол и рысью помчался в угол прихожей, где оставил волос с подушки Элизабет.

Айра и Руфь сидели за столом. Снова разгорались горячие угли ссоры.

– Но он же не из любви к нам сюда ходит, – говорила она.

– Я думаю, мы ему нравимся.

– Я думаю, наши деньги ему нравятся больше.

– Ты делаешь из него воплощенное зло.

– Это не зло, – сказала Руфь. – Все любят деньги. Но его способ заработка аморален. И он делает тебе плохо, чтобы получить больше.

Я полез на спинку Айриного стула, держа волос в лапе. Окликнул сидевшего на потолке Бисмарка:

– Куда она смотрит?

– Прямо ему в глаза.

– Посмотри на это вот как, – сказала она. – Руфус приходит, вкусно ест, приятно общается, да к тому же уходит богаче, чем пришел. Нам бы таких друзей.

Я карабкался по синей шерстяной Айриной спине. Положение мое было шатким.

– Все чисто?

– Давай, сейчас, – сказал Бисмарк. – По-моему, ей противно.

Я взлетел по спине Айры и изящно бросил светлое лассо через его плечо на лацкан пиджака. На синеве заблестело золото.

– Это не подаяние. Я плачу ему за товар и доставку.

Руфь нагнулась и поцеловала его в щеку. Я уже был на полу.

– О да, ты научился блямкать по капиталистическим струнам, – сказала она. Отстраняясь, она заметила волос и смахнула его с пиджака. – Светлый, как у Элизабет.

Айрин подбородок раздвоился – Айра изучал собственные колени.

– Зачем ты так? Это, наверное, с работы.

– Нет, дорогой. Волос без темного корня. Он поднял волос и протянул ей.

– Ну, отправь на экспертизу.

– Да что с тобой такое?

– У нас сегодня день инквизиции? – И он вышел из комнаты. Руфь пошла следом.

Я вернулся к Бисмарку на потолок.

– Я сомневался, но теперь понял, – сказал он. – Ты, Руфь и Оливер устроите их роман, даже если это всех вас убьет.

– И Руфус.

Перепалка продолжалась в гостиной. Интересно, заметит ли Айра ночью ямки у нее на заднице.

– Это лишь вопрос времени, – сказал я.

Прямо под нами раздался грохот хитина. Потирая голову, из дыры в плинтусе вылез Дэвид Копперфильд.

– Я женщина одинокая, покинутая, и все против меня.

Следом появился Цицерон, крича внутрь:

– До каких пор, Каталина, ты будешь испытывать наше терпение?2 Мы с Бисмарком заторопились по стене. Возможно, оставшееся время мы переоценили.

Лучший рецепт Джулии Чайлд

Сопля встретил нас в четырех фугах от входа.

– Джулия Чайлд. Вы не поверите, – возбужденно сказал он. – Здесь безопаснее. Смотрите сами. Прямо в щель.

Легкое облачко вырвалось из-за под плинтуса и быстро рассеялось.

– Она что, пожар там устроила?

Айра и Руфь вернулись в столовую, и мы взбежали на карниз. Руфь сказала:

– Когда он в следующий раз до тебя докопается, скажи мне, дорогой. Не надо в себе держать. – Она переносила грязную посуду в раковину.

– Наверное, ты права, – сказал Айра. Он стирал крошки со стола. Напряжение исчезло. Придется добавить им еще дозу.

Между тем из-под плинтуса вырывались облачка.

– Джулия Чайлд с катушек съехала, – пояснил Сопля.

– Почему вы ее не остановили? – спросил Бисмарк.

– К ней никто подойти не может.

Айра спрыснул стол жидкостью для мебели из флакона, похожего на пузырек с ядом. Вонь искусственного лимона забила нам дыхальца. Айра уже направлялся в постель, и тут из-за плинтуса рванул колоссальный выхлоп. Айра посмотрел вниз.

– Ну вот, я так и думал, – сказал Бисмарк. – Можешь с ними попрощаться.

Поспешных действия Айра не предпринял. Скоротечные факты не регистрировались его рецепторами. Заторможенный человеческой гордостью – мозгом-переростком, он мыслил обрывочно и путано, дорога от мысли к мысли проходила по глубоким колеям условных рефлексов. Айра признавал наличие интеллекта только у особей своего вида. На этом недостатке основывалась вся моя грандиозная стратегия.

Но Айра склонился над вылетевшим из-за плинтуса мусором.

– Вотан, держи ее крепче, – пробормотал Бисмарк.

Ни капли не удивившись, Айра вытер грязь, погасил свет и ушел. Мы спустились по стене, стараясь не приближаться ко входу. На полу сидели сестры Джулии Чайлд Либресса и Ветка Персика.

Теперь я видел, что извергалось – мелко порубленные куски нашей скудной пищи. Со времени кухонной реконструкции мы жили на голодном пайке. Можно лишь догадываться, сколько трапез Айра выбросил за здорово живешь.

– По-моему, она проползла по борной кислоте и сама не заметила, – сказала Либресса. – Она отравилась.

Мы с Бисмарком влезли обратно на стену и заглянули в дыру. Джулия сидела в куче еды по первые ножные сочленения; запасы хранились по углам, так что она, видимо, крайне упорно их сюда таскала. Она опустила голову – просеивала и сортировала еду.

Внезапно она завопила:

– Остудить до комнатной температуры! Два снаряда вылетели из отверстия. Один я поймал, другой застрял у Бисмарка в глазу.

Он свирепо бранился по-немецки, пока я осторожно вытаскивал осколок. Я-то думал, в действиях Джулии есть система. Однако она не перебирала запасы; она их беспорядочно уничтожала.

От крошки тоста, пропитанной слезами и кровью Бисмарка, меня должно было затошнить. Но я столько голодал, что сожрал ее и не поморщился.

Переросший свои хромосомы Барбаросса рявкнул командирским басом:

– Джулия, я требую прекращения огня! Если откажешься, нам придется взять тебя в плен!

Комната отозвалась внезапной тишиной. Барбаросса полез на стену.

Из отверстия появились кончики усов.

– Подожди, – сказала Либресса. – Она выходит.

Усы увеличились. Но это была не Джулия. Это был Суфур. Он взбежал по стене.

– Прекращение огня, вашу мать! – Он потер зад. – Она пыталась накормить меня ужином через задницу.

Непонятно.

– Я не думал, что у Джулии импринт, – сказал я Либрессе. – Как же это?

– Цыганка капнула паприки между страницами, и Джулия туда вляпалась, – объяснила та. – Наверное, Цыганка не особо книгой пользовалась.

– А почему она сейчас выеживается? Это же давно было.

– Одну щепотку! – раздался пронзительный визг из-под плинтуса. Хорошо, что больше ничего не вылетело. Барбаросса зарычал.

– Она не вылезала из книги больше недели, а потом решила, что все слишком пресное, – сообщила Ветка Персика. – Требовала специй. Соль и сахар – очевидные яды. Но она жвалами перетирала кусочки краски – они на вид не хуже, да и вкуснее, надо признаться. Я как-то попробовала, всего разок. А для нее это основная пища.

Ночной мотылек уселся на белесую стену. Ничего более похожего на цветок в этой квартире не бывает. Мотылек ест. Через несколько дней испепелит себя на раскаленной лампе или будет трепыхаться под потолком, пока не убьют. Дети гетто питаются остатками краски, похожей на чипсы, которыми их кормили матери. Повзрослев, они выходят в мир кричащих соблазнов, наркотиков и оружия – и погибают. Джулия, сначала получившая импринт, затем отравленная свинцом, теперь жестоко голодала. На что ей рассчитывать?

– Перемешать!

Под плинтусом началось ритмичное движение. Джулия возлежала посреди съедобной кучи, бешено вращая ногами и усиками, что превратились в угрожающие смерчи.

– Если она еще разгонится, все вылетит наружу, – сказал Бисмарк.

– Ее нужно остановить, – сказала Либресса. – И пусть пообещает, что такое не повторится.

– Взбить! – заорала Джулия. Вихри провианта вздымались к потолку нашего жилища.

– А если она не согласится? – спросил Бисмарк.

– Тогда мы ее выгоним, – ответила Ветка Персика.

– И она тут же явится обратно, – возразил Барбаросса.

– Переломать этой суке ноги. Тогда не вернется, – предложил Суфур.

Ветка Персика ударила его по спине.

– Полиняет и придет новыми ногами, – заметил Бисмарк.

– Если Айра не найдет ее первым, – проговорил я.

Триста пятьдесят миллионов лет основной инстинкт учил нас: положись только на себя. Но сегодня Джулия угрожала всем: нельзя ждать, пока естественные причины определят ее судьбу. Чудовищное решение колония обсудила и одобрила почти бесстрастно.

– Самое главное – не причинить ей боль, – сказала Ветка Персика. – Она никому не сделала больно.

– Ну да, иди подставь этой суке задницу под клизму, а потом говори, как это не больно, – огрызнулся Суфур.

– А как насчет твоих шестнадцати родных сестер и еще ста двадцати четырех сводных? Они все из-за Джулии рискуют. Ее только Айра какой-нибудь стал бы защищать, – сказал я Либрессе.

– Людей, по крайней мере, за преступления наказывают, – горько сказала она. – Что ты понимаешь, Псалтирь? Она может прекратить в любой момент, а завтра окажется, что дело в несвежем тофу, и все. Но ты уже готов ее уничтожить. Может, это у тебя импринт, пророк.

– Не будь она твоей сестрой, ты бы сейчас требовала ее крови, – возразил я. Но все-таки задумался.

– Чего мы ждем? – спросил Барбаросса.

– Я думала о тебе лучше, Псалтирь, – сказала Либресса. – Ты не запятнаешь меня кровью моей сестры.

Они с Веткой Персика взбежали по стене. Сопля, который так визжал, помялся и ушел следом. Джулия снова выбросила еду, которую я старательно таскал с кухни. Куча на полу угрожающе разрасталась.

Без единого слова Бисмарк, Барбаросса, Суфур и я поползли к дыре, так скрючившись, что наши стерниты щелкали по ухабам стены, словно игральные карты. Мысль о том, что самка, с которой я был когда-то близок, превратилась в чужака, наполняла меня ужасом.

По сигналу Бисмарка мы ворвались внутрь. Джулия завопила и принялась метать снаряды. Несколько раз попала, но никого серьезно не поранила. Наша группа захвата рассеялась под плинтусом. Я всматривался в темноту, но никого не видел.

– Все кончено, Джулия! – закричал я.

– Охладить! – Пищевая насыпь вращалась, точно голодные пчелы вокруг королевы.

Бисмарк медленно продвигался к Джулии с другой стороны. Она вертелась на месте, треща губными щупиками, будто кобра. Мы с Суфуром тоже двинулись. Когда она снова обернулась к нам, Бисмарк и Барбаросса подошли вплотную. У меня подогнулись ноги.

Но Бисмарк заорал:

– Вперед!

И мы ринулись в атаку. Я успел сделать шаг, и тут раздался голос из преисподней:

– Растопить! – Джулия превысила критическую скорость, и куча взлетела на воздух. Джулия обезумела, но все рассчитала: припасла здоровенные острые снаряды, и теперь они летели в нас. У меня отключились большие секторы обзора, по глазам разлилась боль. Кусок правого усика отвалился, и ужас погнал меня прочь.

Боль постепенно затихала. Как выяснилось, я находился почти в углу пещеры – долетел вслепую. Я постучал надкрыльями об дерево – стало легче. Горела покрытая спекшейся кровью кутикула. Я оказался в ловушке, я перепугался. Плевать, что Джулия – жертва голода. Теперь я сам – ее жертва.

Что за тонкие оттенки оживляют в мозгу другую реальность? Что, например, отпихивает яркий сон ради серого утра? Я не знаю. Но в тот момент Джулия выпихнула меня в новую реальность. Инстинкты мне изменили, но со мною остался Исход.

«Весь народ видел громы и пламя, и звук трубный, и гору дымящуюся; и, увидев то, народ отступил и стал вдали».

Да, истинно. Только что мне делать?

«Сделай мне жертвенник из земли и приноси на нем всесожжения твои и мирные жертвы твои, овец твоих и волов твоих; во всяком месте, где Я положу память имени Моего, Я приду к тебе и благословлю тебя».

Да будет так.

Следующие несколько часов я действовал в интересах колонии. Какая разница, что меня подгоняли небылицы, которых я по случаю объелся в детстве? Без них я бы инстинктивно умер в углу под плинтусом.

Мы снова подошли к зоне обстрела. По сигналу Бисмарка рванули вперед. На этот раз мы шли зигзагами, уворачиваясь от снарядов.

Каждый схватил Джулию за ногу. Задняя левая снова и снова колотила меня по голове, затем превратилась в кромешный вихрь. Я был готов терпеть эту кару: конец предопределен. Наконец мой удар попал в цель, и я изо всех сил вцепился в ногу. Джулия трясла нас четверых, точно маракас.

Под нашим весом ее движения затормозились, и пищевые тучи стали оседать. Вскоре я уже различал соратников в сгущающемся камуфляже из отрубей, проросшей пшеницы, перца, риса и макарон. Каждый всеми шестью лапами вцепился в одну ногу. Я раскрыл рот и поглотил падающие крошки.

Вместе с Джулией Чайлд мы погрузились в мягкую кучу. На минуту Джулия замерла, затем принялась пихаться средними ногами. Но, распятая по краям, она стала почти безвредна.

Ее глаза неистово вращались.

– Не отпускайте ее ни на секунду, – сказал я.

– Сучий потрох, эта чертова блядь разодрала мне новый прикид. Вот дерьмо! – прорычал Суфур. Выглядел он так, будто прокатился по сырной терке.

– Давайте ее свяжем, – предложил Бисмарк. Мы перевернули Джулию на спину, сложили ей лапки и связали щупиками и щетинками. Не самые крепкие путы, но разрывать их больно и без шума не обойдется, так что мы успеем.

Осторожно, по одному, мы отошли. Джулия выла и дергалась, но путы держались. Впервые после нашего появления граждане стали высовываться из углов, где прятались.

– Что вы собираетесь с ней делать? – спросил Пупочный Пух.

– Что делать, милый? Я тебе скажу, – загоготала Джулия. Новоприбывшие отшатнулись. – Разрубить, взбить, замесить и растереть…

Вопрос решен; дальнейших споров я не допущу. Я дал трем соратникам знак, чтобы помогли поднять тело. Избежав ответственности, они охотно подчинились. Мы развернули Джулию вертикально и вытащили наружу. Я смахнул мусор у нее со спины.

Едва мы покинули плинтус, Джулия прекратила сопротивление. Лишившись запасов, что придавали ей силы, она поняла, что ее время кончилось.

– Слегка взболтать, – тихонько попросила она.

– Каков план? – спросил Бисмарк. Я рассказал. Они были потрясены.

– Лицемеры, – сказал я. – Вы же это и предлагали. Ну вот. Она ваша.

Еще минута – и вся ответственность на мне. Джулия слушала, не сопротивляясь и не протестуя. Я решил, что это доказательство божественной правоты моего плана. Задним числом я понимаю, что Джулия просто была в столбняке.

Мы втащили ее на плиту. Единственное смертоносное место в квартире. На скользкой эмали нас видно, как на ладони, а бежать слишком скользко.

Мы поволокли Джулию спиной; в кои-то веки брезгливость Айры была нам на руку. Мы уложили Джулию под переднюю конфорку. Под покровом черных стальных пластин я чувствовал себя немного безопаснее. Нас согревала маленькая горелка, вечное пламя земного алтаря.

Джулия обмякла. Я начал ее распутывать. Бисмарк вцепился в меня.

– Ты что делаешь? Я убежденно сказал:

– Не бойся. Бог пришел, чтобы испытать тебя, ибо ты не грешил…

– Ногам моим все это не нравится, – сообщил Суфур Бисмарку.

Я высвободил ей ноги. Я был уверен: она не побежит. Я позвал остальных, чтобы помогали держать, но теперь они, казалось, опасались меня не меньше, чем ее.

– Зачем ты это делаешь? – спросил Бисмарк. Я хотел внушить ему, что он сделал бы то же самое, если б мыслил ясно. Но в своей безмятежности произнес лишь:

– Ворожеи не оставляй в живых.

Воцарилось долгое молчание. И тут я впервые испугался – вдруг они меня бросят и я не смогу завершить начатое. На их одобрение мне было плевать.

Наконец Бисмарк, настоящий друг, сказал:

– Я тебя не понимаю, Псалтирь. Но я стар, и мне почти нечего терять. Это первое мое испытание веры. Не заставляй меня о нем сожалеть.

Он схватил ее передние ноги, я – задние, и мы потащили Джулию под конфорку. Слово сказано, правосудие свершилось во имя всеобщего блага.

Мы держали ее над горелкой всего несколько секунд, и вот пламя уже обняло бока Джулии, перекрасилось из холодного синего в странно теплое, красно-оранжевое. Панцирь зашипел и треснул. Нас окутало зловоние жженого протеина – мне следовало испугаться, но я не испугался: весь процесс напоминал не о смерти, но о Цыганкиной готовке.

Джулия восприняла происходящее с фатализмом. Тело корчилось от жара, но то был рефлекс, а не сопротивление. Напоследок Джулия спокойно проинструктировала:

– Поджаривать по две минуты с каждой стороны…

Через две минуты мы ее перевернули. Спина обуглилась. Снова треск и хлопки, вонь усилилась, но все закончилось. Она была мертва.

– Надеюсь, мы сможем после этого жить, – сказал Бисмарк. – Очень надеюсь.

Мы вытащили ее из огня. Одна нога переломилась у Бисмарка в лапах. Он уставился на нее. Остальные двое вздрогнули и попятились.

– Уходите, – сказал я.

Когда они ушли из кухни, я поднял тело. Тошнота миновала; теперь это просто головешка, гораздо чернее и легче Джулии. Она пахла углем, не феромонами. Джулия была блестящая, а эта штука слишком грязна, коснуться противно.

Я взобрался по задней стенке плиты и протолкнул Джулию между косыми лопастями вентилятора. Уложил ее в трубе. На ее черном изуродованном лице читалось смирение. Нормально; я в этой жизни на благодарность не рассчитывал.

Я понимал: я выбрал не самое величественное место успокоения – мне это никогда не давалось. Хватит того, что Айра не сметет ее веником и не засосет пылесосом, как обычный мусор. Если он снова решит опробовать на ней свою технику, Джулия просто взлетит к ангелам.

Американские легионы

– К восходу солнца она обрекла бы нас на гибель, – сказал я.

– Знаю, – ответил Бисмарк.

– У меня не было выбора.

– Знаю.

И все-таки сегодня я весь был липкий от ее крови.

– Что толку? Когда я сведу Айру и блондинку, мы все уже сойдем с ума или умрем.

– Это входит в задачу. Ты должен сделать так, чтобы мы дотянули до спасения.

За последние сутки симптомы ухудшились. У меня и моих книжных собратьев смерть Джулии спровоцировала подлинную регрессию. Почему она не вдохновила нас на героическую самооборону? Если голод разъедает сильнее, чем мы предполагали, что же с нами будет теперь, когда наши запасы вылетели в дыру плинтуса?

Бисмарк прав: я должен срочно достать еду для колонии. Это единственный способ восстановить силы граждан и их веру в меня. Я знал лишь одно место – дальше по коридору. Вряд ли я справлюсь один, но после сцены у конфорки никто со мной идти не захочет, это несомненно.

Даже проткни мне Джулия все глаза, я без труда нашел бы квартиру Тамбеллини. Ароматы оливкового масла, помидоров, чеснока, репчатого лука, сыра и перца, что вырывались из-под двери, делали нашу маринованную селедку и хрен не аппетитнее банной варежки. Эта желанная квартира когда-то была заселена внушительной колонией Блаттелла Германика. Десять лет назад после четырехмесячной кровавой резни ее захватила Перипланета Американа, тараканы-мутанты во много раз больше нас. Мы не знали, что там с тех пор творилось. Я вошел под дверь. Интересно, увижу я сытую счастливую колонию или злобных великанов, что по-прежнему на дух не переносят мой биологический вид.

Странно – дверь не охранялась. Я зашел. Из-под двери в спальню было видно, как мерцание телевизора танцует на кричащих обоях – ад в современном католическом семействе.

Гектор Тамбеллини произнес откуда-то с кровати:

– Вот, например, Джонни. Его бывшая жена в жопу ебет. Ни дня в жизни не работала. Если ты меня бросишь, знаешь, что с тобой будет, Ви? Этот… – Хлоп!

Смех из телевизора. Я миновал дверь.

– Какая женщина способна бросить такого джентльмена?

Я шагнул в кухню, готовясь к битве. Никого. Я слегка расслабился. Однако возмутительно: эти американцы так беспечны, а моя колония загибается.

Внезапно я спиной почувствовал чей-то карающий взгляд, будто меня застали за беседой с самим собой. Никого не видать. Я медленно прошел вперед, затем назад, но глаза следовали за мной. Я юркнул в щель на старом линолеуме.

Никакого движения. Наверняка это Перипланета Американа высокомерно развлекается где-то в тени. Без толку прикидываться, будто спрятался.

Я вылез из щели и вскоре понял, что ошибся. Глаза не принадлежали подвижным Перипланета; они были стационарны. Вообще-то замерли на тарелке красного дерева. Не фасетчатые и не простые человеческие – глаза пятнадцатого века, и принадлежали они подружке моего детства Мадонне. Она распласталась на стене двумя футами выше сахарницы. Сын, втиснутый ей в руки, выглядел весьма неважно. Я представить себе не мог, что эту сцену можно так скверно проиллюстрировать. Ночью меня вела Библия, но я не верил, что существо, создавшее этот кошмар, услышит мои мольбы.

Милосердия в этот вечер не предвиделось. Я спустился по ножке стула и столкнулся с американской нимфой. Нимфой? Эта личинка второго возраста уже переросла меня вдвое. Она завопила, и я сунул комок пыли ей в пасть. Вскоре нас окружили ее сородичи-аборигены.

Размеры этих животных меня поразили. Айра сутулился и скукоживался перед баскетболистами футом выше его и весом в сотню фунтов. А эти инопланетные монстры были выше меня вчетверо и раз в тридцать тяжелее. Из меня выйдет не просто недостойный противник; из меня даже скамеечки для ног не получится. Хотел бы я посмотреть, как Айра станет умолять о пощаде черного крокодила размером с автобус.

Нимфа отшвырнула меня играючи. Кто-то очень сильный поднял меня над головой. С высоты я обреченно разглядывал поверхность, по которой меня размажут.

– Мы не любим гуннов, – сообщил он и швырнул меня в угол. Я промчался по грязному полу, затормозив перед зубочисткой, что торчала в половице. На ней красовалась полусгнившая голова Блаттеллы.

Человеческий тотем. Почему, живя в изобилии, американцы так бессердечны, почему так низко пала их культура?

– Пошли, возьмем вторую зубочистку, – предложил один монстр.

– Можно эту голову наколоть поверх той. Сделаем из них шашлык.

Мое время стремительно истекало.

– Я пришел к вам, полагаясь на вашу тараканью гордость, – промямлил я.

– Гордость? Вы, гунны ебаные, давили нас, будто гнид, – сказал седой американец. Довольно старый – мог и участвовать в войне. Не исключено, что он прав.

– Война закончилась еще до моего рождения, – возразил я.

– Вы только послушайте этот голос. Он что, правда самец? Ви сказала бы – тенор. – Они засмеялись, и я тут же их возненавидел.

– Весьма благоразумно иметь союзника в другой квартире, – сообщил я самым низким голосом, на какой был способен.

Седой вытащил зубочистку и погрозил мне; это внушало такой же трепет, как если бы Айра выкорчевал дуб. Голова Блаттеллы грустно закивала. Еще рано, подумал я.

– Ты нам не нужен и никогда не понадобишься. Чего ты от нас хочешь? Проси. Нет – умоляй меня, – сказал Седой.

Толпа увеличивалась. Одна самка окатила нас феромонами – на мой вкус, тошнотворными и вульгарными. Сексуальный шарм одних видов не действует на другие. Даже если б действовал, ее запах перебивался токсическим смрадом чеснока. Остальные мужчины, похоже, думали иначе: их гигантские крылья призывно забились. Меня отнесло воздушным потоком. Пытаясь удержаться на ногах, я схватился за щепку, которая напоминала копье. Пытаясь с ней управиться, я шмякнулся об стену.

Всякий раз, когда я на шаг отходил от стены, меня сносило назад. Я балансировал на заду, ноги болтались в воздухе.

– Ну хорошо, Голиаф, слушай внимательно. Ту жизнь, что вы тут ведете, макаронник может прекратить одной банкой борной кислоты. Я образованный; то есть я умею читать. Я могу рассказать вам о разных вещах, предупредить вас. А взамен я хочу использованный панцирь. Все.

Звери рассмеялись – из их пастей несло итальянским халитозом. Седой сказал:

– А в чем фишка? Хочешь наполнить его сыром рикотта и сладкими сосисками?

– Только панцирь.

Гул разочарования: моя просьба – тьфу, слишком скромная, чтобы отказать. Панцири, оставшиеся после линьки, – один из важных компонентов пищи многих насекомых. Но они не совсем al dente и здесь только засоряли комнату.

Вперед протолкался безобразный американец с глубоким шрамом поперек головы.

– Нам это ничего не стоит, но он может его куда-нибудь подкинуть. Подставить нас. Вы гляньте ему в глаза – он же ненавидит нас до смерти.

Он был прав. Но остальные отвернулись. И я тоже – когда ветер стих.

Передо мной возвышалась идеальная представительница Перипланета, огромная и гладкая, тело – будто из полированного обсидиана. Лицо соблазнительное, однако злобное. Я влип.

– Я так понимаю, ты пришел за кусочком нашей жизни? – Она подвела меня к куче панцирей.

– Мне только брошенный кусочек, конечно, если не возражаешь.

– Я – Американская Женщина, королева плоти. В основе нашей культуры – обмен едой и услугами. – Средними ногами она качнула пустой панцирь. – У нас тут не благотворительное общество.

Остальные опять столпились вокруг.

– Моя колония так бедна. Что бы я ни предложил, у вас уже есть, – ответил я.

Нагнувшись, она похлопала меня по спине. Как будто ударила табуреткой.

– Ну ничего, ничего. Если тебе и впрямь нужен панцирь, я уверена, ты что-нибудь придумаешь. – Я искал глазами пожарный выход. – Мы же не бессердечные твари. Я дам тебе товар, если хорошо меня обслужишь. Толпа заулюлюкала.

– Я польщен, – сказал я. – Но что от меня проку такой великолепной особе, окруженной столь мужественными самцами?

Самцы зааплодировали. Самки заулюлюкали.

– Мне надоели эти неуклюжие щенки, – сказала она. – Одни и те же движения. Раз, два, три. Не понимают, что мне нужно.

Она шагнула ко мне. Я попятился, но толпа не пускала.

– Разве ты не хочешь меня? – И она бессовестно меня окатила, точно продавщица косметики.

Пульс у меня участился, крылья затрепетали. Это невозможно.

– Я просто маленький гунн, который не хочет тебя разочаровать.

Повторный выброс ее феромонов меня ослепил; ноги свело судорогой. Ее усы терлись об мои, точно ножи об сталь. И я знал, кто будет индейкой. Мои внутренности будто смазали маслом и вынули. Крылья расправились, и здравый смысл покинул меня. Я не думал о боли, об извращенности моей угнетательницы, даже о том, как уродлива вся эта сцена. Я думал лишь о том, ч секс возможен. Видал я и более странные союзы: Айра и Цыганка, Содом и Гоморра.

А затем я произнес одну из наиболее прискорбных реплик в жизни:

– Ладно, Американская Женщина, делай, что хочешь.

Я ждал прикосновения ее рта к моей железе. Зрение вернулось, и я увидел снижающийся подъемный кран. Я припал к полу. Но она нежна. Сила моей химии нас уравняет. В любом случае скоро Американская Женщина станет моей рабыней. Я приведу ее к Айре, и она выбросит из моего шкафчика Бена Франклина, словно песчинку. Можно будет вообще плюнуть на план с человеческим романом. А затем – кто знает? Семья?

Внезапно Американская Женщина подняла меня в воздух. Я испугался, что моя железа останется у нее в пасти. Я непроизвольно брыкался, взлетая над деревянным полом, и монстры зашлись в новом приступе хохота. В железе обжигающе пульсировало – Американская Женщина тоже смеялась.

– Горяченького парня ты заполучила, – заметил Седой.

Она меня выплюнула. Я упал на пол. Над раздутой железой не смыкались крылья.

– Пробовал грязь в мыльнице? – ответила она, улыбаясь и отплевываясь. – Вот он на вкус такой же.

Пока они забавлялись, я скользнул между ног. Даже если не успею добежать до выхода, может, найду щель и там пережду. Они уже развлеклись, я им скоро наскучу.

Я недалеко ушел, и тут раздался голос Американской Женщины:

– Куда ты собрался, мой принц? Ты сказал – делай, что хочешь, а твое слово для меня закон. – И она властно преградила мне путь.

Я подлез под нее; все равно, что спрятаться в гараже. Я понятия не имел, как же мне до нее достать.

– Американская Женщина, – сказал я. – Там, где я рос, говорят: «Она склоняется, чтобы победить». Но в Риме, аморе, поступают, как Тамбеллини.

Хорошо бы Тамбеллини раздавили их всех своими ножищами.

По очертаниям тени Американской Женщины я попытался вычислить, где у нее гениталии, и пристроил свои. Мой фалломер, мой крюк никогда не расправлялся полностью; в этом не было нужды. Но на этот раз ему предстоял долгий путь.

– Спустись ближе или плюнем на это, – сказал я.

Она глянула вниз. Судя по ее лицу, игры кончились. Я прицелился. Фалломер преодолел рекордную дистанцию. Я впервые чувствовал, как напряглись мускулы. Когда стало больно, я принялся нащупывать ее отверстие. Безуспешно. Американские дикари гоготали. Я оглянулся: я проделал не больше половины пути до Американской Женщины. Рядом с ее сверкающими конечностями мой честный фалломер колыхался пушинкой.

– Осторожней, не то его монстр тебя порвет! – крикнул тип со шрамом.

Эта сука не двигалась. Я напрягся, к заду прилила кровь. Но моя конституция не могла предотвратить это унижение.

– Дьявол!

Свист аборигенов напоминал падающие бомбы. Американская Женщина опустилась на меня. Ощутив ее вес, я согнул фалломер и направил его внутрь. Она больше не смеялась. Но вход был так огромен, а подкладка так мощна, что я не мог зацепиться. Фалломер обшарил ее дырку дважды, но затем обессиленно выпал, судорожно сокращаясь.

– Она склоняется, чтобы победить, – прошептала Американская Женщина. – Ты прав, отличная идея. – И она всем весом навалилась мне на спину.

Ноги у меня по-крабьи разъехались. Меня прижало к полу такой тяжестью, какой я не чувствовал никогда в жизни. Американская Женщина улеглась и поерзала, запечатывая мне дыхальца. Скоро я уже едва дышал. Чего она хочет? Есть методы убийства и попроще.

– Полегче с ней, жеребец, – сказал Шрам. – Без жестокостей!

Все мои силы уходили на то, чтобы выдержать ее вес. Шум нарастал. Скоро вокруг уже дико выли. Американцы скакали, точно обезьяны. Я никогда не встречал такого поведения у высших форм жизни.

– Бык! Тяжеловес! Он ее на всю жизнь изуродует!

