/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy,sf_action, / Series: Диктаторы

Гнев Дракона.

Джордж Локхард

...Итак, мы летим на планету драконов, грифонов и гномов, людей и гигантов, где маги творят волшебство в чёрных башнях, а эльфы изящные песни заводят... Но вовсе не на ту, о которой вы сейчас подумали. Так начинается повесть о древнем мире Ринн, где возникли и стали сами собой Диктаторы. Роман "Гнев Дракона" рассказывает о самом начале Эпохи Диктаторов – когда будущие властители Галактики были всего лишь юными драконами, ничего не знавшими о своей будущей судьбе. "Гнев Дракона" – совершенно новая книга, написанная по мотивам моего самого первого романа под тем же названием. Единственное, что сохранила она от «предка» – троих главных героев. Сюжет, окружение, история и мир, персонажи и события – всё создано с нуля и проработано на гораздо более глубоком уровне.  Книга создаёт «фон» для всего цикла и служит его началом. Многие непонятные или зависимые эпизоды других романов теперь получают объяснение, однако в целом история мира Диктаторов сильно изменилась. Новый сюжет романа почти ничего не сохранил от первоначального, очень заметно изменилась хронология и совершенно по-новому объясняются Катаклизм и власть Диктаторов. Так что возможны (и есть) определённые нестыковки с написанными ранее произведениями. Новый "Гнев Дракона" затрагивает период времени от 70000 лет до рождения Первого Диктатора – до Катаклизма и последующих событий, заканчиваясь примерно за триста лет до рождения Винга Демона (роман "Красный Дракон"). В 2000-м году роман "Гнев Дракона" был издан в двух томах под названием «Право на ярость» (первый том) и «Гнев Дракона» (второй).

ru Michael A Bark mixan FB Tools 2005-03-09 http://www.drakia.com 8F078036-82A5-4DE2-BEDC-96B52D2B74A6 1.1

Гнев Дракона

Книга первая: Право на ярость

Там, где прошёл страх, не останется ничего. Там, где прошёл страх, останусь только я.

Ф. Херберт

Бывают случаи, когда надо убить, чтобы выжить. Бывают случаи, когда надо выжить, чтобы убить.

К. Иторр.

Неверно говорят, словно сон разума рождает чудовищ. Сердце, лишённое разума, родит лишь зверя. Только разум, лишённый сердца, породит чудовище.

Винг.

Часть первая

Хорошее войско – средство, порождающее несчастье, его ненавидят все существа. Поэтому человек, следующий Дао, его не употребляет.

Благородный, во время мира, предпочитает уважение, а на войне применяет насилие. Войско – орудие несчастья, оно не является орудием благородного. Он употребляет его только тогда, когда к этому его вынуждают. Главное состоит в том, чтобы соблюдать спокойствие, а в случае победы – себя не прославлять. Прославлять себя победой – это значит радоваться убийству людей. Тот, кто радуется убийству людей, не может завоевать сочувствия в стране. Благополучие создается уважением, а несчастье

происходит от насилия. Слева строятся военачальники флангов, справа стоит полководец. Говорят, что их нужно встретить похоронной церемонией. Если убивают многих людей, то об этом нужно горько плакать. Победу следует отмечать похоронной церемонией.

Дао Дэ Цзин

–Учитель, как победить врагов?

–Сделай так, чтобы врагам твоим стало стыдно, что не друзья тебе.

Шоан Аоаран.

Глава 1

Деревня горела красиво. Языки жаркого пламени рвались к сумрачному небу, бросая в него тяжёлые скалы из дыма, в ярости пожирая дома и сражаясь друг с другом за добычу. Дул холодный северный ветер. Немногие выжившие крестьяне стояли поодаль, потерянной кучкой лишённых всего людей. Плачущие дети жались к родителям.

–Почему они всё сожгли?… – с болью спросил свою мать маленький мальчик. Женщина слегка покачивалась от горя; её муж остался в деревне.

–Мы прогневали господина наместника великого лорда Кангара… – с трудом объяснила крестьянка. Стоявший рядом юноша яростно топнул ногой.

–Мерзавцы!

–Тише, тише… – один из стариков кивнул на высокого, худощавого человека в потрёпанном плаще военного образца. Незнакомец стоял в стороне от группы выживших, скрестив руки на груди и мрачно наблюдая за пожарищем.

–Кто это?… – опасливо спросила молодая крестьянка. Старик покачал головой.

–Не знаю… Не видел, когда он подошёл. Солдат медленно повернул голову к погорельцам. Те невольно отшатнулись, столь непонятно-угрожающее выражение горело в его узких глазах.

–Дуган, не узнаёшь меня?… – негромко спросил незнакомец. Старик ахнул.

–Негоро! Ты?!

–Вот, вернулся проведать родичей… – с болью произнёс неизвестный, – …а тут… Он беспомощно уронил руки и замер, понурив голову, мгновенно постарев на добрый десяток лет. Крестьяне окружили гостя взволнованным кругом.

–Где ж ты пропадал все эти годы, сынок… – на глазах старого Дугана блестели слёзы.

–Воевал. – глухо ответил Негоро. – Несколько дней назад получил увольнительную, поспешил в родные края… И опоздал! Старик положил руку на плечо воина.

–Да, невесело у нас. Но деревню можно отстроить, всё ещё вернётся…

Люди бежали в леса, Негоро. Погибли немногие.

–Где Ларт? – прервал гость, оглядев выживших. Крестьяне понурились.

–Нет больше Ларта. – мрачно отозвался один из мужчин. – И жены его нет. Молчание.

–Кто это сделал? – негромко спросил Негоро. Крестьяне прятали от него глаза.

–Кто это сделал?

–Тангмарцы. – внезапно ответил тот самый юноша. Вскинув голову, он с вызовом посмотрел на солдата. – Такие, как ты. Негоро вздрогнул.

–Ложь. – тихо, но твёрдо возразил он. – Воины лорда Кангара не убийцы. Мы защищаем наш народ, а не сжигаем его! Дуган поднял взгляд.

–Давеча проезжали шестеро конников, гнали десяток рабов… – с трудом произнёс старик. – Сынишка Пита Кузнеца на дороге играл, так его… конями… Молодой крестьянин сплюнул.

–Мы терпеть не стали! – яростно сказал он. – Мужики догнали подонков на привале и зарезали, рабов разогнали. А нынче утром… Пощёчина бросила парня на землю, заставив застонать. Рассвирепевший Негоро шагнул вперёд.

–Не смей называть воинов лорда подонками! – рявкнул он. – Не дорос ещё! Мужики хмуро поглядывали на пришельца. Юноше никто не помог встать.

–Дуган, что здесь произошло? – повторил вопрос Негоро. – Не лги мне, старик. Я желаю знать правду. Старый крестьянин помолчал.

–Ты желаешь знать только нужную тебе правду, Негоро. – ответил он наконец. – А такой в наших краях отродясь не водилось.

–Ответь мне! – крикнул воин. Дуган вздрогнул. Трое крестьян в закопчённой одежде вышли вперёд и встали между стариком и пришельцем.

–Уходи отсюда. – угрюмо заметил высокий, дюжий мужик с мозолистыми, мускулистыми руками. – Не про тебя наше горе, чужак. Негоро оглянулся. Остальные погорельцы медленно окружали его широким кольцом.

–Что с вами? – непонимающе спросил солдат. – Я родился в этой деревне! Я один из вас!

–Больше нет, – презрительно бросил юноша, утирая кровь с разбитой губы. – Ты воин лорда Кангара.

–Вы должны гордиться этим, – стараясь сдержать ярость, заметил Негоро. – Хоть один из вас выбился в люди.

–Мы гордимся, гордимся… Крестьянин сплюнул.

–Лучше убирайся подобру-поздорову, Негоро. – предупредил один из мужчин. – Мы ведь на тебе всю злость сорвём. Кости пересчитаем. Солдат отступил, положив руку на эфес короткого прямого меча.

–Я воин лорда Кангара, – напомнил он угрожающе. – За нападение на солдата вас бросят в тюрьму.

–Да что мы цацкаемся… – юноша поднял увесистый булыжник и со всего размаха запустил в голову Негоро. Тот едва сумел уклониться, упав на колено и выхватив меч.

–Остановитесь! – Дуган ухватил одного из нападавших за плечо. – Стойте, он же не виноват!

–Такие как он сожгли моего сына! – рявкнул крестьянин, стряхнув старика. Блеснул металл, в руках мужиков появились ножи.

–Беги, дурак! – крикнула Негоро молодая крестьянка. – Зарежут! Солдат угрюмо смотрел в глаза приближающихся людей.

–Я вас предупредил. – Негоро откинул плащ за плечо и сорвал с пояса странную раковину. Дуган захлебнулся.

–Нет… – прошептал старик. Оторопевшие крестьяне смотрели, как Негоро поднёс раковину ко рту и сильно дунул. Никаких звуков не последовало.

–Драконий свисток! – Дуган в ужасе схватился за сердце. – Негоро, опомнись! Из расположенной неподалёку рощи послышался треск ветвей. Никто не успел даже ахнуть, как небо разорвал надвое свист сверкающих крыльев, и навстречу солнцу рванулся совсем молодой синий дракон. В два взмаха преодолев расстояние до деревни, он грациозно приземлился на траву рядом с Негоро. Тот усмехнулся.

–Кто-то хотел меня зарезать, милочка? – спросил он у бледной как мел крестьянки. Люди в страхе пятились.

–Забыл вас предупредить, – скучающим голосом заметил Негоро. – Я драконер. А это дракон, предоставленный великим лордом Кангаром в моё полное распоряжение. Награда за доблесть. Дуган рухнул на колени.

–Не наказывай их, Негоро! – взмолился старый крестьянин. – Просто улетай, оставь нас жить своею жизнью! На скулах драконера заиграли желваки.

–Встань, старик, – негромко сказал он. – Встань, имей гордость. Нельзя падать на колени. Негоро помог Дугану подняться. В глазах воина мерцала странная тоска.

–Ты прав, я больше не один из вас… – одним прыжком взлетев на спину дракону, он оглянулся.

–Я чужой здесь. Прощайте. Повинуясь руке хозяина, могучий зверь распахнул широкие крылья и прянул в небо, разорвав полотнища дыма от горящей деревни. Ни он, ни его всадник не оглянулись.

***

Столица страны Тангмар, город-крепость Танталас, угрюмо чернел на огромной одинокой скале посреди хмурой северной степи. По дорогам тянулись вереницы обозов, возвращались с полей крестьяне, не спеша гарцевал отряд конных воинов. Дракон Негоро скользил на низкой высоте, направляясь к широкому и низкому зданию, расположенному сразу за крепостной стеной, в самом дальнем районе города.

–Садись на стену, я должен доложить командиру. – заметил воин.

Дракон кивнул красивой рогатой головой. Мощные чёрные бастионы стремительно приближались. Захлопав крыльями, дракон со скрежетом вцепился когтями в камни и опустился на крепостную стену. Негоро спрыгнул с его спины.

–Сиди тут, скоро летим в казармы.

–Я голоден, устал и нахожусь в отвратительной форме, – недовольно заметил дракон. – Ты гоняешь меня словно ящерицу.

–А ты и есть ящерица, только крылатая и говорящая, – усмехнулся воин. – Слишком говорящая. Дракон промолчал. Негоро отдал честь офицеру, проходившему по стене, и поспешил к двери центральной сторожевой башни.

–А, вернулся? – один из стражников свесился из бойницы. – Как поживают твои благородные предки?

–Не сейчас, Джок… – отмахнулся Негоро. Поднявшись по внутренней лестнице, он прошёл вдоль оборонительного кольца катапульт и постучал в массивную деревянную дверь.

–Входите.

–Сэр, лейтенант Негоро Криг вернулся из увольнительной досрочно… – резкий жест прервал рапорт драконера. Начальник городской стражи, капитан Вегас вскочил из-за стола.

–Криг! Как ты вовремя! Мы как раз о тебе говорили!

–Сэр?… – изумлённый воин только сейчас заметил невысокого, идеально сложенного человека с длинной косой чёрных волос. Одетый во всё чёрное, он неподвижно стоял у дальней стены.

–Да, да, о тебе. – Вегас сиял. – Господин Такара интересовался героями последней войны, и конечно, я не мог не похвастать тобой.

–Такара Юки?!… – вырвалось у Негоро. Человек в чёрном резко развернулся.

–Меня так зовут, – прозвучал мягкий голос. Такара был совсем невысок. Уроженец Восточного материка, он отличался необычайно гармоничным сложением, лёгкой желтизной кожи и длинными, гладкими чёрными волосами. Узкие серые глаза безо всякого интереса следили за драконером.

–Господин Такара, перед вами лейтенант Негоро Криг, награждённый за доблесть самим лордом Кангаром, – гордо заявил Вегас. – Единственный человек в моём ведомстве, умеющий управлять драконами.

Такара скрестил руки за спиной и медленно приблизился к драконеру.

–Я слышал об этом подарке… – сказал он бесцветным голосом. – Лорд нарушил давний закон Тангмара, гласящий что драконы – монополия армии. Негоро стиснул зубы.

–Я солдат её величества, королевы Аракити, – негромко сказал воин. – Монополия не нарушена. Но даже будь закон нарушен, лорд Кангар был боевым офицером в обстановке, когда командир властен на любые действия…

–Уймись, тебе ведь оставили дракона. Такара опустился на край стола и заложил ногу за ногу.

–Как ты назвал его?

–Кого? – не сразу понял Негоро.

–Дракона, разумеется. Воин удивлённо нахмурился.

–Дракон – не животное, которое можно назвать как понравится, у них есть собственные имена. Моего зовут Волк Аррстар, «Сын Неба»

по-ихнему.

–Вот как? – Такара усмехнулся. – Похоже, вы нашли общий язык.

–Раздвоенный… – поддакнул Вегас. Они рассмеялись.

–Сэр, я не понимаю…

–Спокойно, спокойно. – Такара резко прекратил улыбаться. – Я ищу людей для нового подразделения, которое сейчас формируется по приказу королевы Аракити. Негоро недоверчиво нахмурил брови.

–Сэр, в вашем распоряжении лучшие элитарные части армии, специальные отряды…

–Правильно, – усмехнулся воин в чёрном. – И нам бы не хотелось ослаблять слаженные, сработавшиеся команды. Он подался вперёд.

–Судя по твоему досье, лейтенант Негоро Криг может нам подойти.

Готов ли ты служить королеве так же верно, как служил лорду Кангару? Рефлекс опередил мысль. Негоро чётким движением отдал честь.

–Служу Тангмару! Тонкие губы Такары растянулись в улыбке.

–Посмотрим… Держи. – он протянул драконеру цепочку с небольшой стальной пластинкой. – Завтра на рассвете придёшь к шестым воротам дворца, покажешь знак страже. Тогда и увидим, на что ты способен. И достоин ли выбора моей королевы. Негоро машинально отдал честь и повернулся к выходу. Голос Такары догнал его уже у дверей.

–Да, захвати с собой дракона.

–Так точно, сэр.

***

–Джок, мне нужна помощь… – тихо сказал Негоро. Он стоял у амбразуры сторожевой башни, рядом с низеньким и толстым стражником.

–Смотря какая. – усмехнулся Джок. – Я не всемогущ.

–Одолжи мне на пару дней десяток тангов. Солдат изумлённо вытаращился.

–Деньги? Ты – и деньги?! Это что-то новое… – тут ему в голову пришла иная мысль, – …а может, ты наконец подыскал себе бабу? Негоро стиснул зубы.

–Не надо об этом. Ты же знаешь… Джок сразу стал серьёзен.

–Прости. Негоро отвернулся, сжимая и разжимая кулаки.

–Я не могу идти во дворец в таком виде… – выдавил он. – Да и дракону давно пора прикупить новое седло.

–Во дворец! – Джок присвистнул. – Теперь понятно… Держи, – мелодично звякнул мешочек с золотом. – Отдашь, когда будут.

–Спасибо, – Негоро стиснул руку товарища. Тот улыбнулся.

–Для того и существуют друзья, Нег. Желаю удачи. Воин молча обнял низенького стражника и стремительно покинул башню. Вниз по узким каменистым проходам, спиральная лестница, обитая железом дверь… Свобода! Молодой дракон, свернувшись как кот, спал на стене. Стражникам приходилось огибать шар сверкающей синей чешуи по самому краю дорожки.

–Волк, проснись! – Негоро ухватил дракона за рог и принялся трясти. – Ну же!

–Оставь ящерицу в покое, – не открывая глаз, заметил дракон.

–Сейчас ты сразу проснешься, – усмехнулся воин. Золотые монеты звякнули возле перепончатого уха. – Ну, как будильник? Дракон резко поднял голову.

–Откуда? – он невесело оглядел хозяина с ног до головы. – Никак меня продал? Негоро запрыгнул в седло.

–Продашь тебя, как же. Кому вообще нужен живой дракон? Волк поднялся на ноги.

–За чем же дело стало? – спросил он тихо. – Я знаю в Танталасе отличное место, где меня зарежут, снимут шкуру, вырвут зубы, нарежут ломтиками и скормят охотничьим собакам. Тебе даже заплатят за это, лейтенант Криг. Негоро вздрогнул.

–Что с тобой, Волк? – воин погладил дракона по шее. – Мы вместе уже четыре года. Я здорово привязался к тебе, синяя птичка моя. Сверкающие крылья бросили Волка в небо. Негоро задумчиво смотрел на землю.

–Пока тебя не было, в город въехал обоз Роджера Оуена, – внезапно произнёс дракон. – Я наблюдал со стены. Человек стиснул зубы.

–Я не могу запретить охоту на драконов, Волк. – ответил он глухо. – Я только солдат. К тому же, твои сородичи – опасные хищники.

–В обозе везли клетку с живым ребёнком. Дракон повернул голову к всаднику, и тот вдруг заметил слёзы в уголках сверкающих глаз.

–Я не могу спасти малыша! – крикнул Волк. – Я раб! А ты можешь его купить и избавить от смерти! Голос дракона упал до шёпота.

–Негоро, господин… Молю тебя, спаси ребёнка! Оуэн использует малыша как приманку, он уже не раз так поступал! Драконер изумлённо смотрел на своего дракона.

–Волк, подумай, что ты говоришь, – сказал Негоро после длительной паузы. – Что мне делать с дракончиком? И не забывай о законе Тангмара

– когда малыш вырастет, его всё равно придётся убить…

–Я сделаю его своим сыном! – горячо возразил дракон. – Закон защищает детей прирученных драконов! Господин, молю тебя, спаси ребёнка! Молчание.

–Но мне не хватит денег…

–Я достану для тебя деньги!

–Ты?! Волк кивнул.

–Я полечу в горы, к свободным драконам. У них есть золото! Долгое молчание.

–Волк, кто тебе этот малыш? Родич? Дракон отвернулся.

–Нет, хозяин. – ответил он глухо. – Просто ребёнок. Я никогда не видел его раньше. Негоро пару минут молча смотрел в небо.

–Хорошо, – сказал он наконец. – Летим в город. Я спасу твоего сородича. Слова ещё не покинули уст человека, как дракон резко завернул на крыле и помчался обратно. Негоро молчал.

***

Особняк знаменитого охотника на драконов Роджера Оуэна представлял из себя двухэтажное деревянное здание на краю центральной площади Танталаса. Первый этаж занимала таверна, служившая Оуэну главным источником дохода. На втором жил он сам. Волк приземлился прямо на заднем дворе дома, рядом с тремя широкими телегами. В одной из них лежали две шкуры серебряных драконов, вторая была нагружена костями и мясом. Зато в третьей, свернувшись в небольшой ржавой клетке, лежал совсем маленький золотой дракончик. При виде окровавленного крыла малыша, синий дракон издал глухое рычание. Негоро вздрогнул; такой ярости в голосе Волка он не слышал даже на войне. Воин спрыгнул на землю.

–Держи себя в лапах, – предупредил он дракона. – Мне не нужны проблемы с законом.

–Поторопись, ему же больно! – взмолился Волк. Он весь дрожал. Негоро почесал в затылке.

–Эй, парень! – воин шагнул к бледному рабу, глядевшему на дракона с ужасом. – Где твой хозяин?

–О… о… он там… – молодой раб сглотнул и метнулся в дом. Негоро направился следом. Тем временем Волк одним движением когтистых пальцев разодрал стальную клетку на части. Перепуганный дракончик прижался к полу.

–Не бойся, маленький… – синий дракон ласково поднял ребёнка и осмотрел раненное крыло. – …Придёт время, и мы отплатим сполна.

Именем великого Сумрака клянусь.

–Ты… ты убьешь меня?… – замирая от страха спросил малыш на родном языке драконов.

–Что ты! – поразился Волк. – Почему?!

–Ты синий, я золотой… Дракон стиснул зубы.

–Я не враг детям своих врагов, – бросил он глухо. – Запомни это, малыш. Из дверей дома показались Негоро и высокий, пожилой мужчина. Оба дракона невольно зарычали при виде Роджера Оуэна.

–Что здесь случилось? – гневно спросил охотник. – По какому праву твой зверь сломал моё имущество? Негоро бросил взгляд на Волка. Синий дракон дрожал, прижимая содрогающегося малыша к груди и закрывая его крылом. В глазах Волка пылала нечеловеческая ярость, боль… и мольба. Воин вздохнул.

–Я заплачу за клетку. – сказал он негромко. Через полчаса новые доспехи, плащ и седло с шипением превратились в никому не нужного золотого дракончика с раненным крылом. Негоро мрачно забрался в седло, посадив дрожащего от страха малыша перед собой и привязав к специальной стойке для копья. Счастливый Волк рванулся в небо. Его всадник пытался найти ответ на два вопроса: почему он так поступил, и почему он не чувствует досады. Вопреки всякой логике Негоро чувствовал радость.

***

В казармах почти никого не было. Пятеро офицеров городского гарнизона, игравших в карты, встретили появление Негоро непонимающими взглядами.

–Это как понимать? – кивнул один из них на золотого дракончика.

–Да вот, мой дракон чуть ли не на коленях вымолил… – смущённо признался воин. – Его поймал Оуэн и собирался зажарить. Малыш прижимался к ногам человека, в страхе оглядываясь.

–И что теперь с ним делать? – с интересом спросил офицер. Другой наклонился к дракончику и погладил по здоровому крылу.

–Вроде, мой Волк собирается его усыновить, – усмехнулся Негоро.

–Да ну?… – усомнился офицер. – Золотого дракона?

–Это теперь его проблема, – пожал плечами Негоро. – Ребята, я за бинтами пришёл.

–Держи, – белая кожаная сумка перелетела через комнату. – Крыло перевязать?

–А что ещё… До вечера.

–Пока, пока… – офицеры вернулись к игре. Синий дракон тревожно ходил по двору.

–Ну, как?! – при виде живого и невредимого дракончика, пасть Волка растянулась в улыбке. – Его нормально приняли?! Негоро вздохнул.

–Ох, натерпимся мы с тобой… – он подсадил малыша на спину синего дракона и запрыгнул следом. – Волк, на озеро. Воздух застонал под крыльями. Минут пять они летели молча. Золотой дракончик вцепился всеми когтями в седло и неподвижно лежал, Волк парил в восходящих потоках тёплого вечернего воздуха. Негоро размышлял.

–Тебя хоть как зовут-то? – спросил он у малыша. Дракончик несмело поднял синие глаза на человека.

–Кром… Кром, сын Хирсаха.

–Хирсах? – Волк рассмеялся. – Из Даналона? Жаль, он не попался мне во время войны… Уж я бы повыдёргивал шипы из хвоста этого выскочки.

–Отец говорил не так… – тихо ответил дракончик.

–Да уж наверное! – фыркнул Негоро. Синий дракон со свистом заложил вираж по направлению к большому озеру, блестевшему неподалёку от города.

–Как ты попал в лапы Оуэна? – спросил Волк. Малыш задрожал.

–Мы со Звёздочкой полетели в горы, искать золото… – дракончик всхлипнул. – Там была пещера, а из пещеры звал на помощь дракон!

Звёздочка бросилась на выручку, и… и… копьё с потолка… – он не смог продолжить. Синий дракон угрюмо отвернулся.

–Люди… – прошептал Волк. – Люди… Негоро молча положил руку на крыло малыша.

–Люди бывают разные, Кром. – сказал он серьёзно. – Тебе не повезло, ты наткнулся на подонка. Но среди нас есть и благородные, честные воины.

–Жаль, что их не так много, – внезапно отозвался Волк. – Драконы и люди могли бы жить в мире.

–У нас никто не убивает драконов… – тихо сказал дракончик. – В Даналоне нет охотников и убийц.

–Как же, никто! – Волк гневно рявкнул. – Я хорошо помню дерево, на котором висели двое детей с вырванными языками!

–Но… но… это не мы! – попытался Кром. – Отец рассказывал мне ту историю, он говорил, это сделал чёрный дракон Дарк!

–Хватит разговоров – оборвал Негоро. – Волк, снижайся. Надо вымыть вас обоих, да и мне не помешает. Ты не забыл, куда мы идём завтра утром?

–Не забыл. Синий дракон спикировал к озеру.

–Как я могу это забыть, Негоро.

–Вот и отлично. – воин спрыгнул на песок. – Сумеешь сам помыть малыша?

–Я не лошадь. Сумею.

–Ну так вперёд. И смотри, поосторожней с крылом. Фыркнув, синий дракон длинным прыжком покрыл десять метров над водой и скрылся в волнах. Маленький Кром с опаской оглянулся на человека.

–Вы правда не убьёте меня? – спросил он тихо. Негоро опустился на корточки.

–Мы не убиваем детей, – мягко ответил человек. – Воины лорда Кангара не убийцы. Не суди о всех по одному, малыш – такие как Оуэн нечасто встречаются. Будь моя воля… Воин вздохнул.

–Эх… Покажи крыло. Рана была довольно скверной. Заметив ровные, неестественные края разреза в перепонке, Негоро стиснул зубы.

–Это сделал Оуэн? – мрачно спросил драконер. Кром кивнул.

–Он привязал меня в пещере и мечом ударил по крылу… – дракончик опустил голову. – Было так больно… Я не выдержал, кричал… А он…

–Знаю. – угрюмо прервал человек. – Он ждал, когда на крик бросится дракон. Ну, не плачь… – Негоро погладил малыша по голове. – Всё кончилось, больше тебя никто не обидит. А сейчас потерпи… Привычные пальцы воина стянули края раны и наложили один на другой. Дракончик вздрогнул, когда Негоро заклеил порез широкой мягкой лентой, предназначенной для лечения раненных в крылья драконов. Человек умело дезинфицировал рану.

–Не горюй, через три-четыре дня станешь как новенький, – воин потрепал дракончика по шее. – А сейчас иди, купайся. За крыло не волнуйся, лента стойкая к воде и очень мягкая. Завтра утром ты должен быть чистый и красивый. Маленький дракон несмело улыбнулся.

–Спасибо вам.

–Иди, иди… – воин тяжело вздохнул. Пару минут Негоро молча смотрел на счастливых драконов, резвящихся в воде. Волк играл с Кромом, подбрасывал его в воздух…

Низкий, могучий смех и рычащие слова драконьего языка. Человек вздохнул. «Что я скажу Такаре?», – подумал воин. – «Что вместо новых доспехов купил юного дракона? Вдобавок золотого? Н-да… Немногому же меня научила война. Но ведь он – просто ребёнок, напуганный, слабый, наивный… Как можно переносить ненависть на детей, как?…» Тяжело вздохнув, Негоро сбросил одежду и присоединился к играющим драконам. До позднего вечера он драил чешую Волка и осторожно мыл Крома, осматривал крыло золотого дракончика и чистил зубы синему. Привычная работа. Ночью, лёжа на кровати в своей маленькой комнатке и ощущая под рукой тёплое тело дракончика – на ночь Негоро взял малыша в дом – человек долго не мог заснуть. За окном выл ветер. «А что, если драконы поменяются с нами местами?» – думал Негоро. – «Ведь некогда они правили нашим миром… А теперь остатки древней расы служат людям. Но что, если так не везде?… Если где-нибудь осталась древняя, могучая страна крылатого народа?…» Он поёжился. «Плохо же придётся людям в этом случае…» Вздохнув, Негоро повернулся на бок и провалился в сон. Ему ничего не снилось.

Глава 2

Я стоял на арене и смотрел на своего врага. Он тоже смотрел на меня.

Его звали Трор, и он был намного сильнее всех, с кем я сражался до сих пор.

–Коршун, сейчас я постараюсь тебя убить. – спокойно сказал Трор.

–До сих пор это никому не удалось.

–Но ты понимаешь, что рано или поздно тебя убьют, и твой фархан перейдёт победителю, а дети отправятся на арену и умрут жалкой смертью.

–У тебя есть лучшее предложение?

–Да. Ты самый сильный боец, когда-либо выходивший на арену Огона.

Присоединись к моему фарху, и вместе мы сможем победить остальных.

–Что я получу?

–Надежду.

–Что получишь ты?

–Тебя.

–Нет. Я прыгнул вперёд без предупреждения и нанёс страшный удар ему в грудь. Он отлетел на пять метров и упал на спину. Я прыгнул вновь, вонзил когти в лежавшего Трора и моментально перегрыз ему горло.

Тело ещё долго дёргалось, пятная жёлтый песок кровью. Я молча смотрел на смерть своего врага. Дождавшись, пока он утихнет, повернулся к Арахану.

–Победа за мной.

–Фархан Трора за тобой.

–Соедини его с остальными.

–Да будет так. Коршун, есть вопрос.

–Говори.

–Почему ты так жесток?

–Я сражаюсь за жизнь.

–Они тоже. Но только ты убиваешь всегда. Остальные придерживаются правила Арахана. Перед глазами мелькнула картина: мой брат, истекающий кровью, и Ногаку, который стоит над ним, ожидая решения Арахана.

–Я не признаю Арахан.

–Тот случай…

–Молчи. У тебя тоже есть фархан. Я могу его захотеть. Он сразу замолчал. Я оглядел притихших зрителей и взлетел.

***

Выйдя из под тени Огона я сразу снизился, стараясь держаться ближе к песку. Так Дыхание Смерти дольше не подействует. До своего фархана долетел быстро, и сразу спустился в отах, чтобы смыть Дыхание. Вода, полная песком, быстро очистила чешую от светящихся остатков Дыхания и я почувствовал себя шакув. Это хорошо.

–Коршун, ты победил? – спросила меня третья.

–Да. Иди к детям. Она быстро пропала. Я выпил воды и осмотрел крылья. Трор не успел их порвать. Повезло. Теперь мой фарх стал больше. Надо посмотреть. Вышел из отаха и прошёл под тенью фархана к соседнему. Там жили дети Трора. Двое. И самки. Они со страхом смотрели на меня.

–Ты. Фархан твоего отца теперь мой. Кто твой отец? Маленький зелёный.

–Ты мой отец, Коршун.

–Хорошо. Ты. Фархан твоего отца теперь мой. Кто твой отец? Чуть больше, тоже зелёный.

–Ты мой отец, Коршун.

–Хорошо. Тебя зовут Коргор. Тебя зовут Корнах.

–Меня зовут Коргор.

–Меня зовут Корнах.

–Хорошо. Есть. Они молча принялись за еду. Я позвал четвёртую, показал на самок.

Она кивнула и забрала их в уцахан. Теперь у меня уже восемь. Отлично – много детей. Я осмотрел фархан. Отличный фархан. Крепкий. Выдержит ещё двух. Не меньше.

–Коргор. У тебя есть братья? Он в страхе посмотрел на меня.

–Только один, кроме Тре… Корнаха.

–Где он?

–Он не захотел. Теперь не шакув. Плохо. Жаль.

–Сколько ему было?

–Девять. Такой большой, и жил не в своём фархане?

–Почему?

–Прежний отец не разрешил. Дурак. Хорошо, что я его убил.

–Как поешь, иди ко мне в фархан. Тренировки. Возьми брата. Они закивали, и я ушёл. Пройдя по трём другим фарханам, принадлежавшим мне, я остался доволен. Самый сильный фарх в Огоне – мой. Это приятно. Вернулся в свой главный фархан, и посмотрел влево. Там стоял фархан Ногаку. Я неправильно сделал, когда взял его. Теперь туда трудно подойти – между моим и его фарханом стоит фархан Шогорокуджи. Но Ногаку убил моего брата. Я убил Ногаку из мести. Хорошо. Сейчас – отдыхать. Завтра на охоту.

***

Мы с моим другом Кошаку часто летали на охоту вместе. Но сегодня он сказал, что не может. Его третья сломала крыло, хотел помочь. Я понял и ушёл. Спустился в кех, взял оружие. Поднялся. Одел фарху, проверил. У меня отличная фарха, самая крепкая. Дыхание Смерти долго не достанет.

Проверил ещё раз и вылетел. Жарко. Смерть сегодня светила очень ярко. Пустыня прямо сверкала, я парил в горячем воздухе. Искал добычу. Далеко-далеко заметил двух других. Тоже охотились. Молодцы. Так рано обычно вылетаю только я – ведь Смерть ещё не опустилась. Но ладно с ними, мне охотиться надо. Летал около часа, и вдруг заметил далеко фытыха! Обрадовался.

Очень редко попадаются, но вкусные! Набрал скорость, догнал. Тот закричал. Я убил его одним ударом – больше никто так не умеет.

Вкусный, большой! Поднял, полетел домой. На обратном пути заметил на земле дракона. Маленького зелёного. Лежит, не двигается. Мёртв? Сел рядом, посмотрел. Нет, пока ещё шакув. Присмотрелся. Похоже, это третий сын Трора. Сильный, здоровый. Жалко, если умрёт. Бросил фытыха, поднял, понёс домой. Долго мыл в отахе. Вроде, Дыхание не вошло внутрь. Он стал дышать лучше. Позвал вторую, показал. Она сразу принялась его выхаживать, а я полетел обратно – забрать фытыха. Там стоял Шогорокуджи и собирался забрать моего фытыха! Я так разозлился, что едва не упал.

–Ты. Завтра на арену Огона, понял? Он испугался.

–Коршун, прости, я не знал, что это твой фытых, думал, оставил кто-то…

–Я сказал. Не придёшь – станешь хуже гышана, все на тебя охотиться станут. Понял? Он закричал что-то, я не слушал. Злой был. Полетел дальше, долго летал, поймал только двух ренеков, принёс домой, съел одного, другого дал самкам. И лёг спать. Хорошо спал.

***

Утром полетел на арену Огона. Там уже многие собрались, все меня ждали. Подошёл сегодня-Арахан.

–Коршун, мы тут все просим: не убивай Шогорокуджи. Он хороший дракон, много детей имеет. И все рождаются шакув. Он полезный для Огона.

–Он меня страшно оскорбил.

–Он не хотел, и ты это знаешь. Я задумался. Шогорокуджи был неплохим драконом… Но его фархан мешал мне ходить. И у него много детей – а у меня есть пустой фархан.

–Нет. Они отошли, и прилетел Шогорокуджи. Страшно меня боялся, слабый был. Я посмотрел на него. Шогорокуджи вздохнул и попросил:

–Коршун, пожалуйста, не надо меня убивать. Я прошу прощения, я не знал про твоего фытыха.

–Шогорокуджи, я мог бы тебя простить. Но твой фархан мешает мне объединить фарх. И ещё – у меня есть пустой фархан, а у тебя много детей. Он съежился весь.

–Коршун, я уйду из своего фархана. Только не надо забирать моих детей, прошу. Ничего себе!

–Ты уйдёшь из фархана?!

–Да. Только не надо детей забирать, прошу. Я задумался. Он уйдёт, и я возьму его фархан. А он? А он погибнет от голода и Дыхания. И дети тоже. Жалко. Если я его убью, то дети останутся живы, и станут моими. Но мне его жалко убивать. Не враг. Что же делать?

–Шогорокуджи, не надо уходить. Присоединись к моему фарху и оставайся. Вздрогнул.

–Ты… Ты серьёзно?! Я кивнул.

–Да. Мне тебя жалко, и детей жалко, и фархан жалко. А так – всё хорошо станет. Обрадовался, меня обнять хотел, но испугался. Я засмеялся. Помирились, полетели праздновать. Теперь у меня сразу шесть фарханов. Детей много стало, самок тоже.

Шогорокуджи сказал – я ему как брат теперь, поэтому можно его звать Шого. Я долго смеялся. Он тоже, дети тоже. Хорошо!

***

День прошёл, второй. Пошёл смотреть, как третий сын Трора. Совсем шакув стал. Сильный, красивый, теперь здоровый. Отлично!

–Фархан твоего отца теперь мой. Кто твой отец?

–Трор. Удивился страшно. Повторил. Он всё равно сказал – «Трор». Ещё сильнее удивился.

–Почему – Трор? Фархан мой, ты тоже мой.

–Нет. – головой качает. – Ты Трора убил, ты не мой отец. Глупый?

–Как зовут?

–Тандер.

–Почему не понимаешь?

–Что? Точно, глупый. Объяснить или побить? Объяснить.

–Твой отец был Трор. Жил в фархане, вместе с тобой. Потом я и он полетели на арену Огона. Я победил, теперь фархан Трора – мой фархан.

Ты жил в его фархане. Ты теперь мой сын. Твои братья сказали – я отец.

Почему не говоришь? Сжался, головой качает. Не понимаю.

–Трор отец, Трор, Трор, Трор! Дыхание в голову вошло, наверно. Жаль, какой красивый, сильный…

Думал, он здоровый. Неужели прогнать надо? Нет, я его не прогоню.

Жалко. Побью? Да, побью. Побил. Плакать стал. Жалко стало, перестал бить. Он всё равно плачет.

Поднял, осмотрел. Нет, вроде не самка. Крылья проверил – целые. Кости, хвост, чешуя – всё целое! Непонятно.

–Почему плачешь? Разве дракон может плакать? Стыдно! Ты большой уже. Он перестал, но дрожит весь. Проверил уцхак – не холодно. Странный дракон, точно. Понимаю, почему в пустыню улетел.

–Слушай, Тандер. Почему не хочешь меня отцом звать? Ну скажи. Не понимаю.

–Ты Трора убил!

–Ну да. Я победил на арене. Если бы он победил, мои дети его детьми стали бы.

–Но ты же убил его!

–И он меня хотел убить. Просто я сильнее. Ты гордиться должен – теперь у тебя самый сильный отец в Огоне, и живёшь ты в самом большом фархе Огона. Молчит. Это хорошо, что молчит. Думает, значит. Раз думает – Дыхания в голове нет. Отлично!

–Пойди, поешь. Потом вместе с братьями на тренировку. Пошёл. Молодец! Отличный сын станет, когда вырастет. Жаль, зелёный. Но ничего. Вон, из фархана Ногаку дети чёрные. И ничего. Не хуже моих. Но мои красивее – золотые все. Я тоже красивый. Самый сильный, самый красивый, самый большой фарх имею. И чего мне этого Тандера жалко?…

Глава 3

Утром Негоро проснулся в отличном настроении. Накормив дракончика, человек с некоторым трудом посадил его на плечи и вышел во двор казарм. Солдаты встретили Крома смехом и шуточками.

–Нег, это кто? – с неподдельным интересом спросил Джок. Низенький стражник мыл руки в большой бочке с водой.

–Это? – воин улыбнулся. – А пусть он сам ответит. Дракончик боязливо прижался к человеку.

–Я Кром… Кром, сын Хирсаха. С лица Джока моментально исчезла улыбка.

–Кто? – переспросил он недоверчиво.

–Золотой дракон. – ответил Негоро. – Вчера я купил его у охотника. Стражник подошёл к дракончику и осторожно погладил.

–Сын Хирсаха… – потрясённо прошептал Джок. – Но как он здесь оказался?… Негоро нахмурился.

–Оуэн использовал малыша вместо наживки. На мгновение Джок стиснул кулаки. Однако выражение холодного бешенства моментально покинуло чёрные глаза; стражник угрюмо кивнул.

–Понятно. Что ж, поздравляю с покупкой. Негоро усмехнулся.

–Ты не меня, ты Волка поздравь. Кром теперь его приёмный сын.

–Синего дракона?! – изумление Джока было неподдельным.

–Я тоже удивлён, – признался Негоро. – Волк оказался куда благороднее, чем я о нём думал.

–Да… Сегодня день сюрпризов. Стражник отошёл к бочке и продолжил умывание. Никто не видел, какой взгляд метнул он на Негоро перед тем, как погрузить голову в воду. Тем временем воздух засвистел под крыльями молодого дракона и Волк с разгона приземлился в центре двора. Солдаты недовольно прикрыли глаза от пыли.

–Кром! – дракон широко улыбнулся. – Доброе утро, Негоро.

–Привет, привет… – воин с трудом снял дракончика с плеч и усадил в седло. – Сегодня ты сверкаешь как синее золото.

–Я и есть синее золото, – Волк даже не смотрел на человека, отдавая всё внимание Крому. – Золотые и синие драконы – цветовая разновидность одной расы.

–Даже так? Человек подцепил к седлу парадные ленты и провёл их вдоль спинного гребня шипов. Волк с удивлением оглянулся.

–Куда ты собрался?

–Во дворец, конечно. Дракон отшатнулся.

–Негоро, опомнись. Ты же не собираешься брать Крома во дворец?! Малыш с тревогой оглянулся на воина. Тот задумался.

–Хммм… Но не оставлять же его здесь.

–Я присмотрю за драконом, – внезапно сказал Джок. Он неслышно подошёл сзади. – Не беспокойся. Волк с сомнением оглядел стражника с ног до головы и повернулся к Негоро.

–В драгнизоне за ним присмотрят лучше, накормят и позаботятся о крыле. Джок стиснул зубы.

–Не указывай мне что делать, ящерица!

–Джок, прекрати. – примирительно вскинул руку Негоро. – Волк прав, за дракончиком лучше всех присмотрит драконесса. Вот только успеем ли мы…

–Я быстро!

–Надеюсь. Воин запрыгнул в седло и махнул друзьям.

–Пожелайте нам удачи во дворце!

–Ни пуха…

–Бывай, Нег!

–Чтоб все стрелы мимо тебя летели!

–Счастливо. Сапфировые крылья взвихрили воздух. Дав почётный круг над казармами, Волк резко набрал скорость и помчался на север. Золотой дракончик осторожно расправил здоровое крылышко.

–Я смогу снова летать? – спросил он с надеждой. Негоро рассмеялся.

–Сможешь, сможешь… Вы на редкость живучее племя. Однажды на моих глазах дракону оторвали крыло и сломали спину, так что думаешь?

Через три месяца был как новенький!

–Не напоминай о тех месяцах… – Волк вздрогнул. – до сих пор не понимаю, как я выжил.

–Зато я хорошо понимаю, – усмехнулся Негоро. – Потому что за те месяцы влез по уши в долги, покупая для искалеченного дракона еду и снадобья. Может, вспомнишь?

–Я всё помню, человек. – тихо ответил дракон. – Всё.

–Вот и хорошо. Дальнейший путь до драгнизона Танталаса они проделали молча.

Широкое, приземистое здание драконьего «детского сада» располагалось недалеко за городскими стенами, на берегу небольшого пруда.

Стремительно приземлившись, Волк сложил крылья и направился к воротам. Угрюмое здание драгнизона окружал тройной частокол из каменного дерева; двенадцать сторожевых башен с тяжёлыми станковыми арбалетами днём и ночью охраняли молодых драконесс и совсем юных драконов, не достигших возраста четырнадцати лет. Драгнизоны служили залогом послушания главного оружия Тангмара – взрослых драконов и драконесс. В случае неповиновения или предательства дракона, специально тренированные палачи безжалостно убивали его детей; а если бунтарь был бездетен – детей его близких родичей или друзей. Это была настолько страшная угроза для драконов, что последняя попытка вернуть свободу насчитывала уже пятьсот лет.

После самоубийства великого Сумрака, не перенёсшего смерть своей возлюбленной, драконы потеряли последние надежды на возвращение свободы. В отличие от Тангмара, его главный противник, могущественное королевство Даналон, использовало добровольные армии драконов.

Впрочем, «свобода» и там была не слишком реальна; драконы были вынуждены служить королю Даналона, так как в противном случае Тангмар немедленно захватил бы страну и уничтожил их. Драконы Ринна делились на две большие группы рас. Золотые, серебряные, бронзовые и медные назывались металлическими драконами, в то время как синие, чёрные, красные и зелёные носили общее имя хроматовых. В древности никакого разделения не существовало; однако история порабощения крылатых сослужила им плохую службу. Из-за того, что Даналон испокон веков использовал лишь металлических драконов, а Тангмар – хроматовых, между группами существовала вражда. Хроматового дракона в Даналоне ждала бы неминуемая смерть при встрече с людьми, и очень вероятная смерть при встрече с драконами. «Как и металлического у нас» – внезапно подумал Негоро. Но ведь вот, прямо перед ним вцепился в седло маленький золотой дракончик.

–Волк, притормози, – Негоро задумчиво огладил подбородок. – Ты уверен, что твои сородичи не убьют малыша?

–Не понял?! – поразился дракон.

–Он золотой расы, Волк. Наш враг. Синий дракон остановился.

–Это ребёнок, Негоро. Ни один дракон, никогда не причинит ребёнку вреда.

–Ты так уверен?

–Я просто знаю. Волк вздохнул.

–Это трудно объяснить на вашем языке… Для дракона сама мысль – обидеть ребёнка – недоступна, Негоро. Защита детей у нас в крови, мы рождаемся такими, это инстинкт. Разве ты не знаешь, как пала наша страна, древний Ареал Драэнор? Человек усмехнулся.

–Ты веришь этим сказкам?

–Драэнор не сказка! – дракон от волнения дёрнул хвостом. – Две тысячи лет назад мы не были рабами! Мы жили в огромной, свободной стране! История Драэнора передаётся из поколения в поколение, я могу рассказать о каждом сражении, каждом подвиге, каждой… Волк запнулся.

–О каждой подлости людей… – закончил он тихо. Негоро покачал головой.

–Как-нибудь потом расскажешь. Пока же, ответь на вопрос о Кроме.

–Но я отвечаю! – синий дракон нервно переступил с ноги на ногу. – Защищать детей нас учат с рождения, вся наша культура пронизана этим!

Драконята семь лет после рождения не могут летать, они беспомощны и уязвимы, поэтому испокон веков, для всех драконов нет большей святыни, чем жизнь ребёнка. В нашем языке даже нет слова «воин», только «защитник»! Там, где отступит инстинкт – наследие древнейших времён, когда дикие драконы защищали детей от хищников – там в действие вступает воспитание. Волк опустил голову.

–Люди постоянно пользуются нашей слабостью, – сказал он тихо. – Вы поработили нас, охотники ловят драконов с помощью наживки из раненого ребёнка… Почти все крылатые теряют контроль над собой, видя ребёнка в опасности; надо иметь очень сильную волю, мощный разум и холодную кровь, чтобы удержаться от немедленной попытки спасти малыша. Это хорошо усвоили охотники. Кром вздрогнул и покрепче прижался к седлу. Синий дракон с болью закрыл глаза.

–Мы не сможем жить в мире, пока люди убивают детей. Это – не прощают. За такое рвут крылья!!! Повисла напряжённая тишина.

