/ Language: Русский / Genre:detective,

Потомство Стая

Джек Кетчам


Кетчам Джек

Потомство (Стая)

Джек Кетчам

Потомство (Стая)

перевод В. Шутова

Проснулся я, и вижу волка

Шесть сотен фунтов лютой злобы

Оскалились средь ночи под окном.

И я сказал ему: "Входи же".

Роберт Хантер. "Благодарный мертвец"

Глава 1

Утро

00.25.

Она стояла, испещренная пятнами глубоко въевшейся грязи и отблесками лунного света, едва пробивавшегося через колышущуюся листву; стояла и наблюдала за тем, что происходит за окном, внутри дома.

Прятавшиеся у нее за спиной дрожали от возбуждения.

Кончиками пальцев она прикоснулась к закрывавшей окно защитной сетке от насекомых - та легко отделилась от рамы. Старая. Слегка потерев ее большим и указательным пальцами, она ощутила появившийся на них налет ржавой пыли.

Все ее внимание было сосредоточено на девушке, которая находилась внутри дома. От нее исходил и поднимался ввысь какой-то странный, едко-цветочный аромат, причем настолько сильный, что перебивал затхлый запах плесени, распространявшийся от кушeтки, на которой она лежала, и был заметен даже на фоне испарений, распространявшихся вокруг стоявшей рядом с ней миски с теплыми, пропитавшимися жиром зернами.

От самой девушки исходил мускусный запах. Запах мочи и полевых цветов.

У девушки были груди и еще длинные, темные волосы.

Постарше ее самой.

И одежда тугая, плотная.

Уж ее-то они не отпустят.

Мужчины подошли ближе - им тоже хотелось посмотреть, и она не стала им мешать. Ей было важно, чтобы они заранее увидели, кто находится внутри, хотя потом, когда настанет время, она сама станет руководить их действиями. Мужчины были еще очень молодыми и нуждались в ее руководстве.

Все это оказалось для них совершенно новым, волнующим. Тоненький березовый прутик прошелся по их спинам - ну вот, теперь будут вести себя потише.

Она чувствовала, как на груди слегка колышется бриллиант, ощущала прикосновение его прохладной оправы, свисавшей с грязной, узловатой веревки.

Ночь выдалась тихая; откуда-то доносился стрекот сверчков.

Они наблюдали за девушкой, которая совершенно не подозревала об их присутствии и с головой окунулась в яркие всполохи голосов, звучавших на фоне мерцающего света. На какое-то мгновение каждый из них, словно повинуясь дуновению некоего единого, общего разума, ощутил присутствие младенца, одиноко спящего в иссохшей от напряженного ожидания темноте. Это была ИХ темнота, темнота их старших - Женщины и Первого Похищенного.

Они представили себе, как смотрят на этого ребенка, вдыхают запахи его тела.

Сейчас же им оставалось лишь одно - ждать.

Маленькое облачко совершенно заслонило собой круг луны.

01.46.

Нэнси, черт бы тебя побрал!

Во всем доме снова вспыхнул свет. По крайней мере, внизу.

Ее "бюик-универсал" свернул на подъездную дорожку.

Эта девчонка, похоже, считает, что денег у меня куры не клюют, подумала женщина. - Готова поспорить, что включила одновременно и телевизор, и проигрыватель, тогда как в холодильнике после нее не найдешь ни одной банки кока-колы.

Она была чуть навеселе. Правое заднее колесо машины перескочило через бордюрный камень и, зашуршав гравием у самой кромки дорожки, смяло еще три тюльпана. А, черт с ними, - подумала женщина.

Она и трезвая на них наезжала, причем ненамного реже, чем когда была под газом.

Заглушила мотор и выключила фары.

А потом несколько секунд посидела неподвижно, думая о дине, стоящем по другую сторону бара, не обращающем на нее никакого внимания, попивающем свою "дикую индейку" - о своем собственном, чертовом муже, который смотрит на нее так, словно она вовсе не живой человек, а какое-то привидение.

Но таков уж был Дин, и тут ничего не попишешь: или ты вообще ничего не получаешь, или же получаешь намного больше того, на что сама рассчитывала.

Нет уж, чем так, лучше вообще ничего не надо.

А в общем-то все это было довольно унизительно. И довольно типично. Вне зависимости оттого, живешь ты с ним или нет, имя ему одно - мистер Унижение. Правда, сам он, похоже, усматривал в этом некий источник тайного наслаждения.

Она сделала глубокий вдох, чтобы хоть немного стряхнуть с себя душивший ее гнев, открыла дверцу машины и нащупала рукой свою старую черную сумку, в одном из боковых отделений которой лежал револьвер тридцать второго калибра. Она держала его там просто так, на всякий случай, например, если ему вздумается снова наброситься на нее с кулаками, как тогда, в прошлую пятницу вечером, на автостоянке в Карибу, когда он вдруг выскочил из-за руля, и начал. В данный момент она чувствовала себя неважнецки. После рождения ребенка ей так и не удалось избавиться от лишнего веса, а ее пристрастие к пиву, как она догадывалась, этому также не способствовало. Сумка тяжким грузом оттягивала руку.

Черт бы тебя побрал. Дин.

Женщина захлопнула дверцу машины - с первого раза замок не защелкнулся. Надо будет подремонтировать, - машинально подумала она.

Каким, интересно, образом? С уходом Дина денег у нее оставалось разве что на еду ей самой и ребенку, а ведь еще надо было раз в неделю платить няне. После работы и суеты по дому этот один-единственный в неделю вечер был ей просто необходим - ну, сходить там в кино, выпить пару-тройку коктейлей, - тем более, что ребенок наконец достаточно подрос, чтобы его можно было на время оставить с посторонним человеком. Однако для нее, как для барменши, работы в Мертвой речке, можно сказать, почти не было, и никто даже и не подумывал о том, чтобы подкинуть ей на чай. Что бы там ни говорили про туристов, а с ними хоть на чаевые можно было рассчитывать.

Ну да ладно, - подумала она, - еще один месяц, а там начнется туристский сезон. Так что как-нибудь перекантуюсь.

Она зашагала по растрескавшемуся асфальту в направлении боковой двери, на ходу отыскивая на колечке нужный ключ.

Потом услышала, как что-то влетело в открытое кухонное окно и ударилось о тяжелый и чересчур дорогой стол для разделки мяса. Судя по всему, бутылка из-под "коки". Черт побери, это что, Нэнси так забавляется? И так ест и пьет из моих запасов, так еще и вести себя как следует не умеет!

Да, а с пивом надо все же завязывать, - подумала она. - Пожалуй, это я смогу. Опять же, какая-никакая, а экономия. Хотя главное, конечно, не в этом, так ведь?

Главное - это я сама, ну и беби, разумеется, верно? Женщина почувствовала, как к щекам хлынула краска стыда. Почему она постоянно называет ее "беби"?

Девочку звали Сюзанна. Сюзи. И она отнюдь не всегда была "беби". Она вспомнила, что когда-то с любовью и нежностью выговаривала имя дочери, тогда как сейчас почти не употребляла его. Словно ребенок превратился в своего рода вещь - одну из тех самых вещей, которые окружали ее на каждом шагу, вроде закладной за дом, ремонта крыши или подтекающего крана в подвале.

Она подозревала, что Дин специально сорвал там резьбу - ей назло. Как, впрочем, и во всем остальном тоже.

В какое-то мгновение она чуть было не разревелась. Затем поднялась по ступенькам и вставил? ключ в замок. Нэнси, черт бы тебя побрал! Ключ не понадобился - дверь оказалась открытой.

Ну сколько раз можно говорить этой девчонке: закрывай за собой двери?

О'кей, значит, сегодня вечером Дин опять прохлаждается в баре. Но ведь не всегда же так будет продолжаться. Он ведь уже собирался заявиться, причем именно тогда, когда ее самой не будет дома и когда ее машины не окажется на подъездной дорожке. Дважды угрожал вывезти все из дома - подогнать грузовик Уолчинского и вывезти абсолютно все, оставив ей лишь грязную ванную.

Ну нет, так просто я ему этого не позволю, - подумала она.

А сейчас надо поговорить с этой девчонкой. - Нэнси!

Она открыла дверь в гостиную. На подоконнике все так же стоял телевизор - ну какой к черту от него сейчас прок? - притворила за собой дверь и заперла ее на ключ. Потом направилась в сторону кухни. Первое, что она там увидела, была большая лужа на покрытом линолеумом полу, которая постепенно смещалась в направлении угла и уже подступала к паркету, устилавшему пол в гостиной. "Коки", - подумала она, - кофе и что-то еще, темное и жидкое. Боже Праведный! Нет, она определенно убьет эту девчонку.

Ступая осторожно, чтобы не вляпаться в лужу, женщина подняла взгляд и тут же ощутила странную, незнакомую вонь. В то же мгновение все, что она собиралась сказать, застыло у нее в горле - как, впрочем, и начавший зарождаться вопль, - а сама она замерла на месте, судорожно пытаясь не столько исторгнуть, сколько втолкнуть в себя все увиденное, подобно тому, как натужно пытаешься сделать на сильном ветру один-единственный вдох.

Двое из них примостились на краю кухонной мойки - сидя на корточках, пристально наблюдая за ней своими неестественно горящими глазами. Их свисающие руки были перепачканы в крови.

Дети.

Сама же Нэнси лежала на том самом столе для разделки мяса. Неподвижная. Бледная. Рук и нее уже не было.

Одежда девушки была разбросана по всей комнате. Джинсы валялись рядом со столом - мокрые, коричневые, поблескивающие.

Ящики были выдвинуты, коробки и банки разбиты. Мука, хлебные крошки, печенье, сахар, варенье, сиропы - все было рассыпано, разлито, разметано по столику и полу.

Руки же торчали из мойки - рядом с грязной посудой.

В какую-то долю секунды она увидела все это, равно как и то, что теперь они были готовы напасть также и на нее. Пока содержимое ее желудка взметалось и перекатывалось из стороны в сторону, девушка с окровавленным тесаком в руке и двое очень похожих друг на друга, и при этом неимоверно грязных мальчишек, раздвигавших в разные стороны ноги Нэнси, повернули головы и окинули ее взглядом - серьезно, деловито, совсем не так, как та, младшая пара, с ухмылками на лицах взиравшая на нее с кухонной мойки.

Женщина посмотрела на девушку, та ответила ей тем же, устремив на нее взгляд своих абсолютно пустых глаз, причем обе словно бы узнали друг друга и поняли смысл нахождения в доме посторонних людей. На какое-то короткое мгновение обе совершенно спонтанно подумали об одном и том же, хотя содержание этих мыслей у женщины и девушки разнилось столь же сильно, как кровь отличалась от камня. Мысли девушки были спокойными, привычными, почти ритуальными; это было некое утверждение собственной власти, сопровождающееся убежденностью в том, что эта женщина прекрасно понимала суть происшедшего в ее доме. Мысли же хозяйки оказались какими-то поспешными, столь стремительно всколыхнувшимися в глубине ее сознания, что к тому моменту, когда с ее губ сорвалось имя дочери

Сюза-а-анна!

она уже прекрасно понимала, что Дин был совершенно непричастен к тому, что лежало сейчас перед ней, что это было всего лишь временной слабостью, сиюминутным чувством обреченности, которое побудет-побудет и пройдет. Однако уже через мгновение совершенно отчетливо осознав, что не будет у нее этого самого времени, женщина почувствовала, как ее сердце начинает медленно разрываться на части. И потому, как только самый маленький мальчик, тот, которого она до этого даже не видела, выдвинулся из-за стола вперед, держа в руках белый полиэтиленовый пакет для мусора, туго обтягивавший маленькое, но такое знакомое тельце, и поднял его перед ней, чтобы она могла получше его разглядеть, женщина принялась разрывать руками сумку, чтобы выхватить револьвер и мигом отправить их в тот самый ад, откуда они заявились в ее дом. И уж конечно, она бы сделала это - не взметнись перед ее лицом по ровной и даже в чем-то красивой дуге тот самый тесак, который спустя долю секунды вонзился прямо по центру ее лба, заставив ее комом рухнуть на колени.

Уже совершенно неспособную почувствовать то, как продолжало разрываться ее сердце.

03.36.

Джордж Питерс спал и видел во сне, как жена - скончавшаяся три года назад - родила ему сына.

И вот сейчас их двухгодовалый сын играл на полу.

Вокруг были разбросаны деревянные кубики, а по рельсам игрушечной железной дороги, начинавшейся под рождественской елкой и устремлявшейся через холл к спальне Питерса, а затем возвращавшейся назад и уносившейся сквозь окно гостиной за пределы дома, мчался миниатюрный состав.

Сам Питерс сидел в кресле и читал газету. За окном стоял яркий солнечный день - майский или июньский, - но рождественская елка стояла все там же, и состав делал круг за кругом по игрушечным рельсам.

Мэри ушла к кому-то в гости, оставив Питерса присматривать за мальчиком.

И вдруг раздался стук в дверь - резкий, настойчивый. Кто-то назвал его по имени.

Он открыл и увидел Сэма Ширинга, погибшего одиннадцать лет назад - тот кричал на него, говорил, чтобы он убирался отсюда, причем убирался немедленно, после чего ему пришлось схватить сына в охапку и рвануться с места, потому как сзади на них стремительно надвигался поезд.

Питерс сказал Ширингу, что знает про приближающийся состав, который тем временем продолжал совершать круг за кругом.

Ты ничего не понимаешь! - закричал мертвый полицейский. - Ни черта не понимаешь! - И бросился бежать, что в общем-то было совершенно непохоже на Сэма Ширинга.

Питерс моргнул - и Сэма не стало. Потом закрыл дверь и вернулся в гостиную. Мальчик по-прежнему складывал кубики.

Именно тогда он услышал грохот надвигающегося состава. Грохочущего, громыхающего, несущегося прямо на дом. Питерс резко подхватил сына с пола.

Миновав дерево, он забежал на кухню - помолодевший Питерс бежал намного быстрее, - тогда как локомотив, проломив стену гостиной, пересек комнату и стал надвигаться на них, да так стремительно, что обогнал бы любого из известных Питерсу людей. Мальчик истерично забился в его объятиях, когда громадная черная голова паровоза пронзила стенки холодильника и устремилась к кухонной мойке...

Все сокрушая на своем пути...

* * *

Он проснулся и почувствовал, будто действительно только что куда-то несся сломя голову - настолько учащенно билось в груди сердце. Тело покрывал липкий пот, простыни намокли и пахли застарелым виски.

Хорошо хоть голова не болела. На всякий случай он вспомнил про аспирин, но, едва сев в постели, тут же почувствовал, как голова поплыла, и сразу смекнул, что это сказывается не до конца выветрившееся спиртное.

Глянул на часы - стрелки не дошли еще даже до четырех часов. Впрочем, какой уж теперь сон...

А ведь, если разобраться, он и выпил-то в первую очередь для того, чтобы покрепче заснуть.

Мэри наверняка бы осудила его поведение - осудила, но потом все же поняла бы. Но сколько же накопилось всего, что надо было передумать, сколько одиночества, которое предстояло перебороть в себе. После смерти жены на него наваливались не только кошмары, заставлявшие с четырех часов дня прикладываться к бутылке и пить глубоко заполночь. Нет, причина заключалась в ином - просто теперь он жил в доме, в котором не было ее.

Пенсия, когда ты живешь со своим самым старым и самым верным другом, это одно; пенсия, и все, конец, - это совсем другое.

Он снова услышал стук, но в данном случае это был уже не сон. Определенно, стучали в дверь. И тут же понял человека, стоявшего по другую сторону от двери. Настойчивый тип.

- Придержи лошадей! Иду!

Питерс поднялся с постели. Голый старик с отвислым животом.

Он прошел к шкафу, где лежали трусы, потом к вешалке - за брюками. Кто бы ни стоял там, за дверью, этот человек его услышал, поскольку стук прекратился.

Но кому он понадобился в пятнадцать минут пятого утра? Друзья, собутыльники? - их было немного, да и наведывались они теперь все реже и реже. Половина поумирали, остальные разъехались кто куда.

В последние годы в Мертвой речке жили одни незнакомцы.

Да разве еще вот он. Ну хватит, расчувствовался; может, слезу еще пустишь? - подумал Питерс.

Нытик, - пронеслось в голове.

В Сарасоте у него был брат, который не уставал нахваливать тамошние места. Они вдвоем с женой жили в домике на колесах, имели ветряную мельницу и располагались примерно в миле от Сиеста-Ки. Как-то он наведался к ним - и убедился в том, что они и вправду отнюдь не чувствовали себя одиноко. День и ночь приезжали какие-то знакомые. Мимо постоянно сновали люди, стрекотали мотоциклы - кто с сердцем, кто с сосудами, а все двигались, шевелились и видели, как его брат со снохой сидят в тени навеса над крыльцом собственного дома и попивают пивко.

А еще ходили на танцы, играли в гольф, посещали рестораны, клубы, участвовали в общественной жизни и даже давали обеды.

Нет, это было не для него.

Первой причиной была жара.

Он был человеком, которому нравились разные времена года. Голые деревья в январе и зеленые в мае. Даже зима, когда наступали холода, да такие, что по утрам на улице подчас невозможно было сделать первый вдох, от разгоряченного тела валил пар, а потрескивавшие в печке дрова ласкали твой слух.

У брата же во Флориде тебя всегда и повсюду поджидала жара. Та самая жара, которая треть года была в общем-то даже приятной, вторую треть - в чем-то докучливой, но в последнюю вызывала у тебя такое ощущение, словно сидишь в паровом котле. Или продираешься сквозь испарения своего собственного тела.

Вторая же причина заключалась в том, что он никогда не считал себя очень уж общительным человеком.

Иногда в жизни Питерса наступали такие моменты, когда ему казалось, что он даже порадовался бы встрече с другой женщиной. О, во Флориде с этим не было бы никаких проблем. Ему даже показалось, что ни один из окружавших его брата людей не пребывал так долго в полном одиночестве. Однако для этого надо было ходить на всевозможные обеды, танцы и вообще иметь определенную склонность к подобного рода занятиям.

У него же не было склонности даже к тому, чтобы сейчас вот идти и открывать эту чертову дверь.

Питерс накинул банный халат, сунул ноги в шлепанцы и зашаркал через комнату. Как и всегда, он забыл оставить включенным свет на крыльце, а потому только сейчас щелкнул выключателем и распахнул дверь.

- Вик!

Передним, залитый лучами желтого света, и в самом деле стоял Вик Манетти. Позади него, опершись спиной о патрульную машину, маячил еще один полицейский, но с такого расстояния Питерс не мог разобрать, кто именно это был.

Манетти был у них "новеньким". Вот уже более двух лет занимая пост шерифа Мертвой речки, он для большинства здешних жителей по-прежнему оставался "новеньким" - а все потому, что прибыл сюда из Нью-Йорка, и к тому же был не из местных.

- Извини, Джордж, что разбудил.

- Да ладно, ничего.

Он уважал этого парня. Время от времени они встречались с ним за кружкой пива в Карибу, и Питерс рассказывал ему, как жил их городок в "те" времена - это чтобы парень лучше почувствовал обстановку. В целом у него сложилось впечатление, что Манетти был очень даже неплохим полицейским спокойный, рассудительный, и впридачу ко всему, старательный. А для такой дыры, каким являлся их городишко, этого было более чем достаточно.

Но сейчас, стоя в дверях и глядя на шерифа, Питерс поймал себя на мысли о том, что никогда еще не видел парня таким расстроенным.

- Джордж, мне надо с тобой переговорить, - сказал он.

- Я так и понял. Зайдешь?

- Вообще-то я надеялся на то, что ты поедешь с нами.

Питерс сразу понял, что Манетти лихорадочно перебирает в мозгу, как бы получше объяснить свою просьбу, пока наконец не нашел то, что ему требовалось.

- Мне бы хотелось, чтобы ты взглянул на кое-что. Лично для меня. Ну, что-то вроде экспертизы.

- Экспертизы? - Питерс не смог сдержать улыбку. В Мертвой речке подобное слово приходилось слышать нечасто.

- Но только сразу предупреждаю - картина довольно отвратная.

Именно в тот момент у Питерса возникло некое чувство - возможно, сработало это самое слово, экспертиза, - однако в мозгу его словно вспыхнула лампочка, которая подсказала, что он уже знает, на что намекает Манетти.

И все же ему удалось заставить себя понадеяться на что-то лучшее.

- Я сейчас, минутку.

Он снова зашел в дом, скинул халат и шлепанцы, отыскал в шкафу аккуратно сложенные брюки и рубашку - даже несмотря на выпивку, опрятность оставалась такой его чертой, на которой Мэри, будь она жива, наверняка бы настаивала особо, - и вынул из-под кровати башмаки. Потом прошел в кухню, открыл холодильник, вынул картонную упаковку с апельсиновым соком и сделал несколько глотков. Затем направился в ванную, где сполоснул лицо и почистил зубы. Глянувшее из зеркала лицо вполне тянуло на все его шестьдесят шесть лет, а может, и поболее того.

Вернувшись в спальню, вынул из комода бумажник. Портрет Мэри стоял на прежнем месте - улыбающаяся, постаревшая, но все такая же симпатичная и милая. Рак тогда к ней еще не подобрался.

Следуя многолетней привычке, а возможно, и отвлекшись на фотографию, Питерс открыл еще один ящик комода, где лежали кобура и револьвер тридцать восьмого калибра, и уже наполовину вынул было их, когда вспомнил, что на сей раз они ему не понадобятся.

Оружие можно оставить молодежи.

Вик поджидал его, сидя за рулем машины. Патрульный, которого он сначала не узнал, оказался Майлзом Харрисоном - он знал его еще пацаном. Майлз долгое время слыл у них маменькиным сынком и никак не мог научиться как следует водить машину, за что каждую зиму на его голову обрушивалось немало оплеух.

Питерс поприветствовал Майлза, спросил, как отец с матерью ("Спасибо, все нормально"), после чего забрался на заднее сиденье. Машина тронулась, и он через остекленно-проволочный экран, разделявший салон на две половины, принялся смотреть им в затылки.

Неслабо для экс-шерифа, - с ухмылкой подумал Питерс.

* * *

Где-то через полчаса выпитое виски стало искать выход наружу; почувствовав это, он постарался дышать не так часто.

* * *

Кухня скорее походила на бойню.

Как, только Питерс вошел и увидел, что осталось от тел женщины и молодой няни, он сразу понял, кто здесь побывал. Впрочем, он догадался об этом уже тогда, когда увидел забрызганные мочой ступеньки дома - кто-то явно решил пометить свою территорию.

Манетти, как ему показалось, тоже все понял.

- Ну вот, теперь видишь, зачем я тебя пригласил, - сказал шериф.

Питерс кивнул.

- Нам позвонила мать сиделки. Ее дочери Нэнси Энн Дэвид в прошлом марте исполнилось шестнадцать лет. Мать сказала, что когда начало смеркаться, она принялась названивать сюда, но к телефону никто не подходил. Потом попробовала еще несколько раз, а когда и потом никто не ответил, решила позвонить нам.

- А женщина?

Он глянул на распростертое на полу тело. Как и лежавшая на столе сиделка, оно было обнажено, руки и ноги также отсутствовали. В груди зияла рана, которую кто-то, ломая ребра, постарался раздвинуть как можно шире - в том месте, где полагалось находиться сердцу, чернела пустота. Череп был расколот, мозги исчезли; по всему полу тянулись внутренности.

- Лорин Эллен Кэлтсес, тридцати шести лет. Разведена. Мужа зовут Дин Аллан Кэлтсес. Мы посадили его под замок, но я уже имел удовольствие переговорить с ним. Судя по всему, ни до одной из них ему не было никакого дела, хотя он все же признал, что пару-тройку раз отвешивал бывшей супруге оплеухи. Правда, как мне представляется, это не тот след. Кроме того, его, похоже, не на шутку встревожила судьба младенца.

- А сколько ему, этому младенцу?

- Полтора года. Девочка. Нигде ни малейшего следа. Крови нет ни в кроватке, ни в комнате. Вообще ничего.

Стараясь не наступить на лужи крови и мочи, Питерс подошел к столу, чтобы взглянуть на тело девушки, над которой уже корпел окружной коронер Макс Джозеф.

- Привет, Джордж.

- Привет, Макс.

- Ну, как тебе это нравится? Похоже, опять то же самое, а?

- Боже упаси, Макс, только не это.

Он заставил себя посмотреть на девушку. И у этой большая часть левой груди также отсутствовала - начисто срезана.

- А почему я сказал, что к нам, судя по всему, опять пожаловали старые гости, так просто потому, Джордж, что не досчитался здесь кое-чего. И все по части мяса, если ты понимаешь, что я имею в виду. Знакомо?

Питерс не ответил.

- Причина смерти?

- Бог ты мой, Джордж, да они ж ей сердце вырвали.

Он заглянул в распахнутые голубые глаза. А симпатичная была эта Нэнси Энн Дэвид. Нельзя сказать, чтобы раскрасавица, но все же миленькая. И парни у нее тоже были, в этом он не сомневался. В общем, будет кому по ней тосковать.

- А что женщина?

- Удар по голове. Вероятнее всего, топор или тесак. Мгновенная смерть.

Питерс направился в гостиную, где его поджидал Манетти. Вместе они вышли наружу - надо было глотнуть свежего воздуха.

Вик предложил сигарету, он взял, и оба закурили. Небо постепенно начинало сереть; была та самая чудесная предрассветная пора, когда на смену стрекоту сверчков постепенно приходит пение птиц.

- Ну и что ты думаешь? - спросил Манетти.

Но в словах его слышался несколько иной подтекст: "Ты - единственный из всех нас, кто был там. Только ты можешь сказать наверняка".

Участники тех ночных событий либо умерли, либо разъехались - кто куда, лишь бы подальше, и чтобы не вспоминать о случившемся всякий раз, когда заходишь в лес или собираешься искупаться в море.

Ему бы тоже надо было сделать то же самое.

Вот только Мэри - Мэри родилась здесь, в Мертвой речке, и никуда не хотела отсюда уезжать.

Впрочем, ему одному хватало и кошмаров. Уезжай. Уезжай подальше отсюда. Все те же кошмары, которые сплошной лавиной обрушивались на него, покуда он не опрокидывал второй, а то и третий стакан виски. Перед глазами снова и снова появлялся тот паренек, который медленно надвигался на него, - Питерс кричал ему, чтобы он остановился, но тот так и не послушался, и тогда грохнул залп выстрелов, пальнули все разом, и...

А теперь и Мэри уже нет, и семьи - вообще ничего и никого. В городе жили сплошные незнакомцы. Надо было ему все же уехать отсюда. Даже сейчас было еще не совсем поздно.

И черт с ней, с этой жарой в Сарасоте - ведь есть же у них кондиционеры, правильно?

- Какой-то подражатель, как ты считаешь? - Манетти попытался было изобразить в голосе некоторую надежду.

Питерс посмотрел на него. Вид у шерифа был усталый, а его худое, почти тощее тело постепенно начинало сгибаться в большой вопросительный знак. Да и намного ли моложе его самого был Вик Манетти?

- Через одиннадцать лет? Вик, да ты что - подражатели через одиннадцать лет?

Он отбросил сигарету. В носу по-прежнему ощущался запах человеческой плоти и крови, с которым не смог справиться даже сигаретный дым.

И тут же припомнил еще одну вонь.

Ту самую, которая, подобно незаживающей ране, будет бередить всегда, поскольку так, наверное, никогда и не заживет.

Женщина - окровавленная, карабкающаяся вниз по склону утеса, - и нож, которым она располосовала горло Дэниелса от уха до уха...

- Как я считаю... - повторил он.

Потом наступил на тлевшую в траве сигарету и посмотрел в сторону холмов, все еще серых, но уже достаточно различимых, после чего перевел взгляд вниз, к лесу, скалам и морю. Не так уж и далеко было до них.

А затем стал прислушиваться к пению птиц. Чистые и добрые звуки наступающего утра, надежные и реальные, как солнечный свет. Птичье пение помогло немного развеяться.

- Я считаю, - наконец проговорил он, - что мы упустили время. И еще я считаю, что появились они здесь отнюдь не вчера.

04.47.

К тому моменту, когда Дэвид Холбэрд оторвал взгляд от своего компьютера, за окном уже начинало светать. Все, довольно, - подумал он, хотя особой усталости не ощущал.

Сидя в кресле на колесиках, он оттолкнулся руками от письменного стола, вынул из компьютера гибкие диски и убрал их в коробку.

Ночь прошла быстро и оказалась довольно результативной. Еще со времен учебы в колледже он любил просиживать ночи напролет, - если, конечно, работа того заслуживала.

После окончания колледжа минуло тринадцать лет, красноречивым подтверждением чему служили его заметно поредевшие волосы. Тем не менее он по-прежнему не жаловался на недостаток энергии - будет в достатке кофе, значит, все остальное тоже будет прекрасно.

Дэвид Холбэрд имел все основания быть довольным жизнью - как в целом, так и в настоящую минуту, когда он допивал остатки пятой чашки.

Его даже чуточку удивлял подобный жизненный настрой, тем более, что первый год после окончания Пенсильванского университета, а затем и Бруклинского политехнического института, обернулся для него самой настоящей катастрофой. Инженерный вуз подготовил его к самостоятельной работе в качестве дизайнера, тогда как работа в "Комкорпе" оказалась сплошным копанием в бумажках, в которых не было ничего такого, что имело хотя бы призрачную связь с творческой деятельностью. Проторчав там полтора года, он в конце концов решил махнуть рукой и понадеяться на удачу.

Работа в Ай-Би-Эм оказалась поинтереснее - они занимались разработкой новой большой машины, предназначавшейся для службы береговой охраны США. Дэвид и еще двое парней самостоятельно выполняли основную часть работы, получая от нее истинное наслаждение, однако где-то в начале второй стадии разработки начальство неожиданно заморозило проект, показавшийся ему слишком сложным.

Для самих разработчиков он был отнюдь не сложным - просто мозги пограничного командования оказались для него чересчур "простыми".

Следующие три года были отмечены двумя новыми проектами, стремительно начавшимися и столь же неожиданно остановленными, в результате чего к 1986 году наступил срыв - полнейшее разочарование, сменившееся самой настоящей депрессией. Он решил послать к чертовой матери и работу дизайнера, и любую другую аналогичную деятельность; все ему казалось неимоверно скучным, а сам он погрузился в глубокую хандру, ненавидя себя самого, а заодно и Эми - за то, что она оказалась своего рода сообщницей во всех его делах.

К тому времени они уже были женаты; Эми работала в той же компьютерной фирме, что и Дэвид, была его помощницей и одновременно единственным светлым пятном во всей его тогдашней суматошной, беспорядочной жизни. Вскоре они решили максимально упростить ситуацию: найти себе жилье, которое бы понравилось обоим и было им по карману, и попытаться наладить в нем совместную жизнь. У обоих были кое-какие сбережения, а кроме того при необходимости они могли подрабатывать ремонтом телевизоров и радиоприемников.

С поиском жилья проблем не возникло. Эми была родом из Портленда и по-прежнему считала штат Мэн своим родным домом. Что же до Дэвида, уроженца Бруклина, то ему тамошнее океанское побережье показалось очень даже приличным местом.

Такого же мнения он придерживался и до сих пор.

Он выключил компьютер, вышел из-за стола и направился к широким, раздвижным стеклянным дверям, за которыми простиралась открытая веранда. Раздвинув двери, он впустил в комнату свежий утренний воздух.

Легкий ветерок шевелил высокую траву, заросли золотарника и кроны росших перед ними дубов; день, как ему показалось, должен быть погожим.

В гуще листвы деревьев уже щебетали птицы, скакавшие с ветки на ветку и подыскивавшие себе местечко поудобнее.

Ну ладно, - подумал Дэвид, - еще одну чашечку - прямо здесь, на веранде.

Через кабинет он прошел на кухню и до краев наполнил кофейную кружку.

Сам по себе кофе никогда его не бодрил. За него это делала работа.

Впрочем, так оно и должно было быть.

С кружкой в руках он вышел наружу и опустился в одно из зеленых деревянных кресел, которые стояли вдоль облупившейся ограды.

У него над головой покачивались на ветру две крепкие ветви, причем листва на той из них, что была потолще, то и дело залетала над верандой, едва не касаясь окна спальни, располагавшейся по соседству с кабинетом.

Там сейчас спала Эми.

Надо будет как-нибудь спилить ее, - подумал Дэвид.

В глубине души ему, правда, не хотелось трогать деревья, тем более дубы. Их было десять - все черные, посаженные через неравные промежутки, высокие, старые и почтенные, явно заслужившие свое право на собственное жизненное пространство.

Для подобного рода деревьев было в общем-то нехарактерно то, что, произрастая в северных краях, они достигли столь внушительных размеров. Под напором дувших с океана холодных ветров здешняя растительность пригибалась, припадала к земле, словно ища у нее защиты.

Дэвид лениво шевелил пальцами ног и неторопливо отхлебывал кофе.

Сидел он босиком, поскольку солнце уже успело как следует согреть веранду.

Сложенная из выкрашенных в серый цвет сосновых досок, она оказалась достаточно просторной - двенадцать на тридцать пять футов, - чтобы на ней свободно уместились четыре удобных кресла, столик для пикника со скамейками, и даже гриль-жаровня. Сваи подпирали ее к склону довольно крутого холма, который волнами спускался вниз, давая пристанище и дубам, и росшему позади них кустарнику, после чего плавно переходил в густо поросшую травой равнину, занимавшую не менее трех акров, за которой начинались два акра зарослей сосны, пихты и кедра, а уже за ними маячили скалы - там начинался океан.

Сосны полностью загораживали скалистые утесы, но все равно картина получалась поистине захватывающей. Нигде не чувствовалось даже малейшего прикосновения садовых ножниц; ни распаханной земли, ни посадок - все дикое.

Леса здесь темные, - подумал Дэвид.

Ну и слава Богу.

То, как они купили это место, вообще было целой историей.

Два года назад, когда он еще занимался написанием машинных кодов и доводкой оборудования, Эми занималась графикой, а фил сидел в Нью-Йорке и сочинял музыку, они сняли дом. Деревянная постройка, возведенная минимум лет сто назад, располагалась в самой гуще леса. Все было прекрасно, если не считать одного досадного обстоятельства: при дожде крыша начинала протекать одновременно в дюжине мест, и тогда в доме беспрестанно звенела симфония кастрюль и ведер. Готовить пищу в такие моменты, естественно, было не в чем.

Но его идея создать динамичную, напряженную, по-настоящему жутковатую компьютерную игру неожиданно дала богатые плоды. Фирма "Компьютер артс" тут же ухватилась за нее, вовремя закупила лицензию на производство и в итоге выплатила ему поистине царский гонорар. Что и говорить, игра под названием "Леса здесь темные" оказалась их первым коммерческим успехом в схватке с фирмой "Нинтендо"; более того, до них вообще никому не удавалось всерьез конкурировать с "Нинтендо", которая в течение долгого времени фактически доминировала на рынке компьютерных игр.

Подобный успех отчасти объяснялся самим содержанием игры. По замыслу Дэвида, вас подстерегали полчища кровожадных пауков, которые пытались заманить в свои подрагивающие, липкие сети; глубокие ямы, в которых кишели ядовитые змеи; обезображенные, отдаленно похожие на людей монстры, которые бросались на вас с деревьев и выскакивали из-за кустов; и вдобавок ко всему древнее кладбище, где мертвецы медленно, натужно вытягивали друг друга из могил. Все то, что вам удавалось убить, истекало кровью, причем весьма обильно.

Графика в исполнении Эми превзошла все ожидания, став поистине произведением "ужасного", бросающего в дрожь искусства, в результате чего со стороны взрослых иногда даже слышались упреки, поскольку игра манила к себе в первую очередь детей.

Однако ни самому Дэвиду, ни всей "Компьютер артс" она таковой не казалась, ибо по существующим официальным стандартам шла наравне с самыми невинными забавами, вроде "Алисы в Стране чудес".

Зато в сравнении со всеми другими играми это был настоящий динамит.

Короче говоря, показатели продаж взлетели выше крыши, что позволило компании заказать новые игры, каждая из которых также оказалась коммерческим успехом.

И все же "Леса здесь темные" встала в один ряд с таким шедевром "Нинтендо", как "Супер Братья Марио"; ни одна другая игра - ни в Штатах, ни в Японии - по своей популярности не могла к ней даже приблизиться, причем за океаном успех подчас оказывался даже более грандиозным, чем у себя на родине. На подходе же была очередная "бомба" - игрушка "Прячь и ищи", реклама которой оказалась поистине ошеломляющей.

Вот тогда-то Дэвид и Эми и стали подумывать о покупке своего собственного дома.

В результате поисков они нашли этот самый дом - серую постройку из кедра с видом на природу. По возрасту он также оказался почти столетним дедом, и столь же уединенным, как и тот, который они до него арендовали: ближайшие соседи проживали по меньшей мере в двух милях к северу от них. Раньше он принадлежал старому деревенскому доктору и его жене; но потом доктор умер, а супруга перебралась в Аризону, к детям. Люди они были достаточно состоятельные и к тому же оказались типичными янки, упрямо отказывавшимися вносить в дом сколь-нибудь существенные переделки и предпочитая оставить его в том виде, в каком он существовал в момент постройки - со всеми его вручную обструганными, угловатыми балками, некрашеными, мореными багетами и старинной пузатой печкой.