Я не имел представления, о чем они; по-моему, толпиться вокруг моего зада – излишняя грубость. В арьергарде у меня все, как полагается. Я напряг мускулы, чтобы лишний раз проверить.

И тогда я понял. Случилось немыслимое. Тяжесть Американской Женщины и мои старания ее удержать выдавили на пол мой честный фалломер, точно тюбик зубной пасты. Там он и лежал, дряблый и бесполезный.

Я был бессилен предотвратить окончательное падение.

– Тревога! Тревога! Германия сбрасывает атомную бомбу в шесть часов!

И вот так мой драгоценный сперматофор, генетический гарант моего вида, предмет вожделения множества прелестных самок Блаттеллы, постыдно шлепнулся на грязный пол Тамбеллини. Вой достиг кульминации.

Американская Женщина встала. Освобождение было прекраснее любого оргазма, что я когда-либо испытывал. Она перекатилась на спину и засучила ногами, подвывая:

– О, малыш, со мной такое впервые!

Я желал лишь одного: пусть Гек и Ви заберут нас, пусть обрызгают спреем. Толпа сгрудилась вокруг моего сперматофора, будто озверевшие дети, а я прихватил панцирь ранней модели Американской Женщины и потащил к выходу. Я его заслужил.

Я волок панцирь по коридору. Он оказался тяжелее и толще, чем я предполагал.

– Мой сладенький Гек, – промурлыкала Ви. Послышались легкие шлепки по обвисшей плоти. – Ты же не идиот, чтобы соглашаться работать на Леттермана. Оставайся на почтамте. Может, марки подорожают.

– О, Ви, ты Магдалина!

Телевизор выключили. Смачный поцелуй, затем заскрипели пружины. Я помчался прочь, чтобы этого не слышать.

То были странные времена: самым безопасным местом в моем мире был общий коридор на третьем этаже. Под флуоресцентными лампами я выглядел рок-звездой. Я добыл для колонии еду, хотя и не был уверен, что нас с ней не поджарят на пару, когда я позову всех к столу. А если они ее примут – что хорошего? Несколько дней пира, а затем снова летаргия и тщета. Другого шанса не будет. Из бывшей Американской Женщины следует выжать побольше.

Я запихал панцирь в щель между кирпичами, где недоставало раствора. Утром придет Джеймс со шваброй, и я спрячусь за панцирем. Даже мертвая Американская Женщина внушала мне ярость и ужас, но еще, боюсь, – страсть. То была полезная пытка: я понял, как ее использовать сейчас и впоследствии. Теперь следует ждать и терпеть.

Каждый день я проверял почту на коврике у двери. Письмо пришло только через две недели. Тогда я перенес Американскую Женщину к порогу. Я влез в панцирь, словно индеец под шкуру бизона, и вошел в квартиру.

– Вторжение! Вторжение! – завопил Психоклей. Я был польщен. Несколько граждан сиганули под плинтус. Я прошагал по коридору.

Несколько Вибрамсов копались в пыли, застрявшей в дверной петле. Последние отпрыски здорового семейства, счастливая встреча. Я прижал их к двери. Самым низким басом прорычал:

– Делайте, что скажу, или превратитесь в спагетти.

Гош Вибрамс посмотрел на меня внимательно и сказал:

– Ладно. Какая досада.

– Наверх, на каминную полку.

Я пропустил их вперед. Карабкаться наверх, тащить панцирь да еще сохранять маскировку – тяжкая задача. Наверху, еле переведя дух, я приказал:

– Белая пешка. Передвиньте вперед на одну клетку.

Ноги скользили и скребли по мрамору: пешка пересекала черту. Зря мои сограждане так ревностно служат врагу.

Я отпустил их восвояси.

– А почему мы все не передвинули, Псалтирь? – спросил Гош. – Вот бардак бы получился.

Мы все засмеялись. Я спихнул Американскую Женщину с каминной полки и подобрал уже внизу. Затем припрятал в спальне и вернулся в гостиную.

Едва Руфь вошла в квартиру, Айра сообщил:

– Я получил письмо от Льва Дюбелева. Как раз собирался прочесть.

– Быстро, – сказала Руфь. – Не прошло и четырех месяцев.

– Я уже начал волноваться. – Он переставил шахматную доску на кофейный столик. – Боюсь, я что-то пропустил.

– Не надо пессимизма. Может, у них просто оттепель на этой их транссибирской ослиной тропке.

Он открыл письмо. Руфь стояла у него за спиной, положив руку ему на плечо. Айра уставился на доску и забубнил. Мне повезло – Лев сыграл в центре доски, как и мы.

– Невероятно. Видишь? Королева на шестой клетке берет слона. Это его ход. Я делаю ход, и он проиграл. Пять ходов, и партии конец. Бессмыслица какая-то.

– Так в чем проблема?

– Он не ошибается. Это уловка.

– Русские тоже ошибаются, Айра. Поэтому у них есть Клуб Гулаг.

– Только не этот русский. Руфь осмотрела письмо.

– Может, КГБ отпарил конверт и подменил ход, чтобы ты перестал уважать Льва и беспокоить своего конгрессмена? – Она поцеловала его в лысую макушку. – Почему бы тебе не продолжить после ужина?

– Я сейчас приду.

Как только она ушла, Айра вытащил из стола пачку таких же писем. В них – хроника партии с первого хода. Он переставил фигуры на исходную позицию, открыл первый конверт – он все пронумеровал – и сделал ход.

Руфь оставила его в покое до самого ужина. Тем временем он сыграл почти половину партии.

– Как прошел день? – спросила она за столом.

– Нормально.

– Финдли нашел одну невнятную оговорку в оригинале договора на аренду. Эта оговорка может сорвать мне сделку. Все носятся, как угорелые, включая меня. – Она была очень воодушевлена.

– Не может быть, – уставившись в тарелку, пробурчал Айра.

– Ладно, Айра. – Руфь отложила нож и вилку. – Съешь хоть кусочек.

Еще полчаса ему потребовалось, чтобы дойти до текущей позиции.

– Пешка!

Вибрамсы превратили ход Льва в бессмысленное, некрасивое жертвоприношение: на самом деле его позиция была сильна, он нависал над Айриным королем. Айра улыбнулся: секунду его больше радовали познания Льва, чем собственное затруднительное положение. Впрочем, лишь секунду.

Наступил критический момент. Полагается найти виноватого. Может, Айра не понял письмо? Может, Руфус или Оливер переставили фигуры?

Айра поднялся из-за стола и пошел в кухню. Руфь вытирала посуду.

– Ну, ты с ним расправился? – спросила она.

– Ты ведь не принимаешь нашу игру всерьез?

– Разумеется, я принимаю вашу игру всерьез. Я понимаю, что она для тебя значит. Я даже разрешила тебе уйти с моего лучшего ужина за всю неделю.

– Тогда зачем ты передвинула пешку?

– Я даже не играла ни разу. С чего мне ее двигать?

– Я об этом и спрашиваю. Это единственная вещь во всей квартире, которую я просил не трогать.

– Айра, не глупи. Я никогда не трогаю доску. Айра глянул на нее подозрительно.

– А как же ты с нее пыль стираешь?

– Я не стираю с нее пыль. Я же сказала: я никогда к ней не прикасаюсь.

Айра вернулся в комнату и повозил пальцем по мрамору. Посмотрел на кончик пальца и стер с него грязь.

Несколько минут спустя он снова пришел в кухню.

– Я не хотел на тебя нападать. Наверное, немножко увлекся.

Она легко его простила. Вновь отказалась сыграть свою роль, предъявив ему справедливые претензии. Сегодня я ей дам повод.

Закончился тоскливый вечер. Айра погасил свет. Я вытащил из-под дивана кусок пленки от сигаретной пачки Руфуса и положил посреди коридора.

Руфь сидела на кровати в одной из лучших своих ночных рубашек. Пышные белые кружева выгодно подчеркивали грудь. Видимо, Руфь решила, что Айра после своих обвинительных речей расстроился и нуждается в ободрении.

Но педант Айра играл за меня. Снимая часы, он всегда стоял в одной и той же точке возле ночного столика. Туда я и подтолкнул Американскую Женщину.

Окутанный ароматом зубного эликсира, Айра явился в спальню.

– Забудь про Льва, – сказала Руфь. – Иди ко мне, сделай удачный ход.

В следующий миг Айрин большой палец с чудовищным треском разломил Американскую Женщину надвое. О, если бы она была внутри! Айра схватил очки.

– Блядь, какой здоровенный бирюк! – Айра запрыгнул на кровать. «Бирюк» мне очень понравился. Так унизительно. Жаль, что там, дальше по коридору, я не вспомнил слово. – Руфь, я живу в этой квартире уже двенадцать лет и ни разу не видел здесь такого громадного жука!

– Что ты имеешь в виду? Он трясся.

– Я только утверждаю факт. Это не первый случай. С тех пор как ты здесь появилась, спальня кишит паразитами, Руфь вернулась на свою половину кровати. Я запихнул Американскую Женщину в тень под ножку кровати.

– И поскольку жизнь спонтанно не возникает…

– Да? – Наконец-то, после стольких месяцев, в ее голосе завибрировала ярость.

– Хочешь, чтобы я высказался прямо? Изволь. Тогда следует предположить, что это как-то связано с твоей гигиеной.

– С моей гигиеной? Да как ты смеешь! А как насчет той лентяйки, которая жила здесь до меня? Я до сих пор вычищаю за ней грязь. С моей гигиеной!

– Не смей мне о ней напоминать! – завизжал Айра. – Не было никаких насекомых, когда она тут жила!

– Ну конечно, она была так изящна, что разводила крабов.

– Не уходи от темы. Может, проводишь гостя из спальни?

Руфь фыркнула. Я ее все-таки допек.

– Если это избавит меня от твоей младенческой истерики – изволь. Подвинься. – Она свесилась с кровати и заглянула вниз. – Ну и где он?

– Прямо у тебя под носом.

Довольно внушительное пространство.

– Здесь никого нет.

– Я наступил прямо на него! Он должен быть там.

Американская Женщина пребывала в безопасности, Руфи плевать, Айра не станет ползать на четвереньках, чтобы найти жука.

– Я не буду спать, когда всякие заразные паразиты прямо по мне ползают. Я иду за спреем.

Скрежеща зубами, он совершил впечатляющий прыжок с кровати к двери, затем перемахнул коридор, словно играл в гигантские шаги. Ноги он сгибал идеально, так что на четвертом шаге мой целлофан попал ему между пальцами. Руфь грузно протопала по коридору на Айрин визг.

Он запрыгнул на диван в гостиной.

– Ну, приехали.

Айра включил лампу и поднес ногу к свету. Потом опустил ее, растерянный, даже немного разочарованный, что она не разукрашена красным и бурым.

– Что на этот раз? – спросила Руфь.

– Я опять наступил на эту омерзительную тварь!

– Дай мне посмотреть.

– Уж поверь!

Руфь уже успокоилась.

– Я не знаю, на что ты наступил, но оно уже смылось, – попыталась утешить она. – Ступай в кровать. Если хочешь, я завтра позвоню дезинсектору – Я буду спать здесь. Мне сегодня больше приключений не надо. – Айра обиженно уткнулся носом в подушку и повернулся на бок.

Она подошла и погладила его по спине.

– Возвращайся в кровать, дорогой. Здесь ты умрешь от холода.

Через несколько минут она ушла.

Я помчался в ванную и занял позицию под сиденьем унитаза. Я хотел проверить силу моей атаки.

Едва сиденье опустилось, ее сфинктер просвистел счастливый мотивчик, и в унитазе запахло болотом. Она получила урок.

Я услышал щелчок, точно застежка на кошельке, затем шелест целлофана. Нашла его в коридоре. Ну и ладно – кому-то же надо его убрать.

Резкий треск, и я почувствовал запах спички, дыма. Сигарета? Однажды мне показалось, будто я заметил в сумочке пачку «Вирджиния Слимс», но Руфь никогда не курила в квартире. А теперь с чего? Женщины курят, когда волнуются?

Непростительный грех. Если Айра выгонит Руфь, Элизабет – или кто угодно – будет воплощением святости. Даже если не выгонит, Руфь навсегда станет порченой, и любая женщина покажется ему прекраснее – особенно та, что прекраснее и без того.

Хотел бы я видеть эту тлеющую сигарету, погребальный костерок их романа. Но ее тучные телеса герметично закрывали унитаз.

Затем мне пришла в голову тревожная мысль. Ее бедра запечатали в унитазе метан. Сигарета догорала, окурок можно выбросить только сюда. Когда тлеющие угли взорвут газ, мы взлетим на воздух. Руфь прошибет головой потолок, у нее будет шанс увидеть Ховардов из квартиры 4Б примерно так же, как я вижу сейчас ее. А я…

Где прятаться? Куда бежать? Последняя затяжка. Сигарета догорела. Руфь раздвигает ноги. Я понесся стрелой. Ее рука опускается между ног, голова нагибается. Пожалуйста, господи! Чуточку времени! Но она бросила окурок.

Я умер. Я приготовился услышать арфы, но раздалось только слабое «пшшш». И все. Я сконфуженно вернулся под сиденье.

Руфь встала и глянула на медленно кружащийся в унитазе окурок. Видимо, сомневалась – не оставить ли его как жест неповиновения. Но все же спустила воду, открыла окно и села на край ванны, шмыгая носом.

Теперь все зависело от меня. Я вылетел из ванной и помчался по стене в коридоре. Я совсем задыхался, когда дополз до встроенного детектора дыма.

Детектор был на фотоэлементах. Айра не позволил домовладельцу вмонтировать дешевый ионизационный детектор – которым я не мог манипулировать, – потому что Айра получил бы от него радиации не меньше, чем от шаурмы.

Будет колоссальный шок, я знал. Я собрался и прошествовал по зеркальцу, блокировав луч света и включив сигнализацию. Пронзительный визг прихлопнул меня, точно кожаная подошва. Казалось, мои межсегментные мембраны вот-вот лопнут и я разбегусь толпой личинок. Я рухнул с ужасно вибрирующего зеркала в корпус детектора. Айра проверял детектор еженедельно, и я знал: пытка продлится не более минуты.

Когда слух вернулся, ругань была в разгаре.

– И как часто ты это делаешь?

– Первый раз.

– Это отвратительно, тошнотворно. Как ты можешь заниматься этим в моем доме? Ты же знаешь, у меня отец от рака легких умер.

– Ну хватит, Айра, прекрати. Извини меня.

– Извинить тебя. Великолепно. Сначала бирюк, теперь это, и ты просишь прощения!

– Хватит! Ты несправедлив! – И она зарыдала.

Так-то, дорогуша. Не нужно эти оскорбления терпеть. Брось его. Просто позволь ему тебя заменить.

Но она скрючилась, пряча лицо, и жир собрался на боках и обвис у бедер. Она – жертва современного идеала, узница заторможенности своего поколения. Слишком поздно уходить. Бедная Руфь.

Мой план освобождения шкафчиков постепенно продвигался, я был доволен. Неважно, зачем или ради кого Айра тратит деньги, если он их тратит. У Руфи свои проблемы. Теперь у меня все складывается, и мне потребуется ее помощь, хотя я не стану беспокоить ее чаще, чем необходимо. Мне совсем не в радость делать ей больно.

Элизабет мерзнет

Пришло время опять сдавить мехи негодования в сердцах Вэйнскоттов. Я нашел бы их квартиру с закрытыми глазами. Их примета – мягкость: никаких специй, легкие ароматы кипящих супов и масла, мороженых овощей и консервов. Нетронутая одежда, мебель и ковры взрастили колонию бледных ночных микроорганизмов-протестантов. Резиденты местной крошечной колонии Блаттеллы, страдающие хронической дистрофией, недолюбливали пришельцев и новости из иного мира, поскольку были убеждены, что снаружи лучше.

У Айры в квартире эта экспедиция завела бы меня глубоко в стенной шкаф, доверху заставленный коробками, и заняла бы несколько дней. Но у Вэйнскотгов предмет поисков оказался на виду, легко досягаем: поверх геологических отложений на письменном столе.

Я влез по ножке на стол. Пыль лежала толстым и горьким слоем. Я преодолел груду желтеющих нераскрытых газет и достиг коробки с надписью «Бернштейн», которую Айра и Руфь подарили Элизабет на день рождения несколько недель назад.

Я скользнул в коробку. Шарф был темно-серый, с простеньким рисунком, претендующим на художественность, как любит Руфь. Рисунок располагался в центре, по бокам – чистые края. То, что нужно.

Я спустился в ящик стола. Подле незаточенных карандашей и ручек без колпачков стояла баночка с резиновым клеем – крышка прилепилась кривовато, но намертво. Комковатые ручьи засохшего клея сползали по стенкам. Я ухватился за верхушку одного, где он всего тоньше, и спустился, по пути отдирая клей. В конце концов он оторвался и упал на дно, скрутившись змеиным хвостом. Снаружи очень твердый, но внутри влажный и податливый. Я оторвал шесть комочков и налепил на ноги.

Я сделал три серии прыжков, – этому я научился у Элизабет. Трижды по двадцать прыжков. Сначала я хлопал передними ногами над головой, а остальные четыре ноги скакали. Затем хлопал средними и, наконец, попрыгал на первых четырех. В итоге я превратился в измученного аэробикой таракана в клейких ластах. Я чувствовал себя идиотом; я едва мог ходить. В испарениях клея уже подумывал оставить сушу и вернуться к корням, в море, вслед за китами. Но от этой мысли я поспешно отказался – не рискну стать ошибкой эволюции, столь жалкой, что люди нарисуют мой портрет на бамперных наклейках.

Я споткнулся о красную ручку и упал на бок. Я побежал по шарику стержня, точно по бегущей дорожке в тренажерном зале. Ручка давно не писала – или вообще никогда. Я затрясся и направил мощную струю мочи в просвет вокруг шарика. Ручка расцвела весенним оазисом. Я пропитал чернилами все шесть ласт и ушел, капая краснотой, словно маньяк в фильме ужасов.

Я поспешно вернулся в коробку и понаставил печатей на одном краю шарфа. Красная клинопись так резала глаз, что даже снисходительная Элизабет вряд ли посчитает ее фольклорным орнаментом.

Когда пятна подсохли, я снял ласты и бросил их в коробку. Хорошо бы Вэйнскотты их разглядели. Я бы с интересом послушал, как они спорят, что это такое.

Затем я пошел по стене к термостату. Можно пролезть и передвинуть стрелку под пластиковым окошечком, но Оливер заметит и просто вернет ее на место. Поэтому я прошел внутрь термостата к полоске из двух кусочков металла, которая двигала стрелку. Металлические кусочки так хрупки, что я с легкостью их разогнул. Теперь стрелка не шевельнется, какая бы температура в комнате ни была. Термостат от нее не зависел. В бесчисленные щели в старых оконных рамах задувал ветер. В квартире быстро холодало.

Элизабет пришла домой и тут же принялась готовить ужин. Ее согревало тепло от плиты. Оливера – его мартини. А вот я замерзал.

Но после ужина плита остыла. Элизабет посмотрела на термостат.

– Что с ним такое? – спросила она, постучав в окошечко. Раскрасневшийся после третьей порции выпивки и утонувший в собственном жире Оливер не двинулся. Элизабет натянула толстый свитер и поежилась.

В конце концов она сказала:

– Олли, по-моему, обогреватель не работает. Он со стоном поднялся, опрокинув половину четвертого мартини себе на брюки. Взглянул на термостат.

– Семьдесят два градуса. Ты чего хочешь? Устроить тут сауну?

Он тяжело плюхнулся обратно, затрещала обивка.

Оливер продолжил читать. Элизабет села рядом, сунув ноги не под его обширный зад, а под собственную упругую попку. Запихав руки подмышки, она рассеянно оглядывала комнату. Наконец увидела коробку.

Она подошла к столу, открыла ее и нежно вытащила шарф. Улыбнулась, прижав его к щеке.

Оливер поднял глаза.

– И сколько ты на это выкинула?

– Мне его Руфь и Айра подарили на день рождения. Не помнишь?

– Ну тогда не забудь про их дни рождения, а то тебе напомнят.

– Ох, прошу тебя!

Элизабет развернула шарф. Я боялся, что мое художество оказалось снизу. Но Элизабет поднесла шарф к настольной лампе и поскребла пальцем.

– Олли, тут что-то прилипло.

– Что такое, ценник? Дай-ка мне.

Он поцарапал следы моих ласт ногтем толстого большого пальца и сунул тряпку жене.

– Это грязь, дорогая моя. Руфь и Айра подарили тебе на день рождения грязь.

– Как думаешь, она отстирается?

– Трудно сказать, эта корейская синтетика…

– Прекрати. Это настоящий «шалли». Как думаешь, будет очень невежливо, если я им скажу?

– Почему бы и нет? Эти христопродавцы сходят к Бернштейну, назовут свой номер и поменяют что угодно на что угодно.

Элизабет обмотала шарф вокруг шеи.

– Олли, мне очень не нравится, что ты так говоришь о людях, которые потратили время и купили мне подарок на день рождения. Ты даже этого не сделал.

– А я зря времени не тратил. Я ведь пригласил тебя на ужин? Весьма романтично.

– В «Бургер-Кинг»? Бизнес-ланч на двоих? Он уронил газету.

– Ты чего от меня хочешь? Моя любовь измеряется в долларах? Я должен выбрасывать деньги на всякую мишуру? Или ты бы предпочла, чтоб я вырос в вере, где тратятся на бога, никак не меньше?

Благословен Оливер: он задел ее много сильнее, чем надеялся я, испортив шарф.

– Они наши лучшие друзья. Они добрые и щедрые. А ты говоришь про них одни мерзости. Ты, видимо, хочешь, чтоб мне от нашей дружбы стало противно. Так вот, ничего не выйдет, ясно? Твои проблемы.

Позже Оливер улегся в постель, нагруженный алкоголем под завязку. Он потянул Элизабет за плечо, но она хлопнула его по руке и сказала:

– Не сегодня.

Обе пары – в прекрасном настроении для пятничного ужина. Мне остаются лишь последние приготовления.

Стол накрыт

Я вернулся домой за несколько часов до рассвета – самое безопасное время для поисков пропитания. Я надеялся, что эпизод с Джулией заставит граждан искать тщательнее. Но колония, похоже, снова пришла в уныние. Я услышал только одного ненормального откуда-то из угла: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Вам нечего терять, кроме своих цепей!» В кои-то веки я мечтал, чтобы кто-нибудь послушался.

Но сегодня у меня имелась цель – нужно снова пообщаться с моими пылесосными нимфами. Я нашел первую личинку ближе к полудню – Айра и Руфь уже отчалили на работу. Нимфа слонялась в компании себе подобных возле плинтуса. Когда я приблизился, она шмякнула по плинтусу передними ногами.

– Получай, гнида! – сказала она. Остальные засмеялись.

Бактерии с лапками. Это не игра – они беззащитные микроорганизмы, у них нет шансов. Настоящий порок: молодняк учился, наблюдая людские выходки или слушая рассказы о них.

Я поднял нимфу за передние ноги.

– Что ты хочешь доказать?

– Да пошел ты! – огрызнулась она. Что с ее инстинктом самосохранения – грязный язык ставит под угрозу ее жизнь. Ее хитин затрещал в моей стальной хватке. Она тихонько захныкала, но на глазах корешей не посмела просить о пощаде. Мне хотелось ее придушить. Но она мне еще нужна.

Маловата для своего возраста. Когда мы ломали замок Вэйнскоттов, она была второй нимфой. Давно пора повзрослеть, а она до сих пор четвертая. И даже последние две линьки не удались: осталась длинной и хрупкой, с тонкими слабыми конечностями.

Я ее уронил. Она потерла ушибленное место. Я попросил о помощи. Она расхохоталась. – Там тебе куча еды, – пообещал я. Вскоре она разыскала семерых уцелевших подружек. Восьмую закатали в скатерть – сгинула в стиральной машине. Все бледные, анемичные и тоже в гнуснейшем настроении. Я расстроился. Избалованное дитя эпохи Цыганки, я отказывался мириться с тем, что новые поколения будут чем-то хуже нас – королей экосферы, мастеров выжигания.

В награду они получат Американскую Женщину, сказал я. Вибрамсы, конечно, о ней уже разболтали. На открытом полу нимфы двигались решительно, не обращая внимания на зрелища и звуки, несколько месяцев назад внушавшие им ужас. Влезли в зад пылесоса без колебаний.

– Шесть проволочек, – сказал я. – Вдвое длиннее той, что мы оторвали в прошлый раз. Они нужны мне после обеда.

Под плинтусом меня встретил заградительный огонь попреков. Будто я не только убийца, но еще и скопидом. Если граждане знали, что панцирь в квартире, – почему не пошли его искать? Я бы пошел. Голод парализовал их, превратил в трусов.

– Придержите коней, – сказал я. – Это я сражался с американцами. Я с вами поделюсь едой, если вы сделаете, как я скажу.

Они хотели получить пищу, даже не почесавшись.

Голос сзади пропищал:

– Каждый настоящий момент – в сущности, естественное следствие предыдущего, и, таким образом, настоящее беременно будущим.

Это безнаказанно ораторствовал Гегель. Я принял вызов:

– О чем я и говорю. Есть ли удачнее способ обрюхатить настоящее будущим, нежели раздуть вам брюхо Американской Женщиной?

– В мире все такою, каково оно есть, и все происходит так, как происходит, в нем ничего хорошего нет, а если и было, то и в этом ничего хорошего.

Я уже падал духом. Кто я такой, чтобы руководить этим вульгарным, требовательным сборищем, если вид Блаттелла сопротивлялся любому руководству все триста пятьдесят миллионов лет? Каждый из нас идет своей дорогой, индивидуализм всегда преобладает над общинностью. Неприглядное воплощение общинности – пчела. Как человек, она процветает лишь в пределах своей касты и неспособна выдержать одиночество. Честный рабочий-фашистик исполняет свой «танец» (может, энтомологи скажут, что и рабы на галерах «танцуют»?), нескончаемо собирает еду, которую едва пробует; летит в улей, где едва живет; услаждает женщину столь ожиревшую, столь гротескную, что она никогда не выходит наружу из страха, что весь животный мир лопнет, хохоча над ней. И какова цена чести быть рабочей пчелой? Половина всех хромосом, все гонады и вся независимость. Абсолютно всё.

Нет, уж лучше методы Блаттеллы, с начала и до конца. Проблема не в моих сородичах, а в моем ущербном индивидуализме. Я хотел освободить шкафчики, завоевать кухню для всей колонии. Слишком величественно, чересчур общественно полезно. Почему я не искал кукурузных хлопьев и чувственных самок Блаттеллы для одного себя? Я недостаточно эгоистичен.

Я ушел из-под плинтуса. Под порожком кухни я увидел характерно одеревенелую спину. Бисмарк.

– Что там у тебя? – спросил я.

Он поспешно прикрыл еду лапой. Все правильно – каждый за себя. Но, увидев меня, ответил:

– Отруби. Я тут проторчал весь завтрак – повезло. Айру опять закупорило.

Мы поделили кусок и через секунду бесконтрольно загадили пол, чисто вымытый Руфью.

– Хорошая штука, – сказал Бисмарк. – Не понимаю, как Айра все внутри держит.

Великодушие Бисмарка снова все перевернуло. Теперь я был уверен. Нельзя сдаться и бросить мой план после стольких месяцев работы. Я такой же эгоист, просто мой эгоизм – просвещенный; я не получал немедленной награды, однако будущее процветание колонии – определенно в моих интересах.

– Сегодня за ужином хочу доиграть партию, но дел по горло. Остальные не хотят помогать, – пожаловался я Бисмарку.

– Без них обойдемся, – отозвался он.

За какие-то минуты он собрал Барбароссу, Суфура, Т. Э. Лоуренса, Клаузевица и, наконец, Соплю, который не мог смотреть мне в глаза после трусливого бегства от Джулии. Эти граждане не разделяли мою позицию, зато их воротило от оцепенелой жизни под плинтусом.

Теория борной кислоты заключается в следующем: люди рассыпают чудесный белый порошок там, где, скорее всего, пройдем мы, жертвы. Мы слишком примитивны и потому его не замечаем, шагаем прямо по кислоте, при необходимости погружаясь в нее по самые плечи. Затем, игнорируя вяжущий химический вкус и все, что нам известно об этом яде, чистимся – первобытный инстинкт первобытного животного, – и порошок, сплошь облепивший тело, попадает прямо в рот. Вот так он нас и убивает. Люди невысокого мнения о сообразительности насекомых, но засыпь я гостиную Айры бочками токсических отходов, я бы не рассчитывал, что он нырнет прямо в них.

Кислотный оборонительный рубеж мы преодолевали только у входа в кладовую. Пол чист, лишь вдоль задней стены Айра насыпал побольше яда. Я так и не понял, зачем.

Но результат достигнут. В белый порошок наполовину закопались три трупа Блаттеллы. Кошмарное зрелище. Бездонные белые глазницы пялились на нас оттуда, где когда-то блестели мириады глаз. Мощные крылья и грудные клетки выцвели до коричневой полупрозрачности; тронутые гниением конечности позеленели, словно рыбки гуппи. Больше всего пугали их позы: скрюченные, как у разведчиков, застигнутых лавиной. Легкомысленная смерть представителей доблестных поколений, что жили до прихода Руфи. Вид безрассудно растраченных жизней наполнил меня гневом, а напоминание о процветании, что покинуло нас, – болью.

Я раздал гражданам обломки зубочистки – Суфур выплюнул ее на ковер в гостиной. Один обломок я оставил себе.

Мы с Бисмарком подошли к куче. Осмотрительно утвердившись посреди смертельного порошка, я ткнул острием в тело. Оно отскочило – хитин оказался прочнее, чем я думал. Тогда я воткнул пику в мембрану между члениками. Она лопнула с целлофановым хлопком. Бисмарк пронзил труп у головы.

Мы приподняли труп. Борная кислота посыпалась из глазниц и суставов; из дыхалец потекли белая струйки, будто из солонки. Сопля и Суфур влезли на сугроб и выудили второй труп. Но Барбаросса категорически отказался работать с Т. Э. Лоуренсом, заявив, что не желает знаться с педиком, хотя Лоуренс – специалист по кислотным пустыням. Его место занял Клаузевиц, и третье тело восстало из могилы.

На деревянном полу отравленные тела походили на привидения. Я воткнул зубочистку так, чтобы двигать мертвецов, не прикасаясь к яду. Летели кусочки хитина – прах к праху. Мы нанизали все трупы на щепки, затем перенесли ношу – медленно, будто могильщики, – через границу кислоты, наружу.

В кухне с деревянных колышков возле плиты свисали кастрюли и сковородки. Впервые увидев доску в детстве, я решил, что дырки размером с тело – весьма выгодная позиция. Но Айра застал там наш патруль и уничтожил всех, даже когда они распластались по задней стенке, словно ассистентки метателя ножей. Он стрелял в отверстия и сбивал их рикошетом.

Айры дома не было, и мы быстро затащили тела на доску. Теперь мне следует принять важное тактическое решение.

В раковине размораживался семифунтовый цыпленок. Сегодня вечером его явно запекут. Нам от этого никакого проку: у противня нет дырок, и поэтому на доске он не висел.

Руфь твердо верила в четыре мифические группы продуктов, необходимые, по мнению ученых, для здоровья (хотя квинтиллионы Блаттелла триста пятьдесят миллионов лет процветали на скудном рационе). Предположим, на гарнир – картофель или рис. Печеный картофель – тоже вне нашего контроля, но, может, она его сварит или сделает пюре. Рис тоже годится.

