/ Language: Русский / Genre:detective / Series: Кто виноват?

Двадцатая рапсодия Листа

Даниэль Клугер

Главный герой этой книги знаком абсолютно всем. Это фигура историческая. Однако многие события и эпизоды жизни главного героя остались незамеченными даже самыми рьяными и пытливыми исследователями. Николай Афанасьевич Ильин (1835 – ?) – тоже лицо историческое. На протяжении длительного периода, вместившего в себя финал девятнадцатого века и первые годы века двадцатого, Н. А. Ильин вел записи, относящиеся как к собственной жизни, так и к жизни главного героя. Они и послужили основой для целой серии книг, которая начинается «Двадцатой рапсодией Листа». Поскольку события, описанные Н. А. Ильиным, чаще всего носят криминальный характер, то не удивительно, что серия получила название «Кто виноват?».

Виталий Данилин, Виталий Бабенко, Даниэль Клугер Двадцатая рапсодия Листа

… Большинство читателей… люди проницательные, с которыми мне всегда приятно беседовать…

Н. Г. Чернышевский «Что делать?»

Глава первая,

повествующая о том, какие тайны порой скрывает речной лед

Зимние праздники в нашем доме начинались Рождеством и тянулись, с перерывами, довольно долго, а заканчивались всегда 21 января. Так получилось, что день 21 января 1855 года едва не стал последним днем моей жизни. Точку – весьма весомую – в моем земном пути долженствовала поставить английская пуля. Приключилось это в Севастополе, и я по сей день теряюсь в догадках: что заставило какого-то глазопялого английского солдата сделать из своего штуцера одиночный выстрел в сторону русских позиций? Вряд ли он целил аккурат в меня, дюжинного артиллерийского прапорщика. Скорее выстрел был действительно ненамеренным – результат либо лихости, либо особого батального безумия, кратковременным приступам которого подвержены если не все, то очень многие попавшие на войну, и которое продолжается потом, перемежаясь пространными периодами здравомыслия, несчетные годы уже совсем мирной жизни.

Намеренным был выстрел или нет, но он вполне мог стать для меня роковым. Однако же либо рука подвела стрелка, либо как раз в то самое мгновенье я отклонился – пуля только лишь состригла прядь волос с левого виска. Тем же вечером я с друзьями отпраздновал свое спасение за бутылкой кислого крымского «бордо» – прямо на батарее. А на виске волосы вскоре отросли, но другого цвета, или, ежели по правде рассудить, совсем без цвета – там образовалась седая прядь. Так и ходил с украшением, покуда не поседел весь, однако и сейчас, кто присмотрится, непременно выделит эту бесцветную прядь среди прочих белых волос.

Минуло с той поры более тридцати лет, вместивших очень и очень многое, как плохое, так и хорошее. Окончание Крымской кампании, крестьянскую реформу, нелепую смерть одного императора и убийство другого, и ранний мой выход в отставку, и женитьбу на горячо любимой Дарье Лукиничне, и рождение единственной дочери Аленушки, и безвременную смерть моей Дашеньки, а стало быть – бесповоротное вдовство. Но все эти тридцать три года я непременно отмечал годовщину того события – второго рождения, – словно ставил вешку спустя три недели после Нового года.

В моем доме это превратилось в известный ритуал, обязательным действием которого было чтение страницы или двух из книги графа Льва Толстого «Севастопольские рассказы», неважно из какой части, что «Севастополь в мае», что «Севастополь в августе», что «Севастополь в декабре», все едино. Читала Аленушка; я же слушал. Еще одним действием ритуала был выбор страницы. Происходило это так, что могло бы со стороны показаться гаданием, а по сути и было гаданием, только мы его вслух никогда так не называли. Я закрывал глаза и говорил номер страницы, а затем номер строки, с которой следовало начать чтение.

Конечно, за столько лет уже не только я, но и дочь моя, услыхав номер страницы, могла сказать, что там написано, причем мой выбор, если я, конечно, не лукавил, никогда не падал на страницу с рисунком Симпсона или Тимма. Однако же я старался не лукавить, называл страницу правильно и, прикрыв глаза и чувствуя, как по телу разливается приятное тепло, к жару печки, отгоняющей январскую стужу, отношения не имеющее, слушал, будто впервые:

«Вы вдруг поймете, и совсем иначе, чем понимали прежде, значение тех звуков выстрелов, которые вы слушали в городе. Какое-нибудь тихо-отрадное воспоминание вдруг блеснет в вашем воображении; собственная ваша личность начнет занимать вас больше, чем наблюдения; у вас станет меньше внимания ко всему окружающему, и какое-то неприятное чувство нерешимости вдруг овладеет вами…»

И ведь что странно: казалось бы, я сам должен был пережить нечто подобное, да и написаны «Севастопольские рассказы» так, что картины буквально проходят перед глазами, словно ожившие дагеротипии моих собственных воспоминаний. Спросите у меня: «Так ли все это было?» – и я отвечу, нисколько не раздумывая: «Так!» Но задайте мне другой вопрос: «А с тобою самим так ли было?» – и задумаюсь я, и, заглянув в себя, увижу, что воспоминания внешних картин – это одно, а воспоминания о своем участии в них – совсем другое, и не найду, что ответить.

Нет, не о своей молодости и не о своей счастливой звезде я думал, когда, сидючи в кресле, слушал негромкий мелодичный голос Аленушки, словно бы распевавшей поистине великие строки Толстого. Я лишь удивлялся тому, как же это можно было в том оглушительном и одновременно тихом аду столь много усмотреть и после – рассказать. И в сердце моем трепетало лишь восхищение необыкновенным талантом рассказчика и удивительно обыкновенной стойкостью его героев, к коим я себя никак не могу и не хочу причислять.

Утро 21 января 1888 года не давало никаких оснований к тому, чтобы нарушить традицию. Часу в двенадцатом я уже закончил разбираться с годовыми книгами, выписал в отдельную тетрадку синей бумаги всех должников, а на большом расчерченном веленевом листе подробно расписал положение с финансами. Такой порядок я завел с первых лет моего пребывания в должности управляющего. Покойный хозяин имения, Александр Дмитриевич, посмеивался над этими табелями, называл их не иначе как артиллерийскими диспозициями (Бог весть, что он имел в виду – помимо моего армейского прошлого), но в то же время и хвалил, ибо немецкое происхождение склоняло его самого к подобной же четкости и аккуратности.

Нынешние хозяйки, дочери Александра Дмитриевича Любовь и Мария, делами интересовались меньше, ибо меньше времени проводили в усадьбе – только летние месяцы. Летом же, наезжая семьями, они большею частью не интересовались моими приходно-расходными книгами, а суммы, передаваемые мною, не только не считали, но даже не сверяли с записями. Разве что младшая, Мария Александровна, была чуть строже старшей в делах. С одной стороны, такое отношение было лестным – хозяйки мне полностью доверяли; с другой – несколько обидным, ибо казалось, что труды мои пропадают впустую. Впрочем, сестер куда больше трогала моя неустанная забота о могилах их отца и мачехи Екатерины Ивановны фон Эссен в селе Черемышево и, конечно же, образцовый порядок, поддерживаемый мною во всех постройках кокушкинской усадьбы. Последнее мне давалось легко, ибо я выстроил свой дом поблизости, так что из окон мог вполне видеть и саму усадьбу, и флигель, и прочие постройки; при том я всегда отклонял предложение, делавшееся мне ежегодно, – переселиться в усадьбу и занять две комнаты во флигеле. Свои стены – это свои стены, здесь ушла из жизни та, которую я любил больше всего на свете, здесь и я испущу свой последний вздох, когда Всевышний определит мне день и час.

В нынешней должности оказался я благодаря покойной супруге, Дарье Лукиничне: она после свадьбы настояла на том, чтобы мы поселились поблизости от ее родителей. Как раз тогда покойный хозяин искал нестарого человека на должность управляющего. Чем-то я ему показался, так что он даже рекомендательные письма, коими я предусмотрительно обзавелся, посмотрел лишь вприглядку. Может, и хорошо: ну что за рекомендации, прости Господи, мог представить надворному советнику Александру Дмитриевичу Бланку отставной подпоручик артиллерии, за пятнадцать лет службы едва прошедший два чина и не отличившийся особо ничем ни на военном, ни на цивильном поприщах!

Так вот, в отличие от своих дочерей, унаследовавших поместье, Александр Дмитриевич был человеком суровым, аккуратным и не то что дотошным, но весьма и весьма рачительным. Он регулярно проверял все мои книги – не только по концу года, но и в другое время. Да и супруга его Екатерина Ивановна была по-хорошему пристрастна к мелочам. Как я уже говорил, он вел свой род от немецких предков, поселившихся в России еще во времена Екатерины Великой. Кстати, его первая жена Анна Ивановна Гроссшопф, матушка нынешних хозяек, тоже была то ли немецкой, то ли шведской крови. Кое-кто, впрочем, поговаривал, будто Александр Дмитриевич происхождения был иудейского и крещение принял в зрелом возрасте, и даже не в православие, а в лютеранство. Но, думаю, это лишь злоязычие да досужие домыслы, вполне обычные в нашей провинции. Сам я иной раз слышал, как Александр Дмитриевич и Екатерина Ивановна переговаривались между собою по-немецки. И по православным праздникам они непременно ездили в церковь в Пестрецы. Да и иконы в доме… А вот на иудейское происхождение ни в речи их, ни в обычаях ничто не указывало. И в облике тоже.

Закончив заниматься с книгами, я по старой привычке прилег отдохнуть на часик-другой, однако, едва я сомкнул веки, меня поднял настойчивый стук в дверь. Подавив естественное недовольство человека, которому не дали отдохнуть, я позвал свою прислугу Домну, чтобы приказать ей посмотреть, кого это Бог принес. Домна вошла ко мне – в своем вечном суконном черном платье и зеленом шерстяном фартуке, – выслушала распоряжение и отправилась открывать. Услыхав в сенях возгласы и определив, что принес – Бог ли, нечистый ли – мельника Якова Паклина, я понял, что далее день пойдет наперекосяк.

С мельником у меня, что называется, не было общей скобки. Хотя, если разобраться, серьезных к тому причин не имелось. Просто после шестьдесят первого года Паклин, тогда молодой видный парень, сподобился стать первым арендатором Александра Дмитриевича – взял в аренду несколько десятин леса и мельницу, стоявшую на излучине Ушни. Он разбогател быстро, даже очень быстро. Плату вносил аккуратно, но делал это с таким самовосхищенным видом, что иной раз мне хотелось, дабы деньги от него приносил кто-нибудь другой. Или чтобы принимал их кто-нибудь другой. Я с трудом переносил постоянную усмешечку в его узких, татарского разреза глазах. Возможно, впрочем, что усмешки той и не было вовсе, а мерещилась, блазнилась она мне. Так или иначе, отношения между нами не сложились еще при жизни старого хозяина. И хотя минуло едва ли не двадцать лет со времени кончины Александра Дмитриевича, а Паклин из энергического молодого человека превратился в степенного, основательного мужика пятидесяти с лишком лет, оставались эти отношения прежними.

Вошла Домна и доложила, кто пришел, хотя я и так уже распознал гостя. Понятно, что слова Домны я принял без особого удовольствия. Но мне и в голову не могло прийти, что на сей раз я имел дело не просто с нежеланным визитером, а с посланником судьбы. Тем самым, о котором нередко можно прочитать в книгах модных беллетристов и которого французский сочинитель непременно назвал бы «мессажер дю дестэн».

Впрочем, мельник вряд ли считал себя таковым. Мне же эта странная и весьма несообразная с моим характером мысль пришла в голову, едва он вошел. Паклин был в овчинном тулупе, крытом темным сукном, и телячьих сапогах мехом вверх. Коричневый гарусный шарф обвязывал его воротник так, что длинные концы спускались на грудь. Лисью шапку он сдернул и возбужденно мял в руках. Глядя в его настороженные, даже напуганные глаза, я вполне мог предположить нечто чрезвычайное. Да что там «мог» – сразу же, конечно, и предположил. И, кстати, только завидев мельника, я тут же подумал о дочери. Уйдя после завтрака на прогулку, моя Аленушка (для всех – Лена, Елена; для меня же только и единственно Аленушка) давно должна была вернуться домой. Она отсутствовала уже никак не менее трех часов – время более чем достаточное для утреннего променада. Более того, зная тревожность моего ума, дочь никогда не давала мне поводов для беспокойств, даже если каприз или какое-нибудь томительное душевное состояние и побуждали ее к своенравию.

Ответив на приветствие Паклина, я поинтересовался, какие дела привели его нынче ко мне. Честно сказать, хотя в глубине души я уже понимал, что стряслось что-то весьма серьезное, я все-таки предпочел устроить свои мысли так, что Паклина постигла какая-то беда по делоуправству и пришел он просить о снижении либо отсрочке платежа. Однако первые же слова мельника мгновенно выветрили эти предположения. Он заговорил прямо от порога, то и дело ударяя себя в грудь рукой с зажатой в ней шапкой. Другой рукой после каждой фразы Паклин быстро оглаживал аккуратно стриженную рыжую бороду. Привычка эта его была мне известна и говорила о нешуточном волнении.

– Беда, Николай Афанасьевич! – возбужденно заговорил мельник. – Знаете, молодые ребята любят скатываться на коньках с кручи на речной лед – удаль показывают друг перед дружкой, да перед девицами опять же. Там и наши парни были, и салкын-чишминские, и из татар, ну и студент хозяйский тоже, да. И Елена Николавна среди них, если по правде…

Тут у меня потемнело в глазах. Я оперся рукою на стол, чтобы не упасть, – ноги вдруг стали соломенными. На миг все словно поплыло, а картина представилась страшная – скользит моя Аленушка на коньках, и лед под нею вдруг проламывается, и летит единственная моя доченька прямо в черную безответную воду.

– Что?… Что с Аленушкой?… – Голос мой прервался, а лицо, видимо, обрело такое выражение, что Яков стал сметанного цвета, попятился и с размаху сел на диван у стены, сжимая руками концы своего гарусного шарфа.

– Да вы чего, батюшка? – Он развел руки, словно пытался задушить себя своим же кашне. – В порядке она, ничего с ней не стряслось, Бог с вами…

Я перевел дух и сел на стул напротив незваного гостя.

– Ладно, рассказывай…

– Да рассказывать-то особо… – Яков покрутил головой. – Экий вы, однако… Ну, дело там такое… У самой мельницы, у запруды они нашли… студент уткнулся в… в общем, там утопленник.

– Кто нашел? Какой еще утопленник? Как можно уткнуться в утопленника? Что ты несешь? – Я выпалил все эти вопросы почти без остановки, на одном дыхании, досадуя не столько на Паклина, сколько на самого себя – надо же, едва чувств не лишился, будто барышня в нервическом припадке. – Ушня два месяца назад встала. Лоб расшибить можно запросто, ежели упасть с размаху. Но утонуть-то как же?

– Ваша правда, Николай Афанасьич. Только утопленник как раз в лед и вмерз! – Мельник снова вскочил и заговорил, бурно жестикулируя. – Я же говорю, парни затеяли кататься с берега на речной лед. Выбрали место, где берег покруче, – и давай друг перед дружкой кобениться. Один за другим, только стружки белые из-под коньков летят. Ну а студент наш, сын хозяйки, съехал с самой верхотуры, да несчастливо, ледышка не то ветка какая под конек попала. Он и растянулся на льду, да так на животе и заскользил. Еще лицо раскровянил при падении. Остановился, головой покрутил, да вдруг как закричит, как вскочит! Другие к нему – а там, прямо сквозь лед, чьи-то глаза страшные смотрят. Студент прямо в эту утопшую рожу и уткнулся…

Паклин перекрестился, шумно выдохнул воздух и вдруг заметно успокоился. Наморщенный лоб его разгладился, он перестал бить себя в грудь рукой при каждом слове. Словно главным было для него передать мне новость. А теперь как будто и повод для волнения исчез.

– Ты сам-то как обо всем этом узнал? – спросил я, хотя важным было вовсе не это, важным было – как там Аленушка? – Сам, что ли, видел?

– Знамо дело, видел. Иначе и не рассказал бы про студента да про кровь. Я с берега смотрел, как они катались. Сам, может, тоже на коньки встал бы, да годы уже не те.

– И что там с утопленником? Так и лежит во льду? – Я не мог побороть болезненного любопытства, которое всегда порождают сообщения о недоброй смерти.

– Нет, не лежит, но сначала парни урядника позвали, – сказал Паклин уже совсем спокойным голосом. – А уж урядник велел вас пригласить.

– Меня? Странное дело. И чем я могу ему помочь? – недоумевающе спросил я.

Мельник утер шапкой вспотевшее лицо.

– Так ведь никто утопленника признать не может, – сказал он. – Ну, из тех, кто собрался на берегу. А там уже много народу.

– Еще бы, – проворчал я. – Тело два месяца пробыло под водой, кто ж узнает… – Представив себе, как может выглядеть найденный утопленник, я почувствовал прилив дурноты.

Но Яков замотал головой.

– Ни-ни, ни синь пороху, Николай Афанасьич! – сказал он. – Свеженький, хоть сейчас в церковь на отпевание! Просто не знает его никто, не из наших он. Вот урядник и велел за вами бежать – вдруг вы узнаете?

Признаться, никакого желания идти на берег Ушни и смотреть на Бог весть как попавшего в лед утопленника у меня не было. Однако же долг есть долг. Я натянул юфтевые сапоги, надел волчью шубу и бобровый картуз, велел Домне держать обед в печи горячим и отправился вслед за Паклиным.

Выйдя из дома, я и пяти шагов не сделал, как столкнулся с Артемием Васильевичем Петраковым, давним моим знакомцем, служившим уже около десяти лет управляющим имением графа Алексея Петровича Залесского в Бутырках. Артемий Васильевич, и так мужчина не маленький, сейчас казался вдвое больше себя – на нем была огромная черная медвежья шуба с широким воротником, сапоги он носил тоже медвежьи, а вот шапка была соболья. Артемий Васильевич знал о нашей традиции и, ежели не был обременен делами, всегда наведывался в мой дом в этот важный для меня день.

Дружба наша могла показаться странной стороннему глазу из-за разницы в возрасте: господину Петракову было тридцать шесть лет. Когда-то он учился в Казанском университете на медицинском факультете, у Петра Францевича Лесгафта, но когда профессора Лесгафта уволили и лишили права заниматься преподавательской деятельностью, Артемий решил оставить учебу и подал прошение об увольнении из университета – «по расстроенному здоровью и домашним обстоятельствам». Занятно, но за четверть века до него из Казанского университета совершенно с такой же формулировкой уволился любимый мною Лев Николаевич Толстой, только с юридического факультета. Потом Артемий Васильевич служил в Казанской губернской казенной палате, однако отставился и оттуда – поговаривали, из-за амурной истории. И то сказать – Петраков что в Казани, что в наших краях имел известность ловеласа.

Я даже в последнее время, как Аленушка вступила в возраст, стал немного опасаться его визитов. Успокоился, правда, когда обнаружил, что ни о ком ином Артемий Васильевич не говорил, кроме как о новом объекте своей страсти, какой-то красавице необыкновенной, посетившей, по его словам, дом в Бутырках исключительно для знакомства с ним. Из прозрачных намеков можно было понять также, что красавица еще и не бедна. Я настолько привык к облигатным в последнее время громким воздыханиям Петракова о «завоевательнице его сердца», что непременно сам справлялся о том, как обстоят дела на любовном поприще.

Визиты Петракова радовали меня, ибо Артемий Васильевич был остроумным собеседником и человеком неизменно жизнерадостным. Вот и сейчас, увидев меня, он широко раскрыл дружеские объятья, округлое сангвиническое лицо его, румяное от мороза, расплылось в искренней приветливой улыбке, а опушенные мягкими ресницами глаза, и так всегда широко отворенные, распахнулись еще больше. Но от душевного расстройства меня, к сожалению, не хватило даже на легкую ответную усмешку.

– Вы, я вижу, все в делах да заботах? – Артемий Васильевич весело подмигнул мне, но, услышав о происшествии, посерьезнел. – Эка беда… – протянул он, опуская руки. – Печальное событие, печальное. То-то я смотрю – на вас лица нет, любезный Николай Афанасьевич… – Петраков внимательно заглянул мне в глаза, окинул пристальным и отчего-то суровым взглядом мельника. – А давайте-ка я вас подвезу, я ведь в кибитке, – предложил он. – Что ж по морозу-то ходить? Тут, чай, полторы версты будет.

Действительно, место, о котором говорил мельник, находилось примерно в полутора верстах от моего дома. Поначалу я отказался – чтобы не причинять Петракову беспокойства. Погода была вполне по нашим краям мягкая. Солнце стояло довольно высоко, морозец обнаруживал себя, но не кусался, небо отличалось морозной прозрачностью. На деревьях искрился иней, придавая стволам и веткам видимость хрупкости, и казалось, что это вовсе не липы и не грабы, а причудливые изделия, изготовленные неведомым мастером из особого, серебристо-черного фарфора. В другое время я прогулялся бы до речки даже с удовольствием. Однако сейчас, от того, что предстояло увидеть, настроение мое было куда как мрачным.

– Помилуйте, – всплеснул руками Артемий Васильевич, – да какое же это беспокойство? Ведь не на руках же я вас нести буду! Было время – барышень иной раз носить доводилось, – сказал он шутливо. – Теперь не то, да и вы – не барышня. Садитесь в кибитку, Николай Афанасьевич. – Петраков снова покосился на Якова. – И спутник ваш поместится… Эй, Равилька! – крикнул он сидевшему на козлах возчику. – Потеснись, дай место!

Равиль неторопливо оборотил к нам скуластое лицо, немного передвинулся к краю, и на освободившееся место живо влез мельник.

– А вас попрошу со мною. Давайте, садитесь!

Я больше не отказывался, и кибитка понесла нас по улице. На околице откуда ни возьмись налетел хлесткий ветер, разом отвердивший мои усы и бороду, – кибитка не возок, спереди открыта. Мельник крякнул, нахлобучил поглубже шапку, сильнее затянул вокруг ворота овчинного тулупа шарф. Я тоже поплотнее запахнул шубу. И лишь Артемию Васильевичу в его медвежьем наряде, казалось, все было нипочем.

Я несколько оправился от первоначального потрясения, вызванного словами Паклина, и даже традиционно поинтересовался у любезного Артемия Васильевича его матримониальными планами.

– Фю-ить! – присвистнул он. – Что есть женское постоянство, дорогой Николай Афанасьевич? Пустой звук! Уехала, обещала написать. Вот уже два месяца – ни слуху ни духу. – Он засмеялся с плохо скрываемой горечью.

Более мы не говорили, каждый вернулся к своим мыслям.

Далее дорога разошлась, обтекая двумя рукавами – верхним и нижним – скалистый берег Ушни, покрытой сверкающим на солнце льдом. Лед отливал изумрудной зеленью, и я сразу вспомнил, что среди некоторых местных жителей бытует мнение, будто деревня наша, имевшая старое татарское название Янсалы, свое новое имя – Кокушкино – получила вовсе не от фамилии Кокушкины, хотя и есть такие купцы да фабриканты, а от татарского же названия реки – Кок-Ушня, то есть Зеленая Ушня.

Урядника, Егора Тимофеевича Никифорова, я разглядел ранее прочих. Никифоров отличался громадным ростом, так что голова его в черной длинношерстной папахе с синей лентой возвышалась в центре небольшой группы, стоявшей у самого берега. Группу образовывали, насколько я понял, человек пять парней, о которых рассказывал Яков, да еще с полдесятка любопытствующих кокушкинских мужиков. В трех саженях от них чернела прорубь. Чуть в стороне лежало что-то длинное и продолговатое, прикрытое рогожей. Я не сразу сообразил, что это – извлеченное из ледяного плена тело несчастного.

Поодаль же можно было видеть чуть не все кокушкинское население. И не только кокушкинское. Народ прибежал и из Бутырок, и из Салкын-Чишмы.

Отдельно держались татары. Они громко переговаривались, и до меня долетали отдельные слова: «Мискин… суюнда… бузлу олум… бахтсыз… суда бохулмуш кимсэ… заваллы адам…» Поблизости от Никифорова и наших удальцов топтался господин Феофанов, заядлый охотник. Он и сейчас был при ружье, возле него стоял егерь, державший на сворке двух собак.

Я поблагодарил Артемия Васильевича за хлопоты.

– Помилуйте, да никаких хлопот, – ответил он. – Мне и самому любопытно взглянуть: что ж за тайну хранил речной лед?

Никифоров приветственно взмахнул рукой и что-то прокричал в нашу сторону. Я не расслышал ни слова, только видел, как в густой его бороде на мгновение обозначился рот. Мы осторожно спустились по скользкому склону, выбирая как можно более пологий путь. Только тут я увидел дочь, чье отсутствие меня поначалу обеспокоило: Лена стояла не на льду, а на берегу, у одинокой безлистой ольхи. Ветви ее нависали над самой рекой. Прислонившись к ольхе, рядом с Аленушкой стоял Владимир – сын Марии Александровны, которого мельник именовал «нашим студентом». Он действительно был в зеленоватой студенческой шинели касторового сукна с подстегнутым каракулевым воротником и в синем башлыке, повязанном вокруг шеи на манер шарфа. Коньки, давно открученные от сапог, тоже свисали с шеи на витой тесьме. А вот фуражку, то ли из щегольства, то ли по рассеянности, «наш студент» не надел вовсе, и ветер чуть шевелил на обнаженной голове длинные русые волосы. На левой щеке у него была кровавая ссадина. Надо сказать, что, несмотря на студенческое облачение, молодой человек студентом уже не был, так что и Паклин, и некоторые другие звали его так с оттенком легкой насмешки.

Владимир что-то негромко говорил Аленушке – что именно, я не мог разобрать, но, как мне показалось, это были слова ободрения. И то сказать: для пятнадцатилетней барышни вид покойника, вырубленного изо льда, – зрелище малоприятное. Даже если покойник, как выразился Паклин, «совсем свеженький».

Дочь не смотрела в мою сторону, и я не стал ее окликать, хотя и не нравилось мне ее сближение с городским молодым человеком. Знал я его, как и прочих хозяйских детей, с малолетства, и звал, по старой памяти, просто Володею. Был он юношей весьма развитым и давно, с гимназических еще времен, производил на меня впечатление не по годам взрослого и серьезного человека. Казалось бы, никаких причин предвзято относиться к дружбе с ним Аленушки у меня не было, а вот поди ж ты… Как замечал дочь разговаривающей о чем-то с «нашим студентом», так настроение портилось. Может, сказывался отцовский эгоизм, а может, какие-то предчувствия нехорошие пробуждались. Ну да на сей раз, в виду исключительности обстоятельств, был я Володе даже благодарен, посему не сказал Лене ни слова, а направился прямо к уряднику.

– Вот-с, изволите ли видеть, Николай Афанасьевич, находочка-с… – весело, как мне показалось, сообщил урядник. – Не откажитесь взглянуть, вдруг признаете?

Я молча кивнул. Никифоров быстрыми шагами приблизился к телу и сдернул рогожу. Глазам моим представилось до крайности причудливое зрелище. Утопленник выглядел не столько покойником, сколько раскрашенной восковой куклой из паноптикума, обернутой прозрачной слюдой. Конечно же, то была не слюда, а лед, не до конца удаленный с тела. Потом уж бросились в глаза и другие странности. Например, то, что несчастный выбрал для своей смерти весьма фривольную экипировку – он был босой, в одном тонком белье.

По знаку урядника я склонился над мертвецом. Сходство с куклой исчезло, едва мой взгляд, до того неосознанно избегавший лица утопленника, скользнул с раскрытой безволосой груди к подбородку и далее – и наконец встретился с его взглядом. Белые глаза без зрачков в жуткой неподвижности смотрели на меня сквозь тонкий слой намерзшего на них льда, само же лицо казалось усеянным множеством серебристых иголок. Как ни дурно было мне рассматривать контенанс утопленника, я все же вгляделся. Глаза были не вполне белые – просто радужка сократилась до минимальности, а зрачки невероятно сузились, превратившись в булавочные отверстия. Вкупе с оскаленным ртом это производило жуткое впечатление.

Я поспешно выпрямился и отступил.

– Нет, никогда его не видел. – Голос мой дрогнул. – Какая страшная смерть, Господи… – Я перекрестился.

– Правду говорите, Николай Афанасьевич, страшная смерть… – вполголоса произнес Петраков, разом утративший обычную свою жизнерадостность. – Не приведи Господь… – Он тоже осенил себя крестным знамением.

Урядник равнодушно повел широченными плечами.

– И то сказать… Значит, не знаете? И вы, господин Петраков, я так понимаю, тоже? Жаль, придется ехать в уезд. Начальство велело неопознанных покойников не хоронить, пока полицейский врач не осмотрит. До Казани, конечно, ближе, однако начальство наше в Лаишеве, туда и отправимся. – Он вздохнул, оглянулся на невысокого сотского, стоявшего чуть поодаль. – Ну что, Кузьма, подгоняй розвальни, повезем бродягу утопшего в часть.

Сотский Кузьма Желдеев – крепкий мужик в обширном нагольном овчинном тулупе и бараньей шапке – недовольно покачал головой.

– Не успеем засветло, – буркнул он. – Лучше поутру, Егор Тимофеевич.

– Я те дам – поутру! – рявкнул Никифоров. – Живо подгоняй сани!

Кузьма исчез и, словно по волшебству, тут же появился вновь – но уже на розвальнях, в которые были запряжены две пегие лошадки.

Урядник обратился к пятерым парням лет семнадцати-восемнадцати, молчаливо стоявшим в отдалении:

– Ну-ка, ребята, подсобите. Надобно покойничка погрузить… – И, видя, что никто не спешит выполнять распоряжение, прикрикнул: – Давайтедавайте. Ишь! Озорничать все горазды, а утопленника испугались! А ты, – он оглянулся на Кузьму, – сани-то разверни, что ж зря тащить…

Парни нехотя приблизились к покойнику. Я обратил внимание, что Владимир, до того по-прежнему стоявший у ольхи, что-то шепнул Лене, снял с шеи коньки, отдал их ей в руки и, быстро шагая, присоединился к недавним своим соперникам по удальству. Склонившись над телом, он какое-то время внимательно разглядывал его. Затем, подняв непокрытую голову, повернулся в сторону урядника и с озабоченным видом негромко сказал:

– Позвольте заметить, господин урядник, торопиться здесь не следует. Не все так просто с этим утопленником.

Слова Владимира, произнесенные уверенно, с легким грассированием, заставили Никифорова вытаращиться в изумлении. Он не сразу нашелся, чем ответить на бесцеремонность юноши, а тот продолжил как ни в чем не бывало:

– Никакой это не бродяга, господин Никифоров, при всем моем к вам уважении. С каких это пор бродяги носят батистовое белье с вензелями?

Урядник побагровел.

– Чего-о? Батистовое? С вензелями? С какими такими вензелями? – Зная нрав нашего стража порядка, я ожидал взрыва. И точно – Никифоров уже открыл было рот, чтобы обругать непрошеного советчика, но… поймав взгляд Владимира, не произнес ни слова, лишь пожевал губами.

Не знаю, что уж там урядник прочитал в глазах студента. По мне, взгляд Владимира был спокойным и безмятежным. Никифоров, так и не взорвавшись, подошел ближе и послушно уставился на покойника. Подошел и я, преодолев неприятное чувство. И тут же понял, что Владимир сказал чистую правду. На рубашке слева был искусно вышит затейливый вензель, образованный переплетенными латинскими буквами «R» и «S» и короной над ними.

Никифоров прочистил горло, хмыкнул. Во взгляде, который он бросил в мою сторону, мелькнула растерянность, никак не свойственная нашему стражу порядка.

– Н-да. Вензель, – хмуро сказал он. – Поди ж ты! Не иначе – ограбил кого, варнак. Пропил после все, кроме чужого исподнего. Ничего особенного в том не вижу.

– Да что ж вы такое говорите! – Владимир возмущенно всплеснул руками. – Ну вглядитесь же! Бродяга – и без бороды? Варнак – и чисто бритый? Да еще с такими руками?! Это просто шут знает что такое вы говорите, господин урядник, уж извините великодушно!

– Нет уж, это я вас покорнейше прошу простить меня, господин бывший студент! – повысил голос Никифоров. – Может, это не бродяга и не разбойник, тут я могу с вами согласиться! Только спьяну, знаете ли, много чего бывает. И благородного сословия господа не чураются перебрать, не только бродяги, да и полезть купаться в осеннюю реку благородные господа тоже способны, ежели навеселе. Доводилось таких вытаскивать, да. И студентов тоже. – В словах урядника слышалась явная насмешка, которую он и не пытался скрывать. – Но только наше дело маленькое: отвезти в уезд и поставить в известность начальство… Эй-эй, куда собрались?! – крикнул он парням, отворачиваясь от собиравшегося что-то возразить Владимира.

Недавние соперники нашего молодого хозяина, давно растерявшие пыл и азарт, воспользовались заминкой и хотели было ретироваться. Окрик заставил их вернуться, и они с прежней неохотой подошли к телу.

– Кладите, что ли! – сказал Кузьма, сидевший на облучке. – А то ведь точно говорю – не только до Лаишева, а и до Шали не доберемся засветло.

И снова Владимир меня удивил.

– Поглядите-ка вот сюда, господин урядник. И вы, Николай Афанасьевич, тоже. – Студент говорил негромко, без раздражения и даже как будто отстраненно. Но было что-то в его голосе, заставлявшее подчиняться. – Поглядите на руки этого несчастного, – сказал Владимир, когда мы с Никифоровым вновь встали по обе стороны тела.

Мы вопросительно посмотрели – сначала на руки утопленника, потом друг на друга и наконец на Владимира.

– Ничего странного не замечаете? – спросил он. – Внимательнее, внимательнее, господа! Неужто ничего? Ай-яй-яй, господин урядник, вам-то по должности положена особенная наблюдательность. Видите, у него сломаны ногти на обеих руках! С чего бы это?

– Ну и загадка, прости Господи! – фыркнул выглядывавший из-за моего плеча Петраков. – Когда бедолагу изо льда вырубали да потом вытаскивали, вот о края проруби и зацепили!

Урядник промолчал, но по его лицу было видно, что он думает точно так же. Да и я счел объяснение Артемия Васильевича вполне резонным.

– Э-э, нет, господа! – Владимир покачал головой и упрямо нахмурился. – Вот уж никак эти раны не могли получиться у мертвого человека. При жизни они возникли, господин Никифоров, при жизни! Поглядите: хоть вода большей частью кровь смыла, но кое-какие следы остались. Нет-нет, эти раны странные. И говорят они нам о том, что, во-первых, не спьяну и, во-вторых, не по небрежности несчастный угодил в ледяную воду. А совсем даже по другой причине.

Урядник со снисходительной усмешкой посмотрел на молодого человека.

– Это вас в университете так успели научить, господин Ульянов? – спросил он язвительно. – Не зная броду, что называется… – Он почувствовал неуместность старой поговорки и оттого перестал улыбаться. – Я, к вашему сведению, служу в полиции не день и не год. Без малого пятнадцать лет. Да-с!

– При чем здесь служба или не служба? – Владимир чуть повысил голос. – Я к вашей выслуге, может быть, даже с уважением отношусь, но и без пятнадцати лет легко понять, что ногти он сломал, пытаясь что-то достать со дна! Потому и в воду полез, хотя время для купания уж никак не подходящее было! Я так разумею, утонуть он мог только перед самым ледоставом. Когда Ушня нынешней осенью стала?

– В середине ноября, – ответил Никифоров озадаченно. – Что же… Как же…

– Велите обследовать прорубь, – тоном, не допускающим возражений, заявил Владимир. – что-то там должно быть. Что-то очень важное для него. – Он кивнул на утопленника. – За пустяком в ледяную воду не прыгают. Правда, Николай Афанасьевич? – Кажется, впервые за все время он взглянул на меня, и в его чуть раскосых глазах я увидел чертика то ли озорства, то ли азарта.

Никифоров посмотрел на прорубь, черневшую в трех саженях от берега, на меня. По лицу его было видно, что в уряднике борются несколько желаний. С одной стороны, он хотел поставить на место зарвавшегося юнца, к тому же – исключенного из университета за участие в студенческих беспорядках и противуправной сходке и сосланного сюда, в материнскую усадьбу, под негласный надзор полиции. То есть под его, урядника, надзор. С другой стороны, будучи человеком здравомыслящим, Никифоров понимал, что слова Владимира достаточно убедительны. К тому же при большом количестве свидетелей – а берег был сплошь усеян народом: весть о страшной находке уже распространилась далеко – он, очевидно, боялся, как бы кто не повел на него кляузу за нерадивость. Дескать, вот, говорили ему – проверь прорубь, а он не проверил.

Последнее соображение пересилило. Никифоров повернулся к сотскому Кузьме Желдееву, терпеливо ждавшему на облучке.

– Кузьма, а раздобудь-ка нам пару хороших багров, ты здесь со многими знаком, знаешь, у кого что в хозяйстве есть. Да поживее, смотри!

Кузьма послушно отправился за баграми. Никифоров ждал. Заложив руки за спину, он прохаживался по берегу, старательно избегая взгляда молодого человека. Кузьма обернулся быстро, минут за десять, и полицейский облегченно вздохнул.

– Что же, проверим, – буркнул он. – Только вас, господа, я попрошу не приближаться – не ровен час, в воду упадете.

С этими словами он кивнул Кузьме, забрал у того один багор и зашагал к проруби. Кузьма помедлил немного и последовал за ним, держа второй багор наперевес.

Некоторое время они пытались что-то нащупать на дне. Вдруг урядник замер и что-то негромко бросил своему помощнику – я не смог разобрать слов. Кузьма перешел на другую сторону проруби и встал напротив Никифорова. Оба налегли на багры. По тому напряжению, которое ощущалось во всей фигуре Егора Тимофеевича, я понял, что они что-то нашли.

Не разгибаясь и не выпуская багра из рук, урядник повернулся вполоборота и крикнул:

– Эй, помогите кто-нибудь!

Мы с Владимиром поспешили к нему, других охотников не нашлось. Впрочем, нет, чуть помедлив, за нами двинулся мельник.

– Только близко к краю не подходите, – повторил Никифоров, упираясь багром во что-то невидимое. – Лед рубили неаккуратно, может обломиться. Мы сейчас с Кузьмой подденем, а вы в случае чего поддержите. Вторые рукавицы наденьте, у Кузьмы в санях лежат. Вода-то ледяная!

Владимир сбегал за рукавицами для меня и для себя.

– Ну, – сказал урядник Кузьме, – взяли! Р-раз!

Они подцепили находку и одновременно навалились на багры. Прошло несколько секунд. Из воды показалось что-то темное. Разглядев находку, я невольно вскрикнул. Подавленный мой возглас эхом отозвался на берегу: о-ох-х!

Не могу сказать, что именно ожидал я увидеть. Но уж во всяком случае не то, что вытянули и уложили на лед рядом с полыньей Кузьма Желдеев и урядник.

– Господи… – то ли вскрикнул, то ли всхлипнул над моим ухом Артемий Васильевич. – Еще один утопленник… Спаси нас пресвятая Богородица… – Он сделал странный жест – не то утерся, не то перекрестился. – Простите великодушно, Николай Афанасьевич, оставлю я вас. Душа моя такого зрелища не выносит… – Он взглянул на Владимира и сказал с уважительной интонацией, понизив голос: – А знакомец ваш молодой весьма сообразителен. Скорый ум у молодого человека, скорый, ничего не скажешь. И глаз зоркий. Что-то я его не припомню. Кто таков? Здешний ли?

– Сын хозяйки, Владимир Ильич, – ответил я, стараясь смотреть в сторону.

– Это какой же хозяйки? – спросил подошедший Феофанов. – Госпожи Ульяновой? Марии Александровны?

– Ее самой, – ответил я. – Марии Александровны. А вас, Петр Николаевич, какими судьбами в эти края занесло? Далековато вы от Починка полюете.

– Э-эх, Николай Афанасьевич, как по следу зверя идешь, версты не считаешь! – Феофанов хохотнул и тут же посерьезнел.

Так же, как и Петраков, Петр Николаевич Феофанов управлял имением генерал-лейтенанта Залесского, только другим, в Починке. Феофанов казался много старше Петракова, хотя на самом деле был его ровесником, когда-то они даже вместе служили в Казанской казенной палате, там и познакомились. Я, признаться, Петра Николаевича недолюбливал, хотя следовало отдать ему должное: был он человеком смелым и решительным. Помнится, два года назад объявился тут в окрестностях медведь-шатун. Однажды напал на кокушкинских баб, изрядно их напугав. И не просто напугал – одна, бедняжка, от страха преставилась. Сердце не выдержало. Так Феофанов, недолго думая, в одиночку на медведя пошел.

Возможно, некоторое мое неприятие Петра Николаевича объяснялось всего-навсего его колючей внешностью: был он высок и худ, лицо костистое, под густющими, смыкающимися над переносицей бровями – серые, стального оттенка глаза. Словом, неприступный человек, хотя сердце его, я подозревал, было доброе, а душа отзывчивая. А может, дело было вовсе не в габитусе, а именно во внешних чертах характера: при всей потаенной благонадежности Феофанов в речах своих отличался язвительностью и даже напускной желчностью, что не замедлил тут же и проявить.

– А не тот ли это Владимир, – спросил он меня, – брат которого – государственный преступник Александр Ульянов?

– Тот самый. – Я отвернулся. Разговор был мне неприятен – я искренне жалел госпожу Ульянову и ее близких. Да и покойный Александр казался мне юношей рассудительным и добрым. Не походил он на преступника в моем представлении.

Но Петр Николаевич не отставал.

– А не тот ли это сын, которого за беспорядки из университета исключили?

Тут на выручку мне неожиданно пришел Петраков.

– Что это вы заладили, сударь мой? – сердито сказал он. – Беспорядки да преступники. Тут вон какие страсти – утопленники! А беспорядки – что ж, в вас-то самих по молодости лет разве кровь не играла? Разве не шалили, вина не пивали?

Феофанов тут же пошел на попятную.

– Да нет же, и в мыслях не было вызвать ваше недовольство, Артемий Васильевич. И ваше, Николай Афанасьевич, тоже, – быстро произнес он, чуть отступив. – Так, любопытство праздное, прошу прощения. И ведь вы правы, господин Петраков, – скор умом этот молодой человек, удивления достойно!

– Скор-то он скор, да только как бы нам скорость ума этого юноши боком не вышла.

– И то сказать, – согласился Петр Николаевич. – Упал пьяный бродяга в воду, а ночью и позвать на помощь некого. Вот и утоп. Даром что белье тонкое да вензеля… Ладно. – Он вздохнул. – Поеду-ка я восвояси… – И Феофанов вперевалку быстро пошел прочь – с ружьем на плече, в сопровождении егеря, по-медвежьи косолапившего на ходу. Собаки молча побежали рядом.

Артемий Васильевич вздохнул.

– Знаете, поеду и я восвояси, – сказал он отчего-то вполголоса. – Муторно от всего этого становится. Эх, жизнь человеческая…

Ему долго пришлось кликать кучера: Равиль бросил лошадей и сейчас стоял рядом с прорубью, уставившись на покойников. Лишь после вторичного окрика кучер опомнился и нехотя побрел к хозяину. Вскоре петраковская кибитка скрылась из виду. Честно сказать, я позавидовал Артемию Васильевичу и Петру Николаевичу. Мне тоже хотелось бросить это страшное место и поскорей оказаться дома, у теплой печки, чтобы заняться другими делами, а главное – с другими мыслями.

Из оставшихся я один, похоже, испытывал такие чувства. Аленушка держалась в стороне, но идти домой явно не хотела. Владимир, судя по всему, тоже не собирался уходить. И хотя именно он предложил поискать в проруби, казалось, наш студент вовсе не ожидал очередной находки в виде нового утопленного тела.

Урядник оглянулся на нас, сдвинул папаху на затылок и оскалился в невеселой улыбке.

– Вот так-то, господин студент. Знал бы – ейбогу… – Он не договорил, покачал головой, утер вспотевший лоб. Владимир уже справился с собой, подошел к новой страшной находке и присел над ней на корточки. После некоторых колебаний я подошел ближе, только присаживаться не стал, а остался стоять, хотя в ногах моих давно ощущалась некоторая неверность.

На этот раз извлеченное из воды тело принадлежало женщине. Еще одно отличие: она была полностью одета. Черное кашемировое платье, длинная синяя – скорее, когда-то синяя, а сейчас, после пребывания в воде, почти черная – тальма из легкого дамского полусукна, синий же фланелевый капор, ленты которого подвязаны под подбородком. А вот безобразно распухшие ноги были босы. Впрочем, все тело было распухшим – вид человека, вернее, того, что еще недавно было человеком, проведшего долгое время в воде, просто невыносим. Наверное, эта женщина при жизни была красивой, но сейчас… белая восковая тыква головы, блинообразное творожное лицо с черно-синими разводами, обесцвеченные, когда-то, возможно, золотистые волосы… б-р-р-р… ужас, ужас! Страшной деталью, заставившей мое сердце забиться еще более учащенно, оказалась толстая веревка, натуго связавшая ноги утопленницы по щиколоткам. К веревке был привязан какой-то груз, обмотанный холстиной.

– Вот, – негромко произнес Владимир, указывая на веревку. – Вот об эту веревку он и обломал ногти.

– Лучше бы ножом воспользовался, – проворчал исправник, усаживаясь на корточки рядом с ним.

– Значит, все произошло неожиданно, – сказал Владимир.

– Что произошло?

– Не знаю. Что-то. А может быть, он просто торопился.

Владимир выпрямился, огляделся задумчиво, словно надеялся увидеть разгадку в нескольких шагах, вычерченную на льду чьим-то острым коньком. Опять нагнулся и внимательно осмотрел руки утопленницы с чудовищно толстыми пальцами, перехваченными кольцами, как свиные колбаски – шпагатом. Странно поцокал языком.

– Колечки, колечки, пальчики с колечками… – загадочно пробормотал он. – Не забыть бы…

– Что там с пальцами? – спросил урядник. – Вы опять какие-нибудь раны нашли?

– Нет, не раны. Другое, – ответил Владимир. – Но поспешных выводов делать не буду. Подумать надо…

– Имейте в виду, господин студент, – строго сказал Никифоров, – о любых ваших догадках и подозрениях по поводу имевшего здесь место несчастного случая вы обязаны сообщать непосредственно мне.

– Всенепременно, – слабо улыбнулся Владимир. – Как о чем догадаюсь, сразу к вам… – Он помолчал и добавил: – Только знаете что, Егор Тимофеевич… – По-моему, Ульянов впервые назвал урядника по имени-отчеству. – Это уже не несчастный случай. Это убийство.

Глава вторая,

в которой я впервые знакомлюсь с романом Н. Г. Чернышевского, а урядник обращается за помощью к поднадзорному

В ту ночь я долго не мог уснуть и на следующий день чувствовал себя изрядно разбитым. Что, впрочем, немудрено. Немало довелось мне повидать на своем веку покойников – один Севастополь чего стоит. Но то были, как бы это выразиться, покойники уместные, привычные, соответственные, не содержащие никаких загадок, кроме, разумеется, одной – загадки самой смерти, которая и так есть главная загадка всего на свете, не имеющая ни ответа, ни решения. Убитый пулей матрос Чубатко, разорванный бомбой солдат, имени которого я так и не узнал, сведенный в могилу тифом милый друг Левушка Берг, скончавшийся престарелый родитель Афанасий Михайлович, безвременно угасшая любимая супруга Дашенька – все они, разумеется, свято хранились в моей памяти, то оживая в снах, то уходя в зыбкую тень повседневности; однако же чувство вызывали одно – печаль от утраты и понимания того, что и мне рано или поздно доведется последовать за ними.

Иное дело – давешние ужасные находки, мертвые тела, скованные речным льдом. В юности учитель мой Иван Петрович Б*** читал мне вслух Дантову «Божественную комедию» в прозаическом переводе Кологривовой; поразили меня тогда особенно, помнится, вмерзшие в адский лед несчастные грешники. Какую страшную тайну, кроме тайны самой смерти, они скрывали? И сейчас мне вдруг стало казаться, что мирная наша ленивая Ушня обратилась в ледяную адскую реку Коцит с телами грешников.

Картины сего происшествия все стояли у меня перед глазами. То и дело мне представлялось, что это не наши парни-ухари лихо съезжают с крутого заледенелого берега, а что это я сам, прикрутив к сапогам коньки, лечу вниз и выкатываюсь на схваченную холодом реку и что это под мой конек попадает хрупкая от мороза ольховая веточка. И далее – будто я с размаху падаю, скольжу по льду, останавливаюсь, и вдруг в меня упираются, глядя сквозь зеленоватый сланец замерзшей воды, жуткие белые глаза мертвеца.

Однако если днем сильнейшим душевным усилием мне удалось отогнать страшные картины и заставить себя заниматься насущными делами – а таковых нашлось немало, – то по приходе ночи я был настолько истерзан этой внутренней борьбой с недавними впечатлениями, что вновь не смог уснуть. Часу примерно в третьем я встал с постели, зажег большую лампу под зеленым колпаком и, завернувшись в теплый драповый халат, уселся в кресло у книжного шкафа. А поскольку ничто не могло успокоить меня лучше, чем рюмка рябиновой настойки и несколько страниц «Севастопольских рассказов», то я и сделал то единственное, что следовало сделать. Налил себе из графинчика рябиновки, а когда приятное тепло успокаивающе и расслабляюще растеклось по моим членам, потянулся к шкафу, отворил створку, взял с полки книгу и наугад раскрыл, в самом начале.

Я точно помнил – по причинам, уже объясненным выше, – что на этих первых страницах граф Толстой описывал картины повседневной севастопольской жизни декабря 1854 года. Тревожная и лихорадочно-веселая толпа штатских и военных, сумятица жизни в двух шагах от боев – словом, все то, что невыразимо подкупало меня в сочинении бывшего артиллерийского офицера. Но, подкрутив фитиль лампы, я вместо того прочел, поначалу не вполне вдумываясь в смысл, следующее:

«… В половине 3-го часа ночи – а ночь была облачная, темная – на середине Литейного моста сверкнул огонь, и послышался пистолетный выстрел. Бросились на выстрел караульные служители, сбежались малочисленные прохожие, – никого и ничего не было на том месте, где раздался выстрел. Значит, не застрелил, а застрелился. Нашлись охотники нырять, притащили через несколько времени багры, притащили даже какую-то рыбацкую сеть, ныряли, нащупывали, ловили, поймали полсотни больших щеп, но тела не нашли и не поймали. Да и как найти? – ночь темная. Оно в эти два часа уж на взморье, – поди, ищи там…»

От неожиданности книга едва не выпала у меня из рук. Никогда ничего подобного я ранее не читал! Взгляд на обложку разрешил мое недоумение. Вместо «Севастопольские рассказы. Сочинение гр. Л. Н. Толстого» на ней значилось: «Что делать? Сочинение Н. Г. Чернышевского». Видимо, в полутьме я перепутал стоявшие рядом книги и вместо «Севастопольских рассказов» ухватил томик Чернышевского.

Ошибка разъяснилась, но вместе с тем возникло чувство недоумения: откуда, каким образом взялась эта крамольная книга в моем доме? Я вновь раскрыл томик. Титульный лист был написан от руки: «Журнал „Современник“, 1863 год». Никогда ранее я ее не видел, да и, по совести говоря, никакого желания читать «Что делать?» не испытывал. И мне вовсе не понравилось то, что кумир нынешних юных вольнодумцев, к тому же запрещенный цензурой, нежданно-негаданно встал на полке вместе с глубокочтимым мною Толстым. Запрещенный цензурой… По сути, дело даже не в запрете. В молодые годы я удосуживался читать сочинения, запрещенные властями, и такое чтение, что греха таить, доставляло мне известное удовольствие, щекотание нервов. Но то, что я слышал об этом романе, заставляло меня чураться его. И вот – на тебе…

Единственным объяснением было то, что книгу, по всей видимости, принесла моя Елена Николаевна. В самом деле, ну не Домна же вдруг воспылала страстью к чтению, да еще такому! В раздражении я направился к двери, чтобы немедля сделать дочери внушение, но, по счастью, вовремя сообразил, что время уже далеко за полночь и девочка моя, надо полагать, видит десятый сон.

Я замер у двери в ее спальню, осторожно приоткрыл створку и прислушался к ровному дыханию дочери. Затем тихонько затворил дверь и вернулся к своему креслу. В конце концов, не поздно будет и завтра основательно поговорить с нею и со всей строгостью спросить, кто и с какой целью внушил ей интерес к сочинению, признанному многими уважаемыми людьми безнравственным.

Впрочем, в ответе я был уверен вполне: книгу ей дал сын госпожи Ульяновой Владимир. И значит, мое недовольство сближением дочери и студента, исключенного из университета за неблагонадежность и сосланного в родительское имение под негласный надзор полиции, диктовалось не только отцовской ревностью – чувством, которого я, признаться, стыдился.

Негодуя на «нашего студента», я тем не менее тут же вспомнил и ту роль, которую он сыграл в недавнем происшествии. Нельзя было не признать, что без него мы, возможно, никогда не узнали бы о несчастной, чье тело покоилось на дне Ушни, – по крайней мере, до весны. Я вновь подивился наблюдательности молодого человека и его умению подчинить себе даже такого человека, каким был наш урядник, – бывший вахмистр Сибирского Казачьего войска отличался крутым нравом.

Разумеется, молодой Ульянов – личность незаурядная. Но таким скромным и непритязательным людям, как мы с дочерью, лучше все же держаться от него подальше. Ей-то уж во всяком случае. Вот ведь и Александр, старший сын Марии Александровны и Ильи Николаевича, тоже был весьма незаурядным молодым человеком, я бы сказал – блестящим. И что с этим несчастным юношей сталось? А в итоге – со всей семьей? Нет-нет, не стоит Аленушке забивать себе голову опасными писаниями Чернышевского и сомнительными рассказами Ульянова.

Окончательно решив утром серьезно поговорить с дочерью, я уже совсем было собрался вернуть книгу на полку, но, повинуясь какому-то неясному чувству, еще раз пробежал глазами отрывок, ранее прочитанный по ошибке. И обратил внимание на странное созвучие начала романа недавнему происшествию и моим мыслям.

Удивительные порою случаются совпадения в жизни, кто этого не знает? Бывает, молния в одно место дважды ударяет, бывает – но очень редко, – что монетка, десять раз подброшенная, десять раз решеткой падает. Случаются, конечно, и НЕсовпадения, которые почище всяких конкуров будут, как тот случай, когда пуля, мне предназначенная, лишь стригнула по голове и оставила в живых. Но совпадение случайного текста из случайно попавшей в руки книги и только что произошедшего в жизни – это нечто совсем ошеломительное. Там – река, багры, поиск тела, и у нас то же самое… Вот разве что пистолетного выстрела не было. Или был? Не позавчера, разумеется, но раньше? Как там говорил Владимир – «перед самым ледоставом»? Н-да, господа хорошие…

Интересная фраза у Чернышевского: «значит, не застрелил, а застрелился». Ну, а почему бы не то и другое? А не довелось ли нам вчера вытащить из реки и преступника, и жертву? Не оказались ли мы свидетелями последнего акта вечной трагедии бурной и преступной страсти? Когда герой убивает неверную возлюбленную, а после сам, терзаясь раскаянием, бросается в ледяную воду?…

Может показаться странным, но едва это предположение возникло в моей голове, как я почувствовал некоторое успокоение. Действительно: что таинственного можно усмотреть в извечном кипении человеческих страстей? Ведь вся литература о том лишь и толкует! Раскольников у Достоевского, король Лир у Шекспира, бедная Лиза у Карамзина, Катерина Измайлова у Лескова… – ах, Боже мой, да ведь и там в финале багры и река! Вот и еще одно совпадение, теперь уже мысленное!