–Кому ты намерен рвать крылья, Волк? – мрачно спросил человек. – Крому? Больше здесь ни у кого крыльев нет. Дракон опомнился.

–Прости… – он понурил голову. – Прости, хозяин. Я забылся. Поверь, ни один из нас, никогда не причинит Крому вред. Негоро помолчал.

–На войне мы видели совсем иную картину, – заметил он спокойно.

Дракон стиснул зубы.

–Крылатые не убивают детей, – яростно повторил Волк. – То, что мы видели, совершали люди!

–Ну, ну… Поторопись, мы опаздываем. У ворот их остановила стража. Негоро молча показал дракончика и солдаты расступились; Волк проследовал за ограждение.

–Надо найти Флэр, она не откажет, – пробормотал дракон. – Негоро, подожди здесь.

–Не задерживайся. Десяток минут воин нетерпеливо ходил взад-вперёд. Наконец, из широких дверей барака показался молодой синий дракон.

–Кром! – позвал он. Малыш доверчиво подбежал к Волку.

–Один день тебе придётся побыть здесь, – ласково сказал дракон. – Веди себя тихо и самое главное – не выходи из барака.

–Хорошо, Волк, – кивнул дракончик. – Я буду тихим и послушным.

–Умница. Дракон улыбнулся.

–Вечером я тебя заберу, а завтра утром отвезу домой, в Даналон.

–Что?! – Негоро раскрыл рот. – Волк, ты спятил?

–Потом объясню. Пошли, малыш. Вновь пять минут ожидания.

–Ещё чуть-чуть, и я отправился бы во дворец один, – возмущённо заметил Негоро. Угрюмый дракон молча отвёл крыло и согнул лапу, помогая человеку забраться в седло.

–Летим наконец! Свист крыльев.

***

–Так что ты говорил о Даналоне? Волк парил на большой высоте, планируя к мрачной громаде дворца в центре Танталаса.

–Завтра утром я должен отнести малыша в Даналон.

–Интересно… – Негоро даже развеселился немного. – И откуда ты взял, что я это разрешу? Дракон повернул голову к человеку.

–Тебе жаль ребёнка, Негоро, – сказал он просто. – Ты согласишься.

–Милосердие может простираться только до определённой ступени.

–Какое милосердие – спасти невинного малыша? Это поступок, которым гордился бы любой дракон! Волк прищурил зелёные глаза.

–После моего рассказа ты стал одним из самых уважаемых людей среди драконов. Они не слишком радушно приняли золотого, но тебя теперь уважает весь авиагарнизон Танталаса, Негоро. Воин рассмеялся.

–Что ж, спасибо за уважение. Но я всё равно не отпущу тебя на смерть.

Особенно теперь, когда нас, возможно, изберут в элитный отряд.

–Я вернусь в течение одного дня, живым и невредимым…

–Забудь об этом. Ты же собирался усыновить Крома? Волк помолчал.

–Я мечтаю о сыне, – сказал он наконец. – С тех самых пор, как… Давно.

Но у малыша есть живые родители в Даналоне. Негоро нахмурился. В одном из боёв последней войны погибла подруга Волка, а сам он, пытаясь её спасти, был жестоко искалечен.

Синий дракон так и не сумел полностью оправиться от страшного потрясения, испытанного в тот день. Как часто замечал Негоро, душевные раны заживают куда медленнее телесных.

–Такова жизнь, – вздохнул человек. – Ты лучше вот о чём подумай: ну отнесёшь ты Крома в Даналон, он вырастет, станет боевым драконом и убьёт многих наших товарищей. А возможно, и тебя…

–Если я оставлю ребёнка у нас, рано или поздно ему придётся встретиться в бою с родителями. – глухо ответил дракон. – Даже смерть лучше такой судьбы. Молчание.

–Я не могу отпустить тебя на смерть, Волк. Я слишком привязался к тебе.

–Со мной ничего не случится.

–Хватит. Поговорим позже, мы уже долетели. Дракон молча лёг на крыло, пикируя к огромному чёрному зданию.

***

Чёрная громада дворца нависала над городом словно скала.

Квадратный, с четырьмя могучими башнями на углах стен, замок лорда Кангара производил необычайно гнетущее впечатление. Усеянные антидраконьими шипами стены, чёрные пасти бойниц, глубокий ров, полный кольев на дне… и восемь подъемных мостов, по одному для каждых ворот. Негоро и Волк приземлились у шестых.

–Кто такой? – хмуро спросил один из стражников. Воин молча протянул ему цепочку.

–А-а-а, наживка пожаловала… – стражник хмыкнул. – Следуй за мной. И ящеру прикажи.

–Дракона зовут Волк, – стараясь не сорваться, заметил Негоро. – Это награда лично от лорда Кангара.

–Ох, как напугал. Я служу королеве. Они уже вошли за стены замка и сейчас шли по камням внутреннего двора. Шаги дракона гулко разносились по сторонам, немногочисленные слуги с любопытством поглядывали на гостей. У высоких дверей самого замка их встретил молодой слуга в тёмном плаще. Стражник передал ему цепочку.

–Отведи их в покои Юки-сан, – приказал солдат. Слуга поклонился.

–Следуйте за мной, господа. Дракон недоверчиво оглянулся.

–Мне тоже идти?

–Иди, иди. – стражник с усмешкой направился обратно к воротам.

Негоро и Волк переглянулись.

–Пошли… – неуверенно предложил человек. Дракон кивнул. Вверх по широкой каменной лестнице, мимо статуй древних воинов и портретов великих королей… Узкие щели в стенах почти не давали света. Массивные потолочные балки давно почернели от копоти неисчислимых факелов, сейчас горевших на стенах. Мраморный пол, истоптанный миллионами ног за тысячу лет существования дворца, сейчас принимал на себя необычный груз – молодого синего дракона. Волк восхищённо осматривался.

–Здорово… – не выдержал он. Негоро усмехнулся.

–Ещё бы. Это ведь не бараки лорда Кангара, это королевский дворец…

–А ты слышал, что королева намерена взять Кангара в мужья? – тихо спросил Волк. Воин нахмурил брови.

–Слышал. Это очень умно с её стороны, она получит сразу и все его поместья, и отца для наследника престола.

–Кангар не из тех, кого можно держать за марионетку при троне… – едва слышно возразил дракон. – Как бы не вышло междоусобицы…

–Тсссс! – слуга знаком велел ему замолчать. Гости приближались к массивной двустворчатой двери в конце каменного коридора.

–Ждите здесь. – шепнул слуга. – Я посмотрю, может ли господин Юки-сан принять вас. Ждать пришлось недолго. Всего через минуту слуга выскользнул из-за дверей и сделал приглашающий жест. Сомнительно смерив взглядом габариты дракона, Негоро последовал приглашению. За дверью оказался просторный кабинет с камином и роскошными коврами на стенах. С трудом протиснувшись следом за человеком, Волк осторожно улёгся на пол у стены, стараясь не повредить ненароком статуи героев. Из внутренней двери стремительно вошёл Такара. Уроженец Восточного материка был одет в серебристо– белое кимоно, длинные волосы свободно струились по плечам. Негоро слегка поклонился.

–Патрульный Криг и его дракон по вашему приказанию прибыли.

–Садитесь. Негоро оглянулся в поисках стула. Однако хозяин быстро развеял его иллюзии; Такара спокойно опустился на ковёр в позу лотоса.

–Королева Аракити, которой я верно служу телохранителем, поручила мне избрать воинов для одного весьма деликатного задания. – негромко сказал он. – По её приказу я должен был в первую очередь обратить внимание на регулярные, обычные войска. Негоро вторично поклонился.

–Мы готовы служить нашей королеве не щадя жизней. Такара улыбнулся.

–Судя по твоему досье, это не просто слова. Криг, перед тем, как перейти к делу, я бы хотел знать, по какой причине ты выкупил у Роджера Оуэна жизнь детёныша золотого дракона? Волк в углу комнаты сильно вздрогнул. Лицо Негоро осталось непроницаемым.

–Я считаю охоту на драконов недопустимой, сэр. – негромко сказал воин. – И мои продолжительные взаимоотношения с присутствующим здесь драконом только укрепили это мнение.

–Значит, ты выкупил детёныша у Оуэна с целью сделать его верным слугой Тангмара? – прищурился Такара. Негоро помолчал.

–Сэр, этот малыш принадлежит моему дракону. Подарок от меня.

–Драконы не имеют права на собственность, тебе это известно?

–Да, сэр.

–Своим поступком ты нарушил закон Тангмара, тебе это известно? Пауза.

–Да, сэр. – с запинкой ответил воин. Такара усмехнулся.

–Если ты сам уничтожишь причину своего проступка, я, возможно, забуду о нём. Негоро вздрогнул.

–Уничтожить, сэр? Синий дракон в углу комнаты приподнялся от волнения, но пока молчал.

–Да. Воин на миг закрыл глаза.

–Прошу прощения, сэр. – Негоро вздохнул. – я предпочту понести наказание. Тонкие губы Такары растянулись в усмешке.

–Грязный ящер значит для тебя больше, чем закон, изданный советом лордов Тангмара? От возмущения Волк едва не зарычал, но быстрый взгляд Негоро удержал его на месте. Драконер развернулся к телохранителю королевы.

–Сэр, я готов положить жизнь за Тангмар, – тихо, но твёрдо заметил Негоро. – Даже жизнь того ребёнка. Но ещё сильнее я верен духу, что вложил в меня лорд Кангар, когда на поле боя я бился против шестерых рыцарей Даналона, спасая ему жизнь. Негоро подался вперёд.

–Убивая невинных, мы превращаемся из воинов в убийц, сэр – и я не поколеблюсь ни на миг перед любой жертвой, чтобы не допустить такого превращения. Ребёнок никогда не может быть виновен, и нет такого закона, по которому его можно уничтожить. Такара улыбался.

–Мы говорим не о ребёнке, лейтенант – мы говорим о детёныше дракона. О звере.

–Драконы не звери, сэр. Драконы – такие же рабы Тангмара, как и некоторые люди. За убийство несовершеннолетнего раба, по закону совета лордов, положено тюремное заключение до десяти лет.

–Да ты прямо законник у нас! – раздался насмешливый голос. Откинув ковёр, из секретной ниши вышла высокая черноволосая женщина ослепительной красоты. Королеве Аракити было двадцать семь лет. Легендарная воительница, она была знаменита на весь Ринн своими отчаянными авантюрами, в которых зачастую лишь чудо спасало её от смерти. Потрясающая красота этой женщины вошла в поговорку; однако её смертоносность ничуть не уступала облику. Поражённый Негоро упал на колено.

–Моя королева!

–Встань… – Аракити небрежно присела на край массивного стола, заложив ногу за ногу и потянувшись словно пантера. – Обойдёмся без лести. Ты очень заинтересовал меня, лейтенант Криг. Всё ещё ошеломлённый, Негоро поднялся с пола.

–Ну как, до сих пор не понял, почему тебя позвали? – усмехнулась Аракити. Воин покачал головой.

–Хорошо, объясняю на пальцах. Ты любишь драконов. Негоро осторожно улыбнулся.

–Госпожа, правильнее сказать…

–Ты любишь драконов, лейтенант Криг, я всегда говорю правильно. Аракити встала и кошачьей походкой приблизилась к Волку.

–Твой хозяин тебя любит, не так ли? – спросила она с усмешкой. Синий дракон беспомощно оглянулся на Негоро.

–Госпожа, я только дракон…

–Отвечай, иначе станешь мёртвым драконом. Волк вздрогнул.

–Да, госпожа. Я думаю, мой хозяин относится к нам с добротой.

–Ещё бы тебе так не думать. Королева вернулась к столу.

–Негоро, да?… Так вот, мне нужен человек, любящий драконов.

–Я готов служить вам не щадя жизни, госпожа моя.

–Надеюсь… – Аракити небрежным жестом отстегнула с пояса маленький мешочек и вытащила оттуда сверкающий как звезда перстень.

– На, держи. Аванс. Негоро почтительно принял королевский подарок.

–Чем могу послужить своей госпоже? Глаза Аракити хищно блеснули.

–Уничтожить короля Арта II, – спокойно сказала королева Тангмара.

***

Негоро недоверчиво улыбнулся.

–Уничтожить короля Даналона, госпожа моя?

–А у тебя замечательный слух, – рассмеялась Аракити. В изящных, но сильных пальцах возникла тонкая сигара, к которой Такара немедленно поднёс уголёк из камина. Королева затянулась ароматным дымом.

–Люблю эти древние обычаи… Да, лейтенант, у нас появилась возможность уничтожить короля Даналона, Арта II. И ты можешь оказаться в этом деле весьма полезным человеком. Всё, что сумел спросить Негоро –

–Как? Аракити рассмеялась.

–Мы поймали его личного дракона, дурачок, – она бросила торжествующий взгляд на Волка. – Живого и почти целого. Такара шагнул вперёд.

–Ты освободишь этого дракона, лейтенант Криг. И полетишь на его спине в Даналон.

–Я?! Негоро едва не рухнул на пол.

–Но, госпожа моя, я только солдат! У меня нет ни капли опыта в разведывательной деятельности, да и потом, кто мне поверит?!

–Именно потому, что ты простой солдат, тебе поверят. – серьёзно ответила Аракити. – Мы давно готовили такой план, и поимка дракона пришлась очень кстати. Негоро, возможно тебя удивит, но за тобой ведётся профессиональная слежка уже два месяца.

–Почему? – в полном недоумении спросил воин. – Что во мне особенного?!

–А разве я сказала, что за тобой следим мы? – фыркнула Аракити. – Нет, дорогой, за тобой следит резидентный агент Даналона. Ты очень лакомое блюдо для разведки. Воин молча внимал.

–Понимаешь, солдат, который думает – уже потенциально готов к вербовке, – начал Такара. – А думающий солдат, которому не нравится ситуация в его стране – почти готовый агент.

–Я верен своей стране! – в отчаянии едва не закричал Негоро. – Я служу Тангмару!

–Тише, тише… – Такара улыбнулся. – Мы это знаем. Но кто-то прямо сейчас сказал, что не считает охоту на драконов допустимой. Воин запнулся.

–Сэр, я имел в виду вовсе не измену…

–Да знаю я! – не выдержала Аракити. – Заткнись и слушай, придурок.

–Д… да, госпожа.

–Ты верен Тангмару. – продолжил Такара. – Но снаружи этого не видать. Наоборот, ты не раз говорил, что ненавидишь охотников на драконов, и будь твоя воля… и так далее. А подобные слова, увы, слишком часто слышат не те, кому они предназначались. Негоро вздрогнул.

–В гарнизон Танталаса проник шпион?!

–И не один. Аракити раздавила сигару о стол.

–Среди товарищей по гарнизону ты слывёшь человеком со странностями. Особенно же часто люди обращают внимание на твои отношения с драконом. Негоро, ты сам не замечаешь, но к своему дракону относишься почти как к человеку. Вчерашняя история с детёнышем только лишний раз это подтверждает… Волк в углу комнаты поднял голову.

–Госпожа, это я просил лейтенанта Крига спасти ребёнка, – тихо сказал дракон. Аракити фыркнула.

–Вот-вот. Дракон просит хозяина спасти детёныша враждебной нам расы – и хозяин соглашается. Более того, выкладывает все свои деньги.

Если это нормально, то я выйду замуж за дракона. Негоро вздохнул.

–Госпожа, но чем же могут помочь вам мои… странности? Вместо ответа Аракити подошла к синему дракону и тщательно его осмотрела.

–В хорошем состоянии, – заключила она. – Как тебя звать?

–Волк Аррстар, госпожа.

–Сын Неба, говоришь… – королева прищурилась. – Сколько лет, чей сын, где родился, где служил?

–Двадцать шесть лет, сын Темуджина и Сибел, родился в гарнизоне Мондора, два года воевал на юго-западном фронте, был тяжело ранен.

На счету два сбитых дракона противника.

–Как попал к Негоро? Дракон вздохнул.

–Меня подарил лейтенанту Кригу лорд Кангар, в качестве награды за доблесть.

–Вот как? – Аракити рассмеялась. – Интересно… Ты ведь знаешь, что я одна из Повелителей Драконов? Волк отшатнулся.

–Да, госпожа.

–Я могу просто приказать, и ты перестанешь дышать. Могу приказать, и ты убьёшь свою родную мать. Так или нет?

–Да, госпожа.

–Всё, что ты сегодня услышал и услышишь, останется тайной навсегда.

–Конечно, госпожа.

–Смотри, не заставляй меня использовать власть Повелителя, – предупредила королева. – Мне бы не хотелось потерять молодого и перспективного дракона. Понял?

–Да, госпожа.

–Вот и помни об этом. Королева отвернулась.

–Такара…

–Да, Аракити?

–Просвети нашего друга относительно деталей плана, потом отведи в подземелья и покажи дракона. Мне пора. Такара поклонился.

–Твоё слово, мой клинок. Аракити стремительно покинула ковровую комнату, оставив двоих людей и дракона смотреть себе вслед. Повисла тишина.

–Сейчас ты мысленно раздеваешь королеву, – внезапно сказал Такара. – Правильно? Негоро вздрогнул.

–Что?… А-а… – он побледнел. – Нет, я думал о задании!

–Ничего, – усмехнулся телохранитель. – Если план сработает, ты станешь одним из самых знаменитых людей Ринна. И будешь видеть королеву гораздо чаще… А она, должен сказать, любит знаменитых мужчин. Негоро стиснул зубы.

–Мне… – он с трудом заставил себя докончить, – мне это не грозит.

После войны.

–О. – только и сказал Такара. – В таком случае, перейдём к плану.

–План… – воин потряс головой. – Какой план? Как может убить короля Даналона простой перебежчик? И то, лишь в случае, если мне поверят…

–А кто сказал, что ты убьёшь Арта? – Такара усмехнулся. – План куда сложнее. Итак, смотри… Смотреть пришлось более часа. И с каждой минутой Негоро всё глубже поражался коварству и злому гению Аракити – как сказал Такара, план был полностью разработан лично королевой.

–…вот, в общих чертах. – Такара завершил рассказ. – Вопросы?

–Да. Врагам покажется подозрительным, что воин лорда, пусть даже любящий драконов, решился на такое отчаянное дело ради одного пленника…

–Правильно, – улыбнулся Такара. – Завтра Аракити во всеуслышание объявит, что приняла решение казнить пленного дракона самым мучительным способом из известных. Его должны будут на центральной площади прибить за крылья и лапы к решётке, после чего палач снимет шкуру с живого дракона, пользуясь раскаленными ножами. Негоро и Волк содрогнулись.

–Небо…

–Вот и повод для измены, не так ли? Чтобы предотвратить такую участь, ты решился устроить дракону побег из Тангмара. Синий дракон осторожно приподнял крыло.

–Вопрос…

–Говори, не стесняйся.

–А зачем нужен я? – спросил Волк. – В этом плане для меня места нет.

Зачем же вы дали мне всё услышать? Такара рассмеялся.

–Ты уверен, что не нужен? – спросил он весело. – А кто же спасёт своего возлюбленного хозяина из обезумевшей после смерти короля столицы? Волк помолчал.

–Я бы с радостью… – выдавил он наконец. – Но драконов-ренегатов не бывает. Никто не поверит, что синий дракон мог предать Тангмар, меня просто убьют.

–Ты станешь молодым бронзовым самцом, телохранителем знаменитого золотого Хирсаха, дракона короля Арта II… Что с вами? Потрясённый Волк прижался к стене.

–Хирсах?! Дракона короля Арта зовут Хирсах?!

–Конечно, – удивлённый Такара нахмурился. – Уже целый год Хирсах носит короля, он стал его личным драконом сразу после войны. Негоро подался вперёд.

–Как его поймали?! Такара прищурился.

–А, вот вы о чём… Довольно странная история. Четыре дня назад Хирсах в одиночку примчался в горы на нашей границе и носился там как ненормальный, пока не попал в сеть одного охотника. Такара бросил взгляд на Волка.

–На счастье, тот узнал королевского дракона и не стал убивать… А сейчас объясните, почему имя Хирсаха так вас поразило. Синий дракон с трудом унял биение хвоста.

–Малыш… Спасенный Негоро…

–Носит имя Крома, сына Хирсаха. – негромко закончил воин. Повисла мёртвая тишина. Затем, очень медленно, тонкие губы Такары растянулись в торжествующей улыбке.

–За-ме-ча-тель-но… – едва слышно произнёс телохранитель. – Теперь-то ясно, что искал Хирсах в наших горах… Ждите здесь, я доложу королеве! Человек и дракон молча подчинились.

Глава 4

Три дня прошло. Утро. Проснулся, самок отпустил. Погода и настроение отличные – на небе тучи, Смерть не видна. Можно в пустыню лететь, большую тренировку устроить!

–Дети! Ко мне! Жду. Прибежали. Считаю. Мои трое, Ногаку двое, Трора двое… Стоп.

Опять Тандера нет?

–Корхан, где Тандер?

–Он плохо себя чувствует.

–Летите и тренируйтесь. Я сейчас. Опять этот зелёный проблемы создаёт. Я устал уже. Странный он. Вот, сидит в углу, на меня смотрит. Глаза как маленькие огоньки, прямо.

–Что с тобой?

–Крыло болит. Проверил. Нормально.

–Помаши. Он помахал и сморщился. Неужели правда болит? Ещё раз посмотрел.

Нет, всё в норме.

–Почему болит?

–Не знаю. Так. Как проверить? Придумал.

–Сложи оба на спине. Крепче. Теперь когтем сцепи. Вот так. Молодец.

Теперь не расцепляй, и подними немного. Вот так. Болит?

–Нет.

–Вставай, полетели на тренировку.

–Но…

–У тебя крыло не болит. Когда так поднимаешь – это сильнее напряжение, чем когда машешь. Замолчал. Признал ошибку. Нет, отличный дракон выйдет. Если вообще выйдет.

***

–Смотрите на меня. Встал в стойку, развернулся, четыре удара ногой – горло, грудь, живот, пах. Крылом опираться на землю, хвостом – подсечка.

–Видели? Повторить. Только Тандер смог. Молодец. Ну не понимаю, почему он мне так нравится? Глупый иногда… Но нравится. Очень. Жаль, не совсем мой сын.

–Молодец, Тандер. Только когти выпускай. Кивнул, повторил. Здорово выходит. Талант, не иначе. Хорошим бойцом станет.

–Дальше. Смотрите. Присесть, руки вперёд – ноги врага захватить. Голову наклонить, руками толкнуть – и резко встать. Враг на рогах, кровь на лице. Хорошо.

–Повторить. Теперь многие смогли. Лёгкий приём. Только…

–Корвин, глаза не закрывай.

–Понял.

–Запомнили? Повторить. Хорошие у меня дети. Все в меня. Только вот Тандер сразу и в меня, и не в меня. Странный.

–Внимание. Самый сложный приём на сегодня. Тандер, иди сюда. Подошёл. Я его поставил перед собой, остальным объясняю.

–Смотрите. Вот враг. Он хочет меня ударить ногой. Что делаем?

–Приседаем, и вот сюда когтем! – Корвин.

–Нет, это если он с разворота ударяет. А так – смотрите. Медленно провожу приём, чтобы все видели.

–Тандер меня пытается ногой ударить. Беру ногу, толкаю влево.

Дракон поворачивается, и тогда… Медленно провожу рукой вдоль крыла Тандера, показывая, как разрезать перепонку когтями.

–Поняли? Странно. Стоят все, не двигаются, на меня смотрят.

–Но, отец… Это же нельзя! Крылья нельзя рвать! Кто сказал? Корунд?! Странно. Мой собственный…

–Корунд, объясни, почему.

–Ну… – нервничает. – Крылья нельзя рвать. Это все знают. Нечестно. Кто ему такую глупость сказал? Не я, точно.

–Я тебя чему учу? Воевать. В бою нет таких вещей, как честность. Ты дракона убить хочешь? Хочешь. Он тоже хочет. Но если ты ему крыло порвёшь, что он сделает? Думает. Молодец, что думает.

–Умрёт? Плохо думал.

–Нет. Он на землю упадёт, кричать станет. И тогда его легко убить.

Понимаешь? Вздрогнули. Странно, когда приёмы учат – не вздрагивают… А ведь там есть и более жестокие.

–Нет, это неправильно! Опять ты? Горе ты моё, и откуда ты взялся такой?

–Что неправильно, Тандер?

–Нельзя такие вещи делать! Враг ведь за крылья не боится. Он знает, их трогать нельзя. А ты нечестно хочешь! Та-ак. Нужна демонстрация. Хорошо.

–Все – сюда. Подошли. Развернул крыло на всю длину, показываю шрамы.

–Тандер, ответь. Откуда они? Молчит. Но не думает – шок. Думал, только я такой плохой. Смешно.

–Поняли? Честный бой – это арена. Все остальные бои – война. На войне крылья рвут. Я рвал, мне рвали. Вам будут, вы ТОЖЕ будете. Кто не будет – того просто убьют. Запомнили? Кивают, но странно как-то. Неуверенно. Ничего, идея дошла.

–На сегодня всё. Мыться и есть. Быстро. Ушли. Нет, Тандер остался. О…

–Коршун…

–Да?

–А Трор воевал вместе с тобой?

–Конечно.

–А… а… а он рвал крылья? Нет, этот дракон точно немного ненормальный.

–Да, Тандер. Мы воевали рядом, и оба были отличными бойцами. И врагов мы убивали всеми способами. Сморщился, словно плакать собрался. Жду. Нет, не заплакал. Молодец.

Отличный воин станет. А мне его жалко. Почему?

***

Три раза по сто дней прошло. Смерть ушла, теперь только тучи. Не так жарко, как было. Но Смерти нет – летать можно, сколько угодно.

Хорошо! Скоро война начнётся. Дети почти готовы. Тандер умница, лучше всех научился. Я теперь его в пример ставлю. Но всё равно странный. Такой странный, что даже не знаю. Как он воевать будет?

–Тренировка! Прилетели. Теперь летать можно. В круг стали, смотрят. Сюрприз сегодня, но не знают.

–Сегодня – не просто тренировка. Сегодня – репетиция. Вчера я и мои друзья долго летали, искали. Очень долго. Но нашли. Мы поймали живых фытыхов! Я четверых, они меньше. Вон, связанные лежат. Посмотрели. Ага, глазки засверкали! Молодцы.

–Сегодня делаем приёмы на них, и до конца. Корвин, ты первый. Фытых – это, конечно, не дракон… Но похож. Может служить отличным тренажёром. И главное, слабые места почти там, где надо. Жаль, очень редко попадаются. Умные.

–Давай. – Я взял фытыха, сломал одно крыло и пустил на Корвина.

Зверь зашипел как гышан и напал. Я смотрел. Корвин провёл приём с ударом ногой. Попал. Но когти забыл выпустить, не убил. Сконфузился, сам напал. Фытых поднялся, хотел моему сыну глаза выцарапать. Но тот присел, фытыху между ног так ударил, что убил сразу. Встал, на меня смотрит, глаза сверкают.

–Что смотришь? Твоя добыча. Ешь. Пока ел, я Тандера позвал. Опять дрожит. Вроде, не так и холодно.

Странный он.

–Твоя очередь. Взял фытыха, хотел крыло сломать.

–Не надо! Опять?

–Он улетит, а ты не догонишь.

–Догоню. Интересно… Посмотрим.

–Хорошо. Убей его. Отпустил фытыха. Тот сразу на Тандера бросился. Мой сын отошёл и толкнул фытыха в спину. Тот едва не перевернулся. Зарычал, подпрыгнул, опять напал. Странный фытых. Даже еда Тандеру странная попадается. А он опять отступил, не ударил. Не понимаю.

–Тандер, почему не убиваешь? Вздрогнул. Повернулся ко мне… Идиот, спиной к фытыху!!!

***

Доигрался. Сидит, плачет, а моя вторая перепонку зашивает. Я рядом стою, мрачный.

–Сын. Я тебя чему учил?

–Убива-ать…

–А ты что сделал?

–Жалко его…

–Кого?

–Фытыха… Стою, рот раскрыл. Нет, это слишком.

–Кого?!

–Фытыха жалко. Они слабые…

–Так. Тандер, тебе сколько лет? Плакать перестал, только вздрагивает. От боли, наверно.

–Десять.

–Что ты ел все эти годы? Молчит. Молчит, конечно!

–Мясо…

–Мясо?

–Да…

–Ты фытыхов ел, или нет? Долго молчит. Я жду.

–Отвечай!

–Ел.

–Ел? Ел! Почему жалко не было? Молчит.

–Молчишь. Потому что вкусные, вот почему. Потому что не ты убивал.

Вот почему! Опять плакать стал. Жалко. Сел рядом. Погладил. Он прижался ко мне… Ну что мне с этим делать, а? Не бить же. Не могу я его бить. Жалко.

–Тандер, ну что мне с тобой делать, а? Ну скажи.

–Убей. Тогда всем хорошо станет – и мне, и тебе, и братьям. Сижу, рот раскрыл. Потом закрыл, молчу. Думаю.

–Сын, почему ты так сказал?

–Я не сын! Ты моего отца убил! Опять?!

–А кто ты мне тогда?! Я твоего отца убил, да. Когда дракона убиваешь, у которого дети есть – дети твои становятся. Это закон. Это правильно.

Иначе кто на арену пойдёт? Если думать будут, что дети от голода умрут?

Скажи! Молчит, только крепче прижимается. Ну что мне с ним делать?

–А зачем арена? Зачем убивать надо?! Нет, он точно странный.

–Слушай. Вот ты вырастешь. Возьмёшь самок, много. Много детей будет. Все хотят есть. Так?

–Так…

–Дальше. Твои дети вырастут, возьмут самок, но теперь детей во много раз больше будет. И все хотят есть, так?

–Так… Уже понимает, но не плачет.

–Пять раз так будет, что потом? Молчит.

–Еды не хватит, вот что. И умрут все. И дети. Это хорошо? Говори!

–Нет, это не хорошо.

–Тогда что делать? Ответь. Думает. Это очень хорошо, что думает.

–Много еды сделать? И кто сказал, что он думает?

–Хорошо, сделали много еды. Ещё на три раза хватило. Потом в девять раз больше драконов станет, понимаешь? Не в три, а в девять. Понял. Но не так понял.

–Но зачем убивать? Можно улететь. В другой Огон.

–Ты глупый дракон, знаешь это?

–Почему?

–В других Огонах не то же самое? Сидит, рот раскрыл. Вот теперь – понял. Молодец. Зря сказал, что глупый.

Долго думал, на этот раз. А потом говорит:

–А если много детей не делать? Только одного? Тогда не надо убивать!

Ага, вот и вырос. Теперь пора показать.

–Сын, пошли. Встал. Повёл в уцахан. Смотрит, ничего не понимает. Позвал третью.

–Вот, он вырос. Покажи, объясни, дай одну. Тандер, похоже, испугался.

–Коршун?..

–Завтра придёшь ко мне в фархан, и сам на свой вопрос ответишь.

***

Утро. Проснулся, встал, спустился в отах. Пока мылся, вспомнил. Вышел.

–Тандер!

–Он спит ещё. Ха.

–Когда проснётся, пошли на тренировку. Поел, вышел. Смерти не видно. Хорошо!

–Дети! Тренировка! Прибежали. Смеются, подмигивают. Тандера нет. Понятно.

–Ждём старшего брата. Сидим на песке, ждём. Корунд и Корген играют в гонки. Мой выиграл.

Приятно. О! Прилетел. Шатается немного… Ха.

–Тандер, как ты?

–О, я хорошо. Очень хорошо.

–Это приятно. А теперь ответь на свой вопрос. Молчит, в землю смотрит. Стыдно.

–Стыдно?

–Да.

–Почему? Молчит.

–Я не знал, как это.

–Теперь знаешь?

–Да.

–Теперь понял? Молчит. Долго молчит. Но не плачет. Мужчина! Дракон! Молодец.

–Молодец, Тандер. Я оставил для тебя одного фытыха живым. Вздрогнул.

Глава 5

Вихрь сине-чёрной мантии и блестящего кожаного костюма ворвался в мрачный сумрак дворцового подземелья. Стражники вытянулись в струнку.

–Как он? – нетерпеливо спросила Аракити. Королева пылала энергией, курчавые чёрные волосы потрескивали разрядами; следом беззвучно скользили Такара и второй телохранитель с Востока.

–Докладывай! – приказала Аракити. Пожилой лекарь в светло-серой мантии целителя тяжело вздохнул.

–Дракон сильно пострадал, моя королева, потерял очень много крови.

Организм могуч, но здесь нужно время.

–У нас нет времени! – гневно воскликнула королева. – Ты уверен, что он не сумеет взлететь?

–Абсолютно. Тот… вандал, кто поймал его, перерезал связанному дракону сухожилия крыльев и всех лап, отрубил кончик хвоста и уши… Целитель неодобрительно поджал подбородок.

–Все эти раны не смертельны, однако дракон совершенно обессилел от боли и потери крови. Даже при самом благоприятном исходе он поднимется в воздух не раньше, чем через месяц. Аракити прищурила зелёные глаза.

–Такара, как звали охотника?…

–Дрэйк Мунан.

–Принеси его мозг – холодно приказала королева Тангмара. Все, кто был в подземелье, содрогнулись.

–Твоё слово, мой клинок, – телохранитель беззвучно растворился в полутьме. Негоро сглотнул.

–Госпожа, вы приказали казнить человека?

–Он нарушил мои планы – пожала плечами Аракити. – Пусть скажет спасибо за быструю смерть. Резким жестом оборвав разговор, женщина подошла к массивной стальной двери и приоткрыла глазок. Там, в сырой, полутёмной камере, на грязной куче соломы лежал израненный золотой дракон. Ещё совсем молодой, Хирсах был необычайно красив. Стремительный, изящный, идеально сложенный и мускулистый, этот дракон словно олицетворял богатство и мощь Даналона, чьего короля он носил на спине. Лишь бессильно опавшие, подрезанные крылья и беспомощно раскинутые лапы говорили о судьбе несчастного пленника.

–Проклятие… – Аракити с явным сожалением отвернулась от двери. – Хотела бы я видеть этого дракона в своих войсках. Жаль… Надо было приказать снять кожу с охотника. Она резко повернулась к лекарю.

–Малькольм, не может быть, чтобы ты не знал способа излечить дракона. Целитель развёл руками.

–Королева, здесь нужен маг, не лекарь. Всё что я могу… Он не договорил. В глазах Аракити засверкали искорки весёлого торжества.

–Маг, говоришь? – королева рассмеялась. – Будет тебе маг… Негоро, быстро поднимись во двор и найди моего дракона. Ждите у третьих ворот; я выйду через полчаса. Аракити усмехнулась.

–Надо рассказать Хирсаху, каким образом я собираюсь его казнить…

Иди, быстро. Поклонившись, воин поспешил к старой каменной лестнице.

***

Во внутреннем дворе королевского замка располагалось много построек различного назначения. По совету слуги, Негоро направился к довольно большому деревянному сараю, примостившемуся у самой стены, за могучей сторожевой башей. Ещё приближаясь к жилищу королевского дракона, Негоро заметил глубокие царапины на камнях. В паре мест глубина бороздок достигала шести сантиметров. Высокие полукруглые двери были закрыты; из сарая доносилось могучее дыхание громадного зверя.

–Именем королевы! – несколько неуверенно позвал Негоро. Дыхание моментально стихло.

–Аракити требует меня? – от мощи, скрытой в голосе, у человека зашевелились волосы на голове. Негоро сглотнул.

–По приказу королевы ты должен ожидать её у третьих ворот замка. Пауза. Высокие двери совершенно беззвучно раскрылись, порыв ветра шевельнул волосы человека, и на камни двора ступил грандиозный чёрный дракон. Негоро невольно отшатнулся, до того ошеломляющее впечатление производил с близкого расстояния легендарный Дарк Танака, лучший боевой дракон всего Ринна. Дарку в то время было лишь тридцать лет. Ещё совсем молодой по меркам бессмертных драконов, он уже успел стать легендой во плоти, символом военной мощи Тангмара. Аракити едва исполнилось двенадцать, когда отец подарил юной принцессе столь же юного чёрного дракона. История Дарка могла бы служить образцом повести, в которую невозможно поверить. Совсем малышом его поймал в горах какой-то охотник; несколько месяцев ребёнка держали в клетке, подрезав крылья и используя вместо приманки. Дарка спасло чудо; когда охотник уже собирался зарезать беспомощного дракончика, малыша заприметил офицер ВВС Тангмара, обратив внимание на удивительно совершенное сложение ребёнка. Купленный за десять золотых тангов, юный Дарк был помещён в драгнизон, где его усыновил мастер искусства поединка, одинокий чёрный дракон с Восточного Эрранора по имени Акира Танака. Малыш сразу проявил необыкновенные способности к обучению, и к двенадцати годам уже был избран в качестве личного дракона принцессы. Сегодня слава Дарка гремела по всему Ринну, «чёрный убийца» стал символом и предводителем жестоких орд Тангмара; ему невероятно, мистически везло на войне. Не раз бывало, что Дарк и Аракити выбирались из совершенно безнадёжных ситуаций, где погибла бы даже армия. Имея огромный опыт сражений, невероятно сильный и быстрокрылый, Дарк давно превзошёл учителя и без сомнения был лучшим боевым драконом Ринна. Все эти мысли мгновенно пронеслись в разуме Негоро, пока он смотрел на грандиозного чёрного дракона. Выйдя во двор замка, Дарк огляделся.

–Кто такой? – спросил он рокочущим голосом. Рядом с Дарком Волк смотрелся бы детёнышем.

–Лейтенант Негоро Криг… Человек помотал головой. Бррр, его допрашивает дракон?!

–Следуй за мной, – резко прервал Дарк, – И не отставай. Негоро ничего не оставалось, кроме как подчиниться. С трудом поспевая за громадным драконом, человек размышлял. У главных ворот замка на маленьком клочке травы разлёгся Волк.

Синий дракон радостно улыбнулся при виде Негоро, однако взгляд Дарка моментально вернул ему серьёзность.

–Имя? – негромко спросил чёрный дракон. Он даже не остановился, так что Волку пришлось пойти следом.

–Волк Аррстар.

–Я слышал о тебе. Молодой дракон удивлённо переглянулся с Негоро.

–Ты слышал обо мне?!

–Я знаю каждого дракона, воевавшего на юго-западном фронте. Дарк покосился на ошеломлённого Волка и невесело усмехнулся.

–Память у меня такая. Все трое уже достигли третьих ворот. Пройдя по мосту надо рвом, Дарк молча опустился в траву и замер, положив голову на передние лапы. Волк и Негоро остановились чуть в стороне.

–Что сказала королева? – тихо спросил синий дракон.

–Мы летим за магом.

–Я о Кроме!

–А-а… – Негоро присел на хвост своего дракона и усмехнулся. – Малыш летит с нами в Даналон. Аракити мгновенно разработала новый план, я никогда в жизни не встречал такого стратега. Воин мечтательно зажмурился.

–Почему, ну почему она не желает возглавить армию! С таким полководцем мы сметём Даналон с лица Ринна, как гнойный нарыв! Волк вздохнул.

–Дарк, почему твоя госпожа не желает возглавить армию? – негромко спросил он на родном языке. Чёрный дракон довольно долго молчал.

–Потому что она умна, – после длительной паузы ответил Дарк. – Этого у Аракити не отнимешь.

–Объясни, пожалуйста… Дарк вздохнул.

–В Даналоне четыре тысячи боевых драконов, – он прикрыл глаза. – А здесь только две. Пока в Тангмаре нас не прекратят истреблять, никаких шансов на победу нет. Волк с болью зажмурился.

–Три дня назад мой всадник спас ребёнка… – тихо сказал он. – Выкупил у Роджера Оуэна… Дарк усмехнулся.

–Благородный поступок для человека.

–Ребёнок принадлежит золотой расе, – заметил Волк. Чёрный дракон вздрогнул.

–Вот как?… Это интересно. Сколько лет малышу?

–Не больше семи.

–Несчастный… – Дарк стиснул зубы. – Я доберусь до них. Рано или поздно, но доберусь. Синий дракон с горечью отвернулся.

–Все мы так говорим.

–Пятьсот лет назад один из нас попытался претворить слова в дело. – гневно заметил Дарк. – Напомнить его судьбу? Волк содрогнулся. Прекрасная голова медленно понурилась.

–Не надо. Я хорошо помню судьбу великого Сумрака. Он помолчал.

–Я испытал её на себе…

***

–Знаешь меня? – надменно спросила Аракити. Измученный дракон с трудом приподнял голову.

–Королева… – голос захлебнулся жестоким кашлем. Справившись с собой, Хирсах попытался шевельнуть крылом и рухнул на пол в судороге боли. В глазах Аракити на миг отразилась острая жалость.

–Я… готов к смерти, – с огромным трудом прошептал дракон. Горящие синие глаза смотрели на королеву без тени мольбы или страха. – Можешь убивать.

–Думаешь, я поймала королевского дракона Даналона только ради удовольствия перерезать ему глотку?… – со смехом спросила Аракити. – Плохо же ты меня знаешь, ящерица.

–Я… всё о тебе знаю! Хирсах титаническим усилием сумел поднять голову с пола.

–Моя страна уничтожит тебя, змея! – бросил он. – Единственное, о чём я скорблю – что не успею это увидеть! Королева с огромным удовольствием скрестила руки на груди и медленно обошла дрожащего от боли дракона кругом.

–Хорош, ничего не скажешь… – женщина вновь остановилась перед пылающими яростью глазами Хирсаха. – Значит, никакие пытки не смогут тебя сломить? Дракон попытался презрительно усмехнуться, но не удержал глухого рычания от страшной боли в изуродованных крыльях. Гордая линия шеи переломилась; Хирсах рухнул на камни.

–Мне недолго осталось жить… – прошептал дракон. – Ты просчиталась, змея. Пытки лишь быстрее дадут мне свободу.

–О нет, золотой Хирсах… – Аракити присела на корточки возле головы дракона. – Я не столь проста, как ты считаешь. Через час сюда приведут лучшего мага нашего мира, и все твои раны будут залечены. Ты вновь станешь здоров и могуч… И сумеешь сполна оценить участь, что уготовила тебе королева Аракити Прекрасная. Тинан! От стены словно призрак отделился невысокий, очень похожий на Такару человек в чёрном. Аракити бросила торжествующий взгляд на дракона.

–Приведи нашего нового друга.

–Твоё слово, мой клинок. Аракити отвернулась к стене, чтобы Хирсах не заметил в её глазах жалости. Несколько минут всё было тихо, лишь тяжело дышал израненный дракон.

–Отец?! – маленький золотой дракончик в ужасе рванулся с цепи, на которой его держал Тинан. Аракити повернулась обратно.

–Кром!!! – в глазах Хирсаха отразилось столько чувств разом, что королеву передёрнуло. Измученный дракон забился на полу.

–Как ты сейчас смотришь на королеву Тангмара? – негромко спросила Аракити. Хирсах сделал отчаянное усилие, надеясь дотянуться до своего сына, но бессильно рухнул на камни. В глубоких, синих глазах блеснули слёзы.

–Пощади моего сына! – задыхаясь, взмолился дракон. – Он же ни в чём не виноват! Пощади ребёнка!

–Отец! – Кром рвался с цепи. Аракити медленно приблизилась к дрожащему от боли Хирсаху и опустилась на корточки.

–Зачем я должна пощадить отпрыска враждебной расы? – спросила она с насмешкой. – Это всего лишь детёныш дракона. Не сын моего врага, которого можно использовать как залог хорошего поведения – просто зверёк. Хирсах хрипло дышал.

–Что тебе нужно?… – с огромным трудом выдавил дракон. – Почему причиняешь мне такие муки?! За что?!

–Это доставляет мне удовольствие. Королева поднялась на ноги и приблизилась к маленькому дракончику. Кром прижался к полу, в ужасе глядя на человека.

–Я не хочу тебя убивать, малыш. – сказала Аракити. Изящная рука мягко погладила напряжённые крылья дракончика. – Как жаль, что мы не всегда способны поступать по желанию…

–Я… я всё сделаю… – задыхающийся хрип дракона было трудно понять. – Скажи, что тебе нужно, я сделаю! Королева усмехнулась.

–Что может сделать дракон? Только умереть, как подобает дракону. Хирсах мучительно застонал.

–Пощади… Умоляю, женщина, отпусти его! Это же ребёнок!!!… Аракити поднялась.

–Нет, – спокойно сказала королева. – я не вижу причин пощадить твоего сына. Золотая раса – враг моей страны; вас следует искоренить.

–Нет!!! Дракон бешено забился.

–Боги не допустят такой несправедливости!!!

–Что ж, молись, – усмехнулась королева. – Если до сих пор не понял, что богам плевать на всех нас. Аракити вздохнула.

–Завтра вечером, на центральной площади Танталаса, тебя растянут цепями на решётке, Хирсах, и снимут твою прекрасную чешую. Медленно, раскалёнными клинками. Женщина усмехнулась.

–Он – тонкий палец указал на Крома – будет наблюдать за работой палача с близкого расстояния. Как только лекарь скажет, что ты уже умираешь, палач вырежет сердце у беззащитного ребёнка. На твоих глазах. Аракити склонилась над рвущимся с цепи дракончиком.

–Прости, маленький, – сказала она печально. – Будет немного больно, но это быстро закончится. Тинан, забери нашего юного друга. Хирсах проводил своего сына остановившимся взглядом.

–Нет… – прошептал он. – Нет!… Нет!!! НЕТ!!!!

–Да. – Аракити резко повернулась и вышла из камеры. Но ужасные крики дракона слышались ещё долго. Тинан догнал свою госпожу на лестницах. Прислонившись к холодным камням, королева Тангмара мрачно курила сигару.

–Детёныш доставлен в нужное место, в целости и сохранности.

–Молодец. Повисло тягостное молчание. Лишь крики Хирсаха нарушали тишину.

–Ненавижу свою работу. – внезапно сказала Аракити.

–Королева?…

–Приходится быть подлецом, Тинан. Приходится… Королева встряхнулась.

–Отец всегда говорил: обмани подлеца, подведи обманщика, но бойся честного человека, он сильнее тебя. Молчание.

–Иногда мне кажется, словно он имел в виду не только людей. Отбросив сигару, Аракити резко повернулась и покинула подземелья.

Тинан молча следовал за ней.

***

Дарк первым заметил королеву, стремительно шагавшую в их направлении. Чёрный дракон поднялся с травы.

–Привет тебе, Аракити. Королева коротко кивнула в ответ.

–Негоро, Тинан – по драконам. Волк недовольно поморщился, когда ему на спину запрыгнули двое воинов. Негоро потрепал дракона по шее.

–Нам недалеко лететь.

–Готовы? – Аракити верхом на Дарке смотрелась просто фантастически.

– Взлёт! Чёрный дракон распахнул семнадцатиметровые крылья и прянул в небо.

Волк с трудом его нагнал.

–К Рэйдену, – приказала королева. Закованная в сталь рука указала на мрачную чёрную башню недалеко за городскими стенами. – И быстро.