На следующей неделе Кэмпбелл со своей бригадой должен был приступить к закладке фундамента под новую пристройку. Основная часть лесоматериала была заготовлена и, накрытая брезентом, лежала под верандой. Дэвиду уже доводилось видеть Кэмпбелла в работе, и потому он знал, что этот мастер, дотошный до мелочей, сможет сделать все как надо, чтобы привнести в дом элементы новизны, но и сохранив присущий ему дух древности. За свою работу он брал прилично, но и она явно стоила того.

Впрочем, деньги у Дэвида и Эми были; более того, как ни странно, теперь они разбогатели настолько, что ни один из них толком даже не представлял, на что их можно потратить.

Зато его брокеры это себе очень даже хорошо представляли.

И все же в одном "Нинтендо" оказалась права, - подумал Дэвид. В переводе с японского слово "нинтендо" означало примерно следующее: "Как бы усердно ты ни работал, конечный результат все равно находится в руках Господа".

Он чувствовал, что лучше и не скажешь.

Кофе почти кончился.

Приятно грело солнце, в лучах которого его начало постепенно клонить ко сну.

Неожиданно он услышал хлопки крыльев и увидел, как из высокой травы ввысь стремительно взмыла птица. Тетерев, куропатка, фазан - что-нибудь вроде этого. Дэвид пожалел о том, что так мало был знаком с лесной фауной. Птица пролетела примерно сотню ярдов и снова опустилась в траву, после чего окончательно скрылась из виду.

Затем снова перевел взгляд на то место, откуда она недавно взлетела.

И чуть было не выронил чашку.

Расстояние до того места было довольно приличное, но зрением его Господь не обидел; впрочем, будь оно и в половину слабее, он и тогда безошибочно узнал бы, что именно видят его глаза.

Девушка стояла в зарослях травы и золотарника. Трава была высотой под три фута и достигала ей пояса. Ему показалось, что на вид ей лет семнадцать-восемнадцать. В общем, подросток.

Черт ее лица он разглядеть не мог, заметил лишь то, что волосы у нее были темные и длинные, очень длинные, которые падали на ее обнаженные плечи, наполовину скрывая нагие груди.

Он не мог ничего сказать об остальной части ее тела, однако от пояса и выше девушка определенно была совершенно голая.

В руках она вертела какой-то цветок. Красный.

И смотрела в его сторону.

То ли на дом, то ли на него самого, трудно сказать.

Эми, если ей рассказать, ни за что не поверит, - подумал он.

- Наш собственный лесной эльф - и надо же, почти у самого дома.

Девушка постояла еще немного, после чего повернулась и двинулась в направлении сосен; буйный каскад ее густых, темно-коричневых волос постепенно затерялся в зарослях желтой травы.

Надо будет разбудить Эми и рассказать ей обо всем.

Дэвид прошел в кабинет и задвинул стеклянную дверь. Он уже был на полпути к спальне и проходил как раз мимо установленной посередине кабинета старой пузатой печки, когда взгляд его упал на часы.

Половина шестого.

Да она просто убьет меня, - подумал он.

И поделом будет.

В последние три месяца, особенно после рождения Мелиссы, Эми плохо спала по ночам, хотя девочка, следовало признать, превращалась (с невероятной, кстати, быстротой - просто поразительно, как стремительно растут дети) в довольно спокойного ребенка, который, в отличие от других известных ему детей, не заставлял их каждые полчаса вставать с постели. Разве что за всю ночь разок-другой подойдешь к ее кроватке, и все.

Вот и сейчас, вопреки обыкновению, Эми удалось крепко заснуть.

Ну и ладно, - подумал Дэвид. - А новости подождут. По пути в ванную он заглянул в спальню.

Супруга его довольно быстро восстановила прежнюю форму, и сейчас ему было приятно видеть ее нагую, с крепкой спиной, покатыми плечами, прижавшуюся грудью к смятым простыням.

В противоположной части комнаты в своей крохотной кроватке лежала укутанная в розовое белье Мелисса.

Какой же ты все-таки счастливчик, сукин сын, - подумал он. - Ты сам-то хоть это понимаешь?

Дом, жена, ребенок.

Лесная нимфа и все прочее.

Вдалеке прокаркала ворона. Наступило утро.

05.02.

Вторая Похищенная пробиралась сквозь тенистые заросли сосны и кедра, глубоко вдыхая их сладковатый аромат. Под ногами мягко пружинили слежавшиеся толстым слоем прохладные и влажные от росы иголки. По бедру скользнула невысокая ветка, от прикосновения которой напряглись, восстали соски ее грудей.

Пережитое ощущение оказалось неожиданно сильным, и это ее даже раздосадовало, однако спорить со своими чувствами она не могла.

Она приближалась к кромке леса и уже слышала шелест морских волн.

Детей найти пока так и не удалось. Между тем, уже рассвело, так что ей надо было возвращаться.

Женщина наверняка рассердится.

Женщина что-то почувствовала: именно она послала Вторую Похищенную найти детей - но она их так и не нашла.

Где-то в глубине ее сознания шевельнулось нечто, отдаленно похожее на стыд.

Вопреки всем стараниям Женщины, она так и не стала охотницей.

Под конец она стала уклоняться в сторону дома, где находился младенец, и даже смутно вспомнила своего собственного ребенка, который едва ли был старше его. Но было еще слишком рано, и потому он пока не появился снаружи. Только мужчина, который заметил ее.

Ей было интересно, имело ли это какое-то значение - то, что он увидел ее.

Существовал только один способ предвосхитить гнев Женщины и даже как-то противостоять ему, и потому сейчас, бредя по лесу, она подыскивала подходящий инструмент.

Это должно было быть что-то тонкое, крепкое и одновременно гибкое.

Вот!

Ветка оказалась зеленой, жесткой, но ее задубевшие ладони были привычны к подобным вещам, а потому она стала резкими движениями сгибать ее - вверх, вбок, книзу, - покуда та не отделилась от основного ствола, потянув за собой тонкую полоску древесных волокон. Потом чуть окровавленной рукой она очистила ветку от иголок.

Теперь она шла по опушке леса, щурясь от яркого солнца.

В гуще зарослей ястребинки, ромашек и клевера сновали пузатые пчелы и черные шмели. Она спокойно стояла между ними, поскольку знала, что они укусят только в том случае, если на них случайно наступить или еще как-то побеспокоить. Пчелы летали низко над землей, длинными мохнатыми лапками копаясь в сладкой пыльце.

Если не считать насекомых, она пребывала в полном одиночестве.

Чуть поодаль от пчел глухо рокотал прибой.

Она взметнула над головой отломанную ветку и принялась хлестать себя по спине - сильно, почти яростно, чтобы оставались следы, поскольку в противном случае это вообще было лишено какого-либо смысла. При этом старалась махать так, чтобы конец ветки попадал на ягодицы и бедра, но никак не ниже - иначе можно было потревожить пчел.

Пережитое ощущение оказалось неожиданно сильным.

Когда она наконец остановилась, ее рука почернела от коры и выступившего сока древесины.

По другую сторону поля лес снова густел. Тропинка то уходила вверх, то снова спускалась, петляя под сводами густой хвои невысоких сосен и елей, искривленных постоянно дувшими со стороны моря ветрами.

Миновав их зеленый полог, она подошла к скалам, где снова вышла на тропинку, и пошла вниз.

* * *

Уже на середине спуска она увидела их, всех шестерых, карабкавшихся через камни у самой кромки воды. Девушка несла с собой какую-то сумку; остальные также шли не с пустыми руками, хотя с такого расстояния невозможно было определить, что именно они насобирали.

Уже наступило утро, а потому двигались они быстро, безмолвно. Значит, на месте они окажутся намного раньше ее. И Женщина снова рассердится.

Она могла окликнуть их, попросить подождать ее. В конце концов, Женщина могла и не спросить ее ни о чем, предполагая, что она сама нашла их. Ведь она бродила всю ночь и даже начало утра.

Правда, теперь у нее на спине уже были отметины.

Она была совершенно голая, так что Женщина сразу заметит следы и поймет, в чем дело.

Впереди на тропе Показались останки лисы. Концом ветки она расковыряла труп, но увидела лишь спутанные клочья шерсти и обнаженные кости - падаль уже давно стала добычей мышей, а может, и кроликов.

Судя по всему, перед смертью животному, отчаянно сражавшемуся за жизнь, пришлось пережить немалую боль.

Вздохнув при виде столь необратимого конца, она в полном одиночестве продолжила свой путь.

07.20.

Достали карту.

Это была уже не та карта, которой они пользовались одиннадцать лет назад, хотя, судя по ее виду, вполне могла быть именно ею - обтрепавшаяся на сгибах, до предела истертая, да и висела она на том же самом месте, что и предыдущая - на потемневшей от сигаретного дыма стене полицейского участка.

В последний раз Питерсу довелось побывать здесь на вечеринке, устроенной по поводу его ухода на пенсию.

Мэри тоже на ней присутствовала - такая симпатичная и явно довольная тем, что ему наконец удалось сбросить с себя эту ношу. Были и еще чьи-то жены - те, кто достаточно хорошо его знали и не собирались забывать, - и когда под занавес торжества ему преподнесли пару сварных, толщиной не менее четырех дюймов, бронзовых яиц, некоторые из женщин даже покраснели.

Незадолго до этого Питерс произвел последний в своей жизни арест.

Он как раз вычищал ящики своего письменного стола, когда в участок завалился маленький, тощий хорек, вознамерившийся внести залог за освобождение своего приятеля. А тот сидел у них уже два, а то и три дня, по обвинению в управлении машиной в нетрезвом состоянии и создании ситуации, чреватой последствиями для окружающих. Залог ему определили в тысячу двести Долларов.

Ну вот, заявился к ним тот живчик и тут же стал рыться по карманам, выискивая нужную сумму. Питерс внимательно наблюдал за ним и сразу заметил, что парень нервничает. Интересно, к чему бы это? - подумал он тогда. И тут же увидел, почему - вместе с деньгами выпал маленький полиэтиленовый пакетик. Хорек попытался было схватить его, но тот словно нарочно выскользнул из пальцев и снова упал на пол.

Питерс шагнул вперед и поднял его.

"А это что еще такое?" - спросил он парня.

А в пакетике было по меньшей мере пол-унции таиландской "травки".

"Да вот... - залепетал щенок, - эх, черт, вот, дерьмо..."

Питерс тут же, на месте, огласил ему положение о его правах и тому подобном, после чего принял залог за освобождение его кореша. Даже расписку выдал в приеме суммы. На беду того хорька, при нем оказались лишь те самые тысяча двести долларов, что требовались для освобождения его приятеля, после чего у него не осталось ни цента, не говоря уже о презренных ста пятидесяти долларах, которые требовались для освобождения под залог себя самого. Питер потом не раз задавался вопросом, сколько же времени промурыжит его в камере вышедший на свободу кореш.

Все хотел спросить Манетти, да как-то забывал.

Между тем Манетти и Майлз Харрисон слушали то, о чем он говорит. Питерс же энергично тыкал пальцем в карту.

- Одиннадцать лет назад мы и понятия не имели о том, с чем нам предстоит встретиться, - сказал он. - И где вообще надо их искать. Сейчас же, как я полагаю, мы это уже знаем. Предположим, что они снялись с места и решили уйти в глубь территории, что, в свою очередь, означает, что их можно ожидать где угодно, на всем побережье от Любека до самого Катлера. Лесов там полно, так что укрыться им есть где, хотя я лично полагаю, что они выбрали себе местечко где-нибудь поблизости от берега, а то и в одной из тамошних пещер. Именно там мы и обнаружили их в последний раз.

Ясное дело, это черт-те знает сколько работы. Ведь там весь берег, что твои пчелиные соты, изрыт пещерами. Правда, в последний раз мы выходили на них ночью. Точнее, ближе к утру - по-другому не получилось. Но сейчас у нас впереди целый день, а потому я предлагаю вам не тратить времени зря и трогаться сразу же. Созывайте всех парней, которых найдете, включая патрульных с шоссе, и прямо скажите им, что операцию следовало провести еще вчера.

Манетти посмотрел на Харрисона. Молодому сотруднику не надо было повторять дважды.

- Все понятно, - сказал он, после чего прошел в соседний закуток и они услышали, как он разговаривает с кем-то по телефону.

Манетти между тем всматривался в карту - озабоченно, то и дело проводя ладонью по лицу и вонзая пальцы в свою курчавую шевелюру.

- Знаешь, чего я никак не могу понять? - проговорил он. - Где они могли так долго скрываться? Как получилось, что все эти годы их никто ни разу не видел? Я имею в виду, что коль скоро ты занимаешься подобными вещами, так тебя рано или поздно засекут. Так где же они прятались?

Часы показывали семь утра, но Питерс и сейчас мог принять глоток спиртного. Текучая вещь это время, не хуже выпивки, причем самые главные часы сидят у тебя внутри.

- А я скажу тебе, Вик, - проговорил он. - Я уже думал на эту тему. Знаешь, мне не кажется, что они действительно где-то прятались. Мне представляется, что они просто двигались.

- Двигались?

- А вот посмотри. От нас до канадской границы раз плюнуть. И сплошь береговая линия, до самого Ньюфаундленда, а то и до Гудзонова залива. Где хочешь, там и прячься, мест полно. В иных и вовсе человека не сыщешь. Думаю, что согласовывать поиски исчезнувших людей с Канадой пока преждевременно по крайней мере, до сих пор этого не требовалось. Вряд ли потребуется и теперь. Хотя, полагаю, нелишне будет спросить, не отмечалось ли у них за последний год на побережье каких-нибудь странных происшествий или несчастных случаев.

- Мы проверим, - кивнул Манетти.

- Когда же мы прижучим их? - промолвил Питерс. - Когда возьмем их? Когда же прикончим?..

Он заметил, что все это утро повторял - мы, мы - и надеялся, что не задевает достоинства Манетти тем, что подсознательно пытается снова играть роль главного сыщика.

Впрочем, чего уж там - сейчас от него требовалось в первую очередь следить за своим языком. Они же пригласили его - ну вот, он и пришел.

- А знаешь что, - сказал Питерс. - Готов поспорить, что они и понятия не имеют о том, что давно уже могли пересечь границу. Им это и в голову не взбрело. Они просто идут и идут.

А сам-то ты, - подумал он, - если не смотришь на карту, разберешь, где она, эта граница?

Манетти кивнул.

- Ну и где бы ты предложил начать? - спросил он.

На какое-то мгновение Питерс снова увидел перед собой Каджиано - с перерезанным горлом, пытающегося закричать. Манетти в чем-то был похож на него - такой же худой, жилистый.

Он свалил в кучу все путавшиеся в голове воспоминания.

- Надо найти их пещеру. Найдем пещеру, и рано или поздно, но они все подтянутся к ней.

Глава 2

Утро

11.00.

В тот самый момент, когда Эми намеревалась заняться приготовлением завтрака, до нее донесся звук включившегося в ванной душа. Она невольно подумала о том, сколько же времени удалось поспать мужу, и испытала знакомое уже чувство зависти. Для Давида не составляло никакой проблемы подняться после шести, а то и вовсе пяти часов сна, тогда как ей самой требовалось не менее восьми - в противном случае она потом весь день ходила сама не своя.

Что, кстати сказать, после рождения Мелиссы чаще всего и случалось.

Третий месяц, правда, оказался все же полегче, и время, когда она спала, ела и вообще бодрствовала, несколько упорядочилось. Теперь девочка спала минимум девять-десять часов в сутки, и просыпалась за все это время не чаще одного-двух раз.

Зато начались проблемы со сном уже у нее самой. Эми никак не удавалось перестроиться, и лишь в последнюю ночь она впервые за несколько недель смогла как следует выспаться.

Сейчас она чувствовала себя вполне сносно, хотя и понимала, что этого явно недостаточно.

Дэвид же то и дело цитировал Уоррена Зевона: "На том свете высплюсь".

Она никак не могла понять, откуда он черпает свою энергию. Во всяком случае, не от родителей, это уж точно, поскольку для тех вечер представлял собой пару-тройку партий в карты, потом в одиннадцать теленовости - и на боковую.

Пожалуй, это было единственное, чего она категорически не могла понять в своем муже, хотя, надо сказать, ее это не особенно и волновало. Во всем же остальном их жизненные системы функционировали в полной гармонии, и это представлялось ей самым главным. Ко всему прочему, они любили поговорить друг с другом.

В сущности, больше ей ничего и не требовалось.

Она сунула в электромоечную машину еще одну тарелку и вытерла руки. В последнее время кожа опять стала сохнуть и она старалась не забывать перед сном смазывать руки кремом. Ногтей она практически лишилась - типичный "синдром пианистки" в действии, - а теперь вдобавок навалилась еще и шелушащаяся кожа.

Роды все же оказали на нее определенное воздействие в смысле функционирования желез внутренней секреции. С одной стороны, у нее наконец-то стабилизировались крайне нерегулярные прежде месячные; с другой же, теперь она не могла позволить себе выпить даже бокала белого вина, не рискуя при этом начисто исторгнуть из себя весь ужин. При этом водку ее организм, как ни странно, принимал очень даже охотно.

Ну вот, а теперь вдобавок ко всему и кожа начала сохнуть...

Впрочем, на фоне всего остального это не казалось ей таким уж большим несчастьем.

Тем более, что причиной тому была Мелисса.

В данный момент ребенок спал и Эми никак не хотелось его будить, хотя сейчас, когда Дэвид встал, ей обязательно надо было пропылесосить мебель - к двум часам должны были подойти Клэр с Люком, и до их прихода ей хотелось по крайней мере один час уделить уборке дома.

Правда, чуть подумав, она решила поступить иначе.

Садись за работу, - сказала она себе, - а мебель пропылесосить может и Дэвид. Вот позавтракает и займется этим.

Особо он возражать не станет. Как, собственна, и всегда.

Ее персональный компьютер стоял практически рядом с его массивным, дубовым письменным столом. Сидя друг напротив друга - что в последнее время, стало, увы, довольно редким явлением, - они были просто точной копией героев фильма "Потрясающие братья Бейкеры", разве что без Мишель Пфайфер в главной роли. А Дэвид - без шевелюры главного героя.

Она налила себе чашку кофе, добавила немного молока, Прошла к письменному столу и села.

Пальцем ноги включила компьютер, вставила в дисковод нужную дискету, после чего стала просматривать результаты проделанной накануне работы.

Неожиданно на память снова пришла Клэр.

В общем-то Эми должна была с радостью думать о Клэр, хотя после недавних событий первой реакцией на такие воспоминания чаще всего становился гнев. Разумеется, не на нее - со времен учебы в колледже они с Клэр были самыми близкими подругами, и с тех пор в их взаимоотношениях ничего не изменилось.

Речь шла о ее муже Стивене.

Сама она поняла это почти сразу же, еще тогда, лет десять назад.

К сожалению, Клэр оказалась не такой наблюдательной.

Было в этом человеке что-то неприятное, гнусненькое какое-то. За всем его вроде бы беззаботным юмором, ухаживаниями и знаками внимания, которые он уделял Клэр, смутно чувствовалась странная, даже нелепая бесхребетность, что ли. Вечно какой-то уклончивый, в разговоре никогда не смотрит тебе прямо в глаза, но стоит тебе глянуть куда-то в сторону, как сразу же начинаешь чувствовать на себе его пристальный взгляд.

Мужчинам он, как ни странно, нравился. Всем, даже Дэвиду. Мистер "Безотказный парень". Всегда готовый выпить с тобой или посмеяться.

Буквально с самой первой минуты их знакомства Эми стала остерегаться верить ему на слово.

Поняв, что дела у них с Клэр идут к женитьбе, Эми как можно тактичнее, но достаточно настойчиво пыталась образумить подругу.

Однако Стивен оказался хитрее, чем она рассчитывала, причем хитрость его была типичной для низкопробных эгоистов, коим он, в сущности, и являлся. Следовало признать, что с ролью своей он справлялся отменно. Заявлялся к Клэр исключительно как друг и на протяжении нескольких месяцев даже не заикался о том, что хотел бы привнести в их отношения любовные нотки. Он постепенно приучал Клэр к тому, что она то и дело, по сути постоянно, оказывалась рядом с ним, тогда как сам старался втиснуться в круг ее друзей - мило и непринужденно.

Сама же Клэр в тот период как раз "отходила" после своего прежнего неудавшегося романа. Ей все же удалось собрать всю свою волю в кулак и окончательно порвать с парнем, с которым жила чуть ли не со времен учебы в колледже. Тот оказался непомерно ревнивым - не человек, а просто деспот какой-то, - причем ревность его подчас принимала самые что ни на есть нелепые, а нередко и просто смешные формы. Впрочем, смеяться там было особенно не над чем, поскольку на завершающей стадии их романа его претензии и упреки все чаще заканчивались самыми банальными, но от этого не становившимися менее омерзительными сценами. Чашу терпения Клэр переполнила последняя его выходка, когда он, основательно накачавшись на одной из вечеринок, принародно объявил, что она, дескать, ничуть не лучше ее мамаши. Немудрено, что после него Клэр стала особо чувствительной к нежному, мягкому подходу, на чем Стивен ее, как говорится, и подловил.

"Самое главное для меня, это быть тебе верным и надежным другом", словно то и дело внушал он ей. - "Я тебя уважаю", - казалось, говорил каждый его жест.

Эми отлично помнила все эти его тщательно наигранные, насквозь фальшивые манеры.

Впрочем, на фоне предыдущего маньяка Стивен олицетворял собой чуть ли не совершенство, тем более, что и по части секса у них тоже, судя по всему, все складывалось нормально. Поэтому Клэр с легкостью приняла его самую обычную обходительность за искреннее внимание, и в итоге решила, что действительно ему; нравится - если не сказать того, что он ее любит.

Впрочем, Эми серьезно сомневалась в том, что Стивен вообще был способен кого-либо полюбить.

Она часто задавалась вопросом: когда и почему Стивен решил, что ему нужна ее подруга. Клэр всегда была поразительно хорошенькой женщиной, и, возможно, именно это сыграло решающую роль, поскольку все прекрасно знали, что Стивен метил на работу в одной довольно солидной нью-йоркской юридической фирме, так что Клэр очень недурно смотрелась бы в качестве его спутницы, наверняка понравилась бы потенциальным партнерам и клиентам, а с учетом ее скромности и обходительности, возможно, и их женам.

А ведь Эми предупреждала ее, причем не раз. Возможно, даже слишком часто. Клэр же оставалась глуха ко всем ее доводам - и когда она отговаривала ее от женитьбы, и потом, когда советовала не торопиться с детьми.

Люк. Бедный Люк.

Ребенок, у которого вместо отца оказался самый настоящий обманщик.

Когда Эми вспоминала обо всем этом, перебирала в памяти все то, что она в те дни думала о Клэр, ее буквально переполняли гнев и тоска, а кроме того она молила Господа, чтобы он дал ей сил как-нибудь напакостить этому ублюдку.

И вместе с тем втайне благодарила судьбу за то, что по крайней мере хотя бы ей самой повезло с личной жизнью.

Она слышала, как Дэвид плещется в ванной. Он вообще, когда брился, всегда оставлял после себя огромные лужи, хотя, если все твои проблемы в общении с мужем ограничиваются только этим - ну, возможно, еще тем, что он постоянно забывал поднимать после себя сиденье унитаза и то и дело стряхивал свой чертов пепел куда попало, вечно забывая, где лежит пепельница, - то можно сказать, что твоя жизнь лишена сколь-нибудь серьезных проблем.

Ее отец - царство ему небесное - постоянно твердил, что настанет такой день, когда она встретит именно такого человека, и все же Эми никак не хотела поверить в эти слова, возможно, потому, что отчасти считала таким человеком самого отца и ни разу не встречала мужчину, хотя бы отдаленно напоминавшего его. И вот действительно настал такой день, когда эта встреча состоялась. Сексуальный, серьезный, прекрасный спутник, а теперь, как выяснилось, ко всему прочему еще и умелый помощник. Дэвид полностью разделял с ней обязанности по дому, по уходу за Мелиссой, пеленал ее, кормил, вставал по ночам в те первые и такие трудные два месяца... и определенно видел в Эми равного себе человека - как в работе, так и в семейных делах.

При этом она не могла не заметить, что после того, как три года назад от рака умер его отец, Дэвид несколько изменился, возможно, даже чуточку отдалился от нее. А ведь он действительно любил этого милого, чуточку ленивого старика и очень переживал его смерть, иногда страдая от приступов дурного настроения. Когда она начинала расспрашивать его, он просто говорил, что тоскует по нему. Все это звучало вполне понятно, и все же Эми не раз задумывалась над тем, что, возможно, Дэвид - сам того не замечая - относился к отцу намного чувствительнее и проникновеннее, чем она о том догадывалась.

Работал он много - подолгу и очень старательно, словно спортсмен, бегущий на время отмеренную самому себе дистанцию. А в последнее время стал поговаривать о том, что неплохо бы бросить курить.

Эми не раз задавалась вопросом, не начал ли он опасаться смерти - как если бы кончина отца каким-то образом заставила его по новому взглянуть на и без того запутанный и во многом двусмысленный вопрос о собственной смертности.

"На том свете высплюсь", - не раз говорил он ей.

Но если так, то он и сам, скорее всего, не догадывался об этом.

Вот и сейчас он, похоже, не утруждал себя ничем, даже отдаленно походящим на подобные мысли, когда вошел в кабинет в своем застиранном красном банном халате и потрепанных теннисных тапочках без шнурков, показавшись ей таким бодрым, здоровым и даже чуточку несуразным.

- А знаешь, прошлой ночью я уже приступил к третьей позиции, - сказал он, после чего склонился над Эми и чмокнул ее в макушку, одновременно вдыхая аромат ее длинных, кудрявых рыжих волос. От жены исходили запахи мыла и шампуня с примесью масла папайи.

Эми с явным одобрением относилась к тому, что он не пользовался никакими лосьонами после бритья.

- Я знаю. Первым делом сегодня утром просмотрела самое начало файла. А тебе немало удалось сделать, да и выглядит вроде бы неплохо.

- Спасибо.

- Всегда пожалуйста.

- Кофе?

- И погорячее.

- Заметано.

Спустя несколько минут с кухни донесся его голос:

- Клэр во сколько собиралась прийти?

- Где-то к двум.

- Хорошо. Значит, успею починить шнур у настольной лампы. А то вчера ночью, часа в два, вдруг взял и перегорел. Надо будет изоляцию сменить. Не помнишь, у нас в доме есть где-нибудь изоляционная лента?

- Кажется, в подвале была.

Он прошел в кабинет и поверх ее плеча глянул на экран монитора, после чего скользнул взглядом вниз, туда, где ткань халата чуть отошла от груди.

- Ну как, получается?

- В общем-то, я даже еще и не начинала. Все о Клэр думала.

Он кивнул и отхлебнул кофе. Им и раньше приходилось обсуждать эту проблему, так что Эми не пришлось вдаваться в подробности. Дэвид полностью разделял ее позицию, поскольку также считал себя другом Клэр.

- Послушай, - сказала она, - как ты отнесешься к тому, чтобы взяться за пылесос где-нибудь через часок, а? И Мелисса поспит, и я смогу немного поработать.

- Без проблем.

Он подошел к двойным стеклянным дверям, за которыми светило яркое солнце, раздвинул их и услышал, как ворвавшийся внутрь свежий ветер взметнул лежавшие рядом с ней бумаги.

- Бог ты мой! - проговорил Дэвид. - Совсем забыл. Я же сегодня утром сделал; поразительное открытие! Ты не слышала, в наших краях никогда не обитала колония каких-нибудь старообрядных хиппарей? Ну, что-то в этом роде?

Эми оторвала взгляд от монитора:

- Прости, что ты сказал?

- Сегодня утром - рассвело уже - я увидел в поле какую-то девушку. Длиннющие волосы, а наряд - в чем мать родила.

- Девушку?

- Ага. Лет шестнадцати, ну может, семнадцати. Правда, далековато от меня стояла.

- Голая?

- Ну, по крайней мере, от пояса и выше. Остальное не заметил. - Ты что, шутишь?

- Э-а.

- И как грудь, что надо?

- Я же сказал, что она была довольно далеко.

- Гм-м.

Эми оторвалась от монитора, подошла к мужу и обняла его за талию.

- А ты в гости ее не пригласил?

- Это еще зачем? Кому нужны нимфы, когда имеется своя богиня?

Эми рассмеялась.

- Ну да, милая стареющая богиня.

- Богини не стареют. Они зреют. Вроде пшеницы или кукурузы.

- Вот насчет кукурузы это ты правильно сказал.

И поцеловала мужа. От нее пахло мылом и кофе, и он прильнул к ней своими нежными губами.

- Похоже на то, что особо поработать мне сегодня не удастся, ты не находишь? - спросила Эми.

- Во всяком случае, не сейчас. Да и с изоляцией провода можно повременить.

- Только давай так, чтобы не разбудить Мелиссу, хорошо?

- Не беспокойся. Пылесос я пока включать не собираюсь.

Он распахнул халат Эмили, скинул его с ее плеч и, откинувшись на диван, потянул жену на себя. Солнце приятно согревало ей спину, когда она принимала его внутрь себя.

А потом почему-то вспомнила о том, что так и не выключила монитор, да и весь компьютер тоже.

Впрочем, это была последняя посетившая ее мысль, которая не принадлежала им обоим.

11.50.

Питерс стоял у входа в пещеру и обливался потом. Дело было не только в трудностях восхождения. Нервы тоже давали о себе знать.

У него за спиной карабкались Манетти, Харрисон и еще четверо полицейских штата, ловкие движения которых в свете их фонарей были хорошо заметны на фоне почерневших от копоти стен.

Даже не зная о том, что именно здесь происходило одиннадцать лет назад, оказавшийся здесь человек начинал испытывать чувство смутной тревоги.

Питерс скинул с плеча короткую винтовку, заранее зная, что на сей раз она ему не понадобится, и ступил внутрь.

Машинально припоминая, как все было.

Тот парень, Николас-как-то-там-еще - фамилия странным образом ускользнула из запасников его памяти, - в очках, которые вмиг слетели с его лица, как только они открыли пальбу, ошибочно приняв его за одного из дикарей. Даже несмотря на его очки, насмерть перепуганные парни едва было не убили его - и это после всего того, что ему пришлось пережить; после того, как он сам, да еще та женщина, что лежала на полу - голая, истекающая кровью, жутко израненная, но все еще живая, - перебили за них почти всех этих выродков. Он вспомнил, как пристрелил одного из них - того, что был с ножом.

А потом он вспомнил паренька...

... который Бог знает сколько времени томился в заточении у этих гадов, а потом двинулся им навстречу, протянув вперед руки, шагая медленно, словно во сне - такой грязный, замызганный, запачканный собственной засохшей кровью, что нетрудно было принять его за одного из них. Питерс тогда успел крикнуть ему, чтобы он остановился, но паренек все продолжал идти вперед, и его парням, да и ему самому, не оставалось ничего другого, кроме как открыть огонь - и шесть стволов почти одновременно начали пальбу, так что Питерс даже не мог сказать, его ли пуля, или чьи-то другие, сразили несчастного.

Все это произошло целых одиннадцать лет назад, и Питерс был даже рад тому, что с тех пор переключился на виски "Джонни Уокер". Радовался и тому, что уже не был полицейским, что мог вынуть из кармана куртки заветную фляжку, скрутить ей голову и сделать затяжной глоток. Примерно такой, который позволил себе сейчас.

Остальные стояли и смотрели на него. Полицейские-новобранцы, сжимавшие в руках более совершенные модели оружия, бросали в его сторону явно неодобрительные взгляды.

А, пошли они все к...

Он и в самом деле был искренне рад тому, что уже не работал полицейским, и на то имелось несколько причин.

Но самая главная из них - тот паренек.

Как же ему хотелось навсегда перестать вспоминать того паренька.

Он сделал еще один глоток, убрал фляжку в карман и огляделся.

Теперь там уже ничего не было: кожи, шкуры, одежда - все исчезло. Они перенесли все на пляж - все, вплоть до последнего сломанного топорища, заржавевшего ножа и покоробленного патронташа, и двумя днями позже сожгли все в общем костре. Все то, что не горело и что не требовалось им для идентификации, они отвезли на старую городскую свалку у Такер-роуд, откуда, собственно, все это и было когда-то взято.

Сейчас же он увидел лишь лежавшие на полу пещеры несколько согнутых гвоздей, да ржавую дверную ручку - вот, пожалуй, и все.

Они уже не возвращались. По крайней мере, сюда не возвращались.

Впрочем, как знать? Возможно, им также были не чужды воспоминания.

- Дерьмо, - проговорил Манетти.

По-своему все эти парни в полицейской форме были даже немного разочарованы. От сердца, разумеется, отлегло, но разочарование все же осталось. Даже по прошествии всех этих одиннадцати лет он без малейшего труда отыскал эту пещеру; разумеется, сейчас эти парни думают, что им повезло - ну как же, так скоро вышли на нужное место. Ан-нет, оказывается, вовсе не повезло, и потому сейчас эти ребята чувствовали себя кем-то вроде собак, которые вдруг потеряли след.

- Там, внутри, есть еще одна пещера. Можно и на нее взглянуть, если хотите.

Он снова для надежности повел дулом ружья - в общем-то просто так, по привычке. Не более того. Их здесь уже не было, да и не должно было быть. В пещере пахло землей, грязью и морем. Хотя, если бы они остались в ней подольше, она запахла бы чем-то... другим.

В дальнем углу Манетти натолкнулся на сломанные вилы. Больше они не нашли ничего.

Питерс ощутил вдруг прилив противной слабости, почувствовал как его тело стало обмякать. И снова полез за фляжкой.

Остальные потянулись к выходу из пещеры - туда, откуда незадолго до этого вошли в нее.

Никто пока не произнес ни слова. Все медленно спускались с горы.

Морской ветерок, чистый и прохладный, шевелил его волосы.

Где-то на полпути он спросил Манетти насчет собак - шериф ответил, что те должны прибыть где-то часа через два, а вместе с ними еще двадцать патрульных.

Пока же они имели в своем распоряжении лишь две группы полицейских по шесть человек в каждой, которые работали на узком пространстве к северу и югу от них. Зато новые патрульные с собаками смогут прочесать окрестные леса, пройти дальше к северу, к Любеку, и на юг, до самого Катлера, тогда как некоторые псы смогут учуять запах аж до самого дома Кэлтсесов.

Встав в два часа ночи, они получали дополнительно четыре часа светлого времени. Целых четыре часа.

Он ступил вниз по тропе.

Именно в этом месте он приставил дуло к глазу женщины, так что промахнуться было невозможно, после чего нажал на спусковой крючок. Впрочем, Каджиано он уже все равно ничем не мог помочь - ее челюсти все так же продолжали висеть на его горле, когда он своим выстрелом снес ей половину черепа.

Манетти заметил, что Питерс замешкался.

- Джордж, все в порядке? - спросил он.

Тот кивнул.

- Слушай, старина, - сказал Манетти, - ты показал нам эту пещеру, сказал, в каких еще местах они могут прятаться, и чем, скорее всего, занимаются. Так что мне совершенно незачем продолжать таскать тебя с собой. А может, поедешь домой, отоспишься как следует, а мы уж сами продолжим заниматься этим делом?

Питерс покачал головой. - Я знаю их, - сказал он. - В тот день я перестрелял их столько, сколько было в моих силах, полюбовался на то, что они здесь припрятывали, и переговорил с уцелевшими. Нет, я вам еще нужен. Я понимаю, о чем ты думаешь, и это очень мило с твоей стороны. И все же ты поступишь гораздо умнее, если попросишь меня остаться с вами.

Манетти улыбнулся. - Ну ладно. Так ты останешься с нами, старина?

- Разумеется. Как же еще?

На мгновение он остановился на песке и, обернувшись, окинул взглядом скалу.

С того места, где они стояли, вход в пещеру был почти не виден. Да, неплохое местечко они нашли для своего убежища. Интересно, где же они подыскали себе новое?

Видимо, мысль эта вызвала у Питерса довольно болезненную реакцию, потому что, взглянув на него, Манетти спросил:

- Ну и как тебе все это понравилось? Тяжко, наверное, было снова возвращаться сюда?

- Что и говорить, у меня сохранились и другие воспоминания. Получше, чем о том дне.

Он снова потянулся к фляжке и, достав ее, отвинтил крышку.

- Но на сей раз, Вик, попомни мои слова, это будет похлеще прежнего, и я боюсь, что еще до того, как все закончится, ты тоже захочешь присоединиться ко мне. А может, и в самом деле присоединишься.

И отхлебнул из горлышка.

14.20.

Эми посмотрела на сидевшую за кухонным столом Клэр и поняла, что правильно сделала, пригласив ее.

- Что-то ты плохо выглядишь, - сказала она. - Как у тебя со сном?

- Неважно. Особенно в последнее время.

