/ Language: Русский / Genre:det_irony,detective, / Series: Дамские приколы

Дуля С Маком

Дарья Калинина

Могла ля Инна смириться с изменой своего мужа Бритого? Да никогда! И, собрав свои вещички, она ушла из дома. Навсегда! А для начала решила поселиться в уютном пансионате «Санни». Но тихое на первый взгляд местечко оказалось очень даже горячим! Во время утренней прогулки по берегу залива Инна наткнулась на труп. И стала главной подозреваемой в убийстве. Но, видно, злодейке-судьбе этого показалось мало, и вот уже Инна играет роль невесты некоего Альберта, наследника крутого бизнесмена по кличке Хозяин, которому она.., должна родить внука! При всем при этом Инна, рискуя разоблачением, ищет шантажиста и убийцу, который задумал разорить Хозяина. Задача на грани возможного! Особенно если учесть, что на сей раз, Инна действует в одиночку, без помощи своих верных подруг Юли и Мариши. А ее муж Бритый, готовый, как всегда, прийти Инне на помощь, никак не может напасть на след исчезнувшей супруги…

ru ru Black Jack FB Tools 2006-01-06 OCR: LitPortal 31941DBF-4V61-4AD1-B8B8-98E2C34E3449 1.0 Калинина Д. Дуля с маком Эксмо М. 2004 5-699-06174-6

Дарья КАЛИНИНА

ДУЛЯ С МАКОМ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

В бешенстве Инна металась по квартире. Слов, чтобы описать свое состояние, у нее решительно не хватало. Поэтому вместо слов из глубин Инниного существа рвался какой-то хриплый рык. А причиной тяжелого состояния Инны был, как всегда, ее родной муженек — Бритый. Только он один мог довести Инну до такого накала страстей, что ей хотелось покончить со всем живым на земле, но, разумеется, при том условии, что и Бритого постигнет общая участь.

— Какая же ты скотина! — в десятый раз прорычала Инна, обращаясь к стене.

На стену она рычала потому, что мужа в комнате не было, он прятался от жены где-то в другой части квартиры. Где именно, Инна не знала, да и не желала знать. Честно говоря, одной «скотины» было маловато. Но что делать, если все другие оскорбительные слова у Инны от злости из головы вылетели. И самое обидное для Инны было именно в том, что она, растеряв свой богатый словарный запас, даже не могла толком отчитать мужа за его проступок. От собственного бессилия Инна застонала. Бритый, услышав этот стон, но не разобравшись в его причине, примчался из соседней комнаты на помощь.

— Золотко, что с тобой? — с тревогой спросил он у жены. — Ты не заболела? Нельзя же так волноваться в самом деле.

В ответ Инна метнула в мужа тяжелую вазу — подарок к свадьбе. Вообще-то эта ваза была единственным бьющимся предметом, который сохранился с того памятного момента. Все остальные бьющиеся подарки супруги давно переколотили, так как ссорились они часто и с размахом. Бритый от вазы уклонился, и она, ударившись о стену, разлетелась фонтаном разноцветных осколков.

Супруги молча посмотрели на остатки вазы. И неожиданно Инна почувствовала, как ярость на мужа оставляет ее. Вместе с яростью Инну покинули и силы. Она опустилась на тахту и, не отводя глаз от осколков прекрасной вазы, произнесла:

— Это была последняя капля. Так и знай.

— Деточка, это была ваза, а не капля, — деликатно заметил ей Бритый.

— Не притворяйся, что ты не понял, — тихо ответила Инна. — Я от тебя ухожу!

— В самом деле? — не расстроился Бритый.

Не расстроился он потому, что Инна уходила от него в среднем раз в месяц. А так как жили супруги уже больше двух лет, то Бритый устал пугаться, когда Инна уходила.

— На этот раз навсегда, — так же тихо сказала Инна.

— Солнышко, не уходи, — попросил у нее Бритый чисто для проформы, так как знал, что супруга все равно уйдет. — Ты же потом влипнешь в какую-нибудь историю, а мне придется мчаться черт знает куда и выручать тебя.

— Не придется, — холодно ответила Инна. — Ни в какую историю я влипать не собираюсь. А вот от тебя ухожу. На этот раз без шуток!

— Какие уж шутки, — проворчал Бритый. — Виданное ли это дело — чуть что, она из дома бежит. Цирк!

— Уходи, — спокойно сказала Инна. — Мне нужно побыть одной.

Бритый послушно исчез со сцены, а Инна принялась обдумывать, как ей быть дальше. Будущее без Бритого вырисовывалось смутно. За два года Инна успела привыкнуть к тому, что муж всегда рядом и всегда готов взять на себя решение всех проблем. И эта мысль снова разозлила Инну, потому что напомнила ей о причине сегодняшней ссоры.

Началось все с того, что Бритому не понравился супчик, который сварганила Инна. Ничего странного в этом не было, Инна и сама не стала бы его есть, даже под страхом смертной казни. Но ведь Бритый буквально настоял на том, чтобы Инна приготовила этот супчик. Он целую неделю уверял Инну, что получил рецепт от своего друга, а жена этого друга готовит этот супчик просто божественно.

И весь сегодняшний день Инна с утра металась по городу, выискивая редкие ингредиенты для данного кулинарного шедевра.

А жара была такая, что у нее, едва она покидала салон с кондиционером своего «БМВ», сразу же начинала кружиться голова. Но Инна все же купила все необходимое, а потом три часа своей прекрасной и такой драгоценной молодости убила на то, чтобы приготовить эту проклятую бурду.

Кулинарное творение в результате оказалось в канализации, а Бритый заявил жене, что ей нельзя поручить абсолютно ничего. Без риска, что она все испортит. Инна в долгу не осталась и сообщила Бритому все, что она думает о нем самом и его умственных способностях. В ответ Бритый и произнес ту самую роковую фразу, которая положила начало конца.

— Ты же нигде не работаешь! — проорал он Инне прямо в лицо. — Домохозяйка еще та! Сидишь целыми днями дома, ни хрена не делаешь. Убираться к тебе уборщица ходит. Так ты хоть бы готовить научилась!

Инна справедливо сочла упреки мужа несостоятельными. И тут же решила, что Бритый к ней просто придирается. А раз придирается, значит, Инна перестала его устраивать. Значит, он ее больше не любит, а любит другую. И скорей всего эта другая и готовит проклятый супчик. А никакого друга-то с его рецептом вовсе и не было. Бритый его приплел просто так. Сделав такой вывод, Инна выложила его Бритому и стала ждать ответной реакции.

Бритый в ответ молчал. Молчание мужа потрясло Инну до глубины души. Когда душа вернулась на место, Инна закатила мужу скандал, потом разбила вазу и теперь вот сидела одна в комнате на тахте и думала, как так получилось, что из свободной женщины она превратилась в рабыню этого деспота, который ей еще к тому же и изменяет, судя по всему.

— Золотко, ты еще сердишься? — послышался голос Бритого из коридора. — Я ухожу. Не волнуйся.

Инна открыла рот, чтобы спросить, куда это на ночь глядя намылился ее дорогой муженек, но вовремя спохватилась. Ясное дело, он шел к той стерве, которая готовит супчики как полагается.

Инна вцепилась обеими руками в обивку тахты, чтобы не помчаться следом за мужем. Гордость пересилила, и Инна усидела на тахте.

Наконец хлопнула входная дверь, и Инна осталась в квартире одна.

Тишина буквально навалилась на Инну, угрожая задушить ее.

Посидев минуты полторы, она подскочила на месте, вылетела из комнаты и принялась метаться по квартире в поисках своей сумочки с ключами от двери. Сумочка нашлась минуты через четыре, которые показались Инне длиннее чем иные четыре года. Схватив сумочку, Инна вылетела из дома, захлопнув за собой дверь.

— Сейчас мы посмотрим, — бормотала Инна себе под нос. — Посмотрим и все выясним.

Спустившись вниз на лифте, Инна выскочила во двор и принялась озираться Через полминуты до нее дошло, что Бритого во дворе нет. Это означало, что он уже успел смыться. Инна выбежала со двора, но и на улице Бритого словно след простыл.

— Уже удрал! — бессильно простонала Инна, взмахнув руками. — Ну надо же!

Возле нее тут же затормозила темно-синяя «десятка» с гостеприимно распахнутой дверью.

— Садись, подруга, подвезу, — раздался из машины мужской голос.

Но Инна была не в том состоянии, чтобы раскатывать на чужих машинах с чужими мужчинами, когда ее собственный куда-то подевался непредсказуемым образом.

— Проваливай! — сердито ответила Инна мужику, пытавшемуся ее закадрить. — Не до тебя. У меня муж пропал!

— Так это не беда! — заржал водитель. — Я его заменю.

Инна с презрением посмотрела на мужчину, у которого на лбу ярко алел огромный прыщ, и быстро пошла прочь.

— Куда же Бритый подевался? — бормотала Инна, входя обратно во двор своего дома — Машина его тут. А где он сам?

На всякий случай Инна обошла джип Бритого и даже заглянула в окошко на тот случай, если Бритый спрятался от нее в своей машине. Но увы, мужа там не было. Инна почувствовала, как ее снова начинает трясти то ли от злости, то ли от отчаяния.

— Да что же это такое? — пробормотала она. — Так жить больше нельзя! Соберу вещи и уйду.

Приняв такое решение, Инна вошла обратно в дом. Поднявшись к себе на этаж, она остановилась, роясь в сумочке в поисках ключей. Поиски затянулись, так как руки у Инны тряслись, а ключи никак не находились Неожиданно, пока Инна копалась в сумочке, в коридоре раздался голос Бритого. Инна вскинула голову, но тут же поняла, что Бритый разговаривает не с ней.

— Да, как только она уйдет, я сразу же к тебе, — произнес Бритый.

Сорвавшись с места, Инна на цыпочках подкралась к углу и выглянула Увиденное поразило ее словно удар молнии. Бритый стоял напротив двери квартиры, где, как отлично было известно Инне, жила смазливая девица лет двадцати двух. Девица была на содержании какого-то упитанного дядечки весьма среднего возраста. Но с недавнего времени, как заметила Инна, дядечка куда-то исчез.

Сначала девица была грустна, но потом оживилась и даже начала поглядывать на Инну как-то со значением и вроде бы даже свысока. И вот теперь Инну мгновенно осенила догадка. Девица нашла себе покровителя побогаче и уж, во всяком случае, помоложе и постройней, чем ее упитанный дядечка. А иными словами — девица вцепилась в Бритого. В ее Бритого! Или уже не ее!

— Вот оно что! — простонала Инна, — Кобель поганый!

Гордость не позволила Инне выскочить из укрытия и вцепиться сопернице в волосы. Инна решила уйти гордо и по-английски. Не прощаясь. Она тихо начала отступать к лифту. К счастью, кабина все еще стояла на их этаже. Инна быстро впрыгнула в нее и поехала вниз. Гнев на изменника мужа терзал ее с такой силой, что, заведя машину, Инна даже не сразу сумела понять, куда она едет. Но постепенно в голове у нее прояснилось, и Инна поняла, что ехать ей, в общем-то, теперь безразлично куда.

— Только к себе домой не поеду, — решила Инна.

Дело в том, что теперь, когда она знала, что мужа ей не видать, что ее место в его сердце заняла какая-то глупая девица, она его знать не желала. И видеть тоже. А к ней домой Бритый мог примчаться сразу же, потому что в своей девической квартирке Инна всегда и пережидала их ссоры. Правда, сейчас Инна сомневалась, что муж захочет ее видеть. Но тем не менее домой Инна не стремилась. Сейчас ей хотелось побыть среди незнакомых людей, и к тому же не мешало бы привести нервы в порядок.

Это мысль пришла Инне в голову, когда она во второй раз выехала на полосу встречного движения. И не потому, что задумалась, — просто ее била нервная дрожь.

— Не погибать же теперь из-за этого кретина! — сказала самой себе Инна. — Если он такой дурак, что предпочел меня этой размалеванной кукле, так пусть ему же будет и хуже.

Это помогло Инне успокоиться, но, честно говоря, очень немного. В данной ситуации требовалось средство посильней. И, как Инна чувствовала, медицинская помощь, чтобы привести расшатанные извергом мужем нервы, ей бы тоже не помешала. И тут в памяти Инны встало очаровательное местечко, где ей довелось побывать. Местечко находилось на берегу Финского залива, там была отличная гостиница со всеми удобствами, которые только придумала цивилизация.

И вокруг кирпичной гостиницы были разбросаны маленькие домики, впрочем, тоже снабженные всем необходимым, начиная от телевизора и кончая кондиционером и камином. Но самая главная прелесть гостиничного комплекса «Санни» заключалась в том, что там Инну никто не знал. Последний раз она была там несколько лет назад. И никто не стал бы приставать к ней с глупыми вопросами, почему она на этот раз снова поссорилась со своим мужем.

— Решено! — воскликнула Инна. — Еду отдыхать в «Санни».

Эта мысль заставила ее вернуться к практической стороне своей идеи. Остановив машину у тротуара и обдумав все хорошенько, Инна поняла, что нужно забрать из дома Бритого хотя бы свою одежду, не говоря уж о такой важной вещи, как деньги. Денег, как Инна убедилась, заглянув к себе в сумочку, у нее было совсем немного. Этот момент следовало немедленно исправить.

Чтобы не столкнуться нос к носу с Бритым, Инна на всякий случай позвонила домой по сотовому телефону. Дома трубку никто не снял.

— Значит, он уже у нее, — прошептала Инна.

Поднявшись к себе на этаж, Инна открыла своими ключами квартиру и прислушалась. Бритого дома не было. Инна прошла дальше, вытянула из шкафа самую вместительную сумку и начала торопливо собирать в нее свои вещи. Смотреть, что именно она кидает в сумку, Инна не стала, потому что то и дело прислушивалась, не идет ли Бритый. Но муж задерживался.

Инна успела туго набить свою сумку, достать из столика деньги, выделенные ей Бритым на хозяйство на месяц вперед. Инна справедливо рассудила, что хозяйство ей в ближайший месяц вести точно не придется, а значит, деньги можно потратить на что-либо более стоящее. Хотя этих денег, конечно, было недостаточно для Инны, которая не привыкла себя в чем-либо ограничивать.

Но у нее была еще одна заначка, которую Инна хранила на всякий случай. Заначка была устроена за батареей центрального отопления. Инна просунула руку и извлекла на белый свет пачку долларов. Сколько именно там денег, Инна и сама толком не помнила.

И сейчас, пересчитав их, она с удовлетворением убедилась, что их гораздо больше, чем она думала. Почти три тысячи долларов.

— Неплохо, — пробормотала Инна. — Интересно, когда это я успела столько накопить?

Сунув деньги в боковой карман своей сумки, Инна быстро вышла из квартиры. У нее не было никакой охоты встречаться с ним. Да и вообще Инна в данный момент была твердо уверена, что встретится с ним теперь лишь на бракоразводном процессе.

Сев в машину, Инна прямым ходом отправилась в Зеленогорск. Комплекс «Санни» находился в пятнадцати километрах от этого курортного городка. И Инна добралась до него без малейших проблем, хотя от пережитого нервного возбуждения трясти ее еще не перестало. На место Инна прибыла, когда часы показывали уже десять вечера. Но этот факт Инну ни капли не расстроил. Она по личному опыту знала, в какие незаметные щелочки могут проскальзывать денежные купюры.

Войдя в здание дирекции, Инна посредством тех самых денежных купюр без труда нашла взаимопонимание с дежурной администраторшей. И та без разговоров согласилась поселить Инну, хоть в основном здании с номерами-люкс, хоть в отдельном домике. На личный выбор девушки. Инна прикинула, что сейчас ей, пожалуй, будет веселей находиться среди людей, пусть и за стенкой, и согласилась на номер-люкс.

— Вот и чудненько! — пропела администраторша.

Жизнь на свежем воздухе благотворно сказалась на этой даме.

Лет ей было за тридцать. Вся она была словно сдобная булочка. Румяные щеки, пышные волосы, пышная грудь и не менее пышный зад.

— Я вам дам номер с видом на залив, — сказала администраторша — Хотите? Или есть с видом на лес.

Насчет природы Инне было все равно. Поэтому она согласилась на номер с видом на лес. После этого она направилась к своей машине, куда администраторша прислала шустрого мальчика-носильщика. Инна с радостью передала ему заботу о своем багаже и налегке отправилась обследовать свой номер. Он ее не разочаровал. В нем было две комнаты — гостиная и спальня. В спальне стояла огромная двуспальная кровать, при виде которой Инна едва не застонала, представив на этой кровати ее и Бритого. Но тут же прогнала прочь мысль о муже.

— Отныне я буду с каждым днем думать о нем все меньше и меньше, — твердо сказала самой себе Инна.

Получив свой багаж и избавившись от носильщика, Инна плюхнулась на диван, стоящий в гостиной, зарылась лицом в подушки и горько зарыдала. Прорыдав около часа, Инна поняла, что пора успокоиться. В сущности, с ней ничего ужасного не случилось. Вся она была на месте. Исчез только Бритый.

— Свято место пусто не бывает, — напомнила самой себе Инна.

И, отправившись в ванную комнату, отделанную роскошным испанским кафелем, Инна сполоснула лицо холодной водой, потом сделала себе успокаивающую кожу косметическую маску, посмотрела на свое отражение в зеркале и поняла, что жизнь продолжается. Из зеркала на Инну смотрела красивая девушка с большими голубыми глазами, прямым аккуратным носиком и стильной стрижкой на светлых волосах.

Инна быстро припудрила все еще слегка красную от слез кожу возле носа, веки, потом нанесла поверх пудры румяна и тени, накрасила ресницы так, что они стали длинней и гуще, а потом нанесла кисточкой влажную помаду на свой хорошенький ротик. И, очень довольная, кивнула своему повеселевшему отражению в зеркале.

— Ничего еще не потеряно, — сообщила ему Инна. — Все мое осталось при мне. Плевать на Бритого. Если он такая скотина, что не ценит меня, то в этом мире найдется тьма-тьмущая других мужчин, которые сумеют меня оценить по достоинству.

И перед мысленным Инниным взором промелькнула череда влюбленных поклонников, с которыми она могла отныне делать, что ей вздумается. И никто не будет звонить ей на сотовый, настойчиво интересуясь, где она, черт подери, пропадает. И чем он, Бритый, ее не устраивает, что она изменяет ему с любовником. Звонить в то время, как Инна сидит в кафе с подругой и даже спиртного в рот не берет, потому что за рулем.

В общем, Инна постаралась вспомнить, чем же ее не устраивала ее холостяцкая жизнь, но не смогла. Тогда она попыталась вспомнить, почему же она все-таки вышла замуж за Бритого.

И тоже не смогла. Никакой веской причины, кроме сильной любви и жгучего желания всегда и всюду быть рядом с Бритым, у нее тогда не было.

— Очень странно, — пробормотала Инна. — Где была моя голова, когда я позволила этому типу охмурить меня? Но теперь с этим покончено. Любить его после сегодняшнего предательства я больше не могу. А быть с ним просто не хочу. Отсюда вывод — нужно как-то утешиться.

И Инна отправилась вниз в ресторан, чтобы утешиться. Инна натянула на себя свое самое любимое платье. Красное шелковое с открытой спиной и без рукавов. К тому же платье все было отделано мелкими пестрыми перышками какой-то птички. Выходя из своего номера, Инна остановилась, натягивая длинные красные перчатки, которые полагались к платью. И неожиданно услышала из соседнего номера странные звуки.

Определенно там кто-то плакал. Инна потрясла головой, но рыдания не исчезли. Инна еще немного послушала и поняла, что плачет женщина. Минуту спустя плач прекратился. Инна облегченно вздохнула, но в тот же миг за стеной зазвучал мужской голос.

И Инна снова насторожилась, потому что мужчина очень грубо орал на кого-то. Скорей всего на ту женщину, которая плакала до этого.

— Ох, кобели проклятые! — вздохнула Инна. — Все зло от вас!

Слов, которые орал мужчина за стеной, ей было не разобрать.

Поэтому относительно причины его дурного настроения она ничего предположить не могла. Но почему-то была целиком на стороне плачущей женщины, а вовсе не орущего на эту бедняжку мужлана.

Инна нахмурилась, быстро сбегала в ванную за чистым стаканом и приложила его к стенке.

Теперь слышно стало немного лучше. И Инне даже удалось разобрать несколько слов, которые произнес мужчина. На самом деле это было одно слово. Остальных Инне было не разобрать, ругался мужчина азартно, но очень уж неразборчиво при этом.

— Трибунал! Трибунал!

Это было единственное слово, которое разобрала и запомнила Инна. И то только благодаря тому, что мужчина повторял его чаще других, выделяя его особым надрывом в голосе.

— Военный, что ли? — пробормотала про себя Инна. — Но чего он на бабу-то орет?

Кроме того, вскоре в номере что-то упало, а затем снова раздался женский плач, перемежающийся ругательствами мужчины и звуками падающей мебели и звоном бьющегося стекла. Женщина уже не просто рыдала, а визжала от страха.

— Не знаю, — прошептала Инна, — что он имеет в виду и что они там вытворяют, но мне эти скандалы за стенкой не нужны.

У меня нервы и так ни к черту. А все из-за мужиков И Инна решительно вышла из своего номера, направившись к соседской двери с твердым намерением выместить на соседе все те претензии, которые у нее накопились по отношению к худшей половине человечества. Подойдя к двери, Инна постучала несколько раз. Голоса неожиданно утихли, женского плача тоже больше слышно не было, но дверь Инне никто не открыл. Инна пожала плечами, напомнила себе, что не очень-то с ее стороны вежливо совать нос не в свое дело, и пошла прочь по коридору.

Спустившись вниз, она остановилась возле портье и спросила, кто поселился в сто пятнадцатом номере. Самой Инне достался сто четырнадцатый номер, а сто пятнадцатый был занят плачущей женщиной и орущим мужчиной. Узнав о причине Инниного любопытства, портье как-то подозрительно смутился и покраснел.

— Что такое? — удивилась Инна.

— Тот номер никем не занят, — пробормотал портье.

— Как не занят? — еще больше удивилась Инна. — Я же не глухая. Я слышала в соседнем номере голоса и плач.

— Плач? — насторожился портье.

— Да, женский плач, — кивнула Инна. — И еще звук падающей мебели, насколько могу судить, стула. И звон бьющегося стекла. Наверное, фужеры или стаканы.

Портье еще больше помрачнел, но стоял на своем, что в сто пятнадцатом номере никого быть не может.

— Он не заселен, — твердил он.

Когда портье повторил эту фразу то ли в седьмой, то ли в десятый раз, терпение у Инны лопнуло.

— Позовите вашего начальника! — воинственно заявила она. — Я хочу поговорить лично с ним насчет того, что творится в сто пятнадцатом номере. Если этот тип ее убьет, я не хочу всю жизнь ходить с ощущением вины, что могла спасти ту бедняжку, но не спасла.

Услышав про начальника, портье мигом натянул налицо маску любезности. И сладким голосом предложил Инне сходить вместе с ним в сто пятнадцатый номер, чтобы лично убедиться, что номер пуст.

— Отлично, — отозвалась Инна. — Вы сами убедитесь, что там творится неладное.

Портье предупредил свою напарницу, что отлучится, взял ключи со стенда и отправился вместе с Инной в сто пятнадцатый номер. Лифт почему-то не работал, поэтому подниматься пришлось по лестнице. Добравшись наконец до сто пятнадцатого, Инна почувствовала, что зря она, пожалуй, надела туфли на тринадцатисантиметровых каблуках.

— Вот сейчас открою дверь, и вы убедитесь, что в номере никого нет, — сказал портье.

— Вы не болтайте, а открывайте дверь, — сердито сказала Инна.

Портье наконец повернул ключ в замке, и они вдвоем вошли в номер. С первого же взгляда стало ясно, что номер был пуст. И не просто покинут на время своими обитателями, а к тому же еще и не заселен. Очень удивленная, Инна прошлась по комнате, пытаясь определить, куда подевались те люди, чьи голоса она слышала. Но так и не смогла.

В номере явно никто не жил. И все предметы в нем были на месте. Ни одной разбитой рюмочки не удалось обнаружить Инне.

Да и вообще за тот короткий промежуток времени, который Инна потратила на то, чтобы спуститься вниз, переговорить с портье и подняться обратно, никак не получилось бы привести номер в тот идеальный порядок, который царил в нем.

— Да, странно, — вынуждена была признать Инна. — Никого нет. Никаких следов драки.

У портье было такое выражение лица, словно для него в этом не было ничего удивительного. И именно этого он и ожидал. А Инна все придумала с одной целью, чтобы поиздеваться над ним.

— Вы что же, мне не верите, что я слышала голоса из этого номера? — сердито спросила Инна.

— Может быть, вы слышали голоса из какого-нибудь другого номера? — предположил портье.

Инна собралась было сказать ему про стакан, с помощью которого она пыталась подслушать разговор за стенкой, но вовремя прикусила язык. Такой поступок был явно не в стиле порядочной девушки. Поэтому Инна только и смогла сказать:

— Вероятно, вы правы.

— Но сейчас вам ничего не слышится? — поинтересовался портье. — Никакие голоса или рыдания?

— Сейчас нет, — вынуждена была признаться Инна. — Все тихо.

— Очень хорошо, — сказал портье. — Вернемся вниз? Или вы хотите еще немного побыть в этом номере? Или, может быть, вы хотите в него переехать?

Инна отрицательно помотала головой и направилась к дверям.

Портье последовал за ней.

— Скажите, а у вас в гостинице привидения не водятся? — спросила у портье Инна, когда они начали спускаться вниз.

Портье быстро оглянулся на нее через плечо и буркнул:

— Нет!

Затем он опасливо огляделся по сторонам и стремглав помчался вниз, бросив Инну одну на пустой лестнице.

— Странное дело, — пробормотала Инна себе под нос. — Но я же определенно слышала голоса. Не могло же мне это почудиться?

Или у меня слуховые галлюцинации на почве нервного расстройства из-за подлостей мужской натуры?

Но увы, никто не смог ей как-то прояснить ситуацию. Свидетелей у Инны не было, и ей самой стало казаться, что все услышанное было плодом ее разгоряченного сознания. И Инна решила, что раз никаких следов крови и трупа в соседнем номере не оказалось, то можно и забыть про странные голоса и шум. Пора заняться в конце концов своими делами.

С этой достойной мыслью Инна и отправилась в ресторан, надеясь приятно провести остаток вечера. Но напрасно она на это надеялась. Погано начавшийся вечер и не подумал исправляться, а становился с каждым мгновением только хуже и хуже. Никаких симпатичных молодых людей, которые могли бы хоть отчасти заменить ей Бритого, Инна так и не увидела.

Зато к ней сразу же прицепилась какая-то пьяная компания, состоящая из на редкость отмороженных типов местного производства. Одеты они были в спортивные костюмы, кроссовки и украшены, словно елки, толстыми золотыми цепями. У самого Бритого таких цепей было без малого десятка полтора, но он их уже давно не носил, стеснялся, говоря, что солидному человеку уже не прилично рядиться в такое фуфло.

Так что Инна отнеслась к пьяной компании без всякого интереса. И попыталась от них отвязаться. Но это оказалось не так-то просто. Один тип, самый крепкий и наряженный в самую толстую цепь, что подчеркивало, по его разумению, особую крутость, твердо вознамерился поухаживать за Инной. Но поскольку о способах ухаживания за прекрасным полом он имел самое смутное представление, то он попросту вцепился Инне в руку и силком усадил ее за столик рядом с собой.

— Сиди, — велел он Инне. — Чего ломаешься? Миха меня зовут. А тебя?

Оглядев рожи собравшихся за столом, Инна загрустила. Особенно ей не нравились разговоры о том, что сейчас неплохо бы махнуть на природу. Инна считала, что она уже и так достаточно на природе. И больше ей не надо. Но все ее попытки вырваться от отметившего ее вниманием монстра с цепью на шее не увенчались успехом.

— Да что же это такое? — пробормотала Инна себе под нос, когда ее кавалер отвернулся в сторону. — Не драться же мне с ним в самом-то деле?

Вообще-то Инна знала пару приемчиков, но сильно сомневалась, что ей удастся правильно применить их в данной ситуации на практике. Проведению приемчиков сильно мешал Миха, повисший у нее на руке.

— Ну, че? — обдав Инну запахом перегара такой силы, что девушка едва не свалилась под стол, спросил у нее Миха. — Чего скучаешь? Сейчас на природу махнем. Водочки ящик купим, шашлычок сварганим, в заливе покупаемся. Голяком. Слышь?

Инна вздрогнула от такой программы на предстоящую ночь и сказала:

— К сожалению, я одета не для пикника.

Миха неодобрительно оглядел платье Инны и признал:

— Да, подруга. Вырядилась ты не для шашлыка. У тебя, что ли, других шмоток нет?

— Есть! — обрадовалась Инна, почуяв свободу. — У меня в номере. Я схожу переоденусь!

Но Миха твердо решил проявить галантность к своей даме и сказал:

— Я тебя провожу, красавица. Чтобы никто не пристал по дороге!

И, не слушая Инниных возражений, он поднялся из-за стола и потянул за собой Инну. Но сил своих явно не рассчитал, поэтому Инна вылетела из-за стола словно пробка, попутно перевернув свой стул и зацепив столик, на котором попадали все бутылки. Бутылок на нем было много. И пустых, и полных, и находящихся в промежуточном состоянии. И когда они, весело звеня, покатились на пол, к столику поспешила охрана.

Увидев этих парней, Инна на короткое время воспрянула духом. Но увы, Миха, не выпуская Инны из поля зрения, быстро уладил недоразумение. И пробасил, обращаясь к Инне:

— Ну, идешь ты переодеваться? Я с тобой.

— Не надо, — в очередной раз попросила Инна. — Я и сама справлюсь.

— Ясное дело, что справишься, — заржал Миха. — Да ты не бойся. Я к тебе в номер не полезу, я у дверей постою. А потом мы девочек позовем и все вместе на природу махнем. Я люблю, чтобы со мной две или даже три девки было. Мне иначе не в кайф.

— Вот привязался! — разозлилась Инна, оказавшись наконец в своем номере. — Ну за что мне это? То Бритый с гадиной соседкой, теперь Миха с групповухой. Не поеду я с ним! Это ясно!

Оставалось только сообщить Михе, что она не едет. Сделать это Инна благоразумно решила через дверь.

— Михаил, вы там? — спросила Инна в замочную скважину. — Знаете, спасибо вам за приглашение, но я плохо себя чувствую. И не поеду на шашлык. Может, как-нибудь в другой раз.

Некоторое время в коридоре было тихо. А затем без всякого предупреждения дверь в Иннин номер содрогнулась от мощного удара. Инна мигом отлетела от двери, но это ее не спасло. Потому что со следующим ударом дверь слетела с петель, и в номере оказался рассерженный Миха.

— Ты че, Инна? — не обращая внимания на упавшую дверь, спросил он у Инны. — Ты че, меня продинамить решила в натуре?

Рожа у Михи налилась краской, глаза стали опасно сверкать, и Инне стало на самом деле не по себе. Особенно неприятно было смотреть на дверь, валяющуюся на полу.

— Не поеду! — твердо сказала Инна и добавила:

— Голова болит!

Вместо ответа Миха заржал. Потом он схватил Инну за руку и заявил:

— Поедешь как миленькая. Я ждать не намерен. Не успела переодеться — сама виновата. В этом платьишке и поедешь.

— Да ты что? — теперь уже всерьез возмутилась Инна. — Ты хоть знаешь, какая этому платью цена? На него машину купить можно, не очень новую, но все же ездить можно. Я в нем, если хочешь знать, на приеме у немецкого посла была. А ты мне в нем на какой-то дурацкий шашлык тащиться предлагаешь?!

На Миху упоминание о немецком после произвело весьма слабое впечатление. Вступать в дебаты с Инной он не собирался, а потому просто вцепился ей в руку и потащил за собой по коридору.

Инна извивалась, вопила, семенила ногами и даже потеряла туфлю, но все было напрасно. Миха упорно тащил ее к лифту. А помощь в лице охраны, которая ведь должна была тут существовать, что-то задерживалась, — Отпусти ты меня! — вопила Инна. — Не хочу я с вами ехать!

Ты что, глухой?

Но Миха не обращал на ее вопли никакого внимания и в ответ только весело ржал. Из некоторых номеров в ответ на Иннины призывы иногда выглядывали испуганные лица постояльцев, но, увидев зверскую физиономию Михи, мигом прятались обратно. Связываться с таким типом за честь незнакомой дамы никто не торопился. Инне оставалось только надеяться на то, что постояльцы из соседних номеров все же не до конца потеряли совесть и хотя бы позвонят портье или вызовут охрану, которым по долгу службы полагается вызволять дам из неприятных ситуаций с не в меру активными поклонниками. Но никого похожего на подмогу в коридоре по-прежнему не наблюдалось, поэтому Миха был в отличном настроении. И даже когда Инна укусила его за руку, он чрезвычайно развеселился и снова заржал.

— Ну чисто жеребец! — пробормотала Инна. — Ничего не слышит.

И она начала вопить о помощи еще голосистее и намертво вцепляться во все попадающиеся на пути предметы. Наконец она почувствовала, что вцепилась во что-то мягкое и очень приятное на ощупь. К тому же цепляться за это что-то было очень удобно.

— Девушка, — неожиданно услышала она над собой мужской голос. — Пожалуйста, отпустите мой пиджак. Вы его порвете.

— Не могу! — выдохнула Инна. — Иначе меня этот тип за собой утянет.

И она мотнула головой в сторону Михи, который, не обращая внимания на препятствие, продолжал упорно двигаться в сторону лифта.

— А разве вы этого не хотите? — поинтересовался у Инны обладатель пиджака из шелковистой ткани. — Это не ваш друг?

— Нет! — взвыла Инна. — Разве не видно по его манере со мной обращаться?

— Я полагал, что вы просто дурачитесь с вашим другом, — сказал мужчина. — Сейчас многие так себя ведут.

— Я не дурачусь! — чуть не заплакала Инна. — И никакой он мне не друг. Я его вижу впервые в жизни. Он меня в лес тащит, групповым сексом заниматься.

— А вы не хотите? — уточнил у Инны ее собеседник.

— Нет! — уже в полном отчаянии голосила Инна.

В этот момент Миха все-таки обратил внимание, что тащить Инну ему стало как-то очень уж тяжело. Обернулся и увидел соперника.

— На твоем месте я бы отпустил девушку, — сказал Иннин защитник. — Разве не видишь, она тебя не любит?

Несмотря на то что Миха был пьян, моментально сообразив, что к чему, он засопел и двинулся на мужчину. Инна взвизгнула и отпрыгнула в сторону, чтобы с безопасного расстояния наблюдать за схваткой. Впрочем, схватки никакой не получилось. Иннин защитник, несмотря на то что уступал Михе в размерах, оказался мастером своего дела. Он сделал шаг в сторону, слегка, как показалось Инне, двинул рукой, шаркнул ногой. Потом еще раз взмахнул рукой, и Инна с изумлением увидела, что Миха валяется на полу и горестно стонет, держась за свои яйца.

— Пошли отсюда, — быстро сказала Инна, придя в себя. — У этого типа тут полно дружков. Не можете же вы с ними всеми драться.

Ее защитник ничего на это не ответил. Но Инну послушался.

И куда-то поспешил, поманив Инну за собой. Минуты через полторы Инна вдруг поняла, что оказалась в каком-то чужом номере.

А точней, в номере того мужчины, который выручил ее из лап Михи.

— Располагайтесь, — предложил Инне ее защитник. — У меня в номере вы будете в безопасности.

Инна присела в кресло и огляделась по сторонам. Номер состоял всего из одной комнаты. И был куда скромнее, чем номер самой Инны. Подумав о своем временном жилище, Инна тут же вспомнила про выломанную дверь и снова загрустила.

— В чем дело? — спросил у нее проницательный мужчина. — Слушайте, вы у меня в гостях, а я ведь даже не знаю вашего имени.

Меня зовут Вадим. А вас?

Инна представилась.

— Спасибо вам, что спасли меня от этого пьяного типа, — поблагодарила она Вадима. — Без вас не знаю, что бы со мной и было.

— Очень рад, что мог быть вам полезен, — тактично сказал Вадим. — Если я еще могу что-то для вас сделать…

— По правде сказать, — обрадовалась Инна, — можете.

— И что? — поинтересовался Вадим.

— Можете сходить к портье и сказать, что дверь в сто четырнадцатый номер сломана. И чтобы он прислал кого-нибудь, чтобы эту дверь починили.

— А что с дверью? — спросил Вадим.

Пришлось Инне объяснить. Пока она рассказывала, начала даже немного гордиться тем, какие сильные чувства умеет внушать мужчинам. Вообще-то Инна и раньше знала, что она чертовски привлекательна, но чтобы ради нее двери ломать… Такого еще с ней не было. Бритый даже в самую сильную пору влюбленности таких излишеств себе не позволял. Почувствовав, что мысли снова упрямо возвращаются к мерзавцу мужу, Инна поспешно спросила у Вадима:

— Так вы сходите к портье?

— Знаете, Инна, давайте сделаем так, — немного подумав, ответил Вадим. — Мы с вами сходим к портье вместе. Я буду вашим свидетелем, что вы и в самом деле пострадавшая сторона.

Выйдя из номера, Инна огляделась. Тела Михи уже не было видно. Должно быть, его забрали дружки. Или он сам очухался и убрался подальше. Внизу ни Михиных дружков, ни его самого тоже видно не было. Инна с Вадимом без приключений добрались до стойки портье, и Инна изложила ему свою просьбу. Портье был уже другой. Не тот, которого Инна таскала в сто пятнадцатый номер.

— Сломана дверь? — с недоверием спросил у Инны портье. — Каким образом?

— Хулиганы сломали, — пожала плечами Инна. — Просто возмутительно.

— Действительно возмутительно, — согласился с ней портье.

— Возмутительно, какие непрочные двери у вас в гостинице, — пояснила ему Инна.

Комментировать Иннино замечание портье воздержался.

А вместо этого просто пошел вместе с Инной и осмотрел дверь ее номера.

— Действительно, дверь сломана, — заявил он, увидев лежащую на полу дверь.

— А я вам что говорила?! — вознегодовала Инна. — Почему вы все мне не верите?

— А к кому еще вы обращались по поводу двери? — поинтересовался портье — Не по поводу двери, — ответила Инна. — По поводу шума в соседнем номере.

— Да, — ответил портье, думая о чем-то своем. — Придется вам временно переехать в другой номер. Плотника-то я смогу найти не раньше утра. А ночь вам как-то и где-то переночевать нужно.

В вашем собственном номере вы этого сделать никак не можете.

Не будете же вы спать со сломанной дверью?

С этим Инна не могла не согласиться.

— Сейчас мы спустимся вниз и посмотрим, что я могу вам предложить в качестве временной замены, — сказал портье, когда они втроем подняли и прислонили дверь к стене.

Спустившись вниз, портье задумчиво посмотрел сначала на стенд, на котором висели ключи, а потом полез в компьютер.

— Вот, — наконец произнес он. — Как я и думал, свободен соседний с вашим номер. Сто пятнадцатый.

— А что с ним не так? — осторожно спросила Инна.

— В каком смысле? — удивился портье. — Хороший номер.

Точно такой же, как и ваш. Вы даже никакой разницы не заметите, если туда переберетесь.

— А почему он стоит пустой? — настаивала Инна. — Вы точно уверены, что с ним все в порядке?

Портье и Вадим с удивлением посмотрели на Инну.

— Со сто пятнадцатым номером все в порядке, — заверил Инну портье, когда ему надоело ее разглядывать. — Но если вы по какой-то причине не хотите его, тогда я могу предложить вам только обычные номера. Свободных люксов, к сожалению, в данный момент больше нет.

— Нет, нет, — запротестовала Инна. — Я перееду в сто пятнадцатый номер. Без проблем.

— Вот и отлично! — просиял портье. — Сейчас я пришлю носильщика, чтобы он перенес ваши вещи.

Таким образом, сама того не ожидая, Инна перебралась в странный сто пятнадцатый номер. Его окна тоже выходили в небольшой сосновый лес. Так что в принципе Инна ничего не потеряла от смены обстановки. После того, как ушли носильщик и Вадим, который, тепло попрощавшись, отправился к себе в номер, Инна огляделась. И неожиданно по ее спине прошла холодная дрожь.

Инне показалось, что за ней кто-то следит. Передернув плечами, Инна поежилась.

— Нет, определенно мне этот номер не нравится, — сказала она. — Завтра же, как только починят дверь, переберусь к себе.

Но ночь еще предстояло пережить. Инна стянула с себя вечернее платье и, все еще чувствуя на себе чей-то взгляд, поспешно забралась в постель. Только тут она избавилась от трусиков и лифчика. Выкинув их на пол, Инна натянула тонкое одеяло повыше, закрывшись им с головой и не выключая свет. То ли воображение у Инны разыгралось не на шутку, то ли нервы вконец расшатались, то ли действительно в сто пятнадцатом номере было что-то странное, но успокоиться и уснуть Инна не могла.

Проворочавшись без сна около часа, Инна поняла, что дело тут скорей всего в ней самой. И едва ей удалось себя убедить в этом, как в дверь раздался осторожный стук. Вздрогнув всем телом и покрывшись холодным потом, Инна в ужасе уставилась на дверь. Открывать ей не хотелось, но она прекрасно помнила, какие непрочные двери в этой гостинице. И ей совсем не хотелось, чтобы и дверь сто пятнадцатого номера тоже оказалась выломанной.

Поэтому Инна поспешно натянула на себя ночной халатик, который, вообще говоря, не скрывал ровным счетом ничего, и прокралась к двери. Стук повторился. Но стал более настойчивым.

Инна открыла рот, чтобы спросить, кто там, но неожиданно замок в двери повернулся, дверь открылась, и Инна оказалась нос к носу с высоким накачанным черноволосым незнакомцем.

— Вы кто? — выдохнула Инна. — Что вам тут нужно?

Незнакомец некоторое время молча рассматривал Инну, явно что-то осмысливая. Потом на его лице появилась приветливая и немного плотоядная улыбка, и он спросил:

— А что вы делаете в номере моей подруги?

— Вашей подруги? — удивилась Инна. — Вы ошиблись. Я живу в этом номере. И я не ваша подруга.

— А это вот очень жаль, — заметил незнакомец, сначала слегка разочаровавшись, но теперь уже откровенно и с восхищением разглядывая Инну. — Не находите, что это следует немедленно исправить?

— Что исправить? — спросила шокированная таким поворотом событий Инна.

Но незнакомец, не слушая Инну, уже прошел в номер. И когда Инна, закрыв за ним входную дверь, прошла за наглецом в гостиную, то увидела своего гостя удобно расположившимся на диване.

Любого другого парня, вздумавшего вести себя так нахально, Инна, не задумываясь, выставила бы из своего номера. Но этот черноволосый нахал почему-то не вызывал в ней такого желания.

Инна молча присела напротив своего гостя и принялась рассматривать его. У мужчины были темные вьющиеся волосы, которые он зачесывал назад и явно укладывал с помощью геля с мокрым эффектом. Одет незнакомец был в стильный костюмчик и черный трикотажный плотно облегающий его грудь и плечи свитер.

Пока Инна составляла общее впечатление о незнакомце, тот, не стесняясь, изучал ее своими орехового цвета глазами. И его темная бровь поползла вверх, а чувственные губы дрогнули в улыбке.

— Ну, привет! — весело сказал он Инне. — Я — Димитрий.

— Что? — рассеянно отозвалась Инна. — Ах, да! Очень приятно. А я — Инна.

— Очень хорошо, — произнес Димитрий. — А как ты, Инна, все-таки оказалась в номере моей подруги? И где Маша?

— Где Маша, я не знаю, — ответила Инна. — Я лично никакой Маши тут не видела. Когда меня поселили в этом номере, он уже, само собой разумеется, был пустой.

— Как же так? — вроде бы расстроился Димитрий. — Маши нет? Мы с ней поссорились три дня назад. Я хлопнул дверью и ушел. Но потом я немного успокоился и вот, пришел мириться, а ее уже нет!

— Наверное, она решила, что ты не придешь, — предположила Инна, пожав плечами. — И сдала номер. Все-таки три дня прошло. Должно быть, ей надоело ждать, и она съехала.

— Вероятно, — кивнув, сказал Димитрий. — Конечно, странно, что она меня не дождалась. Я был совершенно уверен, что она дождется. Но мне-то что теперь делать? Обратно в город я ехать не могу. Готовясь к разговору с Машей, я выпил в баре вина. Никак не мог предположить, что ее нет в гостинице, что она возьмет и уедет, не дождавшись меня. Вот стерва!

— Хм, — ответила Инна.

— И что мне теперь делать? — продолжал Димитрий. — За руль мне не сесть. И как мне быть?

— Можешь переночевать тут, — с удивлением услышала Инна, как ее собственный язык совершенно без ведома хозяйки выговаривает эти слова. — Одну ночь, — поспешно прибавила она тут же. — Только до утра.

— В самом деле? — вроде бы обрадовался Димитрий. — Спасибо тебе. Ты меня выручила. Гостиница переполнена. Да и в любом случае паспорта я с собой не взял.

— Угу, — кивнула Инна, которая не очень-то любила делать добрые дела в отношении противоположной половины человечества. — Только учти, Димитрий, ты ляжешь тут, в гостиной. И если попробуешь ко мне ночью припереться в спальню, то сразу тебя предупреждаю, я возьму с собой в постель электрошок. И так тебя им ткну, что не обрадуешься.

— Это не понадобится, — окончательно развеселился Димитрий. — А у тебя не найдется чего-нибудь выпить?

Инне предложение пришлось по душе.

— И как это я сама не догадалась напиться? — пробормотала она, направляясь к бару.

В ее номере в баре оказался вполне приличный выбор различных бутылок со спиртным. Инна выбрала коньяк и бутылку сухого вина и вернулась к своему гостю.

— Жаль, к коньяку бы лимончика, — сказал Димитрий.

— Ресторан уже, должно быть, закрыт, — предположила Инка, которой тоже вдруг ужасно захотелось лимона. — Но можно ведь позвонить.

Она набрала номер, который был указан в списке, лежащем. возле аппарата. И, к ее радости, оказалось, что ресторан еще работает. И лимон, и прочую закуску ей в номер принесут через десять минут. Инна уже начала радоваться, что мерзкий вечер потихоньку начинает исправляться и наконец-то она сидит в компании милого, интеллигентного и симпатичного молодого человека, с которым даже поговорить можно.