Но сколь бы преступны и дики ни были понятные каждому страсти, никогда не напугают они нас настолько, насколько могут напугать явления, необъяснимые вовсе. Нет, не насмешка мертвеца, описанная князем Одоевским. И даже не такие события, с какими мы столкнулись накануне, а просто – нечто таинственное. Да вот… хоть тени, исчезающие и вновь появляющиеся по снегу в лунную ночь. Ведь зябко от них становится, хотя всего-то – облачка на луну наползают.

А убийство возлюбленной из ревности, с последующим раскаянием и самоубийством, – не пугает! А смерть старухи-процентщицы – не страшит! А леди Макбет Мценского уезда, увлекающая в пучину Сонетку, – не бередит душу! Не зябко от таких впечатлений – ну, ежели, разумеется, действующие лица этих трагедий не знакомы вам лично.

Вернув книгу на место, я налил себе еще рюмку рябиновки и уже безошибочно раскрыл Толстого.

«Зайдите в трактир направо, ежели вы хотите послушать толки моряков и офицеров: там уж, верно, идут рассказы про нынешнюю ночь, про Феньку, про дело двадцать четвертого, про то, как дорого и нехорошо подают котлетки, и про то, как убит тот-то и тот-то товарищ.

– Черт возьми, как нынче у нас плохо! – говорит басом белобрысенький безусый морской офицерик в зеленом вязаном шарфе.

– Где у нас? – спрашивает его другой.

– На четвертом бастионе, – отвечает молоденький офицер, и вы непременно с большим вниманием и даже некоторым уважением посмотрите на белобрысенького офицера при словах: «на четвертом бастионе»…»

Я прочел это уже даже не про себя, а вполголоса.

– Да-да, уважаемый Лев Николаевич, именно так… – пробормотал я, отрываясь от книги и глядя задумчиво на огонь в печи. – Именно, что на четвертом бастионе, там же и летела в меня пуля… Пошел тому уж тридцать четвертый год, благодарение Богу…

И долго еще я читал страницу за страницей любимую книгу, не вспоминая более о дневном происшествии. Настолько живо описан был Севастополь Львом Николаевичем и настолько ярки были мои собственные воспоминания, пусть и треть столетия спустя, что я размышлял о героях повестей как о живых людях, а о событиях тех дней – как о недавних происшествиях. Белобрысенький морской офицерик был мне как брат, и нехорошие котлетки не комунибудь подавали, но мне самому, а вот Фенька как была всегда для меня загадкой, так загадкой и осталась – нигде больше не упоминается эта безвестная Фенька, кто она, почему о ней рассказывали в трактире – ни одному офицеру в зеленом вязаном шарфе не ведомо…

Так и уснул я, прости Господи, в кресле у печки, с пустою рюмкой в одной руке и «Севастопольскими рассказами» в другой. Лампа на столе выгорела и потухла. К тому времени небо на востоке уже начало светлеть – мутно и блекло, как бывает в пасмурную январскую погоду. Этот толокняный кисель зимнего рассвета смешался в моей голове со строками Чернышевского и картинами Толстого, с покойниками, выловленными в реке, с моими собственными о том представлениями, с невразумительной Фенькой и – что уж греха таить! – с парами рябиновки. Все это вилось, вилось в моем мозгу, пока я не провалился в темный сон без сновидений. Как я перебрался из кресла в кровать, даже и не упомню.

Разбудил меня громкий стук в дверь. Такой громкий и такой требовательный, что и в спальне и сквозь сон я его услышал и немедленно проснулся. Часы напротив кровати показывали четверть одиннадцатого. Поднявшись, я сунул ноги в войлочные туфли пермской работы, надел свой драповый халат и кое-как пригладил колючей щеткой волосы.

Стук повторился, послышались шаркающие шаги Домны.

– Дома, дома, – громко сказала она кому-то. – Сейчас кликну.

Но я уж и сам вышел в сени и тут же поежился от холодного воздуха.

Я ожидал, что это Артемий Васильевич навестил меня с визитом – вместо несостоявшегося вчерашнего. Однако же утренним гостем оказался человек, которого я никак не чаял сейчас увидеть, – Егор Тимофеевич Никифоров, собственной персоной. Все в той же своей черной длинношерстной папахе, в шинели офицерского кроя на теплой стеганой подкладке, с черным каракулевым воротником. Я видел, что урядник едва сдерживается, чтобы не начать говорить прямо с порога. Признаться, мне не хотелось вести с ним разговор при кухарке. А что разговор должен был оказаться неприятным – иного я после вчерашних событий и не ждал. Как не ждал и сдержанности от нашей кухарки, души не чаявшей в моей дочери и потому немедленно рассказывавшей ей все, что могла узнать сама. Поэтому я не стал выслушивать в сенях то, что имел сообщить урядник, а провел его в комнату.

Едва я предложил гостю сесть и прикрыл поплотнее дверь – и от холода, и от любопытных ушей Домны, – как Никифоров заговорил. При том на лице его обозначилась растерянность, обыкновенно уряднику не свойственная.

– Не обессудьте, Николай Афанасьич, – сказал он, водружая на обеденный стол полукруглый кожаный баул и еще какой-то объемистый темный сверток, тщательно перевязанный бечевой. – Есть надобность в вашей помощи.

Я сел напротив. Настроение мое, и так не ангельское, в силу всех событий и несообразно проведенной ночи, еще более ухудшилось.

– Как вы знаете, мы с Кузьмой Желдеевым позавчера отвезли покойничков наших в уезд, в Лаишев, – сказал урядник. – Вернулись вчера, то есть уже сегодня, хорошо за полночь, подъехали к дому, вдруг вижу: будто какая тень от ворот метнулась. Думал – показалось, ан нет! Во дворе, у ворот самых, что-то чернеет. Вот, не угодно ли. – Он указал на сверток. – Видать, через ворота перебросил.

– Кто перебросил? – спросил я, внимательно разглядывая сверток. – И что здесь такое?

– Уж и не знаю, кто. Кузьма божится: никого не было, а тень мне привиделась. А ежели не привиделась, говорит, так, может, сам черт проскочил. Или душа утопленника никак не успокоится. Ну, Желдеев и не такое отморозить может. – Урядник раздраженно покрутил головой. – Вот ведь человек – что он есть, что его нету. Глаза вроде на месте, голова тоже как надо сидит, но если требуются меткость взора и память ума – хоть убей, от блажного дурачка и то больше толку будет. А еще сотский называется… – Никифоров махнул рукой. – Словом, не знаю, кто к дому подбирался, а только вещи здесь очень даже интересные. Извольте убедиться. – Он вынул из кармана перочинный нож, разрезал бечеву. Увидев мой удивленный взгляд, пробормотал: – Ничего, это я уже потом сам перевязал, чтоб нести удобно было…

Урядник развернул темную рогожу, а там обнаружились и вправду очень интересные вещи: хорошего покроя длиннополый сюртук из коричневого сукна с атласными отворотами, того же цвета бекеша, шевровые сапоги с низкими голенищами, темно-серые верблюжьи штаны. Все – добротное, сшитое не без изящества.

Поверх вещей лежал юфтевый бумажник с вытисненным на нем вензелем «R» и «S», уже виденным нами.

– Да, – сказал Никифоров в ответ на мой вопросительный взгляд. – И размеры подходят нашему утопленнику.

Он повертел в руках бумажник.

– Да только пуст он, портмонет-то, – ни бумаг, ни денег… – Никифоров вздохнул. – Вот разве одна бумажка в нем застряла. Из-за нее я к вам и пришел.

Урядник раскрыл кожаный баул и вытащил из него сложенный в четыре раза лист бумаги.

– Написано тут что-то, – сказал он. – Не по-нашему. Подумал – может, вы прочтете, Николай Афанасьич? Глядишь, и прояснится дело-то – кто такой да зачем в холодную воду полез. А? – Он протянул мне листок. Я развернул.

Действительно, примерно половина листа была исписана стремительным почерком.

– Увы. – Я развел руками. – Я, Егор Тимофеевич, владею французским, а это не он. Похоже на немецкий. Вот тут, над «о», две точки. Называется «умлаут» – так немцы пишут. И многие слова с заглавной буквы. Тоже немецкая манера.

Говоря так, я, разумеется, лукавил. И немецким языком владел уж не хуже, чем французским; как же без этого, коли хозяева мои прежние частенько между собой по-немецки разговаривали. Да и нынешние хозяйки и их дети то и дело вставляли в речь немецкие словечки и выражения. Так что смысл письма, обнаруженного урядником, мне был вполне понятен. Но захотелось мне познакомить с находками молодого Ульянова. И, дождавшись, чтобы огорченный урядник раскрыл баул и собрался уже спрятать туда листок, я осторожно сказал, словно бы только сейчас вспомнив:

– А ведь немецким языком наш студент владеет. У них дома, я слышал, Мария Александровна частенько с детьми по-немецки разговаривала. Вы бы к нему обратились. Он и переведет, и пояснит если что. Парень, как вы сами видели, сообразительный.

Никифоров нахмурился.

– Владимир Ильин Ульянов сослан в деревню Кокушкино под негласный надзор полиции, – сказал он казенным тоном. – Стало быть, под мой надзор. А вы предлагаете мне обратиться к нему за помощью в полицейском деле. Мало того – его старший брат Александр, ежели помните, государственный преступник, повешенный за покушение на государя. И как, по-вашему, я буду выглядеть в глазах уездного начальства?

Я пожал плечами.

– А зачем вам ставить в известность начальство? Ну, посетите вы вашего подопечного на дому – вас разве что поощрят за усердие. – При этих моих словах урядник скептически хмыкнул. – Что можно еще сказать? Если мое предложение вас не устраивает, отошлите эту записку в Лаишев. Там становой пристав, надо полагать, в уезде ему будет легче сыскать знатока немецкого.

О становом нашем приставе Лисицыне я упомянул не без умысла. Никифоров его едва терпел. Каюсь, я подвел эту сапу с расчетом: меня все более интересовала история с запиской и подброшенной одеждой, и мне хотелось быть в курсе происходящего.

Никифоров поступил так, как я и планировал: решительно встал, быстро вновь завернул вещи в рогожу, спрятал записку в баул. И сказал – рассудительно, но по-прежнему сухо:

– Что же, навестить поднадзорного действительно следует. Долг, как говорится, обязывает. Не составите ли мне компанию, Николай Афанасьич? Вы ведь у матушки его управляющий, стало быть, тоже ответственное лицо.

Окинув меня строгим взглядом – я по-прежнему был в шлафроке и войлочных туфлях, – он добавил:

– Подожду вас на улице. Уж вы, ваше благородие, соберитесь по-быстрому, по-военному, хорошо?

Собираться я и без понуканий умею быстро, но, во-первых, внезапно прорезавшийся у нашего Егора начальственный тон мне вовсе не понравился. Ну и, понятное дело, выходить из дому без завтрака я решительно не хотел. Хорошо, умница Домна уже давно сварила кофе и приготовила кашу. Я съел кусок холодного пирога с печенкой, тарелку пшенной каши, выпил две чашки мартиника и только после этого вышел на улицу. Урядник наш, стоя возле крыльца, докуривал папироску – судя по его хмурому виду, не первую. Впрочем, окурки на снегу не валялись, да и не должны были – Егор Тимофеевич известный аккуратист. Имел он обыкновение, загасив папиросу, класть окурок в карман шинели, а выбрасывал уж потом.

Идти было недолго. По дороге мы с Никифоровым не разговаривали. Разве что совместно кивали встречным. Таких, впрочем, оказалось немного, что было странно – суббота, время почти полдень. Наверное, страшные находки, сделанные позавчера, подействовали не только на меня, и настроение у всех в округе было помраченное. Даже снег под ногами, как мне казалось, похрустывал не весело, но словно бы зловеще.

Войдя во двор усадьбы, я невольно остановился у ворот. Двор был пуст, а большой дом с темными окнами производил печальное впечатление. Еще больше грусти наводило то, что снег ни с дорожек, ни со ступеней крыльца не был сметен, а крыша большой беседки заметно покосилась под снежною шапкой. Усадьба казалась на удивление нежилой – хотя не далее как прошлым летом приезжали сюда и Мария Александровна Ульянова, и Любовь Александровна Пономарева с детьми. И жили тут до самой осени. Правда, веселья в этом году и при них было маловато – смерть Ильи Николаевича, а следом ужасная гибель Александра изрядно подломили и дух дочерей Александра Дмитриевича Бланка, и диспозицию их детей – в том числе самых младших. Возможно, и на мое состояние повлиял злой рок несчастной семьи. Во всяком случае, никогда ранее пустой закрытый дом не казался мне столь удручающе заброшенным.

Уж не знаю, сколько бы я простоял у ворот в задумчивости, ежели бы урядник не тронул меня за плечо, напомнив таким образом цель нашего прихода сюда – большой флигель, к которому вела протоптанная в снегу дорожка.

Дверь открыла Анна Ильинична. Она была в строгом черном мериносовом платье, волосы тщательно зачесаны назад и заплетены в косу. На плечи накинута вишневая французская шаль. Приветливая улыбка Анны Ильиничны исчезла, едва она увидела стоявшего на полшага позади меня Никифорова в его перехваченной ремнями шинели и лохматой папахе.

– Чем могу служить, господа? – спросила она, поджав губы.

Урядник выпятил грудь, грозно сдвинул брови и начал было так:

– Поднадзорная Ульянова, как нам стало известно… – но Анна тут же перебила его:

– Я дворянка, любезный, дочь покойного действительного статского советника Ильи Николаевича Ульянова. Прошу не забываться и обращаться соответственно. Что вам угодно?

Пока Никифоров искал, что сказать в ответ, я вмешался и поспешил исправить положение:

– Анна Ильинична, нам необходимо видеть вашего брата. По очень важному делу.

– Вот как? – Не отходя от двери и не пропуская нас внутрь, она повысила голос: – Володя, к тебе пришел Николай Афанасьевич, в сопровождении представителя власти. Или же представитель власти в сопровождении Николая Афанасьевича, я не совсем поняла. По очень важному делу! – Язвительность ее тона никак не отразилась на бесстрастном лице, но прозвучала вполне откровенно.

Я не видел лица урядника, но чувствовал, что, во-первых, он покраснел, а во-вторых, уже мысленно ругает на чем свет стоит и меня, и себя – за то, что принял мое предложение.

– Проводи их, Аннушка! – крикнул Владимир. Юношеский его басок показался мне веселым.

Мы с урядником разделись в сенях и в сопровождении госпожи Ульяновой вошли в комнату студента. Большая чистая светлица, в углу – железная кровать, покрытая голубым тканевым одеялом, в центре – овальный деревянный стол, вроде как обеденный, однако на двух толстых тумбах с ящиками, рядом – круглый столик, высокие стулья, одетые в белые чехлы, возле стены мягкий диван, над ним географическая карта, на противоположной стене – большой морской пейзаж кисти не известного мне художника. И еще огромный книжный шкаф, набитый книгами, – как я знал, он перешел к Владимиру от дяди, мужа Любови Александровны.

Владимир сидел за столом в накинутой поверх белой сорочки студенческой тужурке и что-то быстро писал. Слева на столе разложена была шахматная доска с расставленными фигурами. Судя по тому, что писавший то и дело бросал взгляд на игровую позицию, он записывал игру. Рядом с доской лежал старый номер петербургского журнала «Шахматный листок» – издания, как мне было известно, давно прекратившего свое существование.

Владимир быстро поднялся нам навстречу, на лице его была легкая улыбка, относившаяся явно не к нашему визиту – видимо, разыгрываемая комбинация доставляла ему удовольствие.

Мне и самому не чужда была красота шахмат. Я даже обучил дочь – чтобы иной раз скоротать вечер за неторопливой игрой, а в прошлом году сам выписывал «Шахматный вестник» Чигорина. Увы, этот журнал тоже приказал долго жить.

– Здравствуйте, господа, садитесь. – Наш хозяин указал на стулья в белых чехлах. – Прошу меня простить, еще одна только строка. – Прищурившись, он осмотрел доску. – Представьте себе, знакомый Аннушки по Петербургу сосватал мне знатного соперника, и теперь я играю по переписке с самим маэстро Хардиным, Андреем Николаевичем. Слышали о таком? Самарский адвокат. Блестящий шахматист, сам Чигорин его высоко ценит. Задал он мне задачку! Но теперь-то, надеюсь, ему тоже придется поломать голову, Да-с, господин Хардин, это вам не в суде выступать! – Владимир сделал еще одну запись, после чего промокнул послание и вложил письмо в конверт с уже надписанным адресом. – Аня! – позвал он. – Вот, сделай милость, положи к прочим письмам. Как почтарь поедет, отправим все вместе.

Анна Ильинична взяла письмо и вышла из комнаты. На нас с Никифоровым она не смотрела.

– Ну-с, – Владимир удовлетворенно потер руки. – Дело сделано. Ответный ход – за маэстро… Чем могу служить? Ах, да, господин урядник, это, я так понимаю, ваша прямая обязанность? Надзирать, так сказать, за политически неблагонадежным семейством на дому? Что же, можете сообщить начальству, что поднадзорные проводят время за шахматной игрой и чтением соответствующей литературы, причем не первой свежести. – Он хлопнул открытой ладонью по «Шахматному листку».

Урядник кашлянул.

– Господин Ульянов, – сказал я, – нам нужна ваша помощь. Вы ведь владеете немецким языком, верно?

Владимир удивленно поднял брови.

– Помощь? В немецком языке? Вот так так… – сказал он удивленно. – Вы правы, язык Гете и Гегеля нам немного знаком.

Студент лукаво прищурился и процитировал:

...

– Was ist der Philister?

Ein hohler Darm,

Voll Furcht und Hoffnung,

Da? Gott erbarm. [1]

Он коротко поклонился Никифорову и, согнав с лица улыбку, добавил:

– Это конечно же не про вас, господин урядник. Это так, к слову. Но что случилось?

Егор Тимофеевич молча раскрыл баул и протянул Владимиру найденный листок. Ульянов прочитал его и равнодушно пожал плечами.

– Не знаю, как и почему это попало вам в руки, – сказал он, – но, судя по всему, перед нами черновик какого-то письма. Или же само письмо, только неотправленное. Автор его сообщает некоему Августу, что Луизу он отыскал и что дела заставляют его задержаться в России, в окрестностях города… Ага, это он так написал «Лаишев». Да, и что он, по всей видимости, никак не сможет быть в Вене на Рождество. Далее просит передать привет некоей Элен и ее матушке. Вот, собственно, и все. – Владимир вернул записку явно разочарованному Никифорову.

Мне это уже было известно, но я делал вид, что весьма разочарован столь малыми сведениями, которые содержались в записке.

Урядник тяжело поднялся со стула.

– Благодарю вас, – буркнул он. – Вы нам очень помогли.

– Не стоит благодарности. – Владимир быстро перевел взгляд с мрачного урядника на меня. – Я так понимаю, вы ожидали чего-то другого? Уж не связано ли это письмо с утопленником?

– Ничего не могу сказать на сей счет, – сухо ответствовал Никифоров.

А я вдруг решился. До сих пор не знаю, что именно заставило меня сделать этот шаг.

– Да будет вам, Егор Тимофеевич! – воскликнул я. – Неужели вы забыли, что это именно господин Ульянов обратил ваше внимание на детали, позволившие установить факт второго преступления?! Что за ребячество, ей же Богу! – И, не дожидаясь ответа, обратился к нашему молодому собеседнику: – Господин Ульянов, вы совершенно правы. Эту записку, по всей видимости, написал погибший.

– И где же вы ее нашли? – Владимир нахмурился. – Я понимаю, что не на почте. Но ведь не в кармане же утопленника! Или утопленницы, если вспомнить, что на скудной одежде погибшего вряд ли могли быть карманы…

Урядник все еще хмурился. Видно было, что он не настроен рассказывать поднадзорному что бы то ни было. Поднадзорный насмешливо прищурился.

– Не хотите говорить? Вам это кажется нарушением субординации? – спросил он. – Полноте! – Владимир рассмеялся. Смех у него был хороший, искренний. – Я вот недавно прочитал воспоминания одного господина, которого, вроде меня, сослали за предосудительные, так сказать, суждения. Сослали его в Новгород, а там он начал служить советником губернского правления. И вот, представьте, в его ведении оказались и дела сосланных под надзор полиции. И каждую неделю полицмейстер исправно вручал ему донесение о поведении его самого. И сосланный господин добросовестно прочитывал это донесение, после чего налагал на оное свою подпись. [2] Тем и хороша русская бюрократия, господин Никифоров, что чаще требует служить букве, нежели духу. Господин этот впоследствии покинул Российскую империю и долго жил за границей, так что имел возможность сравнить бюрократию отечественную с бюрократией иностранной… – Ульянов посерьезнел. – Впрочем, как угодно-с. Не хотите говорить – не говорите.

На лице Никифорова отразилась мучительная внутренняя борьба. Не менее, чем я, он хотел услышать мнение молодого человека о найденных вещах и предположение о том, кто мог их подбросить к нему во двор. И в то же время Егор Тимофеевич хорошо представлял себе, какие неприятности могли обрушиться на него, если бы кто узнал о допущении к полицейскому следствию студента, исключенного из университета по неблагонадежности.

– Ладно, – сказал я, поднимаясь. – В таком случае, господин Никифоров, послушайтесь хотя бы моего совета: немедленно отправляйтесь в уезд и поставьте обо всем в известность господина Лисицына. А уж он пускай принимает решение. В конце концов, я вас понимаю, Егор Тимофеевич, вы человек маленький. Начальству, конечно, виднее.

И вновь мое упоминание о становом приставе возымело должный эффект. Егор Тимофеевич крякнул, махнул рукой, потом, откинув полы шинели, опустился на колени и прямо на полу развернул свой рогожный сверток.

– Ага-а… – протянул Владимир, опускаясь на корточки. – Так-так… Любопытно… – Он повертел в руках бумажник, заглянул внутрь. С особым интересом ощупал вензель-монограмму. Не поднимаясь, крикнул: – Аннушка! Ты бы гостям чайку наладила! И мне заодно.

Зрелище трех мужчин, сидевших на корточках и внимательно рассматривавших лежавшие на полу носильные вещи, поразило Анну Ильиничну. Тем не менее после небольшой заминки она отправилась выполнять просьбу брата.

Между тем вниманием Владимира, похоже, не очень завладели бекеша, верблюжьи штаны, суконный сюртук и шевровые сапоги, а вот рогожа, в которую все это было завернуто, вызвала у него живейший интерес. Пересмотрев все несколько раз, студент наконец-то выпрямился и отошел к окну.

Мы с урядником переглянулись. Никифоров пожал плечами. Молчание продолжалось довольно долго. Мы в каких-то театральных позах сидели на стульях, а Владимир, тоже как будто на сцене, стоял у окна и смотрел в заснеженный сад.

Паузу нарушила Анна Ильинична. Она внесла в комнату большой серебряный поднос с тремя стаканами чая в серебряных подстаканниках, серебряной же сахарницей и тремя фарфоровыми розетками с вишневым вареньем; щипчики и ложечки лежали тут же. Поставив поднос на круглый столик, Анна удивленно посмотрела на брата, попрежнему стоявшего к нам спиной.

– Володя, – позвала она, – ты просил чаю.

– Что?… – Он рассеянно оглянулся. – А… дада… Спасибо, Аннушка. Пейте, господа, отличный чай. И варенье необыкновенно вкусное. Да. Аня, оставь нас, пожалуйста.

Вздернув подбородок, Анна Ильинична вышла. Владимир подошел к нам, придвинул круглый столик и свой стул, сел рядом.

– Ну-с, – сказал он, – и как к вам попали эти вещи?

Урядник рассказал ему уже слышанную мною историю.

– Подбросили… Понятно, – повторил молодой человек. Впрочем, сейчас он вдруг показался мне много старше своих лет. – Что же… – Владимир взял стакан с чаем, маленькой ложечкой зачерпнул немного варенья. – Думаю, вы и сами уже обратили внимание на то, что все эти вещи вполне подходят несчастному утопленнику. И бумажник тоже. Подтверждением может служить монограмма, повторяющая вышитый на его белье вензель. Видимо, буквы «R» и «S» – его инициалы. Таким образом, мы имеем дело с иностранцем, возможно, австрийцем или венгром. Во всяком случае, подданным Австро-Венгрии. И, возможно, жителем Вены.

Никифоров кивнул. Все это было очевидно даже для меня и, на мой, опять же, взгляд, не требовало ни особой наблюдательности, ни особой проницательности, ни гибкости ума. Я почувствовал некоторое разочарование.

Словно заметив это, Владимир отпил немного чая, после чего вдруг сказал:

– Кроме того, наш утопленник – музыкант. Или учитель музыки.

– А это вы с чего взяли? – грубовато и недоверчиво спросил урядник.

– Взгляните еще раз на записку, – предложил Владимир. – Только на оборотную сторону.

Урядник послушно развернул листок. Я тоже с любопытством заглянул туда и увидел слабые, едва различимые полоски.

– Ноты! – воскликнул я. – Нотная бумага!

Владимир кивнул и допил чай. Мы к своему так и не притронулись.

– Это все? – спросил Никифоров. – Все, что вы можете мне рассказать?

Владимир пожал плечами.

– Думаю, вам мог бы кое-что рассказать тот человек, который подкинул вам эти вещи.

– Ну-у… – разочарованно протянул урядник. – Уж этого-то я бы, конечно, потряс как следует. Если он и не убивал сам ту несчастную даму, за которой, по-вашему, полез в воду этот… австриец… Да… То уж наверняка знает, кто ее убил.

Владимир покачал головой и подошел к деревянному столу с разложенными шахматами. Похоже, теперь шахматная партия интересовала его больше, чем вещи погибшего.

Мы с урядником снова переглянулись.

– Что же, – сказал я, чувствуя себя обманутым, – спасибо и на том. До свиданья, господин Ульянов.

– Всего хорошего, – откликнулся он рассеянно, трогая то одну, то другую фигуру и не глядя в нашу сторону. – Только, знаете ли, мельник, конечно же, к убийству не причастен, тут я вполне уверен. И подбросил он вам все это из страха. Но расспросить его – не видел ли господин Паклин чего-нибудь подозрительного – было бы желательно… Ага! – воскликнул вдруг наш студент и быстро передвинул какую-то фигуру. – Вот! Вот как мы закончим эту партию, Андрей Николаевич! И никуда вам, дорогой мой, из этой ловушки не уйти!

Сказать, что я был поражен замечанием Владимира, значит не сказать ничего. А уж у Никифорова в буквальном смысле слова глаза полезли на лоб.

– Паклин?! – выдохнул он. – Мельник? При чем здесь Паклин?… Вы… с чего?… Как вы догадались?…

Оторвавшись от созерцания шахматных фигур, Владимир воззрился на нас с не меньшим удивлением, чем мы – на него.

– Но это же очевидно! – сказал он. – Сия рогожа – мешок для муки, только еще не использованный. А кроме того, по-моему, наш мельник – единственный рыжебородый во всем Кокушкине.

– Какое отношение ко всему происходящему может иметь его борода? – недоуменно спросил я.

– Видите ли, Николай Афанасьевич, у утопленника волосы черные. Найденная одежда, полагаю, принадлежит ему. А к воротнику сюртука пристал рыжий волос. Если присмотритесь, вы этот завиток увидите. Как мне представляется, волос явно из рыжей бороды. Вот я и думаю, что вещи эти нашел наш мельник. Как и где – это уж вы у него расспросите. Видимо, сюртук ему приглянулся. Он его померил. Паклин пошире погибшего, так что там на спинном шве нитки немного потянулись. Ну, и волос от своей бороды не заметил, потому и не снял. А насчет его причастности – сами посудите: если бы он был причастен, так уж наверное постарался бы эти вещи сжечь. Или уничтожить каким-то другим способом. А он подбросил вам, уряднику. А что в открытую прийти и принести побоялся – так ведь наши мужики власть не любят. Тем более – власть полицейскую. Вот вам и все объяснение. Так что вы его порасспросите, только уж, пожалуйста, Егор Тимофеевич, не запугивайте. Поинтересуйтесь у него: не видел ли он в ночь накануне ледостава что-нибудь подозрительное.

Никифоров, неловко пробормотав слова благодарности, вышел, а я ненадолго задержался у двери.

– Ваша логика меня восхитила, Володя. И ваша наблюдательность тоже, – сказал я воодушевленно и вполне искренне.

Мои слова вызвали у молодого человека неожиданный приступ веселья, несколько меня ошарашивший.

– Не обижайтесь, уважаемый Николай Афанасьевич, – сказал он. – Просто логика была единственным предметом, по которому я в аттестат получил «хорошо». По остальным предметам – «отлично», а по логике – «хорошо». Не люблю я все эти «пост хок нон эст проптер хок» и прочие «терциум-нон-датуры». [3]

Глава третья,

в которой неприятный разговор с Владимиром Ульяновым разрешается самым неожиданным образом

После того как мы простились с братом и сестрой Ульяновыми, я совсем уже настроился сопровождать урядника к Паклину. А в том, что он сейчас отправится прямо на мельницу, никаких сомнений у меня не оставалось. Да и Владимир, если принять во внимание его объяснения, был в этом совершенно уверен.

Однако Никифоров, едва оказавшись за воротами, лишь коротко мне поклонился, по-военному приложив руку к папахе, – весь его вид выдавал, что ни в каком моем участии он далее не нуждается. Поклон этот и козырянье меня изрядно обескуражили. Разумеется, я не переоценивал свою помощь полиции. Но все-таки мысль обратиться к молодому Ульянову – а он действительно дал несколько весьма дельных советов – исходила не от кого-нибудь, а именно от меня. Егору Тимофеевичу нашему такое никак не могло прийти в голову. Конечно, он испытывал известную неловкость от того, что обратился к поднадзорному за помощью; видимо, потому и хотел поскорее избавиться от моего присутствия. Что же, я его вполне понимал. Как понимал и то, что мне следовало ответить поклоном на поклон и отправиться по домашним делам, которых у меня накопилось предостаточно. Тем не менее я медлил, инстинктивно изыскивая повод продолжить разговор о происшествии.

Удивительна все-таки природа человеческая! Удивительна хотя бы тем, что в ней заложено такое свойство, как любопытство – качество, ни в коей мере не свойственное ни одному из представителей животного царства. Можно отнести любопытство к порокам и даже порицать его, но как же часто оно берет верх над остальными чувствами и даже разумом и увлекает человека туда, куда ни здравый рассудок, ни благонравие, взятые сами по себе, категорически не позволили бы ему попасть. Ведь когда мельник прибежал, чтобы сообщить мне о том, как «студент уткнулся» во вмерзшего в лед утопленника, более всего я заботился об Аленушке и менее всего хотел иметь какое-то отношение к трагедии. И вот прошло всего двое суток, а я уже готов забыть обо всем на свете, лишь бы узнать хоть какие-нибудь подробности о то ли «музыканте», то ли «учителе музыки», столь страшно закончившем жизнь вдали от родного дома в холодных осенних водах небольшой русской реки. И ведь хотелось мне узнать не только и даже не столько причину его смерти, сколько вообще о нем, о том, как и почему занесло его, несчастного, за столько верст от родной земли, и не в Москву, не в Петербург, а в наше заштатное Кокушкино…

Притом у меня и мысли не появлялось, что юный Владимир мог ошибиться и погибший в действительности никакой не австриец, а самый что ни на есть русак, и вензель вышили ему в модной мастерской по прихоти или тщеславию. Нет-нет, я уже видел этого утопленника не кем иным как австрийцем, приехавшим именно сюда, именно в наш Лаишевский уезд с таинственной и опасной миссией. И непременно его приезд был связан с несчастной женщиной, которую какие-то злодеи и пагубники бросили в воду, привязав к ногам тяжелый груз. А где женщина и смерть, там, понятно, любовь и измена. И об этой неизвестной мне женщине, чья смерть была столь ужасна, мне тоже нестерпимо хотелось узнать побольше. Позавчера, помогая уряднику и Кузьме укладывать тела на сани, я только раз и глянул в ее жуткое лицо и тут же постарался забыть. И сейчас, живою, представлялась она мне красавицей, низвергнутой в смертную бездну в пору юного цветения.

Никифоров негромко кашлянул. Я тотчас очнулся от своих мыслей и обнаружил, что по-прежнему стою неподвижно, заложив руки за спину и в упор глядя на урядника. Видимо, пристальный мой взгляд, уставленный в его переносицу, Егору Тимофеевичу не понравился. Я немного смутился, развел руками, словно сожалея о том, что не могу быть более полезен, и как-то заискивающе пробормотал:

– Да-да, пора идти, знаете ли…

Никифоров чуть помягчел, поправил косматую папаху, съехавшую на лоб.

– И то сказать. – Он раздумчиво осмотрелся по сторонам. – Пора.

– Куда вы сейчас, Егор Тимофеевич? – спросил я. – Не к Паклину ли?

Никифоров неопределенно пожал плечами.

– Да… Не знаю, право слово, – сказал он нехотя. – Простите, что задержал вас, Николай Афанасьевич. И более задерживать не смею. У вас, поди, забот пропасть, а я на вас еще и свои взваливаю. Благодарствуйте, пора бы мне и честь знать.

– Полно, Егор Тимофеевич, – возразил я. – Нисколько вы меня не обременяете. Располагайте мною, ежели в том нужду испытываете. Охотно помогу…

– За желание помочь – весьма признателен, Николай Афанасьич, но впредь я надеюсь вас попусту не беспокоить, – церемонно ответил Никифоров, снова приложив два пальца к папахе.

И опять мы не знали, о чем говорить далее. В конце концов неловкость лишь усугублялась нашим молчаливым стоянием друг против друга у ворот усадьбы. Я почти не сомневался, что насмешливо прищуренные глаза молодого Ульянова смотрят на нас сейчас из окна флигеля, и оттого чувствовал себя еще более смущенным и раздосадованным.

Урядник, похоже, испытывал сходные чувства. Оглянувшись на флигель, он поворотился ко мне и произнес казенным голосом:

– Вынужден вас оставить, господин Ильин. У вас, наверно, еще есть дела в усадьбе? Не смею мешать радению. А благодарность мою за содействие вы непременно передайте господину Ульянову еще раз.

Понудив меня, таким образом, к дальнейшему общению с Владимиром и Анной и чуть ли не грубо дав понять, что привлекать мою скромную персону к дальнейшим разысканиям не намерен, Никифоров решительно зашагал прочь от усадьбы, от меня, растерянного и несколько покоробленного, – а заодно и от взглядов своих поднадзорных, брата и сестры Ульяновых.

Потоптавшись еще какое-то время на месте, раздражаясь с каждым мгновением все больше, причем существо этого раздражения было непонятно мне самому, я вдруг вспомнил, что собирался выговорить и Владимиру, и Лене касаемо сочинения господина Чернышевского. Правду сказать, Ульянов волен читать все, что его душе угодно. Но подсовывать юной девушке порочные творения он не может и не должен! В конце концов, наличие запрещенной книги в доме могло навлечь на Аленушку неприятности и казенного характера. Я вдруг представил себе, что приходит в наш дом Егор Тимофеевич Никифоров и официальным голосом извещает об аресте и взятии под стражу девицы Елены Николаевны Ильиной за хранение в доме книг, запрещенных цензурой. Картина мне самому показалась умопомешательной, и я чуть было не рассмеялся в голос. Хотя веселость моя, конечно же, имела нервическую окраску. И все-таки возможные действия властей волновали меня в меньшей степени, нежели собственно развращающее действие идей Чернышевского.

И тут я неожиданно устыдился. В конце концов, я-то не читал романа. А ну как ничего страшного и опасного в нем нет? А что начальство запретило – так ведь начальство же и разрешить может. И потом – мало ли что запрещать у нас могут. Вот ведь и на сочинения столь почитаемого мною графа Льва Николаевича Толстого иные господа косо смотрят. Дошла до меня весть, будто его рассказы не могут появляться в печати без особого на то цензурного дозволения. Я уж запамятовал, кто мне о том рассказал, но помню, был то вполне сведущий человек, иначе не запомнилось бы мне. Словом сказать, запретить можно и безобидные вещи, так не лучше ли все-таки мне самому прочитать крамольную книжицу? Ущерба моей нравственности она не причинит, да и принципы мои, твердость коих мне была хорошо известна, не поколеблет. Но зато уж с дочерью, да и с Володей я смогу тогда говорить как человек дельный, знающий.

Тем не менее настоятельную необходимость в беседе с Владимиром я почувствовал вполне. И эта настоятельность придала моему топтанию у ворот усадьбы какое-то целесообразие. Мало того, я уже не чувствовал себя бесцеремонно отстраненным Никифоровым от помощи в его делах. Напротив, я почти мгновенно убедил себя, что это я сам, собственной волею, отставился от урядника, ибо имел намерения более серьезные, веские и куда как более для меня важные. И вот, исполнившись духа почти воинственного, вскинул я голову, словно конь боевой, решительно вернулся к флигелю и постучал в дверь.

Вновь отворила Анна Ильинична. Строгость лица ее несколько смягчилась, когда она, глянув мне за плечо, не обнаружила на крыльце нашего урядника.

– Вы к Володе? – спросила она сразу же. – Позвольте вашу шубу, я повешу ее в прихожей. Там тепло. – Приняв от меня одежду, Анна Ильинична сказала: – Проходите, не стесняйтесь, он у себя в комнате. По-моему, читает.

Владимир лежал на мягком диване напротив окна. Левую руку он закинул за голову, в правой держал книгу. Завидев меня, наш студент тотчас оставил чтение и поднялся. Под его доброжелательным взглядом я вдруг не по возрасту и не по характеру оробел, как-то странно забыв, что предо мною совсем еще молодой человек, юноша неполных восемнадцати лет. Такое, впрочем, происходило не раз – именно с ним, Володей, и при том, что помнил я его совсем мальчишкой.

– Садитесь, Николай Афанасьевич, – сказал он. – Садитесь на диван, а я устроюсь напротив. Вот так хорошо будет. Вы ведь поговорить пришли о чем-то?

– Да, – ответил я, усаживаясь на диван с кретоновой обивкой в мелкий цветочек. – Верно, Володя, поговорить. Давно хотел да все никак не мог собраться.

Ульянов сел напротив на стул, заложил ногу за ногу.

– Слушаю вас, Николай Афанасьевич.

Тут я вновь оробел, будто мальчишка, и, вместо того чтобы сказать решительно: «Милый друг Владимир, оставьте мою дочь в покое и уж во всяком случае не подсовывайте ей никаких ваших книжек», – вдруг вымолвил:

– Какая страшная смерть – утопление…

Владимир помрачнел, побарабанил пальцами по столу, к которому он сидел вполоборота.

– Страшная, да… Знаете, а ведь я, Николай Афанасьевич, однажды едва не утонул. Я мальчишкой завзятый был естествоиспытатель.

Я невольно усмехнулся, услышав это «мальчишка» из уст пусть и не мальчишки, но уж никак не взрослого мужчины. Владимир усмешку мою заметил, однако понял ее, видимо, по-своему – решил, что меня позабавило слово «естествоиспытатель».

– Ну да, натуралист, такой, знаете ли, Ламарк девяти лет от роду. Мы с ребятами летом к Свияге бегали, а чаще всего я на речку с Колькой Нефедевым ходил, дружком моим закадычным. Он рыбалить любил – не остановишь. Я же лягушками интересовался, сейчас уже и не пойму, чем меня эти земноводные занимали. Вышли мы к заводи, а там этих лягушек – прорва. Казалось, зачерпни воды, так в руке только они и останутся. Я и попробовал зачерпнуть… – Тут усмешка у Володи пропала, он нахмурился. – Нагнулся, а берег скользкий оказался, так я в воду и съехал. Дно топкое, меня начало засасывать. Я кричу, Колька тоже вопит как оглашенный, но подойти боится. Так бы я и ушел в трясину, право слово, ежели б не заводской один. Там рядом винокуренный завод был. Услышал этот рабочий наши крики, прибежал и вытащил незадачливого Ламарка. Вовремя подоспел – меня уже по грудь засосало, да. Я, наверное, тогда впервые страх смерти испытал. И он во мне долго еще жил, а может, до сих пор живет. После того случая отец мне запретил ходить на реку летом. Только зимой, чтобы по льду на коньках бегать… – Владимир вдруг указал на книгу, которую читал перед моим приходом, и резко переменил тему: – Знаете, а вот тут как раз один любопытный случай описан, вполне похожий на наш.

Я, признаться, почему-то полагал, что студент наш читает все того же Чернышевского. Но когда он, приподняв книгу, показал мне обложку, я увидел название: «Архив судебной медицины и общественной гигиены. 1868 год».

– Это из библиотеки моего деда, – пояснил Владимир. – Вы разве не помните? Александр Дмитриевич семь лет служил в Санкт-Петербурге полицейским врачом. И журналы эти до конца жизни выписывал. Очень кстати… Так вот, тут описан случай с утопленником. Дело было на Неве, осенью. И полицейский врач, осмотревший тело, установил, что смерть наступила от сердечного приступа, вызванного переохлаждением в студеной воде. Ну, тут перечислены всякие признаки… Короче говоря, сколько я могу судить, наш бедолага, господин Рцы Слово, от того же скончался, от остановки сердца. А лед, сковавший реку, сыграл свою роль, и тело сохранило все те признаки, которые появились в момент смерти. Называть их не буду, ежели захотите их уяснить – сами полюбопытствуйте.

– А как же дама? – спросил я. – Ее-то утопили? Несчастная женщина…

– Дама? – Владимир удивленно взглянул на меня. – Неужели вы не заметили? – Он покачал головой. – Вот те на, а еще военный человек, подпоручик артиллерии, участник Севастопольской обороны! Как же это вы, Николай Афанасьевич?

Я был удивлен словами молодого Ульянова не меньше, чем он – моими:

– И что же я, по-вашему, должен был заметить?

– Да ведь у нее раны в груди!

– Раны?! Какие еще раны? – воскликнул я, пораженный до глубины души.

– Думается мне, огнестрельные. Но очень странные. Мне кажется, кто-то стрелял с близкого расстояния, не исключено, что из охотничьего ружья. Однако на дробь не похоже, но и на охотничьи пули тоже. Такое впечатление, знаете ли, что по этой даме выстрелили из новомодной автоматической картечницы господина Максима, я читал о ней недавно. Только откуда в нашей глуши картечницы, да еще автоматические? В общем, я разглядел три входных отверстия. Они весьма небольшие, и на черном мокром платье их не так уж видно, но если поглядеть сзади… Зрелище ужасающее. Я поначалу не хотел смотреть, не люблю картины такого рода, но потом, когда тело укладывали в сани, все-таки не выдержал и глянул. Там, наверное, половины спины нет, да после пребывания в воде, да рыбы еще пообъедали… Бр-р-р… Вот я и думаю, чем же таким мелким и страшным в эту женщину выстрелили…

Не скрою, я был поражен как наблюдательностью молодого Ульянова, так и его осведомленностью в вопросах новых оружейных изобретений. Мне хотелось как следует порасспросить его, но, с другой стороны, я не желал признаваться в том, что, помогая уряднику и Кузьме Желдееву укладывать тела в сани, я все время отворачивался, стараясь не смотреть на покойников.

– Да-а-а… – протянул я. – Надо же, как годы берут свое. Что-то порастерял я способность к обсервации. Да и смешался я тогда, пришел в некоторое даже смятение. Шутка ли – два утопленника в нашей добронравной Ушне! Но, может, та женщина была еще жива, когда оказалась в воде? Нахлебалась воды и утонула, а то, что на спине, – просто от рыб?… Верите ли, рыбы, даже не хищные, – жестокие твари.

Владимир покачал головой.

– Нет, вряд ли. Я, конечно, не врач, но, по-моему, раны смертельные. И даму эту застрелили в упор. Не знаю пока, чем, но застрелили. А в воду бросили уже мертвой. Так что, Николай Афанасьевич, ни он, ни она не утопленники. Женщину кто-то застрелил и потом бросил в реку, скрывая преступление. А не известный нам господин Рцы Слово вытащить ее хотел, да сердце в холодной воде остановилось… Хотя есть там еще кое-какие загадки… – пробормотал Владимир. – Интересно было бы поговорить с полицейским врачом, только вряд ли наш урядник позволит мне самостоятельно отлучиться в уезд. А с ним ехать и в его присутствии разговоры вести – пустое дело…

Тут я вспомнил мои бедовые ночные соображения об этом происшествии.

– Как по-вашему, Володя, – сказал я, – а не мог ли сам покойник покойницу и застрелить? И утопить после? – Произнес я эти слова и тут же устыдился их явной нелепости.

В глазах нашего студента вспыхнул озорной огонек.

– Ну-ну, – усмехнулся он. – И как же это у вас получается, Николай Афанасьевич, – сам утопил, сам же и вытащить пытался?

Я знал, что сморозил глупость, но сдаваться не хотел и потому упрямо продолжил:

– А все очень просто. Может, господин этот, иностранный то есть, ревнивцем был, наподобие Отелло. Только тот задушил, а этот за ружье схватился. Взял и застрелил возлюбленную, даже, может статься, жену. Застрелил, а потом утопил. И только совершив злодеяние, раскаялся, что не по-христиански получается: в воде страдалица осталась, а надо бы ей в земле успокоиться. Начал ее вытаскивать, а сердце и не выдержало. Разве не могло так произойти? По-моему, весьма похоже на правду и очень даже по-человечески.

Студент наш покачал головой.

– Вы только версию вашу полиции не излагайте, хорошо? – сказал Владимир. – Они вас за нее, конечно, благодарить будут. Вроде бы и искать никого не надо – вот она, убитая, и вот он – убийца. По-христиански, говорите? По-христиански было бы не убивать, а простить, коли дело до ревности дошло, да. Нет, Николай Афанасьевич. Ревность – чувство преступное. Вы почитайте… – Тут Владимир замолчал и даже, по-моему, немного смутился. – Но об этом мы в другой раз поговорим. Тем более что в нашем случае никакой ревности нет. Тут что-то другое… – Он встал и несколько раз прошелся по комнате. – Вот, например, такой вопрос: почему в вещах, подброшенных уряднику Никифорову, нет женского верхнего платья? Пальто или шубы? Ведь в легкой тальме по нашей зиме особо не погуляешь, верно?

– Да уж… – согласился я. – Знаете, Володя, этот ваш довод я принимаю. Возможно, причина преступления вовсе не ревность. Но тогда… тогда видится мне во всем этом самый что ни на есть обыкновенный разбой, без особых тайн. Гуляли себе двое, господин и дама, тут на них какой-то делинквент и наскочил, да с ружьем, дробью заряженным. У господина – как вы его назвали? Рцы Слово? – да, у господина Рцы Слово сердчишко слабое, иначе не остановилось бы в воде, хоть и холодной. Я вон, по молодости, в проруби купался – и ничего, слава Богу. А может, и совсем не в воде. Слабое сердце на земле тоже могло не выдержать, с испуга-то. Тут ведь как выходит: на иноземцев, с их деликатными натурами, – да наш разбойник вызверился, еще и с дробовиком.

Володя слушал меня с явным интересом.

– Потому и даму застрелил варнак, – сказал я, чувствуя, что выходит довольно складно. – Видит – господин бездыханным упал. Зачем же ему свидетельницу в живых оставлять? Или же дама, увидав, что кавалер ее лежит неподвижно, кинулась в беспамятной ненависти на разбойника, тот взял и нажал на крючок. И крупной дробью в упор уложил незнакомицу, царство ей небесное.

– Почему же тогда всего три входных отверстия, а не больше? – спросил Владимир. – И как объяснить развороченную спину? Дробь так не подействует, она скорее грудь разворотит. И почему господин раздет до нижнего белья, а дама – одета? И как получилось, что к ее ногам груз привязан, а к его – нет?

– Голый – понятно, почему. – От возбуждения я даже начал размахивать руками, что за мною водилось редко. – Разбойник и раздел. Дамское-то кашемировое платье ему ни к чему, и капор тоже. Даму несчастную он утопил, как положено, с грузом. И господина этого, может статься, тоже хотел утяжелить, но не успел. Спугнул злодея кто-то – вот он и бросил тело в воду без груза. И одежку бросил, а мельник наш нашел. Разбойник же из дамских вещей только верхнее взял, самое ценное – пальто там, или шубу. Вот потому верхней одежды и нет в вещах, которые Никифорову подбросил Паклин.

– А кровь вокруг ногтей? И груз откуда взялся? Что же, этот самый делинквент с самого начала рассчитывал кого-то утопить?

– Не знаю, – честно признался я. – Насчет груза не знаю. А кровь… Мало ли… Может, перед смертью на земле бился, может, полз, землю царапал ногтями… Как сердце-то у него прихватило… – Я вдруг оборвал себя на полуслове.

Мое первоначальное возбуждение внезапно прошло, и я почувствовал странную усталость, даже слабость. Я словно увидел себя со стороны. Сидит умудренный жизнью пожилой человек, лысоватый, со старомодными седоватыми бакенбардами, в ношеной одежде, и азартно рассказывает молодому и скептически настроенному человеку то ли сказки, то ли небылицы из скверной газетки. Показались мне наивными, поверхностными и легкомысленными те суждения, которые несколькими минутами ранее я пытался донести до собеседника. И то сказать: ну какой из меня полицейский или судейский? А молодой человек меж тем смотрит на меня чуть раскосыми глазами и посмеивается, небось, в душе над старым балабаном, пришедшим в раж по неведомым причинам, да изредка точными вопросами осаживает его.

«Эх, прости Господи!.. – рассердился я, не на Владимира, конечно, а на самого себя. – Это ж надо – так увлечься делами, никакого отношения ко мне не имеющими! Будто нечем мне больше озадачиваться! Нет, пора возвращаться домой, к хозяйству. Я сегодня и так полдня зазря потратил, а завтра воскресенье, я собирался в Шали съездить, присмотреть там Аленушке обновки. Да и себе кое-что – табак у меня весь вышел, трубка вот-вот прогорит…»

Меж тем Владимир внимательно на меня смотрел. Видимо, изменения в моем лице его озадачили, так что легкая тень усмешки совершенно исчезла из его глаз.

– Стало быть, версию об убийстве из ревности вы отбросили окончательно? – спросил Владимир.

– Ну почему же окончательно. Может, так было, а может, эдак… – Теперь оба моих объяснения показались мне самому искусственными. – А вы что же думаете?

Владимир снова сел в кресло, взял в руки журнал, рассеянно перелистал его.

– Пока не знаю. Мало сведений. Для начала хорошо бы выяснить, где все происходило, – сказал он. – И действительно ли несчастный умер от остановки сердца. Это ведь пока только мое предположение… Изрядно интересно, что рассказал мельник Никифорову… Николай Афанасьевич, а ведь вы не за тем вернулись, чтобы свои соображения излагать, правда? Мне кажется, поначалу вы хотели со мной говорить о другом.

Я понял, что мне не удастся уйти от неприятного разговора, мною же самим предумышленного. Оттого я и расстроился, и несколько раздражился. Тем не менее деваться было некуда. Молодой человек взирал на меня пристально и серьезно. Я вздохнул и сказал, стараясь смотреть в сторону:

– Видите ли, Володя, нынче я нашел среди своих книг сочинение господина Чернышевского. Роман «Что делать?», запрещенный цензурою. Несколько тетрадок из журнала «Современник», переплетенных вместе. Это ведь вы дали моей дочери сию книжицу, не так ли?

– Что же из того? – Владимир нахмурился. – Елена Николаевна – умная и рассудительная девушка. Почему бы ей не прочесть лучший из романов, когда-либо написанных в России? Вы сами-то читали эту книгу? – Он произнес все это ровным и бесстрастным голосом.

– Нет, не читал. Однако же слышал, и немало слышал, весьма нелестные о ней отзывы. В первую голову, о нравственности, а вернее, о безнравственности взглядов автора, – запальчиво ответил я. Надо признать, запальчивость моя происходила оттого, что я ведь и вправду не читал книгу, а взялся о ней судить. – Слышал буквально следующее: автор романа превозносит жизнь во грехе и глумится над святостью брака!

Владимир искренне возмутился моими словами, а может, не столько словами, сколько напыщенностью, с которой они были произнесены.

– Чепуха! – Он возбужденно заходил по комнате. – Это вполне даже чепуха, то, что вы говорите, господин Ильин! Николай Гаврилович Чернышевский – честнейший и талантливейший писатель. И книга его – о новых и особенных людях, которых, по счастью, все больше рождается в нашей стране! О тех, которые единственно и достойны будут жить в новом мире! Это великая литература, потому что она учит, направляет и вдохновляет. Я перечитал роман целых пять раз за одно только нынешнее лето и каждый раз находил в нем новые и полезные мысли. Чтобы вы знали: никакого глумления ни над какими святостями там нет. А есть лишь предвидение той новой морали, которая придет на смену ханжеству и лицемерию сегодняшней жизни. И предвосхищение новых отношений между людьми. Хотите вообразить, каковы эти отношения и каковы герои романа? Почитайте книгу. Хотя нет, стойте. Я сейчас сам вам кое-что прочту. – Владимир быстро подошел, почти подбежал к книжному шкафу, открыл его и взял в руки тетрадь, лежавшую там на одной из полок в такой манере, какую ни один рачительный книжник не должен бы допускать, – поверх книг. – Я тут кое-что выписал, слушайте: «Рахметов отпер дверь с мрачною широкою улыбкою, и посетитель увидел вещь, от которой и не Аграфена Антоновна могла развести руками: спина и бока всего белья Рахметова (он был в одном белье) были облиты кровью, под кроватью была кровь, войлок, на котором он спал, также в крови; в войлоке были натыканы сотни мелких гвоздей шляпками с-исподи, остриями вверх, они высовывались из войлока чуть не на полвершка; Рахметов лежал на них ночь. „Что это такое, помилуйте, Рахметов“, с ужасом проговорил Кирсанов. – „Проба. Нужно. Неправдоподобно, конечно; однако же, на всякий случай нужно. Вижу, могу“«, – прочитал Владимир чуть нараспев, а дочитав, посмотрел на меня с восхищением, относившимся не до меня, натурально, а до жуткой картины, от которой я, признаться, содрогнулся. – Что скажете? Ну, можно ли таких людей – особенных людей! – подозревать в безнравственности и жизни во грехе? Да это же высшая нравственность и есть – польза во имя ясного будущего!

– Это о ком же таком? – спросил я. – О факире индийском, что ли?

Я вовсе не хотел иронизировать над восторгом юноши, но прочитанное вслух вызвало во мне действительное отвращение.

Глаза Владимира гневно сверкнули. Минуту мне казалось, что он накричит на меня. Но нет, Ульянов сдержал себя и ответил вполне примерно:

– Почему же факир? Нет, просто особенный человек, я же сказал. Так его и Чернышевский назвал. Потому что особенный человек – тот, кто спокойно принимает лишения и умеет обходиться самым малым – во имя высокой цели.

– И какова же эта цель? – полюбопытствовал я.

– Преобразование, – спокойно ответил Владимир. – Преобразование мира. Из несправедливого в справедливый. А это – борьба. И в борьбе нужно отказаться от многого. Может быть, от всего, что кажется важным большинству общества.