Она потянулась к крохотной ручонке Мелиссы - та сразу же обхватила ее указательный палец, тогда как Эми ни на мгновение не прекращала процедуру кормления.

- Какая же она красивая, - сказала Клэр.

Эми почувствовала, что у нее начал побаливать сосок, а значит, через пару минут надо будет поменять грудь. Тем не менее она улыбнулась, поскольку Клэр сказала истинную правду: Мелисса и в самом деле была очень красивой девочкой. Мягкая розовая кожа, шелковистые, какие-то пушистые коричневые волосы и очаровательные карие глаза. Даже исходивший от нее запах, и тот был какой-то особый - смесь ароматов сладкого дыхания и теплой, чистой кожи.

Когда они приехали, девочка спала. Клэр и Люк на цыпочках прошли в спальню, и Клэр потом сказала, что полюбила ее буквально с первого взгляда. Даже Люк как-то весь просиял, словно это был" его собственная родная сестренка.

Клэр легонько убрала палец, и младенец тотчас же вцепился в материнскую грудь.

- Сегодня они намереваются вручить ему бумаги, - сказала Клэр.

- Пора бы уже.

- Куда там, только к понедельнику смогли отыскать его. Как выяснилось, он снова вернулся в офис Мэрион - делопроизводителем, юрисконсультом или кем-то там еще. Правда, теперь уже не партнером, но все же вернулся.

- Мэрион? К этой сучке?

- Сама не понимаю почему, но у меня такое ощущение, словно она готова сделать для него абсолютно все.

- Ты полагаешь, что они спят друг с другом?

- Даже и не знаю. Вообще-то Мэрион никогда не казалась мне тем типом женщины, которая станет утруждать себя романом с собственным партнером. На меня она всегда производила впечатление эдакой акулы-бизнесменши. Впрочем, всякое может быть. Как выяснилось, именно секретарша Мэрион нотариально заверила кредит.

- Ой! - вырвалось у Эми, но не после слов Клэр, а от прикосновений острых зубов Мелиссы к раздраженному соску.

Клэр чуть поморщилась, тогда как самой Эми стало даже смешно: можно было подумать, будто ребенок укусил не ее, а Клэр.

Она переместила Мелиссу к другой груди. Ребенок даже не заплакал. Поразительно, но в последнее время девочка вообще почти не плакала.

Клэр также облегченно улыбнулась, увидев, как младенец припал к материнскому соску.

Эми это показалось даже чуточку странным. Ведь она сама выкармливала Люка, разве не так? Ну разумеется, так, и потому прекрасно все помнила. Так почему же этот укус вызвал у нее столь неожиданное чувство брезгливости?

Впрочем, она тут же выбросила эту мысль из головы.

- Подожди-ка минутку, - сказала Эми. - Мне хочется во всем как следует разобраться. Ты сказала, что секретарша Мэрион нотариально заверила кредит, которым он намеревался покрыть свой долг фирме, так?

- Угу.

- Таким образом, получается, что сама Мэрион также знала про подлог? Они оба знали о нем?

- Выходит, что знала.

- Невероятно.

Девять месяцев назад, то есть чуть ли не за год до их разрыва, Стивен втайне от Клэр взял кредит размером более полумиллиона долларов - Эми уже не помнила точную сумму, - который должен был покрыть примерно половину исковой суммы, в судебном порядке взысканный с фирмы одним из ее бывших клиентов. Предполагалось, что остальную половину расходов фирма возьмет на себя.

Получилось так, что Стивен допустил серьезные нарушения в распоряжении средствами этого клиента. В прошлом за ним уже водились аналогичные прегрешения, но на сей раз чаша терпения начальства переполнилась и оно решило возложить всю ответственность на него одного.

Тогда он подделал подпись Клэр на документах и продал их дом в Гринвиче, стоимость которого, за вычетом закладной, как раз и составила полмиллиона долларов.

В последнее время помощь от Стивена поступала крайне нерегулярно, и потому Клэр и Люк едва сводили концы с концами.

В итоге из фирмы он все же уволился, лишился своего партнерства и, похоже, столкнулся с какими-то новыми проблемами, о которых его бывшие коллеги то ли ничего не знали, то ли просто не желали распространяться на этот счет.

И ограничились лишь тем, что попросту аннулировали его кредит.

Таким образом сначала Стивен перестал посылать семье деньги, а потом и сам куда-то исчез.

Ко всему прочему он расторгнул договор об аренде их квартиры в Манхэтгене и отбыл в неизвестном направлении, не оставив даже адреса, так что на протяжении последних шести месяцев ни Клэр, ни Люк не получали о нем никаких вестей. Рождество и день рождения Люка прошли без главы семейства.

Зарплата секретарши не покрывала даже расходов по закладной за дом, не говоря уже о покупках одежды и продуктов.

Зато все кредиторы подняли страшный вой, обратив его, естественно, на Клэр.

Тогда как Стивена они не смогли даже разыскать.

Впрочем, история с заемом, как выяснилось позднее, оказалась отнюдь не единственной его махинацией. В прошлом году он проставил имя Клэр на налоговой декларации, в результате чего она только недавно узнала о том, что они задолжали Федеральной налоговой службе около четверти миллиона долларов.

Таким образом к общему вою кредиторов присоединились также голоса чиновников ФНС.

При этом их совершенно не интересовало, кто именно расписался на тех проклятых бумагах - речь шла о налогах, и они, соответственно, требовали от нее денег.

Одному лишь Богу было ведомо, что еще успел натворить этот деятель, так что Клэр оставалось только ждать очередного удара.

За какие-то несколько месяцев Клэр из состояния относительного финансового благополучия скатилась едва ли не до нищеты, не располагая никакими кредитами и успев залезть по уши в долги. Полумиллионный заем, закладная за дом, счета за газ и электричество, оплата кредитных карточек, траты на содержание машины - все свалилось на нее подобно снежной лавине.

В последнее время она даже перестала отвечать на телефонные звонки, поскольку в подавляющем большинстве случаев звонили именно кредиторы, а у нее уже не осталось денег на то, чтобы поставить на телефон электронную защиту от назойливых собеседников.

Эми и Дэвид ссудили ее деньгами на адвоката, который пытался разыскать Стивена, чтобы вручить ему исковые документы о расторжении брака. Недавно ему все же удалось напасть на его след и сделать все возможное, чтобы максимально снизить сумму предъявленных Клэр материальных претензий, вызванных махинациями мужа. Однако даже при самом благоприятном развитии событий с домом ей все же придется расстаться. Куда уж там, - сказал ей адвокат, - в лучшем случае она сможет отвоевать что-то около тридцати тысяч долларов, и только.

Клэр было тридцать семь лет, Люку - восемь, и обоим предстояло на тридцать тысяч долларов заново начинать отстраивать собственную жизнь. Для подобной цели сумма была явно недостаточной.

Эми прекрасно понимала, насколько потрясена Клэр. И до какой степени напугана.

Вот и сейчас исходивший от подруги страх, казалось, перебирался по поверхности стола и заползал ей на спину.

В последний раз она видела Клэр где-то месяца два назад. Восемь недель - в принципе, это был не такой уж большой временной промежуток, однако последствия пережитого в течение его напряжения оказались поистине разрушительными. От хронического недосыпания нежная кожа под большими карими глазами Клэр собралась в мелкие, похожие на трещины складки, а в длинных темных волосах залегла густая седина. Фигура Клэр, всегда такая подтянутая и стройная - даже после рождения Люка - как-то обмякла, обвисла, а сама она производила впечатление человека, слишком долго не имевшего возможности отдышаться.

Эми так хотелось обнять подругу, сказать ей, что все в конце концов наладится и будет просто расчудесно, хотя она прекрасно понимала, что на самом деле ничего чудесного ожидать не приходилось, и Клэр предстояла долгая, жестокая нервотрепка, а потому не стоило произносить пустых фраз.

Тогда Эми решила сделать самое лучшее, что было возможно в сложившейся ситуации - она протянула ей через стол Мелиссу.

- Вот, подержи немного, а я пока приготовлю еще кофе.

Мелисса улыбалась, взмахивала крохотными ручонками и восторженно хлопала на Клэр своими глазенками, которые с каждой секундой раскрывались все шире.

Клэр тоже улыбнулась и даже как-то просияла.

- Мелисса! - позвала она и принялась издавать звуки, которые обычно делают взрослые, когда держат на руках младенца. Мелисса отвечала ей радостным воркованием.

Пожалуй, ничто так не помогает встряхнуться, как вид трехмесячного младенца, - подумала Эми.

Разумеется, если это не происходит в четыре часа утра.

Ну довольно, хватит ныть, - сказала она себе. - Не так уж плохо все складывается.

Она вернулась с кофейником в руке.

- Люк там не набедокурит? - спросила Клэр.

- Все в порядке. Дэвид за ним присматривает. Да и потом, что с ним может случиться, когда вокруг только трава, деревья, да всякие жучки-паучки.

- А море здесь близко?

- Что-то около полумили. Ты опасаешься, что он может зайти так далеко?

- Да в общем-то нет. Он ведь практически незнаком с деревенской жизнью.

- Если хочешь, можем потом все вместе прогуляться - покажем вам местные достопримечательности. Скалы и утесы на мысу смотрятся просто потрясающе и даже загадочно.

- Вот уж к ним-то ему никак не следует приближаться.

- Ну, стоит ему только увидеть их, и я готова буду поспорить, что он станет вести себя с повышенной осторожностью.

Зазвонил телефон. Эми встала и сняла трубку.

Мелисса снова вцепилась в указательный палец Клэр и радостно заворковала.

Эми слушала голос в трубке, слишком изумленная, чтобы произнести хотя бы слово в ответ, хотя сказать можно было много чего.

Между тем голос в трубке все говорил и говорил, причем могло показаться, что этому вообще не будет конца.

- Одну минутку, - сказала Эми.

Подойдя к столу, она так и не смогла подавить появившееся на ее лице выражение крайней ярости. Ну что ж, по крайней мере, я постаралась сделать все, что от меня зависело.

Но как он посмел? - пронеслось у нее в голове. Она протянула руки к ребенку и сказала:

- Тебя.

Клэр изумленно посмотрела на нее.

- Это он, - сказала Эми. - Стивен. Он едет сюда. Сказал, что уже в пути.

14.43.

День для этого времени года выдался довольно теплый, хотя в воздухе уже заметно ощущалась постепенно накапливающаяся влага.

Дэвид и Уилл Кэмпбел по-прежнему находились в располагавшейся под верандой мастерской - откинув брезент, они внимательно изучали состояние строительного материала.

Люк также был с ними. Мальчик спросил разрешения Дэвида осмотреть содержимое его ящика с инструментами. Большая часть инструментов некогда принадлежала отцу Дэвида - из чего следовало, что в своей основной массе ими почти никогда не пользовались, - и Дэвид не видел оснований запрещать парнишке покопаться в железках. Через раскрытую дверь мастерской ему было видно, как тот снимает слои наждачной бумаги и отодвигает коробки с гвоздями и шурупами, чтобы добраться до лежавших внизу молотков, рашпилей и отверток. Дэвид заметил, что Люк внимательно прислушивается к их разговору, стараясь не пропустить ни слова, хотя большая часть из сказанного, судя по всему, оставалась для него пока совершенно непонятной.

Сейчас они стояли перед штабелем из двенадцатифутовых сосновых брусов и досок из южной сосны, которые планировалось использовать для укладки нижнего настила; дерево было основательно обработано и пропитано всевозможными составами, чтобы его не могли повредить ни сырость, ни всевозможные насекомые.

Уилл Кэмпбел был худощавым, длинноногим мужчиной лет пятидесяти, потемневшее от загара лицо которого было до такой степени изрезано морщинами, что со стороны могло показаться, будто он постоянно хмурится.

Он раздавил каблуком окурок "Пэлл-Мэлла" и изящным движением руки провел по кромке лежавшей перед ним доски.

- Добротный материал, - проговорил он.

В его устах это прозвучало как высшая похвала.

- Только не надо тянуть с установкой, - добавил он. - Стоит им один лишний день полежать на солнце, как они тут же начнут коробиться, а потом и вовсе станут похожи на трубочки для коктейлей. С ними такое случается. А вот это...

Он перешел к еще одному штабелю, гораздо больших размеров, чем первый в высоту он был около четырех с половиной футов и где-то под четыре в ширину, сложенный уже из еловых и пихтовых брусов и досок разной длины. Это дерево предназначалось для каркаса всего здания, на который предполагалось настилать пол первого этажа.

- ...просто потрясный, - закончил он ранее начатую фразу.

- Потрясный? - переспросил Дэвид, которому никогда еще не доводилось слышать, чтобы Кэмпбел употреблял этот эпитет.

- Прекрасный отечественный материал, полученный прямо до Великих лесов. Лучшего дерева я, пожалуй, даже и не встречал. Прочное и добротное.

- А что такое Великие леса? - спросил Люк. Мальчик стоял в дверях магазина с массивным молотком в руке - инструмент был явно тяжеловат для него, однако он хотя и довольно неуклюже, но все же продолжал вколачивать им невидимые гвозди.

- А ты среди них и находишься, сынок, - ответил Кэмпбел. - Это как раз один из таких лесов. Разумеется, здесь, на побережье, где постоянно дуют ветра, вид у него довольно непривлекательный, но все же это именно то самое. Зато от Бангора и выше тянется территория самых настоящих Великих лесов. Старый, строевой лес. Красная ель, черная ель, белая ель, кедр. Реки, озера, протоки. Кстати, в них при желании можно поймать форель, а если повезет, то и вспугнуть медведя или лося.

- А вам доводилось это делать?

- Случалось.

- Вот бы на медведя посмотреть! - Люк сделал широкий замах, явно представляя себе, как опускает молоток на медвежий череп.

Кэмпбел рассмеялся. - Это ты медведя так? Боюсь, не получится.

- А вот и получится.

- На коротких дистанциях медведь бегает быстрее автомобиля, а стартовая скорость у него еще выше. А ты, сынок, машину обогнать сможешь?

Люк наморщил лоб и явно задумался над только что полученной информацией.

- А если бы я стоял чуть поодаль и оттуда наблюдал за ним? Например, в бинокль.

- Ну так, пожалуй, можно, - с улыбкой кивнул Кэмпбел. - Конечно, почему бы нет?

- Посмотри-ка вон на ту полку, - сказал Дэвид. - Прямо у тебя за спиной.

Люк вошел в мастерскую. Дэвид заранее прикинул, что мальчик вполне сможет дотянуться до нужной полки. Для своего возраста он был довольно высоким парнишкой, с худыми и длинными, как у матери, руками. Мужчины стояли и наблюдали за тем, как он подошел к полке, потянулся и принялся шарить по ней рукой. Что-то нащупав, спросил:

- Можно?

- Ну конечно, - кивнул Дэвид.

Бинокль также был отцовский - старый и не особенно сильный, он, тем не менее, пребывал во вполне рабочем состоянии.

Люк закинул на шею кожаный ремешок, с грохотом опустил молоток в ящик с инструментами и поднес окуляры к глазам.

- Знаешь, как наводить на резкость? - спросил Дэвид.

Люк покачал головой. Дэвид подошел и показал ему, что надо делать.

- Видишь, сначала получается как бы два изображения. Тогда ты переламываешь обе половинки бинокля, придвигаешь их ближе к переносице, либо, напротив, отодвигаешь от нее, и тогда оба изображения сливаются в одно. Только одно. А потом начинаешь крутить это колесико, чтобы то, что тебе хочется рассмотреть, казалось четким и резким.

Люк попробовал, нацелив бинокль на Кэмпбела.

- Эй! - с улыбкой окликнул он мастера.

- Ну как, получается?

- Ага!

- Ну и порядок.

Мальчик направил окуляры на поле и снова подкрутил колесико.

- Колоссально!

Похоже на то, что наша Черепашка снова обрела друзей, - подумал Дэвид. Ему было интересно, кто из персонажей компьютерной игры нравится Люку больше - Микеланджело или Донателло. Сам он лично склонялся в пользу Леонардо, хотя и признавал, что в Черепахах тоже есть своя сила и прелесть. Хотя бы в качестве противовеса тому же Серому Черепу.

- Ну как, нравится игрушка?

- Ага!

- Ладно, разрешаю тебе попользоваться им на время.

- А на какое время?

- До тех пор, пока находишься здесь.

- А потом мне придется отдать его обратно?

- Посмотрим.

Люк с надеждой взглянул на него, и Дэвид подумал, что в этом возрасте в детях пока не особенно проявляется дух собственника.

- А можно я осмотрю через него окрестности?

- Действуй.

Он побежал мимо дубов в сторону поля, затем остановился, обернулся и навел окуляры на окна дома. Кэмпбел закурил, и они некоторое время смотрели вслед мальчику.

- Похоже, славный мальчуган, - заметил мастер.

- Так оно и есть.

- Я вообще-то против детей ничего не имею, - сказал Кэмпбел. - Так что, если когда мы начнем работать, он будет крутиться где-нибудь поблизости, возражать не стану. Иногда парню бывает даже полезно почувствовать свою полезность.

- Особенно когда у него есть кое-какие проблемы.

- Проблемы?

Дэвид ни словом не обмолвился в разговоре с Кэмпбелом ни о самом Люке, ни обо всей этой истории с Клэри Стивеном. Только сказал, что Люк его крестник и что Клэр некоторое время поживет у них.

- Я и сам воспитал двух сыновей и дочь, - сказал Кэмпбел, - и построил для людей немало домов. Люди особенно ярко раскрываются, когда строят дом, причем иногда в них проступает что-то такое, чего тебе уж никак не хотелось бы увидеть. Вы, наверное, скажете, что это все из-за дороговизны. Ну что ж, деньги на дом и вправду нужны немалые. Дом сам по себе довольно солидное вложение капитала. Подчас приходится принимать много решений, которые на первый взгляд кажутся незначительными, хотя на самом деле это далеко не так. По крайней мере, не в наше время. Более того, подчас они, черт побери, оказываются очень даже важными. Не могу сказать, чтобы мне довелось повидать на своем веку так уж много чего, и все же однажды видел вроде бы вполне приличного парня, который вдруг принялся избивать своего пса только потому, что ему вовремя не подвезли оконные рамы, тогда как сам он уже настроился на то, чтобы заняться их установкой. У ребятни тоже возникают свои проблемы. Впрочем, вы это и сами не хуже меня знаете.

Это была самая длинная тирада, которую Дэвид услышал от Кэмпбела по данному вопросу. Впрочем, как и по любому другому.

Кэмпбел достал очередную сигарету и указал на тянувшийся у них над головами настил.

- А там мы положим хорошо оструганные пихтовые доски, - проговорил он. - Но это уже после того, как закончим работу здесь. Сами увидите получится очень даже красиво.

* * *

Люк подошел к краю поляны и поднес бинокль к глазам - лес сразу попал в фокус. И неожиданно показался ему очень глубоким.

Он чуть заколебался, не сразу решившись идти дальше - а вдруг там и в самом деле водятся медведи? Интересно, - подумал мальчик, - а медведи по деревьям лазать умеют или их только на земле нужно высматривать?

Но потом все же двинулся вперед. Теперь он превратился в настоящего следопыта, скаута, охотящегося на индейцев или, в крайнем случае, на медведя.

Но особенно углубляться в лес он все же не будет.

Лесная чаща встретила Люка прохладой и влажностью. Ему нравился лесной воздух, приятно было ощущать его прикосновение к лицу и обнаженным рукам. И запах хвои тоже нравился. Люк в тайне порадовался тому, что надел не шорты, а длинные штаны, поскольку в некоторых местах заросли смыкались довольно тесно, и приходилось продираться сквозь них, что сопровождалось досадными царапинами. Он уже имел представление о произраставших в лесу колючках и потому старался обходить их стороной.

В ряде мест, где кустарник рос не очень плотно, он смело и даже отчаянно бросался в самую его гущу, после чего медленно и осторожно выбирался наружу. Как если бы за тобой со скоростью автомобиля гнался медведь, - подумал Люк.

А потом он оказался под кронами высоких деревьев и, чуть сбавив темп, брел по толстому и мягкому слою слежавшихся коричневатых иголок, чувствуя, как они приятно пружинят под подошвами его кроссовок.

Ему давно хотелось побывать в таком вот именно месте.

Он стоял на склоне невысокого холма в окружении сосновой рощи, от которой на землю падала густая тень.

Люк поднес бинокль к глазам и внимательно осмотрел окрестности, стремясь во чтобы то ни стало отыскать индейцев, которые наверняка тайком пробирались сквозь росшие у подножия холма заросли.

Ему было и весело, и одновременно чуточку страшно.

Отчасти потому, что сама эта игра была немного жутковатой - ведь индейцы и медведи уже по самой своей природе несли в себе элемент опасности, - а отчасти и потому, что в данный момент он находился в настоящем американском лесу, тогда как лес всегда представлял собой довольно дикое место, в котором ему еще никогда не доводилось бывать, тем более в роли следопыта. Так что в этом отношении все выглядело очень даже по-настоящему.

В кустах по левую руку от него что-то зашевелилось; он услышал хруст веток, но к тому времени, когда сфокусировал на заинтересовавшем его месте свой бинокль, там уже никого не оказалось.

Над ним летали птицы, и Люку было слышно, как они перекликаются друг с другом. Тогда он решил попытаться отыскать их гнездо. Ведь он был следопытом, и сейчас, оказавшись в этой лесной глуши, должен был во что бы то ни стало отыскать птичье гнездо, чтобы не умереть с голоду.

Все так же страшно голодая, он побрел в направлении вершины холма.

А потом, и вправду основательно обессилев, поднял бинокль и внимательно осмотрел деревья.

И тут же увидел деревянный настил.

Он располагался между ветвями раскидистого дуба, который рос на соседнем с ним холме. Холм этот был чуть выше того, на котором стоял он сам, и, окажись он на нем, ему бы удалось во всех подробностях рассмотреть окружавшую его местность.

От голода не осталось и следа.

Люк побежал вниз по склону холма, пока почва под ногами не стала мягкой и скользкой от влажного мха. Тогда он перешел на шаг, все так же избегая встреч с колючками. Склон нужного ему холма оказался более каменистым и не таким крутым, так что подъем проходил без особых затруднений.

И вот он оказался у цели.

С виду раскинувшийся на крепких ветвях дощатый настил казался довольно старым; он не мог сказать, насколько старым, однако дерево посерело и своим цветом походило на крыльцо дома Дэвида. Вот только насколько прочное и надежное это место? Располагался он довольно высоко - по меньшей мере раз в пять выше самого Люка.

* * *

Жуть.

Падать же ему никак не хотелось.

Впрочем, прибитые к стволу дуба ступени показались Люку вполне надежными. Дерево, из которых они были сделаны, оказалось достаточно толстым, и каждая из них была по краям прибита двумя крепкими гвоздями. Присмотревшись, он не заметил на них никаких трещин или сколов.

Надо будет начать подъем и посмотреть, как пойдет дело.

Дерево росло с некоторым наклоном, а потому восхождение не оказалось особенно затруднительным. Вниз он старался не смотреть - только вверх, присматриваясь к каждой очередной ступеньке и предварительно оценивая ее прочность. Ближе к вершине Люк обнаружил одну из перекладин, которая чуть треснула - как раз в том месте, где в нее вошел гвоздь; он потянул ее рукой, проверяя, не опасно ли становиться на нее ногой. Ничего, все в порядке. Он полез дальше.

И вскоре добрался до цели.

Площадку со всех сторон окаймляли невысокие, доходившие ему примерно до пояса, перила, удерживаемые четырьмя столбиками. Он ухватился за один из них и попробовал покачать его - столб закачался, но в целом, как ему показалось, стоял достаточно прочно.

Люк огляделся, опасаясь возможных проломов в поверхности настила. Повсюду валялось много листьев, так что всю площадь настила он осмотреть не смог, но то, что все же увидел, особых тревог у него не вызвало.

И тогда он вскарабкался на настил.

Поднявшись на ноги, Люк сощурился от ударивших в глаза лучей яркого солнца.

Ему казалось, что он оказался на вершине мира.

Отсюда можно было разглядеть всю округу и даже увидеть дом Дэвида. Люк невольно поразился тому, насколько далеко он углубился в лес. Потом в очередной раз поднес бинокль к глазам, намереваясь увидеть Дэвида иди хотя бы мистера Кэмпбела, но с этой затеей у него ничего не вышло - мешал плотный слой листвы.

Тогда он посмотрел вниз - и снова изумился.

Ничего себе, подняться на такую высоту!

Вглядываться вдаль Люку почему-то показалось приятнее, чем смотреть вниз, и именно этим он и стал заниматься. Он начал постепенно продвигаться к противоположному краю настила, осторожно ступая по доскам и проверяя на прочность каждую, на которую опускались его ноги. Впрочем, доски и в самом деле оказались достаточно надежными. Сквозь кроны деревьев изредка проступали крохотные участки сверкающего неба. Подняв бинокль к глазам. Люк долго смотрел вдаль, зачарованный представшим перед ним зрелищем.

Отсюда было видно даже море.

* * *

И, едва подумав об этом, он ощутил также его запах, который доносился с легким ветерком - чуть солоноватый, с примесью аромата морских водорослей. Почему-то он напомнил ему запах кошачьего дыхания; в общем-то приятный, но с легкой гнильцой.

Люк вспомнил, как однажды отец взял его с собой в Сэндвич. Большую часть дня они провели в баре с каким-то другом отца. Дела, объяснил он тогда Люку, хотя внешне это не особенно походило на деловую встречу. Правда, чуть позже отец все же разрешил ему одному спуститься к берегу океана, к скалам, и посмотреть, как ползают под водой крабы. Возможно, именно тогда отец и разговаривал со своим другом о делах - трудно сказать. Люку действительно удалось разглядеть в воде несколько крабов, и когда отец пришел за ним, уходить ему очень не хотелось.

Он тогда заплакал, и отец ушел, оставив его одного.

Интересно, - подумал мальчик, - а как далеко отсюда до океана? На первый взгляд так сразу и не определишь.

При мысли об отце он снова, как, впрочем, и всегда в последнее время, расстроился и даже рассердился. Это было странное и отчасти смешное чувство одиночества, когда хотелось что-нибудь бить и ломать. В подобных ситуациях у него возникало такое чувство, словно вокруг него не оказывалось ни души и он оставался в полном одиночестве - здесь ли, на этом ли деревянном помосте среди ветвей дуба, или в школьном классе, хотя там его вроде бы окружали другие ученики и сам учитель. И все же нечестно было заставлять его испытывать подобное чувство. Впрочем, он понимал, что был не вполне одинок. Глупо было так думать - ведь у него всегда была его мама, и потом, еще приятели, Эд и Томми, - и все же, как он ни старался себя успокаивать, а это дурацкое чувство одиночества все же сохранялось, и ему все так же хотелось по чему-нибудь ударить, что-то пнуть, толкнуть.

Правда, здесь, на вышине, он как-то не осмеливался что-то бить или толкать, разве что листву дерева. Хотя, какое от этого может быть удовольствие - колотить листья, - и все же он хлопнул по ним кулаком.

И в то же мгновение что-то зашуршало по настилу.

Что-то белое.

Он присел на корточки и принялся разгребать сухую листву.

Кости!

Люк не смог определить, кому именно они принадлежали, но в том, что это были именно кости, он нисколько не сомневался. В основном маленькие, не больше косточек миниатюрной модели тиранозавра, которая стояла на письменном столе у него дома. Немного запачкавшиеся от долгого лежания под сухой листвой, и покрытые ползавшими по ним красными муравьями.

Он смахнул муравьев, после чего принялся собирать кости - одну за другой, - складывая их в карман, который довольно скоро оказался набит ими до верху.

Надо будет спросить Дэвида, чьи это кости. Дэвид наверняка знает, ну, если не он, то мистер Кэмпбел уж точно.

Потрясно!

Какое потрясное место! Его собственное место. Потайное место.

Ухватившись за один из столбиков, Люк стал спускаться на землю. Он уже сделал два шага вниз, когда что-то зашелестело в листве у него над головой.

Он почувствовал это, стоя на лестнице. Определенно, в кроне дерева что-то шевельнулось. Он замер на месте и посмотрел вверх.

Одна из ветвей, зависавшая примерно в десяти футах над настилом, слегка покачивалась, хотя из-за листвы ему почти ничего не было видно. И все же там определенно кто-то был - в этот самый момент или только что, несколько секунд назад.

А может, сейчас там уже никого нет? Ну белки, или еще кого-нибудь. А может и есть.

Но что точно осталось, так это взметнувшийся в груди Люка страх. Страх этот отнюдь не исчез и морозцем проскользил по коже мальчика. Впрочем, теперь это его потайное убежище показалось ему даже еще более волнительным ведь оно заставило его испугаться.

Ну надо же, какое место!

Он стал поспешно перебирать ногами, спускаясь на землю.

15.25.

- Я ничего не могу сделать, - сказала Клэр. - Он уже в пути.

Разумеется, для напитков было еще довольно рановато, и все же водка с тоником отчасти помогла ей успокоиться. Эми уложила Мелиссу спать и составила ей компанию.

- Где он?

- Откуда я знаю, где он. Он не сказал. Только то, что хочет повидать нас, причем сегодня же вечером. Якобы, чтобы мы могли поговорить. Бог ты мой, вот уж чего мне хотелось сегодня вечером меньше всего, так это разговаривать со Стивеном. Возможно, пару месяцев назад у меня еще могло бы возникнуть такое желание, хотя бы ради Люка. Но сейчас...

Она услышала, как от подъездной дорожки отъехал пикап Кэмпбела, и почему-то почувствовала себя такой одинокой, почти брошенной на произвол судьбы. А ведь она совершенно не знала этого человека, разве что десять минут поболтала с ним на кухне. Но он был таким нормальным, привычным спутником Дэвида и Эми, всей их повседневной жизни - еще одним человеком, который находился на их стороне, а следовательно, отчасти и на ее стороне. Чуть какая-то, - подумала Клэр. И все же ей чертовски не хотелось, чтобы он уезжал.

- Знаешь, я что-то пока не вполне понимаю, - сказала Эми. - Так он согласен на развод или нет?

- Даже и не знаю. Сказал, что хотел бы поговорить в том числе и об этом. У него был такой тон - сдержанный, напряженный. Вроде того, который появляется у него в тех случаях, когда он что-то держит про себя, что-то такое, чего ему пока не хочется касаться, но со временем все равно придется. И к тому же, как мне показалось, он уже навеселе.

- Вот и отлично. Может, наскочит на дерево.

Клэр потянулась к своему пиву. Рука ее слегка подрагивала, хотя она старалась сдерживаться.

- Я не хочу, чтобы он видел Люка, - сказала она. - Он не приехал на рождество, не приехал на его день рождения.

- А сам Люк захочет его видеть?

- Даже и не знаю. Возможно. А может, даже и не вспомнит про последние полгода. Просто обрадуется встрече с ним. Ведь он все же его отец.

Какой все же жуткий фокус с комбинацией генов выкинула природа, подумала Клэр. - Люк, такой милый, добрый ребенок, и такой отец...

О, с Люком тоже все было очень даже непросто. Он то и дело сердился, вел себя вызывающе, особенно в последнее время. Разумеется, отчасти это было обусловлено спецификой его возраста, хотя немалую роль здесь играло также его смущение и даже негодование из-за отсутствия Стивена и того, что все это время они прожили вдвоем. Не исключено, что к этому примешивалось также ощущение Люком собственного бессилия и неспособности хоть как-то изменить ситуацию к лучшему. Ну и наконец, сказывался ее собственный страх, ее отчаяние и гнев, также проглоченный и усвоенный маленьким мальчиком.

В том, что Люк мог сердиться, в общем-то не было ничего странного, тем более, что в нем всегда ощущалось присутствие чего-то изначально доброго, готовности к проявлению заботы и внимания о других людях. Достаточно было обратить внимание на то, как он относился к Мелиссе, а впрочем, и ко всем остальным детям тоже. Сам он никогда не был задирой и не одобрял подобного поведения у других детей, хотя. Господь свидетель, был достаточно крепок, чтобы при необходимости суметь постоять за себя. И к девочкам из своего класса всегда относился очень даже по-доброму.

В таком возрасте это что-то да значило.

- Ты знаешь, он до сих пор хранит у себя в комнате подарок, который приготовил Стивену к рождеству. Птицу, завернутую в подарочную бумагу. Синюю керамическую птицу, которую они сделали в школе. О, если бы он не сказал, что это именно птица, я бы сама ни за что не догадалась. Но он сделал ее специально для Стивена.

Она была готова разрыдаться.

А вот этого не надо, - подумала Эми.

Она протянула руку над столом и опустила ее на ладонь Клэр. Это было то самое легкое пожатие, которое десятки раз за последний год останавливало слезы подруги. Останавливало или, напротив, открывало все шлюзы - в зависимости от ситуации.

Распахнулась задняя дверь дома, и Клэр невольно вздрогнула, опасаясь того, что это будет Люк. В данный момент она была не готова к тому, чтобы встретить сына, рассказать ему про Стивена. Ненавижу все это, - подумала она. - Целых шесть месяцев прошло. Могу ли я сейчас позволить ему увидеть сына?

Но это был всего лишь Дэвид, к тому же улыбающийся. Впрочем, ему оказалось достаточно лишь взглянуть на женщин, чтобы улыбка на его лице сразу же померкла. Он остановился в дверях.

- Что случилось? - спросил он.

- Сюда едет Стивен, - ответила Эми.

- Что?

- Вот, полчаса назад позвонил и сообщил нам эту радостную новость.

Дэвид притворил за собой дверь. Затем подошел к старинному "Кулерейтору", достал банку пива, откупорил ее и столь же аккуратно закрыл дверцу холодильника. Все эти движения он совершил медленно и с подчеркнутой осторожностью, словно опасаясь того, что и входная дверь, и дверца холодильника, и бутылка могут от малейшего сотрясения разлететься на атомы.

- А как же насчет распоряжения судьи, ограничившего подобные контакты?

- Судя по всему, он решил наплевать на них, - сказала Эми.

- Ну да, конечно. Ему всегда было на всех наплевать.

Он подошел к телефону и снял трубку.

- Кому ты звонишь?

- Вику Манетти, в полицию.

- Подожди! Подожди минутку, - сказала Клэр.

Дэвид поднял на нее удивленный взгляд. Он очень добрый человек, подумала Клэр, - и действительно заботится обо мне. Но все дело в том, что я пока и сама толком не знаю, следует ли это делать.

Он опустил трубку на рычаг и продолжал смотреть на Клэр.

- Чего мне подождать? - спросил он.

- Люк, - ответила женщина. - Я думаю о Люке.

Он подошел к столу. Клэр отчетливо чувствовала бушевавшие в его душе гнев и возмущение.

- А при чем здесь Люк, Клэр? Однажды Люку уже довелось наблюдать, как ты стояла, прижавшись спиной к стене, тогда как Стивен в хмельном угаре хлестал тебя по щекам. И не по этой ли именно причине судья и принял тогда свое решение об ограничении их контактов?

- Да, это так.

- Так при чем же здесь Люк?

- Стивен все же его отец. И потом, прошло уже целых полгода.

- Ну так что же?

- Люк очень скучает по нему. Правда, в последнее время он старается не касаться этой темы, но я знаю, что это всего лишь защитная реакция. Ему все равно недостает отца. Мне бы хотелось, чтобы все обстояло иначе, однако это действительно так. И потому я не уверена в том, что у меня есть право...

- Разумеется, у тебя есть право. У тебя есть все права на то, чтобы...

- В тот вечер Стивен сильно выпил.

- Похоже, он и сегодня уже изрядно навеселе, - заметила Эми.

Внезапно Клэр почувствовала себя вконец измотанной, и отрицать этого не было никакого смысла. Голос в трубке то чуть заплетался, а то приобретал подчеркнутую решимость и ясность, словно говоривший в очередной раз мобилизовал все силы, чтобы взять себя в руки. Клэр вспомнила тот вечер на кухне, когда она кричала Люку, чтобы он шел к себе в комнату - и увидела сына, объятого ужасом, куда-то бегущего. Вспомнила она и Стивена, который навис над ней, словно олицетворяя собой яростное желание убить ее или, что еще хуже, изнасиловать. Он тогда изо всех сил хлестал ее по щекам, бил кулаком по ребрам и груди, причем явно старался попасть именно по груди, словно в ней для него заключался какой-то особый смысл. Впрочем, наверное, такой смысл действительно имелся, поскольку на протяжении последних нескольких месяцев он ни разу не занимался с ней любовью, вместо этого предпочитая пьянствовать - а она в тот вечер взяла и спросила его, почему он так поступает, ей все еще хотелось спасти их брак. Поначалу она даже не догадывалась о том, что муж сильно пьян, но затем он вдруг начал "объяснять" ей, почему избегает ее, каждым ударом своих кулаков по груди втолковывая в нее эту причину - он попросту ненавидел, презирал ее женственность, ее тело, ее ненавистную ему плоть.

- Я сама позвоню, - сказала Клэр.

- Позволь мне, - мягко отстранил ее Дэвид и опустил руку ей на плечо. Я знаком кое с кем из этих людей.