— Какое у тебя интересное имя, — заметила Инна.

— Ничего особенного, — пробормотал явно польщенный Димитрий. — У меня отец был болгарин.

Инна снова подумала, что парень просто душка. Но тут Димитрий все испортил, начав вспоминать про свою девушку Машу. По его словам выходило, что девушка просто фотомодель и ростом почти под метр восемьдесят. Эта тема Инну как-то сразу прибила.

Не помог даже коньяк в лошадиных дозах и обильная закуска, которую принесли из ресторана. Равнодушно поедая копченую семгу, Инна думала, почему же ей все-таки сегодня так не везет с мужчинами. А Димитрий не унимался со своей Машей. Инна узнала массу интересного об этой девушке. И в другое время ее бы эта история могла позабавить. Но не сейчас.

— А я ушла от мужа, — неожиданно бухнула Инна, перебив Димитрия на полуслове.

Тот сначала по инерции продолжал говорить, но быстро сбился, потерял мысль и замолчал.

— Да ты что? — наконец выдохнул он. — Серьезно? Ушла от мужа?

— Ага, — кивнула Инна. — Он мне изменил.

После этого Димитрий разразился речью о том, как ему лично ненавистна супружеская измена. Инна слушала и чувствовала, что парень нравится ей с каждой минутой все больше и больше — Я никогда не изменял своим женам, — такой фразой закончил Димитрий свою речь, и Инна снова насторожилась.

— А сколько их у тебя было? — спросила она.

— Четыре, — быстро ответил Димитрий. — Но предпоследнюю я не считаю.

— Почему? — еще больше удивилась Инна.

— Не жена она мне больше, — очень мрачно ответил Димитрий и погрузился в еще более мрачное молчание Посидев минут пятнадцать, выпив остатки коньяка и поняв, что выходить из своего мрачного состояния Димитрий не собирается, Инна сказала:

— Ну, я пошла спать. А ты располагайся на диване. Одеяло я тебе сейчас дам.

Она сходила в спальню за пушистым покрывалом со своей кровати. Она отсутствовала совсем недолго, но, когда вернулась в гостиную, Димитрий уже был в одних трусах. От неожиданности Инна уронила на пол покрывало и уставилась во все глаза на парня. Она и сама не знала, что ее так поразило Та быстрота, которую проявил Димитрий, сорвав с себя пиджак, брюки и трикотажный свитер, или красота мужского тела Димитрия.

— Ты это что затеял? — осторожно спросила Инна у парня.

— Ничего, спать собираюсь, — ответил Димитрий, сверля Инну пронзительным взглядом.

Чувствуя, что этого взгляда ей долго не выдержать, Инна начала поспешно отступать обратно в сторону спальни. И лишь оказавшись за дверью и захлопнув ее, Инна почувствовала себя несколько лучше. Хотя ноги у нее все еще дрожали и в глазах плыл какой-то туман.

— Что это со мной? — растерянно прошептала Инна.

Она поспешно забралась в кровать, потом вскочила, прислушалась к звукам, которые издавал Димитрий, устраиваясь на ночь на диване в гостиной, и Инне показалось, что он тихо смеется. Она быстро прыгнула обратно в постель, натянула на себя одеяло и с твердой уверенностью, что этой ночью ей поспать не удастся, уснула словно ребенок.

* * *

Бритый вернулся домой несколько поздней, чем рассчитывал.

Его задержали дела, о которых он пока не хотел и не собирался рассказывать Инне. Когда супруг открывал дверь своим собственным ключом, по его лицу блуждала счастливая и какая-то мечтательная улыбка. Но стоило Бритому очутиться в квартире, как улыбка куда-то моментально подевалась.

— Инна, — нерешительно произнес Бритый. — Ты дома?

В ответ ему была тишина. Бритый бодрой рысью обежал всю квартиру и понял, что жены дома нет.

— Ушла, — растерянно сказал Бритый самому себе.

И немного подумав, он добавил уже с досадой в голосе:

— Опять ушла! Ну что за характер! Не могла меня подождать!

Вот и готовь ей сюрпризы после этого Бритый присел на диван и задумчиво посмотрел на молчащий телевизор. Потом он протянул руку и набрал номер квартиры своей жены. И совсем не удивился, когда там никто не снял трубку.

— Дуется, — решил Бритый. — Ну и дура После этого он плюхнулся было на диван, но покоя почему-то не было. Повалявшись минут десять, Бритый понял, что если он немедленно не убедится, что с его женой все более или менее в порядке и что накладывать на себя руки она не собирается и никакие разбойные нападения ей не грозят, то он просто взорвется. Поняв это, Бритый выбежал из квартиры, сел в свою машину и направился в сторону Инниного дома.

В окнах Инниной квартиры горел свет. И обрадованный Бритый помчался наверх. Позвонив в дверь квартиры, он через некоторое время услышал тихие шаги, а потом дверь распахнулась. Но на пороге Бритый увидел вовсе не Инну, как ожидал, а ее подругу и соседку — Юлю.

— Юля? — растерянно спросил Бритый. — А что ты делаешь тут? И где Инна?

— Откуда мне знать? — удивилась Юля. — Ты же ее муж. Ты и должен знать, где Инна.

— Ты мне голову не дури! — разозлился Бритый. — Знаю я вас, подружек. Говори, куда Инна подевалась.

— Тут ее не было, — твердо сказала Юля. — Можешь проверить, если не веришь.

Бритый так и сделал. Он обыскал Иннину квартиру, благо на это много времени не понадобилось, квартира была однокомнатная, и понял, что его жены тут и в самом деле нет.

— Не возражаешь, если я и у тебя посмотрю? — спросил Бритый у Юли.

— С какой стати? — возмутилась Юля. — Впрочем, если хочешь, — смотри. Но предупреждаю, что Инна ни у меня, ни у себя сегодня не появлялась.

Бритый подошел к стене и отдернул ковер. За ковром была дверь, которая вела в Юлину квартиру. Дело было в том, что раньше тут была большая коммунальная квартира с огромными комнатами — по тридцать-сорок метров каждая. Некоторое время назад Юлькины и Иннины родители решили, что лучше будет из двух комнат сделать две отдельные квартиры. Решили и сделали.

Но так как семьи дружили, то старую дверь, ведущую из одной комнаты в другую, замуровывать не стали. И теперь из квартиры одной в квартиру другой подруги можно было попасть не только через коридор, но и через внутреннюю дверь. Впрочем, о ее существовании знали лишь самые близкие люди. Бритый к их числу относился. И теперь, без труда обыскав и Юлькину квартиру, он вынужден был признать:

— Инны тут нет.

— А что я тебе говорила! — обрадовалась Юля. — Я весь вечер дома. Сейчас вот к Инне зашла, потому что у меня дома телевизор неожиданно сломался. Но Инна сегодня никак не давала о себе знать. Можешь мне верить.

— Странно, где же она в таком случае? — спросил Бритый, чувствуя, как по спине начинает ползти предательский холодок.

— Вы снова поссорились? — догадалась Юля. — И она от тебя ушла? А на сотовый ты ей звонил?

— Бесполезно, — махнул рукой Бритый. — Она его отключила. Она его всегда отключает, когда мы ссоримся.

— Да, — загрустила Юлька, — плохо твое дело, Бритый. Инка опять влипнет в какую-нибудь историю, а тебе ее выручать придется.

— Не каркай ты! — снова распсиховался Бритый. — Что ты каркаешь?

— Да не каркаю я, — обиделась Юля. — Ты же сам знаешь, что Инна, стоит вам с ней поругаться, обязательно какое-нибудь приключение себе на голову найдет.

— Знаю, — покорно согласился Бритый. — Знаю, Юленька.

Слушай, если Инка тебе позвонит, передай ей, что я прошу прощения, беру все свои слова назад и пусть она домой возвращается.

Передашь?

— Передам, — кивнула Юля.

После этого Бритый обратно к себе домой не поехал, а остался ночевать в квартире Инны. И провел ночь без сна, чутко прислушиваясь к ночным шумам и каждую минуту ожидая возращения своей блудной жены.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Утром Инна проснулась от солнечного луча, который подобрался к ее постели и защекотал ее босую пятку. Инна дернула ногой и, к своему удивлению, обнаружила, что ноге что-то мешает.

На ощупь это что-то было приятно теплое и гладкое. Открыв один глаз, Инна вздрогнула, и второй глаз открылся уже сам собой.

И Инна с недоумением уставилась на темноволосую голову, с удобством устроившуюся рядом с ней на соседней подушке.

— Димитрий! — пораженно выдохнула Инна и попыталась припомнить, что было вчера вечером после того, как она улеглась в постель.

Увы, ничего в голову не приходило. Сплошная пустота. Но одно Инна могла сказать точно — когда она засыпала, в кровати она была одна.

— Димитрий! — повторила Инна уже погромче.

Парень зевнул, потянулся и открыл глаза.

— Привет, — сказал он, дружелюбно улыбаясь Инне.

— Какой к черту привет! — разозлилась Инна. — Ты что делаешь в моей постели?

— А ты как думаешь? — поинтересовался у нее парень. — Ночью ты так стонала, что я решил, что тебе плохо. Пришел к тебе, ты вроде бы не возражала. Вот я и остался. И, кстати, стоило мне тебя обнять, стонать ты сразу перестала.

— Обнять? — прошептала Инна. — А что дальше?

— А что бы ты хотела? — поинтересовался у нее Димитрий, нахально сверля девушку своими глазами.

— Но я ничего не помню! — воскликнула Инна.

— Мне жаль тебя разочаровывать, — сказал Димитрий, вылезая из кровати и натягивая на себя брюки. — Но вспоминать тебе и нечего. Потому что ничего не было.

Сказав это, Димитрий подмигнул Инне и направился к выходу.

Инна не стала его провожать. Но как только она услышала, как за Димитрием захлопнулась дверь, она вылетела из кровати, помчалась к двери и заперла ее на замок. Лишь после этого Инна перевела дух и принялась обдумывать свое моральное и физическое состояние. С физическим вроде бы все было в порядке. Если не считать легкой головной боли и сухости во рту, больше никаких неприятных симптомов не наблюдалось.

— Но я же не девственница, в конце концов, — пробормотала Инна, обращаясь к самой себе. — Так что вполне возможно, что этой ночью я изменила Бритому. Какой кошмар! И главное, я ведь ничего, ровным счетом ничего не помню!

Это-то и угнетало Инну сильней всего. И все утро она провела рядом с остатками коньяка, пытаясь вспомнить, что случилось или не случилось прошлой ночью. Прикончив коньяк, Инна так ничего и не вспомнила из событий прошлой ночи.

— Какой-то кошмар! — повторила Инна, почувствовав, что пить ей, несмотря на нравственные муки, больше не хочется, а хочется кушать, причем очень сильно.

Одевшись поскромней, в короткую юбочку и прозрачную кофточку с разрезами, из которых проглядывали соблазнительные кусочки смуглой кожи то на груди, то на плечах и животе, Инна пошла вниз в ресторан. Время завтрака уже давно закончилось, и Инне предложили взять полный обед. От супа Инна решительно отказалась, а на второе взяла салат из свежих овощей и кусок жаренной на углях свинины.

— Я тоже не люблю суп, — неожиданно услышана Инна у себя за спиной знакомый голос.

Она обернулась и увидела, что позади ее столика стоит Вадим — ее вчерашний спаситель. Сегодня он был одет в светлый пиджак, еще более светлые брюки и какую-то умопомрачительную футболку сеточкой.

— Здравствуйте! — просияла Инна, которой коньяк помог увидеть весь мир в более радужном свете, и сейчас Инна почти любила всех людей, и Вадима в том числе, — Разрешите к вам присоединиться? — спросил у нее мужчина.

— Присаживайтесь, — радушно пригласила его Инна за свой столик. — Буду только рада. Я ведь вас толком и не поблагодарила за то, что вы меня вчера спасли от рук этого пьяного идиота. Разрешите мне вас в благодарность угостить обедом?

Если Вадим и удивился, то вида не подал. И отобедать согласился. Пока Вадим сосредоточенно изучал меню, Инна рассматривала его самого. И пришла к выводу, что Вадим, в общем-то, очень даже ничего. Если бы не длинноватый нос, он мог быть вообще красавцем. Но и так мужчина был хоть куда, особенно когда не показывал свой профиль.

— Я возьму цыпленка в лимонном соусе и к нему картофель на пару, — заказал наконец Вадим. — И салат «Морской». Туда действительно кладут мясо краба?

— Консервированное, — кивнул официант.

— Все равно беру, — кивнул Вадим официанту и повернулся к Инне:

— А что мы будем пить?

Услышав слово «пить», Инна необыкновенно оживилась.

И приняла самое деятельное участие в выборе напитков. Причем выяснилось, что у них с Вадимом о питье имелось самое разное представление. Вадим настаивал на соке или минеральной воде, а Инна предлагала начать с водки и ею же закончить. В конце концов они пришли к согласию и заказали водку с ананасовым соком. Причем Инна пила водку, а Вадим ананасовый сок.

— Вы надолго приехали в «Санни»? — спросил у Инны Вадим, когда им принесли заказ.

— Не знаю еще, — ответила Инна. — Сколько поживу, столько и поживу. А вы?

— А мне необходимо наследующей неделе вернуться в город, — с сожалением ответил Вадим. — А может быть, и раньше.

Что поделаешь, дела.

— И что это за дела? — спросила Инна, чтобы не показаться невежливой. — То есть я хотела спросить, чем вы занимаетесь.

— Я владелец сети магазинов, — скромно ответил Вадим.

— Да?! — с опенком восхищения протянула Инна.

— О, не надо только думать, что это какие-то огромные супермаркеты, — засмеялся Вадим. — Нет, это скорей магазинчики.

Знаете, на рынках есть такие небольшие павильончики?

Вообще-то Инна уже сто лет не была на рынках, предпочитая отовариваться в супермаркете, до которого хоть было и не так близко, как до рынка, но зато всегда можно было не беспокоиться за качество купленного продукта. Но на всякий случай Инна кивнула. Ее собеседнику этого оказалось достаточно. Он просиял и принялся рассказывать о себе и своем бизнесе дальше. Судя по рассказу, у бедняги была с его бизнесом на редкость хлопотливая и неспокойная жизнь.

То на него наезжали бандиты, то налоговая инспекция проявляла повышенный интерес к его кассовым аппаратам, то санитарные врачи устраивали целый налет на его продуктовые павильоны, предрекая во всем городе эпидемию чумы и холеры. Продавцы, как поняла Инна, тоже все как на подбор были нечисты на руку. И тащили абсолютно все, что не успевали прикарманить себе налоговая, санитарные врачи и «крыша». Где-то в середине рассказа Инне стало так его жалко, что она предложила выпить на брудершафт и перейти на «ты», что они и сделали.

— Вот слушаю я тебя, Вадим, и мне даже не понятно, — в приливе пьяной откровенности произнесла Инна, — зачем ты так убиваешься с этими своими магазинами? Плюнул бы на них, если от них тебе сплошной убыток, хлопоты и никакого удовольствия.

— Ты не понимаешь! — сказал Вадим. — Мы, Щелкоперовы, всегда торговали. Мой прадед до революции имел целую сеть лавок и был уважаемым купцом. После революции мои предки, несмотря на возросшие сложности, продолжали заниматься любимым делом. И во время советской власти, и после распада Союза мы, Щелкоперовы, всегда торговали. Это у нас в крови.

— Понятно, — кивнула Инна, хотя ей ровным счетом ничего не было понятно.

Зачем этот странный, но в целом милый человек целыми днями занимается делом, которое не приносит ему почти никакого материального вознаграждения, она понять даже не старалась. Но с другой стороны, у каждого человека, а особенно у мужчины, могут быть свои странности. И если хочешь с этим человеком сохранить хорошие отношения, то следует к его странностям относиться с уважением.

Инна еще несколько раз заказывала коктейль из водки и сока, а Вадим пил исключительно один сок, и, разумеется, ему пришлось тащить порядком набравшуюся Инну к ней в номер.

— Странное дело, — по пути поделилась с Вадимом Инна. — Голова совершенно ясная, а ноги совсем не слушаются. Наверное, все дело в стрессе.

— Это ты из-за вчерашнего все переживаешь? — участливо спросил у Инны Вадим, когда они очутились у нее в номере.

— Ну да, — кивнула Инна, полагая, что разговор идет о выходке Бритого.

— Да забудь ты, — воскликнул Вадим. — Подумаешь, пьяная скотина!

— Эй! — возмутилась Инна. — Ты все-таки поосторожней. Как-никакой мой муж. Конечно, не очень красиво он поступил, что бросил меня, но ругать его могу только я сама.

— Так вчера тут был твой муж?! — ужаснулся Вадим.

— Мой муж вчера был тут? — изумленно воскликнула переставшая что-либо соображать Инна. — Но где? И почему я его не видела?

— Постой-ка! — перебил ее Вадим. — Как же ты его не видела, если он тащил тебя к лифту, а ты сопротивлялась и звала на помощь?

— Что? — очень удивилась Инна. — Да Бритый никогда в жизни не позволил бы себе так обращаться с женщиной. А тем более со мной, как-никак я его жена, хотя теперь и бывшая.

— Но тот пьяный тип… — растерянно произнес Вадим. — С которым я вчера вечером еще подрался.

— Ах тот! — спохватилась Инна. — Боже мой! Нет, тот человек мне никто.

— А-а, — облегченно протянул Вадим и тут же спросил:

— Инна, так тебя действительно муж бросил?

— Да, — кивнула Инна. — Отсюда стресс и желание напиться и забыться. Вадим, будь ангелом, принеси мне из бара, он там, в углу, еще бутылочку водки. Я видела, там есть.

Вадим сходил за бутылкой водки, не забыл принести пепси-колы, и Инна налила себе новую порцию спиртного.

— Тебе не хватит? — осторожно поинтересовался Вадим, когда Инна выпила в одиночку граммов двести.

— Не знаю, что со мной, — расстроилась Инна. — Водка меня совершенно не берет.

— Не сказал бы, — пробормотал Вадим.

— Я хочу напиться до беспамятства, — пояснила ему Инна. — А никак не удается. Может быть, стоит добавить пива? Вадим, там в баре есть пиво…

— Принести? — догадался Вадим.

— Угу, — кивнула Инна.

Выпив пару баночек теплого пива, Инна наконец-то почувствовала, что голова начинает уплывать и ее уже ничего ровным счетом не волнует, а просто хочется закрыть глаза и никого не видеть.

— Вадим, будешь уходить, закрой за собой дверь, — сказала Инна.

После этого она устроилась поудобней среди подушек на диване, закрыла глаза и захрапела. Увидев, что девушка мертвецки пьяна, Вадим накрыл ее покрывалом и направился было к двери, но внезапно передумал. Мужчина остановился, оглянулся и двинулся назад по направлению к дивану, где спала Инна.

* * *

Пока его супруга пыталась с помощью неумеренных доз алкоголя справиться с депрессией от предполагаемой измены мужа, Бритый мотался по городу в поисках Инны. Ночь он провел прескверно. Ему все время мерещилась жена в объятиях то какого-то пьяного громилы, то в руках черноволосого и смуглого красавца.

Каждый раз Бритый просыпался в холодном поту и проклинал свою супругу на чем свет стоит.

В своем взвинченном состоянии Бритый обрел некоторую способность прорицать случившиеся события. Но самому ему это никакой радости не доставило, а напротив, привело в еще более взвинченное состояние. И теперь ему мнилось, что Инна сбежала от него не просто так, а к своему любовнику, а еще более вероятно — любовникам.

— Найду заразу, убью! — рычал Бритый, метаясь по кабинету в офисе своей охранной фирмы. — Инночка, деточка, куда же ты от меня смылась?! Все нервы мне, мерзавка ты этакая, истрепала.

Господи, ну за что мне такое наказание — тебя любить?!

— Что, снова с Инной поссорился? — поинтересовался у Бритого его друг и компаньон Крученый. — И чего вы цапаетесь с ней все время? Ведь любите друг друга. Ну и жили бы себе мирно.

— Не могу! — то ли прорычал, то ли прорыдал Бритый. — Она все время свой характер показывает. Не могу я с ней спокойно жить. Все время как на вулкане. А чуть что ей скажи, сразу вещи кидается собирать и уезжает. А я потом бегай за ней по всему городу и мучайся, думая, жива она еще или уже нет.

— Ничего с твоей Инной не случится, — заверил его Крученый. — Бабы, они живучие.

На это Бритый разразился тирадой о том, чтобы Крученый не сравнивал своих грязных шмар с его драгоценной девочкой, с его Инночкой, с его светом в окошке и так далее.

— Ладно, — кивнул Крученый. — Где искать на этот раз будешь? След какой-нибудь есть?

— Пока нет, — закручинился Бритый.

— А что, твоя жена на этот раз одна сбежала? — спросил Крученый у приятеля.

— Что ты имеешь в виду? — взвился Бритый. — Что Инна могла променять меня на какого-то другого мужика и с ним сбежать? Ты думай, что говоришь!

— Ничего такого я не думаю, — сказал Крученый. — Просто когда она от тебя уходила в прошлые разы, то направлялась либо к подругам, либо к родственникам.

— На этот раз — нет, — успокаиваясь, покачал головой Бритый. — Нет ее ни у родственников, ни у подруг. Я уже сегодня все места, где она может прятаться, объехал.

— Ну все равно, — сказал Крученых. — Инна человек компанейский. Ей долго одной быть скучно. Вот увидишь, где бы она ни пряталась, она скоро появится у какой-нибудь из своих подруг.

— И что ты предлагаешь?

— Поставим девчонкам прослушку в квартиры, — сказал Крученый. — И когда Инна позвонит, мы ее вычислим.

— Да, делать нечего, — согласился Бритый. — Скажи ребятам, чтобы сегодня же поставили жучки.

— Сделают все в лучшем виде, — заверил его Крученый. — Как только Инна позвонит кому-нибудь из своих подружек, мы сразу же ее зацепим. тому Инна выползла на него в чем мать родила. И принялась усердно дышать свежим воздухом.

Неожиданно ее внимание привлек к себе шум шагов. Инна на, сторожилась и посмотрела вниз через щель под перилами балкончика. Внизу энергичным шагом в сторону леса направлялся какой-то незнакомый Инне мужчина. Одет он был в кожаную куртку, остроносые сапоги, украшенные блестящими заклепками, и кожаные штаны. Волосы у мужчины были длинные и забраны сзади в хвост.

Вообще он был похож на пожилого рокера.

Не успела Инна удивиться, что кому-то, пусть даже рокеру, охота в одиночку таскаться в темноте по хвойному и потому колючему лесу, как мужчина исчез из поля зрения лишь для того, чтобы через несколько минут вынырнуть в свете фонаря неподалеку от Инниного балкончика.

— Странный субъект, — пробормотала Инна, от нечего делать наблюдая за незнакомцем. — Чего он торчит под дождем?

Прошло еще минут десять, дождь припустил изо всех сил, и Инна окончательно убедилась, что у мужчины под фонарем с головой сильно не в порядке. Но только Инна так подумала, как снова раздались шаги, и Инна увидела Вадима, который тоже бодрым шагом двигался в сторону леса. И уж совсем Инна удивилась, когда Вадим прямым ходом направился к стоящему под фонарем Рокеру и о чем-то начал с ним говорить.

— Никогда бы не подумала, что у Вадима могут быть дела с рокерами, — пробормотала Инна себе под нос, когда ей стало совершенно ясно, что беседа Вадима с Рокером носит не случайный характер.

Никто на свете не стал бы просто так торчать под проливным дождем целую четверть часа и о чем-то, возбужденно размахивая руками, разговаривать. Причем во время разговора Вадим страдальчески прижимал руки к животу, словно у него скрутило желудок. Наконец Вадим и Рокер договорились, потому что пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны, причем Вадим продолжал прижимать руки к животу, по крайней мере до того, как скрылся за углом гостиницы. Инна облегченно вздохнула. Но с балкончика не ушла. На нее-то не капало, потому что над балкончиком был предусмотрен козырек. Шум дождя приятно успокаивал нервы, и Инна продолжала сидеть на балкончике прямо на полу, подстелив для мягкости покрывало, и смотрела в щель между перилами.

Щель была расположена таким образом, что Инна как раз видела то место под фонарем, где разговаривали Рокер с Вадимом.

Прошло уже около получаса, и Инна начала подумывать, что пора бы ей уже и вернуться в номер, как вдруг в свете фонаря мелькнула тень мужчины с хвостом. Инна вздрогнула и непроизвольно проследила глазами за странным Рокером, все еще, оказывается, шастающим по мокрому лесу.

— Что ему там, медом намазано? — удивилась Инна. — Чего он не идет под крышу? Тоже нашел время для прогулок. Нет, определенно у него с головой плохо.

И Инна с жалостью посмотрела на Рокера. Тот, словно приклеенный, мок под своим фонарем. Инне это самоистязание в конце концов надоело, и она ушла с балкона, потому что мокрый насквозь Рокер начал ее раздражать. Вернувшись к себе в номер, Инна натянула джинсы и, позевывая, отправилась в ресторан, чтобы немного перекусить. К тому же у нее кончилось пиво.

Ресторан уже почти закрывался. И народу сегодня тут было совсем мало. Люди все приличные, никаких подвыпивших компаний.

Поэтому Инна спокойно устроилась в уголке, заказала себе на ужин жареную форель и с аппетитом принялась уминать рыбу, запивая ее светлым пивом и размышляя о странностях некоторых мужчин, а в частности своего мужа.

— Какого лешего ему еще было нужно? — бормотала Инна, разламывая исходящую паром рыбу на небольшие кусочки.

После ужина Инна вышла на улицу, потому что дождь уже прошел, а Инне хотелось прогуляться. Двигаясь от фонаря к фонарю, Инна отошла на приличное расстояние от гостиницы и неожиданно для самой себя попала на стоянку автомобилей. Она уже хотела повернуть назад, как вдруг услышала два громких мужских голоса.

Один показался ей странно знакомым. И поэтому она из любопытства прислушалась. Мужчины ругались, это Инна поняла совершенно точно. Причем знакомый ей голос требовал, чтобы другой убрался, пока цел. И оставил что должен.

— Любопытно, — сказала самой себе Инна и двинулась на звук голосов.

Раздвинув кусты, она увидела знакомого Рокера, который стоял возле своего мотоцикла, а рядом с ним Инна увидела Димитрия. Именно его голос и показался Инне знакомым.

— Убирайся ты, кретин! — возмущенно кричал Димитрий. — Ты что, не понимаешь, чем рискуешь, показываясь тут?

— Не суйся! — довольно резко ответил ему Рокер. — Не маленький. Сам понимаю, что к чему.

— Черта лысого ты понимаешь! — прямо затрясся от злости Димитрий. — Проваливай, тебе сказано!

— Ты мне не командуй, мальчишка! — рявкнул на Димитрия Рокер. — Без командиров обойдусь!

После этого он сел на своего железного коня и со страшно недовольной рожей выехал со стоянки. Димитрий молча посмотрел ему вслед, и выражение его лица здорово напугало Инну. Не хотела бы она, чтобы на нее кто-то смотрел с такой яростью. Поэтому она начала потихоньку отступать обратно и вскоре оказалась возле гостиницы.

— Хватит с меня на сегодня прогулок, — решила Инна и вернулась к себе в номер.

Но напрасно она надеялась, что ее оставят в покое. Не успела она принять душ и расчесать волосы, как в дверь постучали. Инна осторожно открыла дверь и увидела на пороге Димитрия. Парень выглядел мрачно, но при виде Инны постарался изобразить на своем лице улыбку. Впрочем, получилось это у негр довольно плохо.

— Привет! — сказал Инне Димитрий. — Маша не появлялась?!

— Нет, — опешила Инна. — Не появлялась. А ты снова тут?

— Как видишь, — кисло отозвался Димитрий. — Если какая-нибудь девушка все-таки появится и будет меня спрашивать, ты ей скажи, что я поселился в соседнем номере. В сто четырнадцатом.

Кстати, отличный номер. Портье мне сказал, что раньше в нем жила ты. Не хочешь поменяться со мной?

— Вовсе нет, — поспешно отказалась Инна. — Мне и тут неплохо. Я уже освоилась и совсем не горю желанием переезжать.

— Ну как знаешь, — покладисто согласился Димитрий. — Тогда пока.

— Пока, — ответила Инна и закрыла дверь.

Однако покоя ей не было. Через десять минут в дверь снова постучали. Чертыхнувшись, Инна смазала с лица питательный крем и пошла открывать дверь. На этот раз за дверью стоял Вадим.

— Что случилось? — довольно резко поинтересовалась у него Инна.

— Пришел узнать, все ли у тебя в порядке, — ответил Вадим.

Инна пожала плечами.

— У меня все в порядке, — сказала она. — А ты зачем на улицу в дождь ходил?

— Я не ходил, — быстро ответил Вадим. — С чего ты взяла, что я был на улице?

— У тебя волосы мокрые, — сказала Инна.

— А-а, — протянул Вадим. — Это я в душе был. Не успел высушить.

— Ясненько, — сказала Инна, недоумевая про себя, зачем Вадиму понадобилось врать и скрывать от нее, что он был на улице.

— Если у тебя все в порядке, то я пойду к себе, — сказал наконец Вадим.

Закрыв за Вадимом дверь, Инна еще некоторое время подумала над враньем Вадима и пришла к выводу, что Вадим не сказал ей правды по одной-единственной причине — он хотел скрыть свою. встречу с Рокером. Это было странно, но не более странно, чем поступок Бритого. Поэтому Инна выбросила из головы и Вадима, устраивающего таинственные встречи под проливным дождем с престарелым типом, и Димитрия, поджидающего исчезнувшую девушку Машу в гостинице вместо того, чтобы ехать к ней домой и там добиваться примирения. И стала думать только о Бритом и о том, какие все мужики, в сущности, сволочи.

* * *

Молодая женщина стояла на песчаном берегу у самой кромки воды. Ее обутые в спортивные ботиночки ноги почти лизали набегающие на прибрежный песок робкие волны. Но женщина не обращала на них внимания. Она к чему-то напряженно прислушивалась.

Вокруг царила ночь, и женский силуэт на песчаном пляже бросался в глаза издалека и выглядел очень одиноким и беззащитным.

Именно об этом и подумал мужчина, который приближался к женщине справа. Женщина услышала скрип песка и повернулась в сторону мужчины.

— Принес?! — взволнованным шепотом спросила она.

— Конечно, — кивнул мужчина. — Как и договаривались. Все прошло без сучка без задоринки.

— Давай сюда, — распорядилась женщина.

Мужчина передал ей небольшую плоскую коробочку, в которой что-то зашуршало. Девушка быстро перехватила ее и сунула к себе в карман куртки.

— Ты мне скажешь, что там такое? — с любопытством спросил у нее мужчина.

— Зачем тебе? — спросила в ответ девушка.

— Интересно все-таки, — ответил мужчина.

— Не нужно тебе это знать, — с улыбкой ответила девушка. — Я и сама толком не знаю. Спроси у того, кто тебе эту вещицу передал для меня.

Мужчина засмеялся.

— Пойду отолью, — сказал он.

После этого он повернулся и медленно зашагал прочь от девушки. При этом он не видел, что делается за его спиной. И это была его самая большая ошибка, которую он совершил в жизни.

Потому что девушка, стоило мужчине повернуться к ней спиной, засунула руку в другой карман своей куртки и вытащила оттуда пистолет. Подняв его, она выстрелила в голову мужчине. И, не проверяя, жив тот или нет, бросила пистолет в воду рядом с убитым, а сама быстрым шагом направилась прочь с пляжа.

На дороге ее ждала машина. Но женщина не пошла к ней. Напротив, она обогнула машину, пробравшись вдоль берега до следующего поворота. Сидящий в машине мужчина не увидел ее. И женщине удалось незаметно скрыться. Через некоторое время мужчина в машине заметно занервничал. Он вышел из машины, закурил и начал нервно оглядываться по сторонам. Увы, долгожданного звука знакомых шагов он так и не услышал.

— Вот сука! — выругался мужчина. — Ну, дрянь, не дай тебе бог меня обмануть! Все равно найду и живой в землю закопаю.

С этими словами он направился в сторону пляжа. На труп убитого девушкой мужчины он наткнулся довольно быстро. Постояв над телом пару минут, мужчина задумчиво поднял из воды пистолет, обыскал карманы убитого, но не найдя для себя ничего интересного, так как карманы были абсолютно пусты, зашагал обратно к своей машине.

* * *

Инне же никак не давала уснуть мысль о предательстве мужа.

Она совершенно измучилась, пытаясь понять, какого лешего мужикам вообще нужно. По этой причине Инна всю ночь так и не сумела сомкнуть глаз. Утром она встала ни свет ни заря и решила до завтрака пойти побродить по берегу залива.

Погода за ночь улучшилась, облака весело бежали по небу, и время от времени проглядывало солнышко, под лучами которого от влажной земли шел пар. Инна умиротворенно брела по берегу залива, время от времени поднимая камешки и швыряя их в воду.

За этим нехитрым занятием она отошла от гостиницы на приличное расстояние.

Выискивая камешки посимпатичней, Инна смотрела лишь себе под ноги. И неожиданно путь ей преградила какая-то мокрая и облепленная водорослями коряга. Инна решила обойти ее, но внезапно в песке что-то блеснуло. Заинтересовавшись, Инна нагнулась пониже. Потом еще ниже, потом ковырнула это самое блестящее и..

— Ой! — внезапно вскрикнула Инна и отпрыгнула в сторону. — Что это?

То самое, что Инна приняла сначала за корягу, оказалось человеческим телом, лежащим ничком. А блестели тем блеском, который привлек к себе внимание Инны, металлические заклепки на куртке лежащего на песке человека. Инна судорожно покрутила головой в разные стороны, выискивая кого-нибудь, к кому она могла бы обратиться за помощью, но побережье было пустынно.

— Черт! — с досадой произнесла Инна. — Вот не повезло!

И что же мне теперь делать?

Постояв некоторое время над телом, Инна решила, что, видно, придется ей самой определять, жив человек или мертв. Хотя если честно, то никакой надежды на то, что человек жив, у Инны не было. Глубоко вдохнув в себя побольше воздуха, Инна осторожно попыталась перевернуть тело. Через некоторое время ей это удалось.

— Боже! — прошептала Инна. — Какой кошмар!

Кошмар был в том, что перед ней лежал не просто покойник, а более или менее знакомый покойник Потому что на пляже лежал мертвым тот самый Рокер, которого Инна видела вчера вечером с балкона своего номера, а потом на автостоянке с Димитрием. Инна тут же вспомнила про ссору между двумя мужчинами, и ей стало здорово не по себе. На всякий случай Инна пощупала пульс на ледяной руке Рокера, но быстро поняла, что человек с такими ледяными руками живым быть уж никак не может.

Отступив на несколько шагов, Инна повернулась назад и кинулась бежать в сторону гостиницы Ворвавшись в гостиничный холл, Инна первым делом кинулась к стойке портье. Там же стояла и ее знакомая администраторша.

— Девушка, у меня к вам разговор, — едва сдерживаясь, чтобы не завопить во весь голос, прошептала Инна. — Очень важный.

Администраторша взглянула на бледное лицо Инны и мигом приняла решение.

— Пойдемте со мной, — сказала она Инне, поманив ее за собой в заднее помещение.

Ровно через десять минут обе женщины вышли оттуда, причем администраторша теперь была одного цвета с Инной и вся тряслась.

— Умоляю вас об одном, — сказала она Инне, — не говорите никому из остальных постояльцев, что этот человек вчера вечером ходил у нашей гостиницы. А вы уверены, что он не был нашим постояльцем?

Инна пожала плечами.

— Вряд ли вы его не запомнили бы, — сказала она. — Это пожилой рокер с длинным хвостом, одет он в клепаную кожаную куртку, кожаные же штаны и ботинки с загнутыми вверх длинными носами.

— Да, такого экстравагантного господина мы бы точно запомнили, — вздохнула администраторша. — Не постоялец, и то хорошо. Но вообще-то все равно приятного мало. Придется вызывать милицию. Поднимется шум. Эта смерть может здорово повредить репутации нашего комплекса. Инна, мы с вами сделаем вот что. Мы пойдем с вами и встретим ментов уже на заливе. Нет, лучше я пойду одна, а вы, Инна, возьмите двух охранников, отведите их к телу, и пусть они никого не подпускают к тому месту. И предупредите их, чтобы держали язык за зубами.

— Хорошо, — согласилась Инна с показавшимся ей вполне разумным решением.

Администраторша, которую, оказывается, звали Леной, отправилась встречать милицию. Перед этим она выбрала двух охранников посообразительней и отправила их с Инной. Добравшись до знакомого места, Инна указала парням, где лежит тело, а сама осталась поодаль. Парни осмотрели тело и вернулись к Инне.

— Похоже, ему выстрелили в голову, а потом тело выкинули в воду, — сказал один из парней. — Одежда вся насквозь мокрая.

Инна открыла рот, чтобы сказать парням, что одежда Рокера не обязательно намокла в воде залива, что она могла намокнуть и под дождем, который шел вчера весь вечер, но вовремя прикусила язык. Совсем не нужно раньше времени сообщать такие подробности всяким посторонним людям. Достаточно и того, что это она нашла тело и теперь ее первую заподозрят в случившемся.

— Натерпелась страху? — обратился один из парней к Инне.

— Угу, а как ты сам думаешь? — мрачно кивнула она в ответ.

— Мне кажется, что я этого типа уже где-то видел, — задумчиво произнес тем временем второй охранник, который более внимательно, чем первый, осмотрел тело.

— Где? — насторожилась Инна. — В «Санни»?

— Нет, — помотал головой парень. — Где-то в другом месте.

Может быть, в клубе или на дискотеке. Словом, в шумном каком-то месте. А ты тут возле трупа долго ходила?

— Да ты что?! — возмутилась Инна. — Что за интерес мне возле него топтаться? Я потрогала его руку, убедилась, что он мертв, и сразу же ушла. Вот мои следы.

И Инна указала на цепочку свежих следов, которые были хорошо видны на мокром песке.

— Но ночью тут, похоже, был еще кто-то, — низко нагнувшись к песку, заметил один из парней. — Конечно, вечером шел дождь…

Но похоже, что тело тут появилось уже после дождя.

— И что за следы? — спросила Инна.

— Похоже, что мужские и женские, — ответил охранник. — Во всяком случае, одни примерно сорок пятого размера, а вторые едва ли больше тридцать седьмого.

Но обсудить размер обуви таинственных ночных злодеев охранникам и Инне хорошенько не удалось, потому что вскоре прибыла милиция и врачи.

— Так, все ясно, — сказал пожилой врач, осмотрев тело. — Скорей всего покойный скончался от выстрела в голову. Выстрел, судя по характеру раны, произведен с близкого расстояния. Видимо, покойного сначала застрелили, а потом выкинули в воду. Потому что одежда на нем вся мокрая. И, вероятно, у него еще хватило сил выплыть на берег. И уже тут он умер.

Инна снова открыла рот, чтобы сказать, что врач строит свои предположения, исходя из неверных предпосылок, но опять закрыла его. По личному имеющемуся у Инны опыту она знала, что чем меньше говоришь, тем спокойней живешь. А встревать в эту историю Инне совершенно не хотелось. Ей и так не давала покоя мысль о подслушанных и подсмотренных вчера вечером двух встречах погибшего Рокера.

Тем временем врач немного подумал и добавил:

— Хотя довольно странно, что с такой раной он еще был способен выплыть на берег. Скорей всего убийца сначала пытался утопить труп в воде, но потом почему-то отказался от этой затеи и вытащил тело обратно на песок.

— А может быть, одежда на теле промокла под вчерашним дождем? — не выдержала и все-таки ляпнула Инна.

Врач с интересом посмотрел на Инну и кивнул.

— Очень может быть. Тогда все становится вполне логично.

А вы, девушка, кто, собственно, такая?

После того как Инну прямо на пляже допросил довольно приветливый молодой лейтенант по фамилии Жуков, девушка побрела обратно к гостинице. По дороге она задумалась и очень удивилась, когда ее окликнул по имени какой-то знакомый голос. Сперва Инна не отреагировала и очнулась от своих мыслей лишь после того, как вторично услышала свое имя. Она подняла глаза и увидела прямо перед собой Вадима, который удивленно смотрел на нее.

— Привет! — жизнерадостно произнес Вадим. — Ты тут чего?

Гуляешь?

— Если бы, — вздохнула Инна. — Если бы так…

— А что такое? — поинтересовался Вадим и тут же, не дожидаясь Инниного ответа, спросил:

— Ты не знаешь, что там за скопление людей?

Инна оглянулась в ту сторону, куда указывал Вадим, и мрачно кивнула.

— Знаю.

— И что там? — спросил у Инны Вадим.

— Там нашли тело утопленника, — еще более мрачно произнесла Инна. — По виду рокер.

— Рокер? — слегка побледнел Вадим.

— Пожилой уже человек, волосы редеют, а одет как пацан двадцатилетний, — заметила наблюдательная Инна. — Знаешь, бывают такие дедули, в коже с заклепками, с банкой пива в руке и на классном мотике. Что поделаешь — стиль жизни.

Но Вадим пропустил мимо ушей все рассуждения Инны. Он ее вообще не слушал и выглядел при этом неважно.

— Инна, ты уверена, что тело именно рокера? — наконец выдавил он из себя.

— Уверена, — кивнула Инна. — Я первой наткнулась на труп.

Так что у меня, сам понимаешь, потом было время, чтобы хорошенько его рассмотреть. Я и не хотела, а меня все-таки менты попросили.

— Менты? — совсем уже слабым голосом пробормотал Вадим, спадая в лице просто на глазах. — Какие еще менты?

— Обыкновенные, — пожала плечами Инна. — А как ты хотел? Где труп, там и менты.

Судя по телодвижениям, которые проделывал Вадим, он хотел и сам взглянуть на тело рокера. Инна не видела причины, почему бы ему этого не сделать. И они пошли обратно. Сначала менты и слышать не хотели, чтобы пустить к прикрытому простыней телу постороннего, то есть Вадима.

— Поймите меня правильно, я случайно узнал, что погибший человек одет как рокер, — настаивал Вадим.

— Не знаю, откуда у вас вообще взялась такая информация, — недовольно произнес лейтенант Жуков, почему-то глядя прямо в упор на Инну.

— Но это ведь так? — спросил у лейтенанта Вадим. — Не отрицайте, я знаю, что прав.

— Ну даже если и так, то что с того? — спросил Жуков.

— Дело в том, что вчера ко мне приезжал мой старый друг, — сказал Вадим. — Верней, даже не мой друг, а друг моего отца. Так вот этот человек выглядит в точности так, как обнаруженный вами на пляже труп. Он — рокер.

— Вот как? — задумался Жуков. — Это же в корне меняет дело. Пройдите сюда.

И он поманил Вадима к огороженному участку пляжа. Инна осталась в сторонке, ей совсем не хотелось еще раз лицезреть тело Рокера. Ей гораздо интересней было понаблюдать за Вадимом.

И Иннины ожидания оправдались сверх меры. Увидев тело Рокера, Вадим побледнел аж до синевы и начал усиленно дышать. Глаза у него при этом стали совсем безумные и шарили по сторонам, явно ничего не видя.

— Хм, — сказала Инна самой себе. — Хм…

Она попыталась подойти к Вадиму, но это оказалось невозможным. Того плотно взяли в обработку менты, ужасно обрадовавшиеся, что нашелся человек, способный опознать тело Рокера. Из обрывков их разговора Инна поняла, что у Рокера при себе не обнаружилось ни единой вещицы, ни единого клочка бумажки, который бы помог опознать его личность, и они уже видели в этом убийстве потенциальный висяк. А теперь после заявления Вадима у ментов словно открылось второе дыхание, и они вовсе не собирались отпускать свидетеля так скоро.

После двух неудачных попыток добраться до Вадима Инна отправилась наконец в гостиницу в свой номер. Ей необходимо было привести свои мысли в порядок. Она уселась в кресло перед выключенным телевизором и принялась думать о погибшем Рокере.

С Рокера ее мысли плавно перебрались на тему о том, как непрочно все в этом мире. И не успела Инна оглянуться, как она уже снова думала о Бритом. Вернее, о том, какие все-таки сволочи все мужики и ее муж в частности.

От этих навязчивых мыслей Инну оторвал стук в дверь. Вздохнув в последний раз и утерши нос и глаза, Инна открыла дверь. За дверью стоял Вадим, но сейчас выглядел он очень плохо. К бледности и испуганному выражению лица прибавились еще трясущиеся руки и дрожащие губы.

— Ты как? — участливо спросила у Вадима Инна. — Хочешь .воды?

— Лучше чего-нибудь покрепче, — пробормотал Вадим, проходя в номер Инны.

— Осталась водка, — предложила Инна. — Будешь?

— Давай, — кивнул Вадим, даже не съехидничав.

Инна плеснула солидную порцию в стеклянный стакан и протянула гостю. Вадим опрокинул в себя добрые сто пятьдесят граммов не поморщившись. Проглотив такое лекарство, Вадим некоторое время молчал. Инна села напротив и стала ждать, когда водка окажет благотворное действие.

— Инна, — наконец произнес Вадим, — я так понял, что это ты первой обнаружила тело моего друга?

— Если ты о трупе на пляже, то да, его обнаружила я, — кивнула Инна. — Я тебе уже об этом говорила.

Вадим некоторое время задумчиво смотрел на Инну, словно собираясь с мыслями. Инна его не торопила, прекрасно понимая, какой шок пережил парень.

— Инна, — наконец произнес Вадим, — ты должна мне помочь.

— Да? — немного удивилась Инна. — А чем?

— Скажи, когда ты нашла труп, возле него не было еще чего-нибудь? — спросил у девушки Вадим.

— Чего-нибудь? — недоуменно переспросила Инна. — Чего именно? Что ты имеешь в виду?

Но Вадим в ответ лишь мялся, не произнося ничего членораздельного.

— Что ты мямлишь? — не выдержала Инна. — Говори как есть! Что ты имеешь в виду?

— Ну, какой-нибудь рюкзак или пакет, — выдавил из себя наконец Вадим.

— Нет, — покачала головой Инна. — Ничего такого я не заметила. Но вообще-то я особенно по сторонам не смотрела. Как только наткнулась на тело, сразу же помчалась в гостиницу.