–Как прикажешь… Воздух со стоном ударил людей в грудь. Промчавшись над Танталасом словно молнии, оба дракона спланировали к подножию чёрной башни и опустились на камни. Дарк наклонился.

–Мы на месте, моя королева.

–Я пока не слепа, – заметила Аракити. Изящно спрыгнув со спины дракона, она шагнула к массивным каменным дверям.

–Рэйден! Несколько секунд ничего не менялось. Внезапно прямо в воздухе возникло слабое мерцание, стремительно сгустилось, и перед королевой появилась высокая фигура в чёрной мантии. Рэйден был на голову выше Аракити. Худощавый, постоянно укутанный в мантию с капюшоном, великий маг служил объектом бесчисленных легенд и сказок; однако многие истории о его чудесах имели под собой реальную основу. Рэйден был самым могущественным волшебником Ринна, все остальные рядом с ним годились в лучшем случае в ученики. Ходили упорные слухи, что имей маг желание – и на Ринне не осталось бы ни Тангмара, ни Даналона, ни стран эльфов и северных великанов…

Только единая империя с Рэйденом во главе. К счастью, маг соблюдал строгий нейтралитет относительно войн «смертных», как он выражался.

–Зачем я понадобился могучей Аракити? – негромко спросил волшебник. Скрытая насмешка в его голосе всегда бесила королеву.

–Нужно твоё искусство врачевания, Рэй. – Аракити подчеркнула снисходительное «Рэй» вместо «Рэйден». – Необычайно нужный мне пленник умирает в подземельях дворца. Маг помолчал. Под низким капюшоном был виден лишь его рот с тонкими чёрными губами; бороды Рэйден не носил.

–Ты всегда умела растягивать пытки, Аракити… – сказал наконец маг. – Что же случилось в этот раз? Королева нахмурилась.

–Он умирает не по моей вине. Тот, кто доставил пленника в Танталас, издевался над ним. Я уже наказала подонка.

–Что ж… – Рэйден вздохнул. – В просьбах спасти жизнь я никогда не отказываю. Какого рода ранения нанесли пленнику? Аракити усмехнулась.

–Отрубили кончик хвоста и уши, подрезали сухожилия крыльев и всех лап. Также огромная потеря крови, изнеможение, сильнейший шок и болевые судороги. Маг помолчал.

–Спасти дракона – такую просьбу я слышу от тебя впервые.

–Разве? – прищурилась королева. – А кто десять лет назад – впервые в истории Тангмара – разрешил частному лицу приобрести дракона? Дарк вздрогнул.

–Аракити, я не нуждаюсь в твоих разрешениях. – спокойно ответил Рэйден. – Запомни это, женщина. Десять лет назад я принял решение завести дракона и исполнил это решение. Сейчас прекратим перепалку; каждая минута ожидания равноценна мукам больного. Жди, я сейчас вернусь. С этими словами маг испарился на месте. Даже привычная к таким фокусам Аракити вздрогнула, не говоря уже о шокированном Негоро. Королева не спеша подошла к Дарку. Тот пригнулся, помогая человеку забраться в седло.

–Как поживает твоя подруга, Дарк? – внезапно спросила Аракити.

Дракон вздрогнул.

–Я давно её не видел, королева.

–Это ведь та самочка, которую Я ПОЗВОЛИЛА Рэйдену купить десять лет назад? Дарк помолчал.

–Да, это та самая драконесса, которую десять лет назад спас от мучительной смерти Рэйден. – ответил он наконец. Аракити нахмурилась.

–Он сделал так лишь потому, что я позволила, – довольно резко бросила женщина. Дракон вздохнул.

–Конечно, королева. Как прикажешь.

–Вот и помни об этом. Едва последние отголоски слов Аракити растворились в воздухе, как из ниоткуда возник волшебник. Рэйден молча поднял ко рту имевшийся у всех драконеров ультразвуковой рог.

–Сейчас прилетит моя драконесса и можно лететь, – негромко пояснил маг. В глазах Дарка отразилось жгучее нетерпение. Свист крыльев послышался внезапно. Из-за башни на полной скорости вырвалась совсем молодая сапфировая драконесса, резко затормозив около Рэйдена. При виде Дарка она счастливо улыбнулась.

–Я здесь, Рэй. Одним движением маг оказался на спине драконессы; Негоро обратил внимание, что Рэйдэн не пользовался седлом и другой упряжью.

–Вперёд. Аракити молча простёрла руку в воздух, отдавая приказ. Драконы рванулись навстречу солнцу.

***

Неподвижный, безжизненный Хирсах бессильно лежал на окровавленной куче соломы. Аракити с тревогой обернулась к охранникам.

–Он жив?!

–Дракон постоянно кричал и бился, королева… – нервно ответил один из стражников. – Теперь силы покинули его окончательно. Рэйден молча отодвинул в сторону Аракити и приблизился к неподвижному дракону. Королева сделала охране знак не двигаться.

–Сумеешь его излечить? – спросила она с надеждой. Маг довольно долго не отвечал, продолжая рассматривать измученного Хирсаха в упор.

–Тяжело ему пришлось… – произнёс наконец Рэйден. – Тяжело…

–Так сможешь?

–Оставьте меня одного. Все переглянулись.

–Это обязательно? – закусив губу, спросила Аракити.

–Да. Королева помолчала.

–Есть одно обстоятельство… – она подошла к магу и некоторое время шептала ему на ухо. Рэйден не шевельнулся.

–Держи, – Аракити протянула волшебнику какой-то блестящий предмет. – Сделай всё как надо.

–Маловероятно, – спокойно ответил маг. – Твой план скорее всего, не сработает.

–Предоставь мне судить о его плюсах и минусах. Маг помолчал.

–Хорошо. Теперь оставьте меня одного. Аракити рассмеялась.

–С удовольствием! Все слышали? Повинуясь жесту королевы, воины покинули камеру и вышли в коридор. Минутой позже к ним присоединилась сама Аракити; стальная дверь бесшумно захлопнулась.

–Посмотрим, так ли ты могуч, Рэйден… – сквозь зубы заметила королева Тангмара. Встряхнулась.

–Такара не вернулся?

–Нет, госпожа.

–Жаль… Тинан, тогда придётся тебе. Бери Негоро, поднимитесь в лабораторию Малькольма, пусть даст самую устойчивую и несмываемую бронзовую краску. Перекрасите молодого дракона так, чтобы даже Дарк не смог отличить от настоящего. Поняли?

–Да, моя королева. – Негоро поклонился. – Мы готовы.

–Молодцы. Как только краска подсохнет… Слова Аракити прервались жутким, ужасным воплем из камеры. Все схватились за оружие, Негоро и Тинан молниеноносно прикрыли собой королеву. Вопль повторился.

–Это Хирсах… – в голосе Аракити впервые прозвучало сомнение. – Что там происходит?… Из камеры донёсся звук мощного удара; пол под ногами ощутимо вздрогнул. Прежде чем люди успели среагировать, во все щели двери рванулся ослепительный синий свет.

–Какого чёрта?! – Аракити прижалась к противоположной стене. – Рэйден, что ты там делаешь?! Синее сияние погасло. Несколько секунд в подземелье царила гнетущая тишина, затем послышался отчётливый звук падения огромного тела. Мучительный рык дракона.

–Можете входить, – усталый Рэйден возник из воздуха прямо перед Аракити. – Моё дело выполнено.

–Что это был за свет? – требовательно спросила королева. Рэйден усмехнулся.

–Ты не поймёшь. Но могу сказать, если хочешь. Аракити стиснула зубы.

–Хочу.

–Я восстановил утраченные части тела дракона, синтезировав их из чистой энергии. Маг беззвучно рассмеялся и пропал на месте. Люди переглянулись.

–Что б я ещё раз обратилась к этому… этому… – Аракити возмущённо топнула ногой. – Пошли, проверим Хирсаха. Внезапно Тинан загородил королеве дорогу.

–Я первый. Не дожидаясь ответа, телохранитель приоткрыл стальную дверь и скользнул в полумрак камеры. Аракити последовала за ним. Хирсах неподвижно лежал на обугленном каменном полу. Все раны дракона бесследно исчезли, вернулись красивые перепончатые уши и кончик хвоста. Золотые бока пленника тяжело вздымались.

–Мистика… – Аракити недоверчиво обошла дракона. – У него всё получилось! Синие глаза, полные боли, медленно открылись. Хирсах посмотрел на королеву.

–О боги! – Негоро вдруг понял, что исцелённый дракон сейчас бросится на Аракити. Прежде чем мысль оформилась окончательно, воин схватил королеву за руку и мощным рывком вышвырнул из камеры. Остальные телохранители схватились за оружие. Тинан молниеноносным движением обхватил шею Негоро в захват и бросил его на пол.

–Как ты посмел! – в руке восточного воина сверкнул кинжал.

–Хирсах сейчас нападёт на нас! Люди резко обернулись к дракону. Тот уже поднял голову с пола и оскалил клыки в свирепой гримасе ненависти. Под чешуёй напряглись могучие мускулы.

–Проклятие! – Тинан бросился прочь из камеры, прихватив Негоро.

Однако не успел. Золотой дракон вскочил на ноги и громадным прыжком оказался у дверей первым. Люди покатились по полу, уворачиваясь от страшных когтей.

–Твари! Хирсах нанёс сокрушительный удар хвостом. Один из стражников не сумел уклониться и был разбит о стену как тыква. Золотой дракон яростно зарычал.

–Аракити, я иду!!! – стальная дверь со скрежетом распахнулась в коридор. Тинан словно безумный бросился прямо на дракона. Только подсечка Негоро спасла его от смерти; тройной шип на хвосте Хирсаха со свистом промчался над упавшими людьми. Дракон вырвался из камеры.

–Нет!!! – Тинан вскочил. – Аракити, беги!!!

–Зачем? – послышался спокойный голос. – На колени! В последних словах прозвучала странная, нечеловеческая интонация.

По коже Негоро побежали мурашки.

–Умри!!! – яростный вопль дракона.

–На колени! – повторила Аракити, чуть изменив тон. Глазам Негоро и Тинана, выбежавших из камеры, предстало невероятное зрелище. Стремительный золотой дракон яростно хлестал себя хвостом, в бешенстве порываясь раздавить маленького человека словно клопа.

Аракити спокойно стояла прямо перед разъяренным Хирсахом.

–На колени. – повторила королева. Издав мучительный вопль, дракон подчинился. В синих глазах отражалось отчаяние, бессильный гнев и боль.

–Ты не забыл, кто я такая? – насмешливо спросила королева. – Или думал, Повелители могут контролировать лишь хроматовых драконов? Хирсах дрожал от ненависти, но не мог подняться с колен.

–Придёт день, и такой как я уничтожит всех, подобных тебе! – с горечью крикнул дракон. Аракити рассмеялась.

–Долго же мне придётся ждать… Негоро, – королева холодно посмотрела на воина, – запомни раз и навсегда: мне телохранители не нужны. Тинан и Такара – мои помощники. Запомнил? Негоро с трудом отвёл взгляд от Хирсаха.

–Да, моя королева. – он поник. – Прости. Я испугался за тебя…

–Похвально, но глупо. – королева указала на окровавленный хвост дракона. – По твоей вине погиб человек.

–Я… я…

–Дурак! Воин вздрогнул.

–Да, моя королева.

–Завтра вечером тебя накажут вместе с Хирсахом, – Аракити усмехнулась. – Я нравлюсь тебе, Негоро. Не отрицай. Драконер нервно огляделся.

–Госпожа, я не смею…

–О, имейся у тебя возможность, ты бы посмел. Уж поверь мне. Аракити гневно смерила воина взглядом.

–Больше не будешь мужчиной. – изрекла она сухо. – Это тебя успокоит.

Негоро отшатнулся.

–Королева?!…

–У жизни евнуха есть свои преимущества… Молчать! Аракити обернулась к Хирсаху.

–В камеру. Быстро! Застонав от бессильной ярости, дракон попятился. Женщина шагнула вперёд.

–Быстрей! Дрожащий Хирсах скрылся в каменной клетке. Аракити молча указала стражникам на дверь, подождала пока её как следует закроют, и повернулась к бледному Негоро.

–Пошёл вон! – однако жест дал понять, что идти надо только до лестниц. Воин начал понимать.

–Моя королева, сжальтесь…

–Ещё одно слово, и я прикажу отрезать тебе язык. Негоро молча направился к лестницам. В его разуме всё перемешалось. Десять минут воин молча стоял на холодных каменных ступенях, ожидая королеву. Та появилась внезапно.

–Умница! – Аракити со смехом обняла ошеломлённого Негоро и расцеловала в обе щеки. – Я даже специально не сумела бы придумать лучше!

–Королева?!…

–О, да ты похоже и впрямь перепугался за свои ****, – расхохоталась женщина. – Нет, дурачок, никто тебя не накажет. Наоборот, наградит.

Теперь даже самый подозрительный агент не усомнится, что ты действительно предал Тангмар и помог бежать Хирсаху ради собственного спасения. В глазах Негоро вспыхнуло понимание.

–Боги, я даже не думал об этом!…

–И хорошо, – серьёзно ответила Аракити. – Вышло очень естественно.

Теперь – пошли красить твоего дракона. Надо ещё прикинуть, каким образом свести его с Хирсахом… Двое людей покинули подземелья.

Глава 6

–Отец… Тандер? Он меня отцом назвал!

–Да, сын?

–А тот фытых, что мне крыло порвал – он где?

–Улетел. Я пока тебя домой принёс, он улетел. Очень странный фытых был. Обрадовался?!!!

–Нет, нет. Просто странно мне. Почему странно? Вчера он фытыха отлично убил и съел.

–Отец… А скажи – фытыхи умные? Это не ему – это мне странно.

–Умные, да. Но слабые. Живут далеко в пустыне. Мы туда не летаем – нельзя. У них дети там. Стоит, рот раскрыл.

–Вам их жалко?! Жалко, да? Ну скажи!

–Нет, Тандер. Просто нельзя детей убивать. Никогда. Вырастут – убьём.

Пока маленькие, нельзя. Я три раза фытыха отпускал, если у него маленький рядом был. Иначе фытыхи кончатся. А так нельзя. Думает. Это странно, что думает. Что тут непонятного?

–Отец… А если они умные – почему мимо нас летают? Знают же, что убьём и съедим. Так. Это надо объяснить, иначе потом не поймёт ничего.

–Сын. Сядь. Слушай. Ты знаешь, что фытыхи – хищники?

–Да.

–Ты знаешь, что мы тоже – хищники?

–Да.

–Кого едят фытыхи, ты знаешь? Думает.

–Нет.

–Молодец. Что правду сказал. Фытыхи едят каннов и ренеков.

–А что такое канн? Ренека я видел.

–Канн – маленький зверь, в два раза меньше тебя. Невкусный. Летать не умеет. Живёт в пустыне. Молчит, ждёт.

–Понял. Дальше. Там, где живут фытыхи – еды нет совсем. Там пустыня хуже, чем у нас. Им надо летать далеко, и охотиться здесь. А здесь мы. И мы охотимся на них. У нас есть вода. У них очень мало воды. Им хватает, ренекам и каннам – не хватает. Долго думает.

–А что за пустыней? Умный. Очень умный. Отличный сын.

–За пустыней – чёрная смерть. Там земля чёрная, песка нет. Один день над ней будешь летать – Дыхание тебя убьёт. Давным-давно жил дракон, звали Таннер. Очень сильный был, смелый. Однажды полетел на охоту, далеко. А дома на его фарх напал враг, страшный злодей Турган. Он убил его детей, его самок, а фарханы сломал. Таннер когда домой прилетел, смотрит – был дом, нет дома. Мёртвые дети лежат. Он на землю упал, долго лежал. Потом друзья прилетели, увидели, разозлились. Полетели, поймали Тургана, убили. Но Таннер его детей не взял. Ему в голову попало Дыхание, смеялся, кричал. Глупый стал. Детей Тургана друзья взяли, а Таннер улетел. Тогда зима стояла, Смерти на небе не было. Он долго летел, чёрная земля пошла. Пять дней летел, потом почти умер, но вернулся и рассказал. Говорил, видел много-много воды, светилась вся, и такое там Дыхание, что у него чешуя зелёным стала гореть. Ещё говорил, что далеко за водой видел другую пустыню, и там Дыхания почти нет, но еды совсем нет, он два дня летал там, и вернулся. Умер скоро, долго умирал. Друзья, кто его домой привели – заболели, но не умерли. Но у всех больше дети шакув не рождались. С тех пор никто не летает за пустыню. Тандер слушает так, что глаза отвалятся. Смешной иногда. Но странный. Вот, долго слушал, теперь думает. Не могу догадаться, что спросит. Умный дракон. Другие дети уже давно пришли, все в кружок сели. Интересно. Ладно уж, сегодня буду сказки рассказывать. Хороший день.

–Отец, а что такое – Дыхание? Ну и вопрос. Только Тандер мог спросить.

–Расскажу. Слушайте. Много-много зим назад, очень много, Дыхания не было. Тогда драконы жили везде. Смерть была, конечно, но пустыни не было. И не так сильно светила Смерть. Даже называлась иначе – Солнце. Это было так давно, что с тех пор сто раз по сто дети вырастали.

Потом был Огонь. Страшный огонь. Рассказывают, что ужасные чудовища, ловеки, напали на драконов. Тогда драконы совсем другие были. Видели старые железки в пустыне? Это называется «машины». Их много было, и у ловеков тоже машины были. Война шла. Долго шла, а потом вдруг Солнце вспыхнуло, и стало называться Смерть. Рассказывают ещё, что это сделали ловеки. Но я не верю, потому что ни одного ловека не осталось.

Почти все драконы умерли, почти все животные – тоже. Остались только те, кто жил здесь. Это место раньше называлось не пустыня, а полюс.

Странно, правда? И рассказывают, что раньше таких мест два было.

Может, даже, есть ещё одна пустыня, где драконы живут… Но слушайте дальше. Тогда пустыни здесь не было. Холодно было. Потом – жарко стало, пустыня стала. Драконы зимой прилетели, не знали, что Смерть здесь тоже бывает. Когда лето пришло, Смерть на небо поднялась. Много драконов заболели, много умерли. И тогда один великий дракон, звали Фар – придумал фархан. Смерть светит, но фархан тень даёт. Дракон может не бояться. Видите, какой у нас хороший фархан? – показал.

–Высокий, широкий фархан. Из дерева. Крепкий навес, железный, блестит. Смерть не может проникнуть внутрь. Под фарханом – дом. В земле выкопан. Там есть отах, где вода, уцахан, где самки, кех, где оружие, фыт, где еда. Хороший дом, большой. Если много фарханов рядом, тогда дома можно в земле рядом выкопать и соединить.

Называется как?

–Фарх!

–Правильно. А если очень большой навес сделать, в пять раз больше фархана?

–Огон.

–Правильно. А зачем нужен Огон?

–Арена и развлечения?

–Не только. Ещё во время войны там дети живут и самки. Враги никогда фархан не сломают, но могут детей утащить, и своими сделать.

Поэтому нужны Огоны. Молчат. Думают. Это хорошо, что думают. От Тандера научились.

–А почему враги нападают? Корхан.

–Тандер объяснит. Потом. Поняли, откуда Дыхание?

–Дааа…

–Молодцы. Тренировки сегодня не будет. Сегодня мы все вместе летим на охоту! Прыгать начали, смеются. Тандер тоже. Отлично! Не понимаю, почему я так рад, когда ему хорошо?

***

Хорошо поохотились. Очень повезло – сразу двух фытыхов поймали.

Третий был маленьким, отпустить пришлось. Улетел, кричал. Последнее время фытыхов больше стало. Чаще попадаются. Это хорошо. Я своего убил, домой потащил. Дети – сразу все – своего. Вкусно было!

Дома отдохнули, полетели на арену. Сегодня дрались Угоджи и Ро. Ро хотел фарх сделать вместе с Логшоту, но Угоджи мешал. Интересно, кто победит?

Неинтересно было. Они все вместе соединились. Кроме меня, все смеялись, радовались. Я тревожился. Плохо, что так много драконов объединяются. Могут совсем перестать убивать друг-друга. Нехорошо в моём Огоне. И войны долго нет…

Вернулись, поели. Потом я и Тандер к самкам пошли, дети улетели в пустыню играть. Тандер молодец, уже научился. Быстро. Отличный дракон будет.

Вечером сидели на песке, песни пели. Хорошо! Тандер ко мне прижимался, мне лучше всех было. Не понимаю, почему.

Утром на охоту полетел, никого не поймал, вернулся. Дома всё хорошо было. Тандер тоже на охоту улетел. Молодец! Уже сам летает! Я отдохнул, опять полетел. Долго летал, ни одного фытыха не поймал.

Обидно. Пришлось двух ренеков убить. Они невкусные… Зато много.

Искать не надо. Принёс домой. Вечер уже. Тандера нет. Молодец, значит ищет фытыхов. Упорный. Всё-таки, в меня. Ночь. Все спят, я лежу на песке, жду Тандера. Холодно. Утро. Тандера нет. От меня все почему-то убегают. Не знаю, почему.

Хожу по пустыне, жду. Нет его. Может, случилось что-то? Да нет, просто устал, и в пустыне заночевал. Я так делал! Все так делали! Подумаешь, ночью не прилетел! Час хожу, второй хожу…

–Я полетел на поиски Тандера. Без меня – из дому ни взмаха! Поняли. Я улетел. Лечу, смотрю по сторонам. Нет никого. Смерти тоже нет, можно летать. Тандер, ты где? Три часа летаю. Никого нет. Куда мог этот зелёный полететь? Не к скалам же. Сколько раз ему говорил, туда нельзя летать. Всем говорил. Нет, не мог он туда полететь! Скалы. Чёрные. Опасные. Здесь живут гышаны. Страшные, ядовитые.

Могут дракона одним укусом убить. Я знаю, видел. Тандер, если ты здесь, я тебя так побью, что потом три дня летать не сможешь!

–Тандер! Молчание. Нет его здесь, говорил же.

–Тандер!!! Молчание… Что это?! Звук! Крик! Страшный! Кому-то очень больно! Помочь надо! Где он!? Лечу на звук. Пещера. Шипение. Гышан, средний. Хорошо, что оружие взял. Убил, долго извивался. Смотрю в пещеру. Тьфу! Фытых. Я думал – Тандер, а тут… Чего он кричит? Меня боится. Глупый, я самок никогда не убиваю. А у неё крыло ещё сломано. Что делать? Оставлю – другой гышан приползёт.

Но не брать же с собой?! Думаю, смотрю. Маленький фытых. Молодой. Жалко бросить. И убить жалко. Сидит, дрожит, в угол пещеры забралась. И что ей тут надо было? Вошёл. Она кричит. Глупая. Взял. Обмякла сразу – от страха, наверно.

Совсем глупая. Ладно, отнесу домой, крыло заживёт, отнесу к другим фытыхам. Осмотрел пещеру. Странная. Снаружи маленькая, внутри огромная. И темно. Коридоры куда-то идут. Ровные слишком.

Подозрительная пещера. Смотрю – а в коридоре два огонька! Интересно…

Неинтересно. Ещё один фытых. Совсем маленький. Тихо сидит, на меня смотрит. Красивый какой. Его тоже взял. Отбивается, шипит. Почти рычит. Самец, значит. Вырастет – вкусный будет. Детей нельзя есть, вырастет – потом убью. Смотрю. Он к самке прижался, на меня рычит. Защищает. Сын, наверно… Жалко. Странно, мне фытыха жалко?! Вышел. Взлетел. Осмотрел всё. Нет, Тандера не видать. Он сюда и не летал, наверно. Нет, найду – побью. Сильно. Или не побью. Только бы найти…

***

Дома фытыхов посадил в отах, вымыл. Маленький мне всю чешую исцарапал, пришлось связать. Дети стоят, смотрят.

–Тандер не прилетал? Нет. Плохо… Корвин фытыха обнюхивает.

–Это самка фытыха и детёныш. Трогать нельзя. Мы её вылечим, отпустим. Маленького тоже. Детей никогда нельзя убивать. Самок тоже.

Понятно? Кивают. Рады чему-то. Странно.

–Не трогать. Если кричать станут – накормите. Только мясо фытыхов не давайте. Нельзя. Они его не едят. Поняли.

–Я за Тандером. Лечу, устал сильно. Ну где же ты, горе моё зелёное? Может, он в другой Огон залетел? Нет!!! Его похитили!!! Дракон из другого Огона! Ну конечно! Лечу так, что крылья трещат. Самый близкий Огон – моего друга Дуку.

Прилетел. Там меня знают. Меня все знают. Сел.

–Коршун! Дуку. Обнял, я тоже. Смотрит. Мрачный стал.

–Что случилось? Рассказал. Теперь очень мрачный стал.

–Проверим… Летим проверять. Нет его здесь. Рррр…

–Я с тобой полечу, помогу искать. Хорошо. Дуку – настоящий друг. Летим вместе. Следующий Огон – Вудунджи. Я его плохо знаю. Прилетели. Он меня знает, однако. Тоже помрачнел. Летим проверять…

***

–Отец, она меня не похищала, она меня спасла! Отпустил. Проверил – дышит. Хорошо. Чуть не убил. Вудунджи и Дуку испугались, улетели. Я наверно, очень злой стал.

–Расскажи! Тандер сидит, крыло держит. Не сломано, растянул. Но болит, знаю.

Летать неделю не сможет.

–Я на охоту летел… Далеко. Хотел фытыха поймать. Лечу, и вижу – фытых на земле, на меня смотрит. Удивился. Напал, конечно. Он ждал, ждал, а потом вдруг десять фытыхов появились! И на меня! Я испугался страшно, лечу, они за мной, я кричу, они кричат… Тогда крыло растянул

– так летел. Не мог уже, падал. Фытыхи догнали почти. И тогда Тикава прилетела. Она меня с высоты заметила, и сразу на помощь! А ты её чуть не убил! Стою, рот раскрыл. Такой злой был, не заметил! Позор мне! Что теперь делать?! Я самку чуть не убил! Как в глаза друзьям посмотреть?!

Сел, за голову схватился. Тандер перепугался, я внимания не обращаю.

Смотрю. Тикава – молодая синяя самка, очень красивая. Почему её зовут? Почему она охотилась? Странно… Но это потом. Хорошо, что она живая… Помог встать. Так стыдно, что в глаза смотреть не могу. Тандер ничего не понимает. Мал ещё. Вырастет…

–Ты… Извини меня… Я не заметил… – не знаю, что сказать. Стыдно, противно… Не знаю! Сам себя драконом назвать не могу. И не смогу больше.

–Ничего, я понимаю. Отличный малыш. – улыбнулась. Красивая!

Стройная, наверно очень хорошая… А пахнет как!

–Почему тебя зовут Тикава? Встала, потянулась. Ещё красивее стала.

–Мой отец слабый был. Одну самку имел, кроме меня детей не было.

Маму гышан ужалил. Отец хотел другую взять, но погиб на войне. Я тогда маленькая была. Тот, кто его убил – ранен был, тоже умер. Меня не заметил никто, забыли. Тогда фарханов в Огоне мало было, далеко друг от друга стояли. Я голодная была, охотится стала. Много дней прошло, драконы думали – я дракон. Когда узнали, удивились так, что два дня меня весь Огон осматривал. Потом я сказала, что раз охотник – имя нужно. Согласились, назвали Тикава. Я дракон Тикава, не самка. Свой фархан имею. Стою, совсем рот раскрыл. Дракон-самка! И красивая! Как так вышло?

Бедная, родители погибли… Но какая молодец! Нет, так неправильно…

Какой молодец? Но ведь не дракон… Запутался. А она улыбается, как…

Не знаю, кто. Но приятно. И красивая… Нет. ОЧЕНЬ красивая…

–Тикава… Это… Спасибо, что спасла моего сына. Я теперь тебе – брат.

Помощь нужна, любая – просто скажи «Коршун», я здесь. И весь мой Огон со мной. Смутилась. Ещё красивее стала. Странно мне. Никогда так не было…

–Да ничего особенного… Любой бы спас…

–А она летает, как три дракона! Фытыхи от неё сразу удрали, она могла бы их всех перебить! Тандер. Довольный, глазки сияют. Я на него сурово посмотрел, он сразу сжался весь.

–Ты глупый дракон. Я тебе сколько раз говорил, сначала посмотри, потом нападай? Молчит. Стыдно.

–Я полпустыни облетел, в скалах гышана убил, три Огона на ноги поднял… Стоит, не плачет. Дракон! Вырос уже. Тикава заметила, как я на Тандера смотрю, кивнула.

–Да, он отличный дракон. Сильный. Крыло сильно болело, но не плакал. Молодец! Тандер стоит, не знает, куда залезть – так смутился. Жалко.

–Залезай на меня. Домой отвезу. Залез. Я на Тикаву смотрю.

–Спасибо, Тикава. Если решишь в гости – самых вкусных фытыхов приготовлю, праздник устрою!

–Подумаю… – засмеялась. Я себя не лучше Тандера почувствовал.

Улетел сразу. Она долго вслед смотрела… А я вперёд смотрю, но её вижу. Почему?

Глава 7

–Ты обманул меня. – угрюмо сказал Волк. – Они забрали Крома. Негоро тяжело вздохнул.

–С малышом всё в порядке. Кром был нужен для плана, но никто не причинил ему вреда. Он летит с нами в Даналон, как я и говорил. Дракон понурил голову.

–Я не хочу участвовать в этой подлости… – прошептал он. – Негоро, разве так можно?…

–У нас нет выбора, – воин яростно натирал доспехи полировальной тряпкой. – Я простой солдат. А ты…

–Всего лишь раб. Волк медленно повернулся к человеку.

–Какую награду обещала тебе Аракити? Негоро отбросил тряпку и выпрямился.

–Деньги, слава, продвижение по службе… Мало ли.

–А что получу я? – невесело спросил дракон. – Новую уздечку? Молчание.

–Ты получишь свободу. – сказал наконец воин. – Клянусь, Волк: ты станешь свободен. Синий дракон опустился на траву и угрюмо посмотрел человеку в глаза.

–Я властен распахнуть крылья и улететь в любое место Ринна, Негоро.

Детей у меня нет, подруги тоже. Ничто не удерживает меня в Танталасе. Воин помолчал.

–Но ты так не сделал. – негромко заметил Негоро. Человек приблизился к дракону и присел напротив. – Ты не бросил меня, Волк.

–И не брошу.

–Значит, есть ещё одна причина, по которой драконы служат людям.

Не только заложники. Волк закрыл глаза.

–Есть. Негоро положил руку на шею дракона.

–Скажи мне о ней. Горькая усмешка.

–Безопасность.

–Что?!

–Да, безопасность. Волк повернул голову к человеку.

–Юные драконы до семи лет не способны к полёту. Они беспомощны и слабы, Негоро. А Ринн – не такой мир, где родители могут добывать пищу своим детям, не оставляя их надолго одних. На Ринне живут самые страшные хищники во Вселенной. Долгое молчание.

–Люди. – Негоро мрачно следил за игрой теней на волнах озера.

–Да, люди. Волк кивнул на сумку с бинтами, валявшуюся на траве.

–Ты видел, что делают люди с беспомощными драконятами. Негоро, я не скован цепями, я властен лететь куда вздумается, и тем не менее я раб. Ринн – моя тюрьма. Воин помолчал.

–Ты хотел рассказать о Драэноре. Я слушаю.

–Прямо сейчас? – грустно улыбнулся дракон.

–Завтра времени уже не останется. Волк медленно опустил голову и закрыл яркие глаза.

–Я много знаю о Драэноре… – сказал он тихо. – Во снах я часто обращаюсь в луч света, способный одолеть время, и парю над горами своей мечты, над хребтом Тир-на-Драго, что отделяет Тангмар от Даналона. Там, много веков назад, находился город Дракеннор, столица нашей родины… Негоро закрыл глаза. Звучный голос дракона рождал картины, проносящиеся перед мысленным взором человека подобно звёздам, падающим с небес на землю.

–… и она стала первым из павших городов. Вся война длилась менее полугода – спустя шесть месяцев после первой атаки людей, остатки армии Крылатых собрались в крепости Хендж, на самом юге бывшей страны Драэнор, – рассказывал Волк. Голос молодого дракона слегка дрожал. – Лишённые надежды, последние воины стояли на стенах последнего города драконов, ожидая штурма. Никаких надежд они не питали. Враг был непобедим, вся страна пала к ногам людей.

–Постой, – прервал Негоро. – Как это случилось? Я не могу представить, что мы победили вас!

–Драконы оказались совершенно не готовы к войне, – горько ответил Волк. – А люди, напротив, знали о нас больше, чем мы сами. Они начали с того, что подвезли к стенам Дракеннора несколько десятков маленьких драконят, угрожая немедленно расправиться с детьми на глазах защитников столицы. Среди крылатых едва не вспыхнул бунт! Синий дракон скрипнул зубами.

–Мы были вынуждены принять условия людей; ведь вначале они требовали всего лишь открыть сокровищницы городов и пропустить за стены отряды солдат. Согласившись на это унижение, драконы спасли часть пленных детей; остальных люди оставили как залог безопасности своих разведчиков. Мы были вынуждены стерпеть и это! Лишь один город избежал общей судьбы, Хендж, неприступная крепость. В ней вовсе не имелось ворот и сокровищниц. Голос Волка звучал глухо от сдерживаемой ярости.

–Никто не знает каким образом, но месяца через два после первой атаки в каждом драконьем городе внезапно обнаружились странные люди

– владеющие магическими, необъяснимыми силами. Ни один дракон не мог причинить вреда такому человеку; любая попытка атаковать врага заканчивалась потерей сознания, даже если человек не видел атакующего. Зато если видел… Позже их назвали Повелителями, этих избранных, владевших таинственным даром повелевать драконами.

Крылатые не могли противиться приказам Повелителей, не могли даже под угрозой гибели. И в первые недели многие из нас погибли по приказу человека… Негоро невольно вспомнил Аракити и Хирсаха, бессильно рычащего у её ног. По спине воина пробежали мурашки.

–Сотни погибли, остальные потеряли свободу, – с горечью продолжал Волк. – Немногочисленные беженцы собрались в Хендже, последнем свободном городе драконов. Не имея надежды, они готовились к продолжительной партизанской войне, хотя шансов на победу уже не осталось… Ведь теперь, когда в плену находились тысячи детей и драконесс, воины стали беспомощны. Они не могли даже улететь в горы, потому что люди последовали бы за ними и погубили последних спасшихся детей. Защищая Хендж, драконы надеялись отвлечь внимание врага на себя, давая своим семьям возможность спастись. Волк взглянул на Негоро.

–Это единственное, что у них получилось. Семьи последних защитников Хенджа не попали в плен, когда город пал. Они улетели в неприступные горы на юге материка, и с тех пор живут там. От них произошли все свободные драконы, ещё оставшиеся на Ринне.

–Разве? – удивился Негоро. – Откуда же тогда взялись металлические расы Даналона?

–Даналона? – Волк горько улыбнулся. – Какого Даналона, Негоро? В те времена этой страны ещё не было на свете.

–Чушь, – решительно ответил драконер. – Даналон древнее Тангмара!

Наша страна была основана воинами, не желавшими подчиняться дьявольским законам тогдашнего Даналона, они желали свободы – и основали Тангмар. Нам так рассказывали во время обучения. Дракон покачал красивой головой.

–Неправильно вам рассказывали, Негоро. В те времена Тангмаром правил король Туринг I, но он был убит всего через двадцать семь дней после падения Хенджа, не оставив завещания. А у Туринга было двое сыновей-близнецов; рождённые в один и тот же час, они были как две капли воды похожи друг на друга. И никто не мог даже представить, каким образом решится вопрос о престолонаследии. Волк с грустной улыбкой постучал когтем по блестящим чешуйкам у себя на груди.

–Главным яблоком раздора стали мы, пленные жители Драэнора. Люди ведь уже тогда понимали, какой непобедимой силой может стать армия драконов, покорная Повелителям. Дело шло к гражданской войне, пока один из наследников, принц Лакон внезапно не предложил мудрое решение: захватить небольшую страну Терск на юге материка, поделить армию Тангмара пополам и избежать тем самым междоусобицы. Брат принца сразу поддержал это решение. Дракон опустил голову.

–Война с Терском завершилась в течение пяти дней. Отряд всадников на пленных драконах посеял такой ужас в правительстве, что страна сдалась почти без боя и была аннексирована. Принц Лакон воцарился в новой державе и провозгласил себя королём Юга, переименовав Терск в Королевство Даналон. Негоро удивлённо подался вперёд.

–Не может быть!

–Поверь мне, хозяин, – тяжело ответил Волк. – Ведь мы бессмертны. В Даналоне до сих пор живёт последний из драконов первого поколения, он видел всё это своими глазами и поведал другим, а память у нас… Дракон надолго замолчал.

–Память у нас безжалостная, – закончил он наконец. Встряхнулся, поднял голову. – …так вот, Негоро, после основания Даналона армия Тангмара была поделена на две равные части. Нас, пленных драконов, кабинет министров постановил разделить по расовому признаку. Волк стиснул зубы.

–Бывший принц, а теперь король Лакон I выбрал себе золотых, серебряных, медных и бронзовых драконов. Его брату, королю Тангмара Кентеру, достались синие, зелёные, чёрные и красные. Кентер остался весьма доволен: синие и чёрные драконы наиболее сильные из рас, мы превосходим остальных выносливостью. Крылатый криво усмехнулся.

–Между прочим, согласно договору между братьями, Даналон и Тангмар оставались дружественными державами и обязались всегда приходить на помощь друг-другу. Впечатляет?

–Волк, ты что-то не то говоришь… – неуверенно заметил Негоро.

–Нет, хозяин, всё так и было. Целых шесть лет между Даналоном и Тангмаром царил мир, оба королевства процветали… Пока не грянул гром. Волк дёрнул хвостом.

–В Даналоне нашёлся дракон, неподвластный Повелителям. Я не знаю, кто это был и почему открыл свой дар столь поздно, но так или иначе, он возглавил революцию и преуспел. В те времена Повелителей было не очень много, а большая часть осталась в Тангмаре, не желая бросать родные края. Тот дракон, заручившись поддержкой сына свергнутого короля Терска, сумел за пять предшествовавших лет подготовить восстание. Молодой дракон глубоко вздохнул.

–Драгнизоны существовали уже тогда. Но охраняли их обычные люди, не Повелители. Повстанцы успели освободить пленных детей и переправить в горы, к остаткам свободных драконов. А затем началась бойня; драконы, освободившись от кошмарной угрозы, впервые после падения Драэнора смогли дать волю скопившейся ярости. Города утонули в крови, мы вырезали тангмарцев до последнего человека. Предводитель восстания лично убил короля Лакона и сотни его воинов! Волк внезапно поник, словно подрубленное дерево.

–А через месяц после переворота началась первая в истории Ринна мировая война, – сказал он едва слышно. – она продолжалась два года.

Никто не мог одолеть противника, пока король Даналона не призвал на помощь мощное войско эльфов с соседнего материка. Тангмар отступил.

За время боёв погибло свыше шестисот драконов, более полутора тысяч тяжело пострадали. Крылатый вздохнул.

–С той поры пролетели почти две тысячи лет. Расклад сил так и не изменился, словно кто-то следит за судьбами нашего мира и управляет им, оставаясь невидим. Молодой дракон поднял глаза к небу.

–Но даже боги, если это они, не в силах или не желают помочь крылатому народу. Свободных драконов с каждым годом становится всё меньше. Сейчас их осталось всего две сотни в Тангмаре, три-четыре на крайнем Западе, и совсем не осталось на материках эльфов; эльфы нас ненавидят. А люди, подобные Оуэну, с большим успехом уничтожают и их. Волк бросил печальный взгляд на Негоро.

–Теперь понимаешь, почему никто не запрещает охоту на драконов?

Не станет охотников, и армия Тангмара значительно поредеет. Одинокие и молодые драконы, не имеющие заложников в драгнизонах, покинут Тангмар и присоединятся к вольным стаям… Но став вольным, ты отказываешься от шанса иметь семью, постоянно рискуешь жизнью, становишься врагом для бывших товарищей. Часто бывает, что родив ребёнка, крылатые прилетают к людям и добровольно становятся рабами – только так могут они надеяться, что их малыш останется жив и продолжит род. Негоро недоверчиво покачал головой.

–Волк, ты бредишь. В Даналоне нет охотников, и тем не менее их армии сильнее наших. Как ты это объяснишь? Дракон рассмеялся.

–А скажи, если Тангмар победит Даналон – там по-прежнему будет запрещена охота на нас? Негоро запнулся.

–Н-да…

–Вот именно. Драконьи армии Даналона существуют только потому, что есть на свете Тангмар, страшная угроза всему роду драконов. Вот почему они сражаются как бешеные, Негоро. Цена победы – жизнь их детей… Ради такой цели можно пожертвовать и свободой. Повисло тягостное молчание.

–Вы должны ненавидеть нас, Волк. – внезапно сказал человек. – Смертельной, лютой ненавистью.

–Верно. Негоро посмотрел прямо в глаза своему дракону.

–Ты ненавидишь меня? Волк улыбнулся.

–Нет, хозяин. – ответил он негромко. – Не выходит. Не дело это – отвечать ненавистью на заботу, злобой на добро. Молодой дракон встряхнулся.

–Разговорился я тут… А краска уже подсохла. Вставай, хозяин – пора начинать. Он вздохнул.

–Вот только что станет с нашим родом, если Аракити победит…

Драконы проиграют в любом случае. Негоро поднялся на ноги и натянул чёрный плащ с капюшоном поверх доспехов.

–Волк, если Аракити победит, мы с тобой станем знаменитыми героями. И я клянусь: положу жизнь, но добьюсь запрета охоты на вас.

–Не клянись. Ты не сумеешь.

–Посмотрим, – воин взлетел на спину дракону и стиснул рукоятку меча.

– Слово человека тоже кое-что значит, Волк.

–Ты так считаешь? – невесело спросил крылатый. – Что ж, будем надеяться на лучшее. Держись! Вечернее небо поглотило двоих воинов.

***

Ночью в городе царила гнетущая тишина. Сильный северный ветер трепал оставшиеся со времён последнего парада выцветшие знамёна, вдоль пустынных улиц летела пыль. У городских ворот, на левой сторожевой башне, одиноко горел факел. Высокий человек в чёрном плаще с капюшоном на мгновение замер у дверей. Оглядев пустынную площадь, неизвестный скользнул в башню и бесшумно взбежал по винтовой лестнице на стену.

–Стой! Кто идёт? – один из часовых положил руку на меч. Ночной гость откинул капюшон.

–Тссс… Это я, Негоро. Джок здесь? Стражник облегчённо вздохнул.

–Чего тебе не спится, Нег?

–Дело есть. – коротко ответил воин. – Где Джок?

–Обходит третий участок.

–Спасибо… Третий участок находился в четырёх сотнях метров от ворот, в мрачной, неосвещённой части города. Негоро стремительно шагал по массивной стене, кивками приветствуя редких часовых. Наконец, в лунном свете показалась приземистая фигура толстого стражника.

–Джок… – драконер тихо огляделся. – Это я.

–Негоро? Стражник тревожно обернулся на голос.

–Что ты тут делаешь ночью?

–Тихо… Воин увлёк товарища за массивную каменную бойницу.

–Джок, ты мой друг, – тихо сказал Негоро. – Я пришёл предупредить.

Завтра тебя арестуют и отправят в темницу, на допрос к самой Аракити.

Беги сейчас, пока не поздно. Низенький стражник вздрогнул.

–Что с тобой, Нег? Кто меня арестует?!

–Тише! Воин нервно огляделся.

–Ты шпион Даналона. Не отрекайся, я всё знаю. Во дворце мне рассказали многое… Даже историю майора контрразведки Джеромо Кассини. Джок сильно вздрогнул и внезапно, прямо на глазах, преобразился.

Неуклюжесть толстенького стражника бесследно исчезла. На Негоро смотрел воин, в чьих глазах мерцал холодный огонь гнева.

–Почему ты меня предупредил? – тихо спросил разведчик.

–Не люблю неоплаченных долгов. Сейчас беги, Джок; а я должен сделать ещё одно дело.

–О чём ты? Негоро вздохнул.

–Я совершил ошибку… Завтра вечером по приказу Аракити меня сделают евнухом. Приходится бежать, Джеромо. Даналонец сжал плечо тангмарца.

–Беги со мной в Даналон! Негоро резко сбросил руку Джока.

–Я не предатель. – гневно ответил он. – Ты мой враг, Джеромо Кассини.

Не забывай об этом. Я помог Джоку, своему товарищу. Воин повернулся к воротам, однако разведчик загородил ему путь.

–Куда ты направишься один? Агенты королевы отыщут тебя в любом месте Ринна!

–Я не буду один, – тяжело ответил Негоро. – Волк бежит со мной. Я должен спасти его приёмного сына, после чего мы с моим драконом улетим на север. Молчание.

–Ты спятил… – Джок покачал головой. – Свихнулся со своими ящерами.

Нег, опомнись! Драконы разорвут тебя на кусочки, едва вы удалитесь от Танталаса. Негоро усмехнулся.

–Ты плохо знаешь драконов. Пропусти, Джок. Я должен успеть до утра.

–Ну уж нет… – Разведчик решительно покачал головой. – Долг платежом красен. Ты спас мне жизнь, теперь я обязан спасти твою.

–Моей жизни угрожаешь только ты сам, заслоняя путь.

–Я помогу освободить дракона. Но ты отправишь их куда подальше, а сам…

–Тише! По стене спокойно шёл часовой. Негоро бросил уничтожающий взгляд на Джеромо.

–Вот, мой долг, Джок. – сказал он громко. Зазвенело золото. – Спасибо за выручку.

–Всегда рад помочь, – натянуто произнёс даналонец. Он проводил Негоро внимательным взглядом. Стремительно пройдя по стене, воин кивнул командиру поста и сбежал по лестнице. Оглядев пустынную площадь, Негоро быстро пересёк открытое пространство и нырнул в тёмный переулок. Из темноты беззвучно возник дракон.

–Как?

–Всё прошло отлично, – Негоро внимательно следил за дверьми сторожевой башни. – Джок на самом деле шпион. И я ему верил…

Подонок!

–Он просто служит своему королю.

–Да… Где Кром? Дракон с любовью коснулся большого чёрного сундука.

–Спит, – тихо ответил Волк. – Снотворное зелье оказалось слишком сильным, но Малькольм поклялся что с малышом всё будет в порядке.

–Надеюсь. Негоро вздохнул.

–Я даже привязался к нему… Жаль будет отдавать. Волк помолчал.

–Можно спасти другого ребёнка, – через силу произнёс крылатый. – Время от времени Оуэн их ловит.

–Я убью Оуэна.

–И что же… – дракон запнулся. В слабом свете луны было видно, как из дверей башни появилась приземистая фигура Джока и быстро направилась в сторону дворца. Негоро усмехнулся.

–Отлично… Он решил-таки проверить, что я затеял. Всё идёт по плану.

–Стартуем. Ночное небо беззвучно расступилось, принимая в себя молодого дракона. Негоро угрюмо смотрел на звёзды.