Он снова подошел к телефону и стал набирать номер. Клэр посмотрела на Эми - та кивнула ей, словно говоря: "Все нормально. Дэвид знает, что делает". И снова сжала ее ладонь.

- Алло? Глория? Вик на месте? Это Дэвид Холбэрд из Черной речки.

Внезапно в доме зависла напряженная, гнетущая тишина - именно сейчас, когда происходило все это, когда Дэвид за нее действительно обращался в полицию с просьбой оградить ее от Стивена.

Она вспомнила свой сон в ту ночь. Стивен превратился во что-то, похожее то ли на вампира, то ли собаку, а может, и на змею. Он лежал, распластавшись на ее теле, вжимая ее своей тяжестью в кровать, впиваясь зубами в ее шею. А потом, действительно как собака, принялся отдергивать голову, потряхивая ею и сжимая в зубах клочья ее мяса.

Сны о собаках с некоторыми вариациями сопровождали ее с самого детства, когда она нередко просыпалась от них и обнаруживала, что постель под ней мокрая.

Но то было первым разом, когда собака вдруг оказалась Стивеном.

- Угу. О'кей. Я вкратце объясню тебе, какая у нас здесь сложилась ситуация. Можешь себе представить: пригласили в гости женщину и ее восьмилетнего сына. Женщина является старым другом нашей семьи и в настоящее время оказалась в довольно трудном положении, связанным с разводом. Суд наложил ограничение на визиты мужа. Да, физическое насилие тоже было. В общем, ему запрещено под каким бы то ни было предлогом встречаться с ними. И вдруг этот звонок, в котором он сообщает, что едет к нам из Коннектикута. Если верить его словам, то до нас он доберется где-то к вечеру, хотя никто здесь понятия не имеет, что и как следует делать в подобной ситуации.

У него на лице появилось озадаченное выражение.

- Что ты имеешь в виду - есть ли у меня револьвер? Глория, ты что, шутишь?

Он продолжал с легкой улыбкой на губах слушать свою невидимую собеседницу, тогда как обе женщины неотрывно смотрели на него. Постепенно голос его заметно успокоился.

- Но ты можешь хотя бы сказать, почему? - проговорил Дэвид. - Так, понятно. Ну хорошо, попробуем, хотя я отнюдь не уверен в том, что это принесет нам какую-то пользу. А там будет еще кто-нибудь, если мы?.. О'кей... Спасибо, Глория. Ну, привет.

Он положил трубку на рычаг, подошел к столу, сел и допил свое пиво.

- Это и в самом деле более чем странно, - пробормотал Дэвид.

- Что именно? - спросила Эми.

- По словам Глории, шериф Вик Манетти и большинство сотрудников его аппарата сейчас в отъезде - расследуют какое-то убийство. К делу подключилась также полиция штата, так что на месте находятся только дежурные офицеры. Я изложил ей суть нашей ситуации, однако она сказала, что вплоть до того момента, как Стивен действительно приедет, мы ничего не можем сделать. В общем-то, я так и предполагал. Ну так вот, если он действительно будет домогаться встречи с Клэр, то надо будет снова позвонить им, и тогда они вывернутся наизнанку, как она выразилась, но все же постараются прислать к нам кого-нибудь. Еще она сказала, что мне надо попытаться отговорить его от идеи встречи с женой, и вообще постараться склонить к мысли о том, чтобы развернуться и ехать назад домой.

- А к чему ты сказал про какой-то револьвер?

- Это как раз и есть самое странное. На Глорию вообще-то иногда находит - может, она и сейчас вздумала разыграть из себя эдакую мисс Мелодраму, однако, она действительно предложила мне раз и навсегда отвадить Стивена от дома, даже наставить на него дуло револьвера. На него или на кого-то другого, кого я не знаю и кто может сегодня вечером или ночью заявиться к нам в дом. Ты можешь себе представить, как я стою на крыльце и направляю дуло своего ружья на Стивена... вроде того Элвиса из "Пылающей звезды"? Да и потом, откуда у меня ружье? А если бы даже и было...

Громко хлопнула входная дверь - Клэр аж подпрыгнула на месте.

Это был Люк. Сияющий как новенький доллар.

- Эй, смотрите! Смотрите, что я нашел!

С этими словами и вытянутой рукой он направился к матери, которая, возможно, в любой другой ситуации отчитала бы его за столь бурное вторжение, однако сейчас ей действительно хотелось, чтобы ее отвлекли от всех этих мыслей о ружье, убийстве, Стивене, его предстоящем приезде, да и о звонке в полицию тоже. Поэтому она лишь улыбнулась сыну, постаравшись изобразить на лице самую что ни на есть лучезарную улыбку, и посмотрела на его раскрытую ладонь, на лежавшие на ней крохотные косточки. Разложены они были таким образом, что почти в точности повторяли расположение костей его собственной ладони - раскрытой, с сомкнутыми пальцами, - так что могло даже показаться, будто она видит ее, просвеченную насквозь. Такую хрупкую, такую уязвимую.

Глава 3

Вечер

17.35.

Стивен Кэри увидел девушку на мосту неподалеку от развилки на Кеннебанк; рядом с ней на земле лежал рюкзак.

В последнее время не так часто можно было встретить на шоссе одиноко голосующую девушку. Он ехал по трассе, скорость движения на которой ограничивалась шестьюдесятью пятью милями в час, да и реакция у него была отменная. Нога мгновенно надавила на педаль тормоза.

В зеркальце заднего вида он увидел, как она закинула на одно плечо лямки тяжелого рюкзака и неуклюже побежала к машине. Похоже, рюкзак и в самом деле был тяжеловат для нее, поскольку ее то и дело заносило то в одну сторону, то в другую. Этим она чем-то напомнила ему ту кошку, которую он задавил однажды, возвращаясь со школьных танцев. В тот вечер он ехал на старом отцовском "понтиаке" и остановился, чтобы в свете фар разглядеть сбитое животное: у кошки из головы вытекали мозги, однако она все еще пыталась убежать и двигалась примерно так же, как эта девчонка, рывками, отклоняясь то вправо, то влево.

Стивен принялся манипулировать с кнопками на встроенной в подлокотник панели: нажав на одну из них, он отпер задние двери, а при помощи другой опустил стекло соседнего с ним окна. Вскоре девушка оказалась напротив этого окна и заглянула внутрь.

Взгляд был явно настороженный, хотя на нее определенно произвел впечатление добротный темно-синий костюм Стивена "от Пола Стюарта" и еще более темных тонов синий "мерседес".

Синий цвет, как он считал, внушает доверие суду присяжных.

- Привет, - с улыбкой сказал Стивен. - Кидайте рюкзак на заднее сиденье и залезайте.

Девушка так и сделала. Он поглядывал на ее отражение в зеркальце заднего вида. Нельзя сказать, чтобы такая уж красавица - нос, пожалуй, слишком острый, а лицо, напротив, чересчур круглое. На вид лет восемнадцать, и пяток фунтов лишнего веса. Реденькие коричневые волосы. Самые заурядные джинсы. Бледно-зеленая, застиранная майка с надписью "Где же этот чертов Монсеррат?" на груди и картой Карибского моря на спине.

Впрочем, на поверку она оказалась отнюдь не хлипкой и довольно ловко управлялась со своим рюкзаком. Да и манерами тоже не подкачала - сев в машину, не стала с силой хлопать дверцей.

И бюстгальтер не забыла надеть. Впрочем, в последнее время это тоже стало чем-то вроде моды.

Она села на переднее сиденье, и Стивен стал съезжать с обочины. Утопив ручку встроенной зажигалки, он достал пачку "Уинстона".

- Вы далеко едете? - с придыханием спросила девушка. Вообще-то ему не особенно нравился подобный тип голоса.

- Почти вдоль всего побережья, - ответил он и рассмеялся. - Есть такое Богом забытое место. Черная речка называется. А вы?

- В Портленд.

Он кивнул.

- Ну что ж, почти по пути.

- Я знаю, - сказала она. - Спасибо. - И наконец улыбнулась. - Хорошая у вас машина.

- И вам спасибо.

Движение на шоссе было вялым, однако Стивен все равно старался вести машину осторожно, хотя и довольно легко, не превышая установленного лимита скорости в шестьдесят пять миль в час.

Зажигалка почему-то не выскакивала; он вынул ее из гнезда и обнаружил, что спираль даже не нагрелась. Вот тебе и на, сломалась, чертовка! От досады ему захотелось выбросить ее в окно. Засунув руку в карман пиджака, он достал коробок спичек и прикурил.

Начинало смеркаться, и он включил фары, хотя особой потребности в этом пока не было.

- А в Портленд зачем? - спросил Стивен.

Девушка тем временем сосредоточенно грызла ноготь.

- У меня там дружок в школу ходит.

Итак, у этой девочки был свой дружок.

Значит, девочка уже начала трахаться.

Девушка сняла лифчик, и парень прильнул губами к ее соску.

- А вы тоже учитесь?

- Взяла академический на этот год. Хотелось немного подработать. Но с сентября снова начну.

- Понятно. Ну что ж, времени для работы достаточно, - сказал Стивен.

Она кивнула.

- Да уж.

Достаточно времени, - подумал он. - Это уж точно. Военное училище, колледж, школа права, а потом практика, практика, практика...

Она снова принялась грызть ноготь.

Мэрион тоже нравилось это занятие.

Отвратительная привычка.

Не далее как сегодня утром, он застал ее за этой забавой: сидит себе на кровати, набросив на колени простыню, и изучает курс своих акций. Вытянувшиеся, тощие груди упали на окаймлявшие живот складки жира, спутанные волосы застилают лицо. И настойчиво грызет ноготь указательного пальца левой руки. Когда с ногтем было покончено, она небрежно бросила его в пепельницу рядом с ментоловой сигаретой "Вирджиния слимз".

Чем она занимается, он увидел в тот самый момент, когда вышел из душа, погруженный в раздумья над тем, что же теперь с ней делать. Мысль эта занимала его со вчерашнего вечера, когда Мэрион сообщила ему, что работать у них в фирме он сможет лишь до конца месяца, а потому со всеми надеждами на то, чтобы продлить их контракт, пришлось распроститься. Видите ли, на прошлой неделе Линфилд видел его в офисе и сразу пожаловался Мэрион как старшему компаньону: как, дескать, она может до сих пор держать у себя этого типа, из-за которого они понесли такие убытки, и что, черт побери, он вообще здесь делает? Сам он, видите ли, никогда бы не смог примириться с подобным, и потому ни за что на свете не пойдет ни на какие уступки. Ну да, уж он бы точно никогда на них не пошел, этот сраный мистер Членосос Б.Линфилд, оказавшийся к тому же одним из самых крупных клиентов фирмы. Увы.

Вот Стивен и стал размышлять над тем, как же ему поступить с ней - с женщиной, которая темными ночами использовала его в качестве жеребца, однако не имела ни малейшего представления ни о чести, ни о совести. И вот сейчас в пепельнице дымила ее сигарета и медленно тлел обгрызенный ноготь. Он даже ощущал его запах - запах горящей плоти. А она сидела - голая и жирная - и читала биржевую сводку курса акций.

Стивен крепче вцепился в руль, но вскоре опять позволил себе немного расслабиться.

- А знаете, - с угрюмым видом проговорила девушка, - мне кажется, я уже слышала про эту Мертвую речку. Это неподалеку от Любека, правильно? Ближе к границе?

- Про Любек я ничего не слышал, но там и в самом деле недалеко канадская граница. Сам я там ни разу не был. Просто прикинул по карте, что сначала надо по Девяносто пятому шоссе доехать до Брауншвейга, затем свернуть на Первое и катить дальше мимо гавани Бутбэй. - Он сверкнул белозубой улыбкой. - Правильно?

Она кивнула.

- У меня есть старший кузен, который каждое лето отправляется туда, чтобы подработать с тамошними рыбаками. Немного подзаработать себе на колледж. Вот откуда я знаю про это место. А что, там довольно красиво, вот только не понимаю, почему вы не полетели.

- Полетел?

- Ну да. Ехать-то туда сколько, а так можно было бы долететь по крайней мере до Мачиаса. А может, и возле самого Любека тоже есть какой-нибудь маленький аэродром. Я сейчас не помню. - Она застенчиво улыбнулась. - Мне почему-то показалось, что такие расходы вас бы не особенно обременили.

Стивен рассмеялся и загасил сигарету.

- Дело в том, что я плохо переношу полеты. Однажды мне уже довелось на подлете к родному Кеннеди попасть в жуткую воздушную бурю - такого страху натерпелся, что Боже упаси. Обжегшись на молоке, дуешь на воду, ну, что-то вроде этого.

Такие девицы любят, когда ты говоришь им про свои уязвимые места, подумал он, хотя в отношении воздушной бури сказал сущую правду.

- Кеннеди? Так вы что, от самого Нью-Йорка едете?

- Точнее, из Коннектикута. Надо было навестить там... одного друга.

- А...

Ему следовало быть поосторожнее - что-то слишком уж он с ней разболтался. Он и без того был довольно запоминающейся личностью: модный костюм, красный шелковый галстук, "мерседес".

Возможно, вообще не стоило сажать ее к себе в машину, но очень уж скучно было ехать в одиночку.

Это навело его на одну мысль.

- Послушайте, - сказал он, - а может, вы окажете мне маленькую услугу? - Он изобразил на лице одну из своих самых обворожительных улыбок и покачал головой. - Дело в том, что я не имею ни малейшего понятия о том месте, куда еду, и ко всему прочему в вечернее время очень плохо читаю дорожные указатели. Как бы вы отнеслись к тому, чтобы прокатиться со мной до места? Ну, выступить в роли сопровождающего, что ли? А потом я лично доставлю вас в аэропорт Мачиаса, Любека, или какого другого города, и посажу на самолет, отправляющийся в Портленд. - Он рассмеялся. - Если, конечно, вы тоже не боитесь летать. Все за мой счет, естественно. А кроме того, я дам вам пятьдесят, нет, семьдесят пять долларов, как говорится, за причиненное беспокойство. Через несколько часов совсем стемнеет, и вы смогли бы оказать мне большую услугу. Ну, как вы на это смотрите?

Девушка изумленно уставилась на него. Впрочем, ничего удивительного в этом не было - в конце концов, она ведь совершенно его не знала.

- Я...

- К какому времени вам надо прибыть на место? Вы можете позвонить кому-нибудь и сказать, что немного задерживаетесь? Ну, своему приятелю, например. Если надо, давайте остановимся у платного телефона. Звонок, разумеется, также за мой счет. Я был бы вам очень признателен, ведь вы сами сказали, что места здесь чудесные.

- Но как же я?.. Я хочу сказать, что до Портленда отсюда меньше часа пути.

- Ну и что?

- А до Мертвой речки миль двести вдоль побережья, а то и больше. Раньше девяти или десяти часов вы туда никак не доберетесь, а к тому времени, когда я доберусь до Портленда, будет и вовсе полночь - это еще в лучшем случае!

Он снова рассмеялся.

- Ну, отнеситесь к этому как к своего рода приключению.

Девушка неотрывно смотрела на Стивена.

Смотрела в упор, как-то даже грубовато, так что он, похоже, поторопился с выводом относительно ее манер.

Стивен и в самом деле не понимал, почему его затея показалась ей такой трудноосуществимой. Подумаешь, несколько лишних часов - ну и что? Приятная и беззаботная поездка по сельской местности. Он ведь подвез ее, правильно? Так почему же она не хочет оказать ему ответную услугу?

- Ладно, предлагаю сотню, - сказал он. - Подумайте как следует.

Она резко вздрогнула, когда он потянулся над ее коленями к "бардачку" и вынул из него бутылку. Ее реакция позабавила его.

Какая же ты пугливая. Стивен с улыбкой предложил ей выпить водки.

- Будем считать, что я угощаю вас.

Она покачала головой.

- Да бросьте вы, пейте. Ведь вы же не хотите, чтобы я пил в одиночку, правильно? Кстати, как вас зовут?

Он отвинтил крышку.

- С-Сьюзен.

- Сьюзен. Прекрасное имя. Сюзи. Сюзи-Плавленый Сырок. Ленивая Сьюзен. Сюзерен. Знаете, что такое сюзерен? Это такой хозяин-феодал, вассалы которого обязаны платить ему дань. О Сюзанна, Сладкая Сью! Он когда-нибудь зовет вас так? Ну, ваш дружок. Сладкая Сью?

Стивен отхлебнул из бутылки.

- Я... я, пожалуй... сойду, - сказала она. - Остановите где-нибудь, хорошо?

- Сойдете?

- Да.

- Но вам же в Портленд надо, правильно?

- Да, но...

- И хотите выйти?

- Да.

- Почему?

- Потому что вы пьете.

- Все правильно, пью. Ну и что?

Он сделал еще один глоток. А иди ты в задницу, - подумал Стивен. С ним она едет, или без него, все равно никуда она не попадет.

Да, что и говорить, трудный денек выдался, - подумал он, - и, судя по всему, легче не станет, а все из-за какой-то паршивой девчонки, которая только создает ему дополнительные трудности, и, похоже, будет создавать их и дальше. И зажигалка, черт бы ее побрал, не работает.

День и в самом деле выдался паршивый, но это только с одной стороны, тогда как с другой он оказался, напротив, очень даже удачным.

Как же давно это было, - подумал Стивен. - Да, очень давно.

Еще когда был Джимми - как бишь его фамилия? Там, на Ливингстон Авеню.

Они тогда играли в яблоневом саду - целая компашка, которую он знал еще со школы. Класса с третьего, кажется. Да, точно. Они играли в войну и кидались друг в друга "гранатами" - упавшими с деревьев зелеными яблоками, после чего ничком валились на землю, ползали в густой и высокой траве, изображая из себя солдат на поле боя. Никто и не слышал, как он подошел, никто ничего не заметил. И поначалу не обратил внимания на то, что камни, которыми он стал кидаться, были уже отнюдь не теми зелеными яблоками, которые они подбирали с земли. Вплоть до тех пор, пока один из них не угодил Джимми в голову, и тот рухнул в траву, обливаясь кровью.

А потом, так и не приходя в сознание, умер. Они так и не догадались, что он бросался камнями, а сам Стивен, разумеется, ни о чем им не сказал. Что-что, а уж тайны он хранить умел. Да и какой смысл был им об этом говорить? Джимми-то все равно умер.

И сейчас им совершенно незачем было знать про Мэрион, потому что и ее тоже настигла смерть. А погибла она от руки вора, который ранним утром забрался к ней в дом и задушил шнуром от электрического фена, после чего забрал ее стереомагнитофон, проигрыватель для компакт-дисков, телевизор и драгоценности - все это разбил, разломал и выбросил на свалку на окраине Хартфорда, что в штате Коннектикут.

И вновь, как и прежде, ни одна живая душа не видела его.

Ее уборщица приходила только накануне; работница она была очень аккуратная, так что он мог не беспокоиться насчет пальцевых отпечатков. Что-что, а уж подобную процедуру он усвоил назубок, тщательно протер все предметы, к которым прикасался - ничего не пропустил, все припомнил.

И надо же, как кстати оказалось, что свою связь они старались держать в большой тайне.

Мэрион сама настаивала на этом. Как говорится, в интересах дела.

Следовало признать, что все это он проделал очень спокойно. В сущности, его даже не особенно рассердило то, что она с такой легкостью пошла на предательство, и, следовательно, вполне заслуживала смерти. Просто ему уже давно хотелось убить ее.

Она была толстая, с длинными, омерзительными сиськами, и ему очень хотелось это сделать.

Именно по этой причине он и считал, что день прошел очень даже неплохо.

При этом он не совершил ни единого промаха, так что можно было не опасаться неожиданного визита полиции. В обычное время поехал на работу телевизор, драгоценности и прочее барахло уже лежали в багажнике машины, и, надо сказать, успел переделать немало дел. Лишь однажды повел себя раздраженно - когда адвокат Клэр прямо на глазах у сослуживцев положил ему на стол бумаги по бракоразводному процессу.

Впрочем, и эта реакция также оказалась совершенно нормальной и, более того, даже вполне предсказуемой. Когда человек разводится с женой, он всегда бывает немного не в себе.

Так что никто его ни в чем не заподозрит. Интересно, а тело ее уже обнаружили или еще нет?

Не забыл он и о том, чтобы по завершении всего изнасиловать ее труп как говорится, для полноты картины. Надо же, никогда раньше так не возбуждался, как в те минуты. За все время их связи она ни разу не могла добиться от него такой эрекции. Ему понадобилось всего лишь несколько телодвижений, и все было кончено. Нападение, кража, изнасилование. Подобное каждый день случается, причем по много раз. Теперь полиция начнет искать вора именно с сексуальными наклонностями, и глубже копать не станет.

- Ну, так что вы надумали? - спросил он.

- Насчет чего?

- Насчет того, чтобы прокатиться со мной.

Голос девушки зазвучал еще тише, с еще большим придыханием. Ему это понравилось - уважает, значит.

У Клэр голос был низкий, грудной, почти мужской. Он собирался повидаться с Клэр. Ему надо было поговорить с ней.

Нельзя же было после всего того, что он совершил сегодня, не попытаться разобраться в своей остальной жизни.

- На всякий случай, было бы вам известно, я еду к жене и сыну. Я женатый человек. Вот, видите?

Он показал ей кольцо.

- Я... Мне надо в Портленд. Меня там ждут, понимаете?

- Когда?

- Примерно... через час.

Девчонка явно врала. Она голосовала у дороги и потому полагалась исключительно на удачу. Так что она никак не могла сообщить точное время, когда ее надо ждать.

Он снова отхлебнул из бутылки.

- Значит, не хотите поехать со мной? Не желаете оказать мне услугу?

- Я не могу.

- А вот и можете. Вы просто не хотите. Но тогда так прямо и скажите. Ну, давайте. Скажите, что не хотите оказать мне услугу.

- Я...

- Говорите: "Я не хочу помогать вам".

- Я...

Теперь ей уже страшно. По-настоящему страшно. Сидит и едва в штаны себе не делает.

- Ну, говорите!

- Я не хочу помогать вам!

Он улыбнулся.

- Ну вот, уже лучше. Теперь вы сказали мне правду. О'кей, выходите.

Смеркалось. Впереди них на шоссе маячила какая-то машина, а далеко позади ехала еще одна. Стивен скользнул взглядом по спидометру - стрелка едва не доползала до шестидесяти пяти миль в час.

- Ну давай, выходи.

- Но вам же надо... сначала надо остановиться.

- Это еще зачем? Вылезай, ну, кому сказал? Выметайся отсюда.

Слова эти он произнес спокойно, с улыбкой. Потом в очередной раз отхлебнул из бутылки. Девушка заплакала. Это хорошо. По крайней мере, все обошлось без излишнего шума.

- Я... не могу...

- О'кей. Тогда шмотки свои выкидывай.

- А?..

Он надавил на одну из кнопок на подлокотнике и опустил стекло за спиной у девушки.

- Выбрасывай рюкзак, после чего я остановлюсь. Обещаю.

- Но зачем?.. Зачем вам это надо?

- Затем и надо. Ты хочешь, чтобы я остановился? Тогда выкидывай рюкзак.

Поначалу он даже подумал, что девчонка слишком сильно перепугалась, что она так и будет сидеть и пялиться на него, неспособная ни на какие действия. Но затем, похоже, все же решилась, перегнулась через спинку сиденья, подхватила тяжелый рюкзак и стала подтягивать его к дверце. Она уже наполовину вытолкнула его в окно, когда Стивен неожиданно протянул руку и сжал ее грудь - несильно, скорее просто накрыл ее своей ладонью, так что девушка лишь застыла на месте и, все так же сжимая рюкзак, закрыла глаза и заплакала.

Он надавил сильнее.

- Ну, кидай, - тихо проговорил он. Девушка вытолкнула рюкзак в окно, и он шлепнулся на дорогу.

Тогда он отпустил ее.

В зеркальце заднего вида ему было хорошо видно, как рюкзак, высоко подпрыгивая, покатился по шоссе; его алюминиевая рама покорежилась, лямки у плеча лопнули, и наружу посыпалось все его содержимое - одежда, книги, бумаги, что-то там еще, - разлетаясь в разные стороны.

Стивен хохотал до тех пор, покуда рюкзак не превратился в крохотную точку у них за спиной.

Затем он стал сбрасывать скорость и наконец остановился.

Все так же манипулируя кнопками, освободил запор на ее дверце.

Девушка изумленно и одновременно нерешительно посмотрела на него. Неужели она действительно свободна? Интересно, - подумал он, - хватит ли ей ума запомнить номер его машины? Вряд ли.

Она распахнула дверцу и выкарабкалась наружу.

- Портленд ждет вас, - проговорил Стивен. - Желаю приятно провести время.

Мимо него со свистом пронеслась машина. Он снова вырулил на проезжую часть.

Я еду, Клэр, - подумал он. Настал день расплаты.

19.50.

Женщина присела на корточки у самого входа в пещеру - замаскированной мхом расщелины в скале, располагавшейся на высоте тридцати пяти футов над уровнем моря - и при тусклом свете догорающего заката принялась точить нож.

Снаружи доносились крики чаек и шелест накатывавших на камни приливных волн.

Нож она точила на маленьком кусочке карборунда, который был украден много лет назад и с тех пор постоянно хранился в небольшом кисете, притороченном к ее поясу и, таким образом, постоянно находился под рукой. С одной стороны камень был шершавый, зато противоположная его поверхность от частого употребления стала почти гладкой. Сначала она совершала круговые движения ножом по камню, постепенно продвигаясь от рукоятки к острию; лезвие от этого становилось хотя и довольно острым, но все же чуть зазубренным, вроде птичьего пера, после чего проводила ножом поперек точила, периодически переворачивая лезвие и удаляя крохотные шероховатости. Движения ее были тщательно выверенными и совершались совершенно автоматически.

Все свои мысли Женщина сосредоточила на находившихся внутри пещеры, и сейчас они, подобно стае зорких птиц, знакомых с каждой скалой, с каждой мельчайшей трещиной в, окружавшем их ландшафте, способных подметить в них любую, даже самую незначительную перемену, проносились над членами ее семьи, которых она, даже несмотря на явную дурашливость детей, отнюдь не считала в чем-то ущербными.

Она посмотрела на мужчину, который неторопливо копался в нагромождении ножей, топоров, топорищ, отверток, молотков-гвоздодеров, тесаков и прочих орудий и инструментов, которые были свалены в кучу у дальней стены неподалеку от маленького, почти бездымного, сложенного из древесных поленьев костра. Действия мужчины были отнюдь не бессистемными; время от времени он откладывал тот или иной предмет, совершенно четко представляя себе, чем каждый будет заниматься этой ночью и что ему или ей понадобится.

Было там также и огнестрельное оружие - ружья, обрезы, пистолеты. Боеприпасы к ним давно кончились, но они все равно хранили их - про запас.

Женщина наблюдала за тем, как в ярких отблесках пламени костра неторопливо пошевеливается его крепкое тело.

Что и говорить, с выбором Первого Похищенного она не ошиблась.

Она сразу узрела его призрак. Его призрак показался ей сильным.

К ноге, котенка была привязана проволока; мальчик тянул в сторону набегавших с моря бурунов прибоя, и вскоре котенок начинал громко мяукать, переворачиваясь в волнах - тогда он немного ослаблял натяжение проволоки, позволяя животному выбраться на берег, после чего в очередной раз повторял ту же процедуру, покуда глаза котенка не застилала пелена и он прекращал издавать какие-либо звуки. Сам же мальчик не смеялся и не испытывал никакого удовольствия от подобной забавы. Он просто наблюдал.

Сумерки сгустились совсем недавно, и он в полном одиночестве играл у самой воды.

При ее приближении он поднял голову, и по его взгляду она поняла:

ребенок раздосадован тем, что его застали во время подобного развлечения.

А потом он заговорил - как и все они, он был большим любителем поболтать, - явно пытаясь отвлечь ее внимание от котенка. Стал задавать какие-то вопросы. Как ее зовут? Откуда она пришла? Сказал, что живет с родителями в большом доме на холме - даже пальцем показал, где именно, и добавил, что ненавидит и этот дом, и самих родителей, и даже добавил с некоторым вызовом в голосе, явно адресуя эту фразу именно ей, что котенок его и что он может делать с ним все, что захочет.

Она улыбнулась. А затем взяла котенка, зашла в море и опустила его под воду.

Он ее царапнул - правда, совсем несильно.

Было это одиннадцать лет назад, всего лишь через несколько месяцев после Ночи Первых Слез, когда рана в ее боку все еще побаливала, несмотря на то, что она делала припарки из сырых оболочек яичной скорлупы, и долго сидела на диете из украденного, заплесневелого хлеба.

Мальчик оказался любопытным и, пока они шли вдоль линия берега, все расспрашивал ее и про эту рану, и еще много про что.

Она знала, что со временем отучит его от привычки болтать и задавать лишние вопросы. Сделать это будет совсем нетрудно. На пятнадцатое лето ее жизни она была старше его на целых четыре лета, и даже несмотря на свою рану, значительно превосходила его в силе. При этом она знала, что всегда будет сильнее его.

Женщина увидела, как он выбрал самый большой топор и положил его у стены пещеры, после чего снова вернулся к куче и извлек из нее молоток-гвоздодер, который заткнул себе за довольно поношенный пояс. Молоток и топор были его любимыми видами оружия.

Он был обнажен по пояс, и мощь его молодого, здорового тела от этого становилась особенно заметной. Она помнила, как постепенно обучала его разным вещам.

На свое двенадцатое лето он стал отцом, а она, лежа у самой кромки воды на подстилке из водорослей, родила первого его ребенка, Девочку. Стояла ночь, и на небе сияла полная луна - в точности как сегодня.

Женщина и по сей день продолжала учить его.

Думая о нем, она машинально водила плоскостью остро наточенного ножа по своей обнаженной груди, бедрам, просовывала его себе между ног.

Девочка, их дочь, сидела рядом с ним и выискивала блох в головах двух мальчиков-близнецов, которые родились на следующее лето после нее. Блох она кидала в костер.

Соприкасаясь с пламенем, блохи легонько пощелкивали, и над ними вздымались тонюсенькие струйки дыма.

На шее Девочки болтался подвешенный за нитку прозрачный ограненный камень, который ярко поблескивал в лучах пламени костра. Чуть ниже висело ожерелье из костей. К ее длинным темным волосам были привязаны перья белой цапли, совы и чайки.

Среди обитателей пещеры Девочка больше всех увлекалась украшениями.

А еще она носила женские груди - кожа была туго обмотана вокруг ее тела и завязана на спине чуть выше талии. Груди эти достались им еще много лет назад - темно-желтого цвета, они давно уже потрескались во многих местах, особенно на левом соске, где кожа протерлась почти насквозь. Но у Девочки не было своих собственных грудей, и поэтому она с нескрываемой гордостью носила эти.

Время от времени, выискивая блох в головах близнецов, она то и дело хмуро сдвигала брови. Малыши же не обращали на нее никакого внимания, целиком сосредоточившись на покрытых жиром костях - последнем напоминании о вчерашнем празднике.

Еще один их совместный ребенок, шестилетний Мальчик, находился в самом дальнем и темном конце пещер и забавлялся с Быком, тыкая ему в ребра концом ржавой кочерги. Бык пытался отбиваться и то и дело натягивал цепь.

Видеть Мальчик мог только правым глазом, и потому держал голову чуть наклоненной набок. Вскоре после того, как Женщина родила его, в левый глаз ребенка ужалил шершень; глаз после этого помутнел и остался таким навсегда.

Истязание Быка продолжались уже довольно долго. Сам того не подозревая, Мальчик был уже довольно сильным ребенком, так что назавтра грудная клетка Быка будет основательно исполосована его кочергой.

Бык надсадно мычал.

Мальчику нравилось подобным образом забавляться с Быком, однако Второй Похищенной, судя по всему, под конец основательно надоело его мычание, а потому она подошла к Мальчику, выхватила у него из руки кочергу и размашисто шлепнула ею по его заду. Мальчик обиженно глянул на нее, но не заплакал... Теперь и у него тоже появится свой синяк.

Он подбежал к Землеедке, и вскоре оба уже играли на полу пещеры, поочередно подбрасывая в воздух высушенные на солнце крысиные кости. Игру эту они выдумали сами, и правил ее никто, кроме Мальчика, Землеедки и Кролика, не понимал.

Женщина одобрительно отнеслась к тому, что Вторая Похищенная приструнила Мальчика, и тот факт, что он являлся именно ее сыном, а не "воспитательницы", не имел ровным счетом никакого значения. Для нее они все были совершенно одинаковыми. Ее дети от Первого Похищенного были для нее точно такими же, как и Кролик - ее семилетний сын от Быка. И Кролик был точно таким же, как Землеедка - ее прозвали так потому, что, проголодавшись, она готова была есть что угодно, даже пригоршни земли. Землеедка была дочерью Первого и Второй Похищенных. И Землеедка была для нее точно такой же, как и младенец Второй Похищенной от Быка, в настоящее время спавший рядом с костром в сплетенной из веток и выстланной еловыми лапами колыбели.

И не было никакого унижения в том, что твоим отцом является Бык. В конце концов, для того он здесь и находился.

Кстати, как раз в этот момент Вторая Похищенная пользовалась его услугами.

Женщина улыбнулась. Ей стало ясно, что отнюдь не мычание Быка побудило Вторую Похищенную прогнать Мальчика, а вот это самое.

* * *

У Женщины совершенно отсутствовало какое-либо представление о прекрасном.

Внешне она была далеко не красавица, если только не считать красотой физическую силу. А она и в самом деле была очень сильной - ростом более шести футов, с длинными, тонкими и одновременно жилистыми, как у обезьяны, руками и ногами. Взгляд ее, за исключением тех случаев, когда она за чем-то пристально наблюдала, практически всегда оставался совершенно пустым, а лицо от недостатка солнечного света несло на себе отпечаток хронической бледности. Так же, как и все остальные обитатели пещеры, она была ужасно грязной, от ее тела, как от оперения стервятника, исходил омерзительный запах застарелой, засохшей крови, а в волосах кишели бесчисленные блохи и прочие паразиты. От полной правой груди и почти до самого бедра Женщины тянулся широкий, гладкий шрам, оставшийся на том месте, где одиннадцать лет назад выстрелом из ружья из ее тела был вырван кусок мяса. Еще один выстрел оставил отметину на ее лице - шрам тянулся поверх левого глаза и примерно на дюйм уходил за ухо. Ни бровь, ни волосы в этой части скальпа с тех пор так и не росли.

В целом у ее лица был такой вид, словно когда-то в него ударила молния.

Женщина не только не была красавицей, но и не имела ни малейшего понятия о красоте. И все же про себя она иногда отмечала стройность и даже некоторое изящество Второй Похищенной. Мастерство же, с которым Бык выполнял сейчас свою миссию, было почти сродни красоте, а помимо этого оно доставляло ей большое удовольствие.

* * *

Женщина наблюдала за тем, как проходит привычный ритуал.

Бык завыл, когда заметил приближение Второй Похищенной - следовало признать, что выл он почти постоянно на протяжении всех тех восьми лет, что они использовали его.

Трудно было сказать, был ли этот вой предвестником боли или предвкушением удовольствия - Женщина этого не знала, а впрочем, ее это ничуть не интересовало.

Впервые за очень долгое время Вторая Похищенная только что искупалась ей было просто необходимо сделать это, - и сейчас оба, она и Бык, стояли совершенно нагие. Впрочем, Бык всегда ходил голым.

Вот его дыхание заметно участилось, грудь стала вздыматься выше.

Женщина видела, как Вторая Похищенная схватила Быка за болтавшийся под животом кусок вялой плоти и принялась массировать его, явно получая от этого удовольствие. А потом всем телом потянулась вниз.

Вторая Похищенная принялась "доить" Быка. И он начал реагировать.

Бык был значительно старше Женщины, однако возбуждался очень быстро, подчас даже быстрее Первого Похищенного, который временами даже позволял себе пренебрежительно относиться к их притязаниям. Что же до Быка, начисто лишенного разума, то он и знать не мог о том, что такое пренебрежение. Могло показаться, что подобное "доение" было чем-то даже необходимым для его естества.

Она увидела, как Вторая Похищенная обхватила ногами торс Быка, вцепилась руками в его плечи и с поразительной быстротой затолкала его орган внутрь себя.

А через какие-то несколько секунд ее тело содрогнулось от легкой конвульсии - дело было сделано.

Хорошо, - подумала Женщина, - что она решила именно сейчас воспользоваться услугами Быка. Ведь не далее как сегодняшней ночью ей предстояло выполнить довольно трудную миссию, причем весьма болезненную. Между тем на долю Второй Похищенной в последнее время и так уже выпало достаточно боли: сначала она наказала сама себя за то, что так и не смогла прошлой ночью отыскать детей, а затем в очередной раз приняла наказание от Женщины и Первого Похищенного, когда те узнали, что именно натворили дети.

Даже добытые ею охотничьи трофеи, и те не позволяли ей рассчитывать на прощение. Впрочем, свою порцию наказания получил каждый из них, но больше всего досталось опять же Второй Похищенной, поскольку в свои семнадцать лет она являлась самой старшей из них и тем не менее не смогла отыскать их и остановить.