Я покачал головой.

– Тот, кого вы сейчас с таким пафосом называете «особенным человеком», Володя, представляется мне не совсем здоровым и в чем-то даже ридикюльным. Да и, к слову сказать, «особенный» – вы уже несколько раз повторили это определение. Особенный – стало быть, не такой, как все. И значит это, что любимый ваш автор – мизантроп. Так, кажется, зовутся те, кто ненавидит человечество, то есть нас, обыкновенных, не особенных людей?

Я произнес эти слова, прекрасно понимая, что Владимир вправе воспринять их оскорбительными. Но нет – он вновь сдержался. А может быть, вовсе не счел их оскорбительными. Более того, он даже снисходительно улыбнулся, словно ожидал такой реакции.

– Понимаю ваш скептицизм, Николай Афанасьевич, – сказал он. – Надеюсь, вы простите меня, если я скажу, что вы – человек прошлого. Потому ваше недоверие естественно, и потому же вам кажется смешным – как вы выразились, из любви к французским словечкам, «ридикюльным» – образ идеального современного человека. Чернышевский, к слову сказать, и на это предуготовил ответ. – Владимир снова раскрыл тетрадь. – Вот, слушайте, здесь он словно бы вам и отвечает: «Да, смешные это люди, как Рахметов, очень забавны…» – Ульянов бросил на меня короткий взгляд. Я пожал плечами, и он продолжил чтение: – «Это я для них самих говорю, что они смешны, говорю потому, что мне жалко их; это я для тех благородных людей говорю, которые очаровываются ими: не следуйте за ними, благородные люди, говорю я, потому что скуден личными радостями путь, на который они зовут вас: но благородные люди не слушают меня и говорят: нет, не скуден, очень богат, а хоть бы и был скуден в ином месте, так не длинно же оно, у нас достанет силы пройти это место, выйти на богатые радостью, бесконечные места. Так видишь ли, проницательный читатель, это я не для тебя, а для другой части публики говорю, что такие люди, как Рахметов, смешны. А тебе, проницательный читатель, я скажу, что это недурные люди; а то ведь ты, пожалуй, и не поймешь сам-то; да, недурные люди. Мало их, но ими расцветает жизнь всех; без них она заглохла бы, прокисла бы; мало их, но они дают всем людям дышать, без них люди задохнулись бы. Велика масса честных и добрых людей, а таких людей мало; но они в ней – теин в чаю, букет в благородном вине; от них ее сила и аромат; это цвет лучших людей, это двигатели двигателей, это соль соли земли!»

Услышанное показалось мне банальным до пошлости, а вдобавок еще и невнятным. Почему именно такими людьми расцветает жизнь всех остальных, для меня осталось загадкой. Ежели лежание на гвоздях есть величайшее достижение человечества, так не стоило и запрещать эту книгу. Рахметов-самоистязатель – теин в чаю, скажите пожалуйста!

– Да-да, – сказал я. – Рыцари без страха и упрека. А по фамилии ежели судить, так ведь, наверное, татарин какой. Не из наших ли мест сей герой без недостатков?

Владимир, увлеченно листавший тетрадку, удивленно взглянул на меня:

– Какое это имеет значение? По роману он – обрусевший потомок татар, ну и что же из того?

– Я и говорю – земляк, стало быть. Может, тоже в юности на Ушню бегал лягушек ловить, – заметил я вполне благодушно. – Так что же – рыцарь наш татарский, так сказать, шевалье сан пёр э сан репрош – ох, простите, опять французские словечки! – никакими недостатками не обладает?

– Почему же? – Владимир не принял моего шутливого тона и отвечал серьезно. – Есть у него недостаток. Правда, один-единственный – сигары. Рахметов не бросил курить, потому что сигары помогали ему думать. – Юноша еще более нахмурился и вдруг сказал: – Я вам по секрету сообщу: я тоже пробовал курить сигары. Но бросил. Матушка указала на недопустимость таких трат в тяжелое для семьи время. И она права. Потому я сигары не курю.

Эти слова меня насмешили своим открытым и очень уязвимым ребячеством. Я сказал:

– Выходит, вы, Володя, ближе к идеалу, чем самый идеал? Что же, вас можно поздравить.

– Напрасно вы смеетесь, – обиженно ответил он. – Да, мне хотелось бы походить на Рахметова. Только для этого нужно очень много трудиться над собой…

Владимир вновь раскрыл свою тетрадку – с моего места было видно, что она исписана очень плотно, – но, подумав о чем-то, закрыл ее и положил на место.

– А вообще, если вы начнете читать роман Николая Гавриловича, то обязательно дочитаете до конца и в итоге не сможете не признать правоту этой книги и ее истинную ценность.

– Помилуйте, Володя, вы ведь сами только что объявили меня человеком прошлого. – Я развел руками. – А мы, представители прошлого, вряд ли способны оценить идеалы будущего.

– Не скажите, – Ульянов насмешливо прищурился. – Вы же сами не далее как четверть часа назад фактически подтвердили правоту Чернышевского!

– Я?! – изумленно спросил я. – Бог с вами, я же говорю, что не читал его!

– И очень хорошо! И отлично! Не читали, а тем не менее признали ревность атавистическим чувством, способным подвигнуть человека на тягчайшее преступление! На убийство! Герой Чернышевского, новый человек, – не говоря уж об особенных людях – никогда не пойдет на такое. Потому что он выше ревности. Ревность – проявление инстинкта собственника, а значит – позорное чувство.

– Но позвольте… – Я попытался прервать нашего студента, проклиная себя за то, что ввязался в спор, не зная толком его предмета. – Володя, ведь в романе, сколько я знаю, семейные узы…

Он меня прервал:

– Не будем вести спор бессмысленный и бесполезный. Я эту книгу читал, а вы, по собственному вашему признанию, нет. Вот прочитайте ее, тогда и поговорим! И поспорим! Даже, если хотите, подеремся! – И Ульянов расхохотался так заразительно, что я невольно рассмеялся следом, хотя на душе было совсем не весело и не покойно.

Я поднялся.

– Что же, пойду. Только попусту вам докучаю, и то сказать. Может, вы и правы – следует поначалу прочесть книгу, а уж после высказывать о ней мнение, – сказал я со вздохом. – Только уж вы, пожалуйста, впредь книги мне показывайте. Я имею в виду те, какие вы хотите дать моей дочери. Молода она еще больно, ничего, кроме гимназии да деревни нашей, не видела. Честно вам признаюсь: вы ведь, Володя, сегодня здесь, а завтра – далече. Казань, а то и Петербург, дай Бог. А ей-то каково будет? Нет-нет, – я упредил возможную реплику Ульянова, – книгу я отбирать не буду. Что делать, пускай читает «Что делать?» – смотрите, какой каламбур получился. Вот только голову ей разными рассказами не кружите.

И тут, по тому, как наш студент вдруг порозовел, я понял, что не зря, ох, не зря опасался его сближения с Аленушкой…

– Что вы такое говорите, – пробормотал Владимир. – Какие у вас подозрения странные… – От смущения он стал картавить сильнее обычного, а румянец еще более омолодил его, и я, словно пробудившись ото сна, вдруг окончательно вспомнил: передо мной стоит всего лишь мальчик, совсем недавно сбросивший гимназическую шинель. Да, трагедии последнего времени, разыгравшиеся в семье, ускорили процесс взросления, но, в сущности, Владимир Ульянов по-прежнему оставался юнцом, еще не вышедшим в настоящую жизнь.

– Мальчик мой, – сказал я по возможности мягко, – я ведь ни слова не сказал о подозрениях. И я вовсе не думаю о вас как о приезжем франте, кружащем головы скромным девушкам. Нет-нет, вы умный и образованный молодой человек, вы непременно станете преуспевающим адвокатом. Но моя дочь – не пара вам. Нам с Аленушкой суждено прожить жизнь так, как суждено. Не нужно будить в ее сердце несбыточные надежды.

Володя набычился, совсем по-детски. И только тут я с удивлением отметил то, что было понятно и раньше, но только как-то не входило в соответствие с речами и поведением Ульянова: молодой наш человек едва достигал мне до плеча. Он даже был чуть ниже Аленушки, а дочь моя, к слову, статью пошла не в меня, но в покойную мою супругу, милую Дарью Лукиничну, которая, при всей своей красоте и обаятельности, ни ростом, ни дородностью не отличалась.

Я хотел ободряюще потрепать юношу по плечу, но тут он резко поднял голову и сказал сурово:

– Елена Николаевна – умная, рассудительная и чистая душой девушка. Ей надобно учиться!

– Но ведь она и так учится! – я вновь растерялся. – В Мариинской гимназии, в Казани, слава Богу, в последнем классе уже…

– Да при чем тут гимназия! – сердито воскликнул мой юный обличитель. – Ну что – будет она учительницей здесь, в Кокушкино? Моя сестра Ольга тоже закончила гимназию – и тоже, кстати, Мариинскую, в прошлом году. Да Елена Николаевна с ней прекрасно знакома… Ну вот, а теперь собирается Ольга в университет, в Гельсингфорс, изучать медицину. И Елена Николаевна должна учиться дальше, вы просто не имеете права держать ее здесь. Это преступление с вашей стороны! Вы, Николай Афанасьевич, такой же собственник, как…

Бог знает, что он наговорил бы мне еще, и Бог знает, чем наш разговор мог закончиться – я ведь тоже человек и начал понемногу белениться, – но тут в голову мою пришла неожиданная мысль. Мысль эта, безусловно, была навеяна испытаниями «особенного человека», и она немедленно отодвинула предмет нашего спора далеко в сторону.

– Гвозди! – воскликнул я, прерывая молодого собеседника. – Ну конечно, гвозди отпиленные!

Владимир умолк на полуслове, непонимающе глядя на меня. Боюсь, решил он в тот момент, что старик рехнулся от волнения.

– От гвоздей такие раны бывают, – торопливо объяснил я. – У нас охотники иные, как на крупного зверя идут – на кабана, к примеру, – патрон не пулей заряжают, а несколькими отпиленными гвоздями! И ежели с близкого расстояния выстрелить, так на входе вот такие малюсенькие раны и будут, – а на выходе дыра в полспины, как вы изволили заметить! Как же это я не сообразил сразу?

Выражение лица нашего студента мгновенно изменилось.

– Во-от как… – протянул он. – Чертовски интересно то, что вы говорите. Гвозди вместо пули. Ага, я так понимаю, в теле жертвы они не остаются. И что – вы знаете, кто из здешних охотников так снаряжает патроны?

– Да, почитай, все! – Я махнул рукой. – Чем пули лить, стараться – накусал гвоздей, вот тебе и все… Тьфу ты, пропасть, что за книжку вы мне подсунули, – добавил я. – Это ведь все ваш Рахметов с его гвоздями меня на верную мысль натолкнул. – Сказал так, а и сам не понял – верю я в это или нет.

Владимир ответить не успел – в кабинет стремительно ворвалась Анна Ильинична.

– Слыхали новость? – воскликнула она. – Наш урядник арестовал Якова Паклина и то ли повез, то ли собрался везти его в уезд. Говорят, будто тот признался в убийстве каких-то иностранцев!

Мы мгновенно забыли и о Чернышевском, и об особенных людях.

– Не может быть… – прошептал Владимир. Его лицо потемнело и словно даже постарело. – Откуда тебе это стало известно? – спросил он у сестры.

– Елена сказала, дочь Николая Афанасьевича, – ответила Анна. И, обращаясь ко мне, добавила: – Я хотела ее чаем напоить, но она вас спрашивает. По-моему, она очень взволнована.

Я вспомнил, что Аленушка дружна была с дочерью Паклиных Анфисой.

– Не может быть… – расстроенно повторил Владимир. – Я же говорил ему, что мельник не виноват, вы ведь помните, Николай Афанасьевич…

– Сказать-то сказали, – согласился я, будучи не менее расстроенным. – Только ошибиться тоже могли. А ну как Паклин и правда убийца?

Владимир медленно покачал головой.

– Нет, – произнес он мрачно. – Ничуть я не обманулся. Паклин никак не виноват, и я докажу это.

– Каким же образом? – поинтересовался я, не скрывая своего скептицизма.

– Единственно возможным, – ответил Владимир. – Я найду настоящего убийцу, Николай Афанасьевич, а вы мне в этом поможете. Ведь правда?

Глава четвертая,

в которой я примеряю на себя наряд Санчо Пансы, а Владимир беседует с мельничихой

Как раз на этих словах – «Я найду настоящего убийцу» – в комнату и вошла моя Аленушка, моя ненаглядная доченька. Ах, как она была хороша в своем дикеньком фланелевом платье, подобранном на пажи, в бархатной серизовой кофте, опушенной черно-бурой лисицей, на шее кружевной воротничок с большими городками.

Я с улыбкой посмотрел на нее, бросил взгляд на Владимира, отметил, как чуть расширились его слегка раскосые и продолговатые глаза, и показалось мне, что проскочила в них какая-то замысловатая искра. А может быть, искра проскочила между двумя парами глаз – его, ясными, и ее, карими. «Интересно, – подумал я, – эта искра только здесь и сейчас проскочила, или она уже давно скачет между их взглядами, или, может, это и не искра уже, а самая настоящая вольтова дуга, а я, старый дурак, обезумевший от любви к дочери и потому потерявший всякую зоркость отец, лишь ныне это определил?»

Нечего и говорить, что Аленушка, едва услыхав о том, что Владимир показал себя истинным рыцарем, а меня определил себе в оруженосцы, наподобие Санчо Пансы, немедля же захотела к нам присоединиться. Уж не в роли ли Дульсинеи Тобосской? Нет, дорогая моя, не пристало тебе поисками убийцы заниматься! Я строго-настрого велел Елене отправляться домой. Однако дочь моя, характером пошедшая в мать-покойницу, была упряма и своевольна. Как и следовало предполагать, она категорически воспротивилась. Тут на помощь мне пришел сам благородный рыцарь.

– Елена Николаевна, ваш батюшка прав, – сказал он негромко, но с повелительной интонацией. – Вам в нашей компании сейчас быть не стоит. Думаю, господин Никифоров в этом случае и слушать нас не захочет. Так что, ежели хотите нам помочь – отправляйтесь домой. Или, – Владимир обернулся ко мне, – может быть, Николай Афанасьевич не будет возражать, чтобы вы побыли с Аннушкой, выпили бы чаю и дождались нас здесь?

Я бы очень даже возражал, но дочь посмотрела на меня с такою мольбой во взоре и так крепко прижала руки к груди – даже лисья опушка на рукавах встала дыбом, – что я и сообразить не успел, как ответил:

– Ну, разумеется, я не против, а вот как Анна Ильинична? Не помешает ли ей присутствие Елены?

– Нисколько, – тотчас отозвалась Анна Ильинична. – Я только рада этому. С Леночкой мне веселее будет. Мы и пообедаем вместе.

– Но позвольте… – начал было я.

Однако Анна Ильинична лишь вежливо качнула головой, ласково улыбнулась моей дочери и, не говоря более ни слова, увела ее к себе, в главную усадьбу.

Я вздохнул, может быть, даже и с облегчением: какой-никакой, а это был выход из положения. Редко удавалось мне переупрямить Лену, и уж в таком случае, когда дело коснулось отца ее подруги Анфисы, я проиграл бы несомненно. Но, правду сказать, испытало мое самолюбие чувствительный укол: слово молодого человека оказалось для моей дочери более веским, нежели родительское. Ну, да тут, видно, ничего не поделаешь. И сами мы, ох, не всегда слушались родителей, вот и дети наши туда же.

Хорошо еще, что Аленушка моя догадалась потеплее одеться: флигель-то хорошо протоплен, а вот в большом хозяйском доме печи не очень справляются, в коридорах сыро, из щелей дует. Ну да, с Божьей помощью, добротная шерстяная фланель да бархатная кофта с мехом не позволят холоду взять свое.

Слова об обеде тоже немного задели меня – негоже моей дочери столоваться у чужих. И в то же время гостеприимство Анны Ильиничны я оценил со всей сердечностью, а что касается моего собственного обеда – возникло у меня смутное, ниоткуда взявшееся ощущение, что до него мне сегодня еще очень далеко.

Долго размышлять Владимир мне не дал, увлек с собою, на заснеженную улицу.

Вот так, нежданно-негаданно, попал я в героиспасатели. И ведь не сказать уже, что случайно – не было в том случайности, что повел я нашего Егора Тимофеевича к студенту Ульянову. И не было случайностью мое возвращение к нему. А то, что, увлекшись, я попытался восстановить картину страшных событий и даже дерзнул развернуть ее перед почтенной публикой, пусть даже эта публика состояла всего лишь из одного Владимира Ильича, показывало, что сидело у меня в глубине души стремление влезть во что-нибудь этакое. Ну что же – и влез, что называется, по самые уши. Мне бы, старому дураку, вежливо откланяться, крепко ухватить дочку за руку и пойти с нею домой, да еще переговорить строго, чтобы забыла она об опасных книгах. Или даже не переговорить, а просто-напросто запретить Аленушке к этим книгам прикасаться. Пусть посердится дватри дня на не в меру строгого отца, а я тем временем сам прочитал бы роман Чернышевского внимательнейшим образом и потом разделал бы юных его ценителей, как царь Петр шведов под Полтавою.

Я же, вместо всего того, с превеликой охотой, самого меня удивившей, последовал приглашению Владимира, побежал за ним, словно легавый щенок, которого хозяин наконец-то свистнул на охоту. Даже у Феофанова, известного мастера псовой охоты, собаки строптивее, тьфу ты, пропасть… Сравнение это пришло мне в голову почти сразу – тем более что приглашение Владимира сделано было столь утвердительным тоном, что походило более на приказ или даже на помянутый освист.

Но даже сие обстоятельство не оскорбило и не оттолкнуло меня. Единственное, что озаботило, так это то, что не до конца я был уверен в конечной и скорой победе молодого прогрессиста над старым консерватистом. Прогрессистом в моем представлении был восемнадцатилетний Владимир Ульянов, а консерватистом, конечно же, сорокалетний Никифоров. Спросил бы меня кто в ту минуту – а к кому я причисляю себя? Ну, пусть даже не причисляю, а хотя бы присоединяю? Не к юным ли прогрессистам? Ей же Богу, ответил бы утвердительно. Хотя тут же устыдился бы.

А еще пришло мне в голову сравнение Владимира не просто с рыцарем-спасителем, но с Рыцарем Печального Образа. Сравнение настолько банальное, что я тут же его устыдился, однако же был в нем, был некоторый резон. Ибо отнюдь не до конца я был уверен в победе Владимира над тем, кого он недавно в издевательской, но тщательно завуалированной манере назвал «филистером» и «пустой кишкой», и весьма плохо представлял себе нашего студента в роли спасителя несчастного мельника. И хотя я пошел в помощники к новоявленному следователю с неожиданной радостью, стоило нам выйти за ворота, как я тут же почувствовал себя не в своей тарелке.

И вновь вспомнился мне Дон Кихот, а вернее – оруженосец его, Санчо Панса, роль коего досталась мне. Ежели и можно было соотносить нас с героями бессмертного Мигеля де Сервантеса, так прежде всего тем, что по очевидности престранную парочку являли мы собой, когда целеустремленно шагали по деревенской улице к мельничной запруде: юноша в зеленоватой касторовой шинели с каракулевым воротником и синем башлыке вокруг шеи, по-прежнему без шапки или хотя бы фуражки, с длинными развевающимися рыжеватыми волосами; и пожилой муж пятидесяти трех лет, в волчьей шубе и бобровом картузе, семенящий чуть позади. По счастью, ни Росинанта, ни серого осла под нами не было.

В какой-то момент я обратил внимание, что лица наши имели решительно одинаковое выражение: осознание важности ситуации. Я уже давно заметил, что именно такой контенанс в действительности соответствует внутренней растерянности и неуверенности. И вывел теперь из этого, что и Владимир ни в какой мере не знал, что именно следует делать. Он утвердил для себя только лишь то, что надобно спасать невинного человека, каким представлялся ему Яков Паклин, а дальше… а дальше только и остается, что с копьем на мельницу. Благо мы как раз на мельницу и направлялись, разве что не ветряную, а водяную.

Тут в голову мне пришла мысль, изрядно меня насмешившая. Я вдруг подумал, что даже внешне мы, словно рыцарь Ламанчский и его оруженосец, представляли самые что ни на есть противоположности – только в кривом зеркале по отношению к героям романа. Комическая сторона тут заключалась в том, что «рыцарь» наш росту был невысокого, ниже среднего, а строением отличался скорее женственным, нежели мужественным. «Оруженосец» же был на голову его выше, изрядно мускулист да и похудел за последний год изрядно.

Экипировались мы тоже по-разному. Про шинель и башлык, равно как про шубу и картуз, я уже упомянул. Были на мне еще теплые сапоги и рукавицы, а студент наш именно что студентом и выглядел, в своих хромовых сапожках-то – в таких только на балах и танцевать, но уж никак не по снегу бегать. О рукавицах я и не говорю – Владимир так торопился, что не надел их, и сейчас, оказавшись на морозе под лучами яркого и совершенно не греющего, словно нарисованного солнца, спешно упрятал руки в карманы. Не знаю, что уж это за мода такая – ходить зимой без шапки да без рукавиц, да мода здесь, пожалуй, вовсе и ни при чем, одно слово – студенческий форс.

Понятное дело, каракулевый воротник шинели Владимир поднял, чтобы защитить покрасневшие уши, и башлык все-таки накинул на голову. Вид у него при этом был донельзя юмористический, прямо как из журнала «Осколки» или, того пуще, из «Сверчка». И то сказать – башлык поверх головного убора это одно, но тот же башлык на непокрытой голове – совсем иное, чистый шутовской колпак. Да ведь, если внимательно посмотреть, кем был тот Дон Кихот, из романа, – разве не шутом?

Хорошо еще, что зима в этом году была обычная – не слишком суровая, однако же и не чрезмерно мягкая. И ведь что удивительно: пошли мы пешком, а о санях даже и не подумали. Не было ничего проще, чем дойти до моего дома, крикнуть Ефима и приказать ему запрячь сани. Пять-десять минут, и розвальни с теплой полостью были бы к нашим услугам. Однако же мы так торопились – совершенно непонятно почему! – что никакие подобные идеи нам и в головы не пришли.

Пока мы шествовали по улице, я вновь обратился мыслями к событиям последних двух дней. И выходило так, что, с одной стороны, Владимир, может быть, и прав, а Никифоров – нет. Но, с другой стороны, ведь сам же студент наш и подсказал, что вещи утопленника во двор уряднику подбросил мельник. И я прекрасно понимал: столь веское и единственно материальное доказательство причастности к преступлению перевесит любые рассуждения о невиновности Паклина. Да к тому же я вспомнил поведение Якова Паклина в тот день, когда были сделаны страшные находки. Любой, самый непредубежденный человек признал бы: странновато, весьма странновато вел себя мельник. То есть, в тот момент я ни о чем таком не думал, однако же сейчас вспомнил и растерянность мельника, и страх его, проявившийся еще до второй находки, – страх, за которым видел я теперь нечто большее, нежели просто испуг от близости мертвого тела, столь простительный любому человеку, даже имеющему военный опыт.

Ясно представилась моему внутреннему взору давешняя картина. Вот подхожу я к утопленнику, а Яков, вытаращив глаза и побледнев до белизны нового снега, пятится назад, за спины односельчан. Сейчас мне подумалось, что мельник лишь искал претекста поскорее сбежать, но в то же время боялся неосторожным бегством своим привлечь случайное внимание. Вспомнились мне его руки, нервно мявшие лисью шапку, бегающие по сторонам глаза. И еще то, что он словно бы погружен был в какие-то свои потаенные мысли – всякий вопрос ему приходилось повторять дважды.

Нет, что бы ни говорил наш студент, а образ действий мельника вполне походил на поведение человека с нечистой совестью. Но чем можно замарать совесть в таком случае, ежели не участием или соучастием в убийстве двух несчастных, нами обнаруженных?

Избрав пеший способ передвижения, мы неожиданно – а возможно, и ожидаемо, ведь я могу говорить только за самого себя – узнали от встречных некоторые новости. Оказалось, что, хотя мельник действительно арестован нашим решительным урядником, тем не менее сидит он пока что в доме Никифорова под охраной кокушкинского десятского, Валида Туфанова. В уезд же его еще не отправили, потому что запропастился куда-то Кузьма Желдеев, а прочие мужики не очень расположены его заменить и выступить в роли охранной части. Я подумал, что, наверное, Никифоров еще сам не решил, следует ли отправлять Паклина в Лаишев. Иначе нежелание мужиков конвоировать арестованного ровным счетом ничего не значило бы: Егор Тимофеевич был человеком чрезвычайно серьезным, с ним вообще мало кто решался спорить, а в случае уголовного преступления – тем более.

Все это мы узнали по дороге, не сразу, а отдельными порциями, потому что встречавшиеся нам односельчане рассказывали каждый свою версию событий, да еще приправляли изрядными дозами собственных догадок и суждений. Я полагал, что Владимир теперь свернет к Никифорову, ан нет – он по-прежнему уверенно шагал к мельнице; я же следовал за ним, хотя смысла в том видел уже немного. Когда до дома Паклиных оставалось саженей пятьдесят, я все-таки спросил:

– А что, если Никифоров не ошибся? Вы ведь сами подсказали ему главное – мол, вещи подбросил мельник. На мой взгляд, вполне естественно подозревать Якова Паклина и в том, что он-то и есть настоящий убийца.

– Я ведь объяснял уже! – бросил Владимир, не останавливаясь. – Именно потому, что Паклин подбросил вещи погибшего, можно предположить, что он их просто нашел. Убийца непременно уничтожил бы такие опасные улики. Да и не похож наш мельник на человека, который, хладнокровно убив женщину, привяжет к ее ногам груз и отправит на дно речное. Есть и еще кое-какие странности. Колечки, например…

– Вы уже не первый раз упоминаете о колечках. Что за странности вы держите про себя? – спросил я, но ответа не дождался: мы уже подошли к воротам дома Паклиных.

Сам дом стоял чуть в отдалении от собственно мельницы и производил солидное впечатление – большой, бревенчатый, украшенный резьбой, под железной крышей, огороженный высоким забором, с дубовыми, обитыми железом же воротами. Когда мы остановились у ворот, собаки во дворе немедленно подняли громкий лай.

– Сколько же у него псов-то? – пробормотал Владимир, вслушиваясь в собачье многоголосье. – Думаю, что два, а брех такой, будто их там целая свора.

Он решительно постучал. Собаки на мгновение притихли, но через мгновенье зашлись в лае пуще прежнего. Мне казалось, что псов во дворе не менее пяти. Однако, заглянув в щелку, я увидел, что сторожей там действительно два – огромная белая подгалянская овчарка, мощный зверь, цепь которого с трудом его удерживала, – и поджарая рыжая легавая, бегавшая по двору без всякого ограничения.

Хлопнула дверь, на крыльце появилась жена мельника Ефросинья. Я отошел от ворот – мне не хотелось, чтобы она заметила, как я заглядываю в щель между слегка разошедшимися досками. Ефросинья прикрикнула на собак. Большая польская овчарка послушалась сразу, а вот легавая не обратила на хозяйку ни малейшего внимания, и той пришлось загнать непослушницу в какой-то закуток. Спустя короткое время визгливый лай затих, калитка в воротах распахнулась.

Ефросинья окинула нас неторопливым взглядом, не выказав при нашем появлении ни малейшего удивления. Лицо ее, обрамленное гагачьим пуховым платком, казалось спокойным, но покрасневшие и опухшие глаза свидетельствовали, что жена мельника тяжело переносит случившееся. И голос ее был почти спокойным, лишь чуть-чуть напряженным, когда она сказала:

– Хозяина нет дома. – Видя покрасневшие уши моего спутника – Владимир зачем-то опять сбросил башлык на плечи, – она не удержалась заметить: – А что же это вы, молодой господин, совсем себя не бережете? В такой мороз без ушей легко остаться.

– Вот и пустили бы погреться! – обрадовался я поводу войти в дом прежде всяких объяснений.

Паклина вновь внимательно нас осмотрела, теперь уже с откровенным подозрением, недовольно пожала плечами. От этого движения полушубок, наброшенный ею на плечи, пополз вниз. Мельничиха успела его подхватить, невольно отступив при этом на два шага в глубь двора от калитки. Владимир немедленно сделал вид, что воспринял это как приглашение, и вошел во двор. Я последовал за ним, изобразив на лице, что ничего неловкого не случилось. Почуяв приближение чужаков, легавая, запертая Ефросиньей в сарае, снова подняла лай. Из конуры овчарки донесся приглушенный рык. Не сделав ничего, чтобы успокоить собак, хозяйка повела рукой в приглашающем жесте и поднялась на крыльцо.

– Что ж, проходите, погрейтесь, – сказала она, глядя на нас сверху вниз. – Печь натоплена, можно и самовар поставить.

– Вот и отлично! – обрадовался Владимир, легко взбегая по ступеням. – Чай – именно то, что нам сейчас надо. Верно, Николай Афанасьевич?

Я пробормотал что-то невразумительное. Нет, все же притворство, даже из благородных побуждений, не давалось мне никогда. Казалось бы, дело ясное: мы пришли к этой женщине, чтобы помочь ее мужу, а значит, и ей. Но вот то, что мы проникли в дом обманом, хотя и вполне невинным, по сути – вынудив хозяйку нас пригласить, – вызывало во мне хоть и слабое, однако же чувство протеста. Тем более – заставили ее хлопотать с самоваром… Нет, не быть мне сыщиком или полицейским, не та у меня натура!

А вот мой молодой спутник казался совершенно безмятежным и нисколько не смущенным. Или же он просто лучше моего умел скрывать свои чувства. Во всяком случае, оглянувшись, Владимир вдруг озорно подмигнул мне, из чего я решил, что все происходящее для него – увлекательная игра, вроде «казаков-разбойников». И – удивительное дело! – никакого протеста во мне эта мысль не вызвала. Не знаю, черствость ли душевная была тому причиной, или же на меня подействовали некоторая несерьезность Володи и выказанный им азарт, только я вдруг успокоился. А вместе со спокойствием поселилась во мне и уверенность в победе молодого Ульянова, – а значит, уверенность в спасении Якова Паклина.

Мысли эти пронеслись в моей голове, пока я входил в дом вслед за хозяйкой – Владимир, как и положено молодому человеку, посторонился и пропустил меня вперед. Тут вновь возникла некоторая неловкость: мы прошли прямо в жарко натопленную горницу, а хозяйка остановилась у входа. Полушубок она уже сбросила и оставила в сенях.

– Что же, – сказала она после небольшой паузы, – посидите, погрейтесь, господа хорошие, а только сдается мне – не затем вы пришли, чтобы греться. Неужто где поближе тепла не нашлось? И не мельница вас интересует – ведь не затем вы сюда пешком по морозцу добирались, чтобы о помоле поговорить?

– Иными словами – какой черт вас принес и не убраться ли вам подобру-поздорову? – весело подхватил Владимир. – Ваша правда, Ефросинья… – Тут он запнулся и посмотрел на меня, видимо, не зная, как величать мельничиху по отчеству.

– Ивановна я, – бросила та, не принимая шутливого тона. – Садитесь, коли пришли. Можете раздеться в сенях, если надолго заявились. Вы ведь о хозяине выспрашивать думаете? Не знаю я ничего. Вон и Егор пришел – погреться вроде, а сам все о ружье спрашивал. Принесла я ружье, покуда муж собак выпускал, тут он Якова и забрал… – Ефросинья вдруг всхлипнула, приложила к покрасневшим глазам платок.

Владимир нахмурился, мгновенно посерьезнев.

– Будет, будет вам, – скороговоркой произнес он. – Все обойдется, все образуется. Обещаю вам. Вот, – он покосился на меня, – вот и Николай Афанасьевич тоже обещает. Верно ведь?

Видно, в самой природе человека, если он попал в несчастье, заложено всегда хвататься за любой намек на последующее положительное разрешение. Во всяком случае Ефросинья Паклина тотчас перестала всхлипывать, и в глазах ее, покрасневших и вроде как потухших, появились словно бы крохотные искорки.

Мы с Владимиром разделись в сенях, повесили на крючья – я свою шубу, он – шинель, потом вернулись в горницу.

Сев на скамью у застеленного чистой скатертью стола, спутник мой заговорил не сразу. И вновь мне показалось, что молодой человек, при всей его внешней решительности, еще не знает толком, о чем спрашивать. Ефросинья же вопросительно смотрела на меня, полагая управляющего Николая Афанасьевича Ильина главным гостем. Я почувствовал еще большую неловкость, но тут, по счастью, мой спутник прервал молчание.

– Уважаемая Ефросинья Ивановна, говоря о том, что все образуется, я вовсе не хотел всего лишь вас успокоить, – начал он с несколько церемонной интонацией. – Мы действительно уверены в том, что ваш муж не сделал ничего дурного, и мы действительно намерены доказать, что урядник Никифоров совершил ошибку. Но для этого нам нужна ваша помощь.

Ефросинья со слабым удивлением перевела взгляд на нашего студента. Я откашлялся и промямлил что-то вроде:

– Да-да, вы его послушайте, он дело говорит, – после чего мельничиха согласно кивнула Владимиру. Без особой, впрочем, уверенности.

На лице ее, вполне миловидном, сохранялось выражение то ли обреченности, то ли скорбной покорности. При том я обратил внимание, что пальцы ее, державшие платок, нервно сжались. Сильно сжались – костяшки побелели. Несмотря на явно выраженное таким образом волнение, голос Ефросиньи, когда она заговорила, был негромок и бесцветен:

– Чем же я-то могу помочь? Что с меня толкуто? Денег, что ли, надо на этого… на адвоката? А где его взять? И много ли адвокаты берут?

– При чем здесь деньги! – Владимир вспыхнул, упоминание о деньгах его покоробило. – Никакой адвокат не нужен! Я надеюсь, дело до суда и не дойдет, все разрешится куда скорее. Скажите-ка лучше – известно ли вам было о чужих вещах, которые появились у вашего мужа?

Мельничиха нахмурилась, прошла наконец от двери в комнату и тоже села на скамью, напротив нас. Пуховый платок сполз на плечи. Она поправила белую шерстяную косынку, туго обхватывавшую ее голову, расправила на коленях темно-синее барежевое платье, в которое была одета, после чего сложила руки на груди.

– Дались вам эти вещи… Ну, знала я о них, конечно, – ответила Ефросинья неохотно. – Не было у него от меня тайн, все ж не чужие. Только что вы к этим вещам тоже цепляетесь? Вот и урядник – откуда да откуда взял муж? Ну и спрашивал бы у Якова, что я-то скажу? Да, я знала. Знала, да забыла. То есть, как-то выскочило из памяти – почитай, два месяца прошло, если не больше… – Она спохватилась и встревоженно посмотрела поочередно на меня и на Владимира. – Только скажите уж мне, господа хорошие, что это за грех такой – брошенную вещь, бесхозяйственную, беспризорную, поднять и в дом принести? Нешто судят за такое? Может, указ какой появился, а мой-то не знал да и вляпался?

– Нет, конечно. – Владимир невольно улыбнулся, бросил короткий взгляд в мою сторону и тут же снова обратился к Ефросинье. – Никакого такого указа не было, не беспокойтесь. Не за что тут вашего мужа судить. Просто вещи эти пока что имеют непонятное происхождение. Но к этому мы вернемся позже. А вот вы сказали: «Знала, да забыла». И что же? Урядник напомнил, так, что ли?

– Почему урядник? Сам же Яков и напомнил. Вчера напомнил. Или позавчера…

– Ага! – воскликнул Владимир. – И как же он напомнил?

– А пришел вечером и говорит: «Там, на реке, утопленника нашли, в одном исподнем. Так вот, думаю, ты была права – вещички-то, что я по осени на берегу нашел, – его, утопленника этого». – Ефросинья вздохнула. – Я ему тогда – ну, когда он только все это принес, осенью, то есть… Я ему так и сказала: «Кто же будет справное выбрасывать? Не иначе – по пьяному делу или по дурости в реку полез, да и утоп. А вещи так на берегу и оставил». Да не стал он бабу слушать, куда как хотелось ему в сюртуке покрасоваться. И кошелек с вензелем приглянулся, важный кошелек… Ох, в недобрый час тогда ему вздумалось вдоль реки ехать. И ведь дорога не короче, да и темно там, под берегом…

– Ага! – повторил Владимир. – Выходит, о находке его вы с самого начала знали, то есть, с осени. Это очень хорошо, уважаемая Ефросинья Ивановна. И когда это случилось? Помните ли? В какой день?

– В какой день – не скажу. Осенью было, да. А когда… – Женщина задумалась, огорченно покачала головой. – Нет, не помню.

– Ну, хотя бы – до того, как река стала, или после? – с нажимом спросил Владимир.

Ефросинья задумалась, потом ответила уверенно:

– Он в Лаишев уехал на два дня. Аккурат после его отъезда Ушня и стала. Вернулся, а река уже вся и схватилась.

Владимир прищурился, подался вперед.

– Вы это наверное помните? – спросил он. – Какой в точности день – не помните, а что после его отъезда лед на реке стал – помните? То есть, уехал господин Паклин, предположим, утром, затем ночью река стала, а затем уже он вернулся? Вот в таком порядке? Не ошибаетесь? Ничего не путаете, Ефросинья Ивановна?

– Да что же тут путать? – Мельничиха всплеснула руками. – В Лаишев он ехал вкруговую, ему сначала в Княжу нужно было завернуть, это значит, через Ушню, то есть через мост, а потом обратно. Он мне все рассказывает, у Якова от меня тайн нет. А назад, из Лаишева, ехал через Шали да через Конь. Как Мёшу пересек – тут и до Ушни рукой подать. Вот вдоль нее и ехал. Потому и оказался у места того проклятого… Я еще с утра, на следующий день после его отъезда, поглядела. Мороз крепкий ударил, лед был – хоть танцуй!

Владимир нахмурился. Спросил после небольшой паузы:

– А зачем он в Лаишев да Княжу ездил? Заранее собирался или вот так, вдруг?

– Не вдруг, в уезд давно собирался съездить. Сбрую конскую новую купить хотел, старая совсем уж в негодность пришла. Что до Княжи… Знаете, мельником работать – не зерно молоть. Зерно вода мелет, жернова крутит. А мельник, он за мельницей следит, работу ставит, учет ведет, в долг дает, но и долги собирает…

– Ага! – воскликнул Владимир в третий раз. – Долги, значит. И что же, получается, он тем вечером вещи и привез? После возвращения из Лаишева, так?

– Вечером. И сразу в этот сюртук влез, покрасоваться передо мною захотел. А сюртук-то хороший, отменного сукна. – Мельничиха слабо улыбнулась. Улыбка вышла бледной и тотчас исчезла. – Я даже подумала: может, он в Лаишеве и купил? А Яков говорит: на берегу нашел. Я как услыхала, что нашел на берегу, сразу и сказала – мол, сюртук этот нам несчастье принесет. Просила его, перед Богом просила – выбрось! Нет, не захотел. А позавчера приходит, лица на нем нет. «Я, – говорит, – Фрося, из-за этого окаянного сюртука на каторгу могу уйти. Очень на меня Егор Тимофеевич нехорошо смотрел – когда утопленника-то вытащили. Просто глаз с меня не сводил…» – Тут Ефросинья перевела на меня взгляд и неожиданно добавила: – А еще Яков сказал, что будто и вы, Николай Афанасьич, сразу на него нехорошее подумали.

Никак я этих слов не ожидал услышать и даже опешил:

– Я? Помилуйте. Да что ж я-то…

Мельничиха, впрочем, уже отвернулась и продолжила разговор с Владимиром. И то сказать – слушал он внимательно и с такой доброжелательной заинтересованностью, что это не могло не подкупать собеседницу. Я даже испытал легкий укол зависти, но тут же отогнал неподобающее чувство и следом подумал: не слишком ли часто я последнее время завидую нашему студенту? Мало того, что зависть сама по себе грех, так ведь и объект зависти несерьезен – юнец, исключенный из университета студент, состоящий под надзором полиции…

– А я ему и сказала: «Что ж ты такое натворил, Яков, чтоб тебя на каторгу посылать?» Неужто, ежели присвоил вещи покойника, так за это нынче каторгу дают?

– Нет, не дают, – серьезно ответил студент. – Если только ваш муж не помог тому господину утопиться. Но он ведь не делал этого, верно? Нет-нет, я вам верю вполне, – сказал Владимир, прерывая возмущенные причитания мельничихи. – И меня в том убеждать не надо. Вы дальше рассказывайте, Ефросинья Ивановна, дальше, времени у нас не так уж и много.

– Да что ж рассказывать… Я и говорю ему: «Отнеси ты эти вещи Егору Тимофеевичу. Скажи – так, мол, и так, нашел в кустах, у дороги». А Яков замахал руками и отвечает: «Нет, боюсь, он меня тогда уж точно в разбойники запишет. Я лучше их тайком, ночью, во двор ему подброшу. Пока он из уезда не воротился». И подбросил… – Ефросинья замолчала.

Владимир побарабанил пальцами по столу, внимательно посмотрел на мельничиху.

– А вот скажите, Ефросинья Ивановна, – молвил он вдруг, чуть понизив голос, – как думаете – может, он в Лаишев тогда не доехал? Вы его спрашивали?

– Зачем же мне спрашивать? – произнесла Ефросинья сухо. – Новая сбруя ведь не с неба свалилась. Да и мне он гостинцев тогда привез – вот, скажем, платок этот. – Она провела рукой по гагачьему пуховому платку, все еще укрывавшему ее плечи, несмотря на то, что в доме было хорошо натоплено. – До того мы с ним вместе ездили, недели за две. Он еще тогда хотел мне купить, а только я сказала – не надо. Почему-то впервоглядье не показался мне этот платок. А тут – Яков сам купил. Да… Я же говорю: и о вещах этих, будь они неладны, подумала поначалу, что их он тоже там, на Базарной площади, понакупал.

– Понятно… То есть, там он пробыл день, потом ночь. Так?

– Так, – ответила мельничиха. – Он в Лаишеве у двоюродного брата останавливается. Брат его, Алексей Трифонович, на Крепостной живет, чайную для ямщиков держит.

– Чудесно! – Владимир повернулся ко мне. Глаза его возбужденно блестели. – Видите, как получается, Николай Афанасьевич? Паклин утром едет в Княжу, затем в Лаишев. Покупает там новую сбрую, подарки жене. Ночует у двоюродного брата. На следующий день отправляется обратно, выбирает путь через Шали и через Конь, чтобы к вечеру добраться сюда. Ушня стала, он едет вдоль нее. И оказывается прямо у места, где были брошены вещи утопленника. Нет в этой табели места преступлению, верно?

Я задумался. В том, что сказал студент, разумеется, имелся веский резон – если только слова мельничихи могли быть подтверждены сторонними свидетелями. Но я почти не сомневался почему-то, что Алексей Трифонович, двоюродный брат Паклина, непременно подтвердит факт пребывания мельника у него в гостях. И значит, Яков Паклин мог находиться на месте происшествия только после того, как трагедия уже свершилась. То есть, мельник действительно был невиновен. Я вспомнил, что в суде такое доказательство называлось «алиби». Так вот, похоже, у Якова алиби имелось.

– А не мог ли он из Лаишева вернуться накануне? – спросил я скорее для очистки совести. Вопрос мой немедленно вызвал гнев Ефросиньи.

– Да как же – вернуться? – воскликнула она. – Ишь вы, какой быстрый! Это которые же лошади так пронесутся, чтобы и в уезд и из уезда за день обернуться? Даже ежели на рассвете выехать, не получится. Ни летом по сухим дорогам, ни зимой по хорошему санному пути! А дело было осенью, ноябрьская грязь только-только морозом схватилась. Нет, никак не обернулся бы.

– Так-так… – пробормотал Владимир. – Очень хорошо, Ефросинья Ивановна, просто замечательно получается. Просто чудесно выходит. А вот скажите-ка мне – вчера вечером, после того как Яков… Как, кстати, отчество вашего мужа?

– Васильевич, – ответствовала Ефросинья. «Мог бы и у меня заранее спросить», – мысленно укорил я студента.

– Значит, Яков Васильевич. Надо же, полный тезка Якову Васильевичу Виллие, у которого мой дед снимал квартиру в Петербурге, на Английской набережной. Но я отвлекся. Так вот, после того как Яков Васильевич подбросил вещи Никифорову, он ничего вам не рассказывал? Может, вашего мужа видел там кто-нибудь? Или он кого-то видел?

– Ничего не рассказывал, – ответила Паклина хмуро. – Но вернулся очень напуганный. Да он уже и раньше не в себе был, как утопленника нашли.

– Ну, а сами вы, Ефросинья Ивановна, никому ничего не сказали? По случайности? Соседям, знакомым? – спросил наш студент.

– Господь с Вами! – Мельничиха даже обиделась, истово перекрестилась на висевшую в углу икону. – Что же я языком-то молоть буду? Никому и ничего! Да и не виделась я ни с кем. Кого я могу повстречать, дома сидючи?

– Верю, верю. – Владимир улыбнулся. – Можно без креста. Что это вы так разволновались? Отлично вам верю. А об утопленнице Яков Васильевич ничего не говорил? Только об утопленнике и его случайно найденных вещах?

– Об утопленнице… Какая еще утопленница? – испуганно переспросила Паклина и снова перекрестилась. – Страхи-то какие… Еще кого-нибудь нашли?

– Нашли, нашли… – Молодой Ульянов помрачнел. – Значит, не говорил он. Ладно. Тогда еще о вещах. Вот скажите мне, госпожа Паклина, Яков Васильевич вам только бекешу, сюртук и сапоги демонстрировал? Или еще какие-то вещи показывал? Ну там… – Владимир неопределенно взмахнул рукой. – Другого верхнего платья не было? Шубы? Полушубка? Вообще – что из найденных вещей вы видели?

– Сюртук, штаны, сапоги, – перечислила Ефросинья, закрыв глаза. – Бекеша. Да кошелек. Что же еще? Все. А шубы – нет, не было никакой шубы.

– Так-так… Ничего больше, значит. Ни-че-го. Так-так… – Владимир немного помолчал, повернулся ко мне. – Вот ведь как выходит, Николай Афанасьевич. И что бы господину уряднику обо всем этом сразу не спросить у нашей хозяйки? Многое стало бы ему понятно. Может, и не пришлось бы невинного человека хватать и под арест сажать…

– Ружье, – напомнил я, чувствуя, что обрел отныне в лице Ефросиньи большого недоброжелателя. – Думаю, для урядника главной уликой оказалось ружье. Вспомните о ранах. Вы ведь тоже полагаете, что даму застрелили из охотничьего ружья.

– Какую даму? – Ефросинья тревожно посмотрела сначала на меня, потом на моего спутника. – Кто застрелил? О чем это вы? Не знаю я ничего!

– Видите ли, Ефросинья Ивановна, – неохотно сказал Владимир, – женщина, которую нашли вместе с утопленником, сама не утонула. Ее убили выстрелом или выстрелами в упор, а уж потом в воду бросили. И, похоже, застрелили из охотничьего ружья.

Ефросинья ахнула. Опасаясь, что она снова начнет причитать, Владимир быстро спросил:

– Вы, случайно, не помните – а не брал ли ваш муж с собою в ту поездку ружье? Может, у него так заведено было, чтобы ружье в телеге всегда лежало? Мало ли – дорога опасной бывает, ночью в особенности. Лихие людишки кое-где отчаянные водятся. Одни гурьевцы чего стоят. Возле Гурьевки карету самой Екатерины Великой ограбили когдато.

– Похвально, господин Ульянов, что вы историю наших мест знаете, – вставил я в разговор не без ехидцы. – Только Гурьевки той давно уже нет, все та же Екатерина Великая распорядилась поставить там позорный черный столб – как раз в напоминание о том событии, – и с тех пор деревня зовется Столбище. Так что ее жителей правильно называть столбищенцы.

– Нет, – твердо сказала мельничиха. – Столбищенцы там или гурьевцы, только Яков никогда не брал с собою ружье. А от разбойников – Бог миловал. И не ездил он совсем уж темной ночью. Что до ружья – да оно уж год как в чулане валялось! Ежели бы Егор не спросил нынче, я бы и не вспомнила…

– В чулане? Так-так. Скажите, Ефросинья Ивановна, припасы к ружью он хранит там же, в чулане? – спросил Владимир, уже поднявшись от стола. – Гильзы, порох. Дробь. А?

– Где же еще… – устало ответствовала мельничиха.

– Позвольте взглянуть.

Ефросинья не стала перечить. Повернулась молча, сделала жест рукой – мол, пойдемте. Мы проследовали в чулан, где Владимир внимательно обследовал ружейные припасы, изредка задавая мне уточняющие вопросы. Мельник держал в чулане несколько пачек черного пороха, большую коробку из розоватого картона – там были папковые патроны с латунными капсюлями. Дробь одного лишь малого калибра – утиная – хранилась в ведре. Видимо, Паклин и правда редко охотился – ни пуль, ни свинца, ни пулелейки тут не оказалось.

Закончив осмотр, Владимир сказал:

– Нам пора, Николай Афанасьевич. Кстати, о Егоре Тимофеевиче. Надо бы его навестить, пока не уехал и пленника своего не увез. Хотя вряд ли он поедет сегодня – Кузьма заупрямится. – Он засмеялся. – Помощник нашего Никифорова, даром что сотский, ох как не любит ночные поездки. Думаю, поедут они завтра. Но все равно – надо бы поторопиться.

Уж не знаю, что на нее повлияло в большей степени, дружественный тон Владимира или его доводы, только мельничиха к концу нашего пребывания явно ободрилась, глаза ее уже не казались опухшими от слез, да и лицо утратило выражение обреченности. Правду сказать, уверенность Владимира и быстрота, с которой он находил нужные вопросы, и на меня произвела сильное впечатление. Я с некоторым смущением вспоминал недавние свои мысли о неготовности нашего студента к разговору с женой Паклина. Ан нет, вон как оказалось!

Из вопросов молодого Ульянова и ответов Ефросиньи ясно можно было понять, что Яков Паклин в момент смерти несчастного иностранца находился в Лаишеве, что вещи он подобрал по дороге домой, в следующий вечер. А еще – что не все вещи были взяты мельником. Опять же, среди ружейных припасов не обнаружилось отпиленных гвоздей или хотя бы откусанных шляпок. Коротко говоря, мельник оказывался со всех сторон невиновным, и для подтверждения этого было лишь необходимо, чтобы двоюродный брат Паклина сказал то же, что сообщила нам Ефросинья.

Путь от Паклиных до дома, в котором обитал наш страж порядка, занял не более четверти часа, так что мы даже и продрогнуть не успели.

У ворот собралась изрядная толпа, и мне это показалось странным: земляки наши не отличались чрезмерным любопытством. Еще больше удивило и встревожило нас то, что урядник Никифоров тоже стоял на улице, и вид у него был изрядно растерянный. При нашем появлении Егор Тимофеевич растолкал собравшихся и, отведя нас в сторону, негромко сказал, обращаясь ко мне, однако то и дело поглядывая на Владимира:

– Ох, Николай Афанасьевич, правду говорят – беда одна не ходит. Только что пришли от Желдеевых – я посылал за Кузьмой, причем не первый уже раз за день. Так Авдотья, жена его, говорит: лошади сами вернулись. Без хозяина!

Глава пятая,

в которой я начинаю верить в нечистую силу

Известие об исчезновении Кузьмы поразило меня, словно раскат грома среди ясного неба. Да и для Владимира оно тоже стало явной неожиданностью – если судить по тому, что лицо его приобрело точно такое же выражение, как лицо Никифорова, – на нем мешались растерянность и недоумение. Тем не менее он сказал – вполне спокойным тоном:

– Ну, мало ли по какой причине лошади могли прийти сами. Что это вы так встревожились, господин урядник? Заболтался ваш Кузьма с кем-то, не уследил, плохо лошадей привязал, они и ушли.

– Ну да, – с невеселой усмешкой ответил Егор Тимофеевич. – Заболтался, они ушли. А он и не заметил… Будет вам, господин Ульянов! Никак такое не могло произойти. А и могло – так с кем-нибудь другим, но уж точно не с Кузьмою. Нет, воля ваша, а только я… – Тут он оглянулся на притихших мужиков, окружавших нас, и прервал сам себя. – Нука, мужики, давайте по домам! И чтоб через полчаса были здесь у меня с двумя санями! – Он погрозил для чего-то увесистым кулаком, обтянутым шерстяной перчаткой. – Давайте, давайте, нечего стоять, уши развесив!

Когда мужики разошлись – большею частью с недовольным видом, – Никифоров вновь повернулся к нам.

– Да-да, – сказал он. – Не знаю, а только предчувствие у меня нехорошее. Не тот человек Кузьма, чтобы просто так пропадать. Да еще и лошадей упускать. Нечистая тут история, ох, нечистая, господа.

Полицейский был прав. Кузьма слыл у нас человеком степенным и обстоятельным, хотя и нелюдимым. Да и обязанности сотского выполнял вполне добросовестно, вот только видом он на полицейского помощника не очень-то походил: любил носить длинные волосы, что, всякому известно, служителю полиции «не по форме». Впрочем, сотский – лицо не служивое, а выборное, ему можно.

Если разобраться, то, положа руку на сердце, можно сказать: помощнику урядника и делать-то в Кокушкине нечего. Наши деревенские – народ исключительно законопослушный. И окрестности тихие: за все годы, что я здесь прожил, ни о каких грабителях или, того хуже, разбойниках-убийцах слыхом не слыхивал. Все же Кокушкино – это Кокушкино, не какое-нибудь там Столбище. Так или иначе, а заговориться с кем-либо и не заметить, что лошади ушли, Кузьма никак не мог. Даже если бы кто спугнул лошадей и те понеслись бы вскачь, Кузьма непременно помчался бы за ними, хоть и рисковал бы рассадить голову! И то сказать – пропавший скуповат был, а упряжка немалых денег стоит.

Я поймал себя на том, что употребил в мыслях слово «был», и внутренне содрогнулся. Неужели где-то в глубине сознания таилось страшное предположение, которое рассудок, привыкший к спокойствию и распорядку, не выпускал наружу?

В любом случае внезапная пропажа Егорова помощника мне тоже показалась делом нечистым. И хотя никаких ровно оснований у меня не было, но я немедленно связал исчезновение Кузьмы с погибшими в реке. Собственно говоря, одно основание все-таки имелось: никогда прежде не случалось в нашей деревне таких-то дел. А тут – как сечка из дырявого мешка посыпались! Тут не нужно быть ни урядником, ни тем более следователем, чтобы понять: не могли они не быть связаны. Иначе выходило так, что Кокушкино ни с того ни с сего стало вдруг центром притяжения таинственных и пугающих сил, какие встречаются в произведениях князя Одоевского.

Нет, я решительно не мог себе представить, что Кузьма пропал вне всякой связи с утопленниками. И, полагаю, точно так же думал и мой молодой спутник.

– Может, прежде чем отправляться на поиски, стоило бы поговорить с женой Кузьмы? – спросил Владимир. – Вдруг она что-нибудь подскажет?

На лице Никифорова обозначилось было сомнение, тем не менее совет был дельный. Урядник кивнул.