***

Стражник у шестых ворот дворца изумлённо уставился на бронзового дракона, возникшего из темноты прямо перед мостом. Прежде чем он успел открыть рот, Волк молниеноносно обвил человека хвостом и сжал кольцо. Задыхающийся хрип.

–Осторожней… – тело стражника рухнуло на камни. Негоро быстро проверил пульс.

–Жив. Скорей. Воины словно призраки скользнули во двор замка. Прокравшись вдоль стены, Волк и Негоро замерли у массивной двери в подземелье. Из темноты бесшумно возникли три тени.

–Ты опоздал, – едва слышно шепнула Аракити. – Голову сниму.

–Прости, королева… – Негоро вздрогнул. Аракити, Тинан и Такара!

Королева лично приняла участие в таком опасном плане… Видимо, рассказы о её неистовой натуре были правдивы.

–Готов? – Такара держал в руке тонкий прямой меч с очень длинной рукояткой.

–Да.

–Вперёд! – четыре человека скользнули в темноту подземелья. Дракон остался охранять выход. Негоро с трудом различал ступени. Тинан и Такара, в своих облегающих чёрных одеждах похожие на гибких ягуаров, почти несли воина на руках. Аракити уверенно кралась впереди.

–Тссс! – в узкой прорези чёрного одеяния полыхнули глаза Такары. – Аракити… Королева замерла. Тинан скользнул мимо неё в коридор, послышался тихий шелест, едва уловимый хрип, и одним стражником стало меньше.

Только сейчас Негоро сообразил, кем были Тинан и Такара. Воины тьмы. Негоро содрогнулся, представив себе, сколькие люди уже погибли от рук этих неуловимых ночных убийц, одна мысль о которых могла заморозить кровь любому жителю Восточного материка. Каста воинов тьмы, наиболее ужасное создание древней культуры Эрранора, была знаменита прежде всего абсолютной неподкупностью своих членов.

Чем же сумела молодая королева Тангмара – варварской страны по меркам Востока – завоевать верность и любовь этих жрецов смерти?…

–Не спи… – шепнул Такара. – Твой выход.

–Я готов.

–Держи. Аракити сунула в руку Негоро маленькую шкатулку. Зелёные глаза королевы сверкали в тусклом свете двух факелов.

–Помни о долге, Негоро. – едва слышно сказала Аракити. – Не подведи меня. Используй ЭТО по назначению.

–Я верен Тангмару, госпожа моя.

–Надеюсь… – Трое людей беззвучно испарились в темноте. Негоро вздохнул. Ключи подошли сразу. Противно заскрежетав, отворилась стальная дверь камеры, и воин скользнул в тёмную щель. Тускло горели факелы. Молодой золотой дракон свернулся у дальней стены, накрыв голову блестящим крылом. Негоро мысленно вздохнул.

–Хирсах! Дракон дёрнулся. Пару секунд он продолжал неподвижно лежать на полу, затем поднял голову и взглянул в лицо человеку. Негоро откинул капюшон.

–Тихо, – предупредил он. – Я здесь, чтобы спасти тебя. Хирсах стремительно вскочил на ноги.

–Кто ты?

–Бывший воин королевы. Негоро оглянулся на дверь.

–Она жестоко оскорбила меня и приказала…

–Я слышал, – оборвал дракон. – Почему хочешь помочь мне?

–Я отправляюсь в Даналон. – тихо ответил Негоро. – И ты – моя уверенность в радушном приёме. Хирсах прищурился.

–Вот как?… Спасая меня, ты рассчитываешь купить тёплое местечко у своих врагов? Воин криво усмехнулся.

–Лучше быть предателем в Даналоне, чем евнухом в Тангмаре. Дракон с необычайным презрением оглядел Негоро.

–Я должен спасти своего сына. Без него я никуда не улечу.

–Твой дракончик у меня. Хирсах с трудом подавил восклицание.

–Он жив?!

–Тссс! – Негоро оглянулся. – Тише. Жив и невредим.

–Где он?! Человек поманил дракона к двери. Яростно хлестнув себя хвостом, Хирсах последовал за ним.

–Я выкупил твоего сына у охотника, – заметил воин. – Аракити отобрала его, чтобы использовать против тебя, но Кром принадлежит мне. Дракон метнул на Негоро яростный взгляд.

–Кром свободен!

–Тише… Дракон и человек беззвучно крались по коридору. Впереди тускло мигали факелы.

–Стражник, – одними губами предупредил воин. – Стой на месте. Хирсах замер. Негоро скользнул за угол, коснулся плеча Такары и проследил как ночной воин беззвучно растворился в полутьме бокового коридора. По спине человека пробежали мурашки; на каменном полу лежало тело стражника. «Люди ничего не значат для Аракити…» – внезапно подумал Негоро. – «Однажды я перестану быть нужным, и моё тело будет точно так же лежать на камнях в сыром подземелье.»

–Можно идти. Лестницы. Покинув подземелья, Хирсах глубоко вздохнул и беззвучно распахнул крылья.

–Не здесь! – зашипел Негоро. – Сначала покинем дворец! Хирсах молча кивнул. Беззвучно прокравшись вдоль стены, человек и дракон скользнули в приоткрытые ворота и перебежали через мост.

–Где мой сын? – резко спросил Хирсах.

–Недалеко. Лети к северной башне, там будет ждать… – он не договорил. С дворцовой стены бесшумно упала чёрная сеть, опутав Хирсаха словно паутина. Четыре зазубренных гарпуна глубоко вонзились в землю, намертво зафиксировав ловушку; дракон забился.

–Проклятие! – Негоро выхватил меч. – Угомонись, я освобожу тебя!

–Ни с места! Двое стражников наставили на Негоро копья.

–Одно движение и ты покойник! Воин замер. Краем глаза он заметил, как за ближайшим зданием исчез хвост Волка .

–Предатель! – стражник сильным ударом древка сбил человека на землю. – Как ты посмел! Негоро отбил второй удар. Стражник замахнулся копьём, намереваясь пригвоздить драконера к земле, однако не успел это сделать; свистнула арбалетная стрела. Второй стражник бросился в сторону, буквально напоровшись горлом на короткий боевой меч. Негоро вскочил.

–Джок?!

–Негоро, ты смельчак, но самый глупый человек которого я видел, – разведчик стремительно перерезал сеть, освободив Хирсаха. Дракон вскочил.

–Кто ты?

–Майор Кассини, контрразведка Даналона. – Джок вернул меч в ножны.

– Быстрей, надо бежать пока не подняли тревогу.

–Где мой сын? – яростно спросил Хирсах. Негоро поднял ультразвуковой рог. При виде Волка разведчик отшатнулся.

–Что это?!

–Дракон, – нетерпеливо ответил Негоро. – Хирсах, вот твой сын. Крышка сундука полетела в сторону. Золотой дракон в ужасе схватил ребёнка.

–Кром! О боги, он задохнулся!!!

–Тише! Волк хлестнул себя хвостом.

–Малыш спит, ему дали снотворное зелье. Летим наконец! Хирсах с огромным трудом унял рычание.

–Кто ты такой? – спросил он стремительно. Волк указал когтем на северо-запад.

–Вулф. Из вольных. Хирсах глубоко вздохнул.

–Король наградит тебя.

–Я здесь не ради награды. Негоро, скорей. Человек запрыгнул в седло.

–Джок, садись на Хирсаха!

–Уже.

–Держись прямо за мной, малошумящий режим полёта, будь осторожен с ребёнком и самое главное – ни звука, – приказал Волк.

Хирсах молча кивнул.

–Вперёд! Два дракона рванулись в небо.

***

К утру они уже покрыли значительную часть пути и летели над могучим горным кряжем, отделявшим северные равнины Тангмара от лесов Даналона. Хирсах держался только силой воли; Негоро хорошо видел, каких невероятных мук стоит дракону каждый взмах крыльев.

Джок тоже обратил на это внимание.

–Надо передохнуть, – заметил разведчик. Негоро кивнул.

–Вулф, Хирсах, отдыхаем. Драконы спланировали на лесистый холм. Едва приземлившись, Хирсах забыл о спутниках; его занимал Кром. Малыш уже не спал, только неподвижно лежал на спине своего отца, счастливо улыбаясь. Золотой дракон бережно поднял ребёнка на руки.

–Кром, глупыш, зачем ты улетел… – сильные пальцы Хирсаха мягко массажировали мышцы дракончика. Тот молча жмурился. – Чуть не погубил всех нас… Волк отвернулся. Негоро заметил, как хвост его дракона нервно подрагивает.

–В чём дело? – тихо спросил человек. Молодой дракон вздрогнул.

–Нет… Нет, ничего. Просто я вспомнил… Волк закрыл глаза.

–Нег, мы обязательно должны довести план до конца? – одними губами спросил дракон. Человек помолчал.

–У нас нет выхода.

–Выход есть всегда. Не всегда есть желание его искать.

–Прекрати. – Негоро вздохнул. – Мы присягнули на верность, Волк. Дракон опустил голову.

–Верно. Давай спать, днём лететь нельзя. Негоро кивнул. Волк улёгся на траву, завернув хвост и положив на него голову. Человек устроился под крылом.

–Хирсах, отдохни, – негромко заметил крылатый. – Вечером придётся лететь дальше. Золотой дракон взглянул на синего.

–Я отдохну, не волнуйся, – ответил Хирсах на родном языке. – Вулф, что привело тебя в ряды защитников Света? Волк помолчал, глядя в сторону.

–Ненависть. Золотой дракон устало опустился на траву. Рядом разлёгся Джеромо, под широким крылом прижался к отцу маленький Кром.

–Потерял родича или…?

–Или. Молодой дракон отвернулся.

–Я не хочу говорить об этом. Когда ты благополучно достигнешь Даналона, я вернусь в Тангмар. Мой долг будет отдан. Хирсах помолчал.

–Ясно. Кто будет сторожить?

–Я. – Джок поднялся. – А вы отдыхайте.

–Хорошо. Золотой дракон накрыл голову крылом и замер; лишь тяжелое дыхание говорило о его необычайной усталости. Волк незаметно кивнул Негоро.

–Я присмотрю за ними.

–Смотри не засни… Скоро вернусь.

–Куда ты?

–На охоту, – Негоро скрылся среди деревьев. Волк вздохнул.

–Доброй охоты, человек… Доброй охоты. Три дракона устало лежали на траве, в тени могучего леса. Их покой охранял человек.

***

Вернулся Негоро через пять часов, пустой. Волк встретил воина тревожным взглядом.

–Кажется, Кром узнал меня. – едва слышно шепнул синий дракон. – Он долго шептался с Хирсахом, а потом золотой говорил с Джеромо.

–Мы предвидели это.

–Как?..

–Доверься мне. Негоро бросил короткий взгляд на Джока. Резидент Даналона отдыхал, прислонившись к тёплому крылу золотого дракона. Хирсах устало лежал на траве в десятке метров от синего, Кром уютно устроился на его спине.

У воина сжалось сердце.

–Веди себя так, словно ничего не произошло. Я поговорю с ними.

–Негоро! – Волк тревожно приподнялся. – Осторожней! Человек улыбнулся.

–Ты обо мне беспокоишься, птичка? Молчание.

–Да, беспокоюсь.

–Не волнуйся, Волк. Всё будет в порядке. Негоро потрепал своего дракона по шее.

–Если так пойдёт и дальше, мы станем друзьями, Волчонок. Синий дракон отвернулся.

–Будь осторожен.

–Постараюсь. Волк проводил человека тревожным взглядом. Негоро подошёл к золотым драконам и опустился на траву рядом с Джоком. Хирсах прищурил синие глаза.

–Слушаю.

–Я должен кое-что тебе сказать. – негромко заметил Негоро. – Но вначале разреши поговорить с твоим сыном. Джеромо заинтересованно взглянул на Крома. Маленький дракончик вздрогнул.

–Со мной?… – спросил он несмело.

–Да, Кром. С тобой. Воин помолчал.

–Ты уже узнал моего Волка, не так ли? Кром оглянулся на отца. Хирсах мрачно следил за Негоро, Джок молчал.

–Узнал… – тихо отозвался малыш. – По голосу и запаху.

–Молодец. Теперь скажи своему отцу, какого цвета был Волк, когда спасал тебя от охотника? Дракончик опустил голову.

–Синего.

–А каких цветов были драконы в драгнизоне, где ты провёл целый день?…

–Хроматовых, – угрюмо прервал Хирсах. – Он всё рассказал, человек. Негоро помолчал.

–Хирсах, перед тобой синий дракон Волк Аррстар. Благодаря которому Кром сейчас рядом с отцом. Крылатый яростно дёргал кончиком хвоста.

–Почему вы спасли его? – глухо спросил Хирсах. – Вы знали, что Кром – мой сын?

–Пусть он сам ответит на этот вопрос. Дракончик вздохнул.

–Пап, Волк не знал кто я такой… – Хирсах нахмурился. – Они меня просто так спасли. Пожалели.

–Ребёнку вы могли внушить что угодно, – резко заметил дракон. Негоро усмехнулся.

–Тогда почему он здесь, а не в клетке Аракити? Хирсах тихо зарычал.

–Я не знаю, какой адский план задумала эта ведьма чтобы погубить меня и Крома. Но у неё ничего не вышло!

–Верно, не вышло, – резко ответил человек. – Не вышло, потому что я решил спасти невинного ребёнка, а заодно избавить одного дракона от страшной смерти. Джеромо усмехнулся.

–Конечно, беспокойство за собственные **** ничего не значит.

–Я мог бежать и один. – заметил Негоро. – Но Волк полюбил малыша, а я люблю своего дракона. Воин кивнул на Волка.

–Этот синий дракон решил рискнуть жизнью ради злейшего врага своей расы, Хирсах. Знаешь, почему? Воин подался вперёд.

–Потому что он не хотел сделать Крома сиротой. Хирсах мрачно оглядел человека с ног до головы.

–Предположим, я поверю в эту смехотворную сказку, – ответил он спокойно. – Чем ты докажешь, что не шпион? Джок фыркнул.

–Шпион? Скорее я стану драконом, чем Нег – шпионом.

–Мне не нужно это доказывать, – добавил Негоро. – Ты – королевский дракон Даналона. Неужели ты считаешь, что Аракити могла пожертвовать таким пленником ради обычного агента? Джеромо рассмеялся.

–Поверь мне, Хирсах. У королевы хватает шпионов и без него. Золотой дракон помолчал.

–Допустим. В таком случае, с какой целью ты направляешься в Даналон?

–Я не лечу в Даналон. Джок нахмурился.

–Негоро, ты опять?…

–Повторяю: я не предатель. – твёрдо сказал драконер. – Ради Волка я спас Хирсаха и Крома от страшной смерти. Но Тангмар – моя родина, я никогда не предам её. Повисло напряжённое молчание.

–Что же ты намерен делать? – спросил наконец Джок. Негоро вздохнул.

–Сопровождать Хирсаха до границ Даналона, а потом развернуть дракона и направиться на север. Говорят, там есть нужда в наёмниках…

–Бред! – резко прервал Джеромо. –Север Лэнса испокон веков контролирует Тангмар. Тебя найдут в течение месяца, а что делает Аракити с дезертирами – ты знаешь.

–Как раз через месяц должен вернуться с юга лорд Кангар, – возразил Негоро. – Он помнит меня. Лорд защитит нас от Аракити. Даналонец фыркнул.

–Я считал тебя умнее…

–У меня нет выбора. – резко ответил воин. – Эльфы никогда не примут синего дракона, Даналон закрыт для меня, что творится на Востоке – ты знаешь и сам. Остаётся только Север или мёртвые земли Нумена. В пустыне у нас с Волком будет меньше шансов, чем на севере Лэнса. Джеромо бросил взгляд на Хирсаха.

–Есть ещё и юг. – негромко заметил разведчик. Негоро помолчал.

–Дорога на юг проходит через земли эльфов или через Даналон. Волк погибнет там. Золотой дракон, внимательно слушавший разговор, медленно вздохнул.

–Его пропустят через наши земли. – глухо сказал Хирсах. – Я обещаю. Негоро вздрогнул.

–Синего дракона?… Не верю. И не могу рисковать Волком, я слишком привязан к нему. Хирсах бросил на синего дракона угрюмый взгляд.

–Ты перекрасил своего раба в бронзовый цвет, надеясь обмануть нас.

Но я, королевский дракон Даналона, гарантирую ему жизнь и свободу на землях моего короля. Негоро стиснул зубы.

–Почему я должен тебе верить?

–А почему я должен верить тебе? – усмехнулся золотой дракон. – Ты пытаешься убедить меня, что человек из Тангмара способен рискнуть жизнью ради детёныша своего врага. Это самая смехотворная история, которую я слышал. Негоро молча взглянул на Крома. Малыш отвёл глаза.

–Пап… – дракончик потёрся головой о плечо Хирсаха. – Они совсем не такие, как ты рассказывал. Волк был со мной так добр… Джеромо решительно ударил кулаком о ладонь.

–Никогда не любил драконов, и правильно делал. Нег, я, майор контрразведки Кассини, гарантирую твоему Волку неприкосновенность.

Более того; обещаю, никто не станет допрашивать тебя или склонять к предательству. Мы пропусти вас на Юг, в земли гномов и варваров.

Именем короля клянусь. Негоро надолго задумался.

–Но… Мой Волк…

–Никто его не тронет. Воин поднял глаза на золотого дракона.

–А ты что скажешь? Хирсах довольно долго молчал, переводя взгляд с Волка на Негоро.

–Промолчать о расе твоего дракона и позволить ему покинуть Даналон живым. – сказал наконец Хирсах. – Предать короля.

–Этот дракон спас жизнь твоему сыну! – гневно ответил Джеромо. Молчание.

–Я должен поговорить с ним наедине. – твёрдо произнёс Хирсах.

Негоро облегчённо вздохнул.

–Разумеется. Волк!… До вечера драконы тихо разговаривали в стороне от людей.

Глава 8

Дома я Тандера немного побил. Он всё равно не заплакал. Это – дракон.

Воин! Вот кто. Погладил.

–Сын. Больше так не делай, хорошо? Мне чуть Дыхание в голову не вошло. Он ко мне прижался, и – заплакал! Странно. Мне странно стало. Опять погладил… Не понимаю, что со мной?

–Я так испугался… Они почти догнали, кричали… Я лечу, крыло болит, сзади крики! Фытыхи. Десять сразу. Странно это. Не слышал я про такие вещи. Но всё хорошо кончилось. Потом надо посмотреть. Потом.

–Да, Тандер. Я поймал двух фытыхов… Испугался. Нет, это надо сразу лечить.

–Пошли. Дрожит.

–Пошли! Встал, идём. Спустились в отах. Самка пришла в себя, сидит в углу.

Маленький со связанными крыльями – рядом. На нас смотрят, трясутся.

Глупые.

–Вот. Искал тебя, нашёл их. Гышан хотел cьесть. Я гышана убил, её спас. А это, наверно, сын. Смотрит, не дрожит. Уф… Успел. Два дня ещё – и фытыхов бояться начал бы. Видел я таких «драконов»…

–Маленький какой!

–Да. Детей нельзя убивать. Никогда. Никаких. Помнишь? Кивнул. Улыбается уже, не плачет. Отлично!

–А они говорить умеют?

–Нет, конечно. Они просто умные звери. Не драконы. Маленький зарычал. Как будто понял. Смешно. Но Тандер тоже заметил.

На меня смотрит.

–Отец, мне всё равно летать пока нельзя. Я попробую научить? Что?

–Не понял.

–Говорю, может смогу научить их говорить? Да-а… Странный дракон. Смелый-странный, красивый-ненормальный…

Тандер, одним словом.

–Зачем, сын? Удивился.

–Как зачем?! Тебе что, неинтересно?! Интересный вопрос. Даже очень. Прямо необыкновенный вопрос. Только Тандер мог спросить.

–Ну, если тебе интересно этим заниматься – занимайся. Но помни, они хищники. Осторожно будь. И не порань случайно – чешуи нет, два удара – был фытых, нет фытыха. Кивает, от радости прыгает. Игрушку нашёл. То дракон, мужчина – то маленький ребёнок. Странный. Не понимаю – Трор совсем нормальный был, моя четвёртая – Тандера мать – тоже… Откуда это зелёное чудо мне на рога свалилось?

***

Пять дней прошло. Со мной что-то не то. Летаю на охоту, тренирую детей – но как во сне. Не чувствую ничего. Работаю, отдыхаю, ем… К самкам ни разу не ходил. Странно. А всё она. Тикава. Только её и вижу. Как будто она – это оружие, и мне этим оружием по голове стукнули. Сильно. Лежу на песке, Смерти нет, не очень холодно, еда есть, дети здоровы – чего ещё хотеть дракону?! Так нет, лежу – а вижу её. Ничего не понимаю. Но хочу поговорить. С ней, конечно – с кем ещё. Полететь? Почему я не могу решиться полететь? Пять дней хочу, но не могу! Не понимаю. Совсем не понимаю. Кто я – дракон, или фытых несчастный?!

Возьму, и полечу! Прямо сейчас! Полетел. Лечу, лечу… Далеко её Огон. Скалы видны даже. Деревьев почти нет, как они фарханы построили…? Интересно, а что Тандер делал так далеко от дома? Или Тикава – если мой сын близко был? Ага… Так он всё же к скалам летел! Жаль, поздно уже наказывать. Но сказать надо. Чтобы больше не делал так никогда-никогда. Прилетел. Тикавы нет. На охоте, наверно. Другие драконы на меня смотрят. Узнали.

–Она – где?

–На охоте. Так я и думал. Сел, жду. Думаю. Самая красивая самка в мире – Тикава. Дракон даже, не самка. Самый сильный дракон – кто? Я. Самая красивая дракон… Нет, так неправильно. Дракон…Дракона? Драконица?

Драконша? Драконесса? Драконесса… Да, драконесса. Самая красивая в мире драконесса и самый сильный дракон. Что неправильно? А если не захочет?… Она ведь не самка, драконесса… Не захочет – мне улететь придётся. Нет, она захочет! Я тоже красивый, золотой весь.

Большой, сильный. Крылья блестят, рога тоже блестят. Летаю быстрее всех. Дерусь лучше всех. Самый большой фарх у меня. Детей много. На войне победил! …Нет, про войну лучше не говорить. У неё родители погибли на войне.

Плохо. Жалко. Странно, никогда не думал так. Война – хорошо! Драконы гибнут, слабые. Сильные берут их детей, самок. Дети у них сильные будут.

Драконы лучше станут… А мне драконов жалко. Странно. Но что делать? Ничего нельзя сделать.

Так должно быть… Прилетела! Села, на меня смотрит – улыбнулась. А я говорить не знаю что! Сидим, смотрим. Как фытыхи какие-то. Нет, надо говорить.

–Тикава… Я… Я это: ты тут одна живёшь, да? Улыбается.

–Да. Э… Это хорошо. Наверно?

–А… А ты не хочешь ко мне в фарх? Я самый большой фархан сделаю для тебя! Такой фархан – драконы прилетать будут, смотреть! Говорить:

«Вах, какой фархан!». Будем вместе жить, охотиться… Я тебе лучших фытыхов давать буду! Смеётся.

–Но я же из другого Огона. А что Вудунджи скажет? Вудунджи?… Скажет?… ПУСТЬ ПОПРОБУЕТ СКАЗАТЬ!!!

–Он НИЧЕГО не скажет, Тикава. А если скажет… Нахмурилась. Я испугался.

–…Попрошу отпустить. И совсем не буду рычать! Смеётся, долго. Я улыбаться начал.

–Коршун, ты смешной, знаешь? Да?.. Я смешной?… Это хорошо, или плохо? Не знаю.

–Хочешь, каждый день смеяться надо мной будешь? Я не обижусь, честно! Замолчала, на меня смотрит. Думает. А я сижу, дрожу. Как фытых, прямо.

Тьфу! Что со мной такое?!

–Коршун, я полечу. Но с условием…

–Согласен! Смеётся.

–Хоть выслушай. Ты своим самкам имена дашь. И разрешишь охотиться, которой захочет. ?????

–Что, это ТАК странно? Да… Странно, ещё как. Но скажу что-нибудь – обидится, не полетит…

–Хорошо. Как ты скажешь, Тикава. Обрадовалась, обняла меня. Я стою, улыбаюсь. Наверно, глупее фытыха выгляжу. Ну и пусть! Подумаешь! Пусть кто скажет, что Коршун глупый! Пусть попробует только!

–Ты глупый дракон, знаешь это?

***

Много дней прошло. Тикаве такой фархан построил, что сам не ожидал. Как половина Огона. Восемь деревьев пришлось потратить. Все друзья помогали. Хорошие друзья. Первые два дня, как она прилетела, мы не выходили из нового фархана. Неправильно она меня глупым назвала. Я не глупый дракон, я счастливый дракон, вот! Тикава самая лучшая драконесса в мире. Лучше всех самок сразу. И умная, красивая, добрая, синяя, детей любит, охотится почти как я… Вот какая у меня драконесса!!! Но тоже немного странная, как Тандер. На тренировки ходит!

Драконесса! Ну и пусть! Подумаешь, странная! Пусть кто скажет, что у Коршуна странная драконесса! Но никто не говорит. Завидуют. Шогорокуджи сидел часто, смотрел на неё, вздыхал. Я на него раз взглянул – больше так не делает. Тикава из моих самок драконесс делает. Имена дала. Теперь они не первая, вторая, а Кория, Коррида, Корона, Кора и Кордия. Тандер довольный, мать по имени уже зовёт. Кора. А они тоже, оказывается, драконессы! Охотиться могут. Плохо, не как Тикава, но ведь могут! Маленькие самки – теперь тоже дети. Называются «драконочки».

Смешно. Но хорошо. Тикава всё меняет, что тронет. Их зовут теперь Коррана, Корфа, Карма, и Кортия. Карма старшая, золотая. Это она с Тандером каждый день. Он говорит, будет его драконесса. И учит охотиться. Много изменилось, как Тикава прилетела. В Огоне половина драконов теперь самкам имена даёт. Все мне завидуют, что драконесса есть, все хотят себе такую. Пусть пробуют, ха! Тикава одна в мире такая. Самая лучшая. Молодец Тандер, что потерялся. Зря наказал. Но плохое тоже есть. На арену больше никто не ходит. Все дружат.

Плохо. Драконов много станет, еды не хватит. А война всё не начинается.

Не понимаю, почему? Ползимы прошло, скоро Смерть появится, потом поздно. Но не хотят воевать, и всё тут. Что делать? Тикаве рассказал. Хорошо как драконессу иметь – лежим, говорим.

Приятно и интересно сразу. Раньше не так было.

–Коршун, ты странный дракон. Радоваться должен, что везде всё хорошо!

–Это сейчас нам хорошо. А через зиму? О детях кто думать будет? Уже сейчас надо три дня искать, чтобы фытыха поймать. Словно пропали все.

И летают сразу по десять – маленькие охотиться не могут больше. А ты говоришь – хорошо. Плохо! Лежит, думает. Это хорошо, что думает. Умная… Самая умная.

–Странно. И ты прав, и я права. Как так?

–Плохо так. Война нужна. Повернулась вся.

–Не говори про войну! Испугался.

–Хорошо, не буду… Засмеялась, снова легла. На меня.

***

Ещё время прошло. Тандер целыми днями с фытыхами сидит. У самки крыло зажило, пришлось связать. Маленький свободен, но никуда от матери не улетает. Конечно. Сын говорит, они разумные. Грифоны называются. Я пошёл смотреть – никакие не грифоны, фытыхи. Маленький чуть вырос. Красивый становится. Даже жалко, что потом съесть придётся.

–Вот подожди ещё немного – сюрприз будет! Тандер тоже вырос. Сильный уже, мускулистый. Каждый день тренируется со мной, потом ночью тренируется с Кармой. Отличный дракон. Самый лучший сын, самая лучшая драконесса, самый лучший фарх – всё у меня! Странно даже. Мне все завидуют. Вчера Логшоту так на Тикаву посмотрел, что я его чуть на арену не вызвал. Он испугался, просил прощения. Я простил. И зря. Тандер со своими фытыхами играет. Всё твердит, что они разумные.

Смешно – были бы разумные, разве драконы их ели бы? Разумных есть нельзя. Я Тандеру так и сказал, а он обрадовался страшно. Не понял, почему. Три раза по десять дней прошло. Мы с Тикавой – самые счастливые драконы в мире. Вот. Все самки в Огоне теперь драконессы. Самок вообще не осталось. Странно. Я думаю, Шого думает, половина драконов думают. А они радуются! Тикава стала главная драконесса в Огоне, вроде меня. Остальные теперь за ней летают, учатся охотиться. Драконы смотрят, удивляются, и думают. Это хорошо, что думают… Охотиться сложно стало. Фытыхи почти пропали. А если попадаются, то сразу кучей. Другие даже стали парами на охоту летать. Мне смешно – как фытыхи, прямо. Я один летаю. Интересно – меня, похоже, даже фытыхи знают. Кричат, едва увидят, сразу улетают. Знают, значит. Три дня назад Ро дрался с Кошаку на арене. Говорили, Кошаку ночью ходил к драконессе Ро. Я всё думал, за кого болеть. Ро был моим другом, Кошаку тоже. Думал, думал… Потом представил себе, что Кошаку ходил к Тикаве, и стал болеть за Ро. Он победил, Кошаку убил. Фархан – его стал.

Теперь Ро, Логшоту и Угоджи втроём имеют семь фарханов. Больше, чем у нас с Шого! Нехорошо. Ещё три дня прошло, и Тандер меня позвал:

–Отец, пошли в отах. Сюрприз. Ха. Посмотрим… Пошёл, конечно. Фытыхи меня увидели, упали. От страха. Маленький зарычал. Уже рычать научился. Самка его схватила, в угол забилась. Глупая.

–Смотри. Тандер сел, на фытыхов смотрит.

–Ты кто? Н-да… Странный он дракон, конечно, но не думал, что настолько. А он опять говорит!

–Ты кто? Отвечай, иначе мой отец тебя съест. Она опять чуть не упала. А потом! ОТВЕТИЛА!!! Невозможно!!!

–Я Фалькия… Теперь я упал. Сижу, рот раскрыл. Долго закрыть не мог. Тандер на меня смотрит, смеётся. Правильно, я смешной. Закрыл, всё-таки. Думаю. Чем больше думаю, тем меньше мне это нравится. Если они разумные… Но как это может быть?! Наверно, она только одно слово знает. Точно.

–Ты. Как его зовут? – на маленького. Ещё сильнее испугалась.

–Отвечай! Дрожит.

–Оррлис… Та-а-ак. Разумная. Тандер на меня посмотрел, испугался. Я сел на край отаха, смотрю на фытыхов. Они совсем в угол прижались. Я, наверно, очень мрачно на них смотрю. Это что, выходит, мы все эти зимы на разумных охотились?! Я разумных ел! Рррр!! Нет, это не может быть. Просто не может! Драконы так не делают! Так никто не делает! Только ловеки так делали, и потому война была!

–Отец?! Ты что? Что с тобой?! Я ел разумных. Они разумные, значит как маленькие драконы. И слабые, как дети. Я ЕЛ ДЕТЕЙ!!! О нет! Не мог я такого делать! Это просто ошибка! Подумаешь, два слова знает!

–ТЫ! Ты разумная?! Говори! Дрожит от ужаса. Тандер тоже дрожит. Я тоже дрожу!

–ОТВЕТЬ МНЕ!!! От страха сознание чуть не теряет.

–О Т В Е Т Ь ! ! ! !

–Да, я разумная! Мы все разумные! Тандер на меня посмотрел, закричал и улетел. Фытыхи оба в обморок упали. Я повернулся, и пошёл в пустыню.

Глава 9

К вечеру погода разыгралась не на шутку. Сильный ветер раскачивал деревья подобно дыханию сказочного великана, по небу мчались клочья туч, отдалённый гром то и дело заставлял драконов тревожно переглядываться. В такую погоду лететь над горами было необычайно опасно. С каждым часом ветер усиливался. На большой высоте он уже достиг силы урагана; тучи метались по небу словно огромные испуганные птицы.

Драконы нервничали.

–Придётся обождать. – невесело заметил Джок. Волк облегчённо вздохнул.

–Отличная идея. А пока не начался дождь, предлагаю переместиться под деревья.

–Верно… Негоро потянулся.

–Хирсах, Кром. Вставайте. Сейчас… Он не договорил. Ослепительный свет с неба заставил Негоро инстинктивно броситься на землю, Волк едва не последовал примеру человека. Джеромо и Хирсах с криком заслонили глаза.

–Боги, что это?! В пурпурном вечернем небе расцвела огромная белая звезда, поливая землю потоками ослепительных лучей. Солнце совершенно померкло рядом с новым светилом.

–Не знаю… – потрясённо произнёс Негоро. – Джок, ты видел подобное?!

–Нет… Хирсах? Золотой дракон покачал головой.

–Невероятно. Смотрите! Пламенная корона в небе стремительно уменьшалась. Одновременно два широких, почти невидимых алых кольца разлетались в стороны от кошмарного взрыва. Люди и драконы поражённо следили за феерическим зрелищем. А через пару минут долетел звук. Чудовищный удар грома едва не сбил Негоро с ног, Волк инстинктивно прижался к земле. Кром от страха забрался под крыло отцу.

–Что это?!!! – Джеромо поспешно сорвал с себя кольчугу, по которой заструились прозрачные лиловые молнии. Глаза Негоро полезли на лоб.

–Мне это не нравится, – заметил он твёрдо. В небе полыхало северное сияние, по всем металлическим предметам струились электроразряды.

Внезапно Хирсах с чудовищным рычанием ухватился за грудь и рухнул на землю.

–О боги, сердце… К дракону подскочили Волк и Негоро. Хирсах хрипло дышал, синие глаза закатились. Человек попытался приподнять дракону голову.

–Что с тобой?

–Ни.. ни.. ничего… – Хирсах с огромным трудом перевёл дыхание. – Боги, меня словно ударили в сердце копьём… Волк нервно огляделся.

–А это ещё что?… Смотрите! Далеко на горизонте мигнула ещё одна вспышка. Однако на этот раз она не пропала, а превратилась в яркую огненную комету, воздух вокруг которой вспыхнул слепящим белым пламенем. Промчавшись прямо над поражёнными путешественниками, комета долетела до далёких гор и взорвалась в воздухе. Скоро долетел отдалённый гром пробитой насквозь атмосферы.

–Боги… – потрясённо прошептал Негоро. Люди и драконы следили, как среди далёких гор рухнул гигантский огненный шар. Несколько чёрных, дымящихся осколков сопровождали падение чудовищного метеорита. Волк прищурился. Зоркие глаза дракона заметили, как один из чёрных осколков дёрнулся, ещё раз, и внезапно превратился в некое подобие распахнутых драконьих крыльев. Ураган немедленно подхватил таинственный предмет и увлёк за горы.

–Слепящее пламя пало с небес! – Волк возбуждённо привстал. – И сказано было нам: когда со звёзд падёт огонь, настанет время молодых, и фиолетовый дракон возглавит войско золотых. В День Гнева падёт с небес пламя, подобное огненным крыльям! Хирсах, с неба пало пламя! Золотой дракон уже немного оправился после странного приступа боли.

–Ну и что? – спросил он на родном языке. Волк запнулся.

–Но… Нет, ничего. – дракон поник. – Просто я мечтатель.

–Поясни. Молчание. Тяжёлый вздох.

–У нас… У рабов есть легенды. О древних временах, падении Драэнора.

В них рассказывается о Гневе Дракона, времени освобождения из рабства и мести. День Гнева должен начаться могучим огнепадом с небес. Волк отвернулся. Гремел гром, по небу метались огненные стрелы и вспышки, солнце спускалось за далёкие горы. Дракон закрыл глаза.

–Тысячи лет назад, когда мы правили этим миром, пришли Повелители.

– сказал он глухо. – И мы проиграли битву за свободу. Нас разделили по расам, посеяли между нами вражду… Люди поработили крылатых. Но последний из свободных драконов, великий Рентан, успел послать зов о помощи, зов нашим предкам из других миров. И был ответ… Волк медленно повернул голову к Хирсаху.

–«Настанет день, мы придём на помощь» – тихо произнёс молодой дракон. – «Настанет день гнева». В тот день с неба вернуться наши предки, великие звёздные драконы фиолетовой расы. И все рабы поднимутся на вторую войну, где ценой победы станет свобода. Никто больше не посмеет убивать детей. Хирсах помолчал. Волк угрюмо следил за гаснущим сиянием в небесах.

–Фиолетовые драконы, звёзды… Ты веришь в эти сказки? – негромко спросил золотой.

–Что осталось нам кроме веры?

–Надежда, любовь…

–Моя любовь была убита в последней войне. – глухо ответил Волк. – С тех пор я потерял надежду. Хирсах отвернулся. Долго молчал.

–Я тоже верю в Гнев Дракона. – сказал он наконец. – Все мы сохранили огонёк надежды в глубине души. Не вера, Волк. Надежда. Вот что пылает там, в небесах. Синий дракон кивнул на Крома.

–Твоя надежда, твоя любовь – семья. У тебя есть на что надеяться, Хирсах. Eсть, к кому возвращаться домой. Молчание.

–Есть дом. Молодой дракон распахнул крылья.

–Негоро, Джок! – Волк перешёл на общий язык, – По драконам!

Сегодня мы должны одолеть перевал Арран, а в такую погоду это непросто даже без всадника. Люди запрыгнули в сёдла, Кром уютно устроился на шее Хирсаха.

Крылатые переглянулись.

–Может, переждём ураган? – несмело спросил золотой дракончик.

–Я справлюсь. – коротко ответил Волк. – Хирсах?

–Надо спешить. Вихрь, взмах, свист ветра, вопль разъярённого неба. Люди покрепче ухватились за ремни.

–О чём вы говорили, Волк? – спросил Негоро.

–О глупостях. – ответил дракон. Воздух стонал под крыльями.

***

Между Даналоном и Тангмаром лежал могучий горный кряж Тир-на-Драго, или на языке эльфов Эрранора – Рамалюкэ-Тирит, «Крепость Крылатого Дракона». Некогда именно в этих горах сверкал непостижимым великолепием древний город Дракеннор, столица могущественного Драэнора, что пал перед подлой атакой врагов. Город был разрушен королём Тангмара Турингом I; на древних стенах до сих пор сохранился высеченный в камне девиз: «Живи и помогай жить другим». Эти слова давно утратили смысл на Ринне. Люди старались обходить развалины Дракеннора стороной. Там иногда отдыхали вольные драконы, зимой селились дикие орки. Драконы не трогали орков, орки охотились для них… Лишь охотники изредка забредали в эти места, преследуя раненного дракона или желая устроить ловушку в пещерах. Именно здесь попали в плен Кром и Хирсах.

–Мы со Звёздочкой хотели посмотреть на город… – рассказывал малыш. – Она говорила, там есть много золота и драгоценностей. Но когда мы летели над скалами, из одной пещеры послышался крик дракона! Звёздочка бросилась на помощь, я за ней… Кром всхлипнул.

–Пап, он убил её! Проткнул копьём! Я так испугался, что не успел увернуться от сети… Хирсах яростно рычал, слушая сына. Волк и Негоро парили рядом.

–Мой отец был из вольных… – глухо сказал золотой дракон. – Он погиб в этих горах всего через два дня после моего рождения. Мать рассказывала, что убившего его охотника звали Рождер Оуэн. Кром вздрогнул.

–Пап… Это он меня поймал! Яростный рык Хирсаха заставил Джеромо покрепче ухватиться за седло.

–Настанет день, и я сам вырву сердце убийце!!! – прорычал дракон.

Волк угрюмо отвернулся.

–Настанет ли день, когда мы перестанем грозиться и займёмся делом…

– с тоской прошептал крылатый. Негоро вздохнул.

–Пока существуют Тангмар и Даналон – не настанет, Волк.

–Если победит Тангмар, этот день не настанет никогда.

–Если мы победим, нужда в армиях пропадёт… Вас отпустят.

–Отпустят? – синий дракон усмехнулся. – Не смеши сам себя, Нег.

Драконов просто перебьют. Люди и эльфы с радостью истребят наш род подчистую, мы – угроза их процветанию.

–Так не будет.

–Тебе не хочется признавать правду. Драконы мчались над скалами, забираясь всё выше и выше. Становилось холодно. Прошло два часа полёта. Ветер немного утих, крылатым стало легче удерживать курс. Луна светила так ярко, что горы отчётливо рисовались на фоне тёмно-фиолетового неба. И там, во многих милях на юго-запад, полыхал грандиозный пожар. Пламя было столь неистовым, что деревья взрывались словно ракеты восточного фейерверка. Вспышки от этих взрывов освещали окрестные горы мрачным, кроваво-красным заревом. Драконы замедлили полёт.

–Вулкан? – Джеромо переглянулся с Негоро. – Или?…

–Это место, куда упал небесный огонь! Волк возбуждённо оглянулся на всадника.

–Нег, проверим!

–Нет времени.

–Негоро…

–А если за нами мчится погоня? Хирсах, не сворачивай.

–Я не сворачиваю, – золотой дракон с усмешкой глянул на сородича. – Я не до такой степени верю в сказки. Крылатые продолжили полёт. Волк постоянно оглядывался.

–А если это не сказки?… Там же упал небесный огонь!…

–Из тебя выйдет отличный жареный дракон. – резко оборвал Негоро. – Веди себя серьёзно, Волк. Дальнейший полёт проходил гладко. К утру ветер стих; могучие горы остались далеко позади, беглецы мчались над дремучими лесами Даналона. С минуты на минуту следовало ждать патруля. Тройка бронзовых драконов вынырнула из-за ближнего холма неожиданно. Волк и Негоро с огромным трудом подавили рефлекс обороны; человек снял руку с меча, дракон убрал когти. Передовой всадник подозрительно глядел на пришельцев. Это был офицер, рыцарь Даналона, в бело-красных доспехах и длинном белом плаще с рисунком тройной короны. Хирсах сбросил скорость.

–Кто такие? – грозно спросил рыцарь. Патрульные драконы зависли в воздухе, мощно ударяя крыльями.

–Королевский дракон Хирсах и его сын Кром. – коротко ответил золотой. – Остальные со мной.

–Хирсах?! Пограничники переглянулись.

–Ты же погиб…

–Я был пленён в Тангмаре и с помощью этих людей сумел бежать.

Немедленно проводите нас в Авалон. Рыцарь помедлил, однако долг победил. Воин резко отдал честь.

–Привет вам, чужеземцы, на землях Даналона. Будьте гостями.

–Привет и тебе, воин. – отозвался Джок. – Только мы не совсем чужеземцы. Я майор Джеромо Кассини, контрразведка короля. Это лейтенант Негоро Криг, ВВС Тангмара. Он погостит в Авалоне пару дней. Пограничник вздрогнул.

–Деррек О'Брайен, рыцарь короля. – воин коротко поклонился. – Добро пожаловать.

–Летим наконец! – нетерпеливо прервал Хирсах. Драконы резко снялись с места и помчались вперёд. Их всадники молчали.

***

Столица Даналона, белокаменный Авалон, был совершенно не похож на Танталас. На две тысячи лет младше своего чёрного соперника, Авалон строился уже после порабощения драконов; и это было видно с первого взгляда. Авалон не имел стен. Военные архитекторы того времени совершенно справедливо рассудили, что после появления военно-воздушных сил вся тактика и стратегия сражений изменится. Не было никого смысла тратить миллионы на возведение могучих стен вокруг города. Вместо этого военные разработали эффективную систему скорострельных зенитных катапульт противодраконьей обороны. Десятки хроматовых драконов уже расстались с жизнью по их милости. Огромный, с многотысячным населением, Авалон растянулся на десятки миль вдоль живописного побережья внутреннего моря Истарх. С юга город окружали грандиозные горы Хендин, где в неприступной крепости Хендж – единственном на Ринне драконьем городе – росли дети металлических драконов Даналона. Холмистая равнина на севере постепенно переходила в дремучие леса, достигавшие подножья горного хребта Тир-на-Драго; восточный край Авалона омывало море, запад терялся в бесконечных равнинах Серенг, простиравшихся до самого Океана. Равнины кормили весь Даналон. Плодородные поля служили источником хлеба и других продуктов для людей, неисчислимые стада животных давали мясо для драконов и любителей жаркого. Большая часть крестьян жила на равнинах Серенг. Семнадцать городов были разбросаны по стране; семнадцать драконьих гарнизонов были готовы рвануться в воздух по первому сигналу тревоги. Наиболее мощное государство Ринна, Даналон мог опасаться только мрачного Тангмара. Негоро и Волк никогда не бывали в Авалоне. Последняя война протекала над скалами Тир-на-Драго, воздушные армии схватывались в жестоких сражениях, бессильные одолеть друг-друга. Немало драконов разбилось насмерть о клыкастые камни ущелий, гораздо больше людей сложили головы рядом с крылатыми. Войну проиграли обе страны.

–Не правда ли, Авалон прекрасен? – на родном языке спросил Хирсах.

Волк метнул на сородича угрюмый взгляд.

–Он красив. – глухо ответил дракон. – И в нём живут убийцы моей возлюбленной.

–Ты тоже убивал моих товарищей, Волк. – мрачно заметил Хирсах.

–У меня не было выбора, в отличие от некоторых. Мы – рабы. Нас гонит на войну страх за детей. Золотой дракон промолчал. Их отряд уже подлетал к черте города, навстречу взвились несколько драконов охраны.

–Кто такие? Хирсах и Деррек коротко отозвались. Через час золотой дракон и его сын стояли на центральной площади Авалона, перед грандиозным белым дворцом короля Арта II. Волк, патрульные драконы и люди замерли у края. Король собирался лично приветствовать своего дракона.

***

Вся сила воли Негоро уходила на самоконтроль. Воин стоял в первых рядах толпы радостных горожан, рядом с Волком и Джеромо. Рука нервно поглаживала маленькую шкатулку.

–Нервничаешь? – внезапно спросил Джок. Негоро вздрогнул.

–Да. Король Даналона…

–Не бойся. Тебе и твоему дракону обещана неприкосновенность.

–Я помню. «Боги, дайте сил решиться на это безумие…»

–Со мной всё в порядке. – бодро заметил Негоро. Левая рука человека машинально гладила бронзовую чешую дракона. Волк слабо дрожал.

–Смотри, смотри! Принц Эрик! – Джеромо указал на юношу лет семнадцати, весело болтавшего о чём-то с золотым дракончиком. Кром подпрыгивал от возбуждения. У Негоро помутилось в глазах. Сейчас он должен будет убить отца этого мальчика… «У меня нет выбора!» – яростно повторил себе человек. Взгляд зелёных глаз Волка говорил об аналогичных чувствах.

–Скоро появится король. Джеромо с наслаждением потянулся.

–Арт II – великий монарх. Только благодаря ему Даналон справился с Тангмаром в последней войне. Погибни король, и наша страна падёт словно могучий дуб под топором лесоруба. Негоро вздрогнул.

–Надеюсь, так и произойдёт. – сказал он тихо.