Свежие овощи Руфь принесет с собой. Но что она с ними сделает? Их можно сварить в кастрюльке, на пару, пожарить на медленном огне в маленькой сковородке или даже запечь в горшочке. Слишком много вариантов.

Нужно угадать. Жареный цыпленок размером с пеликана – легкая еда. И картофель тоже. Интуиция подсказывала, что на ужин будет минимум одно острое блюдо, и его, наверное, приготовят на сковороде или в горшочке; или же рис – как промежуточный вариант. Итак, кастрюля для риса и две сковородки с ручкой – в каждую по кадавру. Обломком зубочистки Барбаросса разломил трупы вдоль. От треска я содрогнулся. Панцирь скользнул через дыру в доске и упал в маленькую сковороду. Барбаросса явно получал удовольствие от расчленения, так что мы позволили ему разделать и уложить еще два трупа. Заминировано.

Теперь мне требовалась масштабная помощь, но я по-прежнему не хотел использовать Американскую Женщину. Я попросил Барбароссу ненадолго разыскать мне примерно сорок крупных особей.

– Как пожелаешь, – ответил он, резко щелкнув задними ногами.

Он направился к плинтусу. Хотел бы я научиться запугиванию вместо подкупа.

В нише между холодильником и соседним шкафчиком лежала кучка мусора, что осталась еще с Террора. Всего лишь обломки штукатурки, однако ее сходство с борной кислотой заставляло нас осторожничать.

Двадцать минут мы отламывали два куска от старой пластмассовой ложки – рычаг и ось примитивной катапульты. Еще мы добыли сухую, заскорузлую арбузную косточку.

Как-то в юности я прятался в отрубях с изюмом – маневр, который позже прикончил Розу Люксембург. Спасаясь на холодильнике от надвигающихся ботинок, я промчался по краю коробки и прыгнул на клапан. Попытка не удалась – коробка была закрыта. Я тогда не знал настоящей боли и решил спрыгнуть на пол. Мне повезло, что раны в юности заживают быстро, и к тому же мы умеем отращивать потерянные конечности. Впрочем, этому меня научили муки крушения, что произошло именно там, где мы теперь устанавливали пластиковую катапульту. Я верю в физику.

Мы положили арбузное семечко в ложку. Тем временем Барбаросса вернулся с полчищем тараканов.

– Куда вести добровольцев? – спросил он.

– На холодильник, – ответил я.

Никто не двинулся. Я собрался было изложить план, но, поглядев на Барбароссу, понял, что объяснения бессмысленны. Толпе требовался вождь.

– Белый всегда прав! – заорал я и начал восхождение по алебастру. Остальные подхватили клич и последовали за мной.

– На фига тебе сдалась эта шеренга мудаков? – спросил Суфур.

Отруби с изюмом на холодильнике охраняла большая черная коробка. На ней громадными буквами размером с американского монстра значилось: «Тараканий Мотель».

Нам хватило одной серии «Психоза» по телевизору, чтобы держаться от подобных заведений подальше. И для тех, кто умудрился пропустить фильм, на коробке была изображена липкая лента и даже написан рецепт клейкой наживки прямо на боку. В Тараканий Мотель мог войти лишь невежда, питающий слабость к пшенице с карамелью.

Но Айра в Мотель свято верил. Однажды я слышал, как он кудахтал: «Бедные ублюдки!» – устанавливая свежую коробку. До Террора мы регулярно забрасывали мотели останками со всей квартиры, раздувая масштабы Айриных побед. В восторге от такого успеха, он покупал нам все новые мотели. Мы с удовольствием наблюдали эволюцию их графического дизайна. – Ёпть, гляди-ка, – сказал Суфур, тыча в надпись на фасаде.

К нам подошел Барбаросса.

– Если заселились, съехать не надейтесь. Прямо так и сказано.

Толпе на открытой поверхности стало неуютно.

– Граждане! – закричал я. – Давайте сбросим это уродливое бельмо на пол, во тьму.

И снова убежденные увлекли за собой сомневающихся. За минуту мы выстроились бок о бок полированным ксилофоном, головами упершись в коробку, объединившись во имя доблестной цели. Я затрепетал при мысли, что, проживи квартира 3Б даже тысячи лет, наши потомки скажут: «То был их звездный час».

От Айриного нашатырного спирта холодильник сделался безупречно чистым и практически лишенным трения.

– Пошли! – скомандовал я. На удивление легко мы сдвинули мотель с места. – Быстрее! – Заскребли по эмали ноги, тараканы застонали. Их истощенные тела для таких усилий уже не годились.

И все же вдохновляющее зрелище: брыкаются сотни шипастых ног Блаттеллы, гнутся сотни усов. Фасад проехал над краем холодильника и вдруг накренился. Бумажная стенка затрещала в лапах, и в мгновение ока наш смертельный враг рухнул на пол, прямо на ложку. Резко щелкнул пластик, и арбузное семечко взлетело. Но я просчитался – оно не попало на стол. Еле долетело до края стула.

Я заметил брешь в наших рядах на краю холодильника. Кого-то мы потеряли. В кухне завибрировал пронзительный вопль:

– Вашу мать! Суфур. Забыл отпустить Мотель.

Мы поспешили к нему. Ему повезло: Мотель упал желтком вверх. Суфур притянул меня к себе за верхнее жвало и потрясенно прошипел:

– Свободен!

– Это верно, – ответил я, помогая ему подняться. Он куда-то поковылял. Добровольцы уволокли Мотель по полу в щель между холодильником и шкафчиком. Я не мог рисковать, привлекая Айрино внимание.

Сопля влез на стул Руфи и понюхал косточку.

– Треской пахнет.

– Спускайся оттуда, – позвал я. Появился Бисмарк с еще одним Элизабетиным волосом; тот, что принес я, давным-давно сгинул в пылесосе. Мы с Бисмарком взобрались на сиденье и надежно обвязали им косточку. Потом взялись за него и направились по спинке стула на стол. Косточка подпрыгивала и вертелась позади, волос перекручивался и обдирал нам лапы. Мы прошли по столу и двинулись по стене мимо строя контейнеров: семья личинок, что прошли путь от лакомого мускатного ореха до грубой крупчатки. Я представил, как Руфь ставит сумку на край стола и выгружает покупки, вынимает коробку, рядом ставит блюдо, которое в итоге окажется под контейнером с сахаром. Великолепно! Руфь редко добавляла в пишу это дьявольское вещество.

Мы втащили волос по одной стенке контейнера и спустили по другой, пристроив косточку на ручке. Своими могучими жвалами Барбаросса перекусил волос, и я бросил его на пол за плиту.

– А где ты найдешь тыквенное семечко? – спросил Малец.

– Сейчас увидишь. – Я пошептался с Гудини, и тот взобрался на контейнер к косточке. Спустя все эти месяцы от него еще воняло хреном.

– Леди и джентльмены, – сказал Гудини, – для этого номера мне нужен доброволец, умеющий плеваться. Вы, сэр, подойдите сюда и покажите нам, как вы это умеете. Прямо на косточку. Да, это было неплохо, но, может, кто-то в состоянии плюнуть чуть более смачно?..

Скоро белая косточка покрылась слюной. Гудини повернулся спиной и зловеще забормотал:

– Печень еврея-богохульника, желчь козлиная, тисовый побег… смешать с кровью бабуина, чары будут крепки и надежны. – Он отошел в сторону. Косточка стала черной и блестящей, как в тот день, когда шлепнулась с Айриной губы.

– Ужин подается в гостиной в девять часов вечера, – сказал я.

Бисмарк, Барбаросса и я вошли в нижний ящик напольного шкафчика – единственное хаотичное место во всем доме. Перетаскивая содержимое из старых шкафов, Айра без разбора свалил все сюда.

Гвозди, кнопки, сантиметр, консервные ножи, штопор, целлофановые пакеты, ножницы, клей и все остальное за много лет превратились в единое целое. Мы же искали карманный фонарик – он обнаружился где-то сбоку.

– Как думаешь, может, засунуть что-нибудь между лампой и батареей или между батареями? – спросил я Барбароссу.

Тот покачал головой:

– И не думай. Как ты внутрь попадешь?

– Сломаем и откроем, животное, – ответил Бисмарк. – Расколотим его, с твоей-то силой.

Лицо Барбароссы засияло восторгом и неистовством, словно он всю жизнь ждал подобного приглашения. Он зарылся в культурный слой и вернулся с отделочным гвоздиком. Постоял, ритмично покачиваясь, затем метнул гвоздь в пластиковую линзу. Барбаросса все раскачивался, а гвоздь тем временем ударился в пластик, отлетел и попал Барбароссе между глаз, отбросив его на моток шпагата.

Бисмарк засмеялся. Внезапно фонарь наклонился и рухнул почти нам на головы. Удар гвоздя не мог произвести такой эффект. Во время своих поисков Барбаросса катализировал какую-то реакцию а-ля Руб Голдберг.

Бисмарк влез на фонарь.

– Видишь? Если выдвинуть ящик, отвертка проткнет линзу.

Я подошел к нему.

– По-моему, шансов маловато.

Поднять фонарь для нас – все равно что поднять холодильник. Поэтому мы с Бисмарком нашли бечевку, оторвали от нее кусок и привязали к фонарю. Оклемавшийся Барбаросса потащил эту тяжесть. Но и через полчаса изматывающей работы фонарь не сдвинулся ни на микрон. Мы уже собрались бросить это дело.

Почти без всякой надежды Барбаросса приподнял конец палочки для коктейля, увенчанной эмблемой Ассоциации поддержки цветных. В ящике загромыхало. Мы с Бисмарком спрятались по углам, кнопки и батарейки покатились следом за нами. Когда все стихло, я поднял голову. Фонарь сдвинулся.

– Я вижу огни Парижа! – сообщил Бисмарк с отвертки.

В коридоре мы встретили Гоша и Увечье Вибрамсов – они волокли гигантский кусок резинового клея. Мы все направились в стенной шкаф.

Четвертая нимфа лежала на полу между галошами. Рядом валялась проволочка.

– Мы договаривались – шесть, – напомнил я.

– Расслабься, – ответила она. – Где еда? Мы прошли по проводу в пылесос. Уставшие нимфы спали возле трех больших кусков проволоки. Я даже на такое количество не рассчитывал.

Мы сложили проволочки парами и склеили. Одну пару Барбаросса отнес в кухню. Другую Вибрамсы оттащили в кухню Вэйнскоттов.

Оставался последний штрих. Я принес в Айрину гостиную нитку от шарфа Элизабет. Положил ее в черную пепельницу – Айра держал ее в идеальной чистоте, чтобы у гостей не возникало мысли закурить. На черной поверхности желтая шерсть смотрелась великолепно.

Теперь поторопись домой, Айра. Мы ждем.

Последние капли

Дверь открылась, и вошел мой герой. Пересек прихожую бодрым шагом, жизнерадостно и фальшиво насвистывая. Усевшись в любимое кресло в гостиной, развернул газету на кофейном столике и просмотрел заголовки. Обычно Айра с ножницами наготове напряженно выискивал жуткие городские истории, что станут зернами в его моральной мельнице. Но сегодня он, казалось, и не читал вовсе.

Когда пришла Руфь, он вскочил и встретил ее поцелуем прямо на пороге.

– Принцесса! – вскричал он, кланяясь, словно придворный восемнадцатого века. Все-таки шевалье не носят бурые пиджаки с двумя разрезами.

– Айра? – С тремя полными сумками Руфь протиснулась мимо него в кухню, затем недоверчиво обернулась. – Удачный день?

– Да как сказать! – пропел он. – А у тебя? Формальность. Ему хотелось поговорить.

– Не слишком, – ответила она, относя пальто в стенной шкаф.

Айра следовал за ней по пятам, как хорошо выдрессированный щенок.

– Тогда начнем с хорошего. – Он взял ее за руку и повел на диван в гостиной. Я поплелся за ними, прячась в длинных тенях послеполуденного солнца. Айра подпрыгивал, словно у него недержание.

– Джеймс Джексон получил разрешение на повторное слушание.

– Джеймс Джексон, Джеймс Джексон… О, это не он прокрутил свою сожительницу через мясорубку и пытался продать ее в «Макдоналдс»?

– В «Бургер-Кинг». «Особые заказы нас не расстроят». Нет, тот был Джеймс Джонсон, теперь Абдулла-Азиз Джонсон. Он до сих пор в окружной, его апелляцию рассматривают.

– Джеймс Джексон. Дай подумать. Он насыпал «ангельской пыли» себе в пиво и разъезжал на машине с бешеной скоростью в этом… дай вспомнить… «Плимуте»? Прямо по тротуару в час пик.

Айра лучезарно улыбнулся.

– Именно. Ты ни за что не поверишь. Я только сегодня утром узнал, что ему при аресте не зачитали права.

Руфь поднялась.

– Великолепно, дорогой. Мне пора ужин готовить. У нас в семь гости.

Мы с Айрой пошли за ней в кухню. Он продолжал:

– Полицейский, который его арестовал, заявил, что зачитывать права – пустая трата времени, потому что нарушитель был под кайфом.

– Ну, возможно, он был прав. – Она выкладывала покупки из сумки. Айра стянул пирожное, и Руфь прихлопнула ему пальцы крышкой.

– Да ладно, Руфь. Как ты можешь такое говорить? Не дело полицейских решать, зачитывать арестованному его права или нет.

Он потянулся за следующим пирожным. Сегодня он слишком игрив. Неудачный момент.

Руфь схватила коробку и убрала ее обратно в сумку.

– И ты будешь добиваться, чтоб его отпустили?

– Он убил четверых, так что судья будет настаивать на психологической реабилитации. Может, групповая терапия. Для транспортных убийц проводят сеансы на автостоянке, чтобы сразу дошло, где они ошиблись. Но парень три месяца просидел в переполненной тюрьме. Жестоко и весьма необычно.

– Ну что ж, будем надеяться, Джеймс Джонсон получит по справедливости, – весело сказала она.

– Джеймс Джексон.

– И он тоже.

Айра ушел переобуться, затем вернулся мыть овощи. К моему удивлению, Руфь принялась разделывать птицу. Значит, запекать все-таки не будет.

Айра быстро закончил.

– Что дальше?

– Салат. А потом нужно вымыть шампиньоны, каждый по отдельности. В прошлый раз в них был песок.

Он сделал, как она сказала.

– Готово. Как ты приготовишь цыпленка?

– Потушу. Думаю, неплохо для разнообразия. Только сначала куски обжарю.

Айра на цыпочках потянулся за сковородкой.

– Сподручнее взять титановую… Сняв ее с доски, он увидел тело.

– Господи Иисусе! – завопил он.

Сковородка с ужасающим грохотом поскакала по металлической плите и застряла между конфорками.

Мы с Руфью вздрогнули. У меня хрустнул сустав на левой задней ноге, а она порезала ножом большой палец.

– Что? – закричала она. – Что случилось? Что с тобой?

– Смотри! – зашипел Айра, тыча в сковородку.

– О боже мой. – Зажав ладонью кровоточащий палец, Руфь шагнула к плите. Неловко ухватив сковороду за ручку, она вытряхнула труп в раковину и смыла. Затем ополоснула сковородку и снова поставила на плиту. Кровь из пальца капала на пол.

– Ну вот и все.

– Нет, не все. Ты не смыла бубонную чуму, тиф, дизентерию и остальные омерзительные штуки, которые эти твари переносят.

– Неужели?

– Я отремонтировал эту кухню для тебя, Руфь, и нужно хоть чуточку стараться и держать ее в чистоте.

– Может, хватит уже? Ты отремонтировал кухню, потому что раньше это была не кухня, а обезьянья клетка. При мне тут ни единого пятнышка. Я понятия не имею, как этот несчастный таракашка попал в чистую сковородку, но я не виновата. Я не смотритель зоопарка.

Кровь продолжала капать.

– Знаешь, что? Отдай мою порцию тараканам. Я что-то потерял аппетит. – И Айра вышел из кухни, стараясь топать погромче, но карбонизированные подметки и двойные ортопедические стельки заглушали шаги.

И все, Айра? Тебе ведь грозит ужасная, отвратительная смерть. Не верь сомнительным оправданиям. Руфь превращает твою кухню в рассадник смертельно опасных микробов. Не уходи, пусть она не думает, что ты спустишь ей с рук.

Сегодня его не прельщали ссоры. Это чертово постановление совершенно опьянило его эндорфинами.

Зато мои усилия добили Руфь. Неделей или двумя раньше она бы пошла за Айрой, может, смягчила бы его поцелуями, и вскоре вечер потек бы дальше, будто ничего не случилось. Но сегодня она сняла фартук, развернула газету на кухонном столе и попыталась углубиться в чтение. Айра наконец вернулся и напомнил о неминуемых гостях, но Руфь только пожала плечами. Лишь когда кастрюли под Айриным руководством начали испускать странные, подозрительные ароматы, Руфь снова встала у кухонного руля.

Когда позвонили в дверь, ужину до готовности было еще далеко.

– Помочь? – спросила Элизабет.

– О, не стоит, все под контролем. Располагайтесь в комнате. Я сейчас принесу что-нибудь перекусить. – Голос Руфи ничего не выдал.

Оливер приблизился к камину и потянулся к шахматной доске.

– Не трогай, – сказала Элизабет.

Он пожал плечами и повалился в кресло. Ну и отлично, ему еще выпадет шанс сделать что-нибудь похуже.

– Айра, ты здесь? – крикнул он в кухню.

– Мм-гм. – Айра жевал.

– На подхвате? Ах, как бьется сердце. Что, профсоюз симулянтов дал липовый выходной?

Руфь появилась в дверях – палец забинтован, в руке деревянная ложка. Она поманила Айру из кухни.

– Может, расскажешь Оливеру и Элизабет, как великолепно прошел день?

– Еще один ниггер-убийца свалил на свободу, а? – спросил Оливер.

– Пожалуйста, не говори так. – Элизабет дернула его за рукав.

– Прости, дорогая, – сказал он, а затем, громче: – Я хотел сказать, еще один ниггер-убийца отправился на свободу, а?

– На доследование, – ответил Айра.

– Я в тебя верил, – торжественно заявил Оливер.

– Можно сказать, – ответил Айра, – черный день наступит для Америки, когда невинный не выйдет на свободу.

Вошла Руфь с подносом сыра и крекеров. «Шевре» – прекрасный выбор! Намазать этот сыр, взять и прожевать крекер и притом не усеять ковер крошками – невозможно. Оливер забурился в сыр, не успела Руфь поставить поднос.

– Веди себя прилично, – напомнила ему жена.

Моя жатва начнется позднее; до субботней уборки еще примерно двенадцать часов. Мои сегодняшние планы гораздо честолюбивее.

Оливер лизнул нож. Элизабет шлепнула его по руке.

– Мило, – сказал Айра.

– Айра, – провозгласил Оливер, – спорим? Не пройдет и двух месяцев после освобождения, – я знаю, ты этого добьешься, – как парень вернется. Что бы он ни сделал и кем бы ни был. – Элизабет незаметно вонзила ногти в трясущийся жир у него на руке. – Я хочу сказать, независимо от его цвета кожи, вероисповедания, пола или предыдущих судимостей. Он вернется.

Обычно Айра воспринимал подобные провокации с улыбкой. Но не сегодня.

– Что мы все обо мне да обо мне? Расскажи нам лучше, что нового в мире договоров и организованной преступности.

– А что такого со строительством? – удивился Оливер. – Тебя, должно быть, смущает мысль, что люди готовы месяц работать до получения зарплаты?

– Нет. Меня смущает мысль, что люди заканчивают жизнь на дне реки в бетонированных кроссовках.

Оливер помолчал.

– Такое случается. Я не работаю на этом уровне и не знаю наверняка. Если кто-нибудь время от времени мрет, и от этого большой проект идет гладко – ну, что поделаешь? По крайней мере, от моих денег есть польза. Но я плачу налоги, а они идут тебе, и ты тратишь их на освобождение наркомана, который живет на пособие, мочит кого-нибудь ради очередной дозы, а затем идет под суд и садится в тюрьму – за мои деньги. И вот это меня достало.

Руфь повернулась к нему:

– Ничего чудовищнее я в жизни не слышала. Оливер пожал плечами:

– Не будь наивной. Так происходит в реальном мире, где люди зарабатывают на жизнь.

– Прошу тебя, Оливер. Я глава финансового отдела…

Элизабет перебила пугающе жизнерадостно:

– Руфь, эта шерсть похожа на тот шарф, что ты мне подарила. Ты купила себе такой же?

Это она обнаружила мою нитку в пепельнице. Руфь взяла у нее нитку.

– Такая же, и впрямь. Но я покупала один.

– Полно, Элизабет. Мы же все понимаем, что подобный шарф Руфи не пойдет, – сказал Оливер.

На лице Элизабет нарисовалось энергичное предупреждение.

– Ой, ну не знаю, – ответила Руфь. – Если бы подарки посыпались на меня с неба, я бы не возражала.

Давай, Олли. Скажи ей, что ты о ней думаешь. Скажи, что она дешевая жидовка и купила подружке корейскую синтетику, а взамен ждет тайского шелка. Скажи ей: большое спасибо, но твоя стильно тоненькая женушка не носит грязь на нежной шее и не завязывает обноски под одиноким точеным подбородком.

Оливер покосился на жену и вздохнул:

– А что, «Танкерей» еще остался? Элизабет не двинулась, и он заковылял на кухню. Мой первый просчет: я не подумал, что Оливер возжаждет бесплатного первосортного джина.

Они переместились в столовую, и Руфь забегала с посудой. Я все ждал, когда же кто-нибудь побледнеет и вскочит при виде трупа Блаттеллы в соусе с тушеным мясом – Вознесение в квартире 3Б.

Ничего. Стол – воплощение земной несправедливости. Вырожденцы обжираются, а мы, соль земли, голодаем. Я сходил в спальню за Американской Женщиной и отволок ее по коридору к порогу столовой.

Бульк, чавк.

– Просто прекрасно, Руфь. Хм-м.

– Да-а, действительно. Дзинъ.

– О, ч-черт.

– Быстрее, подними стакан. Соли на пятно. Засыпь его полностью. Еще.

– Да не вина еще, алкаш. Соли!

Это был мой шанс. Я потащил Американскую Женщину через порог и под стол. Кружевная скатерть спускалась до пола – вычурная обстановочка борделя. Стол раздвинули, и ноги элегантно распределились по периметру нашей безопасности.

Я крикнул в сторону плинтуса, откуда немедленно выглянула голова Бисмарка.

– Я буду жертвенным бараном? – спросил он.

Диалог наверху продолжался.

– Фамильные ценности собирают грязь. Они затем и нужны.

– Они совсем не за этим нужны.

– Более безопасного ужина у тебя в жизни не случится, – ответил я.

Бисмарк промчался по полу и влетел прямо в панцирь бирюка. И отскочил – рефлексы Блаттеллы.

– Бисмарк, познакомься. Это Американская Женщина. – Бисмарк содрогнулся.

В отверстие выглянул Суфур. И тут же был катапультирован Барбароссой, который лез следом. Граждане безостановочно прибывали. Пришли все, кого я звал, даже личинки из пылесоса. Американская Женщина не могла уделить внимание сразу всем, так что Барбаросса, ворча и кряхтя, разломил ее пополам вдоль трещины от Айриного пальца. Теперь у нас было два стола, два пира: мы с друзьями ели за одним; сиротки Фэйри, Ксидент, Ноготь, Вошь-энд-Гой, Макдоналдс, Аквафреш и остальные добровольцы расположились за другим. Книжные калеки тоже явились.

Мы ели жадно, как Оливер. Будто враги по глупости объявили временное прекращение огня, дав нам шанс отдохнуть и перевооружиться посреди накала финальной битвы.

– Очень вкусно, – сказал Бисмарк. – За тебя, Псалтирь.

– Очень вкусно, Руфь, – сказала Элизабет.

– Постой, я не понял, – сказал Оливер. – Эти два твоих клиента уже породили пять трупов.

Я уже поздравлял себя с тем, что длительное половое воздержание окончательно лишило его такта, и тут заметил нечто ужасное: по полу медленно полз Т. Э. Лоуренс, бледный, почти желтый. Его прекрасно видно из-за стола и из-под стола. Каждые несколько шагов он приседал, оставляя зеленые бутоны блевотины.

Я закричал, чтобы он немедленно шел под скатерть. Он остановился и высокопарно изрек:

– Я любил тебя, и взял в руки волны людские, и звездами волю свою начертал в небесах.

И его опять вырвало. Барбаросса не выдержал:

– Этот гомик пытался совратить нимфу. Отвратительно. Я его окунул в борную кислоту. Имейте в виду, я не жалею.

– Оставь его, – сказал мне Бисмарк. – Они убьют вас обоих.

Но я пошел напрямик, и священные заповеди Блаттеллы вопили об осквернении в моем мозгу. Я схватил Лоуренса за усы и потащил под стол.

– Простите, – сказал я, не обращаясь ни к кому в отдельности. – Я не мог просто оставить его там.

– Ты мог и должен был его оставить. Здесь он привлечет к нам внимание. Если еще не привлек, – проворчал Бисмарк.

Он прав. Если Лоуренс провальсирует из-под скатерти, Айра глянет на пол – и нам всем крышка. Зачем я это сделал? Леденящий страх шептал мне голосом Матфея: «Душа не больше ли пищи?» Оба идут на фиг – и Матфей, и Лоуренс.

– А когда они выходят – это как в кино? Начальник тюрьмы говорит: «Парни, на этот раз мы вас отпускаем. Но, если увидим поблизости ваши карамельные жопы, вам туго придется». Потом он вручает им билет на автобус и пачку «Кэмела». Кореша машут сквозь решетки и ржут: «Через месяц увидимся, Джеймс. Вазелин не забудь». – Оливер постукивал по полу громадным ботинком.

– Олли, мы за столом, – напомнила ему жена.

– Пошли, турки ждут Белого Бога, – сказал я. Лоуренс приосанился. Дальше просто: я подвел его прямо под ботинок, и Оливер раздавил Лоуренса, даже не заметив. Бравый солдат Лоуренс ушел от ответа, прилипнув к подошве Оливера.

Я уже не раскаивался. Никто не осудил меня за эту экзекуцию, никто не дал себе труда оторваться от еды.

– Где ты об этом прочел? Ну то есть – по какому каналу видел? – спросил Айра, закашлявшись. Кашель не дал ему договорить, и кто-то хлопнул его по спине.

Он хрипел, но еще дышал. Так просто Айра ни за что не умрет.

– Все нормально? – спросила Руфь. Какая дурацкая физиология. Если дышишь спиной, пища может заблокировать дыхательные пути, только если нарочно ее туда запихнуть.

Я вернулся к Американской Женщине. Сопля продвигался ко мне – он уже глодал ее поперек.

– Не торопитесь, – сказал я. – Черт возьми, это мой панцирь.

– Не торопитесь, – сказала Руфь. – Станет плохо, и не захотите десерта. Если что-нибудь осталось.

Десерт!

Не дожидаясь отвлекающего маневра или прикрытия, я помчался в кухню. Мне уже следовало быть на боевой позиции. Теперь у меня проблемы. Руфь принесла первую порцию грязных тарелок и осталась, пока Элизабет тащила остальные. Я взобрался на обратную сторону стола, полка с банками – в нескольких футах, но дальше идти не мог. Посуду Руфь просто положила в воду – вымоет позднее. Значит, надолго не отвернется и я не успею сделать свой ход.

Она поставила сумку с продуктами на стол, вынула коробку с пирожными, рядом поставила тарелку – все, как я и ожидал. Я вдохнул жирную сладость – Руфь выкладывала пирожные из коробки; услышал чмоканье – Руфь облизала пальцы. О, только бы мне вписаться в ее приготовления! Я клял себя. Если пирожные покинут стол без приготовленного украшения, вся моя работа насмарку.

Треск вощеной бумаги. Пирожные уже на тарелке. Может, мне достанется немного сахарной пудры до того, как сограждане узнают дурную весть.

В дверь затрезвонили. Уже Руфус? Неважно. Едва Руфь подошла к двери, я рысью пересек стол, взбежал по стене и прыгнул на контейнер с сахаром. – Ёпть, что тут творится?

Я толкнул косточку вниз. Она покатилась по краю банки, скользнула с полки и свалилась в тарелку.

– Ты сегодня рано, – сказала Руфь.

– Не, я вовремя, – ответил Руфус. – Я бизнесмен.

Косточка упала в толстую глазурь на боку верхнего пирожного. Не очень хорошо: в последний момент Руфь ее выудит.

– Ты прав, – согласилась она. – Я забыла, это мы задержались… нас задержали. Входи. Я уже десерт подаю.

Услышав синкопы ее тяжелой поступи и грохот набоек Руфуса, я прыгнул. Я приземлился на пирожное возле косточки, ноги погрузились в крем до первого сочленения. Глазурь – словно липучка для мух. Сурово.

Шаги торопливо шаркали в кухню. Я распластался на пирожном. Мне повезло – сейчас она решила взять кофейник. До ее возвращения у меня примерно тридцать секунд. Подлинный ужас порождает супергормональную мощь – ту самую, что позволяет пожилым леди отрывать от земли автомобили, под которыми застряли сыновья. Навалившись на косточку, я высвободил одну ногу. Косточка проскочила между пирожными и с тихим «пыц» упала на тарелку. Подтянувшись на грецком орехе, я высвободил ноги, чуть не оставив заднюю левую в глазури. А потом из последних сил прыгнул – дальше, чем любой Блаттелла Германика за триста пятьдесят миллионов лет: из середины тарелки на край стола. Подвиг, о котором я ни словом не обмолвился под плинтусом, потому что знал: мне все равно не поверят. Теперь меня не остановит даже облепившая ноги глазурь. Я промчался по столу и нырнул под тостер как раз в тот момент, когда вернулась Руфь.

На этот раз она взяла кофейные чашки. У меня колотилось сердце; если б я знал. Когда она отнесла тарелку в гостиную, я уже сидел с остальными под кофейным столиком, куда все перебрались.

– Итак, Руфус, старина, как поживаешь? – спросил Оливер.

– Лучше всех, Оливерчик.

– Мы тебя который уж день не видим, – сказала Элизабет.

– И каждый такой день – черный, – прибавил Оливер.

– Я был занят – торговля, то-сё. Оливер снова застучал подошвой.

– Руфус, ты порадуешься: Айра сегодня исправил серьезное упущение в конституционном праве.

– Налоговый инспектор деньги вернул? Небось должен вам баксов пять-десять?

– Нет, нет, это про негра. Ему кое-кто отказался права зачитать, когда негр задавил двадцать человек.

Айра качал головой туда-сюда, будто тщетно пытался вмешаться.

Голос Руфуса понизился до шепота:

– Банда Миранды какая-то. Черножопые – как дети малые, любят, чтоб им читали. Забыл – опа! И ты прах под ногами.

– Ух ты! – сказала Элизабет. – Образованные, наверное.

Оливер опустил голову.

– Если ты тупой и попался, один хрен – зачитали права, не зачитали права, – сказал Руфус. – Фигня. Так только в телевизоре бывает.

Оливер посмотрел на Айру.

– Вот! Защита телевизора. Не хуже защиты «Твинки» в Сан-Франциско. Руфус, любишь «Твинки»?

Руфус по-ящеричьи высунул язык.

– Я только белое сжираю.

Айра поспешно передал ему поднос.