— Значит, ничего не было? — прошептал Вадим. — Боже мой, я погиб! Мы все погибли!

— Что такое? — встревожилась Инна, потому что пришедший вроде бы в себя Вадим снова начал у нее на глазах бледнеть, потеть и даже вроде бы худеть. — Что там должно было быть? Скажи мне точно, может быть, я что-нибудь вспомню.

Но на этот раз ей не удалось добиться от Вадима внятного ответа, как она ни старалась. На все ее расспросы Вадим лишь качал головой, погрузившись в какие-то свои мысли. Но внезапно он очнулся и цепко взглянул на Инну.

— Послушай, судя по твоим шмоткам и номеру, в котором ты живешь, у тебя же куча денег, — произнес он.

— Не у меня, — поправила его Инна. — А у моего мужа.

— Ну, это одно и то же, — вздохнул Вадим.

— Не сказала бы, — ответила Инна, — А к чему ты клонишь?

— Ну, если бы ты нашла какой-то предмет, который тебе не принадлежит, ты бы вернула его владельцу?

— Конечно, — решительно кивнула Инна. — Я бы его вернула в любом случае. А что?

Но ответа она не дождалась. Вадим лишь пристально смотрел ей в глаза немигающим взглядом, так что Инне в конце концов стало как-то не по себе.

— Что ты на меня смотришь? — спросила у него Инна. — На мне узоров нет и цветы не растут.

— Так ты точно ничего не находила на пляже? — повторил свой вопрос Вадим.

— Нет, я же тебе уже сказала! — чувствуя, что закипает от раздражения, воскликнула Инна.

— Ну ладно, — пробормотал Вадим и поднялся со своего кресла. — Но смотри, если ты меня обманула, сука, то тебе плохо придется.

— Что?! — возмутилась Инна. — Кто это сука? Знаешь что, Вадим, проваливай-ка ты из моего номера подобру-поздорову.

Иначе я не посмотрю, что у тебя душевная травма, а швырну в тебя чем-нибудь увесистым.

И Вадим убрался, бормоча себе под нос что-то о том, что теперь ему Иннины угрозы не страшны и лучше бы ей самой отдать то, что она присвоила, а то ведь с ней могут поговорить и другие люди. И они не будут так снисходительны к ней. В общем, закрыв за Вадимом дверь, Инна почувствовала себя так, словно ее только что облили ведром с помоями, — И вот за что мне все это? — спросила у самой себя Инна. — Мало мне трупа на пляже, так теперь еще меня обвиняют, что я обокрала покойника. И самое ведь обидное, что я действительно ничего не находила и не брала.

И она с мрачным видом уселась обратно в кресло, чтобы продолжить размышлять о том, какие мужики, в том числе ее собственный муж, скоты и хамы. Очень скоро Иннины мысли плавно приняли привычное русло, и Инна снова начала думать о Бритом.

Очнулась она лишь после того, как снова раздался стук в дверь.

— Что за черт! — недовольно пробормотала Инна. — Кто там?

— Это Димитрий, — послышался из-за двери знакомый голос.

С трудом справившись с искушением послать куда подальше еще одного представителя мужской половины человечества, ставшей Инне с недавних пор ненавистной, Инна открыла-таки дверь.

— Привет! — жизнерадостно произнес Димитрий. — Скучала?

— Что? — очень удивилась Инна. — С чего бы это?

— Ну, сидишь тут в одиночестве, — произнес Димитрий. — Я шел в ресторан завтракать и решил пригласить тебя.

Инна кинула косой взгляд на настенные часы и пришла к выводу, что время завтрака уже давно прошло. И что сейчас уж скорее время обеда. Но спорить не стала, так как и сама почувствовала, что от волнений сильно проголодалась.

— Пошли, — кивнула она Димитрию.

Они спустились вниз и сели за угловой столик. Кроме них, в ресторане было полно народу, поэтому вскоре к ним за столик присела пожилая супружеская пара. Дама была высокой и очень худой, а ее супруг, напротив, толстеньким, упитанным кабанчиком.

Дама была полна энергии, а муж словно засыпал на ходу. Даму звали Сталина Григорьевна, а ее спутника — Тихон Иванович.

— Какое интересное у вас, Сталина Григорьевна, имя, — заметила Инна, чтобы что-то сказать.

— Да, мои родители назвали меня так в честь товарища Сталина, — с воодушевлением кивнула Сталина Григорьевна и тут же добавила без малейшей связи с предыдущим замечанием:

— Кстати, а вы уже слышали, что сегодня утром на пляже нашли тело какого-то мужчины? Не слышали? Представляете, его нашли возле гостиницы. Буквально в двух шагах.

— Не преувеличивай, дорогая, — ласково попытался урезонить ее муж. — Не в двух шагах, а в добрых двухстах метрах.

— В пятистах, — машинально поправила его Инна.

— Вот, и вы уже слышали, милочка! — воскликнула Сталина Григорьевна. — Какой-то рокер! Говорят, уже не молодой человек.

Его мотоцикл нашли брошенным на дороге. И совершенно не понятно, как этот человек оказался на пляже так далеко от своего мотоцикла.

— Должно быть, его оттащил туда убийца, — произнес Тихон Иванович.

— Вероятней всего, так оно и было! — решительно кивнула Сталина Григорьевна. — Правда, ужасно?

Инна ничего не ответила, потому что смотрела на Димитрия. Но тот в отличие от Вадима никаких признаков волнения, услышав про труп Рокера, найденный утром на пляже, не проявил. Инна даже решила, что Димитрий просто не понял, о ком именно идет речь.

И нарочно попросила Сталину Григорьевну, которая оказалась неплохо осведомленной, описать внешность найденного на пляже человека. Но даже после детального и почти точного, как могла бы подтвердить сама Инна, описания покойного Рокера в лице Димитрия ничего не изменилось.

Недоуменно наморщив лоб, Инна принялась размышлять о том, почему это Димитрий никак не реагирует на информацию о том, что на пляже найден знакомый ему, пусть даже и шапочно, человек. Но внезапно Инна перевела взгляд с лица Димитрия на его руку, держащую ложку. И рот у Инны недоуменно приоткрылся.

Димитрий сжимал ложку с такой силой, что даже помял выступающие металлические «крылышки». А ведь ложка была сделана не из мягкого алюминия, а из отличной прочной стали.

— Димитрий! — окликнула Инна своего приятеля. — А что ты думаешь по этому поводу?

— Не знаю, — отлично симулируя равнодушие, произнес Димитрий. — Я не был знаком с этим человеком. Вы говорите, какой-то рокер?..

После этого благодарная Сталина Григорьевна повторила специально для Димитрия свой рассказ сначала. Димитрий выслушал его до конца. Вместе с рассказом подошел к концу и обед. И вся компания двинулась из ресторана. Не успела Инна и глазом моргнуть, как Димитрий словно растворился в воздухе. Попрощавшись со Сталиной Григорьевной и ее мужем, Инна побрела к себе в номер, размышляя, что неплохо было бы после обеда пойти на залив позагорать или как-то иначе развеяться. Раз уж она все равно приехала сюда отдыхать.

Но добропорядочным планам Инны не суждено был осуществиться. Потому что как только она, немного подремав после обеда, принялась собирать вещи, чтобы идти на залив, как в дверь снова постучали.

— Это какой-то злой рок, — пробормотала Инна.

Тем не менее дверь она открыла и даже слегка растерялась, увидев на пороге Вадима.

— Инна, прости меня! — воскликнул он, не дав Инне произнести ни слова. — У меня был шок. Я сам не понимал, что говорю! Да еще эта водка, которой ты меня напоила. У меня в голове совсем все перепуталось! Я пришел к себе в номер и завалился спать.

А сейчас проснулся, вспомнил, что я тебе наговорил, и вот пришел мириться.

И Вадим извлек из-за спины слегка помятый букет роз и торт, перевязанный красивой ленточкой.

— Вот, специально в город мотался, — сказал Вадим.

Торт и цветы Инна снизошла принять. Тем более что торт был в прозрачной пластиковой коробке и сквозь нее выглядел соблазнительно вкусным. Определившись с тортом, Инна пригласила Вадима войти. Продолжая бормотать извинения, Вадим прошел, сел за стол, но не замолчал, а продолжал рассыпаться в извинениях.

— Да будет тебе! — не выдержала Инна, когда Вадим в двадцать пятый раз сказал, как ему стыдно за свое поведение. — Забыто уже! Не переживай так.

Вадим на всякий случай еще пару раз извинился и затих. Инна разрезала торт, положила себе и Вадиму по куску и с удовольствием принялась поглощать свою порцию. Торт и в самом деле оказался очень вкусным. С легким кремом, как и любила Инна, с консервированными фруктами, взбитыми сливками и сочным, пропитанным вином бисквитом.

— Вадим, почему ты не ешь? — покончив со своим куском, спросила Инна у гостя. — Не нравится?

— Нет, не в этом дело, — помотал головой Вадим. — Просто никак не могу прийти в себя от мысли, что Кирилл мертв.

— Кирилл — это тот пожилой рокер, тело которого я нашла утром на пляже? — уточнила Инна.

— Да, — кивнул Вадим. — Кирилл был долгие годы другом моего отца. И если можно так сказать, он заменил мне отца, когда тот умер. Так что можно сказать, что мы с Кириллом были очень близки.

— Зачем ты мне это говоришь? — поинтересовалась Инна.

— Затем, что хочу, чтобы ты поняла, как близок и дорог был мне Кирилл, — произнес Вадим. — Я просто не могу смириться с мыслью, что его больше нет.

— Что делать, — вздохнула Инна. — Иногда так случается, что теряешь близких и любимых. Вот, к примеру…

— Да, да, — кивнув головой, перебил ее Вадим. — Но дело еще и в том, что я перед смертью Кирилла дал ему одну очень ценную вещь. И он должен был показать ее в городе своему другу.

Я видел, как Кирилл положил эту вещь в свой рюкзак и уехал. А потом вдруг утром я узнаю, что Кирилл мертв, его мотоцикл найден совсем в другом месте, в добром километре от пляжа, а рюкзака вместе с той вещью, которую я доверил Кириллу, и в помине нет.

— Наверное, рюкзак забрал тот преступник, который напал на твоего друга, — предположила Инна. — Если ты говоришь, что вещь была ценной, значит, ее могли украсть.

— Могли, — поник головой Вадим. — И самое скверное, что ее, по всей видимости, украли. А еще хуже то, что вещь эта не моя.

И как мне теперь возмещать ее стоимость хозяину, я просто не представляю.

— А она, эта вещь, дорого стоила? — поинтересовалась Инна.

— Почему ты спрашиваешь? — мигом насторожился Вадим.

— Просто так, — пожала Инна плечами. — Я даже не знаю, что это за вещь. А ты меня снова в чем-то подозреваешь.

— Нив чем я тебя не подозреваю! — поспешно произнес Вадим. — А цену пропавшей вещи я тебе сказать не могу. Потому что и сам ее не знаю. Даже подозреваю, что вообще никто в этом мире не сможет назвать ей цену. Потому что вещь эта в своем роде бесценна.

— Все бесценное в этом мире на проверку чаще всего все же имеет свою цену, — цинично заметила Инна.

— Но не эта вещь! — с жаром воскликнул Вадим. — Можешь мне поверить, эта вещь и в самом деле бесценна.

Инна почувствовала, что уже начинает уставать от этого человека, который зачем-то явился к ней в номер с цветами, тортом и извинениями, но никак не решался приступить к сути своего визита.

— Слушай, Вадим, — сказала Инна. — Я собиралась пойти позагорать. Поэтому ты выкладывай, зачем пришел, пока солнце еще не совсем село.

— Инна, я хочу найти эту вещь! — глухим и каким-то страстным голосом сказал Вадим. — И ты должна мне в этом помочь!

— Я?! — безмерно удивилась Инна, даже перестав от изумления жевать торт. — С какой стати? Почему именно я? Есть милиция, пусть она и ищет пропавшую вещь.

— Инна, ты не поняла, — сказал Вадим. — Я хочу найти не только пропавшую вещь, но и человека, который убил Кирилла.

— Но я-то тут при чем?! — воскликнула Инна.

— А при том, что убийца Кирилла скорей всего и украл эту вещь, — сказал Вадим. — Но мне уже завтра, крайний срок послезавтра необходимо предоставить хозяину этой вещи информацию.

И если я скажу ему, что я отдал ее Кириллу, того убили, а вещь пропала, то поневоле мне придется рассказать и о тебе, Инна.

— Что тебе придется обо мне рассказать? — спросила Инна, чувствуя, как у нее по спине бегут предательские мурашки, и уже догадываясь, что сейчас произнесет Вадим.

— Мне придется рассказать им, что это ты нашла труп Кирилла. И что ты, очень может быть, присвоила потерянную вещь себе, — произнес Вадим.

— Так… — произнесла Инна после продолжительной паузы. — И кому это им, а? Как-то раньше ты упоминал, что у этой ценной вещи имеется один хозяин. А теперь он у тебя вдруг размножился и превратился из «него» уже в «они».

— Хозяин у вещи один, а людей, которые на этого хозяина работают, много, — хмуро ответил Вадим.

— И что ты хочешь сказать — что все эти люди во главе с их хозяином сочтут, что их вещь присвоила я?

— Достаточно будет и того, если у них просто зародится такое подозрение, — еще более хмуро произнес Вадим.

— А c чего бы это им заподозрить меня в краже их драгоценной вещи? — спросила Инна.

— Ас того, что если они возьмутся за меня всерьез, то я проговорюсь. Скажу, что это ты нашла труп Кирилла. И что, возможно, их вещь находится у тебя — Очень красиво, ничего не скажешь! — возмутилась Инна. — Ты хоть понимаешь, что задумал подлость?

— А что делать? — в отчаянии простонал Вадим. — Если я не найду эту вещь, они меня убьют.

Некоторое время Инна переваривала полученную информацию о ситуации, в которую попала. И с каждой минутой ситуация ей не нравилась все больше и больше.

— Ты уверен, что те люди действительно способны тебя убить? — наконец спросила у Вадима Инна.

— Убить? — переспросил Вадим. — Не беспокойся, еще как способны. Поэтому я тебе и говорю, что у нас с тобой есть один-единственный выход выйти живыми из этой передряги.

— Да? — заинтересовалась Инна. — И какой же?

— Мы с тобой должны найти убийцу Кирилла, — как ни в чем не бывало ответил Вадим. — Причем найти его нужно раньше ментов. Плохо, если та вещь, которая была у Кирилла, попадет в руки милиции.

— Значит, ты думаешь, что та драгоценная вещь, потерю которой ты переживаешь больше, чем смерть своего старого друга, находится у убийцы Кирилла?

— Во всяком случае, это наиболее вероятно, — сказал Вадим. — Кирилл вез эту вещь в город, но до города сам не доехал и вещь не довез. Вместо этого он лежит на берегу залива, а его рюкзака, в который он и спрятал посылку, рядом с ним не обнаружилось.

— А ты хорошо смотрел? — спросила Инна.

— Не беспокойся, — грустно кивнул Вадим. — И я, и менты осмотрели. Даже следа от рюкзака не обнаружилось.

— А ты сказал ментам, что у Кирилла с собой была ценная вещь, которая пропала? — спросила у Вадима Инна.

— Ты что, с ума сошла?! — возмутился Вадим. — С какой стати я стану им об этом говорить? Это дело только мое и хозяина той вещи. И Кирилла.

— И еще мое, как я теперь понимаю, — заметила Инна.

— И твое тоже, — покладисто согласился Вадим. — Раз уж тебе не повезло и ты обнаружила тело Кирилла.

— Да уж, не повезло так не повезло, — загрустила Инна. — Но в связи с этим я бы хотела все-таки знать, что это за вещь такая, из-за которой я могу лишиться жизни.

И она выжидательно посмотрела на Вадима.

— Этого я сказать тебе не могу, — не выдержав ее взгляда, смущенно ответил Вадим. — Пойми, это не моя тайна. И я не могу ее тебе рассказать.

— Интересное дело! — возмутилась Инна. — Меня в любой момент могут схватить, пытать и даже убить какие-то люди, требуя, чтобы я вернула им их вещь, а я даже не буду знать, что это за вещь такая. Да за что я страдаю хоть?

— Ну не могу я тебе этого сказать! — в отчаянии воскликнул Вадим. — Пойми, если ты будешь знать, что это за вещь, то волей-неволей можешь как-то дать об этом понять тем людям, если дело дойдет до того, что они на тебя выйдут. И тогда.., тогда тебе во сто крат трудней будет доказать, что ты эту вещь не только не трогала, но и даже в глаза не видела.

— Но я ее в самом деле не видела, — простонала Инна. — Сколько раз тебе говорить. Я не воровка. И я в жизни не брала чужих вещей. Ты мне веришь?

— Дело не в том, верю ли тебе я, — ответил Вадим. — Важно, чтобы в это поверили те люди. А если они поймут, что ты знаешь, что это была за вещь, то могут сильно начать подозревать, что ты эту вещь видела, она тебе понравилась и ты ее присвоила. А им мозги паришь, что в глаза ее не видела.

— Ладно, — вздохнула Инна. — Что за вещь, ты мне сказать не хочешь. Но дорогая она?

— Очень, — кивнул Вадим. — Я же тебе уже сказал, что вещь эта бесценная. Но если тебя интересует ее денежный эквивалент, то я могу сказать, что лично знаю человека, который готов выложить за обладание этой вещью сто тысяч.

— Сто тысяч! — презрительно фыркнула Инна. — Да я в месяц иногда больше трачу!

— Ты не поняла, — снова вздохнул Вадим. — Не сто тысяч рублей, а сто тысяч долларов или даже евро.

Услышав сумму, Инна, которая от возбуждения продолжала жевать торт, поперхнулась крошкой и долго не могла откашляться.

Когда наконец проклятая крошка отправилась куда следует и Инна обрела способность внятно изъясняться, она вытаращилась на Вадима.

— И ты отдал такую дорогую вещь своему другу? И отправил его в город одного и без охраны? Ты что, совсем дурак?

— Но я же не знал, что за Кириллом следят, — произнес Вадим. — О том, что вещь находится у меня, знал лишь я, хозяин вещи и, может быть, кто-то из его ближайшего окружения. Даже сам Кирилл точно не знал, что именно находится в коробочке — Ах, вот как! — воскликнула Инна. — В деле появляется коробочка. Уже интересно. Значит, эта драгоценная вещь не очень большого размера, раз поместилась в коробочку. Так?

— Инна, не провоцируй меня на откровения! — расстроился Вадим. — Яне могу тебе ничего сказать. Но пойми, погиб мой друг.

И я хочу найти его убийцу, вернуть хозяину его вещь и остаться в живых.

— И ты хочешь, чтобы я тебе в этом помогла? — спросила Инна. — Но каким образом, если ты мне ничего не рассказываешь об обстоятельствах этого дела? Да что там, ты даже мне, что украли-то, не говоришь! Как я в таком случае могу тебе помочь? И чем?

— Есть у меня кое-какие подозрения на одного человека, — пробормотал Вадим.

— Отлично, у тебя есть подозрения, а я даже не знаю, что украли, — стояла на своем Инна.

— Про то, что было в коробочке, я тебе сказать не могу, — повторил Вадим. — Но все остальное расскажу.

— Да? — задумалась Инна. — Раз уж я, похоже, влипла в эту историю, то интересно будет послушать, что у тебя там за подозрения. Говори!

— В общем, так, — начал рассказывать Вадим. — Среди окружения Хозяина есть один человек, который появился у него недавно. В остальных людях Хозяина я уверен. Они служат у него не первый десяток лет и преданы ему до фанатизма. А вот этот парень появился совсем недавно.

— Расскажи поподробней, — попросила Инна. — Что за парень? Почему ты его подозреваешь?

И Вадим начала рассказывать. Как быстро поняла Инна, рассказчик из него был аховый. Должно быть, сказывалось волнение.

Вадим без конца путался, перескакивал с одного на другое, мешал события и времена, но кое-что из его рассказа Инне все-таки удалось почерпнуть. В частности, она узнала, что того парня, которого Вадим подозревал в причастности к смерти Кирилла и краже драгоценной вещи, звали Артуром. Он был сыном Хозяина, но рожденным не в законном браке, а от женщины, которая так и не стала женой Хозяина.

— И до недавнего времени про Артура никто слыхом не слыхивал, — рассказывал Вадим. — А тут вдруг однажды я захожу к Хозяину в офис, в его личный кабинет, а у него там сидит какой-то молокосос и вовсю роется в бумагах Хозяина. Я, конечно, опешил, помчался искать Хозяина. Но он меня успокоил, дескать, это сынок его милый нашелся.

— Да? — удивилась Инна. — А чего это спустя столько лет твой Хозяин вдруг вспомнил о своем внебрачном сыне и приблизил его к себе? С чего это такая горячая любовь?

— Любовь или не любовь, а Хозяин уже не молод. А других наследников у него нет. От законных жен у Хозяина только дочки.

— И много?

— Пять штук, — ответил Вадим. — Или больше, не знаю, — Ну и чем они в наследницы не годятся, хотела бы я знать? — спросила Инна. — Чем девочка хуже мальчика? У нее что, голова только для красоты приделана?

— Видела бы ты этих девиц! — воскликнул Вадим. — Во-первых, только старшей Кло под тридцатник, и она более или менее уже серьезный человек. А остальным дочкам Хозяина еще и двадцати не исполнилось. И у них в голове, конечно, не бизнес, а сплошные развлечения и танцульки. Младшей вообще еще шести лет не исполнилось.

— Так, — сказала Инна. — И что? А сколько лет Артуру?

— Ему двадцать два, — ответил Вадим.

— И что? Хозяин вот так взял и приблизил к себе своего сына, которого не видел больше двадцати лет?

— Видел или не видел, я не знаю, — сказал Вадим. — А деньги на воспитание сына посылал регулярно. В порядочности в отношении своих близких Хозяину отказать нельзя.

— И как восприняла остальная семья Хозяина появление в их рядах Артура? — спросила Инна.

На какое-то время Вадим задумался.

— Если честно, — наконец сказал он, — то против Артура была лишь нынешняя жена Хозяина — Сара и старшая дочь Хозяина — Кло.

— Кло? — переспросила Инна.

— Ну да, — нетерпеливо кивнул Вадим. — Сокращенное от Клотильды. Мамочка Кло додумалась так назвать дочурку. Хозяин тогда еще надеялся завести себе наследника мужского пола, поэтому насчет имени дочери особенно не спорил. Так девочка и выросла Клотильдой и потихоньку превратилась в Кло.

— Ладно, — сказала Инна. — В конце концов не в имени дело.

Лучше скажи — а почему Сара и эта Кло возненавидели Артура?

Из-за денег?

— Ну ясное дело, — кивнул Вадим. — Сара моложе Хозяина почти на сорок лет. И замуж вышла не за него, а за его деньги. Это у нее на лице написано и очевидно всякому, но только не Хозяину.

Он-то лично уверен, что восемнадцатилетняя Сара взяла и потеряла голову, поглядев разок на его морщины и седину.

— Бывает, — согласилась Инна. — И что дальше?

— Дальше Сара родила Хозяину дочку Аньку — настоящего дьяволенка. И Хозяин окончательно потерял голову от своей молодой жены. Последние годы в доме главной любимицей Хозяина была Сара и ее дочка. А теперь появился Артур и начал теснить Сару с ее позиций.

— В самом деле? — усомнилась Инна. — В народе говорят, что ночную кукушку не перекукуешь. То есть что жена в постели мужу напоет, то он и сделает.

— Не знаю, что там в народе говорят, — покачал головой Вадим, — но только после появления в доме Артура Сара потихоньку начала отходить на задний план.

— А давно Артур появился в семье Хозяина? — спросила Инна.

— Уже почти полгода, — сказал Вадим.

— А почему старшая дочь Хозяина восприняла в штыки появление брата? — спросила Инна.

— Потому что до появления в семье Артура она считалась главной наследницей бизнеса Хозяина, — сказал Вадим. — Кло занималась делами вместе с отцом с тех пор, как закончила колледж.

И закончила она между прочим тот колледж, который выбрал ей он. Сама Кло хотела пойти в театральный институт. И лишь после жуткого скандала с отцом, когда он пригрозил, что лишит ее наследства и выгонит из дома, она согласилась подчиниться воле отца. Но мне кажется, что до сих пор она не простила ему того, что он разбил ее мечту. И, конечно, она вправе считать, что раз отец не дал ей пойти по тому пути, который она сама для себя хотела избрать, то он перед ней в долгу. Кло много лет и тяжело трудилась в фирме своего отца. Даже тот факт, что она до сих пор не замужем, говорит о многом. Так вот, представь себе, ты много лет трудишься не покладая рук, надеясь, что вкалываешь на саму себя, для своего будущего процветания, а тут вдруг появляется какой-то мальчишка, и все рушится.

— А что, Хозяин пообещал отдать Артуру свой бизнес?

— Вот именно! — воскликнул Вадим. — И Кло оставалась за бортом.

— Очень странно, — заметила Инна. — Ты же говорил, что Хозяин справедлив со своими близкими.

— Справедлив, — кивнул Вадим. — Я от своих слов и не отказываюсь. Но Хозяин считает и всегда считал, что во главе фирмы должен стоять мужчина. Вот он и позвал Артура, намереваясь сделать из него со временем своего преемника.

— И что Кло? — поинтересовалась Инна.

— А что она может? О своем решении Хозяин ей ничего не сказал. Но и дураку ясно, что все идет к тому, чтобы со временем во главе фирмы встал Артур.

— Ловко, — пробормотала Инна. — И как этому парню удалось всего за полгода так потеснить с их позиций жену Хозяина и его старшую дочь?

— Сам не пойму, — ответил Вадим.

— Ну ладно, — вздохнула Инна. — А почему ты подозреваешь, что именно Артур причастен к убийству Кирилла и краже драгоценной вещи?

— Потому что он слышал наш разговор с Хозяином, — сказал Вадим. — Когда Хозяин передавал мне эту вещь, Артур был в соседней комнате. И мог все слышать. Я даже больше чем уверен, что он все слышал.

— И ты думаешь, что Артур мог польститься на какие-то сто тысяч и рискнуть потерять расположение своего отца? — спросила Инна. — Расположение и будущие блага?

— Думаю, что мог, — кивнул Вадим. — Не знаю, прав я или нет, но других подозреваемых у меня все равно нет.

Инна тяжело вздохнула. У нее лично был на примете еще один подозреваемый. Но ей почему-то очень не хотелось говорить о нем Вадиму.

— И что мы будем делать дальше? — спросила она вместо" того, чтобы рассказать Вадиму о подслушанном ею вчера вечером на автостоянке разговоре Рокера с Димитрием.

— У меня есть план, — сказал Вадим.

— В самом деле? — спросила Инна. — Что же, план — это уже хорошо. И в чем заключается твой план?

— Видишь ли, Артур еще молод и очень падок до женского пола, — сказал Вадим. — Поэтому если ему попадется какая-нибудь зрелая, умная, красивая и сексуально раскрепощенная женщина, то он обязательно обратит на нее внимание. А обратив внимание, может и влюбиться.

Некоторое время Инна переваривала это сообщение, пытаясь сообразить, в чем же тут заключается план Вадима. И постепенно до нее стало кое-что доходить.

— И такая женщина уже есть у тебя на примете? — спросила она у Вадима.

— Есть, — кивнул тот. — Эта женщина — ты.

— Почему-то я так и подумала, — пожала плечами Инна. — Но ты ошибаешься насчет моей сексуальной раскрепощенности. Даже ради спасения своей жизни я не стану залезать в постель к какому-то мерзкому мальчишке.

— Тебе это и не понадобится! — с горячностью воскликнул Вадим. — Тебе нужно всего лишь, чтобы этот мальчишка в тебя влюбился. Хотя бы на несколько дней. А с твоим обаянием, красотой и умом сделать это проще простого.

— Откуда ты знаешь? — рассердилась Инна. — И вообще, что ты понимаешь в науке обольщения? Ты даже не представляешь, сколько сил иногда уходит на то, чтобы заставить какого-нибудь упертого типа понять, что он в тебя без памяти влюблен. А время!

Я уж не говорю о времени. Сколько у меня времени? День, два?

— Максимум два дня, — кивнул Вадим. — Потом Хозяин потребует у меня отчета о своей вещи.

— Вот видишь, два дня на то, чтобы влюбить в себя без памяти Артура, который должен почувствовать во мне родственную душу и довериться мне настолько, чтобы разболтать о том, как он ограбил собственного папашку, убил человека и куда спрятал похищенное.

Это что, по-твоему, реальные сроки?

— Но ничего другого я придумать не могу, — развел руками Вадим.

Некоторое время Инна молчала. Если честно, то и она сама тоже ничего другого придумать не могла.

— И как я, по-твоему, проберусь к этому Артуру? — спросила наконец Инна.

— Это другой разговор! — страшно обрадовался Вадим. — Пробраться к Артуру проще простого. Можно подойти к нему на улице. Можно прийти в офис Хозяина. Можно столкнуться с Артуром на парковке или в спортивном зале. Он туда ходит три раза в неделю. И сегодня как раз должен быть там. Думаю, что спортивный зал подойдет идеально. Артур не сможет не обратить на тебя внимания, когда на тебе будет открытый спортивный костюм из какого-нибудь эластичного материала.

— — У меня нет спортивного костюма, — с легким опенком гордости заявила Инна. — Никакого. И никогда не было. Я вообще, если хочешь знать, в жизни своей спортом не занималась. Даже в школе у меня было освобождение от физкультуры.

— И у тебя нет спортивного костюма? — очень удивился Вадим.

— Нет, потому что спортом я не занималась. Так что спортивный костюм мне без надобности, — повторила Инна.

— Но в нем же так удобно, — сказал Вадим. — В нем можно гулять с собакой или ходить в магазин. Или просто ходить по дому.

— Боюсь, у нас с тобой разные понятия о жизни, — высокомерно ответила Вадиму Инна. — А собаки у меня нет. В те магазины, куда я обычно хожу, в спортивных костюмах могут и не пустить.

А по дому я хожу в шелковом пеньюаре, а вовсе не в кроссовках от «Адидас».

— Неважно, — махнул рукой Вадим. — Купить спортивный костюм — дело пяти минут. Заедем в первый спортивный магазин и все купим.

— Хорошо, костюм мы купим, — сказала Инна. — А как быть с моей спортивной подготовкой? Не лучше ли для первого контакта с Артуром выбрать что-нибудь более романтичное? Ресторан, например. Или парк. Или… Или можно подстроить несчастный случай.

Пусть он меня спасет и потом чувствует себя героем. Обычно люди нежно холят и лелеют тех, кого они однажды спасли от опасности.

На взгляд Инны, все ее предложения были куда лучше какого-то спортивного зала. Но Вадим уперся, что первый контакт Инны с Артуром должен состояться только в спортивном зале.

— После спортзала он может оказаться в компании друзей, — твердил Вадим. — И тебе не удастся подобраться к Артуру так близко, как в спортивном зале. И потом, в спортивном зале царит особая обстановка. По опыту скажу, там очень удобно знакомиться и кадрить себе подружек.

У Инны подобного опыта из-за ее неспортивного прошлого не было. И сейчас она об этом даже пожалела. Вадим с таким жаром расписывал преимущества спортивного зала перед всеми другими подходящими для завязывания знакомств местами, что оставалось только удивляться, как это еще до сих пор существуют брачные конторы и встречи для тех, кому за тридцать.

— Представь, — говорил Инне Вадим, — ты подойдешь к нему вся такая красивая, возбужденная, неровно дышащая и покрытая капельками пота. Он сразу поймет, что ты хочешь его до безумия.

И пойдет за тобой хоть на край света.

— Ладно, пусть будет спортивный зал, — сдалась Инна. — В конце концов это твой план. А мне, честно говоря, как профессионалу все равно, где цеплять рыбку на крючок.

— Вот и отлично! — обрадовался Вадим. — Тогда собирайся, и встречаемся внизу в холле через пятнадцать минут. Надеюсь, тебе этого времени хватит, чтобы привести себя в порядок и собраться?

Вообще-то для того, чтобы привести себя в порядок, Инне обычно требовалось часа полтора как минимум. Но тут обстоятельства вынуждали ее поторопиться. Потому что Артур должен был явиться в спортивный зал к пяти часам вечера. А до пяти оставались какие-то жалкие час и пятьдесят минут.

Закрыв за Вадимом дверь, Инна принялась лихорадочно соображать, что ей лучше взять с собой. Потому что Инна ничуть не сомневалась, что ей удастся привлечь к себе внимание Артура, заинтересовать его, и остаток вечера они должны будут провести в обществе друг друга, влюбляясь с каждой минутой все сильней. Во всяком случае, Артур, по мысли Инны, точно должен был бы в нее влюбиться. А для этого романтического вечера следовало выбрать соответствующий туалет.

— Нужно надеть что-то такое, что бы заставило его увидеть во мне соблазнительную женщину, но в то же время не позволяло бы ему распускать руки, — бормотала Инна самой себе указания. — Думай, девочка.

Инна остановилась перед шкафом, в котором висели ее наряды, и в задумчивости оглядела его недра. Тут было целых три платья, два летних брючных костюма и куча сарафанов, топиков, юбочек и блузок. Но все они никак не подходили для той роли, которую выбрала себе Инна. Тут определенно требовалось платье. И Инна вернулась взглядом к трем своим платьям.

Первое было сливочно-белого цвета из тяжелого шелка и прошито золотыми нитями. Но оно подходило скорее для званого вечера. Инна его и купила для раута в гостях у турецкого посла, куда таскал ее Бритый. Там платье вместе со шлейфом, который к нему прилагался, идеально вписалось в интерьер дворца, где проходил прием. Но на улице оно, да еще вместе со шлейфом, смотрелось бы странно. Второе платье было стального цвета и облегало фигуру Инны плотно, словно перчатка. Оно было по-своему изысканно, но настолько откровенно, что Инна решалась его надевать, только выбираясь в люди в обществе своего мужа.

— Выходит, остается красное, — пробормотала Инна.

Красное было замечательным платьем. Когда Инна его надевала, кожа у нее приобретала изумительный цвет розового перламутра. Платье было отделано шелковой вышивкой в виде птиц и при ходьбе переливалось и время от времени приоткрывало то один, то другой волшебно соблазнительный кусочек обнаженного тела.

Это платье Инна надевала вечером в ресторан. Но под это платье требовалось соответствующее белье. И на поиски его у Инны ушло без малого минут десять. Еще десять минут ушло на то, чтобы привести свою прическу в относительный порядок. И еще десять на то, чтобы нанести легкий макияж, который, по мнению Инны, идеально подходил для спортивного зала.

После этого Инна огляделась по сторонам, чтобы проверить, не забыла ли она чего-нибудь. Убедившись, что все в порядке, девушка легким шагом направилась к двери. И как только она взялась за ручку двери, как в дверь раздался стук. Вздрогнув от неожиданности, Инна открыла дверь и увидела перед собой на пороге Димитрия.

— Извини, Дима, я очень тороплюсь, — помня о дожидающемся ее внизу в холле Вадиме, сказала Инна.

— Куда это ты собралась? — с интересом спросил у нее Димитрий. — А я хотел пригласить тебя проехаться со мной в город, — Хм… — задумалась Инна. — А как же твоя Маша? Ты ее ждать не будешь?

— Маша? — казалось, удивился Димитрий. — Ах, Маша! Никуда она не денется. Приедет когда-нибудь. Так ты едешь со мной?

— Слушай, Димитрий, спасибо тебе, но я уже договорилась с другим человеком. И с ним еду в город, — сказала Инна. — У нас там дела.

— Дела? — переспросил Димитрий. — И что это за человек?

Твой муж?

— Боже сохрани! — воскликнула Инна. — Просто сосед.

— Просто сосед, — странным голосом произнес Димитрий. — Не тот ли, который заходил к тебе сегодня утром?

— Да, а что? — спросила Инна.

— Просто сосед, — повторил Димитрий. — И ты едешь с ним в город. Что же, счастливого пути тебе, Инна. Только хочу тебя предостеречь, не стоит доверять первому попавшемуся человеку только потому, что он показался тебе привлекательным.

— Почему ты мне это говоришь? — слегка опешила Инна.

— Потому что ты мне не безразлична. — ответил Димитрий, после чего повернулся и быстро зашагал прочь.

В другое время Инна бы, разумеется, догнала его. И потребовала бы объяснить, что он имел в виду. В другое, но не сейчас. Сейчас она торопилась вниз, где ждал ее изнывающий от нетерпения Вадим. Поэтому Инна схватила пакет со своим платьем, в котором намеревалась сразить Артура наповал, и помчалась вниз. К ее удивлению, Вадима там не было.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Вадим появился следом за Инной спустя полторы минуты.

Никак не объяснив своего опоздания, он потащил Инну на улицу.

— Потом, все вопросы потом, — пробормотал он сквозь зубы, когда Инна принялась было выговаривать ему за опоздание.

На улице возникло еще одно разногласие. Инна хотела ехать на своей машине, так ей казалось более безопасно и респектабельно.

А Вадим настаивал на том, чтобы Инна ехала на его машине. В конце концов Вадим согласился сесть в Иннину машину, только бы они уже ехали. Довольная победой, Инна загрузилась в свою машину — подарок мужа на годовщину свадьбы — новенький «БМВ» серебристого цвета с салоном, отделанным очень светло-серой кожей.

Вадим сел рядом с Инной на пассажирское сиденье. После этого наконец можно было ехать. Первые десять километров Вадим был мрачен, трясся в ознобе, но молчал. Инне тоже не хотелось разговаривать, поэтому она его не теребила.

— Он мне звонил! — неожиданно произнес Вадим и помрачнел еще больше.

— Кто? — спросила Инна. — Артур?

— Да какой Артур! — пренебрежительно махнул рукой Вадим, не переставая трястись. — Его отец.

— А, Хозяин! — вспомнила Инна. — И что? Зачем он тебе звонил?

— Сам не пойму, — ответил Вадим. — Спрашивал, все ли в порядке. Но голос при этом такой странный у него был. Словно бы он догадывается о чем-то.

И Вадим посмотрел на Инну таким взглядом, что ей стало его даже жалко.

— Это у тебя нервы шалят, — сказала ему Инна. — Как ты собирался машину вести, я вообще не представляю. У тебя же руки трясутся, как у запойного алкоголика. Так же нельзя.

Про себя Инна подумала, что зря все-таки она согласилась помогать Вадиму. Он ей врет или по крайней мере чего-то не договаривает. Но тут же она снова напомнила себе, что долг платежом красен. И ведь никто не заставлял Вадима спасать ее из лап пьяного Михи. Но, с другой стороны, где-то в глубине души Инна сознавала, что согласилась она на более чем странное предложение Вадима по одной-единственной причине. И ее благородство тут совершенно ни при чем. Инна позволила Вадиму уговорить себя на эту безумную авантюру, чтобы хоть чем-то себя занять, чтобы не сидеть в номере и не думать о выходках Бритого, проливая горькие слезы. Пусть уж лучше ее убьют, подобно Кириллу. Тогда Бритый хотя бы почувствует раскаяние. Незаметно для самой себя Инна вообразила Бритого, рыдающего у ее гроба, а вокруг него собрались горько рыдающие Иннины подруги. И конечно, в центре всего она — Инна. В своем самом любимом красном платье в гробу из красного дерева и с отделкой из настоящей бронзы, на которую, как Инна надеялась, Бритый не поскупится.

— Ты просто не понимаешь! — проскулил тем временем Вадим, вернув Инну на грешную землю. — Ты не представляешь, что эти люди могут со мной сделать, если я не верну Хозяину его вещь.

Я видел, на что они способны. Поэтому и боюсь.

— Найдем мы этого типа, который убил твоего друга, — сказала Инна. — И вещь, которую вы с ним упустили, тоже найдем. Не трясись ты, с мысли сбиваешь.

Иннины слова возымели некоторое действие. Вадим перестал трястись всем телом и вроде бы даже немного пришел в себя. Во всяком случае, он вполне внятно объяснил Инне, как нужно ехать до спортивного зала, где обычно занимался на тренажерах Артур.

Зал располагался в двухэтажном кирпичном доме. На первом этаже была сауна с бассейном, солярий, бар, гардероб и кабинет фитотерапии. А на втором располагался тренажерный зал, зал для занятий шейпингом и душевые кабинки для тех, кому было некогда или не охота греться в сауне. Тут же находился и магазин со всевозможными примочками для занятий спортом.

— Выбери себе спортивный костюм, — предложил Вадим Инне. — А я ухожу; Нельзя, чтобы Артур увидел нас вместе.

И он повернулся, чтобы уйти.

— Эй! — остановила его Инна. — Ты куда это собрался? А как я, по-твоему, узнаю Артура, если никогда в жизни его не видела?

— Он такой высокий, со спортивной фигурой парень, — начал описывать Артура Вадим. — У него темные волосы. Коротко подстриженные. Глаза серые. Нос прямой, с маленьким шрамом на переносице. И, кроме того, у него на правой стороне шеи находится родимое пятно. Довольно большое, с американский доллар.

— Я американские доллары видела только в виде зеленых бумажных прямоугольничков, — сказала Инна. — Сомневаюсь, чтобы такое родимое пятно было у твоего Артура.

— Ну, тогда, если тебе будет понятней, родимое пятно у Артура со старый пятак, — пояснил Инне Вадим.

После этого он быстро смылся, не уточнив, насколько старым должен был быть пятак; может быть, это должен был быть советский пятак или монета в пять копеек, которую чеканили при последнем российском императоре, или вообще пятак времен Екатерины Великой. В зависимости от времени чеканки пятаки выпускались разного размера.

Короче, Вадим смылся, а Инна так и осталась в некотором недоумении и огляделась по сторонам. Молодых людей в возрасте двадцати с лишним лет тут наблюдалось в избытке. Но кто из них был Артур и был ли он тут вообще, Инна не знала. Поэтому отправилась исследовать местность на наличие в ней парней с родимыми пятнами на шее.

Инна подергалась на тренажерах, покрутила педали на велосипеде, отжала пару раз гантели, больше ей было не осилить, и все время с интересом смотрела по сторонам, выискивая подходящего под описание Вадима парня. Увы, пока Инне не везло. Устав от физических упражнений, Инна решила пройти в сауну и там хоть немного расслабиться. В сауне она тоже вовсю высматривала Артура.

При этом она не переставала думать о том, зачем ей, собственно говоря, знакомиться с этим Артуром. Если таинственная пропавшая вещь находится у убийцы Рокера, то этого убийцу и нужно было искать в первую очередь. Но, с другой стороны, нужно было побольше разузнать и про личность самого Хозяина. Хотя бы для того, чтобы выяснить, кому в действительности могло прийти в голову украсть у него эту вещь. А вот для этого как раз и нужно было пробраться поближе к окружению Хозяина. И лучше всего это было сделать через Артура, как и подсказал Инне Вадим.

Итак, Инна старательно высматривала Артура. Она даже зашла в парную. Но и там не нашла. И когда Инна уже совсем нагрелась, потеряла надежду и решила послать всю эту лавочку вместе с Вадимом куда подальше, она увидела вполне подходящего под описание парня.

— Так, — пробормотала Инна. — Кажется, появилась дичь!

Оставалось только проверить, есть ли у парня родимое пятно на шее. А он как назло стоял к Инне левым бортом. Пришлось Инне изобразить на лице приветливую до невозможности улыбку и сделать вид, что ей срочно понадобилось мохнатое полотенце, лежащее на скамье. Полотенце Инне не принадлежало, но она не сумела придумать более подходящий повод, чтобы взглянуть на объект с правой стороны.

Инна вцепилась в полотенце, скосила глаза на шею парня и одновременно услышала;

— Девушка, вы уверены, что это ваше полотенце?

— Конечно, — подтвердила Инна. — А чье же еще?

— Мое, например, — довольно миролюбиво сказал парень.

Тут Инна разогнулась и наконец сумела хорошенько рассмотреть шею своего собеседника. На ней и в самом деле красовалось довольно крупное родимое пятно. С доллар оно там было размером или с пятак, Инна сказать затруднялась, но большое круглое пятно на шее было. Факт.

— Ваше полотенце? — без труда изобразила Инна смущение на лице. — Надо же, похоже, я ошиблась. У меня, видите ли, такое же.

— Немудрено было ошибиться, — приветливо сказал Артур, разглядывая Инну и становясь с каждой минутой все более и более приветливым.

Похоже, зрелище доставляло ему истинное удовольствие.

— Но где же в таком случае мое полотенце? — растерянно произнесла Инна. — Вы не видели?

И она посмотрела на Артура совершенно потерянным взглядом. Перед таким взглядом не мог устоять ни один даже самый паршивенький мужичонка. Он тут же начинал чувствовать себя рыцарем и обречен был действовать соответствующе.

— Мы его найдем! — бодро заверил Инну Артур и первым кинулся искать ее полотенце.

Разумеется, полотенца они так и не нашли. Зато познакомились во время его поисков, чего и добивалась многоопытная Инна.

Правда, если честно, то Инне даже и стараться особенно не пришлось. Артур сам проявлял инициативу и не спешил расстаться со своей новой знакомой.

— Ну шут с ним, с полотенцем, — наконец произнесла Инна, почувствовав, что поиски несколько затянулись и стали уже утомительными. — Не в нем счастье.

— Это точно, — согласился Артур и без малейшего намека на оригинальность спросил:

— А что вы делаете сегодня вечером?

— Не знаю, — довольно правдиво призналась Инна. — А что?

— У меня есть предложение, — сказал Артур, кинув на Инну внимательный взгляд. — Вы мне нравитесь. Вы очень симпатичная девушка. Будьте моей женой.

Некоторое время Инна бессмысленно таращилась на Артура, пытаясь понять — что это? Своеобразное чувство юмора или издевательство? Но Артур был что-то уж слишком серьезен для шутки.

— Я не шучу, — подтвердил он. — Я в самом деле хочу, чтобы вы стали моей женой.

— Кто? — ошеломленно переспросила его Инна. — Я?!

— Ну да, — радостно кивнул Артур. — Не думайте, я не шучу.

Я хорошо вам заплачу.

— Зачем? — окончательно перестала что-либо понимать Инна. — Зачем вам мне платить за то, чтобы я стала вашей женой? Вы же меня совсем не знаете. И я вас тоже. Что за чушь?

— Позвольте, я вам все объясню, — расхохотался Артур. — Пошли в бар? Там и поговорим.