– И то правда, – сказал он. – С Авдотьей перемолвиться надо бы. Если у вас, господа, других забот нет, то уж померзните тут, подождите меня. Либо отправляйтесь-ка вы к себе, Николай Афанасьевич, а я к вам зайду. – Этим советом, адресованным непосредственно мне, Егор Тимофеевич словно бы вновь подчеркнул, что моя помощь ему еще понадобится, а вот студент вполне может быть предоставлен самому себе. – Тут до Желдеевых недалеко, я мигом…

Никифоров поудобнее устроил на голове лохматую папаху и собрался было идти, но Владимир его остановил:

– Егор Тимофеевич, а мельник-то где?

– Мельник? – урядник нахмурился. – Под замком сидит, где ж ему еще быть? Надобно мне его в уезд отвезти. Не знаю уж, как сейчас и сподоблюсь…

– Позвольте мне с ним поговорить. – Владимир прижал руки к груди. – Уверяю вас, в отношении Паклина вы ошибаетесь! Не там убийцу ищете!

– А вот это не ваше дело! – отрезал урядник. – Отвезу в уезд, там разберутся. Что касается вас, то по известным причинам разговаривать с ним вам особо не положено! – И добавил язвительно: – Лучше бы шапкой обзавелись, доброй какой-нибудь шапкой с ушами, а то без своих останетесь.

Никифоров развернулся на каблуках и быстро пошел прочь.

– Ну что ты будешь делать! – Владимир с досадой покачал головой. – Ведь неглупый же человек, а уперся…

– Да, уперся, – сказал я. – Но совет он вам дал дельный – насчет шапки. Мороз крепчает. И руки – хоть в карманы суньте, вон они у вас красные какие, неровен час – отморозите.

Владимир лишь досадливо отмахнулся и подошел к воротам.

– Где же он его держит, как по-вашему, Николай Афанасьевич? – спросил наш студент, пытаясь заглянуть в щель между створками. – Не в погребе же…

– Ну, конечно, не в погребе – там сейчас холоднее, чем на улице, – ответил я. – В доме, наверное. Только уж вы, Владимир, не вздумайте туда самовольно забраться.

– А кстати – наш урядник один живет, кажется? – спросил Ульянов, продолжая осматривать двор.

– Один. – Я подошел ближе. – Вдовый он, Егор наш Тимофеевич, вроде меня. Уже два года как вдовый. А сын, Василий, в Казань уехал, в реальном училище учится. Недавно приезжал, на Рождество. Только, умоляю, не лезьте вы во двор. Помните, нам по дороге сказали, что мельника десятский сторожит? Вот полезете вы, так вам Валид задаст… – Я поежился – мороз крепчал, и стоять становилось холодно. – Давайте лучше дождемся хозяина и уговорим его, чтобы дозволил поговорить с мельником. Коли уж вам так кортит.

– Дозволения мы, конечно, можем спросить. Спрашивали и еще раз спросим. И может быть, хотя и с малой вероятностью, получим согласие. Да только, боюсь я, при уряднике мельник нам ничего не расскажет, кроме того, что уже рассказал Егору Тимофеевичу. А Егору Тимофеевичу он, похоже, рассказал даже меньше того, что мы с вами знаем. В общем, – Владимир оглянулся на меня, весело прищурившись, – придется мне все-таки обойтись без разрешения. Понимаю, что нехорошо, но другого выхода я не вижу. Как это говорится? Бог не выдаст – свинья не съест? Свиней во дворе, разумеется, нет, собак не видно, да и не боюсь я их. Кстати, десятский Валид Туфанов тоже что-то не наблюдается. Думается, наш урядник понадеялся на крепость своих запоров и от боевого охранения, даже если оно было, отказался. Вы, Николай Афанасьевич, свистеть умеете?

– Свистеть? – Я еще больше растерялся. – Умею, конечно, но…

Владимир не дал мне договорить.

– Вот и свистните, когда Егор Тимофеевич будет возвращаться! – Он быстро и ловко протиснулся в щель между створками ворот, оставив меня в сильнейшем смущении.

«Свистните…» Надо же! Нет, я совсем не характеризовал его действия как дозволенные или хотя бы уместные. Однако делать было нечего, и я принялся прохаживаться взад-вперед у ворот дома урядника, изредка притопывая и поглядывая по сторонам. Выглядел я при этом, наверное, глуповато, ни дать ни взять – юный озорник, стоящий в дозоре перед чужим садом, пока его друзья-сорванцы обтрясают яблони. По счастью, никто со стороны на меня не глядел и оценить мое поведение не мог.

И вот ведь странность какая: лишь во вторую очередь я подумал, что поведение мое не только глупо, но еще и предосудительно. В самом деле, я ведь помогал постороннему человеку, причем состоящему под надзором полиции, тайно переговорить с арестованным преступником вопреки запрещению властей. Да, здравомыслие подсказывает, что Паклин, скорее всего, ни в чем не виноват. Ну, соблазнился брошенными вещами – с кем не бывает. Но ведь уверенность в невиновности арестованного – это одно, а отношение к распоряжениям ответственного лица – совсем другое дело.

Не знаю, чтo бы я, в конце концов, сделал, появись в тот момент урядник. Может, свистнул бы, подавая сигнал Владимиру, а может – напротив того, предупредил бы Егора. Но, по счастью, Владимир пребывал во дворе недолго и присоединился ко мне еще до возвращения Никифорова. Вид нашего студента был столь озадаченный, что я тут же забыл о своих недавних сомнениях.

– Ну что? – спросил я нетерпеливо. – Видели вы Якова? Что он говорит?

– Видеть-то видел… – ответил Владимир, отряхивая шинель, местами выбеленную снегом. – Это я спешил сильно, – улыбнулся он. – Так спешил, что на землю грохнул. Ваша правда, в доме его урядник держит, но войти я не мог. Егор Тимофеевич человек обстоятельный, как вышел на улицу – тут же замок на дверь навесил. Так что говорили мы через оконную форточку, кое-как… Да, есть кое-что любопытное. Жаль, времени в обрез, не успел я его толком порасспросить… – Закончив приводить себя в порядок, Владимир вдруг добавил: – Тут, Николай Афанасьевич, важно не то, что мельник говорит, а то, о чем он старается не говорить…

Пока я осмысливал эти неожиданные и непонятные слова, в конце улицы появились розвальни, которые тянули две крепкие гнедые кобылки. На облучке восседал Никифоров. Папаха его сбилась на затылок, обнажив прорезанный глубокими бороздами лоб. Лицо урядника стало еще пасмурнее.

– Похоже, Егор Тимофеевич не очень рассчитывает на помощь мужичков, – заявил Владимир с мимолетной усмешкой. – И он прав. Время давно вышло, а никого и в помине нет.

Остановив лошадей возле ворот, урядник соскочил на землю.

– Ну что? Никто не пришел? Вот народ! Ну что ты будешь делать? – Он покачал головой.

– И что говорит жена Кузьмы? – поинтересовался Владимир первым – я не успел еще и рот раскрыть.

– Да что говорит? Утром куда-то засобирался, сказал – воротится до обеда. Куда поехал – не сказал. А часа через четыре лошади вернулись без хозяина. Это я и так знаю. – Он потрепал одну из лошадей по холке. – Вот, уговорил Авдотью на всякий случай одолжить нам упряжку. И искать сподручнее, и, может, сами же нас к Кузьме и приведут.

– Ничего подозрительного в поведении мужа она не заметила? – снова задал вопрос Владимир.

– Подозрительного? – Урядник посмотрел на студента удивленно. – Что ж подозрительного могло в нем быть?

Владимир пожал плечами.

– Сами посудите: вчера, по вашим собственным словам, Кузьма был свидетелем того, как вам подкинули вещи. А сегодня чуть свет куда-то засобирался – и пропал, – сказал он рассудительно. – Конечно, это может быть всего лишь совпадением. Но, согласитесь, ведь может быть и не совпадение, а? Вдруг он заметил более вашего, Егор Тимофеевич?

– Да что там заметил… – буркнул урядник. – Я ж говорю – черта он увидел. Так и сказал: «Черт там возле ворот ваших крутился!»

Владимир хмыкнул. Никифоров помолчал, а потом снова начал ругаться на нерадивых наших односельчан: похоже, никто так и не собирался разыскивать пропавшего. Кончилось все тем, что на поиски выступили мы втроем.

Впервые урядник ни словом не выразил нежелания допускать нас к своим делам. Видимо, не алкалось ему в субботний день в одиночку странствовать по окрестностям.

Собираясь сесть в сани, Владимир вдруг спросил:

– А розвальни вы не осматривали?

Поистине удивительно было наблюдать, как Никифоров вдруг покраснел. Не побагровел от приступа гнева, что с ним бывало частенько, а порозовел, точно девица-пансионерка, от нечаянного смущения.

– Ах ты ж… – вполголоса прошептал он. – Ну не дурак ли я нынче? Не осмотрел ведь, правда ваша, господин студент. Ну, точно – дурак дураком!

Вдвоем они принялись тщательно осматривать сани, вытащили камлотовую полость и как следует, в четыре руки, ее протряхнули. Я в осмотре участия не принимал, стоял в стороне.

– Смотрите-ка, – сказал вдруг Никифоров. – А ведь это порох! – Он внимательно рассматривал черные точки на снегу. Потом снял перчатки, осторожно собрал крупинки, выложил их на ладони и поднес едва ли не к самому носу Владимира. Приблизившись, я тоже заглянул в ладонь урядника. Действительно, походило на порох.

– И что же, по-вашему, это означает? – спросил я.

Урядник пожал плечами.

– Кто его знает. Ну, скажем, сунул он в полость ружьишко и патронташ. А патроны сам только что набил. Несколько порошинок вполне могли просыпаться. Конечно, Кузьма человек аккуратный, но всяко бывает.

Владимир кивнул.

– Допустим. И часто ваш помощник брал с собою в дорогу двустволку?

– Часто – не часто, а приходилось, – ответил Никифоров. Он стряхнул черные крупинки с ладони. – Ничего не скажу, места у нас, конечно, спокойные, Бог миловал от лихих людишек. Но ведь бывает зимой, что и волк на дорогу выйдет – ночью особливо. А иной раз и шатуна повстречать можно. Или кабана. Опять же: сегодня лиходея нету, а завтра – кто его знает. Так что – брал Кузьма ружье в дорогу, брал. Зимою чаще, летом – реже. Вот – похоже, и в этот раз взял с собою.

– Похоже, говорите. А ружье нашлось? Или пропало вместе с Кузьмой? – спросил Владимир.

Никифоров поскреб затылок, сдвинув папаху на лоб и смущенно ответил:

– Кто ж его знает? Забыл я у Авдотьи спросить, не сообразил как-то…

В очередной раз мой молодой знакомец походя указал на промах нашего полицейского. И – удивительное дело! Вроде бы теперь Никифоров реагировал на замечания Владимира не так болезненно, как поначалу. По-видимому, он уже понял, что студент не имеет ни малейшего желания уязвить его, но преследует лишь одну цель: помочь делу. И в отношении Егора Тимофеевича к Владимиру – полицейского чина к поднадзорному! – я вдруг почувствовал нечто вроде благодарности. Не скрою, это поразило меня, наверное, в наибольшей степени. А кроме того, понятно стало, что не я один столь легко подпадаю под властительную силу этого молодого человека, поначалу никак не ощущавшуюся.

– Что же, – сказал Владимир, когда они вновь разложили в санях камлотовую полость, – думаю, прежде чем отправляться на поиски, давайте-ка еще раз подъедем к Авдотье.

Нечего и говорить, что Егор Тимофеевич возражать не стал – только лишь пробормотал что-то себе под нос, но что именно – я не расслышал.

Жена Кузьмы не выглядела слишком встревоженной. Правда, наши с ней пути до этого пересекались совсем нечасто, но всякий раз, когда я видел ее, она казалась мне беспричинно хмурой и не по-женски немногословной. Нынче она выглядела разве чуть более озабоченной, чем обычно.

– А кто ж его знает, куда оно делось, – ответила Желдеева на вопрос о ружье мужа. – На месте нет. Оно вот тут висело. – Авдотья указала на стену в сенях, справа от входа. – Да он последнее время частенько брал его с собою.

– Ваш муж любил поохотиться? – спросил Владимир.

Авдотья махнула рукой:

– Какая там охота! Ну, иной раз ходил на зайца. Однажды лису принес, шапку себе сшил. А чтоб часто в лес ходил – нет, он больше рыбалку уважал. Летом, конечно… – Она немного помолчала, потом обратилась к уряднику: – Знаешь, Егор Тимофеевич, а ведь Кузьма утром и правда больно смурной был.

Никифоров открыл было рот – спросить что-то, но Владимир его опередил:

– А вот скажите-ка, Авдотья… – Он виновато улыбнулся. – Простите, как вас по отчеству-то величать?

– Трифоновна я, – ответила та, настороженно глядя на нашего студента.

Услышав во второй раз за сегодняшний день вопрос об отчестве, я тоже улыбнулся – но, конечно же, внутри себя. Ох уж этот наш студент! Обязательно нужно ему полное имя знать и по всей форме обращаться. Конечно, городское воспитание и все такое, но в деревне можно обиходиться и попроще. Я на секунду задумался и мгновенно одернул себя. А при чем тут городское воспитание? Семейное – вот нужное слово. Как в семье воспитают, так человек и ведет себя. Мария Александровна и Илья Николаевич достойно направляли своих детей, и вот – результат. Где-то на заднике сознания тут же возникла предательская мыслишка о старшем сыне Александре, но я благоразумно отогнал ее.

– Авдотья Трифоновна, – между тем продолжал Владимир. – Замечательно! Так вот, Авдотья Трифоновна, значит, утром ваш супруг был в плохом настроении, верно?

– Я сказала, смурной он был, а не в плохом настроении.

– Ну хорошо, смурной. А в чем это выражалось?

– В чем выражалось? Да как обычно такое выражается – в словах. Молчал, молчал, а потом и говорит: «А вот не дурак Кузьма Желдеев, кое-кому нос-то утрет!»

– Так и сказал?

Я чувствовал, что Владимир добивается какогото результата, но какого – мне было неведомо.

– Так и сказал, – твердо ответила Авдотья. – Именно эти слова и громыхнул. И еще кулаком по столу припечатал.

– Ну хорошо, а с вечера? Каким он с вечера был? Чем-то озабочен? Напуган, может быть?

Авдотья перевела взгляд на молчавшего Никифорова.

– Кто ж его знает, – ответила она. – Он ведь с Егором Тимофеевичем вона как поздно вернулся.

Никифоров хмыкнул.

– И то сказать – уж хорошо за полночь было, – подтвердил он. – Что делать – служба!

– Служба… – проворчала Авдотья. – И вовсе он пришел под утро. Я проснулась, как дверь хлопнула. Уж светало на дворе. Кузьма и не ложился. Ходил все, ходил по избе. А утром говорит: «Ехать мне надобно. Вернусь не скоро». И уехал.

Урядник изумленно уставился на жену своего пропавшего помощника.

– Ну, ну! – Он даже замахал руками. – Что это ты говоришь такое – под утро! Часа в два мы вернулись, едва ли позже.

– Под утро, – упрямо повторила Авдотья. – Го – ворю же – светало.

Мы с Владимиром переглянулись. История с исчезновением сотского обрела неожиданные черты.

– Так что он все-таки сказал, Авдотья Трифоновна? – решил уточнить Ульянов. – «Вернусь не скоро» или что он кому-то нос утрет?

– А и то и другое и сказал, – ни на секунду не задумавшись, ответила Желдеева. – Что Кузьма не дурак и кое-кому нос утрет – это как бы себе, будто он сам с собой разговаривал, а то, что ехать надобно и вернется не скоро, – это, ясное дело, мне.

Владимир нахмурил лоб, словно бы в той логике, которую он выстраивал в голове, у него что-то не сходилось, и повернулся к Никифорову.

– Вы точно помните, когда вернулись? – спросил Ульянов у Егора Тимофеевича. – Было именно два? Не позже?

Никифоров покраснел – теперь уж точно от гнева, а не от смущения.

– Да как же… Я ведь на часы смотрел!.. – выкрикнул он запальчиво. – Потому как заводил их! Я их всегда завожу вечером! Перед тем как спать идти! Путаешь ты что-то, Авдотья, не может такого быть! Никак не может!

– Да, интересно, интересно, – задумчиво произнес молодой человек. – Очень интересно. Спасибо, Авдотья Трифоновна, – сказал он хозяйке.

– И вам спасибо, Владимир Ильич, – ответствовала она.

Вот как, оказывается, Желдеева знает Ульянова по имени-отчеству! Я не понял, за что Авдотья благодарила молодого Ульянова, но почувствовал, что в его вопросах она уловила вовсе не праздный интерес. И еще мне пришла в голову такая мысль: называние собеседника полным именем для Владимира – не просто дань воспитанию, и уж точно эта манера никоим образом не связана с его юным возрастом. Да, известное дело: младшие должны уважительно относиться к старшим и называть их соответственно. Однако в устах молодого Ульянова имя-отчество собеседника не подчеркивало возрастную разницу, а устраняло ее; как-то так получалось, что он со всеми разговаривал на равных, не подобострастничая перед теми, кто выше его по чину, но и не возносясь над теми, кто ниже по сословию. Удивительный все же человек этот наш студент!

– Ничего я не путаю! – вдруг выпалила Авдотья, словно продолжая разговор, который урядник, видимо, счел законченным. – Как было, так и говорю.

– Ладно, – буркнул Егор Тимофеевич. – Хочешь говорить – говори, но только сама с собой. А нам пора ехать. Ты, главное, не беспокойся, Авдотья, найдем мы твоего Кузьму. Так часто бывает – кто-то не пришел вовремя, не вернулся в срок, люди нервничают, печалятся, а причина самая что ни есть обыкновенная… – Не закончив фразы и не дождавшись ответа, он вышел на улицу. Мы заторопились следом.

Уже сидя в санях, Никифоров произнес вполголоса:

– Чует мое сердце… – Эту фразу он тоже не договорил, лишь хлестнул лошадей вожжами.

Что именно чуяло его сердце, мы так и не узнали. Но я вполне понял Егора Тимофеевича: у меня самого были крайне неприятные предчувствия. Да и у Владимира тоже – судя по озабоченному виду молодого человека.

Для начала мы направились в ту сторону, откуда, по словам Никифорова, пришла упряжка Кузьмы. Миновав околицу, свернули к темневшему вдали лесу. Урядник правил молча, лишь изредка покрикивал на лошадей. Владимир тоже молчал; мне же неловко было обращаться к нему с расспросами в присутствии Егора Тимофеевича. Так что поисковая троица наша безмолвствовала вполне до самой опушки.

Тут Никифоров остановил лошадей.

– Ну-с, господа хорошие, – сказал он негромко, – куда направимся дальше?

– В лес, разумеется, – тотчас ответил Владимир. – Это ведь следы от саней? – Он указал на две борозды, края которых чуть обмякли от солнца. – И ведут они из леса. Значит, где-то там и надобно искать. А что? У вас есть какие-то другие соображения?

Никифоров покачал головой, соскочил в снег, присел над санным следом на корточки. Поднял голову, внимательно посмотрел на студента.

– По следу одних только саней, господин Ульянов, трудно сделать вывод, в каком направлении они двигались, – сказал он негромко. – А вот по следам копыт – очень даже легко определить, туда шли лошади или сюда. Этот след сани оставили, когда возчик ехал в лес, а не из леса. Видите? А вот как он возвращался, этой же дорогой или другой, я вам сказать не могу.

– Вот и давайте ехать туда, куда Кузьма ехал утром, – предложил я. – А там видно будет.

Владимир поддержал меня. Никифоров пожал плечами, залез на облучок, хлестнул лошадей, и мы двинулись дальше – по узкой просеке, неизвестно кем и когда пробитой в лесу.

Так мы ехали еще полчаса или около того. Владимир молчал и поглядывал по сторонам. Башлык он давно плотно натянул на голову, а концы крепко повязал вокруг шеи. На руках у него были рукавицы, которые нашлись в санях, – наверное, те же самые, в которых он помогал вытаскивать утопленника.

Наконец впереди открылась довольно большая поляна. След саней пересекал ее и уходил в просеку на другой стороне. На краю поляны урядник снова остановил лошадей. Спрыгнул на снег, неторопливо прошел вдоль санного следа несколько саженей, затем вернулся, окинул взглядом укрытые снежным покрывалом кустарники. Покачал головой, но ничего не сказал. Затем вернулся на свое место, забрал вожжи, крикнул:

– Н-но, пошли!

– Вас что-то смущает? – спросил Владимир.

– Как сказать… – нехотя ответил Никифоров. – Ясное дело, сказки бабьи, а только место это нехорошее. Тут вокруг кусты стоят. Коли заметили – мертвые. Летом это видно хорошо. Мертвые кусты, мертвые деревья. А вот не гниют. Хотя рядом – болото, – он указал рукой. – Это сейчас поляна как поляна, летом же – трясина. Да. Говорят, в давние времена проклял эти места один колдун. Дочь его как-то летом пошла в лес, по грибы, по ягоды. И напал на нее медведь. Девочка бросилась бежать, а кусты ее не пустили. Зверь и задрал ребенка. А после отец этой девочки – колдун вроде бы – зверя выследил и убил, из шкуры его сшил себе одежду, кусты же проклял за то, что не позволили девочке спастись… – Урядник помолчал немного. – Давно это было, говорят, еще при Алексее Михайловиче, а может, и при Михаиле Федоровиче. С тех самых пор кусты эти так и стоят – вроде и не живые, и не мертвые. А еще – медведь тут является. Неживой. То есть, будто не настоящий хозяин, а призрак хозяина. Неслышно ходит. Да. – Никифоров снова помолчал. – Говорят, может и на охотника напасть. А пуля его никакая не берет.

Владимир засмеялся.

– Что за ерунду вы говорите, помилуйте, Егор Тимофеевич! Вот только суеверного урядника нам и не хватало! Ну, болеют растения, бывает. Что-то в почве не так, не хватает чего-то, или, наоборот, переизбыток некоторых веществ. Ботаникам или химикам в этом несложно разобраться. Нет, Егор Тимофеевич, право, идет к концу девятнадцатый век, век науки и просвещения, люди уже разговаривают по проводам по телефону, в Германии бегает Motorwagen с двигателем внутреннего сгорания, профессор Менделеев с помощью открытого им периодического закона все химические элементы разложил по полочкам, а тут – проклятье какого-то древнего колдуна!

Никифоров обиделся.

– Я не ботаник и не химик, господин Ульянов, а полицейский. Мое дело – порядок и закон блюсти да следить, чтобы преступлений не было. А преступления совершаются как с помощью науки, о которой вы столь красно говорите, так и без всякой науки вовсе, из одних только суеверий, в которых вы меня же и обвинили. Да, по правде, не во мне дело, господин Ульянов! Я-то, может, и не верю, сказал же вам – бабкины сказки. Я к тому, что мужики наши стараются сюда не забираться. Верят ли, нет ли – но, как говорится, береженого Бог бережет.

Я подтвердил слова урядника. Действительно, в эту сторону леса наши односельчане почти не заходили, а уж в одиночку – тем более. И Егора Тимофеевича, насколько я мог понять, вовсе не наша судьба обеспокоила. Удивило его то, что сюда рискнул отправиться Кузьма Желдеев.

– Значит, была тому причина куда более важная, чем суеверие, – заметил Владимир, выслушав меня. – Чем дальше, тем подозрительнее кажется его поведение. Надеюсь, все скоро выяснится.

Не сказал бы, что в голосе его прозвучала уверенность. Никифоров крякнул, я в сомнении отвернулся.

Упряжка наша снова двинулась. Мы пересекли поляну и углубились в лес. Спустя недолгое время просека резко сузилась.

– Тпру! – Урядник натянул поводья. – Тут, я думаю, надо бы на цуфусках пройтись. – Он искоса глянул на Владимира: видал, мол, студент, и я чужеземные слова знаю. – Вот, смотрите. – Никифоров указал на следы. – Кузьма тоже здесь сани остановил. А после пешком пошел – вон в ту сторону.

– Как бы лошади снова не ускакали, – заметил я.

– Привяжем, – коротко ответил Никифоров. – И поглядывать будем. – Он соскочил с облучка, подошел к лошадям, похлопал их по шеям, сказал несколько ласковых слов, затем вернулся к саням, ощупал завертки и только после этого осмотрелся. – Глядите, стояли они здесь, а после вдруг побежали – туда, на поворот… ну да. Напугало их что-то, пока Кузьмы не было. Может, зверь, может, еще что.

Владимир молча рассматривал следы, а я подумал, что нам повезло с погодой. Пойди утром снег, ничего бы мы не нашли. Впрочем, сейчас мы тоже ничего не нашли – кроме места, с которого начался путь упряжки уже без Кузьмы.

Никифоров пошел сквозь кустарник, мы последовали за ним.

Долго искать не пришлось. На небольшой поляне, примерно в пятидесяти шагах от просеки, обнаружился и Кузьма. Сотский лежал навзничь, снег вокруг был заляпан красным.

– Мать честная!.. – ахнул урядник. – Что ж это делается, господа хорошие?! – Он бегом бросился к лежавшему помощнику. Подойдя следом, я увидел, что на груди ран не было.

Егор опустился на корточки, осторожно приподнял тело, выругался.

– Сволочь… – сказал он. – Вот ведь сволочь, варнак. В спину стрелял!

– Стреляя в спину, не промахнешься, – заметил Владимир. Он заметно побледнел при виде убитого, хотя оставался спокойным. У меня же сердце начало колотиться, словно после долгого, изнурительного бега. Беда моя – подобные сцены, слава Богу, чрезвычайно редкие в мирной жизни, всегда вызывают в памяти картины военной молодости. Насмотрелся я тогда на застреленных и разорванных бомбами на долгие годы вперед. Уволившись со службы, я был уверен, что не придется мне более видеть изуродованные человеческие тела. А вот поди ж ты…

– Кто?! Кто это тебя так? Эх, Кузьма, Кузьма, – бормотал Егор Тимофеевич. – Как же я теперь без тебя-то?… Что ж ты, дурак, тут искал? Как тебя сюда занесло? Эх, брат…

– Вот почему лошади побежали, – сказал Владимир. – Испугались выстрела… А помощник ваш, похоже, оказался здесь не случайно.

Никифоров хмуро посмотрел на него снизу вверх.

– Это вы о чем? – спросил он.

Владимир кивком указал на дальнюю часть поляны.

– Следы, – одним словом пояснил он.

Никифоров поднялся, посмотрел в указанную сторону. Прошел туда и склонился над четкими следами. Я тоже подошел. Действительно, из-за деревьев, со стороны, противоположной просеке, на поляну вели следы валенок.

– И то… – произнес Егор Тимофеевич. – Отсюда варнак вышел. А Кузьма к нему подошел. Выходит, говорили они тут о чем-то.

– Кузьма на эту встречу вооруженным пришел, – напомнил Владимир. Он приблизился неслышно и теперь стоял рядом с нами. – И вот еще на что обратите внимание: Кузьма к нему не приближался. Явно опасался чего-то. Но при этом в какой-то момент повернулся к нему спиной, тогда-то убийца и выстрелил. Что бы это могло значить?

Урядник посмотрел в ту сторону, куда сотский, вопреки собственным явным опасениям, повернулся, подставив спину под выстрел убийцы.

– Что-то он там увидал… – пробормотал он.

– Да, что-то явно привлекло его внимание, – подтвердил наш студент. – Но что? Как по-вашему?

Егор Тимофеевич, не отвечая, быстрыми шагами пошел к густому кустарнику. Внимательно осмотрел снег, а потом вдруг полез через заросли.

– Медведь! – крикнул он спустя какое-то время. – Шатун! Долго топтался зверюга.

При этих словах я тотчас вспомнил поверье о медведе-призраке. Мороз пробежал у меня по коже. Владимир недоверчиво хмыкнул, но видно было, что и ему стало не по себе. После короткого замешательства мы поспешили к уряднику. Действительно, за кустами четко обозначились типичные медвежьи следы. Судя по размерам, медведь действительно был весьма крупным, не менее шестисот фунтов весом.

– Понятно, – сказал Владимир, как мне показалось, несколько разочарованно. – Ну, я в медвежьих следах не разбираюсь. Стало быть, можно предположить, что в разгар этой встречи появился третий участник – медведь. Кузьма, услыхав, повернулся к зверю, а преступник, не будь дурак, тотчас же и выстрелил. – Он с сомнением покачал головой. – Однако же и самообладание у этого господина! Другой бы припустил во все лопатки, а этот не только выстрелил, так еще и подошел к убитому.

Владимир еще раз бросил взгляд на медвежьи следы и вернулся к телу Кузьмы. Мы с урядником последовали за ним.

– Верно говорите, господин Ульянов. Подошел к убитому. Зачем, интересно? – спросил Егор Тимофеевич. – Добить, что ли, собирался?

– Да нет. Скорее, что-то забрал у него. Обратите внимание – у Кузьмы тулуп распахнут. Думаю, он обыскивал вашего помощника. Потому и лежал Кузьма не так, как упал. От выстрела в спину, да еще с такого небольшого расстояния, он упал бы ничком. А лежал он навзничь. Значит, убийца его перевернул. Зачем, спрашивается? Добить – так для этого переворачивать не нужно. Вот и выходит – что-то у сотского было. Что-то чрезвычайно важное для преступника… – Ульянов помолчал немного. – Надо бы кусты осмотреть. Может, ружье Кузьма туда отбросил, при падении. Но я полагаю, преступник и ружье с собой унес. Непонятно зачем.

Никифоров задумался.

– Может, так, а может, и нет, – заметил он. – Убить Кузьму мог один человек, а вот обыскивать… Вдруг бродяга сподобился какой? Наткнулся, видит – есть чем поживиться. Взял ружье и унес.

– Ах, Егор Тимофеевич, ну и версии у вас! – воскликнул Владимир. – То резонные вещи говорите, следы читаете как книгу, цепочки логические выстраиваете, а то – такое скажете, словно гимназист, Поль де Кока начитавшийся. Где же следы этого вашего бродяги? Или он по воздуху прилетел на помеле? И почему этот бродяга сапоги оставил? Сапоги хорошие, теплые, с мехом, новые совсем. Ну, полушубок, предположим, пострадал от выстрела. А шапка? – Он указал на валявшуюся в снегу шапку. – Вряд ли бродяга пренебрег бы ею. Шапка добротная, баранья, очень полезная вещь зимой. И наконец, последнее: вы урядник, полицейский чин. Вам ведомо многое из того, что творится в округе, более того, это ваш долг – знать, что происходит на вверенной вам территории. Вы слышали последнее время о каких-нибудь бродягах, шляющихся вокруг Кокушкино или там Бутырок? Да если бы кто-нибудь шнырял здесь, об этом все бы знали, последний кокушкинский татарин знал бы, не то что урядник. Нет, Егор Тимофеевич, никакого бродяги здесь не было!

Урядник пожал плечами, но ничего не ответил на эту, весьма обоснованную, тираду. То ли согласился с утверждениями молодого Ульянова, то ли просто решил с ним не спорить. Тяжело вздохнув, Егор Тимофеевич присел и долго рассматривал истоптанный снег.

– Сказки, не сказки… – пробормотал Никифоров. – А только гляньте-ка, Николай Афанасьевич, следы странные. Может, человеческие, а может… В общем, тоже на медвежьи похожи. Не в том понимании, что здесь медведь бродил, а в том смысле, знаете, как если бы кто-то взял медведя да в валенки обрядил. Косолапил он, убийца-то, очень косолапил. Да и росту был немалого.

Владимир опустился на корточки рядом с ним.

– Курьезно, – сказал он, – и весьма курьезно. Ответственно могу сказать: торопился убийца, торопился просто-таки вовсю. Глядите-ка, он отложил ружье, чтобы сподручнее было обыскивать сотского, а после сам же по неосторожности на ружье и наступил.

Теперь я тоже увидел четкий отпечаток ружья на рыхлом синеватом снегу.

– Курьезно… – снова пробормотал Владимир, склоняясь так низко, что казалось: еще чуть-чуть, и он заденет снег носом. – Видите, казенник как четко отпечатался? Все проступило – даже накладную доску и спусковую скобу можно различить. И клеймо… Он как раз своей ножищей здесь и нажал. Может быть… – Студент оборвал сам себя, извлек из внутреннего кармана блокнотик и карандаш и принялся старательно перерисовывать отпечаток. – Так, так… Вот! – Он выпрямился с довольным видом. – Конечно, клеймо во всех деталях не различишь, но кое-что усмотреть можно. Например, видно, что оно овальное. Как думаете, Егор Тимофеевич, можно ли будет узнать ружейное клеймо вот по этому отпечатку? – Владимир протянул получившийся рисунок уряднику. Тот заглянул в блокнот, пожал плечами.

– А что тут можно увидеть? – проворчал он. – Только и видно, что какое-то клеймо было.

– Ну, из меня рисовальщик, конечно, не ахти какой, – чуть обиженно произнес наш студент, – не Репин, известное дело. Но, думается мне, кое-что этот след может нам прояснить. В свое время. – Он спрятал рисунок в карман.

– Ну и дела у нас творятся, господа хорошие, – сказал Егор Тимофеевич вполголоса. – То утопленники, то убиенные. Ведь чуяло мое сердце – теми двумя дело не кончится. Так и случилось… Ах, Кузьма, Кузьма!.. Что же, надо бы тело в сани положить. Подсобите, Николай Афанасьевич.

Мы осторожно погрузили несчастного сотского в сани, прикрыли тело полостью. Владимир сел рядом с Егором, я же примостился в ногах у покойника. Не скажу, что такое соседство было мне приятно, но что поделаешь. В другое время и в другую погоду я, пожалуй, предпочел бы пешком прогуляться до дому. Но солнце, не видное в лесу, уже, наверное, нависло над горизонтом, скоро опустится ночь, а воздух и сейчас стал заметно холоднее; я начал мерзнуть, несмотря на шубу, рукавицы и сапоги с мехом.

– Господин урядник, – сказал вдруг наш студент, едва мы тронулись в обратный путь, – уж в этом-то преступлении Паклин никак не виновен. Сами видите! Ружье мельника у вас под замком хранится. Думаю, если бы из него нынче утром стреляли, еще до того, как вы арестовали Якова, вы бы заметили. Я так понимаю – из него давненько не стреляли?

– Не стреляли, – неохотно подтвердил Никифоров. – Ваша правда, господин Ульянов. Но это ведь еще ничего не значит. В убийстве Кузьмы он, скорее всего, не виновен, а насчет остального – тут бабушка надвое сказала. Ничего, пущай еще под замком посидит. Темнит он что-то, воля ваша.

– А все-таки, что он вам рассказал? – не отставал Владимир. – Ну хоть о чем-то ведь вы его расспрашивали? Видел он что-нибудь подозрительное? Ну, я имею в виду, когда вещи к вам во двор подбрасывал?

Никифоров не ответил, с силой хлестнул лошадей, которые, на мой взгляд, и так бежали резво.

Мы уже миновали болото, проехали просекой и спустя время, показавшееся мне очень долгим, наконец покинули лес. Только у околицы Никифоров, который не только не пожелал отвечать на вопросы Владимира, но и, казалось, вообще забыл о них, произнес мрачным тоном:

– Ладно, господин Ульянов, скажу. Видел Паклин что-то. Видел то же, что и Кузьма покойный. Черта он видел. Мохнатого, очень страшного черта. Вот так-то. Даже когда рассказывал, только что зубами не стучал от страха. Да-с.

У меня, признаюсь, волосы под картузом зашевелились. Не то что я чересчур уж суеверный человек, разумеется, нет. Но в ту минуту я и впрямь готов был поверить, что бродит где-то рядом нечистая сила. Чтобы в нашем мирном Кокушкино, да такие страсти… Невольно поверишь в чертей и прочее. Право, поверишь. Не в мохнатое чудище с рогами, но в какую-то злокозненную силу, вдруг объявившуюся тут и сеющую смерть.

Владимир, словно услышав мои мысли, оглянулся на меня, невесело усмехнулся и сказал:

– И зачем же черту охотничье ружье? Черт ведь вроде бы за душами охотится. Ни к чему ему ружье. Да и призраку оно ни к чему. Нет, Егор Тимофеевич, нет, Николай Афанасьевич, никакого мохнатого черта, никакой нечистой силы тут нет. А есть очень хитрый и очень жестокий преступник.

Егор Тимофеевич в который раз за последние часы тяжело вздохнул.

– Да, дела… А тут еще шатун объявился. И без него забот… – Он не договорил и махнул рукой.

Только дома, уже раздевшись и рухнув в свое любимое кресло после этого долгого и трудного дня, я понял, сколь жестоко проголодался. Посетившее меня утром предчувствие, что обед мой закатится за горизонт, как вечернее солнышко, не обмануло. Может быть, и тревога, охватившая меня, вызывалась более пустым желудком, нежели чем приступом суеверности. После того фриштыка из куска пирога и тарелки каши у меня за весь день маковой росинки во рту не было.

Глава шестая,

в которой урядник соглашается нарушить закон

В воскресенье была Аксинья Полухлебница. Как известно, если в этот день хлеб подешевеет, то и новый хлеб будет дешев, а если на Аксинью погода добрая, то и весна будет красная. Погода действительно была необыкновенно хороша: небо ясное, ни единого облачка, солнышко ласковое, морозец небольшой, ветра почти не ощущалось – чистая благодать! Ну, дай Бог, весна и впрямь будет красной.

С утра я вспомнил, что хотел съездить в Шали, однако намерение свое переменил, но все же приказал Ефиму подать лошадь. Вместо Шали я отправился в Пестрецы – в церковь. Отстоял службу, помолился за упокой моей Дарьи Лукиничны, за упокой душ злодейски убиенного Кузьмы и тех двух безымянных утопленников, пусть и непогребенные они еще, помолился за здравие Аленушки моей ненаглядной, дай Бог ей счастья и безбедной жизни, попросил о глазах ее, не ко времени ослабевших, тем и успокоился. В Пестрецах же купил я табаку, который дома у меня был на исходе, – знатного крепкого кнастера сподобился приобрести. Село Пестрецы, конечно, не уездный центр, но торговля и здесь поставлена отменно. А уж о местных мастерах и говорить нечего – одни горшечники чего стоят. Не удержался я и купил целую горку тарелок с синими птицами по ободу – чудо как хороши! Ну, а уж в домашнем обычае в любом случае пригодятся. Кстати, хлеб в лавках не подешевел – не расщедрилась Аксинья почему-то.

Последующие два дня прошли у меня в хозяйских хлопотах. Причина была донельзя проста – Домна вспомнила вдруг, что я обещал отпустить ее после праздников навестить родных. Жили они не то чтобы далеко – в Большой Елани. Не хотелось мне как раз сейчас погружаться в сугубо домашние дела, а куда деваться? Коли обещал – нужно выполнять. Словом, Ефим увез Домну, а я занялся хозяйством.

Лукавый его знает, сколько мелочей накапливается в домашнем быту, сколько вещей требуют своей аттенции! Дверь в сенях починить надо? Надо. Рамы подконопатить надо? Надо, коль скоро из щелей поддувать стало. Аленушке в ее комнате, она давно просила, пианино переставить надо? Надо. Даже гвоздь вбить – и то надо. Тут уж многие мне могут не поверить. В чем здесь штука-то, гвоздь вколотить? – спросят они. Взял и сделал. А вот ведь случается, что такая, казалось бы, малая йота – ан неделю за неделей все откладывается да откладывается. Еще по осени привез я из Казани хорошую копию замечательной картины итальянского художника Каналетто – венецианский пейзаж. Должен признаться, люблю я Венецию, хотя никогда там не был, да, наверное, никогда и не попаду уже в этот сказочный город на каналах. Люблю ее по картинкам да по описаниям. Вот и копию купил, чтобы дома повесить. Некоторые тут нос скривят – мол, копия не картина, если уж покупать, то подлинник. Феофанов уж точно скривится – Петр Николаевич любит, чтобы все по-настоящему и уж наверное чтобы лучше, чем у остальных. Я же так скажу: на подлинники у меня никаких денег не хватит, а хорошая копия тоже душу радует. Короче говоря, так с осени картина и стоит в чулане, в холстину завернутая. А всего-то нужно – гвоздь вбить…

Вот за такими делами, важными и не очень, время и шло. И хоть не отпускали меня мысли о недавних страшных событиях, однако ничего нового за три дня после убийства Кузьмы я не узнал.

Как это всегда бывает, именно на время хлопот приходится самое большое количество неожиданных визитов, непредвиденных забот и прочего. То арендаторы, то соседи, то проезжие землемеры – один Бог ведает, что землемеру зимой делать в нашей деревне, – уж и не помню всех, кто стучал в мою дверь. Были и такие, кто заходил из любопытства: многие видели нас с Владимиром в обществе урядника; смерть же сотского нашего, несчастного Кузьмы Желдеева, вызвала у односельчан приступ страха поистине мистического. Уж не знаю, от кого, а только слухи о нечистой силе поползли по Кокушкину в тот же день. И конечно же, с новой силой начали кокушкинцы вспоминать о проклятом месте, где был найден убитый, – ну и, понятное дело, о призраке медведя, который на самом деле – черт.

Настроение мое несколько развеял Петраков, приехавший в третий день. Провел он со мною чуть более часа, выпили мы по паре рюмочек любимой моей рябиновки – да и уехал Артемий Васильевич по своим делам. Однако же успел он за это время рассказать мне несколько забавных историй о слухах, подобных нашим, – то как однажды за черта баба приняла своего же собственного пьяного мужа, то как жена любовника своего выдала за призрак собственного прадеда – и ведь убедила обманутого мужа, чертовка!..

Копию венецианской ведуты, наконец-то нашедшую свое место на стене, Петраков тоже отметил и не преминул сострить:

– Каналью Каналетто изволили повесить?

– Так точно-с, – ответил я. – В итальянских художниках, вижу, разбираетесь. Только почему же «каналья»?

– Да потому что только он каналы эти во всей их красе и мог изобразить. Разве не каналья?

Словом, Артемий Васильевич душевно поднял мне настроение (рябиновка тоже преуспела в этом), хотя и поохал изрядно, когда я в подробностях рассказал ему о поисках Кузьмы и о тех выводах, которые сделали урядник и молодой Ульянов.

– Вот-с! – сказал Артемий Васильевич торжествующе. – Вот-с, не зря я вам сказал давеча, Николай Афанасьевич, – весьма скорым умом отличается этот молодой человек! Скорым и проницательным! В корень зрит! Помяните мое слово – он-то и выведет на чистую воду душегубцев!

И, откушав еще одну рюмку рябиновки, заторопился друг мой старый – на охоту изволил ехать, с большой и шумной компанией. Собственно говоря, он и навестил меня, имея в виду пригласить к участию. Но, во-первых, охоту я не люблю – как всякое смертоубийство, хоть и дикого зверя. А вовторых, – ну что это за охота, прости Господи: господа Петраков да Феофанов, да еще полдесятка окрестных дворян, с егерями, собаками, с водкой в санях – и все на какого-то несчастного неповоротливого барсука. Словом, отказался я, поблагодарив, разумеется, за приглашение.

Что и говорить, никоим образом в эти три дня не удалось мне вытеснить из головы мысли о страшных событиях. Нет – чем бы я ни занимался, что бы ни делал, а все стояли перед глазами то несчастные утопленники, на льду лежащие, то окровавленный снег под застреленным Кузьмою. Да и слова о мохнатом черте, сказанные урядником, никак не уходили из памяти. И косолапые следы, обнаруженные на лесной поляне, тоже вспоминались то и дело. Больше скажу – коли спросили бы меня: «Любезный Николай Афанасьевич, а вот чем же вы изволили заниматься все это время? Что такого важного по хозяйству совершить успели?» – так, пожалуй, сразу бы и не ответил, разве что тот злосчастный гвоздь припомнил бы мгновенно.

Аленушка моя по мере сил своих мне помогала, но и ей, я видел, хлопоты домашние на ум не шли. Хоть и успокоилась она немного, когда Владимир упросил-таки нашего Егора Тимофеевича отпустить Паклина с миром. Правда, урядник зачем-то оставил у себя мельниково ружье. Ну да полицейские правила мне неведомы, может, так полагается поступать в подобных случаях.

Вечером во вторник, окончив дела – а вернее сказать, оставив их, – сел я отдохнуть у протопленной жарко печи. Пододвинул к креслу батлеровский столик со штофом и рюмкою, а чтобы еще теплее было – знобило меня в последние дни немного, – обернул ноги старой овчиной. Попросил было Аленушку почитать мне немного – ритуал-то наш нарушен был нежданными событиями. Но дочь сослалась на усталость и ушла спать, – хотя время было совсем еще не позднее, десять часов с четвертью. И лишь после первой вечерней рюмки, когда Аленушка уж наверное уснула, вновь вспомнил я о необходимости строгого разговора с дочерью. Однако будить ее, намаявшуюся за день, даже ради важного разговора казалось мне варварскою жестокостью. Так что не оставалось ничего другого, кроме как налить еще настойки, а после снять с полки книгу и почитать страницу-другую, протянув ноги к теплой печи. И взял я не «Севастопольские рассказы» графа Толстого, а «Что делать?» Чернышевского, на этот раз – с полным сознанием, не по ошибке.

Уж не знаю – виной ли тому было опьянение или всецелая моя усталость, но только чтение меня неожиданно увлекло! И не столько воспламенил меня сюжет – все эти переживания Веры Павловны да странные экзерсисы Рахметова казались мне весьма надуманными, – сколько брошенные словно в сторону весьма любопытные мысли и неожиданно точные суждения, которых я, по совести, не ожидал от Чернышевского. Вроде такого, например, пассажа, что, мол, всякого мудреца обмануть можно, да еще так, как ни один глупец не позволит: «Потому, если вам укажут хитреца и скажут: „вот этого человека никто не проведет“ – смело ставьте 10 р. против 1 р., что вы, хоть вы человек и не хитрый, проведете этого хитреца, если только захотите, а еще смелее ставьте 100 р. против 1 р., что он сам себя на чем-нибудь водит за нос, ибо это обыкновеннейшая, всеобщая черта в характере у хитрецов, на чем-нибудь водить себя за нос. Уж на что, кажется, искусники были ЛуиФилипп и Меттерних, а ведь как отлично вывели сами себя за нос из Парижа и Вены в места злачные и спокойные буколически наслаждаться картиною того, как там, в этих местах, Макар телят гоняет».

Я даже не поленился сходить за пером и чернилами, сел к столу, придвинул поближе зеленую свою лампу и переписал это суждение себе в тетрадь. Конечно, и в этой фразе, и во многих других сентенциях такого рода явственно ощущалось циническое настроение автора, но ведь и в наблюдательности ему никак не откажешь!

Мне подумалось, что именно наблюдательность Чернышевского, точно подмеченные им детали, а прежде всего – отсутствие какого бы то ни было уважения к великим – все это и подкупало моего юного знакомца, и, возможно, мою дочь также. Словом, увлекшись, я читал запрещенную книгу едва ли не до утра. В конце концов мне все же наскучили многословные периоды и вызывающие суждения автора, я вернул книгу на полку шкафа и отправился в постель.

Но едва я задул лампу, как всякие книжные впечатления и жизненные перипетии Кирсанова и Лопухова отступили перед вновь нахлынувшими на меня воспоминаниями о событиях последних дней. Причем возбужденное и даже несколько лихорадочное мое состояние причудливым образом переплетало картины происшедшего с образами совсем уж фантастическими. И все мерещилась мне страшная фигура с неопределенными очертаниями – медведь не медведь, человек не человек, черт, одним словом, – неслышно скользящая то по льду Ушни, то по лесному снегу, а то и по тихому нашему двору. Мне даже стало немного стыдно от того, что я – взрослый вроде бы, умудренный опытом, много повидавший на своем жизненном пути человек – вдруг поддался подлинному ужасу от придуманных мною же картин.

«Дурак ты старый!» – сказал я себе, и в то же мгновенье кто-то черный и лохматый будто бы заглянул в окно. Я метнулся с постели, сорвал со стены ружье, переломил его, выцепил из ящика комода патрон, вогнал в казенную часть, защелкнул ружье и только после этого осторожно подошел к оконному проему, держась стеночки, сбоку.

Не было там никого, конечно же, и быть не могло. Просто низкие облака, то и дело наползавшие на убывающую луну, да разыгравшееся воображение играли со мной злые шутки. Ругнулся я про себя, лег спать – и наконец-то уснул, без сновидений и страхов. Вот только, перед тем как провалиться в сон, заряженное ружье положил на полу рядом – чтобы можно было в один миг достать рукою. Спроси меня кто-нибудь: «Зачем? В кого стрелять ночью собираетесь, господин Ильин?» – не ответил бы. Но и на стену разряженное ружье не повесил бы.

Утром же, проснувшись и приведя себя в порядок, первым делом дал я себе слово не лезть более в полицейские дела. Пусть уж Егор – ну и студент наш, ежели ему совсем невмоготу спокойно сидеть, – разыскивают преступника, ломают себе головы. Я же и без того найду себе занятие. Да вот – хоть крышу сарая, от обильного снега просевшую, подремонтировать. Не по погоде, конечно, не по сезону, но когда-нибудь надо же! Ничего-ничего: не торопясь да основательно – можно и зимой. Позвать Ермека Рахимова да с ним же и сделать.

И вот только принял я такое решение, как тотчас же и объявился у меня гость. Подумал я даже: а вот реши я насчет сарая не сегодня, а вчера, к примеру, – пришел бы он вчера? Но молодой Ульянов пришел сегодня и, не особо церемонясь, немедленно вернул меня к тому, о чем я постановил себе не думать.

Я пригласил его в комнату. Он вошел – как был в шинели, только снег с сапог отряхнул предварительно в сенях – и уселся на стул. Я еще не успел раскрыть рот, чтобы предложить Владимиру чаю, как он задал свой вопрос – с такой торопливостью, будто слова эти давно крутились у него в голове и потребовалось только мое наличие, чтобы они выскочили наружу:

– Николай Афанасьевич, как по-вашему – какие загадки в этом деле первостепенные?

Ну, по мне-то как раз все дело представляло собою одну большую загадку без малейшего намека на разгадку. Тем не менее я этого говорить не стал, а всерьез задумался над вопросом и, помолчав минуты две, сказал:

– Ну, во-первых, личности несчастных, оказавшихся в Ушне. Она – с картечью в груди, он – с остановившимся сердцем, как вы предполагаете. Пока ведь известны лишь его инициалы. Кто он, этот господин Рцы Слово? Что привело его в Россию?… Ежели он, конечно, и правда иностранец и ваше предположение верно, – добавил я после небольшой паузы.

– Так. – Гость кивнул ободряюще, словно учитель ученику на уроке. – Ну, а во-вторых?

– Во-вторых? – переспросил я чуть растерянно. Я не умел раскладывать все вот так, по полочкам. – Что значит – во-вторых? Разве эта загадка уже разгадана?

– Нет, разумеется, не разгадана, но вы же сказали: «во-первых». Значит, есть и во-вторых? Так что же – во-вторых?

– Во-вторых… – Я опять задумался. – Во-вторых… Конечно, есть и во-вторых, вот только… Ах да, конечно! Что их связывало? Что связывало этих несчастных – настолько, что он бросился за нею в ледяную воду? Вот вам и во-вторых.

– Ну, ответ на второй вопрос можно получить, ответив на первый, – заметил мой молодой друг, малость поскучнев. Видимо, мои слова его несколько разочаровали. – Да и потом – может, он полез в воду не за кем-то, а за чем-то? Так что вот вам еще и в-третьих.

– А в-четвертых – но правильнее было бы сказать, во-первых, – кто преступник? – добавил я. – Это – главный вопрос и главная загадка! И что это за истории с чертом? И наконец, при чем тут несчастный Кузьма Желдеев?

– Сотский, может быть, и ни при чем, – ответил Владимир. – Просто оказался в ненужном месте в ненужный час. Хотя, судя по всему, нарочно в это ненужное место и приехал. Что касается потусторонних сил, то у меня отношения с чертями никогда не складывались. Как и с богами, да… – Он замолчал, опустил голову.

– Я что-то упустил? – спросил я.

– Не то чтобы упустили… – Владимир вздохнул, развел руками. – Вы назвали вполне реальные загадки. Но ведь это все равно что сказать: «Задача шахматиста – поставить противнику мат». И я с этим вполне согласен. Но сейчас меня интересует: каким образом провести, скажем, королевскую пешку на клетку вперед и не потерять ее. А потом еще на клетку, и еще… И уж потом, когда я достигну восьмой линии, я буду думать, какие ходы совершу новым ферзем. Вот я и хочу узнать: по-вашему – решение какой загадки продвинет нас еще на шаг к раскрытию преступления?

– Это вы у меня хотите узнать? – Я почувствовал себя уязвленным. – Не имею ни малейшего представления. А какую загадку хотите разгадать вы?

– Загадку верхнего платья жертвы, – ответил Владимир. – Вернее, его отсутствия.

– Э-э… – Действительно, я как-то забыл об этой детали. Хотя она ничуть не представлялась мне сколько-нибудь важной. Я так и сказал моему гостю, добавив: – В сущности, это ваше верхнее платье… то есть, верхнее платье несчастной утопленницы, мог взять любой прохожий – так же как наш мельник взял платье утопленника.

Владимир промолчал, пропустил мимо ушей даже мое ехидное «это ваше верхнее платье». Я спросил – тоже не без доли насмешки, но вполне добродушной:

– И как же вы надеетесь разгадать сию головоломку? Не объявление же в «Казанском биржевом листке» печатать – мол, отзовись, добрый человек, кто платье утопленников унес!

– Нет, объявление тут не поможет, – серьезно ответил Владимир. – Если бы у меня хоть малая надежда была, что поможет, – непременно дал бы объявление, почему же нет? Но так ли уж много в ночное время прохожих, как вы полагаете? То-то и оно. Есть у меня одно соображение. И для его проверки мне обязательно нужно побывать в уезде. Так что пришел я к вам, Николай Афанасьевич, с просьбой. Помогите уговорить нашего доблестного представителя власти, чтобы он это позволил. С одной стороны, закон вроде бы предоставляет мне свободу передвижения. Параграф второй «Положения о негласном полицейском надзоре», утвержденного первого марта 1882 года, прямо гласит, – тут Ульянов процитировал по памяти: – «Секретный надзор, как мера негласная, осуществляется способами, которые должны исключать возможность лицу поднадзорному знать о существовании установленного за ним наблюдения, а потому лицо это не может подвергнуться каким-либо стеснениям в свободе передвижения, образе жизни, выборе занятий и тому подобном». Но, с другой стороны, мы-то с вами хорошо знаем: закон – это одно, а практика – совсем другое. И покидать Кокушкино без разрешения урядника мне, мягко говоря, нежелательно. Ну так как, поможете?

Настроение мое, и без того испорченное ночными видениями, окончательно пришло в негодность. Я уже чувствовал, что никуда мне от этой страшной истории не деться. И ох как не хотелось мне идти к Никифорову с ходатайством!

Владимир молчал, больше не приводя никаких доводов. Просто смотрел внимательно, даже, как мне казалось, с легкой усмешкой, прятавшейся в глазах. Он прекрасно понимал, что при всем моем нежелании я тем не менее пойду к Егору Тимофеевичу и буду просить позволения на поездку в Лаишев. Понимал он, наверное, и то, что я сам для себя пока еще не решил, но к чему мысленно – уже! – склонялся: что я сам поеду с ним – ежели удастся уломать урядника. А еще вот какое понимание родилось во мне: хочу, не хочу, но я и дальше буду рядиться в платье оруженосца нашего студента, однажды уже пришедшееся мне впору. Что делать?