– Попробуй пирожные.

– Я такой длинный язык первый раз вижу, – прокомментировала Руфь. – А до носа можешь достать?

– До твоего – могу, – ответил Руфус.

– Ты что делаешь? – спросил Оливер у жены. Ее маленький язычок выгнулся над верхней губой.

– Видишь, что ты натворил? – упрекнул Оливера Айра.

– Я могу, – сказала Руфь Айре, мазнув кончиком языка по своему шнобелю. – А ты?

Всем своим видом выражая презрение, Айра цапнул пирожное и открыл рот. Арбузная косточка, прилипшая к низу, упала в тарелку, сказав «пэмц». Разговор смолк.

Несколько секунд все безмолвствовали. В конце концов хозяин спросил:

– А это откуда?

Элизабет наблюдала за мужем.

– Очень плодотворный десерт.

Я посигналил стоявшему у двери Колгейту, тот передал сигнал Бисмарку в кухню. Войскам пора лезть на стены.

Я сделал все, чтобы разжечь Оливеров расизм, который унизит хозяина, разъярит Элизабет и укрепит их союз. Оливер не подкачал:

– Ты просто дьявол, Айра. Ты стянул останки подозреваемых из бесплатной юридической консультации.

– Заткнись, – сказал Айра, затем обратился к Элизабет: – Это он косточку подложил?

– Я не говорю, что ты не имеешь права хранить свои скелеты в пирожных. Но ты хотя бы декларировал их в налоговой службе. – Оливер фыркнул. – Руфус, ты бизнесмен. Как по-твоему, арбузные семечки – законное платежное средство?

Айра выглядел как потерпевший кораблекрушение. Оливер забавлялся. Тревожные глаза Элизабет метались по лицам. Руфь оставалась безмятежной. Руфус барабанил пальцами по столу. Косточка лежала посреди белой тарелки – черная дыра, чья поразительная культурная гравитация притягивала человечков на орбите. Я это все-таки сделал – столкнул их всех, лишив малейшего шанса говорить о высоких материях. Я содрал с них покров цивилизации, оставив наедине с голой человеческой сущностью.

Наконец Руфус прервал молчание:

– Давайте займемся делом. Я не собираюсь тут всю ночь сидеть.

Айра вскочил:

– Идем в кухню.

Я снова махнул Колгейту, и Бисмарк передал сигнал на закрытый плавкий предохранитель. Наш отряд, обмотав лапы кусками засохшего клея, сунул медные провода в розетку. Бах! Квартира погрузилась в темноту.

– Что, черт возьми, происходит? – прошипел Айра.

Оливер засмеялся:

– Это банда Миранды. Хотят сказочку на ночь.

– Через дорогу свет горит, – сказала Руфь. – Проводка старая. Не волнуйтесь.

Руфус ударился об угол стола и рухнул в кресло, матерясь и потирая ушибленную ногу. Айра нашарил дорогу к выключателю и пощелкал.

– Это не он, – сказала Руфь. – В коридоре и в кухне тоже темно.

– Наверное, предохранитель сгорел, – сообразил Айра.

– А еще говорят, что евреи ничего не смыслят в электричестве, – хихикнул Оливер.

– Может, ты ему поможешь? – спросила Элизабет.

– Я не из тех гостей, что путаются под ногами, – ответил Оливер.

В кухню Айра пробирался, точно крот. Он ходил здесь тысячи раз, но без зрения, единственного адекватного сенсора хомо сапиенс, оказался беспомощен. Я легко за ним успевал.

– Отличная работа! – крикнул я Бисмарку. Айра нашарил ящик с железками. Чувствуя сопротивление, дернул сильнее. Звонко посыпалось стекло. Фонарь выпотрошен.

Айра вытащил его и попытался зажечь.

– Черт побери, Руфь! Выключай фонарь, когда в ящик кладешь! – Он бросил фонарь обратно.

– Что? – Она загрохотала столом и села на место.

Айра ощупью доковылял вдоль стены назад.

– Выключай электроприборы. Фонарь. Неважно. Оливер, ты фонарь не захватил с работы?

Оливер похлопал себя по карманам.

– Кажется, дома оставил.

– Черт, как не вовремя. – Руфус поднялся. Он споткнулся об ноги Элизабет, но все равно стал пробираться к выходу.

– Подожди, Руфус, я сейчас все починю, – сказал Айра.

– Здесь так уютно без света, – заметил Оливер.

– На следующей неделе, – ответил Руфус. Дверь за ним захлопнулась.

Наступил критический момент, и Элизабет справилась великолепно:

– Идем, Айра. У нас есть фонарь.

Когда мы добрались до ее квартиры, она включила на кухне свет. Два наших отряда стояли наготове. С местным населением мы договорились.

– Тут совершенно точно должен быть, – сказал Элизабет.

– Мне ужасно жаль, что так получилось. Бардак. Иногда я понятия не имею, о чем она думает.

– Тебе повезло. Я всегда знаю, о чем он думает.

Элизабет копалась в ящике, в такой же мешанине, как у Айры. Ее аромат сгущался в духоте, и скоро его лысина порозовела.

Секунду он понаблюдал, потом тоже зарылся в ящик. Когда их плечи соприкоснулись, он вздрогнул. Похотливый, импульсивный Айра!

– Оп-ля! – воскликнула она и достала гнутый фонарь цвета хаки. Похоже, списанное военное имущество. Батареи протекли, переключатель заржавел. Она кинула его обратно и закрыла ящик.

Клаузевиц отчаянно жестикулировал под розеткой у стола. Я сигналил ему, чтобы подождал минуту. То была кульминация многомесячной работы. Нельзя торопить события. Животным в моих людях, как дрожжам в тесте, нужно время, чтобы подняться.

Да что я говорю? Животные в этих актерах? Большой еврейский мозг моего исполнителя главной мужской роли куда больше искушен в подавлении маленького еврейского пениса.

Я дал сигнал.

Клаузевиц с компанией воткнули в розетку вторую пару медных проводов. В кухне вырубился свет.

– Наверное, во всем доме авария, – сказал Айра.

– Не знаю, Айра. Часы в стереосистеме работают, видишь – в гостиной?

Они стояли бок о бок в дверях кухни, глядя на мерцающие огоньки уходящего времени. В темноте, наедине с красивой блондинкой, обо всем позабыв, кроме ее руки на своем плече и ее духов, что дразнят ноздри, – что еще нужно Айре? А Элизабет – в темноте, наедине с мужчиной, куда больше похожим на человека, чем огромный склизкий пудинг, с мужчиной, что годами демонстрировал ей чуткость и великодушие. О чем они думали? А некрасивая, тучная Руфь – якобы причина умножающихся Айриных бедствий – страдала ли она от присутствия элегантной благоухающей блондинки? Страдал ли толстый, грубый, противный Оливер рядом с галантным, сухопарым защитником неимущих? Я свел их вместе, я отравил им семейную жизнь – готовы ли они наконец отдаться естественному ходу событий?

– А где свет?

Вопрос поразил меня, как удар молотком. Но прекрасная Элизабет ответила:

– Подожди, Айра, у меня еще глаза к темноте не привыкли.

Она предлагает себя, недоумок! Посмотри на нее, Айра, – блондинка! У тебя же никогда блондинок не было. Поцелуй ее! Потом загладишь свои дефекты дорогими подарками.

– Возьми меня за руку, – сказал он. – Ну, так где здесь выключатель?

Давай, иди, поверни его. Пускай твои потные заячьи лапки шарахнет током.

Айра и Элизабет, спотыкаясь, брели по коридору, пихаясь, точно бойцы в карате, и извиняясь, точно библиотекари. Не презирай Оливер и Руфь друг друга до такой степени, давно бы уже совокуплялись за стенкой.

– Направо, – сказала Элизабет.

Но Айра по привычке повернул налево, и ее острый каблук впился ему в ступню. Он завопил и отдернул ногу. Падая, она вскрикнула и ухватила его за пиджак. Пиджак с тихим треском разошелся точно посередине. Запутавшись и потеряв равновесие, Айра повалился на Элизабет.

Я не переоценивал себя настолько, чтобы вообразить, будто смогу свести их так скоро; я вообще почти бросил надеяться. В голове у меня заплясали картинки: узкая юбка Элизабет летит прочь, стремительно, нет, отчаянно; трусики сняты, нет, сорваны; «молнии» расстегнуты; бешеная, сумасшедшая случка с клятвами в вечной верности.

Даже если они впоследствии объяснят случившееся помутнением рассудка, их промежности никогда уже не станут прежними. Как известно любому примитивному арабу, из волос женщины проистекает магическая сила. Мерцающая грива Элизабет вытянет тайные Айрины сокровища из шкафчика. А среди ночи мы стремительно заполним отверстия в штукатурке, и наступит эра спокойствия и изобилия, которую обслужат Айра и та, что мила его сердцу. Я хотел, чтобы вся колония и даже мои хулители были здесь и видели рождение новой эры.

Затянувшееся молчание нервировало; меня бы ободрила парочка поскуливаний.

– Невероятно! – страстно вскричал Айра.

Что еще? Преждевременная эякуляция? Импотенция? Бывает. Держи руку на пульсе, мужик. Расслабься. Дыши глубже, вдыхай ее запах. Никак? Уткнись лицом ей в попу. Это даст тебе немного времени.

Но Элизабет удивила меня еще сильнее, спросив:

– Что такое?

– Я, кажется, порвал брюки. О, господи, я чувствую. Совершенно новенькие брюки.

Она встала и включила свет. Айра сидел, согнув ноги, и щупал стреловидную прореху на колене. Оба полностью одеты, застегнуты на все пуговицы и «молнии».

– Новехонькие, Пьер Карден. Стоили мне три сотни баксов по оптовой цене. Ч-черт!

Женщина, Айра, женщина!

– Все не так плохо, – сказала Элизабет. – Портной заштопает.

– Нет, – захныкал он. – Он не сделает, как было.

Я сделал за него всю работу – и просил только символического сотрудничества. Конечно, я всего лишь маленький жук, я не в состоянии понять репродуктивные принципы высших форм жизни: трусость, импотенцию, брак. Но неужели им самим от себя не противно? Нет, нисколько. И в этом – величайшая загадка неистребимости человеческой породы.

Элизабет сочувственно слушала, как Айра бубнит о продажности портных. Я уже собрался уходить. Айра оборвал свою тираду, взял Элизабет за руку и сказал:

– Спасибо, что выслушала. Я знаю, меня порой несет.

Но и только. Элизабет уже открыла рот, чтобы ответить, но тут дверь распахнул Оливер.

– Так я и думал. Затащил мою жену в темную комнату и похваляется своими коленками.

С трудом переставляя ноги, я выполз наружу и замер на потолке. Как я взгляну в лицо согражданам? Какие найду оправдания, какой предложу план, какое будущее?

Флуоресцентные лампы со своим насмешливым «бззз» и ослепительным светом походили на Айру: тупые, неестественные, жестокие. Может, пора признать, что я – вымирающий вид, а он – существо высшего порядка? Я устал бороться. Я решил заключить с ним союз.

Я протиснулся в его шкафчик с выпивкой и в глубине нашел неизменную бутылку «Манишевица». Два длинных пурпурных подтека спускались с горлышка на заляпанную этикетку. Валите сюда, мальчики, я угощаю.

Моя слюна превратила сгусток в пенистый коктейль. Сначала закружилась голова и затошнило. Но затем я впал в расслабленную экспансивность, вполне приятную. Следовало подозрительнее отнестись к человеческим увлечениям, учитывая людскую страсть к алкоголю.

Внезапно рядом возник образ Оливера. Вроде расстроен. Я с тобой не слишком суров, здоровяк? Может, я преувеличил наше несходство? В конце концов, мы же соседи, у нас одни цели: хорошая еда, хорошая телка и крепкий сон. Нет смысла из-за этого ссориться.

Погоди-ка. Меня не проведешь. Ты – жирный лентяй, самовлюбленный, невоспитанный мужлан, остальные слишком благопристойны, чтобы все высказать тебе в глаза – оттого они тебя и терпят. Черт возьми, Олли, твоя жена скучна, и сисек у нее нет – может, ты и не виноват? Может, ты просто напуганный 250-фунтовый щенок, пусть и с шакальим сердцем? Неважно, Олли, неважно. Бог с тобой.

Лиз, лисичка-чистюля, златовласая насмешница. Будь в твоей восхитительной головке хоть половинка мозга, ты бросила бы этого недоумка. Колоссальной неуклюжей пиявкой он сосет из тебя соки. Я дал тебе с Айрой шанс, Лиз. Айра уважает тебя – или делает вид. Но, блин, даже я его слушать не могу – почему ты должна? Я тебя прощаю, Лиз. Ты милая и безвредная, мне нравится обонять твои духи и прятаться под высокими каблуками. Бог с тобой.

Руфь, тебя извинить труднее, свинья, ты умна, и у тебя есть класс. На черта тебе сдался этот лицемерный нытик? Не только в желеобразных бедрах и заливной заднице дело, ведь так? Послушайся собственного превосходного ума. Не тушуйся из-за целлюлита – он неотвратим, куда ни плюнь, он – точно спора. Что, не так? Или это высокомерие животного, наделенного феромонами? А может, ты и права, род людской не предложит тебе ничего лучше Айры? В таком случае ты выбрала неплохую квартирку. Чертовски уютную, пока ты не пустила в кухню этого чужака. Я по-прежнему не понимаю, на фига он тебе, но, наверное, тому есть серьезные основания. Бог с тобою, крошка Руфь.

Что до тебя, Айра, лысый пидор с обмякшим хером… Как я могу простить мой разрушенный дом? Или гнусавый голос, проповедующий гнилой гуманизм так, что слышно во всех щелях, которые ты мне оставил? Но отдаю тебе должное, Айра: ты забияка. Чтобы остановить меня, ты пошел на жертву. Я так и слышал, с каким скрипом тормозят твои железы. Я свалил на тебя блондинку – разве нет? Остренькие сиськи и костлявый холмик вдавился в твое недостойное ватное тело. И что делаешь ты? Опускаешь голову, принюхиваешься, крадешь касание или просто тискаешь ее, как любой нормальный мужик? Проклятье! Слизняк за это время больше слизи бы навалял. Нет, ты сваливаешь, а она лежит, мечтая, чтобы ее трахнул хотя бы обрезанный член, но она колеблется, потом чувствует, что нежеланна, потом она унижена. Пока ты скулил о своем драном костюме, ее белокурый хохол на лобке искрился росой. А то я не знал, что ты станешь подавлять эрекцию, думая о республиканской конвенции или кальмарах. Ты ведь джентльмен, ты избавишь девушку от неловкости. Будет тебе, Айра, – отказаться от шиксы, чтобы достать меня? Но – неважно. У тебя хорошая женщина – может, купишь ей какую-нибудь безделушку? Женщины любят подарки; деньги – людские феромоны. С таким самодовольством ты ее потеряешь, Айра. Ты дешевый, малодушный мудак, но не знаю… все-таки бог с тобой…

Ночью я проснулся. Я лежал на спине в шкафу. Вокруг жуткими футуристическими небоскребами толпились бутылки. Я ужасно замерз. Едва шевельнувшись, я ощутил начало похмелья. В каждом ганглии пульсировали болевые куранты. Но зато голова прояснилась.

Шарфы, арбузные косточки, предохранители. Что за дерьмо? Слишком сложно. Слишком по-человечески. Шрамы книжной юности. Проблема проста – я хотел вытащить деньги, а значит – свести Айру с Элизабет. Но это, понял я теперь, в такой жалкой моногамной дыре невозможно, пока не уйдет Руфь. Какая женщина лучше? Кто бы победил? Я решил выяснить сейчас же.

Оливер и Элизабет, точно виновники торжества на поминальных бдениях, лежали на спинах параллельно, одеяло натянуто по грудь, так ровно, будто кровать сделали вместе с телами. Некоторое время я наблюдал, но ни один не шевельнулся. В номинации «близость» Элизабет имела шансы, но в этом состязании имелся только один критерий. Я уже снизил ей оценку в отборочном туре с Айрой.

Я пролез под одеяло у нее на плече и прогулялся по простыне до запястья. Я и не думал, что она пахнет так влажно и густо. Мило. Но сегодня аромат не важен. Я продолжил путь по скользкому атласу, поскальзываясь и растягивая сочленения, пытаясь разглядеть какие-нибудь биологические ориентиры. Первая часть тела, что мне попалась, – запястье. Однако ночная рубашка, похоже, уходила во тьму вечности. Я так далеко не хочу. Интересно, у Оливера такие же ощущения? Несмотря на соблазн тут же объявить победительницей Руфь, я должен идти дальше. Нельзя жить, сомневаясь.

Я знал, что рука лежащей женщины – где-то на уровне вульвы. Тем противнее шагать по ночнушке снаружи, зная, что меня ждет такая же прогулка внутри. И кроме того, я зашел далеко, но все еще не обнаруживал и слабого дуновения феромонов. Может, это была и не самая вдохновенная идея.

Примерно через час я добрался до подола, чопорно обвившего лодыжки. Первое очко в пользу Элизабет; по упругой коже легко идти. Растительность на ногах срублена под корень, так что эту часть пути я преодолел очень быстро. Миновал колени и зашагал вверх по бедрам.

Но если я там, где предполагаю, то уже должен задохнуться в испарениях. Под одеялом я ничего не видел. Я уже подумал, не заблудился ли, часом.

И тут я врезался во что-то скользкое и тугое. Из такой же ткани, что и ночнушка. Тугое – видимо, из-за волосяной прокладки. Значит, я врезался в пару трусиков.

Элизабет, как же так можно? Под плотным атласом размножаются вагинальные микробы! У нее, наверное, железная воля, раз она беспрерывно не чешется. А может, она фокусница, отвлекает людей, зарываясь в трусики себя поскрести.

Ах, если бы она это сделала сейчас. Я миновал ее бедра и пересек талию, но эластичные трусики плотно прилегали к телу. До феромонов я так и не добрался.

Я проделал длинный путь, а тот, что мне предстоит, – еще длиннее. Почему бы мне, хоть на мгновение, не стать Сирано де Бержераком насекомого мира, комаром, и сунуть нос ей под одежду – на пробу, лишь глянуть на товар? Я сердито мочалил нитки жвалами. К моему удивлению, они без особого труда подались.

Я осторожно отогнул края, ожидая струи горячей вони. Но все спокойно. Я засунул голову внутрь. Редкие прямые белокурые волосы лежали ровно, на пробор, словно их специально расчесали. Вонючий сладкий порошок извергся мне на спину. Чем старательнее я его стряхивал, тем больше его становилось.

Выводы неутешительны: ее влагалище холодно и сухо, вокруг клитора твердо, а сам клитор крошечный, не больше моей головы. Я толкал его и крутил – ни малейшей реакции. Разочарованный ее запахом, ее фактурой, ее тальком и ее реакцией на умелого любовника, я дал ей последний шанс доказать сексуальную состоятельность: сунул голову ей в вагину. Меня поцарапали засушливые стенки. Усы наконец уловили какую-то половую активность – примерно как у самки Блаттеллы, умершей неделю назад в трех кварталах к югу с подветренной стороны. О, там были могучие запахи. Один, например, – уксусный. Другой – бледная химическая имитация клубники. Элизабет вылепила себе телепизду – наверное, ее консервно-баночному мужу это нравилось.

Взобравшись на ее холмик, я увидел просвет на всем пути вдоль ног. Если б только я был из тех счастливцев, что умеют летать. Но крылья Блаттеллы декоративны и ритуальны, они нужны только для эротических игр и совокупления.

Прошло несколько часов, и я, наконец, покинул эту антисептическую постель. Пустая трата времени! Я был рассержен и обессилен. Пусть меня утешит виноградный сок. Затем я понял: требуется создать лабораторные условия, чтобы Участник Номер Два тоже получил шанс.

Я оглядел кровать Фишблатга с высоты Айриного большого пальца, что торчал из-под одеяла. Комнату затопляла необычная темнота. Почти минуту я размышлял, в чем дело. Наконец до меня дошло: отключен радиобудильник. Оливер отказался чинить наше короткое замыкание. В отличие от своих стерильных соседей Айра и Руфь спали, точно жертвы бомбардировки. Простыни и одеяла, еще днем идеально, по-больничному заправленные, теперь смялись, разметанные над скрюченными телами.

Палеи зашевелился, и я спрыгнул.

– Только не в этом доме! – вздохнул Айра и отчаянно заворочался. Секунду спустя Руфь тихо застонала и перевернулась на другой бок. Фланелевая ночнушка обвила полные бедра. Почему-то я был уверен, что подходящих трусиков на Руфи нет. Но поскольку она, видимо, отвечала Айре даже во сне, время, отпущенное мне на экспедицию, укладывалось между двумя Айриными стонами.

Я перевалил через голень Руфи, двигаясь по очертанию погребенной в жире кости. Но я просчитался. Руфь не брилась, ноги покрывала густая растительность. Очко в пользу Элизабет. Сотни здоровенных стволов с острыми верхушками. Кратчайшего пути не будет – сплошь тяжелый, упорный труд. Где мои слоны, мои носильщики, что перенесут меня через этот лес?

Скоро волосы стали такими длинными, что мои ноги не доставали до кожи. Мне пришла в голову блестящая мысль: стану Тарзаном, раскачаюсь и перепрыгну на колено. Я преодолел первый волос до середины, потянулся ко второму, и тут первый надломился. Я рухнул на спину, и колючки поцарапали мои нежные дыхальца.

В конце концов я приспособился к ее кудряшкам. Я двигался быстро и мягко, не подставляясь под сонную руку, что оставит меня в чащобе навсегда. И все равно за то время, что я пробирался от лодыжек до коленей, муха долетела бы туда и обратно раз пятьсот.

С коленной полянки я озирал девственный лес, что остался позади, – гордо, но содрогаясь при мысли о скором возвращении.

Я глянул севернее. Я не ошибся. В отличие от Элизабет просвещенная Руфь спала без трусов (в «Кандиде» они назывались агентами зуда). Вот он, передо мною, Волосатый Грааль, соблазнительный, как тайные сокровища джунглей, что кишат змеями и дикарями. Первый предвестник гормонального удара. С кончика пальца орган выглядел таким дружелюбным и пушистым, точно меховая игрушка; но теперь я уже сомневался, что хочу поиграть. Я вспомнил, как в детстве Малец на книжной полке издевался над теми, кто выводил слово «губы» из глагола «губить».

– Не совсем бред, – говорил он, – но подойди ближе, если выдержишь, и поймешь, почему они происходят от «губы», в смысле – гауптвахты.

Я заставил себя двигаться вперед. Лес поредел, когда я миновал колени, но возникла новая опасность. К северу борозды, ямы и топи углублялись. Здесь явно разыгралась ужасающая артиллерийская дуэль. Поверхность была ненадежная, и остатки газа повергали меня в ужас при мысли, что минометный обстрел в любую секунду возобновится.

Я прыгнул в кратер. Хорошие новости: выше поросль совсем исчезала. Если удастся выруливать между канавами, получится несложная пробежка почти до самого конца. Я отдышался. Затем влез на вершину. Перепрыгнул в соседний кратер. Может, не ходить? Может, до конца боя остаться туг?

Но я не мог.

Перекатись моя Иудейская Валькирия на другой бок, она бы размазала меня между бедрами: Liebestod, смерть от любви.

По этой земле не ступал никто, и я мчался по ней, как никто не смог бы. Меня манила ее муфта, ее путеводный аромат с каждым шагом становился отчетливее. Не слишком приятный запах – сложный, несвежий, с примесью мочи. За десять шагов он изменился: тот же коктейль, но другие пропорции. Моя усталость сменилась наслаждением – так тесная пещера гениталий, что стенками скребет член, вдруг оборачивается райским садом. Неужто иллюзия заманила меня в силок? Интересно, а в «Манишевице» – подходящие для иудейских гениталий ингредиенты?

Я поднажал. Холмы бедер ласково терлись друг о друга. Но затем показался пушистый куст. Шедевр фортификационной науки, на мягком, пухлом теле он выглядел абсолютно неуместно.

Непроницаемый, непроходимый бруствер курчавых волос и торчащих во все стороны шипов. Попади я туда, меня расплющат во время утреннего блуда – тошнотворная мыслишка – или смоют «Пальмоливом» на дно душевой кабины, а потом бушующим потоком – в канализацию, навстречу кромешной неизвестности. Ну хорошо, я пройду внешнюю линию обороны – а дальше что? Внутри орган выглядел ненадежным, сомнительным, точно мушиная липучка или зыбучие пески.

Да что за черт! Я уже все испробовал. Не буду же я торчать здесь, в дюймах от цели. Мой последний шанс победить и жить достойно испарялся на глазах. Я рванул в заросли. Чудовищная ошибка. За два шага я потерял сразу двенадцать глаз, ноги оказались в ловушке. Я болтался, точно узник Освенцима на колючей проволоке. Руфь подвигала тазом, но угомонилась. Предупреждение – возможно, последнее. Я осторожно попятился, оставляя здоровенные куски хитина на ветках, кровью расписываясь в книге гостей. Я отступил на бедро.

И что теперь делать? Попасть внутрь – никакой возможности. Когда я чистился – нервы успокоить, – я почувствовал мускусный привкус Руфи. Должно быть, я измазался в буше.

Мускулы крыльев тут же напряглись – те самые мускулы, что реагируют лишь на химическую магию самок. Ну все не так. Не то чтобы Руфь нехороша по человеческим меркам; она явно не умещалась в тараканьи. Ради всего святого, у нее же позвоночник! Но мгновение спустя крылья расправились.

Невозможно. Ужас как неловко. Но потом я подумал: раз уж крылья работают – а выбора нет, – почему бы ими не воспользоваться? Что я потеряю – еще десяток глаз? Я попятился по бедру и наметил дорожку, где поменьше рытвин. И побежал. Чем быстрее я бежал, тем глупее себя чувствовал: две огромные пластины дико подпрыгивали на спине, случайно, неловко цепляясь за воздух, кидая меня из стороны в сторону.

В двух шагах от ее зарослей я прыгнул. Грациозного па или орлиного полета не вышло. Я бы сказал – отчаянный крен, что едва приподнял меня над ее шипами. Затем я рухнул вниз. Ее дебри расцарапали мне живот; он весь горел. Но передние ноги твердо стояли на губной почве. Я втащил себя внутрь. Получилось. Я попал в вульву.

Теперь я был уверен: она меня чувствует. Быстро за работу. Я ступил на гигантскую большую губу. Она была пружинистая и влажная. Я подпрыгнул. Плоть встретила меня мягко, но не раболепно. Очко – Руфь.

Я прошел севернее вдоль малой губы, темной, как ее средиземноморские предки. Аромат: сложная женщина, я бы сказал – честная, но не самодовольная; простая, но не вульгарная; пикантная, но не нарочитая. Все сбалансировано. Впечатляет. Элизабет – совсем в другой весовой категории.

Я направился к пещере. Мерцающая слизь окружала черную дыру, чьи глубины дразнили воображение. Я потянулся внутрь, но шарахнулся от жара.

По привычке я снова почистился. И снова ее вкус удивил меня. Эта жидкость была свежее и возбуждала гораздо больше слизи в буше. Но я фанатично жаждал истины. Эта влага окислялась уже несколько часов, а я хотел вкусить свежайших феромонов.

Двумя ногами встав на ее большую губу, я сунул средние ноги в торфяное болото, чтобы достать ее кнопку. Более рискованный маневр, чем за стенкой с сухим телом. Кнопка – неудачное обозначение этого органа – громадной неправильной пирамиды с крючком на конце, напоминающей нос, – шнобель Руфи, если точнее, только морщин больше, а ноздрей нет. Обхватить его ногами нереально. Для сравнения представьте, как Руфь спускается по веревке с горы Рашмор прямо Томасу Джефферсону на нос.

Я зацепился за шипы передними ногами. Начал подтягиваться, и ноги соскользнули; если бы не отчаянный бросок к локону, что забился под губу, я бы рухнул в бездну. Жуткая смерть. Но ведь я бы мог и воскреснуть! Католики по всему миру носили бы золотые вульвочки на шее и огромные – на церемониях. Однако на мученика я не потяну.

Я подергал шипы ближе к клитору, где слизи поменьше, и осторожно двинулся. Дернул – хватка не соскользнула. Я стал раскачиваться, дергая ту часть органа, за которую удалось зацепиться. Я старался ее не перевозбуждать – не хотел, чтоб ее стоны разбудили Айру, а тот разбудил ее саму.

После нескольких минут умелых манипуляций я сунул внутрь усы. Та же окислившаяся дрянь.

Такая же Элизабет, по большому счету. Как мне выжать из нее секрецию? Эротическое стимулирование? Теперь понятно, зачем некоторые африканцы вырезают вульву целиком.

Я старался не думать о том, что мой тяжкий труд удовлетворил бы двадцать самок моего собственного вида. Я твердил себе, что это исследование, а не биотуризм. Но, припадая ртом к человеческим гениталиям, я, разумеется, чувствовал себя извращенцем. Давай, Манишевиц! Помоги мне этого захотеть!

Я обрабатывал языком ее гороподобный клитор, бегая по нему вверх и вниз, туда-сюда, снова и снова. Туда-сюда, туда-сюда, и опять, и опять, пока не закружилась голова и не затошнило, пока ноги не заболели, а язык не стал, точно кактус. Лишь тогда я проверил ее нутро – никаких изменений.

Силы небесные, в свое время я оплодотворил толпу улыбчивых самок много сексуальнее ее, с мерцающими щитками и великолепными сочными железами. Какая наглость! Это меня должны обслуживать, пока я на спине валяюсь.

Я рванулся и вцепился жвалами в кончик клитора. Дремлющая кнопка внезапно ожила. А затем – будто землетрясение: все вокруг задвигалось. Губа напряглась и заволновалась. Мои распластанные ноги вот-вот разъедутся. Но Руфь скоро успокоилась.

– О, малыш. – Это она обо мне.

Я снова погрузился в нее усами – о да, вот она, свежайшая лава. Потрясающе. Переживания Руфи из-за размера и формы бедер совершенно затмили ей ценность того, что находилось между ними.

Ободренный, я вступил в дымящиеся малые губы. Прямо подо мной разверзлась здоровенная дыра – в ней уместилась бы половина моей семьи. Сегодня свершился коитус, и он означал, что мой план стравить ее с Айрой провалился. У него не получалось, когда он был не в духе, а когда был в духе, тоже получалось нечасто. Надо признать, Руфь более грозный соперник, чем я подозревал.

В чем же ее магия? Уперевшись ногами в ее створки – будто у меня были шансы раздвинуть их во время сексотрясения, – я впервые в жизни помолился тараканьему богу и сунул голову внутрь.

Я был ошеломлен. Руфь – человек? Скорее тотальное первозданное животное. В моем теле расцвела химия, о которой я и понятия не имел. Я был беспомощен, я потерял контроль, я вращался и падал, хотя вряд ли двигался.

Ее мягкая плоть нежно сомкнулась вокруг моей головы. Кровь прилила к стенкам вагины, напомнив мне материнское лоно. Я целую вечность о матери не думал.

Я вытащил голову и вдохнул холодный ночной воздух, принося тысячу извинений человечеству, о котором так часто злословил, – не из-за «сапиенс» (устрица лучше соображает), – но из-за величия вагины.