–О… Ты ведь не предал свою страну. Воин резко повернулся.

–И не предам никогда.

–Верность похвальна… Если о ней помнят. – тихо сказал Джок. – Не подведи свою королеву, лейтенант Криг. Используй шкатулку по назначению. Смысл слов не сразу дошёл до разума. Когда это случилось, человек и дракон одновременно уставились на разведчика.

–Ты… О чём ты говоришь? – опомнился Негоро. – Какая ещё шкатулка?

–Та, что висит на твоём поясе. В ней находится маленький серебристый амулет с одной кнопкой. Через… – Джок посмотрел на огромные солнечные часы в углу площади – …пять минут ты нажмёшь эту кнопку. Несколько секунд все трое смотрели друг на друга.

–Давно, – внезапно усмехнулся Джеромо. – я очень давно служу королеве. Потрясённый Негоро отвернулся. На щеке непроизвольно дёргалась жилка. «Боги, как же она коварна…»

–Внимание, король! – предупредил Волк. Высокие ворота дворца отворились. Земля дрогнула от восторженных криков, и на площадь величаво ступил золотой дракон Хирсах. На его спине, в богатом седле, сидел пожилой рыцарь в пурпурной мантии и серебряном кольчужном шлеме. Как и все короли-воины Даналона, Арт II не носил короны.

–Готовься… – одними губами прошептал Джок. Негоро не глядя раскрыл шкатулку и нащупал амулет. По шее катился пот, руки тряслись.

–Народ Авалона! – голос короля был совсем не громким, на удивление обычным. – Вчера, благодаря доблести двоих воинов, был спасён королевский дракон династии Теллуров. Более того, был спасён и его сын, будущий ареал-вождь наших драконов… Принц высоко поднял счастливого Крома. Малыш захлопал крыльями, в ответ послышался смех и радостные приветствия горожан.

–Сегодня мы выносим благодарность доблестным защитникам дела Света. Подойдите!

–Помни о клятве… – шепнул Джок, и Негоро шагнул навстречу королю.

Мир вращался вокруг головы.

–Опустись на колено… – тихо сказал один из окружавших Хирсаха рыцарей. Негоро едва не подчинился, однако вовремя опомнился.

–Я подданный Тангмара. – ответил воин. – Я не преклоняю колен. Улыбка исчезла с лица Арта.

–Что ж, верность похвальна. – сухо заметил король. – Благодарю за спасение моего дракона.

–Я должен был защитить невинного. – Негоро коротко кивнул и вернулся к Волку.

–Майор Джеромо Кассини!

–Не подведи нас, Нег, – одними губами шепнул разведчик. И шагнул вперёд. Негоро дрожал, Волк был в ненамного лучшей форме.

–Скоро, уже скоро… – пальцы человека поглаживали гладкий металл кнопки. Джеромо опустился на колено перед королём. С места, где стояли Негоро и Волк было плохо слышно о чём они говорят. Но наконец, один из рыцарей одел на шею разведчику пурпурную ленту и коснулся кинжалом его плеча. Джеромо поднялся.

–Служу Даналону! Волк внимательно смотрел, как бывший стражник возвращается к ним. По лицу Джока катился пот.

–Сейчас, – шепнул он. Тем временем Арт дал знак принцу. Эрик весело подбежал к отцу и запрыгнул в седло, Хирсах подсадил Крома.

–Мы летим в Хендж, вернуть молодого дракона матери! – сообщил король. У Негоро остановилось сердце.

–Я не могу… – прошептал он. – С ним дети!

–Ты должен!

–Нет! Хирсах взмыл в воздух. Золотой дракон кругами поднимался над площадью.

–Дай сюда, предатель! – Джеромо вырвал амулет из ослабевших пальцев Негоро и нажал кнопку. Ничего не произошло. Дракон стремительно набрал скорость и исчез на горизонте.

–Как?! Почему?! – ноги ослабли, Джеромо прислонился к Волку. – Почему не сработало?! Негоро с трудом взял себя в руки.

–На нас уже смотрят… Уходим. Волк помог людям забраться на спину и распахнул крылья.

–А я не слишком огорчён… – заметил он дрожащим голосом. Негоро встряхнулся.

–Я тоже… Лети в ближайшую таверну. Мне надо выпить.

–Точно. – Джок слегка опомнился. – Выпить нам не помешает.

***

Они сидели за дальним столом небольшой таверны и пило вино. У Негоро всё ещё дрожали руки.

–Почему не сработал амулет?… – воин поднял глаза на товарища. – Джок, ты должен знать. Бывший стражник мрачно играл сверкающей безделушкой, раз за разом нажимая бесполезную кнопку.

–Мать ***** *****, и ******* всех магов.

–Это не ответ.

–Какой тебе нужен ответ? После нажатия на кнопку у Хирсаха в груди должна была взорваться бомба, вживлённая туда Рэйденом. Падение с трёхсот метров гарантировано убило бы короля. Мать! ****** этому Рэйдену в ******!

–Постой, постой… – Негоро встрепенулся. – А ты помнишь привал в горах? Дракон схватился за сердце… Джок замер.

–О боги, ну конечно! – он уронил голову на руки. – Проклятие вам, боги Ринна!

–Молнии повредили амулет, верно?

–Да не амулет… – Джеромо вздохнул. – Амулет защищён от любого электричества. Молнии испортили бомбу в груди дракона, вот почему он схватился за сердце. Негоро нахмурился.

–Что такое электричество?

–Волшебная сила. Так её называет Рэйден. Молнии – чистая волшебная сила, а ещё бывают особые нити, для которых маги создают нитные поля.

В этом амулете как раз такая нить, она привязана к бомбе в груди дракона, и когда я нажимаю кнопку – …мать этому Рэйдэну в ********, ничего не происходит. В общем, дерьмо.

–Гениальное объяснение.

–Какая причина, такое и объяснение… – криво усмехнулся Джок, покрутив пальцем у виска. – Так всегда бывает, если рассчитывать на магов. Им же на нас начхать, умникам древним… Они помолчали.

–Что теперь? – спросил наконец Негоро.

–Возвращаемся, что.

–А ты представляешь, как нас встретит Аракити? Джок вздрогнул.

–Мы не виновны в неудаче. Сами боги вмешались.

–Это ты ей скажи, – усмехнулся Негоро. Джеромо прищурил глаза.

–Ты что-то задумал?

–Если бы… – Негоро вздохнул и откинулся на спинку жёсткого стула.

–Ничего не придумывается – заметил он угрюмо. Джок внимательно оглядел полупустую таверну.

–Мы сейчас находимся в самом центре вражеской территории. Нас никто не подозревает, а главное – у нас есть дракон. – сказал он тихо. – Следует воспользоваться обстановкой и причинить Даналону как можно больше вреда. Негоро невесело усмехнулся.

–Каким образом?

–Не знаю. Но мы обязаны что-то сделать. Упускать такую ситуацию – преступление. Воин помолчал.

–Сегодня мы ничего не придумаем. – сказал он мрачно. – Слишком тяжелый был день. Расходимся по комнатам и отдыхаем… Завтра начнём искать. Джеромо хотел было возразить, но осёкся. Некоторое время тангмарцы молча глядели друг на друга.

–Хорошо, – вздохнул наконец Джок. – Ты прав. Пошли спать.

–Иди. Негоро с трудом поднялся из-за стола.

–Договорись с хозяином таверны… Мне надо позаботиться о драконе. Джеромо покачал головой.

–Нег, что ты с ним возишься, словно с человеком? Это ящер, животное!

–Это мой друг, – угрюмо ответил воин. Понурив голову, Негоро медленно направился к дверям.

***

Усталый молодой дракон свернулся в блестящий бронзовый шар на заднем дворе таверны. Негоро постоял рядом.

–Друг… – прошептал человек. – Почему я только сейчас, четыре года спустя, решился произнести это слово? Негоро опустился на землю рядом с драконом. Тот приоткрыл глаза.

–Нег?

–Спи, спи, – улыбнулся воин. Придвинувшись вплотную, Негоро облокотился о тёплый бок крылатого существа и тяжело вздохнул.

–Спи…

–Что на этот раз? – негромко спросил Волк.

–Ничего. Воин угрюмо опустил голову.

–Совсем ничего у нас не вышло. Дракон осторожно расправил сверкающее крыло и притянул к себе человека. Тонкие губы с едва различимым рисунком чешуи чуть растянулись в улыбке.

–Это не причина для горя.

–Даже так?

–Конечно. Волк подвернул хвост, чтобы Негоро мог облокотиться.

–Мы потерпели неудачу, зато сохранили жизни четырём разумным существам. Это не причина для горя, Нег. Человек помолчал, глядя на угрюмые тучи.

–Странные вы существа. – сказал он тихо. – Очень противоречивые.

–Такие уж от природы.

–На Ринне живёт множество рас. Люди, эльфы, гномы, северные великаны, карлики и лесовики, орки и чёрные люди крайнего юга. Ещё большее число животных почти достигли стадии разумного существа, например полумифические грифоны эльфов… Негоро повернулся к другу и коснулся могучего плеча.

–Но только вы, драконы, сочетаете в себе черты всех рас одновременно. Могучие как великаны, разумные как люди, бессмертные как эльфы, горячие как гномы, беспощадные к врагам как орки и одновременно наивные, словно южные дикари или дети. Вы совершенно не похожи на остальных жителей нашего мира.

–В этом нет ничего странного, Нег. – спокойно заметил Волк. – Ринн – не наша родина. Он тяжело вздохнул.

–Тысячи лет назад драконы прилетели в этот мир из другого. Я ничего не знаю о нашей мифической родине – только легенды и сказки, песни и рассказы… История, как её понимают драконы, начинается уже после создания Драэнора. Волк помолчал.

–Но одно я знаю точно, – сказал он тихо. – Мы не хотели ни с кем враждовать. Нет ни одной легенды, ни одной песни о войнах. Сказания того времени воспевают мудрецов и учёных, красоту и силу, любовь и рождение новой жизни – но нигде не встречаются слова «война» или «битва». Драконы не знали войн до появления людей. Крылатый опустил голову.

–Вы многому научили нас, Негоро. – добавил он едва слышно. Человек устало закрыл глаза, положив руку на сверкающее крыло.

–Я посплю, если ты не против.

–Негоро… – Волк усмехнулся. – Нет, друг, я не против. Спи. И ни о чём не беспокойся. Слова дракона уже не достигли человека. Негоро спал.

***

Проснулся он от чувствительного пинка по рёбрам. Сон ещё не слетел окончательно, но рефлексы солдата сработали безукоризненно; Негоро перекатился под ноги ударившего, не вставая с земли рванул под колено и завернул ногу влево-вверх, одновременно занося для удара короткий кинжал. Его удержало только одно обстоятельство:

–Спятил? – потрясённо спросила молодая эльфийка. Негоро яростно вогнал кинжал в ножны и вскочил.

–Тебе никто не говорил, что будить воина таким образом – значит рисковать жизнью? Эльфийка текучим движением поднялась на ноги и брезгливо отряхнулась.

–Я воин получше тебя, – надменно заметила она. Негоро безнадёжно махнул рукой.

–Все вы… эльфы. Что нужно прекрасной воительнице от жалкого драконьего всадника? – говоря это, воин бросил взгляд на своего дракона. Тот угрюмо наблюдал за гостьей. Эльфийка оглядела Негоро с ног до головы таким взглядом, словно перед ней было невероятно мерзкое чудовище.

–Тебя вызывает советник Фаэнор, посол Западного Эрранора в Даналоне.

–Меня?! – Негоро почесал в затылке. – С чего бы это?

–Он желает задать тебе пару вопросов. Воин нахмурился.

–Майор Кассини обещал, что я буду свободен от допросов. Эльфийка усмехнулась.

–Разве хоть один человек в Даналоне тебя допрашивал?

–Понятно… – Негоро с досадой сжал кулаки. – Надо понимать, это приглашение – из тех, что нельзя отклонить?

–Сообразителен для человека.

–А если я всё же отклоню? Эльфийка прищурилась.

–Дорога на юг длинная… – сказала она негромко. – Там не очень любят тангмарцев и синих драконов. Молчание.

–Хорошо, я пойду. – Негоро положил руку на голову Волка, упреждая рычание. – Но с моим драконом ничего не случится. Иначе…

–Не тебе здесь ставить условия. – сухо оборвала эльфийка. – Но я обещаю; пока ты будешь говорить с Фаэнором, эту тварь не убьют. Волк дёрнулся. Глаза дракона загорелись ненавистью, губы приоткрылись, обнажив пятисантиметровые клыки.

–Ни эльф, ни любое другое существо Ринна не смеет называть дракона тварью. – угрожающе заметил Волк. Гостья проигнорировала слова крылатого; она смотрела только на Негоро. Человек напряжённо размышлял.

–Волк, ты давно хотел посмотреть крепость Хендж. – сказал наконец Негоро. Дракон резко повернул голову.

–Нег, я не позволю всякой…

–Ты очень давно мечтал побывать там, – оборвал воин. – Сейчас самое время. Лети в Хендж, поговори с Кромом и Хирсахом… И не смей возвращаться сам. – тихо добавил Негоро. – Хвост оторву. Волк поднялся с земли.

–Думаешь, я отпущу тебя одного в их лапы? – возмущённо спросил молодой дракон.

–Да, именно так я и думаю. Хватит! Негоро резко указал в сторону гор.

–Лети в Хендж и сиди там, пока я лично не приду. Это приказ, Волк. Дракон помолчал.

–Слушаюсь, хозяин. – сказал он наконец. В глазах Волка отразилась жгучая ненависть. – А ты… Эльфийка даже не повернула головы.

–Ты… Если с Негоро что-то случится, я соберу всех сородичей и вычищу Эрранор как старую пещеру! – рявкнул дракон. Прежде чем человек успел вздрогнуть, могучие крылья взвихрили воздух и Волк исчез в небе. Негоро обернулся к воительнице.

–Пошли. Эльфийка молча направилась к воротам таверны.

***

Советник жил в небольшом двухэтажном домике на краю дворцовой площади Авалона. С первого взгляда на здание становилось ясно, что в нём живут эльфы. Этот эффект трудно объяснить; так иногда с первого взгляда можно отличить иностранца от жителя своей страны.

Ухоженность, чистота, виноградные лозы над дверьми… Все признаки говорили об эльфах. Вдобавок, к изящной серебристой ограде была прибита мраморная доска с золотой надписью «Посольство Эрранора».

–Жди здесь, – бросила эльфийка. Негоро и пять сопровождавших эльфов остановились у калитки.

–Долго ждать? – мрачно поинтересовался человек.

–Сколько нужно. – отрезала молодая воительница. Стремительно пройдя по серебристой дорожке, она скрылась за дверями дома. Негоро осмотрел пятерых охранников. Высокие, светловолосые, изящные, эльфы были одеты по последней моде Даналона в бело-пурпурные цвета. Глядя на этих изнеженных юношей, человеку требовалось усилие чтобы осознать их истинный возраст. Вполне возможно, самый младший среди пяти эльфов был на пару веков старше Негоро. В городе воины Эрранора не носили оружия. Ставшие легендарными, длинные луки эльфов предназначались не для войны – бессмертные ненавидели сражения. Только необходимость могла заставить эльфа поднять оружие. «Почему-то против драконов они поднимают свои луки с большой охотой…» – внезапно подумал Негоро. Ему вспомнилась война и драконы, бессильно распластавшие порванные крылья на скалах. Из глаз крылатых торчали длинные белые стрелы. «Они действительно должны нас ненавидеть». Негоро вздохнул.

–Долго ещё ждать? – заикнулся он. Ни один из охранников даже не повернул головы. Человек уже собирался высказать всё, что думает о таких порядках, когда двери распахнулись и оттуда показалась молодая эльфийка. По её знаку Негоро провели в дом.

–Веди себя почтительно, – предупредила воительница. – Советнику Фаэнору более пятисот лет, он принадлежит к одной из самых знатных семей Эрранора.

–Я поданный Тангмара. – сухо ответил Негоро. Отчаянным усилием ему удалось подавить фразу «…и плевать я хотел на ваши титулы».

–Входи, – оборвала эльфийка. – И во имя всех богов, веди себя прилично. Негоро усмехнулся. Вздохнув поглубже, человек шагнул за порог большой комнаты на первом этаже. Кабинет советника Фаэнора. Интерьер поражал своей неброскостью. Не было почти никаких украшений, ни следа столь привычных Негоро охотничьих трофеев.

Тонкий серый ковёр на полу, несколько массивных шкафов из красного дерева, изящный диван у стены и огромный квадратный стол в центре – вот и всё, что считал необходимым иметь в своём кабинете советник Фаэнор. Негоро от неожиданности даже не сразу заметил эльфа. Фаэнор был очень высок. Идеально правильное лицо обрамляли длинные золотые волосы, ниспадавшие на плечи эльфа волнами света, большие сиреневые глаза внимательно следили за человеком. Одет Фаэнор был в свободные белые одежды, на левом рукаве алел треугольный платок. Рядом с этим изящным существом Негоро выглядел грязным варваром.

–Добро пожаловать, лейтенант Криг, – мелодично произнёс эльф. – Присядем. За неимением стула Негоро пришлось сесть на диван. Фаэнор занял место напротив и едва заметным жестом отправил остальных эльфов за дверь. Через минуту в большой комнате остались только он и Негоро.

–Я получил гарантии от майора Кассини… – начал было тангмарец. Эльф прервал его простым движением бровей.

–Вас не допрашивают. Я хочу поговорить о другом. Негоро стало неуютно под пронзающим взглядом сиреневых глаз.

–Слушаю.

–Дома, в Тангмаре, вы наверное не раз видели довольно известного мага по имени Рэйдэн. – тихо сказал Фаэнор. Человек вздрогнул.

–Видел. – признал он.

–Расскажите о нём. Негоро сомнительно оглянулся на дверь.

–И ради этого вы послали за мной ту девочку?…

–Моя дочь, Фаэна, несколько несдержанна, – мягко улыбнулся эльф. – С возрастом это проходит. Итак, я слушаю. Воин помолчал.

–Что можно сказать о Рэйдене? – Негоро вздохнул. – Величайший маг нашего мира, один из самых древних его обитателей, живая легенда, Повелитель Драконов… Список можно продолжать очень долго. По крайней мере, он стоит в стороне от войн между Тангмаром и Даналоном.

Хоть за это спасибо. Фаэнор усмехнулся.

–Разве вы не знаете, что Даналон был создан Рэйденом с целью дать Тангмару достойного противника и стимулировать обе страны к развитию? Человек вздрогнул.

–Я знаю эту легенду. – Негоро помолчал. – Таких легенд можно привести не один десяток. Факт в том, что Рэйден не вмешивается в дела людей. Эльф откинулся на спинку дивана и сцепил руки.

–Расскажите мне, каким показался вам Рэйден при первой встрече.

–Странным, – не задумываясь ответил Негоро. Брови Фаэнора чуть приподнялись.

–А точнее?

–Ну… Он был совсем непохож на того мага, которого представляют большинство людей. Мне показалось… Только показалось, словно Рэйден очень стар. Он не выглядел как старик, о нет! Это трудно объяснить… Эльф улыбнулся.

–Отчего же? Я прекрасно вас понимаю. Продолжайте, прошу.

–Мне больше нечего сказать. Я видел Рэйдена лишь один раз.

–Жаль, жаль… – Фаэнор помолчал. – Я слышал, маг излечил раны золотого дракона по приказу вашей королевы. Негоро вздрогнул.

–Хирсах? Да, Рэйден спас его.

–Почему? Воин коротко рассказал свою легенду. Это далось ему легко, ведь более чем на 90% она была правдивым изложением событий. По окончании рассказа эльф сидел глубоко задумавшись.

–Странно… – Фаэнор поднял сиреневые глаза на человека. – Вы говорите правду.

–Странно? – Негоро выпрямился. – Поясните.

–Видите ли… – эльф тепло улыбнулся. – Мы были совершенно уверены, что вы шпион. Я маг, и способен почти гарантировано отличить ложь от правды. Воин почувствовал, как на голове зашевелились волосы. С огромным трудом переведя дыхание, Негоро встал.

–Вы удовлетворены допросом?

–Можно сказать и так. Фаэнор тоже поднялся.

–Да, можно сказать и так… Не ожидал.

–В таком случае, я пойду. – Негоро коротко поклонился.

–Ещё одну секунду, если не возражаете. Эльф обворожительно улыбнулся.

–Вы знали, что ваш спутник, Джеромо Кассини – предал Даналон и служит королеве Тангмара? Невероятным усилием воли Негоро удалось устоять на ногах. По шее потекли капли пота.

–Джок?… – воин провёл ладонью по лбу. – О, боги… Я считал его предателем!

–Можете идти, – внезапно сказал Фаэнор. – Допрос окончен.

–Но…

–Да, слушаю? Негоро вздохнул.

–Что будет с моим другом?

–Его казнят. – спокойно ответил эльф. – А вас, вместе с драконом, проводят на юг страны и отпустят. Мы всегда держим обещания и платим долги. Даже если должник – враг. Тангмарец на негнущихся ногах покинул кабинет Фаэнора. Во дворе его ждал рыцарь короля.

–Ты – Негоро Криг из Тангмара? – неприветливо спросил даналонец.

Негоро с трудом кивнул.

–Что… Что ещё случилось?

–Твоего дракона убили в Хендже. – спокойно сообщил рыцарь.

***

–Волк! Волк! – Негоро в отчаянии приник к окровавленной груди дракона. – Не умирай, слышишь?! Вокруг стояли несколько воинов ВВС Даналона.

–Волк! Негоро бросил на людей дикий взгляд.

–Вы! Кто-нибудь, позовите мага! Быстрей! Один из рыцарей молча направился к большому бараку у крепостной стены. Остальные продолжали следить за Негоро.

–Нег… – хриплый голос дракона слегка дрожал от боли.

–Да, да, я здесь! Негоро нежно погладил израненного Волка по шее.

–Несчастье ты моё… Дракон слабо улыбнулся.

–Я… я успел порвать ему крыло. Успел!

–Не напрягайся, всё будет хорошо… – Негоро вырвал из рук рыцаря сумку с пакетом первой помощи. – Ты молод и здоров, сейчас сменим эти дурацкие повязки, очистим раны и всё будет в порядке… Умелые руки воина стремительно обрабатывали широкую рваную рану на груди дракона. Наскоро наложенная повязка уже насквозь пропиталась кровью; было заметно, что люди не особенно старались при её наложении. Негоро сорвал окровавленные бинты и быстро наложил тугую давящую повязку, предварительно намочив бинт в антисептическом растворе. Дракон дёрнулся всем телом. Покончив с самым опасным ранением, Негоро перешёл к изорванным крыльям. К его радости, кости не были сломаны; чья-то поистине могучая лапа чиркнула вдоль самого широкого сектора перепонки – от крайнего пальца к телу – и разодрала невероятно прочную чешуйчатую кожу на четыре длинных лоскута. Второе крыло пострадало заметно слабее.

–Не двигай крыльями, – предупредил воин. Стремительно и привычно он наклеил антисептическую клейкую ленту вдоль порезов и промазал её края тампоном, смоченным в дезинфицирующем растворе. Капиллярное притяжение быстро всосало жидкость под бинт. Глубоко вздохнув, Негоро погладил дракона по голове и продолжил обработку ран.

–Потерпи ещё немного, я почти закончил. Молчание.

–Нег… Человек вздрогнул. После войны он слишком хорошо знал подобный тон.

–Волк, держись. Прошу тебя, держись, – руки сами ускоряли работу.

–Я… Я узнал его. Думал, мёртв… И вот… Дракон с трудом приподнял голову.

–Это был он. – тихо сказал Волк. – Я как сегодня помню тот день.

Крики… Боль, когда он сбросил меня на скалы рядом… Рядом с моей…

моей… – дракон не смог продолжить и рухнул на траву. Негоро быстро откупорил бутылочку с антисептиком. Намочив в зеленоватой жидкости тампон, воин принялся стремительно очищать чешую от засохшей крови. Бронзовая краска понемногу стиралась, всё отчётливей проявляя истинный цвет Волка. Через пять минут антисептик кончился. К счастью, все раны были уже обработаны и туго перевязаны свежими бинтами. Дракон дышал не так хрипло, как раньше.

–Вот и всё… – руки Негоро чуть дрожали. – Ты вне опасности. Волк медленно закрыл глаза.

–Я не смог отомстить, Нег, – прошептал он. – Я вновь потерпел поражение. Человек молча опустился на траву рядом со своим драконом. Воины Даналона угрюмо наблюдали.

–Что здесь происходит? – знакомый голос заставил Негоро зарычать от ярости. Вскочив на ноги, он повернулся к Хирсаху.

–Подонок! Ты подстроил это! – трое рыцарей ухватили тангмарца за плечи, иначе он мог броситься на золотого дракона.

–Боги… – Хирсах в ужасе осмотрел израненного Волка.

–Кто это сделал?!

–Мрак. – ответил один из рыцарей. – Этот птенец бросился на него как ненормальный и успел порвать перепонку. Но почему Мрак не сдержал себя – загадка…

–Пустите! – Негоро вырвался. – Ты заплатишь за его раны, Хирсах. Вы все заплатите! Воин яростно указал на окровавленного дракона.

–Маг! Найдите мага, ему нужна помощь! Хоть целителя! Хирсах молча кивнул одному из рыцарей, тот быстрым шагом направился в глубь крепости. Золотой дракон опустился на траву рядом с синим.

–Никто не виновен, Негоро… – мягко сказал Хирсах. – Волк напал на самого непобедимого дракона нашего мира, легендарного Мрака Киллера.

Напал первым.

–Тот дракон убил его подругу на войне, – глухо ответил человек. – А когда Волк пытался её спасти, он сломал ему спину и оторвал правое крыло. Волку было двадцать три года. Золотой дракон помолчал.

–Война ужасна всегда, Негоро. – заметил он наконец. – Я знаю в нашей армии немало драконов, испытавших похожие муки. Воин не слушал, продолжая обрабатывать раны Волка. Молодому дракону немного полегчало; он уже почти нормально дышал и молча следил за Хирсахом.

–Пока меня доставили к Хенджу, прошло более часа. – тихо, яростно произнес Негоро. – Всё это время Волк истекал кровью. Ни один из вас не позвал врача! Хирсах запнулся.

–Мы… Я разберусь с этим. Виновные будут наказаны. Негоро медленно повернул голову к золотому дракону и довольно долго смотрел, ни говоря ни слова. Хирсах отвёл глаза.

–Да, мы виноваты. – тихо сказал дракон. – Прости.

–Тебя не стоило спасать. – коротко ответил Негоро. Вернулся посланный за магом рыцарь. Рядом семенил маленький, тощий человечек в серебристо-серой мантии целителя.

–Пропустите, пропустите! Вот те раз, синий дракон. Человечек деловито наклонился над Волком.

–Его надо безболезненно добить или наоборот, держать живым для допроса? Негоро подавил дикое желание вцепиться в горло «целителя».

–Его надо вылечить. – сказал он глухо. Человечек смерил раненного оценивающим взглядом.

–Потерял много крови, сломано ребро и порвана перепонка крыла, раны средней тяжести. – поставил он диагноз. – Жить будет.

–Облегчи ему боль! – прорычал Негоро.

–Синему дракону? Зачем? Хирсах распахнул крыло и притянул к себе Негоро, удерживая от нападения. Лекарь опасливо посторонился.

–Мекен, делай как он говорит. – хмуро приказал золотой дракон.

Целитель пожал плечами.

–Хорошо. Пусть откроет пасть. Волку пришлось выпить большую бутылку обезболивающего для драконов, после чего лекарь стремительно и привычно обработал повязки, наложенные Негоро. Через десять минут синий дракон, пошатываясь, встал на ноги.

–Мне надо восстановить силы… – Волк бросил вопросительный взгляд на Хирсаха. – Кровавое мясо?

–Принесите ему, – распорядился золотой. Совсем молодой дракон медного оттенка отделился от группы зрителей и помог шатающемуся Волку отойти в тень под деревом. Негоро устроился рядом.

–Расскажи, как это случилось? – тихо спросил человек. Дракон вздохнул.

–Я шёл к воротам крепости, думал найти Хирсаха, и тут прямо передо мной на траву опустился ОН. Я мгновенно его узнал. В голове что-то помутилось… Помню, как от ярости весь мир казался красным. Я… я напал со спины, думал успею перегрызть горло… Волк понурил голову.

–Я сам виноват. Но… Он… он же убил мою подругу, Нег. Воин помолчал.

–Тебя легко понять. – сказал он наконец. – Но следует сдерживать ненависть. Месть хороша, когда её откладываешь и готовишь загодя.

–Я всего лишь дракон, – тихо ответил Волк. – Иногда я не могу сдержать себя.

–Учись. Тот самый медный, что помог синему отойти к дереву, принёс свежезарезанного барана. Волк жадно набросился на сырое мясо и в считанные мгновения проглотил тушу; глаза дракона приобрели знакомый блеск.

–Ещё можно? Медный фыркнул.

–Можно, но будет лучше, если ты потерпишь. – сказал он. – Пусть восстановятся силы… Они тебе понадобятся, – добавил дракон на родном языке. Волк вопросительно взглянул на сородича.

–Я собираюсь вызвать тебя на бой по всем правилам, – пояснил медный. – Защитить честь отца. Синий дракон медленно поднялся на ноги.

–Сын Мрака? – глаза Волка превратились в щели.

–Представь себе, да. Викинг Киллер. Драконы стояли один против другого.

–Тебе известно, по какой причине я напал на него? – спросил Волк.

–Да, – спокойно ответил Викинг. – Лишь поэтому я не убил тебя сразу.

–Я могу вызвать на бой Мрака вместо тебя?

–Нет. Викинг холодно кивнул на Хирсаха, о чём-то говорившего с огромным медно-бронзовым драконом. Волк напрягся.

–Мрак!

–Много лет назад, ареал-вождь Кан Танг запретил отцу сражаться на дуэлях. – пояснил Викинг. – Мрак непобедим, любая схватка закончилась бы смертью его противника. Впрочем, это ты уже знаешь. Молодой медный дракон хищно прищурился.

–А мне никто ничего не запрещал…

–Я запрещаю. Негоро вздрогнул. Вблизи Мрак выглядел даже более впечатляюще, чем легендарный Дарк королевы Тангмара. Могучий, приземистый медно-бронзовый дракон был тем не менее выше Волка, настолько развитым было его бугрящееся мускулами тело. Рука Мрака превосходила по толщине ногу синего дракона; длинные чёрные рога грозно стремились к небу, спинной гребень шипов в полтора раза превосходил шипы Волка высотой. С первого взгляда становилось ясно, что Мрак одним движением может сломать хребет двум обычным драконам. Негоро мысленно прикинул, какие шансы имел Волк в схватке с этим чудовищем. Получалось, что длинный порез перепонки вдоль бронзового крыла Мрака был даже не пределом – чудом, на которое никак не мог рассчитывать молодой дракон. Одновременно стало ясно, что Мрак пощадил Волка намеренно; подобный ему воин был способен одним взмахом когтей оторвать голову любому врагу.

–Я запрещаю. – повторил Мрак глубоким голосом. – Хватит с него и порванных крыльев. Волк прилагал все силы, чтобы удержать себя от нападения.

–Ты убил мою подругу, – тихо сказал дракон. – Ты сломал ей шею, словно соломинку. Ты навсегда лишил меня счастья иметь семью! Бронзовый дракон помолчал.

–Шла война. – сказал наконец Мрак. – Я защищался. Он резко вскинул здоровое крыло, упреждая ответ.

–Да, я убивал. – произнёс дракон. – Многих. Все они пытались убить меня, однако я оказался сильнее. Мрак посмотрел в глаза синему дракону.

–Ты имеешь право меня ненавидеть. – сказал он глухо. – Ненавидь. Но вызова на бой я не приму, как не разрешу принять никому из своих детей. Война кончилась два года назад; достаточно смертей.

–Выйдем на арену, поговорим как дракон с драконом… – дрожащим от ненависти голосом предложил Волк.

–Ты проиграешь.

–Я знаю! Мрак покачал головой.

–Хватит смертей, – золотые глаза на миг вспыхнули холодным огнём. – Вызов отклоняется. Как только раны позволят, я хочу чтобы ты улетел из Даналона и никогда не возвращался. И… Дракон помолчал.

–Прости моего сына. – произнёс Мрак с явным усилием. – Он молод и пока не знает, в каких случаях следует защищать честь. Хвост Волка непроизвольно дёргался из стороны в сторону. Негоро тревожно поглаживал дракона по шее, понимая, что если Волк сейчас не выдержит, его уже никто не спасёт.

–Придёт день, Мрак, когда ты не посмеешь отказать в вызове. – сказал наконец молодой дракон. – Я знаю, тот день станет последним в моей жизни. Но он придёт. Бронзовый усмехнулся.

–Я жду такого дня уже полторы тысячи лет. Подожду ещё десяток. Резко повернувшись, Мрак распахнул крылья и взмыл в небо.

Изумлённый Негоро заметил, что длинный разрез перепонки совершенно не мешает дракону летать. Тем временем молодой Викинг решительно шагнул вперёд.

–Отец не хочет твоей смерти, – сказал он холодно. – Но его желания – мне не указ. Я вызову тебя на честный бой, как только восстановятся силы после ранения. Медный дракон прищурил глаза.

–Не покидай Даналона, Волк… – добавил он мрачно. – Не делай из себя бОльшего труса, чем ты есть. Негоро едва не зарычал от ярости, однако его ответ опередили.

Мощное золотое крыло легло на спину Викинга.

–Желания отца тебе не указ, говоришь? – усмехнулся Хирсах. – Что ж, ему будет интересно это проверить. Пока же, дракон Викинг, ты подчинишься моему приказу; я всё ещё ареал-вождь. Сын Мрака резко повернулся к золотому дракону.

–Ареал-вождь не может приказывать, – заметил он дрожащим от ярости голосом. – Ареал-вождь только предлагает решение.

–Желаешь оспорить моё решение на арене? – холодно поинтересовался Хирсах. – Мрак не скажет ни слова, даже если я разорву тебя на части. Викинг перевёл горящие ненавистью глаза с золотого дракона на синего. Волк стоял совершенно неподвижно.

–Ты принимаешь мой вызов? – внезапно спросил медный. Волк вздрогнул, однако Хирсах опередил его ответ:

–Никакого вызова не было. Вызывать на бой может только воин армии Даналона; ты им не являешься, Викинг. Не дорос ещё! – рявкнул дракон. Викинг дёрнулся словно от удара копьём. Не говоря ни слова, он распахнул крылья и пропал в высоте. Хирсах, всё ещё яростно подёргивая хвостом, повернулся к Волку.

–Я спас тебе жизнь. – сухо сказал золотой дракон. – Мой долг отдан. Негоро с тревогой взглянул на своего друга; тот молчал уже десятую минуту. В глазах Волка отражалась такая мука, что человеку стало страшно.

–Я спасал твоего сына, не рассчитывая на награду. – едва слышно произнес молодой дракон на родном языке. – Я не знал, что среди драконов появилось понятие платы. Волк с трудом сложил перевязанные крылья на спине.

–Больше мы не будем испытывать ваше терпение, – добавил он с горечью. – За пищу и бинты я заплачу. Нег… – дракон перешёл на Общий

– одолжи мне немного денег. Я верну. Ничего не понимающий Негоро протянул Волку мешочек с золотом.

Дракон осторожно положил его на землю перед окаменевшим Хирсахом.

–Передай малышу пожелание счастья от моего имени. Пошли, друг. Воины и драконы Даналона молча проводили взглядом двоих жителей Тангмара. Никому даже в голову не пришло поднять мешочек с золотом, лежавший в пыли.

Глава 10

…Что мне теперь делать, а? Кто скажет? Как мне теперь жить?! Я ел разумных. Всё, я не дракон. Гышан я, вот кто! Только хуже. Гышаны неразумные – разумных едят. Я разумный. И ел. Рррррр!!!! Сколько зим!!! Я один, наверно, двести фытыхов убил! А другие драконы?! Мы чудовища. Мы хуже, чем ловеки! Что мне теперь делать?! Тикава! Как ей в глаза посмотреть, а? КАК?! Я убийца! Я охотился на слабых, разумных фытыхов! Убивал их, ел! ЕЁ УГОЩАЛ!!! О нет… Нет, нет, нет…. Зачем мне теперь жить? Я теперь хуже Тургана. Он убил детей Таннера, я убивал фытыхов. Он один раз убил, я всю жизнь убивал! Он знал, что страшное дело делает, а я гордился! Всё.

Мне больше жить незачем. Полечу домой, отпущу фытыхов, скажу Тикаве, чтобы не искала… И за пустыню. Да, так и сделаю. …А другие драконы будут и дальше охотиться… Нет!!! Не могу. Не сейчас. Сначала расскажу всем.

***

Вернулся. Меня весь фарх ждёт. Дети посмотрели, заплакали. Тандер и Тикава не плачут, смотрят.

–Тандер, лети в Огон. Собери всех. Собрание. Быстро. Он хотел сказать, на меня посмотрел, передумал, улетел. Тикава рядом стоит. Смотрим друг на друга.

–Ты знаешь уже? Кивнула.

–Ты понимаешь? Всхлипнула, меня обняла. Я тоже, её.

–Понимаешь… Стоим, прижимаемся. Мне так… так… Не знаю, как. Да и какая разница. Последний раз ведь. Пусть сегодня будет хорошо.

–Коршун, я с тобой. Не понял?

–Что?

–Я знаю, ты улетишь за пустыню. Я с тобой. Глупая, да?

–Тика, ты что? Оттолкнула.

–Ты! Слушай меня! Я кто – самка? Я охотник! Я дракон! Куда хочу, туда лечу! Испугался.

–Милая, ты заболела? Заплакала?!

–Коршун, я тоже фытыхов ела! Мне ничуть не лучше, чем тебе! О… Обнял её крепче.

–Тика… Тика… Не плачь. Мы не знали. Я улечу, да. Но ты – никогда. О детях подумай.

–Я не хочу быть матерью очередного чудовища, Коршун. Матерью?!

–Да. Недавно. Ты не заметил. Не заметил! Я даже не гышан – хуже!

–О, Тика… Прости меня!

–За что? Ты возьмёшь меня с собой. Молчи! Иначе я взлечу повыше, и сложу крылья. Понял? Я рассердился, встряхнул её.

–Тикава. Ты дракон из моего Огона. Я НЕ РАЗРЕШАЮ тебе такую вещь делать, поняла?!

–А мне хвостом на твой Огон! Я твоя драконесса, понял?! Куда ты, туда и я! Ты к предкам собрался, а меня бросить хочешь?! Забудь об этом! Кричит, а сама плачет. И меня обнимает. Я от ярости ничего не вижу.

Не знаю, почему в ярости. На кого?! На себя, на кого. Стоим с Тикавой, обнимаемся. Вокруг дети… Холодно.

***

–Отец, я собрал всех… Что с тобой?! Я молча отодвинул Тику и повернулся к отаху. Фытыхи… нет, грифоны там сидят, на нас уставились. Слышали всё, наверно. Рррр!

–Иди сюда! Дрожит, не идёт. Я злюсь.

–ИДИ СЮДА, ПОКА Я ИЗ ТЕБЯ ГЫШАНА НЕ СДЕЛАЛ!!! Подошла на этот раз. Поверила, значит. Стоит, от страха качается.

Маленький тоже с ней. Рычит. Я обоих схватил, потащил в Огон. Они кричат.

–Не кричи. Покажу всем, что разумная, отпущу потом. Не верит, всё равно кричит. Ну и пусть. Всё равно отпущу. Прилетел. Весь мой Огон собрался, не меньше сорока драконов. И драконессы. Их в два раза больше. Я сел на арену, все на меня смотрят.

–Вот. Видите фытыхов? Молчат, смотрят.

–Видите. Они разумные. Называются грифоны. Замерли.

–Мы ели разумных. МЫ ЕЛИ РАЗУМНЫХ!

–Глупости. Угоджи.

–Не глупости. Они говорящие.

–Ха! Логшоту. Дурак.

–Смотрите сами. Ты, Фалькия, да? Говори. Молчит, от страха говорить не может. Драконы смеются. Я мрачно на грифона смотрю.

–Говори, иначе они не поверят, и твоего сына съедят. Вскочила сразу. Дрожит.

–Я грифон. Меня зовут Фалькия. Да, я разумная. Мы все разумные! Даже не молчат – все словно заморозились. Стоят, рты раскрыли. Я мрачно смотрю, жду.

–Поняли теперь, да? Молчат. Мрачные стали. Такие мрачные, что Фалькия в обморок упала опять. Я сижу, жду.

–Коршун, как это может быть?! Шогорокуджи.

–Вот так. Мы все гышаны, а не драконы. Понятно? Хуже гышанов! Вскочили, кричат теперь. Обсуждают. Я тоже кричу. Все кричат. Долго кричали. Весь день. Вечером я притащил грифонов в отах, привязал.

–Завтра отпущу. Сегодня не могу. Не поверили.

***

Правильно не поверили. Пять дней споры идут. Все Фалькию смотрели, все признали, что разумная. Такие мрачные летают, словно ночь в пустыне. Ещё бы. Вчера собрали совет всех Огонов. Столько драконов никогда в жизни не видел. Двести, наверно. Больше. Фалькия меньше боится, видит, не трогают. Иногда даже выглядывает из отаха, сама. Маленький улетел куда-то. Мне не интересно, куда. Тандер везде летает, говорит, это он научил грифонов говорить. Не верят, меня спрашивают. Я говорю, так и было, всё равно не верят.

Глупые. Никто на фытыхов не охотится теперь. Все едят ренеков, иногда каннов. Невкусно. Но теперь кто съест фытыха?! Кто съест, умрёт потом, наверно. Сам. Все драконы летают мрачные, как ночь. Ха. Нам с Тикавой совсем плохо. Сидим, смотрим на тучи. Она плачет, я не знаю что со мной! Рычу, не знаю почему, не знаю на кого! Дети теперь с самками… Нет, с драконессами, в основном. И с Шого. Он хороший, настоящий друг. Хотя ему тоже плохо. ВСЕМ ПЛОХО! Тренировок нет, войны нет, про арену вообще забыли все. Только летают, говорят про фытыхов. Их грифонами зовут теперь. Слово фытых неприличным стало. Мне совсем плохо. Хочу сделать что-нибудь… Не знаю, что! Убить кого-то? Нет, ещё хуже станет. Сижу в пустыне, рядом с фарханом.

Тикава прижимается…

–Тика… Что нам теперь делать, а? Ну скажи.

–Не знаю, Коршун. Я хочу за пустыню. Забыть про всё. Да… Я тоже.

–Мы гышаны. Я хуже гышана. Как… Как будто ребёнка убил, вот! Вздрогнула.

–Мы не знали…

–НЕТ! Сотни зим, Тика! Хотели бы – узнали! Но НЕ ХОТЕЛИ! Они вкусные, понимаешь?! Рычу, ударил фархан. Затрясся весь. Из отаха Фалькия смотрит. Слышала всё, наверно. Ррррр!!!

–ТЫ!!! Ты почему ещё здесь?! Испугалась. Я вскочил, вытащил её в пустыню.

–Я тебя отпустил! Почему не улетаешь?! Хочешь совсем гышана из меня сделать, да? Не выйдет! Я уже совсем! Понимаешь?! Уже! Схватил, взлетел. Сзади кричит Тикава. Лечу так, что крылья трещат.

Никто так не умеет. Фалькия от страха молчит даже.

–Что молчишь? Думаешь, убью? Думаешь, знаю. Гышан я. Гышаны только убивают.

–Нет, не думаю. Что?

–Что?

–Ты не гышан. Правильно. Я хуже.

–Да, им до меня далеко. Молчи! Испугалась, замолчала. Я лечу. Час, другой. Крылья страшно болят.

Растянул оба. За два часа дневной путь пролетел. Вдали уже горы видны.

Там живут грифоны. Хорошо. Сел. Фалькия дом узнала, от удивления притихла.

–Откуда ты знаешь, где мы живём? Ха. Сказать? Да какая разница…

–Все драконы знают. Упала.

–Но почему не летали, не убивали?! Правильно. Так меня.

–Глупые были, потому. Думали, раз самок и детей не трогаем – не гышаны. Ха. От изумления молчит, на меня смотрит. Не улетает. А я… Мне… Рррр!

–Не летай к скалам больше. Там гышаны. И драконы. Не знаю, кто хуже. Драконы, наверно. Прощай. Улетел. Она сидит, вслед смотрит. А я? А что я? Я больше не нужен. Ни себе, ни кому. Только и умею, что убивать. Разумных. Драконов, грифонов… Может, и гышаны разумные? Тогда мне среди них тоже места нет. Залечу домой, скажу Тике – и за пустыню. Детей жаль.

***

Прилетел домой. Все на меня смотрят. Тандера нет. Тикава есть.

–Тика, слушай меня. Ты теперь – дракон нашего фарха. Охотиться умеешь, драться тоже. Тандер поможет. Сделай детей драконами. Она молча подошла, рядом стала.

–Коршун, я тебе говорила уже. Тандер вырос. Он справится, и Шого поможет. Дети хорошими драконами вырастут. Они на нас смотрят, плачут. Мне совсем плохо стало. Лететь? Или остаться, и всю жизнь друзьям в лицо не смотреть? Самому себе не смотреть? А Тика? Как я могу её на смерть послать? Кто я такой вообще?! Гышан. А она?…

–Тика, прошу, останься. Я не могу. Но ты можешь. Ради детей.

–Нет. Я с тобой. Дети вырастут, никто их в обиду не даст, и ты это знаешь. Смотрю на неё. Она на меня. И что-то со мной такое… Обнял.

–Тика, это ведь смерть.

–Да. Ну и что? Как мне теперь жить, когда я стала хуже гышана? А без тебя мне вообще жизнь не нужна. Ну что с ней делать? А? Кто скажет? Могу я её на смерть послать? Нет.

Себя могу, её – никогда.

–Тикава, я не могу тебя на смерть взять. Если ты не останешься – я останусь, и всю жизнь мучаться буду. Плачет. Меня обнимает. Я… А что я? Я тоже плачу, вот.

–Коршун, полетим, прошу тебя! Не могу я так! Слёзы мешают видеть.

***

Два дня прошло. Не улетели. Выдержали. В Огоне словно умерли все дети, такое настроение. В других Огонах не лучше. Что нам всем теперь делать, а? Кто скажет?! Никто не сказал. Три раза по десять дней прошло. Спокойнее стало, немного. Я на охоту летаю, с Тикавой и Тандером. Корвин тоже вырос, к драконессам ходит. Грифоны ещё чаще попадаются, но теперь мы сами от них улетаем, не они от нас… Вчера я на арене убил Логшоту. Он сказал, что ему хвостом – разумные грифоны или нет. И убил одного. Я вызвал его на арену, убил, а детей и фархан отдал Угоджи и Ро. Мне только хуже стало. Совсем перестал радоваться, смеяться. Тренировки не провожу. Шого проводит.