Именно этот вопрос словно бы вспыхнул в моей голове. «Вот проклятый титул, как прицепился! – подумал я следом. – А то и делать, господин Чернышевский, что взять бы ваш роман да спалить! Уже шагу без этого чертова названия, прости Господи, ступить нельзя!»

– Будь по-вашему, Владимир Ильич, – хмуро ответствовал я. – Попробую упросить Егора Тимофеевича. Да… – Тут я не удержался и высказался ему насчет Чернышевского и названия его романа.

А затем… затем я снова не удержался, но уже совершенно в другом смысле: внезапно для себя и уж точно совершенно неожиданно для Владимира я Чернышевского – похвалил! А затем и прочитал вслух выписанное мною суждение из романа «Что делать?» насчет того, как умники сами себя за нос выводили куда Макар телят не гонял. Очень уж оно подходило к нашим обстоятельствам.

Молодой Ульянов засмеялся.

– Удивили вы меня, Николай Афанасьевич, сильно удивили. Впрочем, не волнуйтесь. Сами себя выведем – сами же и назад дорогу найдем. Уверяю вас, в этой шахматной игре мы только дебют разыграли. До эндшпиля еще ох как далеко!

Потом я собрался, и пошли мы с Ульяновым к Егору Тимофеевичу. Нет, все-таки никудышный у меня характер. Не зря в отставку я вышел, стыдно сказать, всего лишь подпоручиком – в то время как иные мои бывшие однополчане давным-давно ходят в полковниках и генералах.

До пятистенки, в которой наш урядник жил и вел свое, если так можно выразиться, полицейское делопроизводство, было минут пятнадцать ходу.

Встретил нас Никифоров не просто хмуро – к этому-то не привыкать, Егор Тимофеевич вообще отличался тяжелым характером, – а так, словно бы и разговаривать с нами стоило ему невероятного труда. Обращался он исключительно ко мне – Владимир, стоявший в полушаге от меня, не существовал для него вовсе. Впрочем, «обращался» – это, право, преувеличение. Урядник и в мою сторону старался не смотреть. Просто меня Никифоров все-таки поприветствовал, а присутствие Владимира проигнорировал. Ну да, поздоровался, чуть привстав или всего только вид такой сделав, – и тут же уткнулся в какие-то бумаги, разложенные на столе, за которым он сидел. Стол этот можно было бы назвать и письменным, если иметь в виду службу, которую он служил, а на самом деле был то обыкновенный чайный стол, покрытый черной коленкоровой тканью.

Словом, я стоял дурак дураком, не зная, как заговорить. Оглянулся несколько раз на Владимира, но Ульянов, заложив руки за спину, разглядывал беленый, с немногими трещинами потолок и даже, как мне показалось, что-то беззвучно насвистывал. Так прошло минуты три, если не больше. Владимир считал трещины в потолке, вытянув губы трубочкой, Никифоров считал какие-то цифры, перебирая свои бумаги и демонстрируя нам при этом небольшую плешь, а я, полагая, что ничего хорошего из нашего прихода сюда не получится, смотрел то на одного, то на другого и никак не мог начать разговор, из-за которого мы здесь объявились.

Не знаю, долго бы еще я стоял так, но урядник сам нарушил молчание, с неожиданной злостью скомкав лежавший перед ним верхний лист бумаги.

– Вот что, господа уважаемые! – рявкнул он. – Попрошу вас впредь не являться непрошеными и незваными! И еще попрошу – поменьше болтать пустых слов!

Если бы за моей спиной стояла скамья, я бы так на нее и упал. Но скамьи не было, от стульев меня отделяло изрядное расстояние, на пол я даже в растерянном состоянии усаживаться не хотел, а потому вскипел немедленно, хотя и не понял, что стряслось с нашим урядником.

– Что это вы, господин Никифоров, в таком тоне со мною говорите? – гневно вопросил я. – И с чего это вдруг вы, Егор Тимофеевич, обвиняете меня в болтовне? Боюсь, вы забыли, господин полицейский урядник, что имеете честь разговаривать с офицером! И что это за хамская, простите, привычка сидеть, развалясь, заставляя посетителя стоять перед вами, как рекрута на плацу?!

Поскольку я никогда не позволял себе повышать на урядника голос (и то сказать – до сих пор не за что было), Егор Тимофеевич от моей атаки оторопел.

Лицо его по обыкновению обрело свекольный оттенок. Маленькая же моя хитрость – я ни словом не упомянул стоявшего позади Владимира и обставил дело так, будто пришел к уряднику сам по себе, – никакого действия на него не произвела.

Мы еще обменялись несколькими не самыми политесными фразами, говоря по-прежнему на повышенных тонах, и только после этого Никифоров заговорил почти обыкновенным своим голосом.

– Ладно, – сказал он. – Что-то я и правда нынче не в духе… Садитесь, господа. Дел у меня сегодня еще много, так что вы уж не обессудьте.

Мы с Владимиром сели на предложенные стулья, и я сказал:

– Егор Тимофеевич, есть у нас с господином Ульяновым надобность съездить в Лаишев. Ну, ято, понятное дело, вольная птица, мне за разрешениями обращаться не к кому и незачем, а вот спутник мой без вашего соизволения никак не может ехать. Так вы уж, будьте добры, дайте ему согласие. Я так понимаю – пустая формальность. – При этом я дружески улыбнулся уряднику, надеясь, что, поворчав немного для порядка, он махнет рукой.

Не тут-то было. Лицо Никифорова снова обрело бурачный оттенок, я уж решил, что он опять закричит, как окаянный. Руки его, лежавшие на столе, сжались в кулаки. Однако урядник сдержался и сказал голосом казенным, сухим:

– Никак не могу позволить этого. Не положено.

– Да как же, господин урядник? – принялся я его убеждать. – Ну ведь не преступник же закоренелый ваш подопечный! Подумаешь – надзор. Вот и надзирайте.

А я, коли хотите, возьму на себя ответственность за его поведение.

Была некоторая неловкость в том, что мы с Егором Тимофеевичем говорили о молодом человеке как об отсутствующем. Но Владимир воспринимал происходящее вполне спокойно, даже с некоторым безмятежным юмором. Улучив паузу, он вмешался в разговор так, словно речь шла не о нем:

– Ваш подопечный готов дать слово об исключительно примерном поведении за пределами Кокушкина. Он даже постарается сделать так, чтобы его не узнали.

Никифоров не разгневался. Он по-прежнему смотрел на меня, хотя отвечал, скорее, Владимиру:

– К сожалению, Николай Афанасьевич, я получил строжайшее указание станового пристава никоим образом не допускать никаких поблажек вашему молодому другу. – В голосе его появилась странная интонация, будто он хотел сказать нам что-то сверх говоримого, но не решался.

Смысл услышанного я уловил не сразу – в отличие от Владимира. Молодой Ульянов сразу посерьезнел и спросил:

– Прикажете понять это так, что ваше начальство всерьез озабочено моим участием в расследовании кокушкинских убийств?

Тут Никифоров впервые повернулся к нему и ответствовал:

– Именно так, господин Ульянов. Вы правильно меня поняли. Не далее как вчера я получил письмо, в котором мне строго выговорено за то, что я позволяю вмешиваться в действия уездной полиции лицам, не облеченным соответствующими правами. Стало быть, вам, господа. Вам.

– Но это же гиль какая-то! – Моему возмущению не было предела. – Советы господина Ульянова, во-первых, помогли вам обнаружить тело второй жертвы, а во-вторых – удержали от ошибочного обвинения невинного человека!

– Минутку, господин Ильин, – сказал Владимир. – Я так понимаю, что вы письменное предписание получили вчера?

– Точно так, господин Ульянов, – сказал Егор Тимофеевич. – Вчера днем, специальным курьером. В получении собственноручно расписался. И теперь принял к исполнению. А вы хотите, чтобы мое начальство узнало еще и про самовольные отлучки поднадзорного, и не просто про отлучки, а про то, что я их не только не пресекаю, но еще и споспешествую им…

– Как же оно узнает? – Я всплеснул руками. – Вы своему начальству не скажете, я ему тоже докладывать не собираюсь. А господина Ульянова, я надеюсь, вы не заподозрите в доносительстве на самого себя.

Урядник прищурился.

– Как узнает? – Он невесело усмехнулся, даже не усмехнулся, а на мгновенье оскалил зубы. – А вот от тех и узнает. От тех самых, что доложили уездному начальству о вашем будто бы участии в полицейском расследовании. Н-да… – Никифоров тяжело оперся о стол, поднялся. Подошел к окну. – Какой же благодетель мог бы это сделать, как вы думаете?

Я не мог себе даже представить, кому могла помешать помощь, которую Владимир оказывал Никифорову. И тут явилась у меня мысль странная, но, как мне показалось, вполне справедливая. И я даже испытал некоторую гордость, что и в мою копотливую голову могут приходить особые – следовательские – идеи.

– А не кажется ли вам… – медленно произнес я и тут же замолчал. Никифоров оборотился и с интересом посмотрел на меня. Я ответил ему рассеянным взглядом, затем взглянул на молчавшего Владимира. – Вот хоть режьте меня, – наконец решительно сказал я, – а только участие господина Ульянова может помешать лишь одному человеку. Преступнику!

– Браво! – воскликнул Ульянов.

Никифоров, напротив, скривился.

– Ну, вы придумали! – укорил меня Егор Тимофеевич. – И какой же это преступник знает о том, что молодой человек дал мне кое-какие советы? Не спорю, полезные советы, но все-таки покамест, – он подчеркнул слово «покамест», – не первостепенные. А кроме того, какой же это преступник столь близко стоит к господину Лисицыну? Какой же преступник столь влиятелен, что может заставить станового пристава прислать мне вот такой приказ? – Никифоров подошел к столу, взял лежавшую на краю казенную бумагу, тряхнул ею и положил на место. – Чепуху говорите, Николай Афанасьевич. Нет, скорее, кто-нибудь из наших односельчан съябедничал. Зависть, сударь мой, да ревность – вот вам и причины.

– А может, и не чепуху, – сказал Владимир, пристально глядя на урядника. – Не думайте, что я преувеличиваю свою роль в этой истории. Но, предположим, некто действительно эту мою роль преувеличивает. Уж не знаю, из каких соображений. Тогда ведь получается очень удачный ход – сообщить полицейскому начальству о подозрительном сближении политически неблагонадежного Ульянова с урядником Никифоровым, который по долгу службы обязан осуществлять за ним надзор. И тогда – повторяю, господа, я говорю с точки зрения этого гипотетического преступника, преувеличившего роль моей скромной особы, – тогда он разом добивается моего устранения – и сейчас, и на будущее. Вы вот представьте себе, господин Никифоров: а ну как в иных своих рассуждениях я оказался более прав, чем вы? Может быть, я и сам не знаю, в чем именно. А вы, господин урядник, оказались не правы. Узнав каким-то образом об этих двух суждениях, преступник всеми силами старается помешать тому, чтобы взяла верх верная точка зрения… Ради Бога, – воскликнул он, – ради Бога, не обижайтесь, Егор Тимофеевич, это ведь лишь предположение!

– Будь на месте Никифорова человек поглупее да пофанаберистее его, на том сей разговор и прекратился бы. Но урядник наш был далеко не глуп. Малообразован – да, это верно, но не глуп. В словах Ульянова он усмотрел определенный резон. Помолчал, походил еще немного по комнате. Мы молча смотрели на него: я – с надеждой, Владимир – с напускным безразличием.

Егор Тимофеевич тяжело вздохнул, махнул рукой.

– Будь по-вашему. Давайте, на мою голову… Завтра пораньше выедем, еще затемно. Часов эдак в семь. Заеду сначала за вами, господин Ильин, а уж потом – за вами, господин Ульянов. Только будьте так любезны, соберитесь заранее. Чтобы, значит, лишнее время не ждать мне перед воротами.

– Извините, господин Никифоров, – сказал Владимир, – а нельзя ли нам с Николаем Афанасьевичем выехать самим? И не завтра, а сегодня? Тогда и вам будет легче в случае чего оправдаться перед начальством – если на самом деле кто-нибудь донесет. Скажете – поднадзорный самовольно в уезд уехал, вы и знать ничего не знали, ни сном, ни духом. Как вы на это смотрите?

Никифоров тяжело задумался. С одной стороны, ему не хотелось давать возможность Владимиру самостоятельно заниматься делами, связанными с полицейским расследованием. С другой – в словах нашего студента была своя, пускай и авантюрная логика. Егор Тимофеевич встал, снова несколько раз прошелся взад-вперед по комнате. Остановился перед нами, махнул рукой.

– Ладно, – сказал он. – Снявши голову, по волосам не плачут. Коли я вам дозволяю ехать в уезд, так и быть – езжайте сами. Но дайте мне слово – ничего не утаивать. – Он засмеялся. – А только теперь я и не понимаю: нужно ли вам было мое дозволение? Ведь ежели вас кто заметит в уезде да начальству моему нажалуется – я немедля от всего открещусь.

– А мне, Егор Тимофеевич, важно было, чтобы вы знали о моей поездке, – спокойно ответил Владимир.

С тем мы и ушли от урядника. На улице я сказал:

– Часа на сборы вам хватит? Мой Ефим быстро лошадей запряжет. Сани у меня ковровые, хорошие, лошади крепкие, с ветерком прокатимся.

– Да нет, – ответил Владимир, не останавливаясь. – Есть у нас оказия получше. Давайте поспешим, Николай Афанасьевич. Мне вообще собираться не надо, а вы, если распоряжения какие по дому требуется оставить, сделайте их, пожалуйста, побыстрее. Время дорого.

– Простите, но как же…

– Мы поедем с Яковом Паклиным, – сказал Владимир. – Он как раз сейчас в Лаишев собрался. Потому я и сказал Егору Тимофеевичу, что нам в уезд нынче попасть надобно.

Глава седьмая,

в которой мы узнаем историю болезни погибшего, а Владимир ругает себя за неопытность

Смутное было у меня настроение, пока мы шли к дому Паклиных. Прежде всего оттого, что никак не был я готов немедля отправляться в дальнюю поездку. И не в домашних делах лишь причина. Дела что? Не сделаешь их сегодня – сделаешь завтра. Хоть и говорится, что, мол, не откладывай на завтра, – а я вот за долгие годы уяснил себе иное правило: не так уж много бывает у человека дел, которые заслуживают непременного и в срок их выполнения. Нет, резент был в другом. Больше всего на свете не люблю я внезапности и скоропалительности. Любое предприятие должно учиняться обстоятельно, с необходимой подготовкой, обдуманно. Что ж так-то – с бухты-барахты, с места в карьер, как на пожар – по-о-ехали, спаси и помилуй! Да впопыхах никогда и не придумаешь, что взять с собою. Какуюнибудь мелочь, нужную в дороге, обязательно забудешь, а потом почешешься – да поздно будет, оттого проклянешь и мелочь эту, без которой никак, и торопкость свою, да и саму дорогу. Однако ничего не попишешь – по всему получалось, что я сам напросился сопровождать Владимира, к тому же взял на себя ответственность за его поведение.

И еще никак не мог я понять – чем же таким берет меня студент наш? Уж не впервые чувствовал я себя при нем, словно зеленый новобранец при «дядьке» старослужащем. Что ни скажет – не задумываясь, выполняю. Да еще и радуюсь, когда удается мне это. Чудные у нас отношения сложились, что уж тут говорить. Конечно, немалую роль в том сыграли страшные события, разразившиеся в нашем мирном Кокушкине, но было, было что-то в дистанции между нашими душевными устройствами, делавшее меня, старика, подначальным, а его, мальчишку, – начальником. Командиром.

Что до настроения, так было оно смутным еще и потому, что понял я: молодой Ульянов заранее сговорился с Яковом Паклиным о поездке. Заподозрил я это сразу, лишь только Владимир упомянул, что, дескать, мельник собирается в уезд. А понял сразу по приходе нашем к Паклину. Ничегошеньки Владимир не объяснил мельнику, поздоровался только – и тут же сел в кибитку. Мне ничего не оставалось, как последовать его примеру. Надо заметить, что я успел-таки наведаться домой, попрощался с Аленушкой, отдал прислуге необходимые распоряжения. Взял с собой денег двадцать рублей – хоть особой прозорливостью не отличаюсь, но чувствовал я, что расходы в этом путешествии могут быть у нас немалые. Разумеется, и по нужде сходил, прошу простить за эдакую подробность, – дорога дальняя, тут, как я уже замечал, каждая мелочь важна, а физиологические потребности – это уж и подавно не мелочь. Владимиру я тоже присоветовал сходить в усадьбу, объяснить нашу диспозицию Анне Ильиничне да одеться потеплее; душа у меня болела, как я видел его в шинели и шутовском синем башлыке, а ведь впереди у нас – часы и часы на тракте. Хорошо, внял моим советам молодой Ульянов: были на нем теперь хорошая соболья шапка и дорожная енотовая шуба – я и не знал даже, что у нашего студента такая экипировка имеется.

Яков Паклин в ответ на наше приветствие лишь что-то буркнул сквозь зубы. Был он уже готов к отъезду: ходил вокруг кибитки в длинном тулупе – не в том овчинном, крытом темным сукном, в котором ходил по деревне, а в еще более теплом, мерлушечьем – и неизменной своей лисьей шапке, из-под которой выбивались рыжие кудри. Странное дело – только после недавнего разговора с Владимиром обратил я внимание на то, что мельник и впрямь единственный рыжий в Кокушкине. Если, конечно, не считать легкую рыжеватость самого Ульянова…

Кормщик наш был хмур и против обыкновения немногословен. Дождался, пока мы уселись в кибитку, утеплил нас медвежьей полостью. Сел на облучок, присвистнул как-то по-особому зловеще и хлестнул кнутом. Всем своим видом он выражал молчаливое недовольство тем, что пришлось взять попутчиков. При том, что в зимнюю дорогу пускаться в одиночку не так уж приятно. Все-таки, почитай, шестьдесят верст до Лаишева. Светать сейчас начинает в семь, темнота падает около семи вечера, а на день как таковой – от восхода до захода солнца – приходится менее десяти часов. Шесть часов самое малое – вот сколько нужно времени, чтобы доехать до уезда, и то если лошади спорые да сытые, да если в пути ничего не приключится. Тут любой только радовался бы, что кроме него да пары бессловесных лошадок еще какая-то живая душа имеется, есть с кем словом перемолвиться, а в крайности есть от кого помощь получить. Однако же Паклин явно предпочел бы ехать в Лаишев один – или, во всяком случае, уж точно не с нами.

Морозная пыль то и дело сыпала в лицо, и постоянное покалывание этих ледяных иголочек усугубляло чувство неловкости, испытываемое мною. А неловкость происходила и из общего моего недовольства своим поведением, и из открытого недовольства Паклина, какового мельник наш даже скрывать не старался, и от странной безмятежности Владимира, словно бы не замечавшего всего этого.

Неприятно было мне и то, что не представлял я себе толком цель нашего путешествия. Едва мы отъехали, как пришло мне в голову, что сговорились мои спутники не только о самой поездке, но и еще о чем-то, более важном. Может, потому Яков и согласился нас везти – при всем его нежелании. Уж не знаю, чем там Владимир убедил Паклина, но только при характере мельника наш студент должен был сказать ему что-то весьма и весьма значительное.

Поначалу в кибитке царило молчание. Яков с Владимиром обменялись едва ли двумя фразами; ко мне же в первый час пути, пока мы ехали до Пестрецов, ни тот, ни другой и вовсе не обратились. Сидели мы с Владимиром позади Паклина, правившего парой сытых серых лошадок в одинаковых попонах и столь похожих между собой, словно каждая из них каким-то кудесником была спечатана с другой, разве что одна была коренная, а вторая пристяжная.

Мы миновали Пестрецы, пересекли Мёшу и, двигаясь вдоль левого берега этой реки, которая по весне бывает весьма полноводной, вскоре доехали до татарской деревни Шали, где сделали небольшую остановку – перепрягли лошадей и выпили горячего сладкого чаю в сейхане. Дальше можно было ехать через Янтык и Девятово, огибая Янтыковское урочище с востока, правда, эта стезя выходила подлиннее, а можно было выбрать дорогу через Пелево и Державино, объезжая то же урочище с запада. Второй путь прямее и короче, поэтому неудивительно, что Паклин предпочел его.

Державино, между прочим, имеет непосредственное отношение к великому поэту. Это село принадлежало предкам Гаврилы Романовича. Имение Державиных, где он родился, тоже неподалеку – при деревне Большие Кармачи. Родители поэта похоронены в Егорьеве, рядом с Кармачами, там же могильный памятник, надпись на котором сочинена Гаврилой Романовичем. Словом, места тут у нас державинские.

Скучно ехать молча. Попытался я разговорить своего спутника, затеяв разговор все о том же поэте-губернаторе, но эта тема оказалась ему неинтересна. Что до моих расспросов о цели поездки, то Владимир отвечал на них коротко и туманно – не отвечал даже: отделывался неопределенными междометиями, – а после и вовсе притворился (я был уверен, что притворился) дремлющим. Я обескураженно смотрел на его спокойное лицо, на прикрытые веками глаза. Редкие снежинки, которые ветер заносил под войлочную крышу, порой задерживались на светлых ресницах, но Владимир даже не смаргивал их, словно и правда уснул на морозном воздухе.

Паклин время от времени покрикивал на лошадей, которые и без понуканий быстро и весело бежали по узкой, но весьма укатанной дороге. Куда только девалась знаменитая словоохотливость рыжего мельника? Впрочем, это можно было объяснить и недавним несправедливым задержанием, почти что арестом – такие события оптимизма не добавляют и конституцию характера не улучшают.

Так что молчание Паклина было, по моему разумению, вполне понятным. А молчание Владимира тем более объяснимым – разве сам я не понимал, что присутствие мое понадобилось ему лишь для того, чтобы вернее добиться от урядника согласия на поездку? Да понимал, конечно же! А коли понимал – значит, чего уж от себя таиться, сам согласился на такую вот незадачливую роль. Вот и терпи, душа моя, Николай Афанасьевич…

Только я вздохнул, переживая про себя эти плюмсы судьбы, как Владимир вдруг открыл глаза и негромко произнес:

– Вы не думайте, Николай Афанасьевич, что я вас использую лишь как пешку. Вы мне для другого нужны, более важного. Вот как приедем на место, я вам тотчас все объясню.

Я, признаться, мысленно перекрестился – что же, этот юноша и мысли мои читать научился?

– Нет, мысли я не читаю, – сказал он, и вовсе заставив меня в изумлении разинуть рот. – Ход ваших раздумий очень четко проявляется на вашем лице. – Тут Владимир поворотился ко мне всем корпусом и продолжил, глядя на меня серьезно и пристально: – Вот, извольте, мой ход рассуждений. Сперва вы нетерпеливо посматривали то на меня, то на нашего возницу, явно ожидая какого-то разговора, не то объяснения. Убедившись, что никто не склонен вести с вами беседу, вы поначалу растерялись, а затем расстроились. Выражение расстройства на вашем лице усилилось, когда вы посмотрели на меня. Простите, я притворился спящим, но сквозь ресницы на вас поглядывал. Да. И вот минуту назад вы совершенно непроизвольно придали своему лицо суровость, не свойственную вам, но сделавшую вас весьма похожим на нашего грозного урядника, Егора Тимофеевича. Из чего я сделал вывод, что вы не просто расстроены, но сильно обижены моим поведением и считаете, что, пригласив вас в эту поездку, я всего лишь использовал вас для получения разрешения от господина Никифорова. Спешу развеять эти ваши подозрения, ибо отношусь к вам с огромным уважением!

Молодой Ульянов проговорил все это, повторяю, с чрезвычайно серьезным видом. И я бы в эту его серьезность чистосердечно поверил – уж в который раз, но тут заметил, что он с трудом сдерживает смех. Я не выдержал, махнул рукой и рассмеялся. Он мне саккомпанировал, так искренне и заразительно, что Паклин, раза два недоуменно к нам обернувшийся, в конце концов тоже как-то нехотя, словно бы через силу ухмыльнулся.

– Да фокусничанье это одно, – сказал Владимир, отсмеявшись. – Не знаю, читали ли вы рассказ Эдгара Поэ, американца, кажется. «Загадочное убийство» называется. Я его не далее как месяц назад прочитал. Раскопал в библиотеке моего дяди Пономарева комплект «Сына Отечества» – аж за пятьдесят седьмой год! Отец мой тоже выписывал этот еженедельник, да я как-то не особенно интересовался, а тут… Занимательный рассказец, при случае почитайте, Николай Афанасьевич. Там у сочинителя зверским убийцей выступила гигантская обезьяна. А протагонист, Огюст Дюпен, – гениальный субъект, преступления щелкает как орешки, куда там полиции… Так он частенько друга своего, рассказчика, поражает эдакими эффектами. Вот и я решил попробовать, а заодно и посмешить вас немного. Ребячество, конечно, уж простите ради Бога, – закончил мой восемнадцатилетний спутник солидным баском, что само по себе рассмешило меня куда больше.

Впрочем, смеяться вслух я более не стал, чтобы не обидеть нашего студента. А он вновь замолчал, но более спящим не притворялся. Просто был сосредоточен на каких-то своих мыслях, весьма важных, о которых я, разумеется, уже не расспрашивал. Так что, хотя вновь в кибитке нашей воцарилось молчание, настроение мое тем не менее куда как улучшилось, и до самого Лаишева уныние и уязвленное чувство душе моей более не досаждали.

Проехали мы Люткино, миновали Державино, остались справа Бутыри, а слева – Александровский заводик, и вот уже до Лаишева осталось совсем чуть-чуть. Яков спросил, куда нас довезти, на что Владимир ответил: Базарная площадь. По внезапно застывшей, словно бы окаменевшей спине нашего кормщика я понял, что в силу какихто важных причин ему страсть как не хочется ехать именно на эту площадь. Опять-таки – то ли вообще не хочется, то ли именно что с нами вместе. Тем не менее Паклин подхлестнул лошадей, и скоро мы оказались на окраине Лаишева, уездного нашего города.

Бывал я тут довольно часто, и город этот всегда производил на меня впечатление, как бы это выразиться, типическое, что ли. Вот, прочитав, скажем, в газете или книге слова «уездный город», немедленно представлял я именно Лаишев. И хотя немало уездных городов повидал я на своем веку, большинство казались мне меньшими братьями нашего. Вот те на! – могут мне сказать. Почему же это меньшие братья? Лаишев и сам-то – с ноготок, есть уездные города побольше да познатнее. В томто и штука, что в выражении «уездный город» я ставлю ударение, такой французский, знаете, аксан, на имя существительное «город», а не на имя прилагательное «уездный». Лаишев – именно что город, похожий на самый настоящий город, на город, который всем городам город, – Санкт-Петербург. Да-да! И не спорьте! Такая же правильная сетка улиц, пусть невысокие, но каменные дома, такая же величественная река, причем Кама-то наша пошире Невы будет. И собор – великолепный каменный пятипрестольный Софийский собор, что твой Исаакий монферрановский. И, между прочим, библиотека – как в Петербурге публичная. Библиотеку в Лаишеве основал в прошлом году гласный Думы Федор Семенович Воронов, и книг, газет и журналов там уже немало. К слову сказать, есть у Лаишева и свой выигрыш: Петербург низко на Неве сидит, а наш уездный город – на высоком камском берегу, и вид оттуда открывается – дай Бог каждому хоть раз в жизни подобное увидеть!

Поначалу такого деревенского бирюка, каким я стал после смерти Дашеньки, Лаишев даже подавлял – не шумом и гамом, но именно своей столичной похожестью. А вот шума и гама здесь как раз нет, разве что летом, когда бывает в Лаишеве знаменитая Железная ярмарка. Недаром Василий Иванович Немирович-Данченко назвал наш Лаишев «Железным городом». Во все же остальные времена года мягкая тишь и даже немного сонная благодать царят на лаишевских улицах. Кто-то рассказывал мне, теперь и не вспомню кто, будто сам Пушкин назвал Лаишев «городом в шлафроке». Уж не знаю, где этот мною забытый «кто-то» такое выискал, но я, сколько ни читал Александра Сергеевича, не только не встречал такой характеристики, но и упоминания о Лаишеве у поэта не находил. Выдумали, наверное. Однако дефиницию «город в шлафроке» кто-то зоркий и талантливый догадал, именно такой наш Лаишев и есть.

От окраины города до Базарной площади мы доехали каким-то странным манером – сделав небольшой крюк там, где его вовсе делать не нужно было, и потратив на небольшое, в сущности, расстояние, где и пешком-то было рукой подать, минут пятнадцать. Остановившись на площади там, где обыкновенно стояли местные лаишевские возки с ямщиками и дровни крестьян из окрестных деревень, Яков оборотился и вопросительно посмотрел на Владимира.

– Да-да, – сказал Владимир. – Сюда нам и надобно. Спасибо, Яков Васильевич. У вас, небось, дел много? Ну, и у нас с Николаем Афанасьевичем тоже дела имеются. Вы когда надеетесь освободиться?

Мельник почесал лоб, поглядел на низкое зимнее солнце.

– Это смотря что вы имеете в виду и смотря какие дальнейшие виды на меня имеете.

– Я это к тому, – уточнил Владимир, – что надо бы нам договориться, когда мы назад поедем. Двухтрех часов вам хватит?

– Господин Ульянов, вы, чай, в полости не перегрелись ли?! – Паклин даже руками всплеснул. – Кто же это такие расстояния в один день покрывает? Сюда шестьдесят верст, назад шестьдесят верст – мы разве в каких гонках участвуем? Лошади у меня свои, не казенные, так ведь и казенных каждые двадцать верст меняют. Нет уж, сегодня мы здесь, четвероногие мои труженики отдохнут, кстати, двуногим отдых тоже не помешает, а завтра поутру – в обратный путь. Я-то уж точно у двоюродного брата переночую. – Мельник ткнул кнутом в сторону ближайшей улицы. – Брат у меня тут на Крепостной живет, чайная у него для ямщиков. В общем, ежели что, там меня и найдете. Вон, в угловом доме.

– А как же мне быть? – жалобно и очень по-детски спросил Владимир. – Я здесь никого не знаю, и остановиться мне не у кого.

Яков Паклин вопросительно посмотрел на меня.

– Готовясь в такую поездку, надо было о ночлеге заранее подумать, – сказал он. – Однако Николай Афанасьевич человек опытный, с походной закалкой, он наверняка что-нибудь придумает. Ладно, мне здесь по хозяйству кое-что прикупить надо. Пройдусь-ка я по рядам. Бывайте, господа хорошие. И имейте в виду, завтра поедем не позднее восьми.

– Ладно. – Владимир выпрыгнул из кибитки. – Походная закалка, говорите? – Он перевел взгляд с Якова на меня. – Значит, будем закаляться. Вот только объяснили бы вы нам, Яков Васильевич, как на Камисарскую улицу покороче пройти? Вы ведь эти места знаете, не то что мы.

Я на самом деле знал, где находится эта улица, но промолчал. Яков задумался.

– По-моему, Камисарская улица – это ежели в Шумбутский переулок свернуть, третий справа. – Он махнул рукой в направлении центра города. – После – площадь, на ней городская управа будет, сразу увидите. А уж от управы – первый или второй поворот направо, она и будет, Камисарская, – уверенно сказал мельник.

Владимир вопросительно взглянул на меня. Я кивнул, подтверждая слова Якова, и мы, попрощавшись с мельником, отправились в путь.

Не прошли мы и двадцати шагов, как Владимир повторил свой вопрос:

– Так как же мне быть, Николай Афанасьевич? Или, правильнее сказать, как нам быть? Я, честно говоря, не предполагал оставаться здесь на ночлег.

«Вот, господин студент, – подумал я про себя, – не все вам советы давать да людьми старше себя распоряжаться. Иногда надо и взрослые планы строить, и житейские ситуации по-взрослому предусматривать».

Конечно, ничего такого я вслух не сказал, а, помедлив, предложил следующее.

– Как вы, наверно, догадываетесь, Владимир, никакого двоюродного брата, в отличие от мельника, у меня здесь нет. И прямых родственников тоже. Так что придется нам, как делали путники во все времена, остановиться в гостинице.

– Нет! – с жаром воскликнул молодой Ульянов. – Я не при деньгах, а потому гостиница для меня исключается. Я лучше на станцию попрошусь, с извозчиками переночую.

Тут уж я не на шутку разозлился.

– Не говорите глупости, молодой человек! – с не меньшим жаром сказал я. – Вы еще скажите – «в ночлежку пойду». Я, правда, не знаю, где в Лаишеве ночлежка и есть ли она, но с вас станется ее найти. Нет уж, я за вас поручился, значит, вы будете под моим присмотром. Не под надзором, заметьте, а под присмотром. Кроме того, я взял на себя ответственность за ваше поведение. Так что ночевать мы будем в гостинице. А о деньгах не думайте. Есть у меня некоторое количество дублонов, авось на прожитиё хватит.

– Чтобы я, дворянин Владимир Ульянов, брал деньги… – начал было он.

– Хватит! – рявкнул я. – Пока вы еще ничего не брали, и мы их даже тратить не начали. А если начнем тратить – после сочтемся как-нибудь…

Несколько минут Владимир шел насупившись, низко надвинув соболью шапку на лоб. Вскоре, впрочем, лицо его прояснилось.

– А скажите, Николай Афанасьевич, почему здесь такие странные названия улиц – Камисарская, Шумбутский переулок?

Я улыбнулся. Все-таки студент – это всегда студент, даже если его вытурили из университета. Очень я уважаю в людях любознательность – сам такой и, видя пытливого человека, непременно его поощряю. Хорошо, что я немало читал об истории нашей губернии, и на вопросы молодого Ульянова у меня были ответы.

– Ах, Володя, – сказал я, – Лаишев – довольно старый город. Он был заложен в 1557 году, только тогда это была крепость, а впоследствии поселение именовалось пригородом, и уже тогда было в нем комиссарство для судопроизводства – по-старому, «камисарство», отсюда и название улицы. А городом Лаишев стал чуть более века назад – в 1781 году, когда было открыто Казанское наместничество. Что касается Шумбутского переулка… Есть в наших краях речка Шумбут. Нет, не подумайте, не в честь речки переулок назван, улицы редко получают названия от мелких речушек, если только сама улица не проходит по старому руслу. Так вот, в дачах генерал-поручика графа Воронцова, располагавшихся при речке Шумбуте, был винокуренный завод. Сами понимаете, как назывался сей завод, – правильно, Шумбутский. И вино такое же название имело. Вот, то ли от вина, то ли от завода переулок и заимел свое название…

Так, за разговорами, коих мне так не хватало по дороге в Лаишев, мы дошли до Камисарской улицы. Я вопросительно посмотрел на моего спутника. Владимир, сверившись по извлеченной из кармана бумажке, двинулся по заснеженной мостовой, поглядывая на номера домов. У дома номер десять – кирпичного двухэтажного здания под шатровой крышей, зеленый цвет которой проступал местами сквозь снежный покров, словно прошлогодняя трава сквозь проталины по ранней весне, – он остановился.

– Это и есть цель нашего путешествия? – поинтересовался я, с некоторым удивлением оглядывая добротное строение, окруженное чугунной решеткой фигурного литья.

– Скажем так, одна из целей, – ответил Владимир. Он спрятал в карман бумажку с адресом и взамен вытащил большой не заклеенный конверт. – Здесь живет доктор Грибов, Александр Алексеевич. Мы с вами сейчас нанесем ему визит. Надеюсь, он дома и не откажется нас принять.

– Ваш знакомый? – спросил я.

– Ваш, – поправил меня Ульянов невозмутимо. – Ваш знакомый, Николай Афанасьевич.

Я, разумеется, разинул рот, ибо никакого докто-ра Грибова в друзьях у меня отродясь не было, а Владимир объяснил как ни в чем не бывало:

– Вернее сказать, знакомый вашего друга, Сергея Николаевича Боброва, тоже доктора.

Час от часу не легче!

– Но с этим господином я тоже незнаком!

Я начал закипать. Владимир рассмеялся.

– Да вы не волнуйтесь так, – сказал он. – В конверте – рекомендательное письмо с ходатайством оказать помощь. И оказать помощь не кому-нибудь там постороннему, а именно вам, Николаю Афанасьевичу Ильину.

– Да какую такую помощь?! – возмущенно вскричал я. – Что еще за игры вы затеваете, молодой человек, скажите на милость?!

– Пойдемте, пойдемте, – быстро проговорил Владимир, ухватив меня за рукав и увлекая в сторону ворот. – Что это мы с вами – ругаться будем на улице? Помощь чрезвычайно важную. Доктор Грибов, помимо прочего, отправляет в Лаишеве обязанности судебного медика. Только он мог делать вскрытие наших покойников. Так что поговорить с ним, я полагаю, очень даже полезно. Есть у Аннушки один товарищ, она познакомилась с ним в Петербурге, когда училась на Бестужевских курсах, а живет он в Казани, вот его-то и зовут Сергеем Николаевичем. Он бывший однокашник докто-ра Грибова. Мы написали ему письмо и вчера получили ответ – как и ожидалось, с отличной рекомендацией. Держите письмо.

Я все еще упирался.

– Да в самом деле! – Теперь уже рассердился Владимир. – Нам непременно нужно с ним переговорить! А мой возраст, боюсь, будет для того помехой! Перестаньте же упрямиться, что вы как ребенок, Николай Афанасьевич! Вам всего-то и надо, что представиться и представить меня. И все! Ну полно, полно. – Владимир сунул конверт в карман. – Не хотите – сам пойду. Попробую уговорить.

– Ладно, давайте письмо, – хмуро сказал я. – Только впредь уж будьте добры – меня предупреждайте, а уж потом… – Я не договорил, взял из его рук злополучное рекомендательное письмо, и мы направились к подъезду.

Доктор Грибов, занимавший квартиру во втором этаже, оказался молодым еще человеком лет двадцати восьми – тридцати, в старом форменном сюртуке и пенсне, высоким, худым, чрезвычайно радушным. Прочитав прямо на пороге письмо, он издал радостное восклицание, предложил нам раздеться и затем провел в кабинет, сплошь уставленный книжными шкафами и полками с мензурками, колбами и прочими предметами явно медицинского назначения. Усадил на стулья, сам сел за стол, точно так же заставленный фарфоровыми мисочками, ступками с пестиками и коричневого стекла бутылками с широкими горлышками. Были тут и стетоскоп, и пинцеты разного калибра, и медицинские весы с разновесами. Правда, при всем обилии этих предметов я сразу отметил, что в кабинете-лаборатории царил отменный порядок. Оглядывался же я не столько из любопытства, сколько от того, что чувствовал себя брошенным в омут головой – вот, Николай Афанасьевич, теперь извольте из этого омута выгребать…

– Так что же, господа? Чем могу быть полезен? – спросил доктор Грибов, глядя на нас сквозь толстые стекла пенсне. – Сергей Николаевич пишет, что вам нужна консультация по деликатному делу. Может быть, объяснитесь? – Александр Алексеевич говорил, глядя на меня, полагая, что дело к нему есть именно у его пожилого визави, а присутствующий при сем юноша – то ли мой помощник, то ли родственник. Иначе говоря, представлял себе картину, обратную действительности. Владимир же нисколько не стремился облегчить мое щекотливое положение. Вместо того он внимательно и, я бы сказал, бесцеремонно осматривал обстановку кабинета и его хозяина. Делать нечего, я тяжело вздохнул и начал:

– Прежде всего, разрешите представиться – Ильин, Николай Афанасьевич… Э-э… отставной подпоручик артиллерии… Собственно говоря, вот… Э-э… господин Ульянов, Владимир Ильич.

Владимир отвлекся от созерцания тускло поблескивающих корешков в книжном шкафу, привстал и слегка наклонил голову.

– Очень приятно, господа. Александр Алексеевич Грибов, – ответил доктор. – Собственно, вы это и так знаете! Так в чем же ваша деликатная проблема?

Я замешкался, пытаясь собрать мысли, чтобы связно выразить нашу надобность. Доктор по-своему истолковал мое смущение.

– Если не ошибаюсь, проблема у вашего молодого родственника? Интимного, так сказать, характера? Да вы не смущайтесь, я ведь доктор, а доктор, так сказать… почти что священник, да-с…

От высказанного предположения я лишился дара речи, а щеки мои буквально полыхнули огнем. Владимир же расхохотался во весь голос.

– Нет-нет, доктор, – сказал он, – дело у нас совсем иного характера. Скорее, профессиональный интерес.

Доктор Грибов высоко поднял брови и, поправив пенсне, окинул моего спутника внимательным взглядом.

– А вы, молодой человек, я так понимаю – будущий мой коллега? – спросил он, со значением посмотрев на студенческую тужурку Владимира. – Медицинский?

– Юридический, – поправил его Ульянов с легкой улыбкой.

Доктор нахмурился и вдруг воскликнул:

– Конечно, конечно, вот я вас и вспомнил! Я– то думаю – откуда же мне знакомо ваше лицо… Вы ведь в Казанском университете учитесь, верно? Вспомнил, вспомнил. Я вас видел в минувшем ноябре как раз в университете. Меня тогда мои медицинские дела завели как раз на юридический факультет. Что-то такое вы там с товарищами вашими обсуждали, да-да, я помню… Вы человек колоритный и интересный, вас запомнить легко. А потом был случай в декабре. Но в декабре вы на моем пути уже не попались. Мне довелось осматривать одного пациента в университетской клинике, а поскольку случай был, скажем так, не весьма ординарный, я хотел посоветоваться со своим учителем, профессором Гвоздевым. Он как раз на юридический факультет отлучился, и я снова туда заглянул. Только вас уже не увидел… – Доктор Грибов снял пенсне, протер его и вновь водрузил на длинный хрящеватый нос.

– Представьте, я вас тоже помню, – заметил Владимир. – Помню, как вы прислушивались к нашим разговором, и я еще подумал – вот какой подозрительный субъект. Вы уж не обессудьте – я начистоту. – Ульянов обезоруживающе улыбнулся. – А что за пациент у вас был в декабре, как вы говорите, неординарный?

– Несостоявшийся самоубийца, – ответил Грибов. – Молодой человек, пострадавший от стрел Амура. А кто ж в таких казусах разбирается лучше Ивана Михайловича Гвоздева? Истинное светило судебной медицины, без преувеличения. Вот я и хотел посоветоваться с ним насчет этого юного романтика. То ли булочник, то ли разносчик булок, начинающий поэт и писатель, по отзывам знакомых – весьма, весьма образованный человек, хотя и самоучка. Некто Алексей Пешков. Выстрелил себе в сердце из револьвера. Еще и записку оставил – дескать, не могу жить с зубною болью в сердце… Я и запомнил его, потому что записки подобные не часто попадаются. Зубная боль в сердце! Каково сказано, а!

– Это из Гейне, – сказал вдруг Владимир. – Гейне так о любви написал. «Зубная боль в сердце». Der Zahnschmerz.

Хозяин с новым интересом взглянул на нашего студента.

– Именно, именно! Именно, что Гейне. Похвально, что будущие правоведы находят время и для чтения стихов. Ведь в жизни вам придется иметь дело с людьми, а поэзия – это и есть квинтэссенция всего человеческого. Экстракт, так сказать, эмоций… Ну, и как же идет учеба?

– Увы, никак. – Владимир снова улыбнулся. – Я был студентом как раз до начала декабря. Нынче же бездельничаю в деревне. Надеюсь возобновить учебу через год.

– Вот оно что…

Похоже, доктор Грибов был немного озадачен. А Владимир смутил его еще больше, сообщив:

– Был исключен за участие в беспорядках.

Александр Алексеевич крякнул и недоуменно посмотрел на меня. Я еще больше растерялся.

– Постойте, постойте… – сказал вдруг Грибов. – Вы же сказали – «профессиональный интерес»? Что-то я не понимаю.

– Ну, все, в общем, просто, – произнес Владимир нарочито беззаботным голосом. – Мы с господином Ильиным обитаем в шестидесяти верстах отсюда. В деревне Кокушкино. Там находится имение моей матери, куда я и был отправлен под надзор полиции. А господин Ильин там управляющий. И случилась у нас недавно история…

– Кокушкино? Стойте, стойте! – перебил его доктор Грибов. – Уж не об утопленниках ли вы ведете речь? Которых на прошлой неделе, кажется, там выловили? Вернее, из льда вырубили?

– Именно, именно, – подхватил я с облегчением, – именно с ними, господин Грибов. С этими несчастными, потому что вот… – Я повернулся было к Владимиру, но студент наш договорить мне не дал. В руке он держал уже знакомый мне нумер «Архива судебной медицины и общественной гигиены», который, видимо, держал за пазухой – наверное, во внутреннем кармане тужурки.

– Вот-с, господин Грибов, – быстро заговорил он. – Интерес наш носит характер научной дискуссии.

– Даже так? – Грибов в очередной раз снял пенсне и теперь смотрел на нас, близоруко щурясь. – Нуте-с, нуте-с. Что же за дискуссия между вами разгорелась? И что это за журнал у вас?

– А-а, вот в этом-то все и дело! – воскликнул Владимир. – Журнал этот из библиотеки моего деда, Александра Дмитриевича Бланка. Он семь лет служил полицейским врачом в Санкт-Петербурге, а потом и инспектором врачебной управы. И я полагаю, что будущему юристу совсем не вредно изучить, по крайности, некоторые, самые любопытные случаи.

Доктор снова водрузил на нос пенсне.

– Так-так-та-ак… – протянул он благожелательно. – Мудрое решение, взвешенное. Я бы сказал – неожиданное для вашего возраста, но разумное…

– Вот здесь, – Владимир открыл журнал, – я нашел описание происшествия, сходного с тем, которое случилось в нашем Кокушкине. Извольте посмотреть! – Он подошел к доктору и положил перед ним журнал.

– Ага… – Доктор Грибов углубился в чтение. – Да-да… Да-да… – Он оторвался от указанной заметки. – И что же? В чем предмет упомянутой вами дискуссии?

– Да вот… – Владимир повернулся ко мне. – Господин Ильин, будучи свидетелем извлечения тел и приняв даже непосредственное в нем участие, категорически утверждает, что оба несчастных умерли вследствие утопления. Я же говорю, что, по крайней мере, в случае с мужчиной вполне мог иметь место случай, аналогичный имевшему место быть в 1857 году и описанному вот здесь, – он постучал указательным пальцем по журналу, – Евгением Венцеславовичем Пеликаном, профессором Санкт-Петербургской медико-хирургической академии.

Доктор Грибов посмотрел на Владимира, затем на меня и укоризненно покачал головой.

– Ну, милостивый государь, – обратился он ко мне, – вы, конечно, не медик, но все-таки… Помилуйте, господин Ильин, ну какое же там могло быть утопление? Нет, ваш юный оппонент, безусловно, прав! Случай этот весьма похож на петербургский, весьма.

Я промычал что-то неопределенное, изо всех сил стараясь не вспылить и не наговорить оскорбительных вещей – не доктору, разумеется, но юному хитрецу, выставившему меня в столь нелепом свете.

– Да нет, вы не спорьте, голубчик! – Доктор даже руками взмахнул. – Сердце у него больное было. Так что причиной смерти стала внезапная остановка сердца. Утопление! Как же! Да ежели бы он утонул, в легких была бы вода, уважаемый господин. А поскольку оказался он в реке, как можно судить, незадолго до ледостава… Словом, в этом случае имелись бы серьезные повреждения легочной ткани вполне определенного характера. Но их нет. А вот органические изменения сердечной мышцы, миокарда, – налицо. Так что диагноз именно таков: остановилось сердце. Думаю, от переохлаждения. Это и стало причиной смерти.

– Вот оно что… – пробормотал я. – Ну да, конечно… как же-с…

– И что вы думаете, давно ли этот человек страдал сердечным заболеванием? – спросил Владимир.

– Не меньше десяти лет, – уверенно ответил доктор Грибов. – Никак не меньше. Вообще, должен вам сказать, уважаемый господин… э-э…

– Ульянов, – напомнил Владимир. – Владимир Ульянов.

– Да, так вот, господин Ульянов, должен вам сказать, что нам очень повезло, если позволительно так выразиться, с тем временем, когда этот господин изволил купаться. Пребывание во льду сыграло роль консервации, так что сейчас, спустя почти три месяца, мы имеем картину именно такую, какая была при жизни нашего… гм-гм… пациента.

– А скажите, доктор, какие, по-вашему, лекарственные препараты принимал этот господин при жизни?

Доктор Грибов задумался.

– Ну, что тут сказать? Да разные препараты мог принимать, разные. Ну, например, анилнитрит, в пилюлях. Нитроглицерин…

– Тоже пилюли? – спросил Владимир.

– Нет, это капли. Настойка дигиталиса, очень эффективна, но и опасна. Тоже капли, как вы понимаете. Недавно вот читал – доктор Боткин рекомендует тинктуру «конваллярия майалис». Сиречь – ландышевую настойку. Эту тинктуру наш гипотетический пациент тоже мог принимать. Ну и, не исключено, лауданум. Опиумную настойку. Она хороша и как сердечные капли, и как лекарство от бессонницы, и как успокоительное средство вообще. – Закончив перечисление, доктор выжидательно посмотрел на Владимира.

– Понятно. И что же – какие-то препараты такой больной всегда носит с собою?

– Иначе и быть не может. С сердечной недостаточностью шутки плохи, господин Ульянов, – назидательно сказал доктор Грибов. – И кому понимать это, как не больному! А тут, как я уже сказал, сердечник с опытом не менее десяти лет. За такое время он уже инстинктивно должен был бы класть пузырек с каплями или коробочку с пилюлями в карман при выходе из дома. А что?

– Нет, ничего, благодарю вас… – Владимир задумался. – Позвольте еще вопрос, доктор. Как вы полагаете, сколько лет было умершему?

– Лет двадцать восемь, двадцать девять. Тут возраст определялся довольно легко. Как я уже говорил, благодаря льду тело мужчины сохранилось в отличном состоянии. Чего не скажешь о женском теле. Но тут ведь тоже причиной смерти не утопление стало. Впрочем, коли вы участвовали в извлечении тел, так, наверное, и сами знаете.

– Ее застрелили, – сказал мой спутник. – А что вы можете сказать об использованном оружии?

– Смерть женщины наступила в результате ранения в область груди, до того как она попала в воду, – подтвердил доктор. – Тело серьезно пострадало – хотя и не настолько, насколько это могло случиться, окажись оно под воздействием воздуха. Однако же исследование было изрядно затруднено – ногти уже сошли, тело было обескровлено, опять же – воздействие рыб…

От перечисления этих ужасных признаков, сделанного спокойным тоном, словно речь шла о совершенно обыденных вещах, мне сделалось дурно.

Доктор же Грибов продолжал как ни в чем не бывало – обращаясь к Владимиру:

– Тут с определением возраста было больше проблем. Тем не менее по окостенению лопаток и по тому, что три тазовые кости у нее уже срослись, ей было никак не меньше восемнадцати лет. Наличие же всех четырех зубов мудрости, кои, как вам, очевидно, известно, вырастают у человека в десятилетие между двадцатью и тридцатью годами, позволяет с известной долей вероятности предположить, что возраст погибшей лежит примерно в этом промежутке… Но вы, кажется, спрашивали об оружии? – Доктор почесал кончик носа, задумался.

– Да вы не утруждайтесь, – сказал Владимир сочувственно. – Может быть, вы над этим не задумывались…

Тут, похоже, доктор Грибов несколько оскорбился.

– Да будет вам известно, молодой человек, – сказал он веско, – что еще в 1832 году академик Сергей Алексеевич Громов написал книгу «Краткое изложение судебной медицины для академического и практического употребления». И эта книга с тех пор является главным руководством для всех судебных медиков – в том, что касается порядка проведения экспертизы. Так вот, коли речь идет о случае насильственной смерти, прежде всего осматриваются находящиеся поблизости предметы, которые могли причинить смертельный ущерб, а уж потом проводится вскрытие… – Он помолчал, потом продолжил: – Но, к сожалению, в данном случае мне не довелось осматривать место преступления. Впрочем, не думаю, что осмотр дал бы толк – времени много прошло. Тем не менее я, естественно, постарался составить представление об орудии убийства. Вне всякого сомнения, огнестрельное оружие, скорее всего, охотничье ружье. Исходя из того, что входных отверстий несколько, можно предположить, что стреляли, к примеру, крупной дробью, с близкого расстояния. Есть тому подтверждения в характере повреждения наружных тканей. Хотя о калибре дроби ничего сказать не могу. Состояние тела таково, что внутри дробь не застряла и выходные отверстия мы изучить не могли. Ну что, господа? Удовлетворили вас мои ответы?

– О, разумеется, господин Грибов! – Владимир взглянул на меня. – Николай Афанасьевич, есть ли у вас вопросы к доктору?

– Нет, никаких вопросов у меня нет, – буркнул я. – Благодарю вас, Александр Алексеевич. Чрезвычайно вам признательны за то, что уделили нам время.

– Помилуйте, да как же мне однокашнику да коллегам не помочь? – Доктор Грибов рассмеялся. – Очень рад, что оказался полезен. Да, господин Ульянов, весьма меня подивило, что вы оказались так внимательны к судебно-медицинскому аспекту дела. Позвольте сделать вам подарок. Это книга моего учителя Ивана Михайловича Гвоздева «Судебно-медицинские данные в руках юристов», издание 1869 года. По счастью, у меня два экземпляра, и мне почему-то кажется, что труд сей может оказаться сильно полезным в вашей будущей юридической практике. А что таковая практика вам предстоит, я ничуть не сомневаюсь. Вот, держите. – Александр Алексеевич вынул из шкафа томик и вручил Владимиру.

Студент наш смутился, покраснел, однако книгу принял и даже, говоря слова благодарности, прижал к сердцу.

Распрощавшись с Александром Алексеевичем, мы с Владимиром снова направились к Базарной площади.

– Что скажете, Николай Афанасьевич? – спросил Владимир, едва дом доктора Грибова скрылся из виду. – Насчет дроби?

– Да что там, – я махнул рукою, – ну какая же это дробь? Заряд крупной дроби, да еще с близкого расстояния, столько ран оставил бы! Никак не три. Да и дробинки, хоть и крупные, в теле застряли бы. Нет, Володя, доктор ваш не охотник, никак не охотник. Опять же, – я вспомнил жуткие слова, сказанные доктором, – он рыб винит в том, мол, съели у покойницы спину. А я вам еще раз скажу, что коли зарядом гвоздей выстрелить с близкого расстояния, так и рыб никаких не понадобилось бы. Видал я как-то на охоте. Страхоподобное зрелище, доложу я вам.

– Скорее всего, вы правы, – задумчиво произнес наш студент. – И даже наверное правы. В любом случае конечный ответ на этот вопрос нам только убийца и даст.

Некоторое время молодой Ульянов шел в молчании, опустив голову, и вдруг, повернувшись ко мне, сказал:

– Хотел бы я встретиться с этим господином…

– Вы имеете в виду преступника? – спросил я.

Он покачал головой.

– Нет, с тем несостоявшимся самоубийцей и любителем Гейне, которого упоминал доктор. Как бишь его? Пешков? Разносчик булок и начинающий поэт? Der Zahnschmerz… Вряд ли, конечно, такая встреча состоится. А забавно было бы познакомиться – в один месяц, выходит, и у меня, и у него круто изменилась жизнь. Только наши ситуации какие-то перелицованные. Меня исключили из университетской жизни, а его врачи, напротив, вернули к жизни, из университета которой он сам пожелал себя исключить. – Владимир усмехнулся. – Каких только совпадений, однако, не случается…

Мы вышли на Базарную площадь. Осмотрелись.