— Пошли, — согласилась Инна на бар.

В баре Артур заказал себе травяной чай, а Инне стакан свежевыжатого яблочного сока. Инна потягивала душистую жидкость, пахнущую летом и садом, и внимательно слушала Артура. Чем больше она его слушала, тем отчетливей понимала, что у всех в окружении Хозяина, похоже, окончательно поехала крыша. Артур и в самом деле предлагал Инне стать его женой, но лишь на короткое время. Да и то не совсем женой.

— Побудете моей невестой. Неделю, не больше, — уверял ее Артур. — Мне необходимо, чтобы мои родичи увидели, что я хочу жениться.

— Зачем вам это нужно? — недоумевала в ответ Инна. — Вы что, в меня влюбились?

Но на этот, в общем-то, простой вопрос Артур ей так и не ответил. Вместо этого он промямлил что-то невразумительное о том, что Инна обязательно понравится его отцу. И что остальные родственники будут локти себе кусать от злости. И что ему просто необходимо появиться в доме отца с невестой. А настоящей невесты нет, поэтому нужна хотя бы фальшивая невеста, которую бы Артур представил своим родственникам. Можно сказать, что Артуру была просто необходима невеста для того, чтобы досадить этим самым родственникам.

— Почему это? — снова удивилась Инна. — У них что, на тебя какие-то свои виды? Или ты просто не любишь своих родных и пользуешься любым предлогом, чтобы им насолить?

В ответ Артур начал с преувеличенным вниманием рассматривать узоры на скатерти и на Иннин вопрос снова так и не ответил.

Вместо этого он сказал:

— Инна, я вам хорошо заплачу, если вы согласитесь сыграть роль моей невесты.

— Спасибо, — ответила Инна. — Но в деньгах я не нуждаюсь.

— А в дружбе влиятельного и богатого человека? — со значением спросил у Инны Артур.

— Это ты влиятельный и богатый? — хихикнула, не сдержавшись, Инна.

— Стану со временем, — тихо ответил ей Артур. — И может быть, это время наступит очень скоро.

Эти слова, а верней тон, которым произнес их Артур, заставили Инну призадуматься. Судя по всему, Артур не шутил, когда говорил о том, что очень скоро может стать богатым человеком. А деньги Артур мог получить только из одного места, а именно от своего папаши. Того самого папаши, которого недавно кто-то опустил на сто тысяч долларов, о чем, впрочем, он еще и не подозревал.

«В чем тут сомневаться?! — удивленно спросил у Инны ее внутренний голос. — Парень предлагает тебе как раз то, что тебе от него нужно. Соглашайся, дурочка!»

— Хм… — сказала Инна. — Артур, ты знаешь, деньги мне твои не интересны, но если тебе действительно нужна моя помощь, то я согласна. Мне самой будет интересно разыграть твоих родственников. Хоть позабавлюсь.

— Отлично! — просиял Артур. — Тогда я им позвоню и сейчас же их обрадую.

Он схватил свою трубку «Нокия» и принялся бодро тыкать пальцем в крохотные кнопочки.

— Алло, это ты, Кло? — спросил он наконец. — Позови отца.

А где он? Ну, в таком случае передай ему, что я вернусь через пару часов. Да, и я приеду не один. Что это значит? Узнаешь. Как это я своей дорогой старшей сестричке и не объясню? Объясню, когда приеду. А отцу передай, что я помню о нашем с ним разговоре.

И приеду не один. Да, так дословно и передай. Все, пока!

И Артур положил сотовый обратно на стол и посмотрел на Инну. Выглядел он скорей озабоченным, чем счастливым. И Инна в очередной раз подумала, за каким чертом Артуру понадобилось тащить ее к себе в дом, представлять как свою невесту, если он не испытывает к ней никаких особо теплых чувств. Да и о каких чувствах могла идти речь, если они были знакомы меньше часа.

— Ну что? — спросил Артур у Инны. — Тронулись?

— Мне необходимо переодеться, — сказала Инна. — Не могу же я появиться перед твоими родственниками в этом спортивном костюме.

— Какая разница? — пожал плечами Артур. — Впрочем, да, ты права. Все должно выглядеть натурально. Мы можем заехать в магазин и купить тебе красивый костюм.

— Спасибо, — отказалась Инна. — У меня есть платье.

— Платье мы тебе тоже купим, — стоял на своем Артур. — Ты не понимаешь, мои родичи очень богатые люди. Очень. И ты в роли моей невесты должна соответствовать.

Инна только фыркнула в ответ. Но относительно поездки в магазин за шмотками больше не протестовала. Не потому, что ей были нужны еще какие-то вещи, у нее шкаф в гостинице и так не закрывался, а просто потому, что ей было любопытно, как же должна выглядеть невеста в представлении Артура. Впрочем, Инна не прогадала. Артур повез ее в небольшой бутик на Петроградской стороне. И, несмотря на свои относительно небольшие размеры, выбор одежды в бутике был огромный. И модели просто загляденье.

— Мы купим тебе платье для ужина и пару костюмов на каждый день, — сказал Артур, когда они вошли в прохладное помещение, в котором после уличной жары было весьма приятно. — Согласна?

Инна в ответ только кивнула, отлично зная по опыту, что тремя покупками дело не ограничится. Так оно и случилось. К вечернему платью из изумительной переливающейся сине-голубой ткани пришлось подобрать подходящие туфли. А к светлому замшевому костюму понадобились сумка, блузка и пояс. Дальше пошло по нарастающей. Довольные продавщицы порхали по магазину, складывая перед щедрым покупателем все новые и новые приглянувшиеся Инне вещички. Напоследок Артур самолично выбрал для Инны нижнее белье и даже порывался за ней в примерочную, но эти шалости Инна пресекла на корню, решительно выставив своего женишка из кабинки.

— Ты довольна? — спросил у Инны Артур, когда они вышли из магазина и загрузили часть покупок в его машину, а что не поместилось, погрузили в «БМВ» Инны. — Считай, что это мой тебе подарок за то, что ты согласилась мне помочь.

— Да, отлично, — согласилась Инна, которая уже успела нарядиться в полюбившийся ей костюм из удивительно тонкой и нежной замши, который облегал ее тело словно вторая кожа. — А куда теперь?

— Теперь домой, — сказал Артур.

— Постой! — остановила его Инна. — По-моему, ты забыл об одной важной вещи.

— О какой вещи? — недоуменно вытаращился на нее Артур. — По-моему, мы все купили.

— Сразу видно, что ты еще ни разу не женился, — снисходительно произнесла Инна.

— Так о чем это я забыл? — спросил Артур, немного подумав, но так и не догадавшись.

— Ты забыл о кольце, — пояснила ему Инна. — Мы ведь с тобой как бы обручились. А это значит, что у тебя на пальце должно появиться новое кольцо. А я, кроме перстня с алмазом у тебя на мизинце, других колец что-то не наблюдаю.

— Да, ты права, — кивнул Артур. — Кольца нам с тобой необходимы.

— Мне не обязательно, — сказала Инна. — У меня на пальцах целых три штуки. И про любое я могу сказать твоим родственникам, что это твой подарок к нашей помолвке.

— Нет, нет, — поспешно не согласился с ней Артур. — Я куплю тебе новое. За кого ты меня принимаешь?

И он действительно купил себе и Инне два одинаковых кольца с вставками из платины. Иннино кольцо было очень элегантно, и она с удовольствием надела его на безымянный палец, со вздохом спрятав подальше в карман своей сумки кольцо, которое когда-то надел ей на палец Бритый. Но долго печалиться у Инны не было времени. Артур буквально лучился счастьем в предвкушении шутки, которую он сыграет со своими родными.

— Послушай, а как ты собираешься потом с ними объясняться? — спросила у него Инна. — Я имею в виду после того, как я исчезну.

— А ты собираешься исчезать? — испугался Артур. — И испортить мне все веселье? Как же так? Мы же с тобой договорились!

— Я же твоя невеста только понарошку, — ответила Инна. — Ну, месяц я протяну в этой роли. Ну, максимум полтора. А потом у меня найдутся и свои дела.

— Так долго тебе быть моей невестой не придется, — сказал Артур.

— Что ты имеешь в виду? — насторожилась Инна.

Но на этот вопрос Артур ей ничего не ответил. И Инна в который раз подумала, а не слишком ли она опрометчиво дала свое согласие на то, чтобы побыть невестой Артура. Определенно, парень чего-то ей не договаривал. Но потом Инна вспомнила бледное лицо Вадима и его слова о том, что могут сделать люди Хозяина с ним и Инной, когда узнают, что драгоценность их Хозяина пропала, и отмела все сомнения в сторону.

«Если мне суждено узнать, кто убил Рокера и куда делся его рюкзак с драгоценной коробочкой, я это узнаю, — сказала самой себе Инна, садясь в машину. — Чего бы мне это ни стоило Проникну в дом Хозяина, так сказать, в эпицентр событий, все выясню про окружение этого Хозяина, узнаю, кто из них чем дышит. И в конце концов найду убийцу Рокера. Спасу свою шкуру и заодно и шкуру этого странного Вадима. Долг платежом красен».

И с этими благородными мыслями, сев за руль своей машины, Инна направилась следом за черным «Крайслером» Артура прямиком в логово его грозного папаши. Ехать пришлось недолго. Папаша Артура, как объяснил Инне сам Артур, жил в летнюю пору в своем загородном доме в Лисьем носу. Обе машины добрались до него за какие-нибудь сорок минут. Пока Артур пошел объясняться с охраной, Инна молча разглядывала дом и ограду.

Собственно говоря, сам дом ей был плохо виден. Только его мансарда и островерхая крыша. А вот забор Инна разглядела хорошо, и он заставил ее взгрустнуть. На предмет бегства забор представлял собой явно неприступную преграду. Он был, как показалось Инне, метра четыре в вышину, сложен из красного кирпича без единого просвета, а по его верху, как подозревала Инна, было зацементировано битое стекло.

— Ого! — сказала самой себе Инна, изучив забор. — Серьезная заявочка.

К этому времени вернулся довольный Артур. Огромные стальные ворота гостеприимно поползли в разные стороны, и Артур махнул рукой Инне, чтобы она следовала за ним. Въехав во двор, Инна молча раскрыла рот и вытаращилась на дом. Такую кирпичную громадину ей приходилось видеть впервые. Но, несмотря на свои размеры, дом претендовал на известное изящество. У дома не было ни одного прямого угла. Сплошные изгибы, плавные закругления и арки. Чтобы все это выложить из кирпича, необходимо было немалое мастерство и смекалка.

Кроме того, к дому со всех сторон лепились в немыслимом количестве флигеля, флигельки и флигелечки. Благодаря им крыша у дома выглядела весьма причудливо. В ней не было ни единого квадратного метра ровного пространства. Крыта она была сверкающим на солнце железом.

— Впечатляет? — незаметно подойдя к Инне, спросил Артур.

— Да, — выдохнула Инна. — В жизни ничего подобного не видела.

— Папаша постарался, — похвастался Артур. — Тебе тут понравится. В доме есть все, что необходимо для комфортной жизни, включая и спутниковую антенну. А за домом теннисный корт и конюшня, если ты любишь кататься на лошадях. И, конечно, есть бассейн, хотя до залива тут нужно пройти не больше пятисот метров.

Ну, пошли?

— Постой, у меня что-то мурашки по телу бегут, — сказала Инна.

— Тебе нечего бояться, — сказал ей Артур. — Пока я с тобой, тебя никто не тронет.

И как только он произнес эту фразу, железные ворота с лязгом захлопнулись.

— Очень символично, — пробормотала Инна себе под нос. — Черт меня дернул сюда сунуться.

И она принялась оглядываться в поисках людей папаши Артура, которые должны были, по словам Вадима, вытрясти из нее всю душу. Но пока она никого не видела, кроме нескольких крепких ребят возле ворот, которые не обращали на них с Артуром никакого внимания.

— Пошли в дом, — поторопил Инну Артур. — Мне не терпится познакомить тебя со своими родичами.

Инна послушно вылезла из машины, отдала ключи работнику, который уже отогнал «Крайслер» Артура в гараж и теперь взялся за «БМВ» Инны, и тут вспомнила об одной важной вещи.

— Артур, а как зовут твоего отца?

— Я тебя с ним сейчас познакомлю, — ответил ей Артур. — Не тушуйся. Вот увидишь, он будет рад тебя видеть. Только знаешь что…

— Что? — насторожилась Инна. — Что еще?

— Ничего страшного, — ответил ей Артур. — Только я забыл тебя предупредить, что ты беременна.

— Чего? — выдохнула Инна. — С чего ты взял?

— Ну, я сказал отцу, что моя девушка беременна. И поэтому я хочу и должен на тебе жениться.

— Постой, постой! — остановила его Инна. — Так мы не договаривались. Ты что, мне теперь прикажешь с привязанной к животу подушкой ходить?

— Да ты не переживай! — махнул рукой Артур. — Я сказал, что срок у тебя еще маленький. Немножко тебя тошнит, и ты не выносишь табачного дыма. Вот и все твои недомогания.

— Очень красиво с твоей стороны получается, — возмутилась Инна. — Это теперь мне что, нужно бросать курить и, чуть что, мчаться в туалет, показывая, что меня тошнит? И за столом спиртного в рот не брать? Так? Ничего не скажешь, ловко ты меня обвел вокруг пальца. Нет, я так не согласна!

— Инночка! — взмолился Артур. — Это же всего на пару недель. Или на месяц. И потом, ты не обязана сиднем сидеть в доме.

Можешь пойти прогуляться, поехать в город. Там и покуришь, и оторвешься по полной программе. И потом, в нашей с тобой комнате ты можешь курить. Пожалуйста, я не против.

— В к-какой это нашей комнате? — начала слегка заикаться Инна.

— Ну мы же с тобой жених и невеста, — сказал Артур. — Разумеется, ты поселишься в моей комнате.

И, увидев вытянувшееся лицо Инны, Артур засмеялся.

— Не переживай ты так, — сказал он, закончив веселиться. — Папаша выделил мне на втором этаже целые апартаменты. Там три комнаты. Так что мы с тобой устроимся со всеми удобствами.

И клянусь, я не стану слишком надоедать тебе.

— Ладно, — кивнула Инна. — Но чтобы расставить акценты, я тебе сразу говорю, если ты вдруг вздумаешь ночью ко мне наведаться, я дам тебе такой отпор, что весь дом на ноги вскочит.

— Очень нужно! — немного обиделся Артур. — Не хочешь — не надо. Я навязываться не привык.

И он гордо зашагал к дому. Впрочем, входя в дом, он уже нежно обнял Инну за талию, против чего Инна не протестовала.

В конце концов она согласилась играть роль невесты, и кое-каких проявлений нежности со стороны жениха было все равно не избежать. Иначе это могло показаться бы странным для его родственников. Так что Инна позволила Артуру себя обнять и даже не стала протестовать, когда он ласково чмокнул ее в щечку на глазах у дородной, внушительных размеров и явно опешившей от такой картины женщины, которую они встретили внизу в холле;

— Привет, Кло! — воскликнул Артур. — Хочу тебя познакомить с моей невестой. Инна — это моя сестра Кло.

— Очень приятно, — выдавила из себя Кло приветствие, глядя на Инну, и сразу же обратилась снова к брату:

— Отец знает?

— Разумеется, — кивнул Артур. — Разве ты ему не передала мои слова, что я приеду не один?

— Передала, — пробормотала Кло. — Но я… Мне в голову не могло прийти, что ты приедешь с невестой. Отец мне ничего не сказал о твоих планах.

— Значит, не счел нужным, — веско сказал Артур.

В ответ Кло лишь кинула на него взгляд, который Артур не заметил, потому что снимал с себя уличную обувь, но от которого у Инны по спине пробежала холодная дрожь. Если между братом и сестрой и существовали какие-то чувства, то это была явно не родственная любовь. Инна вспомнила слова Вадима о том, что Артур твердо претендует на место, которое раньше прочили Кло, и все поняла. Несмотря на свои внушительные для дамы размеры, Кло не была лишена известной доли привлекательности. И, конечно, в другой ситуации легко могла бы устроить свою личную жизнь. Однако вместо этого она жила в доме отца, без собственной семьи и детей.

— А где отец? — спросил у Кло Артур.

— Он у себя, — ответила сестра. — Послушай, Артур, а ты уверен, что стоит…

Но договорить ей не удалось, потому что в это время в холл впорхнула молоденькая женщина с изящной точеной фигуркой и маленьким хитрым личиком. Впрочем, мордашка у девушки была бы даже хорошенькой, если бы не напоминала так сильно лисью мордочку. Впечатление усиливала копна рыжих вьющихся волос и веснушки на носу у девушки.

— У нас гости? — воскликнула девушка.

— Привет, Сара! — поздоровался с ней Артур. — Познакомься, это моя невеста — Инна. Прошу любить и жаловать.

Сара остановилась так внезапно, словно наткнулась на невидимую преграду.

— Что? — выдохнула она. — Твоя невеста? Та самая?

— У меня одна невеста, — высокомерно ответил ей Артур. — Да, Сара, та самая!

— Что ж, поздравляю, — довольно холодно произнесла Сара. — Значит, в нашем семействе намечается прибавление?

— И еще какое прибавление! — усмехнулся Артур. — Думаю, отец тебе уже все рассказал. Ты ведь умеешь вытянуть из него все, что тебе заблагорассудится.

— Раньше умела, — резковато ответила Сара. — Но после твоего появления в доме делать это становится все трудней и трудней.

— Вини только себя, Сара, — ответил ей Артур. — Только себя.

Сара метнула на Артура взгляд, очень похожий на взгляд, которым совсем недавно оделила своего брата Кло, и отошла в сторону.

«Чудесные теплые отношения в семейке, — пробормотала Инна про себя. — Просто чудесные. Куда я попала?»

Но парад родственников еще не закончился. Следом за Сарой в комнату пришли еще две девушки, которые тоже оказались сестрами Артура и соответственно дочерями Хозяина. Девушки были совсем разными. Одна, маленькая и пухленькая, с умными карими глазами, но, увы, совершенно невыразительной внешностью, была дочерью от третьего брака. Звали ее Соней. Вторая — повыше ростом, более грациозная, с капризным нервным ртом, длинным носом и явной склонностью к истерикам. Эту особу звали Ритой, и она была дочерью Хозяина то ли от четвертого, то ли тоже от третьего брака.

Обе сестрички Артура оделили Инну довольно холодными приветствиями и еще более холодными изучающими взглядами.

И Инна снова почувствовала, что зря она приехала в этот замок, населенный одними гадюками. Но на этом Иннины испытания не кончились. Потому что в комнату ворвалась девочка лет шести, которая тут же кинулась к Кло, беседовавшей с Сарой.

— Мама, — пронзительным голосом заверещала девочка, обращаясь к Cape, — пойдем со мной. У меня свинка сдохла.

— О господи! — страдальчески вздохнула Сара. — Анька, ты снова кормила бедняжку толченым стеклом? Я же тебе сказала, чтобы ты больше этого не делала. Морские свинки его не переваривают.

— Вовсе нет, — наотрез отказалась девочка. — Я ей дала попробовать того лекарства, которое ты принимаешь перед сном. Она сначала подергалась, а теперь лежит и, кажется, не дышит.

При этих словах Сара как-то странно съежилась и поспешно вышла следом за своей дочерью, выяснять, что там на самом деле случилось со свинкой.

— А мы, пожалуй, пойдем к отцу, — бодро заявил Артур Инне.

Той не оставалось ничего другого, как последовать за своим новоявленным женихом.

— Послушай, Артур, а что будет, если твой отец захочет взглянуть в мой паспорт? — шепотом спросила она у Артура. — У меня ведь там стоит печать о том, что я замужем.

— Ты замужем? — удивился Артур. — Ты это серьезно говоришь? И где же твой муж? Почему он позволяет тебе одной болтаться по спортивным залам да еще знакомиться там с другими мужчинами?

— Вообще-то мой муж, он не совсем теперь и мой, — начала объяснять Инна. — Он мне изменил. И теперь мы с ним разводимся. То есть я подаю документы на развод, а он еще, конечно, об этом не знает. Но пока что печать в паспорте еще стоит.

— Ну, это не страшно, — сказал Артур. — Скажем отцу, что ты потеряла свой паспорт.

— Он не поверит, — сказала Инна. — Наведет справки, узнает, что я замужем…

— Ну и плевать, — сказал Артур. — Мой отец сам пять раз был женат. Так что не ему тебя обвинять. Скажем, что встретили друг друга, полюбили, ты забеременела, а с мужем развестись — дело плевое. Общих детей ведь у вас нет?

Инна молча покачала головой.

— Ну и отлично! — воскликнул Артур. — Даты не беспокойся, мой отец не станет спрашивать у тебя паспорт. Не такой он человек.

Если ему что нужно, он и так узнает.

И Артур толкнул дверь, за которой в своем рабочем кабинете сидел «не такой человек». Инна столько жутких вещей слышала от Вадима про отца Артура, что теперь с невольным любопытством стала рассматривать этого человека. Отец Артура был еще не стар.

Во всяком случае, на вид ему было лет пятьдесят с небольшим и он явно очень следил за собой. Подтянутая фигура, зубы если и вставные, то никак не отличающиеся от настоящих, волосы на голове тоже имелись, а вот морщин почти не было.

Только глаза и руки выдавали возраст. Инна внимательно рассмотрела отца Артура и пришла к выводу, что больше всего он похож на холеного, очень холеного политика. К какому выводу насчет Инны пришел сам Хозяин, сказать было трудно, потому что по его лицу нельзя было прочесть абсолютно ничего. Настораживали Инну в нем лишь жесткие складки в углах рта.

— Папа, познакомься, это та девушка, о которой я тебе говорил, — сказал Артур. — Инна — это мой отец Альберт Константинович.

— Очень приятно, Инна, — пророкотал неожиданно низким голосом Альберт Константинович. — Я человек старой закалки и привык говорить без утайки. Я так понимаю, что ты ждешь ребенка от моего сына. То есть внука, так?

Инне не оставалось ничего другого, как кивнуть.

— И я очень рад! — торжественно произнес родитель Артура. — я давно мечтал о внуке. К сожалению, в нашей семье мальчики всегда редкость. И я вам, дорогая, скажу прямо: если вы родите мне внука, то, как бы ни повернулась ваша жизнь, вы и ребенок будете обеспечены до конца жизни.

— А если родится девочка? — осторожно попыталась прояснить ситуацию Инна.

Но девочки, похоже, совершенно не интересовали Альберта Константиновича. Он про них даже слышать не хотел, не то что говорить, и вопрос Инны остался без ответа.

— А пока, раз вы, дорогая, входите в нашу семью и в скором времени станете женой моего сына и уже сейчас носите в чреве его ребенка, то можете звать меня папой.

— Хорошо, папа, — пролепетала Инна. — Вы в самом деле этого хотите?

— Артур, мне нравится твой выбор, — громогласно заявил Альберт Константинович, не обращая внимания на Инну, как будто бы ее в комнате вообще не было. — Браво! Сколько вы с ней встречаетесь?

— Недолго, — поспешно ответил Артур. — Чуть больше двух месяцев.

— Два месяца встречаетесь, и девица уже беременна! — одобрительно заметил папаша. — Отлично, сынок! Я могу тобой гордиться. Сразу чувствуется моя кровь. Раз, два — и в дамках! Браво!

Надеюсь, девушка, ты способна родить здорового пацана. Впрочем, стоит посмотреть на моего Артура. Крепкий парень. Да и ты производишь впечатление здоровой девушки. Разумеется, ты родишь мне отличного внука. Таз у тебя достаточно широкий, чтобы у тебя в животе вырос настоящий богатырь.

Инну от таких откровений ее потенциального свекра бросило сначала в жар, потом в холод, а потом она открыла рот, чтобы сказать, что никакого внука и даже внучки ему не будет. Пусть даже и не надеется. И она бы сказала и это, и еще многое другое, так как сдерживать себя Инна не привыкла, но ее перебил Артур.

— Папа, прости меня, но Инне необходимо отдохнуть с дороги, — сказал он отцу. — Ее всю дорогу тошнило.

— То-то я и смотрю, что она вся красная и дышит как-то тяжело, — удовлетворенно ответил Альберт Константинович. — Бабы, что с них взять. Артур, отведи быстро свою невесту в ее комнату и возвращайся ко мне. У меня есть к тебе пара дел, которые и в самом деле не предназначены для бабских ушей.

Инна вылетела из кабинета Альберта Константиновича вся красная, словно вареный рак. Молча они дошли с Артуром до дверей его апартаментов, и лишь оказавшись внутри за плотно закрытой дверью, Инна дала волю своему негодованию.

— Твой отец хам! — заявила она Артуру. — Хам, деспот и шовинист!

— Что такое? — удивился Артур. — Чем ты недовольна? Отец был с тобой сама любезность!

— Это ты называешь любезностью?! — взвилась Инна. — Да с таким хамским поведением я не сталкивалась никогда в своей жизни. Он же рассматривал меня словно кобылу-производительницу на племенном заводе. Разве что в зубы не заглянул. Даже странно, честное слово, почему он этого не сделал. Я уверена, что ему этого жутко хотелось. Просто из-за стола вылезать было лень.

— Ты не права, — возразил ей Артур. — Можешь мне поверить, сегодня отец был с тобой очень приветлив. А сейчас прости меня, но мне и в самом деле нужно к нему идти. Отец не любит, когда задерживаются.

— Иди, ясное дело, — буркнула Инна. — А где мои вещи?

— Сейчас их принесут, — поспешно бросил ей Артур и испарился.

В ожидании, пока принесут ее вещи, Инна принялась разглядывать комнаты, в которых ей предстояло жить ближайшие дни. Выглядели они роскошно, спору нет. Тут было все или почти все, что могло понадобиться человеку для жизни в таком доме.

* * *

Бритый в полном отчаянии сидел у себя в кабинете в обществе своего друга Крученого. Мужчины размышляли, куда бы могла подеваться Инна.

— Ведь который раз уже сбегает, стерва! — в отчаянии произнес наконец Бритый. — Сил моих уже больше нет! Почему я каждый раз должен за нее волноваться?

Крученый молча пожал плечами. Его личная жизнь носила совсем другой характер. И многочисленные подруги Крученого не могли похвастаться тем, что он бы стал особо расстраиваться из-за их внезапного исчезновения. Поэтому своего друга Крученый где-то понимал, но все же не до конца. Зачем переживать из-за какой-то одной женщины, когда вокруг ходят целые толпы — одна другой лучше? Но вместо этого Крученый сказал:

— Странно, что подружки Инны ничего о ней не слышали.

— Вот именно! — горячо воскликнул Бритый. — Если она не у них, и не у родственников, и не у себя дома, и город на самолете или поезде не покидала, то где она может быть?

И мужчины уставились друг на друга, потому что им в голову пришла одна и та же мысль.

— И почему мы раньше об этом не подумали? — воскликнул Бритый. — Она же уехала на своей машине.

— Мы подумали. Наши пацаны опросили все посты на дорогах, — сказал Крученый. — Никто из ментов не запомнил Иннину машину и саму Инну.

Бритый только рукой махнул.

— Ее могли не остановить. И что, менты обязаны помнить все машины, которые мимо них за день проезжают? Крученый, раз Инна укатила на своей машине, нужно расширить круг поиска.

— Насколько? — поинтересовался Крученый. — Насколько его нужно расширить?

— М-м… — задумался Бритый. — Инна не большая охотница водить машину. Она довольно быстро устает за рулем. Так что, я думаю, максимум она могла проехать километров двести. А вообще-то ее норма — сто километров. Потом ей нужно передохнуть.

— Но в том состоянии, в каком она была, когда от тебя уходила, она могла прогнать и больше, — сказал Крученый.

— Все равно нужно обзвонить все кемпинги, гостиницы и турбазы, которые имеются под Питером в радиусе двухсот километров, — твердо сказал Бритый. — Понял?

— Ты хоть представляешь, какая это огромная работа? — возразил Крученый, но, увидев лицо Бритого, быстро сказал:

— Ну что же, садимся за телефон, я тоже скажу ребятам, чтобы не расслаблялись. Не переживай, найдем мы твою Инну.

Инна прошлась по апартаментам Артура и в последней, третьей по счету, как ей и говорил Артур, комнате нашла еще одну дверь.

— Интересно, — пробормотала Инна. — Куда это она ведет?

И так как делать ей было нечего, а любопытством ее матушка-природа не обделила, Инна толкнула дверь, оказавшуюся незапертой, и вошла в соседнее помещение. Оглядевшись по сторонам, Инна поняла, что стоит в детской. Тут по полу и на полках была разбросана куча мягких игрушек, валялись яркие детские книжки с картинками и какая-то сложная конструкция, которая при ближайшем рассмотрении оказалась жутко навороченной металлической клеткой с различными горками, качелями и водоемами для питья и купания.

Судя по всему, тут и жила погибшая морская свинка младшей дочери Хозяина. И судя по тому, что свинки сейчас в клетке не было, ее либо понесли хоронить, либо повезли к ветеринару. Инна обошла комнату и вышла в коридор. Следующая комната, в которую сунулась Инна, бесспорно, принадлежала Саре. Это был настоящий женский будуар в кремово-белых тонах. С кружевными занавесочками на окнах, мягкими диванчиками вдоль стен и пушистыми ковриками на полу.

Иннино внимание привлекла к себе противоположная от дверей стена. Окон на ней не было, а вся стена была сплошь заклеена фотографиями самой Сары. Причем заклеена она был так густо, что обоев под фотографиями было почти не видно. Тут была улыбающаяся Сара, смеющаяся Сара, почти обнаженная Сара на море и в лесу. Сара спящая, Сара сидящая и еще великое множество Cap в разных позах, костюмах и настроениях. Все фотографии были отличного качества. И Сара, запечатленная на снимках, как могла судить Инна, была гораздо красивей, чем настоящая Сара в реальной жизни.

Следующая комната, куда сунулась Инна, была спальней, и там наводила чистоту приветливая женщина средних лет. Звали ее Валентиной, и она работала тут в качестве домработницы уже несколько лет. Как только она узнала, что Инна — невеста Артура, сразу же расплылась в улыбке и с охотой объяснила новой гостье, что это спальня самого хозяина и хозяйки.

— Только не слишком-то они часто тут ночуют, — поведала она Инне. — Я во всем доме убираюсь, и от меня ничего не утаишь.

Не спят они вместе, вот что я тебе скажу. А когда промеж супругов ладу нету, так и в доме покоя никому не будет.

Дальше по коридору был тупик, и Инна вернулась обратно в апартаменты Артура. Ее вещи уже принесли. Но принес их не тот же работник, который отгонял машину Инны в гараж, а молодая девушка. Впрочем, молодостью ее внешние достоинства и ограничивались. Ни красоты, ни умения себя вести, ни фигуры у служанки не было. Какая-то бесформенная фигура, маленькие глазки, тусклые волосы. Инна даже подумала, что Сара специально взяла в прислуги пожилую женщину и совсем непривлекательную девицу, чтобы отбить у своего мужа охоту завести романчик с кем-нибудь, не выходя из дома.

Отказавшись от услуг служанки, Инна принялась сама распаковывать вещи, любуясь обновками и одновременно прикидывая про себя, что же ей удалось узнать, что могло бы пролить свет на убийство Кирилла. Увы, пока ничего не складывалось. И, плюнув на обновки, Инна снова вышла в коридор.

На этот раз она знала, куда идет. Спустившись на первый этаж, Инна на цыпочках, но в то же время стараясь делать вид, что она тут просто так прогуливается, подошла к кабинету Альберта Константиновича. И, наклонившись к двери, прислушалась к тому, что происходит внутри.

— Право, Артур, — услышала она из-за двери. — Я очень тобой недоволен. Ты, конечно, знаешь мое мнение о бабьем уме.

Даже самая умная женщина все равно сделает так, как ей скажет ее любовник. Поэтому я и не хотел, чтобы после меня дело возглавила Кло, а точней, тот хмырь, которому удастся затащить мою коровушку в свою постель. Ты меня понимаешь, сын?

— Да, папа, — услышала Инна голос Артура. — Конечно, понимаю.

— Еще бы ты меня не понял! — усмехнулся Альберт Константинович. — Про бабский ум мне все ясно, но ты… Ты меня разочаровал. И вот что я тебе скажу, сынок: та пленка, которая пропала у тебя из-под носа один раз и которую ты упустил, когда была возможность ее вернуть, мне нужна. Ты понял? Нет, ты, я вижу, не понял! Та пленка нужна не только мне! Я уже пожилой человек и подумываю о том, чтобы уйти на покой. Так вот, именно ты, сынок, займешь мое место. Поэтому та пленка нужна в первую очередь тебе. Потому что, еще раз повторяю, ты займешь мое место, когда придет моя пора уйти на покой. И если ты не найдешь пленку, то занимать тебе будет нечего. Вся моя империя, которую я создавал не одно десятилетие, рухнет в один момент, ты понял? Пропавшая пленка для нас бесценна. Те сто тысяч, которые требовали за ее возвращение, пустяк по сравнению с той бедой, которая на нас обрушится, если мы не вернем ее обратно.

— Да, папа, — повторил Артур. — Я понял.

— Так вот, ты должен найти того типа, который украл эту пленку. И не просто найти его, но и вытрясти из него, куда он ее дел.

А сто тысяч, которые он от нас за нее получил, можешь оставить себе или отдать часть денег его вдове и детям. А самого его можешь просто убить, можешь пустить на фарш или скормить свиньям. Мне все равно. Мне нужна лишь эта пленка — любыми путями. Теперь ты понял?

— Да, папа, — снова сказал Артур.

— Так иди и сделай, что я тебя прошу, — сказал ему Альберт Константинович. — А чтобы ты не удрал и вообще не подвел меня, твоя невеста и твой будущий ребенок останутся тут. И если ты меня подведешь, то им придется очень несладко. Ты знаешь, подвалы у меня под домом достаточно глубокие, чтобы в них заблудились десяток таких, как Инна.

— Вот это новость! — прошептала Инна. — Ничего себе влипла!

И она опрометью кинулась прочь от дверей кабинета. Если она хотела удрать, то удирать ей следовало немедленно. Пока ее не взяли под колпак. Оказавшись в апартаментах Артура, Инна кинулась в ванную и включила воду, сделав вид, что моется. Конечно, мыться она не собиралась. Просто ей необходимо было подумать без участия посторонних.

— Выходит, Вадим меня обманул, — пробормотала Инна, усевшись на край ванны. — Он не получил, а украл у Хозяина эту вещь. И эта вещь — какая-то пленка. Интересно, что на ней? И Вадим хотел получить за эту пленку с Хозяина сто тысяч долларов, но мне об этом не заикнулся ни словом. Интересно, а что еще Вадим мне наврал? А Кирилл? Кирилл, похоже, должен был передать пленку людям Хозяина и забрать у них деньги. И Хозяин был согласен заплатить эту сумму. Но по какой-то причине обмен не состоялся. Кирилла нашли мертвым, а пленка пропала. И деньги, насколько я понимаю, тоже. Если бы они были у Вадима, он бы так не трясся, а давно бы слинял из страны. И, уж во всяком случае, слинял бы из города.

И тут мысли Инны снова вернулись к Димитрию. Он был знаком с Рокером. Он с ним разговаривал накануне убийства последнего. Может быть, даже всего за несколько часов или даже минут до убийства. И Инна серьезно задумалась над тем, как бы ей выйти на Димитрия и выяснить, что он все-таки за человек и какое отношение он имеет к случившемуся на пляже в «Санни». А в том, что Димитрий имел отношение к убийству и пропаже таинственной пленки, Инна теперь была почти уверена.

— Если я останусь в этом доме, то ничего про Димитрия не выясню, — бормотала Инна себе под нос. — Но с другой стороны, тут я нахожусь в центре событий. Если Артуру что-то удастся разузнать или найти Вадима, который, я уверена, прячется от Хозяина, тогда я буду Вадиму больше полезна тут. Хотя он мне и наврал с три короба, но я же обещала ему помочь. От своего слова отказываться не дело. Да и вообще-то мне следует Вадима предупредить, что его разыскивают. А для этого нужно с ним повидаться. А как мне это сделать? Да очень просто — нужно отсюда сбежать на некоторое время.

И, приняв решение, Инна опрометью кинулась из комнаты. Но в дверях она столкнулась с Артуром, возвращающимся после разговора с отцом. Хмурое выражение лица Артура стало еще мрачнее, когда он увидел Инну. Это ее порадовало, потому что свидетельствовало о наличии у Артура хотя бы остатков совести.

— Инна, — немного помявшись, сказал Артур. — Боюсь, мне придется на некоторое время уехать.

— А я? — спросила Инна, прекрасно зная, что ей ответит Артур.

— А ты побудешь тут, — ответил Артур, старательно пряча глаза.

— Ладно, — покладисто согласилась Инна.

— Ладно? — не поверил своим ушам Артур. — Так ты согласна?

— А почему бы и нет? — пожала плечами Инна. — Дом у твоего папы отличный. Все удобства в наличии. Еще ты говорил, что есть бассейн и конюшня. Чего ради мне куда-то рваться? Ты ведь по делам едешь, а не развлекаться?

— Да, да, — пробормотал Артур. — Ты все правильно решила.

Ты молодец! И я обещаю тебе, что совсем быстро вернусь.

— А кормить тут будут? — спросила Инна, демонстрируя явную заинтересованность в том, чтобы остаться в доме Альберта Константиновича.

— Разумеется, будут! — обрадовавшись, что все прошло без скандала, сказал Артур. — Ужин будет через час.

— Вот и отлично! — пробормотала Инна. — Я в ванную.

— А мне уже пора, — сказал Артур. — Ну, до скорого.

И он направился к дверям, а Инна в ванную комнату. Конечно, никакой душ она принимать не собиралась, а просто хотела вылезти из окна ванной комнаты, которое, как она уже выяснила, выходило прямо на крышу. А потом по крыше попытаться спуститься вниз, в гараж. А уж там спрятаться в машине Артура, куда-нибудь в багажник или под заднее сиденье.

Но судьба распорядилась иначе. То есть на крышу Инне вылезти удалось. Она даже спустилась на первый этаж, как раз на ту часть крыши, которой был крыт гараж. И Инна даже увидела в каких-нибудь двух метрах от своей левой руки неплотно прикрытую крышку люка, через который без труда можно было проникнуть в сам гараж. То есть для побега были созданы буквально все условия. Но… Но дальше, видимо, вмешалась судьба.

Когда Инна уже буквально наползла на стеклянную крышку люка, ворота открылись, и во двор въехала еще одна машина. Любопытная Инна, которой всегда и все нужно было знать, посмотрела в ее сторону. Посмотрела и тихо ахнула, закусив костяшки пальцев.

— Бывает же такое! — пробормотала она себе под нос. — Верно говорят, на ловца и зверь бежит.

Вспомнилась эта поговорка Инне потому, что из новенькой, сверкающей темно-синим лаком «Ауди-100» вылез не кто иной, как ее странный знакомый Димитрий. Работник гаража взял у Димитрия ключи, чтобы поставить машину в гараж. И до ушей Инны долетело:

— Надолго к нам, Димитрий Петрович?

— До завтра останусь, — ответил Димитрий.

— Тогда я вашу «Ауди» поставлю на место «Крайслера» Артура, — сказал работник.

— А что, Артур уезжает? — заинтересовался Димитрий. — Мне обязательно нужно с ним перед отъездом переговорить. Жора, будь другом, помой мою девочку, а то она совсем запылилась.

— О чем разговор, Димитрий Петрович, — вежливо ответил работник. — Конечно, вымою, и воском натру, и заполирую. Будет блестеть — глазам больно станет.

Димитрий рассеянно кивнул в ответ и заспешил в дом. А Инна осталась сидеть на крыше. И думать о том положении, в которое попала.

— Что-то я теперь совсем в непонятках, — наконец призналась она самой себе. — Что этот-то тут делает? Он что, тоже знакомый Хозяина или еще круче того — его родственник?

И чем дольше сидела Инна на крыше, тем более верным ей казалось решение никуда из этого дома не уезжать, а, прикидываясь дурочкой, подслушать и вынюхать как можно больше полезной информации.

— Тут определенно творится что-то неладное, — наконец сказала Инна. — Итак, решено — я остаюсь. Только как же быть с Вадимом?

И хотя Вадим явно соврал Инне о том, каким образом к нему попала пленка ценой самое меньшее в сто тысяч американских долларов, но тем не менее Инне не хотелось, чтобы Вадима и в самом деле пустили на мясной фарш или скормили свиньям. Поэтому парня следовало все же предупредить об опасности.

Звонить прямо в гостиницу «Санни» Инна не могла по одной простой причине — она не помнила ее телефона. Можно было, конечно, выяснить его через справочное, но… Но Инна выбрала другой путь. Она осторожно вернулась обратно в апартаменты Артура Самого Артура тут уже не было. И Инна достала из сумки свой сотовый, который валялся у нее отключенным уже больше двух суток, и включила его. Потом она набрала домашний номер Юльки и принялась ждать ответа.

— Алло, — наконец услышала она родной голос своей подруги и соседки. — Кто это?

— Юлька, это я, — торопливо зашептала в трубку Инна.

— Инна? — удивилась Юлька. — Слушай, откуда ты звонишь?

Тут к тебе Бритый приезжал. Он был очень расстроен, что ты снова от него сбежала.

— Я не сбежала, — поторопилась внести ясность Инна. — Я от него ушла. Насовсем.

— Да? — не вполне поверила ей Юля.

— Да, — отрезала Инна. — Но дело не в нем. Слушай, Юля, ты сейчас занята?

— Вообще-то не очень, я в отпуске, — сказала Юлька. — А что?

— Тогда можешь не в службу, а в дружбу съездить в одно место и предупредить одного человека, что ему грозит опасность.

И чтобы он сматывался оттуда.

— А что это за место? — спросила Юлька. — Потому что если это где-то в уединенном загородном доме, то я одна не поеду. Боюсь. Вот если бы…

— Нет, нет, — перебила ее Инна. — Это вполне приличная гостиница. Там полно народу. Если ты поторопишься, то даже успеешь туда засветло. И тогда тебе вообще нечего опасаться. Кстати, переночевать можешь в моем номере. Там ключи выдают без всяких формальностей и проверки документов. А в случае чего сошлешься на меня. Скажешь, что ты моя подруга или сестра. Придумаешь что-нибудь.

— Ладно, — вздохнула Юля. — Говори, что и кому именно я должна передать.

— Тогда слушай, — начала Инна. — В гостинице ты отыщешь. некоего Вадима. Он живет в сто двадцать втором номере. Ты его найдешь и скажешь, что Инна велела ему передать, чтобы он немедленно сваливал из гостиницы, потому что Хозяин отправил за ним Артура и велел сделать из него мясной фарш. И еще скажи ему, что про пленку я теперь знаю. И что Хозяин ее действительно не получил, а деньги тем не менее передал. И теперь он, судя по всему, в ярости и хочет наказать вора и обманщика. И еще скажи, что Димитрий, который жил в «Санни», тоже знаком с Хозяином.

И в настоящий момент он находится тут, в доме.

— Где — в доме? — переспросила Юля. — Инна, что ты болтаешь? Во что ты снова влипла? Где ты сама-то находишься?

— В одном доме в Лисьем носу, — ответила Инна. — Улицу и номер дома я не сумела пока узнать. Но сам дом огромный. И вокруг него красный кирпичный забор.

— Тебе грозит опасность? — спросила у подруги Юля. — Может быть, вызвать ментов?

— Пока не нужно, — отказалась Инна. — И еще, Юля, у меня к тебе огромная просьба: что бы там ни говорил тебе мой бывший муженек, ты ему не верь и не говори, где я нахожусь.

— Почему? — удивилась Юля. — Ты что, не хочешь, чтобы он тебя нашел?

— Не хочу, — ответила Инна. — Потому что я тут в некотором роде стала невестой. И Бритый мне своим появлением всю игру испортит. И вообще, я с ним больше разговаривать не хочу. Не о чем.

Теперь, как говорят на Западе, будут разговаривать наши адвокаты.

— Ничего не понимаю, — ответила Юля. — Инна, у меня вообще складывается такое подозрение, что ты рехнулась. Инна, на Бритом лица не было, когда он тебя тут целую ночь ждал. Он едва не рыдал. Я сама за стенкой его стоны и зубовный скрежет слышала.

— А мне плевать, — мстительно сказала Инна. — Может быть,"

У него глисты, поэтому зубами и скрипит. И вообще, если его увидишь, то можешь ему передать, что раньше думать нужно было.

А теперь уже поздно. Я его предупредила, что если он после свадьбы хоть раз поднимет на меня руку или мне изменит, то я от него Уйду.

— Он что, ударил тебя или изменил? — ужаснулась Юля.

— Понимай как хочешь, — буркнула Инна. — Я тебе все сказала.

— Тогда я целиком на твоей стороне! — воинственно заявила Юлька. — Надо же, какой Бритый оказывается мерзавец и лицемерная скотина. Рыдал тут за стенкой. А оказывается, сам во всем виноват.

— Юля, ты сделаешь, что я тебя просила? — перебила ее Инна. — Сама я предупредить Вадима не смогу. А тебя очень прошу — предупреди непременно.

— Я все сделаю, — сказала Юля. — Не беспокойся. А ты появишься в этой гостинице?

— Не знаю, — ответила Инна.

— А тебе можно будет хотя бы позвонить?

— Лучше я тебе сама позвоню, — ответила Инна. — Не хочу разговаривать с Бритым. И не хочу, чтобы он мне звонил и тревожил. Ну, до связи. Пока.

Положив трубку, Юля начала собираться в дорогу. Она взяла документы на машину, кое-какие вещи, зубную щетку и, немного подумав, положила туда же в сумку газовый пистолет.

* * *

Пока Юлька собиралась в дорогу, в офисе фирмы Бритого царило бурное ликование. Крученый первым помчался в кабинет Бритого, чтобы доложить, что Инна проявилась и позвонила своей подруге.

— Босс, слушай, твоя Инна жива и здорова, — заявил Крученый прямо с порога, врываясь в кабинет Бритого. — Она только что позвонила с сотового Юльке. Наши пацаны засекли их разговор.

Хочешь послушать?

— Конечно! — воскликнул Бритый. — Чего спрашиваешь!

И ровно через десять минут, прослушав запись телефонного разговора двух подруг, Бритый уже садился в свой джип с твердым намерением ехать в Зеленогорск в «Санни» и вытрясти там из Вадима из сто двадцать второго номера всю информацию об Инне.