Призрак младенца преследовал Женщину. Даже сейчас.

Детям очень хотелось, чтобы она поскорее признала в них охотников, способных действовать совершенно самостоятельно. Между тем Женщина прекрасно понимала, насколько это пока было опасно. В сущности, именно такая поспешность и стала причиной того, что одиннадцать лет назад ее семья оказалась полностью уничтоженной. Вот и прошлой ночью некое смутное чувство подсказало ей, что из тумана на них надвигается новая катастрофа, что дети не просто гоняются за кроликом или пытаются в лучах лунного света отыскать сухопутных крабов, а затеяли самую настоящую охоту - охоту, в которой для всех них таилась смертельная опасность.

Женщина вложила нож в ножны, после чего перевела взгляд на белую сумку, которая одиноко притулилась к стене в дальнем конце пещеры. Внезапно все ее тело прошиб дикий озноб.

В некотором смысле это было ее собственным упущением. Пожалуй, она слишком часто и на протяжении слишком многих дней и ночей рассказывала детям о другом ребенке - том, что жил на холме, - и о той силе, которая таится в крови детей. Это лишь подогрело их нетерпение, теперь она это понимала.

Вот они и решили самостоятельно напасть на того ребенка, на его мать и ту девушку.

Разумеется, они хотели сделать все как лучше, однако получилось как раз наоборот - хуже некуда.

Ребенок попросту задохнулся в сумке, ему там нечем было дышать.

Таким образом, они не успели выпустить его кровь.

Не смогли освободить ее.

А ведь именно в подобном освобождении и таилась самая грозная их сила. Пустить кровь означало высвободить дух и таящуюся в нем силу. Пусть даже тело при этом сопротивляется, все равно духу это понравится.

И вот получается, что дух до сих пор находится в этой самой сумке, заполненной телом ребенка, да еще разве что его испражнениями. Злой, разгневанный, он сейчас затаился в его маленьком, мертвом теле.

В подобном состоянии дух представлял большую опасность уже для них самих.

А был он очень молод, поскольку и пожить-то успел совсем недолго, и вот сейчас его переполняет ненависть к ним - ненависть и негодование, грозящие в любой момент прорваться наружу.

И ничем уже нельзя было его задобрить. Ущерб нанесен, и им оставалось лишь выбросить его в море, чтобы с волнами прилива он уплыл как можно дальше от них.

После сегодняшней ночи им снова придется уходить еще дальше на север. Прилив же отнесет тело к югу.

Но сегодня они все-таки примут силу, пусть и от другого ребенка. Перед трудным путешествием это им было просто необходимо, поскольку могло укрепить силы и самой Женщины, и всей ее семьи.

А на следующую ночь их здесь уже не будет.

Эта пещера была очень даже хорошей, но и других пещер тоже оставалось в избытке.

Просто настало время.

Женщина коротким жестом подозвала к себе Первого Похищенного - тот подошел и встал рядом с ней. Остальные тотчас же прекратили свои занятия и выжидающе уставились на них. Один лишь Кролик продолжал ухмыляться. Впрочем, чего можно было ожидать от Кролика, мозги которого развились ничуть не больше, чем его изъеденные коричневыми пятнами зубы.

Кролик всегда ухмылялся.

Гнилые зубы Кролика всегда вызывали у Женщины чувство раздражения. Ей вообще гораздо больше нравилось то, что Девочка сделала с зубами всех остальных детей, придав им странный и довольно мерзкий вид - они стали тонкими, нелепо разноцветными; и все же это было гораздо лучше, чем видеть сейчас настоящие зубы Кролика.

Женщина также подозвала к себе Вторую Похищенную - та приблизилась и встала между ними, а затем, повернувшись спиной, вознесла руки над головой.

Ее спина, ягодицы и бедра потемнели от засохшей крови, а некоторые раны во время купания снова открылись.

- Нет, - сказала Женщина, дав ей понять, что сейчас речь шла не о наказании, а об охоте, и это предъявляло ко Второй Похищенной особые требования. Во многом, правда, аналогичные прежним, и все же несколько иные. И Вторая Похищенная чувствовала это. Однако, поскольку то, что потребуется от нее на охоте, было сопряжено с сильной болью, она не хотела даже думать об этом.

Она повернулась и посмотрела на них.

Потом снова подняла руки, тогда как Женщина и Первый Похищенный подняли с пола пещеры тонкие березовые прутья.

Она не издала ни крика, покуда прутья хлестали ее по животу, бедрам, шее и плечам - даже по лицу. Правда, они старались не бить по глазам и ушам, а также не хотели задеть соски грудей, которыми Вторая Похищенная кормила младенца. Она не сделала ни малейшей попытки уклониться от их ударов, хотя Женщина прекрасно понимала, что ей очень больно. Все же как приятно было причинять боль, и столь же сладостно было ее испытывать, ибо боль была самой жизнью, и Вторая Похищенная понимала истинную причину этой боли, знала, что она несет с собой добро, а следовательно, все так и должно быть.

Дети же стояли и смотрели. Они учились. Бык снова загремел своими цепями.

К тому моменту, когда с поркой было покончено, все трое основательно вспотели, стоя во влажной и жаркой атмосфере пещеры. Все тело Второй Похищенной покрылось кровью, как если бы они измазали его соком красных ягод. Отличие состояло лишь в том, что на теле ее совершенно отчетливо проступали раны - что было необходимо, - а их прутья также сочились кровью.

Теперь им оставалось лишь запастись оружием.

Женщина облачилась в изорванную клетчатую рубаху, которую давным-давно сняла с убитого рыбака. Она тогда одним мощным ударом топора обезглавила его, чтобы показать Первому Похищенному, как умело и быстро надо делать подобные вещи. Нож рыбака в настоящий момент болтался в притороченных к ее поясу ножнах.

Дети встали, подошли к куче и через несколько секунд были также полностью экипированы.

Глава 4

Ночь

20.20.

Они шли по пляжу, ступая по усеянному камнями песку который слабо светился в лучах лунного света.

Женщине было хорошо знакомо это место.

Неподалеку отсюда располагалась та пещера, где они пережили Ночь Первых Слез.

А по другую сторону канала, невидимый в темноте, находился остров, на котором она родилась.

Те места она помнила довольно смутно. В голове изредка всплывали воспоминания о том, как на протяжении многих дней они скрывались, пока в конце концов не бежали оттуда, спасаясь от людей с ружьями, разыскивавших тех, других людей, которых они сделали своей добычей. В то время Женщина еще не понимала, что такое ружье, тогда как старшие отлично осознавали исходившую от него угрозу и потому приняли решение податься на большую землю.

Она помнила, что рыбы вокруг того острова водилось просто навалом, а на нем самом было много птиц, и хотя праздники устраивались крайне редко, все равно охотиться там было одно удовольствие.

Сейчас же, когда она повзрослела и стала главой семейства, охота всегда оказывалась сопряженной с опасностью. Повсюду ходили люди с ружьями, а потому следовало всегда заранее планировать предстоящие действия и вообще проявлять максимум осторожности.

Первому Похищенному нравилось изображать из себя лидере - в конце концов, он ведь был старшим мужчиной в семье. Однако никаких планов он строить не умел и понятия не имел о том, что такое осторожность. А потому никаким лидером он на самом деле не был. И не мог им быть. В сущности, его действиями руководила одна лишь глупая гордыня, когда он с топором через плечо шагал - вот как сейчас - на шаг впереди нее. Во многих отношениях Первый Похищенный и до сих пор оставался всего лишь большим ребенком.

Шедшая рядом с ней обнаженная Вторая Похищенная оказалась посмекалистее.

От нее исходило какое-то спокойствие, готовность воспринимать вещи такими, какими они были. Умение ждать и рассуждать.

Правда, так было не всегда. На протяжении всего долгого лунного цикла Женщина была вынуждена держать ее в маленькой и темной норе в дальнем конце пещеры, связанной по рукам и ногам, и к тому же ежедневно поколачивать, потому что девчонка постоянно плакала и то и дело вспоминала свою мать. Как ни странно, при этом она ни разу не вспомнила отца, хотя к тому времени ей миновало уже шесть лет, и она могла бы вести себя более солидно.

Со временем плач прекратился, а потом и вовсе стало так, будто она с самого начала жила вместе с ними.

Женщина устремила взгляд в сторону моря. Вот в такую же ночь, когда был высокий прилив, ее семья покидала остров.

От семьи давно уже никого не осталось - всех уничтожили. И вот снова наступили те же черные времена.

Но ей все же удалось восстановить семью, всех их сделать сильными.

По обеим сторонам от нее по пляжу брели дети. Первым шагал Кролик лучший из всех охотник, хотя во всем остальном полнейший дурень; следом за ним шла пара мальчиков-близнецов, а дальше Девочка, Землеедка и Мальчик с помутневшим глазом. Лишь младенца они решили с собой не брать.

Женщина чувствовала, как в ней шевелится и вздымается исходящая от них сила.

В чем-то ее семья напоминала собой морскую водоросль при отливе сморщенную на солнце, почерневшую от многих потерь, иссохшую чуть ли не до хруста. А потом море вновь позволяло ей восстать, в очередной раз делая ее зеленой, сочной, полной жизни.

Море было кровью.

Шум прибоя в ночи отдавался в ушах Женщины дивным громом.

20.45.

- Плохо дело, - сказал Манетти. - Очень уж темно. В такое время того и гляди кто-нибудь размозжит себе голову об эти скалы.

А ведь он прав, - подумал Питерс. Поиски и в самом деле сильно затруднял высокий прилив, в результате которого пляж в данный момент превратился всего лишь в узкую полоску песка. Это заставляло их то и дело прижиматься к гранитным скалам и тянувшимся у их основания потрескавшимся валунам, поверхность которых стала скользкой от постоянно падавших на них брызг морской воды. Волны стремительно заполняли малейшие расщелины и выемки на берегу, и полицейским приходилось то огибать, а то и перепрыгивать через водные потоки. От зависавшей в воздухе мокрой пыли волосы и одежда Питерса успели основательно отсыреть, а сам он ощущал на губах острый привкус соли. Люди были вконец вымотаны.

Ну что ж, пора было ставить точку.

Стоя в непосредственной близости от тянувшихся ввысь каменных стен, они в любом случае не смогли бы ничего обнаружить. Глядя вверх под столь острым углом, невозможно было определить, что действительно было пещерой - не говоря уж о том, насколько она глубока и можно ли в ней жить, - а что являлось всего лишь трещиной или небольшим углублением в скале.

Патрульные снабдили их тяжеленными фонарями "Мэглайт" на шести батарейках - стоили они недешево, целых сорок долларов, но их мощные лучи все же прорывались сквозь толщу влажного воздуха. Впрочем, даже в их свете все вокруг казалось совершенно одинаковым, так что различить что-то особенное было определенно невозможно. С таким же успехом можно было надеяться разглядеть в стене отверстие от гвоздя, если сам лежишь, прижавшись лицом к плинтусу. В общем, ничего у них пока не получалось.

- Пора кончать с этим, - сказал Питерс. - Не думаю, чтобы кому-то другому на нашем месте повезло бы больше, чем нам.

- Вот черт! - ругнулся Харрисон, который на ходу осматривал каменные стены у себя над головой и в итоге залез в глубокую лужу, насквозь промочив один ботинок.

В годы детства Питерса это называлось "бултыхнуться".

Манетти достал свою рацию и вышел на связь.

- Всем бригадам проследовать в пункт два, - сказал он в микрофон. Незамедлительно.

Под "пунктом два" подразумевалось начало операции по обходу всех домов в округе.

Сделать это было в общем-то довольно непросто; даже на то, чтобы всем полицейским покинуть пляжную зону, и то потребовалось бы немало времени. Впрочем, каждая группа имела карты с конкретно обозначенным участком территории. Им предписывалось никого не беспокоить, но предупредить каждого. "Оставайтесь внутри дома, не занимайте пустыми разговорами радио- и телефонную связь, заприте окна и двери и при малейшем появлении кого-либо или чего-либо необычного немедленно свяжитесь с полицией".

Судя по всему, эта операция займет у них целую ночь.

Сам Питерс встал в полчетвертого утра и потому к настоящему моменту уже почти не чувствовал под собой ног. Это было даже больше, чем просто смертельная усталость; в сущности, двигался он уже только "на автопилоте", почти не отдавая себе отчета в том, что творится у него перед глазами. Он практически потерял представление о времени, то и дело мысленно спрашивая себя: "Черт побери, где это я нахожусь?" - и это несмотря на то, что береговую линию он знал не хуже своего собственного крыльца. Краем глаза он видел, как по бокам от него передвигаются какие-то предметы, размерами похожие на людей, но когда поворачивал голову, там никого не оказывалось.

И дело было даже не в похмелье - от него давно уже не осталось и следа.

В "бардачке" его машины была припрятана початая бутылка виски, которую он держал на крайний случай, но в данный момент машина стояла у дома, а они направлялись к патрульному автомобилю Манетти. Он подумал было, не припасено ли у Манетти чего-нибудь подобного, однако тут же усомнился в такой возможности.

Они брели по узкой полоске пляжа - все лучше, чем карабкаться по скользким камням. Вперед теперь вышли Харрисон и четверо патрульных, тогда как Манетти и Питерс тащились в нескольких футах у них за спиной. Манетти поднял на него взгляд. Ну вот мы и бредем снова, - подумал Питерс, прекрасно понимая, какой у него сейчас вид.

- Я понимаю, Джордж, как ухайдакала тебя эта ночка.

- К черту бы послать эту ночку, да только, боюсь, рано пока это делать. Правда, если все же свалюсь в обмороке, то меня можно будет просто оставить в машине.

- Скажи, как ты думаешь, что они сейчас делают? Сидят дома и смотрят телевизор? Или снова вышли на охоту?

- Пожалуй, второе. К чему тратить такую лунную ночь на какой-то телевизор?

Довольно длинный отрезок пути они прошли в полном молчании.

Вот, опять то же самое - сбоку от него движется какая-то фигура.

Маленький человечек, которого на самом деле там не было.

Питерсу чертовски хотелось вторично промочить горло, причем сделать это немедленно.

- Мы сейчас к себе возвращаемся? - спросил он со вздохом.

- Точно.

- Послушай, Вик, а ведь это совсем недалеко от моего дома. Можем, заскочим туда хотя бы на минутку? Как-то уютнее буду себя чувствовать, если прихвачу свою пушку.

В самом деле, почему бы не попробовать? - подумал он.

Манетти снова скользнул по нему мимолетным взглядом. Питерс отчетливо расслышал интонации собственного голоса и понял, что все присутствующие тоже все прекрасно поняли. Но Манетти не стал задавать лишних вопросов и лишь кивнул.

- Ну разумеется.

Он прекрасно понимал, что ему лишь пошли навстречу. Полицейским не полагалось пить на службе; штатским же не позволялось пить и при этом носить оружие.

Впрочем, Питерс уже не был полицейским, хотя в данный конкретный момент являлся и не вполне штатским лицом. Его даже позабавила мысль о том, нарушает ли он в данный момент сразу два пункта инструкции или, напротив, ни одного. А может, ему вообще не хотелось приходить к какому-то решению?

"И все же, что бы ты надумал в конце концов?" - подумал он.

Впрочем, он слишком устал, как говорится, полностью исчерпал последние остатки сил.

Майлз Харрисон отыскал тропу и с улыбкой посмотрел на Питерса.

- Мальчишками мы частенько ею пользовались, - сказал он. - Ходили к пляжу и жгли там костры. Обжимались, пивком баловались.

- Я знаю, - отозвался Питерс. - Сам же ходил ловить вас.

Харрисон рассмеялся.

- Но так ни разу и не поймали ведь, правильно?

- Да в общем-то мне не очень и хотелось. Просто надо было шугануть вас с пляжа. А то зачем бы нам, по-твоему, чуть ли не строем вышагивать по берегу, светя вокруг себя фонарями?

- А мы-то думали, что полицейские такие тупицы.

- Мы и были тупицами, что-то навроде тебя сегодняшнего. Запомни, полицейские всегда немного туповаты.

- А через пару ночей мы все равно возвращались на прежнее место.

- И мы опять гонялись за вами. Знаю я все это.

Тропинка забирала чуть в гору, и Питерс основательно запыхался, даже вспотел.

- А мне всегда казалось, что нам просто везет, - сказал Харрисон. - Ну, я имею в виду, что вы нас так ни разу и не поймали.

Питерс остановился, чтобы немного отдышаться.

- Вам и в самом деле везло, - сказал он.

И про себя подумал: "Чертовски везло. Даже больше, чем вы сами могли себе представить - с учетом того, какие вещи здесь творились".

Они продолжили подъем.

21.15.

- Подожди! Ну подожди минутку. Я не могу...

- Люк, немедленно ложись в постель!

Всякий раз перед сном у них возникали какие-нибудь проблемы, и нынешний вечер, судя по всему не являлся исключением из этого правила.

Клэр даже и не знала, что ей делать - то ли махнуть на все рукой, то ли придушить его.

Не помогло и то, что Люк оказался в совершенно новой для него обстановке. Накануне он, играя, раскидал по комнате всех своих приятелей Черепашек, парней Дика Трейси - и теперь никак не мог собрать их снова.

И потому в данный момент стоял в пижаме посередине комнаты и хмурил брови.

Заставить его сделать хотя бы это уже было настоящей проблемой, поскольку он категорически отказывался снимать майку, в которой ходил весь день и которую сам же выбрал себе в Калифорнии - на ней был изображен скелет, скользящий на доске по волнам на фоне ярко-красного, полыхающего неба.

После этого наступила традиционная пятиминутная перепалка из серии "Ты уже почистил зубы?"

И вот наконец он стоял перед ней, дергая туда-сюда коленками, как если бы ему не терпелось в туалет. Никуда ему не хотелось - он там уже был.

Просто наступило время сна, причем вне зависимости от того, сколько было сейчас времени, ему всегда казалось слишком рано. К ребенок, а просто кошмар какой-то: то без конца хнычет, а то превращается в настоящего тирана.

Восемь лет, - подумала Клэр. - Боже, дай мне силы пережить это.

- Я больше не могу! Куда подевался мой "Авианосец"? Не лягу в постель, пока не найду его. И ты не заставишь меня. Не я виноват...

Не рот, а какая-то бездонная яма. Временами Клэр задавалась вопросом, отдает ли он хотя бы мало-мальский отчет в том, что говорит в подобные минуты.

Не ребенок, а какое-то исчадие ада.

Обычно она позволяла сыну наиграться вдосталь, покуда сон окончательно не сморит его. Зато потом, едва оказавшись под одеялом, он почти сразу же засыпал. Таким образом, главная трудность заключалась в том, чтобы заставить его принять горизонтальное положение.

- Люк, сегодня вечером сможешь обойтись и без своего "Авианосца". А ну, немедленно ложись в постель.

- Нет, я должен...

- Считаю до трех.

- Но мне нужен мой "Авианосец"!

- Раз.

- Мам!

- Два.

На глаза ребенка навернулись слезы.

Ну вот, заплакал. Мой Бог! - подумала она. - Драма!

- Ты меня ненавидишь!

- Люк, ну с чего ты взял, что я тебя ненавижу? Но если на счет три ты не окажешься в постели, то целую неделю потом не выйдешь на улицу. Ты меня понял? Итак, до скольких я уже досчитала?

- До двух.

И продолжает стоять на месте, дотягивая до самого предела.

- Итак, тр...

Наконец резким движением метнулся к кровати, и Клэр про себя понадеялась на то, что находящиеся внизу хозяева дома не слышат всей этой сцены. Равно как и на то, что у их кровати не слишком скрипят пружинь!.

- Три. Большое тебе спасибо, Люк. Спасибо за то, что с тобой не пришлось слишком долго возиться.

Маленькая сардоническая ухмылка.

А ведь ему нравится все это, - подумала она. - Подобные вещи для него не более чем своего рода причудливая игра-зарядка.

Тогда как сама она совершенно выбилась из сил.

- Мамочка, я люблю тебя. И одновременно ненавижу. - Люк расхохотался. Ну, я пошутил.

Клэр вздохнула и присела на кровать рядом с ним.

- Так, Люк, а теперь внимательно выслушай меня. Я хочу, чтобы завтра у нас был чудесный день. Я хочу, чтобы ты был хорошим мальчиком, ну, примерно таким же, каким был сегодня, и не доставлял ни мне, ни Дэвиду, ни Эми лишних хлопот. Я очень рассчитываю на твою помощь. Ты меня понял?

Он кивнул.

- И чтобы никаких выходок вроде сегодняшней. Если завтра повторится сегодняшняя сцена, тебе конец. Ни телевизора, ни игр на воздухе. Ты меня понял?

- Угу.

- О'кей. Все твои приятели валяются здесь же, на полу. Ну, солнышко, поцелуй меня.

Он улыбнулся и чмокнул ее, снова став хорошим маленьким мальчиком, из которого улетучились прежние неугомонность и вычурность.

Прямо Джекил и Хайд-младшие.

Она легонько прижала его к себе.

- Я люблю тебя, солнышко.

- Я тоже люблю тебя, мамочка.

Клэр встала и выключила верхний свет, решив, что и отблесков пробивавшегося из холла свечения будет вполне достаточно, чтобы он мог завершить свои забавы.

- Я буду здесь, за дверью, договорились? Ты не забыл, где находится туалет?

- У-у.

Она легонько и не очень плотно прикрыла за собой дверь.

- Спокойной ночи. Я люблю тебя.

- Спокойной ночи.

Она слышала, как он выскользнул из-под одеяла, собрал свои игрушки и принялся негромким, нарочито искаженным голосом разговаривать с ними.

Пройдя к себе в соседнюю комнату, Клэр опустилась на кровать. По правде говоря, ей чертовски хотелось спать, но Дэвид и Эми уже поджидали ее внизу, чтобы продолжить смотреть видеофильм. Половину его они уже просмотрели, хотя Клэр толком даже не помнила содержания. Впрочем, виной тому был отнюдь не фильм.

Просто она ожидала приезда Стивена.

И раздумывала над тем, что скажет ему.

Она пока не была уверена, следует ли ей будить Люка или нет.

Именно поэтому ей так хотелось уложить его в постель - в таком случае у нее, по крайней мере, будет возможность какого-то выбора и она сможет лучше контролировать ситуацию.

Клэр глянула на часы - двадцать минут десятого.

Ну что ж, теперь, наверное, недолго уже осталось ждать.

Она чувствовала, что совершенно не подготовлена к разговору с бывшим мужем.

К тому же у нее опять успела разболеться голова. К счастью, Клэр прихватила с собой аспирин, который лежал где-то здесь же, почти под рукой. Возможно, именно поэтому она, как и Люк, с особой остротой почувствовала сейчас, что находится в чужой комнате.

Она представила себе, как Люк лежит в постели. Этот его взгляд проверяющий, оценивающий ее.

Мамочка, я люблю тебя. И одновременно ненавижу.

Ну, я пошутил.

Проблема заключалась как раз в том, что на самом деле он вовсе не шутил. По крайней мере, в его словах было гораздо меньше от шутки, чем он сам себе это представлял.

Разумеется, он любил ее. И в то же время отчасти ненавидел. Ведь с его точки зрения именно на ней должна была лежать по меньшей мере половина ответственности за то, что у них теперь не было полноценной семьи. А поскольку в доме осталась именно она, а Стивена не было, эта ее половина с особой силой и раздражала сейчас мальчика. Бывали времена, когда он надолго выбрасывал из головы Стивена, тогда как забыть собственную мать ему было намного труднее. День за днем она одним своим присутствием напоминала ему о том, что их семья почему-то не удалась, и, машинально продлевая ту же логическую цепочку, что не удался и он сам - не смог стать достаточно прочным связующим звеном, чтобы удержать родителей друг с другом, и в конечном смысле был лишен достаточных сил, чтобы оказывать влияние на собственное будущее. Таким образом для него самого она являлась всего лишь живым воплощением ущербности.

И все же он, на радость им обоим, по-настоящему любил ее. Клэр где-то читала, что даже дети из полноценных и счастливых семей в этом возрасте очень сильно тянутся к матерям, становятся особенно требовательными к ним. Постоянное внимание, постоянные беседы, постоянное ожидание одобрения.

Он, словно привидение, преследовал ее. И одновременно с этим сопротивлялся ей.

Она встала с кровати и достала из бокового кармашка чемодана коробочку с аспирином. Уж лучше бы на его месте оказалось какое-то снотворное, подумала Клэр. Аспирин показался ей горьким и неприятно шероховатым.

Имея дело с Люком, следовало в любой момент ожидать безудержной вспышки его гнева, который мог прорваться наружу подобно внезапно налетевшему урагану.

Через несколько недель после своего дня рождения он захотел, чтобы она купила ему в "К-Мартс" какую-нибудь новую Черепашку для пополнения коллекции, хотя в те дни Клэр буквально наскребала последние гроши, чтобы рассчитаться с бакалейщиком. Да и потом, день рождения уже прошел, и он, кстати, получил на нем массу подарков. Поэтому она ответила ему отказом. Боже, какой тогда поднялся шум, как он бегал и кричал, что она, дескать, не любит его, что ей безразлично, счастливо ему живется или нет. Люк тогда неистовствовал как безумный, и даже после того, как Клэр все же удалось утихомирить его и немного успокоиться самой, в глубине ее души все же осталась боль оттого, что у него вообще могла возникнуть подобная мысль.

Впрочем, таким его сделала отнюдь не она, а Стивен. Она всегда интуитивно чувствовала, когда поступала правильно, а когда допускала ошибку. Вот и в подобных вещах она тоже делала все от нее зависящее, чтобы у них хоть как-то наладилась жизнь.

Впрочем, не было в этом вины и самого Люка, хотя ему тоже частенько приходилось страдать.

Взять хотя бы то, как он постоянно ходил - чуть сгорбившись, всегда устремив взгляд себе под ноги, нахмурившись. Или эта его манера заискивать, искать расположения чуть ли не самого мерзкого приятеля по школе, - а ведь у некоторых из них действительно были проблемы, причем весьма серьезные, сопряженные с жестокостью и прочими подобными вещами.

Все это, конечно же, лишь усугубляло положение ребенка, которому в последнее время и так несладко жилось.

Еще больше делало из него жертву обстоятельств.

Ну что ж, здесь мы с ним примерно в одинаковом положении, - подумала Клэр.

Жертвы. Слово это почему-то накрепко засело у нее в мозгу.

Однажды она даже стала рыться по словарям и в конце концов выяснила, что происходит оно от какого-то то ли скандинавского, то ли германского слова, и имеет некоторую связь с магией и всевозможными заклятиями, с колдунами и колдуньями, а через них также и со всевозможными хитростями, обманом и трюкачеством.

Узнав об этом, она тогда даже улыбнулась, поскольку именно старинное значение этого слова почти в точности выражало суть того, что сделал с ними Стивен, тогда как его более современная форма вполне соответствовала тому, в кого он их превратил.

Ей казалось, что она уже знает, как ей поступить со Стивеном.

Нельзя было позволять мальчику так уродовать свою личность - пусть даже и при помощи родного отца. В первую очередь именно отца.

Да и самой себе она также ни коим образом не желала подобной участи.

Клэр выключила свет в спальне и спустилась к Дэвиду и Эми.

Чтобы, как и все нормальные люди, посмотреть телевизор.

В царившем в холле полумраке Дик Трейси при помощи одной лишь полицейской дубинки расправился с Красномордым - на том вся игра и закончилась, хотя его противник был вооружен до зубов пулеметом, пистолетом, ножом и тесаком. Зритель в очередной раз убеждался в том, что закон есть закон, и нарушавшим его плохим парням никогда не удастся выйти сухими из воды.

Если только вы не Фредди Крюгер из "Кошмара на улице Вязов" или кто-нибудь в том же роде.

Клэр терпеть не могла Фредди Крюгера.

А сегодня вот снова накричала на сына. В последнее время она вообще слишком часто повышала на него голос.

Люк догадывался о том, что частенько вполне заслуживал этого, поскольку не слушался ее и вообще вел себя довольно дерзко. Впрочем, особой вины его в том не было, и иногда ему просто приходилось делать то, что, как он чувствовал, ей никак не понравится. Правда, почему ему приходилось это делать, он и сам толком не знал. И все же делал. А потом боялся, что она разлюбит его за это, что просто не сможет больше любить такого мерзкого мальчишку, и хотя в глубине души все же продолжал ощущать, что ее любовь к нему не исчезла, все равно боялся подобного исхода. Как если бы кто-то вдруг захотел забрать ее у него, и он мечтал накопить достаточно сил, чтобы не допустить этого - но такой силы у него не было, и ни он сам, ни кто-либо другой не мог бы ничего с этим поделать.

В подобных случаях в мальчика словно вселялся какой-то бес, а потому он дерзил ей и вытворял всякие пакости. Причем подчас довольно зловредные. Например, замахивался, как если бы собирался ударить ее, а то и в самом деле наносил удар; или шумел, когда она разговаривала по телефону, кидался чем-нибудь, стараясь попасть в лицо в тот самый момент, когда она что-то писала, или кричал, безостановочно звал ее, когда она находилась в душе и, естественно, не могла толком разобрать ни слова, и потому ей приходилось то и дело выключать воду и прислушиваться.

Что и говорить, подобные вещи он вытворял частенько, причем исключительно чтобы позлить ее.

И ничего не могу с собой поделать.

Я люблю тебя и одновременно ненавижу. Он и сам толком не понимал, почему так говорил. Говорил и сам же пугался своих слов.

А комната эта ему вроде бы даже понравилась.

Играя, он как-то не задумывался над тем, нравится она ему или нет, а сейчас вот стал задумываться. Вообще-то она была даже меньше той комнаты, что была у него дома, да и обстановка в ней оказалась попроще. Самый обычный комод, стол со стулом и еще один столик, поменьше, рядом с кроватью. Зато ему определенно нравился царивший в ней воздух. Здесь пахло деревом. Возможно, потому что прямо под ней располагалась мастерская, а может, просто потому, что ему так сказали.

К тому же здесь совершенно не пахло духами, как в комнате его матери. Запах здесь был как в комнате любого другого мальчика. Может, даже такой, какой был бы в комнате его отца.

Как знать. Кто вообще мог хоть что-то сказать о его отце?

Впрочем, это было не так уж и важно. Теперь не его отец, а он сам был мужчиной, и он спал в комнате мужчины, в которой пахло деревом. Вот когда он подрастет, у него тоже будет точно такая же комната. И принадлежать она будет только ему, хотя он и станет изредка приглашать в нее свою мать. Она станет подолгу находиться к него в гостях, и ей там очень понравится - и запах этот тоже понравится. Хотя в нем совершенно не пахнет духами. И комната эта понравится ей потому, что будет его комнатой.

Люк перевернулся на спину. За окном громко стрекотали сверчки. Он почему-то почувствовал страшную усталость. На столике рядом с кроватью лежала горстка костей, которые он подобрал там, на дереве, и он окинул их тяжелым, засыпающим взглядом.

Внезапно сверчки смолкли - пауза явно затянулась, и он вдруг испытал приступ страха, мысленно спрашивая себя, почему так иногда происходит. В подобные моменты ему начинало казаться, что даже сердце в груди и то перестает биться.

А потом стрекот возобновился с новой силой.

Так и не дождавшись того момента, когда они умолкнут снова, Люк окончательно уснул.

21.37.

В полном молчании они шли по залитому лунным светом полю, почти сливаясь с высокой травой, так что со стороны даже могло показаться, будто само поле вздымается, медленно продвигаясь в направлении горящих внутри дома и чуть подрагивающих, разноцветных огней.

Дойдя до деревьев, они разделились: Первому Похищенному предстояло вывести из строя машину и перерезать телефонные провода, тогда как Второй Похищенной, голой и окровавленной, следовало оставаться в тени под дверью, ведущей в кухню, и ждать сигнала Женщины.

Дети начали вскарабкиваться на деревья, двигаясь проворно и совершенно бесшумно, словно ящерицы, по толстым, нависавшим над верандой ветвям. Взобравшись наверх, они также затаились, тайком наблюдая через раздвижные стеклянные двери за действиями находившихся в доме людей.

А люди эти практически не двигались и просто сидели, уставившись в мерцавшие перед ними всполохи разноцветных огней. Изредка, правда, то мужчина произносил пару слов, то одна из женщин что-то говорила, вот, пожалуй, и все.

Сама Женщина притаилась чуть ниже дома, у свай, подпиравших его к склону холма; вскоре к ней присоединился Первый Похищенный, который кивнул ей с ухмылкой на лице - мол, дело сделано.

Зубы оказались свежезаточенными, хотя Женщина даже не заметила, когда он успел это сделать.

За спиной у него висел топор, длинным кожаным ремнем привязанный к телу с двух концов за обух и топорище. Подняв руку над головой, он сунул оружие в располагавшуюся за спиной особую петлю, готовясь к тому, чтобы вместе с Женщиной начать карабкаться по потертым сваям наверх, в сторону веранды.

Первый Похищенный и Женщина не рисковали взбираться на дерево, поскольку не исключали того, что ветви под ними могут не выдержать.

Подъем же на сваи особого труда для них не представлял.

Женщина посмотрела в сторону деревьев и увидела, что все дети притаились, готовые к действию. Прижав руки ко рту, она зашипела по-кошачьи, и в тот же миг стоявшая у двери в кухню Вторая Похищенная начала громко, с подвыванием плакать, словно была ранена и сильно напугана. Они услышали, как она забарабанила в дверь, и сразу же вслед за этим изнутри дома донеслись звуки пробудившегося движения: явно встревоженные, люди направились в сторону двери.

Прямо в уготованную им ловушку.

Располагавшиеся у них над головами дети продвинулись еще дальше вдоль ветвей, готовые в любой момент спрыгнуть вниз.

Женщина и Первый Похищенный начали подъем.

21.40.

Стивен наконец отыскал поворот на Скраб-Пойнт Роуд, хотя уже трижды проскакивал мимо него. Читать в темноте карту было чертовски неудобно, так что в этом отношении той девчонке он сказал чистую правду; он вообще был не силен по части умения ориентироваться по карте. В глубине души он чувствовал, что где-то проскочил нужное ему место, поскольку никаких признаков Мертвой речки по-прежнему не было, а он уже подъезжал к Любеку. Развернувшись, он поехал в обратном направлении, но снова промахнулся и проехал так аж до самого Трескотта.

Но в третий раз все же отыскал нужный ему поворот. Черт бы побрал все эти крохотные, невзрачные указатели - их и днем-то толком не разглядишь.

Поначалу шло асфальтовое покрытие, однако продолжалось это недолго, всего каких-то несколько минут, после чего начались ухабы и ему пришлось сбросить скорость, опасаясь разбить подвеску "мерседеса". Колдобин на дороге было порядочно.

Раз уж платишь за машину такие деньги, изволь как следует заботиться о ней.

Так он и ехал - медленно. Впрочем, Клэр никуда не собиралась уезжать, а потому могла и подождать.

Сейчас все мысли Стивена были сосредоточены на Клэр, точнее, на том, как он будет ее трахать, и, думая об этом, он чувствовал, как в сшитых на заказ брюках уже начинает набухать солидный бугорок.

Долго же ему пришлось ждать этого момента.

А смешно все же, как быстро он ее возжелал - стоило ей только сообщить, что она разводится с ним. А ведь на протяжении целого года, пока она не выгнала его, у него так ни разу и не возникло подобного желания. Разумеется, частично виной тут были его регулярные попойки. Как выпьешь маленько, так сразу кого-то начинаешь хотеть; выпьешь еще - и желание куда-то пропадает. Ну что ж, парень, ты всегда исправно платил за то, что трахал свою собственную жену. К этой мысли он пришел уже давно. Если женщина чувствует, что ее любят, что в ней нуждаются, она сразу начинает пользоваться этим, так что гораздо лучше было отираться с парнями в каком-нибудь баре на Плазе, и время от времени подцеплять какую-нибудь шлюшку.

При этом Стивен не мог сказать, что Клэр была лишена привлекательности. Черт, да большинство баб, с которыми он в течение всех этих лет имел дело, ей и в подметки не годились. Но у всех них было перед ней одно общее преимущество - с ними всегда было легко. Вот так, трахнешь, а потом забудешь. Зато Клэр всегда являлась "с багажом", словно упакованная под завязку. Проведешь с ней ночку, а наутро глядишь - с ребенком надо возиться, а потом и оглянуться не успеешь, как она уже намылилась в какую-нибудь дурацкую вечернюю школу. Одна ночь так проходит, потом две, и вскоре сама жизнь тебе уже не в радость.

Даже с Мэрион ему было легче, хотя и у той хватало своих вывертов. Стивен рассмеялся - в память о них у него до сих пор осталось на теле несколько шрамов.

И снова на ум пришло чертовски хорошее тело Клэр, ее стройная, длинноногая фигура...

Прямо не женщина, а лошадь скаковая. Титьки и задница самого нужного размера - и это даже после рождения Люка, - а кожа такая гладкая, такая мягкая, что впору свернуться на ней колечком, да так и помереть.

Разумеется, трахаться с ним она поначалу не захочет, это уж точно. Наверное, до сих пор еще злится на него. Ну да чего уж там, все правильно. Но потом все равно отойдет - так всегда бывало. Ну а не помягчает, так он все равно ее трахнет.