Ему легче – он слабый, редко грифонов ел… Ррррр! Тандер странно себя ведёт. Радуется чему-то. Все летают мрачные, он светится прямо.

–Так ведь я всегда говорил это! Ты не слушал. А я прав был, и посмотри вокруг! Всем плохо! Мне плохо, точно. Тике плохо. Остальным – не знаю. Но мрачные. Ещё время прошло. Успокоились, немного. Грифонов словно нет.

Вернее, они есть, но мы их не замечаем специально. Они понять ничего не могут, всё равно от драконов летят. И правильно. Опасные мы. Как гышаны… Три дня назад Тандера чуть не убили. Два дракона из другого Огона поймали, говорили, он во всём виноват. Я их обоих убил, детей не взял – братьям оставил. Мне нельзя детей больше. Я убийца. Тандер полежал, поправился. Теперь тоже мрачный стал. Говорит, не думал, что так плохо будет. Конечно, он ведь только одного грифона убил. Ему легко. Мне ничего не интересно стало. Когда не сплю и не ем, лежу в пустыне. Думаю. Тика тоже рядом. Я её крыльями обнимаю… Как я жил без драконессы? Кто скажет? Никто ничего не скажет.

***

Много времени прошло. Зима кончилась, Смерть теперь на небе. Летать почти нельзя. Фарху надо одевать. Грифоны пропали. Наверно, в своих горах сидят. Теперь только по ночам можно летать. Хорошо ренекам и каннам – на них Дыхание не действует. Зато драконы действуют. Хорошо, что их очень много… Мы снова немрачные. Но совсем другие стали. Теперь все думают. От Тандера научились… Я с Тикавой больше не летаю на охоту. Я ей запретил. Она скоро маленького родит. Один летаю. Вчера Тика страшно плакала, меня обнимала. Говорила, очень боится, что ребёнок будет не шакув. Говорила, она маленькая была когда, Дыхания один раз так наглоталась, что чуть не умерла. Светилась. Я её успокаиваю. Подумаешь, Дыхание! Драконы сильные. Пусть кто скажет, что Тика не шакув. ПУСТЬ ПОПРОБУЕТ ТОЛЬКО!!! Несколько дней прошло, и странная вещь была. Я устал, ночью решили спать, не охотиться. Лежим мы с Тикой, почти заснули уже. И вдруг – свет! Слабый-слабый. Я думал, сон. Но потом понял – нет. Тогда я лежал, почти спал. Но двигаться не мог совсем. Смотрю – кто-то идёт. Не дракон! Но и не грифон. Странный. Маленький совсем, меньше Корхана.

На двух ногах, и совсем чёрный, как Ногаку был. Я не понял, что за зверь.

Спать хотел. Думал, сон. Этот чёрный к Тикаве подошёл, долго смотрел.

Я думал, смотрит, какая она красивая. А он рукой провёл над ней, она совсем заснула. Я почувствовал. Рука совсем смешная была – без когтей, белая. Он потом на меня посмотрел. Глаза как огоньки, прямо, золотые.

Я тоже заснул. Утром проснулся, уверен был – сон. Принюхался – запахов нет. Конечно.

И тут Тика мне говорит!

–А знаешь, мне такой странный сон приснился… – и рассказала! Всё как я видел. Испугались. Долго смотрели, никого не нашли. Ни следов, ни запаха. Ничего. Дети тоже никого не видели – спали. Все, кроме Тандера и Кармы. Но они совсем ничего не видели. Ничего не поняли. Ещё три раза по пять дней прошло. Почти всё успокоилось. Я снова тренирую детей и Тику. Только теперь почему-то приёмы не до смерти объясняю, а так – победить, не убить. Странно. Грифонов не видать.

Совсем. А через день Тандер пропал. Два дня ждали, потом мы с Тикой на поиски полетели. Тике много летать нельзя, но попробуй останови… Три дня искали. Всю пустыню облетели, в каждом Огоне были. Не нашли. Нет его нигде! Вернулись. Нет его. Тандер, горе наше зелёное… Ну где ты?! Утром Карма пропала. Её сразу нашли. На поиски Тандера улетела.

Плакала, домой не шла. Насильно притащил. Потом сам полетел искать. К скалам. Искал весь день. Гышанов видел. Грифонов видел. Один грифон не улетел, на меня смотрел. Я сам улетел. Не нашёл. Домой прилетел… А Тандер там! Я так удивился, что чуть не упал. Его опять драконесса спасла! Этот зелёный прямо находит их. По запаху, что ли? На этот раз он умудрился в пещеру залезть, ту самую, где я Фалькию спас. Конечно, в темноте он упал, и сломал крыло. Я как услышал, хотел Тандера на куски разорвать. Но драконесса, которая спасла, удержала. Она странная. Если бы не Тика, я бы сказал – «самая красивая драконесса в мире». Но Тика красивее, конечно. Синяя, стройная. Эта тоже стройная, правда… Но фиолетовая. Зовут Тайга. Очень странная.

Тандера спасла, но всё время на Тикаву смотрит. Как будто видела раньше. Меня только один раз заметила – когда хотел Тандера побить.

Зарычала, сказала «не смей». Не бить же драконессу, правда? Которая сына спасла. Похоже, она меня боится. Не знаю как, но ясно видно. Боится так, что даже смотреть не смеет. Странно… Я никогда самок не трогаю! Тем более драконесс… Тайга два дня с нами была, потом улетела. Тике дала что-то съесть, говорила поможет ребёнку. Я не хотел давать, но Тика уже с ней подружилась и съела. Я разозлился. А она засмеялась и улетела.

Довольная такая. Как будто всё что хотела, сделала… Ещё время прошло. Тандер выздоровел, и я его сильно побил. Сказал:

–Ещё ОДИН РАЗ так исчезнешь, и всё. Я тебя на арену вызову, и оба крыла оторву. Год летать не сможешь, понял? Он не только не плачет, разозлился.

–Слушай, я кто – маленький?! Куда хочу, туда летаю! Ха! Вырос уже.

–Тандер, пока ты в моём фархане живёшь – ты мой сын. Понял? Промолчал. На утро стал строить свой фархан. Я смотрю, смеюсь. Он не понимает, почему мне смешно, и злится. А я Карме сказал – «помоги».

Она пошла к нему помогать, и больше он фархан не строил… Тикава тоже смеётся. Но по другому поводу. Она перестала бояться за ребёнка. Говорит, Тайга ей очень хорошую штуку дала. Я злюсь. Не нравится мне эта фиолетовая. Наглая.

***

Сто дней прошло. Тандер отдельно живёт, с Кармой. Сам на охоту летает. Но со мной не поссорился. Всё равно отцом зовёт. Мне приятно. Я тоже на охоту летаю. Грифоны почти не боятся уже. Только отлетают подальше и смотрят. А Тикава такую вещь придумала! Если ренека над костром подержать, он в пять раз вкуснее фытыха становится!!! Все драконы теперь только так их едят. И ничего. Сегодня Тика будет рожать. Я нервничаю. Хожу по пустыне… Детей всех к соседям отправил. Они выросли уже, к драконессам ходят…

Дочерям друзей. А к моим дочерям ходят дети друзей. Хорошо! Только почему мне так тревожно?.. Хожу, хожу… Смотрю – та самая, фиолетовая летит. Села, и хочет прямо в фархан. Ну, знаешь!

–Стой! Ты куда это?

–Мне нужно войти. Помочь.

–Нет. Тикава сама справится. Усмехнулась.

–Коршун, лучше не мешай. Ты ведь представления не имеешь, кто у тебя родится. Не понял?

–Мой ребёнок, кто ещё! Засмеялась.

–Да, правильно. Отойди. Я помочь должна. Ха.

–Даже не думай об этом. Тика лучше тебя справится. Она самая лучшая в мире драконесса! Помрачнела сразу.

–Да. Да… Коршун, хочу сказать одну вещь. Что бы сегодня не случилось – знай, у тебя родится сын. И с ним всё будет хорошо, поверь мне. Да кто она такая вообще?!

–Откуда ты всё это знаешь, а? И вообще, что ты имеешь в виду?

–Нет времени. Потом расскажу… Может быть. Отойдёшь ты или нет?! Я её мягко так оттолкнул. Но на пять шагов отлетела. Странно, такая лёгкая! Вскочила, зарычала. Бросилась на меня. Что делать?! Как можно с драконессой драться?! Не успел придумать. Она приём провела непонятный, я на двадцать шагов отлетел, в голове искры. Поднялся. Она уже в фархане! Ну всё.

Теперь я злой. Зашёл, схватил за хвост, вытащил. Она отбивается.

Мастерски, причём. Здорово дерётся.

–Тайга, это мой фархан. Я сказал – нет! – оттолкнул. Она отскочила, зарычала.

–Не хочешь по хорошему, да? – и когтем на меня указала. Я только сейчас заметил, что на руке у неё какая-то штука одета, чёрная. И огоньки мигают… Это что такое?!! Двигаться не могу! Почему?! Испугался, потом рассердился, потом зарычал. Но всё равно не могу!

–Я не враг, Коршун… – печально так говорит. – Но здесь очень важные дела творятся. У тебя будут ещё дети, я знаю. Что?! ЧТО?!!

–Ты хочешь забрать моего ребёнка?! Кивнула. Грустно так.

–Извини. Но я должна. И ушла. Я рычу, извиваюсь, как гышан, но с места сдвинуться не могу!

Что это такое?! Кто она?! Почему ко мне привязалась?!

–Отец? Что с тобой? Тандер!!!

–Сын! Быстро! Помнишь ту драконессу, тебя спасла? Кивнул.

–Она в фархане! Убей её!

–Что?!

–Она хочет похитить моего ребёнка! У Тикавы сегодня родится маленький, и она хочет его забрать! Вздрогнул.

–Ты с ума сошёл, Коршун?! Ррррр!!!

–БЫСТРО! Стоит.

–Отец, тебе в голову Дыхание попало. Зачем Тайге мой брат?

–Откуда я знаю, зачем?! Тандер, я не могу с места сойти, но ты можешь! Не дай ей это сделать! Не понимает. Не понимает!!!

–Сын, я не шучу. Она странная драконесса. Хочет похитить моего сына!

Останови её! Неуверенно пошёл. Я смотрю. Заходит… Рычание… Это же Тика рычит!

Ррррр!!! РРРРР!!!! Не могу двинуться!! Не могу!!!

–Тайга, я убью тебя!!! Тика уже не рычит – кричит. Я тоже кричу. Дети все у друзей, специально отвёл! О, я глупец! Но кто мог такое представить?! Тандер!

Где он?! Нет его!!! Никого нет!! И Тика кричит! От боли!!! АХРРРРР!!! Убью!

Растерзаю!!! КРОВЬ ВЫПЬЮ!!!

***

Полчаса прошло. Я охрип от рычания и крика. И тут! Снова могу ходить! Влетел в фархан. Тайга, ты мёртвая, всё! Если с Тикой что-то случилось… ЕСЛИ С ТИКОЙ ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ!!! Вот она, лежит. Живая?! Живая… В отахе лежит. Вся какой-то мазью намазана, белой. Как пена.

–Тика!!!

–Коршун! Она забрала моего сына! Нет… НЕТ!!!

–Где она?! ГДЕРРРР?!! Головой качает.

–Не знаю. Она помогла мне… Потом вымыла маленького – а он золотой, в тебя… Подняла, сказала «Я готова» – и исчезла! Прямо на месте! Тандер бросился, хотел помешать, и тоже исчез! Тандер тоже?! О нет! Нет, нет!!! Не может быть такого!!! Я помог Тике смыть пену. Потом уложил в воду, отдыхать. А сам метнулся в воздух. Фарху уже в полёте одел. Лечу так, как никогда в жизни не летал. Крылья трещат, боль. Могут сломаться. Куда лечу? Ищу. Ищу странные вещи. Найду – уничтожу.

Именно уничтожу. Кровь выпью. Крылья поотрываю! Час лечу. Скалы видны. Правильно! Тайга ведь здесь нашла Тандера!

Ищу. Вот та пещера. Влетел прямо, не садясь. Оружие раздвинул. Иду по коридорам. Темно. Я глаза на ночные переключил, теперь всё вижу. Иду, хвостом себя хлещу. Запах… грифоны и гышан. Впереди. Бегу. Смотрю – три грифона в пещере, с огнём, и гышан на них ползёт. Убил гышана, дальше иду. Грифоны мне вслед смотрят, ничего не понимают. Глупые… Большая пещера! Очень! Запахи! Непонятные. Трудно видеть – слишком темно. Бегу вперёд. Пустая!!! Бегаю по пещере, рычу. Никого нет. Запах? Запах!

–Тайга, выходи!!! Бегу на запах. Старые железки, на скалах. Много. Запах сильный. Но не Тайги. Вообще не дракона. Грифона запах, вот. Ищу. Ага, вот почему те трое в пещеру лазили. Огромный грифон лежит в трещине, железкой придавило. Живой? Живой. Дышит тяжело, на меня смотрит. Не дрожит. Большой, красивый, серый. Бедный… Оттащил железки. Он в крови весь. Жалко. Надо помочь. Поднял, потащил к выходу. В голове боль, словно ударили оружием. Тайга… Я найду тебя, Тайга. Я НАЙДУ тебя. И когда я тебя найду, я возьму своих сыновей обратно, Тайга.

ЗАПОМНИ!!! Пусть кто станет на моём пути. Пусть. Пусть попробует только.

Глава 11

Десять дней понадобилось Волку, чтобы восстановить здоровье после встречи с Мраком. Негоро пребывал в таком состоянии, что дракону приходилось заботиться о человеке. Причина была проста; на второй день воину пришлось наблюдать казнь Джеромо. Негоро повторял себе, что не мог ничего поделать. Это лишь усиливало страшную депрессию, в которую впал человек. Раны Волка стремительно заживали – раны Негоро воспалялись всё сильнее. И дракон это чувствовал. Среди вещей Джеромо, которые передали тангмарцам как единственным «наследникам», нашлась довольно большая сумма. Друзья ли на эти деньги; никакая сила не смогла бы заставить их принять помощь от жителя Даналона. Каждое утро Волк яростно тренировался на заднем дворе таверны.

Дракон доводил себя до изнеможения, развивая боевое искусство и качая мускулы. Негоро как правило молча сидел на лестницах, понурив голову ничем не интересуясь. Парочка «тангмарских змей» привлекала внимание даналонцев, особенно крестьян. Нередко они наблюдали за тренировками Волка, повиснув на заборе внутреннего двора таверны. Дракон не обращал внимания на зрителей. Уже на второй день он с омерзением смыл бронзовую краску. К тому времени, как сила вернулась крыльям Волка и он начал оттачивать искусство полёта, Негоро немного пришёл в себя. За эти дни дракон и человек так сблизились друг с другом, что любое отличное от «друг» обращение начисто исчезло из памяти. Утром одиннадцатого дня они готовились покинуть Даналон. Негоро паковал вещи в новые мешки, предназначенные для ношения драконом без седла; Волк завтракал.

–Сегодня какой-то праздник, – бесцветным голосом заметил человек. – Все бегут в порт.

–Тем лучше, – спокойно отозвался дракон. – Никто не помешает улететь в тишине. Негоро молча кивнул. Завязав последний мешок, он медленно поднял с пола серебристый амулет. Кнопка тускло блестела полированным металлом.

–Тангмар, Даналон… – внезапно прошептал человек. Волк навострил уши.

–Нег?

–Между нами нет разницы, – угрюмо сказал Негоро. – Мы пришли с целью убить; они убили нас. Люди убивают людей, драконы – драконов.

И так будет всегда.

–Пока не настанет Гнев Дракона. – глухо добавил Волк. Они посмотрели друг другу в глаза.

–Я не останусь в Тангмаре, – сказал человек. – Должно быть на свете место, где можно жить без войн. Дракон невесело улыбнулся.

–Вожмешь меня с собой? Негоро погладил Волка по крылу.

–Куда, друг?

–Какая разница, – улыбнулся дракон. – Главное, мы полетим навстречу ветру.

–Лететь против ветра сложно.

–И больно. Молчание.

–Тогда готовься, – сказал наконец человек. И впервые за последние недели улыбнулся. – Будет жарко.

–Не жарче, чем мы привыкли. Два мешка с провизией были перекинуты через спину дракона, Негоро вскочил следом, втиснувшись между шипами спинного гребня. Волк вздохнул.

–Зря ты не взял седло…

–Не надо, друг. Дракон промолчал. Широкие крылья метнули Волка навстречу солнцу.

***

С высоты была видна огромная толпа людей, заполнившая порт. С моря в акваторию входил белоснежный корабль эльфов. Волк парил в последних тёплых лучах осеннего солнца, направляясь на север. Негоро безо всякого интереса разглядывал Авалон.

–На корабле дракон, – заметил он спокойно. – Погляди. Волк повернул голову.

–Действительно. Какой у него странный цвет… Внезапно дракон вздрогнул всем телом.

–Негоро. Что ты видишь? – спросил он быстро. Человек прищурился.

–Сейчас… Да, похоже тот дракон фиолетовый. – Негоро запнулся. – Но… Но ведь…

–Крылатый огонь пал с неба на наших глазах, – Волк резко завернул и помчался обратно. – Там, внизу, мы видим фиолетового дракона… Не может быть. Неужели подходит время Гнева?!

–Что ты намерен делать? – спросил воин.

–Поговорить с ним. Волк промчался над самыми крышами домов и резко затормозил не долетая до портовой площади. Синий дракон спланировал на улицу.

–Осторожней, – предупредил Негоро. – Похоже, на корабле прибыл сам король Эрранора.

–Вижу. Волк осторожно двигался к порту, раздвигая толпу людей словно ледокол – льдины. Горожане недовольно переговаривались, однако с синим драконом никто не рисковал связываться. Солдаты подозрительно разглядывали тангмарцев. У выхода на прямую как стрела кипарисовую аллею, протянувшуюся от порта до самого дворца, дорогу преградили несколько стражников.

–Стоять. Волк оглядел толпу людей.

–Нам надо поговорить с…

–Запрещено, – грубо оборвал солдат. – Отряд Фаэта Лучника проследует во дворец без помех. Негоро успокаивающе погладил дракона.

–Поговорим позже, не проблема. Волк мрачно отвернулся и продолжил наблюдать за торжественной встречей. Все пересекающие аллею улицы и проходы между зданиями были забиты народом. Цепочка солдат препятствовала горожанам высыпать навстречу гостям, двойной ряд рыцарей в сверкающих латах образовал почётный караул от портовой площади до самого дворца. Посыпанная жёлтым песком кипарисовая аллея была совершенно пуста.

–Похоже, мы попали на парад, – заметил Негоро. Они с драконом стояли в одном из проходов, у самой цепочки солдат.

–Не скажешь, что за праздник? – спросил тангмарец. Один из стражников неохотно повернул голову.

–С юга вернулся отряд Фаэта Лучника; с ними принцесса Нала. Негоро почесал в затылке.

–А она уезжала? Солдат угрюмо усмехнулся.

–Шпионы Тангмара похитили принцессу два месяца назад. Отряд Фаэта был отправлен в погоню, и сегодня вернулся с победой. Сам король встречает героев. Волк коснулся плеча Негоро крылом.

–Едут… – тихо предупредил дракон. Человек оставил расспросы и обернулся к аллее. Впереди на белых конях гарцевали девять рыцарей почётного эскорта.

Их необычайно длинные, бело-красные плащи покрывали лошадей до самой земли, в руках грозно покачивались сверкающие копья. Горожане приветствовали королевскую гвардию радостными криками. Следом за рыцарями, на чёрном жеребце, ехал могучий воин в тёмно-зелёных доспехах маскировочного окраса. Бледнокожий, мускулистый, с короткими чёрными волосами и властным лицом, он куда сильнее напоминал короля Даналона, чем Арт II. Негоро коснулся плеча стражника.

–Кто это?

–Сэр Стан Рогнар, – нетерпеливо ответил солдат. – Не мешай! За мрачным воином следовал высокий эльф верхом на белоснежной лошади. Изящный, как и все его сородичи, Фаэт Лучник приветливо улыбался встречавшим людям. Следующим оказался гном. Как всегда пеший, он угрюмо шагал по песку, наклонив голову в рогатом шлеме и поигрывая огромным топором.

Многие горожане улыбались при виде «коротышки». Негоро не улыбался. Он отлично знал, что такое гном на войне, и не дал бы даже медной монетки за жизнь любого человека, вздумай тот сойтись с низкорослым горцем один на один. Тангмарец вздохнул и перевёл взгляд на следующего героя. Дыхание остановилось. Шестым чувством Негоро уловил, как обратился в мраморную статую Волк, но и человек уже не мог оторвать взгляда от последнего гостя. Потому что им оказался фиолетовый дракон. Вернее, молодая драконесса. Даже у Негоро, перевидавшего на своём веку сотни драконов, перехватило дыхание при виде этого существа; что касается Волка, то он просто окаменел. Остальные зрители тоже невольно притихли, поражённые красотой крылатой гостьи. Драконесса была невообразимо, немыслимо прекрасна. Изящная словно молодая пантера, стремительная как ястреб, сверкающая фиолетовыми и золотистыми искрами, она грациозно шла по песку, оставляя за собой волны восхищённой тишины. Огромные синие глаза с любопытством осматривали людей, в рогах цвета тёмного золота отражалось небо, мускулистый хвост струился над землёй подобно волшебной сверкающей змее. Заметив в проходе Волка, драконесса широко улыбнулась и на миг расправила зеркальное крыло в приветственном жесте. Молодой дракон зажмурился, отказываясь верить глазам.

–Это сон… – прошептал Волк. – Правда?…

–Наверно, – ответил поражённый человек. Драконесса так его потрясла, что Негоро не сразу обратил внимание на девочку лет десяти, уютно сидевшую на спине крылатой красавицы. Только через минуту после того, как герои проследовали мимо тангмарцев и направились ко дворцу, воин понял что это и была принцесса Нала.

–Откуда дракон? – с трудом выдавил Негоро. Стражник тяжело вздохнул, возвращаясь на землю.

–Понятия не имею. Раньше у нас такого не было, это уж точно… Всё, зрелище кончилось! Расходитесь, расходитесь! Немного шатаясь, Волк отошёл к стене и опустился на небольшой клочок травы. Негоро ободряюще похлопал дракона по крылу.

–Она тебя заметила. Крылатый вздрогнул.

–Нег, она не могла быть настоящей, ведь правда? – робко спросил Волк. Человек вздохнул.

–Могла, друг. Дракон помолчал.

–Я должен встретиться с ней. Поговорить… Спросить, как может существовать подобная красота.

–Это будет непросто, – покачал головой Негоро.

–Я должен! Молчание.

–Нам придётся вновь посетить Хендж, – заметил воин. – Ты удержишь себя от глупостей? Волк опустил голову.

–Да.

–Что ж, тогда полетели. Негоро улыбнулся.

–Быть может, эта красавица вновь научит тебя быть драконом… – воин взлетел на спину Волку. – И я наконец перестану просыпаться по ночам от твоих кошмаров. Воздух взревел под крыльями синего дракона.

***

С высоты крепость Хендж напоминала кратер вулкана. Совершенно неприступная, словно вросшая в скалу, она вздымала могучие стены на сто ярдов в высоту, нависая над ущельем чудовищной массой камня. В очередной раз Негоро поразился, каким же образом сумел первый король Тангмара захватить это чудо архитектуры. Первоначально в крепости вообще не было ворот. Однако то, что не требовалось крылатым, было создано их победителями. По приказу Туринга I, сами же драконы были вынуждены пробить в могучих стенах широкий проём. К нему провели каменную лестницу из долины. После революции и заключения Договора, драконы получили свою крепость обратно. Однако восстанавливать стены они не стали; начиналось многовековое сотрудничество с людьми, а главное – теперь их враги также могли летать. Перед воротами разровняли большую площадку и установили там три сторожевые башни с катапультами. Уже тысячу четыреста лет крепость Хендж хранила безопасность детей металлических драконов. Ареал-вожди хорошо запомнили тактику тангмарцев; с момента возвращения свободы была принесена клятва, что больше никто не сможет угрожать драконятам. Юным драконам и драконессам было строго запрещено покидать Хендж до достижения пятнадцатилетнего возраста. С самого рождения их тренировали лучшие воины армии под руководством легендарного Мрака; бронзовый был знаменит уже тогда. Лишь сдав экзамен на выживание, юный дракон получал право летать, где вздумается. Иногда, впрочем, нетерпение толкало молодёжь на опасные выходки – примером которых мог служить побег Крома и молодой драконочки по имени Звезда. Побег, закончившийся смертью для одной и пленом для другого… Сменные патрули днём и ночью охраняли стены крепости; каждый дракон Даналона периодически получал задание патрулировать Хендж.

Мощные скорострельные катапульты и уникальные зенитные арбалеты – натягивать которые могли только драконы – надёжно охраняли небо Хенджа, тонны заготовленных камней и стальных шипов могли в любой момент обрушить смерть на сухопутную армию. Ни одно государство Ринна не сумело бы захватить Хендж. Столь неодолимая мощь заставляла многих молодых драконов негодовать о Договоре, по которому их род был вынужден служить королям Даналона. Периодически то там, то здесь слышались голоса о расторжении договора с людьми. Став постарше, побывав на войне и лучше узнав Ринн, драконы уже не настаивали на скорейшем разрыве союза. Они начинали понимать, что даже семь тысяч драконов – такова была их численность в Даналоне – не выживут на планете, населённой ста миллионами человек и многими миллионами эльфов и гномов. Однако главная причина, по которой вожди хранили Договор, была известна немногим. Её не скрывали, просто никогда не говорили об этом без нужды… Ведь Хендж, как и любой город драконов, был беззащитен перед людьми. Пока враги могли приблизиться к стенам, имея в заложниках детей, никакие стены не спасли бы драконов от капитуляции. Конечно, все юные драконята жили за стенами города и строго охранялись; однако, как правило, никто не вспоминал о детях хроматовых драконов. Между тем, вражда и многолетние войны ничего не смогли изменить в инстинктах крылатого племени. Цвет ребёнка не играл никакой роли… Все эти мысли проносились в голове Волка, пока он нервно ходил по скалистой площадке перед воротами, то и дело поглядывая на небо.

–А если она не прилетит?… – в который раз спросил он.

–Рано или поздно она решит навестить город своего племени, – терпеливо ответил Негоро. Волк продолжил бегать взад-вперёд. Он не замечал, как с одной из городских башень за ним внимательно следит грандиозный бронзовый дракон.

***

Мраку, более известному под кличкой «Киллер», недавно исполнилось две тысячи сто десять лет. Он давно уже не отмечал свои дни рождения, слишком уж много их набралось. Волк, рассказывая Негоро историю порабощения драконов, с восхищением упоминал о неизвестном вожде, начавшем революцию полторы тысячи лет назад. Каким же было бы его изумление, знай он, что тем легендарным драконом был бронзовый Мрак, ещё не получивший в те годы своей кровожадной клички. Пятнадцать веков миновало с тех пор, пятнадцать веков, которые Мрак прожил, сражаясь и обучая сражаться молодых… Крылатый не стремился к славе. Но его имя давно стало легендой, и хотя формально у драконов не было королей, бронзовый вождь порой ловил себя на мысли, что уж слишком похож на правителя. Поэтому Мрак время от времени использовал свой колоссальный авторитет, чтобы влиять на политику молодых ареал-вождей вроде Хирсаха. Бронзовый крепко держался за Договор. Мало кто среди драконов или людей понимал, что их союз равно необходим обеим сторонам; подобно тому, как металлические драконы спасали Даналон от гибели, люди – защищая все подступы к Хенджу – спасали своих крылатых союзников от порабощения. Ночным кошмаром Мрака была идея, подсказанная ему одним человеком в ночь победы, когда договор был только что подписан, и крылатые бурно отмечали возвращение свободы. В ту ночь, незримо пройдя мимо пирующих, к Мраку приблизилась чёрная фигурка в мантии и задала простой вопрос:

–А что вы станете делать, когда король Тангмара нападёт на Даналон и пригрозит перебить детёнышей хроматовых драконов, если вы вылетите на бой? Этот вопрос до сих пор заставлял сердце Мрака леденеть от холодного ужаса. Потому что ответа не было. И ещё – потому, что человек тогда добавил со знакомой усмешкой:

–Пока я жив, этого не произойдёт. А я ведь могу умереть, дракон. Только в тот миг бронзовый вождь понял, с кем говорит. И сегодня, полторы тысячи лет спустя, воспоминания рванулись в душу столь же могучим потоком, сколь и в ту ночь.

***

…Мрак проснулся от ощущения, что за ним наблюдают. В огромном одноэтажном бараке для драконов царила тишина; крылатые, уставшие за день патрульных полётов, мирно спали на жёстких лежанках. Внимание Мрака привлекла высокая фигура в чёрном.

–Кто ты? – неприветливо спросил дракон. Человек медленно приблизился и опустился на край нар.

–Меня зовут Рэйден. Мрак захлебнулся. Рэйден! Маг, давший Повелителям власть над драконами!

–Ты!!! – прорычал крылатый.

–Успокойся, – размеренно ответил волшебник. – я здесь, чтобы поговорить. Мрак с огромным трудом взял себя в руки.

–Что тебе нужно, подлец? Чёрные глаза мага мерцали в темноте, когда он улыбнулся.

–Мрак, сколько тебе лет? – негромко спросил Рэйден.

–Двести сорок семь.

–Ты самый древний из живущих сегодня. Бронзовый дракон через силу усмехнулся.

–Да, я последний из первого поколения. Рэйден помолчал.

–Мне девять тысяч лет, Мрак. – сказал он негромко. Дракон вздрогнул.

–Это правда?

–Увы, да. Маг медленно откинул капюшон.

–Я не человек.

–Я знаю.

–Ты знаешь, кто я и откуда? Бронзовый яростно посмотрел в глаза волшебника.

–Знаю, – ответил он негромко. – А ты, я уверен, знаешь, кто такие драконы. Рэйден печально усмехнулся.

–Боюсь, что кроме нас, стариков, об этом уже никто не знает.

–Зачем ты пришёл? Маг помолчал.

–Ваш заговор раскрыт. – сказал он едва слышно. – Завтра утром Лакон арестует всех заговорщиков и жестоко расправится с ними. Особенно с тобой, Мрак. Дракон вскочил.

–Ложь!

–Я пришёл помочь. Рэйден тоже поднялся на ноги.

–Возьми, – он протянул дракону изумительный платиновый медальон, инкрустированный рубинами и бриллиантами. – Завтра, когда Лакон лично явится за тобой – а он явится, уж поверь – этот медальон освободит тебя от власти Повелителей. Ты убьешь Лакона, разорвёшь его гвардию на кусочки. Я знаю, для тебя это не составит труда. Мрак бил себя хвостом.

–Скажи, зачем ты дал им власть над нами? – с мукой спросил дракон. – Зачем лишил надежды? Маг отвернулся.

–Так было нужно. Он резко вскинул руку, упреждая яростный рык дракона.

–Успокойся. Я помогу вам вернуть свободу в Даналоне, но ничего не стану делать в Тангмаре. Ты очень умён, Мрак, ты многое помнишь из древних знаний и должен сам понять, зачем я это делаю. Дракон в бешенстве хлестнул себя хвостом.

–Естественный отбор!

–Разумеется, – усмехнулся маг. – Даналон и Тангмар станут вечными противниками, войны захлестнут континент. Тангмарцы будут использовать драконов, а в Даналоне вы сами станете помогать людям, стремясь не допустить победы Тангмара. Рэйдэн вздохнул.

–Выживут самые умные, сильные, находчивые. Через тысячу лет ваша раса станет в десятки раз могущественней, чем сегодня.

–Ты прав, я умён, – гневно возразил дракон. – Войны заморозят развитие, на Ринне сохранится варварский строй и не сможет возникнуть наука!

–Меня это вполне устраивает. – спокойно ответил Рэйден. – Технологичных миров в Галактике много. Миров, где царит магия – гораздо меньше. А для моих целей сегодняшний Ринн подходит почти идеально.

–Твоих целей… – сквозь зубы процедил Мрак. – Ты готов погрузить планету в кровавый туман ради своей цели!

–Я буду контролировать войны. Истребления или геноцида драконов никогда не произойдёт.

–На войне всегда гибнут невинные! Подумай о тех тысячах людей, чьи города будут сожжены, о тех десятках тысяч несчастных, чью жизнь ты сломаешь навеки!

–Люди меня не интересуют, – прозвучал холодный ответ. Дракон надолго замолчал.

–Что тебе нужно, маг? – спросил он наконец. – Какова твоя цель? Рэйден усмехнулся.

–Ты молишься богам, Мрак?

–Нет! – резко ответил дракон. – Богов не существует.

–Верно… – тонкие губы волшебника растянулись в усмешке. – И я намерен это изменить. Молчание.

–Ты сошёл с ума, Рэйден.

–Посмотрим.

–Боги невозможны, – мягко сказал дракон. – Это сказка для дикарей, иллюзия.

–Все мы в той или иной степени – дикари… – неопределённо отозвался Рэйден. – Но мы с тобой ещё и бессмертны, Мрак. Бессмертный дикарь – не находишь, что это весьма похоже на бога? Дракон надолго замолчал.

–Зачем тебе власть? – спросил он наконец. – Ты должен понимать, что несёт она за собой.

–Власть? Маг тихо рассмеялся.

–Мрак, неужели ты думаешь, я стремлюсь к власти? Передо мной лежит огромная, богатая планета Ринн. Стоит лишь пожелать, и она падёт к моим ногам, как падает дракон под топором палача… Меня не влечёт власть. Мрак вздрогнул.

–Что же способно заглушить её ядовитый зов?…

–Когда тебе исполнится тысяча лет, поймёшь. – спокойно ответил маг. – Пока же – береги себя, и не подведи меня завтра. Я уже предупредил принца Терона и остальных заговорщиков. Пауза.

–Почему ты считаешь, что я стану помогать твоим планам?

–Потому что я дарую тебе – и твоим сородичам в Даналоне – свободу, Мрак. Я хорошо знаю драконов. Он коснулся могучего крыла.

–Вы симпатичны мне. Ваш род очень близок тому, что я стремлюсь создать… Запомни, Мрак, сейчас я говорю как предсказатель: когда со звёзд падёт огонь, настанет время молодых, и фиолетовый дракон возглавит войско золотых. Свобода ваша далека; едва видны ростки посева, что плод родит через века, когда наступит время Гнева. Дракон отшатнулся.

–Время Гнева?…

–Оно пока не пришло, – негромко сказал Рэйден. – Могут пройти века, прежде чем настанет День Гнева. Но рано или поздно это произойдёт… Маг помолчал.

–С моей помощью, или без неё. – закончил он наконец. Тихий хлопок воздуха сопровождал исчезновение волшебника. Бронзовый дракон медленно повернул голову. Пятеро его товарищей, приподнявшись над лежанками, хмуро смотрели вслед Рэйдену.

–Тебе следовало разорвать гада, – негромко сказал молодой серебряный. – По его вине все мы стали рабами! Мрак перевёл взгляд на сородича.

–Всё гораздо сложнее, Кан. – произнёс он угрюмо. – Всё гораздо сложнее… Бронзовый дракон оглядел друзей.

–Сейчас перед нами стоит более узкая задача: свергнуть Лакона, вернуть Даналон законному наследнику Терска и заключить с ним договор, возвращающий драконам свободу. Мрак невесело усмехнулся.

–Спасением мира от Рэйдена можно будет заняться потом…

***

…но «потом» так и не наступило. И в ночь победы, внезапно узнав Рэйдена в сутулой человеческой фигурке, Мрак не решился напасть.

Слова мага уже проникли в его разум. Поэтому дракон молча отдал волшебнику медальон, когда тот протянул за ним руку.

–Помни, Мрак, – это было последнее, что услышал от Рэйдена бронзовый вождь, – Я игрок. И я сделал на драконов крупную ставку. Не заставляй меня жалеть об этом решении. Маг холодно улыбнулся.

–Проигравшую фигуру сбрасывают с доски. Прощай. С той ночи прошло почти полторы тысячи лет. Мрак давно уже покинул пост ареал-вождя; среди бессмертных было принято периодически менять род занятий, чтобы не заграждать дорогу молодым.

Последние века огромный медно-бронзовый дракон руководил службой охраны крепости и лично тренировал патрульных. Каждую ночь во снах ему являлся чёрный маг с золотистыми глазами.

Мрак боялся Рэйдена. Смертельно боялся. Он чувствовал, за магом стоит нечто неизмеримо большее, нежели простая оболочка человека в чёрной мантии. Которая – как отлично понимал Мрак – не была родной. Сейчас дракон всеми силами старался погасить всплеск воспоминаний, порождённый встречей с Волком. Не думать о прошлом, не думать, не вспоминать… Уже много веков это было самым сокровенным желанием Мрака. Он лежал на обзорной площадке главной сторожевой башни и наблюдал за молодым синим далеко внизу. Этот птенец страшно расстроил крылатого своим появлением; бронзовый ненавидел воспоминания и старался прятаться от прошлого. А Волк даже не замечал Мрака. Все мысли молодого дракона были поглощены грядущей встречей с удивительной драконессой, Волк нервно ходил вперёд-назад и постоянно глядел в небо. Шли минуты. То и дело пролетали металлические драконы и драконессы, пару раз с тангмарцами заговаривали патрульные. Волк нервничал всё сильнее. Наконец, на третий час ожидания, небо словно заискрилось лиловыми молниями. Стремительно спикировав к площадке, фиолетовая драконесса изящно сложила крылья и осмотрелась. Было заметно, что она расстроена или обижена. Сердце синего дракона забилось как барабан. Волк шагнул навстречу крылатой красивице… и замер, когда рядом с гостьей на камни опустился Хирсах.

–Не нервничай так сильно, король вовсе не желал тебя обидеть… – расслышал Волк. Золотой дракон говорил на Общем.

–Я в порядке, – прожурчал голос драконессы. – Просто… Нет, гром и молния, я не в порядке! Он оскорбил меня! Продолжая бурную беседу, двое необычайно красивых драконов скрылись за стенами. Волка просто не заметили. Негоро подошёл к окаменевшему дракону и положил руку ему на шею.

–Ты попытался.

–Но… но…

–Хирсах – королевский дракон, ареал-вождь. Волк поник.

–Верно. – глаза синего дракона медленно закрылись. – А я всего лишь тангмарская змея.

–Как и я, – просто ответил человек. – Так что хватит испытывать судьбу. Летим домой, доложим королеве о смерти Джеромо – и прощай, Тангмар. Волк вздохнул.

–Может, попробуем зайти в город?… – заикнулся дракон. – Попрощаться с Кромом…

–И с жизнью. – мрачно добавил Негоро. – Нет уж, хватит. Летим.

–С Кромом… – повторил Волк и внезапно едва не подпрыгнул. – Нег! У Хирсаха есть сын! У него уже есть подруга, Нег! Пауза.

–Боги… – Негоро безнадёжно покачал головой. – Друг, в Хендже более двух тысяч драконов. Ну сам подумай, какие ты имеешь шансы? Кроме того, столь прекрасная драконесса не могла остаться без партнёра.

–Но я хочу только поговорить с ней… – умоляюще сказал молодой дракон. – Спросить, не связана ли она с пламенем, что видели мы в горах.

Нег, прошу тебя… Человек помолчал.

–Если нас не пустят – ты повернешься и молча улетишь?

–Да.

–Точно?

–Да. Негоро вздохнул.

–Плохой из меня драконер, – сказал он мрачно. Волк улыбнулся.

–Зато ты мой друг, – он помог воину забраться на спину. – Немногие из нас говорили такие слова человеку… Их пропустили в город после короткого разговора у ворот.

***

–Хирсах? Он на полигоне, – ответил юный серебряный дракон, неприкрыто глазея на синего. За Волком увязались уже с десяток молодых.

–А где полигон? Серебряный показал, немедленно присоединившись к группе исследователей синих драконов. Волк молча направился в указанную сторону. Внутренняя структура Хенджа напоминала военный лагерь. В центре находилась огромная, наполовину погружённая в скалу полусфера командного центра. Это была единственная на Ринне цельнометаллическая постройка. Тысячу триста лет назад остатки древних знаний драконов были использованы для создания совершенно неуязвимой конструкции, призванной обеспечить полную безопасность на случай непредвиденных обстоятельств. После завоевания Хенджа люди неоднократно пытались уничтожить стальное здание, однако не сумели повредить даже внутренних перегородок. Командный центр драконов мог выдержать прямое попадание метеорита; жалкие попытки сжечь или разбить неизвестный металл ничего не дали. После заключения Договора, Мрак превратил бывший военный штаб в родильный дом. Неуязвимые стальные стены отныне и впредь хранили безопасность драконесс и детей; здание непрерывно охранялось. Вплотную к полусфере располагались защищённые от любой опасности, сложенные из многотонных каменных плит детские сады. Там совсем юные дракончики росли до трёх-четырёх лет. Между мощными стенами детских садов находились тренировочные площадки и бассейны, вышки для обучения полётам и радостные зелёные газоны, где юные драконы могли передохнуть между тренировками и послушать рассказы своих учителей. Специально отведённых под обучение мест в Хендже не было; взрослые учили детей теории, не отрывая их от практических занятий. По периметру города шли жилые кварталы и служебные постройки.

Взрослые драконы и драконессы не жили в Хендже постоянно; лишь те, от кого зависело функционирование города, проживали за его стенами. Негоро знал, что среди драконов не существует экономических связей.

Деньги, стоимость, плата – эти понятия крылатые не признавали. Легенды о знаменитых сокровищницах драконов относились, скорее, к неистребимой любви крылатого племени ко всему сверкающему и прекрасному; даже обладатель самой большой сокровищницы не воспринимал её иначе как коллекцию. Поэтому человек не удивился, заметив небольшие здания, где любой желающий мог отведать свежей пищи и выпить воды. Ресурсы заготавливались сменными командами добровольцев, менявшимися раз в несколько дней; как правило, этим занимались драконессы. Подобная система не укладывалась в голове. Негоро пришлось напомнить себе, что драконы – далеко не люди и его друг – всё же довольно чуждое существо. Тем не менее, воин был просто неспособен понять, как можно трудиться на благо общества не только не требуя награды, но будучи добровольцем. Волк упорно шагал по светлой дорожке между деревьями, в изобилии росшими по всему городу. За синим драконом следовала группа молодых, встречные драконессы удивлённо оборачивались. Впереди расстилалось широкое травяное поле мягкой земли: полигон для лётных тренировок.

–Они… – прошептал Волк, остановившись в конце дорожки. Дальше простиралось довольно широкое чистое пространство, упиравшееся в крепостные стены, слева виднелись мощные каменные здания, за которыми угадывался полусферический силуэт центра города. Неподалёку от дорожки, поднявшись на ноги, стояли Хирсах и фиолетовая драконесса. Гостья держала в руке длинное копьё. Вокруг уже собрались десятка три драконов, они расположились кому как было удобно и следили за крылатой красавицей. Даже издали было заметно, как блестят их глаза.

–Не нарывайся… – тихо предупредил Негоро. – Им сейчас не до нас.

–Смотри, смотри! Драконесса спокойно откусила наконечник копья и провела когтем вдоль полученного шеста, определяя центр тяжести.

–…Когда я спрашиваю «владеете ли вы оружием», я имею в виду несколько иное владение… – донёсся звонкий голос. Волк качнулся вперёд… …И замер, когда шест в руках гостьи внезапно испарился. Вернее, он превратился в смертоносный диск бешенного свиста воздуха, летавший во всех направлениях и казалось, одновременно прикрывающий все стороны.

У Негоро отвисла челюсть. Драконесса плавно и стремительно двигалась. Текучие, мягкие переходы, гладкие волны хвоста, равномерное покачивание полусобранных крыльев… И бешено вращающийся шест. Продолжая вращать оружие, гостья внезапно подкинула его в воздух, а сама стремительно изогнулась назад, достав ладонью землю и на мгновение прогнувшись почти кольцом. Свистнул тройной шип на кончике хвоста, мелькнули когти, и драконесса вновь стояла на ногах.

Землю вокруг неё усеяли обломки разрубленного на десяток кусочков шеста.

–Да-а… Ваши лица уже ответ. – спокойно заметила крылатая воительница. Негоро был с ней полностью согласен; более потрясённых драконов ещё не видел мир. Впрочем, человек был в ненамного лучшем состоянии.

–А… а… как?!.. – сумел выдавить Хирсах. Драконесса рассмеялась.

–Непросто, если хочешь знать. Эту ката я разучивала две недели.

Называется… гром, как же это сказать по-вашему… В общем, «три опережающих клинка на фоне заката». Она грациозно изогнула хвост и игриво помахала им в воздухе.

–Школа «трёх клинков» основана на использовании хвостовых шипов наравне с когтями ног. Представьте, что я держу в руках некий объект.

Например, ребёнка, – улыбнулась драконесса. – И в это время на меня нападает хищник… Смотрите, что я делаю. Не договорив, она внезапно подпрыгнула и с такой скоростью развернулась в воздухе, что хвост разодрал воздух со свистом.

Продолжая разворот, драконесса внезапно изогнулась влево и резко оттолкнулась ногой от земли, одновременно проведя стремительный удар когтями второй ноги справа и перед собой. Мгновение – и она вновь стояла на траве, весело улыбаясь потрясённым зрителям.

–Заметили? Я ни разу не двинула руками. Хирсах поражённо коснулся развороченной борозды в земле, где пролетел хвост крылатой воительницы. Драконесса фыркнула.

–В настоящем бою, конечно, удар придётся повыше. А самое интересное… – тут она заметила Волка и замолчала. – Ха! А Фаэт говорил, вы враждуете с синими! Правильно я ему не верила. Все обернулись. Глаза драконов сузились, улыбки бесследно исчезли.

Хирсах нахмурился.

–Ты? – золотой дракон перешёл на родной язык. – Кто пропустил тебя в город? Волк встряхнулся, приходя в себя.

–Я только хочу задать один вопрос… – сказал он тихо.

–Ты должен был покинуть Даналон много дней назад. – холодно прервал Хирсах. Синий дракон помолчал. Затем шагнул вперёд и остановился возле крылатой гостьи. Драконесса с любопытством поглядывала то на Волка, то на Хирсаха.

–Двенадцать дней назад я летел над горами к северу отсюда, – сказал Волк на общем. – И наблюдал удивительное явление. С неба пал гигантский огненный шар, окружённый чёрными обломками. Один из обломков на моих глазах выпустил пламенные крылья и был унесён ветром. Ты что-нибудь знаешь об этом явлении? Хирсах зашипел от ярости, однако ничего не успел сделать; изумлённая драконесса просто отодвинула его крылом и подошла к Волку вплотную.

–Кто ты? – спросила она негромко.

–Волк Аррстар, дракон Тангмара.

–Почему ты задал этот вопрос именно мне? Синий дракон вздохнул.

–Твой цвет… У нас есть легенды о фиолетовых драконах. Там всегда упоминается небесный огонь. Крылатая гостья задумчиво смерила Волка внимательным взглядом.

–Поразительно. Совпадение, или?… Скорее, мифология. – она обошла молодого дракона кругом. – Да, иначе и быть не может. Волк нервно подёргивал хвостом.