Точно с таким же намерением из города минутой раньше выехала и Юлька. И на выезде из города возле поста ДПС обе машины поравнялись друг с другом. Некоторое время Юля с недоумением рассматривала нарисовавшийся возле левого борта ее «Рено» джип Бритого.

— Ну что? — наконец ехидно поинтересовался у Юли Бритый, выглянув в окно. — Куда направляешься?

— Не твоего ума дело, — ответила Юля. — Ты мне кто — муж, брат, сват? Какое тебе дело, куда я еду?

— Что, будем и дальше в прятки играть? — вместо ответа спросил Бритый. — Учти, я шутить не намерен. Я из этого Вадима всю душу вытрясу, но узнаю, что у него с Инной.

— Даты совсем стыд потерял! — возмутилась Юля. — Ты сам изменил Инне. Поэтому она от тебя и ушла. И вообще, я с тобой разговаривать больше не хочу. Ты мне противен, изменщик!

И Юля нажала на газ, сразу оторвавшись от тяжелого джипа Бритого на пару сотен метров. Бритому удалось догнать Юлькин шустрый «Рено» только через полкилометра. А догнав, он продолжил беседу, ничуть не смущаясь, что стрелка спидометра пошла за сто пятьдесят, Юлька с ним беседовать отказывалась, прижимаясь левым бортом как можно ближе к разделительной полосе и не открывая своего окна. В конце концов Бритому такой расклад надоел.

Он выжал из своего джипа максимальную скорость, обогнал Юлькину машину и развернул джип, перегородив движение не только Юльке, но и остальным машинам.

— Ты что, свихнулся? — не выдержала и выскочила из своей машины Юлька, которая буквально чудом успела затормозить и не врезалась в джип Бритого.

— Говори, давно это у Инны с Вадимом?! — заорал в ответ Бритый, вцепившись Юльке в руку. — Вы же с ней подружки, она должна была тебе все рассказать.

— Да я про этого Вадима вообще впервые сегодня от Инны услышала! — закричала Юлька. — И кстати, интересно мне знать, откуда ты-то про него знаешь. Я зуб даю, что Инна тебе не звонила.

А раз так, значит, ты прослушивал мои телефонные разговоры. Негодяй!

— Я не негодяй! — рассердился Бритый. — Я муж. И я имею право знать, где находится моя жена. Со мной она разговаривать не желает. А своим подружкам могла позвонить, чтобы пожаловаться.

И что мне оставалось делать? Упустить свой шанс найти Инну? Вот я и поставил жучки на ваши телефоны.

— На наши телефоны? — переспросила Юля. — На чьи это наши? На мой, Маришин и на…

— Да, да, — нетерпеливо кивнул Бритый. — Всем поставил.

Откуда мне было знать, кому из своих подружек Инна позвонит первой. Вот и пришлось поставить жучки всей вашей сладкой компашке.

— Ну ты и фрукт! — поразилась Юлька. — Это же противозаконно!

В ответ Бритый разразился длинной тирадой, из которой всем окружающим стало совершенно понятно, что плевать ему и на закон, и на всех остальных, когда у него на голове, уже вполне возможно, растут рога.

— И за кого это замуж собралась моя женушка? — продолжал орать на Юльку Бритый. — Не притворяйся, я же слышал весь ваш с Инной разговор от начала до конца. Она в каком-то доме со своим женихом. Когда она успела обзавестись женихом?

— А если ты, Бритый, слышал весь наш с Инной разговор, — тоже заорала на него Юлька, — то должен был понять, что мне самой ровным счетом ничего не понятно. И что я к этому Вадиму еду для того, чтобы он мне все прояснил. И насчет жениха, и насчет той истории, куда влипла на этот раз Инна. Ясно тебе?

После этого Юлька решительно вырвалась из рук Бритого, вернулась в свою машину и, выехав на встречную полосу, обогнула его джип и поехала в «Санни». Выпустивший пар и несколько остывший Бритый поехал следом за ней.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

У Инны дела шли невесело. Оставшись в доме Альберта Константиновича после отъезда Артура в гордом одиночестве, она наконец призадумалась над тем положением, в которое угодила.

И чем больше она думала, тем больше оно ей не нравилось. Присутствие Димитрия в доме волновало ее сильней, чем она хотела бы себе признаться.

— Кто его знает, — пробормотала Инна себе под нос, — как он отреагирует на то, что я тут и что я невеста Артура? Скорей всего у него зародятся определенные подозрения на мой счет. И он вполне может поделиться ими с Хозяином. Скажет ему, например, что я была в «Санни», когда кто-то похитил коробочку с драгоценной, как выяснилось, пленкой у покойного ныне Рокера. А потом они сделают вывод, что я оказалась в «Санни» не случайно. Да и сам Димитрий был в «Санни» и разговаривал с Рокером. Так что и он оказался в гостинице явно не случайно. Придумал какую-то девушку Машу, с которой он должен был встретиться в сто пятнадцатом странном номере. А может быть, никакая Маша там никогда и не жила. Это еще проверить нужно. Если уж Вадим, который просил меня о помощи, мне столько всего наврал, так почему бы и Димитрию меня не обмануть? Но самое неприятное во всем этом то, что Димитрий знаком с Хозяином. Он запросто может прийти к выводу, если уже не пришел, что я каким-то образом причастна к смерти Рокера и похищению у него пленки.

Тут Инна остановилась и перевела дух, потому что дальше мысли принимали совсем уж мрачный оборот.

— И попаду я в хорошенькую историю, — сказала наконец самой себе Инна. — Этот Хозяин, конечно, решит, что раз я невеста Артура, а Артур знал про пленку, то он мог проболтаться мне о ценности пленки. И все. Пленки у Хозяина нет, зато есть я. Вывод напрашивается сам собой. А когда Хозяин узнает от Димитрия, что это именно я нашла труп Рокера, можно считать, что моя песенка спета. Ох, зачем я согласилась помочь Вадиму? Ведь ясно же было, что все может обернуться очень плохо. Надо было сваливать мне из моего Номера в «Санни» сразу же после того, как я нашла труп Рокера. Недаром же мне в этом номере сразу не понравилось! Бежать нужно было, бежать!

Инна снова принялась размышлять.

— Чего теперь плакать? — пробормотала она. — Все равно я уже влипла в эту историю по уши. Раньше нужно было думать, а теперь бесполезно себя ругать.

А так как столкновения с Димитрием ей, по всей видимости, никак не избежать, то следовало нанести визит ему первой.

— По крайней мере тогда на моей стороне будет преимущество неожиданности, — подбодрила себя Инна.

На всякий случай Инна вооружилась пистолетом-зажигалкой, сделанной с такой точностью, что даже профессионалы, занимающиеся настоящим боевым оружием, всякий раз пугались, видя в руках у Инны смертельно опасный, как они думали, предмет. Положив зажигалку в карман, Инна почувствовала себя более уверенно.

Теперь ей нужно было узнать, в какой именно комнате остановился Димитрий. В коридоре навстречу Инне попалась шестилетняя Анька, которая с любопытством уставилась на Инну.

— Это ты невеста Артура? — неодобрительно глядя на Инну, спросила у нее девочка.

— Я, — кивнула Инна.

— Ты здорово рискуешь, — хладнокровно сообщила ей Аня. — Моя мама очень недовольна, что ты появилась у нас дома.

И тетя Кло тоже.

— Ничем не могу им помочь, — разозлилась Инна.

— Конечно, не можешь! — фыркнула Аня. — Тебе бы самой кто-нибудь помог.

И, сделав это шокирующее замечание, она собралась двинуться дальше. Но не тут-то было. Инна перегородила малолетней нахалке дорогу и сказала:

— Слушай, ты несносная и плохо воспитанная девчонка, если ты думаешь, что со мной можно разговаривать в таком тоне, то здорово ошибаешься. На первый раз я тебя так и быть прощаю. Но если ты еще хоть раз посмеешь так вызывающе разговаривать со мной, то я тебя собственноручно отшлепаю и не побоюсь ни твоей мамы, ни тети.

Присмиревшая девочка сделала попытку молча ускользнуть, но Инна снова ее не пропустила.

— Ты поняла? — спросила она у Ани.

— Поняла, — буркнула девочка.

— И что нужно сказать?

— Извините! — сказала Аня таким тоном, словно с удовольствием бы сожрала Инну целиком.

— Так уже лучше, — кивнула Инна. — Но тон твой мне все равно не нравится. Ну-ка повтори.

— Извините, — повторила Аня уже тише.

— Ладно, иди потренируйся, — смилостивилась Инна.

Аня с опаской покосилась на странную гостью и проскользнула вдоль стены дальше по коридору.

— Постой-ка! — остановила ее Инна. — Ты видела человека, который сейчас приехал?

— Дядю Димитрия? — спросила Аня. — Ясное дело, видела.

Он к папе приехал. У него с ним дела. Он у нас и ночевать останется.

— И ты знаешь, где он сейчас? — спросила у девочки Инна.

— Конечно, знаю, — пренебрежительно пожав плечами, ответила Аня. — Он у папы в кабинете. Слушает, как папа с Артуром ругаются. А потом пойдет к себе в комнату. Мама уже распорядилась, чтобы ему приготовили.

— Покажи, — велела Инна девочке. — Покажи мне, где комната Димитрия.

Аня фыркнула, но все же повернулась и пошла по коридору уже в другую сторону. Пройдя немного, она поднялась на второй этаж и остановилась перед одной из дверей.

— Вот тут дядя Димитрий обычно и спит, — сообщила она Инне. — А тебе зачем?

— Много будешь знать — скоро состаришься, — сказала ей Инна. — Пока.

— Пока, — с сомнением сказала Аня и вприпрыжку убежала вниз по лестнице.

Дождавшись, когда шаги девочки стихнут, Инна осторожно толкнула дверь и оказалась внутри. Димитрия тут еще не было, и этим следовало воспользоваться. Инна обошла комнату и пришла к выводу, что самое удобное место для того, чтобы ее не нашли, — просторные недра старинного дубового шкафа. Инна с трудом открыла тяжелую створку и забралась внутрь. Одежды тут не было, так что Инна расположилась почти с комфортом.

Растянувшись в шкафу, Инна принялась ждать. Ждать пришлось довольно долго. Димитрий явно задерживался в кабинете Хозяина. Так что Инна даже успела немного заскучать. Но неожиданно в коридоре раздался шум шагов, и в комнату кто-то вошел.

Кто именно, Инна, к сожалению, из своего шкафа не видела. Поэтому она стала слушать.

Гость вел себя несколько странно. Он принялся переставлять вазочки и безделушки, стоящие на стеклянной полочке, потом загудел пылесосом. Услышав звук пылесоса, Инна набралась решимости и посмотрела в щелку. Ясно, молодая горничная усердно чистит ковер.

«Вот черт! — с досадой подумала Инна. — Не хватало еще, чтобы эта деваха засекла меня в шкафу с пистолетом в руках и растрепала бы об этом всему дому. Нужно убираться, а то вдруг этой особе придет в голову пропылесосить и в шкафу».

Выждав удобную минутку, когда служанка повернется к ней спиной, Инна выбралась из шкафа и направилась к дверям.

— Ой! — воскликнула горничная, увидев Инну, неожиданно появившуюся в комнате. — Вы тут откуда?

— А в чем дело? — высокомерно спросила у нее Инна. — И что вы делаете у меня в комнате?

— У вас в комнате? — вытаращила на нее глаза служанка.

— А что? Разве я не у себя в комнате?

— Не-ет, — растерянно ответила горничная. — Это комната Димитрия Петровича. Мне хозяйка велела ее приготовить на тот случай, если он останется ночевать у нас дома.

— Надо же, — удивилась Инна. — Значит, я заблудилась. Тото я и смотрю, что стены вроде бы другими обоями поклеены. Выходит, это не мои комнаты?

— Нет, нет, — забормотала служанка. — Ваши дальше по коридору. Хотите, я вас провожу?

Но Инна отказалась от услуг горничной, сделав про себя вывод, что всем в доме уже, похоже, известно, кто она такая и где собирается жить. Что же, в этом были свои преимущества. По крайней мере Инна на это надеялась. Но пока ей предстояло найти Димитрия и по душам с ним потолковать.

— Слишком в этом деле много совпадений, — пробормотала Инна, спускаясь вниз к кабинету Альберта Константиновича.

Поскольку войти внутрь ей не хватило решительности, она подумала, что вполне может дождаться появления Димитрия в холле, спрятавшись между одним из декоративных растений в огромной кадке, похожей на гигантский клубок змей, и черным кожаным диванчиком. Так Инна и сделала, свернувшись на диванчике в клубок.

Теперь со своего диванчика ей была отлично видна дверь кабинета Хозяина, она же оставалась невидимой.

Ситуация складывалась следующим образом. В одном и том же месте собрались Вадим, Димитрий и Рокер. Рокера убили, а пленка, которая принадлежала Хозяину, пропала. Димитрий точно вхож в дом Хозяина, а вот насчет Вадима у Инны теперь появились сомнения. Конечно, какое-то отношение к Хозяину, а главным образом к Артуру, Вадим имеет. Но… Но в таких ли он уж близких отношениях с Хозяином и его сыном, как говорил? Да или нет?

Но над этим вопросом Инна не успела поразмыслить, потому что дверь кабинета открылась и из него вышел Димитрий в обществе Артура Оба имели довольно бледный вид и, не задерживаясь, стали удаляться по коридору. Пока Инна размышляла, стоит ли ей сейчас подходить к Димитрию, или все-таки лучше не стоит, оба парня уже отошли на приличное расстояние и вышли на улицу.

— Так, — пробормотала Инна. — Пока что сплошные промахи, И она последовала за своим «женихом» и Димитрием. Осторожно выглянув через большое окно во двор, она с удивлением обнаружила, что Димитрий садится в свою даже недомытую «Ауди», а следом за ним из гаража выезжает на «Крайслере» и Артур.

— Похоже, оба кавалера решили свалить, — произнесла Инна, когда обе машины скрылись за воротами. — Что ж, тем лучше. Как говорится, мужик с возу — кобыле легче. Мне же и спокойней будет.

И, очень довольная переиначенной пословицей, Инна двинулась в сторону гостиной. Но, несмотря на отъезд Димитрия, спокойней Инне что-то не становилось.

— Ну, уехал он, — пробормотала она себе под нос. — Но ведь может и вернуться.

И еще одно очень не нравилось Инне. Димитрий был знаком с Рокером, Димитрий разговаривал с Рокером в «Санни». Так, может быть, Димитрий и забрал пленку у Рокера, заодно и прикончив его?

От этих соображений Инне стало совсем не по себе. Поэтому перед тем, как войти в гостиную, она остановилась на пороге и придала своему лицу выражение полнейшей наивности, граничащей с глупостью. По ее мнению, именно такое выражение лица должно было заставить этих гадюк, Сару и Кло, расслабиться и выболтать хоть что-то полезное для нее.

Войдя в гостиную, Инна обнаружила там двух девушек — Соню и Риту, дочерей Хозяина, как помнила Инна. Обе девицы о чем-то оживленно беседовали. И по тому, как они смущенно замолчали и переглянулись при появлении Инны в гостиной, девушка догадалась, что судачили они именно о ней.

— Ну и плевать, — прошептала Инна, сохраняя все то же приветливо-идиотское выражение лица.

Впрочем, как быстро выяснилось, сестры лично против Инны ничего не имели. Они вполне приветливо покивали ей. И Соня даже сходила за стулом, чтобы Инна могла присесть рядом с ними.

— Да я и сама могла его принести, — удивилась Инна, когда Соня торжественно стукнула стулом возле нее.

— Нет, в твоем положении тебе нельзя поднимать ничего тяжелого, — авторитетно сказала Соня. — Я учусь на врача. Я знаю.

Инна хотела было спросить, в каком это таком положении она находится, что ей нельзя поднимать даже стул, но тут же спохватилась.

— Ах да, — сказала она вместо этого. — Спасибо, Сонечка.

— Инна, а как ты себя вообще чувствуешь? — заинтересован-, но спросила у нее Соня, как только Инна присела на стул. — По утрам тошнит? А в сон клонит? А грудь увеличилась? А высыпания на теле появились?

Инна, понятия не имевшая о таких тонкостях, лишь молча кивала головой в ответ. В результате вполне удовлетворенная Соня откинулась на спинку стула и заявила, что со всей уверенностью может сказать, что Инна находится никак не меньше, чем на десятой неделе беременности.

— Но точней поможет определить осмотр, — сказала Соня.

От осмотра Инна категорически отказалась.

— Зря, — поджала губы Соня. — Врачебным осмотром пренебрегать нельзя. Только врач сможет сказать, все ли в порядке с ребенком. Хорошо ли он развивается. Не нужно ли ему чего-нибудь.

Пришлось Инне соврать, что она уже ходила и ходит к своему врачу.

— А он достаточно компетентен? — скептически поджав губки, поинтересовалась Соня. — Откуда ты его взяла?

— Это мамина знакомая, — пробормотала Инна, которая последний раз была у гинеколога лет пять назад и вовсе не горела желанием идти к нему когда-либо еще.

— Знакомая! — фыркнула Соня. — Инна, я могу порекомендовать тебе настоящего специалиста.

— Спасибо, но не нужно, — отказалась Инна.

— Ну как хочешь, — еще энергичнее поджала губы Соня. — Конечно, дело твое. Но я бы на твоем месте все же согласилась пойти к тому специалисту, которого я тебе рекомендую. Если тебя тревожат расходы, то я уверена, что отец все оплатит. Он мечтает о внуке. Но дело твое. Только лично я думаю, что отец еще поднимет этот вопрос. И лучше бы тебе, Инна, согласиться на предложение отца, а не ссориться с самого начала. Иначе у вас с Артуром может и не получиться счастливой семейной жизни.

— Да взять, к примеру, Кло, — подхватила Рита.

— А что с Кло? — насторожилась Инна.

— Отцу не понравился жених, которого нашла себе Кло, — сказала Рита. — Ну и… Сама понимаешь.

— Что? — заволновалась Инна. — Что «ну и…»?

Сестры многозначительно переглянулись между собой.

— Скажи ей, — кивнула Соня. — Нечестно будет не предупредить ее.

— В общем, жених Кло нашему отцу не понравился, и он запретил Кло с ним встречаться. И даже велел с ним порвать.

— И что Кло? — спросила Инна.

— А что ей оставалось делать? Она, как всегда, покорилась воле отца, — сказала Рита. — Кло очень предана отцу.

— Она предана не отцу, а папиным деньгам, — желчно возразила Соня. — Но, как бы там ни было, Кло порвала со своим женихом и потом очень страдала.

— А давно это случилось? — спросила Инна.

— Не очень, — вздохнула Рита. — Около года назад.

— Да, а вскоре у нас в семье появился Артур, — поддержала сестру Соня. — В общем, для Кло наступили тяжелые времена.

И жениха потеряла, и расположения отца не приобрела. Так что ты, Инна, если хочешь дружить с отцом, лучше не спорь с ним и делай все, что он тебе скажет. Хотя бы первое время.

— Потому что потом, если выяснится, что у тебя в животе сидит девочка, отец все равно потеряет к тебе всякий интерес, — сказала Рита. — Ну а если выяснится, что у тебя будет мальчик, тогда ты приобретешь такой вес в глазах отца, что он будет с тебя пылинки сдувать и всех остальных заставит.

— Но почему? — удивилась Инна.

— Потому что у нашего отца есть пять законных дочерей и еще штук десять или двенадцать дочерей от любовниц, — сказала Рита. — И только один сын. И тот незаконнорожденный. Твой Артур.

Отец от такого обилия женщин в своей жизни слегка помешался.

И теперь мечтает только о внуке.

— А почему не о сыне? — спросила Инна. — Альберт Константинович показался мне еще вполне крепким мужчиной. И у него молодая жена. Почему бы им не попробовать завести себе второго ребенка?

— Сара больше не может иметь детей, — покачала головой Соня. — Это ты мне, как будущему врачу, можешь поверить. Да и вообще…

— Они спят в разных комнатах, — не выдержала и выпалила Рита и в ответ на укоряющий взгляд сестры сказала:

— А что? Это же всем в доме известно. Даже прислуга судачит об этом.

О том, что от прислуги ничего не скроешь, Инна знала и сама.

Но в данный момент ее больше интересовал другой человек, а м прохладные отношения между Хозяином и его молодой женой.

— Девочки, мой Артур уехал в компании какого-то незнакомого мне мужчины, — сказала она. — Вы не видели?

— А как он выглядел? — спросила Соня.

— Такой черноволосый красавец, — сказала Инна. — Этакий типичный мачо.

— Так это же Димитрий! — воскликнула Рита. — На синей «Ауди»?

— Да, — кивнула Инна. — А вы его знаете? Кто он такой?

— Какой-то знакомый отца, — пожала плечами Соня. — В нашем доме не принято расспрашивать отца о его делах и знакомых.

Могу тебе только сказать, что отец Димитрия даже побаивается.

— Что ты имеешь в виду? — удивилась Рита.

— Да, — кивнула Соня. — Я знаю, что говорю.

— А почему ваш отец боится Димитрия? — спросила Инна.

— Я сказала — не боится, а побаивается, — ответила Соня. — И даже не побаивается, а просто остерегается выводить того из себя. Димитрий человек очень вспыльчивый. Отец это знает.

— А кто он такой? — повторила Инна. — Чем занимается?

Я имею в виду Димитрия.

Обе сестры растерянно переглянулись.

— Наверное, у него какой-нибудь бизнес, который связан с делами отца, — сказала наконец Рита.

— А чем занимается ваш отец? — спросила Инна.

— Разве тебе Артур об этом не рассказывал? — удивились сестры.

— Нет, мы как-то с ним эту тему не обсуждали, — пробормотала Инна. — Конечно, я у него спрашивала. Но он говорил, что у его отца большой бизнес. А конкретно ничего не говорил.

— Наш отец занимается нефтью, — сказала Рита. — Это всем известно. Через его фирму идут поставки из Тюмени и даже из Сургута.

— Потрясающе, — пробормотала Инна, которая действительно была поражена.

Теперь ей стал понятен и размер дома, в котором она гостила, и роскошь, которая ее окружала. И важный вид самого Хозяина.

Нефть — это и в самом деле огромные деньги. А деньги, как известно, дают власть.

— А еще у отца сеть бензоколонок по всей стране, — сказала Соня. — В общем, сама понимаешь, почему Артур не хотел тебе говорить о нашем отце. Наверное, боялся, что ты полюбишь его за деньги отца. А он хотел, чтобы ты полюбила его просто за то, какой он есть на самом деле.

— Наверное, — обрадованно кивнула Инна, — Да, Соня, ты, конечно, права. Поэтому Артур и не рассказывал мне почти ничего о своем отце.

— Кстати, Инна, а ты знаешь, чтобы на тебя поглядеть, сегодня соберется вся наша семья? — сказала Рита. — Я слышала, как Сара приглашала всех наших.

— Кого это — наших? — насторожилась Инна.

— Ну, Сару, Кло, отца и Артура ты уже знаешь, — сказала Рита. — Аньку ты тоже видела. Потом приедут еще бывшие жены отца, матери его дочерей. И приедут некоторые дочери из незаконных, но которых отец по какой-то причине приблизил к себе. Всего человек двадцать наберется.

— Но Артур куда-то уехал, — смущенно пробормотала Инна.

— Ничего, вернется, — утешила ее Соня.

— А если не успеет к ужину? — растерялась Инна.

— Ну и что? — расхохоталась Рита. — Ты ведь не боишься, что мы тебя съедим? Даю тебе слово, что лично я не кусаюсь. Просто посидим в семейном кругу, поболтаем. Ты познакомишься с нами, мы познакомимся с тобой. Пойми, ты же входишь в нашу семью. И всем любопытно посмотреть на ту девушку, которая станет женой Артура.

— А что, Артура любят? — спросила Инна.

— Ну, не все, — снова смутились сестры. — Но тех, кому он по душе, больше, чем тех, кто настроен против него негативно. Честно говоря, против Артура выступают только два человека — Кло и Сара. И не спрашивай у нас, почему. Если Артур захочет, он тебе и сам расскажет.

Но Инна не нуждалась в пояснениях. Она со слов Вадима и так уже представляла, что должны были почувствовать две самые близкие Хозяину женщины, когда их с прочно занятых ими позиций внезапно оттеснил какой-то чужак. И сделать это ему удалось с такой легкостью только потому, что у него между ног болталась сарделька с яйцами.

Поняв, что больше сестры сегодня ей ничего интересного не скажут, Инна поднялась и сказала, что хочет до ужина немного передохнуть у себя в комнатах.

— Конечно, конечно! — заторопилась Соня. — Проводить тебя? Или ты сама дойдешь?

— Я, слава богу, не больна, — отказалась Инна. — И вполне способна дойти до своей комнаты сама. Спасибо.

И она бодро зашагала прочь. Инна чувствовала, что перед визитом многочисленных родственниц Хозяина, которые будут рассматривать ее через микроскоп, ей и в самом деле стоит немного поваляться в кровати и привести чувства и саму себя в порядок.

* * *

Тем временем Бритый и Юля уже вбегали, обгоняя друг друга, в холл гостиницы «Санни». Не задержавшись возле ошеломленного портье, они устремились наверх в сто двадцать второй номер.

Причем Юля поехала на лифте, а нетерпеливый Бритый потопал по лестнице.

Наверху они почему-то оказались снова одновременно и одновременно постучали в дверь номера Вадима.

— Открывай, Вадим! — прорычал Бритый, когда на стук никто не откликнулся. — А то дверь вышибу!

— Бритый, потише ты! — сердилась Юлька. — Ментов же вызовут! Тебе это нужно?

Но Бритый сейчас находился в таком состоянии, что ничьих увещеваний не слушал. Юля порядком струхнула, представив, что их сейчас обоих загребут в ментовку за хулиганство и порчу гостиничного имущества, а то и за нанесение тяжких и особо тяжких телесных повреждений. Но тут позади нее раздался милый, тихий интеллигентный голос.

— Молодые люди, — сказал голос, — если вам нужен постоялец из этого номера, так он вышел около четверти часа назад.

Бритый, продолжавший упоенно колотить в дверь сто двадцать второго номера, ничего не услышал. Но Юля с интересом повернулась на голос. Перед ней стояла невысокая женщина в очках, с кудрявыми волосами до плеч.

— Если вам нужен постоялец из этого номера, то его в номере нет, — повторила женщина, увидев, что Юля на нее смотрит.

— А где он? — не нашла ничего лучшего спросить Юля.

— Откуда мне знать? — удивилась женщина. — Наверное, отправился со своими друзьями в ресторан. Сейчас как раз время ужина.

— Со своими друзьями? — насторожилась Юля. — Он что, был не один?

— Нет, с ним были двое мужчин, — сказала женщина. — Я как раз возвращалась к себе в номер и видела, как ваш знакомый выходит от себя в обществе двух мужчин.

— Они его вели силой? — спросила Юлька.

— Почему? — удивилась женщина. — По-моему, они шли вполне по-приятельски. Ваш знакомый еще со мной поздоровался.

— А как он выглядел? — продолжала расспрашивать женщину Юлька под аккомпанемент мерных ударов в дверь сто двадцать второго номера Бритого, который по-прежнему ничего не замечал вокруг себя.

— Как выглядел? — задумалась женщина. — Обычно выглядел. Нормально, я бы сказала.

— А те двое мужчин, которые были с ним? — спросила Юля.

— Вам их описать? — догадалась женщина.

— Да, да, — обрадованно затрясла головой Юля.

— Но я, к сожалению, не обратила на них внимания, — сказала женщина. — Не в моих правилах разглядывать посторонних мужчин. К тому же в коридоре, как вы видите, перегорела лампочка.

И царит полумрак. Так что извините, но я ничем не могу вам помочь. Посмотрите в ресторане, может быть, ваш друг и его знакомые тоже там.

И женщина пошла дальше по своим делам, а Юлька принялась тормошить Бритого. Добившись, чтобы он ненадолго отвлекся от двери, Юля передала ему разговор с соседкой Вадима.

— Так его в номере нет?! — догадался Бритый. — То-то я стучу, стучу, а никто не открывает. И где нам его искать? В ресторане?

Так чего же мы тут торчим?! Живо в ресторан!

И Бритый устремился вниз по лестнице, не слушая Юлькиных возражений. В ресторан он влетел первым и в недоумении огляделся по сторонам. В зале было полно народу, но как выяснить, кто из сто двадцать второго номера Вадим, Бритый не представлял себе.

— Юля, — растерянно обернулся он к подруге своей жены, — а как нам его вычислить?

— О чем я тебе и пыталась сказать! Но ты же мчишься как лось! — сердито рявкнула запыхавшаяся Юлька. — Нужно вызвать Вадима по радио. Я пойду договорюсь с администрацией, а ты стой у выхода, смотри, кто после объявления дернется, и в любом случае никого из мужчин не выпускай из ресторана.

— Понял! — ответил Бритый и занял позицию возле выхода.

А Юлька отправилась договариваться насчет объявления по радио с администрацией гостиницы. Вернулась она минут через десять.

— Сейчас объявят, — сказала Юля. — Смотри за реакцией.

И в тот же момент под сводами ресторана разнесся голос диктора, который предлагал Вадиму из сто двадцать второго номера подойти к стойке администрации, его там ждут знакомые. Юлька с Бритым внимательно следили за залом, но никакого оживления это объявление у мужской половины сидящих в ресторане не вызвало.

Как мужчины сидели, жевали, беседовали или танцевали, так и продолжали заниматься своими делами.

Через некоторое время к Юльке с Бритым присоединилась женщина-администратор.

— Нет тут вашего знакомого, — сказала она, внимательно оглядев зал. — Во всяком случае, я его не вижу.

— А вы знаете, о ком идет речь? — спросила Юля.

— Знаю, — кивнула женщина. — Вообще-то, конечно, я далеко не всех постояльцев помню, кто из какого номера. Но… Но дело в том, что утром на пляже обнаружили труп мужчины. И ваш знакомый опознал в нем своего друга. Так что я хорошо запомнила постояльца из сто двадцать второго номера, у которого убили друга.

— Что вы говорите! — тихо ахнула Юля. — Мертвец на пляже!

А кто нашел тело?

— Девушка, — сказала администраторша. — Инна.

— Инна, — схватилась за голову Юлька. — Боже мой! Так я и знала! Я так и чувствовала, что она снова куда-то влипла.

Администраторша недоуменно посмотрела на Юлю и сказала:

— Если вам так нужен этот постоялец из сто двадцать второго номера, то можно спросить у портье за стойкой. Он мог видеть, выходил ли ваш знакомый из гостиницы или нет.

— Да, да, — обрадованно закивала Юля. — Пойдемте к нему.

Портье за стойкой в холле гостиницы оказался памятливым малым. А Вадим, благодаря утреннему происшествию, стал в гостинице известной персоной. Так что портье без труда вспомнил, что Вадим вышел из гостиницы с четверть часа назад.

— Или около того, — пожал плечами портье. — Но он шел не один.

— С двумя мужчинами? — спросила у него Юля.

— Нет, — удивился портье. — Он шел с женщиной.

— С женщиной?! — мигом влез в разговор Бритый. — С какой женщиной? Вот с этой?

И он сунул портье под нос фотографию Инны, которую таскал все время с собой в нагрудном кармане.

— Нет, — уверенно ответил портье. — Да что я, Инну не знаю?

— Что? — немедленно взвился Бритый. — Что такое? Откуда ты, сосунок, знаешь Инну?

— Так, познакомились, — растерянно пробормотал портье. — Ей дверь в ее номер кто-то сломал, так пока я помогал ей вещи переносить в другой номер, мы с ней и познакомились. А что?

— Кто? — завелся Бритый. — Кто ей сломал дверь? Какой-нибудь очередной ухажер? Ну, попадись она мне! Всю душу из мерзавки вытрясу! Под замок посажу! Будет у меня по магазинам под конвоем ездить. А про дискотеки и рестораны вообще забудет.

— Не обращайте на него внимания, — поторопилась сказать Юля, обращаясь к вконец растерявшемуся портье. — Он малость не в себе. Нервы, знаете ли. Так вы уверены, что Вадим выходил из гостиницы в обществе женщины и эта женщина была не Инна?

— Уверен, — решительно кивнул портье.

— А как выглядела та женщина? — спросила Юля.

— Ну как? — задумался портье. — Красавица, одним словом.

— А особые приметы? — настойчиво спросила Юля. — Цвет волос наконец?

— Волосы у нее были роскошные, — мечтательно пробормотал портье. — Длинные и светлые. Честно говоря, я, кроме волос, ничего и не заметил.

— А волосы вились?

— Немного, — кивнул портье. — Самую малость.

— Слушай, приятель, дай мне ключ от номера моей жены, — неожиданно потребовал Бритый.

— Простите? — не понял портье — От номера Инны, — пояснила ему Юля. — Это ее муж. Бритый, покажи ему паспорт.

Бритый послушно достал паспорт.

— В самом деле, — смутился портье, увидев печать. — Хорошо. Вот ключ.

Бритый выхватил у него из рук ключ и помчался наверх, опять же по лестнице. Юля поспешила за ним. Но когда она прибежала в Иннин номер, Бритый там уже вовсю хозяйничал. Во-первых, он перерыл всю постель в поисках компрометирующих пятен, как без труда догадалась Юля. Но Бритому, если он хотел добыть улики Инниной неверности, явно не везло — постельное белье гостиничная горничная сменила только утром. И оно прямо-таки благоухало свежестью, чистотой и невинностью.

— Бритый, успокойся, — попыталась урезонить его Юля.

Но куда там! Когда Бритый впадал в ярость, его не всегда удавалось успокоить даже Инне. А уж Юльку Бритый и вовсе не желал слушать. Он метался по гостиничному номеру и рылся в вещах своей сбежавшей подруги.

— Она не взяла с собой почти ничего, — наконец сообщил он Юльке. — Ничего не понимаю. Даже косметику свою оставила тут.

Юля, где этот Вадим, которого ты должна была предупредить?

И где Инна?

— В Лисьем носу. Во всяком случае, так Инна сказала, — ответила Юля. — Она в Лисьем носу.

— Лисий нос — это целый поселок, — ответил ей Бритый. — Не могу же я кружить по нему и ломиться в каждый жилой дом в поисках своей пропавшей жены!

— Да, — со вздохом согласилась Юля. — Пожалуй, несолидно получится. Но Инна сказала, что дом, куда она попала, очень большой. Это указание может сузить круг поисков.

— Юля, ты издеваешься надо мной? Лисий нос — элитное курортное место! — взревел Бритый. — Там селятся только очень богатые люди. И, конечно, все новые дома там большие. Чтобы найти Инну, уйдет уйма времени. И то только при условии, что она сама захочет, чтобы я ее нашел. А я так понимаю, что она этого не хочет.

И Бритый плюхнулся на кровать, обреченно обхватив руками голову и раскачиваясь в горестном трансе. Юльке даже стало его жалко.

— Не переживай ты, — сказала она ему. — Инка всегда находилась. И на этот раз найдется. И этот Вадим погуляет со своей красоткой и вернется к ночи к себе в номер.

— Думаешь? — с надеждой спросил у нее Бритый.

— Уверена, — кивнула Юлька, хотя на самом деле никакой уверенности не испытывала, но нужно же было как-то успокоить человека.

И хотя Вадим, по словам портье, вышел из гостиницы без своих вещей, у Юли было предчувствие, что обратно в гостиницу он уже не вернется. Но говорить о своих предчувствиях Бритому она не стала и предложила, чтобы скоротать время, пройтись вокруг гостиницы и заодно осмотреть то место, где утром Инна обнаружила труп мужчины.

* * *

Внизу в столовой раздался пронзительный звонок, призывающий всех обитателей и гостей дома Альберта Константиновича к столу. Инна тоже услышала эту трель. Она кинула в зеркало на свое отражение последний взгляд и пришла к выводу, что никогда еще не выглядела так очаровательно. Платье, которое выбрал для нее Артур, шло ей, пожалуй, еще больше, чем ее любимое красное.

Новое платье придавало Инне какое-то внутреннее благородство, о существовании которого она до сей поры и не подозревала.

И Инна вышла из своей комнаты, гордо шурша сине-голубой тканью, из-за которой ее глаза стали как два сапфира. На шее у Инны красовалась тонкая, почти неразличимая простым глазом цепочка с подвеской — алмазной звездочкой посередине. В ушах сверкали серьги, тоже с брильянтами. Этот камень Инна предпочитала всем остальным, справедливо считая, что брильянт прекрасно гармонирует абсолютно с любым туалетом и украшением.

Кольца со своих рук Инна сняла все, оставила только одно. То самое, которое купил ей Артур. Это было сделано нарочно, чтобы кольцо не терялось в компании себе подобных. И сразу привлекало любопытный взгляд и напоминало о статусе Инны. А в том, что ее будут разглядывать, Инна ни капли не сомневалась.

— Ну и плевать, — пробормотала она себе под нос, толкая дверь, ведущую в столовую. — И пусть смотрят. Выгляжу я отлично.

С этими словами она открыла дверь и оказалась в столовой. От увиденного у Инны в первый момент перехватило дыхание. В ярко освещенной комнате творилось нечто невообразимое. Как в первый момент показалось Инне, нечто среднее между восточным базаром и универмагом женской одежды в день распродажи. В двух смежных огромных комнатах находилось без малого двадцать женщин. И все эти женщины пили шампанское, ели закуски и возбужденно переговаривались друг с другом. От их голосов в комнатах царил неумолчный гул.

Но стоило Инне перешагнуть порог столовой, как гул стал утихать, утихать и, наконец, утих совсем. Инна недоуменно огляделась по сторонам и увидела, что все эти женщины — и молодые, и старые, и красивые, и не очень — смотрят на нее. В их глазах читалось жадное любопытство.

— Дорогая, — неожиданно услышала Инна знакомый голос, и секунду спустя из толпы гостей к ней протиснулась Соня. — Наконец-то ты пришла. Мы совсем заждались. Позволь, я познакомлю тебя с твоей будущей семьей.

Инна послушно позволила взять себя под руку и провести церемонию знакомства. Новые лица мелькали перед ней одно за другим, и она попросту не успевала запомнить, как кого зовут. Переспрашивать было бы невежливо, и Инна просто махнула на это рукой и послушно кивала каждой новой женщине.

В общем, как и сказала Соня, тут собрались дочери и жены Хозяина. Уже после десяти минут общения с ними у Инны разболелась голова и захотелось куда-нибудь смыться. Так что теперь она в некотором роде начала понимать Хозяина, который мечтал о внуке, но ни в коем случае не о внучке.

«От такого обилия женщин в доме и жизни и в самом деле у кого угодно поедет крыша», — подумала Инна, когда ее торжественно под неумолчный щебет вели к уже сервированному столу.

Инну усадили на почетное место по правую руку от места Хозяина. Ближе нее к Хозяину сидел только Артур, но пока его еще не было. Впрочем, как и самого Альберта Константиновича. Места по левую руку от Хозяина занимали Сара и Кло.

— А где Альберт Константинович? — спросила Инна у Сони.

— Папа задерживается, — торжественно ответила Соня. — Но не волнуйся, не было случая, чтобы он заставил остальных гостей себя ждать дольше двадцати минут.

— Тактичный человек! — восхитилась Инна. — Боится обидеть гостей.

— Да плевать папе на гостей! — фыркнула Соня. — Он нас всех презирает. Он боится скандала с поваром. Тот всякий раз приходил в раж, если его кулинарные творения даже самую малость перестоятся. Повар у нас француз, папа выписал его за бешеные деньги из самого Парижа из какого-то модного ресторана. Жан польстился на деньги, которые ему предложил отец. Но он к тому же поставил папе кучу условий, одно из них: трапеза может задержаться максимум на двадцать минут. В случае, если задержка превышает этот лимит времени, Жан может от папы уйти, прихватив свое жалованье за год вперед.

Пока Соня рассказывала эту историю, появился и сам Хозяин.

Он величественно прошествовал к своему месту во главе стола и предложил всем рассаживаться. Место Артура по-прежнему пустовало.

— Не беспокойся, деточка, — сказал Хозяин, обращаясь к Инне. — Твой жених скоро будет. Он мне звонил и обещал, что приедет уже через полчаса. Чтобы не волновать Жана, мы начнем ужин без него.

Инна лишь молча кивнула, догадываясь, что спрашивать о том, где в данный момент находится ее женишок, все равно бесполезно.

Правды ей никто не скажет. Обед был выше всяких похвал. Для начала подали изумительно вкусный луковый суп с сыром. Как только Инна справилась со своей порцией, в столовой появился Артур, к счастью, без Димитрия. Выглядел Артур довольно озабоченным.

— Как дела? — спросила Инна у Артура, когда он сел рядом с ней.

— Все в порядке, — лаконично ответил Артур, всем своим видом показывая, что Инне не стоит лезть не в свое дело и вообще соваться со своими вопросами.

Инна все верно поняла и больше ни о чем Артура не спрашивала. Все равно все узнает сама, подслушав после ужина разговор Хозяина со своим сыном. С аппетитом слопав утопающие в ананасном соусе кусочки белого куриного мяса, гости плавно перешли к десерту, состоящему из воздушных пирожных и какого-то очень красивого, в цветастых разводах желе, поданного в хрустальных вазочках, Впрочем, Инне было особенно не до еды. Она слушала, впитывала и еще успевала следить за Артуром на тот случай, если он вздумает посекретничать со своим отцом. Но Артур такого желания не выказывал. Зато Инна случайно поймала взгляд Сары, который она обратила на Артура. И этот взгляд заставил Инну серьезно задуматься — что же на самом деле испытывает Сара к своему неожиданно свалившемуся ей на голову пасынку?

— Тебе нравится здесь? — неожиданно спросил у Инны Артур.

— Никто из этих мегер тебя не укусил?

— О, нет, — усмехнулась Инна. — Но вид у них у всех такой, словно они вместо десерта пьют неразбавленный уксус.

— Еще бы — хихикнул Артур. — Каждый новый член семьи отнимает у остальных какую-то толику благ.

— Ужас — пробормотала Инна. — А ты уверен, что они не захотят меня прикончить?

— Ты с ума сошла! — даже возмутился Артур. — Такого в нашей семье, чтобы убивать своих же родных, еще не наблюдалось.

Можешь быть совершенно спокойна. В этом доме тебе ничего не грозит.

На взгляд Инны, Артур был большим оптимистом. Некоторые его родственницы смотрели на парочку с откровенной ненавистью.

Так что Инна решила удвоить осторожность. Держать глаза и уши открытыми, бдить денно и нощно, чтобы не позволить себя ухлопать. Ужин прошел довольно гладко. Хозяин произнес тост за Инну — невесту своего сына и будущую мать его первого внука. Тост сопровождался взглядами, полными зависти. Но вслух никто из гостей сказать ничего не посмел — Я всю жизнь мечтал о наследнике моего дела, о сыне и внуке, — разглагольствовал Альберт Константинович. — И теперь, я думаю, мечта сбывается.

При этих словах Кло откровенно перекосило, но у нее хватило ума промолчать Она уткнулась в свой десерт и сделала вид, будто ровным счетом ничего не происходит.

— Я уже стар… — продолжал вещать Альберт Константинович.

— Дорогой, — попыталась возразить Сара. — Тебе не кажется, что…

— Помолчи, Сара! — резко ответил ей муж. — Помолчи. У тебя потом будет еще время высказаться.

Обиженная женщина замолчала, а Хозяин продолжал:

— Все вы знаете и любите моего единственного сына Артура.

И сегодня я наконец принял решение. Я отхожу от дел. А мое место в бизнесе постепенно займет Артур.

Над столом пролетел возбужденный шорох. А потом все начали улыбаться Артуру и поздравлять его. Насколько искренни были улыбки, Инна судить не бралась. Но почему-то ей казалось, что больше половины собравшихся, не задумываясь, разорвали бы Артура на части при условии, что это пройдет безнаказанным. Но в общем ужин закончился вполне мирно. И часть гостей начала собираться по домам, другая часть осадила Альберта Константиновича, пытаясь чего-то от него добиться. Опять же, как подозревала Инна, судя по недовольному выражению лица Хозяина, требовали от него денег.

— Детка, — ласково обняв Инну за талию, обратился к девушке Артур. — Не хочешь, пока отец занят гостями, пойти со мной прогуляться?

— Куда? — поинтересовалась Инна.

— Есть у меня тут одно любимое местечко, — сказал Артур. — Я каждый вечер, если гощу у отца, хожу туда. Оно меня умиротворяет. Там очень красивые камыши, берег с обрывом, на котором растет сосна с огромными корнями. И там самый красивый закат, который я видел в своей жизни. Я сажусь на бревно, жгу костер, думаю. Был бы рад, если бы ты сегодня пошла со мной.

В принципе Инна была не против прогулки. Ей атмосфера в доме Хозяина что-то уже начала действовать на нервы. Но…

— Боюсь, мое платье и туфли на шпильках не слишком подходят для прогулок по дикой природе, — сказала Инна.

— А ты переоденься, — предложил ей Артур. — Я тебя подожду.

Инна прикинула в уме весь свой гардероб и пришла к выводу, что ничего более или менее подходящего для пешей прогулки по настоящей дикой природе у нее нет. Даже замшевый костюмчик, который так полюбился Инне, можно было бы смело выкидывать после такого променада.

— У меня нет ничего подходящего из одежды, — растерянно сказала Инна.

— В самом деле? — задумался Артур. — Тогда я могу дать тебе какую-нибудь свою рубашку. И джинсы. У меня есть новая пара.

Мне они малы, поэтому я их и не носил. А тебе будут в самый раз.

Подтянешь ремнем, и отлично получится.

— Ладно, — вздохнула Инна. — Если ты их и в самом деле не надевал…

— Для моей невесты ты довольна брезглива, — хмыкнул Артур. — Но не беспокойся, я эти джинсы даже не мерил. И так было видно, что они мне малы.

— А зачем купил, если видел, что они малы? — недоуменно спросила Инна.

— Мне их подарили, — ответил Артур. — Кто-то из моих мачех. Не помню, которая именно.

К этому времени Инна с Артуром уже дошли до своих апартаментов. И Артур, порывшись в шкафу, дал Инне джинсы с еще целыми картонными этикетками на них и безупречно чистую фланелевую рубашку в красную клетку.

— Надень эту, — сказал Артур. — Вечером бывает уже свежо.