– Эх, жалко, мельника с нами нет, – неожиданно сказал Ульянов. – Именно здесь и именно в это время я предполагал подвергнуть его некоторому испытанию. Обидно, что оказался таким дилетантом в дорожных делах, – я всерьез считал, что мы сможем вернуться в Кокушкино сегодня же. Ну что же, Николай Афанасьевич, давайте ведите меня в гостиницу. Мысленно я вам уже ранее подчинился, а на словах говорю это только сейчас. Да и поесть, конечно же, не мешало бы.

– Здесь недалеко, – ответил я. – А знаете, как называется гостиница?

– Да уж не иначе как «Шумбут-сарай» какой-нибудь.

– Нет, не угадали. По маленьким речушкам не только улицы, но и гостиницы не называют. А вот большие реки – другое дело. Здесь у нас Кама-матушка течет. Значит, и гостиница – «Кама». Нумера, кстати, вполне приличные, и трактир там совсем недурной. А кстати, Владимир, что это за испытание вы упомянули? Которому вы хотели подвергнуть нашего мельника?

– Хотел – и подвергну, – очень серьезно сказал Ульянов. – Только завтра, когда в обратный путь двинемся. Испытание, которое либо продемонстрирует, что Яков Паклин – совершенно невиновный человек, либо укажет, что он-то и есть убийца.

Глава восьмая,

в которой мы знакомимся со словоохотливым провизором

«Кама» – гостиница уездная, но, по чести говоря, она иной губернской может назидание дать. Постели чистые и свежие, в нумерах ухожено, везде хорошо протертые лампы, у меня в комнате оказалась так даже висячая, по стенам олеографии, полы натерты воском, на подоконниках герани, в коридорах каразейные дорожки. Трактир при гостинице также приличествующий – мы там вечером с Владимиром отменно поужинали, но, разумеется, без фортаплясов, как выразился бы граф Толстой. Вот только цены за нумера не уездные, а самые что ни на есть губернские. Изрядную часть моих денег съели эти цены, кусачие, как… да как клопы, черт бы их побрал!

Клопы, доложу я вам, – это казнь египетская нашей российской жизни. Сколько ни бывал я в разных больших и малых городах, в селах и деревнях, где бы ни жил, где бы ни останавливался – ни разу еще не было случая, чтобы без клопов дело обошлось. И ведь клоп – паразит мелкопакостный, если в кровать не залезет изначально, так потом, в расцвете ночи, всенепременно с потолка свалится, чтобы найти щелочку в простынях-одеялах и присосаться к теплому человеческому телу. Вот, когда давеча собирался я в дорогу, все думал о мелочах и о том, что в спешке какую-нибудь ерунду обязательно забудешь, а потом без этой ерунды будешь чесаться. Как в воду глядел! Нет чтобы порошка персидского захватить – никакой клоп не тронул бы, да куда там!.. Это дома у меня паразиты повыведены, а в уездной гостинице им полное раздолье.

В общем, всю ночь я чесался да клопов давил, утром же встал злой и невыспавшийся. Кажется, Владимира постигла та же маета – когда мы встретились в умывальной, на нем лица не было. Точнее сказать, лицо было, но в мелких красных точках и очень постное. Настроение у нашего студента тоже было не скоромное – и не только клопы, думается, были тому виной; мнится мне, его сильно уедала совесть: очень не хотелось гордому молодому человеку быть на моем иждивении, но тут уж ничего не попишешь – деваться ему было некуда.

Позавтракать мы решили в ямщицкой чайной на Крепостной улице – той самой чайной, которую держит двоюродный брат Паклина. Видел я и самого этого брата: солидного вида мужичина в зеленой вязаной фуфайке, меховом жилете и полосатых шароварах, заправленных в сапоги. Тоже, кстати говоря, рыжий, как и Яков Паклин, – порода, видно, у них такая, игреневая.

Поели мы плотно – впереди целый день в пути, когда еще доведется сесть за обед. Фриштык наш состоял из вкусного русского пирога с мясным фаршем, пампушек с медом и крепкого, хорошо настоянного чаю.

Закончив завтрак, мы вышли на Базарную площадь и заприметили наших лошадей – ну, конечно, не в буквальном смысле «наших», а мельниковых. Они уже были запряжены в кибитку и выглядели сытыми и хорошо отдохнувшими. «Ясное дело, – с некоторой досадой подумал я, – лошадям-то клопы не досаждают!» Едва мы подошли к кибитке, как в конце площади появился Паклин. Судя по виду, мельник был в хорошем настроении и нисколько на нас не сердился, хотя мы с Владимиром, честно говоря, немного опоздали против обещанного – пришли на место не в восемь, как сговаривались, а без четверти девять. Я в прошлом человек военный и дисциплину очень уважаю, опоздания и тем более нарушения уговоров не терплю ни в себе, ни в других, сейчас же, по причине бессонной ночи, мне пришлось изменить себе, и я был очень собою недоволен.

Настроение мельника тоже испортилось, но вовсе не потому, что Якову каким-то флюидом передалась моя диспозиция. Состояние духа ему переменили слова Владимира. Когда мы, поздоровавшись и вволю наизвинявшись за опоздание, уже садились в кибитку, молодой Ульянов попросил Паклина:

– А давайте-ка, Яков Васильевич, мы проедем той же дорогой, какой вы в тот памятный день возвращались. Вот прямо так, начиная отсюда. Вы ведь и тогда у двоюродного брата были?

– Ну? – промычал Паклин, набычившись. Лицо его посерело.

– И прямо с утра – домой поехали? Вот, можно сказать, с этого самого места? – продолжал Владимир, как-то очень уж добродушно улыбаясь. – Ну, стало быть, у нас есть счастливая возможность буквально до вершка восстановить ваш маршрут.

– Зачем это? – подозрительно спросил Паклин.

– А затем, дорогой Яков Васильевич, что я хочу иметь доказательства вашей искренности, – ответил Владимир уже без улыбки. – чтобы мне не было стыдно перед господином Никифоровым. А то я за вашу невинность поручиться готов, а урядник наш мне в ответ какой-нибудь сюрпризец поднесет. Так лучше уж я к сюрпризу этому заранее подготовлюсь. С вашей помощью.

– Какой такой сюрприз? – еще больше помрачнел Паклин. – О чем это вы?

– Садитесь! – повелительно сказал Владимир. – Хватит время терять! А то я, знаете, готов предположить, что вы, господин Паклин, что-то важное от нас скрываете.

После короткой паузы Паклин молча полез на облучок. Я тоже, повинуясь жесту Владимира, поспешно влез в кибитку. В который раз я подивился: вот ведь совсем молодой человек, вчера еще мальчишкой бегал, восемнадцать ему только через три месяца исполнится, и ведет себя порой как неопытный, хотя и горделивый юнец, но стоит ему проявить волю – словами ли, жестами ли, а то и одним лишь взглядом, – как испытанные, бывалые взрослые люди едва ли не беспрекословно ему повинуются.

Мы тронулись. Паклин изредка покрикивал на лошадей, которые, впрочем, сами выбирали привычный путь. От Базарной площади и до околицы дорога у нас заняла около четверти часа.

Тут Паклин остановил лошадей.

– Ну что? – спросил он. – Едем дальше, что ли?

Владимир не ответил. Словно он вдруг глубоко задумался над чем-то совсем посторонним, никак не связанным с нашими делами. Паклин повторил вопрос:

– Так что, господин Ульянов, отправляемся в обратный путь? – Он негромко кашлянул. – Не хотелось бы валандаться здесь без толку. Ветерок поднимается. Как бы метели не было.

Владимир взглянул на Паклина с некоторым удивлением.

– Так ведь я только вас и жду, Яков Васильевич. Как только вы перестанете водить нас за нос и восстановите весь ваш путь, каким он был в тот злосчастный день, мы тут же и отправимся восвояси, – энергически сказал он.

Паклин выпучил глаза и побагровел. Давно я не видел, чтобы у человека так быстро и решительно менялся цвет лица – с мышиного на малиновый.

– Э-э… что… как… – выдавил он из себя. – То есть… значит…

– Да полно! – Владимир махнул рукой. – Что это вы нас с господином Ильиным за наивных простаков держите? Право, мне даже неловко перед Николаем Афанасьевичем. У своего двоюродного брата вы, разумеется, были – видели мы его, очень колоритный мужчина, – а только ночевали вовсе не у него. Вот я и жду, когда вы нас отведете к месту, так сказать, вашего ночлега. А заодно и объясните, с чего вдруг вам захотелось сохранить это место в тайне.

Паклин открыл было рот и даже набрал полную грудь воздуха, но так ничего и не сказал.

– А еще, уважаемый господин Паклин, сдается мне, там нас ожидает разгадка еще одной тайны, – как ни в чем не бывало продолжил мой молодой спутник. – Я имею в виду верхнюю одежду погибшей. Так как же? Куда мы едем?

Мельник тяжело вздохнул и понурил голову.

Видно было, что он борется с собой.

Наконец Яков махнул рукой.

– Ладно, – сказал он. – Что уж тут поделаешь. Ваша правда, господин Ульянов. Была там шуба. Хорошая шуба, красивая. Подарил я ее. Да.

– И куда едем? – спросил Владимир. – Где проживает ваша знакомая?

Яков вздрогнул и втянул голову в плечи.

– Тут недалеко, – тихо ответил он. – В Лаишеве, вообще сказать, все недалеко. Это в двух кварталах от молитвенного дома. Едемте, покажу. Чего уж тут… Только уж вы, господа, дома-то не проговоритесь. Люблю я ее, Пиаму. А куда деваться? Люблю. Вдовая она, уже пятый год как вдовая. Женщина самостоятельная, лавка у нее москательная. Но без меня ей тяжело… – Паклин вздохнул. – А и мне без нее – не легче. Правильно вы догадались, господин Ульянов. У нее я в тот раз был. Только как догадались – ума не приложу.

– По лошадям, – с улыбкой объяснил Владимир. – Куда-то вы заезжали – и когда к брату направлялись, и когда от брата ехали, крюк какой-то делали. И крюк этот для ваших лошадей привычен – они ведь, Яков Васильевич, другую дорогу выбирали, вы их то и дело заворачивали. И вчера, когда мы въехали в Лаишев, и сегодня, едва мы в путь тронулись.

Паклин растерянно посмотрел на смирно стоявших лошадок и в сердцах плюнул.

– Зря на них серчаете, – сказал Владимир. – И без того было понятно: вы что-то скрываете – что-то, что случилось в тот день. Лошади всего лишь помогли понять, что именно. И еще скажите им спасибо – а то ведь подозрение на вас оставалось бы. Подозрение в серьезном преступлении, Яков Васильевич. В двойном убийстве. Так-то вот.

Паклин поворотил кибитку, и мы вновь отправились в сторону Базарной площади. Мельник был прав: поднялся ветер. В городе он еще не очень чувствовался, но можно было представить, каково путникам в поле или на широком тракте. Заметно похолодало, и я поплотнее укутался в медвежью полость. Владимир тоже начал зябко поеживаться – видать, его енотовая шуба, хоть и ценная одежка, была все же не так тепла, какой представлялась с виду.

Я погрузился в мысли о том, что если Яков прав и действительно поднимется метель, то возвращение наше будет трудным, а может быть, и долгим. Мысли были невеселые и неприятные, и они как-то отодвинули на задний план то безусловное восхищение, которое в другой раз вызвала бы проницательность нашего студента. Но, впрочем, восхищение именно этим его качеством уже стало для меня привычным и непреходящим. Думаю, и Яков вполне отдавал должное Владимиру, хотя воспринимал его способности не столько восхищенно, сколько с откровенною опаской. Вот так, при усиливающемся морозце, уже пощипывавшем щеки, прокатились мы неспешно назад, к Базарной площади, предполагая выехать с той стороны, где стоял молитвенный дом, а точнее – часовня, выстроенная восемь лет назад в ознаменование 25-летия царствования императора Александра II. Как и угадал мой спутник, эту дорогу пара нашего мельника знала хорошо – ни разу не появилось у него нужды понукать лошадей или вожжами да кнутом направлять их в нужную сторону.

Единственный раз Паклин чуть натянул поводья – когда мы добрались до площади. Мне даже почудилось, самым сильным желанием Якова в этот момент было соскочить с облучка и пуститься наутек – настолько не хотелось ему везти нас к своей зазнобе. Но, глянув на спокойное лицо Владимира и покосившись в мою сторону, он лишь вздохнул и пустил лошадей дальше, свернув вскорости на длинную прямую улицу, прямую – как почти все лаишевские улицы. Проехав два квартала, мы остановились перед лавкой, расположившейся в угловом двухэтажном строении. Это, как я понял, и были владения мельниковой Дульцинеи.

Вывеска лавки свидетельствовала, что здесь торгуют москательными товарами. За окном, стекла которого были расписаны причудливыми морозными растениями, с трудом, но можно было угадать банки с красками, какие-то не то мешки, не то пакеты, малярный инструмент и тому подобное.

– Так что вот… приехали… – сказал Яков, зачем-то понижая голос. – Здесь, – он указал кнутом на входную дверь, – здесь она, стало быть, и торгует. Ежели хотите с нею говорить о чем – милости прошу. Только вы, господа мои, не пугайте ее, Христом Богом прошу, а то она жизнью и без того пугана… – Паклин покачал головой и быстрым шагом пошел к крыльцу.

Мы нагнали его, когда он, поднявшись по трем деревянным крашеным ступеням, уже распахнул дверь. Спустя несколько мгновений мы все трое оказались в немалом наугольном помещении с низким потолком. Тут царил устойчивый запах олифы, вдоль стен стояли кади с известью и дегтем, бочки с баканом, охрой и прочими красками, на полках стояли банки поменьше и просто маленькие – с порошками разной надобности, в том числе и сухими красителями. Дневной свет проникал в лавку сквозь окна, причем то, которое выходило на улицу, а не в проулок, то ли по хозяйкиному недоумению, то ли из какого-то умысла было наполовину заставлено товаром.

Покупателей тут не было, а хозяйка стояла за конторкой столь неподвижно, что сама могла бы сойти за часть обстановки. Уж не знаю, почему, но любовь нашего мельника представлялась мне женщиной молодой, яркой и бойкой. Ошибся я – Пиама оказалась незаметной, маленькой и совсем уж не юной особой – никак не моложе тридцати пяти – тридцати семи лет. На лице ее, как мне показалось, постоянно сохранялось особенное выражение – словно она ожидала подвоха от всех окружающих. При виде Якова, вошедшего в лавку, она словно очнулась от дремоты, с радостным возгласом всплеснула руками, но тут же, увидев меня и Владимира, входящих следом, испуганно замолчала. На наши приветствия Пиама отвечала почти шепотом. Наряд ее лишь способствовал тому, чтобы у любого складывалось о ней впечатление, подобное моему первоначальному: темно-синее байковое платье до пят, поверх которого столь же темная плюшевая душегрейка, черный прюнелевый платок, подчеркивавший не столько бледность лица, сколько, как показалось мне поначалу, удивительную безликость его обладательницы.

– Вот, – сказал негромко Яков, – вот, Пиама, господа захотели тебя повидать. Так ты уж того… Ты лавку-то запри ненадолго. Поговорить надобно.

Москательщица не произнесла ни слова, только кивнула, послушно заперла входную дверь и подошла к Паклину. Тот опустил голову.

– Ты вот что… – Он смущенно кашлянул. – Тут вот какое дело. Ты шубу покажи, которую я тебе привез. Господа хотят на эту шубу глянуть… Да не бойся ты! – прикрикнул он, увидев искоса, что Пиама тихо ахнула и прикрыла рот рукой, предположив какую-то для себя неприятность в этой просьбе. – Говорю же – посмотреть просто хотят, и все!

Пиама поникла и так же молча скрылась за дверью, которая, как я понял, вела из лавки в дом. Яков смотрел в пол. Чувствовалось, что вся ситуация была ему неприятна. Говоря откровенно, я тоже предпочел бы оказаться сейчас не здесь, а дома, в натопленной горнице, с лафитником в одной руке и любимой книгой в другой. Вспомнив об этих дорогих сердцу приметах домашнего уюта, я тяжело вздохнул и подошел к окну. Сквозь морозные узоры мало что можно было разглядеть, но все же явствовало, что в городе идет деятельная утренняя жизнь. Мимо окна туда и обратно прошло несколько человек, по другой стороне улицы спешил куда-то разносчик, проехали пошевни, потом другие…

Услыхав быстрые, но в то же время словно бы робкие шаги, я отвлекся от созерцания уличной живости. Пиама, не поднимая ни на кого глаз, подошла к стоявшему у дальней стены столу и водрузила на него объемистый сверток, перехваченный посередине тонким ремешком.

– Вот, – тихо сказала москательщица. – Смотрите, не жалко. – Она вернулась за конторку и стала там, сложив руки на груди и внешне не выражая никакого интереса к нашим действиям.

Владимир между тем быстро развязал сверток и развернул шубу, вид которой вызвал у меня сильное разочарование. В самом деле, к подарку Якова слово «шуба» вряд ли подходило в полной степени. Скорее, полушубок – из тех, которые французы называют pelisse courte, – беличьего меха, крытого темно-синим бобриком, уже местами потертым. Пиаме, женщине невысокой, эта шубейка едва ли могла доходить до колен. Правда, спору нет, вещь была красивая, особенно если вообразить ее новою.

Владимир же, напротив, к появлению шубки отнесся с величайшей аттенцией. Пробормотав нечто вроде благодарности, он немедленно принялся ее осматривать. И взялся за дело столь тщательно, что я только рот разинул от изумления. Уж не знаю, что он там искал, а только прощупывал каждую планку, каждый шовчик. В последнюю очередь вывернул карманы.

И лишь после этого выпрямился с разочарованным видом и удрученно покачал головой.

– Володя, – спросил я, – что вы там искали?

Молодой человек не ответил, лишь мельком глянул на меня, а затем выразительно посмотрел на Паклина. Тот понял его взгляд.

– Вот что, Пиамушка, – сказал он хозяйке ласково, – пойдем-ка мы с тобою чайку гостям сообразим. Самовар поставим, пряники медовые да котелки маковые на стол соберем. Пойдем, пойдем! – Он подтолкнул ее к двери.

Когда Яков и его возлюбленная оставили нас одних, я повторил свой вопрос.

– То же, что искал убийца, – расстроенно ответил Владимир, вновь принимаясь ощупывать шубку – уже, как заметно было, без всякой надежды, но лишь из одного упорства и нежелания принять поражение.

– С чего вы взяли, будто он что-то искал в шубе? – спросил я недоуменно.

– А зачем же, по-вашему, он ее снял с убитой? – в свою очередь спросил Владимир. – Что бы это вдруг она ему в такой момент и так понадобилась?

– Ну, возможно, сама шуба и была его целью, – ответил я.

Владимир поморщился.

– Опять предположение о грабеже? Николай Афанасьевич, дорогой мой, мы ведь это уже проходили! Что ж это за грабитель такой – на шубейку позарился, да еще такую выношенную!? Неужто ради столь незавидной добычи стал бы он кого-то подстерегать у дороги с охотничьим ружьем?

– Ну, кому-то и ухоботье – хлеб, – заметил я. – К тому же грабитель мог ожидать, что добыча будет обильнее. Обмишурился.

– А ожерелье жемчужное почему не тронул? А два золотых кольца на пальцах убитой зачем оставил? Эти колечки мне давно покоя не дают. Да одно такое кольцо, думается мне, двух шуб стоит. Я, конечно, не ювелир и точную цену не могу сказать. Но уж точно, грабитель скорее на золото позарился бы… – Владимир задумался. – Ведь как получается: некто подстерегает жертву у реки, недалеко от запруды. Как я понимаю, угрожает оружием и заставляет снять шубку. Только шубку, заметьте! И уж после стреляет в упор. Иначе шубку бы разнесло на спине так же, как несчастную жертву… – Он снова замолчал. – Да, кстати, не мешало бы выяснить, как могла жертва там оказаться. Одно дело, если пешком пришла – значит, жила недалеко. А если приехала в коляске – куда коляска да лошадь потом делись? Непонятно пока, а ведь важно… Да… Ну, об этом мы еще подумаем. Так вот, возвращаясь к нелогичности поведения преступника. Если уж он ради грабежа на убийство пошел, что бы он сделал? Непременно забрал бы то, что бросилось ему в глаза с первого же начала и что быстрее всего сорвать. Куда как проще и быстрее: стащил с пальцев дорогие золотые кольца да с шеи жемчужное ожерелье – и был таков! Нет, он забрал шубку, потом убил несчастную, а ему ведь еще груз к ногам привязывать и в речку тело бросать. Ведь именно так он поступил, разве нет? Да, кстати, об этом грузе. Камней таких больших в окрестностях не найти, там места песчаные, кое-где мелкая галька попадет. И веревка опять же. Что ж это за грабитель такой, что в расчете на случайную жертву с собою, кроме ружья, камень таскает и веревку?

Я вынужден был признать логичность рассуждений Владимира. Тем более, что я и сам не очень верил в случайного грабителя. Разбой? У нас в Кокушкине? Вот уж место, никаким образом для грабителей не привлекательное. Стало быть, преступник искал другой выгоды, возможно, нематериальной.

– Но ежели вы правы, Володя, – заметил я, – ежели целью преступника была некая вещь, которую возможно было спрятать в шубе, вряд ли вы ее сейчас найдете!

Владимир пожал плечами.

– Может, что-то и найду, – ответил он, правда, без особой уверенности в голосе. – Есть у меня надежда на то, что этого делинквента спугнули раньше, чем он нашел искомое. Тут убийце попросту не повезло. Сначала на сцене должен был появиться господин Рцы Слово, а спустя еще какое-то время – наш добрый знакомый Яков Васильевич Паклин. Думаю, преступнику пришлось исчезнуть, махнув рукой на то, что он пытался найти.

Я попытался представить себе картину, описанную моим собеседником. Была тут некая двусмысленность. И я сразу же обратил на нее внимание Владимира.

– Из вашего предположения выходит, что преступник отнял шубку, застрелил несчастную, утопил тело, а затем тут же на месте решил отыскать запрятанную вещь. Так? – сказал я. – Видимо, так. Ведь ежели бы он решил заниматься поисками этого артефакта, уйдя с места преступления, то шубку мы ни за что не нашли бы. А ведь мы ее нашли! Ну, то есть, вы – нашли.

– Мы, вы – какая разница? – отмахнулся Владимир. – Дело вовсе не в этом. Главное – понять, что произошло. Ваши суждения, безусловно, основательны. Преступник должен был действовать именно так, как вы сказали. Дорога каждая минута, в любой момент может появиться нежелательный свидетель. Привязать к ногам убитой приготовленный заранее груз, бросить тело в реку. И немедленно скрыться с шубой в руках, а уж затем постараться отыскать то, что в этой шубе спрятано. Тем более, насколько я себе представляю, погибший господин Рцы Слово стал свидетелем убийства. По всей видимости, он гнался то ли за жертвой, то ли за убийцей, то ли за ними обоими. Он-то, как я уже говорил, и спугнул убийцу. И вы правильно заметили: убийца должен был бежать вместе со своим трофеем, чтобы осмотреть его в более спокойном месте. И господин Паклин эту шубу не нашел бы. Но! – Владимир многозначительно поднял палец. – Он-то ее нашел! И вы сами обратили внимание на сей важнецкий факт! Какой же вывод можно сделать из этого противоречия?

Я молча пожал плечами.

– А тот вывод, что убийца возвращался на место преступления! – воскликнул Владимир. – После появления и последующей гибели в холодной воде господина Рцы Слово и до появления упряжки нашего друга мельника. Тут ему пришлось бросить трофей и спешно ретироваться. Зачем он возвращался? – Ульянов медленно покачал головой. – Не знаю. Это еще одна загадка, которую нам предстоит разгадать… – Он с немалым раздражением отодвинул шубку в сторону. – Черт знает что такое! – огорченно сказал Владимир. – Неужели я ошибся? Ничего нет!

– Может, и не ошиблись. – Я поспешил успокоить молодого человека, совсем по-детски переживавшего воображаемый промах. – Может, убийца вел себя именно так, как вы о том и рассказали, да только с одной поправкою: он успел найти то, что искал. А шубейку бросил за ненадобностью.

И тут в наш разговор вмешалась москательщица: оказывается, она уже некоторое время стояла на пороге и слушала наши дискурсы.

– Простите, господа, а что вы ищете? – Впервые она заговорила громко, и голос у нее оказался, в противоположность внешности, восхитительным, с тем особым грудным звучанием, которое иных мужчин сводит с ума. Мне даже подумалось, что именно этот особый, до чрезвычайности женственный голос и покорил нашего мельника. – Может быть, я смогу вам помочь?

Помимо особого, как я уже сказал, волнующего звучания голоса Пиамы, в самом устройстве фраз обнаруживалась, и тоже неожиданным для меня образом, образованность этой женщины. Я внимательнее к ней присмотрелся и заметил неброскую ироничность скромной москательщицы. Вряд ли мой молодой друг уловил это – при всей остроте ума Владимир все-таки еще не обладал житейской искушенностью. Однако и он посмотрел на хозяйку лавки с некоторым удивлением. А посмотрев, произнес:

– Видите ли, уважаемая Пиама… Пиама?

– Петровна, – подсказала она. – Пиама Петровна. Можно и просто по имени.

– Так вот, Пиама Петровна. – Владимир встал напротив москательщицы и заложил руки за спину. – У шубки вашей история весьма необычная. Господин Паклин в том нисколько не виноват, но, как бы это сказать…

– Да он мне объяснил, – спокойно произнесла Пиама. – Сейчас вот и растолковал. Будто шубейку эту Яков Васильевич нашел на берегу, а принадлежит она вроде как женщине убитой, которую в реке нашли.

– Да-да! – обрадованно подхватил Владимир. – Именно так! А ищем мы… Сами не знаем толком, Пиама Петровна, что мы ищем, – честно признался он. – Есть лишь предположение – будто бы в шубке было что-то спрятано…

Она кивнула и скрылась за дверью. Мы с Владимиром переглянулись. Молодой человек хмыкнул, пожал плечами. Мне тоже показалось странным такое восприятие мельниковой возлюбленной всей этой трагической истории. Однако не успели мы обменяться на сей счет замечаниями, как Пиама вернулась.

– Не это ли письмо вы ищете, господа? – спросила она, протягивая Владимиру какой-то конверт. – Оно лежало в потаенном кармане – вот тут, позади, – Пиама показала на спинку полушубка. – А карман был зашит, аккурат по шву, так что я его даже и не заметила. Только когда надела в первый раз, почувствовала – что-то мешает. Вот… нашла. Хотела Якову предъявить, да все забывала как-то. И то сказать, он у меня нечасто бывает.

Сказать, что мы оба онемели от такого подарка фортуны, значило бы не сказать ничего. Когда Владимир принимал драгоценный конверт, у него явственно дрожали руки.

– Только там не по-нашему написано, – добавила Пиама. – Да вы садитесь, господа. Вот тут, в углу, табуретики припасены. Мешать не буду, пойду на стол соберу. Яков там с самоваром возится, никак не справится что-то. На него не похоже. – Она усмехнулась и оставила нас наедине с находкой.

– Вот видите! Видите! Я же говорил вам! – возбужденно воскликнул Владимир. Куда только девались его взрослая основательность и солидность – он вновь мгновенно стал восторженным, азартным мальчишкой, каким, в сущности, и был. Помахав перед моим носом чудесным образом обретенным конвертом, Ульянов торжествующе, с пафосом заявил: – Вот он, истинный трофей, не доставшийся убийце! – И тут же добавил – иным, вполне деловым тоном: – Давайте-ка изучим это послание.

Конверт оказался вскрытым. Повертев его в руках, Владимир попытался прочесть надпись на лицевой стороне, но она оказалась настолько стертой, что разглядеть можно было разве что несколько штрихов.

– Да, немного тут поймешь. – Владимир разочарованно повертел конверт в руках, открыл его и вытащил сложенный вчетверо лист бумаги. – А вот тут кое-что прочесть можно, – сказал он, разворачивая письмо. – Другое дело. Так… ага… И опять – немецкий язык. Можно сказать, происхождение обеих жертв нами установлено точно.

– Но что, что там сказано? – нетерпеливо спросил я. – Вы же знаете, Володя, я немного владею немецким, но, поверьте, будет лучше, если вы переведете мне содержание письма. У вас это наверняка точнее получится.

– Так-с… «Gna(diges Fra(ulein Louisa Weiszimmer, du(rfte ich Sie bitten»… – Далее Владимир забормотал менее внятно и негромко. Оторвавшись от письма, он посмотрел на меня задумчиво. – Это приглашение. Некую фройляйн Луизу Вайсциммер приглашают посетить наши края. Сейчас, сейчас, Николай Афанасьевич… Так, ага… «Чувствуя себя много обязанным вашему покойному отцу, считаю необходимым вернуть долг хотя бы его дочери. И для того прошу посетить мой дом в удобное для вас время…» Так, так… «Meine Krankheit… und ich bitte…» Ага, болен сей корреспондент и потому умоляет не особо откладывать приезд. Во всяком случае, просит навестить его не позднее ноября-декабря сего года. То есть, прошлого года. И подпись: «Алексей Петрович Залесский». Писано в Казани. Август, тысяча восемьсот восемьдесят седьмой…

– Как вы сказали? Залесский?! – Я не поверил собственным ушам. – Алексей Петрович? Вы не ошиблись?

– Нет. – Владимир удивленно взглянул на меня. – А что вы так разволновались, Николай Афанасьевич? Вы знаете его?

– Знал, – поправил я его, испытывая странное чувство. – Конечно, знал. Но однако же… Неужели вы не слышали? Ну как же так, Володя, он ведь, почитайте, нашим соседом был! Его сиятельству графу генерал-лейтенанту Залесскому в Бутырках около тысячи десятин земли принадлежало, а в Починке и того больше. Неужто не слыхали? Право, удивительно!

Владимир наморщил лоб, пытаясь вспомнить.

– Нет, не помню, хотя кажется… Да, наверное, слышал имя… Во всяком случае, оно мне представляется вполне знакомым.

– Собственно говоря, Алексей Петрович жил в Казани, а в последние годы вообще стал затворником. Сыновья уехали – один в Петербург, второй в Москву…

Владимир еще раз прочитал письмо, беззвучно шевеля губами.

– Так вы, стало быть, знакомы с ним?

– Был знаком, – ответил я. – Не коротко, конечно, но ведь и он из «севастопольцев».

– Это же замечательно! – обрадовался мой юный спутник. – Значит, у вас будет прекрасная возможность расспросить его об очень важных для нас вещах… – Тут он заметил в моих словах иной смысл и спросил, нахмурившись: – А что это вы, Николай Афанасьевич, в прошедшем времени Залесского именуете? «Был», «знал». К чему бы это? Его разве нет в живых?

– Увы, Володя… – ответил я. – Алексей Петрович скончался прошлой осенью… – Я вздохнул. – Право, не знаю… Как слышу об уходе из жизни кого из «севастопольцев» – в сердце словно какая-то ниточка обрывается. Вот как последняя оборвется, тут и мое сердце, чаю я, не выдержит. Да-с…

– Ну, ну! – Молодой мой собеседник еще больше нахмурился. – Рановато вы себя готовите к переходу в мир иной, уважаемый господин Ильин, рановато! Вам, извините, сколько лет? Пятьдесят? Пятьдесят пять?

– Да уж пятьдесят три в этом году будет, – ответствовал я, заметив про себя, что границы моего возраста наш студент определил весьма точно.

– Ну вот! – воскликнул он. – Это и не возраст вовсе. Вы мужчина в расцвете зрелости, так бы я выразился. Это мой батюшка преждевременно покинул сей мир, скончавшись два года назад неполных пятидесяти пяти лет. А, скажем, дед мой, Александр Дмитриевич, жил до семидесяти с лишним. Вам-то куда торопиться?

– Володя, – с ноткой грусти сказал я, – в возрасте примерно вашем, будучи безусым юнкером, я полагал себя чуть ли не бессмертным, а людей умирающих или же погибающих легкомысленно считал участниками некой игры – таинственной, но не более страшной, чем, скажем, казаки-разбойники. Даже на войне был уверен в своей неуязвимости. Несмотря на это… – Я прикоснулся к виску, где среди седых волос пролегала бесцветная прядка. – А только годы идут, и всю мою молодую самоуверенность я давно уже подрастерял…

Впрочем, спутнику моему, я это видел, уже не были интересны старческие рассуждения о грядущей смерти. Хмыкнув раз-другой с сочувственной интонацией, он вновь углубился в чтение письма. Уж не знаю, что еще он намеревался там вычитать – не тайнопись же какую подозревал?! Я невольно обратился мыслями к покойному генераллейтенанту. Похоже, настигла его та самая болезнь, о которой он в своем послании извещал неведомую нам Луизу Вайсциммер. И уж конечно, ни о чем не сможем мы его расспросить, не прольет он нам свет на загадку страшной гибели своей гостьи и не поведает, о каком же долге шла речь. Вот она, ужасная простота смерти – всего одним словом определяется: «Никогда».

Я, наверное, долго бы еще предавался печальным философствованиям, однако же Владимир нетерпеливо прервал их.

– Да, жаль, конечно, отставной генерал-лейтенант нам, наверное, мог бы кое-что разъяснить, – сказал он. – А когда именно умер Алексей Петрович, не помните?

– Кажется, в середине ноября, – ответил я неуверенно. – Видите ли, Володя, я был с ним знаком не коротко. И о кончине его сиятельства узнал из газеты, с изрядным опозданием.

– Так-так, ага… – Владимир побарабанил пальцами по столу. – И время совпадает, просто удивительно. Ноябрь, середина. Как раз тогда Ушня встала – так ведь? Ч-черт! – с досадой воскликнул он. – Как же нам узнать, виделась эта дама со своим корреспондентом или нет? Приехала она до кончины или после?

– Боюсь, этого нам никто не расскажет, – убежденно сказал я.

– Похоже на то. – Владимир вздохнул, спрятал письмо во внутренний карман шинели. – И все-таки, Николай Афанасьевич, – он посмотрел на меня с нескрываемой гордостью, – все-таки наш улов нынче отнюдь не плох. Известно имя жертвы, известна причина ее появления здесь. И, хотите верьте, хотите нет, а только думаю я, что еще сегодня раскроем мы инкогнито и второй жертвы. Есть у меня на то кое-какие соображения.

Как ни упрашивали нас Яков и Пиама, а от чая пришлось отказаться. Владимир категорически заявил, что времени на это у нас нет – во-первых, осталось еще одно неотложное дело в Лаишеве (об этом срочном деле я услышал впервые), а во-вторых, надо как можно быстрее возвращаться в Кокушкино. Мне пришлось согласиться с ним, хотя я полагал горячий чай отнюдь не лишним.

– Пиама Петровна, а есть ли в Лаишеве аптека? – уже на выходе спросил Владимир.

– Зачем вам аптека? – удивленно спросила москательщица. – Если что болит – вы скажите, у меня и травы есть, и корешки.

– Нет-нет, нам просто кое-что надо выяснить, – смеясь, ответил Владимир. – Так как же – есть?

– Почему не быть? – ответила Пиама. – Лаишев уездный город как-никак. И больница у нас есть, и богадельня. Аптека тут неподалеку. Немец Альтерман ее держит, Карл Христианович.

Действительно, аптека оказалась в двух шагах от Пиаминой лавки. Едва завернув за угол, мы увидели дверь и по обе стороны от нее – две витрины с большими стеклянными шарами, заполненными яркими цветными жидкостями – красной, синей и зеленой. По стеклу витрин шли надписи: слева от двери было написано по-русски «АПТЕКА», а справа – по-латыни «APOTHECA».

Карл Христианович Альтерман оказался дородным господином, самоуверенным и жизнерадостным, говорившим с жестковатым немецким акцентом. Он был в черном бархатном пиджаке, черной же атласной жилетке, белом гро-гро галстуке и серых панталонах; из жилетного кармана свисала золотая часовая цепочка. Хотя Лаишев и уездный город, и живут здесь люди разного достатка и достоинства, тем не менее было весьма необыкновенно встретить здесь фигуру такого европейского обличья, да еще в столь комильфотном костюме. Казалось, будто какая-то неведомая сила взяла и одночасьем перенесла в наши уездные пенаты стареющего франта из немецкого бурга. На все и всех, включая посетителей своего заведения, аптекарь смотрел со снисходительной жалостью и безусловным превосходством.

– Ну-с, господа, и чем же я могу вам служить? – спросил сей почтенный провизор, едва мы оказались внутри помещения с характерным камфарноанисовым запахом. – Зо. Не говорите, я и сам вижу! – Он ткнул в меня пальцем и сказал безапелляционным тоном: – Зо! У вас, любезнейший, натура апоплексическая, и нуждаетесь вы в препаратах, снижающих кровяное давление, а также в средстве от бессонницы. – Не дожидаясь моего ответа, аптекарь тут же повернулся к Владимиру. – А вы, молодой человек, не смейтесь, не смейтесь! У вас чересчур рано для вашего возраста расшатались нервы, и, кроме того, вы имеете склонность к запорам. Что же, господа, мои медикаменты – к вашим услугам. Смею заверить, они приготовлены не хуже, чем в Казани!

– Мы непременно воспользуемся вашими услугами, уважаемый господин Альтерман, – ответил Владимир, – но сейчас нам хотелось бы получить консультацию по иному поводу. Скажите, пожалуйста, часто ли к вам обращаются за сердечными каплями?

Провизор махнул рукой.

– Что вы, что вы! Сердечные болезни в нашем климате и среди наших горожан – редкость. Я своих сердечников наперечет знаю. Да их и всего-то – на одной руке пальцев хватит, чтобы пересчитать. – И Карл Христианович в самом деле немедленно начал перечислять, загибая короткие пальцы: – Викентий Саввич Сазонов, купец второй гильдии. Иван Славомирович Троеросов, станционный смотритель. Э-э…

– Стоп-стоп! – Владимир шутливо поднял руки. – Сдаюсь, господин Альтерман, сдаюсь! Лучше скажите – а вот, к примеру, кто-нибудь из приезжих… незнакомых вам… не обращался ли за такими препаратами? Примерно эдак месяца три назад?

Провизор замолчал и задумчиво посмотрел на моего спутника. Густые его брови сошлись на переносице.

– Зо. Обращался, – медленно произнес он. – Конечно, я помню его. Не так часто у нас появляются иноземцы. Моя скромная персона не в счет. Правду сказать, так и вовсе не появляются. А в чем дело? Что случилось? Надеюсь, лекарство помогло?

– Вспомните, пожалуйста, когда именно это произошло и как этот господин выглядел.

– А что тут вспоминать? Я всех покупателей вношу в журнал. Вот, извольте, – верный, хотя и бессловесный помощник! – Альтерман похлопал ладонью по большой толстой тетради с клеенчатой обложкой. – Вот тут и записываю. Значит, было это более двух месяцев назад. Нынче у нас январь, выходит, о ноябре речь… – Аптекарь, словно наугад, раскрыл свой журнал. – Вот вам и ноябрь. Вот число – двадцать первое. А вот и господин, вас интересующий. Зо… – Он ткнул пальцем против записи и прочитал: – Роберт Зайдлер. Этот поименованный господин Роберт Зайдлер купил у меня лауданум и, по моей настоятельной рекомендации, ландышевые капли.

Я в очередной раз отдал должное сметливости нашего студента. Как он и предсказывал, мы установили имя и фамилию второй жертвы. Правда, теперь следовало бы выяснить, кто он такой, этот Роберт Зайдлер, страдавший сердечной недостаточностью и нашедший смерть в замерзшей Ушне. И кем была та, за которой он бросился в ледяную воду темной осенней ночью?

– Мы с вами немного ошиблись, – шепнул мне Владимир. Глаза его блестели от восторга. – Этого господина следовало называть не «Рцы Слово», а «Рцы Земля».

Между тем аптекарь продолжил:

– Как он выглядел? Ну… обыкновенно выглядел. Хотя нет, не совсем обыкновенно. Одет был уж вовсе не по нашим местам. Бекеша тонкого сукна с рыбьим мехом, штиблеты – только по паркету скользить. Кроме того – очень он торопился. У нас тут, знаете ли, народ все больше степенный, торопег нету. – Я отметил, как немец Альтерман непринужденно и кстати вставил наше местное словцо «торопега». – Да и куда торопиться, скажите на милость? От кого бежать? К чему стремиться?

– Sprach er Russisch? [4] – спросил вдруг Владимир. Объясняясь по-немецки, он картавил сильнее обычного, и оттого речь его казалась говором прирожденного немца – в моем представлении во всяком случае.

– Nein, nein, wir haben Deutsch gesprochen! [5] – Аптекарь взмахнул пухлою рукою и рассмеялся. – И то сказать – удивительно было встретить тут, почти в шестидесяти верстах от Казани, человека, ни слова не понимающего по-русски. Ja, er konnte kein russisches Wort! Das waere ganz unmоeglich! [6] Совершенно невозможно! Говорят – язык до Киева доведет. Так ведь где Киев, а где мы! И без языка! Это надо сподобиться – чтобы безъязыкий на тысячи верст от границы в Россию углубился!

– А не говорил ли он вам, куда путь держит? – поинтересовался Владимир словно бы между прочим, рассеянным взглядом скользя по полкам с колбами и пузырьками.

Альтерман покачал головой.

– Нет, о том не говорил. Спросил гостиницу, я объяснил и даже написал записочку по-русски – что, мол, податель сего нуждается в нумере на одну ночь.

С тем мы и покинули славного аптекаря Карла Христиановича Альтермана.

Был у меня вопрос, который казался мне весьма важным, хотя я не вполне понимал, почему. С ним я и подступился к Владимиру, когда мы шли по лаишевской улице.

– Скажите, Володя, этот австриец… – начал я.

– Немец, – вдруг сказал Ульянов.

Я удивился.

– Позвольте, вы же сами и определили, что господин Рцы Земля, он же Роберт Зайдлер, подданный Австро-Венгрии.

– Это по происхождению он австриец, – улыбнулся Владимир. – А по немоте своей – немец. И по справедливости он – именно что Рцы Земля, а не Рцы Слово. На Руси когда-то всех иноземцев немцами звали – потому что «немыми» были, нашего языка не знали. Словяне, – он подчеркнул букву «о», – это те, которые словами владеют, а немцы – все остальные, поелику слова вымолвить не могут. Есть такая точка зрения среди лингвистов, не могу сказать, что я ее полностью принимаю…

– Ну хорошо, немец, австриец – я не о том хотел спросить. Как вы догадались, что сведения о нем надо искать здесь? То есть, на мысль об аптеке, я так понимаю, вас навела беседа с доктором Грибовым. Но вот почему вы его ищете в Лаишеве?

– А письмо вспомните, – ответил Владимир. – Письмо, с которым вы приходили ко мне, помните? Там упоминается Лаишев, только написание этого слова более чем странное. Ну, а когда мы установили имя жертвы – Луиза, – тут уж все стало понятно. Он ведь в том письме упоминал, что отыскал некую Луизу. Понятное дело, что речь шла об одной и той же особе.

– И как, по-вашему, чтo это вдруг Роберт Зайдлер, безъязыкий иностранец, в Лаишеве оказался? Какой птицей-тройкой его именно сюда занесло?

– А вот этот вопрос, Николай Афанасьевич, мне и самому покоя не дает, – почему-то понизив голос, ответил молодой Ульянов.

Глава девятая,

в которой я встречаюсь с главноуправляющим имениями графа Залесского и кое-что узнаю о семействе Вайсциммер

За разговорами с москательщицей Пиамой Петровной и славным аптекарем Карлом Христиановичем время подошло едва ли не к полудню. Мы же спервоначалу хотели возвращаться в Кокушкино с восходом солнца. Надо было спешить – паклинские лошади, конечно же, отдохнули, но и для сытых и резвых лошадей шестьдесят верст, пусть с остановками, – тяжелая работа, так что попасть домой мы теперь могли только в глубокие сумерки, если не совсем ночью. И при всем при этом пускаться в дорогу, не поев как следует, было бы верхом неблагоразумия.

Я предложил Владимиру устроить ранний обед. Мой спутник, недолго думая, согласился. Мы заглянули к Пиаме Петровне и предупредили Якова, одновременно обозначив крайний срок нашего отправления, а затем направили свои стопы в Никольский трактир, бывший неподалеку. День был не постный. «Это мы завтра, в пятницу, поститься будем, – подумал я. – Только почему же „мы“? Я, конечно, буду, а вот за Владимира не могу сказать, неизвестно мне, соблюдает посты наш вольнодумец или нет. Уж и не знаю, как там у них, у „особенных людей“, с говеньями».

Когда мы уселись за стол, я приказал, чтобы мне принесли щи с зашеиной и фрикадельки с черносливной подливой – половой, может быть, и удивился такому раннему обеду, но виду не подал, – Владимир же от супа или щей отказался и ограничился свиными котлетками с жареным картофелем. Еда была очень недурна, и я даже получил немалое удовлетворение, тем более что мне по моей просьбе принесли полуштоф хереса, и я с наслаждением осушил два лафитничка. Мой спутник от вина решительно отказался и, как ни странно, к еде тоже проявил довольно странное равнодушие – сидел, задумавшись, и, скорее, создавал в тарелке какие-то странные фигуры из картофеля и котлеток, чем ел по-настоящему. Впрочем, когда он закончил, тарелка его осталась совершенно пустой, если не сказать чистой. Напоследок мы выпили яблочного компоту, который оказался необыкновенно вкусен. Я расплатился – Владимир при этом еще более нахмурился, – а затем, подпав под некое игривое настроение, сыграл на губах известную песенку «Мальбрук в поход собрался», не всю, конечно же, а лишь первые такты. Надо отдать моему спутнику должное – он и грубоватую мою шутку оценил, и намек понял. Мы посетили «кабинэ д’эссанс», после чего ничто уже не мешало нам отправляться в путь.

Благо еще, что ветер, пошумев немного, все-таки стих. А ведь день-то сегодня – Ефрем Ветродуй. Если на Ефрема ветер – быть сырому году, так говорят в народе. Впрочем, какой будет год, хороший или плохой, сырой или ведренный, это вопрос спорный, а вот то, что в пути нас, скорее всего, не встретит метель – хорошо без всяких споров и разногласий. Пусть уж Ефрем и дальше отдыхает где-нибудь там у себя на небесной печи.

Выехав из Лаишева в Кокушкино, мы с Владимиром первые версты провели в молчании. Причины безмолвия моего молодого спутника были мне неизвестны. Что же до меня, то молчал я прежде всего от обилия событий, буквально обрушившихся на нас в короткий срок. И то сказать: пробыли мы в уезде всего ничего – вечер, ночь и утро, – а узнали по нашему делу столько, что иному хватило бы и на неделю. Я вдруг почувствовал, что от всех новостей и событий навалилась на меня свинцовая усталость, словно и не было никакого отдыха в гостинице и обеда в трактире, а вместо этого я, не разгибаясь, не то лес валил, не то землю пахал. А ведь только и пришлось мне быть всего-навсего, если уж прямо говорить, ассистентом при юном студенте нашем, столь браво и уверенно поведшем полицейское дело, будто всю жизнь о том мечтал и тем занимался! Хотя, может, оно так на самом деле и было – не зря же он в юристы собирался.

Пригрелся я в медвежьей полости, мерная рысь лошадок укачивала, будто в колыбели. Да и херес, поданный в трактире, был не только ароматен, но и весьма крепок. Одним словом, в сон меня склонило не на шутку, и бороться с этим желанием я никак не мог. Так что не только первые версты, но и все последующие обошлись без разговоров, которые путешественникам пристало вести в дальней дороге. На полпути до Державина я уже вовсю клевал носом, а затем и окончательно уснул. Не помню, снилось ли мне что – ежели и снилось, так то же, что происходило наяву. Склоняющееся к закату солнце, укатанная дорога, заснеженные деревья по обочинам, заяц, порскнувший из кустов… Была остановка в Державино, я деревянно вышел из кибитки, не освободившись ото сна, посидел передышки ради на станции вместе с Владимиром, пока Яков перепрягал лошадей, затем снова залез в полость. Потом, спустя время и спустя другие сны – уже не с зайцами, а с синими, зелеными и красными стеклянными шарами, на которые кто-то указывал пальцем и, выбрав именно красный, волшебным грудным женским голосом говорил: «Это кровь безъязыкая, да не простая, а ландышевая. Ах зо!» – доехали мы до Шали.

Даже крепкий чай в сейхане не вывел меня из дремотного состояния, так что по-настоящему проснулся я, только когда наша упряжка въехала в родное Кокушкино. Время было совсем вечернее. Осмотрелся я – в избах окна светятся, белые дымки над крышами на фоне черного неба, луны нет, да и не ее сейчас время по ночам, зато звезды высыпали все до единой. Яков, не спрашивая, уверенно направил кибитку сначала к моему дому.

Выбравшись из тепла медвежьей полости на морозный воздух, я сразу же взбодрился. Дремоту словно рукой сняло. Попрощался с Паклиным.

Мельник сидел, нахохлившись, и на слова благодарности за поездку едва ответил, буркнул только:

– И вам здоровьица, Николай Афанасьич.

Похоже, наши заверения в том, что никто и никогда в Кокушкине не узнает о прекрасной москательщице – тайной любви нашего мельника, – не успокоили его ничуть. Я искренне подивился тому, сколь причудлива бывает натура человеческая! Вот хотя бы взять того же Паклина. Нынче он скорее предпочел бы остаться под тяжким подозрением в свершении ужаснейшего преступления, нежели раскрыть посторонним свои сердечные тайны. Хотя именно это раскрытие, в конце концов, обеляло его в глазах закона полностью. И ведь сказал ему уже об этом Владимир, и Автомедон наш вроде бы все понял – а вот сидит на облучке, скрючившись в три погибели, шапку на самые брови натянул, по сторонам не смотрит. Только кнутом поигрывает. А про себя, должно статься, клянет хитроумных господ, которые его принудили рассказать о своей зазнобе. И уже не помнит о том, что еще давеча сидел под замком у урядника Никифорова и ожидал отправки в уезд, а там, кто знает, может и прямо в суд да на каторгу. Мало, что ли, ошибок полицейские да судейские совершали? Мало, что ли, несчастных за чужие вины в Сибирь ушли?

«Или же, – подумал я вдруг, – наш мельник более законного наказания боится гнева своей законной супруги». Мысль эта меня изрядно позабавила. Всяк в Кокушкине знал, что Ефросинья держала своего мужа в ежовых рукавицах. Словом, махнул я рукою на угрюмость Якова и вернулся к кибитке – попрощаться с Владимиром. Он тоже был немногословен, хотя на лице его обозначалось выражение не угрюмости, а серьезной озабоченности. Тем не менее молодой мой друг привстал, пожал протянутую руку и даже улыбнулся на прощанье. Я был обескуражен его молчанием более, чем мрачностью мельника, и от того немного замешкался. Надеялся я, что он предложит встретиться утром у Никифорова.

Не дождавшись от Владимира ни слова, я рискнул заговорить сам:

– Так что же, Володя, идем ли мы с вами утром к уряднику? Или вы сами сообщите ему о своих открытиях?

Наш студент покачал головою.

– Еще не решил, – ответил он неохотно. – Прежде чем что-либо рассказывать, неплохо было бы все хорошенько обдумать. – Он подался ко мне и добавил, понизив голос: – Я, видите ли, опасаюсь, что наш доблестный страж закона может нам помешать. Не по злому умыслу и не по лености, а, напротив, по чрезмерной ретивости. Да и другие причины имеются, способные осложнить дело. – Владимир вздохнул. – Я ведь, Николай Афанасьевич, в юристы готовился, законами Российской империи немало интересовался. Коли сообщим мы нашему Егору Тимофеевичу: так, мол, и так, погибшие – иностранцы, да еще и подтверждение тому представим, – он ведь о том непременно по начальству доложит. Ведь так?

– Так, – ответил я в некотором недоумении. – Конечно, доложит, таков порядок. Не может не доложить. Хороши б мы были, если бы дела об убийствах у нас урядники решали. Полицейское следствие, дознание, выявление преступника, арест и потом суд – это естественный ход вещей. Так что не вижу особой беды…

– То-то и оно, что не видите! – перебил меня Владимир все тем же приглушенным голосом. – А я вижу. Беда в том, что дела, в которых замешаны иностранные подданные, да еще такие, в которых эти иностранные подданные – жертвы, это, знаете ли, прерогатива не уездной полиции, к коей принадлежит доблестный господин Никифоров, и не сыскной полиции, а полиции политической, то есть жандармерии. Уж вы мне поверьте, Егора нашего тогда, как пить дать, отстранят от дела. Das ist so sicher wie das Amen in der Kirche. [7] И не становой пристав господин Лисицын будет решать, кого казнить, а кого миловать. Заниматься этим делом станет следователь губернского жандармского управления. А теперь скажите: станет ли слушать такой следователь умозаключения желторотого юнца, да еще и политически неблагонадежного? Вот видите, и вы уже задумались. – Ульянов отодвинулся от меня и сказал обычным своим голосом: – Так что, Николай Афанасьевич, коли вы надумали завтра заняться чем-то по хозяйству, озаботиться какими-то домашними делами, на меня не оглядывайтесь.

Слова Владимира повергли меня в немалое смущение, но я не нашелся, чем возразить. Так и стоял, глядя на него слегка оторопелым взглядом. И стоял бы так, наверное, долго, когда бы Яков не оглянулся на нас и не спросил недовольно:

– Поехали, что ли?

– Да-да, трогайте, Яков Васильевич, – поспешно отозвался Владимир. Паклин хлестнул вожжами, кибитка покатила в сторону усадьбы Ульяновых, а я все стоял и глядел ей вслед.

Тревожно мне что-то стало, куда тревожнее, чем даже до поездки в Лаишев. Выходило так, что важнейшие сведения, можно сказать, бесценные сведения для разрешения полицейского дела, в которое сам же Владимир меня и вовлек, он собирается сокрыть, да еще меня к тому принуждает! Не нравилось мне все это, а деваться некуда. Идти, вопреки его решению, к Егору мне не пристало. Однако скрывать тоже ничего не хотелось. Я всегда был законопослушным гражданином, и, стало быть, чувство долга требовало доложить обо всем. Да ведь и Яков Паклин, как ни крути, теперь о многом осведомлен. Хотя нет, Яков как раз не в счет; о чем говорилось в письме, он не знает. Да мельник и не станет ничего докладывать уряднику, себе дороже получится. Уж тогда Ефросинья точно узнает о его «двоюродном брате». Но мне-то, мне-то что было делать?

Потоптался я на морозе да и отправился к себе, не сумев привести смущенные чувства в порядок.

Дома было темно, тихо и тепло. Аленушка спала, Домна тоже. Видимо, обе решили, что я задержался в Лаишеве и сегодня уже не вернусь. Несмотря на поздний час, я надумал отужинать. Тем более что дурманный сон, в который я погрузился дорогою, теперь сменился состоянием уверенного и даже какого-то нервического бодрствования. Я осторожно пробрался в горницу и только тут засветил лампу.

На душе у меня сразу же полегчало, когда увидел я на столе, покрытом чистой скатертью, свежий хлеб в плетеной хлебнице под льняным полотенцем и столовый прибор. Нет, ждали, ждали меня сегодня! Во всяком случае, Аленушка уж точно ждала. Узнаю ее заботливые руки. Она, именно Аленушка оставила в печи горшок со щами и гусятницу с говяжьим рагу под сметанным соусом, прикрыв устье заслонкою. Пуще же всего тронуло меня то, что, зная привычки и слабости своего родителя, Аленушка не забыла и любимый мой напиток – у прибора стояли штоф с рябиновкой и привычная граненая рюмка на невысокой ножке.