Секреция на мне высохла и застыла коркой. Передвигаться стало трудно. Вид из вагины меня отрезвил. Изнутри бруствер выглядел не менее внушительно, чем снаружи. И разбежаться негде. Продравшись через дебри и войдя без приглашения, я должен выбраться до того, как Руфь заворочается. Теперь ей незачем меня защищать.

У меня не было иллюзий: возвращение станет битвой. Чтобы немножко сбросить вес, я посрал. А затем слизал белый налет с тела – он будет тормозить меня в колючках.

Что ж тут удивляться: белый порошок – просто засохшие гормоны – снова меня воспламенил. Спина запульсировала энергией.

Я не мешкая окунул усы в слизь Руфи. Мышцы напряглись. Я готов к бою – я больше не сомневался. Я всосал последнюю дозу феромонов. Вот оно! Крылья развернулись и забились, словно я – стрекоза.

Я без усилия вырвал ноги из тины и взлетел. Я рожден для полетов, блядский летающий таракан! На этот раз я по-настоящему парил. Голова кружилась при мысли об открывающихся возможностях – можно в воздухе ловить падающие крошки, покарать американских монстров, разбить Айрины очки, я всемогущ! Я пролетел Заросли Шипастой Колючки, миновал Землю, Где Не Ступала Нога Таракана, пересек Коленное Плато и Голеневые Джунгли. Восхитительно! Я поклялся, что больше никогда не буду ползать.

Я пролетел над Айриным пальцем, откуда начал путь, и достиг спинки кровати. Я нацелился на дверной проем – по счастью, довольно точно-и вылетел в коридор. Я сделал великолепный круг в гостиной, поливая мочой цветы в горшках, и похлопал белую королеву крылом по макушке.

Мгновение спустя, малость промахнувшись мимо повторного погребения в Библии, я врезался в стену. Я сполз по штукатурке на пол. Впечатался в плинтус, точно пьяница в фонарный столб, но в голове крутилось одно: Руфь Грубштейн. Руфь, Руфь, Руфь. Имя заполняло мозг, будто я – прыщавый подросток, что влюбился первый раз в жизни. Плевать. Я даже гордился. Руфь. Будь у меня силы, я бы всю квартиру изрисовал сердечками «П + РГ НАВСЕГДА».

Падение заставило меня вернуться к реальности. Пора подумать о безопасности. Я встал, голова еще гудела от удара. Мускулы крыльев болели от непривычной нагрузки. Но это не объясняло моего странного крена.

Затем до меня дошло. Потерянный вес – мой сперматофор. Я так дико возбудился, что эякулировал в мою прекрасную Руфь и даже не заметил.

Я затрепетал. Великолепный итог нашей новой любви.

Но скоро я занервничал. Каким родится наш малыш? Мальчик четырех футов трех дюймов роста, хитиновая голова покрыта черными кудряшками, блестящие крылья ниспадают по спине, а с фасада – фаллос Блаттеллы? Девочка, мягкотелая, как Руфь, исключая хитиновые груди, шестиногая Брунхильда? Слишком мрачные перспективы. Бедная Руфь. Она так обрадуется, когда распухнет. И все пойдет наперекосяк. Айра выгонит ее из дому. Она станет любимицей «Нэшнл Инкуайрер», а может, и научного раздела «Нью-Йорк Тайме».

Откуда она узнает, кто отец? Хвати ей мозгов, она пойдет по пути Марии: скажет, что ее во сне оплодотворило божество. И кто знает, как далеко это от истины?

Итак, абсолютной победительницей в вагинальном поединке стала Руфь. По журнальным стандартам, Элизабет визуально более привлекательна, однако по всем остальным позициям Руфь разбила ее наголову. Я всегда верил, что в царстве животных, даже в этой прогнившей ветви, лучшие феромоны обязательно найдут своего самца. Получалось, что мой план убрать Руфь с помощью Элизабет был обречен с самого начала.

И что теперь? Найти женщину еще сексуальнее Руфи? Маловероятно. Понадобится гормональный варвар, женщина, для которой не помеха приличные манеры и хороший вкус.

Лишь через сутки из похмельного тумана выплыл правильный вопрос. Кто дерзко отказывался мыться, потому что мытье – микробиологический геноцид? Кто считал внешний лоск плодом заговора пластмассовых конгломератов? Кто отвергал тампоны, потому что они мешают самовыражению вагины? Этот варвар был важнейшим персонажем в нашей жизни – ей изначально отводилась роль Спасителя в нашем плане, но затем я как-то упустил ее из виду в угоду Элизабет.

Сейчас апрель. Я влез на стол Айры, потер ногой кончик ручки и в налоговой декларации добавил цифру "1" перед суммой доходов. Нам на руку все, от чего Айра возжаждет лишних денег.

Неделю я просидел на потолке у входной двери. В следующую пятницу вернулся бизнесмен Руфус. В прихожей, все еще униженный событиями недельной давности, Айра окунул его в двойную дозу самоуничижения. Пока Руфус переступал с одного эксклюзивного ботинка на другой, я прицелился и спикировал на мягкую кожаную шляпу, что покрывала жесткие волосяные заросли. Идеальная посадочная площадка.

Руфус начал спускаться по лестнице. Я перелез под шляпу и закопался в спутанную шерсть. Там я неуязвим.

– К цыганам, парень, – сказал я. – И гони во весь дух.

Как на иголках

Мы с Руфусом спустились этажом ниже, подождали, когда Айра щелкнет тремя замками, а потом прокрались обратно на третий этаж. Руфус скользил по коридору. Что мы станем делать? Айру подслушивать? Да нет, мы прошли его дверь. Безусловно, не к Оливеру. Может, порезвиться с его женушкой? Но их дверь мы тоже прошли.

Руфус замедлил шаги. Я зашептал:

– Нет, нет, приятель, только не сюда. Любая квартира, кроме этой. Прошу тебя.

Но он позвонил. Гектор Тамбеллини открыл дверь.

– Здорово, Руфик, заходи, не стой на пороге. – И завопил в глубины квартиры: – Эй, Виолетта, смотри, кто пришел!

Руфус торопливо прикрыл за нами дверь. Ухватившись за его вихры, я озирался в поисках надругавшихся надо мною извращенцев Перипланета. Грохот двери этих трусов наверняка испугал. Но они где-то рядом.

Стоп. Что это я распсиховался? Исключая суицидальные попытки обдолбанных американцев влезть прямо на Руфуса, опасаться нечего. И даже если Руфус передознется и рухнет на пол, его жесткие волосяные заросли дадут мне естественное преимущество перед монстрами. Руфус – моя крепость.

– Американская Женщина! Я вернулся, любимая, – пропел я. – Выгляни в окошко, дам тебе горошка.

Пол покрывали рыжевато-бурые пятна цвета бирюков, разукрашивали отпечатки Гекторовых ортопедических ботинок. Ах, какой из нее получился бы силуэт.

Виолетта вышла к нам, жуя сандвич. Она вгрызлась, кусочки сыра и вареного мяса, извозюканные в майонезе, упали в ладонь. Виолетта ткнулась туда носом и слизнула крошки. Мне нравилось, как она наслаждается едой – так не похоже на современных женщин в соседних квартирах.

– Руфус, – сказала она между укусами, – какой же ты тощий. Посмотри на него, Гек. Он совсем не ест. Накорми его чем-нибудь. Принеси вторую половину сандвича. Она там, на столе. Я на диете.

– Нет, все круто, – ответил Руфус. – Я не голодный.

– Что, совсем никто тебя не кормит? У тебя девушка есть? – Колбасный клинышек прилип в уголке ее рта.

– Не смущай его, Ви, – пробасил Гектор.

– Да нечего тут смущаться. Есть у тебя девушка, Руфус?

– А что, Ви, у тебя племяшка найдется?

– Ну, вообще-то…

– Не слушай ее. – Гектор протянул Руфусу свернутые купюры. Руфус пересчитал. – Все точно.

– Люди ошибаются, – ответил Руфус. Я насчитал на двадцать долларов меньше, чем заплатил Айра. Цена либерализма и, быть может, причина секретности.

Руфус снял шляпу и достал из-за внутренней ленты маленький, прозрачный пакетик с белым порошком. Я зарылся поглубже. Он передал пакетик Гектору.

– Счастливых дорожек, – сказал Руфус в дверях.

– Да уж будь спокоен.

– Найди себе девушку, которая умеет готовить! – крикнула ему вслед Виолетта.

На улице Руфус достал из серебряного портсигара тонкую сигару. Ночь была тихая, дым поднимался прямо вверх, загоняя меня еще глубже под шляпу. Волосы – отличный фильтр.

Мы постояли минуту, и внезапно шляпа слетела. Я запаниковал и обмер. Я был на полпути к скальпу, и тут заостренные черные когти вонзились в заросли, едва не сцапав меня. Волосы заскрипели, словно огрызаясь. Когти убрались и почти сразу вернулись, еще ближе. Я понял: так выглядит черная рука смерти.

Протиснуться через сплетения волос в глубине шевелюры было почти невозможно. Неужто меня проткнут, словно шиш-кебаб? Ужасно. Неужто я окончу дни свои, задохнувшись в грязном забитом стоке какой-нибудь ванны в гетто? Или мучительно умру от голода здесь, у Руфуса в волосах, ослабев от ран, в зловонии собственного разложения?

К восьмому налету когтей я добрался до кожи. Прозорливость вывела меня к псориазу, болезни, от которой человеческая кожа теряет чешуйки. Я спрятался между чешуйкой и кожей внизу, и было мне уютно, будто на свежезастеленной кровати.

После достойного самки сеанса прихорашивания шляпа вернулась на место. Я вылез из новой постели. Задняя нога дернулась и порвала чешуйку. Я замер: этот промах мог стоить мне жизни. Но ничего не случилось. Видимо, кожа совсем мертва. Я попробовал ее на вкус, но она была такая горькая, что пришлось выплюнуть. Жалко. Мы с Руфусом могли бы жить в подлинном симбиозе: я бы ел вволю, а он бы избавился от перхоти.

Воздуха не хватало, и я уже собрался наверх, когда заметил на соседней чешуйке какой-то комок. Компания гнид, маленьких личинок вшей, – Руфус им и тепло, и еда. Неудивительно, что он так долго скребся – гниды славятся острыми клешнями. Я не стал приближаться.

– Как раскопки, парни? Я тут новенький. Что мне нужно знать?

Прожорливые сосунки и головы не повернули. А мне нужно много информации. Как часто Руфус моет голову? Сколько нужно времени, чтобы привыкнуть к его вкусу? Как они могут жить на коже, почти без воздуха? Я вот не мог.

Я всплыл и выглянул из-под шляпы. Холодный вечерний ветер ужасен. Мы с Руфусом двигались полным ходом. Скоро мы вошли в гриль-бар «У Регги». – Ёпть, Руфус, как дела? – раздался мощный глас.

Здоровенный негр положил Руфусу на плечо ладонь размером с пиццу. Гигантская голова круто скошена от покатого лба к огромному, мощному подбородку. Голова обрита, исключая густой ирокез по центру. В правой мочке – золотая серьга в форме револьвера. Такой же амулет свисал с золотой цепи на шее. Сигара с лейбаком «Эль Продукто» уютно устроилась в дыре, где не хватало желтеющего переднего зуба.

Мы втроем уселись на растерзанные барные стулья. К нам подошел бармен с мутными красными глазками кокаиниста.

– Что желаете, джентльмены?

У Регги все сплошь были черные, кроме жирной крашеной блондинки за стойкой напротив нас, чья тонкая белая футболка, я так понял, должна была продемонстрировать обвисшие груди во всем их меркнущем великолепии. Под толстыми очками в металлической оправе блондинкины глаза походили на лягушачьи. Возможно, миопия виной тому, что огненно-красная помада почти совсем промахнулась мимо губ. Блондинка нетерпеливо вздыхала, пока седеющий мужик на стальных костылях пытался не рухнуть на пол, давая ей прикурить.

– Мне как обычно, – ответил Руфус.

– Чем был занят? – спросил здоровяк.

– Особо ничем. Торговлю торговал. Бармен вернулся и смешал Руфусу «курвуазье» и «севен-ап». Руфус отхлебнул и почмокал губами.

– А-а, хорошее дерьмо.

Меня обрызгала пара гнусных капелек. Я вытерся о волосы. Я поклялся завязать с выпивкой навсегда.

– Малой, я тебя видел с какой-то мрачной девахой на днях. В «Жириках».

Малой широко улыбнулся и захохотал. Во рту запрыгала сигара.

– Ага, клевая, правда?

– Шустрая девка, Джим. – Руфус улыбнулся и подставил ладонь. Малой хлопнул так сильно, что я испугался, как бы он ее не сломал.

Другой голос сказал:

– Пошустрее бы не мешало. Этой корове диетические таблетки – в самый раз.

Я был поражен таким вызовом и еще больше тем, что Малой его проигнорировал.

– Так вы с ней живете? – спросил Руфус.

– И не думаю. Эта сучка выглядит ничего себе, и дырка у нее такая, что медок течет. Но ей бы только удолбаться.

– Ее можно понять. На себя посмотри. Уродливый бизон. Такой чумазый, что не поймешь, где грязь, а где ниггер, – сказал голос.

Малой опять не почтил вниманием этот инстинкт смерти. Не понимаю.

Внезапно Руфус уронил голову. Быстро ухватившись за волос, я избежал падения на барную стойку. Руфус хлопнул в ладоши и фальцетом взвизгнул.

– Чего ты ржешь? – спросил Малой.

– У тебя самый здоровенный негритянский нос на свете. Маме следовало тебя назвать Пылесосом.

– Ну, я тяну иногда пару дорожек. Конечно.

Но эта сучка только этого и хочет. Дорожку за дорожкой, дни и ночи напролет.

– Ага, прямо как ты. Только ты выбрасываешь мертвых президентов. Потому что у нее есть пизда, а у тебя нет, ну еще бы.

Малой расстроился. Ему одного удара хватит, чтобы уложить Руфуса на стойку. Я глянул вниз – куда придется падать.

Местная популяция Блаттелла Германика была достаточно велика, ее защищал тусклый свет и бурая полировка. Они жили на орешках к пиву и попкорне. В их движениях не сквозили страх или бешенство, как у Айры в квартире. Хорошая простая жизнь.

– Ты понял, о чем я. С этой сучкой и не поговоришь даже, – сказал Малой.

Руфус опять засмеялся.

– Только слышишь, как бедра по ушам хлопают. «Сладкая крошка, раздвинь-ка ножки, угости немножко».

Он хлопнул Малого по плечу, и я опять чуть не упал. Но теперь я заметил, что граждане в баре – бледные, ненатурального оттенка, жалкие в неоновом свете. Как и люди вокруг, они чересчур злоупотребляли алкоголем.

– Заткнись, Руфус, – сказал я. – Больше со здоровяком не спорь. Я тут жить не хочу.

– Сучка тащит зарплату прямо из-под носа. Не знаю, что с ней делать, – жаловался Малой.

– Чек на пособие, а не зарплату. Вчера три часа в очереди, не забыл?

Мерзкий голос нужно заткнуть. Сколько еще Малой вытерпит?

– Ну то есть что делать-то? Чтоб грина не тратила, но дело делала? – спросил Малой.

– Не спрашивай, – ответил Руфус. – Меня твои мерзкие телки не цепляют.

Я вцепился ему в волосы.

– Ты понял, да, о чем речь? – снова вмешался голос. – Пять минут назад она была шустрая девка. Теперь жаднюга слышит, что она тянет бабки, и шустрая девка превращается в мерзкую телку. Не волнуйся, Малой под кайфом, потом и не вспомнит.

– Я в телку не сунусь, если не чувствую ни хрена, – продолжал Руфус.

Теперь настал черед Малого смеяться. «Эль Продукто» закачался у него в зубах.

– То есть что – встает, если вдарят?

– Телки с мордой в кокаине – это не для меня. Чистый бизнес. И, раз уж речь о бизнесе, ты Лестера не встречал?

Малой допил пиво и заказал еще. Судя по отражению циферблата в его потном кумполе, дело к ночи.

– Слыхал про Лестера? Сделал табличку: «Я слепой, благослови тебя господь». Каждый божий день сидит на тротуаре у больших контор в центре, с палкой для слепых. К осени столько бабок сделает, что на «Линкольн» хватит. А зачем он тебе? Подать ему хочешь?

– Парень занял у меня полгода назад, и тут у него случилась амнезия.

– Да ну? Я думал, вы друзья.

Руфус допил коктейль и тыльной стороной ладони вытер губы.

– У меня один друг – зеленый доллар.

– Первое правдивое слово из уст твоего ниггера, – заметил голос.

Он меня видел. Я нырнул в дебри. Но на полпути к коже подумал – «мой ниггер»? Парень думает, что я вывел Руфуса на прогулку?

Кто меня тут может заметить? Кто станет со мной так разговаривать? И почему Руфус и Малой игнорируют провокации? Ну конечно – это же тараканий голос. Постоянное общение с людьми разъедает основные инстинкты.

Я поискал взглядом невоспитанного наглеца. Блаттелла в баре предавались обжорству. Те, что на полу и в попкорновой машине, – тоже.

– Теплее, – сказал голос.

Наконец я его увидел. Он взгромоздился на ирокез Малого.

– Это вьючное животное – не мой ниггер, – сказал я. – Не проецируй на меня свои проблемы, приятель.

– И что? Думаешь, этот – мой? Ничего подобного. Я живу в центре со специалистом по релаксации. Зовут Нирвана.

– А здесь ты что забыл?

– Как-то ночью спал с моей крошкой, а потом очнулся в метро на этой заплатке из скунса. Не иначе гелем для волос засосало.

Руфус вдруг поднял карающую руку.

– Мне двигаться пора. Замри, Малой.

– Желаю тебе здесь приятно пожить, – сказал я.

– Я отсюда свалю. Вот увидишь. А то он совсем обдолбанный, жалкий недоумок.

– А почему не уходишь?

– А крысиные патрули на каждом углу? Голуби! Ты смеешься? Шансов ноль.

– Хотя бы в бар спустись. Бон аппетит! Руфус поднимался со стула.

– Нет, не хочу. Я тут не останусь. Вернусь к Нирване. Он ей обещал, и на этот раз…

Он бубнил, топоча Малому по голове, будто Румпельштихен, и вдруг наступил в лужу геля. С ужасающим воплем он слетел по ирокезу, прокатился по лбу Малого и с негромким «плюх» нырнул в пиво.

Малой его не заметил.

– Ага, остынь, старик. Смотри не загнись. – Он махнул стаканом и выпил содержимое одним глотком.

– Спасибо, – сказал новый голос.

На этот раз я прислушался: еще один Блаттелла. Тот устроился в высоком помпадуре бармена.

– Меня уже тошнило от этого трепа про Нирвану. Каждую ночь, сколько недель уж. Я думал, мы от него никогда не отделаемся.

– На здоровье, – ответил я.

Минутой позже мы с Руфусом уже шагали по улице. Я слышал примитивный ритм ударных. Когда он стал громче, я разобрал голоса рэпперов. Это не музыка: ни мелодии, ни гармонии, даже тон не меняется. Голос бубнил сплошь о страсти, обольщении и сексе, порой вкрапляя деньги. Живительная квинтэссенция человеческих амбиций; если бы Айра мыслил так же трезво, сидел бы я сейчас дома, в безопасности и тепле. Должно быть, приход рэпа завершил некий цикл человеческого развития. Когда «сапиенс» впервые заболботал и стукнул по бревну, вряд ли звук сильно отличался от этого.

Скоро я увидел раскуроченные дома: окна и двери закрыты шлакобетоном и листовым металлом. У дверей на газетных подстилках спали бродяги. Я порадовался, увидев толпы Перипланета, что ищут тепла у бродяг под боком. Вечер был прохладный.

– Ч-черт, – проворчал Руфус, передернулся, сошел с тротуара и помахал такси.

Он сел в машину, и над полуразложившейся обивкой взлетела копоть. Пластиковая перегородка, мутная и заплеванная, приоткрылась, и водитель спросил:

– Куда едем?

Шины завизжали, мы рванули с места.

– Эй! – закричал Руфус. – Мы в Америке, Джек. Красный свет означает «стоп».

– Извини, приятель. Вымотался. Ночью пуэрториканцы по соседству гуляли. – Он обернулся и в рупор из пальцев весьма достоверно проревел сальсу на трубе. – До пяти утра уснуть не мог.

– Смотри, куда едешь. Со мной однажды такое было. Я набрал 911. Сказали, что вышлют машину. Никто не приехал. Тогда я позвонил еще раз и самым белым своим голосом сказал, что слышал выстрел. Четыре тачки прилетели, как ангелы. С сиренами и агентами в пуленепробиваемых жилетах. В ту ночь больше не шумели.

– В следующий раз попробую, – рассмеялся водитель.

Машина прижалась к обочине. Мы ехали не туда, прочь от Цыганкиной квартиры. Можно остаться в машине – рано или поздно вернется же водитель в тот район. Но там было так душно и грязно, что я предпочел Руфуса.

Он заплатил таксисту и добавил пять процентов чаевых. Едва мы вышли, он сунул руку под мышку. Из-под шляпы я заметил перламутровую рукоятку. Щелк. Предосторожность? Пуля в барабане? Мы куда идем – в джунгли?

Спрыгни я сейчас со шляпы, каковы шансы выбраться из гетто живым? Крысиные патрули на каждом углу. Нельзя так рисковать.

У меня одна защита – череп Руфуса. В отличие от яйцевидной Айриной головы этот кумпол поднимался ото лба до макушки, а затем резко обрывался к шее. Я переполз наверх и периодически спускался глянуть, что творится.

Руфус пинком распахнул треснувшую стеклянную дверь многоэтажки. На полу под почтовыми ящиками спал мужик лет сорока. Парень помоложе соскочил с подоконника и с недоброй улыбкой приблизился.

– Спокойно, – сказал Руфус.

Парень посмотрел на руку Руфуса, спрятанную под пиджак. Все еще улыбаясь, он сказал:

– Ты что здесь делаешь, чувак?

– Хиляй отсюда, или эта игрушка сдует тебя назад в Африку.

Человек отступил, по-прежнему улыбаясь, и вышел. Мы попятились к лифту.

Руфус открыл дверь в квартиру. В воздухе висел удушающий угольный туман. Большая негритянка сидела на ветхом пыльном диване перед маленьким телевизором, что угнездился на куче газет. Его антенны с шариками алюминиевой фольги на концах напомнили мне меня.

Отставив колу и чипсы, женщина вскочила, обняла Руфуса и смачно поцеловала в губы.

– Где ты был, любовничек? Бессердечный ниггер, столько дней не звонил. Я не знала, что думать.

Руфус звонко шлепнул ее по объемистой заднице.

– Не психуй. Кто, по-твоему, за квартиру платит?

– Ты мне нужен, папочка. Мне без тебя одиноко.

Он сел на диван, но тут же подпрыгнул, схватившись рукой за промежность.

– Ты когда выкинешь эту рухлядь? Чуть яйца мне не оторвал.

– О нет, папочка. Думаю, тебе поможет особый массаж Амброзии.

– Да уж, инфекций мне не надо.

Она терлась об него, прижимаясь к нему грудями. С милой улыбочкой заглянула ему в лицо и спросила:

– Дашь маленькой Амброзии пару дорожек?

– Прости, малышка. Все продал.

Я вернулся под шляпу. Под лентой еще оставались вздутия. Скупердяй.

– Ну пожалуйста, сладенький, – замурлыкала она. – Только одну?

– Я не могу дать то, чего нет.

Она опустилась на диван. Пружины ее не волновали.

– Слушай, сука, у меня ничего нет. Будешь приставать – уйду, – пригрозил Руфус.

– Не буду. – Она уложила его на диван. Ложась, он прикрыл рукой мошонку.

– Мне надо немножко, потому что я скучаю, папочка, – приговаривала она. – Я сёдни с Эммой трепалась, говорю: «Знаешь, я моего Руфуса люблю, только скучаю немножко иногда», а она говорит: «Да-а, я поняла, про что ты, пока Рамзес в каталажку не загремел, его подолгу не было, только теперь дольше, потому что он в каталажке». А я говорю: «Я иногда думаю – рехнусь», – а она говорит: «Я поняла, про что ты, потому что мне так же было, пока Рамзес в каталажку не загремел…» Руфус клевал носом, и оживленное лицо Амброзии все больше выползало из-за края шляпы.

– Руфус, ты слушаешь? Он вздернул голову.

– Еще бы, сладенькая. Пошли в кровать.

– Хорошо, любовничек. Я только в ванную на минутку.

Тряся ягодицами, она продефилировала в коридор. Руфус включил телевизор – показывали профессиональный рестлинг. Наконец она вернулась – в ночной сорочке, волосы заплела и сияет, точно Будда.

– Что за хуйня у тебя с лицом?

– Вазелин, папочка. Буду тебе молодой и красивой.

– Девочка, давай ты не сегодня будешь молодой и красивой.

– Каждую ночь, сахарный мой. – И она склонилась для поцелуя.

Он отпрянул и вытер лицо.

– Размазывать по мне это дерьмо не надо, а? Мы направились в спальню. Она усадила его на кровать, встала перед ним и медленно стащила ночнушку. Млекопитающее из млекопитающих. Груди свисают до пупа, но упругие, полные и вширь раздаются примерно на столько же. Черные, плоские соски диаметром почти с американского монстра. Мясистые, крепкие плечи и руки, пухлый живот. Куст пушистый, как любая негритянская голова, что я видел сегодня на улице.

Она повернулась к Руфусу так, чтобы он разглядел ее со всех сторон. Стоя в профиль, продемонстрировала крутые линии ягодиц и втянутый для пущей безопасности живот. Превосходная конфигурация, я такую наблюдал только у негритянок. Она держалась так, словно ей нравится быть громадным пышнотелым сексуальным объектом. Вряд ли даже восхитительная Руфь сравнится с Амброзией в репродуктивной способности.

Руфус разделся догола, оставив только шляпу – ее он просто сдвинул на затылок. Он приблизил лицо к ее зарослям – попробовать на вкус. Я слышал, в их племени так не принято. Его волосы и ее муфта перепутались – не понять, где что. Я не двигался; останься я с Амброзией – навеки превращусь в изгоя. Не то чтобы мне были неприятны ее пары. Вовсе нет. Прямо скажем, мускусный запах ее вагины не сравнится ни с каким ощущением в мире – даже со вкусом Руфи.

Гормоны Руфи опьяняли. Но Амброзия – воплощенная история. Ее запах – не просто сущность секса; он – потерянное звено эволюции. Как и наши феромоны, ее аромат поведал мне всю историю с начала времен. В человеческом запахе различались маленькие приматы, что первыми рискнули спуститься с дерева. Первые четвероногие создания; амфибии, полные отчаянной решимости жить на суше. Я уловил отчетливый аромат рыбы и примитивных морских гадов времен первых многоклеточных и первых одноклеточных, что мечутся в девственном болоте, изначальном бульоне, откуда мы все произошли. Руфус не просто лизал пизду – он припадал к Корням.

Амброзия оказалась пугающе пылкой, она рычала и металась, поощряя Руфуса задыхающейся болтовней о его мастерстве. Она кричала, тело ее содрогалось в конвульсиях, она стискивала бедрами его голову и молотила кулаками по кровати. На всякий случай я спрятался под шляпу.

– О-о, папочка, ты меня убиваешь! – Через несколько минут она слегка пришла в чувство и простонала: – Заполни меня, любимый. Заполни до краев.

Я высунулся посмотреть на Руфуса. Он приподнялся на коленях, его пенис торчал из поджарых бедер остро заточенным карандашом. По сравнению с ним Айра – просто призовой буйвол. Когда Руфус покрыл Амброзию, она отреагировала столь бурно, что я задумался, возбуждает ее папочкин член или папочкины чеки.

– Храни мою душу! – через несколько минут сказал Руфус и откатился. Амброзия мгновенно заснула. Я думал, мы отправимся по своим делам, но Руфус ткнулся лбом в одеяло рядом с ее плодородной промежностью и уснул.

Я спал хорошо, хотя видел яркие сны о Серенгети. Когда Руфус проснулся, солнечный свет уже пробивался сквозь закопченное стекло. Он начал одеваться. Проснулась Амброзия. Она приподнялась на локтях и призывно выставила груди.

– Мамочка приготовила тебе подарок за то, что ты был такой хороший прошлой ночью.

– Нужно идти, сладенькая. У меня дела. Внезапно она превратилась в фурию.

– Не зови меня «сладенькая»! Может, ты каждую свою шлюху зовешь «сладенькая». Ты что, не знаешь, как меня зовут?

Руфус вертелся перед треснутым зеркалом в ванной, пытаясь обозреть свою физиономию целиком.

– Конечно, сладенькая, – ответил он.

– Когда я тебя увижу? – раздраженно спросила она.

– Когда я вернусь. – И мы вышли.

Прекрасный день, холодный и бодрящий. Голова Руфуса грела в самый раз. В этом районе шикарные сточные канавы: с куриными костями и кожицей, окурками, собачьим дерьмом, презервативами, слюной и еще кучей всего. Я слышал восторженное чавканье тысяч моих кузенов покрупнее.

Руфус пользовался успехом.

– Как делишки? – спрашивал он встречных, а еще чаще: – Как оно? – и все непременно отвечали ему теми же словами.

Нечесаные люди в задубевших от грязи лохмотьях набитыми пакетами метили территорию на пустых дорожках. У подъезда на перевернутом деревянном ящике сидел подросток – он делал пометки на страницах «Войны и мира». Я был потрясен. Когда мы проходили мимо, я выбрался на краешек шляпы. Страницы были покрыты кружочками: он обводил каждую букву "и".

Скоро пейзаж стал меняться. Все меньше заброшенных домов. Среди барахольщиков попадались барахольщицы. Улицы чище; это избирательный участок, он белее. Клей сдержаннее: мужчины не пристают к женщинам, не свистят и не шипят им вслед, только смотрят лукаво. Женщины гетто порой улыбались бесстыдным комплиментам, но эти женщины, богаче и бледнее, мужчинам, что ими восхищаются, выказывали одно презрение.

Мы шли по университетскому кварталу. Я его опознал не по учебным корпусам, библиотекам или молодежи с книгами. Я увидел троих иранцев, цепями прикованных к забору и окруженных плакатами, что призывали Америку освободить Иран от тирании мулл.

Они окликнули нас. Руфус обернулся.

– Вы по заслугам огребли, свами. Не бери американцев в заложники. Не тащи свое дерьмо в США, а то разбомбим вас к ебеням. – Интересно, что ответил бы Айра.

Уличные проповедники множились на глазах. На следующем перекрестке за столом для бриджа сидели две слоноподобные тетки во фланелевых рубашках. Весь стол завален брошюрками. В заголовке значилось: «Порнография – насилие над женщиной».

– Остановим порнографию, уважаемые женщины! Остановим порнографию, уважаемые женщины! – монотонно распевали тетки. Одна встала и помахала нам желтой петицией.

– Ты шутишь? – возмутился Руфус. – Такая, как ты, – насилие над порнографией. У тебя го– лова какого размера? Пожалуй, куплю тебе мешок.

За соседним столом восседали два костлявых мужика с короткими бородами. Эти лишь проводили Руфуса взглядом. Женщина, призывающая вступить в местную добровольную военную дружину, тоже не обратила на нас внимания.

Затем человек ростом примерно с Малого, черный и с бритой головой, двинулся прямо к нам. На правом бицепсе у него была вырезана татуировка: – «АТТИКА 1970». Даже Руфус попытался его обойти. Но человек взял его за руку и сказал: – Ёптъ, брат, оставь свое имя на этом листе. Братья на севере штата нуждаются в профессиональном обучении.