Инна не стала спорить, ушла в ванную и там быстро натянула на себя и джинсы, оказавшиеся ей и в самом деле впору, и рубашку Артура. Потом Инна сменила модельные туфли на удобные кроссовки, которые сохранились у нее после занятий в спортзале, и вышла к Артуру.

— Тебя прямо не узнать! — восхитился парень. — Надо же, как одежда меняет людей! Пошли, что ли?

— Пошли, — кивнула Инна.

И они в самом деле пошли. Из дома они вышли незамеченными. Все гости скопились в парадной части дома. А Артур вывел Инну через черный ход, а оттуда через сад с роскошными цветниками, альпийскими горками и миниатюрными, безупречно подстриженными пихтами, которые росли вдоль извилистых дорожек, выложенных красивыми желтовато-кремовыми кирпичиками, они вышли на улицу.

— И куда теперь? — спросила Инна.

— Теперь прямо, — кивнул Артур.

И они пошли прямо по улице, по обеим сторонам которой в зелени скрывались очень современные и явно очень дорогие дома.

Пройдя до берега, Артур повернул направо и повел Инну по дороге, посыпанной гравием. Потом они еще раз свернули направо, потом налево, а потом пошли те самые камыши, о которых говорил Артур.

В камышах была протоптана совсем узкая тропинка, по которой Артур с Инной шли довольно долго.

— Правда красиво? — допытывался у Инны Артур.

Инна не отвечала, отбиваясь от мелкой, но очень кусачей мошки, которая налетела на нее из зарослей камыша.

— Смотри, вон там кусочек воды блеснул, — не унимался Артур. — А в нем отражается небо.

— Не думала, что ты такой любитель природы, — мрачно заметила Инна.

Саму ее природа обычно оставляла глубоко равнодушной. И уж совершенно точно она не была способна впадать в восторженный транс при виде какого-нибудь живописно искривленного ствола ивы или пышного цветка алого мака.

— Ну что ты! — удивился Артур. — Как можно не любить природу! Природа — мать наша.

Последний лозунг прозвучал в его устах довольно комично, и Инна хихикнула.

— А мы уже почти пришли, — порадовал ее Артур. — Смотри.

И он указал куда-то в сторону. Инна перевела взгляд туда же и увидела, что сразу за камышами начинается полуостров, поросший кустарником. А на самом берегу, как и обещал ей Артур, росла большая сосна с выступающими наружу корнями.

— Тебе тут нравится? — спросил Артур.

— Да, неплохо, — кивнула Инна, от которой наконец отвязалась надоедливая туча мошкары. — Определенно мне тут нравится.

— Садись вот сюда, — захлопотал возле нее Артур. — Это мое любимое место. Отсюда открывается самый красивый вид.

Инна села на бревно и послушно уставилась на залив. Артур сел рядом с ней и погрузился в созерцание. Вид и в самом деле был замечательный. Посидев минут десять, Инна почувствовала, что начала скучать. Кроме того, хотя на полуострове не было мошкары, но зато тут дул довольно сильный ветерок. И Инна как-то начала застывать.

— Тебе холодно? — догадался Артур, когда Инна начала зябко ежиться. — Пойдем домой или разожжем костер?

Инна посмотрела на него и поняла, что Артура домой никак не тянет.

— Давай костер, — великодушно предложила она.

— Я пойду соберу дров! — обрадованно вскочил со своего места Артур. — Ты пойдешь со мной?

Инна представила, как она будет таскаться по окрестностям в поисках веток и топлива для костра, как она измажется, исцарапается, запыхается, и отказалась.

— Тогда посиди тут, а я быстро, — бодро сказал ей Артур и умчался прочь.

— О господи! — простонала Инна. — За что мне все это?

И она задумалась. Но хорошенько подумать ей не удалось. Ее внимание привлекли две птицы, которые поднялись из камышей и заспешили куда-то по своим делам. При виде парочки Инна почему-то подумала о себе и о Бритом. И на глаза навернулись слезы.

Уткнувшись лицом в ладони, Инна принялась убеждать себя, что расстраиваться ей ровным счетом не из-за чего. И что все к лучшему. И Инне бы, наверное, удалось внушить себе эту мысль под мерно шуршащие в отдалении камыши, как вдруг над ее ухом прозвучал выстрел, и пуля ударилась в ствол ивы, росшей в десяти метрах от Инны.

— Ай! — вскрикнула она, кидаясь на землю, когда раздался следующий выстрел и от бревна в нескольких сантиметрах от ее левой ноги отлетели щепки.

Упав на землю, Инна поползла к зарослям кустарника. Ползла она быстро. Даже очень быстро. И добравшись наконец до относительно безопасного места, где ее вряд ли мог заметить неизвестный стрелок, Инна затихла и прислушалась. Быстро приближающиеся шаги она услышала почти сразу же. Правда, доносились они совсем с другой стороны, чем прозвучали выстрелы. Но Инна все равно сжалась в комок и постаралась стать совсем маленькой и незаметной.

— Инна! — неожиданно услышала она голос Артура. — Кто стрелял? В чем дело?

И прежде, чем Инна открыла рот, чтобы его окликнуть, Артур пробежал мимо Инны и выскочил к той сосне, от которой совсем недавно уползла девушка.

— Артур! — в ужасе закричала Инна. — Беги оттуда!

Но переживала она напрасно. Выстрелов больше не было. Зато Артур услышал Иннин крик и поспешил к ней.

— Инна, ты где? — надрывался он.

— Я тут, — мрачно ответила Инна, выползая из кустов. — Ты слышал? В меня стреляли!

— Ну уж и в тебя! — возразил Артур. — Просто кто-то охотился в камышах на уток. И случайно выпалил в твою сторону.

— Да нет же! — возразила Инна. — Стреляли точно в меня.

Обе пули прошли всего в нескольких сантиметрах от меня. Не веришь? Пошли посмотрим!

— На что? — недоумевал Артур.

— На пули! — воскликнула Инна. — Одна из них точно застряла в бревне, на котором я сидела. А другая в стволе ивы.

— Ну, застряли они. И что с того? — продолжал недоумевать Артур.

— Да ты что?! — даже растерялась Инна. — Совсем ничего не понимаешь? Пуля от охотничьего ружья должна ведь отличаться от пули, выпущенной из пистолета?

— Ясное дело, должна, — кивнул Артур. — Так ты просто хочешь посмотреть на пули?

— Ну да! — кивнула Инна. — Поможешь мне их выковырять?

И они принялись ковырять бревно, пытаясь извлечь из него пулю. Наконец им это удалось, и Инне на ладонь упала продолговатая пуля с заостренным концом.

— Ну что? — спросила Инна у Артура. — Ты можешь сказать, от охотничьего ружья эта пуля или от пистолета?

— Пуля от «ТТ», — смущенно сказал Артур.

— Вот видишь — воскликнула Инна — Кому придет в голову охотиться с «ТТ» на уток! В меня стреляли и хотели убить! Точно тебе говорю! Выковыривай вторую пулю из ивы!

— Инна, но кому могло понадобиться в тебя стрелять? — продолжал сомневаться Артур, выполнив просьбу Инны и достав вторую пулю, оказавшуюся точной копией первой. — И главное, кто мог знать, что ты будешь тут?

— Великая хитрость! — воскликнула Инна. — Проследили за нами от самого дома твоего отца — всего и делов-то! Нет, Артур, ты как хочешь, а я решительно пересматриваю наше соглашение!

Чтобы в меня стреляли — мы так с тобой не договаривались! Я собираю вещи и уезжаю домой!

— Инна! — воскликнул Артур. — Ты не можешь так со мной поступить — Ты не обеспечил мою безопасность! — негодовала Инна. — Так что наш договор аннулируется.

— Но мой отец!.. Он не поймет, почему ты уезжаешь!

— Твоего отца я беру на себя! — сердито сказала Инна. — Я с ним сама поговорю, и он у меня все поймет! Он не захочет, чтобы будущую мать его внука пристрелили в камышах, словно дикую утку.

И Инна решительно зашагала через камыши обратно в сторону дома. При этом она не забывала озираться по сторонам и прислушиваться, не раздадутся ли поблизости шаги ее убийцы. Но пока, кроме сопения Артура у нее за спиной, никаких подозрительных звуков не наблюдалось.

Оказавшись в доме Хозяина, Инна первым делом кинулась собирать свои вещи. А собрав их, она отправилась вниз, все еще кипя негодованием. Внизу ее уже ждали. Артур и его отец стояли в холле, а в стороне от них замерли Кло, Сара и Рита с Соней.

— Детка, — обратился Альберт Константинович к Инне, когда она появилась в холле — Артур мне уже рассказал об ужасном несчастном случае, который тебе довелось пережить! Я даю тебе слово, что найду этого горе-охотника и самолично спущу с него шкуру.

— Говоря про несчастный случай, вы имеете в виду, что меня пытались застрелить? — мрачно спросила у него в ответ Инна. — Так я вам скажу, что это был не несчастный случай, а самое настоящее покушение на мою жизнь! Меня хотели убить, вот что!

— Что ты говоришь, Инна?! — в ужасе закатила глаза Кло. — Кому понадобилось в тебя стрелять?

— Не знаю, — сказала Инна. — Но только охотники по камышам с пистолетом «ТТ» не ходят.

— При чем тут «ТТ»? — удивился Хозяин.

— Разве Артур вам не сказал? — спросила Инна. — Пули, которыми в меня стреляли, были выпущены из пистолета этой марки.

— Это меняет дело! — посуровел Альберт Константинович, кинув в сторону Артура негодующий взгляд. — Если в тебя стреляли из пистолета, то это и в самом деле вряд ли охотники. Хотя…

Хотя среди наших соседей найдется немало таких личностей, которые, напившись, легко могут отправиться на охоту, прихватив с собой вместо охотничьего ружья пистолет.

— Не верю, — упрямо возразила Инна. — Стреляли прямо в меня. Обе пули промазали лишь самую малость. Я настаиваю, чтобы вызвали милицию.

— Детка, ну о какой милиции может идти речь? — удивился Альберт Константинович. — Что мы им предъявим? Ты жива, ни одна пуля в тебя не попала. Что они смогут сделать?

— Раз вы не хотите разобраться в этом деле, тогда я уезжаю домой! — рассердилась Инна.

— Ты меня не поняла! — сурово остановил ее Хозяин. — Милицию я вызывать не буду. Но с этим делом я разберусь самолично.

И уверяю, что справлюсь гораздо лучше ментов. Виновный в этом преступлении, если только действительно имело место преступление, будет наказан. Обещаю тебе!

— Вот и отлично! — сказала Инна. — Вы тут разбирайтесь, а я поеду домой!

И она двинулась к дверям.

— Нет! — остановил ее голос Хозяина.

Он прозвучал так властно, что Инна против воли остановилась.

— Ты никуда не поедешь, — спокойно сказал ей Альберт Константинович. — По крайней мере до тех пор, пока я не разберусь с этим делом, ты никуда не поедешь.

— Это еще почему? — воинственно спросила Инна. — Вы что, берете меня в плен?

— Глупышка, — усмехнулся Хозяин. — Если на тебя и в самом деле было совершено покушение, а убийца не пойман, значит, он может повторить свою попытку. А ты, по крайней мере ближайшие семь-восемь месяцев или какой там у тебя сейчас срок, мне крайне необходима. И я хочу, чтобы ты осталась в моем доме. Тут мне будет легче обеспечить твою безопасность.

— Я жила вполне безопасно до того момента, пока не приехала к вам в гости, — буркнула Инна. — Не хочу показаться бестактной, но стреляли в меня именно в тот момент, когда я гостила у вас в доме.

— На что это ты, девочка, намекаешь? — раздался возмущенный голос Кло. — Что кто-то из нас или наших родственниц стрелял в тебя? Это же нонсенс!

Инне ее предположение вовсе не казалось таким уж нонсенсом. Но доказывать человеку, что кто-то из его родных, а может быть, и он сам является убийцей, Инне показалось бессмысленным. И она сочла за благо промолчать.

— Так ты остаешься? — спросил у Инны Альберт Константинович.

— А у меня есть выбор? — развела руками Инна.

— Ты права, — усмехнулся Хозяин. — Если бы понадобилось, я бы не задумываясь связал тебя и запер в доме — для твоей же, разумеется, безопасности.

— Ну, разумеется, — кивнула в ответ Инна. — Я так и поняла.

Для моей же собственной безопасности.

После этого она решительно повернулась и зашагала обратно наверх по лестнице. Этот раунд она определенно проиграла. Но Инна по натуре была борцом. И сдаваться вовсе не собиралась.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Юлька с Бритым уже целый час сидели в номере Инны в ожидании, когда в гостиницу, в свой номер, вернется Вадим, из которого предстояло вытрясти, где точно искать Инну. Сама Инна пока что на связь не выходила — ее сотовый был отключен. Но Вадим все не появлялся, хотя время уже подошло к полуночи и Юля с Бритым не меньше двадцати раз подходили к дверям его номера. В конце концов они добились от портье клятвенного обещания, что он обязательно их предупредит; когда в поле его зрения хотя бы мелькнет фигура Вадима.

Но вместо Вадима неожиданно раздался стук в дверь номера Инны. Юлька с Бритым, который лениво протирал мягкой тряпочкой свой «стечкин», чем очень нервировал и без того наволновавшуюся за день Юлю, мигом насторожились и переглянулись.

— Открывай! — велел Бритый Юле. — Если это вернулась Инна, то при виде меня она может снова удрать.

И Юля пошла открывать, а сам Бритый спрятался за диваном в комнате, чтобы не спугнуть неизвестного посетителя. Открыв дверь, Юля обнаружила за дверью вместо любимой подруги высокого, атлетически сложенного красавца с черными пронзительными глазами и черными как смоль волосами, стянутыми на затылке в хвостик. Юлька взглянула в глаза мужчины и поняла, что с ней творится что-то непонятное. Мужские глаза околдовывали ее, манили, обещая неземное блаженство и веселую жизнь.

— Вы кто? — пролепетала наконец Юля, кое-как справившись с собой.

— А вы кто? — осведомился мужчина.

— Я тут живу, — ответила Юля.

— Не может быть! — заверил ее мужчина. — Я точно знаю, в этом номере живет другая девушка. Инна.

Юля открыла рот, чтобы сказать парню, что Инна тут уже не живет, но сама Юля с радостью может ему заменить отсутствующую подругу, но Бритый все испортил. Услышав, что в первом часу ночи его жену спрашивает какой-то посторонний мужик, являющийся к ней в номер как к себе домой, он взревел и вылетел из своего укрытия.

— О черт! — воскликнул черноволосый незнакомец, увидев рвущегося к нему со «стечкиным» в руке Бритого.

После этого, конечно, ни о какой доверительной беседе не могло быть и речи. Черноволосый, продемонстрировав отличную реакцию, повернулся и изо всех сил дернул по коридору в сторону лестницы. Бритый немного замешкался, отпихивая со своей дороги Юльку. И в результате черноволосый испарился прежде, чем Бритый выбежал за ним в коридор.

— Юля! — в отчаянии проревел Бритый, вернувшись после неудачной погони обратно в номер. — Ты мне скажешь, что тут происходит?! Почему к моей жене ночью стучатся какие-то подозрительно красивые мужики?

— М-да, — мечтательно протянула Юлька. — Я бы даже сказала, потрясающе красивые.

— И ты туда же? — возмутился Бритый. — Хотя ты — ладно!

Ты девушка свободная. Но Инна! Как она могла закрутить роман с этим типом? Или это ее любовник и она обманывала меня с ним уже давно?

— Да что ты, Бритый?! — испугалась Юля появившегося на лице у Бритого выражения. — Инна никогда тебе не изменила бы ни с одним черноволосым красавцем. Ты же знаешь, она любит только тебя.

— Любит, не любит, — пробормотал Бритый. — Это еще бабушка надвое сказала. Если Инка, по твоим словам, меня любит, то куда смылась?

Увы, этого Юля не знала. И они с Бритым продолжили свое ночное бдение в ожидании Инны, звонка от Инны или любых известий про Инну. Так как, собственно говоря, ничего другого им просто не оставалось.

* * *

Тем временем Инна переживала одну из самых скверных своих ночей. Она думала, что та ночь, когда она удрала от Бритого, была самой плохой в ее жизни. Но оказалось, то были еще цветочки.

А ягодки наступили именно сейчас. То есть Инна полагала, что это уже ягодки.

— Потому что если это были еще не ягодки, а все еще цветочки, то после ягодок мне точно кранты придут, — бормотала Инна себе под нос.

Сотовый телефон у нее отобрал не в меру заботливый свекор под предлогом, что его нужно проверить на наличие жучков. И несмотря на возражения Инны, что в ее сотовом никаких жучков быть не может, телефон у нее изъяли, так что связаться с внешним миром Инна теперь могла только по стационарным телефонам из дома Хозяина. А все они были соединены между собой. И разговор любого, кто решил бы поговорить по одному из аппаратов, мог подслушать опять же любой человек, находящийся в этот момент в доме, что очень не нравилось Инне.

В этот вечер после того, как Хозяин, изъяв у Инны трубку и пожелав спокойной ночи, удалился из апартаментов сына и будущей невестки, у Инны состоялся серьезный разговор с Артуром.

— Артур! — шипела Инна. — Ты мне должен объяснить — какого черта тут происходит? Почему у меня отняли трубку? И почему мне запретили выходить из дома под страхом быть убитой каким-то неведомым убийцей? Мы так с тобой не договаривались.

— Инна, клянусь тебе, никто тебя убивать не собирается, — загудел Артур. — Это недоразумение. И мы с отцом сделаем все возможное, чтобы впредь оградить тебя от опасности. Клянусь тебе!

— И все равно мне не нравится, что меня лишили свободы передвижения и свободы слова, — стояла на своем Инна. — Плевала я на такую жизнь, если для этого нужно сидеть взаперти.

— Никто тебя не запирал, — возразил Артур. — Ты можешь свободно ходить, куда угодно. Но только Гриша или кто-нибудь из его ребят пойдет с тобой.

— Гриша — это тот мордоворот, который сидит на воротах? — поинтересовалась Инна. — Он же потенциальный убийца. У него же на роже написано, что он преступный элемент с самыми дурными наклонностями.

— Неважно, — отмахнулся Артур. — Зато у Григория большой опыт по части боевых действий. И сейчас он работает на отца. Так что он будет защищать тебя, как свою самую большую ценность.

В ответ Инна только хмыкнула и отправилась в постель, гордо захлопнув дверь перед носом опешившего от такого обращения Артура. Вытянувшись на шелковых простынях, Инна принялась размышлять о том, что ей принес день сегодняшний в плане расследования убийства Кирилла. По всему выходило, что принес он ей полезной информации с гулькин нос, а вот неприятностей для себя она огребла целый воз.

Но, несмотря на все волнения, заснула Инна на диво быстро.

Будто бы разом провалилась в сон. Но во сне ее непрестанно мучили кошмары, в которых она постоянно от кого-то убегала, и лица ее преследователя было не разглядеть. А потом этот кто-то превратился в толпу бывших и нынешних родственниц Альберта Константиновича, алчущих его денег. Но почему-то толпа взбесившихся женщин гналась именно за Инной. И именно от Инны требовала разных жизненных благ в виде двухкомнатной квартиры в Пушкине, платья на школьный выпускной вечер, хотя все выпускные вечера давно прошли, и новенькую «Шкоду» для мужа. Последнее от Инны требовала пожилая толстая женщина, которую Инна никак не могла припомнить, где видела.

— Приснится же такое! — сонно пробормотала Инна, садясь в кровати и щурясь на солнышко, которое проникало через открытое окно.

Голова у Инны была тяжелая. И она подошла к окну, чтобы немного проветриться. На улице был уже белый день, и Инна удивилась, как долго она проспала. Кинув взгляд на часы, она удивленно охнула. Они показывали почти половину второго, а в два часа в доме начинался обед, на который опаздывать запрещалось. Об этом правиле ее отдельно предупредил Альберт Константинович, добавив, что это, пожалуй, единственное правило, которого нарушать нельзя.

— Не стоит ссориться с Хозяином, — сказала самой себе Инна и принялась торопливо приводить себя в порядок.

На то, чтобы ликвидировать следы беспокойной ночи, Инне понадобилось довольно много времени. И вниз в столовую она спускалась уже почти бегом. Очутившись за столом, Инна внезапно почувствовала, что есть ей совершенно не хочется. А когда она попыталась съесть кусочек своего любимого ананаса, то ее просто затошнило. Да так, что ей пришлось выбежать из-за стола и мчаться к ближайшей уборной. Следом за ней помчалась Соня.

— Что это со мной? — растерянно произнесла Инна, когда приступ тошноты прошел.

— Все в порядке, дорогая, — нежно промокая капельки пота, выступившие на лбу у Инны, сказала Соня. — Обычное для всех беременных недомогание. Оно пройдет. Но тебе, повторяю, надо показаться хорошему врачу. Он выпишет тебе лекарство, которое уменьшит неприятные ощущения.

В самом скверном расположении духа Инна вернулась обратно за стол. К счастью, все присутствующие с пониманием отнеслись к ее отлучке. А Альберт Константинович прямо-таки расцвел от счастья. Словно тот факт, что Инну тошнит от ананасов, обещал ему стопроцентную гарантию появления вожделенного внука. Инна села на свое место и погрузилась в мрачное отчаяние, оглядывая богато заставленный едой стол. Есть ей решительно ничего не хотелось.

— А где Артур? — внезапно спросила она, увидев, что ее женишка среди обедающих нет. — Альберт Константинович, вы снова его куда-то отправили?

— Я? — удивился Хозяин. — Вовсе нет. А разве он не в вашей спальне?

— Нет, — ответила Инна.

— Нет? — снова удивился Альберт Константинович.

— То есть не знаю, — поправилась Инна.

— Как так?

— Видите ли, мы спим в разных комнатах, — смущенно ответила Инна. — Ребенок… Ему вредно… Ну, вы понимаете…

— Да, да, конечно! — воскликнул Хозяин. — Разумеется, я понимаю и одобряю, что вы с Артуром так заботитесь о маленьком.

Но я не стал сегодня тревожить Артура, полагая, что он утомился после ночи любви. Но если никакой ночи любви не было, то мне странно его отсутствие. Вика! Сходи в комнату Артура и разбуди его!

Этот приказ относился к той самой страхолюдной девахе, которая служила в доме горничной. А сейчас она по совместительству прислуживала за столом, принося на него разнообразные блюда, которые передавал ей из кухни Жан.

— Скажи ему, что давно время обеда, — добавила Сара.

Вика, которая в этот момент держала в руках поднос с жарким, помялась некоторое время, пытаясь понять, что ей делать раньше.

Потом поставила поднос на стол и отправилась будить Артура.

— Вот же неуклюжая особа! — произнесла Кло, которую Вика обрызгала подливой для жаркого.

Но Вика вернулась неожиданно быстро.

— Он не открывает! — запыхавшись, сказала она.

— Как это не открывает? — возмутился Альберт Константинович. — Ты стучала?

— Стучала, — кивнула Вика.

— Хорошо стучала? — спросила у нее Кло.

— Хорошо, — еще раз кивнула Вика. — Так стучала, что даже краска от двери отвалилась кое-где. Но ваш сын не открывает.

— А ты не пробовала зайти через вторую дверь? — спросила у нее Сара.

— Пробовала, — кивнула Вика. — Но она тоже закрыта.

— Странно, — встревоженно произнес Альберт Константинович. — Очень странно. Дорогие мои девочки, вы не против, если я схожу и посмотрю сам?

— Мы с тобой! — хором воскликнули его дорогие девочки и Инна в том числе.

Хотя она и не относила себя к числу дорогих девочек Альберта Константиновича, но ей тоже было любопытно взглянуть, что заставило Артура пропустить священное время обеда. Всей толпой они поднялись на второй этаж, и Альберт Константинович собственноручно несколько раз ударил в дверь, потом еще и еще.

— Никакого результата, — наконец резюмировал он. — Придется вскрывать замок. Другого выхода я не вижу.

Послали за Григорием, работавшим в гараже и по совместительству выполнявшим всю тяжелую работу по дому. Он явился с инструментом и начал ковыряться в замке. Минут через десять замок поддался его усилиям, дверь открылась, и Григорий сделал шаг в сторону, пропуская вперед Хозяина. Тот вошел внутрь, следом за ним шагнул Гриша, а вся женская часть населения дома осталась стоять в коридоре.

— Что у них там такое? — первой не выдержала ожидания Кло.

Она толкнула дверь и вошла в комнату. Буквально через долю секунды из комнаты раздался истошный визг Кло. Женщины отреагировали по-разному. Одни шарахнулись от двери, а другие, в том числе и Инна, напротив, сунулись в комнату и попытались рассмотреть, что там происходит.

— Что вам тут нужно?! — рявкнул на них Альберт Константинович. — Прочь!

Но было уже поздно. Инна разглядела Артура, лежащего возле кровати и явно находящегося то ли в коме, то ли в обмороке, но при этом он был в той же одежде, что была на нем вчера вечером.

И еще Инна успела разглядеть Кло, которая тоже валялась в обмороке, но уже непосредственно у порога. При виде этих двух тел Инна окаменела, и стронуть ее с места оказалось невозможно даже совместными усилиями Гриши и Хозяина.

— Что с Артуром? — протестующе цепляясь за стены, спросила она у Хозяина. — В конце концов, я имею право знать. Я его невеста, вы что, забыли?

— Детка, — пропыхтел Хозяин, отдирая Инну, — тебе лучше уйти отсюда. В твоем состоянии тебе совсем не нужны стрессы.

— В каком моем состоянии? — снова забылась и завопила Инна. — Ах, да! Но при чем тут мое состояние? Я хочу знать, что с Артуром! При чем тут мое состояние, я не понимаю!

— А при том, что тебе все-таки лучше уйти, — пытался урезонить ее Альберт Константинович.

— Безобразие! — пробормотала Инна. — Просто свинство какое-то!

— Инна, что с Артуром? — спросила у нее Сара. — И что с Кло?

— Не знаю, — пробормотала Инна. — Они оба лежат на полу.

И похоже, им не очень здорово. Во всяком случае, они оба бледные словно смерть.

Сара решительно отстранила Инну от дверей и вошла в комнату сама. Но и ее постигла та же участь. Хозяин выставил жену из комнаты еще быстрей, чем Инну. И с еще большей решимостью.

— С Артуром что-то случилось, — только и смогла прошептать Сара. — Но я не успела рассмотреть, что именно.

Минуты через полторы из комнаты выскользнул Гриша с настолько вытянувшимся лицом, что остальным стало не по себе еще больше.

— Гриша, что случилось? — набросились на него женщины.

Но тот, ничего не отвечая, помчался по коридору к телефонному аппарату. Женщины скопились возле него, продолжая требовать ответа. Григорий держался словно кремень, набирая один номер за другим.

— Владимир Константинович? — наконец закричал он в трубку. — Срочно приезжайте к Альберту Константиновичу. Да, случилось. Приезжайте, сами все увидите. Он вас очень просит срочно приехать. Нет, сам подойти к телефону он не может.

После этого Гриша, положив трубку на рычаг, помчался обратно к Хозяину.

— Кто этот Владимир Константинович? — спросила Инна у Сони.

— Брат отца, — ответила девушка. — Работает в милиции.

Полковник. Начальник отдела уголовного розыска.

— А зачем Гриша его вызвал? — удивилась Инна. — Да еще так срочно?

Как только из уст Инны прозвучал этот вопрос, все остальные замолчали и затихли. Так в молчании они и вернулись обратно к дверям комнаты Артура.

Минут через десять из дверей появилась смертельно бледная Кло, которую тащил на себе Гриша. Он помог Кло добрести до ее комнаты и оставил ее на попечение захлопотавших возле нее родственниц. Инна тоже осталась возле кровати больной, отчасти из чувства сострадания, а отчасти надеясь выяснить у нее подробности того, что же все-таки случилось с Артуром. Наконец Кло немного пришла в себя и смогла внятно изъясняться.

— Инна, выйди, — первым делом произнесла Кло.

— Что? — задохнулась от возмущения Инна. — С какой это стати, черт побери, я должна выйти?

— Инна, не обижайся, но тебе лучше выйти, — твердо сказала Кло. — Девочки, выведите кто-нибудь ее. Иначе я ничего говорить не буду.

Желающие нашлись сразу же. И Инну вытолкали из комнаты все трое: Сара, Рита и Соня. Вика тоже оказала помощь, подталкивая всех четверых к выходу.

— Ну, подлюки — возмущенно заколотила кулаками по захлопнувшейся у нее перед носом двери Инна, оказавшись в коридоре в гордом одиночестве.

Немного поколотившись, она поняла, что лучше утихнуть и помолчать. Авось удастся кое-что подслушать. Она немного попрыгала на месте, имитируя свои шаги, удаляющиеся по коридору, а потом приникла к дверной скважине.

— Кло, теперь Инна ушла, ты можешь говорить, — раздался голос Сары. — Что там случилось? С Артуром плохо?

— Совсем плохо, — мрачно ответила ей Кло. — Ну, то есть совсем. Он мертв.

Инна в коридоре закусила костяшки пальцев, а в комнате тихо охнула Рита. И заплакала Соня.

— Ты уверена? — странным голосом спросила у Кло Сара. — Он и в самом деле мертв? Ты ничего не перепутала?

— Уверяю тебя, я ничего не перепутала, — твердо ответила Кло. — Когда я вошла в комнату, то сразу увидела, что у Артура в голове дырка. Кажется, кто-то выстрелил ему в голову из пистолета.

— Какой кошмар! — ахнула Сара.

— Кошмар! — подтвердила Кло. — И я, как только поняла, что Артур мертв, сразу грохнулась в обморок. И до сих пор голова кружится.

— Вот поэтому папа и вызвал Владимира Константиновича, — произнесла Соня. — Он ведь работает в милиции. И сможет нам помочь.

— Чем тут поможешь? — возразила ей Кло. — Артур погиб.

Его не воскресишь!

— Его нет, — согласилась Соня. — Но найти и наказать его убийцу еще возможно.

После этого в комнате воцарилось молчание, а Инна медленно и на цыпочках начала удаляться по коридору. Она выяснила все, что ей было необходимо. И теперь ей до приезда неизвестного Владимира Константиновича хотелось все хорошенько обдумать. Но прежде всего ей было необходимо взглянуть на тело Артура, чтобы иметь более ясное представление о его кончине На ее счастье, Альберт Константинович и Гриша уже спустились вниз, где снимали стресс двадцатилетним коньяком из собственных запасов Альберта Константиновича. Инна в этом убедилась, заглянув в гостиную. Оставив мужчин за их занятием, Инна проскользнула в опустевшую комнату Артура. Как и сказала Кло, он лежал на полу, а в его лбу была проделана аккуратная дырочка, из которой вытекла и уже засохла струйка крови. Судя по основательно запекшейся крови и холодному телу Артура, мертв он был уже довольно давно.

— Так! — произнесла Инна. — Ничего не скажешь, весело!

Провела ночь рядом с трупом. Но главное, почему я не слышала, как его ночью убивали? Ведь он должен был сопротивляться. А я спала. Б-р-р!

И Инну передернуло, как только она представила себе эту картину. Она мирно дрыхнет в соседней комнате, а Артура убивают в это время.

— Хорошо, что я закрыла дверь в свою комнату, — сказала Инна. — А то могли и меня… За компанию.

После этой фразы мысли Инны приняли новый оборот.

— А как убийца, интересно, вошел в комнату Артура? — задумчиво произнесла Инна. — Моя дверь была закрыта, дверь в коридор была закрыта изнутри.

И она огляделась по сторонам. Единственным подходящим входом было окно. К нему Инна и подошла. Окно было отличное.

Тройной стеклопакет, открывающийся вовнутрь. Никакой осыпающейся краски, разумеется, под ним не было. Инна детально исследовала каждый сантиметр подоконника и пришла к выводу, что самой ей тут без специалиста-криминалиста не разобраться.

— Ладно, бог с ним, с окном, а что там с телом? — произнесла Инна.

Она подошла к телу Артура и внимательно принялась рассматривать пол возле него и его самого. А затем перешла к содержимому его карманов. За этим занятием Инну и застукала Соня, сунувшаяся в комнату.

— Инна! — громко воскликнула она, перепугав Инну до чертиков. — Ты что тут делаешь?

— Скорблю! — ответила Инна, благодаря в душе небеса, что вовремя выдернула свою руку из кармана брюк Артура, иначе Соня могла вообразить себе невесть что.

В руке у Инны что-то было, но что именно, девушка разглядеть никак не могла, потому что Соня плотно взялась за нее. Первым делом Соня оттащила Инну от тела Артура, уверяя, что ей вредно тут находиться. Потом она и вовсе увела Инну из комнаты и сдала с рук на руки окончательно очухавшейся Кло. Та, узнав, что Инна уже в курсе драматических событий, дала волю своим чувствам и залилась слезами. Остальные женщины тут же последовали ее примеру. И когда в дом пожаловал брат Альберта Константиновича, он застал целую компанию женщин, проливающих море слез.

— Ну, целая Ниагара! — недовольно пробурчал он. — Что у вас случилось? Я из слов этого идиота, вашего Гриши, ничего не понял.

— Артур, — прорыдала Кло. — Он умер.

— Как умер? — поднял брови Владимир Константинович. — Что ты мелешь?

— Да, да, — активно закивали остальные женщины, показывая, что Кло и не думала шутить. — Артура убили.

— Где? — воскликнул Владимир Константинович. — Когда?

Где брат?

Пока остальные женщины объясняли, что с Альбертом Константиновичем и где произошло несчастье с Артуром, Инна внимательно разглядывала самого полковника милиции. Он производил приятное впечатление человека, знающего и волевого. Он был явно моложе своего брата, но при этом выглядел далеко не таким респектабельным и холеным. Наверное, милицейская работа приносила ему больше головной боли, чем удовлетворения, решила про себя Инна.

Выяснив все подробности, Владимир Константинович поспешил в комнату Артура. Инна первой последовала за ним, а за ней потянулись и остальные.

— Идите отсюда! — попытался шугануть их Альберт Константинович, но на этот раз его никто не послушался.

— Это дело семейное! — твердо сказала Сара, в упор глядя на мужа. — И мы никуда не уйдем.

— Ну и оставайтесь, глупые куры! — сердито буркнул Альберт Константинович. — Пусть вам потом кошмары всю ночь снятся.

— Пусть, — сказала Сара, и женщины остались.

— Инну хоть уведите, — сказал Хозяин.

Но Инна тоже наотрез отказалась покидать комнату.

— Я уже все видела, — заявила она. — Труп Артура, дырку у него в голове и так далее. И если вы меня все-таки выставите, у меня будет нервный припадок, потому что вчера в меня тоже стреляли, а вы мне не поверили. И вот теперь Артур мертв, а что будет со мной, еще не известно.

Альберт Константинович только рукой махнул и обратился к брату.

— Что ты думаешь обо всем этом? — обреченно спросил он. , — Что тут думать? Нужно вызывать бригаду, — хмуро ответил тот. — Один я ничего решать не могу. Или ты хочешь замять это дело?

— Как замять? — дернулся Альберт Константинович. — Ты что, не понимаешь, я хочу, чтобы ты нашел убийцу моего сына. Ты должен найти того наглеца, который осмелился сотворить свое черное дело в моем собственном доме. И я хочу, когда ты найдешь этого человека, чтобы ты отдал его мне. Понимаешь, мне?! Я сам буду решать, как, когда и сколько он будет умирать!

Ярость, прозвучавшая в словах Альберта Константиновича, заставила Инну похолодеть. Сейчас ей стало ясней ясного, с каким опасным и жестоким человеком ее свела судьба. Владимир Константинович тоже как-то поежился, должно быть, представив, что сделает его брат с убийцей Артура.

— Что же, — сказал он. — Если мы найдем убийцу, брат, я тебе обещаю, что ты узнаешь об этом первый.

— Этого мало! — с холодной яростью прошипел Альберт Константинович. — Слышишь, мало! Мне он нужен. И нужен живым!

— Не будем делить шкуру не убитого еще медведя, — успокаивающе сказал Владимир Константинович. — Артур приходился мне племянником. И его кровь — моя кровь. Я обещаю, что сделаю все возможное, чтобы убийца понес наказание. Но для этого убийцу сначала нужно поймать. И поэтому чем более подробно вы мне расскажете о минувшем вечере, тем легче и быстрей мы поймаем преступника. Это относится ко всем.

И он обвел глазами всех скопившихся в комнате.

— Каждый должен припомнить подозрительные или просто странные случаи, которые произошли с ними, — сказал он. — И особенно, что случилось вчера. Странные люди, незнакомые машины возле дома, шорохи в ночи, звонки по телефону, обрывки разговоров. Одним словом, все!

Женщины молчали и кивали.

— И с кого начнем? — спросил у них Владимир Константинович.

Все по-прежнему молчали, но кивать перестали. Зато стали коситься друг на друга.

— Ладно, попробуем по-другому, — вздохнул Владимир Константинович. — Начнем с того человека, с которым Артур проводил последнее время большую часть своей жизни.

И Инна с удивлением обнаружила, что все смотрят именно на нее.

— Я? — удивилась она.

— Именно вы, — кивнул ей Владимир Константинович. — Вы ведь невеста Артура, так я понимаю?

— Ну да, я, — согласилась Инна. — Но я не понимаю…

И тут она замолчала, потому что у нее закралась одна нехорошая мыслишка. Похоже, Артур кое в чем соврал ей. И похоже, он рассказал своим родичам о существовании у него невесты гораздо раньше, чем познакомился с Инной и предложил ей сыграть эту роль. А раз так, значит, это было не просто желание разыграть своих родственников, а нечто большее. И что именно, Инне очень бы хотелось узнать. Но как бы там ни было, Инна сочла, что сейчас явно не подходящее время для откровений.

— Да, — сказала она. — Мы с Артуром вчера провели почти весь вечер. Стоп! Вы спрашивали о странных вещах? Так в меня же вчера стреляли! Я же вам говорила!

— Где? — мигом насторожился Владимир Константинович. — Где именно в вас стреляли? И кто?

У него, как у хорошей ищейки, почуявшей след, даже нос заострился. Инна не стала его мучить и подробно описала, как они с Артуром пошли на остров, как он ушел за дровами и как в нее стреляли.

— Наверное, они приняли меня за Артура, — сказала Инна. — На мне была его рубашка и джинсы. Издалека тот человек мог нас спутать.

И в довершение всего она даже показала одну из двух выпущенных в нее пуль, которую они с Артуром выковыряли из ствола ивы, на котором сидела Инна.

— Первая пуля осталась у Альберта Константиновича, — сказала Инна. — А вторую я оставила себе.

И она протянула полковнику пулю.

— Очень интересно, — сказал тот, осмотрев маленький кусочек металла. — Похоже, что пуля действительно от «ТТ». Почему ты не позвонил мне сразу же?

С этим вопросом Владимир Константинович обратился к своему брату. Тот пожал плечами.

— Я собирался сделать это утром, — ответил он.

— Зря, — сурово ответил полковник. — И кстати, у кого-то из твоих ребят был «ТТ». Я помню, что помогал ему получить разрешение на его ношение.

— Тот ствол давно списан, — махнул рукой Альберт Константинович. — Сейчас мои ребята все вооружены «стечкиными».

— Все? — переспросил Владимир Константинович. — Ты уверен?

— Уверен, — кивнул его брат. — И потом, какая разница?

Стреляли же в Инну, а вовсе не в Артура.

— Я скажу тебе, какая разница, — тихо произнес полковник. — Я понимаю, ты в шоке и просто не заметил этого. Но… Но видишь ли, похоже, что и Артура застрелили из «ТТ». Конечно, нужно будет сделать экспертизу. Но если выябнится, что его застрелили из этого вида оружия, то я ничуть не удивлюсь, если пуля, извлеченная из его головы, окажется выпущенной из того же ствола, что и эта.

И он поднес к носу своего брата маленький кусочек смертоносного металла, переданный ему Инной.

— — А потому я сразу хочу выяснить, кому из твоего окружения была выгодна смерть Инны или Артура. Или их обоих.

Альберт Константинович молчал.

— Я понимаю, тяжело обвинять близких тебе людей, — сказал его брат. — Но пойми, совершено убийство. И преступник может на этом не остановиться. Поэтому подумай и скажи, кто мог настолько ненавидеть Артура, чтобы убить его.

— Чтобы убить — никто, — решительно ответил Альберт Константинович, — Как знаешь, — вздохнул его брат. — Тогда я хочу поговорить с Инной. Наедине. И не разбредайтесь по дому, до приезда следственной бригады я хочу переговорить с каждым из вас.

Сделав эти указания, полковник увлек Инну за собой в соседнюю комнату. Плотно прикрыв за собой дверь, он усадил Инну в кресло, придвинул себе другое и сел напротив.

— Итак, милая, — сказал он. — Что-то вы не слишком потрясены горем.

— Почему это? — пробормотала Инна. — Потрясена, конечно.

Да вы сами подумайте, вчера в меня стреляют, а потом ночью кто-то убивает Артура. Причем в соседней комнате. Конечно, я потрясена. Меня, можно сказать, вообще всю трясет.

— Может быть, я не совсем правильно выразился, — сказал полковник. — Я хотел сказать — не убиты горем.

— Я не убита горем? — пробормотала Инна. — С чего вы взяли? Я искренне скорблю по Артуру.

— Видел я женщин, потерявших своих любимых, — со вздохом ответил полковник. — И потому смело могу сказать, что вы к их числу не относитесь. И не возражайте! Я все равно не поверю, что вы безумно сожалеете о смерти Артура.

— Каждый проявляет свое горе по-своему, — пробормотала Инна, с ужасом понимая, что проницательный полковник верно разобрался в ее душевном состоянии.

Действительно, никакой жуткой скорби из-за смерти Артура Инна не испытывала. Страх был. Шок тоже. Была печаль, что молодой, симпатичный и ничем не успевший ей насолить парень так нелепо и рано погиб. А скорби не было. Но признаться в этом полковнику Инна не решилась.

— Не стоит мне врать, — тихо сказал ей полковник. — Артура вы не любили. И это позволяет мне сделать вывод, что встречались вы с ним ради его денег. И это в некоторой степени реабилитирует вас.

— Да? — обрадовалась Инна. — А почему?

— Снимает с вас подозрение, — продолжил полковник, не обращая внимания на ее вопрос, — потому что Артур был вам выгоден как потенциальный муж. Зачем убивать жениха, от смерти которого вам никакой выгоды, когда можно через годик-полтора убить мужа. И получить после его смерти уже значительно больше материальных благ. Если уж вы пошли на то, чтобы встречаться с мужчиной ради его денег, то у вас должно было хватить ума и выдержки, чтобы дождаться того момента, когда вы действительно сможете добраться до его денег.

— Ну вы даете! — возмутилась Инна. — Сначала вы тут обвиняете меня, что я не любила Артура. Потом говорите, что я собиралась его этак годика через полтора отправить на тот свет. А что вы придумаете еще?

— Не нужно кипятиться, — остановил ее Владимир Константинович. — Вы наиболее вероятная подозреваемая. Поэтому я так и пристрастен к вам.

— Но почему я? — простонала Инна. — Только потому, что вам кажется, будто я не любила Артура. Но вы ведь сами сказали, что это, напротив, мне на пользу.

— Дело не только в этом, — ответил полковник. — Вы, милая, невеста Артура. Как я понимаю, ждете от него ребенка. И значит, ваши с ним отношения были таковы, что вы должны были спать с ним в одной постели.

— Вовсе нет! — возмутилась Инна.

Она еще собиралась прибавить, что она порядочная женщина и ни за что не позволила бы мужчине прикоснуться к ней до свадьбы, но вовремя сообразила, что, когда всем окружающим известно, что она беременна от Артура, нести подобную чушь не просто глупо, но и смешно.

— Я с ним не спала! — вместо этого сказала Инна. — Я спала в соседней комнате!

— Вот как? — спросил у нее полковник. — Но почему? Вы поссорились?

— Нет, — помотала головой Инна. — Просто… Просто Артур считал, что это может повредить будущему ребенку. И мы решили с ним спать в разных комнатах.

— Хорошо, — кивнул полковник. — Но все равно, вы ведь спали с ним в соседних комнатах?

— Да, в соседних, — согласилась Инна.

— И следовательно, вы в любой момент могли войти в комнату Артура, — продолжил развивать свою мысль полковник. — Преступник не мог не учитывать этого факта.

— Но все равно я не понимаю, каким образом на меня бросает тень то, что я спала в соседней комнате? — спросила Инна.

— Если бы из нее не было двери в комнату Артура, — сказал полковник, — то, вероятно, никаким. Но дверь имеется.

— Она была закрыта! — возмутилась Инна.

— Закрыта с вашей стороны, — сказал полковник. — Самое первое, что я сделал, выяснил это у брата. И поэтому вы могли встать, убить Артура, спрятать оружие и спокойно лечь спать.

— Что за чушь! — вознегодовала Инна. — За кого вы меня принимаете? Сначала сказали, что я лицемерная и корыстолюбивая сука, теперь обвиняете в убийстве.

— Спокойно, я вас не обвиняю, — ответил ей полковник, но теперь уже Инна его не слушала.

— А как быть с тем, что в меня тоже вчера стреляли?! — кричала она. — Артур сам подтвердил, что слышал выстрелы, и он сам извлек эти две пули из ствола дерева, на котором сидела я.

— Вполне возможно, что пули выпустили вы сами, — сказал полковник. — Кстати, это отличное прикрытие для вас. Вы отходите на приличное расстояние к тем самым камышам, из которых в вас, по вашим же словам, стреляли, потом выпускаете две пули, кричите и кидаетесь к кустам. Когда появляется Артур, вы, дрожа от якобы перенесенного страха, кидаетесь к нему в объятия. И, плача, рассказываете, какого страху вы тут натерпелись, пока неизвестный псих палил по вас из камышей.

— Возмутительно! — только и смогла ответить Инна. — Я рассказала вам, как все было на самом деле. А вы мне не верите!

— Я верю только документам и экспертам, которые эти документы предоставят, — суховато сказал ей полковник. — Но про вас, милая, я думаю, что вы и в самом деле не убивали Артура, хотя ни капли и не любили его.

На это Инне возразить было нечего.

— Вы не убивали, — продолжил полковник, — Но кто-то из ваших знакомых мог и убить. Из ревности, к примеру. И в связи с этим я бы хотел побольше узнать о вас, милая Инна.