Я сел за стол и принялся за еду. И вот так, неторопливо поглощая наваристые щи, поддаваясь целебному действию рябиновки, уже спокойно обдумал сказанное Владимиром на прощание. По всему выходило, что студент наш прав, со всех сторон прав. Мне пришло в голову даже то, о чем он не сказал, – что тот же самый неизвестный пока преступник, столь быстро отозвавшийся на интерес молодого человека к полицейскому делу и донесший об этом становому приставу (слова Никифорова о том, что кто-то из кокушкинцев мог наябедничать из обыкновенной зависти, я всерьез не принял), непременно постарается увести дело отсюда, из Кокушкина, еще раз. Увести окончательно, так чтобы не допустить в нем дальнейшего участия молодого Ульянова, которого злодей справедливо опасался. А тут, выходит, мы сами же пойдем ему навстречу, сами же позволим начальству честного нашего урядника отдать дело людям хотя и сведущим, но всего от начала не знающим и уж никаких советов от поднадзорного ссыльного принять не могущим ни в каком случае!

– Вот так-то, Николай Афанасьевич, – пробормотал я, наливая вторую рюмку рябиновки. – Уж ты, друг ситный, выбирай: быть ли тебе тут с нашим студентом заодно да прищемить хвост душегубу, или же соблюсти закон и тем самым, может статься, помочь душегубу от этого закона улизнуть.

Самое грустное было то, что я так и не мог решить – что же все-таки должно мне делать. Владимир-то прав, конечно, но ведь и закон писан, чтобы его блюсти.

Я отодвинул пустую тарелку, смел со стола хлебные крошки и пошел к своему креслу, стоявшему аккурат у книжного шкафа. Набил крепким кнастером, купленным в Пестрецах, любимую трубку, в прошлом году выточенную для меня из грушевого корня умельцем нашим Ермеком.

Все-таки домашняя обстановка споспешествует порядку в мыслях. Окутываясь сизыми клубами табачного дыма, я вскорости пришел к убеждению, что следует мне, однако, промолчать о том, что узнали мы в Лаишеве. Никак нельзя было вот так, сгоряча, бежать к уряднику и выкладывать все козыри. А утвердившись в этой мысли, захотел я, по давней привычке своей, проверить – что поведает мне на сей счет книга графа Толстого, зерцало мое неизменное на все случаи жизни. Я уже потянулся рукою к шкафу, чтобы снять с полки заветный томик, как вдруг осенила меня шальная мысль: проверить то же самое, но по иной книге. Вспомнил я, как точно подсказал мне другой сочинитель, сам того не ведая, верные суждения о разных вещах – о теле, в реке обнаруженном, о гвоздях, коими со всей очевидностью начинил патрон убийца. Так что вместо любимых моих «Севастопольских рассказов» взял я из шкафа переплетенный томик с романом Чернышевского.

И случилось черт знает что!.. Раскрыл я, не глядя, сшитые тетрадки старых журналов, помедлил немного, поводил пальцем по странице, а потом прочел то место, в которое уперся мой ноготь. Прочел – и, ей-богу, подскочил в кресле. И трубку едва не выронил от изумления. Ибо сказано было там следующее:

«… пусть это будет секрет, что я не по своей охоте мрачное чудовище. Мне легче исполнять мою обязанность, когда не замечают, что мне самому хотелось бы не только исполнять мою обязанность, но и радоваться жизнью; теперь меня уж и не стараются развлекать, не отнимают у меня времени на отнекивание от зазывов. А чтобы вам легче было представлять меня не иначе как мрачным чудовищем, надобно продолжать следствие о ваших преступлениях».

Словно обожгло меня прочитанное – надо же, так в точку попасть! Поспешно, даже с испугом захлопнул я запретный роман. Нет, не простая это книжица, право слово, непростая, с вывертом каким-то особенным. Налил я себе еще малость настойки, для храбрости, а как же иначе – ведь дрожь пробрала меня от такого совпадения! Выпил – и снова раскрыл. Ну что ты будешь делать! Словно издеваясь надо мною, Чернышевский заявлял:

«… то, что делается по расчету, по чувству долга, по усилию воли, а не по влечению натуры, выходит безжизненно. Только убивать что-нибудь можно этим средством…»

Задумался я над прочитанным. Ведь это чувство долга подталкивает меня известить урядника о том, что удалось нам узнать в Лаишеве от любезного доктора Грибова и словоохотливого немцааптекаря. И по всему видно, что выходит это безжизненно, хотя и в соответствии с буквой закона. А натура моя, естество, так сказать, душа – влечет в обратную сторону. Нет, ничего я не буду говорить, потому как прав наш студент. И ежели кто отыщет злодея и накажет его по заслугам, так только он.

– Не простой вы человек, Николай Гаврилович, – сказал я, обращаясь к автору романа с уважительной серьезностью, – очень даже не простой. И не зря, выходит, молодые люди вас читают и почитают… По сей причине, многоуважаемый господин Чернышевский, отправлюсь-ка я сейчас в постель, а утром нанесу визит моему молодому другу. И делать буду то, что он присоветует. Так-то вот.

С этими словами поставил я переплетенный томик на почетное место, рядышком с «Севастопольскими рассказами», погасил лампу и отошел ко сну с чувствами вполне успокоенными. Ибо принятое решение виделось мне, наконец-то, очень верным.

Увы. Человек предполагает, а Бог располагает. Не зря родилась эта поговорка. Поутру я совсем уж собрался было посетить усадьбу, как заявился ко мне в дом урядник собственной персоной. И такое у него было особенное нетерпеливое лицо, и так громко скрипел он ремнями, что я сразу понял: случилось что-то важное и для нас с Владимиром не весьма приятное.

Так оно и оказалось. Я провел Никифорова в кухню, пригласил сесть, предложил чаю. От чая Егор Тимофеевич отказался. Откинув полы шинели, урядник сел на скамью, у стены стоявшую, и тут же спросил:

– Так что же вы, Николай Афанасьевич, с господином Ульяновым в два дня выездили?

Я замялся – не потому только, что не подготовился к ответу на такой вопрос, но и потому, что почудилась мне в голосе урядника не особо скрываемая насмешка. Он помолчал чуток, а затем неожиданно заявил:

– Впрочем, нужды в вашем ответе нет, господин Ильин. Личность погибшей дамы установлена. Звали ее… – Он стянул с руки перчатку, вытащил из внутреннего кармана какую-то бумажку, поднес к глазам. – Звали ее… ага, вот: Луиза Вайс… Вайс-цим-мер, – раздельно прочитал урядник. – И приехала к нам эта госпожа в недобрый для себя час прямехонько из Вены. Из столицы, значит, Австро-Венгрии.

Ежели бы в тот момент на голову мне обрушилась крыша дома, это поразило бы меня менее, чем слова урядника. Нащупал я за спиною стул, пододвинул, осторожно сел. И подумал сразу же на Паклина: видать, изъявление верноподданнических чувств взяло верх над семейным благополучием. Вот только кто ему имя-то сказал? Неужели Владимир, после того как они от моего дома отъехали?

Егор Тимофеевич, между тем, опять помолчал со значением. Потом произнес веско:

– Знаете ли вы, что сие означает? Сие означает, что не полиция теперь будет заниматься разысканием преступников, во всяком случае не уездная полиция. И уж по-любому – не я. А будет этим заниматься жандармерия. Вот там, в жандармском управлении, теперь и решат, кого да за что арестовывать, кого спрашивать и кого слушать. – Никифоров облегченно вздохнул, улыбнулся. – И ведь хорошо-то как, Николай Афанасьевич! Не для меня была эта оказия, не для меня. Одно дело – мужиков расходившихся успокоить, краденую лошадь найти или пропавший из сарая хомут. И совсем другое – отыскать убийцу, этакое сотворившего. Последнюю неделю я всякий час понимал, что не в свои сани уселся. И ведь не сам уселся, а будто черт какой меня в эти чужие сани затолкнул. Нет, шалишь! Пусть господа жандармы теперь ловят, они тому очень даже обучены, куда нам, серой скотинке.

– И кто же вам сообщил эти сведения об убитой? – спросил я. – Из уезда, что ли?

– Зачем же из уезда? – Егор встал, одернул шинель, застегнулся на все крючки. Надел папаху, чуть сдвинул ее набекрень. – Сообщили мне о том нынче утром господа Артемий Васильевич Петраков и Петр Николаевич Феофанов. Пришли чуть ли не с рассветом. И повинились, вот-с. А я, стало быть, все сказанное записал. Они подписями своими скрепили. Завтра эту бумагу отошлю в уезд, господину становому приставу Лисицыну.

Уже поднявшись, следом за Никифоровым, я опять тяжело рухнул на стул.

– В чем же они повинились? – спросил я потрясенно. – Господи, да что вы такое говорите, Егор Тимофеевич? Неужто Артемий Васильевич и Петр Николаевич – преступники?

Никифоров рассмеялся, замахал руками.

– Да что вы, Николай Афанасьевич, право! Ну какие же они преступники?! Повинились эти господа в том, что сразу не сказали, кого мы с вами из Ушни вытащили. Говорят – испугались больно. Покойница-то у них перед смертью побывала – и в Починке, и в Бутырках. Из Бутырок она, иностранная эта дама, вроде бы и выехала в последнее свое путешествие.

– А что она делала у наших соседей? – поинтересовался я.

– О том не ведаю. – Никифоров развел руками. – По словам господ Феофанова и Петракова, и там, и там покойница задерживалась ненадолго – по одному дню гостила, потом уехала. Прислал ее покойный граф Алексей Петрович Залесский, а по какой надобности – вроде бы Артемий Васильевич и Петр Николаевич не знают… Впрочем, – добавил урядник, – это уже не наше дело. Другие разберутся. Я ведь зашел к вам с тем только, чтобы вы господина Ульянова предупредили: в его участии более нужды нет. Более того скажу вам, Николай Афанасьевич: студент наш мне весьма симпатичен. Умен, очень умен. Но только наживет он себе беды, ежели ослушается и будет пытаться и дальше лезть не в свое дело. Жандармский следователь – это ведь не полицейский урядник. Знаете, пусть наш студент лучше в шахматы играется. А я, слово даю, только благоприятные для него рапорты дам по начальству. Можете не сомневаться.

– Постойте, – сказал я, – а как же еще один утопленник? Тот мужчина, которого первым изо льда вырубили? Его личность тоже установлена?

Никифоров покачал головой.

– О нем господам Петракову и Феофанову неведомо. Говорят – никогда не видели. Ну да жандармерия разберется, – снова сказал он, – граничный контроль как-никак в ее ведении. Голубые господа, как известно, многое могут, куда больше, чем мы, полицейские, – если что, они и в министерстве справятся, в Санкт-Петербурге.

«Да зачем же в Санкт-Петербурге! – чуть не воскликнул я. – Можете у нас спросить, мы знаем!»

Но промолчал, понимая, что никакого смысла открытия, сделанные нами в Лаишеве, отныне не имеют. Вместо этого в отчаянной попытке переубедить Никифорова я произнес:

– А как же тогда с Желдеевым? Он-то ведь не был иностранцем, и я думаю, что виновника смерти вашего помощника, Егор Тимофеевич, по чести, следовало бы найти вам самому!

Словно тень наплыла на лицо Никифорова. Помрачнел он, но, словно бы не услышав моих слов, повторил:

– Не забудьте передать господину Ульянову, что завтра же я отправлю донесение в уезд. Начальство мое решит, как тут быть, и меня о том известит. И подчинюсь я распоряжениям станового пристава господина Лисицына без малейшего возражения или сомнения. – Урядник тяжело посмотрел на меня и ушел, нарочито громко стуча подкованными сапогами.

Едва Никифоров оставил мой дом, как я побежал в усадьбу. При всем полнейшем расстройстве я не мог не восхититься проницательностью Владимира, именно такой поворот дела вчера предвидевшего и меня о том предупредившего.

Открывшая дверь Анна Ильинична отступила на шаг и тихо ахнула.

– Николай Афанасьевич, в таком виде! – Она всплеснула руками. – Что стряслось?! Не с Леной ли беда какая?

Только сейчас я оглядел себя, и мне стало неловко: в спешке я забыл даже шапку надеть, шубу прямо на домашнюю драповую куртку накинул, на ногах вместо сапог – валенки, в которые я впопыхах в сенях ноги вставил.

– Да… То есть, нет, не с Леной… Мне бы Владимира увидеть… – пролепетал я сдавленным почему-то голосом. – Не спит ли?

Анна Ильинична повела плечами, недоуменно на меня глядя. Затем попросила подождать у двери, меньше чем через минуту вышла, уже в полушубке, и мы с ней прошли во флигель, который занимал наш студент. Там я прямо вбежал в хорошо знакомую мне комнату, но, конечно же, не стал выпаливать все на ходу. Перевел дух, даже поздоровался вполне привычным, как мне показалось, голосом.

По своему обыкновению, Владимир был в тужурке, наброшенной на плечи, в рубашке с расстегнутым воротом. Студент наш сидел за овальным деревянным столом, который я терялся определить – то ли он письменный, то ли обеденный. На столе высилась стопка писем и еще каких-то бумаг, стоял стакан с остро заточенными карандашами. В центре была разложена шахматная доска с расставленными фигурами. Усадив меня в кресло, Ульянов выслушал рассказ об утреннем визите урядника и пожал плечами.

– А ведь я вам говорил, Николай Афанасьевич. – Он пристально посмотрел на меня и чуть улыбнулся. – Да, судя по вашему виду, разочарованы вы новыми обстоятельствами поболе моего. Что ж поделаешь, я ведь тут привязанный – вот к этому столу, к этой материнской усадьбе, к нашему Кокушкину. И положение мое не позволяет ослушаться совета господина урядника. – Владимир откинулся на спинку стула, сцепил пальцы на затылке, посмотрел вверх. – Хотя, право, жаль, – сказал он задумчиво. – Можно было бы эту партию завершить успешно и противнику нашему мат поставить…

Вдруг он встрепенулся, вскочил, обеспокоенно огляделся по сторонам, словно бы что-то куда-то положил да забыл, куда. Открыл один ящик своего обеденно-письменного стола, потом другой.

– Уф, вот про это никак нельзя было забыть. – Владимир вытащил из ящика небольшой конверт плотной бумаги и протянул мне. – Здесь деньги, Николай Афанасьевич, пять рублей. Я вам должен. Извольте получить. – Заметив мое движение, которым я и сам не знал, что хотел выразить, разве что некоторое смущение, Ульянов нетерпеливо дернул рукой и повторил: – Извольте получить. Пока не возьмете деньги, никакого дальнейшего разговора у нас с вами не будет.

Сказано это было столь непреклонно, что я тут же принял конверт, испытывая при этом какую-то странную конфузливость. Хотя, честно говоря, ничего конфузного или неделикатного в происходившем не было. Владимир действительно был мне должен, и я потратил на него, в смысле гостиницы и харчей, приблизительно названную им сумму.

– Вот и хорошо, с этим мы покончили. – Он улыбнулся и вновь уселся за стол. – Так, говорите, урядник отправит донесение завтра? – спросил Владимир, продолжая прежний разговор. – И будет ждать распоряжения начальства? Что же, завтра у нас – суббота, тридцатое января. Стало быть, начальство будет принимать решения хорошо если в понедельник, первого февраля. Отправит же свое распоряжение никак не ранее вторника, верно? А во вторник – Сретение, так что, может быть, и не отправит. Ну хорошо, будем считать, что праздник делу не помеха. Однако ведь все равно отправит не с утра. Значит, только в среду наш Егор будет отстранен от дела. Помилуйте, Николай Афанасьевич, да ведь у нас еще целых четыре дня! – Владимир засмеялся. – Ох, хитер господин Никифоров, слов нет, как хитер! Не зря ведь он вам так точно время назвал, когда отправит донесение в уезд. Это же он нас известил: «Действуйте, мол, господа, не теряйте времени!»

Я хотел было возразить на такое толкование, что, дескать, все это домыслы, но вспомнил, как напоследок, уходя из моего дома, уже на пороге Никифоров со значением повторил: «Завтра» – и по-особенному поглядел на меня. Тут я понял, что Владимир прав, а потому воспрянул духом. Хотя и не представлял себе, много ли можно успеть в четыре дня.

Ульянов с явным сожалением отставил решение шахматной задачи.

– Придется господину Хардину немного подождать. Знаете, есть в этой партии одна хитрость. Вы ведь в шахматах разбираетесь, правильно? Вот смотрите. Здесь можно устроить ловушку на слона, да так, что противник, защищая слона, немедленно подставит под удар ферзя. А если рискнет слоном пожертвовать, все равно его потеряет, потому что следующим ходом непременно попадет в другую ловушку, которая в этом случае по его же собственной вине и появится. Такая вот шахматная Немезида, Николай Афанасьевич. – Владимир как-то совсем по-свойски подмигнул мне. – Нам тоже пристало подобную ловушку противнику устроить. Тогда-то наша с вами партия и перейдет в эндшпиль. Потому не будем терять времени. Die Zeit ist knapp.

Он поправил сползшую с плеча тужурку, выдвинул еще один ящик стола и достал из него давешнее письмо, найденное мельниковой возлюбленной в шубейке погибшей. Очень быстро пробежал глазами – настолько быстро, что мне подумалось: «Он перечитал это письмо много раз и давно уже запомнил все наизусть».

– Значит, господа Петраков и… как вы сказали? Феофанов? Господа Петраков и Феофанов признали в погибшей корреспондентку графа Залесского. Очень хорошо. А вот господина Роберта Зайдлера они, по словам нашего Егора Тимофеевича, не знают. Не исключено, что личность эта может оказаться важным элементом нашей головоломки…

Отложив письмо, Владимир остро посмотрел на меня, потер руки, словно озябнув, и сказал:

– Надобно, чтобы вы, Николай Афанасьевич, отправились в Казань. И немедленно. Вот только… – Он внимательно окинул взглядом мой не весьма презентабельный вид. – Не мешало бы вам переодеться. Словом, как можно скорее поезжайте, Николай Афанасьевич!

Я опешил.

– Помилуйте, Володя, в Казань?! Что вы такое говорите?…

– Ах, Николай Афанасьевич, ничего другого я придумать не могу. – Владимир посмотрел на меня вдруг с каким-то мечтательным выражением лица. – Вот было бы у нас это замечательное изобретение – телефон, можно было бы, не сходя с места, многие вопросы решить, самым априорным образом. Только откуда в нашем медвежьем углу взяться такой роскоши? Это в Петербурге, Москве да в Киеве телефонные станции, даже до Казани дело еще не добралось, а уж чтобы в Кокушкине появился телефон, это надо, извините меня, целую революцию произвести. Я надеюсь, наш урядник нас не подслушивает? В общем, Николай Афанасьевич, как говорится, уши выше лба не растут, так что прошу вас: поезжайте, пожалуйста, в Казань.

– Однако… – Я покачал головой. – С телефоном, пожалуй что, и впрямь легче было бы… Но как-то вот так вдруг – и в Казань?… Да ведь мы только вчера из Лаишева вернулись. Напутешествовались вроде бы. А с чем я в Казань поеду? И к кому? Подготовиться опять-таки надо, путь-то ведь неблизкий.

– Почему же неблизкий? – удивился Владимир. – Едва ли больше сорока верст. За четыре, максимум пять часов вполне можно доскакать. Пять часов туда, пять обратно. Десять. А там, если действовать споро, много времени не потребуется. И задача проще, чем была у нас вчера, в Лаишеве. – Он взглянул на стенные часы. – Сейчас девять. Вполне можно до ночи обернуться.

– Ну… Вы бы вчера вечером мне и сказали. Надо было бы сани подготовить, – сказал я неуверенно. – И Ефима я не предупредил…

– Так пусть он вас только до ближайшей станции довезет, – предложил Владимир. – А там вы лошадей до Казани возьмете.

– Это в Шигалееве-то? А если там лошадей свободных не окажется? Хорошо, конечно, если пара найдется или какой-нибудь барабус казанский. [8] Только ведь уверенности в этом нет. – Я вновь удивился проявившемуся во Владимире незнанию деталей обыденной жизни. – Можно, конечно, попутных лошадей дождаться и договориться с ямщиком, однако…

– Вот и договоритесь! – Он не дал мне закончить, а хотел я сказать лишь то, что ожидание попутчика может занять больше времени, чем сама дорога. – Договаривайтесь, поезжайте, Николай Афанасьевич, что хотите делайте, а только найдите кого-нибудь из тех, кто может вам подробно рассказать – что же это за подарок покойный генерал Залесский преподнес австрийской даме Луизе Вайсциммер. Вы кого-нибудь из тех, кто был близок к Залесскому, знаете?

– Знавал, – признался я. – Самого главноуправляющего. Осипа Тарасовича Котляревского.

– Это что ж за птица такая – главноуправляющий? – Владимир удивленно рассмеялся. – Прямо главнокомандующий!

– Так оно и есть. – Я тоже улыбнулся. – Командующий или не командующий, но – главный. У его сиятельства было не одно и не два имения. В каждом – свой управляющий. Вот в ближайших к нам – те самые господа Петраков да Феофанов, а уж над ними – господин Котляревский. Были мы с ним знакомы. Не знаю, захочет ли он со мною говорить, но попытаюсь.

– Пожалуйста, Николай Афанасьевич, попытайтесь. Главное – постарайтесь точно узнать, когда эта дама приехала. В точности, понимаете? Число, месяц. А кроме того – попробуйте разузнать у главноуправляющего, что ему известно о господине Зайдлере. – Владимир помолчал немного. – И, знаете ли, постарайтесь добраться до Казани все ж таки без попутчика. А уж если с попутчиком, так особо с ним о нашем деле не распространяйтесь.

Мы попрощались, и я направился к выходу.

– Да, Николай Афанасьевич, – вдруг окликнул меня Ульянов, – еще одна просьба.

Я обернулся и увидел, что лицо Владимира приняло смущенное выражение, даже щеки немного порозовели.

«Неужели сейчас что-нибудь про Аленушку скажет?» – мелькнуло у меня. Но дальнейший разговор принял совершенно иной оборот.

– Не сочтите это за афронт, но, может быть, вы найдете возможность заглянуть в Казани к моей маме, Марии Александровне? – проговорил Владимир. – Я вот тут и письма приготовил… Но суть даже не в письмах – просто было бы славно, если бы кто-нибудь на словах ей сказал, и лучше вас это никто не сделает, что у нас все хорошо, живы-здоровы Владимир и Анна Ульяновы и маменьке кланяются.

– Ну конечно же, Володя, обязательно зайду. – У меня даже слезы на глаза навернулись от такого проявления сыновней любви. – Ваша матушка попрежнему в доме Ростовой живет, на Первой горе?

– Нет, мы в сентябре переехали в дом Соловьевой, это на Новокомиссариатской, номер пятнадцатый.

– Ну, это поблизости. Конечно же, Володя. Пусть даже придется мне задержаться в Казани, но сделаю я это всенепременно. Давайте ваши письма.

Владимир взял несколько конвертов, из тех, что лежали на столе, и вручил их мне. Я сунул письма в карман моей домашней куртки, наказав себе переложить их в баул, когда буду собираться в дорогу.

Вернувшись домой, я позвал Ефима и распорядился запрягать сани, сообщил Аленушке, что неотложные дела требуют моей немедленной поездки в Казань, переоделся в дорожное, собрал самое необходимое в баульчик и вдруг задумался. Задумался над тем, что последнее время исполняю указания нашего студента не по обязанности, которую на меня никто не возлагал, не долга ради перед хозяевами имения, не через не хочу, а именно по доброй воле и с великой охотой. Подивился я этому и пустился в дорогу.

До Шигалеева меня домчал наш ворчливый Ефим. На станции, как назло, свободных ямщиков не было, и никаких казанских барабусов, добравшихся до наших краев и мечтающих вернуться обратно, тоже не наблюдалось. Стоял, правда, в станционном дворе один возок, однако по виду лошадей и кузова я не мог причислить его ни к ямскому извозу, ни к почтовой службе. Что это за экипаж и куда путь держит, мне еще предстояло определить.

Я наказал Ефиму прибыть сюда же к девяти вечера (такой срок установил я себе на всю поездку), отпустил его и направился побеседовать со станционным смотрителем. Сей чиновник, господин Ветлюгин – конечно же, я знал его, как не знать шигалеевского смотрителя, дорога-то между Кокушкином и губернским центром наезженная, – поприветствовав меня, тут же сообщил, что упряжка, стоящая во дворе, принадлежит господину, приехавшему незадолго до меня и направляющемуся в Казань.

Господином этим, как раз при появлении моем допивавшим чай в станционном трактире, оказался не кто иной, как Петр Николаевич Феофанов, завзятый охотник, известный в наших местах, но по характеру своему совершеннейший сухарь. Не было у меня особого желания ехать с ним, однако что делать? Подошел я к Петру Николаевичу, поздоровался и рассказал о своей нужде.

– Отчего же, почту за удовольствие предоставить вам место, – сказал Феофанов с привычной своею церемонностью. – По делам в Казань или так, развлечься от деревенской скуки?

– До развлечений ли, Петр Николаевич? Дела, конечно же, дела, – ответил я. – Дочь моя Аленушка на каникулах была. Каникулы до святок только, а она у меня захворала.

– Ай-яй-яй, что вы говорите! – сочувственно заохал Феофанов. – Надеюсь, ничего серьезного? Зимой потеплее надобно одеваться, да-с.

– Ничего особо серьезного, но и несерьезным не назвал бы. Речь-то ведь о глазах идет. Глаза у нее воспалились, – ответил я. – Переутомление, знаете ли, книги, тетрадки. Доктор посоветовал недельку-другую зрение не перетруждать, капли покапать. Вот – надобно теперь в гимназии переговорить, чтобы не взыскивали да, упаси Бог, не исключили бы – в последний-то год.

Конечно, никто бы мою Аленушку не исключил, да и предупредил я начальницу заранее – что задержится ученица Елена Ильина после каникул по причине глазного заболевания дома и к занятиям сможет приступить не ранее десятого февраля. Не люблю я врать на ветер, но пришлось: не посвящать же Феофанова в истинные причины поездки. И без указания студента нашего я полагал, что нет резона болтать лишнее по столь щекотливому делу. Чем меньше посторонних будет знать об изысканиях, предпринимаемых нами, тем оно лучше.

– Ну да, ну да, – подхватил Феофанов, – дочь ваша уж совсем взрослая барышня. Чай, в последнем классе гимназии, в педагогическом? Женихито, небось, вьются вокруг вашего дома?

– Да откуда же в нашей глуши женихи, сами посудите? – Я махнул рукою. – Женихи в Казани, в том-то и беда. Она там учится, а я здесь обретаюсь, вот и болит моя седая голова все дни, что я не вижу своей доченьки. Каникулы же ее – просто мое отдохновение и великая радость.

– И то сказать, – согласился Петр Николаевич. Словом, вскорости выехали мы в Казань. Хотя сидели мы с Феофановым лицом к лицу – он по ходу, я же против хода, – а такая диспозиция непременно располагает к разговору, поначалу в дороге я помалкивал. Не по сердцу мне рассуждать об Аленушке, а тем более – о ее будущей судьбе. Вот ведь вроде и не числю я себя в суеверных, а поди ж ты – всякие разговоры о дочери с посторонними стараюсь пресекать, чтобы сглазу не было.

В то же время не хотел я обижать Феофанова, любезно согласившегося мне помочь, намеренной неразговорчивостью. Опять же, для дела нашего он мог оказаться полезен, если, конечно же, разговор с ним по уму завести. К примеру сказать, Петр Николаевич наверняка знал что-то о личностях погибших, коли встречался с ними незадолго до их гибели. Однако мой первоначальный ответ насчет причин, побудивших меня пуститься в путь, затруднял обращение к интересовавшему меня предмету. Наконец, чтобы сгладить впечатление, я поинтересовался:

– А вы, простите, по какой надобности, господин Феофанов? Ежели не секрет, конечно.

– Какой там секрет! Вот-с. – Он похлопал по лежавшему рядом с ним на сиденье объемистому портфелю. – Везу отчет господину Котляревскому. Нашему главноуправляющему. Бумаги-бумаженции. Скучная, доложу я вам, материя, другого жребия мне хотелось бы. – Петр Николаевич вздохнул. – Вот с ружьишком по лесу – куда как славно. А тут – сидишь целыми днями с цифирью, долги, платежи, доходы-расходы. В общем, сплошное сальдо мортале! А, даже говорить о том нет желания. – Он удрученно взмахнул рукой.

Вот и верь после такого, что совпадений в жизни не бывает. И словно чтобы помочь мне, Феофанов спросил, глянув на меня искоса:

– Слышал я, сотского кокушкинского убили. Правда ли?

– Правда, – ответил я. – В лесу нашли Кузьму Желдеева. Какой-то подлец застрелил.

– Ай-яй-яй… – Петр Николаевич покачал головой и поцокал осуждающе языком. – Что ж это происходит на свете? Куда все катится? Жили себе, не тужили – и нa тебе.

– Не говорите, – поддакнул я. – Прямо хоть в одиночку за околицу не выходи. А тут еще мужики да бабы всякие страсти размусоливают – про черта лохматого, про нечистую силу. Ей-богу, иной раз и верить начинаешь!

– Да ну? Про черта? Про нечистую силу? – Феофанов хмыкнул. – И то сказать, мужику нашему всюду черт с рогами мерещится. А что болтают-то?

Я поведал ему о медведе-призраке. Петр Николаевич коротко хохотнул особенным своим сухим смешком, более походившим на кашель.

– Да это же шатун! – сказал он. – Как два года назад, помните? Надо бы на него облаву сделать. А то он и правда беды натворить может. Да и уже натворил: слышал я, бабы из Бутырок за хворостом в лес наладились, так он их оттуда так пуганул, что одна заговариваться начала. Здоровущий, говорят, зверь, и ревет жутко. Немудрено, что они о черте рогатом болтают. А что с теми, кого из реки вытащили? Как они туда попали, не слышали?

– Ну откуда ж мне знать! – ответил я. – На то есть власть – урядник, становой пристав. Мне-то кто рассказывать станет?

– Ну да, ну да. – Петр Николаевич кивнул – с некоторым, как мне показалось, сожалением. – Урядник у вас хваткий, может, и узнает что. Хотя, однако же, хваткий-хваткий, а помощника своего лишился. Так, говорите, в лесу его подстерегли?

– Подстерегли или нет, я того не знаю, – честно ответил я. – Знаю, что убили из ружья охотничьего. В спину, каналья, выстрелил.

– Смотри-ка, – раздумчиво сказал Феофанов, – из ружья. Поди ж ты! И утопленницу тоже из ружья. Выходит, завелся у нас в окрестностях матерый убийца. Может, беглый каторжник, а? Как думаете, Николай Афанасьевич?

– Может, и каторжник, – согласился я. – А что, скажите, Осип Тарасович здоров ли? Не болеет?

Феофанов нахмурился.

– Здоров, здоров. Правда, после смерти его сиятельства немного сдавать начал. Он ведь при графе уже лет двадцать, – Петр Николаевич вздохнул. – А с сыновьями покойного, слышал я, господин Котляревский не очень-то. Однако же надеюсь на вашу сдержанность – не люблю я сплетником выступать, знаете ли. Дойдут сплетни до Котляревского, старик огорчится. Не хотелось бы.

Я заверил его в совершеннейшем моем молчании и заметил:

– Надо бы мне его навестить. У меня с его сиятельством остались некоторые спорные дела, давние да пустяковые. Но коли уж в Казань выбрался… Опять же, – я улыбнулся, – разговор наш о них и напомнил. Вы прямо туда, к нему? Может, спротежируете мне, Петр Николаевич? Упомяните господину Котляревскому, что, мол, управляющий имением Бланков, из Кокушкина, просит о краткой аудиенции.

Лицо моего попутчика на мгновенье застыло, отчего показалось мне, что просьбой моей он застигнут врасплох и не весьма ею доволен. Но, впрочем, могло мне это лишь показаться. Петр Николаевич скупо улыбнулся.

– Отчего же, – произнес он любезным тоном. – Соседу помочь – доброе дело. Непременно упомяну и посодействую. У меня еще и другие дела имеются, у вас же – хлопоты по гимназии. Если сообразно управимся, может, вместе в Кокушкино и вернемся. Вдвоем, чай, веселее.

Так, за беседою, наконец развязавшейся, два с лишком часа пути по Мамадышскому тракту пролетели незаметно. Мы въехали в Казань, вывернули на Сибирский тракт, прокатились по нему до Арского поля, миновали костел, свернули на Кирпичнозаводскую, к Суконной слободе, и довольно скоро возок остановился у заметного дома на Третьей горе. Дом этот был мне известен, раз-другой я бывал у покойного генерал-лейтенанта – не в близком кругу, а в числе многочисленных гостей, по большим праздникам приглашавшихся сюда. Но с последнего такого приезда минуло уж лет пятнадцать, сыновья Алексея Петровича тогда еще проживали в Казани.

Двухэтажное кирпичное здание, с фигурными фонарями у входа, поддерживающими портик колоннами и каменными львами, охранявшими высокое крыльцо, произвело на меня неожиданно гнетущее впечатление. Возможно, причина была в мрачном темно-коричневом цвете дома, хотя раньше ничего печального я в нем не находил. Скорее, впечатление это появилось от того, что мне подумалось: увы, хозяина сего палаццо более нет в живых.

– Ну что же, пойдемте, господин Ильин, – сказал Петр Николаевич. – Я переговорю с Котляревским, а там он и вас примет.

Дворецкий принял у нас шубы и провел в приемную. Далее мне пришлось ждать, пока Феофанов проведет свои разговоры с Котляревским. Ушло на это минут сорок, если не более. Затем Петр Николаевич вышел, и я удовлетворением убедился, что слово он сдержал. Главноуправляющий согласился уделить мне четверть часа своего времени.

Осип Тарасович заметно сдал со времени нашей последней встречи. Всегда он был человеком, склонным к полноте. Нынче же я увидел пред собою исхудавшего невысокого старичка с огромной плешью – при том, что был он лишь немногим старше меня. Черный мундирный сюртук болтался на нем, словно снятый с чужого плеча, голова немного тряслась. Когда я, предваренный словами дворецкого, вошел в кабинет, Котляревский приподнялся из-за стола, заваленного бумагами, словно собирался сделать шаг мне навстречу, однако из-за стола не вышел, тут же снова сел, даже – упал в кресло.

– Петр Николаевич сказал, у вас ко мне дело. – Голос главноуправляющего был негромок, но с властными нотками, столь не вязавшимися с немощным телом. – Проходите, сударь мой, присаживайтесь. Не обессудьте – времени у меня мало.

Я сел на предложенный стул.

– Ну, говорите, что вас сюда привело! – произнес Осип Тарасович. Выговор его был малороссийским, с мягким, придыхательным «г».

– Не знаю, слыхали ли вы о происшествии, случившемся в наших краях, – начал я осторожно.

Он удивленно вскинул голову.

– Происшествие? Что за происшествие, сударь мой? – спросил Котляревский с любопытством.

– Да вот, Осип Тарасович, обнаружились в Ушне два мертвых тела, – ответил я.

– Эка невидаль! – фыркнул главноуправляющий. – Что же что обнаружились? Мало ли дурных голов в реку лезут? Вот и тонут. Когда же это они обнаружились? Вроде лед нынче на реках.

Я коротко рассказал ему об ужасных находках в Ушне, о письме, обнаруженном в шубейке жертвы. Без подробностей, разумеется. Котляревский всплеснул короткими руками:

– Скажите пожалуйста! То есть, это надо же… Ай-яй-яй, вот оно, значит, как… – Он вдруг замолчал, уставившись в пространство за моей спиною расширенными глазами. – Надо же… Да, сударь мой, вот ведь какие иной раз фортели жизнь выбрасывает, а? Значит, говорите, Луиза Вайсциммер? Ну как же, как же не знать! Она ведь по воле хозяина нашего покойного сюда и приехала!

Я навострил уши. Впрочем, главноуправляющему понукания не требовались, очень, видно, хотелось ему поведать гостю, пусть и случайному, секреты этого большого и, по мне, не очень гостеприимного дома. Что Осип Тарасович и не замедлил предпринять.

– Дело это давнее, – начал он, откинувшись в кресле и глядя на меня чуть туманным взором. – Тому уж сорок лет вот-вот минет. Вы не думайте, это не домыслы, сразу же хочу вас уверить – я сам все это от старого графа слышал. Он ведь военную карьеру начал делать еще при государе Николае Павловиче. Ну и вот, стало быть, в сорок восьмом году наш Алексей Петрович молоденьким прапорщиком участвовал в венгерском походе. О частностях он не рассказывал, так что подробности событий мне неизвестны, но оказался он там раненным на территории, захваченной инсургентами. То ли товарищи сочли его убитым, то ли мадьяры налетели так, что наши не успели раненого забрать, – но только жизнь его, можно сказать, повисла на волоске. И не только из-за страшной жестокости инсургентов – говорили об этом всякое, но так оно или нет, мне неведомо, – а и по причине отсутствия врачебной помощи. И вот тут, по словам графа Алексея Петровича, приютило его одно семейство. Можно сказать, спасло от верной гибели – потому как глава семейства оказался врачом, и весьма искусным. Да и рисковали сами: немцы ведь, а мадьяры за одно это зарубить могли, дикий народ. Так что, когда через месяц вернулись в тот городишко русские войска, прапорщик Залесский был новехонек-здоровехонек… – Котляревский замолчал, налил себе в крошечную рюмочку какой-то янтарной настойки из графина, стоявшего на столе возле бумаг. Подняв рюмку, словно приветствуя меня, главноуправляющий спросил: – И что же, Николай Афанасьевич? Каким, по-вашему, было имя того благодетеля?

– Ума не приложу. – Я развел руками, хотя на самом деле уже догадывался, к чему клонит Осип Тарасович.

Котляревский нарочито медленно вытянул темно-желтую, с какой-то таинственной искрой жидкость (я так понимал – лекарственное средство), после чего поставил рюмку, поморщился и сдавленным голосом сообщил:

– Август Вайсциммер. Вот как звали того эскулапа. Улавливаете, о чем я?

– Луиза Вайсциммер имеет к нему касательство? – спросил я.

– Самое непосредственное. Она его дочь. Покойный граф, видите ли, долгое время разыскивал того, кто спас ему жизнь в далеком сорок восьмом году. Ну, следует полагать, не сразу принялся разыскивать. Знаете ведь, человеческая натура такова – пока молод, так особо и не вспоминаешь, кому да чем обязан. Это уж к старости, когда не вверх, а вниз растешь, тогда – да… Ну вот, нынешним летом узнали мы, что Август Вайсциммер три года назад скончался. Жил он последние годы в Вене, где и был похоронен. Но одновременно с тем стало нам известно, что там же, в Вене, живет дочь скончавшегося благодетеля, Луиза. И тогда его сиятельство Алексей Петрович Залесский, ощущая уже и сам приближение смерти, решил облагодетельствовать хотя бы дочь своего доброго самаритянина. Он ведь, Алексей Петрович, уже года два как болел. Плохо болел. И все хуже да хуже себя чувствовал.

– Что же у его сиятельства за хворь была? – спросил я.

– Доктора говорили – опухоль. Мол, рак в желудке его к могиле привел. А я так думаю – все хвори от нервного расстройства приходят, да. – Осип Тарасович посмотрел на меня красноватыми глазами. – Последний год графа словно все сговорились расстраивать. То сыновья его шалостями своими огорчали, то челядинцы воровством да мошенничеством допекали. А тут… – Котляревский махнул рукою. – Вот, уж после того как я отправил приглашение этой особе, Луизе Вайсциммер, и даже ответ получил – что, мол, благодарит она от души и навестит графа в ближайшее время… Ну да, недели за две до ее приезда, именно… Обрушились на нашего Алексея Петровича беды. Сначала из Санкт-Петербурга известили, что будто бы младший сын графа надумал жениться без отцовского благословения и вообще – без венчания, да. А затем кое с кем из наших управляющих неприятная комиссия вышла – возникли подозрения в их воровстве да лихоимстве. Ну, сыну граф тотчас отписал грозное письмо, что, мол, лишит его наследства. А управляющих пригрозил вывести на чистую воду. Так и объявил: дескать, ревизора пришлю, да такого, что вы его не распознаете, а он под землею на сажень видит. Только напрасно он так разгорячился – с того дня и напала на него хворь с новою силой.

– Печальная история, – согласился я. – Горячиться по каждому поводу – прямая дорога к докторам, это верно. Так что с австрийской дамой-то далее было?

– С австрийской дамой? Уж не знаю, следует ли ее дамой величать. По стати да по благородному происхождению – конечно, дама. Только ведь незамужняя она. Так что, скорее, барышня. Ну так вот-с. Мадемуазель приглашение приняла и в конце минувшего октября приехала в нашу благословенную Казань.

– И как же Алексей Петрович вознамерился отблагодарить эту особу?

– А так, что захотел он ей подарок сделать. Этакий, знаете ли, царский подарок…

Ирония, прозвучавшая при этих словах, показалась мне неуместной – все-таки речь шла о двух покойниках. Один, правда, скончался естественным образом, но ведь Луизу самым жестоким образом убили! Однако от каких-либо замечаний я воздержался, понимая, что ирония моего собеседника вполне могла проистекать из нервического состояния.

– Да-с, дар был щедрым, без всяких насмешек. Царский дар, – повторил главноуправляющий спокойно. – Его сиятельство решили подарить барышне Вайсциммер имение. И предложил этой Луизе самой выбрать, которое из имений ей более по вкусу придется – в Починке, в Бутырках или, может, еще где. У нас ведь пять имений, – пояснил Котляревский с некоторой гордостью. – Правда, остальные три лежат подалее да и, прямо скажем, победнее будут.

– И что же, австрийская барышня, венского происхождения и благородного воспитания, готова была поселиться в какой-нибудь нашей деревне? – Я, признаться, был весьма удивлен.

– Ну зачем же? – Котляревский пожал плечами. – К чему бы ей поселяться в этих краях? Жила бы в Вене своей, не то – в Санкт-Петербурге. Да ведь и Казань наша – благоугодное место. А имение ей денежки приносило бы, доход, на который вполне можно безбедно существовать. Вот таков был прожект его сиятельства. Согласитесь – немалая щедрость.

– Действительно, – сказал я. – Но вы сказали – граф предложил ей выбирать. Означает ли это, что госпожа Вайсциммер отправилась осматривать угодья?

– Конечно, а как же еще? Поехала. Сперва в Починок, потом – в Бутырки.

– А не помните ли, – спросил я, памятуя наказ нашего студента, – не помните ли, когда именно произошло все это? Когда барышня приехала и когда она уехала имения осматривать?

– Зачем же помнить? – удивился Котляревский. – Дни и числа можно по книгам проверить. Я, знаете ли, всё, даже мелочи, записываю в журнал. Дел столько, представьте, что голова и десятой доли не удержит. Да и не знаешь заранее, когда что пригодится. Вот, извольте видеть, журнал за конец прошлого года. Тут-то мы все и увидим. – С этими словами он раскрыл большую тетрадь в черном коленкоровом переплете и принялся неторопливо листать ее, временами останавливаясь и водя пальцем по странице. – Так, ага… Вот, октября двадцатого дня доктор Филиппов… Затем нотариус Кириллов, ну, это к делу не относится… Да, управляющий Феофанов привез отчет из Починка. Смотрим далее. Отчет из Бутырок. Арендаторы, так… гм… Это не то… Вот-с! Прибыла из Нижнего Новгорода госпожа Луиза Вайсциммер, встречали ее… Почему из Нижнего Новгорода – понятно, в Нижний-то она из Москвы на поезде приехала. Когда прибыла? Вот, точная дата: двадцать восьмое октября, среда. – Осип Тарасович поднял голову. – Двадцать восьмого, в среду, барышня и приехала, на Параскеву Пятницу. Вечером того же дня его сиятельство с нею беседовал. В пятницу, с утра пораньше, она выехала в Починок, повез ее кучер наш, Михей Силантьев, да еще егеря Ферапонтова граф в компанию снарядил. На всякий случай.

– И что же, – спросил я, – кучер и егерь так при ней все время и были?

– Да нет, – поморщился Осип Тарасович, – в имениях и лошади свои, и слуги. Передали ее на попечение господину Феофанову, Петру Николаевичу, а тот затем, таким же образом, перепоручил барышню заботам Артемия Васильевича Петракова. Вы ведь с ними знакомы, верно?

Сказанное главноуправляющим подтверждало то, что мы уже знали от урядника.

– А что, барышню никто не сопровождал? – спросил я, памятуя о необходимости навести справки о второй жертве. – Так сама по себе из своей Австро-Венгрии и приехала? Вон какие расстояния у нас! От Вены до Москвы – две тыщи верст, не меньше, а потом до Нижнего, да от Нижнего до Казани…

Котляревский нахмурился.

– Нет, сопровождающих не было. Это я наверное могу сказать. Во всяком случае, барышня путешествовала одна, без какой-нибудь там дуэньи или компаньонки. А вот следом действительно приехал некий, позволю себе выразиться, компаньон, молодой господин, тоже из Австро-Венгрии, только к графу он никаких дел не имел, лишь расспрашивал о барышне. Поселился в гостинице, потом поехал дальше. Мне так представляется, эта Луиза Вайсциммер не хотела, чтобы он ее сопровождал.

– Вы это точно знаете? – спросил я.

– Ну, подобные вещи можно знать, если имеются доказательства. Мне же никто никаких доказательств не предъявлял, да я их и не требовал. Возможно, граф знал больше, а я… Считайте, показалось мне так. Во-первых, мадемуазель Вайсциммер ни разу не обмолвилась о ком-то, кто мог бы ехать за ней следом. Ну, допустим, был некий спутник, который в силу непредвиденных обстоятельств отстал в дороге, – так ведь нет, ни полслова. Во-вторых, этот молодой господин плохо представлял себе цель приезда сюда Луизы, знал лишь конечный пункт ее путешествия – Казань, да еще адрес графа. И вообще, производил впечатление человека нервного, может быть, даже не вполне в себе. А вдобавок ко всему, по-русски и двух слов не знал. Как он одолел эти почти три тысячи верст – одному Богу известно…

Осип Тарасович поднялся и медленно прошелся по кабинету. По всему было видно, что воспоминания увлекли его. Едва ли еще полчаса назад он мог вообразить, что будет рассказывать эту историю случайно зашедшему человеку, пусть и отдаленному знакомому, к тому же обманчиво придавшему своему визиту деловой характер.

– По счастью, Алексей Петрович и немецким, и французским владел отменно. Вот отправил граф этого фрукта за нею следом. Только, – главноуправляющий издал сдавленный смешок, – не прямо в Починок. Граф лишь объяснил ему, что деревни, которые объезжает Луиза, Починок и Бутырки, лежат в Лаишевском уезде. А тот уж сам решил, что ехать ему надо непременно в Лаишев. И граф возражать не стал. Между тем концы немалые. От Казани до Лаишева добрых шестьдесят верст будет, да от Лаишева до Починка, это почти назад, еще столько же. Шутник был его сиятельство, даже в немощном состоянии любил позабавиться. Он мне их разговор и пересказал. И присовокупил: «Ничего, пусть-ка этот музыкантишка поездит да померзнет, авось поймет, что Казанская губерния осенью – это тебе не венский вальс. У них, у австрияк, все романтические истории обязательно навыворот. Даже принц Рудольф, не кто-нибудь – эрцгерцог Австрийский, сын Франца-Иосифа, и тот в какую-то там мамзель влюбился, в замке своем Майерлинге заперся, а с женой не живет. Только ему император все равно развод не разрешит».

Я знал про эту историю, о ней много писали в газетах; действительно, Стефании Бельгийской, жене принца Рудольфа, трудно было позавидовать. Только сейчас меня интересовали не матримониальные отношения в австрийском императорском доме, а события, к нам куда более близкие. Я обратил внимание на словечко, которое употребил Осип Тарасович.

– Музыкантишка? – переспросил я, вспоминая листок нотной бумаги.

– А я разве не сказал? – удивился Осип Тарасович. – Он музыкантом представился. Да-с… – Главноуправляющий помрачнел, словно вспомнив вдруг, что история эта совсем не анекдотическая, а венский вальс в ней обернулся похоронным маршем. – Да, страшенное дело. Вот, стало быть, почему барышня не вернулась. Мы-то думали – мало ли, задержалась на несколько дней, приглянулись ей места. Собирались справляться у тамошних людишек, да когда графу совсем худо стало, так и вовсе выпустили из головы. Алексей Петрович-то десятого ноября преставился. – Котляревский перекрестился. – Потом уж, когда молодой граф приехал, никто и не заговаривал об этой гостье. Несколько раз я вспоминал о ней – ну, когда журнал просматривал, и вообще, – а затем решил, что уехала она восвояси. Мне даже помстилось, что я эту Луизу Вайсциммер мельком на похоронах видел, – там народу-то очень много было. Попрощалась с графом и уехала. Может, не показались ей наши места, может, побоялась с наследником дело иметь. Между тем оно вон как получилось…

Осип Тарасович тяжело вздохнул и снова накапал себе в рюмку лекарства. Посмотрел на меня.

– Да вы ступайте себе, сударь мой, – сказал он, сдвинув брови. – Нечего мне больше говорить. И время, что я на визит ваш отпустил, давно уже истекло.

Глава десятая,

в которой обнаруживается новая загадка

Покинув особняк покойного графа, я некоторое время стоял на ступенях крыльца, поставив свой баульчик рядышком. Разговор с Котляревским дался мне тяжело. Не потому лишь, что Осип Тарасович показался мне столь дряхлым и слабым, но, скорее, по той причине, что слушать все, им говоримое, приходилось очень напряженно, не упуская даже самой малости. Никогда прежде необходимость запоминать услышанное не давалась мне так тяжело. Я даже не сразу понял, что старания мои были продиктованы почти исключительно неосознанным стремлением заработать доброе слово от молодого Ульянова. И вот ведь какая акциденция – сколь же быстро установились меж нами такие отношения! Еще вчера мальчишка, он вдруг превратился в архистратига, а я, управляющий имением его матушки, человек втрое старший, безропотно и даже как будто бы с удовольствием принял на себя роль его преданного партизана.

От эдакой мысли мне стало вдруг жарко. Не жарко даже, а душно. Распахнул я шубу, выпростал синий гарусный шарф, связанный когда-то моей Дашенькой, да шарфом и утер лицо, запылавшее то ли от стыда, то ли от того, что напряжение все еще не оставляло меня. Я оперся на голову каменного льва, и только холодный шершавый камень улучшил несколько мое самочувствие. Посмотрел я на неживую зверюгу, распахнувшую навечно пасть свою в беззвучном реве, и сказал:

– Ну что, брат лев, а тяжело ведь из вольного зверя становиться домашней скотинкой, алчущей одобрения хозяина? Коли так и дальше пойдет, скоро разве только хвостом вилять не буду от одного лишь мягкого взгляда студента нашего…

Разумеется, каменный истукан ничего не ответил, все продолжал разевать пасть, возводя слепые очи горe. Я же рассеянно озирал пустынную улицу и повторял про себя услышанное от Осипа Тарасовича. Упрятав подальше раненое самолюбие, следовало признать: разговор, на который подвиг меня наш студент, принес немало важного. И уж коли ввязался я в эту феральную историю, дoлжно было мне идти до конца – пусть даже в качестве мальчика на побегушках у восемнадцатилетнего юноши.

Ох, седая голова, а ведь я чуть было не забыл! Вот уж визит к Марии Александровне, о котором меня просил Владимир, никак побегушкой не назовешь. Мне и без того не мешало ее навестить – поговорить об усадьбе, доложить о течении дел, – а уж коли у меня с собой сыновние письма, тем паче это не одолжение, а самый настоящий долг. Я раскрыл баульчик и заглянул внутрь – все по чести, письма не забыл, они там и лежали, радом с дорожными мелочами.

Сейчас я стоял на Третьей горе. Именно к этой горке, которая называлась когда-то Шарной, больше ста лет назад подошел Пугачев, после чего ворвался в Казань. Новокомиссариатская улица, на которую мне следовало попасть, упирается в Первую гору. Это недалеко, однако ведь здешние улицы, пусть и отменно широкие, недаром именуются горами – холмы, они холмы и есть. Вверх-вниз, вверх-вниз, не в мои года по взгоркам ногами бегать. Я спустился по Третьей горе, увидел извозчика, кликнул его и вскоре уже катил по Суконной улице. Миновали Вторую гору – очень красивую улицу, вымощенную булыжником и затейливо выложенную кирпичом, – въехали на Первую, а уж с нее свернули на Новокомиссариатскую.

Извозчик указал мне дом Соловьевой. Я заплатил ему, слез с саней, не забыв прихватить баульчик, подошел к двери и постучал. Мне открыла сама Мария Александровна. Замечать возраст женщины считается за моветон, тем не менее упомяну, что мы с ней с одного года – тридцать пятого. Го – рести и удары жизни – кончина Ильи Николаевича, казнь сына Александра, арест и тюремное заключение Анны с воспоследовавшей ссылкой, теперь вот и ссылка Владимира – все это, конечно же, оставило на ней кручинную печать: волосы побелели, лицо заострилось, в глазах поселилась скорбь. Однако должен сказать, что выглядела она все равно молодо – куда моложе, чем я, ее сверстник, а уж к красоте Марии Александровны никак нельзя было применить слово «былая». Для меня госпожа Ульянова всегда была образцом красивой благородной женщины, таковой она и будет храниться в памяти, пока рассудок не распорядится иначе своими закромами.

Мария Александровна была в строгом черном шерстяном платье с глухим воротом, поверх которого шею облегало кружевное жабо белой блузки. Седые волосы укрывал черный бархатный чепец с белой оторочкой. Завидев меня, госпожа Ульянова нахмурилась – видно, помстилось ей, будто с усадьбой что-то неладное или, того хуже, привез я недобрые вести о детях. Я бросился заверять ее, что в Кокушкине дела идут лучше не бывает, дети живы-здоровы и шлют ей приветы, о чем и письма, привезенные мною, наверняка свидетельствуют, сам же я приехал в Казань по личным делам и не мог отказать себе в удовольствии нанести хозяйке визит.

Госпожа Ульянова разулыбалась, лицо ее разгладилось (и помолодело еще более), она предложила мне раздеться, пройти в гостиную и выпить чаю с пирогом и вареньем, каковую пропозицию я принял с величайшей благодарностью.

С час, если не больше, провел я в обществе Марии Александровны. Передал письма, отчитался в делах, рассказал о деревенских новостях и прочих забобонах, только вот об утопленниках и убийствах, а тем более о том, что Владимир ввязался в расследование, не обмолвился ни словом, – незачем было волновать достойную женщину, и так на сердце у нее тяжесть немалая, узнает в свой черед, когда эта страшная история получит свое – я очень на то надеялся – справедливое разрешение.

Пирог с вязигой был отменно хорош, чай ароматен и вкусен, варенье оказалось из моих любимых – вишневое, можно было бы и еще посидеть в тепле и уюте, однако не случайно говорят: «Пора и честь знать». Честь требовала освободить хозяйку от неурочного визитера, и честь звала возвращаться в Кокушкино, чтобы как можно быстрее передать Владимиру добытые мною сведения, и честь настаивала, чтобы я до ночи вернулся домой, где меня ждала Аленушка.