–Так знаешь? Пауза.

–Знаю, – спокойно сказала драконесса. – Ещё бы мне не знать, ведь это я была обломком, выпустившим на твоих глазах огненные крылья. Все замерли. Хирсах недоверчиво покачал головой.

–Тайга, о чём ты говоришь? Драконесса отвернулась от Волка и задумчиво приблизилась к золотому дракону.

–Он видел, где рухнул посадочный модуль, – сказала она. – Хирсах, надо как можно скорее туда добраться. Драко должен был оставить на месте катастрофы радиомаяк; возможно, я сумею подать сигнал на звездолёт.

–Куда?! – переспросил Хирсах.

–На звёздный корабль, – улыбнулась Тайга. – Там остались мои друзья. Весело тряхнув головой, крылатая гостья посмотрела на солнце.

–Скоро в этом мире многое переменится… – заметила она с улыбкой. – Так почему бы не начать сегодня? Ответить ей не успели. С неба спикировал молодой медно-бронзовый дракон, в котором Волк мгновенно признал сына Мрака. Викинг шатался от усталости.

–Хирсах!!! Король призывает тебя во дворец, скорее!!! Драконы вскочили, золотой тревожно дёрнул хвостом.

–Что случилось?!

–Война!

Часть вторая

Рождать существа и воспитывать их, создавать и не обладать тем, что создано, творить и не воспользоваться тем, что сделано, будучи старшим среди других,

не считать себя властелином – все это называется глубочайшим Дэ.

Дао Дэ Цзин

Не тот достоен уважения, кто победит всех врагов. Уважать следует тех, кто врагов не имеет.

Драко.

Глава 1

Первый же импульс двигателей бросил Тайгу в темноту. Треугольная кабина в облаке пламени была отстрелена от гибнущего катера и понеслась по пологой ниспадающей траектории, постепенно приближаясь к первым, ещё разряжённым слоям атмосферы. Изображение планеты на экранах стремительно росло. С бульканьем и шипением кабину заполнила быстросохнущая противоперегрузочная термопена. Автоматические гравитационные датчики мгновенно натянули предохранительные ремни, которыми Тайга была пристёгнута к креслу, мягкие тефлоновые зажимы намертво зафиксировали голову драконессы внутри шлема; прокладка скафандра наполнилась амортизирующей жидкостью. Давление термопены плотно вдавило Тайгу в анатомическое кресло. Спасательный модуль скользил на высоте тысячи километров над уровнем океана. Точно заданная траектория должна была привести к плавному торможению аппарата в верхних слоях атмосферы и последующему входу в плотные на скорости не выше пятнадцати тысяч километров в час. Всё было точно рассчитано. Кроме одной маленькой детали. Катер взорвался на сорок шесть секунд раньше предсказанного компьютером срока. Ядерный взрыв разметал серебристый корпус корабля на атомы. Его сила в десятки раз превзошла расчетную; мощнейшая ударная волна энергии рванулась вслед спасательному модулю. Чудовищный толчок буквально швырнул аппарат в сторону планеты, мгновенно разрушив все построения навигационных компьютеров. Траектория из спиральной превратилась в баллистическую. На скорости тридцать две тысячи километров в час спасательный модуль вошёл в контакт с относительно плотными слоями воздушного одеяла планеты и отскочил от них словно плоский камень, пущенный по воде. Несмотря на запредельный режим работы гравитационного компенсатора, Тайга потеряла сознание. Следующий удар о воздух сотряс аппарат до последнего винтика.

Неконтролируемо вращаясь, модуль мчался вокруг планеты по самой границе атмосферы, рискуя быть разорванным на кусочки при следующем столкновении. Мощности маневровых двигателей не хватало для исправления траектории. Однако аппарат пока жил, и был готов пожертвовать всем ради спасения слабого живого существа, заключённого в своём сердце.

Встроенный в массивное пилотское кресло компьютер отдал приказ задействовать аварийную систему нулевого уровня. Сильный направленный взрыв на верхней панели корпуса вдребезги разбил все приборы в кабине и нарушил герметичность, однако модуль буквально швырнуло в сторону планеты. Гравикомпенсатор едва не перегорел, спасая Тайге жизнь. Последним усилием маневровых двигателей, до того как яростное пламя вырвало их с корнем, явилось изменение ориентации кораблика острым носом вниз. Капсула мчалась сквозь атмосферу, влача за собой гигантский шлейф пламени подобно метеору из неведомых глубин космоса. Термостойкая пена, заполнившая кабину, спасала Тайгу от жестокой смерти, принимая на себя ярость взбешенной планеты. Корпус модуля раскалился до белого свечения, обшивка потекла каплями расплавленного металла. Удар! Сработал первый тормозной заряд, едва не разорвав капсулу на куски. Импульс гравитатора не сумел полностью компенсировать стократную перегрузку; будь Тайга в сознании, сейчас она несомненно лишилась бы его. Модуль закувыркался в воздухе. Однако конструкторы аппарата предусмотрели и такую ситуацию.

Клиновидная форма корпуса была вовсе не данью красоте; в продольном сечении аппарат напоминал крыло самолёта. Всего через десяток секунд после взрыва страшный напор воздуха вернул капсулу в первоначальное положение. Скорость упала с тридцати тысяч километров в час до девяти. Второй заряд оторвал значительный сектор обшивки вместе со всеми тормозными ракетами, и ещё сильнее замедлившийся, но теперь беспомощный модуль помчался к далёкой поверхности со скоростью трёх тысяч километров в час. Встроенный в кресло компьютер лихорадочно анализировал обстановку. Повинуясь его приказу, серия маленьких взрывов вдоль корпуса разорвала аппарат на части, вдвое увеличив площадь воздушного сопротивления. Скорость стремительно падала… Но земля приближалась ещё быстрее. На высоте шести километров модуль сделал последнее, что ещё мог.

Кресло с потерявшей сознание драконессой было катапультировано в точности против вектора падения, заметно уменьшив скорость относительно земли. Обломки капсулы понеслись дальше. В верхней точке траектории, из спинки кресла была отстрелена длинная ситановая тормозная лента. В кресле не было гравикомпенсаторов: при торможении приходилось учитывать предел нагрузок дракона. Многотонная масса металла мчалась к земле. Следом за лентой кресло выстрелило в небо маленьким ситановым парашютом. Перегрузка возросла, однако до опасного уровня было пока далеко. Второй парашют последовал за первым через десять секунд. Падение уже замедлилось до семисот километров в час. Только тогда был отстрелен главный, тридцатиметровый тормозной парашют. Его сверхпрочная ситановая ткань выдержала страшную нагрузку и забилась в воздухе, тормозя падение десяти тонн металла и плоти. Натягивая стропы взвыли сервомоторы… Высота составляла всего тысячу шестьсот метров, когда кресло распалось, уменьшая вес, необходимый для торможения последним, аварийным парашютом-крылом. Обугленный антирадиационный скафандр, с которого кусками сыпалась застывшая термопена, с хлопком расправил сорокаметровые крылья оранжевого цвета и помчался на юг, подхваченный бушевавшим на высоте ураганом. Гигантские полупрозрачные крылья влекли потерявшую сознание драконессу к океану. По металлическому экзоскелету скафандра скользили лиловые молнии; последствия мощного ядерного взрыва на границе атмосферы. Невероятно прочная ситановая ткань стонала под напором ветра. С каждой секундой ярость урагана росла. Через час после падения бешенство ветра влилось в грандиозный тайфун, бушевавший над осенним океаном. Маленький крылатый планер был заброшен почти в стратосферу. Встроенный в скафандр компьютер осторожно управлял полётом. Его программа требовала для приземления твёрдой земли; однако до горизонта простиралась вода. Машина сделала единственный правильный выбор. Максимально расправив крылья, скафандр скользнул в ураган и помчался на юг вместе с ним.

***

Тайга приходила в себя медленно и тяжело. Страшно болело всё тело, раскалывалась голова, по перепонке крыльев пробегали волны мучительной дрожи. Драконесса застонала. «Почему темно?… Скафандр обгорел?» – мысль была неприятной. С трудом приподнявшись, Тайга попыталась рассмотреть через обугленное стекло шлема дисплей наручного анализатора биосферы, однако приборчик бесследно исчез. Перед драконессой встала серьёзная проблема. «Я могу дышать этим воздухом… Но биопасность?… С другой стороны, особого выбора у меня нет.» – внутренний индикатор показывал почти полное истощение запасов твёрдого кислорода в баллонах. Ещё полчаса, и автоматика сама разгерметизирует скафандр. Тайга глубоко вздохнула и осторожно повернула герметизирующее кольцо на шлеме. От изменения давления зазвенело в ушах. Воздух оказался пропитан запахами моря. Драконесса осторожно откинула обугленное забрало шлема и осмотрела мир, где очутилась. Она лежала на песчаном берегу холодного океана, наполовину в воде. По хмурому небу бежали тучи, завывал ледяной ветер. Впереди, метрах в сорока, начинались скалистые предвестники гор; а выше, среди угрюмых камней, уже белели первые следы снега. Тайга поёжилась.

–Бррр… – захлопнув забрало шлема, драконесса включила внутренний обогреватель скафандра. Страшно болела голова. «Почему я оказалась тут, а не в капсуле?» – спросила себя Тайга.

Впрочем, сильные боли по всему телу быстро дали ей ответ. «Экстремальное торможение. Понятно…» С трудом поднявшись на ноги, драконесса выбралась на берег и только тут заметила, что ранец с крылатым парашютом бесследно исчез. Поиски завершились почти сразу: сквозь серо-стальную воду тускло виднелась ярко-оранжевая ткань. Отлив уносил парашют в океан. Тайга пару минут раздумывала, стоит ли нырять за аппаратом. Однако головная боль и слабость были слишком сильны. Тяжело вздохнув, драконесса побрела к горам, рассчитывая укрыться от ветра среди камней.

Обогреватель работал на полную мощность; в скафандре было тепло и уютно.

–Драко, отвечай. Отвечай, Драко… В наушниках слышался только ритмичный треск. Тайга бросила взгляд на индикатор чистоты приёма; цифры беспорядочно моргали. «Что за ерунда?…» Драконесса расстегнула скафандр и сняла с шеи цепочку аварийного радиомаяка. Повернула колечко включения. «Как?!…» – маяк был мёртв. Тайга осмотрела приборчик со всех сторон, однако не обнаружила внешних повреждений.

–Что происходит?! Поставив маяк на камень, Тайга отошла на пару метров и попыталась запустить диагностику встроенной ЭВМ скафандра. «Невероятно…» Дисплей сообщил о почти пятидесятипроцентном выходе из строя электронных систем скафандра. Сгорели все контуры, связанные с антеннами или внешними датчиками; нитридный скафандр сильно ослабил электромагнитный импульс взрыва, однако схемы, имевшие электрические связи с внешним миром, были уничтожены. Драконессе ещё повезло – конструкторы пытались предусмотреть любую случайность, поэтому система жизнеобеспечения, автономные компьютеры ранцевого парашюта и кресла, все сервомеханизмы и внутренние устройства скафандра были полностью изолированы от внешнего мира. Сообразив, чем вызваны неисправности, Тайга села на хвост. «Взрыв катера пережёг всю электронику в радиусе сотен километров…

Ой, мама, что же я натворила! Наверно, целые города потеряли энергию!»

У неё слишком болела голова, чтобы думать над этим вопросом.

Тяжело вздохнув, драконесса поднялась и побрела дальше. Свистел холодный ветер. Через десять минут тонко запищал индикатор аккумуляторов. Тайга удивлённо остановилась.

–Это ещё что значит?.. Приборчик показывал полное истощение энергии. Драконесса недоверчиво пощёлкала кнопкой включения.

–Неужели обогреватель исчерпал все ресурсы батарей?… Или… Тайга обернулась. «Это ж сколько времени я падала, что вся энергия ушла на сервомоторы парашюта?!» – ошарашено подумала драконесса.

Истощение аккумуляторов означало в первую очередь конец тепла; молодая разведчица бессильно опустилась на камни.

–Вот теперь Драко точно оторвёт мне хвост. Минут двадцать, пока скафандр хранил тепло, Тайга неподвижно лежала на камнях, укрывшись от ветра за большой скалой. Она восстанавливала силы, полностью расслабившись по методу «шаокан-риу». Наконец, основательно продрогнув, драконесса поднялась на ноги.

Теперь не имело никакого смысла ходить в шлеме; Тайга открыла зажимы… и яростно зарычала сама на себя. К внутренней прокладке шлема крепился белый пакет с надписью «Аварийный комплект медикаментов».

–Дура рогатая! В рот разом отправились шесть таблеток против головной боли, четыре универсальных антибиотика и стимулятор. Через несколько минут Тайга вновь ощутила себя драконом, а не разбитой фарфоровой куклой.

–Так-то лучше! – она энергично запрыгнула на скалу и оглядела местность. Горы начинались почти от самого побережья и терялись в белом тумане низких туч; снег покрывал всё, бывшее хоть на сто метров выше уровня моря. Вдали драконесса с радостью углядела первые признаки заснеженной тайги. На планете имелась растительность дракианского типа!

–Ха! – Тайга соскочила с камня и быстрым шагом направилась в сторону деревьев. По пути она осмотрела себя, желая узнать, какое оборудование пережило катастрофу. Остановилась. «Нет, ну это же надо!» – с пояса был отстёгнут единственный уцелевший прибор. Тайга не выдержала и расхохоталась. «Нарочно не придумаешь!» Драконесса держала в руках единственный аппарат, в полной бесполезности которого были уверены все космонавты. Тем не менее, правила заставляли иметь в каждом корабле хоть один универсальный бластер. Тайга с трудом подавила желание зашвырнуть бесполезный прибор куда подальше. «Н-да… И говори потом, что законов Джера не существует. Нет чтобы хоть один анализатор сохранился – так вот вам, бластер!» Немного подумав, драконесса всё же вернула оружие обратно на пояс.

Пригодится, когда она решит зажечь костёр. «Что произошло с реактором?… Почему он взорвался, там ведь была система безопасности… Реактор должен был расплавиться, испариться – но не взорваться!» Присев на камень, Тайга отвинтила внутренние зажимы в шлеме и вытащила прозрачный пластиковый экран, который использовался для индикации режимов на забрале. Пять минут кропотливой работы, и разъем экрана был подключён к диагностическому выходу ЭВМ скафандра.

–Посмотрим… – драконесса быстро пробежалась по меню и коснулась надписи «чёрный ящик». Экран замерцал. Когда запись окончилась, поражённая Тайга ещё долго смотрела в пустой экран, пытаясь собраться с мыслями. Она рухнула на только что открытую планету, ураган утащил парашют в неизвестном направлении, все коммуникационные устройства вышли из строя! Что делать?! Несколько минут драконесса старалась успокоиться. Наконец, опомнившись, она вновь вставила экран в шлем и поднялась.

–Что ж… – синие глаза осмотрели местность. – Придётся немного задержаться. Повесив шлем на пояс, Тайга тяжело вздохнула и двинулась к горам.

Свистел ветер, ледяной воздух обжигал ей лёгкие. Через полчаса, обогнув большую скалу, Тайга замерла как вкопанная:

прямо перед ней, на холодных камнях, лежало окровавленное тело неизвестного живого существа. Рефлексы сработали безукоризненно. Драконесса схватила раненного и подбежала к скале, укрывшись от ветра. Выхватила бинт из аварийного пакета. На всякий случай Тайга понюхала перевязочный материал – не дай космос, бинт окажется смочен в каком-нибудь анестетике, ведь это почти гарантировано смерть для инопланетянина – и стремительно принялась за весьма привычное ей дело; спасение жизни. Одновременно драконесса изучала первого представителя инопланетной цивилизации. С первого взгляда становилось ясно, что перед ней разумное существо.

Лохмотья одежды и пояс, как правило, не носят животные. Абориген был совсем маленьким – не больше семилетнего дракончика; крыльев не имел совершенно, хвост ящера и строение тела подсказывали, что перед Тайгой представитель прямоходящего вида с четырьмя конечностями и тонкой, очень мелкой зелёной чешуёй. Однако неизвестный был теплокровным. Вернее, теплокровной – если, конечно, признаки пола на этой планете аналогичны дракийским. Завершив перевязывать многочисленные мелкие порезы, драконесса сбросила скафандр и завернула в него раненную аборигенку.

–Посиди тут, я сейчас принесу топлива! Крылья рванули Тайгу навстречу хмурому небу. В три взмаха домчавшись до первых деревьев, драконесса прямо с лёта срезала бластером небольшое деревце и помчалась обратно. Спасённая аборигенка пока не пришла в себя; она хрипло и натужно дышала, дёргая пальцами рук. Тайга быстро раскромсала дерево на щепки. Через пять минут в небольшой каменистой нише, под скалой, весело пылал костёр. Продрогнув без скафандра, молодая инопланетянка грелась наравне с раненной. Та скоро очнулась. Первые минуты она с необычайным ужасом смотрела на драконессу, однако миролюбивые жесты Тайги и тепло сделали своё дело. Через час гостья уже знала имя спасённой «оркши»:

Уймас.

–Аыыы! Ыыыы! – жесты аборигенки наводили на неприятную мысль, что она дикарка. Тайга внимательно слушала грубый, завывающий язык, пытаясь выделить слова. «Так… они – „оорк“, были… непонятно где. Она была… гром, ну и бред!… летала? Нет, зажигала костёр и… А, поняла! Она сжигала на костре что-то, дававшее большой дым…» – драконесса решительно потрясла головой.

–Тайга! – сказала она, указав на себя пальцем. С момента спасения драконесса специально не выпускала когти, боясь испугать маленькую аборигенку.

–А?

–Тай-га. – повторила драконесса. Уймас смешно покачала головой.

–Урч дракхан. «Что за урч дракхан?!»

–Тайга, Тай-га.

–Урч гвелешап дракхана Тай-гоа? «Ага, я уже получила титул. Наверно, „великая“ или „страшная“…»

–Да, дракхана Тайга.

–Урч дракхан м'принда Тангмари'дан? «Ой…» За уроками языка быстро подоспел вечер. Когда солнце коснулось края гор, Тайга полетела искать пристанище на ночь. Им оказалась небольшая пещера на заснеженном склоне. Скрепя сердце драконессе пришлось срезать ещё несколько деревьев, иначе до утра они с Уймас просто превратились бы в ледяные статуи. У входа Тайга разожгла большой костёр и подтащила несколько плоских обломков скал, использовав их вместо рефлектора для направления тепла в пещеру. Уймас дрожала, кутаясь в скафандр.

–Не бойся, я только с виду страшная… – вздохнула драконесса.

Притянув аборигенку крылом, Тайга свернулась на каменном полу и закрыла глаза. Только сейчас она в полной мере осознала, в какую переделку попала. Понемногу надвигался сон. Первую ночь на Ринне молодая драконесса провела в ледяной пещере, у угасающего костра, согревая своим телом спасенную аборигенку. Тайге просто не пришло в голову, что Уймас может убить её во сне, или что могут появиться те таинственные «алефы», по вине которых оркша едва не погибла. Драконесса не почувствовала, как Уймас бесшумно выскользнула из под её крыла и стремительно скрылась в ночи. Костёр почти угас; перед тем как покинуть свою спасительницу, оркша подбросила в него дров.

***

Проснулась Тайга от запаха жаренного мяса. Приподняв голову, драконесса изумлённо оглядела пятерых сородичей Уймас, образовавших вокруг гостьи безмолвный караул.

–Кто вы?… Вперёд вышла Уймас. Но как они изменилась! Теперь перед Тайгой стояла не дрожащая дикарка, а полная достоинства дочь неизвестного племени. Уймас была одета в облегающую одежду из подозрительно знакомой чешуи.

–Дракхана Тайгоа, – торжественно сказала оркша. – Cиквдил ооркос мовид, урч дракхана сицоцх моитан. Подбежал молодой самец, почтительно поднеся гостье большой кусок жаренного мяса. Запах был настолько аппетитный, что голодная Тайга невольно облизнулась.

–Но я не могу… – попыталась она объяснить. – Я с другой планеты… Уймас истолковала это по своему. Усевшись на хвост против драконессы, оркша демонстративно надкусила мясо и протянула тот же кусок Тайге. Намёк был более чем понятен. «Была не была. В конце концов, есть-то мне надо…» Тайга осторожно откусила кусочек ароматного угощения. Вкус был изумительный; привыкшая к искусственным белкам, молодая драконесса никогда не ела настоящего мяса. И хотя полезность белков была на порядок выше, миллионы лет эволюции хищных драконов не могли пропасть даром. Тайга сама не заметила, как мясо исчезло в её животе.

–Вкусно… – протянула она, мечтательно зажмурившись. Уймас широко улыбнулась.

–Натанг, схва моита! Второй кусок последовал за первым. Затем Тайга благоразумно проглотила таблетку антибиотика и поднялась на ноги.

–Дзалан гемрил, – вежливо сказала она. Уймас рассмеялась, продемонстрировав слегка кривые клыки и конические зубы типичного ящера.

–Тайгоа, Тайгоа! – радостные крики приветствовали драконессу на выходе из пещеры. Тайга радостно оглядывалась.

–Говорила я Скаю, врагов не бывает… – счастливо прошептала молодая инопланетянка. Целое племя встречало драконессу почётным караулом. Как очень скоро поняла Тайга, Уймас была женой или одной из жён вождя, а может и не только – часто повторялось слово «шаман»; так или иначе, её спаситель стал другом рода. Вождь, самый крупный и сильный абориген в племени, носил гордое имя Чичкадар; через полчаса энергичных объяснений драконесса узнала, что это означает «бегающий быстрее всех». Скоро стало ясно, что племя «оорков» – кочевое. Оно как раз двигалось на новое стойбище после окончания зимы. Тайге было трудно поверить, что начинается весна (при таком-то морозе), но жесты были совершенно однозначны – холодное время осталось позади, (снег бросают через плечо), впереди – лето! (танцы вокруг костра). Разумеется, драконессу почтительно пригласили идти вместе с племенем. Тайга с радостью согласилась; перспектива одиночества в этой мрачной стране её здорово страшила. Согласие гостьи вызвало бурное ликование орков. Весь день Тайга провела в окружении самок и детей – как она заметила, самцов в племени было очень мало. Уймас весьма однозначно дала понять, что самцы ушли «далеко-далеко, быстро-быстро, когда вернутся – будет много еды!». Вопросов у Тайги не возникло. К вечеру драконесса уже выучила пять десятков слов. Вдобавок она успела подружиться со всеми детьми в племени; Тайга обожала детёнышей всех видов, а как известно, дети способны ощутить любовь независимо от оболочки, в которую она спрятана. На закате, у большого костра, молодая драконесса сидела в кругу маленьких орков и весело болтала с ними на универсальном языке детства. Как ни трудно было Тайге поверить, однако все орки хором утверждали, что уже видели «дракхан, как Тайгоа». По их словам выходило, что на Ринне есть некая раса разумных существ, как две капли воды похожих на драконов. Уймас даже показывала два одинаковых камня и говорила «камень-камень, дракхан Тайгоа– другой дракхан».

Молодая исследовательница решила как можно скорее узнать об этих «дракханах» подробнее. Ночь прошла спокойно, и на заре племя двинулось в путь. Десяток малышей ехали на спине Тайги, обильно пополняя её словарный запас.

Неслышно появившаяся Уймас шла рядом.

–Тайгоа – хороший, добрый дракхан. – тепло сказала оркша. – Не видеть такого до.

–Я драконесса, не дракхан. Драко-несса, самка.

–Самка, – кивнула Уймас. – Самка другое. Уймас – самка, оорк. Тайгоа – самка, дракхан. Тайга смутилась; «дикарка» совершенно правильно разграничила понятия.

–Мы говорим – драконесса, самка. Уймас упрямо покачала головой.

–Оорк говорит – урч дракхан. Алеф говорит – рамалюк, хуманс говорит

– дракон. Тайга вздрогнула.

–Дракон? Уймас знает слово дракон?

–Уймас много знает, – гордо сказала оркша. – Уймас шаман. Шаман, оорк, Чичкадар-самка – Уймас! Драконесса улыбнулась.

–Хорошие, добрые оорки. Уймас внезапно опечалилась.

–Оорки… – она мрачно отвернулась. – Хуманс, алеф, манадир оорк. Тайга нахмурилась.

–Манадир? Не понимаю… Уймас молча сняла с пояса костяной нож и выразительно чиркнула им поперёк горла.

–Алеф, – оркша указала на свои подживающие раны, перевязанные Тайгой. – Хуманс, – кивнула она на одноногого старого орка, ехавшего на волоките. Драконесса вздрогнула.

–Звери? Это сделал зверь? Уймас угрюмо отвернулась.

–Не зверь. Алеф, хуманс. Оорк – манадир зверь. Алеф – манадир зверь, манадир оорк, мангас-манадир дракхан. «Мангас означает „смерть“, это я помню…» – Тайга тревожно огляделась. Мангас-манадир дракхан? «Но что же такое манадир?»

–Уймас, слово манадир – не понимаю… Оркша помолчала. Тайга вдруг заметила, что дети тоже притихли. Все молча смотрели на драконессу.

–Дзац, моита шшамдаг цховл тк'хаос… – тихо сказала Уймас. Один из молодых орков побежал в конец колонны и скоро вернулся, нагруженный шкурами странных волосатых зверей. Оркша сделала племени знак остановиться. Поманив Тайгу в сторону, она разложила шкуры на камнях и указала на первую.

–Оорк – манадир ирем, оорк убивать ирем. Показала на вторую.

–Оорк – манадир ондакет, оорк убивать ондакет. Уймас помолчала. Затем она внезапно скинула свою одежду из непонятно знакомой чешуи, и разложила её на камне рядом с другими шкурами. У Тайги перехватило дыхание.

–Это… это…

–Алеф манадир дракхан; алеф убил дракхан. Драконесса пошатнулась. Только сейчас она поняла, что же напоминала ей одежда оркши…

–Уймас видеть убитый дракхан – плохо! Жалко. Дракхан – жалко, оставить – жалко… Вот, взял. Тайга закрыла глаза. Мозг отказывался понять; сердце работало с перебоями. Аборигенка планеты Ринн носила грубо сшитое одеяние из чешуи зелёного дракона.

***

В гостеприимном племени орков Тайга провела четыре дня. Всё это время она посвятила подробному изучению обычаев и фольклора своих новых друзей; невозможность снимать фильм бесила драконессу, однако видеокамера исчезла вместе с остальным оборудованием. Волей-неволей Тайге пришлось довольствоваться записями и зарисовками в небольшом блокноте из запасного кармана скафандра. Тут очень кстати пришлось давнее увлечение драконессы живописью; Тайга хорошо рисовала. На пятое утро гостья с иной планеты готовилась покинуть орков и отправиться на поиски таинственных «дракханов».

–Останься с нами. – Уймас неподвижно стояла напротив Тайги.

–Уймас, я вернусь. – ласково ответила драконесса. – Как только найду друзей, я сразу же вернусь. Ваши песни, рассказы… Я никогда не слышала ничего столь интересного! Оркша не шелохнулась.

–Ты не вернешься, Тайгоа. Драконесса вздрогнула.

–Что?…

–Уймас – шаман. Тайгоа знает, что такое шаман? Тайга опустилась на камни.

–Шаман – значит самка вождя, разве нет?

–Шаман – значит оорк, кто знает что будет. Уймас внезапно шагнула вперёд и коснулась золотого рога драконессы.

–Я знаю твои мысли. Могу читать их. Как звёзды. Тайга вздрогнула.

–Ты читаешь мои мысли?!

–Да, – кивнула оркша. – Тогда, на берегу, Уймас было плохо. Тайгоа спасла Уймас, согрела. Я боялась – дракхан, может съесть… Потом тронула тебя здесь. Она показала на лоб драконессы.

–Тронула, и не поверила. Думала – Уймас старая стала, не понимает мысли дракхана. Страх пропал. Ждать решила. Ночи. С каждым словом глаза Тайги раскрывались всё шире.

–Ночью Тайгоа заснула. Я второй раз тронула здесь. И прочла мысли. Уймас внезапно поникла, словно подрубленное дерево.

–Я… плакать хотела. Никогда в жизни не плакала! Шаман плакать не должен! Но тогда – хотела. После мыслей Тайгоа, я – грязная стала. Была

– думала, что была – чистая. Теперь знаю – нет. Она ласково погладила поражённую Тайгу по голове.

–Только дети бывают такими чистыми. – тихо сказала оркша. – Я сказала себе – Уймас, умри, но не дай Тайгоа стать грязной, как ты.

Потому ушла. Замёрзла почти, пока племя нашла. Привела воинов.

Защитить тебя, Тай-га. Чтобы никогда, никогда не стала ты похожа на нас. Резко отвернувшись, Уймас отошла на несколько шагов и замерла спиной к драконессе.

–Пока ты с нами – мы видим, что такое чистота. Мы хотим хранить тебя, Тай-га. Как… Как богиню. Ты – наша богиня, Тай-га. Научи нас быть чистыми. Уймас с огромным трудом заставила себя поднять взгляд на драконессу.

–По-жа-луй-ста… – сказала она совсем тихо. На языке Дракии.

Поражённая Тайга подошла к оркше и накрыла её крылом.

–Уймас… Я… Я вернусь, клянусь тебе!

–Нет, – едва слышно ответила рептилия. – Тай-га никогда не вернётся.

Вернётся дракхан. Она осторожно сняла с плеча крыло драконессы и повернула к ней глаза, полные слёз.

–Ты… знала один шаман. У себя дома. Чёрный дракхан, Наака. Он сказал – «Не лети в тот мир, Тай-га»… Внезапно оркша судорожно стиснула в ладонях сверкающее крыло.

–Он правду сказал, Тай-га! Правду! Ты погибнешь в нашем мире! Здесь живут дракханы, Тай-га! Здесь нет места детям! Закрыв лицо руками, Уймас убежала. Потрясённая драконесса несколько минут приходила в себя.

– Кажется, я начинаю верить в магию… – прошептала Тайга. – Гром, но что же ждёт меня впереди?… О чём они все говорят?!… Встряхнувшись, драконесса стремительно прошла к временному стойбищу племени и огляделась в поисках Уймас. Оркша угрюмо готовила еду у входа в вигвам вождя.

–Уймас… Она резко обернулась.

–Тай-га?…

–Я вернусь, Уймас. – твёрдо сказала драконесса. – Тай-га вернётся. И пусть я дракхан; дракханы тоже бывают разные. Шаманша грустно улыбнулась.

–Иди сюда. Тайга подошла.

–Наклони голову. Уймас одела на шею драконессе нитку с двумя овальными бусинами из янтаря. Тайга улыбнулась.

–Спасибо…

–Тай-га, – оркша коснулась одной из бусин. – Уймас… – показала на вторую. Подняла глаза.

–Вспоминай о нас, богиня. Тайга ничего не ответила. Только на миг прижала к себе маленькую рептилию, и – рванулась в воздух, распахнув сверкающие фиолетовые крылья. Её провожали сотни глаз. Во многих мерцали слёзы.

Глава 2

До места он долетел за шесть часов. Масштабы северного континента только сейчас стали ощутимы; пришлось преодолеть более двенадцати тысяч километров, прежде чем на горизонте показались горы, знакомые по космической съемке места падения. За время перелёта космонавт не раз замечал обработанные поля и небольшие поселения аборигенов, дважды видел вдали нечто вроде маленьких, приземистых городов.

Никаких следов технической цивилизации. Тем не менее, пришелец старался не показывать своё присутствие раньше времени. Он вёл электроплан над облаками, то и дело сворачивая с прямой, чтобы укрыться за ближайшим фронтом туч. Место падения спасательного модуля было хорошо заметно по огромному кругу выжженного леса. Большой кратер в центре уже успел остыть; космонавт с болью подумал, что для его товарища нет худшего наказания, чем лесной пожар. Детекторы биомассы показывали многочисленных мелких зверюшек.

Ни одного существа подходящего размера не было в пределах видимости.

Космонавт на всякий случай дал круг над горами, включив сирену и вращая прожекторами во все стороны. Никого не было видно, радио– и гравитоэфир молчали. Электроплан мягко опустился на обугленные камни. Молча натянув тяжёлый защитный скафандр, пришелец разблокировал шлюз и покинул машину. От спасательного модуля осталось немного. Искорёженные, оплавленные обломки металла, чёрные куски застывшей термопены, остатки верного спасательного кресла. Всё было усыпано мелким пеплом, обугленные остовы деревьев придавали и без того мрачному пейзажу вид ночного кошмара. Космонавт медленно шёл по пеплу, напряжённо размышляя над проблемой поиска своего пропавшего товарища. Через полчаса анализатор биосферы завершил исследования и сообщил, что скафандр можно без опасений снимать. Однако пришелец не спешил; он не имел права рисковать. Побродив по пожарищу, космонавт забрался в электроплан и вытащил большой серебристый цилиндр мощного маяка. Лазерный бур быстро выжег скважину, в которую пришелец вставил маяк и залил моментальным молекулярным клеем. Через пару минут посреди оплавленного кратера стоял двухметровый ситановый столб. Космонавт отцепил с пояса лазерный резак. Выставив тонкий луч, он выжег на сверкающей поверхности маяка сообщение для своего товарища: «Тая, шесть раз поверни гермокольцо и набери код 3214. Я прилечу даже с другого конца Галактики. Люблю тебя, Драко.» Постоял, молча глядя в пустоту. На душе было очень тяжело.

–Ты рейнджер, Тая. Ты справишься… – пришелец опустил голову. – Я в тебя верю. Вздохнул. Открыв забрало шлема, гость впервые наполнил лёгкие воздухом планеты Ринн и принюхался к его ароматам. Пахло гарью. «Парашют должно быть подхватило ураганом… Надо лететь по ветру, возможно я найду её!» Пришелец стремительно вернулся в электроплан и вытащил небольшой крылатый метеозонд. Установив его на камне, космонавт отошёл на пару метров и нажал кнопку запуска. Зажужжал маленький мотор. Аппарат перебрал крыльями, совсем как живая птица, и прянул в небо. Космонавт молча проводил его взглядом. Через десять минут метеозонд достиг высоты семисот метров; именно там раскрылся крылатый парашют падавшего модуля. Остановив крылья, аппаратик сложил их в специальные ниши корпуса и с тихим хлопком расправил трёхметровый надувной баллон. Несколько минут пришелец следил, как сильный ветер тащит зонд на север. Оставалось только надеяться, что за двадцать часов, пока готовилась спасательная экспедиция, ветер не успел сменить направление. Космонавт тяжело вздохнул.

–Вперёд, – сказал он невесело. Забрался в электроплан, закрыл люки.

Могучая машина бесшумно поднялась в воздух и полетела за оранжевым шариком зонда. К вечеру, посреди бесконечной, угрюмой северной степи, на огромной скале, гость обнаружил зловещий чёрный город. В инфракрасном диапазоне он сверкал тысячами блёсток живых существ; визуально пришелец наблюдать не мог – его электроплан парил над низкими тучами, включив все детекторы разом. За шесть часов полёта ветер ничуть не утих; трижды биодетекторы показывали крупное скопление биомассы, трижды гость с замиранием сердца бросал машину к земле… И все три раза находил стада животных. Космонавт нервничал всё сильнее. Когда на радаре показался город, стояла уже глубокая ночь. Пилот уменьшил высоту до бреющего полёта, обшаривая землю ультрафиолетовыми прожекторами. Несколько раз на экране появлялись маленькие двуногие существа в некой искусственной одежде; космонавт понял, что видит аборигенов планеты. Ему было не до контактов. К утру стало ясно, что если ветер унёс парашют на север, нигде кроме города его быть не может. Пришелец глубоко задумался. Он не мог открыто посадить электроплан на площади – как воспримут огромного, зубастого, чешуйчатого хищника маленькие и примитивные дикари, нетрудно было догадаться. Требовалось знание языка. Космонавт посадил машину в небольшой роще, километрах в двадцати от города. Из контейнера был извлечён специально предназначенный для подобного случая аппарат: совсем маленький летающий зонд, размером не больше когтя. Пришелец вылез на крышу электроплана.

–Не подведи, – почти бесшумно маленькая машинка взмыла в чёрное небо и скрылась по направлению к городу. Космонавт вернулся в электроплан. Главный экран теперь показывал вид из микрокамеры, встроенной в зонд. Картинка была монохромной и не очень качественной, зато темноты для компьютера не существовало. Пришелец уверенно вёл микромашинку над землёй. Вблизи город оказался даже примитивнее, чем ожидал гость.

Окружённый массивной каменной стеной, он напоминал рисунки древнейших защитных бастионов родной планеты пришельца. Только соплеменники космонавта строили крепости для обороны своих детей от страшных хищников, которыми в ту эпоху был переполнен их мир; от кого же оборонялись местные жители? Пришелец на всякий случай подключил к камерам электроплана сигнальную систему биодетекторов.

Теперь ни одно крупное существо не сможет приблизиться, не включив сигнал тревоги. Помимо непонятно с какой целью построенных стен, в глаза бросалась удивительная плоскость архитектуры города. Все дороги располагались на одном уровне, не существовало даже внешних переходов между зданиями. Да и сами здания были в большинстве двух– или даже одноэтажными. Через полчаса на экраны попался абориген, бродивший по стене, и космонавт впервые смог подробно разглядеть брата по разуму.

Маленький, не больше десятилетнего ребёнка, прямоходящий двуногий абориген был начисто лишен крыльев, рогов и хвоста. Вдобавок, судя по распределению тепла в инфракрасном диапазоне камеры и отсутствию чешуи, местные жители относились к редкому классу млекопитающих, или близкому виду. В первую очередь гость обратил внимание на одежду аборигена. Она представляла собой некое подобие защитного скафандра из металла, а самое интересное – космонавт мгновенно узнал небольшой прямой меч не боку инопланетянина. Итак, оружие. «Вооружённый абориген в защитном скафандре, по ночам обходит стены города…» – пришелец встревожился. Видимо, на этой планете есть ночные хищники, опасные даже для городов. Тщетно стараясь погасить тревогу за пропавшего товарища, космонавт поднял микрозонд со стены и повёл его к центру города. Там, посреди большой площади, располагался огромный квадратный дворец весьма мрачного вида. После непродолжительного раздумья гость решил не исследовать замок, а замаскировать микрозонд возле площади. Что-то ему подсказывало, утром наибольшая активность населения сосредоточится как раз там. Выбрав крупное двухэтажное здание, пришелец посадил аппаратик на землю возле лестниц и с помощью коротких прыжков загнал микрозонд в щель стены. Теперь оставалось только включить мощный логический анализатор и ждать, пока компьютер наберёт достаточно слов для создания гипнообучающей программы. Это не должно было занять много времени. Нервы и усталость сделали своё дело. Через час, включив все сигнальные устройства, космонавт уже спал, так и не покинув кресла пилота. Ему снились тревожные сны.

***

–Ты что, спал?! – глаза продавца горели возбуждением. – Королева замуж выходит!

–Брешешь… – недоверчиво протянул дородный, русобородый мужик в хорошем кожаном кафтане. Он стоял в тени двухэтажной таверны Роджера Оуэна, у стола, где продавались деревянные игрушки. Продавец энергично затряс головой.

–Ей-ей! Час назад, на площади, глашатай кричал!

–Кому ж такое счастье привалило? – изумленный купец почесал в затылке.

–Ведомо кому, его сиятельству лорду Кангару. Продавец, видимо, был хорошо осведомлён о всех событиях при дворе.

–Намедни от его сиятельства гонец прибыл, и видать добрые вести привёз – эвон, как зашевелились! Говаривают, лорд все дела на юге закончил и на днях вернётся, тут-то его и под венец – королева наша не промах, лорд Кангар даром что не король, а по силе, пожалуй, ей и не уступит… Этим утром тема женитьбы Аракити была главной не только на рынке, но и во всём Танталасе. Наиболее известные горожане спешили во дворец, выразить королеве поздравления, менее важные особы устраивали совещания, обсуждая новый расклад сил в стране. А простой люд расхаживал по улицам, наслаждаясь суматохой и дуновением новизны в их монотонной жизни. Во дворце полным ходом шла подготовка к свадьбе. Слуги и распорядители, придворные всех мастей и даже стражники, все носились с места на место, отдавая и принимая приказы, споря и растаскивая спорщиков… Не было лишь виновницы суматохи – вчера днём Аракити покинула замок на спине своего дракона, в сопровождении только верного Такары, и с тех пор не возвращалась. Впрочем, к подобным выходкам королевы все давно привыкли и даже научились не обращать на них внимания. «Как замуж выскочит, живо облагоразумится», – с усмешкой замечали придворные знатоки. Если бы кто-то заглянул в рощу неподалёку от городских стен, он мог бы заметить там тускло блестящие чёрные крылья, принадлежавшие королевскому дракону Тангмара. Дарк мирно спал, свернувшись на солнышке; Аракити и Такара отдыхали после бессонной ночи, облокотившись на тёплого дракона.

–Я ненавижу этого человека, – негромко сказала Аракити и затянулась сигарой. Телохранитель молча смотрел на город вдали.

–Представь, как к нему отношусь я, – ответил Такара. Королева покосилась на воина.

–Сейчас, конечно, ненавидишь. После свадьбы ты отдашь за него жизнь, как и за меня. Телохранитель помолчал.

–Верно.

–А если я прикажу тебе убить короля? – с внезапным интересом спросила Аракити. Такара повернул к женщине узкие серые глаза.

–Я твой вассал, королева. Твоё слово – мой клинок.

–Вот какой муж мне нужен, – с сожалением заметила Аракити.

–Брак с Кангаром необходим. Ты сама всегда говорила, что лишь единство…

–Знаю, знаю, уволь! – королева с омерзением раздавила погасшую сигару о лапу Дарка и потянулась за следующей. – Ненавижу свою работу… Дракон, приподнявший было голову, вновь погрузился в сон. Аракити усмехнулась.

–Твои воины тьмы, Такара, да мои драконы – вот и всё, что нужно.

–Неужели?

–Ещё бы, – королева рассмеялась. – Это – всё, что мне нужно для захвата мира. Телохранитель отвернулся.

–Не всё, – сказал он глухо. Улыбка пропала с лица Аракити.

–Да, не всё… – она стиснула кулаки. – но и на Рэйдена можно найти управу.

–Он опасен.

–Я тоже. Такара впервые посмотрел в глаза женщине.

–Он опаснее, Аракити. Королева промолчала. Докурив сигару, она резко встала и подняла с травы кольчужную куртку, которую носила даже под придворным платьем. Такара помог застегнуть доспех.

–Как раньше всё было просто… – Аракити отошла на опушку рощи и встала там, скрестив руки на груди. Сзади беззвучно подошёл Такара. – …отец правил, я сражалась, путь был прям и ясен. А сейчас мне приходится лезть в постель к подонку, только чтобы прибрать к рукам несколько замков и лесов…

–Нет, моя королева, – внезапно ответил Такара. – Сейчас ты учишься быть властительницей. Преодолеть себя – первый шаг на пути к могуществу, а твоя судьба – править миром. Я чувствую это.

–Я тоже чувствую, – весело ответила Аракити. – Потому и приняла решение. Но Такара, или я ослепла, или там, на берегу озера, стоит золотой дракон? Только что, казалось бы, крепко спавший, Дарк моментально оказался рядом. Глаза Такары превратились в две тонкие щели.

–Нет, ты не ослепла… Дарк, проверь!

–Стоять, – спокойно приказала королева. Дракон оглянулся. – Я сама проверю.

–Аракити, это опасно! Женщина усмехнулась.

–Вот именно. За мной. Бледный от тревоги, Такара вскочил на спину Дарка следом за королевой.

Чёрный дракон оглянулся.

–Быть может, вам действительно стоит подождать?

–Если это десант, значит Даналон прорвался в самое сердце Тангмара и я всё равно погибла, – решительно ответила Аракити. – Если же это шпион, ты с ним разберёшься. Взлёт! Дарк подчинился. Взвившись в воздух, он подобно молнии прорезал синюю ткань неба и cпикировал на берег озера. Стоявшие там золотой дракон с всадником встретили появление королевы на удивление спокойно.

–Кто вы? – крикнула Аракити. Дарк угрожающе хлестал себя хвостом, Такара не сводил глаз с врагов. А те переглянулись, после чего всадник спрыгнул со спины золотого дракона и сделал два шага навстречу Дарку. Это был могучий, огромного роста мужчина с длинными и гладкими чёрными волосами, властным, скуластым лицом и узкими зелёными глазами. Носил он богатый доспех, кожаные сапоги и длинный плащ, вся одежда была выдержана в синих тонах и очень напоминала парадные доспехи самой Аракити. В глазах и человека, и золотого дракона, отражался жгучий интерес – но никакого страха.

***

–Мы гости! – крикнул воин, остановившись за три шага от чёрного дракона. – Гости с другого материка. Дарк и Такара угрюмо разглядывали незнакомцев, Аракити смотрела на них со странным выражением в глазах. Около минуты царила напряжённая тишина.

–Как твоё имя? – спросила наконец королева.

–Скай, – ответил воин. – Моего дракона зовут Драко. Мы путешествуем. Аракити кошачьим движением соскользнула со спины Дарка и подошла к воину поближе. Такара моментально встал рядом.

–Надо быть наглецом или идиотом, чтобы явиться в Тангмар верхом на золотом драконе, – спокойно заметила женщина. – Кто же ты? Скай прикусил губу.

–Я не знал, что раса моего дракона вне закона на земле Тангмара.

Почему так случилось? – спросил он. Аракити усмехнулась.

–Итак, наглец. Я люблю наглецов. Воин в синем нахмурился.

–Кто ты такая? – спросил он резко.

–О, похоже меня не узнали? – прищурилась женщина. – Интересно… Я бедная королева, похищенная вот этим ужасным, жестоким драконом. Дарк покосился на Аракити, но ничего не сказал. А та невинно улыбнулась.

–Ты явился меня спасать, благородный рыцарь? Вперёд шагнул золотой дракон.

–Как твоё имя, человек? – спросил он звучным, раскатистым голосом. На этот раз прищурился Дарк.

–Аракити, поговорить с ним наедине? – негромко спросил чёрный дракон.

–Не спеши… – королева явно развлекалась. – Итак, гости, намерены ли вы ответить на мой вопрос? Скай скрестил руки на груди.

–Не раньше, чем ты ответишь на наши, – заметил он угрюмо.

–Но я же ответила, – удивилась королева. – Я – Аракити Прекрасная, королева Тангмара и всего севера, непобедимая воительница, Повелитель драконов, покоритель Востока и кошмар Юга. Вас что-то не устраивает? Воин в синем сделал движение, словно собирался напасть на Аракити.

Миг – и Такара приставил к его горлу гибкий самурайский меч, который до сих пор скрывал под одеждой.

–Не делай резких движений, советую, – тихо сказал телохранитель. – Пока моя госпожа желает с тобой беседовать, мне бы не хотелось случайно её огорчать. Скай смерил Такару таким взглядом, что будь на его месте менее отважный человек – тот бы, наверно, бежал без оглядки. Однако тут в разговор вступил золотой дракон.