При этих словах полковника Инна похолодела. Перед ее мысленным взором мигом предстал Бритый, до которого, конечно, доберется ушлый полковник. И Инне стало совсем уж плохо, когда она представила себе беседу полковника и ее дорогого муженька.

Нет, этого нельзя было допустить ни в коем случае.

— Я готова вам в этом помочь, — с трудом ворочая языком, сказала Инна. — Спрашивайте, я вам все отвечу.

— Во-первых, я хочу знать ваши полные имя, фамилию и адрес, по которому вы проживаете, — сказал ей полковник. — Потому что до сих пор я знаю про вас лишь одно — что зовут вас Инна и что вы являлись невестой и будущей матерью ребенка Артура.

Что же, Инна считала, что если человек что-то очень хочет получить, то нужно ему это дать, потому что иначе он все равно получит желаемое, но только при этом натворит немало глупостей.

И Инна принялась вдохновенно сплетать самую фальшивую и удаленную от реальности картину своей жизни. Она рассказала полковнику, что родителей у нее нет, жилья тоже, что злой отчим прежде, чем отправиться на тот свет, отнял у нее отчий дом и продал его за гроши. Гроши те пропил, а сам от пьянки помер.

— И где же произошла эта душещипательная история? — поинтересовался у Инны полковник.

Тут Инна перешла ко второй половине своей грустной истории и рассказала полковнику о том, как после побега от злого отчима попала в автомобильную катастрофу, ударилась головой и с тех пор помнит о себе лишь частично. И к тому же за это частично она тоже не вполне уверена.

— Ну, а что-нибудь еще? — спросил у нее полковник. — То, что вы рассказали, этого очень мало. Расскажите хотя бы, как вы познакомились с Артуром. Это вы хотя бы помните?

— Это помню, — кивнула Инна. — Познакомились случайно.

На улице.

— В самом деле? — удивился полковник. — А своим родным он почему-то сказал, что познакомился с вам в магазине, где он покупал компакт-диски, в переулке Крылова.

— Да? — переспросила Инна. — Понимаете, дело в том… Не хотела вам говорить, но Артур… Словом, Артур — он и был тем водителем, из-за которого я угодила в аварию и потеряла память. Он наехал на меня, я разбилась, он отвез меня к себе домой и лечил там. Но, как видите, память ко мне вернулась лишь частично.

— А где находится дом Артура, вы помните? — спросил у Инны полковник.

Инна облегченно перевела дыхание. Про свой дом, вернее, про дом своей матери, Артур ей рассказывал много. И Инна могла поддержать беседу на эту тему, что она и сделала, к удовольствию полковника, который похоже, начал ей верить. Так как мать Артура вторично вышла замуж и сейчас жила то ли в Америке, то ли в Канаде, то ли в Австралии, даже сам Артур не знал точно, где она обитает, то Инна не опасалась, что ее вранье выплывет наружу.

— Хорошо, — наконец сказал полковник. — Но тем не менее вплоть до окончания расследования я прошу вас во избежание неприятностей никуда из этого дома надолго не отлучаться.

Ничего другого Инна услышать и не ожидала. Полковник вскоре отправился беседовать с другими обитателями дома, потом приехала следственная бригада и начала работать в комнате Артура, выискивая улики, с помощью которых можно было бы найти преступника. А Инна поднялась на третий этаж дома, нашла там тихий балкончик и уселась в тенечке, пытаясь спокойно разложить по полочкам свои мысли.

* * *

Симпатичная девушка с удивлением смотрела на свою находку, которую она держала в руке. По ее глубокому убеждению, этой вещи ну никак не могло быть в ее платяном шкафу. Хотя бы по той простой причине, что у нее не было привычки прятать в своих ношеных колготках пистолеты «ТТ» с почти полной обоймой, в которой не хватало лишь одного заряда. О том, что там не хватает именно одного заряда, девушка знала, потому что хорошо знала и сам пистолет, и его судьбу.

Нет, ни за что на свете она не перепутала бы это оружие ни с каким другим. На стволе была памятная небольшая царапина, а чуть левее на металле имелся совсем крохотный скол. Но и царапину и скол девушка изучала так долго, что они, казалось, навсегда врезались в ее память. Машинально она достала из ствола обойму и с удивлением обнаружила, что теперь в ней не хватает не одного, а целых двух патронов.

Вздрогнув, девушка испуганно огляделась по сторонам, словно тот человек, который подбросил ей оружие, все еще находился тут.

А в том, что оружие ей именно подбросили, девушка была совершенно уверена. Последний раз, когда она видела этот ствол, он лежал в воде Финского залива и его мирно затягивало песочком.

— Сомнений нет, мне его подбросили, — пробормотала девушка, с отвращением глядя на «ТТ».

Да и в это отделение шкафа она полезла чисто случайно, надеясь найти там чистую и относительно целую пару носков, которые хотела надеть с кроссовками. И если бы девушке сегодня не пришла в голову мысль полезть в это отделение шкафа, то пистолет мог бы пролежать тут бог знает сколько времени, пока… Пока его кто-нибудь не нашел бы.

— Кто-нибудь! — пробормотала девушка. — Например, милиция.

И как только мысли девушки обратились к этой волнующей теме, в дверь раздался стук.

Единственная полезная информация, которую Инна извлекла из разговора с полковником, это то, что у Артура, похоже, и в самом деле была какая-то девушка, о которой он и рассказывал своим родственникам. И эта девушка работала в магазине в переулке Крылова.

— Совсем неплохо, — пробормотала Инна. — По крайней мере хотя бы какая-то зацепка, с которой можно начать искать концы всей этой истории. Осталось только выбраться из этого дома и навестить «первую» невесту Артура.

И она принялась прикидывать, как бы лучше это сделать. По всему выходило, что на своей машине и одной ей из дома Хозяина не выбраться. Обязательно навяжут охранника и сопровождающее лицо.

— Что ж, — вздохнула Инна. — Деньги они у меня отобрать не догадались. Значит, могу добраться до города и самостоятельно.

Никого не ставя в известность.

Инна, конечно, кривила душой, она бы добралась до города и без денег, но это вышло бы дольше. Итак, спустившись с облюбованного ею балкончика, Инна проскользнула к запасному выходу из дома, который вчера показал ей Артур, и никем не замеченная вышла из дома. Добравшись до шоссе, Инна остановила попутную машину, водитель которой согласился подбросить симпатичную девушку до города.

Оказавшись в городе, Инна первым делом отправилась в переулок Крылова. Она рассчитывала, что раз переулок, значит, домов в нем немного и вполне вероятно, что и магазин, где продают компакт-диски, только один. Так оно и оказалось. Вдоволь погуляв по переулку, Инна наконец нашла этот магазинчик. Но, зайдя внутрь, была неприятно удивлена тем, что вместо обаятельной продавщицы за прилавком сидит какой-то хмырь и, закрыв глаза, слушает музыку.

— Эй! — вежливо окликнула его Инна. — Вы тут работаете?

Хмырь открыл глаза и соизволил кивнуть.

— А раньше тут работала девушка, — сказала Инна.

Хмырь снова кивнул.

— И где она? — спросила Инна. — Как мне ее найти?

Продавец безразлично пожал плечами и снова закрыл глаза.

Вздохнув, Инна вытащила тысячу рублей одной бумажкой и положила ее на прилавок.

— Эй! — снова окликнула она продавца. — Открой глаза!

Продавец лениво приподнял веки, углядел деньги, и с него мигом слетел весь сон.

— Чего нужно? — спросил он, не сводя глаз с денег.

— Узнать все, что ты знаешь про девушку, которая работала тут до тебя или в смену с тобой, — ответила Инна.

— Этого маловато будет за такую информацию, — ответил продавец.

Инна решила не спорить, хотя ей казалось, что тысячи рублей за один номер телефона и так достаточно. Но она все же достала еще одну тысячу и положила рядом с первой.

— Ладно уж, — смилостивился продавец, сгребая деньги. — Я тут работаю уже больше года. С самого начала. До того, как открылся магазин компакт-дисков, тут был продуктовый магазин. И я тех продавщиц не знаю. А в смене со мной работали всего три девушки. Тебе какая нужна?

— Мне последняя, — подумав, сказала Инна.

— Последней была Катька, — сказал парень. — Уволилась три дня назад.

— У тебя есть ее адрес? — спросила Инна.

— Есть, — кивнул продавец. — А что я за него получу?

— А тебе не много ли будет? — поинтересовалась у него Инна.

— Немного, — заверил ее продавец.

— Еще тысячу в обмен на адрес этой Кати, — сказала Инна.

— Пиши, — сказал продавец, когда деньги перешли к нему в руки. — Улица Пражская, дом тридцать четыре, квартира семнадцать.

— Пражская? — задумалась Инна. — Это же где-то в Купчине.

— Мне без разницы, — ответил ей продавец. — Я к ней в гости не напрашивался.

Выйдя из магазина, Инна сразу же поймала еще одну попутку и направилась на улицу Пражскую. Только сейчас, оказавшись в салоне отечественных «Жигулей», Инна поняла, какое великое благо цивилизации машины с кондиционерами. В салоне «Жигулей» было невыносимо жарко, не спасали даже опущенные до предела боковые стекла. С улицы пер такой же горячий воздух, да еще сдобренный выхлопными газами проходящих мимо грузовиков.

И к тому же оказалось, что ехала в такую даль Инна совершенно напрасно. По тому адресу, который ей дал продавец, никакой Кати уже не было.

— Вообще-то она и правда жила тут, но только вчера куда-то пропала, — сказала Инне славная черноволосая девушка — соседка исчезнувшей Кати. — А ведь мы снимали эту квартиру на пару, — продолжала рассказывать соседка Кати. — А теперь Катюха смылась, меня не предупредила, деньги за проживание за месяц не оставила. В общем, так не делают. Хоть бы предупредила, вернется или нет. А то я прихожу, а ее нет. И записки тоже нет. На работу звоню, говорят, уволилась три дня назад.

— А жених у нее был? — спросила Инна. — Может быть, она с ним укатила?

— Какой-то парень у нее был, — кивнула соседка. — Только она мне его не показывала. Должно быть, ревновала. Или боялась, что я его у нее отобью. Так что я его не видела и даже не представляю, кто он такой и где его искать.

— А Катя была беременна? — спросила у нее Инна.

— Что? — удивилась та. — Нет. Она до ужаса боялась залететь. Таблетки противозачаточные целыми упаковками лопала.

И все время твердила, что нужно быть с мужиками поосторожней, это потом себе дороже выйдет.

— Может быть, Катя к своим родителям уехала? — предположила Инна.

— К родителям? — задумалась Катина соседка. — А что? Может быть, хотя и странно. Мне кажется, что с родителями у нее отношения прохладные. Но кто ее знает. Они в Красном селе живут.

Я была у них один раз.

— Давай съездим?! — предложила Инна.

— Ну, давай, — кивнула девушка. — Меня, кстати, Света зовут.

— А меня Инна. — И знакомство состоялось.

Девушки вышли из дома и принялись ловить очередную машину.

— Мне только к десяти вечера нужно на работе быть, — сказала Света. — Я в ночном клубе официанткой подрабатываю. А днем учусь.

— Мне тоже до вечера нужно вернуться, — сказала Инна, не уточняя, куда именно.

Обе девушки вышли в Красном селе, сразу же за совхозными полями, и пошли по узкой бетонированной дорожке к жилому кварталу, застроенному блочными коробками. Возле одной из таких коробок и остановилась Света.

— Вроде бы тут, — сказала она, оглядевшись по сторонам. — Точно не помню, но кажется, что тут.

Девушки поднялись на третий этаж и позвонили в слегка обшарпанную дверь. Минуты через три дверь открылась, и на пороге возникла здоровенная бабища. Грузная, нечесаная и с мешками под глазами.

— Здравствуйте, — поздоровалась Света. — А Катю можно?

Бабища молча повернулась и пошла внутрь квартиры.

— Это ее мама, — шепотом пояснила Инне Света. — Пошли за ней. Наверное, Катька дома.

Девушки прошли следом за Катиной матерью в глубь квартиры, но никакой Кати там не обнаружили. Катина мать сидела на стуле и молча смотрела на девушек.

— Зачем вам Катя? — наконец спросила она у них.

— Понимаете, — принялась объяснять Света. — Мы с Катей снимаем квартиру на двоих. А она уехала и меня не предупредила.

— Горе у нас, — тихо сказала Катина мать. — Бабушка Катина умерла. Вот Катя и уехала в деревню. Никого даже предупредить толком не успела. А меня вот по работе на день задержали. Только на сегодняшний вечерний поезд поспеваю. Раньше не могла.

— Так Катя скоро вернется? — спросила у Катиной мамы Света.

— Не думаю, — сказала Катина мать. — Верней, не знаю. Дом бабушки придется продавать. А на это время нужно. Потому Катька и уволилась с работы.

— Так она больше снимать со мной квартиру не будет? — продолжала допытываться Света.

— Не знаю я, — с досадой отозвалась мать Кати. — Спрошу, когда увижу.

— Ас вами можно поехать? — спросила у нее Инна.

— Зачем? — удивилась женщина.

— Мне нужно с Катей поговорить, — сказала Инна.

— Так ты ей позвони, — предложила Катькина мать. — Чего даром туда-сюда ездить? Вот мне Катька трубку оставила. А вторая трубка у нее. Разговор какие-то копейки стоит. Так ты звони, только мне потом денег оставь, чтобы я на счет себе положила.

Инна достала еще одну тысячу.

— Зачем так много? — махнула рукой Катина мать. — Рублей двести дай, и будет.

— У меня двести нет, — сказала Инна. — Берите так.

Получив наконец от Катиной мамы трубку с набранным уже номером, она дождалась соединения и сказала:

— Катя, это Инна. Вы меня не знаете. Но я подруга Артура.

— Какого Артура? — услышала она голос Кати.

— Вашего жениха, — сказала Инна.

— Нет у меня никакого жениха, — отсекла Катя. — Что за шутки?

— Погодите, — остановила ее Инна. — Знаете, его сегодня ночью убили.

— Кого убили? — уже сердито спросила у нее неведомая Катя.

— Артура убили, — сказала Инна.

— Да мне-то что? — спросила у нее Катя. — Какой еще Артур?

Я не знаю никого с таким именем. Ясно? Это какая-то ошибка.

— Но вы ведь работали продавщицей в магазинчике в переулке Крылова? — спросила у нее Инна — Да какое там работала! — воскликнула Катя. — Недели две посидела, потом телеграмма от бабушкиной соседки пришла, я и уволилась, чтобы сюда ехать. Да и не нравилось мне на той работе.

Скукотища! И никакого Артура я не знаю.

Инна отключила трубку и с грустью поняла, что промахнулась Катя явно была не той девушкой, которая понравилась Артуру. Инна уже повернулась, чтобы уходить, но тут снова зазвонила трубка.

— Тебя, — сказала Катина мать, протягивая Инне трубку. — Катька что-то вспомнила. Поговорить хочет.

Инна взяла трубку и услышала:

— Слушай, что ты говорила про парня, которого убили? Артур его звать? На «Крайслере» ездит?

— — Да! — обрадовалась Инна. — На «Крайслере»!

— Так это не мой парень, — сказала Катя. — А моей подруги.

Я в тот магазинчик по ее рекомендации сунулась. Неплохое местечко, только денег мало. Но зато мужчины часто заходят. И все не бедненькие. Моя подруга со своим Артуром в этом магазинчике и познакомилась.

— А как ее зовут — твою подругу? — спросила Инна. — Или ее адрес можешь мне дать?

— Зовут ее Надя, — ответила Катя. — А адрес тебе мама моя даст. Я не помню, он у меня в записной книжке записан. А книжка дома в городе осталась. Но Надюхин адрес и у мамы где-то должен быть. Дай сейчас трубку маме, я скажу, чтобы она тебе Надюхин адрес разыскала.

Инна послушно передала трубку Катиной матери. А сама осталась ждать.

— Мне потом трубку дайте! — попросила Света. — Хочу у Катьки спросить, что с квартплатой делать. И искать мне новую соседку или Светка сама вернется?

Через несколько минут Катина мать передала трубку Свете, которая немедленно принялась обсуждать с Катей свои финансовые проблемы, а Катина мать обернулась к Инне — Сейчас найду тебе Надин адрес, — сказала она и отправилась в другую комнату, видимо, на поиски записной книжки.

Обратно она вернулась довольно скоро и протянула Инне кусок тетрадного листка, на котором неровным почерком было нацарапано несколько слов.

— Это ее адрес и телефон, — сказала Катина мать. — Она живет где-то на Петроградской стороне. У них коммуналка. Так что, если хочешь, можешь позвонить по телефону Соседи сразу скажут, есть Надя сейчас дома или нет.

Инна с благодарностью послушалась умного совета и позвонила. Но, к ее удивлению, никто из соседей к телефону не подошел.

— Наверное, все на дачах, — высказала предположение Катина мама. — Что поделаешь, лето.

— Все равно спасибо вам, — сказала Инна.

И они со Светой вышли из квартиры.

— Теперь я к Наде, — сказала Инна.

Девушки попрощались, и Инна двинулась по адресу, данному ей Катькиной мамой. Добравшись до Петроградской стороны, Инна без труда нашла нужный дом, а потом и квартиру. Позвонив в дверь, она прислушалась. Звонка не было слышно. Но в квартире определенно кто-то был. И этот кто-то дверь Инне открывать не торопился.

— Очень странно, — пробормотала Инна и забарабанила в дверь кулаками. — Эй! Кто-нибудь есть живой? Мне нужна Надя!

Откройте! У меня для нее новость об Артуре!

После этого последнего вопля дверь неожиданно заскрипела замками и открылась. На пороге стояла миловидная светленькая девушка с короткой стрижкой и большими встревоженными глазами. Вдобавок у девушки под глазами были синяки, словно от бессонных ночей.

— Кто вы? — спросила девушка у Инны. — Вы сказали, что у вас новости об Артуре? Откуда вы его знаете?

— Дело в том, — сказала Инна, — не знаю, как вам это объяснить. В общем, дело в том, что если вы Надя, то вы — это я. Верней, я — это вы.

— Что вы несете? — нахмурилась девушка.

— Но вы Надя?

— Да, я Надя, — кивнула девушка. — Но что значит, вы — это я?

— То и значит, — сказала Инна. — И если вы все-таки перестанете загораживать мне дорогу и разрешите пройти, то я вам все объясню.

— Да кто вы такая?! — воскликнула девушка. — Зачем вы ко мне пришли?

— Артур мертв, — решив не кривить душой, сказала Инна.

Надя ахнула, побледнела и начала оседать на порог. Инна кинулась ей на помощь. Схватив обмякшую девушку под мышки, она потащила ее внутрь квартиры. Квартира и в самом деле оказалась очень большой, Инна насчитала пять дверей, ведущих в комнаты, но никого из соседей что-то не было видно. Вдобавок стены в просторном холле и коридоре были обшарпаны и всюду свисала старая проводка, местами выдранная прямо с кусками штукатурки.

К тому же дверь в одну из комнат была открыта, и Инна увидела там сорванные со стен обои и ободранный потолок. Кинувшись к телефону, чтобы вызвать врача, Инна обнаружила, что и телефон не работает. Пришлось справляться своими силами.

Сбегав на абсолютно пустую и лишенную всякой мебели и даже газовой плиты кухню, Инна набрала из-под крана в какую-то банку воды, которая, слава богу, не была отключена в этой стран. ной квартире. И с этой банкой Инна вернулась обратно. Недолго думая, она выплеснула воду на лежащую на полу девушку и плюхнулась рядом, ожидая результата, который не замедлил сказаться.

Девушка открыла глаза, охнула и села на полу.

— Вы кто? — спросила она у Инны. — Что вам нужно?

— Я же уже сказала, — ответила Инна. — Я тут потому, что Артур умер.

Услышав эту фразу, Надя снова побледнела, и губы ее задрожали.

— Да, я помню, — сказала она. — Но я думала, что мне это приснилось. Господи, неужели это правда?

— Увы, да, — кивнула Инна. — Он мертв. Я сама видела его труп сегодня утром.

Сказав эту фразу, она подумала, что какая-то нездоровая фигня начинается, если она каждое утро будет находить по свеженькому трупу.

— Что с ним случилось? — слабым голосом спросила у нее тем временем Надя.

— Его убили, — грустно сказала Инна.

— Я так и знала, — заплакала Надя. — Так я и знала.

— Почему? — удивилась Инна.

— Помогите мне добраться до моей комнаты, — произнесла Надя.

Инна помогла девушке подняться и отвела ее в крайнюю комнату, которая выглядела вполне жилой в отличие от всей остальной квартиры.

— Что у вас произошло? В квартире полный разгром, почему? — спросила Инна, надеясь таким образом немного отвлечь Надю, которая рыдала без остановки.

— Что? — переспросила у нее Надя. — Ах, с квартирой! Так это ремонт. Артур выкупил эту квартиру, и мастера уже даже начали приводить ее в порядок. Но… Но теперь я даже не знаю, как быть дальше. Да и зачем мне эта квартира без Артура?

— Минуточку, — остановила ее Инна. — Надя, ты что хочешь сказать, что Артур купил эту квартиру для вас с ним?

— Ну да, — кивнула Надя. — У меня тут была одна комната.

А Артур очень быстро расселил всех соседей, и квартира стала только нашей с ним. Но при чем тут квартира? Что случилось с Артуром? Как его убили?

— Выстрелом в голову, в доме его отца, — сказала Инна.

— Так я и знала, что будет беда! — снова воскликнула Надя и расплакалась. — Недаром он не хотел, чтобы я ехала с ним. Мы даже с ним поссорились. Он уехал, а я перед этим еще и наговорила ему много обидных вещей. Сказала, что он ни капли меня не любит, раз стесняется показать своим родным и отцу. Господи, как я сейчас жалею об этом! Ведь он знал, что ему грозит опасность.

И не хотел меня брать с собой именно поэтому. Он мне так и сказал, но я тогда подумала, что он просто выдумал отмазку, чтобы не брать меня с собой. Какая же я была дура! Надо было все равно поехать с ним.

— И что толку? — спросила у нее Инна. — Все равно ты бы его не спасла.

— Я умерла бы вместе с ним, — прорыдала Надя. — И сейчас мне не было бы так больно.

— Глупости! — решительно заявила Инна. — Я знаю, что ты сейчас чувствуешь. Тебе кажется, что ты умерла вместе с ним. Но на самом деле ты жива. Пройдет время, и ты это поймешь. Ты жива, а это самое главное! И ты должна жить ради вашего с Артуром ребенка.

— Откуда ты знаешь? — пораженно спросила у Инны Надя. — Откуда ты знаешь про ребенка?

— Так ты и в самом деле беременна? — ахнула Инна. — О господи! Теперь мне многое становится ясным.

— Что? — закричала Надя. — Что тебе становится ясным? Говори!

— Теперь я понимаю, зачем Артур попросил меня сыграть роль его невесты, — сказала Инна.

— Тебя? — шепотом спросила у нее Надя. — Как — тебя?

— Да, узнав, что у вас будет ребенок, Артур, подозревая, что у него есть злые завистники, решил их выманить, подставив вместо настоящей своей любимой девушки фальшивку, — сказала Инна. — То есть меня. Наверное, он думал, что убийца попытается прикончить меня, а он его вычислит. Но рисковать тобой он не хотел, вот и попросил постороннюю ему девушку сыграть твою роль.

То есть попросил меня немного побыть тобой.

— Артур говорил мне, что против него замышляют что-то недоброе, — призналась Надя.

— Что ты говоришь?! — воскликнула Инна. — И кто именно?

Он тебе не сказал?

— Нет, по-моему, он и сам толком не знал, кто именно мутит против него воду, — сказала Надя. — Но я точно уверена, что это был кто-то из его родственников.

— Вот как? — задумалась Инна. — Что же, вполне вероятно, что и так. Честно сказать, я особой теплоты между Артуром и его родственницами не заметила.

— Сплошной клубок гадюк, — подтвердила Надя. — Но что же мне теперь делать? Я хочу увидеть Артура в последний раз.

— Ни в коем случае! — воскликнула Инна. — Этого тебе нельзя делать!

— Но почему? — жалобно спросила Надя.

— Очень просто, — ответила Инна. — Я тебе все объясню.

Сейчас они думают, что невеста Артура — это я. И опасность, если она есть, грозит мне одной. А если появишься еще и ты, то они, или он, или она могут убить и тебя, и меня. Просто на всякий случай, для перестраховки.

— Какие ужасы ты рассказываешь, — пробормотала Надя. — Никогда в жизни не подумала бы, что среди родственников могут быть такие ужасные отношения. Для меня семья — это святое. Самое безопасное в мире место, где меня всегда поймут, обогреют и утешат.

— Тебе повезло, — пробормотала Инна. — Но вообще-то у всех по-разному бывает.

И она ненадолго задумалась.

— Скажи, — наконец произнесла она, — а Артур тебе ничего не передавал? Какую-нибудь пленку? Или просто коробочку оставил на хранение?

— Нет, — решительно покачала головой Надя. — Ничего он мне не передавал.

— А он ничего тебе не говорил про пленку?

— Про какую пленку? — спросила Надя.

Если бы Инна это знала! Стала бы она тут выспрашивать бедную Надю, которой и так было несладко.

— Ну, просто про пленку, которая принадлежит его отцу и которая стоит бешеных денег, — собравшись с мыслями, сказала Инна.

— Нет, — решительно покачала головой Надя, немного подумав. — Ничего он мне такого не говорил.

— А откуда Артур собирался взять деньги на ремонт этой квартиры? — спросила у Нади Инна. — И на какие деньги он выкупил жилплощадь у твоих бывших соседей?

— Не знаю, — помотала головой Надя. — Заработал, наверное. Хотя постой… Он вроде бы говорил, что получил требуемую сумму от одного своего друга. Что тот ему должен и оплатил долг.

Но какое это теперь имеет значение?

В отличие от Нади Инна как раз считала, что значение это имеет, и очень большое. Деньги у Артура могли появиться только из кошелька его отца. Но, насколько бы ни был богат Хозяин, что-то Инна сомневалась, чтобы он дал Артуру денег на покупку такой огромной квартиры. Да еще в самом престижном районе города. Стоимость такой квартиры, даже в ее теперешнем состоянии, должна была основательно перевалить за сто тысяч долларов.

И снова всплывала эта сумма! И Инна тяжело вздохнула. Но додумать она не успела.

— Скажи, а вы с Артуром?.. — начала говорить Надя, но внезапно замолчала.

— Что? — не поняв, спросила у нее Инна.

— Вы с Артуром были вместе? — спросила Надя. — Ну, ты ведь понимаешь, что я хочу сказать…

— Да ты что! — воскликнула Инна. — Конечно, нет! За кого ты меня принимаешь? Я должна была выглядеть невестой Артура только в глазах его родственников. Но не в его собственных.

— Спасибо, — прорыдала Надя. — Ты не представляешь, насколько мне теперь стало легче. Как думаешь, что мне делать дальше?

— Думаю, что тебе лучше пока уехать куда-нибудь ненадолго, — сказала Инна. — Понимаешь, а вдруг убийца Артура все-таки узнает, что я не настоящая невеста Артура и вовсе не жду от него ребенка? И тогда он начнет искать настоящую невесту, то есть тебя.

А найдя, может и убить. Так что тебе, пока милиция не нашла убийцу, лучше спрятаться.

— Да, пожалуй, — задумалась Надя. — Да, я точно так и сделаю.

— Вот и отлично, — порадовалась ее благоразумию Инна. — А теперь расскажи мне все, что ты знаешь о семье Артура.

И следующие полчаса Надя старательно пересказывала Инне то, что та знала и без нее. Про отношения с мачехой и старшей сестрой, которые не сложились у Артура. Про Альберта Константиновича, который хотел передать дело Артуру. И прочие детали.

— Слушай, Надя, а когда у Артура возникла мысль расселить твою квартиру? — спросила у девушки Инна. — Ты можешь вспомнить хотя бы примерно?

— Зачем же примерно? — удивилась Надя. — Я могу сказать тебе совершенно точно, что ровно месяц назад Артур пришел и сказал, что мы будем расселять эту квартиру. И на следующий же день он взялся за дело. И действительно расселил всех соседей. Я только диву давалась, обычно на такое уходит не меньше двух-трех месяцев. А тут Артур провернул все за какой-то месяц. И уже три дня назад я стала полноправной хозяйкой этой квартиры.

— Целиком?! — воскликнула Инна.

— Да, — кивнула Надя.

И в этот момент раздался стук в дверь.

— Ой! — вскрикнула Надя. — Кто-то еще пришел. Пойду открою.

Надя отправилась открывать дверь, а Инна осталась в раздумьях. Похоже, что дело приобретало совсем уж интересный оборот. Бедная девушка Надя в одночасье, благодаря своему жениху, становится владелицей огромной квартиры.

— Кто ее знает, эту Надю, — с сомнением пробормотала Инна. — Вдруг она решила, что лучше синица в руках, чем журавль в небе? А что? Психанула, Артур ведь не взял ее с собой к отцу. Может быть, даже поехала за ним тайком. Увидела, что Артур встретился со мной и мы поехали к его отцу. Любовь быстро переросла в ненависть, взяла и пристрелила вероломного, как она думала, жениха. Недаром она теперь так убивается.

Инна еще немного подумала.

— Да, все сходится, — сказала себе Инна. — Сначала Надя хотела убить меня, а потом передумала и прикончила Артура. Только откуда славная девушка Надя взяла «ТТ»? Купила? Но у кого? Нужно будет повнимательней присмотреться к этой Наде.

В это время в комнату вернулась Надя. В руках она держала довольно большой конверт.

— Пришло письмо от Артура, — растерянно сказала она. — Заказное. Он отправил его мне вчера утром.

— Да? — оживилась Инна. — Так читай!

Надя попыталась вскрыть конверт, но руки ее не слушались.

— Лучше ты, — сказала она Инне. — Вскрой Инна быстро вскрыла конверт и, не удержавшись, заглянула внутрь. К ее огромному разочарованию, там ничего не было, кроме нескольких листов бумаги. Посмертные письма не очень интересовали Инну. Во всяком случае, не так сильно, как таинственная пленка, пропавшая недавно у Хозяина. А вот Надя вцепилась в письмо Артура так, словно ничего драгоценней в руках в жизни не держала.

Читала Надя долго, но Инна ее не торопила, понимая, что девушке мешать сейчас нельзя.

— Он пишет, что любит меня! — подняла Надя на Инну глаза, полные слез.

— А еще? — спросила практичная Инна.

— Все, — сказала Надя. — Больше ничего не пишет.

Инна взяла листки бумаги из безвольно опустившейся руки Нади и спросила:

— Ты не возражаешь?

— Читай, пожалуйста, — кивнула Надя.

Не отягощенная излишком щепетильности, Инна быстро начала читать.

— В жизни не встречала такого бестолкового письма, — наконец резюмировала она. — Он пишет, что ему грозит опасность, что его могут убить, что, возможно, это его прощальное письмо и он хочет, чтобы ты его никогда не забыла. Но он ни словом не упоминает, от кого именно ему грозит опасность! Что же это такое?

— Он еще пишет, что мне следует уехать из города как можно быстрей, — произнесла Надя.

— Вот! — обрадовалась Инна. — И я тебе то же самое говорю!

Иди собирай вещи, я тебя подожду. Так будет безопасней.

Надя отправилась собирать вещи, а Инна от нечего делать еще раз перечитала письмо. И тут ее внимание привлек к себе один абзац. Верней, одна фраза.

«И главное, не доверяй нашим друзьям», — прочитала Инна и тут же спросила у Нади:

— Надя, а кто это ваши с Артуром друзья?

— Друзья? — задумалась Надя. — У нас с Артуром было только два общих друга.

— А как их звали?

— Вадим и Кирилл, — ответила Надя.

— Вадим и Кирилл? — ахнула Инна, которой эти имена напомнили о событиях далеко не самых приятных. — Опиши мне их!

Надя послушно описала по очереди обоих мужчин, и Инна с дрожью поняла, что описывает Надя именно тех самых Вадима и Кирилла, один из которых втравил Инну в эту историю, а второй (она дала ему прозвище Рокер) в данный момент уже труп и должен лежать в морге судебно-медицинской экспертизы.

— Ничего не пойму, — засомневалась Инна. — Как вы с Артуром с ними познакомились?

— Ну, Вадим — сосед Артура. По той квартире, где Артур жил со своей мамой. А Кирилл Вадиму вроде дяди.

— И что? — затаив дыхание, спросила у нее Инна. — Тебе кто-нибудь из них звонил вчера или сегодня?

— У меня телефон отключился, — сказала Надя. — Мастера, когда отдирали обои, повредили проводку. Ни света, ни телефона в квартире нет. И денег, чтобы починить, тоже нет.

И она приготовилась снова разрыдаться, но Инна ей не дала.

— Надя, а ты вчера что делала весь вечер? — спросила она у девушки. — Дома сидела?

— Вовсе нет! — покачала головой Надя. — Мне после ссоры с Артуром и его отъезда, сама понимаешь, дома не сиделось. Я все время думала о том, как подло поступил со мной Артур, не взяв меня к своему отцу.

— И что ты сделала?

— Я пошла в свой любимый ночной бар с бильярдом, — сказала Надя. — Очень люблю играть в бильярд. Меня это занятие отвлекает от грустных мыслей лучше любого другого средства. Ну вот, я и пошла.

— И хорошо поиграла? — спросила у нее Инна с невиннейшим видом.

— Отлично! — кивнула Надя, утерши слезы с лица. — Я позвала с собой мою подружку — Любку. И мы с ней сыграли не меньше десяти партий.

— А столы там нормальные? — спросила Инна. — Местечко приятное?

— Прекрасные столы, и вообще очень уютное местечко, — машинально ответила Надя. — А ты что, тоже любительница бильярда?

— А ты еще не поняла?! — воскликнула Инна.

— Тогда можешь сходить, — грустно сказала Надя. — Хоть прямо сейчас. Это в двух шагах от моего дома. Выйдешь, пройдешь по проспекту один квартал и свернешь направо. Еще немного пройдешь и увидишь вывеску «Нострадамус». Это оно и есть. Работает с пяти вечера до пяти утра. Вообще-то круглосуточно работает, но я там никогда не задерживалась дольше пяти утра и никогда не приходила туда раньше пяти вечера.

— Спасибо, — поблагодарила Инна девушку. — Ну, ты собралась?

— Да, — печально кивнула Надя. — Но не знаю, как быть с мастерами. Они завтра должны прийти работать, а денег, чтобы им заплатить, у меня нет.

— Обещаю, что, когда все утрясется, у тебя будет столько денег, что хватит на ремонт, — сказала девушке Инна.

После этого они осторожно выскользнули из квартиры. Но никого подозрительного ни в парадном, ни на улице не увидели.

И Надя спокойно отправилась в гости к своей маме, которая жила на противоположном конце города в квартире бабушки, которая носила совершенно другую фамилию. Так что Надя могла находиться у своей бабушки в относительной безопасности.

— Но все равно поглядывай по сторонам, когда будешь выходить на улицу, — предупредила ее Инна. — Береженого бог бережет.

На этом девушки и распрощались. Надя отправилась к своей маме, а Инна прямым ходом направилась в ГБР, то есть в Государственное бюро регистрации, в котором регистрировались все права граждан на частную собственность вроде квартиры. После недолгого торга Инна все же сумела добиться понимания от одной из служащих. Скармливая одну денежную купюру за другой, она плела жалостливую историю про подлеца жениха, который дурит голову ее бедной сестре, уверяя, что квартира принадлежит ему, а на самом деле у Инны большие подозрения на этот счет.

— Завтра после пяти часов, — наконец сказала ей служащая. — Приезжайте за справкой. И сразу станет ясно, кто на самом деле является собственником квартиры знакомого вашей сестры.

— А сразу нельзя? — заканючила Инна.

— Что вам до завтра не подождать? — недовольно спросила у Инны женщина. — Горит вам?

— Горит, — кивнула Инна. — Вы не представляете, этот тип прямо околдовал мою сестру. Она только о нем и говорит. А он подлец, честное слово! Я уверена, что он подлец. Но никак не могу доказать это своей сестре, — Ничем не могу помочь, — со вздохом сказала ей женщина. — Приходите завтра. Единственное, что могу для вас сделать…

Приходите к двенадцати. Справка будет уже готова.

Уточнив, к какому именно окошку ей нужно будет подойти, Инна вышла на улицу и снова принялась ловить попутку. Только сев в машину и выехав через пост ДПС на трассу до Зеленогорска, Инна сообразила, что за целый день так и не улучила минутку, чтобы позвонить Юльке и порадовать подругу тем, что она еще жива,

ГЛАВА ШЕСТАЯ

О том, что Юля в данный момент находится в обществе ее муженька, Инна, разумеется, не подозревала. А тем не менее Юля" была именно с ним и жутко тосковала. Бритый был самым скучным собеседником, который встречался ей в жизни. Они по-дружески разделили с Бритым Иннин номер, состоящий из двух комнат.

Юлька осталась в спальне, а Бритый оккупировал гостиную.

Прошлую ночь он провел без сна, шагая по своей комнате из одного конца в другой и будя Юльку своими стонами, когда ему случалось наткнуться в темноте на предметы меблировки номера.

Весь следующий день, когда они ждали либо появления Инны, либо ее звонка, для Юли превратился в один сплошной кошмар.

Бритый окончательно уверил себя, что его жены нет в живых, и теперь на него было просто страшно смотреть.

Он то порывался покончить с собой, то рвал волосы на своей голове, а там было что рвать. Потому что Бритый хотя и носил такую кличку, но бритым уже давно не был. И волосы у него были роскошные, подстриженные в одном из самых дорогих салонов города. Правда, сейчас, после бессонной ночи и тревожного дня, они были в некотором беспорядке. Да и лицо Бритого покрывала отросшая щетина, а сам он побледнел и осунулся. Глядя на страдания мужика, Юля начала потихоньку в душе осуждать свою подругу.

Лично сама Юля ни чуточки не сомневалась, что Инна жива, здорова и вовсю наслаждается жизнью.

Юля знала, что Инне не раз приходилось выбираться и не из таких передряг. Попадала она в переплеты и похлеще, оставаясь в закрытой комнате наедине с полудюжиной голодных горцев и выходя из этой комнаты без единого неприятного воспоминания. Да уж, головы мужикам, всем без исключения, Инка умела дурить первоклассно. Но по вполне понятным причинам Юля избегала делиться с Бритым своими соображениями о том, почему, собственно, не стоит ему так уж беспокоиться об Инне.

— Все, Юлька! — когда наступил второй вечер, а Инны все не было, сказал Бритый. — Я еду в Лисий нос. Сил моих больше нет сидеть в этом номере! Я должен действовать.

— В самом деле? — только и спросила у него Юля. — А я куда денусь?

— И ты поедешь со мной! — заверил ее Бритый. — Если Инна позвонит тебе на трубку, я хочу быть рядом и поговорить с ней.

— И что ты ей скажешь? — полюбопытствовала Юля.

— Найду! — уверенно ответил Бритый. — В конце концов, она моя жена. Так что поговорить нам с ней найдется о чем.

И они отправились в Лисий нос. В это время, но с другой стороны, в этот же Лисий нос двигалась машина, в которой сидела Инна.

Девушка очень нервничала. Время было уже позднее, ужин в доме Хозяина должен был начаться с минуты на минуту, и Инна опасалась, что ее отсутствие обнаружат. И тогда придется что-то придумывать, что-то врать и оправдываться. Насчет обеда Инна была относительно спокойна. Из-за убийства Артура, она была уверена, привычный распорядок в доме нарушился и обед был отменен. Но вот ужин! Ужин дело другое. К вечеру все уже должны были несколько прийти в себя и захотеть есть. Тем более что Инна сильно сомневалась, что во всем доме Хозяина найдется хотя бы один человек, который бы искренне скорбел об Артуре.

Погрузившись в эти мысли, Инна внезапно глянула в зеркало дальнего вида, затем пискнула и юркнула на пол машины.

— С вами все в порядке? — заволновался шофер, поглядывая на странную пассажирку.

— В порядке, в порядке! — заверила его Инна, сидя на полу. — Просто знакомую машину увидела. Не волнуйтесь, езжайте себе дальше. И скажите, когда тот джип, который сейчас нас обогнал, окончательно скроется из вида.

Минуты через две шофер сказал:

— Можете вылезать.

Инна выбралась обратно на сиденье и перевела дыхание. До дома Хозяина оставалось всего каких-нибудь триста метров, и встреча с Бритым, чью машину так вовремя заметила Инна, сейчас не входила в ее планы.

— Ну, Юлька! — пробормотала Инна себе под нос. — Ну, подруга! Выдала меня моему муженьку! Только она знала, что я в Лисьем носу. Ясное дело, она и выдала.

И, утвердившись в этом мнении, Инна двинулась к дому Хозяина. Ее можно было понять, Инна ведь не подозревала, что обеспокоенный ее бегством Бритый нашпиговал квартиры всех ее подруг своими жучками и микрофонами с целью установить местонахождение своей жены. Томимая мыслями о предательстве ближайшей подруги, Инна подошла к дому Альберта Константиновича и уже протянула руку, чтобы толкнуть калитку, ведущую в сад, как увидела шевелящиеся кусты справа от себя.

Нервы у Инны были уже ни к черту, она взвизгнула, и тут же услышала знакомый голос:

— Инна!

— Димитрий! — сначала обрадовалась, а потом сильно встревожилась Инна.

Эта незапланированная встреча с Димитрием ей совершенно не понравилась. По спине пробежала мелкая противная дрожь. А в воздухе словно бы похолодало.

— Что ты тут делаешь? — спросил у нее мужчина, вылезая из кустов.

— Хотела спросить тебя о том же, — ответила ему Инна.

— Я тут в гостях, — ответил ей Димитрий. — Вот в этом доме, в который ты сейчас пыталась войти.

— И я тоже, — сказала Инна.

— В самом деле? — с любопытством спросил у нее Димитрий. — Ив каком качестве?

— Я невеста Артура. — сообщила ему Инна.

— Вот как? — задумчиво повторил Димитрий. — Невеста Артура. Случается же такое! Что же, в таком случае тебя в доме ждет сюрприз.

— Какой сюрприз? — спросила Инна с опаской.

Сюрпризов она не любила с детства, по горькому опыту прекрасно зная, что чаще всего сюрпризы бывают неприятными. Этот опыт у нее появился, когда ее любимый папаша на Иннин седьмой день рождения вместо плюшевого мишки и долгожданной куклы с длинными волосами, на которых можно было бы делать настоящие прически, сообщил Инне с ее мамой, что завел себе другую семью и уходит от них навсегда. Это тоже было сюрпризом и для дочери, и для жены. Так что с тех пор сюрпризы Инна, можно сказать, на дух не переносила.

— Увидишь, — ласково сказал ей Димитрий. — Не бойся, это не смертельно. Хотя, с другой стороны, все зависит от твоего состояния…

От такого утешения Инне чего-то легче не стало. Она хотела было уточнить, с какой такой стороны это будет для нее не смертельно. Однако Димитрий уже растворился в воздухе. Так как делать было нечего, Инна тяжело вздохнула, толкнула калитку и очутилась на территории дома Хозяина. Разумеется, охрана в доме была усилена. И Инна, не успев сделать и трех шагов, наткнулась на одного из ребят из охраны. И уже под сопровождением была препровождена в дом. Там, кроме уже знакомых Инне родственников Артура, присутствовал еще один мужчина. Маленький, черноволосый и черноглазый. Кругленький и плотненький.

— Детка, заставила же ты нас поволноваться, — такими словами встретил ее Альберт Константинович.

— А в чем дело? — с невинным видом поинтересовалась Инна. — Я просто вышла погулять.

— Просто вышла! — воскликнула Кло. — Ты хоть понимаешь, какой опасности подвергала себя и своего ребенка, отправляясь гулять без охраны? Убийца Артура, может быть, бродит где-то поблизости. А ты разгуливаешь по округе одна-одинешенька.

— Кло, успокойся, — остановил ее Альберт Константинович. — Я уверен, что Инна не хотела ничего дурного. Мы все испытали сегодня стресс. А что уж говорить про Инну. Детка, я понимаю, как тяжело тебе пришлось. Тебе и твоему ребенку.

— В самом деле? — пробормотала Инна.

— Да, — кивнул Хозяин. — И я очень беспокоюсь, как бы случившееся с тобой не повредило ему. Надеюсь, ты не будешь против осмотра?

Судя по тем взглядам и настороженному молчанию, которое воцарилось в комнате, ответа на поставленный вопрос ждали все.

— Что же, — пробормотала Инна, поняв, что противиться бесполезно. — Я согласна. А что за осмотр?

— Вот и отлично! — воскликнул Хозяин. — Тогда позволь тебе представить доктора Зельберга. Он светило гинекологии. И мой близкий друг. И он любезно согласился, несмотря на большую занятость, приехать сюда и осмотреть тебя прямо дома.

— Что? — поразилась Инна, чувствуя, как у нее отвисает челюсть. — Прямо тут? Гинеколог?

Вот уж чего она не ожидала, так не ожидала!

— Почему прямо тут? — несколько смутился Хозяин, чем еще больше удивил Инну, она-то полагала, что этого человека вообще смутить не может ничто. — Ты, Инночка, уединишься с доктором в твоей комнате. И он спокойно осмотрит тебя. Ты что, недовольна?

Пойми, это для твоего же блага.

— Папа обо всем подумал, — вступила в разговор Соня. — Ты даже себе не представляешь, Инна, как тебе повезло. Иосиф Абрамович самый известный врач в городе. Очередь к нему занимают за месяцы вперед. А тебе даже не придется никуда ехать, он осмотрит тебя прямо дома.

— Это будет только предварительный осмотр, — подало наконец голос и само плешивое светило гинекологии. — Более подробное исследование мы проведем, я думаю, у меня в клинике.

И, многозначительно покивав Альберту Константиновичу, доктор увлек Инну за собой. По дороге Инна тщетно пыталась придумать какой-нибудь предлог, чтобы уклониться от осмотра. Но, как назло, в голове было пусто. И ничего подходящего не придумывалось. К тому же Инна была почти уверена, что ее слова все равно ничего не решат. Если уж Хозяин вознамерился что-то сделать, то вряд ли Иннины слова могли что-то изменить в его решении. Инне было совершенно ясно, что осмотра ей все равно не избежать.