И вообще, пошла она в задницу со своими причудами. Что, в полицию побежит жаловаться, на папочку своего Люка доносить?

А может, даже лучше, если вдруг заартачится. Он мысленно представил себе картину, как прижимает ее к кровати, срывает с нее одежду, крепко сжимает ей запястья, а потом - на-ка, получи моего. Клэр была крепкая женщина, но он все равно намного сильнее: шесть футов два дюйма роста, и ни малейшего намека на жир - спасибо гандболу, - да и весом на добрую сотню фунтов тяжелее ее.

А при необходимости можно было и зубы в ход пустить. Клэр всегда боялась укусов.

Эта эрекция уже начинала надоедать ему, и он даже пожалел, что так и не трахнул ту девчонку, пока ехал по проселочной дороге. Вот так, подпрыгивая на ухабах и полыхая дальним светом фар, Стивен ехал и высматривал дом, который находился где-то впереди, окутанный серыми тенями позднего вечера.

21.41.

Дэвид первым вскочил с кресла, хотя Эми также следом за ним устремилась к двери на доносившиеся оттуда звуки явной беды - голос женщины, испуганный, надрывный. Он уже успел добежать до двери и настежь распахнуть ее, когда она вспомнила, что всего несколько часов назад сотрудники аппарата шерифа рекомендовали им в случае необходимости на ружейный выстрел не подпускать никого к дому, причем речь шла отнюдь не только о Стивене, но и о любом другом незнакомом им человеке. Впрочем, теперь уже поздно было говорить об этом, поскольку потрясение, которое они испытали, увидев, в каком состоянии находится девушка, начисто выветрило из их сознания какие-либо иные мысли, кроме необходимости как можно скорее оказать ей посильную помощь.

К тому же это была совсем молоденькая девушка, почти подросток.

Дверь распахнулась, и она буквально упала через порог - точнее, вот-вот упала бы, если бы Дэвид не успел подхватить ее, после чего вдвоем с Эми они затащили ее внутрь дома.

Поначалу они даже не знали, к какой части ее тела можно безболезненно прикоснуться.

Создавалось впечатление, будто девушку стегали как лошадь, причем делали это несколько дней подряд.

Некоторые раны на ее теле успели покрыться коркой, хотя подавляющее большинство были явно свежими и глубокими.

Внезапно Эми охватил приступ страха перед тем или теми, кто находился в темноте за распахнутой дверью.

Впрочем, она тут же почувствовала, что рядом с ней стоит Клэр.

- Клэр, дверь, - сказала Эми.

Та закрыла и заперла дверь на засов. - Я позвоню в полицию, - сказала она.

- Номер там, на карточке, над телефоном.

- О Боже, - только и смог проговорить Дэвид, опуская девушку в кресло.

Раны покрывали ее грудь, нежную внутреннюю поверхность бедер - они были буквально повсюду.

- Ну-ну, теперь уже все в порядке, - успокаивающе проговорила Эми. - Я сейчас принесу одеяло, немного теплой воды, и мы вымоем тебя, хорошо?

Девушка кивнула и судорожно вздохнула, как будто долго и безостановочно бежала, и теперь, запыхавшись, не могла вымолвить ни слова.

Миновав Клэр, которая, глядя на карточку, крутила диск телефона, Эми устремилась к лестнице, забежала в спальню и сдернула с изножья кровати накрывавшее ее одеяло.

Краем глаза она посмотрела на колыбельку, в которой лежала Мелисса спит, - после чего снова поспешила в кабинет.

- Ты можешь говорить? Можешь рассказать, что с тобой случилось? спрашивал Дэвид, стоя перед девушкой на коленях.

Но та лишь качала головой и, казалось, готова была вот-вот разрыдаться.

- Никак не могу до них дозвониться, - сказала Клэр. Затем ее глаза неожиданно округлились. - Бог мой, да ведь в трубке даже гудка нет.

Эми перевела взгляд с Клэр на Дэвида. Их взгляды встретились, и она поняла, что он также не на шутку испугался, когда девушка всем телом подалась вперед и подняла свои бледные руки.

Она его обнимала.

* * *

Как только Женщина и Первый Похищенный перелезли через перила на веранду и направились в сторону раздвижных стеклянных дверей, с ветвей дерева, подобно перезревшим фруктам, беззвучно посыпались дети. Теперь все они пристально наблюдали за находившимися в доме людьми, которые неотрывно смотрели на Вторую Похищенную, сидевшую в кресле, сжавшуюся в комочек и отчаянно Дрожащую, и никто из присутствующих ни малейшего внимания не обращал на двери - даже тогда, когда Женщина протянула руку, прижала ладонь к гладкой и прохладной стеклянной панели, затем сместила ее на металлическую раму, после чего дверная панель с легким, похожим на шипение змеи, скрежетом заскользила вбок.

* * *

- Мама?

Люк стоял на верхней ступеньке лестницы - в эту минуту, одетый в свою пижаму, он показался ей как никогда худеньким и уязвимым, и Клэр, сама толком не понимая, почему, подумала: "А ведь в доме есть еще младенец".

Опустив наконец бесполезную трубку на рычаг, она сделала шаг в направлении лестницы, поскольку заметила, что мальчик уже собирается выйти из комнаты.

Толком даже не понимая, почему она так поступила - просто какое-то чутье, неведомый инстинкт подсказали ей, что будет лучше, если он останется там, где стоит сейчас, - Клэр приказала сыну остановиться.

А затем услышала судорожный вздох Эми, к которому примешался сдавленный вскрик Давида и неясный возглас Люка: видимо, встревоженный поднятым шумом, он все же выскочил на лестницу, да так и остался стоять на верхней ступеньке. Первым делом Клэр подумала именно о Люке, после чего ее мысли соскользнули на крохотного ребенка, который не далее как этим днем весело забавлялся с ее указательным пальцем. Поспешно забежав в спальню Эми, она выхватила из колыбельки спящего младенца, который, естественно, тут же проснулся и изумленно уставился на нее. А за спиной у нее уже кричала Эми, все кругом падало, опрокидывалось, ломалось, и Клэр, которую, казалось, захлестнул этот вихрь всепоглощающего сокрушения, резко развернулась на каблуках, подбежала к Люку и затолкала его назад в комнату.

* * *

Тем временем Вторая Похищенная плотно прижалась к Дэвиду, скользнув обнаженной грудью по его рубахе. Теперь девушка почти смеялась, тогда как Дэвид явно не мог сообразить, что ему делать со своими руками - они лишь беспомощно порхали где-то в области ее зада, отдаленно напоминая хаотичный полет двух напуганных птиц.

Дэвид боялся, что своими прикосновениями может причинить ей еще большую боль, и все же не понимал, как же ему относиться к ее объятию.

Услышав за спиной шорох отодвигаемой двери, девушка поняла, что остальные также уже проникли в дом.

В данную минуту она как никогда отчетливо осознавала, что представляет с ними единое целое, замешанное на крови и ярости, хотя при этом и не догадывалась о том, что ярость эта частично была обращена и на своих соплеменников - за их жестокие побои, за бесконечное использование Первым Похищенным ее тела, за свою потерянную жизнь, по которой она, возможно, особо и не скучала, но которая все же продолжала смутно маячить где-то в потаенных уголках ее разума. Впрочем, в данный момент все это не особенно ее и волновало, поскольку именно сейчас она как никогда почувствовала вкус к жизни, испытала самый настоящий голод, так близко от себя ощущая биение сердца прижавшегося к ней мужчины.

Вторая Похищенная не столько увидела, сколько почувствовала, что остальные также оказались внутри дома, а потом услышала сдавленный вздох жены того мужчины.

Она кинула взгляд в сторону раздвижных дверей - там были они, ее люди.

А затем еще плотнее прижалась к мужчине. И вонзила в него свои зубы.

В самый последний миг мужчина все же успел напрячься и отдернуться от нее, так что вместо мягкой плоти шеи ее зубы почувствовали под собой лишь жесткую кость. Впрочем, это тоже годилось, ибо она знала, что все равно сможет добраться до него. Ее зубы стали еще яростнее вгрызаться в ключицу Дэвида, прорубая себе путь внутрь его тела. Ей все же удалось зацепиться клыками за внутреннюю часть кости, и вскоре она ощутила губами брызнувший наружу поток солоноватой крови, который тут же принялась судорожно заглатывать. Пронзительно вскрикнув, Дэвид обхватил ладонями ее голову, изо всех сил пытаясь оттолкнуть девушку от себя, стряхнуть, отбросить прочь.

И все же мужчина оказался слишком мягким. Отнюдь не сильным.

Ее зубы словно клещи обхватили его ключицу, и она резко потянула его на себя.

И в тот же миг расцепила руки, усилив нажим тяжестью собственного тела.

Раздался звук, который издает отламываемый от дерева сук, после чего мужчина рухнул на пол, отчаянно вопя и цепляясь бледными, покрывшимися обильно вытекающей кровью руками за переломленные половинки кости, словно желая соединить их воедино.

Вторая Похищенная подняла взгляд и увидела стоявших рядом с ней Землеедку и Кролика. Все остальные были заняты женщиной.

Все, за исключением Первого Похищенного, который как раз поворачивал за угол комнаты, направляясь в сторону лестницы. Сжимая в одной руке топор, а в другой молоток-гвоздодер, он шел за ребенком.

Землеедка и Кролик в молчаливом ожидании смотрели на нее, причем последний радостно щерился.

Вторая Похищенная услышала, как завопила жена того мужчины.

- Мой, - сказала она и склонилась над его телом.

* * *

Лежа на полу, Дэвид увидел над собой ее как бы перевернутую фигуру; потом увидел Эми, свою жену, свою спутницу, плоть которой он знал настолько хорошо, что по праву считал ее почти своей собственной плотью (хотя его настоящая, собственная плоть в данный момент вопила от дикой боли, горела и лихорадочно вздрагивала от каждого нового удара сердца, и ему приходилось стараться изо всех сил, чтобы только не лишиться сознания и наконец вырваться из всего этого кошмара); ту самую Эми, которую трое грязных, одетых в какие-то лохмотья мальчишек и косматая девчонка в странной, потрескавшейся, бледно-желтой (но это же невозможно!) коже волочили сейчас на кухню. Эми, которая вопила и сражалась, покуда какая-то женщина (их мать? член семьи? О нет!), шла следом за ними, указывая концом охотничьего ножа в сторону кухонной мойки. И дети покорно волочили Эми туда, куда она им указывала.

Он видел все это и в данный миг мысленно пытался прорваться в сознание Эми, добраться до него, чтобы передать ей частицу своей собственной силы и надежды, хотя и у него самого их почти не осталось - все было выпито, иссушено этой ошеломляющей болью. И все же он хотел каким-то образом дотянуться до нее, защитить, вооружить мощью своей неизбывной, бездонной любви. Он мысленно протягивал к ней свои руки, но ее там уже не было; теперь она пребывала в полном одиночестве, отсеченная от него некоей ужасной, черной стеной страха.

И за какое-то мгновение до того, как взор Дэвида ослепила яркая вспышка новой боли, он испытал жуткое одиночество, подобного которому еще никогда не знал на протяжении всей своей жизни.

* * *

Эми словно оказалась внутри компьютера, и перед ее глазами проносилась дикая пляска кошмарных образов. Она была внутри этого самого мгновения и одновременно каким-то образом позади него, как если бы видела расколотый экран монитора, лихорадочно скользя взглядом между старым и новым текстами.

При этом все, что бы она ни видела, являлось порождением жуткого безумия.

Вот девушка тянется к Дэвиду, словно желает обнять его; вот в ее взоре появляется что-то новое, очень хитрое, и вот в комнате уже

появляются новые люди. Она видит, как они входят в дверь, видит этих детей, эту женщину в клетчатой рубахе, мужчину с топором в руке, детей с ножами, тесаками и молотками, а у одной, самой маленькой девочки, в руке было зажато и вовсе нечто, похожее на садовый совок. И вот

все они набросились, насели на нее; два мальчика-близнеца уцепились за ее правую руку, еще один мальчик и девочка - за левую, я теперь волочат ее к кухонной мойке. И какие же сильные они оказались; она изо всех сил сопротивлялась им, однако они продолжали тянуть ее туда, к раковине, удаляя от Дэвида, который лежал, обливаясь кровью, на ковре рядом со своим письменным столом,

а та самая девушка кусала его, вырывая из его тела куски плоти, - Эми видела и слышала, как она переломила его ключицу и та, окровавленная, прорвав кожу, выступила наружу.

Они уволакивали ее от Дэвида, делали все, чтобы он не смог больше видеть ее. Значит, и ей не суждено больше увидеть все то, что они вытворяют с ним. А кроме того

Мелисса! Где Мелисса? Где Клэр, Люк и Мелисса... и тот мужчина с топором?!

Женщина была покрыта шрамами, страшными шрамами, и к тому же казалась гораздо выше любой другой женщины, которых Эми когда-либо доводилось встречать. Она оказалась первым существом женского пола, которое

надвигалось на нее с ножом в руке, тогда как сама Эми чувствовала, как ей в спину уперся острый край кухонной раковины. Одежда ее была распахнута, и она стояла перед ними, полностью обнаженная, если не считать тонких полосок лифчика и трусиков. Затем в руке женщины появились ремни, кожаные ремни, и она с угрюмым, почти торжественным выражением лица принялась обматывать ими запястья Эми, крепко обвязывать, так, что они глубоко, болезненно впивались ей в кожу. Потом дети отпустили ее, тогда как женщина резко развернула пленницу, отчего край мойки врезался ей уже в живот, и принялась привязывать концы ремней - сначала правый, потом левый - к выступавшим над раковиной кранам с горячей и холодной водой.

Дети же тем временем резко отдернули ноги Эми назад, так что край мойки впился в нее уже где-то под грудями, в результате чего все ее тело теперь опиралось лишь на упирающиеся в край мойки ребра и привязанные к кранам руки. Нот же пола не касались - дети раздвинули их и привязали к ножкам стоявшего позади нее кухонного стола.

Сама же она кричала, вопила, извивалась, дергала ремни и неожиданно почувствовала, как ей в рот засовывают кляп, поверх которого наматывают широкую изоляционную ленту, накрепко стянувшую губы - после этого Эми окончательно лишилась возможности кричать и могла лишь едва дышать.

Затем она неожиданно услышала доносящиеся откуда-то сверху гулкие звуки ударов и, сразу поняв, куда именно удалился тот мужчина с топором, заплакала. Мелисса. Ее младенец. Клэр. Ее подруга Клэр

вот она обнимает ее, Эми, рыдающую по Дэнни, ее первому настоящему возлюбленному, и обе они сидят в их студенческом общежитии; обнимает мягко, но в то же время крепко, тогда как сама она заливается слезами и чувствует, что сердце ее вот-вот разорвется...

И Дэвид. О Бог мой, Дэвид.

Не плачь, - мысленно сказала она себе. - Ведь так ты просто задохнешься. Умрешь.

Она по-прежнему различала его болезненные стоны, потом услышала донесшийся сверху очередной глухой удар и звук падения чего-то тяжелого.

На девочке была какая-то странная кожа, она заметила это уже некоторое время назад, но

лишь сейчас поняла, какая именно это была кожа. Чья.

Человеческая.

Увидела желтые, потрескавшиеся груди с чуть более темными сосками. Девочка же тем временем улыбнулась ей своими грязными желтыми зубами и поставила в раковину ее новую алюминиевую кастрюлю, которую Эми купила специально для варки омаров. Поставила, а потом еще и подровняла.

Чтобы та оказалась как раз под ее горлом.

* * *

Даже накрепко заперев за собой дверь, Клэр прекрасно понимала, что долго эта преграда не простоит. До нее доносились вопли Дэвида, повторяемые Эми слова "нет, нет", а потом и ее рыдания.

Мелисса плакала.

И тем самым указывала им путь прямо к комнате, в которой все они находились.

Люк, с лица которого сошли все краски, стоял в полной неподвижности и молча смотрел на мать. Видимо, вчитывался в ее страх. Что происходит? Что нам делать?

- Подержи Мелиссу, - сказала Клэр и передала младенца ему на руки. Ребенок на какое-то мгновение затих, но затем заплакал снова.

Она старалась заставить себя не обращать внимания на доносившиеся снизу крики.

Старалась не слышать Эми, не думать о ней.

Затем подошла к окну, распахнула его и глянула вниз. Прямо под ними располагался штабель строевого леса фута три в высоту и четыре в ширину. От кромки окна верхние бревна отделяло как минимум десять футов. А то и все двенадцать.

Никакой иной мысли, кроме как о том, чтобы попытаться бежать, ей в голову так и не пришло.

- Мама...

Она поднесла палец к губам.

И прислушалась. На лестнице кто-то стоял. Определенно стоял - выжидая.

- Люк, - прошептала Клэр. - Те люди, что пробрались в дом - они хотят погубить нас и Мелиссу тоже. Нам надо выбраться через это окно. И где-нибудь спрятаться.

Глянув на окно, мальчик вдруг заплакал, хотя и пытался что было сил сдерживать подступавшие к горлу рыдания. Пожалуй, именно его плач оставался сейчас единственно реальным из всего того, что существовало в окружавшем их мире.

- Мама, я...

- Я знаю, что тебе страшно. И ничего постыдного в этом нет. Но нам нельзя падать духом, а кроме того не забывай, что я помогу тебе. Не волнуйся. Положи Мелиссу на кровать и забирайся вот сюда.

Она снова услышала звук шагов, который доносился с верхней части лестницы.

Теперь его источник находился к ним гораздо ближе, чем раньше.

Люк сделал именно так, как ему было сказано. Он так аккуратно уложил ребенка, что Клэр вдруг почувствовала приступ острой, почти болезненной любви к сыну.

- Так, а теперь садись на подоконник, свесь ноги вниз и держи меня за руки.

По щекам мальчика ручьями текли слезы, однако он полностью доверял матери, выполнил все ее указания, после чего она обхватила его запястья и, перегнувшись через край подоконника стала медленно опускать его вниз.

- Мам!.. - В голосе мальчика отчетливо зазвучала паника.

Со стороны холла снова послышались шаги.

- Я буду держать тебя до тех пор, пока ты полностью не свесишься вниз, ты меня понял? А потом отпущу. Но ты не бойся, тут невысоко - у тебя под ногами большая груда досок, так что в крайнем случае ты упадешь прямо на нее. Все получится как надо. Когда будешь лететь, не забудь немного согнуть ноги в коленях, понял?

Люк кивнул. Его запястья были холодными и скользкими от пота.

Клэр перегнулась через край подоконника, так что ее ноги даже оторвались от пола, и, удерживая сына лишь тяжестью собственного тела, осторожно заглянула вниз, дожидаясь того момента, когда его ноги перестанут раскачиваться.

Сможет ли она сделать это? А он сможет? Хватит ли ей мужества отпустить его? Для мальчика, причем отнюдь не атлетического телосложения, десять футов были все же чертовски большой высотой.

Мысленно она представила себе, как он со сломанной шеей лежит на куче досок и бревен...

На какое-то мгновение ее охватило отчаянное желание втащить Люка обратно в комнату, через это же самое окно вернуть к себе, а потом прижать крепко-крепко и сидеть так до тех пор, пока все это не кончится, пока они не останутся совсем одни, и ни ночь, ни даже Стивен не смогут причинить им ни малейшего вреда.

Мелисса не издавала ни звука.

Снизу же продолжали доноситься отчаянные вопли Эми. Кто-то снова попытался высадить дверь. Ты должна сделать это, - сказала она себе.

- Люк, подогни ноги, - проговорила Клэр, причем настолько спокойно, что это даже поразило ее. Ради него же самого. - Я люблю тебя и спущусь следом за тобой. Ну, давай, на счет три. Раз, два...

Она ощутила, как напряглись, а затем снова расслабились его пальцы.

- Три!

Клэр приказала пальцам разжаться и почувствовала, как мальчик выскользнул вниз, а потом, совершенно не обращая внимания на удар топора в дверь, наблюдала, как он с устрашающей скоростью удаляется от нее, падает, переворачивается, чуть было не свалившись с бревен - слава Богу, все же удержался, - после чего снова вскакивает на ноги.

Она повернулась к Мелиссе, и в тот же самый момент услышала, а вместе с тем и увидела, как топор в очередной раз вонзился в дверь, прорубил ее насквозь, и тут же заметила промелькнувшие в проломе очертания крупного, обнаженного по пояс мужчины, вымазанного в чем-то, похожем на толстый слой жира, ухмыляющегося и поблескивающего крохотными, почерневшими, похожими на острые клыки зубами.

Клэр схватила лежавший на кровати шерстяной шарф Дэвида, укутала в него младенца - и тут же услышала новый удар топора. На сей раз в расширившемся проломе показалось уже откровенно смеющееся лицо мужчины, наблюдавшего за всеми ее передвижениями. Внезапно он словно уловил смысл ее действий, понял, что именно она собирается сделать, - а Клэр уже взобралась на кровать и стала подходить к краю подоконника.

Удары топора стали с учащенной быстротой обрушиваться на дверь, оглушительным грохотом отдаваясь в ушах Клэр, когда она все же встала у кромки оконной рамы и, придерживая одной рукой ее верхний край, плотно прижала к себе другой Мелиссу, после чего шагнула вперед, скользнув спиной о край подоконника.

По позвоночнику метнулась обжигающая, острая боль, которая тут же потонула в жутковатом ощущении свободного падения, показавшегося ей взрывом абсолютной свободы, настолько пронзительной и ужасающей, что она невольно вытянула свободную руку, пытаясь ухватиться за что-нибудь, сохранить равновесие - как если бы летела не сквозь пустоту воздуха, а погружалась в толщу воды. Но уже через долю секунды она снова инстинктивно вспомнила про Мелиссу, еще крепче прижала ее к себе и тут же ощутила удар; оказавшись на бревнах, Клэр поняла, что сделала что-то не так, поскольку уже через мгновение ее залил свет звезд, тут же сменившийся кромешной тьмой, к которому примешивался аромат еловой хвои, пропитавший ночной воздух.

* * *

Полностью парализованный от шока, Дэвид лежал на полу и смотрел на возвышавшийся над ним пустой экран монитора.

Он узнал эту фразу, хотя никак не мог понять, откуда она взялась такая простая, без конца крутящаяся в голове.

"Леса здесь темные". Темные.

Он все еще продолжал воспринимать доносившиеся из телевизора голоса и прочие звуки, пока кто-то с силой не ударил по деревянному ящику, вслед за чем в нос ударил характерный запах горелой проводки, и Дэвид тут же вспомнил, кто он такой, где находится - и кто этот странный хирург, который в данный момент оперировал его, свесив над ним свои обнаженные, окровавленные груди.

Дэвид не помнил, как девушка-хирург расстегивала его рубашку, хотя наверняка было и это - ведь в противном случае она не смогла бы добраться до его раны; и вот сейчас она проводит скальпелем острую и тонкую полоску, тянущуюся от его ключицы - через грудину - прямо к животу, и вслед за этой полоской тянется едва слышный звук расходящейся под ее пальцами плоти.

Но какая же поразительная у нее анестезия. Скользнув взглядом вниз, он увидел свои собственные органы, лежащие под дымящимся тонким слоем крови, свои легкие, сердце, а чуть ниже - диафрагму, желудок, печень.

И главное - никакой боли.

Единственное, что он чувствовал, был лишь зуд в области ключицы, да еще разве что прикосновение чего-то очень холодного - как если в жаркий летний полдень выпить стакан ледяной воды и чувствовать при этом, как она движется по твоему пищеводу.

Судя по всему, у него было что-то не в порядке с сердцем и речь шла о его пересадке, поскольку он увидел, как девушка-хирург медленно протянула обе руки и извлекла его все еще бьющееся сердце из груди... А потом, словно во сне, перед его взором предстала и вовсе невозможная картина - как она подняла его сердце к своим губам и вонзила в него зубы, тогда как двое ее ассистентов также потянулись к нему и принялись ковыряться грязными пальцами в его печени.

Все так же пребывая в состоянии наркотического кошмара, он наблюдал за тем, как ритмично двигаются ее жующие челюсти.

Взгляд Дэвида снова соскользнул на экран монитора - пустой, погасший, хотя теперь это был уже экран не компьютера, а его собственного сердца, причем настолько безжизненный и неподвижный, что ему стало ясно: он умер.

* * *

- Мамочка! Проснись! Мамочка!

Люк тряс ее, тогда как она по-прежнему сжимала в руках младенца Эми.

Упав на штабель дров, Клэр резко завалилась на бок и сильно ударилась головой о стену дома. К счастью, без сознания она пребывала буквально какую-то секунду, поскольку и сейчас все так же крепко прижимала к себе Мелиссу.

Подняв взгляд на окно, она увидела именно то, что так боялась увидеть сверху на них смотрел тот самый мужчина, который тут же скрылся внутри дома.

Клэр соскочила на землю, ухватила Люка за руку и устремилась с ним к зарослям высокой травы.

- Я знаю дорогу! - воскликнул мальчик.

Мелисса зашлась в плаче, и Клэр никак не удавалось ее успокоить.

- Показывай, - сказала она.

* * *

Девушка уже поднесла нож к горлу матери младенца, намереваясь рассечь его, когда с лестницы кубарем скатился Первый Похищенный, тут же устремившийся к стеклянным дверям. Женщина остановила его, окинула вопросительным, сердитым взглядом.

Что-то у него не получилось, - подумала Девушка. - У Первого Похищенного что-то не получилось!

Это ее откровенно порадовало.

Он указал рукой в сторону дверей.

- Ребенок... женщина и мальчишка!

Явно чувствуя смущение, Первый Похищенный, однако, тоже рассердился и теперь яростно размахивал рукой с зажатым в ней молотком.

Ведь Женщина не сказала им ни про мальчика, ни про какую-то другую женщину, кроме той, которую сейчас держали за курчавые рыжие волосы. Впрочем, их появление, похоже, застало врасплох также и ее.

И это тоже порадовало Девушку - то, что и Женщина могла ошибаться.

Женщина сделала один-единственный жест рукой, охватывавший их всех - в том числе и Вторую Похищенную, Кролика и даже Землеедку, которые тем временем пожирали плоть лежавшей на полу добычи.

Вперед! За ними.

Девушка вложила нож в ножны, тогда как Первый Похищенный уже почти выбежал из дверей дома - и тут же замер на месте словно олень, столкнувшийся со снопом яркого света, который ударил в окна кухни. Его лучи залили и Девушку, и плененную женщину, и, огибая их фигуры, устремлялись дальше, в направлении другой комнаты, после чего всем присутствующим стало ясно, что они здесь уже не одни.

* * *

Нашел все-таки, черт побери! - подумал Стивен, сворачивая со Скраб-Пойнт Роуд на еще более узкую и ухабистую дорогу, у поворота на которую он увидел почтовый ящик с надписью "Холбэрд". Некоторое время дорога шла в гору, но вскоре он оказался на вершине холма, после чего предстояло преодолеть небольшой спуск. Впереди, в нескольких сотнях ярдов от себя, он увидел дом, все окна которого были ярко освещены. У крыльца стояли две машины - Клэр и еще чья-то. Припарковавшись за машиной Клэр, он до отказа дернул на себя рукоятку ручного тормоза.

Выключил мотор и погасил фары.

Неожиданно входная дверь в дом распахнулась, и его взору предстала фигура какого-то человека, за которой маячили другие силуэты, размерами поменьше.

А это еще что за группа встречающих? Они что, вечеринку здесь решили организовать?

Между тем в дверном проеме появлялись все новые и новые фигуры.

Огибая вторую припаркованную машину, они приближались к "мерседесу", но двигались при этом слишком уж быстро, чересчур поспешно. Стивену это ему не понравилось, тем более, что бегущие люди как бы стремились взять его машину в обхват... Внезапно его поразила вроде бы нелепая мысль о том, что здесь у него могут возникнуть какие-то неприятности. А вдруг Клэр решила нанять банду головорезов, которые намеревались помешать ему встретиться с ней, повидаться с Люком? В общем-то это было на нее непохоже, но с этими бабами сам черт никогда ничего не разберет.

И все же что-то здесь определенно не состыковывалось, поскольку даже если это и в самом деле были бандюги, то по меньшей мере половину их набирали среди цирковых лилипутов. Нет, что-то здесь не так, не нравилось ему все это, ох как не нравилось.

Стивен успел вовремя нажать на кнопку, блокирующую замки на всех дверях, после чего снова включил фары, свет который выхватил последнюю выбежавшую из дома фигуру.

С топором в руке. Причем на сей раз это был уже никак не лилипут.

Стивен потянулся к ключу зажигания. Прежде он сомневался в том, что когда-либо в жизни испытывал настоящий страх, даже тогда, когда увидел лежащее на кровати безжизненное тело Мэрион, лицезрея дело рук своих и раздумывая над тем, что же делать дальше. Однако в данную минуту ему стало действительно страшно; адреналин мчался по кровеносным сосудам со скоростью вашингтонского экспресса, а мочевой пузырь вдруг опасно напомнил о себе судорожными спазмами. Двигатель "мерседеса" с ревом вернулся к жизни, и Стивен собирался было уже включить заднюю передачу, когда вспомнил про ручной тормоз и опустил руку вдоль кресла.

И в этот самый момент увидел, как женщина - Боже Правый! - да ведь она даже выше него! - протянула руку, и мужчина вложил ей в ладонь рукоятку топора. В то же мгновение Стивен почувствовал, как кто-то другой ползет по кузову машины, слегка раскачивая ее своими движениями, после чего внезапно и почти одновременно раздались два оглушительных взрыва, спереди и сзади, а сам он оказался засыпан - голова, лицо, все тело - мелкими, похожими на пыль стеклянными осколками.

Стивен вцепился в рычаг переключения передач. Сквозь мутную пелену белесых трещин, которыми сплошь покрылось лобовое стекло машины, он увидел, как женщина в очередной раз подняла топор и вторично, со все той же ошеломляющей силой нанесла очередной удар по растрескавшемуся стеклу, отчего все то, что от него еще оставалось, окончательно завалилось внутрь кабины. Издав короткий вопль, Стивен ударил по газам, причем настолько резко, что машина судорожно скакнула назад, кинув его самого на руль, стукнулась задним бампером о заляпанный засохшей грязью край каменистого склона, и мальчишка теперь он совершенно отчетливо разглядел, что на самом деле это был никакой не лилипут, а просто мальчишка, хотя и странный какой-то, - скатился с крыши машины на землю.

Через пустой проем в кузове "мерседеса", где всего несколько секунд назад было совершенно целое лобовое стекло, ему были видны женщина, мужчина и вся остальная их братия, которая бежала к нему, стремительно надвигалась, тогда как сам он продолжал сдавать машину назад, моля Бога лишь о том, чтобы сзади не попалось какое-нибудь дерево. Вроде бы по пути сюда никаких деревьев он здесь не заметил, но удостовериться в этом теперь уже не мог, поскольку и заднее стекло превратилось в молочно-белую, непроглядную стену, да и сам он тоже не мог отвести взгляда от этих людей, большинство из которых были наполовину нагими. Груди женщин подпрыгивали на бегу, а скатившийся на землю малец проворно вскочил на ноги - надо же, со стоящим членом! совершенно голый и, казалось, ничуть не поранившийся, словно какое-то неуязвимое привидение или лесной зверек, - после чего припустился бежать следом за остальными.

А Стивен все гнал "мерседес" задним ходом - черт с ней, с краской и резиной! - царапая кузов об острые края камней. Мотор пронзительно ревел, да и до него самого только тогда дошло, что все это время он пронзительно орет, вопит и визжит - и так продолжалось вплоть до тех пор, пока фары машины снова не выхватили поворот на Скраб-Пойнт Роуд.

Стивен ударил по тормозам, однако успел все же заметить, что большинство его преследователей, по крайней мере тех, кого он разглядел, находились примерно в сотне ярдов от него, однако, даже несмотря на разделявшую их довольно длинную дистанцию, и не думали сбавлять темпа бега и сейчас стремительно приближались к нему. Резко кинув машину на проезжую часть, он почувствовал, как ее начинает заносить вбок, и только было начал выворачивать руль, как прямо перед ним показалась фигура мужчины, в яростном броске нырнувшая прямо на капот, кинувшая что-то и тут же снова исчезнувшая из виду. А уже через долю секунды Стивен почувствовал жуткую боль от удара чего-то тяжелого и твердого, саданувшего его по лбу прямо над левым глазом. Это был молоток-гвоздодер, отлетевший после соприкосновения с его головой назад, в сторону заднего стекла - там, в стекле, он и застрял, зацепившись раздвоенным концом о край металлического остова машины и уставившись концом рукоятки, словно укоряющим перстом, ему в спину.

У Стивена все поплыло перед глазами, как после жуткой попойки - хотя он не припоминал, чтобы когда-либо напивался до такой степени, - и он лишь каким-то чудом, буквально в нескольких дюймах пролетел мимо откуда ни возьмись появившейся белой березы, судорожно сжимая в руках руль, на оплетке которого оставались широкие кровавые мазки от попавших между ладонями и кожей стеклянных осколков.

Чувствовал он себя хуже некуда, желудок был готов вывернуться наизнанку.

Стивен осознавал, как через рану во лбу из него стремительно, словно вода между пальцами, вытекают остатки сознания, и потому яростно, как никогда раньше за всю свою жизнь, цепко удерживал его - пожалуй, даже еще яростнее, чем цеплялась за него самого умирающая Мэрион, - поскольку они все еще преследовали его и были теперь совсем недалеко от машины.

И еще эта проклятая ночь - ни черта нигде не видно, хоть глаз выколи.

22.05.

Они установили, что "мерседес" гнал где-то под семьдесят миль в час, и хотя никому особо не хотелось утруждать себя сейчас выписыванием штрафа за превышение скорости, все прекрасно понимали, что на Шоссе номер шесть полно крутых поворотов, и, следовательно, оставалось либо догонять нарушителя, либо дожидаться того момента, когда этот дурень сам себя угробит где-нибудь впереди. Плюс к тому ехал он как-то неровно, петляя из стороны в сторону, словно раненый канюк. Плюс еще это вдребезги разбитое заднее стекло.

Выехав на ровный участок дороги, который начинался сразу за перегороженным участком местности, где раньше располагался универсам Хэрмона, Харрисон включил мигалку, сирену и надавил на педаль газа.

А потом "мерседес" настолько резко остановился, что они чуть было не врезались ему в задний бампер.

И увидели, как нарушитель вышел из машины.

При виде этого человека у Питерса все похолодело внутри. В сущности, полицейских всегда так и подстреливали, пока они как утки сидели в своих патрульных машинах, тогда как преступники стреляли в них через лобовое стекло. Он машинально протянул руку в сторону заднего сиденья и схватил свой тридцать восьмой калибр. Тем временем Харрисон и Манетти распахнули дверцы сбоку от себя и, прикрываясь ими наподобие щитов, навели на него свои револьверы. В принципе, Питерс поступил бы точно так же, не будь он таким старым, медлительным и толстым.

- Стоять на месте! - скомандовал Манетти, В облике которого лишь подергивающаяся щека выдавала то, что внутри у него все поджилки трясутся от страха.

- Встать лицом к машине, опустить ладони на кузов. Живо!

Мужчина продолжал отупело смотреть на них.

Возникла напряженная пауза.

Манетти повторил приказ.

Мужчина еще пару секунд постоял неподвижно, после чего повернулся и сделал то, что ему было сказано.

Все облегченно перевели дыхание.

Питерс вылез из машины, тогда как Манетти и Майлз Харрисон стали приближаться к мужчине.

На нем был довольно дорогой костюм, хотя сам он сейчас походил черт-те знает на кого. Кровь, вытекавшая из раны над левым глазом, заливала лицо и уже насквозь пропитала край дорогой рубашки. Сам он был словно обсыпан какой-то пудрой или порошком, а когда Питерс подошел ближе, то увидел, что и ладони у парня тоже окровавлены.

Кровь на ладонях не особенно четко ассоциировалась со штрафом за превышение скорости.

Короче говоря, все это было очень даже неприятно.

Манетти продолжал держать нарушителя под прицелом своего револьвера, тогда как Харрисон ловко ощупывал его карманы.

Только теперь все они увидели, что за порошок покрывал его с ног до головы - как выяснилось, переднего стекла у "мерседеса" не было вовсе.

- Сэр, вы можете объяснить мне, что здесь произошло? - спросил Манетти, однако водитель лишь беззвучно шевелил губами, явно пребывая в почти полной отключке.

Прошло несколько секунд, когда они наконец разобрали, что именно он бормочет себе под нос, и когда это случилось, их интерес к водителю "мерседеса" возрос многократно.

Заскочив домой, Питерс прихватил запасную пинту виски, но пока к ней еще не прикасался, и в данный момент был даже рад этому обстоятельству.

- Погодите-ка, - перебил нарушителя Манетти. - О каких детях вы нам толкуете? Дети и... кто еще? Женщина?