Я распрощался с Марией Александровной и вышел на улицу. Морозец усилился. Надвинув поглубже шапку, я направился в сторону Покровской улицы – там проще было найти ямщиков, готовых пуститься в дальнюю дорогу.

Впрочем, мне так и не пришлось искать лошадей – Фортуна распорядилась иначе, хоть я никогда не числил себя в любимцах этой ветреной богини. Едва я вышел на Покровскую улицу и свернул направо, как услыхал знакомый голос и тут же увидал экипаж Феофанова: Петр Николаевич сидел в возке и, открыв дверцу, делал мне знаки рукою. Признаться, я не ожидал, что Петр Николаевич обнаружится в этой части Казани, и тем более не ожидал, что он будет столь любезен. Вот уж поистине: не суди о человеке исключительно по внешности. Сухость Феофанова теперь виделась мне тем, чем она по сути и была, – природной сдержанностью, а неприветливость, надо полагать, объяснялась всего лишь нежеланием навязывать свое общество тому, кто, возможно, не расположен его разделить.

– Далековато вы оказались от Петропавловского переулка, – неожиданно сказал Феофанов, когда мы обменялись приветствиями.

Я немного опешил. Мариинская женская гимназия, к которой, как я сам сочинил Феофанову, у меня было дело, действительно находилась в Петропавловском переулке, но, во-первых, я никому не обещал, что буду к ней прикован, а во-вторых, я ни перед кем и не должен был отчитываться в своих передвижениях по Казани.

Я не нашел ничего лучше, как спарировать:

– Так ведь и Третья гора, любезный Петр Николаевич, где имеет честь пребывать ваш главноуправляющий, не за ближайшим углом.

– О, Николай Афанасьевич, – усмехнулся Феофанов, – у меня в Казани были и другие дела. Стряпчие, крапивное семя…

– Вот и у меня были дела, – отрезал я, тем не менее напустив на лицо улыбку, чтобы не показаться сварником.

– А много ли дел осталось? – миролюбиво поинтересовался Петр Николаевич.

– Да разве что… – Я вспомнил об Аленушке, вспомнил, как она и ее учеба в гимназии стали предметом моей невинной лжи, и почувствовал, что должен как-то скрасить этот легкий обман, пусть даже совершенный с благими намерениями, о котором я Аленушке, разумеется, непременно расскажу. – Надо бы мне еще на базар заглянуть, присмотреть для дочери шаль.

– Так что ж за беда? Садитесь, поедем туда, а уж после – вместе и домой. – Петр Николаевич скупо улыбнулся уголком рта. – Довезу вас до Шигалеева. Вас ведь там ваш возничий ждать будет?

– Это верно, я Ефиму приказал в Шигалееве меня поджидать. Только вот вас неудобно обременять. Что же получается? В Казань вы меня везли, из Казани доставить собираетесь… Выходит, я у вас вроде как на иждивении…

– Никакого иждивения, Николай Афанасьевич, просто соседская взаимопомощь. – Феофанов внимательно посмотрел на меня. – Сегодня я вас выручил, завтра вы мне, может статься, добром аукнетесь. На мой простой взгляд, между соседями так и должно быть. Что касаемо базара, вы не конфузьтесь, – добавил он, видя, что я все еще пребываю в нерешительности, – мне и самому кое-что прикупить надобно.

– Что же, покорнейше благодарю, Петр Николаевич, премного вы меня выручите в таком случае, – сказал я, усаживаясь в возок.

– Не стоит благодарности, – ответствовал он. – Я, хоть и молчалив от природы, однако же в одиночестве путешествовать не люблю. А уж зимою подавно. Куда поедем? Рыбнорядская площадь здесь рядом, а то, может, на Сенную заглянем?

– Далековато будет, – засомневался я, хотя попасть на Сенной базар мне бы хотелось. В Казани он был крупнейшим, да и по всей России шла о нем слава. Чего только не было вокруг Сенной площади – одних только лавок больше двух сотен, а еще лабазы, магазины, Усмановский Гостиный Двор, гостиницы… Какая там шаль, в базарный день там что угодно купить можно! Да и не в базарный, пожалуй, тоже.

– И вовсе не далеко, – ответил Петр Николаевич. – Сейчас свернем с Покровской и мигом домчим. Эй, малый! – крикнул он кучеру, усаживаясь напротив меня. – Отвези-ка нас для начала на Сенной базар! А уж потом и домой отправимся, через Шигалеево.

Феофановский кучер – ахового роста мужчина в длинном, до пят, тулупе – согласно кивнул. Голова его из-за косматой шапки показалась мне огромною, а черная борода росла, почитай, от самых глаз. Словом, самым что ни на есть бандитским видом обладал наш возница. И свистнул он по-разбойничьи громко, лихо щелкнул вожжами; мы легко покатили по Покровской улице, потом свернули на Рыбнорядскую, где лошади даже прибавили ходу, затем съехали на Сенную и, пересекши Булак, действительно довольно быстро выехали к Сенной мечети, рядом с которой и раскинулось торговое море.

На базаре я быстро нашел модную лавку и выбрал там как раз ту шаль, которую и представлял себе на плечах моей дочери, – кашемировую, огненного оттенка. Очень шла эта обнова к светлосерым глазам и матовой коже Аленушки. Сопровождавший меня Феофанов одобрил покупку, после чего он приобрел в соседней лавке несколько фунтов турецкого табаку и большую коробку китайского чаю, и мы пустились наконец в обратный путь.

Как я и ожидал, Феофанов после некоторого молчания учтиво поинтересовался, удалось ли мне переговорить с главноуправляющим обо всем, о чем хотел. Я ответил утвердительно и, в свою очередь, спросил о состоянии его дел.

– Да что же, – ответил он не совсем охотно, – что же дела… Доложил. Представил, так сказать, отчет. Побранил он меня за то, что дохода в прошлый год, почитай, и не было, убытки одни. Ну и что с арендаторов вовремя денег не получил. Обычное дело, я и не огорчаюсь давно. Осип Тарасович все дела покойного графа близко к сердцу принимает.

Мы свернули на Суконную улицу, и таким образом скоро снова должны были оказаться на Третьей горе. Не знаю, почему кучер или Феофанов выбрал такой путь – возможно, Петру Николаевичу по какой-то известной только ему причине хотелось еще раз проехать мимо особняка графа.

– Да-с, – сказал Феофанов после короткого молчания, – вот только и удалось за прошлый год пятьсот рубликов получить. И, почитай, двести целковых ушли в убыток. Стало быть, триста рублей. Наш главноуправляющий, как о такой сумме услыхал, едва чувств не лишился. Я даже испугался, честное слово! – При этом Феофанов говорил мерным своим голосом, лишенным всякой окраски, так что я никак не мог поверить в его испуг. – А что тут поделаешь? Ей-богу, не будешь же за каждую недоимку в суд таскать. Что прощать приходится, что переносить на будущий год. А там все снова повторяется. Да-с.

Странными показались мне столь низкие доходы. У моих хозяек владения не самые большие – около пятисот десятин пахотной земли да мельница. Однако же всякий год вручал я Марии Александровне никак не менее семисот рублей. Да еще и Любови Александровне столько же. А в иной год и более полутора тысяч выходило, ежели вместе брать. Так я и сказал спутнику моему. И заметил:

– Бывал я у вас в Починке, Петр Николаевич. У вас ведь там одной пахоты тысяча десятин будет, это не считая пустошей да выгона. Опять же лес, да роща, да сад. Мельница, пасека знатная. Неужто все про все только полтыщи в год и дает? Нынче, я знаю, за сажень дров взять можно не менее пяти целковых, а у вас ведь не только осиновые, но и сосновые вырубки имеются! Да и уголь древесный… – Тут я замолчал. Пришло мне в голову, что с моей стороны невежливо выказывать такое сомнение в способностях Феофанова. Петр Николаевич мне место в возке устроил, а я ему прямо в глаза тычу: ты, дескать, брат, хозяйство вести не умеешь… Стыдно мне стало, и я постарался выправить неловкость: – Обманывают вас ваши арендаторы, Петр Николаевич. Вокруг пальца обводят. Небось вы каждому их слову верите? Ох, зря, простите меня за критику. Это такой народ, все проверять надобно. Все, до последнего абцуга!

В продолжение моей речи выражение лица Феофанова не изменилось ни на йоту. Когда же я замолчал, он лишь вежливо наклонил голову, словно бы соглашаясь с услышанным, и заметил:

– Да как же не верить? Трудно жить, не доверяя, Николай Афанасьевич. Доверять приходится. Другое дело – и тут вы, конечно же, правы, – не хватает мне твердости. Не могу, знаете ли, кулаком по столу хватить да стребовать долг. Хоть и знаю, что лукавит прохвост, и деньги у него есть, да и обстоятельства не столь печальны, как расписывает. Да-с. А то вот еще напасть новая – сказки эти про нечистого, который медведем оборачивается. Ведь иные арендаторы от аренды отказываются, говорят, мол, там-то и там-то – земля нечистая! Вон сколько пахотной земли у нас пустошью стало! И тоже – в убытки. Боюсь, придется хозяевам продать ее за бесценок. Да-с… – Феофанов огорченно покачал головой. – Право, иной раз хочется махнуть на все рукой, попросить у хозяев расчет да и уехать куда-нибудь поближе к старой столице, Москве-матушке. У меня ведь вся родня – там. А потом вспомню, какая у нас тут охота, да рыбалка… нет, не поеду! И опять все, как в Писании сказано, «на круги своя» возвращается… – Он тяжело вздохнул и замолчал.

Я ему искренне посочувствовал. Помню, как в самом начале, когда только начал я служить у Александра Дмитриевича Бланка, испытывал я те же трудности, и те же мысли меня обуревали. Но – свыкся. И давно уже нахожу прелесть в тихой деревенской жизни. Да и с арендаторами как-то привык, в конце концов, справляться. Может, в наших кокушкинских лукавства поменьше, чем в починковских, а стыда побольше. Опять же: одно дело, когда отчет ты даешь только хозяину, и совсем другое – когда между тобою и хозяином стоит еще кто-то, вроде бы столь же не причастный к имению, как и ты, но строгий едва ли не более, чем сам хозяин.

Мы уже оставили позади Арское поле, съехали с Сибирского тракта, обогнули Васильев овраг и катили теперь по Мамадышскому тракту. Возок несся легко, и это было славно – до сумерек оставалось совсем немного времени. Солнце уж совсем низко висело, лесные заросли по обочинам сливались в единую темную массу, в которой отдельные кусты или деревья становились неразличимы.

Говорить о хозяйственных делах мне более не хотелось. Зато появилось сильное желание расспросить попутчика о погибшей иностранке. Никакого подвоха в расспросах не было – ведь Феофанов сам, вкупе с Артемием Васильевичем Петраковым, рассказал уряднику о ее визите. А вот что-то удерживало меня от расспросов. И то сказать: не самый приятный предмет для расспросов – покойники. Особенно когда солнце уже село за деревья и вот-вот стемнеет. Любопытство, однако, пересилило. Начал я осторожно:

– Слыхал я, что вы давеча у нашего урядника побывали. Вместе с Артемием Васильевичем. Так ли?

По тому, как натянулась вдруг кожа на скулах моего собеседника, я понял, что вопрос был ему неприятен. Бросив на меня короткий взгляд, он все же ответил суховато:

– Точно так, Николай Афанасьевич. Побывали. Вспомнили мы с соседом моим, где видели утопшую. Поначалу-то не признали – уж больно меняет смерть человека, да-с… – Феофанов поморщился, вспомнив, видно, обезображенное лицо несчастной. Картина тотчас встала и перед моими глазами, и я тоже почувствовал себя худо. – Вотс, – продолжил Петр Николаевич чуть измененным тоном, – ни он не признал, ни я. А только все не давала мне покоя смутная сомнительность: что-то знакомое угадывалось в чертах безобразных. Неявственно, туманно, но угадывалось, а что именно – никак не мог в толк взять. И тут вдруг приезжает ко мне Артемий Васильевич, смотрю – лица на нем нет, еще с порога, не отдышавшись, так и бухнул: «Петр Николаевич, а ведь это не кого-нибудь, а гостью нашу из-подо льда вытащили!» Тут уж и я сразу вспомнил, где покойницу видел, пока она еще живая была. Ну, и решили мы с Артемием – негоже такое в тайне хранить. Все таки – убийство!

– И где же видели, если не секрет?

– Какой там секрет – у нас же и видели, – ответил Феофанов с мрачным видом. – Приезжала она ко мне в Починок, а потом – к Артемию. Присылал ее покойный граф, а зачем – толком не знаю.

Знакомилась с нашими местами, я так думаю. Ну вот, у меня она пробыла недолго – день всего. После в Бутырки перебралась. Я же ее и отвез. Места незнакомые, мало ли. Отвез, сдал на попечение Артемию, что называется – с рук на руки. Да и воротился спокойно восвояси. Даже и не вспоминал о ней более. Других, знаете ли, забот хватало. Я не спрашивал, Артемий не говорил, да и видимся мы с ним не часто.

– Вот оно, значит, как… – протянул я. – И что же, Артемий Васильевич не доставил ее в Казань? Ну, наподобие того, как вы, к примеру, сопроводили эту барышню к нему в Бутырки?

– Тут я вам ничего сказать не могу, Николай Афанасьевич. Я как раз думал, что Артемий-то Васильевич ее до Казани и довез. Ну, или, в крайности, проводил до ближайшей станции. А может, и так, что не сам отвез, а с Равилькой откомандировал… – Феофанов озадаченно нахмурился. – А ведь правда ваша, странность тут какая-то есть. Ежели он или Равилька доставили барышню до Казани, не то – до станции, как же она в реке-то оказалась? Да еще и убитая? А ежели не отвозил, ежели сама она добиралась… – Он задумчиво покачал головой. – Нет, Николай Афанасьевич, не знаю, что и сказать. И не меня о том расспрашивать следует, а Артемия Васильевича или же Равильку. Но могло ведь и так быть, что довезли они барышню, а она потом еще раз навестила наши места по какой-то надобности. Вам господин Котляревский ничего такого не сказывал?

Вопрос застал меня врасплох. Я ничего не успел придумать о предмете моего разговора с главноуправляющим.

– Ну… – промямлил я. – Понимаете ли… Мы, признаться, про другое с ним толковали. Все больше о хозяйстве. Хозяева мои надумали мельницу продать…

– А! – догадался Феофанов. – Так вы за тем и госпожу Ульянову навещали?

– Именно! – облегченно ответил я. – Именно! – И тут же подумал: «А ведь я Петру Николаевичу про госпожу Ульянову ни словом не обмолвился. Откуда же ему известно о моем визите? Странно как-то…»

– Стало быть, вы о мельнице говорили. – Феофанов несколько раз кивнул. – Понятно. А что мельница-то? Мало доходу аренда приносит?

– Не то чтобы мало, но и много не получается, – путано ответил я, думая о своем. – Нет, не в аренде дело. Госпоже Ульяновой деньги нужны, хочет в Санкт-Петербург ехать, о сыне хлопотать.

Сказанное было чистой правдой, Мария Александровна еще в декабре писала мне о необходимости продать мельницу. И как раз по причине, мною высказанной. Правда, рекомендовала она мне переговорить с нынешним арендатором – Паклиным. Я тогда же завел с Яковом разговор, и он мне свое предложение высказал, о чем я сообщил госпоже Ульяновой. Однако в этот мой случайный визит мы предмет мельницы с ней не обсуждали.

– Понятно, понятно, – повторил Феофанов, вновь отворачиваясь. – Я-то думал, вы справки об этом полицейском деле наводите. Даже удивился: по службе такое вам ни к чему вроде бы. Хотя, конечно, о подобных происшествиях, когда они в окрестностях случаются, знать надобно… Словом, очень даже может быть, что барышня эта вторично приезжала. Только не доехала. Ее ведь каторжник какой мог пристрелить, когда она не от нас, а, напротив того, к нам ехала.

– А вы, я так понимаю, по-немецки говорите? – спросил я.

– По-немецки? А-а, это вы насчет того, как я с ней объяснялся… – Петр Николаевич дернул щекой, будто бы в усмешке. – Нет, немецкому я не обучен. По-французски мы с ней говорили. И то самую малость. Говорить-то особо не о чем было. Она привезла письмо от графа, в котором тот велел показать гостье угодья, усадьбу. Растолковать о том, какие доходы в каждый год поместье приносит. Тут и языка никакого не надо: все перед глазами, все можно поглядеть да пощупать… Вот кто понемецки как по-русски балаболит, так это Артемий, – добавил он вдруг. – У него, говорит, в юности домашний учитель был из немцев. Да-с. А что ваш молодой хозяин, Владимир Ульянов? Слышал я, для него что немецкий, что русский – все едино. И вообще – весьма умен и образован. Так, говорите, ждет, пока матушка ему прощение исхлопочет?

– Ждет, – ответил я. – Не знаю уж, этого или чего другого, но именно что ждет. И чтобы не так тягостно ждать было, все время за чтением проводит, а пуще того – за шахматной доской. Играет по переписке с присяжным поверенным Хардиным. Слыхали о таком? С ним, говорят, сам Чигорин с уважением играл, так-то вот.

Уж не знаю, с чего вдруг я приплел Хардина да Чигорина, а только разговор наш после этого увял. Петр Николаевич зевнул, деликатно прикрыв рот рукою, чуть отодвинулся и, как мне показалось, задремал. Во всяком случае, до Самосырова, где мы остановились, чтобы дать отдых лошадям, глаза его были закрыты. В Самосырове же он, однако, встряхнулся, предложил перекусить.

Пошли мы в трактир, и тут, с неожиданной щедростью и без малейшего с моей стороны повода, Феофанов угостил меня не только обильным обедом из щей и гусиных полотков – что само по себе было греховно, день-то ведь постный, – но и рябиновкой. Право, не знаю, откуда узнал он о слабости моей. Не иначе Артемий рассказывал, он и сам не раз потчевался моей настойкою да все нахваливал ее. От иного напитка я, может, и отказался бы, но тут я долго чиниться не стал и поддался уговорам моего попутчика. Тем более что разогреться перед оставшейся частью пути было совсем даже нелишне.

Когда до Шигалеева оставалось версты две, было уже совсем темно. Лошади наши вдруг встали как вкопанные. Замотали головами, зафыркали.

– Что это они? – Кучер встревожился. – Испугались, гляди-ка… Посмотреть бы…

Мы с Феофановым открыли дверцы по обе стороны возка и выглянули наружу. И тут из придорожных зарослей поднялась впереди нас, саженях в тридцати, черная фигура, показавшаяся невероятно огромной. Воздух прорезал страшный громкий звук – рев не рев, рык не рык, какой-то жуткий утробный скрип с подвыванием. Я почувствовал, что волосы у меня под шапкой зашевелились.

– Медведь… – прошептал кучер. – Экий… шатун… – И… спрыгнув с облучка, обежал возок и попытался было залезть в дверцу, откуда выглядывал я.

– Куда?! – заорал Феофанов.

Лошади попятились. Кучер, при всей своей разбойничьей наружности, испугался не менее лошадок. Поездка наша оборачивалась нешуточной бедой. И тут сделали свое необходимое дело выдержка и хладнокровие моего спутника. Он извлек откуда-то из возка ружье и, не теряя ни секунды, выстрелил в сторону страшной фигуры. От разорвавшего тишину ружейного грохота лошади еще пуще испугались, заржали и прянули в сторону так, что наш возок едва не перевернулся. Петр Николаевич выскочил на дорогу и выстрелил из второго ствола. Со стыдом должен признаться: я оказался в полной растерянности и оттого – в оцепенении, так что стоял, скособочившись неподвижно, наполовину в возке, наполовину снаружи, и только глазами хлопал.

Прошло несколько томительных мгновений. Кучер, слава Богу, вернулся на облучок и наконецто справился с перепуганными лошадьми. Они стояли молча, тревожно прядая ушами.

Феофанов напряженно всматривался в темноту.

– Ушел, – сказал он то ли с облегчением, то ли с сожалением.

Еще некоторое время мы прислушивались к тишине. Нет, ничто более не нарушало вечернего спокойствия. Феофанов переломил ствол, извлек обе стреляные гильзы, бросил их в снег. Вернулся в возок, сел на прежнее место.

– А что, Николай Афанасьевич, не учинить ли нам и впрямь облаву на шатуна? А то ведь вот бродит такая бестия, непременно какую беду учудит. Вы как – не присоединитесь ли?

– Отчего же, – сказал я. – С радостью.

– Я, пожалуй, завтра же переговорю с Артемием. Думаю, он не откажется. Ему с ружьишком в засаде посидеть – милое дело. Опытные загонщики есть – что в Шигалееве, что в Пестрецах. Ежели кого из кокушкинцев захотите прихватить – милости прошу. Завтра у нас суббота, послезавтра воскресенье, стало быть, в понедельник и можно было бы собраться. Так что я вас вскорости извещу, ждите.

В Шигалееве мы распрощались. Феофанов отправился к себе в Починок, еще раз напомнив о задуманной охоте и терпеливо выслушав от меня многословное изъявление благодарности (каюсь, рябиновка мне иной раз язык развязывает, и даже излишне). Я же, зайдя на станцию и позвав давно ожидавшего здесь Ефима, сел в свои родные ковровые сани и теперь без всяких приключений добрался до Кокушкина. Еще не было десяти часов, как я уже открывал дверь своего дома.

Войдя в сени, я услыхал неожиданно веселые молодые голоса и заспешил в горницу. Открыв дверь, я увидел картину и успокоившую меня поначалу, и несколько взволновавшую – уже потом.

В большой комнате, под ярко горевшей висячей лампой с розовым абажуром и шарами, за устеленным чистою скатертью столом, на котором стояли самовар, блюдо с пирожками и вазочки с вареньем, сидели моя дочь, дочь Якова Паклина Анфиса, а кроме того Владимир Ильич Ульянов собственной персоной. Домна хлопотала у печи, а честная компания была увлечена оживленной беседою.

– … Это еще хорошо, что камни в человека или в дом не попали, – говорил Владимир. – Если бы в человека – убили бы наповал. А если бы в дом – развалили бы до основания да еще подожгли бы, они ведь необыкновенно горячие! И громадные – я слышал, до двадцати пудов!

– Ну уж, до двадцати, – усомнилась Анфиса. – Это что, как мельничный жернов, что ли?

– Даже больше, только формы другой, а правильнее сказать – вообще без формы, и к тому же они разваливаются на куски еще в воздухе. Я точно знаю, что Кротов этих кусков больше девяти пудов собрал.

Я понял, что молодежь обсуждает падение метеоритов – тех, что грянули оземь в самом конце августа прошлого года. Дело было в Пермской губернии, близ Оханска, от нас далековато будет, верст пятьсот, но уж больно крупные были эти метеориты, действительно как мельничные жернова, и небесные явления были грозные – пушечные удары и огненные шары с искрами, которые множество людей видело, и падали камни по берегам нашей матушки-Камы. Осенью о них много писали, тем более что собирал метеоритные куски известный человек – Павел Михайлович Кротов из Казанского университета, он же и привез камни в Казань, о чем докладывал на Обществе естествоиспытателей. А я, как человек любознательный, о том читал в газетах и размышлял над природою небесных явлений. Разговоры про метеориты до сих пор не умолкают, вот и наша молодежь вспомнила о тех летних событиях зимним вечером.

Задумавшись на пороге горницы, я не сразу обратил внимание, что за столом воцарилась полная тишина. Ах, ну да, хотя я еще ни слова не произнес, но фигура моя не могла остаться незамеченной, при том что лампа бросала свет на стол, а углы комнаты и дверной проем, где я стоял, оставались в тени. Вот о такой тишине как раз и говорят: слышно, как муха пролетает. Время было зимнее, не для мух, но казалось мне, будто в застывшем воздухе что-то тоненько то ли жужжит, то ли позванивает.

– Здравствуйте, Николай Афанасьевич! – Ульянов если и смутился, то никак этого смущения не выказал, а напротив, словно бы обрадовался моему появлению. – Вы извините, но я решил – негоже вас всякий раз после долгого пути еще и в усадьбу гонять. Вот – пришел, чтобы дождаться вас здесь, а Елена Николаевна любезно пригласила меня к чаю. О новых стихах Фета мы уже поговорили, теперь вот небесные камни взялись обсуждать… – При этих словах Владимир подошел ко мне, протянув руку для приветствия.

Разумеется, я принял объяснение, хоть и не был уверен в его искренности. Однако ведь и в неискренности упрекнуть молодого Ульянова мне было не с чего. Словом, неловкий момент прошел. Я улыбнулся и объявил:

– Ну, чай так чай. От печенья и варенья да хорошей беседы никогда не откажусь. Вот только переоденусь с дороги.

Когда я снова вышел к столу, разговор шел уже не о небесных камнях. Лена и Анфиса вполне оправились от смущения, вызванного моим появлением, и теперь взахлеб рассказывали гостю страшные истории не о ком-нибудь, а о том самом медведе-призраке. Владимир слушал с интересом, хотя по лицу его то и дело проскальзывала скептическая улыбка, которую он, впрочем, старался прятать от девушек. Но после одной совсем уж страшной сказки, в которой призрак к тому же и говорил человеческим голосом, студент не выдержал и весело рассмеялся. Я последовал его примеру.

– Удивительная штука! – сказал Владимир, отсмеявшись. – Вы, Анфиса Яковлевна, и Елена Николаевна тоже, сами нисколько не верите во все эти басни. А рассказываете так, что любого убедите. Только вот скажите, Анфиса Яковлевна, что же этот черт – исключительно зимой объявляется? Или и летом на людей нападает?

Девушки переглянулись.

– Зимой только, – неуверенно ответила Анфиса.

Аленушка возразила:

– Нет, и летом тоже. Но обязательно по ночам. Днем его никто не видел. Только ночью и в сумерки.

Владимир покачал головой.

– Да, – сказал он. – Странное дело. Почему же эти чудовища встречаются единственно таким людям, которые в них и без того верят? Вот мне ни разу не довелось увидеть эдакого черта! Каждый год приезжаем в Кокушкино, а с призраком ни разу не столкнулся! Ни в лесу, ни на тракте. Даже обидно!

– Ну так ведь он только два года назад и объявился, – сказала Лена. – Допрежь его не было.

– Сказки они сказки, – вступил я в разговор, – а только встречается чудище иной раз и тем, кто в него уж нисколько не верит. Не знаю, как насчет черта, но шатуна этого мы нынче повстречали – не приведи Господь! Спасибо Петру Николаевичу, спутнику моему, уж до чего хладнокровный человек и решительный! – И я поведал молодым людям о недавней встрече с лесным хозяином.

Они охали, ахали, требовали подробностей. Удовлетворив их любопытство и выслушав дружное негодование против трусости кучера, я сосредоточил свое дальнейшее внимание на накрытом столе, предоставив молодежи самостоятельно спорить о природе деревенских суеверий.

Вид пирожков на столе производил поистине магнетическое действие. Надо сказать, что Домна – необыкновенная мастерица делать пирожки. По постным дням она печет их с морковью, кашей, горохом, грибами и луком, луком и яйцами, вареной рыбой, по скоромным – с творогом, печенкой, свежиной и ветчиной, куриными потрохами и дичинным фаршем и Бог еще знает с чем. Сегодня день был постный и пирожки соответственные. Ну как тут миновать такое угощение, даже если помнить, что обильный обед в самосыровском трактире был не так уж и давно?! Словом, я более ничего не стал говорить и приступил к ужину.

Я выпил чаю, съел едва ли не пяток вкуснейших румяных пирожков с рыбой, а потом столько же с грибами и лишь после этого пригласил нашего студента к себе в комнату. Зажег лампу. Мы уселись. Владимир выслушал меня серьезно, лишь изредка задавая уточняющие и очень дельные вопросы.

– Странно, – сказал он. – Очень странно. Значит, Луиза Вайсциммер приехала в Казань по приглашению покойного графа двадцать восьмого октября. Погостила у него два дня, а затем выехала в Починок. Стало быть, в Починке она была первого ноября. Второго ноября, по словам господина Феофанова, она перебралась в Бутырки. Здесь она тоже пробыла два дня. Следственно, уже четвертого ноября фройляйн Луиза оставила Бутырки и должна была появиться в Казани не позднее следующего дня, то есть, пятого ноября. Между тем, она там не появилась. Не так ли?

– Верно, – ответил я. – Там она более не появилась. Можно сказать, она вообще нигде более не появилась.

Владимир прошелся по комнате.

– Вот я и говорю – странно. – Он остановился у книжного шкафа. – Выходит, между днем, когда она уехала из Бутырок, предположительно в Казань, и днем ее гибели, а это примерно двадцать второе или двадцать третье ноября, она более нигде не обнаружилась…

– Но, возможно, дату ее смерти следует считать иной? – предположил я.

– Это никак невозможно, – возразил Владимир категорическим тоном. – Она могла погибнуть только в день ледостава. И господин Зайдлер – мы пока не знаем, какие их связывали отношения, – прыгал за нею в ледяную воду именно тогда – в тот день, когда ее убили. Чтобы знать, где искать тело Луизы Вайсциммер, живое ли, мертвое ли, он непременно должен был оказаться свидетелем преступления. Что никак не означает, будто он видел преступника, – добавил Владимир. – Господин Рцы Земля мог издали усмотреть нечто, встревожившее его. Однако, прибежав на место преступления, он уже не застал там убийцы. Но успел увидеть, как преступник бросил в воду тело с привязанным грузом. Прыгнул в воду… Ну, далее мы все знаем, и о том я вам уже толковал. Кстати, вспомните: у лаишевского аптекаря он появился двадцать первого, аккурат накануне ледостава. Мы можем с большой уверенностью говорить о том, что, покинув Лаишев, он оказался в наших краях двадцать второго ноября и появился на месте преступления буквально через считанные мгновения после его свершения. К своему несчастью. А двадцать второго как раз Ушня и стала. – Владимир прекратил свое хождение по комнате, остановился напротив меня и сказал: – Нет, дорогой Николай Афанасьевич, фройляйн Вайсциммер была убита именно двадцать второго ноября минувшего года. Так что если какая дата и вызывает сомнения, то уж никак не дата смерти. Сомнения у меня вызывает дата ее выезда из Бутырок. Вот тут у нас нет никаких подтверждений тому, что вы узнали.

– Что вы имеете в виду? – Я был изрядно смущен уверенным тоном собеседника. – Как это – нет подтверждений? Ведь Петр Николаевич Феофанов со всей определенностью сказал: гостья пробыла в Бутырках всего один день, после чего уехала оттуда так же, как перед тем – из Починка.

– Ну, прежде всего, – сказал Владимир, – господин Феофанов сам не был свидетелем ее отъезда. Он говорил со слов господина Петракова, управляющего бутырским имением. Вы же сами о том сказали, ведь так?

– Так, – вынужден был согласиться я. – Но он же и предположил, что барышня Вайсциммер могла доехать до Казани, а уж позже вернуться еще раз. И вот тут, при втором ее приезде, несчастная Луиза и оказалась на мушке у убийцы.

– Что ж она не появилась у графа? – Владимир скептически хмыкнул. – В таком ее поведении еще большая странность, разве нет?

– Не знаю, – ответил я со вздохом. – Может быть, ее не пустили к графу. Ему в те дни совсем уж худо стало. Главноуправляющий говорит – очень сильно Алексей Петрович горячился. Письмо от сына привело его в такое расстройство, что граф своего отпрыска чуть наследства не лишил. На управляющих своих незадолго до того осерчал, даже ревизора грозил прислать. Известное дело, он вообще был человеком горячим. И в молодости пылом отличался, и к старости ничуть не остыл. Так что Алексею Петровичу могло сделаться столь худо, что гостью к нему просто не пустили. Может, потому она и решила вернуться. Не так?

– Не так, – ответил Владимир. – Я вам напоминаю: шестнадцать дней. Где же она была эти шестнадцать дней? В Казани? В гостинице? И ни разу не дала о себе знать? Даже если предположить, что она могла быть на похоронах. Остаются еще одиннадцать дней! Где она обреталась и чем занималась? И где был господин Роберт Зайдлер – несчастный наш музыкант Рцы Земля?

– Да… Ну, а вот такое объяснение, – предположил я. – Убили ее вовсе не там, где мы ее отыскали. Убили в другом месте и в другое время, а уж потом привезли и бросили там, где ее нашли – сперва этот самый господин Рцы Земля, а уж потом мы.

Владимир отрицательно качнул головой.

– Шубка, – коротко ответил он. – Шубка, второпях брошенная убийцей на месте преступления.

– Тогда не знаю. – Я развел руками. – Сдаюсь. Нет у меня объяснений, Володя. Но скажите мне, ради Бога, какой резон Артемию Васильевичу лгать?

– Ну, мало ли резонов для лжи, – неопределенно ответил Владимир.

– Володя, – воскликнул я запальчиво, – не забывайте: Артемий Васильевич – мой старый друг! Обвиняя его во лжи, вы, по сути, объявляете его убийцею!

– Полно, Николай Афанасьевич! Никого я ни в чем не обвиняю, что вы, ей-богу… – Владимир досадливо поморщился. – Вот только объясните мне, где скрывалась наша австрийская барышня в течение то ли одиннадцати, то ли шестнадцати, а возможно, и всех семнадцати дней, да так, что ни одна живая душа о том ничего не знает.

Я ничего не ответил.

– То-то и оно, – сказал Владимир. – Ничего я не утверждаю наверное и никого не обвиняю. Но пока мы не узнаем, где, с кем и почему скрывалась Луиза Вайсциммер с того момента, когда она, по словам господина Петракова, оставила Бутырки, и до той печальной секунды, когда какой-то злодей всадил ей в грудь заряд гвоздей, мы не сможем назвать убийцу.

Ульянов еще не закончил говорить, а я вдруг понял, что имею ответ на этот вопрос. Вот только ответ этот никак не принесет пользы моему другу Артемию Васильевичу Петракову, ибо способен не только усилить подозрения против него, но превратить их из догадки почти в уверенность.

– Боже мой… – простонал я, бессильно опускаясь в кресло. – Боже мой, Володя… Но это ужасно!.. Это невозможно!..

Владимир склонился надо мною, пристально заглядывая в глаза.

– Что? – спросил он тихо, но требовательно. – Что ужасно? Что невозможно?

Я не ответил. С невероятной четкостью, словно заново услышав их наяву, вспомнил я вдруг веселые разговоры Артемия Васильевича об очередном его амурном успехе – о новом его романе. И вел он разговоры эти аккурат в то время, когда барышня Вайсциммер находилась неведомо где. Оживив в памяти эти его рассказы, я немедленно утвердился в мысли, что имелась в виду несчастная Луиза, находившаяся у него в гостях, а вовсе не уехавшая сразу после появления в Казань. Все сходилось: и время, и даже то, что намекал он на приданое. Приданое было знатным – как-никак поместье, которым Петраков до того просто управлял, могло перейти в его полное владение. Помнится, Артемий Васильевич говорил и о том, что невеста (он ее уже так называл) уехала ненадолго и вскорости вернется… А еще я припомнил его слова, сказанные в тот несчастный день, когда в Ушне обнаружились тела погибших. Молвил он тогда – и как раз в ответ на мой вопрос о невесте: «Что есть женское постоянство, дорогой Николай Афанасьевич? Пустой звук! Уехала, обещала написать. Вот уж два месяца – ни слуху ни духу…»

– Володя, – сказал я расстроенно, – все эти дни несчастная жила в бутырской усадьбе, в гостях у Артемия Васильевича Петракова. Полагаю, он просто испугался признаться в том. Но он – не убийца. Два месяца ждал ее друг мой бедный, а она уж давным-давно лежала на дне замерзшей реки…

И я рассказал молодому Ульянову о том, что вспомнил, – вплоть до последних слов Артемия о женском непостоянстве, произнесенных совсем незадолго до нахождения в Ушне тела Луизы Вайсциммер.

– Я вполне уверен, – завершил я свой рассказ, – что барышня Вайсциммер и есть та пассия Артемия Васильевича, о которой он мне рассказывал. Уехала она, я так думаю, накануне ледостава. А что не отозвалась потом – так господин Петраков отнес это к ветрености женской натуры. Вот вам и разгадка.

Изложив все моему молодому другу, я почувствовал, будто с плеч моих свалился немалый груз. Однако это облегчение тотчас исчезло, едва я взглянул на сосредоточенное лицо Владимира. Похоже, не устраивало что-то нашего студента в той разгадке, которую предложил ему я.

– Что Луиза Вайсциммер гостила у господина Петракова не день, а более двух недель, – с этим я согласен, – сказал он, хмуря брови. – И то, что, говоря о своем романе, он, скорее всего, имел в виду именно ее, – тоже похоже на правду, это вы точно подметили, Николай Афанасьевич. Однако остается все же одна каверза, одна нерешенная загадка.

– Какая? – спросил я, чувствуя подвох.

– Куда и как он отвез свою возлюбленную? – ответил Владимир вопросом на вопрос. – В Казань? Но тогда каким образом она опять здесь очутилась? Отвез только до Кокушкина? Почему тогда высадил здесь?

– Может, не сам отвозил? – предположил я без особой, впрочем, уверенности. – Послал Равиля…

– Это все равно, – заметил Владимир с некоторым раздражением в голосе. – Даже если Равиля – что ж, не знал он разве, куда именно отвез Равиль его гостью? Нет, сказанное вами лишь усиливает подозрение против господина Петракова. Что-то он скрывает. Только вот что именно – пока мы не знаем. И еще: откуда появился господин Рцы Земля? Господин Роберт Зайдлер? Ни Феофанов, ни друг ваш Петраков его не опознали. Можно предположить, что он приехал сюда прямо из Лаишева, на следующий день после визита к словоохотливому аптекарю Карлу Христиановичу. Но, – Владимир прищурился, – где-то ведь он написал черновик письма, обнаруженного нами? В Лаишеве? В другом каком-нибудь месте? И почему оказался на месте преступления за считанные секунды до того, как преступник бросил тело жертвы в воду? А? Нет, то, что вы вспомнили, дополняет комбинацию, но не разрешает ее, дорогой Николай Афанасьевич. Это еще не эндшпиль.

Глава одиннадцатая,

в которой нас приглашают на охоту

Два дня после возвращения из Казани – субботу и воскресенье – я провел большею частью в постели. То ли нервическое состояние последнего времени изрядно ослабило меня, то ли прихватил мороз по дороге, а может, съел что лишнее – и то сказать, в Самосырове-то я оскоромился, – но только чувствовал я себя не лучшим образом. Жар поднялся, в подбрюшье какое-то колотье ощущалось, и вообще, как писали в старых романах, томление в членах.

Недомогание мое переполошило моих домашних – и Аленушку, и Домну, и даже Ефима. Женская половина домочадцев норовила поить меня настоями ромашки и липового цвета, от которых я упорно отказывался по причине их решительной гадостности. Ефим же, приходя в мою комнату, стоял, вздыхая, на пороге и молча качал кудлатой головой. Всякий раз я выставлял его, спрашивая прежде, какое дело его привело, – и всякий раз он спустя короткое время возвращался. Поведение кучера могло бы насмешить, кабы события последних дней не отбили у меня всякое желание смеяться над чем бы то ни было. Я даже встревожился несколько его вздохами – неужели я столь жалко выглядел? Однако взгляд в зеркало несколько меня успокоил: никаких особых перемен в лице своем я не усмотрел, седины в усах не прибавилось. Разве что слегка ввалились глаза. Ну, так и немудрено – слишком я разъездился последнее время, да по зимней поре.

Аленушке я строго-настрого запретил рассказывать кому бы то ни было о моем недомогании. Она, конечно, ослушалась, так что к вечеру второго дня у меня, один за другим, появились два посетителя, не то чтобы мною не ожидавшихся, но во всяком случае незваных. Первому гостю я нисколько не удивился – и потому, что сам хотел его видеть, и по той причине, что давно уже подозревал за своей дочерью конфиденции с нашим студентом: ничего она не умела да и не хотела скрывать от Владимира, вопреки моим запретам.

Молодой Ульянов, сняв шубу и шапку в сенях, прошел в мою комнату, где я, облаченный в любимый драповый шлафрок и байковый ночной колпак, полулежал в кресле со стаканом горячего чая в одной руке и «Севастопольскими рассказами» в другой.

Поздоровавшись, гость поискал глазами, куда бы сесть, пододвинул свободный стул к окну, уселся и спросил участливо:

– Что же это вы, Николай Афанасьевич, а? Ейбогу, я себя виновником чувствую – вконец вас загонял. Давайте договоримся так: вы выздоравливайте, не волнуйтесь. А история эта загадочная – да пусть ее! – Он махнул рукою. – Ну, право, что изменится, если никто не узнает, как и почему оказались в Ушне эти самые немцы-австрийцы? Ведь ничего, верно? А то, может, и узнают – допустим, жандармы, на которых такие надежды возлагает unser braver Bursche, oder? [9] И что же? Узнают. Может, кого и накажут. Нам-то с вами что до того, верно? – Владимир вздохнул и отчего-то тяжело нахмурился. – Право, не стоило нам лезть в эту партию, ее ведь без нас играют. И сыграют. А кто победит – так ли важно? Игра на то и игра, что в ней всегда кто-то побеждает, а кто-то сдается.

Я слушал его речь со все возрастающим чувством недоумения. Ни при каких обстоятельствах не мог я предположить, что такой увлекающийся, азартный даже юноша, как Владимир Ульянов, вдруг начнет рассуждать подобным образом. Сказанное им казалось мне произнесенным совсем другим человеком. Или же, подумал я вдруг, он просто захотел меня немного раззадорить, задать эрфиксу. Ежели именно этого ему хотелось добиться, что же – Владимир вполне преуспел. Я уже готов был вспылить и укорить его в малодушии и ипохондрии. Он, впрочем, замолчал и отвернулся к окну, словно бы затем, чтобы рассмотреть там, в предвечерней синеве, нечто чрезвычайно его заинтересовавшее. Я тотчас заподозрил, что лицо его может выдать истинные мысли и подлинное отношение к загадочной истории, именно потому мой молодой гость столь старательно от меня отворачивается. Я поставил на столик стакан с остывшим чаем, утер усы платком и спросил – по возможности спокойно:

– Что это вы, Володя, в таком тяжком состоянии души пребываете? «Пусть ее…» «Что нам до того…» Странно мне, сударь мой, слышать от вас такие речи. И тому ли учит вас столь любимый вами господин Чернышевский? – Тут я поддел его немного. – Ох, лукавите вы, разыгрываете старика, не то успокоить хотите. – Я погрозил Ульянову пальцем.

Хотя он по-прежнему стоял отвернувшись, в стекле, будто в зеркале, хорошо отражалось все, что происходило за его спиной. Укоряющий жест мой Владимир увидел и тотчас повернулся. На лице его играла чуть смущенная улыбка.

– Ваша правда, Николай Афанасьевич, – признался он. – Просто подумалось мне вдруг, что ваша болезнь – результат недавних бдений и что надоело вам быть на побегушках у желторотого студента. А мне без вашей помощи с делом этим не справиться, и вы это прекрасно понимаете. Вот я и решил успокоить вас – дескать, мне самому не хочется более заниматься всей этой историей. Да и себя попробовал убедить в том же, – добавил он.

– И что же? – спросил я. – Убедили? Готовы бросить все?

Владимир отрицательно качнул головой.

– Где уж там! Ни себя я в этом не убедил, ни вас, как погляжу. – Владимир развел руками. – Такая комбинация разворачивается, что никак я не могу перевернуть доску и сбросить фигуры – до тех пор, пока не поставлен мат… – Он вернулся к стулу, сел, чуть придвинув его к моему креслу. – Одна беда, Николай Афанасьевич, как-то так наша партия идет, что мы лишь отвечаем на ходы противника. А сами вроде бы и не атакуем. А? – Сейчас, как я заметил, Владимир картавил больше обычного, из чего я сделал вывод, что собеседник мой волнуется, поэтому ответил ему как можно более рассудительно:

– Так ведь это понятно, Володя. Трудно передвигать фигуры, не видя противника и даже не догадываясь, сделал он ход конем или собирается напасть слоном на твоего ферзя. Вы ведь о существовании противника узнаете лишь по его ходам.

– Так-то оно так, Николай Афанасьевич… – пробормотал молодой человек. – Так-то оно… – Владимир замолчал, потом его лицо вдруг оживилось. – Новость слыхали? – спросил он. – Конечно, не слыхали, что я говорю… Так вот. В связи с тем, что разговоры о нечистой силе множатся, по предложению решительного нашего господина урядника удумано устроить облаву на медведя-шатуна и тем доказать, что нет никакого черта в медвежьем облике, а есть лишь громадный и злой как черт шатун, который все следы в округе и оставляет!

– Ну, предложил эту облаву вовсе не урядник, – поправил я. – Эту мысль мне высказал Петр Николаевич Феофанов, когда подвозил из Казани в Шигалеево. У нас ведь – помните, я рассказывал? – изрядное приключение с этим шатуном случилось, нос к носу столкнулись. Здоровущий зверюга, доложу я вам! – У меня перед глазами возникла громадная черная фигура стоявшего на задних лапах зверя, и я почувствовал, как по загривку моему пробежал знакомый неприятный холодок страха. – Немудрено, что его за черта принимают. А человека он вполне может задрать, это уж я вам ручаюсь.

– Ну, Феофанов так Феофанов, – ответил Владимир. – Важно, что господин Никифоров поддержал его, так сказать, от лица властей. И возглавят эту боевую фалангу как раз господа Феофанов и ваш старый друг Петраков. – Он снова потер руки в каком-то вроде бы даже радостном возбуждении.

– Я смотрю, – укоризненно сказал я Владимиру, – вас это как будто веселит.

– Не то чтобы веселит, – ответил он с улыбкою. – Интересует – да, весьма. Ну сами подумайте, Николай Афанасьевич, можно ли пропустить такое захватывающее происшествие, как охота на медведя? Нет, я ни за что не отвернусь от эдакой возможности… Господин Феофанов поведет загонщиков, – добавил он после паузы, – а господин Петраков будет командовать засадным отрядом. Но, правду сказать, окрестный народ не очень-то отозвался. А я как раз и хочу присоединиться к доблестным охотникам! Очень жаль, что вы не сможете составить мне компанию.

Владимир нетерпеливо вскочил со стула, на котором сидел. Я с удивлением посмотрел на него снизу вверх.

– Николай Афанасьевич, я хочу, чтобы вы взглянули на мою амуницию, – сказал он просительно. – У вас ведь опыта куда как больше, чем у меня. Не откажетесь? Да вы сидите! – воскликнул он, заметив, что я приподнимаюсь в кресле. – Я ведь ружье принес, сейчас покажу! – Он стремительно вышел и тотчас вернулся с завидным ружьем – тульской двуствольной бескурковкой 12-го калибра.

– Позвольте-ка взглянуть. – Я приготовился высказать свое резонное мнение и вдруг подумал: до чего же нелепо буду сейчас выглядеть в шлафроке и белом ночном колпаке с оружием в руках.

Ни дать ни взять – Тартарен из Тараскона!

Владимир протянул мне ружье и спросил:

– Что скажете? Подойдет ли на медведя?

Двустволка центрального боя выглядела новенькой, даже стволы не вполне были обтерты от ружейного масла. Хотя клеймо об испытании стволов на разрыв поставлено было в 1886 году. Интересно, откуда у Владимира Ульянова эта ни разу еще не использованная тулка? Вряд ли поднадзорный студент поедет на место высылки, торжественно закинув за спину охотничье ружье. А в Кокушкине купить такое просто негде.

– Отчего же не подойти. – Я осмотрел казенную часть, бойки, заглянул в стволы. – Вполне подойдет. Отличное оружие. Патроны уже снарядили? Чем заряжать будете? Картечью, пулями?

– А вот патроны я хочу попросить у господина Петракова, – ответил Володя весело. – И по этой причине мы съездим к нему в гости. Он ведь не откажет, как думаете?

Услышав это, я наконец-то перестал удивляться тому азарту и предвкушению медвежьей охоты, который в одночасье охватил моего молодого знакомца. Словно пелена спала с моих глаз – я вдруг понял, что были у Владимира какие-то свои, особые виды на завтрашнее приключение. А поняв сие, решил, что негоже упускать последний, как мне представлялось, акт нашей драмы.

– Рановато вы меня со счетов сбросили, Володя, – сказал я, улыбкой стараясь скрыть охватившее меня волнение. – От хорошей охоты я только быстрее выздоровею, уверяю вас! – Я погладил рукою ложу, затем вернул ружье гостю. – Нет уж, на охоту я непременно отправлюсь, с вами заодно. Да и соскучилась моя «крынка», сколько уж на ковре висит винтовка, ровно украшение, пыль собирает.

Конечно, моя винтовка Крнка давно стала гладкоствольной – с тех самых пор, как ее пересверлили в ружье 16-го калибра, но называл я свою «крынку» все равно винтовкой – так мне почемуто приятнее было.

Я хотел было продолжить про охоту, но тут на горизонте появился второй гость, которому я поразился куда больше, нежели визиту Владимира, особенно – в теперешних обстоятельствах. Позже, замечу, вспоминая этот вечер, я пришел к мысли, что второй гость не иначе был направлен ко мне фатумом. Тогда же самым сильным чувством было изумление, охватившее меня, когда вошедшая в комнату Домна сообщила с привычной своей хмуростью, что, мол, приехали-с господин Петраков, Артемий Васильевич, и непременно хотят меня видеть.

– Сказала я, что вы хвораете, – молвила она, скривившись так, будто только что съела ложку касторового масла. – А только он ничего не слушает. Шумит, ругается.

Мы с Владимиром одновременно взглянули друг на друга, и я заметил привычных уже озорных чертиков в его глазах: «На ловца и зверь бежит».

– Проси, – сказал я. – Немедленно проси, Домна.

Артемий Васильевич не вошел, а буквально ворвался в комнату. Был он, как всегда, шумен, а благодаря шубе своей медвежьей, широко распахнутой на груди, и сдвинутой на затылок собольей шапке вдобавок казался невероятно огромным, заполнившим собою все помещение, так что нам с Владимиром вроде как места уже не хватило. Я даже попытался вместе с креслом передвинуться поближе к стене, а студент наш быстро ретировался в дальний угол и оттуда поглядывал на ворвавшегося великана с опасливым любопытством. Ружье он по-прежнему держал в руках, и вид у него при этом был такой, что еще чуть-чуть, и он начнет отстреливаться.

– Что же это вы, сударь мой, болеть вздумали! – воскликнул Петраков после обмена приветствиями со мной и с Владимиром. – Нет-нет, негоже вам разлеживаться в шлафроке да колпаке! Я ведь специально приехал. Мы с Петром Николаевичем надеемся завтра этого черта рогатого завалить. А как же на такое дело, да вдруг без вас? – Тут он заметил в руках Владимира ружье. – Ну-ка, нука, молодой человек. – Артемий Васильевич весьма бесцеремонно завладел оружием, осмотрел его; переломив, поглядел сквозь стволы на свет. – Неплохо, неплохо… Держите, молодой человек, хороша тулка. Я и сам наших туляков предпочитаю. Хотя, доложу я вам, бельгийский лепаж, даром что недорог, тоже надежен, только выбирать надобно со знающим человеком. А вы, я так понимаю, готовы к нам присоединиться? Очень рад, очень! Мы с вами, помнится, виделись на берегу Ушни в тот печальный день, но представлены не были, ну да без церемоний. – Он протянул Владимиру руку. – Петраков, Артемий Васильевич. А вы, я так понимаю, Владимир Ильич Ульянов. Наслышан, как же.

Они обменялись рукопожатиями, после чего Петраков вновь обратился ко мне:

– Так что, Николай Афанасьевич, помешает ли вам хворь? Или фу на нее, да тряхнете стариной, а?

– Тряхну, тряхну. – Я засмеялся. – Да и здоров я почти. Так – блажь вдруг одолела, взял в голову: а ну как поболею денька два! Вот и поболел. Все, все уже. Когда встречаемся и где?

– До свету, – немедленно ответил Петраков. – В семь. Собираемся у Темного оврага, возле Салкын-Чишмы, а там уж разделимся и начнем, благословясь.

– Господин Петраков, я как раз хотел обратиться к вам с просьбою, – вступил в разговор Владимир. – Не поможете ли с патронами? Я ведь, знаете ли, охотник неопытный, не знаю, как лучше патроны на медведя снарядить.

– Конечно, помогу! – Казалось, Петраков обрадовался просьбе. – Хотите, прямо сейчас можем поехать ко мне – тут ведь три версты, всего ничего. У меня уж и снаряженные имеются, поделюсь, а как же!

– Ловлю на слове! – Владимир бросил на меня короткий взгляд. – Тогда немедля и отправимся, чтобы душа моя спокойна была. А вы, Николай Афанасьевич, поправляйтесь.

Однако я вовсе не собирался оставлять их тет-атет. Тревожно мне было от подозрений, высказанных давеча Владимиром.

– Ну уж нет, судари мои, – ответил я, поднимаясь из кресла. – Покорнейше прошу подождать меня. Мигом соберусь. Прогулка мне только на пользу пойдет. Если я вам, конечно, не в тягость.

– Какая там тягость! Отлично будет! – обрадовался Петраков. – Вместе поедем, заодно вечерок скоротаем. Можно банчок сообразить, по маленькой. Между прочим, Петр Николаевич тоже обещался заглянуть. Подъедем – он уже у меня должен быть. Посидим по-деревенски… скука ведь какая зимою, прости Господи! Только и отдушина – карты да охота, да-с! А то ведь и заночевать у меня можно – чтоб завтра спозаранку не мотаться. Собирайтесь, Николай Афанасьевич, а мы с Владимиром Ильичом вас во дворе подождем.

По лицу Ульянова трудно было понять, доволен ли он тем, что я вызвался ехать с ними. Так или иначе, но уже через десять минут сидели мы все трое в кибитке Петракова, позади Равиля, правившего лошадьми, и вели неторопливую беседу об особенностях охоты на крупного зверя, в которой Артемий Васильевич был безусловным знатоком. Морозный воздух действительно оказал на меня целебное воздействие, так что, когда упряжка остановилась у ворот бутырской усадьбы, я чувствовал себя уже вполне здоровым.

Здесь уже стоял возок Феофанова – знакомый мне по совместной поездке в Казань, с тем же кучером, робость которого при огромном росте и несомненной физической силе вызвала мое удивление. Кучер почтительно поклонился широко шагавшему Петракову, а на Владимира, замыкавшего нашу маленькую группу, посмотрел с любопытством.

Предводительствуемые хозяином, мы вошли в дом, разделись и спустя несколько мгновений оказались в гостиной. Комнату освещали три лампы – одна в центре и две, с рефлекторами, по углам. Феофанов сидел в кресле возле лампы с рефлектором и с интересом читал какую-то газету, названия которой я разглядеть не мог. Чтение так захватило Петра Николаевича, что он даже не в первую секунду отреагировал на наше появление.

– Что пишут, Петр Николаевич? – полюбопытствовал я, после того как мы обменялись приветствиями. – Чем это вы так увлеклись?

– Ну, Николай Афанасьевич, я кроме «Охотничьей газеты» и не читаю ничего, – ответствовал Феофанов. – Свежий номер, январский. То есть, для меня свежий, поскольку в мои руки лишь сегодня попал. Что пишут? В Москве открылся Охотничий клуб. Вот по этому поводу много и подробно пишут, да. Очень, знаете ли, умно и грамотно. Вы только послушайте, господа. И вам, молодой человек, сие полезно будет, уж коли вы решили испытать себя на этом по