Впрочем, Иосиф Абрамович был очень тактичен. Он первым делом, оставшись с Инной наедине, постарался установить с ней теплые, доверительные отношения, для чего рассказал пару довольно свеженьких анекдотов и пару забавных случаев из своей практики, заставив Инну непроизвольно рассмеяться.

— Что же, — сказал доктор. — Приступим к делу. Инночка, вас что-то беспокоит?

— Решительно ничего, — сказала Инна. — Честно говоря, я даже иногда думаю, что вовсе я и не беременна.

— Вот как? — удивился доктор. — А почему?

— Меня не тошнит, — призналась ему Инна.

— Это же отлично! — заверил ее врач. — Беременность вовсе не обязательно должна сопровождаться тошнотой. А вас уже осматривал врач?

— Нет, — покачала головой Инна.

Иосиф Абрамович снова проявил такт и не стал выяснять у Инны, почему же она в таком случае полагает, что она беременна.

И просто предложил ей прилечь на кровать. Инна тяжело вздохнула, закрыла глаза и покорилась неизбежному. Минут через пять врач стянул с рук тонкие резиновые перчатки и сказал:

— Вы примерно на восьмой неделе беременности. И я очень рад, что вы не испытываете никаких неприятных симптомов. Но все равно, я пропишу вам поливитаминный курс и курс специальных препаратов, чтобы ваша беременность и дальше протекала без осложнений.

Он еще много чего говорил, но Инна его не слушала. После того, как врач сказал, что она беременна, у нее в голове вообще все перепуталось, смешалось и вдобавок загудели колокола. Но одно Инна знала точно — заводить ребенка ей сейчас, когда она окончательно порвала с Бритым, совершенно не следует.

— Доктор, — прошептала наконец Инна, — а вы точно уверены, что я уже на восьмой неделе беременности?

— Это самое меньшее, — заверил ее доктор. — Может быть, уже восемь-девять недель. Более точно я смогу диагностировать, когда вы завтра наведаетесь ко мне в клинику и мы проведем ультразвуковое исследование.

— А не может это быть ложной беременностью? — спросила Инна у врача.

— Милая, вы меня обижаете как специалиста! — воскликнул Иосиф Абрамович.

— Извините! — поспешно пробормотала Инна. — Я не хотела никого обидеть. Просто я очень потрясена. Сама не понимаю, что говорю.

— Ничего, ничего, — заверил ее врач, — Я и не обижаюсь.

Приводите себя и свои мысли в порядок и спускайтесь вниз к остальным.

Инна молча кивнула. Говорить с кем-либо сейчас было выше ее сил. Как только врач вышел из комнаты, Инна кинулась к зеркалу и принялась пристрастно разглядывать свое тело. Но никаких изменений в нем она не обнаружила. Это ее, в общем-то, не расстроило. Одевшись, Инна спустилась вниз и обнаружила всю семейку, сияющую приветливыми улыбками, от которых у Инны по спине снова пробежала дрожь.

— Детка, — первым, радостно улыбаясь, раскрыл ей объятия Альберт Константинович, — добро пожаловать в нашу семью уже на правах полноправного ее члена. Ты не представляешь, как я рад.

— А уж как я-то рада! — пробормотала в ответ Инна. — Просто в шоке, если говорить честно.

— Мы все рады, — произнесла Кло следом за отцом. — Наши ряды не успели поредеть, как уже снова пополняются.

И тут все остальные хором кинулись поздравлять Инну, так что у той не было времени хорошенько обдумать слова Кло. Весь остаток вечера Инну не оставляли в покое ни на минуту. Даже спать ее отправился провожать Хозяин собственной персоной. Проводы были замаскированы под доверительный родственный разговор, но никакие слова не смогли бы замаскировать явственный щелчок замка, когда дверь в Иннину комнату закрылась за ней.

На всякий случай Инна все же подергала дверь, но чуда не произошло. Инну и в самом деле заперли!

— Ну дела! — поразилась Инна. — Он что, и в самом деле, считает, что сможет удержать меня таким образом?

На всякий случай Инна потрогала дверь и в бывшую комнату Артура. И, к ее удивлению, она оказалась открыта. Инна поздравила себя и осторожно перешагнула через порог, постаравшись отогнать от себя мысли об Артуре, лежащем в луже крови. Но увы, радовалась она рано. Дверь, ведущая из комнаты Артура в коридор, также оказалась крепко заперта.

— И что делать? — пробормотала Инна.

Она подошла к окну и выглянула наружу.

— Привет! — тут же раздался жизнерадостный мужской голос откуда-то снизу. — Воздухом решили подышать?

— Да, — промямлила Инна.

— В вашем положении это полезно, — радостно согласился голос. — Ну, доброй ночи.

— Всего хорошего, — вежливо ответила Инна, в сердцах захлопывая окно так, что оно задребезжало.

Ей стало совершенно ясно, что ее обложили весьма основательно Даже за окнами ее комнат следят. В тоске Инна вернулась в свою комнату и принялась раздумывать, как ей быть дальше. Позвонить она не могла, покинуть дом даже в темноте представлялось делом сомнительным. А тем не менее завтра Инне нужно было быть в городе.

— Так я же там и буду! — вдруг радостно воскликнула Инна, ударив себя по лбу. — Я ведь иду завтра к врачу. От него и сбегу.

И, успокоив себя этой мыслью, Инна отправилась в кровать.

Повертевшись без сна примерно с полчаса, Инна поняла, что уснуть ей в ближайшее время от злости на Хозяина, запершего ее словно птичку в клетке, все равно не удастся. И сейчас лучше занять себя каким-нибудь делом. Инна подошла к трюмо, стоящему у нее в комнате, и принялась искать в нем чистый лист бумаги и ручку или карандаш.

Эти предметы ей были нужны, чтобы изложить свои мысли насчет убийства Артура и Кирилла и тем самым упорядочить их в своей голове. Ни бумаги, ни авторучки Инна в трюмо не нашла. Там вообще было почти пусто, — за исключением одного маленького пакетика, прикрепленного к наружной части нижнего ящика.

Инна наткнулась на странный пакетик совершенно случайно.

В порыве злости она выдергивала ящики с такой силой, что последний вывалился на пол, и Инне пришлось его поднимать. Делать это она стала так неаккуратно, что ящик у нее из рук выпал на пол, и пришлось снова его поднимать.

— Занятно, — пробурчала Инна себе под нос. — Что это за пакетик такой?

И недолго думая она оторвала его от ящика. Отклеив скотч, которым был обмотан пакетик, Инна развязала бумагу и с интересом посмотрела на круглую металлическую бляшку с выдавленным на ней двузначным числом и дырочкой.

— Семьдесят девять, — прочитала Инна число на бляшке. — И что это должно значить? Определенно что-то эта бляшка должна значить, раз ее сюда запрятали. Но что именно? И откуда взялась тут эта металлическая штучка?

В том, что таинственный пакетик появился под ящиком стола сравнительно недавно, Инна могла быть уверена, потому что он еще даже не успел покрыться пылью. Инна уселась в кресло и задумалась, вертя перед глазами кусочек металла.

— Похож на какой-то номерок, — произнесла наконец Инна. — Но не совсем. Номерки овальные, а этот скорее круглый.

Может быть, это жетон от камеры хранения? Но зачем тогда тут дурочка?

И еще некоторое время повертев номерок перед глазами, Инна неожиданно почувствовала усталость.

— Подумаю об этом завтра, — пробормотала она, забралась в кровать и наконец уснула.

Утро встретило Инну солнечными лучами и стуком в ее дверь.

Вчера вечером Инна на всякий случай заперла обе двери, ведущие в ее комнату. А также и окна. И вот теперь к Инне кто-то рвался в гости.

— Что такое? — сонным голосом откликнулась наконец Инна, когда ей стало совершенно ясно, что человек, который стучит в ее дверь, и не думает угомоняться.

— Инна, вставай! — услышала она голос Сони. — Уже полдень. Ты опоздаешь к врачу!

Это сообщение мигом выкинуло Инну из кровати Она отперла дверь, впустила Соню и помчалась одеваться. Еще через пятнадцать минут Инна оказалась внизу, где Хозяин самолично усадил ее в «Вольво», блестевшую на солнце темно-желтыми боками, и сказал:

— Витя и Борис проводят тебя, детка, до клиники и отвезут обратно. Прости, что я не еду вместе с тобой, но что поделаешь, дела.

Надеюсь, ты не в обиде?

— Вовсе нет, — заверила его Инна.

По дороге Инна улыбалась и вовсю изображала из себя круглую простушку и дурочку. Охранники, видя, что девица им досталась совсем глупенькая, расслабились. Чего Инна, собственно говоря, от них и добивалась. По дороге от машины к кабинету врача Инне вдруг смертельно захотелось в туалет. Так что она даже скрючилась и кинулась разыскивать известное заведение.

— Ох, какие рези! — стонала она. — Наверное, от волнения.

Заведение обнаружилось довольно быстро. И находилось тут же, на первом этаже. Но оба охранника, которым Инна уже окончательно задурила головы, не усмотрели в этом посещении ничего опасного и спокойно отпустили Инну по ее делам. Как только Инна заперла задвижку на двери туалета, рези у нее в желудке волшебным образом прекратились. Она выпрямилась и принялась оглядываться по сторонам, пытаясь обнаружить окно. Оно нашлось на вполне приличной высоте, так что при небольшом старании из него вполне можно было выпрыгнуть на тихий дворик. Что Инна и сделала.

Оказавшись на свободе, Инна сразу же стремительно кинулась бежать прочь от клиники доктора Зельберга. Первым делом Инна без малейших угрызений совести отправилась на Приморскую, где и получила вожделенную справку о собственниках той квартиры, в которой проживала Надя — невеста Артура. Собственником и в самом деле была Надя.

— Очень жаль, — пробормотала Инна. — Выходит, что мотив у нее для убийства Артура все же был. А значит, придется, проверить ее алиби.

И Инна отправилась в ту самую бильярдную, где, по словам Нади, она провела весь вечер и ночь, когда погиб Артур. Там Надю помнили. Оказывается, она там была частым гостем. И по Инниному описанию Надю опознал бармен, который запомнил девушку потому, что она весь вечер пила только безалкогольные коктейли.

Надю запомнил и администратор, потому что у них вышло разногласие из-за столов. И еще охранник на входе, просто потому, что знал Надю уже давно и всегда с ней здоровался.

— Явилась часиков около одиннадцати, — принялся рассказывать охранник. — С подружкой. И ушли уже ближе к утру.

— Насколько ближе? — спросила Инна.

— Да часика в три ушли, — ответил охранник.

Итак, Надино алиби рассыпалось в прах. До одиннадцати часов она вполне могла успеть смотаться в Лисий нос, выстрелить там пару раз в Инну, промазать и вернуться обратно в город, чтобы пойти играть в бильярд. А после того, как она ушла в три часа из бильярдной, она вполне могла еще сесть на машину и поехать убивать Артура. Насколько Инна помнила, эксперт сделал предварительный вывод, что смерть наступила мгновенно, и произошло это примерно между половиной четвертого и пятью часами утра.

— В таком случае, если это она прикончила Артура, у этой девицы железные нервы, — пробормотала Инна, думая о Наде. — Я бы так никогда не смогла.

Посмотрев на часы, Инна поняла, что времени она потеряла порядочно, а дела никакого не сделала. У нее до сих пор не было единственного аргументированного подозреваемого. По всему выходило, что Артура могла убить Надя, из ревности, например. Артура могла убить Кло, у которой Артур отнял любовь отца и его доверие. И Артура могла убить Сара, которая его не любила, так же как и Кло. Кроме того, Артура могли убить и из-за похищенной ценной пленки. Об этом тоже нельзя было забывать.

— До Кло и Сары я доберусь еще вечером, — пробормотала Инна. А вот с Надей надо разобраться сейчас.

И Инна отправилась по адресу Надиной бабушки, который оставила ей сама Надя. Подходя к нужному дому, Инна увидела Надю, которая заботливо усаживала какую-то старушку в порядком проржавевшие «Жигули» пятой модели. Первоначальный цвет машины был давно утерян, и теперь ее бока покрывали самые разнообразные пятна, от которых машинка выглядела даже как-то задорно.

— Надя! — окликнула Инна девушку. — Привет! Ты куда?

— Бабушку в поликлинику повезу, — ответила Надя.

— Надо поговорить, — сказала Инна, критически разглядывая пестрого «жигуленка» и прикидывая, могла ли на нем Надя доехать до Лисьего носа и обратно или он развалился бы где-нибудь по дороге.

— О чем ты хотела со мной поговорить? — спросила у Инны Надя, когда они вместе усадили бабушку и отошли в сторонку.

— Надя, я тебе друг, — серьезно сказала Инна. — И если я узнала о твоем существовании, то и менты рано или поздно поймут, что я никакая не невеста Артура. А невеста ты. Потом они выйдут на вашу квартиру, которую Артур расселил за свои деньги, но собственником которой числишься ты. И потом уже, поверь мне, неизбежно решат, что у тебя, Надя, был повод и мотив убить Артура.

— Что ты говоришь?! — ужаснулась Надя. — Я любила Артура.

— Да, конечно, — кивнула Инна. — Ноу тебя нет алиби на время его убийства.

— Как нет? — возмутилась Надя. — Я всю ночь играла в бильярд. Меня там каждая собака знает и подтвердит.

— Точней, ты играла там с одиннадцати до трех утра, — сказала Инна. — Это всего четыре часа, а не целая ночь. А Артура убили около пяти утра. Ты вполне могла добраться за два часа до Лисьего носа, проникнуть в дом и убить Артура.

— О господи! — прошептала Надя. — И ты в это веришь?

— Я — нет, — покачала головой Инна. — А вот менты доверят.

И очень обрадуются, что у них есть такая сладкая подозреваемая.

Так что я пришла предупредить тебя просто по-дружески.

— Инна, поверь мне, у меня не было возможности убить Артура, — вдруг зарыдала Надя.

— Не было? — насторожилась Инна.

— Нет, — потрясла головой Надя. — Можешь считать, что я подлая тварь, но я ушла из «Нострадамуса» не одна.

— То есть ты хочешь сказать, что ты подцепила там мужика? — уточнила Инна, любившая во всем ясность.

— Да, — кивнула Надя. — Пойми, я была просто раздавлена тем, как поступил со мной Артур. Мне хотелось сделать ему больно так же, как он сделал мне. И я пошла с тем мужиком. Инна, я даже не помню, как его зовут!

— Очень жаль, — пробормотала Инна. — Потому что для следствия он был бы неоценимым свидетелем твоей невиновности, по крайней мере по части убийства. Но раз его нельзя найти, то… То твои слова для ментов будут все равно что пустой звук.

— Но его можно найти! — воскликнула Надя. — Я много раз видела его в «Нострадамусе»! Честное слово, он бывает там даже чаще, чем я. Так что там его должны знать. Инна, ты мне веришь, что я провела остаток ночи с тем мужиком?

Инна молча кивнула. Оставалось найти того самого мужчину и выяснить у него подробности совместно проведенного с Надей вечера. А для этого следовало вернуться обратно в «Нострадамус», что Инна и сделала. Надя снабдила ее достаточно подробным описанием внешности ее случайного кавалера, и Инна не боялась ошибиться. Рост под два метра встречается в реальной жизни не так часто. А если этот рост сопровождает худоба и огромные очки на носу, и того легче. Сама Инна никогда в жизни не выбрала бы себе такого мужчину даже для того, чтобы досадить жениху. Но о вкусах, как говорится, не спорят.

Добравшись до «Нострадамуса», Инна первым делом направилась к охраннику. После трехминутного размышления охранник сделал вывод, что человек с такой внешностью ему знаком.

— Вроде бы он приятель Марика — нашего бармена, — сказал он Инне, — Спроси у него.

И Инна прямым ходом направилась к бармену. Тот понял, о ком Инна говорит, уже после первых ее слов.

— Это же Славка! — воскликнул он. — А что тебе от него нужно?

— Моя подружка забыла у него дома одну вещь, — пробормотала Инна. — Не ценную, но ей очень дорогую. И теперь хочет эту вещь получить назад. А адрес не помнит.

— Не помнит, где ночь провела! — хохотнул Марик. — Что же, бывает! Только домой к Славке тебе идти не обязательно. Его сейчас там нет.

— А где он есть? — поинтересовалась Инна.

— На работе, — объяснил ей Марик. — Он работает через два дома от нас. У него там Интернет-кафе. Выйдешь, иди направо. Не заблудишься.

И Инна направилась к долговязому Славке. Его она увидела сразу же, стоило ей переступить порог Интернет-кафе. Славка выделялся на фоне молодежи, толкущейся в помещении, как дядя Степа на картинке в книжке. Инна прямым ходом направилась к нему.

— Привет — жизнерадостно сказала она. — Хочу поговорить с тобой о Наде.

— О ком? — удивился Слава.

— О той девушке, с которой ты провел позапрошлую ночь, — сказала Инна.

— А что с ней? — спросил Славка.

— Она беременна, — сказала Инна чистую правду.

— Это не от меня! — испугался Славка. — Честное слово, не от меня. У нас с ней ничего не было!

— Ну да! — усмехнулась Инна. — Все вы так говорите!

— Правда не было! — повторил Славка, растерянно разводя руками. — Она так рыдала, что едва на ногах держалась. Я просто не знал, что с ней делать. Подружка ее куда-то делась, а оставить девушку в таком состоянии одну я не мог. Она поссорилась со своим парнем и все время твердила, что покончит с собой. Ну, я и привел ее к себе домой. А что мне оставалось делать?

— Привел домой, а дальше что? — спросила Инна.

— А дальше она снова рыдала, я дал ей снотворное в стакане с чаем, и через некоторое время она уснула.

— А ты лег спать в соседней комнате? — ехидно поинтересовалась у него Инна.

— Комната у меня в квартире всего одна, — ответил Слава. — И я лег спать прямо на полу. Я же не совсем подонок, чтобы воспользоваться бесчувственной девушкой. А утром она встала и ушла. Меня она будить не стала, и я тоже сделал вид, что сплю, чтобы не смущать бедняжку. Наверное, ей было не по себе. Так что если Надя беременна, то это не от меня, правда!

Оставив потерявшего всякий покой Славу, Инна отправилась обратно в клинику доктора Зельберга.

— А что мне остается делать? — бормотала она себе под нос. — Надя имеет алиби. Так что собственноручно убить Артура она не могла, потому что проливала в то время, когда его убивали, горючие слезы в обществе Славика. Остаются родственнички Артура или его подельники в этой истории с пленкой. А тех и других мне легче вывести на чистую воду, находясь непосредственно в эпицентре событий.

И, окончательно убедив себя, что дело того стоит, Инна вернулась в тот дворик, откуда несколько часов назад сбежала от телохранителей, приставленных к ней. Первым, на кого она наткнулась, был Боря, который с глупым видом разглядывал окно туалета, из которого сиганула во двор Инна.

— А вот и я! — жизнерадостно улыбаясь, сказала ему Инна.

— Ты где была? — не сдержался и завопил на нее охранник. — Мы тебя обыскались!

— Я? — удивилась Инна. — Я была в туалете.

— Не ври! — сердито сказал ей охранник. — Не могла ты там быть столько времени! Ты что же, в унитазе купалась? И вообще, в туалете сейчас Витька. Через окно забрался!

Из слов охранника Инна поняла, что выбить дверь парням не дала администрация клиники. А влезть через окно в туалет они догадались только сейчас. Как раз в это время из окна появилась голова второго охранника, который сказал:

— Слушай, Борь, нет ее тут.

— А я уже здесь! — отозвалась Инна. — Только что вышла.

Смотрю, вас нет. Стала искать, а мне и говорят, что они на заднем дворе.

— Ты из нас идиотов не делай! — сказал Витька и исчез из поля зрения.

Боря, тяжело вздохнув, цепко взял Инну за локоть и повел обратно в клинику.

— Мне до фени, где ты была и что ты делала, — сообщил он Инне по дороге. — Но если Хозяин узнает, что ты от нас с Витькой смылась, то плохо будет всем троим.

— Я не скажу, — пообещала Инна. — А что делать с доктором? Он не выдаст?

— У него, слава богу, какой-то экстренный случай произошел, — ответил Боря. — Так что наш доктор только несколько минут назад вернулся в клинику. И тебя еще не спрашивал.

Вот что значит повезло! Инна радостно улыбнулась и поздравила себя с удачей. Но Боря, похоже, настроение был далеко не так оптимистично. Во всяком случае, Инну он от себя не отпускал дальше чем на полметра. Вскоре к ним присоединился второй охранник, и они стали следить за Инной уже в четыре глаза, даже стараясь не мигать, чем искренне потешали девушку. Она ведь на этот раз сбегать от них никуда не собиралась. Но доверие охранников она уже потеряла, и теперь они бдели изо всех сил, наверстывая упущенное.

В кабинет Иосифа Абрамовича Инна попала лишь спустя сорок минут после своего возвращения. Выслушав сбивчивые, но эмоциональные извинения, Инна наконец сумела вставить слово и сказать, что она ни капли не сердится. И что день у нее прошел очень приятно. Последнее, похоже, доктор воспринял как издевательство и окончательно расстроился.

— Приступим к осмотру, — наконец произнес он. — Альберт Константинович во что бы то ни стало хочет знать пол будущего ребенка. И сколько я ему ни говорил, что пока увидеть это еще невозможно, он мне не верит. Ну, ничего. По крайней мере мы сможем установить, не имеется ли у плода каких-нибудь отклонений от нормы.

И доктор принялся с воодушевлением водить трубочкой по Инниному животу, не отрываясь глядя на экран компьютера и время от времени довольно фыркая, словно видел там нечто очень приятное.

— Могу вас поздравить, — наконец сказал доктор, обращаясь к Инне. — Отличный здоровый плод. Сейчас я пропишу вам препараты, о которых мы с вами говорили вчера. И вы свободны до следующей недели.

— Что? — удивилась Инна. — Мне нужно к вам еще раз приходить?

— Да, — кивнул доктор. — А как вы думали? Каждую неделю в среду я жду вас у себя. Внук Альберта Константиновича слишком важен для него. Так что я буду наблюдать вас, дорогая Инна, самолично. Чего не делал уже, надо вам сказать, много лет.

От врача Инна вышла с двойственным чувством. С одной стороны, она была рада, что с ребенком все в порядке, а с другой — оказывается, эта тягомотина с еженедельными визитами к врачу может растянуться на целые семь месяцев.

— Семь умножить на четыре визита, — считала в уме Инна. — Это же до фига выходит. Почти тридцать раз мне нужно будет сюда наведаться. С ума сойти! Я за всю свою жизнь столько раз к врачу не ходила.

Бережно загрузив Инну в машину, словно ценный и хрупкий груз, охранники поехали с ней сначала в аптеку, где Инна под присмотром Бориса купила все прописанные ей доктором препараты, которых оказалось тоже до дури, и стоили они, соответственно, очень дорого. У Инны даже челюсть отвисла, когда она увидела, в какую сумму выливается еще не рожденный и даже толком не оформившийся ребенок Но поскольку за все платил Борис деньгами Хозяина, Инна даже порадовалась, что у ее ребенка есть такой заботливый дедушка. Но тут же она себя и одернула, напомнив, что Хозяин никаким родственником Бритому, а следовательно, и Инниному ребенку не приходится. И страшно даже подумать, что он сделает и с Инной, и с ее ребенком, если узнает, что она его обманула. Вряд ли дело ограничится тем, что Хозяин потребует вернуть ему деньги, заплаченные за лекарства и врача, да и вообще — выплатить денежную компенсацию за моральный ущерб. Тут пахнет чем-то иным.

Когда Инна и двое ее телохранителей вернулись в дом Хозяина, тот уже ждал ее у себя в кабинете. Пройдя туда, Инна была неприятно удивлена, увидев Димитрия. Инна постаралась побыстрей придать своему лицу непроницаемое выражение, и, кажется, ей это удалось. Да и Димитрий не обращал на Инну никакого внимания.

Кажется.

— Ну как дела, Инночка? — ласково обратился к Инне Альберт Константинович. — Доктор мне уже звонил. Я тобой очень доволен. Надеюсь, ты купила все лекарства, которые он тебе прописал?

Инна покивала, покосившись на Димитрия. Но тот упорно делал вид, что знать Инну не знает, и даже смотрел не на нее, а куда-то в окно в сад.

— Ну и отлично, — сказал ей Альберт Константинович. — А теперь иди к себе. Отдохни до ужина.

Инна послушно вышла из кабинета, но далеко не пошла. Дойдя до угла, она на цыпочках вернулась обратно и приникла ухом к двери.

— Вернемся все же к нашей пленке, — услышала она голос Альберта Константиновича.

— К вашей пленке, — поправил его Димитрий.

— К нашей, — жестко повторил Хозяин. — В том, что она пропала, ты виноват не меньше, чем остальные. Ты должен был осуществлять контроль за ее сохранностью. И не сумел этого сделать.

Так что пленка теперь стала нашей И проблемы — тоже общими.

— Я это прекрасно понимаю, — согласился Димитрий. — Но Артур мертв, так что тюрьма светит именно вам. Потому что заказ производился в вашем КБ Во всяком случае, вы там числитесь директором И выплыви эта пленка на свет божий, это в первую очередь бросит тень на вас — Не дай бог! Думаешь, я сам этого не понимаю? — пробормотал Хозяин. — Так что ты должен ее найти.

— Я сделал все, чтобы убрать концы в воду, — ответил Димитрий. — Возможно, пленка и не всплывет никогда.

— Но до тех пор, пока пленка находится неизвестно где, я не могу быть спокоен, — ответил ему Альберт Константинович. — Смерть Артура тому подтверждение.

— Я понимаю, — согласился Димитрий. — Поэтому и делаю все возможное, чтобы найти ее.

— Значит, нужно сделать невозможное! — взвизгнул вдруг Альберт Константинович. — Понял?!

После этого ненадолго в комнате воцарилось молчание, которое первым прервал Хозяин. Видимо, овладев своими чувствами, он произнес уже значительно спокойнее:

— И у меня к тебе есть еще одна просьба.

— Да, — отозвался Димитрий. — Слушаю.

— Нужно выяснить кое-что про эту девочку, которая только что заходила в мой кабинет. Это невеста Артура.

Услышав, что речь пойдет о ней, Инна затаила дыхание и превратилась в слух.

— Что именно вы хотите о ней знать? — спросил Димитрий после некоторого молчания.

— Кто она такая, где живет, чем дышит. Словом, все! У меня есть подозрение, что она виновата в том, что мой мальчик погиб.

Нет у меня к ней доверия. А я всегда чувствовал людей. И вот про эту девушку я могу сказать: она несет беду нашей семье. Я совершенно уверен, что эта девица что-то от меня скрывает. И что именно она от меня скрывает, ты и должен выяснить.

— И это все? — спросил у него Димитрий.

— Пока да, — кивнул Альберт Константинович.

— Хорошо, я выполню вашу просьбу, — сказал Димитрий. — А сейчас я должен идти. Могу я перед отъездом поговорить с этой девушкой?

— Сделай одолжение! — согласился Альберт Константинович. — Я провожу тебя к ней.

— Нет, лучше сделать так, словно мы случайно столкнулись, — возразил ему Димитрий. — Где-нибудь в саду. Можно это организовать?

— Легко, — сказал Хозяин. — Сейчас ее позовут вниз. И ты сможешь с ней переговорить.

Услышав это, Инна стрелой кинулась бежать прочь. Туфли на высоких каблуках она сняла еще раньше, и теперь ей ничто не мешало бесшумно исчезнуть до того, как дверь кабинета Хозяина открылась и он выплыл из нее собственной персоной. Инна успела добежать до своих комнат, запереть двери изнутри и включить воду в ванной, как в дверь постучали.

— Да-да! — откликнулась Инна, с трудом переводя дыхание. — Я в душе!

— Инночка, детка, когда сможешь, спустись вниз, — ласково сказал ей голос Сары. — Тебя Альберт Константинович зачем-то снова хочет видеть.

— Хорошо! — крикнула Инна и включила воду посильней. — Сейчас иду!

Минут через пятнадцать, намочив голову, чтобы и в самом деле выглядеть только что побывавшей в душе, Инна спустилась вниз и принялась разыскивать Альберта Константиновича. Чтобы облегчить задачу, она сама вышла в сад, где и наткнулась метров через десять на стоящего в задумчивости перед миниатюрным прудом Димитрия.

— Привет! — нерешительно сказала Инна.

— Так, значит, это правда? — вместо приветствия сказал ей Димитрий. — Ты и в самом деле невеста Артура? Когда я увидел тебя вчера, то глазам своим не поверил. Инна, или как там тебя зовут, ты знаешь, что влипла в очень нехорошую историю?

— Сама догадываюсь, — вздохнула Инна. — А что делать?

Труп Рокера нашла я. Вадим сказал, что если я нашла труп Рокера, то про ту вещь, которую он вез и которая пропала, решат, что ее присвоила я.

— Инна, ты хоть понимаешь, что говоришь?! — воскликнул Димитрий. — Ты что, знала про пленку?

Инна скромно промолчала, наслаждаясь волнением Димитрия.

— Я пока не рассказал Альберту про то, что ты была в «Санни», — сказал, немного помолчав, Димитрий, — и что ты знакома с Вадимом и Кириллом. Но Альберт Константинович и так не дурак.

И понимает; что если друзья сына решили его кинуть, а ты находишься в то время, когда они проворачивают эту операцию, там же, то ты с ними в сговоре.

— Но я ни с кем не была в сговоре! — простонала Инна. — Я поселилась в «Санни» по чистому совпадению.

— Таких совпадений не бывает! — отрезал Димитрий. — И к тому же, помнится, ты говорила, что ты ушла от мужа.

— От мужа, от жениха — какая разница? — пожала плечами Инна. — Мы с ним поссорились.

Что-то, наверное, чутье, не позволило Инне выложить Димитрию всю правду до конца. Тот факт, что она в глазах Альберта Константиновича является будущей матерью его внука, давал ей гарантию, что ей сохранят жизнь, по крайней мере еще семь месяцев.

Так что добровольно отказываться от своей страховки Инна не собиралась. За семь месяцев могло произойти многое. Например, найдется убийца Артура и та проклятая пленка, из-за которой столько шума.

— Инна, признайся, ведь в ту гостиницу тебя поселил Артур? — спросил Димитрий. — Скажи правду!

Инна молчала. Говорить правду она этому подозрительному Димитрию не собиралась, а лгать тоже не хотела.

— Ты пойми, Артур убит, — продолжал давить на нее Димитрий. — И если ты что-то знаешь, то и тебе грозит опасность. Впрочем, нет, я не прав. Опасность грозит тебе и в том случае, если ты даже ничего не знаешь.

— Это утешает, — ехидно усмехнувшись, заметила Инна. — И что мне теперь делать?

— Рассказать мне всю правду про пленку, — сделав лицо задушевного друга, сказал Димитрий. — Тогда и только тогда я смогу тебе помочь.

— Ладно, — кивнула Инна. — Я расскажу тебе что знаю. Но ты сначала скажи, что это за пленка. Что на ней записано? Как она хоть выглядит?

Димитрий отрицательно покачал головой.

— Ты, Инна, не в том сейчас положении, чтобы выдвигать свои условия, — сказал он ей.

Инна тяжело вздохнула и подумала, что как ни грустно, а Димитрий прав. Она открыла чистые, правдивые глаза, уставилась на Димитрия и принялась вдохновенно врать, мастерски вплетая в свой ковер лжи узоры чистой правды. Для достоверности, так сказать. И начала она, как и полагается хорошему рассказчику, издалека.

В результате Димитрий стал обладателем потрясающей по своей трагичности истории о том, как с раннего детства Инне не везло абсолютно ни в чем. Вдоволь наслушавшись про ее тяжелое детство в детском садике, уход из семьи отца и последовавшие за этим частые ночные отлучки матери, Димитрий взорвался:

— Хватит! — завопил он так громко, что Инна от неожиданности даже вздрогнула.

— Ты чего? — удивилась девушка, глядя на нервно шагающего по саду парня.

Димитрий был малый здоровущий, и сейчас, когда он хмурился и сжимал кулаки, Инне почему-то захотелось быть от него подальше и при этом хорошенько спрятаться.

— Шутки со мной шутить вздумала? — наконец приблизившись к Инне почти вплотную, угрожающе рявкнул Димитрий.

— Какие шутки? — пролепетала Инна. — И не думала даже.

А что?

— Ты мне дурочку не включай! — снова завелся Димитрий, нервно вытаскивая сигарету из пачки и закуривая. — Мне твое детство по фигу. Ты мне обещала рассказать о том, как ты оказалась?

«Санни» и что ты там делала. И главное, что должна была делать.

— Ничего, — состроила Инна невинную гримаску. — Клянусь тебе, Димитричек, ничего не должна была делать. Приехала, поселилась и решила, что ничего делать не буду. А тут бац! И труп. Нет, я так не договаривалась.

Но Димитрия эти выступления что-то не слишком убедили в ее невиновности. Он приблизился к ней вплотную и, тяжело дыша, так что Инна подумала, будто он ее сейчас либо стукнет, либо придушит, спросил:

— Тебе ведь Артур посоветовал остановиться в «Санни»?

Каким-то шестым чувством Инна поняла, что сейчас для нее лично будет лучше соврать. И хотя никакого особого смысла она в своем вранье не видела, потому что Артур все равно был уже мертв и ровным счетом ничего сказать не мог, но, чтобы сохранить лицо от побоев, она кивнула и сказала:

— Да, Артур.

Как ни странно, Димитрий после ее ответа сразу успокоился, перестал мрачно хмуриться и довольно произнес:

— Давно бы так! Я ведь с самого начала знал, что это Артур тебя поселил в ту гостиницу.

Когда Димитрий отвернулся от Инны, чтобы прикурить очередную сигарету, Инна с трудом перевела дыхание. Под такой прессинг ей еще ни разу в жизни не приходилось попадать! Даже Бритый, который в гневе бывал грозен и громил все подряд, никогда не оказывал на нее такого сильного воздействия. И никогда Инна при самых страшных вспышках гнева Бритого не дрожала так сильно.

«Темный человек!» — подумала Инна о Димитрии и поежилась.

— Ну что, дальше говорить будем? — повернулся к ней Димитрий.

— Будем, будем, — закивала головой Инна. — Так вот, поселилась я в гостинице, и тут моя злосчастная судьба, которая проявила себя еще в детстве и о чем ты мне не дал договорить, выказала себя во всей своей красе и…

— Короче! — снова взревел Димитрий, моментально мрачнея и переходя от приветливого разговора к самому жесткому прессингу. — Говорить ты не умеешь. Так что спрашивать буду я, а ты отвечай коротко и по возможности убедительно.

И он легонько пнул садовую скамеечку на чугунных ножках, которая от его удара взлетела в воздух, перевернулась и упала в отдалении. Инна уважительно проследила за этой демонстрацией того, что может произойти и с ней, и решила с Димитрием не спорить.

— А ты казался таким милым, — лишь укоризненно заметила она ему. — Когда гостил у меня в номере. Помнишь?

— Время веселья кончилось! — злобно рявкнул ей Димитрий. — Больше я не буду добрым и пушистым. Теперь я хочу выяснить у тебя, как и каким образом ты причастна к убийству Артура.

Такой поворот разговора Инне что-то совсем не понравился.

— Артура я не убивала! — заорала она в ответ, видя, что Димитрий ее не слушает. — Не убивала, и все тут! И вы меня к этому делу не примажете! Не выйдет!

И она помотала пальцем у Димитрия перед носом. Тот проследил за движущимся Инниным пальцем с таким выражением лица, словно с удовольствием выдернул бы этот палец вместе с рукой.

И Инна быстро спрятала свою конечность поглубже в карман брюк.

— Артура, может быть, ты и не убивала, — сказал тем временем Димитрий. — Но куда делся его оставшийся в живых приятель Вадим, ты должна знать.

— Почему это? — удивилась Инна.

— Потому что у вас с ним были самые теплые отношения, — сказал Димитрий.

— Не спорю, он спас меня от пьяного хулигана, — согласилась Инна. — Но это еще не повод, чтобы нам с ним вступать в теплые, как ты говоришь, отношения. А кстати, неужели ты не можешь спросить у Альберта Константиновича, где Вадим?

— Ты что, издеваешься надо мной? — зло прошипел Димитрий, нехорошо улыбаясь.

— Вовсе нет, — поторопилась заверить его Инна. — Просто если Вадим — друг Артура, то Альберт Константинович должен лучше меня быть осведомлен, где живет Вадим.

— Там, где Вадим жил до недавнего времени, он не показывается уже несколько дней, — покачал головой Димитрий. — Где работает, тоже. И вообще, никто из его знакомых не видел его с того дня, когда нашли на пляже труп Рокера.

— Вот как, — задумалась Инна. — Какой хитрый Вадим.

Сейчас Инна испытывала по отношению к Вадиму самую жгучую зависть. Димитрий, не обращая внимания на ее слова, продолжил:

— Как говорит портье, он покинул свой номер в «Санни» в обществе какой-то смазливой девицы и двух мужчин.

И он мрачно уставился на Инну. , — Это была не я, — поспешила заверить его в своей непричастности Инна.

— Знаю, — хмуро кивнул Димитрий. — Будь это ты, я бы с тобой не тут и не так мягко разговаривал.

От мысли, что Димитрий может с ней поговорить еще жестче, Инну оросил холодный пот. Димитрий тем временем продолжал смотреть на Инну с таким видом, словно всерьез прикидывал, стоит ее пристрелить сразу или она может еще на что-то сгодиться.

— Есть и еще одно обстоятельство в этой истории, которое не дает мне покоя, — сказал наконец Димитрий.

Инна заинтересованно на него взглянула, хотя ничего хорошего от Димитрия уже услышать не ожидала, но и не слушать его не могла.

— Еще какие-то люди приезжали вчера в «Санни» и интересовались Вадимом.

— А что это за люди? — спросила Инна, не подозревая, что этими людьми были Бритый со своими парнями и ее подруга Юленька.

— Не знаю, — честно признался Димитрий. — Когда я послал человека поподробнее все разузнать, те люди уже покинули гостиницу. Но…

Инна подняла глаза на Димитрия.

— Но, — повторил он, — эти люди остановились не в номере Вадима, они заняли твой бывший номер. Твой!

— Кто их туда пустил?! — возмутилась Инна. — Я заплатила за свой номер за неделю вперед!

— А мужчина совсем псих. И девушка, которая была с тем мужчиной, сказала в администрации, что она твоя подруга, — невозмутимо добавил Димитрий.

— Та девушка, которая увезла из гостиницы Вадима? — уточнила Инна, чувствуя, что окончательно запуталась.

— Нет, — покачал головой Димитрий. — Другая.

— Я не знаю, — отказалась Инна от всего разом, — У меня подруг нет. Во всяком случае, я никому не говорила, что еду в «Санни».

— Точно? — пытливо глядя на нее, спросил Димитрий.

Инна ничего не успела ответить. Потому что в это время из сада донесся голос Альберта Константиновича, разыскивающего под кустами роз свою ненаглядную невестку. То есть Инну. Найдя ее в обществе Димитрия, он буквально расцвел. Нежно потрепав Инну по подбородку, от чего у девушки прошла по спине дрожь омерзения, Альберт Константинович ушел по дорожке к дому вместе с Димитрием.

— Вот так-так, — пробормотала себе под нос Инна, оставшись в одиночестве. — Похоже, Юлька окончательно предала меня и притащила в «Санни» вместе с собой Бритого. Теперь по крайней мере понятно, откуда Бритый взялся в Лисьем носу. О господи!

И Инна закатила глаза, представив, какую бойню способен учинить ее супружник, если узнает, что его жену держат за высоким забором и не позволяют ей покидать пределы территории. И вдобавок она беременна вроде бы от другого мужчины.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Но от мысли о Бритом Инну отвлек шум чьих-то шагов.

— Инна, дорогая, ты тут? — неожиданно услышала она женский голос, который окончательно оторвал ее от размышлений.

— Да, я тут, — ответила Инна, озираясь в поисках обладательницы голоса.

Ждать долго не пришлось, ветви за ее спиной зашуршали, и из кустов появилась Соня.

— Я решила, что тебе пора в дом, — сказала она Инне. — Стало уже прохладно, и тебе нужно одеться. Совсем некстати, если ты схватишь насморк.

— Угу, — угрюмо кивнула Инна, которая, несмотря на хрупкую внешность и упорное нежелание вести здоровый образ жизни, то есть заниматься спортом, не пить и не курить, могла спокойно искупаться в трескучий мороз в полынье и остаться при этом здоровенькой и бодренькой как огурчик. — Действительно прохладно, — согласилась Инна.

— Вот и я говорю! — обрадовалась Соня. — Пойдем в дом.

Попьем чайку. Поворкуем.

Последнее предложение пришлось Инне как нельзя больше по сердцу. Ей было просто необходимо выведать еще много всякого разного о домочадцах Альберта Константиновича, да и о нем самом тоже. А интимная обстановка за чашечкой чая, да еще с каким-нибудь средством, развязывающим языки, например, с бутылочкой ликера, для этого очень подходила.

— Ты любишь сливочный ликер? — спросила у Сони Инна, направляясь со своей новой подругой к дому. — Я лично его просто обожаю.

— Ой! — сделала большие глаза Соня. — Тебе же нельзя!

Этот момент Инна как-то выпустила из виду. Определенно предполагаемые родственники ее будущего ребенка слишком бдительно относились к грядущему событию; Пришлось сказать, что она пить не будет, а лишь посмотрит.

— От этого, полагаю, вреда не будет, — смилостивилась над ней строгая Соня.

И девушки поднялись в комнату Инны, куда неуклюжая служанка притащила поднос с чайными чашками, сдобным печеньем и красивую темную бутылку, в которой тягуче переливалась светло-кремовая жидкость.

— Ну, за тебя! — подняла первый тост Соня.

Инна с завистью кивнула и пригубила свой чай. Он, конечно, был тоже отличного качества, очень душистый и хорошо заварен, но… Но это был не ликер, и все тут. Зато Соня отдала должное ликеру, и примерно через полчаса, когда бутылка опустела больше чем на две трети, Инна поняла, что Соня уже вполне способна поделиться с ней многими из семейных тайн дома Альберта Константиновича. Оставалось только осторожно и не вызывая подозрений у Сони вывести их разговор в нужное русло.

— Соня, дорогая, а как ты относишься к Саре?

— К Саре? — усмехнулась Соня. — Как к мачехе.

И она засмеялась, явно довольная своей остротой. Закончив потешаться, она сказала:

— Как я могу к ней относиться? Мне ее немного жаль. Но, с другой стороны, она сама виновата. Если она несчастна, то вовсе не обязательно искать утешения в наркотиках.

— Что? — ахнула Инна. — Сара принимает наркотики?

— А ты разве не заметила? — удивилась Соня. — Но я ее особенно не могу упрекать. У них с моим папочкой в последнее время такие натянутые отношения, что тут не только к наркотикам кинешься, чтобы забыться.

— А из-за чего? — спросила Инна. — Почему Сара поссорилась с мужем?

— Они и не ссорились, — ответила Соня. — То есть никакой особой такой ссоры не было. Все началось после того, как выяснилось, что Сара не родит моему папочке мальчика. И папочка стал где-то пропадать по ночам.

— Так у Альберта Константиновича есть любовница? — догадалась Инна.

— Как знать, — пожала плечами Соня. — Но думаю, что есть.

— А как ты считаешь, твой отец, он в самом деле хотел отойти от дел и оставить все Артуру? — спросила у нее Инна.

— Думаю, да, — кивнула Соня. — Уверена, что да. Он часто об этом говорил. И ни для кого из моих мачех и прочей родни не было тайной, что папочка помешался на наследовании по мужской линии. Он только и бредил этим наследником. Все уши нам прогудел.

— И наконец появился Артур, — сказала Инна. — Так?

— Да, Сара и Кло вовсе не были в восторге, — сказала Соня. — Хотя Сара сама и помогла отцу отыскать твоего Артура.

Это для Инны было новостью.

— Сара была знакома с Артуром? — удивилась она.

— Вовсе нет, — покачала головой Соня. — Наверное, отец истрепал Саре все нервы, требуя, чтобы она родила ему наследника.

— А она не могла? — сочувственно спросила Инна.

— Не получалось, — надев на лицо маску значительности, ответила Соня. — Если хочешь знать, после рождения Аньки у Сары было три выкидыша подряд. И в конце концов она, видимо, измучилась от упреков моего папаши и отправилась в какое-то детективное агентство, которое после нескольких месяцев нашло наконец адрес матери Артура и самого Артура.

— И что же это за агентство такое ловкое? — спросила Инна. — Как оно называлось, ты не помнишь?

— Нет, не помню, — покачала головой Соня. — Какое-то детективное агентство. Но ты можешь более точно узнать у самой Сары. Если тебе интересно, конечно.

Еще бы Инне было не интересно! Но пока она еще сняла не все сливки с этого чаепития и покидать общество Сони было рано.

— А твой отец во главе какой фирмы хотел поставить Артура?

Понимаешь, Артур мне толком ничего не рассказывал, — пожаловалась Инна. — А мне хотелось бы знать, чем же все-таки занимался отец моего будущего ребенка. Ну, понимаешь, нужно же будет что-то рассказать ребенку, когда он станет спрашивать про отца.

— Поскольку ты теперь член нашей семьи, — поколебавшись, сказала Соня, — я могу сказать тебе всю правду. Отец сделал его одним из руководителей предприятия, которое выполняет заказы правительства. Военные заказы.

— О! — поразилась Инна. — У твоего отца что, помимо бизнеса с нефтью еще и свое оборонное предприятие?

— Нет, — смутилась Соня. — Я вообще не знаю, есть ли у нас в стране частные военные заводы. Во всяком случае, я о таком не слышала Просто отец… Ну, он… Он имеет большие связи… Ну и…

В общем, я толком не понимаю, но он хотел сделать Артура одним из руководителей этого предприятия. Сам он тоже занимает там какой-то пост, я точно не знаю, какой, потому что у него куча разных постов и должностей. Я уже в них запуталась.

— А что Артур? — вернула Инна запутавшуюся Соню к интересующей ее теме.

— Ну, а что Артур? Пока Артур входил в курс дела, его.., его уже и не стало, — с грустью произнесла Соня. — Так что поруководить ему толком не удалось.

— Очень печально, — тоже загрустила Инна. — Правда, очень.

А как называлось то предприятие, где работал Артур?