–Опусти меч, – попросил он вежливо. – Мы мирные путники и никому не желаем причинять вреда. Скай, отойди назад.

–Драко… – воин что-то сказал на совершенно непонятном языке. В ответ золотой дракон бросил короткую фразу, так напоминавшую приказ, что Дарк недоверчиво вздрогнул. Воин, похоже, был недоволен, но отступил назад. Королева наблюдала за сценой с большим интересом.

–Так что же привело вас в Тангмар? – спросила она уже без насмешки в голосе. Золотой перевёл на неё взгляд.

–Всего лишь любопыство. Мы много слышали о великом Тангмаре, и наконец решили посмотреть на…

–Любопытство? – прервала королева. В её глазах загорелся недобрый огонёк. – Что ж, пожалуй мы сумеем его утолить. Ты! – она указала на Ская. – Садись на спину моего дракона. Такара, сядешь рядом, и постарайся, чтобы наш новый друг не скучал. Телохранитель холодно улыбнулся.

–Твоё слово, мой клинок.

–Послушайте, уважаемые, мы просто… – золотой не договорил.

Аракити, больше не глядя на Ская, отдала короткий приказ:

–Замолчи, подойди и опустись на колени. Власть Повелителя заработала: потеряв дар речи, золотой дракон молча подчинился. В его глазах отразилось безмерное удивление.

–Драко?! – Ская тревожно подался вперёд.

–Молчать! – оборвала Аракити. Уверенно подойдя к золотому дракону, она запрыгнула ему на спину и хлопнула по шее. – Лети в город. Не в силах противиться магии, Драко молча распахнул крылья и взмыл в небо. Скай недоверчиво протёр глаза.

–Что это значит? – яростно спросил он у Такары. Тот усмехнулся.

–Ты же не верил, что встретил королеву? Воин в синем отшатнулся.

–Если с Драко… Если с моим драконом что-то случится, ваш мир пожалеет, что не упал на солнце миллион лет назад!

–Веди себя спокойно, и ничего с НИМ не случится, – подчеркнул Такара. – Лезь на дракона. И смотри, без фокусов! Стиснув зубы, Скай подчинился. Такара запрыгнул следом, держа наготове меч.

–Дарк, в город!

–Как прикажешь, – мрачно отозвался крылатый.

***

На подлёте к городу из-за массивной стены навстречу Аракити рванулась эскадрилья синих драконов, окружив гостей угрюмым кольцом.

На спине передового сидел низкорослый, гармонично сложенный воин в чёрном, удивительно похожий на Такару.

–Аракити?! – он коротко поклонился женщине и перевёл взгляд на золотого дракона. – Что это значит?! Королева усмехнулась.

–Тинан, познакомься: золотой Драко. Он посетил Тангмар из любопытства. Воин недоверчиво оглянулся на Дарка, только что подлетевшего к городу, и махнул вниз. Все драконы с шумом приземлились.

–Берите его, – Такара спрыгнул первым и указал мечом на Ская. – Отведите в комнаты на втором этаже. Аракити также покинула спину дракона и сладко потянулась.

–Ты неплох в воздухе, – заметила она небрежно. – Можешь говорить. Драко отпрянул, непонимающе озираясь.

–Как ты сумела? – вырвалось у него. – Мы же неподвластны гипнозу!

–Меня зовут Аракити, не Гипноз, – фыркнула королева. – И не родился ещё дракон, которому я не могла бы приказывать. Кивнув одному из всадников, женщина подошла к синему дракону и запрыгнула в седло, Такара подсадил Ская на другого дракона и сам занял место рядом. Аракити зевнула.

–Дарк, займись золотым. Будет сопротивляться – убей.

–Как прикажет моя королева, – ответил чёрный дракон. Драко вздрогнул.

–Уважаемая, послушайте, это переходит все гра…

–Говорить ты будешь с ним, – оборвала Аракити. – Взлёт! Шесть драконов рванулись в небо, унося Ская, Аракити и Такару. Драко остался наедине с Дарком.

–Сколько лет, где служил? – поинтересовался чёрный дракон.

–Двадцать семь лет, нигде не служил. Меня зовут Драко Локкхид.

–Дарк Танака. Сопротивляться станешь? – холодно спросил чёрный. Золотой отшатнулся.

–Нет, конечно!

–Рад, – коротко ответил Дарк. – ненавижу убивать драконов. Пошли. И не расправляй крыльев; я могу решить, словно ты пытаешься улететь. Двое драконов направились к воротам города.

***

Казармы оказались группой зданий, примыкавших ко внутренней стороне городских стен. Расположение военных объектов Танталаса было разработано так, чтобы в случае опасности армия могла моментально занять позиции. Главные – и единственные – городские ворота находились между двумя сторожевыми башнями, каждая из которых одновременно служила местом проживания небольшого охранного гарнизона. Непосредственно от башень начиналась территория казарм, ограниченная каменным забором и снабжённая собственными колодцами на случай внутренних боёв. Таким образом, гарнизон Танталаса практически всё время находился на боевом посту и мог в течение десяти минут занять ключевые оборонные позиции. Бараки боевых драконов Тангмара также располагались симметричным полумесяцем вокруг ворот. Идея, что взрослые драконы должны находиться за стенами города, в то время как их семьи – в отдельно стоящих драгнизонах, служила сразу двум целям; облегчала контроль над крылатыми и заставляла их яростно оборонять все подступы к Танталасу.

Правда, за полторы тысячи лет рабства враги ни разу не добрались до внутренних областей Тангмара. Драко с огромным интересом оглядывался по сторонам. Молодому дракону с трудом удавалось верить, что он не спит. Дарк молча шагал рядом, не отставая и не спеша. Гость то и дело бросал внимательные взгляды на сородича, однако так и не сумел найти различий; Дарк действительно был его сородичем. За стенами казарм их обступили несколько драконов. Дарк кивнул громадному алому.

–Шеррхан, Кангарр ррашн адаррг рраванитаки илгерр. Драко удивлённо повернулся к спутнику; последняя фраза его поразила.

–Что это за язык? Дарк усмехнулся.

–Неужто металлические позабыли родное наречие? – поинтересовался дракон. Драко нахмурился.

–Я был вежлив с тобой.

–И продолжай в том же духе, – откровенно посоветовал алый. – Не в таком ты положении, чтобы дерзить. Драко помолчал.

–В чём причина вашей неприязни? – спросил он наконец. – С каких пор цвет столь многое значит для драконов? Дарк кивнул на небольшую лужайку с высокой травой, очевидно предназначенную специально для отдыха крылатых.

–Там поговорим. Пять минут спустя полтора десятка разноцветных драконов разлеглись ромашкой, окружив гостя. Дарк устроился напротив.

–Имя?

–Драко Локкхид.

–Звание? Золотой дракон усмехнулся.

–Полковник отдела безопасности.

–Из охраны Арта? – заинтересовался молодой зелёный. Дарк бросил на него холодный взгляд.

–Тихо, – чёрный дракон повернулся к золотому. – В армии Даналона нет такого звания.

–Я не из Даналона, – спокойно ответил Драко. Дарк прищурился.

–Вот как? Стало быть, среди вольных наконец появились воинские звания? Золотой дракон молча кивнул. Чёрный усмехнулся.

–Итак, перед нами бравый партизан, начальник целого отряда таких же, как он разбойников.

–Я не совсем тот, за кого ты меня принимаешь. – сухо ответил Драко. – Но сейчас не время выяснять биографии. Дарк, у меня есть важный вопрос ко всем вам.

–Важный вопрос? – огромный алый дракон рассмеялся. – Дарк, может ответим? Люблю я отвечать на вопросы золотых… – внезапно прорычал он.

–Не спеши, Шерхан. – серьёзно заметил Дарк. – Аракити приказала сначала его допросить. Дракон развернулся к гостю.

–Что заставило красивого птенца пойти на смерть? Драко молча поднялся с травы.

–Я умирать не намерен, Дарк. – сквозь зубы заметил дракон. – И прилетел совсем не для того. чтобы играть в войну. Два дня назад, в горах к югу отсюда, пропала моя подруга. Я должен её отыскать. И если для этого придётся поставить кое-кого на место, милости просим. Чёрный дракон встал.

–Птенец, – Дарк говорил совершенно спокойно. – Похоже, ты не понял.

Твоего всадника сейчас режут на части лучшие специалисты Тангмара.

Некий золотой дракон жив лишь потому, что Аракити приказала его допросить. Если мы увидим, что этот дракон не желает сотрудничать, на Ринне станет одним крылатым меньше. Поднялся Шерхан.

–Дарк, отдохни, – алый прищурился. – Дай мне с ним побеседовать.

Обещаю, потом он ответит на все вопросы. И будет просить, чтобы мы задавали ещё. Чёрный дракон с усмешкой глянул на товарища.

–Не сломаешь ему крылья?

–Как можно, друг. Я похож на дикаря? Все драконы рассмеялись. Дарк вздохнул.

–Хорошо, вразуми бедного птенчика. В круг, ребята. Драко угрюмо стоял на траве, глядя, как крылатые окружают лужайку широким кольцом. Постоянно подходили новые драконы, скоро их собралось уже три десятка. Вперёд вышел огромный алый Шерхан.

–Готов, птенчик? – поинтересовался он весело. Драко медленно поднял голову.

–Я пришёл сюда, чтобы найти свою подругу, – холодно произнёс золотой дракон. – Ваша враждебность мне непонятна.

–Браво, отличная речь. – Шерхан азартно помахивал хвостом, под алой чешуёй буграми перекатывались мускулы. – Пожалуй, если ты сейчас понюхаешь мой хвост, я могу и простить твою дерзость. По рядам драконов прокатилась волна смеха. Драко медленно обвёл крылатых горящим взглядом.

–Будем драться один на один? – спросил он негромко. – Или все вместе? Шерхан рассмеялся.

–Не думаю, что после меня ты сумеешь подраться хоть… – мгновением позже алый дракон отлетел в толпу зрителей, тяжело рухнув на спину.

Драко медленно опустил ногу.

–Следующий. Шерхан взвился как ракета.

–Неплохо, золотой… – дракон яростно хлестнул себя хвостом. – Попробуй повторить! Драко не шелохнулся. Алый дракон громадным прыжком метнулся на золотого. Тот молниеноносно шагнул в сторону и лёгким движением захватил руку летящего Шерхана, завернув её назад и вниз. Перевернувшись три раза, алый вскочил с травы.

–Ты!!! – рычание Шерхана заставило всех драконов в казармах поспешить к ристалищу.

–Следующий. – холодно приказал Драко. Вперёд шагнул мощный чёрный дракон с желтыми глазами.

–Брат, отойди. Алый яростно обернулся.

–Саэхан, я сам!

–Он сильнее. – коротко ответил чёрный. – Не позорься. Отодвинув Шерхана крылом, Саэхан встал напротив гостя.

–Тебя учил Мрак Киллер, – чёрный дракон двинулся навстречу золотому. – Посмотрим, так ли хорош его стиль… Драко прищурился. Чёрный грациозно скользнул вперёд. Золотой отразил три мастерских выпада, подпрыгнул, уходя от подсечки хвостом и в прыжке развернулся, проведя мощный удар. Саэхан отлетел на пять шагов.

–Вы! – Драко резко повернулся и указал когтем на Шерхана и синего дракона рядом. – Двое! Нападайте!

–Рэйден нас побери, если мы так не сделаем! – прорычал алый. Оба дракона прыгнули вперёд. Драко неуловимым движением ушёл от яростной атаки синего, в развороте нанёс сильный удар рукой в грудь Шерхану и одновременно подсёк ноги второго дракона хвостом. Синий ещё не успел упасть, как золотой кольцом изогнулся назад, достав землю ладонями, и совершил резкий переворот через голову, сильно ударив Шерхана хвостом снизу-вверх и, заканчивая переворот, тем же движением хлестнув падающего синего дракона хвостом по спине. Крылатые с хрипом повалились на землю.

–Следующие! – крикнул Драко. Коготь золотого дракона указал на тройку молодых зелёных, потрясённо глядевших на поверженного Шерхана. – Вы, трое. Драконы переглянулись. Судя по всему, они совсем не стремились нападать на такого странного противника.

–Э-э-э…

–Хорошо, четверо! – нетерпеливо прервал Драко. – Ну? В этот раз искушение победило. Четыре дракона разом прыгнули вперёд, выпустив когти и грозно рыча. Драко усмехнулся.

–Много тысяч… – резкий удар, разворот, подсечка, блок и три удара сразу, –…лет назад… Захват, уход от удара, подставить ребро ладони между пальцами ударяющего когтями…

–…на моей планете жил великий дракон. Один из нападавших уже неподвижно лежал в траве, хватая воздух широко раскрытой пастью.

–Однажды он сказал… – Драко рухнул на спину, саммортизировав падение сложенными крыльями, и двумя ударами ног отправил в беспамятство двоих прыгнувших на него драконов, – …что бой с двумя противниками – опасен… Захват – удар, тишина. Драко огляделся.

–…С пятью – сложен, а с десятью – прост. Золотой дракон шагнул навстречу шокированным крылатым.

–Поэтому я вызываю десять любых драконов на бой, – холодно произнёс Драко. – Одновременно. С травы, тяжело дыша, поднялся Шерхан.

–Ты сам этого хотел, птенчик… – дракон сплюнул кровь из рассеченной губы. – …Убьем его! Драко чуть сузил глаза.

–Попытайтесь. – пришелец решительно направился к рядам зрителей.

Среди драконов возникла небольшая паника, все спешили освободить золотому проход. И тогда, впервые с начала боя, заговорил Дарк.

–Достаточно, – холодно произнёс чёрный дракон. – Нет нужды сражаться с десятью противниками, они будут лишь мешать друг другу, облегчая тебе победу. Драко усмехнулся.

–Не желаешь ли испытать меня лично?

–Нет, – коротко ответил Дарк. – Я умею только убивать. Чёрный дракон мрачно оглядел ристалище. Побывавшие в когтях гостя драконы с трудом поднимались из травы, Шерхан непрерывно облизывал кровоточащую губу. Невредимый Драко замер в центре лужайки.

–Полагаю, теперь я могу задать свой вопрос? – спокойно спросил золотой. Все отшатнулись, когда он крадущейся походкой леопарда приблизился к Дарку.

–Два дня назад в горах, к югу отсюда, пропала моя подруга. – Драко опустился на траву рядом с чёрным драконом. – Она невероятно красива, принадлежит фиолетовой расе и… – он усмехнулся, – …владеет боевыми искусствами не хуже меня. Никто её не видел?

–Фиолетовых драконов не бывает, – угрюмо ответил Дарк. – Однако на твоём месте я думал бы не о драконессах, а о том, как покинуть Танталас живым. Драко стиснул зубы.

–Дарк, сейчас я сражался, не желая причинять вам вред. – дракон медленно поднял руку и впервые выпустил когти. – Если я решу отсюда уйти, я уйду. Чёрный дракон усмехнулся.

–Возможно. Не думаю, что это стоит проверять. Драко вздохнул.

–Послушай, будь я врагом, сейчас королева Тангмара лежала бы мёртвой. Мне ничего не стоит перебить вас всех, я могу пройти через этот город, оставляя за собой кровавый хаос. Пойми же, я говорю правду – мы со Скаем не враги вам. И не имеем никакого отношения к Даналону, что бы не значило сиё слово. Дарк задумчиво оглядел молодого дракона.

–Тебе неизвестно, что такое Даналон? – спросил он наконец. С опаской поглядывая на золотого, подходили крылатые.

–Я скажу вам правду. – Драко оглядел сородичей. – Мы с друзьями – гости из другого мира. Вы много раз видели на небесах звёзды; знайте же, звёзды – огромные солнца, вокруг которых вращаются планеты, подобные этому миру. На одной из таких планет, в далёком мире Дракия, живут драконы. Дарк усмехнулся.

–Давай я попробую сказать правду? – он встал, отряхнувшись от сухой травы. – Ты маг с Восточного Эрранора, принявший облик дракона и перепутавший цвет. Космонавт рассмеялся.

–Маг? Дарк, я считал тебя более серьёзным драконом.

–Ах вот как?.. – Дарк прищурился. – Мы не верим в магию… Отлично. В таком случае, предлагаю нанести визит одному моему знакомому. Он живёт недалеко от города, во-он в той чёрной башне, – дракон указал когтем за стену.

–Зачем? – спросил Драко. Крылатый усмехнулся.

–Если кто-нибудь на Ринне и способен отыскать твою подругу, так это он. Летим? Драко оглядел казармы. Группа драконов угрюмо наблюдала за пришельцем, Шерхан тихо рычал, продолжая слизывать с губы кровь.

Космонавт мысленно вздохнул.

–Летим. Воздух взревел под крыльями.

Глава 3

Семь дней прошло. Мы с Тикой всю пустыню облетели. Драконы моего Огона помогали. Дети с нами летали. Не нашли никого. Про Тайгу и не слышал никто. Совсем не слышали, ни в одном Огоне! Тика плачет, я её успокаиваю. Меня бы кто успокоил. Все драконы в ярости, никогда так не было. Войны были, конечно. Турган был. Но чтобы похитить двух детей, на глазах у отца, и потом сбежать… РРРРР!!! Недостойно! Хочет моего сына взять – пусть вызовет меня на Арену!

Победит – достойна, значит. Сильнее меня. Детям с ней лучше будет, сильнее вырастут. Проиграет – так кто просил лезть не в своё дело? А эта её штука, которую Шого назвал «магия», вообще подлость. Так нельзя. Это словно десять на одного безоружного, когда спит. Таких драконов из Огона вышвырнут. Я первый вышвырну. Но тебя, Тайга, я убью. Пусть самка. Убью. И жалеть не стану. Тот грифон, которого я спас, в отахе лежит. Немного мяса съел, молчит. Ни звука не издал за всю неделю. Я его осмотрел, раны неопасные. Придавило, пару рёбер сломало, и всё. Крылья целые. И что он в эту пещеру лазил? И Фалькия туда лазила… Подозрительно. Времени не было посмотреть как следует, целыми днями детей искали. Сегодня первый день не летали на поиски. Я мрачный как ночь. Сижу в отахе, на небе Смерть. В углу грифон. Нахохлился, распушистился. Глаза от меня прячет. Я на него смотрю, думаю. Где видел? Вспомнил! Это же он Тандеру перепонку порвал! Только тогда он был поменьше немного… Да, так и есть. И это он на меня смотрел, когда я Тандера искал. Не испугался. И сейчас не боится. Смелый грифон. Очень смелый.

–Ты по-нашему понимаешь? Молчит. Но теперь в глаза смотрит.

–Что смотришь? Думаешь, съем? Глупый, если думаешь. Я тебя вылечу и домой отнесу, как Фалькию. Подскочил от неожиданности.

–Фалькия?! Ага, не выдержал. Проговорился.

–Да. Молодая грифона и её сын, Оррлис. Я их спас от гышана. Зарычал, вскочил на ноги. Ого. Да он куда лучше себя чувствует, чем хотел показывать. Умный.

–Что ты с ней сделал?

–Отнёс к вашим горам. Давно, сто дней прошло. Больше даже.

–Врёшь! Я нахмурился.

–Грифон, ты меня не зли. Я тебя не убью, конечно, но побить могу.

–Её нет в пещерах! И сына моего нет! Ты убил их в пустыне! Я следил за тобой, Коршун. Долго следил. Я организовал отряды, я хотел поймать тебя живьём! Смешно. Он меня за фытыха принимает, да? А Оррлис его сын, однако…

–Птица, ты меня за фытыха не считай. Как ты говоришь на нашем языке, если её не видел? Рычит, хвостом себя хлещет. Совсем меня не боится.

–Я выучил драконий язык у… неважно. Что ты сделал с моей грифоной и Оррлисом?

–Глупый, да? Сколько раз говорить? Отнёс к горам, посадил на песок.

Оррлис неделей раньше улетел куда-то. Из-за Фалькии все драконы чуть за пустыню не улетели. Мы не знали, что вы разумные. И охотились.

Теперь знаем, и нам плохо. Очень плохо. А ты на меня рычишь. Рычать перестал. Смотрит, глазищи такие. Красивый. Ох, скольких я таких убил… Никогда не прощу себе. Да и кто простить сможет?…

–Не смотри так. Да, я тоже убивал. Много. Я самый сильный дракон, чаще всего фыт… грифонов ловил. И мне хуже всех было. Если бы не Тикава… Неважно. Отпустил я твою Фалькию. И не думай, я не жду прощения. Убийца, гышан, тварь. Это всё я. Можешь называть как угодно, не обижусь. Ты прав будешь. Молчит, смотрит.

–Почему ты спас меня в храме?

–Где?

–В той пещере. Храм? Что за ерунда? Пещера – она и есть пещера.

–Точно, глупый. Грифон лежит, умирает – я что, мимо пройду?

–Нет. Дракон должен был добить. И сожрать, как двух моих братьев.

Обоих убил огромный золотой дракон с чёрными рогами и тёмно-золотистыми крыльями, на хвосте не хватает одного шипа. Не знаешь такого? Молчу. Долго молчу.

–Как тебя зовут?

–Аррахис.

–Про нашу арену слыхал? Кивает.

–Так вот. Я убил твоих братьев. Не знал, но это сейчас неважно. Ты имеешь право вызвать меня на арену и убить в поединке. Я помолчал.

–И ещё одно, Аррахис. Я сопротивляться не стану. Ты ИМЕЕШЬ право меня убить, поэтому так и будет. Глаза широко открыл. Но сразу прищурился.

–И я должен тебе верить?

–Хочешь верь, хочешь нет. Только прошу – повремени убивать. Мне надо детей своих отыскать. Помнишь, тот зелёный которому ты крыло оторвал почти? Вздрогнул. Я вздохнул.

–Их похитили. Найду – потом можешь резать меня на части. Право заслужил. Долго молчит.

–И ты действительно намерен дать мне шанс отомстить? Я встал. Прошёл в кех, вытащил оружие. Вернулся. Дал ему.

–Видел такое? Схватил шест, лезвия раздвинул. Завертел как спичку. Ничего себе…

–Да, я отлично владею тин-фан.

–Как-как?

–Ты не знаешь как называется твоё собственное оружие?

–Оружие.

–Это древнее оружие моих предков. МОИХ предков, понимаешь?

МОИХ. Не драконов. И называется оно тин-фан. Интересно. Но не время сейчас.

–Так вот. Бери этот тин-фан, и перережь мне горло. Повторяю, грифон. Я сопротивляться не стану. Могу только просить – подожди, пока детей отыщу. – Я голову откинул и глаза закрыл. В груди сердце остановилось, страшно. Но иначе я просто не могу. За все мои преступления. Он действительно имеет право меня убить.

Жаль, я хотел Тайге отомстить… Странно. Не ударяет. Я вниз посмотрел. Стоит, на меня уставился.

Удивлён.

–Я на самом деле мог убить тебя… – потрясён даже, не удивлён. Я усмехнулся.

–Да, можешь. Дракона убить трудно, но можно. Например, если глубоко разорвать горло – от потери крови умрёт. У нас два сердца, и кровь очень быстро по жилам течёт. Быстро вся уйдёт, и смерть. Опустился на землю. Оружие не вернул, однако.

–Коршун, я трижды останавливал удар у твоего горла. И ты не шевельнулся. Н-да… А он молодец. Отличный воин. Я не услышал замаха.

–Почему не убил? Молчит.

–Не знаю. Не могу я так – зарезать, словно ренека. Даже дракона не могу. Я улыбнулся.

–Молодец, Аррахис. Ты – как и я, воин.

–Да, я воин. И ты мой заклятый враг, Коршун.

–Мне жаль, что так случилось. Но почему вы столько зим не пробовали нападать? Вы же разумные. Если бы на драконов кто охотился, я бы за месяц армию собрал и перерезал гадов. Усмехнулся. Мрачный такой.

–Вам не надо отражать атаки природы. Вы живёте стаями. У вас есть лидеры, к ним прислушиваются. Ха. Это он меня имеет в виду?

–А вы что, не так?

–Нет. Мы очень сильно одичали за эти годы. Грифоны живут семьями, в пещерах. Один грифон, несколько самок. Орудий труда почти нет. Воды почти нет. Пищи мало. Только детей много. А отцы часто не возвращаются с охоты, и тогда детей кормят старшие братья и соседи.

Матери растят молодых, и превращают их в трусов! Они дрожат при одном слове «дракон», вместо того чтобы собраться в кулак! – он когти выпустил, зарычал. Мне плохо стало. Это ведь мы виноваты были…

–Между нами нет понимания. Нет единства. Каждый сам за себя. Всем хвостом, что с каждой зимой нас всё меньше! У нас есть старики, они помнят о прошлом. Они могли бы научить нас делать оружие! Старики?… Что такое старик?… Наверно, грифон который долго жил.

–Ты ведь умеешь обращаться с тин-фаном. И на труса не похож… Он распушистился весь, вскочил, рычит на меня.

–Ты, ящерица! Меня избрал великий Тэсс, которому подвластно будущее и прошлое! Он научил меня смелости и дал силы объединить кланы! Я… – запнулся. Ага. Вот значит как…

–Ты – вождь грифонов. Вздрогнул.

–Не отрицай, Аррахис. Ты непохож на других. Смелый слишком. Отвернулся, когти впускает и выпускает. Я вздохнул.

–Спасибо, грифон. Резко обернулся ко мне. Глаза горят, как у моего Тандера прямо…

Тандер… Где же ты сейчас, горе моё зелёное…

–За что спасибо?

–Что пощадил. Отшатнулся.

–Я?! Пощадил?! Тебя?!!

–А разве нет? Стоит, клюв раскрыл. Думает. Это хорошо, что думает.

–Коршун, объясни. Ты правда готов умереть? Теперь я отвернулся.

–Арр, у вас детей можно убивать? Вздрогнул.

–Как это?

–А вот так. Голодно, еды никакой. Взять маленького грифона, убить и съесть. Можно? Вскочил на ноги.

–Дракон, ты смеешься надо мной?

–Если бы. Помолчал.

–Нет, нельзя. Такое даже в голову не придёт никому. Хорошо.

–Хорошо. А если так: Еда есть, но невкусная. Зато поймали десяток маленьких драконов. Они вкусные… ммм, объедение. Так можно? Замер. Долго думает. Это ОЧЕНЬ хорошо, что думает.

–Не знаю. Так никогда не случалось.

–Ну а все же? Молчит. Долго. Потом медленно так:

–Думаю, нет. Детей убивать нельзя. Даже драконов. Нет, мы не звери.

Не убили бы. Я вздохнул глубоко, потом закрыл глаза.

–Понимаешь. Понимаешь… Мы тоже детей не убиваем. Никаких. Я и грифонов, и ренеков, и каннов отпускал, если маленькие. Нельзя так.

Дети – это… это дети. Можно охотиться, убивать взрослых. Хотя тоже плохо. А детей нельзя убивать. Никогда. Потому что у них шансов нет, понимаешь? Ты воин. Ты слабее меня, да. Но ты можешь сразиться со мной, отдать жизнь в бою. Достойно. Защищаясь. Они не могут. Молчит, слушает. У меня настроение мрачное, словно ночь в пустыне.

–Ещё причина есть. Ты взрослый. У тебя уже свои дети есть. Тебя убить – грифонов меньше не станет. А вот если детей убить… – я вздрогнул даже, как подумал. Рррр….

–Так вот почему некоторые спасаются. – Аррахис мрачно посмотрел на меня.

–Не некоторые. Все. Детей убивать нельзя. А ещё – самок убивать хотя и можно, но недостойно. Поэтому мы самок не трогали. Поэтому никогда не летали на охоту в ваши пещеры. Хотя знаем, где они. Он так долго молчал, что я не выдержал.

–Может, глупо. Может, просто это мы такие наивные. Может, мы любим детей. Как бы то ни было, драконы детей убивать не могут. Совсем. Не умеем. Я расправил одно крыло, зачерпнул воду в отахе и вылил на себя.

Хорошо. Но настроение лучше не стало. Вздохнул.

–Звери детёнышей убивают. Чужих. Иногда, редко, убивают детёнышей своих сородичей, как правило если еды нет. На то они и звери. Мы – разумные. Мы должны от зверей отличаться. Разве нет? Не отвечает. Я помолчал.

–Мы не знали, что вы разумные. Думали – очень вкусный зверь. Канн, ренек… Только вкуснее. А теперь подумай хорошенько, грифон. Потому что Фалькия для нас явилась таким ударом, что мало кто сейчас решится вспоминать те дни. Потому что мы убивали разумных и слабых, ели их. А они нам врагами не были. Вы нам врагами не были, Аррахис. Это мы вам

– враги. Вы для нас едой были. Ты представляешь, как это – узнать, что ты много зим убивал разумных не-врагов? Можешь ты себе такое представить?! Я резко встал.

–Не можешь! И я хочу, чтобы никогда – слышишь, НИКОГДА! – тебе не пришлось это узнать. Повернулся, хотел выйти. Но остановился.

–И последнее, грифон. Ты меня слушаешь? Тишина. Потом –

–Да, слушаю.

–Хорошо. Так вот. Ты свободен. Можешь лететь, когда захочешь. Но помни про меня. Я должен найти двух сыновей. Я их найду. Потом я найду тебя, и ты меня убьёшь. Потому что ИМЕЕШЬ на это право. Вышел. А там Тика стоит! На меня смотрит и плачет. Я замер прямо.

–Тика?… Бросилась на шею, стала меня крыльями колотить.

–Дурак! Глупый дракон! Ящерица безмозглая! Кусок ржавчины! – а сама плачет.

–Тика, ты что?

–Он тебя убить мог!!! Ты ему горло подставил! Знаешь, как он смотрел на тебя?! Как на фытыха! Добыча! Коршун, я тебе хвост оторву! – обнимает, плачет. Мне тяжело стало. Детей дома нет, все у друзей. Мои драконессы в уцахане тихо разговаривают, грифон нас подслушивает. А Тика плачет…

–Тика, ну что ты… Не надо, хорошая моя.

–Коршун, поклянись, что никогда так больше не сделаешь! Поклянись!

–Нет. Отпрыгнула даже.

–Как – нет?!

–Сделаю, Тика. Сделаю. Она на хвост села. Глаза квадратные.

–Тебе дыхание в голову вошло?

–Нет. Понимаешь, любимая – он имеет право меня убить. Только он сам может решить. Я… Ударила меня?!

–Коршун!!! Замолчи!!! Я разозлился.

–Тика, ты почему меня ударила, а?

–Потому что глупый! Глупый как ящерица! Нахмурился.

–И почему я глупый?

–Как можно такие вещи говорить?! Да, мы грифонов ели. Да, мы убийцы. Так не знали же! А теперь что, они нас истреблять имеют право?! Ты вообще думать умеешь?! А?! Ты кроме себя о ком-нибудь думать можешь?! А я? А дети?! А Тандера кто вернёт?! А моего малыша?!

Ты кто – одинокий дракон, да? Никого нет? Хочешь, убиваешь, хочешь, сам убиваешься, да? Никогда такой злой драконессы не видел.

–Тика, я тебе одну вещь скажу, а ты молча слушай. Этого грифона зовут Аррахис. Я убил двух его братьев. Зарычала.

–Коршун, если он тебя хоть поцарапает, я всех грифонов в мире перебью, понял? Я – не ты. Если выбирать, грифон или дракон – то пошли все грифоны куда подальше, понял? Если мой сын голодный а еды нет – грифон тоже еда! Понял меня? Теперь я на хвост сел. Сижу, рот раскрыл.

–Тика, что с тобой случилось?

–А то! Хватит с меня! Наивная была, глупая – хватит! У меня сына украли! Пусть теперь кто подойдёт. Пусть попробует только! Странно. Месяц назад я рассмеялся бы. Теперь – страшно стало. Я встал, Тику обнял. Она прижимается ко мне, дрожит, слёзы как дождь.

Мне страшно.

–Любимая моя… Ну что ты?… Не надо так, Тика… Мы отыщем их, вот увидишь. Я полечу в Огон Ногарра, там есть один дракон, ему очень много лет. Он знал самого Таннера. Я его спрошу. Плачет, остановиться не может. Тайга, я убью тебя!!! Из отаха грифон глядит, удивлён. Я мрачный.

–Аррахис, летать уже можешь? Тика вздрогнула, а грифон кивнул.

–Хорошо. Тогда лети в свои горы. Ни один дракон не тронет, можешь верить. И спроси дома про Фалькию. Сто дней уже, как отпустил. Он долго на нас смотрел.

–Коршун, ты очень странный дракон. Я усмехнулся. А Тика вдруг схватила грифона и подняла. Я вздрогнул.

–А теперь слушай меня, ФЫТЫХ. Ты моего Коршуна убить хотел. Ты просто представить не можешь, КАК тебе повезло что ты ещё жив.

Запомни, птица: Коршун – глупый дракон. Добрый. Такие как он долго не живут. Такие как ты их убивают. А я другая… – встряхнула как пустую шкуру. Я Тику за крыло потянул.

–Тика, отпусти…

–Молчи! Слушай дальше, птица. Коршун тут болтал глупости, что ты его убить должен, и другую ерунду. Посмотри на меня. Видишь? Меня зовут Тикава. Я сама зарежу и тебя, и всех грифонов сразу, если с Коршуном что случится. Понял меня? Я армию соберу, полечу в ваши горы и всё. Были грифоны, нет грифонов. Понял?! Я сильно рассердился. Тикаву вместе с Аррахисом поднял, встряхнул.

–Драконесса. Отпусти его. Быстро. Отпустила. Грифон тяжело дышит. Но не испугался! Странный грифон.

Слишком смелый, по-моему.

–А теперь слушай МЕНЯ, ящерица… – это он Тике сказал! Мы с ней рты раскрыли. А он тоже разозлился! Рычит, распушистился весь.

–Коршун странный дракон. Но ты даже представить не можешь, какой Я странный грифон. Тебе страшно повезло, что ты до сих пор живая. У меня армия УЖЕ есть, поняла? Ещё немного дней – и началась бы война.

И драконам конец. Были драконы – нет драконов. Вот так. Поняла меня?

А теперь не начнётся. Из-за Коршуна. Потому что я ему поверил, поняла?

Потому что уже давно драконы не убивают нас, а мы понять не могли, почему. Поняли теперь. А ты МЕНЯ поняла, ящерица синяя? Она села на хвост, рот раскрыла. А я засмеялся. Смеюсь, остановиться не могу. Они на меня смотрят, как на фытыха. А я не могу прекратить, смеюсь, крылья дрожат от хохота.

–Коршун, тебе дыхание в голову вошло? Тика.

–Нет, любимая. Просто вы как два ребёнка, рычите друг на друга. Теперь на меня зарычали оба. Мне ещё смешнее стало.

–Ладно. Теперь слушайте меня, вы. Мы были врагами. Не знали, потому и были. Сейчас вражда кончается. Поэтому война – опоздала.

Понятно? Аррахису война больше не нужна – мы грифонов не трогаем, и никогда не тронем больше. А если он не начнёт войну, то ты ТОЧНО не начнёшь, Тикава. Потому что у них причина есть. Была, точнее. А у тебя нет. Молчат, на меня смотрят.

–Грифон, лети в свои горы. И скажи там – драконы больше не враги.

Мы хотели бы стать друзьями, но не выйдет. Помолчал.

–Почему же?

–Не заслужили мы. – я жёстко ответил, потом вытащил его в пустыню и дал свою фарху. Он запутался весь. Я посмотрел, посмотрел… Обратно затащил.

–Ночью полетишь. Потом долго молчал. Грифон на меня смотрит. Я ему негромко сказал:

–И последнее, Аррахис. Я не враг. И ты имеешь право убить меня. Но если грифоны начнут убивать драконов… Если начнётся война… – я поднял камень и раздавил рукой. Грифон вздрогнул.

–Тогда знай – вот так я тебе голову раздавлю. И ушёл.

Глава 4

На высоте холод был совершенно невыносим. Сориентировавшись по солнцу, молодая драконесса помчалась на север, одновременно гадая, каким образом она пересечёт океан. В холодных водах то и дело попадались айсберги, но рассчитывать на такую удачу Тайга боялась. Она хорошо знала, что бывает с драконом, не рассчитавшим сил и залетевшим дальше точки возврата. Поэтому сейчас молодая драконесса мчалась на северо-восток, постоянно держась берега и осматривая горизонт в поисках земли. Через два часа полёта горный кряж кончился. Под крыльями потянулась заснеженная тайга, кое где встречались полусферические холмы реликтового льда. Несколько раз драконесса замечала стада рогатых животных под названием «олени», которых пасли орки. Ещё через час ландшафт изменился. Леса плавно перешли в угрюмую антарктическую степь, там и тут виднелись островки снега. По жухлой траве бежали волны, гонимые холодным южным ветром; угрюмые серые тучи прижимали Тайгу к земле. Драконесса тревожно осматривалась, боясь грозы. Первые капли дождя ударили по сверкающим крыльям ближе к полудню. Раскаты далёкого грома предупредили о самой страшной опасности для дракона, молнии. Тайга немедленно приземлилась у подножия холма и поспешно сняла металлический пояс, закопав его в землю. В полукилометре к северу, посреди степи росло одинокое дерево.

Драконесса с тревогой заметила, что кто-то укрывается от грозы под его ветвями; очевидно они не знали, что одинокое дерево в степи – лучшая приманка для молний. Тайга тревожно взглянула на небо. Грозовой фронт надвигался с угрожающей быстротой. Чёрные как смоль тучи озарялись синеватыми вспышками, было хорошо видно, как на море поднимаются волны, гонимые мощным шквалом. Гроза обещала быть ужасной. «Уймас ведь предупреждала о весенних грозах!» – вспомнила Тайга.

Более не колеблясь, она рванулась в воздух и помчалась к дереву – предупредить об опасности. По мере приближения, драконесса всё шире открывала глаза. Под деревом находились вовсе не орки! Трое двуногих существ в странной одежде и четыре крупных зверя, слегка напоминавших безрогих оленей.

Молодая инопланетянка недоверчиво тряхнула головой; все трое разумных явно принадлежали к различным видам. Под деревом горел небольшой костёр. Расположившись вокруг него, аборигены собирались перекусить каким-то животным, насадив тело на вертел. Итак, хищники. Привычный взгляд космонавта моментально ухватил множество мелочей, сформировав законченный мысленный портрет. Тайга сразу определила, что все трое не являются рептилиями, а, скорее всего, представляют собой разумных млекопитающих. Довольно странное явление с точки зрения жителя Дракии. Сильнее всего бросался в глаза крупный, волосатый самец в массивном защитном скафандре тёмно-зелёного цвета; рядом с ним сидел стройный, очень высокий абориген совершенно другой расы. Уши высокого имели странную треугольную форму и ничем не напоминали уши остальных, а глаза были белые, странные. Каким-то образом Тайга сразу поняла: он относится к другому виду, даже роду. Третий её поразил. Маленький, на голову ниже орка, он обладал настолько широкими плечами и атлетическим сложением, что выглядел квадратным. Однако удивительнее всего смотрелась длинная борода, достигавшая пояса низкорослого аборигена. Все кроме высокого были обильно покрыты волосами; за исключением крупного самца, все носили меховую одежду, поверх которой крепились металлические пластины непонятного назначения. Аборигены мирно беседовали, поджаривая на костре пойманное животное. Тайга с разгона приземлилась неподалёку от дерева и быстро направилась к беспечным путешественникам. Высокий абориген вскинул голову и внезапно заметил драконессу.

Что-то вскрикнув, он с невероятной быстротой вскочил на ноги и сорвал со спины непонятное приспособление в виде изогнутой палки, связанной тонким тросиком. Остальные мгновенно выхватили холодное оружие и образовали оборонительный треугольник.

–Я пришла с миром! – поспешила Тайга. Однако, либо язык орков был им незнаком, либо драконессе не поверили. Высокий абориген плавным движением выхватил из-за спины тонкую палочку, и внезапно с невероятной скоростью выстрелил ею в Тайгу, использовав свою конструкцию как метательное устройство. Драконесса машинально поймала палочку двумя пальцами.

–Я не зверь, я дракхан! – попыталась она вторично. На лицах аборигенов ясно читалось отчаяние. Неожиданно крупный самец громко рявкнул какой-то приказ и бросился на Тайгу, занеся для удара длинный прямой меч. Драконесса скользящим движением ушла от атаки, одновременно отбив хвостом вторую метательную палочку и отпрыгнув назад, чтобы не попасть под громадный топор низкорослого воина. Поведение аборигенов начинало её тревожить.

–Прекратите, я же вам помочь хочу! Третья палочка едва не попала Тайге в глаз. Рассердившись, драконесса стремительно перехватила руку большого самца с мечом, движением пальцев подбросила оружие в воздух и в развороте нанесла страшный удар хвостом прямо по падающему мечу. Тот со звоном промчался два десятка метров и по рукоятку вонзился в дерево.

–Хватит! – рявкнула Тайга. Аборигены притихли, с ужасом и отчаянием глядя на драконессу. – Я не зверь! Я Тайга! Дракон Тайга! Решительно подойдя к дереву, молодая драконесса одним движением выдернула из ствола меч и переломила его двумя пальцами.

–Язык оорков понимаете? – спросила она резко. Вперёд шагнул высокий.

–Да. – ответил он тихо.

–Надвигается гроза, – Тайга указала на небо. – В одинокое дерево может ударить молния. Отойдите в степь и переждите грозу там. Возмущённо фыркнув, драконесса распахнула крылья и взмыла в воздух. Дикари! Кто слышал нападать на незнакомое существо?!

–Этой планете не помешает пара уроков вежливости… – рассерженная Тайга спикировала к своему холму и уселась на траву. – Пфрррр! Дождь уже лил как из ведра, по чешуе драконессы стекали целые потоки холодной воды. Настроение у Тайги окончательно испортилось. Расправив крылья, она накрылась ими словно зонтиком и мрачно смотрела на дождь. Голодной, уставшей за день полёта, Тайге было страшно холодно. «Хорошо, что драконы не болеют… Иначе я бы давно сложила крылья»

– невесело подумала драконесса. Тяжело вздохнув, она принялась размышлять над проблемой поиска Драко. «Надо найти место падения катера. Драко непременно оставит там радиомаяк. Бедный, наверно сейчас от тревоги с ума сходит… Похоже, первая половина пророчества Нааки начинает сбываться.» Тайга невольно вспомнила последний день на Дракии, когда многомесячные тренировки наконец завершились и троих космонавтов отпустили отдохнуть перед отправкой на корабль. Она вернулась в заповедник, где работала хранительницей, вернулась попрощаться с друзьями…

***

…Небольшой чёрный дракон опустился на траву рядом с Тайгой.

–Ты устала, девочка моя. Тебе надо отдохнуть.

–Вот ещё, устала! Пару часов полежу тут, и можно лететь хоть в другую Галактику. Наака улыбнулся.

–Ты устала быть одна, Тая. Драконесса повернулась к своему собеседнику и удивлённо приспустила крылья.

–Одна?… Это я – одна?

–Конечно, – кивнул дракон. – И сама это знаешь. Сколько тебе лет?

–Двадцать семь…

–В твоём возрасте пора бы уже подумать о чём-то посерьёзнее спорта и походов в джунгли. Тайга улыбнулась.

–Наака, мне двадцать семь лет, а я уже чемпион Дракии по скоростным полётам, чемпион по стрельбе, трижды чемпионка мира по боевым искусствам, победитель гонок реактивных глиссеров и – была избрана в Первую Межзвёздную!

–Ты также обладательница Короны Лиг, – напомнил чёрный дракон. – Как может самая красивая драконесса планеты быть одинока в двадцать семь лет? Тайга помолчала.

–Я счастлива и так. – негромко ответила она. – У меня есть джунгли, горы, солнце и реки, океан и подводная яхта. Я защищаю детей, учу их знанию природы, любви к любой жизни… Я счастлива, Наака.

–А ты не хотела бы иметь собственных детей? Чёрный дракон ласково накрыл крылом свою подругу.

–Из тебя получится замечательная мать, Тая. Драконесса фыркнула.

–Когда почувствую, что готова – тогда и посмотрим. Пока что мне вполне хватает их, – она кивнула на клубок хвостов, крыльев и смеха, катавшийся по лагерю. Наака помолчал.

–Ты скоро улетишь, Тайга. – сказал он наконец. – Улетишь навсегда. Он медленно повернул бездонные чёрные глаза к удивлённой драконессе.

–Ты не вернешься оттуда, – продолжил чёрный дракон. – Тайга, которая сейчас сидит рядом со мной, останется лишь в сердце. Впереди лежит удивительная, неповторимая судьба, девочка моя… Но ты не будешь одна. Наака закрыл глаза.

–Он станет смыслом твоей жизни, частью сердца. Он будет любить тебя безумной, сжигающей любовью, он не задумываясь пожертвует ради тебя жизнью. Вы станете единым целым, ты – и он, Тайга и … Дракон вздрогнул.

–Что я говорил? – открыв глаза, Наака глубоко вздохнул. – Опять, да?…

Тайга задумчиво кивнула.

–Да, друг. Вновь таинственное предсказание. Она взглянула в глаза чёрного дракона.

–Наака, твои предсказания всегда исполняются. Как это может быть?..

Как можно видеть будущее, скажи?

–Я не знаю, Тая. – тихо ответил дракон. – Иногда я словно погружаюсь в поток света, словно ныряю в сверкающий шар пламени. И там, иногда, мне удаётся увидеть картины будущего. Я не понимаю этого, девочка моя. Но верю своим словам. Тайга подалась вперёд.

–Что ты видел сейчас? Молчание.

–Страх. – внезапно ответил Наака. – Ужасный, невыносимый страх.

Боль, кровь, смерти друзей и врагов, войну… Я никогда не видел так отчётливо, Тая. Дракон помолчал.

–Из хаоса медленно поднималась огромная чёрная фигура, и против неё несокрушимой стеной встали трое драконов. Я видел их как с бреющего полёта. Могучие, яростные, полные решимости защитить беззащитных и спасти жизнь… Наака понурил голову и надолго замолчал. Тайга ждала.

–Ты стояла в центре, Тая. – внезапно сказал чёрный дракон. – Ты стояла в центре, и я видел твои глаза. Он отвернулся, не в силах смотреть на молодую драконессу.

–Там была ты… И не ты. Я никогда не видел таких глаз, Тая. Глаза воина. Глаза дракона, перенёсшего нечто большее, чем смерть. Повисло напряжённое молчание.

–Где ты видел меня в этот раз, друг? – тихо спросила драконесса.

Чёрный дракон съёжился, словно Тайга хлестнула его цепью.

–Не знаю… – прошептал Наака. – Я никогда не видел так отчётливо… Чёрные глаза медленно закрылись. Дракон тяжело дышал, непроизвольно дёргая хвостом, под чешуёй пробегали волны мускульных сокращений.

–Наака? – Тайга не на шутку встревожилась. – Что с тобой? Чёрный дракон не ответил. В груди Нааки нарастало глухое, клокочущее рычание, крылья напряглись, на руках и ногах выдвинулись когти. Тайга вскочила.