– Сделай, как он хочет, и сваливаем, – сказал я. Но Руфус глянул на лист и сказал:

– Кого ты пытаешься наебать?

– Что ты сказал?

– Я что, похож на белого дурачка? Оставить адрес, чтоб громилы знали, на какой двери практиковаться в профессиональном обучении, когда на волю выйдут? Хрень собачья.

Я мгновенно понял: сейчас мы нырнем в залитую кровью канаву. Но Аттика расплылся в улыбке. Два передних зуба у него оказались совсем черными.

– Ага, – сказал он и отпустил нас. Когда он развернулся пугать прохожих, его лицо вновь посуровело.

Затем последовал квартал нелепого миссионерства, чья квинтэссенция – «Евреи за Иисуса», человеческая версия «Тараканов за Дихлофос». Я задумался.

Энтомологи различают два пути развития насекомых. В цикле с неполным превращением личинка вырастает в нимфу, а нимфа – во взрослую особь. Нимфы, по сути – маленькие взрослые, только без некоторых деталей. Может, у негров также? Подростки болтаются без дела, несут ахинею и жахаются наркотиками, как взрослые.

Цикл с полным превращением имеет еще одну фазу – куколку, выросшему из нее взрослому абсолютно чуждую. Сравните лохматого неопрятного еврейского подростка, что предается саморазрушению, с тщательно прилизанным карьеристом, в которого он превратится потом. По-моему, именно психологическая травма от созерцания собственной куколки объясняет, почему евреи и бабочки никогда не превзойдут репродуктивных достижений негров и тараканов.

Цыганкин адрес я прочел на конверте одного яростного письма, что она прислала Айре. В четырех кварталах от ее дома Руфус впервые повернул не туда. Я спрыгнул со шляпы, прокатился по скользким кожаным штанам и хлопнулся об тротуар. Грустно было смотреть, как уходит напарник.

Без шляпы я чуть не ослеп на солнце и преисполнился уверенности, что каждый ботинок в этом городе охотится лично за мной. Табличка у бордюра гласила, что скоро появятся поливальные машины. Ощетинившиеся монстры, по сравнению с ними пылесос – не страшнее автомата для производства сахарной ваты. Из сточной канавы надо уходить. Я мигом промчался вдоль желоба в раскаленном тротуаре и прыгнул за мусорный бак у ближайшей многоэтажки. Дома стояли впритык, добраться – раз плюнуть.

На углу я понял, что придется ждать ночи, когда прекратится движение. Расщелина в бетоне спасла меня от вечернего холода.

Мимо шли ноги: -…но он не слушает, он, блядь, босс, и теперь акции упали на пятнадцать процентов. При мне! Надо выпить… -…она такая бестолочь. На два дня позже. Большое дело. И понизила меня на целый чин. Что за идиотка… -…мне плевать, что ты думаешь. Делай, как тебе мать говорит… -…но если я у него отсосу, он даст мне роль. С этой точки зрения, что такое еще один минет… -…кокаин, трава, спидбол, кислота, порошок, крэк, желтенькие, красненькие, продадим, что пожелаете. Приветик, мисс… -…эта сука хочет сотню долларов за то, чтобы показать мне, какого цвета у нее трусы. Блин. Я ей говорю: оставь под окном, я гляну… -…мамочка извиняется, что пришла так поздно, но этот толстяк, который называется босс, заставил ее остаться и кое-что печатать. Моя маленькая Фифи уже, наверное, совсем раздулась. Вот здесь, дорогая. Какая хорошая девочка…

В отличие от остальных этот монолог не затихал. Дошло не сразу. На меня внезапно обрушился ливень горячей ядовитой мочи. Я стал невесомым, трещина заполнялась, и я, как ни цеплялся за бетонные утесы, поплыл. Скоро окажусь на уровне тротуара, струя Фифи ударит мне прямо в лицо, и я буду абсолютно беспомощен, когда она повернет голову, чтобы полюбоваться своей работой.

Но Фифи иссякла, не успел я всплыть. Хорошая девочка. Бетон подсыхал, и я забрался поглубже в трещину. Моча на моем теле похолодела; теперь несколько дней буду вонять. Я высунул голову, чтобы посмотреть, как уходит Фифи: засранная задница белой пуделихи подергивалась в такт клацанью наманикюренных когтей по асфальту. В отместку я представил, как она и ее толстозадая крашеная блондинка в трениках, связанные блестящим поводком, убегают по лесу от толпы ухмыляющихся волков. Мне полегчало.

Уличное движение не прекращалось до полуночи, но затем я легко разыскал Цыганкину квартиру. Я ожидал увидеть какой-нибудь притон или ночлежку, но оказался в изысканном доме с большим разукрашенным вестибюлем. Между двойными дверями, прислонив голову к стене, спал швейцар. Я миновал его и пошел к почтовым ящикам, где выяснил, что она живет в квартире 8Б.

По лестнице слишком высоко, так что я вошел в лифт. Я понимал, что придется подождать, но мне требовалось обдумать, что я стану делать у нее дома.

Цыганка. Эсмеральда Козар. История ее прихода в Айрину жизнь была важной местной легендой в те дни, когда я, еще нимфой, впервые появился в кухонном шкафчике.

Айра говорил по телефону:

– Ленни? Это Айра. Слушай, ты не поверишь, что сегодня случилось. Я пошел на вечеринку к Лефковицу Махони. Разговариваю с миссис Лефковиц – настоящая корова, – и тут какой-то дурень толкает ее под руку. Весь мой бежевый костюм залит красным вином. Тот, что я купил на распродаже у Бернштейна в том году. Прямо в промежности, если ты извинишь такую подробность.

Я пытаюсь оттереть его содой. Не выходит. Ты слушай, тут все и началось. Подходит женщина, смотрит на мои брюки и говорит: «Да ты феминист. Мне это нравится»…А? Невысокая, симпатичная. Все остальные в вечерних платьях, а эта в такой цветастой хипповой тряпке. Но ей никто слова не сказал… Погоди. Потом она говорит: «Принесите мне выпить, ладно? Меня каблуки доконали». Она их в руках держала, представляешь? «Говорят, на каблуках у нас попы красивее. Вы как думаете, стоят они таких мучений?» Я стою, глазами хлопаю. Что? Ничего ей не сказал… О, ну конечно, ты бы ответил, теперь легко говорить…Ну и вот, она говорит, как ее зовут и еще – что такая фамилия в телефонной книге всего одна. И уходит. Вот так вот. Как думаешь, мне ей позвонить? Или она чокнутая?

Ленни вероятно, представил, каким грандиозным развлечением обернется это знакомство, и уговорил Айру позвонить. В субботу она явилась в гости – такого наша колония сроду не видала.

Она прошла на середину гостиной, бросила на пол разноцветную тряпичную сумку, изобразила пируэт и сказала:

– Ни фига себе, как чисто! – Насмешка была и в голосе, и во взгляде.

Айра жался к стене.

– Благодарю вас, – нервно сказал он. Сразу видно: не его класса женщина. Никто в колонии не мог понять, зачем он ее позвал. Она нагнулась и сняла туфли.

– Ну-ка посмотрим. Как-то здесь нужно по-обитаемее сделать. – Одну туфлю она кинула на диван, вторую на стул.

– Пожалуйста, не надо. Ты же только что с улицы.

– Нет. Мало. Попробуем так. – Она задрала платье выше бедер, расстегнула подвязки и сняла чулки. Один швырнула на кушетку, второй на спинку стула.

Айра протестующе открыл рот, но звука не последовало. Он лишь отступил на шаг.

– Нет, все равно мало. – Она изогнулась, расстегнула платье на спине и выскользнула из него. Она была голая па пояс, а своей подростковой грудью гордилась не меньше, чем Амброзия – своим выменем. Цыганка расстелила платье на диване – будто полдивана завалили цветами. Оставшись в поясе для чулок и трусиках, она села и вытянула ноги.

– Вот так гораздо уютнее. Ты как думаешь?

Айра никак не думал: он уже спрятался в кухне. Она засмеялась. Ей хватило часа, чтобы овладеть им на полу в гостиной, отменить его правила и завладеть всей его жизнью.

Околдованный Айра скоро начал умолять ее переехать к нам. Она щекотала ему нервы. С ее дьявольской интуицией она всегда знала, насколько его можно гнуть, чтобы не сломать. А ему нравилось прогибаться.

Почему она осталась? Сначала – затянувшаяся шутка. Потом распробовала вкус сексуальной власти. Кроме того, оставшись, она экономила кучу денег – она была бедна. И кто знает, быть может, даже испытывала к уроду нежность.

Несколько часов лифт катался вверх-вниз и наконец остановился на восьмом этаже. Было очень поздно, так что я направился прямо по коридору под дверь квартиры 8Б.

Я сразу понял, что ошибся. Безукоризненно чисто, воняет моющими средствами и дезинфекцией. Никаких признаков насекомой жизни: даже бактерий толком нет. Никаких тряпок на диванах, никакой еды на столах. Я неправильно прочитал эту чертову надпись, и теперь придется возвращаться.

Я целый час ждал, пока откроется лифт. Во время утренней суеты я спрятался в мягком кресле в вестибюле. Почтальон доставил почту. Я снова пробежался по блестящим хромированным ящикам; в дневном свете я был как на ладони и очень уязвим. Пожилая леди, открывавшая рядом ящик, вскричала «Фу-у!» и стукнула по металлу. Я нырнул через щель в чей-то каталог «Л. Л. Би-на». Когда леди ушла, я вылез и закончил пробег.

Все правильно: «8Б, Козар». Но на том же ящике имелась еще одна пластиковая табличка, почти совсем спрятавшаяся за Цыганкину. Я ощупал ногами буквы: «Макгайр».

Итак, Цыганка снова ввинтилась в чью-то квартиру. Своеволие с мужчинами для Эсмеральды так характерно, что этот Макгайр мог заставить ее окунуться в непогрешимую семейную жизнь, лишь выработав иммунитет к могуществу ее вагины. Так, может, это мисс Макгайр?

Я ждал лифта, размышляя о стратегии. Сообщества Блаттелла тут нет, и Макгайр – моя единственная союзница. Но чем больше я думал о том, какое бремя пришлось взвалить на себя Цыганке, тем сложнее становилось ее вообразить. Я даже толком не знал, почему она явилась к Айре, а потом ушла. Удастся ли воскресить в ней чувства, если они вообще были, и вернуть ее? Я уже опасался очередного провала.

Наконец я вернулся в квартиру. Странная пара. Макгайр приехала из Дании, современного мира стали и стекла. На книжной полке стояли Цыганкины Успенский и Джебран с загнутыми страницами, но Макгайр засунула их в самый угол нижней полки; на уровне человеческих глаз стояли толстые книги в голубых суперобложках с золотыми названиями без засечек.

Я влез на полку и прочитал на книжном корешке: «Выпрямление наклонного челюстного коренного зуба при подготовке к лечению». По левую ногу возвышалась «Установка коронок на верхнюю челюсть». Я оглядел гостиную. На подлокотнике дивана лежало вязание («Я будто сама себе цепь плету», – говорила Цыганка о рукоделии). Несравненная домохозяйка, ученая или врач, рукодельница – как могла эта Макгайр жить с Цыганкой?

Может, у нее и не было к Цыганке иммунитета, просто она не так подобострастна, как Айра? Помнится, однажды ночью, за месяц до ухода, она унижала Айру, сравнивая его скудный сексуальный опыт с собственными похождениями. Айра прихлопнул ее подушкой, и она кричала из-под нее: «Я члены даже сосчитать не могу, Айра. И пизд я видела больше, чем у тебя за всю жизнь будет». Может, Макгайр – одна из них?

Остаток дня я просидел на «Руководстве по удалению зубного камня». Солнце садилось, когда открылась дверь и вошла Макгайр. Невысокая, изящно стриженная шатенка с приятным лицом. В элегантном голубом костюме в тонкую полоску. С букетом. Она поставила букет в вазу и перенесла ее на кофейный столик в гостиную. Включила радио на какую-то легкую волну и села вязать, подпевая песням, которые знала. Я пристально ее разглядывал. Она не может быть Цыганкиной подругой или соседкой по комнате. Уж конечно, не любовницей. Они слишком разные.

Через некоторое время дверь снова открылась, и вошел мужчина. Я совсем запутался. Одутловатый, на вид нездоровый, с узкими плечами и широкими бедрами, несколькими дюймами выше Макгайр. Абсолютно точно не из тех, что предпочитает тройственный союз. Может, сосед-гей? Надо было спальни посчитать.

Но Макгайр его поцеловала, и теория умерла сама собой.

– Как прошел день?

– Прекрасно. А у тебя?

– Прекрасно.

– Красивые цветы, – сказал он.

– Спасибо.

По сравнению с ними Вэйнскотты – горячие жеребцы. Как Цыганка это выносит? Пусть она придет, наконец.

Макгайр исчезла в кухне. Мужчина уселся в гостиной. Вытащил из портфеля выпуск «Американских пломб». Так вот кто дантист! Групповой портрет упорно не складывался.

По квартире распространился запах вареного. Макгайр позвала, и мы отправились на кухню.

Они ели, почти не разговаривая, а жуя, аккуратно захлопывали рты. Они постукивали по тарелкам ножами и вилками. Промокали губы салфетками. Потягивали вино из хрустальных бокалов. Цыганка тыкала нож в большой ломоть мяса и кусала, а вино пила прямо из горла. Может, они так рано ужинают, чтобы с ней не встречаться? Может, она приходит поздно, чтобы не встречаться с ними?

Когда ужин закончился, мужчина помог Макгайр убрать со стола. Когда она встала к раковине, он легонько поцеловал ее в щеку и сказал:

– Очень хорошо, Эсме. Только сначала почисть, пожалуйста, зубы.

Эсме. Эсме? Эсмеральда? Цыганка? Невозможно. Она ненавидела имя Эсме. У нее были волосы до попы. Она никогда не носила костюмов. Осанка, манеры, запах, вязание. Нет. Конечно маловероятно, чтобы в одном доме жили две Эсмеральды, но эта – не Цыганка.

Остаток вечера они смотрели комедии. Эсме вязала. Цыганка не показывалась. По-прежнему дикая.

– Я буду ко сну готовиться, – сообщила Эсме через несколько часов. Я пошел за ней в спальню. Я хотел проверить.

Эсме носила маленький оборчатый бюстгальтер. Цыганка называла бюстгальтеры «кандалы для сисек» и никогда их не надевала. Эсме повесила одежду на плечики. Цыганка бросала ее там, где снимала. Эсме сняла бюстгальтер, и я должен был признать: у нее такие же маленькие девчачьи груди. Но под юбкой она носила обтягивающие трусы, которые Цыганка окрестила «кошачьим намордником». Окончательно дело решила тесемка тампона, что выглядывала из редкой мышиной растительности. Цыганка была яростной противницей «вагинальных затычек».

Принимая душ, Эсме побрила ноги и подмышки. Разве это моя Эсмеральда?

Меня грызли сомнения. Я залез на унитаз. Сначала тампон – старый вынуть, новый вставить. Она неловко обращалась с аппликатором – странновато для женщины с двадцатилетним стажем. В унитазе от тампона запахло лимоном и лаймом. Цыганка не осквернила бы себя так и под страхом смерти. Но запах гормонов был мучительно слаб – положительная идентификация невозможна.

Эсме помочилась, но и это не помогло. Я не утерпел. Она скомкала туалетную бумагу, и тут я помчался по ее ягодице – я хотел быстро лизнуть влагалище. Я должен был знать.

Все произошло очень быстро. Наверное, она обладала самым чувствительным задом в мире: она протянула руку и скинула меня. Я упал в унитаз, прямо на распадающийся тампон, и тут получил ответы на все вопросы. Тампон довольно долго держал меня на поверхности – я видел, как она подтирается. Я впервые заметил золотое кольцо на безымянном пальце. Эта женщина замужем за дантистом. Это миссис Макгайр. А химия на растекшихся волокнах рассказала мне остальное. Под лимонно-лаймовым запахом скрывалась она.

Миссис Макгайр – моя Цыганка. Дикая, свободолюбивая анархистка – теперь побритая, пропо-лощенная, дезинфицированная, тампонированная и замужем за дантистом.

Еще один план рухнул. Даже сумей я вернуть ее Айре, после такой метаморфозы она бесполезна. Секреция Руфи ее уничтожит.

Словно в наказание за эту мысль Цыганка обернулась и спустила воду. По крайней мере, злоба осталась при ней.

Она встала. Ее силуэт медленно изгибался, натягивая трусы. Стремительный холодный поток швырнул меня в стену, и я понесся по кругу, все быстрее и быстрее, пока кишки не прилипли к спине. Водовороты ревели надо мною, я ничего не видел и не слышал, но по-прежнему чувствовал слабый привкус гормонов Эсме. Бедный я. Бедная Эсмеральда. Надеюсь, цивилизация хоть чем-то вознаградила тебя за все твои утраты.

С этой похоронной песней я пронесся по дну унитаза и рухнул ему в глотку.

Благослови таракана и крысу

Кровавое волокно тампона и обрывки туалетной бумаги стреножили меня, ледяная лавина поволокла вниз. Падение с холодильника было ужасно, но я хоть видел, куда падаю. А в этой трубе – черная бесконечность.

Сколько я еще выдержу эту жуткую скорость? Я приготовился к удару. Внезапно свободное падение закончилось – но я не достиг дна. Меня прижал к стене выброс из другого стока. Не будь прослойки из дерьма, меня б расплющило об оцинкованную трубу.

Несколько секунд бешеного напора – и поток ослаб. Но он смыл с меня волокна целлюлозы, что уберегали от ударов, и я понесся еще быстрее. Секундой позже я затормозил об трубу, затем промчался вниз по желобу. Падение закончилось. Я, целый и невредимый, плавал в тихом коллоидном пруду. Канализация. Я бы никогда не поверил, что буду так счастлив сюда попасть.

Канализация всегда казалась мне пугающей преисподней на дне стока раковины. Теперь я видел, что фантазия меня подвела. Очень любезно со стороны людей создать обширную сеть неприступных тоннелей, чтобы мы могли безопасно передвигаться по всему городу. Идеальный способ изучить новые квартиры, навестить друзей и родственников, или – для отдельных особей – вернуться домой после смерти очередного плана-выкидыша, порожденного тупостью.

Мозг уже кишел новыми проектами; мне не терпелось обсудить их с Бисмарком и остальными. Осталось лишь доплыть до дома. Я вытянул ноги и оттолкнулся. Тело не двинулось с места, зато нечистоты вокруг заколыхались, взвихрились, сгустки фекалий облепили дыхальца, точно иммигранты – лоток с мороженым. Я слегка почистился и робко поплыл, стараясь не опрокинуться. А я-то считал, что плавать умеешь от рождения, – я и подумать не мог, что этому надо учиться.

Течение клоаки неторопливо несло меня вперед. Я не сомневался, что попаду в океан. Мне казалось, я уже различаю шум прибоя. Океан. При одной мысли о нем я заледенел. Существа, что похожи на водоросли, или светятся в темноте, или вырабатывают электричество. Вся эта одноклеточная экзотика – ни животные, ни растения. Повсюду слизь. Мои предки вышли из воды сотни миллионов лет назад, и я уверен, у них на то имелись чертовски убедительные причины.

Ноги дергались, точно лопасти в маслобойке. Но что толку? Я обречен. Ничего не поделаешь.

Из глубин отчаяния всплыла мысль: а ведь Айрина квартира может оказаться по пути в океан. Где я сейчас? Время от времени в огромные акведуки пробивался свет. Я различал буквы и цифры на стенах – ничего похожего на известные мне городские ориентиры. Только бы успеть разгадать этот шифр до того, как меня разобьет о буруны.

Долгие часы, проведенные под сиденьем унитаза, сослужили мне хорошую службу: я различал районы по экскрементам. Вот сейчас – жирный вкус пережаренных пророщенных бобов со следами метеоризма, желтый рис, масло и увядшие семена помидоров. Моча едкая, кислая, тоже с помидорами. В мясе – ошметки кокосовой стружки. Я проплывал под районом к югу от границы.

Следующая проба – на удивление чистая. Вскоре чтение по экскрементам усложнилось: нередко в один тоннель выходили сточные воды маленьких районов с размытыми границами. Чтобы не перенасытиться, не пропускать нюансы, я брал пробы осторожно, лишь изредка, всегда из маленьких труб, перед тем как поток из них сливался с основным течением.

Я все искал намеков на свое местонахождение. От керамической трубы, что, казалось, пролежала в темноте не меньше века, откололись громадные глыбы. Никакой роскоши, люди сюда не войдут, если не случится глобальная катастрофа. Я представил, как это будет. Душный летний день. Жара пропитает асфальт, один крошечный сдвиг в дряхлом отрезке трубы – и все. Поток дерьма побежит по улицам, смывая старых и слабых людей, каких-нибудь Фифи и, что лучше всего, толпы американских бирюков. Смытые волной модные ботинки запрыгают в нечистотах. Смертельно опасные болезни размножатся во влажной жаре и накинутся на людскую популяцию, несмотря на отчаянное сопротивление Минздрава. Съемочные группы и вертолеты помчатся к передним эшелонам экскрементов, снимая километры говна на километры пленки. Кто-то будет утверждать, что во всем виновата политическая коррупция, другие распознают послание господа.

Судя по тому, что я вижу здесь, внизу, пойдет к черту вся городская структура: водоснабжение, энергоснабжение и телефонные станции тоже. Начнут рушиться фундаменты. Величайшие вертикали города станут горизонталями. И тогда никто не остановит Блаттелла Германика: мы захватим каждую квартиру, каждую контору, кухню и ванную. Воодушевляющая перспектива.

Я проплыл через порожек в следующий тоннель. Внезапно стемнело, воздух стал горячим и наполнился трупным зловонием. Вряд ли я под деловыми кварталами, однако смрад наводит на мысли о каннибалах.

Это продолжалось недолго. Вскоре я проплыл под аккуратной шеренгой желтых сталактитов, затем опять через порожек и снова попал в океан бодрящего аромата свежих нечистот.

Я оглянулся. На поверхности держался унылый глаз, но он не плыл по течению. Напротив – такой же. Вдруг я понял. Я-то решил, что рябь – тампоны и туалетная бумага; на самом деле это кожистая шкура. Застоявшееся дерьмо в центре трубы – это нос. Я только что миновал пасть громадного аллигатора.

Аллигатора, подарок из Флориды, скорее всего, смыли сюда в раннем детстве, когда он был длиной в несколько дюймов. Теперь он умудрился вырасти до тридцати пяти футов, пасть – шириной футов пять. Великолепный камуфляж. Словно животное прямо тут и родилось.

Однако же нет. Аллигаторы выжили снаружи. Как им это удалось? Или следует спросить: почему остальные динозавры вымерли и остались одни крокодилы? Тараканы юрского периода думали, что динозавры будут царствовать вечно.

Хомо сапиенс считают себя властелинами планеты; однако им достались крошечные полянки на долю секунды. А динозавры поистине правили. Огромные, фантастические животные. По сравнению с самыми быстрыми гепард казался слизняком, по сравнению с самыми мощными слон – не страшнее блохи.

Особенно выделялся Тираннозаурус Рекс. В те дни тараканьи дети не играли в «летучую мышь» – они играли в тираннозавров. И многие не только притворялись чудовищем, но и жили за его счет. Короткие передние лапы тираннозавров не доносили в пасть убитую добычу, многое оказывалось на земле, еще больше проскакивало меж зубов. Так что вокруг тираннозавров толпились тысячи тараканов.

Что же случилось с доблестными динозаврами? Айра, пару раз в год водивший племянника в музей естественной истории, излагал несколько теорий (что менялись вместе с модой в глянцевых журналах). Сначала причиной был ледниковый период – он стер динозавров с лица земли. (А нас нет.) Через год виной всему оказалось соперничество с маленькими и, видимо, более умными животными. (Сравните землеройку с тираннозавром.) Согласно теории следующего года, изменение центра магнитных полей как-то подействовало на озоновый слой, и выросла интенсивность ультрафиолетового излучения. (Тираннозавры сдохли от веснушек.) А в прошлом году Айра решил, что шестьдесят пять миллионов лет назад на землю шмякнулся огромный астероид, произошел чудовищный взрыв, облако пыли на много лет закрыло солнце, убило растения, затем травоядных и, наконец, хищников. (А тараканов не убило.) Правду знает всякий таракан: однажды в Южной Дакоте тираннозавр доел младенца стегозавра. Тысячи тараканов Блаттелла, Перипланета и Корпората пожинали плоды – капающую кровь и мясные ошметки. Когда тираннозавр отшвырнул скелет, все ринулись пировать. Обычно динозавр отрыгивал и уходил отсыпаться под исполинским папоротником. Но в тот раз он остался поглазеть на тараканов и без особых на то причин растоптал всех до единого.

Между большими рептилиями и насекомыми не случалось ни единого конфликта. Но на следующий день имело место еще пятьдесят аналогичных инцидентов. Конец затишью.

План сражения разработали тараканы Корпората; его передавали из уст в уста по всей стране. На следующий день батальоны Корпората выследили и облепили каждого тираннозавра на континенте. На макушке исполина они делились на две группы, примерно по пять сотен в каждой. Они напали прямо на закате: плотной кучей забились динозаврам в ноздри. Последний замазал щели слизью тираннозавра.

Два анатомических дефекта погубили целый вид: короткие передние лапы не дотягивались до ноздрей, а из-за толщины черепа тираннозавры не догадывались дышать ртом.

Через полчаса после заката тираннозавров в Америке не осталось; вскоре они вымерли на всей планете. Их место заняли другие хищники; Корпората уничтожили и этих.

Стали быстро размножаться травоядные динозавры. Эти неряшливые звери целыми днями торчали в трясине, жуя и пуская слюни. Тараканы безболезненно их прикончили. Большинство – тем же способом, что и тираннозавров. Динозавров с широкими носовыми пазухами уничтожили иначе: Корпората залепляли им уретры грязью и веточками, а затем наблюдали, что случится раньше – зверь лопнет от переполнения мочевого пузыря или умрет от инфекции. Маленькие ящерицы оказались слишком шустрыми, поэтому сохранились до наших дней. Аллигаторы выжили, ибо держались подальше от зоны тараканьих интересов.

Их мы тоже могли бы убить. Теперь я понимаю, почему мы этого не сделали. Аллигаторы, бездельники на пособии, – лучший, самый безопасный сувенир из юрского периода: огромные и свирепые с виду, но послушные, тупые и медленные. По иронии судьбы, колония Корпората вскорости развалилась под весом собственной организации, и вид вымер.

Я миновал еще одну решетку и попал в громадную трубу. Через отверстия канализационных люков пробивались шипы света. К переходу вдоль трубы поднимались лестницы. Но течение было неспешно, а пробы нечистот – настолько разнообразны, что ничего мне не говорили.

По реке клоаки плыли тысячи какашек. Теперь же, впервые после того как меня смыло, я увидел, как нечто движется против течения. Похоже на лодочку – мчащийся каркас, что почти не оставлял за собой следа, гнали вперед великолепные гребки. Я с изумлением понял, что это Блаттелла Германика.

Я рванул к ней поперек трубы; безуспешно – я лишь заработал порцию дополнительных столкновений с экскрементами. Она остановилась и спросила:

– Новенький?

– Да, но не по собственной воле.

– Удачная передышка. Канализация – прекрасный дом. Еды завались, абсолютная безопасность, круглый год тепло. Идеальное место для пенсии. – И она – живое тому доказательство: тонкая, экзотическая, грациозная. Очень волнующая.

– У меня кое-какие дела дома, а уж потом о пенсии подумаю.

Я рассказал ей о моей системе экскрементальной навигации.

– Объясни, что ты ищешь, – сказал она.

– Смесь. Основной компонент – курица. В разных видах. Следы модной этники. «100% натуральные» компоненты – то есть высокая концентрация сахара, грибков, плесени и бактерий. И еще добрая порция противокислотных средств, слабительных, аспирина и валиума.

– Проще простого. Этот район все знают. Только надо тебя развернуть. А то ты плывешь к водоочистному коллектору.

В мозгу нарисовались чаны размером с многоэтажку, колоссальные барабаны с черепом и костями на боку, неумолимые механические руки, что опрокидывают в воду сульфанаты.

– Да уж, давай меня развернем, – сказал я. Но она исчезла.

Что я такого сказал? Почему она меня бросила? О господи, водоочистной коллектор. Растворюсь как сливочная помадка на горячем асфальте.

Спокойно. Попробуем плыть, как она. Толчок. Еще толчок. Мимо проплывало дерьмо, меня сносило к коллектору. Давай же. Толчок. Толчок. Но я не двигался. Отбросы забили мне дыхальца. Жуткая смерть. Я так отчаянно хотел последний раз попытать счастья с Айрой…

Внезапно меня приподняло над водой. Я стоял на твердом хитине: она нырнула под меня. Почему я решил, что она меня бросила? Видимо, в дерьме – человеческие токсины.

Мы поплыли против течения. На ее ритмичные взмахи приятно было смотреть. Я опустил зад на ее кутикулу, чтобы чувствовать вибрацию – сексуальный трепет без феромонов. Очень возбуждающе, весьма необычно.

Мы проплыли три длинных тоннеля, каждый уже и темнее предыдущего.

– Подождем здесь, – сказала она.

Сточные воды разрезали стаи больших заостренных серых силуэтов. Когда один подплыл ближе, я увидел мех, украшенный экскрементами, полоска фекалий бурой мишурой свисала с бакенбард, глазки-бусины облепила желтая корка. Нервные, стремительные, легендарные канализационные крысы.

– Ты же с ними не знакома, правда? – спросил я. Они – наш водяной кошмар, их беспощадные клыки, их неутолимый аппетит. Они – наши извечные враги.

– Не волнуйся, – сказала Блатгелла. – Местные почти слепые. Одна довезет тебя домой.

Я покосился на нее:

– Лучше отвези меня к коллектору.

– Они чрезвычайно примитивные создания. Ежедневно плавают по одному маршруту, вряд ли он хоть единожды меняется. Больше их толком ничего не интересует. Поэтому их у людей в лабораториях так любят. Та, что направляется в твой район, проплывает здесь каждый день.

Она подвезла меня к крысиному боку. Усы крысы подергивались, разбрызгивая дерьмо. Вблизи глаза оказались глупее, краснее и кровожаднее.

Я не хотел к ней приближаться. Почуяв зловоние грызуна, я чуть не прыгнул в воду.

– Сейчас она опустит морду на край трубы, передохнет, – сказала моя спасительница. Крыса так и сделала. Моя проводница подплыла ближе. – Теперь цепляйся за шерсть и лезь наверх.

– Слушай, я хочу остаться с тобой. Здесь так здорово.

– Это абсолютно безопасно, вот увидишь.

– Я обаятельный и начитанный. Со мной не соскучишься!

– Лезь давай.

Она дернулась, и я покатился по крысиной спине – противной, покрытой холодным липким дерьмом, совсем не похожим на холодное липкое дерьмо, в котором я плавал. Когда крыса двигалась, все ее тело спазматически сокращалось, примитивное и безмозглое, точно медуза. Я был о крысах лучшего мнения. Я устроился в длинной шерсти на загривке, лицом к ее спине, изо всех сил стараясь забыть, в чьих лапах моя жизнь.

Моя спасительница развернулась, плюясь водой из дыхалец, точно пожарный катер.