- Да, что-то похожее на женщину, черт бы ее побрал! Все стекло мне вдребезги разнесла! - Стивен показал на лобовое стекло машины. - И еще там был какой-то парень с топором и... один Господь Бог знает, сколько всего их там было. Они окружили меня со всех сторон! Клянусь всем святым, что половина их бегала вокруг меня нагишом и...

- Кстати, сэр, а зачем вы туда поехали?

- Повидаться с женой.

- Ваша жена тоже была там? Вы можете повернуться, сэр. Все в порядке, поворачивайтесь.

Водитель "мерседеса" повернулся - белый как мел.

- Ее я таки не видел, - ответил он. - Не знаю. Я вообще даже из машины вылезти не успел.

- Она там живет? - спросил Питерс.

- Нет, приехала погостить... у знакомых.

- У кого именно? Кто эти знакомые?

- Эми и Дэвид... как его... вот еб... совсем вылетело из головы, как фамилия Дэвида! Боже Правый, не могу даже... Я хочу сказать, что знаю их уже... ну, примерно...

Речь этого человека не столько лилась, сколько прыгала, скакала рывками, словно кто-то бросил ему за шиворот только что извлеченную из костра картофелину.

- Да вы успокойтесь, сэр, - сказал Манетти. - А кровь на ладонях у вас откуда?

- Стекло! Да я же весь в осколках. Высадили стекло и обсыпали меня им с ног до головы! Да вы сами посмотрите!

Он протянул руки вперед. Глубоких порезов Питерс не обнаружил, так что, судя по всему, это была лишь стеклянная пудра. Впрочем, ее также не мешало бы удалить. Однако прежде ему хотелось разобраться в другом.

Судя по всему, обитатели того дома попали в беду.

- Ну, а сейчас вы можете вспомнить их фамилию?

- Ну конечно. Разумеется, могу. Дэвид и Эми... Боже... Вот же дерьмо! Дерьмо!

- А вас-то как зовут, сэр? Вас лично?

- Стивен. Стивен Кэри.

- Может, сейчас припомните и их фамилию?

- Я...

Не нравилось Питерсу все это. Глаза у парня были словно стеклянные.

- Ну ладно. А проводить нас туда сможете? Вы помните, по какой дороге ехали?

- Я... я...

- Надо вернуться назад, правильно? - спросил Манетти, указывая Стивену за спину.

- Да. Узкая такая, ухабистая дорога. Думаю, что смогу ее отыскать. Но я... Мне бы не хотелось... возвращаться туда. Вы меня понимаете?

Он едва не плакал.

- Сэр, - перебил его Манетти, - вы понимаете, что в настоящий момент ваша жена и друзья могут находиться в опасности? В очень большой опасности.

- Да, - кивнул Стивен. - И сын тоже.

- Ваш ребенок тоже там?

- Да, сын. Л-Люк.

- Нет, сэр, вам все же следует попытаться проводить нас туда. Ради вашей жены и вашего же сына.

- У-у.

- А мне кажется, что стоит сделать это.

- Вот дерьмо. Да я же говорю вам... говорю вам, что не хочу возвращаться туда. Вы даже не представляете себе, что это... за дерьмо... Я не хочу туда ехать...

Стивена бил такой колотун, что Питерс опасался, как бы он не рухнул прямо у них на глазах. Ему уже доводилось наблюдать, как люди после подобных переживаний впадают в шоковое состояние, а этот парень, судя по всему, был на грани того.

Он шагнул вперед.

- Успокойтесь, сэр, - сказал он. - Ну, успокойтесь. Смотрите, посмотрите же на меня.

Стивен поднял взгляд, и Питерс показал ему свой револьвер. Говорить он старался как можно мягче, спокойнее.

- Видите, мы все вооружены. Вы меня поняли? Более того, мы прямо сейчас, немедленно соберем дополнительные силы. Вы даже глазом не успеете моргнуть, как сюда стянутся новые полицейские отряды. Можете быть уверены, мы постараемся сделать все как надо. Ведь мы остаемся полицией, и это наш долг. О'кей?

Казалось, что на мужчину его слова особо не подействовали.

- Кстати, вы не заметили, не было в руках у кого-либо из них огнестрельного оружия? Ну, ружья, обрезы, пистолеты?

- Нет.

- А что-нибудь еще в этом роде?

- Нет.

- Ну вот, вы же понимаете, к чему я клоню?

- Я видел ножи, видел топоры...

- Но другого оружия не было, правильно?

Стивен кивнул.

- Таким образом вы поняли, что я имею в виду. С нами вы будете находиться в полной безопасности.

Тот, однако, продолжал колебаться.

- Ну пойдемте, сэр. Садитесь в машину. Покажите нам ту дорогу, и мы вместе отправимся на поиски вашего сына. Пошли. И потом, вам ведь надо перебинтовать голову, да и руки тоже. В машине у нас есть аптечка первой помощи. О'кей?

- Я...

- О'кей. Пошли. Идите за мной.

Стивен, похоже, и в самом деле находился на грани шока. Если он действительно отключится, то они никогда не отыщут то место, так что им следовало поторопиться. На основании того, что Питерс знал по прошлым временам, они и так могли уже опоздать.

Он взял Стивена под руку и повел его к патрульной машине - тот шел как лунатик.

- Сюда, сэр, - сказал Питерс, открывая дверцу.

Стивен забрался в салон, Питерс сел рядом с ним.

Харрисон и Манетти приготовились к отправке.

Питерс глянул на сидевшего рядом с ним мужчину - крупного, высокого, насмерть перепуганного.

Я тебя понимаю, парень - подумал он.

Включив сирену и мигалку, они развернулись и поехали в обратном направлении.

22.10.

Обнаженная девушка с таким видом тянула за собой Эми, словно вела на поводке сопротивляющуюся собаку, время от времени дергая за кожаные ремни, когда та останавливалась, чтобы присмотреться к окружавшей ее темноте.

Тропа была узкой, а деревья у них над головами образовали естественный свод из густо переплетенных ветвей. Было очень темно, отчего складывалось впечатление, будто они бредут по туннелю, длинной и черной извилистой трубе, внутренние контуры которой лишь изредка проступали в слабом свечении луны.

Все вокруг пугало Эми.

Случайная ветка царапнула ее по щеке, другая скользнула по краю платья.

Откуда-то спереди послышалось шуршание крыльев потревоженной птицы.

Земля под босыми, исцарапанными, избитым ногами Эми была устлана чем-то мягким и скользким, отчего у нее возникло ощущение, будто она шагает по мертвечине.

От тел окружавших ее существ и в самом деле исходил запах смерти.

Пройдя через поле, они стали подниматься по пологому склону холма. Эми чувствовала, что ее ноги совершенно неприспособлены для подобных путешествий. Ночь выдалась теплой, однако все ее тело колотила неукротимая дрожь, а проникавший под платье легкий ветерок заставлял ее кожу покрываться пупырышками и в данных условиях представлялся ей еще одним инструментом пытки.

Вскоре плотный свод листвы над головами расступился и их залили лучи лунного света. Они оказались на поляне неподалеку от кромки леса. Вскоре склон холма стал заметно круче, и Эми увидела на фоне ночного неба проступившие контуры более высоких деревьев.

Разглядела она и пленивших ее людей, но от этого ей стало еще хуже. Как выяснилось, в темноте было все же как-то приятнее.

Обнаженная девушка-подросток, двое мальчиков-близнецов, которые бежали впереди нее, словно радуясь веселой игре.

Что они со мной сделают? - подумала она, с каждым шагом снова и снова возвращаясь к одному и тому же вопросу, который глухими ударами, словно приступы мигрени, отдавался в ее голове.

Что они собираются делать?

Единственное, что помимо этого вопроса волновало ее в данную минуту, была судьба Мелиссы, однако, как ни странно, она была совершенно неспособна думать на эту тему, не рискуя при этом впасть в полное отчаяние. Мелисса осталась с Клэр. Мелисса не осталась с Клэр. Они нашли Мелиссу, тогда как Клэр успела спрятаться. Они нашли только Клэр и Люка, но не Мелиссу. Все эти альтернативы, кроме первой, казались ей слишком жуткими, чтобы даже начать размышлять над ними.

Впрочем, даже столь простые вопросы и допущения лишь изредка прорывались на поверхность ее сознания. Грохот в голове не утихал ни на минуту, жестокий, эгоистичный инстинкт самосохранения вопил о помощи, заставляя ее искать пути к спасению.

Что они собираются делать? Со мной.

Несколько раньше, когда они еще только шли от дома по поросшему травой полю, она позволила себе - правда, только однажды - обернуться и посмотреть назад. Высокая женщина куда-то исчезла. Как, впрочем, и мужчина, а также один или двое детей. Она не знала, куда они ушли, и не могла позволить себе даже мыслей на эту тему, а все из-за того, что именно она увидела у себя за спиной.

А увидела она немыслимо грязного мальчика, один глаз которого был затянут бельмом.

И ту девочку в коже.

Мальчик нес пару человеческих рук, отрубленных чуть ниже лопаток. Нес так, как обычно носят дрова.

Это были руки Дэвида. Его обручальное кольцо и наручные часы...

Девочка же, облаченная в человеческую кожу, с птичьим пером в волосах и с бриллиантовым кольцом, болтавшимся на обвивавшей шею веревке, несла его ноги.

Перекинула их себе через плечи - по одной через каждое плечо - и так и несла.

Шедшая перед ней голая девочка-подросток несла желтое пластиковое ведро, которое стояло у Эми в ванной под раковиной. Что находилось в ведре, ей было не видно.

Впрочем, гадать на этот счет особенно и не хотелось.

К тому моменту она была готова полностью отключиться, ибо давно уже ощущала сладостные позывы того теплого кокона, который мог окутать ее со всех сторон и защитить, чувствовала, как он нежно обволакивает ее сознание, явно намереваясь со временем поглотить и все тело.

Но затем внезапно и совершенно спонтанно снова возник все тот же вопрос: "А как же я? Что они намерены делать? И что могу сделать я сама?" В сущности, все это были составные части одного и того же вопроса, который вдруг самым неожиданным образом вступил в отчаянный конфликт с коконом - и вышел из него победителем, яростно разметав остатки его клейкой паутины, от которых вскоре не осталось и следа.

Где-то в глубине потоков струившейся в ней крови клокотала безумная ярость к этим существам за все то, что они сотворили с Дэвидом, хотя поначалу Эми даже не осознавала ее присутствия, ибо эта ярость уже успела стать частью ее самой. Отчасти к ней примешивался прежний жуткий страх, хотя главным оставался все тот же мучительный, гулко колотившийся в сознании вопрос.

Теперь же ее разум окончательно очистился, тогда как тело все еще хранило память всего того, через что ей пришлось пройти. Оно видело, слышало и чувствовало абсолютно все, что произошло.

Сверчки, сосны, крохотные колючки звезд...

Эми даже обрадовалась этой неожиданно наступившей просветленности, этому скользившему по ногам, неугомонному и прохладному ветерку, благодаря которому они вновь обретали свою прежнюю чувствительность и наливались силой.

Сулило ли все это ей хоть какую-то надежду на спасение или нет, ее сейчас даже не особо и волновало, ибо место некогда активного сознания теперь заняло все чувствующее и все воспринимающее тело.

Ее тело - и все тот же вопрос.

* * *

- Мама, сюда... кажется. Да нет, конечно же сюда.

Люк понимал, что его голос звучит не вполне уверенно.

Но ничего не мог с этим поделать. Вечером, пусть даже и таким лунным, как сейчас, все казалось совсем не таким как днем. И потом, они ведь убегали, скрывались от врагов. Люк был явно напуган, и именно этот страх стал причиной его неуверенности и смущения, что, в свою очередь, бесило мальчика, причем настолько сильно, что в любую секунду он был готов разрыдаться.

Между тем мать ни словом, ни жестом не выразила ему своего недовольства, раздражения или чего-то подобного и лишь продолжала терпеливо следовать за ним.

- Все в порядке, Люк, - тихо проговорила она. - Иди дальше, и мы обязательно найдем то место.

Люк уже начинал сомневаться в том, что тот настил на дереве действительно был самым подходящим местом, хотя Клэр, похоже, полагала, что это именно так - по крайней мере, что он может быть таковым, - и уже одно это хоть как-то приободряло мальчика. Теперь к его страхам начала примешиваться также некоторая толика радостного возбуждения, поскольку он и самому себе казался настоящим мужчиной, которому доверили выполнение серьезного дела. Серьезного и совершенно конкретного дела.

Вскоре они миновали заросли кустарника; на сей раз Люку повезло больше и он почти не оцарапал ноги об острые колючки. Лишь однажды мать приструнила его, когда он все же наступил на одну из них и коротко вскрикнул, а она сказала, что им нельзя шуметь, поскольку нельзя было знать наверняка, как далеко находятся их преследователи. Голос ее при этом звучал как-то странно, и все же какая-то часть ее серьезности передалась и Люку, так что если бы он даже не знал о том, что мать идет совершенно босая и в одном тоненьком платье - впрочем, как и он сам, одетый лишь в ночную пижаму, - то после этого он, даже если бы наступил сразу на десять колючек, то и тогда не издал бы ни звука.

А временами так хотелось вскрикнуть - уж очень острые они были.

Вскоре под их ногами оказался лишь мох и толстый слой сосновых иголок. Они приближались к холму, на вершине которого Люк стоял в тот день и видел укрепленный на ветвях дерева настил. Теперь у него уже почти не оставалось сомнений в том, что он не сбился со следа и нужное ему дерево окажется на вершине следующего холма. И все же он стоял, крутил головой то в одну сторону, то в другую, задирал ее вверх, но так и не находил то самое дерево. Темного настила нигде не было; он не видел его, зато продолжал слышать шаги взбирающихся следом за ними по холму мерзких чудовищ.

- Ну что, здесь? - прошептала Клэр. - Где?

Мелисса издала булькающий звук. А вдруг они услышали ее? И не получилось ли так, что он миновал три холма вместо двух? А вдруг он вообще все перепутал? Люку снова захотелось плакать.

- Где-то... - В голосе мальчика задрожали близкие слезы. Нет!

А что, если они взошли на холм не с той стороны?

На том холме, разве что чуть ниже, имелась небольшая прогалина... по левую руку, сразу за зарослями высокой травы, которая начиналась от самого дома, после карликовых деревьев.

Люк посмотрел вниз, влево от себя. Сейчас, в лучах лунного света, он прекрасно различал все особенности местности, хотя знакомой прогалины так нигде и не было - ни прямо под ними, ни левее.

Хотя нет - вон же она! Справа от него! Ну конечно, он просто сделал лишний полукруг, потому что слишком спешил и к тому же двигался в темноте, и вместо того чтобы взобраться по прямой, свернул чуть вправо. Так вот почему на пути у него попадалось гораздо меньше колючек.

- Сюда! - воскликнул Люк.

Он достиг вершины, отчетливо различая на фоне темного неба контуры соседнего, своего холма. Ему даже показалось, что сейчас эта вершина стала как-то выше, но может, это тоже все из-за темноты? Какой же коварной оказалась эта темнота.

- Видишь? - спросил он мать. - Пошли. Туда!

- Осторожно! - прошептала Клэр.

Но он уже бежал вниз, после чего снова стал взбираться по склону; теперь Люк уже прекрасно все видел, а потому ловко перепрыгивал через заросли колючек, и наконец подбежал к основанию ствола того самого дерева, где с ощущением триумфа в сердце стал поджидать мать.

* * *

Люди никогда не смотрят наверх, - подумала Клэр. - По крайней мере, так все говорят. Так что, если тебе надо от кого-то спрятаться, прячься наверху.

И вот сейчас она связывала вопрос сохранности их жизней со справедливостью народной мудрости.

Однако ключи от машины остались на лежащей на кухонном столе книге, а потому так просто убраться отсюда им все же не удастся. Разве что на время спрятаться.

Впрочем, и это неплохо, - подумала она, - все лучше, чем всю ночь брести спотыкаясь по темному лесу в компании восьмилетнего мальчика и имея на руках крохотного ребенка. Можно было, конечно, идти по дороге, но там они на добрую четверть мили будут со всех сторон на виду, тем более в лунную ночь, а кроме того, чтобы выбраться на дорогу, им пришлось бы в очередной раз огибать дом.

А в доме сейчас находились те, и ей не хотелось без крайней необходимости даже приближаться к этому жуткому месту.

Таким образом все их надежды теперь связывались с деревянным настилом.

У подобной позиции было и еще одно преимущество - сквозь листву деревьев поверх холмов им станут видны горевшие в доме огни. Далековато, конечно, но все же видно, и если кто-то проедет мимо, например какая-нибудь машина, то они сразу это заметят и в любой момент смогут спуститься.

Клэр молила Бога, чтобы так оно и случилось, причем у нее были на то определенные основания. Дело в том, что убегая по поросшему травой полю, она краем глаза заметила, как к дому действительно подкатила какая-то машина. Она даже на несколько секунд остановила Люка и стала всматриваться, надеясь на то, что подъехавшие спасут их. Почему-то ей казалось, что так оно и будет.

А потом услышала, как машина с ревом умчалась обратно.

Стивен? Не исключено. В принципе, как раз сейчас он и должен был подъехать.

А впрочем, кто бы ни был этот человек, он все равно уехал, в чем она убедилась окончательно, когда услышала удаляющийся рокот двигателя машины. Правда, она все же надеялась, что первое, что в подробной ситуации сделает любой человек, кем бы он ни оказался, так это сразу же обратится в полицию и сообщит им обо всем увиденном.

- Ложись, - шепнула она сыну. - Ложись посередине. Надеюсь, этот настил достаточно широк, чтобы снизу нас никто не заметил. И постарайся делать как можно меньше движений.

Люк поступил так, как сказала ему мать.

Держа на руках Мелиссу, которая наконец снова уснула - слава Богу, ночь выдалась теплой и спокойной, - Клэр сделала то же самое.

Лежа на настиле, она смотрела ввысь, пытаясь вытеснить из своего сознания нагромождение мучивших ее звуков и образов.

Даже сейчас, в такую ночь, звезды оказывали на нее успокаивающее воздействие. Если попытаться - а она действительно пыталась, - то можно будет представить себе, как дети мирно и тихо лежат, спят и видят сны, такие далекие от мира взрослых.

Ей было интересно, о чем думает Люк, что он видит в этих звездах.

Эми рассказывала ей, что до них дом принадлежал доктору и его жене, у которых было по меньшей мере двое детей, и что после смерти муха эта женщина жила там с одним из них. Возможно, именно они и построили этот настил. Сейчас им, наверное, столько же лет, сколько и самой Клэр, а то и больше.

А потом она подумала об Эми. Снова услышала ее крики... но тут же вытолкнула их за пределы своего сознания, отбросила прочь.

Если все будет складываться нормально, они смогут провести здесь ночь, а утром спустятся вниз и выйдут на дорогу. Если, разумеется, дома все окажется спокойно.

Совершенно спокойно. Все в порядке, - подумала Клэр. - Все будет прекрасно.

Единственная проблема, которая продолжала мучить ее и не давала рукам окончательно избавиться от противной дрожи, заключалась в том, что она чувствовала себя здесь полностью изолированной от всего остального мира. Все они были отрезаны от него.

Почти как... в ловушке.

И вниз был только один путь.

В памяти всплыл один эпизод, наполнивший ее леденящим страхом.

Когда Клэр была девочкой, ее дядя имел на окраине Нью-Йорка молочную ферму. Дядя был крепким, крупным мужчиной, ростом больше шести футов. С детьми он бывал довольно крут и к тому же обладал довольно своеобразным чувством юмора. Если ты девочка, то он, бывало, возьмет тебя на руки и начинает тискать и тереться своей двухдневной щетиной о твою нежную щеку, пока у тебя на глазах не появляются слезы; а если мальчик, то таю сожмет тебе руку, что аж кости захрустят - естественно, с тем же финалом.

Клэр тогда было девять или десять лет, а ее брату Адаму около двенадцати. И вот однажды вечером дядя пригласил всех поохотиться на енота. Ее отец воспитывался в Бостоне, был типичным горожанином и никогда не бывал на такой охоте, а потому сразу же согласился. Девочек, разумеется, не взяли, но Адаму разрешили пойти со взрослыми.

Позже он рассказывал, что все это звучало так волнующе - бежать по темному лесу следом за лающими в отдалении собаками. И в самом деле, впечатлений оказалось порядочно, - сказал Адам. Вплоть до того самого момента, когда собаки наконец загнали енота, после чего дядя дал ему винтовку двадцать второго калибра и сказал, чтобы он стрелял.

Ее брат был неплохим стрелком. У него самого была точно такая же винтовка, и он регулярно тренировался в их местном тире. В общем, Адам глянул туда, где находился енот, и увидел его не далее чем в пятнадцати футах от себя - насмерть перепуганный и вконец вымотанный зверек съежился и сидел между корнями дерева у самого основания ствола, похожий на большой меховой шар. В такую мишень попал бы и куда более слабый, чем Адам, стрелок, тем более, что енота со всех сторон окружили обезумевшие от ярости псы, которые прыгали, метались и, брызгая слюной, щелкали челюстями, пытаясь вытащить его на открытое пространство.

Ее брат посмотрел на енота и стрелять отказался.

Дядя тогда рассмеялся, посмотрел на него и спросил, почему? Дескать, не боится ли он промахнуться? Брат покачал головой и сказал, что нет, он бы не промахнулся, с такого расстояния никто бы не промахнулся. Дядя тогда даже удивился и спросил, что неужели бы он и в самую голову ему угодил, прямо между глаз? Адам ответил утвердительно - просто ему не хочется стрелять в беззащитное животное.

Позже он сказал, что это была не охота, а самая настоящая казнь. Он тогда еще посмотрел на своего отца, словно ища у него поддержки, но отец, похоже, относился ко всему происходящему как к одной из сторон сельской жизни, как к чему-то такому, через что городской человек просто обязан пройти, а потому предпочел не вмешиваться и не занимать чью-либо сторону.

И дядя это заметил. Он тогда улыбнулся и сказал Адаму примерно следующее. "Знаешь, сынок, что я тебе скажу? Иди и пристрели енота, но только так, как ты сказал - прямо между глаз. А если не сделаешь этого, то я всажу ему пулю в лапу, а потом оставлю на растерзание собакам, чтобы позабавились перед сном. В любом случае ему не жить, так что сам выбирай".

Брат тогда выстрелил. И с тех пор никогда больше не ходил на охоту.

Много лет спустя после того случая дядя умер от рака; умирал он долго и мучительно, о чем она рассказала Адаму.

Ни он, ни она ничуть не сожалели о его смерти.

И вот сейчас на память Клэр снова пришла та история, причем вспомнила она ее настолько живо, во всех подробностях, как если бы услышала только вчера.

Она снова почувствовала ее.

Вот только сейчас уже она сама была енотом и в ночном безмолвии почти различала лай бегущих в отдалении псов.

В самом деле, если они обнаружат их здесь, им конец. Люди обычно не смотрят наверх, - подумала она.

Мелисса пока спала, но что будет, если она проснется и заплачет?

У Клэр было такое ощущение, словно она проснулась после жуткой попойки и обнаружила, что в пьяном состоянии совершила нечто ужасное.

До нее наконец дошло, как же это глупо - находиться здесь, и тут же возникло страстное желание немедленно спуститься вниз, на землю, туда, где они могли по крайней мере попытаться спастись бегством. Чувство это было сродни физическому позыву, чем-то вроде внезапно пронзившего ее страстного импульса.

Так, хорошо, вниз - а дальше куда? Где именно они смогут обрести безопасность? Ближайшие соседи, как она слышала, жили примерно в полутора милях от их дома, но в каком направлении им следует идти?

- Мам, - прошептал Люк.

Едва слышно она шикнула на него.

- Мам, ты слышала?

И в тот же миг она действительно услышала это, совсем неподалеку от них - негромкий, натужный женский плач. Услышала и сразу же узнала этот голос, и тут же ощутила прилив радости, почти счастья от осознания того, что женщина эта была все еще жива, причем чувство это мгновенно слилось воедино с ощущением дикого страха перед тем, что может случиться и с этой женщиной, и с ними самими. Вслед за этим до нее донеслись звуки приглушенных шагов кто-то явно пробирался сквозь заросли кустарника.

Клэр повернулась к сыну и приложила палец к губам. Мальчик кивнул.

Оба принялись ждать.

Звуки плыли, подобно призракам в ночи, доносясь до них словно из дальних далей и леденя кровь в жилах: вот кто-то хихикнул, а потом прошел чуть правее настила, почти под их головами.

Если ей и суждено было хоть как-то помочь Эми, то она должна была узнать, в каком направлении они движутся. Как же хотелось Клэр повернуться и посмотреть вниз.

Однако она прекрасно понимала, что не в состоянии даже на долю дюйма шевельнуть головой, и пребывала словно в каком-то оцепенении - даже тогда, когда звуки стали постепенно затихать в отдалении. Клэр опасалась того, что от малейшего ее движения Мелисса может проснуться, и тогда едва слышный голос ребенка оглушительным эхом разнесется по ночному лесу.

Да, похоже, что теперь она сама превратилась в енота. Неподвижного. Прямо под ними прошла их собственная смерть во плоти.

У нее хватило сил лишь на то, чтобы шепнуть Люку:

- Смотри, куда они пойдут!

Люк повернулся, чуть приподнялся на одном локте - она увидела, как он выхватил их взглядом и стал смотреть вслед.

Когда мальчик снова лег рядом с ней, глаза его были широко распахнуты.

- Мам, это была Эми, - прошептал он. - Они увели ее с собой!

- Я знаю, - сказала Клэр. - Теперь наш долг спасти Мелиссу и как можно скорее прийти на помощь самой Эми.

- А разве сейчас нельзя ей как-то помочь? Ведь они же могут сделать ей больно.

Клэр вдруг почувствовала, что в эту самую минуту гордится собственным сыном, причем отнюдь не из-за его смелости, ибо это была всего лишь мальчишеская бравада, безрассудная и бестолковая. Нет, она гордилась тем, что ее сын оказался способен проявить заботу о других, и тут же почувствовала, как на глазах у нее выступают слезы.

- Сколько ты их насчитал? - спросила она.

Он задумался, машинально считая на пальцах.

- Пятеро. Не считая Эми.

- Мужчина с ними был? Большой такой?

Мальчик покачал головой.

- Значит, спускаться нам пока нельзя. О Боже! Ведь он все еще бродит где-то по лесу.

- Но мам...

- Нет, Люк. Я люблю Эми, и тебе это прекрасно известно. Я ее... очень люблю. Но спускаться нам пока нельзя.

И если ты заплачешь, то никому из нас от этого лучше не станет, подумала она.

В данную минуту Клэр не только как никогда отчетливо представляла себе, что именно чувствовал тогда енот; нет, теперь она отлично осознавала и чувства Адама, понимала его ненависть, хотя в данный момент это чувство было обращено на людей, которые заставляют тебя забираться в такие места как это, вгоняют тебя в такую ситуацию, когда ты не в силах совершить хороший, правильный, великодушный поступок - спасти жизнь другого человека. Теперь Клэр окончательно убедилась в том, что была совершенно права, когда ничуть не скорбела о смерти своего дяди.

22.17.

- Холбэрд, черт побери! Ну да, конечно же Холбэрд!

- Это, должно быть, Дэвид Холбэрд, - сказал полицейский. - Скраб-Пойнт Роуд. Я сейчас свяжусь с ними.

Стоило Стивену подумать о чем-то другом, как нужная фамилия тотчас же всплыла в его памяти.

В частности, подумать о том, в какую же историю влип он сам.

Они пока не успели далеко отъехать, так что вплоть до самого поворота через заднее стекло патрульной машины ему все еще был виден его побитый "мерседес".

Возможно, именно нью-йоркский акцент шерифа вернул ему память, а может, просто сказалось виски, которым угостил его тот толстяк и которое помогло ему наконец хотя бы отчасти проветрить мозги. И вот Стивен сидит в окружении троих полицейских - он смекнул, что толстяк с револьвером в руке тоже полицейский, хотя по виду и не особо похож. Во-первых, староват для полицейского, да и потом - с какой это стати он возит с собой виски? И все же, скорее всего, он не ошибся.

Итак, трое полицейских.

А сам он сидит на заднем сиденье рядом с самым молодым из них. Трое сраных полицейских.

Вот ведь дерьмо!

Стивен никак не мог сообразить, чего опасается больше - того, что снова возвращается на то жуткое место, или того, что едет в полицейской машине.

- О'кей, - сказал он. - Итак, парни, вы уже поняли, куда вам надо ехать, правильно? Так может, отпустите меня с Богом? У меня и вправду нет никакого желания снова возвращаться туда. Клянусь Господом.

Шериф снял палец с кнопки микрофона автомобильной рации.

- Вы пережили сильный шок, мистер Кэри. Мы это понимаем. Сейчас я свяжусь с нашими людьми и попрошу их прислать также врача, чтобы он оказал вам первую помощь. Поверьте, с нами вам будет гораздо спокойнее.

- Да я и так уже нормально себя чувствую. Нет, правда. Вот и фамилию вспомнил, так ведь? Вернулся бы к своей машине и...

- Ваша машина в ужасном состоянии, мистер Кэри. Ей самое место в ремонтной мастерской. Утром мы об этом позаботимся.

- Но я мог бы подождать и здесь. Мне и в самом деле не хотелось бы...

- Я понимаю ваши чувства, мистер Кэри, однако прошу вас все же поехать с нами. Обещаю, что с вами будет все в полном порядке.

Итак, дело швах, - подумал Стивен. - Полицейские. Вот ведь дерьмо. - Он ощущал на себе взгляд молодого парня и чувствовал себя чем-то вроде циркового уродца.

Перед его мысленным взором всплыла та женщина с топором в руках, разбивающая им лобовое стекло машины. Потом он увидел Мэрион, толстую и голую, лежащую на кровати - язык вывалился изо рта и походил на кусок свежей печени, тогда как шнур от фена для волос глубоко впился в шею.

- ...дом Холбэрда на Скраб-Пойнт Роуд, - сказал в микрофон шериф.

- Сами вы где находитесь? - спросил диспетчер.

- Шестое шоссе, только что миновали лесопосадки.

- Самая ближняя к вам машина, двенадцать-ноль, находится у Хорс-Нек Лэйн. Я послал ее к вам.

- О'кей. И сообщите всем патрульным, которые объезжают дома, пусть тоже к нам подтягиваются. Возможно, придется организовать поиски.

- Понял вас.

- Да, и еще пришлите скорую помощь. Рваные раны, последствия шока. Пострадавший - мистер Стивен Дуглас Кэри, номерной знак штата Коннектикут, номер М, ноль-девять-семь-два-один-пять-один-восемь-четыре-один-один-три-пят ь-три. А лучше пришлите две скорых. Трудно сказать, что нас может там ожидать. Конец связи.

- Принято. Конец.

Стивену не понравилось, что коп сообщил его имя. Ну зачем им понадобилось сообщать мои имя и фамилию? Наверное, так полагается, - подумал он. И все же у него неприятно засосало под ложечкой и возникло такое ощущение, будто патрульная машина как бы уменьшилась в размерах, спинка переднего сиденья стала давить ему на колени, а сидевший рядом полицейский еще плотнее прислонился к нему своим телом.

Дерьмо собачье, вот что это такое, - подумал он.

Постепенно он все более узнавал детали окружающей местности, заметил, что уже ехал по этой дороге, после чего снова впал в оцепенение, толком не понимая, где они находятся, и мечтая лишь о том, чтобы поскорее убраться отсюда - хотя бы по этой самой дороге. У края придорожной канавы стоял, опасно накренившись, разбитый трактор. Потом промелькнул щит с рекламой виски "Джим Бим". И то и другое одиноко смотрелось на фоне простиравшихся впереди полей.

Теперь они поднимались по склону холма. Где-то поблизости должен был быть съезд на Скраб-Пойнт Роуд - скорее всего, через один или два поворота.

Стивен чувствовал, что что-то было не так.

Коробка у ног шерифа подала голос.

- Шериф? Повторите названное вами имя.

- Кэри. Кабель-Этикетка-Роза-История. Стивен Дуглас.

На другом конце связи возникла пауза, было слышно легкое потрескивание, и еще до того, как снова зазвучал голос диспетчера, Стивен уже понял, что все происходящее отнюдь не дерьмо собачье, что он попал в самую настоящую замазку и что блукавший в подсознании белесый образ чего-то такого, что должно было случиться, возникший у него еще тогда, когда он стоял у изголовья кровати Мэрион за несколько секунд до того как электрошнур обвился вокруг ее шеи, снова возник перед глазами. Внутри него словно что-то сжалось - холодное, пугающее и все же почти приятное, почти красивое. Полегче, - подумал Стивен. - Охолонисъ. Не гони волну.

Извилистая дорога. Шестьдесят миль в час. Слишком быстро. Впереди крутой поворот. Значит, им придется притормозить. Поросшая травой обочина. Можно мягко скатиться по склону. А дальше куда?

Вокруг никого, ни огонька. Дверь они так и не заперли. Подожди-ка, а вдруг все обойдется? Сидевший рядом коп пристально всматривался в его лицо. Входя на поворот, патрульная машина сбавила скорость. Нет, это вовсе не "ничего". Действуй!

- Я так и думал, что ты это скажешь, - послышался голос диспетчера. Интересно. Примерно час назад мы получили довольно подробную информацию о Стивене Дугласе Кэри, который разыскивается для дачи показаний в связи с убийством...

Стивен распахнул дверцу машины, почувствовал, как в лицо ударил прохладный ночной воздух, бросился в сторону и тут же почувствовал удар от соприкосновения с жесткой землей. Камни больно царапали ребра и бедра, пока он скользил по влажной траве. Машина между тем проехала вперед, затем послышался скрежет тормозов, а он все катился и катился по склону холма, вниз, и вскоре почувствовал, что трава стала гораздо выше. Он перекатывался через заросли рогоза и высокой, типичной для болота густой травы, которая стегала его по лицу и рукам, но все же тормозила падение, покуда не остановился окончательно, застряв в какой-то жиже, тут же услышав стук захлопываемых наверху дверей машины. Резко вскочив на ноги, Стивен, чуть ошалевший от подобной встряски, чувствовал, как земля уходив у него из-под ног, и с трудом удерживал себя на ногах. Потом тряхнул головой и заметил, как с лица слетают капли жидкой грязи.

И, наконец почувствовав под ногами твердую почву, бросился бежать.

За спиной у него, где-то в вышине, плясали и скрещивались лучи фонарей, тут же сместившиеся ниже вдоль склона.

Станут ли они преследовать его?

Мэрион, ну и сука же ты - все же заложила меня. Даже мертвая заложила...

Поначалу Стивен толком даже не видел, куда именно бежит. Впрочем, сейчас это не имело никакого значения. Сначала под ногами была вода, но потом он снова выбрался на сухое место; где вода, где суша, ничего неясно, самое главное - бежать дальше, продираться, поскальзываться на камнях и суматошными взмахами рук отбрасывать от себя жесткие стебли рогоза. Вот, снова вода, на сей раз уже глубже - его окутал запах застоявшегося болота и гниющей растительности. Поняв, что оказался в русле какой-то протоки, Стивен стал медленно пробираться вдоль нее, двигаясь вверх по склону холма.

Впрочем, сейчас это тоже не имело никакого значения. Самое главное, это как можно скорее и дальше убежать от них, что, собственно, он и делал; бежать, бежать и еще раз бежать, к чему его неплохо подготовили месяцы игры в гандбол. А что, черт побери, он все еще достаточно силен, совсем даже не запыхался, а кроме того, одно он знал наверняка - что тот толстяк уж явно не бросится за ним следом.

Чтоб вас всех... - думал он. - Что в вас!..

Ну нет, вам меня не догнать. Вам меня не поймать. Только подберетесь ко мне - а меня уж и след простыл, словно ветерок прохладный улетел.

"Голубой проект", 1967 год. Никогда еще Стивен не чувствовал себя таким свободным.

Он слышал, как между холмами колышется эхо его собственного смеха, различал топот своих ног, внимал чавканью мокрой грязи, устилавшей берега протоки.

Что в вас всех!

Наконец-то заработали и глаза, и сейчас, когда луна снова выплыла из-за облаков, он разглядел в лучах ее света, что оказался в лесу, причем в довольно густом лесу, со всех сторон окруженный деревьями.

Точно, в лесу, - подумал он. - Лес, а значит, масса мест, где можно спрятаться.

Сорвав с шеи новый шелковый галстук, он швырнул его в грязь позади себя и продолжил бег.

22.25.

Манетти снова подбежал к рации.

- ...точно. Сообщите парням из полиции штата, что он выскочил из машины примерно в сотне ярдов от развилки Скраб-Пойнт Роуд и Шестого шоссе. Скорее всего, движется вверх по течению ручья. Мы даже слышали отголоски его смеха - ржал как полоумный. Если он и дальше станет так гоготать, отыскать его будет нетрудно. Держите меня в курсе.

Питерс не отводил взгляда от мелькавшей впереди грунтовой проселочной дороги, высматривая в свете фар признаки малейшего движения.