– Спасибо, – сказал я.

– Если что, забегай. Я бы не отказался.

Через несколько минут грызун развернулся и поплыл по трубе, как и говорила Блателла. Крыса непреклонно двигалась, загребая лапами сточные воды, командуя сама себе:

– Левой, правой, левой, правой.

Сначала я подумал, что это шутка, но крыса не умолкала. Боялась сбиться? Отвлечься? Или, может, разгрузка зарапортовавшегося мозга?

Я перелез с загривка на голову и шепнул ей на ушко:

– Правой, левой, правой, левой.

Крыса дернула ухом. Я не отставал, и она потрясла головой, едва не скинув меня в воду. Глупо ее дразнить; я хотел как можно быстрее попасть домой. Но уж слишком заманчиво. Я вернулся к уху и шепнул:

– Пиздокрыска. Хорошенькая теплая пиздокрыска. Горяченькая сочная пизда. Прямо позади, если дашь ей нагнать… – Никакой реакции, но я не унывал: – Крысиные сиськи. Отличные здоровенные крысиные сиськи! – Я решил, что это самец, хотя не полез бы вниз проверять. Но можно попробовать и другой путь: – Крысиный хуй. Отличный твердый крысиный хуй.

– Левой, правой, левой, правой, – отвечала крыса.

Чем невиннее на вид, тем испорченнее внутри, подумал я и сказал:

– Крысиные пятки. Крыса на высоких черных каблуках… – Только это человеческое извращение и захватило воображение прочих видов, но моя крыса осталась равнодушна. Я попытался еще раз: – Крысиные детки. Бедные крысиные детки, их контрабандой провезли из сточных вод соседнего штата… – Никакого эффекта. И напоследок: – Крысиный кнут. Крысиный кнут в лапах у крысиного мастера в черном кожаном крысином корсете, он сдирает шкуру с твоего маленького крысиного зада…

– Левой, правой, левой, правой… – Ничто не собьет грызуна с пути.

Я вернулся на загривок. Путь оказался такой длинный и сложный, что даже умей я плавать, никогда не одолел бы его сам. Благослови, господи, крысу и таракана.

Порой нас омывали волны дерьма: по-прежнему слишком сложный для меня коктейль. Знаки на стенах все так же загадочны. Раз уж мы плывем против течения, заплыть дальше не страшно – всегда можно вернуться.

Крыса без устали гребла много часов. Время от времени мимо проплывали другие крысы, но все были слишком заняты собой и нас игнорировали. Когда несколько крыс собирались вместе, по трубам разносилось эхо их голосов: левой, правой, левой, правой…

Некоторых оседлали Блаттелла.

– Вы куда направляетесь? – спрашивал я.

В гости. За продуктами. Один – заняться серфингом.

Крысы – не более чем общественный транспорт.

Моя вдруг резко свернула.

– Эй, Нелли! – заорал я. Судя по нахлынувшим сточным водам, район изменился. Кусочки угля плавали в больших масляных лужах, пережаренные объедки, чипсы и другая мусорная еда, куча сахара и продуктов переработки алкоголя. Мы миновали Айрин квартал и попали в гетто. – Пока, Микки, – сказал я и прыгнул в пену. Крыса удалялась вверх по течению, все так же сосредоточенно бубня:

– Левой, правой, левой, правой.

Я вытянулся в воде и огляделся в поисках ориентиров. Не хотелось вылезать из воды слишком рано и на поверхности встречаться с зоркими крысами гетто. Знаки на потолке по-прежнему неясны. Труба за трубой извергали на меня отбросы.

Я почувствовал сзади легкий толчок.

– Полегче, – сказал я. Оно ударило снова. – Послушай, приятель, тут полно места.

После третьего удара я оглянулся. Я никогда раньше не встречал такого существа. Канализационный мутант. Ростом примерно с меня, но совершенно иных пропорций. У него была чудовищно раздутая голова, он ее опустил и прижал к животу. Глаза по бокам закрыты – может, поэтому он в меня и врезался. Передние лапки – точно цветная капуста, задние – как щетинистые ласты. Я никогда раньше не встречал животных с двумя хвостами: сзади сегментированный хвост рептилии и еще другой – мягкий, клочковатый и гораздо длиннее. Шкура мясного буро-пурпурного цвета, будто внутренности. Меня затошнило при мысли, что оно ко мне прикасалось.

По сравнению с этой хреновиной я элегантен и отлично сложен.

– Послушай, Ромео, – сказал я. – Если торопишься, сверни куда-нибудь. Я тут ищу кое-что.

Оно приблизилось и ударило меня снова. Вот, значит, как. Я лег на бок и пнул его задней ногой. Оно вздыбилось, будто я в него выстрелил; отвратительная голова поднялась над водой. Затем она погрузилась обратно, и негодяй перевернулся на спину.

Некоторое время он так и лежал. Я потыкал его ногой.

– Перевернись, грязный урод. – Он даже не попытался. Такой же водоплавающий, как и я. Я его, наверное, убил. Я не хотел. Мне стало нехорошо.

Что со мной такое? На меня напали, и я ответил. Так все животные делают. И эта безмозглая тварь умерла.

Библия проснулась во мне, «кроткие наследуют землю» и все такое. Ну уж нет. Я отбивался оговоркой из псалма: «Враги его будут лизать прах».

Уродец обо что-то стукнулся и перевернулся. Вокруг шеи обмотался длинный хвост. Вот что его убило. Хотя вообще-то никакой разницы.

Зачем нужен хвост, который может тебя погубить? Может, он хватательный, а другой – для баланса? У них общий корень или они совершенно отдельные? В этом дерьме не понять, и я снова перевернул зверя на спину.

Как же я сразу не понял. Длинный хвост начинался вовсе не рядом с сегментированным. Он выходил прямо из кишок. Это не хвост. Это пуповина.

То был не новый отвратительный вид. То был старый отвратительный вид. Человеческий эмбрион. Я его не убивал. Он и не жил никогда.

Первобытное неистовство охватило меня – я единственный раз в жизни столкнулся лицом к лицу с человеком моего размера.

– Если бы ты выжил, ты бы стал, как все. Борная кислота. Мотели. Спреи. Ты бы давил нас, расплющивал, вопил. А ведь мы ни капли не навредили твоему виду с того самого дня, как вы свалились на землю.

Я не сдержался. Я ударил его преогромной раздутой голове. Он отскочил. Я ударил его в живот, потом в грудь, тонкую как щепка. Мне нравилось его бить. Я ударил его в закрытый глаз. Веко порвалось, и нога провалилась в глазную впадину.

Какая мерзость. Я уперся остальными ногами ему в лицо и высвободился.

Покрытый синяками и вмятинами, эмбрион дрейфовал по течению, качая головой, будто извиняясь за всех себе подобных.

Я вылез на следующем акведуке. Луч света вывел меня на улицу.

Как прекрасно вновь оказаться на суше. Автобус обдал меня выхлопными газами. Ну и плевать. Зато я высох. Я шел по бордюру. До дома – всего пять кварталов, сообщил мне знак на перекрестке. Я был так счастлив, что не стал дожидаться сумерек.

Заселились

3Б – кладбище друзей, близких и тех, кто придет за ними. Зачем я вернулся? Я что, недостаточно тут натерпелся? И все же, едва переступив порог, я понял: вот мой истинный дом. Я сделаю все, чтобы его сохранить.

Неделю со дня Провала я избегал колонию и потому не знал, как они восприняли поражение. В коридоре пусто. Я опасался худшего.

Я свернул в столовую и увидел невообразимое зрелище: в ярких лучах солнца, прямо посреди комнаты медленно шествовали сотни граждан. Они двигались с подчеркнутой неспешностью, будто в трансе. Некоторые тащили на спинах бесполезные реликвии – волосы, пыль, щепки; другие опирались на самодельные посохи – на редкость неестественно для шестиногих. Они старались выглядеть еще голоднее и многострадальнее, чем на самом деле. Я и не воображал, что ухудшение наступит так быстро. Я рысью помчался к голове колонны. Самый длинный посох – почти ползубочистки – был у предводителя. Он был самый манерный. Его звали Исход. Я не удивился.

– Ты что делаешь? Куда ты их ведешь? – спросил я.

– Кто ты такой, чтобы спрашивать меня, ты, смердящий так, будто и коза, и корова, и курица взяли тебя и вытерли тобою зады свои?

– Я твой брат. Ты что, не узнаешь?

Его глаза сфокусировались где-то у меня за спиной.

– Если ты один из нас, идем с нами. Если нет, убирайся.

– Руфь с Айрой вернутся через несколько часов. Ты ведешь этих несчастных на верную гибель.

– Я веду их от земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед.

– В гостиную?

– В землю Хананеев, и Хеттеев, и Амореев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев.

– Но, Исход, мы в земле Фишблаттов, и Грубштейнов, и Вейнскоттов, и Тамбеллини. Повсюду смерть.

– Путник! Единственная смерть, что я чувствую, исходит от тебя; ужасающая вонь, как от кабаньего трупа под летним солнцем. Если ты незаслуженно страдал, мне жаль тебя. Но не сбивай с пути мою паству. – Он махнул задней ногой. – Шестьсот тысяч пеших в народе сем.

Я схватил посох, но Исход рванул его на себя. Вера сделала его сильнее.

– Это же просто книга, помнишь? Здесь не Синай, Исход, здесь квартира 3Б. Отведи их назад, умоляю тебя.

Но он упорствовал. В толпе за его спиной я видел множество некогда проницательных и сообразительных друзей. Как же это их сбили с панталыку? Я подошел к Сопле.

– Но почему гостиная? Там же ничего нет. Ты же знаешь. Вас убьют.

– Путь может быть долог и труден, – ответил он. – Но нам обещана благословенная земля.

– Мы же смеялись над этими сказками.

– Мы богохульствовали. Нам давным-давно следовало уйти, как и было предсказано.

– Вечером будете есть мясо, а поутру насытитесь хлебом, – нараспев объявил Исход.

– Аминь! – заревела его паства и двинулась дальше по коридору в гостиную.

У дальней стены под окном они остановились. Исход не мог угадать, куда сворачивать, налево или направо (насчет этого момента никакого стиха не было), поэтому просто замер на месте.

Пророческий ступор настиг его очень вовремя – они остановились в самом безопасном месте, скрытые от человеческих глаз спинкой дивана и тенью торшера. Если его агония продлится еще часов шесть, может, получится в ночи увести всех обратно под плинтус.

Айра и Руфь вернулись домой. После ужина они расположились в гостиной, но документальный фильм про гончарные изделия семинолов избавил толпу от человеческого внимания. Только бы они стояли тихо…

Исход оказался еще безумнее, чем я предполагал. Это была не игра – он взаправду жил в древнем Синае. Он повернулся и пошел сквозь толпу к своей священной горе – кофейному столику. Он взобрался на стеклянную поверхность, встал на задние ноги и, потрясая огромным посохом, возопил:

– Если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов заплатит за вола и четыре овцы за овцу.

– Ура! – откликнулась толпа.

– Господи Иисусе! – заорал Айра, глянув поверх газеты. Он хлопнул разделом экономики по Исходу, и тот издал хруст, от которого я ощутил себя решительно смертным. Когда Айра поднял газету, Исход был мертв, а корпорация «Ай-Би-Эм», секунду назад поднявшаяся на один пункт, мгновенно подскочила на одиннадцать.

Остальные решили, что Исход вознесся на переговоры с господом. Они будут терпеливо ждать. Я вернусь к ним позднее. Я ушел в столовую. Вдоль плинтуса обнаружился свежий слой борной кислоты. Явление Исхода начало обретать некий смысл.

Я осторожно вошел. Внутри никого – ни живых, ни мертвых. Если не было резни, что же случилось? Может, Айра заметил у плинтуса жалкие голодающие патрули и насыпал яду? Колония столпилась у щелей посмотреть. Адское, наверное, вышло бдение: а вдруг он увидит щели и засыпет их кислотой, устроив массовое побоище? Первые горькие песчинки, что просочились внутрь, запугали колонию до смерти, заставив их в отчаянии бежать. Кто мог сопротивляться обещанию земли, где течет молоко и мед?

Я выпрыгнул наружу через насыпь.

Уже поздняя ночь, кухня погружена во мрак. Я вернусь в гостиную, но сначала надо утолить голод – непростая задача, ибо из-за деликатесов сточных вод я не воспринимал никаких запахов, кроме собственного. Я безуспешно обшарил все привычные места. Но когда включился вентилятор под холодильником, я уловил аромат истинной сладости, пересиливший даже запах клоаки. Почему Исход не повел паству навстречу этому меду?

Я попытался определить источник благоухания. На углу холодильника стало слышно приглушенное чавканье пирушки. В щели у холодильника аромат усилился. Визг и ворчание громче. Вакханалия. О, как я хотел отплатить спермой за трапезу.

Во тьме я шел на голоса. Три дня потеряны. Вместо купания в дерьме надо было остаться здесь, обжираться и трахаться до умопомрачения. Я просто обязан наверстать упущенное. Голоса уже рядом; я прыгнул к ним, вопя:

– Станем есть и пить, ибо завтра умрем!1 Два шага. Я вошел. И влип. Мои ноги увязли в какой-то абсолютно неподатливой субстанции. Кленовый сироп, подумал я. Проем себе дорогу назад.

Но я подумал неверно.

Теперь голоса слышались абсолютно отчетливо:

– На помощь!

– Вытащи меня, умоляю!

– Псалтирь, не дай мне тут умереть!

Тупой невежда, питающий слабость к пшенице с карамелью. Я пришел в Тараканий Мотель.

Это же я придумал засунуть его сюда, подальше с глаз, в темноту, где никто не мог прочитать предупреждения на фасаде. Как я мог так скоро о нем забыть? Как я мог не узнать его омерзительный запах? Идиот!

– Верная мысль, Псалтирь. Я для тебя еще одну припас. Поразмышляй – времени вагон. «Как пес возвращается на блевотину свою, так глупый повторяет глупость свою». – Бисмарк. Я и его погубил. – Это же ты научил меня.

Я изо всех сил дернул левой передней ногой, и клейкая лента вокруг нее вздыбилась. Но сочленения затрещали, и пришлось остановиться. Если сломаю ногу, тело увязнет в трясине, застынет без всяких шансов освободиться. Если у меня вообще есть шансы.

Постепенно глаза привыкли к темноте, и я разглядел клейкую ленту – она выглядела, как пожеванная расплющенная жвачка. Бисмарку пришлось гораздо хуже. У него к полу прилипли не только ноги – еще один усик и лоб. Похоже, он толкался головой, пытаясь освободить ноги. В Мотеле было еще восемь постояльцев. Некоторые бормотали или сквернословили, остальные молчали.

– Мы его выселили, но заселились в итоге, – сказал Бисмарк.

– В таком случае позови менеджера. Обстановка – дрянь. Горничные не отвечают. Коврики премерзкие. И к тому же полно тараканов. Я отсюда съезжаю.

– Я с тобой. – Оглушительное демоническое эхо его хохота разнеслось по Мотелю. – Ты говорил, этот поц Айра никогда не заметит, что потерял отель. Мы и впрямь хорошо его спрятали.

– Нет!– Пронзительный крик сзади. Кто-то забился, Мотель дернулся.

Итак, я попал в Тараканий Мотель. Мне суждено поселиться здесь надолго, исхудать здесь и умереть здесь. Годы спустя, когда холодильник сломается или новый съемщик заново сделает ремонт, Мотель найдут, выбросят, и наши тела обретут последний приют на свалке. Его погребет и расплющит другой хлам. Через миллионы лет, когда человечество исчезнет, мои окаменелые останки откопают ученые вида поразумнее.

Вечность в Мотеле – единственная невыносимая мысль в жизни. Я запрыгал вверх и вниз. Потом угомонился. Пора смириться с судьбой: никаких больше кукурузных хлопьев. Никаких крошек от пирожных. Никаких феромонов (вот это обидно). Но с другой стороны, никакой дезинфекции, никакого пылесоса и толпы под плинтусом. Никакой борной кислоты и ядовитых спреев. Никаких американских бирюков. И, благодарение богу, никаких попыток засунуть член Айры Фишблатта в женщину, которой Айра боится коснуться.

Моему самообладанию мешал вой из дальнего угла Мотеля. Захотелось поговорить, развеяться.

– Должен тебе сказать, Бисмарк, тебе не захочется выходить наружу вот так, с прилипшей к полу головой. Совсем неэлегантно.

– Чрезвычайно досадно, мистер Размазня Водолаз. Ты вообще чего сюда поперся – думал, тут развеселый притон?

– Веселее некуда – любоваться, как ты тут в клее распластался.

Снаружи кто-то с любопытством поскреб стенку.

– Убирайся, – закричал Бисмарк. – Это ловушка!

Мы с тревогой смотрели на вход. Шаги удалились. Бисмарк спас кому-то жизнь. Этот эпизод меня отрезвил.

– Пару месяцев назад мы были умными. У колонии была цель, – сказал я. – А сегодня? Все разбрелись по двум безнадежным углам: одни в гостиную, другие в Мотель. Что произошло?

Бисмарк помолчал, затем произнес:

– У меня было время подумать, и у меня имеется какой-никакой ответ. В детстве мы смеялись над всеми, кто являлся с книжных полок с очередным планом улучшения биологического вида.

У нас были инстинкты. Мы прекрасно знали, как выжить. Затем ты развил бурную деятельность. Пылесос, замок, провода в розетку, о Тараканьем Мотеле не говоря. Я тебя поддерживал, потому что ты был практичен без всякой идеологии. Я по-прежнему думаю, что, улыбнись нам удача, мы добились бы новой жизни. Ты заставил колонию поверить в будущее, даже когда еды не стало совсем. Но при этом в колонии возникла тонкая организация. Граждане задумались о планах, о будущем, о колонии больше, чем о сиюминутном благополучии. Они привыкли, что ими руководят. Их вера в будущее выросла не из их идей, но из твоих. В ночь после ужина – когда ты, трус, не вернулся, – они растерялись. Они понятия не имели, что делать, – ими командовали много месяцев. Они забыли, как самим о себе позаботиться. Теперь они молятся на каждого, кто им что-нибудь пообещает. Поход в страну молока и меда не более нелеп, чем твои планы. А мы с тобой? Как это объяснить?

Я был потрясен. Исключая ближайших друзей, колония никогда меня не поддерживала. Мне никто не помогал за просто так. Если граждан моя мечта разлагала, я этого не замечал. Трудно поверить, что чуть-чуть работы за «М amp;М» или парочка американских панцирей способны такое сотворить. Пока я работал, ленивые и эгоистичные граждане в большинстве отсиживались под плинтусом и наблюдали.

Я никогда не играл в спасителя. Я выдвигал стратегию; остальные присоединялись из чистой корысти, если думали, что я прав, и отвергали и поносили меня, если думали, что я не прав. Откуда взялась зависимость или организация?

– Если ты винишь себя, – сказал Бисмарк, – ты неисправимый индивидуалист. Тогда, пожалуйста, отойди подальше – я хочу умереть в атмосфере смирения.

– Я не чувствую за собой ни вины, ни ответственности. Я один пытался изменить нашу судьбу. Не обижайся.

Усиком, единственной свободной конечностью, Бисмарк изобразил аплодисменты, постучав себя по голове.

– Отлично, юноша. Ты подредактировал правду, дабы упокоиться с миром.

– Ублюдок, я помню правду!

Он с усилием засмеялся. В его положении любые эмоции давались с трудом. Он замолчал и скоро уснул.

Я потерял счет времени. Внезапно я вздрогнул от шлепанья и шарканья тапок. Айра и Руфь. Всего в ярде от нас. Так близко и так безопасно – как попасть под артобстрел, зная наверняка, что в тебя не попадут.

Скоро в Мотель просочились запахи. Суматоха разбудила Бисмарка. Он принюхался.

– Надо бы немного жира сбросить. Благодарение господу, что я здесь, не придется есть эти яйца.

Я почуял запах моющего средства и услышал хлюпанье – Руфь мыла посуду.

– Мизинец! – сказал я. – Только что вспомнил. Вот как тебя звали. Ты из этих, которые в кухонной рукавице жили.

– Кто тебе сказал?

– Ты сам и сказал. Давно еще.

– И ты поверил таракану, которого зовут Мизинец?

– По-моему, восхитительное имя. Зачем ты его сменил?

– Спроси Мыльного Барбароссу. И окажи умирающему таракану последнюю услугу – никогда меня так не называй.

Шаги удалились, и Мотель затих. Остальные не шевелились. Умерли? Или спят? Я не мог заснуть. Скоро у меня будет полно времени для сна. Компрессор поблизости включался и выключался безжалостным хронометром.

Айра и Руфь вернулись в кухню лишь на следующее утро. Бисмарк выглядел все хуже. Серые пятна на панцире – признак скорого конца. Он умрет гораздо раньше меня. Я притерпелся к мысли о смерти, поскольку воображал, что мы умрем вместе, перешучиваясь и переругиваясь. Без него меня накроет вселенский ужас.

– Бисмарк! – закричал я. Он проснулся.

– Что? – Слабый, сонно скрипящий голос показался мне пением Карузо.

– Доброе утро.

– Доброе утро? Ты разбудил меня, чтобы пожелать доброго утра? Не дергай меня, раз еще не пора съезжать. Имеет право таракан выспаться?

Он проспал еще несколько часов и проснулся очень серьезным.

– Послушай, ты можешь отсюда выбраться.

– Великолепно. Пошли.

– Не мы. Ты. На свои ноги глянь. Увязли одни кончики. Если постараешься, оставишь их тут.

Я засмеялся.

– А уйду я чем?

– Новыми. После линьки. Ты совсем тупой?

– Линька в моем возрасте? Кто из нас тупой? – Я постучал себя усами по спине. Звук вышел пустой, точно в тыкве.

– Предоставь мертвым погребать своих мертвецов. Я намерен тебя спасти. Ты мне вечно будешь должен. Жалко только, что я не смогу тебе напомнить… Через день, может быть, два, я умру. Съешь меня. Не корчи рожи – по сравнению с тем, что ты обычно ешь, я – шампанское с икрой.

Я дам тебе силы для новой линьки. И тогда, друг мой, ты будешь свободен.

Мой мозг сопротивлялся. Но Бисмарк ждал ответа, и я ответил:

– Лучше бы ты не умирал раньше меня.

– Псалтирь, ты безнадежен.

Мотель безмолвствовал весь день. Компрессор считал часы до прихода голодной смерти.

Айра и Руфь, тоже вестники надвигающегося конца, вернулись и сели ужинать. Ночью несколько постояльцев умерли. Насколько я мог видеть, в Мотеле было восемь мертвых жильцов и двое живых. Утренняя регистрация наверняка внесет новые поправки.

Наутро Бисмарк выглядел еще хуже. Он посерел, хитин на спине отслаивался.

– Бисмарк, – позвал я. Нет ответа.

– Бисмарк!

Опять тишина. Ни шороха.

– Проклятье, Бисмарк, ответь мне! – заорал я.

– Неотложные дела, малыш? – Его голос был тих и слаб.

– Никогда больше так не делай!

Пусть дремлет. Холодильник сегодня щелкал нестерпимо громко. К полудню я уже не мог это выносить.

– Эй, Бисмарк, помнишь, как я поднимался по стене, когда Айра совокуплялся? Он так озверел – я думал, умрет прямо верхом. Бисмарк?

– Конечно.

– А помнишь, как я включил детектор дыма, когда Руфь сидела в ванной? Здорово было, правда? Бисмарк!

– Зачем ты спрашиваешь?

– Вспоминаю.

– Я устал.

Я оставил его в покое. Я обрадовался, когда появились Айра и Руфь, и наполнили Мотель ароматами солонины и капусты. Их шаги и голоса сбили наконец сводящий с ума ритм компрессора.

– Здорово, что не придется за ними доедать, – сказал я.

Бисмарк не ответил. Я так испугался, что не стал повторять. Утром я его не разбудил. Это было невозможно.

Я погладил его усиком по спине.

– Мизинец, – прошептал я, – ты мерзавец. Сначала ты меня впускаешь, чтобы не сидеть тут одному, а теперь бросаешь. Где твоя вежливость? Что мне теперь делать? Смотреть, как ты гниешь?

Компрессор все гудел.

Через некоторое время я услышал в кухне шаги Блаттелла. Мозг бешено заработал. А если они подойдут? Предупредить их, обрекая себя на мучительную смерть в этом гниющем музее восковых фигур? Или пусть меня развлекают, как я последние дни развлекал Бисмарка? Я страстно спорил сам с собой.

Шаги приближались. Сердце колотилось. Я знал, что сейчас заговорю – хотя по сей день не знаю, что собирался сказать – предупредить или позвать, – и тут раздался голос.

Это была чешуйница.

– Не подходи. Это Тараканий Мотель. Ее друг сказал:

– Ты знаешь, на эту штуку даже тараканы не покупаются. Похоже, на нее уже все плюнули.

То была ужасная ночь. Я клевал носом, и мне тут же мерещилось, будто кто-то шевелится. Я пялился в ночь, высматривая признаки жизни. Я уставал, разглядывая девять трупов, но в полусне мне чудилось движение, и все начиналось заною.

Сон одолел меня. Это было наказание.

Во сне все тела ожили. Перед каждым появилась лестница, все они вели на крышу Мотеля. Я один остался без лестницы. Они легко освободили ноги из клея и начали уходить. Я умолял их взять меня с собой.

– Кто-то должен присмотреть за Мотелем, – ответил Бисмарк.

К черту Мотель. Я рванулся за ними. Но только сильнее прилип.

– Скажите, как вы освободились! – закричал я.

– Верой! – ответил другой голос. Перед Мотелем стоял Исход. – Я отведу тебя в страну молока и меда. Ты веришь мне?

– Да, да, веди меня, – сказал я. Он поднял передние лапы и произнес заклинание. Клей покрылся рябью и откатился к стенкам. Мои ноги свободны. Поразительно. Исход поманил меня к себе через порог. Но едва я приблизился, он закричал:

– Лжец! Безбожник!

Он воздел лапы, и липкие края сошлись снова, сомкнулись надо мной, окутав меня, сковав сотнями наручников.

Я проснулся в ужасе и поклялся больше не засыпать.

Теперь я и у себя на спине заметил серые пятнышки. Так скоро? Я не чувствовал, что умираю. Я даже не устал. Но с другой стороны, я же видел – смерть не сообщает о своем приходе грохотом канонады и лязгом цимбал.

Глаза Бисмарка уже разлагались, разглаживались, отчего он казался суровым и непреклонным, будто смерть – не последний сон, но последняя битва. Я понимал, что это гниение, не эмоция, но слишком трудно не замечать выражение на лице, которому я так долго доверял.

– Почему я стремлюсь выжить, Мизинец, хотя совсем не хочу жить? Мы говорили, что мы – единственные животные, свободные от генетических предрассудков, что мы одни живем настоящей жизнью. Ты – может быть. Я так не могу. Ты понял, когда нужно сдаться. А я – узник инстинкта выживания.

Я смотрел на свой мирок новыми глазами. Передо мной – громадный шмат свежей падали. Не более того. Человечье филе или жаркое из крысы? Понятия не имею. Плевать. Я разглядывал его, а мои слюнные железы сговорились меня обмануть и уже выбирали место для первого укуса. Я нечаянно взглянул ему в лицо. Еда исчезла, передо мной снова Бисмарк.

Я собрал все свое мужество и уставился на его задние ноги – подальше от всепонимающих глаз. Я наклонился и открыл пасть. Сердце билось так сильно, что усы вычерчивали восьмерки. Я сделал выпад и вцепился ему в бедро.

Хитин треснул между жвалами. Я его выплюнул. Не могу.

Давай, Псалтирь. Послушай, как урчит холодильник, – твое время истекает. Мы всего лишь мясо, только он падаль, а ты еще жив.

Повторяя это, я снова придвинулся к нему. Откусил кусочек. Подавил рвотный позыв и проглотил. Не задумываясь, отгрыз еще кусок, за ним еще один и еще. Я прикончил бедро, затем доел ногу, предусмотрительно затормозив над клеем. Я куснул еще раз, нога разломилась пополам, и тело повалилось ко мне. Я не мог остановиться, пустота в пасти казалась невыносимой. Я перегнулся через труп и съел второе бедро. Церки хватило на один укус. Теперь это была падаль, свежая мертвечина, прохладная, благоухающая и нежная от краткого старения.

Мною двигал инстинкт. Я двигался автоматически, бездумно. Дело не в голоде; я ел, потому что передо мною была пища. Я разгрыз грудь и распорол живот от зада к переду, сверху донизу, еще быстрее наслаждаясь движением челюстей, в кои-то веки снова став тараканом. Наконец брюхо у меня раздулось и уперлось в панцирь.

Добравшись до надкрыльев, я остановился. Не хотелось смотреть ему в глаза. Я определенно съел предостаточно.

Отодвинувшись, я оглядел плоды своего труда. Голова нетронута, но остальное – потравленная саранчой оболочка, разбомбленный самолет. Я обжора, каннибал! Мне стало нехорошо. Но первые питательные вещества из его тела прочистили мне мозг. Меня мутило, но я сдержал рвоту – она стоила бы мне единственного шанса выжить. Скоро этот ужас прошел.

Впервые с заселения в Мотель я спокойно заснул. На следующий день я болел. Истощенному организму оказалась не по нутру столь калорийная пища в таком количестве. Кишки крутило, но пища по ним ползла. О, если б только сквозняк очистил Мотель от мерзкой вони моих газов.

На второй день я почувствовал, как где-то под хитином формируется новая ткань. В отличие от остальных девяти постояльцев я толстел. Я выжил.

Первый симптом линьки – сильное давление изнутри, будто изо всех дыр одновременно лезет дерьмо. В молодости линять не сложнее, чем опорожниться: одно усилие, и кутикула между крыльями лопается. Затем сгибаешься, трещина растет, и через несколько минут уже стоишь на старой шкуре в новой броне на размер больше прежнего.

Я понимал: в этот раз все будет иначе. Я перерос возраст линьки, мой толстый прочный панцирь ломаться не желал. Я его заполнял почти впритык, однако сомневался, что у меня хватит сил и выносливости из него выбраться.

На третий день я раздулся до предела. Время пришло. Я раскрыл дыхальца во всю ширь, чтобы увеличить приток воздуха в панцирь. Потом захлопнул дыхальца и согнул мышцы крыльев, еще чуть опухшие со времени полета над Руфью. Вскоре меня затрясло. Я сокращал брюшные и грудные мышцы. Давление было настолько мощным, что проклятый хитин должен был треснуть в шести местах и разлететься на куски. Но он не треснул. Глаза вылезли из орбит, трупные декорации разрослись до гигантских размеров. Я не умру, как они.

Но мне было больно. Я не мог разорвать панцирь. Что делать?

Вдруг я услышал за стеной поскребывание. Определенно, это ноги Блаттелла.

– Не входи! – закричал я. – Это ловушка! Но вошла Гольф.

– Ты что-то сказал? – Едва осознав, куда попала, она засуетилась. – Эй, я застряла! Помоги мне, а? Не стой просто так! – Когда ее глаза привыкли к темноте, она меня узнала: – А, это ты. Как я не догадалась. Ты всех нас прикончить хочешь.

Гольф была зануда. Она не обладала шармом, хотя имя носила трогательно эротичное, будто одежка девочки-подростка; на самом деле, она звалась так из-за клюшки. Теперь я был практически уверен, что выберусь – не могу же я умереть в ее обществе.

– Вытащи меня отсюда! – завопила она, выгибаясь, как остальные, и застыв в пожизненно неудобной позе. Она поносила меня на чем свет стоит.

Ее ругательства звучали музыкой. Я согнулся вдвое сильнее. Давай же, раскалывайся, ублюдок!

Судороги Гольф загнали ее в клей еще прочнее. Для нее весьма трагично, но для меня – восхитительная комедия, потому что малейшее движение выдавливало из ее тела экскременты.

– Я до тебя доберусь! – воскликнула она, и два шарика выпали из ее ануса. – Тебе смешно? – Струя мочи распылилась между ног.

Когда облачко доплыло до меня, я перестал смеяться. Моча мешалась с феромонами.

Узник Тараканьего Мотеля, каннибал, обстрелянный вербальным ядом этой дуры, полуживой, – и единственное, что приходит в голову, единственное, что меня волнует, – феромоны.

Фаллос немедленно ожил. Но брюшные мышцы судорожно сжаты, он не прошел бы в отверстие. Пенис разбухал. С химией не поспоришь. Хитин затрещал, и символ моей мужественности вырвался из панциря.

Я опять согнулся, во все стороны по панцирю побежали трещины, сверху донизу, точно рвущийся целлофан. Бзззз! Вжик! Чудесные звуки. Я вдохнул живительный воздух. Скоро я наполовину сбросил старый панцирь. Гольф это сделала! Я свободен!

Тараканы выходят из линьки больше и сильнее, но с телом мягким, как моллюск, и бледным, точно Айра. Через полчаса затвердевающий панцирь окрашивается меланином. Лучше броне окрепнуть, прежде чем я предстану перед миром, но нельзя рисковать: я могу застрять в старых ногах.

Я вытянул передние ноги – они разбухли, точно тесто. Я осторожно перебрался на спину соседнего трупа.

Я с тревогой оглядывал себя. Я уже был наверху, но по-прежнему видел себя внизу. Сверху я был мягкий, белесый и шаткий. Снизу – бурый и твердый, навеки застывший возле Бисмарка, незаменимого друга. Внизу я был мертвец среди мертвецов. Сверху лишь вступал в новую жизнь.

Между мной и выходом из мотеля стояла только Гольф. Она все боролась с клейкой массой и потеряла ко мне интерес. Едва она остановилась передохнуть, я нетвердыми ногами прыгнул ей на спину. Один прыжок – и я на свободе!

Но снова вмешались восставшие феромоны. Фаллос без труда выскользнул из мягкого панциря, нежно мурлыча: «Гольфочка, красавица, любимая!» Подстилка внизу вопила: «Агония, голод, смерть!» Никогда раньше не приходилось мне взвешивать «за» и «против» применительно к сексу, так что дебаты завершились через секунду. Оставался лишь технический вопрос – как я в нее войду сверху, если нормальная тараканья позиция снова впечатает меня в клей?

– Какого черта? – взвизгнула Гольф. Она обхватила мою ногу свободным усиком – а я-то думал, у нее все конечности заблокированы – и воткнула ее в липкое месиво.

Вожделение исчезло, включился инстинкт самосохранения. Я рванулся к выходу, неуклюже вывернувшись в воздухе, поскольку нога оставалась в Мотеле. Но пять других плюхнулись на винил.

Я был воодушевлен и взбешен, но в основном меня мучило любопытство. За всю жизнь в колонии я никогда не видел откровенного садизма – даже не слыхал о таком.

– Зачем ты это сделала? Можешь объяснить?

– Жизнь за жизнь, Псалтирь. Ты сам так говорил.

Только не эта жизнь. Нога-заложница была бледная и скользкая, будто личинка, которую я вывел на прогулку. Я дернулся, но она со мной не пошла. Выбора нет – придется ее оторвать. Я не переживал по поводу каннибализма – это же моя плоть. Я впился в сочленение. Острая боль вскоре утихла. Я свободен!

– Чтоб ты сдох, – прошипела Гольф. – Чтоб на тебя наступили, раздавили и полили ядом. Не бросай меня.

– Я оставляю тебе на память ногу. Смотри на нее и думай обо мне.

Я вышел в кухню и шмыгнул под порожек. Пусть новое тело затвердеет. Я подозревал, что для возвращения мне понадобится крепкая шкура.

Пролом за проломом

– Олбани… Пирр… этот я знаю, Батон-Руж… Портленд… Что? Салем? Издеваетесь, что ли? Салем?

Казалось, это бредовый сон, но потом меня разбудил взрыв. Я подскочил при виде парочки развратных крокодилов. Меня огрело по голове, и я упал на пол. Декорации понемногу прояснялись. Надо мной – край шкафчика, об него я ударился. Крокодилы – Айрины шлепанцы. Хозяин грохнул об стол коробкой из-под отрубей с оскорбившей его викториной. Линька и побег так меня измотали, что я проспал всю ночь. Не самый разумный поступок.

Массируя свои кровоподтеки, я обнаружил, что панцирь затвердел и побурел. Снова можно жить. Компрессор гнал воздух прямо на меня. Но я теперь не против; он помог затвердеть хитину.

К завтраку вышла Руфь.

– Интересно, кто кому дал взятку, чтобы сделать Салем столицей, – сказал Айра, когда они вместе уходили на работу.

Я вышел на середину кухни. Я стал крупнее и сильнее. Сочленения потрескивали, как и положено свежему хитину. На пяти ногах я перемещался на удивление неплохо. Только звук раздражал. Всю жизнь я ходил на шесть долей и теперь запинался после каждой пятой, дожидаясь последней. Надеюсь, я привыкну.

Перед возвращением в гостиную нужно решить, куда вести колонию. С пятью ногами лазить труднее, чем ходить, но я прорвался по дверце шкафчика. Острые края поцарапали мне новый панцирь.

Внутри ничего не изменилось. Банкноты по-прежнему оккупировали нашу дыру.

– Уютно тебе здесь, а, Бен?

В эпитафии Бена говорилось, что его тело – еда для червей. Поскольку никаких червей поблизости не было, я решил попробовать его сам. Я вцепился в него жвалами. Бумага не порвалась. Крепкий парень. От него исходило перебродившее зловоние сотен человеческих рук. Бен намеревался проследить, чтоб я не только не нажрался до отупения – чтоб я вообще не жрал. Я пощупал за пачкой. Дыра на месте.

Но старик стоял между мной и будущим и не собирался двигаться. Я снова окажусь жертвой. От этой мысли я взбесился. Я прыгнул ему на горло, на миг позабыв о недостающей ноге, и криво упал ему на плечо. Передняя нога вонзилась в бумагу – я не мог ни влезть, ни спуститься. Когда остальные ноги устали я соскользнули, я всем своим весом повис на одной. И не вырваться. Бен улыбнулся чуть шире: мол, держаться вместе не будем, но одного тебя я определенно удержу.

Вдруг он задрожал и взвизгнул, словно я задел ему нерв. Затем подскочил, сбил меня с ног и навалился сверху. Я было решил, что он и впрямь ожил.

На спине, придавленный его гигантским весом и вонью, я сумел постепенно освободить ногу и выползти. Я вскарабкался на кучу Бенов и его соратников-патриотов к дверям Зала Независимости на самом верху. Дыра в стене надо мной свободна! Будущее принадлежит мне!

Эти листки бумаги, центр моей вселенной на протяжении многих месяцев, средоточие моих страданий и борьбы, внезапно сдвинулись – и не в результате сложных психологических манипуляций, но лишь одним неловким прыжком. До сего момента сомнения не мучили меня: я был прав, увлекая за собой граждан, – они ведь тоже выиграли бы. Но теперь с Бисмарком не поспоришь: в одиночку я бы добился успеха в первый же день. Я не повторю своих ошибок.

По! Я совсем о нем забыл. Он ушел в стену, когда здесь трудился чужак. Через отверстие я вступил в новый мир. Я окликнул По. Он не отозвался, но пещера в стене была такая громадная, что мой голос не мог ее заполнить. Здесь было тепло и тихо. Трубу, что спускалась к раковине, покрывали капли – точно полное вымя. Замечательно. Бисмарку бы понравилось.

Я пошарил вокруг. Лишь на обратном пути в шкаф я заметил кончики усов По – они свисали из глыбы старой штукатурки. Я подбежал к нему – или, вернее, к его почти разложившимся останкам. А я-то думал, что По сейчас должен быть довольно тучный. Но, разумеется, преградив нам доступ к стене, Айра запечатал По в образе Фортунато.

Итак, склад еды принадлежит мне одному. Я не мог оплакивать По – я благодарил судьбу. Впервые со времен Террора я в безопасности обследовал шкафчик. Вообще-то я не верил, что это когда-нибудь случится. Контейнеры возвышаются мавзолеями, но рядом немало картонных коробок. Макароны мои, паста с яйцами и шпинатом, всех видов и размеров. Печенье, смесь для оладьев, рис, гречка, изюм, шоколадный пудинг, маца – все, все мое!

Назавтра вечером я сидел в глубине шкафчика, равнодушный к запахам еды, которую Айра и Руфь готовили в нескольких футах от меня. Я так наелся, что опасался второй старческой линьки. На следующий день Айра заметил упавшие купюры.

– Как глупо, – сказал он сам себе, вынул деньги из шкафа и положил в карман.

Идеальная жизнь. Я был один, но не одинок. Компания библейских тараканов-психотиков меня не привлекала. Странно, что именно изобилие макарон, которым я наслаждался в одиночестве, вскоре заставило меня передумать.

Когда я полз по тоннелю окаменевшей макаронины, мой зад возбуждающе об нее терся. Химия давно успокоилась, но я еще хранил воспоминания о напрасной эрекции на Гольф в Мотеле. Макаронная щекотка раздражала и нервировала, мозг затопили половые фантазии. Меня изводила мысль, что последний, давно созревший сперматофор никогда не выстрелит, что я никогда не почувствую феромонов и безумного погружения в секс.

Секс мне нужен. И компания нужна. В чем нетрудно себе признаться.

Ничего не поделаешь: возвращаемся к принципам естественного отбора. Но я не стану доктринером. Рыскай Бисмарк где-то там по-прежнему, среди ужасных опасностей без особой надежды на успех, вряд ли он оскорбился бы, обретя еду и безопасность моей кладовой и крепости. Может, еда и безопасность вернут колонии рассудок. Какая польза в их смерти?

В гостиной никого не было. Я опоздал. Я заметил перед камином одинокого гражданина. Колумб. Я поведал ему о шкафчике.

– Ты использовал нас, а потом бросил, – горько сказал он.

– У меня был долгий поход. И еще я попал в Тараканий Мотель.

– Но ты здесь. Это чудо.

– Посмотри на меня. Я жирный, как рождественская индейка. Я правду говорю.

Он недоверчиво меня оглядел:

– Я вижу, ты ногу потерял.

– А что с остальными? Он ткнул усами вверх.

– Зря время тратишь. Каминная полка.

А что, на уровне пола жизни больше нет? Я заставил работать свои пять ног, как все шесть. Колумб смотрел на меня, будто надеясь, что я упаду. И я почти упал, когда кирпич под ногами сменился известкой, а потом снова стал кирпичом. На каминной полке – ни души. Надеюсь, им хватило ума спрятаться. Я обошел стеклянный канделябр и керамический фонарь. Я даже заглянул в отверстие для масла – безуспешно. Щупальца тяжелой медной меноры – мало ли куда заведет граждан Исход! – тоже пусты.

А потом я их увидел – но не тех голодающих животных, что жалко плелись в комнату. Эти весело бегали и скакали по шахматной доске. Я приблизился, и они окружили меня, заглушив мои слова песнопениями.

Стоявший в стороне Аарон покачал головой:

– Ты знаешь этот народ, что он буйный.

– Какого черта они творят?

– Конь, юн та латунная штука. Видишь, как они столпились?

Теперь я увидел, что у хаоса имеется центр.

– Они думают, это не конь. Исход исчез, и они нашли себе нового бога – Золотого Тельца.

– Исход велел себя предать?

– Нет, брат мой. Кто-то другой велел, давным-давно, и память о нем сейчас пробудилась. Это был ты.

В нашу сторону понесся таракан. Мы укрылись за краем доски, и он пролетел над нашими головами.

– Я же рассказывал историю, – возразил я. – Это просто анекдот. Что за ерунда.

– Да, я понимаю. Просто анекдот. – И он отвернулся к доске.

– Я могу укрыть их за шкафчиком меньше чем за час.

Остерегись, предупредил меня дух Бисмарка. Спасти им жизнь, ответил я, вот и все. Я не буду строить их в шеренги, не повлияю на размножение. Но оставить их умирать? Вот это – манипуляция нашим генофондом. Я не брошу их только потому, что у них обнаружились недостатки. У меня самого всего пять ног.

Аарон не отвечал. Снова все придется делать самому.

Я вытащил из меноры кусок черного фитиля – это будет посох – и вышел на середину доски. Граждане обступали коня.

– Кто господень – иди ко мне! – пропел я. Гвалт постепенно утих. Гражданам, похоже, плевать, кто изображает пророка.

– Вы сделали великий грех; итак я взойду к господу, не заглажу ли греха вашего.

Они безмолвствовали, пока я медленно шел по доске, нарочито прихрамывая на изуродованную ногу, будто сгибаясь под тяжестью их грехов. Я пересек каминную полку и исчез за лампой.

– Грешники! Они изведают мой гнев! – Я заехал фитилем по новому панцирю. Панцирь ото– звался мощным басовым эхом. Я сам едва не перепугался.

– Ослепительный свет и жара смутили их. Воистину, они праведники, – ответил я сам себе нормальным голосом. – Праведность не тает, точно масло в полуденном солнце! – Я снова грохнул по панцирю и тихонько выглянул. Колония застыла в священном ужасе.

Я приглушил громкость и продолжал умолять, повышая голос на случайных словах вроде «раскаяться», «прощение» и «последний шанс». Потом я вернулся на доску.

Граждане встретили меня так, будто Золотой Телец – это я.

– Вы очень рассердили господа своим идолом. Он – бог-ревнитель.

Толпа уронила пешку на бок, целое полчище окружило латунного коня. С ревом шестисот тысяч тараканов они сбросили его через край доски на пол. Посмотрим, что скажет Айра.

– Господь говорит: вы – люди жестоковыйные, – сообщил я.

– Но мы не люди, – отозвался кто-то.

– И у нас нет вый.

– Неважно, – заявил я. – Господь говорил со мной. Я просил его: покажи мне славу твою. И сказал господь: я проведу пред тобою всю славу мою, и провозглашу имя Иеговы пред тобою, и кого помиловать – помилую, и кого пожалеть – пожалею.

Колония пришла в восторг. Время разыграть мою партию.

– И господь сказал: смотри! Вот место у меня, стань на кухонном шкафчике…

Я напрягся, готовясь к отпору. Но ничего не случилось. Они проглотили без возражений. -…Когда же будет проходить слава моя, я поставлю тебя в расщелине шкафчика и покрою тебя рукою моей, доколе не пройду.

Толпа покатилась с каминной полки и потекла через гостиную в столовую. Чтобы не отставать от самых медлительных, пришлось бросить фитиль.

Я совершенно потерял счет времени. Я понял это, услышав скрежет ключа. У нас оставалось еще несколько секунд – хватит, чтобы разбежаться по столовой. Но колония как ни в чем не бывало шагала вперед, будто судьба навсегда избавила ее от житейских бед.

Но я в житейские беды верил истово. Я протолкался к лидерам. Они уже достигли кухонной двери.

– Стойте! Стойте! Это безумие!

Не обращая на меня внимания, они шли дальше. Всего минуту назад я был всемогущ – куда девалась моя власть? И тогда в арьергарде я увидел Аарона – он встал на задние ноги и тыкал себя в грудь.

Надо попытаться.

– И господь сказал: не идите в шкафчик при виде смертельной опасности, это навлечет позор на меня. Ступайте под плинтус и там ждите.

Они тут же остановились и развернулись. Шустро протоптали тропинку в сугробах борной кислоты и скрылись под плинтусом.

После ужина я пошел за Руфью в гостиную.

– Айра, гляди, лошадь на полу лежит. Айра вбежал в комнату.

– Все фигуры перепутались. Я же предупреждал…

– Не смей! – перебила она. – Мы это уже обсуждали.

– Тогда что за черт? Вандалы вломились только ради того, чтобы подвигать фигуры?

– Кто играет латунными, Лев или ты? – Я.

– Значит, твоя лошадь. Думаю, ей на улицу приспичило.

– Очень смешно, – сказал Айра. – Между прочим, это не лошадь. Это конь.

– Значит, сбросил наездника и сбежал.

Впервые в жизни я с удовольствием созерцал нахмуренное Айрино лицо. Еще несколько часов – и я попрощаюсь с ним навсегда.

Я подождал, пока они умылись, опорожнились и ровно задышали в кровати, а затем вернулся под плинтус. Граждане сидели смирно в ожидании похода к Священной Дыре.

– Хвалите господа! – говорил я каждому лично у выхода из-под плинтуса.

Первым был Августин – я не видел его так долго, что считал умершим. Он поведет колонну. Новообращенные всегда фанатичнее кадровых верующих. Остальные великолепным строем следовали за ним. Скоро Августин свернул за угол в кухню; колония шла одним громадным многочлениковым насекомым. Скоро конец нашим страданиям.

Когда все прошли мимо меня, я заглянул напоследок под плинтус в поисках отставших. Никого. Я перепрыгнул белые сугробы. Оглянулся и помахал. Прощай, унылый дом. Там, куда мы идем, как хорошо и как приятно жить братьям вместе!

От малого произойдет тысяча, и от самого слабого – сильный народ.

Все исчезли в кухне. Когда я их догнал, Августин уже ступил на нижний шкафчик, куда я и говорил, остальные в идеальном порядке шагали по пятам. Я радовался, но в то же время нервничал: почему же они не взяли шкафчик штурмом. Слишком расчетливо. Я думал, только муравьи атакуют по очереди.

Ладно, неважно. В колонне – много моих друзей, среди них Барбаросса, Спасатель, Страховщик и Харрис Твид. Все постарели, панцири сморщились от недоедания. Ничего, это мы исправим.

Августин взобрался на стол, и я потерял его из виду. – Ёпть, Псалтирь, – услышал я сзади. – Это и есть наше место? Молочные реки, медовые пряники? Не впаривай мне фуфло, как твой психованный братец с дубинкой.

– Оно и есть. Ну, порошковое молоко и мед.

– Ну ладно, мать твою! Дай пять. – Суфур подставил лапу, затем вернулся в строй – последним.

Дно верхнего шкафчика – шершавое необработанное дерево – самая трудная часть пути. Тараканы шли по нему, зависнув вниз головой. Августин как раз ступил туда, когда Суфур только ушел с пола. Едва лидеры подойдут к дверце последнего шкафчика, скорость возрастет. Шагала вся колония. Виновен я или нет – я возместил убытки.

И мне пора. Я никогда больше не увижу эту кухню – только через дверь шкафа. Я мало о чем буду скучать. Прямо скажем, лишь об одном – прощай, Бисмарк, мой верный друг. Ты будешь жить в моем сердце.

Я оторвал ногу от винила. Прощай, линолеум – эти ямы, что ломали нам ноги, этот нездоровый сосновый запах. Мы всегда знали, что ты поддельный. Прощай, борная кислота; мы на тебя лишь смотрели. Контейнеры, прощайте. Мы нашли кое-что получше. Прощайте, поваренные книги. Мы будем питаться au naturel. Прощай и ты, нашатырный спирт. Дихлофос, я особо сожалею. Порой ты внушал мне подлинный трепет. Теперь все будет иначе.

Айра, на прощание я скажу тебе вот что: обещаю, когда ты постареешь и облысеешь, мы расплодимся так, как ты и представить не в состоянии; мы заполним всю пещеру за шкафами, все пятнадцать футов от пола до потолка. Однажды мы встретимся снова: стена обрушится под нашим весом, и приливной волной мы поглотим тебя и твое имущество. Не жди пощады – ты нас не щадил.

Когда Августин протиснулся в шкафчик, колонна за ним притормозила, но стояла в безупречном порядке. До жизни сладостной – лишь несколько шагов.

Я поднимался на дверцу нижнего шкафа в своем пятидольном ритме, ощущая умиротворение, какого никогда раньше не испытывал.

И вдруг услышал вдали щелканье бамбуковых шлепанцев; после казуса с Американской Женщиной Айра из спальни без них не выходил. Наверное, проснулся от ночного кошмара о шахматном разоре. Возможно, эту потерю колонии я недооценил. Кто может быть забавнее? Кто поддержит нас в грустные дни, одним видом своим доказывая наше превосходство? – Ёпть, Псалтирь. Все в порядке, расслабься! – крикнул Суфур. Он был в футе надо мной.

Зашумел сливной бачок. Бамбуковые хлоп-шлеп слишком долго не затихали – Айра не возвращается в спальню. Прохаживается? Но шаги становились громче. Может, ему не терпится, хочет заново расставить фигуры?

Все громче и громче. Он не остановился в гостиной. Он идет сюда. Один бог знает, что он задумал. Он никогда ночью не ест, на полный желудок ему снятся дурные сны. Наверное, идет проверить, хорошо ли заперта дверь.

Но он прошел и этот поворот. Он направлялся в кухню. Невозможно.

– Бегите! – закричал я. – Айра идет! Почему они не бегут?

– Слушайте меня! Айра идет! Прыгайте! Бегите! Прочь от шкафчика!

Но они не нарушили строя. По сей день мне любопытно, что случилось бы, закричи я: «Сатана! Спасайся кто может!» Хлоп-шлеп самой смерти приближались к нам, а вся колония на виду, словно принимает солнечные ванны на пляже в фильме ужасов.

– Суфур! Прыгай! Потом вернемся!

– Искра вспыхнула и вот – меня уже несет. – Он продолжал подниматься.

Я спрыгнул со шкафчика и захромал через всю кухню под порожек.

– Ну пожалуйста! – закричал я. Но свет зажегся. Рок явил свое еврейское лицо.

Шлепанцы оглушительно щелкали по полу. У колонии – ни малейшего шанса. Погодите. У них есть шанс. Айра не надел очки.

Загадка его появления разрешилась. Айра достал из кармана кашемирового халата свернутых в трубочку патриотов. Открыл шкаф и положил их на прежнее место. Он же сам сказал, что глупо их там хранить? Я мог выдумать десяток причин, по которым он так поступил. Но вряд ли он снова запечатал дыру, особенно без очков.

В конце концов, над Айриной головой маршируют сотни граждан, и пока он не заметил ни одного. Немало их уже должны быть внутри, многие – на подходе. Но большинство еще поднимались. Вместе с Айрой они являли собой дикую сцену беспощадного фарса: жертвы-лунатики в перекрестье прицела слепого охотника.

Айра вытер пальцы. Грязь. Грязнуля Бен – мстительный старик, специально задерживал Айру.

Айра наклонился над раковиной и принялся мыть руки. Колонна двигалась прямо у него над головой. Меня затошнило.

Впервые после ухода из-под плинтуса я услышал голос Блаттеллы, но уже не Суфура. Она висела на дне верхнего шкафчика.

– У меня ноги отваливаются. Я пошла спать. – Дочь Джулии, Анис.

На грубой деревянной поверхности развернуться совсем не просто, к тому же Анис явно не торопилась. Комет, стоявшая прямо за ней, ухитрилась выйти из транса – на мои предупреждения она не реагировала – и успела избежать столкновения. А Малец, который шел следом за ней, не успел. Он врезался в Комет сзади. Тут же Чеснок ударил Мальца.

– Подвинься, а? Посмотри, что ты сделала с колонной, – сказала Комет.

– У нас свободная страна.

Граждане таранили друг друга, и длинная очередь угрожающе висела на дне шкафчика прямо над Айриной плешью. Комет при каждом столкновении дергалась.

– Убирайся с дороги, ГАД, – сказала она Анис. Германо-Американская Дама.

– Вали отсюда.

Комет схватила ее за грудки и оторвала от дерева. Пожалуйста, не отпускай, молился я. Не сейчас, пусть Айра уйдет. Комет перенесла Анис в сторону и прилепила ее обратно к дереву – невозмутимо, словно мусор выбрасывала.

Граждане вскоре разошлись, и колонна возобновила упорядоченное движение.

– Да идите вы все, – сказала Анис. Никто не обращал на нее внимания – она такого не переносила. Она дернулась в сторону колонны, одна нога зацепилась за щепку.

Анис попалась. Она вытянула ногу; сейчас оторвется, подумал я. Однако нога оказалась сильнее Анис и пращой швырнула ее обратно. Анис не смогла уцепиться за дерево и бурым крошечным маятником свисала на одной ноге.

– Вот же гадость, – сказала она. Колонна шла мимо. Айра мыл руки.

А потом нога оторвалась.

– О-ой, – сказала Анис и упала прямо Айре на плешь. Он ударил себя по голове мыльной рукой. Прямое попадание. Анис расплющилась, растеклась, из всех пор вылезли кишки. Теперь она выспится.

Прилипни Анис к голове, она могла бы спасти колонию. Но она, видимо, кормилась у Айры с руки – где он ее и нашел.

– Господи Иисусе! – рявкнул он, хлопнув себя по запястью. Но Анис прилипла накрепко. Айра вывернул на полную мощность оба крана, и через мгновение она уже неслась по трубе прямиком к океанским бурунам.

Айра скреб ладони, точно хирург перед операцией, затем оторвал несколько бумажных полотенец и насухо вытер голову. Хвала твоей брезгливости, Айра, каждые несколько секунд еще один житель исчезал в шкафу.

Айра поднес бумагу к кончику носа и сощурился. Бумага чистая, смотреть не на что. Затем начались размышления: Айра, как мог таракан попасть к тебе на голову?

Айра поднял голову, настраивая фокус. Колонна двигалась прямо над ним. Он задохнулся и отступил. Уверен, он никогда в жизни не видел ничего подобного. Я тоже.

Он осторожно опустился на корточки. Колени хрустнули, шлепанцы хлопнули. Айра открыл нижний шкафчик. Медленно выпрямился.

Он снял крышечку, выставил банку со спреем перед собой. Сощурив один глаз, прицелился. Строй двигался в том же темпе. Я уже не мог на это смотреть, но и отвернуться не мог. Айра опустил жестянку. Неужто осознал, что участвует в гeноциде? Нет, он просто выполнял приказ – надо встряхнуть банку.

Он поднял ее снова и на этот раз выстрелил. Первый залп промазал на пару футов, но второй накрыл граждан на стенном шкафчике. Они закричали – спрей вгрызался им в тела. Дергаясь в конвульсиях, они с ужасающим треском ломающихся ног падали с высоты прямо в раковину и на стол. Слишком поздно проснувшийся инстинкт заставил их толкаться от стола ногами, культями, жвалами. Некоторые головой сбрасывали отломанные конечности на пол, будто собирались их потом прирастить – будто у них был шанс выжить.

По крайней мере, этот черный дождь падающих ног предупредит тех, кто ближе к полу; им еще хватит времени убежать. Но, к моему ужасу, строй шагал как ни в чем не бывало, игнорируя потоки оторванных ног и усов, не обращая внимания на вопли, от которых, наверное, ежились Блаттелла на пятом этаже. Это не кризис организации. Это поход леммингов.

Аккуратный, как всегда, следующим залпом Айра выстрелил по дну шкафчика. Груда тел посыпалась в раковину. Он включил воду и смыл их в сток. Но колонна неумолимо продвигалась вверх.

Теперь стол. Секундная бомбардировка с тихим пшиком предсмертного диминуэндо уничтожила десятки раненых. Но следом вступило фатальное крещендо: он выпустил яд в стену над раковиной. Я чувствовал, как панцирь шевелится у меня на спине. Айра отпрыгнул, чтобы падающие тараканы не попали ему на шлепанцы. Но он улыбался. Этот человек, этот гуманист, отвергавший идею вивисекции низших грызунов в медицинских целях с обезболиванием, наслаждался бессмысленной массовой бойней.

Многие погибли от удара об пол, некоторые буквально взрывались: под воздействием яда тело теряло упругость. Щупик, чье-то жвало прокатились по полу ко мне под порожек. Я их вытолкнул. Меня вот-вот стошнит.

Айра собрал убитых в раковину куском туалетной бумаги, смыл, затем прицелился и атаковал тех, кто остался на нижнем шкафу. Я был так потрясен, что не мог двигаться. Брызги спрея рикошетили от дерева и задевали меня. Я как можно плотнее захлопнул дыхальца, но яд пробивал их, будто острое долото.

Я лишь ощутил привкус. Отравленные тела все валились на пол, громоздились, калеча друг друга. Из завывающей корчащейся кучи не мог выбраться никто.

Я увидел двух граждан, удачно приземлившихся на груду тел.

– Бегите! – закричал я. Айра занят основной массой, у них есть время убежать под плиту. Они уже были на полпути к ней, но развернулись и побежали назад.

– Нет! Сюда! – завопил я. Они потоптались, вновь направились к плите и опять вернулись.

Тогда я понял: они никуда не бегут, это лишь предсмертная агония, они носятся химически запрограммированными кругами, круги все уже и уже, пока эти двое не завертелись на месте. Потом они опрокинулись на спины, еще дергая ногами, которые никогда больше не встанут. Самец забил крыльями: гротескное сексуальное прощание, точно эрекция у повешенного.

Внезапно один таракан стремительно помчался ко мне.

– Подвинь свою задницу! Суфур. Я знал, что он выживет!

Он был слишком заметен. Он один двигался прямо и с минимальной скоростью, поэтому шлепанцы направились за ним.

– Не сюда! – заорал я. – Вон туда!

– Двигайся, мать твою! – ответил Суфур. – Я уже тут.

Длинная струя спрея выстрелила ему точно в спину. Дымка окутала его и рикошетом засьшала меня. Она жгла. Мое тело начало сокращаться. Испугавшись, что больше никогда не смогу выпрямиться, я уперся ногами в пол и продолжал стоять. Яд впитывался. Когда он достигнет сердца, мне конец. Сколько времени это займет? Я представлял себе разъедающую меня коррозию. Но через несколько минут боль утихла. Яд выдохся. Судороги ослабли. Слишком маленькая доза. Я выживу.

Но Суфур – нет. За всю ночь я не слышал криков пронзительнее. Суфур скакал по полу – скорее сверчок, чем таракан. Он взвился вертикально вверх и упал на бок. Он корчился так ужасно, что панцирь разлетелся, обнажив кишки. Я забился под порог. Когда глаза Суфура начали лопаться икринками во рту брезгливого дегустатора, я залез еще глубже.

Я выглянул снова, только услышав скрип открывающейся двери. Айра убил сотни, но последняя победа останется за нами. Он уже нацелился расстрелять тех, кто близок к вечному блаженству, но увидит, что все они бурой дымкой растворились в воздухе. Бен закрывает дыру, он запутает Айру. Даже найди Айра врата в рай, ему удастся лишь тщетно прыснуть спреем в дырку.

И снова я ошибся. Когда дверь до конца открылась, Августин и остальные сидели в шкафу, как овощи на грядке. Они ошиблись полкой. Не нашли входа.

Айра неторопливо расчистил место для маневра, сдвинул банки влево, жестянки вправо, дыша громко и хрипло. Потом одним нескончаемым залпом зверски уничтожил всех. Баллончик наконец иссяк и зашипел, но было поздно. Крик уступил место плачу, хныканью и отвратительному треску падающих тел. Гудел компрессор под холодильником.