Он был рад тому, что Манетти не стал тратить время на поиски этого типа, поскольку знавал полицейских, которые ни за что не позволили бы Кэри так просто удрать, - этого просто не позволяло их профессиональное самолюбие. Манетти же, судя по всему, прекрасно понял, что сейчас самое главное - это люди на холме, и даже если этот парень в самом деле совершил убийство, в данный момент на него можно было не обращать никакого внимания.

Они вырулили на подъездную дорожку. Со стороны могло показаться, что половина огней в доме по-прежнему зажжена.

Манетти оставил включенными мотор, фары и мигалку.

Обычно в подобных ситуациях полагалось дожидаться подмоги, однако Манетти принял решение действовать самостоятельно. По словам диспетчера, дополнительные силы прибудут не раньше чем через несколько минут, тогда как в сложившейся обстановке дорога была буквально каждая секунда.

Питерс нащупал рукоятку револьвера, и все осторожно вышли из машины.

Харрисон поводил лучом своего мощного "мэглайта" из стороны в сторону. На подъездной дорожке валялись осколки лобового стекла "мерседеса" Стивена Кэри. И больше ничего.

Питерс окинул взглядом дом. Он увидел крутой склон холма, сваи, которые подпирали проходившую вдоль противоположной стороны дома веранду. Дом оказался двухэтажным; возможно, в нем также имелся подвал. Вот, в сущности, и все.

Питерс смекнул, что, войдя через располагавшуюся перед ним дверь, человек сразу попадал на кухню. Пройдя вдоль обшитой кедровыми досками наружной стены, он повернул за угол и заглянул в окно. В кухонной раковине стояла просторная кастрюля для варки омаров; по полу были разбросаны банки с консервами и столовые приборы. Вроде бы, никакого движения. Он еще немного подождал, удостоверился в том, что все тихо, после чего сделал знак Манетти и Харрисону, которые с ружьями наизготовку стояли у входной двери.

Харрисон надавил на дверную ручку - дверь оказалась незапертой, - резко распахнул ее, и Манетти рванулся внутрь. Метнувшись на то место, где только что стоял шериф, и на всякий случай прикрывая его, Харрисон быстро последовал за ним. Затем он обогнул угол и прошел в холл - Питерсу через окно были видны спальня и лестница, - тогда как Манетти взял на себя кабинет. Вскоре Питерс также вошел в дом, пристроившись за спиной Манетти. Почувствовав запах крови, он сразу понял, кому из них суждено сделать страшную находку, что именно это будет и где она находится.

Дверь он оставил чуть приоткрытой.

Для вентиляции.

Парень лежал на полу неподалеку от одного из компьютеров. И экран монитора, и письменный стол были залиты кровью, как, впрочем, и стены, и очаг округлой формы, и раздвижные стеклянные двери.

Рук и ног у трупа не было.

Их взору предстали также внутренности мужчины. Сердце, печень и почки отсутствовали; внутри, можно сказать, вообще ничего не было, разве что озерцо крови, которая медленно сочилась через отверстие, располагавшееся на том месте, где некогда находились его гениталии - со стороны могло показаться, будто он мочится кровью. Член они найдут, скорее всего, где-нибудь под столом - если вообще найдут.

Манетти неотрывно смотрел на труп.

- Срань Господня... - только и смог вымолвить он.

Питерс прекрасно понимал, что именно в данную минуту чувствовал шериф. Как же пусто и безнадежно бывает на душе, когда опаздываешь в подобных ситуациях.

- А ведь такой хороший парень был, - проговорил Манетти, покачивая головой. - Матерь Божья...

Питерс не спешил встревать с расспросами.

- Холбэрд, да? - наконец спросил он.

Манетти кивнул.

По лестнице спускался Майлз Харрисон. Повернув за угол и войдя в комнату, он побелел при виде представшего его глазам зрелища.

- Нашел что-нибудь? - спросил Манетти. Было заметно, как он старался перебороть собственные чувства. А потом как-то разом принял деловой вид. Уж своих-то парней он знал отлично.

Судорожно сглотнув. Харрисон заставил себя отвести взгляд от тела.

- Взломана дверь в одну из верхних спален. Там наверняка находился ребенок - повсюду игрушки разбросаны. Окно широко распахнуто, как если бы кто-то выбрался через него наружу или, по крайней мере, собирался сделать это. В соседней комнате стоят чемоданы, всякая парфюмерия, женская одежда. В спальне на первом этаже рядом с двуспальной кроватью стоит плетеная колыбелька. В шкафу женская и мужская одежда.

- Как ты сказал? - перебил его Питерс. - Колыбелька? То есть что, здесь еще и младенец был?

Харрисон посмотрел на него, похоже, подумав о том же, о чем подичал и он сам. Итак, дело приобретало еще более скверный оборот.

- Ане могло так получиться, что в ней раньше лежал ребенок?

- Кажется, у них недавно родилась дочь, - спокойно проговорил Манетти. - Несколько месяцев назад.

На Питерса снова навалилась, словно вынырнув откуда-то из глубины мозга, тупая головная боль. А может, она там все это время и находилась, и он лишь сейчас заметил это, только сейчас выпустил ее наружу? Он вздохнул, подумал о фляжке, которая лежала во внутреннем кармане пиджака, но тут же отбросил эту мысль. Может, в спальне где-нибудь найдется аспирин?

- Я сейчас, - сказал он.

Лекарство действительно нашлось, и он взял из пачки три таблетки, когда из комнаты, где остались полицейские, послышался какой-то шум - голоса и звуки поспешных шагов. Питерс высунул голову.

Манетти и Харрисон стояли у распахнутой двери. Со стороны могло показаться, будто они намеревались уходить и оставить его одного.

- Эй, что там у вас? - спросил он.

- Кто-то кричал, - ответил Харрисон, держа револьвер наизготовку. - Там кто-то кричал.

* * *

Клэр увидела свет автомобильных фар, затем мелькание луча фонаря и подумала: "Слава тебе, Господи!"

Ей казалось, что они уже целую вечность сидят на дереве в надежде лишь на то, что Мелисса будет продолжать спать и что мимо них никто не пройдет. И вдруг ночную темень прорезали лучи света, которые принесли с собой надежду на помощь, безопасность и спасение.

Люк тоже заметил свет.

- Все в порядке! - воскликнул он.

Она отнюдь не рассчитывала на то, что полиция станет прочесывать лес, по крайней мере, не сейчас. Раньше рассвета к этой работе нечего было и приступать. Между тем где-то поблизости все еще бродили эти люди.

И с ними Эми. Где-то совсем недалеко от нее. Первым делом надо было все же слезть на землю.

В последнее время она то и дело подвергала сомнению собственные же решения - неизбежное последствие шока от перенесенного развода. Девять лет назад Клэр отважилась на единственное в своей жизни настоящее приключение, в которое двое взрослых людей отправляются всегда вместе - любовь, обязательство, дом, семья; решилась потому, что, как она полагала, достаточно хорошо знала своего партнера. Оказалось, что не знала.

Если уж в таком деле она допустила промашку, то что же дальше-то будет? Уверенность в себе теперь казалась ей чем-то вроде норовистого жеребца никак не можешь удержать в руках поводья.

Правда, была еще Эми. Символ надежности и уверенности. Двадцать лет их дружбы практически не оставляли места для сомнений в целесообразности перемен.

- Я первая, - сказала Клэр.

Она укутала Мелиссу в шарф; ребенок открыл глаза и улыбнулся. Клэр попыталась ответить девочке тем же. Потом нащупала ногой верхнюю ступеньку лестницы и начала осторожно спускаться.

Глянув наверх, она увидела присевшего на корточки Люка. Мальчик смотрел на мать так, словно был готов в любую секунду протянуть спасительную руку и удержать ее, если она случайно оступится. Легкий ветерок шевелил ее летнее платье.

Взбираясь на дерево, Клэр обратила внимание на то, что на всей лестнице была только одна сомнительная, не вполне надежная ступенька, и именно на ней она сейчас стояла, стараясь для лучшей опоры сдвинуть ноги поближе к тому месту, где планка была прибита парой гвоздей к остову лестницы. Нахмурив брови и широко раскрыв глаза, Мелисса с серьезным видом рассматривала ее подбородок. Ступенька скрипнула под ногой - скрипнула, но выдержала.

Наконец Клэр ступила на землю и, подняв голову, увидела маячивший на фоне темного неба силуэт Люка, смотревшего на нее с высоты настила.

- Давай! - шепнула она сыну.

Мальчик нырнул под перила и подполз к лестнице. Клэр поспешно скользнула взглядом вправо и влево вдоль тропинки. В груди у нее бурлило яростное стремление броситься вперед и бежать, которое к тому же подстегивал совершенно безотчетный страх: а вдруг полицейская машина не дождется их и уедет. В самом деле, они ведь уже побывали на месте и потому вполне могут уехать, оставив их одних в пустом доме Эми, в котором все еще колыхалось эхо от их безумных воплей.

Люк опустился на колени рядом с матерью, и она погладила его ладонью по спине, затем по груди, желая всего лишь прикоснуться к нему, убедиться в том, что он здесь, в целости и сохранности, что с ним все в порядке.

А потом они вместе пошли по тропинке. Закрывавшие луну облака заставили их сбавить шаг, тем более, что тропинка и без того была темной и узкой. Они медленно миновали неглубокую лощину между двумя холмами и вышли на ее противоположную сторону. Мелисса снова заплакала, легонько ударяя Клэр своими крохотными ручонками, а потому она плотнее прижала ее к себе, похлопывая и поглаживая ладонью спину девочки, пока та не успокоилась.

Оказавшись на вершине холма, они окинули взглядом темные заросли кустов; дальнейшую панораму заслоняли высокие деревья, а потому им так и не удалось увидеть освещенные окна дома. Небо постепенно прояснялось, и Клэр начала различать вспышки цветных огней - это работала мигалка патрульной машины.

Полиция. Безопасность. Они начали спуск.

Облака огибали луну, и несколько секунд оба шли, залитые ее ярким светом, но вскоре вверх взметнулись стволы деревьев, сомкнувшиеся своими верхушками над тропинкой и тем самым преграждавшие доступ лунному свету.

Тропинка стала более каменистой, и Клэр пару раз опасно споткнулась. Ей все же удалось удержаться на ногах, но от резких рывков Мелисса снова заплакала - протестующе и одновременно удивленно; тогда она снова стала поглаживать девочку, нежно убаюкивая ее на своих усталых руках.

Затем тропинка снова вышла на открытое место, и они опять подставили свои тела лунному свету; впереди оставался последний ряд деревьев, сразу за которым, буквально в нескольких ярдах, начинались поля.

- Пошли, - сказала Клэр. - Быстрее.

Люк хотел было вырваться вперед и побежать перед матерью, но что-то заставило ее удержать его, - от резкого рывка мальчик даже чуть было не упал, и она тут же пожалела о своем поступке, об этом отказе, а когда задалась вопросом о том, что именно заставило ее поступить так, тут же увидела мужчину, который, выйдя из-за деревьев, шагнул им навстречу.

Ну ты, сукин сын, - подумала она, - а ну пошел прочь.

Как же нечестно это было. Мысленно она все еще продолжала видеть пробивавшийся со стороны основания холмов свет фар и мелькание мигалки, представляла себе, как нежные и такие неловкие руки полицейского принимают у нее Мелиссу, смотрела на то, как они с ружьями наизготовку бегут вверх по холму - спасать Эми...

Страх и гнев поползли по ее коже, подобно сцепившимся в ожесточенной схватке красным и черным муравьям. Яростным движением руки она смахнула их с себя.

Убирайся!

Теперь Клэр откровенно боялась этого человека - его крепкого тела, исходившего от него едкого запаха экскрементов, уверенной позы; глаз, которые впились в нее взглядом бешеной собаки; его топора, медленно поворачивавшегося в лучах лунного света.

А затем ее снова охватил гнев; за его надменность, за то, что он осмелился испугать их - женщину, ребенка и младенца.

Гнев за его трусость. Страх перед его мощью.

Клэр хотелось куда-нибудь убежать - и в то же время броситься на него. При этом она понимала, что и то и другое было бы ошибкой, что все это абсолютно ничего ей не даст и обернется для нее лишь тем, что она замертво рухнет на землю. Она мысленно увидела собственное тело, извивавшееся у его ног прямо здесь, на этом самом месте, и тут же поняла, что существовал один-единственный способ избежать подобного исхода, выжить в сложившейся ситуации, и способ этот заключался в том, чтобы сделать то и другое одновременно, как бы разделиться надвое, бежать от него и одновременно напасть - и это было вполне осуществимо. Потому что она была не одна; вот уже много лет она была не одна.

Их было двое.

- Люк!

Мальчик стоял, буквально прикованный к месту.

Клэр сунула младенца ему в руки. Мужчина сделал шаг вперед.

Взгляд ее скользнул вправо, влево, осматривая землю вокруг. Ну надо же, ни одной палки, которой можно было бы держать его на расстоянии. Однако почва под ногами оставалась все еще довольно каменистой, а потому она наклонилась и принялась хвататься за камни, вонзаться пальцами в плотно ссохшуюся почву. Ничего не получалось - все они слишком крепко сидели в земле, и та явно не желала ослаблять своей хватки.

А мужчина между тем продолжал приближаться, слегка покачивая топором.

Клэр упала на четвереньки и выставила вперед руки с растопыренными пальцами, чувствуя, что задыхается от ярости, и ощущая, как по щекам струятся слезы отчаяния.

Затем она почувствовала, как стоявший позади нее Люк сделал шаг в сторону. Так, хорошо. Она повернулась к нему.

- Беги! - завопила Клэр.

Мелисса уже заливалась отчаянным криком.

- Мам?..

- Беги!

Мужчина уже почти приблизился к ним, и Клэр собиралась было встать, чтобы воздвигнуть у него на пути по крайней мере бастион из одного своего тела, когда Люк резко развернулся и побежал. Почувствовав это, она испытала приступ безмерного облегчения, тут же сменившийся глубоким вдохом, как если бы также намеревалась перейти на бег. А затем все же встала, готовая встретить его, если потребуется, то и подставить под топор свое собственное тело, а при возможности и причинить ему какой-нибудь вред.

Однако мужчина лишь неотрывно смотрел на нее, причем в его взгляде, как ей показалось, даже промелькнуло что-то похожее на смущение. А потом перевел взгляд в сторону Люка, и до Клэр только тогда дошло, кто именно из них двоих был по-настоящему важен для него и что он собирался делать дальше.

- Не-е-е-ет! - протяжно завопила она, стремительно бросаясь вперед, впиваясь ногтями уже не в неподатливую землю, а в его тело. Мужчина резко оттолкнул ее в сторону, однако на какое-то мгновение она все же заставила его покачнуться, потерять равновесие. Когда же он выпрямился, Клэр снова налетела на него и, обеими руками обхватив его ноги, не позволила броситься в погоню за Люком. Издав возглас изумления, он упал, всем телом грохнувшись о землю, и стал отползать в сторону, одновременно поворачиваясь и замахиваясь на нее топорищем. Через долю секунды Клэр ощутила его мощный удар по лицу, почувствовав характерный привкус собственной крови. Женские руки чуть ослабили хватку, однако он все еще не был свободен, ибо она продолжала цепляться за него, стараясь дать Люку возможность убежать как можно дальше и чувствуя, как перед глазами отчаянно пляшут разноцветные всполохи, а в голове все гудит и ломит от жуткой боли.

Наконец он высвободил одну ногу и с силой саданул Клэр пяткой по лицу на сей раз она уже едва не поперхнулась собственной кровью, ощутив, как хрустнул один из дальних зубов и что-то острое вонзилось ей в верхнее небо. Клэр разжала руки, и мужчина высвободил вторую ногу, тогда как сама она отвалилась в сторону, обессиленная и перепачканная в грязи.

Лежа на земле, она увидела, как дикарь поднялся на ноги и стал оглядываться, явно высматривая мальчика. И прислушиваясь. Она же отчаянно пыталась встать хотя бы на колени.

Люк исчез. Его нигде не было видно. Тропинка превратилась в сплошную пелену мертвого безмолвия.

Даже несмотря на боль, она почувствовала глубокое удовлетворение, смешанное с презрением к этому существу: это был ее триумф.

Только сейчас их было двое - и вот одному из них удалось спастись.

Эти чувства переполняли ее даже тогда, когда мужчина протянул руку и вцепился в ее волосы - Клэр истошно завизжала от боли - и силой заставил подняться на ноги.

* * *

Присев на корточки, Женщина спряталась в зарослях папоротника и кустарника.

Она видела, как навстречу им вдоль русла протоки поднимается какой-то человек.

Судя по движениям, явно усталый.

За спиной у нее, еще дальше в кустах, прятались Кролик и Землеедка, которые также пристально наблюдали за незнакомцем. Землеедка, правда, делала это лишь изредка, поскольку сосредоточенно жевала молодой побег хвоща, перетирая зубами его сладковатый стебель.

Женщина не узнала этого человека, и его появление у протоки не на шутку встревожило ее. Да и одежда на нем была какая-то странная: плащ, который не прикрывал все тело, а при ходьбе болтался на труни из стороны в сторону; да и рукава у него были настолько короткие, что на запястьях выглядывали манжеты рубашки, как если бы он снял одежду с подростка.

А может, и с добычи. И потом - человек этот чему-то улыбался.

Причем улыбка у него была совсем не такая, как у Кролика - мальчик и сейчас продолжал щериться, - вовсе не дурацкая, хотя и в ней также чувствовалось тревожившее Женщину отсутствие причины для веселья. Шагал мужчина тяжело, устало, то выходя на берег, то снова заходя в воду, отчего его брючины покрылись толстым слоем грязи. Так он и шел в ночи - одинокий и усталый путник.

И все же страха в нем не чувствовалось, он даже чему-то улыбался.

Вроде бы раньше она не встречала его в этих местах, тогда как мужчина, казалось, чувствовал себя здесь как дома, словно был родом из этих мест.

Как и ее люди. На какое-то мгновение она почти испугалась его.

Когда он подошел ближе, Женщина заметила жесткий излом его губ, холодные, поблескивающие глаза, и ей стало ясно, что он также получает удовольствие от непонятной пока охоты.

И все же в сравнении с ней мужчина был намного слабее.

Ей было достаточно обратить внимание хотя бы на то, как он дышит.

Инстинктивно Женщина почувствовала в нем конкурента в погоне за кровью ребенка, а такие противники ей были ни к чему. Такой человек был способен на всякие фокусы, ибо мог что-то знать. Сама по себе физическая сила значила еще далеко не все. Тем не менее, она разглядывала мужчину с явным и довольно редким для нее любопытством. Если не считать Быка, ей еще не приходилось похищать взрослого и к тому же вполне здорового мужчину. Впрочем, едва ли можно было считать Быка мужчиной, да он никогда им и не был. Сейчас же она наблюдала за тем, как незнакомец, словно малое дитя, хлопал руками по воде, и даже не допускала мысли о том, чтобы убить его, пока он так улыбался - ей хотелось узнать, чему именно он улыбается.

Женщина дождалась, когда он миновал ее, после чего вышла из кустов и ступила в воду, затем вынула нож, и, даже несмотря на то, что он почувствовал ее присутствие и начал уже было оборачиваться, резким движением полоснула лезвием по сухожилиям под его левым коленом.

Мужчина изумленно посмотрел на нее и тут же стал оседать в воду, обхватив рану ладонями.

Но ни на мгновение не сводил с нее взгляда - сверкающие глаза подернулись легкой пеленой боли.

Ну что ж, здесь он и останется. В таком состоянии ему далеко не уйти.

Не издав ни звука, он таки остался лежать в воде, по-прежнему уставившись на Женщину недоумевающим взглядом, пока она взмахами руки приказывала Кролику и Землеедке, чтобы они выходили из своего укрытия.

Глянув на берег, чтобы заметить это место, Женщина двинулась вверх по течению.

Обернулась она лишь однажды, в тот самый момент, когда дети начали беготню - и в этот самый миг раздался пронзительный женский вопль.

Мужчина тем временем все же выбрался на берег и теперь тоже прислушивался.

Однажды ей довелось видеть волка, лапа которого была перебита зубьями капкана. Волк вырвал капкан из земли и полз, волоча его за собой; так он добрался до вершины холма, где остановился, стоя на трех лапах, тяжело дыша, яростно воя в ночное небо и щелкая челюстями.

Для нее в данный момент волк и этот человек были очень похожи друг на друга.

22.42.

Староват я стал, Мэри, для подобных забав, - подумал Питерс. - И они были чертовски правы, когда собирались отправить меня домой.

Сердце его билось чаще, чем дробь барабанщика эстрадного оркестра в момент исполнения сольной партии, и даже если бы он просидел целых полчаса, то и тогда едва ли смог бы как следует отдышаться. Колени дрожали, ступней он не чувствовал вовсе, но все же продолжал карабкаться вверх, отпустив Манетти и Харрисона не более чем на двадцать футов впереди себя. И все же, к тому времени, когда они уже начали спуск, он лишь едва добрался до вершины холма, уговаривая себя не сдаваться.

Обернувшись, Питерс глянул поверх плеча в сторону дома. По рации они сообщили координаты своего местонахождения, а также предполагаемое направление дальнейшего продвижения, однако подмога явно задерживалась, и потому он не увидел никакого другого света, кроме горящих фар их собственной машины.

Питерс понимал, что полицейские слишком уж разбросали силы, причем отчасти в том повинен был он сам. Основное внимание им следовало уделить более ограниченной территории, а машины держать в пределах нескольких миль вокруг дома в Кэлтсасе, широко оповестив тамошних жителей - вот что надо было делать, а не мотаться взад-вперед к Любеку и обратно. Таким образом им удалось бы держаться более компактной группой. Впрочем, разве тогда кто-нибудь знал, что... Одному Господу Богу было известно, где находятся эти сукины дети.

Питерс стал спускаться с холма, напрягая ноги, не позволяя им, влекомым силой тяжести собственного тела, слишком уж разбежаться, и думая о том, что, будь он помоложе, то в долю секунды преодолел бы все это расстояние - причем в гору, и ничуть при этом не запыхавшись. Ан-нет, приходится сдерживать себя, тормозить, опасаясь того, что проклятые колени вот-вот подломятся под тобой.

К тому моменту, когда он наконец достиг ровной поверхности, Манетти и Харрисон уже взобрались на половину следующего холма.

Когда же он добрался до его середины, они уже окончательно скрылись из виду.

Сам себе он сейчас казался утлой лодчонкой, плывущей по бурному морю, когда из-за вздымающихся волн не видно даже линии горизонта. С того места, где он находился, ему были видны лишь верхушки деревьев. Вздохнув, Питерс заставил себя продолжить подъем.

Старый человек, сражающийся с силой собственной тяжести. Когда он достиг вершины, его колени дрожали так сильно, что он едва не потерял равновесие и снова не покатился вниз. Постояв так несколько секунд и пытаясь отдышаться, Питерс принялся выискивать взглядом фигуры ушедших вперед парней и вскоре увидел их - они также остановились и теперь смотрели в его сторону, стоя у кромки зарослей карликовой сосны, вершины которых сдвинулись над тропой и издали отчасти напоминали сомкнутые в молитве пальцы. Мужчины явно поджидали его, ждали, когда старик включит первую передачу и все же догонит их.

Питерс чувствовал, что они заметили, как он сделал пару шагов вперед уже более уверенно и свободно, поскольку идти по ровной поверхности было все же намного легче, - после чего подождали еще пару-тройку секунд, пока расстояние между ними не сократилось футов до пятнадцати, а затем двинулись в сторону тени, явно полагая, что теперь он уже достаточно близко и они снова идут все вместе. Вскоре он также вступил под полог тени, давая глазам присмотреться к темноте; и в тот же момент услышал первый выстрел, после чего почувствовал, как что-то или кто-то с силой ударил его по животу, сбивая с ног. Револьвер отлетел в кусты, а лежавшая в кармане куртки бутылка разлетелась на части, наполняя ночной воздух терпким запахом старого виски.

А потом почувствовал, как в грудь ему вторглась чужеродная сталь, и услышал пронзительный, на несколько октав выше обычного, почти мальчишеский крик Харрисона, завопившего от невыносимой боли.

Женщина удивилась не меньше их самих. Однако она оказалась все же проворнее.

И все же быстрее всех оказался Кролик, который промчался мимо шедших перед ней двух мужчин, подлетел к идущему позади них толстяку, опрокинул его на землю и вонзил ему в грудь лезвие ножа.

Она успела увидеть зафиксировать все это, хотя сама уже тянулась к молодому высокому мужчине, в руке которого был зажат револьвер, вцепилась в нее, резко согнула. Револьвер сделал один выстрел, тогда как ее острый нож уже пронзил ткань его брюк и в мощном вертикальном рывке взметнулся от ноги, через кожаный ремень, всю рубашку - к ключице. Тело Женщины окропила горячая кровь мужчины. Между тем, Землеедка уже кинулась на другого, что был потоньше, обхватила обеими ногами его талию, левой рукой уцепилась за плечо, а правой, в которой была зажата садовая тяпка с тремя острыми зубьями, полоснула его поперек глаз. Сверхъестественное, как у сокола, камнем устремляющегося к земле, чутье позволяло Женщине держать под контролем все происходящее вокруг нее. В частности, она увидела, как левый глаз мужчины словно взорвался, но он все же успел приставить дуло револьвера к шее Землеедки и нажать на спусковой крючок.

Стоявший перед ней молодой мужчина рухнул на колени, явно шокированный от случившегося и сжимая вываливающиеся наружу, булькающие, свои собственные внутренности; голова же Землеедки вдруг завалилась на сторону, словно бутон цветка на сломанном стебле, вслед за чем послышался похожий на дождевую капель звук стекающей на листья кустарника и папоротника ее жидкой плоти. Кролик также понял, что именно сотворил этот человек, поскольку он еще раз всадил нож в грудь толстяка, после чего соскочил с него и устремился туда, где худой все еще пытался сбросить с себя тело вцепившейся в него младшей сестры. Неожиданно мужчина упал на спину, а тело Землеедки отпало от него само собой, слегка поворачиваясь в воздухе.

Кролик нанес очередной удар ножом.

Мужчина выстрелил вторично, на сей раз в сторону леса, когда Женщина прыгнула на него, вонзая нож ему в грудь; потом завизжала, ударила еще раз, теперь уже в горло, перерезая трахею. Как только горло мужчины, словно разом лопнув, разошлось надвое, она извлекла нож из раны, а когда он всем телом завалился вперед, обхватывая ладонью горло и роняя револьвер, сжала рукоятку ножа обеими руками и, повернув его лезвием к себе, нанесла очередной удар в затылок, отчего острая сталь, скользнув по шейному позвонку, проникла ему прямо в головной мозг.

Все тело мужчины содрогнулось в мощной конвульсии, из его раскрытого рта вырвался мощный поток артериальной крови и он рухнул на землю - на сей раз уже окончательно.

Вокруг стояла безмолвная ночь.

Кровь, покрывавшая лицо и груди Женщины, постепенно начинала подсыхать.

Это был один из тех редких моментов, когда Кролик не улыбался.

Женщина собрала оружие убитых, их револьверы.

Правда, она никак не могла отыскать револьвер толстяка, а потому предположила, что при падении он, наверное, отлетел в кусты.

Несколько секунд она молча постояла рядом с телом толстяка, пристально всматриваясь в его лицо, которое почему-то показалось ей знакомым. Вроде бы, она уже видела его когда-то, давным-давно. Смотрела, смотрела, но так и не вспомнила.

Его куртка в тех местах, где успел поработать нож Кролика, пропиталась кровью. Для пущей уверенности она пнула его ногой под ребра - толстяк даже не шелохнулся.

А потом все же еще раз вгляделась в его лицо.

Человек этот представлял из себя некую загадку. Определенно, когда-то она его уже встречала.

Впрочем, оставались и другие загадки.

И в их числе - тот самый младенец.

Она слышала вопли женщины, причем совсем недалеко, и надеялась на то, что Первый Похищенный все же отыскал их всех - и мальчишку, и женщину, и, главное, младенца, дух которого помог бы смыть пятно позора непролитой крови.

Больше потом никто уже не кричал.

А потому ей не оставалось ничего иного, кроме как пойти и посмотреть самой.

Она перебросила Землеедку себе через плечо, стараясь при этом не смотреть на ее рану - не стоило глядеть на то, как умирают другие. Нехорошо это.

С безмолвно идущим следом за ней Кроликом и лежащим на плече телом Землеедки - из него продолжала вытекать все еще теплая кровь, стекавшая по ее спине и падавшая на землю, которая, собственно, и дала девочке это имя, Женщина направилась в сторону моря.

* * *

Люк спрятался за деревом в густой тени, которую отбрасывал возвышавшийся над ним помост, и смотрел назад вдоль тропинки. На мужчину и свою мать.

И при этом прекрасно различал обоих.

Вцепившись одной рукой в волосы Клэр, мужчина некоторое время волочил ее за собой - та плакала, пыталась вырваться, спотыкалась, - после чего вытолкал ее вперед и повел дальше, прижав к затылку обух топора.

Это было нечто вроде предупреждения.

Так он и вел ее, ухватив одной рукой за волосы, а другой, с топором, подталкивая в спину, тогда как сама она то и дело тихонько постанывала от дикой боли.

Судя по всему, ему нравилось доставлять боль его матери.

Еще никогда Люку не было так страшно, как при виде этого зрелища когда мучают его мать.

Неожиданно он вспомнил нечто такое, что уже успел давным-давно забыть. Как-то однажды он проснулся от доносившихся с первого этажа их дома громких голосов, и, спустившись, увидел мать, которая стояла, прижавшись спиной к дверце холодильника, тогда как возвышавшийся перед ней отец одной рукой обхватил ее за шею, а другой сжимал стакан с какой-то жидкостью. Отец то отпивал из стакана, а то подносил его к лицу матери, словно намереваясь ударить ее им, и при этом беспрерывно кричал, что, дескать, не ее собачье дело, как он проводит свое свободное время, и что будет приходить домой если вообще будет приходить - тогда, когда ему это заблагорассудится, а уж будет она сидеть и ждать его или нет, пусть решает сама, и вообще пускай делает все, что хочет.

При этом он часто произносил одну и ту же короткую фразу, начинавшуюся с "Еб...", но делал это как-то злобно, угрожающе, а отнюдь не так, как обменивались ею приятели Люка, когда играли на школьном дворе, и при этом так сжимал шею матери, хотя она неоднократно просила его отпустить ее, умоляла - "Стивен, пожалуйста!" - и все это время, как казалось Люку, старалась сдерживаться и не плакать. Но тогда, сам того не подозревая, заплакал уже Люк, и когда это случилось, родители услышали его - отец вдруг обернулся, посмотрел на него и наконец отпустил мать, после чего она тут же бросилась к сыну и снова увела его наверх.

На следующий вечер она собралась было поговорить с ним. Но теперь уже ему не захотелось.

Как ни странно, в эту самую секунду Люк страстно возжелал, чтобы тогда между ними все же состоялся тот разговор.

Именно сейчас, когда он снова страшно испугался за нее.

Мелисса вновь попыталась зареветь - и это наполнило его не меньшим страхом. В общем-то, пока это были лишь самые первые, негромкие звуки, скорее даже просто посапывания, но мужчина все равно мог их услышать, а потому надо было что-то предпринимать.

Но он не знал, что именно.

Между тем, расстояние между ними неуклонно сокращалось.

Мать как-то говорила ему, что с младенцами надо обращаться очень осторожно и нежно; что когда они такие маленькие, их можно, даже незаметно для себя самого, легко поранить. Будь Мелисса одного с ним возраста, он бы попросту зажал ей ладонью рот, и все... но если он поступит так с такой крохой, то вдруг это причинит ей боль?

Уй ты, да они же совсем близко!

Мужчина продолжал крепко сжимать волосы матери, толкая ее перед собой, отчего та то и дело коротко и негромко вскрикивала, так что в первую очередь Люк услышал именно ее. И все же теперь они были действительно слишком близко от него, и потому он был просто обязан что-то сделать с Мелиссой. Люк посмотрел на девочку - она показалась ему такой маленькой, совсем как щенок, - а потому побоялся как причинить ей боль, так и убрать руку с ее крохотного рта, поскольку мужчина и в самом деле мог в любую секунду услышать их, а затем быстро обнаружить и схватить. По щекам мальчика ручьями текли слезы отчаяния, и все же он продолжал зажимать ей рот ладонью, поскольку просто не мог поступить иначе. В какое-то мгновение ему показалось, что издаваемые ею звуки стали даже громче - судя по всему, Мелисса наконец поняла, что именно он делает, и теперь собиралась перейти уже на настоящий рев, извиваясь и брыкаясь у него в руках. "Прошу тебя, Мелисса, потерпи; прости меня, пожалуйста, прости, но потерпи хотя бы минутку", - а сам тем временем еще плотнее прижимал ладонь к ее лицу, поскольку она все же издавала слишком много шума. Люк очень боялся сделать что-то не так, как-то поранить ее - да и самому ему очень хотелось в туалет, давно уже хотелось, а сейчас вдруг желание это стало просто невыносимым. Но он все так же продолжал смотреть прямо перед собой, наблюдая за тем, как мимо проходят эти двое - мужчина и его мать. Материнский голос казался ему тонким, пронзительным, и в какой-то момент дикарь особенно сильно дернул ее за волосы, отчего она едва не упала, но все же удержалась на ногах, после чего они проследовали дальше, заглушая плачем и шуршанием плач Мелиссы. Только тогда до него дошло, что мать вторично спасла ему жизнь.

Сам же Люк старался почти не дышать.

Дождавшись, пока эта пара не скроется за изгибом холма, он стал полегоньку ослаблять нажим руки, медленно и как можно осторожнее убирая ладонь ото рта девочки, пока наконец не отпустил ее вовсе. Когда же, взглянув на ребенка, он убедился в том, что та не только не умерла и никак не пострадала, но и даже не заплакала, а всего лишь посмотрела на него широко раскрытыми глазами, он поднял Мелиссу и поцеловал в лоб - раз десять, не меньше. В тот момент он любил ее так, как не любил, пожалуй, еще никого на свете.

Мелисса же продолжала удивленно таращиться на него, словно недоумевая, какую новую игру он затеял. А потом улыбнулась.

Внезапно его словно кто-то толкнул в спину. Мама - она ведь удаляется от него.

Странная пара и в самом деле уже успела исчезнуть из его поля зрения, скрывшись за холмом.

Значит, он рискует вообще потерять ее.

Сознание Люка пронзила дикая мысль о том, что если он немедленно не пойдет следом за ними, то никогда уже больше не увидит свою мать. Он был просто уверен в том, что так оно и случится.

Это было ему совершенно ясно, как, например, то, что сам он учился в третьем классе, что мать постоянно называла его комнату помойкой, и что дома, во дворе, у него стоял велосипед, а рядом с ним лежала доска для скейтборда.

Он же больше никогда не увидит ее! Потеряет навсегда! Мам!

Этот импульс оказался настолько сильным, что он даже качнулся под его воздействием.

Мужчина вселял в него дикий ужас, он был просто ужасен. Хуже Джейсона, хуже Фредди Крюгера - хуже кого угодно.

Но если мать так и уйдет, он останется...

...совсем один.

Сейчас его сердце колотилось еще сильнее, чем даже когда мужчина проходил мимо него; Люк жутко испугался, а дикая паника буквально парализовала его горло - и все же что-то надо было делать, причем немедленно, быстро. Помощи ждать было неоткуда, да и не мог он ее дожидаться, потому что теперь уже даже не видел ни этого мужчины, ни матери. Где там она, эта помощь? Далеко. И потом, полиция вообще могла уже уехать, исчезнуть - такое тоже было вполне возможно. Нет, он должен пойти след ом за ними и найти их; должен увидеть ее, убедиться в том, что она недалеко от него, и потом больше уже не выпускать из виду.

Люк почти было вышел на тропу, когда вдруг вспомнил: Мелисса.

Как же он пойдет с Мелиссой на руках? Ведь она опять станет плакать!

Пеленки намокнут или еще там что - и заплачет, обязательно разревется!

Несколько секунд он пребывал в полнейшем замешательстве, чуть ли не проклиная мать за то, что она оставила его с этим младенцем... Но затем вдруг наступил момент полного просветления, заставивший его почувствовать себя на много лет старше и умнее - настолько, что он никогда не решался даже подумать об этом. Ну что ж, он был готов следовать за ними, причем не рискуя при этом попасться, а возможно, и как-то помогая.

Матери. Люк устремился назад и стал поспешно взбираться по лестнице.

Положив Мелиссу на середину настила, он сложил один конец шарфа таким образом, что получилось нечто вроде подушки, а другим плотно обмотал ее тело, подоткнув со всех сторон, чтобы девочка не простудилась - впрочем, ночь действительно выдалась на редкость теплая.

- Я еще вернусь, - прошептал он, в ответ на что Мелисса издала легкий икающий звук и разжала пальчики, пытаясь дотянуться до него.

- Не волнуйся.

Проворно спустившись на землю. Люк кинулся вверх по склону холма.

И тут же почувствовал, как с плеч его словно свалился огромный груз внизу снова замаячили два силуэта, медленно пересекавшие поляну.

Мужчина все так же держал мать за волосы, дергал, причинял ей боль, но она была там, шла, спотыкалась - живая.